Иоанна Хмелевская - Флоренция — дочь Дьявола

Флоренция — дочь Дьявола [Florencja, córka Diabła ru] 474K, 188 с. (пер. Стоцкая) (Пани Иоанна-10)   (скачать) - Иоанна Хмелевская

Иоанна ХМЕЛЕВСКАЯ
ФЛОРЕНЦИЯ — ДОЧЬ ДЬЯВОЛА
(Пани Иоанна — 10)


* * *

На четвёртый день свадьба решительно закончилась. Ранним утром Зигмусь Осика, который, правду сказать, участвовал в празднествах с перерывами, но зато интенсивно, вышел из дому и вяло посмотрел вдаль взором совсем не орлиным. Даль оказалась относительно близко, так как её ограничивала стена леса.

Смотрел Зигмусь долго, пока до него не дошёл смысл того, что он видит. А видел он нечто поразительное, и профессионал в его сердце робко пискнул.

На лужайке по ту сторону дороги пасся конь. Точнее говоря, кобыла. Зигмусь был крепко под градусом, но это зрелище тронуло его душу. Кобылка была молодая, ей и двух лет не исполнилось, однако от неё веяло чем-то таким, что в глазах Зигмуся исчезли дорога, лужайка и лес, а вместо них он увидел совершенно другую картину: голубую розетку, мечту его розового детства. В воображении заполоскались на ветру вымпелы, он услышал фанфары, почувствовал под собой седло и твёрдые, упругие лошадиные мышцы, а в лицо задул вихрь галопа. Он едва не протрезвел и посмотрел внимательнее.

«Что это за кобыла? — подумал он. — Уж очень молодая. Чьё ж это добро? Ещё полтора года — и дерби у неё, почитай, на счёту в банке. От кого она может быть?»

Возле него вдруг возник брат новобрачного, чьё состояние указывало на усерднейшее участие в торжествах.

— Слушай, ты, — сказал Зигмусь, несколько неуверенно ворочая языком. — Это кто такая, кобылка эта? Чья и от кого?

Брат жениха вытаращил глаза.

— А-а-а, — ответил он, подумав. — Это того.., того, тоись, придурка кобыла. Тоись, придурка кобыла принесла. Ожеребилась его кобыла. Это и есть жеребёнок.

— А отец кто? — спросил Зигмусь, трезвея на глазах.

— Так староста, — не задумываясь, ответил брат жениха. — Тоись, не сам, наверное, только жеребца ей устроил. За литру. Литру коньяка получил, но дрянь страшная.

Зигмусь, основательно вымотанный свадьбой, отличался бесконечным терпением.

— Ладно, усёк. А жеребец-то кто? Брат новобрачного потёр рукой небритый свой подбородок, почесал в затылке и пожал плечами.

— А мне откудова знать? Не помню. Старосту спроси.

— А где он?

— Кто?

— Староста.

— Головой не ручаюсь, но вроде как в ванне лежал. Я что-то такое слышал. На втором этаже.

Новая элегантная сельская вилла была спроектирована с европейским размахом, и в ней имелись две ванные комнаты. Зигмусь был там в самом начале свадьбы на экскурсии и отнёсся к ним с восхищённым почтением. Память понемногу возвращалась к нему, он уже сориентировался, где находится вторая ванная комната впечатляющих размеров. Он даже вспомнил, что ванну там вделали в пол, как на заграничной рекламе, и подумал, что староста спьяну туда упал, да так в ней и остался. Наверное, не сумел вылезти…

Он ещё раз посмотрел на лошадь и вернулся в дом, потому что все его существо прикипело к этой кобыле на лужайке, он не мог оторваться от неё. Зигмусь Осика обладал душой конника, он был жокеем по призванию. Строго говоря, он был ещё не жокеем, а всего лишь практикантом, но до кандидата в жокеи ему не хватало всего лишь пятнадцати побед. А до жокея — шестидесяти пяти. Он знал точно, что в этом году кандидатом обязательно станет. У него был шанс принять участие в дерби, если только будет скакать много лошадей, он предполагал, что ему удастся попасть в число участников, и пожалел от всего сердца, что нет у него этой лошади. Наверняка его посадят на лидера…

Идя по лестнице, он подумал, что, может, оно и к лучшему. Этому чуду сейчас полтора года, весной она сможет дебютировать в классе двухлеток, а на следующий год поедет выступать в дерби. К тому времени он уже отпашет свои шестьдесят пять побед, а если даже не успеет, то ничего страшного — поедет кандидатом. И выиграет. Она все выиграет, эта кобылка…

Каким образом лошадь с деревенского пастбища могла бы принимать участие не только в дерби, но вообще в скачках на служевецком ипподроме, Зигмусь не рассуждал. Мысль о том, какие сложности и препятствия ему предстоит преодолеть, пока не дошла до него. В этой фазе протрезвения главной его потребностью стал староста.

Примерно через час интенсивных усилий он окончательно пришёл в себя и подумал, уже совершенно трезво, что легче, наверное, выиграть дерби, чем очеловечить старосту. Невзирая на то что он выволок старосту из ванной и поставил на ноги, Зигмусь не мог добиться от него ни единого слова по-людски. Кроме того, было очевидно, что простая польская речь до этого создания не доходит. Не обращая внимания на сотрапезников в различном состоянии, Зигмусь нашёл какую-то посуду, бутылку с бесцветной жидкостью и несколько раскиданных по столам маринованных огурчиков, высмотрел чудом уцелевшую бутылку пива. Все это он отнёс наверх, в ванную, где староста отдыхал на унитазе, комфортабельно откинувшись на низкий удобный бачок. Не глядя на Зигмуся, он выговорил первые разумные слова:

— Пивка бы…

Не вдаваясь в дискуссию, Зигмусь стал отпаивать его принесённым лекарством. Староста довольно ловко опрокинул стакан, содрогнулся, встряхнулся и частично приоткрыл глаз. Передохнув, он попытался беседовать дальше:

— Гу-гу.., агу.., огурчика…

До Зигмуся дошёл смысл сказанного, потому что перед глазами у него все ещё стояло дивное видение на лугу, в результате чего мысли его приобрели необыкновенную ясность, и он подсунул старосте огурчик. Староста откусил кусочек, сморщился и швырнул остаток через плечо. Огурчик отлетел от стены и упал в биде. Зигмусь понял намёк и посмотрел на бутылку пива. «Туборг». Крышечка, надо думать, должна отвинчиваться… Он попробовал — получилось. Зигмусь сунул бутылку в руку пациента. Староста покорно стал лить содержимое в рот и остановился, только когда бутылка опустела. Он глубоко вздохнул и пробормотал:

— Мне уже легче. Дай тебе Господь… Ещё какой-нибудь час — и оба оказались наконец на свежем воздухе. Они стояли, уцепившись за планки забора, и с удовольствием смотрели на пасущуюся перед ними скотинку. В этот миг староста любил Зигмуся больше жизни, и его переполняла безграничная благодарность.

— Уж я тебе, брат ты мой, сынок родной-ненаглядный, всю правду скажу, но уж ты держи язык за семью замками и печатями. Это должен был быть жеребец ветеринара, и вроде как он и был, только куды там… Я уж сам её, собственной рукой повёл, и как раз по полю шёл ОН…

Несмотря на остатки дурмана в голове, староста осёкся, беспокойно оглянулся и наклонился ближе к уху Зигмуся — Дьявол…

Зигмусь шарахнулся и оторвал кусок планки, потому что новость была потрясающая. Дьявол, один из самых лучших производителей в Европе!.. Он знал его потомство и знал, что это означает. Покрыть кобылу Дьяволом стоило целое состояние! Староста не обратил внимания на произведённое впечатление и шептал дальше:

— А она как раз в охоту пришла, ведь я из-за этого с ней и шёл, а он издалека вынюхал. Заржал, аж эхо отозвалось! Его парнишка вёл, так ОН у паренька из рук-то вырвался, а копыта так и загремели, ба-атюшки! Я кобылу чуть не упустил, аж вспотел: а ну как кто услышит и примчится… Ну, он и покрыл её, мы даже оглянуться не успели. Какое там помогать, он сам по себе, без всякой помощи на неё влез, говорю тебе, Зигмусь, сынок, просто искры летели…

Щеки у Зигмуся пылали от волнения.

— Один раз?

— Ну да, как же!.. Через три дня — это уж, накажи меня Бог, как на исповеди тебе говорю — подкараулил я его. Это уж судьба такая и Божья воля, помяни. Господи, мою душу грешную во царствии Твоём…

Молитва показалась Зигмусю не вполне уместной, однако поправлять старосту он не стал. Он безумно волновался. Ничего удивительного, что из-за этой кобылки ему почудилась голубая лента!

— А мать у неё от кого?

— А кто её знает. Но тоже вроде бы чистокровка.

— И как записали в племенном свидетельстве?

— А записали так, как должно было быть, потому что мы с ветеринаром договаривались, и какое ему дело, он даже как раз тогда и уехал. Дескать, от его Мармильона. А имя дали от матери. Та — Флора, а эта — Флоренция. А на самом деле она от Флоры и Дьявола…

— А парнишка тот? Что Дьявола вёл?

— Парнишка в другую сторону смотрел и волосы на себе рвал, но теперь и не пикнет, потому что ему тогда досталось бы, что такого коня из рук выпустил… Он на коленях меня молил, чтобы я его не выдал…

Зигмусь судорожно держался за отломанную планку и явственно чувствовал, что внутри у него нарастает немыслимое упоение. Он не ошибся, увидел породу в этой молоденькой кобылке! Если удастся устроить все, что надо, если её мать, эта Флора, действительно чистокровка, то родословная у лошадки как положено… Мармильон тоже годится, раз уж ветеринар держит производителя, то наверняка позаботился о том, чтобы это был чистокровный жеребец, может быть, официальных документов будет достаточно…

— А хозяин её что? — спросил он страстно. — Ну тот, хозяин Флоры?

— А что, я тебе не говорил? Городской придурок. За лесом завёл себе хозяйство. С другой стороны. Пустое поле и такая хибара стоит, должна была быть хата.., вилла то есть, но он не закончил работу, половину в хлев превратил, а теперь все вместе ни на что не похоже. Он литру поставил, чтобы я с Флорой пошёл, потому что рано утречком идти надо было, а он на такое не способен…

Зигмусь бросил догорающую свадьбу, где валялись одни недобитые. Идя через пустошь, он размышлял, что же ему, собственно, делать. Склонить старосту, чтобы тот признался, как было на самом деле, и заставить мальчишку-конюха понести страшную кару? Оставить Флоренцию с фальшивыми документами? Как-нибудь устроить ей фальшивое племенное свидетельство, куда будет вписан Дьявол? А если это когда-нибудь выйдет на свет?.. Старосту на смертном одре может одолеть совесть, и он скажет на исповеди, как было с этим жеребцом на самом деле… Но во-первых, ксёндз может и не сообразить, о чем идёт речь, на скачках духовное лицо вряд ли играет, а во-вторых, староста ещё молодой, до смертного одра ему довольно далеко… Во всяком случае надо тщательно разведать ситуацию, а если что, панна Моника поможет…

* * *

Описание строения, данное старостой, оказалось удивительно верным, в поле за лесом стояла хибара, местами каменная, местами деревянная, крытая крышей-времянкой и наполовину очень похожая на хлев. Двери в это пристанище были сколочены из обычных, даже не морёных и не лакированных досок. Двери оказались закрыты, зато окна были приотворены. Зигмусь заколотил в двери кулаком.

Колотил он довольно долго. Собственно говоря, просто для того, чтобы чем-нибудь занять руки, пока он интенсивно думал. Он был совершенно уверен, что в доме никого нет. Ещё бы — летом, когда полдень на дворе, кто же будет сидеть в доме, тем более в таком… Хозяин явно куда-то попёрся, и теперь придётся ждать, пока он вернётся…

Он уже занёс было в очередной раз кулак, когда внезапно услышал за дверью какой-то шорох. Словно бы шаркающие, заплетающиеся шаги. Он замер и стал ждать.

Кто-то повернул ключ в замке, и дверь со скрипом открылась. На пороге стоял молодой тип в очках, в пижаме и растоптанных домашних шлёпанцах, взъерошенный и отчаянно заспанный. Он бессмысленно уставился на Зигмуся.

Зигмусь засомневался. Наверное, он попал на какого-то дачника, потому что не мог же это быть сам городской придурок. Городской придурок хозяйствовал тут, на этих самых гектарах, имел лошадей и коров, ещё и луга, на которых должен был уже начаться сенокос. Хозяин сейчас должен отвозить молоко, кормить и обихаживать скотину… Какой хозяин спит летом до полудня?!

— Я к варшавяку, — сказал он неуверенно. — Тут, говорят, один такой из Варшавы хозяйствует.

— Ну! — согласился растрёпа в пижаме и зевнул. — Я самый. А что?

У Зигмуся моментально отнялся язык. Потом в голове молнией мелькнули две мысли. Первая: может, у хозяина этого есть люди, которые на него работают, и за ними даже следить не надо. Вторая: такой идиот может продать свою кобылку, даже не соображая, что делает. Эта вторая мысль его вдохновила.

— У вас есть лошадь, — решительно начал Зигмусь.

— Есть, даже целых три, — согласился растрёпа и отступил на шаг назад. — Входите, пожалуйста. Чайку выпьете? А что, какая-нибудь из них потраву учинила?

Приглашение на чаек Зигмусь принял не задумываясь и сразу стал заверять, что ни к одной лошади претензий не имеет. Растрёпе от этого не стало легче, он по-прежнему производил впечатление смертельно заспанного, но при этом как-то беззаботно, хотя и вяло довольного жизнью.

С приготовлением чая Зигмусь ему помог, поскольку дело шло так медленно, что завтрак грозил превратиться в файф-о-клок. В конце концов они уселись за стол. И только сейчас Зигмусь обратил внимание, что из второй половины дома все время что-то слышится, словно коровы ревут. Он прислушался.

— Мычат-то как.., голодные? — заметил он вопросительно.

Растрёпа вздохнул.

— Может, и голодные. Выпустить их надо.

— Так, может, я выпущу? — предложил Зигмусь свои услуги, рассчитывая, что это поможет уладить дело.

Растрёпа кивнул и отрезал себе кусок кровяной колбасы. Зигмусь решил вопрос с семью коровами, при случае убедившись, что все они страшно худые. Он выгнал коров на луг, огороженный проволокой-электропастухом, которая в одном месте была порвана, что исключало наличие тока. Он с сомнением посмотрел на коров, жадно хватавших траву, и утешился мыслью, что у них, наверное, уже выработался условный рефлекс на проволоку. Потом вернулся на чайный банкет.

— Жеребёнок ваш, кобылка, ходит по пастбищу, там, у Липковского, — начал Зигмусь без дальнейших проволочек, потому что горел нетерпением и никакие дипломатические вступления не приходили ему в голову.

Городской придурок охотно согласился.

— Верно, верно. Но Липковский не против. Все мои лошади там пасутся, потому что боятся проволоки. А что?

Зигмусь понял, что таким деликатным образом хозяин пытается узнать, какова, собственно, цель этого визита. Он явно не верил в то, что гость явился ради того, чтобы выгнать голодных коров на пастбище.

Зигмусь, потренировавшись на коровах, решил взять быка за рога.

— Так вот, мне эта ваша кобылка понравилась. Не продали бы вы её?

— Кому?

— Да хоть бы мне, например.

— А на что она вам? Это чистокровная верховая лошадка.

— Так я именно потому…

— Да она молоденькая.

— Так ведь вырастет, верно? То есть разовьётся, я хочу сказать, повзрослеет… Я бы её сам воспитал… Но вообще-то я про её мать хотел спросить. Она же ваша, правильно? Флора её зовут. Племсвидетельство у неё есть?

Вялый растрёпа словно слегка оживился. Он прервал зевок на середине, и глаза у него засверкали. Он снял локти со стола, слегка отодвинул кресло и положил руки на поцарапанные и обкусанные подлокотники.

— Конечно, есть. На моих глазах родилась. Мать её, Форзиция, с варшавского ипподрома ушла больная, у неё опухоль была на ноге, так они её списали. Её потом Еремиаш частным образом прооперировал, и вот, пожалуйста! А ведь говорили, что из неё ничего не получится! Ну, конечно, на скачки она уже не годилась, но вообще чувствовала себя замечательно и была в полной форме, когда её покрыли. И кто покрыл-то! Сам Сараган!

Для Зигмуся все имена и клички звучали знакомо. Еремиаша он знал лично и питал к нему почтение, граничащее с благоговением, про Форзицию тоже что-то слышал, он только не знал, что в этой истории участвовал ещё и Сараган. Каким чудом выбракованная кобылка была покрыта таким производителем?!..

— И у вас это все в племсвидетельстве записано? — спросил он, тактично пытаясь скрыть своё недоверие.

— Разумеется! Флора, от Сарагана и Форзиции. А вы удивились? Нечему удивляться, эта Форзиция принадлежала дочери одного такого типа… Та выкупила её после операции, а этот её папаша мог практически все на свете устроить. Если бы он настаивал, так эту Форзицию и чемпионом породы бы покрыли…

— Сараган лучше, — вырвалось у Зигмуся. Он с беспокойством наблюдал за метаморфозой, которая на глазах происходила с его собеседником. Вся заспанность исчезла бесследно, растрёпа стал говорить разумно, оживлённо и с явным знанием предмета. Плохо. Может быть, лошади — его хобби… Может статься, вырвать у него из рук эту кобылку окажется совсем не таким простым делом, без панны Моники не обойдётся…

— А увидеть её можно?

— Которую?

— А Флору эту, дочку Форзиции.

— Да ради Бога. Она у Липковского пасётся. Подождите. Я только оденусь, и мы вместе сходим.

Через пятьдесят минут, доведённый долгим ожиданием до сумасшествия, Зигмусь перестал оглядывать и оценивать оригинальное хозяйство и начал гадать, во что же этот тип может одеваться. Фрак?.. Галстук-бабочку завязывает?.. Ведь лето на дворе, надел себе трусы, брюки и рубашку! Ну, умылся, допустим, так ведь сколько времени можно умываться?.. В ванне заснул? Да где ванна, в этой-то халупе! Ладно, допустим, ещё брился. Так ведь уже час прошёл, не локоны же он на бигуди накручивает?!

Осика вдруг испугался, что растрёпа, оторвавшись от беседы о лошадях, просто-напросто лёг снова спать. В ужасе он направился обратно к дому, но тут растрёпа снова показался в дверях.

— Нашёл! — удовлетворённо сказал он. — Я искал эти документы и нашёл. Вот, пожалуйста.

По дороге Зигмусь жадно просмотрел бумаги. Все сходилось: Флора, от Сарагана и Форзиции, дочери Аквино. Он попытался вспомнить, не видел ли на лугу Липковского серую лошадь, потому что потомки Сарагана — если удавались в отца — обычно бывали серыми. Нет, вроде бы не было там такой, значит, эта Флора похожа на мать. Как там было с этой Форзицией? Эх, кретин, почему он так невнимательно слушал! Но что-то он все-таки помнил, кажется, она была неплоха, только в трехлетнем возрасте у неё развилась опухоль на ноге, в самом начале сезона, все о ней очень жалели, потому что у неё были неплохие шансы на дерби… Ну да, был разговор, что когда-то Вонгровской страшно не везло, самые лучшие лошади летели у неё черту под хвост. И Форзиция тоже была у неё… Значит, получается, что по матери у этой кобылки происхождение почти не хуже, чем по отцу…

На лугу у Липковского паслось восемь голов скота. Шесть лошадей, коза и один свежеостриженный баран. Зигмусь с сомнением посмотрел на лошадей. Два мощных першерона, одна полукровка, мерин, явно уже преклонного возраста, две взрослые кобылы и жеребёнок-подросток. Ни одна из взрослых кобыл не походила на дочь Форзиции и Сарагана: одна была упряжной лошадью в прекрасной форме, вторая демонстрировала невероятное ожирение, будучи толстой, как бочка. Он вопросительно посмотрел на своего спутника.

— Флора! — нежно позвал городской придурок.

Жирная кобыла подняла голову и подбежала к нему лёгким галопом. Увидев, как она движется, Зигмусь поверил в её происхождение. Это была потрясающая кобыла, совершенно испорченная, ожиревшая, не тренированная, можно сказать, жемчужина, брошенная в навоз и поросшая мхом. Он прикусил язык, чтобы не сказать чего-нибудь такого, что свело бы дальнейшие переговоры на нет.

Городской придурок похлопал её по шее и подал на ладони куски сахара. Кобыла поверх низкой ограды положила голову ему на плечо. Она явно обожала своего хозяина. У Зигмуся мелькнула дурацкая мысль, что эти женщины действительно непредсказуемы: любить такого идиотского хозяина!.. В свою очередь, ничего удивительного, что он не распознал её сразу…

— Ну да, — сказал он наконец, кашлянув. — Так что бы вы сказали, если бы нашёлся покупатель на ту? Флоренцию?

Флоренция с развевающейся гривой и распущенным по ветру хвостом как раз облетала пастбище самым красивым в мире галопом. Вела она себя при этом немножко странно. Она мчалась куда-то вправо от них, потом резко меняла направление, а потом неслась в другую сторону, но опять до какой-то невидимой точки. Потом ещё раз то же самое. Поворачивала как ошпаренная и с грохотом мчалась назад. Зигмуся это заинтересовало; потому что он не видел никакого препятствия.

Он толкнул локтем в бок городского придурка, занятого Флорой.

— А что это она так?..

— Канавка, — ответил тот, даже не посмотрев. — Она не любит канавок.

Зигмусь вытаращил глаза, потому что не видел никаких канавок. Наконец ему удалось высмотреть в траве словно бы маленькую бороздку глубиной не более сантиметра. Это, значит, и есть канавка? Да тут все с ума посходили! И кобыла, и её этот хозяин, и он сам, наверное.

Отступать, однако, он был не намерен, хоть бы даже вся округа состояла исключительно из помешанных.

— Так что бы вы сказали, если бы кто-нибудь захотел её купить?

— Все зависит от того, кто захочет, — ответил, подумав, городской придурок. — И для чего её покупают.

— Для верховой езды.

— Смотря для какой. Кому попало я её не отдам, потому что люди с лошадьми плохо обращаются. В хорошие руки — подумаю…

— В самые лучшие! — не колеблясь заверил Зигмусь и подумал, что худших рук, чем у этого кретина, быть вообще не может, а потом перестроился на мысли о панне Монике. — Одна бабенция любит лошадей. Ездит на них от рождения. Она как раз ищет молоденькую кобылку для себя, сама хочет её тренировать, пока её кто другой не обломал, ну, и хочет, чтоб порода была…

Городской придурок словно немного расстроился.

— Ну, такого происхождения, как у Флоры, у Флоренции уже нет. Она от Мармильона. Производители экстра-класса мне, знаете ли, не по карману.

Зигмусю стало жарко. Начинались последствия старостиного мошенничества. Он не думал над этим раньше, но ведь было очевидно, что Мармильон снижает цену этой кобылы, поэтому первым одураченным станет этот олух царя небесного, которому даже не хотелось самому вести кобылу на случку. И это при том, что пастбище у него под носом! Покарай Господь такую вонючку… И панне Монике тоже правды не скажешь…

Он колебался только одно краткое мгновение. Ему было не по себе при мысли, что придётся вот так, ни с того ни с сего, обдурить незнакомого типа, который ничего плохого ему не сделал. Кто знает, может, по прошествии одного-двух скаковых сезонов он и попробовал бы как-нибудь распутать это мошенничество, если бы только не эти коровы! Они вдруг вспомнились ему. Жлоб, растяпа и мерзавец, который доводит приличную скотину до такой степени истощения посреди пастбища и плодородной земли, не заслуживает никакой пощады. Пусть теряет! Чтоб ему самому исхудать, как его несчастные коровы!

— Так оно и лучше, — сказал безжалостный Зигмусь. — Для всяких там Сараганов у этой дамочки кошелёк недостаточно толстый. Подешевле-то она сможет заплатить. Так сколько вы хотите?

Городской придурок, видимо, решил, что беседа вступила в решающую фазу, и сделал попытку высвободиться из-под кобыльей головы, уютно устроившейся у него на плече.

— Ну-ну, хватит, пшла, пшла! Пусти меня. На вот на тебе ещё, возьми и пойди побегай!

Он покопался в карманах вязаного жакета, что кобыла мгновенно поняла. Она убрала башку, схватила губами с ладони хозяина ещё один кусочек сахара и снова попыталась прижаться к своему повелителю, но тот успел отойти подальше от ограды, и ей уже было не дотянуться. С явным неудовольствием она заржала и величавым шагом направилась в дальний конец луга. С горечью и возмущением Зигмусь подумал, что из-за такого веса и брюха, которые пристали скорее хрюшке, чем лошади, ей и бегать-то не хочется. Нет, он отнесётся к этому идиоту без всякой пощады, обжулит его на Мармильоне с чистой совестью! Такой придурок запросто изуродовал бы Флоренцию так же, как изуродовал Флору!

— Ну, я даже не знаю, — неуверенно и озабоченно промямлил этот идиот. — Вообще-то говоря, она довольно дорого стоит…

— Так сколько же? — нажал Зигмусь.

— Откуда мне знать… Я ведь, по правде говоря, о продаже как-то и не думал…

Зигмусь с трудом удержался, чтобы не высказать ему все, что он думает по этому поводу.

— Так сколько же?

— Ну, а сколько эта дама может предложить?

Зигмусь умолк, молниеносно рассчитывая время. Завтра утром он должен быть на работе. До панны Моники ему час пешком, а на машине пять минут. Он уже протрезвел, подъедет на машине и поймает её. Обсудит с ней этот вопрос и вернётся. Сделку надо бы довести до конца сегодня же, потому что потом может быть поздно, такой болван способен изменить своё решение и натворить ещё кучу всяких глупостей. Ждать до перерыва в сезоне… Речи быть не может, исключено, это было бы преступлением!

— Ладно, — решил он. — Я прямо сейчас к ней заскочу и вернусь. Где мне вас найти, скажем так, через полчасика? Вы здесь будете или дома?

— Я могу и тут подождать.

Поспешно удаляясь, Зигмусь на ходу оглянулся и полностью поверил полученному обещанию. Городской придурок стоял, опираясь локтями на ограду, и таращился на лужайку и коней так, словно в этом и состояла вся его жизнь. Было ясно, что без сильного внешнего воздействия он не двинется с этого места по меньшей мере до вечера…

За полтора скаковых сезона бывший ученик, а ныне жокей-практикант Осика с усилием заработал на «малый фиат», весьма попользованный, но ещё на ходу. Пары свадебного банкета окончательно выветрились у Зигмуся из головы. Он сел и дал газу, потому что каждая минута казалась ему ценной.

— Зигмусь! — удивлённо воскликнула Моника Гонсовская и опустила ногу, уже занесённую в стремя. — Ты что тут делаешь? Сегодня же суббота!

— Так я и должен завтра утром быть на работе, — ответил Зигмусь, вылезая из «малого фиата». — Я отгул взял на свадьбу сестры. Так и думал, что раз сегодня суббота, значит, вы тут, а здесь такое исключительное дело, такая оказия, какой свет не видел. И лошадь, которой ещё свет не видел. К сестре на свадьбу я даже два раза приезжал, потому что она крепко затянулась, сейчас гуляют у жениха, а я хотел попросить, чтобы вы мне помогли, панна Моника, потому что сам я не справлюсь, даже если этот драндулет продам…

Моника Гонсовская выслушала всю историю очень внимательно и сосредоточенно, хотя не сразу избавилась от ощущения, что её помощь Зигмусю должна заключаться в участии в свадебном пиру. Городского придурка, правда, она лично не знала, но про него слышала, потому что слухи о его к небесам вопиющих безобразиях по отношению к скотине разошлись широко. Он испортил коней, запустил землю, пустил по ветру банковские кредиты, сгубил коров — было двадцать, а осталось семь, да и те подыхают. Моника горячо разделяла мнение, что нельзя позволить ему испакостить что-нибудь ещё.

— Я не могу, вы ж сами понимаете, — объяснял Зигмусь. — Не положено, чтобы практикант — а хоть бы даже и жокей — собственную лошадь держал и выставлял. Но какое-нибудь частное лицо имеет полное право, и этим лицом были бы вы, панна Моника. Мы бы ею сообща владели, половину стоимости я наскребу, и мы бы её тренировали здесь, а потом на ипподроме. Вонгровская наверняка согласилась бы, я ей вроде нравлюсь, да ведь и то сказать, я ей в щи не плюю. Вы только посмотрите на эту кобылку, пусть даже издали, на эту Флоренцию — сами увидите. Боже ты мой милосердный, вот это лошадь! Если этот гад и её испортит.., хоть святых выноси!

Они поехали: Зигмусь на «малом фиате», Моника верхом, потому что именно затем сюда на уик-энд и приезжала, чтобы тренировать лошадей. И неизвестно, кому это доставляло большее удовольствие, ей или животным. Глаз у нёс был намётан не хуже, чем у Зигмуся, она же всю жизнь провела рядом с лошадьми, да и отец передал ей свои знания, а третий курс ветеринарной академии добавил своё. Моника заметила Флоренцию, едва только они приблизились к лужайке. Восхищение вспыхнуло в ней как пожар.

— Он даже цену не может назначить, — с презрением шептал Зигмусь. — Он говорит, что это вы должны сказать, сколько за неё даёте? Как вы думаете, сколько за неё можно дать? Как за дочь Флоры и Мармильона?

Моника сделала усилие и оторвала восторженный взор от кобылки, чтобы посмотреть на остальных лошадей.

— Что он сделал с этой Флорой! — воскликнула она в ужасе. — Ты прав! Флоренцию необходимо у него отобрать. Это который будет?..

— А тот, что там стоит…

— И что, он все время так простоял? Ему что, делать нечего? О Боже! Не-ет, я с ним разговаривать не стану, я же сразу брякну что-нибудь, не выдержу, и мы поссоримся. Тебе самому придётся устраивать дело. Погоди, я знаю, что Гамбия пошла с аукциона за тридцать тысяч долларов, эта должна стоить половину. Это сколько же получается?

— Я бы больше пятнадцати не дал, — решительно сказал Зигмусь. — Миллионов злотых. А может, и ещё поторгуюсь.

— Столько у меня не наберётся, но семь я даю. Ты наскребёшь остальное?

— А как же иначе? Я просто должен, чтоб я сдох! Завтра под вечер привезу ему, только договор купли-продажи подписать надо сегодня и сегодня же её перевести к вам. Ладно, пойду к нему, а вы не уезжайте, потому что я вроде как от вашего имени покупаю.

* * *

Только в июле после дерби, где он добился ошеломляющего успеха, придя четвёртым на лидере, Зигмусь сумел приехать в Лонцк не на полчасика, как обычно, а на чуть большее время. Флоренция бегала по собственной леваде Гонсовских, точнее говоря, в момент его появления она находилась за её пределами. Кобылка паслась на казённом пастбище, на что в явном и нескрываемом остолбенении смотрели три человека: Моника, её отец и один из конюхов. Зигмусь чрезвычайно удивился этому зрелищу, потому что пастбище принадлежало подсобному хозяйству конзавода и о том, чтобы его потравила лошадь, не могло быть и речи. Эти трое должны были бы немедленно отреагировать на такое безобразие и отвести кобылу на место. А они тем временем стояли без движения и с раскрытыми ртами на неё таращились, ничего не предпринимая.

— День добрый, — вежливо поздоровался Зигмусь. — И что тут творится? Почему она там…

— Это чокнутая, — с глубокой уверенностью в голосе заявил конюх. — Чтоб меня громом поразило, она чокнутая, говорю вам!

— А, Зигмусь! — сказала Моника, не поворачивая головы. — Как у тебя жизнь? Действительно, поразительное дело…

Старый Гонсовский качал головой и потирал нос, а это означало, что он чем-то поражён и не знает, что и думать.

— Ничего подобного я в жизни ещё не видел, — задумчиво проговорил он. — Может, этот подонок её так натренировал?

— А что случилось? — полюбопытствовал Зигмусь.

Моника только теперь обернулась к нему.

— Хорошо, что приехал, может, ты что-нибудь знаешь. Слушай, ты представляешь себе, что она вытворила? Вылезла из левады под жердиной!

Зигмусь посмотрел на ограду. Она состояла из одинарных жердей между столбами, причём жерди начинались на высоте примерно метр двадцать. Ни одна лошадь, кроме разве что пони, там бы не поместилась.

— То есть как под жердиной?..

— А вот так: под. Подогнула ноги, как пёс, проползла, пролезла внизу.

— И даже жердину не сбросила, — добавил конюх. — Уши прижала, хвост между ног.., чокнутая, точно!

— Этого не может быть, — подумав, вынес Зигмусь свой приговор.

— Мы это сами видели, все трое, — сказал старый Гонсовский, — минуту назад. Моника, забери-ка её оттуда, пусть не травит пастбище. А, Зигмусь, это ты… Слушай, что он все-таки с ней делал? Ты его знаешь, этого городского придурка?

— Да ничего он с ней не делал. Он вообще не способен что-либо делать. Такой заспанный разиня, какого ещё свет не видал, куда ему там заниматься лошадью! Нет, серьёзно, она что, пролезла внизу?

— Так я же тебе и говорю!

— Если это вы говорите, поверю…

— Вовсе не обязательно. Признаться, я бы и сам не поверил, кабы не видел собственными глазами.

— Но это она сама по себе так, потому что о придурке тут и говорить нечего.

— Так я ж и сказал, — упрямился конюх, — чокнутая. И с ней, вот попомните моё слово, ещё наплачемся. Чтоб меня старая кляча покусала, коль я что не так сказал!

— И покусает, Антоний, потому что ничего такого не будет, — предсказала Моника, возвращаясь с кобылой в паддок. — Это моя золотая девочка, хорошая и воспитанная, только пугливая немного. Антоний видел, как она сама ко мне подошла.

— Да потому что панна Моника любого коня приручит. А кобылка-то не голодная, на пастбище она просто полакомиться полезла.

— Надо жердину опустить, — решил Гонсовский. — Или — ещё лучше — добавить по одной по всей ограде, пониже. Иначе она все время будет так лазать, потому что ей, как видим, это никакого труда не составляет.

Флоренция положила голову на плечо Монике и прижалась к ней. Зигмусь с безграничным восхищением смотрел на великолепно очерченный храп и слегка раскосые сияющие глаза. Он вынул из кармана антоновку и подал кобыле на ладони. Флоренция съела угощение с большой охотой, а потом стала обнюхивать Зигмуся, толкая его под подбородок шелковистыми ноздрями.

— Надо за ней послеживать, потому что она большая лакомка, — вздохнула Моника. — А вообще-то она форменное чудо! Зигмусь, у тебя не только глаз намётанный, но, наверное, и нюх! В последний момент ты её у этого дебила отобрал! Она ведь скакала, только когда ей самой хотелось. Хорошо, что ей это нравится, а то ведь она уже начинала салом обрастать. Кроме того, ты можешь себе представить, что она до сей поры седла и не нюхала?! Ничего на спине не носила!

Зигмусь только головой покачал. Он вспомнил, что слышал, как этот придурок вроде как с лошадьми играл в конюшне. Конюшен возле хибары-пугала видно не было, значит, их заменял хлев. Кроме того, интересно, как он с ними там мог играть… Взаимно лягались они, что ли, или кусались?..

— Он её только выпускал побегать? — неуверенно спросил он.

— И того не делал! Говорю тебе, она бегала столько, сколько хотела! У неё уже пузо расти начинало, я-то думала, что от обжорства, а оказалось — от застоя! Ещё немного — и она стала бы точь-в-точь как мать, у меня в глазах темнеет, когда я об этом болване подумаю! А развита она — сам видишь — почти как двухлетка, на неё уже два месяца назад можно было садиться!

Зигмусь поддакнул, кивая головой. На лице его ясно читалось изумление пополам с недоверием. Он сразу подумал, что сам попробует сесть на лошадь и посмотрит, что из этого выйдет. Он заранее был уверен, что с этой лошадью ничего нельзя добиться силой, только добротой…

— А я вам говорю и говорю: чок-ну-та-я, она чокнутая и есть, — снова влез в разговор конюх, причём в голосе его помимо неодобрения слышалась нежность. — Веточки боится.

Флоренция, которую Моника похлопала по крупу, понеслась лёгким галопом по огромной леваде. В одном углу после каждого поворота она останавливалась как вкопанная, взрывая землю копытами, вставала на задние ноги и пыталась дотянуться губами до листьев растущей там липы. Все нижние ветки липы были уже ободраны, поэтому у неё не очень получалось сорвать листок. Она оставляла свою затею, опускалась на все четыре ноги, а потом снова бросалась в галоп.

— И это тоже правда, — со вздохом призналась Моника. — Я уже думала, чтобы тебе написать, но не знала, сможешь ли ты приехать. Тебе, наверное, говорили, что я тебя искала в день дерби?

— Да я и сам, без всякого письма, приехал бы, — ответил Зигмусь. — Там на дерби такая страшная суматоха была, но я вас заметил, видел, что вы мне знаки подавали, когда я на дорожку выезжал. А что, хорошо ведь подо мной скакал Тюрбо, а?

— Очень даже хорошо, и хватило его надолго. Но все равно у Гесперии не было никаких шансов, третье место — для неё успех.

— Болек на ней скакал, он всегда из лошади все соки выжмет…

— А зато я тебя рассмешу: когда ты мне покивал головой, какие-то идиоты помчались на тебя ставить. Я собственными ушами слышала, как они плели про Тюрбо несусветную чушь: что он, дескать, первая группа, что его до сих пор прятали, что специально готовили его на дерби и все такое прочее…

— Группа-то он первая, но вовсе его не прятали, — почти обиделся Зигмусь. — На нем скакали честно, за исключением единственного раза, когда на нем Сарновский сидел. Дерби для него слишком длинная дистанция.

— Да это все знают, кроме распоследних кретинов. Погоди, я тебе расскажу про Флоренцию…

— Чокнутая, — ещё раз высказался конюх и удалился по своим делам. — Юзек! — завопил он, отойдя на пару шагов. — Жердину неси и крюки!

Моника снова вздохнула, покачала головой и повернула к дому.

— Ты ведь, наверное, голодный? Пошли, я тебе расскажу про Флоренцию, а потом сам увидишь…

Через час со смешанным чувством беспокойства, изумления и веселья Зигмусь смотрел, что вытворяет эта прекрасная и безумная кобыла. Конюх был крепко прав: Флоренция боялась любой веточки. При виде травки, растущей полоской поперёк дороги, она пыталась развернуться. Случайная веточка привела к тому, что она прижала уши, пискнула, встала на дыбы, попятилась на задних ногах, после чего обошла опасное препятствие стороной, испуганно кося глазом.

— Она всегда так? — спросил Зигмусь с интересом.

— Всегда. На нашем лугу она ещё ни разу не перешагнула тот малюсенький ручеёк, бегает только по половине пастбища. У тебя надолго отпуск?

— На неделю. Неделю я тут побуду, ладно? Попробую на неё сесть, а? Ведь ей уже год и почти семь месяцев, ну, шесть с половиной, она первого января родилась! Машина, а не лошадь!

— Может, и лучше, что этот пижон её не трогал, ещё испортил бы…

Флоренция с самого начала оказалась существом чувствительным. Она полюбила не только Монику, но и Зигмуся, к старому Гонсовскому она питала пугливое уважение, конюха милостиво терпела, а к остальным человеческим особям относилась весьма различно. После старательного обнюхивания она оказывала им вежливую покорность или, наоборот, непримиримую враждебность, и на непоколебимость её чувств никакая сила не могла повлиять. Монике и Зигмусю она позволяла все, что угодно.

Поседлать себя она дала сразу же, и по непонятным причинам ей это даже понравилось. Моника утверждала, что Флоренция, как настоящая женщина, любит быть хорошо одетой. Кобылка оглядывалась, пытаясь посмотреть на седло и прочую амуницию, её заинтересовали стремена, поэтому ей подобрали снаряжение как на парад.

— Лучше, чтобы ты начал, Зигмусь, — беспокойно сказала Моника. — Ты лепе, а я на неё потом сяду… Ну, ни пуха ни пера!..

Она подставила руки, Зигмусь опёрся и вскочил в седло. Флоренция вздрогнула, но в тот момент она была занята тем, что пыталась вытолкнуть изо рта удила, и у неё ничего не получалось. С этим она смирилась, тяжесть на спине приняла снисходительно, не выказывая ни малейшего желания избавиться от балласта. Старый Гонсовский отошёл в сторону, Зигмусь разобрал поводья. Флоренция с минуту постояла неподвижно, а потом вдруг понеслась.

Зигмусь был прирождённым конником, наделённым искрой Божьей. Он раньше научился держаться на лошади, чем ходить на собственных ногах. Исключительно благодаря этим талантам он не упал, потому что Флоренция стартовала, словно выстреленная из рогатки. Время от времени она умеряла свой бешеный галоп, пытаясь пройти часть пути на задних ногах, но никаких других штучек не выкидывала. Потом она возвращалась к невыразимо прекрасному, плавному, роскошному галопу, который нёс её, словно лодку по течению быстрой реки. Зигмусь чувствовал её всем своим телом, чувствовал радость лошади, какой-то триумф в этом галопе, счастье от работы всех мускулов и пружинистых сухожилий. На миг его охватило радостное упоение, и не было никаких сомнений, что упоение было взаимным.

— Чудо ты моё! — прошептал он почти набожно.

Его ощущения оборвались, как топором отрубленные, потому что Флоренция домчалась до ручейка. Зигмусь, к счастью, умел ездить и на мотоцикле. Почти падая на бок, лошадь сменила направление и развернулась при одном только виде страшного препятствия, и получилось это совсем похоже на вираж мотоцикла на гальке. Быстро придя в себя, Зигмусь попытался слегка притормозить Флоренцию, но она только мотнула головой, взбрыкнула задними ногами и помчалась к финишу, где стояли Моника и её отец.

— Да, пэйс у неё точно есть! — сказал с уважением старый Гонсовский.

— Не слишком ли много для первого раза? — забеспокоилась Моника.

— Посмотрим…

Конец лужайки Флоренция восприняла нетипично: не как конец пробежки, а как что-то вроде промежуточного финиша. Она развернулась — правда, не так нервно, как перед ручейком, но столь же элегантно — и снова помчалась на луг.

— Господи, помилуй! — простонал в панике Зигмусь и вложил все свои силы в то, чтобы замедлить ход лошади. Он должен был начать учить её послушанию, но ни за что на свете не хотел дёргать и калечить её бархатные губы. Он стал осторожно и нежно, хотя и решительно натягивать поводья. Кобыла, почувствовав твёрдую руку, неохотно послушалась, укоротила шаг, замедлила, свернула, куда ей велели, перешла на рысь, потом пошла шагом. Это был весьма характерный шаг, передние ноги шли спокойно, а задние словно танцевали вальс. Так они и вернулись на старт.

— И что она не ладит с этим ручейком? — спросил Зигмусь, сияя от счастья. — Десять сантиметров воды… Господи Иисусе, вот это лошадь! Рот мягкий, несёт, как ангел на крыльях, я все время её придерживал. Если она не поскачет на длинные дистанции, то я просто сосиска с капустой!

Старый Гонсовский заботливо оглядел кобылку. Флоренция, приплясывая, рвалась скакать дальше. Было совершенно ясно, что эта игра понравилась ей больше всего на свете.

— Этой её масти я не могу понять, — протянул он задумчиво. — От Сарагана получались в основном серые лошади, разве что в мать шли. Но эта целиком вороная, а мать у неё была караковая. В кого ж это она?

Невзирая на кипящий в нем восторг, Зигмусь сумел вовремя прикусить язык. Тоже мне вопрос, в кого это она! Дьявол был чёрным, как настоящий дьявол. В отца, разумеется! И остальные её достоинства тоже в отца, вот только Дьявол никаких ручейков, веточек и травок не боялся. Она его догонит и перегонит, ей-ей, может, будет лучше легендарной Ведьмы…

— Я боялась, что она устроит родео, — призналась Моника. — Хотя я ложилась ей на спину, и она мне ничего на это не сказала, ей даже нравится, но я думала, что она просто ласкуша такая. На тебе, милая, на, скушай…

Флоренция жадно слопала два кусочка сахару и ясно дала понять, что ей хочется ещё побегать. Зигмусь снял с неё седло и оголовье, в ответ на что лошадь очень недовольно заржала.

— Я же говорила, что ей нравится быть нарядной, — заметила Моника.

Вытирать кобылку не понадобилось. Она была сухой, как перец.

— Ладно, пусти, — сказал Гонсовский. — Потом заведём её в леваду, там жерди уже прибили. Надо будет отучить её от этого страха, потому что, не дай Бог, тень ляжет поперёк, так она же убьёт жокея! Завтра и начнём, а ты, Зигмусь, попробуешь на ней пошагать, ведь этому ей тоже надо учиться…

Прежде чем они приступили к дальнейшему обучению, Зигмусь и Моника увидели нечто, что заставило их одновременно протереть глаза. Они как раз пили чай у окошка с видом на леваду, где Флоренция щипала скудную травку возле самой ограды. Буйная трава на пастбище прямо за оградой привлекала её гораздо больше. Дотянуться до неё Флоренция никак не могла. Она попробовала свой метод, очевидно, хорошо ей знакомый, подогнула ноги, но под дополнительной жердиной уже не пролезла. Окаменев от изумления, Зигмусь и Моника наблюдали, как лошадь отступила, легла и перекатилась на другую сторону, прижав копыта к туловищу. Потом она поднялась, отряхнулась, как собака, выходящая из воды, и с явным удовольствием принялась за траву на пастбище.

Моника обрела дар речи далеко не сразу.

— Зигмусь, ты и вправду уверен, что он её этому не учил?

— Циркачка, ей-ей! — ответил остолбеневший Зигмусь. — Теперь я уж и не знаю, что сказать, хотя тот придурок на такое не способен. Может, он просто помешанный…

— Выгони её оттуда.

Перекатывание под жердью оказалось последней каплей. Старый Гонсовский решил, что больше нельзя позволять ей выкидывать такие коленца, и сразу же на следующее утро круто принялся приучать её перешагивать веточки.

— Она должна понять, что может не только перешагнуть, но даже и перепрыгнуть через них, — объяснял он. — Это разумная девочка, сама сделает выводы. Не вмешивайтесь.

Зигмусь и Моника держались поодаль, когда ветеринар решил заставить Флоренцию перешагнуть соломенный жгут. На лугу воцарилась невообразимая суматоха, потому что Флоренция боялась этого жгутика до сумасшествия, но старый Гонсовский был профессионалом. Через два часа мокрая от ужаса, полуживая от страха Флоренция, которую гладили, ласкали, отводили и снова приводили, поняла, что от этого кошмара ей не отвертеться. Она приняла мужественное решение. Она не стала просто и буднично перешагивать через этот страшный жгут, который мог на неё накинуться и даже укусить, а отчаянно, решительно прыгнула на полтора метра в высоту и четыре в длину. Враг остался недвижим, ничего плохого ей не сделал. Лошадь дрожала и тряслась всем телом, повернув голову и глядя назад на преодолённое препятствие, а внезапный блеск её глаз говорил о том, что она начала кое-что соображать.

Старый Гонсовский не собирался издеваться над животным, ему хватило одного успешного испытания, но у кобылы был такой вид, словно этот кошмарный враг её заинтересовал. Казалось, что она сама хочет повторить эксперимент.

— Чокнутая, — нежно сказал наблюдавший за всем этим конюх.

Зигмусь настолько сроднился с кобылой, что вопрос собственности не имел для него никакого значения. Она была наполовину его, наполовину Моники, но на самом деле это он принадлежал ей душой и телом и никакая человеческая или сверхчеловеческая сила не могла этого союза разорвать. Эта принцесса отдохнёт от своего прыжка, а прыжок был такой прекрасный, только вот приземлилась она жестковато… А потом они пойдут на лужок пробовать шаг…

Пошли они не шагом, а галопом, а ручеёк она перепрыгнула так, словно перед ней была мощная крепостная стена. В первый раз, да ещё с всадником на спине, Флоренция оказалась на другой стороне лужка, и, возможно, к лучшему, что никто не видел дикого блеска в её глазах, когда она мчалась на врага и с триумфом его одолевала. Она вдруг открыла, что ей очень нравится прыгать.

* * *

Первая скачка настолько запоздала, что это перешло всякие границы приличий. Опоздание составило час с четвертью. Уж сколько скачки существуют на свете, а такого сроду ещё не бывало, даже когда к чертям вырубился ток и кассиршам пришлось работать при свечах. Ни у кого не оставалось никаких сомнений: причина во внезапном и буйном расцвете компьютеризации. Поговаривали, правда, и о том, что не было данных о ставках по всей стране. Это было вполне вероятно, потому что телефоны, факсы и телексы прилично работать не обязаны. Громкоговоритель время от времени выдавал новые сведения, совершенно как на вокзале, где расчётное время опоздания поезда с минуты на минуту увеличивается на очередные полчаса. В широко открытых дверях салона первого этажа царило вавилонское столпотворение, к тому же никто толком не знал, как делать ставки и как надлежит заполнять компьютерные карточки. Очевидно, что технический прогресс и цивилизация ворвались к нам с таким энтузиазмом, что теперь легли пластом от изнеможения.

Метя принёс переданные на ушко вести о Кальрепе.

— Лошади Репы с самого начала выигрывают, — категорически заявил он. — Это я вам говорю.

— Как же. Репа! Губы раскатал! — рассердилась немедленно Мария. — Получи от жилетки рукава и от селёдки ухо!

— Это почему же Репа? — спросила я неприязненно с ясно различимой ноткой протеста. Мете все было нипочём.

— Потому что Репа просто не может не выиграть! Два года назад он едва не увидел небо в крупную клеточку, а в прошлом году у его лошади были хуже всех на скачках. Если он на сей раз чего-нибудь приличного не покажет, у него просто лицензию отберут. Он страшно старался, лошадей готовил…

— Да не было ещё такого случая, чтобы у Репы к началу сезона были лошади готовы!

— Ну и что? Это и будет первый раз. Сами увидите!

Я с омерзением заглянула в программку, чтобы проверить, какие такие там лошади Репы, и оказалось, что я сама уже поставила на одну из них в первой же скачке. И что только на меня нашло с этой единичкой! Ну да, правильно: весна, три кобылы, три жеребца, кобыл я сбросила со счётов сразу, а из жеребцов два мне не понравились, оставался только этот, единственный, как раз Репкин… Ну да, какой-то смысл в этом есть.

Я пожала плечами.

— Ну ладно, пусть. Выиграет Эстен, на это я ещё согласна. Но Гербаль? Этрол? Дымок? Раскинь мозгами, тут же говорить не о чем!

— Вот сами увидите…

— А я на Дымка рассчитываю, — таинственно сказал Юрек, повернувшись в своём кресле. — Но зато в первой скачке я не поставил на Эстена. Туг выиграет Трефка.

— Кобыла?!

— Ну и что, что кобыла?

— Сам увидишь…

— Нет, так не получится, — объяснял пан Рысь Вальдемару. — В одной карточке только один вид ставок[1]. Так мне сказали. Нельзя так, чтобы в одной рубрике триплет, а в другой — квинта. Последовательность можно и на тех карточках, и на этих, но уж тогда только последовательность…

— Люди добрые, кто-нибудь тут знает, как это все заполнять?! — простонал кто-то за ближайшим столиком.

— А вон там сидит такой тип, который всем даёт сведения, — услужливо подсказала пани Ада. — За первым столиком…

К такому типу стояла очередь, как некогда за мясом. Два вида компьютерных карточек окончательно добили общественность. Я сама стала давать всем объяснения, потому что имела с ними дело много лет в Дании, во Франции и в Канаде, но очень скоро оказалось, что у нас все не так, как надо. Не было рубрики для резервной ставки, объяснения, как заполнять карточку со ставкой только на одну лошадь, показались сомнительными, инструкции насчёт ставок последовательности вызывали недоверие. Перед кассами разыгрывались кошмарные сцены, потому что плохо заполненные карточки компьютеры не принимали. Кассирши в поте лица с шизофреническим блеском в глазах пытались найти причину и исправить ошибку, причём в половине случаев безрезультатно. Все соглашались в один голос, что компьютеризация была необходима и её давно следовало ввести, но вот именно эти компьютеры как-то не оправдывали возложенных на них надежд. Все больше сторонников находилось у теории, что вся эта электроника явилась с какой-нибудь американской помойки.

— И вообще, это будет сезон Езерняка, — продолжал сплетничать Метя. — У него самые лучшие лошади, да к тому же в большом количестве, ему все тренеры пихали лошадей в работу. Болек говорит, что сегодня его нигде не будет, можно рассчитывать на него в последней скачке, да и то бабушка надвое сказала. Капуляс везде будет стараться выиграть, а в третьей скачке пятёрка — самый верняк…

Я вернулась к кассе с твёрдым решением умертвить председателя попечительского совета.

— Убью этого Кшися! — прошипела я в бешенстве. — Меня же кондрашка хватит: опять нигде нет списка снятых со скачек лошадей!

— На табло высвечивают…

— На табло!! И что, мне полчаса стоять возле табло и таращиться в этот ящик, чтобы выловить сведения?! К тому же они мигнут и пропадают, даже записать не успеешь! Только перед кассой можно узнать, кто участвует, а кто нет! Одному Богу ведомо, что я кассирше продиктовала! Снятые лошади должны висеть на каждом углу! Это же важнейшие сведения! Что это, черт побери, коммерческая тайна, что ли?!

— Дай открывалку, убьёшь его попозже, — успокоила меня Мария. — Давай уж начнём как-нибудь этот сезон.

— До завтра они подтянутся, в форму войдут, — без особой уверенности сказал пан Рысек.

В форму они вошли через час и пятнадцать минут. Дали старт, и рванула первая скачка.

Я успела погрузиться в размышления о прошлом. Одними размышлениями дело не ограничилось, я ещё и бормотала себе под нос, обращаясь неведомо к кому. Бормотание было крепко пропитано ядом, потому что каждое начало сезона и вообще начало любого дела после долгого перерыва представлялись мне бракованной шахматной доской. Кто-то её не так разрисовал, как надо, и чёрных квадратиков было в два раза больше, чем белых. Иногда я выигрывала только по вдохновению, ещё не испорченному скачками. Однако чаще всего я представлялась самой себе чем-то вроде пня, тупого, безмозглого, упрямого. Этот пень упорно выбирал пути, которые прямиком вели к проигрышу, насколько пень может выбирать пути. Меня разбередило воспоминание о том, как некогда, после возвращения из Дании, все ещё настроенная на датских рысаков, я придумала, какие лошади должны выиграть в первой скачке. Дело происходило на служевецком ипподроме. Я все роскошно придумала, а потом меня встретила энергичная критика, протест и громкие издевательства обожаемых близких, собственный сын покрутил мне пальцем у виска и вежливо спросил, хорошо ли я себя чувствую. Друзья слегка отодвинулись из страха перед сумасшествием и выкидывали демонстративно всякие другие фортели, так что я в конце концов плюнула с омерзением на собственную идею. Пришли к финишу именно те лошади, которых я выдумала, за ставку двадцать злотых заплатили больше семи тысяч. Это был рекорд ипподрома. Раскаяние окружающих, которое выразилось в том, что они били челом об пол, бухнувшись мне в ноги, принесло мне слишком мало удовлетворения. Меня не утешило даже то, что, вернувшись в Данию, я с места в карьер правильно угадала первую же лошадь в первой же скачке, потому что выигрыш тому, служевецкому, в подмётки не годился.

Прошлый сезон на Служевце я начала так, что собственный кретинизм меня даже восхитил. Я даже стала подумывать, не заслужила ли я медаль, потому что такая последовательная глупость — это вам не жук начихал…

На мыслях о медали я очнулась. Лошади уже рванули, и все бормотания заглушил громкоговоритель.

— Старт, — сказал он с запозданием, но, как всегда, бесстрастно. — Ведёт Эстен, вторая Норушка, третья Лукреция…

— Болек первым придёт, — решил Вальдемар. — Ну как за этим чёртом поганым уследить, ведь он же сам говорил, что на него рассчитывать нечего! А я на него на всякий случай поставил!

