Кир Булычев - Сыщик Алиса

Сыщик Алиса 272K, 52 с. (Алиса Селезнева-32)   (скачать) - Кир Булычев

Кир Булычев
Сыщик Алиса


Глава 1
Колеса для богомола

Если ты приходишь домой и тебе надо делать уроки, то во дворе обязательно светит солнце, в городе открылась Ярмарка Чудес, Пашка Гераскин, который делает только то, что ему хочется, зовет тебя купаться на остров Родос, а марсианский богомол так скрипит старыми суставами, что хочется убежать на Северный полюс.

– Поля! – крикнула Алиса, кидая ранец с компьютером в угол. – Поля, куда ты задевался?

Робот – домашний работник по имени Поля, оказывается, давно уже стоял в дверях, укоризненно склонив набок железную голову. И где только он научился так склонять голову?

– Вы меня звали, госпожа? – спросил он.

В последние годы робот читал только дамскую литературу, предпочитая романы о графинях, которые безнадежно влюбляются в недостойных баронов, в то время как благородные маркизы вздыхают в оранжерее. И хоть все смеялись над увлечением робота, разубедить его в том, что дамская литература никак не относится к настоящей жизни, было невозможно. И больше всего он страдал от того, что не умеет плакать. Ведь героини его любимых романов буквально не просыхали от слез. Однажды он даже намазал себе «слезы» подсолнечным маслом и был посрамлен жестокосердными хозяевами.

– Виконт, – сказала Алиса роботу, понимая, что такое обращение – самый прямой путь к сердцу Поли. – Не будете ли вы так любезны придумать, чем смазывают суставы старых марсианских богомолов, чтобы они не мешали людям делать уроки?

– Давайте я сделаю уроки за вас, графиня, – ответил великодушно робот. – В последний раз.

– Благодарю вас, я сама, – сказала Алиса. – Так чем смазывают суставы богомолам?

– Попрошу не издеваться, – вмешалось в разговор полуметровое насекомое, пытаясь спрятаться под кровать. – Если я одинокое существо, заброшенное судьбой на чужую планету и вынужденное проводить остаток дней в плену у двуногих, это не означает, что по мне можно ходить ногами!

– Я же хочу сделать как лучше! – воскликнула Алиса. – Ты не будешь скрипеть. От этого выиграешь и ты, и все человечество.

– Суставы у меня внутри, – сказал богомол. – Вы что же, резать меня намерены?

– Тогда уходи! – приказала Алиса. – И ты, Поля, уходи. Все уходите и оставьте меня в покое. У меня завтра контрольная по математике.

– Пойдем, – сказал робот богомолу.

Богомол покорно пошел за роботом, и Алисе было слышно, как робот рассуждает вслух:

– Может, в тебя шприцем масло впрыснуть?

– Я не переношу боли, – отвечал богомол.

– Вот уж не думал, что ты ее чувствуешь, – сказал робот. – Я в прошлом месяце тебе нечаянно ногу отломил, ты когда это заметил?

– Я заметил сразу, – сказал богомол, – но сказал на следующий день. Не хотел тебя расстраивать.

– Врешь, – сказал робот.

Они миновали коридор и скрылись на кухне.

Теперь ничего не мешало приниматься за уроки. Кроме лени.

И Алиса стала колдовать, чтобы началось землетрясение, чтобы школу смыло приливной волной цунами, чтобы грянул мороз тридцать градусов и занятия отменили. Она колдовала и понимала при этом, что такое колдовство – пустая трата времени.

Тогда, загадала Алиса напоследок, пускай сейчас зазвонит видеофон и папа попросит ее срочно приехать в Космозо.

Космозо – это космический зоопарк, он расположен в Москве, а Алисин папа, профессор Селезнев, – директор этого зоопарка.

Но с чего бы профессору Селезневу звонить дочери, если она сейчас сидит у компьютера и делает уроки.

И в этот момент зазвонил видеофон.

На экране появилось лицо профессора Селезнева.

– Алиса, – сказал он. – Что нового в школе?

У Алисы язык отнялся от неожиданности. Вот не думала, что удастся заставить папу позвонить!

– В школе все хорошо, – ответила Алиса.

Тут вошел робот Поля и, увидев, что Алиса разговаривает с отцом, заявил, становясь в поле зрения профессора:

– Вот вас мне и нужно!

– Что еще случилось?

– Ваша дочь, – сказал домашний робот, а сокращенно домроботник Поля, – высказала неудовольствие по поводу того, что у ее марсианского богомола слишком громко скрипят суставы. Я обследовал богомола и понял, что смазать суставы не удастся, потому что они покрыты хитиновым покровом. Тогда у меня появилось предложение: а что, если отломать все ноги у богомола, а вместо них сделать колеса?

– И как же богомол? – Профессор Селезнев старался сдержать улыбку. – Он согласен на такую операцию?

– Он не заметит, – сказал робот. – Мы обломаем ему ноги во сне. И когда он проснется, то все будет кончено. У него будет шесть пар колес на резиновых шинах.

Алисе показалось, что робот даже надулся от собственной сообразительности. Поля относился к породе ученых дураков, которые встречаются и среди людей. Такие ученые дураки лишены чувства юмора. Им рассказываешь что-нибудь смешное, а они смотрят на тебя совершенно серьезно и спрашивают: а что тут смешного? Причем так строго спрашивают, что начинаешь думать: может, и в самом деле на свете нет ничего смешного? Такие люди бывают очень опасными.

– Хорошая идея, – согласился Селезнев и обратился к Алисе: – Ты уж присмотри за своими друзьями, а то богомол занесен в межпланетную Красную книгу.

– Отлично, – согласилась Алиса. – А богомол на колесиках будет еще более редким насекомым. – Но ей тут же пришлось бежать за роботом. Он, оказывается, решил, что получил согласие людей на операцию над богомолом.

Алиса вернулась к экрану и спросила отца:

– Что у тебя случилось?

– Я жду гостя, – сказал Селезнев. – Это твой знакомый. Ты не хочешь присутствовать при нашем разговоре? Думаю, тебе будет интересно.

– Конечно, – ответила Алиса и поскорее отключила видео, чтобы отец не заметил, какое у нее счастливое лицо. Ее колдовство удалось! Можно не делать уроков.

У Алисы было предчувствие, что ее ждет новое приключение, а она с раннего детства и недели не может прожить без приключений.

И она собралась так, словно намеревалась отправиться в поход: вынула из хлебницы свежий бублик, повторила просьбу роботу не дотрагиваться до богомола, который уже залез от страха под буфет, оставила записку маме, что к ужину обязательно постарается вернуться домой, и поспешила к остановке автобуса.

Автобус стоял на Арбатской площади. Это был автобус мгновенного действия. Через сто лет в городе люди будут в основном ездить на таких автобусах. Ты входишь в его заднюю дверь, проходишь по салону и выходишь в переднюю дверь. Если ты не ошиблась автобусом, то передняя дверь ведет к площади перед Космозо.

День был будний, и посетителей в зоопарке было не много. Даже место на стоянке флаеров перед входом можно было отыскать без труда.

Алиса прошла в ворота Космозо, напоминавшие вход в пещеру, в полутьме засверкали самоцветы, над головой зажегся, встречая посетителей, зеленый, в искорках, свет, который излучали Изумрудные лишайники, привезенные когда-то с астероида Ветерок. Миновав короткую пещеру, девочка оказалась в удивительном, привычном с детства, волшебном мире космического зверинца.

Алисе, конечно же, не терпелось узнать, какого неожиданного гостя ждет ее отец, но она не могла отказать себе в удовольствии пройти мимо клеток, где вольготно чувствовали себя обитатели дальних планет, которых специальные экспедиции давно уже привозят на Землю.

За стеклом, в жаре пустыни, под искусственным солнцем, жарились живые кустики, порой вырывая из песка корни, чтобы подойти к крану и напиться. А вот целое семейство индикаторов – пушистых добродушных зверьков, которые меняют цвет в зависимости от настроения. На лужайке возле круга, где катал детей добродушный розовый дракончик, мирно паслись два склисса. Коровы как коровы, никогда не подумаешь, что они умеют летать. Но при виде Алисы склиссы заволновались, принялись мычать, побежали к ней, раскрыв прозрачные стрекозиные крылья…

К сожалению, у Алисы не хватало времени повидаться со своими знакомыми, но все же она сделала небольшой крюк и заглянула к пруду.

– Э-ге-гей! – крикнула она. – Вылезай, соня! Я тебе бублик принесла.

И в ответ на ее крик вода посреди пруда расступилась, спугнув гусей и казарок, и показалась голова ящера. За головой последовала шея, которая все поднималась, поднималась над водой и никак не кончалась, так что, не покидая середины пруда, колоссальный бронтозавр смог дотянуться губами до стоявшей на берегу Алисы и, вытянув вперед мягкие розовые губы, взять у нее из рук свежий бублик. В знак благодарности бронтозавр прикрыл белой пленкой черные глаза и снова ушел в глубину, спать и думать. Хотя до сих пор никто не знает, о чем думают бронтозавры.

От пруда всего два шага до похожего на раскрытую ракушку здания дирекции. В ракушке помещается не только дирекция, но и госпиталь для зверей, лаборатория и центр наблюдения, ведь за космическими животными приходится следить круглые сутки – мало ли, что может произойти. И порой решают дело секунды.

Пройдя по коридору, Алиса толкнула дверь, на которой была маленькая металлическая пластинка:

Проф. СЕЛЕЗНЕВ.

ДИРЕКТОР

Папа был один. Он сидел перед компьютером, по экрану бежали ряды мелких цифр.

– Алиса, – не оборачиваясь, сказал профессор. – Садись и жди. Я буду занят еще две минуты.

Алиса, конечно же, не стала садиться. Она принялась разглядывать свои любимые фотографии на стенах кабинета. Там были изображены чудесные животные, а также виды планет, на которых папе приходилось бывать. А вот и фотография космического корабля «Пегас». Когда-то в раннем детстве, может, тысячу лет назад, Алиса вместе с папой и капитаном Полосковым летали на нем в космос, и она там впервые столкнулась с космическими пиратами…

Алиса собралась рассказать папе, что ей недавно пришлось встретиться с пиратами вновь, но только она открыла рот, как дверь без стука распахнулась и в комнату как ураган ворвался маленький, поджарый, быстрый, даже стремительный человек с вьющимися, словно проволочными, волосами, большим орлиным носом и яркими светящимися глазами. Он был таким загорелым, словно провел отпуск на Гавайских островах. Но Алиса, которой и раньше приходилось видеть этого человека, знала, что комиссар ИнтерГалактической полиции Милодар проводит все свое свободное время под двухкилометровой толщей льда, потому что его кабинет лежит возле Южного полюса.

– Здравствуйте, привет! – воскликнул комиссар Милодар. – Вам привет, профессор Селезнев, и тебе привет, отважная девочка Алиса.

У комиссара была отличная память на лица.

Отец оторвался от компьютера и протянул комиссару руку.

– Садитесь, – сказал он.

– Рук не пожимаем! Это негигиенично. Мне семья не позволяет! – заявил Милодар, но на самом деле комиссар говорил неправду. Дело в том, что он очень берег себя, потому что считал, что без него вся работа ИнтерГалактической полиции на Земле развалится. Его надо беречь. А как берегут комиссаров? Их держат в кабинетах, а на все встречи и даже опасные задания вместо них посылают великолепно сделанную голографическую копию. Комиссар сидит сейчас в своем кабинете подо льдами Антарктиды, а его копия пришла в кабинет Селезнева и не хочет пожимать рук, так как тогда профессор сразу догадается, что перед ним не комиссар, а только его копия.

Но, видно, профессор Селезнев об этом догадался. Он не стал пожимать руку комиссару. Вместо этого он спросил:

– Чему мы обязаны вашим визитом?

– А вам сегодня никто ничего не рассказывал?

– Нет.

Комиссар встал посреди кабинета, уперев руки в бока.

Алиса и Селезнев стояли перед ним. Никто не садился.

– Это очень странно, – заметил комиссар.

– Комиссар Милодар, – попросила Алиса, которая совершенно не стеснялась комиссара, – почему вы говорите загадками?

– Я не загадками говорю. Я подозреваю вашего папу в утаивании важной информации.

– Что? – удивилась Алиса.

– А вот что: вчера из этого зоопарка кто-то сбежал. Не будем уточнять кто. Сегодня ваш папа, Алиса, узнал, что в зоопарке на одного жильца меньше. Но он не решился рассказать об этом нам, полицейским, и надеялся поймать чудовище сам.

– Это чистой воды чепуха! – возразил профессор Селезнев.

– Если чепуха, то откуда взялась эта страшная угроза всему человечеству? – Комиссар щелкнул пальцами, и у него в руке, как у фокусника, появилась подвижная цветная фотография, видеокадр, который в просторечии называют викадом.

На фотографии было изображено нечто совершенно странное и даже отвратительное.

Представьте себе пруд или озеро, наполовину заросшее тростником. На дальнем высоком берегу видны осины и елки.

Почти из середины пруда, высунувшись по пояс, на зрителя глядело противное бледно-голубое существо размером чуть побольше толстого человека. Существо это было не то что толстым, но очень тугим и мутным, каким бывает надутый рыбий пузырь.

Головой существо напоминало моржа, если бывают голубые моржи, без ресниц и бровей, с седыми усами и слюнявым ртом. А вот клыками природа это чудище наградить забыла.

Без видимых усилий существо поднялось над водой, так что показался его толстый белый живот, и начало хлопать по поверхности пруда пухлыми ладонями с перепончатыми пальцами, которые заканчивались длинными загнутыми когтями.

Затем водяной толстяк медленно погрузился в зеленую воду и выпустил один за другим несколько больших пузырей воздуха.

Милодар кинул викад на стол, и фотография проехала немного по его плоскости, затем ударилась в настольный календарь и замерла. Это было странно, потому что голограмма комиссара не должна была раскидывать во все стороны настоящие викады.

– Что вы на это скажете? – спросил Милодар.

– А что я должен сказать? – осторожно осведомился Селезнев.

– Не юлите, профессор. Это ваш зверь?

– Нет. У нас нет ничего подобного.

– Он сбежал из этого зоопарка?

– У нас никогда не было таких зверей… и сотрудников.

– Алиса, – Милодар обернулся к дочери профессора, – ты подтверждаешь слова отца?

– Почему вы не доверяете мне, комиссар? – спросил профессор, останавливая готовую ответить Алису.

– Я всем доверяю, – ответил Милодар, – но я всем и всегда повторяю: у меня не бывает просто разговоров с людьми, у меня бывает только перекрестный допрос. Даже когда я ложусь спать со своими женами.

– У вас несколько жен? – удивилась Алиса.

– Только две, – ответил Милодар, – и тебе рано об этом знать. К тому же здесь спрашиваю я. Тебе знакомо это чудовище?

– Нет, – сказала Алиса.

– Ты его видела в папином зоопарке?

– Нет!

– Но, может, оно само вывелось? Здесь столько нечисти, страшно войти.

– Во-первых, не страшно, – сказала Алиса. – А во-вторых, здесь нечисти совсем нет, а есть только животные. Вот вы нам показывали типичную нечисть. Я такого где-то видала. Наверное, в мультике, – сказала Алиса. – И он назывался водяным.

– Алиса, не путай комиссара Милодара! – взмолился профессор Селезнев. – Он просит опознать животное, а ты ему рассказываешь сказки.

– Любая информация нам, сыщикам, полезна, – возразил комиссар. – Не исключено, что мы имеем дело с каким-то розыгрышем. Ведь мы еще до конца не избавились от хулиганов и интриганов. Поэтому я попрошу Алису сообщить мне все, что она знает об этих водяных.

– Теперь я понимаю, почему комиссар попросил меня позвать тебя на нашу встречу, – сказал профессор. – Ему хотелось послушать сказки.

Милодар усмехнулся:

– Профессор, вы просто ревнуете. Вы думали, что если я прилетел к вам, то буду разговаривать только с вами. Но учтите, что из вашей дочери может выйти незаурядный сыщик. Мы с ней знакомы.

– Как же, как же! – вспомнил Селезнев. – Прошлой осенью Алиса встретилась с вами в пустыне Такла-Макан, когда пропал без вести профессор Лу Фу?

