Сергей Анохин - Sамки

Sамки 907K   (скачать) - Сергей Анохин

Сергей Анохин
$амки


От автора:

Герои этой книги не такие, как мы. У них своя логика, своя философия и свое оправдание. Но так же как и любой из нас, они любят, мечтают и ненавидят. Книга вместила в себя пятнадцать лет, за которые страна умерла и возродилась совершенно другой. Не стоит угадывать прообразов героев этой книги. Это не документальное расследование, это роман, и если кто-то из героев похож на реального человека, это даже не совпадение. Это время определяет героев, их судьбы, их поступки, их характеры. Очень хочется верить, что наступающие времена будут снисходительнее, а герои мудрее и великодушнее.

Сергей Анохин


Пролог
18 АВГУСТА 2007 ГОДА

Половина фирм, набитых в этот бизнес-центр, продолжала работать далеко за полночь. Но многочисленные буфеты и кафешки закрывались самое позднее в шесть вечера. Лишь одно, глубоко запрятанное между служебными лестницами, работало до одиннадцати. Здесь можно было посидеть и подольше, если договориться заранее. Как в этот раз.

…Зал был погружен во тьму, за стойкой никого, шторы задернуты. Снаружи не доносилось ни звука. Единственный розовый светильник тускло освещал дальний угол зала, где по-хозяйски расселись трое. В темноте они были совершенно неотличимы друг от друга. Даже на лица легли какие-то тени, похожие на пыльные маски. Негромкие голоса тоже звучали одинаково, словно шуршание старого магнитофона-бобинника. Ни одна скрытая камера, ни один «жучок», даже если бы были установлены в этом помещении, не различили бы эти силуэты, не определили, кто есть ху…

– Опять довели до аврала… – скрипнул зубами тот, что сидел у стены, как бы во главе стола. – Сроки продинамлены, расходники промотаны… все как всегда, сплошное уродство…

– Кончай нагнетать! – отозвался сосед справа. – А то я тоже дергаться начинаю… Нормально все идет, и время пока есть. Если с кем надо прокачали, то еще дня три рекогносцировки – и заход.

– По херу твои расклады! – ответил «главный». – Там, думаешь, спят, что ли?! Полгорода уже в курсе, ясно?!.. Ты как раз со своими рекогносцировками где только не базарил! И вот результат: информации ноль, утечек выше крыши, бабло просажено, а к делу даже не подошли. И еще, говоришь, дня три?! Хрен тебе!.. Или завтра заход, или спрыгиваем! Усек?

– Какое завтра, чё ты гонишь?!

– Такое!

– Ну ты ферзь…

В разговор вступил третий, слева, неуверенно крутнувшись на стуле:

– Правда, рано пока. Сам ведь говоришь – утечки пошли. Тырятся они вообще нормально. Без пыли туда не войти. А если по беспределу – уйти не получится. Рискованно слишком. Куда гнать? Три дня не обломят, дольше ждали. Если так…

– Если так, заход завтра! – повысил голос «главный». – Потом с нами вообще разговаривать перестанут. Не забудь, мы тут не одни. Смежники на эту лавку месяц назад губу раскатали, и ждать им надоело. Если сейчас вопрос не решить, потом смысла не будет…

– Хорошо, – снова заговорил «правый», – а ты с ментами решение гарантируешь? Я-то заход гарантирую, всех четко уложим, в контору войдем. Ну а после?

– Чё после?! Это чей вопрос был?

– Вот то-то и оно, что твой! Потому ни хрена и не сделано!

«Главный» резко поднялся, но «правый» не двинулся. Тогда вновь заговорил «левый»:

– Решайте, как знаете, но я бы еще выждал. Что, проблема, что ли, еще раз в ментовке, суде и префектуре переговорить, подписать их жестко?.. Войти, и правда, не вопрос. Но если впоремся с погонами, твои же смежники первыми соскочат. Не хватало еще под них ориентироваться…

– Про то и базар, – энергично заговорил «правый». – Ты врубись, что такое завод. Завод!.. Да тут армия нужна, а я бригадой решаю! Кто рискует-то?.. Короче, пока четко не скажешь: «Да, гарантия», – я туда не ездюк и не ездец. И спасибо скажи, что на слово поверю.

– Заход завтра, – глухо сказал «главный». – Если кто съезжает, звоню кавказцам. Все поняли? Или вопросы остались?

«Левый» опять заерзал на стуле. «Правый» вдруг как-то сник, опустившись локтями на стол.

Минутную тишину пронзил звонок мобильного.

«Главный» взглянул на дисплей, и даже в темноте стало заметно, каким злобным раздражением исказилось его лицо.

– Что за херня… – прошипел он, но мобильник включил. В тишине зала «правый» и «левый» отчетливо услышали женский голос: «Привет, ворюга…» Дальше слов было не разобрать – «главный» плотно прижал трубку к уху. Но по тому, как менялось выражение его лица, стало ясно, что разговор очень его заинтересовал. Раздражение сменилось удивлением, а потом странной ухмылкой. Он быстро зыркнул на компаньонов, резко встал и вышел в коридор.

– Гондон охреневший… – повернулся «правый» к «левому». – Мордато делает, козел, а? Наобещал кому-то до кучи, а мне за него завод штурмом бери. Нормально, да?

– Да, собственно, – затараторил «левый», – и вопрос-то почти решен. Мои люди документы составили – не подкопаешься. Пристава, считай, подтянули, адвокат готов…

– Мне-то на хрена рассказываешь? Вижу, все у тебя в шоколаде – только он-то не верит. Почему бы, а? И я бы не верил.

– Ну знаешь…

– Знаю, знаю. Потому и не верил бы. Что тебе, что ему. Живете, как в райкоме, где все вам сверху крыли, только успевай вниз спустить. А тут теперь не райком! Въехали, генсеки хреновы?!

Он бы еще много, наверное, чего сказал, но сзади возник «главный».

– Все, о чем базарили, – наплевать и забыть! По-другому сыграем. Круче. Увидите, как работать надо.

Он шагнул в сторону, не дожидаясь вопросов «левого», пропустил мимо ушей ошарашенные матюги «правого» и одними губами выдохнул про себя:

– Быдло…


19 августа 2007 года
Михаил Стерхов – Ученый

Михаил Стерхов вздохнул и посмотрел на забитую машинами улицу. Остоженка, как всегда в это время, была плотно забита. Тачка еле ползла мимо старомосковских улочек и переулков с сохранившимися кое-где особняками в стиле неповторимого купеческого модерна.

Вот и скучающая каменная махина Христа Спасителя. Из-за сердито надутых куполов через реку грозил золотой дубиной огромный Петр I. Грозил врагам России, а может, великому скульптору Зурабу. А сам с трудом удерживал равновесие в тазике, вероятно олицетворяющем современный российский флот, плывущий среди вороха увековеченных в бронзе указов, рескриптов, циркуляров…

Стерхов вывернул с Волхонки на Моховую и непроизвольно поглядел налево. Помнится, ранней весной, когда они с Лесей, как добропорядочные обыватели, решили прогуляться в Александровском саду, здесь, на высоком газоне Пашкова дома, начали высаживать цветы. Причем дерн почему-то вырезали в форме трех православных куполов-луковок, но выглядело так, будто здоровенный мужик, подняв над головой пудовые кулаки, злобно грозит Кремлю. Это она, утонченная женушка, заметила, остальные – да и он сам – проходили мимо, не обращая никакого внимания.

Михаил никогда не отвечал на звонки с закрытых номеров. Увидев на дисплее сигнал «Подавление номера», он автоматически отвернулся, но вдруг, повинуясь какому-то внезапному импульсу, включил и прислушался.

Молчание продлилось где-то с полминуты.

– Слушай внимательно! – На том конце провода слышалось характерное причавкивание, чьи-то зубы перемалывали жвачку. – Твоя лярва при мне. Хочешь получить ее назад годной к употреблению? А, Ученый?..

«Ученый»… Михаил уже стал забывать свою прежнюю кликуху, а этот гад помнил.

– Че молчишь, клоун?.. Хочешь, я тоже замолчу?

– Тещу свою пугай, урод, – негромко ответил он. – Что надо?

– Что базар не фильтруешь – потом ответишь. Как повидаемся, выясним конкретно, кто здесь урод… Цыпу свою заберешь, когда подпишешь договор дарения на свой завод. То есть через час. Езжай на Дмитровку. Там на Дубнинской, слева на углу, кафе есть в подвальчике… Короче, найдешь. А по дороге, чтоб сомнений не было, загляни на Мясницкую. Это рядом с твоим центральным офисом. Ты, правда, в такие места не ходишь, гнушаешься. Рэ-э-эсторан быстрого питания. Там у второго столика от окна – как войдешь, сразу его увидишь – под стулом косметичка лежит. Ты намедни ее своей телке преподнес. С вензельком из брюликов.

Михаил мгновенно вспомнил миниатюрный несессер с пилочками для ногтей. Леся никогда не пользовалась косметикой, но маниакально следила за своими руками. Мамаша внушила ей с детства, что у женщин важнее всего красивые руки. И действительно, руки у Леськи были удивительные – словно из мрамора, но теплые, нежные, с длинными тонкими прозрачными пальчиками. Вот и заказал ей ко дню рождения этот футляр для хитрых маникюрных цацек.

– …Можешь забрать, – продолжала между тем чавкать трубка, – нам чужого добра… ха-ха-ха… не надо. А потом в кафеху кати. Примем там подарок, сплавим твою козу, а заодно про урода поговорим. Если в три ноль-ноль не будешь на месте, уезжаем вместе с твоей телкой. Тогда получишь ее зимой из-под снега. Во все въехал?

– Ты кто? – глухо спросил Ученый, понимая всю бессмысленность своего вопроса.

– Приезжай – познакомимся. Повторять не буду. Конец связи.

Михаил вытер пот со лба. Набрал номер Леси. Телефон был вне зоны действия.

Неужели не блефуют?

Но кто? Почему так?


19 августа 1992 года
Михаил Стерхов – Ученый

В Охотном Ряду было шумно и многолюдно. Михаил любовно погладил новенький кассетный плеер «Sony» с приемником, только что приобретенный в качестве подарка себе любимому в честь успешного восстановления в МАДИ. Это, правда, было сделано на последние деньги. В кармане оставалось… ох, уже почти ничего не оставалось.

А совсем недавно, всего несколько дней назад, он считал себя богачом. Кинули… Кинули, как последнего лоха!

От бессильной злобы он заскрежетал зубами.

Еще не была зарегистрирована легендарная компания МММ, но уже заполняла экраны телевизора манящая реклама первых финансовых пирамид – «Хопра» и «Селенги». И наивные россияне с радостью несли туда свои кровные. Туда или в похожие фирмы, сулящие невиданные прибыли в рекордно короткие сроки. Отнес и Михаил. В «Мосфинансинвест»… Радовался ровно месяц, пока не пришел сегодня получать первую порцию обещанных дивидендов. И получил. Фейсом об тэйбл.

На еще недавно широко и призывно распахнутых бронированных дверях компании не было даже вывески – только четыре глубоких дырки и светлое четырехугольное пятно на покрытой пылью стене. Скучающий рядом с опечатанной дверью мент без всякого сочувствия посмотрел на Стерхова и пожал плечами: слились…

Сволочи…

Он сжал кулаки и тихо зарычал.

А что толку? Потерянного не вернешь, это тебе не социализм с нечеловеческим лицом, это свободный рынок. Теперь самому думать надо: хочешь – неси, хочешь – нет. В любом случае ответка твоя.

Михаил вздохнул, надел наушники и включил приемник.

– Спустя год после неудавшегося государственного переворота Центробанк выпустил памятную монету «Победа демократических сил в России» – три рубля, – сообщил диктор.

Он вытащил пачку совсем недавно появившихся в России «L&M» (он переводил для себя это название как Lennon&McCartney), выщелкнул сигарету и закурил. В три рубля, значит, революцию оценили. Лихо… А год назад на базе ПВО в Гремихе в этот день они, помнится, все торчали возле радиоузла, психовали. Вокруг – бардак полнейший. Сначала приехал замполит, призвал сохранять бдительность, повысить боеготовность, потом прикатил летеха с радиолокационной станции, начал созывать всех на митинг, предложил принять и послать в Москву резолюцию о поддержке законного правительства. А что там генералы решали, и вовсе неясно – похоже, просто грызлись: кто за Ельцина, кто за ГКЧП…

Из задумчивости его вывел резкий толчок под ноги. Михаил пошатнулся, еле удержался на ногах и посмотрел вниз. На асфальте копошилась небольшая, но вполне упитанная тушка. Михаил наклонился и резко поднял на ноги низенького узкоглазого парня, оглядел: нос уже распух, кровь стекает на подбородок и дальше – на вылинявшую футболку, ладони содраны, на видавших виды потертых джинсах – свежая дыра, штанина задралась, на тощей ноге болтается неопределенного цвета носок с растянутой резинкой. Михаил оторвал взгляд от запыленных кроссовок и снова посмотрел на круглую физиономию. Из-под длинной, воронова крыла, челки на него пристально глядели маленькие темные глаза.

– Это я тебя уронил, что ли? – спросил Михаил, не сразу очнувшись от глубоких дум об извилистых исторических путях горячо любимой Родины.

– Да не, – жизнерадостно оскалился узкоглазый, демонстрируя два ряда неровных мелких зубов, – это пацаны оттуда…

Он махнул рукой в сторону двери с неброской надписью «Равиоли».

– О как! – удивился Михаил. – Деньги клянчил небось.

Сегодня все сирые и убогие казались ему несправедливо пострадавшими и обобранными.

– Не-е-е, у меня еще есть. Я побеседовать хотел, – парень вздохнул, – а они – нет.

– И что, вот так сразу взяли и выкинули?..

– Ну, сначала предупредили…

– А ты, значит, не понял?

– Так я ж только побеседовать!..

Ненависть, копившаяся с той самой минуты, когда он понял, что деньги уплыли навсегда, нашла выход. Вот, пожалуйста: окровавленный, ни за что ни про что обиженный кореец – или узбек? – и здесь же, совсем рядом, те, кто его обидел.

– Побеседовать-побеседовать! – прорычал Михаил. – Идем, Беседа, побеседуем с пацанами. И на вот… – Он протянул парню почти чистый носовой платок. – Утрись.

Он снял наушники, сунул в карман, выключил плеер, неторопливо начал подниматься по выщербленным ступенькам винтовой лестницы. С каждым шагом злость ширилась все больше, заполняя каждую клеточку тела. Свеженареченный Беседа прихрамывал следом.

Михаил потянул стеклянную дверь, шагнул внутрь и очутился в полутемном предбаннике с заплеванным кафельным полом. В углу курили трое парней характерного рабоче-крестьянского вида. Он оглянулся: эти? Беседа отрицательно мотнул головой.

Михаил заглянул в небольшой – раза в два больше предбанника – зал. Из-за грязной, обитой вагонкой стойки выглядывала нечесаная голова буфетчицы. Меню, отпечатанное на серой дешевой бумаге, за исключением заморского слова «равиоли» было вполне стандартно-советским: с маслом, сметаной, уксусом, чай, кофе, пиво.

Возле единственного окна за двумя сдвинутыми засаленными столами расположилась какая-то необычная компания. По виду эти пятеро практически не отличались от остальной публики, никого не трогали и тихо о чем-то говорили между собой, но было в них нечто, что сразу выделяло из общей массы посетителей.

«Пятеро? Пожалуй, я погорячился…»

Но остановиться уже не мог. Кулак начал сжиматься помимо его воли…

– Ну?..

Беседа яростно теребил его за рукав. Михаил посмотрел в сторону, куда указывал новый приятель. За ближайшим к стойке столиком сидели двое – стройный интеллигентного вида темноволосый парень с каким-то удивительно знакомым лицом и бритоголовый качок. «Черпаки», прикинул он, но строят из себя «дембелей».

В это время темноволосый поднял глаза от тарелки и, увидев Беседу, толкнул соседа: смотри, мол, снова пожаловал, теперь с подмогой. Он откинулся на спинку деревянного стула, отодвинул щербатую тарелку с остатками пельменей, взял из пластикового стаканчика обрывок то ли туалетной бумаги, то ли салфетки, манерно вытер губы и вызывающе уставился на Михаила. Когда он привычным и каким-то очень характерным жестом провел аристократически тонкой рукой по вихрастым волосам, Михаил понял, почему парень показался ему таким знакомым. Это был вылитый Александр Блок с фотографии в старом школьном учебнике литературы.

Качок развернулся вполоборота, презрительно окинул взглядом Михаила и ухмыльнулся. Поза была обманчива – наметанный взгляд сразу определил, как напряглись мышцы под тонкой тканью черной футболки.

– Смотри: чукча, – он кивнул на Беседу, – товарища привел. Тоже, наверно, в рыло захотел, козел…

Одним прыжком Михаил очутился рядом со столиком, со всей силы саданул костяшками пальцев еще не успевшему подняться со стула качку между глаз. Развернулся, схватил второго за ворот рубашки, резко поднял со стула и швырнул на яростно трущего заслезившиеся глаза бритого. Загремел падающий стул, на пол со звоном полетели тарелки. Качок гулко треснулся головой о стойку, оттолкнул напарника и ринулся на Михаила.

Посетители, как обычно и бывает в такого рода заведениях, на происходящее реагировали вяло. Никто не вмешался, несколько человек с умеренным любопытством следили за дракой, остальные продолжали жевать. Даже буфетчица не проявила интереса к порче казенного имущества, она лишь лениво, больше для порядка, чем по зову сердца, покрикивала из-за стойки: «Чего хулиганите? Милицию вызову!»

– А ну, выйдем, – прорычал бритый.

Да, пожалуй, на улице, в ближайшей подворотне, разобраться сподручней, решил Михаил, – свидетелей нет. Хотя по нынешним временам полного беспредела какой-то заурядный мордопобой, хоть бы и посреди Красной площади, не особенно удивит народ – не к такому уже привыкли…

Драка на мгновение прекратилась.

В эту минуту в зале появилась новая компания. На первый взгляд эти люди в штатском были весьма похожи на остальных едоков, однако вели себя так, что четверо драчунов, не сговариваясь, уселись за столик и молча стали наблюдать за действиями вошедших.

«Из ОРБ», – со знанием дела шепнул Михаилу бритоголовый.

Видимо четко зная, за кем идут, они мгновенно отрезали сидящих за двумя сдвинутыми столиками от остального зала. Раздался приказ: «Руки на голову! Лицом к стене!»

