Иоанна Хмелевская - За семью печатями [= Миллион в портфеле]

За семью печатями [= Миллион в портфеле] (пер. Селиванова)   (скачать) - Иоанна Хмелевская

Иоанна Хмелевская
За семью печатями


Книга 1


* * *

— И не валяй дурака, никаких переводов! — нервно произнёс сообщник Хенрика Карпинского. — Во-первых, слишком долго, черт их знает, что за это время успеют выкинуть, а во-вторых, тебе так приспичило платить налоги?

— И как же тогда? — растерянно поинтересовался Карпинский.

— Элементарно — доставлю наличными. На глазок, половину в зелёных, половину золотом. Идёт?

— Идёт. И что?

— Что «что»?

— Дальше что делать?

— Да ничего. Подержишь, пока не прояснится ситуация, а потом уже делай что хочешь.

— Когда доставишь?

— Перед самым отъездом.

— А со своими как собираешься поступить?

— У меня — другое дело, Голландия страна нормальная, там человека уважают, не оберут до нитки, так что через их же банк переведу на своё имя в Амстердам. Мне с наличностью нет резону возиться, нервы дороже. А если там что стоящее подвернётся — сразу звоню тебе, и ты вылетаешь, но тоже с пустыми руками. Твоя доля тут полежит припрятанная, на первое время нам хватит.

— Может, на кредитную карточку?..

— Немного не помешает…

Деловая хватка и даже элементарная предприимчивость у обоих бизнесменов отсутствовали напрочь, но на сей раз им невероятно повезло. Два идиота с высшим образованием совершенно случайно провернули с русскими партнёрами столь выгодную комбинацию, что сказочно обогатились, и это никак не укладывалось у них в головах. От нежданно свалившегося богатства оба малость офонарели, однако понемногу привыкали к новому положению, и сообщник Карпинского даже уверовал в свой великий талант предпринимателя, проявившийся столь внезапно. А когда ещё ему было проявиться, как не теперь, в эпоху первоначального накопления капитала? Талант же грешно зарывать в землю, вот новоиспечённый бизнесмен и решил продолжать столь удачно начатую новую жизнь. Ещё одно подобное предприятие — и всяким там Ротшильдам с их жалкими миллиардами за ними будет не угнаться.

Зарождающийся отечественный капитализм не вызывал у начинающих предпринимателей особого доверия, чем объяснялось и их желание держать денежки при себе, и гравитация к Европе. Там, конечно, не провернёшь таких махинаций, как в отсталой России, зато можно не волноваться за дальнейшую судьбу имеющихся капиталов.

Как положено уважающим себя мафиози, разговаривали сообщники в машине, чтобы ненароком кто не подслушал. Всем известно, что представители мировой финансовой олигархии не говорят о деле ни в забегаловках, ни дома, где и у стен есть уши, тогда весь мир узнал бы об их кровавых деяниях и леденящих душу преступлениях. Самое же смешное заключалось в том, что бизнес шушукающихся сообщников был безукоризненно легальным и ни в чем не нарушал законов обеих стран. Баснословные же барыши принесли не кровавые преступления, а вовремя угаданные в изменившихся условиях новые потребности культурно-развлекательного характера бесчисленного множества людей и оперативное удовлетворение таковых потребностей, только и всего. И даже вывоз через границу на родину обменного эквивалента не явился серьёзным нарушением таможенных предписаний по причине отсутствия на тот момент чётких таможенных предписаний, не говоря уже о такой малости, что вывоз осуществил поднаторевший в подобных операциях русский контрагент. Так что Карпинский с сообщником были чисты, как слеза младенца, ни секунды при этом не сомневаясь в преступном характере происхождения своего богатства, ибо где же видано, чтобы такие деньги, да честным путём?! Ничего не попишешь, значит, запятнали себя чем-то на всю жизнь, а уж теперь, раз ступив на путь не праведный, вряд ли удастся свернуть с него.

Почему для помещения капитала сообщник выбрал Голландию — он и сам не знал, но решил твёрдо и заранее оговорил получение своей доли в одних наличных долларах. Карпинский оставался на родине и мог себе позволить завести золото и алмазы. Золото в виде золотых монет, алмазов же всего с десяток, зато любо-дорого поглядеть. Остальное в долларах.

— Надеюсь, у тебя хватит ума позаботиться о сохранности твоей доли, — бросил в заключение сообщник и включил зажигание.

И все было бы хорошо, если б не идиотская случайность. Вернее, стечение обстоятельств.

* * *

Семейное положение Хенрика Карпинского было сложным. Его первая жена давно умерла, оставив ему дочку, в настоящее время уже двадцатилетнюю девушку. Со второй женой Хенрик развёлся.., точнее, она с ним развелась, заявив, что больше не выдержит жизни с таким тюфяком, рохлей и охломоном недоделанным, совершенно не приспособленным к жизни в современных условиях. Свой золотоносный бизнес Хенрик провернул уже после развода, так что бывшей жене ничего не перепало от его неожиданного богатства. С третьей женой Хенрик расписаться как-то не успел, хоть вместе они прожили уже несколько лет. Так счастливо сложилось, что третья жена и дочка Хенрика очень подружились.

Объяснялось это, по-видимому, не только сходством характеров обеих, но и незначительной разницей в возрасте — всего десять с небольшим лет. Жилплощадь не воздействовала отрицательно на отношения в семье, поскольку была вполне приличной: просторная приватизированная квартира, четырехкомнатная, половина которой полагалась дочери, ибо принадлежала квартира ещё её матери. По теперешним временам — просто идиллия.

Идиллию портило лишь наличие шурина, младшего брата второй жены Карпинского. Факт развода Карпинского со своей сестрой шурин, привыкший годами наезжать к сестре и подолгу проживать у неё, просто проигнорировал и продолжал наезжать и проживать. Возможно, потому, что сестра, вновь выйдя замуж, категорически отказалась принимать в своём доме братца, характер же у женщины был твёрдый, не то что у её бывшего мужа. Карпинский шурина никогда особенно не любил, но по мягкотелости мирился с его наездами. Не хватало духа раз и навсегда указать на дверь и запретить появляться в квартире. Жене и дочери Карпинский тоже не разрешал выгнать докучливого квартиранта, может, даже взашей, ибо шурин других аргументов не воспринял бы, уж женщины-то это давно поняли. Уважая, однако, волю главы семьи, мирились с наличием нежелательного гостя и терпели муки молча.

Дело в том, что шурин воровал. Крал безбожно, нагло и открыто, не считаясь ни с чем. Всякий раз очередное прибытие в дом ворюги вызывало у хозяев жуткий переполох, немедленное запирание на ключ всего, что запиралось, и судорожные попытки припрятать самое ценное, главное же — кошельки и наличность. Причём в запирающиеся ящики столов и шкафчиков приходилось срочно вставлять новые замки, поскольку старые шурин давно освоил. Впрочем, и это не спасало. Сберечь имущество можно было, лишь не спуская глаз с жулика, ходя за ним по пятам и выдирая из рук то, что наглец пытался присвоить почти открыто, перетряхивая содержимое шкафов и ящиков, а также роясь в дамских сумочках. Нельзя сказать, что это было такой уж безнадёжной патологией, клептоманией, которая сильней человека. Нет, у шурина хватало ума и силы воли воздержаться от кражи у людей посторонних, приходивших к Карпинским, крал он исключительно имущество бывших родственников, зная, как не любит полиция вмешиваться в семейные распри. Правда, разведясь с его сестрой, Карпинский перестал уже быть родичем, однако какие-то связи сохранились, Карпинский с дочерью и будущей женой не были совсем уж посторонними людьми, а раз не чужие — красть можно. Счастье ещё, что шурин постоянно проживал в Щецине, в Варшаву же только наезжал.

Кроме дочери, третьей жены и нежелательного шурина у Карпинского был друг ещё со школьной скамьи, Северин Хлюп, и дружба их выдержала испытание временем. Впрочем, и здесь имелись свои сложности.

В данном случае камнем преткновения явилась супруга однокашника, пани Богуслава Хлюп, особа властная, самоуверенная, недовольная всем на свете. Поженились они с Северином, когда у Карпинского была уже вторая жена, и сразу же пани Богуслава принялась охаивать все, связанное с приятелем мужа: жену Карпинского, которая была красивей Богуси и лучше одевалась; самого Карпинского, который был обычным инженеришкой, а не занимал какой-нибудь высокой должности, чтобы поддерживать друга; квартиру Карпинского, незаслуженно доставшуюся этому олуху; дружеские встречи Карпинского с Хлюпом, когда оба взахлёб болтали о каких-то непонятных Богусе вещах или затевали невинный бридж, совершенно Богусе недоступный; угощение во время этих дружеских встреч, ибо Карпинская готовить совсем не умела, заставляя стол дорогущими и совершенно несъедобными блюдами, а уж она, Богуся, приготовила бы по дешёвке такие вкусности, что пальчики оближешь, правда, для этого требуется не только время, но хоть немного ума. Исчерпав тему, пани Хлюпова переходила на собственного мужа, который слишком мало зарабатывал, а мог бы постараться для новой семьи; пасынка, ибо у Хлюпа был сын, порождённый им в ранней молодости по глупости и недосмотру, а ей теперь возись с ним. Короче, пани Богуслава злилась на всех и вся, не исключая и собственных детей от первого брака, двенадцатилетнего сына и десятилетнюю дочь, что не помешало ей отлично их выдрессировать.

Чудовищно скупая и при этом с большими амбициями, Богуся всячески скрывала свою прижимистость. Властная и ревнивая, она и эти качества старалась прикрыть кажущейся заботой о муже и семье. Угрюмая, молчаливая и необщительная, она и мужа пыталась лишить общения с друзьями-приятелями, охотнее всего приковав бы благоверного к батарее парового отопления и в то же время заставляя его искать нужные и полезные знакомства. Такие противоречия усиливали раздражительность пани Богуславы, доводя её до нервного расстройства. Ко всему этому работала она в приёмном покое больницы и в её обязанности входило давать посетителям справки и вообще информацию. Будучи по натуре скрытной и недоброжелательной, Богуся терпеть не могла что бы то ни было сообщать людям, поэтому сведения о времени приёма главного врача или номере рентгеновского кабинета ей приходилось когтями вырывать из глубин собственного естества. А уж чтобы улыбнуться посетителю или больному.., такое ей дорого обходилось. И не столько ей, сколько другим людям, обратившимся за справкой. Почему администрация больниц и поликлиник сажает в справочных бюро подобных баб — понять невозможно.

Правда, пани Богуслава обладала и достоинствами. Она была прекрасной хозяйкой, дом её блистал прямо-таки больничной чистотой, готовила она превосходно, никогда не болела и отличалась исключительной выносливостью. А также красотой, если кому-то нравятся могучие голубоглазые блондинки, пышущие здоровьем, которым есть на чем посидеть и чем подышать. Хлюп как раз любил таких женщин. А кроме того, он очень любил поесть.

Вот почему Хлюп во всем подчинялся своей половине и изо всех сил старался скрыть от неё контакты с приятелем, столь ею не любимым. Понятно, что встречи и даже разговоры однокашников по вышеизложенным причинам стали весьма ограниченны, от чего оба страдали, ибо с детства привыкли делиться друг с другом и радостями, и горестями и во всем советоваться. Карпинский понимал друга, сочувствовал ему и звонить старался только на службу, когда же приходилось звонить Хлюпу домой, прибегал к такому фортелю: услышав в трубке голос ворчливой супруги приятеля, включал автоответчик с заранее записанным текстом, и официальный дамский голос произносил: «Говорит секретарь директора Яцека Настай. Пан директор желает говорить с Северином Хлюпом». Ответственная секретарша несуществующего директора повторяла эти две фразы до одурения, пока к телефону не подходил сам Хлюп, или отключалась, выяснив, что того нет дома. Если Северин поднимал трубку, то разговаривал с Карпинским крайне почтительно: «А, господин директор, очень рад. Слушаю вас». И потом любопытная мегера могла уловить лишь «да» или «нет».

К счастью, пани Богуслава работала посменно, у неё случались дежурства в приёмном покое, на работу выходила то утром, то вечером, и иногда её по целым дням не было дома. Тогда приятели могли посидеть себе за кружкой пива и поговорить от души. Причём не обязательно в пивной, можно было устроиться даже у Хлюпа. Приёмные дети Северина в данном случае держали сторону отца и некоторых указаний мамули не выполняли.

Вот так в общих чертах обстояло дело, когда сообщник принёс Карпинскому его долю заработанного. Доля была уложена в неимоверно тяжёлый старый портфель могучих размеров и состояла из двух толстенных стопок стодолларовых купюр, двадцати килограммов золотых монет в виде увесистых колбасок и небольшой коробочки с весело поблёскивающими алмазами. Общая стоимость содержимого портфеля тянула на двадцать два миллиарда злотых тогдашними деньгами.

От Карпинского сообщник направился прямиком в аэропорт и уже через два часа летел в Амстердам. Карпинский ещё задумчиво сидел над портфелем, ломая голову, где бы его спрятать, когда в дверь кабинета заглянула вернувшаяся с работы дочь Эльжбета.

— Папуля, Клепа явился, — шёпотом предостерегла она отца. — Пришёл следом за мной. Если что надо спрятать — давай по-быстрому, я его задержу в гостиной.

У Карпинского от ужаса по спине поползли мурашки. Клепа, тот самый шурин, от которого следовало прятать все мало-мальски ценное! Разумеется, Клепой его прозвали в доме Карпинского, при крещении он получил нормальное имя Зигмунт. Надо же было явиться этому клептоману именно теперь, когда в доме появился портфель с сокровищами! Прямо проклятие какое-то.

Услышав страшное сообщение, Карпинский совсем пал духом и даже не встал со своего места, лишь глубже затолкал под стол портфель и поставил на него ноги. Хорошо сообщнику — перевёл денежки в надёжный банк и сам теперь летит в нормальную страну, а как быть ему со своими капиталами?

В кабинет вошла Кристина, будущая жена, и плотно прикрыла за собой дверь.

— Просто ума не приложу, что делать, — пожаловалась она. — Мы с тобой разъезжаемся, а одной Эльжбете с Клепой не совладать. Есть какая идея?

В оцепеневшем мозгу Карпинского что-то сдвинулось. И в самом деле, Кристина, работавшая в издательстве, наутро должна была лететь в Краков на книжную ярмарку, а он отправлялся в Ольштын за новой телефонной установкой для банка, в котором работал. Не скажешь ведь главе фирмы, что не можешь ехать из-за шурина. Эльжбета не должна пропускать лекции, она на ответственном втором курсе политехнического. Холера! Есть, правда, ещё приходящая домработница, так она на ночь возвращается в семью, к мужу и детям. Как все фатально складывается! Надо же было сообщнику принести портфель именно сегодня! Надо же было этому распроклятому шурину заявиться именно сегодня! А теперь следует что-то предпринимать, и немедленно!

— Давай скажем ему, что все уезжаем и запираем квартиру, — выдвинул предложение Карпинский.

Сердито пожав плечами, Кристина покачала головой.

— Ты что, Клепу не знаешь? Обрадуется, как свинья дождю. Головой ручаюсь — у него давно имеются запасные ключи.

— Тогда забрать с собой все ценное… Кристина сделала неудачную попытку саркастически рассмеяться.

— И моё манто тоже? Теперь, в мае? Все видеокассеты, самые ценные книги, пишущую машинку? Твою геологическую коллекцию? Бижутерию ещё туда-сюда, хотя не хотелось бы таскаться с ней по командировкам.

Карпинский внутренне поднапрягся и выдал идею:

— Попроси Витовскую задержаться завтра подольше, до моего возвращения, а я постараюсь в Ольштыне все провернуть поскорее. К вечеру обернусь. А пока меня не будет, они на пару с Эльжбетой присмотрят за Клепой.

— Эльжбете надо быть на лекциях.

— Пропустит один день, что ж делать.

— Ну ладно, — неохотно согласилась Кристина. — Тогда пусть и мои, и Эльжбетины драгоценности Витовская заберёт сегодня домой. Господи, ну за что нам такая мука! Неужели ты не в состоянии раз и навсегда выгнать этого паршивца?

Карпинский вдруг ощутил в себе небывалую дотоле решимость выставить из квартиры настырного шурина. Хотя бы с помощью полиции. Минутку, как же полиция, когда у него под ногами такие ценности, добытые преступным путём? Столько денег, что хватит им всем до конца дней, не надо думать ни о манто, ни о видеокассетах, вообще ни о чем. Надо лишь решить, как сберечь богатство.

Кристина отправилась стеречь имущество и не спускать глаз с жулика, а её будущий муж, не снимая ног с драгоценного портфеля, отчаянно искал выход. Забрать портфель с собой? Придётся по причине тяжести оставлять его в машине. А если украдут машину? По приезде в Ольштын сдать в банковский сейф? Возникнут ненужные подозрения.

И вот наконец в голову пришла счастливая мысль: спасение можно найти лишь у старого испытанного друга. Карпинский схватил телефонную трубку.

— Это я, — сказал он, услышав голос Хлюпа.

— Рад вас слышать, пан директор! — радостно отозвался тот.

Это означало, что пани Богуслава дома и бдит, как всегда.

У Карпинского не было ни сил, ни времени разыгрывать конспиратора.

— Сева, слушай, тут у меня дома есть одна вещь, которую никак не оставишь, потому что заявился шурин, а я уезжаю. Не подержишь её у себя до тех пор, пока он не выкатится?

— Да, — не раздумывая, ответил верный Друг.

— Тогда я подвезу её куда-нибудь поближе к твоему дому. Страшно тяжёлая, холера! Сможешь сейчас ненадолго выйти?

— Да.

— Минут через пятнадцать, хорошо? Я подъеду со стороны улицы Статковского.

— Никак невозможно, пан директор.

— Что невозможно? Через пятнадцать минут или со стороны Статковского?

— Нет.

— Через пятнадцать минут…

— Да.

— Значит, со стороны Статковского не можешь?

— Увы, не могу, пан директор.

— А где можешь?

Поскольку в распоряжении Хлюпа имелись лишь краткие «да» или «нет» и ничего не говорящие «пан директор», определить место встречи оказалось затруднительно. Он сделал осторожную попытку внести некоторое разнообразие в свою лексику.

— И это будет конец, пан Яцек! — с отчаянной решимостью произнёс Хлюп.

Карпинский напрягся. Где может быть конец? Конец чего? Со стороны улицы Статковского было бы всего ближе, но по каким-то соображениям Севу это не устраивает. Он хочет подальше. А что там подальше? И почему «конец»?

— А! — догадался он. — Старая трамвайная петля?

— Вот именно, пан директор! — обрадованно воскликнул Хлюп.

— Идёт, буду через четверть часа. Не торопись, я подожду.

— Не за что, пан Яцек. Примите мои лучшие пожелания, пан директор.

Подозрительная супруга не преминула заметить:

— И всегда ты с этим Настаем как-то странно разговариваешь. Чего ему от тебя надо? Опять какие-то электрические причиндалы?

Следует отметить, что пани Богуся, будучи отличной хозяйкой, не умела даже вбить гвоздя, прочистить засорившуюся раковину, а уж перед всеми электроприборами испытывала просто панический страх.

— Нет, речь шла о математических расчётах, в которых он не уверен, вот и советовался. И благодарил. Нет худа без добра, напомнил мне, что я забыл выслать наши предложения на торги, а сегодня последний срок, ведь он определяется по дате на почтовом штемпеле. Придётся выскочить, почта работает до восьми.

— Высылаешь предложения, высылаешь, а все без толку. Наверняка там надо кого-то подмазать, где тебе сообразить! Ладно, заодно купи деревенского творогу. Две упаковки.

На ворчание жены Хлюп внимания не обратил, а поручение его только обрадовало. Во-первых, можно будет сослаться на то, что пришлось творог поискать, а во-вторых, жена готовила из него на редкость вкусные вещи, каждый раз по-новому. И хорошо, что переключилась на творог, — спроси она о предложении и торгах. Хлюп вряд ли сумел бы членораздельно сказать, о чем идёт речь.

Каждый подъехал на своей машине к старой трамвайной петле, Хлюп уже с творогом.

— Из нашего окна как раз видно кусок Статковского, — пояснил другу Хлюп. — Правда, из окошка на чердаке, но кто её знает. Что у тебя за вещь такая?

Обречённо вздохнув, Карпинский во всем чистосердечно признался. Хлюп проникся и встревожился. Друзья вместе перенесли тяжеленный портфель в машину Хлюпа, и оба в ней закрылись, дабы обсудить проблему легальности имущества, способы избавиться от проклятого жулика и место сокрытия несметных богатств.

Хлюп проживал в собственной вилле, хотя назвать так его жилище можно было лишь с большой натяжкой. Построенный ещё прадедом Хлюпа, просторный деревянный дом к этому времени совсем обветшал, денег же на капитальный ремонт не находилось, зато в доме имелось множество укромных помещений, всевозможных чуланчиков, каморок и вообще тайников, так что хозяину не составит труда спрятать не слишком громоздкий предмет.

— Можно на чердаке, можно в старом сундуке, — рассуждал Хлюп. — А лучше всего в моем шкафу, где рыболовные снасти.

К рыболовному помешательству супруга Богуся испытывала столь непреодолимое отвращение, что никогда не заглядывала в шкаф с удочками, спиннингами и прочими причиндалами. Ну и само собой предполагалось, что ни жене, ни детям, и вообще никому на свете Хлюп и словечка не проронит о доверенных ему сокровищах.

Наконец друзья расстались, не подозревая, что злой рок уже носится над их головами, с дьявольским свистом рассекая воздух…

* * *

Вернувшись домой. Хлюп въехал на машине в сарай, служивший гаражом, но лишённый ворот. С домом этот примитивный гараж соединяла внутренняя дверца. Войдя через неё в дом. Хлюп отнёс жене заказанный творог и был обруган за медлительность — где столько времени ошивался, такого только за смертью посылать, теперь вот придётся в темпе ужин готовить. С привычным терпением проглотив взбучку, глава семейства воспользовался занятостью благоверной и опять проник в гараж. Извлёк из машины порученное ему другом сокровище и, нервно оглядываясь, поволок его в дом. И тут наткнулся на сына Стася, с грохотом сбегавшего по деревянной лестнице. Судорожно дёрнувшись. Хлюп попытался укрыть портфель, сунув его под лестницу, и зацепил при этом за балясину, отчего ручка ветхого портфеля оторвалась, и тот тяжело шлёпнулся на пол. Но Стась ничего не заметил, поскольку в данный момент его заботило сокрытие собственной ноши — предметов, служащих для изготовления экспериментальной бомбы. Стась исчез где-то в закоулках нежилых помещений первого этажа, а его отчим, всецело поглощённый одной задачей, даже не обратил внимания на тянущийся за парнем шлейф адского запаха серы.

Путь наверх освободился, и хозяин, схватив в объятия бесценный груз, устремился в своё убежище — кабинет. Однако коли уж не везёт, так во всем. На площадке второго этажа его остановил вопрос приёмной дочери Агаты, как назло выглянувшей из своей комнаты.

— Что это у тебя, папочка? — ткнула она пальцем на что-то непонятное в руках Хлюпа.

За годы жизни со второй женой изрядно натренировавшись в молниеносных ответах на самые каверзные вопросы, папочка не моргнув глазом спокойно ответил:

— Инструменты. Очень тяжёлые, черт бы их побрал. Даже ручка оторвалась. Видишь?

Ни инструменты, ни ручка девочку не интересовали, однако, опять же натренированная мамашей всегда и во всем следить за отчимом, она все-таки обернулась, прежде чем спуститься вниз. Хлюп это предвидел и, ввалившись к себе в кабинет, дверь не закрыл, портфель небрежно швырнул на стол, а сам поспешил в ванную и там заперся.

Затвори он дверь кабинета, Агата непременно бы пробралась туда и обследовала содержимое принесённого отцом портфеля, теперь же, поскольку отец не пытался его скрыть, спокойно спустилась в кухню, откуда уже вторично донёсся ворчливый призыв матери на ужин.

У хозяина дома появилась редкая возможность действовать свободно, но времени было в обрез. Поэтому из всех возможных тайников он выбрал тот, что оказался под рукой, — огромный старинный шкаф в кабинете, забитый до предела его, Хлюпа, удочками, сетками, сачками, блеснами, спиннингами, старыми куртками, резиновыми сапогами, множеством коробочек и банок с крючками, мушками и прочими приманками для рыбы. Портфель с оторванной ручкой надёжно погряз в недрах этих многолетних залежей.

Карпинский тоже вернулся домой, где Кристина с Эльжбетой попеременно стерегли Клепу. Тяжесть свалилась с души Карпинского, хотя до конца преодолеть сомнения так и не удалось. Правильно ли он поступил? Другу Карпинский верил, как самому себе, однако слишком хорошо знал его жену. У бабы собачье чутьё, а мужа она держит под каблуком. И хитрости не занимать. Правда, все эти негативные качества жуткой бабы проявляются под воздействием её патологической ревности, но как знать…

Почувствовав, что больше не в силах совладать с душевной раздерганностью, Карпинский решил часть её переложить на плечи близкого человека, раз уж судьба послала ему на сей раз женщину не только любимую и красивую, но к тому же умную и рассудительную.

Правда, умная женщина не сразу правильно поняла посылаемые сигналы — судорожные кивки, конспиративное подмигивание и конвульсивные жесты. Призвав Эльжбету, Кристина передала ей Клепу с рук на руки за кухонным столом, а сама поспешила в спальню. Муж устремился следом и плотно прикрыл дверь.

— Мне нужно тебе кое в чем признаться, — взял он быка за рога, так как рассусоливать было некогда. — Видишь ли, я тут занялся с одним типом бизнесом…

— Я догадывалась, — перебила Кристина, с тревогой глядя на свою надежду и опору.

— ..ну и этот бизнес у нас получился, — докончил Карпинский.

У женщины отлегло от сердца, ведь она уже давно поняла, что её любимый и бизнес — вещи несовместимые. И вдруг такое!

— Неужели ты хочешь сказать, что у нас появятся деньги? — недоверчиво вскричала она.

— Тёс! — оглянулся на дверь хозяин дома. — Уже появились, сегодня сообщник передал мне мою часть, и так получилось, что тут же сразу шурина нелёгкая принесла…

— А я тебе уже тысячу раз говорила — не пускать его в дом! Родная сестра общается с ним только через дверную цепочку, а ты?!

— А я.., да, ты права.

— Езус-Мария! — вдруг дошло до Кристины. — Он что.., успел это украсть?!

— Да нет, успокойся, коханая, ещё не успел и теперь не украдёт. Я и сам испугался, поэтому унёс это из дому.

— Куда?

— В безопасное место. Самое спокойное и безопасное.

— Какое такое спокойное? На кладбище закопал, что ли? Ну, что молчишь? Говори же.

А у бедного Карпинского язык не поворачивался назвать Хлюпа, поскольку он лишь сейчас до конца осознал, что вряд ли дом приятеля можно считать безопасным и спокойным местом при наличии там пани Хлюповой, этой гарпии, гидры и дракона в женском обличье. И он, Карпинский, можно сказать, сунул свои сокровища прямо в пасть этим чудищам!

— Место безопасное, — наконец повторил он, не желая волновать жену. — Пусть полежит там до тех пор, пока Клепа не выметется. Вот только потом куда все спрятать?

— Ничего не понимаю! — продолжала волноваться Кристина. — Ты что, выкинул какой-нибудь фортель? Почему не можешь хранить свои сбережения просто в банке?

— Видишь ли, — мямлил Карпинский, — бизнес наш был не вполне легальным…

— Преступным, получается?

— Что ты! Совсем нет. Но деньги от русских, а сама знаешь, как у нас на это смотрят. И слишком уж большая сумма…

— Сколько?

— Больше двадцати миллиардов, — собравшись с духом, выдавил Карпинский.

Кристина на момент лишилась дара речи.

— Ты.., ты сказал…

— Двадцать миллиардов.

— Езус-Мария! Двадцать миллиардов чего?!

— Я пересчитал на злотые. Но оно в долларах.

— Ушам своим не верю! Господи, машина у тебя на ходу рассыпается, холодильник того и гляди выйдет из строя, мы с трудом дотягиваем до первого, а ты говоришь о миллиардах! Да ведь это.., виллу можно купить! «Мерседес»! Два «мерседеса»! Все! На одни проценты можно жить безбедно!

— Вот именно. Я тоже так думаю, И мы ещё решим, что делать с деньгами, но завтра мы оба уезжаем, так что я боялся такую сумму оставлять в доме, вот и припрятал. Надо было и ваши побрякушки туда же отвезти. Хотя, с другой стороны, это такая малость…

— И вовсе не малость, а если и малость — все равно не желаю её лишиться. Ну да теперь ничего не поделаешь. Завтра с утра переговорю с Витовской, а ты постарайся поскорее вернуться из Ольштына и глаз не спускай с Клепы.

Так ничего и не решив пока с Кристиной, Карпинский все же облегчил душу и твёрдо пообещал себе назавтра найти действительно безопасное и спокойное место для своих сокровищ. Авось за одни сутки пани Богуся особого вреда не причинит, а в случае чего верный Хлюп грудью встанет на защиту его собственности.

Но душевное спокойствие продолжалось недолго. В Ольштыне сразу же выявились неисправности в телефонной установке, за которой Карпинский приехал, и устранение этих неисправностей опасно затягивалось. Совершенно издёрганный Карпинский в своём воображении уже видел шурина и Хлюпиху, разворовывающих его имущество. Клепа запихивал в свой чемодан фотоаппарат и фамильную серебряную сахарницу Карпинских, а мерзкая баба, конечно же, обнаружила спрятанные мужем ценности и теперь, злобно хихикая, перепрятывает в такое место, где их не найдёт ни одна живая душа. Чёртов ворюга разыскал-таки коллекцию марок и вот тоже суёт её в свой огромный чемодан, специально, мерзавец, с полупустым приезжает…

Ну наконец-то все дела закончены, можно ехать. Старый «фольксваген» мчался вихрем, нога Карпинского словно приросла к педали газа. И ничего плохого не произошло бы, не будь водитель таким взвинченным. Ничего плохого не произошло бы и в том случае, если бы проклятый трактор с прицепом выехал с просёлка чуть попозже или даже раньше. К сожалению, он выехал именно в этот момент…

* * *

Закончив работу, пани Витовская отправилась домой в Кристинином манто, неся в сумочке драгоценности обеих хозяек, а Эльжбета заступила на дежурство, оставшись с Клепой в квартире один на один и решив прогулять последние лекции. Из-за прогула девушка не особенно расстраивалась, но её злила идиотская обязанность стеречь вора, а кроме того, были кое-какие планы на вечер. Отец же все не ехал. И не звонил предупредить, что задерживается. Зато позвонил Хлюп.

— Это ты, Эльжбетка? — замученным голосом поинтересовался Хлюп. Дочь приятеля он знал с её рождения. — А Кристину можно?

— Нельзя! — раздражённо рявкнула девушка. — Она в Кракове. И отца тоже нет. Никого нет, зато имеется дядюшка жу.., ну, вы знаете. А отец ещё не вернулся из Ольштына.

— Я знаю. И что касается отца.., он.., по всей видимости, сегодня домой не вернётся.

— А почему?

— Потому.., ты, главное, не волнуйся. Я тебе сейчас скажу, но ты не волнуйся.

Самый лучший способ заставить человека разволноваться — сказать ему такие слова. У Эльжбеты чуть трубка из руки не вывалилась.

— Я не волнуюсь! — хрипло заверила она отцовского друга, покрываясь холодным потом. — Говорите сразу, что стряслось. Отец жив?

— Жив, жив! — обрадовался Хлюп. — Хотя и не совсем. Несчастный случай под Плонском, он там у них в больнице лежит. У вас сохранилась страховка на машину? Машина, знаешь, вдребезги…

— Да черт с ней, с машиной! Что с отцом?

— Ничего страшного, рука, правда, сломана. Он, к счастью, сразу из машины вылетел и на эту руку упал, так мне сказали. И ещё голова. Головой на что-то твёрдое угодил, так что голова тоже разбита. Пока без сознания, но говорят — будет жить.

Бедная девушка изо всех сил старалась держаться спокойно.

— Кто говорит? — простонала она. — И откуда вам об этом известно? И какая больница?

— Больница в городе Плонске. А мне позвонили, потому как у твоего отца в блокноте был записан номер моего телефона. Своего он, понятное дело, не стал записывать…

— Клепа! — страшным голосом вскричала Эльжбета. — Ты на машине! Сейчас же едем в Плонск! Дядя! Слышишь?

— Дитя моё, я могу тебя отвезти, — произнёс в телефон Хлюп, оглушённый криком девушки. — Я и сам собирался туда.

В ответ Эльжбета громогласно повторила своё требование, хотя у неё чуть не вырвалось — даже несчастье с отцом не заставит её бросить дом на Клепу. А тот послушно согласился, понимая, что в создавшейся ситуации ему не отвертеться. Хлюп больше не настаивал, ведь с него не сводила горгоньего взгляда супруга, не одобрявшая никаких вояжей мужа.

Вспомнили о Кристине. У Эльжбеты был её телефон, и, разъединившись с Хлюпом, девушка позвонила в Краков. К счастью, будущую мачеху она застала в номере гостиницы.

— Отец попал в катастрофу под Плонском, — без предисловий сообщила Эльжбета. — Он в больнице, там говорят — выживет. Еду туда немедленно!

— Позвони мне оттуда, как только что узнаешь, — ответила Кристина, стараясь сохранить спокойствие. — В случае чего прилечу в Варшаву утренним рейсом и тоже туда приеду. Возьму такси, или на Хлюпе.

— Тогда звони Хлюпу, он в курсе, и на всякий случай договорись.

Через час Эльжбета уже была в Плонске и ворвалась в больницу. Дежурный врач её немедленно принял и обо всем подробно сообщил, ибо Карпинский представлял собой очень интересный случай: машина вдребезги, а водитель живой и невредимый, если не считать парочки синяков и сломанной руки. Ну и ещё голова. А так целёхонек.

— Без сознания он из-за травмы головы, — пояснил врач. — Это пройдёт не сразу, недельку, вероятно, так полежит. О смерти и речи быть не может. А потом поглядим, возможно, придётся перевезти его в варшавскую больницу. Впрочем, думаю, дня через три положение больного прояснится. А вам тут сидеть нет никакой необходимости.

Наглядевшись на отца и убедившись, что тот подключён ко всевозможным приборам, но дышит нормально, Эльжбета, вернувшись домой, позвонила Кристине.

— Оставайся в Кракове до конца ярмарки, с отцом все равно не сможешь поговорить. А уход за ним нормальный.

— Он вообще хоть что-то сказал? — встревожилась Кристина.

— Не знаю, я не спрашивала. При мне спал. Вряд ли сказал, раз все время без сознания.

— А завтра ты съездишь к нему?

— Конечно. Хоть раз в жизни Клепа на что-то пригодится.

Прошло три дня, Клепе надоело ездить в Плонск, и он отдал машину Эльжбете, пусть ездит сама, у него дела, он чрезвычайно занят. Девушка не возражала, но, уезжая, всегда оставляла в квартире домработницу, и та добросовестно сторожила гостя в отсутствие хозяев.

Через три дня Эльжбета с Кристиной сидели у постели больного, с надеждой глядя на лечащего врача. Вид у того был крайне задумчивым. Казалось, он боялся сказать лишнее, поэтому многозначительно молчал. Наконец посоветовал перевезти больного в варшавскую больницу и неопределённо добавил: «У них там больше возможностей».

Кристина почувствовала неладное и взмолилась:

— Пан доктор, скажите всю правду. Что-то ужасное?

— Нет-нет, ничего опасного. Впрочем, так и быть, скажу, вижу, вы не собираетесь впадать в истерику. Понимаете, у нас возникли опасения, что больной потерял память. Амнезия может оказаться частичной, вообще возможна ошибка и никакая амнезия больному не грозит, но на всякий случай я счёл целесообразным вас предупредить.

На следующий день Хенрика Карпинского перевезли в Варшаву, и Эльжбета перестала пользоваться машиной дядюшки. Кристину угнетало не только состояние мужа, но и тайна, которую он доверил ей накануне автокатастрофы.

Где сейчас эти деньги? Будь у них, могли бы и машину купить, и лучший медицинский уход обеспечить. Как бы сейчас пригодились! Что за тайник он нашёл для своих миллиардов?

Видя безысходную угрюмость на лице будущей мачехи, падчерица пыталась утешить её:

— Ну что ты так расстраиваешься?! Даже если отец и потерял память — ничего страшного. Мы с тобой обо всем ему напомним, и он станет прежним. Скорее бы очнулся!

Удручённый Хлюп старался навещать больного друга как можно чаще, часами просиживал у его постели и страдал от собственной беспомощности. И не знал, на что решиться. Сказать Кристине о деньгах Хенрика? А как же обещание молчать, никому ни слова? Никому! Может, Хенрик боялся, что женщина не сумеет держать язык за зубами? А как бы сейчас им с Эльжбеткой пригодились денежки!

Со своей стороны, Кристине очень хотелось посоветоваться с лучшим другом мужа, спросить, может, ему что известно о припрятанных мужем сокровищах? Но ведь Хенрик намекнул на не совсем легальное происхождение своего богатства, так что лучше уж помалкивать и ждать, когда он придёт в себя. Хоть бы поскорее, хоть бы словечко от него услышать!

Словечко Карпинский меж тем произнёс уже давно, и не один раз, да медперсонал помалкивал об этом.

Ещё когда на месте автокатастрофы санитары несли его на носилках в машину «скорой помощи», Карпинский вдруг открыл глаза и тихо, но отчётливо произнёс:

— Хлюп!

— Алкаш! <Непереводимая игра слов Фамилия Хлюп звучит так же, как словечко в излюбленном возгласе польских алкоголиков «No, to chlup!», соответствующем нашему «вздрогнули», «поехали», «будем» и, т, п.> — прокомментировал один из санитаров. — Наверняка ехал под мухой.

— Интересно, сколько алкоголя найдут в крови, — отозвался коллега. — Может, какой рекорд побил.

— Потому легко и отделался, — заключил первый. — Машина в лепёшку, видел же. В таких случаях клиента по кусочкам на местности собирать приходится…

— ..если вообще не ложкой сгребать! — закончил второй.

Пациент не побил никакого рекорда, алкоголя в его крови совсем не обнаружили, однако профессиональное мнение санитаров стало известно всему персоналу местной больницы. Поэтому когда больной во второй раз произнёс это словечко, то сестра (а она как раз ставила ему капельницу) твёрдо заявила:

— Нет, проше пана! Мы пациентам алкогольных напитков не подаём. А в вашем состоянии это особенно опасно.

Карпинский вряд ли услышал и осознал слова строгой сестрицы, а его родственникам о них не сообщили из опасения, как бы любящие и заботливые родичи не принесли страждущему тайком пол-литра. Сколько раз уже случалось такое!

Впрочем, на этом и закончилась разговорчивость пострадавшего, больше он не отзывался, пребывая без сознания в полном молчании.

А терзаемый сомнениями несчастный Хлюп столько времени просиживал у постели друга, что пани Богуслава почуяла неладное, принялась следить да вынюхивать и узнала о несчастном случае с Карпинским. Ей и до того казалось, что муж излишне много времени тратит на общение с приятелем, теперь же и вовсе, считай, мужа дома не видела: то он на работе, то в больнице у Карпинского. Зачем столько времени проводить в какой-то идиотской больнице? Сидеть в палате и за руку больного держать? К тому же рядом с ним все дни там красавица Крыся, и кто знает, что эти двое могут выкинуть. При каждом возвращении мужа домой жёнушка устраивала ему все более безобразные скандалы, и вот наконец, отправляясь на очередное дежурство, разъярённая супруга просто-напросто заперла мужа на ключ в его собственном доме. Поскольку это произошло вечером — пани Богуся уходила на ночную смену, — Хлюп не очень расстроился и лёг спать.

Однако в другой раз Хлюпа заперли сразу по возвращении с работы, и это уже не на шутку его рассердило. Тем более что по времени совпало с ещё одной неприятностью…

* * *

Проведя две недели в бессознательном состоянии, Хенрик Карпинский наконец очнулся. Дежурная сестра сразу же сообщила об этом лечащему врачу. Тот как раз совершал обход. В сопровождении ассистентов он поспешил в палату к Карпинскому, придвинул стул к постели и сделал попытку установить контакт с пациентом.

— Наконец-то вы к нам вернулись, — шутливо обратился он к больному. — Пан в состоянии говорить? Как вы себя чувствуете?

Больной смотрел на врача идеально бессмысленным взором и не отвечал на вопросы. Это не смутило медика, за годы работы приходилось сталкиваться с неожиданными сложностями.

— Прошу вас, постарайтесь ответить. Что у вас болит? Вы знаете, где находитесь? Может, вам хочется пить?

— Хлюп! — как-то очень выразительно произнёс больной.

— Ну вот, опять он! — буркнула сестра. Строго взглянув на неё, доктор приказал напоить больного. Быстренько сбегали за отваром ромашки, сестра налила его в стакан с трубочкой. Приподняли изголовье кровати больного, чтобы тому не пришлось приподнимать голову, и воткнули трубочку в рот. Больной на мгновение замер, словно пытался осмыслить, чего от него хотят, а потом сделал порядочный глоток. Да, проглотил питьё, не поперхнулся им, не выплюнул.

— Очень хорошо, — похвалил его врач. — Теперь прошу вас пошевелить рукой.

По-прежнему тупой и бессмысленный взгляд больного стал каким-то растерянным.

— Рукой, прошу вас пошевелить рукой, — упорствовал врач и для наглядности сам пошевелил рукой, а вслед за ним то же сделали и сопровождающие его лица. Карпинский поглядел на них, поглядел на свою левую руку, которая была в гипсе, перевёл взгляд на правую и поднял ладонь.

— Прекрасно! — расцвёл врач. — Ещё немного выше! Ещё!

Карпинский послушно поднял вверх не только ладонь, но и всю руку. Похоже, это ему понравилось. Видимо, никаких неприятных ощущений он не испытывал, потому что даже пошевелил пальцами, а затем уже безо всяких просьб ещё два раза поднимал и опускал руку. После чего обвёл взглядом комнату и с трудом выговорил:

— Это.., что?

— Где? — вырвалось у одного из глупых стажёров.

— Наверное, вы хотели бы знать, где сейчас находитесь? — помог больному врач.

Больной размышлял так интенсивно, что весь сморщился.

— Вы Хотели.., где теперь.., где я теперь?

— В больнице.

Судя по бессмысленному выражению лица, пациенту это слово ни о чем не говорило. Врач встревожился.

— Кто вы? — громко и выразительно произнёс медик. — Назовите своё имя и фамилию.

Карпинский взглянул на врача, закрыл глаза, открыл их и уставился в потолок, шевеля губами. Наконец изрёк:

— Хлюп.

— И вовсе нет! — возмутилась старшая сестра. — Его зовут…

Врач резким движением руки заставил её замолчать — больной должен сам назвать себя. Почти не оставалось сомнений, что оправдываются его самые худшие подозрения — у больного нелады с памятью. И осторожно, шаг за шагом, задавая хорошо продуманные вопросы, врач принялся выяснять характер амнезии.

Вскоре выяснилось, что разум пациента функционирует. За очень короткое время он сумел внушить своему хозяину, что тот — человек, существо разумное, как и вот эти, обступившие его, что у него тоже имеются руки-ноги и голова, хотя от неё пока и мало толку. Доктор легко разъяснил больному, что вот это — окно, а это — дверь. Карпинский сам по себе этого явно не знал, но доктору охотно поверил и легко усвоил, переводя взгляд на тот предмет, который ему называли. Что касается принятия пищи и прочей физиологии, то больной как-то быстро припомнил наработанные за довольно долгую жизнь навыки. Например, вручённый ему шоколадный батончик Карпинский здоровой рукой правильно сунул себе в рот. Кстати, батончик позаимствовали у соседа по палате, с любопытством наблюдавшего за экспериментом. У самого Карпинского пока никаких продуктов не было, а предложенный сестричкой засохший огрызок булки был отвергнут из опасения, что тот просто не прельстит больного и ему не захочется утруждать себя, доказывая умение есть.

Так, с батончиком во рту, и застала мужа Кристина. И вообще выглядел он прекрасно: полусидел, обложенный подушками, с аппетитом уминал шоколад и довольно улыбался. Зарыдав от счастья, исстрадавшаяся женщина бросилась к нему с громким криком «Хенричек!».

Врач не препятствовал, ему и самому было интересно наблюдать реакцию пациента на появление любимой женщины. Он даже уступил посетительнице своё место у постели, так что Кристина получила возможность осторожно пасть на грудь мужа.

Карпинский перестал жевать и, подумав, неуверенно произнёс:

— Хлюп?

Подняв голову, Кристина взглянула мужу в глаза.

— Хенричек, это я! Кристина! Наконец-то ты пришёл в сознание!. Какое счастье. Ты меня узнаешь?

— Хлюп! — упорствовал больной. Выпустив мужа из объятий, Кристина обернулась к врачу.

— Что это значит? Он что, ничего другого говорить не может? Неужели он меня не узнает?

— Боюсь, не узнает, проще пани. Пока всего мне установить не удалось, но некоторые нарушения мозговой деятельности налицо.

Кристина в отчаянии принялась умолять:

— Хеня, это я, твоя Кристина. Ну погляди на меня! Узнаешь?

Карпинский смотрел на неё охотно и даже с явным удовольствием, но ничто не свидетельствовало о том, что он её узнает. Правда, чувствовалось, что больной ощущает необходимость что-то сказать этой женщине, кроме неизменного «хлюпа». Вытерев испачканные шоколадом пальцы о простыню, он с усилием произнёс только что выученные слова:

— Да. Нет. Я теперь окно.

— Нет, вы не окно! — гневно вскричала непреклонная старшая сестра.

Из задних рядов сгрудившихся за спиной врача медиков отозвался ломкий басок одного из стажёров:

— А может, человеку захотелось побыть окном? Почему вы отказываете ему даже в такой малости?

— Ясь, не устраивай спектакль! — одёрнули его коллеги.

Кристина не могла смириться с новой бедой и попыталась пробудить в любимом хоть искорку памяти.

— Хеня, это я, твоя Крыся! Ты должен меня вспомнить! Пан доктор, можно мне его поцеловать?

— Почему бы и нет? Не вижу никаких противопоказаний.

Затаив дыхание, весь наличный медперсонал следил за новым экспериментом. Поцелуй был исполнен не торопясь, с большим чувством и весьма эротично. Карпинский охотно принял дар, ему не только понравилось, но и припомнилось что-то, ибо он самостоятельно обнял даму здоровой рукой. Включился очередной рефлекс.

— Что ж, очень неплохо, — одобрил доктор. Высвободившись из не совсем полноценных объятий, Кристина с горечью произнесла:

— Ничего хорошего! Он все равно меня не узнает. Может, хоть родную дочь вспомнит?

К вечеру этого дня Карпинский мог бы похвастаться грандиозными успехами в своём развитии. Он понял, что одна его рука в гипсе, что в больнице он не живёт, а лечится, что жидкая масса в тарелке называется супом и её нельзя есть вилкой. Даже запомнил — наверху потолок, а внизу — пол. Однако на Эльжбету смотрел с такой же тупой вежливостью, как и на всех остальных, а слово «дочь» ему явно было незнакомо.

Некоторые надежды ещё связывали с Хлюпом, хотя его фамилию больной перестал выдавать по любому поводу. Кристина с Эльжбетой нетерпеливо ожидали его, ведь он каждый день наведывался в больницу, но время шло, а Хлюпа все не было. Потеряв терпение, Кристина позвонила ему.

Услышав о том, что его друг пришёл в сознание и, похоже, лишился памяти. Хлюп просто рассвирепел. Возможно, он бы отсидел взаперти и на этот раз, потом потребовав у жены взамен какие-то особые льготы, но теперь! Нет, плевать ему на супругу, он ей покажет, кто здесь хозяин! Хлюп прекрасно знал, каким образом покидали дом дети, когда их запирала грозная мать, и последовал их примеру. Дети, разумеется, были более ловкими, но и Хлюп сумел протиснуться в окно высокого первого этажа, невзирая на пятьдесят килограммов лишнего веса — так раскормила жена. Из-за толщины он не мог воспользоваться окошком полуподвала, да ничего, спрыгнул и с первого этажа.

Пани Богуслава в автомобилях не разбиралась, водить не умела, и ей даже в голову не пришло испортить что-нибудь в машине, так что тут проблем не было, и вскоре Хлюп появился в больнице.

Карпинский смотрел на лучшего друга уже не так тупо, как утром на лечащего врача, а даже с некоторым любопытством, как на очередного незнакомца.

— Хенек, не сойти мне с этого места! — завопил Хлюп при виде приятеля, уже сидящего в постели. — Да ты совсем оклемался! Мы ещё поживём, старик! А ты меня звал, мне тут сказали, все время звал Хлюпа, кореша своего, ну вот я и явился. Узнаешь меня? Вот он я. Хлюп!

— Хлюп! — не стал возражать Карпинский.

— Да, да, Хлюп! Северин!

— Хлюп!

— О Езус! Ну да, я Хлюп, Северин Хлюп! Ну что уставился на меня, как на обезьяну в цирке? Скажи по-людски, узнаешь меня? Или в самом деле не узнаешь?

— Не знаю, — вежливо, но и без тени сожаления ответил Карпинский.

Похоже, неузнавание всех этих людей и незнакомство с предметами окружающего мира стало для него нормальным состоянием. А может, ему надоели бесконечные «узнаешь», «не узнаешь».

Кристина с Эльжбетой, пристроившись в ногах постели, напряжённо следили за сценой встречи. И эта надежда лопнула. Не удержавшись, Эльжбета горестно застонала. Хлюп обернулся к ней.

— Разрази меня гром… Он что, все время такой?

— Все время, — угрюмо подтвердила Кристина. — Никого не узнает, не знает, как его имя и где живёт.

— Имя и фамилию уже знает, — вмешалась Эльжбета. — Сказали ему.

— Сказали, но, кажется, он не очень-то им верит. Хотя доктор говорит — так быстро все схватывает, что не стоит отчаиваться. Очнувшись, вообще ничего не соображал, а за один день добился потрясающих успехов.

— В самом деле, глядишь, лет за сто вообще все вспомнит, — саркастически прокомментировала дочь.

Хлюпу вдруг пришла в голову идея. Наклонившись над другом, он многозначительно прошептал ему на ухо:

— У меня все в безопасности. Не беспокойся! Никакой реакции со стороны больного не последовало. Тогда Хлюп объявил недоумевающим женщинам:

— Попробую с другого боку. Деликатненько. Хенек, ты умеешь считать?

— Не знаю.

— Ну так я тебе помогу. Раз, два, три.., слышишь? Считай дальше. Четыре, пять.., ну!

Карпинский долго молчал, но было видно — напряжённо раздумывает. Присутствующие затаили дыхание. Хлюп подсказал:

— Четыре, пять…

— ..вышел зайчик погулять! — радостно, хотя и с некоторым усилием припомнил Карпинский.

— Раннее детство, — глубокомысленно изрёк врач. Остальные молчали, не зная, как воспринять новое проявление умственной деятельности больного. Стряхнув с себя оцепенение, Хлюп опять наклонился к другу.

— Да погоди, мне вовсе не того хочется. Давай ещё попробуем. Ну, раз, два, три, четыре…

— ..пять, — сразу же подхватил Карпинский. И, очень довольный собой, без остановки продолжал:

— Шесть, семь, восемь…

— Молоток! — завопил Хлюп, вскочив и триумфально вскинув руки, как это делают футболисты, неожиданно для себя забив гол противнику. Кристина с Эльжбетой со слезами радости кинулись друг дружке в объятия.

— Девять. Десять. Одиннадцать. Двенадцать, — разошёлся Карпинский, продолжая счёт с небольшими запинками.

Врач счёл нужным вмешаться:

— Хватит, господа, достаточно для первого раза, нельзя переутомлять больного. В его состоянии излишняя нагрузка на мозг может привести к непредсказуемым последствиям. На сегодня закончим. Возможно, завтра он проснётся другим человеком.

— Я бы ему ещё таблицу умножения! — окрылённый успехом, умолял Хлюп. — Что-нибудь простенькое, ну хотя бы на два.

— Пятнадцать. Шестнадцать. Семнадцать, — как заведённый, бубнил Карпинский.

— Если отец так отлично считает, память к нему непременно вернётся! — воспрянула духом Эльжбета. — Пан доктор, вы полагаете — есть шансы? Ведь не обязательно же должно пройти сто лет, вдруг память будет возвращаться скачками?

— Не исключено, но сейчас прошу всех посетителей удалиться и дать больному отдохнуть. Переутомление для него чрезвычайно опасно.

— Может, мне остаться в больнице на ночь? — предложила Кристина. — Пусть он спокойно поспит ночь, а проснувшись утром, увидит знакомое лицо и узнает.

— Я уже высказал своё мнение и готов прибегнуть к силе, чтобы удалить из палаты посетителей! Продолжим разговор в моем кабинете.

— Двадцать четыре. Двадцать пять. Двадцать шесть.

— Пан доктор, раз уж он так разогнался, давайте хоть простейшие арифметические действия попробуем?

В палате стоял неимоверный галдёж, каждый высказывал своё мнение, причём особенно усердствовали стажёры, готовые самоотверженно провести ночь у постели пациента, осуществляя свои фантастические концепции. Карпинский громко и с выражением продолжал считать, добравшись уже до семидесяти. И тут положение спасла решительная медсестра. Уложив больного и сделав ему успокаивающий укол, она локтями и пинками изгнала из палаты посторонних. «Восемьдесят пять, восемьдесят шесть», — неслось им вслед, но уже не с такой энергией, а вроде бы сонливо. Доктор надеялся, что где-то в районе сотни лекарство подействует.

В кабинете врача подробно обсудили результаты математической терапии и только теперь спохватились, что напрочь забыли о буквах, увлёкшись цифрами. Никто не догадался проверить, сохранилась ли у больного способность читать и писать. Хлюп нервно вызвался привезти фрагмент какого-нибудь из инженерных проектов друга и сунуть тому под нос. Уж его-то Карпинский опознает.

— Черт с ними, лицами, — заявил Хлюп. — На них он мог потерять память, а профессиональные навыки засели прочно!

Врача больше всего заинтересовал зайчик, который вышел погулять. Ассоциативное мышление, связанное с понятиями раннего детства, — это, знаете ли, о многом говорит. Вот только неизвестно, с собственным ли детством ассоциируется этот зайчик или с детством его дочери? Кристина напрочь забыла о припрятанных где-то сокровищах, все её помыслы были лишь о возвращении памяти к дорогому Хенричеку. Она была уверена, что мужа надо как можно скорее перевезти домой, уж там она позаботится, чтобы память поскорее вернулась.

Оставив Карпинского спокойно спать, посетители наконец покинули больницу.

Наутро выяснилось, что, кроме потери памяти, мозг Карпинского других повреждений не получил. Больной узнавал людей, с которыми познакомился вчера, и речь его постепенно становилась почти нормальной, хотя часто просто не хватало каких-то слов. Он не знал, например, как охарактеризовать главное свойство сахара, и после продолжительного раздумья назвал его «солёным». Врач велел принести соль. Дал попробовать пациенту оба продукта, и тот, поразмыслив, сумел-таки выгрести из каких-то закоулков повреждённой памяти словечко «сладкий».

Читать больной умел. Правда, не слишком бегло и не все понимая из прочитанного, но к обеду многому научился. Самостоятельно произнёс слово «газета» при виде оной и обрадовал врача сообщением, что ему известно значение слов «торговцы наркотиками». Объяснить вряд ли сумеет, но понимать понимает.

К сожалению, больной по-прежнему не мог вспомнить, кто он такой, и не без внутреннего сопротивления согласился поверить медикам на слово и признать себя Хенриком Карпинским. А заодно признать родными и обеих женщин. На этот шаг он пошёл без всякого противодействия, и дочь, и особенно Кристина ему очень нравились, из чего недвусмысленно следовало, что вкусы его не претерпели изменений.

А вот объяснить родным, почему так упорно призывал в беспамятстве Хлюпа, не мог, тем более что это словечко у него никак не ассоциировалось с человеком, носящим такую фамилию.

Идея Хлюпа была воплощена в жизнь, и таблицей умножения больной овладевал с удивительной быстротой. Учили его Кристина с Эльжбетой попеременно, потому что приходилось дома стеречь Клепу. Неудивительно, что обе опять с нетерпением ждали Хлюпа, который опаздывал, как и вчера. Близилась ночь, Карпинский заснул после необходимых процедур, а Хлюпа все не было.

— А я-то считала его порядочным человеком, — с горечью пожаловалась Кристина дежурному врачу, зашедшему в палату. — Оказывается, ничего подобного. Так и не пришёл! А ведь знает, в каком состоянии Хенрик.

— Может, стоит ему позвонить? — Предложил врач.

— Несколько раз звонила, никто не поднимает трубку. Уж я ему при встрече скажу пару ласковых слов…

* * *

** Однако Хлюпу уже никто никаких слов сказать не мог. Накануне, вернувшись домой поздним вечером. Хлюп не застал ни жены, ни детей. Отсутствие жены было понятно, она отправилась на ночное дежурство, и даже хорошо, что её нет дома. А дети куда подевались? Уже пол-одиннадцатого, им спать пора, а они шатаются неизвестно где. Отсутствие детей осложняло дело, ибо забраться в дом для хозяина было труднее, чем нелегально из него выбраться: соскочить на землю — пара пустяков, а вот как теперь влезть? Может, что подставить? И Хлюп принялся в полной тьме — свет над входной дверью зажигался изнутри — искать во дворе подходящий предмет: тачку какую-нибудь, брошенное ведро, колоду для рубки дров. Ничего такого не валялось, во всяком случае в тех местах, где Хлюп шарил по земле.

Спотыкаясь и падая, Хлюп взопрел и перепачкался. Проклиная жену и собственное раздобревшее тело, он наконец выпрямился и принялся размышлять. Может, к соседям за помощью обратиться? Неудобно, да и поздно уже. А все жена, злыдня, дура ревнивая. И раздобрел из-за неё, ведь готовит так, что пальчики оближешь. А то, глядишь, и пролез бы в полуподвальное окошко.

Вот дети наверняка пролезут. Или подсадят друг дружку до подоконника первого этажа. Где же они? И неужели так ничего и не найдётся подставить к окну?

Раздражённо шагнув с дорожки в кусты, Хлюп зацепился ногой за небрежно сложенный огородный шланг и ничком свалился в разросшуюся сирень. И больше не встал.

Минут через пятнадцать вернулись дети. Они были уверены, что отец давно спит, поскольку не имели понятия о его бегстве из заточения. Время возвращения брат с сестрой рассчитали до последней минуты, чтобы успеть домой до прихода грозной матери и в то же время как можно меньше упустить из выступления известного фокусника и иллюзиониста. Чародей этот был близким родственником соседей и устроил детям бесплатное представление, показывая свои штучки и даже раскрывая суть некоторых фокусов. Представление ещё не закончилось, но пришлось уйти, ведь с матерью шутки плохи.

Пани Богуслава вернулась с дежурства, когда дети уже были в постели. Успокоившись на сей счёт, женщина заглянула и в собственную спальню. Отсутствие Хлюпа удивило и возмутило её. Ах так, демонстрации устраивает? Решил спать отдельно? Ну, такого она не потерпит!

С трудом сдерживая бешенство, чёрной грозовой тучей пронеслась пани Богуся по всем помещениям своего дома в поисках ослушника. Того нигде не было. Ещё более помрачнев — теперь туча готова была разразиться не только громом и молниями, но и полновесным градом, — Богуся прошлась по дому во второй раз, не пропуская теперь самых маленьких чуланчиков, а в комнатах заглядывая под кровати и в шкафы. И это ничего не дало, мужа нигде не обнаружилось.

Спустившись в кухню, женщина заварила чай и принялась неторопливо его пить, размышляя над непонятным явлением. Мужа она заперла, так? Все три комплекта ключей забрала с собой. Как он сумел испариться из дома? Предположение о том, что её толстенький и флегматичный Хлюп мог вылезти в окно, ей даже не пришло в голову.

Допив чай, пани Богуслава, не выдержав, разбудила детей.

— Где отец? — сурово спросила она. Почувствовав сенсацию, Агатка моментально стряхнула сонливость.

— Не знаю, был дома. А что?

— Его нет. Стась?

Сын душераздирающе зевнул и сквозь сон пробормотал:

— А машина на месте? Если нет, значит, куда-то поехал. Может быть.

Оставив на минутку потомство, пани Богуслава отправилась в гараж. Стась тут же заснул, Агатка боролась со сном с переменным успехом.

Машина в гараже стояла себе спокойно, вот только её владельца нигде не было. Богуслава перестала что-либо понимать. В конце концов, могло случиться и так, что Северин каким-то непонятным образом покинул дом и назло жене отправился в забегаловку, но ведь не пешком же, это исключалось напрочь. Исчезновение мужа было совершенно необъяснимым явлением.

Богуслава отказалась от дальнейших поисков и, пыхтя и булькая от негодования, отправилась спать, мстительно шипя — пусть только появится, негодник, уж она ему покажет!

Настало утро, а Хлюп так и не появился. Невыспавшиеся дети хмуро потащились в школу, а жена на свежую голову в третий раз начала прочёсывать дом. Теперь она действовала хитрее: на цыпочках подкрадывалась к очередной двери и внезапно её распахивала. А вдруг он специально прячется от неё? Потратив время впустую, пани Богуслава наконец примирилась с фактом — муж дом покинул. И занялась обедом.

Вернувшиеся из школы дети принялись расспрашивать об отце и предложили позвонить ему на работу. Там тоже ничего о Северине Хлюпе не знали и удивлялись его отсутствию. Стась неосторожно высказал предположение, что отец отправился на рыбалку с каким-нибудь дружком на машине дружка. При этой мысли пани Богуславу чуть кондрашка не хватил.

Рыбалку мужа она ненавидела всем своим естеством. Рыбалка отравляла ей существование, разрушала супружеское счастье и отнимала мужа. Один лишь раз в жизни Богуслава согласилась принять участие в рыбной ловле. И что? Сроду скучнее время не проводила, испортила почти новые туфли, за весь день ей ни разу не дали даже рта раскрыть, а рыбы поймали — кот наплакал! Именно тогда в ней зародилась и прочно укоренилась лютая ненависть к этому идиотскому времяпрепровождению, и она даже слово «рыбалка» не могла спокойно слышать.

Кинув на сына мрачный взгляд, мать велела ему осмотреть отцовские снасти, может, не хватает там чего. Ей самой даже смотреть на такие вещи было невыносимо, просто с души воротит. Вслед за Стасем в отцовский кабинет поднялась и Агатка.

В кабинете Стась открыл дверцу огромного шкафа и внимательно осмотрел отцовские рыболовные принадлежности. На первый взгляд все в шкафу находилось на своём месте. И даже вроде что-то прибавилось. Ну да, вон из-за высоких резиновых сапог выглядывает угол какого-то старого портфеля, видимо, отец недавно принёс что-то новенькое, наверняка приманки или снасти какие, блесны или ещё что. Матери об этом не сказал, оно и понятно. В том, что касается рыбной ловли, сын целиком разделял пристрастия отца и был на его стороне, поэтому матери коротко доложил — в шкафу все на месте, отец ничего из него не взял.

Агатка Лишь бросила взгляд на содержимое шкафа через плечо брата. Её, как и мать, рыболовство не интересовало. Старого портфеля она ,в шкафу не заметила, а потому и матери ничего не сообщила.

После обеда дети отправились гулять. Выйдя во двор, свернули за дом, посмотреть, не созрела ли на грядке клубника. И сразу увидели торчащие из кустов сирени ноги.

А потом был настоящий кошмар и светопреставление. Пани Богуслава страшно молчала. Прибывшие медики приписывали это безысходному горю женщины, лишившейся в одночасье мужа, а на самом деле молчала она от злости и бешенства. Нет, уж такого фортеля от мужа она при всем его идиотизме не ожидала. Вылезти из запертого дома для того только, чтобы назло ей умереть вот здесь, в сирени, причём проделать это, пока она ещё не высказала ему все, что о нем думает!

Приехавший с машиной «скорой помощи» врач сразу установил причину смерти — кровоизлияние в мозг, но заявил, что свидетельство о смерти выдаст лишь после вскрытия. Сейчас же может лишь предположить инсульт, видимо обширный, причём если бы несчастному была оказана немедленная помощь, его ещё можно было бы спасти, но не исключено, что тот на всю жизнь остался бы парализован. Услышав такое, пани Богуслава чуть сама трупом не пала. Надо же, Северин мог оказаться наконец целиком и полностью в её руках! Парализованный, прикованный к постели! И запирать не надо! И никакой рыбалки! И никаких бы номеров больше не откалывал, а говорить с ним она могла бы сколько хотела, и он бы покорно слушал! Так нет, вместо того чтобы подождать несколько часов, предпочёл умереть!

Взяв такси, пани Богуслава отправилась в больничный морг следом за машиной «скорой помощи», чтобы заставить поскорее произвести вскрытие, и неизвестно зачем прихватила с собой детей. Вот почему телефон в доме Хлюпов молчал, когда Кристина туда названивала.

* * *

Карпинского совсем не огорчило известие о скоропостижной смерти друга. Этого человека он не знал и за один вечер не успел привыкнуть. Однако притворился огорчённым, потому что близкие ему женщины были очень огорчены, хотя и не имел понятия, зачем надо притворяться.

Смерть Хлюпа поразила Кристину как гром с ясного неба. Судьба нанесла ей новый удар, причём двойной. Во-первых, Кристина очень рассчитывала на помощь ближайшего друга мужа в возвращении тому памяти, а во-вторых, собиралась посоветоваться с ним насчёт где-то припрятанных Хенриком денег. Ведь Хлюп знал Хенрика намного дольше её, чуть ли не с рождения, во всяком случае с детства, и мог догадаться, куда тот умудрился спрятать неожиданно свалившиеся сокровища. И все это перечёркнуто одним ударом!

Дозвонившись до Богуси поздним вечером, Кристина восприняла весть о кончине Хлюпа столь трагично, что Богуся тут же заподозрила самое ужасное: не иначе как эта выдра завела роман с её покойным Северином. Перестав стенать, она обрушила на Кристину град каверзных вопросов, на которые оглушённая страшным известием Кристина давала столь несусветные ответы, что Богуся так и не смогла сделать никаких определённых выводов.

Вскрытие подтвердило предварительное заключение врача. У Хлюпа был большой излишек веса и высокое давление, он из-за чего-то сильно разнервничался, и его хватил удар. Богуся прекрасно знала, по какой причине нервничал муж, тем не менее для неё по-прежнему оставалось неясным, каким образом Хлюп оказался в кустах сирени. Не подозревая о посещении Северином друга в больнице, она из-за патологической ревности лишилась единственной возможности оправдать себя: а вдруг удар хватил мужа не из-за того, что его заперли в доме, а от огорчения за беспамятного приятеля? Однако на этот счёт пани Богуслава, обуреваемая беспочвенными подозрениями, Кристину не расспрашивала. И теперь, по своему обыкновению, злилась на всех и вся.

Но вот прошло десять дней с похорон Хлюпа, а Карпинский вернулся из больницы домой. Интенсивная терапия дала неплохие результаты. Он отлично учился, запоминая названия множества предметов и явлений и прочно их усваивая. Эльжбетку и Кристину он уже полюбил и привязался к ним всей душой, Клепу же, приехавшего на денёк специально для того, чтобы повидаться с бывшим родственником, воспринял как совершенно постороннего человека. Зато с котом с первого взгляда установилось полное взаимопонимание. Карпинский уже знал, что потерял память в автокатастрофе, и понимал, чем это грозит. Как и все, он очень рассчитывал, что в домашней обстановке память скорее к нему вернётся. Помогут стены родной квартиры, знакомые издавна предметы, а также коллеги по работе и привычные занятия.

По совету врачей Кристина уже с прихожей начала ненавязчиво приучать мужа к новой старой обстановке.

— Переобуйся, дорогой, — ласково попросила она. — Твои тапочки стоят на обычном месте.

— Так я здесь живу? — с любопытством осматривался Хенрик. — Симпатичная.., э.., гм.., квартирка!

— Сейчас пройдём дальше и увидишь, что она и в самом деле симпатичная. Переобуйся, прошу тебя.

— Понимаю, мне надо сменить обувь. Вот только не помню, где место тапочек.

— Обернись и увидишь! — не выдержала Кристина.

— Не слишком ли многого ты требуешь от отца? — вмешалась Эльжбета. — Может, для начала пусть просто пройдётся по квартире, оглядится?

Клепа молча наблюдал эту сцену. Карпинский послушно осматривался, прикасался к отдельным предметам, заглянул в стенной шкафчик, оповестив при этом: «А, знаю, вот это шкафчик, правда?» Поглядел на себя в зеркало, пощупал висящую на вешалке верхнюю одежду, потом наклонился и открыл дверцу нижней полочки.