– Правильно! – подтвердил Милодар. – У вас великолепная память, профессор. Алиса тогда нам очень помогла. И я надеюсь, что она поможет правосудию снова. Честно сказать, когда я узнал о появлении этого голого голубого моржа в пруду возле деревни Тучково под Москвой, то я вспомнил, кто у нас главный специалист по чудовищам – профессор Селезнев. И тогда хлопнул себя по лбу и воскликнул: а не родственница ли ему одна неглупая девочка Алиса? И в справочном бюро мне ответили: она его единственная дочь! Вот тогда я провидеофонил вам и попросил позвать на нашу встречу Алису. Всем все ясно?

Селезнев хмуро кивнул, а Алиса бодро ответила:

– Так точно, комиссар!

Комиссар Милодар, довольный произведенным на профессора впечатлением, подмигнул Алисе и принялся ходить по кабинету директора, заложив руки за спину.

Неожиданно он остановился и сказал:

– Господин профессор, я попрошу вас не грозить пальцем вашему единственному ребенку и не корчить страшных гримас. Она не совершила ничего плохого. И надеюсь, что еще сделает немало хорошего на ниве криминалистики.

– Я и не сержусь, – улыбнулся Селезнев.

– Тогда продолжим беседу, – сказал полицейский комиссар. – Алиса, будь любезна, помоги старику, расскажи, что ты знаешь об этих самых… водяных.

– Я знаю то же, что и все дети, – ответила Алиса. – То есть не очень много. В русских сказках и, наверно, в сказках других народов есть такие существа, которые называются нечистой силой, или нечистью. Я думаю, что они остались в наших сказках еще с тех древних времен, когда славяне были язычниками и верили в языческих богов, они думали, что лес и речки населены всякими мелкими злыми духами.

– Это так? – спросил Милодар у профессора Селезнева, словно никогда не читал сказок. И тут же он подтвердил опасения Алисы: – Должен признаться, что никогда не читал сказок. И не смотрел мультфильмов. В два года мне купили первый компьютер, а в шесть лет я распутал мое первое уголовное дело – об ограблении и убийстве старушки, которая жила в соседнем подъезде. Она давала людям деньги в долг под проценты. И ее убил один…

– Он зарубил ее топором? – спросил Селезнев.

Алиса видела, как папа с трудом удерживается от смеха.

– А вы откуда знаете? Читали? – спросил Милодар.

– Если фамилия убийцы Раскольников, то я читал эту историю у знаменитого писателя Достоевского, – сказал Селезнев. Он явно потешался над гостем.

Но Милодара не так-то легко было сбить с толку.

– Нет, – сказал он уверенно. – Молодого человека звали Карамазовым… С тех пор я стал помогать полиции, в четырнадцать лет был зачислен в штат полицейского участка и получил звание младшего сержанта. Продолжай, Алиса, рассказывай нам о вере древних славян.

– Древние люди считали, что в лесу живут лешие и Баба Яга – костяная нога. На деревьях сидят соловьи-разбойники, в воде прячутся водяные и русалки…

– О русалках я слышал, – перебил Алису Милодар. – Попрошу конкретнее, что мы знаем о водяном?

– Очень мало, – призналась Алиса. – Я слышала, что водяной утаскивает к себе в подводное царство тех, кто ему понравится… Папа, а что ты знаешь о водяном?

– Забыл, – признался Селезнев. – Может быть, водяной действительно похож на того толстяка, которого нам сейчас показали. Но, насколько я знаю, все, кто его видел, потонули. К тому же по долгу службы я не верю в сказки и вам, комиссар, не советую.

– Скудно, – сказал Милодар.

– А вы поглядите в библиотеке, – предложила Алиса. – Там, наверное, есть сборник сказок.

– Некогда, некогда мне по библиотекам бегать! – воскликнул Милодар. – Может быть, это вовсе и не водяной, а какое-нибудь чудовище, которое сбежало от вас. Только вы боитесь мне об этом рассказать.

– Клянусь вам…

– Не клянитесь. Наверняка вы знаете этих гадов, которых здесь содержите. А теперь поехали!

– Куда поехали? – удивился Селезнев.

– На пруд в деревне Тучково, – ответил Милодар таким тоном, что никто не посмел ему перечить.


Глава 2
Водяной в пруду

У входа в корпус-ракушку стоял синий полицейский флаер. В нем сидела девушка в форме сержанта ИнтерГалактической полиции.

Милодар куда-то исчез.

– Скорей, – крикнула девушка, – комиссар Милодар ждет нас у пруда!

Удивительное дело, ведь Алиса – девочка-наоборот: ее можно попросить, но ей нельзя приказывать. А вот Милодар умеет приказывать так, что все вокруг слушаются, даже когда знают, что он совершенно не прав.

Флаер мгновенно взлетел над Москвой, набрал скорость и помчался на запад, где в семидесяти километрах от города, возле дачного поселка, в пруду нашли неизвестное существо.

– Скажите, – спросил профессор Селезнев у девушки, которая вела флаер, – а кто нашел этого водяного?

– Кого? – не поняла девушка-сержант.

– Водяного, – сказала Алиса. – Кто нашел голое голубое чудовище, на которое мы летим смотреть?

– Ах, вы о нем! Мы его прозвали голопузик… Этого голопузика увидели дачники Вундермахеры, которые пришли вчера днем купаться в пруду.

– Разве не холодно? – удивился Селезнев. – Ведь сентябрь кончается.

– Они закаленные, – пояснила девушка. – Они зимой в проруби купаются. Спортсмены мирового класса! Они взяли с собой спаниеля. Дачники задержались, а собака полезла в воду. И когда сам Вундермахер хотел тоже нырнуть, он услышал страшный визг. Вундермахер не стал нырять, а посмотрел вперед и увидел, что его любимую собачку схватил отвратительный голубой голый толстяк, который вылез по пояс из пруда. Тогда господин Вундермахер не испугался, взял рогатку…

– Что взял? – удивился профессор Селезнев.

– Господин Вундермахер – экс-чемпион мира по стрельбе из рогатки по движущимся целям, – пояснила девушка-сержант. – Он не расстается с рогаткой, потому что рассчитывает на матч-реванш с До Ди Джо.

Алисе хотелось спросить, кто такой До Ди Джо, но важнее было узнать, чем кончился поединок на тучковском пруду.

– Господин Вундермахер вынул рогатку и выстрелил в чудовище. Чудовище схватилось за глаз, куда попал заряд из рогатки, и отпустило собачонку, жизнь которой была спасена. Господин Вундермахер успел сделать снимок чудовища, прежде чем оно окончательно скрылось под водой. После возвращения домой господин Вундермахер срочно связался с полицией, которая в лице старшины Потапенко прибыла на флаере к пруду. Милицейскому наряду удалось разглядеть сверху неизвестное существо голубого цвета, однако милиционеры не стали принимать меры по отлову существа… А, вот мы и прилетели!

И в самом деле, внизу показался пруд, наполовину заросший осокой, за ним начинался лесок, на краю которого стояли дачи.

У одного из домиков были видны люди. Они махали руками, привлекая внимание пилота флаера. Алисе было слышно, как в наушнике раздались слова:

– Снижайтесь у крайней дачи. Вы нас видите?

– Вижу, – ответила женщина-сержант, и флаер резко пошел вниз.

Милодар был среди встречавших – голограмме расстояние не помеха. Он встретил Алису и ее папу, словно был гостеприимным хозяином этих мест.

– С прилетом, с прилетом! – воскликнул он. – Знакомьтесь. Вот это господин Вундермахер, это спасенная им вчера собачка Джерри, а вот это его жена.

К удивлению Алисы, господин Вундермахер оказался скромным молодым человеком, очень высоким и стесняющимся своего роста, отчего даже сутулился, а его жена была очаровательной смуглой женщиной с большими, черными, чуть раскосыми глазами на скуластом лице. Но на этом чудеса не кончились.

Господин Вундермахер протянул Алисе руку с очень длинными, но сильными пальцами и представился:

– Алеша Чудодеев.

– Как? – удивилась Алиса.

– Вундермахер – это перевод моей фамилии на немецкий язык. Так меня в шутку называют мои коллеги по стрельбе из рогатки на международных соревнованиях. Им понятнее, и звучит громче.

Сказав это, Алеша покраснел, как морковка. Он отвел глаза, будто признался в грязном преступлении.

– Ничего, – постаралась одобрить его Алиса. – Вы еще вернете себе звание чемпиона и разгромите в честном бою этого ничтожного До Ди Джо.

Милодар зашелся в припадке кашля, а Алеша покраснел еще больше, словно вымазался вишневым соком.

– Мою жену… – промолвил он, – мою любимую жену зовут До Ди Джо. Мы полюбили друг друга на прошлом первенстве мира и теперь вот второй месяц как поженились и вместе готовимся к соревнованиям. Вы не представляете, какой высокий уровень соперничества в нашем спорте!

– Ах, простите, – смутилась Алиса. – Я не могла догадаться, что в вашем виде спорта женщины и мужчины выступают вместе.

– И мы, женщины, выступаем намного лучше, – прошептала До Ди Джо. – Заходите внутрь, я вам покажу мою коллекцию рогаток. Мой папа и моя мама, которые ввели меня в мир большого спорта, собирали народные рогатки по всему свету.

– К сожалению, время не ждет, – отрезал Милодар. – Ведите нас к пруду. Я должен показать специалистам чудовище, которое там поселилось.

Они пошли по тропинке под сенью пожелтевших осин и изумрудных елок, вокруг шумела листва, из редкой травы поднимались оранжевые шляпки подосиновиков. Вот бы сейчас взять корзинку…

Алиса слышала, как ее отец разговаривает с Милодаром.

– Мне это дело сразу из районной милиции перекинули, – говорил комиссар. – Что-то инопланетное, что-то загадочное, сказали они, – не наше дело! Нам и слонов хватает.

– Слонов? – удивился Селезнев.

– Здесь неподалеку, в Яхроме, – сказал Милодар, – есть слоновья ферма. Разводят слонов для зоопарков, цирков, домашних зверинцев и для лесозаготовок на крутых склонах. Так эти слоны, как им скучно станет, разламывают загородку, убегают и бродят по окрестностям, выпрашивают пищу, а то и огороды разоряют.

– А там, на ферме, вы проверяли? – спросил Селезнев.

– Вы думаете, где слон, там и водяной?

– Ничего я не думаю, – сказал Селезнев. – Но там могли вести генетические опыты, то есть выводить новые породы слонов.

– Нет, – задумчиво ответил Милодар, – тот голубой толстяк совсем не похож на слона.

Алиса поглядела в другую сторону. Экс-чемпион мира и чемпионка шли, держась за руки, а спаниель по кличке Джерри бежал перед ними. Алиса обратила внимание на то, что у молодоженов к поясам прикреплены кобуры, словно для пистолетов. Там же рогатки!

Впереди между деревьями показался пруд. Но тут Вундермахеры-Чудодеевы остановились, потому что начали спорить.

А вот и пруд. Поверхность его, не больше ста метров в диаметре, была совершенно гладкая, и было заметно, что большей частью он совсем мелкий, так что для водяного почти не остается места.

– А ну-ка, – попросил Милодар командирским голосом, – кто из вас, рогаточников, вызовет его на поверхность воды?

Алиса увидела, что женщина-сержант, которая привезла их сюда, стоит в трех шагах позади, и в руке ее – пистолет. Полиция не желала рисковать.

Алеша вынул из кармана круглый шарик размером с вишню и, взяв большую эмалированную рогатку, натянул ее тугую резинку… Снаряд со свистом разрезал воздух и косо вошел в воду, почти не подняв брызг.

– Попал, – сказал Алеша.

И тут же вода в центре пруда заволновалась, из нее выскочила большая жаба и, прикрывая передней лапкой глаз, куда угодила вишенка, поплыла брассом к берегу.

– Не тот, – сказал Селезнев.

– Еще неизвестно, – возразил комиссар. – Не исключено, что ваш так называемый водяной может менять облик. Никогда не расслабляйтесь. Алисочка, крохотулечка, поймай, пожалуйста, жабочку. Ведь ты не боишься жаб?

– Не боюсь, – улыбнулась Алиса. Оказывается, когда комиссару что-то нужно, у него даже голос меняется.

Она обежала пруд, пробралась сквозь прибрежные кусты и погналась за жабой, которая сидела, держась за глаз, но при виде Алисы тяжело запрыгала прочь.

Удивительный человек этот Милодар, думала Алиса. Ведь если водяной – оборотень, то тогда Алисе может грозить опасность. Вот превратится сейчас жаба снова в водяного и перекусит Алису пополам… Алиса даже замерла, не решаясь схватить жабу.

Это сделал за нее папа. Видно, его посетили такие же мысли. Профессор Селезнев догнал Алису. Он не хотел, чтобы водяной перекусывал его дочь пополам.

– Зря испугались! – закричал с того берега Милодар. – Вы у меня все под прицелом. Если бы он сожрал Алисочку, ему бы не поздоровилось.

– С некоторым опозданием, – заметил Селезнев, которому Милодар не нравился. Профессор не выносил хвастунов. А ведь, несмотря на многие положительные качества, в Милодаре немало хвастовства и фанфаронства.

Селезнев держал жабу двумя пальцами за шею. Она опустила ноги и висела неподвижно.

– И каково ваше мнение, профессор? – спросил Милодар.

– Мое мнение, что это самая обыкновенная жаба.

Тогда Милодар обернулся к Алеше и приказал:

– А ну, чемпионы, попробуем еще раз!

Женщина-сержант предложила:

– Давайте я поднимусь на флаере. Сверху виднее.

– Подожди, может, все-таки мы его выманим.

Следующей стреляла хрупкая До Ди Джо. Ее шарик также вонзился в воду, но никто оттуда не выпрыгнул.

– Не надо поднимать флаер в воздух, – сказал тогда Милодар. – Я сам посмотрю.

Он грустно вздохнул и признался:

– Ненавижу холодную воду.

После этого Милодар пошел к пруду и шаг за шагом, раздвигая стебли осоки, погрузился сначала по пояс, потом по шею, потом с головой. И гладь пруда даже не шелохнулась.

– Что он делает? – воскликнула До Ди Джо. – Он же простудится! Его загрызет чудовище!

«Странная женщина, – подумала Алиса. – Сначала думает о простуде, а только потом о смерти».

Но Алиса, в отличие от остальных, совершенно не боялась за нос и горло Милодара. Ведь в пруд пошел не сам комиссар, который спокойно сидит у себя в кабинете под ледовым щитом Антарктиды, а его голограмма, которая не может простудиться. И вообще, не было никакой нужды стрелять по воде из рогатки и мучить несчастную жабу, которой грозит остаться без глаза, если ты можешь отправить на разведку свою голограмму.

Милодара не было минуты две. Из глубины пруда поднялось к поверхности облако рыжего ила. Наконец показался Милодар.

– Никого, – сообщил он. – Совершенно никого, если не считать головастиков, личинок стрекоз и жуков-плавунцов. Куда делся водяной? Может, его и не было? – Рассуждая так, Милодар вылез из пруда.

– Как так – не было! – возмутился Алеша. – А кого же я тогда фотографировал? Кто мою собачку чуть не съел?

При этих словах Джерри заскулил, будто его и на самом деле вот-вот сожрут.

– Мало ли, кого вы фотографировали! – ответил Милодар сердито. И понятно было отчего. Возникла неизвестная опасность. Может быть, инопланетная, может быть, даже для всего человечества. – А когда мы приезжаем, чтобы эту нечисть посадить в аквариум и изучать, оказывается, что пруд совершенно пуст. Значит, чудовище уже ползает по лесу?

Комиссар больше в воду не полез. Он делал вид, что страшно промок и устал. Но Алиса, которая стояла к нему ближе прочих, отлично видела, что одежда его совсем сухая.

– Кстати, – спросил он, отступая назад, чтобы никто не мог до него дотронуться. – Кто-нибудь заметил у него ноги или какой-нибудь там хвост?

Все молчали. Милодар еще раз спросил об этом у Алисы, видно считая ее экспертом по русским чудесам.

