Кир Булычев - Последние драконы [Кора из Интергпола]

Последние драконы [Кора из Интергпола] 429K, 93 с. (Галактическая полиция-3)   (скачать) - Кир Булычев

Кир Булычев
Последние драконы

Из своей поездки на планету Нью-Гельвеция Кора Орват привезла кота Колокольчика, существо пушистое, добродушное, сообразительное и привязчивое. У Колокольчика был один недостаток, который был очевиден для всех, кроме самой Коры: котик был ростом с немецкую овчарку, а при нужде мог прыгнуть на десять метров. Когда он мурлыкал, окружающим казалось, что включили отбойный молоток. Колокольчик обожал Кору и готов был защищать ее от всех врагов сразу. Но комиссар Милодар, прямой начальник Коры, категорически возражал против того, чтобы Кора взяла котика на Южную Педанту.

– Ты летишь на мирную цивилизованную планету, – говорил он, расхаживая по гостиной своего скромного дома в Абрамцеве. – Хороша ты будешь, когда появишься там со своим монстром.

Котик, который лежал у ног Коры, приподнял голову, приоткрыл зеленый глаз и не мигая уставился на комиссара.

– Почему вы его не любите? – спросила Кора. – Колокольчик никогда никому не причинил вреда.

– Он объявлен вне закона Лигой защиты собак, – поправил Кору Милодар.

– Несчастному песику не следовало кидаться на Колокольчика из-за угла. Котик даже не заметил, как его проглотил.

– Вот именно, – сказал Милодар.

– Давайте я не полечу на эту Педанту, – предложила Кора. – Я еще не догуляла отпуск, баба Настя меня ждет. Отпустите меня, комиссар.

– Я бы рад, – ответил комиссар. – Но, к сожалению, преувеличенная слава обгоняет твои действительные возможности. Правительство и народ Лиондора просят, чтобы мы прислали именно тебя.

– Тогда только с котиком, – быстро сказала Кора. – Он мне спас жизнь на Нью-Гельвеции, и я обещала всегда брать его с собой в командировки.

Котик заурчал так, словно включили двигатель танка. Он все понимал, но не умел разговаривать.

Молодая жена Милодара Макбетта, бывшая синхронная пловчиха, даже дома не расстающаяся с прищепкой для носа, принесла кофе. Она осталась в комнате и слушала разговор старших.

– Я думаю, – гнусаво сказала она, – что в твоем котике, Кора, заключен заколдованный принц. Или король. Это бывает.

Котик перестал урчать и негромко мяукнул, не спуская взгляда с прекрасной пловчихи.

– Не мели чепухи, Макбетта! – оборвал жену Милодар.

– Не хами, ты за это поплатишься, – предупредила Макбетта. – И если я до тебя не доберусь, то это сделает моя сестра.

Милодар поежился. Он уже жалел, что в прошлом году женился сразу на двух близняшках, синхронных пловчихах Джульетте и Макбетте. Макбетта отличалась бешеным характером, Джульетта была доброй, сдержанной, покладистой, но безудержно ревнивой. Месяц назад она уже отравила мужа, но Милодар ее, разумеется, простил.

Макбетта показала издали седому красавцу мужу небольшой сверкающий стилет и покинула комнату. Колокольчик поднялся было, чтобы последовать за этой женщиной, но Кора прикрикнула на него, и котик улегся у ее ног.

– Боюсь, что в прошлой моей жизни я был псом, – сказал Милодар. – Что-то у меня не складываются отношения с кошками.

Кора подумала, что Макбетту он, очевидно, относит к кошкам.

– Расскажите, что там произошло на Южной Педанте, – попросила Кора, чтобы увести разговор со скользкой дорожки.

– Неприятная история, – откликнулся Милодар, который тоже был рад переменить тему разговора. – Можно сказать, трагедия для правительства и народа Лиондора.

– Говорите проще, – попросила Кора, почесывая котика за ухом.

– На Южной Педанте, – продолжал комиссар Милодар, словно не слышал замечания своего агента, – расположено десятка два государств и королевств. Лиондор – далеко не самое большое, но зато самое древнее из них. В том государстве есть национальная реликвия – небольшая стая драконов.

Милодар включил экран, и на нем Кора увидела весьма неприятного вида чудовище изумрудного цвета, с мордой ископаемого динозавра. При дыхании из ноздрей вырывались струйки дыма и, как показалось Коре, вспышки пламени. Лениво и величественно поглядев на экран, дракон, словно его попросили об этом, расправил свои гигантские перепончатые крылья и торжественно пыхнул черным дымом.

– Сытый, – заметил Милодар. – Когда они голодные – чистый огонь идет.

– Какой размер? – спросила Кора.

– Высота в холке до десяти метров. Но обычно они куда мельче, метров пять-шесть. Зато среди них встречаются двух – и трехголовые уроды, они относятся к особо ценным хищникам, занесены в Золотую книгу редких животных Галактики.

– Они где живут? В лесу?

– Насколько мне известно, – ответил Милодар, – в природе драконов давно уже нет. Драконов разводят в неволе. Раньше, когда страной правил король, на драконах летали его гвардейцы. Сейчас драконов осталось мало, они плохо размножаются и часто болеют, да и королей уже нет. Но драконы остаются символом государства. И раз в году, на День Величия, драконов выпускают в полет над столицей. Это, скажу тебе, незабываемое зрелище.

– Они приручаются?

– Да, они приручаются. И, несмотря на их репутацию, драконы миролюбивы и даже добры! Особенно привязываются к тем, кто их кормит.

– И что случилось?

– Погоди, не торопи меня. Я должен сказать, что в последние годы, став республикой, Лиондор переживает трудные времена. Среди политиков и экономистов бытует мнение продать всех драконов богатым развитым соседям и пустить деньги на развитие современной промышленности. Но, разумеется, общественность против. Особенно возражают национал-патриоты. Они приводят в качестве аргумента старинное предсказание: «Когда последний дракон покинет Загон, погибнет страна Лиондор». Примерно так… я не силен в поэзии.

Милодар произнес последние слова с горьким чувством человека, у которого только один недостаток и он лелеет его, чтобы не вознестись на небо ангелом. Но Кора знала, что вознесение живьем на небо Милодару не грозило: помимо поэзии, он ничего не смыслил в музыке, живописи и хороших манерах.

– И что же произошло?

– Драконы стали исчезать.

– Куда?

– Никто не знает. Из семи государственных драконов уже исчезло четыре. По состоянию на сегодняшнее утро.

– А как их держат? В зоопарке?

– Моя крошка заинтересовалась, – констатировал комиссар. – Вот прилетишь в Лиондор, там тебе все расскажут.

– Только с котиком.

– Только без котика.

– Почему же?

– Потому что первый же дракон сожрет твое животное.

Котик фыркнул. Не боялся он заморских драконов.

– С таким же успехом он может сожрать и меня, – заметила Кора.

– Не исключено, – согласился Милодар. – Такие случаи в нашей практике бывали. Но ты сама избрала себе такой путь. Так что терпи.

– Спасибо. Буду терпеть до последней клетки моего тела.

Милодар критически оглядел свою подчиненную. Все видимые клетки тела Коры Орват были вполне привлекательны. И хоть на беседу со своим начальником она явилась в скромном стального цвета платье, а единственным украшением на ней была нить розового жемчуга, аура соблазнительницы была неотделима от Коры. И уже не раз ИнтерГалактическая полиция использовала это качество своего агента № 3 в интересах справедливости.

В разговоре комиссара и Коры наступила пауза. Задание было получено, дружеский совет комиссара учтен, котик лежал у ног Коры и делал вид, что дремлет, в кабинет заглянула Джульетта с кувшином шербета, но Милодар отослал ее прочь ленивым движением руки…

– Итак, – сказал он, поднимаясь, – место на лайнере «Тайна Тускароры» тебе забронировано. Каюта второго класса…

– Опять второй класс! Без ванны!

– В этом году я получил уже два выговора за перерасход валюты, – мягко возразил Милодар.

– Но я не сомневаюсь, что моя командировка оплачивается Лиондором.

– А налоги! – вскинулся Милодар, который не выносил, когда его ловили за руку. Милодар, как и все руководство ИнтерГпола, не тратил лишних копеек на подчиненных. – А комиссия по проверке при Организации Объединенных Планет? А ревизия? А твои идеалы, наконец?

Обращение к идеалам было последним аргументом Милодара. В любом споре. С его точки зрения, все агенты ИнтерГпола должны были состоять в идеалистах. На него же это правило не распространялось.

– Если во втором классе, – твердо сказала Кора, – то вместе с котиком.

– Но ему билета не будет! Повезешь за свой счет. Это чуть больше твоего годового гонорара.

Котик вздохнул, поднялся и вышел из комнаты. Он понял, что это путешествие ему придется пропустить.

– Так бы и говорили с самого начала! – огрызнулась Кора. – И не надо было ссылаться на Лигу защиты собак.

Милодар был доволен. Он всегда радовался, когда мог сэкономить деньги своей организации.

– Желаю тебе успеха, – произнес он искренне. – Возвращайся скорей. И умоляю, без нужды не подходи к драконам.

– Я постараюсь, – сказала Кора.

– Суточные и билеты получишь у Сильвии-Луизы, – напомнил он. – Дай я тебя поцелую на прощание.

Он положил сильные руки ей на плечи и притянул Кору к себе. Его голубые глаза смеялись, от загорелой кожи пахло хорошим мужским одеколоном. Прохладные обветренные губы коснулись уголка ее губ…

Кора чуть отстранилась и спросила:

– А сейчас вы голограмма или на самом деле?

Будучи осторожным и предусмотрительным человеком, Милодар редко кому показывался в истинном виде. Злые языки утверждали, что это случается лишь на супружеском ложе, хотя и его жены не могут дать такой гарантии.

– Эх, – Милодар легонько оттолкнул Кору и вернулся к своему креслу, – испортила такую песню!

– Когда вылетать? – спросила Кора, улыбаясь одними глазами. Она была рада, что смогла вывести из себя этого бессовестного комиссара.

– Машина ждет внизу, – ответил Милодар, закуривая гаванскую сигару. Последнее слово осталось все же за ним.

* * *

На космодроме республики Лиондор Кору встречали высшие чины государства. Они были одеты одинаково, ибо в той стране издавна существуют строжайшие правила соответствия одежды обстоятельствам. На пир, на свадьбу, на рождение, на похороны, на встречу бабушки на вокзале или на встречу тети в морском порту существуют свои правила. Рождаясь, каждый гражданин Лиондора получает толстую, переплетенную в кожу Книгу Одежд. Это Главная Книга Жизни. Теперь, когда в стране временно господствует демократия, казни за грубые ошибки в одежде и тюремное заключение за ошибки незначительные отменены. Но это не означает, что их можно допускать, – система штрафов осталась и действует, хоть и не столь эффективно, как система страха. Многие недовольны происходящими в стране событиями, но некоторые безрассудные граждане, особенно подростки, принялись надевать что придется, бросая вызов обществу. И потому с каждым днем все громче раздаются призывы патриотов: «Вернуть стране порядок и страх! Без этого мы скатимся в бездну анархии».

Разумеется, безответственных подростков на космодроме не было. Несколько человек, в основном пожилых, были облачены в темно-синие сюртуки, блестящие черные котелки с прикрепленными к ним позолоченными значками, изображающими Землю. На левом плече у каждого располагался спящий жук Рестиния Регус, символически обозначающий просьбу оказать помощь в беде, а обшлага были обшиты тонким белым кантом, указывающим на траур потери. Остальные детали туалета встречавших, хотя и важны для взгляда лиондорца, для наших читателей не так существенны.

– Мы рады приветствовать вас на нашей земле, – сообщил от имени встречающих Кораллий, десципон Загона, второй конверций реанимозы.

Кора с трудом разбиралась в чинах и должностях этих людей, так как, помимо схожей одежды, они соблюдали схожее, предусмотренное этикетом выражение лиц. Лишь фотографическая память Коры, проведшей сутки в каюте второго класса лайнера «Тайна Тускароры» за изучением местной прессы, энциклопедии «Кто есть кто в Лиондоре» и «Большого толкового словаря выражений и обычаев лиондорского общества», помогла ей приблизительно отличать хотя бы десципонов от парраниев различного ранга.

– Не теряя надежды на то, что ваше чуткое сердце, мадам Кора, отзовется на нашу беду, мы в то же время не смели надеяться на то, что вы сможете уделить малую толику вашего драгоценного времени…

Рядом с десципоном стоял немолодой бледный мужчина с редкими волосами, зачесанными поперек лысины, и в коротких штанишках со штрипками. Он негромко повторял речь десципона, глядя при том на Кору.

У десципона был тоскливый, занудный голос, словно он выговаривал нерадивому ученику. Кора перестала вслушиваться в бесконечную речь и украдкой оглядывала первый клочок Лиондора, который попал в поле ее зрения. Разумеется, космопорт – не самое типичное место для того, чтобы ознакомиться со страной, но все равно он лучше, чем все энциклопедии, вместе взятые. Вот сидит у стены джентльмен в высоком черном цилиндре и полосатом костюме. Он играет на лютне что-то грустное и занудное, как речь десципона, вот вереница девочек в серых платьях с белыми воротничками, пританцовывая, пересекает зал. Впереди – девица постарше, платье у нее подлиннее, а воротничок желтый. Все это что-то значит, но Кора не помнит что! А вот женщина под такой плотной черной вуалью, что кажется, будто она носит чадру, и в черных очках, одетая в бесформенную брезентовую тогу, подпоясанную черным широким ремнем. А вот и вовсе странное существо – молодой человек в темно-розовом костюме с большой бабочкой, вышитой на груди, и ананасом – на спине.

Мимо джентльмена в черном цилиндре проходит стюардесса с линии «Синяя орхидея». Стюардесса достает из кошелька монету и протягивает музыканту. Не прекращая играть на лютне, музыкант поворачивается так, что перед рукой стюардессы оказывается отвисший боковой карман сюртука. Стюардесса кидает туда монету. Этот ее жест видит одна из девочек, что проходят мимо, девочка бежит через зал к музыканту и пытается залезть к нему в карман. Начальница девочек догоняет ее, дает подзатыльник, отнимает монету и прячет себе за щеку – вся эта драматическая сцена занимает не более минуты, и свидетелями ее, кроме Коры, оказываются многие пассажиры и иные посетители этого зала, но никого она не удивляет… К женщине под чадрой подходит подвыпивший механик с «Тайны Тускароры». Кора помнила его, потому что он не оставлял ее знаками внимания весь рейс. Он обнимает девицу за плечи, та сбрасывает его руку, оглядывается, но покорно уходит за механиком. Кора вспоминает строки из этнографического справочника: «Проституция считается в Лиондоре пороком особо позорным, и потому женщины легкого поведения обязаны скрывать свои прелести и одеваться так, чтобы ничем не привлекать внимание мужчин. Разумеется, мужчины, наученные опытом, наиболее падки на плохо одетых женщин…»

– Очевидно, вы устали с дороги? – спросил Кору пожилой мужчина в коротких штанах, потому что, заглядевшись, Кора не заметила, как десципон завершил приветствие. Теперь все ждали, будет ли Кора произносить ответную речь.

– О да! – сказала Кора, стараясь воспроизвести наиболее вежливую из интонаций в лиондорском языке. – Я благодарна вам за прием, но я очень устала с дороги и, если возможно, хотела бы отдохнуть.

Все десципоны, паррании, мавляки и вице-карреон, что встречали Кору, принесли ей свои извинения за то, что ей пришлось выслушивать речи, и проводили ее до машины, которая будет отныне в ее распоряжении. У машины расстались. С ней остался лишь немолодой человек в коротких штанишках.

– Я ваш переводчик, – сообщил он Коре. – Я буду вам помогать.

– Спасибо, – сказала Кора. – Но я выучила ваш язык в лайнере. Да и кто в наши дни учит языки, когда любой можно одолеть за сутки?

– Вы совершенно правы, моя госпожа, – согласился немолодой человек. – Но каждый должен выполнять свой долг до конца. Государство потратило большие деньги на мое обучение. Я до конца дней своих буду ему обязан. Я должен перейти в седьмой разряд, тогда я получу право на длинные штаны. А для этого необходимо удачно отработать с инопланетной делегацией. Вот вы и есть моя работа.

– Значит, мне от вас не отделаться?

– И не мечтайте, – смущенно улыбнулся переводчик.

– Но вы обещаете, что не будете переводить?

– А я вашего языка почти не знаю.

– И не будете мне помогать?

– Запрещено!

– А если я вас очень попрошу? – спросила Кора.

– Только никому ни слова!

Переводчик вздохнул с облегчением. Он был так взволнован, что вынужден был опереться пальцами тонкой руки о плечо Коры.

– Спасибо, – прошептал он. – Мои молитвы были услышаны.

– За что вы меня благодарите?

– Поймите же, госпожа Орват, у нас, в нашей бедной, разоренной, отсталой, но гордой стране, нельзя менять профессию. Если ты выучился на переводчика, то будешь переводчиком до конца своих дней. Но если вы меня попросите лично, я могу исполнять ваши другие просьбы. Вы всем говорите, что я перевожу, а я на самом деле вам способствую!

Он готов был снова и снова повторять свою речь, но Кора, которая все уже поняла, перебила его:

– Как вас зовут?

– Меррони. Меррони Краппиги. Но для вас просто Меррони или даже Мери.

– Спасибо. Зовите меня Корой. Вы умеете водить машину?

– Понимаете, госпожа Кора, – опечалился переводчик, – для вождения машин существуют шоферы. Я же не отношусь к их числу, потому что даже бедный переводчик выше рангом, чем самый лучший шофер, не считая, конечно, правительственных.

– А если попросить?

– Лично?

– Лично.

– Все равно не умею. Всю жизнь хотел, но машина мне не положена.

– Хорошо, водить машину буду я, – сказала Кора, обходя старый, привезенный с Арктура правительственный лимузин и открывая дверцу. – Садитесь рядом.

Рядом переводчик не сел. Переводчикам не положено сидеть рядом с шофером, потому что переводчики куда как превышают шоферов рангом, тем более переводчику не положено садиться рядом с госпожой, которую он обслуживает, потому что госпожа, которую он обслуживает, значительно превосходит его рангом. Положение почти безвыходное, так что переводчик расположился на заднем сиденье, а Кора повезла его в гостиницу.

Некоторые особенности жизни в гордом, но небогатом государстве Кора ощутила в гостинице «Брустоль». Оставив переводчика в холле дожидаться, пока она приведет себя в порядок и переоденется, Кора поднялась к себе в номер «люкс».

Раскрыв сумку, Кора вытащила оттуда чистое белье и рабочее платье, которое соответствовало званию Инопланетной Гостьи высокого разряда, находящейся в Лиондоре с заданием особой важности. Платье она разложила на кровати, разделась и направилась в ванную.

Для того чтобы Кора не ошиблась, на дверях ванной было написано «Мытье» на восьми языках. Кора вошла внутрь и очутилась в крошечной кабинке, где с трудом помещалась дырявая лейка душа. К счастью, в душе была вода, прохладная, но не ледяная, и Кора, которая за свои долгие скитания привыкла, что в гостиницах вообще воды не бывает, отнеслась к такому душу философски.

Когда же она спустилась в холл, переводчик Мери, который читал газету, вытянув в проход волосатые ноги переростка, спросил ее:

– Ну как там, в «люксе»?

Кора отметила, что тон его изменился к худшему и, видно, его придется воспитывать скорее кнутом, чем пряником.

– Отлично, – ответила Кора, – я в жизни еще не видела такого комфортабельного и уютного номера.

Склонившись к стойке, портье улыбнулся ей, и Кора поняла, что каждое ее слово здесь тщательно фиксируется.

– Говорят, здесь есть ванны, – тихо пропел Мери. – Мечта жизни.

– Ах, как жаль, что вы не сказали мне об этом раньше! – ответила Кора. – Я бы показала вам замечательную ванну, которая находится в моем номере!

– Но в будущем…

– В будущем, – Кора первой пошла к выходу, – вы будете иметь возможность поплескаться в ней. Только не забудьте захватить с собой свежее полотенце.

– Разумеется, обязательно!

Портье поманил Кору пальчиком. Был он респектабелен, сух и затянут в костюм, указывающий не только на должность, но и на то, что его мама страдает от артрита, а папа похоронен на Юго-Западном кладбище.

– В чем дело? – строго спросила Кора.

– Простите, дама, – произнес портье с почтительным придыханием, – но посторонним лицам запрещено пользоваться нашими ванными и уборными.

– Спасибо за то, что вы напомнили мне об этом, – вежливо ответила Кора. – Кстати, замечу вам, что при всех достоинствах вашей гостиницы ей свойственны ничтожные недостатки.

– Не может быть!

– Например, советую вам поместить в туалет туалетную бумагу, в ванную – мыло и полотенце, а на кровать – простыни.

– Это клевета…

Но тут в разговор вмешался переводчик.

– Вам позвонят! – прошипел он. И показал пальчиком вверх.

Портье проследил за направлением пальца и нагло ответил:

– Буду ждать.

Когда они вышли к машине, переводчик спросил, глядя в сторону:

– А ванна-то есть?

– Вас это интересует?

– Когда я был мальчиком, мы гуляли мимо гостиницы и моя бабушка говорила, что если я буду хорошо учиться, то когда-нибудь смогу пожить в такой гостинице и помыться в настоящей ванне.

– Там очень неплохой душ, – сказала Кора.

– И за что только деньги берут! – вырвалось у переводчика, который с трудом пережил гибель детской мечты.

Но тут же Мери утешился:

– Зато, – сказал он, – у нас лучшие в мире драконы.

* * *

Лимузин, прозванный Корой скарабеем за зеленоватую солидность и навозные запахи, накопившиеся в его потертых сиденьях за десятилетия честной службы отечеству, два раза глохнул в пути. Коре приходилось тормозить у обочины, открывать капот и распутывать следы предыдущих ремонтов и починок.

При виде красивой молодой женщины, одетой по-иностранному, копающейся в нутре государственного лимузина, вокруг сразу собиралась молчаливая толпа, застенчиво и неотрывно глядевшая не столько на автомобиль, сколько на саму Кору. Прохожие вели себя как сбежавшие от семьи чиновники в порнографическом кинотеатре.

Переводчик Мери ни разу не покинул лимузина, потому что, оказывается, ему не положено было находиться рядом с низкого ранга существом, которое чинит автомобиль. Двойственность Коры его не смущала: в сущности, она была иноземкой, а от иноземцев можно ждать любого безобразия, но собственную репутацию приходилось беречь.

– Зря вы все-таки этим занимаетесь, – сообщил он Коре после второй поломки. – Не очень это прилично. Мы же не знаем, кто там на вас смотрит.

– Вы предпочли бы сидеть в машине и ждать?

– К нам бы обязательно прислали ремонтную бригаду, – возразил Мери.

– Что-то я ни одной не заметила.

– Мало у нас ремонтных бригад, – признался Мери. – Совершенно недостаточно.

Как и положено жителю бедного, но честного Лиондора, он презирал любого иноземца, который уже в силу своего рождения не мог быть достаточно честным и благородным, но в то же время он страшно завидовал той жизни, которую вела Кора, тем мирам, где она бывала, тем вещам, которые она видела или приобретала. Мери тянулся к своей начальнице, но в то же время не мог не презирать ее.

После путешествия через весь город, которое оказалось куда более долгим, чем Кора полагала, они оказались перед воротами Загона.

Въезд в Загон представлял собой некогда великолепное сооружение из кирпича, бетона и мрамора, имитирующее вход в древний рыцарский замок. К башне, в которой скрывались ворота, можно было пройти только по подъемному мосту, перекрывавшему ров. К сожалению, ров давным-давно высох, в нем выросли кусты и даже деревья, достававшие вершинами до моста и подпиравшие его. К тому же посетители Загона считали своим долгом кидать в бывший ров бумажки от конфет, пакетики из-под орехов и другие ненужные вещи. Некоторые из вещей гнили, и потому из рва поднимался легкий запах тления.

Сами ворота давно были открыты, потому что их правая створка сорвалась с верхней петли, а левая осела так, что углом утонула в утоптанной мостовой.

Башня обветшала, мраморные плитки большей частью осыпались и были растащены обывателями, а под ними обнаружились бетон и арматура.

У ворот, торжественно одетые для встречи Инопланетной Гостьи, прибывшей для выполнения своего Долга, стояли оба десципона (бородатый и безбородый), а также старший драконослужитель, драконокормилец и чины бухгалтерии. Начинался дождик, и встречавшие сгрудились под башней, возле переносного столба с надписью на белом квадрате: «ЗАГОН ЗАКРЫТ. КАРАНТИН».

Уже знакомый Коре главный десципон Загона вышел вперед и погладил Кору по плечу в знак нежной любви. Его примеру последовали остальные. Последним этот акт совершил драконокормилец, грузный молодой мужчина со скорбным взглядом, в черной холщовой накидке и котелке набекрень. Кора подумала, что этот кормилец наверняка недокармливает драконов.

– Мне переводить? – спросил переводчик Мери, когда десципон начал приветственную речь.

– Можете не стараться, любезный, – остановила его порыв Кора.

– Счастье, которое испытываем мы, скромные служители драконьего фронта, – талдычил десципон, – при виде столь высокой гостьи, которая нашла время, чтобы посетить нас и заглянуть с нашей помощью в глубь проблемы, которая, хоть и может показаться ничтожной в масштабе тех свершений и дел, которые свойственны современному Лиондору, беспокоит нас, работников Загона, так как для нас нет дел мелких и ничтожных…

Кора кашлянула.

Десципон сделал паузу и почесал седую бороду, намереваясь продолжить речь. Мери понял кашель Коры как указание к действию. Он сделал шаг вперед и возвестил:

– Госпожа агент Кора Орват с благодарностью выслушала речь господина десципона и готова проследовать для осмотра Неповторимого Загона.

Господин десципон замолк и остался стоять с полуоткрытым ртом, так как правила игры были нарушены, а в таком случае он не знал, что надо делать. Тогда инициативу взял в свои руки второй, безбородый десципон, явный либерал и, может быть, диссидент.

– Пойдемте, – сказал он, – с утра ждем.

Они проследовали в Загон, своего рода зверинец, однако приспособленный для одного лишь вида хищников.

Миновав низкую арку башни, они оказались в широком проходе, огражденном с обеих сторон толстыми железными решетками. За решетками располагались загоны для драконов, подобные тем, что устраивались в зоопарках для белых медведей: площадка, покрытая песком и щебенкой, спускающаяся к небольшому бассейну с несвежей водой, по сторонам и сзади круто поднимающаяся стена, в которой полукругом чернел вход в пещеру – убежище зверя.

Пока глаза Коры обозревали пустые загоны для драконов, ее ноздри судорожно сжались, стараясь не пропустить внутрь застарелую вонь, заполняющую эту местность. Коре представилось, что драконы живут здесь несколько сот лет и упорно гадят под себя, к тому же страдают несварением желудков.

– Сюда и детей водят? – спросила Кора саму себя, но Мери услышал и тут же спросил у десципона:

– Водят ли сюда на экскурсии детей и подростков, уважаемый десципон?

Престарелый первый десципон растерянно обратился к драконохранителю, тот посмотрел на драконокормильца. Толстый кормилец ответил:

– Детей сюда и водят. Очень помогает. Особенно если непослушный ребенок.

– А где же драконы? – спросила Кора, мечтавшая об одном: уйти отсюда, улететь с этой планеты как можно дальше и никогда в жизни не искать более драконов.

– Здесь был Ослепительный. – Кормилец подвел Кору к картинке, нарисованной на жестяной табличке, прикрепленной к решетке. Кора потрогала ржавый прут решетки – толщиной он был с человеческую руку, что заставляло с уважением относиться к силе драконов.

Кормилец дернул за рукав переводчика, и тот пришел Коре на помощь.