— Ты смотри, где эта Трефка! — заволновался пан Эдя. — Сто корпусов уже проиграла!

И ведь все должны были ставить на Трефку, с конюшни шепнули! Нет, вы только посмотрите… Вот, нате!

— Не сто корпусов, а только-только три, — бесстрастно поправил полковник.

— А вольно было слушать глупую болтовню! — громко посоветовала я в пространство над ухом Юрека.

— Да не слушаю я! — разозлился Юрек. — Ты, смотри, Эстен как идёт! Смотри, как легко несётся!

— Так он и выиграет…

— Ну да, как же, разбежалась…

— Эстен, какой там Эстен, не говори мне таких глупостей, потому что я и рассердиться могу! — бушевала Мария.

Эстен вышел из поворота и без малейших усилий вёл скачку. Я задумалась: а вдруг в трепотне Мети есть своя система? Эстен, жеребец Кальрепа, скачет как сатана…

— Эстен, Лукреция, Норушка, борьба за следующее место, — сказал рупор и замолк.

— Холера! — возмущённо ревел разочарованный Юрек. — Не было его у меня! Это же чудовищный фукс! Откуда он взялся…

— Ну как, в программке был…

— И сами увидите, что будет дальше, — грозился торжествующий пророк Метя. — Репа понимает, что ему выиграть надо — кровь из носа…

Сумасшествие с компьютерными карточками продолжалось. Существовал ещё один выход: можно было продиктовать свои ставки непосредственно кассирше, а она выстукивала все это и вводила в машину. Однако длилось это до страшного суда: кассирши ещё не освоились с клавиатурой и отчаянно всматривались в клавиши, а игроки, неведомо почему, ошибались гораздо больше, чем за все предыдущие годы, вместе взятые. Видимо, повлиял технический прогресс.

Я сама точно таким же образом сглупила с квинтой, побив все рекорды, собственные и чужие. Объявление, что в пятой скачке сняли номер десять, меня окончательно добило. Снова заполнять карточки и стоять в очереди во второй раз я была уже не в силах. В отчаянии я продиктовала квинту одинарными ставками, во второй скачке хотела поставить на двух лошадей, так нет же, одну выбросила, а десятку заменила на единичку, отбросив ноль. Люди за мной начали топать ногами. Кто-то поджёг мусорный бак. Прежде чем его успели вытащить на балкон, дым заполнил весь второй этаж трибун. На балкон, разумеется, вытащили бак, а не поджигателя, но только потому, что поджигателя не нашли, а бак дико вонял. Какая-то особа женского пола, не слишком юная, упала со стула, ударилась головой и на миг потеряла сознание. Как только оно к ней вернулось, она решительно потребовала, чтобы ей помогли дойти до кассы, потому что ей чудом удалось заполнить карточки и она только затем и встала. Её заявление встретили полным пониманием. Сезон обещал быть исключительно эффектным.

В воздухе все громче слышался вопрос о том, как будут возвращать деньги. Возврат денег много лет был достопримечательной особенностью наших ипподромов. Как только по каким-либо причинам лошадь, участвующая в скачке, бывала дисквалифицирована, теряла старт, вообще не выходила из стартового бокса или приходила последней со слишком большим отрывом от остальных, за неё возвращали деньги. Однако система выплат зависела от вида ставок, бухгалтерия высчитывала сумму бесконечно долго, но деньги все-таки в конце концов возвращали.

Теперь все должно было быть иначе. Ходили различные сплетни, но никто не знал, что будет. Сомнения наконец начал разрешать громкоговоритель, поэтому его слушали, оттопырив уши ладонями.

В одинарной ставке возвраты были обязательны. Это все поняли. В ставке на несколько лошадей возвраты касались только билетов, где выигрывала хоть одна лошадь, и это всем сразу не понравилось. Никаких возвратов в триплетах и квинтах. На место снятой со скачки автоматически вписывали резервную лошадь…

— Какую резервную?! — дико взвыл Вольдемар. — Куда эту резервную вписывать?!

— Тихо! — рявкнул на него пан Рысь. Рупор продолжал разглагольствовать. В роли резервной должна была выступать лошадь, на которую больше всего ставили, что легко определить благодаря компьютерам. Безответственным организаторам не пришло на ум хотя бы попытаться представить себе, как именно народ это поймёт, а народ с непоколебимым оптимизмом решил, что речь идёт о лошади, которая выиграет.

Я полетела скандалить насчёт этого клочка бумаги со снятыми лошадьми, требуя, чтобы сообщили результаты скачки. Чёртов рупор их не объявлял, потому что результаты показывали на табло. Я, однако, ко всяким табло и дисплеям относилась, прямо скажем, без особой набожности и все время между скачками провела в скандалах с администрацией. Невозможно беспрерывно торчать перед монитором, читая пробегающую трусцой строчку и вылавливая в ней нужные сведения. К тому же, если человек хочет ещё и записать прочитанное, ему гарантировано расходящееся косоглазие. На двойки теперь разбиваться? Один смотрит на экран и говорит, что видит, а второй с дикой скоростью записывает. Так, что ли? И подумать не успеешь…

Запыхавшись, злая и вся взъерошенная, я плюхнулась в кресло в тот момент, когда лошади второй скачки входили в стартовые боксы. Я скорее схватила бинокль.

Именно в этой скачке я поставила на двух лошадей, и две были записаны на той компьютерной карточке, которая полетела к чертям из-за снятой десятки. Вместо неё стояла единичка, с неё начиналась у меня квинта. Люди в очереди позади меня вели себя настолько нервно, что, начни я думать и гадать возле кассы, на кого лучше поставить, они бы меня на куски разорвали.

Что я переживала, пока шла эта скачка, ни в сказке сказать, ни пером описать. Я была уверена, что поставила не так, как надо, и это чувство завладело мною без остатка и чуть не задушило.

— Мне уже все до лампочки, — горько поделилась я с Марией, когда дали старт. — Меня эти лошади в гроб вгонят…

— Ну и что там у тебя? — поинтересовалась она, вглядываясь в лошадей, сбившихся в кучу на повороте.

— Мух отгоняю.

— Не надо, муха тоже человек… Жокей-любитель Квятковский на Гонце стартовал замечательно, не опоздал, шёл первым, однако через пятьдесят метров он дал себя обогнать двойке Врублевского. Теперь он держался вторым, за ним летела четвёрка, а дальше — выброшенный мною из квинты Клювач.

— Двойка, семёрка, четвёрка, пятёрка в середине, — сказала я Мете. — На победу идёт Вонгровская, а не Репа, и я на её лошадей поставила. Только бы не Клювач, потому что в этом случае меня точно удар хватит!

— Какой там Клювач, он не в форме, да и вес большой! — рассердился Юрек.

— Первая же группа!

— На прямую выходит Фармал, за ним Гонец, — говорил рупор. — Фармал слабеет, вперёд выходят Клювач и Гербаль. Гонец, Клювач, Гербаль…

— Смотри, как идёт! — визжал Метя. — Давай, Репа!

— Чтоб тебе сто раз лопнуть и чтоб язык у тебя отнялся! — энергично сказала я. — Черт, из-за одной идиотской лошади… Посылай лошадь, кретин!

Квятковский посылать не умел, а может, и не хотел. Лидером скачки оказался треклятый Клювач, ещё пару секунд за ним держался Гонец, потом ослабел, и на второе место выскочил Гербаль Репы. Я оглянулась в надежде дотянуться до Мети и хотя бы ухо ему накрутить, но — увы! — его от меня отделяла Мария, к тому же он ещё и отодвинулся вместе с креслом на безопасное расстояние. Наверное, почувствовал, чем пахнет…

— Клювач, Гербаль, — сказал кретин-рупор. Удар меня не хватил, мухи меня не съели, но только потому, что событиями подобного рода я была закалена в течение долгих лет. Иммунитет выработался. Если я выбирала из двух лошадей, ещё не было случая, чтобы я выбрала как надо. Может быть, в это кресло вместо меня надо было посадить умственно отсталую корову?

— Осика бы выиграл! — мрачно и злобно высказалась я. — И на кой черт она посадила Квятковского?!

— Ну, начинается неплохо, — с мазохистским удовольствием сказал полковник. — Сенсация за сенсацией!

Мария с ужасом посмотрела на нас, нерешительно делая какие-то движения, словно не зная толком, кому покрутить пальцем у виска — себе или мне.

— Да что на тебя нашло?

— И я тебе могу сразу сказать, что будет дальше, — безжалостно оборвала я её упрёки. — Дальше придут все те лошади, которых я выбрала, и всю квинту мне поломает только этот паршивый Клювач. Вот увидишь…

— Но почему?!

— Ради Бога, могу тебе все объяснить. Я этого Гонца у себя в карточке оставила только потому, что во второй скачке поставила на двойку Вонгровской, вот и в первой поставила тоже на двойку…

— Да откуда ты взяла этого Клювача?!

— Происхождение. Группа. Оставь меня…

— Ну вот, пришёл ведь Репа? Пришёл! — радостно лез ко всем Метя. — И увидите, что дальше будет!

— А то будет, что я его отравлю, — яростно пообещала я. — И председателя совета убью. Да ещё и того, кто требует, чтобы квинту начинали с первой скачки.

— Работы будет у вас — непочатый край, — вежливо заметил пан Рысь.

Я подумала, что могу ещё поставить триплет на оставшихся от квинты лошадей, но у касс творились страшные вещи, и я отказалась от своей затеи. Из этого хаоса вернулся Вальдемар и показал свои билетики пану Собеславу. Пан Собеслав покарал его презрительным взглядом.

— Да вы что?!.. Вы что наделали?

— Да ведь, как говорится, черти взяли корову, так пусть и подойник возьмут!

— Давай, Репа! — в полном кайфе верещал Метя.

— Ой, Метя, я ей помогу тебя травить, — пригрозила Мария. — Нет в этой скачке Репы. Мы на Болека ставим.

— Давай, Болек…

За триплет дали восемь тысяч с копейками, о чем сообщил полковник, вернувшись от дисплея.

— Они уже все показали. Ваш выигрыш, пани Иоанна, был бы значительным.

Я поддалась своим неудачам. Долго ещё я уныло таращилась на растущие перед административным корпусом туи. Вспомнила вдруг, как несколько лет назад я пыталась показать знакомому типу кого-то, кто стоял за высоким кустом.

— Ну, видите? — нетерпеливо говорила я. — Вон там, за этим можжевельником! Его видно до пояса…

Я отлично понимала, что говорю что-то не то, но никоим образом не могла вспомнить, как правильно называется это растение. Знакомый не возражал, внимательно глядя на торс в рубашке, видневшийся над кустом. Дома слово вспомнилось само.

— И почему вы меня не поправили? — упрекнула я наутро знакомого. — Это не никакой не можжевельник, это тамариск…

Один Бог ведает, почему простое слово «туя» не держалось в моей башке. Знакомый диковато на меня посмотрел, и, когда я на третий день я ему сказала наконец правильное название, записав дома это слово на программке, он признался, что не перечил исключительно из вежливости.

— И что тебя так рассмешило? — возмущённо спросила Мария. — Тут разыгрываются леденящие кровь сцены, а ты хихикаешь?

— Про тамариски вспомнила. Психологическая защита…

— Сумасшедшая!

— ..я им билет в нос сую, а они платить не хотят! — скандалил пан Эдя. — Машина не принимает, мол. Ну и что? Под трамвай такие компьютеры!

— За десять минут до начала скачки выплаты прекращаются, — терпеливо объяснял ему полковник. — По рупору говорили. Выплаты заблокированы, только принимают деньги.

— Я неплохо начинаю, — удовлетворённо призналась пани Ада. — Очень хорошо сегодня за одинарные ставки платят…

— Торговали — веселились… — философски прокомментировал пан Рысь.

— Интересно, что будет через неделю, — ехидно сказал Юрек, поднимаясь с кресла. — Разберутся они в этих компьютерах или нет? Обычно они начинают нормально работать через неделю…

* * *

Про лошадей на ближайшую субботу я ничего не знала, потому что не достала программку. Если мне не удавалось купить программку на скачках, я не могла этого сделать нигде больше. Распространение этого вида периодической печати почему-то столкнулось с непреодолимыми препятствиями на своём пути: киоски или не выписывали этих программ, или ещё не получили, или уже распродали. Чтобы все-таки купить программку, мне пришлось бы ехать на ипподром, в киоск у ворот. Как-то раз я даже собралась и поехала, но перепутала часы его работы, и там было закрыто. Я махнула на все рукой и решила ограничиться минимальными расходами.

— Где наша Мэри? — спросил Метя, садясь рядом со мной.

— У касс мечется. Она хочет дополнительно поставить на Валентине.

— А что такое? — Он страшно рвался из паддока…

— Пусть возвращается, потому что у меня есть секретные сведения. За эту неделю произошло знаменательное событие. Ты же сама видишь, что у меня морда вся красная! Видишь или нет?

Вообще-то у Мети цвет лица всегда был здоровым и живым, так что трудно было понять. Я ему поверила на слово.

— Может, начнёшь сразу? Потому что Мария вернётся только после старта, — предложила я. — Не дай Бог, потом забудешь, в чем дело.

— Таких вещей не забывают! На Болека можно рассчитывать в четвёртой скачке.

— Тоже мне тайна. Я тебе могу сказать за это, что в пятой можно рассчитывать на Осику. Он вместо Щудловского сел, а у того кони всегда неплохие. Да и кандидатское звание ему позарез нужно.

Я похлопала Юрека по плечу и спросила, поставил ли он на четвёрку во второй скачке. Оказалось, что нет. Я его отругала, потому что он мало внимания обращает на тех, кто скачет. Он выкинул из ставок Титана, а зря. Теперь он засомневался и дал уговорить себя исправить ошибку.

— Где у тебя эти бумажки? Давай пару сотен!

— Да хоть пять! И от души тебе советую: поставь на Осику!

Вернулась Мария, упала в кресло, пиво уже было налито, потому что я постаралась раздобыть не слишком тёплое.

— На, пей, я пораньше налила, твоё уже остыло. Тьфу, то есть нагрелось, я хочу сказать.

У Мети какие-то таинственные сведения, он только тебя ждал…

— Пусть говорит! — милостиво разрешила Мария, подхватывая стакан.

Метя конспиративно наклонился к нам. Тайны явно вертелись у него на языке.

— Сенсация, — сказал он таинственным шёпотом. — Дебютирует частная лошадь…

— Тоже мне сенсация! Уже давно скачут лошади из двух частных конюшен! — скептически перебила Мария. — Ты мне по телефону нёс какой-то бред про Трюфелинку, она тут вообще не считается… Я перед нею минус поставила.

— В математике ты всегда мало соображала, примирись с этим и не морочь людям голову! — рассердился Метя. — Я-то знаю, что говорю! Заткнитесь хоть на минутку и слушайте! Я был вместе с Малиновским!

Прозвучало это как-то торжественно. Он сделал ударение на Малиновском, не уточняя, где они были вместе: может, в кабаке ужинали. Мы подозрительно на него посмотрели.

— На конюшне, — сказал Метя, сразу ответив на повисший в воздухе вопрос. — Он поехал лошадей смотреть, не по обязанности, а по собственной, почти доброй воле. Молодняк смотрел. И при случае посмотрел одного частного.

Малиновский был профессионалом, стопроцентным и категорическим. Оценив значительность информации, мы молчали и ждали продолжения. Мария перестала даже раскладывать билетики со ставками. Метя сиял каким-то загадочным счастьем.

— От первого января. В самый первый день года родилась. Некая Флоренция, а принадлежит она той девушке, которая сюда приходит. Этой, как её, Гонсовской…

Имя «Флоренция» с места вызвало во мне бешеный интерес. Несколько лет назад моим кумиром была Флоренс в Копенгагене, а теперь у меня появился шанс иметь Флоренцию в Польше. Интересное дело… Я шикнула на Марию, которая успела вымолвить только полсловечка.

— Цыц ты! Пусть рассказывает дальше. И что же?

— Я вам все по порядку расскажу. Потому как мне кажется, что эта Флоренция заслуживает эпической поэмы.

— Только я тебя умоляю, стихами не говори! — успела вякнуть Мария.

— Прозой тоже неплохо. Так вот, вы слушайте, а я буду вроде как пророк или оратор, и перебивать меня не смейте, а не то я заикаться стану! Я с ним поехал просто так, для собственного удовольствия. Мы, конечно, роскошных жеребят видели, а при этом, ясное дело, был старый Гонсовский, хотя он не очень старый, скорее среднего возраста, и главная бухгалтерша по нему просто обмирает, но ему лошади милее, недаром он ветеринар. Это я вам на всякий случай напоминаю…

— Слушай, у него не бред? — недоверчиво спросила Мария. — Ты уверена, что он трезв?

— Сначала он показался мне трезвым, как свинья, — ответила я честно. — Он сидит тут все время и ничего не пил, кроме пива. По-моему, он просто увлёкся, пусть мелет все, что хочет, лишь бы только в конце концов до Флоренции добрался…

— Доберусь, не беспокойтесь, по кочкам, по ямкам, как в натуре, — пообещал Метя. — Ну вот, старый Гонсовский, который среднего возраста, пригласил нас к себе, а Малиновскому это понравилось, потому что у Гонсовского и наливочка сладкая, и доченька гладкая…

— Слушай, если он тут начнёт ещё и про весёлый пирок да со свадебкой!..

— А нельзя ей кляп в рот заткнуть? — с надеждой обратился ко мне Метя. — Она не понимает важности того, что я говорю.

— Не обращай внимания и говори быстрее, а то сейчас дадут старт.

— Быстрее не могу. Ну вот, в дурной час сказала…

Вой громкоговорителя заглушил все и вся. Я запретила Мете говорить хоть слово, потому что мне не хотелось упустить ничего из того, что он скажет. Условия же не благоприятствовали беседам. Я с большим трудом вспомнила, зачем я тут. Скачка меня заинтересовала, особую прелесть ей придавал Валентине, которого я высмотрела в паддоке буквально в последний момент и даже успела заинтересовать им Марию.

— Делай, что хочешь, но в первой скачке есть одна лошадь, — сказала я твёрдо. — Валентине, четвёрка, из частной конюшни, может быть, хозяин очень заинтересован в победе. Поставь все, что можно, начиная только с Валентине!

Сомневаться было нечего, от Валентине исходило сияние. Народ явно ослеп, потому что на него ставили мало, предпочитали Куявского на единичке и шестёрку Кальрепа. Меня интересовало, насколько я окажусь права, поэтому я бросила слушать таинственные сообщения Мети, попыталась было приложить к глазам стакан с пивом, но в последнюю секунду поняла, что это не бинокль.

Валентине стартовал третьим, на повороте повёл скачку, полетел к финишу и выиграл, хотя его придерживали изо всех сил.

— Ты была права, — похвалила меня с уважением Мария. — Я поставила с ним триплет и квинту.

— Я, правда, ничего не ставила, но у меня с ним последовательность, — вздохнула я с печальным удовлетворением. От всего сердца я пожалела, что поленилась сменить триплет и квинту после того, как увидела Валентине. Точнее говоря, мне не хотелось второй раз стоять в очереди. Нет, тоже глупость, ведь я ставила последовательности, значит, и в очереди стояла…

Я опомнилась. Ясное дело, атмосфера скачек уже стала на меня действовать, я окончательно поглупела. Ни в какой кассе я не стояла, все мне ставила Мария. Это меня лень так наказала…

— Ты форменная дура! — сердито сказала Мария. — Мне ты Валентине подсказала, а сама не поставила?! Ты мне на нервы действуешь.

— Я не могу бороться с судьбой, не морочь мне голову. Валяй дальше, Метя! Так что там с этой Флоренцией и Малиновским? Ты остановился на кочках и ямках…

— И наливке Гонсовского, — напомнила Мария.

Мстю его осведомлённость явно переполняла, и он немедленно вернулся к теме, хотя с другого места.

— Малиновский издалека её высмотрел! — гордо сказал он, словно талант Малиновского был его особой заслугой. — Я заслужил побольше пива!

— Дай ты ему пива, а то он до завтра не доскажет! Нет, тут уже не осталось… Дай открывалку!

— А на этом пиве ты сидела, — торжественно заявил Метя. — Я без колебаний соглашусь, что пиво из-под задницы может иметь дополнительные уникальные особенности…

— Пани Иоанна, — сказала у меня за спиной пани Зося. — Такие милые молоденькие девочки, они очень хотят ваш автограф.

— Боже, смилуйся, — вежливо и покорно согласилась я и исполнила свой общественный долг.

— Я с ума сойду, — предсказала Мария. — Пришёл этот великий пан и болбочет. Метя, заглуши его, потому что я за себя не отвечаю!

Престарелый, словно из прошлого века, шляхтич, опираясь на подоконник, повествовал всем окружающим о деятельности владельцев французских, американских и английских конюшен сто лет назад, сравнивая их с теперешними. Вальдемар ударился с ним в полемику, потому что когда-то сам был жокеем и лично многих знал. Пан Эдя горько жаловался на то, что у нас разный строй. Шляхтич не уступал, он знал все, притом лучше всех. Метя пожалел Марию и начал так пронзительно шипеть нам в уши, что вполне мог сойти за сифон с газировкой.

— Она гуляла у старого Гонсовского в леваде и к его дочке прямо в руки пришла. Малиневский на неё поближе посмотрел, пощупал как следует…

— Дочку-то? — подозрительно перебила его Мария.

— Да нет, кобылку. Молоденькая. Ей только-только в январе два года исполнилось, я же говорил. Она будет дебютировать, теоретически в отделении Вонгровской. Она от Флоры и Мармильона. Мармильон, может, и не божество, но Флора была от Сарагана…

— А масть? — снова перебила Мария.

— Вороная.

— Так что, она от Сарагана никаких черт не взяла?

. — Неизвестно. Может, они у неё скрытые. Малиновский вообще дивился, головой только качал и что-то там бормотал, что такую масть даёт Дьявол. Сказал, что Флора, может, загляделась… Ведь говорят, что можно на макаку заглядеться, а потом неизвестно, что с ребёнком делать…

Рупор завыл, возвещая вторую скачку.

— Невыносимо! Я что-нибудь с ними нехорошее сделаю, — сердито сказала я. — Метя, я уже парочку типов на отстрел предназначила, а тут ещё и с тобой возиться… Я не ленива, но все имеет свои границы. Как хорошо, что я поставила последовательности пораньше, так что в кассы не пойду. Рассказывай про Флоренцию!

— Я остановился на том, что он Флоренцию увидел и пощупал, — продолжал Метя. — Вы же Малиновского знаете, был он там парт-боссом, не был — плевать, а конник он замечательный. Он сразу сказал, что ей дерби выиграть — раз плюнуть. Комиссия ещё раньше её смотрела, допустила к участию в скачках, так что придёт лошадка — и сразу возьмёт первый приз. Малиновский — это я уж вам в полной тайне говорю! — сказал, что сам на неё будет ставить, хотя никогда раньше не ставил на таких. Говорит, лошадь, какой давно не было…

— И зовут её Флоренция, — растроганно вздохнула я.

— Флоренция. Если только не испортят её в работе…

— А кто её тренирует? — поинтересовалась Мария.

— Теоретически старый Гонсовский, у него есть лицензия. А мне что-то видится, и правильно видится, что это его дочка. Они просто как подружки, молодая Юнсовская и Флоренция. В конце концов, чего уж тут скрывать, я эту лошадь тоже видел, и показалась мне она благоуханной дивной розой…

— Розой не розой, но что-то не припомню, чтобы цветы быстро бегали, — вставил пан Рысь, который пытался нас подслушать. Подслушивал он нас вынужденно, потому что его кресло кто-то подтолкнул к нам и сидел он почти что у Мети на голове.

— Поставить я могу на кого угодно, только что-то мне не очень во все это верится, — решительно сказала Мария. — Метя совсем голову потерял, раз так поэтически начал выражаться. Мне так и чудится, что сперва они вплотную занялись наливочкой, а только потом — лошадью.

—  — Она показывала совершенно невероятные штуки, — продолжал Метя с разгону, не обращая внимания ни на пана Рыся, ни на Марию. — Она очень прыгучая, к тому же прыгать любит. У неё совершенно непобедимые симпатии и антипатии, и если чей-нибудь запах ей не понравится, так она его к себе не подпустит. Слава Богу, Малиновский вроде ей по нраву пришёлся, она его с первого взгляда полюбила. Может, даже разрешила бы ему на себе прокатиться, но на такой риск никто не пошёл, потому что под Малиновским и танк бы подломился, а что тут говорить о молоденькой кобылке. Хотя кобыла — прямо дракон! Молодая Гонсовская говорит, что непременно запишет её на Большой Пардубицкий…

— А молодая Гонсовская тоже напилась? — кисло спросила Мария.

— Ты тут без инсинуаций, пожалуйста! Обе они трезвые были! Я собственными глазами видел, как лошадь добровольно, сама по себе, перепрыгнула с этой амазонкой на спине через куст два метра высотой. Ведь она прыгать принялась просто для собственного удовольствия! Это же внучка Сарагана! Она должна не только прыгать, а и на длинные дистанции скакать!

— Так она может и не выиграть в дебюте? — заметила я тревожно. — Начнёт разгоняться только под самый конец дистанции…

— Она стартует как из катапульты! Малиновский на похвалу скуп, но он сказал, что она может выиграть все, что угодно. Вспомните Демону! Саксонку! Оргию!

— Метя! Ты спятил: Саксонка и Оргия — арабы, при чем они тут? — сказала шокированная Мария.

Энтузиазм Мети хлестал через край. Флоренция явно заняла все его мысли, хотя никакого допинга, кроме двух стаканов пива, он не принимал.

— Я это говорю для сравнения! Вы что же, не понимаете, что такие, как Таормина, Синая, Констелляция ни разу не проиграли бы, кабы не махинации на ипподроме? Их придерживали, аж искры летели.., я не говорю, что не будут придерживать Флоренцию, но ведь не на дерби же! Да она вырвется — так сильна, скотина, что страх берет: ведь она, вместо того чтобы скакать, начнёт через спины всех лошадей прыгать!

— Господи Иисусе! — ахнула я.

— Во всяком случае Сарновский, наверное, на ней не поскачет, — утешила меня Мария.

— Нет, я говорю про её любовь к прыжкам. Раз она любит брать препятствия… Я лично знала такую лошадь, которой это очень нравилось, и жокеи с неё летели вниз по широкой дуге, в зависимости от того, с какой стороны росли кусты, справа или слева. Она без всякого предупреждения рвалась к этим кустам… Но эта была полукровка.

— Благородное происхождение Флоренции будет само за неё говорить. И даже скакать! — торжественно возвестил Метя.

* * *

— Зигмусь, ей же придётся проходить под аркой! — сказала в отчаянии Моника. — Попробуй её уговорить, ради Бога! Тебе же скакать, не мне! В стартовый бокс она уже входит без всяких проблем, я её приучила с помощью морковки с петрушкой, она обожает петрушку! А потом она сообразила, что скакать ей позволят только после того, как она войдёт в бокс, и сама стала туда рваться. Умнейшее существо, только вот слишком своенравное.

Зигмусь кивнул головой, сел в седло и поехал. Флоренция ему не подчинилась и прыгнула широкой свободной дугой через барьерчик возле арки. Всякую другую лошадь Зигмусь смог бы без труда удержать и заставить сменить направление, но у него не хватило духу рвать губы этой кобыле. Рот у неё был мягок, как шёлк, она реагировала на каждое движение удил, но сдерживать свои прихоти Флоренция не привыкла, и это нельзя даже было назвать дурным норовом. Она любила прыгать. Не было ни малейшего повода, по которому она должна была бы отказывать себе в этом удовольствии. Она охотно подчинялась воле наездника в вопросах направления и даже темпа, но упустить случай взять препятствие она никак не могла. Теперь она с лихвой возмещала себе те долгие месяцы, когда боялась соломинок и веточек.

Зигмусь развернулся и поскакал к арке с другой стороны. На лужайке Гонсовских было расставлено все, что надо. Несколько столбиков с жердями имитировали ограду, гротескное подобие стартового бокса могло даже похвастаться дверями, которые в момент старта открывались перед грудью лошади. Методом ласкового убеждения Моника научила Флоренцию входить в эту тесную клетку и ждать знака, хотя дверцы здесь были без пружины и просто раскачивались перед нею. Потребовались два месяца, но лошадь твёрдо усвоила: чтобы свободно скакать, сперва надо пройти через бокс.

Четыре раза приблизившись к арке, Флоренция четырежды преодолела барьер прекрасным прыжком. Зигмусь подъехал к Монике.

— И что? — неуверенно спросил он. — Заставить её?

Моника покачала головой.

— Принуждением ничего не сделаешь. Она всеми силами станет протестовать. С ней можно только уговорами. Или хитростью. Я-то думала, что ты её как-нибудь ласково уговоришь. Подожди, сам увидишь, как она входит в бокс…

Флоренция потянулась губами к карману джинсов Моники и вытащила носовой платок. Она уронила платок на траву и снова к нему потянулась. Зигмусь, однако, задумал показать ей, что надо все-таки слушаться. Он осторожно, но решительно подобрал поводья, стянув их плавным, уверенным движением. Флоренция замерла, словно немного задумалась, а потом, видимо, согласилась, что уверенной руке надо подчиняться. Она оставила в покое карманы Моники и подняла голову. Зигмусь подъехал к подобию стартового бокса, стоящему на краю луга. Он пытался сделать это исполненным достоинства шагом, но ясно чувствовал, что задние ноги кобылки пляшут польку-галоп. Флоренция пробовала ускорить шаг. Он крепко держал её, и они вошли в бокс. Флоренция проделала это просто с восторженной готовностью. К его удивлению, войдя, она по доброй воле остановилась. На миг она застыла как вкопанная.

— Старт!!! — крикнула Моника.

Толкнув дверцы, Флоренция пулей рванула с места. Не могло быть речи ни о каких арках, она пролетела над барьерчиком и понеслась на противоположный край лужайки, причём Зигмусю даже не потребовалось ею управлять. Она роскошным прыжком перемахнула ручеёк, не уменьшая скорости, не спотыкаясь, выполнила прекрасный плавный поворот и помчалась обратно. В конце она слегка изменила направление, чтобы оказаться возле барьерчика и в своё удовольствие его перепрыгнуть.

— Мать честная, чтоб я сдох и не дома ночевал, а в вытрезвителе до конца дней своих! — сказал Зигмусь, просто захлёбываясь противоречивыми чувствами. — И что она с этими прыжками?!.. Может, не надо было тогда её через солому заставлять? Но летит, паршивка, как ангел, а как она этот поворот взяла! Всегда так берет?

Прислонившись к стартовому боксу, Моника тяжело вздохнула.

— Поворотом она уже овладела на сто процентов. Её можно пускать одну, она сама регулирует темп и шаг. А что касается прыжков, так ты посмотри, какие у неё бабки! Может быть, ты не заметил, а я с самого начала углядела. Такое расстояние между копытом и пястью редко встречается, тут мощнейший рычаг. Он даёт ей такой прыжок вверх, что она без труда побьёт все рекорды. И знаешь, не хочется мне от этих прыжков её отучать, потому что я на самом деле думаю про Большой Пардубицкий стипль-чез. Все Большие Пардубицкие требуют прыгучести и большой выносливости. А уж сколько у неё сил, ты себе даже не представляешь.

Флоренция снова тянулась зайти в бокс, нетерпеливо переступая задними ногами.

— Ну что, ещё раз попробовать? — предложил Зигмусь.

Ситуация повторилась без малейших изменений. Флоренция прошла уже полторы дистанции для дебютирующих двухлеток, но все ещё рвалась в галоп. Смущённый Зигмусь ломал голову, что ему делать с таким подарком судьбы.

— Надо, наверное, забрать её на ипподром, — неуверенно предложил он. — Вонгровская ждёт, у неё для Флоренции уже денник есть. Мне кажется, она мчится к этому ручейку, чтобы его перепрыгнуть, а на ипподроме никакого ручейка нет. Там она скорее привыкнет.

— Мне тоже так кажется, — согласилась Моника. — Для меня так будет даже лучше. Я стала учёбу запускать, потому что провожу тут по три дня в неделю. С Агатой я уже разговаривала, она ждёт. Ладно, перевезём её на будущей неделе…

* * *

По чистой случайности мне пришлось наблюдать странное явление. Я как раз стояла возле буфета, обе буфетчицы что-то делали в подсобке. Ждала я довольно долго, мне это наскучило, поэтому я встала спиной к прилавку и пыталась рассмотреть табло, на котором вот-вот должны были появиться суммы выплат по выигрышам. У столика возле прохода сидело общество, состоявшее главным образом из конюхов. Они мрачно молчали, потому что никто из них не угадал победителей. Пришли фуксы, и как раз совершенно немыслимый фукс закончил квинту, а на фуксов никто миллионы не поставит. Меня это не потрясло, у меня квинта сломалась уже на первой лошади, и я сразу на неё плюнула. Куда хуже было тем, у кого все получалось в течение четырех скачек. Они питали ослепительные надежды, а тут в пятой скачке все коту под хвост! Компания за столиком являла собой картину отчаяния и безнадёги, наверняка они здорово проигрались.

Я на минутку оторвала от них взгляд и посмотрела в сторону окна, потому что там как раз атмосфера была полна совершенно противоположных чувств.

— Есть! Есть! Есть у меня это Фигляр! Я им заканчивал квинту!

— И что, выиграли? — недоверчиво спросил Юрек.

— Да нет, она у меня сломалась уже на второй скачке, но Фигляр у меня был, вот, пожалуйста…

— И что вам с того, позвольте поинтересоваться? — заметил Вальдемар. — За то, что вы его написали, вам не заплатят.

— Моральное удовлетворение, дрошс пана! Экран наконец показал выигрыши, за квинту заплатили больше шестидесяти девяти миллионов, почти семьдесят. Типы за столиком смотрели на табло с явным отвращением, только один из них вздрогнул, покраснел так сильно, что залился краской по самую шею, потом полез в карман и стал выгребать оттуда билеты…

Вот то-то и оно, что не выгреб. Он сидел ко мне в профиль, я отлично видела этот жест, этот карман, он начал вынимать руку, и я увидела край розового картонного прямоугольничка. Но вдруг он замер, словно опомнился, совладал с чувствами, кипевшими в нем, как в котле, вот только убрать усилием воли краску с лица не получилось. Бледнел он медленно.

Он возбудил во мне любопытство. Эта маленькая сценка оставила такое впечатление, словно тот тип угадал квинту, обрадовался, что получил такой большой выигрыш, но решил скрыть этот факт. В нем взыграло ретивое при виде суммы выигрыша, но он твёрдо решил не признаваться в своём везении, в карман полез машинально, но вовремя остановился. Редкое явление, обычно каждый выигравший во весь голос визжит про своё счастье направо и налево, а этот осторожный — явное исключение в достойном племени игроков. Если только я правильно истолковала его поведение…

Появились буфетчицы, так что я выкинула из головы этого типа и занялась пивом, потому что надо было отметить триплет Марии и Мети, тоже неплохой. Выиграли они его в складчину. Я угадала последовательность, это было неплохим финансовым утешением, так что заодно я могла отметить и собственные успехи.

Мрачное молчание после генерального проигрыша сменилось страшным скандалом. Выплата выигрыша за квинту вызвала всеобщее изумление.

— Нет, вы только посмотрите, посмотрите, что творится, я же говорю!! Такие дикие фуксы пришли, что должны были быть сумасшедшие деньги! — скандалил пан Вольдемар. — Кто-то знал и поставил на них!

— Ну и пожалуйста! — сердился Юрек. — Должно было быть как минимум сто пятьдесят миллионов! Смотрите, указано, что выиграли трое! Я, как полный идиот, выкинул одну из этих лошадей, решил, что дорого!

— Хитрый вдвойне теряет…

— Раз уж у тебя нет этой лошади, тебе лучше, наверное, радоваться, что заплатили меньше, а не больше…

— Ведь приходило мне в голову поставить на Фигляра, но мне показалось, что это невозможно, — жалела пани Ада. — Эх, сейчас имела бы свои семьдесят тысяч, а тут все, сама себе испортила…

— Милые дамы, этот наш попечительский совет все равно что наши парламент, сейм и сенат! — гремел пан Эдя. — Всюду одна навозная куча! Что, у этих лошадей вдруг крылья выросли?!

— До сей поры их придерживали, ну и что такого, лошадей постоянно придерживают, — снисходительно успокаивал их полковник. — Пожалейте своё здоровье. Ну кто мог предсказать, что этих лошадей именно сегодня отпустят?

— А трое выигравших знали!

— Может быть, они играли все возможные комбинации….

— В результате я выиграла только последовательности с Осикой и Куявским, — печально сказала я. — В квинте я угадала двух лошадей, именно их. Искренне говорю, что на них я поставила просто на всякий случай.

Мария уже смирилась с проигранной квинтой, решив утешиться выигранным триплетом.

— На всякий случай… — задумчиво сказала она. — А ты уверена, что это хорошо?

— Очень даже хорошо, я же выиграла…

— Да нет, я не про то. Как все-таки положено говорить: просто «на всякий случай» или «на всякий пожарный случай»? По-моему, ты не правильно употребляешь это выражение.

Я запротестовала.

— Умоляю, отцепись ты от языковых тонкостей. Своё мнение на этот счёт оставь при себе и придерживайся тонкостей своей профессии. В конце концов, я же не спорю с тобой, что во мне сидит скелет…

— А чем тебе мешает твой скелет?

— Я его очень боюсь. Позвоночник меня пугает, даже изнутри.

— Чокнутая. Ты радуйся, что у тебя есть хребет, хороша бы ты была без него!

— Столько разных созданий ходит без хребта, что это на самом деле только вопрос этики, — высказался Метя.

— Да ладно уж, пусть во мне сидит скелет, — великодушно согласилась я. — Но я не желаю о нем помнить, а уж тем более рассматривать его на разных там фотографиях. Только и ждёт, чтобы я о нем подумала, тут он сразу меня где-нибудь подведёт.

— Кто?!

— Да скелет же.

— У тебя, по-моему, температура, — недовольно решила Мария, забывая о своих сомнениях насчёт «всякого случая». — Или здешняя атмосфера тебе в голову ударила…

Я вдруг вспомнила про типа за столиком. Оглянувшись, я заметила его за цветочками. Он сидел спокойно, хладнокровие уже вернулось к нему, было непохоже, что он собирается идти за выигрышем. Я подумала, что, наверное, ошиблась. Может быть, он сунул руку в карман именно за проигравшими билетами и не хотел показать своего поражения.

Я поднялась с кресла, заглянула в паддок и отправилась в кассу, чтобы поставить на то, что увидела. При виде того, что творилось возле касс, я с места в карьер рассвирепела, потому что хвосты возле каждой кассы были несусветной длины, с заполнением компьютерных карточек по-прежнему были проблемы, половина игроков просто диктовала свои ставки кассиршам, а это длилось бесконечно. Плюясь и ворча, я встала в конец очереди, поклявшись себе в очередной раз, что буду сразу ставить на целый день, чтобы отделаться, а забирать выигрыши смогу в любой момент. Если, конечно, что-нибудь выиграю…

В среду скачек не было, как всегда. В начале сезона скаковыми днями бывали только субботы и воскресенья. Приобретение программки становилось кошмарной проблемой, но на сей раз я решила добиться своего. В четверг я специально поехала в киоск возле ворот ипподрома, старательно выбрав время. Я была настроена так решительно, что, если бы киоск не работал, я ворвалась бы в административный корпус и получила бы программку от Зоей. Но мне удобней было купить, потому что покупала и для Марии, а просить сразу две программки мне показалось неприличным.

Я приехала удачно, киоск был открыт. Впереди меня по газону шёл какой-то человек, он направлялся к кассе. Я рассеянно посмотрела на него, немедленно его узнала, и мне сразу стало интересно. Это был тот самый тип, что сидел за столиком, тот, который вроде как выиграл. Он тогда расцвёл, как алый мак, а потом постарался сохранить каменную невозмутимость. Однако он все-таки выиграл, раз теперь идёт в кассу…

Подходя к киоску и доставая деньги, я начала думать — совершенно невольно, потому что плевать мне сейчас было на этого типа, я пришла купить программку. На мысленном автопилоте я стала размышлять, почему он не получил своего выигрыша во время скачек, и решила, что сам факт выигрыша он решил скрыть навеки. Сейчас он приехал забрать деньги, чтобы никто за ним не подглядывал.

Отойдя от киоска, я снова посмотрела на кассы.

Там стояли уже двое. Тот, кто выиграл, а за ним другой, значительно моложе. Выигравший рылся в карманах, на этого другого он не смотрел. Непонятно почему я остановилась и внимательно следила за процедурой выдачи выигранных денег. Это длилось недолго, выигравший взял три банкноты. Ну нет, это не могла быть квинта, банкнот по двадцать миллионов у нас пока ещё нет, значит, он выиграл триплет или последовательность. И такую вот мелочь он скрывал?! Идиот…

Тот, второй, ничего не получал, о чем-то спросил кассиршу и пошёл вслед за этим первым. Они сели в две разные машины и пропали из виду.

Меня эти странности не очень интересовали, я даже не очень удивилась, потому что во всем этом, в конце концов, ничего необыкновенного не было. Скрывать даже относительно маленький выигрыш тот странный тип мог по самым разным причинам. Может быть, он уговорил кого-то не ставить на ту лошадь, на которую поставил сам, а она возьми да и приди. Вот парню и совестно теперь. Или, наоборот, подсказал кому-нибудь лошадь, которая не пришла, а сам поставил на другую. Возможно, он должен кому-то деньги и не хочет признаваться, что выиграл, чтобы не платить долгов. Или он точно знал, кто взял деньги за то, чтобы придержать лошадь, а кто поедет по-честному, и не хотел показать, что знает. Или компания у него нахальная и потребовала бы банкет в честь выигрыша…

Вечером я поехала к Марии. Там уже сидел Вальдемар. Они пытались вычислять свои ставки по программке Вальдемара, но Вальдемар успел поговорить с Куявским и программка была уже вся безнадёжно испещрена каракулями пометок. Это страшно мешало. Я вынула новые программки и включилась в увлекательное занятие.

— А что во второй, этого и Болек не знает, потому что вторую скачку застолбила мафия, — говорил Вальдемар. — Он говорил, что, мол, от денег он может отказываться сколько угодно, но, если ему отлуп дадут, он костей не соберёт. В воскресенье он выиграл на этой кляче, как его там, Мазепа, что ли?

— Мазарини, — поправила Мария.

— Вот именно, на третье место он хотел попасть, думал, что ему удастся удержать лошадь, перед ним были Сарновский и Бялас, а тут ни с того ни с сего один свернул к бровке, второй замедлил ход и прибился к куче, словно они по команде споткнулись. Так что Болек оказался первым. Он говорил, что должен был скакать Замочек, а тут Мазарини как раз был в форме, ну, и выиграл на голову. Вот откуда фукс…

— А что там насчёт мафии? — перебила я, разворачивая программку. — Почему, интересно, они застолбили именно вторую скачку и чего им надо?

— С Репой у них какой-то уговор есть, пустят лошадь, которую до сих пор прятали. Глебовский уже из моды выходит, к тому же Капуляс грозится, что его лошади первыми придут. Что-то они там затевают, потому что Липецкий или там Езерняк вообще с такими типами не разговаривают. А эти, во второй скачке… Сами посмотрите, кто участвует. Лучше уж мафия, чем эти ломжинские жлобы.

— Ну, тогда победит Батька, — решила я. — Он лезет вперёд, а в этом году ещё не выиграл ни разу.

— Ты что, не видишь, на ком он скачет?! — возмутилась Мария. — Да эта лошадь вообще в расчёт не идёт!

— Скажем так: в расчёт идёт, но умеренно. Но ведь ты же слышишь, что Вальдемар говорит: не лошади придут, а уговор.

— Из этого уговора по твоим словам получается, что абсолютно все будут лезть вперёд. А если будут лезть вперёд. Батьке там делать нечего! Капуляс просыпается только во второй половине сезона…

— Болек вообще говорит, что новая мафия объявилась, — сообщил Вальдемар, отрываясь от программки. — Они уже под конец прошлого года начали выступать. Русская мафия вроде бы. Такой здесь бандитизм развели, нож к горлу приставляют или дубинкой помахивают и велят платить.

— Кому?

— Не знаю, потому что Болек как-то неясно говорил и все намёками.

— Мало было наших, ещё и русские. Нужны нам они, как дыра в мосту! — сокрушалась Мария. — Они что, букмекеров подкарауливают?

— Подкарауливают тех, у кого денежки водятся, так что очень может быть, что именно букмекеров.

Какая-то мысль мелькнула в моей голове и погасла. На миг у меня возникло ощущение, что эта проблема мне знакома, словно я уже слышала или видела нечто в этом роде… Но я была занята выбором лошадей и не успела вспомнить, что же это такое было. Из нашей болтовни постепенно стало что-то получаться, мне удалось выбрать ставки. Только Осика мне мешал, потому что в этот день он скакал четыре раза. Осика ни в коем случае не упускал ни малейшего шанса заработать в этом году звание кандидата в жокеи. Ему не хватало только двух побед. Он крепко удорожал мне игру. Я твёрдо решила поставить на него, особенно в первой скачке. Нет, без Осики играть не буду!

— А я этого Болека вставил везде, где можно, — решился пан Вальдемар. — Черт их знает, как они поскачут, а он сам по себе никакую лошадь придерживать не станет.

— Мы ещё не знаем, какую лошадь снимут, — заметила Мария и потянулась к холодильнику за пивом похолоднее.

— Попробую завтра позвонить туда, а потом перезвоню тебе, — ответила я. — Если у меня не получится, ты позвони мне вечером или в субботу утром.

Сведения о снятых лошадях сообщал накануне скачек автоответчик. Об этом знал весь город, и номер, естественно, непрерывно был занят, так что шансы прорваться появлялись только около полуночи. Если принять во внимание, что я все ещё не рассталась с решимостью поставить утром на целый день, мне необходимо было знать все о снятых лошадях. Я скрипнула зубами, вспомнив недобрым словом председателя совета, и решила прикипеть к телефонной трубке.

— Ну ладно, оставим в покое эту вторую скачку и посмотрим, что там дальше, — предложила Мария. — Что у вас получается в пятой?

* * *

Я долго таращилась на свою карточку, где у меня была записана последовательность после первой скачки в субботу, но никак не могла понять, что вижу.

— Господи Иисусе, — в ужасе сказала я. — Наверное, на этой неделе помру, потому что первый раз в жизни вижу что-то подобное. Мне кажется, это какое-то страшное знамение.

— А что случилось? — полюбопытствовала Мария, пытаясь разложить по разным карманам билеты на разные виды ставок в разных скачках. На несколько билетиков она просто села, потому что карманов не хватило.

Я сунула ей под нос билетик.

— Посмотри. Компьютер ошибся. Я тебе даю слово, что поставила две последовательности по десять тысяч, собственной рукой очень тщательно заполнила билетик, и посмотри, что из этого вышло!

Мария с минуту вглядывалась в листок.

— Не понимаю. По-моему, все вышло очень хорошо. Ты выиграла, пришло два-пять…

— Ну да, разумеется! Поэтому я и удивляюсь. Ты присмотрись внимательнее. Оказывается, что я поставила два-три и два-пять, два-три, как и собиралась, за десять тысяч, а два-пять — ты посчитай нули! — за сто! Ошиблась эта машина, я же заполняла оба купона по десять. И посмотри, пришла последовательность не за десятку, а за сотню! Со мной обычно бывает наоборот!

Мария внимательно посмотрела и зашлась хохотом:

— Мои поздравления! Фуксовая последовательность! А ты не могла бы так почаще ошибаться?

— Это не я, это высшая техническая сила… Я приехала на ипподром раньше, специально для того, чтобы воплотить в жизнь свои планы. Без толчеи и спешки я заполнила купоны и встала к пустому окошечку кассы.

— Дороговато это вам обойдётся, — озабоченно заметила кассирша.

— Конечно, дороговато, если я ставлю на весь день сразу, — согласилась я философски и приготовилась заплатить восемьсот тысяч злотых без малейшего протеста. — Но может быть, они ко мне хоть частично вернутся…

Билетов я не проверяла, сгребла все в охапку не глядя, потому что рядом со мной вдруг снова оказался тот странный тип, который запомнился мне по прошлому воскресенью. Тот самый, который выделывал трюки за столиком, а потом забрал маленький выигрыш в кассе у ворот. Теперь он огляделся вокруг и подал свой билетик. Вокруг было ещё пусто, немногочисленные игроки разбрелись по углам и старательно ставили крестики на жёстком картоне компьютерных карточек. Никто возле касс не подглядывал и не подслушивал. В ожидании, пока кассирша пропустит через компьютер все мои ставки, я посмотрела на него, пытаясь понять главным образом, не привилась ли у нас цивилизованная привычка выплачивать выигрыш через неделю. Понаблюдав с минуту, как перед типом растёт стопка банкнот, я поняла наконец, что вижу!

Тип действительно выиграл ту самую квинту, к тому же он поставил на неё три раза, то есть он был единственным выигравшим на ипподроме! И не только не признался, но и решил забрать свой выигрыш без свидетелей. Он отказался от попытки забрать выигрыш в кассе у ворот, специально приехал сегодня пораньше, чтобы попасть к пустым кассам и исключить подглядывание! Не хотел никому показывать двести десять миллионов, которые выиграл, это уже сумма ого-го!.. Постой-постой, а что там говорил Вальдемар? Русская мафия подкарауливает таких денежных…

Это открытие до того меня заинтересовало, что я даже не посмотрела на собственные билетики. Я выкопала из них карточки на первую скачку только тогда, когда лошади миновали финишный столб и на башне вывесили результаты. Я остолбенела, поскольку выиграть по ошибке последовательность за сто тысяч — это нечто! Золотой парень этот Осика!

Я подождала, пока объявят сумму выигрыша, и радость жизни охватила все моё сердце. Почти миллион! Мало того что я окупила свои ставки за целый день, так ещё и выиграла! Судьба смилостивилась над кретинкой, которая боится поставить побольше на самолично выбранных лошадей, и сама за неё постаралась.

Я похвасталась Юреку, который весьма спокойно к этому отнёсся, а минутой позже мне попался Мстя.

— Где наша Мэри?

— У касс. Метя, садись, что я тебе расскажу! Нет, не сейчас, сейчас я вас пивом угощу, потому что я на целый день выиграла! Посиди спокойно, потому что у меня мелькают важные мысли…

— Важно то, что Бялас не хотел брать денег от ломжинской мафии, — сказал Метя, когда я вернулась с пивом. — Из этого можно сделать вывод, что он придёт первым!

— В какой скачке?

— В четвёртой.

Я заглянула в программку.

— Так ведь это и так ясно! Ему обязательно надо хоть пинком выпихнуть этого своего Амати в первую группу, чтобы выступать в именных скачках. Пока у Амати вторая группа, никто ему этого не позволит, разве что в качестве лидера, но тогда народ революцию устроит. Не знаю, чем они в него будут швырять, если он выиграет… Я сама по себе на него поставила, без всяких там подсказок с конюшни. А теперь заткнись, вот тебе пиво и слушай, потому как мне интересно, что ты на это скажешь.

Я по порядку рассказала ему все, что видела. В этот момент вернулась Мария и потребовала, чтобы я все повторила. Так как Метя не возражал, я подчинилась. Мы конспиративно шептались, а какой-то чужой тип пытался подслушивать, перегнувшись через барьерчик между папоротниками, упрятанными в кашпо. Шею он вытянул без малого как жираф. Однако ничего у него не получилось, поэтому он очень скоро отказался от своих попыток.

— Ну да, я тоже кое-что об этом слышал, — признался Метя, когда я закончила рассказ. — Они организовали рэкет под конец прошлого сезона. Этот, что квинту выиграл, наверняка знает больше, раз он так законспирировался.

— А тебя он не боялся? — поинтересовалась Мария.

— Да нет, почему-то не боялся, — ответила я. — Зыркнул на меня только, но не нервничал. Видимо, решил, что я в этом не участвую.

— Этот тип отличился большой мудростью, — похвалил его Метя. — Я при случае нажму на Болека, потому как он должен в этом ориентироваться. И Езерняк за рюмкой чая тоже язык, поди, развяжет, жаль только, что пьёт он мало.

Наш разговор перебили пронзительные повизгивания по другую сторону прохода. Супруга одного из игроков, которая редко бывала на ипподроме, голоском «серебряный колокольчик» выкрикивала неописуемые бредни. Карьеру девочки-ромашечки она закончила весьма и весьма давно, но почему-то этого не заметила и по-прежнему продолжала работать под сладкую девочку.

— Какое счастье, что я сделала ставки сразу на весь день, — вздохнула я с облегчением. — При одном её виде у меня в глазах темнеет, я бы стала проигрывать, как дикий осел с тепловым ударом.

— Я билеты потеряла, — испуганно воскликнула Мария. — Нет триплета с первой скачки, я начинала с первой, но что у меня там дальше — не помню… Слушай, куда я его дела?! Я тут где-то положила, ты на меня смотрела… Что я с ним сделала?

— Проверь, не под задницей ли он, — посоветовала я. — Так и есть, я же на тебя смотрела и видела.

Мария сорвалась с места, задев пана Рыся стаканом пива по голове, к счастью, не сильно, и с облегчением вздохнула, вытащив из-под себя билеты.

— Вы меня толкнули с намёком? — вежливо поинтересовался пан Рысь.

— Разве что дала понять, что я окончательно спятила и опасна для окружающих…

Опоздавшая пани Ада упала в кресло рядом с нами, вежливо поскребла пальчиком пана Рыся по плечу и стала что-то ему шептать. Мария молча проверяла билеты, время от времени бормоча что-то себе под нос. Метя наклонился в другую сторону и стал о чем-то спорить с паном Эдей, «серебряный колокольчик» слабо доносился от буфета, и я услышала, что говорит пани Ада.

— ..и не знаю, каким образом, но он потерял все. Он был страшно смущён и очень неловко выкручивался, когда отказывался играть в покер Я наклонилась к ним.

— Можете и мне рассказать, — предложила я. — Мне почему-то кажется, что вы тут обсуждаете явление, которое в последнее время постоянно мне попадается на глаза. Я собираю сведения на эту тему для собственного удовольствия.

Пани Ада не возражала.

— Вот именно, может быть, вы все поймёте. Мой знакомый выиграл здесь — я это точно знаю — около восьмидесяти миллионов. Вдруг оказалось, когда мы уезжали, что он без денег. Он не проигрался, это ясно, потому что выиграл он в предпоследней скачке, сошёл вниз, там касс нет. Кроме того, я знала, что на последнюю скачку он раньше поставил. Он закончил триплет, я знаю, на что он ставил. Выезжал он вместе со мной, потому что мы как раз договорились перекинуться в покер, я его довольно долго ждала, в конце концов он пришёл и при этом был чем-то страшно расстроен и смущён. На покер не поехал, вышел из машины, что-то там плёл с пятого на десятое, и у меня сложилось впечатление, что у него просто нет денег. Каким чудом это могло случиться? Потерял, что ли? Никому вроде должен не был…

— У него отобрали, — сказала я, не колеблясь.

— Как это — отобрали? Кто отобрал? Пан Рысь кашлянул.

— Вроде бы тут творятся страшные вещи, — признал он с озабоченным видом. — Я тоже кое-что слышал. Русская мафия подкарауливает выигравших и отбирает деньги. Угрожает страшным оружием — то нож, то бритва, то пистолет, то обрез…

— Вы шутите! — недоверчиво воскликнула пани Ада. — Это же невозможно!

— Возможно, — заверила я её. — Я немного умственно отсталая и таких вещей не замечаю, пока они сами мне на глаза не полезут, но тут — полезли. А раз полезли, я начала активно интересоваться этими вопросами. Готова поклясться, что насчёт русской мафии — святая правда. Интересно, где они напали на вашего знакомого и как выглядела техническая сторона дела.

Взвыл рупор, дали старт. В этом месте любая, даже самая интересная беседа натыкалась на непреодолимые препятствия.

