Иоанна Хмелевская - Кот в мешке

Кот в мешке (пер. Селиванова) (Пани Иоанна-22)   (скачать) - Иоанна Хмелевская


Иоанна Хмелевская


Кот в мешке

***

– Послушай, ‑. раздраженно сказала мне Алиция, когда я уже уселась на террасе ее домика в Биркерёд. – Если я и страдала когда‑либо болезнью Альцгеймера, так теперь здорова. Похоже, она на тебя перекинулась. Может, соизволишь хоть немного навести порядок в той путанице, которую тебе удалось здесь устроить?

– Какую такую путаницу? – рассеянно поинтересовалась я.

В данный момент все мои умственные и физические усилия были направлены на то, чтобы поудобней устроиться на так называемом садовом кресле. Идиотская мебель, эти шезлонги, ни сидеть, ни лежать на них просто невозможно.

Согнувшись в три погибели, Алиция пыталась выпрямить фуксию, опрокинутую сильным вихрем месяца два назад. Теперь она росла как‑то странно, чуть ли не под прямым углом. Но цвела, что вызывало у меня понятную зависть. Выпрямившись (я говорю об Алиции, не о фуксии), она все так же раздраженно пояснила:

– Ту, что ты нагородила в своих романах, да еще усилила автобиографией. Теперь уже никто не в состоянии разобраться, что происходило на самом деле, а что ты напридумывала, но я, учти, все отлично помню, не надейся…

– Вот еще! – возмутилась я. – Если ты приписываешь мне брюки, которых домогалась Дагмар…

– В брюки внесены коррективы, – перебила меня подруга и сухо заметила: – И даже этот… как его… Па… Па…

– Ты о ком? – не могла догадаться я. – Или о чем?

– Да этот пан… редкая скотина… фамилия у него вроде от растения… папайя? Папоротник?

– Никаких Папоротников не знаю, не фигурировали они у меня. Ни в моих романах, ни в жизни.

Оставив фуксию в покое, Алиция принялась озабоченно ощупывать сухую ветку яблони, нависшую над нашими головами.

– Надо бы ее спилить, еще свалится кому на голову.

– Точно свалится, – не сомневалась я. – Так о ком ты хотела спросить?

– Забыла. Патиссон? Паслен?

– Да не знала я таких. А ты уверена, что его фамилия от растения? Ведь ты сейчас по уши занята растениями.

Алиция не была уверена.

– Кто его знает. Помню, фамилия этого паразита начиналась с Па… А кроме того, у меня никогда не водились ни крысы, ни прочие полевые мыши. Твои инсинуации тоже пришлось исправлять.

– Сочувствую…

– И с чего вдруг столько народу набросилось на твое «Все красное», будто другой литературы не существует? А, главное, все мучают глупыми вопросами, не бестактно ли со стороны Аниты по‑прежнему посещать меня? И как я не боюсь впускать в дом человека, ведь она столько народу прикончила. Тут уж не помогают никакие мои объяснения, боюсь, меня скоро кондрашка хватит.

– Почему тебя, а не ее? Пусть она объясняется. Почему не спрашивают ее?

– Спятила? Ее все боятся, ведь ты сделала из Аниты не просто убийцу, но и еще немного сумасшедшую. А психов все боятся. Впрочем, ты и меня изобразила в своем так называемом «творчестве» не совсем нормальной. С большим приветом я у тебя получилась.

– В таком случае ты и себя не должна пускать в свой дом.

Нам обеим как‑то не пришло в голову, что не но ведь впустила и даже обрадовалась моему приезду. Старая дружба не ржавеет.

Меж тем Алиция никак не могла отделаться от какого‑то типа, который начинался с «Па». Продолжая заниматься своими травами, она бормотала: «Паслен? Папуас? Нет, папуас не из той оперы».

Зная пристрастие Алиции к растениям, я не выдержала и посоветовала:

– Слушай, может, никакая у него не растительная фамилия? Попробуй в другой области.

– Пада… – упрямо твердила Алиция, – пада… Что‑то в этом роде.

– Вот ты о ком! – сразу догадалась я. – Пан Падальский, как же, помню подлеца. Он мне немало крови попортил. Несколько лет назад фигурировал в одном паскудном деле.

Алиция попыталась успокоить меня, видя, что и я вздрючилась:

– Не волнуйся, я его тоже скорректировала.

– Каким образом?

– Всем говорила, что он никогда не был не только твоим другом, но даже и хахалем. Это я хорошо помню, вот с чистой совестью и оправдывала тебя.

Я молчала, погрузившись в неприятные воспоминания.

– А что я говорю? – опять подала голос Алиция, хотя я ничего такого не говорила. – Паскуда он и есть. Но его я тоже откорректировала. Да, об этом я уже сказала.

– А сухую ветку непременно спили, – вернулась я к реалиям современности.

Алиция упорно муссировала прошлое. Видно, порядком я ей тогда досадила.

– И имя у него какое‑то противное. Иеремия? Барнаба?

– Его звали Эрнест Падальский, – сквозь зубы процедила я. Надо же, сколько лет прошло, а ненависть к подлецу осталась. Ладно, о нем немного позже.

***

На этот раз я приехала к подруге в самом начале лета за саженцами и семенами. Сад Алиции предстал передо мною во всей красе, он буйно цвел и постепенно превращался в джунгли, причем в нем водились такие виды растений, которых я больше нигде в Европе не могла раздобыть. На других континентах не искала, ибо к тому времени, когда у меня тоже завелся приличный сад, мне уже не хотелось летать самолетами, а плыть по океанам моя машина еще не научилась.

Проклятые саженцы и семена я брала у Алиции не раз, можно сказать – ежегодно, причем всегда осенью. Так получалось, да, впрочем, так и положено – высаживать новые растения по осени. Но почему‑то питомцы Алиции у меня никогда не приживались и погибали. Возможно, в Польше слишком рано, по их мнению, наступала зима. Вот я и надумала начать пересадку в июне, предоставив растеньицам больше времени на акклиматизацию.

Мой приезд возбудил в Алиции противоречивые чувства – и радость, и досаду. Досаду потому, что приехала я ненадолго, всего на неделю, а у нее как раз наметился перерыв между гостями, и она охотно оставила бы меня хоть на месяц.

– Уже несколько дней в моем доме царит тишина, – заявила она мне с самого начала. – И так будет аж до двадцать четвертого июля. Ты могла бы проторчать тут и больше месяца, я никого не приглашала, а непривычная пустота на меня нехорошо действует, в голову от безделья лезут нехорошие мысли. Поживи подольше, что тебе стоит?

– Но ведь я же тебя раздражаю.

– Ну и что? Я соскучилась по тебе. И на кой тебе возвращаться?

– Во‑первых, на сей раз я сама пригласила гостей. А во‑вторых, хочу еще в июне посадить твои лопухи, ну, те, которые украду у тебя.

– Зачем красть? Можешь взять открыто.

– Украденные лучше растут. Выкопаю, когда ты повернешься ко мне задом. В последний момент перед отъездом.

Пока же я ничего не выкапывала, просто сидела на террасе и наслаждалась атмосферой чудесного солнечного дня. Алиция ощупывала засохшие ветки яблони и продолжала развивать затронутую ранее тему. И внезапно ошарашила меня сообщением:

– Был тут у меня недавно этот твой падла Иереней.

Я так и подпрыгнула, хотя сделать это на садовом кресле очень непросто.

– Ты шутишь? Когда был?

– Точно не помню, но недавно. В календарике записано, потом погляжу. Где‑то в начале мая. Как раз цвели тюльпаны. Свалился как снег на голову, не предупредив. И сразу принялся расспрашивать о красной лампе. Ну, о той, которую ты выдумала в книге «Все красное». Как и название нашего городка, переделав его на свою потребу из Биркерёд в Аллерод. Так он пожелал взглянуть на знаменитый садовый светильник.

– Я же тебе говорила – он кретин.

– Говорила, да это я и без тебя еще тогда заметила. По правде говоря, я так и не поняла, что ему тут понадобилось в самом деле.

Ничего не попишешь, придется мне вплотную заняться Эрнстом Падальским, не удастся отодвинуть его на потом.

Столкнула меня судьба с этим человеком «на заре туманной юности», потом мы лет тридцать не виделись, но в памяти сохранилось нечто на редкость омерзительное. Не внешность, отнюдь. Внешне он выглядел вполне прилично – высокий, стройный, правильные черты лица, пышные волосы. Зато по натуре был законченным негодяем: доносчик, мошенник, подлиза, врун и вор. Нет, часы и кошельки не крал, но беззастенчиво присваивал чужие идеи, чужие достижения, чужие заслуги – короче, все, что только мог при малейшей возможности. Моего кузена обработал просто артистически, отобрав у него концепцию проекта, спонсора и доходы, причем происходило это на моих глазах. Тогда мы с ним работали в одном учреждении. Точно так же ободрал как липку моего хорошего знакомого, причем и я тогда пострадала, правда не слишком. И еще, паяц несчастный, хвастался парижскими тряпками, которые привез жене, фотографии показывал. Особенно запомнилась его жена в дорогущей французской комбинации. Это в те времена, когда мы и за болгарскими‑то отстаивали длиннющие очереди… Я уже тогда прекратила с ним всякое знакомство.

И этот омерзительный тип десять лет спустя имел наглость заявиться к Алиции, сославшись на дружбу со мной! Доброжелательная и мягкая по природе Алиция тем не менее еще тогда разобралась в этом человеке и во время нашей встречи набросилась на меня с когтями за то, что я насылаю на нее таких друзей. Где у меня совесть?

Не сразу дала она мне тогда возможность выложить ей всю правду о двуличном негодяе. Перекрикивая возмущенные вопли подруги и стараясь не обижаться на устроенный мне негостеприимный прием, я все же довела до ее сознания всю правду об истинной натуре этого мерзавца, в ту пору еще вполне симпатичного молодого человека. И вот теперь снова…

– Он хоть немного полысел? – с надеждой поинтересовалась я.

– Ни капельки! – с непонятным удовлетворением отрезала Алиция. – Немного поседел, но седина ему к лицу.

– Жаль.

– Зато растолстел, – поспешила утешить меня подруга. – Толстый, как… не целый боров, но три четверти борова будет.

– Лучше бы полтора. И что? Неужели осмелился заночевать у тебя?

– А ты как думаешь? Они все у меня ночуют. Для них гостиниц не существует. К тому же, сдается мне, что твой паразит довольно скуповат. Чего ему стоило вытащить из саквояжа бутылку вина! Раза три принимался и обратно засовывал. Потом решился. Явно купил на пароме.

– Всего одну?

– Вытащил всего одну.

– Надо же, не коньяк, не виски. Впрочем, он всегда был скупердяем, значит, таким и остался, годы ничего не изменили. И ты пригласила его остаться?

– Что я, сдурела? Сам напросился.

– И ты, гостеприимно улыбаясь…

Вовсе не улыбаясь, наоборот, очень сдержанно, даже холодно… Все испортила застланная постель, я уже приготовилась сослаться на отсутствие чистого белья… Я удивилась:

– Постель для гостей была застлана? Кто же тебе такую свинью подложил?

– Да Аня, она последней у меня ночевала, а у этих современных девиц просто какая‑то мания наводить порядок. Кто‑то из них перевернул все в доме и куда‑то засунул последние кошачьи мешки. До сих пор не могу их найти.

Я опять удивилась:

– Последние? Ты до сих пор их покупаешь? Не отказалась от пагубной привычки?

– Не отказалась! – с вызовом подтвердила Алиция. – Раз они устраивают аукционы, я и покупаю. Меня всегда специально приглашают, я у них почетная постоянная клиентка. А некоторые из мешков я не удосужилась вскрыть, так и стояли невыпотрошенные. Теперь никак их не найду. Мне и самой интересно, что в них. А в те, которые я вскрыла, засунула свое барахло, так и их куда‑то задвинули.

Алиция помахала рукой у уха.

– Комары появились, пошли в дом. У меня ощущение, что я целую вечность не пила кофе. И если ко мне забредет какой мужик, напомни, чтобы я попросила его спилить эти сухие ветки.

Я с готовностью вскочила с неудобного кресла, пособирала со столика пустые стаканы и сигареты и вслед за хозяйкой вошла в дом.

Коты в мешках – единственное хобби, которое Алиция не только одобряла, но и просто обожала. Дело в том, что один или два раза в год датские железные дороги устраивали распродажу на аукционах всех вещей, забытых пассажирами в поездах.

Вещи, за которыми в установленный срок не обратился хозяин, просто как попало рассовывались по мешкам, и на аукционе фигурировал мешок, а не его содержимое, которое было никому не известно. Колготок и стиральных порошков Алиции хватило бы уже лет на двести, но, кроме этого базового продукта, ей попадалось и кое‑что поинтереснее: однажды она обнаружила в мешке накидку из чернобурок, как‑то с восторгом узрела золотые часы и золотой же браслет, была и отличная шерстяная пряжа, которую она презентовала мне. И чего только не попадалось в этих мешках! Предметы косметики, кофе, письменные принадлежности, электрические лампочки, нижнее дамское и мужское белье (только совсем новое), блузки, свитера, плащи, зонтики, подсвечники – да разве все перечислишь? Ни с чем не сравнимое удовольствие испытывала моя подруга, распечатывая очередной выигранный мешок и радуясь всему, что там находила. Стартовая цена на этих аукционах была очень низкой, а один стиральный порошок уже возместил Алиции все прошлые и будущие расходы.

Мне и самой было бы интересно взглянуть, каких котов таили в себе еще не вскрытые Алицией мешки, но искать их я не собиралась. Сизифов труд!

***

Мы уселись за столом, который Алиции пришлось поставить между кухней и гостиной. Хозяйка включила электрочайник, чтобы приготовить кофе.

Впрочем, слово «уселись» тут не на месте. Алиция крутилась у плиты, а я как села, так сразу и вскочила, почувствовав под собой нечто постороннее. Оказалось – иллюстрированный журнал.

– О, красивый! – обрадовалась я. – Откуда он у тебя?

Занятая кофе хозяйка не ответила. Положив журнал на стол, я переключилась на более важные проблемы, продолжив начатый на террасе разговор.

– Вот ты сказала, что Падальский был у тебя в мае, совсем недавно, а ты уже забыла, как его зовут. И еще уверяешь, что у тебя нет склероза.

Так он же мне не представился, – резонно возразила подруга. – Представлялся раньше, когда знакомились, лет двадцать назад, решил, что достаточно. Я же запомнила его внешность и смутно помнила, что у него какая‑то очень противная фамилия, вполне соответствующая его сущности. Конечно, при чем тут растения? Падла, паразит, паршивец, паскуда. Впрочем, падалец он и есть, недаром поначалу ассоциировался у меня с растениями. Опять всё выспрашивал, высматривал, вынюхивал. О, это интересно!

– Как это вынюхивал?

– Исподволь. Ему казалось – незаметно.

– Будь добра, опиши это вынюхивание подробнее, оно может быть опасным, ведь этот тип ничего не делает просто так.

Взяв кофе, Алиция села за стол и с готовностью продолжила разговор, тема которого ее явно волновала. Подошла она к ней, однако, вроде бы не с того боку.

– Да, я еще собиралась тебя отругать! В письме ты вспоминала, как мы наводили у меня порядок и как ты при этом уработалась, сколько бумаг просмотрела, складывая их в нужном порядке, такая ты педантичная да аккуратная, а я только и знаю, что опять захламляю дом…

– Ничего подобного! Я там писала, что ты больше меня уработалась, я еще беспокоилась о твоем здоровье.

– Как бы не так! – упрямо стояла на своем Алиция. Сварливая она какая‑то стала, может, из‑за негодяя Падальского? – Нигде не было написано, что я работала больше. А после твоей уборки такой порядок в моем доме установился, какого никогда до сих пор не было…

– Ну и что? Разве плохо?

– Для меня хорошо, но твой Паразит был очень недоволен.

Я была оскорблена до глубины души.

– Падальского не устраивал наведенный в твоем доме порядок? А какое ему дело до порядка в твоем доме?

– Я бы тоже хотела знать. Вел он себя очень подозрительно. Начал с расспросов о твоей идиотской красной лампе, но явно не слушал, когда я ему говорила, что такого паскудства в моем доме никогда не было, все расспрашивал, куда я ее задевала, сам кидался искать и при этом ворчал, что, мол, вот, навели порядок, теперь ничего не найдешь, без спросу носился по всему дому, заглядывал во все углы. Я с трудом сдерживалась и проклинала тебя, ведь он твой знакомый. Немного успокоилась лишь когда он укололся о кактус.

Я тут же развернулась лицом к окну, на котором стояли эти милые растения.

– О какой именно?

– Да не здесь, – одернула меня Алиция, – в телевизионной комнате.

– Можно посмотреть?

Не дожидаясь разрешения хозяйки, я сорвалась со стула и бросилась в телевизионную комнату.

Название комната получила с тех пор, как в ней был установлен телевизор. Раз и навсегда. До этого она называлась последней комнатой, неизвестно почему, ибо вовсе не была последней. За ней находилась еще огромная мастерская Торкиля, покойного мужа Алиции. А «последней» стала называться вторая гостиная, расположенная в конце коридора. И правильно назвали, из этой комнаты уже никуда больше нельзя было пройти.

С трудом пробившись через нагромождения каких‑то вещей, я проникла в телевизионную комнату. От остальных помещений в доме она ничем, кроме телевизора, не отличалась. Среди многочисленных аспарагусов и драцен здесь находился только один кактус, зато громадный. Стоял он на подоконнике в самом углу, за диваном.

Вид этого кактуса доставил мне огромное удовольствие, поскольку он был из тех кактусов, крохотные колючки которых при малейшем прикосновении впивались в человека, проникали глубоко под кожу и уже ни за какие сокровища мира не желали вылезать. Наверняка Падальский до сих пор их выколупывает.

– Каким чудом он вообще добрался до этого кактуса? – снова усаживаясь за стол, искренне недоумевала я. – Разбирал все эти препятствия или лез прямо по ящикам и коробкам? К дивану так просто не пробиться.

Алиция тем временем, попивая кофе, углубилась в чтение журнала, который я извлекла из‑под себя. Мне рассеянно ответила:

– Не знаю. Это твой журнал?

– Нет, твой. Я интересуюсь не из простого любопытства, так что будь добра поясни, как же он пробился к кактусу и вообще какого черта туда полез?

– Лампу искал. Красную. Может, думал, что она под диваном лежит. Это я так считаю, а что он на самом деле думал – холера знает. Как пробирался? Кажется, раздвигал кресла, отставлял картонные коробки и при этом сплющил ту, в которой у меня хранятся луковички. Да еще сбросил со стола выглаженные наволочки и коробочки с семенами растений, они у меня были разобраны. Пришлось потом собирать семена с полу, конечно, все перемешалось. А почему ты думаешь, что журнал мой? Не было у меня такого.

– Так ведь он на датском, – преувеличенно вежливо пояснила я. – Трудно предположить, что я интересуюсь датской прессой. А журнал интересный, судя по иллюстрациям, я еще хотела попросить тебя перевести, что написано под иллюстрациями.

Алиция перевернула страницу, чтобы начать с начала, и вслух прочла:

– «Пропавшие драгоценности». Тут вся статья о пропавших драгоценностях. Они и в самом деле красивые. Вот, золотая коллекция Ноева ковчега.

– Где? Покажи! – вскинулась я.

– Вот здесь, – ткнула пальцем Алиция. – Правда, пропорции немного не выдержаны…

Я выхватила у подруги журнал, который ко мне был вверх тормашками, и, перевернув, внимательно рассмотрела фотографию. На ней было представлено множество фигурок, от слонов до блох. Похоже, они и в самом деле были золотыми. По привычке глянула на подпись, что мне абсолютно ничего не дало, и вернула журнал Алиции, попросив ее читать по порядку, не спеша и ничего не пропуская.

– С чего там начинается?

– С изумрудов. Изумрудный нашейник… ошейник… ну как это по‑нашему?

– Колье, ожерелье.

– Да, изумрудное ожерелье королевы Сесилии Ренаты. Была такая?

Я спешно пыталась вспомнить такую королеву. Вроде бы имя знакомое, но больше ничего конкретного на ум не пришло.

– Наверное, была, раз там написано. А что еще?

– Рубиновый комплект, нет, надо говорить – гарнитур великой княжны Наташи. И оправа чудесная, не убивает камни. О, вот еще! Алмазная коллекция королевы Виктории, нет, ты посмотри, пять алмазов и все разного цвета! От двадцати восьми до сорока трех каратов, я и не слышала никогда ни о чем подобном. Или вот – звездный сапфир мадам де Помпадур. У нее был звездный сапфир?

– У нее много чего было, может, и звездный сапфир.

– Вот еще нашейник, то есть того… колье королевы Клементины Анжуйской. Рубины, сапфиры, жемчуг, изумруды. Да это не нашейник, а целый нагрудник! На мой вкус, излишне пестрый. А это что за королева?

– Вот о ней как раз я тебе могу кое‑что рассказать. Клементина Венгерская, вторая супруга Людовика Сварливого, мать Иоанна Погробовца, что смотришь? Так зовут детей, родившихся после смерти родителей. Четырнадцатый век. После Людовика, Филиппа и Карла во Франции стали править короли династии Валуа. Овдовев, Клементина, по слухам, помешалась на драгоценностях и приобретала их тоннами, все больше погрязая в долгах.

Алиция историей никогда не увлекалась. Вот и теперь слушала меня вполуха, продолжая читать статью.

– Все эти драгоценности пропали при подозрительных обстоятельствах, – вычитала она. – Изумруды Сесилии Ренаты, предположительно обработанные инками или ацтеками, плыли в Европу по поручению императора Фердинанда II и должны были составить часть приданого его дочери, которая собиралась замуж за польского короля…

А! – перебила я подругу. – Теперь вспомнила. Сесилия Рената, первая жена Владислава IV, из династии Вазы. Ну, вспомни, сын колонны Зигмунта [1]. Правильно, королева. На протяжении всей истории мы женились на королевских дочках и фиг у нас получался. Дети выходили всё какие‑то неудачные…

– В данном случае речь идет об изумрудах, а не о детях, – сурово оборвала мои претензии Алиция. – Слушай и не перебивай. Испанский галеон с этими сокровищами затонул недалеко от Португалии. В семнадцатом веке. А в конце девятнадцатого его раскопали, потому как лежал он… минуточку, как это по‑нашему? Ага, на мелководье. И всё нашли.

– Что всё?

– Ну всё, что он вез. В королевской канцелярии сохранился список, так что можно было уточнить. Изумрудное колье королевы Сесилии Ренаты тоже там фигурировало, его видели… Видел какой‑то придворный, по‑теперешнему интендант, если я правильно перевожу. Да это неважно. Главное – его видели и записали. А тут вскорости он и исчез.

– Кто? Интендант?

– Да нет, этот самый нашейник. Постой… ага, интендант тоже исчез. Надо же! И с тех пор никто из людей не видел ни того ни другого.

Я попыталась уточнить:

– Исчезли они на суше? Из воды их вытащили?

– На суше. Кажется, вообще все затерялось уже на суше. Минутку, вот Ноев ковчег… Франсуа I пожелал иметь золотую коллекцию зверушек, заказ был выполнен, предположительно самим Бенвенуто Челлини, изумительные золотые фигурки видело множество свидетелей, но вскоре коллекция исчезла. Причем не погибла при пожаре или во время военных действий, нет, просто исчезла в мирной придворной жизни. Предположительно украдена…

– Дианой Пуатье! – вырвалось у меня.

Подруга с интересом глянула на меня поверх очков.

– А ты откуда знаешь?

– Ничего я не знаю, просто бросаю на нее подозрение. Не люблю я эту Диану, возможно, Дюма виноват, ей от него здорово досталось, так я под его влиянием… Хотя должна бы восхищаться этой женщиной. Подумать только, она была куртизанкой двух королей на протяжении двух поколений. Это тебе не хухры‑мухры! Такого редко кто из женщин добьется.

Подумаешь! – пожала плечами Алиция. – Жила ведь в достатке и избытке, при королевских дворах… Ладно, чего мы о ней заговорили, она тут и не упоминается, вечно ты встреваешь. Пошли дальше. Вот великая княжна Наташа, она из Романовых, так, так… революция – не удивительно, что пропадали сокровища. Хотя вот тут написано, упомянутая Наташа Романофф бежала из России со всеми своими драгоценностями, а исчезли они уже потом, когда она проезжала по Швейцарии. Я сокращаю, тут очень много чего понаписано, всего не переведешь. Пошли дальше.

– Алмазы королевы Виктории?

– Да, те самые, разноцветные. Или надо переводить «цветные»? Ей их послал в презент какой‑то индийский раджа, надеялся подольститься, но они никогда не достигли берегов Англии. Виктория даже и не знала о них, раджа хотел устроить сюрприз…

– Они утонули? Раджа ведь наверняка послал их морским путем.

– Морским, но они не утонули. Корабль благополучно прибыл в Англию, однако шкатулки с алмазами на нем не оказалось. Разразился жуткий скандал, причем самым трудным было скрыть аферу от королевы. Похоже, это удалось, но сам презент как в воду канул. Что там дальше? Звездный сапфир мадам де Помпадур. Этот сохранился до самой революции, разные лица проследили его путь и оставили исторические записи, кто его спасал вместе с другими сокровищами и при каких обстоятельствах, но потом что‑то с ним случилось. Все говорит о том, что последний раз его видели в каком‑то трактире под Марселем.

Ну и, наконец, нагрудник, пардон, колье королевы Клементины… Если правильно поняла, он долго блуждал по ломбардам и ювелирным мастерским. Сначала его отобрали у королевы за долги, потом он оказался у Карла Валуа, он тоже вынужден был отдать колье для погашения долгов… И чего они все влезали в долги? А потом он пролежал где‑то в укрытии лет сто.

– Как раз пережил Столетнюю войну.

– Тогда была Столетняя война?

– Да, приблизительно в это время. Началась при Филиппе, когда Робер д'Артуа науськал на французов английского Эдуарда, а закончилась Жанной д'Арк.

– Ну, значит, колье королевы Клементины спокойно проспало сто лет. Сохранились документальные свидетельства о его владельцах аж до середины восемнадцатого века, после чего он таинственно исчез. Так здесь написано. Я передаю тебе в сокращении, мне уже надоело переводить каждое слово. Впрочем, если захочешь, сама прочитаешь, эта статья сама представляет собой перевод с английского, вот здесь сноска: «The Sun». Похуже, конечно, «Нейшенел Джеографик», но не совсем бульварная газетенка. Интересно, я выпила свой кофе или только собиралась?

– Выпила, но совсем мало, так что спокойно можешь выпить еще. Погоди, вот чего я не понимаю. Раз эти вещи пропали в разное время, причем некоторые еще несколько веков назад, откуда же в журнале появились их фотографии? Ведь тогда фотографию еще не изобрели. Разыскали сокровища и опять потеряли?

Алиция остановилась на полпути к чайнику, вернулась к столу и стала перелистывать статью.

– Сокровища видели многие, неоднократно, и часто описывали. Некоторые из них, как рубины Наташи и сапфир мадам Помпадур, увековечены на портретах. Некоторые зарисовывали художники и просто любители, например всех зверушек с Ноева ковчега и изумруды. А вот алмазы Виктории были так подробно описаны, что с помощью компьютера удалось их воссоздать и сфотографировать, если и вкралась ошибка, то совсем незначительная. Неплохая идея.

***

Предоставив подруге возможность спокойно сварить себе кофе, я тем временем внимательно разглядывала компьютерные достижения, очень жалея, что датский язык мне не доступен. Насколько я понимаю, в тексте обильно приводились даты, которые Алиция проигнорировала, – видимо, годы, когда видели в последний раз ценный предмет. И где.

Возможно, приводилась и фамилия видевшего предмет в последний раз, хотя я не уверена. Впрочем, это не столь уж важно, последний видевший мог и украсть драгоценность, так что вряд ли его фамилия где мелькнет.

– Ну и лампой паршивец окончательно вывел меня из равновесия, – вернулась к больному вопросу Алиция. Оказывается, она уже сидит напротив меня и попивает кофе.

– Кто? – вернулась я из мира драгоценностей.

– Да эта твоя падла.

– Падальский, – автоматически поправила я.

– А я что говорю? Всё из‑за тебя, так что теперь давай ты опровергай.

– Давно уже я все опровергла, но, похоже, он не читал, раз сослался на хорошее знакомство со мной. В следующий раз вели ему прочесть, и пусть верит слову написанному. А лучше не обращай на него внимания, вот и всё.

– Как же не обращать, – разбушевалась Алиция, – если этот придурок носится по всему дому и рассыпает семена! А все из‑за тебя.

Я столь энергично отказалась нести какую‑либо ответственность за придурков и паразитов, что подруга смягчилась и сменила тему. Взяв в руки журнал, она еще раз пожелала убедиться, что не я притащила его к ней в дом.

– Да отцепись же наконец! – всерьез обиделась я. – Если бы и привезла какой иностранный журнал, так скорее на английском или французском. Не иначе как его тебе Падальский подбросил.

– И с тех пор он так и лежал на стуле? – язвительно поинтересовалась подруга.

Я бросила на нее насмешливый взгляд, но «пуля просвистела мимо», поскольку Алиция на меня в тот момент не смотрела. Однако, похоже, какие‑то флюиды от меня все же исходили и дошли до хозяйки, уязвленной в своих лучших чувствах, поскольку она примирительно проговорила:

– Ну ладно, ладно, допустим, что в этом доме и в самом деле некоторые вещи лежат неделями…

– Неделями? Годами.

– Не преувеличивай. И все равно журнал не мой. А какого черта паршивец вздумал мне его подбрасывать?

– Понятия не имею. И вообще, это я так брякнула. Меня очень беспокоит, что он опять у тебя появился. Интересно зачем? Не верю, что хотел увидеть лампу. А также не верю и в то, ты уж на меня не обижайся, что сделал это из чистой любви к тебе. У него тут точно было какое‑то дело, и он нуждался в бесплатном пристанище. Что он говорил? Да, кстати, а на чем он приехал?

– На машине. В желании получить дармовое пристанище я не сомневаюсь. А насчет того, что говорил… Говорил о каких‑то делах, вот только не знаю, какие могут быть дела и когда он делал эти дела, если он практически не выходил из моего дома, все время тут ошивался.

– И долго ошивался?

– Три дня.

– Ничего не украл?

– Что он мог украсть?

– Откуда мне знать? Ты ведь всегда заметишь своим ястребиным оком, если из твоего дома что‑нибудь пропадет. Ничто не привлекло твоего внимания?

Алиция встревожилась.

– Не пугай меня, не могла же я всего проверить. Но полагаю – вряд ли, потому как я ходила за ним по пятам и смотрела ему на руки, не хотела, чтобы он опять мне все переставил, ведь с таким трудом мы навели порядок. А знаешь, как жадно он пялился на мою керамику! Но из керамики ничего не пропало, я проверила. И все твердил о красной лампе, как какой маниакальный параноик, все заверял в своем желании еще раз взглянуть на нее.

– В лампу я не верю! – решительно заявила я. – Предлог.

Уж не знаю почему, но мне очень не понравился этот визит Падальского к Алиции. Вроде для беспокойства не было никаких рациональных поводов, а вот встревожилась я не на шутку. Вроде пора бы привыкнуть, что у Алиции постоянно кто‑то ночует, что к ней всегда приезжают без приглашения и всегда находят приют и пропитание. Не было еще случая, чтобы она отказала в них человеку. И если бы сосчитать тех, которым, по моему мнению, Алиция должна была отказать в гостеприимстве, у меня не хватило бы пальцев на обеих руках и ногах. Один Психопат чего стоит!

О психе стоит сказать особо, это был действительно единственный случай, когда Алиция добровольно и по собственной инициативе обратилась за помощью к полиции. Еще бы, пожив у Алиции вволю, этот тип в один прекрасный день покинул ее дом, сев в машину Алиции и скрывшись с ней в голубой дали. Полиция отыскала обоих, психа и машину, причем оба оказались в неплохом состоянии. Машину вернули Алиции, Психопата поместили в соответствующее медицинское заведение. Пробыв там положенный срок, он снова приперся к Алиции. Не известно, что заставило ее решительно и бесповоротно разорвать с ним знакомство. Возможно, действовала так из чувства самосохранения, а главное, ее активно поддержали датская родня и польские друзья. Но такое случилось лишь раз и нисколько не сказалось на гостеприимстве моей подруги по отношению ко всему остальному человечеству.

Куда было Падальскому до вышеупомянутого Психопата, а вот встревожил он меня здорово. От общих знакомых я кое‑что знала об Эрнесте. В жизни он многого добился, карьеры, правда, особой не сделал, но денег у него хватило бы и на «Англетер». Так какая холера заставила его проторчать три дня в маленьком, спокойном Биркероде, где вообще никогда ничего не происходило?

Красный светильник из романа «Все красное» был лишь поводом, в этом я не сомневалась. А что явилось причиной?

***

Вечерело, и мы решили приготовить себе ужин. Или поздний обед? Разумеется, каждая хотела что‑то свое. Алиция сунула в микроволновую печь кастрюлечку с картошкой и поставила на плиту сковородку, чтобы к этой картошке поджарить одно яйцо. Я вложила в тостер две гренки, к которым надо было отыскать паштет и овощной салат. Они, я знала, всегда водились у Алиции. Поскольку я приехала лишь сегодня утром, пришлось воспользоваться продуктами хозяйки, в магазин лень было бежать. Сбегаю завтра и куплю свое любимое: датское салями, салат из карри и панированное филе из неизвестной мне рыбы, фаршированное чем‑то тоже неизвестным, но потрясающе вкусным. Этого у Алиции уж точно не было, ведь она не выносила рыбу и никогда ее не покупала.

Раскрыв дверцу холодильника, я испытала немалое потрясение. Целая полка была забита каким‑то рыбным филе, обычным, не панированным, которое к тому же начало уже размораживаться. Быть такого не может! Не иначе, как привиделось. Ох, неладное что‑то со мной творится.

– Алиция, – осторожно севшим от волнения голосом спросила я, – это у меня галлюцинации, как ты думаешь?

– Тебе лучше знать, что у тебя, – склонившись над сковородой, отозвалась подруга. – И не держи дверцу холодильника открытой, сколько раз говорить!

Я думала, что тот холодильник давно сдан в металлолом, – захлопнув дверцу, оправдывалась я. – Хотела вынуть салат и паштет, а тут столько рыбы… Скажи, ради бога, откуда она тут взялась?

– Из магазина.

– Понятно, что ты сама не ловила ее в море. Но неужели все это ради меня?!

– Да ты никак спятила! Не смей этого и в рот брать!

– Как же ее есть? Ушами?

– Вот дурища! Она не для того, чтобы есть. То есть, я хотела сказать – не для людей.

Тостер брякнул гренками. Быстренько вытащив из холодильника салат и паштет, я захлопнула дверцу, отгородившись от непонятного явления, и осторожно поинтересовалась:

– А можно знать, для кого?

– Для них, – махнула Алиция в сторону террасы деревянной лопаткой для тефлоновой сковороды. – Вон сидят, явились, не запылились. Ужина ждут.

Глянув на распахнутые двери в сад, я и вовсе остолбенела.

На террасе, у самых дверей, уставившись на нас, неподвижно сидели три чудовищно огромные черные кошки. Вроде бы ничего особенного, но ведь это был дом Алиции, которая всю жизнь не выносила кошек!

Голос не сразу вернулся ко мне и еще дрожал, когда я решилась спросить:

– Езус‑Мария, что это значит? То, что там сидит… это и впрямь кошки?

– А если я тебе скажу – жирафы, поверишь?

– Но ведь ты не выносишь кошек!

Подруга извлекла картошку из микроволновки, сбросила на нее со сковородки хорошо зажаренное яйцо и холодно поинтересовалась:

– Кто тебе такое сказал?

– Да ты сама! И говорила тысячу раз.

– Ничего подобного. Против кошек, как таковых, я никогда ничего не имела, не выношу лишь тех, что охотятся за птицами.

– А вот эти не охотятся? – спросила я, пытаясь сесть на стуле боком, чтобы не терять из виду потрясающее зрелище. – Они у тебя травоядные?

Алиция села за стол нормально, лицом к саду, ласково глядя на своих подопечных.

– Уж не знаю, травоядные они или просто ленивые, но по деревьям не лазают, на птиц не кидаются, их гнезда не разоряют. И вообще, я специально приручила их.

Понадобилось немало времени, чтобы освоиться с этой новостью.

– Одобряю твое благородное поведение, я ведь сама очень люблю кошек. Хотелось бы все же знать, что заставило тебя изменить отношение к этим милым животным, которых ты столько лет на дух не подпускала к дому и саду.

– Падла! – был краткий ответ.

– Надо же! – пережив очередной шок, отозвалась я. – Падлевский словно оставил по себе какой‑то…

– …смрад, – услужливо подсказала хозяйка.

– Вот‑вот! Причем сильнейший, если за все время ты, сама доброта и толерантность, ни разу не назвала его правильной фамилии. При чем тут он?

– А у него аллергия на кошек. Даже если одна из них проходит по другой стороне улицы, он покрывается сыпью. А если честно, причин три. Твоя Падла, мыши и сад. Кроме паршивца, у меня развелись мыши. Я против них ничего не имею, но когда они принялись в доме грызть бумаги… А эти милые кошечки охотно ловят мышей в доме, а также полевок и кротов в саду. Полевки сожрали у меня луковицы тюльпанов…

– Минутку, ты недавно говорила, что я осрамила тебя, выдумав полевок и кротов.

– Тогда они еще не завелись, значит, осрамила, правильно я сказала. Появились года три назад. И я решилась завести кошек. К этому времени кошки уже никак не могли повредить саду, сама видишь, как он разросся, так что пусть живут, теперь от них прямая польза.

Наконец я все поняла. Подругу знала многие годы, кому, как не мне, понять, чего стоило ей завести кошек. Алиция любила всё живое и охотно развела бы у себя целый зверинец. Помню, как она подружилась с лисой, изредка наносившей ей визиты, и чуть не разобрала дом на кусочки, когда ту угораздило застрять в вентиляционной трубе. Чего стоило извлечь ее оттуда! А с огромным пауком, повисшим по ту сторону кухонного окна в своей паутине, они часто вместе завтракали. Алиция в кухне, паук за окном, каждый ел свое в полном согласии. Подозреваю, что Алиция и червяков любила, только не признавалась. Вот разве что комаров не терпела, потому как они, в свою очередь, излишне любили ее.

Собак она обожала, но тоже не заводила.

А все из‑за сада. Известно, что все животные наносят саду вред, когда он, сад, еще молод и требует особого ухода. Собаки почему‑то обожают кататься в свежепосаженных всходах растений, игнорируя сорняки и газоны, кошки с удовольствием играют стеблями лилий и тюльпанов, безжалостно ломая их, а к тому же для своих гигиенических потребностей копают огромные ямы где им вздумается, лучше всего на мягких грядках или у корней ценных растений, белки собирают весь урожай фундука, а травоядные вообще поедают все, что попадется. Так что приходилось выбирать: сад или животное.

Алиция выбрала сад и, чтобы сохранить нервы, заставила, нет, убедила себя поверить в то, что не выносит кошек. Предлогом явились птицы, против которых она ничего не имела, так как в саду не росли ни вишни‑черешни, ни смородина и птицам нечего было у нее клевать. А сердце небось все эти годы болело, и вот теперь, когда сад разросся так, что ему не страшны были не только кошки, но даже и стадо буйволов, она могла дать волю собственным пристрастиям.

С большим интересом и таким же умилением наблюдала я за процедурой кормления. Одна небольшая банка кошачьего корма и три филейчика на нос – очень рационально. Я бы, конечно, выдала им на нос по шесть филейчиков, ибо всегда любила кормить животных. По словам Алиции, кошки в доме прижились после появления подлеца Падальского, всего месяца два назад. Как же ей удалось выдрессировать их за столь короткое время? Кошки по природе своей трудно поддаются дрессировке. А вот поди ж ты…

Сначала они неподвижно, как три черные статуэтки, сидели на пороге дома, не переступая границы, хотя стеклянная дверь на террасу была широко раздвинута. Затем, завидев знакомые банки и рыбку, которой Алиция помахала им, прежде чем на минутку сунуть в микроволновку, они все трое, как по команде, перешли невидимую границу и вбежали в кухню. Потершись о ноги хозяйки, они уселись на полу вокруг большой плоской одноразовой тарелки. Не обращая на меня внимания, одновременно же принялись есть.

– За два месяца ты их так приручила? – не поверила я.

Засмеявшись, Алиция изволила пояснить:

– И вовсе не за два месяца, а за целую зиму. Начиная с осени. Они сами ко мне пришли, голодные, ну я и кормила их на террасе. Знаешь, это очень умные кошки, взамен они принесли мне в подарок три мышки.

– Знали, как подлизаться.

– Я и говорю – умные. В марте у нас дули сильные ветры, терраса открытая, тарелки с едой уносило, так что я была вынуждена кормить их в доме. А из‑за Падлы решила их совсем приручить. Слушай, у тебя и впрямь доброе отношение к кошкам, они это чувствуют, а ведь обычно никого из посторонних не выносят.

– Я, можно сказать, с самого рождения живу с кошками в симбиозе, – обиделась я, – еще бы им меня не признать. Эти, твои, дикие – не домашние, я сразу поняла. Ты сделала с ними все, что положено?

Поколебавшись, Алиция призналась, что, наслушавшись от меня много чего о кошках, поступила по всем правилам. Вызвала ветеринара, он вколол им все необходимые лекарства, вывел глистов. Вот только от антиконтрацепции она отказалась, не стала ничего предпринимать. По осени никто из них не окотился, и, честно говоря, она до сих пор не знает, кошки это или коты. Вроде бы две кошечки и один кот, ветеринар как будто так сказал, а может, наоборот, два кота и кошка.

– Да ты и сама видишь, они же совсем одинаковые, – заключила подруга свой рассказ.

Они и в самом деле были совсем одинаковые, абсолютно черные, ни одного белого волоска. Закончив еду, кошки разбрелись по дому, кухня явно казалась им тесной. Одна кошка выбрала место для сиесты в комнате на верхней полке книжной стенки, с потрясающей ловкостью вспорхнув туда. Не задела при этом ни цветы в вазах и кашпо, ни декоративные настольные лампы и свечи, ни одной лошадки из Алициной коллекции – а их там выстроился целый табун, – которую хозяйка собирала лет двадцать. Вторая кошка влезла на вершину узкого высокого железного сооружения, изображавшего камин, в котором я никогда не видела огня. Если не ошибаюсь, использовать камин по его прямой принадлежности хозяйка не разрешала по той причине, что где‑то в дымоходе некая птичка свила гнездо – не разрушать же его! Третья кошка избрала для отдыха огромную картонную коробку, которая с трудом умещалась на кресле, но была увенчана мягкой подушкой, видимо специально положенной для кошачьего отдыха, хотя сама конструкция представлялась мне весьма хлипкой.

– Иногда кто‑нибудь из них забирается и на тот вон шкафчик в углу, – с нежностью в голосе сообщила мне Алиция. – Вообще они любят сидеть как можно выше.

Я переменила мнение:

– Нет, пожалуй, они не совсем дикие. Полудикие. Когда‑то были обычными домашними кошками, хозяева вышвырнули их на улицу, вот они и одичали. А теперь охотно опять одомашнятся.

– А ты откуда знаешь?

– А у меня такая же ситуация. На ночь ты их оставляешь в доме или выпускаешь на улицу?

– Ночь они проводят на свободе. И им хорошо, и мне. Ночью они не спят, любят играть, а в доме слишком много вещей, которые легко сбросить и разбить. Для спанья я выделила им место в сарайчике, на зиму они получают две старые перинки и норковую горжетку.

– У тебя что, горностаевой не нашлось?

– Да этой горжетке уже больше тридцати лет, она никуда не годится. Раз угодила под машину, я лично по ней проехала. А потом на нее упала горящая свеча. Любая другая женщина давно бы ее выбросила, а я припрятала – и видишь, как пригодилась.

Я искренне похвалила предусмотрительную подругу, тем более что до сих пор не могу себе простить глупости. Был у меня отличный теплый костюм из толстенной шерсти. Подумаешь, носила его всю жизнь и напоследок прожгла сигаретой. Зачем было выбрасывать? Сейчас для моих кошек пригодился бы – лучше некуда, а то я подумывала уже о том, чтобы подарить им на зиму мое старое зимнее пальто на меху. Его я, правда, не прожигала, и выглядит оно как новенькое, несмотря на солидный возраст, но вот носить его я больше не буду. Факт. Все как‑то рука не поднималась.

– Зато у моих новое стеганое одеяло и коврик Марии. Два одеяла они уже… того, сносили, это третье. Но ведь их у меня больше.

– Кого? Одеял или кошек?

– Кошек. И они лазают по деревьям.

– Нехорошие у тебя кошки.

– Возможно. Клен уже погубили, ободрали кору – когти острили. Но пока ни одной птицы не тронули. А зато и ни одной кротовой кучи поблизости не найдешь.

– Ну, тогда еще ничего, – смилостивилась Алиция.

Три черные меховые статуэтки неподвижно сидели в разных пунктах гостиной и наблюдали за нами узкими зелеными глазами. Они так поразительно походили друг на друга, что наверняка происходили из одного приплода. Невольно подумалось – благодаря любимым животным на сей раз мое пребывание у Алиции будет особенно приятным. Если бы я могла знать заранее… И ведь не испытала даже тени предчувствия…

***

Брякнул звонок у калитки, затем кто‑то постучал в дверь, которая, как всегда в это время, еще не была запертой.

– Проше! – во всю глотку заорала я, позабыв, что это может быть кто‑то из аборигенов, для которых слово по‑польски воспринимается просто как ничего не значащий шелест. Алиция и вовсе не отреагировала.

Это оказался не абориген, а Анита. При виде давней знакомой я испытала два противоречивых чувства – радость и зависть.

Радость от встречи, а зависть оттого, что с годами Анита решительно похорошела. В молодости она была слишком худа, так что при виде ее каждому невольно приходило на ум то, что находится внутри всякого человека. Нет, Анита не выглядела скелетом, но почему‑то о нем сразу думалось. Теперь она немного поправилась – столько, сколько требуется, а вдобавок в черных волосах появилась проседь, оказавшаяся ей очень к лицу.

Поглядев в прихожую, Алиция оскалила зубы в улыбке, благодаря чему я сразу поняла, как некстати ей эта гостья. В улыбках подруги я разбиралась безошибочно и точно знала, когда она была искренней.

Умная Анита это тоже знала.

– Нет‑нет, – поспешила она успокоить хозяйку. – Я не собираюсь у тебя ночевать. Просто пришла поздравить с прошедшими именинами и презентовать вот это…

Пройдя по коридорчику, Анита остановилась около железного камина и протянула хозяйке маленький сверточек Черная статуэтка на верхушке камина дрогнула, яростно зашипела и взмахнула лапой. Молниеносное движение вряд ли кто заметил, но треск лопнувшего шелка на рукаве гостьи все услышали. Кошка не хотела обидеть женщину, она лишь отогнала ее от себя, но Аниту отбросило в сторону с такой силой, что она принуждена была опереться о стол, чтобы не упасть.

– Откуда мне знать, что ты тут лежишь? – с обидой обратилась она к кошке. – Я не собиралась тебя трогать. Холера, у этих созданий когти, как у грифов.

В Алиции проснулись обязанности хозяйки и она с тревогой бросилась к гостье.

– Она тебя оцарапала? Покажи. Разорвала кофточку? Брысь отсюда!

– Кошка не виновата, – вступилась я за животное. – Просто она испугалась, когда ты у нее под носом взмахнула рукой.

Анита была не из трусливых и не слишком нервной. Она внимательно осмотрела опять застывшую в прежней позе кошку, после чего обследовала продранный рукав.

– Ничего страшного, руку не поцарапала, а блузка старая, причем я ее никогда не любила. Алиция, желаю тебе всего наилучшего и прошу принять вот это, возможно, у тебя такого еще нет. Привет, Иоанна, я знала, что ты собиралась приехать, и надеялась тебя здесь увидеть.

После негостеприимного выпада кошки Алиция уже не могла дуться, хотя и не проявила к гостье особой нежности. Я включила чайник и поставила на стол третью чашку, а хозяйка тем временем разворачивала презент из оберточной бумаги.

Это оказалась очаровательная косматая лошадка, вставшая на дыбы на крохотном кусочке травы. Алиция могла не любить Аниту, но устоять перед лошадкой было свыше ее сил.

И восхищалась она самым что ни на есть искренним образом.

– Какая прелесть! Такой в моей коллекции еще не было. Сейчас поставлю ее на место… минуточку… вот так. Видишь, как смотрится! Садись, выпьешь кофе. Погоди, кажется, у меня где‑то завалялась коробка шоколадок. Иоанна, если дотянешься… в шкафчике стоит «Наполеон»…

Итак, мы устраиваем прием, лошадка и кошка оказали Аните добрую услугу, ведь я же поняла, что ее приходу Алиция совсем не обрадовалась, наверное, что‑то между ними произошло. Ладно, после узнаю, сейчас не буду ломать голову, не располагая информацией.

Мне удалось дотянуться до дверей шкафчика, для чего пришлось перелезть через две огромные картонные коробки.

Я заметила, что уже года три как Алиция была буквально завалена огромными картонными коробками. Теоретически они предназначались для того, чтобы упрятать в них всевозможные, не очень нужные в данный момент вещи, но пока же заполнялись исключительно растениями в самых разных видах, в основном семян, луковичек, высушенных трав и цветов, причем все они размещались в огромных коробках с большим комфортом. Вот, скажем, всего один стебель шпорника занимал целую коробку из‑под телевизора. Мне очень хотелось посоветовать подруге поместить эту веточку хотя бы в коробку из‑под обуви, но я боялась Алиции слово сказать, уж очень она стала раздражительной. В моем доме все было наоборот. По осени семена и луковички высыпались из переполненных, слишком маленьких для них коробок, а связки засушенных трав лишили возможности пользоваться несколькими полками шкафа. Так что, осознавая свое собственное умение наводить порядок в квартире, я была бы последним человеком, осмелившимся критиковать Алицию.

Итак, я достала шоколадки и рюмки, не разбила бутылку «Наполеона» и вернулась к столу, по дороге раздавив всего одну маковую головку, неизвестно откуда появившуюся.

Анита уселась на журнале с драгоценностями. Поднялась, не глядя извлекла его из‑под себя, глянула и удивилась:

– Откуда у вас этот журнал? Тоже выписываете? Как раз этот номер у меня пропал.

Отставив коробку с кофе, Алиция обернулась к нам.

– А, этот. Нет, я его не выписываю, сама удивлялась, откуда он взялся. Думала, Иоанна привезла, но она отпирается.

Анита глянула на последнюю сторонку обложки.

– Точно, мой. Вот тут я записала дату и время – к косметичке собиралась. Хорошо запомнила, к ней так просто не запишешься. Апрельский номер, каким образом он о казался у тебя? В апреле меня вообще не было в Дании, я моталась между Швецией и Польшей, всего четыре дня как вернулась. Кто тебе его принес?

– Понятия не имею. Можешь взять, если нужен.

– Да нет, мне он особенно не нужен, спрашиваю просто из любопытства. И вообще люблю все знать.

– Я тоже! – не замедлила подчеркнуть Алиция. – И привыкла свой дом заполнять сама…

– И переполнять, – не утерпев, пробормотала я себе под нос и разлила коньяк по рюмкам.

– …так что, если у меня появляется нечто подобное, хочу знать, каким образом. У тебя был кто‑нибудь из моих гостей?

– Понятия не имею, какие у тебя были гости, к тому же меня в последние месяцы не было в Дании, как я только что сообщила.

– Не может быть, чтобы за эти месяцы ты ни разу не появлялась дома. В конце концов, Ясь нуждается в пище и присмотре.

– Ясь умеет есть самостоятельно и пользоваться стиральной машиной. Но ты права, я появлялась в доме на день‑два, для того хотя бы, чтобы сменить одежду. Не вожу же я с собой сундуков. Погоди, дай подумать…

Ясю пошел девятнадцатый, он был единственным сыном Аниты, здоровым и самостоятельным молодым человеком, вполне привыкшим обходиться без мамочкиной опеки. Другого сына и не могло быть у Аниты, которая никак не годилась на роль заботливой мамаши: известная журналистка, вся в работе, вечно в разъездах. К тому же, в случае необходимости, мальчику всегда мог прийти на помощь отец, Генрих, с которым Анита давно развелась, но хорошие отношения сохранила. Уж он‑то проявлял о ребенке гораздо больше заботы.

Анита пыталась восстановить в памяти события последних месяцев.

– Выехала я в конце апреля, где‑то на рубеже апрель‑май ненадолго заехала домой, потом побывала там в середине мая дня два, а потом уже только в начале июня… Был ли у меня тогда кто‑нибудь? Минутку… Один сотрудник привозил бумаги, но тебя он не знает. Была Эва, я купила ей косметическую маску для лица, и она заехала за ней…

– Эвы я в глаза не видела с прошлого года, – перебила гостью Алиция, очень внимательно слушая ее.

– Как‑то я застала двух парней, приятелей Яся…

– Никаких приятелей Яся у меня не было!

– …а один раз Генриха. Генрик не являлся к тебе с визитом?

– Нет. По крайней мере, в последнее время.

– В доме бывал мой нынешний спутник жизни Ларе, можем назвать его мужем, но вы не знакомы. О тебе он слышал от меня, но даже не знает, где ты живешь. А больше никого не могу припом… Ой, нет, как раз перед моим отъездом…

а может, это было между апрелем и маем… ненадолго появлялся Эрнест.

– Какой Эрнест?

– Падальский. Ты ведь знаешь Эрнеста Падальского?

– А‑аа! – в унисон протянули мы с Алицией.

Анита насторожилась.

– А что? Эрнест был у тебя?

– А в то время у тебя уже была эта вещь? – поспешила уточнить я, ткнув пальцем в журнал.

– Не столько у меня, сколько в моем доме, – ответила Анита, любившая точные формулировки. – Выписывают его Ясь с Ларсом. А я иногда читаю. Значит, делаю вывод – Эрнест у тебя был.

– Был, – подтвердила Алиция, присев к столу и погружаясь в глубокое раздумье. – Выходит, проблему решили? Взял он у тебя журнал и оставил у меня… А откуда ты вообще знаешь этого папуаса?

Сообразительную Аниту никакие папуасы не могли сбить с толку. Ответ ее, как всегда, был исчерпывающе точным.

– О, мы знакомы с давних пор, еще в молодости познакомились. Благодаря моему первому мужу вращались в определенных кругах, так что знакомство сохранилось.

– С чем и поздравляю.

Судя по всему, ты не очень ценишь Эрнеста Падальского, – беззаботно отметила Анита. – Возможно, и правильно. Так он свалился тебе на голову и напросился пожить?

– А ты откуда знаешь?

– Просто делаю выводы. Я не разрешила ему жить у нас, поскольку уезжала, вот он и нашел себе другое теплое гнездышко. Он хотел от тебя чего‑то конкретного или только делал вид, что хочет?

– Хотел, – резко ответила Алиция. – Красную лампу.

– Так ведь у тебя нет никакой красной лампы, – удивилась Анита.

Я обрадовалась.

– Ну вот, по крайней мере хоть один человек знает, что ее не было!

– Один человек не делает весны! – упрямо стояла на своем Алиция. – А исключения лишь подтверждают правило. Я не собираюсь помещать в газетах объявление о том, что у меня есть, чего нет. А проклятый подагрик искал ее так, словно от этого зависела его жизнь.

– Или словно он с кем‑то побился об заклад, – предположила я.

– Погодите, вы совсем сбили меня с толку, – остановила нас Анита. – То папуас, то параноик…

– …подагрик, – поправила ее Алиция. – А точнее – Падла!

…это вы всё о Падальском? Так его не любите? Ладно, не буду придираться. Значит, Падальский приехал к тебе якобы затем, чтобы отыскать красную лампу, которой у тебя сроду не было. Полагаю, что ему просто надо было где‑то пожить бесплатно, и он не нашел лучшего предлога. Как бы вы его ни обзывали, он все‑таки не параноик… тьфу, не дебил.

– А вел себя как самый настоящий дебил. Теперь и Анита о чем‑то интенсивно задумалась. Подумав, уточнила:

– Только лампа? Больше ничего от тебя не хотел? Ни о чем не расспрашивал? Ничего особенного не говорил?

– Говорил, а как же! Ему не понравилось, что мы навели в моем доме порядок, так он выражал неудовольствие. Ворчал по этому поводу. Ну не псих ли?

Анита невольно огляделась.

– О каком порядке он говорил?

– О том, которого нет, – хладнокровно пояснила хозяйка. – Он же уперся – наводили порядок и все испортили. А виной всему она, – кивок в мою сторону. – Понаписала всякую ерунду, банда кретинов поверила и теперь пристает ко мне.

– Тоже мне банда, один Падальский, – фыркнула я.

Анита попыталась успокоить Алицию.

– Да ты не расстраивайся, это что, вот мне досталось! До сих пор пристают: когда меня из тюрьмы выпустили? И как долго держали в сумасшедшем доме? Никто не верит, когда я уверяю: такого не было, все придумала Иоанна. Нашла из‑за чего переживать!

– К тебе пристают с расспросами, а у меня по всему дому шастают, – упорствовала Алиция в своем праве тоже быть мною недовольной. – Копаются в моих вещах, все переворачивают вверх дном, портят растения…

Тут я решила про себя не признаваться, что маковку раздавила, не простит ведь. Анита меж тем продолжала:

– И все же я так и не поняла, чего он от тебя хотел. Эрнест Падальский не из тех людей, которых можно проигнорировать и не обращать внимания. Уж мне‑то можешь поверить. Из‑за собственной выгоды он пойдет на все, ему не занимать хитрости и коварства. Я сама привыкла прибегать к обману, так что и в других за версту чую коварство и неискренность. Мне он никакого особого вреда не нанес, так что у меня к Падальскому претензий быть не может, но и иллюзий насчет него я не питаю. И тебе не советую. У него все неспроста. Раз у тебя был, значит, ему что‑то нужно. Неужели он всю дорогу только о красном светильнике и говорил?

Я встревожилась.

– Анита, ты что‑то знаешь? Признавайся! В чем ты подозреваешь Падлу?

– Он способен на все, – неопределенно ответила Анита. – Так что он еще говорил?

Алиция подумала.

– Кажется, кроме лампы, он еще о чем‑то пытался со мной говорить, да я не слушала.

Занята была тем, что на руки ему смотрела. Глаз с этой падали не спускала…

Я высказала предположение, что к Алиции нехороший человек явился с одной‑единственной целью: подбросить ей датский журнал, чтобы она прочла его от начала до конца. Откуда ему было знать, что доставленное чтение целых два месяца будет лежать там, куда он его положил, пока не появлюсь я и не сяду на него?

Анита со смехом подхватила:

– Он в страшном нетерпении ждет реакции Алиции, а тут дни бегут за днями – и хоть бы что. Я этот журнал просматривала и не нашла в нем ничего, достойного внимания. Вряд ли там есть нечто потрясающее, от чего Алиция придет в ужас. Разве что упоминание о том, что в исландском мху открыли какие‑то целебные свойства…

– А что, и в самом деле открыли? – встрепенулась Алиция.

Похоже, исландский мох заинтересовал мою подругу намного больше, чем коварный Падальский. Вырвав журнал из рук Аниты, она уселась на него, заявив, что подробнее об этом потрясающем открытии прочтет в более спокойной обстановке.

– А о чем этот тип еще говорил со мной, не могу вспомнить и не желаю больше вспоминать. Плевать мне на него. Надеюсь, здесь он появится не раньше чем лет через двадцать, а за это время я успею помереть или что еще…

– Я бы предпочла «что еще», – тут же откликнулась я. – Это намного интереснее.

– Почему?

– Помереть каждый дурак сумеет, ты же в рамках «что еще» способна сделать из своего дома такое, что никому другому не под силу.

Алиция бросила на меня гневный взгляд, но сказать ничего не успела. Вмешалась Анита. Качая головой, она задумчиво произнесла:

– Ох, боюсь, ты напрасно надеешься. Я вспомнила, что Эрнест был у меня неоднократно. Ясь мне говорил, но я слушала вполуха. Если не ошибаюсь, ваш Падла будет теперь приезжать сюда чаще на какие‑то консультации. Так что опять тебя осчастливит.

– Чтоб тебе подавиться этими словами! – не на шутку разозлилась Алиция.

***

Анита покинула нас, когда уже вечерело. Выходя из дома, она широкой дугой обошла издали кошек.

– Видишь, кошки ее не любят, значит, есть в ней какое‑то зло, – на полном серьезе заявила Алиция. – На кошках вообще лучше всего проверять характер людей.

– А может, они у тебя вообще никого не любят? – усомнилась я. – Разреши мне проверить на них свой. А вдруг ко мне будет такое же отношение и у меня характер окажется не лучше, чем у Аниты.

– Вряд ли.

Встав из‑за стола, я не торопясь подошла к камину и медленно протянула руку к лежавшей там кошке.

– Ну что, и меня тоже поцарапаешь?

Кошка, не шевелясь, внимательно смотрела на меня. Я осторожно погладила ее по голове. Вздрогнув от прикосновения и чуть шевельнув ушами, она тем не менее осталась лежать неподвижно, ничем не выражая протеста. Внимательно наблюдавшая за нами Алиция торжествовала:

– А что я говорила?

– Ну ладно, буду радоваться, что я в кошачьем понимании неплохой человек. Посмотрим, что скажет вторая кошка.

– Можешь проверить себя и на второй, – разрешила хозяйка, – а заодно поставь обратно в шкаф недопитого «Наполеона», наверняка мы сегодня больше пить его не будем.

Взяв бутылку с кухонного стола, я поставила ее на стол в гостиной, а сама осторожно подошла к той кошке, что лежала в кресле на ящике. Лишь подойдя ближе, я увидела, что лежит она не на одном ящике, а на двух, поставленных один на другой, причем очень небрежно, так что все сооружение может свалиться от одного резкого движения животного. Я остановилась, не зная, стоит ли рисковать.

Алиция же, бросив взгляд на подаренную ей косматую лошадку и оставив в покое кофейные чашки, решила немедленно поместить новый экспонат в свою коллекцию на книжной полке. Как‑то на редкость легко и ловко протиснувшись к книжной стенке, она принялась переставлять фигурки, освобождая место для новой лошадки и совсем не обращая внимания на лежащую там третью кошку.

Меж тем та поднялась с места и попыталась потянуться, выгнув спину, причем какое‑то мгновение сама выглядела как еще один экспонат коллекции. Увы, на полке было слишком мало места, чтобы потянуться вволю, так что кошке пришлось спуститься на пол. Для этого она воспользовалась Алицией, так ей было удобнее. Скользнув мягкими лапками по плечу и предплечью хозяйки, кошка спрыгнула на нижнюю полку, не задев ни одного цветка, и вот уже оказалась на полу.

Я любовалась ловкими, изящными движениями животного. К первой кошке присоединились и две остальные – та, которую я гладила, и та, что лежала на хлипких ящиках. Видимо, у них закончилось время сиесты. Все трое не торопясь покинули дом и направились в сад.

***

– Видишь, по котам можно безошибочно определить, достоин ли человек доверия, – радовалась Алиция. – Теперь не сомневаюсь, что правильно считала тебя порядочным человеком. Кошки – безошибочный показатель.

А ты законченная ослица, – одернула я подругу, ничуть не польщенная, даже немного обиженная. А то она без кошек не знала меня как облупленную столько лет! – А раз твои кошки такой замечательный критерий, что ж ты в свое время не испытала на них Кацпера, Марианека, того типа от сигарет, ну, помнишь Прохиндея, Психопата, Майю, Эдиту, Стефана и еще тысячи других непорядочных людей, ведь столько пакостей видела от них?

– Надо же, и ты их еще помнишь? – удивилась Алиция, даже не обидевшись из‑за «ослицы».

– Еще бы не помнить, после тебя они и мне дали прикурить. Ты же сама из‑за них обвиняла меня во всех смертных грехах. Даже шкатулку Кристины мне приписала. И какао Малгоси. То самое, закаменевшее от времени.

– Раз ты всякую пакость пьешь… Кстати, насчет пьешь. Я бы, пожалуй, еще кофейку выпила.

Все кофейки Алиции, которые она выпивала за целый день, не заполнили бы и двух стаканов, а возможно, и полутора. Любимый напиток она пила из крохотных чашечек, прямо кукольных, куда помещалось не больше трех столовых ложек кофе. Да и то, как правило, всего не выпивала, так что потребляемый моей подругой кофе и мотыльку бы не причинил вреда.

Наконец мы отправились спать. Алиция прихватила в свою комнату журнал с драгоценностями и исландским мохом. Початая бутылка «Наполеона» так и осталась стоять на столе в салоне.

***

Вернувшись из города с купленными продуктами, на террасе я застала Мажену Знакома она с Алицией была уже лет десять. Мажена моложе нас, где‑то на полпути к следующему поколению. Замужем за датчанином. Пожалуй, это единственная польско‑датская пара, которую я одобряла. Мне нравились и Мажена и избранный ею спутник жизни – красивый молодой датчанин. Оба они музыканты, причем их специализацию я тоже одобряла: Мажена – арфистка, Вернер – пианист.

Увидев Мажену на террасе, я, как всегда, порадовалась, на сей раз сделав это вслух:

– Какое счастье, что ты арфистка, а не, скажем, гитаристка. Тогда тебе пришлось бы всюду таскать с собой инструмент. И Вернер у тебя молодец, пианино не принято таскать с собой.

В дверях появилась Алиция с бутылкой «Наполеона» в руках.

– Ты что, вставала ночью и пила бренди? – спросила она, подозрительно глядя то на меня, то на бутылку.

Естественно, я была шокирована.

– Как ты можешь подозревать меня в таком? Ладно бы пиво, а то коньяк!

Но кто‑то же выпил еще столько, сколько мы вчера прикончили втроем с Анитой. Не кошки же. И само содержимое бутылки не могло никуда деться, а я прекрасно помню, сколько коньяка оставалось вчера.

Я не смела возражать, отлично зная удивительную способность подруги запоминать малейшие детали вещей и событий, особенно когда речь шла о том, что было сделано без ее разрешения. И если она утверждала, что жидкости в бутылке стало меньше, значит, так оно и было. Да и я сама, взглянув на остаток коньяка, поняла, что выпей мы вчера остальное, все трое сегодня еще лежали бы в тяжком похмелье.