— О! — обрадовался он, обнаружив стоявшую там обувь. — Вот и тапочки!

И, сев на табурет, принялся снимать ботинки, поясняя:

— Я переобуваюсь в домашнюю обувь, чтобы не пачкать пол. Так ведь?

— Так! — подтвердила счастливая Кристина, признав своей личной заслугой успех этого маленького эксперимента.

Переобувшись, хозяин отправился осматривать квартиру. Его не слишком озадачил вид кухни и ванной, их оборудование показалось ему вроде бы знакомым, во всяком случае он знал, для чего служат отдельные агрегаты, и умел ими пользоваться. Но вот хозяин вошёл в кабинет и увидел свой компьютер. Явно оживившись, он отодвинул стул, сел и склонился над клавиатурой. Присутствующие затаили дыхание.

Наморщив лоб, Карпинский долго присматривался к сложному аппарату, закрыл глаза, опять подумал, открыл и попытался левой рукой дотянуться до включателя. Левая рука оказалась в гипсе. Непроизвольно сделав движение, словно собирался содрать гипс, хозяин сдержался и обратился к Эльжбете:

— Надо включить. Я помню. Вон там.

Дочь так стремительно бросилась к отцу, словно ею выстрелили из катапульты, и щёлкнула выключателем. Компьютер сдержанно загудел и замигал экраном. Не глядя на стол, Карпинский правой рукой нащупал мышь. Через десять минут он развернулся к родным вместе с вращающимся стулом.

— Я многое понимаю. Вспоминается не все. Не помню, как построить таблицу или найти нужную базу данных, приходится экспериментировать, но полученный результат мне понятен. Ведь я на этом работал, так? Не очень трудно овладеть этой штукой, только не знаю, что я на ней делал и зачем.

— Не бери в голову, коллеги по работе тебе помогут, — утешил бывшего родственника шурин. Сердце у него было доброе, невзирая на патологическую склонность к воровству.

— Я устал, — заявил Карпинский. — Голова разболелась.

Кристина спохватилась — ведь врачи категорически запретили больному переутомляться — и сделала попытку загнать мужа в постель. Тот наотрез отказался, тогда женщины велели больному расслабиться, ничего не вспоминать, ходить по квартире и нюхать цветочки, а сами тем временем принялись накрывать на стол. Уставили его вкусностями, которых Карпинский и не пробовал в больнице. Шурин предложил выпить по рюмочке. Поскольку медики запретили больному спиртное, исходя из того, что и нормальный пьяница, проспавшись, ничего не помнит, Кристина резко отвергла предложение. Клепа выдвинул другое — пиво или лёгкое вино, дескать, они ещё никому не приносили вреда. На этот счёт врачи никаких указаний не давали. Кристина заколебалась. А вдруг и в самом деле in vino veritas? <Истина в вине (лат.).>.

Карпинский отведал пива. Понравилось, и он принялся попивать его мелкими глотками. Почти опорожнил бокал, когда кто-то позвонил в квартиру.

Клепа сорвался со стула и бросился открывать. Что-то он последнее время очень услужлив, подумали обе женщины, с какой это радости? Но ничего путного на этот счёт не успело прийти им в голову, ибо Клепа уже ввёл в гостиную-столовую темноволосого молодого человека приятной наружности. Остановившись на пороге, молодой человек вежливо поздоровался и со смущённой улыбкой произнёс:

— Извините, что врываюсь к вам без предупреждения. Разрешите войти?

— Проше бардзо, — привычно улыбнулась в ответ Кристина, пытаясь сообразить, где она могла видеть этого молодого человека и кто он такой. А что видела — совершенно точно. Глянула на Эльжбету — судя по всему, девушку мучили те же сомнения.

Ещё раз вежливо поздоровавшись с дамами, молодой человек обратился прямо к Карпинскому:

— Пан меня не узнает, как я вижу? Так ведь, пан Хенрик?

Если после автокатастрофы характер Хенрика Карпинского и изменился, то лишь в лучшую сторону. Он стал мягче и сдержаннее. Своей амнезии нисколько не стыдился и не пытался её скрывать, вообще не слишком переживал по этому поводу. Напротив, с большим интересом и любопытством открывал для себя этот лучший из миров, к людям всем без исключения относился доброжелательно, а к жулику шурину уже проникся симпатией.

Вот и теперь с улыбкой ответил:

— Не узнаю. Я вообще никого не узнаю. А пан кто?

— О Езус-Мария! Не называйте меня паном, мне непривычно такое слышать. Я — Тадеуш Сарницкий. Северин Хлюп, пусть ему земля будет пухом, мой отец. Даже если бы вы и узнавали всех, меня наверняка бы не узнали, потому как видели лет десять назад. А я с тех пор немного.., подрос.

— А! — одновременно вырвалось у Кристины и Эльжбеты.

Карпинский к этому времени уже усвоил, что некий Северин Хлюп, недавно скончавшийся, был его лучшим другом. А поскольку с сыном друга встречался лет десять назад, и в самом деле не обязан был того узнавать. Понятно. И радушно пригласил сына друга разделить с ними ужин.

— Вот это пиво, — стал потчевать он. — Очень хороший напиток. Советую выпить. А тебя я, похоже, и в самом деле знал когда-то давно.

— Мы недавно виделись с тобой, — « сказала Эльжбета, — на похоронах твоего отца. Хотя я тебя помню с детства. Ты, разумеется, уже позабыл, как вылил на меня ведро воды, когда мы к вам пришли в гости. А на мне были новые туфельки.

— Неужели я тогда был такой скотиной? — изумился Тадеуш.

— Да нет, ты случайно…

— Садись, садись! — приглашала и Кристина. — Ну чего жмёшься? Давай без церемоний.

— Выпей пива, — гнул своё хозяин. — Очень рад снова с тобой познакомиться.

От такого натиска скромный парень совсем потерялся, сел за стол и отдал должное пиву, хотя и был за рулём. Следует отметить, что упорное расхваливание пива вовсе не означало развивающейся в Карпинском склонности к алкогольным напиткам, просто пиво было новым открытием. Заново познавая мир, Карпинский старался особо запомнить явления и вещи, которые производили на него наибольшее впечатление, а известно, повторенье — мать ученья, вот он и повторял до тех пор, пока новое понятие не закреплялось прочно в его свежей памяти.

В гости к Карпинским Тадик Сарницкий явился по вполне конкретному поводу, но пока что ему не дали возможности его изложить. Он и в самом деле был сыном Северина Хлюпа, правда внебрачным, но признанным отцом и числящимся в документации загса как сын Халины Сарницкой и Северина Хлюпа.

Халинка Сарницкая отколола номер, породив сына в очень молодом возрасте, Севочка тогда тоже был совсем зелёным юнцом, оба несовершеннолетние. Возможно, позднее Халинка и вышла бы замуж за Севочку, если бы не её тётка. Дело в том, что Халинка обладала прекрасным голосом, могла и хотела петь, что же талант в землю зарывать? Родная её тётка, проживающая в Штатах, обещала помочь племяннице сделать ошеломляющую карьеру, при условии, что та не похоронит себя заживо, выйдя замуж за голодранца без гроша за душой и надежд на будущее. Ребёнок? Ради бога, пусть будет ребёнок, отдадим его на воспитание матери Халинки, её же тётка пригласит в Америку и там поможет стать примадонной Метрополитен-оперы.

Севочку отставили, чем он не особенно огорчился, а молодая мамаша, подкинув дитя родителям, полетела в Штаты. Там выяснилось, что на примадонну следует долго и упорно учиться, а если без учёбы — пожалуйста, тоже можно петь, но тогда не в Метрополитен, а в жалких забегаловках. Правда, для этого требовалось ещё кое-что, чего у молоденькой польки не было и в помине. Ну, скажем, изящество, грация, врождённое достоинство, их же в данном случае нашлось бы не больше, чем у стельной коровы. Не говоря уже об уме, силе воли и трудолюбии. И даже просто секс не мог её спасти, ибо в таких делах, по мнению девушки, надо быть смертельно влюблённой в партнёра, не иначе, и пытающихся попользоваться ею в эротических целях шефов Халинка без зазрения совести била по мордам, пронзительно визжа при этом. Словом, и в куртизанки не годилась.

Так промучилась Халинка несколько лет, меняя места работы и нигде надолго не задерживаясь. Тут, к счастью, тётка померла, оставив племяннице небольшое по американским меркам, но вполне приличное по польским наследство. К тому же Хлюп честно платил алименты на сына. Поэтому, когда блудная певица вернулась в родительский дом, денег вполне хватало на безбедную жизнь трех человек: самой Халинки, её овдовевшей к тому времени матери и уже пятнадцатилетнего Тадеуша.

Все эти пятнадцать лет мальчик жил у деда с бабкой, воспитывался нормальным ребёнком, не в роскоши, но и не в бедности. Время от времени встречался с отцом, и между ними установились хорошие отношения, несмотря на яростное противодействие Богуси. А потом из-за океана вернулась поющая мать и началась свистопляска. Халинка и без того не отличалась особым умом, а теперь и последних его остатков лишилась, растеряв их за долгие годы тщетных усилий сделать карьеру великой певицы, абсолютно ей противопоказанную по всем статьям. Зато приобрела замашки оперной дивы и на полученное от тётки наследство перестроила родительский домик в одном из пригородов Варшавы, соорудив на редкость паскудное строение с башенками, полукруглой аркой и пузатенькими колоннами. Внутри, правда, цивилизация была представлена в полном объёме. Ещё Халинка купила себе иномарку и почила на лаврах. Она занималась делом: воспитывала сына.

Не прошло и года, как овдовевший сосед-сантехник узрел в ней чудо природы и сумел затащить это чудо к алтарю. И откровенно говоря, только тогда Халинка, созданная для семейной жизни, первый раз оказалась на своём месте. Халинка родила сантехнику двух детей и стала нормальной женой, матерью, хозяйкой дома. И все получалось, хотя нагрузка была немалой, все-таки четверо детей: собственный сын Тадеуш, дочь сантехника от первого брака, немного моложе Тадика, и двое общих. Из Халинки вышла отличная домашняя хозяйка, а если иногда за работой — например, моя посуду или гладя бельё — она напевала, все слушали с удовольствием, а случайные прохожие даже останавливались под окнами.

Жизнь Тадика складывалась непросто, мальчик рос практически сиротой при живых отце-матери, хотя дед с бабкой по-своему о нем заботились. Парень не озлобился, не ударился в беспризорщину, короче, не сбился с пути. Не ссорился с бабкой, не заважничал после возвращения богатенькой и взбалмошной мамаши, не возненавидел сантехника, не обижал младших детей и даже не сбежал из дома. Неплохо закончив школу, он пошёл учиться дальше. С сантехником он даже подружился и не без его влияния специализировался в вузе по водопроводной части. Проживал он с мамулей, бабу лей, сантехником и прочими детьми в той самой архитектурной страшилке с башенками, где им было уже тесновато. Не желая пребывать в одной комнате с бабулей, парень оборудовал с помощью отчима комнатку на чердаке. К сожалению, мечтать об увеличении жилплощади не приходилось, ибо Халинка давно растранжирила тёткино наследство, а её муж продал свой скромный домик, переезжая к новой жене.

После возвращения матери из Америки Тадик стал реже видеться с отцом, ибо ребёнка мужа пани Богуслава ещё могла перенести, но дополнительную женщину — ни в коем случае! Кто её знает, эту заразу, такая способна прибрать к рукам дружка молодости, так что на всякий случай следовало пресечь её попытки в самом зародыше. Встречи отца с сыном были сведены к минимуму.

И в результате о смерти отца сын узнал из некролога в газете, а к его гробу парню пришлось чуть ли не силой прорываться. После похорон Тадеуш осмелился завести с пани Богуславой речь о том, чтобы взять что-нибудь на память об отце. Парню и в голову не пришло претендовать на свою долю отцовского наследства, как одному из трех законных детей покойного, ведь обычно половина имущества достаётся вдове, половина — детям. Он не покушался не только на часть жилплощади, но даже и на мизерные крохи имущества, зная патологическую жадность пани Богуславы. Нет, речь шла лишь о каких-то вещицах отца, не представляющих материальной ценности, но дорогих сыну как память. Разъярённая Богуслава и слушать не стала, просто вышвырнула Тадеуша из дому.

Это, в свою очередь, так разозлило парня, что тот, не долго думая, тут же забрал отцовскую машину. Она по-прежнему стояла в примитивном гараже-сарае, примыкавшем к дому и никогда не запиравшемся. Тадик беспрепятственно зашёл в сарай — дверь и на сей раз оказалась незапертой. Дверцы машины тоже. Ключи от зажигания и документы на машину отец всегда держал в кармашке на дверце, парню это было известно. А поступал так Северин Хлюп не по недомыслию, просто знал супругу. Та из вредности могла отобрать у него и ключи от машины и где-нибудь спрятать, к машине же никогда не прикасалась по причине присущего ей страха перед всякой техникой.

И вот теперь Тадик приехал к Карпинскому, зная, что тот был лучшим другом покойного отца. Ему просто необходимо было кому-то пожаловаться. Или даже поплакаться. Или просто поговорить, узнать, не высказывал ли отец каких-либо пожеланий, адресованных сыну. Или, может, просил ему что-нибудь передать на словах. А также посоветоваться, как теперь быть, ведь, наверное, присвоение отцовской машины — дело нешуточное.

Ничего из этих планов осуществить не удалось. Тадеуш не знал об амнезии Карпинского?

Ясное дело, о чем теперь можно советоваться? Единственное утешение — хоть Эльжбетка его признала. За десять лет она неузнаваемо изменилась. Смутно вспоминалось что-то тощее и голенастое, ничего общего не имеющее с этой потрясающе красивой девушкой.

Заметив, какое впечатление на молодого человека произвело состояние Хенрика, Кристина от души пожалела растерявшегося парня и пришла ему на помощь.

— Мы тебе от всего сердца сочувствуем, — ласково сказала она. — Нас тоже потрясла скоропостижная смерть Северина. Ты давно видел отца?

— Да, наверное, год назад, — с трудом выговорил Тадеуш. — Извините меня, я ведь понятия не имел, что пан Хенрик.., что у него плохо с памятью. Отчего это произошло? Несчастный случай?

— Господи, ты и в самом деле не знаешь? — ужаснулась Эльжбета. — Богуся тебе не сказала? Ты хоть вообще с ней говорил?

— Вряд ли это можно назвать разговором… — замялся Тадеуш. — Да, вспомнил, она жаловалась, что последние дни отец пропадал в больнице у пана Хенрика, но не сказала, почему тот очутился в больнице. Я думал, аппендицит какой…

— Хорошенький аппендицит! — возмутилась Кристина. — У этой бабы и в самом деле ни ума ни сердца! Ну да ладно, не стоит о ней.

— Почему же, очень даже стоит! — оживился Тадеуш. — Я ведь тоже о ней, скажем так, не наилучшего мнения. Она.., как бы это поточнее выразиться? Недобрая она. Впрочем, я старался избегать с ней контактов, из-за отца, ему всегда доставалось от жены, если со мной общался. Ну да, полагаю, вам это известно?

— Известно.

— А что с паном Хенриком? Если, конечно, не бестактно с моей стороны…

— Скажите ему! — потребовал Карпинский. — Я тоже охотно послушаю, мне самому не мешает хорошенько во всем разобраться. И никакая это не бестактность, я уже понял, что многого не помню. А вон та штука — компьютер, кажется, — ведь это самое трудное, правда?

Его горячо поддержали — он прав, конечно, компьютер — самое сложное. И раз он к нему вернулся чисто автоматически, именно компьютер может оказаться важнейшим элементом терапии. Ну и очень пригодится хорошее, ровное настроение больного и полнейшее отсутствие депрессии. Пусть даже о прошлом Хенрик напрочь позабыл, на будущее его болезнь явно не распространялась.

Вот почему и молодой человек, и хозяин дома с равным интересом выслушали подробнейший рассказ о несчастном случае с Карпинским и обо всем, связанном с этим. Тадик был потрясён. Навалилось новое горе. Такое ощущение, что он словно вдвойне потерял отца, — не только физически скончался человек, исчезла теперь и вся память об отце, которой располагал его лучший друг. Оставалось только рассчитывать на собственные воспоминания.

— И подумать только, эта ведьма ничего мне не сказала! — воскликнул Тадеуш. — Не могла же не знать! Несчастье с паном Хенриком — и сразу умирает отец. Хуже случиться и не могло.

— Именно! — подхватила Кристина. Она одна знала, сколько горькой правды в этих словах. — У них было столько общего. Знаешь, такие свои, мужские тайны, о которых лишь они оба знали. Только твой отец мог в чем-то помочь Хенрику, подтолкнуть его память.

— А что теперь происходит в доме покойного? — вдруг поинтересовался дотоле молчавший Клепа.

— Откуда мне знать? — удивился Тадеуш. — Я пробыл там какие-то две минуты. Кажется, мегера собирается проводить генеральную уборку, и это меня тревожит, наверняка выбросит ценные для меня вещицы отца, сочтёт ненужным хламом. А я бы охотно взял что-нибудь на память. Но ведь с ней просто невозможно говорить…

— Так попробуй договориться с братишкой, — сочувственно посоветовала Эльжбета. — Со Стасем. Знаешь, у меня создалось впечатление, что он был на стороне отца. А с Агат-кой не стоит, от неё держись подальше, маменькина дочка.

— Ты так думаешь? Это идея! Мне тоже казалось, что Стась — неплохой мальчишка.

И тут опять сказал своё слово шурин:

— А вы не считаете, что мы все обязаны нанести пани Хлюповой визит? Выразить, так сказать, свои соболезнования.

— Кто должен нанести? — вскинулась Кристина. — Может, я? Да она меня и на порог не пустит.

— Не обязательно ты. Хенек с Эльжбеткой.

— И что? Зачем это?

— Так положено. А там, глядишь, что и припомнится Хенеку. Из вежливости надо пойти. Я бы и сам пошёл, мне не трудно.

— В этом что-то есть, — не очень уверенно согласилась Эльжбета. — Меня эта женщина, в общем, выносит. К тому же можем притвориться, что не знаем, какая она мегера.

Предложение поддержал и Тадеуш, подумал, что при людях мегера вряд ли опять его выгонит, постыдится, наверное.

Кристина задумчиво разглядывала Клепу, ей тоже в голову пришла идея.

— В принципе я не возражаю, — согласилась она. — Но не сегодня же…

— А кто сказал, что непременно сегодня? — обрадовался Клепа. — Допустим, через недельку. Я даже специально приеду.

На том и порешили. Тадеуш встал и принялся прощаться. Поднялся и Клепа, рассчитывая, что парень подбросит его на вокзал, на сей раз он приехал без машины. Наконец-то Карпинские остались одни. Посидели, побеседовали, удивляясь, с чего это шурин вдруг так быстро смотался. Эльжбета вдруг вскочила и опрометью бросилась в свою комнату. И тут же вернулась, кляня себя на чем свет стоит.

— Ну как же можно было этого жулика оставить хоть на миг одного? Идиотка, кретинка, как пришла, так и бросила сумку, не припрятала! И серебряные браслетки. Дюжина их была, а теперь лишь восемь штук осталось! И из сумки мерзавец вытащил сегодня купленные духи фирмы «Мицуко», большой флакон. Раз в жизни позволила себе, обожаю этот запах, сколько времени деньги собирала, и на тебе! Как же сразу не сообразила!

— Не переживай так, мы обе были заняты отцом, все остальное из головы вылетело, — утешала её Кристина. — К тому же я думала, что все припрятано, наверху ничего не осталось…

— Этот мерзавец и снизу достанет! Ради бога, давай не будем больше впускать его в дом!

— Не получится. Твой отец его явно полюбил! Пока мы ещё не объяснили ему, что такое кража.

— Так следует в первую очередь объяснить! — кипятилась Эльжбета. — Чтоб его черти побрали, ведь ничего теперь не докажешь, открестится, подонок, но, знаешь, я не выдержу, врежу ему по морде! Когда отец не увидит.

* * *

Наутро Кристина приступила к важному разговору с Хенриком. Обстоятельства складывались благоприятно, минувшая ночь вселяла немалые надежды. Хенрик хотя память и потерял, но сохранил другие способности, вкусы его, как известно, не изменились, а рефлексы действовали безотказно, не помешала и рука в гипсе. В общем, как мужчина он оказался на высоте, Кристине не в чем было его упрекнуть. И теперь, разнежившись, готов был во всем угождать любимой женщине.

За завтрак сели вдвоём, Эльжбета отправилась на экзамен, один из последних.

— Хенричек, — с бьющимся сердцем начала Кристина, — у нас проблема. Знаю, тебе сейчас нелегко, но я постараюсь разобъяснить все поподробней, может, тебе что и припомнится.

— Постарайся, коханая, — согласился Хенрик. — Я ведь не дебил, оказывается, соображать способен, правда, очень утомляет меня копание в прошлом, но я тоже постараюсь.

— Вот давай вместе и покопаемся. Так вот. Как раз в день автокатастрофы, перед выездом, ты мне признался, что провернул одно выгодное дельце.

— О! — оживился Хенрик. — Какое же?

— Понятия не имею, знаю только — очень для тебя выгодное. Во всяком случае, ты заработал на нем более двадцати миллиардов злотых, но в долларах. И деньги у тебя находились дома. Это было вечером, накануне того несчастного случая. И ты ломал голову, где бы их спрятать, потому что к нам нагрянул твой шурин. А он ворюга…

— Не так быстро, коханая, — попросил Хенрик. — Мне не все ясно. Какая разница — злотые, доллары? Расскажи, а я быстренько запомню.

И в самом деле, хотя из памяти Карпинского начисто стёрлось прошлое, на пустом месте с удесятерённой силой усваивались свежеприобретенные познания, не было необходимости ничего повторять. Хенрик с потрясающей скоростью овладевал не только родным польским, но быстро схватывал и некогда знакомый ему английский.

Пришлось Кристине сделать коротенький доклад о денежных знаках и валютных системах разных стран, засим последовал вопрос;

— Значит, двадцать миллиардов злотых — это много?

— Очень много, — вздохнула Кристина. — Половины достаточно, чтобы всем нам безбедно жить на одни проценты. А второй половины с избытком хватило бы на виллу, две автомашины и на все, чего душа пожелает. До конца наших дней.

— Очень хорошо, — одобрил неизвестно что Хенрик и взял добавку салата. — А теперь о шурине. Что значит — ворюга?

— Значит — вор. Крадёт чужую собственность. Берет и присваивает себе без разрешения чужие вещи. В том числе наши. Ох, Хенричек, наверное, я дам тебе почитать энциклопедию…

— Отличная мысль, я и сам возьму. Понял, ты полагаешь, что он мог бы украсть и те большие деньги.

— Мог бы! Мог бы!

— Нехорошо, — укоризненно заметил Хенрик. — Так нехорошо поступать.

— Правильно, нехорошо, но он поступает.

— А ты уверена? Мне он нравится, такой милый человек.

— Он всем людям нравится, но только до тех пор, пока не украдёт у них чего-нибудь. Твоя бывшая жена его на порог не пускает, а ведь он ей родной брат.

— Моя бывшая жена? — удивился Карпинский. — Ты хочешь сказать, что у меня была какая-то жена? Почему же мне до сих пор об этом не сообщили?

Кристина почувствовала — кажется, терпение её на пределе.

— Потому что речи не зашло, тебе ещё столько предстоит узнать! И жён у тебя было целых две.

— Зачем столько?

— Так получилось. Первая жена умерла. Это была Эльжбеткина мама. Ты уже знаешь, что мать твоей дочери должна была быть твоей женой, а ею наверняка была не я. Мама Эльжбеты давно уже умерла, потом ты женился на второй, но та сама с тобой разошлась, она считала — ты слишком мало зарабатываешь денег. А Клепа — как раз её брат.

— А мне он — шурин! — вспомнил Хенрик.

— Молодец, правильно. Вот ты и ломал голову, где бы спрятать деньги, потому что тогда шурин тебе не так нравился. Ты понимал — он украдёт твои деньги. Вот ты и спрятал их.

— Где?

— Хотелось бы мне это знать! — не выдержала Кристина. Ангельское её терпение лопнуло. — Ты мне сказал только, что хорошо их спрятал. В надёжном и безопасном месте. А в каком — не сказал. Теперь же сам понимаешь — нам надо их найти. Понимаешь или нет?

— Понимаю, — даже немного обиделся Хенрик. — Что я, дурак, что ли? Только, видишь ли, я никаких таких денег не помню. Давай-ка повтори мне ещё разок, и во всех подробностях.

Пришлось Кристине приструнить своё терпение и по возможности спокойно ещё раз обо всем рассказать. Капризничать ей сейчас никак нельзя.

Выслушав во второй раз отчёт жены, Карпинский заинтересовался своим сообщником. Кто он такой? Кристина не знала, Карпинский тогда его не назвал. Не исключено, сообщник мог внести какую-то ясность.

— Я надеялась, что твой сообщник — Хлюп, — со вздохом призналась Кристина. — Но спросить его не решилась, ты так настаивал, чтобы я никому ни слова. А теперь и не спросишь. Даже как выглядели эти деньги, в чем были запакованы, и то понятия не имею. В мешке? В чемодане? В картонной коробке? Ты мне их не показал.

— Вот тогда я действительно был дурак. Тогда, а не сейчас. Очень жаль, дорогая, но я ничегошеньки не могу припомнить.

— Да я и не очень надеялась, — опять вздохнула Кристина. — Просто мне хотелось, чтобы ты знал. И подумал. Думать ты умеешь. А узнав о деньгах, возможно, просто догадаешься, что тогда с ними сделал. Вот скажи, где бы ты их спрятал сейчас, если бы захотел?

Карпинский вместе со стулом отъехал от стола и огляделся, однако ничего путного в голову не приходило.

— Спрятать в доме? — неуверенно переспросил он.

Кристина аж подскочила. Не муж, а она, дура набитая, потеряла память! В каком там доме!!!

— Нет, нет! Я вспомнила! Ты мне чётко сказал — унёс деньги и укрыл их в надёжном и безопасном месте. Нет, ты выразился так: «В самом спокойном и безопасном». Где, скажи на милость, ты мог их спрятать? Не в банк положил, это точно, в банк нельзя, потому что они вроде как не совсем легально тебе достались. Я ещё пошутила — спокойное и безопасное, значит, на кладбище закопал. Ты только посмеялся, да и не мог закопать их, не был испачкан. Хенрик, постарайся вспомнить, нам так нужны деньги, особенно сейчас, когда ты долго не сможешь работать, рука в гипсе…

— Мне сказали — снимут через две недели. Теперь уже только через десять дней.

— Неизвестно, сколько займёт процесс выздоровления. Да и вообще, надо совсем ума лишиться, чтобы поставить крест на таких деньгах!

— Так я и лишился. Хотя, конечно, понимаю, что денежки иметь неплохо.

Кристина окончательно пала духом.

— Похоже на то, что ты так никому и не успел сказать, куда дел деньги, разве что Хлюпу. Остаётся ещё твой сообщник. Наверняка у тебя где-то записаны его имя и адрес. В блокноте, каких-то бумагах… Давай просмотрим все, что можно!

Карпинский не возражал против просмотра бумаг, ему самому было интересно, что в них обнаружится. И они с Кристиной переместились в кабинет.

Бумаги Карпинского оказались аккуратно сложенными, а на столе лежал большой блокнот, сплошь заполненный фамилиями, телефонами и адресами. Маленький блокнотик вместе с Карпинским вернулся из больницы. Больше всего Карпинского заинтересовали огромные компьютерные распечатки со всевозможными графиками, расчётами и бог знает с чем ещё. Он с радостью заявил, что почти все понимает, и отвлечь мужа от этих бумаг и заставить заняться нужными поисками стоило Кристине немалого труда.

Карпинский раскрыл большой блокнот и принялся внимательно его изучать. В отличие от компьютерных распечаток записи в блокноте ему ни о чем не говорили. Таинственным сообщником мог оказаться кто угодно. Кристина совсем приуныла и решилась обо всем рассказать Эльжбете.

* * *

Чрезвычайно довольный жизнью Карпинский с неослабевающим интересом читал энциклопедию, а обе женщины в уголке с чашечками кофе бились над жизненно важными проблемами.

— Боже мой! — почти с мистическим ужасом восклицала Эльжбета. — Надо же было такому случиться! Раз в жизни отцу удалось огрести кучу денег, и ищи-свищи! Следовало сразу же спросить Хлюпа, уверена, он — единственный, кто мог что-то знать.

— Хватит пилить, меня и без того замучила совесть. Но ведь твой отец велел мне молчать, говорил, не совсем законно…

— Наверняка незаконно, разве законным путём можно такие деньжищи заработать? А сколько он тогда отсутствовал? Часа два?

— Наверное, меньше. От силы полтора. Время-то тянулось медленно, ведь приходилось присматривать за Клепой.

— Ладно, допустим, он потратил около часа, — рассуждала Эльжбета. — Поехал, спрятал, вернулся. Где за столь короткое время можно найти надёжный тайник? В каком-нибудь костёле? На кладбище? Фамильного склепа у нас нет. Хлюпа не воскресить, остаётся лишь неизвестный сообщник, он мог что-нибудь знать, раз принёс деньги. Ты сказала — именно он принёс деньги?

— Такое у меня создалось впечатление. Принёс в тот вечер, когда к нам заявился холерный Клепа, а мы с Хенриком на следующий день должны были уезжать.

Эльжбета задумалась, молча попивая кофе. Для своих лет девушка была серьёзной и рассудительной. Этими достоинствами она была обязана второй жене отца, злой мачехе. Ей же, впрочем, принадлежала заслуга и в воспитании высоких интеллектуальных и духовных качеств падчерицы. А все потому, что о падчерице этой мачеха редко вспоминала, целиком и полностью предоставив её самой себе. Отец дочерью не занимался, у него не было времени, он вкалывал с утра до ночи, чтобы обеспечить достойную жизнь требовательной жене. Вот почему с самого раннего детства девочка научилась сама о себе заботиться. Знала, что если сама не умоется — останется неумытой, если сама не приготовит себе чего-то поесть — останется голодной, если сама не ляжет в постель — отлежит все косточки на жёстком полу или вывернет шею в кресле. Если простудится и заболеет — потом будет мучиться и никто ей не поможет, так уж лучше сделать так, чтобы не заболеть. Не у кого было спросить совета, некому было пожаловаться. Сложную науку жизни приходилось изучать путём проб и ошибок, что поневоле развивало в ребёнке сообразительность и выдержку, закаляло характер.

Поскольку Эльжбетка росла без присмотра, легко могла стать двоечницей или вообще бросить школу, удариться в наркоманию, пристать к преступной шайке и в результате оказаться в исправительном заведении. Если этого не случилось, то лишь благодаря книгам.

Читать Эльжбетка научилась рано и к чтению пристрастилась с первых школьных лет, причём свято верила написанному в книгах. К счастью, это оказались старые добрые романы, высоконравственные и поучительные. Зло в них всегда наказывалось, а доброта вознаграждалась, глупость всячески осуждалась, а разум всегда побеждал. Вот девочка и воспитала сама себя, руководствуясь высокими нравственными критериями. Кроме толстых романов она прочла множество детективов, а ведь добротный детектив — не только интереснейшее чтение, но и кладезь познаний о жизни и людях. Если к этому присовокупить умение Эльжбеты учиться на горьком опыте глупых подружек и соучениц, то не приходится удивляться уму и жизненной зрелости этой очень ещё молодой особы.

Вот и теперь она на равных обсуждала с Кристиной серьёзные жизненные проблемы.

— Я понимаю, — говорила Эльжбета, — отцу фамилии в блокноте ни о чем не говорят. А тебе? Хоть немножко?

— Немножко говорят, кое-кого я знаю, о других что-то слышала. Но больше половины мне совершенно незнакомы. Среди них надо искать!

— Так давай для начала вычеркнем знакомых, другого выхода я не вижу. В первую очередь вычёркивай всех многочисленных директоров, вон их сколько, только и видишь — «дир.» такой-то.

Работа оказалась кошмарно трудоёмкой. Карпинский послушно отправился спать, а обе женщины просидели над блокнотом до трех часов ночи, выпили море кофе, Кристина подкрепилась ещё и рюмочкой коньяка, а ощутимых результатов добиться не удалось. Все дело в том, что даже от знакомых не так-то просто было отлепиться.

— Ну и что с того, что он бабник! — не соглашалась Эльжбета. — Бизнесом и бабник может заниматься, одно другому не мешает.

— Так я Бордовского прекрасно знаю, для него интересно лишь то, что ниже пояса! — сердилась Кристина. — Из него такой же бизнесмен, как из меня Эйнштейн!

— Ну ладно, а вот этот, Вальчак?

— Трус вонючий.

— Полятовский?

— Законопослушный кретин. Улицу всегда переходит по переходу.

— Кручник тоже отпадает, клеился к мачехе, я сама видела. Они с отцом не выносили друг Друга.

— А я что говорю! Оставим в покое знакомых, давай займёмся совсем незнакомыми.

После основательного вычёркивания в блокноте осталось сто одиннадцать совершенно неведомых фамилий. К тому же неожиданно вынырнула ещё одна проблема.

— Интересно, кто такая эта Басюлечка? — язвительно поинтересовалась Кристина. — Ты знаешь такую? Нет худа без добра, надеюсь, из-за амнезии твой отец и эту подозрительную особу забыл.

— Наверняка. Не отвлекайся, у нас полно своих трудностей. Вот смотри, одни буквы, МО, ведь не Милиция же Обывательска, она ушла в прошлое вместе с ПНР.

— Есть телефон. Позвоним и узнаем. А этой Басюльке я тоже звякну, уж я ей звякну, холера её побери!

— Вот что надо сделать! — оживилась Эльжбета. — Видишь, ясно написано — Маслякович, коллега по работе. Позвоним ему и порасспрашиваем о некоторых неизвестных нам фамилиях. Ведь тоже могут быть коллеги по работе.

— Во главе с Басюлькой? А впрочем, ты права, попробовать стоит. Но потом придётся с каждым из них побеседовать один на один.

— И подипломатичнее разузнать, не разбогател ли кто внезапно…

План казался гениальным, и обе женщины чуть было не принялись тут же его осуществлять, да спохватились — вряд ли в три часа ночи стоит будить людей и проводить опрос. К каторжной работе они приступили наутро, поделив между собой фамилии из записной книжки. Очень помог упомянутый Маслякович, сослуживец Карпинского. Из ста одиннадцати фамилий сразу исключили тридцать семь — их носителями оказались люди, с которыми Карпинский и другие сотрудники отдела поддерживали чисто деловые отношения, к тому же изредка.

Оставшиеся вели себя очень прилично, а именно проявляли отзывчивость, когда слышали по телефону текст следующего содержания: «Прошу извинить меня, уважаемый пан (пани), мой муж (отец) Хенрик Карпинский попал в автокатастрофу и потерял память. Не помнит никого и ничего. Мы пытаемся помочь ему восстановить память, обзванивая его знакомых по телефонам, обнаруженным в блокноте отца (мужа). Согласны ли вы нам помочь?» Итак, большинство опрошенных немедленно подключались к терапии, вот только не все из них отвечали по существу, и многие телефонные разговоры затягивались самым устрашающим образом, не принося никакой пользы. Состояли они сплошь из эмоций, ахов и охов, и говорить приходилось не кандидату в сообщники, а Кристине с Эльжбеткой. Знакомые Карпинского желали знать, в какую именно катастрофу угодил Карпинский, как проявляется его амнезия, может ли Карпинский вообще говорить, а если может, то как. Когда, по мнению врачей, вернётся к несчастному память, разрешено ли с ним встречаться, умеет ли он самостоятельно есть, пить и ходить в туалет, прибегали к шокотерапии или нет, не собираются ли показать Карпинского по телевидению — вот была бы потрясная передача.., и прочее, и прочее до бесконечности.

Наряду с расспросами доброхоты выдвигали свои методы лечения: поместить Карпинского на месяц-другой в пещеру (путая амнезию с астмой); полетать больному самолётом на большой высоте (путая амнезию с коклюшем); не держать больного дома, а немедленно определить в психушку (надо заметить, такое предложение высказывалось в весьма деликатной форме); лечить с помощью электрошока или почаще водить в зоопарк. Смысл последнего средства борьбы с амнезией был довольно туманным, правда, собеседник что-то бормотал насчёт обезьян, возможно путая их со слонами, которые, как известно, обладают отличной памятью. Сердобольная и невыносимо разговорчивая сотрудница посоветовала даже приобрести кошку, ибо эти домашние животные, как она слышала, умеют сами по себе обнаруживать больные места у хозяина; многие настоятельно рекомендовали обратиться с молитвой к Богу и даже уйти в монастырь.

В результате проверка фамилий по списку заняла целых четыре дня, хотя обе женщины занимались этим с утра до вечера, и резко возросла оплата междугородных переговоров, несмотря на то что Кристина самым бессовестным образом несколько раз звонила днём по рабочему телефону.

Провернув гигантскую работу, Эльжбета и Кристина подвели итоги, и выяснилось — шесть фамилий не удалось идентифицировать. «Инкогнитами» остались пятеро мужчин и одна баба. Никто не мог сказать, кто они такие и что их связывало с Карпинским. К счастью, бабой оказалась не Басюлька. Кристина успокоилась, выяснив, что подозрительная Басюлька — кузина одного из сотрудников Хенрика, уникальный талант в области зубопротезирования, причём на талантливости не сказались ни сто килограммов живого веса, ни возраст намного выше среднего. Такую особу Кристина сочла безопасной.

За обедом Эльжбета с горечью резюмировала:

— Блестящая была идея, а потерпели полный провал! Никакого толку. Сегодня я проверила последнего. Он уехал из Варшавы полтора месяца назад, жена утверждает — , в неизвестном направлении. Кажется, за границу. А отца она, эта самая жена, не знает, никогда в жизни о нем не слышала.

— Как фамилия? — без всякого интереса спросила вконец обессилевшая Кристина.

— Рестнер. У отца записан как Казик Рестнер.

— Холера! Столько работы псу под хвост.

— А чем вы, собственно, занимались? Какая работа? — добродушно поинтересовался, покончив с супом, Карпинский.

Эльжбета с Кристиной переглянулись.

— Может, скажем ему? — неуверенно предложила девушка.

Немного подумав, Кристина кивнула. Память к Карпинскому возвращалась в потрясающем темпе. Вернее, не память возвращалась, а он сам в потрясающем темпе привыкал к жизни заново, схватывая на лету науку жить без прошлого. Происходило это, разумеется, при самоотверженной помощи обеих женщин, не щадящих сил для терапевтических процедур. Шаг за шагом Карпинский вновь становился полноправным членом общества.

— Я сказала Эльжбетке о твоих деньгах, — пояснила она Хенрику. — Теперь мы ищем их вместе.

— А, о моих миллиардах? — расцвёл Карпинский. — Тех, которые я спрятал неизвестно где?

— Вот именно.

— А она не проболтается?

— Ну, знаешь, папа! — возмутилась девушка.

— Ты что, в собственной дочери не уверен? — поддержала её возмущение Кристина. — Что-что, а уж язык за зубами она держать умеет.

— В самом деле? — почему-то усомнился Карпинский. — Впрочем, тебе виднее, я ведь её слишком мало знаю…

— О Езус!

— Ну ладно, ладно, верю. А добавку тефтелей можно взять? Такие вкусные. Интересно, я всегда их любил?

— Всегда. И вообще больше всего любил мясо, так что вкусы у тебя остались прежние.

— А салат я тоже любил?

— К сожалению, нет. Но теперь появляются шансы полюбить. Постарайся, тебе же на пользу пойдёт.

— Хорошо, постараюсь, — согласился покладистый Карпинский, но в качестве добавки взял одни тефтели. — Ну рассказывай, я помню, на чем мы остановились.

— Зато я забыла! — вырвалось у Кристины.

— Ты рассказала Эльжбетке о деньгах. И что?

— Надо же, а до автокатастрофы отец был таким рассеянным! — удивилась дочь. — Гляди, придерживается темы, как репей собачьего хвоста. Я ещё позавчера обратила на это внимание, он запоминает каждое слово.

— Ведь что-то же должно оставаться в моей памяти, раз она совсем пуста, — пояснил Карпинский. — Так мне сказали в клинике. Мозг человека требует пищи, и если прошлого в нем не осталось — кормится сегодняшним днём. Ну, сказала ты Эльжбетке, и что?

— И теперь мы пытаемся вычислить твоего сообщника, — вздохнула Кристина. — Исходя из предположения, что у тебя должен быть его телефон. Взяли твой блокнот, выписали все фамилии с телефонами и обзвонили множество людей. Сотни две удалось исключить, а вот шесть штук осталось.

— А сообщник мой вам зачем? — удивился Карпинский.

— Он должен знать, что именно принёс тебе, — подключилась дочь. — И может нам сказать, как они выглядели, твои деньги, в чем были, мешок, свёрток, чемодан? А мы бы потом пораскинули мозгами, и, глядишь, какие-нибудь творческие мысли пришли бы в голову. Но, увы, ничего не вышло, а шестеро нам вообще недоступны.

— А почему?

— Или никто не отвечает, или тебя вовсе не знают, или уехали с концами.

— А те, что не отвечают, не умерли?

— Черт их знает, может, и умерли! — проворчала Кристина. — Хотя могли и переехать куда.

— У одного телефон сменился, — уточнила Эльжбета. — Номер он получил недавно, а чей этот номер раньше был, без понятия.

Карпинский задумался, закусил тефтели салатиком и вдруг неожиданно заявил:

— Вчера, возвращаясь из клиники, я зашёл к себе на работу. Жутко смешно, меня все узнали и не обиделись, что я их не узнаю. По очереди представились мне, и удивительная штука… Оказывается, я не только вспомнил их всех, но припомнилась и одна мелочь. Один из них меня не любит, почему, трудно сказать. Я скоро вернусь на работу, что там делать, знаю, оказывается, совсем не трудно, я проверил. Может, если с кем-нибудь из них я тогда провернул ту операцию, так он сам мне намекнёт? Как считаете?

Ответа не последовало. От неожиданности обе женщины потеряли дар речи, только во все глаза смотрели на Карпинского. Немного смутившись, тот пояснил:

— Ведь если я занимался каким-то дополнительным бизнесом.., на это наверняка понадобилось время, может, я отпрашивался с работы, может, выезжал куда-то. Они должны это помнить. И скажут мне.

Кристина радостно встрепенулась.

— Ну конечно же, Хенричек, я тебе говорила то же самое! Ты и без памяти можешь нам помочь. Пообщаешься с людьми…

— А все, что они тебе скажут, сообщишь нам! — подхватила Эльжбета. — И мы сделаем выводы. Папуля, как я рада, что память к тебе возвращается!

— Насчёт памяти не уверен, а разумом я, слава богу, не обделён. В энциклопедии уже добрался до буквы «п» и все понял. Врачи утверждают, что голова у меня всем хороша, вот только не желает помнить прошлое. Зато быстро обучаюсь всему, а уж особенно тому, что раньше умел, так что смогу приступить к прежней работе, как только снимут гипс с руки. Очень рад, что теперь мы все трое возьмёмся за решение проблемы, уверен, отыщем-таки наши денежки. Если, конечно, я спрятал их в безопасном месте. Хотя надеюсь, что и до того кретином не был.

Кристина с Эльжбетой почему-то немного помедлили, прежде чем одновременным «нет» заверить Карпинского — какие сомнения, кретином он никогда не был.

— Ну так должны быть в сохранности. Не волнуйтесь, мои дорогие, мы их найдём.

* * *

Вскоре гипс Карпинскому сняли. Врачи нашли руку в порядке и заявили — теперь потребуется недели две на восстановление двигательных функций, а потом можно и к работе приступать. Вечером того же дня зазвонил телефон. Трубку подняла Кристина.

— Можно попросить Хенрика? — поинтересовался в трубке мужской голос. — Мне хотелось бы с ним поговорить.

— Попросить я могу, — ответила Кристина. — Вот только не уверена, что вы сможете с ним поговорить.

— А в чем дело?

— А вы с ним уже общались после катастрофы? — вопросом на вопрос ответила Кристина.

— Какой катастрофы? — встревожился голос.

— Боже, так вы не в курсе?

— Кто там? — поинтересовался Карпинский. — Это меня?

— Да что произошло-то? — нервничал в трубке голос. — Расскажите толком, что случилось.

Теперь Кристине пришлось одновременно говорить с двумя собеседниками.

— Тебя, но не мешай, дай ответить, это я не вам. А теперь вам, Хенрик попал в автокатастрофу, в принципе он сейчас совсем здоров, только потерял память.

— А кто там? — добивался Карпинский.

— Это как же — потерял память? — кричали в трубке.

— Не знаю — это я не вам, — у него амнезия, полная утрата памяти. Ничего не помнит из того, что с ним было раньше.

— Но хоть что-нибудь о себе знает?

— Если ему сказать. А так никого из знакомых не узнает, даже родную дочь не признал. И если вы желаете с Хенриком говорить, должны это учесть…

— Ни фига себе, кто бы мог подумать! — Похоже, собеседник Кристины был потрясён. — Ну да ладно, проше пани, дайте ему трубку, попробую с ним поговорить.

Только передав мужу трубку, Кристина спохватилась — как же не сообразила поинтересоваться, кто звонит. Явно новенький, ими не опрошенный. Знакомый Хенрика, а о катастрофе не слышал. Может, один из шести сомнительных? Надо попросить Хенрика, чтобы выяснил имя мужчины.

А Карпинский уже слушал, как тот в волнении кричал:

— Хенек, чтоб мне подохнуть, ты и в самом деле — полный отпад? Надо же, а я собирался тебя сюда вытащить!

— Куда вытащить? — заинтересовался Карпинский.

— Ну сюда, к себе, в Амстердам. Тут, знаешь, биржа…

— Что такое биржа — я знаю! — гордо ответствовал Карпинский. — А вообще-то ты кто?

— Спятить можно… Ты что, не узнал меня? Казик я, Рестнер.

— Не узнал, — сокрушённо признался Карпинский.

— И моё имя тебе ничего не говорит?

— Абсолютно ничего. Хотя погоди, вроде я где-то слышал это имя…

— У тебя и в самом деле не все дома?

— Нет, все, и жена, и дочь…

— Господи, я и сам спячу!

В этот момент Кристина, которая уже минуты две слушала разговор, подняв трубку в спальне, решила вмешаться:

— Проше пана, я тут подключилась… У Хенрика и в самом деле не все дома, и я воспользуюсь случаем, чтобы кое-что выяснить. Ваша фамилия встретилась мне в блокноте Хенрика, а сейчас мы с Эльжбеткой пытаемся восстановить круг знакомых мужа, потому что сам он никого не помнит, как я вам только что сказала.

— Крыся, минутку, — мягко перебил жену Карпинский, — я сам его расспрошу. Алло, Казик, ты ещё там?

— Здесь я, — донеслось мрачно.

— Так напомни мне, парень, о себе. Откуда мы знаем друг друга и вообще.

— Знаем мы с тобой друг дружку ещё по средней школе, — так же мрачно пояснил амстердамский Казик. — После окончания её давно не виделись, а встретились недавно, и теперь уже много общались. И в день моего отъезда…

Тут у Кристины ёкнуло сердце и мурашки побежали по спине.

— А когда пан уехал? — чуть дыша, спросила она.

— В мае. Скоро два месяца будет. А что?

— Боже! Вы были у Хенрика в день отъезда? — почти кричала Кристина. — Приходили к нему сюда, к нам домой?

— Ну приходил. А что?

Карпинский уже не перебивал, а сам с интересом слушал разговор.

— Проше пана, проше пана, — умоляюще произнесла Кристина. — Это для всех нас страшно важно. Вы тогда что-нибудь приносили Хенрику?!

Казик не отозвался. В трубке напряжённо молчали.

— Алло! — отчаянно взывала Кристина. — Вы ещё там? Алло!

— Ну здесь я, — нехотя признался Казик.

— Так ответьте нам! Вы тогда что-то принесли Хенрику, ведь так?

— А что? — осторожно донеслось из Амстердама.

Карпинский счёл нужным подключиться к разговору:

— Ты, как тебя, Казик, послушай. Память я потерял, но соображать умею. Если бы ты ничего тогда мне не принёс, так бы и ответил, правда? Значит, принёс…

— Как сказать…

— Мы с тобой провернули одно дельце, да я все позабыл. Теперь вот мои девушки, дочь и жена, вынуждены из-за меня, беспамятного, разыскивать по всему миру человека, с которым я тогда провернул дело.

— А на кой черт им его разыскивать? — подозрительно поинтересовался Амстердам.

Кристине стоило большого труда не потерять самообладания.

— А потому, — почти спокойно пояснила она, — что принесённое тогда вами.., э-э.., утеряно. И нам очень нужно знать, как оно выглядело.

— Понимаешь, кореш, я им, моим дамам, не много успел сказать, — снова счёл нужным подключиться Карпинский. — Ещё до несчастья со мной успел Крысе шепнуть всего два слова о наших делах, а теперь о них знаю лишь то, что тогда ей сказал, то есть практически ничего. И теперь Крыся с Эльжбеткой… Эльжбетка — это моя дочка.

— Да знаю я! — нетерпеливо перебил амстердамский Казик.

— Знаешь? — удивился Карпинский. — А откуда знаешь?

— Нет, я больше не выдержу! Да я на её крестинах был! Ты ещё меня пригласил.

— Скажи пожалуйста! — обрадовался Карпинский. — Как все хорошо складывается. Ну и то, что ты мне принёс, — пропало.

— Что?! — рявкнул Амстердам. — Все пропало?! Ты серьёзно? Или опять штучки с памятью?

В голосе школьного друга мужа прозвучали такой ужас и искреннее сострадание, что Кристина решила поговорить с ним открыто. Теперь уже не оставалось сомнений: именно он был таинственным сообщником. Кратко изложив случившееся, Кристина попросила оказать помощь в поисках пропажи хотя бы тем, чтобы описать, как же внешне выглядело то, что принёс Казик своему другу. Казик не стал темнить. Оправившись от шока, явно преисполненный сочувствия к своему напарнику, он ответил:

— Портфель я принёс. Большой кожаный портфель, старый, совсем потрёпанный, одна ручка того и гляди оторвётся, да больше ничего подходящего в доме не нашлось, а я спешил в аэропорт. Портфельчик был битком набит и, холера, тяжеленный, больше двадцати килограммов весил. И что он с ним потом сделал — понятия не имею.

— А что я с ним сделал, когда ты мне его вручил? — задал умный вопрос Хенрик.

— Ты его под стол засунул, потому как в тот момент аккурат сидел за письменным столом. Тьфу, глупо как-то такие вещи тебе самому говорить, вот если бы ты хоть был в дымину пьян, а так… Знаешь, я буду для себя Думать, что в дымину, идёт? Так мне легче, а то твоя память в голове не укладывается.

— Знал бы ты, как мне самому глупо! — вздохнул Карпинский.

Тут в комнату вошла вернувшаяся домой Эльжбета. Услышав обрывки разговора отца с неизвестным собеседником и долетавшие из спальни возгласы Кристины, девушка поняла — случилось что-то важное. Не раздеваясь, она присела в спальне на ручку кресла и не сводила с Кристины глаз. Та ухитрилась шепнуть ей, закрыв трубку рукой:

— Сообщник!

Но вот Хенрик и Кристина одновременно положили телефонные трубки. Все собрались в гостиной.

— Все-таки какой-никакой прогресс наметился, — рассуждала Кристина. — Значит, деньги были в портфеле. Большом и тяжёлом. Чёрном. Битком набитом. И стоял портфель у Хенрика под столом.

— Точно, под столом! — подхватила Эльжбета. — То есть портфеля я не видела, но когда прибежала сказать о приезде Клепы, отец сидел за письменным столом у себя в кабинете. Прекрасно помню!

— И я помню. Портфеля и я не видела, но он наверняка был под столом, не мог отец такую большую и тяжёлую вещь спрятать за несколько минут.

— Погоди, ведь мы уже решили — деньги он из дома унёс!

— Унёс. Теперь остаётся выяснить самую малость — куда именно.

— Ладно, сейчас мы по крайней мере знаем, чего искать. Не поеду никуда на каникулы, не оставлю тебя одну с такой проблемой. Папа, садись и думай. Что бы ты сейчас сделал с таким багажом, если бы пришлось срочно спрятать? Знаем, прятать ты должен был не в своём доме, туда только что заявился ворюга, значит, требовалось найти надёжное место за пределами собственной квартиры.

Карпинский внимательно слушал и беспомощно улыбался…

* * *

Решающее открытие было сделано случайно. Кристина зашла за мужем в клинику, где тому делали предписанные процедуры. Так получилось, что в тот день клинику посетил профессор, и он вместе с ведущим врачом обсуждал ход лечения больного Карпинского. Оба медика охотно подключили к обсуждению молодую и красивую супругу пациента.

— И ещё, пан профессор, меня интересует вот какая вещь, если разрешите. Не уверен, что это имеет какое-то значение, но…

— Смелее, коллега, — приободрил врача важный профессор. — Каждое ваше наблюдение, любое замечание может иметь значение.

— Я имею в виду последнее слово, которое наш больной произнёс перед тем, как потерять сознание. И его же он выговорил, ещё не совсем придя в себя.

— Какое же это было слово?

— Хлюп. Фамилия конкретного лица.

— Как вы сказали? Хлюп? — удивился профессор.

— Да, именно Хлюп.

В беседу включилась Кристина:

— Видите ли, Северин Хлюп был близким другом мужа. Такая у него фамилия — Хлюп.

— А почему вы говорите о друге мужа в прошедшем времени?

— Потому что Северин Хлюп умер. Недавно. И так получилось, смерть его совпала по времени с приходом в сознание мужа. Умер он от инсульта.

— А этот Северин Хлюп виделся с вашим мужем после автокатастрофы?

— Да, успел посетить Хенрика ещё в больнице.

— Однако в сознании нашего пациента словечко «хлюп» и конкретный Северин Хлюп не ассоциировались, — пояснил ведущий врач. — Человека больной не узнал. Никакой связи. И все же… Как вы полагаете, пан профессор, имеет ли значение вырвавшееся у больного словечко?

— Полагаю, имеет, — важно заметил профессор. — Коль скоро больной произнёс это словечко сразу после автокатастрофы, видимо, оно было связано с тем, о чем больной думал перед самой катастрофой. Разумеется, это не более чем предположение и я не стал бы утверждать так со всей категоричностью, однако в качестве рабочей гипотезы можно принять. Вероятно, тот самый.., как его… Хлюп.., вы сказали, проше пани, он был близким другом нашего пациента? Так вот, возможно, пациент думал о своём друге в дороге, беспокоился о нем, или ещё по какой-то причине тот занимал мысли нашего пациента.., так или иначе, был важной персоной. Не к нему ли торопился наш пациент?

— Нет, не к нему, — с расстановкой ответила Кристина, опять чувствуя, как заколотилось сердце. — Но вот думать о нем перед аварией вполне мог.

— Вы полагаете? — подхватил врач, довольный, что его наблюдение пригодилось.

— Вполне, вполне возможно, — рассуждал профессор. — Предположим, с Северином Хлюпом были связаны какие-то сильные переживания нашего пациента. Предположим, во время пути Карпинский думал только о нем. И тогда вполне логично допустить, что Хлюп оказался последним, о ком думал Карпинский перед катастрофой. Затем сознание оборвалось. Амнезия, знаете ли, очень странная вещь и ещё недостаточно изучена. Закрепившееся в сознании слово могло рефлекторно вырваться у больного, хотя тот сам уже не осознавал, что говорит. Не исключаю, не исключаю… Тут нам могла бы помочь очаровательная супруга нашего пациента. Возможно, незадолго до катастрофы что-то случилось с другом вашего мужа, Северином Хлюпом?

Кристина отрицательно покачала головой, изо всех сил пытаясь изобразить, что тоже глубоко раздумывает. Присутствовавший при описанной выше беседе сам Карпинский сидел с отрешённым видом, однако благожелательно улыбался.

Продолжением этой научной дискуссии явился разговор уже дома, с участием Эльжбеты.

— Не знаешь, амнезия заразна? — спросила девушка Кристину. — Как мы могли о таком забыть? Ведь обе же слышали.

— О! Ты тоже!

— Ну да! Не придала значения, тут же вылетело из головы, потому что отец принялся зайчиков считать. А ведь Хлюп сказал что-то вроде «все в безопасности». Тогда я и внимания не обратила на эти слова, а вот теперь думаю — не просто так сказал.

— Точно.

— Теперь я уверена — отец схватил портфель и помчался к Хлюпу. И скоро вернулся. Наверняка отдал другу на хранение! Портфель в доме Хлюпа, оттуда его и заберём!

— Как ты себе это представляешь? — возразила Кристина. — Знаешь же Хлюпиху…

— Подумать надо.

— А я Хлюповой не знаю, — подключился к разговору Хенрик. — Мы собирались нанести ей визит. И ещё я помню — она Крысю не любит.

— Она никого не любит, но пойти к ней придётся.

— И меня не любит? — удивился Карпинский.

— Тебя она всегда считала недоразвитым придурком, — безжалостно резанула правду-матку в глаза Кристина. — Должность у тебя маленькая, сам жить не умеешь и другим не помогаешь, никакой пользы от тебя.

— Это она так думает? — не поверил Хенрик. — А ты откуда знаешь?

— Так ты же сам мне говорил. До того. А узнал от Хлюпа. Вы с ним ничего не скрывали друг от друга, а от супруги ему приходилось скрывать встречи с тобой. И ты звонил ему под именем несуществующего Яцека, если к телефону подходила Хлюпиха.

— Сложно все это, но раз мы так с Хлюпом дружили, я мог отдать ему деньги. Не уверен, что отдал, но мог.

Эльжбета пыталась, прихлёбывая чай, рассуждать логично:

— Времени у отца было в обрез. Клепа свалился нам как снег на голову. На следующий день вы с отцом разъезжались в разные стороны, оставался всего один вечер. Портфель тяжеленный, мужчина, правда, поднимет, но далеко не унесёт…

— До машины дотащит, — подхватила Кристина. — А я вспоминаю, твой отец в тот вечер куда-то ездил…

— Наверняка к Хлюпу!

— Да мог поехать в любое другое место.

— И чего ты так за эти места ухватилась? Сама же первая заговорила о Хлюпе, все логично.

— И я считаю — логично, но как подумаю о Хлюпихе…

— Думаешь, Хлюпова тоже знает о деньгах? — спросил Карпинский, наливая себе ещё один стакан чая. — Какая красивая штука! — добавил он, снова водружая на чайник стёганый капор из китайской ткани.

— О боже! Сам же привёз его из Дании.

— Значит, соображал. Так вот, что касается Хлюповой. Мне кажется, что она не была допущена к тайне. Это я суммирую сведения о наших взаимоотношениях с Хлюпом, от вас же полученные.

— Правильно суммируешь, — похвалила мужа Кристина. — Наверняка вредную бабу не допустили к мужской тайне. И если ты действительно отдал портфель Северину на сохранение, а в этом я почти не сомневаюсь, то так же верно и то, что Северин жене об этом не сообщил. И даже постарался скрыть от неё.

— Выходит, она не знает, — заключил Хенрик. — Баба, как ты утверждаешь, вредная. Судя по всему, нам не поможет?

— «Поможет»! — фыркнула Кристина. — Да она все сделает, чтобы помешать! Уж и ума не приложу, как быть.

— Тадик! — сказала Эльжбета.

— При чем тут Тадик?

— Если ему сказать… Он ведь с Хлюпихой на ножах. Может, станет нашим союзником?

— Нужно очень хорошо все обдумать, прежде чем на что-то решиться, — рассудил Карпинский. — Не можем же мы отправиться к человеку и утверждать, что у него имеется нечто, если этого у человека не имеется…

— Что-что, а характер у отца остался прежним, — проворчала Эльжбета. — Вечно рассусоливает и колеблется, а уж решительным и энергичным его никак не назовёшь. Вряд ли предложит нам что путное. Поэтому считаю, что нужно рассказать обо всем Тадику, он вхож в дом Хлюпов, пусть проверит, не лежит ли где у них портфель с золотом и долларами или ещё с чем. Я просто уверена — лежит. И в том, что Тадик — человек порядочный, тоже не сомневаюсь.

— Ты же его совсем не знаешь.

— Ну и пусть, все равно ни капельки не сомневаюсь. И ещё — в гости к Хлюпихе надо пойти обязательно.

* * *

В гости решили отправиться втроём: Карпинский, Эльжбета и жулик Клепа. Тот звонил чуть ли не ежедневно и радостно поддержал проект, благодаря которому мог пожить у бывшего родича хотя бы два денька. Кристину решили не брать. А с Тадиком разработали такой план: он самостоятельно прибудет в дом Хлюпа вскоре после прихода туда Карпинских.

Поджидая Клепу, Карпинские спешно разрабатывали детали операции. До сих пор никому из них не приходилось наносить соболезнующие визиты. Наверняка мужчины в чёрных костюмах, это ясно, Эльжбете Кристина даст своё чёрное платье. А что ещё? Если просто идут в гости — приносят торт, коробку шоколада, даже бутылку хорошего вина, а в этом случае? Не идти же с венком на могилку. А цветы?

И ещё проблема — надо ли предупредить о визите хозяйку дома? Напроситься.., невежливо. А вдруг откажется принять? Брать внезапностью? Тоже как-то.., неловко.

— Я бы не стала предупреждать, — говорила Эльжбета, подняв сиденье дивана и пряча туда от Клепы геологическую коллекцию отца.

— Лучше все-таки явиться неожиданно. Разумеется, предварительно убедившись, что хозяйка дома. Чтобы не получилось по-глупому: мы приходим, а хозяйка отправляется на работу. Пусть лучше Клепа на денёк у нас задержится.

— Ты уверена, что Клепа не найдёт камни в диване? — усомнилась Кристина.

Захлопнув диван, Эльжбета уселась сверху и даже попрыгала, придавливая.

— Когда речь идёт о Клепе, никогда ни в чем нельзя быть уверенной. Один раз я застукала его за тем, как он пытался поднять диван, да у него не получилось. Если как следует придавить… Ладно, времени у нас в обрез. Быстренько прячь что успеешь, Клепа вот-вот прибудет, а я отправляюсь к мегере, попробую последить за ней. Какое счастье, что у меня каникулы!

Вскоре Эльжбета вернулась с сообщением: мегера только что пришла с работы, вряд ли сегодня опять уйдёт. Разведданные мобилизовали семейство: Карпинский и Клепа в чёрных костюмах настраивались на похоронный лад, Эльжбета переодевалась в Кристинино платье, Кристина пыталась приладить его по фигуре девушки. Тадик сидел у телефона. Через час все были готовы. И букет уже купили, это были белые каллы, перевязанные фиолетовой лентой.

— Недостаточно вы все соболезнующие, — критиковала экспедицию Кристина, уже сидя в машине. Она решила переждать их визит в каком-нибудь кафе рядом с домом Хлюпов. — Смахиваете на свадебных гостей. И букет какой-то.., вызывающий.

Эльжбета возразила:

— Чего тебе ещё надо? Все путём. А в Японии белый цвет как раз траурный, тем более с фиолетовым. Вот только платье твоё какое-то неудобное, и вообще я чувствую себя в нем полной идиоткой. Летом, в чёрном! Не выдержу!

— Уж потерпи.

Жулик Клепа жалобно вздохнул на заднем сиденье:

— Она права, я в своём костюме совсем запарился.

Клепа почему-то очень волновался из-за предстоящего визита, а в подготовке оного принимал самое активное участие, хотя о действительной его цели не знал. С Хлюпом они были знакомы, а вот с его женой — нет. Клепа видел её всего один раз, на похоронах Северина, всю в траурном одеянии, с чёрной вуалькой на лице, и роскошная фигура вдовы сразила его. Даже свободные чёрные одежды не могли скрыть пышные формы. С тех пор Клепа мечтал познакомиться с этой женщиной, но хватило ума не лезть нахально в её дом, а выжидать своего часа. Теперь этот час наступил и Клепу одолевали эмоции.

Карпинский тоже был взволнован. Впервые после несчастного случая ехал он в дом своего лучшего друга и очень надеялся — а вдруг в его памяти что-то дрогнет? И хотя Хенрик Карпинский примирился со своей болезнью, отсутствие прошлого давало о себе знать на каждом шагу, напоминая о его ущербности. Пан Карпинский старался внешне этого не показывать, но в душе переживал.

Высадили Кристину у небольшого кафе и подъехали к дому Хлюпов. Окна были открыты, из маленького садика доносились детские голоса, так что пани Хлюповой никак не удастся скрыть своего присутствия. Припарковались, вышли из машины и позвонили у калитки.

* * *

Через неделю после похорон мужа злость на покойника у его вдовы несколько поумерилась, но совсем не прошла. Проявлялась она не всегда, лишь когда действительность грубо напоминала о смерти мужа, который взял и умер назло бедной женщине, оставив её один на один с этой самой действительностью. Так что для злости были уважительные причины. Ну хотя бы сломанный люк, ведущий на чердак, — так и не починил, лентяй! В люстре уже требовалось сменить две лампочки, не станет же она сама это делать — она, панически боящаяся всего электрического! А кран в ванной! Давно течёт, кто должен этим заниматься? Уж не она ли? Не говоря о дверцах шкафов, сколько раз просила! И в довершение всего оставил ещё на её шее парня, сына от другой бабы. Нужен он ей как дыра в кармане…

Машину у Тадеуша Сарницкого пани Богуслава не стала отбирать, и в этом у алчной бабы был свой расчёт. Разумеется, она бы ни минуты не задумалась, будь та зарегистрирована на её имя.

Однако владельцем был Северин Хлюп, а не Богуслава Хлюпова, а для того, чтобы переоформить права, пришлось бы официально разобраться со всем наследством мужа, чего ей вовсе не хотелось. Ведь могло оказаться, что какая-то часть имущества по закону отходит старшему сыну покойного, и, глядишь, эта часть намного превысит стоимость старой развалюхи. К тому же наглый парень возьмёт и поселится в доме или станет претендовать на его часть. Ну уж нет! Пусть лучше пользуется машиной, она и так скоро рассыплется, вон сколько Северин в последнее время под ней належался, вечно приходилось что-то чинить. Да и если рассудить, на что ей машина? Сама ездить не собирается, продать — кто купит старую колымагу? А в гараже будет стоять — совсем заржавеет. Нет, уж лучше заткнуть драндулетом рот молодому нахалу, чем делиться с ним выплатой по страховке. Дело в том, что Северин Хлюп дорого застраховал свою жизнь, и теперь вся выплата достанется ей одной!

На Карпинского мегера тоже злилась. Ведь какие были дружки с Северином, как она ни старалась, не могла их поссорить, и вот Северин умер, а этот фиктивный дружок даже на похороны не явился! В больнице он, видите ли, так из больницы люди выходят, этот же не пожелал. Теперь, когда бедная женщина осталась без мужской опеки, мог бы и позаботиться о вдове друга, хотя бы советом, если так болен, ведь для того друзья мужей и существуют. Мог бы о том же наследстве все поразузнать, как да что, имеет ли для неё смысл вообще поднимать этот вопрос, нотариально оформляя имущество или как там это называется? Даже не позвонил, мерзавец, а его любовница, выдра нахальная, наверняка к нему чужих баб не пускает, хотя на похоронах Северина притворялась, что так переживает, так переживает…

Злость на покойника мужа и его дружка недоделанного усугублялась ещё тем, что невозможно было дать ей исход, наводя порядок в доме. Приходилось соблюдать приличия, чтобы люди не сказали — радуется вдовушка, что освободилась, вон как ей не терпится начать новую жизнь, генеральную уборку устроила, все в доме перевернула! Поэтому и сдерживала себя, украдкой, даже от детей скрываясь, наводила порядок то в кухне, то на чердаке. Как назло, дети околачивались дома. У них каникулы, а те же приличия обязывали проводить их тихо-скромно, без развлечений и обычных летних радостей. Теперь им всем не до развлечений, вот и она сидит взаперти, и хоть бы кто вспомнил о её существовании…

Неожиданный звонок у калитки заставил Хлюпову вздрогнуть. Она выглянула в окно. Карпинского узнала сразу. Наконец-то собрался! С ним Эльжбета и ещё какой-то мужик, все в чёрном. Слава богу, выдры с ними нет.

Отсутствие Кристины и соответствующая обстановке одежда гостей настроили хозяйку на милостивый лад. Знала бы Эльжбета, сколь многим была обязана неудобному шерстяному платью Кристины, не стала бы жалеть о привычных ярких летних тряпках. Да и потеющие в чёрных костюмах Хенрик с Клепой тоже бы порадовались — не напрасно страдают.

Гостям пришлось подождать за калиткой, открыли им не сразу. Нужно же хозяйке привести себя в должный вид! И хотя на сей случай всегда под рукой было просторное чёрное платье-балахон до полу (по причине отсутствия чёрных чулок) и чёрные тапочки, все равно понадобилось какое-то время на переодевание, а копну густых белокурых волос пани Богуслава кое-как причесала, пока шла по дорожке от дома к калитке. И, впуская гостей, была в полной боевой готовности, включая скорбную мину на лице.