– Я думаю, что у него хвост, как у русалки, – сказала Алиса, хотя не была в этом уверена. – Я где-то читала, что русалки – его дочки.

– А может, он зарылся глубоко в ил и сидит? – предположил Милодар.

– И вы его не нашли? – спросила чемпионка мира.

– Если я туда лазил и чуть не простудился, – спохватился Милодар, – то от меня не смог бы спрятаться даже гвоздь!

– Ну, если гвоздь… – произнес профессор Селезнев так, что только полное отсутствие чувства юмора спасло комиссара от глубокой обиды.

Милодар молча обозревал пруд, надеясь, видно, что водяной мог затаиться в осоке.

Алеша спросил:

– А купаться можно?

– Купаться погодим, – ответил Милодар. – Пока не будет уверенности.

– Нам пора, – сказал профессор Селезнев. – Не до вечера же нам ждать появления вашего фантома.

– Вы ставите под сомнение?.. – снова обиделся Алеша.

– Нет, я только хочу сказать, что водяной таинственно появился и так же таинственно исчез, и мы хотели бы, чтобы милая девушка – сержант милиции отвезла нас обратно в Космозо, – сказал профессор.

Милодар глубоко вздохнул, с трудом признавая поражение. Потом махнул рукой, и этот жест девушка-сержант поняла правильно. Она отодвинула дверцу флаера, чтобы Селезневым было удобнее в него забраться. Они попрощались с рогаточниками мирового класса и через несколько минут возвратились в Космозо.

Отец отправился в обход – каждый день он обязательно проверял, как себя чувствуют его питомцы, не заболел ли кто из них, не скучает ли. Алиса, все еще помня о том, что дома ее поджидают уроки, упросилась в обход с отцом. Отец, как и все взрослые, не отличался проницательностью и не догадался, что его дочка была готова делать что угодно, кроме математики. Она поболтала немного с птицей говоруном, который сидел в открытой вольере. У говоруна две головы, он может летать между звезд, обладает сказочной памятью, но вообще-то существо безмозглое. Так вот, у говоруна была большая радость – он женился. Одна крупная попугаиха какаду решила связать свою судьбу с космическим героем. Алиса познакомилась с невестой, пожелала птицам большого семейного счастья и много яиц, потом убрала в загоне у склиссов, насыпала корму невидимым рыбам и полюбовалась тем, как исчезает корм в их невидимых глотках.

Прибежали два кустика и пошли следом за Алисой, переступая корнями. Говорят, у кустиков долгая память – они уже несколько лет помнят, как Алиса их поила компотом. Потом девочка постояла возле аквариума, в котором живет многоклетка. Так некрасиво называют загадочное существо, которое недавно попалось охотникам за животными. Когда многоклетка спит или просто отдыхает, она рассыпается на много тысяч зеленых клеток, почти невидимых для глаза, но когда ей хочется поесть или возникает желание отправиться в гости в соседний аквариум, многоклетка собирается в единое существо, которое каждый раз придумывает себе новую форму. Чаще всего они повторяют то, что подсмотрели за день. То собирутся в зеленую черепаху, то изобразят карикатуру на собственного служителя или на кого-то из зрителей. Но иногда многоклетки вспоминают что-то из своей прежней, дикой жизни, и тогда может получиться весьма страшное существо. Правда, клеток не хватит на дракона или даже медведя, но зеленую кобру они собрать из себя могут. Только без ядовитых зубов.

У пруда, лежа на мелководье брюхом к небу, динозавр чесал короткими передними когтистыми лапами светло-желтое пузо. Алиса подобрала швабру, оставленную служителем в загоне, перепрыгнула через барьерчик и крикнула динозавру:

– Бронтя, подплыви поближе.

Бронтя лишь шевельнул гигантским хвостом, и его обтекаемое тело медленно подплыло к берегу.

Алиса стала чесать шваброй брюхо своего любимца, а тот рычал от удовольствия, так что желтые листья сыпались с деревьев.

Зрители, которых днем в Космозо немного, сначала помогали Алисе советами и веселыми возгласами и даже уговаривали Бронтю съесть конфетку. Но когда бронтозавр чуть не вылез на берег, они отбежали на солидное расстояние и продолжали давать советы оттуда. А одна перепуганная исландка побежала в дирекцию с криком, что девочка попала в пасть бронтозавра. К счастью, она натолкнулась на профессора Селезнева, и тот ее как-то успокоил. Он объяснил ей, что бронтозавр – старый друг Алисы, она спасла ему жизнь, когда он только-только вылупился из яйца. Может, исландка и поверила, но быстро ушла из зоопарка в планетарий, что поднимает неподалеку свой стометровый купол. Под этим куполом носятся ракеты и другие космические корабли, и дети в них чувствуют себя словно в настоящем космосе.

Потешившись с Бронтей, Алиса пошла к семейству питекантропа Геракла. Питекантроп раньше жил на детской биостанции на Гоголевском бульваре, но подрос, стал опасен для окружающих, потому что у него бывали приступы плохого настроения, к тому же он влюбился в самку гориллы, женился на ней и добровольно переехал в Космозо. У них с гориллой родился детеныш, и они страшно ссорились из-за того, что Геракл пытался учить ребенка русскому языку, который сам толком освоить не сумел, но мама-горилла была категорически против. Она хотела, чтобы ее сын вырос настоящей обезьяной, так как полагала, что обезьян на свете осталось мало и каждая на вес золота, а людей развелось слишком много.

Алиса немного послушала спор родителей, причем Геракл пытался выговаривать человеческие слова, а его жена только рычала и повизгивала в ответ. А детеныш питекантропа и гориллы носился по загону, качался на ветках деревьев и кидался в зрителей банановой кожурой.

У этого загона ее и отыскал отец.

– У меня к тебе есть один неделикатный вопрос, – сказал он.

Алиса почувствовала, как у нее сердце упало на желудок.

– Спрашивай.

– Неужели вам сегодня ничего не задали на дом?

– Папа, – строго ответила Алиса, потому что родителей полезно держать в строгости, чтобы не распускались. – Папочка, я лучше тебя знаю, когда мне делать уроки, а когда заниматься общественно полезным трудом.

– И какова же твоя программа действий?

– Я хотела с тобой попрощаться, у меня дома дела. Тебя ждать к обеду?

– Если ничего не случится, в шесть я буду дома.

Они распрощались, и Алисе уже ничего не оставалось, как садиться к проклятому компьютеру, который никогда не делает ошибок и другим не дает.


Глава 3
Гости из Сказочного леса

Следующий день не принес ничего нового. Загадка водяного в пруду так и не была разгадана, несмотря на то что Милодар приказал осушить пруд. Приехали несколько суперцистерн, в которые была перекачана вода вместе с мальками и головастиками, а когда всю тину выгребли и просеяли, воду с головастиками слили обратно. Никаких следов водяного, конечно же, не обнаружили.

Алиса забежала на биостанцию, где строили новый дом для жирафа Злодея, который был вовсе не злодеем, а добрейшей души животным. Никого из друзей там не было, и некому было рассказать о неудавшейся встрече с водяным.

Вечером Алиса собиралась пойти на Ярмарку Чудес, и мама обещала составить ей компанию, но вынуждена была улететь в Чили, где по ее проекту строилась гостиница и гигантский аквариум для китов и акул: мама Алисы – архитектор и редко бывает дома. Одной идти на Ярмарку не хотелось, хотя, как объявляли по телевизору, там собрались фокусники, обманщики, чудотворцы, кукольники и акробаты со всего мира.

Алиса посмотрела по телевизору старый фильм, а когда пришел папа, они сыграли несколько партий в быстрые шахматы. Так прошел вечер. Ничего не произошло особенного, если не считать пирога с абрикосами, который неплохо испек робот Поля, и ничто не предвещало завтрашних событий.

А события эти начались с неожиданного визита к Алисе комиссара Милодара.

Он появился в половине третьего, когда Алиса, вернувшись из школы, занималась уборкой.

Комиссар возник из воздуха посреди комнаты, наступил на кучку мусора, однако мусор не рассыпался, потому что это опять была голограмма, то есть комиссар был совершенно невесомым.

– Ну что же это такое! – воскликнула Алиса. – Вы врываетесь в чужой дом без разрешения. А что, если бы я была раздета?

– Ничего страшного, – рассмеялся Милодар. – Тогда бы я попросил тебя одеться. Но ведь ты одета? Тогда слушай – мне некогда здесь прохлаждаться. Положение серьезное и становится все серьезнее с каждой минутой!

Комиссар Милодар вытянул руку вперед и стал похож на памятник самому себе.

– Что случилось? – спросила Алиса, кладя на стол пачку книг. Она любила старинные книги, в переплетах и со страницами, из-за чего над ней всегда посмеивался Пашка Гераскин.

– Он снова возник, – сказал Милодар. – Нужна твоя консультация.

– Водяной?

– Нет, сама смотри!

Милодар протянул Алисе маленький, любительский, викадик, какие делают папаши семейств на пикниках или на экскурсии в Мексику. Изображение трудно было разглядеть – видно, камера от страха прыгала в руках снимавшего.

– Ничего удивительного, – сказал Милодар. – Они бежали от нее километра три. Только в поле им удалось оторваться. Вставь в компьютер и увеличь стоп-кадр.

Алиса послушалась его.

На большом дисплее появилось изображение. Компьютер очистил его от всего лишнего, сфокусировал, и картина, представшая взору Алисы, оказалась в самом деле зловещей.

Это была старуха. В рваном платье, которое за последние сто лет никто не стирал и не штопал. Главной чертой сморщенного безгубого лица был нос, который свисал к верхней губе и встречался там с длинным желтым зубом из нижней челюсти. В худой когтистой руке старуха держала метлу. Одна ее нога была обыкновенной, а вместо второй торчала голая кость, будто бабушка взяла ногу напрокат у скелета, что стоит в Алисиной школе в биологическом кабинете.

– Ты можешь представить, – заговорил Милодар, – как перепугалось мирное семейство Пуделей.

– Пуделей?

– Не собак пуделей, а семейство по фамилии Пудель!

– Я слышу, не нужно кричать.

– Когда мирное семейство Пуделей встретило этих чудовищ в лесу, оно бежало без оглядки…

На викаде были видны облака, вершины деревьев, трава под ногами – все, что попадало в поле зрения камеры, которой размахивали на бегу.

– Кто это там, рядом с Бабой Ягой? – спросила Алиса.

– Как, ты знаешь имя этой страшной старухи?

– Мне странно, что ваши Пудели не знают таких простых вещей.

– Вот видишь, я тоже не знал, – сказал Милодар. – Ты у нас специалистка по сказкам, а мы с Пуделями многое забыли. Лучше скажи мне, что тебе известно об этом чудовище?

– Значит, так, – начала Алиса. – Зовут ее Баба Яга – костяная нога…

– Вот именно, костяная!

– Живет она в лесу, в избушке на курьих ножках…

– На каких? На курьих? Разве бывают такие маленькие избушки?

– Нет, – сказала Алиса, – но бывают такие большие ножки. Обычно Баба Яга летает над лесом в деревянной ступе и направляет ее полет метлой. У нее есть спутники – черный ворон и черный кот, которые живут в ее избе. Питается она…

– Вот именно, это существенно!

– Я думаю, что маленькими мальчиками. Она их сажает на лопату и отправляет в печь.

– Ты с ума сошла! Это же людоедство. Она разумна или нет?

– Не знаю, разумна или нет, но разговаривать умеет.

– Откуда ты столько знаешь?

– Мне бабушка рассказывала, – ответила Алиса. – А ей – ее бабушка.

– Замечательные традиции у вас в семье! – воскликнул Милодар. – Значит, Пудели должны благодарить судьбу за то, что эта самая Баба Яга передвигалась в тот день пешком.

– Она могла оставить ступу в избушке. Завтра возьмет и кого-нибудь догонит.

– Не смей так думать, Алиса! Если это случится, мы с тобой вылетим с работы.

– То есть вы вылетите с работы, а я из школы?

– Алиса, не отвлекайся и научись понимать шутки. Меня никто никогда не погонит с работы, потому что я – главный комиссар на Земле.

– Хорошо, не буду, – сказала Алиса. – А вы так и не сказали мне, кто был с Бабой Ягой?

– Он не получился на снимке. По показаниям Пуделей, он похож на гориллу или снежного человека. Это обросшее шерстью, неопрятное и даже страшное существо.

– Наверное, это друг Бабы Яги, леший, – предположила Алиса. – Они часто ходят вместе.

– Где они ходят вместе?

– В сказках.

– Алиса, мы имеем дело с совершенно реальными событиями. Мы не имеем права смириться с тем, что по нашей стране шастают бабы-яги и лешие, а в наших водоемах купаются водяные. Разве так может быть?

– Разумеется, нет.

– Вот видишь! И какое ты находишь этому объяснение?

– Не знаю, – ответила Алиса. – Надо полететь туда и посмотреть.

– Погоди, – остановил ее Милодар, – сначала я свяжусь с поисковой группой. Можно дать изображение на ваш экран?

– Валяйте, – сказал домашний робот Поля, – мне ведь тоже интересно. Для меня эти ведьмы и лешие – воспоминания о детстве Алисы. Бабушка, бывало, читает Алисочке, а я рядом пол натираю. И запоминаю. А когда бабушка задремлет, я ее заменяю и дочитываю.

На большом домашнем экране, куда комиссар переключил связь, появилось изображение мрачного полицейского в стальной пожарной каске.

– Доложите! – приказал ему Милодар.

– Мы обшарили весь лес по соседству с дачным поселком, но не обнаружили никаких следов пожилой женщины с костяной ногой и волосатого мужчины отвратительного вида.

– Та-а-ак! – угрожающе произнес Милодар. – Может быть, вы забыли дома биоискатель?

– Нет, – ответил полицейский, показывая короткую трубку с раструбом на одном конце, – биоискатели работают. Мы определили всех зайцев, белок и даже ворон в лесу, но не нашли ни одного из подозреваемых существ.

– Но они могли переодеться в дачников!

– Дачники уже два часа как попрятались по домам или убежали на станцию. Поселок совершенно пуст.

– Та-а-ак. – Милодар отключил экран и начал расхаживать по комнате, сцепив за спиной пальцы и размышляя вслух: – Мне начинает казаться, что в этой истории появляются какие-то общие черты, назовем их системой. Ты согласна, Алиса?

– Как я могу ответить, если не знаю, о какой системе вы говорите.

– Вчера мы искали водяного, его видели, но потом он исчез без следа. Сегодня мы ищем Бабу Ягу и лешего, их также видели, зафиксировали, а поймать не можем. Они пропали без следа. Но при этом оказывается, что все они не настоящие, а вышли из сказок, что они не должны существовать, их только бабушки помнят и о них рассказывают…

– И я! – вмешался робот Поля.

– Вот именно! Их не может быть, и мы их не находим, но люди пугаются и бегают от них по лесу.

Тут Милодар обернулся к Алисе и быстро произнес:

– Алисочка, мне пора, дела не ждут. Спасибо тебе за помощь. Нет, не отнекивайся! Ты оказала неоценимую услугу, дав толчок моему творческому порыву. Завтра я тебе принесу это дело на блюдечке, как очищенное и посоленное яйцо. Надо только подумать.

– Пошевелить серыми клетками? – спросила Алиса словами Эркюля Пуаро – любимого сыщика Агаты Кристи. Но Милодар, видно, не читал романов Агаты Кристи, потому что он сердито ответил:

– У меня нет ничего серого! – и растворился в воздухе.

– Зря ты ему сказки рассказывала, – заметил Поля, глядя на пустое место.


Глава 4
Соловьи-разбойники

В тот день Милодар не появлялся, не звонил, не беспокоил, – как сквозь лед провалился на свою антарктическую базу. Он хоть и обещал объявиться только завтра, но Алисе было немного обидно. Это типичная мужская черта – благодарить, рассыпаться в комплиментах, а когда все пройдет – забыть о том, что контрольную ты списал у Алисы, что задачку тебе решила Алиса и даже совет ценный дала та же Алиса. Скромная, незаметная труженица…

Алисе стало себя жалко, она вздохнула и пошла ужинать. Мамы не было, а папа о событии с семейством Пуделей не знал вообще – по телевизору о Бабе Яге не говорили. А когда Алиса попыталась рассказать, то оказалось, что папа в Бабу Ягу не верит. Наверное, какая-то артистка детского театра, сказал папа, пошла по грибы и заблудилась.