– А ты сама не?.. – рискнула я предположить.

– Валялась бы с головной болью, а я ни в одном глазу.

– И со мной было бы то же. А у тебя никого не было, пока я отсутствовала?

– Никого. Мажена только что пришла.

– Я не пила, вот, клянусь! – она перекрестилась. – Даже не знаю, где оно у вас стояло.

– На столе стояло, на видном месте. Если не вы, то кто тогда? – ломала голову Алиция.

Интересно. До сих пор у Алиции никогда не исчезали крепкие напитки, если в доме не было гостей.

– Может, ночью кто забрался в дом? – высказала я предположение. – Двери у тебя все были заперты?

Поставив несчастную бутылку на стол, Алиция внимательно ее разглядывала. Мне ответила рассеянно:

– Вроде бы я запирала двери на ночь, но за все не поручусь.

– Пойду посмотрю.

Выйдя через террасу в сад, я обошла громадную клумбу и пробралась к стеклянной двери в ателье. Огромные раздвижные двери производили впечатление запертых, однако, подойдя ближе, я разглядела щель сантиметра в два между двумя половинками двери. Выходит, дверь не заперта, а лишь прикрыта, и пройти через нее не составляло трудности.

Вернувшись, я с большим удовлетворением известила хозяйку дома о своем открытии.

– Я очень рада, что дверь оказалась не запертой, не то мне пришлось бы или себя подозревать – пью по ночам, – или тебя. А поскольку по тебе не видно следов похмелья, пришлось бы предположить, что ты специально вылила коньяк, чтобы свалить на меня, не знаю почему.

– А ты надолго приехала? – тут же поинтересовалась Мажена.

– Правильно мыслишь, – похвалила я ее. – Приехала я всего на неделю, и не далее как вчера хозяйка уговаривала меня пожить у нее подольше.

– В таком случае не станет она на тебя сваливать.

– Да, кстати о гостях, – вспомнила Алиция. – Утром звонил Павел. Он приедет завтра вечером на несколько дней. Надо освободить кровать в последней комнате.

Приезд Павла меня обрадовал. Я любила парня, а в Варшаве мы виделись редко. В основном за партией бриджа (нет, не в пережидаемую рулетку, как в романе «Все красное»), партии для игры в бридж было очень непросто подобрать, всегда приходилось помнить о том, чтобы за карточным столом не встретились какие‑нибудь заклятые враги. Поэтому для игры в бридж я всегда приглашала двух абсолютно нейтральных игроков – Павла и свою приятельницу Аню.

– А Павел приезжает один или с женой?

– Говорил, что сам, без Эвы.

– Жаль. Если бы еще приехала Аня, мы могли бы поиграть в бридж.

– Какая Аня? – спросила Алиция.

– Моя варшавская приятельница, ты ее знаешь. Она раз была у тебя. Симпатичная и безвредная.

– А! – вспомнила Алиция. – Такая милая блондинка, судья по специальности, правильно? И в самом деле, могла бы приехать. Лучше сразу с Павлом.

– Я тоже играю в бридж, – напомнила о себе Мажена. – Можно мне присоединиться к вам?

– Ничто не мешает.

Алиция вернулась к животрепещущей теме.

– И все же факт остается фактом – сегодня ночью кто‑то забрался в мой дом и вылакал полбутылки «Наполеона». Не нравится мне это, и хотелось бы знать, кто именно.

Мажена высказала предположение:

– А вдруг Психопат вернулся к тебе? Будь осторожна.

– Он же пьет только пиво, – фыркнула Алиция.

– Падальский? – выдвинула и я кандидатуру. – Он как насчет крепких напитков?

– Может, и пьет, да я ему не предлагала.

Мажене приходилось слышать о падле, хотя она не была с ним знакома. Услышав, что он недавно был у Алиции, попросила рассказать подробнее о его пребывании в этом доме, одновременно попытавшись устроиться поудобнее на дурацком шезлонге. Конечно, у нее ничего не получилось. Выслушав, задала законный вопрос:

– Алиция, чем объяснить, что у тебя всегда происходят какие‑то странные вещи?

Лучшая подруга ткнула в меня пальцем:

– Все из‑за нее. Как только она приезжает – начинается!

Я энергично воспротивилась:

– Ничего подобного! С Психопатом я ни при чем, меня тут не было, я его никогда и не видела! И при Падальском не было. И перестань всё приписывать мне, в твоем доме и без меня толчется прорва народу, я отказываюсь отвечать за всех!

Погодите! – поспешила прервать наш спор Мажена, срываясь с проклятого шезлонга. – Раз нужно приготовить кровать для приезжающего гостя, давайте я вам помогу. Не обижайтесь, но я помоложе…

– Не «вам», а ей, – поправила я арфистку. – Ведь готовит ложе для гостей она всегда лично, отказываясь от помощи, я уж перестала предлагать свои услуги.

Меня изволили милостиво похвалить.

– Да, ты ведешь себя порядочно, ничего без спросу не трогаешь. Кровать надо бы приготовить, уж и сама не знаю… Сначала хотелось бы дознаться, кто все же вылакал коньяк.

Вот упрямая! Дался ей этот коньяк. И я раздраженно бросила:

– Да тот сосед, с которым ты не ладишь. Ну тот, что портит твой орешник, обрывает незрелые орехи, не щадя живота своего. Живет рядышком, увидел – дверь не заперта, вот и решил напакостить. Радуйся, что весь не вылакал, все же тебе оставил. Да, знаю, что хочешь сказать, он датчанин, датчане не крадут. Но учти, ведь он соседствует с тобой уже несколько десятков лет, и постоянное нашествие к тебе наших земляков могло его деморализовать. К тому же он не крал, а просто угостился.

– А в доме ничего не пропало? – встревожилась Мажена. – Ты проверила?

– Нет, не проверяла, – смутилась хозяйка. – На первый взгляд вроде бы ничего…

Я всячески поддерживала предложение Мажены помочь приготовить ложе для ожидаемого гостя. Девушка молодая, сильная, и мне не придется потом испытывать угрызений совести. Она же, совесть, грызет меня всякий раз, когда Алиция отказывается от моей помощи при тяжелых физических работах. Вот пусть Мажена и потрудится, представляю, сколько бедняжка намучается. Хотя… судя по всему, в последние годы Мажена бывала тут чаще меня, ей лучше знать, где что лежит и куда можно переместить весь хлам, нагромоздившийся на ложе для гостей. Впрочем, решение принимать Алиции. А та все медлила, распоряжения не давала…

Переглянувшись с Маженой, мы совместными усилиями довлекли хозяйку до последней комнаты. Вынув из ее рук бутылку с «Наполеоном», я поставила ее на место, в угловой шкафчик.

Ложе для гостей мы разглядеть не могли, хоть оно, насколько помню, было очень большим и состояло из двух частей, причем одна выдвигалась из‑под другой. Как я и предполагала, оно было чуть ли не до потолка завалено горой всевозможного хлама, главным образом бесчисленными картонными коробками и всяческим тряпьем. Кроме того, просматривались также: металлический стояк, подставка под большое кашпо с растениями, пустой футляр от фотоаппарата, рулон оберточной бумаги в разноцветных звездочках, деревянная полочка на кронштейнах, чтобы прикрепить к стене, новый утюг в упаковке, которую уже начали вскрывать.

– Вроде бы многовато барахла, – деликатно заметила я.

– Много, – согласилась Алиция. – И знаешь, при нашей Падле такого не было. Интересно, что же мне со всем этим делать?

– Постельное белье, занавески и полотенца я бы предложила положить в шкаф, – предложила Мажена. – Подушки… с подушками не знаю как и поступить. Думаю, по крайней мере, одну удастся запихать в сундук…

Хозяйка возразила:

– Не уверена, что удастся. И вот насчет шкафа… боюсь, не сможем открыть дверцу.

Мажена не теряла надежды.

– А мы попытаемся. Для начала надо туда пролезть. Погоди, я полезу, а ты станешь мне подавать.

С большим трудом, то между вещами на полу, то ступая прямо по ним, то топчась по куче на кровати, Мажена пробилась к шкафу у окна. Там основательно застряла, с трудом высвободилась и сделала попытку раскрыть одну створку шкафа.

– Больше не открывается, – сообщила она нам. – И я тут развернуться не могу. А дверце мешает что‑то мягкое в самом низу. Алиция, что там? На самом дне?

– Откуда мне знать, что находится на самом дне, если я понятия не имею, что лежит сверху? – раздраженно отозвалась хозяйка. – Я же предупреждала насчет шкафа. Может, ты как‑нибудь придавишь это мягкое, на дне.

– Или выну его и попытаюсь уложить вертикально, – пыхтя рассуждала вслух Мажена. – Ага, вот эта коробка внизу почти пустая… туда можно много чего засунуть… Если бы кто из вас подержал эти бумаги, пока я буду засовывать…

Хозяйка встревожилась.

– С бумагами осторожней, их обязательно положи туда, откуда взяла! Я уже отсюда вижу – это Гренландия, там рядом должен быть Нордкап, если перепутаешь, мне в них ввек не разобраться!

– Ничего я не перепутаю, все положу как было, – пообещала девушка.

Надсажаясь, мы с Алицией держали в руках всевозможные тяжести, а Мажена благодаря этому смогла пробиться к ранее запримеченной большой коробке и заглянуть в нее. Видимо, увиденным она осталась довольна. Одобрительно кивнув головой, она молча, одной рукой рывком выдернула из‑под самых дверей шкафа старый мешок, по виду весьма тяжелый. И принялась засовывать его в пустую коробку.

– Тут еще второй такой, – пыхтя проинформировала она нас. – Вряд ли поместится, но попытаюсь вбить его сверху. Иоанна, подай мне вон те бумаги с кровати, их я по стеночке поставлю…

– А это, случайно, не коты в мешках? – всполошилась хозяйка при виде мешков. – Интересно, кто их туда затащил…

Мажена проигнорировала вопрос, ей было не до того. Оглянувшись на нас, она велела передать ей Гренландию, пока она оттуда не вылезла, и другие бумаги, столь дорогие сердцу хозяйки, потом будет поздно, а сейчас ей удалось расчистить кусочек пола, на котором она и орудует.

После устранения мешков шкаф удалось раскрыть, и он оказался почти пустым. Туда свободно поместилось все выстиранное тряпье с кровати вместе с утюгом и пустым футляром из‑под аппарата, а также была сунута одна подушка. Теперь кровать для гостей хорошо просматривалась, а у нас с Алицией высвободились руки, и я смогла заглянуть в одну из оставшихся на кровати коробок. Разумеется, она тоже оказалась пустой.

Не желая действовать тайком от Алиции, я демонстративно потрясла у нее под носом подставкой под кашпо, заявив:

– Гляди, вот это я прячу вот в эту пустую коробку.

– Зачем? – недовольно спросила Алиция.

– Чтобы освободить место. Как раз отлично помещается сюда. А затем все остальное я бы перенесла в ателье.

Присоединяюсь к выше сказанному мнению, – заявила Мажена, выползая из шкафа. – Вот эти коробки на кровати войдут одна в другую, а когда выяснится, что они тебе не нужны, их легко сжечь, хоть бы в той твоей бочке, в саду, где ты сжигаешь садовый мусор. Коробки же все равно пустые. О нет, в одной что‑то есть… И подушек здесь многовато. Алиция, где же твой сундук для постельных принадлежностей? Что‑то я давно его не видела.

– В ателье.

– Ну так перемещаемся в ателье.

***

Некогда почти пустое ателье, теперь бывшая мастерская покойного Торкиля, было забито до предела. Однако сундук удалось разглядеть. На нем лежали пледы, старая гренландская куртка Алиции, две какие‑то доски и снова куча картонных коробок. На все это я взирала с ужасом, в прошлый мой приезд к Алиции у нее не было такого множества коробок.

Я не выдержала:

– Алиция, в чем дело? Против картонных коробок я ничего не имею, сама использую пустые, но, похоже, ты с этим переусердствовала. На кой черт тебе такая прорва? Собираешься переезжать?

Снимая верхние коробки с сундука, Алиция ворчливо отозвалась:

– Чего пристала? Ну ладно, скажу, ведь не отвяжешься. Я решила привести в порядок книги. Ну те, что стоят на книжной стенке в гостиной. Не ты ли меня уже лет двадцать уговариваешь это сделать? Я пригласила специалиста из букинистического, некоторые они охотно возьмут, и он научил, что надо сделать. А во что мне их упаковывать, как не в пустые картонные коробки?

– Серьезно? – оживилась Мажена. – А почему мне ничего об этом не сказала? Я тебе охотно помогу.

Я обрадовалась.

– Если ты избавишься от ненужных книг, сделаю тебе дорогой подарок. И еще устрою в твоем садике фейерверк, хотя и не умею этого делать. Может, сразу и начнем? Я берусь обвязывать шпагатом связки книг, для этого не требуется знания всех иностранных языков…

Дело в том, что целая стена в комнате для гостей, в настоящее время моей, была занята книжными полками, сплошь забитыми старинными датскими книгами, главным образом по архитектуре и астрономии. Уже целые века их не только не читали, но даже к ним и не прикасались. Многие из этих раритетов дублировались к тому же переводами на немецкий, английский и польский. Вся эта библиотека свалилась на Алицию в качестве наследства, больше никто из родни ее покойного мужа не пожелал держать в своем доме столько макулатуры. Впрочем, где и стоять этим книгам, как не в доме Торкиля, бывшего архитектора и искусствоведа? Разумеется, другой на месте Алиции давно избавился бы от балласта, продав его букинистам, но для этого требовалось составить список имеющейся литературы, в котором каждая книга должна быть оформлена по всем правилам: автор, название, издательство, год издания и что‑то еще. При одной мысли о такой грандиозной работе Алиции становилось плохо, вот книги и оставались на своих местах, покрываясь новыми слоями пыли и увеличивая тесноту и без того забитого до отказа дома.

Меж тем Алиция разошлась и продолжала плакаться:

– К тому же у меня перемешались семена и луковицы, просто не знаю, что делать, и без того сад отнимает все силы. Я считаю, что семена и прочие растения лучше всего держать в таких картонных коробках, мне так удобно, а их все не хватает. Вот я и стала запасаться. Там, внизу, уже заполненные, это только наверху пустые, надо рассортировать, к весне я не успела. Так что перестань придираться, мне и без того не сладко. О, глядите! Так и знала, в сундук уже больше ничего не запихаешь.

Нагрузив меня курткой и пледами, хозяйка приподняла крышку сундука, и его содержимое, видимо основательно утрамбованное, с силой вырвалось наружу. Тяжело вздохнув, Мажена молча ткнула куда‑то подушки, которые наготове держала в объятиях, выбрала самую большую из коробок, вытряхнула из нее какие‑то сухие былинки и сунула подушки, кулаками уминая их. Хозяйка не возникала. Усевшись на опять с трудом закрытой крышке сундука, она пыталась его запереть, после чего мы восстановили на нем прежнюю пирамиду, добавив к ней коробку с подушками, коробку со стояком и полочкой на кронштейнах и кое‑что по мелочи, в результате чего наша пирамида опасно возвысилась над балюстрадой, огораживающей лестницу, ведущую в подвал. Алиция вынуждена была убедить себя, что не видит этого.

– Фу, управились, – довольно заявила она. – Кровать для Павла готова. Пошли отсюда, выпьем кофейку.

Я первая двинулась к выходу из ателье, но на полпути остановилась.

– Послушайте, может, распахнем двери?

– Зачем? – удивилась хозяйка.

– Чтобы проветрилось. Что‑то запах мне тут не нравится. Атмосфера, так сказать. Неужели не чувствуете? Застоявшийся какой‑то.

Обе потянули носами.

– Ты права, немного пованивает, – согласилась Алиция. – Но ничего страшного, это сказывается экология: и из сада наносит запах земли и удобрений, да и в ателье полно семян, удобрений, сухих трав, а в подвале я держу некоторые удобрения. На ночь запрем, а днем, ты права, двери надо оставить открытыми.

– Но на ночь запрем обязательно, – повторила я, сама не зная почему настаивая на этом. Не было у меня тогда никаких оснований для этого. Так, на всякий случай.

***

В гостиной Мажена завела разговор о книжках.

– Алиция, я ведь серьезно предложила свою помощь… Мне уже приходилось составлять каталоги книг, так что знаю, как это делается. Могу начать хоть сейчас. Завтра не могу, у нас концерт, а сейчас – пожалуйста.

– Сейчас я не в настроении, – возразила хозяйка. – Да к тому же, если мы начнем сейчас, Иоанне негде будет спать.

– Почему?

– А где ты ее положишь? Книжки придется снимать с полок, а класть их некуда, как только на ее постель.

Я рассердилась, хотя перед приездом твердо решила ни в какие Алицины распоряжения не вмешиваться, и до сих пор изо всех сил сдерживалась.

– И вовсе нет, врешь! Кто тебя заставляет снимать с полок всё сразу? Снимается одна книжка, на бумаге записываются ее данные, после чего книга отправляется на свое место, а вместо нее снимается следующая. Потом третья…

– А потом забывается, на какой книге остановились… – гневно начала Алиция, но меня уже никто не мог остановить.

– И опять врешь! Ничего не забывается, потому как в нужное место на полке втыкается закладка, а на корешок зарегистрированной книги прилепляется клейкий листочек с номером.

Алиция отбивалась как могла.

– А если вынешь одну книгу, ни за что ее не вставишь обратно. Они так стиснуты…

– Вставишь. А даже если и возникнут трудности, уж одну‑то книгу можно оставить где‑нибудь на видном месте.

– На твоей постели!

– Ничего, мы поместимся и вдвоем. Она не кусается, а я похудела.

– Кончайте ссориться! – призвала нас к порядку Мажена, расставляя на столе чашки. – Кто нам мешает сейчас и попробовать, как твои книги установлены и легко ли их вставить обратно. Я лично думаю, что и в самом деле достаточно вынуть одну, чтобы они уже не стояли в такой тесноте.

Вы очень ошибаетесь, если думаете, что нам удалось убедить Алицию. Она так просто не сдавалась. Уже сидя за столом, с чашкой в руке, она ухватилась за следующий аргумент:

– Нет у меня клейкого листочка!

Нашла коса на камень. Я тоже была из упрямых.

– Есть у тебя клейкие листочки! Лежат вон на той полочке под портретом прадедушки. Минутку…

Поскольку уже появилась возможность пробраться в нужную точку комнаты, я дотянулась до упомянутой полочки и, очень гордая собой, положила под носом подруги маленький желтый блокнотик. Еще вчера, раздеваясь на ночь и пытаясь пристроить на стуле сумку, я сбросила с этой полочки на пол кучу бумаг, в основном каких‑то конвертов. Восстанавливая порядок, я обратила внимание на упавший вместе с бумагами желтый блокнотик. Благодаря цвету он бросался в глаза.

Не выпуская из рук чайник с кипятком, Алиция придирчиво оглядела блокнотик и, конечно же, осталась недовольна.

– Ты говорила о клейком листочке, а это блокнот.

– Но с отрывными листочками, причем клейкими. Если тебе требуется блокнот, могу купить взамен этого.

– Не нужен мне блокнот!

– А я все равно куплю. И незаметно подброшу.

Видя, что опять назревает ссора, Мажена попыталась разрядить обстановку:

– Иоанна, ты дотянешься до кофе? Я люблю горячий.

Я подала девушке банку с кофе, Алиция разлила воду по чашкам, до такой степени выведенная из равновесия нашим спором, что себе налила чуть ли не полную. Ссориться мы не перестали.

– Такой липучий листок долго не продержится…

– А ему и не надо держаться целые столетия. Хватит нескольких дней, пока составим каталог.

– Вечно ты выдумываешь для меня дополнительную работу, словно я и без того не кручусь весь день! Писать, вставлять… Да еще влезать на стремянку, как ты до сих пор про нее не вспомнила?

– Стремянка понадобится только для верхней полки. Потом необходимость в ней отпадет.

– А это как для кого. Да и писать в комнате не на чем, нет свободного стола.

– Писать можно на медном, сувенирном.

– На нем лежат твои вещи.

– А я их выброшу в окно! Или проглочу! Или под кровать суну! Алиция, хоть раз в жизни признайся, что ты нарочно создаешь трудности.

– Я никогда ничего не создаю, не выдумываю. Выдумывать – твоя специальность. Всю жизнь… сколько тебя знаю… живешь в мире иллюзий… к тому же глупых…

Мажена решила, что пора ей вмешаться:

– Или вы немедленно перестанете ссориться, или я сделаю… что‑нибудь ужасное. Вот пойду и лично проверю, насколько тесно стоят книги на полках. Обе вы совершенно невыносимы!

– Кто ссорится? – удивилась Алиция и отпила глоток кофе. – Ой, какой горячий! Мы просто обсуждаем рабочие моменты.

И в конце концов мы все трое отправились в занимаемую мной комнату, где находилась книжная стенка. Я освободила половину большого марокканского стола, сгребя в сумку свои лекарства, сигареты, зажигалку, пепельницу, книгу, пилочку для ногтей и довольно большой блокнот без обложек. Подумав, извлекла обратно блокнот и сунула Мажене в руки пишущий инструмент.

– Ты будешь писать, а я вынимать книги и ставить их на место. И не возражай, кто из нас знает датский? Блокнот не жалей, вырывай столько страниц, сколько потребуется. Алиция, никто не говорит, что мы провернем это дело за один день, но пока не начнем – никаких шансов закончить.

И я, не слушая возражений, влезла на стул, поскольку хозяйка, уже дойдя до дверей, остановилась и столь же решительно отказалась немедленно приняться за поиски стремянки. Начать я решила с первой книги слева, стоявшей на верхней полке под самым потолком. Рука сразу угодила в паутину, густую, как вата. С трудом разодрав ее – она к тому же оказалась липкой – и спугнув небольшого паучка, я вытерла руку об юбку и попыталась извлечь произведение. При этом мне на голову свалилось что‑то маленькое, легонькое, растрепанное и неимоверно запыленное.

– Катехизис, – сообщила я обеим бабам, задравшим головы в ожидании от меня пояснений. Пришлось им подождать, пока я это нечто извлекла из прически и немного очистила, запылив все вокруг. – Должно быть, бабушкин. В очень… гм… изношенном состоянии и явно неполный, скажем, часть катехизиса. Первая, вот есть обложка. Странно, что не Библия.

– Ты книгу собиралась извлечь из ряда, – сладко пропела Алиция. – Говорила, умеешь это делать. Мы ждем.

Разозлившись, я пожертвовала ногтем большого пальца, сломала его, но вырвала‑таки из ряда книжек первую. Большую, в красивом коричневом переплете, декоративно украшенном остатками паутины. И тоже сладко пропела:

– Мне что же, швырять ее в Мажену или ты соизволишь подойти и передать ее по назначению?

Хозяйка соизволила. Освободившись от тяжелой книги, я слезла со стула, разыскала в косметичке ножнички и, забираясь наверх, прихватила с собой желтый блокнотик. На первой его странице я написала номера от первого по четвертый, на глаз прикинув необходимую ширину полосок с номерами.

Мажена с Алицией меж тем заинтересовались первой книгой, как оказалось, научной. «Пространственная геометрия», не что‑нибудь! Пока они по‑датски ее обсуждали, я занялась делом. Оставив в покое номер 1, я прилепила на следующие книги номера 2, 3 и 4 и приготовилась извлекать номер 2. Он приклеился к номеру 3, так что мне снова пришлось его выдирать. И тут я сделала два наблюдения. Во‑первых, извлечение одной книги и в самом деле создало на редкость мало свободного места, а, во‑вторых, номер 4 представляет собой какую‑то нетипичную книгу. Она отличалась от остальных как большим форматом, так и толщиной. Должно быть, решила я, какая‑нибудь особенно ценная старинная книга. Хорошо бы. Сразу высвободится много места, да и подругу порадую, приятно ведь иметь в доме ценность, которую всегда можно выгодно продать. Пока не стану говорить о ней, дождусь подходящего момента. Данный был явно не подходящий. Ни к кому конкретно не обращаясь, но, без сомнения, адресуясь ко мне, Алиция ворчала:

– Вот так всегда! С этими старыми книжками сплошные неприятности. Года издания не найдешь, издателя тем более, выходные данные… какие тут, холера, выходные данные, ни в начале, ни в конце, да и не уверена я, что это конец. Попробовала бы сама… это самое… каталогизировать.

Мажена пыталась смягчить ее раздражение, заверяя, что часть данных все же имеется и этого вполне достаточно, букинисты поймут, они привыкли иметь дело со старинными книгами.

– Иоанна, ну как там с местом? Появилось?

– О, skolko ugodno, – по‑русски ответила я, подавая им вторую книгу. В этом почтенном произведении, насколько я поняла, толковалось о математических принципах перспективы. Отличное издание XIX века. С ним они справились легко. И я подала им третью книгу.

– Что? – удивилась Мажена. – Или я чего не поняла в датском, или книга совсем из другой области. «Естественные природные выделения в качестве красящего сырья». Или «сырья, служащего красителем». Тогда какая же это область? Искусство или ботаника?

– И то и то, – пробурчала я из‑под потолка.

– И то и то, – одновременно со мной проговорила Алиция, наконец заинтересовавшись. – Природный краситель, – она взглянула на меня, – ведь это же сепия и индиго?

– Вот именно. И еще тот, из которого финикийцы получали пурпурную краску. Какая‑то улитка, забыла, как ее… Или моллюск.

– Вроде бы murex trunkulus, spiritus vinorum, piannisimo, – бормотала Алиция. – Но я могу и ошибаться.

– Что?! Какие‑то у тебя ассоциации, видно, коньяк сказывается… А последнее и вовсе не из этой области, не слышала я ни о пьяном, ни о музыкальном моллюске.

– Все равно интересно. Пожалуй, я эту книгу прочту.

Вот, попалась книга на тему, которой мы с подругой интересовались с ранней молодости. Я тоже напрягла память, но ничего подходящего не вспомнилось. Решение подруги я одобрила.

– Прочти, прочти и мне перескажешь. Видишь, какие интересные книги стоят у тебя на полках?

Тысяча восемьсот шестьдесят второй год, – сообщила нам Мажена. – Так здесь написано, во всяком случае. Минутку, имеется и подзаголовок: «Приводятся некоторые старинные рецепты изготовления и использования природных красителей, которые до сих пор хранились в тайне». Точка. Что скажете?

– Прекрасно. Отложи ее в сторону, очень интересная книга.

Мне не давал покоя пурпуровый краситель, и я попросила подругу, если ей встретится в книге его греческое название, непременно мне сообщить, ибо алкогольные моллюски меня никак не устраивали. Пока же решили перейти к следующей книге.

– Иоанна, ну что там у тебя?

– Вот именно! – торжественно объявила я. – Нечто!

Я сняла с полки предполагаемый ценный памятник старинной письменности и вдруг услышала, как внутри этого толстенного тома что‑то брякнуло. Послышалось? Поднеся том к уху, я встряхнула его. Забренчало сильнее.

– Эй, девушки! Тут что‑то странное. Я вовсе не хочу проникать в тайны почтенного датского семейства… вру как сивый мерин, как раз очень даже хочу, но считаю неприличным… впрочем, сами посмотрите.

И подала им книгу. Алиция, передавая книгу Мажене, тоже потрясла ее, Мажена, получив раритет из ее рук, сделала то же самое. Книга послушно бренчала. Мы переглянулись.

– Книга как книга, – начала было Алиция, но Мажена не очень вежливо перебила:

– И никакая это не книга. Скорее коробка.

– Прекрасно! – обрадовалась я. – В этом доме мало коробок, вот еще одна появилась. Алиция будет довольна.

Алиция не отзывалась, кажется немного пристыженная. Мажена внимательно разглядывала коробку со всех сторон.

Мне было скучно торчать на высоте, и я завела разговор из‑под потолка:

– Алиция, когда последний раз просматривались эти книги?

Подумав, Алиция постаралась дать по возможности точный ответ:

– Этот дом Торкиль строил лет сорок назад, ну, сорок пять. Когда я вышла за него… вот не помню, стояли ли они тут уже тогда… Его мамаша была не очень старой и весьма энергичной женщиной…

Я знала, что Торкиль был старше Алиции на десять лет. Он входил в разряд младших детей мамаши, младше его была лишь одна сестра, Кирстен. Остальные были намного старше его. Родительнице в момент появления Торкиля на свет было около сорока, Кирстен она родила спустя пять лет. Датчане долговечные…

Поскольку моя подруга не захотела продолжать исторические изыскания, пришлось самой поднапрячь память. Вроде бы Торкиль, когда строил дом, уже развелся со своей первой женой и домом занимался практически вдвоем с сыном Туре. Вивиан бросила мужа вместе с сыном, и я опять подивилась, чем эта баба руководствовалась, отказываясь от такого честного и порядочного мужа. Ну понимаю, будь она легкомысленной красавицей… Так нет же. Внешность коровы, ум курицы, характер амебы… Да черт с ней, главное, мамаша Торкиля очень сочувствовала одинокому, брошенному сыну и изо всех сил помогала ему. Остальные ее дети к тому времени уже устроили семейные гнездышки, да и семейная жизнь их не оставляла желать лучшего. А младшенький и жены лишился, и дома не имел. Я собственными ушами слышала от Торкиля, когда мы с Алицией еще только приехали в Данию, каких трудов ему стоило одному, лишь с помощью десятилетнего сына укладывать черновой пол под весь дом, после того как рабочими был заложен фундамент и вырыт подвал. На все работы денег у начинающего архитектора не хватало. Смешно тогда мы общались. Алиция только приступила к познаванию сложностей датского языка, пользовались мы в основном немецким да жестами и картинками. Ведь все трое разбирались в архитектуре.

– И в основном это мамаша обставляла мебелью ваш дом, – высказала я догадку, заставив подругу бросить вверх, на меня, недовольный взгляд. А я уже не могла остановиться: – Так вот откуда портрет фривольной прабабушки, пугающий меня по ночам! Вот откуда занимающая всю маленькую комнатку фисгармония, на которой никто никогда не играл за последние сто лет. И она же, мамаша то есть, заставила вас взять фамильную библиотеку. Как же, помню, завещание… Алиция, не обижайся, прошло столько лет, это уже перестало быть тайной. Мне известны твои взаимоотношения со свекровью, она тебя любила и хотела, чтобы именно тебе достались самые дорогие ее сердцу фамильные ценности. Теперь обе перестали заниматься книгами и уставились на меня, Мажена с интересом, Алиция недовольно. И не выдержала.

– Ты не считаешь, что не мешало бы уважать некоторые чувства людей? – спросила она злым голосом.

– Очень даже считаю, – ответила я, тоже не тая злости. – Может, даже и все. Я и уважаю. Вот только не понимаю, зачем из этого делать тайну особенно если чувства благородные? Зачем стыдиться того, что именно тебе завещано все это имущество? Туре в свое время согласился с этим, а теперь и вовсе умер. Детей у него не осталось. Так что ты теперь единственная наследница и должна примириться с данным фактом.

Кажется, мои слова дошли до подруги. Во всяком случае, она не стала больше спорить, махнула рукой и повернулась к Мажене, которая в свою очередь вернулась к странной коробке.

– От нее должен быть ключик, – рассуждала девушка. – Вот замочек, видишь? Алиция, у тебя наверняка этот ключик где‑то лежит. Принеси вообще все имеющиеся маленькие ключики, мы попробуем…

– У меня есть кое‑что получше ключиков, – гордо ответствовала хозяйка и скрылась за дверью.

Судя по звукам, она стала спускаться в котельную. Мне надоело торчать без дела наверху, в то время когда тут такая интересная находка. Закурив, я на всякий случай пошарила в косметичке – не найдется ли там какой предмет для открывания маленьких замков, но ничего подходящего не нашла. Села на кровать рядом с Маженой, и мы принялись терпеливо ждать.

Как ни странно, Алиция вернулась довольно скоро и принесла весьма потрепанный мягкий футлярчик. В нем оказался набор миниатюрных изящных отверток Конечно, правильнее их следовало назвать отверточками, что отнюдь не меняло их сути.

– Езус‑Мария! – изумилась я. – Вот не ожидала увидеть в Дании воровские инструменты. Алиция, откуда они у тебя?

– Глупый вопрос! Откуда же, как не из кошачьих мешков? Недаром я всегда твердила – любой кот в мешке может пригодиться. Вот, пожалуйста.

– Наверняка хоть какая‑то подойдет, – рассмеялась Мажена и принялась по очереди совать отвертки в дырку замка необычной книги.

И опять я не точно выразилась, очереди не получилось, уже вторая миниатюрная отвертка сделала свое воровское дело. В замочке послышался негромкий хлопок, и Мажена смогла откинуть верхнюю обложку книги. Три пары глаз жадно глянули внутрь загадочной книги. Если уж по‑прежнему называть данный предмет книгой, то ее первой страницей будет закономерно назвать темно‑зеленую страницу – первое, что мы обнаружили под переплетом. Правда, страница оказалась не бумажной, а, похоже, плюшевой, и с помощью моей пилочки, кстати оказавшейся под рукой, легко извлеклась наружу. При этом она развернулась, представив нашим взорам внутреннюю сторону.

– Шахматная доска! – ахнула Мажена.

– Это же надо, глазам своим не верю, – проговорила озадаченная хозяйка. – Интересно…

Под шахматной доской, после того как мы ее выложили на стол, обнаружились и шахматы. Тридцать две очаровательные шахматные фигурки, отсвечивающие серебром. Лежали они не тесно и имели право грохотать.

Наши руки сами собой потянулись к этой прелести.

Мажена не помнила себя от восторга:

– Восхитительные! Нет, вы посмотрите, какая тонкая работа. Какая искусная резьба, лаконичная и выразительная. Или это литье? Я не специалист, но, согласитесь, просто ювелирная работа.

– Ковка? Литье? Резьба? Чеканка? – гадала я, тоже не специалист, перебирая чудесные фигурки.

– Литье, – авторитетно заявила Алиция и включила на своем столе чертежную лампу, хотя на дворе вовсю сияло солнце.

Для того чтобы получше разглядеть шахматную фигурку, она поднесла ее к лампе и сняла очки. И, как всегда, обратила внимание на не замеченные другими мелочи.

– Шахматами играли, поглядите, на шахматной доске остались следы.

И в самом деле на белых и черных клетках шахматной доски при свете лампы можно было, хоть и с трудом, разглядеть чуть заметную шероховатость, скорее тень, след передвижения фигурки.

– Никогда не могла понять, как ты различаешь такие вещи, к тому же без очков, – недовольно заметила я. – Со своими‑то диоптриями!

– Только три с половиной, – огрызнулась Алиция. – В правом – четыре с половиной, но какое это имеет значение?

– У меня всего три четверти, но я надеваю очки, когда собираюсь читать, а не снимаю, как некоторые…

Впрочем, сейчас не до проблем со зрением. По примеру подруги я тоже сунула под лампу фигурку, которую держала в руках. Это оказался король, как ему и положено, в короне. И я увидела, как в короне что‑то сверкнуло.

– Эй, девушки! А ну все сюда. Или у меня обман зрения, или головной убор моего короля украшают алмазики. Лопнуть мне на этом месте, если мы не имеем дело с шедевром ювелирного искусства! Какая тонкая рельефная чеканка, к тому же драгоценные камни…

– Ненормальная! – фыркнула на меня Алиция, но сама тоже взяла другого короля и стала его разглядывать.

Мажена рассуждала вслух:

– Раз шахматы, должны быть белые и черные, а мне все фигурки кажутся… хотела сказать – «одинаковыми», но нет. Они черные и белые, разница видна, только не пойму в чем…

Алиция перебила девушку. Конечно, она не могла согласиться со мной.

– И никаких алмазиков, ты все выдумала, если что и сверкает в короне, так малюсенькие рубины.

Отталкивая друг дружку от лампы, мы принялись изучать находку уже с помощью лупы. Все фигурки были серебристые, но белые отличались идеальной гладкостью, в то время как черные наполовину выделяла другая фактура. Трудно точно ее определить, вроде как будто шероховатость, шершавость, что при идеальной сверкающей белизне белых фигур производило впечатление… если не совсем черных, то все же очень темных. У черных такой «шершавой» техникой были выполнены мантии короля и ферзя‑королевы, гривы и хвосты коней, граненые цоколи и капители башен‑ладей, нижние части пешек. У белого короля и белой королевы в коронах посверкивали алмазики, у черных монархов – рубинчики. И хотя в массе все фигурки казались одной компанией, все же их легко можно было разделить на два воюющих лагеря.

– Слушайте, ведь это же настоящее сокровище, – с трудом переводя дух произнесла Мажена. – Серебряные шахматы! Я горда и счастлива, что присутствовала при их находке.

– Сомневаюсь! – пробурчала хозяйка. В отличие от нас она особого восторга не проявляла, хотя и оказалась владелицей целого состояния.

– Ну в чем ты опять сомневаешься? – раздраженно спросила я.

Всегда она такая! И сама не радуется, и другим не дает.

– Сомневаюсь в том, что они серебряные. Им не меньше века, серебро за это время должно бы было почернеть, а они, сами видите, так и сверкают.

– Если держать серебро без воздуха и света, – начала было я, но мне не дали закончить.

– Алиция, у тебя найдется в доме серебряная ложка или вилка? – вмешалась в наш спор Мажена.

– И ложки есть, и даже вилка. Нет, две вилки. Точнее, три, – вслух вспоминала хозяйка. – Еще довоенные.

– Ты пользуешься ими?

– Нет.

– Они у тебя лежат на окне?

– Нет, в ящике.

– И что?

– Чернеют. Кажется, надо их чистить, вроде бы мелом.

– Ты чистишь?

– Делать мне нечего!

– Значит, это не серебро, но что же тогда? – задумалась Мажена.

Я насмешливо подсказала:

– Хромированный автомобильный буфер. Вообще любая железка из нержавейки.

– Украшенная алмазами? – не сдавалась Мажена.

– Алмазы – бижутерия. Рубины – тоже. Во всяком случае, в серебро я не верю.

– Что не мешает им быть очаровательными.

***

Наш диспут прервал сильный стук.

Кто‑то отчаянно колотил по стеклу входной двери и дергал за ручку, хотя, как всегда, дверь стояла нараспашку. Пришлось хозяйке оторваться от шахматной загадки и поспешить к входной двери, что‑то гневно бормоча себе под нос.

– Лучше бы нам это прикрыть, – предусмотрительно заметила Мажена.

Бросив в коробку разглядываемого конька, я поспешила вслед за Алицией, оставив девушку со всем шахматным хозяйством. А вдруг Алиции понадобится помощь? Наверняка там кто‑то чужой, ведь свои входили без стука, видя, что двери открыты. Еще не доходя до двери, я услышала жалобный голос этого чужого, точнее, в данном случае, чужой:

– …а пани никому не отказывает в помощи. Очень прошу извинить меня, но я оказалась в таком идиотском положении, что ничего другого мне не оставалось, как свалиться пани на голову, – по‑польски оправдывался незнакомый голос. – Впрочем, если пани позволит воспользоваться телефоном, я бы позвонила Иоанне, она меня спасет, разумеется, я заплачу за телефонные переговоры…

– Я никакая не пани, а просто Алиция, – услышала я голос подруги. – Будешь знать. Ну входи же, что стоишь на пороге? Твоя Иоанна как раз здесь.

Дойдя до конца коридорчика, я увидела пришедшую.

– Беата! Езус‑Мария, а ты откуда тут взялась?

– Иоанна! – одновременно вскричала Беата. – Какое счастье, что ты здесь!

Алиция немедленно воспользовалась случаем приготовить свежий кофе. Поставив на стол белую шахматную даму, с которой встречала гостью, она схватилась за чайник и занялась чашками. Гостья позволила себе наконец уронить на пол маленький чемоданчик, с которым появилась на пороге Алициного дома. Я крикнула Мажене, чтобы оставила там все как есть и пришла пить кофе.

Беата пыталась объяснить все сразу:

– Вообще‑то я здесь проездом, возвращаюсь из Швеции и решила сделать небольшой круг, чтобы посетить Копенгаген, где никогда не была. И представьте, потеряла сумку, наверняка оставила ее в поезде, который поехал себе дальше. О чемодане я помнила, к счастью, и уже подумывала, что придется продать его со всем содержимым, да только ничего ценного у меня там нет, а сомнительно, что кого‑нибудь прельстят мои трусики и прочее бельишко. У меня сохранились паспорт и одиннадцать крон, хорошо, что я держала их в кармане куртки, а все остальное… деньги, кредитная карточка, мобильник, права, ключи от дома – все‑все осталось в сумке! Я вышла из поезда на Центральном вокзале и поздно спохватилась. Сюда приехала зайцем. Чудом запомнила адрес пани Алиции… Алиции…

– Минутку, – перебила девушку хозяйка, – какой это был поезд?

– Из Хельсингора, кажется берлинский, а может, и до самой Варшавы, не помню…

– Во сколько он отправлялся из Хельсингора?

– В двенадцать сорок.

– Значит, на паром еще не въехал. Может, удастся его отловить…

Из коридорчика вынырнула Мажена. Алиция уселась за стол у телефона. Ткнув в нее пальцем, я поделилась с девушками своими замечаниями:

– Вот, поглядите на нее. Если бы ей пришлось звонить для себя, наверняка собиралась бы несколько дней. А вот для других – сразу приходит на помощь. Ну, не гангрена ли? Чтобы так не заботиться о своих интересах, это надо уметь. У меня уже нервов на нее не хватает.

– Приготовим ей кофе, она заслужила, – вызвалась практичная Мажена, Беата же не дыша пыталась следить за разговором Алиции по телефону.

– Неужели она верит, что я могу получить свою сумку обратно? Со всем содержимым?

– Здесь Дания, – скороговоркой ответила ей Алиция, набирая какой‑то очередной номер. Отвечать же пришлось мне.

– Конечно же, это возможно, хотя и не всегда получается. Алиция, как известно, ничего не выбрасывает, у нее сохранились телефонные справочники десятилетней давности, с той поры, когда она еще работала в железнодорожном бюро проектов. Познакомьтесь. Мажена, это Беата, искусствовед из Варшавы, специалист по золоту и драгоценным металлам. Это она делала оправы для моего янтаря. Знаешь, у нее просто талант.

– Так это она? – обрадовалась Мажена. – Я еще восхищалась твоей коллекцией янтаря. Только ты не говорила, что и сама мастерица отличается красотой. Очень приятно, Мажена, арфистка…

Алиция, говорившая с кем‑то по‑датски, вдруг прервала разговор и обратилась к Беате:

– На чью фамилию выставлены твои права?

– На мою, – удивилась Беата. – На Беату Кармаль.

– Ты в каком ехала вагоне?

– Если б я помнила! Не в первом и не в последнем. Где‑то посередине. Во втором классе.

Желая хоть как‑то утешить расстроенную Беату, Мажена сказала ей приятное:

– У тебя, по крайней мере, фамилия подходящая, с ней датчане легко справляются, не то что с нашими.

И принесла девушке чашку кофе. Я извлекла из холодильника пиво и кое‑какую еду для Беаты. Алиция уже говорила оживленно и даже радостно, что создавало определенные надежды. Потом сообщила номер своего телефона и положила трубку.

– Поезд еще в Гедсере. Если сумку найдут, нам позвонят. И отправят. О, молодцы, уже приготовили кофе.

– Алиция, ты гений! – с обожанием глядя на хозяйку, восклицала Беата. – И еще. Мне очень неудобно, но могла бы я воспользоваться…

– Туалет вот здесь, в коридорчике направо. Можно и через ванную пройти.

Ее ведь надо где‑то поместить на ночь, – усаживаясь за стол, говорила Мажена. – Пожалуй, пока на кровать, приготовленную для Павла, ведь он приедет только завтра утром. А если она останется дольше? Придется раскапывать телевизионную комнату.

– Не сразу, – вскинулась хозяйка. – Раз завтра, то завтра же вечером еще сто раз успеем, а там в складном диване уже лежит готовая постель. Я бы чего‑нибудь поела… Это что у тебя, Иоанна? Картофельный салатик? Я бы не отказалась.

Вынув из тостера готовые тосты, я тоже уселась за стол. И в этот момент могучий рев потряс дом до основания. В голове мелькнула шалая мысль, что рев вызвала я, садясь на стул, и чуть было в панике не сорвалась с него, но поняла, что рев шел из туалета. Беата! Что с ней там приключилось? Бачок оторвался или вообще все устройство разлетелось на куски? Но тогда все бы ограничилось мощным взрывом, а не этим продолжительным ревом. Ну прямо трубы иерихонские!

Всполошенно глядя на хозяйку и Мажену, я ожидала увидеть на их лицах такой же ужас, который наверняка запечатлелся на моем. Ничего подобного! Ни одна из них даже не дрогнула, только Мажена, вздохнув, произнесла:

– Ну вот, опять.

– Да ничего особенного, бачок не в порядке, – взглянув на меня и не переставая жевать, бросила хозяйка. Прожевав, добавила: – Вообще‑то он давно испортился, но иногда не ревет, и я думала – сам собой исправился. А он опять за старое принялся. Сантехника у меня старая, должно быть прокладки полетели.

– Хоть бы предупредила человека, ведь сердце может разорваться.

Тут из ванной через кухню примчалась побледневшая и вся дрожащая Беата.

– Что там случилось? Я сделала что‑то не так? Ох, Алиция, у тебя сплошные неприятности из‑за меня. Но я обязательно заплачу, если что сломала.

Хозяйка махнула рукой.

– Успокойся и садись за стол. Ни за что платить не надо, бачок ревет сам по себе. Вот кофе, пиво, еда. Ешь и пей.

Рев постепенно стихал. Беата немного успокоилась и села за стол. Я налила ей пива, самое лучшее, что можно выпить после пережитого потрясения.

– И давно он у тебя так? – поинтересовалась я. – В прошлом году такого не было. Протекал, правда, малость, но вода лилась почти беззвучно, людей не пугала.

– С зимы, – ответила Алиция. – Течь перестал и начал вдруг реветь. Но не каждый раз, не очень часто.

– Зато преимущественно по ночам, – дополнила Алицин отчет Мажена.

А Беата все никак не могла успокоиться после пережитого и в поезде, и в Алицином туалете. Нервное напряжение изливалось в словах, и девушка не могла остановиться, по десятому разу описывая свои несчастья. И вдруг она увидела валяющуюся на столе белую даму. Глазам своим не веря, схватила шахматную фигурку и принялась разглядывать, вмиг позабыв обо всех несчастьях. Мы только и слышали: «Великолепно», «Потрясающая работа», «В жизни такого не видела!»

– Алиция, откуда это у тебя? Я не ошибаюсь, шахматная королева? Супер! Экстра! Аж мурашки по телу… И такая бесценная вещь валяется у тебя на кухонном столе?!

Мажена тут же воспользовалась присутствием специалиста.

– Как ты считаешь, из чего она сделана?

Еще раз внимательно осмотрев ферзя и даже взвесив его в руке, специалист заявил без тени сомнения в голосе:

– Платина. Отличная работа! Хозяйка все же пожелала увериться:

– А не серебро? Мы думали…

– Какое там серебро, оно намного легче. И не белое золото…

– А ты откуда знаешь?

– Еще бы мне не знать, как‑никак я золотых дел мастер. Профессия у меня такая. Правда, с платиной редко приходилось иметь дело, лишь раз в жизни довелось делать платиновую брошь, у меня в мастерской нет необходимых условий, ведь нужна очень высокая температура, платина начинает плавиться, начиная с тысячи семисот градусов. А вот с серебром и золотом я постоянно имею дело. И вот еще алмазики, они же ошлифованы, поэтому так и блестят. Фантастика!

Такая ценная шахматная королева, похоже, вполне удовлетворила Алицию. Она не преминула заметить:

– А кто говорил, что это не серебро?

– Но и до платины ты не додумалась. Мажена радовалась не меньше Беаты.

– Ну, в таком случае я еще больше горжусь собой! – смеялась она. – Ведь принимала непосредственное участие в открытии этого чуда. Беата, а ты уверена, что это не подделка? Не обижайся, но вдруг, как ее, имитация? Хоть ты и специалистка…

Специалистка ничуть не обиделась и охотно согласилась проверить свое заключение.

– Алиция, у тебя в доме найдется уксус? Или капустный рассол? Или сернистое мыло? Или…

– Эво, чего вспомнила, капустный рассол, – вздохнула Алиция, с трудом поднимаясь со стула. – Да я бы сама его давно выпила, а квашеной капусты уже целый век не видела. Вот мыло, кажется, найдется. А что‑нибудь другое сернистое подойдет?

– Вполне. Если в твоей аптечке завалялась мазь от молодежных прыщей…

Хозяйка скрылась в коридорчике, откуда сразу же стали доноситься стуки и бряки. Я же с запозданием вспомнила, что мы собирались припрятать шахматы, и обратилась к оставшимся дамам:

– Слушайте, о шахматах никому ни гу‑гу. Беата, ты должна понять, у самой ведь хранятся в доме ценности, о которых лучше никому не знать. А нам даже неизвестна стоимость этого шедевра. Мажена, вот представь, что о нем прознает Падла…

– И не говори! – ужаснулась Мажена. – А то брякнешь в недобрый час… А это кто?

Беата была всецело солидарна с нами.

– Не знаю я вашей падлы, но догадываюсь, что ей лучше не знать о сокровищах. Обязательно скажите Алиции, чтобы прятала шахматы подальше. Хотя, с другой стороны… не попадись они мне случайно, вы бы так и не узнали, какую огромную ценность они представляют.

– Твое счастье, что не знаешь Падлу, он может украсть просто потому, что попалась под руку красивая вещь.

– Не будут валяться, – пообещала Мажена. – Уж я об этом позабочусь.

– Покажите же мне все шахматы, – жалобно попросила Беата. – Я никакая не падла, клянусь!

Мы принесли шахматы и обе с наслаждением слушали восторги специалистки, правда далеко не все понимая. Но вот «какое разнообразие технических приемов декора», а также «богатую орнаментацию» и прочие лестные выражения – поймет каждый.

– Так это литье или что? – хотелось знать наверняка.

– Литье и пышная рельефная чеканка в сочетании с тонкой резьбой по металлу, – с нескрываемым восторгом провозгласила специалистка.

Вернулась Алиция с кучей пузырьков, тюбиков, кусков мыла и прочей мелочи. Я сразу догадалась – всё из кошачьих мешков, и почувствовала, как во мне явственно тает прежняя неприязнь к этому увлечению подруги. Вот, опять пригодилось.

Беата приступила к проверке, которая на сто процентов подтвердила правильность ее первоначального заключения. Шахматы оказались платиновыми. Осмотрев все фигурки, Беата определила возраст комплекта лет в сто – сто двадцать. Отсутствие специальной литературы не давало возможности установить изготовителя, наша экспертка могла лишь утверждать, что сделал их какой‑то выдающийся европейский мастер, поскольку на шахматах не было замечено никаких признаков того, что их сделали в Индии, Китае, Персии или на каких‑то других континентах.

Все мы как‑то не сразу осознали огромную ценность, которую представляла наша находка. Езус‑Мария, платиновые шахматы, да мы никогда и не слышали о таких! Они бесспорно являлись собственностью Алиции. Каждый нормальный человек себя бы не помнил от радости, став обладателем такого богатства, но не Алиция. Она больше всего радовалась тому, что сразу усомнилась в их серебряном происхождении. Мысль о том, чтобы продать их и уже безбедно доживать свой век, ей и в голову не пришла. Впрочем, не буду ее критиковать. Кому вообще придет в голову продавать такую прелесть даже под угрозой смерти от голода? Да нет, пусть наслаждается сознанием, что у нее они есть, и незачем впадать из‑за этого в эйфорию. Главное, не проболтаться посторонним.

Погасив эйфорию и в себе, мы немного успокоились. Нам даже удалось отговорить хозяйку от намерения разместить шахматных коней среди остальных лошадок ее любимой коллекции, украшавшей книжную полку в большой комнате. После чего мы запаковали шахматы в их книгу‑футляр и на время забыли о них. Как и о том, что не мешало бы продолжить каталогизацию библиотеки.

***

Тем временем датские железные дороги не дремали. Нам позвонили.

– Твоя сумка уже едет, – сообщила Беате Алиция, положив телефонную трубку. – Они обнаружили ее в последний момент перед въездом поезда на паром и ближайшим поездом отправили обратно.

– И куда мне теперь ехать? – обрадовалась и забеспокоилась счастливая Беата.

– На станцию. Она отправлена хельсингорским поездом, а в Биркерод будет… Сейчас соображу. В восемнадцать тридцать будет в Копенгагене… восемнадцать пятьдесят… должна прибыть поездом в девятнадцать двадцать. Обратишься к железнодорожнику в первом вагоне. Ты на каком говоришь?

– На английском.

– Ну, тогда справишься.

– Я ее подброшу, – вызвалась я. – Зачем ей опять тащиться пешком, если захочет погулять – завтра погуляет.

– О, какие вы добрые! – до слез расчувствовалась Беата. – От сердца отлегло.

– Тогда, пожалуй, я воспользуюсь оказией и тоже поеду, – обрадовалась Мажена. – Нужно же мне когда‑то вернуться домой, тем более что завтра концерт. Алиция, умоляю тебя, спрячь шахматы как следует и, пожалуйста, не забудь, куда спрячешь!

Беата предложила:

– Пусть спрячет после того, как мы все три уедем – не возникнет подозрения, что подглядываем.

– Совсем голову мне заморочили! – махнула рукой Алиция.

Судя по тому, что вечером, когда я укладывалась спать, в моей комнате не было заметно ни малейшего следа пребывания там шахмат, Алиция их действительно спрятала. Надеюсь, с умом…

***

А вот сумки Беата не получила. Тот железнодорожник в первом вагоне, к которому мы обратились, не знаю, начальник поезда или машинист, вежливо заявил нам, что ни о какой сумке не слышал и на Центральном вокзале ему ничего в руки не сунули. По‑английски он говорил неплохо, внимательно выслушал объяснения Беаты и высказал предположение, что, по всей видимости, с нужным поездом он разминулся на какую‑то минуту. Теперь нам надо позвонить в Ховетбанегард.

Совет был правильным, но звонить нам никуда не пришлось. Оказывается, сразу после нашего отъезда Алиции позвонили с Центрального вокзала и, извиняясь тысячу раз, сказали то же самое: не удалось отловить нужный поезд из‑за какой‑то минуты. Беатина сумка в данный момент находится у дежурного по вокзалу и будет отправлена нам, уж вы извините, только завтра, в десять утра.

– Они хотели отправить ее первым поездом, в шесть утра, – похвасталась Алиция, – но удалось убедить, что это «не будет удобно для нас». Не волнуйся, раз она в Копенгагене, теперь уже ни с каким поездом не разъедется. Ну что, ужинаем?

***

Ужасающий рев вырвал меня из объятий сна поздней ночью. Похолодев, я ожидала – сейчас рухнет дом, не иначе как в Дании землетрясение. Прошло несколько минут, дом не свалился мне на голову, и, окончательно проснувшись, я поняла: проклятый бачок. Вот приспичило кому‑то по ночам в туалет! Мог бы и не спускать воду! Ладно, раз не землетрясение, можно спать.

А утром все же предложила:

– Давайте по ночам воздерживаться от спуска воды. Что скажете? В ночной тишине, Алиция, твой ошалелый бачок ревет с удесятеренной мощью.

– Я уже давно воздерживаюсь, самой неприятно, – не возражала хозяйка. – А кто сегодня спускал?

– Не знаю, ты или Беата.

– Клянусь, не я, – отреклась Беата. – Во‑первых, я спала мертвым сном и даже не слышала, как он, по твоему уверению, ревел, а во‑вторых, чувствую себя в этом доме непрошеным гостем, что хуже татарина, и стараюсь вести себя тише воды. После того как вчера напугалась, я бы ни за что не стала раздражать ночью проклятый бачок.

– А ты не чувствуй себя татарином, – посоветовала ей хозяйка, – не то и в самом деле будешь излишне выделяться на общем фоне. Тут каждый чувствует себя хозяйкой. Так, говоришь, не ты? И не я. Иоанна, да, верно, ты сама?..

– Не думаю, – оскорбилась я. – К тому же технически затруднительно спускать воду в туалете, лежа в своей постели.

– А ты уверена, что это именно вода грохотала?

– Уж в этом я не ошибусь, ведь моя комната совсем рядом. А что, никто из вас не слышал?

– Я не слышала, – подтвердила свои слова Беата.

Алиция была не совсем уверена.

– Вроде бы меня что‑то разбудило, – рассуждала она. – Возможно, и бачок, да я уснула, прежде чем сообразила, что же гремело. А сама спуститься она не могла? Хотите яйцо?

Я отказалась от яйца на завтрак, Беата тоже. Яйцо (в единственном числе) было любимым и постоянным завтраком Алиции.

– К сожалению, могла, – со вздохом ответила я на вопрос Алиции насчет воды. – Да отстань ты от меня со своим яйцом! Много, много лет назад… – произнесла я, вероятно, каким‑то интригующим голосом, судя по тому, что все замерли и перестали жевать, – …в моем доме создалась неприятная ситуация. Вода в бачке нашего единственного туалета вдруг принялась спускаться сама по себе, когда ее никто не вызывал. Правда, без такого оглушительного шума, зато регулярно. И это, надо сказать, было невыносимо! Из чего я делаю вывод, что данное явление – не прецедент, и не относится к области сверхъестественного.

– Кончай издеваться! – замахнулась на меня черенком ложечки хозяйка. – Как ты справилась со своим неестественным прецедентом?

– Очень просто, вызвала сантехника, и он сменил бачок Что‑то в нем раскрутилось, так что исправить было нельзя. Балда, чего скалишь зубы? Я о бачке, а не о сантехнике.

Алиция, похоже, вспомнила о предстоящих расходах и перестала улыбаться.

– Исправить можно все, ладно, поглядим, как он будет вести себя и впредь.

– Если примется рычать сам по себе – сразу уезжаю, – решительно заявила я. – Со слухом у меня всегда были проблемы, но я не глухая и долго такого не выдержу. Да и ты, попомни мое слово, быстро спятишь, если вообще не сбежишь из дома.

– Подумаю…

Беата не вмешивалась в наш разговор, не отрывая взгляда от часов. Все ее мысли были о сумке. Она наверняка торчала бы с раннего утра на перроне, если бы я опять не предложила довезти ее до станции на машине, поскольку мне снова требовалось ехать за покупками. Пешком я тут по магазинам не ходила, хотя до них было не больше километра, но не хотелось таскать тяжести, а продукты сами почему‑то отказывались самостоятельно добираться до дома. Мне бы пришлось тащить картошку для Алиции, бутылки с пивом для всех, а также для всех молоко и овощи, для себя – любимую рыбу, так что продуктов набиралась целая гора, к тому же некоторые в стеклянной таре, а это делало их еще тяжелее. Можно было, конечно, воспользоваться любимой Алициной сумкой на колесиках, которую она мне всякий раз подсовывала, да как‑то не лежало у меня к ней сердце.

***

На сей раз Беата наконец получила свою сумку. Когда подъехал поезд, из первой двери головного вагона высунулся железнодорожный служащий с большой целлофановой сумкой в руке, спросил у нас фамилию, услышал ее, с улыбкой вручил нам сумку, с улыбкой же принял благодарственное пожатие руки, и поезд двинулся дальше. Ошалевшая от счастья Беата готова была обнять весь мир и с радостью согласилась сопровождать меня по магазинам.

– Нет, ты посмотри, ведь ничего же не пропало! – твердила она, роясь в сумке, пока мы ехали с вокзала. – Абсолютно ничего! Ну что за страна! Почему не украли сумку, когда она валялась без присмотра?

– Ничего удивительного, просто честный народ, – объясняла я со знанием дела. – Конечно, понемногу портится национальный характер, деморализуется, но не сразу, хотя мы делаем всё, что можем. И другие народы, повалившие в Данию с юга. Но ведь повалили недавно, всего лет тридцать с небольшим прошло, а к честности людей приучали больше трехсот пятидесяти. Так что сама сосчитай.

– Испаскудить характер куда проще, чем воспитать в человеке порядочность, – возразила девушка.

Правильно, потому он и портится в ужасающем темпе, но до нас им еще далеко. Что же касается твоей сумки, думаю, сыграло роль и то обстоятельство, что на вокзале в Копенгагене пассажиры сменяются, многие выходили вместе с тобой, другие входили. Выходящие не обратили внимания на твою торбу, а вновь вошедшие считали – хозяин сумки рядом с ней, в вагоне. Во время хода поезда вообще трудно украсть сумку на глазах присутствующих, а на остановке ею уже с нашей подачи заинтересовались служащие дороги, так что если какой‑нибудь вор и положил на нее глаз, было уже поздно.

– Выходит, мне повезло! – радостно вздохнула девушка. – Странно, обычно не везет…

Возвращаясь с продуктами, я решила заглянуть в свой любимый магазинчик со всевозможными инструментами. Был такой недалеко от дома Алиции, в котором я не один десяток лет закупала не только маникюрные принадлежности, но и всевозможные причиндалы для шлифовки янтаря, разнообразный дачный инвентарь, начиная с секаторов десяти размеров и кончая копалками и мотыжками. В магазине, как правило, я заставала лишь хозяина, никогда не видела покупателей, так что можно было вдоволь пообщаться со сведущим человеком, советуясь с ним по любому вопросу. Алиция как‑то обмолвилась, что хозяин интересовался, что это меня давно не видно, похоже, и ему было приятно беседовать с такой любознательной клиенткой.

Беата, пребывающая в состоянии эйфории – я так и слышала, как трепещут крылья у нее за спиной – согласилась зайти в магазин. Она бы на все согласилась, пригласи я ее даже на минутку заглянуть в пекло.

Вошла она в магазин – и надо же, с ходу наткнулась на какой‑то инструмент, который искала всю сознательную жизнь, очень необходимый при твердой обработке металла. Не скажу какой, с металлом я никогда не работала, так что и инструмента назвать не могу, но поняла – очень редкий. Хищной львицей набросилась девушка на давно разыскиваемую редкость, и представьте ее разочарование: это оказался лишь макет инструмента. Хозяин положил его, чтобы возможный покупатель знал – имеется таковой, и по требованию клиента хозяин выпишет его с центрального склада в столице. Но для этого потребуется дня два. А инструмент редкий, это я поняла из разговора Беаты с владельцем магазина, за ним к нему приезжали ювелиры даже из других стран, не только со всей Дании. Не помня себя от радости, что наконец получит столь нужное ей орудие производства, Беата согласилась бы ждать и двадцать лет. Потом вспомнила об Алиции. Нет, не будет стеснять ее, прямо сейчас поедет в гостиницу, благо и деньги, и кредитные карточки вернулись к ней.

Гостиница оказалась забитой до отказа, ближайший номер освобождался лишь через две недели. Ничего не попишешь, начинался туристический сезон.

Беата опять впала в отчаяние.

– Чувствую себя последней идиоткой, – ныла она. – Хотела только повидаться с Алицией, но не садиться ей на шею! А тут сваливаюсь, как смерч какой.

– На смерч ты мало похожа, – успокаивала я ее. – И не отчаивайся так. Поездим с тобой по ближайшим окрестностям, поищем в гостиницах и мотелях в Лингби или Холте.

***

Услышав о новой проблеме Беаты, Алиция лишь постучала пальцем по виску и предложила на обед филе из индюшачьей грудки, которые первыми начали размораживаться в моем багажнике. Что же касается моей личной рыбы, то сообща решили – еще потерпит.

– Из телевизионной комнаты я уже убрала семена, – сообщила она нам. – Теперь можно добраться до софы. Правда, она выдвижная и нижняя ее часть с годами как‑то все хуже выдвигается, но с этим мы можем подождать до приезда Павла. Приедет и вытащит, не хочется мне сейчас возиться с ней.

– Я могу вытащить, вы только покажите как, – тут же предложила свои услуги Беата, горящая желанием хоть как‑то облегчить хозяйке неудобства с ее, Беатиным, размещением.

– Не горит. У нас еще есть время выпить кофейку.

– А как ведет себя туалет? Рычал?– поинтересовались мы.

– Сам по себе не рычал, но при моем участии… боюсь, что так просто не перестанет.

– Ты разрешишь мне проверить?

И хотя это происходило днем и мы чего‑то подобного ожидали, рев оглушил нас. И надо же, как раз в самый кульминационный момент в дверях появился Павел. Он уже было занес ногу, чтобы перешагнуть порог, но замер, словно громом пораженный.

– Это что, фанфары в мою честь? – тревожно поинтересовался он. – Ну зачем же, не нужно… И как вам удалось произвести такие могучие звуки?

– Павлик! – обрадовалась Алиция. – Как хорошо, что ты приехал. И как раз к завтраку.

– К чему?!

– Ну к ленчу, какая разница. На звуки не обращай внимания. Это просто сортир.

– А я решил, что ты увлеклась какой‑то новой музыкой. Я не совсем понял, о чем ты, ну это неважно…

Алиция всегда забывала о правилах хорошего тона, пришлось взять на себя обязанности хозяйки.

– Как ты догадалась, это Павел, – я представила Павла Беате.

Тут, поздоровавшись с нами, Павел как раз добрался до Беаты. Взглянули они друг на друга и… пропали оба.

А в моей голове молниеносно, сменяя одна другую, просвистела тысяча соображений. Разумеется, Беата – красивая женщина, правда никакая не блондинка, волосы и глаза темные, зато кожа… Куда там бархату! да и все остальное на уровне. Павел за эти годы из симпатичного парня превратился в очень интересного мужчину, за которым бабы бегали, спотыкаясь и падая. К тому же было в нем что‑то, говорящее о несомненной порядочности и вызывающее симпатию у всех, без различия пола и возраста. Кошмарное сочетание! Оба они оставили в Варшаве свои вторые половины, Беата – мужа Юлиана, а Павел – жену Эву. К тому же, насколько мне известно, Павел бабником не был, да и Беата считалась верной женой.

Но вот взглянули они друг на друга…

Холера, все кончено, это же и дураку ясно, или я Далай Лама, или, при их характерах, драма на всю жизнь, хорошо еще, оба бездетные, не пострадают невинные существа. Одна надежда – здесь оба останутся ненадолго, может, не успеют погрязнуть по уши, может, удастся им в себе переломить некстати вспыхнувшие чувства, но сомнительно. Когда упомянутые чувства вспыхивают вот так, спонтанно и молниеносно, с первого взгляда, и сразу у обоих – дело плохо… Из телевизионной комнаты во вторую гостевую прямого пути нет, надо бегать через салон, ведь Алиция до потолка заставила дверь в коридорчике…

– Какая же ты умница, Алиция! – вырвалось у меня.