Поздоровались, Клепу представили как шурина Хенрика, не вдаваясь в тонкости родственных отношений. Да Богуся и не обратила внимания на него, всецело занятая цветами. Надо признать, кое в чем эти Карпинские разбирались, могильные белые каллы и фиолетовая лента выбраны с умом. Без тени улыбки поздоровавшись и приняв цветы, хозяйка жестом пригласила гостей в дом.

Вот и правильно сделала, ничего не меняя в гостиной, здесь все осталось так же, как было при муже и в день его похорон, людям не в чем упрекнуть вдову. Попросив гостей подождать, хозяйка оставила их одних, а сама принялась неторопливо накрывать на стол. Они тем временем успели прийти в себя.

Клепа был потрясён до глубины души. Такая женщина! Правда, увидев Богусю на кладбище, он уже предполагал, что это будет нечто особенное, но не до такой же степени! Рост и дородство просто редкостные, причём все эти женские округлости не рыхлые и дряблые, а сразу чувствуется — крепкие, упругие, с ума сойти! А буйные золотистые кудри, свободно спадающие на могучую грудь! Тут не ошибёшься — цвет натуральный, первый раз в жизни видит не крашеную блондинку!

Потрясён был и Карпинский, только чувства его носили прямо противоположный характер. Его ужаснула огромная бабища, отворившая им калитку. Бывают же такие чудовища в женском обличье! Бесформенная толстомясая громадина, на голове — спутанный жёлтый колтун, на багровой роже злобно поблёскивают бурые глазки. Выходит, его лучший друг Хлюп вынужден был жить вот с этой страшилой! И теперь она станет их заядлым врагом! И у такой придётся отбирать сокровища, которые, возможно, спрятаны в её доме.

Эльжбетка заметила, что оба её спутника немного выбиты из колеи, пришлось все брать в свои руки. Пани Богуславу она знала давно и успела к ней привыкнуть.

— Прежде всего, мы хотели бы извиниться перед пани за то, что так поздно явились выразить своё соболезнование, — начала девушка. — Но ведь и нас постигло несчастье. В автокатастрофе отец не только травмировал голову, но и лежал в гипсе, перелом руки, до сих пор ещё ходит на процедуры.

Хозяйка уже резала на куски большой творожный сырник и обернулась к девушке, чрезвычайно удивлённая.

— Как рука? Я слышала только о голове. Так у Хенрика ещё и рука не в порядке?

— Да, ещё и рука.

— Какая? — подозрительно глянула Богуся на Карпинского, который поспешил продемонстрировать не вполне справную левую руку.

— А, левая, это не так страшно. Что-то мне Северин ни о какой руке не говорил. Тогда, может, и в самом деле Хенек не мог прийти на похороны. А так он выглядит совсем неплохо, я бы даже сказала — выглядит совсем здоровым.

Поскольку последние слова уже были обращены к Карпинскому, тому неудобно было не отреагировать, и он, откашлявшись, немного хрипло подтвердил:

— Да, я чувствую себя отлично. Вот только иногда.., головные боли…

Наслышанная об амнезии Карпинского, пани Богуслава воспользовалась случаем, чтобы теперь расспросить о ней сам объект.

— У Хенека и в самом деле с памятью не того? А как это проявляется? Забудет обуться и из дому босиком выйдет? Или пойдёт в магазин и там оставит кошелёк? Или как?

— Да нет, — смутился Хенрик. — О ботинках я не забываю. О кошельке тоже. А вот…

Эльжбете вдруг пришло в голову, что незачем Богусе знать все о болезни отца. Неизвестно как повернётся дело, а хитрая баба, уцепившись за амнезию, нагло откажется признать наличие портфеля… Отец сам не помнит, а она заявит — ничего подобного не было, не приносил Северин никаких портфелей, знать не знаю!

И девушка поспешила направить беседу в безопасное русло.

— А вот с фамилиями у него сложности, — подхватила она. — Видит человека знакомого, а кто он — не помнит. Но пана Северина не забыл. С его именем на устах, можно сказать, с того света вернулся. После катастрофы был без сознания, а все пана Северина поминал. Вот мы и подумали…

Уловив в голосе девушки нечто важное, хозяйка подозрительно глянула на неё и на всякий случай возразила:

— Мало ли чего наговоришь без сознания. И принялась раздавать гостям тарелочки с кусками аппетитного сырника.

— Но отец только фамилию пана Хлюпа называл, — упорствовала Эльжбета. — Вот мы и подумали.., раз они были такими друзьями, может, в доме пана Хлюпа к отцу память возвратится? Он ведь бывал тут у вас?

— Бывал, бывал. Да вы его спросите, ему же известно, что бывал.

Карпинский уже раскрыл рот, чтобы заявить — он же не помнит, где и когда бывал, да дочь вовремя толкнула его под столом ногой. Вздрогнув, Карпинский отодвинул ногу и смущённо пробормотал:

— Извините.

— Да что Хенек извиняется, бывать у кого-нибудь — не преступление. И вы даже не очень нам мешали. Так только, временами. Да я в этом виню не вас, а Северина. Ведь тот хозяин, мог бы и поумереннее быть…

Эльжбета почувствовала, что они отвлекаются от темы. Нет, не даст она сбить себя с толку, жаль, конечно, что предварительно не уговорились с отцом, как себя вести в гостях, какой придерживаться тактики.

Теперь придётся избирать эту тактику самой. — А раз отец здесь бывал, — продолжала она гнуть свою линию, — то у нас и мелькнула надежда, что хоть частичка памяти вернётся к нему, когда окажется в знакомом доме. Ведь вы разрешите ему немного у вас осмотреться? Походить, повспоминать… Скажем, в комнате пана Северина вдруг что-нибудь из прошлого припомнится? Я не настаиваю, вы хозяйка, вам решать, но мы уж каких только средств не применяли… Ведь вы разрешите?

Хозяйка лихорадочно пробежала мысленно все помещения своего дома. В спальне узел с грязным бельём, туда ни за что их не впустит. В комнате Северина все осталось так, как было при нем. Ладно, пусть идут, пусть думают — она специально держит все так, как при муже, дескать, память о нем хранит… О чердаке и речи быть не может. А гараж.., ха, пусть сидит в гараже, вспоминает! И кухня в порядке, на такую кухню кого угодно, можно запустить.

Ни о чем другом Богуся не подумала, так что пока никакие подозрения в её мозгу не зародились.

И она снисходительно разрешила:

— Что ж, пусть поглядит, повспоминает. А как они с мужем моим покойным по большей части в гараже торчали, имеет смысл ему там подольше задержаться. Не может быть, чтобы Хенек не припомнил гаража! Ну и в кабинете тоже. Прямо сейчас?

Стряхнув с себя отупение, Карпинский вернулся к действительности. Для чего-то же они пришли в этот дом, ясно, не для того, чтобы любоваться на это страшилище, вдову покойного друга. И ему, Карпинскому, надо собраться с силами, как физическими, так и умственными, поднапрячься и попытаться заметить что-то такое, что позволит им решить — приносил сюда Северин его портфель с деньгами или нет. И правильно эта жуткая баба предлагает повспоминать в гараже и кабинете покойного — так сказать, мужские помещения. Если Северин и принёс в дом его портфель, то, скорее всего, спрятал именно там. Не желая того, пани Богуслава подкинула стоящую идею.

И как только к нему вернулась способность соображать, Хенрик, вопреки опасениям дочери, сам по себе понял, что ни к чему говорить о полной потере памяти. Правильно, лучше о такой, частичной, потере. Надо скрыть от неё полную амнезию и делать вид, будто кое-что вспоминается.

— Я был бы… Богусе очень признателен, — пробормотал Карпинский, в последний момент удерживаясь от обращения к хозяйке на «пани», ибо та могла расценить это как обидную для неё попытку перевести прежние дружеские отношения в официальную плоскость. Кристина его об этом особо предупреждала. И она права, вон хозяйка его только Хенеком зовёт, без всяких «панов».

И тут кто-то позвонил у калитки. Глянув в окно, Богуся побагровела от гнева — явился этот прыщ поганый, её пасынок! А ведь казалось, после первой встречи с ним раз и навсегда покончено. Нет, надо же — припёрся! Да ещё при гостях, даже вышвырнуть нахала нельзя. Может, сделать вид, что не слышит звонка? Опять же, если бы не гости, а при них и не притворишься, что тебя нет дома. И эти тоже, нашли когда заявиться со своими идиотскими соболезнованиями!

— Я открою, — предложила Эльжбета, видя нерешительность хозяйки.

Ещё чего не хватало! Так она и позволит кому ни попади распоряжаться в своём доме! Пани Богуслава так и не успела выбрать наилучший выход из положения, решение за неё приняли дети. Они подбежали к калитке и впустили нового незваного гостя. Воспитывала их, воспитывала, а ума так и не набрались. Эльжбета тоже хороша! Не дожидаясь разрешения хозяйки, проявила излишнюю живость и, сорвавшись со стула, выпорхнула в прихожую, чтобы впустить Тадеуша в дом. В конце концов, чей это дом? Её, Богуси, или этих непрошеных гостей? А теперь ещё и наглеца придётся кормить-поить. Ну, попался бы ей в руки этот Северин, земля ему пухом!

Если в данный момент покойный Северин с того света наблюдал за тем, что происходит на этом, он наверняка испытывал чисто небесное наслаждение от того, что находится уже там.

Единственное, что пани Богуслава сделала почти не злясь, не дёргаясь и не терзаясь, — поставила на стол дополнительный прибор, поставила машинально. Но приветствия, даже самого банального, выдавить из себя так и не смогла. Спасибо этому, как его, шурину, что ли, который пришёл вместе с Карпинскими и так почтительно заговорил с ней о чем-то постороннем, частично сняв тяжесть с души бедной женщины.

Да, сырник она приготовила собственноручно, вообще в этом доме вся еда — её рук дело, ничего покупного. Покупное она не любит, дорого оно и невкусно. Вот и Тадик пусть съест кусочек, сейчас она подаст чай, вода ещё не закипела, а потом и отправятся осматривать дом, ну не весь дом, хотя бы кабинет, впрочем, там видно будет. Удивившись, что мегера даже милостиво предложила ему кусок сырника своей работы, Тадик присел на краешек стула, но к сырнику не притрагивался. Ведь этой ведьме и отравить его ничего не стоит. Подложить в творог немного стрихнина — для неё пустяки. Хотя.., она ведь не знала о его приходе заранее, а то, что стоит на столе, все ели. Вряд ли пани Богуслава готовила массовое убийство.

После чая гости поднялись, собираясь пройтись по дому. Решив симулировать наличие какой-никакой памяти, Карпинский пробормотал, что хотел бы начать с гаража, логично рассудив, что тот должен быть где-то рядом, возможно даже в полуподвальном помещении, и шагнул к выходу.

— Чего уж церемонии разводить, — едко заметила хозяйка. — Можете и через дом пройти, вам не привыкать!

Милостивое разрешение повергло Хенрика в ужас. Как он сможет пройти в гараж в этом совершенно незнакомом доме? Скорее всего, начинать надо с холла.

В холл выходило несколько дверей. Карпинский наудачу резко распахнул одну из них, и, прежде чем понял, что вломился в чулан, ему на голову посыпался ворох рулонов туалетной бумаги. Пани Богуслава разгневалась.

— И чего это Хенек по чуланам шарит? Что за новая мода? Или со зрением тоже неполадки? Тут уж вмешался Клепа:

— Вы ошибаетесь, уважаемая пани, это не зрение виновато, это просто отсутствие равновесия. Мы все должны снисходительно отнестись к человеку, которого постигло такое несчастье, — добавил он, с наслаждением ловя и целуя пухлую ручку.

— Это как же вас понимать? — недоумевала хозяйка, отбирая ручку.

— Видите ли, Хенек намеревается идти в одно место, а ноги несут его в другое, — пояснил Клепа.

— Пьяный он, значит?

— Да нет, просто с памятью у него нелады, вот она и швыряет несчастного то туда, то сюда. Чаще всего не туда, куда надо. Но ничего, это скоро пройдёт. Особенно если рядом такая женщина, как пани. Что касается меня, то я бы предпочёл вас любому ангелу-хранителю… Так что не обращайте внимания и не сердитесь.

— Как же не сердиться, он мне весь дом вдребезги разнесёт!

— Ну что вы, у Хенека пока ещё сил на такое не хватит. А вы пожалейте свои нервы и красоту, не стоит гневаться по пустякам, никакой дом не стоит вашего здоровья. Даже два дома. Да что я говорю, даже двести домов!

Отвыкшая от мужских комплиментов, пани Богуслава разнежилась было, но бдительности не потеряла. Она тут глупости слушает, а нахалка Эльжбета в каморке роется, делает вид, что укладывает вещи на место, и Тадеуш рядом вьётся, вроде бы ей помогает. Ох, неспроста все это. Может, и шурин тоже с ними в одной шайке-лейке, только притворяется, что очарован ею? И что он за шурин? По какой линии? Почему до сих пор ни о каком шурине не слышала?

И, решительно пресекая ухаживания новоявленного шурина, хозяйка рванула в прихожую.

При виде Богуси, вплывающей в холл, как фрегат на всех парусах, готовый открыть пальбу из пушек с обоих бортов, бедный Карпинский запаниковал и, умоляюще сложив руки, попытался как-то оправдаться. Эльжбета, сообразив, что Клепа остался в гостиной один, опрометью бросилась из чулана присматривать за вороватым дядюшкой, чуть было не столкнувшись с фрегатом.

— Уж извините меня, Богуся, — смущённо бормотал Хенрик, — ну что поделаешь, такие вот казусы со мной случаются. Возможно, не стоит наносить визиты знакомым, если человек ещё не полностью пришёл в себя…

Клокочущая возмущением Богуся полностью разделяла это мнение.

— Но ещё хуже не отдать долг памяти умершего друга. Не беспокойтесь, я немедленно исправлю свою ошибку.

Желая поскорее умилостивить грозную хозяйку дома, Карпинский перестал соблюдать осторожность. Найти дверь, ведущую в гараж, стало для него вдруг делом чести, смыслом жизни. Вон за той, полуоткрытой, просматривается кухня, значит, не она. Остаются лишь две двери рядом.

Одна солидная, капитальная, двустворчатая, вторая совсем скромная, узенькая. Ещё не кончив фразы, Хенрик рванул ручку первой.

Помешать ему пани Богуся не успела, смогла лишь коротко вскрикнуть. Дверь огромного стенного шкафа сорвалась с петель и рухнула прямо на них. Находившийся рядом Тадеуш успел подхватить дубовое крыло двери, так что Карпинский не пострадал, ему лишь слегка задело плечо.

Хозяйка была вне себя.

— Вы что, сговорились с моим покойником? Мало того, что Северин так и не удосужился навесить как следует, ещё и вы тут шуточки шутите? Издеваетесь надо мной? Хотите показать, что в доме у меня все рушится? И без вас знаю, а если кому не нравится, так пусть не приходит, я не приглашала.

Тадик вставил дверь на место, Карпинский опять принялся кланяться и извиняться. Услышав грохот, в холл прибежал Клепа, за ним по пятам Эльжбета. Узкая скромная дверца осторожно приоткрылась, из неё выглянул Стась. С порога кухни за происходящим с интересом наблюдала Агата.

Клепа опять попытался загладить неприятность, целуя очаровательные ручки, Эльжбета извинялась за отца, а хозяйка полыхала огнём и метала громы и молнии.

Собственно, теперь оставалось только с позором удалиться, поставив крест на всех планах, однако за спиной Стася Карпинский внезапно узрел путь в гараж и, не долго думая, бросился туда, предоставив Эльжбете и Клепе успокаивать хозяйку.

Возможно, их усилия ещё не скоро увенчались бы успехом, не приди пани Богуславе в голову интересное соображение: просто у этого Хенека после катастрофы крыша поехала, а родные, спасая его честь, плетут невесть что о какой-то потере памяти. А тот просто спятил. О, так ему и надо, наказал Господь за те муки, что ей пришлось переносить из-за мужнина дружка!

Эта мысль доставила такое удовольствие бедной женщине, что она сразу успокоилась, вернулась в гостиную, подлила воды в чайник и, усадив за стол шурина и Эльжбету, принялась расспрашивать их о деталях болезни мужнина приятеля. Говорила же она, говорила Северину не один раз, чтобы не водился с этим человеком, что такая дружба добром не кончится, и вот пожалуйста — так и вышло. А покойник не верил! Теперь бы поверил.

На галантного шурина пани Богуслава посматривала уже почти благосклонно, пока, правда, не поощряя его ни одним словечком, а вот на отвратительного Тадеуша совсем старалась не смотреть. И за стол его не приглашала, сам уселся. Атмосфера в гостиной создалась почти тёплая, да, на беду, хозяйка вспомнила, что псих Хенек в данную минуту находится в её гараже один. Господи, да он там может такого натворить! Дом подожжёт!

Замолчав на полуслове, гостеприимная хозяйка выскочила из-за стола и на всех парах бросилась по коридорчику в гараж. Гости устремились следом.

* * *

Ожидающая в кафе Кристина выпила: чашку чая, чашечку кофе, рюмку коньяка, ещё одну рюмку коньяка, минералку, пиво, кофе с коньяком, пиво, опять минералку. Времени оказалось предостаточно для того, чтобы не только охватить мысленным взором всю свою жизнь, но и принять судьбоносное решение.

Кристина решила выйти замуж за Карпинского. Он ей нравился с самого начала, она сумела оценить его достоинства: надёжный, покладистый, любящий, характер мягкий, спокойный и доброжелательный, а после несчастья стал ещё мягче и нежнее. Специалист замечательный, скоро вернётся к работе в банке. Математика и электроника у него в крови, вроде бы все забыл, но стоило лишь прикоснуться к этим наукам, как в нем что-то оживало и знания мгновенно усваивались, ложась на подготовленную почву. А как страстно любит её, Кристину! И с Эльжбетой они ладят, больше того — крепко подружились.

Кристина хотела иметь детей. Ей немного за тридцать, Карпинскому немного за сорок, возраст вполне подходящий, чтобы начать нормальную супружескую жизнь. А их дети.., ну пусть хоть один ребёнок, их ребёнок непременно унаследует прекрасный характер отца и его выдающиеся способности в области науки и техники. Если же ко всему этому добавятся ещё и немалые деньги — совсем хорошо, можно не бояться будущего.

Значит, решила Кристина, первым делом — оформить их отношения. Сейчас уже ничто этому не мешает, Хенрик здоров, за себя отвечает, медлить нечего, надо подать документы. Дальше… А дальше нужно разыскать потерянные сокровища. Ох, что там сейчас делается, в доме Хлюпов?

Зная понаслышке характер Хлюпихи, Кристина ожидала всего, даже наихудшего, вплоть до полного провала их планов. Вышвырнет злая баба гостей за дверь, и конец всему. Опять же Клепа. А вдруг по привычке уже что стащил? Доказывай потом, что сами с ворюгой мучаются. Не поверит же, и будет права. Почему, зная его воровскую натуру, давно не захлопнули перед ним двери своего дома? Такое объяснить не просто, а уж Хлюпихе — и подавно.

В голову стали приходить самые страшные варианты общения с мегерой. Хорошо, что знакомая машина подъехала к кафе до того, как Кристина добралась до окончательной катастрофы.

Рассказывать о визите начали сразу же, но рассказ затянулся до позднего вечера. Уже и домой вернулись, и траурные одеяния сменили на нормальную одежду, и поужинали разогретыми макаронами с сыром, и чаю напились, а участники экспедиции никак не могли успокоиться.

— Я очень хотела первой пройти туда, ведь не знаешь, что отец выкинет, — угрюмо вспоминала Эльжбета. — А тут неизвестно по какой причине она совсем озверела, меня отпихнула и как таран какой ринулась в прихожую…

— Ах, какая женщина! — мечтательно комментировал Клепа.

— ..и на отца накинулась.

— А что делал Хенрик? — допытывалась Кристина.

— Да ничего не делал, стоял посередине холла и в затылке чесал.

— Думал я! — поправил дочку Карпинский. — Размышлял. Ведь я не знал, каким был мой друг Северин, умным или не очень. Если не очень, запросто мог портфель оставить в гараже, а ведь там со стороны улицы совсем нет ворот.

— Да знаю я этот сарай, — нетерпеливо перебила будущего мужа Кристина. — И что?

— И тогда портфель могли просто украсть.

— Северин вовсе не был таким глупым. Я спрашиваю, что было потом?

— Набросилась на меня как фурия и потребовала немедленно отдать ей спички. У меня их не было, я бы отдал, чего там… А она как смола прилипла. И не верила мне, по карманам хлопала…

— Чуть не пообрывала! — подтвердила Эльжбета. — Это потом уже я сообразила, в чем дело. Мегера решила, что отец наш ума лишился, а не памяти, и боялась, что гараж подожжёт, а вместе с ним весь дом сгорит. Спичек у отца отродясь не было, зажигалку свою он оставил на столе в гостиной, о чем я сообщила Богусе, ну та и успокоилась малость. Но не совсем. Все ещё хрипела, задыхалась наверное, а бюст так ходуном и ходил.

— Великолепная женщина! — вздыхал Клепа.

— И что потом? — допытывалась Кристина.

— А потом ни с того ни с сего ухватила отца за руку и силой приволокла в гостиную. Теперь-то я сообразила — не хотела Тадика одного там оставлять, чего-то боялась. И правильно боялась — они вместе с её Стасем спокойно приканчивали сырник.

— Визит наш проходил как-то слишком.., стремительно, — сокрушался Карпинский, — мне бы времени побольше на размышление. Но тем не менее, оказавшись в гараже, я все-таки осмотрелся — портфеля нигде не было. Не волнуйся, дорогая, я сообразил, что Северин мог его спрятать, порылся в груде старых покрышек, что в углу были свалены…

— А как ты догадался, что это старые покрышки? — сурово поинтересовалась Кристина.

— Не знаю, но сразу понял — старые покрышки, — беспомощно объяснил Хенрик, — и ещё там много всякого хлама, тряпьё, ящики какие-то. Под ними тоже посмотрел, и под таким.., железным с одним колёсиком…

— Тачка, — догадалась дочка.

— Вот интересно, откуда Хенрик знает, что такое покрышки, и не знает, что такое тачка? — удивилась Кристина.

— Сам не пойму, — развёл руками Карпинский. — И никакого портфеля в гараже не было. Машины тоже не было.

— Машиной Северина теперь пользуется Тадик, — сказала Эльжбета. — Он не стал её в гараж загонять, на всякий случай на улице оставил. Слушай дальше. Я, как только сообразила, что Богуся считает отца сумасшедшим, притворилась обиженной и устроила ей целый спектакль. По-моему, неплохо вышло. Она даже вроде как устыдилась, но не до такой степени, чтобы ещё принести сырника. Первый парни доели.

— А сырник у неё просто замечательный! — подхватил Карпинский.

— Замечательная женщина! — эхом отозвался Клепа.

До Кристины наконец дошло.

— Чего это он? — спросила она у Эльжбеты.

— Втюрился, — пояснила девушка, глянув на дядюшку. Тот сидел с отрешённым видом, совершенно ему не свойственным, устремив невидящий взгляд куда-то в окно. — Не обращай внимания и не отвлекайся. А потом, чтобы как-то затушевать свою грубость, сама предложила осмотреть кабинет мужа. Туда отца повела лично и Стася на всякий пожарный прихватила, а Агатку оставила стеречь Тадеуша. У неё детки знаешь как вышколены! Я тоже увязалась за отцом. И представляешь, отцу вроде что-то вспомнилось!

Услышав такую потрясающую весть, Кристина автоматически опрокинула в рот свой бокал с белым вином, позабыв о количестве выпитого за этот вечер.

— Ну! Что же?!

— Пусть лучше отец сам расскажет.

— Хенек!!!

Карпинский, расставив локти на столе, тоже устремил взгляд в окно и издал вздох посильнее Клепиных.

— Никогда в жизни не был я в кабинете Северина, а казалось — знаю я это место. Стол письменный там стоит. Диван. А у двери шкаф. Большой такой. И очень старый. Бо-о-ольшой такой…

— И что?!

— И я уверен — вот этот шкаф бо-о-оль-шой — пребольшой…

— Что шкаф?!

— Пожалуйста, не перебивай. И я уверен, именно этот шкаф вызывает во мне какие-то эмоции. Или должен вызывать? Погоди, дай прислушаться к себе. Нет, все-таки вызывает. Наверняка вызывает.

— Какие эмоции? — напряжённо прошептала Кристина.

— Приятные. Такие.., возбуждающие. Хорошие в общем-то чувства. И если требуется сделать вывод.., полагаю, этот шкаф был чем-то дорог моему другу Северину, у него тоже вызывал тёплые чувства. И был для него ценным предметом. А раз был таким для моего друга, возможно, должен быть таким и для меня. И мне очень захотелось заглянуть в этот шкаф.

— И.., заглянул?

— Нет.

— Почему же?

Тут не выдержала Эльжбета.

— Да потому, что эта мегера чуть не за шкирку оттянула бедного отца от шкафа, повернула к нему спиной и велела осматривать другие вещи. Сначала к верстаку с какими-то железками и деревяшками подтолкнула, потом к стеллажу с книгами, потом к дивану. Отец упирался, все порывался вернуться к шкафу, а она не давала. Мне это показалось подозрительным, и я потом потихоньку поинтересовалась у Стася, чего это его мать.., нет, не так, просто спросила, что это за шкаф в отцовском кабинете. Он сказал — в нем рыболовные принадлежности отца, а мать эту рыбалку страсть как ненавидела, может, уже пожгла отцовские удочки. Ему-то самому жаль будет, ведь он унаследовал любовь к рыбной ловле, а у отца такие там снасти были! А теперь матери не хочется сознаваться, что пожгла удочки, вот и отвлекает внимание от шкафа. Не знаю, правду ли сказал, не очень-то я ему поверила.

— Почему?

— Да чтобы парень в его возрасте, к тому же сам увлекающийся рыбалкой, не знал, пожгла мать отцовские удочки или нет! Ни в жизнь не поверю! Но отца к шкафу явно тянуло. И сама подумай — ведь это первый случай, когда отец испытал к чему-то совершенно определённые чувства. Неужели это ни о чем не говорит?

Кристина согласилась — говорит, но при этом голова у неё пошла кругом. И как-то туго соображается. Поглядела на пустой бокал и догадалась — да она же пьяна! Попыталась привести мысли в порядок, но ничего не получилось.

— Боюсь, я совсем опьянела, — с грустью призналась она. — Так что добавьте ещё немного, все равно уж! А подумаю завтра.

Эльжбета пришла в ужас. Единственная союзница, всегда совместно принимали решения, как же это? И тут только сообразила — да они ещё и разболтались при Клепе! От которого надо было тщательно скрывать их тайну, хранить, можно сказать, за семью печатями, а они.., минутку, а что, собственно, мог услышать ворюга?

И, доливая Кристине вина, девушка лихорадочно пыталась припомнить, о чем говорили в присутствии опаснейшего врага. Правда, тот явно не в себе и мечтает о поразившей его в самое сердце красавице Богусе, да кто его знает. Отец рассказывал, как что-то искал в гараже… Езус-Мария, и о портфеле сказал! Одна надежда: Клепа не обратил на это внимания. Выходит, нет худа без добра. Хорошо, что Кристина опьянела, очень подходящий предлог отложить разговор до следующего раза. Притворившись обиженной, она бросила Кристине:

— Вижу, нет смысла с тобой говорить. Ладно, остальное доскажу завтра.

— А что там ещё было? — некстати поинтересовалась Кристина.

И в самом деле упилась! Надо её поскорей спать уложить.

Карпинский вдруг очнулся от мыслей и неожиданно заявил:

— Непременно пойду туда ещё раз. Ощущения меня не обманывают. Там я почувствовал нечто важное, и надеюсь, смогу понять, что именно. Вроде бы даже о чем-то догадываюсь, но пока не уверен.

— И я с тобой! — встрепенулся Клепа. — Да хоть завтра, чего откладывать! Считаю, теперь просто неприлично не зайти, ведь мы там немного.., того.., набедокурили. Извиняться пойдём!

— Извиниться могу, почему не извиниться, но мне и поговорить с Богу сей нужно, — пояснил Хенрик.

— А ты.., ч-что, так и не по.., поговорил? — заплетающимся языком поинтересовалась Кристина.

Эльжбету прямо в жар бросило. Ну как ей справиться со всеми тремя?

— Разве тебе не надо завтра быть на работе? — с притворной заботой спросила она у шурина. — Отпуск у тебя, что ли?

— А это идея! — обрадовался Клепа. — Прекрасная идея, спасибо! В принципе-то у меня ненормированный рабочий день, пропустить денёк ничего не стоит, но, пожалуй, послезавтра слетаю к себе, оформлю отпуск и быстренько вернусь.

— И будешь торчать в Варшаве?

— А почему не поторчать? У вас так мило, приятно, люблю здесь бывать. А там.., ну. Хлюп помер, а вдове и сиротам.., так сказать, помочь не мешает.., или ещё что…

Язык Кристину плохо слушался, но сказать очень хотелось. И она попыталась как можно ехиднее справиться:

— А вдруг. Мы. Возьмём да уедем. Тогда где. Ты. По.., по.., поселишься?

— Да здесь, — простодушно ответил Клепа. — Это ничего, если вас не будет.

— Зато нам чего, — проворчала Эльжбета.

Кристина упорствовала:

— А мы в-возьмём да сдадим квартиру! Чужие люди по.., поселятся. Они тебя. На порог. Не пустят.

Разумеется, на трезвую голову Кристина никогда не решилась бы ляпнуть такое шурину, а вот теперь, по пьянке, — запросто.

Хенрик с интересом наблюдал за женой. Такой он её ещё не видел. Вот так, значит, в человеке проявляется опьянение! Занятно. О, вот ещё любопытный симптом: Кристина хотела то ли погрозить шурину пальцем, то ли сунуть ему под нос фигу, привстала, но, пошатнувшись, опрокинула стоявший перед гостем бокал с красным вином. И смахнула со стола тарелку с селёдочкой. Содержимое бокала и тарелки оказалось на брюках Клепы.

Обескураженный влюблённый бросился в ванную отстирывать брюки, Хенрик не без труда выволок из-за стола подвыпившую жену, которая, однако, потратив на воришку остаток энергии, уже на ходу засыпала, а Эльжбете пришлось наводить порядок в гостиной.

* * *

Вот так получилось, что на следующий день в гости к пани Богуславе Эльжбета с отцом отправились вдвоём. Клепе не удалось привести в порядок брюки, идти же к прекрасной вдове в запятнанных он не мог. Пришлось отдать брюки в химчистку и ждать целый день, заказ обещали исполнить лишь к вечеру. Позаимствовать брюки у Карпинского шурин и рад бы, да размер не тот.

Эльжбета ещё во время первого визита предусмотрительно расспросила Богусю о её графике, так что теперь знали — сегодня она отправляется на работу к шестнадцати, значит, в первой половине дня застанут точно.

Подойдя к Богусиному дому, гости не успели позвонить, как им сразу открыли. Это дети играли в садике и, смертельно скучая, околачивались у калитки.

— Привет, а мы купили мороженое, — вполголоса сказала им Эльжбета, входя во двор. — Разное, есть и небольшие брикеты. Хотите сейчас или сначала положить в морозилку?

Хорошо зная свою мамочку, дети, ни секунды не сомневаясь, единогласно решили: сейчас! Получив по порции мороженого в яркой упаковке, они умчались, очень довольные.

— А она соображает, — похвалила гостью Агатка. — Из морозилки мы бы лишь к Рождеству получили.

— Ясное дело, — кивнул Стась. — Может, сообразит и матери не сказать?

Пани Богуслава была занята приготовлением обеда и, увидев незваных гостей, пришла в бешенство. Вареников должно было хватить как минимум на два дня, а может, и на все три. Нормальная женщина пригласила бы нагрянувших знакомых в кухню, Эльжбетка помогла бы лепить вареники, и за делом легче было бы завести разговор о чем угодно. Однако пани Богуслава нормальной женщиной не была.

Непосредственность в обращении — это не для неё. Переполненная подозрительностью и недоброжелательством ко всем и каждому, она давно привыкла скрывать от людей свою жизнь, все, чем занималась, вот теперь, например, сам факт приготовления обеда или состав фарша.

Мороженое не смягчило её ожесточения, хотя и было милостиво принято. Гораздо больше ей понравилось другое приношение — коробка сухих пирожных. О, вот это может полежать, хорошо, что сообразили купить именно сухие. И визитёров пригласили в гостиную. — Вот о чем мы хотели поговорить с вами, уважаемая пани Богуслава, — начала Эльжбета, стараясь, чтобы голос не дрожал. — Отец договорился с паном Северином об одном деле… Конечно, говорить стоило бы лучше отцу, да как-то неловко, вот почему я пришла вместе с ним.

Пани Богуслава сразу навострила уши. Наконец-то она узнает, какие секреты скрывали от неё эти двое, покойный муж и его недоделанный дружок. Вот только время могли бы и другое найти, так нет, именно теперь, когда оставленный в кухне фарш заветрится, а тесто засохнет. Ведь она ничего убирать не стала, рассчитывая сплавить гостей дорогих через две минуты. Но так хочется узнать, что там за тайны такие. И Богуся поднялась со стула.

— Минутку. Раз уж дело важное, пойду принесу смородиновый сок.

Станет она говорить этим двум, что пошла сунуть в холодильник миску с фаршем и накрыть тесто салфеткой! А смородиновый сок свой, чего его жалеть, вот сахар — да, было жалко, кислым получился сок, и ясно — того и гляди совсем забродит.

В гостиной Карпинский поинтересовался у дочери:

— Это существует такой обычай, которого я не помню? Поить гостей смородиновым соком? Если разговор о деле, то запивают его смородиновым соком?

— Что ты, нету у нас такого обычая, — рассмеялась дочь. — Господи, как я ненавижу её смородиновый сок! Сколько себя помню…

— А что, невкусный?

— Сам увидишь.

Попробовав, Карпинский попросил принести немного воды. Разведённый сок пани Богуславы вполне можно было пить в качестве прохладительного напитка, в неразведенной же версии он сильно смахивал на уксус. Гневно фыркнув, хозяйка опять пошла в кухню. Там ей даже пришла в голову мысль подать гостям воды из-под крана, но, подумав, она отказалась от блестящей идеи: ещё желудки схватит и на её сок подумают. Принесла бутылку минеральной.

— Ну так что за дело? — спросила она, усаживаясь на своё место.

Была не была! И Эльжбета, запинаясь, начала излагать:

— Видите ли, отец дал пану Северину на сохранение большой старый портфель. Чёрного цвета. И было это за день до катастрофы, в которую отец угодил…

— Пустой портфель? — уточнила хозяйка.

— Нет, битком набитый…

— А чем?

Чем набитый, язык не поворачивался выговорить. Может, удастся обойти щекотливый вопрос, ограничившись внешним видом тары?

— Такой, знаете, старый, потрёпанный портфель. С оторванной ручкой…

Пробегавшая мимо гостиной Агатка услышала слова «портфель с оторванной ручкой». Не добежав до кухни, чтобы проверить там в холодильнике наличие принесённого гостями мороженого и возможность перехватить ещё малую толику, девочка остановилась у открытой двери и прислушалась.

— Так что же было в портфеле? — не давала сбить себя с толку хозяйка.

И Эльжбета была вынуждена ответить:

— Деньги.

Агатка с трудом удержалась, чтобы не крикнуть — никакие не деньги! Отец сказал — в портфеле инструменты, это девочка отлично запомнила. Ручка действительно с одного края оборвалась, отец нёс портфель, прижимая к груди. А она ещё тогда оглянулась и собственными глазами видела, как свисала оторванная ручка, когда отец грохнул тяжеленный портфель на письменный стол.

При слове «деньги» у Богуси дух перехватило.

— Какие деньги?

— Доллары. Наличными.

— Ас чего это Хенек принёс Северину наличные доллары?

— Чтобы на время спрятал у себя. Так получилось. У нас тогда все разъезжались, не хотелось оставлять в пустой квартире большую сумму. Отец думал — всего на денёк, у Северина деньги будут в безопасности, а тут как раз угодил в катастрофу…

Бурные чувства захлестнули пани Богуславу. Вот оно что! Значит, негодный муженёк, царство ему небесное, обделывал тайные делишки со своим дружком, а ей, законной супруге, ни гуту! И она должна теперь верить на слово сопливой девчонке. Да откуда большие доллары у этого недоделанного Хенека? Кто может доказать, что они принадлежат Карпинскому, а не Северину, то есть, пардон, ей? А ведь каждый знает — Северин то и дело устраивал какие-то торги, аукционы, сам говорил. А теперь эти.., эти.., пытаются убедить её, несчастную вдову, в том, что денежки принадлежат им, а не ей.

Агатка в коридоре тоже размышляла. Как всякий нормальный ребёнок в её возрасте, она прекрасно знала, что такое наличные доллары. Бумажки, точно такие же, как и польские злотые.

Портфель, который отец шмякнул на стол, был жутко тяжёлым, бумажные деньги такими тяжёлыми не могут быть, ведь она, Агатка, сколько раз видела по телеку — целый чемодан похищенных из банка долларов грабитель уносит легко, даже не согнётся под его тяжестью. А тут… Портфель так грохнулся о стол, что тот чуть не сломался. И отец с трудом его нёс по лестнице. Значит, Эльжбета лжёт!

Тем временем её мамаша приняла решение.

— Ничего подобного Северин в наш дом не приносил, иначе мне было бы известно. А я впервые слышу о таком. И вообще, почему Хенек все время сидит молча, а говорит только его дочь?

— Потому что чувствую себя дурак дураком, — пояснил Хенрик. — Сам просил Северина сохранить в тайне мою просьбу, ну и вижу — он так и сделал. А деньги я заработал.., не очень законным путём, вот теперь и не могу толком всего рассказать, ведь сами знаете, с памятью у меня…

Как ни странно, такое сбивчивое объяснение для пани Богуси оказалось вполне удовлетворительным. Во-первых, все зарабатывают сейчас деньги не вполне законными путями, а во-вторых, такой недотёпа, как Хенрик, вполне мог все перезабыть, тем более что ещё и в катастрофу попал. Но отступать Богуся не собиралась.

— Допустим, вы и в самом деле загребли денежки, — ворчливо заметила она, — а Северина, значит, по боку? С ним теперь можно и не считаться? А как я могу быть уверена, что в тех деньгах нет доли Северина? И что вы вообще что-то ему передавали? Сейчас-то что угодно можно говорить…

Карпинский сник окончательно, а у Эльжбеты в глазах потемнело. Оправдались наихудшие их опасения — Богуся отреагировала самым премерзким образом. И даже если они в подробностях опишут содержимое портфеля, с алчной бабой им не справиться. Спасти их может только появление голландского сообщника, если представить его как финансового авторитета. Так ведь у того дела в Амстердаме, сказал, вернётся, когда закончит какую-то очередную операцию.

Эльжбета предприняла последнюю жалкую попытку:

— Вы же знаете моего отца, проше пани. Он никогда в жизни не стал бы покушаться на чужое добро, а тем более на имущество своего лучшего друга. А я с этого и начала — очень наше дело деликатное, тонкое дело. И вот ещё что. Отец не один занимался этим делом, а с сообщником, самому ему наверняка бы не справиться. Так вот, этот сообщник может подтвердить…

— А где этот ваш сообщник? — перебила хозяйка.

— В Амстердаме. В Голландии.

— И мне что же, теперь к нему в Голландию ехать?

Идея съездить в Голландию очень пришлась по вкусу Агате. О том, что портфель с оторванной ручкой находится в их доме, она знала, в этом она полностью верила Эльжбете, та говорила чистую правду. А вот относительно содержимого портфеля — врёт! С другой стороны, хорошо бы в портфеле оказались доллары. От матери всю жизнь только и слышишь нытьё и жалобы на нехватку денег, и отца из-за них пилила, и экономила на всем, а денег действительно не хватало. Вот если бы в портфеле оказались деньги, вот если бы и им перепало, вот если бы она наконец могла купить классную майку с портретом Майкла Джексона, о которой пока может только мечтать! А в Голландию поехать, так она с радостью…

Эльжбета растерянно замолчала, и Карпинский счёл своим долгом прийти дочке на выручку.

— Вы ведь знаете, милая Богуся, я ни в жизнь не стал бы обманывать Севека, моего лучшего друга, — укоризненно произнёс он. — В то же время я отдаю себе отчёт в сложности создавшегося положения, тем более что неизвестно, где именно Севек…

И тут вдруг что-то произошло. Хенрик неожиданно почувствовал в мозгу словно взрыв, ослепительный блеск, фейерверк и явственно увидел, как Хлюп прячет в свою машину его тяжёлый портфель, как они сидят вдвоём в этой машине.

Хенрик закрыл глаза, пытаясь охватить сознанием ослепительную картину. Наверное, выглядел он страшно, Эльжбета с беспокойством глядела на отца. А тот бормотал, не открывая глаз:

— Я привёз ему портфель… Он взял его.., на автостоянке.., чулан.., гараж.., чердак…

— Что ещё за чулан? — не вытерпела Богуся, прерывая нависшее над столом молчание, когда Хенрик перестал бормотать. Сидел ослабевший и сникший, ослепительное видение отняло все силы. Дочь со страхом смотрела на него, боясь помешать даже словом. — Я вас спрашиваю, — возвысила голос пани Богуслава, — что за чулан? На чердаке ничего такого нет, это я вам точно говорю. Ну, что молчите?

Понимая, что отец сейчас говорить не в состоянии, Эльжбета попыталась утихомирить мегеру.

— Отец, по всей вероятности, хотел сказать, что не знает, где именно пан Северин мог спрятать в вашем доме его портфель, возможно, в каком-нибудь чулане, а чуланов у вас много…

— А даже если и много, кому какое дело? — резко подняла голову хозяйка. — Пусть хоть целая сотня, имеем право! Может, у Хенека что и было…

— Было, проше пани, наверняка было. И он отдал на сохранение пану Северину, и если бы пан Северин был жив…

— А откуда известно, что отдал и что деньги Северин спрятал в доме? — не уступала Богуся. — Почему вы так в этом уверены?

— Так ведь пан Северин сам об этом сказал! — вырвалось у Эльжбеты. — Когда посетил отца после аварии в больнице, то сказал, что все у него и в безопасности. Я сама слышала, собственными ушами!

— Вот интересно! — не сдавалась Богуся. — То говорили, что Хенрик все время был без сознания, так что же, Севек разговаривал с человеком, который его не слышит? Не поверю!

— Да нет же! — почти кричала девушка. — Человек уже пришёл в сознание! Пан Северин как раз был в больнице, это случилось в день смерти пана Северина.

Теперь ошеломлена была хозяйка.

— Как же это? Выходит, в тот день Севек ходил в больницу?

Ведь она хорошо помнит — заперла мужа в доме, уходя на работу. Ох, как-то все слишком запуталось…

— Ну да, был, я же пани объясняю! Для нас это просто счастье. Он ещё разговаривал с отцом, придумал поспрашивать его по математике, чтобы к отцу скорее память вернулась. И именно тогда сказал, что все у него в безопасности. Да не только я это слышала, ещё как минимум два человека.

Больше двух вещей одновременно в мозгу пани Богуславы не укладывалось. И теперь она лихорадочно обдумывала новую для себя информацию, пытаясь сделать логичные выводы. Значит, Севек помер не из-за неё, не из-за того, что заперла его в доме, а из-за этого подлеца Хенрика, разнервничался из-за него в больнице, вот сердце и не выдержало. Ну так нет, не дождутся, шакалы! Даже если проклятый портфель и в самом деле является собственностью Карпинских, ни за что им его не отдаст! Сначала прикончили Северина, а теперь им ещё и денежки подавай! Да таким сволочам…

— Вот моё последнее слово, — железным голосом заявила хозяйка. — Ни о каких деньгах я ничего не знаю, а если кому это не по нраву — можете жаловаться. Да хоть в суд подавайте! Нет в моем доме никаких портфелей с долларами, я даже и искать не собираюсь. Хенек в аварии головкой стукнулся, вот ему и мерещится невесть что.

И встала, явно собираясь выпроводить незваных гостей. Тем пришлось тоже встать. А что поделаешь? Яснее ясного — из этой бабы ни гроша не выдоишь. Агатка на цыпочках задом отошла от двери и, позабыв о мороженом, бросилась наутёк.

— Где мороженое? — спросил с нетерпением поджидавший её братец.

— Какое там мороженое! Не до него.

— Что так?

— Там такой ор стоит! Слушай, а деньги тяжёлые?

— Какие деньги? — не понял Стась.

— Всякие. Скажем, доллары.

— С чего это долларам быть тяжёлыми? Ты чего мне мозги пудришь?

Агатка вздохнула. Придётся, видимо, кое-что брату рассказать. А рассказывать она не любила, наследственное, наверное. Как и мать, не любила она расставаться с секретами, ведь никогда не знаешь, что может в жизни пригодиться.

— Слушай, они там говорят, что отец принёс в портфеле ихние доллары в наш дом, как бы спрятать на время, а мать не верит. Я знаю, портфель и правда принёс, я сама видела, только он был страшно тяжёлый. И отец сказал — в нем инструменты. Так как считаешь, могут доллары быть такими тяжёлыми, чтобы человек аж сгибался, когда нёс их по лестнице?

— Откуда мне знать? — задумался брат. И решительно добавил:

— Нет, не знаю, я их там не взвешивал. Только если такое тяжёлое, то скорее инструменты, железки всякие, а не бумага. Но если битком набитый портфель… А он был битком набитый? Может, золотые доллары?

— Нет, о золотых они не говорили.

— Да что нам какие-то сомнительные доллары? Я тебя спрашиваю — что с мороженым?

— А, мороженое… Подожди, погляжу, как гости уйдут. Мать их выпроваживает.

Разочарованный Стась сердито пожал плечами и несолоно хлебавши отправился по своим делам. Тяжеленный портфель с предполагаемыми долларами ни чуточки его не заинтересовал, он не помнил своей встречи на лестнице с отцом в тот день, а вот что касается инструментов… Какая-то зацепка в мозгу осталась. Вроде он видел в отцовском шкафу что-то такое… Надо бы посмотреть. Однако о своём намерении парень забыл в тот самый момент, когда выяснилось, что Болек раздобыл где-то настоящую ракетницу. О чем тут ещё можно помнить?!

Не то было с его сестрицей. Агата поднялась к себе, стараясь ступать как можно тише, чтобы мать в кухне не услышала. У девочки не было ни малейшего желания помогать матери лепить вареники. О том, что гости покинули их дом, известила захлопнувшаяся за ними калитка, теперь же мать торопится приготовить обед и наверняка злится как сто тысяч чертей. А о портфеле с оторвавшейся ручкой следует подумать. Куда отец мог его спрятать? Жаль, что тогда она все-таки не заглянула в него, мать позвала, да и есть очень хотелось. Нет, вряд ли он швырнул бы так портфель, если бы в нем находились деньги.

* * *

Вернувшаяся с работы Кристина застала в доме чрезвычайно нервную обстановку. Хотела спросить о результатах хождения к Богусе, но Эльжбета не дала ей рта раскрыть, крикнув:

— Слушай! Отец начинает припоминать! Карпинский, очень бледный, сидел за столом, держась за голову.

У Кристины затряслись руки. Выронив пакеты с продуктами, она сбросила с плеча ремень сумки и, плюхнувшись на стул рядом с Хенриком, уставилась на него.

— Ты что такой? Голова болит? Врача!

— Врача не надо, — возразила Эльжбета, — сейчас он уже пришёл в себя, но там, у Хлюпихи, его так прихватило, что я не на шутку испугалась.

— А сейчас что с ним? Почему он ничего не говорит?

Хенрик опустил руки и открыл глаза.

— Нет, голова уже не болит, — сказал он, — только нога.

— Как это нога? — встревожилась Кристина. — Почему нога?

Карпинский, по своему обыкновению, обстоятельно пояснил:

— Потому что на лестнице я оступился и ушибся. Да не волнуйся так, не сильно ушибся, совсем немножко. И возможно, это пошло мне на пользу. Обе успокойтесь, на вас лица нет!

Однако дамы успокоились лишь после того, как разбили чашку с остатками кофе и опрокинули на пол пепельницу в тщетных попытках осмотреть ушибленную ногу и больную голову. Эльжбета принялась заметать стекло и окурки, Кристина — расстраиваться.

— Куда столько блюдец девать? — вздыхала она. — Смотри, опять чашка вдребезги, а блюдце целёхонькое.

— Других забот у тебя нет? — проворчала девушка. — Видела бы ты отца в тот момент! Кристина спохватилась:

— Хенричек, ты что-то вспомнил? Как только Хенрик смог пробиться сквозь хаотичные выкрики дочери, он сделал сенсационное заявление:

— Теперь я уже точно знаю, что мой портфель находится у Хлюпа. Признаюсь, меня это основательно оглушило, я словно наяву увидел, как мы съехались с ним на автостоянке, той, что у трамвайной петли. Он на своей машине, я на своей. И он взял у меня тяжёлый портфель и затолкал к себе в багажник. Потом мы вместе сидели в его машине и разговаривали. Всего не припомню, однако твёрдо знаю — этот человек был моим другом. У меня был ещё какой друг?

— Нет! — одновременно заверили дочь и жена. Кристина добавила:

— Знакомые, были, но настоящий друг у тебя был только один — Хлюп.

— Ну тогда это был он. И теперь наши деньги у него.

— Не у него, а у неё. У этой мегеры.

— И можешь не сомневаться — она ничего нам не отдаст! — злым голосом заметила Эльжбета. — Нашла она портфель или ещё нет — нам неизвестно, но уже успела от всего отпереться. Логики у этой бабы ни на грош. Не верит, что портфель с деньгами вообще существует, и утверждает, что он — её собственность! Тьфу!

— Это как же — её? — опешила Кристина.

— Ну, не столько её, сколько её покойного мужа, — пояснил Карпинский. — То есть принадлежал мужу, а теперь — ей.

— А мы, видишь ли, плетём сети и намереваемся обмануть и ограбить вдовицу, — добавила Эльжбета.

— С ума сойти! — пришла в ужас Кристина. — Так что же теперь делать? Ведь можно же как-то доказать.

— Как докажешь, если отец сам заявляет — его бизнес был не слишком законным.

— Это не я говорю, — возразил Хенрик, — так уверяет мой сообщник.

— Нет, погодите, — вспомнила Кристина, — мы и сами можем доказать, ведь мы же знаем, что было в портфеле.

— Ну и что, а она утверждает — никакого портфеля в её доме не было и нет, она не собирается его искать, а все выдумал отец, у которого после аварии голова не в порядке, вот ему и чудится невесть что.

— Ну да, «не собирается искать»! Так я ей и поверила. Головой ручаюсь — теперь весь дом перевернёт.

— Уж это точно, — вздохнула Эльжбета. — Однако мне кажется, что она и в самом деле ничего не знала о портфеле. Здорово была потрясена, даже не сразу смогла выработать линию поведения. Когда же услышала, что в портфеле деньги, — мгновенно решила, чего ей придерживаться.

— А какого черта надо было докладывать, что в портфеле деньги? — возмутилась Кристина.

— А что нам оставалось делать? — возразила Эльжбета. — Сказать, что в нем металлолом или макулатура? Так ведь она бы заглянула в него. И уж тогда у неё были бы все основания уверять, что это не наше!

— А сколько денег — тоже сказали?

— Ты что! Уж тогда бы она тут же нам всем глотки перегрызла.

Кристина взглянула на мужа, который все это время сидел молча, о чем-то напряжённо думая.

— Хенек, — осторожно начала она, — раз уж ты вспомнил о вашем разговоре с Северином, может, поднапряжешься и припомнишь — не говорил ли он, где собирается спрятать твой портфель?

К этому времени Карпинский совсем расслабился, откинулся на спинку стула, сплетённые пальцы подложил под затылок, вытянул ноги и задумчиво рассматривал потолок.

— Говорил, — грустно ответил он. — Смутно вспоминаются разные места: в шкафу, в сундуке, в алькове, в чулане. В голове сумятица, мелькают вот эти слова, и я считаю — именно тогда Сева их мне называл. И методом дедукции — правильно я называю метод? Значит, методом дедукции я вычисляю — именно во время той встречи они и запали мне в память, больше ведь никаких подходящих случаев не вспоминается.

— Значит, Северин спрятал портфель в одном из этих мест.

Все трое принялись обсуждать названные места, высказывая множество остроумных гипотез. Это заняло немало времени, а больше всего пользы от оживлённой дискуссии получил кот. Он обнаружил в прихожей брошенные и позабытые Кристиной сумки с продуктами, основательно изучил их содержимое и нашёл кое-что для себя интересное. Папка с корректурами, овощи, клубника, консервные банки кота не заинтересовали, но сырые бифштексы из кулинарии, сливки к клубнике и сыр — другое дело. При таком обилии вкусностей умный котик ограничился лишь половиной бифштексов, едва отведал сыру, зато сливки вылизал полностью, после чего с трудом добрался до какого-то укромного уголка, где и завалился на заслуженный отдых. Обнаружив следы кошачьей деятельности, хозяева даже и не пожурили разбойника — не искать же его по всему дому.

Пришлось удовольствоваться весьма скромным обедом, незаметно перешедшим в столь же скромный ужин. За столом не прекращалось обсуждение животрепещущей темы.

Первый проблеск с памятью Карпинского не столько продвинул дело с поисками портфеля, сколько вселил надежды на скорое возвращение памяти целиком. Очень хотелось верить, что произойдёт это в самое ближайшее время, ведь Богуся может поторопиться и разобрать свой дом на составные в поисках спрятанных сокровищ. Поди доказывай потом, что она завладела чужим имуществом!

Рассмотрев абсолютно все варианты, обсудив и отбросив по очереди все аргументы, которыми можно было бы воздействовать на твердокаменную Богусю, просидев в угрюмом молчании продолжительное время, Кристина с Эльжбетой как-то разом встряхнулись и одновременно произнесли:

— Ну тогда остаётся только одно…

— Ну тогда я вижу только один выход… Не договорив, они уставились друг на дружку, ожидая, что же хотела сказать другая. Обе выжидательно молчали. Первой решилась Кристина.

— Ты что имеешь в виду?

— А ты?

— Полагаю, мы обе думаем об одном и том же, но мне неудобно об этом говорить.

— Почему?

— Потому что я не являюсь законным членом вашей семьи.

Эльжбета очень удивилась:

— Это как же понимать? Что за глупости ты несёшь?

— Никакие не глупости, ты просто не учла то немаловажное обстоятельство, что я ещё не законная жена твоего отца. Официально наш брак не оформлен.

— Так в чем проблема? Возьмите и оформите.

— О каком браке речь? — очнулся от своей задумчивости Карпинский.

— О браке с тобой, дорогуша.

— А я тут при чем? Разве мы с тобой не женаты?

— Конечно!

— А почему?

— Потому, что сначала требовалось время на оформление твоего развода с прежней женой, потом ждать, пока он вступит в законную силу, а потом у тебя не было времени, ты занялся какими-то подозрительными делами. Теперь-то я догадываюсь какими. Мы с тобой договорились расписаться после моего возвращения с Краковской книжной ярмарки, но тут ты умудрился попасть в автокатастрофу. А сейчас я не уверена, что человек, страдающий амнезией, имеет право вступать в брак.

— Холера! — встревожилась Эльжбета. — Наверняка не имеет.

— С чего бы это? — не согласился её отец.

— Да ведь такой человек может не помнить, что он уже случайно женат. Запросто станет двоеженцем, и что тогда?

— Но ведь вы же знаете, что я не женат! — возмутился Хенрик.

— Трудно сказать, хватит ли показаний двух свидетелей…

Карпинский вдруг проявил не свойственный ему темперамент.

— А мне что за дело! Я уверен — не женат, и наверняка у меня есть какие-то документы, подтверждающие развод с прежней женой. Немедленно отправляемся оформлять отношения. Пошли жениться!

Он даже вскочил со стула, но Кристина усадила его на место.

— Да ты что, сейчас все загсы уже закрыты.

— В таком случае завтра же с самого утра! — упорствовал Хенрик.

— Не получится, там надо сначала подать заявление, а потом ждать тридцать дней. Месячный срок, понятно?

— На кой черт мне этот месячный срок?

— О, отец уже говорит как человек! — порадовалась дочь. — Если не ошибаюсь, месячный срок даётся в рамках антиразводной профилактики, а вдруг молодожёны раздумают?

— Я не раздумаю! — бушевал Карпинский.

— Я тоже, — мягко заметила Кристина. — Ведь я с самого начала хотела выйти за тебя. Ну хорошо, давай завтра же и подадим заявление. Что же касается амнезии…

— ..так о ней не стоит упоминать, — закончила её мысль Эльжбета. — В загсе никто не станет задавать глупых вопросов, а на кой нам все эти сложности со свидетельствами? Лучше всего подавать заявление идите вместе, в случае чего подскажешь отцу, что надо говорить.

— Очень хорошо! — удовлетворился Карпинский и опять удобно устроился на стуле. — Сделаю вид — я совсем здоров, все прекрасно помню. В крайнем случае могу согласиться на склероз, склеротики имеют право жениться?

— Учитывая, что сейчас делается вокруг, им никто не препятствует.

— Тогда порядок. А теперь говорите, что за мысль пришла в ваши головы?

Кристина с Эльжбетой переглянулись.

— Ладно уж, давай я первая скажу, — сдалась девушка. — Вижу только один выход — украсть! Нет, не правильно я говорю, не украсть, а изъять, вернуть своё. Как-нибудь незаметно вырвать из когтей этой хищницы нашу собственность. Ты тоже подумала об этом?

Кристина кивнула.

— Да. Украсть без всяких зазрений совести. Теперь я не сомневаюсь — Хлюп спрятал наше имущество в своём доме. И очень плохо, что мегера теперь в курсе. С нею и говорить не стоило. Вообще! Ведь не секрет, что это за ведьма. Надо было прийти и забрать то, что по праву принадлежит нам.

— Легко сказать — прийти и забрать, а где оно спрятано?

— Твой отец говорит — в гараже его нет. Хенек, ты действительно уверен, что в гараже нет твоего портфельчика?

— Во всяком случае, я его там не увидел, — осторожно отвечал Карпинский.

— Да о чем вы, какой гараж! — энергично перебила старших девушка. — Хоть вкус у пана Северина был тот ещё, раз уж терпел такую гарпию, но ведь в остальном он был нормальным человеком, не дурак. И если он знал, чем набит портфельчик… А ведь он знал, судя по тому, что вспомнилось отцу? Тогда ни в жизнь не оставил бы таких ценностей в гараже, который не запирается снаружи. Ведь это просто сарай, в него может войти любой человек прямо с улицы.

— А в багажнике машины? — без особой уверенности предположила Кристина.

— Даже если, то ненадолго, — возразила Эльжбета. — Ведь он же ездил на своём драндулете, могли украсть. Разве что у него в гараже сделан какой тайник… Хотя нет, будь там тайник, запирал бы или хоть ворота поставил.

Кристина вздохнула.

— Скорее всего, ты права. А жаль, в гараже легче всего искать.

До Карпинского дошло.

— Погодите, — вмешался он, — если я правильно понял, вы собираетесь портфель украсть? Как простые воришки?

— Не украсть, а вернуть своё, — сурово и наставительно заметила дочь. — В конце концов, портфель твой или нет?

— Ну, мой…

— Имеешь ты право забрать свою вещь, если на ней кто-то уселся и не желает вставать?

— Наверное, имею, но хотелось бы как-то полюбовно…

Эльжбета с горечью обратилась к Кристине:

— Гляди, человеку приходится заново познавать мир, чуть ли не учиться говорить — все позабыл. А характер остался прежний. Надо же, какая несправедливость. «Полюбовно»! Ты что, не слышал, — принялась она горячо втолковывать отцу, — как она с нами говорила? Как тебя бог знает в чем обвиняла! Из дому нас вышвырнула! И яснее ясного заявила — не видать нам портфеля как своих ушей! Все, что в доме, — то теперь её! А ты старался, зарабатывал. Для кого? Для этой язвы? Так ты, оказывается, её любишь, а не Кристину!

Карпинский даже попятился со своим стулом от разъярённой дочери. В глубине его беспамятной души что-то восставало против кражи, однако подключился и логично рассуждающий разум.

Нет, наверняка не стал бы он ради Богуси заниматься рискованным бизнесом, да и не рискованным тоже вряд ли. Выходит, обе его девушки правы, логика подсказывает: если нельзя иначе, значит, возвратить утраченные сокровища следует с помощью хитрости.

Нет, не во всем права была Эльжбета, кое-что в характере её отца после несчастного случая изменилось. Прежний Карпинский скорее бы умер, чем решился обокрасть вдову друга, пусть даже та незаконно присвоила его имущество. Может, стал бы умолять, упрашивать, согласился отдать ей половину заработанного, все, что угодно, только не противоправные действия. Именно закостенелая законопослушность и заставляла Карпинского сомневаться в праведности его бизнеса. До аварии он ни за что не пошёл бы на криминальный шаг, теперь же логика брала верх. Ведь вот так, запросто, отказаться от своей собственности значило, прежде всего, нанести ущерб двум самым любимым существам — дочери и жене. Если бы речь шла только о нем, кто знает, решился бы Хенрик пойти на кражу.

— А ну перестань наскакивать на меня! — с неожиданной суровостью сказал он дочери. — Я люблю не язву, я люблю Кристину. Хорошо, я согласен. Красть так красть. Продолжайте. И что дальше?

— Слава богу! — с облегчением выдохнула Кристина. — В чем-то ты, несомненно, поумнел. И брак нам имеет смысл поскорее оформить, иначе я бы не могла действовать вместе с вами. Сейчас я лицо постороннее, если что, квалифицировалась бы как обычная воровка, а так — своё забираю. Надо проверить, все ли у нас имеется для того, чтобы завтра с утра отправиться в загс. Возможно, тридцать дней на размышление обязательны только для молодёжи? Неужели ни для кого не делают исключений?

Эльжбета небрежно заметила:

— Думаю, исключением могло бы стать немедленное оформление брачных уз для человека на смертном ложе…

— Или срочная командировка одного из брачующихся, — продолжила Кристина. — Я имею в виду длительную загранкомандировку. Ну да завтра узнаем, что гадать. А сейчас лучше подумаем над тем, куда Хлюп мог сунуть наш портфельчик.

У Эльжбеты тоже камень с души свалился, после того как отец выразил им свою солидарность.

— Пойду принесу тебе пива из холодильника, — сказала она отцу, вставая. — Признаться, боялась, что ты ещё отправишься к этой мегере с доносом на нас с Кристиной. Правильно, думаем. Думаем все! Гараж отпадает. Что тебе ещё вспомнилось, папуля?

Кристина ответила за Хенрика:

— Чулан.

— Я неплохо знаю дом Хлюпов, ещё девчонкой играла у них в прятки. Чулан, кладовка, подсобка — да там полно всяких закоулков! Казалось, в некоторые из них вообще никто никогда не заглядывает. Северин мог сунуть портфель в любой.

— Считаешь, надо все осмотреть?

— Наверное, все, за исключением кладовок, в которых Хлюпиха держит какие-то нужные вещи, скажем пылесос и тому подобные. Просто не представляю, как мы сможем такое провернуть.

— Ещё сундук, — напомнил Карпинский. — И шкаф. Больше ничего припомнить не могу.

— Шкаф! — вдруг вскричала Эльжбета. — Помнишь, пап, когда мы были у Хлюпов первый раз, мегера устроила скандал из-за шкафа в прихожей, у которого дверь обрушилась? А может, у неё были основания беспокоиться из-за того, что кто-то копался в её шкафах? Не стала бы, наверное, без причины так орать? Кто знает, что у неё в шкафах?

— Думаю, беспорядок, — предположила Кристина. — Вместе с Дверью не вывалились какие бебехи?

— Кажется, что-то вывалилось. Да нет, с какой стати Хлюп стал бы прятать что-то от жены в шкафу, куда она заглядывает. А ведь эта женщина, похоже, и в самом деле от нас впервые услышала о портфеле с деньгами. Если притворялась, тогда её актёрская работа достойна «Оскара».

— Ну тогда, может, чердак? Тебе приходилось когда-нибудь бывать у них на чердаке? Что там?

— Конечно, приходилось, — вздохнула Эльжбета. — Дети всюду пролезут. Я бы на месте Хлюпа непременно выбрала чердак. Там запросто можно спрятать и танк с прицепом.

— Шкаф! — сказал Карпинский.

— Да говорили мы уже о шкафе! — отмахнулась Кристина. — У нас получается — надо весь дом обшарить. Интересно, как это сделать? Впустит ли она ещё раз кого-нибудь из нас? Не меня, конечно. Судя по вашим рассказам, визит закончился неудачно?

— Не то слово.

Чем больше раздумывали, тем больше возникало сложностей. Да, проблема не из лёгких: проникнуть в дом, хозяйка которого их на дух не выносит, независимо от того, решила ли та сама отыскать клад или просто ей надоели непрошеные гости. Впрочем, последние сами виноваты. Глупо взялись за дело и настроили хозяйку против себя. Для начала следовало просто…

— Знаю! — крикнула вдруг Кристина, перебивая Эльжбеткины воспоминания о чердаке в доме Хлюпов. — Как миленькая впустит нас! Только придётся её обмануть.

— Обмануть? — не поняла Эльжбета. — Что ты имеешь в виду?

— Обмануть? — огорчился Карпинский. — А без обмана нельзя?

— Ну, выкладывай! — теребила будущую мачеху Эльжбета. — Что ты надумала? Кристина не сразу ответила.

— Кажется, у нас ещё осталось сухое белое вино? Моя идея заслуживает того, чтобы выпить. Итак, вы опять идёте к мегере. С цветами и большой коробкой дорогих конфет, пусть подавится. Большой, чтобы издали было видно. Дверь откроет, не сомневайтесь. И скажете ей — портфель нашёлся. А вы пришли извиниться за доставленные хлопоты. На колени падите, головой о пол бейтесь, не встанете, мол, пока не простит. Раз пропажа нашлась, мегера потеряет к портфелю интерес и не станет перерывать все в доме, чем, думаю, она в данный момент и занимается.

— Не занимается, она ещё с работы не вернулась, — заметила Эльжбета, глянув на часы.

— Так займётся. А раз пропажа обнаружена, перестанет её искать, ведь нет никакого смысла.

— Думаешь, она нам поверит? Кристина не сомневалась.

— Такая не поверит тому, что кто-то может отказаться от денег. А раз мы от неё отцепились, отказываемся от своего имущества, значит, обнаружили денежки. Только надо заранее хорошенько обдумать, где именно мы их нашли. Чтобы было убедительно и вместе с тем неожиданно романтично. И сиять, сиять от счастья!

— Крыся, ты гений! — торжественно провозгласила Эльжбета и побежала за вином.

Карпинский на удивление спокойно согласился обманывать Богусю. Может, потому, что очень уж трудно было добиваться от неё возвращения своей собственности. При одном воспоминании об этом у Хенрика все внутри болезненно содрогалось и сдавливало сердце. Все, что угодно, только не поднимать снова вопрос о деньгах, а что взамен — уже неважно.

— Послушайте, а где Клепа? — вдруг спохватилась Кристина. — Он уже уехал?

— Господи, совсем о нем забыла! — ответила девушка, по привычке оглядываясь. — Да нет, не мог уехать. Он ведь в химчистку пошёл.

— Может, вернулся, а мы и не обратили внимания?

— И что, подслушивает? Вскочив, обе кинулись осматривать квартиру. Жулика не было, и они успокоились.

— Неужели до сих пор торчит в химчистке? — недоумевала Кристина. — Или с ним что случилось? Впрочем, это неважно, мы ещё всего не додумали.

И тут в дверь позвонили. Это был Клепа в свежевычищенных брюках.

* * *

Из химчистки Клепа ушёл давно, часа два назад. Брюки были в порядке, так что можно отправиться в гости к роскошной женщине, которую они так жестоко обидели. Купив цветы и коробку конфет, Клепа двинулся в Секерки.

Пани Богуси он не застал, она и в самом деле была на работе. В дом его впустили умирающие со скуки дети. Агатка, по примеру матери, достала черносмородиновый сок и стала потчевать гостя. Гость вынужден был пить этот уксус, дети же с энтузиазмом принялись за конфеты. После того как последняя исчезла, гость узнал, что напрасно теряет время, ибо мамуля вернётся с работы лишь после двенадцати ночи, а в такую пору у них не принято принимать гостей.

Из этого однозначно следовало, что пора и честь знать. Однако Клепе подобные намёки — как об стенку горох. Возможно, взрослые хозяева терпели бы нахала, стиснув зубы, но в данном случае он имел дело с детьми. А те уже были сыты по горло как шоколадными конфетками, так и обществом гостя. И с похвальной искренностью поставили вопрос ребром.