Но на следующее утро Милодар все же позвонил.

– Докладываю, – сказал он, – мы прочесали частым гребнем лес и окрестные места. Никаких чудовищ, бабок и леших не обнаружено, даже если бы они были микроскопического размера. Я тебе гарантирую – никаких сказочных существ в лесу не было.

Алиса поняла, что Милодар показал себя лучше многих знакомых мальчишек.

– Если еще появятся, вы мне, пожалуйста, позвоните, – сказала Алиса.

– Не только позвоню, сам к тебе приеду. Мне без твоих энциклопедических знаний никуда не деться.

– Значит, вы думаете, что это не последние чудовища?

– Во-первых, мы не знаем, куда они прячутся, – ответил комиссар. – Во-вторых, мы не знаем, откуда они берутся. И, в-третьих, мы не знаем, когда появятся новые и испугают очередных Пуделей.

Милодар появился у Алисы через два дня.

Он был мрачен.

– К сожалению, – произнес он, – мои худшие предположения оправдались.

Он вытащил большой конверт с печатями и марками. Из конверта извлек викад. Официальный, снятый специальной камерой.

– Любуйся, – сказал он так, словно хотел закончить фразу словами «что ты натворила». Но не закончил. Потому что Алиса нажала на уголок викада – и на нем появилось изображение большого флаера, видно рейсового. Он лежал в кустах, на боку. Вокруг роились полицейские и медицинские флаеры и кареты, а из разбитой машины выносили тела людей, некоторым раненым помогали выбраться и дойти до носилок.

– Что там случилось? – ахнула Алиса.

– Продолжение наших сказочных игр, – сказал Милодар. – Как сообщает пилот рейсового флаера, в тридцати километрах южнее Москвы он встретил странную гигантскую птицу серого цвета, внешне похожую на воробья, только размером с дом. Пилот не ожидал увидеть такую птицу, и у него было несколько секунд, чтобы уйти от столкновения – но он не успел…

– А автоматика?

– Автоматика не сработала. Она показала, что никакой птицы нет. Чепуха какая-то!

– Кто-нибудь погиб?

– Я еще не знаю. Пострадавших отправляют в клинику Склифосовского. В крайнем случае будут оживлять. Но ситуация неприятная. Пришлось запретить все полеты вокруг Москвы.

– А где птица? Неужели ее не догнали?

– Ее видели в районе Звенигорода через час после столкновения.

– И что же?

– Смотри, – Милодар протянул Алисе еще один викад. Опять любительский. На викаде была видна птичка, впрочем, изящная, серенькая, скромная. Но тут она пролетела рядом с деревом, и Алиса поняла, что глаза обманули ее, – на самом деле птичка была чуть меньше слона.

– Ну, кто это?

Алиса смотрела, как птица долетела до высокого обрыва, на котором росли могучие сосны, нырнула внутрь соснового бора и пропала из глаз.

– Почему ты молчишь, Алиса? – строго спросил комиссар.

– Потому что думаю.

Робот Поля вошел в комнату и стал рассматривать викад.

– Я могу сказать, – вмешался он в разговор.

– А вот ты помолчи! – рассердился Милодар. – Мне еще не хватало иметь робота-консультанта по русским сказкам.

– А эта птица не из сказки, – возразил Поля, – поэтому Алиса и не может угадать.

– А откуда эта птица, Поля? – спросила Алиса.

– Из былины, – сказал начитанный робот.

– Не говори глупостей! – прикрикнул на робота Милодар.

– Если этот человек не будет на меня кричать, – заявил робот, – то я готов сказать, как птица называется.

– Он будет молчать, – обещала Алиса.

Милодар нехотя кивнул.

– Это Соловей-разбойник. Про него рассказано во многих былинах. Его никто, конечно, не видел, но известно, что он пугал людей до смерти своим свистом, а богатырям приходилось с ним сражаться. Чаще всего они побеждали.

– Как же ты догадался? – удивился Милодар.

– Потому что я знаю орнитологию.

– Это лишнее! – возмутился Милодар. – Роботы не имеют права швыряться такими словами.

– Очевидно, вы меня неправильно поняли, – сказал робот, – орнитология – это наука о птицах. У меня есть несколько атласов и справочников, а летом я порой ухожу в лес, чтобы слушать пение птиц.

– Это правда, – подтвердила Алиса. – Поля – большой любитель птичьего пения.

– У меня есть десяток кассет с записями соловьиных концертов, – сказал робот. – Так что я соловья отличу от любой другой птицы.

– Но соловей ведь маленький, – сказал комиссар.

– А это большой соловей, очень большой. Потому он и именуется разбойником. Вам выпало большое счастье – вы первыми в мире увидели Соловья-разбойника. Теперь вы имеете право писать мемуары.

– Твой робот не может знать выдумок про соловьев-переростков! – закричал Милодар. – Хватит издеваться надо мной! Я тебе не подружка, а руководитель ИнтерГалактической полиции!

– Тогда, мистер руководитель, – ответила хладнокровно Алиса, – я не понимаю, зачем вы пожаловали в наш скромный дом? Зачем вы ставите под сомнение способности моего робота?

– Послушайте ее! – радостно воскликнул Поля, а марсианский богомол вышел из-под стула на видное место, чтобы показать, как он горд за робота.

– Это еще что за существо? – в ужасе воскликнул Милодар, который, как потом выяснилось, не выносил мух, тараканов, кузнечиков и прочих длинноногих членистоногих.

Все, разумеется, расстроились, а богомолу стало стыдно, что он отвратителен, на взгляд комиссара, и он попытался выброситься из окна, но, как всегда, неудачно.

– Значит, так, – сказал комиссар, – никуда не уходить, ждать моих приказаний! Начинается охота на соловьев-разбойников. При обнаружении разбойника, скрывающегося под личиной соловья, не приближаться, держать наготове паралитическое оружие!

Милодар глядел куда-то в сторону и отдавал приказания несуществующему человеку. Алиса догадалась, что он сейчас разговаривает со своим помощником или секретарем, который остался в Антарктиде.

И на самом деле Милодар стал растворяться в воздухе. Его голограмма возвращалась в штаб.

– Мы его будем слушаться? – спросил Поля, показав голосом то, что роботам показывать нельзя, – неуважение к Человеку.

– Ты займешься обедом, – сказала Алиса. – А я пойду погуляю.

– Ты позволишь в виде исключения погулять вместе с тобой? – льстиво спросил домроботник.

– В следующий раз, – ответила Алиса и умчалась из дома, оставив крайне обиженного Полю.

«Кто-то делает сказочных персонажей», – размышляла Алиса, подняв флаер в воздух и направляясь в сторону Звенигорода. Она решила сама посмотреть на месте, что там натворил Соловей-разбойник, и поискать его. Ведь нельзя же верить на слово роботу. Мало ли что может померещиться железному слуге, который, видите ли, занимается на досуге орнитологией и невзлюбил знаменитого комиссара Милодара.

Несмотря на сильное воздушное движение, Алиса добралась до Звенигорода за несколько минут. Эти места зовутся Подмосковной Швейцарией, потому что с высоких берегов Москвы-реки открываются чудесные виды. Сосновые боры нависают над высокими обрывами, а сама речка то разливается по плоским зеленым лугам, то ускоряет свой тихий бег, сжатая заборами гигантских дач, которые здесь строили диктаторы, потом палачи, потом богачи, а теперь в них вольно раскинулись детские садики.

Сначала Алиса посетила то место, где потерпел аварию рейсовый флаер.

Она спустилась пониже, но выбираться из флаера не стала – ясно было, что всех оттуда увезли, пострадавшие давно уже в госпитале, а обломки флаера никакого интереса для нее не представляют.

«Натворив столько бед, я бы на месте Соловья-разбойника полетела в лес, – решила Алиса. – Поглубже. Хотя никто, даже любознательный Поля, не знает привычек Соловья-разбойника».

Лес начинался сразу за рекой и шел стеной до дачных заборов.

«На сосне бы я не стала жить – много колючек и трудно укрыться. А вот раскидистый дуб – замечательное место для того, чтобы спрятаться».

Алиса медленно вела флаер вдоль опушки леса.

Тут она заметила полицейские вертолеты, которые бороздили небо над деревьями. Значит, такая же мысль пришла в голову и полицейским. Ну ладно, ничего страшного, по крайней мере она здесь не одна.

Алиса увидела группу очень высоких и пышных дубов.

Вот где должно скрываться его гнездо!

Алиса спустилась ниже, к самым вершинам дубов, и начала приглядываться. Разумеется, она ничего не увидела. Лес был тихим, задумчивым, словно он прислушивался к тому, что должно произойти.

Ей стало ясно, что ничего не произойдет до тех пор, пока она не опустится вниз, на землю, пока не станет частью леса. Лес не открывает своих тайн людям, которые летают над ним в механических птицах.

Алиса опустилась на небольшой лужайке рядом с крайним дубом. И осталась совершенно одна.

Хоть люди были где-то недалеко, а за рекой начинались корпуса санатория, Алисе казалось, что она очутилась в самом центре девственного, непроходимого леса.

Над деревьями взволнованно носились крикливые вороны, будто кто-то враждебный занял их угодья.

– Тра-та-та-та! – запел музыкальный пулеметик.

– Каррр! – вопили вороны. – Каррр! Карр!

– Та-ля-та-ля-та-ля, – пропела другая птица.

– Карр! – вдруг откликнулся кто-то из глубины листвы.

И вдруг… словно птичка поднесла клюв к могучему микрофону, карканье, громкое, как раскаты грома, потрясло лес.

Это он! Только почему-то каркает!

Алиса кинулась к стволу дерева и постаралась заглянуть в листву.

Как жаль, что на ней нет «кошек» или липучек, чтобы подняться по крайней мере до того места, откуда начинаются большие ветви.

Но лезть на дерево ей не пришлось.

Видно, громкое карканье насторожило полицейских, и они решили проверить, откуда оно доносится.

Алисе снизу было видно, как синий флаер приблизился к листве и вдруг кинулся в сторону, едва не потеряв равновесия.

Листва раздалась, и оттуда вдогонку за флаером ринулись две птицы, совершенно непохожие друг на дружку. Одна была гигантским соловьем – даже непонятно, как его выдержали ветви дуба, вторая – вроде попугая, разноцветной, вертлявой, суетливой, но все равно громадной. Но обе птицы, улетая прочь, оглушительно каркали.

Стая ворон, как черный ажурный хвост, кинулась за ними. Напасть на гигантских птиц вороны не смели и потому обругивали их вслед, осыпая своими вороньими проклятиями.

Снизу Алисе было отлично видно, как полицейские флаеры, всегда готовые к встрече с чем-то объяснимым и понятным, от вида соловьев-разбойников пришли в полное расстройство и кинулись в разные стороны.

К счастью, до крушения дело не дошло, но пилотам пришлось немало пережить.

С торжествующим карканьем соловьи поднялись к облакам и исчезли.

Алиса вернулась к своему флаеру. Из него она вышла на связь с Милодаром.

– Вас не было в этих несчастных флаерах? – спросила она.

– Меня никогда нигде не бывает! – отрезал комиссар. – А ты откуда знаешь?.. Ага, не отвечай, я тебя засек! Ты находишься в том же квадрате. Как ты в нем оказалась?

– Я сюда прилетела.

– Почему ты прилетела точно туда, где были соловьи-разбойники? Признавайся, ты с ними в сговоре?

– Против вас, комиссар?

– Не говори глупостей. Нельзя плести заговоры против меня. Но все равно ты вызываешь подозрения. В конце концов – ты маленькая девочка, недоросток, ребенок. Ты почему себя ведешь не по правилам?

– Я всю жизнь вела себя не по правилам и буду вести себя не по правилам, – ответила Алиса. – А здесь я оказалась, потому что решила, что соловьи далеко не улетят. А раз не улетят, то будут таиться в дубовой роще.

– Все, все, все! Не трать моего драгоценного времени! Скажи мне, что мы с тобой будем делать дальше?

– Дальше нам полезно было бы подумать, – сказала Алиса.

За открытым люком флаера начинался такой мирный, золотой, такой ласковый лес, что невозможно было представить, что в нем могут таиться чудовища.

– Чудесно! – воскликнул комиссар. – Мы начали думать. Раньше никто никогда не думал, а пришла Алисочка-кисочка и начала думать. Мыслитель! И что же мы придумали?

– Пока что я обратила внимание на две детали, – ответила Алиса. – Во-первых, соловьев уже двое и они совершенно разные. Один соловей похож на соловья, только очень большой. А другой соловей похож на попугая.

– И что?

– Не знаю, но это может оказаться важным.

– Что еще?

– Вторая деталь мне тоже показалась серьезной.

– Выкладывай!

– Соловьи не знали, как петь по-соловьиному.

– Почему ты так решила?

– Они каркали! Они увидели птиц и решили научиться петь. Но увидели-то они ворон! Какие соловьи поют в начале октября?

– Любопытно, – признался Милодар. – Очень любопытно. А теперь отправляйся-ка домой, пока тебя родители не хватились.

– Мои родители привыкли к моему характеру, – возразила Алиса. – Они даже с ним смирились.

– Я им не завидую, – сказал Милодар. – Впрочем, делай как знаешь, мне некогда тратить на тебя время. У меня есть более срочные дела.

Тем временем небо над головой начало темнеть от вертолетов, флаеров и прочих летательных аппаратов, включая дирижабли и воздушные шары, которые слетались в этот тихий дачный уголок в надежде увидеть соловьев-разбойников, о которых только что сообщили в новостях.

Алиса села во флаер и поднялась к самым облакам, чтобы посмотреть на события сверху.

Но дело в том, что и любопытные, и даже полицейские, за исключением тех, кто был здесь с самого начала, совершенно не представляли, как выглядит Соловей-разбойник и кого надо искать.

Они носились вокруг, мешая друг другу, и время от времени над воздушной толпой пролетал крик, что соловьев уже видели и поймали, – черная стая смещалась в сторону и некоторое время роилась в той стороне. Потом оказывалось, что тревога ложная, и все начиналось вновь.

Алисе это надоело, и она поднялась в облака. И не случайно – ведь именно туда полетели птицы, чтобы скрыться от людей.

Некоторое время она поднималась в сплошной белой вате, затем в облаках показался просвет, сверху туда заглянуло солнце, но Алиса никого не увидела. Она продолжала подниматься, уверенная в том, что вот-вот увидит соловьев-разбойников, и побаивалась немного, как бы они не напали на ее маленький флаер.

Вот и еще один разрыв в облаках, словно воронка в песчаной пустыне. И тут Алиса увидела соловьев-разбойников. И даже не двух, а трех. Еще один, видно, поджидал их в облаках. Соловьи, громадные, как самолеты, медленно реяли среди облаков, словно отдыхали после встречи с людьми, и вначале восприняли Алису как четвертого соловья, их товарища.

Но через несколько минут один из соловьев, тот самый, что был похож на попугая, предупреждающе каркнул.

Остальные посмотрели на флаер Алисы и, не тратя времени, спикировали на него с трех сторон.

Хорошо еще, что Алиса умела водить машину лучше любого пилота. Она кинула флаер к земле, соловьи налетели друг на дружку, а Алиса уже спряталась в спасительной вате облака.

За несколько секунд Алиса пролетела облако и оказалась под ним, там, где бессмысленно кружились, выискивая соловьев, полицейские флаеры.

– Эй! – крикнула Алиса в микрофон, который разнес ее голос далеко вокруг. – Сейчас вы увидите соловьев! Будьте осторожны и уберите подальше зевак. А то они могут перепугаться и…

Алиса не успела закончить предупреждения, как из облаков, словно пикирующие бомбардировщики, выскочили три соловья-разбойника. Один серый, похожий на настоящего соловья, только очень большой, другой, скорее схожий с толстым голубем, но с большими когтями и загнутым орлиным носом, а третий – разноцветный, как попугай, но с пугающими размерами когтей и клюва.