Алиция не возражала.

– Я всегда придерживалась такого мнения… Беата, расставь тарелки… Пока перекусим. Павел, Павел, ты будешь спать в телевизионной комнате, нет смысла переносить постель, так что можешь сразу отнести туда свои вещи. А почему я такая умная?

– Причины мне неизвестны, но вот результаты налицо.

Мы занялись приготовлением ленча, точнее, Алиция готовила съестное, а Беата расставляла тарелки и приборы. Мое участие сводилось к минимуму, как в силу врожденной лени, так и по причине озабоченности вследствие неожиданно назревающей любовной драмы. Поэтому я ограничилась тем, что извлекла из сумки только что закупленные бутылки.

Павел тем временем как‑то умудрился устроиться на выделенном ему квадратном метре жилплощади, умылся в ванной и вызвал непременный гром оркестра.

Вернувшись, он смущенно признался:

– Алиция, когда ты упомянула сортир, я подумал, что ты употребила это слово в переносном смысле, а тут полнейшая буквальность. Это что, так должно быть всегда?

– Откупорь бутылку вина. – распорядилась хозяйка. – Ко всему привыкаешь. Думаю, там полетели прокладки, но не уверена, а я сама с этим не справлюсь.

– И незачем справляться, – проворчала я. – Проще купить новый бачок. Не такие уж безумные деньги.

И вовсе не проще! Таких, как этот мой, уже не производят, так что пришлось бы менять всю сантехнику. Штопор в верхнем ящике буфета.

Привычно взяв в руки бутылку, Павел все так же смущенно пытался довести до сведения хозяйки еще одно обстоятельство, судя по всему, немало его тревожившее.

– Ты знаешь, Алиция, я не из привередливых, и мне не хотелось бы начинать с претензий, но, может, ты знаешь… не сдохло ли у тебя в ателье какое животное? Причем крупный зверь.

Сунув в микроволновую печь индюшачьи грудки, хозяйка обернулась к гостю с вопросом:

– Какое именно животное?

– Откуда мне знать? Думаю, большое.

Я почему‑то сразу обернулась к кошкам. Сидят, голубушки, на террасе, все три, греются на солнышке. Слава богу. Беата разыскала в ящике буфета штопор и без лишних слов подала его Павлу.

Хозяйка недовольно заявила:

– Никаких животных у меня в ателье не водится, ни крупных, ни мелких. Что за идиотские мысли приходят тебе в голову!

Павел совсем смутился.

– Да не в голову, в нос. Я бы и не возникал, но из ателье в мою комнату такая вонь ползет, сил нет. Я уж думал, не говорить тебе, а просто раскрыть окно на всю ночь у меня над головой, да оно сплошь заставлено цветами.

Я попросила Павла уточнить, какого характера запах проникает к нему из ателье. Ведь и мы накануне почувствовали вроде бы там неприятный запах, который хозяйка приписала экологии. У Павла было другое мнение.

– Как бы это поделикатнее выразиться… вроде запах тления… не трупом воняет, а… вот! падалью! Да, падалью.

– Что за чушь! – возмутилась хозяйка. – Мы были там и никакой падали не почувствовали. Хорошо бы, конечно, если откинул концы наш Падла, но это вряд ли, нечего и надеяться.

Пришлось опять выводить на чистую воду любимую подругу.

– А вот и почувствовали. Забыла? Только запах был не очень сильный, и ты свалила его на экологию. Учти, мы все – бабы курящие, Павел же не курит, у него нюх отличный, вот он и разобрался в запахе. К тому же со вчерашнего дня прошел целый день. А тогда еще и Мажена говорила о неприятном запахе.

– Проверим? – робко предложила Беата.

Пожав плечами, Алиция оставила в покое кухню и направилась в телевизионную комнату. Мы потянулись за ней, Павел с откупоренной бутылкой в руке, которую по дороге оставил на столе в салоне. Добравшись до цели и с трудом уместившись на свободном куске пола, мы стали принюхиваться. И без труда обнаружили – смердит, причем вонь уже никакая не природная, а самая что ни на есть трупная. Откопав у себя из‑под ног одну из пустых картонных коробок и отшвырнув ее, хозяйка распахнула дверь в ателье.

Тут уже и принюхиваться не было необходимости, воняло по‑страшному.

– О, холера, – озабоченно вырвалось у Беаты.

Алиция попятилась и негодующе взглянула на меня.

– А ну, признавайся, какой труп ты мне припасла на сей раз! Выдуманный или настоящий? Ведь с каждым твоим приездом только и жди пакости. Признавайся!

Я уже привыкла к несправедливым обвинениям и даже не обиделась.

– Отцепись от меня, никаких трупов я не запланировала. Лучше проверь, что у тебя там внизу лежит. Помнишь ежа? Ну, того, что в вентиляционную трубу забрался.

– Я его вытащила!

– А лис, что повадился к тебе ходить? Может, решил, что в твоем уютном доме самое подходящее место сдохнуть от старости. Я с ними ничего общего не имею.

Павел засомневался.

– Вы думаете, одного лиса хватило бы, чтобы вызвать такую вонь?

– Так ведь запах поднимается снизу, – пояснила Беата. – И я не уверена, что это падаль. Скорее сероводород…

Алиция задумчиво смотрела вниз. Ателье располагалось значительно ниже остальных помещений дома, к нему вела специальная лестница, загроможденная всевозможным барахлом, преимущественно опять‑таки коробками, из которых торчали ветки растений. Но пройти было можно. А вот в самом ателье, внизу, – не развернуться. К главному столу мешали подойти нагромождения керамических изделий и те же картонные коробки, низкая длинная полка у стены прогибалась под тяжестью цветов в горшках, начало же лесенки, ведущей в подвал, вообще не просматривалось. Я пыталась издали рассмотреть загораживающие ее предметы, но, кроме ящика с землей, пустыми кашпо и клубом каких‑то кореньев, ничего не разглядела. Ну и, конечно, коробки с чем‑то неизвестным.

– Надо очень постараться, тогда пролезть можно, – пришла я к выводу. – Если где‑то что‑то и лежит, то только там.

Очень не хотелось Алиции лезть в подвал.

– Ты так уверена, что нам обязательно нужно ЭТО увидеть?

– А ты намерена оставить эту вонь?

Мы все заметили – смрад крепчал с каждой минутой. Вчера он едва ощущался, а сегодня просто невозможно было дышать. И все навязчивей лезла в голову мысль о трупе, тем более что большие стеклянные двери в сад были распахнуты настежь. Хорошо бы лис, но ведь мог войти и бездомный, оголодавший бомж..

– Кажется, падаль перестает смердеть уже через два года, – заметила Беата. – Но вроде бы для этого необходим сухой климат.

– Пустыня? – подхватил Павел.

– В пустыне не смердит, там просто высыхает, – внесла свою поправку Алиция. – И перестаньте молоть ерунду, мы не в пустыне, мы в Дании.

– Если там и впрямь что‑то лежит, то недавно, – высказала я предположение. – Вчера, в полдень, так не воняло. Но кажется, жара стоит только второй день?

– Третий. До того было холодно.

– Тогда чего ж удивляться?

Алиция очень неохотно начала спускаться по доступной части лестницы. В этот момент в доме послышались какие‑то крики и стук.

– Эй, Алиция! – надрывался женский голос. – Где вы там? Иоанна? Есть в доме кто‑то из вас?

Узнав голос Аниты, Алиция остановилась на третьей ступеньке и оглянулась. Встревоженная Анита продиралась к нам через телевизионную комнату. Вот она разглядела меня и перестала кричать. Уже нормальным голосом сказала:

– О, ты здесь, а я уж было подумала, куда‑то ушли, оставив двери нараспашку. А где Алиция? Я по пути заехала…

– Здесь я, здесь, – с готовностью поднимаясь по лесенке, крикнула Алиция.

Выбралась, попыталась, оттолкнув меня, занять свободный участок пола и поздоровалась:

– Привет. Много нас тут. Пошли, напьемся кофейку…

Первый раз в жизни Алиция обрадовалась приходу Аниты, ведь он избавил ее от необходимости лезть в подвал. Должно быть, она надеялась, что жуткий запах как‑то сам собой испарится и ей уже не придется разыскивать его источник?.. Я промолчала. В конце концов, в подвал я могу и сама слазать, не обязательно при этом присутствие хозяйки. Ведь меня больше всех встревожил смрад в Алицином подвале. Что там так развонялось? Не рисунки же Торкиля, не его статуэтки, не печь для обжига глиняных изделий, не испорченная стиральная машина, пусть даже и очень преклонного возраста, и не удобрение для цветочков. Оно в сухом виде не выделяет никакой вони, другое дело – в мокром, тогда очень смахивает на свежий коровий навоз. Тогда что же? Неужели и в самом деле труп? Чей, черт бы его побрал?!

Анита уже лет десять назад бросила курить, не удивительно, что, оказавшись в ателье, сразу же принялась принюхиваться, но пока ничего не говорила. Зная порядки в Алицином доме, воздержалась от вопросов, которые могли для хозяйки оказаться неудобными. Зато с интересом оглядела Беату и с радостью поздоровалась с Павлом, которого знала многие годы и любила. К Павлу все относились с симпатией.

– Так я забежала к тебе по пути, – принялась она объяснять хозяйке. – Мне опять по делам службы приходится курсировать на трассе Хиллерод – Копенгаген, так что ты оказалась по пути. А мне очень хотелось разобраться кое в чем, и, представь себе, Падальский действительно у нас был!

Эти слова были произнесены с таким торжеством, что пренебречь ими было невозможно. Алиция замерла над столом с кофейными чашками и повернулась к гостье.

– Что ты хочешь этим сказать? При чем тут подлец?

– При том, что это он подбросил тебе журнал с исландским мхом. Украл у Яся и привез сюда. Я брякнула так, в шутку, а расспросив сына, уверилась – специально подбросил тебе.

– А зачем мне оно? К тому же этот подонок не знает датского.

– А вот и знает.

– С каких пор? Двадцать лет назад не знал ни словечка.

– А пять лет назад серьезно принялся за изучение датского и преуспел. Правда, только на письме. Умеет читать и писать, говорить так и не научился, а все из‑за акцента. И когда ему говорят – тоже не понимает. Зато с письменными текстами может даже переводчиком работать, так что не исключено, журнал похитил для себя, а в твоем доме оставил случайно.

Расставив чашки, Алиция достала кофе. Чайник фыркнул. Беата, изо всех сил старавшаяся все время быть полезной, уже стояла над ним и приступила к разливанию кипятка. Я решила не возиться с чаем и тоже выпить кофе.

– В холодильнике имеются сливки, – бросила я в пространство. – На полочке в дверце.

За сливками рванулся Павел. Кухня в доме Алиции рассчитана была лишь на одного человека, двое‑трое уже создавали в ней толпу. Павел и Беата то и дело отирались друг о друга, но им это явно не доставляло неприятности. Я старалась не смотреть на них, надо же поберечь нервы. Молодые люди обслужили нас отлично, не забыли ни сахар, ни ложечки.

Алиция уселась за стол, не обращая на них внимания.

– О мхе я прочла, хотя не до конца, спать хотелось. Мне было интересно, но сомневаюсь, чтобы было интересно этому паршивцу.

Я подумала: это же надо так возненавидеть человека, чтобы ни разу не назвать его по фамилии! Как не похоже на мягкую, доброжелательную Алицию. Должно быть, Падальский ей и в самом деле здорово чем‑то досадил. Ладно, придет время – сама расскажет. Пока же я внимательно прислушивалась к тому, что Анита рассказывала Алиции. Разговор предполагался конфиденциальный, но от меня у них секретов не было.

– Оказывается, – вполголоса рассказывала Анита, – Ясь выписал этот журнал и собирает все номера. За один год уже собрал комплект, теперь собирает за второй, потому и обнаружил пропажу одного журнала. Экземпляр исчез из дома вместе с Эрнестом.

– С каким Эрнестом? – не поняла Алиция. – А, с этой Падлой.

– Ну да, если тебе угодно так именовать Падальского. Он просто украл его. А перед этим просил Яся одолжить его, с возвратом, Ясь отказал, так твоя Падла свистнула его в последний момент. И сдается мне, что тут дурно пахнет.

Поскольку упоительная вонь из ателье уже добралась и до салона, Алиция имела все основания спросить гостью:

– Ты говоришь в переносном смысле или в самом прямом?

– Говорила‑то я в переносном смысле, – не стала скрывать Анита, – но раз уж ты затронула эту тему, я, пожалуй, спрошу у тебя ничего не протухло? Если это с моей стороны бестактность, извини, вопрос снимаю.

– Да ладно, чего там, – махнула рукой Алиция. – Смердит, как пить дать. Они уверяют – у меня в подвале что‑то сдохло.

– Я бы присоединилась к их мнению.

– И мы должны проверить. Причем срочно, а какая тут может быть спешка? Если что сдохло, то уже опоздали. Повоняет и перестанет.

– Беата уверяет – два года повоняет, – равнодушно заявила я. – Мне что, я‑то уеду, а вот ты подумай, как выдержишь.

– Если позакрывать все двери, – начала Беата, желая успокоить хозяйку.

– И если очень постараться, то можно пооткрывать все окна, – поддержал Беату Павел.

– Так вонь идет из ателье? – заинтересовалась Анита.

– Из ателье, – подтвердила я. – Снизу. У Аниты глаза разгорелись.

– И вы считаете – труп?

– Очень похоже. Только неизвестно чей. Анита заколебалась.

– Не знаю, как поступить. Участвовать в обнаружении трупа или не дожидаться, уж очень я тороплюсь. А если останусь, стану свидетелем, мне же это ни к чему. Я бы, пожалуй, сразу уехала, но мне очень нужно получить свой журнал, Ясь просил, а я обещала.

И она просительно глянула на Алицию. Мы все уставились на хозяйку, а она, кажется, ничего не видела и не слышала, думала о своем. И тут я готова была поспорить на что угодно – Алиция начала догадываться о причине дурного запаха, и теперь дала бы все на свете, лишь бы избавиться от нас всех и самолично изучить эту причину. Без свидетелей. Боюсь, у нее не было на это ни малейшего шанса.

Умная Анита тоже поняла, что сейчас хозяйке не до нее.

– Что ж, не буду настаивать, – сказала она, – как‑нибудь в другой раз.

Встав из‑за стола, Анита направилась в ванную. И через минуту в ужасе вылетела оттуда, когда оглушительный рев потряс дом от фундамента до крыши. Оказывается, о прихотях бачка никто не удосужился ее предупредить.

А все же что ни делается, все к лучшему. Алиция тоже перепугалась, но быстро пришла в себя.

– Ладно, – сказала она, решительно вставая со стула. – Ваша взяла, пойду проверю.

Анита опять стала колебаться, остаться ли в доме Алиции и стать свидетельницей, может быть, чего‑нибудь выдающегося, или поспешить на работу, а то и второй поезд пропустит. Как быть? Тут и журнал, который обещала вернуть сыну тут и жуткая вонь, тут и ужасающий рев сантехники… Слишком много для одного человека, тем более для журналистки. Уедет, а потом вся изведется, что упустила нечто потрясающее. Что самое главное в характере журналиста? Любознательность. Решено. Остается.

***

Стараясь по возможности совсем не дышать, я спустилась вслед за Алицией по лестнице, ведущей в подвал мастерской Торкиля. Все остальные столпились у меня за спиной, немного повыше, где еще можно было время от времени вдохнуть немного воздуха. Алиция преодолела целых одиннадцать ступенек, продралась сквозь баррикаду на оставшихся трех метрах и остановилась перед огромным морозильником у стены. Сколько себя помню, этот морозильник всегда тут стоял. Про себя я называла его бездонным колодцем, ибо то, что в морозильник закладывали, назад уже никогда не появлялось. Зная об уникальных свойствах этого холодильного аппарата, я когтями и зубами отстаивала купленные мною продукты, которые хозяйка любезно предлагала спрятать на хранение в этот отличный аппарат с температурой, как на Северном полюсе. Меня вполне устраивал обычный, тот, что стоял в кухне, ведь продукты я покупала для того, чтобы есть, а не класть на вечное хранение.

Остановившись на момент перед громадиной, хозяйка пробормотала что‑то нечленораздельное, после чего рывком открыла дверцу гиганта.

Хлынувшая на нас вонь превзошла все нормы. Я пошатнулась и, заткнув нос, схватилась за перила лестницы. Сзади послышались крики и глухие удары. Алиция попыталась выстоять, но и ей это не удалось. Все мы в панике, спотыкаясь и падая, выбрались на свежий воздух и долго стояли во дворе, у края террасы, где еще можно было дышать.

– Похоже, баранья ножка переживает свой великий день, – предположила я, и не знаю, чего больше было в моем голосе – сочувствия или издевательства. – И что теперь? Алиция, в Дании есть какие‑то службы, вывозящие такие вещи, или тебе придется обращаться в прозекторскую при местной больнице? Нет ли у тебя там знакомых?

– Извините, но мне немного нехорошо, – метнулся в сторонку весь зеленый Павел. – Алиция, ради бога, не обижайся…

– А что я говорила? – торжествовала Беата. – Труп совсем по‑другому пахнет… того…

– Какая баранья ножка? – не поняла Анита. – Ох, Алиция, мне тоже дурно.

Поскольку хозяйка молчала, пояснения пришлось давать мне.

– В морозильнике лет тридцать пять лежала баранья ножка, приобретенная ради какого‑то особого случая. Слава богу, до сих пор никакого особого случая не представлялось…

– Не мели глупостей! – разозлилась Алиция. – Кто‑то отключил морозильник. Хотелось бы мне знать – кто?

Ответом хозяйке, естественно, был слаженный хор, поторопившийся заверить: «Не я!»

– И не я, тогда кто же?

– А ты уверена, что его отключили, а не просто испортился?

– Мог и сам отключиться автоматически, из‑за перегрева, – предположила Анита.

– Автоматически и из‑за перегрева шнур сам вылез из розетки? – криво усмехнулась хозяйка.

– Ты видела…

– Да, я своими глазами видела. Шнур отключен и лежит рядом с розеткой. Кто‑то же должен был его вытащить из розетки, он очень плотно включается.

Пришедший в себя к тому времени Павел заметил:

– Но ведь туда никак нельзя было добраться.

– Я же добралась!

– Но с каким трудом. И не до самой стены, розетка по ту сторону ящика.

– А до самой и не было необходимости, достаточно было изо всех сил потянуть за провод, – упорствовала Алиция.

А Беата все допытывалась:

– Неужели одна нога, пусть даже и баранья, может достигнуть такого эффекта?

– Почему одна нога, что ты? Там было полно мяса, которое Алиция замораживала в течение тридцати пяти лет. Были там и готовые блюда, и мороженое, семенные бобы неизвестно для чего, их ни есть, ни выращивать нельзя… И еще была рыба, которую я купила себе шесть лет назад и которую мне так и не дали съесть.

– И еще была ветчина, купленная для твоей мамы, ты же сама ее и забыла. Это было еще в те времена, когда у вас в Польше ветчины нельзя было купить…

– …и мама была еще жива, – пригорюнилась я.

– А я тебе еще тогда говорила – обязательно забудешь! – торжествовала Алиция. – А еще говорят – я забиваю морозилку. Забивают все, кто приезжает!

– В сравнении с бараньей ногой моя ветчина – мелочь. Выбросила бы ее – и все.

– Я чужих вещей не выбрасываю!

– Своих тоже, ну да что напрасно спорить. Давайте решать, как беде помочь. Ведь долго не выдержим.

***

Анита вдруг вспомнила, что она едет на работу и очень торопится. От журнала пришлось временно отказаться, ясно же, что при таких катаклизмах никто не займется поисками какого‑то журнала. Беата осталась верна себе и думала только о том, какую бы пользу принести хозяйке дома. И теперь, набрав в грудь побольше воздуха – повернувшись при этом лицом к соседскому участку, – она заявила, что готова очистить морозильник от смердящего содержимого. Когда ей деликатно намекнули, что в ноге, небось, за это время червяки завелись, мужественная женщина ответила – она их не боится, поскольку привыкла ловить рыбу и черви ей не в диковинку. Как‑нибудь выдержит. Тогда и в Павле взыграли чувства, и он малость охрипшим голосом выразил желание помочь Беате.

А мне сразу вспомнилась народная мудрость: нет худа без добра. Нет, он, народ, и в самом деле мудрый.

Возможно, в Алиции заговорила совесть, появление добровольцев ее не обрадовало, и вот почему: недавно в их краях появилась особа неизвестного происхождения, то ли турчанка, то ли арабка, то ли вовсе какая индуска, и эта особа, проходя мимо дома Алиции, каждый раз вежливо интересуется, не найдется ли для нее какой тяжелой работы. Она, дескать, давно ищет и будет очень рада. До сих пор у Алиции никакой тяжелой работы для иностранки не было, а вот теперь, похоже, есть чем порадовать безработную женщину. Придется нанять гипотетическую турчанку.

– А когда она приходит? – осторожно спросила я. – В смысле – как часто?

Алиция охотно пояснила:

– Раз или даже два раза в день. Наверное, идет в магазин, и дорога как раз ведет мимо моего дома. Так что она только глянет через живую изгородь и улыбнется вопросительно, а я ей в ответ головой покачаю отрицательно и тоже улыбнусь. Только и всего. Очень деликатная женщина, не нахальная, не навязчивая. На этот раз могу покивать головой.

– Лучше всего, если бы это была китаянка, – со знанием дела заявила Анита. – Китаянки к червякам привычные.

– Возможно, но никакой китаянки я тут поблизости не видела, – сухо заметила Алиция. – И вообще, кажется, ты опаздываешь на работу?

Спохватившись, Анита попрощалась и исчезла.

– А мы что будем делать? – спросил Павел. – Ждать турчанку? Тогда, может, в каком‑нибудь другом месте. Чтобы хоть ветерком продувало…

К несчастью, день стоял солнечный, жаркий, безветренный, и вонь распространялась равномерно по всему участку Алиции, плавно перетекая за его пределы. Меня интересовало, когда же соседи поднимут шум, вернее один сосед, потому что владения Алиции занимали угловой участок, а по уличкам с двух сторон мало кто ходил и ездил.

***

– Пообедаем за ужином, – вдруг заявила Алиция. – Я забыла включить микроволновку, и индюк там так и сидит, в сыром виде. Наверное, и к лучшему, а то бы к нему запахи примешались.

– Конечно, лучше, – согласились мы, тем более что ни у кого не было аппетита. – Где бы тут сесть?

– И не мешало бы выпить кофейку, – размечталась хозяйка. – Но не на террасе же, там дышать невозможно.

– Можно отнести столик и табуретки к компостной куче, что в дальнем углу сада, – предложила я. – Туда из‑за деревьев, при отсутствии ветра вонь не проникнет, а воздух там отличный, экологичный…

Больше ничего я сказать не успела. Милостивая судьба послала нам выход из положения в лице долгожданной турчанки. Мы увидели ее по ту сторону калитки, за вьющейся розой. Я сразу поняла – она, так как Алиция принялась энергично кивать головой. Турецкая женщина расцвела, ну прямо вторая роза у калитки, и тоже кивнула, потом подозрительно принюхалась и кивнула второй раз, даже два раза. Я дернула Алицию за рукав, она, похоже, собиралась кивать до конца дней своих.

– Хватит, турчанка поняла.

Позже, когда ниспосланная небом спасительница начала отчаянно драить морозильник и его окрестности с помощью всех имеющихся в распоряжении Алиции чистящих средств, я поинтересовалась, на каком языке они общаются.

– На всех понемногу, как получится. Да она понятливая, а главное, свое дело отлично знает. Видишь, как пригодились запасенные мною ящики и целлофановые мешки. И пустые кошачьи мешки. И старые ненужные сумки. А то куда бы мы сложили размороженную вонючую гадость?

И она искоса глянула на гору у мусорного бака, превышающую последний раз в пять.

– Послушай, а она, похоже, любит наводить чистоту, – высказала я свое мнение, издали наблюдая, как споро движется работа турчанки. Для меня, скажем, убираться в доме или даже мыть посуду – смерть, и большинство моих знакомых тоже не любит такую работу. Но должны же быть люди, которые, наоборот, любят ее. Хотя бы для равновесия в природе.

Алиция вдруг вспомнила про один исключительно едучий чистящий порошок, попавшийся ей в одном из кошачьих мешков.

– Дать, что ли, его ей? Очень здорово очищает, но запах у него почище бараньей ноги будет. Как бы бедолага не задохнулась там, в подвале.

– Дай, а мы попросим Павла открыть окно наверху и двери внизу, образуется сквозняк, и ей легче будет дышать. Да, у тебя же была отличная вентиляционная установка. Где она?

– Давно испортилась, что толку вспоминать. Пойду принесу дезодоранты.

Хозяйка удалилась, а мы, трое гостей, на все лады обсуждали обрушившийся на нас катаклизм.

– Кстати, о природе, – вспомнила Беата. – И экологии. Как ты думаешь, что Алиция собирается делать с этой горой вонючего мяса, которое мы выгребли из морозильника? Так будет лежать у мусорного бака?

Огромные вонючие упаковки бросались в глаза. Пока целлофановые мешки и коробки в какой‑то степени сдерживали запах, и все равно дышать рядом с мусорницей было невозможно. Наши худшие опасения подтвердили кошки. Осторожно все три подползли к источнику запаха, осторожно принюхались и так же осторожно, пятясь, удалились в неизвестном направлении. На вопрос Беаты у меня был давно готов ответ:

– Тут никаких сомнений быть не может. По опыту знаю. Если в этой стране мусорщикам нельзя подбросить даже сгнивших яблок, то что уж говорить о таком? Не сомневаюсь, она велит нам по частям развозить эту гадость по всей Дании и украдкой подбрасывать в мусорные ящики, лучше ночью, чтоб не застукали. Другого выхода нет, я ее понимаю, хоть это и незаконно.

– Жаль, поблизости нет ни одного крупного ресторана, – огорчился Павел. – У них баки огромные, можно было бы даже и коробки сунуть.

Беата пошла по другому пути.

– Кто может этим питаться? Думаю, только гиены и шакалы. Не знаете, может, какие знакомые держат дома гиенку или маленького шакальчика?

– Вряд ли, как правило, люди почему‑то не любят этих животных.

– А вот крокодилов заводят! – упрямо твердил Павел. – У меня в Варшаве есть два знакомых крокодильчика. В ванной содержатся.

– А вот на нашей улице через два дома от меня один тип завел двух скунсов, – подхватила Беата, – и очень подружился с ними…

– И соседи не протестуют?

– Теперь уже нет, а сначала возмущались. Но этот человек очень доходчиво объяснил всем соседям, что эти милые животные выделяют из себя эти свои… ну… благовония лишь тогда, когда их испугают или рассердят, в спокойном же состоянии они никакого вреда окружающим не причинят. И с тех пор на нашей улице стоят тишь да благодать, никто не ссорится, не дерется, не включает громкую музыку.

Я отвергла намеки Беаты:

– Скунсы нам не помогут, а вот шакал или гиена очень бы пригодились. Но где их взять? В личном пользовании ни у кого не найдется…

– …а если попросить в зоопарке? – вызвался Павел. – Может, дадут на время.

– И как ты себе это представляешь? Приведешь на поводке гиену? Уверен, что она набросится на баранью ногу, а не на кого‑нибудь из нас?

Пока мы рассуждали, Алиция разыскала кошачий мешок с нужными химикалиями. За давностью лет два баллона вышли из строя, зато остальные действовали отлично и выдали такую вонь, что, перемешавшись с прежней, она просто отбросила нас на сто шагов.

***

Деваться нам было некуда, оставить Алицию с турчанкой на произвол судьбы – совесть не позволяла, и мы решили дружно взяться за дело. Общими усилиями пооткрывали в доме все окна и двери и уже через час достигли желанного успеха, причем при этом не опрокинули ни одного цветочка, только Павел влез ногой в горшок на подоконнике, из которого поднялась густая туча пыли. Знала я эту пыль, обычно она образовывалась из пролежавших годами семян бессмертников и молочая. Эта, однако, была какая‑то особенная. Позвав Алицию, я спросила, что было в этом горшке.

При виде необычной пыли Алиция испытала и радость и досаду.

– Ах, так вот где оно было! – радостно вскричала она и тут же разразилась гневной речью: – Конечно, кто‑то переставил горшок, я не могла его найти, когда пришла пора сеять, а теперь уже поздно. Наверное, совсем пропали, но попробую.

– Так что же это все‑таки?

– Редкий вид тропического чертополоха. Шесть лет назад мне его привезли, я так радовалась, а он потерялся. Вот и не знаю теперь, взойдет или нет. Но попробую. Соберите его.

Легко сказать! Собрать можно было лишь с помощью пылесоса, и происходило это таким образом: Павел держал пылесос на вытянутых руках, ведь поставить его некуда было, а Беата ползала по полу и пыталась втянуть обратно тучу пыли. Возможно, заодно аппарат втянул и кое‑что лишнее, во всяком случае я заметила, как мелькнули колготки, исчезая в трубке пылесоса, обрывки бумаг и, кажется, даже 10 датских крон старого образца.

Оставаться сторонним наблюдателем, когда все работают, я не привыкла и тоже занялась полезным делом. Выбрала из кучи дурно пахнущих мешков, сложенных у ворот, два полегче, загрузила в свою машину и ловко подбросила их в огромные контейнеры для мусора на городской площади. Сделала это с умом, дождавшись, когда поблизости не будет народа, а чтобы машина не пропиталась неприятным запахом, коробки везла не в багажнике, а на заднем сиденье при открытых настежь окошечках.

Когда я вернулась, Беата вытряхивала пылесос в кустах. Подозвав меня, она поделилась своими соображениями.

– Когда ты мне рассказывала о своей подруге, я думала – преувеличиваешь, теперь же вижу – она и впрямь неподражаемая.

– Раньше в ее доме было больше порядка, – вздохнула я. – Но и гостей больше.

***

Наконец порядок в доме, по мнению Алиции, был наведен и мы смогли сесть пообедать. К этому времени индюк отлично зажарился, а аромат из ателье значительно утратил свою интенсивность благодаря как усилиям турчанки, так и поднявшемуся ветру, разнесшему его далеко по округе.

Алиция сидела за столом с непроницаемым выражением лица и крепко сжатыми губами. Дав нам немного поесть, она не выдержала до конца обеда (или ужина) и громко, отчетливо произнесла:

– Ну а теперь прошу внимания. Я намерена серьезно поговорить. В моем доме происходят странные вещи, и я не намерена пустить все на самотек. Что все это значит?

***

Мы сидели за столом в гостиной, потому что кухню занимали кошки. Надо же было им где‑то поужинать! Алиции стоило немалого труда их выдрессировать, и она не хотела, чтобы они разучились. Дай в салоне было просторнее, к тому же на столе стояла откупоренная Павлом и даже не початая бутылка вина. Мы все как‑то забыли о ней, не до того было.

Похоже, только теперь увидев вино, Алиция встала, вынула из шкафчика бокалы, села на место и опять хорошо поставленным голосом повторила свой вопрос.

И опять не получила ответа.

– Ну! – поторопила она нас, но уже как‑то зловеще.

Видимо решив, что ему, как единственному мужчине, полагается проявить мужество, откашлявшись, Павел попросил:

– Уточни, что «все»? Что ты под этим понимаешь?

– Мне лично странным представляется только одно.

– Что именно?

Под взглядом гарпии, который устремила на него Алиция, Павел растерял все свое мужество, принялся путаться и заикаться.

– Ну, знаешь… С детства я знаю, что у тебя отличный слух, – начал он.

– Допустим. И что дальше?

– Если бы этот бачок ревел в доме глухого, я бы не удивился. Но у тебя, с твоим отличным слухом…

Я сухо заметила:

– А вот у меня со слухом всегда было неважно. Не в том смысле, что глухая, а в том, что музыки не понимаю. Так ты считаешь, для меня этот бачок – подарок?

– Я бы просила не отклоняться от темы, – разгневалась хозяйка. – Меня не волнует, как обстоит дело со слухом у меня или Иоанны, мне не нравится общая обстановка в моем доме. Я могу быть рассеянной, но памяти пока не потеряла и соображать тоже умею. И вы все знаете, что здесь происходит…

– Не совсем все, – поправила я ее. – Павел многого не знает.

– А что?.. – спросил Павел и принялся разливать вино.

– Молчи и слушай! – оборвала его хозяйка. – Сейчас специально для него все перечислю. Во‑первых, и двадцати лет не прошло, как ко мне приезжает паскуда и принимается нахально искать в моем доме красную лампу.

Ну вот, опять. Ведь Алиция не специально искажала фамилию Падальского, она и в самом деле до такой степени его невзлюбила, что у нее язык не поворачивался назвать его человеческим именем. Просто выбросила из памяти, и все.

С рюмкой в руке Павел раскрыв рот уставился на хозяйку, ничего не понимая. Беата поспешила к нему на помощь.

– Выходит, в некотором отношении у меня тоже имеются пробелы, – сладко проговорила она. – Красную лампу я помню – как же, лучшая книга Иоанны, но ни о какой паскуде там не было речи.

Теперь досталось и Беате.

– И ты не сбивай меня, а слушай!

– Она имеет в виду Падальского, – быстро проговорила я. – А ты бы, Алиция, хоть в важные моменты не искажала его фамилии. Давай выберем одно из всех твоих ругательных слов в его адрес, раз уж фамилии не можешь запомнить.

– Значит, в неважные могу?

– В неважных – без разницы.

– Ладно. Значит, Падаль, Падла, подлец заявляется ко мне без приглашения, без предупреждения и подбрасывает мне бульварный журнал, якобы украденный у Яся…

– Почему «якобы»?

– Аните я не верю. И перестаньте меня перебивать, так я никогда не кончу. Подбрасывает это дешевое чтиво с исландским мохом и драгоценностями какой‑то Констанции…

– Королевы Клементины…

– Не все равно? И мне кажется, к подлецу Падле больше подходят драгоценности, чем мох… Вот почему мне сдается, что он шарит по моему дому в поисках не мха, а драгоценностей Констанции… Клеменции…

– Спятил твой подлец, не иначе, – с глубоким убеждением заявил Павел.

Молчать! Обе они, Иоанна и Мажена, сговорились наводить порядок в моем доме, начали с книжек, чтобы их каталогизировать, и обнаружили платиновые шахматы.

Отпивший наконец глоток вина, Павел подавился им и прыснул на стол.

– Как? Что? Как ты сказала?

– Если еще хоть раз перебьешь… Платиновые шахматы, – повторила Алиция. – А так как потом в наших рядах и специалист оказался по ювелирному делу, – Алиция ткнула своей рюмкой в Беату, которая усердно подтирала бумажными салфетками выплюнутое Павлом вино, – то я ей верю, – платиновые. В‑третьих, туалет сам по себе никогда не рычал по ночам. А тут стал, хотя ни одна из нас туалетом не пользовалась. В‑четвертых, кто‑то выпил коньяк из забытой на столе бутылки, почти поллитра…

– Всего треть, – заикнулась было я.

– Нет, половину. И тоже ночью. В‑пятых, кто‑то выключил морозильник в подвале и никому не убедить меня, что вилка сама вылезла из розетки. Вот все.

Разумеется, я не могла согласиться с таким хаотичным описанием происходящих событий, а особенно меня не устраивала перепутанная их хронология. Алиция со мной не соглашалась. Спор длился более часа, и мы никак не могли прийти к соглашению. Что было первым – Падальский или журнал? Алиция уверяла – Падла, а я – журнал, ведь на него я первым делом села, войдя в дом Алиции. Тогда как мог появиться журнал? Вот об этом и надо думать. И еще о холодильнике. Он мог быть вовсе не третьим и не четвертым в Алициной хронологии, а самым что ни на есть первым, ведь его могли выключить давно, а разморозился он лишь теперь, простояв с закрытой дверью неделю или больше, не выпуская никаких запахов. В пылу спора Алиция даже отправилась за инструкцией к морозильнику, чтобы подтвердить свою правоту, но, разумеется, никакой инструкции не нашла. Зато во время поисков нашла никем до сих пор не обнаруженную красивую пластиковую сумку, содержащую одно деревянное сабо, окаменевшую от старости сухую колбасу, старательно упакованный керамический подсвечник и столетнюю бутылку бургундского. Алиция обрадовалась подсвечнику, а мы бургундскому, потому как первую бутылку давно распили.

Осторожно освобождая от упаковки подсвечник, Алиция сияла, ведь это было ее собственное произведение, давно потерявшееся.

– А ведь неплохо получился, посмотрите, – с гордостью демонстрировала хозяйка свое изделие.

Как и все керамические поделки Алиции, подсвечник был изящной и оригинальной вещицей, и мы искренне им восхищались. Я воткнула в него зеленую декоративную свечу и зажгла ее, чтобы отметить чудесное обретение потери, а Павел за это время справился с откупориванием бургундского.

Я не преминула уколоть подругу:

– А инструкции к холодильнику ты так и не нашла?

– Еще бы, – огрызнулась Алиция, – как ее найдешь, когда любой может рыться в моем доме и переставлять вещи по своему усмотрению.

Беата тоже набралась храбрости и осмелилась возразить хозяйке:

– Нет, минуточку. Если ты, Алиция, действительно решила все проанализировать, то и в самом деле надо установить, с чего все началось. И тут, ты уж не обижайся, я придерживаюсь мнения Иоанны, необходимо установить очередность событий.

– И вовсе она запуталась, морозильник никак не может быть первым, всем известно, электричество можно отключить на несколько часов, а в холодильнике продукты останутся замороженными, если не открывать дверцу. Тем более в морозильнике. Сколько в нем? Градусов двенадцать минус, а то и все восемнадцать. А может, и тридцать.

Тут уж не выдержал Павел.

– Исключено. Тридцать не может быть, ведь у тебя домашний морозильник, а не теплоход‑холодильник. В домашних больше восемнадцати не бывает.

– Вот я и хотела почитать инструкцию…

– И без инструкции известно – не больше восемнадцати.

– Восемнадцать тоже немало, – подхватила Беата. – А ну думайте, вспоминайте. Уверена, у каждой из нас бывали неприятности с холодильниками, когда они отключались из‑за отсутствия электроэнергии, и что из этого следовало.

Мы послушно поднапряглись, и у нас получилось, что Алицин морозильник мог отключиться и недели две назад. Алиция смутно помнила, что в пропавшей инструкции что‑то говорилось о вытекании воды, наверное, при разморозке и мытье агрегата, но и тогда, когда он разморозился, лед превратился в воду и понемногу стал вытекать в виде вонючей субстанции. Видимо, тут мы впервые почувствовали неприятный запах тления. Запах распространялся медленно, ведь еще не было жары.

– И все равно он не на первом месте! – упрямо твердила хозяйка. – На первом месте паскуда. И с ним одновременно появился этот подметный листок, журнал Яся. Так и быть, согласна, туалет стоит на третьем месте, я имею в виду самостоятельное взревывание, хотя бачок мог выйти из строя и раньше.

Павел потребовал уточнить, сколько раз оно рычало само по себе, без помощи человека.

– Я слышала только один раз, – с чистой совестью призналась я.

– Я тоже, – согласилась Алиция. – В то же время, что и ты.

Павел все уточнял:

– И это было ночью?

– Ночью.

– В ту самую ночь, когда кто‑то высосал коньяк?

– Нет, в предыдущую, Беаты еще не было, а Мажена в тот день вообще не входила в дом. Как села на террасе, так и не вставала с шезлонга.

– И именно тогда вы обнаружили платиновые шахматы?

– Нет, на следующий день, перед приездом Беаты. Часа за два. Вместе с Маженой.

– Обнаружили на террасе?

– Нет, дома, на верхней книжной полке в той комнате, где вся стена занята книгами.

Пунктуальный Павел подвел итог:

– В первую ночь после приезда Иоанны исчез коньяк, днем вы обнаружили шахматы и приехала Беата, а на следующую ночь ревел сортир. Ничего не понятно. А о шахматах кому известно?

– Присутствующим здесь особам и Мажене. А она наверняка никому не сказала.

– И вы полагаете, что и до того о них никто не знал?

Туг уж я могла со всей ответственностью заявить:

– Судя по количеству и качеству паутины, там не ступала нога… тьфу, туда не совалась рука человека с тех пор, как Алицина свекровь спрятала их на полке.

Павел долго думал, потом подвел итог:

– Алиция, ты считаешь, что по ночам кто‑то закрадывается в твой дом и копается в вещах? С каких пор ты подозреваешь?

Алиция, естественно, вся взъерепенилась.

– Я не говорила, что подозреваю, с чего ты взял?

Бедный Павел так и сел, что ему еще оставалось делать?

– Я лишь поточнее сформулировал, – начал было он, да хозяйка не позволила ему и слова сказать.

– А я только хочу знать, какого черта заявлялся ко мне паршивец, какую роль играет подметный журнал Яся, кто выпил коньяк, кто спускал воду в туалете и кто отключил морозильник? Сколько раз повторять?! Две недели назад тут никого не было…

Я не чета Павлу, потому и не побоялась опровергнуть заявление хозяйки.

– А вот и неправда! Когда я приехала, ты сказала мне, что в доме тишина и спокойствие всего несколько дней. А кто у тебя был до меня?

– Смотря в каком смысле, – заколебалась Алиция.

– В любом. Мог и ночевать, мог и просто так забрести. Морочить тебе голову Портить настроение. Устраивать скандал. Отвечай, был кто?

Алиция колебалась все явственнее.

– Много кого было, всех не упомню. Нужно бы в календарик заглянуть.

– Ну так загляни. Если желаешь разгадать загадку, пошевели немного мозгами… и ногами.

Алиции явно не хотелось больше ни на что тратить силы, возможно, последние катаклизмы и поиски инструкции от морозильника склоняли ее решить загадку путем дедукции. Но меня она знала, так просто я от нее не отстану. А я все больше опасалась, что до меня к ней опять забредал Психопат, и тогда дело дрянь.

– Алиция, кто тут был? – громовым голосом вопросила я.

Алиция сдалась.

– Эдит почти каждый день приходила, – начала она слабым голосом, – советовалась, что взять с собой, ведь она в Австралию собиралась. Нашла с кем советоваться! К счастью, уехала‑таки в свою Австралию, с неделю назад. Малга была. Приехала за своими картинами. Три дня прожила…

– Где же ее картины были?

– На антресолях.

– Она их так долго искала?

– Зачем искать, она знала, где они лежат, нашла сразу.

– И у нее это заняло три дня?

– А я ее заставила обратно спрятать на антресоли все, что она повытягивала оттуда.

– Малга не лезла в ателье, уж в этом я уверена.

А я нет. Все время она искала подходящие картонки запаковать свои картины, чтобы в дороге не помялись, так что по всему дому носилась. В истерике. Картины без проблем уместились в машине, не понимаю, зачем она тут мне представления устраивала.

Малга была племянницей Алиции, единственной близкой родственницей. Отношения у них были сложными. На три дня приехала? Значит, при встрече были слезы радости и горячие объятия, а на другой день уже припоминали друг дружке все обиды и ссорились без конца. Малга была жуткой чистюлей и страстно ненавидела Алицины коробки и макулатуру, мечтая как‑нибудь навести у тетки порядок. Да, хорошо, что меня в это время тут не было.

– Ну ладно, картины уместились в машине, и она уехала. Был еще кто?

Алиция не сразу, но призналась:

– Был. Зенончик. Сейчас начнешь придираться.

Я заскрипела зубами.

– И начну! Что значит «был»? Жил он здесь? Как долго?

– И вовсе не жил. Он остановился у сестры…

– Ха‑ха. Так я и поверила.

– Так где же он спал? На вокзале? У меня не ночевал.

– Теплые дни стояли, он в садике спал. Или в ателье прокрадывался.

– Да говорю тебе, у сестры. Они уезжали дня на четыре. Сами его просили пожить.

– А, понятно. Покараулить дом, чтобы телефонисты не забрались. Но питался он у тебя?

Алиции удалось избежать ответа на мой вопрос. Вмешалась Беата.

– Какие теле… – начала было она, да спохватилась. – Ох, извините, я не дала вам договорить.

Хозяйка с охотой извинила и принялась пространно объяснять, что телефонистами стали называть нехороших людей. Когда владельцы домов уезжают в отпуск, они вламываются в пустой дом, но ничего не крадут, ничего не портят, только говорят по телефону. Звонят в Калифорнию, в Австралию, куда попало, родным, знакомым и незнакомым, а люди, возвращаясь из отпусков, получают чудовищные счета за телефонные переговоры на восемьдесят тысяч крон и больше. Говорят, такое выдумали наши, поляки то есть.

– О боже, ну и народ…

– Если не возражаешь, вернемся к Зенончику, – ядовито предложила я. – Ну, питался он у тебя, это мы уже выяснили. И никаких работ по заказу не выполнял?

Павел расхохотался, уж он‑то знал Зенончика. Беата не знала и ничего не понимала. Алиция отмахивалась от меня.

– Отстань, ну чего пристала? Выполнял, ну и что? Из магазина носил тяжелые сумки…

– …потому что сам и пожирал все… В это я охотно верю. Еще что?

– И спилил одну сухую ветку.

Тут Алиция не выдержала и тоже расхохоталась. В общем‑то, к Зезончику мы с ней относились одинаково, но она считала своим долгом мне возражать. Из принципа. Зенончик, надо отдать ему должное, не капризничал, лопал все, до чего мог дотянуться. Уверена, что и баранью ногу в ее теперешнем состоянии он бы умял за милую душу. Кроме того, считалось, что он выполняет работу на заказ. Очень он любил такие работы, потому что все время в доме хозяйки проводил за столом, то пил, то ел, умудряясь в то же время с энтузиазмом о чем‑то рассказывать, очень увлекательном, по его мнению. Это называлось – он работает. Помню, однажды он весь день, с утра до вечера, занимался тем, что красил масляной краской доску в полметра. Покрасил – ничего не скажу, аккуратно. Алиция высоко оценила качество работы, проигнорировав скорость. Я была уверена: работа по заказу служила ей завуалированной формой подбрасывания парню денег, глупо было бы давать просто так.

Зенончик вечно попадал впросак. Мозги у бедного парня были устроены таким образом, что думать он мог лишь о том, что ему было выгодно. Все остальное оставалось недоступным его пониманию. Вот почему я сразу же спросила, какую ветку он спилил.

– Ту, что торчит над столом на террасе.

– Так вон же она торчит.

– Вот именно. А он должен был спилить эту ветку, во всяком случае я так распорядилась.

– Тогда что же он спилил?

– Отпилил кусок палки, вон над тем железным столом в саду. Палка ничьей веткой не была. Она служила мне как подпорка под тяжелые ветви с созревшими яблоками, и я ее держала на дереве до осени. Сама ее туда положила. Вот Зенончик и отпилил кусок этой палки, страшно намучился, потому что она то и дело слетала на землю, ведь на дереве я ее ничем не закрепила. И потом очень удивлялся.

Я покрутила головой.

– Ну и ну, Зенончик бьет все рекорды собственной глупости. И что он еще делал? Пилил эту палку три дня?

– Нет, плакался мне в жилетку. У него неприятности.

– Ага! Погоди минутку, о неприятностях успеем. Ты просила напомнить тебе о сухой ветке на террасе, когда в твоем доме появится какой‑нибудь сильный мужик…

– Спасибо. Павел!

Павел отреагировал так, словно его разбудили во время крепкого сна. Вскочил, замигал глазами, протирая их. Непослушным языком произнес:

– Да, слушаю…

Ничего они не слушали. Ни он, ни Беата, хотя были в одной комнате с нами. Правда, сидели не рядом, Павел на диване, а Беата в кресле, и не разговаривали между собой. Но я своими глазами видела пробегавшие между ними искры!

Бывает же так! Отрешенные от всего мира, они думали лишь об одном… Я глянула на хозяйку, но та со своим обычным рассеянным видом попросила:

– Павел, не сейчас, уже темнеет, а вот завтра… не смог бы ты спилить сухую ветку над террасой, которая того и гляди свалится кому‑нибудь на голову? Видел, там, на террасе?

– Нет проблем, с удовольствием. Пила у тебя есть?

– Даже несколько. Завтра я поищу.

– Ну и прекрасно, утром же и спилю.

– Так на чем мы остановились? На гостях Алиции. Выходит, последним тут был именно Зенончик.

– И тебе предстоит спилить именно ту ветку, которую он спилил в рамках работы по заказу. Но с гостями еще не конец. Алиция, из‑за чего Зенончик плакался тебе в жилетку и какие у него проблемы?

Алиция пошарила по столу в поисках сигарет. Пачка была пустой, но под блюдцем обнаружилась половинка. Уже многие годы Алиция таким образом боролась с курением.

Закурив, она стала рассказывать:

– Странные какие‑то, и я не все поняла. Вроде бы он нашел себе какого‑то компаньона, не знаю для чего, и этот компаньон ставит перед ним, Зенончиком, такие требования, которые тот ну никак выполнить не может. Вроде бы этот человек намного старше парня, а я могла бы ему помочь, и опять мусолил мою жилетку, но я старалась не слушать.

– Деньги?

– Как раз нет, не о деньгах канючил, даже не заикнулся, чтоб одолжила. Чего‑то этот компаньон требует от парня, вроде бы то ли он, то ли Зенончик что‑то потерял, и теперь, кровь из носу, обязан найти. Так я поняла. И еще у меня получилось, что потерял он ЭТО в моем доме, так что, сама понимаешь, я старалась не слушать…

– Я когда‑то потеряла в твоем доме пепельницу на присоске…

– Надо было следить за своей пепельницей, сама виновата. А Зенончик так ко мне приставал, так меня довел, что я и не знала куда деться. Даже помогать мне брался…

– В чем?

– Я поняла – в наведении порядка.

– Какого порядка?

– А я знаю? – наконец разозлилась Алиция. – Все, кто попадает ко мне в дом, сразу начинают намекать, что неплохо бы здесь навести порядок. Прямо болезнь какая‑то, ты не находишь? Вот и он о порядке талдычил. Да, еще и о котах в мешках расспрашивал. Есть ли они у меня, как выглядят, его вроде бы кошачьи аукционы страшно интересуют, и он тоже хотел бы участвовать в них.

– Может, ему просто понадобился стиральный порошок? Ты бы предложила.

– Я предлагала, порошки ему не нужны. Знаешь, он уже не молоденький, я надеялась поначалу, что с годами поумнеет, но кажется, за последние пятнадцать лет он еще больше поглупел. И знаешь, я почти уверена – он и в самом деле что‑то у меня искал.

– Шарил по комнатам?

– Нет, до этого дело не дошло, но уж так пристально вглядывался в темные углы… Ах да, одну коробку все же переставил. С пола на кресло.

– Ну, тогда я знаю какую. На ней одна кошка всегда спала, я боялась, вот‑вот свалится, уж очень хлипкая получилась пирамида.

Алиция вдруг вспомнила.

– Знаешь, кошек он панически боялся. Они его не любили.

– И чем дело кончилось с Зенончиком?

– Никого не нашел и уехал.

– А кем был его старший компаньон?

– Говорю же тебе – не знаю. Он не говорил. Наверняка тоже кретин. Мне даже не известно, поляк он или из местных.

– Ну ладно, предположим, с Зенончиком покончили, хотя он очень уж подозрительно выглядит. Ну как почему? Уже его бешеная трудовая деятельность вызывает недоверие, я вот лично сомневаюсь, хватило бы у него сил пробраться в подвал и выключить морозильник. Пошли дальше.

– Куда дальше?

– С гостями. Какие еще гости у тебя побывали? Случайно, Психопата не было?

– Ты никак спятила. Психа я бы не впустила. Говорят, он опять сидит, в психолечебнице лечится.

– Расскажи.

– Вроде бы он забрался в чужой дом в отсутствие хозяев и разгромил их квартиру. Что‑то я слышала в таком духе. Полиция меня расспрашивала о нем.

– Давно?

– Нет, месяца три назад. Ну а я порасспрашивала полицию. Хозяева, по их словам, поехали на лыжах кататься, а он в их дом забрался. Недолго там бесчинствовал, но полдома успел залить водой, испортил всю сантехнику и порубил садовую мебель, чтобы протопить камин. Самое интересное, камин был искусственный, электрический, как он весь дом не сжег просто чудо.

– Вот видишь, а ты хотела его пригреть в своем доме.

– И вовсе не хотела, он сам загнездился. И опять же он ни в коем случае не мог отключить морозилку.

Тяжело вздохнув, я поднялась и отправилась в кухню за сигаретами для нее и для себя. Кошки уже поужинали и разлеглись отдыхать на всевозможных привлекательных для них возвышенностях. Одна из них влезла на угловой шкафчик и разглядывала нас оттуда с явным презрением.

Павел и Беата с трудом оторвались друг от друга и изо всех сил старались демонстрировать интерес к Алициным проблемам. Уловив наши последние слова, Павел сделал попытку внести и свою лепту.

– Если не ошибаюсь, вы тут вспоминали три особы – Эдиту, Малгу и Зенончика. Эдит я бы с ходу исключил из подозреваемых, она не из тех, что лазят по чужим подвалам. А Малга могла, раз искала оберточную бумагу. А значит, обязательно шарила и в ателье, там, насколько мне помнится, до сих пор лежат картоны Торкиля…

– Но совсем не бросаются в глаза, потому что стоят у самой стенки, припертые комодом и остатками книжной стенки, – возразила я.

– Ну, тогда не знаю. Раз Алиция утверждает, что кто‑то прокрадывается в дом и шарит…

Больше Павел не мог ничего выжать из себя, а Алиция погрузилась в прострацию, задумчиво уставившись на одну из кошек. Вроде бы отключилась и мыслями где‑то далеко отсюда. Прошло порядочно времени, я успела сделать ей вторую чашку кофе и пододвинула к ней поближе, когда она вроде бы очнулась.

– Ну не знаю, – медленно произнесла она. – Зенончик… вот я вспомнила… когда расспрашивал меня о котах в мешке, там, внизу, как раз стоял один набитый мешок. До него трудно было добраться, но увидеть его он мог. Пусть не весь, кусочек…

– И ты полагаешь, что Зенончик подбирался к нему?

– Возможно. Но ведь в этом мешке уже давно лежат другие вещи, не те, что я выиграла на аукционе. Он мог этого не знать.

– А чем же он набит?

По всему было видно – хозяйке очень не хочется об этом рассказывать, но раз уж сама начала… И очень неохотно она пояснила:

– Это очень старый мешок С давних пор я забивала его чулками и колготками, на которых полетели петли. Ведь раньше петли всегда отдавали в специальные мастерские, где их поднимали. Вот я и думала, как‑нибудь с тобой перешлю его в Варшаву, в Дании уже давно петель не поднимают… Или ты его прихватишь с собой.

– Езус‑Мария! – только и простонала я. Пугливо глянув на меня, подруга заторопилась:

– Знаю, знаю, в Варшаве тоже никто уже этого не делает, но узнала я это не сразу.

– А больше в этом мешке ничего нет? – спросил Павел.

– Нет, если не ошибаюсь.

– Так почему же ты его давно не выбросила?

Алиция обиделась.

– Ну, во‑первых, этот мешок тяжелый как холера, а к тому же сверху на нем лежит мешок с глиной и большой гончарный круг. Во‑вторых, куда выбросить? Мусорщики не возьмут, слишком велик мешок, в мусорный ящик не поместится.

– А по частям, по частям, – заторопилась я, уж слишком ужасной была перспектива ехать домой с мешком драных чулок. Да и в Варшаве куда я его выброшу? – Понемногу выбрасывала бы в целлофановых пакетах. Вот как мы твое вонючее мясо раскладывали…

Павел вдруг чрезвычайно оживился:

– Вот хорошо, напомнила. Уже стемнело, пора развозить мясо, как ты выразилась. Я возьму несколько штук. Ты где выбрасывала?

– На помойку у стоянки. За городским сортиром.

– Тогда я поеду в Брюгсен. И может, даже за Нетто, прихвачу побольше.

Я попросила:

– Если можешь, прихвати коробку с бараньей ногой, она слишком тяжелая, я и поднять ее не смогла. А лучше всего действовать вдвоем, один поднимает крышку ящика, другой бросает в него упаковки. Мне одной было несподручно. Они ведь тяжелые.

– Поедем вместе, – сорвалась с места Беата.

– Смотрите только, чтобы вас никто не прихватил за недозволенным делом, – предостерегла их Алиция.

– Не прихватят, чего там…

И их ветром вымело из дома.

Я подошла к камину, погладила разлегшуюся там кошку. Мою ласку она приняла милостиво. И вернулась к Алиции.

– Ну, давай рассуждать. Предположим, Зенончик пытался добраться до мешка с чулками. Споткнулся о провод, вырвал его из розетки и отключил морозильник. До мешка так и не смог добраться. И что потом? Пришел снова, вчера, и спустил воду в сортире?

На Зенончика это похоже…

– Но ведь не мог же он прийти и ничего не съесть. Ты не обратила внимания на недостачу продуктов?

Пожав плечами, Алиция решила собрать посуду со стола в гостиной, и мы перебрались за стол в кухне. Я приготовила себе наконец чай, кофе уже надоел, уселась и продолжила нить рассуждений:

– Если предположить, что в твоем доме чего‑то ищут, Падальский сразу приходит в голову. Вот он, как думаешь, что он конкретно мог у тебя искать?

Сидя над чашкой кофе, та равнодушно отозвалась:

– А чего ему искать? У меня же ничего нет.

Вот, она всегда такая. Теперь уже я раздраженно пожала плечами. От нее никогда ничего не добьешься. Помню, как‑то потеряла две тысячи долларов и обнаружила их только года через четыре. В связке с макулатурой. А шахматы…

– А шахматы? – напомнила я ей.

– О шахматах никто не мог знать. И я бы не знала, если бы не твое с Маженой глупое упорство составлять каталог.

– Ты не знала, но кто‑то мог знать. Сама ведь говорила, ими пользовались, когда‑то играли, кто‑то мог рассказать внукам, кто‑то признаться на смертном одре… Смотри, выстраивается цепочка. Дурацкий журнал, в котором написано о пропавших драгоценностях… Падальский… шахматы, может, тоже потерявшиеся… Он здесь что‑то ищет…

– Через Зенончика?

– Пока мы этого со всей достоверностью не знаем. В дом мог забраться любой, двери в этом доме редко когда запирают.

Бросив на меня злой взгляд, Алиция пожала плечами:

– Уж теперь я их наверняка не запру.

Так разговаривать можно годами и не прийти ни к чему конкретному. И мы решили лучше отправиться спать, не ожидая возвращения молодых людей. Ни я, ни Алиция не надеялись на их скорое возвращение, а сидеть и ждать демонстративно – глупо и невежливо. Пусть даже их чувства и не похвальные, но все равно интимные, их личное дело.

– В конце концов, они взрослые люди, – отправляясь в свою комнату, говорила Алиция, – и знают, что делают. Разве что тебе Эва глаза выцарапает, а вот насчет Юлиана, мужа Беаты, ничего не скажу, я его совсем не знаю.

И я решила, на всякий случай, по возвращении всячески избегать встреч с женой Павла, а Юлиана я тоже не знала.

***

Мощный рев окаянного туалета вырвал меня из объятий первого сна, и сразу же после того послышался отчетливый грохот где‑то в недрах дома. Значит, Павел с Беатой вернулись, кто‑то воспользовался туалетом, позабыв о его акустике, автоматически спустил воду в туалете, а это, видимо, переполошило кошек, отсюда и непонятный грохот где‑то в доме. Кошки запросто могли уронить тяжелые вещи.

Перед сном мы дом оставили незапертым. Совсем! Входную дверь только притворили, не закрывая, дверь на террасу осталась стоять нараспашку, двери в мастерской и там же окно прикрыты наполовину, чтобы кошки могли свободно забраться куда хотят, а Павел с Беатой – свободно передвигаться по дому. Свободу передвижения получал и возможный незваный гость.

Я лежала и думала, вставать ли, пока не услышала голоса в кухне. Любопытство преодолело лень, и я встала, набросив халат.

Алиция уже зажгла свет во всем доме. Беата была в гостиной, Павел в кухне. Пунцовый от смущения, он молил хозяйку простить его. Сам не знает, как ошибся… то есть… забыл… и о реве бачка вспомнил лишь в тот момент, когда уже потянул за проклятый спуск Даже руку отдернул, да уже было поздно. Тоже очень смущенная Беата утверждала, что непонятный грохот донесся из ателье, это она отчетливо слышала.

– Говорите по очереди! – призвала их к порядку Алиция. – Как это в ателье? Ведь кошки здесь.

И в самом деле с террасы в освещенную гостиную уставились зелеными глазами три черные неподвижные статуэтки.

– Но шум доносился из ателье, – упрямо настаивала на своем Беата.

Поскольку и мне так показалось, мы все, толкаясь, протиснулись к мастерской.

И в самом деле, на сундуке у барьера при лестнице в подвал уже не возвышалась гора вещей. Аккуратно уложенные нами накануне коробки, полочка, стояк и много чего еще теперь слетело вниз. Причем стояк явно вывалился из коробки, иначе бы не бренчал. К тому же, призналась хозяйка, бренчали многочисленные запасные части кухонной и вообще сантехнической арматуры, сложенные ею в несколько коробок. Представляю, сколько лет они пролежали в этих коробках, но бренчать имели право, независимо от возраста.

– Само по себе не слетело, – сделала вывод Алиция. – Кто‑то должен был все это свалить.

Заглянув вниз, я поддержала ее:

– О, и дверь не так закрыта! Мы оставили небольшую щель, чтобы проветривалось, а теперь вон она какая широкая.

Алиция не поленилась спуститься.

– Конечно, шире. Я приперла двери столом, ну да теперь вы его не видите, потому что все с сундука на него свалилось. А я специально оставила ширину щели до папоротника, что стоял на столе, чтобы не повредить цветочек. Конечно, от него одни черепки остались, чтоб у этого кретина руки‑ноги отсохли! И никто меня не убедит, что дверь раскрылась от сквозняка!

Никто не сомневался, что сквозняк тут ни при чем. Массивной чугунной двери в подвал никакой сквозняк не страшен, разве что смерч мог ее сдвинуть, но тогда уже заодно со всем домом, а так, одну…

Исчезли последние сомнения, и теперь нам пришлось примириться с неприятным фактом, что жилплощадью Алиции каждую ночь безнаказанно пользуется какая‑то непонятная враждебная сила, нанося ущерб имуществу и порядку в доме.

– Глупая должна быть эта сила, если считает, что действует втихаря, – высказал общее мнение Павел, возвращаясь в гостиную.

– Или ей до лампочки, слышим мы ее или нет, – предположила я. – Она делает свое, и плевать ей на нас.

– К тому же и нюха у нее нет, – скривилась Беата. – Там еще здорово воняет.

***

Злая как сто тысяч чертей – а надо признать, в последнее время у нее хватало причин быть не в настроении, к тому же разбуженная среди ночи, – Алиция, однако, взяла себя в руки и из всех неприятностей выбрала одну, притворившись, что только она ее и заботит.

– Вот именно, – ухватилась она за последние слова Беаты. – Мне кажется, что свежий воздух до подвала так и не добрался, а мне бы очень хотелось включить морозильник. Вы как находите, мне правильно кажется?

Я поспешила похвалить подругу:

– Тебе правильно кажется, редкий случай.

– А закрытый не проветрится.

– Это уж точно. И все, что ты туда положишь, пропитается мерзким запахом.

– Как же я тогда закрою дом? Без сквозняка запах останется. Слушайте, а может, мне туда вентилятор поставить?

Павел тут же подхватил:

– Тогда лучше исправить… – и осекся.

Я, конечно, поняла: он предлагал исправить наконец систему механического вентилирования, некогда с большим тщанием проведенную Торкилем и позднее испорченную застрявшим в ней ежом, для спасения которого вентиляцию пришлось почти всю разобрать. С тех пор никто к ней не прикасался, ибо все знали, как относится хозяйка к ремонту такого рода. Этой темы вообще не следовало касаться, если не хочешь испортить отношения с хозяйкой…

Беата попыталась исправить бестактность Павла:

– А что, если оставлять открытыми двери и окна днем, а на ночь запирать? – предложила она. – Ну, окно можно оставлять немного приоткрытым.

– Я тут не хочу никого обижать, – немедленно отреагировала Алиция, – но однажды в такое немного приоткрытое окно Иоанна пролезла‑таки.

– Так я ведь тогда была моложе, – призналась я.

– А откуда ты знаешь, в каком возрасте наш злоумышленник? – тут же вцепилась в меня подруга.

– Если это Падальский, его лучшие годы далеко позади.

– Не уверена, что он. А раз уж мы с вами надумали устраивать посреди ночи производственное совещание, самое время выпить кофе. И давайте только о деле, ни на что больше не отвлекаться. Значит, как оно было? Мы с тобой пошли спать, а вы вернулись… Да, кстати, а с мусором все обошлось благополучно?

– Отлично обошлось, – заверил ее Павел. – Нам удалось сбагрить три торбы и ногу, причем в разных местах. И все было бы тихо‑мирно, если бы я не позабыл о твоем оркестре.

– Правильно говорит, – вмешалась я. – Сначала заревел бачок, а уже потом что‑то обрушилось в ателье. Из чего следует, что неизвестный был в ателье, у лестницы… В доме тишина, он думал – все спят, а от рева дрогнул, пирамида на сундуке рухнула… Выходит, именно там он что‑то искал.

– И я даже знаю что, – убила нас Алиция.

Мы тут головы сломали, гадая, чего же ищут в ее доме, а она знает и молчит! Ну, Алиция, хороша!

– Так кому кофе? В микроволновке вода за минуту вскипит.

– Сделай для всех, все равно не заснуть, – попросила Беата.

Я же упрямо щелкнула чайником, кофе в меня больше не влезало. И вцепилась в подругу:

– Так что же он, по твоему мнению, ищет?

– Кота в мешке! – был ответ. – Теперь я уже не сомневаюсь в этом. Может, ты не обратила внимания, но там, в углу, около балюстрады, за сундуком, стоит еще один мешок. В глаза не бросается, потому что чем‑то прикрыт, но кусок высовывается; А эти кошачьи мешки все на один манер, их очень легко распознать. Вот этот негодяй и лез к нему, протискивался у сундука и…

– А что у тебя в этом мешке? – надеюсь, выразила я всеобщее любопытство. – Или он еще не распотрошенный?