– Вот здесь, – сказал он, – вы видите изображение обыкновенного дракона, проживающего в нашем Загоне.

– Вы читайте, читайте! – попросил переводчика кормилец.

– Читаю! – Переводчик не любил, когда им помыкали. Кора и без него могла все прочесть, но не стала вмешиваться во внутренние проблемы Лиондора.


Дракон обыкновенный.

Кличка Ослепительный.

Возраст сто шестьдесят три года.

Окрас голубой с коричневым.

Размах крыльев шестнадцать метров.

– Вы меня слушаете, госпожа Кора?

– И его украли? – спросила Кора, разглядывая табличку.

Дракон на ней не казался страшным и даже внушительным. Таких драконов она сама рисовала в детстве, изображая освобождение принцессы славным рыцарем Георгием.

– Исчез, – сказал кормилец. – Пропал, и нет следов.

Он показал на дверцу в решетке. Дверца была не заперта, а лишь привязана веревкой, чтобы сама не открывалась.

– Хорошо, я потом осмотрю загоны, – сказала Кора, с завистью думая, как хорошо было бы здесь молодым женам комиссара Милодара. Ведь они синхронные пловчихи, у них носы зажаты прищепками. Им что смрад, что аромат – один черт.

Процессия направилась к следующему пустовавшему загону, и драконокормилец, уперев пузо в решетку, внятно прочел биографию и габариты следующего дракона, судя по рисунку, отличавшегося от первого лишь цветом – родился темненьким. Мери уверенно повторил текст на плохом русском языке. Мысленно Кора его несколько раз поправила, дивясь лени или бездарности переводчика.

Решетка третьей клетки была снабжена засовом и висячим замком.

– Он там, – сообщил кормилец.

Все остальные служители Загона согласно наклонили бородатые головы, качнули соответствующими случаю шляпами. Дракон был там.

Его загон ничем не отличался от прочих, если не считать большой кучи зеленого кала, лежавшего у маленького водоема. Это придавало загону обжитой уютный вид.

– Дракон Смирный, – сообщил кормилец, но прижиматься к решетке не стал, а читал текст на табличке, отступив от решетки:


Дракон восточный обыкновенный.

Возраст восемьдесят два года.

Окрас бурый с оранжевыми подпалинами.

Размах крыльев девятнадцать метров.

Отличается недоверчивым нравом.

Крайне опасен.

Что скрывалось за недоверчивым нравом, Кора узнала тут же, как завершилось чтение. Дракон, видно, решил показаться гостье.

Из широкого пятиметрового жерла пещеры послышалось сдержанное рычание, похожее на раскат отдаленного грома. Гром стал приближаться, и затем из пещеры вырвалась струя светлого, но страшно вонючего дыма. И наступила долгая пауза.

Люди молчали. Дракон тоже не спешил. Может быть, приглядывался к Коре – по крайней мере, ей показалось, что сквозь клубы дыма она видит сверкание желтых яростных глаз.

– Ну, давай, давай, – тихо сказал дракону переводчик Мери, будто сам никогда раньше не видал драконов.

И тогда дракон выпрыгнул на площадку. Выпрыгнул, вылетел, выскочил – любое сравнение будет бессильным перед той вспышкой энергии, которая исходила из закованного в каменную чешую рыжего с оранжевыми подпалинами чудовища.

Правда, о подпалинах Кора в тот момент не думала. Ей показалось, что рассерженный дракон Смирный сейчас разнесет ко всем чертям жалкую решетку ограждения и сожрет агента ИнтерГпола и всех служителей зоосада, включая своих дорогих кормильцев.

Не в силах остановить свое неумолимое движение, дракон пронесся через весь загон и врезался челюстью и грудью в ограду, которая затрепетала, словно шелковая сетка, – но, правда, удержала чудовище.

Увидев, что решетка устояла и презренные муравьи, именуемые людьми, остались целы (хоть и умчались прочь), дракон закрутился по площадке, поднимая густую пыль, затем поднял повыше украшенный острыми шипами хвост и принялся увеличивать зеленую кучу.

– Жаль, что наш ветеринар по драконам уволился, – вздохнул кормилец, который пережидал атаку дракона рядом с Корой у пустого загона. – Третий день несварение желудка. Я уж его, крокодила, кормлю-кормлю! Ничего не помогает.

– Он кормит, – откликнулся из пустого газетного киоска десципон. – У нас все поставлено на щедрую ногу. Вы не представляете, скольким приходится жертвовать ради наших зверьков.

Последнее слово он произнес громко и певуче. Каким-то образом дракон услышал голос начальника Загона и пустил в его сторону тонкую серую струю дыма, которая достигла десципона. Его лицо и руки почернели, и старичок с жалобными криками убежал прочь.

– Иногда мне кажется, – произнес кормилец, медленно поднимаясь на ноги и помогая подняться Коре, – что эти твари что-то соображают. Но вообще-то они безмозглые.

– А как считает наука? – спросила Кора.

Служители и хранители тоже поднимались из пыли, отряхивались и при том сквозь зубы, но внятно хулили дракона, который не обращал на них никакого внимания. Судя по всему, его мучили колики. Оттого он пускал дым, издавал звуки и рычал.

– Продолжим экскурсию? – задорно спросил толстый драконокормилец.

– Они все такие? – спросила Кора.

– Другие крупнее, – ответил кормилец.

– Ах, – произнес откуда-то издали бородатый десципон. – Наша гостья, наверное, уже устала и хочет передохнуть. Давайте пригласим ее в нашу скромную столовую для сотрудников.

– Я полагаю, что руководство Загона совершенно правильно поднимает вопрос о заботе о нашей гостье. От имени правительства я полностью одобряю это решение, – заговорил где-то скрывавшийся ранее Мери.

Никто не обратил внимания на филиппику Мери, а Кора, преисполнившись гордыни, решила не подчиняться этой несмелой публике. Ее задача заключалась в поисках драконов, а не в дружбе с десципонами.

– Большое спасибо, – сказала Кора, поднимаясь с земли и отряхивая с платья пыль. – Однако, к сожалению, я вынуждена отложить на некоторое время радость общения с вами. Мы еще не обошли все клетки и загоны.

Общий стон разочарования был ответом Коре, но она умела игнорировать мужские мольбы. Дракон Смирный повернул жабью голову и оскалился. Желтый глаз горел, как огонек зажигалки. «Какое счастье, что я послушалась Милодара, – подумала она, – и оставила котика с бабой Настей. Ведь попади он сюда, кинулся бы меня защищать – и не было бы у меня котика».

Третий загон также был пуст, и Кора отложила на будущее читку сопроводительной таблички. Она знала уже, что из семи драконов четыре пропали бесследно, а три все еще находятся в Загоне. Одного она уже видела. Остальных обязана была увидеть. Ведь прежде чем выяснить, как драконы пропадают, сыщик должен понять, насколько хорошо их охраняют и возможно ли их украсть. Следующий шаг – понять, кому это выгодно.

Пока Кора рассуждала таким образом, все хранители и кормильцы уже поднялись на ноги и нехотя потянулись за Корой, которая подошла к клетке, на которой была надпись:



Дракон королевский, гибридный.

Самка Ласка.

Возраст пятьдесят лет.

Масть белая, в крапинку. Глаза голубые.

Уникальный экземпляр.

Размах крыльев двадцать метров.

Горда. Не кормить, не дразнить.



На этот раз пришлось долго ждать, прежде чем дракониха проснулась и соблаговолила выйти. Служители и руководители Загона кричали на нее, звали, умоляли, обещали лакомства, угрожали – но из черного зева пещеры не раздавалось никаких звуков.

– Может, тоже исчезла? – неуверенно спросил десципон, но кормилец отрицательно покачал головой:

– Я ее сегодня видел, бегала по загону, клянчила. Вы же знаете ее нрав.

– Отвратительный нрав, – согласился десципон.

Кора не вмешивалась, ей хотелось стать незаметной, своей, обычной – тогда и только тогда она сможет заглянуть в души людей. Ведь как бы ни исчезали драконы, почти наверняка у преступников были сообщники в самом Загоне – иначе сюда не проникнешь и не выведешь дракона. Правда, наглядевшись на Смирного, Кора вообще усомнилась в том, что возможно куда-то вывести дракона, способного погубить взвод тяжеловооруженной пехоты.

– Слушай, кормилец, – сказал первый десципон, почесывая узкую жидкую бороденку, – а сбегай-ка ты на кухню и принеси оттуда…

– Каши?

– Нет, мяса.

– О нет! – вырвалось у одного из смотрителей.

– Пока еще я здесь начальник! – вскричал десципон. И, отстегнув от пояса связку ключей, он протянул ее толстому кормильцу, произнеся: – Желтый, большой – от холодильника.

– Что едят драконы? – спросила Кора.

– Маленьких непослушных детишек! – весело откликнулся толстый кормилец и побежал прочь.

Из пещеры так никто и не появлялся.

– Зря вы такая настойчивая, – сказал переводчик. – Вам же надо с этими людьми работать в тесном контакте. А если они вас невзлюбят?

Вскоре появился драконокормилец. Он нес вилы с насаженным на них куском мяса размером с ботинок.

Почему-то его появление вызвало приступ печали среди стоявших вдоль решетки сотрудников Загона. Чего нельзя было сказать о драконе.

Со страшным ревом из пещеры выскочила дракониха Ласка – существо в самом деле необыкновенное и прекрасное в своем пресмыкающемся уродстве, белое в синий горошек, словно одетое в любимый парижский сарафан Коры, большие голубые глаза сияют, красный рот приоткрыт, и розовый язык размером с матрас нервно облизывает ровные пики белых зубов…

– А сколько они живут? – спросила Кора шепотом у переводчика, глядя, как кормилец просунул вилы сквозь решетку, а Ласка несмело, будто не верила своему счастью, приблизилась к решетке с той стороны.

– Сколько они живут? – передал переводчик вопрос Коры одному из десципонов.

– До четырехсот лет, – ответил десципон. – У нас в крайней клетке долгожитель. Триста пятьдесят. Но он чаще всего спит.

– Значит, Ласка совсем еще ребенок, – произнесла Кора.

Никто не возразил.

Большой белый ребенок вблизи оказался не столь прекрасен, как при первом взгляде. Покрытые чешуей бока дракона ввалились, живот практически прилип к хребту, ноги и брюхо измазаны в помете, а движения дракона были неуверенны – казалось, что эта юная громадина вот-вот упадет.

– Что с ней? – спросила Кора. – Вы ее не кормите, что ли?

Никто ей не ответил. Вилы дрожали в руках толстого кормильца. Не доходя двух шагов до решетки, Ласка вытянула вперед длинную шею и сложила трубочкой губы. Дотянувшись до мяса, она резким движением выбросила вперед язык, сорвала мясо с вил и кинула в пасть. Затем, к удивлению Коры, которая думала, что Ласка проглотит этот кусок мяса, словно муху, дракониха принялась перекатывать во рту, дегустировать кусок, как воспитанный ребенок редкую конфету трюфель.

Глаза драконихи заволокло белой пленкой, по телу пробегали залпы сладострастной истомы.

– Скажите, пожалуйста, – спросила Кора у десципона, – а если бы дракон смог убежать отсюда, куда бы он делся?

– Убежать нельзя!

– Но если…

– Если бы убежал, – сказал кормилец, отбрасывая в сторону вилы, – то в Древний Волшебный лес, который начинается за Хребтом Независимости, в трех спареках от города.

– И бывали такие случаи? – спросила Кора.

– Исключено! – воскликнул десципон.

Ласка наконец проглотила мясо и тихонько, совсем по-собачьи завыла.

– Она же голодная! – вырвалось у Коры.

– Вы с ума сошли! – возразил десципон с бородой, явно готовый к такому обвинению. – Мы с вами сейчас пройдем в мой кабинет, и вы увидите все документы. Мы ведем строжайший учет всех продуктов и витаминов, которые выдаются нашим дорогим крошкам. Там есть все – от гороха до печени трески. Ни один дракон не засыпает голодным – вот наш лозунг!

– Лицемерит она, – сообщил толстый кормилец. – На жалость вас берет. Видит, приехал кто-то из Галактического центра, проверка, комиссия, можно поживиться! Вы не представляете, насколько они коварны!

– Но ведь вы только что утверждали, что драконы – безмозглые пресмыкающиеся!

– Это тоже правильно! – ответил кормилец. – Они и такие бывают, и такие. Как им выгодно! У, ублюдки!

В ответ на этот возглас сзади отозвался рычанием мучимый поносом Смирный, взвизгнула с ненавистью Ласка, и из дальней пещеры донесся рык старожила.

– Пошли дальше? – спросила Кора, чем повергла в смущение всех своих хозяев.

– Но зачем? – спросил десципон с бородой. – Разве вы чего-нибудь еще не видели? Обед уже остыл.

– Остался всего один дракон, – разумно возразила Кора. – Дракон-долгожитель. Должна же я увидеть дракона-долгожителя!

И она направилась к следующему, пятому загону, потому что была уверена, что долгожитель слышит ее и подсматривает за тем, что происходит у загона с Лаской.

Долгожитель сразу вылез из пещеры, как только Кора к ней приблизилась. Не надо было даже читать табличку, чтобы понять: и в самом деле дракон прожил большую и сложную жизнь. Одно крыло было надорвано, глаз вытек, кое-где зеленая и серая чешуя осыпалась, как изразцы с печки, обнаружив бурую пупырчатую кожу. Шел старик неуверенно, пошатывался, прямиком добрался до решетки и стал лизать ее, давая понять, что и он не прочь бы полакомиться мясом, как молодая соседка.

– Его не надо покормить? – спросила Кора.

В голосе ее звучало искреннее сочувствие, и, услышав его, дракон взвыл. Ему вторили Ласка и Смирный.

– Ну-ну, паршивец, – прикрикнул на него кормилец, а десципон погрозил дракону серебряным посохом.

Кора кинула взгляд на табличку. Дракона звали Небесным Оком. Так и было написано: «Небесный Ок». Кора решила, что надо будет обязательно спросить, что это означает – только ли опечатку в слове «Око» либо какой-то местный термин.

– Теперь мы можем пойти пообедать? – раздраженно спросил десципон.

– Да, – сказала Кора. – Только скажите мне, пожалуйста, когда вы кормите драконов?

– Два раза в неделю, – быстро ответил десципон. – Но до отвала. В природе драконы ведут такой же образ жизни: сначала нажираются до отвала, а потом спят до следующей охоты.

– Да, кстати, когда состоится следующая кормежка?

– Когда? Когда? – Все смотрели друг на друга, а ответил толстый кормилец:

– Завтра состоится. Завтра мясо привезут. Они и нервничают, потому что подходит их срок.

– Вот видите! – укоризненно сказал первый десципон. – А теперь можно идти обедать?

– Пошли, пошли, – ответил за всех переводчик Мери.

Кора подчинилась столь настойчивому желанию большинства.

* * *

Обед был подан в обширной бухгалтерии Загона – общий стол был сдвинут из канцелярских столов, а шкафы с многочисленными ящиками и ящичками высились вдоль стен, как официанты. Коре еще не приходилось участвовать в таких бедных совместных пирушках, потому что на Земле, как известно, не принято питаться на службе – для этого есть кафе и рестораны. Да и как можно пировать без чистых салфеток и приборов? Разумеется, на пикнике за городом обстановка иная, но и туда нормальные люди берут с собой одноразовые пластиковые тарелки и вилки, одноразовые скатерти и иные полезные одноразовые вещи. За этим стоит простая философия: еда – это уничтожение питательных продуктов, то есть действие одноразовое, ибо нельзя дважды прожевать один бифштекс. Следовательно, то, что прилагается к пище и способствует ее ликвидации, должно быть одноразовым. Этот принцип Ананды Раджкумара разделяется далеко не всеми жителями Земли, ибо среди них есть немало гурманов, получающих наслаждение от еды на севрском фарфоре тяжелыми серебряными вилками и ножами.

Канцелярские столы, сдвинутые вместе, образовали один длинный разновысокий стол, покрытый большими листами белой бумаги и салфетками, так как, видно, одной большой скатерти в Загоне не нашлось. На столе в ряд расположились разномастные блюда и тарелки с нарезанными овощами, редькой, принявшей здесь розовый цвет картошкой, салатом и иными простыми закусками, центральное место среди которых занимала колбаса. Между тарелок и блюд перед каждым из гостей стояла небольшая тарелка и ложка с заостренным краем, которую, как Кора знала, в простых домах использовали как вилку и ножик.

На столе также стояли бутылки. Четыре бутылки с прозрачной белой жидкостью – очевидно, спиртом или водкой. Именно к этим бутылкам были прикованы восторженные, тревожные, напряженные взгляды присутствующих. Кора поняла, что стремление как можно скорее закончить экскурсию по Загону с драконами объяснялось просто: их ждало угощение, здесь, видно, нечастое, связанное с ее приездом.

Чтобы проверить свое предположение, Кора обернулась к улыбающемуся сладострастной улыбкой переводчику Мери.

– Скажите, это… пиршество, за чей счет оно?

– Ах, оставьте, – прошептал переводчик. – Разве это пиршество? Мы так пируем каждый день…

– Мери!

– Конечно же, на этот обед десципон выбил деньги в министерстве, – сразу признался переводчик. – Вы знаете, мы – небогатая, но гордая страна, и водка у нас очень дорога.

– Все ясно, – сказала Кора. – Тогда пошли за стол.

Служители Загона двинулись к столу, делая вид, что не спешат.

Но глазки у всех горели, и ноги неслись к тем местам за столами, где, скромно поблескивая, стояли литровые бутылки. Кора мысленно произвела подсчет: четыре бутылки, девять человек, она сама не в счет, потому что полицейский никогда не пьет на задании. Видно, здесь мастера пить! Или водка в бутылках не водка, а легкий напиток.

Дождавшись, пока десципон с бородой опустился на стул во главе стола, рядом с Корой, сотрудники Загона ринулись к столу, начали шумно и весело отодвигать стулья, рассаживаться, стучать ложками, собирая с тарелок салаты и картошку, сталкиваясь вилками над блюдом с колбасой. Но о Коре не забыли: кто-то кинул ей на тарелку два ломтя колбасы. Кто же такой добрый? Кора решила было, что переводчик, – это его долг. Но только тут она заметила, что Мери уселся на другом конце стола, нагло подмигивая ей оттуда, словно сообщнице. Хорошо устроился! Кора поняла, что намерена страшно отомстить ему за эту фамильярность. Он ведь и не подозревал, что попал в услужение к женщине коварной и будет наказан за попытку уклониться от дела.

Звенели стаканы и чашки, куда зоологи и администраторы, счетоводы и снабженцы спешили разлить напиток. Вдруг это оживленное действие прервал короткий авторитетный звон: десципон Загона с бородой поднялся во главе стола и откашлялся. Сейчас начнется еще одна речь – Кора уже знала наизусть, что будет сказано.

– Господа, господа, минутку внимания! Перестаньте греметь посудой! Внимание, внимание!

– Внимание! Внимание! – подхватил сидевший рядом с Корой драконокормилец.

– Мы с вами еще не познакомились, – сказала ему Кора.

Тот страшно удивился. Обратил к ней доверчивый зеленый взор и почесал кончик носа краем стакана.

– Вас зовут Кора, – сообщил он. – То есть дама Орват.

– Но вас? Вашего имени я не знаю.

По смущенному виду кормильца и его нежеланию отвечать Кора поняла, что, вернее всего, совершила какую-то ошибку. Нарушила табу или проявила невоспитанность.

– Господин старший драконокормилец Аполидор! – воскликнул десципон с бородой. – Не отвлекайте госпожу Орват от моего тоста.

– Разумеется, – согласился толстяк и тут же прошептал Коре: – Меня зовут старший драконокормилец Аполидор.

– Нас собрало за этим столом горькое и одновременно счастливое событие. Трагические исчезновения вверенных нам и любимых нами, да, не побоюсь этого слова, любимых нами драконов, но в то же время прилет к нам драгоценной гостьи, полюбившейся нам с первого взгляда госпожи Коры Орват! Когда перед нашим Загоном остановился знакомый нам государственный лимузин…

– Прошу прощения, – перебила десципона Кора. – Прошу прощения. Но на приемах такого ранга речь председателя должна быть переведена синхронно. Для этой цели мне выделен переводчик. Боюсь, что без его помощи я могу упустить нечто важное из сказанного господином десципоном Загона.

– Правильно! – воскликнул счетовод. Но драконокормилец Аполидор тяжело вздохнул, и опытная Кора поняла причину вздоха: перевод отодвинет сладостный момент слияния с прозрачным алкогольным напитком.

Кора строго смотрела на переводчика. Тот растерянно – на нее. Разумеется, он не вслушивался в речь десципона, а спешил наполнить стакан.

– В этот момент… – Мери растерянно замолк и стал настолько похож на старенького мальчика, которого нашлепали при всем народе, что Кора сжалилась.

– Садитесь, – сказала она по-русски. – Попрошу в будущем без фамильярностей. А то накажу.

– Спасибо, – промолвил Мери. Рука его дрожала. – Я боялся потерять работу… с настоящей иностранкой…

– Он будет переводить? – спросил десципон.

– Он не будет переводить, – сказала Кора. – Он забыл слова. А раз без официального перевода ваша речь недействительна, то будем считать ее произнесенной.

– Но, может быть, дама выслушает ее без перевода?

– Я бы не рискнула, – доверительно ответила Кора. – А вдруг кто-то из ваших сотрудников сообщит куда следует?

– У нас таких нету! – гордо произнес десципон, после чего уселся на свое место и замолчал надолго.

– Можно начинать? – спросил счетовод.

– Давайте, – сказал расстроенный десципон и опрокинул в рот чашку водки.

И тут словно прорвало плотину. Все забыли о Коре и принялись наперегонки уничтожать салат, картошку, но главное – колбасу и водку. Из любопытства Кора пригубила водку – водка оказалась в меру крепкой и плохо очищенной. За столом царило деловое молчание, и Кора не пыталась его нарушить. Она понимала, что пройдет несколько минут, и языки у людей, ближе всех на этой планете знающих драконов и, возможно, даже знающих тайну их исчезновения, развяжутся. И тогда надо будет внимательно слушать.

Второй по рангу десципон, без бороды, поднялся, чтобы произнести тост, но его оборвал первый десципон, разумно полагавший, что если ему не дали сказать речь, то и он никому не позволит этого сделать. Далее никто не пытался сказать речь, но время от времени кто-то из драконоблюстителей тянул к Коре стакан или чашку и кричал: «За ваше здоровье!» Кричал искренне и душевно, потому что водка всем нравилась.

– Не понимает она! – сокрушался старший десципон, все еще не в силах пережить своего унижения. – Переводчика сюда!

И начинал ей жестами объяснять – вот, мол, какая ты хорошая! А какие мы хорошие!

По знаку второго десципона Аполидор поднялся с места, подбежал к нему, пошептался и приблизился к Коре.

– Горячее позволите подавать?

– Я здесь гость. Делайте как положено.

– Спасибо, – прошептал Аполидор, склонившись к ее уху. Зеленые глазки сверкали от выпитой водки. Внимание, Кора, осторожно! Они все уже пьяненькие.

Аполидор выбежал из комнаты.

Постепенно уровень шума в комнате поднимался… Уже не так спешили наливать, не столь быстро работали челюсти – как будто все взбежали на перевал и теперь можно было оглядеться, прежде чем начать неспешный спуск.

Аполидор вернулся и сел на свое место.

– Скажи госпоже Орват, – обратился он к переводчику, – что сейчас принесут горячее.

– Вы слышали, госпожа? – спросил Мери, стараясь перекричать растущий шум. – Вам перевести?

Кора не ответила, лишь коварно улыбнулась. Мери был жалок. Ничего страшного, пускай и дальше боится потерять место.

Она обратила внимание, что Аполидор чуть улыбается, одними глазами, как удачно нашкодивший мальчишка. Толстяк не так безобиден, как кажется поначалу.

Открылась дверь, и внесли горячее.

Сначала шествовала строгого вида женщина в толстых очках и длинном платье, формально изображавшем тоску по мужу, скончавшемуся в позапрошлом году. Она несла большой медный поднос, на котором лежала гора нарезанного крупными кусками мяса.

Следом шагала черноволосая смуглая коротышка в платье, говорящем о ее желании отыскать себе достойного жениха с высшим образованием, которая несла кастрюлю с горячей картошкой.

Наконец, сзади семенила девочка, в одной ручке державшая большую солонку, в другой – банку с каким-то соусом.

Мужчины принялись собирать пустые тарелки, чтобы отдать их женщинам. Аполидор сказал:

– Первая – это наш главный бухгалтер, вторая – уборщица, а девочку зовут Мелой, Мелочкой…

Голос его звучал нежно…

– Она ваша дочка? – догадалась Кора.

– Дочка, – прошептал Аполидор.

– А почему они с нами не сядут за стол? У вас не принято?

– Почему не принято? Принято. Только мест мало. А они уже поели, раньше нас поели, на кухне, пока готовили, правда?

Тем временем началась большая дележка пищи – слышались восхищенные возгласы.

– В жизни не видел столько мяса сразу! – воскликнул счетовод.

– Может, вы дракона зарезали? – спросил Мери.

Его шутка была всеми услышана. Попала на тихую паузу. И за столом воцарилось зловещее молчание. Один за другим драконоблюстители оборачивались к переводчику и пронзали его ненавидящими взглядами. Это была ненависть страха. Но ни один из них не произнес ни слова. Словно все ждали слов того, кто имеет право ответить на это страшное, но ожидавшееся обвинение.

И тогда девочка Мела произнесла:

– Драконов есть нельзя. У них мясо ядовитое. Даже собаки дохнут. Это всем известно.

– Ну уж не всем! – воскликнул Мери. – Ну уж не всем!

И тут как плотину прорвало. Драконоблюстители принялись кричать на переводчика, доказывать, махать руками, даже угрожать расправой, переводчик отмахивался от них, движения у него были мальчишеские, но не дворового, сильного и ловкого мальчика, который умеет лазить по пожарной лестнице и даже ходить по карнизу, а того, домашнего, при бабушке и няне, который не научился свистеть и кидать камешки. Короткие штанишки весьма соответствовали переводчику.

Пока эта суматоха продолжалась, Кора заинтересовалась девочкой. Та спокойно стояла у стены между двумя канцелярскими шкафами и наблюдала за взрослыми. Легкая улыбка застыла на ее тонких губках.

Мела была худа, куда худее, чем положено быть десятилетнему ребенку, словно целью ее жизни было отрицать внешнее благополучие и щекастость ее папы. Одета девочка была в простое серое вязаное платье, но Кора не знала, имеет ли такое платье какое-нибудь формальное значение, – ей вообще не пришлось читать о значении одежды у детей. Черные разношенные туфли были так велики Меле, что пятки шлепали при ходьбе. Туфли сообщались с подолом платья посредством двух палочек толщиной в палец, которые звались ногами. Такие же тонкие руки торчали из рукавов платья. Пальцы их были испачканы, а ногти обкусаны. Волосы были собраны в две темно-рыжие косицы, завязанные тонкими голубыми бантиками. Косички были заплетены так туго, что оттягивали кожу и без того впалых щек и делали глаза раскосыми. А вообще-то глаза у Мелы были большие, зеленые и наглые.

Кого же она напоминала Коре?

Конечно же! Так рисуют человечков пятилетние дети. Ручки, ножки, огуречик, вот и вышел человечек!

Девочка почувствовала упорный взгляд Коры и обернулась к ней.

– Ты много знаешь про драконов? – спросила Кора.

– Как все, – ответила девочка.

– А откуда ты знаешь, что драконов есть нельзя?

– А у нас в этом году Дуролоб подох. А Кутька отравилась.

– Собака?

– Какая собака? Кошка! Чуток пожевала и подохла.

– Может, она не от мяса подохла?