Любое действие требует подготовки. Полицейским нужно было несколько секунд, чтобы подготовиться, зрителям и зевакам требовалось несколько секунд, чтобы броситься врассыпную. Но соловьи этих секунд никому не дали! Они неслись, как управляемые снаряды, и, конечно же, не пели по-соловьиному, а издавали те звуки, которым недавно научились, – оглушительно каркали.

Флаеры и прочие летательные аппараты с зеваками ринулись к земле, а полицейские, стараясь прикрыть их, открыли огонь из своих пулеметов. Заряды лазерных пулеметов вонзались в тела громадных птиц и пронзали их насквозь. Но самое страшное заключалось в том, что соловьи не обращали внимания на заряды. Они продолжали гоняться за зрителями, часть из которых успела приземлиться или спрятаться в листве деревьев.

Соловьи гонялись за своими жертвами, не обращая внимания на полицейских, но тех становилось все больше, и тогда соловьи сочли за лучшее отступить в облака.


Глава 5
Сыщики принимают решение

«Итак, – сказала сама себе Алиса, расхаживая по комнате, – мы должны решить задачу, от которой, возможно, зависит будущее всей Земли».

Только что она выключила телевизор, где дикторша рассказала, что соловьи-разбойники, неуязвимые для самого современного оружия, скрылись в густых облаках и на их поиски направлены специальные отряды. Она попросила население не подниматься без нужды в небо, поглядывать с осторожностью на облака и, главное, проявлять выдержку.

По тому, как дикторша произносила эти предостережения, даже Алисе, которая уже сталкивалась с соловьями, становилось не по себе. Каково же тем, кто соловьев видел на картинках?

Затем выступил Алисин знакомый, комиссар Милодар, который сообщил, что, к сожалению, дело не ограничивается соловьями-разбойниками. За последние дни в одном пруду найден самый настоящий водяной, а вчера в окрестностях Москвы появились Баба Яга и леший, которые скрылись в неизвестном направлении.

Затем Милодар сказал, что, наверное, кому-то это покажется странным и даже смешным, а кто-то решит, что все это – выдумки любителей шуток и сказок, но один из соловьев-разбойников напал сегодня на рейсовый флаер, и тот разбился. Есть жертвы. А это уже не шутки и не плоды воспаленного воображения полицейских.

Пока что не удалось поймать ни одного из странных животных, но полиция продолжает поиски и надеется в ближайшие часы раскрыть эту тайну. Конечно же, это легче сделать, если ей будут помогать другие люди. В первую очередь всем следует обращать внимание на необычных животных или странных существ, может быть, даже сказочных, которые попадутся на глаза.

Алисе все это было известно, но ей так хотелось первой разгадать тайну!

– Поля, иди сюда, – позвала она робота.

Поля тут же появился в дверях. Он скучал днем, когда никого не было дома, и появление любимой Алисочки считал праздником.

– Что ты думаешь по поводу всей этой истории? – спросила Алиса.

– Я думаю, что это чья-то шутка.

– Почему?

Робот вытер резиновые перчатки о передничек, снял их и кинул, не оглядываясь, потому что знал, что перчатки обязательно повиснут в кухне на крючке.

– Естественным путем такие животные не могли вывестись на Земле. А если бы стали выводиться, мы бы с тобой заметили, – сказал робот.

– Пожалуй, ты прав, – согласилась Алиса. Пока что робот не говорил ничего нового, но ей хотелось выслушать его соображения, чтобы проверить саму себя.

– Прилететь из космоса они тоже не могли, – сказал робот.

– Почему?

– Потому что в космосе нигде не рассказывают наших сказок.

– А если кто-то специально решил подослать к нам чудовищ из наших сказок?

– Зачем? – удивился робот.

Красный огонек в его лбу загорелся ярче – у робота поднялось настроение. Давно они с Алисой не обсуждали таких важных проблем.

– Сначала кто-то хочет нас запугать, а потом завоюет.

– И ты в это веришь? – спросил робот и даже присвистнул. – Я-то думал, что вы, русские, уже перестали все свои неудачи сваливать на шпионов и вредителей.

– Я оценила твою шутку, Поля, – сказала Алиса, – ты рассказал мне, кто не мог изготовить или вывести этих чудовищ, а теперь расскажи, кто мог это сделать.

– Конечно, с одной стороны, они могли вывестись сами собой, – предположил робот, – незаметно для вас, людей, где-то в дремучих лесах и глубоких болотах…

– Что же получается, – возразила Алиса, – таились, таились и вдруг все вместе объявились?

– По очереди.

– И три соловья-разбойника?

– Это ты, Алиса, решила, что птицы – соловьи-разбойники, – заметил робот Поля. – Ты и своему комиссару эту мысль внушила. А вдруг это вовсе не соловьи и не разбойники?

– А кто же?

– Этого мы с тобой еще не знаем.

– Поля! – Алиса даже топнула ногой от возмущения. – Я тебя умоляю, перестань нести чепуху и ответь серьезно.

– Серьезно? Серьезно – не знаю.

– Тогда я буду говорить, хорошо? – спросила Алиса.

– Ну что ж, послушаем. – Поля постарался голосом и всем своим видом показать, насколько серьезно он относится к стараниям девочки стать настоящим сыщиком.

Алиса подошла к окну. Уже начало темнеть. Первые огни зажигались в домах.

– Мне кажется, – сказала она, – что все эти существа сделаны в одном месте. И сделаны они человеком, который когда-то читал сказки, но подзабыл их. А если он в детстве не видел картинки с Соловьем-разбойником или изображения водяного, то он не знал толком, какими они должны быть. А вот Бабу Ягу рисуют у нас часто. Он и сделал ее очень выразительной и страшной.

– Это уже интересно, – заявил Поля. Алиса подумала, что если бы он умел курить, то сейчас закурил бы трубку. Он вел себя как Шерлок Холмс, который разговаривает с туповатым Ватсоном.

– Мне продолжать, сэр, или вы уже обо всем догадались? – спросила Алиса.

– Продолжайте, – смилостивился Поля.

– Этот самый… изготовитель чудовищ даже не знал, как поют соловьи.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что его соловьи-разбойники учились петь у ворон – и получилось ужасно!

– Погоди, погоди! – перебил Алису Поля. – Твой изобретатель забыл научить соловьев петь. И соловьи сами отправились искать своих меньших братьев.

– Они искали соловьев?

– Конечно, они искали соловьев, только не знали, что осенью соловьи не поют.

– Может, ты и прав, Поля. Но мне кажется, что соловьев придумывали разные люди. Одни знали этих птичек и сделали свое чудовище серым, а другие не знали и сделали его разноцветным.

Алиса поняла, что беседа с Полей ничего ей не дала. Все это она могла бы продумать сама за две минуты.

Получалось, что любой вариант ведет в тупик.

Даже когда вечером по телевизору сообщили, что над городом Раменское многие видели дракона или, точнее, змею с крыльями, которая ушла в сторону заката, несмотря на то что была обстреляна мастером спорта по стрельбе, легче Алисе не стало.

Папа качал головой и посмеивался – он не верил, что под Москвой завелась всяческая нечисть, – а Поля молча подавал на стол, мыл посуду, даже не стал смотреть тысяча двести сорок пятую серию фильма «Слезы Розы».

Позвонил Милодар. Позвал к видеофону Алису.

– Ну как, моя крошка? – спросил он без улыбки. – Что будем делать завтра?

– До утра, я думаю, вы их переловите, – сказала Алиса.

– Я тоже надеюсь, – сказал Милодар. – Кстати, я попросил прекратить показ этих чудовищ по телевизору, а то завтра детей на улицы не будут выпускать.

– А что, появились еще какие-то?

– Вторая змея с крыльями была замечена над Переяславлем через час после первой. Она отличалась цветом и формой крыльев.

– Я думаю, – заметила Алиса, – что это не змея, а Змей Горыныч. Не слышали о таком?

– Опять русская сказка?

– Вот именно!

– Это мне уже надоело! – крикнул Милодар и отключил связь.

Алиса пошла к себе в комнату, легла спать, но заснуть долго не могла.

На следующее утро телевизор ничего не рассказывал о чудовищах, а у Милодара связь не отвечала.

После школы Алиса позвонила на телестудию, и там ей сказали, что никаких новых сведений о драконах, водяных и прочем зверье на студию не поступало.

Поля несколько раз заходил к Алисе в комнату, стоял на пороге, молчал, но новых версий не предлагал.

Алиса сидела у себя, ничего не делала и представляла, как по небу носятся боевые флаеры и истребители, ищут чудовищ и пытаются их поймать. А если они опасны, то их убивают… Хотя Милодар говорил, что еще ни одного чудовища не поймали и не убили. Что же получается, техника конца XXI века не может поймать одну Бабу Ягу или выловить из лужи водяного?

– Разумеется, – сказала Алиса.

– И я так думаю, – поддержал ее робот.

– Что ты думаешь?

– Хозяйка, я тебя знаю с рождения, мне любая твоя мысль понятна, – сказал Поля. – А сейчас ты подумала, что эти чудовища должны вылетать из одного центра. Не может быть, чтобы в нескольких местах Земли какие-то злые шутники выращивали змеев и водяных, а потом выпускали их на волю.

– Правильно, – согласилась Алиса. – И что дальше?

– Дальше мы с тобой будем считать, – сказал робот.

Он включил компьютер и попросил его дать карту Москвы и ее окрестностей.

– Погоди, – прервала его Алиса. – Давай возьмем простую карту. Дисплей нам мал.

Они расстелили на столе большую карту Подмосковья и начали наносить на нее время и место встречи людей с чудовищами.

– Сначала был водяной. Два дня назад. Затем Баба Яга и леший – позавчера… Вот здесь! Потом соловьи-разбойники. Они летают и потому передвигаются быстрее. Их увидели здесь… нет, здесь! А потом я сама полетела к Звенигороду и встретила их вот здесь. И последнее: Змей Горыныч, который летал в районе Раменского. И если верить Милодару, через час был замечен еще один змей, над Переяславлем… вот тут! Далеко отлетел.

– Итак, – подытожил робот Поля, будто он придумал всю эту историю, – мы имеем ряд точек. По ним нам следует отыскать пункт, из которого все они вылетели. Это несложная задача.

– Несложная, – согласилась Алиса, – если ты знаешь, одновременно они вылетели или в разное время.

– Этого мы никогда не узнаем, – согласился Поля и расстроился. – Задача не имеет решения, – сообщил он.

– Может, и не имеет, если подходить к ней математически. Но решение есть, если подойти к задаче по-детски, – сказала Алиса.

Она воткнула булавки в точки, где встречались чудовища, затем привязала к булавкам ниточки, взяла пучок в руку и натянула – получился шатер из ниточек.

– Вот здесь, – сказала Алиса, – под вершиной моего шатра, мы и будем искать злодея, вернее, его лабораторию. Место, где выводятся существа из детских сказок.

Она опустила руку на карту Москвы и попросила робота:

– Скажи мне, что же попадает в подозреваемый район?

– В подозреваемом районе располагается выставка, – сказал робот, – когда-то она называлась Сельскохозяйственной выставкой, потом Выставкой достижений народного хозяйства, потом…

– Поля, меня сейчас не интересует история. Расскажи мне, что там находится сегодня.

– А сегодня на месте этой выставки открывается Ярмарка Чудес. Со всех краев земли, со всех концов Солнечной системы сюда слетелись лучшие фокусники, клоуны, кукольники, волшебники, колдуны, чревовещатели, шпагоглотатели, музыканты, которые умеют играть на ложках, на пиле, на ведре и других невероятных инструментах, – в общем, это самая настоящая старинная ярмарка со старинными развлечениями. Сам не знаешь, что там отыщешь – то ли тебе покажут женщину без головы, то ли тебе отрежут твою собственную голову.

– Ну, уж наверное, там не так опасно! – улыбнулась Алиса.

– Одной девочке вечером на такой Ярмарке появляться рискованно!

– Я все поняла, Поля, тебе тоже хочется сходить на Ярмарку, – догадалась Алиса.

– Мне хочется охранять тебя, – возразил Поля.

– А на Ярмарку не хочется?

– Мне хочется разгадать тайну чудовищ.

– Надоело сидеть на кухне?

– Мне хочется выйти на бой с драконами!

– Прекрасно, – сказала Алиса. – Именно такой боец с драконами и требуется на дальних планетах. Ты когда-нибудь задумывался, Поля, что у тебя ноги приспособлены только для того, чтобы ходить по гладкому полу?

– Неправда! – обиделся домроботник. – Я могу переступить через порог.

– Ты знаешь, что не можешь быстро двигаться?

– Это подстроено завистниками, которые боялись, что я опрокину чашку с бульоном! Но я умнее многих и лишен страха. Я иду с тобой на Ярмарку.

– Миленький Поля, мы с тобой совсем не уверены, что чудовища сначала появились на Ярмарке. Возможно, наше путешествие окажется напрасным, а все дома останутся без обеда.

– Ничего! – закричал робот, хотя он и не умел кричать. – Я оставлю записку, что сломался, и попрошу профессора Селезнева и богомола пообедать консервами.

– Ну ладно, – сдалась Алиса. – Только сними с себя фартук и поварской колпак.

– Ты думаешь, что меня тогда примут за боевого робота?

– Не уверена, – созналась Алиса. – Но по крайней мере тебя не примут за кухонного робота.

Когда Алиса собралась, Поля ее уже ждал. Он снял фартучек и колпак. Но вместо колпака водрузил на круглую голову поспешно склеенный из бумаги конус с черепом и скрещенными костями, а через плечо у него тянулась матерчатая портупея, в петле которой был укреплен широкий кухонный нож.

– Теперь я вижу, что у меня есть настоящий защитник.

У домашних роботов не бывает чувства юмора, так как оно может повредить при приготовлении пищи, поэтому Поля ответил голосом хорошо выдрессированного солдата:

– Так точно, вы видите перед собой настоящего защитника!

Во флаере Поля ворочался, пристраивая свою сбрую, поправлял колпак и поглядывал в зеркальце. Он себе нравился.

Над Ярмаркой полеты были запрещены, так что пришлось опуститься на гигантской стоянке, которая подковой охватывала Ярмарку со стороны проспекта, и оттуда идти пешком. На Алису с роботом никто и взгляда не кинул, а на подходе к Ярмарке начали встречаться различного вида существа, одетые нелепо, необычно и даже фантастически.

Над площадью протянулась через половину неба горящая надпись:

ЯРМАРКА ЧУДЕС

Каждая буква в ней была размером с телевизионную башню, и каждая отличалась от соседней цветом и формой. Садившееся на другой стороне неба солнце потускнело, как будто стеснялось такой яркой и беспардонной надписи.

Еще дома Алиса с Полей узнали, что на Ярмарке разрешены только те чудеса, которым не меньше ста или даже трехсот лет. А вот чудеса, придуманные людьми недавно и имеющие отношение к космическому веку, на Ярмарку не допускались.

И это понятно: для того чтобы чудо стало чудесным, оно должно немножко состариться. Есть такие особенные магазины – антикварные. В них продают только старые удивительные вещи, а то, что можно купить в обыкновенном магазине, вы в антикварной лавке не отыщете. Вот так и с Ярмаркой Чудес. Там можно увидеть лишь то, что в обыкновенном парке ни за что не увидишь.

– Заходите, заходите! – кричали зазывалы, которые бродили перед входом на Ярмарку, прикрепив к ботинкам высокие ходули, и казались вдвое выше обычного человека. Зазывалы были облачены в клоунские костюмы, и когда им надоедало зазывать, они вынимали дудочки и рожки и начинали играть веселые мелодии.

Пройдя вместе с красочной и шумной толпой в ворота Ярмарки, Алиса была оглушена пением, музыкой, грохотом и хохотом Ярмарки. Здесь каждый пытался завлечь посетителя, каждый старался показать ему что-то такое, чего тот никогда в жизни не видел.

Ярмарка состояла из сотен павильонов, маленьких и больших, шатров, башен и башенок, между ними умещались качели и американские горки, по которым, набирая страшную скорость, носились вагончики. Среди павильонов бродили продавцы разных вкусных вещей, которые в обычной жизни взрослые тебе покупать не дают. Там продавали шары из воздушного сахара, пирожки и пончики, тростниковый сок, мороженое кокосовое, банановое, пельдиаровое, просто малиновое и с вишневым желе.