— Нам пора, — заявил Стась, вставая и вежливо шаркнув ножкой. — Я договорился с корешем, и она тоже. Так что вам придётся уйти, нам не разрешают оставлять в доме чужих. Пошли, что ли?

Агатка солидарно поддержала брата, и Клепе не оставалось ничего иного, как покинуть жилище обожаемой женщины.

О своём визите к Хлюповой жулик тут же поведал Карпинским, не делая из него тайны, одновременно энергично сгребая себе остатки ужина. Схватился за бутылку, да бокала для него на столе не оказалось. И все время говорил, говорил. А поскольку рассказывал о посещении интересующего всех дома, женщины затаили дыхание, молча поставили на стол дополнительный бокал, а Эльжбета по знаку Кристины даже принесла ещё одну бутылку, правда красного вина, и сунула отцу в руку штопор.

— Какие милые детки! — беззаботно повествовал Клепа, не переставая жевать и прихлёбывать. — Вежливые, воспитанные. И в отсутствие мамы заботятся о доме. Стась показал мне спиннинг, у этого Хлюпа была неплохая экипировка. Мальчика рыбалка интересует, девочку нет. Однако куда это они отправились, на ночь-то глядя? И дом могут обокрасть, окон не заперли. Даже если ребёнок останется в доме — тоже мало толку, что он сделает грабителям? Разве что шум поднимет…

— А тебя детки впустили запросто? — охрипшим от волнения голосом поинтересовалась Эльжбета, когда Клепа на минуту замолк, набив рот новой порцией салата. — Так просто, без ничего?

— Как это без ничего? И цветы я принёс, и шоколадки.

— Шоколадки! — подхватила Кристина. — Что я вам говорила?

— С пустыми руками не приходят к прекрасной даме, — поучительно заметил Клепа, прожевав и не обратив никакого внимания на волнение Кристины. — Что же касается детей.., ещё немного плесните, спасибо.., так детям не разрешают впускать незнакомых, а я ведь знакомый. На всякий случай ещё раз им напомнил, что уже был тут с вами. Ждал, ждал пани Богусю, думал, вот-вот вернётся с работы, но выяснилось — работает до двенадцати ночи. Ничего, у неё завтра выходной, так я, пожалуй, ещё на денёчек у вас задержусь.

Эльжбета с Кристиной переглянулись, и обе, как по команде, уставились на початую бутылку с красным вином. Чуть заметно Кристина покачала головой и вдруг вскочила.

— Погоди, что ты салат всухую уплетаешь? — сказала она гостю. — Сейчас заправлю, как полагается, маслом, лимончиком побрызгаю.

— Да ничего не надо, отличный салат, — запротестовал было Клепа, но его не слушали.

Через минуту Кристина вернулась из кухни с бутылкой подсолнечного масла и половинкой лимона, отобрала у гостя из-под носа миску с зелёным салатом, полила его маслом, выжала лимонный сок и вернула блюдо на место, а бутылку с маслом поставила незакупоренной в опасной близости от края стола. Эльжбета горящими глазами наблюдала за её манипуляциями.

Клепа с удвоенным аппетитом принялся за салат, продолжая расхваливать дом Хлюпихи и её очаровательных деток.

— Правда, не помешал бы ремонт, откровенно говоря, там все рушится, придётся затратить немало денежек, ну да овчинка стоит выделки. Не то что какие-то квадратные метры, можно сказать, такое жизненное пространство, о-го-го! Не только все свободно поместимся, ещё и для мастерской или конторы места хватит, живи — не хочу! Я там малость пригляделся, вроде дерево короедом не тронуто… Спасибо за салат, действительно теперь вкуснее, к картошечке — то, что надо.

Кристина присела рядом, притворяясь чрезвычайно заинтересованной его рассуждениями и подливая вина в бокал. Карпинский с любопытством наблюдал за ними. Он ещё не разгадал макиавеллиевской хитрости своих девушек, но чувствовал — они что-то задумали.

— А мясного ничего не найдётся? — спохватился Клепа.

— Пипусь слопал, — информировала Эльжбета, — сегодня мы вегетарианцы. Да ты пей, пей, красное вино полезное — И отстирывается хорошо, — похвастался Клепа. — Вот, глядите, и следа не осталось. К тому же хочется запить ту кислую гадость, которой меня потчевали у пани Хлюповой, аж морду на сторону свело.

— Его пьют пополам с водой, — в свою очередь наставительно заметил Карпинский.

— Правда? — удивился шурин. — А мне и в голову не пришло. И детям не пришло. Хотя, кто знает, может, дети как раз любят такие вещи.

— Видишь же, у него бокал опять пуст, — упрекнула Кристина девушку.

Бутылка с вином стояла перед Кристиной, но Эльжбета послушно рванулась к ней и при этом неловко задела бутылку с маслом, которая, естественно, опрокинулась, основательно залив только что вычищенные брюки, а заодно и рубашку.

— О.., мать! — вырвалось у гостя.

— Ах, что я наделала! — всплеснула руками Эльжбета, стараясь скрыть радость в голосе. — Ах, извини, пожалуйста! Должно быть, эти твои брюки такие невезучие, вечно на них что-то проливается. Никогда больше не надевай их. Переоденься, у тебя ведь есть какие-нибудь другие?

— Есть, — уныло отозвался несчастный Клепа, рассматривая вконец испорченные штаны. — Дома.

Кристина подняла бутылку, которая не свалилась со стола, а лишь опрокинулась, все ещё поливая одежду гостя рафинированным подсолнечным маслом. Гость, похоже, от таких превратностей судьбы совершенно обалдел, позволяя растительному маслу беспрепятственно течь. Эльжбета заботливо подлила своей жертве вина. Карпинский тоже подставил бокал, в глубине души сочувствуя невезучему жулику.

— Ну что ты так расстраиваешься, — принялся он утешать шурина — Ты ведь на машине, можешь и в таких ехать, никто не увидит. А в твоём Щецине наверняка тоже есть химчистка. Впрочем, может, и в самом деле не стоит их больше носить, вечно с ними что-то случается.

Удручённый Клепа отрешённо прихлёбывал вино, закусывая клубникой без сливок, и раздумывал, что делать.

— Тогда, пожалуй, в ночь и поеду, — решил он. — Ночью никто не заметит пятна, когда заправляться буду. И вы правы, больше я в эти брюки ни ногой, рискованно…

Никогда ещё в этом доме шурину так рьяно не помогали двинуться в путь Масло на брюках промокнули туалетной бумагой, не пожалев ещё и салфеток. Бритвенные принадлежности гостя были услужливо принесены из ванной, саквояж упакован. Полностью Клепа пришёл в себя уже за пределами Варшавы, в машине, уносившей его на север.

Кристина призналась:

— Мне даже жаль стало этого бедолагу, ведь на сей раз от него нам сплошная польза. Однако выдержать его ещё один день — это уж слишком. Успел он в этот раз что-нибудь стибрить?

— Да ничего особенного, только большую филателистическую лупу, — успокоила её Эльжбета. — Но я вовремя заметила и ухитрилась вытащить её из саквояжа.

— Может, не стоило уж так сурово с ним обходиться? — мягко упрекнул их Хенрик. — Даже я понимаю — он принёс ценные сведения, так столь ли уж необходимо было обливать его маслом?

— Хенек, ты же сам видел — красного вина недостаточно. А он скоро все из дома вынесет. Пришлось прибегнуть к радикальному средству, чтобы от него избавиться, ведь при нем мы даже поговорить свободно не могли бы. А теперь — пожалуйста. Запросто можем посовещаться, как лучше воспользоваться его сведениями. Эля, там ещё осталось вино?

— Значит, так, мегера на работе, детки в доме одни, нас они впустят, — радостно рассуждала оживившаяся Эльжбета, наливая отцу и Кристине вина. — И мне кажется, идти надо обязательно двоим. Кто-то с детьми посидит, а кто-то дом обыщет. За один раз не управиться…

— И принести деткам что-нибудь вкусненькое, такое, что им редко достаётся, пирожное, мороженое, шоколад… Понимаете, чтобы они в своих же интересах не проболтались мамуле. Надо им это ненавязчиво посоветовать.

— И ещё неплохо прихватить с собой Тадика. В конце концов, посетить сестру и брата сам Бог велел.

— Но сначала пойдёшь с отцом в такое время, чтобы мегеру застать дома. Извиняться пойдёте и о портфеле скажете — нашёлся. Нет, не так. , или так?

— Выбери же что-нибудь одно.

— Нет, можно сразу и другое. Пойдёте, когда она ещё будет на работе, и дождётесь её возвращения, чтобы извиниться и обрадовать доброй вестью. Пришли, её нет, ждёте, причина уважительная. А все остальное уже в рамках дружеского общения, по обстоятельствам.

Оживлённая дискуссия, в ходе которой всплывали счастливые находки и были разработаны до мелочей возможные варианты дружеского визита, затянулась далеко за полночь.

* * *

Уже первая попытка тепло пообщаться убедительно показала, сколь много препятствий встаёт на пути осуществления хитроумного плана.

Закупив для начала мороженое и халву, Эльжбета с отцом отправились выполнять боевое задание. Часы работы Хлюпихи девушка хорошо помнила, дома были одни дети, и они сразу же впустили знакомых людей. При виде приношений у них глаза и зубы разгорелись.

На стол опять был выставлен отвратительный сок, однако наученные кислым опытом гости сразу же попросили минеральной воды его разбавить. Агата и Стась увлечённо занялись приношениями, и тут выяснилось, что халву они видят первый раз в жизни.

— Ах, Езус-Мария! — не очень искренне встревожилась Эльжбета. — Так, может, ваша мама запрещает вам есть халву? И мы поступили неосмотрительно, купив её?

— Очень даже осмотрительно, — возразил Стась без тени раскаяния. — Ты правильно сделала. Всегда бы так!

— Мама не покупает нам такие вещи из экономии, — вежливо пояснила его сестра, — а не потому, что нам вредно. Но на всякий случай лучше съесть её до возвращения мамули. И вы ей тоже не говорите. Надо же соображать. Замётано?

— За.., за.., соображаем! — заверил Карпинский. — И не скажем.

Пир был в полном разгаре, когда Эльжбета выразила желание посетить туалет. И тут случилась ужасная вещь.

Вместе с гостьей поднялась Агатка. И отправилась с ней к туалету, прихватив вазочку с мороженым. Вот так, не отрываясь ни на секунду от лакомства, девчонка одновременно умудрялась не спускать глаз с гостьи. Ну, не совсем, в ванную та вошла все-таки одна, зато по пути не имела возможности никуда заглянуть. А когда вышла из ванной после весьма продолжительного времени, настырная девчонка была на посту. И они бок о бок вернулись к мужчинам.

Второе посещение туалета закончилось так же, с той лишь разницей, что теперь Агатка держала двумя пальцами кусок халвы, подставив лодочкой ладонь, чтобы не ронять крошки. Рассчитывая на жадность девчонки, которая, проглотив этот кусок, непременно вернётся в столовую за следующей порцией — как бы братец там всего не слопал, — Эльжбета подзадержалась в ванной. И напрасно — Агатка испытание выдержала, пост не покинула. Облизывала пальцы и ждала терпеливо.

Эх, не могла знать Эльжбета о том, что сызмальства вдалбливала пани Богуся своим детям основополагающий жизненный принцип: ни на миг нельзя гостя оставлять одного, неизвестно, что ему придёт в голову. И следовать этому правилу необходимо всегда и везде, а особенно в отсутствие матери. Стась ещё время от времени позволял себе из лени пренебречь материнским наказом, Агатка же была девочкой послушной, а главное — точной копией своей матери и выполняла такое требование даже с удовольствием. И самой было интересно, и человеку неприятно. И хотя не ожидала от знакомой с раннего детства Эльжбеты чего-либо недозволенного, долгом своим не пренебрегла.

А у Эльжбеты опустились руки. Летел к черту весь их план, разработанный до мельчайших деталей. Как ещё можно тогда осмотреть дом Хлюпов? Им бы способности Клепы, который свободно рыщет по всему их дому, хоть хозяева глаз с родственника не спускают, зная его воровскую натуру. Не удастся ли его как-то приспособить для своих целей?

Карпинскому же, наоборот, повезло. Оставшись за столом со Стасем, он совершенно случайно заговорил о рыбной ловле. Мальчик оказался большим энтузиастом этого дела и не только охотно подхватил тему, но и сам вызвался показать гостю кое-что из рыбацкого инвентаря.

— Да пошли прямо сейчас! — вскочил было он с места, но спохватился:

— Только пусть сначала они вернутся.

Эти слова услышала Эльжбета, возвращающаяся из своего неудачного похода в туалет, и они ей о многом сказали. Воспитанная на детективах, девушка сопоставила факты, сделала из них правильные выводы и даже наметила кое-какие возможности выхода из тупиковой ситуации.

В этом доме принято следить за гостями, ни на секунду не оставлять одних. Когда нет хозяйки, задачу выполняют дети. А если бы их было больше? Скажем, трое. И каждому срочно понадобилось в туалет. А сколько туалетов в доме? Минутку, надо вспомнить. Ванных комнат две, душевая одна, при ней умывалка и унитаз, ещё умывалка при кухне, одинокий унитаз один. Кажется, все. Двум детям с тремя гостями не справиться, значит, надо кого-то ещё привести. Не Клепу же, он непременно что-нибудь слямзит, детям за ним не уследить. Кристина исключается, её Богуся на дух не выносит. Кого же? Так и не придумала ничего путного. Вернулась пани Богуслава, пришлось раздумья отложить и приступить к действиям.

Подарки, оказывается, предусмотрительные гости принесли не только для детей. Теперь на свет появилась огромная бутыль дорогого французского вина, украшенная золотой лентой, и изысканные пирожные с творогом, домашней работы. Ну, не очень домашней, их испекла дружественная соседка, но все равно не покупные. Прежде чем ошарашенная наличием чёртовых гостей и уже наливающаяся бешенством Богуся успела раскрыть рот, Хенрик Карпинский взялся за дело.

— Уж мы и не знаем, как Богусю умилостивить! — лучезарно улыбаясь, вскричал он, памятуя наставления Кристины. — Ручки целуем! Колени преклоняем! Могу и люк на чердак починить! Нет, слов не хватает!

И он действительно преклонил колено, вручая драгоценное вино хозяйке. Стась и Агата остолбенели, глядя на неожиданную сцену огромными, с блюдце, глазами.

— Это что ещё за новости? — просипела Богуся, теряя от изумления голос. — Это что за штучки Хенек себе позволяет?

Но Хенрика уже несло, вдохновение в нем клокотало.

— Это не штучки, очаровательная Богуся, это я прошу у вас прощения! Как я мог подобные вещи в прошлый раз плести и ещё дочь родную впутывать в скандал, который мы здесь устроили, — сам понять не могу. Сущий бред, голова просто кругом идёт!

Любопытство начало в хозяйке вытеснять раздражение, и она перевела угрюмый взгляд с отца на дочь.

— Что твой папаша чушь несёт, я и так вижу. Он у тебя явно не в себе, и впрямь бредит. Видно, с головкой до сих пор не все в порядке. Может, ты скажешь, в чем дело?

Карпинский так разошёлся, что и впрямь готов был поклоны класть и бить головой о пол, да, к счастью, мешала тяжёлая бутыль. Хотел было её отставить, чтобы поубедительнее сыграть раскаяние, но тут дочь поспешила вмешаться.

— И ничего удивительного, проше пани, с ним чуть припадок не сделался, конвульсии начались, когда нашёлся портфель, а мы пани смертельно оскорбили и утверждали, что портфель находится непременно в этом доме. А ведь ничего подобного, и вы правильно тогда на нас разгневались, портфель нашёлся в другом месте, а мы чувствуем себя последними негодяями и не знаем, как вымолить у вас прощение. Умоляю пани, простите нас, Христа ради простите!

Из разыгранного представления до хозяйки дошла всего одна вещь, но потрясла её до глубины души.

— Это как же… Нашёлся?!

— Нашёлся.

— И с деньгами?

— С деньгами.

— А где же он был?

Недаром Карпинские накануне засиделись до поздней ночи, данный сюжет разработали до мельчайших нюансов.

— А у папочки на работе. В картонной коробке из-под принтера вместе с документами на принтер, инструкцией, какими-то запасными деталями, проводом и ещё чем-то. Только поэтому не выбросили, ведь отец так долго на работу не ходил. Просто чудо, никто и не притронулся! А отец вышел на работу, полез за инструкцией — и на тебе, портфельчик! Сам не помнит, как его туда сунул. Вы уж извините, у него с головой и в самом деле не все ладно.

Богуся явно была ошеломлена. Новость потрясающая, как её воспринять? Отыскали они свою паршивую собственность, а ей, Богусе, никакого проку от этого не будет. Дурак Северин, что не взял портфель для сохранности, теперь вот кусай локти. И на кой черт она перевернула все в алькове, разыскивая портфель? Наработалась как ишак, а все из-за них, из-за этих вот Карпинских, наплели с три короба… Пускай теперь хотя бы люк починят, все какая-никакая от них польза, тем более что бедный Северин наверняка из-за дружка своего непутёвого помер, так теперь его святая обязанность заменить покойного хотя бы в этом…

Все эти соображения хаотично клубились в голове хозяйки, а дурак Карпинский так и стоял перед нею коленопреклонённый, мешая пройти. Пытаясь разобраться с мыслями, Богуся чисто автоматически вынула тяжеленную бутыль из рук гостя и жестом призвала его подняться с коленей. Что Карпинский и поспешил сделать, так как колено совсем одеревенело. Ожила и Эльжбета, до сих пор стоявшая в полупоклоне, образуя с отцом единую скульптурную группу. Ожила и протянула хозяйке поднос с приношениями, словно патриарх или какой архиепископ, протягивающий монарху бархатную подушку с короной. Поднос вполне стоил подушки — блестящий, зелёный в красные розочки. Кристина, знавшая вкусы пани Богуславы, не могла найти ничего омерзительнее. На подносе горкой лежали пирожные домашней работы, прикрытые целлофаном.

— Клёвый закусон! — вырвалось у Стася.

— Собственноручно, — выдохнула Эльжбета, — специально для пани.

Судя по всему, Карпинский с дочерью вошли во вкус, с удовольствием разыгрывая представление. Карпинский проникновенно воскликнул:

— Можно ли надеяться, что вы, Богуся, великодушно простили нас?

Хорошо у него получилось! Дочь пожалела, что нет зрителей, кроме детей. Спектакль вышел на славу. Если проклятая Богуся не пожелает их простить, будут приходить сюда с отцом, прихватывая зрителей, до тех пор, пока не подействует. Оказывается, очень приятная вещь — творческое удовлетворение.

Хозяйка, однако, была полностью умаслена. Правда, она так и не поняла, за что перед ней извиняются, ведь её распирало не какое-то мифическое нанесённое ей оскорбление, а самая обычная алчность. Поверив в наличие бесценного портфельчика в своём доме, она решила во что бы то ни стало его отыскать, даже кое-где пошарила, а тут такое разочарование! Ну ладно, раз уж так извиняются — что теперь поделать? Хорошо хоть, что пришли и сообщили о находке, не то продолжала бы перерывать дом, как дура. Интересно, сколько же денег оказалось в портфеле?

Наконец, со вниманием осмотрев бутылку, пирожные и подносик, хозяйка совсем размякла и милостиво кивнула гостям. Пройдя в комнату, она поставила бутылку на стол и решила угостить пришельцев оставшимися от вчерашнего обеда варениками, напрочь забыв о необходимости тщательно скрывать рецептуру их начинки.

— Ладно, ладно, будет вам.., чего уж мне прощать? Эльжуня поможет мне принести рюмки, попробуем винца. Ничего я из ваших слов не поняла, но, думаю, вы за столом все объясните. А если Хенек и в самом деле сделает новый люк на чердак, это будет только справедливо.

Вскоре стол был накрыт, принесены поджаренные вчерашние вареники. Не очень-то привлекательные на вид, они не вызвали восторга гостей, попробовали их из вежливости, чтобы хозяйку не обидеть. Вареники оказались потрясающе вкусными. В чем, в чем а уж в кулинарном таланте Богусе не откажешь. Эльжбета тщетно пыталась угадать, что за фарш в них. Немного мяса, больше каши. А вот какая каша? Нет, не понять. И не понять также, как эта кошмарная и беспросветно глупая баба умеет так гениально готовить.

Не разбиравшаяся во французских винах пани Богуслава зато высоко оценила внешние данные бутылки, смутно сознавая, что оказанные ей, Богусе, почёт и уважение следует увенчать таким вот прекрасным вином. Лично она предпочла бы какое-нибудь сладенькое, но слышала — выдержанные вина благороднее, так уж пусть, тем более что дармовое. И закуска имеется — пирожные с творогом, попробуем, попробуем… А вот подносик прелесть, ничего не скажешь.

Безошибочно расшифровывая мысли и чувства хозяйки, Эльжбета порадовалась, какой все-таки хитроумный план они провернули. Молодец Кристина! И люк на чердак придётся починить, вот только отцу такого ни в жизнь не сделать. Может, Тадика привлечь?

Усевшись за стол, Богуся первым делом поинтересовалась :

— Так сколько же денег оказалось у Хенека в портфеле?

— Сто пятьдесят миллионов, — вздохнул Карпинский.

Именно такую сумму решили назвать Хлюпихе. Достаточно высокую — а то из-за чего весь сыр-бор затеяли? — и в то же время не слишком большую, чтобы алчную Хлюпиху кондрашка не хватил.

Правильно рассчитали, хозяйка была достаточно потрясена.

— Святой Антоний! В злотых или в долларах?

— В долларах.

— Так это просто чудо Господне, что Хенек нашёл свои денежки.., то есть чудо, что их никто так и не украл.

— Но ведь никто не знал, — вроде бы оправдывался Хенрик.

Эльжбета поспешила вмешаться.

— А отец так и не вспомнил, — тоже вздохнула она. — И если бы случайно не нашёл, наверняка бы мы до сих пор их искали.

— Да, вспомнил, только когда увидел, — подтвердил Карпинский. — А так в голове лишь встреча с Северином. Думаю, он и посоветовал мне спрятать портфель на работе.

«Если так, покойник был действительно глуп, царство ему небесное», — подумала безутешная вдова.

И тут Карпинский сам по себе, без всяких подсказок со стороны своих девушек и предварительно разработанных планов, высказал вдруг гениальную мысль.

— Удивляюсь я, — совершено искренне произнёс он, — как это вы, милая Богуся, на какой-то работе силы свои драгоценные тратите, в то время когда в вас такой талант пропадает! Вам бы, Богусенька, быть шеф-поваром в каком-нибудь… что я говорю, не в каком-нибудь, а в лучшем варшавском ресторане! В лучшем ресторане мира! Ведь готовите вы — пальчики оближешь. Ничего вкуснее мне в жизни не доводилось есть.

Доброе слово и кошке приятно, Хлюпиха была польщена, но отреагировала в свойственном ей духе:

— Не хватало ещё для чужих горбатиться! К тому же если помногу готовить, за всеми не уследишь, наверняка станут жульничать, люди ведь они такие… Нет уж, я лучше только для семьи и сама на всем сэкономлю.

— Жаль, — упорствовал Хенрик, — жаль мне тех людей, которые вашей стряпни не попробуют.

— Тоже мне общественник нашёлся, из-за людей чужих переживает! — усмехнулась Хлюпиха. — Чтобы я невесть ради кого голову ломала, как бы повкуснее да подешевле.., не дождётесь. Да вы ешьте, ешьте, раз нравится.

Дети сидели смирно, объевшись халвой и мороженым, все ещё переживая необычный спектакль, который разыграли гости, и ожидая — а не отколют ли те ещё какой номер? От вареников предусмотрительно не отказались, чтобы мать чего не заподозрила, но особенно не налегали. И оба радовались, что гости пожирают их в таком количестве. Вареники, конечно, вкусные, ничего не скажешь, но когда приходится их есть три дня подряд, да ещё после небывалого лакомства…

Помолчали. Заговорила хозяйка, придерживаясь интересующей её темы:

— Вот что у меня в голове не укладывается, почему это Хенек свой бизнес бог знает с кем проворачивал, а не с Северином? Почему, интересно?

Карпинский уже достаточно освоился в новом для него мире, так что сумел ответить должным образом.

— Так ведь не я был инициатором, да вы, Богуся, сами знаете, я не деловой, в общем, человек. Все мой напарник. Так что правильней было бы сказать — не я с ним проворачивал, а он со мной. Вот он — голова!

— И заработал, видать, побольше, чем вы, Хенек?

— О, наверняка раза в два побольше.

— А точнее не знаете?

— К сожалению. Точную цифру назвать не могу, но уж раза в два — несомненно.

— Значит, триста миллионов, — быстренько подсчитала пани Богуслава, и в её голосе послышались какие-то подозрительно свистящие звуки. — С избытком хватило бы на троих…

Гости встревожились — Карпинский слегка, его дочь посильнее. Уж она-то не сомневалась, что столь внушительная сумма долго не даст покоя Хлюпихе. Надо немедленно переключить её внимание на что-то другое, тоже желательно денежное и очень выгодное.

— А вот если бы пани принимала заказы на организацию торжеств… — мечтательно произнесла девушка. — Знаете, всякие там свадьбы, приёмы, юбилеи. Конечно, в вашем распоряжении были бы помощники, а вы, пани Богуслава, только бы распоряжались да главные вопросы решали — меню, рецепты, общее руководство… За это можно такие деньги огрести!

Мегера чуть было не разразилась гневными и язвительными нападками на эту соплячку, которая суёт нос не в своё дело, но последнее замечание заставило воздержаться.

— Это как? — потребовала она разъяснений.

— Да очень просто, тот же шеф-повар, только не на службе, а сам себе хозяин, — охотно пояснила Эльжбета. — Ничего не надо делать, только командовать. Люди ведь они какие? — незаметно передразнила она хозяйку. — Своим умом ничего придумать не могут, а хотят организовать нечто особенное. На приёмах этих подают одно и то же, вдобавок уходит прорва денег, а все равно невкусно. Главное, стандартно. А пани… А пани готовит оригинально и необычно, такого нигде не встретишь, вот и отец то же говорит. Зато уж организаторы теперешних приёмов получают просто бешеные деньги, сами знаете, для наших новых богачей стало очень престижным выбрасывать деньги на всякие мероприятия, рекламу себе на них делают. К тому же…

Зарапортовавшись, девушка чуть не брякнула, что хозяйка дома готовит не только вкусно, но и дёшево, да вовремя спохватилась. Ещё обидится. И закончила фразу не так, как собиралась.

— К тому же получить известность для пани — плёвое дело. Достаточно один раз устроить кому-нибудь приём по своему вкусу, и слава о вас пойдёт по всей стране. И на расходах можно совсем не экономить, ведь платит наниматель. Пусть продукты обойдутся в баснословные суммы…

— Что?! — вспыхнула хозяйка. — Как только у тебя, Эля, язык повернулся такие слова говорить! «Баснословные суммы»! Да за бешеные деньги каждый дурак сумеет вкусно приготовить. А ты приготовь вкусно и дёшево! Сорить деньгами большого ума не требуется. И Богуся, надувшись, замолчала. Ну и баба, никак на неё не угодишь, даже не знаешь, какой линии придерживаться. Однако надо исправлять содеянное. И девушка отважно ринулась в атаку.

— То есть как? — вскричала она. — Не хотите ли вы сказать, что все эти вкуснючие вещи, которыми меня угощали в этом доме, что все эти восхитительные блюда обходятся вам недорого?!

Недоверие в голосе Эльжбеты было вершиной притворства и прозвучало так естественно, что даже Карпинский восхищённо уставился на дочку. В голове мелькнуло словечко «лицемерие», недавно почерпнутое из энциклопедии, так вот теперь это абстрактное понятие обрело плоть и кровь. Надо же, перед ним классический пример лицемерия в прекрасном исполнении. Какая способная у него дочка. Молодец девочка!

А пани Богуслава вся так и раздулась от триумфальной гордости.

— Да никак ты мне не веришь, Эльжбетка? Ну конечно же, все, что ты пробовала в моем доме, приготовлено из самых дешёвых продуктов. Интересно, откуда бы я брала деньги на дорогие? Да и люблю я готовить именно дешёвые блюда. Бросить на сковороду кусок вырезки или накромсать ломти ветчины для бутербродов — тоже мне работа, ни уму ни сердцу, не говоря уже о кошельке.

— Ветчина! — оживилась Эльжбета, и теперь уже в её голосе не было и тени притворства. — Я очень хорошо запомнила, подумать только, ведь прошло не меньше трех лет… Тогда вы угостили нас с отцом чем-то страшно вкусным, и в нем была ветчина, нарезанная малюсенькими кубиками! Даже сейчас слюнки потекли. Потом я несколько раз пыталась дома приготовить нечто подобное, да куда там! Ничего похожего. Так если пани станет приёмы устраивать не только вкусные, оригинальные, но ещё и дешёвые, отбою от клиентов не будет. Очереди станут к вам занимать.

Кажется, идея начинала хозяйке нравиться. Что ж, если время от времени выйти в люди, покрасоваться, покомандовать, да ещё и заработать на этом… Почему бы и нет? Кто знает, может, она и решится. Вот только откуда взять клиентов? Разве что поможет эта девица. Не такая уж она безмозглая, какой казалась поначалу.

Золотоносный бизнес Карпинского был забыт, разговор шёл «исключительно о способах приготовления пищи и роскошных приёмах, на которых бывала то сама Эльжбета, то её друзья-приятели. Оказывается, у Эльжбеты множество высокопоставленных знакомых, которые то и дело ходят на всякие презентации да фуршеты. Какое, представьте, свинство там подают, сказать страшно! А если случайно что и окажется съедобным, так уж будьте уверены — обошлось в немыслимые суммы. Особенно обидно гостям тех приёмов, за вход на которые приходится ещё и деньги платить. Вот один раз затеяли голубцы, решили польским блюдом удивить иностранцев. Так эти голубцы были нафаршированы не иначе как бриллиантами, судя по цене, зато уж вкус — только выплюнуть. Говорят, в русском посольстве подавали салат с фасолью, из экономии наверное, блюдо недорогое, но совершенно несъедобное. А вот в китайском на одном из приёмов и вовсе ничего нельзя было в рот взять, гадость ужасная, так гости с голоду все перепились…

— Да нет, китайская кухня очень неплохая, — со знанием дела перебила Богуся. — Тут уж надо умудриться испортить…

Бедная Эльжбета в конце концов выдохлась и уже не находила примеров дрянной стряпни, которой так далеко до шедевров пани Богуславы. Выручил отец. Он вдруг вспомнил о чердачном люке. Это окончательно расположило грозную хозяйку в пользу гостей. Она тут же встала и повела их к дефективному люку, где все по очереди взбирались по узкой и крутой лесенке, ведущей на чердак. Хозяйка в подробностях изложила свои претензии к люку. Теперь Карпинским уже не придётся ломать голову, изобретая предлог для следующего посещения этого дома.

* * *

Открывая дверь, Кристина приветствовала их вопросом:

— Поверила?

— На все сто! — удовлетворённо информировала её Эльжбета. — Правда, она остаётся в сомнениях, не принимал ли участия в зарабатывании этих денег её Хлюп, но в том, что деньги нашлись, не сомневается. Но тут возникла новая проблема…

Для того чтобы в деталях описать визит к мегере, потребовалось целых два часа. Кристина слушала не перебивая, нахмурив брови и пока воздерживаясь от вопросов. Конечно, новая проблема огорчила её.

— Да, то и дело какие-то осложнения. Неужели нельзя ничего придумать, чтобы и я пошла туда? Не на званый вечер, а так просто.

— Почему же нельзя, есть один прекрасный способ. Приготовишь какое-нибудь блюдо неимоверно дешёвое, ну, я не знаю, за два злотых и десять грошей. Обильное и по возможности ужасно отвратительное. И отправишься к ней, чрезвычайно гордая собой, чтобы похвалиться. А она отведает и получит шанс смешать тебя с грязью.

— Что ты несёшь? — возмутилась Кристина.

— Я серьёзно. А ты со слезами на глазах признаешь её безоговорочное превосходство. Впрочем, если не хочешь готовить, нечто отвратительное легко купить.

— Ишь чего захотела! Отвратительное — пожалуйста, но чтобы много и всего за два злотых и десять грошей — держи карман шире! К тому же она обязательно поймёт, что это не дома скулемали. Так с чем были её необыкновенные вареники?

— Мне удалось опознать мясо, какую-то кашу и жареный лук. Но ещё были, кажется, грибочки, очень немного, ещё шкварочки свиные, ну и приправы. Вот не знаю, какие именно. Укроп? Базилик? Мята? Нет, мяты, пожалуй, не чувствовалось. А в целом, говорю тебе, — пальчики оближешь!

— Перестаньте, — взмолился Карпинский. — Есть захотелось. Найдётся дома что-нибудь?

Кристине подумалось, что небезопасно отпускать мужа к женщине, которая так отлично готовит, ведь всем известно, что мужчина состоит в основном из желудка. Готовить Кристина умела, но не любила, а главное, никогда не хватало времени. Вот уж она всегда предпочитала покупать полуфабрикаты, не считаясь с расходами. Безусловно, есть что-то рациональное в кулинарных принципах Богуси. Придётся, видно, ей и самой подтянуться в этом отношении, хотя бы на время, оставшееся до свадьбы.

— Я лично большие надежды возлагаю на люк, — говорила Кристина, выставляя на стол несколько видов сыров и колбас.

— Да, ты права, иначе пришлось бы взламывать дверь её дома, а мы не сумеем. А что касается люка, то я подумала о Тадике.

— И правильно сделала. Я и сама вспоминала этого симпатичного парня, слушая ваш рассказ. Ну, когда вы говорили, что понадобится третий человек. А он наверняка лучше сладит с люком, чем твой отец.

— Уж это точно. И надо парню как-то ненавязчиво намекнуть, чтобы он ясно и прямо сказал мегере, дескать, ни на что в доме отца не претендует. И так и так из неё гроша не выдавишь, она скорее отравит человека, чем поступится хоть малостью своего имущества, уж лучше пойти с ней на мировую.

— Нет, не отравит, — возразила Кристина, — кулинарные амбиции не позволят. А вот каким тяжёлым предметом по голове трахнуть — запросто. Пусть Тадик вместо материальных претензий демонстрирует лишь родственные чувства, любовь к братику и сестрице, дескать, единственные родные души…

— Спятила? Какие же единственные? У его матери тоже двое детей в новом браке.

— И мегера о них знает?

— Не сомневайся, наверняка.

— Ну, тогда.., те по матери, а от отца осталось ему лишь одно наследство — вот эти братец и сестрица. Уверена, из двух зол Хлюпиха выберет какое надо. Предпочтёт осчастливить пасынка детками, лишь бы не чем-то материальным.

— А ещё ты отправишься к ней с какой-то отвратительной гадостью, собственноручно состряпанной, ну той, съедобной…

— Несъедобной! Но не сразу. Нельзя навалиться всем скопом, баба не выдержит, и это может плохо для нас кончиться.

— Эй, девушки! — вмешался в их разговор Карпинский. — Я о крышке люка. Осмотрел я её, похоже, там не в порядке петли, на которых держится крышка, но, возможно, и что-то ещё. Я не понял. Скажите, раньше я в таких вещах разбирался? Потому как вот думаю, думаю, а ничего в голову не приходит, не знаю даже, какие инструменты мне понадобятся.

Кристина с Эльжбетой понимающе переглянулись.

— Ох, никогда ты в этом не разбирался, — вздохнула Кристина. — У тебя всегда обе руки были левые.

— Так что же будем делать?

— Боюсь, без Тадика не обойдёмся.

— Решено! Звони ему!

* * *

Дети пани Богуславы были весьма довольны прошедшим днём. Правда, Стасю пришлось пережить страшное мгновение, когда он обнаружил на виду спиннинг. Балбес, забыл спрятать, теперь мать ему задаст! Но вроде бы обошлось, похоже, мать не заметила.

Ошибался бедный малый. Соколиное око Богуси все замечало, только она до поры промолчала, лишь сжала узкие губы, поклявшись искоренить в зародыше пагубную страсть сына.

— Так ты думаешь, они снова придут? — допытывалась Агатка.

Разговор происходил у калитки. Брат с сестрой расставались, ибо каждый направлялся по своим делам.

— Кто их знает, — отозвался Стась и выволок за калитку старый и рваный огородный шланг. — А хорошо бы. Глядишь, ещё что клёвое принесут.

— Точно принесут, — заверила сестра. — Можешь не сомневаться. Сдаётся мне, подлизываются они к нам.

Стась уже потащил было шланг приятелю, но от удивления остановился.

— С чего ты взяла?

— Так мне кажется. Значит, должны прийти, когда матери дома не будет, а завтра она весь день дома, идёт в ночь.

— Тогда завтра не придут, — огорчился Стась.

— Не скажи, — рассуждала сообразительная сестричка. — Могут нам по дороге всучить.

— Как по дороге? — не понял брат.

— Не сечёшь? По дороге от калитки к дому.

— А… Эльжбета вроде соображает, может, и догадается. И снова будут такие номера откалывать?

Агатка покачала головой и с сожалением произнесла:

— Вряд ли. Не станут они каждый день цирк устраивать. Один раз перед матерью извинились — и хватит. Зачем им?

— А за что они сегодня извинялись? Направившаяся к подружке Агатка обернулась и пояснила:

— За портфель.

— Какой портфель?

— Ну тот, что отец принёс. Ты ведь тоже видел! Тяжеленный, сказал — с инструментами. Пан Хенрик твердил, что отец его принёс, а мать говорила — нет. И поссорились. А теперь пришли извиняться перед ней.

— Так отец принёс портфель или нет?

— Ясное дело, принёс. Сколько раз тебе повторять? Бестолочь же ты!

Стась постоял, пытаясь разобраться во всех этих сложностях, но ничего не вышло, и он, махнув рукой, опять ухватился за шланг.

— Не для моего ума дело. Принёс — не принёс, какая разница. Главное, жратву таскают — отпад! И Эльжбета сечёт, не прётся с ней сразу в кухню. Так я не против, чтобы снова из-за чего-нибудь поссорились, хоть из-за портфеля, хоть из-за багажного вагона.

И он поволок шланг в одну сторону, а Агата поплелась в противоположную

* * *

Тадеуш Сарницкий раз десять уже хватался за телефонную трубку, чтобы позвонить Эльжбете, да все не решался. При последней ветрече девушка произвела на него сильное впечатление, и это чувство день ото дня росло и крепло. Может, кому другому парень позвонил бы не задумываясь, но ведь Эльжбету знал ещё девчонкой, и вот эти-то воспоминания заставляли опускаться руки. Уж слишком по-хамски вёл он себя тогда, не желая играть с худущей девчонкой в очках, не только увиливал, но и обижал безответную дурнушку. Балбес он был, кретин и грубиян, да просто ненормальный. Теперь вот казнись. Прошло всего несколько лет — и какая девушка! Надо как-то восстановить давнее знакомство, вернее, познакомиться заново. Оба они стали взрослыми, сумеет ли он доказать, что лишь по малолетству да по глупости доводил её, что он ведь не скотина какая-нибудь безмозглая, а она небось именно таким его и запомнила. Как теперь докажешь, что он поумнел и даже чему-то в жизни научился? Разумеется, до неё ему далеко, но он будет стараться, чтобы хоть немного подтянуться, — вровень встать с таким чудом природы и думать нечего.

Решающий шаг по пути знакомства с Эльжбетой мешали сделать два обстоятельства. Ну, во-первых, как начать разговор. С того, что он не скотина безмозглая и будет работать над собой? Извиниться за прошлые неприятности, которые доставлял девочке, лишённой родительской опеки? Нет, глупо. Нужна какая-то причина, пусть хоть самый завалящий повод.

Другое обстоятельство коренилось в Боженке. Дочь его отчима-сантехника от первого брака достигла совершеннолетия, и в семье создалась такая атмосфера.., ну, словно союз младшего поколения подразумевался безоговорочно. Боженка явно считала Тадика своим женихом. До сих пор это парню особо не мешало жить, ведь он никогда всерьёз не воспринимал её намерения, а вот сейчас вдруг стало мешать. Нет, он неплохо относился к Боженке, считал её симпатичной девушкой. К тому же она была неглупой, аккуратной, очень хозяйственной. Но жениться на ней…

Вот теперь Тадеуш уже твёрдо знал — не хочет он в жены Боженку. Подсознательное отторжение таких планов вдруг стало ясным и осознанным, неприязнь к девушке вспыхнула в нем со страшной силой. Только сейчас он разглядел в Боженке черты, напоминающие ему пани Богуславу, а на такой он бы не женился за все сокровища мира. Пусть остаётся сестрёнкой, он станет по-прежнему к ней относиться, ведь сестра — совершенно другое дело, человек чувствует себя свободным, может заниматься чем хочет, может подбросить ей бельишко для стирки, даже трусы и носки, может не отвечать на глупые вопросы, может попросить разогреть ужин, может хлопнуть дверью. И может пропускать мимо ушей вечные поучения и упрёки, а Боженка, хоть и совсем молодая, уже была порядочной ворчуньей.

И к тому же — вдруг сообразил Тадеуш — Боженка никогда не привлекала его как женщина. Он даже не заметил её недавней попытки залезть к нему в постель, просто не обратил тогда внимания и довольно невежливо вытолкал нахалку. А вот сейчас дошло. Не иначе как намеревалась закрепить свои права на него. Ну уж нет, такие номера не пройдут. Придётся принимать меры, но сделать это надо как-то деликатно, ведь ему жить с ней в одном доме. Не хочется обижать мать и отчима, очень порядочного человека. Резко порвать отношения, устроить скандал — значит покинуть дом матери, а он хотя и подумывает о собственном доме, но пока подумывает не конкретно, как-то в общих чертах. Все это ещё надо как следует обмозговать. И прежде чем звонить Эльжбете, необходимо как-то упорядочить свои личные дела, не чувствовать за собой никаких обязательств, в которых он ни сном ни духом…

Звонок Эльжбеты доставил ему неимоверную радость.

— Тут у меня проблема, — не очень уверенным голосом начала девушка. — И так получается, что ты вроде мог бы посодействовать, у тебя не найдётся минутки поговорить?

— Да сколько хочешь! Где и когда хочешь! Есть конкретное предложение?

Девушка уже заранее решила первый разговор провести на нейтральной территории. С глазу на глаз.

— Скажем, завтра, в кафе на Роздроже. Там есть где поставить машину. Тебе когда удобнее? Сразу после работы или попозже?

— Да как тебе угодно, мне без разницы. Чем скорее, тем лучше.

— Ну тогда в половине пятого. Идёт? Пока.

Несколько сбитый с толку деловым характером разговора и краткостью долгожданного общения с Эльжбетой, парень положил трубку и почувствовал, что не может повернуться. Оказалось, Боженка стояла за ним вплотную, пытаясь подслушать.

— Это кому же ты так охотно даёшь денежки? — ехидно поинтересовалась она.

— Деньги? Какие деньги? — не понял Тадеуш.

— г Я же не глухая. «Где хочешь, когда хочешь». А главное — «сколько хочешь». Неужели таким богатеньким заделался? Глядя на тебя, и не скажешь.

Осторожно взяв девушку за плечи, Тадик легонько отодвинул её от себя. И тут в нем заговорили вдруг гены его отца, Северина Хлюпа.

— Не иначе как ты спятила. Это кореш работу предложил. Левую.

— Какую работу?

— Ему подвернулся выгодный заказ по проверке инсталляций, нужен помощник, кое в чем не может разобраться. Да тебе-то что за дело? Все равно ведь ни бум-бум в этом.

— Не волнуйся, кое в чем разбираюсь. А сколько ты с этого поимеешь?

— Да тебе-то что, ещё раз спрашиваю?

— А то, чтобы не дал себя облапошить, лапши на уши навешать. «Помощник»! Небось все на тебя навалит, а отстегнёт с гулькин нос. Не знаешь ты жизни…

Учитывая, что Вожена была моложе Тадеуша на целых шесть лет, её поучения прямо-таки восхитили парня. И одновременно наглядно показали, что ожидало бы его в браке с ней. Он даже всполошенно подумал — а не поженились ли они уже, чего он как-то не заметил? Не находя слов, молча смотрел бедолага на самоуверенную молодую особу.

Такой реакцией девушка была вполне удовлетворена. Значит, её слова подействовали. Правильно учила её покойница мать, пусть ей земля пухом будет: мужчины что дети, умная женщина должна их держать в руках, никому, доченька, не верь, вокруг одни мошенники и мерзавцы, сама устраивай своё счастье любой ценой. Вот и Тадика, будущего мужа, надо заранее научить уму-разуму, раз своего бог не дал.

Боженка явно собиралась ещё порассуждать на практические темы, но Тадеуш, пожав плечами, невежливо отвернулся и ушёл. В окно девушка увидела, как отправился куда-то на этой своей развалюхе, доставшемся от отца автомобиле. Жаль, нет у неб тоже машины, непременно поехала бы за парнем, проверить, куда это намылился. Ах да, у неё же нет не только машины, но и прав.

И Вожена твёрдо решила в самое же ближайшее время получить водительские права. На всякий случай.

* * *

Когда Эльжбета приехала в кафе на улице Роздроже, Тадеуш уже её ждал. Нет, он не обманулся в тот раз — девушка была чудо как хороша. Густые тёмные волосы собраны на макушке, открывая нежную линию подбородка и шеи. А какая стройная фигура! Вон как ловко пробирается она между столиками.

Парень так засмотрелся, что позабыл опять сесть и остался стоять столбом.

— Ты что, торопишься? — встревожилась Эльжбета.

— Я? С чего ты взяла? А! — спохватился Тадик и поспешил сесть на место. — Я целиком и полностью в твоём распоряжении. До завтра. Завтра мне придётся идти на работу.

Какой-то неведомый доселе бальзам разлился по всем внутренностям Тадеуша, так хорошо ему ещё никогда не было. Девушка не могла не почувствовать, какое впечатление производит на молодого человека, и это её чрезвычайно обрадовало. Нет, в её намерения не входило охмурять парня, но если тот ею увлёкся, этот факт весьма облегчает задачу. Намного проще довериться человеку влюблённому и даже просить его об одолжении, чем разговаривать с человеком равнодушным, а может, даже настроенным к ней неприязненно.

— Видишь ли, — приступила Эльжбета к делу, — мне понадобится твоя помощь.

— Любая!..

— Да погоди. Сначала я должна тебе кое о чем рассказать. И чувствую себя очень неловко, потому что у меня нет никаких доказательств в подтверждение своих слов, так что ты или верь мне на слово, или вообще нам не о чем говорить.

— Я тебе поверю на слово, о чем бы ты мне ни сказала, — пылко воскликнул Тадик. — И не поверю тому, кто скажет, что ты собираешься мне пудрить мозги, даже если он принесёт справку с печатью. С чего бы тебе вдруг меня обманывать? Я ведь хорошо помню, какой ты была чертовски порядочной и правдивой девчонкой.

— Ох, не знаю, много ли у меня этого осталось, — вздохнула Эльжбета и заказала себе апельсиновый сок со льдом. — Ну да ладно, построим на доверии наши отношения, а тебе придётся запастись терпением, потому как дело дурацкое. Я должна выдать тебе кое-какие секреты…

— Если ты мне не…

— Заткнись. Если бы я тебе не доверяла, меня бы здесь не было.

Девушка задумалась — с чего начать. С денег или с Клепы? Пожалуй, для начала Клепа лучше.

— Начну, пожалуй, с нашей семейной тайны, постыдной можно сказать. Клепа, шурин моего отца, — да ты его видел, когда заходил к нам, — так вот, он жулик. Вечно все крадёт. Причём крадёт просто как вор, а может, он немного клептоман, потому мы между собой зовём его Клепой. И даже не особенно сердимся, а отец, не поверишь, прямо-таки любит этого ворюгу. А тот крадёт без зазрения совести. Как ни приедет, так обязательно что-нибудь свистнет. Уж мы стараемся убрать с его глаз все мало-мальски подходящее, но тот ухитряется все-таки стянуть. Охотнее всего ворует деньги.

— Так какого лешего вы пускаете его в дом? — удивился парень. — Я бы такого…

— Вот именно. Я уже сказала — отец почему-то питает к нему слабость, а к тому же отец у меня — человек мягкий, добрый. Он, видите ли, не хочет быть бестактным, да и как кому-то сказать в лицо, что тот наглый вор? Нет, такое не для отца. А после несчастного случая он и вовсе полюбил этого мерзавца, понятия не имею почему. Клепа же нахально и бессовестно пользуется таким отношением к себе. И с этого все у нас началось. Без Клепы у меня бы и просьбы к тебе не было.

— Надо же! — сочувственно заметил Тадеуш, чтобы хоть что-то сказать, а про себя подумал — пожалуй, он тоже станет испытывать симпатию к этому клептоману.

— Так уж получилось. Теперь перехожу к сути. Отец недавно провернул какое-то дело и заработал неплохие бабки. Сразу скажу, я понятия не имею, что за дело, да и никто этого не знает, а отец после катастрофы не помнит.

— А до?

— До катастрофы он ни мне, ни Кристине ни о чем не сказал. Знает лишь его напарник, вместе с которым они это дело проворачивали, да он сейчас в Голландии. Уже после несчастного случая с отцом позвонил нам. Так вышло, что сразу совпали три вещи: сообщник принёс отцу причитающуюся ему долю, на нашу голову свалился Клепа, а на следующий день все разъехались. То есть уезжали отец и Кристина, я же должна была ходить на лекции. Оставить в доме ворюгу с деньгами было совершенно немыслимо. Знаешь, у него просто нюх на деньги: где бы мы их ни спрятали — найдёт, подлец! Ну отец и увёз из дому портфель.., да, бабки были в большом старом портфеле, увёз его в безопасное место. Дал верному человеку спрятать на один день. Так сказать, на депозит положил. И как думаешь, кто же этот верный человек?

Тадик как-то ни секунды не сомневался.

— Мой старик, так?

— Именно! — выдохнула Эльжбета и отпила сока.

— Ага.., кое-что начинает проясняться. И дальше?

— А дальше сплошные катаклизмы. На обратном пути отец попадает в автокатастрофу. Выжил, но память потерял. Твой отец переживал по-страшному. В тот день, когда мой пришёл в себя, пан Северин был у него в больнице. Он очень хотел успокоить старого друга, и я собственными ушами слышала, как сказал отцу, что его вещи в полной сохранности. А потом вернулся домой и умер.

И девушка опять хлебнула соку. Пересохло в горле. Помолчали.

У Тадеуша голова шла кругом.

— Теперь начинаю понимать… А почему же отец сразу не отдал вам этот.., депозит?

— Видишь ли, мой отец просил твоего держать в тайне его просьбу, вот пан Северин и молчал, даже Кристине ничего не сказал. Скорее всего, эти деньги добыты не совсем законным путём, может, потому мой отец и хотел, чтобы все было шито-крыто. Хотя сам рассказал Кристине о них перед катастрофой. И ещё одно. У отца амнезия понемногу проходит, кое-что он вспоминает, так вот, он помнит, как передавал портфель с бабками твоему отцу. Вечером, накануне своей проклятой поездки. Они ещё сидели в вашем автомобиле на конечной остановке трамвая и обсуждали, где бы понадёжнее спрятать портфель. Твой отец собирался подержать его в своём доме день-другой.

Тадеуш понимающе кивал. Он догадывался, что последует теперь, но хотел услышать это от Эльжбеты.

— Катаклизмы продолжают нас преследовать, — продолжала девушка. — И теперь самым главным препятствием стала…

— Мегера!

— Вот именно. Мы были у неё.

— Напрасно, это ошибка…

— Ещё какая! Сначала она заявила, что никакого портфеля у неё нет, ни о чем знать не знает и ведать не ведает. Потом сменила курс: портфель принадлежал покойному мужу, теперь, значит, её собственность, а остальное её не касается. Наконец недвусмысленно дала нам понять, что мы намерены её ограбить. И указала на дверь. Причём не вызывало сомнения — как только мы уйдём, она тут же примется за поиски. И если найдёт… Понятно?

— Холера! — огорчился Тадеуш. — И на этом пока точка?

— Нет. Мы сделали следующий шаг. Явились к этой идиотке просить прощения. Дескать, напрасно морочили ей голову, портфельчик оказался спрятанным в другом месте и теперь нашёлся, а мы нижайше просим извинить нас, что доставили ей хлопоты, и принять наши скромные дары. Она немного подулась, но дары приняла и вроде бы нам поверила. Короче, добрые отношения восстановлены, а у нас в планах.., у нас в планах кража со взломом. В твоём доме. Вот почему…

Тадеуш перебил девушку, горячо воскликнув:

— Во-первых, это вовсе не мой дом, никогда таким не был и уж наверняка не будет. Ведь там двое несовершеннолетних детей, а я уже взрослый и не такая свинья, чтобы судиться с ними из-за куска отцовского наследия. Во-вторых, вдову моего несчастного отца я столь горячо люблю, что при одном упоминании о ней у меня все внутри переворачивается. Ну и наконец, третье.., впрочем, довольно и первых двух причин. Так что сразу говорю — можете на меня рассчитывать.

— И ты не станешь думать, что бизнес делал твой отец, а мой лишь намерен воспользоваться его плодами и облапошить тебя?

Окинув девушку осуждающим взглядом, в котором, однако, не удалось скрыть восторга, молодой человек заявил:

— Просто слов нет. Я имею в виду слова приличные, потому как другие сами на язык лезут. Чокнутой ты не выглядишь, вроде соображаешь, так чего тут разводишь…

— Не привыкла на чужом горбу выезжать, но в данном случае своими силами нам не обойтись. А вопрос задала глупый, не обижайся и забудь.

— Уже забыл. Так давай насчёт взлома. В общих чертах я понял…

— ..а я сообщу подробности. Ведь мы предприняли попытку. Ну, не взлома, так кражи. И вышло у нас.., шиш с маслом.

Тадик выслушал подробное описание примирительного визита и препятствий в реализации планов Карпинских, которые создали его брат с сестрицей. И смеяться хотелось, и злость брала. Судьба потрёпанного портфеля вдруг стала его кровным делом, будто отец попросил его завершить то, за что сам взялся.

— Если я правильно понял, вы не знаете, где отец припрятал ваш саквояж? — уточнил он.

— Понятия не имеем, — вздохнула Эльжбета. — И как мне кажется, украсть портфель будет не так трудно, как найти его. В этом наша главная задача. Дом твоего отца большой, каморок там, клетушек, чуланчиков и прочих укромных мест до черта. Пан Северин мог сунуть деньги куда угодно, а как все обшарить? Нам представляется, что здесь две возможности. Первая — путём дедукции, тут на тебя вся надежда, может, что придёт в голову? Дом-то ты знаешь получше нас.

Тадеуш тоже вздохнул и покачал головой.

— Знать-то знаю, да последние годы я там мало бывал. Кое-что подзабыл, кое-что могло измениться. Твёрдо уверен лишь в том, что отец жене слова не сказал, многое он скрывал от этой тыквы, хотя и сидел у неё под каблуком. Ума не приложу… Наверняка там, куда мегера не заглядывает вообще или очень редко. Вот как ты считаешь, где?

Девушка не задумываясь ответила:

— В труднодоступных местах. Скажем, на антресолях, куда залезешь только со стремянкой, в каморке под лестницей, куда надо вползать на четвереньках, и тому подобное. Мегера в принципе чистюля, дом содержит в порядке, значит, делает регулярно уборку, но ведь есть места, куда она заглядывает раз в год, по большим праздникам. То есть накануне больших праздников, при генеральной уборке.

— Я бы порасспрашивал Агатку, — вслух рассуждал Тадик. — Или лучше Стася?

— Лучше Стася, и тебе сподручнее.

— Замётано. А вторая возможность?

— Самая что ни на есть практичная. Методично обшаривать весь дом, все укромные уголки, один за другим.

— На это нужно время, — предостерёг парень.

— Если бы только! Пока я не вижу никакой возможности даже приступить к поискам. Вот тебе…

— Постой! А она не собирается в отпуск? Летом детей тоже обычно куда-то отправляют из города, скажем в деревню. И тогда главное препятствие отпадёт.

— Не думаю, во всяком случае, ничто не говорит о её намерениях уехать в отпуск. Наоборот, многое говорит о том, что она с места не двинется, не оставит пустым дом. Не спрашивай, почему я так считаю, просто у меня сложилось такое убеждение. И тогда вообще все пропало. И тут ты…

— Ну, не совсем все, — рассеянно заметил парень, о чем-то размышляя. — Кажется, я кое-что придумал. Ага, ты начала говорить…

— Да, я говорю — очень рассчитываю на твою помощь. Во всем. Если бы ты согласился…

И девушка бросила на Тадика взгляд, от которого все в нем расцвело. Ради девушки, которая так на него смотрит, он готов на костёр взойти, Даже если бы речь не шла о его отце и его незапятнанной репутации. Обыскать дом? Пустяки! Да хоть клетку с тиграми-людоедами обыскать, он не колеблясь сделает это. С радостью! При мысли о тиграх Тадеуш стиснул зубы и грозно нахмурился.

С беспокойством наблюдавшая за ним Эльжбета вдруг подумала — а у парня есть характер.

И он очень хорош собой. Странно, только сейчас заметила.

А парень с характером коротко поинтересовался:

— У тебя что, привычка такая, без конца спрашивать, согласен ли я? Кажется, ты уже знаешь ответ.

— Да нет, нету у меня такой привычки, — стала оправдываться девушка. — Просто не хотелось бы взваливать на тебя…

— Тогда хватит об этом. А польза от меня будет наверняка. Есть конкретные предложения?

— Не совсем конкретные, но кое-что…

— Валяй.

— Для начала поговорить с детьми. Или нет, для начала надо как-то утрясти отношения с мегерой.

— В каком смысле?

— Кристина считает — она боится с твоей стороны поползновений на наследство отца. Если ей придётся отстегнуть тебе кусок — помрёт. Так вот, если не намереваешься претендовать, надо ей сказать об этом чётко и ясно. Пусть уймётся.

— А я намереваюсь, — холодно заявил Тадеуш, снова нахмурившись. — Хотя и не так, как опасается она. На все сто уверен — эта сволочь собирается выбросить на помойку оставшиеся после отца вещи, и Стась мне говорил. Пока ещё руки до генеральной уборки не дошли, ждёт, пусть пройдёт положенное время, а потом уж все вышвырнет. Мегера ненавидела отцовские увлечения, а мне дороги все эти ненужные ей вещи, и я не намерен их по помойкам собирать. Знаешь, кажется, у меня такое же хобби, как у отца.., только ей об этом говорить не собираюсь.

— А мне?

— Конечно! — расцвёл Тадик. — Рыбалка. Мегера о рыбалке просто слышать не могла, и теперь у неё руки чешутся все снасти повыбрасывать, а я со Стасем поделюсь, он тоже любит рыбку поудить. Кроме того, я бы хотел взять отцовские словари и старые географические атласы. Он их всю жизнь собирал, а сейчас они никому не нужны. И эта.., как бы поаккуратнее выразиться.., эта старая…

— ..плесень, клюшка, перечница, — услужливо подсказала девушка.

— Подходит. Так вот, она не то что карты прочесть не может, вообще не понимает, к чему они, а к иностранным языкам относится с презрением. И потом, у отца сохранились коллекции, от деда ещё, всякие там пуговицы от мундиров, старинные польские эполеты, эмблемы… Отец все сберёг и сам всю жизнь пополнял. У меня в серёдке все аж переворачивается, как подумаю, что эта старая грымза… Вот как ты думаешь, что она с этим сделает?

Эльжбетка не сомневалась:

— Да вышвырнет! Сгребёт в кучу и выбросит в мусорный ящик.

— Именно. А я не хочу! Не позволю! Все время думаю — как мне это забрать.

— А больше тебе ничего не хочется забрать?

— Да, пожалуй, больше ничего. Ну, может, ещё пару мелочей того же рода. Я и собирался ей об этом сказать, так она мне и рта не дала раскрыть. Ну я со злости и забрал отцовскую тачку. Теперь удивляюсь, чего это она её назад не требует.

— Возможно, предпочитает не затрагивать тему, боится, как бы ты не стал свои права качать.

Тут разговор свернул на пани Богуславу. Оба собеседника не выносили эту особу, да уж очень многое сейчас зависело от её настроений и намерений. Отведя душу, вернулись наконец к главному.

— Я уверена, — сказала Эльжбета, — если ты из отцовских вещей попросишь лишь мелочи, которые в её глазах гроша ломаного не стоят, она заключит с тобой перемирие. А потом, глядишь, и мир.

— И тогда я получу возможность пойти дальше! — подхватил Тадеуш. — Предложу ей помощь какую-нибудь, всякий там ремонт. Бесплатно. Наверняка что-нибудь потребуется.

— Ещё как потребуется! — подтвердила Эльжбета. — Починить люк на чердак.

— Как ты сказала?

— Да я до этого ещё не успела дойти. Когда мы были у неё в последний раз, ну когда пошли извиняться, так она попросила отца починить крышку люка на чердак, который плохо закрывается или совсем не закрывается, мы с отцом так и не поняли. Видишь ли, ни я, ни отец в этом не разбираемся, но отец побоялся ей в этом признаться. Как-то глупо получилось, ведь только что умолял простить и клялся сделать для неё все, чего она ни пожелает. И потом, уже дома, нам пришло в голову, что, может, ты сумеешь…

— Починить крышку люка? Не смеши меня. Раз плюнуть.

— Слава богу! — обрадовалась девушка. — Я ведь не знала, разбираешься ли ты в этом. Ох, какой ты молодец! Однако это ещё не все. Тебе придётся вместе с нами ходить к ней в гости, чтобы твои братишка с сестрёнкой не смогли за всеми нами уследить. К тому же ты, в конце концов, имеешь право отбирать отцовские коллекции, книги и вообще всякие мелочи, так что тебе легче пошарить в укромных местах. Там, смотришь, и Стась ещё поможет.

— Со Стасем я всегда договорюсь, — заверил Тадик.

— А что касается Агатки.., придётся взять её на себя. Не можем же мы кооптировать Клепу.

— Это того, который крадёт?

— Ну да. Хотя знаешь, у меня насчёт нашего жулика возникли подозрения. Представь, кажется, он влюбился.

— В Агатку?!

— Да нет, в эту заразу, её мать. Парень ушам своим не поверил.

— Это ты придумала или у меня что со слухом? Влюбиться в такую…

— Со слухом у тебя порядок, и я не придумываю. И ведь.., ты уж извини, но твой отец взял же её в жены!

— Тогда она была моложе, не такая толстая и вообще строила из себя ангела. Я молокососом ещё был, но помню.

— Должно быть, у нашего Клепы со вкусом не все в порядке, но при виде мегеры он так и офонарел, словно пыльным мешком прибитый, да и потом… Глаз с неё не сводит и во что бы то ни стало норовит к ней в дом попасть. Так что мы рисковать не можем.

— В каком смысле?

— Если он втюрился, так примет её сторону, и тогда на портфеле придётся поставить крест.

— Ага, потому ты предпочла меня? Эльжбета выразительно покрутила пальцем у виска и пожала плечами, но решила не обижаться. Нечего перед собой притворяться, она прекрасно понимала, что творится в душе парня.

— Да! — твёрдо заявила она. — Мы предпочли тебя. Но не по этой причине. Видишь ли, с самого начала мы почувствовали в тебе.., ну, если не друга, так союзника. И прекрасно знаем, что мегера считает тебя своим личным врагом. И ещё такая малость. Наш портфель находится в доме твоего отца. Мы собираемся его украсть. Не очень похвальное намерение, согласись. И нам было бы морально легче, если бы ты, сын пана Северина, отдал его нам. Доходит? Так что нечего сравнивать себя с Клепой.

— А ты не боялась, что я мог бы забрать портфель себе? Как-никак наследник…

— Тогда я бы удивилась так, как мне ещё не приходилось в жизни удивляться.

Помолчали, глядя друг другу в глаза. Первым сокрушённо заговорил Тадеуш:

— Ты уж извини, не знаю, с чего эти глупости у меня вырвались. Постарайся о них забыть.

— Думаешь, мне не о чем помнить, как только о твоих глупостях?

— Так, говоришь, ваш жулик угорел? Нашёл в кого втюриться.

— О вкусах не спорят. Куда подевалась официантка? Мне бы ещё соку, в горле пересохло.

Тадик заказал сок, причём с такой миной, словно заказывал бутылку шампанского, в то же время лихорадочно раздумывая, что бы такое сказать, чтобы девушка поскорей забыла о его идиотской выходке с Клепой. И сообразил — лучше всего перейти к конкретике, хватит разговоров.

— Я все понял. Когда приступаем? — задал он деловой вопрос.

— Да как можно скорее, нечего откладывать, — с облегчением ответила девушка, опасаясь, что Тадеуш все-таки обиделся. — Дорог каждый день. И мы считаем, что пока лучше всего приходить во время отсутствия мегеры и ожидать её возвращения с работы. Разумеется, ожидать — не значит сидеть сложа руки.

— А ты знаешь, когда она бывает на работе?

— Ещё бы! У меня имеется график её дежурств, специально узнавала в больнице. Будем делать вид — так заботимся о её доме, что руки чешутся, трудовой энтузиазм заставляет нас являться раньше времени.

— Вот мы и заявляемся, и ждём её. А потом хватаемся за люк.

— Если бы только люк! Там ещё шкаф. Знаешь, тот, что внизу, в прихожей, дверь из него вылетает.

— Что ж, и за шкаф возьмёмся. А у тебя не будет проблем с лекциями?

— Справлюсь. А у тебя с работой?

— В принципе я могу по своему желанию планировать. И инструмент принесу. Хотя нет, у отца был свой, лучше его поискать. Хороший предлог пошарить.

Девушка одобрительно кивнула.

— А я ещё и потому тороплю, что с первого отец выходит на работу, вот у него могут быть трудности. Ему не хочется переходить на инвалидность, значит, придётся поначалу вкалывать как каторжному. У нас на него только надежда. Знаешь, сколько было расходов с болезнью отца! А ещё, хоть и получили страховку за старую машину, пришлось порядочно добавить, когда покупали новую, так что нам сейчас туго приходится. Хорошо бы найти портфельчик…

— Усёк! — закончил разговор Тадеуш. — Давай график дежурств, сразу и назначим день…

* * *

Стоя перед массивным шкафом в прихожей, пани Богуслава недовольно рассматривала его тяжёлую резную дверцу. Очень опасную. Дверь шкафа имела нехорошую привычку вываливаться в самые неподходящие моменты, даже когда к ней и не прикасались. А уж прикасаться хозяйка избегала, ибо вредная дверь уже несколько раз сваливалась ей на голову. Северин как-то исхитрялся открывать шкаф, а у неё не получалось. Вот почему Богуся старалась заглядывать туда только в случае крайней необходимости и уже очень давно не делала этого. Наморщив лоб, хозяйка старалась вспомнить, что же она хранит в этом монстре.

Не нравилось ей это. Все не нравилось. И проклятая дверь шкафа, и не закрывающийся толком чердачный люк, и чуланчик на самом верху лестницы. Там, наоборот, дверцу заклинило насмерть, в результате чего чуланчик тоже стал недоступен хозяйке. Это уже ни в какие ворота не лезет, когда в шкаф не заглянешь, в чулан не войдёшь, на чердак не залезешь.

Правда, Северин по её просьбе всегда открывал и закрывал двери, ну да что толку, починить надо было, вместо того чтобы оказывать услуги посторонним людям. Мастерить он умел, этого у него не отнимешь, да какое значение имеют его способности, если помер, а ничего не сделал? Времени не находилось для дома, для семьи. А для дружка своего поганого Хенрика находилось, в больницу к нему ездил, у постели просиживал! А потом взял да умер ей назло! И кто знает, может, в одном из недоступных ей укромных уголков до сих пор хранится портфельчик.., хотя нет, портфельчик эти паршивцы отыскали. Вот всегда так, бедному вечно ветер в лицо, а богатому даже черт колыбель качает. Карпинские эти.., отыскали свой портфель с кучей денег, а зачем им деньги? Она же тут, как сирота какая, без мужниной помощи, одна с детьми.

Ну да бог с ним, с портфелем, но ведь муженёк её покойный, негодяй этот, и что другое способен был от неё припрятать, уж она знает его подлую натуру. Недаром часто звонил ему подозрительный пан Яцек, какими-то делишками занимались втайне от неё. Правда, Северин утверждал, будто никакой прибыли от шашней с этим Яцеком не имеет, да только она не дура, чтобы этому поверить. Наверняка что-то получал, а от неё скрывал. Хотя её, Богусю, любил, тут никаких претензий к нему, разве что и любовь его была какая-то.., не такая, как бы ей хотелось, уж слишком растолстел, подлец, а она-то старалась, всякие вкусности ему готовила.