– А вороны? Которые тогда слетелись, они же тоже – ноги кверху!

Общий гул царил в комнате, будто там собралась не дюжина, а по крайней мере полсотни человек. Женщины, которые принесли пищу, остались в комнате и тоже ели мясо. Водка кончилась, но откуда-то появились еще две бутылки, на этот раз с красным вином. Аполидор подсел к Коре.

– Хорошая у меня девочка? – спросил он.

– Хорошая. А почему вы ее не угостите?

– Я не ем мяса, – сказала девочка, – принципиально не ем. Потому что кто ест мясо, он обязательно убивает. Вы меня понимаете?

– Я тебя понимаю.

– А вы убиваете?

– Я стараюсь не убивать.

– Я уж бился, бился, к врачам водил. Мама у нас погибла, мы вдвоем живем, – пояснил кормилец.

– Отольются им мои детские слезки! – загадочно произнесла девочка. Глаза ее были сухими и строгими.

– Поешь салатику, девочка, – сказал Аполидор.

Кора поняла, что он постоянно чувствует себя виноватым перед дочкой и вынужден оправдываться перед каждым встречным в том, почему Мела такая худенькая да болезненная, – не морит ли он ее голодом. Особенно если сам он такой цветущий.

Кора ждала, что он начнет оправдываться, – не может быть, чтобы он не постарался объясниться… Она решила предупредить оправдания.

– В ее возрасте я была еще худее, – сказала она, – меня в школе звали скелетиком.

Это было неправдой, потому что в школе ее звали пышкой, но сейчас ложь могла помочь – ей хотелось быть милосердной по отношению к этому неладному семейству.

– Правда? – спросила девочка.

– Правда. – Кора посмотрела ей в глаза. Агент ИнтерГпола должен лгать так, что его не засечет ни один детектор лжи.

– Правда, правда, – обрадовался Аполидор. – А посмотри, теперь какая стала! – Он попытался показать руками, но смутился и покраснел.

Десципон с бородой подошел, чуть покачиваясь. Он желал поднять этот скромный бокал за здоровье нашей спасительницы, великого специалиста по поиску драконов…

Кора милостиво выпила со стариком.

– Мы в ужасном положении, – сообщил десципон, клонясь к Коре. Глаза у него стали оловянными и неподвижными. – Нам никто не верит. Даже правительство.

– Но почему же? Ведь раньше вам верили?

– Экономическое положение в Лиондоре оставляет желать много лучшего, – рявкнул десципон в ухо Коре – она еле успела отшатнуться.

Мела и ее отец сидели по другую сторону Коры. Аполидор заставлял дочь есть жареную картошку. Она отворачивалась, морщилась, но все же ела.

– Нам все время урезают кредиты на питание. Знаете ли вы, что нам приходится переводить драконов на растительную пищу? Драконы болеют, отказываются класть яйца. Ведь это проблема номер один! Еще шесть лет назад мы продали в зоопарки Миандрии и Пролима четыре оплодотворенных яйца. Два дракона до сих пор живут в Миандрии.

– Я думала, что во всей Галактике только в Лиондоре сохранились драконы.

– Мы – родина драконов. Они очень плохо существуют в других местах и совершенно не размножаются. Но иногда в хороших условиях они могут жить десятками лет в зоопарках.

– Но с планеты их вывезти нельзя?

– Пробовали, несколько раз пробовали. Ни яйца, ни новорожденные особи не переносят космических путешествий. А для взрослого дракона еще не придумали каюты… Так что у нас они последние…

Десципон допил водку и закручинился.

– Когда драконов больше не будет, его выгонят на пенсию, – сообщила Коре девочка, которая постепенно проникалась к ней доверием. – Их всех выгонят. А может, и к стенке поставят. Ведь нужны виноватые. У нас всегда так: нашли виноватых, и все хорошо. А настоящие виноватые в лимузинах ездят. Понимаете?

– А ты как думаешь, куда деваются драконы? – спросила Кора.

– А кто их знает, – неопределенно ответила девочка. – Значит, уводят.

– Значит, – сказала Кора, – кто-то открывает клетки, кто-то ведет дракона по Загону, потом через башню в город и через город… Пешком?

– Не, – сказала девочка. – Драконы-то летучие! Ты забыла, тетя Кора?

– Они в самом деле летают? Я читала в «Драконономии», что драконы летают только в период спаривания.

– Точно! – подтвердил захмелевший Аполидор. – В этот самый период!

– Период спаривания, – заявил трезвым голосом десципон с бородой, – у наших драконов бывает каждый месяц.

– И продолжается больше недели.

– Вот что значит читать книги, – сказала Мела, – читаешь-читаешь, а на самом деле ничего не знаешь. Я поэтому в школу не хожу, боюсь лишнему научиться.

Отец смотрел на дочку с гордостью. Он думал, наверное, что у него растет самая умная девочка на планете. Так случается с родителями. Особенно с родителями-одиночками, лишенными критического взгляда партнера.

– Значит, – проявила настойчивость Кора, – ты думаешь, что кто-то открывает загон, выводит дракона, а потом он летит?

– Дракон просто так не полетит, – сказал десципон. – Он полетит, только если перед ним летит самка.

– Значит, он все же не летает, – сказала Кора.

– А если очень голодный, а ты ему кусок мяса покажешь или целую корову, он и без самки полетит, – сказала Мела.

– Это – антинаучная чепуха! – воскликнул счетовод, который подошел к ним, обгладывая кость. – Эта теория, выдвинутая Пронькисом, никем и нигде не доказана.

– А я вот выпущу дракона, – сказала девочка, – он и полетит. Они же кушать хотят.

И как бы в ответ на ее слова совсем рядом, будто за стенкой, раздался нарастающий, как рев падающего самолета, рык дракона. Задрожали стекла. Бухгалтерша с десципоном без бороды, которые танцевали, задирая ноги, от неожиданности свалились на стол, переводчик Мери проснулся и вскочил, прижимая ладони к ушам, кто-то из драконослужителей уронил и разбил стакан с вином, отчего громко заплакал.

– Кормиться просит, – спокойно сказала девочка.

– Так вы бы покормили, – обратилась Кора к Аполидору. – Вы же драконокормилец.

– Вы хотите сказать, что я толстый, потому что драконов объедаю? Это не так! Я такой толстый с раннего детства. Меня можно вообще не кормить, я все равно толстым буду.

– Мама папу вовсе не кормила, хотела, чтобы похудел, – сообщила девочка, – а он был толстый, честное слово.

– С кого спрашивают? – продолжал Аполидор. – Всегда с кормителя. А я что, не понимаю? Я готов в загон войти, только он сожрет меня, не поперхнется. Я не могу смотреть, как они мучаются! Иногда думал: может, отравить их, чтобы не мучились? Но не могу. Знаете почему? А потому что я добрый.

Девочка встала, наклонилась к Коре и сказала ей на ухо:

– Он преступник, но не потому, что плохой. А потому, что корма все меньше дают из-за экономического положения, а штат в Загоне все растет. Понимаете?

– Нет.

– А всех кормить надо. Обязательно. И десципонов, и их родственников. Бухгалтерша тоже голодает – утроба ненасытная. Все после службы сумки волокут. Сегодня папу заставили кусок мяса Ласке кинуть, так Ласка мяса уже неделю не пробовала, а это мясо из папиного пайка вынули. У нас страшная жизнь, такая жестокая, просто ужас. И все за свое место держатся. Это такое счастье, что драконов ни в коем случае кушать нельзя, а то бы их давно всех сожрали.

– Значит, ты думаешь, что дракона можно увести из Загона? – спросила Кора.

– Можно, – уверенно ответила девочка. – Если очень захотеть, то можно. Только сожрет тебя дракон, пока ты его уводить будешь. Они же не приручаются. Они как лягушки с зубами, крокодилы.

– А мне показалось, что они соображают.

– Соображают, пока заманивают.

– Ты их не любишь?

– А за что их любить? Кто их знает, никто не любит. Это я точно говорю. И если вам будут говорить, что дракончики такие миленькие, что они такие трогательные, что о них надо заботиться, то не верьте. Врут.

Девочка говорила визгливым, злым голосом, как взрослая.

Переводчик Мери покачивался возле стола, закрыв ладонями уши, хотя рев дракона прекратился. В такой позе он и пошел прочь, забыв попрощаться с Корой. Кора проводила его взглядом – кривые мальчишеские ноги торчали из коротких штанишек – жалкий человек, несчастный, закомплексованный…

– А сам дракон улететь мог? – спросила Кора девочку.

– Если бы он улетел, его бы сразу увидели: когда дракон в небе летит, все видят, – резонно заметила девочка.

– А ночью?

– Ни днем ни ночью дракон улететь не может, – сказал Аполидор. – Для того чтобы подняться в воздух, дракону надо совершить разбег в двести метров. Это наверняка в вашей «Драконономии» написано.

– Но я думала, что наука может отстать от жизни, – сказала Кора. – Ведь оказалось же, что драконы могут летать, если голодные.

– Это мелкие сказки, – сказал драконокормилец.

Он поднялся, положил мягкую ладонь на голову девочке.

– Нам пора, – сказал он. – Завтра рано вставать.

– Учитель музыки придет, – доверительно сообщила девочка. – Но я всегда молюсь утром, чтобы он под машину попал. Ни разу еще не попал. Может, завтра попадет.

– Как нехорошо! – вырвалось у Коры.

– Знаю, – согласилась девочка. – Знаю, но молюсь. Пускай меня потом накажут, а пока он под машину попадет. Можно не до смерти, только чтобы руки покалечило.

И, получив подзатыльник от отца, девочка направилась к выходу.

Кора хотела было последовать ее примеру и уйти, но тут к ней подскочил счетовод и пригласил на танец. Счетовод был сильно пьян, и Кора никак не могла понять, в чем же смысл танца. Может, в том, чтобы счетовод трогал руками различные части ее тела?

Чтобы немного охладить пыл счетовода, Кора спросила:

– Вы не возражаете, если я завтра просмотрю ваши книги?

– Какие книги? – Блудливые руки счетовода опустились.

– Книги, в которых вы записываете, какие продукты для кормления драконов вы получаете.

– Нет таких книг! Все сдали в казну, – быстро ответил счетовод.

На его счастье, танец закончился. Счетовод быстро и деловито подошел ко второму десципону и сказал:

– У меня заболела тетя. Завтра на службе меня не ждите.

И быстрыми шагами покинул комнату.

Кора тоже подошла к безбородому десципону и сказала, что устала с дороги и хотела бы удалиться в гостиницу.

Тот не возражал. В отличие от прочих он был трезв и мрачен. Остальные сотрудники Загона сидели обнявшись в углу на полу и пели хором бравую песню.

Десципон проводил Кору к выходу.

– А вы как думаете? – спросила Кора. – Куда делись драконы?

– Их выманивают куском мяса, – сообщил десципон. Он говорил, как человек, хорошо продумавший свою версию. – Выманивают. А в мясе – снотворное. Дракон засыпает перед башней. Дальнейшее – дело техники. Его грузят на платформу и увозят в горы.

– Зачем?

– Чтобы продать в Миандрию.

– А кто-нибудь видел хоть одного украденного дракона в Миандрии?

– Миандрия велика, – ответил десципон.

Они вышли из административного корпуса на площадку, откуда начинался проход между решетками. Далеко в конце прохода последний из фонарей освещал арку в башне.

– Спят драконы, – рассказывал десципон, чтобы развлечь и просветить Кору, – обычно на открытом месте. В пещерах они таятся только днем. Вот видите, Небесный Ок, наш долгожитель.

Дракон, спавший, свернувшись в клубок, посреди загона, поднял голову и негромко тявкнул, как бы спрашивая: «Не желаете ли меня покормить?»

– А вот тут спит Ласка. Это она ревела. Я ее голос знаю. Сжился я с драконами, полюбил их, грозные, но гордые создания.

Ласка лежала, вытянувшись во всю длину – от решетки до стены. Голова была в рост человека.

– И они обладают разумом? – спросила Кора, вспомнив о предупреждении девочки.

– Разумеется!

Десципон замер.

В следующей клетке, где должен был находиться Смирный, никого не было.

Кора поняла испуг десципона.

– Может быть, он в пещере?

– Глупости! – резко ответил десципон.

Он подошел к решетке и потянул на себя один из прутьев. Оказалось, что перед ним дверь. Вязко сопротивляясь, дверь приоткрылась.

– Вот видите, – укоризненно произнес десципон. – А вы говорили!

Десципон откинул полу сюртука, и Кора увидела, что к поясу прикреплен длинный электрический фонарь. Он отстегнул его.

– А вдруг он на вас накинется? – спросила Кора. Ей неприятно было стоять у приоткрытой двери в клетку дракона.

– Не говорите глупостей! – Директор включил фонарь и, светя перед собой, пошел к пещере. Луч фонаря был ярким и узким – он пронзил темноту пещеры, и Кора убедилась, что пещера пуста. А больше дракону было негде спрятаться.

Кора сказала директору:

– Я попрошу вас дальше не идти. Здесь могут остаться следы преступника.

– Какие, к черту, следы! У нас из семи драконов всего два осталось! Завтра меня уберут на пенсию. И заслуженно.

– И тем не менее, – попросила Кора так, что десципон не смог отказать в этой просьбе, – оставайтесь здесь, заприте клетку и никого не пускайте внутрь.

Под светом фонаря расплывшаяся зеленоватая плюха навоза засверкала бриллиантами. Вонь от нее шла несусветная.

Десципон сопротивлялся еще три минуты. Больше всего его огорчало то, что коллектив драконьего загона пил водку и танцевал в то время, когда украли дракона.

Потом он отдал ключ Коре.

Они вернулись в административный корпус, чтобы сообщить о пропаже в полицию. Кора подняла сонного и плохо понимавшего, чего от него хотят, начальника столичной полиции, чтобы тот установил посты на основных дорогах, ведущих из столицы в Миандрию и к горам. Они должны были осматривать очень большие фургоны и платформы.

Начальник полиции был уверен, что ничего в них не найдут.

И, конечно же, не нашли.

* * *

Кора была уверена, что стоит ей добраться до номера, она тут же заснет.

Ничего подобного.

Было не поздно, но портье улегся спать на диванчике в холле, накрывшись серым солдатским одеялом. Когда Кора разбудила его, он долго не мог сообразить, где находится и зачем этой женщине понадобились ключи. Потом он долго искал ключ и вспомнил, что он у коридорного. Коридорный ушел домой. Искали дубликат ключа. В номере явно кто-то уже пошуровал, к счастью, видно, служба безопасности, а не воры: вещи перевернули, но оставили на месте. Пропал только очень нужный аппарат «ищейка», который мог выслеживать жертву по запаху. Видно, его приняли за порнопередатчик.

Пошатываясь от усталости, Кора втиснулась в душ, включила его. Вода полилась тонкой коричневой струйкой, затем в душе что-то всхлипнуло, и вода прекратилась.

Кора попыталась дозвониться портье и выяснить, нельзя ли пустить воду, но тот, видно, снова улегся спать и к телефону не подходил.

Злая, как фурия, Кора улеглась в постель. Белье пахло прелью сырого склада. Сон не шел.

Что же она узнала в Загоне? На примере Смирного она поняла, что украсть дракона было невозможно. Калитка, сквозь которую в клетку проник десципон, была слишком мала, чтобы пропустить дракона, а большие ворота были закрыты на замок. Ворота в крепостной башне также были заперты, гости с праздника уходили через маленькую калитку. Надо будет поискать подземный туннель, подумала Кора. И тут же поняла, что эта версия родилась от безнадежности.

Но если нельзя было увести Смирного, то как можно было увести еще четырех драконов, каждый высотой в двухэтажный дом, а длиной в железнодорожный вагон? Разгадка должна быть парадоксальной, идиотской, очевидной, лежащей на виду. Но где лежащей?

* * *

Коре снилось, что она летит над Крымом, сидя на шее драконихи Ласки, опершись спиной о костяной гладкий гребень. Внизу проплывают скалы Симеиза, кто-то знакомый машет от кромки воды, а вдоль полосы прибоя громадными прыжками мчится гигантский домашний кот Колокольчик. Ласка спускается ниже, норовя схватить Колокольчика острыми треугольными зубами. Но тут перед ними обнаруживается толстая решетка, сквозь прутья которой необходимо пролезть, иначе настигнет девятый вал соленой черноморской воды…

Звонил телефон, старомодный, побитый, обмотанный, чтобы не рассыпался, изоляционной лентой. Проморгавшись, Кора поглядела на часы. Три часа ночи. Еще этого не хватало!

– Госпожа Кора Орват? – Голос чуть слышно доносился сквозь электрические разряды.

– Кто это? Кто?

– Вам звонят из полицейского управления. Вы меня слышите? Из полиции. Да, да, из полиции. Мы нашли вашего дракона. Вы слышите?

– Это не мой дракон!

– Неважно, мы его нашли! Только он дохлый! Вы сможете приехать?

– Я здесь первый день. Как мне найти вас в три часа ночи, куда ехать?

– Мы не можем прислать за вами машину. У нас только одна патрульная, вторая сломалась. Вы меня слышите? Семнадцатая стража Загородного шоссе. Семнадцатая стража – вы меня поняли?

– Я ни черта не поняла.

– Мы вас ждем. Семнадцатая стража Загородного шоссе. Приезжайте, а то протухнет.

– Его убили?

– Кого убили? Вас беспокоят из полиции, вы меня хорошо слышите?

Разъединилось…

Конечно, это мог быть шутник, но вряд ли: слишком просто и банально. В конце концов, она не обязана ехать в три часа ночи неизвестно куда смотреть на какого-то дохлого дракона. Ей уже достаточно драконов…

Проклиная себя, свою профессию и всех драконов, вместе взятых, Кора поднялась, оделась и спустилась вниз.

На этот раз портье спал так крепко, что пришлось трясти его минуты три, пока он проснулся настолько, чтобы рассказать, в какую сторону ехать к Загородному шоссе. Но вот объяснить, где семнадцатая стража, он так и не смог.

Кора добиралась до семнадцатой стражи часа два. Во-первых, лимузин не заводился, во-вторых, она пропустила поворот на Главную улицу, от которой и начинается Скотский проезд имени 5 июня, соединяющий ее с Загородным проездом, который и дает начало Загородному шоссе. Само Загородное шоссе было разбито грузовиками или танками так, что пускать на него нормальные машины было преднамеренным убийством.

Километров через десять Кора увидела впереди свет фар.

К счастью, это оказался полицейский вездеход, который перегораживал дорогу громадному, крытому брезентом фургону. Машины уперли друг в дружку лучи фар, как будто играли в гляделки. В пространстве, залитом светом этих лучей, покачивались давно и устало ругающиеся фигуры патрульных, которым было приказано задерживать и проверять все фургоны на предмет нахождения в них драконов.

При виде Коры все оживились. Полицейские потащили ее к открытым задним дверям фургона, а шофер и низкого роста горбун с интеллигентным лицом, который представился сопровождающим лицом, побежали следом, надеясь что-то объяснить и втолковать.

Под лучами ручных фонарей взору Коры предстало страшное и не сразу понятное зрелище.

До половины фургон был завален кусками мяса, недавно еще мороженого, а теперь размякшего, потекшего черной кровью. Частично мясо лежало в пластиковых ящиках, но большей частью вывалилось. Если это и был дракон, то уже расчлененный на множество кусков и, конечно, освежеванный.

Горбун, поднимаясь на цыпочки, тщился всучить Коре, в которой угадал большого начальника, какие-то бумаги и повторял, что это накладные, что у него все в порядке, можно проверить, спросить у варрана Аурелио, но полицейские, которые чуяли, что им попалась крупная птица, отталкивали горбуна и кричали, что упекут его на двадцать шесть лет «манной каши».

Маленький песик, мама которого, видно, была очень мохнатой, а папа очень кривоногим, взявшись неизвестно откуда, крутился у ног, вылизывая кровь, что сочилась из фургона.

– Я с базы! – кричал горбун. – Это некондиция, понимаете, некондиция! В детские садики везем.

– Это дракон, точно вам говорю, дракон, – уверял полицейский, – они его на куски порезали, а теперь детям повезут.

– Травить вздумали! – взревел второй полицейский.

– Ни в коем случае! – откликнулся горбун. – Мы, может быть, в весе ошиблись или не тем сортом приняли товар, но никогда никого не травили.

– Да что там смотреть, – глубоким басом загудел шофер фургона. – От драконьего мяса любая тварь сразу сдохнет, не знаете разве? – Он показывал на собачонку.

Горбун, сообразивши, что этот песик – его спасение, встал на цыпочки, полез руками в фургон, стал отрывать шмат мяса от большого куска.

– Вы только посмотрите! – бормотал он.

Коре захотелось отвернуться.

Горбун оторвал все же плюху мяса, такую большую, что песику не снилось и в сказочных собачьих снах, и вывалил на асфальт.

Все замерли, глядя под ноги, словно ждали взрыва.

– Не надо, – неубедительно проговорила Кора, – жалко собаку…

– Ничего ей не будет, – сказал шофер фургона, – ну если только обожрется.

Собака урчала, словно заводная. Она рвала мясо, давилась, спешила проглотить, потому что понимала, что такое счастье бродячим собакам не положено, а если дали, то вот-вот отберут. И до этого момента надо урвать как можно больше.

– Дракон, говорите? – Шофер фургона углядел нечто внутри своей машины, потянулся туда – он был высоким, длинноруким человеком. Шофер крякнул, дернул – и Кора поняла, что он держит за рог коровью голову. Тяжелую, черную, с короткими рогами. – Это дракон, говорите?

Полицейский, который настаивал на драконьей версии, пожал плечами и сказал:

– Могли для обмана одну положить, а так дракона везете.

Кора уже понимала, что произошла ошибка, но так как инициатором всего была она сама, то приходилось ждать, пока все кончится. Она не спускала глаз с собачки и соглашалась уже, что собака не собирается умирать и если умрет, то только от обжорства.

Шофер ходил за полицейскими и совал им коровью голову.

Под потолком фургона горела слабенькая электрическая лампочка.

– Неужели вы собираетесь детей кормить таким мясом? – спросила Кора у горбуна, принимая документы и пролистывая их.

Она понимала, что уличить горбуна в жульничестве она не сможет, – для этого надо разбираться в местной бухгалтерии, но на вид документы были составлены кое-как, измяты, перечеркнуты и замазаны. Конечно, это была афера, но афера с коровьими рогами, а не с драконами.

Шофер полез было в фургон поискать еще какую голову, а горбун доверительно сообщил Коре:

– Детям вообще-то вредно много мяса есть, болеют они от этого.

– Они от плохого мяса болеют, а не от мяса вообще, – возразила Кора и получила энергичную поддержку в лице полицейского.

– Я с ними поеду, – пообещал он. – Я с ними вот до этого склада поеду, куда они везут мясо, – сказал он, чем насмерть перепугал горбуна. Он перепугался больше, чем от обвинения в перевозках драконьего трупа. И Кора поняла почему: тут ему грозило обвинение не сказочное и невероятное, а самое обычное житейское, с самыми обычными выводами и наказанием. Если, конечно, не удастся откупиться. Но в это Кора тоже не могла вмешиваться.

– А через какое время действует яд? – спросила она.

– Какой яд? – удивился второй полицейский.

– Через какое время действует драконий яд? – повторила вопрос Кора.

– А кто его знает, – сказал полицейский.

– Но он наверняка действует?

– Я, мадам, драконьего мяса не ел, но говорят, что оно ядовитое.

– Всем известно, – согласился второй полицейский.

Собака ела медленнее, уже утомилась. Ее пошатывало. Коре показалось, что яд начал действовать.

– А вы ее возьмите, – догадался первый полицейский. – Вы ее с собой возьмите и узнаете. Если до утра не помрет, значит, не дракон.

Он позволил себе легкую ухмылку в голосе. Но лицо оставалось строгим и серьезным.

– Вы не беспокойтесь, мадам, – сказал второй полицейский. – Мы их до места довезем, все координаты запишем, зафиксируем. И будем знать, где мясо хранится.

– Ну что же, – без энтузиазма произнесла Кора, – пожалуй, вы правы.

Она подняла в воздух тяжелую собаку: вес собаки плюс два килограмма мяса – это уже немало. Собачка начала было биться, надеясь спикировать обратно к мясу, но потом успокоилась.

Кора кинула собаку на пол перед задним сиденьем лимузина. Попрощалась с полицейскими. Машина завелась сразу: ей не хотелось нюхать этот аромат. Полицейские отдали честь. Горбун тоже поднес пальцы к шляпе. Отъезд Коры принес облегчение всем, кто остался. Теперь они займутся своими делами без посторонних.

По пути в город Кора несколько раз оборачивалась, зажигала свет в машине и смотрела, жив ли песик. Он перебрался на сиденье и, свернувшись в клубок, мирно похрапывал. Во сне он сучил лапами и дергал кончиком хвоста. Он смотрел счастливые собачьи сны.

* * *

Проснулась Кора сразу. За окном было светло, часы показывали половину девятого, звенел телефон, на него звонким лаем отозвалась совершенно живая собачонка. Кора мысленно выругалась – это порой помогает – и тут же, чтобы не расслабляться, спрыгнула со скрипучей кровати и схватила телефонную трубку.

– До-оброе утро! – пропел в трубку голос переводчика Мери. – Как вы спали, мадам Кора?

Не услышав ответа, потому что Кора разговаривала с ним очень грубо, но мысленно, переводчик продолжил:

– Пора вставать, глазки открывать! Солнышко уже встало, лишь наша Кора спит!

– Послушайте, переводчик! – рявкнула Кора. – Какое право вы имеете меня будить? Вы знаете, что я не спала всю ночь?

– Почему? Как… мне никто не сказал!

– А как вам скажешь, если вы вчера напились на работе и вместо того, чтобы обслуживать меня, убежали домой и оставили меня одну?

– Нет, ни в коем случае! Вы меня неправильно поняли! Я организовывал вам программу встреч на сегодня. Это было нелегко…

– Знаете ли вы, что произошло в зоопарке, то есть в Загоне, после вашего бегства?

– Нет, а что?

– А то, что украли дракона Смирного и у вас нет алиби, вам известно?

– Это у меня нет алиби? – перепугался переводчик.

– А у кого же? Где вы были вчера в половине восьмого?

– Да я… да я…

– Смелее, переводчик!

– Я докладывал. Я о вас докладывал! Неужели вы думаете, что я здесь сам по себе? Я же на службе.

– Ну вот и поговорили, – сказала Кора. – Тогда сидите внизу и отдыхайте. Я еще часок посплю, а потом буду готовиться к встрече с вами.

– Это исключено! Через час нас ждет сам господин церрион средней руки.

– Понятнее.

– Министр культуры в вашем понимании.

– А драконы у вас относятся к области культуры?

– Простите, но их военное применение прекратилось шестьсот лет назад.

– Хорошо, – сдалась Кора, – через полчаса я буду внизу. Закажите мне завтрак и тарелку овсянки.

– Тарелку чего?

– Овсянки.

Кора повесила трубку. Песик смотрел на нее, опустив ухо и наклонив голову. Он уже догадался, что его пока не выгоняют, и был готов на любые подвиги для своей богини.

– Как тебя назовем? – спросила Кора, направляясь в туалет. – Если сейчас опять не будет воды, я им всем головы поотрываю!

Песик остановился у двери в туалет, помахивая хвостиком.

– Будешь Пончиком! – сказала Кора и закрыла за собой дверь.

Вода шла, чуть теплая, жидкой струйкой, но шла.

Переводчик, не знавший, что его ждет – гнев или просто выговор, маялся у подножия лестницы. Он кинулся к Коре.

– Завтрак подан, каша заказана! – докладывал он, словно маршал, сообщающий о приближении своего корпуса к Аустерлицу.

Тут он увидел Пончика, который робко семенил за Корой, и брезгливо спросил:

– Это еще что такое? Тварям в гостинице быть не положено.