— Все потом, — поспешно сказала пани Ада. — После скачки.

Я схватила бинокль. После наших четверговых дискуссий у Марии вторая скачка стала для меня вдвойне интересной. Я поставила в ней на три лошади, на Куявского, Мельницкого и Замечека, причём всех выбрала наугад. Точнее говоря, это были не столько Куявский, Мельницкий и Замечек, сколько Дедал, Стентор и Шумер. В помощь Дедалу скакал лидер, Титус. Я не была уверена, не сговорился ли Врублевский с ломжинской мафией. Разные сомнения были у меня и по поводу других жокеев. Пришлось положиться на волю Божью.

— Ведёт Титус, — ехидно сказала Мария. — Прёт вперёд, как сатана. Вот он и выиграет.

Юрек сидел перед нами, терпеливо выносил все, что говорилось у него за спиной, но такого снести не мог.

— Никаких Титусов тут не будет! Что вы несёте тут!…

Больше я ничего не услышала, потому что Мария в ярости завопила:

— Прекрати, негодяй! Убью и скажу, что так и было! Титус, вперёд!.. Ты, слушай, я за себя не отвечаю, я тебя на самом деле убью!

— Вразумись, его потом к тебе же в реанимацию отвезут, и будешь мучиться с воскрешением, — весело подначил её Метя. — Давай, Титус!

— И тебя убью заодно…

— Давай, Титус! Давай, Болек! Давай, Репа! — пищал Метя.

Мария попробовала дать ему не глядя кулаком по башке, но не попала. Вальдемар ревел у окна всякие проклятия по адресу Болека. За нами кто-то вопил: «Вперёд, Врубель!..»

В результате выиграл Болск. Машкарский на лошади Мельницкого оказался вторым. Я угадала последовательность, это уже было невероятным везением, и во мне снова проснулись опасения, что на этой неделе меня ждёт безвременная смерть. Но потом вспомнила, как пару лет тому назад выиграла за триплет четверть миллиона — что в те времена было сумасшедшими деньгами — и отметила, что пока почему-то жива. Это меня немного успокоило.

— Твоё счастье, что я тоже на него поставила, иначе мне пришлось бы поубивать вас обоих.

— А Титус пятым пришёл, — заметила я.

— Нечего сказать, утешительница… Я выгребла билетики на вторую скачку.

— Увы, во второй раз этот вычислительный ящик не пожелал ошибиться. Ставка самая обычная, за десятку. А жаль… Зато в квинте у меня уже две угаданные лошади. Сейчас наверняка проиграю, потому что нельзя получить все сразу.

— Это было где-то внизу, — сказала пани Ада, повернувшись ко мне. — Или тут, в каком-нибудь глухом углу, потому что, говорю вам, я его очень долго ждала. Все люди давно уже вышли, на него могли напасть, только когда он был один. Попробую его уговорить, чтобы признался, потому что и мне страшно любопытно…

Я мигом сориентировалась, о чем она говорит, и с энтузиазмом её поддержала. Знакомый пани Ады позволял получить сведения из первых рук. Они меня страшно заинтересовали. Смена общественного строя у нас свелась к тому, что Варшава превратилась в Чикаго. Это был прогресс не только чрезмерный, но и немного не в ту сторону.

В соседнюю ложу ввалились немцы. Их было семь штук, целая экскурсия плюс довесок — переводчица, которая о скачках не имела ни малейшего понятия. Перегнувшись через барьер с цветочками, она пыталась выпытать у пана Собеслава и полковника хоть какие-нибудь сведения. Полковник отвечал с большой охотой, но пану Собеславу было не до разговоров. Он поставил не так, как ему посоветовали, а по собственному усмотрению. Так что все претензии за проигрыш пан Собеслав мог предъявлять только самому себе, от чего ему было не легче.

«Серебряный колокольчик» тоже заткнулся, видимо, крепко проигравшись. Кто-то возле буфета поил её коньячком, так что оттуда доносилось только приглушённое хихиканье. В шуме толпы его ещё можно было вынести. Я снова наклонилась к пани Аде.

— А этот ваш знакомый сегодня пришёл?

— Не знаю, я его пока не видела. Но вы правы, я пройдусь и поищу его.

— Что-то там говорили про Эффенди, — проговорил пан Рысь, присев на подоконник. — Вроде как он надежда тренера. Но они и второго коня сегодня пустили. Бунчука. Глебовский и Войцеховский скачут. Я склонен поставить на Войцеховского, а Кацперский умеет ездить на арабах…

— А вообще-то должна выиграть Треска, — перебила я его. — Я её в паддоке вычислила. Я поставила на четырех лошадей, целое состояние в эту квинту вложила. Но мне и так уже все ставки окупились, так что я не настаиваю на Треске. Если бы не было этих хвостов в кассе, я помчалась бы ставить на Калифа.

— Калиф у меня есть, — мрачно перебил Юрек. — Зато у меня нет этого идиотского Эффенди. Напрасно я его выбросил! А ведь я говорил, что надо приехать посмотреть арабских лошадей! О дебютантах никогда ничего заранее не знаешь!

— Есть описание…

— Никаких описаний я из принципа не читаю, это просто голову нам морочат, и все!

— Я была в паддоке, и у меня выходит Калиф, — сказала Мария, плюхаясь в кресло возле меня. — Я заканчиваю им триплет, и он проходит у меня в квинте, но с него я начинать триплет не стану… Эй, ты почему в мою программку подглядываешь?

— Да мне со своей хлопот хватает. Кроме того, ты что, забыла? Нам же много лет не везёт, когда ты мне диктуешь свои ставки по телефону! Каждый раз что-нибудь приходит не так, как надо. Покажи, что у тебя там дальше.

Мафии, шайки, шантаж и угрозы улетучились из наших мыслей моментально. Мы склонились над программкой. Я уговорила Марию поставить на Бяласа на Амати.

— Добрый день, — вдруг раздался за нашей спиной голос Моники Гонсовской, которая запихивала свою сумку под последнее кресло в ряду. — Я хотела вам похвастаться: я привезла свою лошадь!

Я живо повернулась к ней.

— Здравствуйте! Какую лошадь? Флоренцию?

— Флоренцию. А вы откуда знаете?

— Так её же комиссия осматривала, да ещё и всякие разные люди, так что вести уже широко разошлись. Говорят, что это чудо, а не кобыла. Я её подстерегаю, потому что одного имени достаточно, чтобы я в неё просто влюбилась. Надеюсь, что этим я её не сглазила. Она на самом деле такое совершенство?

— Я её обожаю, — призналась Моника. — Может быть, я немного преувеличиваю в своих оценках, но мне кажется, что это кобыла класса дерби. Очень капризная, это точно, но резвая и выносливая, я на неё очень надеюсь. Она начинает выступать уже в конце мая или в начале июня, в первых рядах, потому что она родилась первого января и все это время в замечательной форме. Она у Агаты на конюшне, а скакать на ней будет исключительно Зигмусь Осика, потому что у этой кобылы свои симпатии и антипатии. Я вам уже давно говорила, что Зигмусь станет жокеем!

— Верно, — согласилась я. — Я сегодня на нем выиграла очень прилично, хотя и по ошибке. До кандидата ему не хватает всего одной победы и очень вероятно, что он сегодня её на свой счёт запишет.

— С ней только одна проблема, — продолжала Моника, явно переполненная только мыслями о своей лошади. — Она упрямо рвётся прыгать. Сперва-то не хотела прыгать ни за что на свете, но потом вдруг пришла к выводу, что ей это очень нравится. Первый же прыжок привёл её в восторг, и мы теперь боимся, что она попробует тут прыгать через ограду. Но в стартовый бокс она входит без колебаний. И Агату Вонгровскую сразу полюбила, а это очень важно. Я бы её привезла ещё в начале недели, но Флоренция мне такой фейерверк устроила, что пришлось брать другой фургон…

Меня это страшно заинтриговало, но именно в этот момент дали старт.

Ясное дело, выиграл Калиф, Эффенди был вторым, выигрыш оказался весьма небольшим, но Мария закончила триплет, я тоже, к тому же квинта моя пока сбывалась. Я решила, что проиграю её в пятой скачке, и заранее на это настроилась, чтобы потом не отчаиваться. За триплет дали больше полумиллиона, Мария обнаглела и помчалась ставить на пятую скачку самостоятельно. Моника высмотрела в паддоке Амати и поставила на него и ещё на трех лошадей, а потом вернулась к рассказу о Флоренции.

— Она напала на конюха из этого фургончика, — призналась Моника со вздохом. — Непонятно почему. Ведь я её знаю, но такого не ожидала и не успела его предупредить. Я сама повела лошадь, и слава Богу. Я-то боялась, что она плохо отреагирует на запах машины, потому что у неё очень капризный нюх… Он подошёл, а она вдруг встала на дыбы и ударила его передними копытами. Заржала, а уж её ржание я знаю не хуже родного языка: она была смертельно оскорблена и полна отвращения. Ей очень хотелось уничтожить, оттолкнуть от себя эту мерзость. Слава Богу, что парень успел отпрыгнуть назад, а я се удержала, так что ничего такого не случилось…

Я не один раз видела, как лошадь атакует человека, поэтому прекрасно представляла себе эту сцену. Меня страшно заинтересовали причины поведения лошади, которые явно были совершенно понятны Монике.

Она снова вздохнула.

— Вам-то я признаюсь, хотя мне и стыдно, да и глупо это как-то, — сказала Моника, понизив голос. Тогда нам в голову не пришло, что мы спасли жизнь Флоренции, перейдя на шёпот. — Она ни в каком виде не переносит мяты. Мне кажется, в детстве в каком-нибудь пучке мяты ей попалось что-то страшное: может, пчела укусила или шмель… И она это навеки запомнила. А этот парень, конюх этот, жрал мятные конфеты, даже до меня запах донёсся. Если Флоренция находит мяту в сене, то фыркает, ржёт и сено не ест… Там я для неё специально косила сено, а тут корм в шариках, может, не почувствует…

Мой восторг от Флоренции решительно возрос. К мятным конфетам я питала аналогичное отвращение, хотя никого ещё не била за них передними копытами. Зато некогда вышла из автобуса на полпути, поскольку за самой моей спиной бабушка с внучком лакомились этим деликатесом.

— Потрясающая кобыла! — сказала я умилённо. — И что?

— А потом она вообще отказалась входить в этот фургон. Как оказалось, этот чёртов парень ехал внутри и всю дорогу лопал конфету за конфетой. Весь фургон пропах мятой, никакими силами лошадь нельзя было ввести, да я и не собиралась её уговаривать. Поэтому я её в результате привезла сюда на день позже, вчера… Зато она обожает петрушку.

— Зелень или корешки?

— И то и другое.

— Ей-богу, мы могли бы с ней вместе обедать…

— Самое скверное с этими её прыжками…

— Нет, — возразила я. — Самое скверное это то, что тут делается. Вы уже знаете, что всякие мафии выделывают тут свои штуки? Если Осика не станет слушаться, они могут сотворить что-нибудь нехорошее. Вонгровская в этих махинациях, как мне кажется, участия не принимает, но ведь время от времени и она должна чему-то подчиниться.

— Вонгровская, может, и подчинится, но я сомневаюсь, чтобы подчинилась Флоренция. Я уже сейчас волнуюсь. Вы только зайдите на конюшню как-нибудь после скачек, я вам её покажу. Она просто чудесная!

— Наверняка загляну, может, не в пять утра, но уж после двенадцати дня — обязательно, — обещала я. — Сегодня не могу, потому что у меня деловая встреча, уж так получилось, и придётся спешить…

Дали очередной старт. Мы перестали конспиративно шептаться под барьерчиком с круглым окошком. Скачка стартовала, и мои предсказания исполнились. Бялас действительно скакал так, чтобы повысить класс своей лошади.

После Амати сумма выигрыша триплета сильно снизилась. Последовательность оказалась неплохой, потому что вторая лошадь была сюрпризом для всего ипподрома. Моника с места выиграла. Я потребовала, чтобы она оценила лошадей в пятой скачке, поскольку была уверена, что придёт любая лошадь, кроме той, на которую поставлю я сама. Не могу же я выигрывать до такой степени!

Однако это счастье на меня все-таки обрушилось и придавило суммой около восьми миллионов. К собственному смертельному изумлению, я угадала квинту. Наконец я отправилась в кассу забрать все, что выиграла, и тем самым сглазила остаток дня. Больше я ничего не выиграла. Зато Моника гладко выиграла все триплеты.

Пани Ада вернулась из разведки.

— Не нашла его, — сказала она. — Может быть, ему надоело и он больше не пришёл. Но я его найду, позвоню ему вечером или завтра и дипломатично выспрошу. А потом вам все расскажу.

Осика по второму разу не выиграл, и для получения звания кандидата в жокеи ему по-прежнему не хватало одной победы. Пан Собеслав поклялся, что больше сюда не придёт. «Серебряный колокольчик», злоупотребив коньячком до той степени, что ступеньки показались ей очень крутыми и неудобными, пропала с горизонта. Я преисполнилась надежды, что добрых пару недель се не будет ни видно, ни слышно, так что день показался мне необыкновенно удачным. Никаких скверных предчувствий у меня больше не было, поэтому мне даже в голову не пришло, как будут выглядеть следующие дни. Ожидание дебюта Флоренции приятно щекотало сердце — и все…

* * *

Я приехала на час раньше, усердно поставила в пустой кассе на все скачки, уселась в кресло и попробовала обдумать ставки на воскресенье. Из буфета, который начинал потихоньку расцветать, доносился запах лука, невыносимо аппетитный. За столиком изысканное общество обменивалось информацией: что сказал Глебовский, Войцеховский и Капуляс, кого подсказал Скорек, а кого — Ровкович, кто не считается, а кого надо учесть. Я изо всех сил пыталась не слушать всего этого, но в конце концов оба фактора — дурацкий трёп и дразнящий лучок — оказались сильнее меня. Я оставила воскресенье в покое и резво помчалась к буфету, отчётливо чувствуя, что кишка кишке пишет протоколы.

На меня немедленно наткнулся Метя и прицепился, как банный лист.

— Ты что делаешь?! — патетически вопросил он, вместо того чтобы поздороваться. — Торопишься покончить жизнь самоубийством? Не ешь здешних котлет, умоляю — козлёночком станешь! По крайней мере хоть рубленые не ешь! Если уж захотелось — дома сделай, а тут не смей!

Я страшно на него рассердилась, потому что уж очень проголодалась.

— Ага, разбежалась! Делать мне, что ли, нечего дома, как только рубленые котлеты? — искренне возмутилась я, чуть не подавившись горячим мясом. — Рубленые котлеты мне нравится есть, а не делать. Почему бы не есть их там, где их подают?!

— А ты знаешь, что у них в серёдке?!

— Так ведь не цианистый калий! Очень даже хорошие! Тухлятиной не пахнут!

— Ну и что, что не пахнут…

— Кроме того, я уже в своё время съела котлету с червяком, и со мной ничего не случилось! Отстань!

Метя что-то укоризненно и встревоженно заболботал и подозрительно на меня посмотрел.

— С червяком, с червяком… А откуда ты знаешь, что с червяком?

— А он на самом верху извивался, — хладнокровно ответила я. — Живёхонький, как огурчик. На зубах не скрипел.

Метя на миг застыл и прекратил размахивать руками возле самой моей тарелки, так что я могла не бояться, что он у меня её силком вырвет. Он тяжело уселся в кресло.

— Ну конечно, — горько заметил он. — Даже песок на зубах скрипит, даже стекло, а такая кроха разве что пискнет — и все…

— Этот не пищал, даже когда я его выплюнула.

— Так ты его все-таки выплюнула?

— Выплюнула. Вот такая уж я привередливая. А на салате тли водятся.

— Ну и что, что тли?

— А это тоже червяки. Салат ешь? Значит, и тлей ешь. И не морочь мне голову!

— Какие тли? — поинтересовалась Мария, возвращаясь из кассы. — Почему это он тлями питается?

Уже стал собираться народ, вот-вот должна была начаться первая скачка. Мария приехала исключительно рано и успела сделать в кассе ставки.

— Да не я, а она! — невероятно возмутился Метя. — Я салат, прежде чем есть, под проточной водой промываю, правда из-под крана, но с фильтром, а она посмотри, что делает… Да нет, теперь уже ничего не увидишь — все слопала подчистую! Я ей как человеку говорю: рубленых котлет в забегаловках есть нельзя! Их делают из объедков! Объясни ты ей!

— Я согласна, — рассеянно ответила Мария. — А тлей постарайся вывести. Твой салат очень аппетитно выглядит, но мяса мне не хочется… Погодите, я что-то не так сделала: на моем билете была квинта Вальдемара.., или наоборот? Моя квинта на его билете? Пусть сам посмотрит, может, разберётся?

Шокированный Метя что-то там ещё бормотал себе под нос, но в конце концов от моей котлеты отвязался, потому что один тип с бородкой потребовал у него совета. Этого с бородкой я знала — разумеется, только в лицо. Котлета мне показалась ужасно вкусной, голод я заглушила, а Метины советы меня не интересовали, на этот день у меня было своё мнение, и менять его я не собиралась.

Была суббота, и должна была состояться первая в сезоне скачка двухлеток, среди которых дебютировала Флоренция. Я поставила только на нёс, благодаря чему триплет, да и квинта мне обошлись немного дешевле. Моника Гонсовская успела заразить меня своим волнением, и со вчерашнего дня состояние у меня было такое, словно это я сама должна была скакать. У меня совершенно пропал аппетит, и я абсолютно ничего не ела, пока не наткнулась на эту самую котлету, которую Метя так энергично охаял и проклял. Впрочем, его проклятия я пропустила мимо ушей.

Я отнесла тарелку в буфет и вернулась. Юрек прорывался между креслами к своему месту.

— Что за порядки! — возмущался он. — Две скачки дебютантов, одна за другой!

— Нет, не только дебюты, арабские лошади уже скакали, — поправил пан Рысь.

— Один раз!

— Ну и что, что один раз, все равно уже кое-что про них известно.

— И вообще, с этими арабами все легко и просто, — вмешалась я. — Тут прийти может только Марокко.

— Так ведь он фаворит!

— А ты как хочешь? Наверное, народ у нас грамотный, а? Читать умеет? Фаворит не фаворит, а как, по-твоему, должно быть, если Али-мата сняли? Остаётся только Марокко, ничего не попишешь. Остаётся в одной скачке Марокко, а в другом — Флоренция, и все…

— Ты так и поставила?

— Не-а.

— Но почему?

— А я только предсказываю хорошо, а играю всегда по-идиотски.

— ..и поймал его на месте преступления, а парень и говорит, что хочет передать дело в суд, — рассказывал пан Вальдемар, явно смущённый тем, что не знает, как относиться к тому, о чем говорит.

— И правильно, — поддакнул полковник. — С этими ремнями безопасности — сплошная глупость!

— Вот именно! Раз жизнь человеку спасают, а в другой раз — угробят. Надвое бабушка сказала, ведь это какая же глупость — наказывать человека за то, что он не застегнул эти чёртовы ремни! И сколько случаев было, что люди заживо сгорали в машине, потому что не могли расстегнуть этих идиотских ремней! А сколько утонули с машиной!

— Нет, порядок все-таки есть порядок, — упрямо сказал кузен пана Эди, которого сюда три раза в сезон привозил пан Эдя. Кузен-то и начал весь разговор.

— Порядок?! Я же вам говорю, что с этими ремнями то спасение, то погибель! В милицейском протоколе раз написали.., я сам читал!., две бабёнки выехали на маленьком «фиате», забыли застегнуть пояса, заболтались, поцеловали автобус в задницу, а на них сзади наехал фургон. И ихний «фиат» — говорю вам, я сам в протоколе читал! — смялся так, что в длину семьдесят два сантиметра стал! В длину, повторяю! А бабёнкам этим ничего не сделалось! Потому что в момент первого удара они вылетели с обеих сторон! Дверцы от удара не выдержали, распахнулись. А что бы с ними было, если бы они пристегнулись? Семьдесят два сантиметра, во!

— Я тоже про такие вещи читал, — кивнул полковник. — Свидетели рассказывали, что лоб в лоб столкнулись грузовик с легковушкой, гололёд был, легковушка волчком крутилась и всякий раз колотилась о грузовик, из нёс повылетало все, а в первую очередь водитель. Так с этим водителем ничего не случилось, только оглушило его немножко. Даже сотрясения мозга не было. А если бы ремень пристегнул — в капусту бы его посекло.

— А я знаю таких, что катились по всей вспаханной ниве кувырком, и только ремни их спасли…

— Да где вы в городе ниву нашли?!

— Ну вот именно, дайте человеку самому выбрать, как помереть! Пусть сам и решает! Может, ему предчувствие поможет!

— Знал я одного человека, — начал вдруг пан Собеслав, — лично знал, было это в самом начале войны, он жил на Пулавской, поблизости от площади Унии. И во время бомбардировки все выскочили на улицу. Приличный такой человек, прекрасный муж и отец… О, большое вам спасибо, пани Ядзя… Сюда, сюда… Пан Вальдек, уступите немного местечка…

Одна из буфетчиц принесла чай и минеральную воду, пан Собеслав стал убирать с подоконника программки и солёные орешки пана Вальдемара. Все молчали, уставившись на их простые действия, как на скачку двухлеток.

— Так что с этим мужем и отцом? — нетерпеливо спросила пани Ада.

Пан Собеслав, хотя в силу преклонных лет физически не очень крепкий, склерозом пока не страдал и мгновенно вернулся к теме.

— Так вот, он вдруг начал страшно нервничать и настаивать, что на улице опасно, что надо вернуться домой. Рвался обратно в дом, как безумный, тащил жену и детей. Жена вырвалась, с ним не пошла, а он словно взбесился. Домой — и никаких гвоздей! В результате этот приличный человек бросил их, жену то есть и двоих детей, оставил их на этой опасной улице и понёсся бегом — именно что бегом! — в дом. Успел он в последний момент. В дом ударила бомба, да так неудачно, что на этого пана рухнули сразу шесть этажей.

— Но на собственную смерть не опоздал? — уточнил полковник.

— Нет. Успел. Человек сто свидетелями были, как он старался…

— Судьба! — категорически сказал Метя.

— Так я и говорю, — поддакнул Вальдемар, который успел за это время составить собственное мнение. — Надо оставить человеку свободу выбора. Хочет погибнуть с ремнями — ради Бога, его право. А может, наоборот, будет у него настоящее предчувствие, и он в этот дом не побежит…

— Бомба!! — крикнул кто-то сзади, решив, что дали старт.

Все страшно вздрогнули, тем более что старшее поколение ещё помнило вторую мировую войну и под влиянием рассказа пана Собеслава им померещились всякие ужасы. Младшие же таких комплексов были лишены.

— К черту все эти бомбы, ремни и предчувствия, — сказал пан Рысь. — Тут ведь такое разыгрывается…

— Ты всерьёз считаешь, что Флоренция выиграет? — вдруг тревожно спросил Юрек, который повернулся ко мне, не отрывая от глаз бинокля. — Ещё один в стартовый бокс не вошёл… Рыбинский, по-моему…

— Нашёл время спрашивать! — возмутилась я. — Она же не сейчас скачет, а в четвёртой! Я считаю, что выиграет, и не только я так считаю… А ты делай как знаешь…

— Ладно, рискну!

После третьей скачки я уже не могла оторвать глаз от паддока. Мария торчала у меня за спиной. С Флоренцией мы познакомились уже пару недель тому назад, она обнюхала нас, признала, сахар охотно съела, петрушку с корешками и зеленью, сложенную букетиком, слопала в совершённом упоении. Она оказалась проста потрясающей!

Издалека было видно, что около неё крутятся три человека. Зигмусь Осика, вернувшись из весовой, оттуда уже не уходил. Моника и Агата Вонгровская собственноручно седлали её. В паддок кобылку вывела кондевочка, которую, видимо, выбрали специально, поскольку Флоренция вела себя с ней послушно и даже выражала ей явную симпатию: тянулась губами к её уху и пробовала ласково дуть в волосы. Флоренция двигалась, как всякая лошадь, полная энергии и жизненной силы. Передние ноги выступали павой, а задние отплясывали лихую полечку.

— Вороная… — проговорила задумчиво Мария. — Если б я хоть один седой волос увидела, то больше поверила бы в этого Сарагана…

— Моника права, она в форме, — ответила я взволнованно. — Ты посмотри, как идёт!

— Если не потеряет на старте…

— Это был бы первый случай. Моника говорит, что она ловит момент старта совершенно безошибочно.

— Я поставила только на неё одну. Ею заканчиваю один триплет, во втором она у меня в середине, и начинаю ею квинту. Неважные триплеты, но лучше они, чем ничего. Пока у меня все получается… Слушай, а как быть со ставками на следующую неделю?

— Пока что я ставлю только на Флоренцию. Из-за нёс самой и в память Флоренс.

— Только не сглазь…

Флоренция все это время вела себя очень послушно и выражала явное желание сотрудничать с жокеем. Зигмусь Осика сел на лошадь, прямо-таки вырубленную из гранита, она три секунды стояла как вкопанная, жадно ожидая знакомой тяжести на спине, а потом подчинилась приказаниям и закружила по паддоку своим изысканно-танцевальным шагом.

— Жокеем он в этом году не станет, — категорически высказалась Мария.

— Не позволят ему, — печально согласилась я. — С тех пор, как он кандидат, то есть с начала мая, он выиграл только четыре раза. А может быть.., сорок шесть побед — не Бог весть что для сезона…

— Я иду смотреть снизу.

— Я — нет, привыкла, что сверху лучше видно.

Лошади вышли на турф. Мария помчалась вниз, к сетке ограды. Я вернулась на своё кресло, одним глазом глядя в бинокль, а другим просто так. Флоренция скакала под номером шесть, то есть последней. На неё ставили много, хотя первым фаворитом был Кальмар Липецкого, что мне показалось верхом глупости, потому что Липецкий на двухлетках никогда не скакал, а у Сарновского был прямо-таки нечеловеческий навык жалеть и не пущать лошадь-дебютантку.

— О ней сплетни разлетелись, как эпидемия чумы, — сказал Метя, который вдруг оказался возле меня. — Где Мэри?.. А, вот она, вижу. Как ты себя чувствуешь?

— Очень хорошо! — удивилась я. — Если, конечно, не считать того, что очень волнуюсь. А в чем дело?

— Да нет, ничего, просто я очень беспокоюсь насчёт этих твоих червячков в котлете. Но если у тебя пока симптомов нет, ничего страшного — подождём. С этим Кальмаром должно быть что-то необычное, до меня по сарафанному радио дошла всякая информация, что он хочет Флоренцию обскакать. Какие-то там секретные поводы…

— Пусть заткнётся, — буркнула я с непоколебимой уверенностью. — Пробкой, затычкой, хоть сеном…

— Сеном ему удобнее всего будет… Все лошади по очереди прошли через выход, открывшийся, когда сняли одну жёрдочку. Вприскочку, иногда боком, как это с двухлетками бывает, но все-таки прошли. Флоренция же — нет. Она спокойно развернулась и без разбега, с места, одним лёгким толчком задних ног, перелетела над жердью рядом с выходом.

— Гос-с-споди!!! — простонали мы с Мстей в один голос.

Почти собственной кожей я ощутила, как взмок от переживаний Осика. Я выглянула и посмотрела в сторону жокейской раздевалки. Моника с Агатой Вонгровской стояли там и глядели на турф так напряжённо, что у них из глаз прямо-таки искры сыпались.

— Слушай, она что, чокнутая?! — в ужасе вопросил меня Юрек.

— Отстань. Ей нравится прыгать. Я старалась не слушать болтовни вокруг, чтобы не жечь понапрасну нервные клетки, но почувствовала к пани Аде прилив нежности, потому что только она откликнулась должным образом.

— Какая она очаровательная! — воскликнула пани Ада с восторгом и восхищением.

— Вы тоже очаровательная, — немедленно ответила я. — Единственный человек, который правильно смотрит на мир…

В страшном напряжении я ждала начала скачки. Стартовые боксы поставили аккурат так, что через молодую листву я видела масть лошадей. Не столько даже масть лошадей, сколько цвета жокеев. Флоренция все ещё виляла задом, приплясывала и все время норовила сунуться в стартовый бокс. Зигмусь Осика отчаянно держал её, я видела, как он наклонялся, трепал её по холке, что-то шептал на ухо. Наконец в машину вошли все. Флоренцию впустили последней, но она не мешкала ни секунды.

— Пошли! — завопил кто-то в восторге.

— Старт, — сказал рупор совершенно бесстрастно и буднично. Экий дурак! Совсем не понимает, что тут творится! — Ведёт Флоренция, второй — Кальмар…

Сразу поднялся шум и крик. Флоренция пулей вылетела из стартовой машины, у неё было последнее место, но она мгновенно успела влететь в кучу. Сарновский гениально стартовал, я никогда не сомневалась, что он это умеет, и теперь он подтвердил моё мнение, оказавшись сразу за Флоренцией.

— Не впишется!… — дико завыл рядом со мной Юрек.

У меня перехватило не только дыхание, а вообще все, что можно. Я слишком много навидалась таких вещей, чтобы ещё сомневаться. Флоренция в бешеном темпе шла на поворот, она обязательно потеряет бровку, а не то ещё и врежется в сетку ограды… Иисусе Христе, я же своими глазами видела когда-то, как Яселька тормозила почти на трибунах. Ка-ра-ул!!!

Бинокль я едва не вбила себе в череп. Не веря собственным глазам, а тем более оптическим приборам, я смотрела, что делает эта невероятная кобыла. Она вошла в поворот первой, чуть опережая остальных, наклонилась набок, как мотоцикл на гравии, почти легла на бок и, совершенно не меняя темпа, взяла вираж! Причём совершенно не изменила расстояния между собой и барьером, словно была к нему привязана невидимой верёвочкой! Сарновский показал большой класс, придержал лошадь, вписался в поворот и не потерял ни секунды. Других лошадей в этой скачке могло просто не быть. Народ безумствовал, толпа ревела. Может, и глупые они, и слепые, но талант лошади и жокея заметить умеют.

Флоренция вышла на прямую, вернулась в вертикальное положение, махнула хвостом и выстрелила вперёд. Зигмусь Осика перестал её сдерживать и пустил мчаться, как некогда Мачеяк — Диксиленда. Сарновский давал шпоры Кальмару и шёл всего в двух корпусах позади Флоренции. С каждой долей секунды Флоренция уходила от него, уже видно было, что происходит, она шла к финишу радостно, с фантазией, с явным удовольствием и без малейшего усилия. Она опережала остальных на шесть корпусов.

Не исключено, что я колотила Юрека биноклем по голове.

— На тебе!.. — визжала я в восторге. — На тебе!.. Я же говорила!!!

— Давай, Флоренция! — похрюкивал восхищённый Мстя, хотя скачка уже финишировала. — Давай, Флоренция!! Давай, Флоренция…

— Останови-ка пластинку, — усмирил его пан Рысь.

Флоренция позволила себя остановить на противоположной прямой и коротким галопом вернулась к проходу. Перед самой судейской вышкой она тряхнула головой, развернулась, перескочила через барьерчик к середине турфа, развернулась ещё раз, прыгнула обратно и, радостно приплясывая, согласилась идти в конюшню.

— Ты была права, — сказал Юрек, потирая темя. — Я рискнул, поставил только на нёс, и оказалось, что правильно…

Перед следующей скачкой появилась Моника Гонсовская, сияющая и счастливая.

— Ничего не поделаешь, это удовольствие придётся ей доставить, — сказала она без всякого вступления. — Вы сами видели, у меня не хватает духу ей запрещать и вообще… Если Агате штраф влепят, я за неё заплачу. Ей нравится прыгать, Флоренции то есть, а не Агате, так пусть знает, что после выигранной скачки может попрыгать. Но вы видели, как она финишировала?! Вы ведь смотрели, правда? Как она вошла в бокс! Теперь поскачет только через две недели, а могла бы хоть завтра…

Триумф был полный и абсолютный. Моё моральное удовлетворение достигло таких размеров, что я даже не обратила внимания на то, на кого и сколько ставят. Я выиграла последовательность с Флоренцией, потому что ставила на неё во всех сочетаниях, угадала триплет, весьма скромный, потому что перед Флоренцией пришли одни фавориты, после чего проиграла следующий триплет и квинту, потому что Марокко не пришёл первым. Что-то с ним случилось, потом я узнала от Моники, что именно: разумеется, снотворное. Потрясающий жеребец, мчался как следует почти всю дистанцию и ослабел только у финиша. Он стал вторым, и ведь не было повода его дисквалифицировать, разве что у комиссии хватило бы духу мыслить смело. Увы… Молодая девушка-жокей, Яжиняк, уезжала с турфа со слезами на глазах, тем более что из публики в её адрес летели различные колкости и издевательства. Оказалось, что народ наш прозрел только во время скачки с Флоренцией. Потом ослеп по новой…

Теперь торжествовал Юрек, который предчувствовал, что будет что-то не то, и свою склонность к соглашательству преодолел к четвёртой скачке. В пятой он не остановился на Марокко, поставил на трех разных лошадей и угадал. Триплет от ста двадцати тысяч подпрыгнул до двух миллионов.

— И квинта у меня получилась, — гордо сказал он.

— Она будет ненамного выше, — загасила я его радость, поскольку зачем ему лишние разочарования в жизни? — Все деньги тут делает Фагот, потому что все ставки опирались на Марокко. Может, миллиона три дадут, но на большее не рассчитывай.

— Лучше три миллиона, чем ничего… Дали три двести. Разбогатеть я не успела, потому что за последовательность с Марокко заплатили гроши. Мне было все равно, счастье от победы Флоренции меня переполняло, и его ничто не могло затмить.

— Ты права, — сказала Мария, проиграв на Марокко, как и весь ипподром. — Я тоже теперь буду ставить только на одну Флоренцию.

* * *

Зигмусь Осика вышел из конюшни после целого дня работы и опёрся локтями на створку ворот. Он вздохнул, оглядел небо и землю, посмотрел в сторону и вдруг заметил какого-то типа, который точно так же положил локти на другую створку.

Зигмусь его знал. Это был некий Ворощак, который работал главным образом на разгрузке-погрузке. Благодаря редкостной физической силе Ворощак был очень хорош в своём деле, он грузил все на все без малейшего притом усилия. Солому из денников, которая пользовалась спросом при разведении шампиньонов, сено в любом виде, мешки овса, без малого живую лошадь мог бы поднять на руках. Но к лошадям его вообще-то старались не допускать, потому что характер у него был весьма несообразный. Лошади его единодушно не любили. От него вечно несло перегаром, хотя вёл он себя как трезвый и одинаково относился к живым и неживым объектам. Ему было совершенно все равно, что поддеть на вилы: копну сена или живого человека.

Теперь он стоял, опираясь на створку, и таращился в пространство, двигая челюстями, словно что-то пережёвывал.

— Придержишь Флоренцию, — буркнул он Зигмусю, не вдаваясь ни в какие дипломатические тонкости.

Зигмусь по-наполеоновски сложил руки и тоже уставился в пространство, словно не слышал. Ворощак не понял, притворяется Зигмусь или нет.

— Понял, нет, — сказал он. — Придержишь эту вашу Флоренцию. Два лимона.

Зигмусь прекрасно понимал, что за придержание Флоренции он послезавтра получит два миллиона. Его не убедили бы и два миллиарда. Он перестал симулировать глухоту.

— Дерьмо собачье, — вежливо сказал он.

— Три, — пробормотал Ворощак.

— Отгребись.

— Ну ладно, четыре.

— И сорок мало, — холодно сказал Зигмусь, решившись на переговоры, потому что беспокоился за лошадь. — Её не придержишь.

Ворощак долго молчал, мучительно думая, что для него было усилием пострашнее чистки всех вместе взятых конюшен.

— А почему? — наконец изрёк он.

— Потому что она сильная как бык. Устроит спектакль. Её дисквалифицируют и вернут людям ставки. Кому это надо?

Слова «спектакль» Ворощак не знал, но звучало оно по-учёному и произвело на него впечатление.

— А за пять? — рискнул он.

— Она считать не умеет и по магазинам не ходит.

— Укольчик ей…

— Нет.

Разговор не клеился. Ворощак жевал, глядел вдаль и делал вид, что думает. Зигмусь действительно думал, поспешно и лихорадочно соображая, как предотвратить покушение на Флоренцию. Этого амбала к нему подослали… С кем-то на уровне гомо сапиенса он смог бы договориться, искренне рассказав про характер лошади, а с этим кочаном капусты разговор просто невозможен…

Из-за конюшни вдруг выехал на велосипеде тренер Черский. Он увидел два силуэта, прикипевших к воротам, притормозил, упёрся ногой в землю и молча смотрел на них, не слезая с седла. Зигмусь попробовал взглядом показать ему, что попал в беду. Черский с Вонгровской жили в мире и согласии, прекрасно ладили, и при желании Черский мог помочь Вонгровской. Немая мольба оказалась излишней. Черский Ворощака тоже знал и с места в карьер сообразил, что тут что-то неладно. Ему не потребовалось долго гадать, что именно.

Ворощак начинал сердиться. За сами переговоры ему обещали полмиллиона, но он рассчитывал на то, что ему достанется больше. Если бы Зигмусь согласился на пять, у него оставалось ещё кое-что для себя, однако этот дурень все упрямился! И Черского дьявол сюда принёс, но тренер — это фигура, ему не прикажешь, чтобы шёл к такой-то матери на быстром катере. В глупую башку Ворощака больше ничего не приходило, поэтому он все стоял, молча двигал челюстями и таращился на ворота соседней конюшни.

— Ну? — сказал наконец Черский. Зигмусь сделал однозначный жест головой в сторону противоположной створки ворот.

— Сколько и за кого? — деловито спросил Черский.

— Пятёрка. За Флоренцию.

Черский презрительно пожал плечами.

— Ну и удумали… Какой идиот тебе это поручил? — обратился он к Ворощаку.

Ворощак тоже пожал плечами. Он внезапно оказался в затруднительном положении. Он работал здесь и рисковать не хотел, потому что ему нравилась не столько сама работа, сколько сопутствующая ей атмосфера. Свой интерес всегда можно было соблюсти, с таким характером, как у этого паршивого Осики, сталкиваться приходилось редко. Он знал, что Осика на хорошем счёту, Черский тоже считается человеком приличным и честным, уступает кому-нибудь редко и под большим нажимом. Войну с ними развязывать не надо бы. С другой же стороны, работодатели нажимали, и он хотел бы выполнить порученное задание, хотя похоже было, что не все так ладно получается. Наверное, дело все-таки в лошади, потому что люди — они и есть люди…

— Ну, нет так нет, — буркнул Ворощак. Он оторвался от створки ворот и исчез за конюшней.

Зигмусь Осика подождал, пока враг уйдёт.

— Ну и скажите вы мне, пан тренер, — проговорил он огорчённо, — что же теперь делать? На мошенничество я не пойду даже за шахту бриллиантов, во всяком случае не с Флоренцией. Даже если бы я и захотел, в итоге меня ссадят и на этом кончится. Что будет?

— Кто его прислал? — спросил Черский. — Ломжинская мафия?

— Не знаю, он не сказал. Может, и Ломжа, потому как они дураки и в лошадях ничего не понимают. Придержать Флоренцию! Пусть сами придерживают…

Черский вздохнул.

— Поберегись завтра после скачки, вот что могу тебе посоветовать. И за лошадью завтра последи. Если кто ещё с тобой станет разговаривать, попробуй объяснить, что с Флоренцией такой номер не пройдёт, и весь ипподром это знает. Я тоже по своим каналам поговорю, а вообще-то в первую очередь скажи Агате.

Зигмусь предпочитал сперва сказать Монике. Он как следует запер ворота и пошёл к телефону. Уже по дороге он решил поселиться пока в конюшне. Умоется в общежитии, прихватит ужин и вернётся…

Моника при вести о покушениях на их божество пришла в ярость и сама была готова поселиться в конюшне. Агата Вонгровская, которая второй узнала о событиях, стала действовать конструктивно. Она составила с Зигмусем расписание дежурств, приехала в пять утра, а через четверть часа столкнулась с Моникой, которая обдумывала, каким образом она смогла бы ввести лошадь на третий этаж, в квартиру своей тётки. Проблема была только в том, как тренировать лошадь на тесных и загазованных улочках Верхнего Мокотова. Вонгровская, которая собаку съела на скаковых мошенничествах, скорректировала планы Моники. Флоренцию просто ни на миг не следовало оставлять одну, а это можно устроить. И они рационально поделили вахты возле лошади.

Моника была в бешенстве, в отчаянии и готова на все.

— Пани Иоанна в своё время пользовалась в качестве оружия молотком для мяса, — сказала она свирепо. — А у меня тесак есть. Я его возьму с собой, и мне плевать, что из этого выйдет…

* * *

— Что-то будет, — отрапортовал мне Метя в субботу утром. — Завтра Флоренция идёт в первой группе на тысячу двести метров, и я слышал разговоры подозрительные, сплетни возмутительные и речи прелестные и ужас вызывающие. Вроде как Осике давали деньги за то, чтобы придержал, но он не взял. Не знаю, что из этого получится. Зато я знаю, что в этих махинациях участвует русская мафия и один букмекер, приятель Репы. Ломжинцы откланялись.

— Нич-чего не понимаю, — сказала я, рассердясь. — Если Флоренции кто-то собирается сделать что-то дурное, то я хочу, чтобы ты мне их показал…

— Репу, что ли, тебе надо показывать?!

— Да нет, этих остальных. Я на коленях поклянусь, что им в ответ тоже что-нибудь очень нехорошее сделаю! «Калаша» себе куплю!

— Это я тебе устрою, я на русском базаре как рыба в воде, — радостно предложил Метя свои услуги. — А стрелять ты умеешь?

— И очень даже хорошо, не задавай дурацких вопросов. Я собственные инициалы могу вывести выстрелами на сосульках, притом с тридцати метров, чтоб не соврать! В человека сумею попасть, если только его видно и оружие дострелит, и совесть во мне не дрогнет, тут уж могу поспорить! Свиньи, хамы, скоты.., нет, что я говорю! Скоты — самые благородные существа в сравнении с ними, с этим окаменевшим дерьмом, которое только притворяется людьми! Бесполезные отходы канализации!

— Да что такое с тобой случилось? — встревожилась Мария, впихивая под сиденье сумку с пивом. — Съела чего-нибудь? О политике разговаривала?

От негодования я стала заикаться.

— Да ладно, ладно, я ей сам скажу, — быстро согласился Метя. — Речь идёт о Флоренции…

Я успокоилась не скоро. День к волшебным не относился, так что ошибки были не в мою пользу и я проигрывала постоянно. Остатки здравого смысла велели мне ставить подешевле, потому проиграла я немного. С Моникой мне удалось перекинуться только парой слов, но они меня немного утешили. Флоренцию они своими силами берегли как зеницу ока, а Осика, по секрету сказала мне Моника, с прошлого года занимался карате и успел добиться голубого пояса. Ну совсем как моя внучка! Живая только наполовину, я дождалась воскресенья.

Флоренция шла в пятой скачке. Одни двухлетки, которые выиграли и перешли в первую группу, дистанция тысяча двести метров. Я не участвовала в дурацком разговоре и рассуждениях, кто тут может выиграть. Кто-кто, как не эта потрясающая кобыла! Я уже изучила её как следует за прошедшие недели, узнавала её издалека по масти, особой постановке хвоста, изгибу шеи, по великолепным, слегка раскосым глазам. Во всей её стати было что-то такое особенное, что трудно было определить, но запоминалось хорошо. И гарцевала она так, словно сама земля её пружинисто отталкивала…

После новостей Мети я словно окаменела. Началась пятая скачка. Флоренция на сей раз шла под номером вторым и стартовала в самой гуще. Старт получился у неё таким же, как в прошлый раз, она словно брызнула вперёд, лидировала в двух корпусах впереди остальных, поворот взяла своим методом, наклонившись вбок почти до горизонтального положения, совершенно не теряя при этом скорости. На прямой к ней приблизился жеребец Езерняка, Маркиз, который был бессменным чемпионом дерби. Зигмусь Осика совершенно не посылал лошадь, пустил её скакать по собственному усмотрению. Флоренция выиграла на четыре корпуса впереди Маркиза, и видно было, что она легко, радостно и с той же скоростью могла бы пройти ещё одну такую дистанцию.

— Дерби у нас в кармане, — высказался полковник.

— Но это ведь только в будущем году, — заметила ему пани Ада.

— Она что, каждый раз будет так прыгать? — вмешался Юрек, потому что Флоренция, ясное дело, к стартовому боксу прыгнула через барьерчик, а после финиша снова сделала два прыжка.

— Пока ей так нравится, — удовлетворённо заметила я. — Это для неё награда за выигранную скачку, и с этим уже все смирились. Если хочет — пусть себе прыгает, потому что иначе она чувствовала бы себя несчастной, обманутой и обиженной.

— Малиновский говорит, что она действительно может выиграть Большой Пардубицкий стипль-чез, — задумчиво сказал Метя. — Она, по слухам, никогда не устаёт, Я подтвердила эти слухи. Про Флоренцию я знала все, потому что Моника, пребывающая в эйфории, делилась со мной всеми подробностями касательно кобылки. В конюшне Вонгровской я бывала теперь гораздо чаще, чем когда-либо раньше, и сегодня тоже, предвидя победу Флоренции, запаслась солидным букетом петрушки и фунтом колотого сахара. Правда, впихивать во Флоренцию весь этот фунт я не собиралась, у Вонгровской было много лошадей, и они мне все нравились.

— ..И что вы думаете, весы показали? Ещё на тридцать граммов больше, чем надо! — говорил пан Вальдемар в ликующем настроении, потому что сегодня он все время выигрывал, тем более что поставил, по примеру Марии, на Флоренцию. — Два часа просидел в парилке, почти три кило потерял, и вот же черт: ещё тридцать граммов лишних! А моя очередь через десять минут! Снимай трусы, говорит мне тренер, все снимай — и на весы! Тридцать граммов: трусы, майка, вроде бы ничего не весят, а все-таки…

— Зачем это с него трусы сняли? — подозрительно спросил пан Рысь, который только что откуда-то пришёл.

— Бокс, — пояснила ему развеселившаяся Мария, которая слушала историю с самого начала. — Ему надо было войти в свою весовую категорию.

— И что же оказалось? Ещё три грамма лишних! — продолжал пан Вальдемар. — Господи, две минуты оставалось, так вы вовеки не угадаете, что мой тренер выдумал!

— Ну?! — спросила я его, потому что и меня этот рассказ стал интересовать.

— А он мне и говорит: «Плюй! Плюй, сколько сможешь! Про лимон вспомни или про дерьмо, это уж как хочешь, но плюй!»

— И что? — поинтересовался пан Собеслав, далёкий, правда, от спорта, но питающий интерес к вопросам обезвоживания организма.

— Ну вот, плюю я на все стороны, как попало, а тренер, честный человек, достал ещё откуда-то лимон и начал его жрать, морщится, корчится как кикимора, но жрёт, и — не поверите! — выплюнул я эти три грамма!

— И что, победил? — спросила Мария.

— А как же! В третьем раунде! И никто не мог придраться, потому что я был на границе веса.

Мне удалось правильно угадать два триплета, один с Флоренцией, а второй в самом конце, напоследок. Мария всучила мне свои билетики, потому что спешила на какое-то мероприятие. Я этого очень даже не одобряла, но не решилась привязать её к креслу. В очереди я стояла довольно долго, потому что в этот день многие выиграли, а потом помчалась в конюшни, с сахаром и петрушкой для Флоренции.

Уже темнело. Два фальстарта слегка задержали скачки, все закончилось перед самым заходом солнца, может быть, даже и чуть позже. Флоренции дома не было, пришлось се ещё поискать, к тому же я встретила Черского, который с возмущением и горечью показал мне двух свежеприбывших молодых кобылок.

— Нет, вы только посмотрите, — говорил он раздражённо. — Это так должна выглядеть скаковая лошадь? Это ведь бочки, а не кобылы! Когда же я их в человеческий вид приведу?! Никак не раньше октября, а то и ноября! Вы сроду не угадаете, от кого они! Вот, пожалуйста…

Кобылки действительно были толстобрюхие, но симпатичные и ласковые. Я дала им по два кусочка сахару, не больше, чтобы, упаси Боже, не растолстели пуще. Черский открыл соседний денник.

— Эта волчья сыть, травяные мешки должны выглядеть как наша Нюсенька! Вот это класс! Ну что, Нюсенька, ты ведь у нас уже в форме, ну-ка повернись, чтобы тётя на тебя посмотрела…

Нутрия, по прозвищу Нюсенька, тоже двухлетка, была стройна и изящна. В дебюте она пришла второй, а сейчас тянулась к Черскому, пытаясь положить голову ему на плечо, и тихонько хватала его за ухо губами. Черский славился прекрасным умением тренировать именно кобыл, и, хотя к нему самые лучшие не попадали, он и из второсортных умел вытянуть классные результаты. Лошадей он любил, и они отвечали ему взаимностью.

— А эти от кого? — поинтересовалась я, оделив лошадок очередными кусками сахара.

— От Кальдерона и Дромоны и от Дьявола и Симки. Зовут их Драга и Симона.

— Ну знаете! Родословная и впрямь должна обидеться. Но эта, от Дьявола, уродилась в мать, гнедая…

— Вот то-то и оно, что ей с отцом не сравниться, она так и останется во второй группе. Борек в неё влюбился, может, он из неё что-нибудь и выдавит.

— Его уж очень надолго дисквалифицировали…

— Надолго. Теперь он у меня по углам шатается и клянётся-божится, что будет стараться. Ну её же все равно сперва надо потренировать, чтобы пузо поменьше стало. Вы чаю выпьете?

— Нет, спасибо, я иду искать Флоренцию.

— А она, должно быть, на том пастбище возле Езерняка. Там, на самом конце…

Территория ипподрома была весьма обширна, сто шестьдесят гектаров — это вам не жук начихал. Прежде чем я доплелась за конюшни Езерняка, сделалось почти темно. Маленькая целинная лужайка простиралась прямо рядом с коновязью конюшен. Там не было уже никаких лошадей, людей тоже не было видно, работа после скакового дня окончилась. На лужайке паслась только одна лошадь, и я издалека узнала Флоренцию.

Я подходила нормальным шагом, без особой спешки и без шума, потому что на ногах у меня были обыкновеннейшие сабо, а не каблуки, грохочущие стальными набойками. Ещё на приличном расстоянии я увидела, как на лужайке появился какой-то человек. Довольно крупный и сильный, но не толстый, вроде как знакомой внешности, но я понятия не имела, кто это.

Флоренция подняла голову и оглянулась на него. Какую-то секунду она стояла неподвижно. Человек — если только можно назвать человеком этого чудовищного выродка — резко замахнулся и длинным бичом ударил кобылу.

Господи Иисусе, это Флоренцию он ударил!!

Я споткнулась, на миг застыла, у меня в середине что-то словно сломалось. И у неё, наверное, тоже. Её ударили первый раз в жизни!

Чудовище замахнулось снова. Кобылка отреагировала, несомненно, совсем не так, как он ожидал. Он мог думать, что она попробует убежать или что-нибудь в этом духе, но она, однако же, выкинула невероятный номер. Она заржала с таким возмущением, обидой и яростью, что по всем конюшням понеслось эхо и немедленно отозвались уже запертые на ночь лошади. Флоренция встала на дыбы, развернулась на месте и кинулась на врага.

Второй удар в неё уже не попал, бич свистнул рядом. Лошадь, как фурия, бросилась на вражину. Она шарахнула его передними копытами по грудной клетке, упала на все четыре нога, снова встала на дыбы, догнала его и добавила. И все это в молниеносном темпе, все время издавая сумасшедшее ржание. Тип рухнул. Флоренция снова атаковала, а я в панике помчалась туда, теряя сабо, потому что у меня в голове мелькнула страшная мысль, что она убьёт этого гада и её потом пристрелят! Я готова была присягнуть перед судом, что это не она, а я его убила, и тут заметила краем глаза, что кто-то мчится по лугу с другой стороны. Флоренция колотила копытами по орущей, корчащейся, катающейся по лугу фигуре, наверное, ей удавалось все время попадать, потому что казалось, что из пасти у неё клубится огонь, а из глаз сыплются искры! Ну, чисто дьявол… Или дьяволица… В мгновение ока мне вспомнилась другая кобыла, которая, обидевшись, что се оставили в конюшне одну, без общества, со скуки измолотила копытами ясли с овсом в мелкую крошку. Я своими глазами видела результат. Теперь Флоренция превратит это дерьмо в опилки, а отвечать будет как за человека…

Зигмусь Осика успел раньше меня, я оказалась на лугу следом за ним.

— Флоренция!!! — чуть ли не прорыдал он. — Любимая…

Со стороны конюшен Вонгровской бежали Агата и Моника. Флоренция бушевала на лугу, нацеливаясь во врага теперь уже задними копытами. Она снова сумела в него попасть, он пролетел красиво, как бабочка, метра три, и это ему спасло жизнь. Зигмусь оказался перед лошадью, справился со своими чувствами и заговорил от волнения сипло, но невероятно нежно и ласково. Не исключено, что стихами. Флоренция запрядала ушами, заржала ещё раз, возмущение в этом ржании мешалось с жалобой. До этого момента мне казалось, что копыт у неё по меньшей мере шестнадцать штук — так она брыкалась, — но тут лошадка успокоилась и встала смирно. Она вытянула шею навстречу Зигмусю, а тот обнял её, целовал, гладил, похлопывал.., возможно, даже поливал слезами.

— Это у тебя от отца, — бессвязно бормотал он. — Иисусе святой, единственный, это от отца… Ну все, любимая, все прошло, все в порядке…

Флоренция снова заржала, но совершенно иначе: нежно и ласково. Я медленно подошла, чтобы её не пугать, со своей проклятой петрушкой, которую все это время судорожно сжимала в кулаке. Флоренция подняла голову от плеча Зигмуся и оглянулась на меня.

После таких страшных переживаний лошадь должна дрожать всем телом, трястись, медленно успокаиваться после истерики, пугаться тени и ветерка… Любая лошадь, но не Флоренция! Она совсем даже не дрожала, в глазах у неё были триумф и самодовольство, в зрачках медленно угасал дьявольский красный огонь. Она потянула носом и почуяла петрушку.

Когда Моника с Агатой почти совсем спокойным шагом подошли к лужайке, Флоренция с колоссальным аппетитом приканчивала мой букет. Тип, скорчившийся на краю лужайки, слабо постанывал, благодаря чему было понятно, что он жив. Никто не рвался оказать ему первую помощь. Моника бросилась к Флоренции, гладила се, прижималась к ней, целовала в храп. Флоренция охотно отвечала не менее бурными проявлениями чувств. Агата Вонгровская рассматривала рану на крупе от удара бичом.

— У него кнут с колючей проволокой, — сказала она очень спокойно, но каким-то странным голосом и повернулась к скулящей куче тряпья на краю лужайки. — Ты, гниль бескопытная, слушай, что я тебе говорю: если хоть пёрышком до нёс дотронешься, так живым не уйдёшь, я лично тебе это обещаю.

Моника словно вдруг что-то вспомнила и вынула из висящей на плече сумки тесак. Выглядел он весьма кровожадно и убийственно. С одной стороны он серебристо сиял, заточенный до бритвенной остроты, а с другой торчал шипастый молоток. Трудно было решить, что страшнее: разрубить человеку башку или отбить её в мелкую клеточку. С этим тесаком в руке Моника подошла к стонущему злодею и потрясла над ним страшным оружием.

Зигмусь Осика рванулся к ней.

— О Боже, только не это! Может, подсматривает кто… Не сейчас!

— Вот этим я тебя убью, — сказала Моника так же спокойно, как и Вонгровская, но с ещё большей яростью. — И мне совершенно безразлично, что будет потом. Предупреждаю, если я тебя тут ещё раз увижу, убью на месте, без разговоров, так что держись отсюда подальше. А теперь дай-ка мне посмотреть на твою мерзкую рожу…

Она заколебалась. Мерзкая рожа лежащего располагалась снизу. Моника собралась было перевернуть гада, но очень уж она брезговала. В конце концов она зацепила тесаком его пиджак и попробовала потянуть. Зигмусь пришёл ей на помощь, рванул типа крепко и безо всяких церемоний, тот взвизгнул и перевернулся мордой кверху. Мы все внимательно к негодяю пригляделись.