– Да нет, этот я опустошила, хорошо помню. Только вот чем набила… скорее всего, ненужной одеждой, так мне почему‑то кажется. Давно это было. Ну и еще мылом «Семь цветов».

После продолжительного всеобщего молчания я слабо произнесла:

– Мысль о том, что у тебя до сего дня сохранился целый мешок мыла «Семь цветов», кажется мне… оглушительной.

– Да не целый мешок, – рассердилась хозяйка. – Кто сказал целый? Сколько‑то кусков. Я где‑то прочла, что это мыло хорошо для моли… то есть от моли, вот и закупила на всякий случай, а может, кто из Польши мне его привез… разные люди мне его привозили. Да. Вот только не знаю, как оно насчет моли, не довелось испробовать, я как‑то сразу о нем позабыла. Во всяком случае, моль у меня почему‑то так и не завелась.

Наступила минута продолжительной, очень продолжительной тишины. Никому не хотелось ее нарушать. Так и не дождавшись, что Алиция продолжит свою мысль, Павел все же произнес:

– Значит, вот оно что хранится в этом мешке…

– Так мне кажется, – откликнулась Алиция, попивая свой микроскопический кофе. – А может, и еще что… например, старая шубейка свекрови, воротник от жакета… Сдается мне, туда же я сунула краску и кисти. Все это должно быть в одном мешке, возможно именно в том. Я как‑то даже о нем думала…

– Деструктивно? – с надеждой спросила я.

– Что?

– Думала, может, пора его выбросить?

– Нет, я думала – а не туда ли я сунула старые рабочие брюки Торкиля.

Это заявление прозвучало еще более оглушительно, если такое только возможно.

– Зачем тебе понадобились старые рабочие брюки Торкиля?

– Уже не помню. То ли я хотела отдать их Дагмаре, то ли подложить под колени, когда красила антресоли. Какое это имеет значение? И зачем нам говорить о брюках Торкиля? Что ты ко мне пристала?

– Мы говорим не о брюках Торкиля, а о кошачьих мешках, – поправил ее Павел. – То есть о котах в мешках… Только я совсем запутался, сам не знаю почему…

С трудом скинув с себя мыло «Семь цветов» и рабочие брюки Торкиля, я смогла разрешить его сомнения.

– Потому что Алиция усматривает связь между Зенончиком и котом в мешке.

Однако мыло оказалось сильнее меня, и, сама того никак не желая, я почему‑то заговорила именно о нем:

– Между нами говоря, я‑то пыталась вывести моль с помощью «Семи цветов», да напрасно. Возможно, потому что моль оказалась не польской, а арабской.

– Скажи на милость, откуда у тебя появилась арабская моль? – тут же подхватила тему Алиция. – И чем она отличается от нашей?

– Привезла ее вместе с шерстью из Алжира. А чем отличается – не знаю. Может, именно тем, что «Семь цветов» на нее не действуют.

– Она так и живет у тебя?

– Ну что ты! Все охваченные молью изделия я засунула в целлофановые пакеты и выставила на балкон в одну из зим столетия, помните? Тогда доходило и до двадцати градусов, а по ночам и еще лучше. Все вымерзли, ни одной я больше не видела!

Павел взмолился:

– Вы не могли бы покончить с молью и переключиться на Зенончика?

– Могу, почему нет? Из двух зол…

– Так давайте рассуждать логично. Насколько я понял, Зенончик всегда движется в направлении кошачьих мешков, а в ателье как раз такие имеются. Забирается он, значит, в дом Алиции и наносит всяческий ущерб, а все в поисках мешков с котами. Но вот я чего не могу понять, Алиция, ведь ты же его знаешь сто лет, он у тебя жил годами, а получается, что предпринимает сверхчеловеческие усилия, чтобы пробиться к старым брюкам Торкиля. Где смысл? Где логика?

Вопрос не смутил Алицию, она с величайшим хладнокровием пояснила:

– А в том, что ни он и никто другой… а, правда, теперь будете знать вы, но ведь не поубиваю же я вас всех! Так вот, никто не знает, что я делаю с кошачьими мешками после аукционов. Это мое личное дело, но раз уж я сама завела этот разговор и мы устроили производственное совещание, вам я скажу. С мешками, выигранными на аукционах, я обращалась по‑разному. Иногда сразу же потрошила, иногда откладывала «на потом», а тянулось это, заметьте, добрых тридцать лет.

– Тридцать четыре! – безжалостно вывела я подругу на чистую воду.

Алиция не стала возражать.

– Может быть. И не исключено, что некоторые до сих пор так и стоят невскрытые, и что в них – я не знаю. Но таких немного. Вот я тут прикинула, получается, от трех до четырех штук. А поскольку я купила 86 штук, согласитесь, мизерный процент. Я бы сейчас в три мига их распотрошила, да не знаю, где они. А те, которые вскрывала, я забивала всякими другими вещами. Да вот, к примеру, семь штук лежат у компостной ямы со специальной землей под имбирь и акантусы…

Меня подбросило со стула.

– Что ты сказала?! Под имбирь и акантусы должна быть специальная земля?!

Сознавая свою вину, Алиция старалась не смотреть на меня, но ответила она все так же спокойно:

– Ведь я же тебе говорила, что эти растения нелегко вырастить, говорила же? И сама с ними годами мучилась, все подыскивала нужную землю и с тобой делилась. Но ты ведь как слушаешь мудрые советы? В одно ухо влетает, из другого вылетает. Помнишь, как посоветовала мне эту специальную землю в… не скажу куда заткнуть, дескать, на коровьем навозе вырастишь. И что, вырастила?

– Ну, теперь они поцапаются из‑за земли и цветов, – устало махнул рукой Павел. – Поубивают друг дружку. Я не понимаю, в чем тут суть, и не могу их вернуть к теме нашего обсуждения.

– А я понимаю Иоанну, – не согласилась с ним Беата. – Видела, какие жалкие палочки торчали в ее саду, а все из‑за земли. И все же успокойся, дорогая, теперь, оказывается, есть нужная земля, у тебя все отлично вырастет…

О нет, так легко я успокоиться не могла!..

– А я, как бешеная корова, восемь лет… да не восемь, лет двенадцать с этим коровьим дерьмом вожусь, и фиг у меня получается! А у нее в компосте семь мешков нужной земли лежит! Почему ты мне раньше об этом не сказала, язва? Пусть у меня голова отвалится, если они у тебя не лежат там уже целых пять лет!

Поглядев под стол, Алиция сладко пропела:

– Я не вижу, может, кто другой увидит там эту дурацкую голову? Можешь считать, она у тебя уже отвалилась. Еще кто споткнется… Успокойся, идиотка, я всего как два года назад раздобыла эту землю от знающего человека, до тех пор свою делала, но плохую. И могу тебе хоть сейчас дать целый мешок. В прошлом году я ведь тебе уже предлагала, так ты не захотела взять.

– Нет, я ее когда‑нибудь убью, – мрачно пообещала я. – Подруга подругой, но надо же и совесть иметь! У самой вон какой сад, от заморской красоты ломится, а у меня, правильно Беата говорит, жалкие прутики торчат. Нет, не могу! Кажется, там есть еще бутылка вина, дайте же мне хоть чего‑нибудь успокоиться!

А тут еще Беата подливала масла в огонь, рассказывая Павлу, как собственными глазами видела подыхающими в моем саду имбири ядовитые, акантусы длиннолистные и много других несчастных растений, привезенных со всех стран Европы, и как я трупом падала, пытаясь их оживить и собственными руками изготовляя для них научный компост, и у меня ничего не получалось. А вот Алиция от абсолютного неведения за каких‑то десять лет взобралась буквально на вершины садового искусства.

Решив, видимо, наши садовые споры принять за перерыв в производственном совещании, Павел занялся откупориванием второй бутылки, я же с горечью вспоминала, как в прошлом году Алиция и в самом деле предложила мне мешок настоящей земли под акантусы, полученный ею по большому блату, а я уезжала от нее перегруженная – четыре человека, прорва багажа, к тому же ехали мы не в Польшу, а в Париж. Куда бы я ее мешок девала? На место водителя посадила? Не могла мне раньше об этой земле сказать, а теперь еще и издевается.

– Ладно, – сказала я негодующим голосом, – убью я ее позже, а пока можем вернуться к нашим делам.

– Погодите, – покончив с бутылкой, сказал Павел. – Пока вы будете разбираться в садах‑огородах, я бы мог, пожалуй, еще разок съездить… Ночь и так, считай, пропала, сколько сейчас? Третий час? Я бы успел вывезти остатки этого смердящего свинства, не то Биркерод совсем провоняется. Начнут искать источник вони и найдут у твоей калитки, станут о тебе плохо говорить…

– Ничего не выйдет, – возразила Алиция. – Еще с тех свалок наших подкидышей не вывезли, больше туда уже не поместится. Придется ждать вечера. Надеюсь, в таком темпе поисков вони не успеют организовать. В этой стране никто не торопится.

– Сосед донесет! – не унималась я. – И надо же, не могло провоняться в другое время, а именно теперь, когда у нас на голове Зенончик. Хотя одно с другим связано…

И опять Алиция почему‑то отвергла кандидатуру Зенончика. Мы смотрели на нее с удивлением, так что ей пришлось расколоться.

– Ладно уж, скажу. Я потому не поручусь головой за Зенончика, что сейчас в этой околице подвизается Прохиндей… Кажется, у Памелы живет.

Теперь я по‑настоящему разозлилась.

– Я все понимаю, Алиция, – сдерживая себя, стиснув зубы почти спокойно начала я. – У тебя, как и у каждого, могут быть свои тайны, но ведь надо же соблюдать элементарную порядочность. Да, конечно, связаться с таким типом значит скомпрометировать себя, не хочется, чтобы об этом знали, но не время сейчас переживать прежние ошибки, в конце концов errare hu‑manum est, как же ты могла не сказать нам о нем?

– Это тот, что с сигаретами и завтраками? – оживился Павел.

– Он самый. Откуда ты знаешь, что он появился в ваших краях и проживает у Памелы? Он был у тебя?

Алиция попыталась скрыть волнение. Она закурила, хотя на пепельнице еще дымилась ее недокуренная сигарета.

– Нет, меня он, как чумы, избегает, но я его видела в городе. Вместе с Памелой они выходили из магазина, так это что означает, по‑твоему? Вцепился в нее, как репей в собачью шерсть, впрочем, они стоят друг друга.

– И ты думаешь, что Памела тоже ему готовит завтраки на работу?

– Вот в это я ни за что не поверю, Памела не из таких. У них какие‑то общие дела, я кое‑что об этом слышала, но они меня не интересуют и больше слышать не хочу. А поскольку я их видела вместе уже несколько раз в последние дни, считаю, возможно, это нельзя не принимать во внимание.

– «Возможно»! – фыркнула я.

Теперь пришла очередь Павла рассказывать Беате, кто такой Прохиндей. Несколько лет назад, еще до Психопата, подвизался в этих краях очень симпатичный на вид молодой поляк. Неглупый и весьма обходительный. Он в совершенстве овладел искусством пудрить мозги немолодым дамам и месяца на три намертво присосался к Алиции, хотя та была бабой не промах и в людях разбиралась. Опять проявились, наверное, ее всепоглощающая доброта и желание помогать людям, оказавшимся в беде, а уж он ей наверняка наплел с три короба. Все это время он пользовался дармовой квартирой и пропитанием, выкурил Алицины сигареты и выпил ее запас крепких напитков. Кроме того, она еще готовила ему завтраки, которые он якобы брал с собой на работу. В рамках благодарности он попытался продать ей задешево бутылку виски и упаковку сигарет, купленных в магазине DUTY FREE (беспошлинная продажа). По каким‑то своим соображениям он вынужден был покинуть уютное гнездышко, а когда впоследствии сделал попытку вновь загнездиться у Алиции, ему это уже не удалось.

И вот теперь, на нашем производственном совещании, мы единогласно пришли к выводу зачислить и Прохиндея в число подозреваемых. Причем у него было больше шансов, чем у того же Зенончика.

Ночь шла к концу, и я испытала приступ творческого вдохновения. Вместо обычного подведения итогов сочинила байку.

– Представьте, некто потерял ценный предмет. Давно потерял, сам не помнил когда и где.

Предметом могло быть яичко Фаберже, которое ему поручили хранить…

Естественно, посыпались вопросы, почему именно яйцо Фаберже и почему только хранить… Ну нет у людей воображения.

– Чего пристали? Так у меня получается, а хранить до тех пор, пока законному младенцу не стукнет совершеннолетие. Официально поручили, может, даже и на письме, а он яичко потерял, растяпа. Младенец рос не по дням, а по часам, человека грызла совесть, до того грызла, что он вспомнил: потерял в поезде. Ну и принялся искать сначала в многочисленных бюро потерянных вещей, а потом на еще более многочисленных железнодорожных аукционах. Не один искал, нанял помощников и до сих пор ищет…

– Только у Алиции? – удивился Павел.

– Кто так сказал? Может, рассчитал время и день пропажи и вышло у него, что данный мешок приобрела именно Алиция. А может, всех остальных уже обработал, одна Алиция у него осталась. И тут он узнал, что Алиция – явление уникальное, одна такая на всю Данию.

Алиция набычилась, но я пресекла попытки опять завязать бесцельную дискуссию.

– Я о деле говорю, а ты опять начнешь о мыле и старых портках…

– Я тоже о деле, – обиделась Алиция. – Если на секунду предположить, что ты права, почему тогда он не придет ко мне и не спросит? Или не даст объявления?

– Во‑первых, может думать, что ты соврешь, а во‑вторых, не хочет, чтобы узнали о потере, стыдно ему. Честно говоря, я думаю, на всю Данию у тебя одной остались до сих пор не вскрытыми мешки с котами, люди обычно распаковывают их, как только выиграют на аукционе. Так он может думать, что ты сама не знаешь о Фаберже, и он стибрит его у тебя без проблем.

– Ну что ты привязалась к этому яйцу?

– Первое, что пришло в голову. Да я не настаиваю на Фаберже, не нравится – пожалуйста, он может искать все, что угодно: старинные часы, свадебную фату прапрабабушки…

Собравшиеся с энтузиазмом стали дополнять мой список и не скоро спохватились.

– История занимательная, – похвалила меня Беата, – но не лучше ли Алиции поглядеть на оставшихся котов и тем покончить с проблемой?

Хозяйка сразу согласилась.

– С удовольствием это сделаю, если ты поставишь мне мешок под нос. А так… я не намерена дом рушить, капитальный ремонт пока не запланировала. К тому же не верю я ни в яйца, ни в свадебные фаты. И плевать мне на проблемы твоего склеротика. Раз он нанимает таких помощников, как Прохиндей, Психопат или вообще Падла – не стоит ему и помогать. Не желаю иметь с ним дела.

На этом наконец закончилась наша конференция, к тому же вину пришел конец. И мы решили хоть немного поспать.

***

Около полудня приехала Мажена, битком набитая вопросами‑расспросами, но все они замерли у нее на устах, как только она приблизилась к калитке Алициного участка.

Последствия деятельности морозильника все еще давали себя знать. Вот странно, вроде бы Дания – страна ветров, а за все время ни одного порядочного, разве что изредка повеет какой‑то жалкий зефиришко, которому явно не под силу развеять тлетворную атмосферу.

– Езус‑Мария, что это у вас тут так смердит? – с ужасом вопросила гостья, переступив порог дома и застав нас всех в полном составе за завтраком, а может, ленчем. – Алиция, это какое‑то мясо протухло! Или рыба! Господи, и аппетит у них не испортился!

– Ко всему привыкает человек, – философски заметил Павел. – Привет, рад тебя видеть. Как поживаешь?

– Хороший кофе все запахи отбивает, – одновременно с ним поучающе заметила хозяйка.

– Запахи! – фыркнула Мажена, – это ты называешь запахом?

Одна я соизволила дать пояснение:

– Баранья нога потеряла терпение и решила отправиться в голубую даль. Собственно, уже отправилась, но остались кое‑какие сопровождающие… запахи. Садись. И хвати коньячку, предварительно понюхав, сразу приятнее станет.

Мажена знала о наличии в подвале морозильника и его содержимом, поэтому долго объяснять ей не пришлось. И упрашивать выпить кофе с коньяком – тоже. Поспешно придвинув к столу оставшуюся свободной табуретку, она послушно отведала того и другого, пришла в себя и уже спокойно выслушала всю историю бараньей ноги. И очень обеспокоилась.

– Хорошо, что бренди кто‑то вылакал до того… Алиция, а ты уверена?.. Я знаю твою наблюдательность… Я бы подумала, что кто‑то подглядывал за нами, шпионил и застукал, когда мы обнаружили шахматы. И вот теперь ищет их!

– Шпионство исключается, – прервала я пустые домыслы. – Сама подумай, а лучше – осмотрись повнимательней. Мы их обнаружили и разглядывали в моей комнате, так? Неужели ты не обратила внимания на то, что там делается под окнами? Правильно, вьющаяся роза, а еще дикий виноград, и еще тот странный колючий куст, вымахавший на три метра. Да разве через все это продерешься к окну снаружи? А тут следует добавить и живую изгородь вокруг Алициного участка, она так основательно отделяет ее владения от улицы, что у нее во дворе хоть могилу копай – никто не увидит. Другое дело, что кто‑то мог раньше нас узнать о шахматах…

Кабы знал, в его распоряжении была четверть века на поиски, – в свою очередь перебила меня Алиция. – Давайте‑ка припомню: в той комнате ночевали Прохиндей, Падла, Психопат, Малга, Зенончик, Стася, ты и еще много кого может быть подозреваемых…

– Я в этом доме где только не спала, – отреагировала я, от неожиданности даже не успев обидеться.

Мажена спокойно продолжала:

– Ладно, значит, не обязательно все ищут шахматы, но и их нельзя исключить совсем. Полагаю, мы уже пришли к выводу: в этом доме кто‑то что‑то ищет. А с каких пор? Может, нам это что‑то даст? Алиция, как давно стали происходить в твоем доме такие вот неожиданности?

– Да, почитай, всю жизнь мне только и преподносят сплошные неожиданности, – завела обычную шарманку Алиция, но я ее резко одернула.

Раз мы говорим серьезно, брось эту свою дурацкую манеру и постарайся действительно вспомнить. Хочешь, начну я? Началось все это только после твоей первой Гренландии. Ты когда поехала туда? В восемьдесят пятом? Минутку… Семнадцать, нет, восемнадцать лет назад я была у тебя. Через месяц после твоего возвращения ты показывала мне фото и слайды, все лежало на месте, ты не глядя протягивала руку и брала, что требовалось. Никто ничего не трогал, никакого балагана никто в твоем доме не устраивал. Тогда в доме еще было много свободного места. И только потом… о, через год, когда я снова приехала, ты стала жаловаться, что ничего не можешь найти, в доме бардак, места не хватает. В тот год у тебя действительно было много гостей…

– Я даже фисгармонию выбросила… Сразу стало свободнее.

– …Но ненадолго. Ты все больше жаловалась на тесноту и тебе все труднее было найти требуемую вещь. Но сказать, что кто‑то роется в поисках каких‑то вещей, еще нельзя было… А когда стало можно? Это ты должна знать, я ведь не сижу у тебя постоянно… Но сдается мне, с весны. С появления Падальского.

– Правильно! – одновременно произнесли Алиция и Мажена.

– Рассказали бы о своем Падальском, – попросил Павел. – Не знаю я этого человека, но столько о нем слышу… И только плохое.

– И правильно! – опять дуэтом подтвердили Алиция и Мажена.

Не отвечая Павлу и не очень заботясь о том, что несколько отклоняюсь в сторону, я сообщила:

– Анита что‑то такое о нем знает… В чем‑то его подозревает, но по своему обыкновению молчит. Не знаю, играет ли какую роль тот журнал Яся, но вот яичко Фаберже я придумала точно под его влиянием. Журнал этот подонок мог подбросить просто для того, чтобы сбить нас с толку. А может, и нет. Вообще, куда он подевался? Алиция, найди и прочти весь, от корки до корки. И ты, Мажена, остальные не знают датского. Ведь не только об исландском мохе и пропавших драгоценностях в нем написано. Алиция задумчиво произнесла:

– И все‑таки баранья нога указывает, что искатели пытаются добраться до кошачьих мешков.

– Мне тоже так кажется, – поддержала ее Мажена, – но какой в этом смысл, если никто не знает, что в них спрятано?

– Вот именно! – подхватила я. – И пусть яйцо Фаберже я выдумала, а они ищут шахматы. Ведь в мешки она насовала черт знает что. Не станем упоминать «Семь цветов». Там могут быть и ценные вещи, в том числе шахматы. Но ведь искатель или искатели не знают, нашла ли она эту ценную вещь, а если нашла – то когда. Скорее это может быть известно людям, которые проживали в доме.

– Ох, не нравится мне этот ваш Падла. И Прохиндей, – заявила Беата. – Не знакомая с ними, а вот не нравятся.

– Памела! – ни с того ни с сего заявила вдруг Алиция. – Да что же это такое – у меня до сих пор нет кофе! Беата, включи чайник!

– При чем тут Памела? – удивилась я. – Нормальная женщина, может быть, излишне деловая и корыстолюбивая…

– Ха‑ха! – насмешливо отозвалась Алиция. – Немного…

Памела относилась к следующему поколению здешних поляков. В те дни, когда меня донимал у Алиции Падальский, она в Польше еще в школу ходила. Потом выросла, приехала в Данию и вышла замуж за датчанина. Богатого, ну и что? Нет такого закона, чтобы обязательно выходить за нищего. И чему тут удивляться, что симпатичная девушка, приехавшая из страны, где в ту пору магазины могли похвастаться лишь пустыми полками, поторопилась устроить свою жизнь? Памела не скрывала стремления стать еще богаче, в том числе и от Алиции, которой почему‑то такая черта в людях не нравилась. Подумаешь, неискренность и корыстолюбие, подумаешь, присматривается к каждому богатому мужику, – бывает хуже. Мужу Памела не изменяла, вела себя прилично, о доме заботилась, чего же еще? Правда, не раз говорила, что если ей подвернется миллионер, бросит своего Свена к чертям собачьим. Но миллионеры вокруг нее не ходили стаями, и, вообще, в Скандинавии с сексом неважно. Вот если бы она проживала где‑нибудь в Бразилии, в Египте или еще какой Аргентине, то интересная голубоглазая блондинка наверняка не засиделась бы за неказистым и не таким уж богатым Свеном, но в Дании…

И еще Алиции не нравилась мамуля Памелы. Мне тоже. В моей коллекции глупых и вредных баб эта мамуля занимала, пожалуй, первое место. Я понять не могла, как Памела выдерживает в своем доме такое чудище, и не удивлялась, что доченька подыскивает датского муженька и для мамули. Какого‑нибудь состоятельного старичка, лучше за девяносто, чтобы поскорее скопытился и оставил мамуле богатое наследство. А Алиции это тоже не нравилось. Не говоря уже о самой мамуле. Другой на месте Алиции давно послал бы мерзкую старуху куда подальше, а у Алиции язык не поворачивался. Ей все казалось, что раз договорились встретиться с ней в пять вечера, то та и придет в пять вечера, а не в пять утра. И просидит не больше часа, а не целые сутки. Или вообще, не договорившись о визите, забежит на минутку пристрочить на Алициной швейной машинке что‑то к юбке, а заодно и халатик перешить, и засидится до вечера. И никакого впечатления не производит на старуху тот факт, что, забегая «на минутку», она в дверях натыкается на Алицию с двумя чемоданами в руках, а в аэропорту самолет в Калифорнию уже перебирает ногами от нетерпения.

По‑моему, Памела и в подметки не годилась своей мамуле, так что Алиция излишне строга к ней. Настоятельно подыскивает мужа родительнице? Я лично ей не удивляюсь, и, если бы мне на выбор предложили пообщаться с Шмелиной мамулей или черной мамбой, еще не известно, кого бы я предпочла.

Впрочем, нам не дали поссориться из‑за Памелы. Мажена примирительно заявила:

– Памелы исключать не будем, но на первое место я бы поставила Падальского. Разве что они знакомы…

Ее вопросительный взгляд остался безответным. Никто из нас не знал, какие знакомства завела тут Памела. Я уже упоминала о разности поколений, в Данию она приехала намного позже Падальского. Не мешало бы спросить об этом Аниту, они с Памелой знакомы.

– А где взять Аниту?

– Анита вот‑вот должна появиться, – пообещала я Мажене. – Она теперь по делам службы ежедневно ездит в Гельсингор и по дороге заезжает сюда. Ее очень заинтересовало то, что происходит в доме Алиции, а кроме того, она хочет вернуть сыну тот самый журнал.

– Алиция, ты нашла журнал? – тут же спросила Мажена.

– Нет, и не собираюсь искать, – со злобой отвечала Алиция. – Да, я слышала, мы с тобой обязаны его прочитать, но сейчас меня интересует другое. ГДЕ КОФЕ?

У Беаты дрожали руки, когда она разливала по чашкам кипяток, я достала банку растворимого, Павел поспешил принести чистую пепельницу. Алиция наконец получила свой кофе. Одна Мажена упрямо пыталась продолжить разговор о главном.

– Даже если к этому кругу подозреваемых мы прибавим еще и Памелу, – начала было она и сама себя перебила: – Нет, Памелу оставим напоследок, сначала спросим Аниту. Вот вы говорите о котах в мешках… Алиция, помнишь, я наткнулась на два кошачьих мешка под шкафом с бельем, в последней комнате, той, что для Павла…

– Для Беаты, – поправила ее Алиция. – Павел спит в телевизионной.

– Не имеет значения. Я на них просто напоролась. Они уже тобой распакованы? Мне показалось – нет.

– А я откуда знаю? И потом – ты уверена, что это кошачьи мешки? Мне не мешало бы взглянуть на них.

– Так взгляни.

– Когда? Прямо сейчас?

– Почему бы и нет? А вдруг этот искатель потеряет терпение и пришьет тебя?

– А какая ему в том польза? Наоборот, ему же будет хуже.

– Почему хуже?

– Малга прилетит первым же самолетом и сразу начнет наводить порядок в доме. И не остановится, пока не кончит. Думаешь, она оставит ему хоть малейший шанс? Чего бы он ни искал, она найдет раньше. И зачем ему эти сложности? Она моя наследница, и об этом всем известно. А исполнительница завещания – Эльжбета. Та прилетит из Швеции еще раньше, чем Малга из Франции, и вот, когда они вдвоем примутся наводить порядок, от дома камня на камне не останется!

Нескрываемый триумф в голосе Алиции, вызванный ее же кончиной, мог бы показаться по меньшей мере странным, если бы мы не знали его причины. Ну может, Беата не знала, но после конфуза с кофе боялась пикнуть и сидела тихо, как мышь под метлой, не задавая вопросов.

Было уже однажды такое. Алиция попала в автокатастрофу. Машину вела Эдит, наша датская приятельница. Я никогда не любила эту Эдит и вот, оказывается, имела основания. Обе пострадали. У Эдит оказались переломаны ребра и рука, Алиция же, вылетев из машины, ударилась головой о камень.

Сотрясение мозга не вызывало у медиков особого волнения, но полежать Алиции пришлось. Лечилась она дома, куда моментально съехалась толпа близких и дальних родственников, приятельниц, просто знакомых и совсем незнакомых. В бессильной ярости скрежетала Алиция зубами, и скрежет этот громким эхом разносился по всей округе. Малга с Эльжбетой (медсестрой по специальности) из элементарной любви к хорошему человеку, попавшему в тяжелое положение, навели порядок в кухне, наработались как ишаки, выбросив все ненужное и отдраив до блеска кухонные шкафчики и полки. Этого Алиция им никогда не простила.

Едва встав с постели, Алиция расставила на прежние места все, чего не успели вывезти мусорщики. Она не могла пережить безвозвратной потери дорогих ее сердцу старой обшарпанной сковородки, разбитой солонки, дырявого ситечка и тому подобных милых вещиц. И лишила бы своей благосклонности навеки племянницу и дочь ближайших друзей, не найди они во время наведения чистоты в дальнем углу верхней полки давно потерявшейся кассеты с норвежскими фиордами, которую Алиция оплакивала долгие годы.

Мысль о том, что теперь, в случае ее, Алициной, смерти, наводя чистоту, обе наследницы повыбрасывают все, включая и шахматы, доставляла ей большую радость. Я понимала подругу и, возможно, порадовалась бы вместе с ней, но вынуждена была немного остудить ее преждевременные восторги.

– Я бы на твоем месте не очень надеялась на повальную чистку, – предупредила я подругу. – После тех твоих долларов в макулатуре они станут внимательнее разглядывать каждую бумажку. Правда, наш искатель шиш тогда получит. Надеюсь, у него хватит ума не убивать тебя. Ну так решай, делаем что‑то конкретное или ждем приезда Аниты?

Мажена взмолилась:

– Алиция, можно я пойду в твою комнату и вытащу из‑под кровати журнал? Вместе и почитаем.

– Ну, если тебе так хочется…

Мажена нашла журнал, и они принялись за чтение. Анита приедет ближе к вечеру, у меня много времени, могу съездить за продуктами. Беата вспомнила, что должна сходить в магазинчик за обещанным ей инструментом. Павел, разумеется, вызвался ее сопровождать. Я уже махнула на них рукой, хотя их незаконная любовь продолжала огорчать меня. У калитки я прихватила одну из вонючих сумок в надежде куда‑нибудь сбагрить ее. Оставались еще три сумки и большая коробка. Просто поразительно, каким уемистым оказался морозильник!

Воспользоваться мусорным баком у магазина я не успела, его как раз опорожняли. Пришлось вернуться с вонючей сумкой к машине, оставить ее там, а самой заняться покупками. Возвращаясь с двумя пакетами, набитыми продуктами, поняла – опять не повезло, два служащих подметали площадку у мусорного бака. Решила съездить на станцию, где тоже можно избавиться от чертовой сумки, и людей поблизости не должно быть, ведь как раз промежуток между поездами.

Но они были. Сидели под тентом у выносного столика кафе по эту сторону станции и пили пиво. Их право, конечно, а мне из‑за них возить по всему городу смердящую гадость! К тому же еще стояли два такси, таксисты вышли из машин и от нечего делать любовались пристанционным пейзажем.

Опять не удалось совершить правонарушения. Можно, конечно, попытаться сделать это по другую сторону путей, но тогда пришлось бы с тяжелой сумкой подниматься и спускаться по крутой лестнице. Да пропади она пропадом!

Хорошо, вовремя вспомнилась маленькая стоянка неподалеку, там тоже был мусорный бак.

Развернувшись, я через пять минут уже увидела его. Стоял себе в зелени, почти невидимый, кругом ни души, благодать! Подъехала к нему и наконец избавилась от пакости.

Решила не разворачиваться, а ехать дальше к Алиции, другим путем, которым редко пользовалась, но какая разница? Немного длиннее путь, только и всего. А вот если бы с этой улицы, где остановилась перед красным, свернула не вправо, а влево, доехала бы до дома Памелы, она живет где‑то здесь. Правда, была я у нее всего раз, но запомнила. Вроде бы вон в ту узенькую улочку…

Глянула туда – и сразу увидела мужчину и женщину, разговаривающих у живой изгороди, почти втиснувшись в нее. Женщину я сразу узнала. Как же, Памела! И не только потому узнала, что думала о ней, но и по ее роскошным волосам. А вот мужчина какой‑то незнакомый. Он стоял ко мне лицом, так что я сразу поняла – не муж Памелы, того я не раз видела. А этот тоже вроде бы знакомый, только вот не припомню, где с ним встречалась… Или когда‑то? В каком‑то дальнем уголке памяти едва‑едва забрезжило воспоминание: разговариваю я с человеком, а сама подспудно жду от него какой‑то пакости…

И тут меня всю словно кипятком обдало. Падальский, ну конечно же, он! Сколько лет прошло: постарел, растолстел, но в разговоре все так же поднимал левую бровь, как и в те незабвенные времена.

Что ж, вот и не надо спрашивать у Аниты, знакома ли Памела с Падальским.

Наконец дали зеленый, я поехала своим путем, а внутри все так и клокотало. В дом я влетела как буря, хоть и отягощали меня две тяжелые торбы.

– Слушайте, девушки, кого я видела! – заорала я уже в дверях. – Памела секретничала с Падальским!

Мгновенно узкий коридорчик оказался закупоренным обитателями дома. Я со своими торбами не могла протиснуться в кухню, из присутствующих никто не мог протиснуться ко мне, чтобы помочь. Пришлось кое‑кому задом ретироваться в комнаты, я добралась до кухонного стола, и тут меня засыпали вопросами. Не отвечая, я достала пару бутылок пива и всучила Павлу, а догадливая Беата извлекла из буфета бокалы.

– Выпью пива, пока холодное, – между глотками пояснила я.

– Всем дают? – спросила Мажена. – Не беспокойся, я сама себе налью.

– Ты опознала Падлу? – недоверчиво теребила меня за рукав платья Алиция. – Столько лет прошло!

У меня хорошая зрительная память, ты сама описала мне, как он выглядит сейчас, а кроме того, есть у него такая характерная особенность: когда говорит, всегда приподнимает левую бровь. Впрочем, честно признаюсь: встреть я его на улице, не узнала бы. Ну может, подумала – откуда я знаю этого человека? И возможно, через несколько дней вспомнила бы. А тут как раз такие обстоятельства. Ну, во‑первых, все последнее время мы только о нем и говорим. Во‑вторых, когда ехала, тоже о нем думала. Но главное – встретила его с Памелой! А мы только что ломали голову, знакомы ли они. Еще как знакомы. На пустой улочке в ее районе – меня как раз туда нелегкая занесла – они, спрятавшись в живой изгороди, шептались как заговорщики!

– Нужно было подкрасться и подслушать, о чем они шепчутся, растяпа! – упрекнула меня Алиция.

– Говорю же – на пустой улочке, меня бы сразу увидели, а к тому же видела я их из машины, остановившись на красный свет. Что же, бросить машину перед светофором и красться к ним?

Мажена нахмурилась:

– Не нравится мне все это. Тут чуть ли не целая шайка получается, считайте сами: Падальский, Прохиндей, Памела, Зенончик, да еще Психопат…

– …и Анита, – сладким голосом добавила Алиция.

Я не согласилась с подругой:

– Нет, в Аните я не уверена. Отцепись от нее пока.

Только не ссорьтесь сейчас, – одернула нас Мажена. – Не мешайте, я думаю. Улавливается некая логическая связь… Был ваш Падалец, потом Зенончик жаловался Алиции на свою тяжелую жизнь и все твердил, что должен что‑то найти…

– И жаловался туманно, и твердил как‑то сбивчиво, – дополнила ее рассуждения хозяйка, тоже желая усмотреть какую‑то логику в действиях злодеев.

– Это ничего, что туманно. Ты говорила – уставился на кошачьи мешки, но ведь мог и не знать, на что уставился. Падальскии оставил журнал Яся, но хочет получить его обратно, видимо, очень нужен ему. Предположим, он подослал Зенончика, чтобы тот его нашел и выкрал…

– В ателье?!

– У Алиции он может валяться где угодно. Вот представь, – вдруг Мажена обратилась ко мне, – Алиция читает… или просматривает журнал на террасе, тут ей на глаза попадается какое‑то растение, она вспоминает, что надо подкормить беднягу, отправляется в ателье за миской, журнал бросает где‑то среди керамики и мешков с подкормкой…

– Я это себе представляю без малейшего труда, – заверила я Мажену. – Именно таким образом она и теряет большинство своих вещей. Впрочем, я сама такая же, особенно если еще позвонит телефон…

То‑то и оно. Итак, Падлу с Зенончиком можно оставить, но чем тут занимаются Памела и Прохиндей? Разве что, махнув рукой на безмозглого Зенончика, Падальский пытается заангажировать Памелу…

– Как это? – не поняла хозяйка.

– Пусть придет к тебе с визитом – улучит момент, может, ей удастся обстоятельно оглядеться…

– Не удастся! – мстительно пообещала Алиция.

– Но он же этого не знает. Действует на два фронта. Прохиндея Памела может и не знать, хотя, раз мы считаем – одна шайка, значит, знает. Алиция, у тебя и правда нет ничего ценного, кроме шахмат, о чем он мог бы знать?

Скривившись, Алиция оглянулась, встала со стула, сунула в микроволновку чашечку с каплей воды.

– Вы и в самом деле не хотите кофе? Все на пиво набросились.

– Не хотим. Не отвлекайся, Алиция. Вспомни, что у тебя есть ценного.

– Не знаю. Вроде бы ничего нет. Немного столового серебра – тетка оставила. Картины вот висят, это прадедушкины. Искать их нет необходимости, развешаны по стенам. Ну, и шахматы. Прохиндей ночевал в той комнате, знай он о шахматах, думаете, они все еще были бы здесь?

– В таком случае остаются только коты в мешках, – решила Мажена. – И журнал Яся. Вот что главное. Зенончик и Памела узнали о них от Падальского, а Прохиндей от Памелы…

– Да, кстати, – вспомнила я. – Вы наконец прочли журнал?

– Да. И мне кажется… – начала Мажена, но договорить ей не дал грохот в ателье. Там явно что‑то упало и покатилось с лестницы.

Сорвавшись с места, мы бросились в ателье, но опять помешала теснота. Ринулись мы через гостиную и телевизионную комнату, причем пришлось открывать по дороге все двери, что заняло много времени. А надо было бежать в ателье через террасу, двери на нее стояли раздвинутыми во всю ширь. Теперь же, выскочив из ателье, мы лишь увидели, как в саду мелькнули ноги в брюках, что неопровержимо доказывало упорство и полнейшее отсутствие совести у неизвестного искателя. Каков наглец, шарить средь бела дня, да еще при наличии такого количества людей в доме!

Мы все же спустились в ателье, чтобы определить, какой ущерб на сей раз нанесен имуществу Алиции.

Мажена торжествовала, правда, из деликатности пыталась скрыть свое торжество.

У нее были для этого все основания. Подойдя поближе, я тоже глянула вниз, на лесенку, ведущую в подвал. На одной из ступенек лежал туго набитый кошачий мешок.

– Холера! – вырвалось у Алиции. – Откуда он его выволок?

Откуда выволок – его тайна, только с такой тяжестью подняться по узкой, заставленной лесенке не мог. Главным препятствием явилась нависшая над лестницей широкая полированная доска. Она‑то и стала камнем преткновения. Зацепившись за нее, тяжеленный мешок столкнул и ящик с подкормкой для растений, и связку бумаг, и два ящика, один из которых, оказывается, был набит камнями, очень полезными для сада. Все это держалось на доске и рухнуло, когда доска покачнулась. Особого шума наделали загремевшие по ступенькам камни. Тут уж похититель не выдержал и драпанул. На его месте всякий бы сбежал.

При виде доски ярость хозяйки несколько поуменьшилась.

– Так я и знала, что эта доска от ящика мне не помешает, вот и припрятала ее. Сами видите – пригодилась. И все же я считаю это уже сверхнаглостью рыться в моем доме днем у нас под носом, вы не находите? А этот мешок… Откуда он взялся? Не тот ли, что лежал под лестницей? Ну, тогда злодею сказочно бы повезло!

Естественно, мы тут же хором поинтересовались, какой же кот был в этом мешке.

– Если не ошибаюсь, старый гончарный круг! – с удовольствием проинформировала нас Алиция. – У Торкиля их два, так старый, ненужный, я сунула в мешок.

Наличие кругов в доме Торкиля и Алиции нас не удивило, они оба самозабвенно занимались керамикой.

Теперь уж мы решили и сами проверить содержимое мешка, Алицинои неуверенностью насчет этого были уже по уши сыты. Общими усилиями осторожно дотащили мешок до верхней площадки лестницы и развязали. В мешке и в самом деле оказался старый гончарный круг, средних размеров, не очень большой, но кошмарно тяжелый.

Кроме того, в мешке было много и других предметов: две пары коньков, много поношенной обуви, четыре сложенные автомобильные камеры и куски чего‑то металлического. А также что‑то вроде огромной рваной шторы, очень хорошо обволакивающее содержимое и скрывающее его неровности.

– Судя по колесу, это все же твои вещи, а не коты в мешке, – с сожалением констатировала я. – Теперь для нас все ясно. Можешь не думать о собственных драгоценностях, их интересуют коты в мешках. Предлагаю искомую вещь символически назвать яйцом Фаберже и все хорошенько еще раз обдумать.

***

Алиция думала очень серьезно, никто не осмеливался прервать ее молчание. Наконец она задала вопрос, к сожалению, общего характера:

– Как вы думаете, кто сбежал? Баба или мужик?

Ответить мы не успели, приехали Павел с Беатой, которым немедленно сообщили о происшедшем. Беата очень расстроилась, Павел не очень. За годы общения с Алицией он ко многому привык, закалился и уже спокойней воспринимал самые неординарные события. Зато сразу кинулся в сад по следам сбежавшего. Вернувшись, доложил, что злоумышленник сбежал сквозь дыру в живой изгороди. Эта дыра существовала много лет и почему‑то никак не зарастала. Неизвестно по какой причине буйно разросшаяся вдоль забора колючая зелень именно в этом месте никак не хотела расти.

– Те соседские детки, которые тебе некогда эту дырку проделали, теперь уже взрослые, – обратилась я к Алиции. – Может, ты бы обратилась к ним с требованием исправить содеянное?

Алиция пожала плечами.

– Откуда мне знать, какие именно детки. У всех соседей были детки, а сливы – только у меня одной. И я радовалась, что все их любят. А в том месте, где дыра, даже крапива не желает расти. Да и не видно ее, если не знать…

– Так ведь знают!

– Должно быть, кто‑то из знакомых.

– Открыла Америку! Да мы все время говорим о знакомых.

И тут Алиция в очередной раз удивила нас. Явно расстроенная наглым поведением грабителя средь бела дня, она и в случившемся сумела найти положительное зерно. Попросив нас перестать галдеть, она велела внимательно выслушать, что сейчас скажет. Мы буквально замерли. И она сказала:

– Вот, вы всё ругаете меня за балаган в моем доме и нежелание навести порядок. Согласна, есть немного беспорядка, но сами видите, как он пригодился! Кто возразит?

Что тут скажешь? Ведь если честно, именно беспорядок не дал похитителю выволочь мешок с котом наружу. Помолчали.

***

Я опять вспомнила о журнале.

– А с ним что? Начали читать?

– Мажена начала, – явно отмежевываясь от нового задания, заявила Алиция.

– И что?

– И хотела тебя спросить насчет яйца Фаберже, – вмешалась Мажена. – Ты сама придумала или у тебя было ясновидение?

– Почему?

– Да потому, что там речь идет в основном об утерянных исторических драгоценностях. И еще есть большая статья о тайной документации, тоже исторической, но доходящей до второй мировой.

– И она тоже исчезла?

В том‑то и дело. А были в ней истинные жемчужины, например какое‑то донесение Папе Римскому XVII века, письмо кардинала Александра любовнице, ну и документы уже середины прошлого века. Попадаются фамилии посланцев и получателей, а сами документы как в воду канули. Причем все эти вещи были небольшого размера, как драгоценности, так и документация, могли поместиться, скажем, в табакерке или небольшой коробочке. Их легко было потерять или забыть в поезде, а потом служащие железной дороги, подержав в бюро находок, возможно, сгребли все как попало в свои мешки и выставили на аукционе.

– И ты думаешь?..

– И я думаю, что вещи небольшие, нагрудник королевы Клементины, скажем, отпадают.

– Ну, не скажи, – возразила Алиция. – Черно‑бурая лиса тоже была не из маленьких, а попала в мешок.

Очень, к слову сказать, гордилась Алиция этим выигрышем. О ней тогда даже все датские газеты писали.

– А ты на что обратила внимание при чтении? – поинтересовалась я у подруги.

– А я ни одному слову этого подметного листка не верю! – отрезала она. – Ты что, не знаешь газетчиков? Им только сенсации подавай, а правда это или из пальца высосано – неважно. Все они, журналисты, на один лад. А когда меня еще заставляют думать, что пропавшее угодило именно ко мне… Ну, знаете ли… Ерунда все это!

Павел с мужской логикой заметил:

– Разве тебе не кажется подозрительным стремление Падальского завладеть журналом и копание в твоих вещах? Ты считаешь это просто стечением обстоятельств? А вот мне не верится в такое случайное совпадение.

– Проще всего было бы распотрошить мешки, – заявила я.

– Ты так считаешь? – усмехнулась Алиция. – Пойди попробуй.

– И попробую. Для начала глазами.

Надо же кому‑то наконец начать действовать!

Подумав, решила заняться комнатой Беаты, той самой, где Мажена топталась на двух кошачьих мешках, а мы с Алицией держали в руках то, что уже совсем негде было поставить. Это когда мы готовили постель для гостя. Да, помню, к постели, которую‑то и разглядеть нельзя было из‑за наваленного на нее хлама, Мажена пробиралась с трудом, иногда ступая прямо по тому, что оказывалось под ногами. Теперь положение мало изменилось. Между мною и теми двумя мешками, которые тогда увидела Мажена, стояла непроходимая преграда в виде ящиков с пустыми пивными бутылками, ящиков с разнообразным хламом: рулонами упаковочной бумаги, деревянными рейками разной длины, коробками и коробочками со всевозможным рабочим инструментом, необходимым в деревенском доме (молотками, щипцами, долотами, рашпилями, железными банками с разнокалиберными гвоздями), и одной, торчащей вверх, рейсшиной. Затем путь преграждал комодик, тоже заваленный кучей всякого барахла, три очередные высокие кипы каких‑то бумаг, преимущественно газет, проспектов и журналов, старый чемодан, наверняка тоже неподъемный, железный стояк на трех ножках и опиравшаяся о него складная стремянка. Сверху (да, еще и сверху) все это было завалено как попало брошенными картонными коробками, собираемыми хозяйкой на всякий случай.

Короче – добраться до окна, где стоял шкаф и два мешка с котами у его подножия, не было никакой возможности. По верху я не полезу, застряну и провалюсь в эти Кордильеры, и, может быть, навечно…

Все это следовало разбирать постепенно, систематически, начиная с края и складывая… Я оглянулась – складывать было некуда. А рука уже сама потянулась немедленно действовать, и начать с малых дел, вот хотя бы прихватить эту рейсшину и молоток – и то лиха беда начало. Но куда я их дену? Коридорчик микроскопический и тоже весь заставлен. Пришлось бы выносить все это аж во двор, а потом? Разумеется, Алиция заставила бы восстановить status quo.

И я вернулась в кухню.

– Глазами не получилось, – доложила я. – Отпала охота. Двойная работа. Пардон, стихи.

Беата не поняла:

– Почему же двойная?

Потому что, вынеся эти Гималаи из комнаты, мы потом вынуждены будем их восстанавливать, уж я свою подругу знаю. Очень хотелось мне сразу же начать выносить, да хорошо, воображение сработало: сижу я вот на этой табуретке и держу в руках молоток и рейсшину, положить некуда…

Алиция обрадовалась:

– Если я правильно поняла, тебе уже расхотелось распатронивать мешки?

– Если бы знать, стоит ли.

Павел потребовал:

– Поскорее решайте, стоит или нет, пока мы здесь. Вам с Алицией вдвоем не управиться.

Мажена напомнила, подлив масла в огонь, что мешков предстояло бы вскрыть не две штуки, а значительно больше. Сколько – никто, в том числе и хозяйка, не знает. Правда, возможно, некоторые из них вполне доступны. А, Алиция?

– Надоели вы мне, – зевнув, протянула Алиция и заглянула в пустую чашечку из‑под кофе. – Ты, кажется, какое‑то мясо купила?

– Купила. Отбивные. И к ним майоран, не была уверена, что он у тебя найдется, а отбивные майоран любят.

– Раз купила – надо приготовить. Сейчас и займусь. А все остальное подождет до прихода Аниты.

***

Анита появилась, когда мы уже кончали обедать. Есть ей не хотелось, она не была голодной, но против отбивных с майораном все же не устояла. С удовольствием поела и получила вино и кофе.

За десертом Анита первая завела разговор:

– Ну и как? Нашли журнал Яся?

– Нашли, – отвечала хозяйка, похлопывая ладонью по журналу, лежащему перед ней. – Но они считают, что тебе придется ответить на некоторые вопросы. Мне лично все равно, я не вмешиваюсь.

– Обожаю отвечать на вопросы. Всегда ведь можно наврать с три короба, правда? А из вопросов зачастую узнаешь больше, чем из ответов.

– Из вранья тоже, – заметила я. – Анита, мы о Падальском. У нас получается, что он поставил на широкую ногу розыскную работу, орудует в большой компании, нуждается в твоем журналишке, а там много понаписано как раз о пропавших драгоценностях. Ты думаешь, что он думает…

– Слишком много думанья, дорогуша, впрочем, ты всегда была у нас оптимисткой. Вот я не уверена даже в том, что я думаю, не только он…

– …о деньгах? – сурово закончила я.

– А, о деньгах – это совсем другое дело. Что ж, такую гипотезу можно выдвинуть. И что?

– И этот кретин надеется, что в кошачьих мешках Алиции пребывают алмазы королевы Виктории? Или подробности тайного заговора Папы с императором против Испании, лично им написанные…

– Какого Папы?

– Понятия не имею.

– В принципе, Испания довольно долго входила в состав Германской империи…

– Римской. Римской империи немецкого народа. Габсбурги. И как‑то так получилось, что в самом начале восемнадцатого века их в Испании поменяли на Бурбонов. Это имеет какое‑то значение?

– Кто их там разберет. Но получается, что император заключил с Папой тайный союз против себя самого…

– О, там творилась такая неразбериха, что все возможно. Если хочешь, сама почитай, а заодно узнай, какой именно Папа, и проверь, может, из таких, мало известных. Испания была яростной католичкой, может, император хотел ее поприжать, а Папе не хотелось открыто его поддерживать? Все Папы и императоры у меня дома, у Алиции наверняка ни одного не отыщется.

Мажене не понравился наш разговор, слишком мы с Анитой удалились от насущной проблемы.

– Уж не собираетесь ли вы писать исторический роман? – недовольно бросила она. – Алиция, скажи им…

Алицию, как всегда, исторические перипетии не интересовали. Она покинула нас с нашими папами и императорами и занялась рыбой для кошек Пришло время их кормить. Достала рыбу, а так как она оказалась совершенно размороженной, я подумала о нашествии в этот дом новых специфических запахов.

Похоже, у Алиции появились те же опасения.

– Как думаешь, Иоанна, если я им сегодня ничего, кроме рыбы, не дам, зато рыбу всю скормлю? Одну рыбу дам, без ничего больше.

– Одна рыба, без ничего больше, тоже их очень обрадует.

– Меня бы не обрадовала, – скривилась Алиция и принялась раскладывать рыбу для кошек на их большой одноразовой тарелке. Разложив, вернулась к столу:

– Ну, и что вы тут решили?

Анита тем временем успела полистать журнал, видимо, о чем‑то подумать, а на вопрос хозяйки ответила в своем специфическом стиле:

– Ну и из‑за чего поднимать весь этот шум? Ведь ничего особенного не происходит. Ладно, бачок рычит – такое с ними бывает; какая‑то растяпа отключила морозильник – на то она и растяпа, воняет уже не так сильно и то лишь у калитки. А что некоторые предметы падают, так, значит, их плохо положили, в этом нет ничего необычного. Ничего сенсационного не происходит, и лично я не вижу основания для волнений.

И в этот момент я своими ушами слышала – ну клянусь! – как над нами со свистом пролетел недобрый час.

***

Алиция, похоже, не воспринимала метафизические явления, мнение Аниты ее очень обрадовало, и она горячо поддержала его. Наконец‑то слышит разумные слова, а то мы наговорили ей глупостей, идиотизмов и кретинизмов, действительно ничего особенного не происходит и она не собирается из‑за этих – еще раз со смаком повторила эти надоевшие измы – из‑за них не собирается переворачивать вверх дном свой дом. И требует впредь не приставать к ней с Папами, императорами и прочими Клементинами. И пошли вы все… в гостиную, здесь пора кормить кошек.

Мажена никак не могла понять столь пренебрежительного отношения к серьезному вопросу. Она явно не соглашалась с Анитой и, когда мы переместились в гостиную, спросила, известно ли той о близком знакомстве Падальского с Памелой и что бы это значило.

– Близкие отношения Падальского с Памелой? – заинтересовалась Анита. – А вы откуда о них узнали?

– Иоанна прихватила их на интимном тет‑а‑тет.

– Ничего не скажешь, шустрый мальчик. Что‑то слышала я об этом еще в Польше, а потом, в тот раз, когда был у нас и украл у Яся журнал, он спрашивал меня о ней. Значит, успел ее охмурить?

– Не похоже это на охмурение, скорее тайный сговор.

– Возможно. И что?

И еще во всем этом путается Прохиндей, – била в одну точку Мажена. – Ну, я хотела сказать – Анатолий. Он тоже знаком с Памелой. Их вместе видела Алиция. И похоже, он поселился у нее.

Анита с сомнением покрутила головой.

– Вряд ли. Кто здесь кого мог охмурить? Сговор? Он не очень любит платить, она отнюдь не филантропка. Конечно, все возможно на этом свете, но вот тут я как раз сомневаюсь. А если уж знакомство, то скорее амурное, чем на финансовой почве. Минутку, а Падальский знает Анатолия? Дайте подумать. Нет, пожалуй, не знает, во всяком случае мне об этом не известно.

– Но там между ними путается Зенончик, а он знает всех.

– Этот придурок? Да ведь известно, что если о какой тайне узнает, тут же разнесет ее по округе, как черную оспу.

– А у Падальского есть какая‑то тайна? Что он задумал?

Мне во всяком случае не исповедывался. Но кое о чем я сама догадалась и охотно поделюсь с вами своими дедукциями. Учтите, о дедукциях говорю правду. Он считает, не знаю уж по какой причине, что у Алиции имеется некое сокровище, о котором она сама не знает. И он, Падальский, мечтает это найти и присвоить. Вещь же эта как раз из моего журнала. – Анита постучала по столу сложенным журналом. – Не обязательно рубины Романовых, думаю, в журнале прямо об этой вещи не говорится, а упоминается вскользь или какая‑то фраза дает основание думать о наличии такой в одном из Алициных мешков с котами. И дошел до Алиции этот кот в мешке очень запутанным путем.

Мы изо всех сил старались не переглядываться, чтобы не раскрывать своих мыслей. Только Алиция не стала их скрывать.

– Ну и кретин!

– В этом нет сомнения. Не забывайте, однако, что лично он мне этого не говорил, я сама пришла к такому выводу и не поручусь, что угадала правильно.

– А что ты знаешь об остальном? Или о чем догадываешься?

– О чем?

– Ну о связях между названными тут подозрительными особами. Прохиндей, значит, пришел к выводу о наличии у Алиции известного ему, но не известного ей какого‑то сокровища. Прохиндей Анатолий знает Зенончика, а тот, в свою очередь, знает дом Алиции, знает Памелу. В доме Алиции происходят странные вещи, сколько бы ты ни закрывала на это глаза. Ну как ты считаешь: коньяк сам себя выпил? Мешок с котом сам вылез на середину лестницы?

Немного подумав, Анита посоветовала нам на всякий случай запирать получше дом.

– Не можем, до сих пор воняет…

При упоминании о вони Павел с Беатой вылезли из‑за стола.

– Хорошо, напомнили. Пора с этим кончать. Сейчас загружу в машину все оставшиеся мешки и не успокоюсь, пока не избавлюсь от этой вони, хоть бы мне пришлось ехать для этого аж до Холте.

Я бестактно поинтересовалась у Беаты, купила ли она наконец тот инструмент для полировальных работ, из‑за которого ей пришлось задержаться у Алиции дольше, чем она рассчитывала. Покрасневшая как рак Беата что‑то невнятно пробормотала о хозяине лавочки, который никак не может выполнить своего обещания и не привозит со склада желанный инструмент. Может, вот сейчас с Павлом опять заедут…

– Сейчас уже поздно.

– Я просто не знаю, что делать, – сникла Беата. – Алиция, ты уж извини…

– Ничего страшного, купишь завтра, – небрежно бросила Алиция. – А сейчас смотрите в оба, чтобы вас никто не застукал на выбрасывании вонючих мешков. Павел, подожди, дам тебе запасной ключ, мы с Иоанной наверняка уже будем спать.

***

– Посуду вымыть, что ли? – рассуждала Алиция после отъезда Аниты с Маженой, когда мы остались вдвоем.

Я заглянула в посудомоечную машину. Она была битком набита.

– Сюда уже больше ничего не влезет, разве го чайная ложка.

– Ладно, насыпь порошок и вымоем, сколько есть.

Послушно выполнив хозяйкино распоряжение, я продолжила начатый разговор:

– Так что я во всем сомневаюсь и преисполнена неуверенностью…

– Как же так? – удивилась Алиция. – Ведь только что сказала – больше ничего не влезет, и мы решили мыть, сколько есть.

– Да не о посуде я, а о твоем доме.

– Может, ты разрешишь мне самой сомневаться в том, что касается моего дома?

– В собственном доме ты вольна делать все, что считаешь нужным, но я привыкла иметь обо всем собственное мнение. А тут оно у меня никак не вырабатывается, сколько ни думаю, выходят сплошные несуразности. Ну скажи на милость, зачем нашему Подлецу Памела?

Алиция включила посудомойку, и мы опять уселись за кухонный стол, вяло продолжая разговор. Обе сошлись на том, что Анита что‑то знает, а нам всего не сказала, специально скрыла от нас, это мы обе почувствовали, но и без нее понятно – вокруг нас что‑то происходит. Тайный сговор физически ощущался под крышей Алициного дома, но неизвестно какой, а значит, непонятно, как ему противостоять.

– Да нет, не может быть, что все они в полном согласии ополчились против меня, – задумчиво рассуждала Алиция… – Глянь, как живописно разлеглись мои кошечки… Прохиндей и Памела? Памела и Падла? Разве что один Зенончик безвредный…

– Не столько безвредный, сколько глупый, – поправила я подругу.

– Не скажи, он своим умом крепок…

– А вот в этом я начинаю сомневаться. Не умом, а инстинктом выбирает он себе то, чем можно попользоваться, в последнем случае – тебя. Нет, куда ему до Падальского, до Памелы, до Прохиндея. И если есть у него, как ты выразилась, свой ум, то он должен избегать их, держаться от них на расстоянии…

– Они просто запудрили ему мозги…

– Так ведь их у него нет! Хотя… может, водит нас всех за нос, притворяясь безмозглым, а жизнь его кое‑чему научила, так он еще всех остальных вокруг пальца обведет и с носом оставит.

– А тебе жалко? Ну и пусть оставит!

– Только не за твой счет.

– При чем тут я? Опять начинаешь морочить мне голову, а я так считаю: пусть между собой цапаются, лишь бы меня оставили в покое. Это уже становится скучным. Да, кстати, Павел не забыл прихватить торбы с мусором?

– Мусором… Как ты элегантно выражаешься… нет, не забыл. А Беата позаметала все, что высыпалось…

– И что сделала с этим высыпавшимся… мусором?

– Всыпала в одну из сумок, ее тоже прихватили.

– Очень надеюсь, что пристроят их где‑нибудь, не привезут обратно.

– А мы можем идти спать, ведь у них есть ключи.

– Не знаю, стоит ли, ведь непременно захотят воспользоваться ванной и опять спустят воду…

Так мы болтали о том о сем, не решаясь пока укладываться в постель. И опять пришли к выводу, что главной движущей силой наших врагов является эта Падла, Падальский, который старательно подобрал себе сообщников из людей, хорошо знающих дом Алиции. Если насчет того, что в доме идут поиски неизвестно чего, Алиция не сомневалась, только насчет котов в мешках не была уверена. Точнее, сомневалась. А я считаю: и не сомневается она, тоже уверена, просто убеждает себя, оправдывает собственную нерешительность, иначе будет вынуждена проверить содержимое всех имеющихся у нее кошачьих мешков. Однако в столь позднее время у меня уже не было сил ссориться с ней, и я даже нехотя поддержала любовную версию. Падальский и Памела, что ж, очень может быть. Памела вообще интересная женщина, Подлец же, несмотря на возраст, со своим польским темпераментом вполне может составить конкуренцию скандинавской сексуальной бесцветности.

Когда гремящая и трясущаяся посудомойка наконец замолкла и я вынуждена была приступить к следующему этапу – доставать чистую посуду и расставлять ее по местам, в распахнутых настежь дверях террасы появились Павел с Беатой. И как‑то так появились, что мы с Алицией замерли.

– Алиция, – запинаясь начал Павел, – м‑мне бы очччень не хотелось… но, боюсь, у нас опять неприятности.

– Вас прихватили с вонючим мусором? – догадалась Алиция. – Да не переживай так, уплачу штраф.

– Нет, мусор прошел блестяще. Но у тебя в саду лежит труп.

– Ты, должно быть, спятил. Какой труп?

– Дамский. Ей‑богу, мне не до шуток.

Алиция недовольно посмотрела на него, потом в темную глубину сада, потом на меня и сохранила хладнокровие.

– Пусть кто‑нибудь достанет остатки «Наполеона» и нальет Беате, если только она не притворяется. Впрочем, так хорошо притворяться… За одно это заслужила коньяк. Так, говорите, труп? И кто же он такой, этот труп?

Со вздохом (и даже стоном) поднявшись, я достала из шкафчика бутылку с остатками коньяка.

– Не знаю, – ответил Павел. – Зато знаю, что в подобных случаях свидетель обязан быть точным. Не свидетель, а тот, который… ну… обнаружил тело. Так вот, лежит оно лицом вниз, спиной вверх, лица не видно, но если бы меня под страхом смертной казни заставили угадывать, я бы решил, что это Памела.

– Памела, прекрасно. И где же она лежит?

– В самом конце. Между дырой в живой изгороди и компостом. Ближе к дыре.

Владения Алиции представляли собой участок прямоугольной формы, равный тридцати соткам. Дом стоял у одной из коротких стен прямоугольника, ближе к дороге. Все остальное пространство занимал так называемый сад, разросшийся до невозможности. С террасы дома можно было увидеть от силы четвертую часть участка с куском газона, все остальное представляла собой буйная зелень. На сравнительно небольшой площади Алиции удалось вырастить множество превосходных растений, создать удивительно прекрасные уголки, которыми не устаешь любоваться. В конце сада, у загородки, отгораживающей Алицию от соседа, находились емкости с компостом, а в углу стоял сарайчик со всевозможным инструментом и прочим садовым барахлом. И все это было живописно обвито зеленью.

Днем в густой зелени всегда царил полумрак, что же говорить о ночи? С террасы Павел нам показывал в этот угол, правда не совсем уверенно. Посовещавшись с Алицией, мы пришли к выводу, что обнаруженный им труп лежит в одичавшей клубнике, гряды которой поросли осотом и какой‑то вьющейся травкой, названия которой я не знала. А также ромашкой, пыреем и клевером. Подзабросила Алиция немного эту часть сада, надо прямо сказать.

Мы вернулись в дом. Я вручила Беате укрепляющий напиток, она жадно схватила бокал и отхлебнула порядочно. Алиция сидела какая‑то растерянная. Павел все стоял в дверях.

– Так мне отпираться, мол, ничего не видел, или ты что‑то сделаешь? – тоже растерянно спросил он хозяйку.

Алиция ни словом, ни жестом не отреагировала.

– Нет, ты мне скажи, что я должен сделать? Похоронить этот труп сразу как есть, или попытаться оживить?

– А ты уверен, что это уже труп? – спросила я. – Если да, то почему?

– Мне тоже так показалось! – пискнула из гостиной Беата. – Холодное оно какое‑то и вроде бы еще больше коченеет. И баба! А Павел дотрагивался. Алиция, я не знаю, какие слова надо говорить, как перед тобой извиняться, но это не я убила!! Не я!

Алиция наконец пошевелилась и заговорила.

– Да я вовсе тебя и не осуждаю, – милостиво кивнула она. – Мне просто ужасно не хочется впутываться ни в какую криминальную аферу. Думала, пойдем спать, как нормальные люди, а тут мертвое тело. Иоанна…

Я очень, очень тяжело вздохнула. Ясное дело, раз мертвое дело – значит, Иоанна, специалист, можно сказать…

Хозяйка молчит, пришлось брать инициативу в свои руки.

– Естественно, будучи детективщицей, я чувствую себя обязанной заменить тебя. А вы, все остальные, запомните‑, когда пришла весть о трупе, Алиция как раз сидела в нужнике, вот почему вместо нее пошла я. Вбейте себе это в головы и не перепутайте, кто где сидел. Это очень существенно, я вам как специалист говорю. Ну ладно, показывайте свой труп.

У Павла был электрический фонарик, но он понадобился лишь при осмотре тела, пока же во дворе оказалось не так уж темно. Сплошная чернота через несколько минут по выходе из освещенного дома оказалась не сплошной. На улице кое‑где горели фонари, у соседа светились окна второго этажа, на небе сияли звезды. Так что мы легко отличили рододендрон от утоптанной тропинки, да и знала я сад неплохо. До бывшей клубники добралась не только не упав, но даже и ни разу не споткнувшись. Тут, следуя указаниям Павла, свернула направо, ойкнула – угодила‑таки в крапиву, и остановилась. Павел включил фонарик.

На веселой и густой травке лицом вниз лежала женщина. И я сразу поняла, почему Павел решил, что это Памела, хотя и не видел лица. Редкой красоты густые пышные волосы рассыпались по спине женщины и траве. Я всегда завидовала волосам Памелы – натуральная, не крашеная блондинка, причем волосы с пепельным оттенком. Такими гордилась я в шесть лет и до сих пор жалею, что с возрастом мои волосы потеряли былую красоту. Памела меняла прически: то заплетала косы, то собирала волосы в пучок, а такими вот, свободно раскинутыми, я очень редко их видела. Но на месте Павла тоже сразу бы решила – это Памела.

– Так вы трогали ее? – спросила я после затянувшегося молчания.

– К сожалению, да, – запинаясь, ответил Павел. – Точнее, Беата на нее села, но умоляю тебя, никому не говори об этом…

– Что я, не понимаю? И…

– …и вскочила, но взяла себя в руки, истерики не устроила. Я посветил, ну… сама видишь. Проверь, я не патолог…

– Еще чего! – изо всех сил воспротивилась я. – С меня одного вида достаточно. Кажется, это действительно Памела, но можем и ошибиться. Алиция должна что‑то сделать, вот разве только…

Павел не дыша, с надеждой смотрел на меня. Не дождавшись окончания фразы, выдохнул:

– Ну?!