От звука его голоса очнулся сонный портье и присоединился к Мери:

– С неблагородными тварями вход воспрещен!

Кора, не обращая внимания на их крики, направилась к Мери и повелела царственным тоном:

– Овсянка для Пончика! – И показала на собачонку.

Песик, как и все подобные мелкие животные, чуткий к тону человеческой речи, быстро разобрался в ситуации и с отчаянным лаем кинулся на переводчика. Он подпрыгивал, норовя дотянуться до края коротких штанов Мери, а переводчик отмахивался, как от стаи пчел, и отступал к портье. Портье выхватил у уборщика половую щетку и встретил песика во всеоружии.

Пончик отскочил за Кору, но лаять не перестал.

– Где ресторан? – крикнула Кора. – Мы идем завтракать!

Переводчик растерянно показал, куда идти, и Кора, сопровождаемая Пончиком, быстро направилась туда. Переводчик и портье бежали сзади и пытались отделить злобного Пончика от Коры, но Пончик был не промах – в результате портье ударил щеткой Коре по ногам, и та, владевшая (в отличие от портье) приемами палавийской борьбы у-ку-шу, вынуждена была сделать выпад и уложить портье на пол.

Переводчик не смел приблизиться к Коре и лишь выкрикивал сзади угрожающие слова.

Кора прошла в почти пустой зал ресторана.

Официант с салфеткой на изготовку склонился в поклоне перед иностранкой:

– Ваш столик направо у окна.

Он-то сделал вид, что не замечает Пончика, потому что иностранцев не следует дразнить и недооценивать их вредности.

Первым делом Кора сняла со стола тарелку с овсянкой и поставила у ножки стула.

– Ешь, страдалец, – сказала она.

Пончик кинул торжествующий взгляд на переводчика.

Тот стоял с оскорбленным видом, не приближаясь к столу. Портье громко и настойчиво шептался с официантом, который не желал пропускать его в ресторан, так как тот не расстался со щеткой.

– Мери, – сказала Кора, – садитесь за стол и разделите со мной трапезу.

Тот только отрицательно покачал головой.

Кора села за стол. Два яйца, булочки, джем – стандартный набор со времен британской королевы Елизаветы Первой.

Она взяла тост и намазала его джемом.

– Послушайте, Мери, – сказала она. – Эта собачка, которая вам так не нравится, сегодня ночью сослужила неоценимую службу нашему следствию, пожертвовав собой.

– Что?

– В то время, когда вы, напившись как скотина, благополучно почивали, мы с Пончиком находились на семнадцатой страже Загородного шоссе, где проводили расследование. Кстати, вам по должности положено об этом знать. При досмотре одного подозрительного объекта требовалось определить, какое мясо в нем находится. Пончик добровольно вызвался помочь следствию. Вы же понимаете, Мери, что, если бы мясо оказалось драконьим, мы бы не видели сейчас рядом с нами этого маленького героя. Он съел мясо и, к счастью, остался жив. Но и сейчас он остается под моим личным контролем. Не исключено, что в любой момент его может настичь коварная смерть. Такова доля наших добровольных сотрудников. Теперь вам ясно?

Переводчик потряс головой, словно ему ухо залило водой. И не ответил.

– Пончик, – сказала Кора, – не отвлекайся. Не каждый день тебе дают по целой корове. Сегодня обойдешься овсянкой.

Пончик вздохнул и обошелся овсянкой.

Переводчик сел за стол, но так и не понял, шутила ли Кора или на самом деле проводила расследование без его помощи. И когда после завтрака Кора поднялась на минутку в номер, чтобы взять плащ, он кинулся к телефону. Оказалось, что Кора права. К Пончику он стал относиться с опаской, хотя не скрывал к нему отвращения.

* * *

В отличие от переводчика Мери, господин церрион средней руки, министр культуры Лиондора, был отлично осведомлен о ночных событиях на семнадцатой страже и роли в них Коры Орват.

Он встретил посетительницу посреди своего обширного кабинета, украшенного по периметру портретами своих предшественников.

– Как мы рады, как мы рады! – сообщил он, подхватывая Кору под локоток и ведя к креслам. Кресел в углу было всего два. Так что переводчику пришлось стоять сбоку.

– Переводчик нам не понадобится? – спросил церрион.

Он был представителем новой волны политиков и, без сомнения, склонен к фронде. Вместо того чтобы к встрече с Корой натянуть сюртук, он встретил ее в пиджаке. К тому же черные усики министра и длинные кудри совершенно не соответствовали стандарту.

– Русского языка переводчик не знает, – безжалостно сказала Кора, – кроме того – пьет.

– Ах, как не стыдно! – воскликнул переводчик.

Но она теперь уже не боялась, что из-за ее характеристики несчастного пожилого мальчика выгонят с работы. Он служил по тайному ведомству, и министерство культуры ему было не указ.

Церрион также знал об этом, потому что лишь вздохнул и сказал:

– Не буду вас задерживать. Я знаю, что вы спешите в наш Загон, где вчера вечером случилось очередное исчезновение. Можно подумать, будто эти подлецы хотели продемонстрировать вам, что они сильнее и хитрее… Я в бешенстве. Вот так, именно в бешенстве. Подозреваю, что за этими похищениями стоят силы реакции, которые лелеют реванш, стремятся к возрождению старых феодальных порядков… все наши надежды связаны с вами, мадам Орват. Я наслышан о вашем ночном подвиге – нет, иного слова я не нахожу – именно подвиг, и именно ночной. На семнадцатой страже Загородного шоссе.

Взволнованный министр положил пальцы на колено Коры, как бы демонстрируя свою личную, даже интимную, заинтересованность в ее успехе.

– Спасибо, – сказала Кора, – я и на самом деле спешу в Загон.

– Если у вас есть вопросы, просьбы, пожелания, моя дорогая, то я к вашим услугам в любую минуту дня и ночи. Мои координаты, включая домашний телефон, прошу вас принять…

Он протянул Коре визитную карточку.

– Скажите, пожалуйста, – обратилась к нему Кора, – каково ваше личное, как человека, мнение…

– Я уже ломал голову над этим! – воскликнул министр. – Но не представляю себе, как их смогли вытащить из Загона!

– Я не это хотела спросить, – произнесла Кора мягко, чтобы не рассердить государственного деятеля.

– А что? – Министр был задет тем, что поспешил с ответом и попал впросак.

– Мне интересно: если бы вы, например, приобрели настоящего дракона, куда бы вы его дели?

– Мне не нужен дракон! – вспылил министр. – Я государственный служащий и отлично понимаю ту моральную и материальную ценность, которую представляют драконы для моей бедной, но гордой родины. В день Благодарения Небу драконы взмывают над просторами нашей столицы и несутся к солнцу, покоряя просторы Вселенной… – Министр осекся, увидев недоуменное выражение лица агента ИнтерГпола, и, видимо, мысленно выругал себя. Он ничего не мог с собой поделать – эта красивая, крупная и уверенная в себе женщина вывела его из равновесия.

– И все же, – сказала Кора. – Куда бы преступник дел дракона?

– Не знаю.

– Значит, дракон никому не нужен?

– Драконы нужны… впрочем, я не задумывался над этим вопросом.

– А жаль. Давайте представим себе, что кто-то решил вывезти дракона на иную планету. Ведь существуют империи, готовые заплатить за настоящего дракона в его весе золотом.

– Были попытки вывести драконов из яиц, – сказал министр. – Но ничего не вышло.

– Я говорю не про яйца. А про живого взрослого дракона.

– А на чем вы вывезете такое чудовище? – удивился министр. – Насколько я знаю, в Галактике нет корабля, который мог бы перевозить драконов.

– В Галактике есть гигантские корабли…

– Мадам Орват, эти корабли никогда не опускаются на планеты. Они предназначены для вечных путешествий между звезд. А как вы поднимете дракона размерами двадцать на шесть метров, весом в сто с лишним тонн на лайнер?

На этот вопрос Кора ответить не смогла.

– Хорошо, – сказала Кора, стараясь не дать министру опомниться. – Если вывезти дракона нельзя, то, значит, он останется на планете. Скажите, пожалуйста, есть ли государство на вашей планете, которое готово или способно купить или выкрасть дракона? Для собственных нужд.

– На этот вопрос трудно ответить, – сказал министр. – Очень трудно. С одной стороны…

– Значит, есть, – сказала Кора. – Это Миандрийская империя?

– Я не был бы столь категоричен.

– Если дракон обнаружится в их пределах, вернут ли его вам?

– И это не простой вопрос. Отношения между нами сложились напряженные и не всегда гладкие, существуют разногласия экономического порядка. И даже проблема спорных территорий – архипелага Калара. Разумеется, претензии миандрийцев смехотворны, но тем не менее…

– Понятно, – сказала Кора. – Значит, если драконы заплывут в их море, вы ничего не сможете сделать.

– Разумеется, но в конце концов справедливость восторжествует…

– Теперь, по крайней мере, – сказала Кора, одарив министра очаровательной улыбкой, – я знаю, в каком направлении мне смотреть.

– О, это невероятно!

– А разве вероятно исчезновение дракона из-за решетки толщиной с мою руку?

Министр выразительно пожал плечами.

Кора поднялась.

– Спасибо за то, что вы нашли возможность поговорить со мной.

– Я был рад познакомиться с вами, – ответил министр. – И рад тому, что уже первые ваши шаги указывают на вашу решительность и предприимчивость.

Министр проводил Кору до дверей и повторил на прощание:

– В любое время суток. На службе и дома. Я в вашем распоряжении.

* * *

В Загоне их ждали.

Первый десципон встретил Кору и переводчика у ворот – он выбежал к ним, как только узнал о появлении лимузина.

Одеяние его строго соответствовало моменту. Синий поношенный плащ означал потерю в доме, плоский черный берет показывал всему миру, что владелец его погружен в нелегкие дела службы.

– Как вы спали? – спросил он и тут же продолжил, не ожидая ответа: – Я фактически не спал. Это не только ужасно, это и позор для нашего заведения. Что мы будем делать с двумя последними драконами? Весь мир теперь будет смеяться над нами. Знаете ли вы, что Загон закрыт вплоть до особого распоряжения правительства и газетам запрещено сообщать о пропаже еще одного дракона?

Десципон первым пошел по проходу между клетками к административному корпусу. Лишь в двух клетках еще оставались драконы: Ласка лежала на боку, занимая почти все свободное пространство загона и свесив хвост в бассейн. Она проводила Кору равнодушным взглядом и смежила очи. Небесный Ок вышагивал по окружности своего загона, вынюхивая что-то в пыли.

Остальные загоны были пусты, и калитки в них открыты. Лишь на одной висел замок. И там же на часах стоял полицейский.

– Вы не откушаете с нами? – спросил бородатый десципон.

Коре представился запах перегара и разлитой водки, еще не развеявшийся в кабинете, и она, с трудом поборов приступ тошноты, попыталась вежливо улыбнуться.

– Благодарю вас, я уже завтракала.

– Мы вас ждали с утра.

– Мы посетили господина церриона средней руки по его просьбе, – вмешался переводчик. – Он одарил мадам Кору долгой беседой.

Десципон вежливо поцокал языком.

Кора остановилась у запертой двери в пустой загон дракона Смирного.

– Я попрошу, – сказала она, – никого туда не входить. Я буду одна.

– А переводчик? – спросил Мери, который всегда не вовремя вспоминал о своих обязанностях.

– Переводчик подождет здесь и будет следить за тем, чтобы в загон не попытался проникнуть посторонний. Вы меня поняли?

– Понял, – вяло ответил Мери, но настаивать не посмел.

– Вы дежурили ночью? – спросила Кора у полицейского.

– С двенадцати, – ответил тот.

– Кто-нибудь попытался проникнуть внутрь… или, может быть, были другие происшествия?

– Никто не проник, – ответил полицейский, из чего Кора сделала вывод о наличии попыток и обернулась к десципону.

Тот подергал себя за бороду и сказал:

– Странная ситуация, мадам. Неизвестный старался перелезть в загон через решетку, отделявшую его от пустого загона. Но полицейский заметил движение и издал предупредительный крик.

– Издал предупредительный крик, – подтвердил полицейский и сложил губы трубочкой, словно хотел продемонстрировать этот крик специально для Коры. Та отмахнулась.

– Что было дальше? – спросила она.

– Ничего, – ответил директор.

– Скажите, – спросила Кора, – а можно ли проникнуть в загон с тыла, со стороны пещеры или задней стены?

– Та дверь давно заколочена, – сказал директор. – Я проверил ее сегодня утром. Если кто-то и пытался войти внутрь, то у него ничего не вышло.

– Значит, будем считать, что никто до меня в клетке не побывал.

Десципон подошел к двери, извлек из кошеля на поясе большой медный ключ и повернул в замке. Полицейский внимательно смотрел на руку десципона. Кора оглянулась. За ее спиной стоял понурый Мери, который был удручен очередным унижением, дальше бухгалтерша и счетовод, знакомые по вчерашней вечеринке. Они поклонились Коре, и Кора поздоровалась с ними.

Со ржавым скрипом растворилась дверь, и Кора вошла внутрь, стараясь никоим образом не стереть следов, если таковые сохранились.

Дождей давно не было, поверхность бетонного загона была пыльной, но дракон, бродя по загону, все вытоптал – пыль сохранилась лишь в углах загона и за маленьким бассейном – вернее, бетонным углублением метра в три длиной, достаточным для того, чтобы поболтать в нем кончиком хвоста.

В пыли Кора смогла разглядеть и сфотографировать следы подошв. Она понимала, что от этих следов пользы немного, и пускай ими занимается местная полиция – ведь уборщики и кормильцы бывали в загоне по долгу службы.

У входа в пещеру находилась кормушка – бетонная ванна, углубленная в землю. Эта кормушка и подарила Коре первые улики. Углубленное в бетон пола объемистое корыто было наполовину наполнено каким-то подозрительным на вид серым пойлом либо жидкой кашей, в которой, как обнаружила Кора, пошевелив в пойле валявшейся рядом палкой, плавали свекла, морковь, картофелины, гнилой арбуз и обглоданные кости.

«И это пища гордых драконов, – сказала про себя Кора. – Я бы скорее повесилась».

Десципон, счетовод и иные сотрудники Загона толпились у решетки.

– Вы свободны, – крикнула им Кора. – Можете идти. Я приду к вам потом.

Зрители нехотя удалились, словно ожидали, что Кора извлечет из бассейна или корыта голову дракона.

Вокруг корыта пыль была истоптана, с последнего дождя в засохшей грязи сохранился отпечаток драконьей лапы чуть ли не метрового размера. На борту кормушки застыла каша, но давно ли это случилось, не угадаешь. Тем не менее Кора сфотографировала не только след когтей дракона, но также и многочисленные следы различных мелких тварей, что подкармливались возле дракона, – ворон и воробьев, крыс и мышей.

Не исключено, подумала Кора, что в пище дракона можно будет обнаружить что-то интересное. По крайней мере, сыщик не имеет права упускать даже малую возможность в расследовании.

Кора достала из кармана на поясе тонкий пластиковый пакет и пробирку, которой она зачерпнула пойло, и, завернув в пакет, спрятала в пояс. В пойле мог содержаться яд или снотворное…

В этот момент Кора услышала голос из-за решетки:

– Госпожа Орват, госпожа Орват, вы меня слышите?

У калитки стоял толстый кормилец Аполидор со свернутым в большое кольцо водопроводным шлангом, висевшим на плече, и в серой рабочей фуражке.

– Вы что, Аполидор? – спросила Кора, обрадованная появлением кормильца, потому что именно он сможет ответить на некоторые вопросы.

– Доброе утро! – кричал Аполидор. – Меня не пропускают в загон.

Полицейский и в самом деле всерьез относился к своим обязанностям.

– Пропустите кормильца, – попросила Кора.

Полицейский с сожалением шагнул в сторону. Аполидор втиснулся в калитку и поспешил к Коре. Он был удручен и потерял розовощекость и жовиальность вчерашнего дня.

– Какое несчастье! – воскликнул он. – Представляете, мы с Мелочкой вчера ушли, я не хотел, чтобы она более оставалась в той пьяной компании. Поэтому я только сегодня утром обо всем узнал. Представляете, ко мне стучится сосед. Вы, говорит, слышали, о чем в газетах запретили печатать? Я спрашиваю: о чем же в газетах запретили печатать? Он говорит: весь город в ужасе, украли еще одного дракона, теперь, наверное, закроют Загон, и начнется война с Миандрией.

– Погодите, – перебила кормильца Кора, – почему война?

– У нас так считается: дракон подох – значит, к войне. А у нас уже пять драконов пропало – значит, будет мировая война, поэтому правительство и запретило публиковать. Все только об этом и говорят.

«Странно, – подумала Кора, поглядев в сторону административного корпуса. – Оказывается, весь город знает о вчерашнем исчезновении дракона, а переводчик ничего не слышал?»

– Для меня это был удар, – произнес Аполидор. Его веки покраснели и опухли, он говорил сбивчиво.

«Может быть, этот человек привязан к драконам? – подумала Кора. – Жалеет их? Или просто боится за свое место?»

– Я знаю, – продолжал Аполидор, – что наши зверушки очень впечатлительны. Если что случится, они нервничают и никого к себе не подпускают. Только я их не боюсь – такая у меня натура. Не боюсь, и все тут. Так что я подумал: пойду в Загон, надо клетки чистить, чего-нибудь вкусненького драконам сообразить. Прихожу, а вы уже тут – я и обрадовался. Значит, теперь драконы в надежных руках, вы так дело не оставите. Правда?

– Я постараюсь. – Кора похлопала его по крутому толстому плечу. – Я тоже вас ждала.

– Что? Я рад вам помочь. – Кормилец смотрел на нее доверчивыми зелеными глазами, веснушки сбежались к носу, розовые полные губы готовы были либо улыбнуться, либо горестно скривиться – как повернется дело.

– Мне хотелось бы провести анализ пищи дракона, – сказала она.

– Зачем? – испугался кормилец. – Мы их кормим чисто, без вредного. Нет, я против.

– Послушайте, Аполидор, – сказала Кора. – Вы меня неправильно поняли. Я и без вас понимаю, что драконов обкрадывают ради сотрудников Загона.

Аполидор потупился.

– Я знаю, что вместо нормальной пищи они получают пойло со свеклой.

– Но что я могу поделать!

– Я сейчас беспокоюсь не о качестве пищи, я хочу узнать, не подмешано ли что-нибудь в нее.

– Этого не может быть! Я сам проверяю пищу.

– Но ведь вы ее не пробуете.

– Как только вы могли сказать такое! Не дай бог!

– Значит, в пищу могли подмешать снотворное или даже яд.

– Что вы говорите!

– Ведь не только вы имеете доступ к пище. Наверняка у вас есть какая-то кухня, где все это готовят, наверняка кто-то привозит сюда баки или кастрюли.

– Да, у меня есть два молодца, но они очень глупые.

– Вот видите. Значит, мы с вами уже знаем несколько человек, которые могли подмешать что-то в еду дракону.

Аполидор недоверчиво покачал головой. Версия Коры ему совсем не понравилась.

– Наверное, вы знаете о какой-нибудь лаборатории, – сказала Кора, – где могут сделать анализ пищи. Вы же пользуетесь услугами ветеринаров?

– Наш ветеринар взял расчет, – сказал драконокормилец. – Уехал на море и не вернулся. Мне, говорит, своя шкура дороже.

– Я могу попросить провести анализы моих коллег-полицейских. Но я понимаю, что у драконов совсем иной метаболизм. Достаточно того, что их мясо ядовито для других живых существ. Поэтому лучше бы обратиться к специалистам по драконам.

Аполидор растерянно покачал головой.

– Тогда я поговорю с вашим десципоном, – сказала Кора. – Принесите мне какую-нибудь пустую банку. Я сама наберу пойла из корыта.

Кормилец покорно пошел к выходу, но через несколько шагов остановился и обратил к Коре потное жалкое лицо.

– Конечно же! – воскликнул он. – Конечно, вы имеете в виду биохимическую лабораторию Второго института. Правильно?

– Я совершенно не представляю, чем занимается лаборатория вашего Второго института, – ответила Кора.

– Там работает профессор Ромиодор, он директор лаборатории. Конечно, он все для нас сделает.

Переваливаясь, Аполидор побежал к выходу, где в служебной будке у него хранились нужные и ненужные вещи. Там он отыскал стеклянную банку. Кора заставила Аполидора вымыть ее чистой водой, и он побежал к гидранту.

На всякий случай Кора не стала рассказывать кормильцу о том, что сама взяла образец пойла. Кормилец входил в круг подозреваемых.

Возвратился он минут через пять в сопровождении переводчика.

– Я все объяснил господину переводчику Меррони, – сообщил Аполидор. – Он знает. Он одобрил.

Аполидор сиял, словно сдал вступительный экзамен в консерваторию.

– Разумеется, – авторитетно сообщил старенький мальчик. – Это ведущая лаборатория по зоологии летающих позвоночных.

– Я бы хотела позвонить туда и поговорить с ее руководителем, – сказала Кора.

Мери умчался вперед, в административный корпус, и к тому времени, когда Кора подошла к телефону, он уже дозвонился до лаборатории и объяснил, в чем дело.

Заведующий лабораторией профессор Ромиодор был вежлив, но особого энтузиазма не проявил. Объяснил, что у его лаборатории и без того масса заказов. Но ради такого важного государственного дела он согласен сегодня же ночью начать анализы. Дня за два он сделает все, что можно. С драконами ему уже приходилось иметь дело…

В сопровождении полицейского Аполидор отправился в лабораторию, а Кора задержалась: ей хотелось поговорить с некоторыми работниками Загона.

Через час вернулся Аполидор, которому Кора разрешила вычистить клетку Смирного.

К обеду Кора убедилась в том, что ничего нового она в Загоне не узнает, а еще через два часа поняла, что там нет никаких подземных ходов и тайных выходов. По крайней мере, таких, сквозь которые можно вытащить настоящего дракона.

* * *

Вторую половину дня Кора провела в пустых хлопотах. Потом уже, вернувшись в отель, она подумала, что лучше бы послушалась совета переводчика и отправилась на экскурсию по городу и в музей.

Обычно Кора всегда находила время, чтобы посетить музей. Еще старый профессор в полицейской школе учил: при международных поездках, когда к тебе прикованы взгляды миллионов простых людей, совершай поступки неожиданные, но полезные для твоего имиджа, т. е. репутации. Например, сходи в музей. Может, у них в музее уже шесть лет ни одного посетителя не было – неважно, может, там и лежат-то всего три каменных наконечника для стрел, дырявый котел и диаграмма роста промышленности – неважно! Пускай тебя обругает за это оппозиционная газета: «В то время как все мы с нетерпением ждем, когда же наконец примется за дело хваленый детектив с Земли, он развлекается в музеях. Может быть, завтра сходит и в картинную галерею?» Ничего страшного. Вы печально усмехнетесь и назавтра пойдете в картинную галерею. Пускай злобствует пресса – общественное мнение уже на вашей стороне!

Кора в музей не пошла, а потащила соглядатая Мери сначала на грузовую локомобильную станцию, затем на склады космопорта и даже заставила его выбирать вертолет, чтобы посетить съемки кинокартины «Полет дракона», так как Мери проговорился, что продюсер этого фильма предлагал Загону большие деньги за прокат дракона. Дирекция уже склонилась было к согласию, но второй десципон, который подсиживал первого десципона, сообщил о сделке в министерство, справедливо указав, что вывезти на съемки дракона еще можно, а вот что они будут делать с ним в чистом поле? Как удержат его от полета? Представляете себе дракона, летающего над населенными пунктами и даже детскими садами? Чем, кроме зенитной артиллерии, ты прекратишь его бесчинства? Ведь из исторических хроник памятно то время, когда драконы были сущим бедствием для земледельцев. Они похищали не только коз, баранов, но порой уносили коров. Детишки же и пастухи были их излюбленной пищей. До сих пор одной из главных достопримечательностей столицы, в чем Кора могла убедиться, служит монумент в честь Дацимора Великолепного, который, спасая свое селение от особо настойчивого дракона, смог поразить его каленой стрелой в правый глаз, отчего дракон упал и разбился. Статуя позабавила Кору, потому что ни скульптор, ни отцы города, которые заказывали и одобряли монумент, не заметили в нем противоречия: Дацимор был изображен попирающим ногой дракона, но при том он целится в небо из большого лука, то ли ожидая, что дракон вновь взовьется к облакам, то ли поджидая второе чудовище.

В киногруппу Кора и озверевший от мотаний по городу переводчик попали уже к закату. И сразу увидели, что на фоне зеленого неба по самому горизонту медленно шествует дракон.

Переводчик попытался на ходу выскочить из лимузина и скрыться в кустах. Потом он утверждал, что искал там телефон-автомат, чтобы вызвать войска для поимки чудовища. Кора притормозила, а лимузин, конечно, заглох. Дракон же, увидев машину, двинулся к ней, и Кора уже подумывала, не последовать ли примеру Мери, но тут примчался на мотоцикле ассистент режиссера, который принялся кричать на Кору, что она влезла в кадр, а пленки так мало, что снимают без дублей. Дракон приблизился, из него вылезли водители – он был смонтирован на старом грузовике и вблизи совсем не походил на настоящего.

Потом они выпили с режиссером, который жаловался на жизнь, на пленку, на сценариста, на запившего актера и неудавшуюся жизнь. Он боялся, что публика не пойдет смотреть фильм, в котором играет такой самодельный дракон. Кора успокаивала режиссера, он хватал ее под столом за коленку и уговаривал сняться в эпизоде, переводчик сердился, утверждал, что пора в город, надо добраться туда засветло, потому что Кора не умеет ездить по местным ночным дорогам. Кора не стала напоминать ему, что прошлую ночь провела в дороге. Но когда выяснила, что больше от режиссера никакой пользы нет, села в машину, и они уехали.

По дороге Кора вспомнила, что песик Пончик, найденный ею на семнадцатой страже Загородного шоссе, не кормлен и не гулян. Так что она высадила переводчика в центре города, а сама поспешила в гостиницу. И вовремя. Несчастный Пончик сделал большую лужу на дорогом гостиничном ковре, кроме того, забрался, злодей, в сумку Коры и вытащил оттуда пластиковый пакет с образцами пищи для драконов – той гадости, которой их поил кормилец Аполидор. Пакет он разорвал, но, несмотря на голод и отчаяние, много съесть не смог. Только разбросал по полу кусочки картошки и капусты, комочки каши…

Кора хотела было как следует выпороть собачку, но чувство справедливости восторжествовало: бить-то надо было хозяйку. Это она заперла утром малыша и даже с ним не попрощалась.

В первое мгновение пес обрадовался до полусмерти, поняв, что его не забыли. Он кинулся к Коре, стараясь подпрыгнуть так, чтобы лизнуть ей подбородок. Но как только он почувствовал гнев Коры и вспомнил, в каком состоянии находится номер «люкс», он принялся поджимать хвостик и отступать под кровать, откуда повизгивал, пока Кора, не желая привлекать гостиничную прислугу, отмывала ковер и вновь собирала в пластиковый пакет образцы драконьей пищи.

Затем Кора смилостивилась, развернула пакет с бутербродами, купленными в буфете, и счастливый Пончик выбрался из-под кровати, чтобы отдать должное доброте своей хозяйки.

А Кора поняла, что смертельно устала, и решила, что ничего страшного не случится, если она отправится спать раньше, чем привыкла. Но перед сном она все же позвонила в лабораторию профессора Ромиодора. Того не было – уже ушел, но его ассистенты продолжали исследовать представленные образцы и какой-то милый женский голос обещал закончить все к завтрашнему утру. «По крайней мере, с этим все в порядке, – подумала Кора и решила: – Лягу, подумаю, что мы имеем, чего достигли, на что надеемся. Ведь, по сути дела, следствие стоит на точке замерзания».