— Вроде как я это рыло где-то видал, — с сомнением протянул Зигмусь, — но я этого паршивца не знаю. Кто это?

Агата Вонгровская покачала головой.

— Наверняка кто-то новенький, я его тоже не знаю. Не из персонала, это точно…

Флоренция почуяла сахар и легонько толкнула меня сзади, чтобы сунуть голову в сумку. Я отступила на шаг, вынула пластиковый пакет с сахаром и стала давать ей по кусочку. Зигмусь немного успокоился: кобыла не пострадала, если только не считать следа от удара на крупе.

Мерзкий бич с проволокой рассёк кожу, и на сверкающей угольно-чёрной шерсти выступило несколько капелек крови, но ранка была не опасная.

Мне в голову стали приходить различные мысли, потому что меня беспокоили вполне предсказуемые последствия происходящих событий. Поэтому я внимательно огляделась по сторонам и заметила возле ворот конюшни Езерняка какой-то тёмный силуэт. Это, разумеется, не мог быть сам Езерняк: нормальный порядочный человек не стал бы таиться во мраке, а пришёл бы открыто с предложением помощи, все его люди тоже отпадали, потому что Езерняк очень даже заботился о моральном облике своих людей и мерзавцев к себе на работу не брал ни под каким соусом. Я хотела узнать, кто это, а ещё больше хотела, чтобы это узнали Вонгровская и Осика.

Я дала Флоренции сразу три кусочка сахара, чтобы она подольше ими занималась, обошла её и толкнула локтем Осику.

— Зигмусь, кто-то притаился у входа на конюшни, — тихонько сказала я. — Посмотри, кто это, но дипломатично, чтобы он не смог удрать неузнанным.

Дипломатию Зигмусь Осика понимал весьма оригинально. Он посмотрел, куда я показала, заметил силуэт в темноте и бешеным спринтом бросился туда. Этот спринт продолжался секунды две, не больше, и тёмная фигура успела только вздрогнуть. Зигмусь вполне дипломатично, с разбега, подскочил и ногой нанёс фигуре внушительный удар. Карате он, видимо, занимался очень прилично. Фигура охнула и сложилась пополам. Зигмусь уже был рядом и рванул башку противника вверх.

— А-а-а, это опять ты! — прошипел он взбешённо. — Ты, бессмертный нарыв на мировой жопе…

Скорее всего, Зигмусь Осика допустил некоторое преувеличение в оценке неприятеля, поскольку притаившийся амбал наверняка не был такой важной персоной. Некий Ворощак, о чьей физической силе я когда-то случайно слышала и чья морда пару раз мелькнула передо мной в буфете… Вонгровская знала его прекрасно, поэтому оглянулась и подошла поближе.

— С работы вылететь хочешь? — спросила она ледяным тоном.

Ворощак застонал и замотал башкой.

— А вон того знаешь?

Поколебавшись, Ворощак снова застонал и кивнул головой.

— И кто это?

Ворощак что-то невнятно прошептал. Он все ещё держался за живот. Зигмусь Осика схватил его за волосы и потряс как следует, стуча затылком амбала о ворота, но легонько, чтобы не разбудить лошадей в конюшне.

— Не притворяйся, ты, свинья, я же знаю, что ничего тебе не сделал. Почти ничего. Болтать можешь и вообще ты живой, как вошь на гребешке! Кто эта падаль на лугу?

— Русская мафия, — выдавил из себя Ворощак тихо, но весьма подобострастно.

— И он пришёл побить лошадь, — сказал Зигмусь таким голосом, что Ворощак сразу съёжился вполовину своих размеров. — Что он хотел с ней сделать?

— Избить… Чтобы вам урок дать… С минуту во мне самой кипело страстное желание вырвать у Моники её тесак и разрубить надвое башку этого существа, стоящего ниже гиены, ниже шакала и всякой мерзкой фауны. Лошадь избить… Я огляделась в поисках этого самого бича с колючками… В жизни ещё не ударила живого человека — мёртвого, правда, тоже, — но на сей раз я почувствовала, что взбесилась.

Думаю, что в этом я была не оригинальна, поскольку остальные чувствовали приблизительно то же самое. Единственным спокойным существом на маленькой лужайке была в тот момент Флоренция, которая посчитала, что выполнила свои обязанности наилучшим образом, и, скорее всего, была права. Она подошла за очередными кусочками сахара и тронула меня губами. Руки у меня тряслись, и я невольно дала ей целую горсть. Агата Вонгровская посмотрела, открыла было рот, махнула рукой и вернулась к Ворощаку.

— Хоть одно слово из твоей пасти вылетит насчёт того, что туг было, — и тебе конец, — сказала она жёстко. — А теперь вон отсюда.

— Нет-нет, что вы! — энергично запротестовала я, потому что решение проблемы напрашивалось само. — Сперва давайте посмотрим, что случилось с той скотиной, потому что у меня есть неплохая идея, как от него избавиться. Этот титан физического труда мне может пригодиться.

Остальные трое уважили мои криминалистические таланты, подчинились без расспросов, и мы подошли к скулящей куче. Ворощак, видимо, окончательно обалдел, потому что потащился за нами, все ещё согнувшись чуть не вдвое.

Моника училась на третьем курсе ветеринарного института. Людьми она не занималась, но физически и биологически люди и звери похожи, раз и те и другие — млекопитающие. Моника с отвращением осмотрела и ощупала жертву.

— Рука у него сломана, возможно, что в двух местах, — без тени сострадания сказала она. — Ушиб бедра, это уж точно, надеюсь, что и кость треснула. Я же говорила, что у неё великолепный рычаг в ногах, у ласточки моей… Сдохнуть не сдохнет, но тут этого подонка оставлять нельзя, потому что его найдут и будет скандал.

— Вот именно, — поддакнула я. — Оставили человека без помощи! Сразу начнётся следствие, выяснится, что его отделала лошадь, возникнут всякие проблемы. Надо вынести его с ипподрома и анонимно вызвать «скорую». От всего откреститься. Пусть он там говорит, что его побила чужая группировка. Мне жалко его класть в свою машину, разве что привязать его сзади и так тащить, но тогда останутся следы. Пусть его вон этот вынесет.

Мои речи были встречены редким энтузиазмом и одобрением, прямо-таки аплодисментами. Ворошак вдруг как-то сразу выздоровел и промычал, что понял, о чем речь. Может быть, он надеялся за свои услуги получить прощение. Не ожидая дальнейших приказаний, он поднял пострадавшего негодяя и закинул себе на спину. Негодяй дико крикнул и, видимо, потерял сознание, что всем нам доставило несказанное удовольствие.

— Через задние ворота, — предложила я. — Идти столько же, а все-таки свободней и сторожей нет. Небось ворота уже закрыты?

— Может, ещё нет, — откликнулась Вонгровская. — Их по-разному закрывают. Теоретически положено это делать сразу после окончания скачек, но в жизни все не так, как на самом деле…

Устранение основной улики было делом срочным, поэтому без дальнейшей болтовни вся процессия направилась к задним воротам. Ворощаку ведено было избегать хорошо освещённых мест, потому что черт его знает, кто ещё может шляться по территории. И так форменное чудо, что никто больше не припёрся, но немногочисленные сотрудники конюшен сперва были заняты тем, что успокаивали встревоженных лошадей, а потом, раз ничего больше не происходило, не стали искать причины минутной суматохи. Если учесть, что оба злодея после происшествия не шевелились, можно было решить, что какая-нибудь лошадь чего-то испугалась — только и всего.

Стук копыт за спиной донёсся до нас довольно быстро. Флоренция лёгкой рысцой догоняла нас. Моника ахнула и остановила лошадь.

— Да пусть идёт с нами, — успокоила её Агата Вонгровская. — Зигмусь, садись на неё. Получится, что ты её прогуливаешь перед сном, она же прогулки любит. Потом вернёшься в конюшню. Она вообще любит компанию.

Зигмусь уселся на кобылку охлюпкой, без седла. Я не была уверена, что лошадкой руководит исключительно дружеское расположение, поскольку в сумке у меня ещё оставался сахар. Я замедлила шаг, отстала и украдкой подавала ей по одному кусочку. Осика не протестовал и не жаловался.

— Осталось всего четыре, — предупредила я Флоренцию. — Иди помедленнее.

И зачем мы, собственно говоря, потащились к воротам всей компанией, было совершенно непонятно. Вполне достаточно было выбрать одного человека, чтобы он присмотрел за тем, как Ворощак выполнит своё задание, но потрясение было таким сильным, что мы надолго отупели. Никто не мог решить, кому следить за Ворощаком, зато всем сразу хотелось заботиться о Флоренции. В результате, наверное, вышло даже к лучшему, потому что в такой толпе тяжело нагруженный Ворощак меньше бросался в глаза.

Остальную часть пути я посвятила размышлениям о том, какой безумный поступок мне удалось совершить, и действительно ли он безумный. Оставленный на территории ипподрома выродок с тяжкими телесными повреждениями несомненно спровоцировал бы возбуждение уголовного дела. Сама «скорая» по обязанности донесла бы полиции. Следствие могло бы по ниточке прийти к этой таинственной новой мафии. Может быть, мафию и удалось бы ликвидировать. Однако с другой стороны, зная жизнь, я могла ожидать и совершенно противоположных результатов. Никто не стал бы говорить правду на допросах, а враньё в сочетании с сильным давлением снаружи, привело бы к таким последствиям, что волосы дыбом вставали на голове. Наказание понесли бы, как нередко случается, только жертвы, с Флоренцией во главе… Кто поверит, что кобыла могла потоптать этого негодяя просто из самозащиты, ведь с ней-то ничего не случилось… С третьей, опять же, стороны, если полиция в это дело все же включится, то я добавила им внушительную гору трудностей и осложнений. Но следует принять во внимание, что ни одному полицейскому не грозит быть застреленным из-за подозрения, что он болен бешенством, поэтому их проблемы — тьфу и растереть! Ну ладно, попробую как-нибудь распутать все это по возвращении домой…

Мы добрались до ворот, каковые оказались закрыты. Несколько секунд мы беспомощно перед ними стояли.

— Может быть, попробовать разыскать того, кто взял ключи, — неуверенно начала Вонгровская. — Но я боюсь, что это привлечёт внимание…

Вопрос решил Ворощак. — — Туды? — спросил он, показывая рукой за ворота.

— Туда, но…

Ворощак, ни секунды не колеблясь, подбросил обвисшее тело на руках, поймал ладонями и одним сильным движением перевалил его за ворота. Тело зацепилось одеждой за торчащие наверху пики и под леденящий кровь аккомпанемент раздираемой ткани довольно мягко бухнулось по ту сторону ворот на асфальт. У нас все-таки перехватило дыхание.

— Кабы вилами, так его сподручнее кидать-то, — сказал в своё оправдание Ворощак, устыдившись того, каким неловким и слабым оказался бросок. — Эх, надо было вилы прихватить, у конюшни ведь стояли…

Зигмусь почему-то спешился. Флоренция растолкала нас, подошла к воротам, обнюхала их, задрала голову и оглушительно, торжествующе заржала. Врага окончательно растоптали и повергли ниц. Мы все вздрогнули, и к нам вернулась способность нормально мыслить.

— Она, наверное, хочет сказать, что он все же подох, — без малейшего сочувствия высказалась Моника.

— Там его оставить нельзя, — решительно ответила я. — Пусть кто-нибудь с лошадью вернётся, Бога ради, в конюшню, а то она тут вопит, как мегафон «Титаника». Лезь туда, бандит, — обратилась я сердито к Ворощаку, — отнеси его куда-нибудь подальше, хоть на улицу! В кусты, что ли, брось или ещё куда…

Ворощак послушно стал перелезать через ворота, карабкаясь по петлям. Это весьма лихо у него получалось: может быть, он не в первый раз пользовался этим путём.

— Я её сейчас отведу, — решилась наконец Вонгровская. — Обмою её царапину.

— И я с тобой, — ответила Моника. — Эта падаль меня не касается.

— И я приду, только сбегаю поужинаю, — сказал Зигмусь. — Я как раз на ужин шёл, когда она меня позвала. Возьму жратву с собой и сразу вернусь в конюшню. Пани тренер меня подождёт?

— Конечно, подожду.

Ворощак перелез на другую сторону и пропал из поля зрения за стеной и воротами. Голова у меня продолжала работать, может, и нервно, но зато результативно. Я удержала Агату.

— Плохо мы сделали, — мрачно сказала я. — Этого Ворощака надо было бы напоить в стельку, перерыв в биографии ему не повредил бы. Может, я объеду кругом и ещё смогу его поймать. Кроме того, я понятия не имею, что он там сейчас делает. И не знаю, что дальше делать, потому что не пойду же я с ним в какой-нибудь «бормотушник».

— Ну ладно, я пойду, — предложил свои услуги Зигмусь. — Надо посмотреть…

Он оглянулся на Флоренцию. Агата Вонгровская перехватила его взгляд и подставила ему ладони. Зигмусь снова сел на лошадь, снял ботинки и босыми ногами встал на сияющий хребет лошади. Держась за торчащие прутья, он выглянул наружу и завопил пронзительным шёпотом.

— Эй, ты!!

Ворощак, должно быть, его услышал и увидел, потому что Зигмусь помахал рукой. Флоренция под ним стояла как вкопанная, положив голову на плечо Монике.

— Возвращайся! — прошипел Зигмусь. — Да нет, без него!! Брось его к чёртовой матери где-нибудь! И давай возвращайся, подожди потом здесь, у ворот.

Видимо, его приказ выполнили, потому что он кивнул и слез с лошади.

— Пить с ним я, конечно, не стану, — поспешно сказал он приглушённым голосом. — Присмотрю только, чтобы он в себя хоть три четвертинки влил. Но на это какое-то время потребуется…

— Можешь ехать домой, — сказала Моника Агате, — я подожду его. Я и так осталась бы, потому что Флоренция после таких ужасов не должна быть одна. Вы позвоните в «скорую»? — просительно повернулась она ко мне.

Я с самого начала была уже на это настроена. Я боялась, что кто-нибудь другой сделает это не так хорошо, а всякие идеи расцветали во мне пышным цветом.

— Идите себе в конюшню, — велела я. — Зигмусь, обуйся… Пойдёшь со мной, мы подъедем на машине, я вас обоих куда-нибудь отвезу. В «скорую» я позвоню от себя, отсюда не хочу, а то ночной сторож заинтересуется. Куда Ворощак его кинул?

— У дороги, в траву…

— Слишком близко. Пусть подальше отнесёт. Этот тип спокойно полежит, никто его не тронет, будут думать, что это пьяный. А когда Ворощак назюзится, надо будет его отвезти домой и оставить там, чтобы ни с кем не болтал лишнего…

* * *

— Ну, и теперь не знаю, что делать, — сказала я печально майору в отставке Боровскому, который упрямо продолжал любить меня с взаимностью. — В «скорую» я звонила, сказала, что моя фамилия — Зелинская, что живу в Урсинове, телефона у меня нет и звоню из будки. Вроде как я произвела хорошее впечатление, потому что за ним поехали. Как ты думаешь, что теперь будет?

— Полагаю, что телесные повреждения вызовут всеобщий интерес. Лошадиные копыта отличаются своеобразной формой, а бандиты редко пользуются в драке подковами. Его найдут поблизости от ипподрома, ассоциации напросятся сами.

— Ты меня невероятно утешаешь. А я больше всего именно ассоциаций и надеялась избежать.

— А почему она, собственно говоря, паслась на обочине?

— Да не столько на обочине, сколько в самом сердце ипподрома, хотя немного сзади… Ну ладно, хорошо, пусть на обочине, хотя бы потому, что дальше уже нет конюшен, сплошной пленэр. А паслась она там потому, что ей это нравится, так Моника говорит, и Вонгровская с ней согласна. Флоренции просто не нравится слишком долго сидеть взаперти в конюшне, она проявляет недовольство. Ржёт и пытается высунуть голову в окно. Поэтому лужайка каждый день в её распоряжении, особенно когда она выигрывает. А у Езерняка потому, что там вокруг страшные ямы и овраги и громадная трава за барьерчиком. Любые барьерчики Флоренция трактует как повод попрыгать, но ей нравится, когда при прыжке перед ней открытое пространство, и не прыгает, если этого пространства нет. Там его нет.

— И не прыгает?

— Нет. Трава на лужайке ей нравится, лопает её с превеликим удовольствием, а травища за барьером — всего лишь сверхъестественных размеров полынь, а к полыни не тянет, потому как горькая.

— Как я понимаю, она там не в первый раз паслась?

— Ну конечно же, нет! Езерняк — человек порядочный и разумный. Понимает и лошадей, и ситуацию. Согласился на обмен: Флоренция пасётся у него, а его лошади в случае необходимости — у Вонгровской на полянке.

Майор несколько минут думал. Я таращилась на него как баран на новые ворота, и во взгляде моем отражались страх и удовольствие одновременно, потому что его внешний вид вполне удовлетворял моим эстетическим требованиям.

— А после скачек она там быстрее успокаивается, — добавила я. — Других лошадей раньше рассёдлывают и чистят, остаются только те, что участвовали в последней скачке, и людей на конюшне к этому времени тоже остаётся немного. Никому же не приходит в голову, что такие вот моральные ничтожества ухватятся за кошмарную идею выпороть лошадь.., до сей поры негодяи действовали по большей части медицинскими, так сказать, методами… Укол снотворного перед скачкой и все тут, а в это время за Флоренцией следят, как за зеницей ока. Я все ещё не могу примириться с тем, что произошло, и во мне кипит бешенство. Я понятия не имею, как эти наши кретинские законы отнесутся к лошади, которая едва не убила дерьмо в человеческом облике, и поэтому я подумала, что лучше его убрать с глаз долой. Может быть, мы и вправду оставили его уж слишком близко от ипподрома…

— Ну конечно! Надо было вывезти его на Жолибож. Но и так, по-моему, никто не отгадает всей правды, потому что инцидент нетипичный. А жаль.

— Что жаль?

— Что не отгадают.

— А почему это жаль?

— Потому что тогда, может быть, мафиозные гешефты и впрямь вылезли бы на свет Божий. А чем туг так здорово пахнет? Что-то жарится?

Я вылетела из кресла, потому что успела забыть, как сунула сковородку с сосисками и грудинкой в духовку. После возвращения со скачек я всегда была дико голодная, а переживания сегодняшнего вечера только усилили мой аппетит, и я сделала горячий ужин. Януш очень вовремя обратил внимание на запах, аккурат все подрумянилось, а ещё минута — и сгорело бы!

— Не знаю, как врать, — сказала я, ставя сковороду на деревянную доску. — Говорить, что я что-то знаю, или говорить, что не знаю ничего. Кого там будут допрашивать?

— Пока что понятия не имею. Я бы оставил в покое сторожей и начал бы с тренеров, которые должны знать, кто из работников оставался после работы в конюшнях, а потом поискал бы этих работников. Я деликатно порасспрашивал бы, кто что видел и слышал.

— И все тебе ответили бы, что какая-то лошадь заржала и перепугала остальных. А снаружи, когда поглядели, все оказалось спокойно. И что?

— Паспортные данные побитого. Кто его знал, кто с ним встречался.

— Никто. Морда незнакомая.

— И как же он попал на территорию ипподрома?

— Как люди, пешком. После последней скачки сторожа у ворот уже нет. Кроме того, кто сказал, что он был на территории? Нашли-то его за воротами.

— Тогда откуда на нем следы копыт?

— А ведь этого никто знать не обязан, а? Вредный бандюга колотил его палкой с подковой, чтобы следы запутать.

Януш запил горячую сосиску холодным пивом и задумался.

— Тогда я сразу могу тебе сказать, что обычное следствие ничего тут не даст. Конечно, можно многое узнать путём неофициального трёпа с глазу на глаз, но похоже на то, что официально все будут открещиваться от всего, что знают. Разумеется, тогда их будут проверять. Ещё существует такая возможность, что побитый скажет правду.

— Ты что, в Деда Мороза веришь?

— К примеру, он может настаивать, что совершенно спокойно проходил себе мимо, а какая-то лошадь ни с того ни с сего на него бросилась…

— Лошадь — это тебе не голодный тигр. И куда это лошадь бросилась? Лошади без привязи не гуляют. И вообще это будет не правда.

Мы расследовали дело, пока не доели сосиски с грудинкой. Я все больше убеждалась, что моя идея была гениальной. Все следы оказались запутаны.

— Но именно благодаря тебе русская мафия останется в тени, — заметил Януш. — Ну ничего, я попробую что-нибудь разузнать и в случае необходимости подсунуть людям какую-нибудь идею. Предварительно переговорив с тобой.

Это я одобрила. Самым важным было скрыть участие Флоренции, потому что не каждый прокурор любит животных, некоторые, неизвестно почему, настаивают, что человек важнее. Человек… Ну, разве что иногда. А тут замешан как раз мерзкий выродок, а не человек!

— В любом случае узнай, что с ним сталось, — попросила я. — Не исключено, что все это дело обойдётся без передачи дела в суд, а частным образом он жаловаться не станет, потому как некому.

Я узнала продолжение дела на следующий день. Флоренция на совесть постаралась, у пакостника и впрямь была в двух местах сломана рука, ушиблено бедро, сломана грудная кость и треснули два ребра. Кроме того, было очень много страшных синяков, преимущественно в виде лошадиного копыта. Жизни этого скота ничто не угрожало, но лечение должно было затянуться куда дольше, чем на какие-нибудь три недели. Однако жаловаться он никуда не собирался, польско-русским языком признался, что был под мухой и не помнит, кто его побил. Полиция особенным рвением не отличилась, потому как пострадавший при себе имел очень много денег, а говорил о них весьма туманно и невразумительно. Появились подозрения, что он торговал оружием и именно на этом так обогатился. Застрахован не был, но у него нашлось чем заплатить за больницу.

Я немного успокоилась и на всякий случай велела Янушу держать руку на пульсе…

* * *

Мария приехала исключительно рано, потому что я переполошила её своим звонком на работу.

— Жаль, что тебя вчера не было, — сказала я с ехидным злорадством. — Может быть, теперь, когда ты узнаешь, что потеряла, перестанешь ходить на всякие дурацкие свадьбы, крестины, юбилеи и прочие недостойные мероприятия. Но с другой стороны, я очень довольна, что тебя при этом не было, потому что ты наверняка принялась бы проявлять свой маниакальный гуманизм.

— А что было?

— На скачках расскажу, потому что в телефоне что-то трещит и фыркает. Запиши только, каких лошадей сняли. Во второй двойка, в пятой — четвёрка. Не опаздывай сильно, тогда все узнаешь. Даже очевидца я тебе приведу. А вообще такой цирк был — хо-хо!

В итоге я до такой степени вывела Марию из равновесия, что она отказалась от мысли заразить очередную крысу таинственной хворобой, приехала необыкновенно рано для неё и даже успела поставить на всех лошадей до начала скачек. В последний, правда, момент, но все-таки…

Метя значительно её опередил.

— Слушай, что тут творится? — спросил он очень взволнованно, столкнувшись со мной, когда я возвращалась от кассы. — Какие-то страшные слухи ходят, вроде как Флоренция ранена, нельзя её тренировать, неизвестно, вернутся ли к ней силы до классификационных призов.., ты что-нибудь знаешь?

— Балда ты! Конечно, знаю. А ты откуда знаешь, что я знаю?

— Потому что нашлись люди, которые утверждают, что при этом была та чокнутая писательница, которая всех грязью поливает. Ты что, знаешь кого-нибудь ещё подходящего, кроме себя?

— Во-первых, вовсе я никого грязью не поливаю. Врублевский обиделся, потому что плохо понял текст. Я же ясно писала, что эти мошенничества ему не нравились. Что он в принципе был против. А что, он уже сменил мнение и теперь «за»?

— Наоборот, он против. Не морочь мне голову своим Врублевским, что случилось и что творится сейчас?!

— Интересно, кто же это меня видел. Ну, конечно, может быть, пара-тройка людей… Так вот, могу тебе сказать, что Флоренция здорова как две лошади, а не как одна. Классификационные призы, ха-ха! Она через три недели должна ещё скакать перед дерби. Только один раз в неё эта сволочь попала, но это, Метя, тайна страшная, я тебя умоляю — никому ни слова. Официально ничего ни с кем не случилось, просто лошадки себе поржали чуть-чуть.

— На то и лошади, чтобы ржали, — с большим облегчением согласился Метя. — Так что же было на самом деле?

Именно в этот момент влетела Мария. Она бросила на кресло две сумки, из одной выдрала программку и портмоне.

— Погоди, ничего не рассказывай, я сперва поставлю. Потому что потом у меня все перепутается в голове. Сейчас вернусь… Метя, Болек сегодня скачет?

— Противопоказаний нет.

— Отлично, остальное меня не касается. Может, ещё успею…

— Может быть, начнёшь, потом повторишь, я охотно послушаю ещё раз, — предложил Метя, но из этого ничего не вышло. Меня насторожили сведения о Болеке. Если никто не заплатил ему, чтобы он придержал лошадь, и если он не влопался в какие-нибудь тёмные дела, он мог выиграть все, что угодно. А я про него забыла, но сейчас ещё можно было исправить оплошность. Заполняя купон на бегу, я нагнала Марию у самой кассы. Она поставила и для меня.

Мы с ней вернулись вместе в тот момент, когда дали старт. Метя сердито бормотал под нос какие-то упрёки.

— После скачки! — жёстко перебила я его.

— После какой скачки, ты посмотри, где лошади! Пока они дойдут, воскресную газету прочитать успеешь!

Действительно, лошади припозднились и только ещё подходили к боксам. Поэтому я стала конспиративным шёпотом рассказывать свою историю. Прежде чем скачка стартовала, я успела рассказать вступление, после чего мой рассказ захромал, потому что в кресло Юрека, который по средам не приходил, уселся пан Здись.

— Проше панства, выигрывает Сарацин! — громко крикнул он.

— Тоже мне открытие, — сердито фыркнула Мария. — Фаворит ипподрома!

— Как это фаворит?

— Да обыкновенно, — немилосердно объяснила я. — Высшая группа, облегчённый вес, потому что скачет мальчик, вот все и бросились. Из паддока он тоже выехал как надо. В этой скачке весь свет на Сарацина поставил.

— Весь свет поставил на Чаровницу! Ну ладно, полсвета… А Гоморра?

— О Гоморру руки никто пачкать не собирается…

— За исключением меня, — грустно открылась нам пани Ада. — Я на неё поставила, без особой, правда, надежды, по велению долга, можно сказать, но я тоже уверена, что выиграет Сарацин.

Пан Здись слегка нахохлился, но большие надежды его никогда не покидали. Сарацин, разумеется, выиграл, и я смогла вернуться к рассказу, который шептала чуть ли не на ухо Марии. Метя слушал с бешеным любопытством, а Мария — с ужасом.

— Ты права, если бы я там оказалась, я бы ничего подобного не допустила. Я бы с вами подралась.

— Скорее мы бы тебя связали и рот кляпом заткнули, — поправила я решительно. — Никто не согласился бы пожертвовать Флоренцией, да и ты тоже, если подумать.

— Ну, я бы выволокла его оттуда в травм-пункт…

— И пришлось бы тебе удирать, иначе все раскрылось бы, — встрял Метя.

— Ну, естественно! Гуманность гуманностью, но там есть врачи, так что мне там оставаться было бы уже не обязательно!

— Я знаю, какие у него травмы, ничего с ним не будет, — продолжала я. — Ворощака Осика напоил в доску, в стельку, в чернозём и до положения риз, оставив в его собственном доме, а наутро Ворощак даже опоздал на работу, и, что удивительно, никто этого не заметил и плохого слова ему не сказал! Мне почему-то кажется, что в тех случаях, когда речь идёт о лошади, все солидарны, а русскую мафию не любит никто.

— Что факт, то факт, — поддакнул Метя. — Я вам тоже сейчас кой-чего расскажу.

— Погоди, дай ей закончить. И что дальше оказалось? Что дали ваши преступные уловки?

— А как ты думаешь? Кроме следов копыт, никаких связей с ипподромом! Нет никаких доказательств, что он вообще тут был. А башка у этой гниды каким-то чудом оказалась цела, поэтому он не стал признаваться, что вообще тут был. Получил по рёбрам в пьяном виде, и есть тому основательная причина, ибо бандиты отечественного производства могут не хотеть конкуренции в лице русской мафии. Эх, если бы я могла обратить на это внимание наших родных бандитов…

— Отличная идея! — похвалил Метя. — Надо бы это как-нибудь организовать. Ещё не знаю как, но небольшие шансы у меня есть.

— А теперь ты говори, что знаешь! — велела Мария. — Только как следует и без выкрутасов!

— А когда я с выкрутасами говорил?! — обиделся Метя. — Давай, Витаминка!

— Какая ещё Витаминка? — удивилась пани Ада. — Нет тут такой лошади!

— Это я собирательно. Лимончик скачет, Клубничка, Баклажан, Трюфель…

Невольно я поглядела на программу скачек и вскочила на ноги.

— Пресвятая Богородица! Яжиняк вместо Дульки! Я, идиотка, не посмотрела на замены жокеев! Тут выиграет Ветеран, а у меня совсем другие ставки. Метя, я тебя убью, если ты хоть словечко скажешь, пока меня нет! Я мигом — только последовательности поставлю заново, если успею…

— Я тоже бегу! — поддержала меня Мария. — Сам себе он рассказывать не станет.

Я успела в кассу в последнюю минуту. Не успев как следует подумать, я продиктовала какие-то невообразимые глупости, но во всех моих комбинациях фигурировал Ветеран. Мария поступила точно так же, но, когда она вернулась в кресло, оказалось, что по ошибке она продиктовала не Ветерана, а Белотку. На Белотке скакал Болек Куявский, так что се ошибка, может быть, имела смысл.

— Мы можем с тобой играть сообща, если хочешь, — предложила я сочувственно. — У меня глупости с Ветераном, а у тебя с Белоткой. Ты почём играешь?

— Не помню, сейчас посмотрю… По тридцать тысяч.

— Я тоже. Можем поделиться любым выигрышем без расчётов.

— Ну и отлично. Смотри, уже старт! Где Метя?

Метя куда-то пропал, но с рассказом и так пришлось бы подождать до конца скачки. Пан Здись тоже упрямо поставил на Ветерана, что меня очень обеспокоило. Но я ставила и на других лошадей, так что в любом случае должна хоть что-нибудь выиграть. Лидировал Трюфель, идущий под номером один, вести скачку было его обязанностью, так что на это никто не обращал внимания. На прямой вперёд вышел Ветеран и рванул к финишу. Пан Здись едва не выбил стекла, после чего, в последний момент, Белотка опередила Ветерана на полголовы.

— Ну и пожалуйста! — обрадовался Метя, неожиданно возникнув рядом. — Давай, Болек!

— Да чтоб тебе треснуть! — рассердилась Мария. — И на кой я ставила на Ветерана… У меня всюду был Болек! Ну ладно, последовательность у меня есть, может, что-нибудь я ещё и получу…

— Хочу обратить твоё внимание на то, что на Ветерана ты вовсе даже и не ставила. Ты со мной в складчину за полцены.

— А ведь верно… Ну ладно, пусть не треснет…

— Это же целое состояние! — пламенно утверждал пан Здись. — Последовательность с Ветераном — это же сто тысяч!

— Миллион двести! — разозлилась я. — Я хочу вам сказать, пан Здислав, что, ежели вы ещё раз сорвётесь с кресла, когда лошади на финишной прямой, и все мне заслоните, я вам что-нибудь нехорошее сделаю! Вам что, сидя плохо видно?! Не можете вскакивать после финиша?! Каждый раз вы мне совершенно закрываете вид! Богом клянусь, я вас точно убью, вот только времени у меня в обрез!

Пан Здись, став миллиардером, потому что на Ветерана с Белоткой он поставил в тройном размере, галантно выразил своё сожаление и обещал, что больше так не будет. За последовательность заплатили очень прилично, целых тридцать две тысячи. Я ставила двойную ставку, поэтому ко мне, по крайней мере, вернулись те деньги, которые я дополнительно поставила в такой спешке. Болек Куявский начал нам квинту, но меня и так замучила совесть.

— Зря я тебя уговорила со мной вместе поставить на Ветерана. Ты зря потеряла пятнадцать тысяч.

— Ты совсем меня не уговаривала, я сама так захотела.

— В третьей скачке я все ставки сделала, ничего больше ставить не буду. Метя, ты где? А, вот и ты. Садись. Так о чем ты вообще хотел нам сказать?

— О тайнах великих, кровь в жилах леденящих, — торжественно объявил Метя. — Ты куда это опять собралась?

— Никуда я не собралась, — огрызнулась Мария. — Теперь я целую сумку потеряла… А, нет, она тут. Дай открывалку, я просто жутко испугалась.

И она принялась вытаскивать сумку из-под кресла пана Рыся. С минуту казалось, что это невыполнимо, потому что пан Рысь, желая ей помочь, тянул сумку с другой стороны на себя, но в конце концов они поладили. Я нашла открывалку и проследила, чтобы Мария не налила бы мне снова пива в сумку. К счастью, в трех стаканах содержимое бутылки уместилось лучше, чем в двух.

— Ну, говори же! — подбодрила Мария Метю, суя ему стакан в руку.

— За здоровье Флоренции! — провозгласил Метя и сразу сменил голос на таинственно-конспиративный. — Тут начинают цвести финансовые вымогательства нового поколения. Следят за теми, кто выиграл, и предлагают им делёж денег, правда, довольно справедливый. Тебе честь, нам деньги. В случае протеста применяется энергичный метод убеждения.

— Так ведь ещё в начале сезона я заметила нечто подобное… — отозвалась я.

— И кто это делает? — одновременно спросила Мария.

— Русская мафия. Известно, что она функционирует в количестве трех штук, но с последнего воскресенья, если я правильно понял, в рабочем состоянии осталось только две штуки. С нашими бандюгами у них уговор, но только с некоторыми. Потому как те, что получше, не хотят с ними общаться, но с ними ничего плохого не делается, потому что их кто-то охраняет. Какая-то гнида получает страшные взятки.

— Перестань! — прошипела Мария. — Я же , просила, чтобы мы о политике не разговаривали!

— А ты что-нибудь конкретное знаешь? — поинтересовалась я. — Потому что слухи-то об этом распространяют все.

— Я знаю одного пострадавшего, который, болезненно побагровев, выдавил из себя, что на него напали в автомобиле, когда он отсюда выезжал. Он открыл двери, и тут, говорю вам, Господь его покарал, потому что он куркульская свинья, никогда и никого отсюда не подвозил, один предпочитал ездить. Тут оказалось, что у него весьма многочисленная компания. Сразу трое молодых людей пожелали ехать с ним вместе, и пожелание было доведено до его сведения при помощи дубинки. Прямо тут, на нашей стоянке это было, и никто ничего не заметил.

— А он и молчал как пень? — презрительно сказала Мария.

— Ещё хуже, по сравнению с ним пень — громогласный мегафон. Он страшно испугался, потому что в их распоряжении были и другие средства убеждения, весьма бесшумные. Он сел и поехал, свернул вправо, надеялся, что их кто-нибудь увидит, потому что там людей побольше, но не тут-то было: велели ему свернуть влево. А там совершенно пусто. Дальше его загнали совсем в пустынные места, в самый пригород, велели остановиться и говорят: «Деньги давай!» Отдал им, что у него при себе было, а потом чуть не сдох от бешенства сам по себе, без всякой помощи, потому что потом они велели ему развернуться и ехать обратно на стоянку ипподрома. К горлу приставили нож, бритву, шило и вроде даже ещё отвёртку. Он послушно выполнил распоряжение, бандиты вышли, а один сказал: «Большое спасибо, господин хороший!» А мужик потом побил все рекорды скорости до собственного дома и молился, чтобы они не заметили его номера и потом не вычислили бы адреса, потому что вроде как по номеру машины можно за деньги и адрес выяснить.

— Не всегда, — заметила я, помня собственный опыт. — Марию спроси.

— Правильно, я вот езжу на машине одного человека, который живёт в Радоме, — хладнокровно подтвердила Мария. — А он может ездить на машине кого-нибудь из Люблина.

— Почему аккурат из Люблина? — удивился Метя.

— Ну, не хочешь Люблин — пусть будет Гданьск.

— Он по случайности на собственной машине ездит…

— Но не каждый ездит на собственной машине, и мафия уже должна об этом знать, — нетерпеливо сказала я. — Мне интересно, выиграл ли этот мужик в тот раз.

— Выиграл. И весьма неплохо. А к тому же у него ещё деньги были. Нагрели его тогда основательно. Что его страшно удивило, так это то, что он брал деньги в кассе в полном безлюдье, никого рядом не было.

— Может, кто-то издалека подсматривал, — предположила Мария.

— Издалека трудно оценить, кто деньги в кассу отдаёт, а кто получает.

— Может, трепался с кем-то, показывал купоны, хвастался, что выиграл.

— Вот эту глупость он как раз сделал. Сейчас-то он поклялся, что никому, ни за что и никогда больше ни слова не скажет, хоть бы даже одну квинту выиграв. И упёрся на этом как бык. То есть настроился не на активную, а на пассивную оборону и на гробовое молчание, потому что те гады ещё успели ему по дороге сказать, что за словечко, сказанное полиции, будет секир башка.

— Холера, — мрачно ругнулась я. — Хоть бы он их кому-нибудь описал!

— Он бы и описал, но не знает, как это сделать, чтобы не узнали, что это он. К тому же всякие слухи ходят, я слышал, что и жокеев не жалеют. Ровкович вроде как от ломжинцев взял деньги, а сразу после скачки должен был отдать, но подробностей не знаю. Говорилось-то все бормотандо-шептандо.

Вой громкоговорителя сделал дальнейший разговор невозможным. Во время скачек нереально разговаривать на посторонние темы.

В конечном итоге после всех дополнительных ставок и наших комбинаций Мария получила полтора триплета с Белоткой, а я половину от её ставки. Я решила, что это награда за моё благородство, потому что я от чистого сердца предлагала ей половину выигрыша с Ветераном, если бы он пришёл.

Страшное продолжение истории Мети я услышала на следующий день в собственном доме…

* * *

— Одна из касс в субботу не будет работать, — сообщил мне Януш, облокотясь на мой кухонный буфет.

— Какая-нибудь из касс всегда не работает, — ответила я, сразу заинтересовавшись. — А что? Именно эта имеет какое-нибудь особенное значение?

— Наверное, да. Кассир мёртв.

— Господи, почему?.. Ну да, конечно, понимаю, умер.., минутку, это который же? Мужчин там маловато, преимущественно бабы работают. Такой довольно молодой симпатичный блондин, гладко прилизанный? И что с ним случилось?

— Его убили.

Я была здорово потрясена и молчала, не зная, о чем спрашивать. Януш наверняка говорил мне это по какому-то поводу, сведения у него были, так сказать, с другой стороны, возможно, секретные, не для разглашения. Я бросила готовить ужин, потому что совершенно потеряла аппетит.

— Ты лучше мне расскажи сразу все, — предложила я. — К черту кухню, пошли отсюда. Открой-ка вино, я сегодня никуда ехать не собираюсь, если, конечно, тебе это почему-нибудь не потребуется…

— Да нет, не потребуется. И разумеется, я все тебе расскажу.

Сведения исходили от жены кассира. Вчера вечером к ним в дверь кто-то позвонил. Она была на кухне, готовила ужин, поэтому открывать пошёл муж. Жена кассира была занята, ни на что не обращала внимания, только ей послышался какой-то хлопок. Она как раз сливала воду с вареников, не могла бросить кастрюлю, к тому же не была уверена, что хлопнуло не в телевизоре. Женщина надеялась, что через минуту муж ей скажет, если что-то действительно хлопнуло или упало. Муж все не приходил, она слила воду и вышла посмотреть.

Дверь была захлопнута на замок, а муж её лежал на полу в прихожей совершенно неподвижно. Она бросилась к нему, увидела кровь на рубашке, закричала и перепугала детей и соседей. Муж оказался мёртв, он был застрелен единственным выстрелом в сердце. Больше она ничего не знает и вообще пережила страшный шок и только сегодня смогла продолжать разговор.

Выяснилось, что её муж уже долгое время был не в себе. У него были какие-то неприятности. Он не хотел говорить какие, у него только вырвалось несколько слов, и она поняла, что на скачках не все в порядке. Его к чему-то принуждают. Муж вообще брал заказы на дом и, кроме того, работал три раза в неделю в кассе на ипподроме. Сначала ему очень нравилось, а потом как раз начались эти неприятности. К чему и кто его принуждал, она понятия не имеет, а тот гад, что его убил, будет в аду гореть вечным пламенем…

— Вот как оно получается, когда мужик все держит в секрете от жены! — рассердилась я. — Если бы он поговорил с ней как с человеком, теперь все знали бы, в чем дело. А тут — фигу с маком!

— Как ты думаешь, к чему его могли принуждать? — перебил меня Януш. Я задумалась.

— Дело, конечно, не в деньгах, — сказала я сразу. — У кассиров денег нет, а расчёты делаются после каждой скачки, так что заём денег из кассы отпадает. Ну да, кассир может поставить на какую-то лошадь и выиграть, но это столь же наугад, как у остальных игроков, не может быть, чтобы он ежедневно выигрывал миллионы. Мне кажется, возможно только одно: у него требовали сведений о клиентах. Кто выиграл большие деньги. Люди там уже поумнели, из того, что я слышала, поняла, что люди берут свой выигрыш без шума и лишней рекламы, только кассиры об этом знают, вот из них-то могут пытаться выколачивать сведения для этой паршивой мафии. Каким образом, не представляю, но что-нибудь можно придумать. Надо порасспрашивать людей, только незаметно. Никаких официальных допросов, потому что, я уверена, никто ни в чем не признается. А сейчас будет ещё хуже, поскольку они все перепугаются до посинения. И я не знаю, может быть, этот кассир как раз отказывался им служить, за что его и застрелили. Такой вывод сам напрашивается.

— Знаешь, наверное, я влюбился в тебя в благословенный момент, — объявил мой собственный бывший полицейский. — От тебя такая польза, какая мне во сне не могла сниться. Ты и в вопросе этом разбираешься, и правду говоришь.

— А я бы хотела, чтобы и мне от тебя была такая же польза. Хотя, должна признаться, и без того не самым худшим образом получается. А что-нибудь ещё удалось разузнать? В доме соседи что-нибудь видели? Который этаж? Может, на лестнице, в лифте?

— В лифте видели. Пани с собачкой ехала на одиннадцатый этаж с двумя типами, которые очень не понравились пёсику. Они вышли на седьмом этаже. Кассир жил на шестом. Пёсик все время рычал и лаял, хотя по натуре собака очень спокойная. И это заставило соседку задуматься, правда уже постфактум, к сожалению. Время совпадает.

— Ну, все как будто и правильно, один из этой компании лежит в больнице, двое гадов осталось. Действительно, что ли, неизвестно, где гнездится эта русская мафия?

— Очень по-разному, начиная от отеля «Виктория» и кончая помойками.

— У этих есть деньги, стало быть, жить они должны в элегантном стиле. Хотя черт их, сволочей, знает, может, им как раз больше всего нравятся самые что ни на есть помойки. Мне думается, надо сопоставить имеющиеся описания этих типов с теми, которые может дать тот знакомый Мети. Может быть, удастся уговорить его, чтобы он на них пальцем где-нибудь показал. Погоди, ведь я тебе этого, кажется, ещё не рассказывала?

— Кажется, нет, потому что я совершенно не понимаю, о чем ты говоришь.

— Тогда я тебе сейчас расскажу… Грабёж, описанный вчера Метей, окончательно прояснил вопрос. В моих выводах был смысл. Мафия действовала беспринципно и нагло, рассчитывая, вероятно, на то, что в случае, если их раскроют, они просто пересекут границу и избегнут тюрьмы. Если оставить этих типов в покое, может начаться массовое истребление людей.

— А можно там как-нибудь создать видимость крупного выигрыша? — спросил Януш, глубоко задумавшись.

Я легко отгадала, в чем дело.

— Надо понимать, ты намереваешься выставить ментов в качестве приманки для этой мафии? Действительно, по заказу трудно выиграть, разве что ставить на всех лошадей подряд во всех возможных комбинациях. Но во-первых, это дорого, а во-вторых — по закону подлости первыми придут фавориты и выигрыш окажется смехотворно низким. Думаю, что создать видимость можно, и даже могу тебе сказать, как именно. Надо взять любой выигравший билет…

— Зачем?

— Да чтобы пропустить его через компьютер. Чтобы стоящие рядом видели, что это настоящая выплата выигрыша, а не липа какая-нибудь. Посвящённая во все кассирша положит где-нибудь под рукой или сунет в конверт крупную сумму, приготовленную заранее.

— А выигрышный билет откуда взять?

— Не смеши меня. В скачке, где участвует пять лошадей, поставить на каждую лошадь по разу. Одна лошадь обязательно должна выиграть, вот тебе и выигрышный билет, и пища для машины. Билет подать в кассу только тогда, когда будет какой-нибудь большой выигрыш, например, квинта. Даже если сумма не такая большая, можно надуться от важности и вопить:

«Я десять раз поставил!» И готова приманка.

— С дирекцией договориться, с администрацией…

— Упаси Боже! Ни в коем случае никакого общения с руководством! Разве что с директором, у него голова неплохо работает. Он будет молчать. Но тут, понимаешь, появляются существенные организационные сложности, поскольку директор ни сам в кассу не может пойти, ни кассиршу к себе в кабинет вызвать, потому что это будет выглядеть довольно подозрительно. Хорошо бы это все сделать тишком, после скачек, и частным образом. Сперва уболтать кассиршу, потом сказать директору, а можно и наоборот, все равно в каком порядке, установить время операции, а потом поехать к ней с визитом. Или взять её с собой к директору домой, чтобы она там узнала все, что надо. Пусть знает, что этот номер она будет выкидывать законным образом. К тому же неизвестно, может быть, найдётся среди девушек кто-нибудь похрабрее и даст себя уговорить сделать это без поддержки руководства.

— А если мы нарвёмся на наводчицу мафии?!

— Так это же ещё лучше. Она сразу даст знак, что какой-то тип много выиграл, и раз в жизни сделает это с чистой совестью и моральным удовлетворением.

Януш с минуту молчал над бокалом вина.

— Думаю, что надо будет попробовать провернуть такой номер, — проговорил он, задумчиво глядя мимо меня. — Разумеется, на эту роль нужен кто-нибудь из новеньких, потому что тех наших работников, которые обычно дежурят на скачках, эти типы уже знают в лицо и не попадутся.

— Ну-ка, ну-ка, — подозрительно перебила я. — Уж не к себе ли ты эту героическую роль примеряешь?

— Мне кажется, что я очень неплохо бы подошёл…

— Но я совершенно не желаю, чтобы тебя убивали!! Ты с ума спятил, наверное?! Ты же на пенсии!

— Да им никого не надо убивать, ты что! Цель операции не в том, чтобы убирать с этого света бывших работников полиции, а в том, чтобы поймать на месте преступления бандитов! У нас и так мало людей. У меня будут вооружённые телохранители, все ведь знают, чего от этих сукиных детей ждать.

Я сразу же решила, что буду сама его караулить. И немедленно принялась обдумывать какие-нибудь другие, менее рискованные способы действий.

— Но с этим знакомым Мети вы все равно должны поговорить! Кроме того, дипломатично переговорить с кассиршами, уж не знаю как, полиция это умеет… Надо разговорить их, чтоб откровеннее были. И чтобы с другими рот на замке держали! Может быть, от них что-нибудь узнаете. И разумеется, надо караулить того выродка в больнице, может, к нему дружки с визитом придут!

— Успокойся, это и так делается. Пока что у него с визитом была одна-единственная девушка, полька. Может, эта девица и знает его дружков, но она нас уверяла, что нет, при этом её заверения выглядели вполне правдоподобно. Очень красивая и смертельно глупая. На коварство и изощрённое враньё, вероятнее всего, просто не способна. Кажется, этот тип в основном жил у неё…

Я немного пришла в себя и стала размышлять менее истерично. Меня изрядно огорчило известие, что убийцы, должно быть, сумели совершить идеальное преступление. Они не оставили никаких следов, даже не вошли в квартиру кассира, а отпечатки пальцев на внешней ручке двери оказались совершенно смазанными и затёртыми. Даже если бы убийц узнали свидетели, та панн с пёсиком и знакомый Мети, это ни о чем не свидетельствовало бы. Так, весьма косвенная улика. Бандиты без ущерба для себя могли даже признаться, что получили деньги от того выигравшего типа, заявив при этом, что вовсе они не нападали, просто попросили, чтобы он одолжил им небольшую сумму, и он вполне охотно согласился. А уж от убийства они бы и вовсе открестились. Пришли, дескать, в этот дом, потому как думали, что именно тут живёт один такой, который хотел купить подержанный телевизор, но оказалось, что это не здесь, а где-то ещё. Можно пытаться доказывать их вину до посинения, все равно толку не будет. Ужас просто…

Размышляла я вслух. Януш согласно кивал головой, признавая мою правоту. Я ещё больше огорчилась.

— Вот почему нам так важно поймать их на месте преступления, — проговорил он успокаивающим голосом. — Шантаж и грабёж — это все очень хорошо, но попытка убийства была бы лучше. Внутренним взором я увидела амбала с обрезом — поговаривали, что они маниакально обрезают любое оружие, только я не представляла, с какой стороны, — который выпускает в спину одного мужика, который мне исключительно дорог, пулю, которая вылетает из ствола, который как-то там обрезан, и почувствовала прилив воистину сказочного спокойствия…

* * *

Пришли они вдвоём. Входные билеты я им сама лично устроила через пани Зосю, ничего не заподозрившую, поскольку я много раз брала у неё билеты для своих совершенно невинных друзей и знакомых. Они вовсе не скрывали своего знакомства с нами, и Метя был немало удивлён, когда обнаружил, что он оказался на ты с двумя типами, которых до этого в глаза не видел.

— Я так понимаю, что один из них твой? — спросил он меня на ухо шёпотом, сгорая от любопытства. — А который?

— Тот, что постарше и покрасивее, — шепнула я в ответ. — У меня всегда было высоко развито эстетическое чувство. Но молчи!

— Это и ежу ясно, сам понимаю. Ну да, мужик ничего, покрасивей черта. А почему ты за него замуж не идёшь?

— Ты чего, с ума сошёл? Зачем?! Чтобы все документы менять? И сколько у меня по жизни будет тогда фамилий?!

— Ну да, это неплохой аргумент… Оба наших гостя явно развлекались на все сто. О скачках они знали только то, что сказала им я. Может быть, инструкции я давала им слишком небрежно, поэтому они корректировали свои знания на месте.

— Слушай, объясни мне все своими словами, потому что они все тут разговаривают так, что совсем мне заморочили голову, — потребовал капитан Ройский, который выступал в качестве двоюродного кузнеца неведомого слесаря.

— Смотри, — начал Януш, показывая ему программку, — вот тут — две лошади одного и того же тренера. Тут Липецкий и там Липецкий, видишь? Если в последовательности ставят на двух таких лошадей, это означает, что ставят на одно тренотделение. Просек?

— Это я, кажется, просек… Давай дальше.

— И если у кого-то есть купон с такой ставкой, а кто-то ещё хочет сыграть с ним по этому купону, то вежливо просит, чтобы первый его впустил в конюшню…

— И точно так же входит к этому.., как его… Краковяку? Потому что тут все так говорят об этом, словно собираются к этому Краковяку домой.

— Нет, не домой. А сюда. То же самое, что с конюшней. И не Краковяк, а Куявский. Кто-то поставил триплет или квинту, начиная лошадью, на которой скачет Куявский. А у другого этого Куявского нет, и ставить уже поздно. И вот он бежит к первому и просит, чтобы тот впустил его к Куявскому. За деньги — вернёт ему часть ставки — или в обмен. А у этого второго может быть та ставка, которой у первого нет, вот они и кооперируются.

— Каждое слово по отдельности я как будто даже понимаю, — сказал, поразмыслив, капитан Ройский. — Но общий смысл для меня совершенно теряется. Может быть, попробуем на примере.

Я оставила их, когда они договаривались, кто на какого жокея будет ставить, чтобы потом «войти» друг к другу, а сама отправилась в кассу, потому что я-то, в конце концов, на скачки приехала не затем, чтобы преступников ловить. Я на ипподром поиграть приезжаю и на лошадей посмотреть. Ловля преступников оказалась дополнительным развлечением, весьма раздражающим.

Под конец скакового дня ловцам стало ясно, что единственным визитом в злачные места дело не обойдётся. День оказался дохлый, никаких крупных выплат, даже квинта дохлая, всего-то девять тысяч с ерундой. Никто не имел возможности разбогатеть, разве что ставил миллионы, но и тогда он всего-навсего получил бы свои миллионы обратно плюс ещё совсем капельку. Не о чем говорить. Мафия наверняка не нашла для себя поживы.

После этого я привела их на скачки только в воскресенье, потому что входные билеты от пани Зоей могла получить только в субботу. Воскресенья часто бывали хилые, а самые грандиозные сенсации случались в среду. На среду не надо было их уговаривать, они сами рвались. Я за них чуть со стыда не сгорела, потому что идиотами они притворялись потрясающе. Каждый свой выигрыш разглашали на все четыре стороны, ставя всем кругом все равно что: коньяк, пиво, кофе… Причём совершенно неважно было, что выигрыш составлял тысячу злотых. Спасало их только то, что они делали это с обаянием, а то мне пришлось бы утопиться.

— Это вам обязательно.., так себя вести? — в отчаянии спросила я у своего личного полицейского.

— А как ты себе это представляла? Они охотнее всего нападают на кретинов. Кроме того, наблюдающему должно быть ясно, что ни один из нас, двух дураков, не скрывает своих выигрышей.

— Не скажу, что именно вы выигрываете, чтобы не выражаться.., конкретно говоря, дерьмо. В случае крупного выигрыша, хотя вы не обязательно должны его получить…

— Не ломись в открытые двери…

— Так вот, в случае крупного выигрыша вы должны вести себя совершенно иначе. Остолбенелое молчание, потом один страшный крик, прыжки на месте и что-нибудь в таком роде. Потому что тогда шутки кончатся, начнётся лестница…

— Так точно, уважаемая пани. Ясно. Будет сделано.

Было мне все-таки очень и очень не по себе, потому что мне казалось, что это я, несчастная, сама веду полицейскую операцию. Меня это слегка оглушило, мысли рассеивались, но я упрямо пыталась отвлечься и заниматься ещё и лошадьми?

В среду разыгрывались семь скачек. В третьей я выбрала лошадь из паддока, на неё совсем не ставили, а скакала на ней Яжиняк, девочка, за которой я в последние дни следила, потому что ей не везло. Скакала она замечательно и усердно рвалась вперёд. Может быть, она так же, как Зигмусь Осика, хотела стать жокеем, прежде чем выйдет замуж и начнёт рожать детей, что, впрочем, Зигмусю Осике не грозило. Лошадь была в форме, а тренер её ещё не стал тренером, против фамилии стояло «и, о.» Чтобы получить полные права, у его лошадей должно было быть сто побед, поэтому их с Яжиняк интересы совпадали, и они согласно использовали всякую возможность.

— Ставьте на пятёрку, — сказала я шёпотом двум этим чокнутым, хотя для того, чтобы добиться своей цели, им совершенно не обязательно было выигрывать по правде. — Это будет фукс, а она обязательно победит, поэтому делайте что хотите. Начните с неё триплет, настройтесь на квинту.., хотя нет, уже поздно! Ставьте последовательность, что ли… Но все — с ней!

— Кажется, я начинаю понимать, что означают слова «все — с ней», — сказал с великим облегчением капитан Ройский, а я сразу замолчала. Я с ним разговаривала тоже «на ты», хотя знала его третий день, и вдруг сообразила, что забыла, как его зовут! Господи, какое идиотское положение…

Я с большим усилием подавила панику и наклонилась к Янушу.