Похоже, эти пятеро у окна были готовы к тому, что рано или поздно придут по их душу. Что ж, это время настало: никто из них не поинтересовался, по какому праву тут хозяйничают какие-то пришельцы, не потребовал предъявить документы. Только один (вероятно, из начинающих) попытался взбрыкнуть, но тут же получил легкий по виду удар по ребрам и замер у стены с приставленным к затылку пистолетом. Каждого прижатого к стене обыскивал и держал под прицелом свой «контролер». Невысокий коренастый мужик в замызганном пиджаке – судя по всему, старший группы – так и остался стоять на пороге зала. Удостоверившись, что все задержанные в полной мере осознали неотвратимость происходящего, он произнес:

– На выход!.. – Потом посмотрел на замерших в оцепенении посетителей и добавил: – Граждане, наши извинения, занимайтесь своими делами.

После этого развернулся и вышел.

Следом за ним, как будто в кондово-советском фильме про будни милиции, без каких-либо эксцессов зал покинули понурые арестованные и их гордые конвоиры. Вся операция заняла около десяти секунд.

– Ух ты… – выдохнул похожий на Блока.

Михаил молча кивнул.

– Первый раз такое вижу, – сообщил Беседа.

– А кто – не первый?.. – буркнул качок. Он медленно приходил в себя, но уже снова начал заводиться.

Однако после такого события продолжать примитивную разборку как-то расхотелось. Бритый с приятелем переглянулись и потопали к двери. Михаилу здесь тоже делать было нечего. Он поднялся и пошел к выходу, Беседа не отставал. На улице Михаил вытащил сигареты, протянул Беседе, тот отрицательно мотнул головой. Парни стояли рядом, видимо решая, куда направить стопы. Михаил протянул пачку и им, вроде как товарищам по пережитому. Те кивнули и тоже закурили.

– Круто они, как в кино… – уважительно сказал бритый, выдыхая дым колечком.

– А в чем круть? – пожал плечами приятель. – Даже не шмальнули…

– Дурак ты! В том и круть, что без шума и пыли, – назидательно отозвался бритый. – Те даже не тявкнули, заценил?.. Я ж говорю: ОРБ. Это новье такое в мусарне – оперативно-розыскное бюро называется, понял?

– А-а-а… То-то они и не сопротивлялись совсем. Видать, просекли, кто приехал…

– Может, пойдем где-нибудь на природе побеседуем? – предложил неугомонный Беседа.

– Да заткнись ты!.. – рыкнул Михаил, ему совсем не хотелось продолжения разборки.

– А что? – вдруг оживился темноволосый. – Может, в парк Горького махнем? Возьмем пивка…

– Лучше «Рояля», – также неожиданно отозвался бритый и вопросительно посмотрел на Михаила. – Две литровки за шестьдесят рубчиков возьмем, а? И «Инвайт» для разбавки.

Михаил кивнул.

– И «Херши»! – обрадовался Беседа.

На этот раз все посмотрели на него презрительно-снисходительно, но смолчали.

– А вас как зовут-то? – снизошел наконец Михаил.

– Алексей Николин, – первым протягивая руку, солидно отрекомендовался бритый.

– А я – просто Эдик, – сообщил вихрастый.

Михаил тоже назвался.

– А я – Джон, – не преминул встрять в разговор Беседа.

– Да какой ты Джон? Ты ж – узбек Алибек.

– Я не узбек. Я – бурят! Из Улан-Удэ.

Через пятнадцать минут, обильно затарившись снедью в ларьке у метро «Парк Культуры», поглазев на пару бойких наперсточников и окружившую их толпу легковерных обывателей, они миновали мост, бодро прошагали по Крымскому Валу и остановились перед пропилеями сталинской эпохи.

– Щуко строил, – со знанием дела сообщил Эдик.

– Откуда знаешь? – с интересом посмотрел на него Михаил.

– Водили когда-то, – вздохнул тот, – рассказывали…

По тому, как печально прозвучали эти слова, Михаил заключил, что детские годы нового приятеля протекали совсем иначе, чем нынче, – может, с няней, гувернанткой, домашним учителем французского… Охота расспрашивать дальше как-то сама собой отпала.

Они прошли по центральной аллее, оставляя слева чертово колесо, фонтаны, эстрады и детские павильоны для игр. За Зеленым театром, где мелькали «люберы» в клетчатых штанах, свернули к Пушкинской набережной и устроились в тени развесистой липы.

– А ты чегой-то после армии такой богатый? Вроде у нас не по найму, – заметил Алексей, раскладывая на газете закуски, купленные Михаилом. Закусь и правда была нехилой: нарезка финского сервелата ядовито-красного цвета, тонкие ломтики датского плавленого сыра – каждый в своей целлофановой упаковке, две банки консервированных сосисок с незнакомым названием «hot-dogs». Освобожденный от семидесятилетнего заточения в подполье капитал уже штурмовал Москву, заполняя прилавки заморскими «прелестями».

– Повезло, – неопределенно хмыкнул Михаил.

* * *

Ему действительно «повезло».

Сначала он вылетел с первого курса факультета автомобильного транспорта Московского автодорожного института. Потом в течение года успешно «косил» от армии. Но по какой-то совершенно неведомой логике армейской бюрократической машины загремел в автороту отдельной бригады ПВО Ленинградского военного округа в двухстах километрах от порта Заполярье на Кольском полуострове. Обычно туда попадали житиели славного города на Неве и выходцы из среднеазиатских республик.

Но служба оказалась на редкость необременительной и не то чтобы веселой, но терпимой. Даже в первый год. «Деды» не особо наседали на Стерхова: здоровый, как лось, КМС по вольной борьбе, он спокойно принимал правила игры и даже признавал сложившуюся десятилетиями традицию, но до определенных пределов. Это вызывало законное уважение. А когда из категории «черпаков» сам перешел в «деды», жизнь и вовсе стала почти человеческой.

Однажды зимним вечером, когда все медицинское начальство укатило на три дня на какую-то свою конференцию – не просвещаться, разумеется, а квасить по-цивильному, – военфельдшер Серега, оставленный за главного эскулапа, зазвал Михаила в санчасть угоститься, чем Бог послал. Они уютно устроились за операционным столом, радуясь теплу и возможности спокойно выпить-покалякать, не беспокоясь о последствиях. Снаружи гудела буря, часы показывали четыре часа дня, а на улице уже была почти непроглядная мгла.

– Дня на три затянется, – прикинул Серега, кивнув на окно.

– Да уж, не меньше…

Дверь распахнулась. На пороге стоял Мишкин командир – капитан Разинов.

– У Татьяны схватки вроде начались, – сообщил он фельдшеру. – А вертушку, сам видишь, не вызвать. Примешь роды?

– Да вы что? У нее ж положение плода нетипичное, сами знаете. Тут специалист нужен, кесарево… А я такого на себя взять не могу…

– И что делать?

Сергей молча пожал плечами. За окном завывала буря.

Разинов постоял несколько секунд, тупо глядя куда-то в пространство, круто развернулся и вышел. Парни переглянулись. Таню было искренне жаль. Совсем еще молоденькая девчонка, веселая, доброжелательная. Не в пример остальным офицерским женам, обращалась с солдатами как с нормальными людьми, всегда здоровалась, даже с незнакомыми, а знакомых по именам звала – Миша, Сережа…

– Что будет-то? – спросил Михаил приятеля.

– Честно – не знаю. Скорей всего, помрет…

Он подошел к шкафчику, извлек из него пузырь спирта, разлил по консервным банкам. Они выпили, не разбавляя, закурили. Говорить уже ни о чем не хотелось. Сергей начал методично перекладывать с места на место нехитрые мединструменты, зачем-то подмел пол. Остановился возле обшарпанной каталки.

– Да не могу я! – крикнул он. – Я ж на гражданке в прозекторской работал. Только и умею, что трупаков кромсать.

Он снова налил по тридцать грамм, но выпить они не успели. В фельдшерскую снова ввалился Разинов. На его ушанке поблескивал «шахтерский» фонарик.

– Лекарь, дай-ка мне чего-нибудь бодрящего… транквилизатор какой-нибудь долгого действия, что ли. Часа на три.

Серега поднял брови.

– Повезу Таню через залив, – пояснил капитан. – Нашел сани.

– Да ты оху… – не по чину вежливо рявкнул фельдшер. – Восемнадцать кэмэ, в бурю! И себя угробишь, и ее!

– А ты не угробишь? – безнадежно спросил Разинов.

Сергей опустил глаза.

– И горючего дай! – потребовал капитан. – Побольше, чтоб и внутрь хватило, и растереть, если что…

Неожиданно даже для себя Михаил поднялся:

– Я с вами пойду.

Разинов покачал головой.

– Я собой рисковать могу. И Танькой. И… – Он судорожно сглотнул. – А ты, Стерхов, – армейское имущество…

Михаил усмехнулся:

– Значит, будем считать – я в самоволке.

Не дожидаясь возражений, он быстро накинул тулуп, взял со стола ушанку и посмотрел на Сергея. Тот, ни слова не говоря, полез куда-то за шкаф и вытащил темную литровую бутылку – их собственный НЗ.

– Не надо вам никаких транквилизаторов. Сейчас по две ложки элеутерококка, а горючка – по мере надобности, потом.

Они вышли на улицу все вместе. Вьюга грозно завывала в уже непроницаемой тьме. Тусклая лампочка над дверью еле освещала бесформенную кучу возле порога – сразу и не отличишь, сугроб это или человек. Сергей подошел к детским деревянным санкам, где закутанная в гору уже запорошенных снегом одеял сидела перепуганная Татьяна, наклонился, спросил что-то сугубо медицинское и непонятное Михаилу, услышав ответ, кивнул, поправил одеяло, ободряюще похлопал по плечу.

– Если быстро, то успеете, – обернулся он к капитану. – У нее толчки еще редкие. А я к радистам. Будем связываться с госпиталем, чтоб все готовили и выходили вас встречать. И вот еще что… подождите-ка…

Он бросился в дом и через несколько минут появился с мотком толстой веревки. Скальпелем перепилил тоненькую бельевую, кокетливым бантиком привязанную к санкам, намертво прикрутил новую, длиной метра три. Махнул рукой Разинову: подойди, мол. Перекинул ему веревку через шею под воротник тулупа, пропустил под руки.

– Так сподручней, – заверил он. – А сани тянуть по очереди.

Больше не было сказано ни слова. Капитан поправил веревку и, неуклюже переваливаясь в свежем мягком снегу, побежал вдоль натянутого до границы поселка троса. Михаил пристроился за санями.

Фонарик капитана едва поблескивал где-то впереди. Однообразный нескончаемый вой ветра выметал из головы даже обрывки мыслей. Михаил уже не помнил, сколько раз они по очереди впрягались в сани, сколько раз падали, останавливались, пили спирт. Торосы у берега сменились гладким льдом, катить сани стало немного легче. Но ветер, казалось дувший со всех сторон, уже намел толстый слой снега, почти по колено – одному из них приходилось бежать впереди, прокладывая путь.

Татьяна несколько раз соскальзывала с саней, когда они натыкались на очередной выросший неизвестно откуда ледяной холмик, кажется, всхлипывала, тихонько стонала, но плотно сжимала зубы – ни одной жалобы, ни одного крика. Молчали и они, экономя силы и дыхание.

Путь казался нескончаемым. Глаза слипались, клонило в сон. Просто упасть бы и лежать тут без движения, не думать ни о чем, пусть будет что будет…

Они уже давно перешли с бега на шаг, а сейчас просто тащились навстречу вьюге и ветру. Куда? К Большой земле? Конечно, они сверялись с компасом – хватило ума захватить, но все равно могли отклониться, известно ведь, что человек в потемках всегда забирает влево. Тогда с теми, кто вышел их встречать (Вышли! Обязательно вышли! Нельзя думать иначе!), они могли уже разминуться…

Снова появились торосы – значит, берег близко.

Михаил шел за санями. Внезапно они остановились, он поднял голову – фонарик мигал откуда-то снизу. Значит, кэп опять упал…

Михаил обогнул санки, едва не задев уснувшую женщину, проковылял вперед, наклонился, попробовал поднять капитана, не смог, наклонился ниже, перевернул на бок и, перекрывая вой ветра, прокричал:

– Вставай, выпрягайся!..

Разинов не отвечал.

Михаил изо всех сил затряс командира. Бесполезно. Обморок.

Неудивительно. Что за служба у командира автороты? Знай себе проверяй, как подчиненные гайки закручивают и баранки вертят. А у тех даже строевой нет – обленились, как боровы. Потому-то Михаил, чтобы совсем не скиснуть от безделья и скуки, уже полгода назад установил для себя жесткий режим: утром – пять кэмэ бегом по сопкам, днем или вечером – тренировка в спортзале. Сначала над ним смеялись, а потом и Серега-фельдшер к нему пристроился, и двое шифровальщиков. Вот и сказалась сейчас подготовка – командир-то уже ни к черту, а он… Тоже, конечно, выбился из сил, но не до такой степени.

Михаил пошарил за пазухой, вытащил заветную бутыль, отвинтил пробку и, приподняв голову Разина, влил ему в рот остатки спиртяги.

Подействовало. Тот захлебнулся обжигающей жидкостью, закашлялся, открыл глаза и тупо уставился на Стерхова:

– Э-э-э… что?

– Встать можешь?

Капитан перевалился на живот, подтянул ноги, встал на четвереньки, постоял, покряхтел. Поднялся, пошатываясь, сделал несколько шагов. Михаил отбросил уже ненужную бутыль, кое-как освободил командира от веревки и, не перекидывая через ее голову – лень, потащил сани дальше…

Их нашли через полчаса, в полукилометре от Большой земли. Как выяснилось потом, весь путь занял у них пять часов. Когда еще через полтора часа абсолютно пьяный, счастливый папаша Разинов натолкнулся на Михаила, он лишь с запинкой произнес: «Не забуду» и отключился. Почти на сутки. И забыл. Забыл намертво, потому как героический переход через залив никак не отразился на положении старшего сержанта Стерхова. Оставшиеся полгода его служба ничем не отличалась от предыдущих. Того события как бы и не было. Не то чтобы Михаил ждал каких-то особых привилегий или послаблений, но в глубине души скребли кошки: командир мог бы пораньше дембель организовать или хоть отпуск. Нет, даже хуже. Уже дембельнулся Серега, укатил на родину приятель-радист, а Стерхов все маялся в части.

И вот, когда сил ждать уже не было, когда он готов был наброситься на любого от озверения и тоски, Разинов потребовал его к себе.

Плотно прикрыв дверь, Разинов, уже майор, посмотрел на подчиненного и указал на стул. Сам уселся с противоположной стороны стола, вытащил из ящика нормальный такой, человеческий коньяк, которого Михаил даже на гражданке не пробовал, наполнил стопки.

– Выпей, старший сержант, – приказал командир. – За здоровье моей жены и дочери, которых ты спас. Я добро помню.

Михаил усмехнулся:

– Вот уж верно. Век не забуду…

– Не вякай! – цыкнул на него Разинов. – Лучше послушай, что скажу.

И сказал много интересного. Сейчас, когда в армии наступил неимоверный бардак, когда отцы-командиры больше политикой, чем службой интересуются, можно хорошо заработать. Они со старшиной роты, хитрым прапором, подготовили одну операцию: нашли в Мурманске покупателя на полдюжины новеньких УАЗ-31512, что стоят на консервации. На протяжении уже лет пяти эти советские джипы пылились в дальнем ангаре, лишь изредка перемещаясь из темного угла в самый темный угол, чтобы не мешать проезду тягачей и грузовиков. Вот часть этих «уазиков» Михаилу и предстоит перегнать на Большую землю. За что и получит свою долю. Немалую. Займет этот бизнес месяц – машины и документы уже подготовлены, зато на гражданку придет с приличными деньгами, будет с чего новую жизнь начинать…

Не колеблясь ни секунды, Михаил согласился. И не пожалел. Он сделал три ездки на пару с прапором. Эта операция оказалось столь успешной, что новую жизнь можно было начинать несколько раз подряд.

Он бы и начал. Но «Мосфинансинвест» решил по-другому.

* * *

– А мне вот никогда не везет, – жизнерадостно сообщил Беседа.

Остальные сосредоточенно разводили «Рояль». Они были так увлечены священнодействием, что даже не прервали многословных излияний бурятского великомученика. А тот с упоением принялся излагать драматичную историю своей жизни, прерываясь лишь на то, чтобы быстро прожевать сосиску и запить ее полученной-таки «Херши».

– Вот представьте: я стопроцентный бурят, а мой дед – Джон, отец – Джон, и я тоже – Джон. Джон Джонович. А почему?

Никем не останавливаемый – новые приятели уже начали дегустировать искрометный напиток – Джон повел рассказ о наболевшем. О том, как его легендарный прадед, Санжимитып Цыдыпжапов, на втором съезде Коминтерна в Петрограде встретил «неистового репортера» Джона Рида. А вернувшись на родину, заповедал потомкам называть каждого в роду старшего отпрыска мужеского полу этим не совсем подходящим для коренного бурята именем.

Но вот ему, Джону Цыдыпжапову – уже третьему, – досталось не только имя, но и литературный талант тезки. Разумеется, Джон был круглым отличником, и вопрос о том, выдержит ли он конкуренцию с начинающими столичными авторами, не приходил в его светлую голову. Он уже видел себя на новом Старом Арбате (по телевизору много раз показывали этот российский Монмартр) декламирующим под шумный восторг публики свои гениальные произведения. Его не обескуражил даже тот прискорбный факт, что в год, когда он окончил школу, разнарядка на золотые медали в Бурятии почему-то не пришла. Слегка удивленный этим недоразумением, но все еще полный радужных ожиданий, он отправился в Москву.

Джон без проблем сдал документы в приемную комиссию Литературного института, приложив к ним объемную папку своих произведений, и спокойно стал ждать первого экзамена. И тут его постигла очередная – после странного наречения и лишения золотой медали – неудача. Его фамилии не было даже в списке на допуск к экзаменам.

– Я ж пятнадцать стихотворений приложил! – отчаянно доказывал он секретарше, вернувшей ему документы.

– Это не имеет никакого полового значения, – меланхолично ответила она и гаркнула: – Следующий!