Кора разделась, улеглась в постель и зажгла лампу на столике у кровати.

За окном еще шумел город – раздавались крики разносчиков лимонада и пирожков, звенели трамваи, играла далекая музыка, цокали копыта лошадей.

Пончик фыркал, разыскивая крошки столь скоро закончившегося пиршества… Такого в ее практике еще не было; украдены громадные животные, которых совершенно невозможно украсть. Спрятаны где-то, хотя их невозможно спрятать. Это похоже на волшебство, но Кора давно убедилась, что любое удачное волшебство основывается на научных открытиях или умелом и необычном использовании того, что давно уже известно ученым.

Решение задачи, конечно, парадоксальное.

Может быть, оно связано с какими-то неизвестными Коре местными обычаями или ритуалами?..

С этой мыслью Кора заснула.

* * *

Проснулась Кора поздно. Болела голова: здесь чуть иное атмосферное давление, да и сила тяжести немного меньше земной.

Голова была тяжелая, мысли двигались кое-как, застревали в сосудах, не хотели вылезать наружу.

Наскоро умывшись, Кора сразу позвонила в лабораторию. Может быть, и не стоило начинать день с этого, надежды на успех было немного, да и что даст следствию обнаружение в пище снотворного или яда? Лишь наличие злого умысла. А Кора и без того знала, что во всей этой истории есть злой умысел.

Но Коре, честно говоря, некуда было более звонить. Никто не ждал ее звонков и не собирался ей помогать.

К тому же Коре хотелось думать, что интуиция правильно подсказывает ей, что именно в лаборатории будет найден первый след преступника, – ведь он же местный житель и не привык к тому, чтобы полиция отправляла на анализ пищу драконов.

Кора набрала номер. Откликнулся тот же милый женский голос, что и вчера вечером. На этот раз он звучал иначе. Видно, от усталости.

Кора представилась.

– Пришел ли профессор? – спросила она.

– Да, – ответил милый голос. – Одну минуточку.

Профессор отозвался почти сразу. И не дал Коре задать вопроса.

– К сожалению, – скорбным тоном произнес профессор Ромиодор, – у нас случилось несчастье.

– Несчастье?

– Да. Ночью какой-то негодяй…

– Все ясно, – сказала Кора. – Ночью какой-то негодяй залез в вашу лабораторию и похитил документы, в которых зафиксированы результаты анализов.

– Не совсем так, дама Орват, – сказал профессор. – Похищены не документы, а сами образцы пищи.

– Но вы успели провести анализ?

– Понимаете, вчера был короткий день, я уехал за город, а мои ассистенты успели только определить пищевой состав жидкости. То есть ее составляющие…

– Я бы могла это сделать и без их помощи: свекла, картофельная кожура, овсянка и еще черт знает что.

– Вот именно, – сухо ответил профессор. – Вот это «черт знает что» и требовало определения. Как мы могли узнать, что в пищу добавлено нечто лишнее, если мы не знали, из чего она состояла с самого начала?

– Значит, у вас ничего не осталось?

– Ассистенты ждали моего приезда, чтобы начать конкретную работу.

– А как случилось ограбление? – спросила Кора.

– Ну, как вам сказать… забрались. У нас же это просто.

– Вы сообщили в полицию?

– Чем она поможет…

Профессор отвечал как-то вяло и скучно, словно хотел поскорее закончить разговор и вернуться к своим любимым занятиям. Но Кора этого допустить не могла.

– Сейчас я к вам выезжаю, – сказала она. – Ничего не трогайте.

– Не надо! – услышала она голос профессора, но повесила трубку, не ответив ему.

Переводчика внизу не было видно – наверное, еще спал после тяжелого вчерашнего дня, а то и вообще решил больше не связываться с сумасшедшей земной агентшей.

Лимузин долго не заводился. Кора залезла в капот, оказалось, что состояние двигателя было схоже с ситуацией в драконьем загоне, только пахло иначе. Она протерла и зачистила контакты – потеряла на этом минут пятнадцать.

Дорожный полицейский узнал Кору по портрету в газете – он был любезен к коллеге и показал, как проехать ко Второму институту.

Институт оказался вполне солидным учреждением – Кора полагала, что увидит очередную запущенную развалюху, а остановила лимузин перед железными воротами в высокой бетонной стене, по верху которой были протянуты провода.

Кора дала сигнал – никто не ответил. После второго сигнала из проходной рядом с воротами выглянула злая рожа в фуражке и сообщила, что без пропуска въезд воспрещен.

Кора оставила лимузин снаружи, а сама прошла в будку и попросила мрачного охранника позвонить профессору Ромиодору по телефону. Тот наотрез отказался: нет пропуска и нечего разговаривать. Конечно, Кора могла бы скрутить этого стража, но сейчас в этом не было смысла.

– Профессор ждет меня, – сказала она внушительно, но без злобы. – Он только что со мной разговаривал.

– Не знаю.

– Тогда я позвоню от вас в город.

– Не положено.

– Но профессор ждет меня!

– Это внутренний телефон.

– Ладно, – сказала Кора, делая вид, что капитулирует. – Нельзя так нельзя. А скажите, во сколько сегодня ночью было ограбление?

– Ограбление? – Страж был поражен. – У нас ограблений не бывает.

– Вы во сколько заступили?

– Не велено отвечать, – спохватился страж.

«Он и в самом деле мог не знать, если у них пересменка утром», – подумала Кора.

Время шло впустую. Впрочем, этот институт может оказаться центром расследования, и все, что связано с ним, полезно запомнить.

Кора покинула будку охранника и вернулась к машине. Охранник вышел на порожек будки, чтобы не терять Кору из вида. «Любопытно, – подумала Кора, – какое здесь безлюдное место: за пять минут, пока я спорю с охранником, никто не вошел и не вышел из института».

Сев в машину и отвернувшись от стражника, Кора включила свой браслет с голубыми камешками – единственное дамское украшение, с которым она никогда не расставалась.

Браслет пискнул, сообщая, что готов к работе. Кора вышла на связь с центральной телефонной станцией, без ведома телефонисток подсоединилась к правительственному каналу и набрала личный номер церриона средней руки. К счастью, министр культуры был на месте.

– Вы меня узнаете? – спросила Кора.

– Разумеется, госпожа Орват, – откликнулся министр энергичным голосом человека, который перед службой пробегает рысцой четыре километра. – У вас трудности?

– Вы, как всегда, прозорливы, – сказала Кора. – Я нахожусь перед Вторым биологическим институтом. Вам такой известен?

– Разумеется. Я знаком с профессором Ромиодором.

– Вчера я отдала на анализ в его лабораторию важный для следствия препарат. Когда позвонила сегодня утром, чтобы узнать результаты анализа, мне сказали, что ночью в лаборатории совершена кража. И украли именно мой препарат.

– Если не секрет, то что собой представляет препарат?

– Пища, которая находилась в загоне для дракона в тот момент, когда он пропал.

– Чудесная пожива для грабителей!

– Кому-то не хотелось, чтобы в лаборатории эту пищу исследовали.

– Искали яд?

– Или снотворное.

– Так что же вам надо, госпожа Орват?

– Я приехала сюда, к институту. Меня не пускают, и у меня есть основания полагать, что профессор Ромиодор не горит желанием со мной встретиться.

– Дорогая дама Орват, – ответил церрион. – Как вы понимаете, я не имею власти над биологическим институтом и его профессорами. Как вы считаете лучше поступить – позвонить директору и попросить его от моего имени или связаться с церрионом светлого знания, который курирует институт?

– Мне все равно, министр, – ответила Кора. – Мне хотелось бы, чтобы меня впустили в институт и я бы сама увидела, как все произошло…

– Хотите понять, кому могло понадобиться это вонючее пойло?

– Значит, вы знаете, чем кормят национальную реликвию – последних драконов Лиондора?

– Я подписываю счета Загона. И могу приблизительно подсчитать, сколько они там воруют. К сожалению, я могу печалиться, устраивать разносы, но бессилен изменить систему. Вы не представляете, до чего тяжелое у нас экономическое положение.

– Представляю, – ответила Кора. – И жду вашей помощи.

– Сейчас будем нажимать на кнопки, Кора, – заявил министр. – И поглядим, есть ли еще порох в пороховницах. А вы далеко не отходите.

Ждать Коре пришлось недолго. Минут через пять железные ворота, громыхая, раскрылись – за ними стояло несколько стражников, готовых впустить в институт неприкасаемую Кору. Стражник, который только что поносил и унижал Кору, выбежал из будки и вытянулся, взяв под козырек. Сам профессор Ромиодор в сопровождении двух ассистенток – одна другой грудастей – спешил по широкому двору навстречу лимузину.

Кора затормозила и надела темные очки – это был психологический трюк, который давал ей преимущество человека, которому нельзя заглянуть в глаза. В то же время видеокамера, спрятанная в оправе очков, фиксировала интерьер института и лица его сотрудников. У ИнтерГпола есть обычай – снимать по возможности все те учреждения, заведения или лаборатории на других планетах, вход в которые запрещен. Порой вход запрещен по соображениям разумности, а порой потому, что местным властям хочется спрятать что-нибудь порочное от галактической общественности.

Профессор показался Коре знакомым: он был упруг, брюхат и оживлен. Зеленые глаза излучали искреннюю радость по поводу встречи с Корой.

– Госпожа Орват! – воскликнул он издали. – Ну как же так! Ну зачем же такие сложности? Мы же не чужие люди!

Кора открыла дверцу лимузина и ступила на плиты двора. У нее была возможность оглядеться и зафиксировать трехэтажные корпуса института, окружающие площадь перед входом. Узкие окна первого этажа были забраны толстыми решетками, двери в корпусах были стальные с глазками, под крышами корпусов виднелись холодные глаза телекамер, а если учесть, что телевидение на планете еще не было изобретено и приемниками пользовались только представители элиты, то понятно было, что институт пользуется высоким покровительством.

– Вы не советовали мне сюда приезжать, – ослепительно улыбнулась Кора, – вот я и приехала.

– Искренне рады! Наш совет не спешить с приездом был вызван лишь нежеланием занимать ваше драгоценное время пустяками. Уже выяснилось, что никакого ограбления и не было… Ах, как мы бываем порой легковерны!

Директор института повел Кору ко входу. Ассистентки семенили сзади, охранники замыкали шествие. Кора обратила внимание на то, что профессор не соблюдает формальностей в одежде, – на костюм, состоящий из куртки и синих брюк, он набросил голубой халат. На волосах – голубая же шапочка, как у хирурга. Подобным образом были одеты и ассистентки.

За стальной дверью обнаружился тамбур, где пришлось задержаться, пока шла дезактивация одежды.

– Мы биологи, – доверчиво объяснил профессор. – Мы имеем дело с различными мелкими организмами, называемыми бактериями. Это болезнетворные существа, от которых следует оберегать результаты наших опытов.

– Спасибо, профессор, – сказала Кора. – Я где-то об этом уже слышала.

Профессор обезоруживающе улыбнулся.

– Порой приходится приводить в институт чинуш, всяких начальников. Вы же понимаете… считайте, что я забылся! Облучение, которому нас сейчас подвергают, безопасно для здоровья. Я облучаюсь порой по пять раз на дню – и вот жив и даже склонен к полноте.

И тут Кора сообразила, кого он ей напоминает: конечно же, драконокормильца. Словно они братья. Спросить об этом? Успеет.

Профессор повел Кору по длинному коридору.

– Куда мы направляемся? – спросила Кора.

– Ко мне в кабинет, – сообщил профессор. – Вы немного передохнете, мои девушки принесут нам прохладительные напитки.

– Простите, но мне хотелось бы понять, что же у вас произошло.

– Просто неосмотрительность. Глупейшая беспечность. Уборщица, представляете, ночная уборщица увидела миску с этим самым… с кормом для драконов. И решила, что это помои. Вот и вылила в канализацию! Какая жалость. Мы уже начали предварительные исследования. Должен сказать, что уже имею полное право написать докладную записку президенту о недопустимом воровстве в Загоне для драконов. Вы можете представить, что в образце пищи, который вы нам представили, вообще не оказалось мяса, если не считать полностью обглоданных костей? Вы мне не верите?

– Верю. А где сейчас эта ночная уборщица?

– Да, кстати, где эта ночная уборщица? – грозно крикнул профессор.

– Где ночная уборщица? – прокатилось по коридорам, перелетая с этажа на этаж, забираясь в подвалы, превращаясь в переспросы, в недоумения, в повторы: «Где ночная уборщица?..»

– Она уволилась, – сообщила наконец одна из полногрудых ассистенток.

– Ой, я виноват! – Профессор Ромиодор даже схватился за сердце. – Конечно же, это моя вина. Я не сдержался и глубоко оскорбил эту достойную, но туповатую женщину. Она плакала, уходя от нас? – обратился профессор к другой ассистентке.

– Не знаю, – пискнула та. – Я не видела.

– Она горько рыдала, – ответила первая ассистентка. – Она говорила, что за десять лет не совершила ни одной ошибки, не допустила ни одного непослушания, и вот – такое отношение! Простите, господин профессор, но так и было!

– Да, моя вина! Или, как говорили некогда древние римляне: «Меа кульпа!» Я правильно цитирую ваших предков?

Так хотелось сказать Коре: «Вы уничтожили единственную улику и затем убрали свидетельницу».

Но Кора сказала иначе:

– Я попрошу дать мне адрес вашей ночной уборщицы.

– Ну зачем же, зачем? Она ничего не знает!

– Ничего не знает! – вторили ассистентки.

– Вы не вернете это пойло, – сказал профессор. – В котором, вернее всего, ничего не было.

– Я бы хотела увидеть эту женщину.

– Давайте сделаем иначе, – сказал профессор. – Давайте позвоним в Загон драконов. Там драконокормильцем трудится мой двоюродный брат. Может, вы встречали его – магистр Аполидор?

– Да, я имею счастье его знать.

Вот откуда это сходство! И никто из этого не делает тайны. Впрочем, какая здесь может быть тайна?

– Аполидор добудет для нас настоящего драконьего пойла.

– И все же я хотела бы увидеть ночную уборщицу, – тупо повторила Кора.

– Ну что ж, упрямство свойственно женщинам, – осуждающе сказал профессор. – Мы постараемся это для вас устроить. Марианна, найди номер телефона той несчастной женщины. Валентина, соедини меня с Загоном драконов, вызови к телефону магистра Аполидора.

Аспирантки, взвизгнув от усердия, умчались выполнять приказы.

Профессор открыл дверь в небольшую, спартански обставленную, но очень чистую комнату.

– Это мой кабинет. Здесь мы с вами подождем результатов нашего расследования. Заходите, заходите, не думайте, что я на вас обижен, хотя вы, конечно же, нарушили всю работу моего института, сорвали нам творческий день. Одного этого достаточно для того, чтобы выслать вас с нашей планеты. И у меня, признаюсь вам честно, есть такие возможности.

«Ой, ой, ой, – сказала себе Кора. – Глазки у нас преобразились – они уже не такие веселые и добрые, как у вашего кузена, и щечки подобрались, и губки поджались. У вас есть характер, господин профессор, и я вам сильно мешаю».

– А чем вы тут занимаетесь? – спросила Кора, глядя на профессора во все глаза. Взгляд был женский, сверкающий и немного томный. Пред ним не могли устоять даже великие аскеты и женоненавистники. А профессор к таковым не относился. Так что он чуть-чуть обмяк и если не подобрел, то, по крайней мере, потерял запал злобы.

– Мы работаем… когда нам не мешают… дамы! – Это уже было отступление.

– Я тоже работаю, – нежно произнесла Кора. – Я специально прилетела сюда, чтобы провести работу, которая оказалась не по плечу вашим бравым мужчинам.

– Один – ноль в вашу пользу, – усмехнулся профессор. – Мы здесь занимаемся генетически-биологическим конструированием. Вы слышали о таком на Земле?

– Слышала и видела результаты, – сказала Кора. – Но не предполагала, что на вашей планете может быть такой институт.

– Ну, и институтом нас назвать трудно, – сказал профессор. – Так, лаборатория. Сам я учился в Галактическом центре, Кембридже, Кавендише и других ведущих научных центрах Галактики. Оборудование у нас тоже привозное… Ведь живем мы в древней, но бедной и экономически отсталой стране. Нам очень мешают демократы. Все время хотят реформ, что расшатывает нашу и без того подорванную экономику.

– Чем подорванную?

– Ах, это долгий разговор! Вы не представляете, какой у нас народ! Никто не хочет работать! Три недели не можем найти ночную уборщицу! Кто будет работать в обстановке секретности за жалкие двести сорок?

Кора хотела пропустить мимо ушей оговорку о ночной уборщице, но профессор сам спохватился.

– Вы думаете, я имею в виду ту самую ночную уборщицу? Нет, я имею в виду уборщицу в третьем корпусе, вон в том, понимаете?

– Понимаю.

– Вот мы и морочим головы начальству, то есть стараемся помочь народному хозяйству. Кое в чем… Ну и что?

Последние слова относились к вошедшей ассистентке.

– Ваш кузен на проводе, господин профессор, – сказала она.

– Ну вот, сейчас ваши проблемы будут решены, – произнес профессор. – Слушаю! Это ты, Аполидор? Аполидор, дорогой, тебя беспокоит твой кузен Ромиодор. Ну и как дела? Как Мелочка? Здорова? Я из института. Да погоди ты, не перебивай. У меня сидит дама Кора Орват. Знаешь такую? Вот и она тебя знает. Передать привет? Обязательно передам. Госпожа Кора очень нами недовольна. И за дело, да, за дело. Представляешь, эта идиотка ночная уборщица приняла ваше пойло за пойло! – Профессор отсмеялся своей шутке и продолжал: – Да, вылила в канализацию. Нет, не бойся, я надеюсь, что в канализации это рассосется.

Кора насторожилась. Это была вторая оговорка, и если первая могла быть сознательной, чтобы подразнить Кору, то эта была вызвана вопросом Аполидора. И вопрос мог звучать примерно так: «А ты не боишься, что зараза вырвется на свободу?» А профессор считает, что в канализации это рассосется.

– Нет, – продолжал профессор, – не перебивай меня. Мы с госпожой Корой просим тебя: возьми еще пойла из той кормушки и привези сюда. Мы быстренько проведем экспресс-анализ. Как так нет? Почему все вымыли? Ну и что, если воняет! Ты понимаешь, что ты уничтожил вещественные доказательства?!

Голос директора трепетал от искреннего возмущения. Вот теперь-то он нашел, на кого свалить вину.

Кора понимала, что Аполидор совершенно прав. Какого черта он должен держать посреди Загона источник вони и заразы? Для чего беречь эту помойку?

– Я возмущен! – воскликнул директор еще раз и бросил трубку.

Он поглядел на Кору бешеными глазами и добавил:

– Ни на кого нельзя положиться.

– Но ведь Аполидор не ваша ночная уборщица, – сказала Кора. – Какие могут быть к нему претензии?

– Вы не понимаете! – рявкнул директор, но осекся. Он не был дураком и не хотел таковым показаться. Если трюк не удался, он сейчас придумает другой.

Другой трюк не заставил себя ждать.

Появилась вторая ассистентка.

– Господин директор, – пропела она. – Ночную уборщицу не могут найти. Соседи говорят, что она утром взяла билет на дилижанс и поехала отдыхать неизвестно куда.

– И правильно сделала! – воскликнул директор. – Я же ее уволил. Пускай теперь отдыхает.

Он поглядел на Кору, словно обыграл ее в шашки.

– Я же предупреждал. Никому нельзя верить.

Кора понимала, что может сейчас предпринять поиски уборщицы, хотя, скорее всего, это существо легендарное и в лаборатории отлично обходятся без нее. Потратит она несколько дней, в лучшем случае найдет в какой-нибудь деревне старуху, которую наняли, чтобы сыграть эту роль. Но ведь это никак не продвинет расследование. А вот противники Коры совершили глупейшую ошибку, поторопились, недодумали. На их месте она бы сделала липовую справку: все анализы в норме, ничего подозрительного в пище не обнаружено. Кому понадобилась такая инсценировка? Вернее всего, они не ожидали, что Кора займется расследованием в лаборатории.

…Кора замерла как пораженная молнией! Боже мой, где Пончик?

– Вы меня слушаете? – донесся до нее голос директора.

– Да, мне все понятно, – сказала она холодно. – У меня нет оснований не доверять вашим словам, хотя другой на моем месте наверняка бы усомнился в существовании ночной уборщицы. Но это дело местной полиции. Мое дело – сообщить о происшествии…

– Но ведь не было никакого происшествия!

– Для вас не было. Для меня это называется преступным уничтожением вещественных доказательств.

– Чепуха! Ничего подобного!

– Мне пора, профессор.

Профессор глубоко вздохнул. Он взял себя в руки.

– Вы не хотите осмотреть наши лаборатории? У нас нет секретов, мы рады показать вам свои скромные достижения, – произнес он голосом цивилизованного хозяина.

– Спасибо, в следующий раз, – ответила Кора.

Она совершила сейчас должностной проступок: она обязана была заснять все помещения института. Но отлично понимала, что ей покажут лишь то, что захотят показать, то, что показывают необразованным государственным деятелям, дабы выбить новые ассигнования. Важнее всего, как требовала интуиция и весь профессиональный опыт, было попасть в гостиницу! Найти песика. Узнать, жив ли он.

К вящему удивлению профессора, Кора потеряла интерес к ночной пропаже и к самому институту. Он проводил Кору до порога и с удивлением смотрел, как она села в лимузин и выехала с территории. Тогда он поспешил к телефону.

* * *

Переводчик маялся возле входа в гостиницу – что-то ему не доложили, и он потерял след Коры.

– Я завтрак заказал! – закричал он, опережая швейцара и открывая дверцу лимузина. Кора автоматически сунула ему в руку монетку, и переводчик сначала удивился, но потом монету спрятал. – Я заказал на завтрак омлет!

Ну просто молодая жена, впервые приготовившая повелителю завтрак!

– Спасибо, – сказала Кора, запирая машину. – Подождите меня в ресторане. Мне надо подняться в номер.

– Зачем?

– А вот это вас, любезный, не касается.

– Я не понимаю, Кора, – возмутился переводчик. – Вы уезжаете с утра, не поставив меня в известность, а ведь я из-за вас могу выговор схлопотать!

– Хлопочите.

– Вы пользуетесь моим хорошим отношением, можно сказать, послаблением. Вот уберут меня, дадут вам другого переводчика, тогда попляшете.

Переводчик открыл дверь в гостиницу и пропустил Кору вперед.

– Может, он хотя бы выучит русский язык, – сказала Кора. – Никакого труда в этом нет. Надо сесть и позаниматься.

– У меня другое призвание! – отпарировал переводчик. Кора остановила ладонью его движение к лифту. Переводчику пришлось повернуть в ресторан.

Кора поднялась на свой этаж, добежала до номера.

– Пончик! – позвала она через дверь. – Как ты там без меня?

Показалось ли ей, что Пончик откликнулся?

Ключ, как назло, не поворачивался, и еще минута была потеряна на открывание двери.

Кора вбежала в номер. Пончика не было видно.

– Где же ты, собачка?

Кора встала на колени и заглянула под кровать. Под кроватью было темно, но никаких следов собаки. Только тут Кора догадалась, что не открыла шторы.

Она потянула за шнур, но слишком сильно – шнур оторвался, а шторы остались на месте. Черт побери, надо взять себя в руки!

Кора потянула шторы в разные стороны, забросила их края на спинку кровати – стало светло. Но это не помогло. Пончика все равно не было.

Тут Кора сообразила, что в номере побывала горничная и при уборке обнаружила собаку. А так как собакам нечего делать в номерах «люкс», то Пончика выкинули из гостиницы.

Кора взяла трубку и позвонила вниз, к портье.

– Вас беспокоит дама из четырнадцатого номера. Сегодня утром у меня была собака. Маленькая, светло-рыжая, с длинной шерстью, очень живая. Сейчас я вернулась, а собачки нет. Где собачка?

– Собачкам в номерах быть не положено, – ответил портье. – А положено лишь собственным животным с регистрацией и за особую плату.

– О плате и регистрации мы договоримся как надо. А сейчас мне нужно, чтобы собаку возвратили. Где моя собака?

– Я тут же наведу справки, – портье испугался тона высокой дамы с Земли. – Я сейчас же спрошу, горничные еще в номерах.

– Но к вам собаку не приводили?

– О нет!

– Если с собакой что-то случится, вся ответственность ляжет на вас. И, предупреждаю, большая ответственность. Не хотела бы я оказаться на вашем месте.

– Не вешайте трубку, мадам, я вижу старшую горничную…

Прижав трубку ухом к плечу, Кора достала со столика у кровати свою косметичку, извлекла оттуда пилку и занялась приведением в порядок ногтей. Обычно это ей помогало собраться с мыслями.

Собачка исчезла. Неужели оппозиция настолько проникла в планы и мысли Коры, что догадалась о роли собачки в расследовании? Судьба уготовила собачке участь подопытного кролика. Именно Пончик на семнадцатой страже дегустировал теоретически драконье мясо, именно Пончик взял на себя пробу корма для драконов… и исчез.

Фантастические мысли проносились в голове Коры. Может ли, хотя бы теоретически, существовать средство, которое растворяет живые организмы? Ведь сейчас голос портье произнесет: «Никто не заходил к вам в номер, никто не видел вашей собаки, ни светлой, ни длинношерстной».

– Простите, мадам, вы меня слушаете? – спросил портье.

– Я здесь.

– Я только что говорил со старшей горничной. Она сама убирала ваш номер. Никакой собачки она не видела.

– Она могла ошибиться?

– Я полностью доверяю старшей горничной. Она работает у нас двадцать лет без единой жалобы.

– Спасибо, – сказала Кора, – я удовлетворена.

Разумеется, никакой собачки не было. Средство растворяет драконов и собак, недаром его так тщательно уничтожили во Втором институте. Участвует ли профессор в преступлении? Или руководит им?

Но зачем уничтожать драконов, растворять их? А может, делать невидимыми?.. Делать невидимыми? Конечно, это чепуха – не могла же Кора находиться в загоне с драконом и не заметить его присутствия! Нет, конечно… и все же Кора решила еще разок позвать песика.

– Пончик, – сказала она тихо и по мере возможности нежно, – выходи, дурачок. Где ты прячешься, бедный мой?

Кора замолчала, прислушиваясь: не пробежит ли рядом невидимый песик?

Ей показалось, что она слышит лай. Далекий-далекий. Откуда он донесся? Снаружи? С крыши дома на той стороне улицы?

Очень тихий, очень далекий и робкий лай не был плодом ее воображения. Песик звал ее!

Кора поднялась. Лай замолк, только зашуршала мышь…

Стойте!

Кора осторожно опустилась на корточки. Она медленно поворачивала голову.

Все верно!

Вот он, Пончик. Вот он, бедненький, жертва диких экспериментов!

Песик размером чуть меньше сантиметра присел под свисающим покрывалом, готовый нырнуть под кровать, если громадное тело так выросшей за ночь хозяйки приблизится к нему, чтобы, не заметив, раздавить.

Вот в чем таилась загадка пропавших драконов!

Как все просто!

Кончиком пальца Кора дотронулась до присевшего в ужасе Пончика и постаралась погладить его так, чтобы не причинить несчастному животному боли. Собачонка попискивала, но только тонкий слух Коры мог уловить этот комариный звук.

Вся схема преступления, простого и своеобразного, выстроилась в сознании Коры.

В Лиондоре, где-то, допустим, во Втором институте у профессора Ромиодора, был разработан молекулярный минимизатор – работы в этом направлении ведутся на многих планетах, с удивительными, зачастую непредсказуемыми результатами. Причем, насколько Коре было известно, кое-где минимизаторы реально действовали, то есть уже существовали живые организмы, у которых расстояния между атомами в организме были в пятьдесят или сто раз меньше, чем у нормальных особей.