В голове хаотично крутились мысли, сменяя одна другую. И одна глупей другой. Подождать до утра, здесь ночью никто не ходит… Ждать до бесконечности, ведь в эту часть сада редко кто из нас забредает… Зарыть ее в компосте, всего‑то несколько метров отсюда… Вытащить через дыру в живой изгороди и подбросить на улице, пусть ее найдет кто‑нибудь другой, тут по улице ночью редко ходят, до утра пролежит…

Кто знает, на что я бы решилась, будь я у себя на родине, но здесь решение принимать Алиции. Только вот не мешало бы убедиться, что это Памела, чтоб уж без ошибки…

Гимнастические упражнения, с помощью которых я попыталась заглянуть в лицо погибшей снизу, сделали бы честь и особе на четверть века моложе меня. Павел наблюдал за моими усилиями в полнейшем восторге. Из всего лица в траве я увидела лишь четвертушку, однако и она вполне соответствовала волосам.

Затем я Павла склонила заняться гимнастикой, что, надо честно сказать, у него получилось гораздо лучше. Да к тому же он нечаянно задел прядь волос женщины и тем самым приоткрыл ее ухо с сережкой. Так и есть, три малюсеньких сапфирчика.

– Памела! – уже не сомневалась я. – Узнаю сережку. Мы еще говорили о сапфирах. Одним они приносят счастье, другим наоборот.

– Ей, похоже, наоборот…

– Возвращаемся.

Дома Беата уже пришла в себя и даже готовила Алиции кофе. Себе тоже. Мы же с Павлом дружно хлопнули коньячку.

– Завтра куплю бутылку, – мрачно пообещала я. – Алиция, мне очень неприятно, но тут решение зависит лишь от тебя. В твоем саду лежит Памела, совсем мертвая, не знаю почему, никаких телесных повреждений на ней не заметно.

– Так ведь темно… – пыталась отбрыкаться Алиция.

– Павел посветил. Может, сердечный приступ…

– В моем саду?

– А чем твой сад нехорош? Получше любого другого места, когда, скажем, человек падает от инфаркта. Если мне предстоит где‑то от него упасть, я бы предпочла столь же приятное место.

– Ну не идиотка ли?

– Это само собой, но сейчас необходимо срочно что‑то предпринять, и мне видятся следующие возможности…

Я перечислила уже вышеназванные варианты, прибавив скорую, а также вывоз Памелы в багажнике – и мой, и Павла были достаточно просторны – с последующим утоплением в море. Сердце пронзила жалость к Павлу. Вот не повезло Павлу! Он ведь моложе обоих моих сыновей и вечно впутывается в Алицины катаклизмы, а тех судьба хранила – Алицины неприятности всегда обходили их стороной. Искоса взглянула на Павла. Вроде бы не выглядит очень уж несчастным, похоже, даже рад неожиданному развлечению. Ну, это я уж слишком, просто парень держится молодцом и старается подбодрить совсем павшую духом Беату.

Алиция по‑прежнему тупо пялилась в непроглядную даль сада.

– И какая нелегкая занесла ее в мою клубнику? – вслух рассуждала она. – Вот вызову я легавых, им же надо что‑то сказать…

Мы принялись усиленно думать, что бы такое умное сказать датской полиции.

Опять начал Павел. Не очень уверенно, но предложение высказал:

– А мы… того… компост выбрасывали.

С сомнением глянув на переполненное ведерко компостных отходов, стоявшее в углу кухни, Алиция усомнилась, как я понимаю, представив себя на минутку полицейским:

– Сейчас? Среди ночи? В такую темь?

– Потому как было уже переполнено, – пояснил для полиции Павел.

– И сейчас переполнено, – открыла я Америку.

– В таком случае придется вынести в компост, – продолжала рассуждения Алиция. – Вдвоем понесете? Оно такое тяжелое?

Тут наконец во мне пробудился мой преступный инстинкт. Думай, думай! И долой банальности вроде Америки.

– Что касается компоста, она лежит неправильно, – твердо заявила я. – С ведерком Павел пошел бы по левой стороне, если, конечно, принять, что пошел один…

– А следы? – жалобно напомнила Беата.

Следы потом натоптали, потому что все мы кинулись смотреть. Не в этом дело. Какого черта он пошел справа? Для кухонных отходов ведь заведен специальный компостный ящик, и стоит он слева. Надо придумать причину. Убедительную. Ага, придумала! По левой стороне там совсем темно, ну ни зги не видно, деревья весь свет заслоняют, он бы в темноте потоптал клубнику, репьи, клевер, папоротники… что там у тебя еще есть? Да, и еще большая куча какой‑то зелени, вот он и стал ее обходить, посвечивая себе фонариком. И осветил ее волосы. Отлично! Волосы у нее рассыпались просто замечательно, лучше не придумаешь. Посветил, значит, увидел, был потрясен…

– А что с ведерком? – перебила меня на редкость внимательно слушавшая Алиция. – Ведерко ему не мешало бы уронить.

– Правильно, сейчас уронит. Роняет, значит, ведро и мчится к нам с информацией. Мы все подхватываемся и бежим смотреть… Алиция, ты тоже. Даже если поначалу ты сидела в нужнике, к этому времени должна уже оттуда выйти. Пока ты вылезала, спускалась… вот почему мы с Беатой оказались там первыми, а ты притащилась после нас.

– Ты уверена, что они и очередность установят?

– Никаких сомнений. Если Памела померла сама по себе, может, и не станут трудиться, но если выяснится, что женщина погибла насильственной смертью, уж они поднатужатся и сделают все возможное для выяснения причины. Уголовное следствие – дело серьезное.

– Так мне обязательно идти в сад? – опять сникла хозяйка.

– Сама подумай. Да разве найдется на свете человек, который звонит полиции о мертвом теле в своем саду, предварительно лично не убедившись в этом?

– Ладно. А какие альтернативные предложения?

Я задумалась, и почему‑то собственные мои прежние варианты вдруг мне разонравились.

– Вывезти с твоего участка? Тогда уж сразу подальше, к морю. А я не очень хорошо знаю ваше побережье, да и впечатление оно производит нехорошее, слишком уж залюдненное…

– Чего слишком?..

– Ну, населенное. Бросить в чистом поле? Разве такие имеются в Дании? А даже если где и найдется безлюдная окрестность, при обнаружении трупа сразу пустят в ход полицейского пса, а тот, не сомневайся, приведет их прямехонько в твой огород. И уж тогда, гарантирую, вспыхнет пожар в борделе. Закопать в твоем компосге? Тот же пес найдет, унюхает, не взирая на все прочие компостные составные. А может, у датских полицейских нет собак?

Алиция нехорошо выразилась и встала.

– Ну и темнота! Учтите, что в такую темь я, как тот грузинский ученый.

– При чем здесь грузинский ученый? – не поняла Беата.

– Алиция, зачем выражаешься, развращаешь молодежь? Это только наше поколение слышало о докторе Гувновидзе. И сейчас не до смеху. [2] Павел, ведерко урони поинтеллигентнее, поумнее то есть, а если упадет плохо – все равно не поднимай.

Повел Алицию Павел. Мы с Беатой остались дома.

– И какая нелегкая понесла вас туда? – недовольно поинтересовалась я. – Другого места не нашли?

– Да ведь тут все страшно обустроено, свободного местечка не найдешь, – попыталась оправдаться Беата.

Я тяжело вздохнула. Ну что мне еще оставалось?

Беата не выдержала:

– Слушай, не осуждай нас так уж… Я вовсе не собираюсь разбивать две семьи, Павел тоже, но что я сделаю, если меня так кошмарно к нему тянет?

– И взаимно, – пробурчала я.

– А тут в доме… все травмированы звуками, к каждому шороху прислушиваются…

– Особенно к рыкам из сортира.

– А у Алиции слух, как у летучей мыши. Ты уж потерпи, не обращай внимания, смотри в другую сторону. Пусть это будет такой маленький, но на всю жизнь оставшийся романчик…

– Возвращаешься ты со мной! – сурово приказала я.

– С тобой? Ну ладно, хорошо, с тобой.

***

Павел с Алицией вернулись из сада. Алиция умудрилась поцарапаться о какую‑то ветку и все сомневалась, звонить ли в полицию сейчас или подождать до утра, хотя прекрасно понимала – утренний звонок потребует модифицированной версии происшедшего, а я уже очень устала и хотела спать. К тому же, вернее всего – особо много не придумывать, как можно ближе придерживаться правды. С другой стороны, я разделяла ее опасение, что стадо полицейских в темноте потопчет ее драгоценный сад. До наступления рассвета оставалось еще часа два, ложиться спать – ни то ни се.

Да и хотелось сбросить наконец с себя тяжесть, перекинув ее на крепкие плечи ребят из полиции.

– Сама не знаю, – раздумывала я. – Подождать? А вдруг она до утра исчезнет?

– Тебя это очень огорчит? – проворчала Алиция. – Я ее сюда не приглашала.

– И я в такое бинго не верю, – уныло согласился с хозяйкой Павел. – Пытаюсь не вмешиваться, да у меня не очень‑то получается. Мой вам совет: поступайте как знаете.

– Я бы предпочла скорее отделаться от этого. И потом, они ходят с фонариками… И сами стараются не очень затаптывать не столько сад, сколько возможные следы. Ничего не поделаешь. Звони, Алиция!

***

Датские полицейские разрешили проблему максимально наилучшим способом. Приехало их всего два человека. Павел сопроводил их к Памеле, они прошли гуськом, ступая след в след, не топча зелень, разговаривали с ним по‑английски без особого пристрастия, после чего один из официальных лиц остался сторожить труп, а другой исчез с поля зрения. И наступил блаженный покой до самого утра.

***

Хотя полицейские отгоняли нас очень сурово, все же кое‑что нам удалось увидеть и услышать. Особенно большой информацией в ходе следствия располагала Алиция, и как хозяйка, и как знаток датского языка. Завтрак в этот день получился у нас очень поздним и долгим. За ним Алиция и поделилась с нами своими сведениями:

– Тебе, Иоанна, все же иногда приходят в голову здравые мысли, вот так и надо было поступить…

Я была заинтригована:

– Что же на этот раз такое здравое пришло мне в голову?

Так же раздраженно Алиция пояснила: Памелу убили не в моем саду. Ее сюда приволокли из другого места и протащили через проклятую дыру. Я сама видела, рассказывала Алиция, легавые проводили, этот… как его, какой‑то их эксперимент, и еще в состоянии понять, в какую именно сторону торчит сломанная ветка. Подбросили мне это кукушечье яйцо, а стоило бы подбросить его, как ты советовала, кому‑нибудь другому. И в другом месте. Но собака у них – чудо! Просто прелесть!

– Тогда все бы пропало. Собака вывела бы нас на чистую воду. Говоришь, прелесть?

– Слов нет! – восторгалась Алиция. – Знаешь, этот пес…

Павел невежливо перебил хозяйку:

– Алиция, погоди ты с псом. Давай по порядку. Нас будут допрашивать?

– Будут. Через переводчика.

– И что?

– Не знаю. Она убита, значит, преступление, значит, обойдутся с нами по всей строгости закона.

– Как она убита?

Ножом. Пружинным. Знаешь, таким, который нажмешь – делает «пштык» и выскакивает. Кто‑то приложил Памеле к спине нож и сделал «пштык». А собака показала… Вы извините, но собака у них – чудо! Так вот, она показала, что это произошло у границы моего сада, недалеко от дыры, но на улице. Убийца оказался какой‑то хладнокровный, подождал, пока кровь не запеклась, и только потом извлек из тела нож Так что снаружи не напаскудил…

– О, Езус! – простонала Беата. – Хорошо, что у меня нет аппетита.

– Так ведь не напаскудил, чего ж падать в обморок? Перетащил, значит, он ее в мой сад, оставил там, а сам вышел и уехал на своей машине, на стоянке у галантерейного магазина ее оставлял. А Памела пришла сюда пешком.

Мы были потрясены.

– И это все ты узнала благодаря твоему псу?

– Да, и не только это. Я вам потом расскажу. Но вот кто убил – даже мудрый пес не мог сказать.

– А! – догадался Павел. – Так вот почему он так нас обнюхивал! И что, у него получилось: никто из нас не убивал?

– Никто, но зато мы все в полном составе были около покойницы, от этого нам не отпереться. Говорю вам – это не собака, а ума палата! Слушайте, слушайте! Она даже дала понять полицейским, что мы все были рядом с Памелой, но на улице никого из нас не было. А ведь ее притащили уже убитой с улицы.

– О, пся крев! – восхитился Павел.

– Ну, рассказывай же, – теребила я подругу.

Смерть наступила между девятью и одиннадцатью часами вечера. Стемнело, но в это время здесь уже почти никого не бывает на улицах. И если я правильно поняла, все обстояло таким образом. Выйдя из машины, убийца пошел по улице Кайерод по направлению к станции. На полпути остановился и пришел сюда, убил женщину, протолкнул ее сквозь дырку в загородке и вернулся к машине. Они предполагают, что он встретил Памелу, и они шли вместе, так что это наверняка знакомый ей человек.

– Мог быть и чужой, например, спросил у женщины дорогу, притворился, что не понимает, и она пошла с ним рядом, показывая.

– И что, убил ее только ради того, чтобы убить? Не ограбил ее, не изнасиловал. Искусство ради искусства…

– Извращенец! – с надеждой в голосе предположил Павел. – И с нами не имеет ничего общего.

Желая успокоить подругу, я заметила:

– Хорошо, что ее давно у тебя не было. Не станут делать обыска в доме…

– Г… То есть того… разбежалась!.. – опять взвилась Алиция, некстати поминая грузинского архитектора. – Говорю же, что собака ихняя слишком уж умная. Она стала вдруг вести себя как‑то странно и что‑то показывать, а ее проводник расшифровал: собака обнаружила какой‑то давний след Памелы. Следы… как‑то он их назвал, я не поняла, должно быть, полицейский термин… что‑то вроде «слабый след». И судя по собаке, получилось, что Памела была здесь, прошла садом от дыры до ателье и обратно. Но раньше.

– Слушайте, а не она ли это сбежала отсюда прошлой ночью?

– Не ночью, а днем. Днем вчера кто‑то забрался в дом, пытался вытащить кошачий мешок и сбежал. Мы успели увидеть лишь ноги в брюках.

– А что эта потрясающая собака нанюхала в ателье?

– С ателье у бедняги дело пошло не так гладко, ведь я там разбила бутылку с растворителем, запах которого добавился к общему зловонию из морозильника, и вот псу этот растворитель всю обедню испортил.

Мы живо принялись обсуждать полученную информацию. Все соглашались, что это Памела вчера была в ателье, она тут рылась, а не Падальский.

– Я им доложила и о вчерашнем появлении кого‑то неизвестного в ателье, который средь бела дня там рылся, а потом что‑то уронил и сбежал, – рассказывала Алиция. – Не знаю, поверили ли они мне, но расспрашивали, не пропало ли чего в доме. И еще я сказала, что мы думаем – это была Памела.

– Поверить‑то они тебе поверили, ведь они датчане, но могли думать, что ты сама ошибаешься, – предположила я. – В чем, в чем? Да в том, что сама не заметила, сперли ли у тебя что‑нибудь.

Павел сидел притихший, непривычно для него задумчивый.

– Ты что, Павлик?

– Не знаю, какой версии придерживаться: конкуренты они были или одна шайка? Памела вместе с Падлой или Памела – контра Падлы?

– Да, тут возможно и то и другое.

– В таком случае какую роль играют все эти искатели – Зенончик, Прохиндей?.. И стоит ли о них говорить полиции?

– Нет! – запретила разозлившаяся Алиция. – Не то примутся обыскивать весь дом, и меня кондрашка хватит. Так что притворитесь идиотами, глухими и слепыми, ничего не знаете, ничего не видели, ничего не слышали.

– И тебе придется купить новый бачок. Стыдно же перед посторонними, когда это устройство так ревет. Что о тебе полицейские подумают?

– Отстань, злыдня!

Беата вдруг в приливе вдохновения внесла предложение:

– Если уж очень привяжутся, скажем – злоумышленники ищут драгоценные шахматы. Это бесспорная собственность Алиции, она знает, где они спрятаны, не придется делать обыск.

Алиции настолько понравилась Беатина идея, что она официально пригласила приезжать ее к ней в любое время, когда той захочется, добавив, что любит находиться в обществе умных людей.

– Ну ладно, – согласился Павел, – мы можем притвориться глухими и слепыми, а идиота из себя строить мне ничего не стоит. Но мне хотелось бы все же знать, что здесь произошло на самом деле. Пока нам известно лишь сообщение собаки о том, что Памела средь бела дня закралась в дом и рылась в ателье. И вытащила кошачий мешок. А Зенончик, как ты сама говорила, по углам шарил и опять же кошачьи мешки высматривал. И Падальский рылся где мог. Можно считать, что Памела ничего здесь не нашла, потому опять сюда направилась, на этот раз вечером, чтобы продолжить поиски…

– Да не обязательно сюда, она могла идти в любое другое место и с любой другой целью.

– Алиция, хватит прятать голову в песок! Взгляни правде в глаза. Куда она могла идти по этой улице да еще поздно вечером? На прогулку? Свежего воздуха и зелени ей хватает и рядом с собственным домом.

– Хватало…

– Хватало. Пусть будет так В магазин? Их здесь нет, да и закрыты они в такое время. Автострадой хотела полюбоваться? Нет, она шла к тебе, чтобы опять копаться в вещах у тебя дома, и кто‑то радикально лишил ее этой возможности. Кто?

– Не я.

– Не ты, – подтвердила я. – Мы сидели тут все вместе, сначала с Анитой и Маженой, а потом вдвоем. Да и твой гениальный пес на нас не показал. Не мешало бы поприжать Аниту…

Опять я стала ее не любить, – призналась Алиция. – Помните, ведь это она накаркала, в недобрый час пожалела, что у нас ничего особенного пока не произошло.

– А я даже слышала, как он со свистом пролетел мимо нас.

– Анита? Иоанна, ты в порядке?

– Не Анита, а недобрый час. Может, теперь, когда произошло убийство, она заставит себя сказать правду, которую до сих пор скрывает. Полицию мы не можем напустить на нее, тогда это и в самом деле закончится генеральным ремонтом твоего дома, но одно мы просто обязаны сделать. Ох как неприятно говорить…

– И вовсе тебе не так уж неприятно, – вмиг поняла меня Алиция. – Я и без тебя знаю, что ты скажешь. Кофе хочется. И поскорее, сейчас эти легавые нам помешают.

Похоже, упомянутый недобрый час продолжал носиться над нами и злорадно хихикать. Буквально тут же полицейские постучали в дверь.

***

На этот раз они пришли со своим переводчиком. Зная датские языковые возможности, мы с нетерпением уставились на переводчика, ожидая появления его польского слова, но были глубоко разочарованы. Переводчик оказался поляком, самым настоящим, приехавшим из Польши и осевшим в Дании подобно Алиции или Памеле. И школу окончил в Дании. Его мама была датчанкой, а бабуля – полькой, причем в Польше работала учительницей польского языка в средней школе. Никаких шансов поразвлечься за счет переводчика у нас не оставалось. Да, сто раз вспоминали мы незабвенного инспектора Мульдгорда…

Но и этот переводчик оказался хорошим парнем. Первым делом он познакомился с нами и честно предупредил, что по‑польски понимает, и не советует в его присутствии обсуждать на родном языке какие‑то свои тайны. А лучше и вовсе ничего от полиции не скрывать, потому как датские легавые, насколько он мог убедиться, – люди справедливые, а главное, настырные, не отстанут, пока не добьются своего, и водить их за нос – себе дороже. Звали переводчика Даниэль Меллер.

– В мои обязанности входит лишь перевод. Работу здесь получить не просто, и я свою ценю, учтите. И вообще здесь Дания, а полицейский – тоже человек. Ну вот, первый допрос. И первым допрашивать будут того, кто обнаружил труп.

– Я, – признался Павел.

– Можно, я буду обращаться к тебе на «ты»?

– Можно, валяй, – согласился Павел, да и нам всем этот польско‑датский Данек показался парнем симпатичным.

– Во сколько тебя понесла нелегкая в сад?

– О, холера! – смутился Павел. – Сразу начинаются трудности. Девочки, во сколько могло меня туда понести? Беата, может, ты помнишь?

Беате удалось сохранить хладнокровие.

– Довольно поздно. Мы вернулись с прогулки, и, помню, я еще посмотрела на часы, потому что есть хотелось. И мы гадали – они уже спят или нет. И часы показали без двадцати одиннадцать. А ты сразу расстроился, что наверняка останемся без ужина, поздно уже.

Павел согласился с ее враньем не моргнув глазом.

– Точно! Без двадцати одиннадцать мы подъехали к дому. Кто они? Да дамы же, Алиция и Иоанна. Они еще не спали, сидели за столом, и ужином нас накормили. Ну, мы ели, разговаривали. Сколько просидели? Дайте подумать…

Тут я решила, что настала моя очередь внести свою лепту в показания главного свидетеля.

– У меня как раз часы были под носом, вон те, кухонные. До двенадцати мы досидели, потом стали расходиться…

– Пока дает показания Павел, – укорил меня Даниэль.

– Ах, извините, молчу, молчу.

Умница Павел подхватил эстафету.

– Начали расходиться, но без особой спешки. А в сад я пошел минут через десять.

– Зачем?

– Выбросить мусор в компост.

Тут полицейские в количестве трех человек, считая переводчика, взяли тайм‑аут и принялись оживленно что‑то обсуждать. Алиция слушала с непроницаемым лицом, хотя наверняка все понимала. Наговорившись, обратились к нам.

– Поясни, пожалуйста, – попросил свидетеля переводчик. – В десять минут пополуночи ты выбрасываешь мусор в компост. Что это означает?

Павел с большим удовольствием прочел лекцию о компосте, его роли в развитии пригородного сельского хозяйства, продемонстрировал второе ведерко, уже наполовину заполненное компостными составляющими. А вчерашнее к ночи было совсем переполнено, его требовалось непременно вынести и содержимое выбросить в первую компостную яму. Знаете, как компост удобряет землю! Получше любого удобрения. И Алиция велела ему вынести объедки немедленно, а то утром некуда будет складывать новые объедки. Видите, второе уже почти полное, а ведь утро только началось, а ведерко уже пришлось заполнять. Два компостных ведерка у нас, на смену. Смотрите, ведро почти полное.

Полицейские серьезно пялились на второе ведерко, почти доверху заполненное яичной скорлупой, половинками выжатых лимонов, обрезками салатной зелени, помидоров, огурцов и прочего. Ведерко опорожнялось по мере надобности, и не обязательно было выносить его в полной темноте, но так уж у нас получилось…

Полицейские слушали, а Павел вдохновенно продолжал. Итак, хозяйка велела вынести ценный мусор, он послушно взял ведерко, прихватил фонарик и направился к компостным кучам. Шел серединой лужайки, там светлее, а еще боялся что‑нибудь затоптать, хозяйка этого очень не любит, каждое растение ценит. И еще он боялся при этом залезть в крапиву, поэтому время от времени подсвечивал себе фонариком и вдруг увидел что‑то необычное. Посветил. Это оказались волосы женщины, лежавшей на земле лицом вниз. Это так потрясло его, что он не помнит, куда подевал ведерко, и ему очень жаль.

– Так это у вас называется… – переводчик ткнул в ведро с объедками…

– Это у нас называется компостным ведерком, – вежливо ответила хозяйка.

– А спитой чай сверху – это я высыпала только что, – опять не выдержала я.

Легавые с каменным спокойствием выдержали весь компост и продолжили допрос свидетелей. Или потерпевших? Пока мы не знали.

Затем Даниэль опять обратился к Павлу:

– Звонок в полицию был сделан в ноль часов пятьдесят минут. Без десяти час. Чем вы занимались все это время?

– Ничем, – не подумав, брякнул Павел. И спохватился: – То есть, того… Ну, сначала я вернулся домой. И они мне не поверили. Подумали, что я их разыгрываю. Алиция так и вовсе… поднялась и удалилась… – извините, в туалете засела.

– А ты так часто разыгрываешь людей?

– С чего ты взял? Может, в молодости мне и случалось, но давно прошло. Вот, Иоанна подтвердит.

Хорошо, полицейские не смотрели на меня, мне наверняка не удалось бы спокойно отреагировать на это заверение Павла. Не далее как в прошлом году на собственных именинах Павел отмочил такое… нет, у меня язык не повернется описать поистине дьявольский номер, который он отколол, потому как очень уж крепко он сидел в политике. Номер, не Павел. Я наверняка вздрогнула, но пронесло.

– Ну ладно, не поверили, и что?

– И мне пришлось их уговаривать пойти самим посмотреть. В конце концов пошли, посмотрели. Иоанна опознала Памелу. Нет, не прикасалась. Она низко нагнулась и попыталась увидеть ее лицо, но всего лица не увидела, зато в ухе заметила… как это… Да, сережку, которую и раньше видела у Памелы. И эту сережку опознала.

А что потом? Потом мы вернулись в дом и заставили Алицию тоже пойти посмотреть, которая до тех пор сидела в ту… А, об этом я уже донес. И Алиция пошла, хотя в темноте она г… видит… не скажу как, не хочу выражаться, словом, плохо видит. Потом мы с Алицией вернулись, и Иоанна принялась искать коньяк, чтоб подкрепиться. На нас будто какое оглушение нашло, подкрепиться очень даже требовалось, особенно женщинам. А потом Алиция все же позвонила в полицию. Два раза ошибалась, набирая номер, нет, не коньяк, очень уж она волновалась… Не знаю, что она говорила вам, я по‑датски ни бум‑бум.

– А где вы были до этого? Ты сказал – возвращались поздно.

– Да везде были. Где попало. Беата приехала в Данию первый раз, причем ненадолго, и я взялся показать ей окрестности, мы тут, почитай, все объездили. И озеро хотел показать, но запутался и не смог найти, где дорога… ну, съезд к озеру. И спохватился, что темнеет, пора возвращаться. А что касается того, видел ли нас кто, так, ясное дело, видели. Толпы людей видели, куда ни поедешь – везде люди, пропасти на них нет! Но лично я их не знаю.

Тут я очень хорошо поняла, зачем этим двоим понадобился укромный уголок Алициного сада. Особенно привлекала поросшая мягкой травой грядка с одичавшей клубникой…

Да и до полиции, кажется, что‑то дошло. Даниэль как‑то очень внимательно пригляделся к Беате, что‑то сказал работодателям, и на этом допрос Павла закончился. Я думаю, главную роль и здесь сыграла собака, исключив участие этих двух молодых людей в убийстве Памелы.

Потом они взялись за Алицию. Тут переводчик не требовался, и Даниэль молчал всю дорогу.

Мною, слава богу, совсем пренебрегли, узнав, что я бываю тут всего раз в год, а с Памелой была очень мало знакома и виделась не больше трех раз, так что ничего не могу сообщить об образе жизни погибшей женщины. Разумеется, о ее мамуле я ни словечка не проронила и очень боялась, как бы не проговориться невзначай. Беату вообще оставили в покое, так что, можно сказать, мы отделались легко.

***

Когда полиция удалилась, Павел с тревогой поинтересовался у Алиции, какие она дала показания.

– Такую чушь несла, что у самой уши вяли, – очень довольная собой информировала нас Алиция. – И считаю, заслужила кофе. Сделайте кто‑нибудь. Сдается мне, у них закрались подозрения… – сбивчиво заговорила Алиция, – во всяком случае, так мне показалось…

– Что?

– Раз Памела пыталась ко мне забраться тайком, считают они, значит… мне как‑то неудобно об этом говорить…

– А ты скажи!

– Но я и в самом деле считаю это сущим кретинизмом…

– Что именно?! – заорала я ужасным голосом, с треском поставив перед ней банку растворимого кофе.

– Раз она так настырно и тайно пробиралась в мой дом, считают они, значит, хотела свистнуть мою керамику, – с трудом выдавила из себя Алиция.

Алиция даже покраснела от неловкости, но мы заставили ее выдать нам версию полиции целиком.

– Я не желала ничего продавать из своих поделок, а дарить их Памеле мне не хотелось, ну они и решили… Да вы не подумайте чего, я вовсе не хвалилась своими поделками, вообще не я заговорила о керамике, а они сами, ну и выдумали такую вот глупость. Вы уж извините, я ни сном ни духом…

Давно мне не доводилось видеть Алицию в таком смущении. С одной стороны, она радовалась, что ни о чем не проговорилась, с другой – не знала куда глаза девать от стыда: а вдруг мы подумаем, что она так высоко ценит свои изделия.

Я сделала попытку успокоить подругу:

– Да не могут они твою керамику считать мотивом убийства, раз убийца не ты. Собака на тебя не показала. И вряд ли ты нанимаешь охранника для своих черепков, оставляя в то же время двери дома незапертыми.

– Но я же не говорила, что и ночью не запираю двери, а днем здесь вообще никто не запирает. Кроме того, у нормальных людей трудно копаться в вещах, если дом полон народу, да и вообще здесь пока еще мало крадут.

– А о чем тебя еще спрашивали?

О знакомствах Памелы. Я отвечала, что мы с ней – люди разных поколений и вращаемся в разных кругах. Так и сказала – вращаемся, пусть думают, что и я вращаюсь. Да я почти и не соврала, если не считать Зенончика… и Прохиндея… и Аниты… и Паразита, не говоря уже о том, что все они – не ее знакомые, а мои, ею лишь присвоенные.

– И как вы думаете, что теперь? – заволновался Павел.

– Ну откуда мне знать, что теперь будет?

Тяжко вздохнув, я нагнулась над столом, выбирая, чего бы выпить – кофе, чаю, пива? Решила кофе, благо чашка стояла под рукой, а Беата упорно готовила новую порцию.

– Алиция, а сейчас я вынуждена тебе сказать то, что мне так неприятно говорить, – угрюмо начала я, но договорить не дали. В комнате появилась Мажена, такая вздрюченная, что влетела без стука.

– Что происходит, Езус‑Мария? Везде полиция…

– Еще тут сидят? – удивилась я.

В панике обведя всех глазами и с трудом пересчитав нас, Мажена немного успокоилась.

– Вроде все тут. А я уж не знала, что и думать. Да говорите же, что у вас происходит?!

– Да ничего особенного, просто у нас появился труп, – ответил Павел, стоя за моей спиной. – Алиция хотела удобрить свой сад, а им не понравилось…

– Что?!

– Говорят, лучше всего удобрена земля на кладбищах…

Беата попыталась сунуть Павлу чашку кофе.

– Выпей, пожалуйста. И тебе могу сделать, хочешь, Мажена? Как раз воду вскипятила.

– Ты лучше сядь, – предусмотрительно посоветовала я гостье. – Холера, из‑за этого расследования не могла поехать в магазин и купить еще коньяк. Погодите, я мигом смотаюсь…

– Сиди! – удержала меня Алиция. – То есть не сиди, а встань и залезь в самый дальний угол внизу шкафчика, там, в правом углу…

– Пусть Павел залезет, он помоложе, ему согнуться в три погибели ничего не стоит. Павел, шевелись!

Беата все же поставила перед Маженой чашку кофе. Павел что‑то уронил, чем‑то грохнул, выругался сквозь зубы и триумфально водрузил на стол бутылку.

– Ого, хеннесси! Ты гений, Алиция!

– Открой и налей Мажене.

– Я с репетиции сбежала, – лихорадочно заговорила Мажена, все еще стоя у притолоки двери. – Было какое‑то такое дурное предчувствие. Сажусь, сажусь… Скажите, я правильно поняла – кто‑то убил Памелу? Совсем убил, насмерть? Вы не шутите? Это ужасно.

Совместными усилиями нам удалось объяснить Мажене, что произошло в этом доме, причем большую помощь в объяснении оказал алкоголь. Бедная гостья то отпивала глоток укрепляющего, то качала головой, то всплескивала руками и восклицала: «Быть этого не может!»

Наконец, осознав весь ужас случившегося, вздохнула так же тяжело, как я незадолго до этого.

– Что ж, Алиция, теперь у тебя нет выхода. Ты просто обязана обыскать весь дом. В жизни можно многим пренебречь, но когда начинаются убийства… Это серьезно. Я не знаю, кто прикончил Памелу, но мне ее жаль. Если помните, вчера я уехала с Анитой. И по дороге она не молчала. Они действительно пытаются что‑то найти у тебя. Так что отставь свои глупые отговорки – и за дело. Мы все тебе поможем. Перенесем тяжелые вещи, передвинем, что скажешь, а в свои тайные углы, или как их там… в тайники будешь заглядывать сама, никто из нас не собирается подглядывать за тобой. Ты не имеешь права медлить, это смертельно опасно! Иначе и в самом деле с тебя начнется удобрение твоего же сада.

От счастья я чуть не захлебнулась глотком замечательного спиртного.

– Да благословит тебя Господь! – с чувством поблагодарила я Мажену. – С самого утра собираюсь сказать эти слова своей любимой подруге, да язык не поворачивается, а слова застревают в глотке. Боялась услышать в ответ ее всегдашнее «г…» или чего похуже. Рассчитывать на культурное «разбежалась» я и не надеялась. Она могла и вовсе со мной рассориться, ты ее еще не знаешь.

– Нет у меня тайников, – пробурчала Алиция.

– Мы не настаиваем на тайниках, пусть будут закоулки, каморки, закутки, что угодно, – пошел на уступки Павел, – все, куда можно что‑то спрятать. Иоанна с Маженой правы, хотя я и не знаю, что требуется найти.

– Г… – по привычке выразилась Алиция.

Гневная отповедь не смутила Павла.

– Пусть даже и так, пусть найдут и перестанут убивать.

***

Наконец мы встали из‑за стола и вышли на террасу. С удовольствием обнаружили, что дует слабый ветерок, но и его оказалось достаточно, чтобы уничтожить всякое воспоминание о бараньей ноге. Вони не чувствовалось не только во дворе, но даже и в ателье. Точнее, в ателье немного ощущался запах растворителя, но это такие пустяки!

Алиция оживилась, ее очень обрадовала возможность включить морозильник.

– Завтра можешь купить рыбу кошкам, – милостиво разрешила она мне. И, подумав, добавила: – Вообще‑то можешь купить ее уже сегодня.

Мажена не выдержала и раздирающим сердце голосом вскричала:

– Алиция! Умоляю тебя, давай сразу начнем! Не хочу я, чтобы ты собой удобряла свой огород, сделай мне такое одолжение. Ну а вы все, чего молчите? Как Иоанна, боитесь гнева хозяйки? Да произнесите же хоть словечко!

Мы хором произнесли, и Алиция сдалась.

– Ну ладно, будь по‑вашему, но по частям, не весь дом сразу. Погодите, мне надо подумать, с чего начать. О, Павел, ты не мог бы спилить вот эту ветку? По крайней мере хоть одно дело сделаем.

За то время, что искали пилу, топор, стремянку и что‑то еще, я успела съездить в магазин и вернуться с продуктами. Зная Алицию, я не торопилась, ведь она делала все, что в ее силах, лишь бы отсрочить предстоящий осмотр дома. И если бы не упорство и настойчивость Мажены, она бы тянула с осмотром несколько дней. Мажена, однако, не знала Алицию, поэтому бегала вокруг нее с воплями, ломала руки, рвала на себе волосы и добилась‑таки кое‑чего.

Когда я вернулась, Павел был на середине ветки, а остальные бабы на террасе под ним эмоционально обсуждали Аниту. Замешана ли она в афере, и если да, то насколько?

Морозильник еще не был включен.

Датское лето, конечно, не тропики, но достаточно теплое, так что рыбу лучше не оставлять на столе. Последствия могли оказаться плачевными как для кошек, лишившихся пищи, так и для нас и даже превзойти достижения бараньей ноги. Трех ног…

***

Казалось бы, включить морозильник – одна минута, просто одно движение руки. Возможно, но не в доме Алиции.

Доступа до розетки по‑прежнему не было. Одно дело – выдернуть шнур из розетки, потянуть или даже ногой зацепить за него споткнувшись. И совсем другое – включить агрегат. Такое под стать разве что Геркулесу, прославившемуся своими подвигами. Среди нас Геркулеса, увы, не оказалось.

Вот и пришлось заниматься всему нашему коллективу делами меньшего калибра, потребовавшими, однако, и сил и времени. Судите сами.

Сначала мы вынесли шесть плит толстой фанеры размерами по 2 кв. м каждая, затем две чертежные доски неменьшего размера, затем бесчисленное количество картонных коробок пустых и не совсем, затем фрагмент застекленных дверей, правда без стекла, затем неимоверное количество каких‑то деревяшек разного размера и конфигурации, затем несколько загрунтованных полотен с начатыми картинами, затем несколько больших и пузатых портфелей, битком набитых фотографиями. Все перечисленные выше предметы плотно стояли у стены с розеткой, а их вертикальное положение обеспечивалось крепкой подпоркой из крупных глиняных горшков под апельсиновые деревца.

Самые тяжелые физические упражнения достались на долю Павла, но мы не оставили его в беде, нам всем хватило работы. Единственное утешение – занятия физическим трудом способствуют похудению.

Морозильник наконец заурчал и получил рыбу. Несколько запыленная и помятая Алиция выразила удовлетворение и велела все поставить обратно, «как и было». За исключением фотографий, которые следовало оставить. Для отдохновения мы уселись и принялись их рассматривать.

– Ну, знаешь! – возмущалась я. – Не показать мне вот этих гренландских снимков! Где твоя совесть, Алиция? Я бы у тебя выцыганила парочку.

– Тогда их у меня еще не было, – оправдывалась Алиция, с нежностью разглядывая фотографии. – Только потом я смогла увеличить и размножить снимки, подвернулась оказия…

– Боже, какая красота! – восхищались все остальные члены нашего трудового коллектива.

Гренландские пейзажи Алиции и в самом деле были великолепны, от них невозможно было оторваться. Любовалась бы до конца жизни и даже еще дольше. Любила Алиция этот край и умела фотографировать, вот и получились у нее подлинные шедевры. Не только я, и все остальные не могли оторваться от прекрасных снимков. Потом вдруг все сразу проголодались и решили устроить перерыв на обед. А после него приехала Анита.

***

О Памеле Анита уже знала.

– Ужасно! – еще с порога вскричала она. – Алиция, я слышала, Памелу убили в другом месте и затащили к тебе. Скажи, бога ради, почему вы ее обратно не вытащили? Куда угодно. Зачем тебе эта головная боль? И ты не сообразила? Последняя фраза относилась ко мне.

– Сообразила, – с некоторой гордостью отвечала я. – Но сомнения возникли сразу, теперь же мы считаем эту идею идиотской, ты уж извини. Не помогло бы даже то, если бы мы утопили Памелу в море. Вместе с машиной. Разве что если бы утопили в «вольво» Алиции, но я сомневалась, что Алиция пошла бы на это…

– Ну да, жаль «вольво». Впрочем, заодно избавились бы и от «вольво», Алиции от него никакой пользы… Так кого вы подозреваете? Наверняка ведь кого‑то…

– А ты нет? – вежливо удивилась Мажена. – Ведь когда мы ехали вчера, ты говорила…

– Так то было вчера! – оборвала ее Анита. – И вчерашние предположения сегодня уже могут квалифицироваться как умышленное обвинение. Такого я не могу себе позволить, поскольку хочу быть первой, ведь средства массовой информации еще не в курсе.

– Только не массовая информация! – взволновалась Алиция.

– Я тоже так думаю, потому и постаралась немножко их сдержать.

– Как тебе удается блокировать такие вещи? – заинтересовался Павел.

Анита ни капельки не смутилась, наоборот, словно бы ожидала такой вопрос.

– Ну, знаешь… Когда столько лет работаешь в журналистике, заводятся очень нужные знакомства. Полиция действует тоже через своего пресс‑секретаря, а с ним мы давно оказываем друг другу услуги. Однако мне хотелось бы знать, как все это выглядит с вашей стороны. Сдается мне, что Памела вроде бы очень подружилась с Анатолием, не так ли?

Алиция вдруг словно оглохла. Хлопала рукой по столу в поисках сигарет, хотя пачка лежала у нее перед носом. Я же не сразу поняла, о ком говорит Анита, потом дошло – о Прохиндее.

– Да, вот что нас интересует! – живо подхватила я. – Может, работают вместе, однако, зная обоих, можно предположить, что до поры до времени, а потом один объегорит другого. Не станем скрывать, известно, что разошлись вести об Алициных сокровищах, но сначала надо их найти. Прохиндей, пардон, Анатолий знает дом Алиции лучше Памелы, и мне представляется следующее развитие событий…

Все, за исключением Алиции, уставились на меня с интересом, Алиция же… перестала притворяться глухой, уже не хлопала рукой по столу, зато бросила мне предостерегающий взгляд. Естественно, Анита его заметила.

– Нет, нет, – успокоила она хозяйку, – видите же, не записываю, и магнитофончик на себе не скрываю. Тоже имею собственную версию развития событий, но не хотелось бы перебивать Иоанну.

– Ну, валяй, – поторопил меня Павел.

– Вот моя версия: Падальский узнал, что в кошачьих мешках находится какая‑то большая ценная вещь. Не обязательно историческая, но исчезнувшая таинственным образом. Возможно, кто‑то ее украл, возможно, Падла и сам причастен к краже. Не обязательно крал лично, но мог об этом знать. И прошу не расспрашивать меня о подробностях, я излагаю лишь общую концепцию версии. Он связался с Памелой. Она неглупа, Алицию знает лучше, чем Алиция ее…

– Почему ты считаешь, что лучше? – удивилась Мажена.

– Потому что Алиция человек искренний, а Памела – натура прямо противоположная. И если Алиция чего‑то не любит, не станет к этому стремиться, наоборот, постарается отдалиться. Пример: история или, скажем, астрология.

Алиция не успела презрительно фыркнуть – я не дала.

– Итак, Памела вошла в долю и принялась искать. Мало того, еще и Зенончика натравила на Алицию.

– Откуда у тебя взялся Зенончик? – удивился Павел.

От «Наполеона» и сортира. В тот вечер, как назло, не оказалось на открытом доступе никаких продуктов, один «Наполеон» стоял, а Зенончик обязательно должен чем‑то набить рот. Он не пьяница, но с пустым ртом ничем заниматься не может. И только Зенончик настолько глуп, чтобы в ночной тиши спустить воду в ревущем бачке.

Алиция возразила:

– Ну, не скажи. Спустить воду мог человек, который не знал, что бачок… неисправен.

– Ладно, не буду спорить. Но Памела знала, что Зенончик глуп как пробка и в умелых руках им можно манипулировать. Однако или с Зенончиком ничего не вышло, или Памела решила подстраховаться и нанять еще помощника – Прохиндея. По каким причинам именно его – пока не знаю. То есть одну причину знаю, он жил у Алиции довольно долго, пользовался свободой действий, видел где что лежит – одним словом, с интерьером Алициного дома знаком.

– А вот и нет! – отрезала Алиция.

– Это почему же? – удивилась я. – Ведь жил у тебя несколько месяцев.

– И добрых несколько лет назад. Теперь все выглядит иначе, и ничего он не знает. Я бы кофе выпила.

Ну уж нет, меня так легко с толку не собьешь. Помолчав, я нашла что возразить:

– Но Памела могла не знать, что у тебя тут все переставлено. Ты ведь сама говорила, что не впускала ее в дом. То есть впускала – не дальше коридора. И согласись, я не бредни какие выдумываю, раз она несколько раз закрадывалась в твой дом, значит, сообразила, что ты его немного… что ты немного переставила мебель.

– Немного? – вежливо удивилась Анита. Бросив на нее жалящий взгляд, Алиция кинула мне:

– Ну, теперь ты понимаешь, за что я ее не люблю?

Анита не обиделась.

– Да боже мой, – вырвалось у меня, – что туг такого? А впрочем, извиняюсь за бестактное замечание.

Продолжить развитие моей версии помешал стук и вслед за тем звук открывшейся двери. Глянув в глубину темноватого коридорчика, я узнала Зенончика. Холера!

– Приветствую тебя, Алиция! – бодро и жизнерадостно крикнул он еще из коридора, но явно огорчился, подойдя к кухне. – О, сколько вас! И все живете у Алиции? Можно войти?

– Можно, можно, – несколько рассеянно, но вполне доброжелательно разрешила хозяйка. – Вы все знакомы? А, нет. Беата, это Зенончик. Садись… Нет, минутку, больше сесть не на что, придется выдвинуть дополнительный кусок столешницы. Павел…

– О, Павел! – восклицал Зенончик – О, Иоанна! Ну, конечно же, вы все тут живете…

Согнав со стула Аниту, Павел выдвинул дополнительный кусок столешницы. Зенончик с присущей ему ловкостью, протискиваясь около плиты, толкнул под локоть Беату. Чашечку с кофе удалось спасти, хотя часть напитка и вылилась Алиции на колени. Зенончик сконфуженно извинился, попятился и отдавил ногу Аните. С трудом удалось усадить его и всем остальным занять свои места.

Разговор начал гость.

– Как поживаете? Алиция, я уже вижу, у тебя наверняка все места заняты. А я надеялся…

Мажена сквозь зубы ответила за хозяйку:

– Нет больше места, нет, но ведь ты живешь у сестры?

– Да, но они уже вернулись, и я надеялся…

– Вернулись, но ведь это не такая уж неожиданность. И, если не ошибаюсь, договорились, что ты живешь там до их возвращения, а потом уезжаешь.

– Договорились, но я бы еще остался. И надеялся…

– Так оставайся у сестры и не морочь голову Алиции. Ее дом переполнен. Беата, раз уж ты там у плиты, сделай кофе и мне.

– А мне можно? – оживился Зенончик.

Алиция велела приготовить кофе для всех.

Зенончик вдруг спохватился и выразил сожаление.

– Какая ужасная история с Памелой, так вот взять и убить ее в твоем саду.

Алиция опять как‑то отстраненно заметила:

– Из двух зол уж лучше в саду, чем в доме. Стало бы еще теснее.

– А я знаю, кто ее убил, – опять с энтузиазмом воскликнул Зенончик, – он или она. Но раз в саду, то скорее… она, так я думаю.

Мы все как по команде отставили чашки с кофе. Раньше всех пришла в себя Анита.

– Не сомневаюсь, у тебя прекрасное воображение, только кто он и кто она?

Зенончик удивился.

– Как это кто? – оглядывая кухню в поисках съестного, отвечал он. – Ее муж и итальянка.

– Чей муж?

– Ясное дело, Памелы. Йене. Все знают, что он в итальянку без памяти влюблен, а она в него еще сильнее. А Памела ни о каком разводе слышать не желала, так что же ей оставалось? Пришить ее. Нет, не Йене это сделал, раз в саду, никакой датчанин не испаскудит так чужой сад, в крайнем случае прибрал бы за собой. А итальянцы такие неаккуратные…

– Ты о какой итальянке? – слабо поинтересовалась Мажена, когда к ней вернулась способность говорить.

– Да та, конечно, которую они взяли в няньки к ребенку. Но ребенок на лето поехал на каникулы к бабушке в Ютландию, а итальянка осталась. Йене специально не дал ей денег на проезд, потому как хотел, чтобы осталась у них, мол, она и готовит, и прибирается в доме. А они, итальянцы, жутко темпераментные, правда?

Относительно темперамента итальянцев никто из нас не возразил, а вот остальная часть версии Зенончика порядком ошеломила нас. Сначала трудно было разобраться, кто в кого без памяти влюблен, потом дошло – муж Памелы в их итальянскую прислугу Алиция с трудом припомнила, что как‑то раз даже видела эту итальянку и не удивляется мужу Памелы. Трудно устоять бесцветному датчанину перед таким буйством южной красоты и темперамента, хотя и Памела была хороша собой. Однако разве в Дании выдержать конкуренцию голубоглазой блондинке, пусть даже и с пышными пепельными волосами, с черноглазой пышнотелой брюнеткой? Да и для той светловолосый викинг – неплохой цимес. И сразу вспыхнул жаркий пожар, а не какие‑то там тайные вздохи и ахи. К Алиции же это никакого отношения не имеет. Анита позволила себе кое с чем не согласиться.

– Ну, знаешь ли, может, по‑твоему, это и рациональное решение проблемы, но тогда итальянке следовало бы Памелу отравить. У них, итальянцев, такая историческая традиция. Действовать же пружинным ножом… Я понимаю, если бы это был какой‑нибудь декоративный стилет…

Зенончик вполне серьезно пояснил:

– Должно быть, не было у нее декоративного стилета, а кухонный нож всегда под рукой. И вообще все получилось слишком банально…

– А ты откуда знаешь?

Как это откуда? Собственными глазами видел. И даже Памела говорила, пусть она себе не думает, эта итальянка, пусть ищет мужа в другом месте, а Йенса не получит. И не успеет оглянуться, как от нее избавятся. Ну и избавилась, только не Памела от итальянки, а наоборот. Но чтобы в твоем саду, Алиция! Ничего себе! Вообще‑то жалко ее.

Все еще несколько ошарашенные, мы с ним согласились, предварительно расспросив, что именно Зенончик видел: нож или само убийство. Оказалось, беганье. У Аниты глаза разгорелись.

После того как гость неоднократно дал понять, насколько он шокирован осквернением Алициного сада, он еще хорошенько пошарил во всех углах кухни, заглянул даже в компостное ведерко, попытался залезть в буфет – стол помешал. Убедился – ничего съедобного под рукой не найдется. Тяжело вздохнув, он долил побольше сливок в свой кофе и принялся пить.

– А вообще‑то я… того, – вдруг заявил он. – То есть, Алиция, я, оказывается, оставил у тебя одну такую вещь, и если бы ее нашел, то забрал бы…

– Какую вещь?

– Ну… книгу.

– Какую книгу?

– Такую… довольно большую. И толстую. Когда я здесь был, она у меня была, а потом уже не было ее. Значит, у тебя… В какой‑нибудь комнате, кажется в первой.

– А у этой твоей книги есть название? Или хотя бы автор?

– Автора не помню, я авторов в принципе не запоминаю. А вот название было. По‑датски.

– На кой черт тебе книга на датском языке? – спросил Павел.

– Да не моя она, а моей сестры. И шурина.

– Так вот почему тебе захотелось пожить у Алиции! – догадалась Мажена.

Книжка ему понадобилась, вот как! Уже само это слово заставило меня вздрогнуть. И к тому же в первой комнате, той, где теперь я сплю и где на полке, среди других книг, стояли драгоценные шахматы. Надеюсь, теперь они находятся в другом месте, ведь тогда Алиция обязалась их спрятать втайне от всех нас, но на полке остались пронумерованные экземпляры, от одного до трех. Номера на корешках бросались в глаза. Нет, ни за какие сокровища не впущу я Зенончика в свою комнату!

И сухо посоветовала проходимцу:

– Узнай у сестры, как называлась книга. Лучше всего запиши себе ее название. А мы эту бумажку положим где‑нибудь на видном месте и, если кто‑нибудь случайно найдет книгу, вернем тебе. Но это если очень повезет, а лучше не очень‑то надейся.

– Да я бы только один взгляд бросил, – жалобно попросил Зенончик.

Алиция энергично прекратила это нытье:

– Ничего ты не бросишь, мы сейчас ужинать будем. Беата, накрывай на стол. Мясо в микроволновке разогреем.

В мгновение ока атмосфера изменилась, но я не уверена, что к лучшему. Правда, Зенончик моментально забыл о книге, услышав о предстоящем ужине, и уже не изъявлял желания поискать ее, но мне не понравилось другое. У меня создалось впечатление, что Анита ловит каждое произнесенное им слово, буквально глядя ему в рот. Мажена тоже следила за ним, как тюремный страж за арестантом, не спуская с него глаз, а Алиция… Вот с Алицией творилось что‑то непонятное. То она проявляла неожиданную энергию, как с ужином, то впадала в глубочайшую меланхолию, то словно вовсе отключалась от окружающей действительности и думала о чем‑то своем. Спохватывалась, старалась продемонстрировать отличное настроение, но я‑то видела, как она невероятно взволнована и всячески старается от нас это скрыть.

Только кошки сохраняли идеальное спокойствие. По своему обыкновению, они неподвижно сидели у раскрытых дверей на террасу, глядя на нас чудесными глазищами, блестевшими, как шесть драгоценных камней.

Я перестала что‑либо понимать. Почему появление Зенончика и его рассказ о кровавом любовном романе привели Алицию в столь странное настроение?

***

Анита с Маженой уехали, когда уже стемнело и на небо выползла половинка луны. Зенончик наверняка остался бы на нашу голову, если бы они не забрали его с собой почти силой. Для верности Анита решила подбросить зануду до самой автострады, поблизости от дома его сестры. Мы распрощались у калитки.

– Нам надо поговорить, – вполголоса, почти не разжимая губ, произнесла Алиция. – В саду.

Я не удивилась выбору места. В кухне остервенело наводила порядок Беата, а Павел ей помогал, логично было освободить им территорию для столь богоугодного дела.

Мы с Алицией вышли на террасу, прошли в самый конец, к фуксиям. Во мне зародилась надежда, что я узнаю в конце концов нечто важное.

Алиция долго молчала. Наконец угрюмо начала:

– Из всех присутствующих ты самая взрослая, хотя и глупая, но это уж как Господь рассудил. Не хотела я тебе говорить о том, что мне известно, никому не хотела. А известно потому, что моя свекровь под конец жизни очень ко мне привязалась, может, у нее не все было с головой в порядке, но полюбила меня, как родную дочь, даже, кажется, и считала родной дочерью. Поэтому именно мне доверила тайну.

Алиция надолго замолчала. Молчала и я, не хотела ее подгонять. Половинка луны светила, как окаянная, вечер был приятный, но я знала – вот‑вот налетят комары. Где появлялась Алиция – там жди комаров. Две штуки уже где‑то зудели.

Я не выдержала:

– Говори, что хотела сказать, иначе комары съедят.

– Молчать ты умеешь, слава богу, не один год знакомы. Так что молчи сколько сил хватит.

– Излишне напоминать об этом, – обиделась я.

Алиция помахала рукой около уха, отгоняя комара.

– Скажу о том, что меня очень тревожит. Анита журналистка… молчи, не перебивай, такие вещи для журналистов на вес золота. А с ее стороны я свободно могу ждать любой гадости. Молчи. Ты знаешь, что семейство Торкиля не из последних в Дании. Уже более трех поколений художников этой известной фамилии висят во всех музеях, фигурируют в энциклопедиях. С Рембрандтами им не тягаться, но в Скандинавии они, пожалуй, самые известные. Скандал в этом благородном семействе почти то же, что и в королевском.

– Роман? – догадалась я.

– Одной из дам этого семейства в молодости увлекся Фридрих, папаша нынешней королевы Маргарет. Для королевского семейства это был мезальянс, несмотря на всю известность знаменитых художников. Как же! Связь на стороне. Родился ребенок, и все зафиксировано в соответствующих бумагах. Сейчас бы это мало кого взволновало, подумаешь, внебрачный ребенок, без отца, но тогда были другие времена.

Ну и сферы – высшие. Скандал в благородном семействе. У жены известного художника родился ребенок, явно внебрачный, слушай, слушай, ибо художник был импотентом. В документах зафиксировали сей факт, объяснив тем, что верная жена заменила несостоятельного супруга коллегой по профессии. Искусствоведы, роняя слюни от радости, уж непременно схватятся за лакомый кусочек, примутся доискиваться, чьи гены унаследовало дитя. Ведь для этих газетчиков, телевизионщиков, для всей пишущей и сочиняющей братии все это – просто лакомый кусочек. Потомки живы, честные, ни в чем не повинные люди будут скомпрометированы, они не имеют ни малейшего понятия о таком казусе в их жизни, а я всю эту компрометацию держу в руках. И больше всего боюсь, что не Падла ищет эти бумаги, а Анита. Не верю я ей, она может сделать очень большие деньги на этом скандале, может очень дорого продать нашу фамильную тайну. А я окажусь свиньей. Теперь ты понимаешь, в чем проблема. Боюсь, что именно это мы найдем.

Я тоже помолчала, подумала.

– А ты хоть представляешь, где это спрятано?

Нет. Не помню. Знаешь, в жизни всегда найдутся вещи, о которых не следует знать остальным членам семьи. Во всяком случае, потомкам в первом поколении. Даже если это сугубо семейное дело. Тут же речь идет не только о фамильных тайнах, а о… общегосударственных. И знаменитые художники – достояние всей нации, ну и член королевской семьи. А я сплю и вижу, как наша милостивая королева Маргарет «благодарит» меня за такой сюрприз. Надо же было амурничать с ее папочкой этой холерной Грете! Царствующему дому совсем ни к чему такая реклама, ошибки молодости батюшки королевы… Ох, мороз по коже! И это комарье проклятое! Ты представь, наша Кирстен узнает, что они с королевой в родстве… да она может бог знает что выкинуть!

– Твой Торстен тоже…

– Торстен историк, он бы отнесся к историческим документам серьезно, по‑научному: ни издевки, ни пошлости себе не позволил бы, тем более – извлекать выгоду из высокопоставленного родства. Но остальные… Нет, не помню, куда я сунула эти документы. Несколько раз перепрятывала, возможно, теперь и они в одном из кошачьих мешков.

Ошеломленная свалившейся на меня фамильной тайной, я не сразу могла собраться и выработать план действий. И несколько растерянно поинтересовалась у подруги:

– А как ты это себе представляла? Ну, скажем, ты умрешь, а Малга обнаружит документы и что с ними сделает? Тоже будет свято хранить?

– Малга о них понятия не имеет, так что, скорее всего, выбросит, как и прочую макулатуру.

– Но ведь это не «прочая макулатура», а исторические документы.

– Думаешь, она заметит разницу? И потом, я так думаю: наверное, еще немного поживу, а потом уже никакие наследники не захотят копаться в моих бумагах. И никто не попытается извлечь пользу из порученной мне тайны. Так пожелала свекровь, поручая мне документы, и так думаю я. А что думаешь ты? Можешь представить, чтобы Анита не захотела извлечь пользу?

Тут и думать нечего, мы с Алицией были одного мнения. Алиция шлепнула на себе очередного комара.

– Ты сразу бы стала дальней родственницей королевы, или, как это, свойственницей? – вздохнула я. – На твоем месте меня бы это тоже не обрадовало. Ну и вот… если они ищут именно это… Анита и Падальский, то следовало бы нам найти раньше. И уничтожить, или перепрятать хорошенько. С треском.

– С треском?

– Ну да, поднять при этом как можно больше шума, чтобы и они узнали и перестали искать. Лично я, из уважения к истории, предпочла бы хорошенько перепрятать. У историков ценится каждое подлинное свидетельство эпохи, чего бы оно ни касалось.

Вздохнув, Алиция одним махом убила на себе сразу трех комаров.

– Нет, ну скажи, почему так? Даже если бы на всю Зеландию летал один‑единственный комар – непременно бы на меня налетел! Ты права. Поможешь? А сумеешь среди бумаг различить, какие старые, а какие современные?

– Сумею, особенно если они написаны от руки.

– Самые важные были рукописные. Кажется, я завернула их все в газету. Или только собиралась? И еще мне приходило в голову спрятать в переплет от какой‑нибудь толстой книги, потому что бумаг было много. И тоже не помню, вложила или нет. Что ж, ничего не остается, как перерыть весь дом…

– Иначе это сделает Падла с присными…

– Чтоб их холера побрала… Ну ладно, завтра и начнем.

Мне трудно было даже мысленно представить, как это мы начнем. Зная Алицию… Я молчала, уставясь в черноту сада, и думала, думала…

– Послушай, Алиция, а с чего это тебе вдруг такой опасной кажется теперь именно Анита?

– Раньше изредка ко мне забегала. Теперь нет никакого предлога, а она все время у меня ошивается. И сегодня… Интересно, у кого из нас плохо со зрением? Ты что, не заметила, как изменилась она, когда заявился Зенончик со своими откровениями относительно итальянки? И как она не спускала с него глаз?

– Ну конечно же, я тоже заметила, как заблестели глаза Аниты, как она вся напряглась, как впилась в Зенончика с его требованием получить свою книгу. И потом тоже…

– Вот именно.

– А эта итальянка на самом деле существует или Зенончик ее выдумал?

– На самом деле, и действительно очень красива. Курва… Это я о комаре, не о ней. Да, очень, очень привлекательна, особенно для датчанина.

– Значит, нельзя исключить убийство по страстной любви.

– Да ты что, подруга? Совсем ума лишилась? Я про итальянку говорю – красивая, а не про Йенса. Вот если бы он пристукнул Памелу… Зенончику такая маленькая разница в голову не пришла, но тебе…

Я напомнила об итальянском темпераменте, на что Алиция задумчиво протянула:

– Интересно, кто Зенончику подсказал эту идею? Да ведь все равно главным подозреваемым будет Йене, ты по своим детективам знаешь: в таких случаях полиция первым делом подозревает мужа.

Потом мы поговорили о том, что неплохо было бы утром Алиции ознакомиться с местной прессой, небось Анита уже проболталась. И хорошо бы прослушать утренний информационный телевыпуск.

Памела никак не желала укладываться ни в одну из моих версий. Правда, я ее мало знала, относилась к ней равнодушно‑настороженно из‑за этой язвы, ее мамаши. И все равно… Жаль женщину. Пусть бы жила, даже если и сбрасывала ящики с лестницы в доме Алиции.

Но вот непреодолимое нежелание Алиции устраивать в доме генеральные поиски я поняла. И еще одно пришло мне в голову. Когда Алиция, ошалев от комаров, двинулась к дому, я остановила ее:

– Еще минутку. Раз искать надо бумаги, это следует организовать по‑другому.

– Как по‑другому? По нюху? А я думала – глазами…

– Балда, слушай внимательно. Я еще все продумаю, но мне уже кажется – искать надо в других местах. Сначала, разумеется, глазами, но теперь нас уже не интересуют раздутые тюки с мягким содержимым или мешок с железками и деревяшками. Высматривать надо что‑то похожее на стопку бумаг, кипу, штабель… я знаю… что‑то твердое и предположительно прямоугольное. Ну и книги…

Остановившись, Алиция оперлась спиной о стол на террасе и как‑то странно посмотрела на меня. Я это хорошо заметила благодаря упомянутой уже яркой половинке луны. К тому же сюда, на эту часть террасы, падал свет из окон и от лампы над входной дверью.

– Слушай, – сказала она, – последний раз я перепрятывала это семнадцать лет назад. Помню, как раздумывала – сделать одну упаковку или поделить на части, пробовала и так, и так, перекладывала несколько раз, и не помню, на чем остановилась. Кажется, на одной упаковке. И учти, пожалуйста, следующее. Это не были ни картины, ни географические карты, ни средневековые пергаментные свитки, а просто обычная бумага. Можешь представить себе обычный лист бумаги? Ну, скажем, метрику. Или свидетельство о браке…

– Свидетельство о браке иногда делают на плотной бумаге, даже на картоне размером с хороший стол, украшая виньетками и прочими излишествами. Если бумаги разного калибра и плотности соберешь в кучу, старательно уложишь, выровняешь… как раз может получиться толстая книга крупного формата.

– Зенончик что‑то плел о большой толстой книге…

– Вот именно. И надо было видеть, как Анита при этом смотрела на него!

– Но могло поместиться и в какой‑нибудь коробке. Холера, напрочь забыла! Итак, у нас выбор: картонная коробка, большая книга или кипа в газете. И все это, надеюсь, ты тоже заметила, прекрасно помещается в мешке из‑под кота, а также на какой‑нибудь из книжных полок.

– И такое можно воткнуть между коробками с обувью, – подхватила я, – коробками стирального порошка, проспектами, альбомами всевозможного калибра и предназначения, в том числе и с фотографиями…

– …и еще между многим другим, – мрачно закончила скорбный перечень Алиция. – Как думаешь, они там закончили наводить порядок? Я уже не могу, комаров целые тучи…

– Закончили не закончили – все равно возвращаемся. Однако двери в ателье я бы заперла.

– Ну так запри. И тебе удобнее пройти здесь, садом, чем через дом. Войдешь в мастерскую и изнутри запрешь дверь.

Спотыкаясь в темноте, я влезла в клумбу, продралась через какой‑то колючий куст, добралась до ателье и очень старательно заперла изнутри его дверь. А потом, тоже спотыкаясь и чертыхаясь, вскарабкалась по лестнице на первый этаж дома (лестницы всегда были для меня великим испытанием), благословляя Торкиля за обилие выключателей во всех возможных и невозможных пунктах вдоль лестницы. Надо же, как он умело все предусмотрел! Я могла включить свет внизу и выключить наверху. В темноте я бы наверняка неоднократно слетела с лестницы. По пути у меня почему‑то создалось впечатление, что каким‑то таинственным способом нам удалось устроить еще больший бардак, по сравнению с прежним.

Беата и Павел были больше заняты собой, чем уборкой кухни. Кошки примирились с тем, что сегодня им придется ужинать на террасе, ибо как‑то сами по себе поняли – обилие ног в кухне исключает привычный ужин на кухонном полу. Сытые и довольные жизнью, они заняли привычные позиции на высотах в гостиной.

– Вот что меня удивляет, – заметила я задумчиво, поскольку кто‑то пребывал в сортире, – что эти животные привыкли к реву бачка и совсем на него не реагируют…

***

Мажене удалось взять отгул, она приехала на рассвете и запрягла всех в работу. Начать решили со второй комнаты для гостей, которую в настоящее время занимала Беата. Именно в этой комнате, приготовляя постель, Мажена перелезала к шкафчику у окна прямо по куче вещей – на полу свободного места не было – и еще тогда заметила у окна два кошачьих мешка. Я тоже была мысленно готова к разборке вещей в этой комнате. Алиция не помнила, какие это мешки, – могли быть и девственно не тронутыми.

Несмотря на страстное желание очистить эту комнату, я сочла такое невыполнимым, но Мажена проявила твердость. Она выстроила нас гуськом в коридорчике и объявила, что организует эстафету.

– И совсем незачем нам вытаскивать сразу все, – пояснила она свою идею, – главное – освободить столько места на полу, чтобы к окну мог пробраться Павел и вытащить оба мешка, в гостиную или на террасу.

Павел деликатно поинтересовался у Алиции, уверена ли она, что у окна стоят всего два мешка, не больше, на что Алиция ответила: ни в чем она не уверена. А главное, чтобы Павел не настраивался на богатый урожай, поскольку мешки она преимущественно все же опорожняла, правда, забивая потом своим барахлом.