После такого позорного провала возвращаться в Улан-Удэ было немыслимо. И несостоявшийся литератор вот уже две недели влачил жалкое существование в дворницкой, успешно пройдя конкурс на замещение должности дворника при том же Литературном институте. К слову сказать, его предшественник благополучно сдал все экзамены и готовился пополнить ряды начинающих отечественных прозаиков. Этот факт, как и неистощимый оптимизм, передавшийся вместе с именем тезки, вселял надежду в сердце начинающего работника метлы.

* * *

Первая бутыль спиртосодержащего коктейля подошла к концу. Бурят Джон Цыдыпжапов, утомившись от собственного рассказа и сморенный впервые в жизни продегустированным заморским пойлом, тихо посапывал в обнимку с опустевшей бутылкой «Херши». Эдик прислонился спиной к липе и, безмятежным взглядом блуждая по темнеющему безоблачному небу, забормотал что-то невнятное, но вдохновенное. Михаилу показалось, что из уст собутыльника льются какие-то очень лирические светлые строки, может быть, «Я сидел у окна в переполненном зале», а может, и собственного, Эдикова, сочинения.

Стерхов подвинулся ближе.

– …Твою мать, говорю, Перстень, здесь и на дольчики для моей Алиски не хватит… Мы ж этого мудака почти трое суток пасли. – Эдик встрепенулся, взгляд стал более осмысленным. – Помнишь, Колокольчик, – обратился он к Алексею, – как мы ту тачку у «Сокола» взяли? Качественно ты тогда…

Осоловевший, но еще вполне адекватно воспринимающий действительность Леха, названный Колокольчиком, важно кивнул и обернулся к Михаилу:

– Представляешь, у того козла новенькая «восьмерка», а у нас – раздолбанная «треха»…

И тут Остапа, то есть Колокольчика, понесло. Второй литр разбавленного «Рояля» согрел желудки под полный драматических подробностей рассказ…

– Понимаешь, нам Перстень говорит: надо эту брать, ее уже заказали. А тот козел, как чувствует: на ночь только в гараж, днем – на надежную стоянку. Водили-водили его по городу, ну, на хрен, никак не перехватить. И тут вдруг – бац! – у магазина встал… и мы стоим.

Отвертка… Эдька то есть, как раз пиво допил, банку за окно шасть, она покатилась, гремит. Я и говорю: давай-ка быстро за ней, сейчас к заднему бамперу привяжем. Он вернется, стартанет, а сзади грохот…

Эдик мечтательно улыбнулся:

– Ну так и было. Он, естественно, выходит, смотрит на банку, отвязывает… А где в это время ключи?.. Ну вот я на этой «девятке» и уехал, а Леха еще остался с этим лохом беседовать. Даже банку внимательно осмотрел, посочувствовал…

– А если б поймали?

– В худшем случае – статья за хулиганство. Но даже это еще надо доказать.

– А Перстень – это кто такой?

– О-о-о… – протянул Леха. – Это человек!

По тому, как уважительно прозвучало это слово, Михаил понял, что пишется оно с большой буквы. С очень большой.

Вероятно, если бы не солнечный день и не изрядное количество «Рояля», Михаил никогда не задал профессиональный, но вроде бы не совсем уместный вопрос:

– А какая противоугонка на ней стояла?

– Да обычная, с выходом на штатный гудок, без автономного питания, типа «крючок—руль—педаль».

Михаил прикинул. Знания, полученные за время недолгого обучения в МАДИ, плюс двухгодичная практика в армии подсказывали иное решение:

– Так надо было питание сигнализации отключить в районе генератора, сигналку вырвать. А крючок несложно снять без руля, и штатную проводку восстановить не проблема…

– Да говорю ж: в гараже все время стояла, – рыкнул Леха.

Но Эдик заинтересованно посмотрел на Михаила:

– А ты, значит, ученый?

Михаил неопределенно пожал плечами.

– В принципе, нам люди нужны, – как бы нехотя заметил Отвертка. – Можешь попробовать. Как раз у нас тут один срочный заказик имеется. Сразу на три «девятки». Стадион «Юных пионеров» на Ленинградке знаешь? Завтра подгребай к семи, поговорим, Ученый…

«А почему нет?» – решил Стерхов. Его ограбили, а чем другие лучше? То, что сам он совсем недавно занимался «расхищением государственной собственности», даже не приходило в голову – в те дни всеобщего экономического развала только ленивый не поживился за счет родной державы. Даже делать-то ничего не надо: подойди к дереву, на котором вместо листьев растут золотые, шарахни по стволу ногой, они тебе прямо в руки и посыплются…

Михаил поднялся, потряс за шиворот Джона-Беседу и, не дожидаясь, когда тот поднимется и побежит за ним, двинулся к выходу из парка.


19 августа 2007 года
Михаил Стерхов – Ученый

Михаил стиснул руль так, что побелели костяшки пальцев.

Так вот, оказывается, где собака порылась… Завод им нужен.

Рейдеры!

Да, полгода назад заявились представители якобы законного владельца его собственного завода. Предъявили документы договора купли-продажи предприятия и определение Филевского районного суда, признающего за неким господином Васиным И. Н. право владения предприятием по производству пластмассовых комплектующих для автомобилей.

В общем-то, в наши дни почти обычное дело.

Что такое рейдерство вообще? По сути – пиратство. Только захватывается не корабль, а фирма. Знатоки говорят, что в России этот процесс принял характер чуть ли не эпидемии. В Москве каждые два дня происходят новые захваты. И вроде войну рейдерству объявили уже давно, но толку от этого объявления никакого. По неофициальным данным, активы новых пиратов уже приблизились к пяти миллиардам долларов, и, похоже, они не собираются останавливаться на достигнутом.

Но этот случай с заводом – вообще уникальный. Обычно ведь рейдерские структуры, специализирующиеся на захвате производств, доводят компанию до банкротства долгими тяжбами, скупкой контрольного пакета акций и махинациями с переуступкой прав аренды. От этого вполне возможно защититься: провести консолидацию акционерного капитала, обзавестись собственной службой безопасности и грамотными юристами. Все это, кстати, было сделано. Однако он никак не мог предположить, что дело дойдет до заложников… И в заложниках – Леся! Беременная на третьем месяце.

И это сегодня, в две тысячи седьмом! Ладно, в девяностые, тогда все вопросы так и решались: хозяина завалили, бумаги переписали – и все, на предприятие пришел новый собственник. Как же, помним, сами такие были… Но не теперь же, когда на каждый плевок хренова туча формалистики!

Он посмотрел на часы. Получаса должно хватить даже в пробках. Но тут надо подумать, прокачать варианты, подготовиться. Например, к тому, что дело сделается ровно на «фифти»: договор будет подписан, но жены он не увидит.

Он резко развернул вправо, чуть не впаявшись в новенькую «девяносто девятую».


19 августа 1993 года
Джон Цыдыпжапов – Беседа

Девица смачно хлопнула дверцей новехонькой «девяносто девятой», нажала на брелок и гордо процокала на каблучках в подъезд.

Автомобиль тихо задремал. Вокруг никого. Времени – вагон.

Ученый заглянул в салон.

Ерунда, тачка оборудована популярной китайской сигнализацией: сирена с автономным питанием плюс «крючок». «Крючки» на руль – самое ненадежное средство, хотя кажутся дилетантам весьма солидными. Снимаются за три секунды подгибанием руля.

Год назад, когда разозленный на весь мир из-за кидняка в «Мосфинансинвест» Михаил пришел на встречу с «великим и ужасным» Перстнем, такая работа показалась бы ему почти невыполнимой: одно дело теория, другое – практика. Но даже нескольких уроков хватило, чтобы освоить азы примитивного угона. Именно примитивного. В данной ситуации быть виртуозом и не требовалось.

Первым открытием прошлого года стало то, что у угонщиков, как и во всем цивилизованном мире, существует жесткое разделение труда. Есть те, которые работают только за рулем, есть те, кто прячут машину и ставят на отстой, есть спецы, продающие или перегоняющие тачку заказчику. Работа под заказ – с иномарками и особенно за границу – в Литву, Польшу, Германию или на Кавказ и в Среднюю Азию – самая выгодная. Но тут не обойтись без мало-мальски пристойных документов. Нужен фуфловый техпаспорт, хоть ворованный, но заверенный у нотариуса. А в идеале неплохо иметь хотя бы несколько настоящих документов.

Для замены номерных знаков и разборки машин у Перстня была специальная мастерская – скромненькая, неприметная СТО. Мимо этой замызганной развалюхи уважающие себя водители проносились не притормаживая. В этом и была прелесть – здесь без досадных помех в виде незапланированных клиентов мастера-профессионалы занимались разборкой старых «Жигулей» и «Москвичей», перебивали номера на кузовах и движках пользующихся хорошим спросом «восьмерок», «девяток» и импортных тачек.

– Ни за что эти номера не отличишь от настоящих! – сообщил Колокольчик и преданно посмотрел на Перстня.

Тот снисходительно усмехнулся:

– Есть у нас один умелец, бывший реставратор старинных икон, настоящий ас.

Разумеется, были у Перстня и свои люди среди ментов. Случалось, они даже помогали перегонять машины.

Короче, понял Михаил, теперь уже прочно закрепивший за собой кликуху Ученый, один, без связей и сообщников, угонами машин практически никто не занимается. Сложно и невыгодно. Ведь у бригады уже налаженные связи и ценники, одиночку же, особенно начинающего, разведут как младенца. А уж если перейдет дорогу бригаде – хорошо если жив останется, но охоту к угонам надолго потеряет. Точнее – навсегда.

– Старую машину или такую, на которой стоит простая система, увести – как два пальца об асфальт… Бывает, снимешь клемму с аккумулятора, накинешь ее обратно, а сигналка уже не работает. Есть еще способ: берешь электрошок, упираешь в машину и даешь разряд. Предохранители сигнализации вылетают. Так можно даже нормальные тачки брать, – поучал Колокольчик.

– А самый простой способ – швырнуть в стекло машины осколком от свечи зажигания, с такой скоростью разлетится, что и сигналка пискнуть не успеет, – добавлял Отвертка. – Дальше вообще пустяки. Если я уже внутри, мне и нужно-то секунд тридцать, чтобы без ключа завести и поехать. Про механические костыли-крючки, которые блокируют руль, кулису, педали, и говорить не стоит. Они просто сбиваются молотком или перекусываются щипцами. Есть, правда, умельцы, которые сами что-то изобретают. Например, где-нибудь в салоне прячут кнопку, блокирующую подачу горючего. Вот с такими сложнее всего. Одно хорошо: ставят их в основном на убитые «Москвичи».

Еще через несколько дней Михаил постиг искусство вскрытия замка с помощью свертки, изготовленной из шестигранника для техобслуживания авто. У Перстня спецы намастрячились делать их под любую тачку, будь то «жигуленок», БМВ или «мерс». Впрочем, как сообщил тот же Отвертка, у «Жигулей» замки ломаются обычными ножницами, нет нужды тратиться на дорогой инструмент.

– И запомни: не может существовать противоугонной системы, которая при любых действиях выполнит свою задачу, то есть не позволит угнать машину. Противоугонку можно рассматривать как неисправность, не позволяющую эксплуатировать автомобиль, а устранение любой неисправности – дело времени. Правило второе: профессионал не станет угонять машину, если не удалось отключить сигнализацию. Питание сигнализации обычно осуществляется от бортового аккумулятора, причем берется питание в салоне. Известно, что питание попадает в салон от генератора, а это место хорошо доступно в большинстве тачек снизу. Оборвав этот провод, ты обесточишь сигнализацию, и, если она не оборудована автономным питанием, сигнала не будет.

Далее. Общий предохранитель в цепи питания сигнализации можно вывести из строя коротким замыканием бокового повторителя поворотных огней во время тревоги. Этот фонарь просто вынимается из своего гнезда с небольшим усилием. А плохо спрятанную сирену можно просто залить быстро твердеющей пенкой, звук будет заглушен…

* * *

И вот через год стажировки, как называл это Перстень, они с Беседой отправились на первое самостоятельное дело.

Беседа в бригаде появился недавно и исключительно под личную ответственность Ученого. А что было делать? Через полгода упорного труда на дворницком поприще бурят был выселен из занимаемого помещения. Литинститут решил сдать его под коммерческое использование – то ли под книжный склад, то ли под швейную мастерскую.

Михаил долго не мог понять, с кем разговаривает, когда однажды вечером поднял трубку и услышал незнакомый голос со странным, почти неуловимым акцентом, а когда понял, то очень глубоко вздохнул. Правду говорят: ни одно доброе дело не остается безнаказанным…

Вообще-то, надо было сразу послать. Но именно в этот день, как и полгода назад, в голове Михаила щелкнул какой-то рычажок, и вместо того, чтобы разом отбить охоту к душевным излияниям, он пустил Беседу пожить. На время.

Дальше – больше. Узнав о том, какую зарплату получает литературный дворник, он просто не смог сдержать икоты и позвал бедолагу в бригаду.

Надо отдать должное: Джон сопротивлялся. До сих пор. Ученый не мог ответить себе на вопрос, какого черта он почти ежедневно тратил время на то, чтобы убедить Беседу в правильности избранного пути. К счастью, под рукой был Эдик, готовый с ангельским терпением вести нескончаемые разговоры об исторической миссии нового российского бизнеса, на костях и крови строящего счастливое капиталистическое завтра.

Поначалу Михаил лишь снисходительно фыркал, вынужденно выслушивая долгими вечерами политико-философские проповеди многоумного Эдика. Но через несколько месяцев сам глубоко проникся сознанием собственной исторической миссии и чувством гордости за «коллектив» – твердую основу новой России.

Вот только на Беседу эти лекции практически не действовали, он продолжал тихо скулить о честности и уважении к чужой собственности. Впрочем, это не помешало ему в довольно короткие сроки освоить азы вождения, а главное – обучиться работе со сверткой. В этом с ним мог соперничать разве что сам Отвертка.

Вот как сейчас, например.

Сирена соединялась с центральным блоком проводами, пропущенными через сальник у левой ноги водителя и вполне доступными из-под левого крыла. Причем питание автономной сирены было взято из-под капота, а питание центрального блока – в салоне, поэтому перекусывание проводов, идущих к сирене, прошло в полной тишине.

Крючок был снят почти мгновенно.

Ученый быстро отворил дверцу, нажал дощечкой педаль сцепления, выскочил, побежал к своей неприметной «восьмере». Схватил уже приготовленный трос, привязал, быстро отбуксировал «девяносто девятую» за угол. Перевел дух и, уже не торопясь, пошел отвязывать, попутно махнув Беседе: приступай.

Пока развязывал трос, слышал, как Джон, сосредоточенно сопя, попробовал повернуть замок зажигания стальной болванкой. Клик! Болванка сломалась, так и оставшись в замке. Ученый досадливо сплюнул. Ведь говорил же: проверь, чтоб были только из импортной высокопрочной стали, а он…

Михаил сунулся в салон, переломил хомуты крепления, выдернул часть разъемов сигнализации.

– Теперь быстро заводи и поехали отсюда, – скомандовал он и направился к своей машине.

Вой милицейской сирены поднял бы на ноги всех покойников Ваганьковского кладбища.

Шлепая по неглубоким летним лужам, Ученый рванул через двор и нырнул в глубокую тень дома.

Только теперь в мозгу пронеслось: Беседа?.. Он-то успел?

Из-за тучи выглянула яркая луна. Прожектор пээмгэшки осветил двор и вылезающего из машины растерянного Беседу.

Ну все, приплыли… Сейчас этот балбес начнет плести что-нибудь совсем идиотское, типа погреться залез. Летом, в тридцатиградусную жару. Эх…

Он вышел из тени и с независимым видом направился к машине.

Ну точно, руки на капот, задницу назад. Обыскивают.

Сколько их? Двое.

Ого! А вот и настоящий свидетель бежит.

– Это я вызвал! – громко крикнул невзрачный мужичонка в домашних тапочках. – Вышел на балкон покурить, смотрю – лезет…

Михаил замер. Из торопливо-сбивчивого рассказа почему-то следовало, что Джон действовал в одиночку. Ну и свидетель…

Он сунул руку в карман. С собой немного, пять сотен. Вряд ли согласятся. Хотя… Он громко кашлянул.

– Товарищ старший лейтенант, – заискивающе заговорил Ученый, – я тоже тут был, видел…

– Ну…

– Может, отойдем, я расскажу.

Серьезный мужской разговор не занял много времени. Зеленые рубли быстро перекочевали в карман лейтенанта, после чего он наспех записал данные первого свидетеля и приказал Беседе лезть в машину.

Михаил в «восьмерке» тронулся следом. Через квартал ПМГ затормозила, лейтенант вышел, распахнул дверцу и мотнул головой: вылазь. Опасливо озираясь, Беседа вывалился наружу. Не говоря ни слова, мент вернулся на свое место в кабине, и машина резко умчалась в ночь.

– Может, вернемся?.. – неожиданно предложил Джон, усаживаясь рядом с Ученым. – Осталось-то чуть-чуть, заводи и езжай…

Во дает, усмехнулся про себя Михаил. И это бывший честный дворник! Впрочем, совсем неважно, дворник ты или садовод-пенсионер, – в угонный бизнес может идти почти любой желающий. Для этого необязательно иметь многолетний опыт работы и секретную лабораторию по изготовлению средств взлома замков и сигнализаций, как у Перстня. У того-то были и радиосканеры, позволяющие считывать коды сигнализаций, и электронные системы, с помощью которых можно было обходить новомодные иммобилайзеры и всевозможные датчики. Были и родные ключи от «мерсов», «Ауди» и «бомб», которые он на голубом глазу заказывал прямо на заводе-изготовителе или у западных дилеров. Тем идиотам за кордоном, кажется, даже в голову не приходило, что дополнительный комплект ключей может быть использован с нечестивой целью.

– Представь, заказываю под обычным предлогом, а там никто не требует права собственности. Я понимаю, можно один ключ заказать, но двадцать!.. У нас бы любой призадумался, а они… – Перстень пожал плечами.

С помощью этих ключей несложно было проникнуть в оставленный владельцем буквально на пять минут «Мерседес», завести его и уехать. Хозяин паркует свою ласточку возле магазина, идет затовариваться, а когда возвращается, ее уже и след простыл. Потому что стоит хозюку в магазин зайти, подходит, скажем, Колокольчик к тачке с хозяйским видом и начинает так спокойно ее открывать. Никто, кроме хозяина, конечно, и не заподозрит нехороших намерений.

– А еще проще отнять ключи, – поигрывая бицепсами, заявил Колокольчик.