Кора огляделась в поисках хранилища для Пончика. Как назло, никакой коробочки, ларца или плотного пакета…

– Придется тебе потерпеть, – произнесла Кора. Она прошла в туалет, взяла там стакан, в котором стояла зубная щетка, положила на дно несколько слоев туалетной бумаги, потом отыскала спрятавшегося под кровать Пончика, перенесла его в стакан, а стакан поставила на шкаф так, чтобы снизу не увидели. Если не будет тщательного обыска, то Пончик в безопасности. И он еще сыграет свою роль.

«Что ж, преступление разгадано, – подумала Кора, снова опускаясь в кресло и вытягивая ноги. – В пищу дракону вы подсыпаете минимизатор – и дракон становится маленьким… Погоди, погоди!» Кора вскочила и кинулась к столу, на котором лежала кипа фотографий, сделанных ею в загоне Смирного. Она извлекла из пачки те, на которых запечатлела следы птиц и мышей на корыте и вокруг него. Ну конечно же, это не птичьи следы – это следы дракона. Вот те его следы, которые она приняла за вороньи, а вот и те, что сочла голубиными. Значит, дракон уменьшался постепенно, проснулся, побежал, хотел спрятаться – но тут пришел злодей и засунул его в сумку. Какого размера стал дракон?

Если Пончик длиной меньше сантиметра, то при уменьшении от пятидесяти до ста раз дракон станет крылатой ящерицей длиной сантиметров в двадцать-тридцать. Что ж, не такое уж и маленькое существо. Дракон в фут длиной может больно искусать…

Кандидат в злодеи был один. Или почти один – кормилец Аполидор. Может, даже с помощницей – девочкой Мелой, которая не любит драконов. Хотя нельзя исключить и других сотрудников зоопарка. Но Кора не видела в том смысла для обоих десципонов и тех тружеников Загона, которые с пропажей драконов лишались работы. А вот Аполидор – другое дело. Он родственник профессора… Следующий вопрос: зачем все это делается?

И тут оказалось, что Кора, разгадав преступление, недалеко продвинулась вперед. Она знала, как крадут драконов. Их уменьшают и потом уносят в мешке. «А что дальше? Опять предположения, не подкрепленные ничем? Ты считаешь, что их уносят во Второй институт для генетических опытов, которые проводит тщеславный профессор? А где доказательства? Вы здесь чужая, Кора Орват. Ваше слово немногого стоит. Тебя поднимут на смех, и даже собачка Пончик, польстившаяся на драконью похлебку, тебе не поможет».

Выход один – на несколько часов придержать открытую тайну, не делиться ни с кем.

Нужен союзник. Лучший и единственный союзник – комиссар Милодар, который дал Коре это задание. Но Милодар далеко, и ради поиска почти вымерших драконов он сюда не прилетит, даже не пошлет свою голограмму. Ее работодатель здесь – церрион средней руки, министр культуры, ему и только ему она готова рассказать о том, что знает. А что, если он ей не поверит? Доказательств в виде мелких драконов у нее пока нет. А ведь церриону нужны именно драконы, а не собака Пончик. Значит, Кора должна затаиться, хоть ненадолго. Теперь она знает, как выглядят сегодня драконы. У нее появились шансы поймать преступника. Но если преступники догадаются о ее открытии, им нетрудно будет замести следы.

…Телефон заливался уже минуты две.

– Что такое? – спросила Кора, включив экран.

– Я был убежден, что вас украли или убили, – дрожащим голосом ответил переводчик. – Нельзя же так, Кора! Каша остыла.

– Какая каша? Ах, каша… завтрак. – И Кора улыбнулась при мысли о том, насколько глупым кажется слово «завтрак» человеку, который только что с помощью песика Пончика распутал одно из самых удивительных преступлений в Галактике.

На дне сумки Кора отыскала несколько крошек от печенья. Она кинула их в стакан с собачкой.

– Потерпи пока, – велела она песику. – При первой же возможности я тебя накормлю как следует.

Тут Кора увидела муху и, подкравшись, прихлопнула ее. Оглушенная муха также попала в стакан с песиком, хотя Кора не была уверена, что очень маленькие песики едят комнатных мух.

Затем Кора спустилась вниз. Переводчик был вне себя от нетерпения и обиды.

– Вы меня совершенно игнорируете, – заявил он. – Я уж не знаю, кому жаловаться.

– Жаловаться, Мери, вообще не следует, – объяснила Кора. – Я главнее вас и потому всегда права. Пошли завтракать!

Официант узнал Кору и принес ей горячий завтрак – так что стенания переводчика оказались лишними. Переводчик сидел напротив и с отвращением глотал кофе только потому, что в цивилизованной Галактике по утрам пьют кофе.

– Где вы были утром? – спросил он.

– Тебя не информировали? – удивилась Кора.

– Меня никто не информирует, – ответил переводчик. – А вот я обязан информировать о каждом вашем шаге, иначе меня выгонят с работы.

– Тогда записывай, – сказала Кора. – С утра я побывала во Втором институте и провела там местное расследование.

– Вы? Там? Но это же особый объект.

– Ты забыл, что мы туда отдали на анализ пищу дракона?

– Я понимаю, – сказал переводчик. – Но как вас туда пустили без меня?

– Я позвонила куда надо и нажала на нужные кнопки. У меня есть опыт по этой части. Профессор Ромиодор принял меня и долго со мной беседовал.

– О чем?

– О том, что препарат, который мы ему оставили, пропал.

– Этого не может быть! Институт охраняется, как президентская спальня!

– Я сказала профессору то же самое. Но они были упорны.

– Вот видите, как плохо, что меня с вами не было. Я бы позвонил господину церриону и уладил все ваши проблемы.

– Господин церрион о многом догадывается.

– Но это безобразие! Они же уничтожили улику!

– Мери, вы делаете успехи. Я тоже это заподозрила.

– Значит, мы так и не знаем, что было в драконьей пище?

– Не знаем.

– Тогда я позвоню в Загон. Может, там что-нибудь осталось?

– Молодец, мой юный помощник! Но наш знакомый драконокормилец все вычистил. Впрочем, я его не виню: кто-то должен был это сделать, а то бы зверинец задохнулся.

– И что мы будем делать?

– Вот это мудрый вопрос. Наверное, мы с тобой будем действовать.

* * *

Перед тем как действовать, Кора поднялась к себе, достала со шкафа стакан, где неслышно попискивал песик, положила туда кусочек мягкой булочки, затем позвонила в министерство церриону по внутреннему телефону. Церрион подошел сразу. Он был рад, что Кора позвонила, он надеялся, что вскоре у нее будут важные новости. Когда и как можно будет связаться с министром, спросила Кора, и, если нужно, попросить срочной помощи?

Министр ответил, что завтра он улетает с государственным визитом за рубеж, но вечером и ночью будет дома – так что в любой момент он к услугам Коры.

Тон и искреннее дружелюбие министра несколько успокоили Кору, а то она чувствовала себя совсем одинокой.

Она повесила трубку и услышала быстрое дыхание.

В дверях стоял переводчик. Он переминался с ноги на ногу, как мальчик, которому не терпится в туалет.

Кора не успела ему выговорить за то, что он входит без стука, как переводчик напустился на нее с обвинениями.

– Почему за моей спиной? – спросил он горько. – Почему сразу к министру? Неужели нельзя это сделать через меня и показать этим, как вы мне доверяете?

– Но я вам не доверяю, – ответила Кора. – Никаких оснований доверять у меня нет.

– Зачем вам надо к нему?

– По простой причине: я догадалась, каким образом пропадают драконы.

– Уже?

– Неожиданный вопрос, – засмеялась Кора. – Вы должны были спросить: как?

– Как? Как пропадают драконы?

– Первым об этом узнает церрион средней руки. Затем я передам информацию в полицию.

– А я?

– Не поняла.

– А я почему не первый? – На глазах пожилого мальчика показались слезы. – Неужели вы не понимаете, что для меня это уникальная возможность сделать карьеру? Меня бы заметили, а это верная дорога в референты. И зачем только я вас встретил, неблагодарная!

Переводчик был искренне возмущен.

– Погодите, не рыдайте, – оборвала его стенания Кора. – У меня для вас более важное задание. Поезжайте, пожалуйста, в зоопарк.

– В Загон?

– В зоопарк, Загон, драконник – все равно! Поезжайте туда и не спускайте глаз с клеток с оставшимися драконами. Вы отвечаете за то, чтобы к драконам не приблизился никто из посторонних. Если же к ним приблизится сотрудник Загона, записывайте, ставьте время посещения, цель посещения и время, которое проведено им внутри загона.

– А какой сотрудник приблизится? – спросил Мери.

– Это может быть уборщик, драконокормилец или даже десципон. Мне все равно кто!

– Слушаюсь, дама, – обрадовался переводчик. Он стремился к доверию, и такое задание означало возвращение доверия.

– Но ни во что не вмешивайтесь, старайтесь быть незамеченным. Ясно?

– Ясно, госпожа. А вы разве не едете в Загон?

– У меня другие дела.

– Какие?

– Узнаете, когда будет время.

– Только не ездите без меня к церриону средней руки. Кора, Корочка, я вас умоляю!

Он твердил это, как отвергнутый любовник. Кора невольно улыбнулась: ему бы сейчас упасть на колени. Только колени голые, а ковер в номере колючий. Видно, эта же мысль посетила и переводчика, потому что он, покачавшись на носках, бросаться на колени не стал, а поспешил прочь.

Кора же вновь подняла телефонную трубку и набрала уже знакомый ей номер Второго института. Трубку снял сам профессор.

– Доброе утро, профессор, – сказала Кора. – Мне надо с вами серьезно поговорить.

– Ах, это вы, следователь, – в голосе профессора прозвучала легкая усмешка. – Сейчас у меня совещание. Затем я еду в управление добывать кредиты. В два начинается семинар и продлится… впрочем, пожалуй, я смогу выкроить для вас минут шесть завтра, скажем, в пятнадцать двадцать. Вас устраивает?

– Нет, профессор, – мягко ответила Кора. – Ваши шутки меня не развеселили. Я к вам приеду сейчас. И вы будете мне бесконечно благодарны за то, что я согласилась с вами поговорить, вместо того чтобы принять меры.

– Что вы хотите этим сказать? – усмешка покинула голос профессора. Тот насторожился.

– Давайте не будем занимать телефон пустыми разговорами. С преступниками я предпочитаю разговаривать с глазу на глаз.

– Как вы смеете!

– Вы лучше меня знаете, почему я с вами так разговариваю и что вам грозит.

– Мне ничего не грозит, я ни в чем не виноват!

«Так, – подумала Кора, – он начал защищаться, оправдываться, он отдает мне инициативу. Отлично. Похоже, что профессор – не самый главный и не самый сильный из противников. Кто же сильнее, мы узнаем через несколько минут».

– Советую вам, как интеллигентному человеку, рассудить, что для вас сейчас важнее. И никуда не звонить, никого не предупреждать. Со мной еще можно договориться. В Галактическом центре с вами будут говорить иначе. Итак, когда вы выберете для меня шесть минут?

– Приезжайте сейчас, – коротко ответил профессор.

* * *

Профессор вышел встретить Кору к воротам института, так что ей не пришлось снова объясняться с охранником. Впрочем, тот уже был подготовлен к встрече необычными утренними событиями.

Профессор был мрачен и, казалось, значительно похудел – словно потерял подушку, прикрывавшую живот. Не было с ним и ассистенток – видно, занялись наукой.

– Оставьте машину здесь, – сказал он и повел Кору к боковой дверце, что привела их к небольшому холлу, откуда лестница вывела их на обвитый плющом балкон, выходивший на пустую кирпичную стену.

На балконе стояло два стула и столик, на котором была большая пепельница, переполненная окурками. Кора поняла, что ее привели в филиал институтской курилки, приспособленной для деликатных разговоров и объяснений.

– Ну вот, всегда так, не убирают за собой, – сказал профессор. Взяв пепельницу, он отнес ее к перилам балкона и высыпал содержимое вниз. Как раз в тот момент поднявшийся ветерок подхватил вонючий пепел и понес над балконом. Кора с отвращением отмахнулась.

– Вы не лучше их, профессор, – заметила она.

– Не лучше кого? – не понял профессор, занятый своими думами.

– Ваших подчиненных, которые не убирают за собой.

– У меня идиосинкразия на полные пепельницы, – ответил профессор, будто не обратил внимания на язвительную реплику Коры. – Говорите, что вас ко мне привело.

– Вы никому не докладывали о моем возвращении сюда?

– Мне некому докладывать. Я отчитываюсь только перед самим собой. – Профессор возмутился чуть больше, чем требовали обстоятельства.

– Надеюсь, что вы говорите правду.

Профессор только пожал плечами.

– Я хотела бы поговорить с вами о проблемах минимизации, – сказала Кора.

– Пожалуйста… – Профессор ответил автоматически, слово «минимизация» его не смутило – было знакомо и привычно. Но тут же он спохватился: – О чем?

– О работах вашего института, – сказала Кора. – Я узнала, что вы ведете опыты по минимизации живых организмов, однако забыли зарегистрировать ваш институт в Галактическом центре. Хотя не хуже меня знаете закон научной этики: все исследования, которые несут в себе потенциальную опасность для человечества, должны быть зарегистрированы и вестись под наблюдением Центра.

– Мы не ведем здесь опасных исследований.

– Минимизация входит в список опасных для человечества занятий. Или вы забыли заглянуть в список?

– Почему вы решили, что наши исследования имеют отношение к минимизации? – Профессор покраснел, он дышал часто и мелко.

– Профессор, не будьте наивным. Неужели вы полагали, что ваши игры сохранятся в тайне?

– Я вообще не игрок, а исследователь.

– Вы могли еще надеяться на сохранение тайны, пока ограничивались стенами лаборатории и делились открытиями с полногрудыми ассистентками. Но как только вы вмешались в уголовную деятельность, вы поставили под угрозу не только будущее вашего института, но и ваше собственное.

Профессор нервно раздавил недокуренную сигарету о пепельницу. Он был красен, и веснушки почти пропали на его лице. Профессор не был похож на негодяя – в этом заключается одна из самых зловредных шуток природы: как правило, негодяи не похожи на негодяев.

Так как он молчал, Коре пришлось продолжить:

– Скажите мне, какого черта вы полезли в эту авантюру с уменьшением драконов? Вам мало было лаборатории, славы, денег, охранника на входе, заграничных командировок? Чего вам еще нужно было? Сколько вам заплатили за участие в элементарной уголовщине?

– Вы все неправильно поняли! – Директор был испуган, растерян, с него сполз весь лоск, и он стал очень похож на своего простонародного двоюродного брата-драконокормильца.

– А как вас понять правильно?

Директор достал новую сигарету, зажег ее, затянулся. Он все не мог решиться заговорить.

– Какие у вас доказательства того, что мы здесь занимаемся минимизацией? – спросил он хрипло и откашлялся.

– Господи, он ничего не понимает! – возмутилась Кора. – Он все еще думает, что я здесь играю в игрушки! – Она столь искренне обратилась к несуществующей аудитории, что директор непроизвольно оглянулся, словно ждал увидеть слушателей. – Вы думаете, что я пришла сюда потому, что мне нечего делать? – продолжала Кора. – Поймите, меня прислала сюда, в Лиондор, достаточно могущественная и авторитетная организация, называемая ИнтерГпол. Она прислала меня потому, что вы зашли в своих действиях слишком далеко – вы забыли о том, что драконы не только животные, но и национальное достояние вашей бедной, но гордой державы.

– Ах, только не надо при мне рассуждать о нашей бедности, но гордости! – вдруг взорвался директор, и Кора чуть не рассмеялась, потому что сама с трудом выдерживала традиционные стенания лиондорцев на эту тему.

– Не буду, – сказала Кора. – Мне и без этого есть о чем порассуждать. Я прилетела сюда и столкнулась с совершенно неразрешимым на первый взгляд преступлением: драконы исчезают, в то время как исчезнуть они не могут. Мне пришлось потратить больше суток, прежде чем я догадалась, что, прежде чем украсть, драконов уменьшают в сто раз…

– В семьдесят два, – автоматически поправил профессор.

– Уменьшают, уносят из загона и потом, очевидно, продают. Вы же ученый! Но вы не только помогали этой деятельности, не только снабжали преступников препаратами, но старались помешать следствию и даже пошли на уничтожение следов преступления.

– А вы хотели бы, чтобы я встретил вас со слезами раскаяния? – Директор прикурил новую сигарету от недокуренной и выбросил горящий окурок за перила.

– Надеюсь, у вас там внизу не склад бензина? – спросила Кора.

– Нет, – серьезно ответил профессор. – Там бывшая клумба.

– Зачем вы это делали? Вам мало денег?

– Денег всегда мало, – ответил профессор. – Вот новый корпус надо строить, а ассигнований не дают. Доказываешь им, что наш институт принесет Лиондору сказочные доходы в валюте, а они не слушают – все разворовали под лозунгами бедности и честности.

– Значит, вы сами устроили торговлю драконами? Куда же вы их продаете?

– Драконами? Торговлю? – И вдруг профессор рассмеялся. Он смеялся громко, натужно, будто никогда раньше смеяться ему не приводилось.

– Тогда зачем же, черт возьми, вы этим занялись?

Профессор перестал смеяться и серьезно поглядел на Кору.

– Вы мне не верите, сыщик, – сказал он. – Но я это делал совершенно бескорыстно.

– Бескорыстие – это замена обычной торговли натуральным обменом, – изобрела афоризм Кора. – Что означает бескорыстие в ваших устах?

– То, что я сказал.

– Тогда я попрошу вас рассказать, как и почему вы дошли до жизни такой. По чьему заданию вы воровали или обеспечивали воровство драконов. Затем назовите своих сообщников. Учтите, что наша беседа фиксируется на пленку, – Кора показала на брошку, приколотую к плечу, – и каждое ваше слово будет иметь юридическую силу. Начали?

– Мне нечего вам сказать, – произнес профессор.

Значит, Кора поспешила. Значит, он еще не был готов к признанию.

– Уважаемый профессор, так много курить вредно, вы только что выбросили сигарету и уже стараетесь закурить новую.

– Да? – Профессор с удивлением поглядел на сигарету. Будто и не знал, что курит.

– От нашего с вами разговора сейчас зависит очень многое, – сказала Кора. – Включая вашу работу, ваш институт и, может, даже вашу свободу. А от того, что вы будете запираться или лгать мне, ничего не изменится.

– У вас нет никаких доказательств!

– Есть! Клянусь вам, есть, и неопровержимые.

Кора имела в виду песика Пончика, но, разумеется, открывать свои карты профессору не собиралась.

– Не представляю, где вы могли что-то раздобыть или состряпать.

– Профессор, вы живете не в вакууме. Вас окружают живые люди. И не все вас обожают так же, как ваши ассистентки.

– Дались вам ассистентки! – Профессор выбросил через перила только что зажженную сигарету.

Он был в бешенстве и растерянности, потому что Кора била наверняка, – если ты директор лаборатории и ведешь сложную работу, если у тебя десятки и сотни подчиненных, то кто-то тебя не любит, кто-то тебе завидует, кто-то жаждет твоей скорой кончины.

Но профессор еще держался. Он ничего не сказал, но отрицательно покачал головой.

– Даже если вы не будете осуждены, вы погибнете как ученый. Я даю вам слово, что сведения о вашей преступной деятельности будут доведены до Галактической Академии наук, до всех ваших коллег не только здесь, но и на других планетах. И я могу вас заверить, что вы станете изгоем… вам не подаст руки ни один биолог Вселенной.

– Нет, только не это! – воскликнул профессор.

– Тогда попрошу вас сказать правду. Кому это было нужно? Где драконы? Со своей стороны, ничего не могу вам обещать, но если увижу, что вы искренни в желании исправить свои ошибки, то постараюсь сделать так, чтобы к вашему проступку отнеслись… лояльно.

Профессор молчал. Неужели этот дурак так ничего и не понял? Или он запуган своими сообщниками?

Профессор зажег еще одну сигарету. Пепельница была до половины полна пеплом и раздавленными сигаретами. Кора терпеливо ждала.

– Хорошо, – сказал профессор. – Я вас понимаю. Но я не могу сейчас, немедленно ответить вам на ваши вопросы, потому что ответ на них связан с репутацией других людей.

– Вы боитесь своих сообщников?

– Нет, я не хочу, чтобы пострадали хорошие люди. Клянусь вам, госпожа Орват, что вы заблуждаетесь. В моих поступках и в поступках других людей нет корысти. Это трагедия… Дайте мне два-три часа. Не больше. Я поговорю… ну поверьте мне!

Зеленые глаза профессора заволокло слезами.

Кора поняла, что верит этому человеку. Какие бы преступления он ни совершил, сейчас он искренен.

– Для меня главное, – сказал профессор, – моя работа. Ее результаты. Я не могу лишиться ее. Я погибну без работы. Мне не страшны тюрьма или казнь, но ужасна ваша угроза превратить меня в прокаженного, в парию, мне страшно, что коллеги отвернутся от меня… Но дайте мне три часа, и я вам все расскажу.

– Хорошо, – сказала Кора. – Я вам постараюсь поверить.

Она поднялась. У профессора дрожали руки. Он ухватился за перила балкона, чтобы не потерять равновесия.

– Но сейчас вы должны мне помочь, – сказала Кора.

– Что могу – сделаю.

– Скажите, через сколько времени действует ваш минимизатор?

– Если вводить внутренне…

– Нет, с пищей. С тем пойлом, которое унесла «ночная уборщица».

– Два часа. Плюс-минус десять минут. – Профессор старался не встретиться с Корой взглядом.

– А есть ли у вас средство для восстановления организма в первоначальном размере?

– Разумеется, госпожа Орват.

– Прежде чем я уйду, я попрошу вас дать мне немного этого средства.

– Но зачем?

– Считайте, что один из моих друзей стал жертвой ваших ужасных экспериментов.

– Человек? Я не перенесу…

– Почти человек. Моя собачка!

– Вот как вы догадались!

– Это мне помогло. Хотя я догадалась бы и без трагедии с псом.

– Идите к машине, – сказал профессор. – Я вынесу вам ампулу к воротам.

Коре пришлось подождать профессора минут пять. Она не боялась, что он сбежит. Не тот человек. Для него и на самом деле ценнее всего его наука. Он впутался в эту историю случайно, и, вернее всего, он и сам лишь жертва обстоятельств.

Профессор вышел, неся небольшую папку.

– Простите, что задержал, – произнес он, пытаясь перевести дух. – Вот статья, которую вы у меня просили.

– Благодарю вас, профессор, – произнесла Кора.

– Через три часа я буду у себя в кабинете, – обещал профессор.

– Я позвоню вам, – сказала Кора. – И надеюсь, что ваши проблемы разрешатся благополучно.

* * *

По дороге в Загон Кора догнала маленькое существо, похожее на паучка в платье. Две косички жестко торчали в стороны.

Существо деловито поднималось в гору к Загону, порой наталкиваясь на прохожих. Оно было погружено в свои мысли настолько, что никого вокруг не замечало.

Это была дочка кормильца, Мелочка.

Догнав ее, Кора посигналила, но Мела не обратила на это внимания, а, продолжая шагать, врезалась в живот офицеру и сильно ушиблась о начищенную бляху ремня. Только тут Кора поравнялась с ней и обнаружила причину столь странного поведения девочки. Оказывается, она на ходу читала книгу.

«Дай-ка я догадаюсь, что это за книга, – сказала себе Кора. – Для сказок Мела уже слишком взрослая, про любовь ей читать еще рано. Значит, это книжка о приключениях Тома Сойера».

– Эй! – крикнула Кора прямо в ухо девочке, и та с досадой оторвалась от чтения и оскалилась, готовая огрызнуться. Но тут она узнала Кору и сдержалась. Правда, вместо того чтобы поздороваться, она сказала:

– Подвезите меня. А то я папе обед несу, еле ноги тащу. Он у меня одурел от обжорства.

Через плечо у Мелочки висел рюкзак, который был для нее тяжел, – даже Коре пришлось поднатужиться, когда она снимала его, чтобы положить на сиденье.

– А что у тебя за книжка? – спросила Кора, пока девочка устраивалась на сиденье лимузина. – Приключения?

– Как вам сказать, – неопределенно ответила девочка. Она протянула книгу Коре. Книга называлась «Как избавиться от вредных насекомых и пресмыкающихся, или Чего не любит таракан».

– Странная книга. И ты ею зачиталась?

– Не оторвешься, – сказала девочка и сжала губы. Глаза ее смотрели упрямо и настойчиво. – Ненавижу всякую нечисть. Выучусь – всех истреблю.

– Ты мне говорила, что и драконов не любишь.

– Не выношу. Крокодилы-переростки.

– Ты что же, каждый день папе такую тяжесть носишь?

– Надо помогать. Вдвоем живем, мамы у нас нет. Я готовлю и таскаю, а отец деньги зарабатывает.

Девочка Коре нравилась. В ней была некая цельность, устремленность характера.

– Ты в школу ходишь?

– В школу ходила, только в этом году не пойду.

– Почему?

– А я все уже знаю. Чему они меня еще научат?

– Ну, допустим, тригонометрии.

Мела критически поглядела на Кору.

– А ну-ка, – без почтения произнесла она, – рассказывайте мне все, что вы помните из этой тригонометрии. До Загона хватит?

Кора была вынуждена признать, что знаний немного и в основном они заключаются в названиях функций. Даже эти названия Кора давно бы забыла, если бы не кроссворды, составители которых обожают вставлять синусы и тангенсы как по горизонтали, так и по вертикали.

– Еще чему меня будут учить? – спросила Мела.

– Еще? Наверное, истории. Но тут я ничего сказать не могу, потому что история у нас с вами разная.

– Еще бы. У вас свои короли, а у нас свои. Ваши короли своих подданных за ноги вешали, а наши – наших. Очень интересно!

– Еще осталась литература!

– Госпожа Кора, не надо меня смешить, – строго приказала девочка. Машина с трудом взбиралась на холм, увенчанный крепостью, в развалинах которой и разместился драконий Загон.

Лимузин затормозил перед входной башней.

– Спасибо, тетенька, – сказала Мела и с трудом стащила с сиденья свой рюкзак.

Кора открыла ей дверь лимузина, но тут же закричала:

– Назад! Не выходи! – Ее голос потонул в шуме воды.

– Ничего! – девочка уже бежала к башне, чтобы скрыться под аркой от внезапного, оглушительного, пузырчатого по лужам, веселого ливня.

Кора видела, что девочка остановилась и разговаривает с полицейским. Видно, полицейский ее не пускает. Придется выручать.

С сожалением Кора вылезла из машины под дождь и пробежала двадцать шагов до арки. Девочка еще стояла там.

– Ой, какой ужас! – сказала Кора. – Так и утонуть можно.

– Нет, – сказала Мела, – вам, чтобы потонуть, нужно целое море.

Если у девочки и было чувство юмора, то своеобразное.

– Я пошла, – сказала она полицейскому.

Девочка поставила рюкзак на голову, как африканка, идущая в гости в соседнее племя.

Полицейский открыл турникет.

Потом хотел закрыть, но Мела обернулась и объявила, показывая лапкой на Кору:

– Эта со мной.

– Тогда пускай идет, – улыбнулся полицейский.

Нет, у нее было чувство юмора.

Дождь был настолько сильным, что уже через несколько метров Мела растворилась среди его струй. Такой дождь не может долго продолжаться.

– Что у вас нового? – спросила Кора у полицейского.

– Слава богу, ничего, – ответил полицейский.

– Драконов покормили?

– Не знаю, госпожа. Я здесь неотлучно.

Помолчали.

Кора поглядела на часы. Скоро двенадцать. Ей следует спешить: может быть, это последние минуты перед очередной драмой. В любой момент могут пропасть последние драконы.