– Да я и не надеюсь, – защищался Павел. – Мне‑то что…

Где‑то около четырех кровать Беаты была завалена кучей макулатуры, в коридорчике уже негде было ступить, железный стояк и стремянка украсили собой салон, но зато Павел сумел пробиться к окну, передал один за другим оба мешка Мажене, а на их место принялся укладывать макулатуру с кровати Беаты. Протиснувшаяся к нему Алиция с видом кровожадной гарпии надзирала над тем, чтобы драгоценная макулатура была сложена так, как хотелось хозяйке.

Оказалось, стояк и стремянку поставить уже некуда.

Алиция с удовлетворением заметила:

– Чего я и ожидала. Искать, искать! Это только говорить легко, а потом ничего никуда не помещается. И я страшно давно не пила кофе.

– Теперь можешь напиться, – разрешила Мажена. – А стремянку поставим в чуланчик.

– Я еще раньше пыталась, по высоте не проходит. Слишком высока.

– Ну тогда в ателье. А стояк вообще можно оставить на террасе.

– Он железный. Заржавеет.

– А зачем он тебе вообще?

– Чтобы повесить на него простынь, если захочу смотреть слайды.

– О боже. Ну, тогда не знаю…

– Никто не знает.

– А мешки? – напомнил Павел. – Посмотришь? А то опять потеряются.

***

При ближайшем рассмотрении выяснилось, что мешки оказались разными. Один еще не вскрытый, второй просмотрен и наполнен другим содержимым. Всех, ясное дело, интересовал первый, в нем могли таиться сюрпризы, но и второй тоже мог преподнести неожиданности.

Не знаю, решилась бы Алиция взяться наконец за мешки, не напомни я ей, что того гляди явится Анита, а вот она уж непременно заглянет! Алиция поддалась шантажу и перебралась со своим кофе на стол в гостиной, где было больше места.

Оставив на десерт невскрытый мешок, мы начали со второго.

В нем оказалось огромное количество кухонных фартучков, совсем новых, связка новых же кухонных тряпок, два очень толстых шерстяных свитера, длинная твидовая расширяющаяся книзу юбка, три пары белых матросских брюк, резиновые тапки для вхождения в море по острым камушкам, большая суповая миска с крышкой, набитая синими мужскими шелковыми носками, и огромная русская матрешка, из тех, что внутри обычно полно других матрешек. Эта же матрешка, однако, целиком была заполнена разноцветными стеклянными шариками разного размера. Сразу же большинство из них высыпалось на пол и раскатилось по всей комнате.

Долго молча рассматривали мы содержимое огромного мешка. Наконец Павел осмелился спросить хозяйку:

– Ты извини, не мое дело, но хотелось бы знать, зачем ты все это держишь в мешке?

– Потому что все эти вещи мне не нужны, – спокойно пояснила хозяйка. – Я никогда не пользуюсь ни идиотскими фартуками, ни специальными кухонными тряпками. Ничего из всего этого мне не нужно.

– Ну знаешь! – воскликнула Мажена, поднимая один из свитеров. – Такая прелесть!

– А юбка, юбка! – подхватила Беата. – Это же просто шедевр высокой моды!

Алиция на глазах раздувалась от злости.

– А знаете, для чего все это мне понатащили? Я должна была забрать эти вещи с собой в Гренландию. Да ты взвесь этот свитер! Я же имела право взять в рюкзаке всего восемнадцать кило и ни грамма больше. Вместе с палаткой! Предполагалась пешеходная экскурсия. Стася связала мне отличный мохеровый свитер весом всего в сто пятьдесят с половиной граммов. А юбка… Вы представляете меня, как я возвращаюсь из своего сада‑огорода, переодеваюсь и усаживаюсь в юбке перед телевизором, чтобы выслушать 15‑минутные новости? А юбка, видите ли, специально телевизионная, ее мне Ханя подарила. Матросских брюк я вообще не ношу, яхты у меня нет…

– Тогда почему ты все это вообще не выбросишь?

– Потому что может кому‑то пригодиться. Павел, хочешь носки? Бери, бери, не стесняйся, на всю жизнь хватит. Беата, примерь юбку, если подойдет – возьми. Мажена, дарю тебе свитер.

Обе дамы громко запротестовали, но легко поддались уговорам и согласились взять понравившиеся шедевры, причем главным аргументом был факт, что тем самым способствуют опорожнению дома от лишних вещей. А вот уговорить меня взять матрешку и фартуки ей не удалось.

Настала очередь второго мешка. Алиция, по своему обыкновению, отказывалась браться за него, на сей раз предлагая сначала поесть. Не одна она проголодалась, но мы держались стойко.

Этот мешок вскрывался в более торжественной обстановке, поскольку мог содержать в себе сюрпризы. Вот что в нем оказалось:

всевозможные стиральные и чистящие порошки – железная позиция всех котов в мешках;

двенадцать пар новеньких колготок, тоже обязательная принадлежность всех кошачьих мешков;

множество кусков туалетного мыла, одно даже в мыльнице; одна пара утренних бархатных туфель, с помпонами, новая;

один перочинный нож с двенадцатью всевозможными приспособлениями;

восемь мячей для гольфа в полотняном мешочке;

шесть мотков шерсти отличного качества, но жуткого розово‑младенческого цвета;

теплые штанцы, шерстяные, несомненно дамские, в мелкие красные и фиолетовые цветочки, размер XXL, новенькие, в фабричной упаковке;

одна мужская сорочка «поло» с длинными рукавами, тоже новая;

килограмм кускового сахара;

мужской купальный халат;

семь фломастеров

и одна чудесная настольная зажигалка фирмы «Ronson», вполне исправная.

Алиция высказалась с некоторым сомнением, глядя на этих «котов»:

– Все это мы, пожалуй, можем предъявить Аните. Никаких секретов. Ну как я могу такие вещи выбрасывать? Вот это, скажем, – ткнула она в цветастые штаны. – Приедет ко мне толстая баба, замерзнет у нее… это место, а тут – как специально для нее куплены. Или, – она потрясла мешочком с гольфовыми мячами, – приедет кретин, который как раз растерял все свои мячи…

– Слушайте, давайте сначала пособираем с пола шарики, – предложила Мажена, – ведь можно поскользнуться и ногу сломать.

Павел никак не мог оторваться от горы «котов».

– Вы и в самом деле думаете, что из‑за такой ерунды станут убивать человека? Ведь это надо быть ненормальным. Я уж скорей поверю Зенончику с его итальянкой. Она не из Сицилии, случайно?

– Алиция, где у тебя щетка? Шарики лучше всего замести, а не собирать вручную. Если щетки нет – какой‑нибудь картонкой сгонять в одно место.

Щетка оказалась в котельной, рядом с ней валялась, весьма кстати, распотрошенная картонная коробка, два куска которой мы прихватили.

Входящая Анита застала весь наш коллектив на четвереньках за работой. Собирать шарики оказалось очень трудно. Даже при заметании щеткой они увертывались и разбегались куда попало. Один умудрился забраться под ковер, а я на него наступила. Так он вылетел оттуда как пуля и угодил прямо в чашку с кофе, который пила Алиция. Чашка лопнула.

– Ничего страшного, – успокоила нас хозяйка. – У меня пропасть таких чашек.

Мажена украдкой выбросила лопнувшую и поставила перед хозяйкой новую чашку.

***

Уже при входе Анита увидела заваленный всяческим барахлом стол, глаза ее блеснули, и она ринулась к нему. По дороге отфутболила всего один шарик – везет же ей! – и в волнении констатировала:

– Нашли сокровище?

– Как видишь, – ответствовала хозяйка. – Считаешь, этот кот в мешке стоит преступления?

– Ну, так сразу не скажу… Может, в восемнадцатом веке какой‑нибудь негр из Центральной Африки и пошел бы ради него на убийство…

– …несомненно соблазненный панталончиками…

– …да нет, скорее шариками.

На большее у Алиции терпения не хватило.

– Ну, хватит. Посередине комнаты шариков не видать, а по углам пусть валяются. Беата, вылезай из‑под стола. Может, мы бы все же поели?

Зенончик поспел к самому концу завтрака‑обеда, так что вся еда была уничтожена вчистую. Анита очень жалела, что может сообщить нам только одно: у Йенса есть алиби. Больше ей ничего не удалось узнать. Подробности полицейский пресс‑секретарь скрыл от нее, но она сама догадалась, что роковой вечер Йене провел среди людей, так что не мог участвовать в убиении супруги. Для нас это не стало сенсацией, мы почему‑то все делали ставку на итальянку, полагая, что убийство было совершено в состоянии аффекта.

Кошачьим мешком Зенончик заинтересовался еще больше Аниты и болтал без остановки. Он охотно принял в подарок две пары шелковых носков и был очень недоволен тем, что за весь день мы обработали лишь один мешок. Второй не в счет, он уже был вскрыт раньше. Он настоятельно допытывался, где же стоял этот мешок, раз сто спросил, так что Алиция не выдержала и сказала ему – в последней комнате. А если его, Зенончика, не устраивает темп, в котором мы работаем, пожалуйста, она разрешает ему лично расчистить, скажем, одну треть мастерской.

Предложение тут же охладило искателя. Нет, ему не хочется расчищать ателье, ему бы хотелось найти книгу сестры, может, в телевизионной комнате, может, в гостиной, может, в комнате Алиции…

Упоминание комнаты Алиции было непростительной ошибкой. Это до такой степени разозлило Алицию, что она тут же потеряла всякое сочувствие к этому придурку. Хорошо, что мы успели поесть, иначе она выхватила бы у Зенончика кусок изо рта – самое большое для него наказание. Зато меня при упоминании комнаты Алиции неожиданно осенило. Почему вчера, рассуждая о поисках таинственных фамильных документов, мы обе не подумали о комнате Алиции? Где, скажите вы мне ради бога, она могла спрятать столь дорогие для нее документы, как не в этом святилище, почти никому не доступном? Ну, могла войти Мажена и вытащить из‑под кровати журнал. Ну, могла войти я и взять с полки план города или автомобильный атлас Европы. Однако всегда мы просили разрешения и заходили лишь на минутку. Можно сказать, она спала на своих секретах, а чтобы разобрать бардак в ее комнате – это заняло бы не меньше времени, чем даже в ателье. И даже если добавить котельную.

Ни слова не проронила я на эту тему до тех пор, пока часть гостей не уехала, а часть занялась друг другом. Причем на этот раз в сад пошли Павел и Беата. Мы с Алицией остались в доме. Коты поняли, что территория свободна, осторожно, но с достоинством вступили в дом и разлеглись на своих любимых местах.

И тут я сказала Алиции свое мнение о ее комнате. Она, погруженная в свои размышления, в ответ лишь грустно покачала головой.

– Да, был такой момент, давно, лет семнадцать назад, когда я сама об этом думала. Но отказалась от идеи спрятать бумаги у себя, не знаю, может, это что‑то ненормальное, но я никому не могла доверять. Не потому, что меня окружали сплошные свиньи, но у людей может быть своя точка зрения, могут меня не послушать, могут что‑то изменить из лучших побуждений, считая, что я не права… А твое представление о святилище… знаешь, просто смешно. Думаешь, скажу – не входите без разрешения, и что, никто не войдет? К тому же люди любопытны… Честный человек знает о себе, что ничего не украдет, ничего не возьмет без спросу, просто войдет и посмотрит. И раз он человек честный, считает, что имеет право войти даже без моего разрешения, ведь вреда мне не нанесет. А если я держу грязное белье на видном месте? Это я привожу вопиющий пример, ты не думай.

– Я не думаю. Можешь продолжить: а если мне доставляет удовольствие любоваться украдкой на мужскую порнографию? Или я экспериментирую с отравляющими веществами? Или стихи сочиняю? Или пишу картины, от которых волосы дыбом становятся?

– И так далее. Вот именно. Единственная, в ком я была уверена – ни за что не заглянет, это ты. Очень прошу меня извинить.

– За что? Ты вроде бы комплимент мне сделала.

– Ничего подобного. Слушай. Ты тогда была молодой…

– Ты тоже.

– Но старше тебя. А ты была молодая и глупая, ничего не скажу, но честная, порядочная, иначе я бы с тобой не дружила, правда с приветом. И я решила тебя проверить. Я уезжала в Лунду, в Мальму, в город за покупками, а ты оставалась здесь. И ты ни разу не прикоснулась к дверям моей комнаты. Трех лет на проверку мне хватило.

Я глядела на подругу, не веря своим ушам. Сомневаться в моей честности – это же верх идиотизма! Уж так меня воспитали в семье, уж такой у меня характер. Да мне и в голову бы не пришло любопытствовать, что там у Алиции в комнате! С другой стороны… Я понимала подругу. И не стала расстраиваться и отчитывать ее. Хотя и обидно, конечно. Я лишь сказала:

– Слава богу, что в те времена я никогда не пила спиртного, могли ведь ноги подкоситься и я оперлась бы о твою дверь, чтобы не упасть. Нет, я не обижаюсь, а с годами все больше убеждаюсь, насколько ты меня… мудрее.

– Ладно, я покаялась, и хватит. А теперь вернемся к нашим баранам. Так вот, никому я не могла верить, может, бзик у меня такой, но отлично помню, семнадцать лет назад я перепрятала секретные документы, боясь, что моя комната в первую очередь привлечет возможного похитителя. И забыла где. Запомнила лишь, что рассуждала так: в лесу не видно деревьев, темнее всего под фонарем. Все равно где документы будут спрятаны, лишь бы не у меня в комнате.

Я простонала:

– Из этого следует, что они могут лежать где угодно. Если ты их сунула в кошачий мешок, значит, надо просмотреть все, даже тот, с драными колготками.

– Нет, только не в этот. Колготки предполагалось отправить в Польшу. А сейчас я пошла бы спать, может, хоть одна ночь пройдет спокойно…

Недобрый час только этого и ждал…

***

Проснулась я от шума. Разбудили меня то ли какие‑то крики, то ли стуки. Еще мало соображая со сна, я напялила халат и выскочила из комнаты. Это, конечно, очень громко сказано, какое уж тут «выскочила». С трудом сползла с кровати, схватила халат и, теряя по пути тапки, потащилась к двери, наталкиваясь на все, что попадалось по дороге.

До гостиной все же добралось. Жутко взволнованный Павел, почему‑то в полном одеянии, метался по комнате, не в силах сдержать беспорядочный поток слов.

– Я спал, но проснулся, услышал шум, вернее, грохот, что‑то повалилось. А что с дверью? Дверь в ателье была заперта или нет? И показалось мне – на террасе кто‑то есть. Вроде бы одна из вас на корточки присела… А шум доносился из ателье, я туда, а он на меня как кинется! Ну я его в морду, не поручусь, что осторожно, изо всех сил врезал! Клянусь вам, в ателье кто‑то был… и на меня набросился! А что мне оставалось? Вежливенько поинтересоваться, какого черта он тут по ночам шляется? Да не успел я подумать и того…

– Заткнись! – приказала Алиция. – Дайте ему чего‑нибудь. Говори по порядку и членораздельно.

Членораздельно не получится, ты хочешь слишком многого, а я только заснул и от шума проснулся, и не в себе, а он как набросится! Нетто я такое ожидал? Сроду в этом доме на меня не набрасывались. Даже убийцы. И он с лестницы покатился. И за ним много барахла, с грохотом…

– Давай с самого начала.

Получив воду и коньяк, Павел немного успокоился, но в нем все по‑прежнему бурлило, и сидеть он не мог, так и бегал по комнате, выкрикивая отдельные фразы.

– В саду мы были. И показалось – на террасе кто‑то есть. И вроде как один человек присел. На корточки.

– Почему на корточки?

– Ну, такое у меня создалось впечатление. Нет, не кошка, больше кошки. Человек, ясно! Я на Алицию подумал… нет, не о том, она… того… могла своими цветочками заниматься…

– Ночью? В темноте? Окстись, – сурово одернула парня Алиция.

– Я еще подумал – сейчас лампу зажжет… и мы подальше в кусты забились, а через ветки хорошо не разберешь. Ну, побыли мы немного в саду… Алиция, газончик у тебя – высший класс…

Мы с Алицией переглянулись.

– Слушай, помоги ему свернуть на прежние рельсы, – попросила я подругу. – Сам он не вспомнит тему…

– Павел, – попросила Алиция, – давай дальше. Потом вы вернулись домой. И что?

– Беата первая пошла в ванную. А я вроде как задремал маленько…

– И я ничего не слышала? – удивилась я.

– А я не спускала воду, не играла на трубе, – пояснила Беата. – Прихватила из кухни кувшинчик, очень удобный, и им сливала воду в унитаз, чтобы вас не будить.

– Холера! – не выдержала Алиция. – В нем я приготовила воду для поливки цветов, с особой подкормкой…

На Беату было жалко смотреть.

– Ох, я не знала… Прости меня, Алиция, хочешь, я куплю…

Пришлось вмешаться, а то бедняга в раскаянии начнет слишком убиваться и, пожалуй, кинется в магазин за подкормкой. А то и за новым бачком.

– Успокойся, нужнику подкормка не повредит. Павел, продолжай.

– На чем это я?.. – остановился Павел на полпути между двумя креслами и наконец рухнул в одно из них. – Ну, вот, Беата пошла умыться, а я на секундочку прилег на постель, нет, даже присел, и вроде как заснул… Да нет, чего там, мертвецки вырубился.

Теперь мне стало понятно, почему Павел в полном одеянии и даже обуви, хотя ночь уже встречалась с рассветом.

– Понятно, – одобрила хозяйка рассказчика. – И что было потом?

Что‑то меня разбудило, вероятно шум из ателье. Заспанный, в чем был, я бросился в ателье поглядеть, что там. А пока открывал пропасть дверей по дороге…

– Всего две.

– Зато раздвижные, плохо открываются. Пока я с ними воевал, в ателье все стихло. Я вбежал, не успел зажечь свет, а он на меня как набросится! Ну, что уставились? Я должен был его вежливо спросить, что он тут у нас делает среди ночи, так, по‑вашему? А не сразу в морду? А я сразу. А он оказался какой‑то слабосильный, даже мягкий какой‑то, тут же и полетел с лестницы, пересчитывая ступеньки.

Алиция сорвалась со стула.

– Что?!

– Что слышишь! Десятый раз тебе повторять?

– Господи Иисусе! И где он теперь?

– Должно быть, там и лежит. А вы как думали? Да чего вы так вздрючились?

– Езус‑Мария, покрошил человека, сбросил его с лестницы, там и убиться недолго. В этом балагане, где полно ящиков, досок, стекла, лежит раненый, может, с переломом позвоночника, а мы тут беседуем, вместо того чтобы вызывать скорую помощь!

Бросились в мастерскую. По лестнице спуститься не смогли. Она оказалась заваленной не только обычным барахлом и коробками, но и деревянными обломками ненужных встроенных полок и прочих деревяшек. Все это давным‑давно хозяйка аккуратно установила по стеночке, подперев другим барахлом. Однако учитывая, что книжные и другие стенки обычно устанавливаются у ровных стен, а лестница в ателье, как ей и положено, спускалась вниз, сооружение оказалось довольно хлипким и рухнуло, как оно и должно было случиться, по дороге круша все, что можно было сбросить и сломать.

В жуткой спешке, разбирая и раскидывая в стороны со ступенек и доски и коробки, мы пробивались вниз. Вот до конца лестницы осталось метров пять, а мы еще не добрались до лежащего внизу человека. Посмотреть вниз я боялась, да и под ноги надо было глядеть, чтобы самой не свалиться. И все же глянула я вниз через оставшиеся пять метров баррикады, и мне стало плохо. До такой степени плохо, что закружилась голова и я вынуждена была ухватиться за перила.

Внизу, у ножки старого письменного стола, валялась человеческая рука. Точнее: ладонь и предплечье до локтя. И выглядело все это мертвым, таким, что мертвее быть не может. Господи, с какой же силой врезал Павел бедняге! Вот уж поистине «покрошил»!

Рядом захлебнулась ужасом Беата, издав душераздирающий стон. Она смотрела под ноги, я автоматически глянула туда же. Господи Боже, почти рядом с нами лежала отрубленная человеческая ступня, в носке и мужском ботинке.

Нет, больше не выдержу. Сознание сохранилось, наверное, лишь благодаря пустяку. Уже теряя его, подумалось: как удалось Павлу одним ударом разнести негодяя в клочки? Буквально на куски разорвать. Он же только в морду ему дал, да и вряд ли под рукой у него топор оказался. К тому же, крови не видно. Вот это, наверное, меня и спасло. Будь тут все залито кровью, я наверняка свалилась бы без чувств среди этих бренных человеческих останков. А может, все это мне снится?

Такое увидишь лишь в ночных кошмарах.

– Ну, чего стоите? – оборвал кошмар раздраженный голос Алиции. – Помогите же все это поубирать.

– Поубирать!!

Оказывается, она пролезла сквозь загроможденную лестницу до самого низа и пыталась приподнять довольно большой кусок деревянной стенки. Павел пытался пробиться ей на помощь.

Ну, раз Алиция сохраняет хладнокровие, да и Павел вон тоже, чего ж это я расклеилась? И преодолевая жуть, прохрипела:

– Алиция, да не дергай же так беднягу, не то вконец развалится!

– Пусть разваливается, он и так на куски разлетелся, а из‑за него не добраться до пострадавшего. Хотя, сдается мне, там труп.

Не совсем ее поняв, я все же поспешила на помощь подруге, стараясь не глядеть по сторонам, чтобы не увидеть, к примеру, человеческих ребер или легких, или, еще хуже, желудка в сопровождении кишечника. Пристально глядя на руки Алиции, я помогла поднять ей остаток стенки с двумя полками.

– Осторожнее, стекло! – предостерегла Алиция.

– Минутку, полку заклинило здесь, – крикнула нам Беата. – Сейчас ее выбью ногой.

И сильным ударом действительно выбила, наверняка закрыв глаза, иначе бы не попала. А так со всей силы ногой в туфле ударила в бок стенки. Та дрогнула, доски над пострадавшим сдвинулись, и мы смогли их приподнять. Тут и Павел подоспел, и Алиция велела ему выбросить эту холерную стенку в раскрытую дверь ателье, прямо в сад. Павел выполнил поручение, а Алиция со стоном оттащила в сторону деревяшки, оставшиеся на жертве. И тут я решила, что окончательно спятила, ибо ясно увидела, что у жертвы не только два туловища, но, что еще хуже, две головы. Алиция же, отнюдь не потрясенная сверхъестественным явлением, пыталась приподнять верхнее туловище.

– Ну, что стоите как неживые? – раздраженно подгоняла она нас всех троих. – Шевелитесь! Потяните вот тут, за что‑то зацепилось.

Кажется, я начала наконец соображать, но процесс шел медленно. Помог Павел. Совместными усилиями они стащили верхнее туловище под аккомпанемент рвущейся ткани. Я не сводила с них глаз. Знала – если еще какой фрагмент человеческой анатомии попадется мне на глаза – всё, кончусь на месте!

В шею мне дышала Беата, и я чувствовала, как она вся дрожит. И слышала ее слабый голос, голос человека, теряющего сознание:

– Почему же двое?

Алиция докопалась наконец до нижней жертвы, совершенно игнорируя жертву верхнюю. Пощупала лицо и шею, наклонилась еще ниже.

– Прохиндей, – коротко сообщила она. – Мертвый. Этого нам только не хватало! Должно быть, шею свернул, потому что раны не вижу, а сердечный приступ… вряд ли.

– А то… второе? – пролепетала Беата. Ага, все же не упала в обморок, молодец.

– Какое второе?

– Алиция, ради бога! – взмолилась я. – По всему ателье разбросаны фрагменты второго трупа. Ты их что, не видишь? Что все это значит?

Алиция обернулась и увидала руку.

– А, ничего особенного. Это манекен.

– Как ты сказала? – не своим голосом переспросил Павел.

– Манекен, ясно же говорю! Портновский. Стоял на самом верху, прижатый книжной стенкой, возможно, очень старый. Зачем‑то понадобился Торкилю. Эта кукла в магазине раньше витрину украшала.

Но не станем же мы сейчас заниматься манекеном, когда тут лежит живой человек! То есть не живой, но человек. Как же – Анатоль – я его опознала, хоть и выглядит он… хуже не бывает. Ну, что делаем?

Понадобилось время, чтобы осознать и переварить весь этот кошмар. Павел с ужасом переводил глаза с туловища манекена, лишившегося конечностей, в порванном пиджаке, на мертвого взломщика, навзничь раскинувшегося на полу мастерской. Он тоже недоумевал:

– Они что же, вместе слетели? В мордуя врезал одному…

Понимая, что должен переживать молодой человек, Алиция терпеливо объяснила:

– Нет, ты разделался только с одним. Второй уже там лежал. Вернее, первый уже лежал, а ты расправлялся со вторым. Нет, нет, ты не с двумя дрался, на твоей совести только один.

Ну, если она такими словами собиралась успокоить парня… Разница и в самом деле большая – убить человека и развалить манекен или только убить человека. Почему Павел не пляшет от радости? И несколько раздраженно Алиция добавила к сказанному:

– В чем дело? Что стоишь столбом? Кажется, нет необходимости вызывать скорую, сразу звоним в полицию. Думаю, нам ничего не следует тут трогать.

Павел откашлялся:

– Может, все же… может, мне лучше до полиции уехать из Дании…

– Зачем?

– Мне не очень улыбается сидеть в датской тюрьме…

– При чем здесь датская тюрьма? – удивилась Алиция. – Ведь ты же человека не убивал, только…

– Только что?!

– Только развалил манекен. Это не уголовное преступление.

Павел расслабился, в глазах блеснула надежда.

– И вы это подтвердите? Что не я?

– Конечно подтвердим, – сдавленным от волнения голосом произнесла Беата за моей спиной. – Я подтвержу.

Тут Алиция уже разозлилась не на шутку.

– А ну, успокойтесь и кончайте истерику! Неужели не соображаете?

Прохиндей уже два часа как помер, я же вижу. Да и сама логика говорит о том, что слетевший раньше должен лежать внизу, а тот, что слетел позже – на нем. Наверху лежал манекен, к тому времени, когда Павел его крошил, Прохиндей уже лежал внизу мертвым. Вот только интересно мне, как этот манекен мог на тебя наброситься? Он у меня так крепко был прижат к стене остатками книжной стенки, что сам бы не выскочил. Должно быть, там уже вся моя конструкция была нарушена, разлеталась в разные стороны, а он, надо же, был выброшен прямо на Павла.

Несмотря на некоторую хаотичность изложения, смысл его был понятен, и мы постепенно успокаивались. Все, кроме Павла. Тот был слишком потрясен выпавшим на его долю потрясением, и не все в словах Алиции казалось ему убедительным. И теперь уже он попросил:

– Алиция, расскажи все еще раз и попонятнее. Ты и в самом деле думаешь, что это не я его убил? Что я сражался с манекеном? Но ведь он же на меня выскочил, как живой, из‑за нагромождения досок. Было темно, и, хотя из окна немного света падало внутрь, я видел человеческую фигуру. Как павиан какой выскочил… И когда я ударил, явно чувствовал, что под кулаком прогнулось человеческое лицо, а не твердое дерево или что другое…

– Ну да, так и было, – вздохнула Алиция. – Он у меня был очень капитально зажат досками стенки, с трудом я его туда втиснула, еле‑еле поместился, а когда Прохиндей летел с лестницы, должно быть, хватался руками за что попало, хотел задержаться и разрушил конструкцию, а ты дверь раскрыл, и манекену было куда вылететь… И на человека он похож. Голова и шея у него эластичные, потому и не отвалились, а все остальные части, руки‑ноги, из кусочков разных материалов я сама делала, они и отлетели.

Шагнув назад, я со стоном уселась на ступеньке лестницы, Беата сделала то же. Павлу уже некуда было садиться, даже опереться не на что. Он глубоко вздохнул раз, другой, успокаиваясь.

Из‑за Прохиндея вылезла Алиция, со стоном выпрямилась, хотела, видно, присесть… и напустилась на нас:

– Ну, что расселись? Проведем здесь остаток вечера? Пойдемте в кухню, только лучше обойти вокруг дома, страшно даже подумать, что надо опять по этой лестнице пробираться, но не помню, как там с дверью в сад. Разве что Павел ее отпер.

– Полиция, – напомнила я. – Надо позвонить.

– Нет у меня под рукой телефона. Ну, вставайте, пошли. Кофе хочется.

Нехотя поднялись и стали подниматься по лестнице, делая частые остановки для отдыха. Во время одной из них я предположила, что манекен тоже был одним из котов в мешке. Алиция подтвердила.

– Только он был весь из кусочков. Я сама его сложила. На всякий случай. Мог пригодиться.

– И с таким тяжелым справилась сама?

Не знаю уж почему, Алиция пришла в хорошее настроение и охотно рассказала историю создания манекена

– Сам по себе он не был тяжелым, это я насыпала в туловище земли, как раз оказалась под рукой: я цветы пересаживала, и надо было куда‑то девать старую землю из цветочных горшков. Ее нельзя было высыпать в огород, потому что она была заражена грибницей. А потом я затолкала манекен в щель между досками и забыла о нем.

Наконец мы выбрались наверх и вошли в квартиру. Алиция уже шла к телефону, но вдруг что‑то вспомнила и вернулась в ателье. Нахмурив брови, она с трудом пробилась в угол сквозь препятствия на полу. Заглянула за кипу развалившейся макулатуры.

– Видите! – сердито кивнула она на нее. – Этого тут раньше не было. То есть было, конечно, но спрятано. Кто‑то выволок. Нет, не потерплю больше, чтобы копались в моем доме!

За развалившимся штабелем макулатуры, частично прикрытым номерами National Geograpfic, лежал туго набитый кошачий мешок. Теперь мы не сомневались: именно здесь копался Прохиндей, нашел очередной мешок, попытался его вытащить из угла, развалив кучу бумаг, но, видимо, обо что‑то споткнулся, а так как стоял на самом краю лестницы, свалился с нее. Падал с очень опасной позиции – спиной вперед, ну и убился насмерть, ударившись внизу головой о дверной косяк. А мешок остался на месте. Данное обстоятельство давало нам некоторую надежду.

– Во‑первых, забираем мешок в салон и там просматриваем, – решительно сказала я. – А во‑вторых, похоже на то, что у тебя уже не будут копаться. Искатели покинули бренный мир, фирма Памела‑Прохиндей пребывает теперь в лучшем из миров, и пусть им земля будет пухом. А ну, Павел, давай его сюда…

– Мы же не должны ни к чему прикасаться, – возразил Павел.

И без того наприкасались, особенно ты, так что нечего умничать. Молчи, Алиция! А ты бери мешок и пошли отсюда. Алиция, молчи, я сказала! Или, нет, не молчи, звони в полицию. Алиция не торопилась исполнять мои приказания. Первым делом она стала готовить кофе, потом разыскала половинку сигареты и уселась за стол. Мне же спокойно возразила:

– Какая теперь разница, когда звонить? А если мы его, допустим, еще не нашли? Ведь могло такое быть? Логичнее было бы обнаружить очередного покойника утром.

Что ж, она права. Не было у нас никакого повода шляться ночью по мастерской, никакой шум… Да, кстати. Алиция утверждает, что Прохиндей окочурился как минимум два часа назад, а может и три, летел он по лестнице с шумом и громом, за ним вниз с грохотом валилось множество деревянных досок и других предметов, как же мы не слышали такой шум?

– Нас не было в доме, – напомнила Беата. – Но вы… Странно…

И опять она была права. Да, мы пользовались ванной, и купались, и вообще. Обе по очереди спускали воду в унитаз, пользуясь тем, что не надо соблюдать тишину. Бачок работал добросовестно, казалось, с каждым разом у него прибывают силы, день ото дня усиливался издаваемый им рев, мощное продолжительное рычание способно было заглушить не только катастрофу в мастерской, но даже если бы вдруг развалился весь дом. Предположим, зная о таких особенностях нашего туалета, злоумышленник, до того соблюдающий тишину, специально выбрал момент рева бачка, чтобы вытащить обнаруженный мешок и бросить его вниз или с грохотом стащить по лестнице. Но тогда что за шум слышал Павел?

И мы приступили к допросу парня.

Для начала попросили уточнить, что же он видел на террасе, будучи уже в саду. По его словам, на террасе нечто сидело у самой двери, скрючившись или на корточках, да, у самой двери, спрятавшись в зелени дикого винограда и драцены. Нет, не кошка, гораздо крупнее, наверняка человек, но на корточках. А дверь была распахнута…

– Это как раз тогда, когда мы с тобой обсуждали наши секреты, – напомнила я Алиции. – Прекрасно! Если не ошибаюсь, речь шла как раз о мешках в ателье. Прохиндей подслушал, запомнил, а потом отправился искать эти мешки.

– Как он попал в ателье? Ведь дверь туда была заперта.

– Ты уверена?

– Павел, вспомни: я попросила тебя вышвырнуть из ателье часть деревянной стенки, которая обрушилась на пострадавшего, ты вышвырнул. Дверь не была заперта?

Павел почесал в затылке.

– Холера ее знает. Я был в таком состоянии… В голове два убитых мною мужика и что теперь делать? Тут не до двери.

– Павел, – вмешалась я. – Ты открывал дверь. Тут голова не нужна, это чувствуешь руками. Ты с трудом дотянулся до двери и… С трудом отпер ее или кончиками пальцев раздвинул, если она не была заперта, а только прикрыта?

– Не скажу, – вздохнул Павел. – Не обратил внимания. Труп лежит, я убил человека! Помню лишь, что едва дотянулся до ручки…

– Значит, самыми кончиками пальцев! – поняла я. – Выходит, двери были лишь сдвинуты, но обе створки не касались друг друга. Прохиндей без проблем проник в ателье. Свалился под оглушительные звуки бачка. Ладно, это мы поняли, что было потом?

Павел честно задумался.

– Шум. Что‑то свалилось. И вроде как с грохотом покатилось. Понятия не имею, что это было…

– Если это внезапно тебя разбудило, вырвало, так сказать, из глубокого сна…

– Не преувеличивай, не вырвало, я сам проснулся. Неудобно я лежал и вообще не люблю спать одетым. А тут загремело, я и пробудился.

Алиция задумалась.

– Что‑то там могло едва держаться и свалилось само, без причины. После той, общей катастрофы. Ну, как манекен. Сам накинулся на парня, потому что разрушилась прежняя конструкция. А теперь давайте договоримся, когда мы нашли Анатолия. И ни слова о битве Павла с манекеном! Вошел. Задел остатки книжной стенки, и все рухнуло само собой. Не врезал он никому по морде, запомнили?

– Согласен! – энергично поддержал Павел данное предложение.

– А что касается остального, мы обязаны говорить правду.

– Хорошо, но давай выдумаем правдивое время, когда мы обнаружили пострадавшего.

Придумали десять часов утра. Успеем немного поспать, а может, даже и позавтракать. И разумеется, просмотреть мешок…

***

Одна лишь Алиция поняла, что за непонятный звук слышал Павел накануне. Среди ящиков на полу лежал большой кегельный шар. Располагался он в макулатуре, рядом с кошачьим мешком. Все шары отличаются одной характерной особенностью – они имеют привычку катиться по ровной поверхности.

Вот и этот упал с груды макулатуры и покатился по полу ателье. Поскольку почти весь пол был заставлен коробками, шару пришлось лавировать между ними, выбирая свободное местечко.

Теперь мы, научившись у легавых, тоже устроили следственный эксперимент. Собрались все в ателье, Алиция торжественно бросила кегельный шар на пол, и он покатился, производя весьма специфические звуки. Павел ответственно слушал и заявил – да, именно такой, ни на что не похожий звук он слышал накануне.

Легавые прибыли в одиннадцать, привезя с собой переводчика Даниэля, то есть в полном составе.

Прохиндея вынесли из ателье прямо в сад. Полицейский врач без колебаний сразу установил причину смерти: покойник свернул шею. То есть, сказано было не этими словами, а как и положено медику: перелом какого‑то там позвонка в шее – так обычно профессиональные убийцы, киллеры, одним ударом ребром ладони убивают свои жертвы. Несмотря на благоприятные обстоятельства, полицейские не стали искать киллера среди нас.

Даниэль молчал, как ему и положено, но Алиция слуха не лишилась и, почти не раскрывая губ, потихоньку переводила нам все, о чем говорилось. Она не хотела ни словечка упустить из их переговоров, очень уж боялась, что придут к решению устроить обыск в ее доме. Или хотя бы только в ателье – тоже кошмар. Полицейские, как видно, позабыли, что некоторые из нас знают датский, и не таясь делились соображениями.

– Они считают это несчастным случаем, – переводила Алиция, отвернувшись от полиции и обратясь к нам лицом, так что мы в основном догадывались о смысле сказанного ею по движению губ. – Однако это пока предварительное мнение, окончательное получат лишь после вскрытия. Типичный клинический случай – погибший падал спиной вперед, пытаясь за что‑нибудь ухватиться, не получилось, и он врубился… нуда, ударился головой о косяк двери внизу. Других телесных повреждений на нем пока не замечено. Буду утверждать, что очень мало знала его, он лишь изредка посещал мой дом, преимущественно без приглашения. Только, черти бы его побрали, какая холера заставила его забраться в ателье?

У меня всегда был ответ наготове, и я поторопилась подсказать подруге:

– Его интересовали твои цветочки и керамика: вынюхивал твои секреты производства керамики и выращивания поразительно красивых цветов.

– Нехорошо так высказываться о покойном, – упрекнула меня подруга.

– Ну ладно, оставь только секреты вообще.

– А чего он хотел на самом деле? – вдруг спросил Даниэль, полицейский переводчик.

Ну и дураки же мы все! Не только полицейские позабыли, что среди подозреваемых имеется человек со знанием датского языка, мы точно так же позабыли о поляке в стане неприятеля.

– А холера его знает! – угрюмо, но правдиво ответил Павел.

Мы обе с Алицией смущенно замолчали, Беата же изо всех сил старалась не вмешиваться.

– Я слышал, он был чрезмерно любопытным, – продолжал Павел, – но лично с покойным знаком не был и даже в глаза его никогда не видел. Мы тут до вашего приезда все время голову ломаем, какого лиха он искал в доме Алиции и что вообще тут делал…

– Сейчас они приступят к допросу вас, – предупредил по‑дружески Даниэль.

– Ты мог бы им сразу сказать, что они только время потеряют, – посоветовала переводчику Алиция, – никто из них, – она кивнула на нас, – с Анатолием никогда не имел дела. Чаще всех из присутствующих у меня гостила Иоанна, но и она как‑то ни разу с ним тут не столкнулась. Впрочем, Анатолия у меня уже давно не было, и о том, что он опять появился в наших краях, я узнала случайно.

Естественно, я должна была добавить свои три гроша:

– Можно предположить, что он появился у Алиции из‑за свойственной ему скупости, чтобы произвести разведку в ее доме. Слышала я, что он очень скуп, привык жить за чужой счет, но не глуп и предусмотрителен. Возможно, собирался попросить Алицию приютить его в своем доме на какое‑то время, но предварительно пожелал убедиться, что у нее достаточно места еще для одного постояльца. Чтобы заранее выбить у нее из рук аргумент насчет того, что, мол, всё занято, когда он начнет клянчить о проживании недельку‑другую. А поскольку его здесь давно не было, не знал истинного положения вещей, вот и решил проверить. На свою гм… голову… В ателье прокрасться тихонько – пара пустяков.

Тем самым я ненавязчиво подсказала подруге, что следует говорить на допросе. Даниэль удивился:

– И никто из вас не слышал, как он в ночной тишине летел с лестницы? Это я пока сам по себе интересуюсь, легавые все равно спросят. Вон тут какое нагромождение всевозможных предметов…

– Во‑первых, нагромождение, так сказать, вторичное, – ответила хозяйка. – Это мы уже его нагромоздили, точнее, Павел свалил сверху остатки книжной стенки. А во‑вторых… Беата, детка, спусти, пожалуйста, воду!

На спуск воды в бачке однозначно прореагировала вся бригада полицейских. Нужник, спасибо ему, показал, на что способен. Вопрос о слышимости отпал сам собой и больше не затрагивался.

Покинув ателье, следствие переместилось в гостиную.

***

И все же неизвестно, чем бы закончился допрос поднаторевших в своем деле специалистов. Уж они знают, как его вести. Доведут до того, что подозреваемый начинает путаться в своих показаниях под перекрестным огнем хитроумных вопросов, таких невинных с виду, и может наговорить глупостей. Нам помогло одно непредвиденное обстоятельство. Одному из легавых, входящему в гостиную сквозь распахнутые на террасу двери, под ногу попал стеклянный шарик. Полицейский чуть не упал, но на то он и полицейский, чтобы проявлять ловкость. Поскользнувшись, он как‑то исхитрился ловко ухватиться за фрамугу двери и удержался на ногах. Зато шарик из‑под его ноги выстрелил точно так же, как и вчерашний. Со скоростью пули он угодил в висевшее на кухонном окне керамическое кашпо, в результате чего у того отвалилось дно. Земля с жалкими остатками цветочка засыпала подоконник вместе со стоящими на нем бутылками с уксусом и растительным маслом, банкой с малосольными огурчиками и прочими съедобными и несъедобными предметами, в том числе и все остальные цветочки.

– Холера! – вырвалось у Алиции, наверняка по поводу гибели ее любимого цветочка.

Легавый взглянул себе под ноги.

– И много такого валяется у вас в доме? – поинтересовался он.

– Увы, насыпалось немножко, – сокрушенно призналась хозяйка. – Я уж думала, что мы все шарики собрали, а вот, оказывается… Вы уж будьте поосторожнее, надо смотреть под ноги.

– Понятно.

Вот так благодаря какому‑то шарику весь допрос подозреваемых оказался на редкость коротким и без подвохов. Полицейские еще немного походили по дому и наконец, к нашему облегчению, покинули его.

После их ухода Алиция коротко повторила нам то, о чем они говорили между собой.

– Удивляются немного, с чего это такой урожай трупов именно в моем доме, но, кажется, никого из нас не подозревают. Зато еще раз проговорились, что дом немного… того… захламлен, теперь вот еще и шариками. Они считают, что Прохиндей проехался на шарике, что и стало причиной катастрофы. Они понятия не имеют, почему он оказался в моем доме, не представляют, в чем дело, а кошачьи мешки им в головы не пришли. Я бы, пожалуй, что‑нибудь съела. А вы?

Она сидела на своем месте за столом над вечной чашечкой с кофе. Павел стоял в раскрытых дверях террасы, глядя вслед удалявшимся полицейским. Беата стояла у стола, нервно сжимая руки.

– Можно, я выскажу свое мнение? – спросила она.

Хозяйка удивилась.

– Ну, давай валяй.

И Беата высказалась.

– Во‑первых, надо собрать с пола это свинство, в конце концов, и кто‑то из нас может себе шею свернуть. Во‑вторых, следует, наверно, распотрошить тот мешок, что стоит в ателье, может, в нем окажется то, что разъяснит происшедшее. Ну и, в‑третьих, я бы собрала землю с подоконника, не то она будет скрипеть у нас на зубах, да и цветочек, возможно, удастся спасти. А запасной горшочек у тебя найдется, я видела. Конечно, я не настаиваю, но все это мне кажется разумным.

Наверняка так оно и было, и даже Алиция с неохотой в этом призналась. Правда, поменяла местами перечисленные Беатой действия, велев начать с подоконника, но и то не сразу.

– Сначала поедим, а все остальное потом, – твердо заявила хозяйка. – Я не намерена еще и от голода страдать.

Я принялась накрывать на стол, заявив, что ни за какими продуктами не поеду, хотя очень люблю датские магазины, но сейчас обойдемся тем, что имеется в доме. А имелось достаточно, поскольку Зенончик давно не посещал нас, продуктов накопилось порядочно. Если не посетит и сегодня, еды хватит даже на завтра.

– А вообще, – заявила я, – все это датское расследование годится… нет, не стану выражаться, но лично я не удовлетворена тем, как оно ведется. Нет, все же слабо сказано. Меня такое расследование не устраивает. Короче, я испытываю чувство глубокого неудовлетворения. Глубочайшего. Величайшего. Кошмарнейшего неудовлетворения.

Кошмарнейшее неудовлетворение заинтересовало всех, и меня попросили высказаться понятнее.

– Истинный детектив, скажем типа Эркюля Пуаро, он как поступает? Он каждую мелочь замечает, а тут никакого внимания на потрепанный вид Павла, на их гм… особые отношения с Беатой, простым глазом заметные, на нежелание хозяйки затрагивать некоторые вопросы, да на тысячу подобных мелочей! И уж он бы знал, что оба наших покойника были знакомы друг с другом, не прошел бы мимо такой «мелочи»…

– Минутку, – перебил меня Павел, – ведь ты же сама подсказала аргумент для показаний Алиции о том, что Прохиндей явился сюда в поисках нового места проживания, а до того проживал у Памелы. Значит, твой гипотетический Пуаро уже знает об этом. Памела покинула сей мир, с ее мужем Прохиндей мог находиться не в наилучших отношениях, вот он и пробрался в дом Алиции в поисках будущего пристанища, теплого гнездышка.

– А еще шарик, – улыбаясь во весь рот, напомнила Алиция.

– Вот именно, – не сдавалась я. – Настоящий детектив непременно поинтересовался бы, откуда у тебя взялись эти проклятые шарики и когда рассыпались. А как пройти мимо того факта, что Памела проникла в ателье и Прохиндея оно тоже почему‑то привлекало? Что‑то там им понадобилось. Нет, Пуаро разобрал бы твое ателье на составные части, не оставив от него камня на камне…

– Идиотка! – недовольно отреагировала подруга, сразу нахмурившись. Куда подевалась только что украшавшая ее улыбка?

Но это жуткая работа, – задумчиво продолжала я. – Одному трудно справиться. Правда, его знаменитый дедуктивный метод… о, холера, как же я могла забыть! Надо это сделать немедленно.

И я бросилась в свою комнату. Отодрала от корешков книжек на верхней полке желтые бумажки с номерами. На корешках наверняка сохранились микроследы, нуда бог с ними.

– Пуаро уж наверняка обратил бы внимание на это, – потрясая желтыми бумажками, продолжала я, вернувшись к публике. – Недавно наклеенные, недавно отодранные. Он сразу бы принялся думать, и уж не знаю, до чего бы додумался. Но додумался бы обязательно. Почему тут нет такого человека? Теперь вы понимаете, почему я испытываю чувство глубокого неудовлетворения. Приходится мучиться самой, а так бы пришли на все готовое.

– Да ты никак спятила! Ведь знаешь же, что происходит, зачем тебе мучиться?

– А мне было бы очень интересно узнать, как он до всего этого додумался. Он, Эркюль.

– В жизни! – энергично заявил Павел. – Никогда бы не додумался. Ни за что! Он ведь не знает Алицию.

– Даже зная ее, столкнулся бы с превеликими сложностями. Разве что мы сами ему бы все рассказали.

– Вот тогда он точно бы запутался, – не сомневалась Беата.

***

От обеда оторвала нас Мажена, чрезвычайно обеспокоенная новыми неприятностями в доме Алиции и полнейшей беззаботностью его хозяйки. И категорически потребовала немедленно приступить к разумным действиям, намеченным нами. Нечего терять время, ведь в любую минуту могут нагрянуть нежелательные гости, Зенончик и Анита. И кто знает, может и сам Падальский, с пути которого милостивая судьба убирала конкурентов одного за другим. Или помощников? У Алиции Падла был весной, может и теперь появиться, не мешало бы запереть калитку на засов, позапирать все двери и делать вид, что никого нет дома.

Алиция согласилась лишь плотно закрыть все двери в доме, но не запирать. Достаточно и того, что в таком случае дверь откроется с громким стуком, его все услышат.

– А что мы собирались делать? – попыталась вспомнить хозяйка. – Ах да, мой мешок. Мой, а не железных дорог.

– Откуда ты знаешь?

– У них мешки не были так набиты, это я потом набивала их до упора.

Содержимое мешка, которое заинтересовало преступника, состояло в основном из лыжных причиндалов: несколько пар старых лыжных брюк, две пары еще более старых лыжных ботинок, четыре пластмассовых кружка для лыжных палок, темные очки на совсем сопревшей резинке, рваная куртка с подкладкой из вылинявшего меха, толстая пачка рекламных проспектов разных центров зимних видов спорта, три пары полусгоревших рукавиц, семь шерстяных носков, тоже дырявых, ненадутый волейбольный мяч, дырявый дуршлаг и большой кусок старого ватина.

– Алиция, тут не может быть двух мнений – все это надо немедленно выбросить, – заявила Мажена.

Алиция кивнула, соглашаясь.

– Разумеется. Ханя была у меня лет двадцать назад – это она сложила в один мешок все ненужные вещи, чтобы выбросить все сразу. И из‑за этого я не могла выбросить мешок. Мусорщики отказывались принимать вещи, которые не помещаются в их контейнерах, и я не знала, что делать. Если вам удастся это куда‑то сбыть, буду признательна. Хотя… Как знать… – Алиция взяла в руки дуршлаг и внимательно его оглядела. – Вот если бы мне понадобилось процедить витриол или жидкий навоз для цветов…

– Прекрасно! – не выдержала я. – Оставь себе эту драгоценность. Лучше всего надень на голову…

– …и тогда можно будет покрасить волосы в разные цвета, – подхватила Беата. – Правда, сейчас применяются специальные пластиковые шапочки, но я слышала, раньше надевали на голову такие вот… кастрюльки с дырочками, в дырочки вытаскивались прядки волос, и каждую прядку парикмахер окрашивал в особый цвет… Дырочки как раз по размеру подойдут.

– Да за кого ты меня принимаешь! – разозлилась Алиция. – Чтобы я устроила из себя такое чучело!

– Тогда нечего с нежностью рассматривать эту железяку, тем более что, судя по всему, она уже служила тебе для процеживания и витриола и навозика. Видишь эту ржавчину и пятна?

Алиция с явным сожалением бросила дуршлаг в кучу вещей на выброс, а Мажена не теряя времени спешно принялась запихивать все обратно в мешок. Я попридержала ее.

– Погоди, мы тут решили действовать разумно, давайте все это разделим на несколько частей, приготовим меньшие свертки, чтобы можно было сунуть в любой мусорный ящик, когда начнем развозить это добро по Дании. А кроме того, ватин я бы оставила. Для кошек.

– Еще одна ненормальная, – недовольно пробормотала Мажена.

Алиция же, напротив, одобрила мою идею. Для ускорения процедуры я вырвала из ее рук ветхий ватин и бросила за спину на свое кресло. Оторопевшей подруге пояснила:

– Да, оставим для кошек, но не сейчас этим заниматься, когда еще тепло. Дашь им его по осени. Сама положишь туда, где они проводят ночь. Забудешь? Да… наверняка до осени забудешь, значит, надо сейчас положить ватин туда, куда ты непременно сунешься осенью.

– А как ты думаешь, куда я непременно сунусь осенью? – с надеждой глядя на меня, спросила вконец затюканная нами хозяйка.

Надо подумать. Что она наверняка сделает с приходом холодов? Наденет свою любимую теплую куртку. Можно повесить этот кусище ватина под куртку. Выкопает в саду луковички, отнесет в ателье. Можно положить на видном месте в ателье… Нет, опасно, до того времени умудрится навалить сверху другое барахло. Трудно предвидеть, как будет выглядеть к осени мастерская после устроенного накануне побоища. Нет, не стоит рисковать, – лучше под курткой!

И я лично отнесла в прихожую ватин, спрятав его внутри висевшей там теплой куртки. Возвращаясь, наткнулась на стеклянный шарик, который раньше не заметила. К счастью, обошлось без тяжелых последствий. Задетый носком моей туфли шарик подпрыгнул и улегся на диване.

– О, вот еще один, – неизвестно чему обрадовалась хозяйка. – Интересно, откуда это берется?

Павел высказал мнение, что шарики наверняка размножаются где‑то по углам.

– Надо бы собрать их, в конце концов, – решила хозяйка.

Кампания по сбору проклятых шариков не могла пройти спокойно. На одном из них, коварно притаившемся за ножкой стола и выкатившемся из укрытия в неподходящий момент, проехался Павел. Размахивая руками, чтобы сохранить равновесие, Павел полетел прямиком на цветочный уголок, около которого с метелкой в руках орудовала на корточках Беата, выметая всю стеклянную пакость, притаившуюся между цветочными горшками. Чтобы не врубиться со всей силой в… спину обожаемой женщины, Павел попытался за что‑нибудь ухватиться. К сожалению, этим оказался подоконник, тоже заставленный цветочками и для прочности подпертый толстым колом. Павлу удалось замедлить стремительное скольжение по полу, ухватившись обеими руками за подоконник, но при этом он сбил с места кол, а свободной ногой поддал‑таки любимой пониже спины.

Подоконник рухнул, а Беата излишне стремительно уселась на пол, отчего накренилась и большая полка на стене с цветами. Рухнуло все: коробки с фотографиями, светильники разного калибра, кучи бумаг и целая кипа телефонных книжек, автомобильных и географических атласов и карт. Самое же ужасное – грандиозный вал горшков с цветами как с подоконника, так и с полки. Драцены, папоротники, плющи, аспарагусы, цикламены, одна орхидея, фиалки и прочее образовали весь в цветах и листьях огромный мамаев курган, из‑под которого Беата со стоном пыталась выкарабкаться.

Первой у кургана оказалась хозяйка и страшным голосом приказала несчастной жертве не двигаться.

К этому времени Беате удалось уже встать на четвереньки, но несчастная послушно замерла в этой неудобной позиции, отлично сознавая, что на ее спине могло сохраниться энное количество уцелевших растений или тех, чьи корни еще торчали в накренившихся, но не упавших горшках. Алиция пыталась спасти хоть часть своих любимцев.

Все остальное следовало бы прикрыть большим зеленым занавесом. Нам не хватало рук. Павлу случайно удалось сохранить невредимым целый ящик проклюнувшейся рассады, почему‑то оказавшийся у него в руках. Правда, потом оказалось – руки сплошь в синяках и царапинах. Беате запретили вставать до тех пор, пока она не найдет ощупью под курганом упавший кол и вновь не подопрет им подоконник. Чтобы не потоптать растения, Мажена расставила вокруг мамаева побоища табуретки, передвигаясь по которым передавала мне цветочки и, почему‑то, главным образом плющи, так что в один прекрасный момент я обнаружила, что стою вся опутанная плющом и наверняка останусь в таком состоянии до конца жизни.

Приведение в порядок бардака в мастерской можно было отложить на неопределенное время, а вот спасать цветочки, любимые детища Алиции, следовало немедленно.

***

Вся спасательная операция заняла у нас ровно один час двадцать минут.

Усаживаясь на своем привычном месте за столом с чашечкой кофе в руках, Алиция с удовлетворением отметила:

– Было бы хуже, если бы обрушился только подоконник. Хорошо, что и вещи с полки полетели, было на что опереться растениям. Беата, вылезай же оттуда!

Мы все тоже усаживались за стол, предварительно приготовив себе излюбленные напитки. Наслаждаясь заслуженным отдыхом, каждый из нас тоже старался выискать в минувшей катастрофе хоть что‑нибудь положительное.

Мажена, например, искренне радовалась, что не полетела на пол еще и соседняя полка.

– Просто чудо! – щебетала она. – Ведь тогда полетела бы на пол вся твоя коллекция, а керамические лошадки наверняка бы разбились. Как же та стенка устояла?

– Потому что стоит отдельно от полки, они были смонтированы каждая сама по себе, самостоятельно. Беата, я тебе говорю!

– Сейчас! – сдавленным голосом отозвалась Беата, все еще скрюченная в углу. – Алиция, тут у тебя сохранились телефонные книги еще 1969 года!

– Подумаешь! – фыркнула я. – Вот невидаль! Да у меня есть и с 1958 года.

А Беата никак не могла оторваться от обнаруженных сокровищ:

– И железнодорожные расписания начала века… Я бы встала, но хорошо бы мне кто‑нибудь помог, я не ручаюсь за проклятый кол, не говоря еще о каком‑нибудь закатившемся шарике.

– Павел, помоги женщине! И чтобы больше я не слышала о наведении порядка. Цветочки почти все уцелели, а это главное.

Я вслух удивилась, как это они у нее растут при таком малом количестве земли в каждом горшочке.

– На питании… Павел, Беата! Да пусть же они наконец вылезут оттуда! Смотреть на них не могу!

Похоже, названные лица занимались в углу и делом, ибо, поднявшись, с триумфом в один голос заявили:

– А у нас тут новый кошачий мешок обнаружился!

– Он был засунут в самый угол и совсем незаметен, – пояснила очень растрепанная Беата. – Стоял под подоконником между колом и полкой. И похоже, новый, непотрошеный.

Алиция удивилась:

– Надо же, я о нем и не знала. Вернее, напрочь забыла. Пока оставьте его, идите сюда, кофейку выпейте. Содержимое мешка оставим на десерт. И вообще, мне кажется, что неплохо было бы какой‑нибудь ужин соорудить. Или это только я такая голодная?

Никаких ужинов! – категорически возразила я. – Ужины потом. После этой каторжной работы нам полагается какая‑то награда, а самой лучшей, по‑моему, будет свеженький кошачий мешок. Хлеба и зрелищ! То есть сначала зрелищ. Видите, мешок не очень набит, похоже, еще не вскрытый.

Мажена жалобно протянула:

– Вы из‑за каждого мешка устраиваете такой погром?

Алиция немедленно воспользовалась случаем, повторив в сотый раз, что она предупреждала, мешки – не простое дело.

– Впрочем, – прибавила она, – можем начать и с приятных вещей, то есть с мешка. Но сначала не мешало бы убрать барахло из предыдущего, уж очень много места оно занимает.

Мы послушно вынесли на помойку торбы с пожилой лыжной амуницией и прочим мусором. Часть поместилась в Алицином мусорном ящике, остальное мы разместили у калитки, чтобы вывезти при удобном случае. К счастью, новые упаковки не воняли, но именно поэтому о них легко можно было забыть, вот и разместили их на самом видном месте при входе в Алицину резиденцию.

***

– Железнодорожный, – авторитетно определила Алиция, оглядев находку Беаты и Павла. – Мне самой интересно, что там может быть. Когда я его приобрела? Минутку, дайте вспомнить. Наверняка уже в последние годы. И поставила в этот угол… Ага, фотографии… Ну конечно, мешку не больше четырех лет. От силы пять.

Какая разница, сколько ему лет! Открываем!

Учитывая, что после последней катастрофы, выбросив разбитые горшки и прочий совершенно уже ни на что не пригодный мусор, в данной части помещения стало намного просторнее, разбирать мешок решили тут же, не перенося его в гостиную. Я все же удивлялась, как много освободилось места, горшки столько не занимали, но потом, приглядевшись, поняла: Беата затолкала в освободившийся из‑под мешка угол оставшуюся макулатуру, а также пару коробок. В чем‑то Алиция права, ведь если она положила туда что‑то актуальное, теперь ни в жизнь не найдет. Надо будет, пожалуй, сказать ей о найденных Беатой бумагах, сделаю это позже как‑нибудь поделикатнее…

Первым предметом в новом мешке, на самом верху, лежали прелестные длинные бальные перчатки, из тончайшей кожи, дивной работы. Общий возглас восторга совпал со скрежетом открываемой кем‑то входной двери.

– Анита! – злобно прошипела Мажена. – Чтоб ей… Прячем, быстро всё прячем.

Алиция моментально сунула перчатки обратно в мешок и завязала его, но спрятать не успела. С трудом вбила под кресло и сама в это кресло уселась. Мажена не глядя схватила с полки первый попавшийся под руку подсвечник и принялась излишне старательно устанавливать его на медном столе рядом с уже украшавшей стол вазочкой. Усевшись поплотнее в кресле, хозяйка огляделась и, похоже, только теперь заметила образовавшуюся в комнате макулатурную пустыню. В ее глазах мелькнула тревога, она даже открыла было рот, но без слов закрыла. Анита умела из любого пустяка сделать далеко идущие выводы.

К счастью, это оказалась не Анита, а всего‑навсего Зенончик.

Что он заметил, на что обратил внимание – бог знает. В салон он влетел метеором, и любой по его внешнему виду сразу же догадался бы, что человека переполняют любопытство, нездоровый интерес к окружающим и еще какие‑то таинственные эмоции.

– О, чем вы тут заняты? Алиция, говорят, у тебя кто‑то убился насмерть, может, наконец, тот самый муж? А это что у вас на полу? О! Телефонные книги! Я бы просмотрел. Может, среди них и моя окажется.

Мажена успела схватить его за шиворот в тот момент, когда он уже собирался встать на колени у пачек макулатуры, собранных Беатой, и тогда, снизу, непременно заметил бы мешок под креслом. Алиция поспешно вместе с креслом передвинулась подальше и громко объявила:

– Кофейку выпьем. Иоанна, у нас еще остались сливки?

Я сладким голосом заверила, что сливок – сколько угодно, но ведь вроде бы собирались поужинать. И ужин я приготовлю сама, оригинальный…

Неожиданное объявление вызвало большой интерес среди присутствующих. А уж Зенончик и вовсе при известии об оригинальном ужине сразу позабыл обо всем остальном и оставил в покое телефонные книги.

Я же подумала ужин так и так придется готовить, а раз уж заявился Зенончик, самое время использовать наконец завалявшееся в морозильнике равиоли, некогда закупленное Алицией в больших количествах. Эти итальянские макаронные изделия никто из нас не любил, их откладывали на следующий день, этот день не наступал, а они занимали место для более привлекательных продуктов и того и гляди превратились бы в своего рода макаронную баранью ногу. Надо воспользоваться присутствием прожорливого гостя.

Не тратя времени на размораживание равиоли (эх, закуплю завтра же любимую рыбу!), я поставила на огонь большую кастрюлю, вытащила из холодильника все остатки колбас и копченостей, которые тоже не любила, нарезала их маленькими кусочками. И все делала в бешеном темпе. Так я не готовила обеды даже в ту пору, когда срочно требовалось приготовить еду голодным мужу и двоим сыновьям.

Вода в кастрюле закипела, я бросила туда равиоли, а на сковороде принялась поджаривать в оливковом масле лежалые кусочки мяса. Добавила лучок, по дому стали распространяться аппетитные запахи. Народ столпился в кухне, в первом ряду тянулся к плите явно голодный гость. Не поручусь, что у него не текли слюнки.

Как мы и ожидали, равиоли были съедены до последней крошки, и даже кастрюлька дочиста выскоблена. Я решила, чтобы не мыть лишнюю посуду, дать Зенончику еду прямо в кастрюльке, добавив туда изрядное количество мяса.

К концу ужина появилась Анита. Она ни о чем не спрашивала, с интересом выслушала соображения Зенончика насчет обстоятельств скоропостижной смерти Прохиндея и никак не высказалась о такой романтической версии. Мы, однако, заметили, что она явно располагает какой‑то новой информацией, но пока не хочет ее нам сообщить.

Зенончик покинул наше общество в ту минуту, когда убедился, что на столе нет больше ничего съестного. Он даже не сделал попытки поговорить насчет книги сестры. Такая поспешность, как мы все дружно решили, объясняется тем, что у сестры как раз приступают к ужину и Зенончик боится его пропустить. Правда, он перед уходом несколько раз оглядел комнату и у него все валилось из рук.

Я не стала терять времени.

– Ну, видишь, он ушел, говори же, что узнала, – нетерпеливо попросила я Аниту.

– А с чего ты решила, что я что‑то знаю? – притворилась удивленной Анита.

– Так ведь это у тебя на лице написано.

– Надо же, а я‑то надеялась, что сижу с каменным выражением лица, – вздохнула Анита.

Павел услужливо предложил:

– Может, коньячку? После него легче говорится.

– Мне и без него не трудно. Ну так вот. От своего доверенного лица в определенных кругах мне стало известно, какой версии придерживаются легавые. Анатолий сам слетел с лестницы в вашем полуподвале‑ателье и свернул себе шею. Так?

– Точно, – подтвердил Павел. – И никто из нас ему не помогал.

– Помогали. Алиция.

– Исключено! – горячо возразила я. – Алиция спала, я свидетель.

– Мы все свидетели, – подхватила Беата. Алиция же лишь равнодушно пожала плечами. Анита жестом велела нам замолчать.

– Имеется в виду не прямая помощь, а косвенная. Она имеет пагубную привычку разбрасывать по своему дому опасные стеклянные шарики, на которых запросто можно поскользнуться и свернуть себе шею. Их удивляет, как вы тут все еще не поубивались. Впрочем, полиция принимает во внимание и фактор случайности. Шарики могли рассыпаться сами и до сих пор не все собраны.

Анатолий пришел к Алиции с визитом, считают они, вошел прямо из сада в ателье, и сразу под ноги ему попалось это свинство. Они сравнивают ваши шарики с банановой кожурой, которой в полиции по опасным последствиям даже присвоен какой‑то там номер. Они не имеют возможности определить, пришел ли в ателье еще кто, потому что туда сразу же сбежалась вся ваша шайка и затоптала все возможные следы. Однако что касается вас, то они не находят мотива убийства, так что остается смерть от несчастного случая.

– Это означает, что они не станут мне устраивать обыск в доме? – оживилась Алиция.

– Не станут, – заверила ее Анита. – Они видели твой дом, и проводить в нем обыск – последнее, что они захотели бы сделать, и то, если бы на них очень нажали. А вот что касается Памелы…

Тут Анита вздохнула и вроде как засомневалась.

– Ну! – поторопила ее Мажена.

Слушайте, я вот вам все это рассказываю без утайки и тем самым нарушаю служебную тайну. И все же хочу дать совет. Алиция, ты должна постоянно и упорно всем повторять, повторять до одурения, что в твой дом гости входят через двери ателье, прямо из сада. Выдумай причину, какую сама пожелаешь, но чтобы входили они только через эту дверь. Ладно, может, не все, но большинство. Видишь ли, при расследовании гибели Памелы им большие трудности создает именно ответ на вопрос, зачем она пошла к тебе и именно в ателье. Что ее там привлекло? Но если у тебя вообще такой обычай – гости входят в твой дом через обычно не запертую дверь ателье, тогда все в порядке. Если же это не так… Тогда они начнут копаться. И неизвестно еще, до чего докопаются. Ведь ты же не хочешь, чтобы они узнали, что она что‑то искала в твоем доме?

– Не хочу. Да и не очень я уверена, что искала…

– Слушай, кончай валять дурака или делать из меня дуру, впрочем, у тебя притворство плохо получается, за неимением опыта наверное… Всегда ведь говоришь правду. И вам всем настоятельно советую. Впрочем, боюсь, немного опоздала со своими советами.