— Ради Бога, как его зовут?! — в отчаянии прошептала я.

— Анджей, — понимающе шепнул он.

— Ендрусик, — произнесла я слабым голосом, — ступай в кассу и скажи там такие слова:

«В третьей, пожалуйста, последовательность пять-два, пятёрка верхом и к ней стенка». Заплатишь тридцать тысяч, а выиграть можешь сто двадцать. И сделай это, пожалуйста, громко…

— А если бы я рискнул шестьюдесятью тысячами? — спросил с любопытством Ендрусик.

— Тогда добавь: «Два раза». Только не спутай с дублетом!

Ендрусик, он же капитан Ройский, до сих пор совершенно чужой мне человек, вдруг ставший родным и близким, поднялся и пошёл в кассу. Януш схватил меня за руку и силой посадил за стол, где мы пировали.

— Мне совершенно необходимо знать, что ты ему только что сказала.

Я вздохнула и сосредоточилась. Сама я ставки уже сделала, так что могла посвятить время объяснениям до самого старта.

— Ввели новые ставки. Тебе объяснять, как дураку?

— Даже как совсем дураку.

— Отлично. Последовательность ты знаешь, две лошади в обе стороны. Первая-вторая, вторая-первая, неважно, в каком порядке они придут к финишу, один черт. У нас так было всегда, если участвовало больше пяти Лошадей. Во всем мире считается только в одну сторону, только первая-вторая. Вторая-первая уже выигрыша не принесёт. Ясно?

— Ясно. Например, пять-два. Два-пять можно сразу выкинуть в урну.

— Вот именно. В последнее время у нас ввели новшества, можешь играть двух лошадей в определённом порядке, тем самым называя победителя. А можешь играть старую последовательность, в обе стороны. Вот новый вариант я ему и посоветовала. Тут аккурат пятый номер выигрывает, а за ней все, что угодно, то есть стенка. Если пятёрка проиграет, значит, проиграешь и ты.

— И ты велела ему играть пятёрку на первом месте?

— Именно. Надо было в паддоке смотреть…

— Мы и смотрели, но нам понравилась под номером два.

— Фаворит. Наверное, он придёт вторым. Вообще-то, черт побери, он может и выиграть, но в среду обязательно приходят фуксы! Пока что пришли два фаворита, не такие уж забитые, но все-таки…

— Чтобы избежать недоразумений, переспрошу: забитые не в смысле «кнутом», а в смысле, что на них много ставят?

— Вот именно, — подтвердила я в полном изнеможении. — А дублет — это просто уменьшенный триплет, не три лошади из разных скачек, а две. О боги, боги мои, яду мне, яду! И почему же я не привела сюда свою внучку, она бы вам все это с лёгкостью и с радостью объяснила! Детуля с лошадьми знакома с трех лет и смысл всех ставок поняла молниеносно! Это у неё от бабушки.

— И подумать только, — сказал изумлённо Януш, — что я с такой страстью сплю с бабушкой…

— Лучше не внушай это своему подсознанию, — посоветовал ему мой здравый смысл вопреки моей воле.

Над нашими головами возникла Мария, у которой ко мне было дело.

— Я обыскала всю твою сумку, но не могу найти открывалку, — отрапортовала она вежливо. — Глупо идти с собственным пивом в буфет. Может, ты бы того…

— Ты все понял? — обратилась я к Янушу.

— Вроде да, остальное само дойдёт. Не хочу быть несносной помехой…

Открывалка лежала в косметичке, что Марии не пришло в голову. Я дала ей открывалку и снова спрятала, когда две бутылки пива были откупорены. Я по опыту знаю, как легко пропадают такие полезные вещи.

— Не хочу быть бестактной, — сказала Мария, разливая пиво по стаканам, на что я смотрела подозрительно и недоверчиво, — но я кое-что услышала и мне до смерти любопытно… С какой такой бабушкой он спит?

Я чуть не обиделась.

— Мне казалось, что запомнить такую мелочь как-нибудь да можно. У меня все-таки две внучки.

— Ох, ведь действительно! Извини меня, ради Бога.

Яжиняк выиграла на целый корпус. За ней до последней секунды держалась двойка, которую у самого финиша обогнал Замечек на Юбиляре, никем не принятый в расчёт. Капитан Ройский, согласно инструкции, издал сперва вопль дикий и страшный, а потом глухо замолчал, ошалело глядя на свой купон.

— Неплохо, — сообщил мне до упаду хохочущий Януш. — Ендрусик поставил на это не два раза, а три. Кроме того, он вложил в это и наши частные капиталы, так что у нас неплохая премия.

Мне повезло больше, чем им, потому что я одна поставила два раза, а у них получалось по полторы ставки на брата. Но и так у них получилось совсем неплохо, потому что заплатили не сто двадцать тысяч, а двести восемьдесят. Начинались фуксы среды.

— Не понимаю, что тут творится, но легко догадаться, что Янушек и Ендрусик, которых я с рождения знаю вот уже три дня, добились огромного финансового успеха, — заметил Метя, хихикая, как сумасшедшая гиена. — Такая операция мне очень нравится, потому что я готов голову дать на отсечение, что это операция!

— Метя, забодай тебя комар, молчи! И смейся про себя, а не наружу! — прошипела я в ярости. — Если ты опаскудишь все дело, сам пойдёшь в качестве приманки!

— Я не хочу!

— Посмотри, а у меня это есть! — изумлённо говорила Мария. — По ошибке, конечно. Я хотела поставить на Тарпана…

— Тарпан четвёртым пришёл. Если Вишняк его не придержал, то я китайский мандарин!

— Для того и среда, чтобы коленца выкидывать, — напомнила я. — А что у нас в четвёртой будет фуксом?.. Выбросить фаворитов, сходить бы в паддок…

Окончательный результат оказался потрясающим. Как по заказу. За квинту заплатили сто пятнадцать миллионов. Капитан Ройский вёл себя как умственна отсталая личность; он то издавал дикие животные вопли, то надувался как индюк и гордо замолкал. У Януша было такое блаженное лицо, что я окончательно одурела и не могла понять, что они симулируют, а что выиграли на самом деле. За деньгами в кассу они пошли вместе, но билеты подавал Ендрусик, и он же спрятал в карман толстенную пачку денег. Что касается Марии, она выиграла триплет из двух фаворитов и одного фукса и не жаловалась. Зато проиграла все остальное. О себе я совершенно забыла, вполне удовлетворённая полумиллионом, к тому же мне были обещаны и другие развлечения.

Другие развлечения, невзирая на наши усиленные старания, обошли нас стороной. Двое наших приятелей пропали из поля зрения, прежде чем мы успели глазом моргнуть. Эффект внезапности сократил нам жизнь минимум года на два. Втроём с Метей и Марией мы ждали у меня конца операции, ведя полуголодное существование на трех сосисках и маленьком кусочке сыра, зато нализавшись до бровей высокопроцентным алкоголем. В отчаянии мы вылакали ещё и две литровки чего-то, что стояло у меня со времён царя Гороха. Одна бутылка оказалась сухим вином, вторая — какой-то сладкой бурдой. В конце концов мы перебрались на другой конец лестничной площадки, к Янушу, что оказалось не самой лучшей идеей, потому что Януш сначала зашёл ко мне и ждал там ещё минут пятнадцать, прежде чем пойти к себе. За эти четверть часа у нас прибавилось седых волос. Метя по двум телефонам, от меня и от Януша, пытался убедить Гонорату, что он жив-здоров и вскоре вернётся, во что Гонората постепенно переставала верить.

— Почти удалось, — сообщил Януш, наконец объявившись в собственном дому примерно в десять тридцать вечера. — Они наметили Ендрусика, а на меня плюнули. «Прочь, — говорят, — собачья твоя мать», — посоветовали они мне вежливо, и я охотно выполнил сей приказ, после чего они отъехали с Ендрусиком, совсем так, как со знакомым Мети. Людей мы расставили очень даже неплохо, а Анджеек с радостью вытаскивал бумажник, когда эти мальчики вдруг сообразили, что тут не все чисто, и дали деру, отказавшись от материальной выгоды. Одна радость, что наши личные выигранные деньги уцелели. Мы поехали за ними, и оказалось, что сделали ошибку, потому что они удрали пешком. Машина у них была, конечно, но краденая. Участие в операции принимали трое бандитов…

— Как это? — удивилась я.

— Их всего восемь, разве ты не знала? Ну ничего, это мелочь, один в больнице лежит, так что теперь их осталось семь, как самураев. Я лично познакомился с тремя мордами. Они вели себя исключительно осторожно и не стреляли, мы в них тоже нет, потому что нас, увы, ограничивают законы. Иными словами, отчасти успех, а в остальном провал. Да что вы тут такое пьёте?

— Дрянь вонючую, мерзкую, дохлую и полуразложившуюся, — ответила я с горькой укоризной. — А мы-то пытаемся тут гадать, кто из вас выжил, а кого прикончили, стали форменными неврастениками, столько переживаний и такой жалкий результат! Ендрусик и ты, как я понимаю, сгорели, провалились? Хоть в этом какое-то утешение есть. А теперь что?

Ответ на свой вопрос я получила, можно сказать, в натуре. Ранняя смерть, не говоря уже о седине, повисла надо мной, как дамоклов меч…

* * *

В субботу, после четвёртой скачки, вырубилось электричество, и все, во главе с компьютерами, сыграло в ящик. Обычно такие аварии случались в дождь, когда что-нибудь там подмокало и устраивало короткое замыкание, но на сей раз погода была прекрасная, поэтому я прицепилась к председателю попечительского совета, как репей к собачьему хвосту. Скрипя зубами, я требовала объяснений, почему, ко всем чертям, не приведут в порядок проводку раз и навеки! Председатель увиливал, сваливал все на Горэнерго. У меня сами собой вырвались уголовно наказуемые угрозы, которые вызвали всеобщее одобрение.

Пока никакие аварийные меры не помогали. Толпа потерянно бродила, ожидая возвращения цивилизации, лошади терпеливо бродили возле стартовых боксов, у безработных игроков возникали всякие несбыточные мечты, бешеным успехом пользовались букмекеры, которые работали не на электричестве, и буфеты, где мигом закончилась кипячёная вода, потому что титан был электрический. Авария остановила деятельность тотализатора на целых сорок минут.

Наконец механизация вернулась, но день был неудачный. В шестой скачке двухлеток был фальстарт, пришлось снова ждать. В седьмой лошади финишировали голова в голову, надо было ждать результатов фотофиниша. Перед восьмой все размышляли, что же будет видно на финише в такой тьме и не окажут ли в этой скачке жокеи любезность судьям, приходя на заметном расстоянии друг от друга, а то до второго пришествия придётся разбираться, кто выиграл. Пан Рысь предлагал осветить фонариками турф у самого финиша. Вальдемар стоял за автомобильные фары. Уже случались такие дни, в основном осенью, когда ничего не было видно, только слышался топот, а лошади, как привидения, возникали из тумана перед самым финишем в последний миг. Эта суббота могла побить все рекорды, потому что погода помогла аварии. Перед самым закатом солнца сгустились тучи, и теперь стояла кромешная тьма.

Наконец тронулась и последняя скачка, без комментариев громкоговорителя, поскольку его ещё не починили. Прибора ночного видения ни у кого не было, так что победителей мы с трудом различали по цветам. Само собой, незамедлительно возникли споры, потому что отличить белое от жёлтого по такой погоде было совершенно невозможно. Судьи на своей вышке находились существенно ближе к месту действия, так что существовала надежда, что им удастся увидеть ещё и номера, и все в напряжении ждали вердикта. В тот момент, когда починенный рупор начал хрипеть результаты, к Марии подошла медсестра из медпункта.

— Кажется, тут я что-то угадала, — сказала Мария, суя мне в руку свои билеты. — Возьми моё и подожди, я сейчас вернусь.

Она говорила что-то ещё, но я уже не слышала, потому что громкоговоритель висел у меня над головой. Я понятия не имела, зачем медсестра за ней пришла. Марию я и без того подождала бы, потому что мы приехали на её машине. Она заявилась ко мне около полудня, мы вместе вычислили, на кого будем ставить, после чего, не задумываясь, сели в ту машину, которая стояла ближе, и поехали. И теперь я была к ней привязана.

Я постояла в очереди средних размеров, забрала оба наши выигрыша и спустилась вниз. От охранника, который уже уходил, я узнала, что Мария с медсестрой пошли на противоположные трибуны. Люди выходили и выходили, потом остались одни уборщицы, а Марии все не было. Я подумывала о том, чтобы пойти её искать, но боялась разминуться. Поэтому я просто обогнула клумбу и уселась на стенке ограды, глядя на выход, который слабо освещала полоса света из проходной. Уходил персонал ипподрома, уборщицы, и я начинала беспокоиться.

Наконец стало чертовски пусто, тихо и страшно. Воцарилась почти полная темнота, и тут я увидела Марию. Точнее, я догадалась, что это она, потому что зрение в таких условиях было почти бесполезно. Я испытала невероятное облегчение, слезла со стенки и двинулась ей навстречу.

— Ты выиграла двести восемьдесят четыре тысячи, — сообщила я ей. — Я только сорок шесть. А что там такое случилось?! Я уже начинала думать, что тебя ухлопали. Почему тебя так долго не было?

— Какой-то тип ногу сломал, — сказала она, идя к машине. — От бурных эмоций свалился со скамейки, открытый перелом, совершенно кошмарный, к тому же у него больное сердце. Я ждала «скорую», не могла его оставить, потому что в случае чего пришлось бы делать массаж сердца. В конце концов приехали и забрали его, но «скорая» никак не могла найти дорогу, поэтому так долго.

— А куда дежурный врач делся?

— Он уехал буквально за пять минут до происшествия.

Её машина стояла в самом конце стоянки, потому что погода днём была солнечная и, чтобы машина не перегрелась, Мария поставила её подальше. Теперь она пошла к ней по проезжей части. Я же перелезла через стенку и пошла напрямик, срезая угол. Я помнила, что местность там вроде бы ровная.

Внезапно я наступила на нечто, торчащее из куста, споткнулась и чуть не упала. Спас меня куст. Я схватилась за него и с возмущением обернулась.

— Это ещё что за капканы понаставили? Когда мы приехали, тут ничего не было… Это кто-то нарочно…

Тут я замолчала, потому как мне показалось, что тут что-то не в порядке. У основания куста лежала какая-то большая тёмная куча, из неё что-то торчало. И куча это была явно не растительного происхождения. Я наклонилась и попробовала разглядеть, что это. Машина Марии стояла ко мне передом.

— Ты чего ждёшь? — окликнула она меня. — Мы тут до утра останемся?

— Погоди, тут что-то лежит, — встревоженно ответила я. — Посвети фарами, что ли. Тут что-то лежит и производит очень плохое впечатление. Похоже, что это человек, но я могу и ошибаться…

— Пьянь?

— Не знаю. Не видно.

Мария открыла дверь и щёлкнула тумблером, включая фары. Я стояла спиной к автомобилю, поэтому они меня не ослепили, зато в их свете я отчётливо увидела, что именно лежит под кустом.

Иисусе Христе, Господь мой единственный!! Председатель попечительского совета!!

Я лишилась дара речи. В одну ослепительную секунду я увидела обстоятельства, сопутствующие этому преступлению. Это непременно должно быть преступление, ведь не умер же он сам по себе под этим кустом, а на кого падут подозрения после моих сегодняшних угроз, уже понятно! Какое свинство!!

Мария издалека посмотрела, ахнула и бегом бросилась к неподвижной фигуре.

— Это же Кшись! — воскликнула она. — Батюшки! Да что тут…

— Тихо! — отчаянно зашипела я, поддавшись панике. — Ради Бога, проверь, может, он ещё жив? Делай что хочешь, спасай его как-нибудь!! Мамочки! Зачем я сюда пришла?!

Мария упала на колени возле трупа и стала лихорадочно проверять пульс или какие-то там другие параметры. Я застыла в полупоклоне, держась за куст. Я едва не падала без чувств, а паника завладела мною целиком и полностью.

— Оживи его! — стонала я, заклиная её всеми святыми. — Может, тебе воды принести? Из фонтана, он ещё работает… Или сразу его закопать, если не получится…

— Ты что, рехнулась? Успокойся!

— Не могу! Как это, «рехнулась»? Ведь на меня свалят! Весь ипподром слышал, чем я ему грозилась! Сто раз говорила, что убью председателя! И сегодня тоже, после аварии! Ой, я пешком убегу отсюда…

— Да погоди ты выть, он живой..

— Живой?..

— Живой. Но еле-еле.

— Так оживи его больше, ну, пожалуйста! Пусть бы хоть показания дал, пока совсем не помер, он же должен знать, что это не я его… К тому же все видели, что я тут сегодня одна осталась, черт знает зачем! Вот увидишь, все свалят на меня! Тебе тоже не поверят, ты со мной дружишь, можешь соврать в мою пользу…

— Я клятву Гиппократа давала, — некстати ответила Мария с большим достоинством. — Ты себя ведёшь так, словно с самосвала упала, сиди тихо, а то я ничего не вижу. О Боже, у него рука прострелена!

Это меня ошарашило.

— Как это прострелена, из чего, из рогатки?! Я же сидела тут все это время, и ничего не слышала! Кто в это поверит?!

— А вообще-то его избили…

Я смолкла. Паника моя немного рассеялась. Это уже на меня свалить не могли. Председатель попечительского совета хилым недокормышем не был, нормальная женщина избить его не могла. Когда же его могли избить, ведь я несколько минут назад видела его среди людей в нормальном состоянии… Может, и не несколько минут назад, Марию я ждала тут минут сорок пять, а за сколько времени можно устроить такой мордобой?

— В таком случае мы его вдвоём поколотили, — в отчаянии сказала я. — Ты мне из солидарности помогла.

— «Солидарность», ласточка, это такая политическая партия…

Похоже, у нас обеих начинался бред. Я испугалась, что на меня падут подозрения, Марию ошеломило обилие конечностей — то сломанная нога, то простреленная рука… Председатель попечительского совета проявил признаки жизни, то есть застонал.

— Ну ладно, сдаюсь, — сказала я смирившись. — Не знаю, что делать. Отсюда мы его не вытащим, потому что он весит минимум сто кило. Перестань его щупать, мы знаем, что он жив, а вот дальше что?

— Я тут останусь, а ты беги к телефону.

— Ты с ума сошла, куда бежать, тут до любых ворот пара километров!

— Тогда возьми мою машину.

— А ты останешься с ним во тьме египетской?

— Так ведь Кшись при жизни привидением не станет, правильно?

— Но могут вернуться бандиты и проверить, насколько эффективно они его побили…

— Тогда посмотри в конюшнях, может, там ещё кто есть. Не стой надо мной, ты меня раздражаешь. Что, добить его, что ли, чтобы с хлопотами покончить?!

— Ты что, не добивай! Пусть живёт! А с кем я скандалить стану? Ладно-ладно, я пошла в конюшни…

Я двинулась в путь на ватных ногах, потому что Кшись меня незаурядно потряс. Кроме того, я тихо опасалась, что не только споткнулась, а ещё и наступила на него, и меня начинала терзать совесть. К счастью, далеко ходить не понадобилось, за оградой в свете фонаря я заметила какого-то человека, это оказался конюх Капуляса. Я быстро объяснила, что побитый председатель попечительского совета лежит в кустах. Он не считал меня способной на глупые розыгрыши, но пошёл проверить, может, хотел на такое чудо посмотреть собственными глазами. Теперь в дело оказались замешаны уже три человека, а четвёртым оказался пришедший охранник.

— Его кто-то чужой побил, — глубокомысленно высказался он. — Наши бы не стали…

— Если вы немедленно не пойдёте звонить, я лично побью вас! — пригрозила выведенная из себя Мария. — Холодает, дождь накрапывает, если он простудится и умрёт, я на вас в суд подам!

Конюх Капуляса опомнился, сел на велосипед и поехал. «Скорая» приехала через полчаса. Председатель вроде как приходил в себя, потому что застонал за это время целых четыре раза.

Нам удалось наконец покинуть ипподром и добраться домой. Мария, из-за Януша, решила влезть наверх, на мой четвёртый этаж. Не потому, что вдруг воспылала к нему непреодолимыми чувствами, а для того, чтобы сразу дать ему показания и узнать заодно, что он на эту тему думает или знает.

Я сперва заглянула к нему, его не было, оказалось, что он ждёт у меня и дико волнуется. На скрип ключа в замке он выскочил в прихожую.

— Где ты была?!! — завопил он сдавленным голосом.

— Все нормально, с нами ничего не случилось, зато избили председателя попечительского совета, — мрачно перебила я. — Мария говорит, у него рука прострелена, но я готова под присягой показать, что ничего не слышала! Кшись уже доставлен в клинику, и мы знаем, что он без труда выживет…

— Черт бы их всех побрал, — сказал Януш уже спокойнее и отступил обратно в комнату. — Расскажите все подробно, но без излишеств. И быстро. Боюсь, что я сам — непосредственная причина этого нападения…

— Я не знала, что Кшись пользуется таким успехом, — ехидно сказала Мария, когда после нашего рассказа Януша как ветром сдуло из дому. — Каждый рвётся быть его убийцей: сперва ты, потом он… Позвоним Мете — может, он тоже признается…

* * *

— Значит так, — сказала я шёпотом после первой скачки, когда, справившись со скаковыми вопросами, мы собрались втроём. — У Кшися здоровье носорога, он пришёл в себя ещё вчера, а сегодня удалось с ним поговорить. Он зол как собака, поэтому пока даёт показания, но потом, когда поправится, может от всего и откреститься… Пока сказал правду.

— Это в бреду, — категорически высказался Метя.

— Может быть. Так вот, напала на него русская мафия в количестве трех штук. Две рожи чужие, одна знакомая. Они с ним справились, как он утверждает, только потому, что сперва прострелили ему руку, из-за этого он и поддался. Они требовали от него совершенно определённых сведений, а именно: кто в этом притоне мент. Они сумели сделать выводы. Нарвались на Ендрусика с деньгами, что их очень рассердило, они не хотят повторения подобных вещей, и председатель совета должен постараться обеспечить их психологический комфорт. Чтобы не случались впредь такие ошибки. Побили его профилактически, потому как он настаивал, что никого не знает, а если бы и знал, то не сказал. «Скажешь, сукин сын, скажешь!» — заверили они его ласково и привели кулачные доводы. Кшись говорит, что они именно его посчитали наиболее информированным, а не директора и не пани Зосю.

— Ну, это не так глупо…

— Может, оно и лучше. Пани Зося таких уговоров могла бы и не выдержать, — встревоженно заметила Мария.

— Но она, может быть, стала бы кричать. А Кшись не кричал. Когда его отводили в сторону, то приставили к пояснице какой-то острый предмет. А у него склонность к защемлению поясничного нерва, он этого очень боится, хотя не знает точно, где этот нерв. Вот он и не хотел рисковать, надеялся, что как-нибудь выпутается. А кричать постеснялся, не пережил бы такого позора. Его убеждали за кустами, пользуясь атмосферными условиями, да и на стоянке уже никого не было. Только я там сидела на стенке. Но меня они не заметили. Так что Януш прав, это действительно из-за него такая штука получилась, поэтому он теперь совсем рассвирепел и поклялся, только я не знаю, что они ещё выдумают…

— Да как они вообще сюда попадают? — вскипела Мария. — Кто им даёт пропуска на вход?!

— Не смеши меня, а Батька?! А Глушкин? — ответил ей Метя. — Пропуск для брата, для свата.., какие проблемы? Да и охранник согласится любого пропустить, если ему подскажут лошадку…

— Одно утешение, что он проиграет на этой лошадке, — буркнула я себе под нос.

— Я не знаю, они все говорят о кухонных молотках и тесаках, я-то врач, но, наверное, сама в конце концов что-нибудь принесу! — с возмущением пригрозила Мария.

— Мачете, — ободряюще подсказал Метя. — Или ланцет.

— Нет, лучше газ для наркоза. У наших анестезиологов есть.

Идея сразу мне понравилась.

— Ты его не только для себя должна принести, а ещё и раздать туг сотрудникам. Не всем, конечно, а только тем, кому угрожает опасность. И нам. Вот тогда был бы эффект: пшик-пшик, и преступники у нас на тарелочке…

— А если кто-нибудь начнёт пшикать по ошибке?

— Так ведь это же не смертельный яд? Ошибку можно исправить.

— А кассирши? — вдруг спросил Метя. — Что с кассиршами? Я что-то слышал насчёт того, что им вменили в обязанность доносить на выигравших. Их допрашивали? Они признались? Чью-нибудь рожу опознали?

Я оглянулась, потому что за спиной услышала звон и грохот. Я сразу угадала, что кто-то вступил в сражение с окном, к которому я сидела спиной, и выпихнул подпорку. Расколотив на подоконнике стакан, окно с грохотом закрылось. Удивительно, как само оно не разбилось! Полковник с Юреком занялись попытками снова открыть окно, а Вальдемар помчался за техническими средствами, то бишь за половой щёткой.

— Я только и жду, что это паскудство кого-нибудь убьёт, тогда, может быть, изменят конструкцию, — сердито сказала я и вернулась к теме, о которой сама уже немного слышала, но ещё не успела поделиться с друзьями. — Стало быть, так: с кассиршами все сходится. На глаз таких наводчиц четыре, а тот кассир, которого убили, — пятый, только он действительно отказался сотрудничать. Две кассирши работают у нас, а две — на тех трибунах. В случае крупного выигрыша они должны задержать выплату, сославшись на то, что у них не хватает денег, пойти якобы за теми деньгами и по дороге дать знак. Те кассирши, которые работают у нас, говорят, что они подходят к окну и сморкаются в большой платок. Из чего лично у меня создаётся впечатление, что один из этих типов ничего другого не делает, как только стоит и смотрит, которая из них симулирует насморк. После чего немедленно мчится к кассе и запоминает того, кто ждёт денег. Больше ему для счастья ничего не надо.

— Только четыре кассирши? — скептически спросил Метя.

— Четыре признались. Менты считают, что их может быть и больше. В полиции тоже стали следить за этим псевдонасморком в кассе, а что дальше, я пока не знаю.

— И что, действительно не могут повыловить этих мафиози, хотя столько человек уже знает их в лицо? — возмутилась Мария.

— Какое там «столько человек»! То есть да, конечно, людей много, но знают только одного. Только один человек разговаривает с жертвами, остальные прячутся в укрытии. Этого одного можно поймать, даже доказать, что он пытался шантажировать и вымогать деньги, свидетели выступят на суде, и он отправится сидеть. А оставшиеся тем временем на досуге поубивают свидетелей. Может, это необычно, но никто почему-то не хочет быть убитым.

Наше производственное совещание снова перебил сигнал на старт и вой громкоговорителя. Вольдемар перестал постукивать щёткой в железные щеколды, которые удерживали окно наверху. Я повернулась как раз в нужную сторону: в кресло возле меня садилась опоздавшая пани Ада. Она повернулась ко мне.

— Я вам кое-что скажу после скачки, — живо шепнула она. — У меня новые сведения.

Я взяла бинокль в руки, но даже не приставила его к глазам, потому что пыталась себе вообразить, как они могут подкараулить этого русского мафиози. Они стоят возле паддока и смотрят, кто там за окном вытирает нос… Нет, из этого ничего не получится, не то важно, что вытирают нос, важно, кто на это отреагирует. Кто вдруг оторвётся от лошадей и помчится на противоположную сторону… Более того: кто там торчит даже после того, как лошади ушли из паддока на старт…

Я опомнилась. Там торчит множество людей, они же делают ставки, там кассы, игроки шляются, заглядывают в программки, размышляют, ждут в очереди… Кроме того, может быть, кассирша-наводчица работает как раз с этой стороны и бежать никуда не надо, потому что выигравший клиент под носом. Может быть, они вообще следят не в одиночку, а вдвоём-втроём… Ничего удивительного, что вся эта мафия хочет знать ментов в штатском в лицо, иначе у них весь бизнес погорит…

— Я с тобой разговариваю! — орала Мария мне в ухо. — Ты что, оглохла? У тебя это есть? У меня триплет угадывается, даже второй очень неплохо идёт!

— А кто пришёл? — спросила я, застигнутая врасплох, потому что настолько погрузилась в свои следственные размышления, что даже не смотрела на финиш.

— Слушай, не пугай меня! Ты не только оглохла, но ещё и ослепла! Каприз выиграл, я же говорила, что Каприз! Причём на него почти не ставили!

— Слушай, вот это фукс! — заявил Юрек, резко повернувшись к нам. — У меня он тоже есть! Но Белка была бы лучше, а?

— Какая там Белка, на Белку все ставили!

— Капризы — это для всяких там молодых барышень, — говорил Вальдемар, не скрывая разочарования. — Я человек нормальный, и никаких капризов у меня нет…

— У меня есть Каприз! — сказала довольная пани Ада и наклонилась ко мне. — Ну вот, теперь могу вам все рассказать. Я наконец встретила того моего знакомого, и оказалось, что вы были правы. Выяснилось, что его впихнули в мужской туалет, там, внизу. В туалете было пусто, два, бандита караулили двери, а один грозил ему пистолетом; разумеется, все деньги забрали. Это русские были, они даже по-польски плохо говорили. Невероятно, что тут творится, просто какой-то скандал! Он сказал, что ему и в голову не пришло протестовать, потому что они себя так жестоко и неумолимо вели. Он совершенно не сомневался, что его убьют. И он сказал, что больше вообще сюда не придёт, по крайней мере, до тех пор, пока всю мафию не ликвидируют…

Я покивала ей в ответ, потому что для меня это вовсе не было неожиданностью. Почему бы им его и не убить, покойник показаний и описаний не даст…

— А что случилось с председателем попечительского совета? — спросил пан Рысь, пробираясь между кресел, — Я только что приехал и уже от дверей слышу страшные вести. Вроде бы он в больнице, еле живой, на него кто-то напал…

— Его русская мафия уделала, он не хотел пускать их на ипподром, — авторитетно заявил Вальдемар, перестав острить насчёт Каприза. — Так жокеи между собой говорят. Хотя я в это не очень верю, ведь больше всех ему угрожала пани Иоанна, так что кто там разберёт…

— Пани Иоанна, это вы его? — страшно заинтересовался пан Рысь.

Я пожала плечами и покрутила пальцем у виска. Живой председатель попечительского совета для меня опасности не представлял, неприятности мне он мог доставить только мёртвый. Я могла больше не обращать внимания на подозрения завсегдатаев ипподрома. К тому же среди своих купонов я нашла билетик с последовательностью Каприз — Белка, так что теперь меня ждал выигрыш, и это решительно поднимало моё настроение. Я нашла в себе силы даже ответить Марии, которая все допытывалась, не больна ли я, и пыталась ощупать мне голову.

— Я вела следствие, — раздражённо ответила я ей. — Отцепись и перестань совать мне пальцы в рот, а то укушу. Я ничего не видела, а следствие у меня тоже плохо пошло.

— Тогда сделай милость, переключись на скачки! И молись, чтобы теперь выиграла самая идиотская лошадь, только не Готика!

— Ты с ума сошла? Чтобы Бялас пришёл первым во второй группе? На кой это ему?

В кресло рядом шмякнулся запыхавшийся Метя, который отсутствовал где-то половину скачки.

— Девочки, послушайте, что я вам скажу, потому что у меня важная сплетня. Я пошёл послушать, о чем болтают здешние сотрудники, и случайно узнал, что Бялас не взял деньги. Ломжинская мафия ему восемь миллионов совала — ломжинцы немного привяли из-за русских, но все ещё живы. И Бялас не взял! Как вам кажется, что это значит?

Бялас на Готике был битым фаворитом. Лошадь была замечательная, ей бы давно уже перейти в первую группу, но Бялас почему-то упорно её придерживал. Если сейчас он отказался взять деньги, чтобы придержать лошадь, это могло означать только одно: по неизвестным причинам он решил выиграть. Мало ли у него может быть причин, в конце концов, когда-то он должен выполнять и указания тренера… Мария страшно расстроилась.

— Ну, это было бы форменным свинством, чтобы выигрывала лучшая лошадь как раз тогда, когда у меня получается триплет из одних фуксов Ты что, не мог этого раньше узнать?!

— Да что вы тут шепчетесь и шепчетесь? — вдруг рассердился Вальдемар, потрясая у нас над головой фляжкой коньяка. — Есть у вас какая ни то посуда? Мы пьём за здоровье Кшися! Сегодня с утра сплошная конспирация: шу-шу-шу, шу-шу-шу, да что же это такое! Это вы, что ли, его в складчину пристукнули?

— ..если сейчас не выиграет, то конец: на живодёрню такую лошадь, и все! — разглагольствовал рядом пан Эдек. — Кто ему тут будет грозить? Никто! И такой вот Антось косоротый его купит за двести! Уж он-то знает, что делает!

Окончательно бросив русских мафиози, я с большим интересом наблюдала за третьей скачкой. Как это Бяласу удалось, одному Богу ведомо, но он совершил нечто великое и уму непостижимое. Он не просидел на старте, лошадь шла нормально, я бы поклялась, что жокей совсем её не придерживал, наоборот, на половине прямой даже поторапливал, только вот на повороте должен был пойти по большой дорожке. И все-таки ухитрился прийти третьим. И не взял денег, задаром себе устроил третье место! Я вообще перестала что-либо понимать.

Метя обалдел ещё больше.

— Знаете, это уже переходит границы понимания. Этот курорт постепенно превращается в дурдом. Масонские ложи, заговоры и тайны мадридского двора, тайны контрразведки! Чтобы Бялас не взял гонорар и не выиграл — тут только Эйнштейн разберётся! Что это может означать? Если бы хоть лошадь не скакала, а он бы изо всех сил старался, можно было бы решить, что жокей дурак, а тут? Вы что-нибудь понимаете?

— Я же говорил, что он не выиграет! — доказывал полковник.

— Так на живодёрню его, рук об него больше марать не стану! — сквозь стиснутые зубы яростно говорил пан Эдя.

Я стала кое-что соображать.

— Есть! — шёпотом сообщил мне Юрек. — Вслух никому не скажу, потому что выигрыш может быть большим, но этот Демос у меня есть!

Меня вдруг осенило относительно Бяласа и Готики. Я пока не понимала, почему он не взял денег, но поняла, почему он придерживал лошадь.

— Если в следующий раз в первой группе лидером будет скакать Готика, и к тому же эта скачка будет премиальной для жокеев, ставь только на Бяласа, — сказала я на всякий случай тоже шёпотом. — Я уже начинаю понимать, почему он и сегодня её придержал. Чтобы все окончательно разочаровались и больше не ставили на Готику. Мол, если во второй группе она не пришла, то в первой тем более не сможет.

— Так на кой ляд мне на неё ставить? Не лошадь, а собачье мясо…

— Сам ты собачье мясо. И пан Эдя тоже. Надо было смотреть: Бялас прикидывался, что посылает, а на самом деле судорожно держал лошадь. Говорю тебе, он пытается именно такой номер отколоть!

Метя нашёл ответ на вопрос о деньгах Бяласа только после седьмой скачки, когда в буфет пришёл Болек Куявский, который в восьмой не участвовал. Они оба сели за столик, а я увидела их и подошла.

— А на кой ему брать эти деньги? — отвечал Куявский на вопрос Мети. — Чтоб потом под дулом отдавать? Он говорит, что не любит пистолетов, а вдруг у кого-нибудь из тех рука дрогнет не в ту сторону?..

Мне подумалось, что уж это мы могли бы и сами отгадать, ведь ходили слухи, что и сотрудникам житья нет. Однако пребывание на скачках отрицательно влияет на умственные способности…

— Ну, теперь я начинаю крепко бояться за Кшися, — сказал Метя, стоя в очереди за последним своим выигрышем. — Или он расскажет то, что знает о ментах, а это, по-моему, нехорошо, или не расскажет, и тогда будет ещё хуже. Не могла бы ты как-нибудь повлиять на ход событий? Может, приведёшь этого своего на ма-а-а-аленький такой ужин? Из чего вытекает, что вас всех приглашают на завтрашний вечер, часикам эдак к шести…

Он повернулся к кассе, потому что подошла его очередь.

— Ты мне потом перескажешь, что он говорил? — попросила Мария. — Вот мои купоны, а я-то все время думала, что их потеряла…

* * *

Карате, которому обучался Зигмусь Осика, оказалось благословением. На него средь бела дня, почти в полдень, напали пятеро. Тренировки уже закончились, Лошади стояли в стойлах, люди разбрелись, и если бы бандитам удалось быстренько с Зигмусем расправиться, то никто бы ничего и не заметил. Напали они на него у ограды навозницы — контейнера, куда собирают голубую мечту огородников, разводящих шампиньоны. Зигмусь отскочил к стенке навозницы, чтобы никто из противников не смог зайти ему за спину, после чего ему только и осталось, что воспользоваться — приобретёнными знаниями и навыками.

И надо же было такому случиться, что именно в этот момент из-за конюшни Капуляса вместе вышли Сарновский, Вишняк и Замечек, направлявшиеся к стоянке, и первый из нападавших с силой вылетел прямо Замечеку под ноги. Замечек вроде бы сделал одно незаметное движение, но агрессор стал абсолютно безвреден. Они посмотрели, что творится у навозницы, и оказалось, что Зигмусь сражается ещё с четырьмя противниками. Замечек, движимый цеховой солидарностью, рванулся в бой, не спрашивая о причинах, и через две секунды у каждого из каратеистов осталось только по одному противнику. Сарновский и Вишняк, оба с недюжинной силой в руках, сочли нужным помочь. Деликатность показалось им необязательной, в итоге через пару минут все пятеро бандитов лежали и отдыхали. Вишняк подобрал ножи и прихватил огнестрельное оружие, которое он выбил из рук последнего противника и нашёл в карманах у прочих.

Сам Зигмусь был цел и невредим, не считая локтя, ушибленного ударом о бетонную стенку навозницы. Все они стали теперь думать, что делать с этими недобитками. Оглядевшись, жокеи обнаружили, что толпа не собралась. Недоразумение удалось уладить без шума и пыли. Помня сражение Флоренции с выродком и действия Ворощака, Зигмусь неуверенно предложил вытащить негодяев украдкой с ипподрома и где-нибудь оставить. Против этого сперва бурно и с отвращением запротестовали остальные трое.

— Такое дерьмо я на горбу таскать буду? — Сарновского аж передёрнуло от одной мысли.

— А что, если их вывезти? — предложил Вишняк.

— А кто это вообще такие? — поинтересовался Замечек и поближе рассмотрел пострадавших. — Э, ребята! Я это рыло знаю! Это русские!

Все внимательно посмотрели и закивали головами. Двоих они точно знали: русская мафия. Остальные трое вызвали сомнение, но на вопрос при помощи осторожного пинка ногой в ребра они ответили на чужом языке, что прояснило дело.

— Иностранцев в нашей стране всегда уважали, — напомнил Вишняк. — Я могу сюда подъехать, но все у меня не поместятся. Йонтек, подъезжай на своей машине. Он прав, вывезем их и выгрузим где угодно, а они потом пусть объясняются.

Короткая драка почти не привлекла внимания. Выглянул конмальчик Капуляса, показались ещё два-три человека. Услышав объяснение, что русские подрались между собой, люди пожали плечами и спокойно разошлись: рабочий день кончился, всем хотелось домой. Иностранцев уложили штабелем под стенкой навозницы. Один из них пробовал подняться, но Замечек выказал ему своё неудовольствие, так что он снова лёг.

— Высадили мы их на Пулавской, прямо напротив «скорой помощи», — признавался потом Зигмусь Монике. — Они выглядели как поддатые, поэтому до них никому дела не было, а сами они, если хотели, могли переползти на другую сторону улицы и получить медпомощь. Почти никто нас не видел, а прохожие посмотрели-посмотрели, решили, как видно, что дружки «наотмечались» по какому-то поводу и нуждаются в свежем воздухе. А мы все смылись.

— Зигмусь, они будут мстить, — встревожилась Моника. — Вонгровская уже знает?

— Да нет, я к вам сперва… Э-э, какое там мстить, морды их нам уже знакомы, а ещё мы оба с Замечеком пока ждали, когда ребята на машине подъедут, паспорта их посмотрели и фамилии записали. И сказали им коротко и ясно, чтобы они отьс.., того, то есть.., отцепились, потому что сейчас-то мы их так, легонько, но стоит им нас пальцем тронуть, как менты их загребут всей шарагой. А если нет, то… Ну, словом, мы им ещё хуже сделаем. Стрелять-то и я умею…

— Из чего? — Моника была в шоке. Зигмусь вдруг смутился. Моника продолжала на него таращиться.

— Так у них же стволов до черта… — ответил наконец Зигмусь.

— И вы у них отобрали?!

— А что, надо было оставить?

Монике положение показалось таким запутанным и страшным, что она села на телефон. Вонгровской дома не было, поэтому Моника позвонила своей обожаемой пани Иоанне.

Через десять минут я оказалась у неё, где явно смущённый и встревоженный Зигмусь Осика пил за кухонным столом послеобеденный чай. В гостиной тётка Моники смотрела телевизор в обществе какой-то своей подружки, и неудобно было им мешать, а в спальне устраивать трапезы не с руки. Я села напротив Зигмуся.

— Почему на тебя напали? — сразу взяла я быка за рога.

Зигмусь вздохнул.

— Вот и ребята про то же спрашивали, но мы правильно угадали: никого другого на Флоренцию не посадят, и если бы меня обезвредили, то её надо было бы снимать со скачки. Сам Йонтек говорит, что не взял бы меньше пятнадцати, кабы ему предложили придержать Флоренцию. И я за Флоренцию не хотел брать, значит, это они мне такое предупреждение сделали. Вот они и решили всех проучить: Флоренция не поскачет, а люди испугаются.

— Она там сейчас одна осталась? — вдруг ужаснулась Моника.

— Какое там одна! Если б она там одна была, я бы тут уже давно свихнулся. Марыся с ней сидит, которая из нашей группы пришла.

Моника сразу успокоилась. Они сообща объяснили мне, что на карате Зигмусь подружился с девочкой, которой сейчас шестнадцать лет. Год назад она из любопытства пришла в конюшню, а теперь была уже опытной всадницей. В карате она отличалась недюжинным талантом, с Флоренцией у неё была любовь с первого взгляда, а сейчас она сидит в каморке у выхода из конюшни и читает книжку. У неё с собой их даже две, чтобы на подольше хватило. Бояться нечего, в её присутствии в конюшню не войдёт никакой враг.

Я тоже успокоилась.

— И сколько стволов вы у них забрали?

— По правде говоря, три.

Я решила думать методично. Я знала, что под председателем попечительского совета нашли пулю, которая прошила ему руку навылет. Из покойного кассира тоже вынули вещественное доказательство. Теперь появились определённые возможности.

— И у кого эти стволы?

— Весек с Йонтеком взяли по одному, а третий у меня. Замечек не взял, на хрена он мне, говорит.

— Очень разумно. Вы должны их отдать. Разумеется, показания дать придётся, но я полагаю, никакого шума не будет. Я тебе скажу правду, чтобы ты каких-нибудь глупостей не натворил: эти пистолеты кое в чем провинились, так что нужно сравнить пули. Скажи Сарновскому и Вишняку. Погодите минутку, я сейчас позвоню.

После телефонного совещания с Янушем я уточнила распоряжения. Завтра после тренировки с ними увидятся нужные люди, потому что сейчас жокеев трудно было бы найти. У них свободное время, поэтому разыскивать их сейчас значило бы натворить много лишнего шума. Зигмусь может хоть на голову встать, но должен сообщить им по телефону или как угодно, чтобы трофейное оружие они принесли. Пусть звонит им хоть в полночь, хоть в пять утра. Возможно, удастся все устроить на месте, но может статься, что придётся ехать в участок. Однако все будет сделано тихо и без вреда для здоровья… Фамилии этих русских тоже надо сообщить.

— Да их вообще-то несложно будет найти, — с лёгким колебанием сказал Зигмусь. — Мне кажется, что они все-таки перебрались через улицу и пошли в «скорую», а там ведь все фамилии записывают…

— А что вы им такого сделали?

— Да ничего особенного. Но у двоих что-то с рукой.., ну, наверняка сказать не могу, но, по-моему, перелом… У одного — это точно — с рёбрами плохо, к тому же нос расквашен, он только пастью и дышал. А остальные как вдвое сложились, так и не могли разогнуться, вот и пошли в дугу согнутые…

— Ну и здорово же вы им накидали! Русские — народ крепкий.

— Да мы с разбегу как-то остановиться не могли, — оправдывался Зигмусь.

— Ну хорошо, а дальше? — спросила Моника.

— Не знаю. Погодите-ка, посчитаем: один в больнице, пятеро побитых. У меня получается, что в рабочем состоянии осталось только двое. Ломжинская мафия имеет шанс вернуть себе положение в обществе.

— Что? — изумлённо ахнул Зигмусь. — Вы что такое говорите?!

— Ломжинская мафия.., а что? Я слышала, что эти русские её немного придушили?

— Какое там! Вы что, шутки шутите? Они же в сговоре! Ломжаки аж визжат от радости, что русские за них всю чёрную работу делают! Ломжинские себе правят, а русские запугивают. Много эти русские знают о наших лошадях и наших людях!

— Положим, в лошадях-то и ломжаки разбираются как свинья в апельсинах, — ехидно заметила я.

— В отношении лошадей они, безусловно, идиоты, но в людях разобрались. Много бы эти русские без них сделали! Русские им долю отдают, как положено, а ломжаки тихо сидят, будто их тоже припугнули. Как же! А вы что думаете, эта русская мафия так бы у нас тут процветала, если бы её не холили, не лелеяли? В МИДе сидят какие-то сволочи, берут дикие взятки, вот и все дела! Я в этом не шибко разбираюсь, но ведь я не глухой, слышу, что люди говорят! И не слепой тоже!

Моника горестно застонала, поднялась из-за стола, зажгла газ под чайником, а потом открыла верхние дверцы старинного буфета.

— Вот теперь я понимаю, почему люди становятся алкоголиками, — сказала она мрачно. — Я только вино пью, да и то редко, но сейчас явственно чувствую, что просто обязана выпить коньяку. Говорят, это расслабляет. Тут есть какой-то коньяк. Зигмусь, открути голову этой бутылке. Страшные вещи! Я-то думала, что все как-то успокоилось, а оказалось, что стало ещё хуже.

— Русская мафия — это временное несчастье, — утешила я её. — Это побочный эффект смены государственного строя, но ничто не длится вечно. В конце концов они нападут пару раз на этих благородных кретинов с добрым сердцем, которые впускают их без проверки виз и приглашений и протестуют против выдворения «иностранных гостей» из страны. Может, это ускорит развязку.

Зигмусь без особого труда управился с пробкой. Политикой и историей он заниматься не собирался.

— То есть что, надо все рассказать в полиции без утайки и вранья?

— Да-да, все как положено, без малейшего вранья. Не болтай об этом, но наша полиция тоже пришла к выводу, что надо применить нетипичные методы. Людьми особо рисковать не следует, но мафию окоротить не мешало бы…

* * *

Лошади пошли на тренировку, люди вместе с ними, и конюшни опустели. Ворота не были заперты, только вдвинуты засовы, поскольку неизвестно было, кто, когда и каким путём приедет с тренировки. Конюх Двуйницкого, который шёл с круга к зданию конюшен, краем глаза заметил какого-то конмальчика, скорее всего Вонгровской, пробегающего у входа. Конюху показалось, что мальчик вроде как выглянул посмотреть на лошадей на тренировке, а потом вернулся обратно, потому он и решил, что это мальчик Вонгровской. Он выбросил мальчика из головы и занялся своими делами.

Мальчишка подождал, пока конюх Двуйницкого скрылся из виду, огляделся по сторонам и дёрнул засов. Дверь легко открылась. Он скользнул внутрь, и если бы кто-нибудь посмотрел в лицо пареньку, то увидел бы на нем квинтэссенцию страха.

Не закрывая за собой дверей, дико перепуганный парень пошёл вдоль денников, читая клички лошадей. В руке у него был пластиковый пакет. Он дошёл до денника Флоренции. Он был открыт. Мальчишка ещё раз огляделся и на цыпочках вошёл. Почему на цыпочках, он и сам не знал, ведь кругом никого не было, никто не мог ни увидеть, ни услышать его. Он пробыл в стойле секунд десять, а когда выбежал, пластиковый пакет был пуст. Парнишка смял пакет и сунул за пазуху. Потом осторожно выглянул за ворота. Поблизости по-прежнему все было тихо и спокойно. Парень выскочил наружу, закрыл за собой ворота и задвинул засов. Руки у него тряслись. Уже без оглядки он понёсся вдоль стены здания, как вспугнутый заяц, и замедлил шаги только метров через двадцать. Он был рядом с огороженным лужком, на котором пасся всего один конь. Тут же сидел на траве у столбика какой-то тип в огромных тёмных очках, заслоняющих пол-лица. На носу у типа был прилеплен лист лопуха.

Он даже не поднялся при виде паренька. Паренёк подошёл к типу. Они перекинулись двумя фразами и обменялись: в руки типа с лопухом перешёл смятый пластиковый пакет, а в руки паренька — купюра. Тип ловким движением поднялся с травы, парень развернулся, помчался прочь, словно за ним гнался сам сатана, и пропал между конюшен.

* * *

Флоренция принимала участие в шестой скачке. А перед самым стартом третьей в кресле за моей спиной внезапно возникла взволнованная Моника.

— Здравствуйте! Вы не заняты?.. Я просто должна вам все рассказать, я специально к вам сюда приехала, ведь от таких вещей может удар хватить… Я же говорила, что это не лошадь, а чудо!

Я так резко к ней повернулась, что столкнула с подоконника воскресную программку, все купоны своих ставок, сигареты, зажигалку, пустую банку из-под пива, лишь в последний момент успев схватить бинокль. Разумеется, голова у меня была занята до такой степени, что все криминальные вопросы из неё просто вылетели. Я пыталась решить, на кого поставить в четвёртой скачке кроме четвёрки, которая напрашивалась сама. Вокруг царило недолгое затишье. Моника внесла резкий диссонанс в мирную атмосферу.

— Господи Иисусе, что случилось?! Что-то новое?!

— Ну, конечно! Они вовсе даже не отказались от своих попыток! Это свиньи, да нет, какие там свиньи, это.., это просто гниль какая-то, я таких мерзких зверей даже не знаю! В конце концов сама стану воевать с этой мафией, я сильная, спортивная, буду ходить с этим своим тесаком! Мне плохо делается уже при одной мысли о них! Вы знаете, они пробовали отравить Флоренцию!

Новость была, безусловно, потрясающая, и я совершенно остолбенела. Я смотрела на Монику с ужасом, а хаос в голове не давал мне даже как следует сформулировать все рвущиеся на язык вопросы.

Моника три раза глубоко вздохнула и начала рассказывать все по порядку возмущённым шёпотом.

Вонгровская как раз была в конюшне, когда Флоренция вернулась с утренней пробежки. Раз она уже вернулась с круга, то имела право позавтракать. Не прошло и минуты, как из стойла донеслись страшный грохот, треск, удары и дикое ржание. Просто счастье, что остальные лошади ещё не пришли в конюшню, потому что они непременно взбесились бы! Агата сразу поняла, что бушует Флоренция, и все помчались туда. Флоренция скандалила, как никогда, она в бешенстве молотила копытами во что попало, а сено было разбросано во все стороны. Сено всегда лежит в углу, но Флоренция фыркала и раздувала его в страшном возмущении, топтала копытами и рвалась выйти. Её вывели. Агата лично проверила все стойло, потому что ожидала найти там как минимум змею или что-то страшное. Ну, и нашла мяту…

Чувства Флоренции я прекрасно понимала, я бы тоже молотила копытами, если бы мне пихали в рот мятные конфеты.

— Какая мята и где? — сразу спросила я.

— В сене. Там сухое сено и солома, тоже сухая. А по сторонам были разбросаны листья мяты, свежей мяты. Немного ещё оставалось в углу около сена. Агата собрала их и на всякий случай помчалась к Еремиашу, он у себя в ветеринарке лабораторию устроил. Оказалось, свежую мяту пропитали смесью мышьяка с чем-то ещё, чуть ли не с цианистым калием. В общем, с чем-то жутким. Даже если бы Флоренция от этого не пала, все равно очень тяжело заболела бы, может, никогда бы не поправилась. Они решили использовать мяту, потому что она интенсивно пахнет, рассчитывали на то, что лошадь все съест, прежде чем что-нибудь заподозрит.

— Они не знали, что она не любит мяты?

— Наше счастье, что не знали! А она пришла в ярость. Страшно возмутилась, что ей подложили такую гадость. Она фыркала так, что сено с мятой налетело в кормушку, отовсюду ею пахло, вот Флоренция и рвалась выйти. Агата в конце концов сменила ей денник — хотя прежний и вычистили как следует, Флоренция все равно не захотела возвращаться. В новом деннике Агата дала ей петрушку, укроп и морковку. Кое-как её уломала. Господи, как подумаю, что она могла бы любить мяту!..

— А лошади, как правило, её любят, — сказала я потрясённо.

— Да все травоядные любят. Какое счастье, что мы никогда никому не говорили об этих се особенных пристрастиях, про попытку никто почти не знает, и вы никому не говорите. Кроме того, не знаю, может быть, она почуяла яд, но даже если бы и так, для неё важнее мята. Ничего с ней не случилось, хотя она бесилась и разбила поилку. Когда я туда приехала, все уже кончилось, и она мне обо всем рассказала. Вы знаете я ведь понимаю, что она мне говорит! Она жаловалась, что ей сделали страшную подлость, но вместе с тем — честное слово! — была полна триумфа и злорадства. Что она, дескать, победила врага, сумела его растоптать. Господи, я их и не знаю, откуда у неё такие черты в характере. Кобылы обычно нервные, но они кроткие, агрессивностью и драчливостью отличаются вообще-то жеребцы. А у неё боевой огонь в крови. Понять не могу, откуда это… Мармильон был такой пентюх…

— И неизвестно, кто ей такую гадость подсунул?

— Какой-то подлец. Подговорили его. Не из нашего отделения, это точно. У Вонгровской Флоренция для каждого — божество и святыня. Какой-то кретин и преступник. Тут шатается множество сотрудников, много временных работников, молодёжь.., да мало ли кто. Лошади на тренировке, конюшня пуста, каждый мог войти и подложить любую гадость. Мы с Агатой обе расспрашивали людей, никто никого не видел…

Все это было по-настоящему страшно, и меня охватило мрачное бешенство. Какого черта они так прицепились к нашей Флоренции?! Она же не каждый день скачет, подумаешь, раз в три недели, что, не могут её оставить в покое? К тому же до сих пор по чистой случайности во все скачки одновременно с Флоренцией попадала ещё какая-нибудь замечательная лошадь и всегда существовала возможность, что она окажется лучше Флоренции, поэтому ставки шли почти поровну. Флоренция пока не такая уж стопроцентно первая, бывало и почище. Так в чем же тут дело?..

— Понятия не имею, — беспомощно сказала Моника, с которой я поделилась своими мыслями. — Это, наверное, какой-то заговор против Флоренции и против Зигмуся вместе. Он упрямится, отказывается придерживать лошадь. Если бы поймать того отравителя, можно было бы его спросить, в чем дело, но я сама не отгадаю.

От касс вернулись по одному Метя, Мария и Вальдемар. Юрек подслушивал, на что люди ставят, но теперь протолкался к своему креслу. Я повернулась к дорожкам, потому что стартовала третья скачка.

Моника Гонсовская тоже вооружилась биноклем.

— Что он делает?! — раздражённо сказала она почти сразу же. — Подвинулся рассудком?