Тут мысли пани Хлюповой перескочили с мебели на кулинарное искусство. Что правда, то правда, готовить она умеет, вот взять хотя бы котлеты из рыбного фарша, что сегодня нажарила. Пальчики оближешь, а стоят гроши. К котлеткам картофельные крикетики да огурчики малосольные, аккурат заквасились до нужной кондиции. Какая жалость, что никто, кроме детей, не отведает её кулинарного шедевра. Хотя оно и лучше, а то гости придут, сожрут — и снова топчись у плиты, а так, глядишь, дня на три хватит. Другое дело, если бы ей платили, да только где взять людей, которые за хорошую плату поручат ей устраивать приёмы? Чем такие глупости плести, лучше бы нашли хорошее местечко, а уж она, извините, сама искать не намерена. Ещё чего! Не дождутся. Эх! Открыть бы собственный ресторанчик, да на пустом месте и думать нечего, тут деньги нужны.

От раздражения котлетки и крикетики выскочили из головы, перед глазами опять ненавистная дубовая дверь. Ну что ей, несчастной, делать?

Возможно, раздражение вылилось бы в непродуманные действия и закончилось бы все очередной травмой, но в этот момент задребезжал звонок у калитки. Поглядев в узкое оконце, хозяйка поморщилась. Опять эти Карпинские, надоели. Хотя Хенрик обещался починить люк, так давно пора. О, а зачем они притащили с собой этого мерзавца Тадеуша? Ну, она им сейчас покажет!

Насупившись, с трудом удерживаясь от резких слов, хозяйка сама впустила нахальных гостей, дети куда-то разбежались, вечно их нет, когда нужны. Ага, вот и своего шурина привели, ну хоть этот мужчина приличный, от него она слова неприятного не слышала, умеет себя вести и к ней с почтением. Нет, против шурина она ничего не имеет, а вот Тадеуш нужен тут как прошлогодний снег.

— Да уж заходите, заходите, раз пришли, — ворчливо приветствовала хозяйка гостей. — А ты, Эльжбетка, что застряла в калитке? Первый раз, что ли, в этом доме?

Девушка и в самом деле помедлила, перед тем как войти во двор, оглядываясь в поисках детей. Она так надеялась пообщаться с ними, закрепить знакомство с помощью вновь принесённых лакомств, но раз их нет… Может, кое-что удастся для них припрятать от мамочки.

— Я ничего, пани Богуся, как тут у вас хорошо…

Очередной визит к пани Хлюповой организовался экспромтом, достаточно неожиданно для Карпинских.

Из кафе на Роздроже Тадеуш подвёз Эльжбету на машине, и у дома девушка увидела машину Клепы.

— Рука судьбы! — вскричала девушка. — Гляди, жулик заявился, наверняка ногами сучит, так ему не терпится в гости к ненаглядной. Слушай! Нельзя упускать такой случай, поехали, а? Она как раз дома, ничего, один раз при ней заявимся, а ты заведёшь речь о наследстве.

Тадеуш не возражал.

— Поехали, чем больше нас, тем лучше. Грузи семейство и едем.

— Нужно что-нибудь купить, с пустыми руками к ним не пойдёшь.

Клепа приехал всего час назад и рвался к Богусе. Кристина пыталась, сдержать его порывы, Карпинский принял сторону жены и изо всех сил заговаривал зубы шурину, а тот знай твердит — намерен немедленно мчаться к этой чудной женщине, тем более что прихватил запасные брюки и пребывает во всеоружии. Неизвестно, чем бы кончилось дело, не подоспей Эльжбета. Проблему решили за пять минут. Едут все, пока, правда, ещё без Кристины. Клепу такое решение не очень устраивало, но он подчинился превосходящим силам. Поехали на машине жулика, Тадеуш для начала оставил свою у Карпинских, все-таки лишний раздражитель для мегеры.

Впустили их сразу. Эльжбета поспешила войти в дом, а Клепа кинулся целовать ручки.

— Располагайтесь, — с трудом высекла из себя искры гостеприимства хозяйка, — сейчас угощу вас котлетками. В прошлый раз Эльжуне очень понравились мои вареники, уж она их ела, ела, посмотрим, как на этот раз. Да садитесь же!

Клепа протянул хозяйке бутылку вина, Эльжбета — мороженое. И предложила свою помощь. Пани Богуслава отказалась — она умела быстро и со вкусом накрыть стол без посторонней помощи. Котлеты были ещё горячими, даже шкворчали на сковороде. Тадеуша хозяйка не замечала, но тарелку и приборы перед ним тоже поставила.

И тут парень проявил чудеса дипломатии. Пока Клепа собирался с духом, готовясь провозгласить тост, Тадик встал и, перекрикивая общий шум, громогласно потребовал внимания.

— Разрешите, пани Богуслава, — начал он и немного умерил громкость, слишком уж мощно прозвучали первые слова. — Я тут специально пришёл в таком большом обществе, чтобы при свидетелях сделать официальное заявление.

Вдова замерла с бокалом в руке, её лицо стало наливаться багровым румянцем, рука задрожала от гнева. Она открыла уже рот, но парень опередил её, вдохновенно заявив:

— Чтобы не было никаких сомнений. Вот я и решил сказать честно и открыто. При свидетелях. Мой отец умер, это был его дом, в нем остались его жена и дети, так что я никаких претензий к наследству не имею. То есть того.., не претендую на наследство. Если пани Богуслава пожелает, готов данное заявление сделать в письменной форме. Но тут сидят.., раз, два, три.., три совершеннолетних свидетеля, пока ещё совсем трезвые. И я не претендую ни на часть дома, ни на какие деньги, и вообще ни на что! Машина отца пока у меня, так и её могу вернуть по первому требованию или продать и вернуть деньги, хотя предупреждаю — денег дадут всего ничего, не машина, а металлолом, я проверил…

Насчёт этого пани Богуслава как раз не сомневалась, сама считала мужнину машину кучей ржавого железа, так что гнев её наполовину улёгся. А Тадеуш продолжал:

— У меня лишь одно желание. Хотелось бы на память об отце взять семейные реликвии. Принадлежавшие ему и деду. Коллекции всякие, рыболовные принадлежности и прочие мелочи, которые пани все равно выбросит, потому что они ничего не стоят, а для меня дороги как память. Скажем, пуговицы…

— Что? — вырвалось у жулика, который слушал с открытым ртом неожиданную речь парня.

— Пуговицы! — охотно повторил Тадеуш. — Ещё дед собирал, а отец продолжил. В основном металлические. Ещё старые словари. Старые атласы. Очень прошу вас, пани Богуслава, не выбрасывать эти вещи, а отдать мне, ведь должно же у сына что-то остаться на память об отце. И ещё одно. Знаю, вы даже вспоминать об этом не любите, рискую вызвать ваш гнев на свою голову, ну да все равно скажу. Удочки. Хочу взять принадлежавшие моему отцу удочки. И больше ничего. Я уже человек взрослый, сумею заработать на жизнь, а дом и все в нем должно остаться жене и малолетним детям. Вот и решил раз и навсегда поставить вопрос ребром. То есть того… Ну да. Чтобы пани не считала меня врагом или какой пиявкой. Ага, вот что ещё. Считаю своим долгом помочь пани привести в порядок то, чего не успел сделать отец. Ну, скажем, навесить дверь шкафа в прихожей или ещё что. Присутствующих прошу быть свидетелями моих слов. Предлагаю тост за здоровье хозяйки и её деток!

В молчании выслушала пани Богуслава пламенную речь молодого человека. Помимо своей воли бросила взгляд на «пока ещё совсем трезвых» свидетелей — все ли слушают с должным вниманием? И не знала, верить — не верить. Вроде бы уши её не обманывают, но чтобы кто-то добровольно отказался от своей законной доли имущества… Хотя что с этого кретина взять? Весь в папочку, такой же растяпа. А она дурой будет, если не воспользуется. Выходит — в её интересах помириться с пасынком.

Опять обвела взглядом молчащих гостей. Вино выпили, теперь на неё уставились. Раньше с Тадеуша глаз не сводили, теперь вот с неё. Должно быть, надо ей что-то сказать. Минутку, что он такое о двери шкафа говорил? При свидетелях. Проше бардзо, пусть забирает барахло, которым Северин весь дом захламил, и ещё ту пакость, всю эту рыбацкую мерзость, баночки идиотские, коробочки и прочие ёмкости с крючками или чем там ещё. Она только рада будет, ей даже прикасаться к этому свинству противно. А вот относительно ремонта…

И заявила с присущим ей тактом:

— Надеюсь, все слышали? И если Тадик мне кое-что в доме отремонтирует, так пусть и машину себе оставляет, я о ней и слышать не желаю, взял без спросу, так пусть и держит. А все эти мелочи на память.., да пусть забирает, мне не жалко, вместе посмотрим, и пусть берет. Да, удочки… Тут со Стасем поговорить надо, поделятся, надеюсь. А когда за дверь от шкафа примешься?

Тадеуш оказался на высоте.

— Когда пани пожелает. Да хоть и сегодня же. Пан Хенрик мне о ней тоже сказал. У отца, помнится, был нужный инструмент, если найдём — я вот хоть и сейчас примусь.

— Ну, не совсем сейчас, — возразила хозяйка, — сейчас вы котлеток моих отведаете. Интересно, что скажет Эльжуня.

Услышав своё имя, девушка вздрогнула и отвела восхищённый взгляд от парня. Надо же, как он гениально взялся за дело! Как тонко все провернул! Теперь можно ненавязчиво приступить к просмотру кое-каких укромных местечек в доме, разыскивая необходимый инструмент. А котлеты.., да она готова расхвалить что угодно!

Ответить ей помешал шурин, который наконец прорвался:

— При чем тут Эльжуня, истинную оценку еде способны дать только мужчины! О, да ,это же райское наслаждение! Где найти слова, достойные вашего шедевра? О.., язык проглотишь! Нет, послушайте, мне ещё никогда не приходилось есть такие потрясающие котлеты. Хотя — какие это котлеты? Изумительно, потрясающе! Песня, поэма! Какой у вас талант! Разрешите поцеловать эти ручки.., уммм.., слов нет!

— Ив самом деле, отличные котлеты! — поддержал бывшего родственника Карпинский, неуверенно потянувшись за добавкой. — Даже не знаю, что вкуснее — они или те вареники?

Похвалы мужчин пани Богуся пропустила мимо ушей, машинально протянув руку для целования. А сама не спускала глаз с Эльжбеты, ожидая её просвещённого мнения.

Эльжбета не торопясь съела кусочек котлетки, тщательно прожевав. Съела второй. И глянула в глаза хозяйке. Притворяться не было необходимости. Котлеты просто таяли во рту.

— Невероятно! Как вы их делаете? Понятно, котлеты рыбные, это я различаю, но мне приходилось в жизни неоднократно есть рыбные котлеты, так никакого сравнения. И крокеты. Поначалу просто трудно поверить, что они из простой картошки.

— Кто сказал «картошка»? — оторвался от тарелки Хенрик Карпинский. — Где здесь картошка?

— Да крокеты, они ведь картофельные. Ты что, папочка, не понял?

— Нет, конечно. Может, дело в моей дефективной памяти, но ведь я в последнее время часто ел картошку, так ничего общего.

За столом поднялся галдёж, все без исключения гости принялись горячо обсуждать блюдо, превознося кулинарные таланты хозяйки. Вряд ли той приходилось когда выслушивать сразу столько комплиментов. Они бальзамом залили её сердце.

— К тому же дёшево! — вырвалось у неё.

— А что я говорила! — вскричала Эльжбета. — Если вы, пани Богуслава, не увеличите масштабов своей кулинарной деятельности, человечество вам не простит!

В хозяйке пробудилось природное ехидство.

— Вот интересно, ведь ты, Эльжуня, с детства знаешь мою стряпню, а только теперь как следует распробовала.

— Так что взять с несмышлёной девчонки! Теперь я повзрослела и, надеюсь, поумнела. Да и в детстве всегда с удовольствием уплетала все, что на стол ставилось, только вот выразить своё впечатление не умела.

Проглотив последнюю котлету, Клепа словно проснулся, уловив, о чем говорят за столом.

— Эля, ты упомянула о масштабах? Слушайте, прекрасная идея! Мне и самому не раз приходило в голову. А вы бы согласились, пани Богуслава?

И разговор пошёл о том, что пора Хлюпихе выплывать на широкие кулинарные воды, жаль такой талант зарывать в землю. Клепе передали прежние рассуждения на эту тему, и он тоже горячо поддержал идею сделать из милой хозяйки шеф-повариху столичного ресторана. За общим шумом возвращение детей прошло незаметно, одна Эльжбета обратила внимание на них. Улизнув потихоньку из-за стола, она в коридоре перехватила молодое поколение, затащила его в кухню, где и вручила припрятанные до поры шоколадные батончики, проинформировав и о мороженом, к сожалению уже спрятанном Богусей в морозилку. Дети не только с восторгом приняли сообщение гостьи, но даже успели выразить свою признательность.

Девушка вернулась на место за столом и застала конец Клепиной речи:

— Итак, решено. И я лично берусь все устроить. У меня такие связи, столько знакомых, как среди состоятельных личностей, так и среди целых фирм! Правда, действовать надо в Варшаве, не в провинции же, так я на какое-то время ради вас, пани Богуслава, готов переехать сюда из своего Щецина. Правда, с жильём определённые трудности…

Видя, что растроганная Хлюпиха уже открывает рот, чтобы предложить благодетелю кров, Эльжбета поспешила вмешаться:

— Какие трудности? Ведь всю дорогу у нас живёшь, когда в Варшаву приезжаешь. Живи, пожалуйста, ты нам не мешаешь. А если и в самом деле организуешь для пани Богуславы выгодные заказы, глядишь, и мы будем с этого что-то иметь. Может, на какой приём пригласят, поедим в своё удовольствие.

Карпинский поддержал дочь.

— Ты знаешь, я рад каждому твоему приезду, — искренне сказал он. — Живи на здоровье. И мне тоже страсть как хочется получить приглашение на один из приёмов. Учти, специально прослежу за этим! А если бы Богуся решилась возглавить какой ресторан, так я бы каждый день ходил туда обедать.

Слышала бы это бедная Кристина! К счастью, не слышала. Зато за идею ухватился шурин.

— О, ресторан! Так это ещё лучше! Если к тому же найдётся порядочный человек, который возьмёт на себя все хлопоты…

Дальнейших рассуждений «порядочного человека» Эльжбета не слушала. Переглянулась с Тадеушем, и тот, послушно покинув застолье, отправился искать инструменты отца. К сожалению, сразу же наткнулся на бдительную Агатку, так что искал честно и нашёл в помещении, представлявшем собой нечто среднее между кладовкой и складом ненужных вещей. Стоявшая у брата за спиной Агатка информировала, что куртки, зонтики, лыжные ботинки, коньки и старая обувь сложены здесь с незапамятных времён. А шкафчик из некрашеного дерева отец сделал недавно, года два назад, специально для своих инструментов. До тех пор они в беспорядке валялись по всему дому, вот он и собрал их в одно место. Мать сюда никогда не заглядывает, инструменты ей ни к чему, да и все остальное барахло тоже без надобности. Ну, может, раз в год и заглянет. Зато вот в шкаф, который в отцовском кабинете, уж точно никогда! Ведь там его рыболовные снасти, а их она терпеть не может.

Тадеуш тщательно осмотрел шкафчик с инструментами. Не потому, что инструменты не подходили, а чтобы убедиться — постороннего портфеля в нем нет. Чёрного, с оторванной ручкой. Впрочем, никакого другого тоже.

В этот вечер хозяйка распрощалась со своими гостями тепло, как никогда раньше.

* * *

— Никак вы совсем спятили? — обрушилась Кристина на Хенрика и Эльжбету, когда они остались одни. — Сами пригласили Клепу почаще приезжать к нам! Ну уж нет, в таком случае уеду я!

Эльжбета в ответ съехидничала:

— А ты бы предпочла, чтобы он поселился в доме Хлюпа и первым делом нашёл там наш портфель?

— Ты так уверена, что Хлюпиха его пригласила бы? — вопросом на вопрос ответила Кристина.

— Да она уже рот открыла! А наш жулик непременно ухватился бы за такую возможность. Зубами и когтями! Да и вообще собирался там остаться, мы его силой выволокли. Хорошо, Тадеуш напомнил — иначе пешком пойдёт, мы уезжаем.

— Неужели до того дошло дело! — ужаснулась Кристина.

Хенрик сделал попытку её хоть немного утешить:

— Во всяком случае, благодаря Тадеушу мы знаем, в каких кладовках нашего портфеля нет. Золото, а не парень! Опять же договорились, что завтра пораньше придём, чтобы начать работы…

— С Клепой?

— Да нет же, без него. Он ни о чем не знает. Уверен, его привлекает сама Хлюпова, а не её имущество, так что попусту не нервничай. Ремонтом шурин заниматься не будет. Боюсь, в этом отношении вся тяжесть ляжет на Тадика, я сколько ни стараюсь, никак не могу припомнить в себе способностей к столярным работам. Придётся парню все взять на себя.

— А винтик ему подать ты в состоянии? Молоток подержать?

— Винтик? А, знаю. В состоянии.

— Ну так и ты подключайся. Вместе должны работать, понятно? О боже, когда уж я тоже смогу вам помочь? — вздохнула Кристина — Придётся, видно, браться за изготовление какой-нибудь дряни. Элька, давай подумаем, что бы это могло быть. Цыплёнок, запечённый непотрошенным? И даже в перьях? Девушка возразила:

— Ну, это уж слишком, в такие твои кулинарные таланты даже мегера не поверит. А вот слышала я, существует какой-то совсем несъедобный суп, провансальский кажется. Сплошь оливковое масло, а в нем вермишелька плавает.

— Сомневаюсь, раз провансальский, должны быть и какие-то приправы. Наверное, ещё и помидоры, травка…

— Приправ самая малость, к тому же не те, что положены к супу. Помидоры.., ну пусть будут помидоры. Не соли. И подбрось ещё самой отвратительной рыбки.., о, например, линя, болотом воняет. Или перемороженного хека, знаешь, который в руках рассыпается. Рыбий жир какие хочешь приправы перебьёт.

Кристина внесла творческое предложение:

— Так, может, тогда вообще сделать супчик на рыбьем жире вместо оливкового масла? Любого наизнанку вывернет, — задумчиво произнесла она. — Я как-то готовила пиццу, по рецепту, а как же, в ней полагались то ли сардины, то ли шпроты, не помню уж. Получилась редкостная гадость, сразу отправила целиком в мусорное ведро. Ещё пожалела, что кабанчика нет под рукой.

— Что-то я не помню такого, — усомнилась Эльжбета.

— Так это я в ранней молодости экспериментировала. Вас тогда ещё не знала. Значит, говоришь, провансальский супчик?

На Эльжбету снизошло вдохновение.

— Или баранину! Чтобы баран сам помер от старости. Главное, чеснока не пожалеть, чтобы даже самый закаменелый болгарин не выдержал. А, вот ещё! Хороша молочная каша, пригоревшая. Её тоже можно сдобрить.., прогорклым маслицем. И сахара от души. Ох, что-то мне нехорошо сделалось…

— Мне тоже, — поддержала её Кристина. — От одних твоих предложений можно угодить в больницу. Знаешь, вот если все эти роскошные блюда приготовить по отдельности, а потом перемешать все вместе… Погоди, я сейчас…

— Только лук не клади, — предостерегла Кристину девушка, когда та вернулась, немного передохнув. — Лук пахнет аппетитно. Разве что в молоке… Не знаю, способен ли кто-нибудь вынести сладкое молоко с луком…

— Перестань! — взмолилась опять побледневшая Кристина.

А Карпинский с тревогой поинтересовался:

— Мне придётся это есть? Дочь была безжалостна.

— Есть не есть, а попробовать ты просто обязан! Не одной же Кристине страдать. Ну ладно, хотя бы понюхать. Слушай, Крыха, давай сразу и приступим, чего откладывать?

И хотя в доме не нашлось рыбьего жира и сдохшего от старости барана, Кристине удалось смастерить нечто такое, что вонь разбудила даже щецинского гостя. Шурин-ворюга обычно вёл столь интенсивный образ жизни, что спать ему было некогда, вот он и использовал для сна даже минуты простоя в своём до предела заполненном графике. И если он в данный момент не обделывал какие-то свои подозрительные делишки, не встречался со своими подозрительными знакомыми, не крал и не ухлёстывал за Богусей, то сразу же валился поспать, и даже землетрясение не в состоянии было его разбудить. Разбудил интенсивный запах соединённых воедино ароматов прогорклого растительного масла, чеснока и пригоревшей крупы, неизвестно какой, но очень старой. Кристина извлекла эти продукты из годами не открывавшихся банок. Крупа превратилась в окаменевший монолит, а не замеченная Кристиной аптечная резинка пригорела вместе с крупой, что значительно усилило ароматические достоинства блюда, к тому же щедро послащенного.

Пробудившийся Клепа примчался в кухню, привлечённый интенсивным запахом, со сна отведал ложку эксклюзивного блюда, избавив от этой участи Хенрика, пробулькал нечто невразумительное и как безумный устремился в туалет.

— Должно быть, неплохо получилось, — удовлетворённо прокомментировала Эльжбета. Клепа вернулся в кухню:

— Неплохо?! Что вы мне впихнули? Никак в себя не приду. Не найдётся ли спирта или хотя бы каких духов, вонь в горле счистить? Рот прополоскать? И вообще, чем вы тут по ночам занимаетесь?

— Крыся пытается перещеголять Хлюпову, — пояснил Карпинский и налил несчастному рюмку коньяка.

Шурин торопливо опрокинул его в рот и подставил рюмку снова. Хенрик сочувственно наполнил. Только после второй рюмки подопытный смог высказаться.

— Спятили вы тут все? Я уж решил — по ошибке сунули мне какую-то мазь от ревматизма или ещё что…

— О, аптечная резинка! — удивилась Эльжбета, пытавшаяся отскрести кашу со дна кастрюли. — Интересно, как она попала в кашу?

— А червяков тебе там не попалось? — поинтересовалась Кристина. — Крупа хорошая, старая, вполне могли завестись.

— Если и были, так сварились, теперь не различишь.

— Вы и в самом деле собираетесь это есть? — ужаснулся шурин.

— Что касается меня, то спасибо, я не голоден, — поспешил откреститься Карпинский. — И вообще, пора спать.

— Боюсь, мы немного перестарались, — вздохнула Кристина. — Откройте все окна, пусть квартира проветрится, а то не заснёшь. И дверь на лестницу тоже придётся распахнуть. Эх, зря я добавила сахар.

— Голодная свинья и та не станет мерзость эту есть! — убеждённо произнёс шурин, выхватывая бутылку с остатками коньяка из рук Карпинского. И, обратившись к Кристине, добавил:

— Не пойму, как у тебя такое получилось, ведь в принципе ты неплохо готовишь.

— Хотелось ещё лучше! — пояснила Кристина.

— Что ж, тебе это удалось. Советую выбросить на помойку, чтоб в квартире не воняло. Готов лично отнести.

— Нет! — диким голосом вскричала Эльжбета, собственным телом заслоняя редкостное варево. — Мы ещё не закончили экспериментировать, надо кое-что добавить.

Даже мягкий Карпинский позволил себе деликатно осудить подобные планы.

— Сейчас? — спросил он. — И всю ночь будет вонять?

Кристина успокоила его:

— Нет, не сейчас, завтра. Эля, прикрой кастрюлю крышкой поплотнее. Найдётся у нас подходящая? Утром продолжим, есть гениальная идея…

— Я так и сказал — спятили вы тут, — подвёл итог шурин и удалился в кабинет бывшего зятя, где ему устроили логово.

В кухне кастрюля была не только плотно прикрыта, но и закутана несколькими слоями целлофана, пробиться сквозь который запах не имел никакого права.

Хенрик Карпинский разгуливал по квартире с огромным блюдом в руках, размахивая им, как веером, чтобы из комнат поскорее улетучилась вонь, хотя и так по всем помещениям гуляли сквозняки, а Кристина втолковывала Эльжбете свою идею:

— К мегере я пойду не похвастаться кулинарными достижениями, а, наоборот, чтобы пожаловаться на неудачу и попросить совета у такого мэтра поварского искусства. В чем дело, что я не так сделала, почему получилось вот такое? Тем самым оправдывается любая мерзость, какую ни принеси. Вот только надо придумать для неё название. То есть сказать хотя бы приблизительно, что именно я пыталась смастерить.

— Фарш для вареников не подойдёт? — предложила Эльжбета. — Мы отведали её шедевра, вернулись, рассказали тебе, ты попыталась её перещеголять, и вот результат…

— Зачем же тогда я сластила? И молоко добавляла? Нет, для фарша хватило бы крупы и прогорклого масла. Кстати, хорошо, что я не извела все, а то для следующего моего блюда пришлось бы ждать, пока прогоркнет свежее, а времени нет. Правильно, изготовлю начинку для вареников. Не буду сластить, добавлю лишь уксус. И ещё квашеную капусту, как думаешь?

— Логично! — одобрила девушка.

— На изготовление самих вареников можно силы не тратить, явлюсь с одной начинкой.

— Правильно! А когда пойдём в гости? За завтрашний день успеешь? Тогда послезавтра и отправились бы к Хлюпихе. И Тадика прихватим, ему надо наладить чердачный люк. С ним мы уже договорились. А что детям купим?

— Они что предпочитают?

— Все!

— Тогда и нечего заранее придумывать, купи что под руку попадётся. Лучше подороже, дорогого они от мамуси не получат.

* * *

В отсутствие матери Стась и Агатка гуляли в садике. Здоровый инстинкт повелел им держаться поблизости от калитки. Инстинкт не подвёл.

Гости не заставили себя ждать. Пришли три человека: Эльжбета, отличный знаток потребностей молодого поколения, брат Тадеуш и совершенно безопасный приятель отца. Всех троих можно было впустить спокойно.

До возвращения матери оставалось полно времени — часа два, можно не спеша наслаждаться принесёнными разумной Эльжбетой дарами. Девушка оказалась даже умнее, чем они думали. Чтобы легализировать сладости, она попросила детей отведать их, так как не была уверена, стоит ли преподносить хозяйке. Пожалуйста, дети согласились на опасный эксперимент и, продегустировав, заверили гостью — классная штука, пусть преподносит.

Итак, Эльжбета с детьми занялись угощением, а мужчины — крышкой чердачного люка. Хенрик Карпинский и Тадеуш пришли к выводу, что главное зло в пружине, которая от многолетнего использования не только растянулась, но даже лопнула, так что совсем не годилась. Значит, для начала следует удалить пружину, чтобы заменить её новой. Впрочем, при ближайшем рассмотрении выяснилось, что никуда не годились и петли, на которых пружина держалась, а также подпорки, к которым петли крепились. Петли от старости проржавели, дерево превратилось в труху. Забираться на чердак стало опасно для жизни, желающему запросто могла свалиться на голову массивная деревянная крышка, тоже, кстати, весьма пострадавшая от времени. Словом, дел невпроворот.

Карпинского очень заинтересовала незнакомая работа, и он быстро научился выкручивать шурупы из петель, однако на этом его участие и закончилось. Все остальное пришлось делать Тадеушу, его напарник явно не отличался столярными талантами. Впрочем, парень и не очень рассчитывал на помощь. Засучив рукава, он не спеша, со знанием дела принялся за работу.

— Дети по уши в сладостях, Эльжбетке удалось их на какое-то время обезвредить, может, вы, пан Хенрик, пока на свободе немного пошарите? Я стану стучать, а вы, в случае чего, ищете.., ну, скажем, запасные петли.

— А разве вот это, что тут лежит, не запасные петли? — осторожно поинтересовался Карпинский.

— Они, конечно, да какое это имеет значение? Я свои прихватил, знал, что придётся менять, отец мне сколько раз об этом говорил. Страшно бедняге не хотелось заниматься люком, вот теперь пришлось мне. Ну да мегере вовсе не обязательно докладывать, что там я принёс. Допустим, я знал, они у отца где-то припрятаны, вот вы и ищете. А искать надо по углам, разве не так? Посредине гостиной петли не валяются.

Карпинский за десять секунд переварил аргументацию, принял её, кивнул и послушно отправился в путь. Тадик принялся энергично колотить и скрежетать, а Хенрик на цыпочках двинулся на поиски. Искать собрался на втором этаже, потому что с первого доносились голоса его дочери и детей пани Хлюповой, оживлённо обсуждавших вкусовые достоинства угощения.

Спустившись с чердачной лестницы, Хенрик огляделся, пытаясь догадаться, где бы его покойный друг мог припрятать портфель. Если бы он ещё помнил своего лучшего друга! Тогда, руководствуясь множеством знакомых чёрточек характера Северина, можно было хоть что-то предположить. Увы, все, что осталось в памяти от Северина Хлюпа, — это проблеск воспоминания об их встрече на паркинге у трамвайной петли. Конечно, о взаимоотношениях Хлюпа с супругой Карпинский много наслушался от своих дам, но все равно поди догадайся, о чем думал Хлюп, выискивая тайник для доверенного ему сокровища.

Раз мы были друзьями, думал Карпинский, значит, в чем-то походили друг на друга. Где бы я спрятал портфель, окажись на месте Северина? Вот в этом доме мне надо спрятать вещь, принадлежащую другу, и так спрятать, чтобы домашние не нашли.

Лучше всего в таком месте, куда эти домашние не заглядывают. Или таком, которое запирается, а ключ только у меня. То есть у него. Впрочем, нет, вряд ли в этом доме найдётся место, недоступное хозяйке. Уж пани Богусю Карпинский успел узнать достаточно хорошо.

Вот так рассуждая, Карпинский одновременно осторожно обходил помещение, осматривая стены. И наткнулся на нечто странное: нишу, закрытую древесно-стружечной плитой, причём эта плита не была дверью в прямом смысле. Да, она плотно закрывала нишу в стене, но сама не открывалась. Не было возможности отодвинуть её в сторону, ибо с обеих сторон её ограждали капитальные стены без всякой выемки. Плиту можно было лишь вынуть, правда с трудом, и сбросить с лестницы, на площадке для неё тоже не хватало места. По мнению Карпинского, ниша была великолепным тайником, совершенно недоступным для домашних. И Карпинский попытался для начала не вытаскивать плиту полностью, а только щель небольшую проделать, чтобы заглянуть внутрь.

Широко разведя руки, Карпинский ухватился за края плиты и попытался её приподнять. Никакого результата. Ухватился выше и дёрнул посильнее. Верхний край выскочил из стены, плита выгнулась и накрыла взломщика с головой.

Нет, не Северин Хлюп пользовался тайником, его приспособила хозяйка для хранения пуха и пера, которого за многие годы собралось немерено. Ценный материал содержался в больших крафтовых мешках, от времени совсем сопревших.

Тадеуш за работой тоже ломал голову над проблемой, где может быть спрятан портфель Карпинских. На месте отца он спрятал бы у себя, в кабинете, битком набитом только ему принадлежащими вещами. Ведь к письменному столу, где коллекции, или к рыболовному шкафу, например, супруга не прикоснётся, поскольку все эти спиннинги и блесны ненавидит всей душой. Надо бы сказать о своём предположении Карпинскому.

Перестав стучать молотком, парень громким шёпотом позвал:

— Пан Карпинский! Пан Хенрик! У меня идея!

И тут он услышал доносившиеся снизу какие-то непонятные звуки, сопровождаемые сдавленными проклятиями. Встревожившись, Тадик отложил инструменты, быстро спустился с лестницы, и глазам его предстала страшная картина. А именно — нижняя часть пана Карпинского, дрыгающая ногами. Верхняя оказалась прикрытой огромной древесно-стружечной плитой. А все вместе окружало густое облако пера и пуха.

Облако нельзя было назвать белым, пух и перо собирались с разных по окраске кур, и теперь эта грозовая туча витала над Карпинским по лестничной площадке, опасно увеличиваясь в размерах.

Близилось время возвращения с работы хозяйки дома, и парень перепугался. Надо срочно что-то предпринять, но что сначала: освободить сообщника или закрыть доступ новым партиям пуха и пера, вылетающим из чулана? Стряхнув оцепенение, вызванное неожиданным катаклизмом, Тадеуш решительно освободил Хенрика и одновременно закрыл отверстие в нише, одним сильным ударом вбив на место плиту. Перо поступать перестало, но и улетевшего оказалось достаточно, чтобы густым слоем покрыть ступеньки лестницы и пол в прихожей внизу. Не говоря уже о Карпинском.

— Тьфу! — отплёвывался тот, пытаясь одновременно отчитаться о результатах поисков:

— Ничего там нет, кроме… Тьфу!

— Быстро! — командовал Тадеуш. — Надо это спешно прибрать! Эк вас угораздило. Ого! Ну и пуга.., ну и видок! Прикольный, лучше не бывает.

— Что будем делать? — засуетился Карпинский.

— Сметаем этот холерный пух, пока мегера не вернулась. Не дай бог, увидит, несдобровать всем нам. Я схожу за щёткой, вам в таком виде не стоит детям показываться. Ага, и пылесос прихвачу.

Пылесос работал отлично. Правда, втянул заодно и галстук Карпинского, но количество пера заметно поубавилось. Карпинский отчаянно пытался привести себя в порядок, что ему не очень удавалось.

— Аккуратней! — просил Тадеуш. — Не надо вниз стряхивать, давайте вот сюда, я подберу пылесосом. Поосторожнее надо бы искать, а то ведьма сообразит, что мы роемся где ни попадя. А я вот что хотел вам сказать, на месте отца я бы спрятал ваше имущество в кабинете. И хорошо, что перестал стучать, иначе не узнал бы, что пана угораздило.., то есть что так не повезло. И ещё хочу предупредить — остерегайтесь Агатки. Стась парень неплохой, а вот девчонка непременно мамочке наябедничает. Да вы слушаете меня? Холера, мамочка легка на помине. Может, Эльжбета хоть ненадолго её задержит? Как бы её предупредить?

Эльжбета и дети тоже бдили, ожидая возвращения грозной хозяйки, и к её приходу успели уничтожить следы пиршества. Теперь на столе красовались лишь пирожные, аккуратно упакованные в коробку, никаких объедков, крошек, все чисто и культурно. Одновременно с бряканьем калитки, сигнализирующим о прибытии хозяйки, девушка услышала донёсшийся сверху какой-то странный звук, не то вой, не то свист. К счастью, в этот момент в прихожей она оказалась одна. Агата спешно домывала в кухне тарелки, Стась спешно подметал в гостиной крошки с пола.

Подняв голову, Эльжбета увидела свесившееся с перил взволнованное лицо Тадеуша.

— Задержи её! — прошипело лицо. — Любой ценой! Тут у нас все в перьях! Чтобы наверх не входила!

И лицо исчезло, оставив девушку в полной растерянности.

* * *

Хозяйка явилась уставшая, взопревшая, нагруженная тяжёлыми сумками и злая как черт. Правда, она не собиралась отдыхать. Возвращаясь с работы, Богуся обычно с ходу принималась за домашние дела. Смена рода деятельности уже была для неё достаточным отдыхом. Вот и сейчас она намеревалась немедленно взяться за приготовление обеда, причём планировала наготовить дня на три. Присутствие посторонних в доме было совершенно лишним.

Да и вообще, гости каждый день — это на что же похоже? Кто такое выдержит? Карпинские совсем распоясались, пора их обуздать. Правда, вроде бы подлизываются к ней, хотят, чтобы забыла о бестактном подозрении, будто она, Богуся, спрятала в своём доме их паршивый портфель, да могли бы извиняться через день хотя бы. Совсем не считаются с планами хозяйки, все эти цирлих-манирлих ей уже боком выходят.

И опять не успела сделать язвительного замечания. Эльжбета заговорила первой:

— Вы уж извините, пани Богуслава, что я без вашего разрешения сунула в холодильник белое вино, но оно должно охладиться. Агатка мне помогла. Не подумайте, что я тут бесцеремонно распоряжаюсь, просто хотела, чтобы к вашему приходу.., так уж извините.

— Чего уж там! — не очень вежливо перебила девушку хозяйка. — А ты что, одна ко мне с этим вином.., э-э.., пришла?

— Да нет, мужчины наверху люк чинят. О, вижу, пани продукты закупила. Обед готовить? Так я бы охотно вам помогла, глядишь, чему-нибудь и научусь, потому что у нас в доме.., у нас как-то не получается вкусно…

И опять пани Богуславу обуяли противоречивые чувства — и недовольство, и вроде бы удовлетворение. Не в её характере позволять всяким девкам совать нос в её горшки, а с другой стороны, она давно подозревала, что из хвалёной Кристины такая же повариха, как из свиньи балерина. А этот Карпинский уж так над своей Крысюней трясётся, уж так её нахваливает! Можно представить, какие порядки у них в доме, если даже обычно молчаливая Элька и то не выдержала. Накупить по бешеным ценам разносолы-малосолы и на столе расставить всякий дурак сумеет, да, видно, и они не идут ни в какое сравнение с её, Богусиными, блюдами. Эльжбетка к ней в ученицы набивается, ничего себе. Так им и надо!

Постепенно верх брало удовлетворение, чему немало способствовало сообщение о ремонте чердачного люка. Ладно уж, как-нибудь переживёт визиты надоевших гостей; зато дом приведут в порядок. А угощать ничем не будет, тут им не ресторан, ишь, повадились. Хотя.., вино в холодильнике. Как она сказала? Белое, сухое? Или полусладкое? Один черт. Ладно уж, сделает им быстренько яичницу на гренках. А на завтра такую капусту приготовит, что позеленеют от зависти.

Все это пани Богуслава успела продумать по дороге в кухню. Капуста окончательно исправила её настроение — недорого, а наесться можно до отвала. Молодая капуста со шкварочками, к ней — молодая же картошечка. Мясо в такую жару есть вредно. А к капусте очень подойдёт холодное пивко. Интересно, придёт ли пиво им самим в голову? Она вовсе не собирается входить в такие расходы.

Эльжбета вошла в кухню вслед за хозяйкой. Девушку очень встревожили как непонятная информация о каких-то перьях, так и внезапное зловещее молчание хозяйки. Она ведь не могла знать, что хозяйка раздумывает, как бы дипломатично намекнуть чёртовым гостям о завтрашнем пиве, и очень боялась — не обидела ли её чем, не то ведь опять в два счета вышвырнет из квартиры. Успокаивали немного две бутылки вина в холодильнике, вот их мегера вряд ли вышвырнет, так что есть надежда, что и её, Эльжбету, помилует. Но главное сейчас не в том, что хозяйка вдруг надулась. Черт с ней, пусть дуется, лишь бы не пришло в голову сунуться наверх.

А та пока и не собиралась туда соваться, у неё и в кухне хватало дел. Поскорее спрятать в холодильник купленное масло, а главное, проверить, не разбились ли яйца, когда вылезала из автобуса, её здорово прижали в дверях. Нет худа без добра — если разбились, тогда уж обязательно сделает яичницу. Кстати, и изведёт завалявшийся сыр.

В холодильнике она обнаружила не одну, а две бутылки вина.

И тут произошло невероятное — пани Богуслава вдруг пошутила!

— Знай я, что работяги у меня уже приступили к ремонту, пивка бы им холодненького купила! — с улыбкой подгулявшего гиппопотама произнесла хозяйка и, обернувшись к девушке, глянула на неё с кривой ухмылкой, что должно было изображать милую улыбку.

Бедная девушка была так потрясена, что не сумела отреагировать на шутку. Встревожившись, что её намёки не будут поняты, хозяйка наставительно добавила:

— При такой жаре нет лучше холодного пивка к обеду.

До Эльжбеты дошло. Она бы тут же помчалась за пивом, да нужно было удерживать мегеру внизу. Пришлось изворачиваться.

— Не хватало ещё, чтобы пани из-за нас таскала дополнительные тяжести! — с возмущением заявила девушка. — Пиво носить — мужское дело. Завтра же организуем, полагаю, лучше сразу закупить побольше. Ох, какая красивая картошка! Все картофелины одинакового размера и целенькие. Как пани такое удаётся?

Из купленных хозяйкой продуктов девушка решила хвалить картошку. Клубнику и чернику вроде и не заметила, а то похвалишь, а Богуся подумает — напрашивается на угощение. Картошка безопаснее.

— Потому как всегда надо выбирать самой, — поучающе пробасила хозяйка, подумав, что Эльжбета не такая глупая, как она считала, сразу поняла насчёт пива. — И пусть торговка ругается сколько влезет, я ей плачу, а не она мне. Вот это положи в мойку, я потом сама займусь.

Мясной фарш хозяйка решила гостье не показывать, не её это дело, чем чужой холодильник забит. И вообще, пора посторонних из кухни выпроводить.

— А теперь неплохо и взглянуть, чем там работнички наверху занимаются, — сказала она, захлопнув дверцу. — Пошли!

Эльжбета не стала её удерживать, понадеявшись на большой пакет на столе в гостиной. И не ошиблась. Пани Богуслава ещё из коридора заметила яркую коробку.

— А это что такое? Не слишком ли много вы с Хенеком стали приносить мне всяких разностей?

— Это не мы, это Тадик принёс, — поспешила объяснить Эльжбета. — Говорит, сколько раз приходил в этот дом пожрать и с пустыми руками, так пусть хоть раз явится как человек. И под вино то, что надо.

Богуся явно одобрила столь разумное отношение парня к правилам приличия, хотя упоминание о ненавистном родственнике немного подпортило ей настроение. Несмотря на все вчерашние декларации Тадеуша, недоверие к этой седьмой воде на киселе слишком глубоко укоренилось в ней. Тем не менее она распаковала пирожные, даже попробовала, одобрила и вынула из буфета блюдо, чтобы выложить из коробки. После чего опять направилась к двери с намерением уж на этот раз непременно подняться наверх.

Неизвестно, привели бы к успеху отчаянные попытки Эльжбеты задержать хозяйку внизу, если бы не приход очередного визитёра.

Брякнул звонок у калитки, и появился Клепа, которому девушка обрадовалась первый раз в жизни. Хочешь не хочешь, а хоть немного хозяйке придётся им заняться.

Этого гостя пани Богуслава встретила с явным удовольствием…

* * *

Тем временем наверху Карпинский, удручённый своим промахом и все ещё изрядно оперённый, с мокрой тряпкой в руках, энергично помогал Тадеушу. Действовать пылесосом они боялись, чтобы не привлечь внимания хозяйки. Передав Карпинскому и свою тряпку, Тадеуш вернулся к люку и принялся энергично ввинчивать новые шурупы, чтобы продемонстрировать реальные результаты их трудов. Ввинтил, глянул вниз, на Карпинского, и слез с лесенки.

— Чего уж там, — махнул он рукой, — хоть перо соберём, у вас это не очень получается. А вы ещё малость с себя стряхните.

Вот почему пани Богуслава застала обоих у кладовки, когда, привлечённая отсутствием строительных шумов, все-таки поднялась наверх. Хенрик Карпинский как раз пытался шёпотом сообщить напарнику ещё об одном своём наблюдении, а именно — дверь в кабинет Северина оказалась запертой.

— Надо же, раньше всегда была открытой, — припомнил Тадеуш.

— А сегодня заперта.., я проверил.., и… Тут снизу послышалось сопение, и парень перебил напарника:

— Потом! Она лезет сюда. Надо скорее прибить плиту покрепче. Придержите вот здесь!

Ухажёр ухажёром, но проверить порядок в доме пани Богуслава обязана. И, впустив гостя, она поднялась наверх. Увидела на площадке под люком вывернутые старые петли и ржавую пружину, увидела прилаженные новые блестящие петли. Это её вполне удовлетворило. Занятая мыслями об обеде, о люке, о приятном госте, хозяйка не обратила внимания на прилипшие к ступенькам остатки перьев, тем более что после яркого солнечного света на улице и в комнатах первого этажа здесь казалось совсем темно. Задрав голову, Богуся все же попыталась осмотреть люк — много ли наработали за сегодняшний день — и спустилась вполне довольная.

Эльжбета задержалась наверху дольше хозяйки. Выслушав сбивчивое сообщение отца о катастрофе, она с беспокойством заметила:

— Если хорошенько присмотреться, пера ещё полно. Дайте тряпку, я попытаюсь, сколько смогу, собрать. И в углах вытру.

— Ив пылесос загляни, — попросил Карпинский. — Галстук бы извлечь…

Пани Богуслава взялась за приготовление яичницы, но что-то мешало ей всецело отдаться любимому занятию. Нет, мешал не шурин, хотя увивался вокруг неё, ну да это приятно. Мешало сознание того, что она в собственном доме как-то не владеет ситуацией. Вроде бы другие, посторонние люди навязывают ей свои порядки. Очень неприятное ощущение. Непривычное. Слишком много их там, наверху, этих посторонних. Ну и что люк, ну и что, если работают, да, работали, она сама видела результаты, а теперь слышит, как долбят. Скажем, если мужики и долбят, чем там занимается Эльжбета? Пусть даже не копается в её вещах, пусть даже просто разглядывает что-нибудь, все равно она, Богуся, не любит этого. И дети куда-то подевались, а могли бы присмотреть.

Оставив шурина с его комплиментами в кухне, хозяйка опять вышла в прихожую, поднялась на несколько ступенек по лестнице и окликнула Эльжбету:

— Не знаешь, Эльжуня, куда подевались дети? Вечно как сквозь землю провалятся, когда нужны. Поищи их.

Выполняя поручение, девушка отыскала пропажу и согласовала с детьми, в какой форме они доложат матери о том, как провели день. Заодно договорилась о действиях на завтра, точнее — каким образом передаст им завтра незаметно от строгой матери очередную порцию лакомств, чем окончательно покорила детские сердца. Хотя, если говорить об Агате, в её сердечке осталось достаточно места для подозрительности и недоверия.

Вот с какими осложнениями прошёл очередной визит к пани Богуславе. И неизвестно, кто больше наработался — мужчины или Эльжбета, ведь ей ещё пришлось потратить множество сил и прибегнуть к множеству ухищрений, чтобы, уходя, извлечь из дома Хлюпихи Клепу, как тот ни упирался…

* * *

Поздним вечером Эльжбета докладывала Кристине:

— Яичница, скажу я тебе, была потрясающая! Как эта баба готовит такое — ума не приложу. Вроде бы составные части все известные: яйца, шкварки и немного сыра. И все смешано с кубиками гренок. Хрустящими!

— Без колбасы? — не поверила Кристина.

— Без! Говорю тебе — вроде ничего особенного не положила, а за уши не оттянешь. Но такая язва, предложила перекусить лишь после того, как с люком было покончено.

— А они и в самом деле его привели в порядок?

— Представь себе, да. У Тадика золотые руки, отец, по правде говоря, мало чем помог. Кристина проявила недовольство.

— Тогда я не понимаю, какой смысл в их работе! Раз люк закончен — не будет повода пошарить наверху. Ведь когда начнут на первом этаже, как подняться незаметно?

— На втором тоже было нелегко. Пришлось мне привести деток, и Стась с наших работяг глаз не спускал. А возможность и в самом деле они упустили. Все из-за отца. Если бы не вляпался в пух и перо, глядишь, и нашли бы портфель. Правда, по словам отца, одна дверь оказалась запертой. Об этом пусть отец сам тебе расскажет, мне так и не удалось переговорить с ним с глазу на глаз, все время кто-то мешал. Но зато я подготовила почву для наших дальнейших действий.

— А именно?

— Для твоего завтрашнего выступления. Если не ошибаюсь, мегеру заинтересовали твои попытки приготовить нечто, напоминающее её начинку, а кроме того, надо ей завтра привезти побольше пива. Сама намекнула. А насчёт свинства, которое ты ей представишь, чем оно хуже — тем будет лучше.

— Свинство у меня уже готово, — похвасталась Кристина. — Пригоревшая каша на прогорклом масле, к этому удалось найти сгнившую луковицу, ну и получилось достаточно отвратительно, хоть и не чрезмерно, иначе догадается. Где Хенрик, сколько можно развлекать этого подонка? Пойди смени отца на посту.

— Ну уж нет! — воспротивилась девушка. — Мне тоже хочется послушать, говорю же — так всего, и не знаю. Пусть в подробностях расскажет, в спокойной обстановке.

— Как бы тогда это организовать? Клепа наш в эйфории, сна ни в одном глазу. Упоить его, что ли?

Клепа и в самом деле находился от счастья на седьмом небе, видя, что предмет его воздыханий с каждым днём становится все благосклоннее. От возбуждения жулик не мог заснуть и принялся учить Карпинского играть в шахматы. Карпинский когда-то был неплохим шахматистом, и учение шло как по маслу. Оба были в прекрасном настроении. Карпинский с каждым днём все сильнее привязывался к шурину и очень огорчался, когда жена или дочь пытались остудить его чувства, в красках расписывая пагубную страсть Клепы. Жене и дочери Хенрик верил беспрекословно, потому и скорбел, однако помнил, что многое приходится хранить в тайне от родственника. В этом отношении шахматы были абсолютно безопасным занятием и в то же время чрезвычайно приятным.

Но вскоре возбуждение спало и шурином овладела привычная сонливость. Наконец-то Карпинские остались одни.

— Весь второй этаж оказался в моем распоряжении, — вздохнув, стал рассказывать Хенрик. — Вот только одной двери вообще не было, вместо неё эта проклятая плита, а вторая заперта.

— Расскажи, папа, о запертой, о первой мы уже знаем.

— Тадик мне сказал — та дверь ведёт в кабинет Северина. И мне тоже так кажется. Я там был как-то раз…

— Ты был там миллион раз, только вот запомнил всего один. Ну да неважно. А почему кабинет заперт?

— Этого мы не узнали.

— А как заперт?

— На ключ, наверное. Никакого висячего замка там не висело.

— Холера! — огорчилась Эльжбета. — А мы даже и спросить не можем. Какое нам дело до чужих дверей? И вообще, откуда мы узнали, что заперта?

— Погоди, может, дети помогут.

— Или Тадик, — поддержал жену Хенрик.

— Ну конечно, Тадик! — обрадовалась Кристина. — Тадик имеет право заинтересоваться кабинетом отца, ведь сколько было разговоров о его коллекциях. Но пусть сначала потихоньку спросит у брата.

— Правильно! — оживился Карпинский. — Они подружились. Я сам слышал, как болтали под люком.

— Так почему же сразу не намекнул, раз слышал? — рассердилась дочь на несообразительного отца.

— В голову не пришло, — оправдывался тот. — Из-за проклятого пера ни о чем другом думать не мог.

— Перо нам тоже пригодится, — успокоила мужа Кристина. — Ведь придётся же сказать о нем этой гангрене. И тогда, в рамках возмещения ущерба, сделаете с Тадиком ей нормальную дверцу к каморке. Опять будет работа на втором этаже.

— А ты уверена, что Северин спрятал портфель именно наверху?

— Да ни в чем я не уверена, просто хотя бы один этаж надо исключить из поисков. Хенек, а ты точно знаешь, что в других местах там не было нашего портфеля?

— Почти точно, — не сразу ответил Хенрик, предварительно ещё раз добросовестно все взвесив. — Я ведь уже стал кое-что соображать, примите это к сведению. Там у них спальня и при ней маленькая гардеробная, женско-мужская, вернее, больше женская, чем мужская. Там же две комнатки детей. И ещё комнаты.., такие, знаете, совсем пустые.

— Для гостей, — подсказала Эльжбета.

— Возможно. Так вот, я лично считаю — ни в одной из этих комнат Северин не стал бы ничего прятать, места все-таки обитаемые, в них или живут, или часто заглядывают. Есть там ещё несколько закутков, я их все осмотрел, за исключением одной клетушки, порылся даже, и в кладовке нашёл портфель. Старый, очень обшарпанный, но жёлтого цвета. А в нем оказались домашние тапочки, тоже очень старые. Две парк.

— Папуля, да ты провернул грандиозную работу! — восхитилась Эльжбета.

— Я старался.

— А клетушку почему все же не осмотрел? — сурово поинтересовалась Кристина.

— Не успел.

— Итак, со вторым этажом все ясно — кабинет и одна каморка. Чем вы намерены заняться завтра?

— Шкафом в холле. Ну тем, в котором дверь не держится. Петли по всему дому станем разыскивать. Тадик скажет — ему известно, что отец уже купил петли для этого шкафа. Покупать лишние — непозволительное расточительство, хозяйка его не потерпит.

— Правильно. И останетесь одни в доме, потому как ей надо будет идти на работу. Клепа наверняка увяжется её провожать, мне тоже придётся уйти, меня она в своём гнёздышке ни за что не оставит, но и без меня вас там будет трое…

— И детки, — напомнила Эльжбета. — Но, надеюсь, их мне удастся занять. Для этого потребуется сумка-холодильник, чтобы я могла забыть свои покупки в машине Тадика. Где эта сумка?

— На антресолях, вместе с чемоданами. Где же ещё? Сразу, как откроешь дверцу, увидишь. Хенек, я считаю, Тадеуш — не парень, а золото.

Услышав это, Эльжбета ни с того ни с сего вдруг покраснела. И она так думала. Собственно, с того памятного разговора в кафе на Роздроже он не выходил у неё из головы, нет-нет да вспоминала с таким чувством.., с таким, что они, собственно, очень близки. И знают друг друга с давних пор, с раннего детства. И верят друг другу во всем. Она, Эльжбета, не задумываясь, доверила ему их главную фамильную тайну, и вот, оказывается, правильно оценила парня, умница Кристина того же мнения. Выходит, она тоже не дура?

— У меня такое чувство, что я не очень-то ему помогаю, — опять вздохнул Карпинский. — Угрызения совести, так, кажется, называется то неприятное, что я ощущаю в себе? Угрызения?

— Называется так, но при чем тут угрызения? С какой стати упрекать себя за недостаточную помощь в ремонте дома этой мегеры? Ведь наша цель — отыскать свою собственность, а не отремонтировать дом Хлюпа!

— Но как-то неудобно пообещать что-то и не выполнить! — мямлил Карпинский.

Кристина с Эльжбетой неодобрительно переглянулись.

— Надо же, такую аварию перенёс, а характер совсем не изменился! — пробормотала девушка.

— Потому как удар пришёлся в голову, а не в характер, — научно объяснила Кристина. — Погодите, а как же чердак? — вспомнила она вдруг. — Чердак же у вас был под носом, неужели не заглянули?

— Чердак прямо версальский, — с горечью ответила Эльжбета. — Можно пройтись в белом платье до полу и не испачкать. Я сразу туда заглянула, а как же! Она наверняка произвела генеральную уборку, так что чердачной проблемы для нас не существует.

— Ну не огорчайся ты так, радоваться надо, что эта валькирия не успела произвести генеральную уборку во всем доме. Ладно, завтра нас ждёт очень много работы. И вот ещё что. В каких я с ней отношениях? Как мне к ней обращаться? На «ты» или на «пани»? Кажется, до смерти Северина мы с ней были на «ты».

— А что? После смерти кого-то эти отношения меняются? — заинтересовался Карпинский.

— Ну конечно же нет! — простонала Эльжбета. — Крыха, что ты выдумываешь? Знаешь, я заметила — она любит обращаться к людям в третьем лице. Точно, её излюбленная манера. Слышала бы, как нас шпыняет. «Пусть Эльжуня посмотрит», «может, Тадик съест?», «неужели Хенек не помнит?». За «пани» смертельно на тебя обидится, а переходить с ней на «ты»…

— …тоже смертельно обидится за такое панибратство, — сразу поняла Кристина. — Сколько сложностей! Ну да ладно, попытаюсь с ними справиться. В третьем лице так в третьем!


Книга 2


* * *

Почти все их хитроумные планы пани Богуслава благополучно разрушила.

Узнав о предстоящем визите Кристины, она расценила его как свой личный триумф и решила насладиться победой в полной мере. Надо же, какая-то тля пытается сравниться с нею в умении готовить, извелась от зависти! Ну, она ей покажет! Вынашивая собственные мстительные планы, Богуся даже немного скорректировала свой рабочий график, согласовав его по телефону с начальством.

У Кристины хватило ума явиться в гости в специально купленном для этого случая несуразном платье, слишком широком и длинном, без макияжа, с на редкость дурацкой причёской. Правда, красота её от этого ничуть не пострадала, однако и не подчёркивалась, так что у Хлюпихи не было причин с первой минуты впадать в ярость. Приём гостям она оказала почти милостивый.

— Дошли до меня слухи, будто Крыся увлеклась готовкой? — приветствовала Богуся старую знакомую снисходительно-презрительной фразой, что сразу разрешило наболевший вопрос о форме общения — ну конечно, в третьем лице, как же иначе. — Так давно бы следовало прийти, а Крыся только теперь явилась. Что ж, милости просим…

— Но ведь у Богуси такое несчастье приключилось, не могла я ещё морочить ей голову глупостями, — оправдывалась Кристина, с готовностью подхватив заданный тон.

— Ничего особенного… А, вижу, Хенек с Тадиком наконец-то за шкаф примутся, самое время. А это что? О, пиво, очень кстати. Вот мы его в холодильник сунем, пусть как следует охладится. Эльжуня, помоги отцу.

Втащив ящик пива, Карпинский с Тадиком показательно занялись дверцей шкафа. Кристина с сумкой в руках робко жалась на пороге. Эльжбета, подмигнув детям, энергично занялась хозяйством.

Казалось, все шло по плану, однако в самом центре суматохи торчал Клепа с букетом, коробкой шоколадных конфет и бутылкой сладкого шампанского, которое тоже нуждалось в охлаждении. Сладкого!

Кристину передёрнуло, что несколько подпортило её облик покорной сиротки, да, к счастью, хозяйка не заметила, с удовольствием принимая от джентльмена как приношения, так и привычную порцию восторгов.

— Как считаете, что мне лучше делать? — вполголоса спросила Кристина. — Торчать столбом в прихожей, подождать в кухне или изображать гостя в салоне?

— Притворись, что наблюдаешь за нами! — с трудом удерживаясь от смеха, посоветовал Карпинский, уже привыкший к роли завсегдатая.

Эльжбета ещё не успела спрятать в холодильник все бутылки с пивом, как работнички уже сняли дверь с петель и положили её на пол в прихожей. Девушка же воспользовалась тем, что оказалась одна в кухне, и бросила взгляд на кулинарные заготовки хозяйки. Выяснилось — в огромном горшке отваренная капуста ожидала лишь последней заправки, в другом лежала очищенная картошка. Поразительно! Ведь они пришли раньше намеченного, но Богуся из тех хозяек, которых никогда не застанешь врасплох. У этой бабы действительно несомненный талант!

Меж тем Карпинский скрылся где-то в недрах дома, а Тадик принялся откручивать шурупы на старой петле дверцы. Тут хозяйка появилась в прихожей и взяла в свои цепкие руки управление домашним хозяйством.

— Эльжуня, надо бы составить компанию твоему родичу, меня вот Кристина ждёт. А где же Хенек?

Тадик пояснил:

— Ищет петли, которые отец купил специально для этого шкафа. Я знаю, что купил, потому и не стал покупать лишние…

— Так надо в мастерской посмотреть, он там держал железяки разные. Стась покажет. Стась! Покажи пану Хенрику. Агатка, ты где?

Агатка уже была на посту — материализовавшись из воздуха на пороге гостиной-столовой, приглядывала сразу за всеми: одним глазом за Тадиком, вторым — за Эльжбетой с Клепой. Особый интерес, конечно, вызывала Эльжбета, но долг прежде всего.

Хозяйка завладела Кристиной и потащила её в кухню, приговаривая:

— А мы с Крысей в кухню пройдём, поглядим, что она принесла, о чем хочет посоветоваться.

Кристина была потрясена. Надо же, как моментально Богуся оценила сложившуюся ситуацию и мастерски овладела ею! За всеми гостями организован присмотр: при Хенрике — Стась, Тадик в пределах видимости, Эльжбета с Клепой под наблюдением Агатки, сама же она в когтях хозяйки.

В кухне Кристина вытащила из сумки миску со своим фаршем, демонстрируя одновременно широкую гамму чувств: робость и покорность, стыд за своё неумение и вместе с тем надежду на будущий прогресс, уныние, вызванное собственной бездарностью в кулинарном отношении, и явное преклонение перед гениальной одарённостью пани Хлюповой.

— Хотелось сделать подешевле… — бормотала Кристина, — мне Эльжбета про вас говорила… и опять получилось не очень…

Взяв миску обеими руками, пани Богуся первым делом поднесла её к носу, затем, словно не веря своему органу обоняния, двумя пальчиками ухватила щепотку подозрительного продукта и попробовала, после чего уставилась на Кристину. И столько в её взгляде было изумления, недоверия, презрения и уничижительной жалости, что Кристина почувствовала себя какой-то жалкой букашкой, недостойной именоваться человеком. Ох, кажется, она все-таки перестаралась.

— У Крыси, никак, насморк? — ядовито поинтересовалась хозяйка.

— Да… вроде бы… того… немножко.

— А нос вообще у Крыси имеется? Ведь и ежу ясно: масло прогорклое, каша пригорела, а лучок небось ещё с прошлого года завалялся?

И такое презрение прозвучало в голосе Богуси, что Кристина стала заикаться уже безо всякого притворства.

— Н-не… знаю. В холодильнике нашла… на самом дне… А что?

— Да ничего. Не люблю я людей осуждать, да Крыся, как погляжу, вовсе не соображает. Ну какой лук столько выдержит? А маслом таким лишь телеги смазывать, воняет ведь за версту, просто дух вон, неужели Крыся не чует? И как же эту дрянь Крыся готовила? Небось на огне? Так я и знала.

— Что же мне делать?

— Перво-наперво нормальное масло купить, потом кашу сварить, как положено, потом из свежего сала шкварочки натопить, лучок поджарить и уж после со всем этим ко мне прийти. А вот это… сомневаюсь, что такое и свиньи станут жрать!

— Вот именно! Мне тоже показалось — не очень хорошо получилось.

— «Нехорошо»! — фыркнула Богуся, досказав остальное взглядом. Похоже, слов у неё не хватило.

Изо всех сил удерживаясь, чтобы тоже не фыркнуть — только от смеха, — Кристина так внутренне напряглась, что на глазах выступили слезы. Богусе эти слезы доставили истинное наслаждение — наконец-то заносчивая воображала смешана с грязью и растоптана. Теперь можно её и пожалеть.

— А хоть книжка какая-никакая по кулинарии у Крыси имеется?

— Имеется. Только старая.

— Не мешало бы новую купить. Одно удивляет меня: ведь в доме вашем бывать мне приходилось, так неужели все угощение было покупное?

— Ну да! — сгорая со стыда, призналась Кристина. — Правда, не всегда, временами соседка готовила. А если что дорогое… то я немного умею…

— Дорогое каждый дурак сумеет, — высокомерно перебила её Богуслава. — А Крыся к тому же взялась за такую сложную вещь, как каша! Это уж совсем надо рехнуться. Ведь правильно сварить кашу за день не научишься, тут опыт нужен. А вот этим, — презрительно ткнула Богуся в Кристинино изделие, — можно всю семью отравить. Что ж, учиться никогда не поздно. Начать с картошечки, потом и за котлеты взяться, я подскажу, а уж после котлет и более сложные вещи попробовать. Да хоть соус.

Начать с лукового, грибы сейчас дорогие, а луковый в самый раз. Только вот что меня интересует — с чего это Крыся решила готовить дешёвые блюда? При ваших-то деньгах… Странно это…

— Амбиция заела, — не моргнув глазом, призналась Кристина.

Что ж, такой аргумент Богуся была в состоянии принять, хотя смех её разбирал при одной мысли, что эта выскочка вздумала с ней сравняться. Ну да ладно, пусть несчастная кретинка поглядит, как нормальные женщины хозяйство ведут, ведь это же надо — такую пакость смастерить, сказать кому — не поверят. Понюхав ещё раз пародию на фарш, хоть от одного запаха нехорошо делалось, Богуся сурово вопросила:

— Картофельным котлеткам научить?

Картофельные котлетки у Кристины всегда получались отлично. Разумеется, она не призналась в этом, к тому же появилась надежда усовершенствоваться. И надежда оправдалась. По рецепту пани Богуславы котлетки следовало обваливать — «панировать», как профессионально выразилась Хлюпова, — в ржаной муке с отрубями. Очень интересно.

А тем временем обитатели дома были заняты самой разнообразной и весьма интенсивной деятельностью.

Карпинский со Стасем перерыли всю мастерскую Хлюпа и обнаружили множество петель, можно сказать неограниченный выбор. Кроме петель и дверных замков Хлюп припас там столько всевозможных слесарных изделий, что их хватило бы для строительства ещё одного дома. Стась горько пожалел о том, что не сообразил порыться в этом богатстве раньше, без свидетеля и, главное, без ведома матери, вон сколько тут совершенно бесценных вещей, которые очень ему пригодятся, — правда, использовать их он намерен не всегда по прямому назначению. Ну да ничего, ещё не все потеряно, а пан Хенрик, похоже, не из болтливых.

При всем многообразии запасов Хлюпа искомым портфелем в мастерской и не пахло.

Эльжбета предприняла попытку осуществить намеченный план. Громко заявив о желании посетить ванную комнату, она многозначительно глянула на Агатку, незаметно кивнув ей на Клепу. Девочка понимающе кивнула в ответ и осталась на посту, следя одним глазом за жуликом, а вторым за Тадеушем.

Третьего не было, так что Эльжбета оказалась без присмотра, чем и воспользовалась. Взбежав на второй этаж, она быстренько обследовала ещё не осмотренный отцом чуланчик. Ничего интересного — пустые стеклянные банки всевозможного калибра, а также пластиковые бутылки, стаканчики и корытца.

Толкнувшись в дверь кабинета и убедившись, что она по-прежнему заперта, Эльжбета спустилась вниз, немного запыхавшись. Тут она заговорщицки подмигнула Агатке, приглашая выйти на крыльцо.

Отойдя на несколько шагов, Эльжбета пожаловалась:

— Представляешь, забыла кое-что в сумке-холодильнике, а она в багажнике машины. Специально для вас купила.

— А сумка-холодильник сколько времени холодит? — задала деловой вопрос Агатка.

— Одни сутки.

— Так оставь её нам вместе с этим кое-чем, завтра вернём. А мамуле сейчас не стоит морочить голову, она в кухне занята.

— Правильно! Пошли достанем.

Отдав девочке сумку, Эльжбета сочла свою миссию выполненной и не спеша вернулась в дом.

За короткие мгновения обретённой свободы Клепа с помощью ему одному известных методов успел изучить содержимое ящиков буфета и полок серванта. Внимательно оглядел хрусталь и фарфор, которые выставлялись на стол лишь по большим праздникам, взвесил на руке изящные столовые приборы, в том числе серебряные, небрежно провёл пальцами по видеокассетам, удовлетворённо хмыкнул, обозрев набор отличных пивных кружек, получше, чем у Карпинских, и застыл при виде впечатляющей коллекции рогов. Рога были вовсе не экзотические, в основном козьи и бараньи, правда, вот этот обломок вроде бы оленьего рога, но остальные самые что ни на есть невзрачные и корявые. Не мог же бедный жулик знать, что пани Богуслава ещё сопливой девчонкой пришла к выгоду, что ничто так не украшает одежду и не подчёркивает элегантность, как роговые пуговицы, и всю жизнь упорно собирала рога. Несколько озадаченный, Клепа поспешил занять место за столом, услышав, что Эльжбета возвращается.

Тадик тем временем вывернул из двери шкафа остатки проржавевших петель и внимательно оглядывал косяк.

— Придётся вот здесь кусок заменить, — озабоченно заключил он, оглянувшись на хозяйку, которая вышла из кухни вместе с Кристиной. — Глядите, дерево от времени в труху превратилось, все выкрошилось, петли не будут держаться. Сейчас поищем подходящую доску, работы прибавится, но иначе нельзя.

За эти дни пани Богуслава успела примириться с фактом, что Тадеуш взялся выполнять не сделанную мужем работу. Что ж, все по справедливости, отец не удосужился — пусть сын расхлёбывает, это по крайней мере хоть как-то оправдывает ленивого Хлюпа, который имел глупость ребёнком обзавестись, когда сам ещё был желторотым юнцом. А раз этот слабоумный отказался от своей доли отцовского наследства, значит, ей ничем не повредит. И она милостиво кивнула.

— Если Тадик находит нужным вставить доску, пусть вставляет. Мне не к спеху. И я его не подгоняю. А где же доска?

— Пока не знаю, но наверняка отец где-то припас. Надо поискать.

— Так пусть Тадик сам и ищет. А Крысе я одно скажу, — обернулась она к гостье, — эту вот гадость надо поскорее на помойку выбросить, а то мне весь дом провоняет. Вон туда, в бак для мусора, за дверью стоит.

Кристина уже давно мечтала избавиться от своего смердящего шедевра и с радостью поспешила к баку. В холл спустились Карпинский и Стась, принеся целую кучу всевозможных дверных петель. Тадик принялся их рассматривать, а хозяйка смогла наконец заняться единственным приятным гостем.

— Слушай, Стасик, — обратился к мальчишке Тадеуш, — ты не в курсе, где отец держал деревяшки? Нам требуется порядочный кусок крепкой доски.

Стасик задумался.

— Может, в подвале? Или в сарае? Сарай у нас в саду.

— Тогда вряд ли это подойдёт, — засомневался Тадик. — Здесь нужно сухое дерево. Лучше всего от старой мебели, раньше древесина была что надо, это уж я точно знаю.