Но, конечно же, самое интересное происходило в павильонах и на сцене балаганов.

Больше всего Алисе понравились названия балаганов и зазывные надписи и призывы, которые были прикреплены к ним или написаны на матерчатых лентах, сделаны из светящихся трубочек или разноцветных ламп.

Вот некоторые, может даже не самые удивительные из них:

САМЫЙ ВЫСОКИЙ ЧЕЛОВЕК В МИРЕ

ВАСЯ N.

Ансамбль чечеточников

ОГОНЬ ИЗ КАБЛУКОВ

САЛАМАНДРА В ОГНЕ

Не обожгись, любимый!

САБЛЕГЛОТАТЕЛЬ

Хоссов аш-Ширин

ЖЕНЩИНА-ШКАФ

Шесть ящиков

УГАДЫВАЕМ ВАШИ МЫСЛИ И ТАЙНЫЕ ЖЕЛАНИЯ,

О КОТОРЫХ ВЫ САМИ НЕ ДОГАДЫВАЕТЕСЬ

БУДУЩЕЕ ОТКРЫТО ПЕРЕД ВАМИ!

Гадалка с Цейлона мадам Баттерфляй

ПОЛЕТ ПОД КУПОЛОМ

Женщина-бабочка, ее бабушка и их дедушка

НЫРНИ К РУСАЛКЕ – ВЫНЫРНЕШЬ ЖАБОЙ!

ХОЧЕШЬ СТАТЬ МОЛОДЫМ – ОКУНИСЬ В КИПЯТОК!

– Да, – сказала Алиса после того, как они потратили часа два на хождение между павильонами и балаганами, – здесь наших чудовищ найти труднее, чем иголку в стоге сена. Что будем делать, мой защитник?

– Искать дальше, – ответил Поля и надвинул на горящие красные глазки бумажный колпак.

На небольшой площади, недалеко от длинного, похожего на огурец озера, играл маленький оркестр, музыканты были одеты в атласные панталоны, камзолы и белые чулки. Они отбивали такт башмаками с золотыми пряжками. И музыка их была такой заразительной, что Алиса, не выдержав, пошла в пляс, с ней плясал здоровенный парень в двухцветном костюме шута, а Поля суетился, бегал за ними и следил, чтобы шут не украл Алисочку.

– Что ищешь, красавица? – спросил шут.

– Ты не поверишь, – ответила Алиса, – я ищу водяного и Змея Горыныча.

– Зачем тебе такие противные создания?

– И еще Бабу Ягу и лешего.

Парень рассмеялся.

– Столько гадости я сроду не видал, – признался он, – и не знал, что на нашей Ярмарке они водятся.

– Как ты думаешь, – спросила Алиса, – я у кого-нибудь могу о них узнать?

– Ищи таких же, как тот, – сказал шут, – что вон там стоит. Если тебе страшно, я с тобой к нему подойду.

Алиса поглядела, куда указывал шут, и увидела, что там, в тени кустов, стоит робот Поля в бумажном колпаке. Только человеку, который не знает, какое это чудесное и доброе существо, может показаться, что он встретился с чудовищем.

Музыка прекратилась. Алиса кончила танцевать и подошла к роботу.

– Ты что-нибудь узнал? – строго спросила она, так как боялась, что он начнет укорять ее за легкомыслие.

– Как я мог узнать, – ответил сердито робот, – если я тебя охраняю?

Такую карту Алисе было крыть нечем, и они пошли дальше.

Вдруг Алиса сказала:

– Стой!

Над входом в большой круглый балаган висела вывеска:

«Только у нас! Настоящий динозавр Бронтя, на котором в детстве каталась знаменитая девочка Алиса! Спешите покататься на нем по настоящему пруду!»

– Заглянем? – спросила Алиса.

– Это чепуха! – серьезно откликнулся робот. – Неужели ты не знаешь, что настоящего Бронтю держат в Космозо?

– Знаю, – ответила Алиса. – Я два дня назад с ним виделась. Но неужели никому нельзя пошутить, пользуясь тем, какая я знаменитая!

– Не воображай! Ты знаменита только в своем классе, и то потому, что умудрилась схлопотать двойку на контрольной по алгебре!

– Поля, нельзя подсматривать в чужой дневник! – рассердилась Алиса. – Нам, людям, от вас, роботов, житья не стало.

– Так сдай меня на металлолом! – воскликнул разобиженный робот. – Сдай сейчас же! Я не хочу жить!

Он направился прочь, крича:

– Где здесь принимают металлолом? Я хочу, чтобы меня переплавили!

Алисе пришлось бежать за ним, утешать и доказывать, что Поля очень нужен всему человечеству, а Алисе особенно.

Потом она все же повела его в балаган, где показывали Бронтю. Может, это и есть Змей Горыныч?

Но внутри балагана все оказалось очень просто. Там стоял круглый бассейн в пластиковых берегах диаметром метров десять. В нем по кругу плавал надутый пластиковый дракон, или бронтозавр, зеленого цвета.

Толстый грустный мужчина в тренировочном костюме с кожаным фартуком на животе держал бронтозавра за веревку, продетую в ноздри, и подтягивал его к себе, но не просто, а рывками, чтобы бронтозавр извивался, как живой. Правда, ничего живого все равно не получалось.

– Только раз в жизни! – кричал мужчина. – Катайтесь, не утоните! Гарантий не даем!

Никто не спешил влезать на пластиковое чудовище.

– Не наш? – спросила Алиса у Поли.

– Разумеется, не наш! – серьезно ответил робот. – Наш крупнее.

Они вышли и купили по мороженому, одно съела Алиса, а свое ей потом отдал Поля. Внутри Поли не было холодильника, как в самых современных домашних роботах, и мороженое немножко подтаяло. Потом они попробовали по очереди силу на силомере. По этой старинной штуке надо было бить кулаком, и тогда стрелка подлетала вверх – у кого на метр, у Алисы на два, а у Поли на три с половиной метра. Но приз Поле не дали, потому что он робот.

– На мне разве написано, что я робот? – спросил Поля.

– А на тебе и писать не надо, – ответил карлик, хозяин силомера.

– Вы просто завидуете моей силе, – сказал Поля.

Тогда карлик обиделся и сам так ударил кулачком по выступающей кнопке, что стрелка улетела до самого верха и закачалась на высоте четырех метров.

– Пошли, Поля, – приказала Алиса. И вдруг закричала: – Смотри!

Навстречу им в большом аквариуме ехала русалка. Это была самая настоящая русалка с хвостом вместо ног, не из тех русалок, что пляшут на берегах, соблазняя добрых молодцев.

Аквариум был на колесах, словно переделан из старого кресла для инвалида или бабушки. Люди не особенно обращали внимание на русалку, потому что вокруг ходило, бегало и прыгало немало необычных тварей и людей. Но Алису интересовало именно то, на что другие и не думали смотреть. Например, она увидела, что русалка, которая едет в облезлом кресле, чуть шевелит в аквариуме широким плоским хвостом, она заметила, как, не останавливаясь, та опустила зеленую руку и, зачерпнув воды, провела по груди и животу – не любят русалки сухости! Можно дать голову на отсечение, что никто из поддельных русалок не стал бы смачивать себе грудь водой.

– Простите! – крикнула Алиса, бросаясь следом за русалкой. – Вы куда?

Та нажала на кнопку в подлокотнике кресла и прибавила скорости.

Алиса побежала за ней.

Русалка оглянулась и оскалилась по-звериному. И тут же покатила еще быстрей. Это просто чудо, что она никого не сбила с ног, не задавила, не покалечила. Русалка неслась со скоростью автомобиля и через минуту скрылась из виду.

– Ну и что будем делать? – спросила Алиса у робота.

– Не беспокойся, – ответил Поля. – Мы знаем цвет и марку коляски. В любом отделении милиции нам сообщат, где живет эта зеленая русалка.

– Знаешь, ты кто, Поля? – спросила Алиса.

– Кто?

– Ты – мыслитель. Страшнее тебя в мире нет.

– Я знаю, что я мыслитель, – согласился Поля. – И это мне часто мешает жить, потому что необразованные и нечуткие люди порой воспринимают меня как прислугу и не ждут от меня глубоких мыслей. А знаешь, как трудно все время таить мысли в себе? Я же живу под напряжением! В любой момент моя голова может лопнуть.

– Пойдем, пойдем, не задерживайся, – попросила Алиса.

– В какую сторону? – спросил мыслитель Поля.

– Туда.

– Но русалка, которой ты так заинтересовалась и которая имеет явное отношение к русскому фольклору, скрылась в диаметрально противоположном направлении!

– Правильно! Мы должны попасть к тому месту, откуда она выехала! – объяснила Алиса и побежала вперед, стараясь никого не сшибить с ног. – Смотри по сторонам и замечай все, что кажется тебе необычным!

Вот эту просьбу Алиса высказала зря! Потому что не успели они пробежать и ста метров, как робот Поля ринулся в сторону и уцепился за рукав известного востоковеда, крупнейшего специалиста по вавилонской клинописи профессора Сулейменова-Стальского, внесенного в Книгу рекордов Гиннесса как обладатель самой густой и длинной бороды на свете.

Когда Поля увидел профессора с завязанной в узел бородой, в нем проснулся охотник за подозрительными редкостями.

– Алиса! – закричал он. – Я взял его!

– Простите! – Профессор пытался освободиться из объятий железного бандита в бумажном колпаке с нарисованным на нем черепом и костями, но, конечно же, одолеть робота он не мог. – Я не имею чести… Мы практически незнакомы! – повторял профессор, задыхаясь.

– Что ты делаешь, Поля? – подбежала Алиса.

– Это Черномор! – закричал Поля. – Это сказочный карла, который украл нашу Людмилу и держит ее в заточении.

– Простите! – кричал профессор, сопровождаемый известной сенегальской фотомоделью Эжени Кюри. – Мой небольшой рост не дает вам оснований…

Алиса принялась вырывать профессора из жестокой хватки робота. На помощь им пришла фотомодель, и совместными усилиями им удалось освободить профессора из плена. Посрамленный Поля отступил, но так и не поверил, что профессор – существо реальное, а не сказочное.

Оставив профессора на попечение заботливой сенегальской фотомодели, Алиса потащила разочарованного в жизни робота Полю дальше. Так они вышли к берегу пруда, похожего на огурец. И остановились.

Через аллею, закрепленная концами за стволы высоких сосен, висела надпись, сделанная из разноцветных лампочек:

ПРИДУМАЙ СЕБЕ ЧУДО!

Перед высоким шатром из зеленых и оранжевых пластиковых полос, словно воздушный шар, возвышались два столба. Между столбами висело полотнище с таким лозунгом:

ТЫ САМ –

ИЗОБРЕТАТЕЛЬ СКАЗКИ!

– Стой! – приказала Алиса роботу. – В тебе зазвенел звоночек тревоги?

– Ничего во мне не зазвенело, – ответил Поля. – Звенит только в испорченных роботах. А мне еще жить да жить!

Алиса махнула рукой и поспешила к группе зевак, которые толпились перед большим стендом рядом с кассой – будкой, похожей на собачью, только значительно большего размера.

К стенду были приколоты викады с изображением различных сказочных существ. И среди них – леший, Баба Яга, водяной и даже Змей Горыныч. А вот и соловьи-разбойники!

– Все, – сказала Алиса. – Наше путешествие закончилось. Мы достигли Северного полюса.

– Ты ошибаешься, – возразил Поля. – Северный полюс покрыт дрейфующими льдами.

Алиса засмеялась и подошла к кассе.

Внутри будки смутно виднелось лицо, а когда Алиса хотела спросить, можно ли купить билет, лицо исчезло, и вместо него появился раструб серебряной трубы. Кассирша заговорила в трубу низким голосом:

– Спешите купить билет! Последние гастроли! Чудо двадцать первого века! Сам придумал – сам беги!

– Что-то мне ее голос знаком, – заметила Алиса, дожидаясь, пока кассирша закончит свое рекламное объявление, чтобы заглянуть внутрь.

В кассе сидела отлично известная Алисе тетя Дуся, которая раньше работала в Космическом зоопарке смотрительницей в отделе бронтозавров. Но ее пришлось уволить, потому что она лупила животных и ругала их.

– Тетя Дуся! – воскликнула Алиса. – Вы что здесь делаете?

– Я здесь работаю, – ничуть не смутилась служительница.

– А можно купить у вас билет на представление?

– Из уважения к папаше я пущу тебя бесплатно, – ответила тетя Дуся. – Но железяку, которую ты с собой притащила, прислони к столбу, пускай подождет.

– Что значит – прислони? – возмутился Поля.

– Железяк я бесплатно не пускаю, – басом сказала тетя Дуся.

– Нет, он пойдет со мной, – сказала Алиса. – Это наш домашний робот.

– Так он у вашего родителя работает? – спросила тетя Дуся. – У уважаемого профессора Селезнева? – У нее от почтения даже голос изменился.

– Он у нас дома живет, он даже старше меня, – ответила Алиса.

– Ну ладно, – смилостивилась тетя Дуся. – Я вас обоих пускаю без билетов. Идите, но ведите себя хорошо. У нас опыты тонкие, психологические. И учти, что за участие в опытах плата особая. Тут уж я тебе ничем не смогу помочь.

И тетя Дуся открыла маленький шлагбаум, перекрывавший вход в шатер.

Алиса и робот Поля вошли внутрь.


Глава 6
Странный цирк

Внутри шатра все напоминало небольшой цирк шапито.

Даже пахло опилками и конским навозом.

Под потолком горели разноцветные лампы, и на манеже все казалось ярким и праздничным, зато ряды для зрителей оставались в полутьме.

Присмотревшись, можно было понять, что на самом деле зритель видел только половину манежа, разделенного пополам огромным зеркалом, которое начиналось у купола, доставало до земли и надежно делило зал пополам. Но зеркало это было особого свойства – оно не отражало самих зрителей. Достигалось это тем, что оно было чуть изогнутым.

Зрителей в цирке было немного – человек двадцать-тридцать. Справа от Алисы сидели родители с маленькими детьми, слева – двое молодых людей. Но в темноте было трудно разглядеть их лица.

Заиграла бодрая цирковая музыка, в зале стало темнее, а свет на манеже разгорелся ярче.

Под эту музыку на арену вышла тетя Дуся. Но ее было трудно узнать.

Она была облачена в короткую пышную юбочку розового цвета, лифчик с кружевами, все в блестках, а лицо закрывала розовая полумаска. Чулки и сапоги тети Дуси были белыми и тоже в блестках.

– Маска, я тебя знаю, – сказал Поля.

– Па-а-прошу не мешать представлению! – громко ответила тетя Дуся. – Узнать меня нельзя, меня родная мать не узнает. Теперь я госпожа Инкогнита Тобосская! Что, съела, железяка?

– Помолчи! – остановила Алиса Полю, который рванулся было в бой.

Тетя Дуся подошла поближе к бортику манежа. В руке у нее оказался самый настоящий хлыст, как у дрессировщика. Она поставила носок сапога на борт манежа и заявила:

– Сейчас вы увидите такое чудо, от которого лопнете! Мой номер знают даже в Конотопе и на Сатурне! Многие умирали, не выходя из цирка. Которые оставались в живых, назавтра приходили вновь! Сегодня в ваших силах то, что было доступно только богам. А я за скромное вознаграждение даю вам такую возможность. Раскошеливайтесь!

От такого крикливого напора зрители оробели и молчали.

– Кто желает соперничать с богами и создать новое живое существо? Ну, не трусьте! Я вижу среди зрителей девочку Алису. Девочка Алиса, хочешь ли ты попробовать свои силы?

– Нет! – закричал Поля. – Я этого не допущу. Я сам попробую свои силы!

– У роботов нет настоящего воображения, – ответила тетя Дуся. – Робот не может ничего создать.

– А мы попробуем! – Поля пытался вырваться на манеж, но Алиса уцепилась за него:

– Полечка, милый, не надо, потерпи!