– Так ведь разработчики противоугонок такое наверняка предвидят. Особенно западные, – предположил Михаил.

– А как же! – согласился Леха. – Предлагают, например, такие устройства, когда хозюк после открытия двери должен нажать какую-нибудь секретную кнопку, а то тачка не заведется. Или заработает, но проедет пару метров и заглохнет. Да только против лома нет приема: просто берешь его с собой, чтобы он в пути подсказывал, на что нужно жать…

Большинство таких откровенных разбоев были довольно стандартны. В момент посадки или высадки подбежать сзади, приставить нож или пистолет, страшным голосом предупредить, что сопротивляться не стоит, затолкать на заднее сиденье – и вперед! Даже среди бела дня на глазах у прохожих – желающих заступиться нынче немного. А потом выкинуть прямо на перекрестке.

Можно по-другому. На парковке попросить приоткрыть окно, типа, вопрос задать, и – хрясь в морду.

Есть еще один вариант, если двери не заблокированы. Постучать справа, а когда водила повернулся, ломиться в его дверь – и дальше по обычному сценарию.

– А как потом по городу? Позвонят же в ГАИ…

– А для этого у нас есть умный Эдик, – ухмыльнулся Колокольчик. – Он вот что придумал: отъедем недалеко, в какой-нибудь дворик тихий, там номера переставим с триколором и проблесковый маячок. И преспокойно едем дальше. Никому – ни охранникам на парковках, ни мусорам на дорогах – и в голову не приходило хоть раз проверить документы на членовоза. Тут другая проблема – тачек подходящих мало.

– А теперь – показательный урок, – заявил Отвертка, взял с полки молоток и направился к ближайшей «девяносто девятой».

Специальной титановой сверткой он провернул замок водительской двери, все – замка нет. Сел в салон, дернул рукоятку привода капота и парой сильных ударов молотка выбил замок зажигания из рулевой колонки.

– Механические замки перекусываются гидравликой, – сообщил он, пока Колокольчик пытался открыть капот.

Отвертка объяснил, что если машина оборудована механическим блокиратором капота, то в зависимости от его особенностей используют те или иные слесарные инструменты. Чисто механические блокировки требуют более грубого обращения, от чего иногда страдает решетка радиатора, а также кромка капота – жесткость ее значительно уступает ломику.

Капот был открыт.

– Теперь надо заткнуть глотку сирене, – продолжил Леха. – Способов много. Самый красивый – полить ее водой. Результат превосходит все ожидания. Самый профессиональный – залить пеной. Самый примитивный – заткнуть поролоном. Самый жлобский – трахнуть молотком по торцевой части. Вот как сейчас… А самый смешной – оторвать и выкинуть. Все, можно заводить двигатель.

Он достал «паука», то есть соединенные между собой коммутатор и катушку зажигания. Нацепил на аккумулятор два «крокодила», а соответствующий разъем «паука» подключил к трамблеру вместо штатного. Выдернул реле стартера, а колодку замкнул заготовленной перемычкой.

После пуска двигателя перемычка была убрана, капот закрыт.

– Всего хорошего, мы поехали!

– Если установлены какие-то хитрые дверные замки, – закончил урок Эдик, – в жертву приносится одно из боковых стекол. Просто бьешь по нему остро заточенным сверлом, при этом всевозможные датчики обычно не срабатывают.

Подчас приходилось действовать и менее изощренными методами. И, пожалуй, больше всего способствовала этому безалаберность владельцев. Красть у них ключи в магазинах, угонять автомобиль во время прогрева мотора – таким приемам Ученый научился уже через неделю после исторической встречи в Охотном Ряду. Но и остальные премудрости ремесла постичь оказалось несложно. Дважды он с восхищением наблюдал виртуозную работу Отвертки, когда тот за несколько секунд открывал двери «семерок» обычной металлической линейкой, просунутой в щель между стеклом и пленкой двери. Потыкает в щель несколько раз – и дверь открывается.

Но наибольшего совершенства Эдик достиг в работе отверткой, за что и получил свое прозвище. Варварский способ, конечно, но эффективный. Загонит ударом твердую отвертку в замок и потянет ручку вверх, и все. Замок открыт. Или стальная болванка в форме ключа. При достаточно большом усилии и запасе прочности она ломает любые секреты.

Оказалось, что и «Мерседесы» вскрывались ничуть не сложней отечественных ведер. Поворот свертки, вой сирены, через несколько секунд вздрагивает разблокированный капот. Удар молотка, осколки… И тишина. Ныряешь в салон, отрываешь консоль коробки передач, перекусываешь металлический штырь блокиратора. Рычаг свободен. Сверткой прокручиваешь личинку замка зажигания. Снова под капот, подключаешь «паука». Еще несколько секунд, и можно ехать…

В дело шли не только хитроумные отмычки – один раз стекло сняли при помощи обычного бытового вантуза…

* * *

– Так что будем делать? – не отставал Беседа. – Заказ-то срочный.

– А, черт с тобой, – Ученый развернулся и покатил назад.

Раскуроченная «девяносто девятая» одиноко стояла возле подъезда. Ну правильно, в одну воронку бомба два раза не попадает… Дуреха поставила машину на место и успокоилась до завтра.

– Давай за руль. А эту я сам пригоню. Ты сзади поедешь.

Он отворил уже ничем не защищенную машину, завел мотор и резко дал по газам. А через три квартала так же резко затормозил. У обочины тротуара стояла точно такая же «девяносто девятая» – не только цвет, даже спойлер один к одному.

Сзади остановился Беседа.

Пять секунд достать трос, еще пять, чтоб его привязать, и вот уже по Мясницкой движется небольшая автоколонна – впереди Ученый, за ним Беседа, буксирующий еще один трофей.

Выслушав рассказ Ученого о ночных приключениях, Перстень снисходительно хмыкнул:

– Можно и проще было. С первой, я имею в виду. Ты просто убеди хозяина, что сигналка испортилась, типа просто сама по себе срабатывает, без видимых причин. В общем, постарайся, чтобы он сам отключил сигнализацию. Ну, к примеру, покидай в машину теннисный мячик – раз, другой, третий, пятый… На какой-то раз он не выдержит – сам выключит. Вот тут и появляешься ты… Ладно, все равно молодец. У меня тут посложнее дело есть: «Паджерик» в Ярославль перегнать.

– Какие проблемы, – беззаботно махнул рукой Ученый.

– Такие, что она без документов, а времени делать их нет…

Они – Ученый в «Паджеро» и Отвертка в «мерсе» – благополучно миновали гаишников на пересечении Ярославского шоссе с Московской кольцевой. Казалось, дальше – проще. Но возле поста у поворота на Королев образовалось небольшое скопление машин, проверяли документы. Ученый вырулил вперед, Эдик пристроился сзади. Зачем? Все равно с него сейчас толку, денег-то на двоих – всего ничего…

Стандартная сумма откупа составляет от двух до семи тысяч долларов и зависит от нескольких факторов. От того, случайна эта встреча или кто-то «продал» их гаишникам. Во-вторых, от количества самих гаишников и от стоимости угнанной машины. В том случае, конечно, если поведутся на деньги. Обычно ведутся, но еще чаще сами устраивают разводку. Развод они обычно начинают с того, что вычисляют в потоке потенциальную жертву. Вот как сейчас, например: блестящий сверкающий джип – добыча вполне реальная. Хотя нет. Тут всех сейчас останавливают, значит, случайность. Можно и малыми деньгами отделаться.

Но это, если есть документы. Тогда гаишники долго и придирчиво изучают их, сравнивают с номерами на кузове. Если документы перемытые, они это на глаз определят – профессионалы, чай. А если «немытый» воздух, то в первую очередь под лупой внимательно изучат подпись и печать – довольно часто бывает, что на оригинальном «немытом» техпаспорте подпись стоит поверх печати. Затем начинают звонить туда, где якобы по документам зарегистрирован автомобиль. При этом внимательно наблюдают за водителем – в принципе, такие ребята неплохие психологи, по реакции сразу определяют перегонщика. Большинство перегонщиков сразу же начинают решать вопрос на месте, и чаще всего это им удается. Если же гаишники установят, что номер двигателя перебит, или заклепки мало похожи на оригинал, или переварен кусок рамы, то начинается совсем другой разговор. Тут гаишники начинают давить на то, что сейчас поднимут сводку по угонам аналогичных машин за последние две недели и выяснят, что за этот период было угнано всего-то пяток «Паджеро» черного цвета. И сразу же зададут наводящий вопрос: сколько предложит каждый из пострадавших, чтобы этот автомобиль вернули ему. Ну а дальше уже пойдет серьезный разговор о том, сколько готов предложить перегонщик…

В окно с трудом просунулась упитанная сержантская физиономия:

– Документики…

– Эй, Скворцов, поди-ка сюда!

Сержант вытащил голову из машины, сделал шаг, обернулся к Ученому:

– Сам сходи на пост, там им покажи.

Михаил медленно вылез из джипа, несколько секунд постоял, приходя в себя.

Дверь поста была приоткрыта, за ней слышались возбужденные голоса – гаишники взахлеб обсуждали последнюю игру «Спартака». Он бросил взгляд назад. Толстая задница сержанта скрылась за бортом МАЗа. Все так же неторопливо Ученый обошел пост, остановился, перевел дух, непочтительно отлил на стену и легкой походкой вывернул с противоположной стороны. Гаишник уже смотрел документы Отвертки.

– Ну как? – поинтересовался он, оторвав глаза от Эдикова техпаспорта. – Проверили?

Отвертка нервно откинул челку и вытер пот с высокого блоковского лба. Наверно, именно так выглядел великий русский поэт после посещения допроса всесильной фрейлины Вырубовой – изрядно, говорят, она следователей помучила.

– Все в порядке, – широко улыбнулся Ученый и рванул на себя дверцу.


19 августа 2007 года
Михаил Стерхов – Ученый

Стерхов рванул на себя дверь, в два шага пересек предбанник и оказался в небольшом зале, оформленном то ли под итальянскую харчевню, то ли под грузинскую корчму. Слева по решетчатой перегородке змеилась посеревшая от пыли пластмассовая лиана, три столика вдоль нее были заняты. На противоположной стороне – действительно прямо напротив него – стоял маленький, на двоих, пустой столик. Как раз второй от окна.

Уже понимая, что ни на нем, ни под ним никакого футляра нет, он все же прошел к столу, сел. Машинально посмотрел под стул. Судорожно сглотнул.

Кинули. На понты берут. Слава тебе…

– Что-нибудь желаете?

Он поднял голову. Похожая на Барби официантка с такой же, как у знаменитой куклы, искусственной улыбкой безразлично смотрела на стену.

– Послушайте… э-э-э… тут несессер, – на всякий случай невнятно забормотал он.

– Да! – тут же оживилась официантка. – Розо…

Она подозрительно поджала губы.

Михаил обреченно кивнул.

– Из розовой кожи с переплетенными буквами эль и эс… латинскими… – Для наглядности он, как старательный идиот, начал выписывать в воздухе вензель, но, посмотрев ей в глаза, на секунду замер с вытянутым перед собой пальцем и открытым ртом.

Девушка продолжала стоять в той же услужливой позе, но взгляд ее стал осмысленным и выразительным.

Михаил плавно опустил руку в карман, извлек бумажник, не считая вытащил пачку купюр и положил на стол. Скорости, с которой исчезли деньги, поразился бы даже гоголевский чиновник. Но и с такой же скоростью девица метнулась за стойку и через мгновение аккуратно положила перед Михаилом до боли знакомый несессер. Лесин. Сомнений быть не могло.

– Что ж это ваша подруга такие ценные вещи забывает? – прокудахтала она.

Дальше он уже не слушал. Отбросив стул, ринулся к выходу, по дороге отшвырнув кого-то попавшегося навстречу.

Сколько еще остается до трех? Успею?

Из центра через пробки, с кучей улиц одностороннего движения?

Надо успеть!


19 августа 1994 года
Алексей Николин – Колокольчик

– Мне надо успеть! – прохрипел Колокольчик. – Я ж лидер, а вы задерживаете…

Он сидел за рулем заляпанной грязью «Хонды», одной рукой прижимая к расстегнутой косухе блестящий ярко-оранжевый шлем, а другой поправляя бандану на голове.

Ученый, который притормозил метров за десять перед ним, с тоской думал о том, что сейчас произойдет.

Ну какого рожна надо было так гнать! Ехал бы мимо поста хотя б под восемьдесят, не тормознули бы… Гаишникам лень лишний раз перед дешевой тачкой рукой махнуть, а уж тем более перед непрезентабельным с виду байком – специально ведь перед выездом замазали новенькие блестящие бока. Так нет же! Лехе непременно скорость нужна, кураж… Вот и докуражился.

Почти приехали уже – вон он, Клин, виднеется. А теперь что?..

Вообще-то угоном мотоциклов они обычно не занимались – не их полянка. Но именно в этот раз Перстень получил заказ от какого-то очень уважаемого человека, а потому отказать не мог. Вернее, отказаться от этого не могли Ученый с Колокольчиком, которые на днях здорово облажались.

А было так. Перстню пришла информация, что на стоянке возле ВДНХ поставили полдюжины новехоньких «крузеров» – только-только с таможни, вот и надо урвать хоть один, пока не запылились. Лучше, конечно, сразу пару, но кто его знает, вдруг сторож бдительным окажется, спать не будет, полюбопытствует, как это сразу две тачки в путь собрались?..

Сторож, однако, мирно дрых перед мерцающим ровным голубым цветом экраном телика (было около четырех утра). Здоровенная кавказская овчарка через две минуты общения с Лехой превратилась в жизнерадостного трехмесячного щенка и весело трусила рядом с ним. Был у Колокольчика такой удивительный дар – любая четвероногая зверюга слушалась его, как хозяина. Сам-то Михаил не подошел бы к ней ближе чем на полсотни метров, будь она даже в наморднике. И будто специально для них в эту ночь возле стоянки не горел ни один фонарь. Мутная луна давала ровно столько света, чтобы обозначить собственное присутствие на небе, дальше ее честолюбие не простиралось. Короче, все способствовало удаче. За исключением тех самых «крузеров». Их не было.

Нескончаемые ряды «шестерок», «восьмерок» и «девяток» кое-где были разбавлены «Гольфами» и «Волгами». В дальнем углу возле забора притулилась одинокая «Нива». Впечатление было такое, будто попал на совковую стоянку начала восьмидесятых.

Ученый оглянулся на Колокольчика:

– Уходим?

– Что, вот так просто?

– А что тут… – Он осекся.

Прямо перед ним поблескивал золотистыми боками «Форд-Тауэр».

Не сговариваясь, они бросились к машине… К восьми часам, когда на стоянке уже начали сновать первые клиенты, заскучавшая кавказка покинула пост возле Колокольчика и как бы нехотя, вразвалочку, направилась к своей будке. Выспавшийся сторож вынес огромную – литров пять, не меньше, – кастрюлю с аппетитно дымящейся похлебкой.

Ученый вытер пот со лба:

– Все, поехали.

Между рядами «Жигулей» они аккуратно вырулили ко входу, медленно проехали мимо широкой задницы сторожа, наклонившегося над кастрюлей, и выскочили на простор. Ровно через сто метров начинался забор новой стоянки. Вдоль него, залитые восходящим утренним солнцем, гордо стояли сияющие «крузеры». Между ними бойко сновали люди в спецовках…

И вот в наказание за этот прокол Перстень потребовал «Хонду». Угнали. Удачно. До этой вот минуты, когда гаишник, неизвестно с какого бодуна, решил вдруг проявить служебное рвение.

– У нас автопробег до Питера, – ныл в это время Леха. – Я их уже километров на двадцать обогнал, машина-то – зверь, сам видишь… Откуда у меня с собой документы? Там вон, сзади, может, везут в машине, а я-то при чем? Мне б первым успеть…

Гаишник – совсем еще пацан, лет двадцати – молчал.

– Вот проиграю… – нудно завыл Колокольчик. – А за что?..

– Ладно, – махнул рукой мент. – Только… только ты, парень…

Он замялся, воровато оглянулся на закрытую дверь поста и, будто прыгая в ледяную прорубь, бухнул:

– Прокати меня! Метров триста. Хоть узнаю, как оно…

– Да легко!

Через два километра Ученый проехал поворот, из-за которого выворачивал необыкновенно счастливый гаишник с раскрасневшейся и удивленной физиономией.

А еще через два часа после того, как новый владелец укатил на «Хонде» в светлую даль, расслабившийся и умиротворенный Михаил Стерхов в тени ветвей развесистой липы слушал нехитрый рассказ Алексея Николина. О тернистом пути, приведшем его в большую жизнь.

История пацана с рабочей московской окраины была вполне ординарной, хотя и полной мелких, но весьма драматичных событий.

– А первый угон у меня был в восемнадцать лет. Приятель заказал. Белую «шестерку» «Жигули». Новую. У него-то самого была, но старая совсем, ржавая. Сам-то он маменькин сынок у богатой мамы. И цену платил двойную! А у меня был приятель с детдома-интерната. Звали Жорой. Такой, весь на мурке, то есть блатной. Уже отсидел к тому времени на малолетке за бакланку-хулиганку. Я – к нему, потому что он с такими же друганами уже давно дергали «девятки». Продавали по тонне баксов барыгам на Кунцевском рынке. На их счету было к тому времени полсотни тачек примерно. Дали они мне Жорика. Пройдешь, говорят, с ним в пополаме, в доле. Тысяча шестьсот, то есть по восемьсот на рыло.

Ночь, мороз – минус тридцать два. В руке ножовка по металлу, чтобы перепилить руль. Отвертка с молотком – сбить кольцо на замке. И конечно, перчатки. Стояла эта «шестерка» во дворе у подъезда. Мне Жора все объяснил, я начал, а он с ножом у подъезда… ну мало ли что… Я лисичкой-отмычкой дверь открыл за секунду. Сбил кольцо, завел, как ни странно, на морозе за минуту, открыл окно, кричу ему: «Падай!» Вдвоем навалились, в четыре руки сломали замок на руле, и я с ним поехал вдоль двора… Разогнались до шестидесяти кэмэ. Я тормозить, а там на педали какой-то огромный замок – не увидел по незнанке – и на полном ходу в «Москвич» влетели… Разбили. Убежали. Отсиделись в подъезде до утра, и по домам.