– Обращайте особое внимание на тех, кто хочет вынести из Загона клетку, ящик… или мешок, – сказала Кора.

– А как обратишь, – удивился полицейский, – если все выносят? Мясо выносят, сахар, другие продукты. Теперь ведь как получается – снабжение идет на семерых драконов, а кормят только двоих, и тех еле-еле.

– Не может быть! – вырвалось у Коры.

– Они спешат, все хотят хапнуть, понимают, что долго не протянут. Как смена кончается – все с ящиками и сумками. Как тут обратишь внимание?

– Это непредвиденное осложнение, – призналась Кора.

Дождь все хлестал. Каково там переводчику? Наверное, тоже спрятался.

– Тогда придется вам досматривать все сумки, – сказала Кора.

– И у десципонов тоже?

– И у десципонов тоже.

Кора вздохнула. Как надоела эта бедная, но гордая страна! Лучше бы она была побогаче, может, тогда бы меньше воровали.

* * *

Переводчика все не было. Кто-то его видел, но не сейчас, а раньше.

Куда он делся, никто не знал и не узнает, пока не кончится ливень.

Вошел драконокормилец. На этот раз он сам был накормлен, и, видно, куда лучше, чем кормил несчастных пресмыкающихся. Губы и щеки блестели от несмытого жира, глаза были туманны, словно он разглядывал нежную нимфу.

– Как дела? – спросил он Кору. – Какие новости?

– Отличные, – ответила Кора.

– Скоро найдем драконов? – спросил Аполидор сонно и оглядел коллег, будто намеревался улечься спать прямо здесь.

– Скоро, – пообещала Кора. – Наверное, сегодня.

В ее голосе была уверенность, обрадовавшая некоторых, но смутившая других. У каждого были свои причины ждать возвращения драконов или жить без них. Кому нужна была работа, кому – мясо. Но слова Коры никого не оставили равнодушным.

– Вы разгадали? – вскинулся десципон. – Они живы?

– Насколько я знаю, они живы. Но больше я ничего не скажу, потому что преступники должны быть задержаны на месте преступления.

– Правильно! – громче всех воскликнул драконокормилец.

Кора поглядела на часы. Два часа пятнадцать минут. Срок, данный профессору, истекает.

– Кого нет из сотрудников Загона? – спросила Кора вслух.

Кормилец обвел всех ленивым взглядом.

– Все здесь, – сказал он.

– Кто-нибудь покидал Загон в течение последнего часа?

– Никто. Я в этом уверен, – сказал десципон.

И все подтвердили его слова.

Что-то было неправильно. Может, потому, что исчез переводчик.

– А где ваша дочка? – спросила Кора.

– Внизу, – ответил Аполидор. – Книжку читает. Вы не поверите, как книжка называется, – «Бей тараканов!».

– «Чего не любит таракан», – поправила его Кора.

За окном все так же хлестал дождь.

– Дайте мне, пожалуйста, зонт, – попросила она десципона.

– Подождите, сейчас чай принесут, – ответил тот.

– Я скоро вернусь.

Она взяла еще мокрый зонт.

– Мне идти с вами? – спросил десципон.

– Нет, я хотела бы, чтобы все оставались здесь. Чтобы никто не выходил. Вы отвечаете за это, господин десципон.

Кора схватила зонт и побежала вниз по лестнице.

Косо хлестал дождь, стало холодно, как глухой осенью.

Кора добежала до клетки, в которой жил Небесный Ок. Калитка была заперта.

– Эй! – крикнула она.

В черном зеве пещеры что-то зашевелилось, потом медленно и осторожно наружу высунулись ноздри дракона. Дракон пустил жалкую струйку дыма и спрятался обратно.

Кора побежала к клетке Ласки.

Калитка в нее была приоткрыта.

Черт побери, сейчас бы парализующий бластер – на всякий случай. Может быть, вызвать на помощь полицейского?

Кора вошла в клетку.

– Ты здесь, Ласка? – спросила она.

Никто не ответил.

На земле лежал промокший бантик от девичьей косички.

Тогда Кора пошла вперед уверенней. Если за ней наблюдали из окна административного корпуса, то, вернее всего, затаили дыхание и делали вид, что ничего не видят, – иначе пришлось бы бежать на выручку. А еще неизвестно было, там ли Ласка.

Кора пересекла загон и заглянула в пещеру.

Вход в пещеру был широким, метра четыре, но для дракона только-только.

– Эй! – крикнула Кора. – Вылезай.

В пещере воняло, как в брюхе у гиены.

Кора вытащила из пояса фонарик – маленький, но сильный.

Как она и ожидала, никого в пещере не было.

Кора бросила мешавший ей зонт и побежала из клетки.

Из административного корпуса навстречу ей бежал кормилец.

– Погодите! – кричал он. – Не спешите!

Но Кора намеревалась именно спешить.

Она добежала до башни. Полицейский отпрянул, увидев ее.

– Кто сейчас здесь проходил? – спросила она. – Кто вышел из Загона?

– Никого, – искренне ответил полицейский.

– Думай!

– Только девочка, худенькая, дочка кормильца.

– С рюкзаком?

– С рюкзаком, конечно, она папаше обед носит, а обратно пустые тарелки и кастрюльки и если что из мяса – тоже носит.

– На этот раз она вынесла дракона, – сообщила Кора полицейскому, и тот понял, что госпожа из Центра сошла с ума. Тем более когда он увидел, что она выскочила на улицу и побежала так, словно за ней гнались десять чудовищ.

* * *

Девочку Кора догнала через два квартала. Та и не подозревала о погоне, поэтому не спеша тащила рюкзак и ничем не отличалась от других небогатых детей, что брели по своим делам по улицам города. Нет, отличалась. Где-то эта девочка потеряла тонкий розовый бантик с правой косички. И ни один человек в Лиондоре не подозревал, что эта отважная девица потеряла бантик в загоне страшного дракона, от которого в поле, как известно, бежит взвод пехоты в тяжелом вооружении.

К счастью, дорога шла в основном под горку – кормилец Аполидор жил в нижнем предместье, в районе небогатом, но никак не трущобном, – на улице Барсука, где фасады у домов чистые, но скучные, тротуары выщерблены подошвами, фонари горят редко и тускло, зато перед каждым домом есть палисадник с кустом роз и газоном – два шага на полтора.

Перед таким, некогда зеленым, двухэтажным домиком в два окна, зажатым между точно такими же соседями, Мела остановилась и положила рюкзак на ступеньки. Пока она доставала ключи и отпирала дверь, рюкзак дважды шевельнулся, развеяв последние сомнения Коры.

…Когда Мела отворила дверь и нагнулась за рюкзаком, она увидела, что к его лямкам тянется чужая рука…

Иная девочка упала бы в обморок или завизжала от страха.

А Мела тут же бросилась на Кору и укусила ее за запястье.

Другая женщина от этого упала бы в обморок или завизжала, но Кора подхватила свободной рукой девочку, которая не отпускала ее запястье, и кинула в открывшуюся дверь. Затем, невзирая на льющуюся из руки кровь, втащила в дом рюкзак с добычей и захлопнула за собой дверь, успев при том кинуть взгляд на улицу и убедиться, что никто не видел короткого боя возле домика драконокормильца.

Кора зажгла свет. Девочка сидела на полу в углу прихожей и обдумывала дальнейшую борьбу с Корой. Она оказалась достойным противником.

– Вы чего? – спросила Мела, шаря глазками по фигуре Коры, словно выбирая место, в которое лучше вцепиться.

– Я пришла к тебе в гости, – простодушно ответила Кора. – Нашла твой бантик и решила вернуть.

Не спуская настороженного взгляда с худенькой девочки, Кора достала розовый бантик и кинула его Меле. Бантик бабочкой полетел по воздуху, но не долетел до хозяйки. Та молчала.

– Я в клетке нашла, – сказала Кора. – В клетке драконихи.

– И что? – хрипло произнесла девочка.

– В какую комнату пойдем? – просто спросила Кора.

Она толкнула дверь справа от нее – это была гостиная. Или общая комната – неизвестно, как они здесь называются.

– Проходи, – велела Кора девочке.

Та нехотя подчинилась.

– У тебя зубы ядовитые? – спросила Кора.

– Чего? Не, обыкновенные.

– Дай мне руку перевязать.

– Жалко.

– И это цветок жизни! – воскликнула Кора. – Тогда сейчас завяжу руку скатертью.

– Нельзя, это от мамы осталось!

– Ну вот, видишь! Дай салфетку или платок – ну дай же, наконец!

– В спальне, в шкафу, – сказала девочка.

– Принеси.

– А если сбегу?

– Куда ты сбежишь! – усмехнулась Кора. – Рюкзак-то у меня.

– Это точно, – согласилась Мела и выскочила из комнаты.

Кора развязала тесемки рюкзака. Дракон, что сидел там, зашевелился – руке стало горячо: уменьшенный дракончик, оказывается, сохранил способность пыхать огнем и дымом.

Девочка вбежала обратно. Она принесла застиранный носовой платок.

– Не открывайте! – закричала она с порога. – Они такие шустрые!

– Хорошо, не буду, – сказала Кора. – А остальные где?

– Кто остальные?

– Остальные дракончики, – терпеливо объяснила Кора.

– Не знаю никаких дракончиков.

– Тогда выпускаем? – Кора протянула руку к рюкзаку.

– Погодите, сама выпущу. – Мела протянула Коре платок, и та завязала кисть. Укус был небольшой, но глубокий.

Мела не спешила выпускать дракона. Она смотрела, как Кора завязывает руку, потом сообщила:

– Вы не думайте, я не ядовитая. Я обыкновенная.

– Хорошо, верю.

– Окно закройте.

Кора закрыла окно.

Девочка развязала рюкзак и сначала вытащила из него две пустые кастрюли, миску, ложку, пакет с огрызками, несколько кусков хлеба, и только потом из рюкзака вывалился еле живой, обалдевший дракончик Ласка, осевший на хвост и дышавший тяжело, словно после тяжелой работы.

– Сейчас опомнится. Тогда берегись, – сказала девочка.

Девочка уже успокоилась и, как поняла Кора, была готова и даже хотела поговорить. Раз уж Кора все знает, то и таить от нее нечего. В конце концов, хоть Мела была девочкой необыкновенной, все же она оставалась десятилетним ребенком из неблагополучной семьи.

Вместо того чтобы лететь или бросаться на людей, дракончик подобрал губами кусочек хлеба с пола и принялся его жевать. Кора смогла разглядеть его вблизи.

Уменьшившись, дракончик сразу приобрел разительное сходство с какой-то небольшой экзотической ящерицей – такие водятся в тропиках. Кора тут же подумала, что размер, фактор, в общем-то, относительный, превращает в наших глазах кошек в тигров.

Например, ее любимый котик Колокольчик. Ростом он с немецкую овчарку, и поэтому его никто не принимает за котика, словно это совсем иное животное. Вот и сейчас, глядя на дракончика в локоть длиной, включая хвост с маленькими шипами, Кора поняла, что никто бы и не догадался, что это уменьшенное чудовище, а решил бы, что незнакомая, но безопасная сестричка хамелеона.

Пока дракончик жевал, Кора спросила у девочки, которая также лицезрела добычу:

– А где вы их держите?

– В подвале, – ответила Мела. – Им-то все равно, только бы кормили.

– Там темно, сыро.

– Не, подвал у нас хороший. И кормежка у них лучше, чем в Загоне.

– А потом вы их продаете, Мела? – мягко стелила Кора.

– Так я вам и сказала, тетенька, – откликнулась девочка. – Вы же полицейская.

– Все равно уже все известно, – ответила Кора. – Теперь кусайся не кусайся, но драконов я нашла.

– Вы как меня выследили? – спросила девочка. – Ведь дождик шел.

– А я за тобой специально не следила. Я за твоим папой следила. Ведь он драконам лекарство для уменьшения давал. А когда они становились маленькими, он их тебе передавал.

– Когда как, – сказала девочка. – Сегодня он говорит: ты, говорит, сама иди в клетку, все равно уже промокла. А мне, говорит, надо на глазах у этой ищейки быть. Ищейка – это вы, тетенька.

– Догадалась. И ты пошла в клетку?

– Конечно. Как же папашу не послушаться. Только, видно, пока гонялась за Лаской, бантик потеряла. Вот вы и догадались.

– Мне все профессор Ромиодор рассказал, – честно ответила Кора. – Как только я догадалась, что драконов уменьшают, я прижала профессора к стенке, он и сознался.

– Ну вот! – огорчилась девочка. – Этого мы с папой и боялись: кишка у дяди Ромиодора тонка. Никакой он не характер.

– А ты разбираешься в характерах?

– Как же не разбираться, если у меня характер – ой-ой-ой!

– Вижу. Покажешь мне драконов?

– Папочка с работы придет, у него ключ от подвала. Вот он вам и покажет.

– Хорошо. – Кора не стала спорить. – Я позвоню ему по телефону.

– Наш телефон не работает! – испуганно воскликнула девочка.

В мгновенье ока она кинулась к стене, паучьими, но сильными ручонками разорвала провод. И засмеялась взрослым, холодным смехом.

– Глупенькая, – сказала Кора.

Дракончик медленно пошел по комнате, он никак не мог сообразить, почему раньше он был самым большим, а теперь стал самым маленьким.

– Почему глупенькая? – спросила девочка.

– Ничего это не изменит.

– Может, изменит.

Кора спокойно сидела на стуле, глядела на дракончика, тупо шагающего по комнате, натыкаясь на ножки стола и стульев.

– Ты любишь драконов? – спросила она.

– Я же говорила! – ответила девочка. – Я их ненавижу!

– Зачем же они тебе в доме?

– Чтобы их мучить! – ответила Мела.

Вроде бы все составные части преступления были в руках Коры, но все равно полной картины не получалось. Все складывалось так нелогично!

– Ты их мучаешь?

– Еще как! – И в доказательство этого девочка вдруг подошла к дракончику и жестоко наподдала его ногой. Дракон от неожиданности охнул и взлетел в воздух. Потом упал, шмякнувшись, как лягушка.

– Ты что, с ума сошла? – воскликнула Кора.

– Нет, не сошла. Хочешь, я ему еще дам?

– Нет, не надо! Я ничего не понимаю. – Кора встала и преградила дорогу девочке, которая хотела броситься на дракончика, с трудом вставшего на ноги. Не может быть, чтобы нормальная маленькая девочка ненавидела драконов. – Неужели твой папа об этом не знает?

– Мой папочка ненавидит их даже больше, чем я!

– Он? Он же драконокормилец!

– Ну и что из этого?

– Ничего не понимаю! – воскликнула Кора. – Твой папа ненавидит драконов и кормит их, ты ненавидишь драконов и держишь их в доме. Объясни, пожалуйста.

– А чего объяснять! Мы им мстим!

– Мстите? Драконам?

– Конечно. Они же убили мою маму…

Девочка зарыдала и кинулась топтать дракончика. Тот пытался забиться под кресло. Кора спасала дракончика, а девочка, захлебываясь слезами и шмыгая носом, рассказала, что, оказывается, два года назад любимая мама Мелы и жена Аполидора принесла обед своему мужу в Загон, взяв с собой девочку, которую не с кем было оставить дома. Ей показалось, что ее муж находится в клетке Великолепного, и она подошла к решетке. Дракон, который был в тот день в плохом настроении, выскочил из пещеры, кинулся к решетке, мама Мелы не успела отбежать, и дракон опалил ее своим дыханием, а затем, притянув ее тело к решетке, лапой разорвал на части.

Аполидор полгода просидел дома, переживая свою трагедию, а затем возвратился на работу, хотя многие полагали, что он никогда не сможет приблизиться к драконам. Но куда деваться, если ты по специальности драконокормилец, а каждый в бедном, но гордом государстве Лиондор состоит при своем деле и поменять занятие почти невозможно.

Аполидор вел себя тихо, придраться к нему было нельзя. Даже когда убийца его жены был найден мертвым в своем загоне, никто не заподозрил толстого добродушного Аполидора – ветеринар поставил диагноз: разрыв сердца.

А когда драконы стали исчезать, подозревали кого угодно, но не Аполидора…

– А на самом деле? Что же случилось на самом деле?

– На самом деле папочка узнал об опытах своего брата. И тогда ему пришла в голову замечательная мысль! Раньше он думал, что отравит всех драконов в мире. По одному, не спеша, даже если ему придется положить на это всю жизнь. Но теперь у нас с папочкой появилась мысль о такой мести, до которой никто еще не додумался. Папочка пришел к дяде-профессору и говорит: «Ты любил мою жену?» Тот отвечает: «Как положено и даже больше!» – «Ты будешь мстить?» – спрашивает папа. «Мой долг – месть, это главный закон Лиондора». – «Тогда давай мне твое средство, чтобы сделать драконов маленькими». – «Зачем?» – спрашивает дядя. А затем, говорит папа, что убить можно только один раз и мертвым уже не больно. А вот мучить можно целую жизнь. Это настоящая месть! Сначала профессор, дядя-профессор, отказывался и говорил, что папина месть первобытная, слишком жестокая. Но месть есть месть – что поделаешь, если родственники требуют? И тогда профессор дал папочке уменьшительного порошка. И папочка стал кормить дракончиков этим… мини…

– Минимизатором?

– Вот. Минимизатором… Пошли, посмотришь!

Девочка нагнулась, схватила дракончика Ласку за хвост и пошла из комнаты. Кора за ней.

Мела подошла к небольшой дверце за кухней, откинула крючок и открыла дверь, зажгла свет.

При свете неяркой лампы под потолком взору Коры открылась странная картина.

Внизу под лестницей копошились несколько худых, ободранных, несчастных ящериц, которые при звуке открывавшейся двери кинулись наутек, забились в угол подвала и оттуда, дрожа, глядели на вошедших людей, пуская из ноздрей безопасные клубы дыма. Вонь в подвале стояла страшная.

Девочка размахнулась и кинула в кучу дракончиков новенькую.

Ласка попыталась на лету раскрыть крылья, но они ее не удержали, и бедная дракониха упала в кучу своих сотоварищей по несчастью, которые принялись отбиваться от нее…

– Я им не даю подохнуть, – сказала девочка, глядя на Кору холодными светлыми глазками. – Мы с папой их по вечерам мучаем. Принесем мамину фотографию, показываем им и мучаем. Пускай смотрят. Мы им подохнуть не дадим!

– Мела, вы же с твоим папой сумасшедшие! – вырвалось у Коры. – Как же можно мстить неразумным животным?

– Можно, – твердо ответила девочка.

Кору охватили ужас и бессилие. Как глупо – вести расследование, строить какие-то версии, не зная истинных мотивов поведения этих людей! Ну как можно было догадаться, что преступление, такое необычное и даже страшное, вызвано местью драконам?

– Пойдем отсюда, – сказала Кора.

– Пойдем, – согласилась девочка. Просто маленькая девочка, которая сама томится в плену мести за смерть любимой мамочки.

Мела заперла дверь в подвал на крючок. Все было так просто… И теперь понятна растерянность профессора – он же тоже участник благородной мести, от которой не имел права отказаться. А как объяснишь это прилетной следовательнице?

Они вернулись в комнату.

Теперь, когда все стало ясно, девочка смягчилась, потеряла к Коре враждебность.

– Я сейчас вам по-человечески перевяжу, – сказала она. – У меня йод есть и бинт настоящий. Подождете?

– Подожду, – сказала Кора. Ей было грустно.

Она подошла к столу. Там лежали стопкой бумаги. Сверху билеты на поезд. На сегодня. Взрослый и детский. До города Кребби.

Девочка вошла с бинтом.

Она увидела, что Кора рассматривает билеты.

– А мы уезжаем сегодня, – сказала она. – У папы отпуск.

– А драконы?

– У нас все продумано. Мы их на этот месяц одному хорошему человеку отдадим. Он их за нас помучает.

– Нет, – возразила Кора, – я их у тебя отберу. Ты уж их достаточно помучила. А маму все равно не вернешь.

– Вы неправильно говорите, Кора, – возразила серьезная девочка. – Если не мстить, очень много неправильности разведется. Надо мстить, чтобы было справедливо.

– Ты помучила драконов и стало справедливо?

– Стало справедливее.

– Но драконы не догадываются, за что их мучают.

– На том свете разберутся. – Девочка не хотела ввязываться в спор со взрослой тетей.

– На том свете драконы будут тебе мстить, – заметила Кора.

– Ну, вот этого не надо! – Девочка вдруг испугалась. Подумала немного и добавила: – А вы бы уходили пока. Сейчас папа придет, у него пистолет есть. Он в сердитом состоянии очень опасный.

– Я тоже очень опасная, – сказала Кора. – И давно вы решили с папой в отпуск уехать?

– Он давно собирался, но все времени не было. А вчера сказал, что деньги получил и можно ехать.

– Значит, вы оставляете драконов здесь, а сами едете поездом на море?

– Ну сколько можно одно и то же говорить! Не потащим же мы драконов с собой! Еще одного можно бы, а у нас их здесь шесть штук! Это ж помереть можно…

– Разумно! – сказала Кора.

Она подумала, что если Аполидор и его дочка сделали свое дело и утолили жажду мести, то на сцене должен появиться кто-то похитрее да поумнее. Кто знает, что драконов мучить глупо. А вот использовать их – не глупо. И этот кто-то обязательно должен быть знаком с профессором. Потому что он должен не только увезти куда-то маленьких дракончиков, но и сделать их потом снова большими. Потому что маленькие драконы никому не нужны. Ведь маленькие тигры зовутся котами. И встречаются на каждом дворе. Даже если они полосатые.

– Мела, – сказала Кора, – пока ты готовишь кофе, я еще разок на дракончиков погляжу. Можно?

– Идите, только близко к ним не подходите, – откликнулась из кухни девочка. – Вы не думайте, что они у меня такие запуганные и затравленные. Если им палец протянуть – обязательно откусят. Совершенно непослушные. Я папе говорила: помучили, давай задушим. А он говорит: погоди, еще помучаем…

«Девочка мучила дракончиков, а папочка искал клиента, – подумала Кора. – Если я правильно рассуждаю, то он искал клиента. Или, может быть, с самого начала он исполнял чужую волю – просто драконов надежнее всего было хранить в этом доме?»

– Они бросаются, хоть и дохлые, – засмеялась девочка.

Кора прошла коридором к двери в подвал. Дракончиков было жалко. Но любви к ним Кора не испытывала. Она отперла дверь, приоткрыла ее и зажгла свет. Дракончики в ужасе отпрянули, но смотрели злобно и настороженно, они были готовы к последнему и решительному бою.

– Дурачки, – сказала Кора. – Не буду я вас мучить. Мучить других – занятие, которое придумали люди, потому что они единственные из живых существ знают наслаждение мести, радость от чужих страданий. А драконам плевать на чужие страдания.

И тут Кора поняла, что Ласка, самая светлая из дракончиков, намерена разбежаться, взлететь и откусить кусочек от Коры.

– Да погодите, крокодилы, – уговаривала их Кора. – Не надо на меня накидываться…

Сзади послышался легкий шум – наверное, прибежала девочка, чтобы посмотреть, как тетя Кора мучает дракончиков.

Кора хотела обернуться, но не успела, потому что почувствовала резкую боль в затылке и потеряла сознание…

* * *

Очнулась Кора с мыслью, что ей надо было позвонить господину церриону средней руки и признаться ему, что провалила задание, ибо стала с возрастом неосторожной, рассеянной и беспечной. Если ты стоишь в дверях подвала в доме преступника, то ты не должна позволять кому ни попадя подходить к тебе сзади и стукать тебя по голове.

«Сейчас поднимусь и позвоню церриону… наверное, когда-то здесь проходили римские легионы и основали на этой планете свою колонию. Центурионы стали церрионами и получили министерства… У меня бред? Странно, никаких оснований для бреда быть не должно…»

Кора постаралась открыть глаза, но глаза почему-то не открывались.

Надо протереть их – наверное, что-то в них попало… голова все так же отказывалась работать. Кора попыталась протереть глаза, но почему-то это не получилось. Почему? Кора тряхнула головой, чтобы прочистить мозги, и тут голову пронзило такой тупой и глубокой болью, что все стало на свои места. Ее ударили.

Теперь она сидит… или лежит? Нет, сидит – сидит с завязанными глазами, со связанными руками…

А ноги? Ноги привязаны, вернее всего, к ножкам стула… «Потерпи, головушка, сама виновата. Прижмемся спиной – да, это спинка стула. Потрогаем икрами ног – да, это ножки стула. Язык прижат, и состояние во рту отвратительное – значит, во рту кляп. Ну и попала ты в переплет! Можно сказать – повезло, что не убили. А может, лучше бы убили, чем обращаться как с дракончиками – мучить, но не убивать до смерти».

Кора постаралась принять решение, как освободиться от пут. Решение найти можно всегда, особенно если тебя этому учили. Но Кора не успела сделать это, потому что услышала шаги. Оказывается, уши ей не заткнули и она могла слышать.

Вот слышны шаги. Голоса. Хлопнула дверь. Шаги приблизились. В комнату вошли.

– Это еще что такое? – Кора узнала голос профессора.

– А что ты прикажешь делать? – произнес раздраженно драконокормилец. – Она залезла в дом, увидела дракончиков…

– Погоди, – сказал профессор. – Выйдем отсюда. Она же нас может услышать.

– Не убивать же ее?

Они вышли. Но, к счастью, остановились в коридоре или в соседней комнате за открытой дверью, и хоть им казалось, что они достаточно понизили голоса, на самом деле Кора, обладавшая профессионально развитым слухом, слышала каждое их слово.

– Она меня не должна видеть, – прошептал профессор. – От этого все зависит.

– Понимаю, – сказал Аполидор.

– А тебя она не видела?

– Не видела. Но я ждал тебя, чтобы вывезти ее из моего дома.

– Я все возьму на себя, – сказал профессор. – Не беспокойся.

– Только не убивай ее. Она хорошая баба, и дочка моя к ней хорошо относится. Не надо убивать.

– Да не буду я ее убивать! Клянусь небом, не буду. Отвезем куда подальше, бросим в лесу – пускай добирается.

– Ну смотри, ты мне обещал.

– Сколько времени? – спросил профессор.

– Без двадцати три, – ответил кормилец.

– Вам пора собираться. А то на поезд опоздаете. Когда начнется суматоха, вы должны быть как можно дальше отсюда. На берегу моря, на солнышке, на пляже.

– Мела! – позвал кормилец. – У тебя все готово? Нам с тобой пора на вокзал.

– Я готова, – ответила девочка. – Но я никуда не поеду, если вы что-нибудь плохое сделаете тете Коре.

– Что же я – убийца, что ли? – удивился профессор.

– А ты, дядя, обещаешь мне дракончиков мучить, пока нас не будет?

– Вот это я обещаю, – засмеялся профессор.

Девочка вошла в комнату и подошла к Коре.

– Вы нас простите, тетя Кора, – сказала она, дотронувшись до ее руки. – Папа неплохой, только он у меня слабовольный. А меня не всегда слушается. Вы немножко посидите, а потом вас обязательно найдут.

Девочка понизила голос и прошептала:

– А я с телефона-автомата в полицию позвоню, но не назовусь. Понимаете, чтобы они приехали и вас развязали. Так что вы потерпите немножко.

«Беги, – хотела бы сказать ей Кора, – ты вовсе не такая плохая, хотя в голове у тебя беспорядок!»

– Мела! – позвал ее отец. – До поезда полчаса осталось.

– Идите, идите, – негромко произнес профессор.

Шаги. Хлопнула дверь. Кора поняла, что Аполидор и его дочка ушли. В доме остался профессор, он – враг совсем другого масштаба. Единственный для нее шанс остаться в живых – вести себя тихо, ничем не показать, что она узнала профессора… Как мило, думала она, кормилец Аполидор и его дочка были уверены, что заставили доброго дяденьку уменьшать для них дракончиков. Дядя с трудом согласился… Сделал одолжение. Вот и сейчас он сделал им еще одно одолжение – согласился подержать дракончиков у себя, пока родственники отдыхают на море. Ах, какой благородный профессор! И она, дура, поддалась его очарованию, разделила его испуг – что подумает о нем международная научная элита?