– Ты о чем? Что‑то я тебя не пойму.

– Признаюсь, прежде чем войти сюда, я заглянула в ателье. Теперь там все по‑другому, не так, как было до того. Это знаю я, они могут и не знать. И если все станете говорить, что раньше попасть в ателье было совсем легко и просто, вас оставят в покое. То есть вы не будете замешаны в убийстве.

– А если не станем? Будем под подозрением?

– Им придется все принимать во внимание. Видите ли… Раньше были другие подозреваемые. Эх, не хотела говорить, да уж ладно. С одного из них снимается подозрение. Я говорю о муже Памелы. У него алиби. Всю вторую половину того рокового дня, весь вечер и даже часть ночи он просидел перед телевизором с соседом, они вместе смотрели какие‑то спортивные передачи.

И кажется, Анатолий тоже был с ними. Так что и он исключается.

– А итальянка?

– Боюсь, история с итальянкой целиком на совести Зенончика. Йенса она не особенно интересовала, так, слегка, по‑датски, ни ему ни жене служанка опасной не была. Она же и вовсе никакого интереса к хозяину не проявляла, так как собиралась замуж. И жених что надо. Пожилой состоятельный швед. Во всяком случае, сейчас я честно рассказала все, что знаю, и Алиция просто обязана в благодарность предоставить мне возможность первой сообщить в печати о ваших происшествиях. Пока вся пресса молчит. Я сдерживаю ее, насколько это в моих силах, но больше они не выдержат.

Подумав, Алиция дала разрешение сообщить о сенсации в печати, но при условии, что никакие журналисты не станут ломиться к ней в дом и украдкой забираться в сад. Анита охотно пошла на такое условие.

– А теперь, – с улыбкой сказала она, сбросив с плеч неприятную часть разговора, – будьте людьми и скажите же мне, ради бога, откуда вы выкопали эти холерные шарики и рассыпали их по всему дому?

***

Я никак не могла заснуть. Мы засиделись допоздна, Мажена с Анитой уехали уже за полночь, поскольку много времени и труда потребовалось от нас для ответа Аните на ее очень не простой вопрос. Надо было придумать историю шариков правдоподобную, и в то же время не имеющую никакого отношения к кошачьим мешкам. Намучились мы все как дикие ослы, и вот теперь, лежа, я все перебирала в голове наши вымыслы. Не скажу, что осталась ими довольна, некоторые оказались в опасной близости от фамильных документов Алиции. К тому же луна, достигшая уже трех четвертей, светила мне прямо в лицо, а подняться и затянуть штору не было сил. Так недолго и лунатиком стать… С утешительной мыслью о лунатизме я, видимо, и задремала немного.

Спала всего ничего. Разбудил меня совершенно невообразимый шум в гостиной: ужасающие нечеловеческие вопли, грохот переворачиваемой мебели, остервенелое шипение и рычание кошек. Да, я не ошиблась, кошки именно рычали, как собаки, первый раз довелось такое слышать.

Мгновенно пронеслось в голове‑, отъезд Аниты с Маженой, оставшийся так и не просмотренным кошачий мешок под креслом в салоне и последний взгляд, которым я окинула помещение гостиной, закрывая двери. Все три кошки остались в гостиной на ночь, разместившись, по своему обыкновению, на излюбленных местах. Я еще растроганно подумала – пусть зверушки поспят в доме, ведь им явно не хотелось его покидать, значит, привыкли и к дому и к нам.

Алиция, похоже, не обратила внимания на этот факт.

В гостиной уже были Беата и Павел, прибежали раньше меня. Вот и Алиция появилась. Я еще удивилась, откуда взялась Беата. Она не бежала передо мной, а ведь ночует в комнате, которая расположена за моей. Ну да кто станет обращать внимание на такие мелочи в столь драматических обстоятельствах?

По дороге мы везде включали свет, теперь сразу же зажгли его в гостиной.

Три кресла были перевернуты, осталось стоять лишь то, под которое затолкали мешок. Со столика свалилась медная круглая столешница вместе с вазоном и светильником. Деревянная подпорка, на которую клали столешницу, тоже валялась перевернутой, а не имела права перевернуться, ведь это был устойчивый треножник. Теперь на образовавшейся вместо стола куче ничком лежал какой‑то мужчина, его голову целиком прикрывала буйная растительность, свисающая из большого горшка на стенной полке. Кажется, какая‑то очень целебная травка, во всяком случае Алиция не раз ею хвалилась. И наконец, в качестве завершения этой баталии – три кошки – три черные распушившиеся фурии при нашем появлении промчались, завывая и лавируя между нашими ногами, к выходной двери.

– Нет, меня таки хватит когда‑то кондрашка, – рассвирепела хозяйка, продираясь сквозь побоище к неизвестному и осторожно собирая с головы лежащего длинные зеленые побеги своей панацеи. – Неужели ни одна сволочь не может оставить в покое мои цветочки? Пусть кто‑нибудь выпустит кошек!

Я оглянулась на входную дверь. Три взъерошенные, увеличившиеся вдвое, дико шипящие черные бестии остервенело царапали дверь. Павел оказался рядом, он и открыл дверь. Трех фурий ветром сдуло.

Я поспешила на помощь Алиции, и мы стали восстанавливать упавший горшок и собирать закрывшие голову незнакомца длинные пушистые побеги.

– Да не переживай ты так! – утешала я подругу. – Эта трава быстро отрастает, ничего ей не сделалось.

– Сама ты трава! – злилась Алиция.

Павел с Беатой тоже добрались до нас.

– Кто это? – спросил Павел, рассматривая лежащего. – И жив ли он?

– Понятия не имею, кто эта сволочь и жив ли он, – в сердцах отвечала хозяйка. – Кажется, только сознание потерял, вроде не видно на нем никаких повреждений. О холера, кровь!

Тут и мы заметили стекающую на пол из‑под головы пострадавшего тонкую струйку крови, которую мы с Алицией размазали по полу, спасая цветочек Я опять хотела сказать Алиции приятное – вот, натекло на пол, а не на ковер светлых тонов, да не стала, боясь оказаться бестактной.

Беата сбегала в кухню и принесла воды в кувшинчике, чтобы обмыть голову пострадавшего. Небось, опять вода с питательным раствором, заготовленная Алицией на утро. Но я и тут промолчала, а Алиция воспользовалась случаем и ополоснула пальцы. При этом брызнула на пострадавшего. Тот пошевелился и глубоко вздохнул.

– Жив! – обрадовался Павел.

Пожав плечами, Алиция подняла горшок, мы сложили туда всю собранную зелень, а затем хозяйка собрала в него с пола столько земли, сколько могла и, присыпав растение, примяла землю на его корнях.

– Может, и отойдет, – сказала она.

Мы не сомневались – речь шла о цветке. Поставив его на прежнее место, Алиция обратила наконец внимание на злоумышленника.

– Павел, пожалуйста, помоги ему встать, а то опять что‑нибудь опрокинет, – попросила она. – Если не получится, оттянем за ноги.

Пока Павел с Беатой занимались пострадавшим, мы с хозяйкой наводили порядок в комнате. Подняли опрокинутые кресла и некоторые уцелевшие вещи с пола.

Тем временем неизвестный явно делал попытки встать, возможно, подействовало распоряжение Алиции оттащить его за ноги.

Вот он встал на колени, вот, опираясь на руки, с помощью Павла встал на ноги.

Теперь он был обращен к нам лицом, и у нас перехватило дух.

Стекающая на пол тонкая струйка крови превратилась в бурные потоки. Все лицо несчастного, а также шея и руки были в глубоких бороздах, оставленных кошачьими когтями. Одежда ими же разодрана в клочья. И вообще представший нам злоумышленник больше походил на вурдалака, восставшего из гроба упыря, чем на нормального человека.

Беата опять кинулась в кухню за водой, думаю, не столько из самаритянских побуждений, сколько из желания увидеть наконец лицо преступника. Она принесла также смоченные водой бумажные салфетки и подала ему. Все еще памятуя об Алицином ковре, я подала бедняге кучу сухих салфеток, оказавшихся под рукой. Пусть вытрется и перестанет нам тут истекать кровью. Пострадавший как‑то ни в ком из нас не нашел сочувствия. Оно и понятно. Человек, с которым кошки обошлись подобным образом, не может быть порядочным!

Вурдалак обтерся всеми салфетками и тряпками, что не очень ему помогло, кровь все еще сочилась из царапин. Но зато он протер себе глаза, увидел нас, а мы распознали его.

– О, Альфред… Иеремия… – неуверенно произнесла Алиция. – Онуфрий… нет, Эрнест!

Разумеется, это был он, Падальский. Ох, в недобрый час предсказала Мажена, что он явится к нам с визитом. Быстро нагнувшись, я заглянула под единственное стоящее на ножках кресло. Мешок оставался на своем месте, невзирая на побоище. Именно благодаря мешку это креслице не перевернулось, как остальные. Облегченно вздохнув, я пока воздержалась от комментариев. Заговорил незваный гость.

– Может, – прохрипел он, – какой… бинт…

– Павел, отведи его в ванную, – приказала хозяйка, в голосе которой не чувствовалось ни малейшего человеческого сочувствия к пострадавшему. – Там есть аптечка. И проследи, чтобы он… нашел все нужное.

Головой ручаюсь, она хотела сказать: «…ничего не украл», но сдержалась. Да Павел и без того правильно понял ее распоряжение. Крепко ухватив Падлу за плечо, он поволок его в ванную и оставался там с ним все время. Мы же пока навели в комнате полный порядок. Беата подтерла пол.

– Как он проник в дом? – ломала голову Алиция, разглядывая вазон. – Немного погнулся, но постараюсь выпрямить. Я же прекрасно помню, что двери заперла. Может, через террасу?

Беата решительно возразила:

– Нет, он вошел нормально, через входную дверь и коридорчик, двери на террасу тоже были заперты.

Мы невольно взглянули на стеклянные раздвижные двери, выходящие в сад. Над ними тоже горела лампочка, кто‑то из нас ее зажег. Павел, наверное. Взглянули и на миг окаменели.

Кошки не сбежали. Все три сидели у стекла, мстительные и еще не остывшие, и горящими глазами вглядывались в глубь дома. Очень напомнили мне они разъяренных пантер, рвущихся к своей жертве. Господи, что же такое Падальский сделал им?!

Я хорошо знаю кошачью натуру, столько лет имею с ними дело. Нормальный вспугнутый или разозленный кот, получив свободу, сбежит из дома и не сразу вернется, это в природе животного – оставить опасность как можно дальше. А потом, но это уже зависит от степени освоенности животного с домом, он вернется осторожно, не сразу, проверяя, остается ли еще в доме причина переполоха. Эти же, выскочив в величайшей ажиотации, тут же вернулись, яснее ясного давая понять, что желают продолжить борьбу с врагом.

– Фантастика! – не веря своим глазам произнесла Беата.

– Я говорила вам, что они не любят Падлу, – напомнила нам хозяйка.

– Но это никак не объясняет, каким же образом Падла влез в дом, – вернула я собеседников к главному вопросу. – Может, что с замком? Ты бы проверила, Алиция.

Алиция проверила и вернулась к нам нахмуренная, озабоченная, что‑то бормоча себе под нос. Оказалось, дверь была отперта самым обычным способом – ключом. Неужели у этого паршивца был ключ или он действовал отмычкой?

– А запасной? – вырвалось у меня.

– Проверь, – сквозь зубы велела Алиция.

Выйдя во двор, я порылась в известном лишь нам с Алицией тайнике. Маленькая коробочка с ключом находилась на своем месте. А поскольку, спрятав ее, мы сверху очень хитроумно набросали в определенном порядке камешки и палочки, которые тоже оказались не тронутыми, отпал вопрос о запасном ключе. Даже если Падальскому удалось подглядеть, как мы прятали запасной ключ, даже если этой ночью он им воспользовался, а потом спрятал обратно, ему ни за что не удалось бы выложить сверху нашу мозаику из камешков и веточек. Значит, открывал дверь он не этим ключом.

Вернувшись в гостиную, я в ответ на вопросительный взгляд Алиции отрицательно покачала головой. Одновременно со мной из ванной вышли Павел и наш незваный гость. У последнего вся физиономия была заклеена пластырями, руки в бинтах. С признательностью подумала о кошках: им пришлось немало потрудиться, но работа выполнена на славу. Я знала, как долго не заживают раны, нанесенные этими милыми существами, особенно такими внушительными, и, наскоро подсчитав, пришла к выводу, что Падле предстоит ходить исполосованным кошачьими когтями не меньше месяца, а то и больше.

Алиции тоже доставляло большое удовольствие разглядывать подлеца, да она и не скрывала этого.

Давно вышел я из молодежного возраста, но последние ночи, проведенные в твоем доме, меня как‑то неожиданно возвращают в мою хулиганскую молодость. Я ведь ехал сюда, готовясь провести несколько скучных дней у некой пожилой дамы…

– Спятил! – возмутилась Алиция. – Ты что, не знал, что здесь будет Иоанна? Что вы совпадаете?

Оскорбленная до глубины души, я энергично запротестовала. Ведь на сей раз я действительно ничего общего не имела со всеми здешними катаклизмами! И не намерена нести ответственность за всё, что кому‑то вздумается вытворять в доме Алиции.

– Я не знал, что совпадаю. А кроме того, думаю: вы стоите друг друга. Я не хотел бы ни одной из вас обидеть и, надеюсь, не обидел. Ладно, хватит. Дело не в этом. У меня хватило ума купить коньяк, я поставил его в твой шкафчик. Можно его вынуть?

– Дурацкий вопрос.

– Кажется, я тут становлюсь алкоголичкой, – проговорила Беата. – И признаюсь, делаю это с удовольствием.

Пока они так беседовали, я рылась в холодильнике. Еда, я помнила, должна остаться. Невскрытая упаковка сливок к утреннему кофе. Мне, кошковеду и кошколюбу еще не встречалась кошка, которая не любила бы сливок. Вылив сливки в большую кошачью тарелку, я выставила ее на террасу. Кошки к этому времени уже прогнали Падлу, вернулись и делом доказали мне, что поступила я правильно. И что вообще я оказалась человеком, заслуживающим кошачьего уважения и имеющим право иногда их всех погладить. Я чуть было не понравилась сама себе.

***

– Что ж, заодно и обсудим все, – проговорил Павел, откупоривая бутылку.

Алиция все ломала голову над главной неясностью.

– Откуда у этой сволочи взялся ключ? – вслух рассуждала она. – Вы все уверены, что он вошел в дом через парадную дверь, самым нормальным путем?

Лихо хватив глоток коньяку, Беата почувствовала в себе небывалую храбрость и собравшись с духом заявила:

– Лично я уверена. И вот почему. Я его видела. Не хотела признаваться, да уж чего там… Я была не у себя, а в телевизионной комнате.

– Ты ведь вроде спишь в последней комнате? – искренне удивилась Алиция.

Я не выдержала.

– Кажется, интеллигентная женщина. Ну как можно быть такой… глупой?

– Что? А, ты права. Я просто забыла, со мною случается. Не обращайте внимания.

И как раз вышла из нее, – с отчаянной решимостью продолжала свой рассказ Беата. – Света я не зажигала и старалась двигаться осторожно и тихо. Я прошла уже почти половину пути, как вдруг заметила: по коридорчику шел какой‑то человек. Во дворе, как известно, светлее, чем дома, а там окошко, вот его темную на фоне окна тень я и увидела. Сначала подумала – Алиция, и замерла, ведь если не двигаться, она может меня и не разглядеть. Я и стояла столбом, а неизвестный на цыпочках все шел к гостиной. Не шел, правильнее будет сказать – крался. Да, крался, стараясь, чтобы его не заметили и не услышали. Я видела всё!

Еще раз подкрепившись крепким напитком и набрав в легкие побольше воздуха, девушка продолжала:

– Трудно передать, что я пережила. Сердце готово было выскочить. Совсем неслышно, медленно крался этот паршивец и наконец очутился в гостиной. В нее он тоже вошел бесшумно, я заметила его уже в комнате, около камина. И тогда разразилась буря. Да какая! Поднялся шум и грохот, перед глазами у меня с диким шипением носились черные клубы, теперь я знаю – кошки, а тогда ничего не понимала: просто огромный рычащий черный вихрь в ярости и бешенстве метался по комнате, с разных сторон атакуя агрессора. Вот скажите, кошки умеют ненавидеть?

Никто из нас не мог ответить Беате на такой вопрос, разве что кто‑то был кошкой в прежней жизни, но это как‑то сомнительно. Тогда я бы выставила собственную кандидатуру, ведь характер у меня такой же, уверена, что не только отчаянно билась бы с врагом, но и страшно при этом вопила и рычала.

Павел ограничился тем, что долил всем коньяка и бросил девушке нетерпеливое «ну!».

– Ну и тут вы повыскакивали, а он принялся вопить. То есть в другой последовательности. Сначала завопил он. Нет, опять не так. Он завопил и налетел на кресло, с грохотом перевернув его. А потом рядом оказался Павел, Алиция выскочила, потом Иоанна, кто‑то зажег свет, и черный вихрь распался на отдельных кошек. Он уже лежал, а три кошки, совсем озверевшие, бросились к входной двери. Не знаю почему, но тогда я почувствовала очень ясно: они его не любят. И боятся. Нападение же – лучшая форма защиты… Так я подумала.

Алиция похвалила Беату:

– Очень правильно тебе подумалось. Разумно.

– Молодец, что додумалась оставить кошек на ночь в доме, – в свою очередь похвалила я Алицию.

Та не приняла похвалу, заявив, что в этом нет ее заслуги, кошки остались сами, она просто не заметила их в комнате.

– Ну, теперь нам придется поломать голову! – не сомневался Павел, выразив общее мнение.

– Интересно, он заявился к нам как раз в тот день, когда мы тщательно заперли все двери…

– Перся прямо к мешку! Я сама видела!

Все галдели, обсуждая очередное происшествие, но как‑то ничего конкретного никто не мог высказать. Сплошные вопросы и недоумения. Я решила их сформулировать.

– Давайте по порядку. Во‑первых, ключ. Как он вошел в дом? Алиция, ты давала ключ всем кто у тебя проживал? Потом они тебе его возвращали?

С большой неохотой Алиция призналась, что давала ключ всем.

– И Прохиндею тоже?

– Нну… и ему тоже. Но потом мне ключ всегда возвращали.

– Тоже мне заслуга! Теперь без проблем на любом углу тебе по заказу подделают какой угодно ключ, плати только. За две‑три минуты. И если выбор зависит от меня, то я бы поставила на Прохиндея, ибо Зенончик слишком глуп. Вопрос: могли Падальский получить ключ от Прохиндея? Вряд ли… Два сапога пара. Тот и сам был заинтересован…

– Да тут целая цепочка. Ты позабыла о Памеле.

Ключ от Алициного дома, я отлично знала, получали все кому не лень, в том числе и я сама. Его могли одолжить, причем без всякой задней мысли, могли дать просто попользоваться. Вариантов множество. Мы все же остановились на Прохиндее и Зенончике, рассуждая, что Прохиндей сделал это с определенной целью, а Зенончик исключительно по глупости.

Беата все не могла успокоиться.

– Но раньше, когда мы не запирали двери, он ведь мог проникнуть в дом через любые двери?

– Мог, но что толку говорить об этом, нам же ничего не известно о других его проникновениях в дом.

– А если вот так, как сегодня, когда входную дверь заперли и все остальные тоже? Не мог ли он проникнуть, допустим, – хотя я сама видела его в коридорчике, – не мог ли он проникнуть как‑нибудь через другую дверь?

– Не мог, – пояснила Алиция. – Запирается на ключ только входная, все же остальные закрываются на засов изнутри, и если они закрыты, но снаружи в дом никак не пролезешь, разве что разобьешь какое‑нибудь стекло и просунешь руку, чтобы отодвинуть засов.

Переждав разъяснение о ключах, я вернулась к своему обсуждению случившегося.

– Итак, с ключами решено: или Зенончик, или Прохиндей, да будет ему земля пухом. Теперь о самом визите. Какая холера заставила его притащиться сюда? Да помолчите же, я не забыла: Беата собственными глазами видела, как пер прямиком к новому мешку. Мы уже знаем, что все они искали кошачьи мешки. Но откуда ему стало известно, что в доме появился новый, не вскрытый еще мешок и куда мы его сунули? Такой ясновидец? Телепат?

– Анита! – с ненавистью бросила Алиция.

– Молчи. Ты просто не любишь ее. А я готова поставить на Зенончика все, что имею за душой.

Павел и Беата меня поддержали. Дошло до того, что по телефону мы разбудили Мажену и потребовали сообщить свое мнение. Мажена не могла сразу назвать кандидатуру, колебалась. По ее мнению, Зенончик так нахально лез к нам, что это должно его оправдать. Анита вызывала у Мажены больше подозрений. Воспользовавшись случаем, хотя и не совсем проснулась, Мажена на коленях умоляла нас не раскрывать мешок до ее приезда, пообещав приехать как можно раньше. И поклялась привезти кошкам самую свежую полендвицу, какая только найдется у мясника…

Мы выдохлись и решили поспать до приезда Мажены, в надежде, что исполосованный Падальский не сунется снова в дом…

***

Разбудила нас Анита. Точнее, разбудила она лишь Алицию, мы пробудились позже, поскольку Алиция спросонок воспользовалась туалетом. В себя она приходила постепенно лишь сидя над чашечкой кофе в гостиной, куда сбежались мы все, потрясенные страшным ревом, и застали тот момент, когда Анита как раз уже теряла терпение, делая тщетные попытки пообщаться с хозяйкой.

– Кто‑нибудь из вас уже пришел в себя в эту пору? – с некоторым раздражением поинтересовалась гостья. – Не такая ведь уж несусветная рань, половина десятого, а в десять мне просто необходимо быть на совещании в Гельсиноре. Скажите, бога ради, что тут у вас происходило ночью? Обнаружился какой‑то новый труп?

– Откуда ты знаешь, что у нас вообще что‑то происходило? – поинтересовалась Алиция, едва ворочая языком.

Как и все присутствующие, я вынуждена была пить кофе, заваривать чай не было сил.

Раньше всех пришла в себя молодежь, Павел и Беата.

– Что касается трупа, у нас пока нет данных, – зевая во весь рот, заявил Павел. – Не мешало бы сходить посмотреть. Мы еще не успели заглянуть в ателье. А ты почему спрашиваешь?

– Эрнест был у меня, – сразу призналась Анита, – заявился глубокой ночью. И требовал врача, почему‑то ветеринара. Надо сказать, видок у него… врач явно требовался, но почему именно ветеринар? На вопросы толком не отвечал, а из обрывочных бессвязных слов смогла лишь понять, что его несчастья как‑то связаны с Алицией. Сразу подумала об ее кошках. А он все твердил о необходимости сделать укол, боялся бешенства. Вот я и забежала к вам по дороге на работу, чтобы разузнать из первоисточника, а первоисточник никак не очухается после сна. Так что я, пожалуй, сама загляну в ателье, можно?

– Если тебе так хочется полюбоваться на новый труп, – пробормотала я, а Беата, тоже зевая, заявила, что с нее трупов вполне достаточно.

– Загляни, – разрешила Аните хозяйка, пожав плечами. – Только тогда иди через верхнюю дверь, нижнюю мы на ночь заперли.

– Так она у вас запирается? – удивилась Анита.

– Да, изнутри, на засов, – пояснил Павел и добавил, что он тоже пойдет поглядеть.

Мы осовело молчали, пока эти двое не вернулись из мастерской. По мнению Павла, со вчерашнего дня в ней ничего не изменилось, а для того чтобы напугать посетителей, вполне достаточно все еще разбросанных по всему помещению останков манекена. Анита была женщиной храброй и в обморок при виде их не упала.

– Нет там нового трупа, – информировала она нас, усаживаясь и поглядывая на часы. – Придется‑таки опоздать, ничего не поделаешь. Можно мне тоже кофе? Иоанна, раз уж ты там стоишь…

Я дала ей чашку кипятку и ложечку, все остальное стояло на столе у нее под рукой. Анита набросилась на кофе словно умирающий от жажды путник в раскаленной пустыне, хотя путник наверняка предпочел бы какой‑нибудь прохладительный напиток. И тут же гостья потребовала вторую чашку кофе. Алиция тоже потребовала вторую, я на глазок прикинула – сегодня она выпила почти треть стакана своего излюбленного напитка. Зато прямо на глазах приходила в себя.

Свидетельством тому был заданный гостье резонный вопрос:

– Раз уж ты столько знаешь, не поделишься ли соображениями, зачем он вообще вломился к нам ночью? Ты его лучше знаешь, может, у него такая привычка появилась – навещать знакомых по ночам и без приглашения?

Анита обрадовалась.

– Значит, он все же был у вас? Так я и подумала. И его встретили кошки. Хорошо, у меня хватает ума держаться от них подальше. Нет, я не знаю, зачем его занесло к вам… Ну, так и быть, не буду уж совсем врать – догадываюсь кое о чем и надеюсь сегодня вечером свои догадки проверить… Да и вам тоже не мешает подумать…

– Мы и без того все время думаем над тем, откуда у него появился ключ от входной двери моего дома, – холодно заявила Алиция. – Ведь он вошел через дверь, которую я заперла своими руками.

Какое‑то время Анита вроде бы боролась сама с собой, сомневалась, говорить ли нам правду, наконец решилась.

– Ладно, скажу уж. Ключ у него от Анатолия. Все эти годы у Анатолия был ключ от твоей квартиры, разве ты об этом не догадывалась?

– А ты догадывалась?

– А я была в этом уверена.

– Жаль, что не поделилась своей уверенностью со мной.

Анита допила кофе.

– Если не ошибаюсь, я несколько раз советовала тебе сменить замки в дверях. Может, соизволишь припомнить?

– Не совсем. Причем ты не сообщала причины, а заниматься глупостями неизвестно чего ради не хотелось. Не могла сказать прямо?

– Не могла. Ты и без того считала, что наговариваю попусту на людей благородных и ни в чем не повинных, вот я и старалась тебе дать понять как‑то подипломатичнее.

Приготовив себе крепкий чай и напившись, я тоже стала оживать. И поспешила прервать назревавшую ссору.

– Анита! – торжественно и веско заявила я. – Если ты безо всяких дипломатических уверток поведаешь нам все, что знаешь и о чем догадываешься, да притом еще не утаишь, откуда тебе это известно… потому как, мне кажется, тебе известно больше, чем нам… то тогда мы тебе скажем всю правду!

Анита ухватилась за мое предложение когтями и клыками, спросив лишь:

– Серьезно?

– Видит бог! – поклялась я. – И тогда мы еще вместе подумаем, сколько из этого тебе разрешается сообщить своим журналистам в качестве сенсации. Но сначала ты, ведь мы станем говорить о том, что лично нас касается.

Допив кофе, Анита вскочила со стула.

– Договорились! Но не сейчас. Вечером. Постараюсь приехать сразу, как освобожусь, а сейчас мне надо мчаться и по дороге еще придумать вескую причину для опоздания. Пожар в доме или сердечный приступ, иначе мой авторитет будет безнадежно подорван. Восемь человек ждут меня, и, уверяю вас, отнюдь не пешки в нашем бизнесе. Пока!

***

– Ты никак спятила? – недовольно поинтересовалась Алиция, когда за Анитой захлопнулась калитка.

– И вовсе нет, напротив, я поступила умно и дальновидно. Вот гляди, даже если она наврет с три короба, какую‑то правду мы сумеем извлечь из этой кучи. Пусть даже мелочи, но и они нам пригодятся. Ей же мы расскажем, – поспешно добавила я, ибо Алиция глядела на меня такими глазами, что и захлебнуться чаем недолго, – ей расскажем отнюдь не всё, кое о каких вещах имеем право умолчать… то есть позабыть…

– Иоанна права! – горячо поддержал меня Павел. – Мне самому интересно. Эти неожиданные дружеские отношения Падлы с Прохиндеем… ключи передают друг другу… Хотелось бы знать, Прохиндей и впрямь слетел с лестницы без посторонней помощи?

До сих пор молчавшая Беата высказала предположение, что недавняя гостья пока еще не знает о последнем кошачьем мешке, так ей показалось во всяком случае. И тогда это означает одно: о мешке донесла не она, а Зенончик. Это тоже не мешает выяснить, раз он приходит сюда и жрет…

Алиция слушала нас в молчании, глубоко задумавшись. Вздрогнув, словно просыпаясь, она заявила:

– Знайте, я приняла решение. Давайте позавтракаем. Кто хочет яичко?

***

Мы кончали завтрак, когда приехала Мажена, переполненная эмоциями как из‑за нового мешка, так и ночного происшествия с Падальским. Не вырвала у нас еду изо рта, а по всему было видно – едва сдерживалась, напротив, культурно села с нами за стол и получила свою чашку кофе. Взамен мы подробно описали ей ночное происшествие, хотя о нем она уже знала, но теперь не в двух словах, как ночью. Пребывание Беаты в телевизионной комнате она деликатно пропустила мимо ушей, не заостряя на нем внимания.

– Зенончик! – повторила она высказанное ранее мнение. – Он донес. А лопал вчера в диком темпе не из опасения опоздать на ужин к сестре, а торопясь к Падле. Анита же, будь она действительно в сговоре с Падлой, не призналась бы о его приходе к ней ночью, мы ведь об этом не знали, никто не заставлял ее признаваться. Я уж не знаю, что этот подонок наговорил Зенончику, но мне сдается, Падальский подключал к своим поискам кого только мог из тех, кто бывал в доме Алиции.

– Тебя не подключил, – буркнула Алиция.

– Не такой уж он идиот, соображал, кого можно, кого нет.

– Аниту, наверное, тоже, – заметил Павел. – Иначе она знала бы, что происходит за кулисами, и не проявляла такого бешеного интереса к происходящему в нашем доме. А она интересуется искренне, это видно.

– Так, возможно, это не Падла подключил Аниту, а Анита Падлу? – высказала предположение Алиция.

– Мозг шайки, так сказать?

– Послушаем, что она расскажет нам вечером.

Сидя за столом, мы по сотому разу терялись в домыслах. И ни к чему путному не пришли, только устали от бесплодных предположений. Множились вопросы, ответы на которые мы не находили. Кто и почему убил Памелу? Прохиндей сам свалился с лестницы или его столкнули? Он лично дал ключ Падальскому или тот принимал участие в поисках вместе с Прохиндеем и воспользовался случаем, чтобы отобрать у напарника (соперника?) ключ? Твердо знали о Падле мы лишь то, что тот пришел за последним мешком, а о мешке ему явно донес Зенончик. В доносительстве Зенончика мы теперь не сомневались, припоминая все больше не знает о последнем кошачьем мешке, так ей показалось во всяком случае. И тогда это означает одно: о мешке донесла не она, а Зенончик. Это тоже не мешает выяснить, раз он приходит сюда и жрет…

Алиция слушала нас в молчании, глубоко задумавшись. Вздрогнув, словно просыпаясь, она заявила:

– Знайте, я приняла решение. Давайте позавтракаем. Кто хочет яичко?

***

Мы кончали завтрак, когда приехала Мажена, переполненная эмоциями как из‑за нового мешка, так и ночного происшествия с Падальским. Не вырвала у нас еду изо рта, а по всему было видно – едва сдерживалась, напротив, культурно села с нами за стол и получила свою чашку кофе. Взамен мы подробно описали ей ночное происшествие, хотя о нем она уже знала, но теперь не в двух словах, как ночью. Пребывание Беаты в телевизионной комнате она деликатно пропустила мимо ушей, не заостряя на нем внимания.

– Зенончик! – повторила она высказанное ранее мнение. – Он донес. А лопал вчера в диком темпе не из опасения опоздать на ужин к сестре, а торопясь к Падле. Анита же, будь она действительно в сговоре с Падлой, не призналась бы о его приходе к ней ночью, мы ведь об этом не знали, никто не заставлял ее признаваться. Я уж не знаю, что этот подонок наговорил Зенончику, но мне сдается, Падальский подключал к своим поискам кого только мог из тех, кто бывал в доме Алиции.

– Тебя не подключил, – буркнула Алиция.

– Не такой уж он идиот, соображал, кого можно, кого нет.

– Аниту, наверное, тоже, – заметил Павел. – Иначе она знала бы, что происходит за кулисами, и не проявляла такого бешеного интереса к происходящему в нашем доме. А она интересуется искренне, это видно.

– Так, возможно, это не Падла подключил Аниту, а Анита Падлу? – высказала предположение Алиция.

– Мозг шайки, так сказать?

– Послушаем, что она расскажет нам вечером.

Сидя за столом, мы по сотому разу терялись в домыслах. И ни к чему путному не пришли, только устали от бесплодных предположений. Множились вопросы, ответы на которые мы не находили. Кто и почему убил Памелу? Прохиндей сам свалился с лестницы или его столкнули? Он лично дал ключ Падальскому или тот принимал участие в поисках вместе с Прохиндеем и воспользовался случаем, чтобы отобрать у напарника (соперника?) ключ? Твердо знали о Падле мы лишь то, что тот пришел за последним мешком, а о мешке ему явно донес Зенончик. В доносительстве Зенончика мы теперь не сомневались, припоминая все больше подозрительных обстоятельств последнего его ужина у нас. Не только небывалую спешку, но и тот факт, что слишком уж много предметов падало у него из рук, за которыми ему приходилось то и дело нагибаться. Вот именно, нагибался и из‑под стола незаметно оглядывал все доступное его глазам пространство пола, причем только теперь мы заметили, что последние предметы почему‑то падали каждый раз все ближе к креслицу у окна. Обнаружил, паршивец, мешок! Анита же пришла позже, и у нее не было шансов увидеть мешок. Да и уехали они с Маженой поздно, около полуночи, она не успела бы предупредить сообщника, будь Падальский таковым.

Дойдя путем таких рассуждений до мешка, мы наконец встали из‑за стола, но никто из нас не успел даже прикоснуться к мешку, как заявилась Кирстен. У датской кузины было к Алиции какое‑то дело по растительной части. Она принесла с собой кипу зелени и хотела что‑то получить от Алиции из ее сада. По опыту зная, что такие дела быстро не делаются, я решила съездить за продуктами, несколько раз предупредив всех, чтобы мешок без меня не вздумали вскрывать. Причем не удержалась, чтоб не подумать: невезучий какой‑то мешок. Интересно, кто следующий категорически потребует без него не вскрывать?

Кирстен, сама того не ведая, оказала мне услугу, засидевшись до моего возвращения, а то ведь могли начать и без меня. Мы вежливо раскланялись с ней в дверях, и Беата неудержимо ринулась к мешку. Мажена демонстративно позакрывала все двери в доме на засов, а парадную еще и на ключ заперла.

И только тут Алиция спохватилась, что в комнате стало как‑то просторнее.

– А где же мои бумаги? – грозно вопросила она оглядываясь. – Кто осмелился их выбросить?

Беата горячо заверила хозяйку, что скорее бы у нее руки отсохли, чем она осмелилась хоть какой жалкий клочок выбросить. Вон все бумаги до одной – в угол она запихала эту макулатуру, он освободился, когда оттуда вытащили мешок.

Я же сокрушенно извинилась перед обеими и покаялась перед хозяйкой, что решила непременно довести до ее сведения перемещение драгоценной макулатуры, да позабыла. Теперь Алиция может встать и лично убедиться, что все бумаги аккуратно сложены в кипы и засунуты в угол между книжной полкой и колом, подпиравшим подоконник.

Алиция упорно не принимала наших извинений.

– Теперь в этой куче я ничего не найду, – злобно шипела она.

Меня разозлило глупое упорство, и я чуть было не высказалась, но сдержалась. Беата же была сама кротость.

– Ну, перестань злиться, – умоляла она хозяйку. – Если хочешь, я разбросаю, то есть, того, верну бумаги точно в такое же состояние, как они были сложены раньше? У меня хорошая зрительная память, и я прекрасно помню, где что лежало. Сделать это немедленно?

По Алиции было видно, что такой выход ее больше всего устраивал, и она немедленно приступила бы к восстановлению status qvo, восстановив в комнате прежний балаган, но раздумала. Махнула рукой и наклонилась к мешку.

***

Сверху по‑прежнему лежали роскошные бальные перчатки черного цвета. И так они были хороши, что мы вновь довольно долго любовались ими. Под перчатками оказались, ясное дело, стиральный порошок и колготки, затем набор разноцветных мелков, намордник для крупной собаки, бигуди в сетчатом мешочке, четыре разных замка‑молнии, дамские длинные шорты‑бермуды в цветочек, пять разных ключей на одном кольце, две дамские блузки, стенной барометр, большая скатерть в мелкую клеточку и килограммовая коробка шоколадных конфет, со всех сторон оклеенная скотчем.

– Скажите! – удивилась Алиция. – Пищевые продукты вообще никогда не кладут в мешки, которые выставляют на аукцион. Первый раз вижу в мешке шоколадки.

– Шоколадки – не ветчина, – мудро заметила я, – они не так скоро портятся. Несколько недель могут выдержать.

– Какие несколько недель? Я подсчитала: они пролежали у меня пять лет.

– Устроители аукциона никак не могли такое предположить. Нормальные люди сразу распаковывают мешки.

– Не знаешь, а говоришь. Аукционы устраиваются здесь каждые три месяца, так что мешок может пролежать три месяца, а любые продукты испортятся за это время.

– Как это три месяца? Не ты ли мне говорила – каждые полгода. Или даже раз в год.

– Не могла я говорить таких глупостей, ведь аукционы на датских железных дорогах устраивают раз в квартал. Я‑то лучше знаю! А ты выдумываешь бог весть что…

– Не ссорьтесь, – вмешался Павел, – давайте лучше посмотрим, как выглядят шоколадные конфеты, пролежавшие пять лет. Откроем коробку?

Мажена взяла коробку в руки и понюхала, заявив, что во всяком случае они не издают неприятного запаха.

– Зато стучат, – добавила она, помахав коробкой. – Должно быть, окаменели за это время. – И еще раз тряхнула коробкой, приложив ее к уху, чтобы окончательно убедиться. – Стучат…

Мы все хотели послушать, как стучат конфеты в коробке, и, вырывая ее друг у друга, изо всех сил трясли, убеждаясь – стучат. Павел отправился в кухню за ножницами.

Пока он ходил, я маленькими маникюрными ножничками разрезала клейкую ленту и открыла коробку.

Воцарилось молчание. Потрясенные и сами окаменелые, мы молчали не меньше минуты, пялясь на содержимое конфетной коробки. Никаких шоколадок в коробке не оказалось. Она доверху была заполнена клочками ваты и какими‑то непонятными маленькими предметами. Приглядевшись, мы распознали в них красивые пуговицы, винтики, кусочки дерева. Однако больше всего было фигурок всевозможных животных, которые весело поблескивали среди защитного мусора и ваты.

Первой осмелилась прикоснуться к странным фигуркам Беата. Тонкими пальцами она сняла слой ваты с одной из них и извлекла фигурку верблюда.

– Надо же! – в полном восторге прошептала девушка.

Павел высказал здравую мысль, что шоколадные фигурки вряд ли за пять лет изменились до такой степени.

– О, вот лошадка! – выковыривая из ваты замеченное животное, обрадовалась Алиция. – Какая красивая! Такой еще нет в моей коллекции.

Сдавленным от волнения голосом Мажена только бормотала:

– Ну и ну! И не знаю, верить или не верить… Такое не может быть…

Беата развернула из ваты льва.

– Я не знаю, может или не может, но вот я держу в руках фигурку из чистого золота, и это не вызывает у меня сомнения. Уж вы поверьте, мне часто приходилось иметь дело с золотом, профессия такая. А какая чудная работа!

Я ничего не говорила, молча уставясь на обнаруженное сокровище, и почему‑то непременно старалась вспомнить, как звали короля, который при виде жирафы авторитетно заявил, что такого животного просто не может быть на свете. Кажется, Франциск I… Или Генрих?.. Да ну его!

Алиция, позабыв обо всем на свете, радостно рылась в коробочке. Вот она нашла черепаху, а потом опрокинула коробку над столом и высыпала на него все содержимое. Временно отставив короля, я занялась жирафом, то есть его поисками. Есть ли он вообще в этом зверинце? Если бы меня кто спросил, с чего это я так увлеклась именно жирафом, боюсь, ничего разумного не смогла бы ответить. Скорее всего, уже тогда клубились в голове смутные предположения, и мне хотелось, пусть приблизительно, определить время появления на свет нашей золотой коллекции. Туманная поначалу ассоциация постепенно обретала все более отчетливую форму.

– Поглядите, какой красивый – прервала мои исторические изыскания Алиция, вытащив из коробки паука. – Правда, пропорции нарушены, он не меньше черепахи, но какое это имеет значение? Что ты сказала, Беата? Золото? Очень возможно, они тяжеленькие…

– Золотые! – не сомневалась Беата. – И выполнены с поразительным мастерством!

Павел заинтересовался зоологическими аспектами.

– Если не ошибаюсь, вот это олень, а это кошка. Солидная, размером с треть оленя. Ну, может, с четверть. Большая кошка, просто огромная! Чудо! А собака все равно больше кошки, хотя и не намного. По крайней мере, в этом фигурки правдивые…

Окончательно отбросив в сторону королей, я тоже принялась копаться в кучке на столе. Вот что‑то совсем крошечное, похожее на таракана. Приглядевшись, подумала, что, пожалуй, это свинья, причем боров. Или все же на редкость упитанный и откормленный таракан? Вот интересно, до каких размеров можно откормить таракана…

– Вы что, все с ума посходили? – с ужасом глядела на нас Мажена. – Все о каких‑то пустяках. Разве вы не отдаете отчета, что попало к вам в руки?

– Отдаем, – рассеянно отозвалась хозяйка. – Павлу попался второй кот, именно кот. Может, и лошадка вторая найдется? А вот серна. Есть и олень. То есть, извините, это вовсе не олень, а просто бык. Значит, должна оказаться и корова. А это не иначе как лисица, с таким хвостом. Как думаете?

– Боже, боже! – простонала Мажена, закрыв лицо руками, и откинулась на спинку кресла.

Алиция соизволила уделить ей внимание.

– Что случилось? Тебе не нравится этот зверинец? Ведь очень красивые зверушки, пусть даже и золотые. Лошадок помещу в коллекцию, вот и вторая нашлась. Ты чего?

А я все разыскивала жирафа. Перещупала и перетрясла все кусочки ваты, раскопала все винтики, пуговицы и скрепки. Нашла слона, мышь, кролика и ящерицу, но жирафа не было. Возможно, мнение неизвестного короля, что такого животного не может быть в нашем мире, получило широкую огласку.

И тут мои серые клеточки принялись наконец за работу. Не давая Мажене высказаться, хотя та уже немного успокоилась и собралась просветить нас, я громко и отчетливо заявила:

– А жирафа нет. И к черту паршивого короля, которого никак не вспомню, хотя, кажется, это был Людовик X, люди еще не знали, что такие животные водятся на земле. Страуса и кенгуру тоже, между прочим, нет. Она, – кивок в сторону Мажены, – права. Не исключено, что Ноев ковчег попал в один из кошачьих мешков, и в данный момент мы любуемся остатками этой исторической коллекции, изготовление которой приписывалось знаменитому мастеру эпохи Возрождения Бенвенуто Челлини, XVI век…

– Ты не в своем уме, – растерянно произнесла Алиция.

– Или шуточки у меня такие…

– Нет! – горячо перебила меня Беата. – Никакие не шуточки, та самая пропавшая коллекция, никому другому не изобразить крохотных зверей с подобным мастерством, это произведение великого мастера. Не исключено, что кто‑то где‑то сделал копию коллекции, я не искусствовед‑историк, а просто ювелир по золоту, но не сомневаюсь; мы любуемся творением гениального мастера!

– Не удивительно, что из‑за этих финтифлюшек люди шли на смерть. Вряд ли копия так привлекала их.

Мажена обрела наконец голос.

– Конечно, так оно и есть! Вспомните: журнал о потерянных исторических драгоценностях, появление Падальского, кошачьи мешки, которые уже давно ищут в твоем доме, гибель искателей…

– Шахматы… – подсказала Алиция.

– При чем тут шахматы, о них никто не знал, они же не побывали в кошачьем мешке, а являются фамильной драгоценностью вашего рода и испокон веку были в вашем семействе? Не украла же их твоя свекровь! И поиски Падальский начал раньше, еще до того, как мы нашли шахматы. Вспомни, недаром все искатели так рвались к кошачьим мешкам, они должны были знать о коллекции. Падальский уж точно знал.

– Такой он ясновидец? – не верила Алиция. – Телепат? Знал, что какой‑то там король, скорее всего Карл или Франц‑Иосиф, ехал поездом в Копенгаген, разложил свою коллекцию, чтобы полюбоваться ею в вагоне датского поезда?..

– Нет, я с ней не выдержу! Не видишь, что перед тобой?!

Алиция была упрямой, уж я‑то это прекрасно знала. Вот и здесь стояла стеной.

– Вижу, вижу, не такие вещи люди теряют. Тут как‑то по телевизору показывали передачу, некто потерял в поезде крупный бриллиант и целый год не обращался к железнодорожным властям. Я не верю в Ноев ковчег. Откуда Падла вообще мог узнать о нем? И сам догадался, что это лежит у меня в одном из мешков? Да еще, такой гений: сообразил, что я не имею о золотой коллекции ни малейшего понятия. Ха‑ха‑ха! Ерунда все это.

Мажена опять рухнула в кресло и схватилась за голову. Беата извлекла из своей сумки лупу и принялась внимательно разглядывать фигурки. Павел занялся тем, что принялся выстраивать их по размеру. Я подсунула ему вторую собаку, найденную мною в вате. Алиция машинально пристроила в очередь две змеи.

Из экзотических животных в коллекции были представлены слоны, львы, верблюды, крокодилы, обезьяны и гепарды. Не хватало многих, в том числе холерного жирафа. Если этот зоопарк и в самом деле произвел на свет Бенвенуто Челлини, он мог, скажем, лично не знать ни шакала, ни гиены. Но им, опять же, ничто не мешало затеряться. И все равно, даже не полная, коллекция представляла собой потрясающее сокровище!

– Да, это творение великого художника, – заключила Беата, откладывая в сторону лупу. – Вот в этом я не сомневаюсь. Все остальное – загадка. О расцарапанном Падле высказываться не буду, не знаю я этого человека. Ему наверняка что‑то было известно, это очевидно. Вы заметили, среди фигурок нет тигра, зубра, белого оленя, а они были известны в Европе с давних пор, так что, возможно, часть коллекции отсутствует. Может, и по вине Падлы, может, он ее разыскивал целые годы. Но ты‑то, Алиция, почему не хочешь поверить, что в твоем доме найден пропавший Ноев ковчег? Почему упорствуешь?

– Я не упорствую, – возразила Алиция, – я пытаюсь осмыслить все это. Я и в шахматы не верю.

– Ну, знаешь! Собственными же глазами их видела! – не выдержала я.

– Что из того? А ты помолчала бы, когда старшие говорят.

– Ослица!

От ослицы слышу! Ну не могу я поверить в то, что в моем доме почти одновременно найдены платиновые шахматы и ренессансные произведения искусства. Одно за другим, на одной неделе! Так не бывает. Это не укладывается в голове и противоречит здравому смыслу. В жизни так не бывает. Во всем этом я чую какой‑то подвох и думаю, что‑то здесь не настоящее.

– А на копию ты согласишься?

– Копию чего?

– Может быть, лишь копия ковчега. Вот, представь себе: пылесосила ты, скажем, портрет одной из твоих фривольных бабок, и на обратной стороне портрета обнаружилась картина Рембрандта.

– Я бабок никогда не пылесосю.

– Нет, я с ней больше не выдержу… Не ты, кто‑то другой пылесосил. Эльжбета, Аня, Малгося, кто угодно. Пылесосила и обнаружила Рембрандта. Ты бы тоже в жизни не поверила. А если бы выяснилось, что это не оригинал, но очень хорошая копия, современная. Тогда бы ты смогла поверить?

Алиция задумалась, не зная, на что решиться.

– А кто ее писал, эту копию?

– Не знаю, не имеет значения. Какой‑нибудь кузен, у вас в семье полно художников. Тогда бы ты поверила?

– В копию?.. Может быть…

Мажена глубоко вздохнула и слабым голосом попросила:

– Только не выбрасывай этой коллекции на помойку, прошу тебя.

Павел успел прошептать: «А вот уж это нам не грозит, Алиция даже всякую дрянь не выбрасывает», когда раздался возмущенный голос Алиции:

– Разве я что‑нибудь выбрасываю на помойку?! – подтвердила она слова Павла. – Да и сами по себе это очень красивые вещицы, зачем же мне их выбрасывать? К тому же золотые. Кто выбрасывает золото на помойку?

– Если кто и выбрасывает, так разве что только ты.

– Не болтай глупостей. Пусть себе лежат. Но не ждите от меня, что я впаду в эйфорию от такого сокровища. И не надейтесь. А вот выпить кофейку – желаю. Кто‑нибудь… Ну ладно, сама приготовлю.

В результате мы все оказались за кухонным столом. К кофе прибавились пиво, чай, молоко, каждый пил что хотел. А потом мы со своими напитками опять вернулись в гостиную, к разложенному на столе сокровищу. Глаза не могли на него наглядеться.

В чем‑то Алиция, конечно, права. В будничной жизни простого человека такие вещи практически не происходят, вряд ли у него неожиданно забьет из‑под пола струя нефти. Разве что в Техасе. Но с другой стороны, ведь случилось же такое, когда в разрушенной послевоенной Варшаве хозяину жалкой квартирки неожиданно посыпался на голову золотой дождь. Это я образно выражаюсь, просто счастливец обнаружил на запыленном чердаке подлинник Эль Греко. Или вот крестьянин при вспашке выворотил из‑под земли горшок с золотыми монетами.

– Ну ладно, – согласилась Алиция, придавленная аргументацией. – С кем‑то такое и может случиться. Но почему я?

– А почему не ты? Точно также мог бы спросить любой, купивший на аукционе мешок. С той разницей, что другой человек не стал бы ждать пять лет, а вскрыл бы мешок сразу.

– Если бы, конечно, не умер по дороге домой, – неожиданно заявил Павел.

– С чего бы это он вдруг взял да умер? – удивились мы.

– Всякое случается, например попал под поезд.

– С мешком? Тогда и мешку конец.

– Предположим, с мешком ничего не случилось. А честные люди, видевшие смерть несчастного, отдали мешок его родным.

Фантазия наша не знала предела. Мы предположили, что родным было не до мешка, когда случилась такая трагедия, они забросили его в угол и он пролежал там бог весть сколько. А нашли бы его при ремонте, тут часто ремонтируют дома. И распаковали бы.

Меня не устраивал такой вариант. Я предложила свой: человек выиграл мешок и погиб, как и у Павла, попал под поезд. А мешок уцелел. Только нашел его не честный человек, а совсем наоборот. Нашел и присвоил. И обнаружил сокровище…

Тогда каким образом оно опять оказалось в кошачьем мешке и его выиграла бы Алиция? – возразили мне.

Да, неувязочка получается. Путаница какая‑то. Один владелец, второй владелец… Все галдели, каждый высказывал свое мнение, но оно только усугубляло путаницу.

Утихомирила нас Мажена, потребовав, чтобы мы перестали молоть ерунду и вообще кричать, потому что, видите ли, она размышляет, а мы ей мешаем. Мы немного обиделись, но все же замолчали.

Мажена с Павлом решили взяться за дело серьезно и для начала составить подробный список всего, что происходило в этом доме за последнюю неделю. Главное, по порядку и без эмоций. Одни факты.

Итак, Падальский возил с собой журнал со статьей о пропавших сокровищах.

Таинственные лица начали копаться в доме Алиции. Постепенно выяснилось, что, кроме Падлы, в этом принимали участие Памела, Прохиндей и Зенончик. Их всех интересовали кошачьи мешки, а задачу в значительной степени облегчал всем рев бачка.

Памела и Прохиндей сошли с арены действий по уважительным причинам.

О последнем мешке Падле донес Зенончик.

Кошки вступили в бой и спасли ценности.

Ну, что ж, пока все логично.

Но вот возникают вопросы, и тут уж никак нельзя соблюсти хронологию. По крайней мере, стоит закрепить все эти вопросы на бумаге.

Откуда Падальский знал, где следует искать пропавшую коллекцию?

Обнаруженная нами коллекция сохранилась в целости или ее часть исчезла во мраке веков?

Искал ли Падла именно золотой зверинец или вообще все из упомянутой выше статьи? Может, надеялся наткнуться на алмазы королевы Виктории или нагрудник королевы Клементины? Или другие драгоценности, принадлежавшие когда‑то монархам?

Кто потерял в поезде золотой зверинец?

Кто убил Памелу и почему?

Кто столкнул с лестницы Прохиндея или он все‑таки слетел самостоятельно?

Что связывало Зенончика с Падлой и с каких пор?

У Алиции они ни разу не встретились, относились к людям разного поколения, в Польше проживали в разных городах, работали в разных областях. Зенончик занимался обслуживанием компьютеров, Падальский был архитектором. Могли, конечно, поменять профессию или столкнуться друг с другом именно на профессиональной почве. Может, Падла с помощью Зенончика искал свои сокровища по Интернету. Из нас никто не слышал о хобби Падлы, может, он занимался поисками сокровищ с детства, начиная с Янтарной комнаты?

Откуда он, холера, знал, что Алиция не сразу распаковывает свои кошачьи мешки? Какова во всем этом роль Аниты?

***

Записать‑то вопросы мы записали, но это не помогло нам найти ответы. Все они (я говорю об ответах) были или негативными, или вообще неправдоподобными, хотя мы старались как могли. А потому, полагала я, что уж слишком мало было у нас информации.

– Просила ведь внимательно прочесть всю статью и подробно нам рассказать! – упрекала я коллег. – Глядишь, какая‑нибудь малость и натолкнула бы на конкретный вывод. Может, там назывались фамилии последних владельцев, может, упоминались полицейские расследования, может, высказывались мнения каких‑нибудь очевидцев или вообще людей, причастных к утраченным сокровищам.

Естественно, Алиция отмела от себя все мои упреки.

– А кто сказал, что Падла руководствовался лишь одной этой статьей? – тут же напустилась она на меня. – Может, он раньше другое что читал или слышал?

– Биографию Бенвенуто Челлини, – подсказала Мажена. Тоже чувствовала за собой вину.

Бенвенуто Челлини написал автобиографию, – поправила я ее, злясь на себя, что сама не проявила больше энергии в поисках источников. – Вернее, надиктовал. Я ее не читала и простить себе этого не могу. Хотя в «Автобиографии» мастер мог и не упомянуть о Ноевом ковчеге, не придавая большого значения этой своей работе. А мог и упомянуть, и мы бы узнали, например, что он ее не закончил. А вот что стало с ней дальше, этого автор не мог знать. И тут я почему‑то опять нехорошо думаю о Диане де Пуатье, хотя мои инсинуации ничего рационального в наши изыскания не вносят.

– Что‑то такое вспоминается, – проговорила вдруг Беата, напряженно вглядываясь в угловой шкафчик Алиции, где хранились красивые бокалы и бутылки со спиртным. – Вот засело в голове… Засело и настырно попискивает. Кажется, где‑то я что‑то такое читала…

Мы все заинтересованно уставились на Беату. Алиция проследила за ее взглядом, открыла нижнюю дверцу шкафчика и извлекла бутылку коньяка, потом еще раз сходила за бокалами. И все это делала автоматически, с надеждой поглядывая на молодую женщину.

Отведя взгляд от шкафчика и узрев на столе алкоголь, Беата смутилась и, послюнив палец, сделала попытку стереть пятно на столе от горящей сигареты.

– Оставь его в покое, уже терли, не отмывается, – остановила ее хозяйка. – А мне даже и ругать некого, потому как я сама и прижгла стол. Глупо отчитывать себя, правда?

Я немедленно подхватила:

– И еще глупо надавать самой себе по морде или плюнуть себе же в лицо, потом придется ходить по квартире и протирать зеркала.

– Да, должно быть, трудно, – вздохнула Беата. – Надо же, не могу вспомнить. А ведь точно читала, или на английском, или итальянском, итальянский я тоже знаю. Может, я выгляжу дура дурой, но много училась и всю жизнь работала…

– И вовсе ты не выглядишь дурой! – не сдержавшись, пылко возразил Павел.

– Что‑то читала о потерявшихся вещах, что‑то о внезапно обнаруженных, – продолжала Беата медленно, как бы вспоминая вслух. – Вот маячит в голове, и рядом – золотые фигурки, и Бенвенуто вспоминается почему‑то… О том, что обнаружилось нечто невероятной ценности, провели экспертизы, устроили ряд научных дискуссий. Не так уж и давно это все происходило, незадолго до войны, правда позабыла какой. А потом я… несколько лет назад снова что‑то читала об этом. Нет, никак не вспомню, но точно о наших сокровищах.

– И это могло попасться на глаза Падальскому, – подхватила Мажена. – Там вполне могли быть всякие подробности. Тебе ни к чему, а вот ему пригодились.

Алиция не замедлила поинтересоваться, не означает ли это, что теперь они должны засесть за чтение и прочитать всю прессу за последние пятьдесят лет. И еще поискать в Интернете, там о таких вещах наверняка найдется что‑нибудь подходящее.

Я тут же решительно и бесповоротно заявила, что в Интернете не участвую. Если Интернет – то без меня, не хочу портить себе оставшиеся дни жизни. И разрешите напомнить вам, что двое из уцелевших членов шайки – Падла и Зенончик – еще живы, а из двух зол я лучше займусь тем, что стану прижигать им пятки, хотя и брезгую таким занятием. А что, в Дании можно найти человека для такой работы, Алиция? Несомненно трудной.

– Жива и Анита, – напомнил нам Павел. – И если не ошибаюсь, сегодня обещала явиться с какой‑то сенсационной информацией. Так что давайте пятки пока отложим, подождем ее…

***

Анита приехала, когда Беата уже принялась убирать со стола после нашего не то обеда, не то ужина. Пришлось устроить такой перекус, поскольку Алиция уперлась, что натощак она вообще не в состоянии думать. Вопреки опасениям, Зенончик не появился во время еды и тем заставил нас пребывать в напряжении. Он мог вообще не прийти сегодня, а мог и появиться в самый разгар обсуждения наших тайн и секретов.

Анита очень удивилась, когда Мажена демонстративно, у нее на глазах, тщательно заперла входную дверь на два оборота ключа.

Оглядевшись, гостья со сдержанным юмором предположила:

– Я бы могла подумать, что вы намерены отныне держать меня взаперти, если бы не полная свобода – мне отсюда отлично видны распахнутые настежь стеклянные двери в сад. Правда, там сидят начеку дикие звери… Я могу чувствовать себя свободной?

– Можешь, – рассеянно разрешила хозяйка, торопясь нарезать для кошек вынутую из микроволновки рыбу.

– Никто не намерен держать тебя взаперти, – пояснила Мажена. – Запираемся мы от непрошеных гостей, которые имеют дурную привычку приходить не вовремя. Просто закрыть дверь? Могут войти и не постучавшись, а дверь прикрыть за собой тихонечко, мы же, как тебе известно, намерены сегодня обсуждать наши тайны. А двери на террасу тоже закроем, не беспокойся. Вот только хозяйка накормит свою живность.

Анита оживилась ну прямо вулканически.

– Правда? За этим я и пришла. Вы и в самом деле выдадите мне хоть какую‑то из своих тайн? Я уже с порога увидела – что‑то произошло. Наверняка вы совершили величайшее открытие, я всей шкурой ощущаю, что комната просто набита эмоциями.

Алиция? – полувопросительно обратилась я к хозяйке, хотя предварительная договоренность нами была уже достигнута. Вопрос с отношением к Аните был, в сущности, решен.

Обе с Алицией мы не выносили лжи и притворства, причем Алиция была в этом отношении еще непримиримее меня. Для нее не существовало никаких смягчающих обстоятельств, когда можно было бы слегка приврать или немного исказить правду. Нет! Или все – или ничего. Меня же всегда подводило мое доброе сердце. Нужно оно мне, как собаке пятая нога… Анита мне, в принципе, нравилась, я относилась с пониманием к ее, так называемой, тонкой дипломатии, когда она допускала и намеки, и отклонения от истины и даже уклончиво давала понять о наличии того, чего на самом деле и не было. Осуждая явно ненужную ложь, я допускала в исполнении Аниты недоговоренность и полуправду, зная, что в душе она человек нелживый. Опять же многолетняя журналистская практика не могла не сказаться на ее способе общения, даже с друзьями.

А вот Алиция решительно была другим человеком, поэтому не было у нее доверия к Аните с ее недомолвками и полуправдами. Мне удалось убедить подругу, что в этом сложном деле Анита будет с нами по одну сторону баррикады.

– Ты же видишь, – твердила я Алиции в нашей беседе с глазу на глаз, – что в нашем деле нет и речи о твоих фамильных документах. Анита могла интересоваться драгоценностями Ренессанса, за остальное можешь быть спокойна. А я по‑прежнему готова помочь тебе в поисках твоих таинственных бумаг, но чуть позже, когда покончим со взломщиками и трупами. В спокойной обстановке. Ну, согласна?

– И сама не знаю, – продолжала сомневаться Алиция. – Не знаю. Драгоценности могли оказаться только поводом.

– Окстись, дорогая! Стала бы она к такому делу подключать Падлу, Зенончика, Прохиндея, Памелу?

– Уж и не знаю…

– Да сама подумай, ведь Анита явно не знает, в чем суть поисков, зато много знает о Падле. Расскажем ей не все, только то, что сочтем нужным, что безопасно для тебя, а она поделится с нами своими секретами. Могут оказаться весьма полезными.

– Если скажет правду.

– А мы уж сами разберемся, правду или нет. И в любом случае у нас появится возможность прижать ее к стенке…

В конце концов Алиция согласилась ввести Аниту в суть нашей тайны, причем инициатива вести переговоры остается за ней, за Алицией. Я предупредила подругу, чтоб не падала духом, если ненароком у кого‑нибудь из нас вырвется какое непредвиденное словечко. Конечно же, мы постараемся сдерживаться. В случае чего она, Алиция, получает неограниченное право тут же и безоговорочно заткнуть нам рот.

Видимо, ей понравилось это «тут же и безоговорочно», и она наконец согласилась на переговоры с Анитой.

***

– Ну, ладно, так и быть, – начала хозяйка переговоры, повернувшись к гостье, но не прекращая готовить еду кошкам, – мы нашли то, что искал Падальский.

– Ох! В самом деле? – выкрикнула потрясенная Анита.

– Пересядь вон туда, здесь сейчас будут питаться кошки. Во всяком случае, так мы считаем. Но сначала ты…

Павел выдвинул предложение дать Аните наш список с вопросами, так ей будет легче отвечать.

Анита ожидала сенсации, но, похоже, меньшего калибра. Она была потрясена и какое‑то время молча оглядывала всех нас: Алицию в кухне с ее рыбой для кошек, Павла с Беатой за столом в гостиной, Мажену в коридорчике и кошек у раскрытых дверей на террасу. Для этого ей пришлось несколько раз обернуться вокруг собственной оси. Только со мной у нее не было проблем. Куда бы она ни смотрела, везде натыкалась на меня, ведь я находилась как раз посередине комнаты, так и не решив, идти ли за пивом или доставать вино из шкафчика.

– А диктофончик мне можно вынуть? – умильно поинтересовалась Анита, наконец тоже усаживаясь за стол в гостиной.

Расставив тарелки с кошачьей едой на полу кухни, хозяйка выпрямилась.

– Никаких диктофончиков! Сначала мы должны согласовать, что о нашем деле и сколько мы можем сообщать прессе, вот тогда и записывай. Ты хорошо придумал, Павел, дадим ей вопросы. Иоанна, кончай метаться, достань вино, пусть Павел откупорит бутылку. Мажена, сядь куда‑нибудь, не пугай кошек.

– Да они сами кого угодно испугают! – обиделась Мажена, но тоже уселась за стол.

Три черных пушистых клубка, каким‑то непонятным образом соблюдая достоинство, направились к своим тарелкам. Мы выполнили порученное нам и наконец все собрались за столом. Анита, с трудом скрывая нетерпение, вежливо ждала, когда будет разрешено заговорить. Беата подсунула ей нашу бумажку с вопросами. Гостья прочла их одним духом.

– Ладно, как уговорились, начну я и постараюсь ответить на ваши вопросы. Предупреждаю, отвечать буду не в том порядке, как они у вас записаны, ладно? Не обо всем у меня имеются достоверные сведения, а мне хотелось бы начать с того, о чем я знаю наверняка. Памелу убил Анатолий.

– А ты откуда знаешь? – чуть ли не хором спросили мы. Промолчала лишь Беата.

Как бы вы ни относились к датским полицейским, работать они умеют. Неторопливо, это правда, но со всей ответственностью. А у меня есть свой человек в их рядах… – И вдруг с беспокойством оглядела наши заинтересованные лица. – Слушайте, я рассчитываю на то, что… раз, два, три… трое из вас не проболтаются, хотя бы потому, что языка датского не знают. Алиция не выносит детективы и вообще не болтлива. А у Мажены, насколько мне известно, в голове не опилки, а разум. И надеюсь, никто из вас не имеет намерения испортить мне карьеру и остаток жизни?

Мы опять хором заверили ее – никто. Нет, оказывается, не хором. Хор отзвучал и лишь спустя какое‑то время в своем нежелании испортить Аните жизнь заверила ее и Алиция. Просто ей нужно было время, чтобы подумать. Анита решилась.

– Собака, машина, микроследы, – перечислила она источники, из которых черпала полиция. – И еще есть нечто самое лучшее, ибо живое, человеческое – показание свидетеля. Свидетель этот – датский мальчик, племянник той самой итальянки, которую так хотел видеть убийцей Зенончик, сын ее сестры, вышедшей за датчанина… А у этих итальянцев тут целый семейный клан, и они очень заинтересованы в хороших отношениях с местной полицией. Мать всегда наказывала сыночку всячески подлизываться к местным властям и ни в коем случае ничего не нарушать. Парень слушался родительницу.

– Что ты нам лапшу на уши вешаешь? – перебила Аниту хозяйка. – Какое нам дело до итальянской фамилии, при чем тут сестра итальянской домработницы Памелы и ее сыночек? Какое значение имеют все эти итальянцы?