Колокольчик откупорил следующую бутылку «Афанасия» и продолжил исповедь:

– А на следующий день нашли такую же белую «шаху». Без секреток – садись и уезжай. Но одна проблема: сильно засыпана снегом. Просто огромный такой сугроб. Я тогда придумал переодеться вдвоем в робы дворников. И весь день мы делали вид, что убираем от снега улицу. К вечеру заодно очистили и тачку. Приготовили к выезду. Ну, ночью снова по схеме – я в нее, Колян на шухере. На педалях снова обнаружил замок, полночи его пилил. Вдруг Жора кричит: «Атас! Легавые!» А я зацепился ногой и не успел выскочить, пришлось в салоне остаться… А пока пилил, надышал так, что стекла в узорах замерзли. В общем, сам не знаю как, но от страха забился под руль и жду… Подходит мусор с фонариком посветил, не увидел меня. Подергал – закрыто. Слышу второму говорит, что ложный вызов, и уехали. Я сразу, как сайгак, ломиться домой. Прямиком спать.

На следующий день находим третью «шаху». Ну тут я уже, как профи, сел, спилил-завел, Жорка запрыгнул, и вперед. Вдруг со второго этажа орет мужик: «Эй, это моя машина!» В ответ Жорик на прощание: «Была ваша – стала наша!..» Еду, счастливый, в гараж к тому Пете-заказчику, вдруг сзади сирена, мигалки, в рупор гаишник орет: «Прижаться вправо или стрелять буду!» Тут я… крепко выругался в ответ, и – по газам! Погоня шла минут пять, потом мы оторвались и с ходу загнали в гараж. Выходим, а та машина гаишная подъезжает и спрашивают: не видали белую «шаху»? Мы хором показываем в другую сторону, они говорят «спасибо», включают маяки, и полетели. Мы к трем ночи пришли к Пете, он нам дал денег, и мы, радостные, поехали на такси домой. Вот так и появились мои первые нормальные деньги.

Продолжение Ученый уже знал. Петины деньги кончились быстро, но оставили в памяти Лехи неизгладимый след. Они с Жориком еще несколько раз с переменным успехом пробовали «дергать» тачки. Выходило довольно криво, заказов-то больше не было, а сбывать оказалось непросто. Однажды Жора исчез. Несколько месяцев поисков ни к чему не привели. И тут Леха встретил Бритого.

– Бритый был форменный идиот. А идиотам везет. Сначала торговал на Ленинградке пиратскими видеокассетами, работал на какого-то дядю. Своего ничего не было, тем более мозгов. Занимался на «Динамо» джиу-джитсу с другом Славой. Слава – крепкий боец, а этот так себе… А Слава постоянно тусовался у себя на Дмитровке с ребятами-сверсниками. Там был у них старший Саша-Хряк. Очень серьезный товарищ, с сугробом в башке. Огромный, жуткого бандитского виду. Постоянно носил пистолет, а то и два. Приближенные к нему – Слава-борец, Коля-Насос (любил кокаин), Вал – Валентин (теперь главный профи по «бэхам» и «мерсам»). Витек – бык огромных размеров, совсем без затылка. За что и получил прозвище Большой Мозг. Звали его сокращенно Бэ-Эм. Тоже дебил… Ну еще было три-четыре персонажа… Да ты их знаешь всех почти…

Помню, раз пришли по набою в квартиру к коммерсу. Отдавай долг, мол, нашему человеку. Коммерс кричит: денег нет! Хряк достает ТТ, наводит на клетку с попугаем и стреляет. Взял дохлого попугая, засунул в рот коммерсу, тот сразу сказал, где деньги….

Хряк вечно нюхал кокс и герыч. От чего, собственно, и помер. Прямо в квартире Бритого, у него на руках.

Схема жизни была такая. С понедельника по пятницу – долги – грабежи – разбои. А в субботу оттягивались в «Аэродэнсе», был такой крутой клуб. Там все жрали разную наркоту и отрывались по полной два дня. А потом все сначала… Вот умер Хряк, и Бритый стал руководить оставшимися. Выезжали мы на дорогу Минск – Москва и брали дань с фур, а то и с простых-обычных лохов на легковушках. Просто грабеж. А иногда и похуже… Так работали полгода, пока не взяли машину с «Парламентом».

* * *

Красная «Газель» набирала скорость, отдаляясь от городской черты. Примерно через полкилометра начиналось пригородное шоссе, ведущее к складу. Еще полчаса – и дело сделано.

– Ну что, корреспондент, – ухмыльнулся шофер, – круто обрисуешь положение с куревом?

– Если прочитаешь – упадешь! – кивнул стажер-корреспондент Эдик Самарин.

За то, что в машину взяли, ребятам, конечно, спасибо. Хотя, кой хрен, спасибо? Им приказали его посадить – они и везут. И «обрисовывать» пока было не шибко. Прокатиться по хорошей дороге можно и на автобусе.

Это было его первое серьезное журналистское расследование. Почти все его сокурсники старались подрабатывать где-нибудь в шоколадном месте: кто в рекламной фирме, кто в команде какого-нибудь депутата. Но Эдик, который всю жизнь мечтал о журналистской карьере, пошел в заштатную, почти умирающую газетенку. В другую не брали – кому нужен второкурсник…

Работа по большей части состояла в беготне по пресс-конференциям и в написании кратких заметок о них. Но однажды в редакцию позвонил некий предприниматель Волков и попросил прислать толкового корреспондента, был у него для газеты интересный материал о криминале на табачном рынке столицы.

Толкового жура под рукой не оказалось. Собственно, таковых в газете вообще не было. И редактор отправил к бизнесмену Эдика: если что-то нароет – отлично, а нет – так и суда нет, что возьмешь со студента-чайника…

– Молодец, что от народа не отрываешься. – Шоферу хотелось поговорить, а хмурый охранник был не расположен. – Знаю теперь вашу братию, из офисов только позваниваете, а потом заголовки вроде: «Я воевал за ислам». Ты-то, вижу, не так работаешь. Слушай, сделай доброе дело…

– Я не мать Тереза.

– Блин, не долбай мозги. – Шофер притормозил. – Выскочи, а? Позвони шефу, передай, что минут на сорок задерживаемся.

– Это еще зачем? – включился молчавший охранник.

– Так надо. Потом объясню. Прыгай, Эдик, я жду.

– Да, цирк уехал, клоуны остались… – проворчал охранник.

– Черт, сколько раз говорил шефу: надо свою службу безопасности делать, из чужих контор не нанимать, – скалился шофер, поглядывая, как Самарин заходит в телефонную будку. – Объясняй вам потом, что да почем… Сам прикинь, на хрена нам сейчас журналюга? Через десять километров нас люди ждут. Скинем им три коробки… Ну, в карьер!.

Эдик услышал звук мотора в тот момент, когда в офисе Волкова сработал щелчок определителя, высветивший коротенькие красные полоски – уличные кабины не фиксируются. Оставив секретаршу в неведении, он ринулся к перекрестку, обдумывая, как бы потом посчитаться с этим чертовым водилой.

– Командир, за той «Газелью», в темпе!

– Пошел ты, – ругнулся частник. – Нужны мне чужие разборки…

– Подожди. – Эдик успел придержать дверь замызганного «жигуленка». В любом случае очень не хотелось стоять на слякоти под мокрым снегом. – Какая там разборка, муть одна…

– Вот и канай со своей мутью…

* * *

На три километра впереди матюгнулся шофер «Газели»:

– Это, блин, что еще?

Серый туман дождливого осеннего утра вдруг окрасился в сине-зелено-пятнистые цвета милицейской формы и камуфляжа. «Газель» снова затормозила.

– Зря, – предупредил охранник.

– Чего зря? Мент же, не видишь?

– Ладно, мент. А рядом? Камуфляжи, вязаные шапочки, бронежилет, автомат – это кто такие? Омоновцы или дудаевцы?

Охранник резко двинул плечами и одернул черный пуховик с триколором на левом рукаве.

– Ладно, разберемся, что им надо.

Шофер и охранник вылезли одновременно через разные двери. Лениво-небрежным движением молодой милицейский капитан отдал честь. Это был Бритый.

– Здравствуйте. Что за груз?

– Представьтесь, – отрезал охранник.

– Капитан милиции Чувинин, младший лейтенант милиции Лушаев, сержант милиции Петров. РУВД. Предъявите удостоверения личности и документы на груз.

Пока охранник проглядывал корочку капитана, шофер вытащил из кабины накладные. Сержант-Леха с автоматом внимательно изучал их.

– Значит, сигареты… Склад в Твери… Извините, но все объяснения после. Вам придется последовать за нами.

– Ну, мужики, что за проблемы? – запротестовал шофер, но его быстро увлек к кабине камуфлированный младший лейтенант.

– Оружие сюда, – бросил Бритый охраннику.

Инструкция, развешанная в головном офисе на трех стенах и двух углах, требовала выполнять все распоряжения сотрудников МВД. Охранник молча протянул свой «макаров».

– Разрешение тоже сюда.

Несколько минут в милицейской машине сличались документы. Тем временем по мокрому асфальту прошуршали шины подкатившего «мерса».

– Туда, – капитан махнул в сторону невысокого мрачного бункера, черневшего метрах в ста на опушке.

– Идем. – Штатский (это был Насос), выскочивший из иномарки, кивнул охраннику.

– А что случилось-то?

– Молчи лучше. Пока. Ты не представляешь, во что влип, с какими бандосами связался.

Двух минут охраннику было более чем достаточно. Он все понял задолго до входа в подвал, а желание подороже отдать жизнь – одно из существенных отличий человека от животного.

Круговой удар ногой свалил Бритого на замызганные плиты подвала, но перехватить пистолет охранник не успел, получив сзади арматурой по почкам. В принципе, этого бы вполне хватило, следом за охранником в подвал полетел бы вырубленный шофер, три секунды запереть дверь, и – поехали… Но никто не ожидал, что перед делом Насос нагрузится до полной невменяемости. Его финарь, добротно выточенный в зоне застойных времен, без задержки воткнулся между лопаток охранника. Бритый дернулся, но смолчал и, развернувшись, начал быстро подниматься по щербатым крутым ступеням.

К шоферу, тяжело дышавшему у стены, подступили Бэ-Эм и Вал в плаще и манерно надвинутой на бровь шляпе, из-под которой спадала на лоб густая прядь.

– Извини, братан, мы этого не хотели. Кореш твой нервный оказался.

Ответить Валу шофер не успел – подлетевший Насос резко саданул финку ему в кадык. Следом, уже совсем не к месту, громыхнул ПМ Бритого.

«Газель», забитая коробками сигарет марки «Парламент», и табельный ПМ одного из московских охранных предприятий покатили в туманную даль.

* * *

А через полчаса, так и не поймав попутку и неизвестно зачем прошлепав по лужам три километра, возле бункера остановился Эдик. И тут в буквальном смысле оправдала себя мудрость генерала Лебедя: «Не спеши, а то успеешь». Споткнувшись на лестнице, он кубарем полетел в темный подвал и трахнулся головой об острый край какого-то ящика.

В общих чертах он сообразил, что произошло, увидев возле стены труп шофера. То, что это был труп, сомневаться не приходилось – залитая кровью грудь, дыра во лбу… Проблевавшись, можно было отваливать. Но любопытство и привычка вникать во все детали заставили его проверить все до конца. Он полез в бункер, и вот…

Сверху грозили обрушиться своды подвала, снизу невыносимо жал холодный бетон. Со лба на переносицу сползал чудом выживший в холоде паук, на левый глаз сыпалась штукатурка. В волосах горел болью кровавый колтун. Посреди слепящей головной боли тряслись цифры телефона. Неужели забыл, от удара в башке все перемешалось?.. Нет, нет…

Рука кое-как сгибалась, хотя чувствовался надлом кости. Разрывая подкладку куртки, Эдик вытащил смятую визитку. Протащившись несколько метров на карачках, он сумел подняться. Тут же снова свалился, натолкнувшись на что-то мягкое. Протянул руку, пощупал. Человек. Охранник…

Поднялся в полный рост, опираясь о склизкую холодную стену. Прислонился. Перевел дух.

Минут через десять, обшарив ободранными руками всю грязь подвала, он отыскал ее. Да, вот пачка. Сигареты «Парламент», те самые, кровью теперь окрашенные…

* * *

– Ограбили мы, оказывается, Перстня – частного предпринимателя Михаила Волкова. Но Эдик все же успел позвонить, и через пятнадцать кэмэ нас «приняли». Бритый и Насос отстреливаться пытались, да куда там… Уложили их почти сразу. А остальных отметелили так, что мама не горюй. Я две недели с койки не вставал.

А потом приезжает ко мне сам Перстень и предлагает заняться угонами серьезных машин, чтоб сразу иметь хорошие деньги… У меня тогда было очень плохое положение, а ему я сразу поверил на все сто процентов.

Колокольчик отбросил пустую бутылку, вздохнул.

– Михаил Николаевич… это… сам знаешь, какой человек, – уважительно протянул он. – У него не забалуешь. Но и живешь как у Христа за пазухой.

Это было правдой. Перстень был суров, но справедлив. Как строгий, но любящий папаша. Свою автобригаду он держал в ежовых рукавицах, за проступки наказывал жестоко и незамедлительно, поблажек не давал ни в чем, но никогда не отказывал пацанам в помощи, никого не сдавал, вытаскивал из любой беды.

Вот как прошлой зимой, например. Когда они за долги забирали у одного барыги двести восьмидесятый «мерс». Кто ж знал, что эта скотина после предупреждения ментам позвонит. Вот и подставились…

Сели ему на хвост возле «Пушки». Ученый с Колокольчиком в БМВ с Беседой за рулем, Отвертка за ними на «Ауди». Ехали за барыгой словно на привязи. Шли за ним до Лобни. Долго шли. Только на Старошереметьевском шоссе решились. Отвертка вырвался вперед, резко затормозил и сдал назад, подсекая коммерса. Тот остановился. И сразу ему в бампер уперся БМВ. «Коробочка» получилась классическая, хоть в кино снимай. «Анти-Бумер».

Леха выскочил первым, держа в руке обрез. Этот обрез сделал ему какой-то сверхумелец из винтовки Мосина и заметно усовершенствовал. Приспособил под магазин обрезанный рожок «калаша». Теперь, не скупясь, обрез можно было снарядить десятью патронами… Он уже прыгнул на переднее сиденье, когда Ученый еще только открывал заднюю дверцу. Миг – и барыга уже распластался на дороге.

Михаил заметил, как стартовал Отвертка, плавно отъехал Беседа, стремглав понесся по шоссе…

И тут на форсаже к «мерсу» подлетела машина. Менты! Колокольчик пулей выскочил из машины, Ученый замешкался, но выскочить успел и побежал в противоположную сторону, пытаясь укрыться за ларьком на обочине. Леха летел через сугробы к какому-то заброшенному амбару. Менты попытались взять его в кольцо. Из-за укрытия Михаил видел, как Колокольчик, разворачиваясь на ходу, собирается садануть в них из обреза. Идиот!

Не дожидаясь, пока Колокольчик выстрелит, опера повыдергивали стволы и открыли огонь. Вроде сначала в воздух. Только Лехе на это было наплевать – начал палить, как последний придурок… Нет, ни в кого не попал. Только сам дернулся и упал.

Ученый отлип от стены ларька. Все. Бежать нет смысла, ни один спринтер в мире еще не смог обогнать пулю…

– «Скорую»! – прорычал капитан. – Быстро!

Гуманист…

Пуля прошла навылет, кость не задела.

Три месяца в «Бутырке», потом суд – два года условно.

Перстень своих не бросал.

– Ну а дальше тебе известно.

Да, судьба Колокольчика складывалась на его глазах. Когда в Москве, как грибы из асфальта, стали возникать ниоткуда какие-то подозрительные институты-однодневки, сулящие небывалое высшее образование европейского уровня, Перстень, видимо усмотрев в Лехе некие интеллектуальные задатки, погнал его учиться. В результате через четыре года бригада пополнилась дипломированным «специалистом по коммуникациям с органами правопорядка». Что означали сии коммуникации, не знал и сам владелец диплома, но связями в этих самых органах он оброс вполне реальными. Особенно же пристрастился к стрельбе из АКМ в закрытом тире Министерства внутренних дел, что по прямой – всего километр от Кремля.


19 августа 2007 года
Михаил Стерхов – Ученый

Вот и последний поворот. Теперь по прямой.

Сколько? Три.

Запиликал мобильник.

– Время!.. – рявкнул все тот же чавкающий баритон.

– Через пять минут! – взмолился Михаил.

– Знаешь, что за пять минут сделать можно?

– Уже подъезжаю…

В трубке раздались гудки.

Где тут эта чертова забегаловка?!.. Вот она. И припарковаться негде.

Михаил резко затормозил почти посреди дороги. Под пронзительные гудки и громкий мат выскочил из машины и побежал к двери кафе.

Десять крутых бетонных ступенек, скрипучая с липкой ручкой дверь, зал. Дымный, вонючий, грязный, шумный.

Наискосок от входа – замызганная стойка, уставленная тарелками с засохшими бутербродами. Пять длинных деревянных столов. Голые, будто липкие, стены. Неистребимый запах пивного перегара.

Свободных мест практически не было. Лишь у двери в коридор, ведущий в кухню и сортир, за столом дремал какой-то старик, крепко вцепившийся в недопитую кружку с мутным пойлом.

Михаил опустился на отполированную сотнями задниц скамью. Старик тут же открыл глаза, подозрительно оглядел нового соседа и, похоже не найдя в нем ничего примечательного, снова отключился.

Он вытащил сигареты, закурил, еще раз через плечо оглядел зал. Где они? Нет, среди обретающихся в этом богоугодном заведении не было ни одного хоть мало-мальски напоминающего человека, способного на похищение Леси. На лбу у таких, конечно, не написано «я – бандит», но отличить нормального алкаша от этой сволочи он бы смог, навидался всяких…

Ждать…

Вообще-то надо было позвонить в ментовку. Это было по понятиям. Если берут в заложники члена семьи – нормально, что человек обращается в органы, это все понимают, никто не осудит. А менты на похищение сразу задницу даже без проплаты поднимают, у них это вроде кодекса чести, хотя какая, на хрен, у них честь… Но эта игра сразу пошла не по правилам, не должны были Лесю брать. Так что придется тебе, Стерхов, обходиться с ними своими силами.

С ними… С ними… А кто ж они такие? Ладно, это потом. Сейчас главное – Леська.