— Да и я знаю, — обиделся Стась. — На чердаке надо поглядеть, может, найдётся какой-нибудь старый стол. От столешницы можно отпилить любой кусок. Только лучше матери не говорить.

— А почему не говорить?

— Так ведь она считает — мебель ещё послужит, ей без разницы, что стол развалился, а от ножек осталось одно воспоминание. Втолковать ей — дохлый номер, себе дороже. А так — бери столешницу, отпиливай сколько влезет, остальное выбросим, мать и не вспомнит.

Тадеуш возражать не стал, ему только на руку вместе со Стасем порыться на чердаке. Оставив Карпинского бдить в прихожей, они поднялись наверх. По дороге остановились у двери в кабинет.

— Я договорился с твоей матерью, что возьму кое-какие мелочи на память. Думаю, тебе тоже что-нибудь пригодится. Поглядим вместе?

— Разбежался! — фыркнул Стась. — Заперто!

— Что заперто? — притворился непонимающим Тадеуш. — А, дверь. И в самом деле.

— А я что говорю! — совсем помрачнел Стась.

— А кто запер? Почему?

— Мать. От меня заперла.

— Иди ты!

— Точно. А все из-за отцовских удочек. Боится, что на рыбалку смотаюсь. Словно без них не могу.

Представляешь, она мне про рыбалку и думать запретила.

— Фигня какая-то. С чего это?

Стась угрюмо пожал плечами:

— У неё спроси. Слышал бы, какой ор стоял, когда отец отправлялся на рыбалку и меня прихватывал! Так мы уж тайком норовили, один ответ. А удочки она на дух не выносит. Вот, дверь от меня заперла, а я боюсь, как бы и вовсе их не пожгла, с неё станется.

Тадеуш задумался. Надо же, неожиданное препятствие.

— А ключ? Где она его держит?

— Насчёт этого — полный мрак! Можешь не суетиться, ни в жизнь не найдёшь. Должно быть, при себе носит. Вот когда отца в доме запирала, чтобы где на стороне не шастал, так ключи с собой таскала. Мы с сеструхой в окно вылезали, подвальное, отец не мог, застревал…

С сочувствием подумал Тадик об отце. Нелёгкая жизнь у него была, факт. Знай он об этом раньше, может, подговорил бы взбунтоваться? Или, на худой конец, хоть ключи бы ему подобрал.

— Надо же, а я как раз хотел взять отцовские удочки, твоя мать вроде согласилась, я ещё собирался с тобой поделиться. Можно было бы и так сделать — я бы забрал все, раз она их на дух не выносит, и держал у себя, а ты брал бы, когда захочешь.

— Тогда уж лучше держать у пана Хенрика, поближе будет. Эльжбета не возражала бы, с ней можно иметь дело.

— Договориться не проблема, но сначала надо до снастей добраться.

— Ну! — оживился Стась. — Это уж твоё дело.

Тебе мать пообещала, имеешь право потребовать обещанное. Придётся ей дверь отпереть, куда денется?

Я же притворюсь, будто мне все до лампочки.

— Замётано! — решил Тадеуш. — Сначала закончу шкаф, меня зауважают, тут-то я и напомню об обещании. Согласен?

— Клево! И поспеши, пока лето не кончилось, каникулы. У меня внутри аж подсасывает, так поудить хочется! Я тут с корешем иногда хожу на речку, так ведь это что? Привяжем леску к лещине, поплавок из пробки, смехота одна. А у отца и удочки — экстракласс, телескопические, и спиннинги, а уж крючки — отпад! А пока пошли, стол покажу.

Дубовая столешница оказалась отличным материалом для двери. Отпилив нужный кусок, Тадик вернулся к шкафу.

За работой парень попытался подвести итоги достигнутого. Не сказать, чтобы они были очень утешительными. Невзирая на все усилия поисковой группы, просмотрена была лишь незначительная часть дома. В принципе, за немногими исключениями, обыскали помещения второго этажа, первый же так и остался тайной за семью печатями, а ведь по площади он раза в два превосходил второй. А уж сколько там имелось укромных уголков, словно созданных для сокрытия портфеля!

Взять хотя бы все пространство под лестницей, битком набитое всевозможным барахлом и чрезвычайно затруднительное для просмотра. Удастся ли найти подходящий предлог, чтобы порыться там? А если не изобретать велосипеда и просто предложить мегере разобрать эту барахолку? Тут парень невольно подумал — глядишь, так он не только Эльжбете поможет, но и весь дом приведёт в порядок. Для мегеры, конечно, стараться не стал бы, но ведь тут жил его отец, тут живут Стась и Агатка, которых отец признал родными, для них он в лепёшку расшибётся.

Меж тем мегера в гостиной занимала гостей светской беседой, не проявляя никакого беспокойства относительно обеда, на который уже официально пригласила присутствующих. И явно не торопилась с этим обедом. Она что, и на работу не собирается?

Данное обстоятельство постепенно все больше тревожило Кристину и Эльжбету, ведь по плану предполагалось действовать в её отсутствие. Ну, может, и не всем, но уж работнички-то должны непременно остаться, а с ними, возможно, и Эльжбета. А мегера сидит себе спокойно и в ус не дует.

Девушка не выдержала и деликатно поинтересовалась, причём ей даже не пришлось притворяться озабоченной:

— А мы не помешаем вам, пани Богуслава? Вы вчера нам намекнули, что идёте на работу, вот мы сегодня и пришли пораньше, но если…

— Пусть Эльжбетка за мою работу не переживает, — отрезала хозяйка без церемоний. — Уж я своё время умею рассчитывать. А такие гости, от которых хоть какая-то польза в доме, — редкость по нашим временам, так что я все устроила по-умному.

И голодным в моем доме никто не останется, тем более те, которые работают.

Туманно как-то, вроде бы ответила, а ничего не прояснила. Отпуск, что ли, взяла баба? Или какие отгулы? Дальнейшие расспросы исключил жулик, опять настырно затараторивший о возможной будущей деятельности очаровательной пани Богуславы в области общественного питания. Эльжбета беспомощно оглянулась на Кристину, но та сидела тихо, боясь пикнуть. Вряд ли кошмарной кашей уже удалось завоевать симпатии суровой хозяйки, да и хотелось разгадать планы Клепы. В конце концов, он человек взрослый, какой-никакой жизненный опыт имеется, возможно, и в самом деле доводилось присутствовать на званых обедах, которые за большие деньги устраивали его знакомые кухмистеры. Хотя мог все и выдумать. Но вряд ли, вон как красочно описывает вкус и внешний вид подаваемых на приёме блюд, видно, сам ел. Пани Богуслава слушала его байки с огромным интересом и комментировала со знанием дела. Так, у неё было своё мнение относительно артишоков. Клепа принялся было приводить какие-то доводы, но опомнился, даже покаялся — и как это он вздумал возражать такому специалисту, ведь пани Богуся не имеет себе равных, таких поварих ещё поискать, ах, ах!.. Устав от напористости воздыхателя, гениальная повариха вынуждена была силой вырвать у него ручки, а то совсем обслюнявил.

А Кристина с невольным уважением подумала о Клепе: хоть и дурак, а в данном случае действует умно и, по всей вероятности, знает, что делает.

Эльжбета воспользовалась занятостью хозяйки и незаметно покинула общество, улучив минутку для общения с Тадиком.

— Похоже на то, что мегера не собирается на работу, — озабоченно информировала она. — Должно быть, договорилась в своей клинике и останется дома. Мы ведь рассчитывали, что вы с отцом пошуруете в её отсутствие под лестницей, детей я бы отвлекла. А теперь и не знаю. При ней вряд ли пошуруешь.

— Расслабься, ничего не потеряно, — успокоил её Тадик. — Работы нам с паном Хенриком хватит не на один день, если все делать с умом. Когда кончим, я напомню об удочках, в кабинет отца без её ведома не попадёшь. А вот что касается барахла под лестницей — пока вопрос…

— Пойдёт же она когда-нибудь на работу, — подключился к разговору Карпинский. — А мы сделаем вид, что перепутали её рабочий график, и заявимся без неё. Честно говоря, я и в самом деле его не помню. Придём и пошуруем. Надеюсь, дети тоже не сидят в доме безвылазно? Вот сейчас их нет…

— Потому что мамуся дома, — раздражённо пояснила Эльжбета. — Сразу бы появились, как только она за порог.

— Стася я беру на себя, — пообещал Тадеуш. — А уж Агатой придётся заняться тебе. В девчонках я не разбираюсь.

— В этом я имела возможность убедиться на собственном опыте, — язвительно заметила девушка. — Не очень-то ты тогда на меня обращал внимание…

Тадеуш покраснел как рак.

— Я ведь уже каялся, кончай. Скажи лучше, что может отвлечь Агатку? Вот когда ты была девчонкой, чем интересовалась?

— Во всяком случае уж никак не гостями, — отрезала Эльжбета. — И вообще, у меня были другие интересы. Хотя… знаешь, попробую-ка отвлечь её тряпками, на это все девчонки падкие.

— И ещё наждак, — убеждённо заявил Тадеуш.

— Вот уж нет! — возразила Эльжбета. — Не знаю, как мальчишки, а девчонкам наждак ни к чему.

— Я не о девчонках забочусь, мне понадобится наждачная бумага. Надо зашкурить дверь, прежде чем покрывать её лаком. Вещь дешёвая, да ведь мегера повесится, прежде чем лишний грош истратит, вот и поищем шкурку в доме. А тут и два злотых сэкономить можно. Аргумент? Меня вдруг осенит — как же, ведь отец чуть ли не полную коробку всяких обрезков наждачной бумаги спрятал под лестницей, сам мне говорил. Ещё в детстве.

— Что, правда говорил?

— Головой не поручусь, но ведь мог говорить? А кто мне запрещает припомнить?

— Потрясная идея! — восхитилась Эльжбета. — А тебе этот наждак прямо сейчас нужен?

— Факт, сейчас, это без вранья. Вот, гляди, все это надо очистить, чтобы поверхность дерева стала ровненькая, иначе брак выйдет. Так что не откладывая и пойду к ней.

Парню не пришлось никуда идти. Как ни была пани Богуслава занята обсуждением своего будущего благосостояния, бразды правления домом она крепко держала в своих руках. Уловив каким-то шестым чувством необходимость именно в эту минуту навестить плотников, она оставила шурина с Кристиной и выплыла в прихожую.

Наждак возбудил в ней некоторые сомнения.

Ясное дело, не стоит тратить деньги на покупку нового, но вот найдётся ли в доме старый? Вроде что-то такое попадалось, но где — дай бог памяти… Северин куда-то спрятал, он вечно… А, Тадик полагает — под лестницей? Очень может быть.

Предложение работничков порыться под лестницей не вызвало у хозяйки ни малейшего энтузиазма.

Порыться она предпочла бы лично, причём без свидетелей, незачем им знать, что у неё там хранится.

Пока хозяйка раздумывала, как выйти из положения, появился Стась. И так уж случилось, что сразу вспомнил, где у отца была наждачная бумага. Хуже того — не только вспомнил, но и тут же объявил во всеуслышание. Правда, тотчас спохватился — дурак, надо было высказать предположение, что наждачная бумага припрятана у отца в кабинете, мать бы отперла дверь, глядишь, и они с Тадиком кое-что из нужных им предметов отобрали. Ну да слово не воробей, все слышали: отцовский запас наждачной бумаги в чуланчике наверху, в том, где стоят бумажные мешки с пухом и пером. Те самые, к которым не велено прикасаться.

При одном упоминании пуха и пера хозяйку обуяла неудержимая злость. Муженёк, конечно же, не нашёл лучшего места для своего идиотского наждака, как среди её драгоценных перьев! Пух-перо она хранила в большой тайне от посторонних, неизвестно почему. Может, потому только, что это было самое заурядное перо от самых обыкновенных кур, равно как и пух тоже был куриный. Вот если бы хоть гусиный, а ещё лучше — лебединый. О, лебединый, или, правильнее сказать, лебяжий, — это вещь, которой можно гордиться. Куриный же… нет, незачем посторонним о нем знать, не их дело.

Решение пришло мгновенно.

— Пожалуй, я сама со Стасем достану наждак и принесу, не хватало Тадику с Хенеком ещё и этим заниматься. Нет-нет, и Эльжуниной помощи не требуется, прекрасно с сыном управимся.

Пух и перо произвели впечатление не только на хозяйку. Все гости, за исключением лишь шурина, так и застыли от ужаса. Ведь сейчас обнаружится разорванный крафтовый мешок, и тогда ясно как день — рылись они в чулане! Мало того, что рылись, главное — так и не успели проверить, не спрятан ли именно в том чулане заветный портфельчик. Что теперь будет!

Никто из гостей так и не сдвинулся с места до тех пор, пока Стась не спустился по лестнице и с торжеством не поставил перед ними картонную коробку с наждачной бумагой. А что он говорил! Вот, пожалуйста.

Следом за ним, пыхтя от негодования и тщетных усилий навести порядок в каморке, спустилась его мать. Богуся сразу заметила, что один из мешков разорван и высыпавшиеся из него перо и пух запорошили все вокруг. Вместо того чтобы самокритично упрекнуть себя — ведь столько лет никакая бумага не выдержит, надо было драгоценное сырьё переложить в более прочную тару, — пани Богуслава привычно ополчилась на мужа. Наверняка разодрал мешок, заталкивая свою картонку с наждаком! Не имея возможности отругать мужа, Богуся набросилась на сына, но тот огрызнулся — уж он-то здесь ни при чем! Да и отец при нем убирал коробку, осторожно поставил, ничего не разорвал, напрасно мать разоряется.

Видя хозяйку в таком раздражении, гости приуныли было, но положение спасли Клепа и капуста.

Клепа самозабвенно ухлёстывал за мегерой, не щадя комплиментов, а капуста оказалась столь восхитительной, что гости совершенно искренне засыпали похвалами пани Богуславу, превознося её несравненный кулинарный талант. Соединённые усилия шурина и капусты сделали своё дело. После обеда Карпинский с Тадеушем снова набросились на шкаф, Эльжбета вызвалась мыть посуду, что ей охотно дозволили, а Кристина робко призналась — всю жизнь мечтает освоить некое блюдо, кажется совсем недорогое, о котором слышала ещё девчонкой. На вопрос Богуси, какое же именно, ошарашила её — пызы <Пызы — в данном случае галушки из тёртого картофеля.> с фаршем из чечевицы. Если Кристина собиралась озадачить хозяйку, то ей это удалось в полной мере.

Богуся так и застыла, раскрыв рот. Опомнившись, сухо заметила — как же, как же, знает, однако сама давно (а могла бы честно сказать — отродясь) не готовила пызы с такой начинкой, поскольку в ПНР чечевицу не выращивали и не продавали, теперь же в магазинах имеется абсолютно все, так что, пожалуй, стоит попробовать.

Чечевица заморочила хозяйке голову до такой степени, что она и не заметила, как гости наконец покинули её дом. Работнички «поставили на клей», как они выразились, какие-то деревянные части двери, теперь нужно было ждать, когда они хорошенько высохнут. Об ужине хозяйка как-то не заикалась, вот Карпинские и распрощались с ней до завтра, с немалым трудом утащив с собой Клепу, который упирался всеми четырьмя лапами, норовя остаться в доме любимой женщины. Этого нельзя было допускать ни в коем случае. Никто не препятствовал ему обожать очаровательную Богусю, но свободное пребывание в её доме такого жулика для Карпинских таило смертельную опасность.

Богуся рассеянно захлопнула за гостями входную дверь, а в голове вертелось — как же она сама позабыла о чечевице? Оказывается, эта Хенрикова содержанка соображает… Чечевица открывала перед Богусей просто необозримые горизонты.

* * *

— Кажется, нам придётся считаться с новой опасностью, — с тревогой заметила Кристина, когда разобиженный Клепа заперся в ванной и они остались одни, — вон как надулся, паршивец, и чует моё сердце — о чем-то догадывается. Теперь придётся следить не только за каждой ценной вещью, но и за каждым своим словом. Ох, боюсь, на все сил не хватит.

— Точно! — поддержала её Эльжбета. — Примется подслушивать. И даже по ночам. Слушай, а если ему чего снотворного подсыпать?

— Я и сама подумала, так у нас же нет в доме ничего подходящего.

Карпинский укоризненно одёрнул своих девушек:

— Насмотрелись по телеку детективов, теперь человека вздумали травить.

— Так мы бы безвредное подсыпали, — оправдывалась Кристина. — Безвредное, но действенное.

Поспал бы себе, пока мы тут все обсудим. А так только и думай, что вот-вот подкрадётся… Хенек, может, последишь за ним?

— Как? — не понял Карпинский. — Мне же его не видно, он в ванной.

— Вот за дверью в ванную и следи, как откроется — дашь знать.

— Мне отсюда и двери не видно.

— А ты кресло передвинь, балб… дай помогу.

— Все равно не видно, — констатировал Карпинский.

— Может, чем-нибудь дверь припереть? — предложила Эльжбета.

— Или что рассыпать перед ней, — задумчиво протянула Кристина.

— Ага, чтоб трещало под ногами… О, придумала, чипсы!

Поскольку ничего более трескучего не оказалось под рукой, пожертвовали упаковкой чипсов. Теперь Клепе бесшумно к ним не подобраться. Пока можно говорить свободно.

— Итак, сегодня день прошёл без толку, — мрачно подвела итоги Эльжбета. — Завтра она работает, во второй половине дня будет дома.

— Придётся, видно, мне опять чем-то занять её в кухне, — вздохнула Кристина. — Приготовлю что-нибудь… не столь вызывающее.

Хенрик Карпинский трезво заметил:

— Но ведь в нашем распоряжении целых полдня. Насколько я понял, Хлюпова все равно считает меня идиотом, так что я запросто мог все перепутать и припереться к ней с утра пораньше, а не во второй половине дня. И если Тадик тоже может…

— Тадик явится, даже если и не может! — веско заметила дочь Хенрика. — Сейчас я ему позвоню.

Отец правильно придумал.

Бросив на девушку понимающий взгляд, Кристина скрыла улыбку и напомнила:

— Ещё дети остаются.

— Одно дате, — поправил её муж. — Стась будет нам помогать.

— Но все равно придётся работать в разных местах, чтобы детей не хватило, — заметила Эльжбета.

— Звони Тадику скорее, пока Клепа не слышит, — спохватилась Кристина. — А я приду позже. Во-первых, надо будет что-то смастерить, а во-вторых, я по-прежнему остаюсь врагом номер один, мало ли что велено детям предпринимать в случае моего появления. И вообще, твой отец, будучи в её глазах идиотом, имеет право откалывать любые номера, я же для неё змея подколодная, поэтому должна вести себя тише воды, ниже травы. К тому же необходимо явиться в самом жутком виде, сделать, к примеру, макияж трупа, а в таком виде расхаживать по городу я не согласная, трупом пойду уже прямо из дому.

— Ас Клепой как разбираться будем?

После некоторого колебания Кристина решила:

— Придётся оставить дома одного. В принципе он крадёт перед самым отъездом, а теперь, кажется, намерен у нас задержаться подольше. И все-таки попросим пани Витовскую присмотреть за ним, так и быть, заплачу ей сверхурочные.

Тут в коридоре послышался треск, пришлось свернуть совещание. А Эльжбета ещё не поговорила с Тадиком. Кристина сообразила привлечь жулика к заметанию чипсов, а заодно провела с ним воспитательную беседу.

— Ты что же, хочешь окончательно скомпрометировать женщину? — сурово вопросила Кристина. — Меры не знаешь. Думаешь, я не вижу, что ты собрался у неё на ночь остаться? Совсем спятил, ведь месяца не прошло, как она овдовела.

— Ну и что? — разозлился шурин. — Со вдовой уже и поговорить нельзя? Средневековье какое-то.

— Никакое не средневековье, а в приличном доме надо и вести себя прилично. Пани Богуслава очень считается с мнением соседей, видал, сколько их у неё? И у каждого своё мнение. Будто ты людей не знаешь, у всех ушки на макушке и глаза вытаращены. А дети?

— Что дети?

— Ты же компрометируешь мать в глазах детей!

А они уже большие, понимают. Эх, придётся учить тебя уму-разуму, если сам не соображаешь. Вот и Хенрик, и Эльжбета то же самое говорят… Подумать только, не успел появиться в их доме, и с места в карьер!

— А разве я виноват, что мне человек с первого взгляда понравился? — ощетинился шурин. — Я и решил ковать, пока горячо. А вот ты… да представляешь ли ты, какой бизнес можно провернуть с её способностями? У неё таланты в области кулинарии, у меня — в области маркетинга. Уж я так сумею наладить наш бизнес — пальчики оближешь! Буквально и переносно! Тут миллионами пахнет, понимаешь ли ты своим жалким умишком?

— Понимаю, что ты в таком случае тем более должен быть джентльменом! — тоже завелась Кристина. — И заботиться о её репутации больше, чем она сама! А ты только и норовишь накинуться на бедную женщину, как дикий буйвол! Хочешь, чтобы дети тебя возненавидели? Так они тоже соображают, стеной станут на твоём пути, ты этого добиваешься?

Клепа задумался.

— Считаешь?

— А чего тут считать, дураку ясно. Вернее, ясно всякому здравомыслящему человеку, а ты словно ошалел и ничего не соображаешь. Неужели не в состоянии проявить хоть немного деликатности? А то прямо бульдозером прёшь на свежую вдовицу и детей-сирот!

Бульдозер произвёл на Клепу сильное впечатление и заставил не столько согласиться с мнением Кристины, сколько пойти на компромисс.

— Ну ладно, может, я немного и того… А ты уж сразу — бульдозер! Человеку уже и в гости нельзя пойти с родными. И о делах поговорить не успел, а ночью, между прочим, я как раз собирался спокойно, без помех, обсудить наш будущий бизнес, какая же в этом неделикатность?

— Вон там ещё чипсы, в углу под стулом, — сурово заметила Кристина, усмотрев вдруг в желании шурина прямую пользу. — а о делах поговорить без помех, с глазу на глаз — самое святое дело. Почему бы тебе для этого не пригласить Богуславу в какое-нибудь уютное кафе? Никто не мешает, тихая музыка, на столе — кофеёк, коньячок, мороженое, винцо. Так нет, в голову самому не придёт, готов изо дня в день объедать вдовицу! Она уже и не наготовится, из кухни не выходит. Хорош ухажёр!

— А что, неплохая идея! — обрадовался шурин.

Задом, на четвереньках, выполз из-под стула и в задумчивости слопал последний чипе прямо с пола.

— Да и у неё в доме не обязательно же торчать в гостиной. Можно уединиться в каком-нибудь укромном помещении. И даже не очень укромном, пусть на глазах у людей, но так, чтобы не слышали, а людей, хоть бы и нас, предупреди — дескать, не мешайте, обсуждаю жизненно важные проблемы.

Шурин смотрел на Кристину горящими глазами и знай кивал.

* * *

А в отдалённой части города именно в эту минуту Боженка, дочь сантехника, отошла от телефона, положив трубку, благодаря которой подслушивала разговор Тадеуша в нижнем холле. Стиснув зубы, спустилась по лестнице.

— Это что ещё за Эльжбета? — холодно поинтересовалась Боженка. — Из-за неё даже на работу плюёшь! Опять скажешь — деловой разговор? А ну признавайся, что задумал?

Тадик обернулся к девушке. Теперь они стояли лицом к лицу. Молча глядел парень на молоденькую мегеру в коротком ночном халатике, такую аппетитную со своими округлыми формами и свежим розовым личиком, в данный момент горящим возмущением. И невыносимо отвратительную! Надо же, а ведь ещё недавно она казалась Тадеушу весьма симпатичной девушкой. «Симпатичной»! Да никого омерзительнее он в жизни не видел!

— А тебе что за дело? — наконец спросил он.

— То есть как? — даже задохнулась от возмущения Боженка. — Кому, как не мне, до этого дело?

Что ты себе воображаешь!

— Я себе воображаю, что мои дела тебя не касаются!

— Кого же они касаются, если не меня? — уже визжала Боженка. — Я не позволю тебе ухлёстывать за всякими девками! Я не позволю отлынивать от работы! И деньги втайне от меня транжирить тоже не позволю! И заруби себе на носу — тебе никогда не удастся водить меня за нос! То есть я хотела сказать — морочить мне голову!

Характер у Тадеуша был мягкий, в отца, но тут парень почувствовал, что все в нем так и кипит. С трудом удержался, чтобы не врезать этой идиотке как следует. Обозвать Эльжбету девкой — такое не прощается! Конечно, теперь эта дрянь ему не сестра, даже не близкая знакомая, он просто перестанет её замечать. Не раздумывая над её словами и не пытаясь вникнуть в их смысл, парень пожал плечами, резко отвернулся и, войдя в кухню, со стуком захлопнул за собой дверь.

Не на такую напал! Боженка ринулась следом, пылая мстительным желанием раз и навсегда поставить на место зарвавшегося жениха. Будущего мужа!

— Это что ты себе позволяешь?! — ещё более возвысив голос, заорала она. — Ишь какую моду завёл! Или она — или я! И о твоих дурацких бизнесах чтобы я больше не слышала! Во всем должен советоваться со мной! А в безработных я не нуждаюсь!

При этом Боженка топала ногами и дёргала Тадеуша за рукав. По-прежнему не говоря ни слова, он развернул девушку лицом к двери, вытолкал в коридор и снова захлопнул за ней дверь. И снова она ворвалась в кухню, не помня себя от ярости.

— Совсем рехнулся? С ним разговаривают, а он даже ответить не соизволит! И не думай, что такие вещи тебе сойдут с рук! Я с тобой говорю или с кем?

— Слушай! — почти спокойно отозвался наконец Тадеуш. — У тебя что, крыша поехала? Отвяжись!

— Что?! — опять завизжала на весь дом Боженка. — У меня крыша? Кто отвяжись? Я отвяжись?

Да какое ты имеешь право?!

— А ты какое имеешь право так орать на меня?

От возмущения Боженка даже перестала колотить парня кулаками в грудь.

— Он ещё спрашивает! Жениться на мне собирается, а такие номера выкидывает! Ну и что, если мы ещё не венчаны, все равно не позволю гулять на стороне, уж я тебя из рук не выпущу, не беспокойся! Будешь у меня как шёлковый!

До парня наконец дошло.

— Кто так решил? — только и вымолвил он.

— Что решил?

— Да то, что я должен на тебе жениться. Совсем сбрендила!

— Как ты сказал? Да я давно совершеннолетняя.

— Ну и что? Можешь хоть пенсионеркой быть — меня не колышет.

— Как это? Как это? — не верила своим ушам Боженка.

— А так! Давай раз и навсегда расставим все по местам. С чего тебе втемяшилось в твою дурную башку, что мы должны пожениться?

И, взяв девушку за руку, Тадеуш подвёл её к стулу и усадил.

Вопрос явно озадачил Боженку. Чуть ли не с детских лет она твёрдо знала — в одном доме с нею растёт её жених, будущий муж, в этом не было никаких сомнений. И вёл себя будущий муж так, как ему положено: был вежливым, добрым, всегда готовым помочь, позволял командовать собой и даже капризничать. Чего же ещё? Что в постель к ней не лез, так это только похвально, уважал в ней будущую мать своих детей. Чего же он сейчас от неё добивается?

— Ты чего добиваешься? — так и спросила Боженка.

— Чтобы ты мне чётко и членораздельно ответила — с чего ты решила, что мы должны пожениться? — повторил Тадеуш.

— Как с чего? — опешила Боженка. — Давно известно: мы поженимся, как вырастем.

— Кому известно?

— Да всем!

— Ну, не скажи. Мне, допустим, не известно.

— Как это?

— Я тебе хоть слово об этом сказал?

— А зачем слова? И без них все ясно.

— Ну так слушай. До сих пор я тебя считал сестрой, соответственно относился к тебе, думаю, жаловаться не можешь. Но теперь… Теперь я считаю тебя не сестрой, а безмозглой маленькой мегерой. Так что заруби на носу — жениться на тебе я не собираюсь. Никогда не собирался, уж не знаю, с чего ты на этом зациклилась. И очень сочувствую идиоту, который женится на тебе, ну да это меня не касается. А чтобы было понятнее, запомни раз и навсегда: я никогда не делал тебе предложения, я никогда не собирался на тебе жениться и вообще ни за какие сокровища мира не буду жить с тобой, ни легально, ни как-то ещё. Усекла?

До Боженки постепенно стало доходить, что всегда такой ласковый и послушный Тадеуш вдруг взбрыкнул ни с того ни с сего и впервые в общении с ним возникли трудности. Категорический протест против брака с ней девушка как-то не приняла к сведению. Совершенно ясно — ему не понравились её требования не заводить шашней с посторонними девицами и не заниматься бизнесом, не посоветовавшись с ней. Что ж, значит, над парнем придётся поработать, только и всего. И уж она позаботится, чтобы такие фортели ему не сходили с рук. А он здорово ещё попрыгает, прежде чем она его простит.

И в ответ на свой ультиматум парень услышал:

— Ещё чего! У меня и приданое уже припасено, и свадебный наряд готов…

«Интересно, как такая идиотка сумела получить аттестат зрелости?» — мелькнуло в голове изумлённого Тадеуша.

— А квартира у нас есть, ведь живём в одном доме. И ты не думай, что со мной можно обращаться, как с любой девкой. Замуж за тебя я все равно выйду, что бы ты мне тут ни плёл, а вот скок в бок у тебя никогда не получится, это я тебе гарантирую.

И не говори, что я тебе не нравлюсь.

— Ещё как скажу!

— А все потому, что дурак. Сам не знаешь, что для тебя лучше. Зато я знаю. И ты будешь делать, как я велю, ты ведь жизни не видел, так что слушайся тех, кто соображает. А насчёт свадьбы, чтобы помнил — вот закончу платье свадебное, там только отделка осталась, и идём к венцу! Понятно? И никаких отговорок!

Девушка умолкла, очень довольная собой, а у Тадеуша волосы поднялись дыбом от ужаса. Боженка точно спятила, иначе с чего вдруг стала бы в качестве аргументов приводить угрозы и такие глупые доводы, как свадебное платье и общий дом? И эта её главная установка: так следует поступать с глупыми мужиками, ведь они сами не знают, в чем их счастье. А вот она знает: сначала за галстук затащит неразумного телёнка к алтарю, а уж потом останется лишь хорошенько его кормить и держать на коротком поводке.

Спятила Боженка или всегда придерживалась таких взглядов, только он не замечал, — значения не имеет, в любом случае теперь следует держаться от неё подальше. Из дома надо съезжать, другого выхода нет. Денег хватит — конечно, не купить квартиру, но снять на какое-то время. Подзаработать не мешало бы, кореш и в самом деле предлагает выгодную халтуру, но раз уж ему доверили поиски драгоценного портфеля Карпинского, придётся отказаться.

Просьба Эльжбеты важнее любой халтуры.

Значит, так — с Беженкой покончить раз и навсегда, независимо от того, усилится её паранойя или немного уменьшится. И обязательно переговорить с матерью и отчимом.

* * *

Пани Богуслава вернулась домой в жутком настроении: из попытки срочно оформить на работе Отпуск ничего не вышло. При виде кучи гостей, которых она в эту пору никак не ожидала, настроение ничуть не улучшилось. Правда, гости поспешили заверить, что уже пообедали и вообще в такую жару — никакого аппетита, но это отнюдь не смягчило сердца Богуси. И только новая замечательная дверь шкафа в прихожей, свободно открывающаяся и закрывающаяся, её крепкие петли и блестящая поверхность немного уменьшили раздражение. От сердца малость отлегло. Хоть и осточертело присутствие в доме посторонних, польза от них несомненная: сначала чердачный люк, теперь вот дверца шкафа. Только зачем опять припёрлись такой толпой? Вполне бы хватило Хенрика с Тадеушем. Так нет, Эльжбета вцепилась в них, как репей в собачий хвост, а теперь ещё и эта паршивая Крыся повадилась таскаться.

Бросив на Крысю злобный взгляд, Богуся с удовольствием отметила: что-то эта язва неважно выглядит, как-то потускнела и осунулась, теперь уж её красоткой не назовёшь. А шурина не видать. Лучше бы он пришёл — единственный приятный человек из всей этой компании.

— А где же пан Зыгмусь? — вырвалось у хозяйки, прежде чем она успела одуматься. И сделала неловкую попытку скрыть неуместное любопытство:

— Раз уж всегда приходите всем семейством, почему же сегодня так скромно?

У Кристины ёкнуло сердце — так она и знала!

Однако нашла в себе силы спокойно пояснить:

— Занят чем-то. Вчера весь вечер только и бубнил — не допустит, мол, чтобы пани Богуся свой талант в землю зарывала. Должно быть, какая-то идея пришла в голову, с самого утра исчез. Сказал только — или заскочит к вам, или позвонит.

— А Крыся что такое принесла? Опять деликатес для свиней?

— Э-э… кажется, блинчики. Во всяком случае, задумала именно блинчики, а вот что получилось — не знаю. Потому и принесла. Сомнения у меня.

Кристина и без того путалась в объяснениях, а тут ещё за спиной пани Богуславы появилась Эльжбета и принялась делать какие-то непонятные знаки, причём их экспансивность в равной мере могла означать как радостное, так и нехорошее известие, но в любом случае — весьма важное. Пытаясь одним глазом косить на падчерицу, а вторым на изделие своих рук, Кристина неловко переминалась на месте, пока хозяйка не положила конец этой сцене:

— Может, все-таки покажете?

С облегчением шмякнув на кухонный стол принесённый свёрток, Кристина поспешила его развернуть. Взорам собравшихся предстала тарелка с горкой блинов среднего размера неопределённой окраски — зеленовато-желтоватой.

Богуся сначала внимательно обозрела новое произведение Кристины, затем, подняв тарелку к носу, обнюхала и лишь после этого отважилась отщипнуть кусочек, тщательно разжевать и не торопясь проглотить. Бросив на Кристину какой-то странный взгляд, отщипнула второй кусочек и тоже проглотила.

— Укропчик, — сурово вынесла она вердикт. — И сыр. Чего ещё намешала?

Поскольку Эльжбета перестала подавать таинственные сигналы и тоже приблизилась к столу, Кристина смогла сосредоточиться и дать исчерпывающие показания:

— Обезжиренное молоко, яйца, натёртая сухая булка, немного укропа и очень много тёртого сыра.

Жуткая вещь получилась? В горячем виде они были вкуснее. Правда, масла извела полбутылки, я на масле жарила…

Если Эльжбета и изумилась при виде зеленоватого творения мачехи, то сумела не показать удивления. Хозяйка же удовлетворённо заметила:

— Ах, на масле… Понятно, понятно…

Разумеется, эта дура в жизни не слыхала, что блины следует жарить на сковородке, смазывая её кусочком свиного сала на вилке, тогда блины получаются красивыми, и экономно, и для здоровья полезнее. Хотя вышло вполне съедобно, ничего не скажешь, даже удивительно, что и эта лахудра в состоянии смастерить что-то путное. Разумеется, совет Богуси чего-то стоит, но о блинах не было разговора. Ладно, так и быть, похвалит, все равно ведь сама испечёт не в пример лучше.

— Очень неплохо получилось, — наконец снисходительно одобрила хозяйка. — И даже не слишком дорого. Вот что значит прислушаться к добрым советам!

Кристина прямо расцвела. Эльжбета тоже отщипнула, попробовала и была приятно поражена. Не удержавшись, она воскликнула:

— Слушай, Крыха, а ведь и правда вкусно!

Богуся не утерпела, чтобы не сделать замечания, а главное, оставить за собой последнее слово:

— К таким блинам непременно требуется… ну да я тебе потом скажу, что именно требуется. А в общем, Кристина права — блины надо есть горячими.

— Конечно, горячими! — подхватила обрадованная Кристина. — Я тоже подумала, уж пани Богуслава непременно мне что-то посоветует, самой никогда не сообразить, и пытаться нечего. Моя фантазия дальше салатов не идёт.

Однако сегодня пани Богуслава была сама снисходительность.

— И салат — хорошее дело, — одобрила она. — Помидоры, лучок, майоран или перец…

Перечисляя составные части салата, Богуся жевала очередной кусок блина, на ходу обдумывая усовершенствование блюда. Тут открывались широкие перспективы для экспериментирования, уж она не упустит такие возможности. И спохватилась — с чего это она так разоткровенничалась? Нечего им знать о её рецептах, перебьются. А Кристинины блины можно будет подать гостям в качестве перекуса, к ним пивко, обойдутся сегодня и без обеда.

Тадик отрапортовал об окончании ремонтных работ и предложил сделать дверцу к чуланчику с пухом, в гараже имеются подходящие доски Только вот хорошо бы хозяйке предварительно лично навести в чуланчике порядок, там вроде бы продралась бумажная упаковка, где этот пух-перо хранится.

Хозяйка идею одобрила и признала целесообразность наведения порядка до начала работ (было бы о чем говорить — просто вложит разорвавшийся бумажный мешок в какую-нибудь старую наволочку).

Учитывая, что гости обошлись ими же принесёнными блинами; учитывая, что дети не путались под ногами и почему-то не приставали, чтобы их покормили; учитывая, что вскоре прибыл шурин с цветами и гигантской коробкой французских сыров, во что бы то ни стало желая немедленно услышать о них мнение эксперта, — учитывая все это, пани Богуслава, к своему немалому удивлению, провела вечер в очень приятной атмосфере, не дулась, не злилась, не раздражалась.

* * *

— Слушай, когда же ты умудрилась напечь такие офигительные блинцы? — поинтересовалась Эльжбета у Кристины, оставшись с нею наедине. На этот раз Клепа добровольно покинул обитель богини, но не поехал к Карпинским, а отправился по своим таинственным делам. Карпинский с Тадиком уселись за шахматный столик.

— Что ты, это не я, — безмятежно ответила Кристина. — Я весь день проторчала в издательстве и уже собиралась уходить, но позвонила Цеблинская и попросила, чтобы я сама заехала к ней за корректурой, она к плите привязана намертво, и вообще в доме полный бедлам. Оказывается, она задумала фаршированную курицу, для начала надо эту птицу запечь в духовке, а потом уж напихать в живот всякую премудрость. Так вот, стала она готовить фарш и здорово промахнулась в расчётах, ингредиенты перепутались, то одного переложит, то другого перельёт, она запаниковала, ухнула все сразу — молоко, натёртую сухую булку, сыр, в результате получился целый таз, хватило бы на десяток кур. Вот она с горя и решила из этого месива блинов напечь и уже не могла отойти от плиты. Я выручила её с корректурой, а она всучила мне полную тарелку экспериментальных блинов. Ну да бог с ними, расскажи лучше, что ты так руками размахивала? Какие-то странные знаки мне делала, я так и не поняла.

Эльжбета триумфально фыркнула:

— И ты бы размахивала! У меня новость — закачаешься! Погоди, позову отца с Тадиком, сразу всем и расскажу.

И когда все заговорщики были в сборе, девушка выдала свою новость:

— Агатка видела, как Северин принёс портфель!

Хаотичные возгласы типа «Вот это да!», «Клево!», «С ума сойти!» выразили всю гамму чувств, охвативших кладоискателей.

— Погоди, — навела порядок Кристина. — Давай с самого начала.

— Мне удалось установить контакт с Агаткой.

Главным образом благодаря этой блузке, — начала Эльжбета и позволила присутствующим вволю налюбоваться упомянутой блузкой, на которую до сих пор никто особого внимания как-то не обратил. Что-то вроде майки, псивого цвета, ничего особенного. Во всю грудь огромное изображение Майкла Джексона, во всяком случае так утверждала Эльжбета. Повернулась спиной. Для сомневающихся там большими буквами были написаны имя и фамилия поп-звезды. И добавлено интимное признание.

— Надо же, а мне казалось — так себе маечка, — честно признался Карпинский.

— Мне тоже, — утешила отца дочка. — Просто утром схватила первую попавшуюся под руку тряпку, что полегче. Понятия не имею, откуда у меня эта пошлость, должно быть, когда покупала с лотка под суперсамом, вместе с другими майками случайно взяла. Помню, меня привлекла с тонущим «Титаником», наверное, тогда этот Майкл и затесался. При виде его Агатка обо всем на свете забыла, оказывается, это супер-пупер, её голубая мечта. Я пообещала подарить ей майку, завтра конечно, сегодня надо же было в чем-то до дома добраться. А девчонка от радости разоткровенничалась: мать ни за что не купит ей такую, считает это баловством и пустой тратой денег, и вообще она скупердяйка, а вот отец был совсем другим человеком. Я стала расспрашивать о Северине, слово за слово, и тут выяснилось — девчонка слышала скандал, который нам её мамаша закатила из-за портфеля, а она, Агатка, своими глазами видела, как отец принёс портфель в дом. Чёрный, тяжёлый и с оборвавшейся ручкой. Собственными глазами!

Ответом был общий стон. Кристина осмелилась задать вопрос:

— А знает ли эта потрясающая девчонка, что стало с нашим портфелем?

— Кое-что знает. Северин втащил его по лестнице, вошёл в свой кабинет и шмякнул портфель на письменный стол. Не положил аккуратно, а небрежно шмякнул, и поэтому Агатка решила — ничего ценного в портфеле нет, значит, действительно рабочий инструмент, как ей отец и сказал на ходу, ещё поднимаясь по лестнице. Девчонка до сих пор уверена — в портфеле не деньги, иначе не был бы таким тяжёлым.

— А дальше что? Так и лежит до сих пор на столе?

— Не было его на столе, когда меня в кабинет впустили, — со всей ответственностью заявил Карпинский.

— Тадик?

— Должно быть, отец спрятал его где-то в кабинете. Напрасно мы по всему дому искали. Наверняка портфель остался в кабинете, факт!

— Так проникните же в этот чёртов кабинет как-нибудь! — взмолилась Кристина. — Ведь теперь у вас такие заслуги, должна мегера отдать тебе наконец отцовские вещи.

— А если нет, так, может, отмычка… — заикнулась Эльжбета.

— Отмычка — не проблема, — рассуждал Тадеуш. — Хотя в данном случае придётся иметь дело с хорошим замком, уж я-то знаю, отец при мне вставлял новый. Но попытка не пытка, думаю, справлюсь.

— А что, если Клепу привлечь? — в полном отчаянии предложила Кристина. — Уж этот справится с любым замком, он и банковский сейф запросто вскроет.

Эльжбета напомнила:

— Клепа по ту сторону баррикады. Во вражеском стане, так сказать.

— Лучше обойтись без вашего Клепы. Только вот не представляю, как стану отмычкой шуровать в замке отца. На глазах детей? Или ночью?

— Так я детей возьму на себя, — напомнила Эльжбета.

— Стася не удастся, — возразил Тадик. — Он так и рвётся в кабинет, удочки ему спать не дают.

Он уж ни на шаг от меня не отступит, ни за какие коврижки, то есть мороженое. Дурак я был, что отказался от наследства, глядишь, что-нибудь и придумал бы. Например, переночевать в отцовском кабинете, если бы претендовал на часть жилплощади.

Или ещё что.

И тут парню пришла в голову новая идея. Из родного дома надо уйти, придётся искать жильё. Так почему бы не снять комнату у мегеры? Заплатить ей, сколько положено, пообещать к тому же бесплатно ещё кое-что отремонтировать, да хотя бы водосточные трубы, совсем ведь пришли в негодность. Деньги отдать скупердяйке вперёд, чтобы не сомневалась…

Незаметно для себя Тадеуш начал рассуждать вслух. Естественно, от него потребовали объяснения: с чего это он вынужден уйти из родного дома? Парень замялся: не хотелось при всех говорить о своих личных проблемах. Кристина сразу смекнула, что дело деликатное. Эльжбета тоже, и вообразила бог знает что. Карпинскому было плевать на деликатности, он так прямо и поставил вопрос — отчего бы в таком случае парню не пожить в отцовском доме, раз прежнее жильё по какой-то причине отпадает?

Таким образом, озвученная идея Тадеуша сразу была одобрена. Заговорщики принялись на все лады обсуждать дипломатические шаги, которые следует предпринять, чтобы Богуся тоже нашла идею отличной.

Продолжительные дебаты были прерваны торжествующим возгласом Кристины:

— Знаю! Мужчина!

— Какой мужчина? — насупился Карпинский.

— Надо убедить мегеру, что ей совершенно необходим в доме мужчина. Нельзя, дескать, больше рисковать, в доме лишь она, слабая женщина, и дети.

В наше-то время, когда разгул преступности и прочее. Организуем ей этот разгул. Подозрительный тип по ночам заглядывает в окна, для убедительности может даже одно разбить…

— Чует моё сердце — ремонта мне хватит на всю оставшуюся жизнь, — обречённо вздохнул Тадик.

— Подумаешь, одним стеклом больше, — легкомысленно подхватила Эльжбета блестящую идею Кристины. — А ещё этот взломщик может и замок в дверях… того… Или нет, есть другое слабое место — проход из гаража в дом! Ну да детали мы обмозгуем, главное, поубедительнее организовать попытку взломщиков проникнуть в дом, а уж потом станем толковать ей о необходимости поселить у себя сильного молодого мужчину.

Молодому и сильному мужчине явно пришлась по вкусу роль спасителя, и он энергично включился в обсуждение проблемы.

В ходе дискуссии вспомнили, разумеется, и о Клепе, тоже претендующем на роль спасительного мужчины, но тут же отбросили сомнения. Шурин мегере не родственник, вдова очень печётся о своей незапятнанной репутации и в ближайшее время не станет подвергать её, репутацию, опасности. Другое дело — родной сын её покойного мужа, все знакомые должны хором славить доброе сердце женщины, приютившей бездомного парня. А если ещё этот парень предложит ей приличную плату и безвозмездный ремонт…

— Конечно же, я заплачу хорошие деньги, — согласился Тадеуш, — ведь все равно собирался снимать комнату, может, учитывая ремонт, у неё мне даже дешевле обойдётся.

— Ну так что? — спросила Эльжбета. — Приступаем?

— К чему? — не понял её отец.

— Ну как же, к попыткам взлома! Для начала пусть просто кто-нибудь ночью по садику пошляется. Можете и с Тадиком вдвоём. Только чтобы вас не узнали. И я могу присоединиться. Бороду подвяжу, брюки большие напялю.

Карпинский попытался уточнить:

— А где ты возьмёшь бороду?

Кристина решительно возразила:

— Никаких бород! В темноте все равно не разглядят, достаточно будет, если чем-нибудь прикроешь лицо. А ещё лучше замотать голову чёрной тряпкой. О, всем натянуть на голову чёрные чулки, очень убедительно получится!

— Чудесно! — обрадовался Карпинский. — Что-то новенькое в жизни. А раньше мне приходилось изображать взломщика?

— И я с вами пойду! — заявила Кристина. — Нет, дорогой, раньше ты взломщиков не изображал, не было необходимости. Только вот что… Наверняка после нашей ночной эскапады весть о ней разнесётся по всей округе, если, конечно, нам удастся напугать Богусю. А Клепа не дурак. Вернувшись и не обнаружив нас дома, сразу заподозрит… Что бы тут такое придумать?

— Ничего не надо придумывать, просто дождаться, когда он вернётся и ляжет спать. Все равно рановато для взлома, ещё и одиннадцати нет.

Тадик поддержал девушку и с миной бывалого взломщика авторитетно заявил:

— Правильно! Лучшая пора — два часа ночи. А до того люди ещё не все спят, у кого бессонница, у кого ночная работа. После двух, наоборот, уже мало времени для грабежа, того и гляди светать начнёт.

Так что два часа ночи — самое подходящее время, ну, может, полвторого…

— Вот только бы этот подлец поскорее вернулся, вдруг лишь на рассвете заявится?

Подлец не заставил себя ждать, тут же появился, что даже несколько озадачило заговорщиков. Не обратив никакого внимания на сборище за столом в гостиной и не выразив желания перекусить или хоть выпить чайку на сон грядущий, шурин сразу отправился спать, пробормотав нечто извинительное о хлопотах, которые доставляет хозяевам. Все говорило о том, что Клепа в отличном настроении, не голодный и очень усталый. Ну что ж, им только на руку.

— Вроде бы обстоятельства складываются наилучшим образом, — так и сказала Эльжбета, на всякий случай шёпотом, когда заговорщики опять остались одни. — Заснёт — и можем приступать, уж сон у него дай бог каждому.

Очень приятно проведя время до часу ночи, вся компания на цыпочках покинула квартиру, предварительно убедившись, что шурин дрыхнет сном праведника. Они так радовались предстоящей операции по запугиванию Богуси, что спать никому не хотелось.

Женщины напялили на себя мужские брюки и куртки и захватили все чёрные тряпки, которые удалось разыскать.

В садик при доме Хлюпов забраться было нетрудно. Ещё днём Эльжбета обратила внимание, что забор не примыкал вплотную к сараю, игравшему роль гаража, правда, в щель мог протиснуться лишь не слишком толстый человек. Например, сам Хлюп ни за что бы не пролез, а вот Карпинский, похудевший за время болезни, пролез без особого труда. Для остальных участников операции проблем не существовало.

— И что теперь делаем? — шёпотом спросила Кристина, споткнувшись на кротовой куче. — Тьфу, ничего не видно!

— Нет, кое-что все-таки можно разглядеть, — тоже шёпотом возразила Эльжбета. — В городе всегда что-нибудь светится. Я позабыла — мы сразу принимаемся за окна-двери или сначала собирались пошуметь?

Откуда-то из темноты отозвался Тадеуш:

— Можно все делать одновременно. Холера!

Разорвавший ночную тишину громкий треск свидетельствовал, что парень влез в кучу хвороста. И тем самым дал сигнал к началу операции.

Продолжил Карпинский. Споткнувшись о жестяную лейку, он поддел её ногой, и лейка с хорошим грохотом влетела прямо в тачку. Эльжбете под руку попался какой-то обломок доски, и она запустила им в дверь дома, вернее, в то место, где, по её расчётам, должна быть дверь. Как ни странно, не промахнулась.

Тадик, как-то незаметно взявший на себя руководство нападением, остался недоволен.

— Ну-ну, не слишком усердствуйте. Бандитам не обязательно быть вдребадан пьяными, как-никак шли на дело. И начали они с подвального окна, мы же все обсудили. Через него легче всего проникнуть в дом. В двери они не полезут, изнутри засов, против него никакая отмычка не поможет.

— Ты прав, просто жутко жарко в этой чёрной маске, ничего не соображаешь, — пожаловалась Кристина и, нащупав окошечко над самой землёй, спросила главаря банды:

— Ну что, разбиваем?

— Разбиваем, проше пани, почему не разбить?

Стекло все равно не вылетит, оно же армированное.

Крепкое. Чем бить-то собираетесь?

— Вот я тут обнаружил что-то подходящее, — отозвался из темноты Карпинский. — Понятия не имею, что такое, но тяжёлое!

И он ощупью передал Кристине деревянный огородный башмак пани Богуславы. Послушная воле руководства, Кристина стукнула им по маленькому окошечку над самой землёй. Стекло треснуло, но не выпало, его удерживала сетка из тоненькой проволочки. Кристина стукнула сильнее, и на этот раз удалось отбить порядочный кусок, о чем взломщики сразу же узнали — стекло забренчало по каменному полу подвала.

— И тут не мешало бы заменить стекла на новые, — со знанием дела прокомментировал Тадеуш.

Эльжбета разозлилась:

— Оглохла она, что ли? Мы стараемся, вон какой шум подняли, а ей хоть бы хны! Может, ещё в трубу потрубить?

Предводитель банды проявил заботу о подчинённых:

— Теперь надо действовать поосторожнее, она может врубить наружное освещение, лампочка над входной дверью включается изнутри. И увидит нас!

— Хенек, будь внимателен! — дёрнула мужа за рукав Кристина. — Маска у тебя в порядке?

Хенрик послушно поправил натянутые на лицо чёрные колготки любимой женщины.

Меж тем в доме никто не отреагировал на звон и грохот, поднятый взломщиками.

Подумав, Тадик принялся ломать замок входной двери, ведь грабители могли и не знать о наличии внутреннего засова, причём старался производить как можно больше шума и нанести замку как можно меньше ущерба — самому же потом чинить. Остальные члены банды методично разбивали одно за другим окошки в полуподвальном помещении, двигаясь вокруг дома и стараясь разбивать аккуратно.

Не знали преступники, что Богуся всегда спала без задних ног. То же можно сказать и о её сыне, но вот дочка проснулась. Сначала не поняла, в чем дело, потом испугалась, поняв, а затем решилась выглянуть в окно — интересно все-таки. И выглянула.

Девочка увидела на садовом крылечке какую-то ужасную чёрную фигуру. Фигура дёргалась, подпрыгивала и страшно скрежетала. А две другие страшные фигуры с бесформенными чёрными головами крались у самой стены и били стекла в подвальных окнах, явно намереваясь проникнуть в дом и всех их поубивать. Появления четвёртой страшной фигуры Агатка не стала дожидаться.

Одним кенгуриным прыжком бедная девчонка оказалась в постели и, свернувшись клубочком, натянула на голову одеяло. Не кричала она лишь потому, что от страха лишилась голоса, вот как бывает в кошмарном сне. Агатке было всего десять лет, но она сразу поняла, что за силуэты крутились у их дома, недаром насмотрелась столько страшилок по телевизору. Это могли быть и бандиты, и пришельцы, и изуверы-маньяки, да мало ли ещё кто! С дико колотящимся сердцем ожидала бедняжка неминуемого конца. А мать и брат спят без задних ног, ничто их не разбудит, хоть из пушки стреляй…

Тадеуш в садике потерял терпение.

— Что за холера, ведь приди сюда настоящие грабители, запросто бы в дом проникли! — злился он. — Долго нам ещё стараться?

— А вдруг мегера именно в этот момент потихоньку звонит в полицию? — выдвинула предположение Кристина.

— А те тоже потихоньку подъедут, не включая сирены? — встревожился предводитель банды. — Смываемся! По пути я, пожалуй, обработаю дверь сарая, вы же, пан Хенрик, постойте на шухере у калитки. Если услышите шум мотора, дайте знать.

Сделав своё чёрное дело, члены банды один за другим просочились через щель в заборе и, срывая с лиц чёрные маски, устремились к припаркованному на соседней улице автомобилю Карпинского. На дело решили ехать в этой машине, нечего Тадеушу рисковать.

— А тебе нет смысла сейчас возвращаться к себе на край города, — милосердно заявила Кристина, когда взломщики подъехали к своему дому. — Третий час! Переночуешь у нас.

— Правильно! — поддержал жену хозяин квартиры. — В гостиной на диване, он такой удобный…

А пижаму я тебе свою одолжу. И утром можешь воспользоваться моей бритвой.

— Постельного белья у нас хватит, — добавила Эльжбета. — И полотенец тоже.

Её слово решило дело. Тадеуш с благодарностью принял предложение. Ещё бы, уже с полчаса ему не давала покоя мысль о Боженке, которая наверняка поджидает его с намерением учинить грандиозный скандал, а уж теперь он вряд ли воспримет его так спокойно, как предыдущий. Парень чуть было не пожалел, что так рано закончили крушить отцовский дом, хорошо бы до утра задержаться. Ну да теперь проблема с ночлегом отпала.

* * *

Наутро, едва рассвело, Агатка бросилась к матери с сенсационным сообщением:

— Мамуля, тут ночью бандиты крутились!

Невзирая на пережитый страх, она, видимо, все-таки задремала под одеялом, едва не задохнулась и проснулась чуть свет. Мать, однако, уже была в кухне.

И конечно, не поверила.

— Не морочь мне голову. Садись, завтрак готов.

Должно быть, приснилось тебе.

— Да ничего не приснилось, — обиделась девочка, — я все видела. В садике крутились, окошки подвальные разбивали, пытались входную дверь открыть, чтобы всех нас поубивать.

Мать разгневалась:

— Больше не будешь у телевизора день-деньской сидеть. Бандиты ей мерещатся! С чего это бандитам к нам ломиться? Они богатеньких грабят.

Тут в кухню вошёл Стась, уже умытый и очень голодный. Услышав слово «бандиты», он без особого интереса спросил:

— О каких бандитах речь?

— О наших, — пояснила сестрёнка. — Ночью пришли нас грабить, а мама не верит. И меня ругает. А я сама видела, как стекла в погребе били и заднюю дверь хотели открыть. И нас всех поубивать!

Брат поморщился:

— Совсем обалдела! Меньше смотри телевизор.

— Ну вот, и ты туда же! А я видела! Видела!

Собственными глазами! И собственными ушами! То есть слышала собственными ушами, как в дом лезли!

— Тогда почему меня не разбудила? — равнодушно отозвался брат и набросился на завтрак, прекратив дальнейшие расспросы.

Пани Богуслава сухо заметила:

— И ты ешь, а то все остынет. Никаких бандитов я не слышала, а она, видите ли, слышала! Перестань морочить мне голову!

Садясь за стол и беря в руки вилку, девочка ответила брату:

— Так я же испугалась! Знаешь, как испугалась, вся дрожмя дрожала. Надеялась, вы сами проснётесь.

А вы с мамулей спите и спите. А сейчас можешь пойти и поглядеть — подвальные окна наверняка вдребезги. Я же слышала…

— Последний раз говорю — ешь и не морочь голову! — разгневалась мать. — И чтобы больше никаких телефильмов с бандитами…

— Вот видишь, идиотка, чего ты добилась? — с полным ртом упрекнул Стась сестру.

— От идиота слышу, — не осталась в долгу Агатка. — Сам увидишь!

— Ладно, увижу. Дай хоть поесть.

Позавтракав, Стась очень неохотно отправился осматривать место преступления. Бандиты, видите ли, в их дом ломились! Навыдумывала с три короба.

Слишком это замечательно, чтобы быть правдой. И, не веря своим глазам, убедился — точно! Вон, стекла разбиты, следы под окнами, замок задней двери покорябанный…

Под натиском теперь уже двоих своих отпрысков пани Богуслава вынуждена была преодолеть скепсис и выйти во двор. И тоже не поверила собственным глазам при виде учинённого злоумышленниками разгрома. Сын её добил. В полном восторге Стась метался по двору, выискивая все новые следы пребывания здесь ночью преступников и тыча мать носом в эти следы.

— О, вот ещё! Видите? Замок! А зачем им замок? Начали было ломать, убедились — изнутри засов, и бросили. А стекло в окошках! Глядите, все не разбилось, только кусочки отскочили. Помните, отец нам говорил: «Армированное стекло — это вещь, на сто лет хватит»? И точно, уж они тут разбойничали, глядите, все окна поразбивали, а толку чуть! Прикольно, пацаны обо… то есть обзавидуются! А окно в гараже почему-то не тронули, времени небось не хватило… Где Агатка? Ты, слушай, во сколько ты проснулась?

— Не знаю, — с достоинством ответила девочка, очень довольная, что её сообщение наконец оценили по заслугам. — Темно было.

Но Стась не дожидался ответа, он уже обежал вокруг гаража и теперь выдвинул новую версию:

— Вот, глядите, тут они все топтались. Должно быть, к соседу полезли, а пан Маевский встаёт с рассветом, вспугнул, они и драпанули. Но завтра непременно опять заявятся, уж я вам гарантирую!

Этого пани Богуслава уже не могла вынести.

Следы, оставленные преступниками, убедительно свидетельствовали о попытке проникнуть в её дом, дочь видела воочию бандитов, не сон это, а страшная явь. И бандиты знали, что делали! А как же: денежки теперь в доме были, и крупная сумма, в шкафу на полке, под колготками, именно туда для безопасности Богуся спрятала всю страховку, полученную за мужа. Не стала класть деньги на книжку, мог прицепиться Тадеуш, у себя в колготках надёжнее.

Успокоилась, глупая баба, оно и видно, насколько надёжно! А Тадеуш при всех отказался от претензий на отцовское имущество, теперь можно и в банк денежки положить, да только не верила Богуся в эти банки липовые, в своём кармане вернее. А Тадеуш тоже хорош! Обязанностью старшего брата является заботиться о младших детях, что может сделать она, слабая женщина?

Стася же распирала жажда деятельности.

— Ну что, мамуля? Звоним в полицию? Я им тут все покажу!

— Угомонись! — одёрнула сына мать и, чтобы не осталось сомнений, добавила:

— Никакой полиции! Слышишь? И вообще молчите, незачем соседям знать! Никому ни слова, поняли?

Полиции пани Богуслава не доверяла, как, впрочем, и всем остальным. А уж полиции тем более!

Только и слышишь — никаких у неё возможностей, никакого путного вооружения. У бандитов и пистолеты, и взрывчатка, а у полиции — свистки да палки. А если случайно какому преступнику и достанется палкой, так потом бедного полицейского по судам затаскают — неприкосновенность нарушил, а как же!

И прокурор сразу освободит ударенного, а полицейского привлечёт, чтобы другим неповадно было. Вот они и остерегаются. Нет, от полиции толку чуть, полиция им не защита, а тогда зачем к ней вообще обращаться?

Бандиты боятся сильных. Вот если бы нашёлся какой сильный и храбрый мужчина… Вспомнила о покойном муже и пожалела, что его уже нет с ними.

Хлюп, несомненно, был сильным, ну и храбрым… может, по глупости, но все равно в храбрости ему не откажешь. Но что теперь его поминать? А вот его старший сын живёхонек, с виду парень что надо, рослый и широкоплечий, такому ничего не стоит подраться и с дюжиной бандитов.

Мелькнула было в голове Богуси мысль о шурине, но она поспешила её отогнать, как-то не хотелось подвергать этого приятного мужчину превратностям борьбы с уголовными элементами, гораздо разумнее подвигнуть на это Тадеуша, уж она сумеет организовать все наилучшим образом…

* * *

Первое сообщение о пережитых ночью кошмарах Эльжбета услыхала от Агаты, ещё не войдя во двор, у калитки, при передаче девочке мороженого «Манхэттен». Мороженое такого сорта дети до сих пор не пробовали, и вообще оно только что появилось в продаже, так что следовало обязательно отведать, что за штука. Поскольку исправно действовала сумка-холодильник, можно было задержаться у входа и вдоволь наужасаться. Эльжбетке хотелось сразу же порадовать отца и Тадика, но ими уже завладела пани Богуслава, которую гости застали дома в соответствии с графиком её служебных обязанностей. Эльжбета знала, что Богусе не удалось получить отпуск и сегодня она отправлялась на работу с обеда.

Выяснилось, что хозяйка уже успела известить мужчин о ночном нападении, причём сделала это с присущим ей тактом.

— Интересно, есть ли у Тадеуша совесть? — ехидным вопросом встретила она гостей.

Сердце парня ушло в пятки — ну, все. Мегера прекрасно разглядела его вчера ночью, когда он ковырялся в дверном замке и вообще руководил инсценировкой ограбления.

— А ведь у Тадеуша имеются в этом доме маленькие сестра и брат, сироты беззащитные, и, если им кто горло перережет, остальным, выходит, наплевать?

— Езус-Мария! — только и смог вымолвить бедный парень, не зная, как отреагировать на неожиданные нападки.

— Это любой дурак может сказать, а вот чтобы конкретное дело сделать, так нет! — напирала мегера. — А может, Тадеуш ещё не знает, что тут ночью бандиты бесчинствовали, и кто поручится, вдруг сегодня тоже заявятся? И как мне одной, слабой женщине, защитить бедных сирот? Небось денег потребуют, а где я им денег возьму? И разве не долг Тадеуша позаботиться о сиротах теперь, когда отца не стало?

Присутствующий при этом Хенрик Карпинский был столь поражён полным успехом их ночной акции, что выкатил глаза и застыл в неудобной позиции, так и не сев на стул, а просто зависнув над ним.

Ухватившись за край стола для равновесия, он вытаращился на Богу ею, что последней совсем не понравилось.

— А Хенек что на меня уставился, словно на выходца с того света? Тоже хорош, вроде бы ближайший друг-приятель покойного, а пальцем о палец не ударит. Я уж не говорю, чтобы сам догадался, где ему, известно, головкой слабенький. Или я какую глупость сморозила, что на меня так таращатся? Нет, не дождаться мне, видно, ни от кого помощи, все я да я, а что может слабая женщина? Надеюсь, Хенек соизволит наконец хоть словечком отозваться, а то словно к колоде какой обращаюсь?

У бедного Карпинского онемели согнутые ноги, и он тяжело плюхнулся на сиденье.

— Ну конечно же! — горячо вскричала слабенькая на голову колода. — Конечно же, Богуся целиком и полностью права! Какие ещё словечки требуются!

— А Тадеуш что молчит? — упёрла руки в бока беззащитная женщина.

Тут и парень сбросил с себя оцепенение и выразил полное согласие с вдовой отца.

— Пани безусловно права! И вообще, странная и подозрительная история. Я этого так не оставлю и, если разрешите, этой ночью посторожу.

— Как же, одну ночь посторожить — разве этого достаточно? А они возьмут да и заявятся на следующую! Я лично считаю, что Тадик обязан здесь пожить какое-то время. Места хватит, комнаты свободные стоят, неужели такого взрослого парня мамочка не отпустит? О ней-то есть кому позаботиться, не так уж она нуждается в защите…

— Решено! Сегодня же переберусь к вам и немного тут поживу. Считаю это своим святым долгом!

И могу ночевать хоть в гараже, если пани почему-либо…

Пани Богуслава вспыхнула от негодования:

— Интересно, за кого меня принимают? При чем тут гараж? Тадеуш должен бы сиротам отца заменить, а он о гараже толкует.

Тадик ухватился за выскользнувшее слово и стал ковать железо, пока горячо.

— Отца, говорите? Отца… Что ж, в таком случае логично поселиться в его комнате, я говорю о кабинете. На время я бы там и разместился, пока не убедимся, что вам уже ничего не грозит.

Если пани Богуслава и колебалась, то очень недолго. В кабинете покойного мужа ничего ценного не было, лишь всякая ерунда, которую она собиралась выбросить, потом пообещала Тадеушу. А окна кабинета выходят на две стороны, почти весь двор как на ладони. Ладно, пусть парень там поживёт, вот только спать ему придётся вполглаза, уж она об этом позаботится, не для спанья его в дом пускают.

— Ну что ж, пожалуй, только там надо бы навести порядок, — согласилась хозяйка.

— Ничего не надо, — возразил Тадик, — ещё не хватало пани на меня силы тратить, и без того столько забот. В случае необходимости и сам сумею пылесосом поработать, не графского рода… От меня польза должна быть, а не лишняя морока, так ведь?

Надеюсь, особых хлопот не доставлю. Вещей прихвачу самый минимум — немного одежды, пару книжек. Весь день буду на работе, ночью подежурю:..

И полотенце своё найдётся.

— А почему своё? Мамуся поскупилась? — не выдержала характера Богуся.

— Да нет, просто… просто мне захотелось зеленое.

— Что?

— Ну, я люблю зеленые полотенца, — врал Тадик, — а у матери как раз таких не нашлось. А что, пани против зелёных?

Переключившись помимо воли на зеленые полотенца, хозяйка поинтересовалась:

— А при стирке они не линяют?

— Вроде бы нет. Я вместе с ними выстирал и бельишко — ничуть не окрасилось, осталось белым.

— Просто стирал или кипятил?

— А как же, конечно, кипятил!

— Ну тогда пусть будет зеленое…

Исчезнув на мгновение где-то в глубинах кухни, пани Богуслава вынырнула с ключом в руке, кивнула парню и, не обращая никакого внимания на Карпинского и его дочь, поднялась по лестнице. Подойдя к двери кабинета, вручила Тадеушу ключ и жестом велела отпереть.

С бьющимся сердцем открыл Тадик заветную дверь.

— Возможно, не очень этот диван удобен, ну да другого нет, — проговорила хозяйка, переступая порог. — Только вот что, комнату Тадик пусть держит запертой. Я от Стася запираю. Уж слишком парень рыбами увлекается, ну прямо как твой покойный отец, а я не позволю, чтобы он тоже спятил на этой почве. Мне и одного Северина хватало. И если замечу, что дверь нараспашку стоит, сама порядок наведу!

Тадеуш послушно соглашался на все условия.

Войдя вслед за хозяйкой, подумал — надо же, как повезло! И пристанище обрёл, и получил доступ в запертый кабинет отца! Пани Богуслава поспешила покинуть ненавистную комнату, она и в самом деле органически не переносила нагромождённого здесь мужнина барахла. Хорошо бы сразу все выбросить, да приличия не позволяли, надо бы с годик потерпеть. Теперь же кабинет Северина перестанет быть святилищем, раз здесь поселится другой человек, никакого года ждать не надо, когда угодно можно навести тут порядок.

В дверях показался Карпинский, любопытство заставило и его подняться наверх. И не успел войти, как вдруг опять что-то произошло. Неожиданный проблеск сознания, боль в ушах и висках и пришедшая неизвестно откуда уверенность, что комната ему хорошо знакома. Вот хотя бы этот огромный шкаф.

Он видел его сотни раз, прекрасно знает его содержимое. А за этим столиком часто сидел со своим другом, помнил даже, о чем болтали… Голова пошла кругом.