Коре было слышно, как в коридоре профессор говорит по телефону, прикрывая трубку ладошкой:

– Все готово. Можете высылать машину. Выезжаю через пятнадцать минут. Не беспокойтесь… Уехали. Как и договаривались – они в поезде, едут на морские купания… – Профессор засмеялся. – Правильно. Так, надеюсь, и будет. Да, кстати, есть одно небольшое осложнение. Здесь сидит госпожа Кора Орват. Нет, не бойся. Мой брат ее оглушил и завязал ей глаза. Меня она не видела… Сидит связанная. А зачем ее убирать? Она знает только Аполидора и девочку. Так что она будет полезным для нас свидетелем. Ну все, я пошел в подвал собирать этих тварей… Брезентовые рукавицы отыщу – у брата где-то были. Все. Ждите.

Стукнула трубка.

Кора всем телом почувствовала, как профессор заглянул в комнату, посмотрел на нее. И тихонько вышел. Скрипнула, закрылась дверь. Шаги удалились по коридору. Сейчас он полезет в чулан, будет искать рукавицы.

Кора напрягла мышцы рук – она делала это уже несколько минут, постепенно ослабляя путы. Одновременно хмурила лоб и двигала ушами, сдвигая вверх повязку. Надо спешить… Теперь ноги!

Если напрягать и расслаблять мышцы, веревки ослабевают – ведь привязывал ее не профессионал, а обыкновенный драконокормилец.

Освобождение от пут заняло минуты три. За это время профессор расшвырял все в чулане, но не нашел рукавиц и вынужден был отправиться к дракончикам с голыми руками. Коре не было его жалко. Сейчас они ему покажут!

Кора слышала, как, чертыхаясь, профессор прошел в ванную. Ага, сообразила она, замотал руки полотенцами. Вот он возвратился в коридор, щелкает крючок – дверь к дракончикам открыта. Сейчас начнется самое веселое – ловля драконов! Ему теперь не до Коры.

Кора быстро освободила руки от веревок, размотала ноги, чуть вытащила изо рта кляп, но прикусила его, оставив между губами. Теперь она могла в любой момент уйти.

Но это не входило в ее планы.

Профессор должен покинуть дом и унести дракончиков, полагая, что Кора надежно привязана к стулу.

Пока что она, приподняв повязку, огляделась.

Она сидела на стуле в гостиной, где уже бывала. Отсюда до двери на улицу всего несколько шагов.

Коре было слышно, как возится, чертыхается, падает, прыгает профессор: ловля драконов в тесном подвале – это спорт смелых!

Охота затягивалась. Коре уже надоело ждать.

Наконец она услышала, что профессор покинул подвал. Вот он тащит свою добычу по коридору.

Кора застыла на стуле. И правильно сделала.

Тяжелое дыхание вконец замученного генетика ворвалось в гостиную. Нелегко ему дались драконы!

Профессор не задерживался у дверей. Как только он убедился, что Кора надежно привязана и не предпринимает попыток освободиться, он поспешил далее.

Хлопнула входная дверь.

Теперь наступило время действовать.

В одно мгновение Кора сбросила веревки с рук, вытолкнула языком кляп, сорвала повязку с глаз, освободила ноги.

Тут же она бросилась к окну, которое выходило на улицу.

Увиденное ею зрелище было настолько выразительным, что Кора не удержалась и захлопала в ладоши – благо профессор ее не слышал.

Профессор волочил старый толстый кожаный чемодан, но не это развеселило Кору, а его вид. Профессор был исцарапан так, словно воевал с бешеной кошкой, причем подставлял ей лицо. Костюм его был порван, при ходьбе из брючины высовывалась голая коленка, а рукав пиджака где-то потерялся. Рубашка – в клочьях, один ботинок пропал…

– Нагноение тебе обеспечено, – тихо сказала Кора, глядя на профессора в окно. – Но не дай бог случится заражение крови. Нет, я тебе не завидую!

Морщась от боли, профессор подошел к автомобилю, который стоял у подъезда, и втолкнул в заднюю дверцу машины чемодан с дракончиками.

Затем сел за руль. Он не сразу смог завести машину – пришлось вытереть кровь с распухающих на глазах кистей.

Наконец машина рванула с места и помчалась по улице.

Но в этот момент Коры уже не было в доме. Она выбежала на улицу, и не успела машина профессора скрыться за углом, как Кора уже прыгнула в свой старинный лимузин. К счастью, тот был преисполнен чувства долга и завелся в одно мгновение. Затем он утробно и низко зарычал и бросился в погоню за профессорской малолитражкой.

* * *

Кора держалась на почтительном расстоянии от машины профессора – ей не хотелось, чтобы тот заметил погоню. Впрочем, сделать это было несложно, потому что центральная улица, пересекавшая всю столицу, была запружена автобусами, повозками, грузовиками и лимузинами, подобными тому, который был выделен для Коры.

Так как путешествие выдалось неспешным, от затора до затора, от светофора до светофора, Кора воспользовалась свободным временем, чтобы нажать синюю кнопку на браслете.

Как известно, Инструкция № 16 для агентов ИнтерГпола гласит: «В случае опасности для жизни агента либо для порученного ему дела агент обязан наговорить на браслет все соображения и факты, которые могут способствовать решению дела после гибели или выхода из строя агента».

Последние слова этой Инструкции Коре не нравились, но она признавала их разумность. Поэтому она наговорила на браслет вот что: «Нет сомнений в том, что похищение драконов производилось следующим образом: кормилец Загона Аполидор с помощью несовершеннолетней дочери Мелы подмешивал в пищу драконам препарат минимизатор, разработанный в лаборатории Второго института профессором Ромиодором, являющимся братом подозреваемого. Минимизатор оказывает воздействие на молекулярную структуру тела, что приводит к уменьшению организма в несколько десятков раз. Как только дракон под действием минимизатора уменьшался, Аполидор или его дочка спокойно засовывали бывшее чудовище в мешок и выносили из Загона на глазах у почтенной публики. Не вызывает сомнения и причина, побудившая кормильца Аполидора и его дочь заняться столь рискованным и сомнительным делом, как похищение драконов. Эта причина – месть за жену Аполидора, убитую в прошлом году драконом по кличке Великолепный. Аполидор и его дочь помещали украденных драконов в подвал своего дома и там мучили, избивая, моря голодом и холодом, но не давая своим жертвам помереть. Такой образ действий кажется неприемлемым для цивилизованных жителей Земли, но в отсталом государстве Лиондор он не представляется из ряда вон выходящим…»

Малолитражка профессора выбралась на простор широкого, разбитого колесами пыльного шоссе. Справа показался указатель: «До аэропорта 7000 локтей». Кора осторожно объехала свалившуюся набок повозку с арбузами и тоже прибавила скорость.

Затем снова включила запись:

«Вся эта история звучит слишком гладко и почти безобидно. В то же время я видела дракончиков собственными глазами и гарантирую правдивость своих показаний. Весь мой опыт убеждает меня в том, что, когда необычное и масштабное преступление совершают люди, не имеющие представления о том, что творят, почти всегда находятся умные и сообразительные преступники, готовые воспользоваться плодами их трудов. Как выяснилось, уменьшенного дракона нетрудно привести в исходное положение, так что временное уменьшение драконов оказывается замечательным средством для транспортировки громадных чудовищ. Мне стало известно, что на драконов есть спрос в соседнем государстве – Миандрии, осталось лишь недостающее звено: кто догадается совместить спрос (рынок в Миандрии) с предложением (уменьшенными драконами) и каким образом это будет сделано? События не заставили себя ждать – я обнаружила в доме Аполидора железнодорожные билеты для него и дочери, так как подозреваемые собрались поехать на морские купания. Тут же я узнала, что профессор Ромиодор выразил готовность позаботиться в их отсутствие о дракончиках. Вскоре на меня было совершено покушение – меня спешили вывести из игры, но не убили. Следовательно, преступникам надо было время, чтобы вывезти из страны дракончиков, о чем наивный Аполидор не догадался. После того как я освободилась от пут, мне удалось увидеть, что профессор с чемоданом, полным дракончиков, на своей машине направился по центральной улице, ведущей, как я только что узнала, к аэропорту. Вернее всего, дракончиков постараются вывезти из страны воздушным путем. Так как число и возможности преступников мне неизвестны, то я готовлюсь попасть в критическую и опасную ситуацию. В настоящий момент мы находимся в километре от аэропорта, и я сворачиваю с главного шоссе в сторону зданий аэропорта следом за автомобилем № 12-43-877, малолитражкой синего цвета. В автомобиле находится профессор Ромиодор, на заднем сиденье – чемодан с драконами. На этом я заканчиваю сообщение. Если больше не увидимся, передайте привет бабушке Насте, а также моему начальнику и учителю комиссару Милодару, от которого я немало натерпелась, но и многому научилась. До связи. Агент № 3 – Кора Орват».

Малолитражка профессора затормозила на стоянке у обветшавшего, давно не крашенного здания аэровокзала, знавшего лучшие времена. Профессор вылез из машины и покрутил головой, то ли проверяя, нет ли погони, то ли ожидая сообщников. Никого не обнаружив, вытащил из задней дверцы объемистый и тяжелый чемодан и поволок его в здание.

Кора дала ему скрыться внутри: далеко он теперь не уйдет – и припарковала свой лимузин так, чтобы в случае нужды можно было сразу выехать на основную магистраль. Затем Кора вошла в зал и осмотрелась.

Зал был велик, но желающих куда-то лететь с сумками, баулами, чемоданами, ящиками было больше, чем он мог вместить. Тем более что на табло в зале каждого второго рейса были надписи: «Вылет отменяется по техническим причинам» или «Рейс задерживается из-за нехватки топлива за пределами нашего государства». Кора внимательно просмотрела расписание, ища международный рейс, отправляющийся в ближайшее время, предпочтительнее всего в Миандрию. Но такого рейса не обнаружила.

Знакомство с расписанием показало, что единственный рейс на Миандрию уходит утром. Еще один рейс в неизвестное Коре государство Либерпуть был отменен «по техническим причинам за пределами наших границ». Стройная теория международной контрабанды рушилась на глазах. Тем более что профессор вел себя совершенно спокойно – вот он стоит в стороне от очередей к регистрационным стойкам, чемодан у его ног. Профессор достал какую-то брошюру серого цвета, похожую на доклад на научной конференции, и читает, словно он не похититель государственных драконов, а обыкновенный биолог, собравшийся обменяться опытом с такими же, как он, наивными учеными.

Все неладно! Все неправильно!

Но будем терпеть. Должен же профессор что-то предпринять…

Кора сделала несколько шагов в сторону и встала за бетонной колонной, на которой были выцарапаны неприличные слова и политические обвинения, оставшиеся от последней избирательной кампании. И тут ее окликнули:

– Дама Орват! Какое счастье! Я ищу вас по всему городу!

Еще этого не хватало! Оказывается, ее отыскал переводчик в коротких штанишках.

– А вы здесь что делаете? – строго спросила Кора.

– Я вас ждал в Загоне, но там был такой дождь…

Переводчик не скрывал радости, что отыскал Кору. Одет он был иначе, чем всегда. Штанишки были длиннее, при известной доле либерализма их можно было счесть короткими брюками. На шее был тщательно повязан синий галстук с полосками, формально означающими: «Пребываю при персоне высокого ранга». Неужели Кору перевели рангом повыше? Или это самодеятельность тщеславного Мери?

– Как же вы догадались, что я в аэропорту? – спросила Кора.

– Ах, у меня есть свои источники информации.

Переводчик сделал широкий жест, как бы предлагая Коре отыскать его источники в толпе пассажиров.

– И что же вы обнаружили? – спросил переводчик.

– Я практически распутала все это дело, – сказала Кора.

– Не может быть!

Переводчик был тщательно причесан на прямой пробор, волосы смазаны кремом и чуть завиты на концах, что характеризует прическу холостого, склонного к вступлению в брак мужчину из хорошей семьи.

– Я даже знаю, где находятся драконы и в каком виде.

– Где? Где? Не таите от меня, вашего верного слуги!

– Здесь, – сказала Кора и насладилась произведенным эффектом.

Переводчик открыл рот и забыл его закрыть. Так и стоял, а Кора ждала, когда пройдет шок, чтобы можно было продолжить рассказ и показать на профессора и его большой чемодан с маленькими драконами.

Но сказать она ничего не успела, потому что знакомый приятный голос прервал эту сцену.

– Госпожа Орват? Вот кого я не ожидал здесь увидеть! – воскликнул церрион средней руки, который вошел в здание аэропорта и, увидев переводчика и Кору, направился к ним. – Чему мы обязаны вашим появлением здесь? Неужели вы покидаете нас раньше срока?

– Я несколько раз пыталась вам дозвониться, – сказала Кора, поздоровавшись с министром. – Но это нелегко сделать.

– Разумеется, – согласился министр, улыбнувшись, как умеют улыбаться большие начальственные лица, усталые от бесконечных трудов на благо государства. – Я был на совещании у премьера, затем готовился к срочной поездке.

– Вы улетаете?

– Иначе зачем мне приезжать в аэропорт, – улыбнулся министр. – Но я вернусь послезавтра и надеюсь, что смогу еще с вами побеседовать и, если нужно, оказать вам помощь в поисках драконов.

– Господин церрион, – сказала Кора, поняв, что вот-вот лишится единственного покровителя, – я как раз и искала вас, чтобы сообщить, что драконы мною найдены. Я знаю, как они были украдены, кем они были украдены и где они находятся сейчас.

– Вот видите? – воскликнул переводчик. – Она сошла с ума!

– Я буду рад побеседовать с вами сразу по возвращении, – сказал министр. – К сожалению, сейчас мне пора уходить. Мой самолет ждет.

– Ваш самолет?

– Разумеется, не полечу же я на пассажирском самолете. – Молодой министр сокрушенно покачал головой, будто Кора сморозила оскорбительную глупость, но он остается выше этого.

– Мы с господином церрионом не можем лететь на обычном самолете! – заявил переводчик.

– И, наверное, вы летите в Миандрию? – спросила Кора.

– Да. Об этом объявлено в последних известиях по радио, – сказал переводчик. – Это частный визит конфиденциального свойства.

– И профессор Ромиодор летит с вами? – спросила Кора.

Министр направился к выходу на летное поле. Переводчик за ним. Кора не отставала.

Министр ускорил шаги.

– Я спросила о профессоре!

– Я не знаю никакого профессора, – откликнулся церрион. – Переводчик Меррони, разве профессор Ромиодор проходит по нашему ведомству?

– Первый раз слышу это имя! – воскликнул переводчик. Он пытался на ходу оттеснить Кору.

Троица приблизилась к профессору.

Тот увидел в первую очередь министра – по высокой форменной шляпе. И, видно, встревожился, что министр может его не заметить.

Профессор рванулся следом за министром, волоча тяжелый чемодан.

– Господин церрион! – звал он. – Господин церрион, оглянитесь!

Он почти настиг министра и переводчика, которые или не слышали его, или делали вид, что не слышат, когда узнал Кору.

В этот момент они все как раз прошли через дверь на летное поле и оказались вне глаз и ушей остальных обитателей аэропорта.

– Как? – спросил профессор, пораженный зрелищем Коры. – Вас нет! Вы… вы же в доме кормильца Аполидора. Я же вас видел!

– Вот именно! – жестко сказал министр. – Вы мне доложили, что женщина связана и безопасна.

– Но я же видел!

– Почему вы ее не убрали, идиот?

– Ну… ну, это лишнее. Я не приучен… – Профессор был растерян и напуган.

– Говорите, вы не приучены убивать. А таскать каштаны из огня для вас другие приучены? Вступать в долю с порядочными людьми вы приучены! Надо было прирезать ее, пока связана, и тогда мы с вами спокойно бы улетели куда надо. И вернулись бы богатыми людьми. Вы же этого хотели?

– Мне нужны деньги для продолжения исследований. Вы же знаете, что не для похоти…

– Ясно. Мне они нужны для похоти? – Министр рассвирепел. Он неожиданно страшно и жестоко ударил профессора по лицу, и тот пошатнулся, прикрыв голову руками.

– Действуй! – приказал министр переводчику.

Кора оставалась свидетелем – не более как свидетелем. Но она была настороже, потому что в отличие от профессора знала, что профессиональные политики обходятся без морали и жалости – иначе им нечего делать в политике.

– Видите ли, – обратился министр к Коре, – оказывается, ему деньги нужны на развитие науки, на бескорыстное знание… А мне? Мне они нужны для того, чтобы стать президентом и вытащить эту страну из нищеты и лицемерия! Мне нужны деньги, чтобы железной рукой вымести гниль и воровство из всех ее уголков!

– Понимаю, вам приходится идти на последнее воровство, чтобы покончить со всем воровством, – ответила Кора.

Министр осекся. Замечание Коры ему не понравилось. Политики обычно лишены чувства юмора, не говоря уж о чувстве иронии или сарказма.

Переводчик уже поволок тяжелый чемодан к летному полю.

Метрах в трехстах от них Кора увидела небольшой современный самолет, украшенный гербом правительства и личным гербом церриона средней руки.

– Остановите его! – сказала Кора министру. – Не надо улетать. Это ничего не изменит.

– Поздно! – усмехнулся министр. – Вы сделали большую ошибку, госпожа Орват! Вам не надо было спешить на аэродром. Сидели бы мирно на стуле, ждали, пока вас спасут. Потом бы дали показания на суде о преступлении драконокормильца – преступлении под влиянием душевных волнений. Аполидору дали бы не очень большой срок. Каждый судья понимает, что такое законы мести…

– Остановите его, или я сама буду вынуждена его остановить.

Профессор распрямился. Половина его лица представляла собой кровоточащую ссадину. Ну и рука у молодого министра!

– Зачем же меня бить? – спросил Ромиодор. – Я же все выполнил. Я все сделал, я подставил своего кузена, я даже сам привез драконов сюда… Зачем же бить?

– А затем, мой дорогой, – холодно сказал министр, – что никто не поверит в то, что один слабоумный служитель зоопарка уменьшил в сто раз драконов и притащил их к себе домой.

– Но мы же договорились, что он, использовав мое семейное доверие, украл у меня минимизатор… – растерянно сказал профессор, который все еще никак не мог понять, почему вместо благодарности он получает колотушки и угрозы.

– Да на тебя любой следователь надавит, и ты расколешься, – сказал молодой министр, и Кора поняла, что за спиной министра стоит темное уличное детство, а может, и преступная юность. – Мы не можем рисковать.

Министр вытащил пистолет. Сделал он это как-то лениво, не спеша, так что со стороны наблюдатель вряд ли заметил бы что-то неладное, – да и сам пистолет был похож на авторучку. Невинная сцена…

Кора понимала: они убьют профессора. Но тогда они не оставят в живых и саму Кору…

Она не стала ждать, пока министр откроет стрельбу, она знала эти авторучки – они стоили бешеных денег. Они стреляли растворимыми в крови ампулами с ядом, который нельзя обнаружить ни одним анализом. У человека просто останавливается сердце…

Но у авторучки был один недостаток – ограниченный радиус стрельбы, кажется, до семи метров.

Кора схватила профессора и рванула его на себя и в сторону.

Толстое, вялое, нетренированное тело Ромиодора взлетело в воздух и, упав, покатилось к груде ящиков, забытых здесь, видно, лет пять назад.

Министр выстрелил.

Кора рыбкой нырнула следом за профессором.

Она не знала, сколько зарядов выпустил министр и сколько их еще осталось.

Профессор забился у нее в руках.

– Да не беги, убьет! – зашипела на него Кора, затаскивая его в полумрак за ящики.

Но профессор бился, как рыба, вытащенная из воды. Видно, в его помраченном сознании министр оставался другом, защитником, а Кора – полицией, врагом, позором…

Профессор умудрился ударить Кору ногой в живот, и она на мгновение ослабила хватку.

Ромиодор выскочил из-за ящиков и кинулся к министру, который стоял, направив пистолет на ящики.

– Господин церрион, я здесь! – закричал профессор.

– Вот и молодец! – радостно откликнулся министр и, подождав, пока до профессора останется шагов пять, выпустил в него ампулу.

Профессор как бы натолкнулся на стену и, раскинув руки, сполз по ней на бетон.

– Руки вверх! – крикнула Кора из-за ящиков. – Или я стреляю.

Стрелять ей было не из чего – на мирную планету сыщик ИнтерГпола отправляется без оружия. Но министр об этом не знал.

Он бросился к самолету.

Переводчик, уморившийся тащить чемодан, остановился и сообразил, что Кора хочет убить его дорогого министра. Он вытащил из кармана своих коротких брючек пистолет и принялся палить в Кору. Оказывается, они отлично вооружились для конфиденциальной поездки в соседнее государство.

На расстоянии двухсот метров выстрелы переводчика опасности почти не представляли.

– Вернитесь! – окрикнула Кора, присев за ящики, чтобы не дразнить судьбу. – Сдайтесь!

Министр, человек молодой и сильный, подхватил чемодан и громадными прыжками побежал к самолету.

Переводчик отступал, стреляя на ходу.

В этой удаленной от пассажирских терминалов части аэродрома смертельная схватка не привлекла внимания. Отдаленно гудели моторы, еле-еле доносился голос информатора, и жизнь текла, словно отделенная стеклом.

Министр на бегу поднял руку.

Выглянув в носовое окошко, пилот увидел, что министр бежит к самолету, и сообразил, что надо делать. Моторы самолета взревели, и из сопел потек горячий воздух.

Переводчик догнал церриона и помог ему, напрягшись, втащить чемодан в чрево самолета.

Потом сам поднялся внутрь и утянул за собой трап.

Люк закрылся.

Кора вышла из-за ящиков. Было поздно бежать в диспетчерскую и пытаться остановить взлет. Да и кто послушает перемазанную, избитую девушку, старающуюся сорвать правительственный визит.

Кора подошла к профессору. Больше ему на научные конференции не летать. Видно, научным талантам лучше собирать деньги на исследования более традиционными путями.

Самолет покатил к взлетной полосе.

Кора посмотрела на часы. Прошло уже больше двух часов с тех пор, как ее ударили по голове в доме кормильца.

Самолет вырулил на полосу, на несколько секунд замер в конце ее и потом, набирая скорость, помчался по бетону.

Вот он оторвался от поля и начал круто набирать высоту.

В тот момент и случилось то, чего ждала Кора.

Самолет в полете как бы натолкнулся на препятствие. Он начал крениться и трепетать… и вдруг рассыпался, как лопнувший от передува воздушный шарик.

Во все стороны полетели кусочки самолета.

А в том месте, где был самолет, появилось черное пятно.

Падая, пятно быстро увеличивалось в размерах и разваливалось на шесть пятен поменьше, каждое из которых, вытянув хвост и расправив перепончатые двадцатиметровые крылья, прекращало падение, и драконы, словно шесть самолетов, рожденных погибшей от такого напряжения самолетом-маткой, выровняли курс и, набирая высоту, полетели в сторону Голубых гор.

* * *

Во Втором биологическом институте, куда Кора приехала на следующий день, чтобы по договоренности с ассистентками и директором получить у них толику максимизатора – средства для возвращения песика Пончика в прежнее состояние, ее ждали.

Всем было любопытно узнать, как погиб профессор Ромиодор, что случилось с самолетом и правда ли, что в катастрофе, которую Кора наблюдала, потерял жизнь сам церрион средней руки, наиболее вероятный кандидат в президенты на ближайших выборах, либерал, радевший о простом народе.

Но Кора мало что могла рассказать, сославшись на то, что приехала на аэродром поздно, когда профессор уже погиб, а драконы улетели. Так было уговорено еще утром на встрече с президентом и сановниками Лиондора. Но так как драконы все же существовали и об исчезновении их все узнали, то Кора рассказала молодым биологам официальную версию: покойный профессор, поддавшись родственным чувствам, дал немного минимизатора своему брату Аполидору, а тот уменьшал драконов и мстил им таким образом за трагическую гибель своей жены. Узнав об этом, переводчик Мери украл у кормильца дракончиков и хотел спрятать их на самолете церриона, который улетал с визитом в соседнее государство. Профессор пытался остановить преступника, но переводчик Мери убил его, а затем, когда по неизвестной причине драконы неожиданно вновь увеличились, погиб и сам. И погубил любимца народа – церриона средней руки. Вот и вся история.

Молодых ученых, включая нового директора лаборатории, более всего волновали результаты испытаний минимизатора на живых драконах. Они с нетерпением ждали, когда же драконов, за которыми отправилась воздушная экспедиция, поймают и вернут, чтобы можно было сделать им анализ крови. Молодые ученые были энтузиастами науки. Ассистентки, которым теперь придется искать новых поклонников, что тоже не лишено пикантности, суетились вокруг Коры, разглядывая бегающего по носовому платочку сантиметрового песика. Одна из них даже уговаривала Кору оставить его таким вот, миниатюрным, – это же так восхитительно!

* * *

Когда Кора пришла попрощаться домой к Аполидору, все еще чувствующему себя виноватым за то, что он ударил Кору по голове и связал ее, Пончик уже снова вырос и бегал по комнатам, тревожась от не выветрившегося еще запаха драконов. Аполидор не жаловался, что его выгнали с работы, – в конце концов, он совершил должностное преступление. Нельзя же мучить животных, даже если ты имеешь на это оправдание.

– А когда вы успели дать драконам средство, чтобы они увеличились снова? – спросила Мела.

– Ты была на кухне, делала мне кофе, а я прошла в подвал и дала драконам максимизатор, полученный в институте от твоего дяди.

– И запомнили время?

– Я знала, что у меня в запасе есть два часа.

– Но как вы догадались это сделать? Вы же не знали, что они полетят на самолете.

– Если бы я знала, что они полетят на самолете, я бы никогда не дала драконам средство для увеличения. Я же не палач, а только сыщик. Я рассудила иначе: маленьких драконов можно спрятать и перепрятать. Тогда найти их будет невозможно. Ведь я подозревала, что вы с папой – лишь фасад, за которым скрываются настоящие преступники. А кто они? Я не знала. Поэтому я подумала: если драконы вновь увеличатся, то преступники будут захвачены врасплох. Куда ты спрячешь шестерых двадцатиметровых драконов?

– Просто и гениально, – вежливо произнес Аполидор, ставя на столик поднос с кофе. За последние три дня он похудел почти вдвое. На следующий день после гибели министра их с девочкой отыскали на побережье и под стражей привезли в столицу, где сутки допрашивали, прежде чем отпустили на волю, определив до конца дней Аполидора в подметальщики улиц с правом носить серый фартук и валенки, но без права на черную шляпу…

– Вы настоящая мстительница, – с уважением произнесла девочка. – Целому самолету отомстила, министру отомстила и даже переводчику.

– Глупыш, я никому не мстила.

– Мстила. Переводчику, что не переводил, а только доносил на вас министру. Он хотел тебя убить. А профессору – чтоб не врал. А самолету отомстила за то, что возил драконов. Представляете… – девочка даже закатила глазки, – как они начали увеличиваться? Чемодан – бабах! В клочки! Их самих – всмятку, самолет – на кусочки! Вот это месть!

Кора только отмахнулась. Ну как докажешь такому ребенку, что людей убивать нельзя? Даже плохих.

– Теперь они тебе будут мстить, – убежденно сказала девочка, – мертвяки всегда мстят убийцам.

– Не говори глупостей! – прикрикнул на нее подметальщик Аполидор. – Мадам Кора завтра улетает. Они не успеют ей отомстить.

Кора допила чай, позвала песика, попрощалась и улетела на Землю в тот же день.



Notes

X