Где они ее забрали? Возле работы? Он тут же представил офис на Мясницкой. Там своя стоянка, во дворе, за охраняемыми воротами. Вот черт! Значит, она была без машины. Если бы устроили ДТП, она бы никогда из своего «Самурая» не вылезла. Наоборот, заперлась бы и начала названивать всем. В крайнем случае, мента дождалась, и то не факт, что и тогда бы дверцу открыла. Нет, с телкой в машине никто связываться не станет, это аксиома.

Но куда она без тачки собралась?

Может, договорилась с кем-то, что ее возле «Стерхов-Моторса» захватят…

«Стерхов-Моторс»… Концерн… А начиналось-то все с вонючего никому не нужного цеха по переработке пластикового вторсырья. Еле нашли тогда тот заброшенный заводик в Богом забытой промзоне.

Михаил посмотрел на часы. Прошло десять минут. Никто не звонил, никто не подходил.

Ждать…

Мысли путались. Почему-то совсем не к месту и не ко времени – может, от духоты и жары – снова вспомнилась та давняя зима, когда они впервые приехали смотреть свой неожиданный трофей.

Им не нужен был этот цех, который бывший хозяин за долги переписал на Михаила. Собирались сразу втюхать кому-нибудь. Но Перстень убедил: время халявы кончилось, надо заниматься делом, а производство – всегда производство. Хоть пластиковое, хоть туалетной бумаги…

Кругом лежал снег, сугробы, а вокруг завода – сплошная грязь непролазная, только в болотных сапогах и пройдешь, а на машине через эти хляби и вовсе не проехать, разве что на КамАЗе. На нем и привозили сюда сначала с помоек, а потом с городских свалок полиэтилен. Повезло еще, что тот первый заводской экструдер[1] был почти в рабочем состоянии, быстро наладили. И начали гнать полиэтиленовую вторичку. Сначала по двести кэгэ в сутки. Качество было не ахти какое – только на дешевую упаковку для станков. Работягами тогда, не то что сейчас – по конкурсу, – просто бомжей нанимали. За ночлег и хавку. Они и работали соответственно.

Михаил вздохнул, вспоминая беспрерывные скандалы с покупателями и постоянную ругань с рабочими.

Потом снова подфартило. Нашелся вконец спившийся гений-технолог и за копейки наладил экструдер, пошел нормальный регранулят,[2] скорость увеличилась. По две-три тонны в день поперло. И продавали уже дороже: на корзинки для мусора, на коврики для машин. Стерхов практически сутками торчал в этом гадючнике. Даже на трассу выезжать перестал. Летом, когда почти все бомжи разбежались, не только Беседу к станку загнал, сам за пульт встал. Или, как бешеная собака, по городу круги нарезал, с хозяевами свалок договаривался, старую полиэтиленовую пленку у них по дешевке скупал, а свой гранулят кому только не впаривал…

– Эй, тут не гостиница, тут люди культурно отдыхают!

Михаил вздрогнул будто внезапно разбуженный ушатом ледяной от глубокого кошмарного сна. На него напирала пудовой грудью мощная седая старуха в грязном порванном фартуке. Она не глядя махнула по столу мокрой вонючей тряпкой, разбрызгивая в стороны капли разлившегося пива. Естественно, половина попала на Михаила. Он уже второй раз за день достал бумажник, порылся, извлек сотню, протянул старухе:

– Одно пиво. Себе. Сдачи не надо.

Уборщица одобрительно хмыкнула, сурово посмотрела на мирно посапывающего старика и, громко шаркая разношенными до полной бесформенности шлепанцами, неторопливо перешла к соседнему столу.

Двадцать минут уже. Сколько еще? И надо ли еще? А что остается?

Он сунул руку в карман в поисках сигарет и почувствовал, как что-то острое царапнуло тыльную сторону ладони… Вензель на несессере.

Леся. Лесенька, они за все ответят! Только ты не подведи, дождись меня, милая. Если ты со мной будешь, мы все назад вернем. Это наш завод. Только наш!

Снова, как в ускоренных кадрах кинохроники, замелькали события прошлых лет.

Ему везло. Он сторговался с грузчиками на заводе медоборудования, и те начали исправно поставлять ворованную полипропиленовую первичку, по три тонны в неделю. Попотели, конечно, когда вывозили ее по ночам по липовым документам. Сколько раз гаишники на трассе останавливали. Обычно откупались, а иной раз приходилось уходить в отрыв после разборки… Зато и прибыль выросла в разы. Именно на этом ворованном полипропилене и поднялись. Через год купили первую итальянскую линию. Заодно и весь заводик приватизировали, привели в цивильный вид.

А потом уж развивали собственные технологии, производство, полностью освоили весь цикл переработки. Даже – как там Леська в рекламном листке написала? – «стал нарабатываться научный, теоретический и практический потенциал, позволивший совершить резкий рывок в технологическом процессе». Тогда и развернули собственное производство автоаксессуаров. И тут же начались терки с мусорниками, войны с конкурентами.

Но оно того стоило! Сейчас из собственного материала гонят листовой полиэтилен, пластиковый прокат, оргстекло. Новое импортное оборудование для проката-формовки-штамповки. К тому времени уже была собственная, почти «белая», станция техобслуживания, можно сказать, прощальный подарок Перстня – он-то к тому времени с голимым криминалом завязал. И на этой СТО развернулась бойкая торговля порогами, локерами, спойлерами, бамперами.

Это уже не свечной заводик, это современное производство. Ну и деньги, конечно, и имидж. Если б не этот стерховский завод, хрен бы итальяшки согласились дилерский договор подписывать. И вот уже «Концерн Стерхов-Моторс» – официальный дилер «Мазерати». Прямо-таки классический представительский центр развернули. Продажа машин, оригинальных запчастей, дополнительного оборудования, а также техобслуживание и ремонт. Все заточено под родные условия: двухсторонняя оцинковка кузова, усиленная подвеска, возможность использования этилированного бензина. Полная таможенная очистка. Кредит, лизинг. Короче, солиднейшая фирма – белее белого. И теперь вот новый контракт…

Но это уже другая фирма, и владелец в ней – не один Стерхов, еще Настя, Антон.

Год назад муж его бывшей пассии, Игорь, подвизавшийся в Департаменте международного сотрудничества Министерства промышленности и энергетики, весьма поспособствовал расширению cтерховского бизнеса. Но поставил условием, что совладельцами дилерского центра станут его жена Настя и ее брат Антон – сам-то координатор структурных подразделений Минпромэнерго за рубежом, как государственный чиновник, на это права не имел. И Михаил согласился. Потому что перед Настей испытывал неизбывное чувство вины – за то, что бросил, за то, что обидел, короче, за все, чего лишил. А Антон…

Антон…

Завтра, это все завтра. Сейчас только Леся. Ну где тут эти уе…

– Закурить не найдется?

Над ним навис толстопузый щетинистый очкарик в неопределенного цвета жилетке с неисчислимым количеством карманов. Эти дешевые китайские изделия почему-то пользуются необыкновенным спросом у малоимущих пенсов, зачем-то подумал Михаил, даже прозываются пенсионерскими.

Он оглядел мужика. Лет сорока с хвостиком, ручищи, хоть и здоровые, но не рабоче-крестьянские. На высоком лбу, частично завешенном давно не стриженной сальной челкой, как клеймом проставлено высшее образование. Скорее всего, гуманитарное – технари иначе выглядят, более опустившимися, что ли. И по осанке – по тому, как стоит, как руки держит, – бывший спортсмен, вероятно борец. Но потрепала судьба.

– Найдется, – Михаил подвинулся, уступая место.

– А давай-ка выйдем на воздушок, Ученый. Перекурим, потолкуем…

Вот оно! Точно рассчитали. Пока он здесь парился, они проверяли, нет ли подставы рядом.

Он как-то сразу успокоился, затушил сигарету, неторопливо поднялся и развернулся к выходу.

– Не-е, нам туда. – Мужик указал на проход в подсобку. – Иди вперед, я тебе путь покажу.

Внутри было еще грязнее, чем в общем зале. Сырые липкие стены, покрытые широкими, в палец, замысловато бегущими в разные стороны трещинами. Такого же светло-коричневого цвета щербатая плитка на полу. Фанерная дверь в сортир с огромной (видимо, молотком пробитой) дыркой вместо ручки, урчание воды в унитазе. Какие-то неопределенного возраста и пола работники, не обращающие ни на кого внимания. И мерзкий, навечно неизбывный запах гнили…

За спиной командовал очкастый:

– Теперь налево… Наверх!

Скрипучие дощатые ступеньки, узкая площадка, приоткрытая железная дверь с болтающейся на одном гвозде задвижкой…

Михаил почувствовал сильнейший удар в задницу и, зацепившись за высокий порожец, вылетел во двор.

Краем глаза он успел заметить хилые кустики, никогда не видевшие солнечного света, пожухлую траву, ежедневно заливаемую десятками литров собачьей мочи, покосившийся штабель старых ящиков, услышал визг дверной пружины…


19 августа 1995 года
Джон Цыдыпжапов – Беседа

Визг тормозов прошелся по ушам. Как тысячекратно усиленный скрежет железа по стеклу. Стеклу… Ученый открыл глаза и уставился на находящуюся в миллиметре от носа трещину на лобовом окне «Гелендвагена». Еще когда угоняли, ее заметил, расстроился. Почти новая тачка – и вот, пожалуйста. А поменять, это ж сколько стоить будет! А если еще учесть, что продажная цена и так в три раза меньше? Дешевле себе оставить.

И оставили. Номера перебили, документы выправили. И вот уже почти две недели наслаждались заморским комфортом. Такая машина была у них впервые.

Была.

– …Говорил тебе: жми на газ, мать твою!.. – услышал он голос Колокольчика.

Беседа виновато посмотрел на Михаила:

– Я ж поворотник включил… И налево не смотрел. Так ведь по правилам положено. А если б вперед рванул – тому, кто впереди, бампер бы снес…

Вообще-то Джон был прав. Если столкновение при повороте налево, виноват тот, кто не уступает дорогу тем, кто справа. Но раз уж тот не уступил, надо было не тормозить, а, наоборот, рвать вперед. Еще повезло, что этот урод проскочить успел, не задел…

Ну а что с Беседы возьмешь? Вроде не первый день за рулем, правила-то выучил, тут уж он мастер, а толку…

– А ну, вылезай из тачки и вали назад! – скомандовал Леха. – Ща я этого урода достану, мало не покажется.

Мотор взревел, и они понеслись по Ленинградке, ловко петляя между на удивление немногочисленными машинами.

– Вон он, гад, ишь разогнался. «Бомба» у тебя? Будет тебе бомба, – цедил сквозь зубы Колокольчик, на полной скорости обходя светло-серую, сверкающую новенькими лакированными боками БМВ.

Заметив сигнал, хозяин «бомбы» покорно съехал к обочине.

– Знает, сволочь…

Леха пошарил под сиденьем, вытащил биту, обернулся назад и недовольно скривился.

– Ты здесь пока посиди, – бросил он Беседе, – мы с Михой сами разберемся.

Хозяин БМВ, виновато понурившись, стоял возле машины.

– Пацаны, – заискивающе заныл он, – тороплюсь очень…

Леха нехорошо прищурился, перекинул биту из руки в руку.

– Торопишься, значит? Ну-ну… Ты на мою резину посмотри, сука!

Он бесцеремонно схватил мажора за шиворот и поволок к «Гелендвагену».

– Видал? – Он небрежно ткнул носком ботинка в покрышку. – А теперь глянь на тормозные колодки… И вот! Видишь?

Он ткнул пальцем в трещину на лобовом стекле.

– Ты, значит, торопился, а я теперь плати. Ты прикинь, козел, фирменное, с обогревом дворников во сколько встанет? Плюс покрышки, плюс колодки… Миллиона два с половиной, а то и три! Все! Или я сейчас твою тачку разнесу, – он грозно поднял биту, – или гони бабло.

– Да нет у меня с собой столько, – жалобно пискнул мажор, умудряясь одновременно опасливо коситься на биту и на нависшего над ним Ученого. – И спешу я…

– Сейчас ты только в мастерскую спешить должен, чтоб услышать, сколько должен, а потом еще ГАИ…

– Мужики! «Лимона» полтора только с собой…

– А на кой мне эти гроши? Велосипед купить? – гнул свое Колокольчик. – В общем, так: гони что есть, а мой приятель – вот он – сейчас с тобой в машину сядет, ты ему остальное отдашь, когда на встречу приедешь. Там и возьмешь.

– Да не дадут там…

– А ты хорошенько попроси.

Мажор обреченно вздохнул.

А ведь и правда попросит, прикинул Ученый. И дадут.

Он неторопливо отправился к «бомбе», мужик поплелся сзади.

Через час, рассовывая по карманам пачки хрустящих купюр, он назидательно говорил:

– Правила, правила и еще раз правила!.. Только в этом случае нам гарантирована безопасность на дорогах…

А про себя прикидывал: в сущности, мы абсолютно правы – при левом повороте водила всегда должен смотреть только направо, левый обязан уступать. Или наоборот. На развязке, например, ты впереди, за тобой какой-нибудь начинающий идиот вроде Беседы. Он все правила соблюдает, начинает поворот, смотрит налево, как положено, тебя не замечает, ведь уже увидел, как ты поехал. Даже удивительно, что Джон сообразил не вперед… А другой мог и не сообразить, скорей всего, и не сообразит. И тут ты и бьешь по тормозам! Задница у тебя всмятку. Кто виноват? Он.

Или еще. На повороте стоит тачка. Опытный водила сразу определяет: чайник – трогается еле-еле, буковка «У» на заднем стекле, загодя поворотник включил… Светофор загорелся, чайник поехал, водила за ним. Естественно, смотрит налево, как бы кто не вылетел. И вдруг – бац! Чайник-то никуда ехать и не собирался, стоит как вкопанный. А водила попался.

Ха! Ну спасибо, Джон Джонович. Это ж какое золотое дно! Где сейчас Отвертка? В «Титанике», где ж еще!

Это было совсем недалеко. На той же Ленинградке. И Эдик действительно был там. Вместе с Колокольчиком и Беседой.

– Все путем? – поинтересовался Леха.

– Все. И еще кое-что.

Ученый быстро изложил план.

– Ну ты и правда – ученый, – уважительно посмотрел на него Колокольчик. – Может, прямо сейчас и попробуем?

Отвертка вздохнул:

– Идея хороша, только машину жалко. Может, к Перстню съездим? Попросим какую-нибудь убитую.

– Ты еще скажи – «Москвич». Много ты за него снимешь!

Но Эдик был тверд: «Гелендваген» не отдам. Пообещал, что сам купит у Перстня подходящую тачку, да еще и попросит сразу с покореженным задним бампером. И сам же сядет за руль, а с ним Ученый. А Колокольчик с Беседой впереди будут высматривать кого поглупей и мигнут фарами.

Джон, как всегда, заупрямился и надулся. Как можно людей подставлять? Они ж ни в чем не виноваты…

– А те, у кого угоняем, виноваты, значит? – задумчиво протянул Эдик. – Ну сколько раз тебе объяснять: в условиях современной России…

Колокольчик демонстративно зевнул и отвернулся. Исторические выкладки его абсолютно не интересовали. Зато Михаил устроился поудобней. Времени в любом случае было вагон, а послушать уже хорошо знакомые и сводящиеся к одному и тому же, но всегда духоподъемные рассуждения Отвертки он был не прочь. Тем более накануне нового дела. Да что там дела! Бизнеса. С большой буквы «б».

На этот раз речь шла о двух путях развития страны. О рабовладельческом, то есть олигархическом, когда большая часть населения живет совсем на ином уровне, чем элита, не допускающая в свои ряды никого. И о феодальном, когда действует вполне демократический принцип «если можешь – возьми». По всему, разумеется, выходило, что феодальная стая – единственно возможная форма существования, дарующая каждому равные возможности и права, что в свою очередь и является полной свободой и настоящей справедливостью.

– А деньги с людей снимать справедливо, да? – пробурчал Беседа.

– А дорожные правила нарушать?

– Так ведь они не нарушают… Тут даже Леха не выдержал:

– Если не нарушают, значит, и не платят. Им никто на дорогу смотреть не мешает. Все, заткнулся! Едем к Перстню. А потом покатаемся маленько.


19 августа 2007 года
Михаил Стерхов – Ученый

– Не дергайся, сиди как сидишь. Ща покатаемся маленько, а потом мы тебя развяжем и поговорим…

Он понял, что сидит в машине на заднем сиденье. С боков его прижимали двое. Наручники, щиколотки связаны, на глазах повязка.

В салоне было душно и накурено, видимо, окон не открывали, а кондиционера не было или не работал.

Соседи молчали. Ехали, похоже, долго – час, два? Во тьме время остановилось. Затекли ноги, саднили запястья. Во рту пересохло, затылок гудел от удара – кирпичом они, что ли?

Вот съехали с ровной трассы, покатили по колдобинам. Тормозим. Остановились.

Ему развязали ноги.

– Вылазь спокойно, поддержу…

Затекшие ноги непослушно заплетались, сильные лапы подхватили и поволокли его вперед. Он несколько раз споткнулся, выматерился.

– Ступеньки! – предупредил кто-то.

Шаг, другой. Скрипнула дверь. Еще три шага.

– Прибыли.

Повязка упала с лица.

Он несколько раз моргнул. Но неяркий свет единственной лампочки, освещавший большой неуютный холл, не ослеплял. Даже радовал.

– Вперед.

Они прошли через допотопный турникет вахты. Скучающий охранник безразлично скользнул взглядом по лицу Михаила, демонстративно не задержался на наручниках и, видимо привычно, уставился в потолок.

Впереди шагал сутулый невысокий парень в белой майке, спортивных штанах и натянутой на нос бейсболке. По виду – хлюпик, прикинул Михаил, но движения точные, уверенные, наверняка жилистый и верткий, хоть и не спортсмен. А эти барбосы по бокам – типичные качки. Тупые и здоровые, как кони. Последний, сзади, скорее всего, их бригадир. Его Михаил ни видел, но ощущал затылком: этот самый опасный.

Где мы? Старая фабрика или завод, наверно. А это – административный корпус.

Они долго блуждали по пустынным темным коридорам, эхо шагов гулко отдавалось от высоких серых стен. Спускались и поднимались по щербатым запыленным лестницам со сломанными и кривыми перилами, пересекали площадки, освещенные лишь еле пробивающимся сквозь никогда не мытые окна вечерним светом.