Я открыла было рот, чтобы спросить, что она имеет в виду, но тут же снова его закрыла. Я и сама могла отгадать, в чем дело. В этой скачке Зигмусь Осика выступал на лошади Глебовского, он часто скакал на чужих лошадях и каждый раз старался выиграть, поэтому рвался вперёд. Ему очень хотелось засчитать себе как можно больше побед, чтобы стать полноправным жокеем. На сей раз Зигмусь почему-то стал выделывать фортели. На старте он просидел: не очень, всего лишь корпус. Однако этого хватило, чтобы он остался последним. Свободного пути ему не было. Тогда он поступил вроде бы разумно, направил лошадь на внешнюю дорожку, но это удлиняло путь, а дистанция была короткой, всего тысяча четыреста. На прямой он постарался выдвинуться вперёд, посылая лошадь, но время было упущено, и в результате он пришёл третьим.

Моника наклонилась ко мне.

— Знаете, я могу считать себя полной кретинкой. Я снова ничего не понимаю. Эта лошадь должна была выиграть, я её сегодня утром видела, она была в отличной форме! В этой скачке ни одна лошадь не тренирована как следует, Зигмусь мог бы прийти первым без малейшего труда. И я на него поставила! Он сделал две кардинальные ошибки…

— Удивительно разумный парень, — похвалила я его, перебивая Монику, потому что во время скачки сообразила, в чем дело. — Ему велели придержать лошадь, надеюсь, хотя бы за деньги. Мне кажется, он пошёл на уступки здесь, чтобы оставили в покое Флоренцию. Не требуйте от него слишком многого.

— Как это?!.. Ну да, возможно. Но ведь у Глебовского теперь будут к нему претензии! Он-то Зигмуся посадил как хорошего жокея…

— Не переживайте! Если у Глебовского нет в этом своей собственной выгоды, так я просто царица Савская и оперная примадонна. У него какой-то там свой шахер-махер с мошенниками, мне кажется, он совсем даже не на собственную лошадь ставил. Вы поспрашивайте Зигмуся, но деликатно.

Рядом Вольдемар шептался о чем-то с Марией и Метен, время от времени они посматривали на меня. Моника выскочила из кресла и помчалась на конюшни. Мария села рядом, Вольдемар и Метя у нас за спиной.

— Ну и пожалуйста, — ликующе сказал Метя неизвестно почему. — Интересно, что ты на это скажешь.

Я поинтересовалась, на что именно.

— Вальдемар говорит, что он подсмотрел нечто страшное, — сказала Мария. — Какой-то тип играл против Флоренции на огромные деньги. Все без неё, последовательности, триплеты, квинты…

— А что она говорила, ваша Моника? — встревоженно спросил Вальдемар. — С этой лошадью что-то творится? Тот тип играл наверняка, по пятьсот тысяч ставил — и все без Флоренции. Если Флоренция не придёт, он все деньги из кассы вычистит. Вы что-нибудь об этом знаете?

— Это который же так ставил? — вскинулась я. — Вы мне можете его пальцем показать?

— Могу, рожа знакомая, часто тут крутится, но я не знаю, кто он такой. Такой высокий, молодой, с носом картошкой…

Он оглянулся, поднялся с кресла и посмотрел на людей за барьерчиком.

— О, вот он! Который стоит у буфета! Метя тоже поднялся и посмотрел.

— Это русский, — сказал он. — По-нашему говорит, но плохо. По-моему, он из русской мафии.

— В таком случае я все знаю, — злобно ответила я. — Эта чёртова русская мафия прицепилась к Флоренции…

— Эта чёртова русская мафия цепляется к каждому фавориту, — перебил меня Метя. — Они уже два раза преуспели с двухлетками, насколько я знаю, на этом обогатились Ровкович, Сарновский и Вишняк. Поэтому Клеменс проиграл, кстати. Не говоря уже о Симоне.

— И что ты об этом знаешь? — нетерпеливо спросила Мария. — Ты говоришь, что все знаешь.

— Они хотели отравить Флоренцию, сегодня утром. Но вы об этом ни гу-гу, на всякий случай. Это пока тайна. Они, видимо, думают, что это им удалось. У Вонгровской творилось сегодня такое.., содом и гоморра! И Агата бегала к Еремиашу. Может быть, кто-нибудь подсматривал за ними издали и решил, что несчастье все-таки случилось, но соваться в конюшню они не решились. Однако ничего подобного не произошло, Флоренция отравленную траву есть не стала, а хулиганила она, потому что очень рассердилась. Она поскачет и нормально выиграет.

— Так ведь её бы сняли, если бы она отравилась!

— Неизвестно. Еремиаш проверял яд, открыл там страшные штуки, но ведь тут условия не как у твоих лабораторных крыс. Яд мог подействовать с опозданием…

— Это из-за того, что Осика не хочет её придержать, правильно? — уточнил Вальдемар.

— Конечно! Он настаивает на том, что на Флоренции будет скакать честно, и иначе не получится.

— Он в конце концов доиграется…

— Его уже пробовали побить. В добрый час он решил учиться карате!

— Много ему даст карате, когда они начнут стрелять.

— Перестань, тут не Дикий Запад, — рассердилась Мария. — Что, во всех будут стрелять?

— Именно! — заверил её Метя. — Придут сюда с автоматом, поставят всех в стенке — и веером от живота. Я в таком случае полезу под кресло, а как вы — не знаю…

— Да что же это творится?! Неужели их нельзя выловить? — разозлился Вальдемар. — Кто их сюда впускает?! Что за порядки, где полиция?! На дорогах ловить и штрафы за скорость впаивать — это пожалуйста, а тут их днём с огнём не найдёшь!

Я приняла мужественное решение и вскочила с кресла.

— Очень хорошо, я иду к директору, и посмотрим, что он на это скажет!

Директора мне удалось поймать в тот редкий момент, когда он случайно остался в своей ложе один. В дверях я столкнулась с выходящими, пропустила их, вошла сама, уселась и высказала ему все, что знала. Он терпеливо меня выслушал.

— Вы можете мне его показать, этого представителя русской мафии?

— Могу, я его хорошо рассмотрела, но ведь вы же не будете со мной бегать по всему второму этажу. Правда, пару минут назад он сидел у столика…

— Хорошо, посмотрим…

Русский мафиози по-прежнему сидел у стола и пожирал ветчину с горошком. Вместе с ним за столиком сидели ещё двое каких-то незнакомцев. Директор отошёл от окна и вызвал к себе пани Зосю.

— Надо проверить его пропуск. Скажете мне потом, кто это и как его фамилия. Большое вам спасибо, — обратился он ко мне.

Я не собиралась помогать проверять личность бандита, не хватало ещё, чтобы русская мафия обратила на меня внимание. Я вернулась в своё кресло, а на остальных гадов, решила натравить Януша, потому что в этом деле полиция и так работала усердно.

Шестая скачка доставила нам множество острых ощущений. Флоренция бросалась всем в глаза не только своей отличной формой, но ещё и каким-то радостным ликованием. Она стартовала под номером четыре, поэтому позиция у неё была достаточно удобная, но вторым номером шёл Метис Липецкого с Сарновским в седле. На него не ставили, потому что Сарновский уже два раза его придерживал, но все-таки существовал шанс, что на сей раз Метис может выиграть фуксом, особенно потому, что скачет с Флоренцией. На пятёрке скакал Бялас. Если эти двое вылетят вперёд, то могут зажать Флоренцию между собой. Господи, что тогда несчастному Зигмусю останется делать…

Я вскочила и кинулась на Вальдемара.

— На каких лошадей ставил этот мафиози?

— Два-три-пять во всех комбинациях.

— Вот свиное рыло! Два-три — это целое состояние. На Сарновского ставят скверно. На тройку вообще не ставят…

— Если бы пришёл кто другой, кроме Флоренции, то уж скорее два-пять. Сарновский с Бяласом сговорились… Завыл рупор.

Стартовые боксы стояли просто ужасно, от нас их заслоняла крона дерева. Рассмотреть можно было только тех лошадей, которые шагали сзади и ждали своей очереди. По крайней мере, из этого можно было сделать вывод, какие лошади уже вошли в бокс. Флоренция, как всегда, была последней.

— Старт, — сказал рупор, и мы затаили дыхание. Сарновский или Осика?! — Лидирует Флоренция, второй — Метис.

Теперь я увидела Флоренцию в бинокль.

— Есть!!! — завопила я. — Справилась!!!

Она скакала по своей дорожке. Сарновский не пустил её в кучу. Какой замечательный жокей! Кабы не его патологическая жадность, он мог бы стать лучшим в Европе, хотя, может быть, он ещё боялся и мордобития. Красивый парень, ему жалко физиономии, а может, его прелестная Кася над ним так трясётся и запрещает рисковать… Флоренции ничто не могло помешать, она вырвалась вперёд и вписалась в поворот со своим потрясающим наклоном, не теряя темпа. Сарновский держался сразу ,за ней, как приклеенный, он снова показывал класс, ехал гениально, сократил себе дорогу, придерживаясь бровки. Зигмусь обернулся к нему.

— Не зевай, дурень, на что таращишься!! — заорала я сердито и отчаянно.

— Давай, Флоренция!!! — ревел Метя. Вся ложа орала «Давай, Флоренция!» Только я молчала, потому что от волнения у меня сорвался голос. Он вернулся ко мне, только когда лошади вышли на середину финишной прямой. Флоренция по-прежнему шла первой, сразу за ней мчался Метис, можно сказать, держась за её хвост. Похоже было, что так они и придут. Я очень надеялась, что Зигмусь не станет недооценивать противника. Зигмусь Зигмусем, а сама Флоренция не собиралась никого вперёд себя пропускать. Ей нравилось скакать первой, во главе всей кучи. Я почти ожидала того момента, когда она пожмёт плечами, как некогда Флоренс на копенгагенском ипподроме. Флоренция поскакала резвее, словно на копытах у нёс были крылья.

— Флоренция, Метис, — сказал громкоговоритель, и от единодушного вздоха облегчения в ложе чуть не вылетели стекла. Тут все ставили на Флоренцию, даже Юрек.

— Я бы от инфаркта умер, если бы этот Метис выиграл, — признался Юрек. — Ведь я до последней секунды сомневался, не поставить ли на него. И ведь на один корпус!

— Теперь Сарновский плюёт себе в бороду, что показал, на что Метис способен, — ядовито заметила Мария. — Я домой не поеду, пойду к Флоренции с визитом после скачек. У меня сахар есть.

У меня была ещё и петрушка, но я успела прикусить язык и промолчать. В такой ситуации не следовало разглашать пристрастий Флоренции.

— Ну вот и проиграли русские мафиози, — радовался Метя.

— Нашёл чему радоваться, — набросилась я на него. — От голода они из-за одного проигрыша не умрут, а мстить будут обязательно. А я не могу предугадать, каким образом. И это меня очень огорчает.

— Мстить будут по-всякому, разве что решат отвязаться…

— Слушай, со мной, наверное, что-то случилось, но я стала думать логически, — решительно заявила Мария. — Если он знал про отраву и ставил на всех лошадей, кроме Флоренции, ясно же, что этот человек принадлежит к русской мафии? Так ведь? Может быть, его вообще специально послали поставить. Надо бы к нему прицепиться, у него же есть фамилия… Можно проследить, где он живёт, с кем встречается, может, сумеют их найти и выловить, а? И выкинуть из страны.

— Я тебе скажу всю правду, — ответила я грустно. — Единственный способ с ними действительно справиться — это огнестрельное оружие. Они ухлопали кассира и прострелили Кшися, за это они понесут ответственность, конечно, если попадутся, потому что такие шуточки хорошо описаны в уголовном кодексе. А вот за убийство лошади никому ничего не может грозить, никому ничего не будет, тем паче если просто попытка, к тому же неудавшаяся. Я же тебе говорила, что мы — народ варваров. Чем выше уровень цивилизации и культуры, тем культурнее отношение к животным, а мы пока что остаёмся на этапе кочевых племён. Все, что живое, но не человек, годится только в пищу, и привет. Нет никаких законов против сволочей, которые издеваются над животными. Ты можешь двадцать раз доказывать, что они травили лошадь, причинили ей увечье, боль, делали ей убийственные уколы всякой гадости, но им ничего не будет. А вот если работники конюшни дадут им по морде, то будут отвечать по суду. И что? Наверное, единственный метод — навешать им как следует и убрать за пределы территории, а они потом пусть сами объясняются.

— Надо изменить закон!

— Надо бы, но ты сама видишь, чем занимается сейм. Рекламными плакатами в городе и прочей подобной ерундой.

Мария терпеливо меня выслушала, что-то пробормотала под нос, но царящая вокруг атмосфера отвлекла её.

— Ладно, потом с тобой об этом поговорим, — сказала она. — Седьмая скачка, последний триплет мне осталось угадать!

* * *

Из ворот дома на улице Замойского вдруг выскочила девушка, страшно растрёпанная — а грива у неё была такая, что можно было позавидовать, — босиком и в половине юбки. Вторая половина, оторванная, волочилась по асфальту. Девушка мчалась не разбирая дороги и кинулась прямо под колёса проезжающей патрульной машины милиции.

Полицейский водитель отличался тем же качеством, что и большинство остальных водителей, а именно — страшно не любил давить живых людей. Он успел притормозить буквально в последний момент, и девушка упала на капот. Руками она закрывала лицо, между пальцами сочилась кровь. Когда экипаж патрульной машины выскочил к ней, они услышали, что девушка стонет. Картина для полиции просто клиническая.

За девушкой из тех же ворот выскочил какой-то тип, увидел, что происходит, застыл как вкопанный и в мгновение ока снова скрылся в тёмной подворотне. Один из полицейских на всякий случай бросился за ним, но, невзирая на спортивную форму и мгновенную реакцию, уже никого не успел поймать. Типа не было видно, на весь двор из какого-то окна ревел телевизор, заглушавший все мыслимые звуки, так что невозможно было угадать, куда делся гипотетический подозреваемый. Он мог вскочить в подъезд, мог спрятаться в подвале, мог пробежать через двор и выйти на улицу. Искать его в темноте не имело никакого смысла. Полицейский вернулся к машине.

Девушка отчаянно рыдала и стонала, не говоря ни единого слова. Ребята осторожно отвели её руки от лица, она судорожно вцепилась им в мундиры. Полицейские увидели опухшее, залитое слезами лицо с рваной раной на щеке, но других травм, к счастью, не было. Нос, глаза и челюсть были у девушки в порядке.

Кроме рыданий, от неё ничего нельзя было добиться. Она заговорила по-человечески только тогда, когда старший сержант уточнил план действий. Они отвезут её в травмпункт, потому что надо зашить щеку, а один человек останется у ворот на всякий случай…

— Нет!! — истерически закричала она. — Не оставляйте человека!! Они его убьют!

По-польски она говорила с сильным русским акцентом, а смысл её слов был крайне интересный. Экипаж патрульный машины насторожился.

— Говорить ты можешь, — заметил старший сержант. — Кто тебя побил, наши или ваши?

— Наши, — всхлипнула девушка.

— То есть русские тут устроили малину. Порядок. В травмпункт мы все равно поедем, а Метек тут останется. На глаза только не надо лезть.

Прежде чем девушку передали в руки врачей, она ещё по дороге дала совершенно зарёванные показания. Никаких фамилий она не стала называть, отказалась назвать номер квартиры, где поселились её земляки, но зато призналась, что они хотят сделать страшную глупость. Они собрались уехать дальше на Запад, здесь опасно, слишком близко от родной границы, а этот идиот, её парень, ну, вообще-то он её муж, они расписаны, упёрся, что останется подольше. Если что, он стрелять будет. Так решил. Там ещё два человека, все они в это замешаны, они его поддержали, а она противилась. В запале она пригрозила, что пойдёт и донесёт на них, тут ей дали по физиономии каким-то тяжёлым предметом. Они хотели её удержать, но она убежала, потому как знала, что её могут вовсе убить, даже если она с этим доносом и не пойдёт. За ней гнался один такой гад.., а мужа своего она любит, хочет спасти его и себя, а денег у них хватает…

На деликатный вопрос, откуда у них эти деньги, она ответила, что муж играет. Он фартовый такой, и всегда ему везёт. И вот его одолела жадность, ему все хочется больше и больше, а на то, чтобы уехать, в самом деле хватит, хоть до Америки или пусть даже до Германии, а она готова работать…

Очередной вопрос — во что именно играет этот фартовый муж — остался без ответа. Девушка немного опомнилась, пришла в себя, замолчала и отказалась рассказывать дальше. Она не сказала даже, как её зовут, документов у неё при себе никаких не было, остальную часть пути она проехала молча, только тихонько постанывая и хлюпая носом.

Её не оставили в покое и на произвол судьбы не бросили. Мало того что поначалу она молила о помощи, но и вопрос удачи фартового супруга в игре вызвал немалый интерес. Щеку зашили без осложнений, жертве вкололи успокоительное и с комфортом устроили её в камере предварительного заключения. Исполнительные власти прекрасно знали, каким образом можно преодолеть её неразговорчивость.

Событие это имело место в понедельник. В среду после скачек мы втроём с Марией и Метей посадили Януша в центре дивана, чтобы он ни в коем случае не смог сбежать.

Кастрюлю с говядиной в густом соусе я поставила на стол, дала каждому по тарелке, вилке и куску хлеба, поставила к этому стаканы и банки с пивом и решительно отказалась выполнять какие бы то ни было ещё хозяйственные обязанности. Я тоже собиралась принять участие в разговоре.

— Гонората со мной разведётся, — возвестил Метя, принюхиваясь к мясу. — Очень даже аппетитно пахнет, очень даже… Она говорит ещё, что в прошлый раз она кое-что поняла, а в этот раз снова от неё все скрывают, и от страха она уже и спать не может. И все повторяет, что я ей ничего не рассказываю, а если что рассказываю, то не полностью.

— Так рассказывай ей все полностью и не морочь нам голову, — отругала я его. — Ой, забыла про помидоры, они лежат на буфете… Ну ладно, принесу…

— А салата у тебя случайно нет? — робко спросила Мария.

— Кочанный только. Готовить его не стану, но хочешь — возьми.

Я притащила здоровенный початый кочан салата в пакете и положила на стол.

— По-моему, банкет готов. Кто хочет, пусть сам себе отрывает, а я больше ничего не стану делать. Говори, что дальше было! Как её склонили к разговорам?

Януш, к счастью, в середине дня чем-то пообедал, поэтому не был очень уж голоден и мог говорить.

— Очень просто. Дали ей возможность выбрать: либо даёт показаний, либо возвращается на родину. Она ни секунды не раздумывала, умоляла только, чтобы пощадили мужа. Они играют на скачках.

— Ха!.. — прокомментировал Метя и махнул ложкой, с которой слетел небольшой кусок мяса и шлёпнулся в вазочку с цветами.

— Оказывается, они входят в ту самую шайку, что орудует на ипподроме, — продолжал Януш. — Её муж что-то вроде казначея, то есть кассира, потому что они, разумеется, делают все это в складчину, а не индивидуально. Стадный инстинкт. Выигранные на скачках деньги он должен менять на доллары и пересылать в Минск, шефам. Он уже долгое время этих обязанностей не выполняет, деньги оставляет для себя, а шефам врёт, что игра идёт плохо. Осика должен как раз служить примером, что эти польские жокеи не хотят подчиняться. А девушка чувствует, что дело вот-вот лопнет, потому и стала мечтать о бегстве. Сердцем чует опасность.

— Ах, души славянские наши… — с чувством проблеял Метя.

— Тише ты! И что дальше?

— Предвидя репрессии со всех сторон, она стала настаивать, чтобы все уехали, а они её наказали при помощи пистолетного ствола. Разумеется, девушка понятия не имеет обо всех подробностях их бизнеса, непосредственного участия ни в чем не принимает, и полиции пришлось о многом просто догадываться на основании её показаний. Зато у девушки вырвалось, что нападения на выигравших на ипподроме — это совсем другое дело и даже другая шайка. Наверное, мафиози поделили роли или даже между собой конкурируют. Можно сказать, что это две ветви власти, законодательная и исполнительная: одни культурно угрожают, а вторые занимаются воплощением угроз в жизнь.

— Да нет, это скорее деление на работников умственного и физического труда, — заметила я.

— Что-то в этом роде.

— Ну а дальше? — нетерпеливо погоняла нас Мария.

— А дальше девушка умоляла, чтобы её оставили в камере, — продолжал Януш. — Поводов на самом деле не было, из жалости ей продлили арест ещё на двадцать четыре часа, а сегодня выпустили. Номер квартиры она в конце концов сказала, поручик Пелек проводил её туда, в квартире застал симпатичного молодого человека, которого даже не стал допрашивать, а сразу же сказал, что если дама столкнётся с неприятностями, то полиция уже знает эту компанию и церемоний разводить не будет.

— Это был её муж, этот парень? — спросила Мария.

— Нет, один из дружков мужа. Пелек проверил его паспорт, притворившись, что о их делах никакого понятия не имеет, чтобы девушку не подвергать опасности. Русские снимают эту квартиру у женщины, которая переселилась к своей родственнице, очень хорошо ей платят, но не это главное. Живут они там вчетвером. Среди них некий Василий Станиславович Игнатов.

Я едва не подавилась куском помидора.

— Холера! — сердито сказала я.

— А что? — полюбопытствовал Метя.

— Как это что, это же тот самый, со скачек! Зося мне сказала его фамилию. Игнатов, мать его такая-сякая!

— Вот именно! — подхватил Януш. — Что было на скачках? Я знаю окончательный результат, но одно дело, когда директор разговаривает с тобой, и совсем другое — когда с полицией.

— Не знаю, кому в итоге от этого лучше — мне или полиции. Я увидела этого Игнатова собственными глазами и помчалась к директору. Что такое, вежливо спрашиваю, что за дела, этого типа тут на дух не должно быть! Директор не из тех, кто разбрасывается государственными тайнами, но весьма дипломатично дал мне понять следующее: пропуск у типа отобрали под каким-то там предлогом, а с понедельника появились угрозы. Кажется, по телефону. Из министерства иностранных дел, какой-то там кретин…

— Сперва надо проверить, где он живёт и на чем ездит, а потом уже можно делать вывод, кретин это или очень разумный человек, — наставительно сказал Метя.

— Не перебивай! — накинулась на него Мария. — И что этот разумный человек?

— Оказал давление, — мрачно и ехидно пояснила я. — Дескать, не надо подвергать дискриминации иностранцев, откуда бы они ни были. Вышеупомянутый иностранец ведёт себя культурно, воспитанно, водку к бигосу пьёт умеренно, в предосудительных поступках не замечен. Повода для притеснений не даёт, так что зачем нам международные недоразумения. Если министерский гангстер оказывал давление ещё на каком-нибудь основании, директор мне об этом ничего не говорил. Ему все это, разумеется, страшно не понравилось, но он и этого не сказал. А мне все больше кажется, что, выкинь их директор с ипподрома, директорша сегодня была бы вдовой. Потому я и хочу при оказии спросить, что с теми пулями, которые вынули из председателя попечительского совета, ибо мне этого ещё не рассказывали.

— В Кшисе нашли только одну пулю, — напомнила Мария, отрывая от кочна два огромных листа салата.

— И мне дай, и мне, — попросил Метя, протягивая руку.

— Пули соответствуют, — покорно сказал Януш. — Обе выпущены из одного и того же пистолета: и та, что была в кассире, и та, что в Кшисе. Председатель попечительского совета жив, как подснежник.., тьфу, заразила ты меня этими своими странными сравнениями!

— Лучше сравнениями, чем, скажем, желтухой, — заметил Метя.

— Так вот, председатель здоров как бык, сегодня дал чрезвычайно ценные показания. Глаза у него есть, уши тоже, и кое-какие выводы он сделал. Пока не скажу вам, какие именно, потому что на скачках вы превращаетесь в сгусток эмоций. Эмоциональное существо себя не контролирует, и у вас случайно может что-нибудь вырваться. Если не слово, то хоть взгляд.

И не могу вам сказать, какую операцию задумано провести, по той же самой причине. Так что не обессудьте.

— Не обессудим, — великодушно заверил Метя. — Но я лично не верю, что у них только один ствол. Такой вот я Фома неверующий.

— Так и не верь, у тех сволочей, которые напали на Зигмуся с ребятами, отобрали три ствола, — напомнила я. — И к тому же я не знаю, был ли тот самый пистолет среди тех, что отобрали…

— Был, — заверил Януш. — Одним из пистолетов — вам все равно каким — воспользовались в обоих случаях: убили кассира и ранили председателя. Травмированные хулиганы прямо сейчас из больницы не выйдут, не смогут. Должен признать, что к вашему Кшисю я питаю большое уважение, отважный мужик.

— А окна в порядок никак не приведёт! — немедленно рассердилась я. — Среднее вообще не закрывается, во время последнего дождя на полу воды по щиколотку было, у пана Здися выигрышный купон утонул! А чтобы открыть любое из этих окон, нужно два силача Бамбулы и швабра! Ну ладно, я только наполовину в претензии, хоть снятых со скачки лошадей вывешивать стали…

— А на кого-нибудь ещё нападали? — поинтересовалась Мария. — Я имею в виду тех, кто выиграл.

— На двоих, с противоположной трибуны. Причём один был настолько пьян, что до сего дня точно не уверен, что сталось с его деньгами. Возможно, что он страстно обнимал злодеев и силой совал им деньги, но в этом он явно не признается. Он допускает также, что мог деньги потерять, но есть свидетели, которые видели его в компании наших бандитов. Однако эти действия поутихли, так что у нас есть подозрения, что руководил ими этот Фёдорович.

— Какой ещё Фёдорович? — спросил Метя.

— Жертва Флоренции.

Я обмахнулась листом салата, как веером.

— Нет-нет, не беспокойтесь, о Флоренции никто не узнал, — успокоила я Марию и Метю, которые аж подпрыгнули от испуга. — То есть на скачках все обо всем знают, но никто ничего не говорит и официальным путём ментам ничего не известно.

— Помню, Дьявол вот ещё был таким же, — расчувствовался Метя, ударяясь в воспоминания. — Чуть что ему не нравилось, он начинал молотить копытами, аж искры летели. Но умный зверь был, Еремиаша никогда не трогал, даже если тот его обследовал и надо было терпеть боль. Зато своими глазами я раз видел, как к нему неосторожно подошёл блаженной памяти покойник Дерчик. Как раз я случайно издали на них смотрел. И ведь правильно подходил, спереди, только не успел я глазом моргнуть, как Дьявол уже повернулся к Дерчику задом и копытами ударил, а Дерчик полетел, как камень из рогатки. Спасибо, что упал на перегной, мягко было падать. Кабы у наших футболистов такой удар был…

— Ас той девушкой ничего плохого не сделают? — встревожилась Мария. — Может быть, вам надо как-нибудь подстраховать её?

— Мы сделали все, что надо. Она в безопасности, потому что мы их очень серьёзно предупредили, что за малейшее нарушение закона их выдворят на родину. Пусть следят, чтобы на неё, скажем, кирпич не свалился, чтоб под машину не попала, потому что все равно подозрение падёт на них. А возвращения обратно они боятся больше всего. Кроме того, у них уже появился от нас ангел-хранитель, и они об этом знают.

— А не пришьют его?

— Думаю, скорее попытаются от него улизнуть. Всю полицию не перестрелять, и они это тоже понимают. Существует, разумеется, опасность, но с этим ничего уж не поделаешь — работа такая…

Один на один я задала ему вопрос, который рвался мне на уста в течение всего нашего ужина. Любопытство сосало меня, как пиявка, кусало почище клопов.

— Ну хорошо, я постараюсь даже глазом не моргнуть, но мне-то уж ты можешь сказать, что вы там выдумали? — прошептала я невозможно нежным голосом, стараясь вложить самые соблазнительные интонации в эти совершенно не любовные слова. — Что уж вы могли такое придумать, чтобы от такой малости, как взгляд, это могло раскрыться? Клянусь, я буду молчать как потрошёная рыба!

Мужик есть мужик: в конце концов, он не вчера со мной познакомился и не по пьянке. Правда, он колебался, но потом растаял и рассказал, в чем дело. Я пришла в восторг от их идеи, но и заволновалась. Он вынудил меня ещё раз дать торжественную клятву, что никоим образом не выдам его, невзирая ни на какие обстоятельства.

* * *

— Я себе позволила прийти, потому что на этой неделе Флоренция не скачет, а я только раз в жизни видела дерби, — сказала Моника, садясь в кресло позади меня. — Вы говорили, что на дерби всегда собирается толпа. Тут можно занять место?

— Я вам займу, — пообещала я. — Я специально приеду пораньше, к тому же и сегодня страшная толпа. Вы одна приедете или со своим другом?

— С другом.

— Отлично, займу два места.

На парня Моники я посмотрела с огромным интересом, потому как давно считала, что такая красивая девушка не должна быть незанятой. Парень ей очень подходил: высокий, плечистый, красивый и симпатичный. Про его профессию я не спрашивала, а жокеем он быть явно не мог, под таким весом кони не скачут. В субботу она привела его в первый раз и уже успела показать ему весь павильон, в котором мы сидели.

Погода в эту субботу была прекрасная, на безоблачном небе светило солнышко, но дул сильный ветер. Он дул как раз в наши окна и выдувал все на свете, а открытые двери только усиливали сквозняк. По воздуху летали купоны, компьютерные карточки, деньги и предметы одежды. Люди носились по всему помещению в погоне за своим сбежавшим имуществом, ползали под креслами и копались в цветочных горшках на подоконниках. По этой причине двери вроде как были закрыты, но это чисто теоретически, а на практике, поскольку ими постоянно пользовались, они вызывали страшные вихри и ужасающе бухали, закрываясь. Это произвело на меня неслабое впечатление в момент прибытия, потому что меня подхватило вихрем, оглушило грохотом и вырвало из рук программу. С места в карьер я побежала скандалить по этому поводу, но в самом начале скачек огня во мне было маловато.

Остальные переносили этот кошмар почему-то легче, чем я. Первым не выдержал Юрек, который пришёл раньше всех.

— Слушай, что они сделали с дверями? От этого с ума сойти можно! Артиллерийская канонада, да и только! Я с самого утра все это слушаю, и у меня уже три невроза, а не один! Что тут творится, дурдом на выезде?! Говорю тебе, я этого не выдержу!

— Я тоже, — заверила я его. — А когда я спросила, в чем дело, выяснилось, что поставили новую пружину. Достижение цивилизации и прогресса.

— Цивилизация и прогресс! Ха-ха-ха!

— Ну что ты хочешь, мы же все упёрлись рогом в цивилизацию…

— Простите, а в какой скачке? — спросил нас взволнованно какой-то тип, перелистывая программку.

— Что в какой скачке?

— Цивилизация. В какой скачке она участвует? Что-то я не могу её найти…

— Тут не цивилизация, а бред сивой кобылы, — объяснила я.

— Сивых кобыл сегодня нет, — вмешался пан Рысь, пробираясь между кресел. — Я смотрел в паддоке: там только каурые и гнедые.

— Люди, вы о чем говорите?! — возопил полковник, который слушал весь этот кошмар. — Мало того что тут чудовищный шум, так мне ещё начинает казаться, что я спятил…

— А вы уверены, что вам это кажется? Чёртовы двери заглушали каждое второе слово. Мне удалось выяснить, что на двери поставили новую, слишком упругую пружину, которая пока не разработалась. Оставить двери открытыми невозможно, потому что тогда чудовищный сквозняк выдует столики, людей и все остальное. Этот смерч и так программки из рук вырывает.

— По крайней мере, это хоть бесшумно будет происходить, — заметил пан Рысь.

Мощный грохот раздавался с интервалом примерно раз в секунду. Двери давали леща каждому входящему. Какой-то тин, зачитавшийся своей программкой, получил такого пинка, что бабочкой пролетел через все помещение и приземлился только у столика возле противоположной стены. Он страшно извинялся и предлагал поставить по новой чашке кофе всей компании за столом, но был, к своему удивлению, встречен полным пониманием и сочувствием. Ветер содрал у пани Ады туфельку с ноги. Огромная створка двери постоянно вырывалась у кого-нибудь из рук и бабахала в косяк. Здание дрожало до самого фундамента.

По дороге к паддоку я наткнулась на председателя попечительского совета в замечательном состоянии здоровья, с рукой на перевязи.

— Всех вам благ по поводу выписки из больницы, — сказала я в бешенстве. — Не хочу цепляться к вам с самого начала, но что такое сотворили с нашими дверями?! Это же чистое безумие, здание развалится!

— А я, уважаемая пани, на бюллетене! — злорадно ответил он.

— Холера вас подери!

— Но я должен сказать вам спасибо. Пиво за мной. Это же вроде как вы меня нашли?

— Я. Пиво — это пожалуйста. А спасала вас пани Мария.

Я приняла пиво и изъявления благодарности, не вдаваясь в подробности того вечера. Признаться ему в том, что я на него наступила, показалось мне нетактичным.

В холле и возле паддока страшный грохот звучал чуть тише. Я посмотрела на лошадей и проверила, кто на них скачет. Рядом со мной вдруг появился Юрек.

— Цитра что-то сонная какая-то… — с сомнением заметил он.

Я сообразила, что дикий шум повлиял на мои умственные способности куда сильнее, чем мне сперва казалось. Я сама не понимала, что вижу в паддоке. Шесть арабов. Действительно, Цитра шагает так вяло, словно уже подохла.

Фаворитка Мечеть вся извелась, начинает пениться. Господи, а я с неё триплет начинала! В помойку его!

— Я тебе вот что скажу: эта Цитра выиграет, — сказала я поспешно Юреку. — А Мечеть можешь выкинуть. До финиша не дотянет.

— Первая фаворитка! На неё весь ипподром поставил! — И очень хорошо. Цитра будет фуксом. Что за ней придёт, я понятия не имею, но ты и так ставишь только на первую лошадь, так что советую тебе, поставь на Цитру!

Юрек — существо упрямое.

— Это почему же?

— Потому что арабские лошади — совершенно особенные, это я тебе уже сто раз говорила. Если она уже в паддоке начинает пениться и потеть, значит, пик формы у неё вот-вот наступит и этой формы хватит до половины дистанции, а там — хоть слезай и сам скачи. Не дотянет. А вот эти дохлые только-только начинают оживляться и расцветут как раз перед финишем. Не могу вспомнить, сколько раз я выигрывала на таких вот дохлых арабах, а если не выигрывала, то только по глупости, потому что не ставила. Они всегда приходят первыми. Я это двадцать лет записываю.

— Ну ладно, посмотрим…

— А у тебя эта Цитра есть?

Юрек не любил рассказывать, что поставил, потому что боялся сглазить.

— Да, что-то там я поставил…

Через минуту я пошла за ним, но почему-то поставила совсем не то, что хотела: Мечеть, Аладдина и Сабину… Затем вернулась на своё место.

— ..в нормальных странах, где есть правопорядок, преступники скрываются, — с горечью говорил какой-то тип полковнику, Вальдемару и пану Собеславу, — у нас же, право слово, они действуют совершенно открыто. Я собственными ушами слышал и своими глазами видел, им совершенно было наплевать, что у них есть свидетель. Я специально приехал на ипподром, чтобы увидеть, что получится.

В кресло позади нас сел приятель Моники и с большим интересом слушал.

— И кто это был? — спросил Вальдемар.

— Понятия не имею, потому что я их в лицо не знаю. Но один тут мне запомнился. Он проходил внизу, одетый в жёлтое.

— Бялас!

— Может быть. Они своё дело намёками оговаривали, но я же не дурак, все понял. Второй, не жёлтый, согласился взять шесть миллионов за то, чтобы занять третье место. А тот жёлтый должен быть вторым. Но сколько ему за это полагается, я не знаю, они только сказали «как в прошлый раз». И ещё говорили, что им какой-то балканец мешает, что ему прощают в последний раз, а в следующий он уже получит по сусалам. И деньги совершенно открыто перешли из рук в руки, прямо на столике их считали. А ещё они говорили, что Весека уже уговорили, он первым не будет, зато первым придёт Тадек с сопляком, такой порядок. У них программки были в руках, они записывали, я подсмотрел, похоже, что Тадек с сопляком — это шестая или седьмая скачка. Но я не знаю, кто этот сопляк.

Слушали уже несколько человек: пани Ада со своего кресла, пан Рысь от окна, ещё человека два во втором ряду. Все в спешке схватились за программки.

— Шестая или седьмая… Минутку.., сопляк.., в шестой только один сопляк, ученик Зимничск. В седьмой таких двое, значит, это скорее шестая… Весек — это Вишняк… Тадек… наверное, малявка Скорек, он уже на кандидата скачет… Живо в кассу!

Рассказчик смотрел на это с нескрываемым ужасом.

— Ну вот вам и пожалуйста, — сказал он, совершенно шокированный. — И вы тоже, ведь это же преступление, мошенничество, а вы и в ус не дуете! Сразу кинулись ставить, как стервятники на поживу…

— Что-то не очень у нас получается быть стервятниками, — заметил пан Рысь. — Скажем так: мы пытаемся воспользоваться чем угодно, потому что только эти крохи нам и перепадают. Очень уж редко нам удаётся точно узнать, кому и за что заплатили.

— Вы говорите, что Вишняк взял за то, чтобы придержать? — уточнила пани Ада.

— Господи, люди!! Я же вам о преступлении рассказываю! Ни в одной порядочной стране это не случается, только у нас! Сидели эти типы в обычном кабаке, ведь там и полиция могла быть, и все, что угодно, а они себе так спокойненько… Словно о левой работе!

— Ну, в каком-то смысле это и есть левая работа, — философски заметил пан Собеслав.

— А кто там с ними был? — поинтересовался Вальдемар. — Как я понимаю, говорили с Бяласом и с каким-то другим, кого вы не узнали, а кто говорил-то?

— Люди как люди, я их раньше не видел. Могу их вам описать, потому что я специально к ним присматривался…

К бабахающим дверям присоединился ещё и рупор, так что ничего нельзя было расслышать.

— Вы уж теперь опишите их после скачки, хорошо? — взмолилась пани Ада. — Я бы тоже хотела потом послушать, а тут я поставила на фукс…

В итоге на финишной прямой Цитра вышла вперёд Мечети. Сабина мчалась, как сатана, от самого поворота. Я плевала, себе в душу, злая как черт, когда смотрела на вывешенный результат скачки. Чёртова Гаррота вышла на третье место — а я её выбросила! Но последовательность я все-таки угадала: Цитра с Сабиной.

— Ну вот, у меня это есть! — с облегчением сказал Юрек. — Смотри-ка, а я-то тебе не верил насчёт Мечети.

— И на кой мне все мои знания, — горько сказала я, — коль скоро я не могу даже поставить как следует, как я задумала. Ты посмотри на мои ставки! Я законченная кретинка!

— Из вежливости не стану противоречить… Единственной, кто безоговорочно выиграл, оказалась Моника. Она поставила на двух лошадей, которых высмотрела в паддоке, и я заметила, как в глазах её парня запылал огонь восхищения и обожания.

Грохот в здании снова усилился. Пан Рысь вернулся к рассказу новенького типа.

— Ну и как? Вы ведь должны были нам рассказать, как выглядели те искусители.

Парень Моники снова уселся за их спинами и с интересом стал слушать.

— Один — такой блондин, довольно высокий, не худой, не толстый, — начал рассказывать новенький. — С такой добродушной рожей, я бы в жизни не подумал, что он какой-то махинатор. Второй тоже блондин, но щупленький, вёрткий, такой пружинистый. И один коротко стриженый, с тёмными волосами…

— Ломжиняки, — сказал снисходительно полковник. — Что им было скрываться, о них весь мир знает. Эти блондинчики то есть. Третьего, тёмного, я не знаю. Наверное, охранник, потому что они с охраной ходят.

Кошмарный грохот дверей заглушал дальнейший разговор, потому что таинственным образом он создавал эхо, и атмосфера становилась невыносимой. Один мужик, вообще-то спокойный и тихий, поссорился с паном Вальдемаром насчёт завтрашнего победителя дерби. За перегородкой трое за столиком ругали друг друга на чем свет стоит, причём исключительно сельскохозяйственными ругательствами. В ход шли сплошь бараны, свиньи, ослы и козлы вонючие. Один из них внёс некоторое разнообразие, обозвав оппонента «бородой висельника». Парень Моники пропал из поля зрения, смешавшись с толпой. Моника на бегу шепнула мне, что в паддоке она высмотрела Каллу с Веером. На Калле скакал Сарновский; по рассказам новенького, его в той забегаловке не было. Судя по описаниям свидетеля, там могли сидеть Бялас, Ровкович и Замечек. Однако Сарновского могли подкупить в других обстоятельствах или при посредничестве Бяласа.

Касс было слишком мало; даже если все работали одновременно, к ним стояли очереди. Я бросила на прогуливающегося неподалёку председателя попечительского совета недобрый взгляд, но его рука на перевязи не позволяла мне высказать все, что я о нем думаю. Я подумала, что завтра в кассах будет ещё хуже, придётся приходить пораньше и ставить кучей на целый день…

Мне удалось вернуться к своему креслу перед самым началом второй скачки. Двери выдавали орудийные залпы. Моника уже сидела сзади. Когда я уселась, она наклонилась ко мне и прошептала:

— А знаете, этот Гжесь мне очень нравится.

— И вы ему тоже, — заверила я её. — А откуда вы знаете, что я знаю?..

— А у меня такое впечатление, что вы все знаете…

— Он женат?

— Ну что вы! Какая жена согласилась бы на такое?!

— Это очень хорошо…

— Я все думаю, не поставить ли мне на Деция, — рассеянно сказала пани Ада. — Но что-то меня останавливает..

Я раскрыла программку и посмотрела на третью скачку.

— И правильно вас останавливает. Если бы не Гезик, Деций выиграл бы, — ответила я. — Гезик у него все шансы отбирает.

Гезик был совершенно чудовищным жокеем. Ему почти удалось набрать побед для звания практиканта, но он уже был недалеко от пенсии. Антиталант на уровне покойника Дерчика. Известно было, что лошадь с Гезиком в седле можно выбросить на помойку. Однако каждый год случалась такая скачка, в которой Гезик выигрывал в роли чудовищного фукса. К тому же по неизвестной причине его всегда сажали на хороших лошадей. Эх, кабы не Гезик… Бедный Деций! — Там кто-то с седла слетел! — крикнул Вальдемар. — Который?

Я схватила бинокль.

— Красный — это Глебовский, — сообщила я всем. — А соскочил Машкарский, он на Тарлтоне скачет. Но пока со старта не ушёл.

Машкарский с конмальчиком подгоняли снаряжение. Тарлтон передними ногами стоял спокойно, а задними выделывал кренделя, что весьма затрудняло работу. В конце концов Машкарский снова сел в седло.

— Сделай милость, забери это от меня, — нервно сказала Мария, всовывая мне в руку свои купоны.

— Зачем? Ты, видно, хочешь забыть, на что ставила?

— Да нет, хочу перестать, наконец, их терять. Уже за сегодня три раза потеряла, только что нашла. Спрячь их от меня, потому что не хочу потерять в четвёртый раз. Я помру от инфаркта из-за этих поисков.

Я кивнула и сунула её купоны в футляр от бинокля, чтобы они не смешивались с моими. Если бы кто-нибудь из нас чудом выиграл, неизвестно было бы кто.

— Давай, Весельчак! — подбодрил Метя. Я с большим интересом смотрела на лошадей, которые несли в себе мой выигрыш. Калла с Веером, которых Моника высмотрела в паддоке. Веер шёл вторым, сразу за лидирующим Тарлтоном, Калла держалась на четвёртом месте. Сарновский снова оказался гениальным. Он сперва держался поближе к общей куче, а потом, на финишной прямой, послал свою лошадь вперёд и теперь оглядывался.

— И снова оглядывается, гадюка! — рычала я. — Пусть себе голову на резьбе поставит! Какое ему дело, кто там сзади за ним едет! Пся крев, пусти же кобылу вперёд!! Лихорадка ты жёлтая, черт тебя дери!!

— Давай, Калла! — кричал с надеждой Юрек.

Веер стал обгонять Тарлтона. Калла вела скачку, и конкурентов у неё не было.

— Вы смотрите, что он делает! — орал кто-то рядом. — Что делает, сукин сын! Он же говорил, что не придёт! Где он был до сих пор!

— Не слушайте вы их, — заявила я, счастливая своим фуксовым выигрышем, Каллой с Веером.

— ..этот город так загазован, что в нем жить нельзя, никаких коммуникаций, никаких стоянок! Что делать человеку с машиной, сожрать её или с собой забрать, если он куда-то идёт?! — говорили за спиной пани Ада и пан Собеслав.

Разговор меня живо заинтересовал.

— Точно! Я два месяца жила в Канаде, в Торонто, самый промышленный город, и только раз за все время почувствовала запах выхлопного газа. Один раз! А тут мусоровоз сделал газовую камеру из целого автобуса!

— Как это? — полюбопытствовала пани Ада.

— Да очень просто! Мусоровоз стоял возле остановки, потому что для них нет ничего святого, автобус не мог причалить к краю тротуара и остановился рядом с мусоровозом. Так выхлопная труба этой заразы оказалась аккурат напротив дверей. Конечно, весь перегар летел прямо в салон. Водитель закрыл двери и отъехал, а весь этот ароматизированный воздух, естественно, остался внутри. К счастью, я на следующей остановке выходила, поэтому могла ещё задержать дыхание, но люди, которые ехали дальше, наверное, покинули автобус только в виде трупов. А вы говорите!

— С ума сойти можно! — высказался пан Рысь.

Все согласились. В шестой скачке все уже поняли, что Тадек с сопляком — это Скорек и Зимничек. Взглянув на табло, я увидела, что на них поставил свои деньги весь ипподром. Я посмотрела на это с омерзением и решила поставить на кого-нибудь другого.

Своё отважное намерение я реализовала в последний момент, потому что очередь в кассу вдруг застопорило: там объявилась несчастная жертва судьбы, тип, который все время что-то терял и ронял — то записи, то программку, то купоны, то ручку. Если бы в руках у него была граната без чеки, он и её уронил бы. Потом он вспомнил, что забыл сделать какую-то ещё ставку, вернулся и долго вспоминал, что хотел сказать…

Я это все выдержала только благодаря тому, что задумалась. Вспомнилась мне одна кассирша, которая лет десять назад работала в кассе триплетов, внизу. Она выплачивала выигрыши, и это был внеконкурсный, просто клинический пример человека не на своём месте. Она была довольно-таки пожилая и панически боялась денег, что можно было заметить невооружённым глазом издалека. Штуки эта кассирша выделывала невероятные. Приняв трясущимися руками билет от игрока, она долго смотрела на билет, потом начинала искать нужную копию. Ясное дело, рылась она в копиях не от той скачки, долго перекладывая стопки бумаг. Потом копия обнаруживалась, но зато пропадал сам билет. В конце концов она его находила, но забывала, куда положила копию, и начинала её снова искать. Найдя, наконец, копию во второй раз, она минуты три всматривалась в две бумажки, копию и оригинал. Насмотревшись, заглядывала в ящик с деньгами, потом запирала его и снова всматривалась в билеты. Затем опять отпирала ящик и начинала вынимать деньги. На середине подсчёта её охватывали сомнения в правильности своих действий, она снова запирала ящик и рассматривала билеты. Потом эта убогая пересчитывала деньги раз пятнадцать, но все боялась их отдать и прижимала купюры к груди, не уверенная, что все законно и правильно.

Ещё хуже бывало, когда какой-то беспечный игрок подавал ей не только триплеты, а и остальные билеты. Казалось, ей никогда не выпутаться из этого хаоса. Она начинала складывать суммы на этих билетах, и видно было, что ей это даётся таким же трудом, как горняку добыча угля кайлом. Пот струился у неё со лба, она отирала его платком. Игроки в очереди не скандалили: они стояли в страшном, гробовом молчании. Ибо стоило просто шепнуть: «Проще пани, вот лежат мои билеты», как она пугалась словно громом поражённая, сбивалась и начинала все сначала. Никогда в жизни я не видела такой неподвижности, такого каменного молчания, как в очереди в эту кассу. Счастье, что она работала там только полсезона. Иначе в психушку отправились бы все: и выигравшие счастливчики, и сама кассирша.

Только радость, что её больше нет на ипподроме, и помогла мне выдержать эту очередь. Потом я вернулась на своё место. Шестая скачка обещала быть весьма интересной. Вишняк устроил дело разумно: отстал всего корпусов на шесть. Он начал догонять основную массу лошадей ещё до поворота, потом присоединился к ним, но на внешней дорожке. Дирит стал вдруг ослабевать и отставать, и Гельвеция Вишняка оказалась уже не на последнем месте. Вперёд вышли Борис с Фалангой, то есть, согласно мафиозному уговору, Скорек с Зимничеком, которого окрестили сопляком. Гельвеция вошла в поворот по очень широкой дуге, и Вишняк, спокойный, что теперь уж обязательно проиграет, перестал её придерживать и пустил свободно.

Если бы он знал, какие последствия принесёт его самоуверенность, он бы скорее рисковал быть дисквалифицированным до конца сезона, чем пустить лошадь бежать.

Разные вещи мне случалось видеть на этом ипподроме, но все же бывали моменты, когда и я разевала от изумления рот. Гельвеция вдруг припустила как стрела. Она промелькнула мимо всех остальных лошадей, не скакала, а летела, полная энергии и желания выиграть. Вишняк на середине финишной прямой сообразил, что происходит, но ведь не мог же он осаживать лошадь открыто, перед самыми судьями! Он только подобрал поводья и сидел, как мешок с картошкой. На трибунах стоял рёв, Гельвеция как пуля мчалась к первому месту. Вишняк в отчаянии решился наконец и сделал попытку её придержать, но все равно Гельвеция выиграла два корпуса.

— Вот ведь что значит Езерняк! — сказала с уважением пани Ада. — Как лошадь подготовил! Я на неё поставила, люблю ставить на всякие фуксы.

Копаясь в купонах, мы с Марией обнаружили, что все-таки поставили на Вишняка, и ужасно обрадовались, потому что выплата обещала быть немалой.

— Жаль, Вишняку придётся возвращать бабки, — заметил Метя. — Но, если у этих бандитов есть глаза, они видели, что Гельвецию удержать невозможно было.

Перед последней скачкой народ стал понемногу расходиться, двери, однако, продолжали грохотать, потому что возбуждённые игроки бегали туда-сюда. Как правило, в последней скачке проигравшие решают взять реванш, а выигравшие позволяют себе поставить на невообразимые фуксы. Мне удалось попасть в кассу пораньше, так что в очереди я стояла недолго, а возвращаясь, заметила какого-то страшно расстроенного типа. Он сидел в углу за вешалкой, отвернувшись от всего мира, опираясь на экран батареи, заслонившись чьим-то плащом, висящим на вешалке. Может быть, он был к тому же ещё и пьян, но в эту позу его усадила явно не великая радость.

Моника с Гжесем подошли в последний момент.

— Я его всюду провела, — похвасталась Моника. — Даже в весовую, мне туда можно из-за Флоренции. Вы себе даже не представляете, что там творилось после скачки. Вишняк просто рыдал. Непонятно почему, он же выиграл!

— Потому и рыдал, — объяснила я.

— Жуткие сцены там разыгрывались. Туда ворвался какой-то чужой тип, хотел Вишняка побить, его оттащили и выкинули, он сразу же удрал и бросился сюда. Наверное, проиграл.

Отгадала она правильно, но никто из нас не предполагал, до какой степени проиграл этот человек. Слух, что Вишняк взял деньги, подтвердился. Ясное дело, теперь ему придётся их возвращать. Никто его особенно не жалел, поскольку Вишняк наверняка не успел ещё эти деньги спустить, так что отрывать кусок от сердца ему не придётся. Зато все согласились с моим мнением, что глупый трёп игроков слушать не следует. Вот все слушали, слушали и прошляпили Гельвецию, которая оказалась в прекрасной форме. Даже сам Вишняк се недооценил…

Я отправилась домой после скачек, бросив Монику с Гжесем на произвол судьбы. По таинственным причинам друг Моники твёрдо решил, что уедет с ипподрома последним…

Я нажала на кнопку звонка и своим ключом открыла соседние двери. Януш услышал, выглянул из кухоньки, и в этот момент зазвонил телефон. Сделав мне приветственный жест, он поднял трубку.

Разговор продолжался недолго и в основном состоял из монолога на другом конце провода.

— Холера, — сказал собеседник по эту сторону. — Хорошо. Через час.

Он резко изменился в лице. Положив трубку, Януш посмотрел на меня.

— Садись. Я тебе принесу пива, вина, чаю — что хочешь.

— Что-нибудь поесть, — перебила я категорически.

— Я разогрел рубцы, потому что знал, что ты приедешь голодная. Сейчас принесу. И ещё я должен тебя допросить.

Радостная беспечность во мне потихоньку растаяла, ноги подкосились, но ради рубцов я не рухнула у порога, а добралась к стулу возле стола.

— Ну? Что такое?! Что случилось?

— Ты на сегодняшних скачках ничего не услышала, ничего не заметила?

На такой вопрос я была не в состоянии ответить. Я видела и слышала — особенно слышала — чудовищно много. И от этого почти оглохла. Мысль о том, что всю эту какофонию придётся описать словами «ничего не слышала», привела меня в отчаяние.

— Я тебя очень прошу, допроси ты меня как-нибудь подробнее! — потребовала я. — Там ад земной сегодня творился, потому что двери грохотали, а мошенническая скачка не получилась, но я уверена, что тебя не это интересует. Говори как человек и спрашивай по делу!

— Ладно, будет тебе и по делу, можешь не сомневаться. Сперва рубцы, потому что я тоже голодный, ждал тебя…

Я поспешно принялась есть, поскольку боялась, что потом он мне испортит аппетит. Януш не смог долго терпеть.

— В павильоне дирекции, у тебя под носом, совершили убийство, — сухо сказал он. — Одного типа застрелили. Может быть, ты сумеешь это как-то прокомментировать, потому что твой допрос должен состоять как раз в том, чтобы ты высказала собственные наблюдения.

Христе Боже милосердный!..

— Ясно одно: я ни на какой труп там не натыкалась, — ответила я помолчав. — Кого убили-то?! Что касается выстрела, так его могли расстрелять из пушки — и все равно никто не услышал бы, такой там стоял грохот. Нет, не так. Никто просто не обратил бы внимания. На первом месте среди наших акустических впечатлений стояли те самые чёртовы двери. В каком месте его убили? Постой! Это не тот, что за вешалкой?!

— Какой за вешалкой?

Я вспомнила страшно расстроенного типа, прислонившегося к экрану батареи. Он торчал там как-то отчаянно безнадёжно. Я рассказала про него. Януш покивал головой.

— Все правильно, его нашли именно в этом углу. Он был не пьян, а мёртв. Нашёл его Гжесь.

— Господи, так вот почему он хотел остаться до конца! Он что-то подозревал? Хотел проверить, не привлекая внимания?

— Не ты меня должна допрашивать, а я тебя! Что ты ещё на эту тему знаешь?

— Совершенно ничего. То, что сказала Моника. Какой-то тип хотел побить Вишняка, а потом прибежал в павильон, не знаю, какое отношение это имеет к делу, но что-то такое там произошло. Может, это тоже имеет отношение к убийству, пусть этот ваш Гжесь допросит Монику… Да что я такое говорю, он ведь был при этом! Он там видел то же самое, что и она!

— Ты сделала какие-нибудь выводы? Я понимала, о чем он спрашивает. Я глубоко задумалась, пожирая тем временем остатки рубцов.

— Предупреждаю тебя, что мои выводы могут оказаться ошибочными. Пока что у меня одна мысль: кто-то сговаривался с Вишняком, чтобы тот придержал Гельвецию. Гельвеция пришла первой, и кто-то другой — работодатель, спонсор — страшно проигрался… А он должен был страшно проиграться, потому что все деньги были поставлены на Скорека с Зимничеком, без Гельвеции. Этот проигравшийся затем замочил своего подчинённого, который так скверно все устроил. Может быть, он подозревал убитого в присвоении денег. Это может быть единственной причиной, связанной с сегодняшними скачками, но они с тем же успехом могли поубивать друг друга из-за измены жены или чего-нибудь в том же роде.

— Нам нужны твои соображения, касащиеся исключительно скачек. Через час.., нет, теперь уже через сорок пять минут, я увижусь с ребятами, в том числе с Гжесем. Ты в какое время видела жертву?