Хорошо, что Богуся не видела его лица. Зато Тадик увидел и жутко перепугался. Ещё бы, ведь Карпинский сначала побледнел и стал похож на труп, потом так же внезапно побагровел, потом опять покрылся смертельной бледностью, в глазах мелькнуло безумие. Он пошатнулся, и Тадик в панике подумал — сейчас упадёт! А тот схватился за голову и застонал. Тадеуш подскочил к Карпинскому, чтобы поддержать, и застыл, поражённый счастливой улыбкой на устах пана Хенрика и блаженным выражением его лица. Неужели что-то вспомнил? И по всей вероятности, приятное. Господи, вдруг мегера заметит, ведь она в двух шагах! Ага, легка на помине.

— Теперь Тадик дверь пусть запрет, — не терпящим возражения тоном распорядилась хозяйка, вырастая на пороге.

Схватив Карпинского в объятия, парень осторожненько задом вывел его из комнаты и, поддерживая на всякий случай, другой рукой запер кабинет. Тадеуш очень надеялся, что ключ теперь останется у него, да не тут-то было.

— Ключ получишь, когда привезёшь вещи, — безапелляционно заявила Богуся. — А пока что я сама постерегу…

Оставшаяся внизу Эльжбета с тревогой увидела, как Тадик осторожно поддерживает её отца, помогая ему спуститься по ступенькам. Лицо Карпинского уже обрело нормальный цвет, но выражение его все ещё было каким-то блаженным, зато голос прозвучал нормально, когда он неожиданно для всех потребовал пивка. Холодного! И немедленно!

Богуся наверняка подумала, что гости вконец обнаглели, однако пиво подала, тем более что и самой захотелось пить. Да и могла себе позволить — вон как ловко обстряпала дело! Обвела парня вокруг пальца, бесплатный сторож гарантирован, можно немного и расслабиться. Особую радость доставляло сознание, как будет рвать и метать эта мерзкая баба, мамаша парня, узнав, что он теперь задействован в другом доме, а там лишатся дармового работника!

За пивом просидели чуть ли не целый час, и все это время Эльжбета себя не помнила от волнения.

Ведь видела же, с отцом что-то произошло, и не узнаешь, что именно. Зато во всех подробностях услышала рассказ о ночном происшествии — разумеется, в интерпретации Богуси, — а также о том, что Тадеуш теперь на какое-то время поселится в этом доме, и вдобавок в кабинете пана Северина. Подумать только, их хитроумная операция увенчалась ошеломительным успехом!

А Тадеуш совсем освоился с ролью опоры семейства.

— Пожалуй, я водосток отремонтирую, — важно рассуждал он, прихлёбывая пиво. — Новых труб не потребуется, вот только надо кое-какие железяки поискать. И крепления поменять, где-то я видел подходящие крюки…

— Нет, сначала дверцы, — упёрлась пани Богуслава. — В двух чуланах. Одна с трудом открывается, а второй и вовсе нет. С дверей надо начать.

Тадик проявил себя рачительным хозяином, неожиданно возразив:

— Водосточными трубами можно только в хорошую погоду заниматься, и желательно летом. А сейчас стоит отличная, как на заказ! А если дождь пойдёт, можно и за кладовки приняться, ведь под крышей же…

Хозяйка призадумалась, но она была не из тех, кто прислушивается к мнению других.

— По телеку обещали хорошую погоду ещё недели две. Сколько эти дверцы делать? Дня два-три, не больше. А потом можно и за водосточные трубы взяться, там много работы.

— Как скажете, — вынужден был согласиться Тадеуш. — Так завтра и начну…

— Почему же не сегодня? Чего целому дню пропадать?

Да, уж такая своего добьётся.

— Хорошо, — покорно ответил парень, — тогда за вещами вечерком смотаюсь.

Пани Богуслава с удовлетворением подвела черту:

— Вот и прекрасно! Нечего в долгий ящик дела откладывать, а я за обед примусь. Сегодня у меня намечены котлеты.

Тадик выразил бурный восторг:

— О, котлеты! Я их с детства запомнил, пани Богуслава, ничего вкуснее в целом мире нет! Вам бы действительно работать шеф-поваром в каком-нибудь знаменитом ресторане, чтобы осчастливить всех клиентов, а не только свою семью и знакомых. Правильно говорят — вы зарываете свой талант в землю.

— Говорят, говорят… — рассеянно подтвердила хозяйка, сразу вспомнив, что точно такие слова уже слышала. — А где же пан Зигмунт? Не видно его сегодня.

— С самого утра по городу мотается, — охотно пояснила Эльжбета. — Наверняка ищет возможности организовать для пани выгодный контракт, у него же столько знакомых…

— Не мешало бы и моего согласия спросить, — скривилась хозяйка.

Хенрик Карпинский молча слушал все эти разговоры, как-то странно всматриваясь в лица хозяйки дома, своей дочери, Тадеуша. Молодые люди с замиранием сердца ожидали — того и гляди, отколет какой-нибудь номер, по глазам видно. Опять, похоже, что-то вспомнилось, хоть бы не брякнул лишнего. Он и отколол, но, как ни странно, очень разумный и полезный для их дела.

— Нечего болтать, за работу! — неожиданно встрепенулся Карпинский, вскакивая со стула и проявляя не свойственный ему трудовой энтузиазм. — Дверцы так дверцы! Где доски? Тадик, а ну начнём!

Вот так, в основном благодаря Хенрику Карпинскому, через десять минут в доме воцарилась деловая атмосфера. Учитывая трудоёмкие в изготовлении котлеты, хозяйка уединилась в кухне, а новоиспечённые столяры, прихватив инструменты, поднялись на второй этаж, горя желанием заняться чуланчиком с пухом и пером. Карпинский перегнулся через лестничные перила, дабы убедиться, что хозяйка их не подслушивает, после чего повернулся к дочери и заключил её в объятия, со слезами повторяя:

— Эльжбетка, доченька моя родная!

— Езус-Мария! Папа, что случилось? — перепугалась девушка, принимая отцовскую ласку. — Что с тобой, папуля?

А Карпинский, отпустив дочь, принялся за Тадеуша, прижимая его к груди и нежно приговаривая:

— Тадик, мой дорогой мальчик, я же тебя с самого твоего рождения помню! Вот здесь, в этом доме!

Ещё твои дедушка и бабушка были живы! А соседи тебя маленького навозом засыпали, так я лично тебя за ногу вытаскивал! Как сейчас помню!

— А зачем они меня навозом? — удивился Тадеуш, высвобождаясь из крепких объятий.

— Так ведь они у себя шампиньоны разводили, как раз привезли удобрение, а ты у них с собаками играл, вот и вывалили на вас, но я тебя вытащил, а собаки сами справились. Ну да не это важно. Дети!

Я все помню! Помню!!! Память эта свалилась на меня внезапно, ударила как гром с ясного неба, как только я вошёл в кабинет Северина. Ведь этот Северин был моим давним и лучшим другом, а в его комнате я столько времени провёл…

— Господи! — только и вымолвила Эльжбета, бессильно опускаясь на ступеньку, ибо ноги под ней подогнулись. — Отец! Дорогой! Какое счастье!

— А я сразу догадался — с паном что-то случилось! — радостно твердил Тадеуш. — По лицу было видно. Даже испугался, что мегера заметит, потому и выпроводил пана из кабинета осторожненько. Ну и что дальше? Если вы, пан Хенрик, про шампиньоны вспомнили, может, кое-что и насчёт портфеля в голову пришло?

— Не кое-что, а все! Уверен — Северин спрятал портфель в шкафу, где вся его рыбалка хранится.

— Холера! А эта баба ключ не оставила. Ну да ничего, вечером сюда перееду, тогда и пошарю.

— И Агатка подтверждает! — придушенным шёпотом закричала Эльжбета, вскочив со ступеньки. — Своими глазами видела портфель в кабинете отца на письменном столе!

Надежда вдохновила на новые трудовые подвиги, ведь исключительно от их заслуг зависит доброе отношение к ним обладательницы заветного ключа.

Не угодишь Богусе — и она не позволит Тадику поселиться в доме. О бандитах как-то все позабыли, и неудивительно. Эльжбета вдохновенно начала орудовать пылесосом, ведь починить дверь — прямое указание хозяйки, а перед этим не мешало навести порядок в каморке. А заодно и извлечь из пылесоса галстук Карпинского, о котором тот не преминул напомнить дочери. Теперь он уже не мог пожаловаться на свою память.

Перед тем как пылесосить, девушка, предусмотрительно подложив под электроприбор газетку, раскрутила его — и правильно сделала. Мешочек для мусора оказался битком набитым плотно спрессованной массой. Не рискнув вытряхивать его в доме, девушка завернула мешочек в газету и вынесла во двор к мусорному баку, где и принялась очищать. Там и застукала её Агатка.

— Это папочкин? — поинтересовалась она, вытащив за кончик из плотной белой массы оперённый галстук.

— Папочкин, — подтвердила Эльжбета. — Только не твоего папочки, а моего. Не могла же твоя мама столько времени не пользоваться пылесосом.

— Не знаю. А, действительно, недавно пылесосила. А откуда в пылесосе оказался галстук пана Хенрика?

Эльжбета тяжело вздохнула. Грех обманывать невинное дитя. И она сказала правду:

— Перед тем как приступить к работе, папа снял галстук, повесил его на перила лестницы, ну его пылесос и втянул. Но мусор так и так пришлось бы вытряхивать, сама видишь, мешочек совсем забился.

— Вижу, — согласилась девочка. — Хотя странно это.

— Почему же странно?

— Так ведь мамуля драный мешок с перьями сунула в наволочку, из неё не могло столько высыпаться.

И снова Эльжбета подумала, что общение с Агаткой требует от неё гораздо больше хитрости и сообразительности, чем общение с её мамашей. И не помогают никакие конфеты, сладости, мороженое, ничто не собьёт с толку эту неглупую и жутко пронырливую девчонку, которой абсолютно нечем заняться во время школьных каникул. Теперь вот выкручивайся как знаешь.

— Видишь ли, — запинаясь, начала она, — видишь ли, твоя мамуля только один драный мешок сунула в наволочку, а не мешало бы и другие. Ведь бумажные мешки со временем приходят в негодность, просто истлевают, в чулане чихнуть страшно, пух поднимается тучей.

— А тут и перьев вон сколько!

— Ещё бы, ведь это перья куриные! Будь они орлиными…

— А орлиные… они какие?

— Ну ты разве никогда не видела, как орёл расправляет крылья?

— Где мне видеть?

— Да хотя бы в зоопарке. Ты ведь была в зоопарке?

— Была. Но орлов там не видела.

— А кого видела? — стала заговаривать девочке зубы Эльжбета.

— Обезьян. Медведей. И ещё тюленей.

— Так непременно и на орла погляди. И если тебе повезёт, дождёшься момента, когда ему захочется распустить крылья. Тогда увидишь, что это такое!

Огромные, вот такие, а чтобы хоть одно орлиное перо поднялось в воздух, знаешь, какой ветер потребуется? Ураган!

Девочку явно заинтересовало уникальное явление.

— А долго ждать придётся?

— Не знаю, говорю, как уж повезёт. Вот я лично всего два раза в жизни видела, случайно оказалась у клетки. А вы часто ходите в зоопарк?

— В прошлом году были, — вздохнула Агатка. — С папой. Мама зверей не любит. А когда нас всем классом водили, так я болела, ветрянкой. И не пошла!

— В твоём возрасте… — начала было Эльжбета, да вовремя спохватилась. — Со Стасем вы бы могли и сами пойти, ему вполне дашь четырнадцать, а туда таких без родителей пускают.

— Нам мама не разрешит, — вздохнула Агата.

— Почему? А, ты сказала, она зверей не любит.

— И не любит, когда мы одни выходим в город.

Может, ты сумеешь её переубедить?

— Попытаюсь. В крайнем случае сама вас свожу, у меня ведь тоже начались каникулы. Могу пойти только с тобой, если Стась не захочет.

— Ты что, ещё как захочет! Застрянет у аквариумов и уже не будет нам мешать. В прошлом году, когда с папой пошли, так они оба там застряли, а я могла смотреть кого хотела.

— И кто тебе больше всего понравился?

— Обезьяны.

— А крокодила не видела?

— Нет. А разве там есть крокодилы?

— Конечно.

— Эх, не знала я!

Крокодил решил дело. Подозрительная начинка пылесоса вылетела у девочки из головы, — во всяком случае, такое впечатление создалось у Эльжбеты, которая твёрдо решила пожертвовать собой и сводить детей в зоопарк. Впрочем, не такая уж это была жертва, сама с удовольствием там побывает. В дом она вернулась с чистым пылесосом и очень грязным отцовским галстуком, Агатка же помчалась разыскивать брата, чтобы рассказать ему о предстоящем походе в зоопарк.

На готовые котлеты Кристина и Клепа прибыли почти одновременно. Кристине просто не сиделось на месте, ведь она ничего не знала о результатах их ночной вылазки, а Клепе не терпелось доложить о достигнутых успехах. Пока он таинственно молчал, но скромно-торжествующая мина и две бутылки шампанского в ведёрке со льдом — представьте, почти и не растаял в машине! — говорили сами за себя.

Кристина тоже прибыла не с пустыми руками.

Входя, она подала хозяйке большую тяжёлую сумку.

— Не такие уж мы бессовестные, чтобы изо дня В день объедать Богусю, вот здесь кое-что из закусок, правда, ничего особенного я не в состоянии приготовить, но уж очень старалась. Селёдке, наверное, постоять надо, пусть пропитается маринадом, а солёные палочки из слоёного теста можно сразу есть.

Тесто, конечно, покупное. А ещё шарлотка, подруга рецепт дала.

Но если пани не нравится, я могу все забрать обратно, понимаю, что ни в какое сравнение не идёт моя стряпня… И ещё мне попалась отличная вырезка, я купила, но готовить не решилась, только мясо испорчу…

Молча выслушала пани Богуслава эту сбивчивую, покорную речь, терзаемая противоречивыми чувствами. С одной стороны, гости и впрямь уже поперёк горла встали. Она привыкла к одиночеству и совсем не нуждалась в их обществе, да и с готовкой работы прибавилось. С другой — сроду не доводилось выслушивать столько комплиментов, а это льстило её самолюбию. С третьей — всякой снеди горы притаскивали, так что и не очень-то она на них тратилась, скорее наоборот, ещё и экономила. А с четвёртой… чего это они повадились таскаться к ней каждый день? Не иначе, хотят что-то выведать, что-то узнать о её доме, а она терпеть этого не может. С пятой — вечно нарушают её планы, раз и навсегда установленные ею порядки летят кувырком. Неизвестно, чего от них больше — пользы или вреда?

Ладно, надо будет потом, на досуге, все обдумать.

Пока же…

— Посмотрим, что за вырезка…

Эльжбета с большим интересом слушала этот разговор и ломала голову, кто же приготовил шарлотку. И селёдку. Ясно, что не Кристина, она все время пробыла на работе, в издательстве селёдку чистить не будешь.

Меж тем Кристина поспешно разворачивала мясо.

— Ничего особенного, ну да пусть остаётся, — снисходительно оценила покупку пани Богуслава. — Займусь как-нибудь потом, а пока полежит немного, ничего с ней не сделается в холодильнике. О, селёдка и в масле, и в уксусе…

— И ещё рольмопсы, — робко прибавила Кристина.

— Уж им-то непременно надо постоять. Что ж, если Крыся и впредь так будет стараться, может, когда и выйдет толк. А палочки солёные и шарлотку сразу пустим в ход. И что это Зыгмусь такой довольный? Прямо так и светится. Может, в лотерею выиграл?

Шурин и в самом деле извёлся от нетерпения, не имея возможности сообщить свою новость, ибо хозяйкой всецело завладела Кристина. Шурин сначала делал ей знаки, а когда это не помогло, попытался просто оттереть её от драгоценной Богуси, так что последняя наконец заметила необычное состояние гостя.

— Какая там лотерея! — воскликнул он, дождавшись своего часа. — У меня для Богуси найдётся кое-что получше. Ведь пани с пятнадцатого идёт в отпуск, если не ошибаюсь? Значит, будет возможность, а тут такое предложение, такое предложение!

Впрочем, сейчас все по порядку расскажу.

Ну вот, вроде бы такой приятный мужчина, а ничегошеньки не соображает! Зачем же об интересном предложении этой безрукой Крыське знать? Ну уж нет, такого она не допустит. И пани Богуслава приняла меры.

— Не сейчас! — решительно заявила хозяйка. — Не за столом же говорить о делах. Успеете, пан Зигмунт, потом рассказать, а пока помогите накрыть. Ладно, так и быть, поставьте бокалы, очень люблю, когда это делает мужчина. А где же остальные гости?

Тадик с Карпинским в трудовом ажиотаже успели меж тем провернуть чуть ли не всю работу в чулане с перьями. Конечно, работал Тадик, Карпинский был у него на подхвате, но теперь, когда к нему возвратилась память, помощь оказывал осмысленную. И не сразу набросился на Кристину с сенсационным сообщением, хватило ума воздержаться, хотя теперь он точно знал, что эту женщину любит уже не один год и лучше наверняка на всем свете не найдётся. Правда, испугать Кристину могли бы и огненные взгляды, которые бросал на неё Хенрик, но Эльжбета успела шепнуть мачехе два слова, точнее, две фразы:

— Спокойно, не пугайся, к отцу вернулась память, заткнись, никаких эмоций! В кабинете Хлюпа его осенило, теперь все вспомнил.

— Господи помилуй! — прошептала Кристина, отказавшись от громких возгласов не только вследствие предупреждения девушки, но просто потому, что перехватило горло от волнения. Расспросить же Эльжбету не было никакой возможности, поскольку хозяйка категорически потребовала немедленно «прекратить конспирацию» и садиться за стол.

Атмосфера за столом создалась весьма специфическая. Взволнованы были все, и следует признать, у всех были для того веские основания. Счастливый и все ещё не пришедший толком в себя Карпинский — к нему вернулась память. Ошеломлённый Тадеуш — он был свидетелем чуда. Взволнованная, счастливая и лишённая возможности обнять отца Эльжбета. Недоинформированная и потому особенно вздрюченная Кристина. Шурин, жутко довольный собой и столь же жутко недовольный тем, что не может всенародно объявить о своих заслугах. Богуся, которую распирало любопытство и одновременно злость из-за того, что сама же наложила запрет на удовлетворение этого любопытства. Дети инстинктивно почувствовали повисшее в воздухе напряжение и боялись пикнуть, чтобы ненароком не навлечь на себя гнев матери, хотя понятия не имели, чем в данном случае этот самый гнев может быть вызван.

Довольно продолжительное молчание нарушил Клепа, прервав ненадолго процесс насыщения и с превеликим трудом заставив себя остановить беспрерывно мелькающую вилку.

— Ну, знаете, пани Богуслава! Уж на что вкусно всегда кормите, однако такого нектара… то есть я хотел сказать — амброзии, вот именно что амброзии, никак не ожидал. Божественные котлетки, восхитительные. Просто слов не найду! А это блюдо… кстати, что это такое?

Тадик с Эльжбетой, как и положено пылкой молодёжи, в один голос подхватили:

— Да плевать, как оно называется! Главное — убойно! Отпад!

— Ничего вкуснее не ела! Конечно, бестактно выпытывать кулинарные секреты, но ведь сил нет!

Комплименты сдули тучу с нахмуренного чела Богуси, та распогодилась и обратилась к Кристине:

— А Крыся тоже не догадывается?

Вздрогнув, Кристина заставила себя вернуться к еде. Наверное, она единственная за столом не обратила внимания на поглощаемые вкусности, слишком взволнованная известием о выздоровлении мужа.

— Вроде бы помидоры, — неуверенно произнесла она. — И лучок. И ещё что-то, не пойму, перец?

— Эстрагон! — снисходительно улыбнулась хозяйка. — Ничего особенного, но вкус придаёт отменный. Правильно, лучок тоже поджарить, как станет прозрачным — добавить на сковороду помидоры без кожицы, как следует посолить, зато поперчить чуть-чуть. А приправы — это уж мой секрет, правду сказала Эльжуня, у всякой хозяйки свои маленькие хитрости.

Кроме восхитительного помидорного соуса к котлетам был ещё подан поджаренный кружочками картофель — и все. Конечно, не мешало бы приготовить какой-нибудь салат, но выставить обычную морковку, свёклу или зелёный горошек из банки для Богуси было ниже собственного достоинства, поэтому она и приготовила на скорую руку те самые помидоры, вызвавшие такой восторг. Просто поджарила их на сковороде с луком, добавив какие-то приправы, даже сама не помнила, какие именно, но гостям совсем не обязательно об этом знать. Её дело. Как всегда, сработал безошибочный кулинарный инстинкт, и получилось нечто потрясающее.

Тут счёл нужным сказать своё слово и молчавший дотоле Карпинский. Поскольку он прямо-таки светился каким-то внутренним светом, и жена, и дочь вздрогнули, услышав его слова:

— Я ничего не говорю, потому что занят другим… делом…

Вот сейчас беззаботно объявит во всеуслышание о том, какое испытал просветление, — и прощай надежды! Однако опасались они напрасно, Карпинский тут же пояснил:

— А именно — едой! Ничего вкуснее никогда не ел и готов питаться этим всю жизнь. И вовсе не удивляюсь, что Севек так растолстел, я бы на его месте…

Возможно, последнее замечание было лишним и могло вызвать недовольство вдовы, но тут очень кстати вмешался шурин, воскликнув:

— Вот я и предлагаю тост! После этих котлеток уже не может быть никаких сомнений! Пани Богуслава справится с любым, самым трудным заданием. И я готов встать на колени, не поднимусь до тех пор, пока наша очаровательная хозяйка не согласится взять на себя организацию экспериментального банкета…

Даже Стась с Агаткой перестали жевать и выжидающе насторожились, а Клепа вдохновенно продолжал:

— Да что я! Вся фирма встанет на колени! Пьём за успех! За успех самой очаровательной женщины в мире! Виват!

От шампанского и комплиментов у очаровательной женщины голова пошла кругом. Причём до такой степени, что, отправляясь на работу, — а пришлось все-таки отправиться, ничего не поделаешь, — она начисто позабыла о Кристине. Вставая из-за стола, намекнула Карпинскому и Тадеушу о необходимости продолжить или (желательно) закончить работу, подмигнула детям, чтобы были начеку, поручила Эльжбете вымыть посуду, а вот о Кристине совершенно забыла. Вышла вместе с шурином, который галантно предложил отвезти её на работу на своей машине. Вроде бы следом за ними вышла и Кристина, но головой она не поручится. И наверняка всю дорогу ломала бы эту самую голову, да шурин воспользовался случаем и завёл речь о том экспериментальном приёме. И в самом деле, пусть это будет для очаровательной Богуси пробным шаром, небольшой банкетик на двадцать пять персон, гонорар мизерный, всего двести злотых, но не в этом суть.

Видите ли, он, Зигмунт, взял на себя смелость побиться об заклад, что при своих талантах прелестная Богуся сумеет уложиться в тридцать злотых с носа, учитывая, что спиртное приглашённые принесут с собой.

— Сколько с носа? — не поверила своим ушам Богуся.

— Тридцать, — дрожащим голосом повторил шурин. — Что-то не так? Я зарвался?

— А десять не хотите?! — торжествующе поинтересовалась Богуся.

От неожиданности жулик чуть не врезался в фонарный столб.

— Как?! Повторите. Я не ослышался?

— Не ослышались. И я уж знаю, что говорю.

Они что же, пожелали устрицы или русскую икру?

— Да ничего они не пожелали. То есть, может, они чего и желают, да кто же им даст? Все в вашей воле, все зависит от вас, только от вас, прелестная Богуся, и условия нашего спора таковы, что все останутся довольны, а если хотя бы одна персона будет недовольна…

— Значит, эта персона на редкость глупа и нечего на неё обращать внимание! — отрезала пани Богуслава. — А что предполагается, обед или ужин?

— Ни то ни другое, вернее, обыкновенный приём, дружеская встреча за столом. Две фирмы пообщаются, поговорят за бокалом вина и вкусной едой о делах, а главное, помирятся, потому как они разруганные и теперь обе стороны желают пойти на мировую. И достойно отметить это событие. А то, что помирятся, — это я точно знаю. Уже имеется договорённость. Там будут два иностранца…

— Какие именно? Это очень важно знать. Одно дело — русские, совсем другое — немцы или евреи, а вот если арабы или японцы… Или, того хуже, французы.

— Американцы.

— Ну, тогда никаких проблем! — презрительно уронила Богуся. — Эти все сожрут, можно спокойно взять корыто в хлеве и им подсунуть. Для американцев и стараться обидно, уж такую дрянь лопают — не поверите. Вот разве что эти американцы по происхождению поляки…

— Как вы угадали, точно, поляки! — подхватил слегка напуганный шурин.

— А, ну тогда и в самом деле придётся немного попыхтеть.

— Вот именно! — обрадовался жулик и продолжал:

— Так я ещё не все сказал. Во-первых, сколько пани сэкономит — если с персоны будет меньше тридцати злотых, — половину пани получит сверх гонорара. А во-вторых, пари я заключил на пять тысяч! И если выиграю — делим выигрыш по-честному.

Пани Богу слава пожелала уточнить:

— А о чем, если конкретно, вы договорились?

— Ну, что будет меньше тридцати злотых с носа.

Пусть всего на один злотый меньше, все равно мы выиграли. И что всем без исключения понравится.

— А когда же это торжество предполагается?

— Довольно скоро, девятнадцатого июля.

— И где его устраивают?

— Глава фирмы выстроил себе новый дом с большим участком, на Блющанской улице, недалеко от вас.

— А в доме жена и дети?

— Детей он на каникулы отправил к морю…

— Интересно, к какому? В Польше ведь нет приличного моря.

— Не знаю, скорее всего, за границу. Жена имеется, не стану отрицать, но она у него художница, в основном пребывает у себя в мастерской, он ей оборудовал роскошную мастерскую. И я очень сомневаюсь, знает ли она, где в её доме кухня.

— Так кто же у них хозяйство ведёт?

— Экономка. Но она занимается лишь детьми.

Глава семейства никогда дома не обедает, питается в ресторанах, одновременно обделывая свои дела. А жена, похоже, и вовсе не питается. А ещё у них есть приходящая домработница, если надо, она пани поможет. Закупить продукты, привезти…

— Закупить продукты — это моё дело, — отрезала пани Богуслава. — От того, какие продукты куплены, почитай, половина успеха зависит. А вот привезти придётся, не стану сама таскать. И без того следует начать заранее, как минимум накануне…

В общем, согласие пани Хлюповой на подготовку ответственного приёма было получено ещё до того, как они подъехали к её поликлинике.

* * *

К восьми вечера дом Хлюпа опустел. Тадеуш отправился за вещами, Карпинские уехали ещё раньше, и дети поужинали самостоятельно, к этому они уже привыкли. В дни своих дежурств мать оставляла им заранее приготовленный ужин.

— Ну слава богу, наконец-то дома, — буркнула Эльжбета, припарковывая машину и стараясь тактично не глядеть в зеркальце на обнимающуюся на заднем сиденье парочку.

А Карпинского прямо-таки распирало от избытка чувств, Кристина даже подумала — не слишком ли, правда, он и до катастрофы её любил, но тут страсть просто бьёт ключом. Не так уж это плохо, но вряд ли надолго, наверняка эйфория вскоре спадёт.

А Хенрик Карпинский строил самые грандиозные планы.

— Нет, вы только представьте, — без умолку болтал он. — Через пять дней я выхожу на работу!

И все помню, все знаю, я там так развернусь — увидите! Тем более что в августе намечалось подписание очень выгодного контракта, я сам его подготавливал, вёл переговоры, теперь отчётливо вижу, в чем промахнулся, но есть время исправить, а главное, не идти на уступки. Слишком я был мягкотелым, теперь все сделаю наилучшим образом, увидите!

Если бы не настоятельная необходимость обсудить планы на завтра, наверняка вся ночь прошла бы в воспоминаниях о прошлом, уж очень приятно было Карпинскому почувствовать себя самим собой. С трудом удалось дамам усмирить Хенрика и заставить обратиться к насущным проблемам. Тем более что никто не мешал, не подслушивал.

— Я так понимаю — первым делом надо проверить шкаф в кабинете пана Северина, — нервно говорила Кристина, — какой смысл опять искать в других местах?

— Яснее ясного, — отвечала Эльжбета, вскрывая жестянку с едой для кота. — Раз отец утверждает…

— В том-то и дело, — смущённо произнёс отец, не давая дочери договорить. — Теперь, когда я все хорошо вспомнил, у меня и закрались сомнения. Да, я отчётливо помню, что мне сказал Севек в тот вечер. Несколько мест перечислил, причём шкаф не был первым. Он сказал — «под кроватью», потом «в комнате для гостей»…

— В какой именно? У них не одна комната для гостей! — застонала Эльжбета.

— Успокойся, — попросила девушку Кристина. — А ты, Хенек, не пугай нас, если что неприятное вспомнишь — не торопись сразу выкладывать.

Кстати, насколько мне известно, в комнатах для гостей вы под кровати не заглядывали, — или я ошибаюсь?

— Ну как я мог заглядывать, если даже не помнил, есть ли в их доме вообще такие комнаты? — обиделся Карпинский. — Вот теперь вспомнил. И скажу вам, — он опять расцвёл, — дом Северина знаю не хуже Богуси, мы с Севеком ещё детьми там играли. Когда в машине сидели и он перечислял, где может спрятать мой портфель, я все эти места очень наглядно себе представлял. Да, кстати, а в комнатах для гостей Богуслава уже наводила порядок?!

— Без паники, — одёрнула его Кристина, — наводила или нет, а портфеля она не нашла, это главное. Пока не нашла. Уж в противном случае такого не смогла бы скрыть. Согласны?

В этом никто не сомневался.

Карпинский вздохнул.

— Как бы то ни было, сейчас мы не помчимся туда шарить под кроватями. Придётся подождать.

— Подождать до тех пор, пока Тадик не проверит в шкафу, — веско заметила Кристина. — Думаю, он сумеет сделать это уже сегодня. Как только поселится. Хотя нет, холера! Ведь шкаф заперт.

— И не только шкаф, — мрачно добавил Карпинский, позабыв о просьбе жены не огорошивать их плохими известиями. — Хлюпова отобрала у Тадика и ключ от кабинета. При мне. Я хоть и не в себе был, но помню. И с этим ключом наверняка отправилась на работу.

* * *

Подъезжая к родному дому, Тадик думал только о Боженке, о неприятностях, ожидающих его при встрече с ней. Все остальное пока было неважно, все заслоняла Вожена. Вот если бы удалось как-нибудь потихоньку проникнуть в дом, через веранду например, быстренько уложить в сумку кое-что из одежды, несколько книг, мелочи разные и так же незаметно выскользнуть… А матери потом по телефону сообщит свой новый адрес.

Припарковав машину на всякий случай подальше, в узком проулке между участками соседей, парень направился к дому. По дороге уговаривал себя — нечего так дрейфить, Боженки вообще может не оказаться дома, мало ли куда ей захотелось пойти?

К сожалению, Божена никуда не ушла, однако обстоятельства благоприятствовали Тадеушу, ибо в данный момент вся семья собралась за столом в большой комнате. Когда собирались все, приходилось обедать или ужинать там, в кухне шестерым не поместиться, а если ещё и Тадеуш подтягивался, получалось семь человек.

Заглянув в открытое окно столовой и обнаружив все семейство в полном сборе, Тадик тихонько пробрался к задней террасе, приставил к раскрытому окну на втором этаже лёгкую садовую лестницу и через минуту спрыгнул в спальню матери и её мужа.

Выглянув на лестницу и удостоверившись, что, судя по голосам, все по-прежнему сидят за столом, Тадеуш на цыпочках поднялся в свою каморку на чердаке, стараясь не наступить на скрипучие ступеньки, которые он знал наизусть.

И когда спускался с двумя большими сумками, наткнулся на выходящую из спальни мать.

— Тадик, ты? — удивилась пани Халина.

Уронив сумки, сын приложил палец к губам и, развернув родительницу к спальне, опять втолкнул её туда, закрыв за собой дверь.

— Тихо! Сейчас тебе все объясню, раньше не мог.

Только, ради бога, тихо!

Пани Халина ещё больше удивилась:

— Почему тихо? И что ты делаешь?

— Ничего особенного, просто съезжаю ненадолго.

Мать так и шлёпнулась на тахту.

— Сынок, да что случилось? Я тебя обидела чем?

Объясни же толком!

— Мама, не волнуйся, я же сказал — все объясню. Только другим не надо об этом знать. Я переезжаю в дом отца.

— О, что-то унаследуешь после его смерти? — обрадовалась пани Халина.

— Ну что вы все только и знаете твердить — наследство, наследство, словно я какая-то гиена кладбищенская! Ничего я не наследую, просто мне надо отсюда смыться!

Последние слова Тадеуша поразили его мать в самое сердце.

— Почему, сынок? Тебе так плохо со мной?

— Спятить можно! Да не перебивай, дай сказать!

Не с тобой мне плохо, а с этой… Не хотел говорить, да придётся, хорошо, что дядя Бронек не слышит, не хотелось бы его обижать. Видишь ли, мама, эта Боженка вцепилась в меня хуже пиявки, сил нет! И кому только втемяшилось в голову, что я должен на ней жениться? Какой идиот…

— А ты сам об этом не думал? — удивилась мать.

— Да я скорее удавлюсь! — заорал Тадик, позабыв о необходимости соблюдать тишину. — Ни за что на свете! Ни за какие сокровища! Повешусь, пулю себе в лоб пущу! Не знаю, что сделаю!

Пани Халина явно расстроилась.

— Кто бы мог подумать… Гляди-ка… А мы надеялись… Боженка нам все уши прожужжала, какая между вами любовь. Бронечек так радуется, уже приданое для неё заготовил, покойная мать что-то там ей оставила и не велела трогать, пока дочь не пойдёт под венец. Мы и не трогали. Знаешь, приданое немалое…

— Да плевал я на её приданое! — вышел из себя Тадеуш. — Я-то думал, это она сдуру сболтнула, теперь вижу — тут целый заговор! А мне даже говорить об этом противно, вот я и хотел потихоньку смыться, чтобы избежать скандала. И не вернусь до тех пор, пока эта… эта… не подцепит на крючок какого-нибудь другого дурака, чтоб уж никаких сомнений.

Пани Халина все не могла расстаться с привычными мыслями:

— А мы-то думали… И ведь такая красивая девушка!

— Может, она и красивая, мне тоже нравилась.

До тех пор, пока из неё ядовитая змея не выползла!

Я раньше относился к ней, как к сестре, а теперь и глядеть на неё противно!

Пани Халина, простая душа, и на эти вещи смотрела здраво и просто.

— Ты спал с ней? — в лоб спросила она.

Сын так яростно воздел руки, что даже суставы хрустнули.

— Нет! Представь себе, нет! Мне такое и в голову не приходило, хотя она вроде бы не против была… Да я думал — придуривается. Какое счастье, что этого не случилось!

— Жаль, — вырвалось у пани Халины, но она тут же поправилась:

— А может, и впрямь счастье, раз ты её не хочешь. А ведь такая хозяйственная и рассудительная девушка. Не бойся, сынок, я тебя ни уговаривать, ни заставлять не собираюсь, тут ты волен поступить как пожелаешь. Только вот зачем так срочно куда-то бежать? К тому же ночью. Ага, ты и ночевать не приходил, где ты был?

Не отвечая, сын вдруг прислушался и бросился к двери. За ней никого не оказалось, но Тадеуш все же внёс обе сумки в комнату, тем более что покинуть дом он собирался тем же путём, каким и проник в него, — через окно в супружеской спальне.

На вопросительный взгляд матери пояснил:

— Не хочу, чтобы кто-нибудь увидел. А вчера переночевал у знакомых.

— А Боженка, почитай, всю ночь прождала! — вырвалось у простодушной пани Халины.

— Так я и знал! И всем раструбила, что меня не было, ведь так? Мама, ты же сама видишь, следит за мной, как… инквизитор настоящий, росянка несчастная! Мне каждый лишний день с ней под одной крышей — нож острый!

— Какая росянка? — опешила женщина.

— Ну, есть такая трава болотная, кого ни схватит — с потрохами сожрёт.

— Ты уж слишком к ней придираешься, сынок.

Боженка не такая уж обжора.

Тут до Тадеуша наконец дошло — родная мать вряд ли сумеет его понять.

— Ладно, я пошёл, — закончил он разговор, перетаскивая к окну сумки. — Ты, мам, не беспокойся, я буду тебе звонить…

— И никогда уже в родительский дом не заглянешь? — ужаснулась пани Халина.

Сын поспешил её успокоить:

— Отчего же, загляну. Только сначала позвоню, и ты мне честно скажешь, когда её не будет дома.

Не хочу я скандалов, не люблю их.

— Это у тебя отцовское, — вздохнула мать. — Да и от меня тоже, я ведь сама не выношу ссор, лучше уж миром. Никогда ни на кого не подняла руки за всю свою жизнь!

Забыла она, видимо, всех незадачливых ухажёров, которые в дни её цветущей молодости пытались ухлёстывать за красоткой. А поскольку Тадеуш лично не наблюдал, как его мамаша била наотмашь по мордам таких приставал, то и не стал выводить её на чистую воду. Да и не до того сейчас.

— Так ты обо мне не беспокойся, — повторил он, вылезая в окно и принимая от матери одну за другой свои сумки. — Давно хотел тебе сказать — пришла пора и мне подумать о самостоятельной жизни, не все же время за чужой спиной. Я взрослый, не пропаду, а ты чтоб никаких глупостей на мой счёт не думала. Устроился я неплохо, квартира дармовая, а до работы даже ближе, чем отсюда. Привет!

И он исчез вместе со своими сумками. Бедная мать не успела и рта раскрыть. Правда, мелькнула в её голове мысль о муже и необходимости Тадику и с ним попрощаться, зачем обижать хорошего человека, затем подумала о лестнице, которая непременно бросится в глаза грабителям, и они воспользуются случаем, чтобы проникнуть в дом. Вместе с обрушившимся на пани Халину сообщением сына всего этого было слишком много для её бедной головки, и она застыла, прижав руки к сердцу. Тут её позвали снизу, и, захватив лекарство для улучшения пищеварения, за которым поднялась в спальню, пани Халина спустилась в столовую.

Весь разговор матери с сыном продолжался не более десяти минут. Внизу уже кончили ужинать, и Вожена вышла на улицу. Не первый раз за сегодняшний день она высматривала возвращающегося Тадика, горя желанием высказать все, что думает о нем после того, как этот негодяй неизвестно где провёл ночь. Выйдя за калитку, девушка застыла на посту, обозревая обе стороны улицы.

Там и заметил её Тадеуш, предусмотрительно выглянув из-за угла дома. Итак, на улицу путь закрыт, тогда не избежать скандала, причём на всю округу. Можно, конечно, пробраться по участкам соседей, но как им объяснить в случае чего, что он делает на чужой территории с двумя большими сумками? Лучше где-нибудь отсидеться. Но тут послышались голоса детей. Поужинав, они вышли во двор погулять. Сейчас обнаружат его и поднимут радостный крик…

Убедившись, что в данный момент Вожена занята обзором улицы, Тадеуш в три прыжка пересёк газон и забился со своими сумками в густые кусты сирени, росшие у забора. И затаился, гадая, сколько же времени придётся просидеть в этом укрытии.

В половине одиннадцатого не только дети, но и их родители отправились спать, а Вожена и не собиралась покидать наблюдательный пост. То стояла у раскрытой калитки, то прогуливалась по улице туда-сюда, к счастью не доходя до проулка, где Тадеуш оставил машину. В темноте парень смог хоть как-то пошевелиться и размять руки-ноги, а то все тело одеревенело, а этой гетере недоделанной хоть бы хны, похоже, нисколько не устала, готова так всю ночь вышагивать.

Но вот, поглядев в последний раз в обе стороны, и Вожена вошла в дом, захлопнув за собой дверь.

По вспыхнувшему на первом этаже свету Тадик понял, что она выбрала позицию у кухонного окна, откуда открывался хороший вид на калитку. Но ничего, теперь, в темноте, можно пробираться и через соседей. Перебросив одну за другой сумки на соседскую территорию, парень без труда перепрыгнул изгородь, потрепал за уши знакомых собак соседа, подхватил сумки и выбрался в проулок, где стояла машина.

Из-за всех этих превратностей судьбы к отцовскому дому Тадеуш добрался почти в полночь. Только теперь он сообразил, что ведь у него нет никаких ключей — ни от калитки, ни от входной двери. Очаровательная Богуся осталась верна себе. И все равно, если бы пришлось выбирать из двух зол, он бы выбрал пани Богуславу: по крайней мере женить его на себе она не собиралась.

Попасть во двор отцовского дома не составляло проблемы, замок калитки уже давно не действовал, и все звонили только из вежливости. Воспользоваться прекрасно зарекомендовавшей себя щелью в заборе Тадеуш не решился, чтобы не навлечь подозрений.

Ключ же от ворот находился в так называемом гараже, который, как известно, никогда не запирался.

Распахнув ворота и поставив машину в гараж, парень с некоторым трудом удержался от того, чтобы не открыть замок входной двери какой-нибудь железякой, приспособив её в качестве отмычки, ведь в гараже среди инструментов можно было найти что угодно. Небольшую самодельную отмычку он на всякий случай уже припас, но и её не стал пускать в ход.

Решив и впредь делать вид, что дом без ключей для него неприступная крепость, Тадеуш задумал немного пройтись вокруг, а то от многочасового сидения в сирени ноги так и не отошли.

С наслаждением вдыхая свежий ночной воздух, он не торопясь уже в третий раз обходил дом, когда во двор вошла возвращающаяся с работы пани Богуслава.

Увидев пасынка на боевом посту, она была приятно удивлена. Надо же, полночь на дворе, а парень караулит, как и обещал! Выходит, она нашла хорошего сторожа. Ведь в данный момент никто за ним не наблюдает, а он по собственному почину сторожит! И сумки вон стоят, значит, сдержал слово и переселяется к ней.

— Можешь внести свои вещи, — милостиво разрешила хозяйка. — Вот ключи, отцовские. А спать надо с открытым окном, иначе не услышать бандитов. Тадик сегодня уже поужинал?

Сегодня Тадик не ужинал. В отцовском доме не успел, торопился за вещами, а в доме матери не до того было. Не станет же он рассказывать, что несколько часов провёл в зарослях сирени! Есть хотелось по-страшному, однако, считая неудобным в этом признаваться, парень только что-то невнятно пробурчал.

К счастью, хозяйка и сама была голодна, быстро собрала поесть, и они вдвоём мирно поужинали в кухне. Атмосфера создалась на редкость для этого дома тёплая и дружеская, возможно, потому, что оба собеседника устали и мечтали лишь об отдыхе, не было охоты касаться спорных вопросов.

Только около часа ночи Тадик оказался наконец один в отцовском кабинете. На всякий случай подготовив себе спальное место, он переоделся в пижаму и осторожно приоткрыл дверь. Прислушался. Кажется, в доме все спят. Повернув ключ в двери, Тадик подошёл к запертому шкафу. Наступил кульминационный момент.

Для того чтобы отпереть заветный шкаф, парню потребовалось целых десять минут, ведь надо было это сделать аккуратно, ни в коем случае не поцарапать замок, чтобы, не дай бог, хозяйка не заметила.

Осторожно, стараясь не скрипеть, молодой человек приоткрыл одну створку, и как раз в этот момент в коридоре послышался лёгкий шум, а сразу вслед за этим тихий стук в дверь.

Тадик не замер от страха, не окаменел, короче, не сдрейфил. Быстро заперев шкаф своей прекрасной отмычкой, он сунул её в карман пижамы и, не задавая глупых вопросов, распахнул дверь.

В комнату тут же ввалился донельзя взволнованный Стась. Зная о переезде к ним нового друга, можно сказать старшего брата, он так обрадовался, что решил сегодня вообще не спать, дожидаясь Тадика, но в постель все-таки лёг, чтобы эта настырная девчонка, его сестра, чего не заподозрила и не наябедничала матери. Незаметно для себя Стась заснул, но в полночь проснулся от шума подъехавшей машины.

Чуть позже и мать вернулась с дежурства. Переждав их совместный с Тадиком ужин и решив, что настал подходящий момент, Стась подкрался к кабинету отца.

У Тадеуша хватило ума и выдержки не показать, что тот явился некстати, и впустить мальчишку в кабинет — не говорить же на лестнице, рискуя разбудить мать и сестру. Впустил, запер дверь и строго спросил:

— У тебя что, крыша поехала? Второй час!

— Самое время! — дрожа от нетерпения, просипел Стась. — Открываем шкаф?!

— Коли так свербит — почешись, а горячку нечего пороть! — одёрнул молокососа Тадеуш.

— А когда же? — обиделся тот. — Днём мать не даст.

— Соображай! Пойдёт же она на работу.

— Ты что, не знаешь? Когда её нет, этот клещ бдит, радары свои распускает.

— Что за клещ?

— Агата, кто же ещё. Врагу не пожелаю такой сестры, хуже чирья на ж… Из двух зол я уж скорее мать предпочту. Так что у нас с тобой одна возможность, сейчас, пока обе спят.

— Я бы не поручился головой, что спят, — возразил Тадик. — А сейчас, ночью, такая тишина, что малейший скрип услышат. Шкаф ведь заперт.

— Ну и что? — одними губами прошептал младший брат. — Нечего мне мозги пудрить, неужто не сумеешь замок отпереть?

— Кто сказал — не сумею? Только не поручусь, что он не заскрипит или не щёлкнет на весь дом. А теперь заткнись и слушай, что старшие говорят. Я поклялся твоей матери, что ты в кабинет только через мой труп попадёшь, иначе она отберёт у меня ключи от комнаты и от дома и фиг мы чего добьёмся. А если убедится, что все по её воле, то и ключ от шкафа выдаст, тогда и откроем. Потерпи малость, не то все потеряем! А сейчас выкатывайся. Застукает тебя здесь — все пропало. Усёк?

— Усёк! — упавшим голосом выдохнул Стась.

Он ничего не знал об ультиматуме, поставленном матерью Тадику, и теперь воспринял его как крушение всех жизненных надежд. Нельзя было не согласиться с аргументами старшего брата, уж Стась хорошо знал характер своей мамаши, и в то же время так просто отказаться от заманчивых планов завтра же порыбачить он тоже не мог. Хотелось кричать во весь голос, а тут приходилось шептать, как придушенному. Понимая состояние брата, Тадеуш попытался успокоить его:

— Погоди, не напрягайся, все будет о'кей. Слушай! Да слушай же, чего вертишься! Спокойствие, только спокойствие. На сегодня дискуссию кончаем.

Я вовсе не уверен, что ни одна из них не подслушивает, поэтому разведём конспирацию. Сейчас выйду и разведаю, в случае чего притворюсь, что в сортир приспичило, а ты в щель поглядывай, если дам знак — выскакиваешь и сам в сортир. Посиди там чуток, воду спусти и на цыпочках к себе. А завтра за работой все путём обсудим. Дошло?

— Офигеть можно, столько ждать! — удручённо прошептал Стась, но с планом согласился.

Как решили, так и сделали. Агатка и в самом деле проснулась, к счастью с некоторым опозданием. Отлично разбираясь во всех звуках ночного дома, девочка различила шаги брата, поняла — он прошёл в ванную, последующие звуки тоже были в норме, вот братец протопал к себе и захлопнул за собой дверь. В доме все стихло, можно было спокойно спать.

Тадик в своей комнате закурил и не менее четверти часа просидел при распахнутом окне, борясь со сном. Нелёгким выдался прошедший денёк, если и все предстоящие будут на него похожи, вряд ли он долго выдержит. Ведь и накануне спал часа три-четыре, теперь вот скоро два часа ночи, а он не может себе позволить лечь. Эх, если бы не Эльжбета, завалился бы сейчас и дрых без задних ног…

Второй раз высунув голову в коридор, он ещё напряжённее вслушался в ночную тишину. Ни звука. Можно приступать.

Пожалев, что нет под рукой ни капли масла, чтобы смазать петли, Тадеуш принялся осторожно орудовать отмычкой, и тут же послышался едва различимый скрежет. Может, смотаться за машинным маслом в гараж? Как же, весь дом перебудишь. Тогда, может, отложить взлом до завтра? За день он успеет запастись чем угодно. Но тут опять мелькнул перед глазами милый образ Эльжбеты, и парень решился…

Вот замок еле слышно щёлкнул, спокойно, не торопиться… Буквально по миллиметру раскрывая дверцу, Тадеуш наконец полностью справился с одной створкой, и совершенно бесшумно. Успех окрылил, вторая створка далась легче. Ещё минута — и дверь шкафа распахнута настежь.

Господи, какие сокровища! Удочки — короткие и телескопические, в чехлах и без, бамбуковые и из искусственных материалов. В жизни не приходилось видеть такого обилия и разнообразия. А вот спиннинги, на любой вкус! Полки с самыми разнообразными причиндалами: лески, баночки, коробочки и прочие ёмкости с крючками, поводками, мормышками. А это что? Катушки! Какие хочешь — инерционные и безынерционные, и блесны… Да их штук триста! Внизу мотки сетки, сачки. Гарпун, Езус-Мария!

Да это просто клад! В редком магазине найдёшь нечто подобное, оно и неудивительно, ведь отец собирал свои сокровища долгие годы.

Хотя рыбная ловля и не являлась страстью его жизни, понадобилось какое-то время, чтобы свыкнуться с таким богатством. Одёрнув себя, Тадеуш сосредоточился на главной задаче. Внимательнее осмотрел вещи в самом низу шкафа. Итак, сетка, несколько пар высоких сапог, лопатки, старые портки, ещё одни, куртка. Приподняв куртку, Тадеуш увидел под ней угол старого портфеля. Потрёпанного.

Чёрного. И замер, боясь поверить своим глазам.

Наконец решился выяснить, тот ли портфель.

Отложив куртку в сторону, осторожно потянул за торчавший угол. Портфель оказался тяжёлым, даже не дрогнул. Нетерпеливое желание не приглушило осторожности. Тадик не рванул что есть силы, а, стиснув зубы, принялся осторожненько раскапывать наваленную кучу рыбацкой экипировки. Наконец разгрёб, вот и весь портфель виден. Ручка оторвана….

Пришлось прерваться, чтобы отереть пот со лба.

Боже, неужели тот самый?

Через минуту убедился — тот самый: старый, чёрный, битком набитый, с оторванной ручкой. И очень тяжёлый. Заперт на обычный портфельный замочек и стянут двумя кожаными язычками по обе стороны замка. Нет, не станет он соблюдать дурацкую щепетильность, надо заглянуть внутрь.

Ни Карпинский, ни его сообщник даже не позаботились о том, чтобы прикрыть содержимое портфеля. Тадеуш сразу увидел пачки зеленоватых купюр, оклеенные бумажными лентами. Этими пачками портфель был забит плотно, хотя и не очень аккуратно, при желании можно было бы и больше затолкать. Тадеушу, однако, их количество показалось вполне достаточным, он не стал в них копаться, разыскивая на дне золото, а, прикрыв портфель, обхватил его руками и застыл сидя на полу.

Нашёл!

Только просидев несколько минут в блаженной прострации, парень обрёл способность мыслить.

Итак, он нашёл деньги Хенрика Карпинского, которые тот отдал его отцу, чтобы на время спрятал у себя. Сокровище оказалось в целости и сохранности.

Никто в этом доме не знает о наличии портфеля с долларами. И не должен узнать. Теперь логично было бы вынести деньги из дома и вернуть их владельцу.

Но как это сделать? Вынести прямо сейчас, пока все спят? А где уверенность, что спят? И мегера может бдить, и детки её какие-то странные, вдруг в этот момент как раз подслушивают? Вон, под дверью его комнаты щель, свет наверняка видно, не подумал заранее, надо учесть на будущее.

Вынести днём? Сунуть под мышку и выйти как ни в чем не бывало? Нельзя, слишком много говорилось в этом доме о портфельчике, а дети и вовсе видели его. Нет, в портфельчике не пойдёт. Переложить куда-нибудь? В одну из сумок, например.

Тоже не пойдёт. Если увидят, непременно кто-нибудь поинтересуется, чего это он не успел принести свои вещи, как уже тащит обратно. Наврать? Дескать, инструменты, нужны на работе. Все же знают, работа у него умственная, в инструментах не нуждается. Тогда уж предварительно придумать что-нибудь насчёт хлебной халтуры с корешем, а потом и сумку тащить. А может, просто распихать доллары по карманам и в несколько приёмов вынести? И изо дня в день таскаться на работу с тысячами долларов, как сейф ходячий. Да и какие карманы летом? Что засунешь в карманы джинсов? Вот если бы хоть дождь пошёл, можно куртку надеть.

От мыслей разболелась голова, а от тяжести портфеля — согнутые колени и живот. Это заставило переменить положение тела и направление мыслей.

Раз нельзя деньги сразу вынести, значит, следует подумать о том, чтобы хорошенько их припрятать до тех пор, когда можно будет. Шкаф исключается, он обещал Стасю показать отцовские богатства и обещание исполнит. Вон как парень огорчился!

Вспомнив о брате, подумал — а что, если тот запомнил портфель, вдруг видел его в отцовском шкафу? И спросит, куда подевался. Ребята убеждены, что в портфеле отец принёс какие-то инструменты.

Не покупать же другой похожий портфель, это уж совсем глупо. Проще переложить куда-нибудь деньги, а сам портфель набить какими-нибудь инструментами, благо здесь в них недостатка нет.

Вариантов было много, но выбрать лучший мешали поздний час и крайняя усталость. Одно, во всяком случае, не вызывало сомнений: необходимо срочно перепрятать деньги и ни в коем разе не оставлять их в шкафу.

* * *

Ранним утром Тадеуша разбудил энергичный стук в дверь. Вскочив, парень не сразу вспомнил, где провёл ночь. Оказывается, спал, как и положено, на диване, не на полу, крепко сжимая в объятиях старый кожаный портфель.

За дверью послышался пронзительный бодрый голосок Агатки:

— Мамуля говорит, что завтрак готов, а потом не будет, так что поспеши! Эй, Тадик! Я же слышу — ты проснулся! Так не копайся!

— Уже иду! — откликнулся Тадеуш, тоже постаравшись, чтобы голос прозвучал бодро. — Минутку, только оденусь!

Натянуть джинсы и футболку не составляло проблемы, проблемой был портфель. Судя по звукам, девчонка торчала под дверью, настырно выжидая возможности проникнуть в комнату. Ну и язва! Невольно припомнились слова её брата, сравнившего сестру с клещом и чирьем на заднице. Ничего путного не приходило в голову, а ведь говорят — утро вечера мудрёнее. Вот разве что воспользоваться одной из собственных сумок? Не раздумывая долго, Тадик вытряхнул из сумки оставшиеся книжки, сунул портфель, затянул замок-молнию и мощным ударом правой отправил под диван.

Завтрак, как и вообще вся еда в этом доме, оказался отличным. Немного успокоившись и обретя способность хладнокровно обдумать создавшуюся ситуацию, Тадеуш решил рискнуть. Комнату он запрет, впрочем, таково категорическое требование хозяйки. Значит, дети туда не проникнут, а сама хозяйка без причины заходить не станет, это уже известно. Пронырливая Агатка не сумеет отпереть дверь, Стась наверняка дождётся обещанного старшим братом случая, вон как заговорщицки подмигивает! Эльжбете позвонит, договорятся, во сколько они с отцом придут, а сам он сумеет отпроситься с работы. Сегодня, впрочем, и отпрашиваться не надо, сегодня он сам себе хозяин, ведь предстоит авторский надзор на другом конце города, вот он и отправится туда, а сколько времени займёт проверка, ни одно начальство не в состоянии определить.

Как и предполагал, с работы сумел позвонить Эльжбете.

— Тадик! — вскричала девушка, услышав в трубке знакомый голос. — Совести у тебя нет! Я тут уже несколько часов с телефона глаз не свожу, а ты только сейчас соизволил!.. Ну, что?!

— Нашёл, — поспешил успокоить девушку Тадеуш. — Есть портфель!

Похоже, Эльжбета была так ошарашена этой новостью, что даже ахнуть не смогла. Давая ей время прийти в себя, парень затараторил:

— Раньше не мог позвонить, потом расскажу.

Вечер выдался — не приведи господь, а уж ночь… А звонить оттуда нет никакой возможности, придётся сотовый купить, без него не обойдёшься. Надо бы какой-нибудь условный код разработать, вся семейка глаз с меня не спускает, а там всего один аппарат…

От злости к Эльжбете вернулся голос.

— Кончай болтать. Где?!

— Представляешь, где и думали. И содержимое в порядке, не беспокойся. Но возникли проблемы…

— Минутку! — слабым голосом попросила девушка. — Дай дух перевести… Папа!!!

В левом ухе так загудело, что оно перестало слышать, пришлось трубку приложить к правому. И все равно держать на расстоянии. Эльжбета кричала:

— Нашёлся! Слышишь? Твой портфель нашёлся!

Тадик его нашёл! В шкафу, как ты и предполагал!

Тадик, и что дальше? Где он сейчас? У тебя с собой? Приезжай немедленно и привози его!

— Все не так! — быстро вставил Тадеуш, стараясь перекричать Эльжбету. — Помолчи и слушай!

Все не так!

— Все?! — ужаснулась девушка. — Нет, я помру!

— Расслабься! И слушай. Портфель найден, и в нем то, что положено. Но приехать и привезти я не могу, наоборот, тебе надо срочно ехать туда. Сама придумай причину, сойдёт любая, лучше всего поезжай с отцом. Я раньше часа не выберусь, но можете делать вид, что ждёте меня, и твёрдо сидите в доме!

Портфель остался там, в моей комнате, ну, в отцовском кабинете, я запер его на ключ, но бережёного…

— Не понимаю…

— Потом объясню, а сейчас вам придётся проследить за всеми. Доходит? Чтобы никто из них не сунулся в кабинет! Особенно дети! Мегера по доброй воле не сунется, но кто знает… На работу ей к двум, а до тех пор постерегите! Я не могу сейчас!

Положив трубку, Эльжбета помертвевшими губами вымолвила:

— И Клепа… с утра туда помчался, Тадик ещё не знает. Вот этот деньги нюхом почует, мигом найдёт, мы и чихнуть не успеем. Пап, собирайся, немедленно едем! Сейчас Кристине позвоню!

Теперь запсиховали все трое. Хенрик Карпинский пришёл почти в такое же волнение, как в достопамятный день, когда сообщник вручил ему портфель с сокровищами. Кристина на работе ни о чем другом не могла думать и приняла к изданию произведение смертельно изумлённого дебютанта, уже несколько лет безуспешно пытающегося всучить его любому издательству.

Хенрик Карпинский с дочкой уже через полчаса были в доме Хлюпов. Пани Богуся встретила их весьма странно…

* * *

Вынужденный на какое-то время отложить знакомство с рыболовными богатствами отца, Стась не мог утерпеть, чтобы не поделиться с приятелем хотя бы своими большими надеждами, и сразу после завтрака умчался. Воспользовавшись отсутствием брата, Агатка беспрепятственно занялась своим любимым делом — ябедничанием.

— Мамуля, а у Тадика и в самом деле полотенце зеленого цвета, сама видела, он в ванной повесил.

А ещё в пылесосе оказалась куча перьев и галстук пана Хенрика. Сама видела.

Пани Богуся мыла посуду после завтрака, вполуха слушая доченьку. Информация о зеленом полотенце не слишком её заинтересовала, его дело, с таким же успехом мог вытираться хоть фиолетовым, хоть в серп и молот по красному полю. А вот галстук Карпинского…

— Ты уверена, он был в пылесосе? — переспросила она.

— В пылесосе, сама видела!

— Как же он мог туда попасть?

— А его засосало, когда они пылесосили, чтобы все перья подобрать. Знаешь, сколько перьев напылесосили? Целый пылесос битком был набит!

— Ты что, сама видела? — никак не могла поверить мать.

— Сама, конечно. Собственными глазами! Говорю тебе — вот та-а-акие перья, огромадные…

Пани Богуслава задумалась.

— Интересно, интересно…

Вдохновлённая успехом, девчонка продолжала:

— А Тадик очень поздно не спал, у него свет горел, в щель под дверью видно было. А Стась ночью в туалет ходил, никогда не ходит, а тут ходил!

— Точно, в туалет?

— Сама слышала. А потом сразу к себе вернулся, тоже слышала. Но сколько раз ходил — не знаю, я только один раз слышала, потом заснула.

Уже и одного раза матери было достаточно. С рождения её сынок отличался просто каменным сном и, завалившись с вечера, спокойно спал всю ночь.

Значит, на этот раз должно было произойти что-то из ряда вон…

— Вы что на ужин ели? — поинтересовалась мать.

— Да ничего особенного, — удивилась дочь. — Котлеты, что от обеда остались, ты же сама велела.

И шарлотку доели.

— А больше ничего? Знаю я вас, небось каких-нибудь ягод с куста нахватались.

Смешно! Стали бы они эту кислятину рвать, когда Эльжбетка принесла им самое лучшее мороженое «Манхэттен». Да матери не обязательно об этом знать. Во-первых, от «Манхэттена» ещё никто не умирал, а во-вторых, она чётко спросила: «Что ели на ужин?» А с мороженым они ещё до ужина управились. Однако лучше уйти от опасной темы. И дочка вернула маму к нужной:

— Мамуля, а эти перья в пылесосе были во-от такие большие… И мешочек был битком набит, просто утрамбован!

Пани Богуслава наконец задумалась над этим феноменом. С чего вдруг битком набит, если она сама видела — пуха и пера в каморке было всего ничего.

Откуда там взялись большие перья, ведь летало совсем немного пуха? Может, как раз галстук Карпинского забил пылесос? Ох, работнички… А все же надо проверить…

Бросив домашние дела, пани Богуслава, нахмурившись, поднялась к чулану с пером. Все такая же нахмуренная, внимательно оглядела подготовленный скелет будущей дверцы, сложенные горкой новые петли — не слишком ли их много? Вот ещё какие-то деревянные детали, наверняка для тех же целей в ход пойдут. Затем отогнула древесностружечную плиту, по-прежнему закрывающую каморку, и заглянула внутрь.

Вроде бы все в порядке. Один бумажный пакет, самый продранный, переложен в старую наволочку, остальные стоят смирно по стенке, не продранные, видно же. Но ветхие, не мешало бы все переложить в наволочки, старых наволочек у неё набралось достаточно, все равно девать некуда. Вот только надо, чтобы кто-нибудь ей помог. А эти то ходят, ходят, тут же, когда нужно, как назло, никого нет.

— А Тадик все не спал и не спал, — ябедничала Агатка, — я как ни проснусь, погляжу — а у него свет горит. А ещё вчера, когда они здесь дверцу делали, так пан Хенрик вдруг ни с того ни с сего бросился на Эльжбетку, и на Тадика тоже, и принялся их обнимать и целовать, словно год не видел.

Ни с того ни с сего!

* * *

Спускающаяся по лестнице хозяйка вдруг просто физически ощутила, что избыток информации давит на неё, к земле пригибает, теперь она не сможет спокойно жить. В её доме явно происходит нечто такое, за чем она не проследила, что избежало её контроля, и, пока не поздно, надо вмешаться. Ну, с Тадиком справиться не трудно, парня она в два счета приструнит. Нечего почём зря транжирить электроэнергию, за неё ведь деньги плачены. Карпинский имеет право обнимать Эльжбету, в конце концов, она его дочь, но вот так, ни с того ни с сего?.. И столько пера в пылесосе… Откуда они столько набрали? И вообще, что происходит? Почему они изо дня в день таскаются в её дом? Сказали — по доброте душевной решили ей помочь, так какой же дурак в это поверит? Чтобы человек человеку так просто стал вдруг помогать, ничего не получая взамен? Подозрительно и ненормально. Наверняка она чего-то недоглядела, проморгала, теперь вот ломай голову. Да, кстати о голове, если она у Хенрика повредилась в автокатастрофе, тогда, может, сдуру и стал ей помогать, без всякой задней мысли. С идиота станется. Вообразил, что Северин умер по его вине, и теперь совесть замучила. И баб своих заставляет, они небось боятся прекословить ненормальному. А от посторонних пытаются скрыть, что Хенрик спятил…

Вот почему в это утро Карпинский с Эльжбетой не могли надивиться странному поведению Богуси.

Встретила она их с распростёртыми объятиями, перед Карпинским вообще рассыпалась мелким бисером, чуть ли не приседала и кланялась, и в то же время испытующие, недоверчивые взгляды, которые ловили на себе гости, сбивали их с толку. Абсолютно проигнорировав робкое объяснение, что Тадик вот-вот явится, хозяйка поставила перед Карпинским угощение в виде неизменного черносмородинового сока, а Эльжбету попросила подняться с ней наверх.

Это восхождение запомнилось девушке на всю жизнь. Она не сомневалась, что Хлюпиха, как только Тадеуш ушёл, обыскала кабинет и обнаружила заветный портфель. И теперь покажет ей, где раки зимуют, а их денежки безвозвратно пропали.

Вот почему, когда выяснилось, что её позвали лишь помочь в перекладывании бумажных мешков с пером и пухом в наволочки, Эльжбета чуть не бросилась Богусе на шею, чем, несомненно, доказала бы, что спятил не только Карпинский. Впрочем, и одного энтузиазма, проявленного девушкой в таком рутинном деле, хватило, чтобы сделать хозяйку ещё подозрительнее, а поведение её — ещё непонятнее.

Например, она завела очень странный разговор, проявив не свойственную ей дипломатичность. Не поставила вопрос ребром, не задала его в лоб, а тактично поинтересовалась:

— Эльжуня, а папочка и дома такой работящий?

Как-то до сих пор мне не приходилось слышать, чтобы так уж рвался за любое дело хвататься.

Не догадываясь, куда ветер дует, девушка простодушно ответила:

— О, мы с Кристиной и не сомневаемся, что трудолюбия ему не надолго хватит. Видите ли, сейчас он ещё на больничном, дела никакого, от скуки просто помирает, но с первого выходит на работу, а там много дел накопилось, тогда уж наверняка палец о палец не ударит. Боюсь, не сможет Тадеушу помогать.

— Это у меня, а у себя дома разве нечего делать?

— Так ведь мы совсем недавно закончили ремонт! Да и вообще, он… О, глядите, вот этот тоже разорвался, взяться боязно, чуть нажмёшь — и пух во все стороны разлетится.

— Так и нечего нажимать, — с прежней суровостью буркнула хозяйка, разглядывая повреждённый бумажный мешок и перестав удивляться наличию перьев в пылесосе. Хорошо, что Агатка обратила внимание, самое время заняться этим пером.

— А как же тогда его поднять?

— Пальчиками, пальчиками, — язвительно пояснила Богуся. — Аккуратненько приподнять… вот так, не сжимать, я расправлю наволочку… вот так, опускай, не спеши… ну и все!

Бесценный пакет был бережно помещён в надёжную упаковку, пуха вылетело самая малость, и рачительная хозяйка вернулась к прерванному разговору:

— Так что он вообще?

До Эльжбеты не сразу дошёл смысл вопроса.

Пришлось поднапрячься, вспомнить, на чем они остановились, о чем шла речь. И только теперь девушка ощутила какое-то беспокойство. Неспроста Богуся затеяла этот разговор, ох неспроста!

И она осторожно пояснила:

— Так разве вы не помните, все из-за пана Северина. Отец не был на его похоронах, знали бы вы, как он себя за это упрекает, вот и считает своим долгом, пусть запоздалым, что-нибудь сделать для семьи лучшего друга. Иногда мне даже кажется… кажется, отец вроде как слышит голос умершего друга… с того света…

У Богуси мурашки побежали по спине, уж она-то свято верила во всякую загробную муть и очень боялась таких голосов. Ну вот, этого только недоставало! Спятил Северин вместе со своим приятелем, что ли? Будет ещё с того света её пугать!

Эльжбетка же вошла во вкус и решила на всякий случай привести как можно больше доводов.

Каши маслом не испортишь.

— А кроме того, — запинаясь, начала она, делая вид, что не решается выложить правду-матку. — А ещё… сама не знаю, как и сказать. Вы не обидитесь?

Вот этого пани Богу слава не могла гарантировать. Интересно, чем ещё её собираются обидеть?

Поэтому хотя и ответила «нет», но очень сухо и сдержанно.

— Только, умоляю, не говорите отцу, что я выдала его тайну, он тогда со стыда сгорит. Отец признался нам с Кристиной… потом ещё пришлось перед Кристиной извиняться… признался — вы, пани Богу слава, так вкусно готовите, что он просто не в силах отказаться… не в силах себя перебороть. И ради такой еды готов не то что ремонт, даже новый дом для пани построить. За одну кормёжку. Так и сказал! Ну да это он так ляпнул, для красного словца. Впрочем, я ему не удивляюсь.