Катакомбы какие-то… А ведь здесь когда-то работали люди. Интересно, что же такого они могли наработать? Неудивительно, что совок развалился, в таких условиях экономическую мощь не особо создашь… Господи, о чем это я?..

Идущий впереди наконец распахнул одну из дверей, ничем не отличающуюся от полусотни уже пройденных, нырнул внутрь. Качки остались снаружи, а последний подтолкнул Михаила вперед и встал сзади, заслоняя проем.

Леси не было.

Зато сразу впечаталось – в таком мурье еще не приходилось вести ни стрелок, ни терок. Стены, когда-то замазанные традиционно-салатной краской, с дырами от давно вывалившихся гвоздей, стеллаж со сломанными полками, стенной шкаф без одной дверцы. Одно окно наглухо законопачено косым квадратом фанеры, через другое, треснувшее и запыленное, был виден внутренний двор: проржавевший покореженный трактор, груда металлолома, щербатый асфальт, полуразвалившаяся трансформаторная будка, гора мусора возле покосившегося бетонного забора. Унылый промышленный пейзаж, каких в стране до сих пор миллионы. Три сдвинутых стола, будто из заводской столовки, три стула из казармы штрафного батальона и длинная скамья, на которую не рискнешь сесть без металлической прокладки. Словно сделана на занятии в кружке юных столяров.

Засиженная мухами лампочка тоже то ли из отходов секции юных техников, то ли из анекдота «Света не давала».

На подоконнике поигрывал неизвестно откуда взявшейся бейсбольной битой невысокий качок. Амбал сзади – рослый бритый слоненок татарского типа со шрамом на подбородке – перекрывал ход к двери. За столом спиной к Михаилу поблескивал залысинами мэн в сером костюме – неужели весь день так парился или только к встрече оделся? Этот прикид, неброский черный кейс, солидно загнутые дужки за ушами позволяли, даже глядя сзади, оценить недешевый расходник на услуги юрисконсульта.

А прямо напротив стоял незнакомый брюнет – только в России такое сочетание возможно – в летней китайской футболке-сеточке, золотых очках, с «Ролексом» на левой руке и пээмом в правой. Растянутая белозубая улыбка, неумелое покручивание пистолетом, нервное покачивание с каблука на носок, а главное, лезущие из ушей понты выдавали неуверенность, плохо спрятанную под накрученной наглостью.

– Люди обижаются, Ученый, – негромко сказал брюнет. – Шесть кидняков за два месяца – перебор. Сказать тебе, кому ты на пять копеек наступил?

«Скажи», – чуть не сорвалось у Михаила. Но он промолчал. Ясно, что этого вопроса ждут и ответ продуман заранее. Каждое слово теперь станет зацепкой, поэтому, чем меньше здесь аудио, тем лучше.

И суть вовсе не в том, что никаких кидняков не было и в помине. А в том, что эта мразь, кем-то нанятая, непременно должна что-то сказать – все равно что, лишь бы зацепить, развязать Михаилу язык, а дальше гнуть и гнуть. Только гнуть-то незачем – у них Леся. И они ждут, когда он спросит про нее. Только этого не будет.

– Чё молчишь, я не понял, типа? – послышалось сзади. – Не с тобой говорят, что ли?

Увесистый толчок между лопаток заставил Михаила шагнуть вперед. Качок с подоконника соскочил на пол, приподнял биту и выдвинул нижнюю челюсть. Юрисконсульт опустил плечи, спрятав лицо в ладони. Вряд ли от переживаний, сочувствия или стыда – наверняка по какой-то другой причине.

– Стоять пока, – куда-то в воздух бросил брюнет. – Меня слушать.

Выдержав паузу, он заговорил снова:

– Правильно, Ученый. Зачем имена повторять, не надо этого. Но ты ни хера на этот раз не угадал: думал, серьезные, солидные люди, х… им до тебя, можно кинуть – не заметят? Зря так думал. Не в девяностые живем, никто сейчас борзеть не позволит…

Да уж, не девяностые. Только косишь ты именно под них. То ли по уму там навсегда застрял, то ли амплуа у тебя такое. Но Михаил уже решил – молчать! Делать что скажут, пока не отдадут Леську. А потом вернемся к вопросу, кто не угадал и кому не позволят борзеть. Заодно выясним, что за «серьезные люди» дали флаг под прикрытие. Это ведь тоже неправильно, за это тоже ответить положено.

– Короче, система такая, – продолжал брюнет. – Попросили меня люди вписаться и порешать твой вопрос. А я, ты уж меня сорри, только с гарантией работаю. Пришлось с телкой на день познакомиться.

Брюнет задумчиво прошелся от стены к стене, придурковато передергивая затвор. Два тупоносых патрона прокатились по полу. Михаил заметил их яркую желтизну – любит козлик попонтоваться с оружием, прямо видится, как любовно доводит до блеска. Что ж, может, и правда знает, с какой стороны брать.

Быки и юрист молчали. Наверное, вслед за старшим тоже увлеклись художественной самодеятельностью. Драмкружок на пилораме.

Хотя кружок кружком, но даты собраний, судебные решения, доли процентов этот ублюдок знал лучше Михаила. Информацию кто-то поставил нормально. Как же прав он был, когда говорил, что крысу дешевле искать заранее! И хорошо, если крыса не в секьюрити…

– В общем, нет тебе смысла быковать, скажи – не так?

Он снова выдержал паузу. Михаил напряженно молчал, пытаясь удержать ненависть, рвущуюся наружу.

Но это все потом. Сначала вытащить Лесю.

Ладно, спокойнее. Через час-два Леся будет в порядке. И уж тогда отбомбим по полной чье-то крысиное гнездо…

Щелкнули замки кейса. Не меняя позы и, уж конечно, не поворачиваясь, юрист механическим движением руки протянул брюнету несколько сцепленных листов. Тот подошел к Михаилу вплотную и заговорил вдруг убыстренно и хрипло:

– Это договор дарения. Составлен по всей форме, можешь не читать, не хер время тратить. На моей подписи не тормози, все равно не разберешь, это наши проблемы. Черкай вот здесь, езжай с ребятами, свою заберешь дома. Н-ну?

Пожав плечами, Ученый взял протянутую брюнетом ручку, подошел к скамье, опустился на корточки и разборчиво расписался…

Они выкинули его на Ленинградке.

Мимо проносился нескончаемый поток машин. Неожиданный в это время года шквальный ветер рвал полы пиджака, они громко хлопали, как серые крылья какой-то расхристанной птицы. Михаил пошарил в карманах. Мобильника не было: потерялся или вытащили, пока он болтался в машине в бессознанке. Ключи тоже пропали. От дома и от машины. Портмоне? Странно, но на месте, Это удача.

Он вышел к обочине и поднял руку.


19 августа 1995 года
Эдик Самарин – Отвертка

– Все, съезжает к обочине! – довольно сообщил Беседа.

Будто я и так не вижу, подумал Ученый, но промолчал. Сейчас самое главное – развести клиента. Зайца. Это Джон здорово придумал: лохов зайцами называть. Когда они выехали на МКАД, выискивая первую жертву, Михаил тихонько пропел себе под нос слова из любимой песни Высоцкого: «Идет охота на волков».

Беседа встрепенулся:

– Да какие они волки? Волки – это мы. А они – зайцы!

Тут же на дороге, пока катили к кольцевой, родился и новый план подставы. Не на съезде, а прямо на трассе.

Заяц в красной «Ауди» ехал по левой полосе. Следом за ним сначала на почтительном расстоянии, а потом набирая скорость катил Колокольчик в «Гелендвагене». Он пристроился почти в самую задницу и начинал отчаянно сигналить, мигать фарами, пытаясь втиснуться между «Ауди» и разделительным бордюром и согнать клиента со скоростной полосы.

Поначалу заяц лишь прибавил скорость, но через полминуты начал дергаться и резко перестроился вправо. Все это время Отвертка за рулем выпрошенного у Перстня – договорились в кредит – и вполне презентабельного на вид черного «скорпи» с тонированными стеклами шел в соседнем ряду немного позади. Как только заяц начал свой маневр, Эдик резко ускорился и виртуозно подставил переднее левое крыло под удар. Раздался неприятный скрежет.

Заяц виновато сморщился и начал съезжать вправо.

– Глаза у тебя на жопе, да? – заорал Отвертка, подбегая к водиле «Ауди». – Тебя по сторонам смотреть не учили? А ну, иди сюда, урод. Смотри!

Эдик начал тыкать в царапину на дверце.

– Так ведь только царапины, – замялся мужик. – Ремонт недорого обойдется. Вот я вам сейчас…

– Ты что, совсем осатанел?! Это я тебе сейчас!.. – взревел Эдик. – Да мою тачку только на фирменном сервисе возьмутся восстанавливать! А там, сам знаешь, никто не будет красить отдельно взятую деталь. Ее ведь сначала загрунтовать надо, и будет как заплатка, да? Ты вот себе такого небось не захочешь, чтоб на красном кузове малиновое пятно… Кроме того, вот, гляди: металл глубоко процарапан, значит, вообще придется покупать новую дверь… и крыло тоже. А вот еще смотри: зеркало поцарапал и бампер… Ты знаешь, кого я на этой тачке вожу? Да мне за нее шеф завтра яйца отрежет!..

На самом деле в сервисах любые детали прекрасно закрашивают, не промахиваясь в цвете, особенно умельцы Перстня. Но заяц был явным новичком. Он затравленно смотрел на Эдика, методично перечислявшего ущерб, и тоскливо подсчитывал вслед за ним требуемые на ликвидацию этого ущерба бабки. Выходило не меньше тысячи баксов. В рубли переводить не стали.

– Все, выкладывай. И считай, что повезло. Если б гаишников вызвал, сам знаешь…

– Да успокойся ты! – миролюбиво сказал Ученый, вылезая из машины. – Видишь, мужик понимает, что неправ. Чего нам тогда с ментами базары разводить да время терять? Сейчас подъедем на станцию, купим бампер. А крыло и дверцу ребята за ночь заменят, и ничего твой шеф не заметит. Вон, видишь телефонная будка – давай номер, и пусть он с сервисом сам разговаривает. Они ему объяснят, что сколько стоит. А нам лишних бабок не нужно…

Собственно, что было бы, появись тут гаишник, сказать сложно. Чем грозит общение с ними? Ничем, кроме потери времени. Но даже если дело дойдет до визита в группу разбора, доказать злой умысел в действиях Эдика будет очень и очень сложно, ведь формальных нарушений правил дорожного движения с его стороны не было. Но кому охота связываться? Зайца сразу выбрали с таким прицелом, что сопротивляться долго не станет – слабак. Уверен, что виноват. Вон как шарахнулся из ряда в ряд! Долго спорить не будет.

И верно. Заяц со вздохом извлек пухлый лопатник. Помусолил пальцы и отсчитал десяток хрустящих зеленых купюр. Отвертка бесцеремонно выхватил их, добросовестно изучил каждую на просвет и небрежно сунул в задний карман джинсов:

– Гуд бай, беби…

Он ободряюще похлопал зайца по плечу.

* * *

Перстень внимательно выслушал отчет, что-то прикинул, усмехнулся.

– Добро! – Он откинулся на спинку мягкого дивана. – Дам рации, так быстрей и удобней, и залетные гаишники лишний раз не будут приглядываться, кто там кому и зачем фарами мигает. Машины тоже дам, постепенно выкупите, будут ваши. Телефоны – диспетчера и мастерской. Будете работать на северо-востоке, в районе Отрадного. Там у меня с гаишниками все схвачено. Так что, если потребуется, позвоните, вызовете. Им придется отстегивать – думаю, баксов двести – триста за выезд, по обстановке. Если этот… заяц… хм, ну нехай заяц… не заупрямится, везете на наш сервис. Один едет с ним в его машине, второй – впереди. По рации предупредите, назовете сумму. Жестянщик обе машины осмотрит, назначит цену, не особенно отличимую от вашей первоначальной, потом разведет бодягу, что такими тачками не занимается, предложит ехать в фирменный. Предупредит, что там дороже. Вы будете настаивать на фирменном. Тут ваш заяц денег пожалеет, скажет: здесь. Ну а дальше получайте с него. Лучше сразу. Если нет и привезти ему никто не может, езжайте с ним. Одного достаточно – вот ты, Эдик, или Ученый, у вас должно получиться. Бороться за лавэ надо сразу, не давайте ему опомниться – грузите, грузите, грузите! Но не перегибайте – вы ж и так в своем праве, так что он поведется. За ментов, сервис и прочие удобства мне – две с половиной тонны зеленых в неделю. Не обеднеете. Михаил согласно кивнул. Если за одну аварию около тысячи, то за неделю работы… Он прикинул и крякнул. Жить можно. Причем очень неплохо жить. Качественно.

* * *

Через месяц в районе Дмитровского шоссе работало уже около десяти групп аварийщиков – у Перстня во всем был имперский размах. Тем более что от желающих поработать на трассе не было отбоя. Это поначалу приводили друзей-приятелей или даже посторонних.

Доходило до того, что прямо после аварии приглашали. Скажем, выберут какого-нибудь зайца прямо на трассе, начинают работу, а заяц выворачивается, уходит, едет дальше. Видно, что водила-ас. Такого старались не оставлять, догоняли. А дальше, как обычно – по схеме. По касательной подставляли крыло, тормозили. «Ты нам тачку помял, чехли две штуки баксов!» Если упирался, вызывали гаишников – своих, конечно. Те, знамо дело: виноват, плати. А через неделю заявлялись к зайцу домой, возвращали деньги и приглашали на работу. Обычно отказов не было…

И неудивительно. Этот промысел был не просто прибыльным, это была золотоносная река. В среднем на одну рабочую машину в день приходилась как минимум одна ситуация с доходом в тысячу долларов. В год выходило около миллиона бакинских. Это только Перстню, с учетом проплаты гаишников, операторов, диспетчеров, жестянщиков. И текущего ремонта машин: мастерство аварийщика в том, что его машина получает лишь незначительные царапины. Сильно помятое крыло или оторванный бампер – это уже брак в работе. Машина идет в ремонт, а это потеря времени и упущенная прибыль.

Но еще больший брак – слишком серьезный контакт с автомобилем жертвы. Бывали случаи, когда автомобиль, вращаясь, ударялся о бетонный барьер и, отрекошетив, врезался в другие машины. В результате появлялись настоящие потерпевшие, и тут уже требовались откупные – аварийщиков приходилось вызволять из милиции.

Бизнес был жесток, так же как и любой другой, родившийся в эти революционные годы. Голодные молодые волки собрались в стаю. И жили они по волчьим законам. Но народ все равно стремился попасть в коллектив. Ведь заработать на аварии на первый взгляд довольно просто. Достаточно правильно выбрать жертву и спровоцировать столкновение. Конечно, при условии, что формально вина жертвы не будет вызывать сомнений. Главное – выбрать такую скорость, чтобы последствия аварии были незначительными: пара царапин на кузовных панелях, треснувший бампер…

Каждому новичку доходчиво объясняли, что его ждет: да, будет новая дорогая импортная тачка, непременно черная, с тонированными стеклами – так хотел Перстень. Через месяц она может стать твоей, если будешь исправно отстегивать бабло. Две с половиной в неделю – твоя доля в общак, и сколько сможешь-захочешь – за тачку. За нее можешь платить не каждую неделю, но раз в месяц – обязательно. А вот если не заплатишь долю… Завтра поедем в лес, посмотришь, что будет… Ну, видишь? Бери биту, тоже поучаствуешь. Ах, это твой друг Вася, который пригласил в бригаду? Ну вот и поучись на его примере. Не можешь бить Васю? Тогда сам становись рядом с ним…

А через месяц: ну и что ты мне две тонны суешь? Ты и на прошлой неделе столько принес. На падлу клялся в этот раз все отдать. Помнишь про Васю? Ладно, не ной, мы же коллектив, друзья… Эдик, у тебя «бомба» на ходу? В общем, так, – спишем тебе долг, если прямо сейчас поедешь с нами на Тверскую. И голый на лыжах за машиной километр пробежишь. Минус двадцать пять? Ничего, ты ж вон какой здоровый, закаляться надо… Нет, куда лезешь, ты в багажнике поедешь – в машине, видишь, места нет… Ну все, приехали, выпускай его, Беседа… Ха-ха-ха!.. Ну и чешет! Ой, не могу!.. Смотри, он в чужую «бомбу» влез! Перепутал со страху… Во! Уже выкинули. Ну все, залезай в багажник. Долг прощаю. На первый раз.

А еще через полгода: знаешь, Эдька, что этот крендель отмочил на днях? Я ему говорю: иди, сдай мочу на анализ и справку мне принеси, что не наркоман. Какого ху… нам такие нужны. Так он к Васе подъехал: нассы, говорит, мне в баночку. Ночью эту баночку в диспансер отнес – уж не знаю, как туда попал, может, в окно влез – и в бачок спрятал. Утром там пошел якобы ссать для анализа, банку ту вытащил и сдал. Приносит мне справку: вот, мол, чист… Короче, вот тебе, Вася, бита, приступай!

А еще через год: ну что, так и будешь здесь в лесу валяться в своей блевотине? Ноги-то целы, поднимайся – доковыляешь до дому как-нибудь… Собирай свои вещички и выметайся. А срать я хотел, что тебе жить негде! Год назад тебя предупреждали, ублюдок…

Такое, конечно, случалось не часто. И не со всеми.

Структура коллектива была разветвленной и жесткой. Наверху – Перстень, под ним – бригадиры, под бригадирами – звеньевые со своими звездочками-экипажами. Отдельно – тоже, разумеется, под Перстнем – бухгалтеры, операторы связи, мастера-жестянщики, своя полиция, которую сразу же возглавил Колокольчик. Не то чтобы Леха отличался особым чутьем, но его собачья преданность Перстню, неистощимая энергия и энтузиазм в любом деле искупали и неумение, и неопытность. Он не пропускал и не прощал никакого нарушения порядка, тем более крысятничества или стукачества. Наказание всегда было быстрым и неотвратимым, а главное – неожиданным.

* * *

Они тупо пялились на стоянку уже минут двадцать. Наконец Эдик нервно зевнул и посмотрел на сидящего за рулем Витька. Он считал его своим самым надежным бойцом. Даже не потому, что когда-то помог избежать пятилетней отсидки за разбой – Витек должен был проходить по одному из многочисленных дел «таганских». Просто знал: этот никогда не возьмется за дело, если не уверен в успехе, но если уверен – сделает.