— Перед последней скачкой. Если точно — в восемнадцать часов восемнадцать минут. Я возвращалась от касс и посмотрела на чаем. Может быть, он сидел там уже тогда, когда я шла в кассы, но я примеривалась к очереди, потому что искала самую короткую и по сторонам не глазела. Погоди-ка.., чуть раньше за ближайшим столиком лицом к покойнику сидел пан Януш. Обычно пан Януш шатается повсюду, но именно после шестой скачки он сидел за столиком и пил кофе… Ну, извини, ничего не поделаешь, его зовут так же, как тебя. Может быть, он что-нибудь видел. Пана Януша я тебе должна буду показать пальцем, потому что не помню его фамилии, высокий такой, красивый и симпатичный, особых примет нет. Гладко бреется и не отращивает длинных нечёсаных косм. Сейчас он может сидеть в зале игровых автоматов «Гранд-отеля», потому что после скачек любит поиграть на автоматах.

Януш поднялся с места и забрал у меня из-под носа пустую тарелку, решив за меня проблему, попросить добавки или продолжать худеть.

— Порядок. Едем в «Гранд-отель»… Пан Януш оказался там. Я спряталась за автоматом фруктовой рулетки и указала на него пальцем. Он играл на идиотской заразе, которая или выплачивала страшные суммы, или не платила вовсе, причём второй вариант выпадал гораздо чаще, и эта фаза длилась значительно дольше, чем полоса везения. Я следила за паном Янушем, пока мой личный полицейский устраивал в дирекции необходимые формальности, потом увидела, как к пану Янушу подошёл неприметный тип и вежливо с ним заговорил. Они обменялись несколькими словами, потом прошли мимо меня, заставив меня тем самым отступить, огибая моё укрытие. Я решительно предпочитала оставаться во мраке неизвестности.

В одиннадцать вечера я позволила вытащить себя из «Гранд-отеля».

— Русский, — сообщил мне Януш сразу за дверями. — Вишняк был немного не в себе, поэтому нам удалось из него довольно много выудить. Из его болтовни мы смогли понять, что покойника там знали: он ставил у букмекеров, в кассах, ставил на заранее условленных лошадей и на чем-то погорел. Компания этой девушки…

— Да, кстати! — перебила я. — Что с девушкой?

— Девушку они три дня назад вытолкали в Германию. Просто избавились от неё. Очень гуманно это устроили, дали ей довольно большую сумму денег, а этот её муж должен поехать за ней следом, так они уговорились. Погоди, я тебе повторю, что болтал Вишняк, потому что мне интересно: тебе придёт в голову то же самое, что и нашим оперативникам, или нет?..

Оказалось, что трясущийся Вишняк в первый момент приписал всю вину себе. Наши жокеи какие есть, такие есть, но человскоубийственные наклонности в них пока не расцвели. Этот покойник был даже очень для них симпатичным, они его почти полюбили и устранять его с этого света совершенно не собирались. Он вёл себя вполне прилично, а всей этой мафии боялся даже больше, чем они. Там существовали какие-то финансовые сложности, покойника обвиняли в денежных махинациях. Мафия вроде как говорила, что он обманывает: то ли с жокеями что-то комбинирует для себя, то ли наоборот забывает комбинировать для шефов, — подробностей конфликта Вишняк не знал, они его и не касались. Во всяком случае, там создалось положение на грани фола. Не каждую скачку так уж подстраивают, но именно эта была подстроена, и вовсе не публика как полоумная ставила на этих двоих, Скорека с Зимничеком, публика ставила на Джонатана. Это как раз мафия поставила на подстроенную последовательность все наличные деньги, а тот, убитый, просто трясся, чтобы был выигрыш. Благодаря этому выигрышу он должен был расплатиться с долгами и избавиться от неприятностей с шефами. Вишняк совсем не планировал нагадить ему на сапоги, но чёртова Гельвеция сама по себе рванулась к финишу и провалила дело. Будущий покойник впал в отчаяние, и, прежде чем удалось оторвать его от Вишняка, он успел прокричать, что тот, сволочь такая, жизни его лишил. И оказалось, что так оно и есть…

Я попыталась как-то упорядочить полученные сведения.

— Убитый вообще-то должен был утверждать, что мошенничества уже долгое время не получаются, — сказала я задумчиво и не очень уверенно. — Может, он покаялся — они любят каяться — и обещал в будущем какие-то крупные прибыли? Отыграется, дескать. Он был посредником, связником, информатором… А-а-а! Они могли его подозревать в том, что он даёт им ложную информацию, заставляет ставить на посредственных лошадей, а сам ставит на других, хороших, пользуясь тем, что деньги, поставленные его хозяевами, повышают выплату. Что он обманывает мафию. Правда, у букмекеров это никакого влияния на выигрыш не оказывает… Но такое обвинение было бы самым тяжёлым, за это действительно могли убить. При случае это могло бы стать хорошим предостережением для его преемника: будешь темнить — с жизнью расстанешься. Вишняк должен гораздо больше на эту тему знать.

— Наверняка знает, но он ужасно волновался, только то и удалось из него вырвать, что я тебе сейчас пересказал. Потом он пришёл в себя и отрёкся от всех показаний. Они, дескать, не устраивают никаких фортелей с лошадьми, не берут никаких денег. Это он сам считал, что у Гельвеции нет шансов, и таким своим мнением просто поделился с жертвой. О лошадях разговаривать можно, никаким законом это не запрещается. Не его дело, на что всякие разные типы будут ставить. Все вернулось в исходную точку.

— Но по дороге наследило, — насмешливо буркнула я. — Ну хорошо, подозрения подозрениями, но покойник действительно дурил мафию?

— Этого никто не знает. Между нами говоря, в их личные дела не очень-то вникают. Наверное, это не он, он слишком трусил, как считает Вишняк.

— А убийцу вы уже нашли?

— Пока нет, но найдём, проблем тут нет. Они немного перегнули палку, позволяют себе больше разумного, а на самом деле только убийство и незаконное владение огнестрельным оружием даёт возможность их задержать. Парочку мы уже поймали, как ты знаешь. С ними главная проблема в том, что немыслимо доказать, кто из них стрелял в кассира, а кто в председателя попечительского совета. В каждом конкретном случае был один выстрел, одна пуля, так что и преступник должен быть один, ты сама это понимаешь. Гжесь для нас стал бесценным, благодаря Монике он уже вошёл в эту среду и на него не падают никакие подозрения. Он весьма талантливо симулирует алчность и вот-вот узнает закулисную сторону мафиозного бизнеса. Не проявляй к нему никакого интереса и не дай тебе Бог его чем-нибудь выдать!

Ещё бы! Только того не хватает, чтобы и мой труп сидел, пригорюнившись, под вешалкой… Меня охватило беспокойство за Флоренцию, ведь эти головорезы стреляют без удержу, если Осика будет по-прежнему им сопротивляться, они решат наказать его, убив лошадь…

* * *

— Вы только представьте себе, — в ужасе рассказывал наутро пан Януш, — оказывается, я почти был свидетелем убийства! Меня допрашивали ещё вчера вечером, и я все голову ломаю, как они меня нашли и откуда знали, за каким столиком я сидел… Вы уже знаете, что того человека в углу убили?

— Весь ипподром это знает. И что вы видели?

Пан Януш, казалось, был глубоко огорчён.

Он видел слишком мало.

— Я там поставил чашку с кофе и вычислял свои ставки на последнюю скачку. Видел, что в последнем кресле, возле вешалки, сидит такой тип… Я понятия не имел, кто это, но в лицо я его, разумеется, знал. Мне до него не было никакого дела, я к нему и не присматривался, но заметил, что он как-то так сидит, словно не хочет бросаться в глаза, и вешалка его заслоняет. К нему подошёл какой-то другой, сел рядом, этого другого я тоже в случае необходимости могу узнать. Вроде бы он и должен быть убийцей. Так я их и оставил там, как они вместе сидели, пошёл в кассу, а что было дальше, не знаю. Вы себе представляете?! Среди толпы людей, а! Невероятно, что творится, форменный Чикаго! Каким таким чудом никто ничего не заметил и не услышал?!

— Двери жутко бабахали, — напомнила я ему. — Чудо, что сегодня эту проклятую пружину сняли. А на скачках все заняты своими делами и на такие мелочи, как выстрел, не обращают внимания. А как этот убийца выглядел? Знакомое лицо?

— Знакомое — это, пожалуй, сильно сказано, но можно сказать, что не совсем чужое. Невероятно, что это убийца. Такой приятный, чистый и гладенький блондинчик, совсем не головорез! Можно сказать, вызывал симпатию. А это уже точно известно, что именно он убил?

— Понятия не имею. Вы их, наверное, видели вместе в последний момент?

— Полагаю, да. По крайней мере, рядом никого другого не было. А на кого вы ставите в дерби?

Я без труда перестроилась.

— Не знаю, на кого поставить, но знаю, кого мне хочется видеть победителем. Косматку. Может быть, у Макария больше шансов. К тому же участвует Янтарь, потому что Капуляс упёрся и вовсю готовит лошадей. Но я люблю Косматку из-за её мамули и бабули. И панически боюсь Олигарха.

— Для Олигарха вроде бы слишком длинная дистанция?

— А кто его знает.

— На Янтаря все ставят.

— Потому что Капуляс оптимист. Его успехи только раздразнили…

Пан Януш без труда выбросил из памяти страшное преступление, которого он не видел, и немного повеселел. Дерби заслонило преступную сенсацию, которая превратилась в тему номер два. Толпы людей видели тех двоих в креслах за вешалкой, но жертву помнили все, а убийцу — никто. Я заняла кресла для Моники с Гжесем, однако Гжесь почти не сидел на месте: он всюду бегал и со всеми разговаривал.

— ..и, представьте, я видел, как один другого к стенке прижал, но мне ничего плохого в голову не пришло, — говорил кто-то за перегородкой.

— А если он придёт лидером? На Аталанту посадили Куявского!

— ..убивают, убивают, сюда стало опасно приходить.., да вы что?! Какая там Косматка, не Косматка, а Макарий! Только Макарий!

— ..а может, кредитора пришил, например, должен был ему деньги… Эту Интенцию до сих пор, по-моему, придерживали, а я на неё рассчитываю. Какой будет фукс!

— И надо же, что я ничего не знала! — нервно и возмущённо говорила Мария, вернувшись наконец от касс. — Может быть, он ещё был жив, надо было его спасать!

— Он уже был мёртв, — поспешно заверила я, чтобы угрызения совести не мешали ей делать разумные ставки. — Ему попали прямо в желудочек.

— В какой ещё такой желудочек?!

— Да вот говорят, что у сердца есть желудочки, тебе лучше знать. Когда в оленя стреляют, то должны целиться прямо в желудочек.

— Ну знаешь!..

— Если бы каждому ослу, который сюда ходит, попадали бы прямо в желудочек, сомневаюсь, что осталось бы в живых десять человек, — высказался Вольдемар. — Коньячка не хотите? Французский, первый сорт!

— Дай капельку. Погоди, не лить же в пиво! За пять часов выветрится…

— А свинство все-таки — убивать человека перед самым дерби, — осудила убийство пани Ада. — Надо было дать ему ещё денёк пожить!

— Сегодня бы не получилось, потому что двери не грохают, — заметил пан Рысь. Я обернулась к Монике.

— Каким образом ему удалось сохранить инкогнито? — шёпотом спросила я. — Потому что я знаю, что именно он его нашёл. Я имею в виду, нашёл труп.

Моника мгновенно поняла, о ком я говорю, и наклонилась ко мне.

— Он притворился, будто решил, что этот тип спит, а он не хочет его будить, — шепнула она в ответ. — И мы специально там сидели, в тех креслах рядом, и заслоняли его. Потом Гжесь прикинулся испуганным и привёл уборщиц, а потом, как обыкновенный человек, позвонил в полицию. Полиция притворилась, что считает его обычным свидетелем. А я прикинулась, что очень испугана, то есть мне и притворяться не потребовалось, я и впрямь очень боюсь за Флоренцию.

— И я тоже. Вы что-нибудь делаете, чтобы за ней следить?

— Она ни на секунду не остаётся в конюшне одна. Сперва им придётся убить того, кто с ней там сидит. Там Агата или её муж, или Марыся, или Зигмусь, или мы оба, или я одна. С собой я все время ношу этот тесак, хотя предпочла бы огнестрельное оружие. У отца есть охотничье ружьё. Наверное, я у него одолжу и устрою себе разрешение. Стрелять я умею.

— А вообще-то успели что-нибудь узнать?

— Множество всего. Но мне он ничего не рассказывает. Да и не обязательно, сама знаю, как они там все устраивают, главным образом через Зигмуся. А, кстати! Зигмусь вынужден был сегодня пообещать, что в седьмой скачке не придёт первым, он страшно доволен и говорит, что даже если бы ему пришлось лопнуть от натуги, все равно на этой кляче первым не пришёл бы. Три миллиона за это получил. Он делает вид, что покорился и идёт на уступки, что готов придерживать всех лошадей, кроме Флоренции.

Мне в голову вдруг пришла новая идея.

— Пусть он договорится с Вонгровской и с другими тренерами. Они должны записывать любых других жокеев, а в последний момент делать замену. Замену жокеев объявляют иногда в последний момент перед скачкой, в программе Гоморек или там Юзвик, а на таблице — Осика. Они не успеют к нему кинуться, а по правилам все будет в порядке, менять жокеев разрешено.

— А знаете, просто отличная мысль, — обрадовалась Моника. — Этого Гоморека или кого-нибудь ещё они уговорят, чтобы он соглашался и брал деньги, а потом возвращал. Только предлог найти надо…

— Ногу подвернул, живот болит, с утра чирей на заднице вскочил! Тренер ему нахамил, жокей обиделся и не поскачет. Предлогов-то мильон. С Флоренцией к нему по-прежнему пристают?

— Поменьше, особенно с тех пор как он пошёл на уступки. Говорит, что нет худа без добра. Ещё немного — и Зигмусь купит большой «фиат» или даже «полонез». Знаете, он меня провожает до дому, мы вместе ездим и вообще…

Я прекрасно понимала, что не Осика её провожает домой, а Гжесь. Я очень надеялась, что в этой части своего задания он не притворяется, а ведёт себя искренне…

Ворвался пан Здись с цветами для дам и страшным воплем, что дерби выиграет Гарант, лошадь Вонгровской. У меня потемнело в глазах. Гаранту я отвела в дерби от силы третье место. Выйти на лучшее было за пределами его возможностей. Я считала, что даже третье место для него под вопросом. Я даже не признавалась, что на него поставила. Гаранту, Осике и Вонгровской я всегда желала только самого лучшего. Но ведь все имеет свои границы. Как минимум два главных фаворита были намного лучше Гаранта. Пан Здись своими воплями мог сглазить.

— Я специально приехал на два дня раньше, чтобы успеть на дерби, — оживлённо говорил он. — И Атаракс выиграет, слышите? Второй лошадью пишите Атаракса.

— Да вас просто убьют за такие слова! — в ужасе сказала Мария. — Пан Здись, тут уже стрелять начали, за такие пророчества можно и жизни лишиться!

— Я его первый голыми руками задушу, — себе под нос пробормотал Юрек.

— Как это — стрелять? — поинтересовался пан Здись. — Кто стреляет? И в кого?

Объяснять ему принялись все одновременно, и рассказ его потряс. По крайней мере, он забыл про Гаранта. Прежде чем он снова про него вспомнил, началась первая скачка.

— Кто-то просидел старт.., а, седьмой номер, вижу! — комментировал Вальдемар, уставясь в бинокль. — Совсем не первый впереди, а четвёртый! Куда он лезет, фраер?!.. Так вот, пару мафиози посадили, один слёг в больницу… О, вот и вынесло его на повороте!.. И надеялись, что их мало осталось, а тут… Давай, Болек, лопух ты!!!

— Полинезия выиграла! — сорвался с места за нашими спинами пан Здись. — Фукс столетия!!!

— Во-первых, даже не сезона, не только что не столетия, — остудил полковник его пыл. — Во-вторых, не Полинезия. Болек был первым.

Они чуть не подрались. Помирил их фотофиниш. Куявский выиграл на полголовы. Пан Здись никак не мог утешиться, что выиграла не Полинезия, и на сей раз Юрек, в виде исключения, был с ним солидарен. Появился опоздавший Метя и оглушил Марию предложением поставить квинту, начиная только от Макария. Чтобы их не слушать, я пошла в кассу, и там ко мне протолкался страшно взволнованный пан Януш.

— Пани Иоанна, он тут! Я его видел!

— Кого?

— Этого убийцу! Я его минуту назад заметил!

Я едва не забыла, куда и зачем иду.

— Вы уверены? Вот сумасшедший, зачем он сюда пришёл! Пошли туда, я не смогу выстоять теперь в очереди!

Я протолкалась дальше, пан Януш последовал за мной.

— Но ведь надо что-то делать, кому-то сказать… Может, его поймают, ведь вроде как только я могу его узнать, я его как раз и узнал, он только мелькнул в толпе, но это он, совершенно точно! Наверное, он себе волосы какой-то помадой мажет…

Я заняла место в очереди, хотя меня слегка ошеломили предположения пана Януша насчёт косметических ухищрений убийцы. Пан Януш принялся оглядывать толпу, тем более что высокий рост ему это облегчал. Я велела ему пройти дальше и посмотреть, не шляется ли убийца по галерее. Он послушно пошёл, но через пару минут вернулся.

— Я его не вижу, в такой толпе трудно кого-нибудь заметить, через дверь он не выходил, потому что я сразу пошёл к вам, а в окно он отсюда не выпрыгнет. Тут ведь должны быть полицейские, как бы им сообщить…

Я решилась.

— Вы встаньте тут за мной, займёте места для Марии и Мети, я им сейчас скажу, что заняла очередь с вами. При случае можете себе сделать ставки, а я попробую кое-что устроить.

Монику я нашла у окна с видом на паддок.

— Где Гжесь? — быстро спросила я.

— Не знаю, — ответила она рассеянно. — Наверное, везде. Тройка и пятёрка в самой лучшей форме, они должны прийти. Сами посмотрите.

Невольно я бросила взгляд на лошадей и расстроилась. На тройку я поставила, а на пятёрку не решилась. Для меня день обещал быть обычным днём дерби: мало того что объявился убийца, так ещё я должна проиграть! Сто чертей и одна ведьма в пушку!

— Найдите где-нибудь поскорее Гжеся! — энергично выпалила я. — Не знаю как, может быть, интуитивно. Пан Януш сказал, что тут шляется тот вчерашний убийца. Никому об этом не говорите, только Гжесю, а он уж пусть действует как считает нужным.

Моника смертельно перепугалась.

— Где шляется?! Господи, он что, с ума сошёл?!

— Может быть. А может быть, думает, что его никто не видел. Или знает, что его видел только пан Януш, и пришёл застрелить единственного свидетеля!

Кошмарная мысль, которая вдруг пришла мне в голову, окончательно нас обеих оглушила. Моника бросила паддок и помчалась искать своего парня, пробираясь сквозь толпу. Я кинулась в противоположную сторону, перепуганная и полная угрызений совести: какую глупость я сделала, выставив на всеобщее обозрение пана Януша! Ну нет, стрелять этот злодей сегодня уже не станет, потому что двери стали бесшумными, но пырнуть ножом — запросто… В этой снующей толпе люди сориентируются только тогда, когда труп упадёт и по нему начнут ходить, и то ещё неизвестно, не примутся ли скандалить, что уборщицы плохо работают, всюду мусор, ступить некуда…

В очередь мчался и Метя, я его догнала, толкнула перед собой и спешно вколотила в очередь на место пана Януша, которого силой вытащила, не объясняя причины. Пан Януш, постояв в этой очереди, решил сделать ставки и теперь решительно протестовал.

— Метя за вас поставит, — отрезала я. — Напишите на программке, что вам надо, а он поставит! И вон отсюда! Пошли!

Продолжая физически воздействовать на него, я притащила потенциальную жертву к нашим креслам, где было поменьше народа.

— Садитесь-ка на место Моники, а ещё лучше — на моё, и чтоб не сметь отсюда уходить! — приказала я. — И смотрите, кто у вас за спиной. Мне как раз пришло в голову, что убийца про вас знает и специально пришёл вас ликвидировать. В этой толкучке он без, труда может и десять человек прикончить, не только одного. Так что вы тут будете подстрахованы!

Пан Януш не верил в возможность своей близкой кончины, но способ избежать её показался ему весьма привлекательным, поэтому, продолжая возражать, он с комфортом устроился в кресле Моники. Однако все-таки слегка побледнел. Он пытался вспомнить, внимательно ли присматривался к нему убийца и сможет ли убийца теперь узнать его. Может, и вовсе не смотрел… Я оставила его наедине с этими животрепещущими размышлениями и помчалась к лестнице, откуда мне лучше всего видно было проходивших мимо.

Моника каким-то чудом нашла Гжеся. Я увидела их обоих, когда они шли наверх. Как раз в этот момент рупор провыл, что начинается вторая скачка. От паддока весь народ кинулся к турфу.

— Вам уже все известно? — нервно спросила я, пытаясь из-за дверей хотя бы посмотреть в окно, что мне все равно не удалось бы, поскольку люди заслоняли вид.

— Да, — ответил Гжесь. — Где этот ваш пан Януш?

— В кресле Моники. Через перегородку никто его не убьёт.

— Но я же не могу ему открыться…

— И не надо. Я его уже напугала, что убийца пришёл специально, чтобы убрать свидетеля, а жених Моники будет его в порядке личной инициативы охранять. Нет другого способа, чтобы найти убийцу, как только ходить вместе с паном Янушем, вот вы и будете ходить с ним в качестве охранника. Это можно?

— Отлично, только погодите минутку. Мне надо предупредить людей.

— После скачки. Мамочки, старт дали! Только бы не пятёрка, а тройка выиграла… Я хочу хотя бы увидеть, как проиграю!.. Мы вас там подождём. Пан Здись сразу же сорвётся с места и будет приплясывать, так что пан Януш досидит на вашем кресле.

Я ещё успела увидеть чудо: тройка первая, пятёрка сразу за ней. Чудо, конечно, не самого высокого класса, потому что на тройку ставили все, кому не лень. Триплет у меня пока получался, пусть и жалкий. Лучше пусть жалкий, чем никакой.

Пан Януш, все ещё живой и здоровый, согласился подождать, пока придёт его личный охранник. Я без особого труда убедила его, что развиваю деятельность на два фронта, что, с одной стороны, я уже сообщила следственным органам о присутствии негодяя, с другой стороны — должна обеспечить свидетелю безопасность при помощи своего знакомого амбала. Гжесь хиляком не выглядел, так что сомневаться не было повода.

— Я за него боюсь, — сердито сказала Моника, когда они оба ушли вглубь помещения. — У меня с собой тот самый тесак, может, мне тоже с ними пойти?

— Не делайте глупостей! — накинулась я на неё сурово. — В этой толпе вам даже замахнуться как следует не удастся! А Гжесь и сам справится, кроме того, теперь я и впрямь уже не так уверена, что бандит сюда пришёл с убийственными намерениями. Может быть, он просто-напросто легкомысленный и наглый, уверен, что тогда на него никто не обратил внимания. Кроме того, пан Януш мог и ошибиться.

Пан Януш, однако, не ошибся…

Первый триплет я без труда угадала, второй у меня уже не получился. Мне надоели фавориты, так что в четвёртой скачке я переключилась на фуксы, а фавориты упорно продолжали приходить первыми. Мария накинулась на Метю, что тот ставит на разных лошадей, когда договорились же — ставить на Милену!

— Но ведь и Очкарик может прийти! — защищался Метя. — Он уже вторым приходил! А если бы выиграл?

— Но он не выиграл!

— А мне хотелось на него поставить!

— Ну и ладно, в шестой все равно проиграем…

— Не каркай, Кассандра!

Дерби накалило атмосферу. По ипподрому шлялся убийца, но кому какое дело до убийцы, если возле стартовых боксов какая-то суматоха!

— Вот увидите, выиграет Сабин! — пророчил кто-то сзади замогильным басом.

— Заткни пасть! — посоветовал прорицателю кто-то другой.

— Старт, — сказал наконец рупор. — Ведёт Сабин, второй — Атаракс, на третьем месте Олигарх…

До конца скачки не было слышно ни единого слова — такие эмоции взыграли в зрителях.

— Куда он едет?!

— Что он себе вообразил?!

— Тихо вы! — зашипела Мария. — Не просидел на старте, надо же…

— Атаракс!! — вопил пан Здись за нашими спинами. — Я же говорил!!

— Вы говорили, что Гарант…

— С Атараксом! Атаракс уже выиграл!! На последнем повороте Сарновский показал фортель, несравненным мастером которого в своё время был Мельницкий. Разогнавшиеся кони вошли в поворот по широкой дуге. Сарневский вышел на бровку, срезал расстояние и оказался почти первым, вместе с Атараксом. Косматка рванулась следом за ними. У экранов монитора народ сбился в плотную кучу. Выиграл все же Макарий, на полголовы от него отстала Косматка, а за ней Гарант…

— Слишком поздно финишировал! — сердился Вальдемар. — Просидел! Я поставил на Янтаря, мог бы и выиграть…

Через толпу пробрался пан Януш и уселся в кресло возле Моники. Он был один, без Гжеся.

— Я выиграл, поставил на тройку. Пока что у меня получается триплет, и квинта очень неплохо идёт… То есть я вам не то хотел сказать! Я его видел! Показал! Этого убийцу! Представляете себе, он стоял почти со мной рядом, смотрел скачку. Потом обернулся и поглядел прямо на меня!

В радостном тоне пана Януша прозвучал и лёгкий ужас.

— Не знаю, узнал он меня или нет, но сразу бросился в толпу, а тот молодой человек, который меня охранял, пошёл за ним…

— О Боже… — простонала Моника и сорвалась с места.

— Сидите! И что?

— Ничего. Собственно говоря, он даже не пошёл, а стал пробиваться сквозь толпу с большими усилиями. Он сказал, что предпочитает караулить бандита, а не меня, потому что таким образом будет исключена всякая неожиданность…

— И куда они стали пробиваться? В какую сторону?

— Понятия не имею, люди заслонили…

Моника снова застонала и упала в кресло. Я встревоженно посмотрела на толпу и поняла, что толчея ликвидирует всякую возможность что-либо увидеть. Даже если что-то где-то и происходит, все равно ничего не разберёшь. Я не сомневалась, что Гжесь — профессионал и сам справится. Пан Януш все ещё был очень возбуждён, неизвестно, чем больше — присутствием убийцы или своим выигрышем. Возле буфета раздались возмущённые выкрики, кто-то резво пробирался к выходу. Рупор информировал, что начинается церемония награждения победителей, народ мчался к паддоку. Я вскочила с места и бросилась в холл. Моника проталкивалась сразу за мной.

Движение на лестнице шло исключительно сверху вниз. Трое каких-то мужиков спускались с бешеной энергией, словно бульдозером сметая со своего пути все препятствия. Чудо, что никто не упал. Я протолкалась к окну и выглянула в паддок. Участники церемонии награждения уже сгруппировались среди газона. Вишняка с Макарием поставили фотографироваться, кто-то надевал на Макария розетку, а тот мотал головой. Вдруг со стенки в паддок соскочил какой-то тип, на что сперва никто не обратил внимания, потому что все были заняты церемонией. Его заметили только тогда, когда он галопом помчался прямо через весь паддок к воротам, едва не повалив по пути пани Зосю. Внизу раздались вопли, трое с лестницы тоже прыгнули в паддок и тоже помчались галопом, обогнув собравшихся на торжество. Первый уже перескочил через сетку с другой стороны паддока, упал в толпу и тут же пропал у меня из поля зрения. Те трое добежали до сетки и точно так же перепрыгнули её. Люди окончательно рассердились. Директор делал вид, что ничего не видит. Макарий плевать на всех хотел, он совершал круг почёта по паддоку. Его вёл счастливый и смущённый Вишняк, а у ворот нарастал скандал.

— Удрал, — сказал за нашими спинами Гжесь чрезвычайно мрачным тоном. — Наверное, у него это получилось.

Моника вздохнула, не скрывая облегчения. Для неё явно лучше было, чтобы злодей удрал, чем сделал Гжесю что-нибудь плохое. Я очень даже разделяла её чувства, но встревожилась.

— Ну хорошо, а что с паном Янушем? Этот гад его видел? Узнал? Вы, надеюсь, будете его теперь караулить, как пасеку?

— Пока не знаю. Трудно оценить, узнал его убийца или нет, но он наверняка о чем-то догадался. У таких типчиков очень развиты инстинкты. Он сразу стал уходить. Прежде чем я успел показать его нашим людям, он уже был внизу. Слава Богу, что ему в башку не взбрело стрелять.

— На стоянке кто-нибудь есть?

— Разумеется, но вы сами знаете, что там творится. У него наверняка есть машина, только черт знает, где она. За ним поедут, если успеют…

Суматоха у ворот нарастала. Торжественная церемония уже покидала паддок, от неё оторвался председатель попечительского совета, все ещё с рукой на перевязи, и торжественным шагом двинулся в сторону ворот. На полдороге он сообразил, что ему придётся перелезать через сетку, эта мысль, очевидно, у него восторга не вызвала, и он пошёл в обход. Однако слухи распространялись быстрее ветра, и до нас они тоже дошли.

— Бандит человека убил! — возвестил глас народа.

По другой стороне паддока к воротам понёсся врач, а за ним медсестра. Стоящая со стороны турфа машина «скорой» стала объезжать паддок вокруг. Лошади, которые участвовали в шестой скачке, уже начали выходить из-под арки, таким образом толпа получила сразу два зрелища.

Через пятнадцать минут глас народа поправил лично пан Кшись.

— Никого не убили. Выживет. Но факт, ножом пырнули, чуть руку не отрезали. «Неотложка» уже вызвана, потому что наша «скорая» не может уезжать.

Председателю попечительского совета не позволили сразу спрятаться в директорской ложе, где в этот момент слышались хлопки пробок от бутылок с шампанским.

— Почему его пырнули? Кто жертва?

— Какой-то олух под мухой. Беглец ему наступил на любимую мозоль, он рассердился, поймал убегающего и держал его, хотя сам не знает зачем. Может, хотел дать в рыло, может, пару ласковых сказать.

— А люди? Не помогли ему?

— Люди не сообразили, в чем дело, а при виде ножа все скорее отпрянут, чем приблизятся. Зато поймали троих следующих и держат их там накрепко. Полиция уже вмешалась.

— Он удрал на машине? За ним гнались?

— Вот этого я уже не знаю. Несколько автомобилей как раз отъезжало, но так всегда бывает после большого приза…

— Ерунда получилась, — недовольно оценил положение Гжесь, когда мы выпустили из своих когтей пана Кшися. — Но, даю вам слово, я не предполагал, что этот тип будет так спокойно стоять и смотреть скачку. Я только и мог, что подать знак, потому что в такой толчее Ничего больше не сделаешь. А те трое, которых поймали, это наши, полиция поможет им выпутаться…

Больше всех недоволен был пан Януш. Опасность от него не отвели, преступник удрал и при первом же удобном случае мог ему сделать что-нибудь нехорошее. Я сама вложила ему в голову эту мысль, и теперь он не мог от неё избавиться.

— Хорошо, что перерыв, теперь уеду себе в маленький такой отпуск, может, он про меня забудет, — неуверенно говорил он. — Или пусть они меня арестуют. Не может быть, чтобы он знал, где я живу…

Я утешила его, что преступник наверняка не знает даже его фамилии, не говоря уже про адрес. И очень возможно, что убийца пришёл сюда не подкарауливать пана Януша, просто он заядлый лошадник, и скачки для него превыше доводов разума. На этом разговоры о преступлении закончились и начались очередные рассуждения о том, кто выиграет в седьмой скачке. Выиграла, разумеется, семёрка. До конца дня нас радовали только фавориты. Дерби в сочетании с погоней за убийцей — такое бывает только раз в жизни…

* * *

— Страшный прокол, все в ярости, — сообщил мне вечером Януш. — Можно, конечно, оправдываться тем, что все получилось слишком неожиданно, никто не предполагал, что он там так нагло появится…

— Убийца всегда возвращается на место преступления, — с упрёком заметила ему я.

— Ничего подобного, почти никогда. Разве что он там что-нибудь потерял и хочет найти. Или угрызения совести его терзают. Ты что, ожидаешь угрызений совести от этих висельников? Какая мафия уважает человеческую жизнь?

— Ну хорошо, никакая. И что теперь?

— Теперь остаётся молиться, чтобы убийца не избавился от оружия. Все-таки вещественное доказательство. Хотя ему будет жалко хорошего оружия…

— А может, он ещё расточительнее меня, — буркнула я себе под нос и заглянула в духовку, где допекалась курица. — Ты во сколько газ зажёг?

— Как ты велела. В половине шестого.

— Тогда уже можно есть. С голоду не соображаю, что ты мне говоришь. Тут будем есть, а то в комнате неудобно.

В моей страшно тесной кухне было не намного удобнее, но в комнате стоял исключительно низенький журнальный столик, над которым надо было корчиться или держать тарелку под подбородком, а для этого нужна третья рука. Мы решили, что лучше в тесноте, да не в обиде. Съев половину, я почувствовала, что информация начинает потихоньку доходить до меня.

Гжесь превратился в настоящие алмазные копи. Походив с Моникой на два призовых дня и три обыкновенных, он сумел даже завязать осторожный контакт с одним из ломжинской мафии, наиболее тупым и наименее агрессивным. О русской мафии Гжесь получил массу сведений, все малоутешительные. Это страшные бандиты, очень жестокие, обожают Чикаго, готовы расставить своих людей с автоматами по углам улиц, уверены в собственной безнаказанности, потому что плевали они на наши тюрьмы в сравнении со своими. С ломжинцами, тоже начисто лишёнными ангельских черт, они пока что живут в мире и согласии. Покопались в уголовном кодексе, поняли, что за убийство лошади им ничего не будет, очень обрадовались этому. Поговаривают, что они решили, дескать, это прекрасный метод укрощать слишком строптивых тренеров и жокеев. Один там есть среди них очень крутой, он только два месяца назад приехал. Держит остальных на коротком поводке, ведёт какое-то расследование между своими, хочет, чтобы и на скачках все у него по струнке ходили.

— А много их там вообще? — спросила я с отвращением. — Ведь парочку уже обезвредили?

— Самых активных там ещё человек пять. В случае надобности вызовут помощников, если только мы границу не закроем.

Я влезла под кухонный стол и попыталась достать оттуда ломтик помидора. Януш попробовал наклониться, но ему мешала раковина.

— А как насчёт того места, где они живут? — спросила я, снова садясь на стул. — Все ещё на Праге? И убийца тоже там торчит? Нельзя его выковырнуть оттуда?

— Не торчит. Гузка — для собаки?

— Для собаки. Достань, пожалуйста, бумагу, за тобой висит рулон… Мои хрящики тоже для собаки.

Ясное дело, речь шла о суке моих детей, которой я при каждом визите обязалась приносить лакомства. Хрящики от курицы были деликатесом.

— Убийца же, — продолжал Януш, — некий Сергей Тимонов, смылся, и неизвестно, где живёт. Даже его дружки не знают, во всяком случае, говорят, что не знают. Им за это, к сожалению, ничего нельзя сделать. Наверняка у него есть фальшивый паспорт, притворяется, например, болгарином, который говорит по-русски. А на какую фамилию эти липовые бумаги, его дружки и правда могут не знать.

— И он и есть тот самый их босс?

— Нет. Правая рука. Босса они тоже не закладывают. Мы знаем, кто это, мы почти все знаем, только вот доказать им не можем.

— В этой ситуации мне больше всего не нравится их намерение вредить лошадям. Ты думаешь, что они на самом деле способны на такое свинство?

— Думаю, что какую-нибудь лошадь они вполне в состоянии застрелить. Я боюсь за Флоренцию, потому что они постоянно что-то на её тему бормочут. Этот их босс считает, что если прикончить Флоренцию, то весь ипподром перед ним на колени упадёт. Они даже строили такие планы, чтобы се украсть, взять её вроде как в заложницы…

— Совсем одурели?

— Ну, они не выказывают ослепительных умственных способностей. Идеи у них весьма примитивные. Но как раз несусветные глупости труднее всего бывает предвидеть.

Я так забеспокоилась, что потеряла аппетит. Хотя, может быть, это было связано с тем, что я одна умяла полкурицы. Как защитить от нападений нашу Флоренцию? Может быть, на глупость ответить глупостью?

Выдумать какую-нибудь глупость я не успела, потому что раздался телефонный звонок. На том конце провода была Моника.

— Я бы хотела её забрать на время перерыва в Лонцк, — сказала она без всяких предисловий. — Но лошадям путешествия совсем не на пользу, и она этот фургон очень не любит, а через две недели ей все равно придётся возвращаться. Я могла бы разместить её и поближе. В Трускаве, под Кампиновской пущей, у меня есть знакомые.

— А, значит, вы уже знаете?

— Да, Гжесь мне рассказал. Что вы об этом думаете?

— Восемнадцать километров от Маримонта, а до этого ещё через весь город…

— Нет, она поехала бы только до Бабиц, а дальше может идти пешком, через Липков. По лесной дороге. Я боюсь оставить её в конюшне, потому что Вонгровская уезжает, у неё какие-то там семейные обстоятельства, и она использует перерыв, чтобы все уладить. А на Флоренцию все время покушаются. Что вы скажете на это?

Забрать лошадь из профессиональной конюшни, поместить её черт знает куда, например, в гораздо худшие условия, чем в заводе, лошадь класса Флоренции… Я подумала, что это несусветная глупость, и мгновенно меня осенило. Эта глупость может оказаться очень даже полезной!

— Идиотская мысль, но очень хорошая, — сказала я. — Кто там с ней останется?

— По очереди я и Зигмусь. Ну, и в некоторой степени Гжесь… Эти мои знакомые, они вполне культурные люди, вошли в наше положение, а вообще-то они сами двух лошадей держат…

— Вы сумеете все так устроить, чтобы никто не знал?

— Само собой, я распущу слух, что она едет в Лонцк.

— Ну и очень даже хорошо. А где эти ваши знакомые? Я знаю Трускав.

Моника описала мне это место и дорогу к нему, начиная от бара «Рысь». Я могла теперь туда без труда добраться. Я ещё раз похвалила её намерения и обещала в самое ближайшее время проведать Флоренцию.

Януш слушал наш разговор по второму аппарату. Он положил трубку, и мы вернулись в кухню.

— Все должны, конечно, следить за своими лошадьми, но я считаю, что больше всех остальных в опасности Флоренция. Перерыв — это всегда, как я понял, какое-то расслабление, хотя уезжает только одна Вонгровская. Этим гадам может представиться оказия, которую они обязательно используют, но, если оказии не будет, они и останутся с носом. Пусть везёт лошадь в этот Трускав…

Если бы я могла предвидеть своё участие в последующих событиях, во мне наверняка родился бы дикий и решительный протест…

* * *

Левада была обширной и добросовестно вытоптанной, хозяйские лошади отличались кротким и покладистым характером, конюшня небольшая, но устроенная очень удобно, так что Флоренции её дача понравилась. Монике тоже. Она решила пока поселиться у своих знакомых, которые отослали детей к морю и располагали свободной комнатой. В Варшаву же она собиралась приезжать тогда, когда Зигмусь будет её подменять. Проблем с тренировками здесь не было, дорожки в лесу и в поле отличались замечательными условиями, и все были очень довольны.

Но следовало помнить также и о существовании Ворощака. Внешне он казался очень крутым, но внутри был решительно всмятку. Он весьма легко поддавался на просьбы и уговоры, стараясь всеми силами приспособиться к ситуации. В данном случае его как раз не надо было ни стращать, ни вынуждать, хватило пузыря водки. Прежде чем окончательно упиться, он успел сообщить двоим своим приятелям об отъезде Флоренции. Он собственными глазами видел, как она входила в фургон.

Водитель фургона потом пытался найти кого-нибудь, кому мог бы рассказать о страшной сцене, в которой он играл главную роль. Под дулом пистолета он все-таки признался, куда отвёз кобылу, хотя сперва и врал, что в Лонцк. А эти мерзавцы успели проверить, что в Лонцке её нет, в лошадях они, может, и не разбирались, но такие огромные страшные чёрные звери, как Флоренция, нечасто попадаются. Конечно, в Лонцке гуляет на лужке Дьявол, но Флоренция-то кобыла. Её присутствие — или отсутствие — заметит каждый дурак. Шофёр боялся, что в него будут стрелять, поэтому, когда к виску ему приставили пистолет, сказал правду.

Со своими угрызениями совести он носился весь следующий день. Осики не было, Вонгровской не было, директора не было, в конце концов он пошёл к Еремиашу. Еремиаш отнёсся к делу серьёзно, но наткнулся на то же самое препятствие — никого не было. В итоге он позвонил мне.

Моё удовлетворение по поводу удачно решённого вопроса с Флоренцией лопнуло как мыльный пузырь. Угадав, кто разболтал про отъезд лошади, водитель фургона поймал этого орангутанга, поставил ему литровку и получил от Ворощака подробности, которые передал Еремиашу, а Еремиаш — мне. Тот самый мафиозный шеф, упрямая скотина, якобы заявил, что покажет, кто тут правит бал, и согнёт строптивых в бараний рог через их любимую лошадь. А все остальные пускай посмотрят, чем оборачивается непослушание. С людьми поступать будет точно так же.

Люди меня мало касались, но из-за Флоренции я страшно разволновалась, даже не могла уснуть, потому что Еремиаш позвонил поздно вечером, и я в бешенстве потребовала у Януша, чтобы он хоть что-нибудь сделал! Пусть, по крайней мере, найдёт Гжеся!

Гжесь, как выяснилось, слегка подпортился. Дело в том, что склонность стеречь и беречь главным образом Монику он должен был подавлять прямо-таки нечеловеческим усилием воли. Склонность эта страшно мешала ему в его остальных обязанностях. Гжеся смогли найти и подтолкнуть в нужном направлении, так что ночь я могла бы спать спокойно. Однако мне это не удалось, и чудовищно ранним утром я тронулась в путь. После очереди на бензоколонке и непонятной пробки на Вислостраде утро перестало быть ранним. Я плюнула на Маримонт, поехала в сторону Липкова, и, прежде чем выбралась из города, прошли долгие столетия.

Зигмусь тем утром остался с Флоренцией, подменив Монику, а она поехала в Варшаву и должна была вернуться поздно вечером. Он оседлал Флоренцию и медленным шагом отправился на пленэр.

Лето было сухое. Земля на лугах, пригорках и пустошах закаменела. Галопировать Зигмусь позволял лошади только на ровных грунтовых дорогах, но шажком она могла ходить везде, и чем труднее территория, тем лучше было для неё. Флоренция была не изнеженной куколкой, а форменным драконом, сама выбирала, куда поставить ногу, и Зигмусь старательно культивировал в ней эти склонности согласно распоряжениям Моники. Оба упрямо мечтали о Большом Пардубицком и с самого начала решили приучать Флоренцию к дополнительным трудностям. Но было очень похоже, что она сама считает эти штуки не трудностям, а исключительно развлечением.

С дороги на Малый Трускав они свернули налево, в луга, через которые далеко вилась грунтовая дорога. Кобыла рвалась в галоп. Зигмусь как раз собирался ей это позволить, когда произошло нечто ужасное.

Из-за густого кустарника позади рва выскочила какая-то фигура. Фигура держала в руках нечто длинное и замахнулась, целясь этой штукой не в лошадь, а во всадника. Зигмусь должен был бы получить страшный удар по голове, который надолго бы вычеркнул парня из рядов трудоспособных людей, но карате выработало у него великолепную реакцию. Когда нападающий замахнулся, Осика как раз наклонился над Флоренцией, чтобы потрепать её по шее. Тут он заметил противника, мгновенно выпрямился и отклонился влево, так что удар палкой пришёлся ему в плечо, причём удар был ослаблен движением Зигмуся.

Флоренции враг не понравился. Бог его знает, чем он там вонял, никто его не нюхал, но Флоренция решительно сочла этот запах омерзительным, потому что немедленно рванулась и укусила мерзавца. Бандит оказался слишком близко от головы кобылы. Руки она ему не раздробила, он каким-то образом сумел вырваться, но оружие при этом выпало. Флоренция с визгом рванулась в бой, а Зигмусь, который как раз в этот момент уклонился от удара, впервые в жизни вылетел из седла.

Появились ещё два агрессора, двое остались возле жокея, а третий помчался за лошадью. Зигмусь сумел упасть на ноги и без малейших колебаний применил уже усвоенную технику боя. Двое противников, хотя оба и вытащили ножи, были для Зигмуся сущей ерундой, если ещё учесть укушенную руку одного из них. Однако из безуспешной погони за Флоренцией вернулся третий. Ушибленный палкой Зигмусь стал все же слегка бракованным ниндзя, так что в конце концов все могло кончиться весьма скверно, если бы не то, что откуда-то из воздуха появился Гжесь и немедленно принялся за дело.

На этом этапе я видела драку в зеркальце заднего обзора. Я подъехала в тот момент, когда Зигмусь сворачивал на луг, а я сама стала заворачивать на эту дорожку, аккурат когда на него замахнулись палкой. Моя личная помощь могла ему только помешать, хотя я в первый момент и попыталась задавить одного из бандитов. Тот, правда, отскочил с дороги, и я занялась другой проблемой. Выпущенная из рук Флоренция неслась прямо вперёд со скоростью железнодорожного экспресса, и мысль о том, что после придётся искать её Бог весть где, ударила мне в голову, словно колокол. Я в своё время столько пережила, разыскивая собаку, а тут ещё и лошадь! Тем более что на собаку тогда никто не покушался…

«Фольксвагенам» ужасно нравится ездить по грунтовым дорогам, но все-таки Флоренция в этом виде спорта оказалась впереди. Она удалялась от меня; к счастью, мчалась она по-прежнему по дороге, не сворачивая. Я отчаянно пыталась вспомнить топографию окрестностей: нет ли по дороге какой-нибудь канавы, овражка, воды.., словом, какого-нибудь препятствия, через которое она радостно перепрыгнет, а я повешусь на ближайшей ветке. Гнаться за ней на машине — это ещё куда ни шло, но пешком…

Ни одной живой души в округе не было видно, потому что местность в принципе принадлежала заповеднику. Дорога петляла, на обочине возникали кусты, временами я теряла Флоренцию из виду. Один раз над дорогой метнулась чёрная тень, и я поняла, что Флоренция сократила себе путь, перепрыгнув через что-то. Меня терзали смертельные опасения, что она запутается в брошенном поводе, зацепится ногой, свалится… Ведь её сейчас дополнительно подгоняют бьющие по бокам стремена… Я проклинала в мать-перемать Зигмуся, Монику и их пардубицкие тренировки: слишком много сил было у этой проклятущей кобылы, нормальная лошадь уже давно замедлила бы галоп! Смилуйся, Боже, надо мной, где она остановится, если вообще остановится?!

Где именно она остановилась, я никогда не узнала, потому что она мне этого не рассказывала. С того момента, как посмотрела на спидометр, я накрутила ещё одиннадцать километров, а посмотрела я на него только где-то на половине бешеной погони. Рысак может пройти пятьдесят километров, но она-то мчится галопом… Я совершенно потеряла её из виду и лихорадочно металась всюду, куда мне только удавалось въехать, напряжённо оглядывая окрестности, поскольку сообразила, что в этой местности встречаются ещё и небольшие болотца. Лошадь, может, и проскочит, а вот машина увязнет — и поминай как звали… Днищем я зацепила какую-то корягу. Потом пыталась подкрасться к чёрной стае ворон, уверенная, что это затаилась Флоренция… Словом, что я пережила, — то моё.

С безграничным облегчением я наконец издалека увидела её на пустой лужайке у леса. На горизонте уже виднелись какие-то постройки, вполне вероятно, что ещё немного — и мы въехали бы в Варшаву. Флоренция отказалась бежать дальше только потому, что заинтересовалась травами, которые росли на лугу, особенно зверобоем, тем более что трава там вымахала по пояс и коса её не трогала. Пахло так, что даже я чувствовала. Я остановилась. Ровные луга выкашивали сенокосилками, значит, этот луг ровным не был. Я не отважилась въехать туда на машине, потому что хорошо знала, чем это может кончиться. Тем более что на машине я могла спугнуть лошадь. Я поставила машину так, чтобы проезжающий трактор её не зацепил, вышла, забрав с собой кило сахара, и направилась к Флоренции пешком.

Рельеф я оценила очень правильно: одна нога немедленно влезла на какой-то холмик, а вторая по колено провалилась в яму. На полдороге я подумала, что теперь я одна, без всякой лошади могу выиграть Большой Пардубицкий стипль-чез, вот только возьму Большой Таксис. Ещё чуть-чуть… Тут я запуталась в какой-то очень острой траве. Одна травинка влезла мне в сабо и порезала пальцы.

Слова, что у меня при этом вырвались, происходили из прорабско-боцманского репертуара. Я сняла туфлю, осмотрела порез. Ничего страшного, пальцев мне не отрезало, но кровь текла. Я бы наплевала на это, но тут мне пришло в голову, что запах крови может взбудоражить кобылу, черт знает, может, у неё нюх акулы…

Подорожники росли вокруг в изобилии, я обтёрла пару листиков о платье, затолкала их в обувь, остановила слабенькую струйку крови и захромала дальше. Оказалось, что идти все-таки больно — неудачное место для пореза. Флоренция не облегчала мою миссию, отходя все дальше, капризно выбирая травку и приближаясь к лесу. Мне все труднее было за ней топать, я хромала, шипела, обливалась потом, задыхалась и теряла силы. Другой ногой мне повезло наступить на торчащие из сабо листья подорожника, и я ещё и шлёпнулась. Вместо инсулина моя поджелудочная железа стала выделять только стоны.

Я была уже близко, когда Флоренции не понравилась какая-то травка, и она отскочила на несколько метров. Это было для меня уже слишком.

Я застонала, отчаянно, страшно:

— Флоренция!..

Она меня знала и относилась ко мне дружелюбно, поэтому подняла голову и посмотрела. Я остановилась и стала умолять:

— Флоренция, иди сюда, милая! Не будь свиньёй! Иди, сахарку тебе дам! Ну иди, иди сюда, чудо ты моё, холера чёртова, иди же сюда! Пожалей меня, я уже не могу больше! На, возьми, это тебе!..

Я сделала три хромых шага и протянула к ней руку с кусочками сахара. Флоренция подумала, щипнула травку, снова подняла голову и, слегка гарцуя, пошла ко мне. Я затаила дыхание и застыла на бесконечно долгий миг. Вытянутая рука с сахаром онемела, солнце беспощадно палило, в горле у меня пересохло. Через пару столетий она, наконец, подошла.

Сахар она съела с удовольствием, после чего оказала мне милость, положив голову на плечо. Наверное, мы бы так стояли ещё долго, потому что Флоренция любила ластиться, если бы не то, что у меня ещё оставался сахар. Флоренция смела с ладони остатки и позволила мне взять повод.

И тут начался хоровод. В моем распоряжении имелась одна здоровая нога и лошадь. Флоренция была свежа, как ландыш, бешеный галоп на ней вообще не сказался, если она и вспотела немного, то лишь от жары. И что? Теперь я должна вести её пешком? Не дай Бог, дёрнется, попробует вырваться, ведь я же не стану рвать ей рот ни за какие сокровища мира! Она будет делать все, что хочет, к тому же такая прогулка может ей наскучить, о чем она сообщит мне копытами. Не говоря уже о том, сколько километров мне придётся с ней идти, хромая, ставя ногу только на пятку, ведь я же не смогу привязать её к машине. И что самое страшное, я абсолютно не представляла, чем кончилась драка у дороги. Вдруг один из злодеев остался невредим, и теперь мы встретимся с ним нам среди лесов и полей…

Через десять метров, пройденных с Флоренцией ради пробы, я окончательно поняла, что это полная безнадёга, хотя и повела её по опушке леса, где местность была немного ровнее. Я остановилась и стала размышлять над другой возможностью.

Последний раз я ездила верхом в раннем детстве. Таланта в этой области во мне, наверное, не было, потому что я чувствовала себя решительно гораздо лучше в седле и стременах, чем охлюпкой, тем более что все это происходило очень давно. Память, не изученная учёными до конца, исторгла из меня истошный детский рёв. Я всем телом вдруг вспомнила, что чувствовала тогда: скользкое седло и слишком широкая для меня спина лошади, бока, которые мне с трудом удавалось охватить ногами, потому что лошадь была здоровенная, а я маленькая, страшная подвижность чего-то живого подо мной, причём это живое не желало стоять спокойно, а все время норовило из-под меня выскользнуть…

Я ещё раз попробовала встать всей ступнёй на листья подорожника. Нет, не получится…

Я решила сесть на Флоренцию. Прежде всего опустила стремена, потому что жокейская посадка на лошади совершенно неприемлема для нормального человека. Это заняло у меня много времени. Флоренции было скучно, она щипала травку, причём тянула вниз мою руку с поводом или лезла губами в карман, где у меня лежал сахар. В конце концов я справилась с этой проблемой, только потом обнаружив, что стремена оказались на разной высоте, но не стоило требовать слишком многого. Потом я огляделась. На опушке леса было много низеньких пеньков, а мне нужен был пенёк повыше. Рыцари в латах и полном вооружении, по рассказам, могли вскочить в седло одним прыжком, но у меня это почему-то не выходило. Я была не в силах сесть на Флоренцию одним прыжком. Может быть, потому что у меня не было лат.

Наконец вместо пенька нашлась кучка камней, я проверила, не развалится ли она у меня под ногами, влезла на неё и взобралась на лошадь способом, которого, к счастью, никто не видел.

— Ты позволишь, лапочка? — простонала я от натуги, умостив свой живот на спине Флоренции и пытаясь принять более пристойное положение.

Она позволила. Терпеливо подождала, пока мне удалось сесть и сунуть ноги в стремена. Мои сабо были на шпильках, и у меня мелькнула мысль, что я обута вроде ковбоев, в случае чего нога у меня не запутается в стремени и Флоренция не будет меня волочить, все-таки утешение… Хуже, что у меня нет ни джинсов, ни сапог с голенищами… Ну ладно, кожа вроде бы регенерирует…

Оставив в покое вопрос гардероба, я немедленно занялась следующей проблемой. Вот отдам повод, а она стартует по-своему, я в мгновение ока потеряю с ней контакт. И слечу с неё птичкой, и пропали все мои усилия. Мамочка родная!! Что мне с ней сделать, чтобы она тронулась с места не галопом?!

Я отпустила повод так аккуратно, словно гладила мотылька. Изо всех сил я следила, чтобы не сдавить лошадку коленями, едва тронула сверкающие бока, снова немножко отпустила повод, затаив дыхание и с паникой в душе. Флоренция поняла мои манипуляции как пожелание спокойного старта — видимо, Зигмусь вёл себя примерно так же, хотя, разумеется, без моей паники. Она вдруг пошла, не галопом, а длинным шагом, причём я сразу почувствовала её нетерпение и желание этот шаг ускорить. Хорошо, что мне удалось вообще что-то почувствовать… Я сидела как мешок, пытаясь приспособиться к движениям лошади.

Край леса отделял нас от дороги, поэтому ничего не оставалось, как направить её на неровную лужайку.

— Медленней, солнышко, потихоньку! — умоляюще сказала я. — Тут ямки есть…

Она сама об этом знала. Шла спокойно и осторожно. Когда половина пути осталась позади, я уже была способна потрепать её по холке.

— Очень хорошо, жемчужинка ты моя, потихонечку, полегонечку, — снова запела я сладко. — А то я хлопнусь мордой вниз, и тебе будет неприятно. Ты сегодня уже поработала, хотя и без нагрузки, а эти ямки опасные. Не спеши, у нас много времени…

Мне даже удалось начать думать. Пока что все в порядке: я на ней сижу, она идёт, к её движениям я уже приспособилась, теперь почему-то легче, чем в детстве, только не дай Бог, если выскочит откуда-нибудь заяц! Выскочит, мерзавец, и слона ведь напугает!.. Мыши не опасны, наверное, хотя кто знает… Сосуществование Флоренции с кошками проходило весьма мирно, а что касается мышей — черт её знает. Во всяком случае, мыши не прыгают…

Мы добрели до дороги. Теперь моё кретинское воображение разыгралось не на шутку. Вот я еду в машине, веду её рядом в поводу в вытянутой руке, чтобы обеспечить безопасную дистанцию, она ускоряет шаг, я тоже поддаю газу, она скачет по долам и горам, и вдруг навстречу выскакивает трактор. Кто раньше притормозит — я или она? И тут мы сталкиваемся все трое: она, я, трактор…

Я с трудом прогнала от себя кошмарную картину и поставила на машине крест. Мы вышли на дорогу.