Пока Алиса воевала со своим верным роботом, она упустила шанс выйти на арену. Вместо нее выбежал один из мальчиков лет шести-семи, что сидел справа с братом и родителями. Он перемахнул через барьер и встал рядом с тетей Дусей. Размером он был как раз с ее мускулистую ногу, обтянутую блестящим чулком.

– Вот и молодец, – сказала тетя Дуся добрым голосом. – Сейчас мы с тобой сотворим чудо.

Тетя Дуся хлопнула в ладоши, и в ответ на это сбоку из прохода выехал на колесиках небольшой столик с пультом.

– Я должна предупредить дорогих зрителей, что все, что вы сейчас увидите, на самом деле не существует. Это только изображение, только картинка, которую выдумает наш дорогой… Как тебя зовут, наш дорогой?

– Его Колей Пуделем зовут! – откликнулся брат мальчика из темноты. – Можно я тоже спущусь? Я лучше умею придумывать!

– Ничего подобного, – ответил Коля Пудель. – Сначала я придумаю, а потом ты.

– Миша, сейчас же перестань! – взволновалась его мама.

– Попрошу передать мне сто рублей, – сказала тетя Дуся. Она сама взбежала по ступенькам наверх, и Алиса услышала, как мама Пудель шуршит бумажками.

Затем тетя Дуся подошла к мальчику и прикрепила к его виску присоску.

– Ты все запоминаешь? – тихо спросила Алиса робота. – Это может быть очень важно.

– Я все снимаю, – ответил Поля. – Я спрятал сегодня за глазами видеокамеру.

– Да ты у меня изобретатель, а я и не знала!

– Теперь будешь знать, – гордо ответил робот.

Никто не слышал этого разговора, потому что внимание зрителей было приковано к манежу.

Тетя Дуся отошла к столику с пультом и оттуда приказала басом:

– Мальчик Коля, смотри перед собой и представляй!

– А что я должен представлять?

– Сейчас посмотрим. – Из кармана на бедре тетя Дуся достала небольшую записную книжечку в золотом переплете и начала бормотать себе под нос: – Соловья-разбойника мы проходили, водяного изобретали… русалок только сегодня делали…

Поля толкнул Алису в бок локтем. Локоть у него был острый, и Алиса чуть не взвыла от боли. Но сдержалась и кивнула.

Наконец тетя Дуся нашла нужную строчку.

– Ты русские сказки знаешь? – спросила она Колю.

– Знаю.

– И былины знаешь?

– И былины… – Но мальчик Коля не был уверен, он кинул взгляд в темноту, где сидели его родители.

Оттуда донесся женский голос:

– Знаешь, знаешь!

Коля кивнул.

– Значит, сегодня, – сказала тетя Дуся, – мы с вами будем воображать этого самого… Кащея Бессмертного. Слышали о таком?

Все, кроме Поли, ответили, что слышали. Поля сжал резиновые губы, но глаза его бегали, снимая все вокруг.

– Перед тобой – экран, – сказала тетя Дуся. – Передо мной – усилитель твоих мыслей. Давайте похлопаем Коле и посмотрим, какого он нам выдумает Кащея Бессмертного. Только не испугай свою маму! – Тетя Дуся захохотала басом.

Из темноты раздался ответный смех.

Мальчик Коля насупился, приложил кулак ко лбу, будто от этого ему лучше думалось.

И тут же на громадном зеркале, разделявшем манеж надвое, начал появляться туманный силуэт.

– Давай, давай! – крикнула тетя Дуся. – Думай! Энергичнее думай!

Мальчик напрягся. Он старался. Но пока что на экране клубилось нечто невнятное, непохожее на Кащея. Алисе вдруг захотелось закричать: «Я знаю, какой из себя Кащей!» Она еле удерживалась, чтобы не побежать вниз и не помочь мальчику.

– Колька! – закричал его брат Миша. – Он костлявый!

– Я сам знаю, что он – скелетик. Я по телику смотрел! – отозвался Коля Пудель.

И тут переливчатое и непонятное пятно в зеркале, разрезающем цирк, стало вытягиваться вверх и как бы делиться на отрезки – и уже можно было в нем угадать скелет гигантского роста, под потолок. В руке у скелета была сабля, на ногах – черные сапоги, а больше на скелете ничего не было.

Скелет начал переступать с ноги на ногу и улыбаться. Самое жуткое – смотреть, как Кащей улыбается.

Он расхохотался, но ни звука не долетело в зрительный зал. Это тоже было страшно.

Кащей казался совершенно реальным и объемным, будто он не был изображен на плоскости силой воображения ребенка, а просто отразился в зеркале, и все время хотелось оглянуться, чтобы проверить, нет ли Кащея Бессмертного в зале, не затаился ли он за спиной.

– Готов ли твой Кащей? – спросила тетя Дуся.

– Наверное, готов, – ответил мальчик.

– Нравится он тебе?

– Как живой! – ответил мальчик.

– Теперь мне, теперь мне! – закричал мальчик Миша.

– Сначала, – сказала тетя Дуся, – создатель этого чудовища мальчик Коля, а также его родственники и родители имеют право сфотографироваться у изображения Кащея Бессмертного. Стоимость фотографии – сто рублей.

– Много, – откликнулась мама мальчика. – Я уже разорилась!

– Мама! – буквально завопил мальчик Коля. – Ты хочешь оставить меня без праздника?

– Тебя я хочу оставить с праздником, а семью – с деньгами. Как только ты сфотографируешься, твой братишка Миша сразу побежит своего Кащея придумывать.

– Это очень полезно, – заявила тетя Дуся. – Познавательно!

Она ходила по манежу, постукивала концом хлыста по белому сапогу, икры ее ног были похожи на бутылки шампанского.

– Придумывание чудовищ и сказочных существ приятного вида, – рассуждала тетя Дуся, – развивает у детей воображение, а у взрослых – любовь к воспитанию детей. Мы этим занимаемся, чтобы помочь учителям и художникам. А ну, давай покажи нам, что ты умеешь делать.

Последние слова тети Дуси относились к Кащею Бессмертному. Монстр переступил с ноги на ногу. Тетя Дуся щелкнула хлыстом, подняв с манежа облако пыльных опилок. И тогда, ко всеобщему удивлению, скелет начал приплясывать, как будто вот-вот пустится вприсядку.

– Осторожнее! – вырвалось у Алисы. – Он может рассыпаться!

– Рассыплется – другого изобразим! – весело ответила тетя Дуся и еще раз щелкнула хлыстом.

Кащей постарался и в самом деле сплясать вприсядку, но тут одна из ног отвалилась, и он запрыгал за ней, но тетя Дуся остановила его:

– Ты куда? Фотографироваться будем! – Тетя Дуся махнула хлыстом, так что он пронзил зеркало и ударил Кащея по плечу. Тот, хотя и был из костей, подпрыгнул от боли, скоренько приставил себе ногу, а тетя Дуся закричала мальчику Коле: – А ну, быстро фотографироваться! А то этот паразит совсем погибнет!

Мальчик Коля, расстроенный тем, что так жестоко обходятся с его изобретением, подошел к зеркалу, и под куполом начали вспыхивать звезды, а в воздухе – возникать и падать на опилки рядом с мальчиком большие фотографии Кащея. Потом возле несчастного Кащея сфотографировалась вся семья Пуделей, но Мише мама запретила придумывать чудовище. Пожалела денег.

– Хватит нам одного Кащея, – сказала она. – Коля даст тебе фотографию поиграть.

– А ну, кто следующий! Не робейте! – закричала тетя Дуся.

Алиса хотела откликнуться, но ее опять сбил с толку Поля.

– Давай я пойду, – прошептал робот, – я умею придумывать!

– Молчи и наблюдай! – приказала Алиса.

Из верхнего ряда на манеж спустился незнакомый парень. Он был выбрит, в ухе сверкала серьга, через плечо – пулеметная лента, из которой торчали незабудки. Он сразу протянул тете Дусе сотню и сказал:

– Давай усилитель. Изобразим Кащея в лучшем виде.

Немногочисленные зрители захлопали в ладоши.

Парень прищурился и протянул вперед руку.

Через минуту муть в зеркале превратилась в среднего роста костлявого дедушку с длинной белой бородой, вырастающей из худого лица…

– Нет, – сказал парень, – не так.

И тут же кожа с лица сошла, и обнаружился бородатый череп. Зато остальная фигура оказалась закрытой длинным, до земли, черным плащом, словно это был не Кащей Бессмертный, а какой-то вождь Черных Легионов со зловещей планеты Икс.

В руке у Кащея вместо обыкновенной сабельки возник бластер, извергавший зеленые лучи, а над головой появилось сияние.

– Инопланетный Кащей, – сообщил молодой человек, сделал кульбит и исчез в темноте задних рядов.

Сфотографироваться он не захотел, и тетя Дуся, сделав фотографии инопланетного Кащея, швырнула их в темноту, откуда раздался голос:

– Спасибо, тетя, ваш подарок принял!

Вдруг на манеж легко выбежал экс-чемпион мира по стрельбе из рогатки Алеша Вундермахер-Чудодеев. Смущаясь, он достал из кармана деньги и сказал:

– Если не возражаете, я бы желал создать существо из моего детства, то есть такого Кащея, который, на мой взгляд, наиболее точно соответствует общепринятому в фольклоре его образу.

– Для реализации изображений, – сказала тетя Дуся, – отбираю только тех чудищ, про которых никто ничего не знает. Художники их рисовали как черт на душу положит. Я вот завтра за Лихо Одноглазое возьмусь. Никто его не видел, только сказители о нем пели.

– И все же… Простите, не знаю вашего имени-отчества…

– Зови меня просто – Авдотьей Альбертовной.

– Тем не менее, Авдотья Альбертовна, в течение веков в нашем искусстве родился устойчивый образ Кащея Бессмертного.

– Валяй, – сказала тетя Дуся, – если ты такой упрямый. Нам не жалко.

Алешин Кащей Бессмертный был страшнее того Кащея, которого придумал мальчик Коля. Он тоже был скелетом, но не в сапогах, а в валенках. В костяной руке Кащея была золотая шкатулка, и Алиса сразу догадалась, что именно там хранится душа Кащея в виде иголки. На голове Кащея сидела ржавая железная корона, а на валенках болтались обрывки цепей – видно, Алеша вспомнил, что в какие-то отдаленные времена злодея держали в цепях.

– Чудесно, – сказала тетя Дуся. – Я тоже его представляла именно таким. Поклонись, Кащеюшка!

– Алиса, я встревожен, – сообщил робот Поля. – Если это только изображения, то почему они подчиняются этой большой женщине?

– Думаю, что это – вид гипноза, – сказала Алиса. – Мы с тобой загипнотизированы.

– А что же она тогда фотографирует? Гипноз?

– А кто сказал, что невозможно сфотографировать изображение, которого нет, но которое наш глаз видит?

Тут тетя Дуся предложила Алеше сфотографироваться вместе с Кащеем, который не переставая кланялся, как китайский болванчик, но Алеша возразил.

– У нас с супругой, – сказал он, – есть достаточно денег. Для тренировки в стрельбе из рогатки нам очень нужна подвижная мишень. Вот мы и подумали – продайте нам нашего Кащея.

– Ну как же я смогу это сделать, – развела руками тетя Дуся. – Ведь это же только видимость. На самом деле Кащея не существует.

– Но мы много заплатим, – сказал Алеша.

Из зала закричали:

– Молодой человек, отвяжитесь от женщины! Сказали, что невозможно, значит, невозможно.

– Оставьте мне ваш адрес, – быстро проговорила тетя Дуся. – Если у нас появится возможность производить настоящих Кащеев и драконов, мы вам обязательно позвоним.

Опечаленный Алеша протянул тете Дусе визитную карточку. Алису что-то кольнуло в сердце.

– Поля, – сказала она, – не спускай глаз с Алеши.

– Зачем? Он производит впечатление вполне культурного и порядочного молодого человека, – сказал робот.

– Не задавай лишних вопросов! – оборвала его Алиса.

А тем временем тетя Дуся вышла на середину манежа и снова крикнула:

– Есть ли еще желающие показать нам своего Кащея?

– Я иду, тетя Дуся! – крикнула Алиса, сбегая по проходу вниз.

– Кого я вижу! – радостно воскликнула тетя Дуся. – К нам в гости пришла дочь самого профессора Селезнева. Поприветствуем ее, господа!

Раздались аплодисменты. Алисе не видны были люди – прожектора били в глаза, и казалось, что тебя держат в воздухе, как бабочку на булавке.

– Чего же ты хочешь, девочка? – спросила тетя Дуся. Но Алиса чувствовала, что на самом деле тетя Дуся вовсе не рада тому, что дочка директора Космозо пришла на Ярмарку и увидела ее тут.

– Я тоже хочу придумать Кащея, – сказала Алиса.

– Ах, какая жалость! – воскликнула тетя Дуся. – У меня аккумулятор сел. Нельзя больше придумывать.

– У меня есть деньги, – сказала Алиса.

– Я была бы рада сделать это для тебя бесплатно. Но на сегодня представление окончено. Приходи завтра, девочка.

– Может быть, вы разрешите сделать маленького Кащея? – спросила Алиса.

– Нельзя даже маленького.

Тетя Дуся подняла руку, тут же прожектора и звезды под куполом погасли и в зале зажегся свет. Зрители поняли, что представление закончено, и начали подниматься с мест. Алиса видела, как встали чемпионы мира по стрельбе из рогатки, как пошли к выходу всей семьей Коля, Миша и их родители Пудели, парень с серьгой, поддерживая за локоть подружку, какие-то еще незнакомые люди выходили из зала.

– А можно заглянуть туда? – спросила Алиса тетю Дусю, показывая на зеркало.

– Зачем? – удивилась тетя Дуся.

От нее пахло потом, пылью, пудрой и одеколоном. Она была похожа на толстую лошадь.

– Мне интересно, не осталось ли что-нибудь там от ваших Кащеев?

– Это невозможно, – сказала тетя Дуся. – Это совершенно невозможно! После того как Кащея сфотографируют, я смываю изображение. Из этого раствора можно сделать нового Кащея.

– Или водяного?

– Или водяного.

– Или Соловья-разбойника?

– Тебе рассказывали, как мы тут изобретали соловьев-разбойников?

– Я викады снаружи видела.

– Как жаль, что тебя не было позавчера, когда мы их изобретали. Это было так весело!

– И ни один из них не мог случайно улететь?

– Да ты с ума сошла, Алисочка! Такие звери не могут разбредаться по всей стране и пугать детей! Нет, я честно зарабатываю свой кусок хлеба. Я беру деньги за билеты, я продаю фотографии на память, я продаю фотографии художникам, которые иллюстрируют детские сказки…

Тетя Дуся собрала стопку фотографий, положила их в большой конверт, потом погасила почти весь свет. Она увидела, что Алиса все же хочет заглянуть за зеркало, и рассердилась:

– Я же сказала тебе, что там никого нет! Ты была бы довольна, если бы я пришла к тебе домой и стала рваться в детскую, где ты хранишь любимых куколок?

Алиса хотела было с презрением отмести подобное подозрение, даже повернулась было, чтобы позвать на помощь Полю, – пускай он подтвердит, что у Алисы тысячу лет как нет никаких куколок, но Поли нигде не было – видно, он выслеживал Алешу.

Сочтя молчание Алисы за сомнение, тетя Дуся быстро вывела ее наружу и оставила посреди шумной вечерней Ярмарки у входа в павильон.

– Ты найдешь дорогу домой? – спросила тетя Дуся.

– Да, – ответила Алиса, стараясь казаться робкой девочкой.

– Тогда иди, у меня еще дела, надо аккумулятор на завтра зарядить.

Алиса отошла на несколько шагов от входа в балаган. Вокруг гремели оркестры, сверкали фейерверки, смеялись дети и взрослые…

Где же Поля?

Он не мог потерять Алешу из виду.

Алиса решила еще раз проверить, действительно ли Кащей – только изображение, видимость на экране. Если тетя Дуся права, то окажется, что Алиса зря потеряла вечер и ей нечем будет порадовать комиссара Милодара.

Надо было найти задний вход в балаган, чтобы проверить, есть ли там кто-нибудь.

Она обошла балаган вокруг, для этого ей пришлось перешагивать через канаты, обходить колья, даже отгонять злого бродячего кота, который думал, что темный мир между балаганами – это его царство.