– Очень существенную роль сыграло именно итальянское происхождение мальчика, ведь это он – коронный свидетель. Датский мальчишка вряд ли забрался бы на чужое дерево, а этот запросто. Сидел себе на ветке у окна дома Памелы и в окно видел всю компанию у телевизора. Очень удобно устроился,– экран был у него как на ладони, а трое мужчин перед экраном – к нему спиной. На дерево парень залез не из‑за телевизора, ему хотелось заглянуть в давно запримеченное птичье гнездо. Но вот начался матч, а он тоже интересовал итальянца, так что тот не стал слезать, а только поудобнее устроился на ветке и вместе с остальными следил за футбольными баталиями. Потом он рассказал полиции, что трое мужчин не сидели все время неподвижно перед экраном, а крутились по дому и даже выходили из него. А после перерыва матч и вовсе смотрели только двое. Третий вернулся лишь к самому концу матча, и парень даже смог точно определить время, сообщив легавым, что именно в момент его прихода был забит штрафной шведам. Анатолия свидетель опознал легко, а полиция легко вычислила время его отсутствия.

Этот шустрый итальяшка видел со своего дерева и еще кое‑какие интересные для полиции подробности, например, как и когда из дома вышла Памела и пошла себе, а тут сразу вслед за ней на своей машине поехал Анатолий. Он имел полную возможность доехать до стоянки, оставить там машину, вернуться пешком и встретить Памелу почти у твоего участка, там ее убить, перетащить на участок через дыру, потом поспешить на стоянку и вернуться к Йенсу с приятелем еще до окончания матча. Так они всё подсчитали с секундомером в руках.

– И это можно было доказать?

– Ну да, с помощью собаки и микроследов. А на твоей изгороди обнаружены нитки от одежды Анатолия. Сомнений нет.

– А почему он ее убил?

Анита вздохнула и отпила глоток вина.

– Это уже мои личные предположения. Так и быть, скажу все. Раньше я не сообщала вам всего, притворялась, что ничего не знаю, потому что очень уж неприятно было говорить об этом. Значит, то, о чем я вам рассказала только что, узнала от полицейских, что же касается мотива, то далее последуют мои размышления. Эрнест постарался наладить личный контакт с Памелой, Анатолий об этом не знал, был уверен, что сам держит ее в руках, а тут правда и вылезла наружу. Ну он и прикончил лишнего претендента на сокровища.

Мы молча смотрели на нее. Анита покачала головой.

– Я все еще не знаю, о каком сокровище идет речь. Похоже, нечто очень ценное. Так оно у вас уже есть?

Никто не ответил ей, все смотрели на Алицию. Павел взял в руки наш список вопросов.

– Очень хорошо, одну вещь мы выяснили, – удовлетворенно произнес он и вычеркнул наш вопрос. – Продолжай, продолжай, десерт получишь в конце. Конечно, если будет на то позволение Алиции, – поспешил добавить он.

– Падла! – холодно произнесла Алиция. – В Зенончика я не верю.

Анита понимающе улыбнулась.

– Понятно, хотя ты максимально сократила вопрос. Неверие твое в Зенончика представляется странным хотя бы потому, что он существует в природе.

– Падла тоже.

Анита опять вздохнула.

– Ну, и с него все началось. Хотя… Может быть, не совсем. Скажем… но не знаю, так ли…

– Начни, как положено, с начала и говори внятно, – посоветовала ей Мажена.

– Начало было давно и совсем в другом месте. А вот источником информации Эрнеста, хочешь верь, хочешь не верь, был Зенончик.

Алиция гневно и с презрением фыркнула, но не успела ничего сказать.

Отбирая у Павла наши вопросы, Анита продолжала:

– Я видела здесь такой вопрос… О, вот он: «Откуда Падальский знал?» Так вот, с полной ответственностью отвечаю: об Алиции Эрнест всё узнавал от Зенончика. Я не раз собственными ушами слышала, как Зенончик докладывал ему о твоих обычаях и привычках, о порядках в твоем доме. Правда, в тот раз он рассказывал о яйцах всмятку, но к твоему любимому яичку добавлялся какой‑то список растений и потерявшиеся луковички и семена. Выводы напрашивались сами… Что я говорю, выводы ринулись водопадом, особенно после того, как позже Эрнест хотел удостовериться у меня, правду ли ему рассказал Зенончик. Не врет ли, не старается ли его обмануть.

– И ты, конечно, ему сказала…

– И я, конечно, наврала ему с три короба, тогда он как раз мне одну гадость сделал и я к нему соответственно относилась. Очень уж я не люблю, когда мне сознательно устраивают гадость. Не говоря уже о том, что сама я никогда у Алиции не жила и обычаи ее дома мне не известны. В этом отношении Зенончик превосходил меня на целые Гималаи.

Взяв в руки список, Павел молча вычеркнул еще один из наших вопросов.

– В тот период я не придала значения журналу Яся, – продолжала Анита, – но, как я уже говорила, с апреля я часто была в отъезде. И как это часто бывает в жизни, если на человека что‑то свалится, то одним случаем дело не ограничится. В такую полосу его жизни обычно на него сыпется столько новостей и неожиданностей, сколько и за десять предыдущих лет не бывало. Ну так вот, у знакомого ювелира в Варшаве я увидела маленькую золотую фигурку северного оленя дивной работы. Мы разговорились, у него была еще пара таких же маленьких золотых павлинов, но он кому‑то их продал. И вообще, сказал он, вроде бы существует целая коллекция фауны такого рода, вроде памятник искусства, но он не специалист и больше ничего о данной коллекции не знает, его дело купить и перепродать. Только по возвращении я осознала всю важность услышанного, помогли неясные ассоциации и умение делать выводы. Короче, показала я Эрнесту своего оленя, он мне показал своего, я опять подумала и хитростью выведала у него, что именно эту коллекцию он и ищет с давних пор. А теперь, дорогуша, можешь вычеркнуть следующие два вопроса, я решила больше не строить из себя безграмотной кретинки, читать я умею, сопоставлять вопросы и делать выводы тоже, так что пора и вам сказать мне несколько слов. Ведь именно кое‑что из этого нашли вы в своем кошачьем мешке?

– И покажем тебе, – спокойно сказала Алиция. – Как ты сама изволила заметить, я люблю молчать, они тоже. Кроме нас, никто о нашей находке не знает. Так что делай выводы, и пусть они превзойдут все твои предыдущие – грянут настоящей Ниагарой.

Без катаклизмов у нас не обходится. До Ниагары не дошло, помешало очередное препятствие, на сей раз в образе Зенончика.

Он ввалился через дверь ателье, ведь парадную мы предусмотрительно заперли. Возможно, он и стучал, но слишком тихо, во всяком случае, никто из нас стука не слышал. Поэтому он обошел дом и нашел вход со стороны сада не запертым. Вот и возник совершенно неожиданно на пороге гостиной.

Первыми отреагировали кошки, эти замечательные зверушки. Они явно не любили Зенончика, поскольку вдруг в гомон человеческих голосов вторглось что‑то жуткое: яростное шипенье, грозное мяуканье и недовольное фырчанье. И все трое бросились к гостю, но не для того, чтобы напасть на него, как на Падлу, а убраться подальше от неприятного типа, оказавшегося у них на пути. С диким воплем отскочил Зенончик от дверей, опрокинув при этом один из цветочков хозяйки и прервав ее рассуждения о выводе, который Анита должна была сделать для себя, то есть тоже хранить тайну о нашей находке.

При виде того, что натворил гость, хозяйка зашипела на него не менее яростно, чем ее любимцы:

– Неужели всякий раз, что бы ни случилось, обязательно должны гибнуть мои цветы? Мог бы выбрать что‑нибудь другое.

– Они же бешеные! – продолжал орать Зенончик, трясясь как в лихорадке. Упреки хозяйки до него явно не доходили. – Их надо держать в клетке! Ты чего на меня набросилась?

А, цветочек, но ведь он совсем маленький. Разбился, погиб? Извини, пожалуйста, наверное, надо это убрать с пола?

Алиция уже успела овладеть собой.

– Нет, не надо. Пусть полежит, может, отрастет. Кто тебе разрешил входить через дверь с террасы?

– Так ведь парадная дверь была заперта, – глядя на хозяйку все еще испуганными глазами, удивленно оправдывался гость.

Хозяйка продолжала сурово допрашивать незваного гостя::

– А как тебе кажется, почему главная дверь была заперта?

– Не знаю. Может, ты просто забыла ее отпереть после ночи? По рассеянности.

– Не такая уж я рассеянная, – сухо возразила Алиция. – Запертая же дверь означает, что в дом нельзя входить. Именно с этой целью я ее и заперла. Это не пришло тебе в голову?

– Нет, – честно признался Зенончик и удивился еще больше: – Зачем запирать? Вас тут вон сколько…

– …так что одним человеком больше, одним меньше – какая разница, – продолжила его рассуждения Анита.

Зенончик всем своим видом как‑то ухитрился показать нам, что именно это он имел в виду. Успокоившись, огляделся, ничего съестного не увидел, со вздохом прошествовал в кухню, сделал себе кофе, влив побольше сливок, притащил из кухни же для себя табуретку и сел за наш стол. В гостиной сразу стало как‑то тесновато.

В комнате воцарилось неловкое молчание. Думаю, все присутствующие, подобно мне, лихорадочно старались придумать способ как‑нибудь поизящнее избавиться от нахала, нарушившего плавное течение наших, столь важных, переговоров с Анитой. Не хотелось делать это в грубой форме, дипломатичные же подходы обычно разбивались о Зенончика, как о каменную стену. Наверняка он твердо решил дождаться обеда или даже ужина, и я уже подумала о том, чтобы извлечь из холодильника первое попавшееся под руку, сунуть этому бормоглоту и распрощаться с ним. В данном случае исключался прежний способ избавления от нахала, когда Анита просто захватывала его с собой, уезжая от нас. Сейчас Анита являлась центром наших переговоров, без нее они теряли смысл. Закончить конференцию вот так, не поставив последней точки? Ни за что на свете!

Зенончик не почувствовал неприязненной атмосферы гостиной и болтал без перерыва.

– О, что это у вас? – неожиданно перебил он сам себя и потянулся к перечню наших вопросов, который лежал на столе перед Алицией.

В ответ Алиция проворчала свое обычное словечко на «г».

Зенончик, парень покладистый, и на сей раз не возражал.

– Возможно… А как с мешками? С теми, кошачьими? Алиция, не появились ли у тебя какие‑нибудь новые мешки?

– Разве что под глазами, – вырвалось у Павла.

– Да нет, я имею в виду те, с железной дороги, – возразил гость, никак не отреагировав на иронию. – Не нашла ли ты чего новенького?

Алиция вдруг оживилась:

– Хорошо, он напомнил. Не нашел ли кто из вас моего зуба? Сегодня утром пропал. Пятый, правый верхний. Никак не вспомню, куда я его положила.

– В ванной лежит, – информировала ее Беата, потянувшись за сигаретами. – На подоконнике за ванной. Занавесочка его прикрывает. Я занавеску немного раздвинула, чтобы посветлей было, вот и увидела твой зуб. Надеюсь, до сих пор там лежит.

– Если под ванну не свалился. Но даже и в этом случае не страшно, дальше сваливаться ему некуда. Пусть лежит.

Зенончика зубы не интересовали, он тянул свое:

– А меня так интересуют коты в мешках. Ведь может оказаться очень интересный кот. А не помочь ли тебе поискать их?

Я бесцеремонно перебила опасные рассуждения гостя, решив воспользоваться случаем и выяснить один из еще не выясненных аспектов нашего дела.

– Скажи, откуда ты знаешь Падальского? – спросила я Зенончика.

– Кого? – не понял тот.

– Эрнеста, – пояснила Анита.

– А, Эрнеста… Эрнеста я, конечно, знаю. С каких пор? С давних. Лет пятнадцать назад он строил для наших соседей крупный объект. Точнее, комплекс зданий для пансионата. Мы ведь тогда у моря жили. И завел роман с моей теткой. Тогда, пятнадцать лет назад, она была еще ничего, можно было и влюбиться. Вот тогда мы все и познакомились. И даже подружились семьями.

– Наверняка особенно подружился муж тетки с Эрнестом? – предположила Анита.

Зенончик не уловил сарказма в ее голосе и простодушно удивился:

– А ты откуда знаешь? И в самом деле… Да и вообще…

Вот так мы получили ответ на очередной наш вопрос. Павел бросил взгляд на список, который Мажена держала под столом. Пока ничего не стал вычеркивать. А я продолжала расспрашивать Зенончика:

– И часто он бывал тогда у вас?

– Ясное дело. Ведь мы жили у самого моря. А я, когда приезжал в Варшаву, всегда мог у него переночевать. Только вот его жена… тощая такая, а еще и на диете сидела… ничего не готовила, так мне пришлось обходиться городскими забегаловками.

Говоря о еде, Зенончик запнулся, знал, значит, о своей чрезмерной прожорливости и немного ее стеснялся, но поделать с собой ничего не мог. Я не стала заострять внимание на вопросе с его питанием в доме Падлы, были проблемы и поважнее, и хотелось бы выяснить их, воспользовавшись оказией. Причем вопросы этому неприятному человеку надо было задавать так, чтобы он не догадался, куда я клоню. Ведь Зенончик, в конце концов, полным идиотом не был, мог и для себя сделать кое‑какие выводы, науськанный Падальским.

Анита вдруг сорвалась с места.

– Ну мне пора. Ты сиди! – махнула она рукой на вздрогнувшую Мажену. – Тебя сегодня я не могу подвезти, а вот его возьму. Ну быстро, собирайся, я опаздываю!

От неожиданности Зенончик совсем одурел, тоже встал с табуретки и позволил Аните схватить себя за руку. Энергичная женщина изо всех сил потащила его к двери на террасу, через которую он и вошел к нам. Туда было ближе, чем к парадной двери, и, возможно, Зенончик позволил бы себя увести, если бы не кошки. По обыкновению, они после еды уселись рядком у раскрытой двери и с интересом наблюдали за жизнью внутри дома.

– О нет! – Зенончик в ужасе вырвал руку из когтей Аниты и попятился. – Ни за что! Там дикие звери. Я не пойду! Алиция!

Аниту дикие звери тоже не очень привечали, и она было заколебалась. Тянуть Зенончика к парадной двери и одновременно отпереть ее она бы не смогла: замки в Алициных дверях прокручивались туго, при этом необходимы были две руки. Надо было срочно спасать положение. Подмигнув Аните, я бросилась к парадной двери и с громким приветственным криком: «Всё к вашим услугам», быстро отперла и даже распахнула ее, поскольку обе руки у меня были свободными. Анита опять ухватилась за свою жертву и мигом выволокла бедолагу наружу, что‑то втолковывая на бегу о необходимости как можно скорее уехать подальше от диких зверей.

– Она сейчас вернется, – успокоила Алиция тех из нас, кто боялся, что Анита уехала насовсем. Надеюсь, таких не было.

– Вот только сможет ли вытолкать его из машины? – сомневалась Мажена. – Тут ведь везде дикие звери. Павел, вот, вычеркивай. Мне кажется, у нас есть шансы…

– Мне тоже, – поддержала я Мажену, – она явно чего‑то хочет, но не получит, пока не выложит всю правду.

***

Анита вернулась через десять минут и плюхнулась на свое место за столом.

– Я сказала ему, что ужин у вас уже съеден и больше не будет – удалось все‑таки отделаться от него. На чем мы остановились? У меня такое ощущение, что сенсация уже мельтешила у меня перед носом и ее буквально силой оторвали от меня.

Беата напомнила, что Алиция собралась показать ей нашу добычу, а она пообещала об этом никому не говорить. Ни звука!

– Алиция, я правильно говорю?

– Ты очень хорошо говоришь, – похвалила Беату хозяйка, доливая себе кофе из кофейника и не поднимаясь с места.

Мы все молча смотрели на нее.

– Ну! – не выдержала Анита. – Где же добыча?

– Интересно, куда я ее положила? – всполошилась Алиция. – Кто помнит?

– О, холера ясная…

Конечно же, мы были заняты приготовлением идиотского ужина. Участие в этом принимали все. Когда в момент прихода Аниты я посереди комнаты раздумывала: пиво или вино, на столе уже не было содержимого кошачьего мешка. Кто его смел со стола и куда сунул?

Мажена, нагнувшись, с некоторым усилием достала из‑под дивана тот самый мешок и вытряхнула его над столом. Было в нем все во главе с бальными перчатками за исключением коробки из‑под шоколадных конфет.

– Алиция! – воззвали мы.

– А я разве отказываюсь? – отозвалась та рассеянно. – Держала я эту коробку в руках, большая была, помню, и я ее куда‑то отнесла. Не помню куда, ну чего привязались? Имею право забыть? Тут где‑нибудь поблизости, наверное. Вы не видите?

И она рассеянно огляделась. Анита сидела, напряженно выпрямившись, и по очереди оглядывая каждого из нас.

Опыт подсказал мне единственный выход: дедуктивный метод.

– Слушайте, а ну‑ка все вспоминайте, что она делала. Сама она ни в жизнь не вспомнит. Кто спрятал мешок под диван?

– Я! – призналась Мажена. – Но коробка еще оставалась на столе. Ее я не трогала.

– Кто сгреб в коробку весь мусор, который в ней был?

Алиция гневно фыркнула.

– Говорю же – я. Я ведь сказала, что держала ее в руках.

– Случайно, телефон в это время не зазвонил? – тревожно предположила Анита.

– Нет, никакого звонка не было.

Наклонившись, Павел пощупал полочку под столом и отрицательно помотал головой.

Следуя дедуктивному методу, мы принялись рассуждать вслух. Значит, Беата с Маженой накрывали на стол, Павел выдвинул доску, чтобы увеличить столешницу, я вместе с Алицией вынимала из холодильника продукты. Потом Алиция подогревала мясо в микроволновке. Мажена забрала у нас помидоры и сладкий перец для салата, нарезать их стала на столе в гостиной, а я на кухонном буфетике нарезала немного картофеля к тому же салату. Алиция опять полезла в холодильник, вытащила для кошек заледенелое мясо из морозильника…

Да, дедукция – великое дело! Встав, я отправилась в кухню, подошла к холодильнику и распахнула морозильник. Разумеется, коробка лежала на остатках кошачьей рыбы.

Ничего страшного, пропажу обнаружили бы скоро, ведь кошкам дают есть каждый день. И мороз, слава богу, нашим сокровищам не страшен.

– Ну, теперь можно? – спросила Анита, и руки ее сами собой потянулись к коробке.

Долго в благоговейной тишине выковыривала она из ваты чудесную фауну. Потом внимательно рассмотрела деревяшки, скрепки, пуговицы и винтики. Потом, наконец, сделала глубокий вдох и получила возможность спокойно дышать.

– Я даже не стану скрывать зависти, – сказала она, наморщив брови. – И знаете, все это напоминает мне детские игрушки. Вот, глядите, из этих кусочков дерева тоже можно сложить разных животных. Да, малость поломаны и испачканы, но они и сделаны были именно как игрушки. У меня создается впечатление, что кто‑то дал ребенку поиграть все, что оказалось под рукой – и золото, и мусор…

– Дебил какой‑то, – возмутился Павел.

Или не понял, что фигурки золотые, решил – просто дешевый металл, – предположила Мажена. – И ребенок разложил свои игрушки, когда ехал с родителями в поезде, а потом забыл их там.

Меня такие рассуждения не убедили, ведь золотые фигурки были завернуты в вату. Для сохранности? Или тот же забывчивый малолеток, играючи, заворачивал в вату каждую игрушку?

Для начала я предложила все же привести в порядок находку, разобрать предметы в шоколадной коробке. Отдельно скрепки, отдельно Бенвенуто. Тем более что в этом доме была пропасть пустых коробок.

Со мной все согласились, и мы занялись делом. Теперь драгоценные произведения искусства были изолированы от прочего мусора. Анита оказалась права – из деревянных кусочков тоже складывались фигурки зверей. Их, однако, никто в вату не заворачивал. Да, загадка остается…

***

В ходе работы, вместе с нами разбирая коллекцию, Анита решилась приоткрыть нам и еще кое‑какие подробности из истории сокровища.

– Если раскололась, так уж надо идти до конца, – вдруг произнесла она. – Мне неизвестна ее история в давние времена, я могу догадываться лишь о ее судьбе в последние годы. Учтите – догадываться, это опять только мои догадки. Но вы убедились, что ассоциации и выводы у меня, как правило, оправдываются. Из отрывочных, разрозненных знаний я, сопоставляя их с реальными фактами, добавляю свои домыслы и предположения… Впрочем, изложу сразу выводы. Все раскрылось после смерти одной неприятной особы, немки, гестаповки, служившей в одном из фашистских концентрационных лагерей… Вот так война хвостом тянется за человеком до наших дней…

– Вторая мировая? – уточнила Алиция.

– Ну да. Но я постараюсь всю историю изложить покороче. После войны бабу расстреляли, осталась у нее дочь, которой перешло все имущество гестаповки. Девочку не тронули, как она жила – не знаю, возможно, о ней позаботились родичи. Ясное дело, в новой Германии о мамулиной работе девчонка предпочла молчать. Так и прожила до самой смерти – умерла в глубокой старости. А потом те, кто за ней присматривал во время болезни, накинулись коршунами на оставшееся имущество. Не знаю, родные это были или просто близкие ей люди, какое это теперь имеет значение? Собственных детей у умершей не было. О сокровище появились в прессе кое‑какие упоминания, это я называю фактами, а потом о нем замолчали. Кто‑то потихоньку присвоил.

– Кто?

Об этом были лишь предположения, в том числе упоминались и гастарбайтеры уже в наши дни. Они восстанавливали дом одной из наследниц умершей дочери капо, а именно та в свое время намекала, что у нее имеется интересная коллекция из малюсеньких фигурок золотых зверушек, а вот теперь они исчезли. Гастарбайтеры тоже. Пресса немного писала об этом, при оказии в сотый раз предлагая ввести более суровые меры по отношению к нелегальным иммигрантам. Пострадавшая быстренько отказалась от всяких претензий, вспомнив о происхождении коллекции, и не стала упорствовать в отстаивании своих прав на нее. К тому же она и описать‑то толком коллекцию не могла.

– А где все это происходило?

– Недалеко отсюда, в Северной Германии. Похититель без труда мог приехать в Данию. Неизвестно, был он с семьей или один, но для безопасности решил скрыть коллекцию в коробке с детскими игрушками. В поезде коробка из‑под шоколадных конфет была потеряна или забыта, может, ее нашли железнодорожники и передали в камеру забытых вещей, да бывший владелец побоялся признаться… Это, как вы понимаете, мои предположения. А вот опять факты: о краже Эрнест знал, тоже читал и слышал. Возможно – это опять мои домыслы – знал и похитителя, и тогда дальнейшее представляется логичным. Не востребованные пассажирами забытые вещи железная дорога распродавала на аукционах в качестве котов в мешках. Так что же ему оставалось искать, как не мешки с котами?

Павел подумал и вычеркнул из нашего списка еще два не выясненных до сих пор вопроса. Нам пояснил:

– Логично говорит. И многое становится понятным. А у нас осталось всего три вопроса.

– Какие? Не помню, дай‑ка список, – попросила у него Анита. – Так… Но неплохо бы дать мне передохнуть. Как вы считаете, не заслужила ли я… за свои заслуги – как бы подипломатичнее выразиться… что‑нибудь этакое… экстраординарное? В горле пересохло. А, Алиция? Все время одна я говорю, и, обратите внимание, говорю правду и только правду. Не можете же вы не оценить этого!

Алиция с присущей ей суровостью безжалостно поправила Аниту:

– А сначала ты пыталась соврать нам, что ничего не знаешь о Ноевом ковчеге. Ты что предпочитаешь, коньяк или виски?

– Сама не знаю, хотя… лучше коньяк. Его можно медленнее пить, а мне неохота возвращаться домой на поезде. И сдается мне, он у тебя стоит где‑то близко, под рукой.

Алиция встала с кресла и отправилась за экстраординарным спиртным. Я встала тоже, пробурчав себе под нос «холера», и отправилась в свою комнату.

Дело в том, что я привезла с собой из Варшавы соленые пальчики, что продаются всего в одном магазине на улице Кручей, и напрочь о них забыла, как всегда, не распаковав вещи до конца. А сейчас для чествования Аниты лучшей закуски и не придумаешь. Пальчики я обнаружила на самом дне дорожной сумки и с торжеством внесла их в гостиную. По дороге включила свет на террасе. Надо же, уже стемнело.

Алиция раздала всем бокалы, кошки вернулись в дом и расположились на своих излюбленных высотах. Анита углубилась в последние наши вопросы.

– Насчет хобби Эрнеста ничего определенного не знаю, сплошные предположения, – сказала она. – Никогда не упоминал он при мне о Янтарной комнате, а вот о других потерянных сокровищах говорил не раз. Они его очень интересовали, но, сдается мне, чисто теоретически, если бы на горизонте маячило какое‑нибудь конкретное сокровище, я бы почувствовала. Ведь сразу же до меня дошло, как только он заинтересовался Алициными кошачьими мешками. Почему, почему… Интуиция у меня. И статья подвернулась, и связь с Алицией налицо, но поначалу я еще не была уверена, на какие конкретно сокровища он нацелился, очень уж о многих упоминалось в той статье. И еще он расспрашивал меня о Памеле…

– При чем тут Памела? Расскажи об этом подробнее.

– Видимо, он слышал о ней, возможно, от ее мамули. О боже, какая же это прелесть! Откуда это у вас?

Последнее относилось, разумеется, к соленым пальчикам. Я с удовлетворением рассказала о них, даже разыскала в своей записной книжке телефон магазина и дала его Аните. Эти пальчики пользовались бешеным успехом и раскупались на корню, поэтому за ними приходилось или охотиться, или делать заранее заказ, как поступала я уже несколько лет. То же я посоветовала сделать и Аните.

Пока мы отвлекались на пальчики, Алиция нетерпеливо ерзала в своем кресле. Для нее изо всех продуктов на свете существовали лишь селедка (в том числе и рольмопсы), соленые огурцы и бигос, остальное могло вообще не существовать. Она в качестве председателя собрания потребовала прекратить треп на посторонние темы и вернуться к нашим баранам.

– На кой ему понадобилась Памела? – хотела она знать. – Влюбился он в нее, что ли?

– Нет, просто он искал подходы к тебе и разыскивал людей из твоего окружения.

– И при этом выбрал Памелу! – расхохоталась Алиция. – Попал пальцем в небо!

– Так ведь ему не обязательно нужна была твоя лучшая подруга, лишь бы человек бывал у тебя и знал расположение комнат в доме. А потом и сам сделал попытку пожить у тебя.

Я сразу вспомнила, как эта Падла заявился к Алиции, сослался на знакомство со мной и потребовал показать ему красную лампу, которую я выдумала и описала в романе «Все красное». А потом ночевал у Алиции – сама же мне рассказывала – только потому, что оказалась застеленной кровать, а тому, якобы, негде было переночевать. Однако, по словам хозяйки, она быстро разобралась в истинной натуре гостя и до такой степени невзлюбила его, что даже имени его настоящего не могла запомнить или ей было противно его произносить.

– Ладно, теперь это неважно, – решил Павел, вычеркивая хобби Падальского. – Поехали дальше.

– Прохиндей, – прочла Анита. – Надо понимать, Анатолий? Кто его столкнул – не знаю – надеялась, что вам известно. Так, «Анита»… Какова моя роль? Чем я занимаюсь? Интригами, не так ли? А кроме того, выслушиваю признания, наблюдаю внимательно за окружающими, много читаю и слушаю, собираю материал для фельетона и с интересом изучаю результаты деятельности других. Стараюсь быть полезной людям, особенно Алиции, ведь, как выяснилось, главное оказалось в ее руках.

Я попросила Аниту поднапрячься и вспомнить до мелочей все, что ей попадалось в печати о нашей коллекции.

Анита честно задумалась.

– Вот, вспомнилось мне, что нигде не упоминались обстоятельства, при которых та баба, капо из немецкого концлагеря, подобрала или отобрала у кого‑то из заключенных коллекцию Ноева ковчега. Зато где‑то я прочла, что ее тогдашний владелец стал владельцем тоже нелегально, и вообще ее много раз крали – такая уж ей на роду судьба написана. Причем красть начали еще со времен Франциска 1‑го. А статью в журнале Яся я прочла очень внимательно: во всяком случае немецким военным имуществом она никак быть не может – чтобы вам это, не дай бог, не пришло в голову. Уж скорее, как музейный объект, принадлежит Франции, но я не убеждена, что Алиция должна тут же мчаться в Лувр с презентом, в крайнем случае, они могут это купить у тебя. А твое дело – проявить благородство и продать задешево или наоборот.

– Я подумаю, – буркнула Алиция.

К этому времени Беата закончила расставлять на столе аккуратную цепочку золотых зверушек. Не так просто было это сделать, учитывая сложности с их размерами. Правда, слоны были самыми крупными, а ежи меньше лисиц, тем не менее диссонанс вносили пауки, мыши, тараканы и еще некто, вызвавший продолжительные дебаты. Большинство сочло эту фигурку жуком‑короедом и осталось при своем мнении, хотя Алиция, не согласная с нами, притащила зоологическую энциклопедию и латинский словарь. Словарь понадобился потому, что энциклопедия была на шведском языке.

В благоговейном и уважительном молчании любовались мы этим шедевром ренессансного искусства, когда вдруг кошки вновь дали знать о себе.

Правильнее было бы говорить – коты, к атому времени я уже решила, что все трое – коты, взрослые – как минимум пятилетние. К такому выводу я пришла как по причине боевитости милых зверушек, так и из‑за отсутствия у них потомства. Кошки, считала я, вступают в такие отчаянные драки только защищая котят. Может, я и ошибаюсь, но воинственность Алициных подопечных настроила меня на такие мысли. И вот они снова обнаружили врага.

Сначала прыгнул один, остальные двое лишь вздыбили шерсть, все трое зашипели и, по своему обычаю, как‑то страшно зарычали. Но и одного кота хватило. Я оглянулась. В дверях стоял Зенончик. Когда кот прыгнул, он отшатнулся в сторону, к окну, пытаясь задом втиснуться в гущу зелени и цветов у окна рядом с дверью. Рукой он заслонял лицо, причем из этой руки у него что‑то выпало, со стуком ударившись об пол. Наглый пришелец удрал бы обратно, но путь к отступлению ему преградил соскочивший кот. Он был поистине страшен: взъерошившись и выгнув спину дугой, он страшно рычал, временами подвывая и явно сдерживаясь, чтобы не взреветь во весь голос.

Ошарашенные таким поведением кота, мы молча уставились на него, Зенончик скулил, изо всех сил стараясь сжаться в комок, оба кота солидарно шипели. Казалось, это будет длиться вечно и никто не предпримет решительных действий. Но вот Зенончик задницей задел огромный горшок с плющем, тот пошатнулся, и это привело Алицию в чувство.

Сорвавшись с кресла, она успела, оттолкнув негодяя, поддержать драгоценный горшок, подняла что‑то черное с пола и освободила котам путь на свободу. Один за другим они стрелой вылетели из комнаты в распахнутую незваным гостем дверь, очень недовольные, что им испортили вечер.

Мажена с притворным сочувствием поинтересовалась у Зенончика, что случилось, неужели сестра не впустила его в дом, ведь у Алиции все занято и нас здесь по‑прежнему много.

– И в самом деле, тесновато здесь, – подтвердила хозяйка, осторожно поставив цветок на подоконник и возвращаясь на свое место за столом. – О, а это что такое?

Она внимательно разглядывала поднятый с полу предмет – маленький черный пистолет. Мы все тоже заинтересовались им. Зенончик не сразу ответил, не сразу отвел руку, закрывавшую лицо. Сначала он сквозь пальцы оглядел помещение, боясь, что где‑то еще притаился один из врагов, и только потом протянул руку за черным предметом.

– Это мое, я возьму его, – пробормотал он.

– Щас, разбежался! – отрезала Алиция. – Что это значит? Ты уже начинаешь расхаживать с оружием в кармане?

– Изящная вещица, – оценил находку Павел. – Пугач. На крупную дробь. Впрочем, если кому надо выбить глаз – первое дело, – утешил он беднягу.

Зенончика била крупная дрожь, от волнения он стал заикаться и нес полную чепуху:

– Да не мое это… Вернуть надо. Иначе мне эти… как он сказал… кранты.

– Кранты за такой пустяк?

– Да нет, если я того… вернусь без того… этого…

– А ну отвечай! – вскочила Алиция, буквально прижав налетчика к стенке. – Это твоя вещь?

– Нее… его. Ну того… эээ Эрнеста.

Аниту так и подбросило на стуле.

– Эрнеста, говоришь? Он тебя с оружием послал?

Но Зенончик, все еще ошеломленный и испуганный, уже ее не слышал. Он увидел на столе потрясающие вещи, и глаза его разгорелись. Аккуратно выстроенная цепочка золотых животных и соленые пальчики в броской упаковке. Золото и жратва. Негодяй ожил, руки сами собой потянулись к столу, одна за золотой фигуркой, другая за вкусным пальчиком. За одну руку его схватила Беата, за вторую Анита, а он бормотал, как в забытьи:

– Вот оно… то самое… это из того мешка, верно? А он хотел меня дураком представить… то есть в дураках оставить… то есть подставить. А ведь мы с ним вроде как друзья…

– Вот он тебе и удружил, подставив тебя, – подвел итоги Павел.

Алиция подняла свое кресло, которое опрокинула, прижимая к стене негодяя, и села.

– Мне не хотелось бы показаться навязчивой, – почти прошипела она, – но, может быть, все же скажешь нам, что все это значит?

Зенончик не вырывался. Он так толком и не пришел в себя, слишком уж многое пришлось пережить, а может, на что‑то еще надеялся. На хитрости и ловкие интриги он был явно не способен, только тупо и примитивно пытался защищаться от наших нападок, бормоча какие‑то глупости в свое оправдание.

И тогда заговорила Анита. Четко и коротко пересказала все его преступления: попытки незаметно пробраться в чужой дом, чтобы разыскать и украсть кошачьи мешки, сговор с Падлой, услуги, оказанные им этому подлецу, доносительство обо всем, что делалось в доме Алиции, подделанный ключ от парадной двери дома Алиции (оба участвовали в подделке, он и Прохиндей, а мы не знали). Зенончик почувствовал, что попал в капкан. Теперь он должен отвечать на вопросы, а не мы, к тому же нет ни малейшей возможности подкрепиться, а за спиной жаждут мести дикие животные. Клещи на руках не ослабевали ни на минуту. Он понял, что междометиями не отделаться, надо признаваться. И он сдался. Его признания ошеломили нас.

Ну да, Эрнест ему велел. А ведь он сам сказал Эрнесту о краже, знал того типа, что поехал на заработки к немцам. А как не знать, если это был его, Зенончика, земляк! По пьяной лавочке тот все и рассказал ему. А протрезвев, даже и не вспомнил.

А я подумала: умница Анита, ничего не скажешь. Какой блестящий аналитический ум! Как она ловко делала правильные выводы из разрозненных фактов. Ворюга и в самом деле попытался вывезти из Германии сокровища, проще всего ему казалось вернуться к себе в польскую деревню через Данию, так сказать, замести следы. Сокровища, смешав с детскими игрушками, дал ребенку, который действительно забыл их в поезде. Произошло все это несколько лет назад, Зенончик тогда был в Дании и случайно встретился с земляком, который в пьяном угаре ему все и выложил. Молчать Зенончик не умел, проболтался Эрнесту, но позже, уже в Польше. Заодно разболтал все, что знал о своей благодетельнице Алиции, большой любительнице железнодорожных аукционов. И о том сказал, что она по своей безалаберности не всегда сразу вскрывает выигранный на аукционе мешок, более того, иногда напрочь о нем забывает. Если бы сокровища Ноева ковчега на аукционе выиграл кто другой, об этом непременно прошел бы слух. И в газетах написали, а так – молчание, вроде как и не было их вовсе. Почему бы им не попробовать? И парочка злоумышленников пошла на преступление.

Конечно, аферой руководил Падальский, Зенончик был у него на подхвате. По мере своих сил послушно выполнял все требования шефа. Опять стал набиваться в дом к Алиции, зная, что она питает к нему слабость. Был удивлен тем, насколько изменился внутренний вид дома, мешки оказались совсем в других местах, и вообще царил жуткий беспорядок…

Если бы в этом месте своих показаний Зенончик осмелился взглянуть на хозяйку дома, увидел бы, что обычное доброжелательное выражение ее лица, к которому он уже привык – жалела, должно быть, Алиция этого непутевого и недалекого парня, но безвредного, как ошибочно считала до сих пор, – сменилось на жесткое и суровое.

– И что же, ты влезал в мой дом и шарил по углам? – деревянным голосом спросила она.

Ну да, влезал и шарил, но он ведь никому не мешал, а она, хозяйка, об этом даже не знала, что уж так обижаться?

– Это ты выпил брэнди? «Наполеона»?

Недоумок призадумался, честно постарался вспомнить.

А, нет, это не он, это Анатолий. Откуда Анатолий прознал про сокровища? Да, верно, от Памелы, они ведь с ней действовали заодно. Он, Зенончик, не хотел подключать Анатолия. Что он, без него не нашел бы? Но тот впился как клещ.

Тут злоумышленник помолчал, переводя дыхание. Его поторопили продолжать. Вздохнув, оглянулся в надежде сбежать, но его держали крепко. Он совсем сник и уже плаксивым голосом затянул:

– Искал и искал, вконец измучился, никакого покоя, а в доме все вверх ногами. Он пожаловался Эрнесту, тот же, вместо того чтобы посочувствовать, только отругал и пристегнул к делу Памелу. Да, это Эрнест привлек ее, думал, у нее получится. А Памела давно уже завела шашни с Анатолием и обо всем ему проболталась. А тот такой негодяй, такой подонок, вы и не представляете. Все узнал, обо всем пронюхал и избавился от бабы – лишняя конкурентка ведь, на кой ему она? Зенончик стал его остерегаться. Случалось, они сталкивались в доме Алиции, а от такого всего можно ожидать…

– Так это ты столкнул его с лестницы в ателье? – вдруг спросил Павел.

И вовсе он, Зенончик, не сталкивал Анатолия, только оттолкнул, когда тот с кулаками на него полез. А тот уж самостоятельно скатился. И пришлось Зенончику опять без мешка спасаться из дома Алиции, пока все не набежали в ателье.

– А, вы о том, единственном мешке, что под креслом лежал? Да, он его приметил и сообщил Эрнесту. За ним Эрнест явился лично, и кошки здорово его отделали. Как вообще можно держать в доме таких диких животных? Вдруг они бешеные, иначе чего им кидаться на кого попало. А сегодня Эрнест уже знал, что сокровище найдут, и велел ему явиться с оружием в руках и морду черной маской прикрыть. О маске он позабыл, чуть пушку не забыл, так Эрнест ее ему силой всунул и сказал: бояться нечего, сокровища наверняка найдены и где‑нибудь валяются без присмотра, ведь у Алиции привычка сразу ничего не убирать и на место не класть. Но если на видном месте не найдет, велел хоть весь дом обыскать, для того черная маска и пушка, и в случае чего кричать всем: «Руки вверх, стрелять буду». Но он надеялся, что все уже пошли спать, и никого он не постреляет, а о морде вот забыл… Это все, больше рассказывать нечего, теперь могли бы его и отпустить. Но не на голодный желудок, у него все кишки ссохлись, сколько времени не ел, не пил, уработался вусмерть, а тут еще эти кошки проклятые…

Быстро встав, я забрала со стола свою коробку с солеными пальчиками и поспешила укрыть ее у себя в комнате. Не для того человек охотится за лакомством целыми месяцами, не для того звонит в фирму, делая предварительный заказ, чтобы этот кретин все сожрал одним махом.

Когда я вернулась, Зенончику освободили руки и он растирал одеревеневшие запястья, жалобно глядя на пустое место, где стояли пальчики. И чашки кофе ему тоже не дали.

Собравшись с силами и почему‑то взбодрившись, Зенончик обратился к нам с какой‑то непонятной надеждой:

– Ну! Вот я вам все рассказал, теперь‑то можно мне это забрать?

– Что забрать? – не поняла Мажена.

– Да те самые финтифлюшки. Зверинец то есть.

У нас и руки опустились. Это была уже просто паранойя. Хотя он всегда был таким. Вспомнилось, как десять лет назад, когда Алиция к нему еще благоволила и жалела нескладного парня, он обратился к ней с просьбой «поделиться своими доходами, чтобы он мог съездить в Калифорнию». Алиция вежливо объяснила нахалу, что предпочитает свои доходы потратить на свое путешествие в Норвегию. Вот этого он никак не мог понять. Тогда я подумала, что он просто прикидывается таким дураком. Вот и теперь. Ведь он как рассуждает: он узнал о существовании сокровища, столько намучился, но сам его нашел, сам во всем признался, ответил на все наши вопросы. Что‑то же ему за это положено?

– Убирайся, – гневно крикнула Мажена. – Катись отсюда и больше никогда в этот дом не возвращайся. Если Алиция тебя хоть на порог пустит, я с ней перестану разговаривать.

Анита не выдержала. Целый вечер без интриг – это свыше ее сил. И она постным голосом произнесла:

– Кажется, это дело Алиции, но, возможно, я ошибаюсь…

– Заткнись! – крикнула я ей в лицо, ибо только что видела лицо Алиции. – Конечно, эти слова негодяю должна сказать хозяйка, но она скажет их в такой форме, что их свободно можно будет принять за приглашение.

Не преувеличивай, – скривилась Алиция. – Вы обе правы. – И обратилась к Зенончику: – Ладно, я не стану сообщать в полицию о твоих похождениях, но с меня достаточно. Это мой дом, а не поле битвы, и я не для того выращиваю цветы, чтобы их все время уничтожали. Понял? Больше тебе здесь сидеть незачем.

– И нечего тебе здесь больше искать, – прибавила я. – Беата завтра уезжает и забирает коллекцию с собой, на экспертизу. Она ювелир, специалист по золоту. Никаких других драгоценностей в этом доме нет и не будет. К тому же Алицин банк рухнул, так что она лишилась всех денег.

Очень много времени понадобилось Зенончику, чтобы осознать услышанное. Он выразил Алиции искреннее соболезнование и очень огорчился. Надежда сменилась унынием. Желая хоть что‑то сохранить, он кивнул на пистолет:

– А это?

– А это останется Алиции на память, – твердо заявил Павел.

– Но Эрнест…

– Скажи ему, чтобы повесился, не обязательно стреляться. А тебя перед этим может ножом зарезать.

Явно напуганный кровавой перспективой, негодяй решил больше с нами не спорить и отказался от всех претензий. Из жалости Алиция выпустила его через главную дверь, ведь на террасе ожидали дикие звери.

***

Недоумок давно скрылся из глаз, а мы все сидели молча. Первой взяла себя в руки Алиция и накинулась на меня:

– Спятила ты, что ли? Почему решила, что я обанкротилась?

– Чтобы этот придурок не рассчитывал больше на твои доходы. Вот только не знаю с чего – с веток, полок? Иначе ты никогда от него не отделаешься, а ему в голову может прийти любая глупость, ты сама убедилась. Анита, ты была права…

Анита покачивала головой, сама удивляясь своей прозорливости.

– Многое рассчитывала я увидеть и услышать у вас, но чтобы столько… Ах, какие очаровательные создания кошки! Жаль, что со мной не дружат. Но слушайте, я и сама не предполагала, что столько сумела предвидеть, о столь многом догадаться. Можете не восхищаться мной, не говорить хороших слов. Я сама собой восхищаюсь достаточно!

***

– Конечно, его бы посадили, – говорила я Алиции наутро следующего дня, когда мы остались одни, отправив Павла с Беатой за покупками. – Неумышленное убийство, есть такая статья. И сам признался, идиот.

– Ведь никто его не подозревал, – вздохнула Алиция. – Во всяком случае, я. Ставку я делала на Падлу.

– Я тоже. И даже правильно. Мне и в голову не могло прийти, что всю кашу заварит это обжорливое ничтожество.

Помолчали, наслаждаясь солнцем и свежим воздухом. Мы с подругой сидели опять на террасе за садовым столом. В полдень можно было не опасаться комаров.

– Гляжу я на свой сад и думаю – сколько же возни с ним. Вот, опять полоть надо. И бамбук… Придется не меньше половины выкопать.

О Зенончике Алиция говорила неохотно, он стал как бы ее собственным поражением. Я уже говорила, что она питала к этому парню слабость, познакомившись с ним много лет назад, принимала таким, как есть, добродушно посмеиваясь над его глупостями, и вот в результате он оказался не достоин ее хорошего отношения. И добрых советов, и мягкой постели, когда сестра выгоняла его из дома, и неисчислимого количества съеденного и выпитого. Наверняка он и забавлял ее, смешил, да и в какой‑то степени помогал по дому, возможно, она не раз пожалеет об его отсутствии, но и экспонировать собственные ошибки она не желала. Из двух зол уж лучше бамбук – тоже ее жизненная ошибка. Несколько жалких прутиков, посаженных годы назад, разрослись и превратились в могучую чащу, неотвратимо наступающую на сад. Нелегко избавиться от этого хищного растения: его корни уходят на глубину почти полутора метров, и слабой женщине с ними трудно было справиться.

– Зато ты оказала неоценимую помощь общественности, – попыталась я утешить ее.

– Какой общественности?

– Да хотя бы мне. Я ведь тоже составная часть общественности. А благодаря тебе я очень хорошо поняла, что такое бамбук, и теперь не только у себя не посажу ни единого бамбучка, но и других предостерегу.

– Тебе все равно не поверят. Каждый учится на своих ошибках. Слушай, что ты собираешься с ними делать?

Взмах руки куда‑то в направлении торгового центра мог означать только Павла и Беату. Очень не понравился мне этот вопрос.

– А что я должна делать? Прикончить их?

– Возможно, и стоило бы. Учти, я‑то остаюсь здесь, а вы все возвращаетесь в Варшаву. К Беате не буду цепляться, но с Эвой вы близки. К чему это приведет?

– Дьявол их знает. Бедная Эва. Может, еще опомнятся?

– Ты сама этому не веришь. Что‑то на них нашло, прямо безумие какое‑то. И надо же было тебе их сюда привозить!

– Вот те раз! – Я смертельно обиделась. – Я привезла? Да ты что! Сами они приехали, совершенно случайно совпали, я об их приезде к тебе и понятия не имела. Впрочем, не они первые. А ну припомни, сколько влюбленных пар колготилось в твоем доме!

Оказывается, я содержу публичный дом, – грустно вздохнула Алиция. – И не знала об этом. Нет, меня это серьезно огорчает. Павла я знаю с самого рождения, его жену Эву – почти двадцать лет, для нее это будет страшным ударом. Наверняка не сочтет меня виновной… Да нет, конечно, – что я, Эву не знаю. Но вполне могут быть у нее ко мне претензии. И я чувствую себя свинья свиньей.

– И ты не одна такая, – печально поддержала ее я. – Вместе будем похрюкивать над корытом.

Для Эвы Павел являлся смыслом жизни, я словно воочию видела кучи порошков снотворного, которые она собиралась поглотить. И ведь не поверит, что я не приложила рук к проклятому роману. Единственное, что могу сделать – это поскорее забрать отсюда Беату. Когда буду уезжать, а уезжаю уже послезавтра. Завтра утром выкопаю растения, которые собираюсь увезти в Польшу… А, правда, я собиралась их украсть, не забыть бы в предотъездной спешке.

Интересным оказалось мое пребывание у подруги, хоть и беспокойным. Если бы не эти несчастные влюбленные, за которых невольно чувствую себя ответственной, хотя это глупо. Люди взрослые, сами решают, как вести себя. А тут я сразу заметила, как их потянуло друг к другу. Бывает же такое в жизни…

Ах, Эва, Эва… Если бы не она, я бы так не переживала. Только из‑за нее неспокойно на душе и сердце ноет. За Беатиного Юлиана не переживаю, не знаю человека, он для меня чистая абстракция. Но Эва…

Вот интересно, я заметила, что все Эвы, как правило, очень красивы. Здешняя датская Эва – истинная красавица, моя близкая подруга Эва в юности была прелестной девушкой, Эва Павла тоже очень красива. Да и вообще все, с которыми приходилось встречаться в жизни. Поднапряглась, припоминая – нет, ни одной некрасивой Эвы мне так и не встретилось. Даже теперешняя недавняя знакомая в Варшаве, с которой я не знакома близко, хоть и сущая гангрена и язва, но ослепительно красива.

***

Насидевшись на воздухе, мы с Алицией поднялись и стали собирать со стола бутылки, чашки, сигареты, мобильники, пепельницы и все прочее, что разложили на столе, и отнесли в дом. Видя, что подруга стала какой‑то задумчивой и отстраненной, словно бы витавшей в другой жизни, я приписала это неприятной теме о наших влюбленных. Оказывается, я ошибалась. Алиция, все такая же отстраненная, буркнула что‑то о припомнившихся ей новых кошачьих мешках и, нахмурив брови, прямиком направилась в котельную. Из любопытства я последовала за ней.

Котельная в Алицином доме была большая. В ней размещались и прачечная, и комната для сушки белья, и даже нечто вроде подручного чулана для всевозможных рабочих инструментов. Правда, очень неудобно развешаны были веревки для сушки выстиранного белья, очень низко, под ними приходилось пробираться чуть ли не ползком, но никто тебя не заставлял ползать сразу после стирки, можно было дождаться, когда белье высохнет, и снимать его, стоя во весь рост. Сохло же оно быстро – котел в котельной грел отлично.

– Вот, подержи это, – впихнула мне Алиция гору высохшего белья, когда я остановилась в дверях. Были тут и блузки, и брюки, и полотенца, и постельное белье, и вообще чего только не было. Должно быть, хозяйка поснимала белье после двух стирок, не могла же она в одной стиральной машине выстирать такую прорву разноцветных вещей. Так рассуждала я, стоя посередине гостиной и ломая голову, куда все это деть. Отнести на собственную кровать и свалить как есть? Навалить на стол в гостиной? Тут только я поняла сложности, с которыми приходилось сталкиваться хозяйке, когда в доме пребывали гости. А они всегда, проклятые, пребывали. Иначе хозяйка сразу же могла бы рассортировать выстиранное белье и разложить его по местам в шкафах – и никаких проблем. А надо бы ей помочь с этим, кое‑что погладить, рассортировать… Нет, некогда.

Совесть меня терзала, но я все равно свалила все на единственное свободное место в гостиной – диван, подперла столом, придвинув его вплотную к дивану, и поспешила к подруге в котельную. Что‑то там она задумала, это я чувствовала.

Алиция пыталась раскопать что‑то в углу за стиральной машиной, где, по законам физическим и человеческим, ничего не могло поместиться, кроме нескольких коробок из‑под обуви, поставленных одна на другую.

– Вот, еще и это подержи, – задыхаясь от усилий, отрывисто приказала она, сунув мне порядочную связку медной проволоки.

– А его куда девать? Только во двор вынести.

В растерянности стояла я, растопырив руки и сгибаясь под тяжестью проволоки ожидая дальнейших распоряжений или хотя бы указаний. Не дождавшись, поинтересовалась, что же подруга ищет за стиральной машиной.

– Минутку, – сквозь зубы бросила мне Алиция и подложила себе под ноги огромную железную штуковину, формой напоминавшую гигантский гаечный ключ. Став на него обеими ногами, опять попыталась до чего‑то дотянуться в углу. – Кажется… похоже… вспоминается мне…

– Может, подождем Павла? – робко предложила я. – Он посильнее нас. Ох, больше не выдержу…

И я уронила проволоку на пол, выложенный мелкой керамической плиткой. Хорошо, не раскокала плитку.

Занятая чем‑то очень важным и трудным, Алиция позабыла обо мне и упорно старалась что‑то извлечь из‑за стиральной машины. Еще какое‑то время она, сжав зубы, в огромном напряжении что‑то тянула и наконец сильным рывком выхватила что‑то. Причем мне послышался звук раздираемой плотной ткани. От резкого движения Алиция с размаху села на пол, не выпуская добычи из рук.

– Холера… – простонала она. – Наверняка я отбила себе копчик…

– Говорила же: надо подождать Павла.

– Павел тут ни к чему. Заткнись и слушай! Похоже, я наконец нашла…

Тут я разглядела, что подруга держала в руках. Это был до боли знакомый кошачий мешок, только очень мало набитый. Да вот еще на боку разорван, видимо, этим боком он за что‑то зацепился в своем тайнике, и потому Алиции так трудно было его оттуда вытащить.

Алиция тут же принялась развязывать мешок, тщетно пытаясь скрыть нетерпение. Завязки мешка были все в узлах и не желали развязываться. Оглядевшись, я заметила на одной из полок садовые ножницы, ржавые и наверняка тупые, но все же они лучше человеческих ногтей.

– Помочь тебе? Вон там я вижу садовые ножницы. И еще секатор. Подать? И к чему такая спешка? Что у тебя там?

– Пока не скажу, сама не совсем уверена… Дай ножницы. Или нож, если найдешь.

И вот так сообща, топчась в завитках медной проволоки и спотыкаясь о множество железяк на полу, мы распарывали дальше дыру на боку мешка. Вот уже можно просунуть в мешок руку, что Алиция и сделала, И извлекла большую и толстую книгу. Судя по виду, старинную. На потертом и растрескавшемся переплете золотыми буквами было вытиснено заглавие по‑французски: «ЖИТИЕ СВЯТЫХ». Буквы поменьше информировали, что в книге приводятся Жития святых эпохи Раннего Средневековья. Солидная книга запиралась на крючки.

Я еще не успела обрадоваться, как Алиция уже отогнула крючки и радостно, даже с торжеством воскликнула: «Вот они!»

Между верхней и нижней обложкой была зажата пухлая кипа бумаг, так плотно стиснутых, что удвоилась в размере после того, как обложки расстегнули. Не было необходимости спрашивать, я сразу поняла – те самые фамильные документы, о которых втайне поведала мне подруга.

И похвалила ее:

– Надо же, как удачно ты подобрала обложку для ваших фамильных тайн. У тебя получилось случайно или ты специально подбирала? Тогда я просто преклоняюсь перед твоим чувством юмора.

– Какой юмор? – не поняла Алиция, но прочитала титул бывшей книги и до нее дошло.

– И в самом деле… нет, я специально не старалась, просто эта книга показалась мне самой подходящей, и по формату, и вообще…

Я предложила Алиции перейти из котельной наверх, уж очень здесь мешались валявшиеся на полу всевозможные железки, теперь еще круги медной проволоки. И к тому же со страшной силой грела печь, дышать было нечем. Бумаги высыпались из переплета, собирать их в кучу было все труднее.

Алиция согласилась перейти в более удобное помещение, однако предупредила, что все бумаги надо будет аккуратно сложить и опять спрятать.

Что ж, надо так надо…

Когда мы уже сидели за столом в кухне, я с горечью призналась хозяйке, что знала, на что иду, отправляясь к ней в гости. На тяжкие работы иду, вот на что. Однако под тяжкими работами я скорее предполагала работы в саду, а не переброску лома и прочие сложности в доме. Вот, скажем, заняться этим хламом – я кивнула на кучу белья на диване – у меня нет сил. Я просто не способна.

– А тебя никто и не просит, – легкомысленно по своему обыкновению прокомментировала Алиция. – Повисело, теперь пусть полежит, это не срочная работа. Срочная же…

Алиция запнулась и с горечью простонала, не отрывая взгляда от котов на террасе:

– Кой черт дернул меня вытаскивать бумаги из‑за стиральной машины? Лежали себе в безопасном месте, ничто им не угрожало. А все Падла проклятый, из‑за него я и тревожилась.

– А как тебе удалось вспомнить, куда ты их сунула?

– Сама не знаю. Из‑за того, наверное, что мы с тобой очень прониклись судьбой нашей влюбленной молодежи…

– …а в «Житиях святых» говорится не только о грехопадении святых, но и встретишь множество упоминаний о любовных связях королей и королев той поры, – подхватила я. – Возможно, такие ассоциации подсознательно и натолкнули тебя на мысль поискать за стиральной машиной, как подсознательно много лет назад подсказали идею спрятать фамильные любовные секреты именно в «Жития».

– Может быть. А теперь куда я их дену?

– Опять туда же. Во всех отношениях подходящее место. И «Жития» тоже, не надо ничего менять.

– Боюсь, не получится, – возразила Алиция. – Помню, с каким трудом я тогда затолкала бумаги в эти обложки. Так намучилась!

– А теперь я тебе помогу. Не надо придумывать ничего нового.

– Только мешок нужен новый, тот мы раскромсали. Какой бы выбрать?

Я знала какой.

– Тот, с чулками и колготками. Отличный крепкий мешок, а содержимое надо выбросить, тут уж ты не спорь. Даже если бы где‑нибудь в Европе и поднимали еще петли на чулках, так твои чулки давно сопрели и годятся лишь на свалку. А вместо ненужного хлама отлично запакуешь исторические документы, и пусть себе лежат хоть сто лет. К тому же святых мы еще для крепости обмотаем шнуром или веревкой какой, не рассыплются…

И в результате возвратившиеся с покупками Беата и Павел так и замерли на пороге гостиной. Диван завален сухим бельем, а на столе возвышалась гора старых чулок и колготок. Не успели навести порядок в доме, как он снова захламляется. Не знали они, что зато тайные бумаги вернулись на свое место, в укромный уголок за огромной стиральной машиной. И в самом деле, отличный тайник! Алиция была занята отбором пластиковых пакетов, какие похуже, чтобы в них запихать по небольшой порции предназначенные на выброс старинные чулочные изделия.

Бельем с дивана занялась Беата, сначала рассортировав его и разложив аккуратными стопками, очень довольная, что вот и для нее нашлась явно очень полезная в домашнем хозяйстве работа.

***

За прощальным ужином Мажена задала очень важный вопрос хозяйке:

– Алиция, ты хоть помнишь, куда спрятала сокровища Ноева ковчега?

– Пока еще помню, – расставляя на столе приправы, ответила хозяйка. – А что?

Да ничего особенного. Но если придется их искать во второй раз, дом не выдержит. Развалится. В руины превратится. А мне бы не хотелось. Я вот думала, что бы такое сделать, чтобы ты не забыла.

– Записать, – не задумывался Павел.

– И разгласить по всему свету, что она держит их не дома, а в особой ячейке банка.

Все присутствующие заняты были приготовлением ужина, занимаясь всякой мелочью. Главное легло на мои плечи. Я пожертвовала собой и решила приготовить в духовке двух фаршированных цыплят, единственное блюдо, которое отлично у меня получается. И не слушала никаких намеков насчет того, что пора бы уж курятинку извлечь, давно ведь готова, ишь как пахнет. Я лучше знала, когда надо извлекать мой кулинарный шедевр, и сама покорно глотала слюнки вместе с остальными.

К тому же еще не подошла Анита, а без нее я не хотела демонстрировать свои достижения, пусть знает, что я и на такое способна. А вообще‑то говоря, я за время пребывания здесь стала относиться к ней намного лучше, хотя и раньше весьма ценила ее ум и характер.

Оказывается, Алиция вполне солидарна со мной.

– Да, не будем вынимать цыплят до появления Аниты, – сказала она. – Не исключено, что я ее немного полюбила. Сейчас уже должна прийти.

– Ты дала ей согласие на публикацию?

– Дала, отчего же не дать. Но все тексты она привезет мне для согласования и моей подписи.

Надеюсь, на сей раз никакого свинства не позволит себе. Сама сказала – я и мои гости для нее очень ценный источник всевозможных сенсаций. Я даю ей эксклюзивное право, не станет же она ссориться со мной и терять куру, несущую золотые яйца? Какая она ни на есть, но уж глупой ее никак не назовешь.

Анита и в самом деле появилась очень скоро. Готовые закуски уже стояли на столе, только цыплята сидели в духовке, но запах распространялся во все стороны.

Анита не преминула заметить, что ей не случалось никогда бывать в доме, так полном контрастов, как Алицин.

Это было сказано при встрече, вместо приветствия. В ответ на наши удивленные взгляды гостья пояснила:

– Я имею в виду не только изменения в интерьере, но и запахи. Баранья нога и этот райский аромат! Даже не верится, что такие бывают. И зачем я завтракала, дуреха?

– А что тебе не понравилось в интерьере? – подозрительно поинтересовалась Мажена.

– Да нет, мне все нравится. Особенно ателье, оно теперь такое… живописное.

Это замечание больше всех задело Павла.

– Алиция, она права. Я тут еще останусь на пару дней и немного там приберусь. Ты сама скажешь, что можно выбросить…

Прошу за стол, – вместо ответа пригласила нас Алиция. – А ты ничего выбрасывать мне не смей, в крайнем случае я попрошу тебя опять расставить настенные полки вдоль лестницы, у стены. А ты, – обратилась Алиция к Аните, – можешь опубликовать, что у меня уже не осталось ни одного не вскрытого кошачьего мешка, все выпотрошены. И о личном моем сейфе в банке, куда я положила драгоценности. Хорошая мысль.

Возможно, именно под воздействием райских запахов Анита стала немного другой, более мягкой, не такой уж безгранично деловой и себе на уме. Должно быть, цыплята и в самом деле получаются у меня отменные. Глядя на то, что я извлекала из духовки, она по собственной воле сообщила новость, о которой мы и не помышляли.

– Да будет вам известно, – заявила она, – что полицейские власти закончили производство и больше не будут вас беспокоить. И вообще, вы теперь для легавых не существуете, – не удержавшись, она добавила‑таки хоть капельку, но… пренебрежения к нам, что ли.

– Это как же понимать? – спросила я, поднимая голову от курчат, которых мне хозяйка и разрезать велела.

– Да очень просто. Тот, кто убил Памелу, разбился насмерть в вашем ателье, сам по себе, из‑за ваших шариков. Случайная смерть, они вовсе не собираются заниматься этим. Более того, у меня сложилось впечатление, что они уже сыты по горло происшествиями в вашем доме.

Даже если обнаружат тут целые могильники, то предпочтут оглохнуть, ослепнуть и вообще повернуться задом к этому надоедливому объекту. Господи, да отрежь же наконец хоть кусочек этой вкуснятины!

Пришлось вплотную заняться цыпленком, не одна Анита с ожиданием глядела на мои руки. И все же, помедлив минутку, я не выдержала, чтобы не похвастаться:

– А порядок в книгах нам удалось навести действительно просто невероятный!

***

– Да ты что! – возмутилась Беата, когда мы уже ехали на родину. Причем в самом начале пути, мы не добрались даже до Гедсера. – Какая такая трагедия, самый обычный скок в бок. Ну, признаюсь, может, не такой уж обычный, страсть охватила нас обоих огнем с первой минуты, принесла столько нового и необычного, а тут еще сопутствующие обстоятельства… Каждый день – как необычное приключение, я жила в каком‑то чаду. Однако все это осталось в прошлом, не думай ни о каких последствиях, я ведь видела, как вы с Алицией испереживались. Было – прошло. Павел само очарование, таких я еще не встречала, но я не собираюсь повиснуть на нем на всю оставшуюся жизнь.

– И не отберешь его у Эвы?

И речи быть не может! Для него Эва дороже даже, чем для меня Юлиан, а, кроме того… вулкан на каждый день – это уж слишком. Впрочем, к чему лишние слова, ты и без меня это знаешь.

Знала, конечно.

Похоже, Беата сбросила тяготившее и ее бремя и теперь не умолкая весело болтала:

– Ах, как интересно было у Алиции! И какие чудесные сокровища! Возможно, мне не довелось бы вообще никогда их увидеть. А если я узнаю о фигурках северных оленей, павлинов и зубров, постараюсь сделать так, чтобы они попали к Алиции, пусть у нее будет коллекция в полном комплекте. Кто бы знал, как я полюбила Алицию! Необыкновенный человек! Если бы она захотела продать коллекцию, получила бы целое состояние.

– Она получила бы состояние и продав свою керамику, а вот ни одной штуки не продала, – вторила я девушке. – И вообще практичность, рациональность – это не для Алиции. Тем более в финансовых вопросах. Но вот что меня огорчает…

– Что? – забеспокоилась Беата.

Я тяжело вздохнула:

– Уезжая, мы оставили за собой такой беспорядок в доме Алиции, какого там до сих пор не было. Не мы виноваты, знаю, но он при нас усугубился, и теперь она осталась с ним один на один…

А Павел? – возразила Беата. – Павел взялся ей помочь. А мы с тобой выбросили чулки – по‑моему, тоже немалая помощь, количество мусора сразу уменьшилось на огромный кошачий мешок. Гигантский, я бы сказала.

Беата весело болтала, но что‑то оставалось ею недосказанным, я видела по ее лицу. И только на польской границе она решилась.

– Иоанна, послушай… Мне не хотелось бы проявлять чрезмерное любопытство, возможно, даже бестактность, но уж очень хочется знать… Я ведь видела, как перед отъездом ты упаковывала кошачий мешок и взяла его с собой… ты только не обижайся…

– Не канючь, говори, что тебя гложет?

– У Алиции были такие ценности, такие сказочно прекрасные вещи… Что мы везем? Скажи мне, ради бога, что у тебя в том мешке?

Невольно я бросила взгляд назад, где на заднем сиденье и перед ним, аккуратно запакованные, покачивались драгоценные растения, выкопанные мною сегодня на заре в саду Алиции. Это был мой самый ценный багаж.

Не видя причин делать тайну из содержимого мешка, я откровенно призналась:

– Конечно, бесценная вещь, тут ты права – земля под имбирь и длиннолистные акантусы. И очень надеюсь, что после моих многолетних терзаний эти паршивцы теперь наконец‑то приживутся!..

КОНЕЦ

P. S. Только в Варшаве я смогла узнать, что тот король… ну, помните, что о жирафе выражался… был Карлом X.

[1] Имеется в виду одна из главных достопримечательностей Варшавы – установленный на Замковой площади памятник королю Сигизмунду III Вазе. Парадокс: король, принесший стране неисчислимые бедствия своими притязаниями на шведский престол (знаменитый «потоп», нашествие шведов), первым из польских королей удостоился памятника за то, что перенес столицу Польши из Кракова в Варшаву. Памятник выполнен в виде высокой колонны с фигурой Сигизмунда III наверху. (Здесь и далее примеч. переводчика?)

[2] Непереводимая игра слов. Фамилия грузина состоит из двух польских слов: gowno (по‑русски то же самое) и глагола в первом лице widze – вижу, то есть ничего не вижу.

X