Молча выслушала Богуся путаное объяснение, не зная, верить или не верить. Неужели эта девица настолько глупа, что боялась её обидеть, делая такой грандиозный комплимент? Даже если Карпинский и спятил, отношение к еде у него осталось как нельзя более здравое, способен оценить хорошую кормёжку, вон и Северин был того же мнения, да и все, кто отведал её кушаний, тоже так считают.

Запихивая в наволочку очередной пакет с пухом, она не удержалась от язвительного замечания:

— Выходит, Кристина особыми успехами не может похвастаться?

— Потому так и старается у вас научиться, пани Богуслава, — подхватила Эльжбета.

— Скорее уж ты научишься. Ну хорошо, по крайней мере ясно. И возможно, пан Зыгмусь прав…

Эльжбета была девушкой воспитанной, обычно старших не перебивала, но сейчас надо было пользоваться случаем, поэтому не совсем вежливо затараторила, не дослушав соображения вдовы насчёт милого пана Зигмунта.

— Я вот давно хочу спросить у вас разрешения сводить детей в зоопарк. Представляете, выяснилось, что Агатка никогда не видела крокодила! А мне и самой интересно. Сейчас у меня каникулы, так я бы охотно с ними сходила. В будний день лучше, по воскресеньям толкучка, к клеткам не пробьёшься. Вы разрешите?

Ответ она получила не сразу. Закрыв плитой чулан с наволочками, пани Богуслава проверила, запер ли Тадеуш дверь кабинета, как она велела, из-за чего Эльжбета чуть не померла на месте Дверь была заперта, порядок. И хозяйка стала тяжело спускаться вниз, на ходу раздумывая. Зоопарк? Почему бы нет? Пусть дети сходят туда с Эльжбеткой, только не сегодня, сегодня она идёт на работу, не оставлять же дом пустым, в смысле — на одних посторонних.

— Ну что же, я согласна, — дала она милостивое разрешение. — Лучше всего завтра. У меня завтра ночное дежурство, так что днём буду дома. О, кто-то пришёл. Никак, пан Зигмунт?

* * *

Тадеуш в таком темпе провёл инспекцию подведомственного ему объекта, что освободился даже раньше, чем рассчитывал, — к двенадцати. Пан Карпинский очень охотно расстался с кислым соком, и через минуту они уже приступили к изготовлению дверцы для чулана. Эльжбета разыскала Агату, предупредила о завтрашнем походе в зоопарк и поехала за мороженым. Когда она вернулась, по непонятному стечению обстоятельств тут же появился и Стась, и вместе с сестрой, прихватив с собой сумку-холодильник, они забрались в дальний угол сада Первый раз в жизни Эльжбета обрадовалась присутствию отцовского шурина. Он уже до такой степени завоевал доверие вдовы, что был допущен в святая святых — кухню. Другого выхода у Богуси не было. И хотя она терпеть не могла посторонних в своём святилище, тут уж ничего не поделаешь, поскольку предстояло обсудить с паном Зигмунтом наедине очень важные вопросы. Впрочем, ничего особенного она не собиралась готовить, просто хотела вчерашние котлеты превратить в сегодняшние тефтельки и подать их под укропным соусом, только и всего. Пусть смотрит.

Пан Зыгмусь оказался джентльменом и смотрел не на тефтельки, а на очаровательную хозяйку, расточая ей комплименты вперемешку с деловой информацией.

Наверху Тадик бесшумно отпер свою комнату, вернее, прежний отцовский кабинет. В коридоре Эльжбета попеременно то постукивала молотком, то шваркала наждачной бумагой по старой доске. Карпинский с Тадеушем на цыпочках вошли в кабинет Хлюпа. Парень извлёк из-под дивана свою сумку, и безумно взволнованный Хенрик узрел наконец столь памятный ему потрёпанный чёрный портфель.

Задыхаясь от волнения, щёлкнул замочком, глянул на пачки банкнот, потом в радостно сияющие глаза парня и бессильно опустился на диван. Запирать портфельчик пришлось Тадеушу.

— Постой! — прошептал Карпинский. — Хотя бы одну пачечку…

— А куда? — прошептал в ответ парень. — Разве что проглотить.

Эльжбета, оставленная на стрёме в коридоре, не выдержала и лёгкой рысцой вбежала в комнату.

— А я что, рыжая? Не могу больше, хоть краешком глаза…

Тут уж Карпинский нашёл в себе силы И собственноручно открыл портфель, пусть доченька порадуется. Дочь глянула и, прижав руки к груди, одними губами произнесла:

— Значит, все-таки… Боже! А ведь не верилось.

Карпинский шёпотом наябедничал на Тадеуша:

— А он не разрешает ни одной пачечки взять!

— У нас же даже карманов нет! — так же тихо объяснил парень, сам огорчённый. — И хватит любоваться, мегера спохватится, пусть кто-нибудь постучит в коридоре!

— Я не могу! — отказалась девушка. — Включи дрель!

— Мысль!

Под аккомпанемент впустую завывающей дрели трое спешно совещались. Просто так вынести портфель нельзя, пани Богуслава не из тех, у кого под носом можно вынести из дома имущество. Из кухонного окна открывался отличный вид на крыльцо, двор, калитку. А через распахнутую дверь заметит, если попробовать перетащить портфель в гаражный сарай через прихожую. К тому же детки торчат в саду и, хотя они заняты мороженым, бдительности у них наверняка не поубавилось. Короче, в данный момент вынести портфель мог лишь такой ас, как жулик.

Разгорячённые отец с дочерью высказали несколько других, столь же безумных, идей, отвергнутых Тадеушем со всей решительностью. Парень единственный сохранил способность рассуждать хладнокровно.

Он же предложил выключить наконец несчастную дрель и переместиться всем к чулану на лестничной площадке. Во избежание подозрений.

Оказавшись на рабочем месте, Карпинские никак не могли включиться в трудовой процесс, все их мысли были об обретённом сокровище. Эльжбета шёпотом ругала себя последними словами:

— Идиотка, господи, какая же я идиотка! Ослица, шортики натянула! Могла ведь юбку надеть, там хоть карманы приличные! Правда, не такие теперь юбки, что в прежние времена, когда кринолины носили, те бабы поумнее нас были, под кринолином хоть чемодан можно спрятать! Все, с сегодняшнего дня никаких брюк, перехожу на юбки.

Отец не отставал от дочери:

— Старый идиот, не сообразил хоть какую-нибудь распашонку на себя накинуть, а ещё лучше — куртку, с карманами! Ну и что, что жарко! Мог бы притвориться, что мёрзну! Зато принёс бы Крысеньке пачку долларов! А теперь вот кусай локти…

— Не расстраивайтесь так! — утешал их Тадик. — Может, дождь пойдёт.

— Какой дождь! В небе ни облачка! Во всей Европе циклон на две недели! — застонал Карпинский.

— Антициклон! — машинально поправил Тадик. — Один черт! А так, глядишь, каждый из нас по пачке бы и вынес!

— Да, понемножку — самое лучшее, — ошкуривая доску, согласился Тадеуш. — Таким макаром все бы и вынесли, а пустой портфель можно инструментами набить.

Карпинский вдруг шлёпнул себя по лбу:

— Дочь! У тебя ведь должна быть сумка! Женщины всегда с сумочками ходят.

— «Сумка»! — чуть не плача от досады, прошипела Эльжбета. — Какая там сумка, курам на смех. Не сумка, а спичечный коробок! Только и помещается пара грошей да водительские права. И что за идиотская мода пошла на крохотные сумочки!

— А сумка-холодильник? — не успокаивался отец. — Она где?

— Холодильник! О, это идея!

Однако вскоре выяснилось, что Эльжбета не вправе распоряжаться своей собственностью. С мороженым, правда, Агатка с братом уже управились, но хитрая девчонка так ценила этот конспиративный предмет, что не позволила глупой Эльжбете у всех на глазах занести его в дом. Ведь мать увидит, догадается обо всем, и тогда прости-прощай все эти брикетики, стаканчики и рожки. А мало ли осталось сортов, которые они со Стасем не успели продегустировать. Вон их теперь сколько! Напрасно девушка объясняла, что нужно же пустую сумку спрятать в багажник машины. Вредная девчонка лично присмотрела за тем, чтобы опасный предмет был внесён в гараж кружным путём и надёжно заперт. Другого способа вынести из дома хоть одну пачку долларов заговорщики так и не изобрели, выносить же по одной купюре им просто не пришло в голову.

В этот же день они утратили и невольного помощника в лице Клепы, который после обеда неожиданно заявил о необходимости наведаться к себе в Щецин, хотя сердце его и разрывается на части.

Однако бизнес прежде всего, он постарается поскорее разделаться с призывающими его к морю делами и вернуться в этот дом, а уж тогда лично займётся организацией многообещающего приёма. В принципе все уже обговорено, остались мелочи.

Клепа откланялся и уехал Лишившись поклонника, хозяйка вмиг припомнила старые привычки и простояла над душой работничков до тех пор, пока те в ускоренном темпе не закончили дверцу чулана и ещё засветло не навесили на петли Зато вернуться к обсуждению животрепещущей темы не было никакой возможности.

Теперь вся надежда оставалась на Тадика и ночное дежурство пани Богуславы.

* * *

Кристина от волнения не находила слов.

— Как вы могли!.. — твердила она. — Как вы могли вообще уйти оттуда?!

— А что было делать? — огрызнулась Эльжбета. — Сидеть до полуночи и толпой проводить её до работы?

— А спрятаться в доме не догадались?

— Окстись! Там же дети! Они кого угодно найдут.

— Можно было попытаться на чердаке, — запоздало придумал Карпинский. — В детстве мы с Севеком там не раз прятались Но ты забываешь, дорогая, что она с нас глаз не спускала, а уж до трех считать точно умеет Хотя отъезд Клепы и осложнил деятельность конспираторов на вражеской территории, но нет худа без добра, можно было свободно все обсудить, в спокойной обстановке, не опасаясь подслушивания. Правда, наученная горьким опытом Кристина на всякий случай заложила цепочку на входной двери, чтобы внезапно вернувшийся жулик, отперев своим ключом дверь (ключа ему никто не давал, но никто и не сомневался, что тот давно его завёл), не прокрался на цыпочках и не услышал того, что ему не положено. С цепочкой все же надёжнее.

Кристина продолжала нагнетать:

— И теперь несчастный Тадик остался там один!

— Если бы один! — проворчала Эльжбета. — Ты опять забываешь о детях. А уж эти детки — …наверняка не сидят у него под дверью! Все-то ты преувеличиваешь.

Травмированная поведением Агатки во время попыток внести в дом сумку-холодильник, Эльжбета в красках описала мачехе повадки хитрой девчонки, и Кристина была вынуждена признать — да, такой пальца в рот не клади.

— А Стасик? Он, кажется, мальчишка не вредный.

— Зато спит и видит, как бы до отцовских удочек добраться, а ведь тоже знает о наличии в доме чужого портфеля и может им поинтересоваться. Правда, оба они считают, что в портфеле инструменты, как им отец сказал, Тадик полагает — не мешало бы и в самом деле напихать туда чего-нибудь потяжелее…

— И вы только сейчас мне об этом говорите! — вскочила с места Кристина. — Быстрее! Немедленно собираем инструменты, какие только найдутся в доме.

И сегодня же ночью подкинем их Тадику. Ну, что сидите как бараны? За дело. Молоток у нас есть, сгодится. Что ещё? Ножницы здоровенные для разрезания жареных уток и курей, то и дело мне под руку попадаются, а я уж точно ни уток, ни курей не стану жарить. Миксер отдам, для такого дела не жалко.

Где-то у нас была брезентовая торба, в неё и сложим. Большая такая, никому не попадалась? В неё Тадик сможет переложить потом доллары. Ну что таращитесь, неужели не понятно, о чем я говорю?

Пошевеливайтесь!

Вскоре на столе громоздилась горка всевозможных предметов. Не все они заслуживали названия инструментов, зато тяжёлые были все. Эльжбете удалось разыскать в глубинах антресолей требуемую торбу, крепкую и вместительную.

— Теперь Тадик сможет в ней и вынести наши деньги, — говорила Кристина, запихивая в сумку молоток для отбивания мяса, — под видом своих книг.

Или, скажем, несёт в стирку бельё.

— Вот только как незаметно для детей протащить её в дом? — ломала голову Эльжбета.

Её отец с некоторым раздражением пробурчал:

— Спят же эти дети когда-нибудь?

— И вообще, какое это трудное дело — красть! — рассуждала Кристина. — Вот уж никогда не думала.

Впору Клепу пожалеть. Интересно, как же ворам удаётся?

— Ворам не приходится иметь дело с такими детьми, — ответила Эльжбета, затягивая молнию.

* * *

Тем временем над головой Тадика сгущались новые тучи.

С трудом дождавшись завтрака, пылая гневом и жаждой мести. Вожена поставила вопрос ребром:

— А где Тадик? Мне кажется, его нет уже третий день. И это никого не волнует?

— Да, да! — живо подхватила бабушка. — Что происходит с моим внуком? Я тоже что-то его не вижу.

Пани Халина так и не решила для себя, говорить правду или пока ещё потянуть время. Всей душой она сочувствовала сыну и в то же время немного жалела Боженку. Правда, та не выглядела очень уж опечаленной, скорее разозлённой, но ведь в людях одни и те же чувства проявляются по-разному. На всякий случай свой ответ пани Халина сформулировала в самой нейтральной форме.

— Мне-то известно, где мой сын, — небрежно заявила она. — У знакомых ночует. Дом у них просторный, а там надо помочь с ремонтом. И до работы Тадику от них ближе.

Но Вожена была не из тех, кого можно провести напускным равнодушием. В ответе мачехи она явственно различила тревожный звонок и настоятельно потребовала уточнения:

— А у каких знакомых?

— Вот уж не расспрашивала, — так же небрежно ответила пани Халина. — Знакомых у него много, а парень уже взрослый, в опеке давно не нуждается.

Муж одобрительно хмыкнул. Сантехник во всем привык соглашаться с женой, а в данном случае он тоже придерживался мнения, что молодой человек имеет право пользоваться известной свободой, тем более что до сих пор поведение Тадеуша не вызывало у родителей никакого опасения.

Однако у Боженки были прямо противоположные взгляды. И она не собиралась их скрывать.

— Ну как вы можете… Кто знает, кого он там встретит, в чужом доме! И что, у мамы нет ни его адреса, ни даже телефона? Не поверю, чтобы мама так уж ничего не знала об этих его знакомых.

— Почему же совсем ничего? — как-то неопределённо ответила пани Халина. — Я этого не утверждаю. И когда он сказал, что собирается пожить у них, я согласилась. Нечего взрослому парню за материну юбку держаться.

— А вдруг он там… а вдруг там какая девица его охмурит и он жениться надумает!

Мачеха осталась невозмутимой:

— У моего сына хватит ума не связаться с первой попавшейся, а если хорошая девушка… Что ж, с богом.

— Как это? А я?!

Теперь даже до сантехника, отца Вожены, дошёл весь драматизм происходящего. Он не терпел семейных драм и трагедий, всегда старался держаться от них в стороне. О своём намерении выйти за Тадеуша дочь давно ему уши прожужжала, сама идея отцу очень пришлась по сердцу, однако, почуяв бурю, он постарался быстрее покончить с завтраком, чтобы проблему бабы решали без него.

— Опомнись! — сурово одёрнула падчерицу пани Халина. — Тадик тебе как брат, и не пристало девушке к парню липнуть как банный лист.

Бабушка неожиданно поддержала такую точку зрения, и обескураженная Боженка ни у кого не нашла поддержки. Отец сбежал на работу, от детей нечего ожидать помощи. А мачеха, мачеха… Казалось бы, такая всегда с ней ласковая, а вон как себя повела! Ну да не на ту напали, уж она себя в обиду не даст!

Поскольку в данный момент Тадеуш был недоступен, Боженка клещами вцепилась в его мать, домогаясь адреса беглеца. Но зашла исподволь: наверняка там не дом, а притон разврата, воровская малина, если не что-то ещё похуже. Пани Халина вышла наконец из себя и, простодушно защищая некогда любимого ею человека, проговорилась: Хлюп никогда не был ни развратником, ни наркоманом, не жил на помойке и с бандюгами не якшался, как у Боженки только язык поворачивается?!

Услышав словечко «Хлюп», Боженка сразу замолчала и задумалась. Теперь многое стало ясно. О том, что отец Тадика недавно умер, она знала, так что вроде бы логично, что он поселился в отцовском доме, если там требовалась его помощь. Однако логика и Боженка были понятиями несовместимыми.

Адрес Хлюпа девушку до сих пор совершенно не интересовал, но узнать — не проблема, достаточно заглянуть в старую телефонную книгу, вряд ли в Варшаве много Хлюпов. Возможно, телефон уже изменился, но ей телефон не очень нужен, главное — раздобыть адрес. Она поедет туда и… пусть Тадеуш не воображает, что так просто избавился от неё!

О, он ещё плохо её знает! Раз решила выйти за него замуж — так и сделает, мнение же самого Тадеуша никакой роли не играет.

В экспедицию на другой берег Вислы девушка отправилась намного позднее, чем планировала. Сначала долго искала старую телефонную книжку, впрочем, единственную телефонную книгу в их доме. Как-то до сих пор не ощущалось в ней потребности, вот и завалилась за диван и наверняка провалялась там не один год. Найти в книжке адрес Хлюпа оказалось довольно просто, зато карты города не было, пришлось купить, а потом долго разыскивать на ней нужную улицу. С трудом установив, какими автобусами удобнее туда доехать, Боженка приступила к обдумыванию наряда, в котором отправится в путь, и к украшению своей особы.

Летний день долог, ещё не стемнело, но вечер уже наступил. Занятая своими делами, девушка и не заметила, как отец вернулся с работы, потом по дому разнеслись запахи ужина, готовить который принялась пани Халина. Она не тревожила падчерицу, в глубине души сочувствуя девушке и полагая, что пока её лучше оставить в покое, даже к обеду не позвала, рассудив, что, если захочет, сама придёт. А Боженка просто не замечала, что происходит вокруг, всецело увлечённая своими планами. Много времени отняли причёска и макияж.

И в результате солнце уже зашло, когда молодая фурия вышла из дому. До Секерок ехала с тремя пересадками и в нужном районе оказалась уже в одиннадцатом часу. Поздний час не обескуражил девушку, она решила — даже лучше, что так поздно, наверняка Тадеуш уже вернётся с работы.

Отыскать нужный дом оказалось очень непростым делом. Даже днём трудно было разобраться в лабиринте узких улочек и запутанной нумерации, теперь же, в темноте, задача и вовсе усложнилась.

Редкие фонари не в состоянии были рассеять тьму, дома тонули в густой зелени. Отчаявшись прочесть название на табличке, Боженка наугад углубилась в первую попавшуюся улицу, тщетно пытаясь разглядеть номера домов, словно нарочно тщательно запрятанные в самой густой тени. Очутившись ночью в пустынном районе, девушка не испытывала страха. Иногда очень хорошо не иметь буйного воображения. К тому же все чувства в ней постепенно вытесняло растущее раздражение: где же, черт подери, эта улица, этот дом, где от неё скрывается Тадеуш?!

Плана города Божена с собой не захватила и поиски начала, к сожалению, с противоположной стороны микрорайона. Изрядно проплутав по пустынным улочкам, она наконец наткнулась на какую-то огромную и толстую бабу, видимо ожидающую автобус, потому что стояла баба на остановке. Хоть один живой человек!

— Проше пани, где здесь Коженная улица, дом шестнадцать? — довольно вежливо спросила Боженка, хотя, возможно, с оттенком раздражения.

Баба подняла было руку, чтобы показать направление, но почему-то раздумала и неожиданно ворчливо поинтересовалась:

— А что пани там нужно?

Пани Богу славе, отправлявшейся на своё ночное дежурство, очень не понравилась эта расфранчённая девица, которая под покровом ночной темноты для чего-то разыскивает её дом.

Боженке в её теперешнем состоянии не много требовалось, чтобы совсем выйти из себя.

— Не ваше дело! Раз спрашивают, значит — надо. И нечего сразу набрасываться на человека, вежливо спрашивают, вежливо и отвечайте!

Пани Богуслава была не из тех, кто позволяет на себя кричать. И в долгу не осталась.

— Молода ещё меня учить! С какой стати стану я разным-всяким знакомый дом показывать? Кого тебе там надо?

— Кого надо — моё дело! Может, и у меня в том доме есть знакомые!

— У моих знакомых не может быть знакомых ночных девок! — взорвалась пани Богуслава. — Признавайся, зачем тебе дом шестнадцать?

Нашла коса на камень! Обе дамы друг друга стоили, и неизвестно, чья бы взяла, да тут подъехал автобус. И пришлось пани Богуславе в него сесть, ведь ночные автобусы ходят редко, пропустишь и на работу опоздаешь. До неё ещё донеслось: «От ночной слышу!» — однако достойно огрызнуться она уже не могла, о чем и сожалела всю дорогу.

На поле боя осталась Боженка в роли победительницы, хотя указаний насчёт местоположения искомого дома так и не получила. Постояв какое-то время в нерешительности, девушка вспомнила жест мерзкой бабищи. Правда, белобрысая корова руку тут же опустила, однако общее направление, в котором следовало искать, было указано. И Боженка направилась в ту сторону.

Вот так получилось, что на нужной улице девушка оказалась уже после полуночи, но разглядеть номера домов не было возможности, а спросить не у кого. Да и звонить в первый попавшийся дом не станешь, все давно спят, в окнах ни огонька. А, вот, кажется, одно светится, причём со стороны сада, призрачно освещая растущие там кусты. Может, сюда позвонить?

Остановившись у калитки. Вожена нащупала кнопку звонка, но тут где-то поблизости раздался шум подъезжающего автомобиля. «Лучше у них спрошу», — решила Вожена. Свет фар вынырнул из-под перечной улицы, и девушка поспешила отойти от чужой калитки, а то ещё заподозрят её в чем-нибудь, и спрятаться в густой тени у забора.

И неожиданно для себя стала свидетельницей чрезвычайно интересной сцены. Проехав мимо притаившейся Вожены, машина остановилась, из неё вышли мужчина и женщина, причём мужчина нёс большую тяжёлую сумку. Оба осторожно, чуть ли не на цыпочках направились именно к тому дому, в который собралась позвонить Боженка. Толкнув калитку — та оказалась незапертой, — они, обменявшись шёпотом какими-то замечаниями, не стали звонить в дверь или отпирать её ключом, а, обогнув дом, исчезли за углом. Очень подозрительно!

Любопытная Боженка решила посмотреть, что эти двое там делают. Пригнувшись, чтобы голова не торчала над живой изгородью, девушка прошла по тротуару несколько шагов и смогла увидеть боковую стену дома, ту самую, где светилось окно наверху.

Приехавшая женщина нагнулась и, захватив горсть земли, бросила её в стекло. Теперь Вожена могла разглядеть, что женщина совсем молодая. Должно быть, на свиданку бегала, припозднилась, а теперь не хочет, чтобы родители узнали, договорилась с сестрой, что та её впустит…

У Вожены хватило сообразительности не окликать незнакомку, раз та всячески старается соблюдать тишину. Вот её хахаль пойдёт обратно, к своей машине, тогда и спросит у него, где тут дом номер шестнадцать. Надо только немного подождать.

В освещённом окне мелькнул чей-то силуэт, окно распахнулось, незнакомка о чем-то переговорила с человеком в окне, после чего произошло непонятное.

Незнакомая девушка не распрощалась с хахалем, как надеялась Вожена, а оба вместе подошли к какому-то сараю, пристроенному к дому. Через минуту в сарае кто-то зажёг свет и из дверей вышел мужчина, наверняка тот самый, что маячил в окне. Все трое скрылись в сарае, Боженка успела лишь разглядеть стоявшую внутри машину. Значит, это у них гараж такой.

Вскоре приехавшая девушка выскользнула из гаража и заспешила к калитке. Тут одно из окон со стороны улицы слегка осветилось, скорее всего, зажгли ночник. Опять распахнулась дверь сарая, и выбежал приехавший мужчина, на этот раз без сумки, наверняка оставил её тому, третьему. Через минуту машина, тихо заурчав мотором, уехала.

Боженка не знала, что и думать. Ведь эти двое были преступниками, и ежу ясно, иначе чего бы они вели себя так подозрительно? Преступники, однако, насколько было известно Божене, в основном занимаются кражами и грабежами, а не доставкой по ночам вещей на дом. Хотя кто знает. Могли ограбить кого-нибудь в другом месте, а сюда принести краденое. Очень, очень интересно. Жаль, не успела разглядеть машины ворюг и записать номер. Да в такой темнотище это вряд ли было бы возможно.

В одном Боженка была твёрдо убеждена: чем больше знаешь о людях, тем больше тебе пользы.

Всегда могут пригодиться для своих целей какие-то сведения, так её учила покойная мать, да и сама успела в этом убедиться за свою недолгую жизнь.

Номер машины был бы не лишним, да ничего не поделаешь… Ага, тогда хотя бы записать номер вот этой, которую разглядела в сарае.

Тут в доме зажглось ещё одно окно наверху, но Вожена не обратила на это внимания. По примеру злоумышленников она толкнула незапертую калитку, проскользнула на участок и, беспрепятственно войдя в сарай, действительно обнаружила там машину. В коробке оставалось всего три спички, надо экономить.

На ощупь вытащив из сумочки губную помаду и использованный автобусный билет, девушка осторожно чиркнула спичкой и, пока та горела, успела записать:

WFS-1817. Вторая спичка позволила определить марку машины и её цвет — «шкода», темно-синяя. Странно, такая дешёвая модель у бандюги, должен быть как минимум «мерседес».

А теперь не мешало бы все-таки разглядеть номер дома: раз уж владеть тайной, так полностью.

После долгих поисков табличку удалось разыскать — её прикрепили высоко над входной дверью, в такой тьме никакой спички не хватит. Ничего, все равно придётся сюда возвращаться завтра, ведь дома шестнадцать, где поселился Тадеуш, она так и не нашла.

Тогда заодно и этим номером поинтересуется.

* * *

Тадику пришлось пережить беспокойную ночь.

Приехав без предупреждения, Карпинский с Эльжбетой вырвали молодого человека из объятий крепкого первого сна. Он заснул, даже не погасив настольной лампы, но, похоже, спал чутко, раз сразу проснулся от стука горсти земли об оконное стекло. Выглянул, узнал Эльжбету, и остатки сна мигом слетели. Вниз удалось спуститься бесшумно, ощупью, зажигать свет на лестнице он поостерёгся, включил уже в гараже, предварительно плотно закрыв за собой дверь в дом. В гараже он и узнал о новых планах Карпинских. Одобрил их и выставил своё условие.

— Только учтите! — прошептал он, поскольку все трое разговаривали чуть слышно, боясь разбудить детей. — Учтите, в портфель я заглянул, но ни к чему там не притронулся и притрагиваться отказываюсь.

Категорически! Поэтому перекладывать деньги придётся пану Хенрику, его денежки, он и распоряжается ими.

Перехватив умоляющий взгляд девушки, немного смягчился:

— Ладно, помогать готов, но лишь в присутствии владельца, иначе действительно много времени потребуется. Так что вы, пан Хенрик, давайте осторожненько вместе со мной поднимемся наверх и сразу все переложим.

— Так, может, сразу и вынести? — не утерпела девушка.

— Если получится, конечно, это было бы самым лучшим выходом.

— А если не получится?

— Тогда придётся сделать вид, что отношу бельё в прачечную.

— Лучше в химчистку, — предложила шёпотом Эльжбета.

— Почему лучше? — не понял Тадеуш.

— А вдруг мегера предложит тебе воспользоваться её стиральной машиной?

— Хорошо, скажу — в сухую чистку, так мне удобнее. Ну, пошли!

Эльжбета через наружную дверь выскользнула в садик и поспешила к своей машине, а Тадик с Карпинским, прихватив сумку, шмыгнули в прихожую и начали осторожно взбираться на второй этаж.

Они уже были на полпути, когда наверху скрипнула дверь и лестничная площадка осветилась мерцающим светом ночника.

— Tec! — донёсся голос Стася. — Тадик, это ты?

— Я! — отозвался Тадеуш, радуясь, что не включил свет на лестнице. — Ты что там делаешь?

— Ничего не делаю, тебя жду. Специально проснулся. Тихо, не то эта язва услышит. А ты что там делаешь?

— Сторожу, что же ещё! — шепнул в ответ парень. А про себя подумал — хорошо бы Агатка проснулась, ведь иначе от Стася не отделаться. — Твоя мать просила, вот и осматриваю дом. Шёл бы лучше спать!

— Ты что! — возмутился Стась. — Мать на работе, сеструха дрыхнет, удачнее момента не придумать.

— Погоди минутку, — замялся Тадеуш, пытаясь найти выход из положения.

В руке у него была тяжёлая сумка с железяками, в спину сопел Карпинский, изо всех сил стараясь не дышать. Ни того, ни другого Стасю не следовало видеть, а мальчишка вот-вот сбежит вниз, аж приплясывает от нетерпения. Тадеуш попятился, сунул торбу в руки Карпинскому и подтолкнул его к выходу, а сам, сбросив с ноги ботинок, зашептал:

— Сейчас, подожди, ботинок посеял.

Делая вид, что шарит в темноте, Тадеуш, нарочно спотыкаясь, поднялся наверх с одним ботинком в руках, нашумев при этом как можно больше.

— Да тише ты! — извёлся Стась. — Мёртвого разбудишь! А у неё уши, как отсюда до Австралии!

Поднятый парнем шум дал возможность Хенрику Карпинскому не только незамеченным спуститься вниз, но и пробраться через прихожую в гараж. Вот когда пригодилось знание дома Хлюпа! Понимая, что задуманная операция с перекладыванием и выносом денег сегодня наверняка не состоится, Карпинский сунул свою ношу под машину Хлюпа и поспешил к поджидавшей его дочери. Эльжбета при виде запыхавшегося отца с места рванула машину, отложив расспросы на потом.

А в доме старший брат сурово допрашивал меньшего:

— А ты? Ты от чего проснулся?

— Да от ничего! — оправдывался тот. — То есть специально сделал так, чтобы спать было неудобно. Подложил под простыню всякого такого, чтобы заснуть мешало, вот и просыпался все время. Ладно, пошли скорее, пока эта крыса не проснулась. Ты уже открыл шкаф?

Тадик сделал неудачную попытку споткнуться на последней ступеньке лестницы и ухватился за перила, которые довольно громко затрещали.

— Холера! — негромко выругался он. — И перила придётся прибить покрепче. Гляди, ходуном ходят.

Перила заскрипели сильнее.

— Ну чего расскрипелся! — прошипел в отчаянии Стась. — Тише!

— А ты уверен, что Агатка спит?

— Ясно, спит!

Стась ошибался, Агатка уже давно не спала.

Какой-то инстинкт заставил её проснуться в нужный момент. Прислушалась и явственно различила голоса брата и Тадеуша. Шепчутся, значит, от неё что-то скрывают. А раз так, надо узнать, что именно.

Зажгла лампу на тумбочке у кровати, встала и осторожно выглянула в коридор.

При виде Агатки заговорщики испытали противоположные чувства. Тадик облегчённо вздохнул, Стась чуть не задохнулся от злости и разочарования.

— Что это вы тут делаете? — спросила вредная девчонка.

— Нет, я с вами спячу! — взорвался Тадеуш, притворяясь рассерженным и уже не понижая голос. — Какие-то вы все нервные, сил нет! Детям ночью спать положено, а не шастать по дому! Мне велено сторожить, а не вам. Ну, вы меня достали!

Марш в постель!

От Агатки так просто было не отделаться.

— Ты сторожишь, а ему что здесь нужно? — ткнув в Стася пальцем, подозрительно поинтересовалась она.

— А какое твоё собачье дело? — сжав кулаки, двинулся Стась на сестру, горя желанием прибить эту проныру на месте.

Тадеуш ухватил мальчишку за локоть.

— Тоже интересуется, чем я тут занимаюсь. Я-то как раз делом занимаюсь, в отличие от некоторых. Ваша мать велела мне блюсти безопасность, я и блюду. Прошёлся вокруг дома, проверил запоры, все о'кей. А теперь спать!

— Мамуля не велела ему в твою комнату ходить!

— Кто ходит, кто ходит? — напустился на Агатку Стась, поняв наконец, что положено говорить. — На лестнице его комната, что ли?

— А тебе мамуля запретила впускать его в комнату! — совсем распоясалась девчонка — Я и не собираюсь, чего выдумываешь? — вышел из себя и Тадик. — Ей-богу, кажется, не выдержу я с вами! Тоже ведь не железный, днём намахаешься, ночью поспать бы, глаза слипаются, а тут ещё с вами канителься! Если мать узнает, что вы по ночам не спите, по головке ни вас, ни меня не погладит. Последний раз повторяю — марш в постель!

— Я-то пойду, но пусть и он тоже! — упёрлась Агатка. Она любила, чтобы последнее слово было за ней.

Тут Стась почувствовал, как его просто распирает ненависть к этой гадине. И вообще. Агата — самое мерзкое существо на земле, хуже его сестры в целом мире никого нет, не только девчонок, она любой змеи хуже, любого крокодила, любой пиявки, любой… да всех на свете, давить таких надо! Ладно, он сделает вид, что идёт спать, придётся переждать, пока чёртова ябеда не заснёт И Агатка, и Тадеуш прекрасно поняли, о чем думал Стась. И Тадеуш решил сразу, как очутится в своей комнате, запереть дверь на ключ и притвориться крепко спящим. Агатка, наоборот, решила не спать и хорошенько прислушиваться ко всем ночным звукам. Её очень удивило, что брат не спит в такую пору, это Стась-то, которого никакой шум не мог разбудить, ни крики, ни оглушительный стук в дверь, ни гроза с громом и молниями. Однажды он спокойно проспал пожар в соседнем доме, в другой раз — стрельбу на улице, потом говорили, что мафия между собой разбиралась. Уж как тогда жалел, что не видел и не слышал, а она нарочно не разбудила, так ему и надо. Интересно, с чего же это он сегодня среди ночи проснулся? А, наверное, удочки в отцовском шкафу спать не дают.

Собственно, ей не было никакого дела до удочек и прочей ерунды, такая дрянь нормальному человеку ни к чему, но если можно повредничать, покомандовать — она, Агатка, своего не упустит. А тут ещё и мать велела присмотреть за братом, так что он у неё вот где сидит!

— Гляди, не пойдёшь спать — пеняй на себя, все завтра расскажу мамуле! — пообещала Агатка, отправляясь к себе.

Стась в полном отчаянии смотрел на старшего друга. Тому стало жалко мальчишку.

— Если что, я тебя сам разбужу, — пообещал Тадеуш и, не будучи уверенным, что девчонка не подслушивает, счёт нужным конспиративно добавить:

— Неизвестно, кто тут у вас по ночам шастает, возможно, мне понадобится твоя помощь. Не сдрейфишь?

Так что иди, постарайся пока выспаться. Ты меня понял?

Мальчишка расцвёл — эти слова он воспринял как завуалированное предложение встретиться попозже, когда язва заснёт. Подождав, пока за обоими не закрылись двери и не погас свет, Тадеуш стал думать, как теперь быть.

Эх, жаль, нет под рукой сотового телефона. Тогда без проблем позвонил бы Карпинским, хотя бы из ванной, и узнал, что они сделали с сумкой, забрали с собой или где-то в доме приткнули? Звонить по домашнему телефону опасно, девчонка наверняка Не спит, а теперь он не сомневается — она что угодно услышит, даже если он порхать начнёт. Тогда какой выход? Искать сумку. Только вот как лучше — притвориться, что не кончил ещё осматривать запоры в доме, и немедленно отправиться на поиски или выждать, пока Агатка не заснёт, а поискать потом, ближе к утру?

Тем временем глаза освоились с темнотой, и молодой человек явственно увидел, как дверь в комнату бдительной Агатки потихоньку раскрывается…

Не спит, зараза!

Что делать, что делать? Рисковать он не мог. А что, если испуг не лишил Карпинского остатков сообразительности и тот, убегая, сумку все-таки оставил в доме? Приткнул где ни попадя, а эта проныра спустится и обнаружит.

Без особого шума, но и не крадучись, Тадеуш спустился вниз, по дороге ощупывая ступеньки лестницы. Зажёг свет, осмотрелся. Сумки нигде не видно. Может, в гараже? Убегали Карпинские через гараж, логично предположить, что там Хенрик и оставил свою ношу. Не зажигая из-за Агатки света, обшарил все пространство вокруг машины, ощупал пол в углах и даже выглянул наружу. Там ничего не разглядел — ни машины Карпинских, ни удаляющейся Вожены. Постояв немного, вернулся в дом и поднялся к себе.

Не успел лечь, как внизу зазвонил телефон. Сорвавшись с дивана, парень бросился вниз, с грохотом пересчитывая ступеньки.

— Если дети могут слышать, скажи — это ошибка! — произнёс запыхавшийся голос Эльжбеты.

— Ошибка! — громко и решительно заявил Тадеуш.

— Отец сунул торбу под машину в гараже. Спереди. Скажи — нет, это не тот номер!

— Нет, это не тот номер, — послушно повторил Тадеуш и от себя добавил:

— Совсем другой!

И положил трубку, ибо Эльжбета уже отключилась.

Наверху царила тишина, — видимо, девчонка не собиралась спускаться. Тадеуш опять прошёл в гараж и нащупал под передним буфером сумку с железом. И что теперь? Спрятать в своей комнате?

Ждать до утра? Спрятать в другом месте? Знать бы, заснули ли эти детки! Впрочем, спят они или нет, разумнее всего из гаража сумку забрать, вон и Эльжбета рискнула, позвонила, чтобы сообщить, куда её сунул Хенрик.

Он был уже на последних ступеньках лестницы, когда щёлкнул замок двери на верхней площадке.

Стась!

Тадеуш не дыша прижался к стене и замер.

— Эй! — прошелестел Стась, осторожно делая два шага по направлению к кабинету отца. — Ты здесь?

Тут же приоткрылась дверь другой комнаты, и Агатка собственной персоной предстала в полосе света.

— Ну? — только и произнесла она едким голосом своей матери.

Стась молча развернулся и, угрюмо проделав те же два шага в обратном направлении, исчез, в бешенстве захлопнув за собой дверь.

Постояв немного, ушла и Агатка. Полоска света пропала.

Тадеуш дал себе слово выждать не менее получаса, но минуты через две понял — не выдержит.

Разувшись, с ботинками в одной руке и сумкой в другой, он бесшумно пересёк площадку второго этажа, юркнул в кабинет и запер дверь на ключ.

Да уж, если и все последующие ночи будут похожи на эту, его надолго не хватит. А главное, от его пребывания в доме теперь мало пользы. Вот сейчас, например, он не может переложить деньги в сумку, не может позволить себе ни малейшего шума и неосторожного бряканья, у Стася наверняка ушки на макушке. И придётся погасить свет, иначе дети увидят его в щели под дверью. Остаётся только сделать вид, что спит.

Притворяться не было необходимости. К счастью, Стась тоже был не железный, и вскоре оба погрузились в глубокий сон. Брезентовую сумку Тадеуш пихнул пока на шкаф, отодвинув её как можно дальше к стене.

* * *

— Так что же нам теперь делать? — спросила донельзя расстроенная Эльжбета, получив от Тадика по телефону подробный отчёт о ночных событиях. — Получается, что, даже если Богуси нет дома, все равно ничего не выйдет. Это не дети, а сплошной кошмар!

Карпинский рассудительно заметил:

— Будь все на своём месте, дети бы нам не помешали.

И в ответ на непонимающий взгляд дочери пояснил:

— Я имею в виду, что, если бы в портфеле были действительно инструменты, а наши деньги в другой сумке, Тадик мог бы не опасаться детей, пусть заглядывают куда хотят.

— Значит, ты считаешь…

— Да, Тадеуш должен сам переложить доллары в нашу сумку.

Дочь возразила:

— Так он не хочет сам, и в чем-то прав. Ладно, не будем отчаиваться. Может, сегодня вам повезёт.

Что вы там намерены делать?

— Пока не знаю. Вроде бы опять какую-то дверцу. Или водосточную трубу? На месте выяснится.

Эльжбета посоветовала:

— Лучше бы дверцу, если будете топтаться во дворе, пользы нам от этого никакой. Детей я отведу в зоопарк и постараюсь продержать там весь день.

А вот что делать с этой бабой? Кто-то должен её занять…

— Я не смогу, — вздохнула Кристина. — Мне надо быть на работе. Кажется, я уже начинаю жалеть, что нет Клепы, пригодился бы.

* * *

Стась с Агаткой уже давно ожидали во дворе. Их мать, намучившись на особенно сложном ночном дежурстве, отсыпалась до полудня. Её устраивали планы Эльжбеты, без детей она на свободе сможет всецело отдаться приготовлению обеда на три дня.

Карпинский и Тадеуш приехали вскоре после двух и сразу принялись за работу. Тадеуш даже не заикнулся о водосточных трубах, зато поставил хозяйку в известность об аварийном состоянии перил внутренней лестницы. Пан Хенрик поддержал своего напарника: в первую очередь надо привести в порядок то, что опасно для живущих в доме, дверцы могут и подождать. А расшатанные перила особенно опасны для детей, которые мчатся по ступенькам сломя голову, ухватятся за неисправный кусок перил и рухнут вниз. И начать следует сверху. Кажется, хозяйка согласилась с доводами специалистов.

Когда пани Богуслава уединилась в кухне, Тадеуш шепнул напарнику:

— Вот, глядите, на честном слове держится! Как раз напротив кабинета. Я займусь перилами, постараюсь поднять как можно больше шума, так что действуйте. Сумку я забросил на шкаф, сумеете достать?

— Достану, — успокоил его Карпинский. — А ты в случае чего свисти, чтоб она меня не застукала.

— Не беспокойтесь, или свистну, или что-нибудь запою.

Каждый занялся своим делом.

Приготовив клёцки, пани Богуслава оставила их на столе и, по своему обыкновению, направилась посмотреть, как там идёт работа. Только она вышла из кухни, Тадик оглушительно, хотя и не очень музыкально взревел: «В Вифлеем пастухи прибежа-аали…» Не очень к месту пришлась рождественская колядка, да больше в панике ничего не вспомнилось.

У Карпинского от неожиданности вывалилась из рук старая мясорубка. Он уже успел разложить содержимое портфеля по пластиковым сумкам и теперь набивал его железками из принесённой вчера торбы. Услышав сигнал тревоги, он бросил все как было и стремительно ринулся из кабинета к рабочему месту. Споткнувшись о порог, пан Хенрик не удержался и свалился на колени, ухватившись руками за столбик лестничной балюстрады. Поза оказалась на редкость удачной, самая подходящая, вроде бы поддерживает столбик, помогая парню заколачивать гвоздь в перила.

Рождественская коляда произвела впечатление на хозяйку. Вздрогнув, она недовольно заметила:

— Нашёл что петь. На дворе лето красное.

— Что? — удивился парень. — А, в самом деле… Так как-то само получилось, я не думал. Любимая песня, проше пани… Вот здесь теперь придержите, пан Хенрик.

Хенрик послушно передвинулся на коленях в указанном направлении, не жалея брюк, и ухватился за другой столбик. Тадик принялся ловко стучать молотком, причём спустился на несколько ступенек и перегородил лестницу, перекрывая хозяйке путь наверх. Только бы не заметила приоткрытой двери в мужнин кабинет!

И опять недооценили они эту женщину. Пани Богуслава замечала все!. Но сначала о деле. Поглядев на балюстраду, поинтересовалась:

— Теперь будет крепко держаться?

— Надеюсь, — ответил Тадик. — Дерево хорошее, замены не требуется, только прибить как следует. Вот лет через двадцать, возможно, придётся и заменить.

— Ну, двадцать лет…

Хозяйка постояла, помолчала и сухо заметила:

— А что касается двери в кабинет… Тадик должен всегда держать её запертой, вышел — и запер, чтобы не говорил потом, что забыл или ещё что…

Понятно? Сколько можно повторять! Стась туда пытается забраться, уж я знаю, несколько раз порывался…

И, наведя порядок в доме, отплыла в кухню.

— Наверняка Агатка успела донести, — прошептал Тадик напарнику. — Ябеда.

— Слушай, ты так страшно не пой! — попросил Карпинский. — Я чуть не окочурился на месте.

И все там побросал, у меня просто из рук вывалилось. А если бы она вошла!

— Потому я и раскорячился на всю лестницу, чтобы проход перекрыть. Да вы зря боялись, пан Хенрик, она в кабинет вряд ли войдёт. И все же хорошо бы скорее там закончить, чтоб у нас все уже готово было.

Минут через пятнадцать Карпинский вернулся на лестницу и доложил:

— Сделано! Портфель набил чем положено, запер и сунул тебе под подушку, шкаф я не смог открыть. А пакеты с деньгами в твоей сумке под диваном. И что, мы ничего из этого не вынесем?

— Раз ничего не принесли, значит, и выносить опасно, — твёрдо заявил парень.

Карпинский не уступал:

— Я сегодня специально обрядился в куртку, карманов на ней смотри сколько, а Элька взяла с собой нормальную сумку.

И, вынув из кармана небольшую плоскую коробочку, продемонстрировал её Тадеушу.

— Вот это ничего не стоит припрятать. И совсем не заметно, я специально проверял.

Тадеуш оглядел коробочку, не интересуясь её содержимым, оглядел Карпинского в куртке и кивнул:

— В самом деле, такую маленькую вещь можно вынести. Что же касается Эльжбеткиной сумки… ну да ладно, там видно будет. Хотя и не уверен, что стоит рисковать. Я завтра с утра намерен отправиться в эту самую химчистку, то есть к вам. А где вчерашняя торба?

— Снова на шкафу. Пустая.

— Порядок, пусть там и остаётся. И давайте скорее покончим с работой. Чует моё сердце, мегера не отцепится от нас, пока мы ей капитальный ремонт не сделаем.

И как раз в это время к дому Хлюпов снова подошла Вожена. В ясный солнечный день она без проблем разглядела номер, и ей стало плохо. Выходит, именно сюда перебрался Тадик! И именно в этом доме какие-то преступники ночью прятали награбленное имущество! А машина? Ну как же, ведь Тадику досталась отцовская машина, как раз «шкода», марку она помнила. А вдруг Тадик тоже принимает участие в… точно не известно, в чем конкретно, но ясно — в каких-то подозрительных делишках, воровстве, ограблениях, бог знает в чем ещё. И она, Божена, застукала его на месте преступления! Значит, он у неё в руках! Теперь она ему покажет!

Став накануне свидетельницей непонятных действий каких-то подозрительных лиц, девушка за ночь ещё сильнее вбила себе в голову, что видела преступников, и теперь принялась строить хаотичные планы относительно того, как лучше использовать неожиданный дар небес. Располагая такими сведениями, можно шантажировать человека. Можно его припугнуть, можно ему отомстить — да мало ли что ещё можно сделать, если как следует пораскинуть умом? Единственное, что не пришло в голову Боженке, так это мысль о том, что такими действиями нельзя завоевать любовь парня. С другой стороны, став мужем, он сделается её собственностью до конца дней своих, а разве кого-нибудь волнует вопрос, какие чувства его собственность испытывает?

Чтобы как-то упорядочить столько соображений сразу, девушке понадобилось время, и она раздумывала, пока ничего не предпринимая.

Тем временем пани Богуслава почти закончила приготовление обеда. Случайно глянув в окно кухни, она вдруг увидела девушку, замершую у забора её дома. Вцепившись обеими руками в прутья загородки, незнакомка не сводила глаз с окон второго этажа. Это Богусе совершенно не понравилось. Чего пялится? Вряд ли замерла от восторга, нечем тут восторгаться. Подозрительно это… Девица показалась бы пани Богуславе ещё подозрительнее, если бы она опознала в ней вчерашнюю грубиянку, рыскающую по ночам, но Боженка была одета совсем по-другому, да Богуся толком и не разглядела её в ночной темноте. А может, эта нахалка, наоборот, удивляется, как ещё жалкая развалина, к тому же деревянная, до сих пор держится? В любом случае надо навести порядок.

Прикрутив газ под кастрюлей, в которой готовилась закипеть вода для клёцек, Богуся опять глянула в окно. И наверняка с бранью выскочила бы на крыльцо, чтобы не пялился кто ни попадя на её дом, но отказалась от своего намерения, поскольку наглая девка оторвалась от её забора и не торопясь пошла по улице, правда то и дело оглядываясь.

Боженка при всей своей феноменальной дурости все же кое-что соображала. И после продолжительного раздумья до неё дошло, что рабочий день кончился и Тадеуш может быть дома. Как бы узнать?

Ага, по машине. Если машина в гараже, значит, вернулся.

Остановившись напротив гаража, она попыталась разглядеть сквозь щели в досках сарая, что там внутри.

Вроде бы машина стоит. Получается, дома. Вот сейчас пойдёт и поговорит с ним начистоту!

И только теперь подумала о других людях, что живут в этом доме. Мачеха, наверное? Может, это она уговорила Тадика поселиться у неё? Может, это она, а вовсе не Тадик занимается тёмными делами?

Сама воровка, и парня втянула в своё грязное дело?

Не хотелось Божене видеть в Тадеуше жертву, рушилась её концепция давления на парня, да и сомнительно, что ночные воры стали бы действовать так осторожно, будь хозяйка с ними в сговоре. Разве что из-за детей, не хотела эта сука, чтобы невинные детки знали о её махинациях, другое дело — неродной сын, того можно втягивать во что угодно, а Тадик такой простодушный, такой глупый, ему что ни скажи — во все поверит. Нет, не так! Нельзя оправдывать Тадика, совсем невинный он Боженку не устраивает, чем тогда его возьмёшь?

От всех этих сложностей голова разболелась, а к чёткому решению девушка так и не пришла. Стояла столбом, тупо уставившись на сарай-гараж.

Кинув очередной контрольный взгляд в окно, пани Богуся уже не увидела подозрительной девахи. Интересно, куда она делась? Не поленилась высунуться из окна и снова вспыхнула от злости — нахалка никуда не ушла, стоит перед её домом и пялится на гараж. Ну нет, этого нельзя так оставить, может, другой и наплевать, но не ей, она не допустит, чтобы ни с того ни с сего разглядывали её владения. А если уж разглядывают, она должна знать хотя бы причину.

Помешав гуляш и выключив газ под кастрюлей с водой, пани Богу слава вышла на крыльцо. Отсюда было видно лучше, наглая девка действительно неподвижно стояла прямо напротив гаража и что-то в нем высматривала. Хозяйке не хотелось выходить на улицу, не так она была одета, выскочила из кухни по-домашнему, в старом платье, фартуке, растоптанных тапках, волосы подвязала обрывком бинта, чтобы не лезли в глаза.

— А пани чего там ищет? — окликнула Богуся незнакомку голосом столь мощным и пронзительным, что его при желании могли слышать не только все соседи, но и корпевшие над перилами работники в её собственном доме.

Повернув голову. Вожена увидела на крыльце какую-то бабу. Она тоже не узнала вчерашней прилично одетой женщины в этой расхристанной бабище, к тому же приглядеться мешали заслонявшие вид ветки сирени Стиль общения с людьми у Вожены был выработан ещё с детских лет раз и навсегда.

— Вам что за дело? — столь же агрессивно и столь же громко огрызнулась она. — Уж и посмотреть нельзя на эту хибару? Не убудет от неё. Или развалится?

Пани Богуслава буквально задохнулась от злости.

— Мой дом, а если кому не нравится, нечего глаза пялить! Знаем таких! Ходят, вынюхивают, высматривают, а потом жди грабителей! А ну марш отсюда, не то полицию вызову!

— Ишь, недотрога выискалась! — не осталась в долгу Вожена. — Чего пристала? Я твоей развалюхи не касаюсь, а стоять на дороге никому не воспрещается, дорога не купленная! Из принципа не уйду!

— Поглядим, как ты в полиции запоёшь, воровка!

Теперь от злости задохнулась Вожена.

— Это я воровка? Я?!

— Да уж не я! Воровка и есть, шляются тут всякие девки!

— Да за такое оскорбление пани перед судом ответит! — неожиданно писклявым голосом завизжала девушка, так как от злобы перехватило горло.

Богуся расхохоталась, стараясь, чтобы хохот прозвучал как можно более саркастически.

— Слышите, люди добрые! Она на меня в суд подаст! Ох, уморила! Слышите? Будьте свидетелями, как всякая шлюха тут грозит честной женщине, шляется, высматривает, чтобы потом бандитов напустить! И ещё имеет наглость судом угрожать!

Пани Богуслава уловила заинтересованность соседей — кое-где раскрывались окна и высовывались головы, и наличие аудитории очень воодушевило её.

Божене, напротив, свидетели были ни к чему. Туго соображающая деваха лихорадочно выискивала подходящие слова для достойного ответа.

А в доме Тадик с первого же слова узнал Божену, и сердце его упало. На всякий случай выглянул в окно из своей комнаты — так и есть, она! Хватило ума аж сюда за ним притащиться! Езус-Мария, что теперь делать?

Хенрик Карпинский тоже заинтересовался перепалкой под окнами и пристроился рядом с Тадеушем. Отсюда нельзя было увидеть пани Богуславы, но голос хозяйки ни с каким другим не спутаешь.

Девушка же, с которой та пикировалась, была Хенрику незнакома. Ничего не поняв из их обмена любезностями, Карпинский хотел спросить напарника, в чем дело, но, повернувшись к Тадеушу, был поражён выражением его лица. Непонятная какая-то смесь паники и отчаяния.

— Мальчик мой, что случилось? — встревожился Карпинский. — Что здесь происходит? Ты чего?..

И кто эта девушка?

— Ну, теперь мне крышка! — упавшим голосом произнёс Тадик. — Вожена это, падчерица моей матери. Сами слышите, какую чушь несёт. Дурища, каких мало, от неё всего можно ожидать. Как бы меня не увидела, тогда не отвяжешься…

И поспешил отскочить от окна. Вожена его не заметила, она как раз нашла подходящий, по её мнению, аргумент и теперь торопилась его выложить.

Набрав побольше воздуха, заорала во всю мощь лёгких:

— Меня воровкой обзывает, а сама… графиня нашлась! Пусть все слышат! А кто ночью, тайком, привозит в свою хибару краденое? Я, что ли? Да я первая полицию вызову! Сама донесу! Пусть придут, пусть хорошенько поищут, авось что интересное найдут! Все думают — порядочная женщина, а она притон воровской у себя устроила, я своими глазами видела! И ещё оскорблять смеет!

Изумление от услышанного немного притупило ярость пани Богуславы.

— А ну пошла отсюда! — не выдержав, сдвинулась она с крыльца. — Своими руками! Своими руками двину так, что костей не соберёшь! А если ночные бандюги появятся, так я уже буду знать, кто наводчица. Тебя полиция теперь из-под земли достанет, у меня глаз алмаз, считай — сфотографировала.

Услышав последние угрозы Вожены, Карпинский с Тадиком в ужасе переглянулись. Теперь и Хенрик запаниковал. Выходит, эта кошмарная девица следила за ними ночью? Видела их с Эльжбетой, иначе на что ещё могла намекать?

— Сдохнуть мне на месте, если эта выдра не шпионила за мной, — прошептал Тадеуш. — Потому и пана с Эльжбеткой вчера засекла. А мне и в голову не приходило поостеречься.

— А зачем ей шпионить за тобой? — хотел знать Карпинский, — У неё к тебе какие-то претензии?

— Если это можно назвать претензиями, холера… — удручённо пробормотал парень. — Сколько лет жили в одном доме, можно сказать, вместе выросли, а теперь в неё словно бес вселился. И мать хороша, разболтала, куда я переехал! Другого выхода нет — надо унести из дома деньги, придётся поломать голову, оставлять их в доме опасно.

— А все-таки? Из-за чего она так на тебя взъелась? — не отставал Карпинский.

Называть истинную причину случившегося Тадеушу больше всего на свете не хотелось именно отцу Эльжбетки. Рассказать пану Хенрику о матримониальных планах Вожены — нет, язык не повернётся…

Эльжбетка бог знает что может подумать.

— Да из-за сущей глупости, — ответил он уклончиво. — Вообразила себе несусветные вещи, идиотка ведь редкая, может, и брякнула что, не подумавши. Впрочем, подумавши тоже могла. А вот чего не могла — так это пошевелить мозгами! По причине полного их отсутствия. Эта дура в любую минуту такое способна выкинуть, что нормальному человеку в голову не придёт. Нет, ни за какие коврижки не покажусь ей, не выйду, пока не уйдёт.

— Кажется, уже ушла, — успокоил парня Карпинский, поскольку крики на улице смолкли. Высунулся из окна, удостоверился. — Да, и в самом деле ушла.

Боженка испугалась не угроз, что ей переломают кости, как с удовлетворением подумала торжествующая Богуся, просто вдруг спохватилась — да ведь это она небось с самой хозяйкой ссору затеяла, а ведь собиралась разузнать у неё что-нибудь о Тадике, а если повезёт, то и сделать своей союзницей.

Такая женская солидарность… Какая теперь, к черту, солидарность, эта колода её, поди, топором встретит, вздумай она снова подойти к дому. Может, отец с мачехой и в самом деле были правы, советуя знакомство с людьми начинать с установления дружеских контактов, а уж в данном случае и вовсе надо бы действовать полюбовно, только тогда можно рассчитывать на успех. Выходит, сама все и напортила?

Ну нет, самокритика никогда не была сильной стороной характера девушки. Агрессия, впитанная с молоком матери, и принципы, которые вбивали в неё с раннего детства, оказались сильнее уроков отца и мачехи. Впрочем, надо отдать должное и пани Богуславе: уж она, как никто другой, умела настраивать людей против себя, тоже в каждом подозревая негодяя.

Злясь на себя, на толстую бабищу, на сбежавшего жениха, на весь свет и нигде Тадика не заметив (наверняка не было дома, иначе на шум непременно бы выглянул), Вожена вынуждена была, оставив поле боя за противником, молча ретироваться.

Пани Богуслава хоть и чувствовала себя победительницей, однако триумф её несколько заглушала непонятная тревога, в природе которой она пока ещё не отдавала себе отчёта. Постояв и убедившись, что посрамлённая противница скрылась за углом, хозяйка, громко хлопнув дверью, вернулась к домашним делам.

И только в кухне, внимательно наблюдая за кипящими клёцками, задумалась над последней фразой подозрительной девки…

Обед сегодня получился поздним. Не только по причине неприятного инцидента, но и потому, что хозяйка ожидала возвращения из зоопарка детей с Эльжбетой, чтобы покормить всех уж заодно. Поэтому Карпинский с Тадиком, покончив с перилами, без перекура тут же взялись за оставшуюся ещё не починенной дверцу чулана, стараясь не думать о последствиях скандала, учинённого безмозглой Боженой.

Если откровенно, Хенрику Карпинскому уже невмочь были все эти столярные работы, никогда не любил их, не разбирался, и теперь, будучи всего лишь подручным у Тадеуша, все равно выдохся. Тадеуш тоже порядком устал, ведь ему приходилось практически все делать одному, Карпинский лишь симулировал занятость. И хотя оба вымотались, но все же отдавали себе отчёт в том, что вот так просто бросить ремонт в доме Хлюпихи нельзя, она сразу заподозрит неладное. Следовало закончить пусть какой-то один фронт работ, ну, например, дверцы эти треклятые, которые то не открываются, то не закрываются.

Видя, с каким трудом Карпинский заставляет себя продолжать, слыша его сопенье и кряхтенье, Тадик попытался утешить напарника:

— Совсем немного осталось, пан Хенрик. У вас уважительная причина: на работу выходите. С водосточными трубами я и один справлюсь. Ну, разве что Эльжбетка немного поможет, подержит чего-нибудь или коленце подаст, чтоб мне с крыши то и дело не спускаться. Хотя я понимаю, она ведь тоже человек…

— И наверняка от неё будет больше пользы, чем от меня, — покаянно прошептал Хенрик. — А здесь ты что собираешься делать?

— Да ничего сложного, рубанком немного пройдусь, сниму лишнее, потом подчищу наждаком, косяк тоже подровняю, всего и делов-то! Завтра закончим.

Дети все не возвращались, и хозяйка была вынуждена работников одних покормить, хоть и тянула до последнего. Вышли все сроки, а совесть у неё все же была. Трудились они над дверцей чуланчика рядом со входом в гараж, так что Богусе нетрудно было убедиться, что в чулан не заглядывают, он их совсем не интересует, и у неё немного полегчало на сердце.

Немного, основная тяжесть так и осталась.

Не успели Хенрик с Тадеушем проглотить по первой ложке ботвиньи, как во дворе послышались голоса и зоологическая экскурсия явилась в полном составе. Одного взгляда на хмурое лицо матери хватило, чтобы Стась с Агаткой, замолчав, поспешно бросились мыть руки. Эльжбета тоже почувствовала какую-то напряжённую атмосферу за столом и, ни о чем не расспрашивая, последовала примеру детей.

Первое ели молча. За гуляшом пани Богуся начала. Как всегда, вопрос был поставлен прямо, без всяких там дипломатических вывертов.

— Что это за намёки на краденое, которое в моем доме прячут? — сухо спросила она.

Карпинский предпринял попытку увильнуть от ответа.

— Какое такое краденое? — неудачно притворился он непонимающим.

— И прошу не говорить, что ничего не слышали, кому-нибудь другому мозги пудрите. Эта уличная лахудра орала так, что глухой бы услышал. Что тут происходило прошлой ночью в моё отсутствие?

Неожиданный допрос заставил встревожиться всех сидящих за столом, независимо от пола и возраста, причём у каждого были причины беспокоиться. А Богуся внимательно следила за своими чадами, только раз бросив мимолётный взгляд на Тадеуша.

У Агаты не была расчёта выдавать брата.

— Шум какой-то я слышала, — небрежно отозвалась она. — Даже проснулась.

— И что? — хотела знать её мамаша.

— Да ничего! — отчаянно бросился в бой Тадеуш, видя смятение на лице Стася. — Я тоже проснулся и спустился, чтобы проверить. Как раз перед нашим домом разговаривали какие-то люди, но ничего не делали, поговорили и ушли. Вернее, на машине уехали.

— На какой машине?

— Не знаю, в темноте разве разглядишь?

— И ещё телефон звонил, — решила признаться Агатка.

— Кого звали?

— Никого не звали, — опять пояснил Тадеуш. — Ошибка.

— А что эта ошибка сказала? — не отставала пани Богуся. — Ведь что-то же сказала, раз Тадеуш решил, что ошибка.

— Да ничего она не говорила! — немного раздражённо ответил Тадеуш. — Как это обычно бывает: какая-то женщина попросила к телефону не то Фреда, не то Тэда, я и сказал — ошибка. Тогда она назвала номер, по которому звонила… я его тоже не запомнил, но явно не наш. Спать жутко хотелось, я и повесил трубку. Не понимаю, почему это вас так интересует, у нас то и дело ошибаются.

Мать взглянула на дочь, та кивнула — мол, так и было. Значит, Тадеуш говорит правду. Однако это не развеяло всех сомнений.

— Тогда чего же эта девка разорялась об укрывательстве краденого?

— Какая девка? — одновременно поинтересовались Эльжбета, Агата и Стась.

Хозяйка и не подумала удовлетворить их любопытство, сейчас надо было выяснить вещи поважнее.

— Не ваше дело, — отмахнулась она, — вот они знают. Вы уверены, что нам ничего в дом не подкинули? Ведь бандиты могут и в порядочном доме устроить свой тайник, а потом объясняйся с полицией.

Вдруг эта негодяйка и впрямь что-то видела?

Теперь Тадик позволил себе не только выказать раздражение, но и пожать плечами.

— Может, и видела что, но сомневаюсь. Было темно, ведь ночь безлунная, а район наш сами знаете, как освещается. Свободно могла перепутать не только дома, но и улицы. И вообще, судя по голосу, в голове у неё винтиков не хватает.

— Уж это точно! — с удовольствием подтвердила пани Богуслава. — И все равно на всякий случай, считаю, нужно бы просмотреть как следует и участок, и сарай. А может, и дом. Да, а чего Стась молчит? Ты что, не просыпался?

Ну вот, и до него добралась! И недовольный Стась вынужден был признать:

— Просыпался.

— И что? Говори сам, нечего мне тебя за язык тянуть.

— Ну, вышел из комнаты… — мямлил Стась, не зная, какой версии придерживаться.

Тадик благородно пришёл брату на выручку:

— Он хотел мне помочь, мало ли что Но эти люди уже ушли, так что поддержка не понадобилась.

— А в отцовский кабинет не входил?

И опять беглый взгляд на дочь. Агата вновь чуть заметно покачала головой, однако сделала это с таким торжествующим видом, что у матери не осталось сомнений, чья в том заслуга. Ясное дело, сыночек попытался проникнуть в запретную зону, но сестрица оказалась на высоте. Очень хорошо!

Тадик даже удивился:

— А что ему там ночью делать? Мы столкнулись на лестнице, я сказал, что все спокойно и чтобы шёл спать. Потом ещё походил немного, посмотрел, ничего подозрительного не заметил.

Карпинский так увлечённо поглощал копытки-клёцки, что рот у него был постоянно полон. Бедняга рассчитывал на то, что в случае какого неожиданного вопроса получит время на обдумывание ответа и успеет прожевать и проглотить, ведь говорить с полным ртом невежливо. У Эльжбеты пропал аппетит, как только она услышала ужасную новость. Выходит, стало известно об их ночной вылазке. Чтобы не навлекать на себя подозрений, девушка делала вид, что тоже ест, но мысли её были далеко. Она не проронила ни слова, боясь выдать себя изменившимся голосом. Молчал и Стась. Агатка, правда, в любой момент могла отмочить какой-нибудь номер, но на его аппетите опасения никак не отразились.

Расспросив всех, кого сочла нужным, Богуся, однако, не чувствовала себя удовлетворённой полностью. Ей все казалось — чего-то она не заметила, что-то тут не так. Только вот что?

— Откуда она вообще взялась, эта девка? — громко спросила пани Богуслава, а поскольку никто не ответил, обратилась к конкретной особе:

— Тадик знает её?

Вопрос на засыпку. Бедный Тадеуш боялся чего-то подобного и теперь подумал — все, конец!

Отпереться от знакомства с Боженой означало необходимость впредь всегда держаться начеку и жить в вечном опасении, как бы мегера не раскрыла его родственных связей с подозрительной девкой. А кретинка Вожена могла и ещё что-нибудь выкинуть, с неё станется. Признаться же сейчас в знакомстве с этой ужасной особой означало уронить себя в глазах хозяйки и навсегда лишиться её благосклонности. Не мог он себе такое позволить, хотя бы ради Эльжбетки. Что делать? И тут его осенило.

— Трудно сказать, — как можно спокойнее ответил Тадик. — Я её толком не разглядел, далековато, да и кусты мешали. Вроде бы шляпка…

— Какая шляпка? — вспыхнула Богуся. — Не было на ней никакой шляпки! И в самом деле ничего не разглядел. Сторож называется! С чего вдруг приплетать шляпку?

— Мне так показалось, — виновато оправдывался парень. — Говорю же, за забором много не увидишь. Может, это была не шляпка, а какие цветочки на ветке или ещё что…

— А голос? По голосу Тадик её не опознал?

— Когда так орут, разве опознаешь? — возразил Тадик. — Такое впечатление, что орала не своим голосом. Один раз даже запищала. Хотя, возможно, я ошибаюсь. Или в самом деле пищала?

— Пищала! — отрезала пани Богуся и неожиданно обратилась к Карпинскому:

— Хенек, конечно, тоже ничего не видел и не слышал?

Вот когда пригодились клёцки во рту. Сделав вид, что поспешно их дожёвывает, пан Хенрик выиграл время для обдумывания ответа.

— Почему же, и видел, и слышал, нельзя было не слышать, — И что же именно Хенек видел?

— Судя по фигуре — женщину, — обстоятельно отвечал Карпинский, — мужчины у нас пока в платьях не ходят. Издали видел, лица не разглядишь, а фигура вроде бы не слишком толстая. Должно быть, молодая девушка. А больше ничего такого и не приметил.

— От мужиков никакой пользы, — презрительно отворачиваясь от Карпинского, заметила хозяйка и на время прекратила расспросы.

А Эльжбета мечтала хотя бы о минутке наедине с отцом или Тадиком. Господи, да что здесь произошло в её отсутствие? Судьба опять нанесла им неожиданный удар, это ясно, но насколько тяжёлый и чем это грозит? Успеть бы принять меры.

А тут ещё Тадик бросает на неё какие-то всполошённые взгляды, вроде в чем-то перед ней провинился. Отец вон уплетает клёцки так, словно решил разорить хозяйку, Агатка сидит довольная-предовольная, Стась, напротив, как самая смиренная мышка под метлой.

На редкость тягостный обед тянулся, казалось, бесконечно. Агатка вежливо заикнулась о десерте. На обратном пути из зоопарка они зашли в магазин и купили пирожные со свежими ягодами, может, съедят их на сладкое? Хозяйке понравилось предложение. Правда, она приготовила желе, ничего, останется на завтра, а р