И тут она натолкнулась на мостки, которые вели от балагана к небольшой барже, стоявшей на озере позади балагана, почти привалившись к берегу. Зачем фокуснице баржа?

На барже было темно.

Алиса осторожно ступила на мостки и услышала тихие голоса на барже. В задней надстройке открылся люк, и оттуда вышла тетя Дуся, которую можно было угадать лишь по короткому и широкому силуэту. Тетя Дуся вела за собой на веревке скелет, который позванивал на ходу обрывками цепей и громко вздыхал.

– Да помолчи ты, тут Алиска может ошиваться, – зло сказала тетя Дуся. – Еще донесет папаше, и закроют нас, а закроют – не видать нам больше своих денежек!

Тетя Дуся прошла совсем близко от Алисы, девочка даже почувствовала, как от нее попахивает пивом. За тетей Дусей, позванивая цепями, плелся Кащей Бессмертный.

Алиса изо всех сил вглядывалась в темноту, стараясь понять, какого из Кащеев волочит за собой бывшая служительница зоопарка.

«Ну, конечно же, цепи есть только на Кащее, придуманном Алешей. Видно, жадная тетя Дуся решила все же отвезти Кащея к нему, ведь он оставил ей свой адрес?»

Алиса увидела, что наверху, на откосе берега, между балаганами тетю Дусю ждут.

– Ты здесь? – прошептала тетя Дуся.

– Да, мы здесь, – ответил экс-чемпион мира по стрельбе из рогатки.

– Деньги с собой?

– Деньги с собой, – ответил Алеша.

– Протяни мне руку – я тебе товар тащу, – сказала тетя Дуся.

– А его кормить надо? – спросила жена чемпиона мира.

– Обойдется, – сказала тетя Дуся.

– Младенцев хочу, – прорычал Кащей Бессмертный. Впервые Алиса услышала его голос. – Сладеньких младенцев люблю!

– Кого он хочет? – испуганно спросила Алешина жена.

– Леденцов, – нагло ответила тетя Дуся.

«Ни в чем ей верить нельзя», – поняла Алиса.

– Скажите только, – попросил Алеша, – а как они у вас получаются?

– Тайна профессии, – ответила тетя Дуся. – Впрочем, никакой тут особой тайны нет. Усилитель воображения у меня импортный, рассчитанный на мелких вирронианцев. У них и биоволны мозга мелкие, короткие. А как я поставила его в нашем балагане, оказалось, что он не только изображения делает, но и настоящих чучелов изготавливает.

– Он опасный? – вякнула чемпионка.

– Какой он опасный! Это же видимость одна. Привидение, по сути дела. Вы его спокойно можете как мишень использовать.

– Последний вопрос, – сказал Алеша. – Вы гарантируете нам, что этому привидению… не будет больно, если мы станем стрелять в него из рогатки?

– Если из рогатки, то не больно, гарантирую, – сказала тетя Дуся. – Что я, садистка, что ли? Где деньги?

– Сейчас, сейчас… Но меня не покидают некоторые сомнения…

– Молодой человек, – сказала тетя Дуся, – если вы уж решили совершать незаконный поступок и стрелять в Кащея Бессмертного из рогатки, то не надо изображать из себя первоклассницу.

– Она права, мой драгоценный, – произнесла До Ди Джо.

Зашуршали деньги – Алеша расплачивался.

Алиса убедилась, что по крайней мере один из Кащеев существует вне экрана. Следовало узнать, где тетя Дуся прячет других и какие у нее на них планы.

Для этого Алиса решила незаметно проникнуть на баржу, так как подозревала, что именно там ей удастся раскрыть секрет. И завтра она сможет со сдержанной улыбкой представить комиссару Милодару разгадку тайны, на что были не способны все его агенты.

Но не всегда получается как хочешь.

Только Алиса приняла решение, как услышала знакомый пронзительный голос:

– Я не позволю! Я вас привлеку по статье за жестокость к искусственным созданиям, включая роботов и привидений! Сейчас же отпустите Кащея на свободу!

Господи, ну кто просил этого глупого и честного робота Полю вмешиваться именно тогда, когда все так хорошо получалось!

Поля бросился с высокого берега на тетю Дусю, но его погубило то, что вместо неожиданного нападения он решил сначала сказать речь и дал возможность противнику прийти в себя.

Глаза Алисы уже привыкли к неверной полутьме, и она увидела, как тетя Дуся размахнулась и своим хлыстом полоснула робота Полю так, что он потерял равновесие и зашатался. А экс-чемпион Алеша успел выхватить из-за пояса рогатку и всадил шарик в голову роботу. Тот окончательно сошел с катушек и со всего размаху бухнулся в воду у берега.

Алисе бы оставаться на месте – ее же никто не искал. Но нельзя было бросать Полю без защиты. Она кинулась к роботу, чтобы поддержать его, и угодила прямо в руки тети Дуси.

Она услышала сначала всплеск – это робот рухнул в воду, а затем укоризненный голос тети Дуси:

– Я же предупреждала, Алисочка: не лезь, куда тебя не просят! Вот ты себя и погубила.

– Я только хотела помочь роботу, – призналась Алиса.

– Твой робот, считай, утонул. А вот что делать с тобой, не знаю.

– Отпустите ее, – сказал Алеша. – Немедленно отпустите девочку!

– А кто у меня Кащея Бессмертного купил? Дядя Вася? А кто из рогатки мирному роботу в лоб попал и, может, его вывел из строя? Дядя Вася?

Алеша смущенно замолчал. «Вот так человек ступает на путь преступлений, – подумала Алиса, – делает один неверный шаг, и всегда найдется кто-то, кто поможет сделать еще один шаг и еще один… пока не наступит момент, после которого поздно поворачивать назад».

– Бери своего Кащея и мотай отсюда! – приказала тетя Дуся. – Иди берегом озера, чтобы тебя не заметили.

– А Алиса? – испуганно спросила чемпионка.

– Ничего плохого с ней не будет, – рассмеялась тетя Дуся. – Мы не убийцы. Алиса проведет ночь взаперти, чтобы мы могли уехать, куда хотим. Что и вам советую сделать. А ну, быстро!

Загремели, удаляясь, цепи Кащея. Алиса поняла, что стрелки из рогатки дружно убежали, уводя с собой покупку.

Конечно, Поле плохо лежать на дне, но Алиса понимала, что ничего особенного с роботом не случится. Как только она отделается от тети Дуси, Полю тут же вытащат, откачают, высушат, и станет он лучше прежнего. Но что будет с ней самой?

– А тебе придется немного посидеть на барже! – сообщила тетя Дуся, убедившись в том, что все противники и союзники обезврежены.

Когда Алиса попыталась сопротивляться, тетя Дуся, привыкшая укрощать бронтозавров, в мгновение ока скрутила Алису и кинула ее в каюту баржи. Алиса не удержалась и свалилась по трапу на пол.

Хлопнул люк. Загремел засов.

Послышались тяжелые шаги служительницы.

Потом заскрипели мостки.

Тетя Дуся поднялась на берег.


Глава 7
Привидения на барже

Свет попадал в каюту через небольшие круглые люки в бортах, выше Алисиной головы. Глаза Алисы уже привыкли к темноте, но она зажмурилась, чтобы глаза привыкли еще лучше.

И вот, когда она стояла с зажмуренными глазами, Алиса поняла, что в каюте баржи она не одна. Кто-то тут есть еще…

За бортом начался новый фейерверк, шутихи, ракеты вспыхивали часто и бурно, и при каждой вспышке света Алиса могла все лучше разглядеть, кто же находится в трюме, кроме нее.

И нетрудно догадаться, что в трюме оказались два Кащея Бессмертных.

Первый, придуманный мальчиком Колей, был скелетом, у которого все время отваливалась правая нога, а второй, которого придумал парень с серьгой, был Кащеем инопланетным, с бластером в руке, в длинном плаще и с бородой, которая росла прямо из черепа.

Алисе стало страшно.

Она стала отступать, потому что оба Кащея медленно приближались к ней. И притом молчали, а от этого Алисе было еще страшнее.

– Смерть! – неожиданно произнес одноногий Кащей.

– Смерть! – повторил за ним инопланетный Кащей и тут же выстрелил в Алису из бластера.

К счастью, бластер у него был ненастоящий, иначе бы вся баржа вспыхнула. Луч лишь осветил внутренность каюты.

Алиса поняла, что если бластером ее Кащей не достанет, то костлявыми руками он легко ее задушит.

При очередной вспышке бластера, осветившей все мертвенным зеленым светом и отразившейся в холодных, глубоко спрятанных в глазницах глазах Кащеев, Алиса увидела за трапом небольшой люк.

Он был приоткрыт.

Отступая, Алиса стала уговаривать Кащеев:

– Спокойно. Я же ничего плохого вам не сделала… Мы с вами товарищи по несчастью…

– Смерть! – прорычал инопланетный Кащей и снова начал палить из бластера.

К счастью, пока он палил, то вперед не двигался. И Алиса, забежав за трап, постаралась нырнуть в люк. Передний Кащей ударился о трап и стал чертыхаться, второй налетел на него. Таким образом, у Алисы образовалась маленькая передышка – она не только перебралась в следующее помещение, но и успела закрыть дверь на задвижку.

Как только она это сделала, первый из Кащеев добрался до двери и стал в нее ломиться, правда, без особого успеха, потому что переборки на барже оказались крепкими, не по зубам Кащею Бессмертному, даже если он инопланетного происхождения.

По свету, который попадал внутрь из небольшого иллюминатора над головой, Алиса поняла, что оказалась в небольшой кладовке, где хранились веревки, куски холста, войлок и прочие хозяйственные предметы. Алиса, страшно уставшая за день, тут же соорудила себе постель. Забравшись на гору холста и канатов, она выглянула в иллюминатор и поняла, что перед бегством тетя Дуся сумела оттолкнуть баржу от берега, и теперь она покачивалась посреди озера, а отсюда ни до кого не докричишься.

Тогда Алиса решила не волноваться.

Она сказала Кащеям:

– Конечно, вы можете ломиться и дальше, но двери здесь крепкие, а я вас совсем не боюсь. Так что лучше тоже отдохните, завтра вам придется разговаривать с самим комиссаром Милодаром, а он человек очень серьезный.

Кащеи еще немного потолкались в дверь, потом замолчали.

Алиса заснула.

Она спала хорошо, без снов, потому что всегда спится лучше в путешествии на корабле…

А проснулась Алиса от шума и шагов на палубе.

– Эй! – крикнула она, поднимаясь.

И тут же ударилась головой о ступеньку трапа.

Шаги приблизились, и кто-то крикнул знакомым голосом:

– Она здесь! Я слышала!

Застучали быстрые шаги, кто-то сбежал в трюм и стал ломиться в дверь.

– Одну минутку, – сказала Алиса. – Сейчас открою.

В ее каютке было светло – рассвет наполнил ее голубым воздухом.

Дверь отворилась, и Алиса кинулась на грудь маме, которая и была первой поднявшейся на борт баржи.

Алиса обнималась и целовалась с мамой, вернувшейся из командировки ночью, папой, роботом Полей и другом детства Пашкой, который страшно завидовал, что приключение обошлось без него. Потом Алисе рассказали, что, пока она мирно спала в кладовке, а два Кащея сторожили ее в трюме, дома поднялась паника – куда делся ребенок?

Сообщили Милодару. Милодар поднял на ноги Галактическую полицию и ничего не нашел. Никто же не догадался отправился на Ярмарку Чудес!

Дома ничего не было известно до середины ночи, пока не появился робот Поля.

Он был вне себя, ничего не соображал, потому что выполз на берег промокшим до последнего кристалла и через двадцать шагов совершенно отключился. На него случайно натолкнулся ночной сторож Ярмарки и сообщил номер робота в милицию.

Полю привезли домой, протерли, просушили все сопротивления и сочленения, промазали лучшим маслом, и тогда к нему вернулась память.

Это произошло уже на рассвете.

Но и робот Поля не знал, куда могла деться Алиса, потому что он угодил в воду раньше, чем ее заточили на барже.

Зато робот Поля знал, что один из Кащеев незаконным образом попал в руки Алеши и его жены.

С утра Селезневы и Милодар кинулись туда и разбудили молодых людей. Те были страшно смущены тем, что совершили не очень благородный поступок, и сразу повели Милодара и Селезневых в сарай, где устроили своего Кащея.

Кащея там не было!

Они его заперли на ночь, но он исчез.

Зато стрелки из рогатки догадались, что Алису надо искать на барже, куда ее отдали в лапы двум другим Кащеям.

Разгневанный Милодар бросился к тете Дусе, а остальные – на Ярмарку.

Баржу нашли посреди озера.

А дальнейшее всем известно.

За исключением одной детали: ни одного Кащея Бессмертного на барже не обнаружилось.

А так как вряд ли кто-то мог побывать на барже ночью и выгрузить Кащеев, значит, человечество встало перед новой загадкой, разгадать которую было не очень легко.

Но решение этой загадки явно знала тетя Дуся.

Когда ее разбудили и обвинили в похищении Алисы, да еще в попытке убить девочку с помощью Кащеев, тетя Дуся совершенно спокойно отправилась с Милодаром на баржу и по дороге сообщила, что никаких Кащеев там быть не может и не было никогда, потому что Кащеи – это воображаемые изображения на экране. Как их можно отправить на баржу?

Конечно, Милодар не поверил тете Дусе. Ведь он уже понимал, что Алиса наткнулась на след страшных чудовищ, которые мучили Москву все последние дни. А источник этих чудовищ – балаган тети Дуси.

Так что, когда все собрались на барже, тете Дусе пришлось во всем сознаться.

Она как-то по случаю дешево купила аппарат для передачи мыслей на экран. На одной планете его использовали врачи, чтобы ставить диагноз больным. Но воображение людей на Земле оказалось куда сильнее, чем у тех, кто изобрел этот приборчик. Ну что бы стоило тете Дусе сообщить об этом в Академию наук или хотя бы в милицию, чтобы никого не пугать. А она не сообщила. Она научилась делать фокусы – ее чудовища по приказу хозяйки совершали всякие движения, плясали и даже страдали, когда их били хлыстом.

Но, конечно же, одной женщине, даже такой сильной, как тетя Дуся, было невозможно усмотреть за своими чудищами.

После представления тетя Дуся загоняла их всех в трюм на барже и отправляла баржу на середину озера. А утром приплывала к ней в лодочке и пригоняла баржу обратно. Но не всегда ей удавалось упрятать всех чудищ, особенно когда в балагане был народ и сеанс шел за сеансом. Некоторые из них вырывались и бегали по окрестностям.

– Но потом? Потом-то что с ними случалось? – настаивал комиссар. – Почему мы не могли их найти?

– А потом они исчезали. Как и положено, – спокойно ответила тетя Дуся.

– А как положено? – спросил Милодар.

– Я догадалась! – закричала Алиса.

– Что-то ты слишком догадлива для обыкновенной девочки, – недовольно сказал Милодар.

– А кто сказал, что я обыкновенная девочка? – удивилась Алиса. – Такие чудовища, как и черные сны, и вообще всякая нечисть, исчезают с первым криком петуха. Потому-то их на следующий день не могут отыскать!

– Эта девочка слишком много знает, – мрачно сказала тетя Дуся. – Мне самой пришлось потратить неделю, прежде чем я догадалась, куда деваются все мои крохотулечки, когда я прихожу утром покормить их человечиной.

– Ах, – сказал робот Поля и попытался упасть в обморок.

Но Алиса подхватила его и сказала уверенно:

– Тетя шутит.

– Еще как шучу! – согласилась тетя Дуся. – А тебя, Алисочка, знала бы – утопила! Это не шутка.

Робот Поля опять попытался упасть в обморок. На этот раз Алиса ему не мешала. Она сказала:

– Не бойся! У нее ничего не получится.


Оглавление

  • Глава 1 Колеса для богомола
  • Глава 2 Водяной в пруду
  • Глава 3 Гости из Сказочного леса
  • Глава 4 Соловьи-разбойники
  • Глава 5 Сыщики принимают решение
  • Глава 6 Странный цирк
  • Глава 7 Привидения на барже
  • X