Флоренция решила, что пришло время поменять скорость, и пошла рысью. Во мне сразу все застонало. Господи, только не это!! Облегчаться[2] в стременах я ещё смогу, я даже ритм уловила, но не дольше, чем полминуты, потом наступит конец моих возможностей.

Однако вопреки собственному желанию я все-таки сжала колени, и Флоренция пошла галопом!

Галоп у неё был ровный и плавный, я снова приспособилась к её ритму, только от судорожного стискивания зубов у меня онемели челюсти. Конечно, на галопе было легче, чем на рыси, но я все равно чувствовала, что надолго меня не хватит, сколько же она, черт побери, может скакать?! Она прошла уже по меньшей мере четырнадцать километров, а ведь сюда мчалась как сумасшедшая! Хорошо ещё, что дорога более или менее ровная.., вот где-то тут она как раз срезала себе путь, прыгнув через кустики, не дай Бог, ей теперь придёт в голову то же самое…

Кустики!!!

Холодный пот прошиб меня с ног до головы. Кустики рядом, ведь дорога идёт ровной линией, может, она теперь не обратит на них внимания…

Обратила, разрази её гром. Я знала, что она их заметит. Она вдруг круто повернула в сторону, но я уже этого ожидала, скверные предчувствия во мне кричали в полный голос. Ничего не поделаешь, будем прыгать. Я изо всех сил вцепилась в седло. Святые угодники, спасите и помилуйте!!..

Может быть, случилось чудо. Однако, с другой стороны, человек в состоянии эмоционального напряжения способен на необыкновенные вещи. Не могу даже подсчитать, сколько километров я проехала на мотоцикле в качестве пассажира по всевозможным видам дорог. В обеих руках я при этом возила горячий бигос, воду в кастрюлях, младенца в подушке, чемоданы, свёртки и держаться за водителя должна была только один раз, когда мы скакали по ямам в замёрзших и обледенелых дюнах на морском побережье. Кроме этого — никогда в жизни. Теперь я решила отнестись к лошади как к мотоциклу, а старые навыки сами возродились во мне. Единственное достоинство паскудных этих кустов заключалось в их малой высоте.

Боже мой, как она их перепрыгнула! Не перепрыгнула — проплыла над ними павой! Мешок с картошкой — и тот удержался бы у неё на спине. Она приземлилась на все четыре ноги. Уж не знаю, как они этого добились — это большое искусство, которому специально обучают лошадей, предназначенных для пардубицких стипль-чезов! Лишь приземление на вес четыре ноги или только на задние ноги позволяет им остаться в живых после Большого Таксиса! А Флоренция уже сейчас умеет это делать и по собственной инициативе этим пользуется!

Восхищение и облегчение владели мной очень недолго, перед нами могли возникнуть очередные кустики, не дай Бог, повыше ростом. Флоренция, может быть, уже все на свете умела, но я — нет. Вспотевшая, наполовину без сознания, испуганная до сумасшествия, я из последних сил ласково уговорила её вернуться на дорогу. Она согласилась почти не протестуя. Просто чудо, что между дорогой и лесом не было канавы. И снова Флоренция помчалась галопом!

Примерно на полпути я смирилась с тем, что она меня вгонит в могилу, и сразу вслед за этим вспомнила страшную вещь. Дорогу на Малый Трускав, к которой я бессмысленно направлялась, отделяла густая полоса высоких зарослей. Чтоб мне лопнуть, треснуть, расцвести и капустой порасти, если Флоренция не соберётся через неё перепрыгнуть! Куда, интересно, я вылечу, хоть бы на мягкое.., там такая заболоченная канавка, может, она мне спасёт жизнь…

И почему, черт побери их всех, Флоренцию до сих пор не ищут?!

Вдруг мне стало плохо при мысли, что злодеи победили. Вытащили стволы, застрелили Зигмуся и Гжеся. А сами живы-здоровы, и я их скоро встречу…

Эта мысль вернула мне силы и решимость. Я набрала повод. Флоренция подчинилась мне довольно легко, наверное, уже достаточно набегалась, поэтому соглашалась пойти на уступки. Кроме того, тренировка как раз в том и состоит, что какое-то время лошадь идёт галопом, а потом — шагом, и Флоренция должна была уже к этому привыкнуть. Мягкий шаг, совсем без подскоков, позволил мне собрать обрывки мыслей более или менее воедино.

Я решила, что на всякий случай не поеду по прямой. Пусть они там все делают, что хотят, я сверну у лесочка, доберусь до дороги на Лип-ков, а потом кружным путём подъеду с другой стороны и направлюсь прямо на задворки к знакомым Моники. Дом с левадой узнаю издалека.

Я выполнила свой дьявольский замысел. Заплутала я только два раза. Флоренция мне подчинялась, все время послушно шла шагом и не настаивала на том, чтобы перепрыгивать все, что встречается по пути. Хотя препятствий на дороге было много, можно сказать, она и состояла из сплошных препятствий. Может быть, лошади не нравилось то, что эти препятствия окружало, слишком мало оставалось пространства для приземления, а в тесноте она прыгать не любила. Ветки деревьев хлестали меня по лицу, запутывались в волосах и пытались выколоть глаза. Мне казалось, что все это длится уже день, неделю, полгода, целую вечность… Но на часы я не смотрела, потому что была уверена: стоит мне увидеть, который час, как я упаду с лошади. А вот на то, чтобы идти пешком, я уже совершенно неспособна. И долго ещё не смогу ходить…

Дорогу на Липков я не узнала, в отчаянии и на всякий случай просто повела лошадь направо и не могу описать облегчение, которое заполнило всю мою душу, когда я увидела домик с крышей, похожей на туристическую палатку.

Моя идея воплотилась в жизнь. Ещё три километра, и я окажусь в безопасном месте, скорее всего, бездыханной, но это уже все равно…

А эта зараза все шла себе и шла широким шагом и снова выражала желание пробежаться галопом! Машина, а не лошадь!

Зигмусь Осика сидел на траве у дороги с какой-то палкой в руке, с забинтованной ногой и заплаканный. При виде нас он вскочил как ужаленный, упал, подпёрся палкой, хромая, выбежал на середину дороги и раскрыл объятия. Издаваемых им воплей я совсем не могла разобрать. Флоренция немного ускорила шаг, добровольно остановилась возле него и положила ему голову на плечо. Я продолжала на ней сидеть.

К Зигмусю не сразу вернулся дар человеческой речи.

— Иисусе!.. Ты тут, любимушка моя!.. Вы её?.. О черт! С места не могу двинуться, я уж думал… Боже мой!.. До самой смерти…

Руками я ещё владела, поэтому вяло и с трудом выгребла из кармана горсть сахара и протянула Зигмусю.

— Вот, дай ей. Я уже не могу.

Зигмусь вырвал у меня из рук сахар и сунул своей обожаемой. Флоренция сняла с его плеча голову и жадно схрумкала сахар. А он гладил её, целовал, похлопывал, осматривал. Под влиянием невероятного облегчения и счастья ко мне быстро возвращалась способность думать.

— Вы на ней подъедете?.. Я не смогу её вести, ногу подвернул. Ничего, дня через три пройдёт. Она и так пойдёт, сама… Эта палка может ей не понравиться, а мне приходится на неё опираться, так что я сзади останусь…

— Где Гжесь? — спросила я слабым голосом.

— С ментами вопросы решает. Панна Моника уже сюда едет, мы ей позвонили, может, она уже и приехала…

Я доехала к дому приятелей Моники, и этот последний отрезок пути потребовал от меня всех сил. Эмоции угасли, осталось только все прочее. Моника в этот момент в страшной спешке выходила из машины, знакомые её выскочили из дому, Зигмусь, подскакивая на одной ноге, почти догонял нас. Я могла наконец сложить с себя ответственность.

И тогда оказалось, что я не в состоянии слезть с этой чёртовой лошади. Я закаменела, как булыжник, и ноги у меня напрочь онемели.

Не только ноги, но и ребра, позвоночник и прочие анатомические подробности. Я в ужасе подумала, что так навеки и останусь, разве что лошадь ляжет, но и это будет не слишком здорово, потому что она придавит мою ногу. Так или иначе, мне конец.

Мне удалось расстаться с Флоренцией только при усиленной помощи друзей. Я вспомнила, как оно бывало при первых весенних поездках на мотоцикле, тяжело вздохнула, полежала на животе минут пятнадцать и отважилась на героическое усилие. Я встала на ноги. Моника подвезла меня к моей машине, которая спокойно стояла там, где я её оставила. Её не украли и не попортили, что я посчитала очередным чудом. Зато листья подорожника потерялись.

О том, что за это время произошло, мне начали сообщать немедленно, только немного бессвязно. Ни один из трех нападавших не ушёл безнаказанным, но в то же время никто из них не получил телесных повреждений, грозящих уголовным делом. У одного оказалась вывихнута рука, но зато у Зигмуся была вывихнута нога, значит, они были квиты. Правда, Зигмусь вывихнул ногу уже после драки, случайно провалившись в кротовую нору, но никто не собирался вдаваться в такие подробности. Тех троих обвинили в разбойном нападении на человека, а Гжесь стал свидетелем. Их задержали, правда, ненадолго, но все-таки и это служило некоторым утешением.

Моника занималась лошадью. Она вытирала её, поила, осматривала её копыта, вытаскивала веточки из гривы.

— Почти шесть часов, — сказала она потрясённо, с благоговейным ужасом. — И ведь выдержала такое и даже не взмокла, совсем свеженькая, и уже отдохнула! Где вы с ней были?!

— Везде, — мрачно ответила я, крутя головой и удивляясь, почему у меня болит даже шея. — Идти я не могла, поэтому мне пришлось на ней ехать. Вернулись мы кружным путём, потому что я боялась бандитов. Это русские были?

— Один русский и два наших, — сообщил Зигмусь, который стоял рядом, опираясь на палку. — Как все произошло? Как вы сумели с ней справиться?

— Она меня любит, — напомнила я им и рассказала все, как было. Они слушали меня с пылающими щеками. Я без малейших претензий смирилась с тем, что они совершенно не оценили моих героических усилий и умилялись исключительно тому, что делала Флоренция.

— Так ведь это почти двадцать километров! — воскликнула Моника. — Господи, какая кобыла! И ей это совсем не повредило, каким чудом?..

— Если бы она не была дочкой Дьявола… — начал Зигмусь с набожным восхищением и осёкся.

Я с трудом повернула к нему голову. Моника недоумевающе посмотрела на него поверх крупа лошади.

— Что? — удивлённо спросила она. Зигмусь словно лишился языка. Он страшно покраснел, замер на месте, пробормотал что-то себе под нос. Потом затравленно огляделся по сторонам, словно искал путь к бегству. Он был страшно смущён и взволнован, казалось, даже просто напуган.

— Дочь Дьявола… — пробормотал он тихонько.

Мы смотрели на него в остолбенелом молчании.

* * *

— И сколько это будет продолжаться?! — рычала я в бешенстве, которое только усиливалось от моего плачевного физического состояния. — Что же это такое, чтобы закон был настолько бессилен?! Для чего наша родная исполнительная власть?! Они что, до Страшного Суда будут по нашим головам ходить?! Когда это кончится?!

— Могу тебе искренне сказать: не знаю, — признался удручённый Януш. — Их подержали сорок восемь часов исключительно по нашей частной просьбе, потому что других поводов не было. Мужики подрались, подумаешь! Не удалось подвести даже под нарушение общественного порядка, потому что единственной общественностью там была ты. Ну и сама цель — конокрадство. Если бы они её действительно украли…

— Придурок!! — заорала я на него.

— Я хочу сказать, что тогда их можно было бы обвинить в краже. А намерения доказать невозможно. Этот единственный русский, который был тут с нашими, к имеющимся у нас отпечаткам пальцев не подходит, оружия у него при себе не было…

— Какое счастье!

— Для него тоже. А мы-то уже надеялись… Как ты сегодня себя чувствуешь?

Я только скрипнула зубами. В общем и целом именно так должен себя чувствовать сноп пшеницы после молотилки. Я радовалась, что на скачках перерыв и мне не надо туда ехать, потому что не могло быть и речи о том, чтобы спуститься по лестнице. Я головой ручалась бы, что у меня все кости поломаны. К тому же при попытке надеть туфли я сталкивалась с непреодолимыми трудностями, ведь пальцы только-только начинали заживать. Первый раз в жизни я радовалась, что живу не в огромном дворце.

— Флоренция возвращается, — сказала я сердито. — Не знаю, зачем тащить её в этом фургончике, она пешком прошла бы с песней на устах… Но теперь, черт вас побери, может быть, там будет дополнительно караулить её кто-нибудь, а? Как следует караулить! Когда-то уже поджигали конюшню…

— Дополнительную охрану я тебе могу гарантировать. Но все остальное не ахти…

С остальным Флоренция справилась собственными силами.

Я не вникала в подробности, мне тошно было при одном воспоминании о возможностях негодяев и бессилии закона.

В первый же день после перерыва я пришла и выложила все, что думаю, готовая организовать почти что собственную антимафию. Со мной горячо согласились все.

— Одна лишь есть проблема, — заметил пан Рысь. — Свободного времени много только у пенсионеров постарше, а кто помоложе — те работают. Не знаю, как у них получится битва с бандитами…

— Они могут стрелять, — подсказал Метя.

— А если у них руки трясутся?

— Коварно знакомиться с ними и подсыпать в водку отраву, — посоветовала аристократической внешности пожилая дама, которая сидела за нашими спинами. — Хулигану все равно, кто ему поставит водку — старикан, из которого песок сыплется, или сопляк.

— Это тоже неплохо, — согласился полковник. — Но может быть, этим лучше занялся бы сейм?

— Отравлением негодяев?!

— Нет, изменениями в законе.

— Сейм не может, — сухо сказал кто-то за барьерчиком. — У них куда более важные дела. Должны ли у орла в гербе быть когти, разрешить ли аборты, можно ли расклеивать в городе рекламные плакаты, какую зарплату установить парламентариям, то есть самим себе…

Долго ещё нельзя было ничего разобрать, потому что все говорили одновременно, пытаясь перекричать Друг друга. Соревнование это выиграл Метя, не столько потому, что у него был самый громкий голос, сколько из-за смысла того, что он говорил.

— ..Флоренция не выиграет!

— Почему это не выиграет? — смертельно оскорбилась пани Ада.

Законы и сейм немедленно были забыты. Метя стал центром всеобщего интереса. Он повернулся ко мне.

— Ты сама говоришь! Лошадь после переезда не любит приходить первой, сколько раз я от тебя это слышал, а она что? Только что путешествовала.

— И куда она ездила? — подозрительно спросил тот же голос за барьерчиком. Обладатель голоса сунул морду между цветочными горшками. — Это почему же?

— Если я пришла в себя, так она — тем более, — ответила я ядовито. — На тысячу четыреста скачет, а если бы скакала на десять километров, я тем более была бы уверена в победе. Ей не повредил бы даже уик-энд в Австралии.

— Нет, сомнительно, весьма сомнительно, — поддержал Метю Вальдемар. — Я кое-что слышал от Болека. Говорят, это единственная лошадь, которая куда-то переезжала за время перерыва в сезоне, и ей пришлось почему-то страшно напрягаться, неизвестно, успела ли она отдохнуть.., словом, такие ходят разговоры.

— Иоанне пришлось ещё больше напрягаться, и посмотри, как она замечательно выглядит! — перебила его Мария.

Вальдемар окинул меня критическим взглядом.

— Кажется, на лестнице она все ещё постанывает…

— А какое это имеет отношение к делу? — удивился пан Рысь. — Пани Иоанна, в чем дело?

— Не скажу, — решительно ответила я. — Ни за что. Я на ней ездила.

— Как это, вам позволили?!..

— Да кому там было позволять?! Не злите меня! Там ни одной живой души не было, потому что её преступники решили украсть. Она вернулась в конюшню свеженькая, как жаворонок на небесах, обо мне же лучше не говорить!

Я отказалась сообщить подробности, потому что меня охватывал ужас при одном воспоминании страшных переживаний. Каким чудом я вышла из этого кошмара без стойких травм, я сама не понимала. Наверное, Флоренция как раз отмечала День дружбы с людьми. Зато я потребовала объяснений от Мети: кто это болтал об усталости Флоренции и почему первым должен прийти кто-то, кроме неё?

— Да я вовсе не, говорю, что она не победит, — пошёл Метя на попятный. — Я только говорю, что есть сомнения…

— Это не ты говорил, а Вальдемар!

— А я его поддерживаю! Нет такого закона, что нельзя его поддерживать! А если придёт не она, то Магнолия Капуляса, они все варианты просчитали! Магнолия первая, Флоренция будет второй, Альмина третья, а четвёртый — Марлин Езерняка…

— Одни кобылы? Марлин — самый лучший жеребец!

— Вот он и будет четвёртым…

Когда появились Моника с Гжесем и беззаботно уселись в кресла, громкоговоритель выл, знаменуя старт. Я заволновалась.

— Кто остался в конюшне? — спросила я, перегнувшись за спиной Марии.

— Все, — успокоила меня Моника. — Там Агата, Зигмусь, Марыся. Гжесь хочет вам что-то сказать.

Я бросила взгляд на улыбающегося Гжеся и повернулась к окну.

— Все разговоры после скачки! — категорически ответила я.

В этой первой скачке ничего необыкновенного или подозрительного не произошло. Разумеется, я проиграла, потому что исключительно из личных чувств выбросила из игры лошадь Глебовского. Гжесь в перерыве пересел на место аристократичной пани, которая отправилась в кассы.

— Ну?..

Он наклонился ко мне и зашептал.

— Я должен ввести вас в курс дела, потому что вы можете сделать правильные выводы или разузнать побольше. Мы наверняка знаем, что с одним ломжинцем разговаривал Геннадий…

— Это что за штука такая — Геннадий?

— Русский, как бы вам объяснить.., а, ведь вы же знаете! Муж той девчонки, которая уехала в Германию…

— Как это, он до сих пор за ней не поехал?

— Он не может. Его подкарауливают. Он до смерти напуган. Это правда, что они присвоили выигранные мафией деньги. Они уже с самого начала сезона это вытворяют. Не отсылают деньги шефам, оставляют себе, а теперь шеф приехал и ведёт собственное следствие. Не ради справедливости, а чтобы вернуть себе деньги. Главным образом подозрения падают на дружка этого Геннадия, а не на него самого, хотя именно Геннадий и провернул всю операцию. Добровольно он в своей вине не признается, но боится панически. А дружок мало что знает, но его все время мафиози допрашивает и за горло держит, так что вот-вот мафия сделает правильные выводы. Геннадий и отправился за помощью к ломжинцам. Они хотят устроить пару мошеннических скачек и забрать выигрыш побольше, чтобы реабилитироваться в глазах шефа. Насколько я понял, Геннадий делает вид, что всю прибыль он вложил в надёжные ценности и вот-вот получит их обратно. А фактически ему взять неоткуда. Большую часть денег он отдал жене, она вывезла. У него осталось кот наплакал, надо теперь побольше выиграть…

— Старая песня, — заметила я с отвращением. — Других источников у него нет?

— А они неспособны ничего больше придумать. Кроме того, шеф подозревает собственных людей в заговоре. Чувствует, что власть ускользает у него из рук, что его люди сами сговариваются с жокеями ему во вред и так далее. После неудачного похищения Флоренции он немного отвлёкся от лошадей. Мечется во все стороны, но с людьми он все-таки лучше справляется, так что снова на них перекинулся.

— А это откуда известно?

— По пьянке Геннадий признавался ломжинцам, а у меня с одним хорошие отношения…

— И чего конкретно этот Геннадий от ломжинцев хочет?

— Чтобы ему помогли подкупить жокеев и подстроить скачку. Во Флоренции и сама Вонгровская не уверена, она не знает, как отразилась на лошади такая нагрузка. Русско-ломжинская мафия должна была исходить из предположения, что Флоренция придёт второй, они так и поставили в кассах. Если Флоренция не придёт первой, то выплатят целое состояние. Они вчера смотрели на Флоренцию на тренировке…

В этом месте в разговор вмешалась Моника.

— Флоренция не хотела скакать, — сказала она удивительно спокойно и без малейшей тревоги. — Она держалась на тренировке за Гитарой. Зигмусь на ней скакал, он посылал её изо всех сил, но она не хотела, а эти типы стояли и все видели. И убедились, что она не выиграет.

— Как раз сам Геннадий и смотрел, — вмешался Гжесь. — Он помчался с этим открытием к ломжинцам.

— Ну хорошо, а в чем дело? — нетерпеливо спросила я, потому что Флоренция интересовала меня больше, чем все мафии мира. — Почему она не хотела выходить вперёд? И почему это вас совершенно не беспокоит?

— А что мне беспокоиться? Зигмусь тоже провёл следствие, потому что у него, слава Богу, нос не заложен. Оказалось, тот парень, что работал Гитару, собирал с самого раннего утра укропчик. Собирал и вязал в пучки. Его мать под Пырами живёт и выращивает всякую зелень на продажу. Парень ей помогал до последней секунды, а потом поехал на работу и немедленно сел на Гитару. Укропом от него так несло, что даже Зигмусь почуял, а Флоренция к укропчику относится точно так же, как к петрушке.

— Обманула всех на тренировке?! — изумлённо воскликнула я.

— И ещё как! Агата тоже в первый момент испугалась…

— Господи помилуй, проверьте, не собирал ли укропчик кто-нибудь в пятой скачке!

— Там участвуют только профессиональные жокеи, можете быть спокойны, никто укропчика не собирал.

— Так вот откуда все слухи поползли! Ни с того ни с сего появились сомнения, будет ли она первой!

Сообщение об укропчике я передала исключительно самым проверенным людям, чтобы они успели поставить как надо. Я заранее пригрозила им убийством за раскрытие этого секрета посторонним. Меня лично беспокоил Сарновский на Коллагене, что-то в этом было. Лошадь класса дерби, он должен соперничать с Флоренцией…

— Он едет в Вену, — коротко сообщил мне Метя. — Тут он скачет просто для разминки. В Вене у него шансы только как у фукса, и здесь Йонтек его не покажет!

Флоренция спокойно шагала по паддоку, потом внезапно рассердилась, заволновалась, стала ржать и попыталась удрать. Зигмусь злился и чуть не плакал. Он грозил кулаком своим коллегам, а те крутили пальцем у виска. Я не могла ничего, понять, пока по лестнице не взбежала Моника, готовая расплакаться.

— Вы себе представляете, что они сделали?! Нажрались мятных конфет! В весовой! Весь паддок ими смердит! Да нет, не специально, им ничего подобного в голову бы не пришло! Куявский их угощал, а он вполне порядочный парень! Случайность, но какая ужасная!

Она возмущённо добавила, что Гжесь минуту назад подслушал разговор возле колонн. Геннадий разговаривал с ломжинцем. Они показывали на Флоренцию и взаимно уверяли друг друга, что Флоренция сегодня не в форме. Прибыль им гарантирована, как в банке…

Я ещё больше разволновалась. Какая кошмарная лошадь! Со вчерашнего дня делает все, что может, чтобы вогнать в гроб меня и остальных игроков…

Перед стартовыми боксами Флоренция кружила несколько поодаль от остальных лошадей. Я надеялась, что эти мятные конфетки из жокеев выветрятся, ведь во время скачки они их не жрут, это уж точно. Однако выветрились они, видимо, не совсем, потому что в бокс Флоренция вошла крайне неохотно, да ещё и пыталась укусить помощника судьи: должно быть, Куявский угостил и его. Убью я этого Болека, Вальдемару скажу, чтобы убил его при первой же возможности, но не стану называть причину, потому что, не дай Бог, все узнают про мяту…

— Старт, — сказал рупор. — Ведёт Тартар, за ним Магнолия…

Флоренция, как обычно, выстрелила вперёд, но не пожелала присоединиться к основной группе. Она упрямо отказывалась с ними скакать, не из-за лошадей, конечно, а из-за этих мятных жокеев. Зигмусь её не принуждал, пустил по внешней дорожке. Он знал, что делает. Струя запаха тянется за табуном, а не впереди. Вокруг меня стоял рёв и визг, я не могла разобрать, что слышу, и вся окаменела.

Когда Флоренция вышла Из поворота, у неё было четвёртое место, а скакала она почти возле самой сетки ограждения. На прямой Зигмусь не пытался перейти на другую дорожку, оставил её на внешней, и только легко послал её вперёд движением корпуса и лёгким хлопком по шее. Погода была прекрасная, в бинокль я отлично видела каждую мелочь и даже успела вознести благодарственную молитву, что Флоренция не выкинула этот номер, когда на ней сидела я… Она и без того мчалась галопом, но вдруг в ней словно что-то взорвалось, она вытянулась и полетела над турфом, не касаясь земли копытами. Боже, какая же у неё скорость! Она пролетела мимо остальных лошадей, словно те стояли на месте, вот так же некогда скакала Флоренс в Копенгагене…

Возле меня люди орали только два слова:

— Магнолия!.. Марлин!.. Магнолия!.. Марлин!..

— Двести тринадцать! Двести тринадцать! — ревел незнакомец за барьерчиком не хуже иерихонской трубы.

— Флоренция!! — выл Метя. — Давай, Флоренция!

Флоренция была первой уже за пятьдесят метров до финиша. Полубезумный от этих мятных конфет Зигмусь, должно быть, не отдавал себе отчёта, что все время посылал Флоренцию вперёд, при этом он выглядел так, словно у него самого вдруг выросли крылья и несли его вместе с лошадью. Он выиграл на два корпуса впереди остальных и опомнился только после второго поворота за финишем. В своём безграничном счастье я ещё успела заметить, в каком порядке пришли остальные лошади. Все было, как мы и думали. Магнолия и Альмина впереди. Вишняк на Марлине должен был прийти четвёртым, но был настолько в этом уверен, что стал тормозить слишком рано, и Куявский на финише опередил его буквально на ноздрю.

Четвёртое место пришлось устанавливать при помощи фотофиниша.

— Сударь, почему вы орали «двести тринадцать»? — прокричала я через декоративную растительность соседу за барьерчиком.

— Это номер моей квартиры! — крикнул мне этот тип в ответ. — Он мне всегда счастье приносит!

Как оказалось, никто не угадал квинты, а триплет, который состоял из одних фаворитов, принёс весьма маленький выигрыш.

Все это я передала вечером Янушу, вежливо спросив, какая им с того будет польза. Он не мог мне на это толком ответить, зато рассказал обо всех достижениях полиции до сих пор.

Пуля, которую вынули из кассира, была выпущена из того же самого оружия, что и пуля, вынутая из председателя совета. Зато пуля из покойника под вешалкой оказалась из другого пистолета. Один из добытых в лошадиной эпопее пистолетов подходил к пулям от кассира и пана Кшися, однако вся штука была в том, что никому из бывших нелегальных владельцев оружия нельзя было вменить в вину ни убийства, ни попытки такового. Самой большой глупостью было забрать у негодяев их оружие и оставить на нем собственные следы. Если бы кто-нибудь упёрся в отпечатки пальцев, оказалось бы, что стрелял Вишняк. На самом деле после нападения нельзя было трогать оружие, надо было оставить нападавших в компосте, приготовленном под шампиньоны, и вызвать полицию.

— Надо было! — фыркнула я в этом месте. — Полицию!.. Ха-ха-ха! И четверо самых лучших жокеев отправились бы сидеть за хулиганство!

— Моё мнение о нашем кодексе полностью совпадает с твоим, — со вздохом сказал мой личный полицейский. — Не мучай ты меня. Сесть бы они не сели, хотя дело бы на них завели…

Слегка оглушённая мафия как-то регенерировала, самые мерзкие злодеи все-таки оставались на свободе и рвались мошенничать, к тому же их охранял кто-то из властей. Закон тут, разумеется, был бессилен. Закон обязан схватить за руку стреляющего убийцу, но в этой руке должно все время оставаться оружие, иначе… Иначе закон ничего не может поделать…

— А шантаж и принуждение? — мрачно спросила я. — В начале сезона было полным-полно таких случаев, а сейчас что-то притихло. Что-нибудь раскрыто?

— Да, конечно. Главным образом благодаря Гжесю. В некоторой степени с этим делом покончила Флоренция…

— Что-что?.. Это как же понимать?

— Уж так вышло, что появился дополнительный элемент. Убийство кассира им боком вышло. Они вроде как хотели подчинить себе весь обслуживающий персонал касс, но этой цели достичь не смогли. Совсем наоборот: они спровоцировали бунт и сами создали себе трудности. Но основной причиной их неприятностей была Флоренция, потому что она копытами потоптала застрельщика. Её жертва — это как раз был их главный заплечных дел мастер, исключительно агрессивный и жестокий, грубая сила. Остальные тоже, конечно, хороши, но не в такой степени. Может быть, они больше боятся. Кроме того, ходят слухи, что всем этим предприятием руководил как раз тот покойник за вешалкой…

— Как это? — поразилась я. — Весь народ его видел и никто ничего не говорил?

— Не видели его. То есть видели как игрока, а не как агрессора и бандита. Он руководил всем этим делом, а в нападениях лично не участвовал. Зато забирал себе выигранные деньги и не отсылал, как положено. На расстоянии от своих хозяев они все тут распустились и почувствовали полную безнаказанность. Приехал босс и стал наводить порядок, этот тип как раз хотел отыграться в той скачке с Гельвецией и вернуть деньги, но у него не вышло. Ты же сама говорила, что тогда были очень высокие ставки…

Я замечательно все это помнила, сумма свыше ста миллионов перешла на следующий день, ипподром просто с ума сошёл, на четвёрку все ставили как сумасшедшие, выиграли же фавориты.

— Именно он поставил тогда бешеные деньги, — продолжал Януш. — Тот тип хотел взять как минимум половину денег со всего ипподрома. Разумеется, это была бы только часть его долга, но она могла спасти ему жизнь. Не вышло, а босс — человек безжалостный. Вот так их бизнес остался сперва без рук, а потом и без головы. Кстати, эти сведения совершенно конфиденциальны. Гжесь получил их как сообщник, официально никто ничего не скажет и ни в чем не признается…

Я слушала с большим удовольствием. В связи с Флоренцией я вспомнила про мяту, потом, по ассоциации, про петрушку, потом про укроп и, естественно, вспомнила, что обещала Марии привезти ей зелёный лук. У меня все это совершенно вылетело из головы, едва я уехала с ипподрома. Мария уехала чуть раньше, она с кем-то должна была встретиться, а я обещала нарвать у себя на участке луку и привезти ей на следующий день. Я сама на себя рассердилась, потому что теперь предстояло в разгар дня ехать рвать лук, а жара царила просто тропическая. Надо было бы сделать это сегодня, но теперь уже стало совершенно темно. Ничего не поделаешь….

Из-за дурацкого лука мне пришлось пока что отказаться от следственных разговоров: нужно было наметить лошадей на завтра. Я с большой неохотой смирилась с мыслью, что завтра придётся вставать очень рано и ехать на ипподром кружным путём.

Участок у меня на Окенче, около аэродрома. Маленький такой, обыкновенный огородик. Некогда он принадлежал всей семье. В прошлом году он был ещё целиком моим, но с этого года я передала его младшему поколению, потому что потеряла всяческое терпение. Однако в определённой степени право пользования за мной ещё оставалось, и мы с Марией посадили там лук. Лук этот вырос, самые роскошные экземпляры уже можно было употреблять. Мария вечером в воскресенье ждала каких-то гостей, для счастья ей не хватало только луку, при этом времени у неё было мало, так что я предложила, что лук ей привезу. Зачем только я возложила на себя эту тягостную обязанность?!

Поехала я пораньше, не только из-за лука, но и потому, что мне хотелось собрать немножко малины. В зарослях я провела час с лишком, чуть не померла от перегрева, но сделала все необходимое. С мисочкой малины и пакетом лука я, полуживая, отправилась на скачки.

Было летнее воскресенье. Город совершенно опустел. Я спокойно ехала по улице Сасанки, догоняя какую-то машину, единственную на всей дороге в тот момент, и вдруг сообразила, что вижу перед собой нечто странное. Машину передо мной швырнуло на самую середину дороги, она вернулась на правую сторону, резко притормозила и съехала вправо на обочину, в неглубокую канавку. Я машинально притормозила. В машине что-то происходило, похоже было, что пассажиры дерутся, что-то бабахнуло — раз, другой, третий. Кто-то выскочил и понёсся в мою сторону. Я чуть не померла на месте, потому что увидела, что в мою сторону несётся окровавленное страшное пугало. За пугалом выскочил кто-то ещё, поднял руку, и что-то бухнуло!

Ax ты, хам неумытый!

Из остолбенелого ужаса меня вывело возмущение. С ума сошёл, сволочь такая, он же в меня стреляет! Да что тут вообще творится, на этой спокойной безлюдной улице?!

Истекающее красной юшкой пугало бежало по канавке. Это была не совсем канавка, скорее склон, за которым расстилалась травянистая равнина. Пугало убегало, а второе существо, тоже мало похожее на человека, гналось за ним. Второй раз оно выстрелило вроде мимо. Существо было явно в нерабочей форме, потому что на ходу шаталось и спотыкалось, но с убийственной яростью продолжало гнаться за первым пугалом. Я стояла, держа машину на холостом ходу, и чувствовала, что должна что-нибудь сделать. Вероятно, я окончательно одурела от жары, потому что, не колеблясь, переключила скорость на первую и съехала вниз, на эту травянистую равнину.

Честно говоря, наверное, я собиралась задавить агрессивное второе страшилище. Я не видела другого способа остановить канонаду, а теперь чудище это стреляло в самых разных направлениях и могло попасть в меня. С большой натяжкой можно сказать, что мной руководила безумная отвага, а скорее наоборот — отчаянный ужас. Полное отсутствие здравого смысла в моих действиях дошло до меня так же быстро, как и желание действовать, и мы остановились одновременно: я в машине, а любитель шумовых эффектов в двух метрах от меня. Только вот я остановилась добровольно, а он нет. Ноги у него подкосились, и он упал на свою попорченную морду, сжимая в кулаке пистолет.

Я немного переждала, чтобы прийти в себя. Мордобой — дело, конечно, вполне житейское, но эти две рожи произвели на меня неизгладимое впечатление. Я огляделась. Та машина стояла абсолютно спокойно, в ней никто не шевелился, сквозь стекло я видела только спину водителя. Пугало пропало у меня из поля зрения, наверное, перелезло через забор в огородики. Мысль о том, как обрадуются те, кто попадётся ему по дороге, меня немного утешила, это означало, что в своих переживаниях я буду не одинока. Ещё я подумала, что неплохо было бы снова вернуться на дорогу, но давить лежачего мне как-то не хотелось. Он свалился у самых моих колёс. Если я снимусь с тормоза, первым делом колёса наедут на предмет, который должен быть его башкой, хотя по внешнему виду этого не скажешь.

Глубоко вздохнув, я начала осторожно маневрировать. Я показывала класс водительского искусства, пока не поставила машину так, что смогла развернуться. Потом только мне подумалось, что можно было просто выйти из машины и отодвинуть его из-под колёс, но от этой мысли меня передёрнуло. Я обрадовалась, что уже не придётся этого делать, и в этот миг вокруг меня сразу появилось множество людей. Я посмотрела назад и увидела в зеркальце заднего обзора патрульную машину полиции…

Как-то на удивление быстро показалась вторая машина полиции, катафалк и карета «скорой помощи». Мне позволили выехать из канавки, но на этом моя свобода передвижения кончилась. Может быть, я была всего лишь свидетелем события, но могла быть и участницей!

Ожидая, пока изучат следы и установят степень моей вины в скверном состоянии лежащего чудища, я окончательно пришла в себя, и меня охватило страшное бешенство. Того мне только не хватало, чтобы впутаться в чужие уголовно наказуемые деяния, какое мне дело до тех двоих, за каким чёртом я вообще тут остановилась?! Надо было нажать на вторую педаль и дать деру от всей этой стрельбы. Я же опоздаю на скачки!

Из-за Марииного лука я развила невероятно энергичную деятельность. Сперва я потребовала, чтобы по радиотелефону проверили мою личность. Моё желание выполнили, потому что всем заморочило голову изобилие преступников, и хоть от одного экземпляра они мечтали избавиться. Они установили, что у меня судимостей нет, но тень подозрения на мне ещё лежала.

— Ну хорошо, а что, собственно, вы делали в этой канаве? — спросил недоверчиво старший сержант, а может, прапорщик, потому что в этих чинах не разбираюсь, когда я подробно и по порядку описала ему, что произошло.

То, что я мечтала задавить того типа, я оставила при себе. Признаться, что у меня дрогнула рука и я потеряла управление машиной, я тоже не могла. Так за каким чёртом мне понадобилось съезжать в эту канаву?

— Я хотела загородить ему дорогу, чтобы он не догнал того раненого беднягу, — сообщила я с достоинством после невероятно долгой паузы.

Тон прапорщика-сержанта был исполнен сарказма:

— И над этим ответом вы так долго и мучительно думали?

— Я не была уверена, стоит ли мне признаваться в такой глупости, — ответила я, уже не колеблясь. — Я пробовала срочно выдумать какой-нибудь более умный повод, но у меня не получилось. Я очень хорошо знаю, что это была глупость.

— Вы говорите, что он стрелял. И вы не испугались?

— Кто сказал? Конечно, испугалась! Он мог запросто попасть в меня! Именно в этом и состоит весь кретинизм моего поступка! Додуматься надо: загородить ему дорогу! Если бы я ехала на танке, в этом был бы какой-то смысл…

Из машины властей в «скорую помощь» перевели первое пугало, которое пропало у меня из виду. Видимо, он домчался по лугам, по полям до улицы Жвирки и Вигуры, а там наткнулся на патрульную машину. Полицейский держал в руках его документы.

— ..Геннадий Явленков… — донеслось до меня.

— Что?!.. — ахнула я.

Вопрос мой, видимо, прозвучал потрясённо, потому что изумлённый полицейский ответил:

— Фамилия пострадавшего — Геннадий Явленков.

Боже ж ты мой!

Я тут же почувствовала прилив нечеловеческой энергии. Геннадий!! Русская мафия! Возможно, мне не стоило кидаться им на помощь, но и это принесло свою пользу. Полицейские снова воспользовались радиосвязью, приехала ещё одна машина, через десять минут появился Гжесь, и мне вернули полную свободу. Спокойная, не сомневаясь, что потом мне все расскажут, я отправилась на скачки и успела как раз к началу. Запыхавшаяся Мария влетела секундой позже.

— Ну и слава Богу, что я не приехала раньше, — сказала я ехидно. — Потому что иначе не знала бы, что делать с твоим луком и страшно волновалась бы…

— А теперь больше не волнуешься?

— Нет, тем более что я участвовала в весьма успокоительных событиях. У нас новое преступление…

— А что случилось? — спросила Моника, вдруг появившись около нас. — Гжесь унёсся как ветром сдуло. Был — и пропал. Вы что-нибудь знаете?

Я уселась в кресло, не отвечая, потому что взвыл рупор. Я выхватила из сумки бинокль, по пути наткнулась на лук и молча всучила его Марии. Рупор смолк.

— ..он во что-то влип? — говорила Моника за моей спиной.

— Какое преступление? — спросила Мария. — Я не успела поставить! Ты в первом на что поставила?

— Нет, я тоже не успела. Гжеся я только что видела, ему ничто не грозит.

— Что за такие опоздания, куда вы все деваетесь? — упрекнул нас Метя. — Недопустимо, чтобы дисциплина так хромала!

— Сядь, Метя, и пасть закрой. У меня сенсационные новости!

— Сперва скажи, что у тебя получается во второй скачке, — категорически перебила нас Мария. — Я хочу поставить триплет!

— Семёрка получается, но я в неё не верю, — ответила я, глядя в программку. — Снова Гезик? Бес в него, что ли, вселился? Так он и будет выигрывать по паре раз за сезон?

— Может, и выиграет, вполне возможно, — встрял Метя.

— Все может быть, только я не знаю, буду ли на него ставить…

— Какие ещё сенсационные новости? — нервно спросила Моника.

— Старт, — жутко рявкнул рупор над нашими головами. — Ведёт скачку Сепарация, за ней Омар, на третьем месте Билла…

Ничего не поделаешь, надо было переждать. Метя начинал триплет, слова «Давай, Билла!» сами рвались с его уст. Билла, вполне приличная лошадь, выиграла легко, а тем самым выиграл весь ипподром, потому что Билла была фаворитом. Оставалось несколько минут до объявления результатов, и я немедленно их использовала.

— Русская мафия поспорила на улице Сасанки на моих глазах и при моем непосредственном участии, — торжественно сказала я. — Я не считала, сколько их там было, но по меньшей мере один покинул эту юдоль скорби, потому что за ним приехал катафалк, а если там ещё и остальные были, то могу сказать, что их забрала полиция. И ведь мы ничего не знали бы об этом, если бы я не поехала за луком для Марии!

— В таком случае дай открывалку! — потребовала Мария. — Надо в мою честь выпить! Пока ещё не совсем согрелось, я из холодильника только что вынула…

В наших обстоятельствах рассказ о страшных сценах и кровавых деяниях растянулся на три скачки. После четвёртой появился Гжесь.

Я уже открыла рот, чтобы нетерпеливо спросить его о том, что было дальше, но тут, к счастью, вспомнила, кто он. Исключительно обожатель Моники, и больше никто. Слушателей у меня было много, потому что своим рассказом я осчастливила всю ложу. Конфликт в лоне русской мафии всех страшно обрадовал.

Любопытство пожирало меня прямо-таки с чавканьем, это было очевидно, так что Гжесь смилостивился надо мной. Лошади пятой скачки перешли на турф, терраска над паддоком совершенно опустела, потому что солнце палило там, как в аду, и никто не хотел получить солнечный удар. Зато мы остались там одни. Я наконец узнала все остальное. — Просто не верится, — сказал восхищённый Гжесь, — они друг друга взаимно перебили. У нас в руках оружие, шеф дал дуба, а до помешательства перепуганный Геннадий даёт исчерпывающие показания. И по большому счёту ведь все из-за Флоренции! Что за лошадь!..

Прежде чем я успела решить, у кого из нас — у него или у меня — случился солнечный удар, Моника потребовала дать исчерпывающие объяснения. Каким образом Флоренция так радикально уменьшила поголовье мафии?! Моника пока что слышала только про одного…

Гжесь ничего не имел против того, чтобы рассказать нам все служебные тайны. Он просто сиял. Оказалось, все дело решил вчерашний день. Флоренция сперва показала полное отсутствие формы, потом хулиганила в паддоке, а потом, совершенно бессовестно и бесстыдно, выиграла скачку! Она довела их до банкротства. Геннадий прятался где-то на Окенче, его там нашли и затащили в машину. На пустой улице Сасанки шеф повелел своей правой руке привести приговор в исполнение.

Стрелять друг в друга в едущем автомобиле — не самая лучшая идея на свете. Попали в безвинного — то есть почти безвинного — Игнатова, при оказии получил ещё и водитель, который не выдержал и шарахнул шефа. Геннадий начал вырываться, они выхватывали оружие друг у друга из рук, а оружие такого обращения не любит, оно выстрелило и попало в того, кто покушался на убийство. Он был правой рукой покойного шефа. Если принять во внимание, что в машине люди, как правило, сидят, то понятно, что сильнее всего пострадали лица, отсюда и страшный вид бегающих по траве пугал и чудищ. Полиция подобрала два трупа, двоих раненых и одного побитого. Геннадий бросился к встречной патрульной машине как к спасению.

— Великолепно! — сказала я потрясённо. — Роскошно! Все-таки какой милый народ, тупиковые вопросы решает своими силами…

* * *

— ..и тем самым события перешли все границы вероятного, — говорил на следующее утро Януш без малейшего сопротивления. — Флоренция его добила. Фаворит не в форме, он же собственными глазами это видел, заметил, как нервничает и волнуется Вонгровская, подстроенная скачка была надёжной, как швейцарский банк, и все вдруг коту под хвост! Полное поражение! Шеф потерял терпение и решил сам навести порядок… Он отдал концы, так что дело упрощается, а этот несчастный Геннадий превратился в бесценного свидетеля обвинения.

На сей раз приём, посвящённый объяснениям и рассказам, состоялся у Марии. Мы устроили у неё в квартире невероятную толчею, потому что Моника пришла с Гжесем, а Метя с Гоноратой. Семь человек втиснулось за стол. Мария воспользовалась моими методами, поставила на стол все, что попало ей под руку, и ни на шаг не тронулась из комнаты, хотя в её кухне было бы прекрасно слышно, если бы мы говорили погромче.

— Он все знает, — продолжал Януш. — Он рассказал о деле кассира и председателя попечительского совета.

— А тот, под вешалкой?

— Тоже. Тот, что под вешалкой, пошёл в расход раньше, потому что присвоил себе ещё давнишние доходы. Обвинения в адрес Геннадия просто не стоят внимания, он застрелил нападавшего из самозащиты, и то случайно, ему мало что грозит, поэтому он даёт показания с большим энтузиазмом. Так что с русской мафией у нас покончено, да ещё при оказии нам удалось забрать парочку вооружённых охранников и одного спонсора. Отлично!

— Ну вот, значит, у нас осталась только наша родная мафия, ломжинская, отечественная, — радостно умилился Метя. — Мы возвращаемся в норму, остаются наши ласковые методы: там зубки выбьют, тут глазик подобьют, здесь головку расколют… Одно, так сказать, художественное рукоделие.

— Но Флоренция на всякий случай останется под охраной, — объявила Моника.

— По-моему, её можно было бы оставить совершенно одну. Она же святыня ипподрома. Все знают, что мафию разгромила она, и готовы её на руках носить.

Гжесь подтвердил сказанное очень осторожным кивком головы, но тут же осёкся, потому что Моника на него посмотрела. Гонората поинтересовалась насчёт пана Кшися. Как получилось, что он остался в живых?

— Его специально выдвинули, чтобы он показал мафии пальцем всех известных ему работников полиции. Гжесь уцелел, потому что его никто не знал.

Я протянула руку и передвинула мешавшую мне салатницу в сторону Мети.

— Ты что мне подсовываешь? — возмутился Метя. — Не буду я употреблять в пищу разных червяков! Вон от меня!

— Такие хорошие креветки? — укорила его Гонората и подвинула салатницу к себе.

— Несколько человек наконец свободно вздохнули, — продолжал Януш. — Прежде всего кассирши, а также жокеи и букмекеры. Правда, помощь последним в наши намерения вовсе не входила.

В этот момент в дверь позвонил опоздавший Малиновский. Его громко приветствовали, но ему этого было мало, он домогался похвал.

Ведь это он с первого взгляда оценил Флоренцию, первый понял, какое это сокровище!

Мы полностью удовлетворили его желания.

— Слушайте, а что за такая история с Дьяволом? — спросил он, когда, насытившись похвалами, наконец уселся за стол и начал свою трапезу с отвергнутых Метей креветок. — Я что-то такое там услышал… Дьявол сюда очень даже подходит, но ведь Флоренция от Мармильона, что бы это значило? Какие-то неясные слухи…

Мы с Моникой переглянулись в страшной растерянности. Остальные тоже переглянулись, а потом трое посмотрели на меня, а трое — на неё.

— Ты откуда знаешь? — осторожно спросила я. — То есть я хотела бы узнать, что такое ты там слышал?

— Какие-то смутные намёки, будто бы в неё каким-то образом замешан Дьявол. Не было ли там одной тайной случки?

Беспомощность и растерянность Моники ясно отражались на её лице. Я была сильнее, но тоже молчала, не зная, что делать. Малиновский воздавал должное салату и сам себе отвечал.

— Глупый вопрос. Каким образом такое могло случиться? Дьявола караулят, как бриллиант короны, его всегда и водят-то под охраной. Слишком дорогая лошадь, чтобы её выпускали из виду. К тому же это вопрос денег, со случки они имеют неплохой доход, бухгалтерия считает, и десяти тысяч долларов не проворонит. Невозможно…

Мы с Моникой с облегчением вздохнули.

Никто из нас не знал, что будет, если на свет Божий вылезет страшная правда. Ведь Зигмусь в конце концов рассказал нам о старостином мошенничестве. Лошадь с таинственной родословной…

Малиновский, однако, не отставал.

— За здоровье Флоренции! — огласил он тост и продолжал дальше:

— Конечно, это невозможно, но меня все-таки одолевают сомнения. Нельзя же всерьёз считать, что её мамаша засмотрелась на Дьявола, и потому Флоренция так на него похожа. Но в ней столько качеств Дьявола, в этой Флоренции, что я все время ломаю себе голову, как оно могло случиться. Я расспрашивал на местах, но никто ничего не знает…

— Она ведь дышала тем самым воздухом, что и он, — предположил Метя. — Раз по воздуху можно заразиться чумой, то можно и качествами…

— При заражении чумой нужен непосредственный контакт, — заметила Мария. — Дайте-ка мне паштету…

— Вы тут все шутите, а меня и впрямь это очень даже интересует, — продолжал Малиновский. — Панна Моника, вы же там были, вы Флоренцию жеребёнком знали, так скажите нам правду! Кто покрыл её мать?

Над столом повисла гробовая тишина. Я лихорадочно пыталась выдумать что-нибудь на другую тему, чтобы отвлечь разговор, но мне ничего не приходило в голову. Все ждали ответа, затаив дыхание, а молчание все продолжалось.

Моника вдруг подняла голову.

— Мы… — сказала она мужественно и решительно, — мы обручились. И я согласилась выйти замуж. За Гжеся.

Обалдение Гжеся и слепому было бы видно. Секунду спустя оно сменилось выражением просто ангельского счастья. Он засиял, как солнце, сделал движение, словно хотел сорваться со стула, наверное, чтобы схватить Монику в объятия, но подавил свои эмоции. Кроме него, никто не удивился, но все ужасно обрадовались.

— Отпраздновать помолвку! — радостно выкрикивал Метя. — Разве эти напитки годятся для такого случая? Надо чего-нибудь другого…

— У меня в холодильнике есть шампанское, — объявила развеселившаяся Мария, вставая из-за стола. — Ну, теперь стреляйте в потолок! Только не в лампу!

— Когда свадьба? — деловито спросила Гонората у Гжеся.

— Как можно скорее, — ответил он, не задумываясь. — Я бы хотел на этой неделе, но, скорее всего, в августе. Жить нам есть где, два дома, на выбор…

— Опомнись, — буркнул ему Януш. Гжесь с трудом справился с эйфорией.

— Ну да, служба… Но это можно устроить… Поможешь?

— Помогу…

— Я бы.., то есть.., мне казалось, когда я закончу учёбу, — начала Моника растерянно, но Гжесь энергично запротестовал. Зачем ей скитаться по чужим углам, жить у тётки, ведь у него столько профессий: он и механик, и водитель, и связист…

Януш снова охладил его пыл. Гжеся явно распирало, он наклонился к моему уху.

— Три раза я ей предложение делал, — страстно прошептал он мне. — Я уж и сам не знал, как её убедить… Стану я теперь ждать! Чтобы она передумала?! Дудки!

Мария принесла бокалы. Метя выстрелил шампанским, пробка вылетела на балкон. Атмосфера разрядилась, несколько минут разговор шёл на темы невинные, лишённые подводных камней и ловушек. Потом Малиновский нас добил.

— Ну так как же? — спросил он. — Что там, наконец, с этим Дьяволом?

Я вдруг страшно рассердилась. За столом, в конце концов, сидели только достойные доверия люди. И я приняла решение.

— Ну ладно, спрашиваешь, спрашиваешь, тошно делается! Получи, фашист, гранату: Флоренция — дочь Дьявола!

— О Господи! — ахнула Моника. — Тогда зачем же я… Ну ладно, ничего не попишешь…

— Ты что, пьяная? — полюбопытствовал Мстя.

— Метя! Не я пьяная, а Малиновский — лошадник! Сам угадал, ты же видишь! А если угадал — пусть знает. Пусть сам разберётся в этом паштете!

— Ой, я принесу ещё паштета! — вырвалось у Марии.

— Чокнутая, сиди и слушай, потому что и ты ничего не знаешь!

Малиновский просиял с первых же моих слов. Он потребовал, чтобы ему в подробностях рассказали все. Моника смирилась с ситуацией.

— ..и сам видишь, что теперь делать? — закончила я рассказ Зигмуся Осики. — Насколько я знаю, такие вещи, как родословная лошади, надо доказать. И кто станет признаваться? Староста на коленях перед ксёндзом поклянётся, что сам привёл её к Мармильону. А парень, что упустил Дьявола, не станет говорить правды и под угрозой смертной казни. Это если он там ещё работает. А если нет?

— Так ты только потому и согласилась?! — завопил Гжесь, прежде чем Моника успела вымолвить слово. — Ты просто хотела сменить тему?! Ну погоди, все кончено, раз ты согласилась — я тебя не выпущу, у меня свидетели есть!

— Так ведь я с большим удовольствием… — сказала смущённая Моника.

Метя пришёл в бешеный восторг.

— Что за кобыла! Прикончила русскую мафию! Свела супружескую пару! Не проиграла скачку! Потоптала врага! Выпьем за здоровье Флоренции!

— Раз она дочь Дьявола, то нечему удивляться, — философски заметила Гонората.

— Даже сам Дьявол столько не сделал! Малиновский, счастливый и довольный, доедал телятину с рисом.

— Ну да… — сказал он наконец и умолк. — Ну нет… — добавил он и снова умолк. Мы напряжённо ждали.

— Решись наконец, — предложил Метя. — Да или нет?

Малиновский решился.

— Да. Какое счастье! Я-то голову ломал. Конечно, свидетелей нет, никто ничего не докажет, так что к черту все! Дерби она выиграет, даже если будет скакать задом. И могу поспорить на что хотите…

Он посмотрел на нас. Заключать пари никто не рвался. Малиновский глубоко вздохнул.

— Я вам вот что скажу, — торжественно объявил он:

— Она выиграет и Большой Пардубицкий!


И сразу могу вам сказать, что она действительно выиграла.

Пока что конец


ВСТУПЛЕНИЕ

помещённое в конце, потому как всем известно, что вступлений, помещённых в начале, никто не читает. Ни за какие коврижки я не признаюсь, что тут правда, а что вымысел.

Кобылу, которая была прототипом Флоренции, я знала лично. Я не осмелилась бы написать такие вещи о лошади, если бы не видела собственными глазами, что она вытворяла. Единственная разница в том, что та была полукровкой, а Флоренция — чистокровная. Та кобыла перепрыгнула через ограду высотой два метра десять сантиметров, поскользнулась на асфальте, упала, но с ней ничего не случилось. Она только испугалась и убежала в лес. Ещё она пыталась выскочить из конюшни через окно, но не пролезла. Зато выбила армированное стекло.

Вообще-то заявляю, что все тут высосано из пальца и за совпадения я ни в коей мере не отвечаю.

А вот русская мафия действительно сама решила свои проблемы, перестреляв друг друга. Я была на суде.

С уважением

Автор.


Примечания


1

В тексте романа сохранены названия ставок, принимаемых в кассах Варшавского ипподрома. Посетители российских ипподромов без труда установят соответствия: «верх» — одинар, «последовательность» — двойной одинар, «триплет» — тройной экспресс и т.д.

(обратно)


2

«Облегчаться»в терминологии кавалеристов означает привставать в стременах и снова опускаться на седло в такт лошадиной рыси. Это очень трудное упражнение, потому что ноги практически все время напряжены, ведь опускаться в седло с размаху нельзя, чтобы не натереть спину лошади.

(обратно)

Оглавление

  • * * *
  • ВСТУПЛЕНИЕ
  • X