– Мне туда не по кайфам, – твердо глядя ему в глаза, заявил Витек, и спокойно откинулся на сиденье, медленно выпуская дым из рта.

– А что так? – металлически спросил Отвертка.

«Один… два… три… четыре…» – мысленно отсчитывал он. Нельзя сорваться.

– Я же говорил. Меня каждая собака в этом дворе знает. Это все равно как если бы ты в своем подъезде соседа битой грохнул. И как бы тебе потом там жилось?

В сиденье Эдика пришелся легкий толчок сзади. Скосив глаза, он увидел ухмылку рыжего Баяна. Этот уникальный отморозок – двадцатидвухлетний ветеран чеченской войны – был твердо уверен, что держит позицию звеньевого и ближайшего сподвижника Отвертки. Толчок означал: видал, каких ты набираешь? Я б в жисть такого не привел…

– Ладно, – процедил Эдик. – Время идет, надо что-то решать. Если уже приехали.

– Решайте, – безразлично бросил Витек. – Я за рулем страхую, базара нет. Только отгоню машину за дом. Проруливайте, и я в хвост пристраиваюсь.

Эдик пристально взглянул на него, но тот даже не повернулся. Все-таки этот вертлявый белобрысый парнишка, ростом с семиклассника, умел произвести впечатление. Что в очередной раз ломая «нелегала» битой, что теперь, откровенно наплевав, как подумают о нем кореша.

– Я могу сейчас одному товарищу позвонить, – напряженно произнес Отвертка, берясь за рацию. – Он тут рядом. Скинетесь ему в пополаме. Может, согласится.

– Звони, – сказал сзади Баян. – Только имей в виду: если он задник включит, я его грохну. По-любому.

– Не включит.

– Давай, если уверен. Но я предупредил.

Спокойная обыденность этих слов не оставляла сомнений в их серьезности. Эдик не блефовал. Он действительно мог позвонить последнему из пришедших в бригаду, но совсем не последнему по своей значимости бойцу – тот согласился бы без разговоров. Но звать его Эдик все же передумал.

– Еще какие варианты?.. – спросил он. И поторопился ответить сам: – Пошли, Баян.

– Удачи, – сказал Витек, заводя мотор. – Я за домом жду.

Автостоянка была защищена словно тремя рубежами. Демонстративно горел свет в сторожевой будке, похожей на охранную вышку. Метра на два в ширину растянулся ров, наполненный жидкой болотистой грязью – лишь на асфальтовую полосу въезда можно было ступить без риска провалиться по пояс в хлюпающую слякоть. И на таком фоне – новенькая, до блеска оттертая железная ограда. Золотистый «Крайслер-Конкорд» (между прочим, продающийся под этой маркой только в Штатах) выделялся среди других тачек, как роза на куче навоза. Он был припаркован пятым в ряду, почти упираясь бампером в забор.

– Слушай, Отвертка, – проговорил Баян, профессионально оглядывая позицию. – Почему все-таки хрень такая с оплатой? Дело стремное, хер знает как выйдем – и копейка на рыло? А?

Эдик видел, как на глазах меняется Баян, – ужесточаются черты, леденеют глаза, ржавеет голос. Он знал уже это свойство, но не мог к нему привыкнуть. Да и вообще – постоянное отирание с мокрушниками никак не создавало привычки.

«Уторчался он опять, что ли? Лучше бы за ворот заложил…»

– Ты нарезался?

– Ну да. Таджик-Чечня, типа.

– Там всегда перед боем закладывали?

– А ты как думал? Как иначе под пули идти? Только я ведь не про это трактую.

– Сказано уже: так Колокольчик сказал. Ему за уважуху опустить козла надо. Сказал – расколдобить – значит расколдобить. Что у него с хозяином, не знаю, вместе не флудили.

– Ну ни хера он ферзь! Больше ему ничего не надо?! Носильщики не нужны? Или баланс на телефоне пополнить?

– Слушай, кончай елдить. Могли отказаться.

– Мы-то могли, а с тобой как?

– Чего со мной? Ты почему об этом грузишься?

– По своим резонам. Потом договорим. Система понятна?

Ладно, уже проще. Стоять у ограды становилось скучновато. Надо как-то кончать с этой лабудой. Выйдет не выйдет – лишь бы свалить побыстрее. А Колокольчик, правда, оборзел вконец. Завтра из кремлевского гаража за уважуху закажет. Вернемся еще с ним к беседе, твердо решил Отвертка, не менее твердо зная, что, если выгорит, он завтра же все Лехе забудет. Ну, к делу…

– Я держу сторожа, ты работаешь с тачкой. Раскромсать по полной. Железка у тебя?

Баян хлопнул по поясу:

– Ствол давай.

Эдик едва откинул куртку, как ПМ уже перекочевал из его плечевой кобуры в карман Баяна.

– Сначала я его на прицеп возьму, – выстреливал Баян. – Потом ты с ним останешься. Главное, следи, чтоб он на тревожную кнопку не нажал. Если нажмет, «увошники» через две минуты приедут. Я тогда шмалять на поражение буду, но, скорей всего, – нам обоим хана.

А так мне работы минуты на три… Перед уходом сторожу всечешь рукояткой в висок и беги за мной к машине. Если задержишься больше чем на минуту, я возвращаюсь. Без тебя не уйду, не стремайся. Но и валить тогда всех подряд буду. Иди вперед.

Медленно, с силой ступая, поднимался Отвертка по винтовой лестнице сторожевой будки.

– Эй, кто, куда? – донесся встревоженный голос. Немолодой сторож почти бежал сверху навстречу.

– Да нормально все, – разухабисто откликнулся Эдик. – Поговорить надо. Машину хотим поставить.

– Некуда ставить, заняты все места. Давайте вниз, ребята.

Эдик поднялся на верхнюю площадку, но не успел ответить. Шедший за ним Баян каким-то образом оказался впереди. А сторож уже молчал, опустив руки, – ствол «петра михалыча» упирался ему в ребра.

– Тихо, батя, – процедил Баян. – Пару маслят засажу, не хер делать. Пошел в будку! Руки по швам, вякнешь – стреляю.

– Да что вам, парни? – негромко проговорил сторож. – Надо чего – делайте. Кнопки у меня нет.

– Пошел, сказано! – Сильным толчком Баян втолкнул его в сторожевое помещение.

Следом зашел Эдик.

– Следи. – Баян сунул Отвертке пистолет. – Я пошел. А тебя, батя, предупредили – без манды, – еще раз бросил он сторожу.

Сторож сел на топчан у окна, положив руки на колени ладонями вверх.

– Не двигайся, – проговорил Эдик, присев на табурет.

Вцепившись в рукоятку ПМ, он, вопреки инструкциям знающего Баяна, инстинктивно направлял его в пол.

– Не собираюсь. А что вам тут надо, если не секрет?

– Неважно. У тебя своя работа, у меня своя. Ты не дергайся, главное. И учти – счастье твое, что здесь я остался, а не этот парень.

– Да я понял уже.

Взвизгнула и монотонно заревела сигнализация «Крайслера». Отвертка глянул через окно вниз. Мощными прицельными ударами Баян методично выбил все стекла и теперь, неторопливо обходя машину, охаживал по корпусу, прогибавшемуся как консервная жестянка. Он отвел глаза от этого кошмара и посмотрел на сторожа. Тот глубоко вздохнул и выпрямился.

– Сидеть!.. – Эдик вскочил и направил пистолет ему между глаз. О предстоящем в следующую секунду он старался не думать – без мыслей пройдет лучше. Но одно сверлило: бля, если бы хоть дело, а не непонятка Колокольчикова.

Леха Николин не обладал железным взглядом, не давил на уши истериками, не сжимал волю магнетизмом Перстня, но как-то последнее время не получалось не то что ему возразить, но хотя бы просто переспросить. Кипучая, прямо-таки брандспойтом бьющая энергия и напор босса не оставляли места для дискуссий.

– Да успокойся, ничего я, ничего, – с торопливым испугом забормотал сторож. – Сижу я, сижу…

Эдик снова сел. Убрал пистолет под куртку:

– Говорят же тебе: не двигайся!

Кажется, три минуты прошли. Но и Баян, в общем, закончил. Спрятав стальную трубу обратно под куртку, он забрался на «Крайслер» и прыгал с крыши на капот, стараясь посильнее продавить искореженную поверхность. Сигнализация, видимо поврежденная ударами внутрь салона, давно стихла.

Дело сделано по первому разряду, репутация остается на высоте. Вот только зачем делали? Редко когда перед Отверткой с такой резкостью вставал этот вопрос.

Баян спрыгнул с машины и побежал к воротам.

– Ну, пока. Ментам описаний не давай, – не оборачиваясь крикнул Эдик, бросаясь вниз.

Для него наступало самое трудное – бежать. Трижды он рухнул в грязь, каждый раз поднимаясь из этой трясины все с большим трудом. Он так и не узнал, кто кричал, столкнувшись с Баяном, что сломалось у первого, куда отлетел второй. И лишь резкий удар каблуком по лицу, который Баян нанес третьему, выламывая руку, надолго запечатлелся.

По асфальту Эдик шел уже шагом, дыша почти через крик.

– Бегом, я сказал! – раздался голос Баяна.

Дальше его уже тянула стальная рука, сам он почти волочился по асфальту. Что-то, посмеиваясь, говорил Витек, но Эдик почти не слышал. Очнулся он лишь от вопроса Баяна:

– Ты этому старому пердуну всек?

– Да, – соврал Эдик, изо всех сил разлепляя пересохшие губы.

– Молодец, что всек. Но вообще херовый базар. Вооруженное нападение как в жопе, по-темному, без понятий за что – не разговор. Ты все-таки прикинь с Колокольчиком. Пусть либо объясняет, почему так надо, либо въезжает, что так нельзя.

И Колокольчик объяснил.

Месяца четыре назад к Перстню явились двое парнишек, назвались омскими, типа из Омска. Взяли машину, начали работать. Поначалу все шло путем, а потом – как отрезало: что ни неделя, у них недобор. Вполовину, а то и больше. Ну разок отвезли в лес, поучили маленько. Вроде одумались пацаны, две недели исправно приносили свою долю, а потом по новой в долги влезли.

Пока Колокольчик готовил акцию возмездия, они смылись. С квартиры съемной съехали, никто не знал куда. Леха искал их месяц, озверел. Но нашел. Только вместе с папашей. Который оказался омским вором в законе. Начали переговоры.

Колокольчик предложил прямо-таки шоколадные условия – папаша платит неустойку, и пусть себе детки гуляют на все четыре стороны. Но вор уперся: ни копейки не дам! Вот и пришлось организовать показательную порку. Этому самому папе. Потому ничего и не говорил заранее, чтоб не просочилось никуда. И теперь, кстати, помалкивай, мало ли…

* * *

Сам Отвертка тоже был на особом положении. После того памятного дня, как он неожиданно спас груз Перстня, отношения у них складывались по-разному.

Эдик Самарин успешно продолжал учиться и работать корреспондентом. В той же газетенке, где начал свою карьеру, – до тех пор, пока была жива, потом – в каком-то отраслевом издании. И вдруг получил приглашение в одну из лучших по тем временам столичных газет. Для начала тоже на подхвате. Но, видимо, обладал недюжинным талантом, потому что вскоре стал одним из ведущих политических обозревателей. Несколько раз побывал в таджикском Горном Бадахшане, удостоился взять интервью у крупнейшего среднеазиатского наркобарона Абдурахмона Косого. Отправляясь туда в очередной раз – сам не знал, с какого рожна, – ввязался в валютную авантюру. Был у него еще с университетских временно один приятель-предприниматель, «ну очень крутой», вот и уговорил продать там пять тысяч фальшивых долларов. Эдик согласился. И здорово погорел. Не только «нормальных» денег не привез, но и фальшивые похерил – кинули его. А сумма была весьма приличная…

Приятель как-то враз приятелем быть перестал и очень жестко потребовал компенсацию. А откуда обычному журу, хотя бы и вполне успешному, взять такую сумму? Самарин честно попытался собрать у знакомых, но куда там… Даже те, что искренне помочь хотели, таких деньжищ никогда в жизни не видели. Худо-бедно наскреб Эдик десятую часть, отдал. Бывший приятель милостиво согласился подождать, пока Самарин продаст родительскую квартиру…

* * *

В подъезде непривычно горел свет, словно на всех этажах ввинтили сильные лампочки.

– Привет, – окликнул сосед-хозяин, куривший у мусоропровода.

– Привет.

– Как с ремонтом?

– Все сделаю. Без этого не уеду.

– Тогда извини, но за октябрь – вперед.

– Завтра в это же время.

– Лады. Заходи, чаю выпьем.

– Спасибо, Андрей. В следующий раз. – Ключ наконец преодолел сопротивление старого замка. – Любе привет!

«За октябрь… Сотня зеленых».

Не раздеваясь, вошел в комнату, включил телевизор. Черно-белые светообрывки замелькали по надтреснутому экрану.

«Блин, суки долбаные… А ведь цену подняли под телевизор. Народ тоже…»

Беззлобно обматерив про себя Любу и Андрея, он прошел на кухню. В общем-то, отруб телевизора не сильно огорчал – все происходящее было ясно по последней встрече.

Зажег везде электричество, кинул прямо на обеденный стол мокрую черную куртку, ляпнулся в кресло, под которое Люба месяц назад тоже не забыла подкинуть ежемесячные десять долларов. При всей раздерганности и прочем уютная квартирка. И хозяева в целом ничего – простой мужик с тертой бабой, тот самый народ, за который боремся уже который век.

Эдик подумал, что живет здесь последние дни, но впадать в тоску не было времени. Не глядя на диск, он набрал номер:

– Михаил Николаевич, здравствуйте. Я согласен на все.

Нехороший смешок на том конце он пропустил мимо ушей.

– Ты почему-то уверен, что я тебя покупаю? – прорезался в мембране металлический голос Перстня.

– Да, – просто ответил Эдик.

– Сколько должен?

Самарин назвал сумму.

С полминуты на другом конце провода молчали.

– Через час подъезжай к Трем вокзалам. Найдешь меня у входа в «Комсомольскую».

* * *

Даже при тусклом, невнятном свете редких фонарей Эдик быстро опознал Перстневу «Ауди», отогнанную от стоянки. Дверца была приоткрыта.

– Привет.

Перстень промолчал, сосредоточенно глядя на включенные дворники. Тем более молчал на заднем сиденье Колокольчик. Они не видели друг друга в то памятное утро на трассе, когда бригада Бритого уложила двоих ради «Газели», набитой коробками с «Парламентом», но познакомились в офисе у Перстня. Леха тогда с удивлением посмотрел на вшивого интеллигента и хмыкнул: «Вот кого, значит, благодарить должен, ну-ну». С тех пор они сталкивались лишь несколько раз, здоровались и расходились, но за всегдашней Лехиной внешней небрежностью и ухмылкой Эдик всегда ощущал какую-то скрытую симпатию.

В салоне было тихо, но напряженка плотно пронизывала воздух.

– И что ты нам предложишь? – спросил Леха.

– Еду в Бадахшан, у меня там кореша. Абдурахмон, ферзь тамошний, спасибо говорил за статью в Москве. Без двух-трех стволов не вернусь, это под сто процентов… Вы рискнете бабками, я – башкой.

– Не двух-трех, а пяти-шести. – Оказалось, что отключившийся Перстень прекрасно-таки все слышит.

– Нет проблем, были бы ваши деньги.

– Сроки? – спросил сзади Колокольчик.

– Месяца два для гарантии.

– Две недели.

– Ну знаешь… Там война все-таки.

– Деньги из оборота надолго выводиться не должны, – резюмировал Перстень, включая для прогрева мотор. – Но это далеко не все. Слушай теперь внимательно.

Эдик даже встряхнул головой, убирая с глаз спадавшие волосы. Конечно, активное внимание Перстня – это то, что и требовалось, но…

– Во-первых, насчет стволов. То, что ты предлагаешь, мне дыр не закрывает. Куда слить, я найду, но обеспечить навар – дело твое…

– Инициатива наказуема, – усмехнулся Леха.

– Верно сказано, – продолжал Перстень, по-прежнему глядя вбок сквозь приоткрытое окно. – Твоя задача затарить пять, повторяю, пять, а лучше – шесть железок. Никаких наворотов не надо. «Кольты», «люгеры», «старры», «беретты» – все эти штатовские и прочие игрушки можешь там оставить. Нужны нормальные ПМ или ТТ, под которые легко найти патроны. Желательно каждый с запасной обоймой. Будет прокол – причина меня не волнует – долг на тебе, счетчик включается сразу. Ты еще не перегорел?

– Нет. Сложно, но годится.

– Сурово, зато справедливо. – Это Колокольчик не давал о себе забыть.

– Значит, сейчас перегоришь. Стволы – не самое главное. Так совпало, что ровно в то место, куда ты привык кататься, заперся один груженый фраер. Он, кажется, пристегнут к тамошнему погранотряду, с этим разберешься сам. Вот его данные.

С заднего сиденья протянулась Лехина лапа. Перстень взял конверт, не глядя сунул во внутренний карман куртки. Любопытно. Слушаем вас дальше, герp командир.

– Тебе придется простимулировать его к выезду сюда. Как ты это сделаешь – мне по барабану. Можешь приманить блондинкой, можешь накачать паленой водкой, можешь защелкнуть в браслеты – твое дело. Но этот тип нужен мне здесь для серьезного разбора. Вернешься без него – все равно что без стволов. Ты меня понял?

Нельзя сказать, что Эдик не ждал никакой дополнительной загрузки. Это было более чем. Но вот становиться здесь крайним… Да еще при такой сверхжесткой форме…

И ведь не скажешь, что, мол, отступать поздно. Взял вылез и пошел себе в метро, где теплый сухой воздух и просветленные лица свободных россиян. Башку ведь не свинтят – будь это в плане, давно уже прекратился бы всякий базар.

Перстень крутанул колесико зажигалки, закурил.

– Завтра в это же время подвалишь сюда. Сутки на последнее раздумье. Если тебе в метро, можешь вылезать.

– В метро, да не в это. Подкиньте до «Преображенки».

– Не по дороге.

– Тогда до «Библиотеки».

Ехали в полном молчании. Перстень был похож на Каменного гостя, Леха знал свои функции, а Эдику было о чем подумать. Да и понравилось прийти в более или менее спокойное состояние после напряга последних дней. Хотя никакого разумного объяснения этому не было.

Уже закрывая дверь, Эдик услышал вопрос Колокольчика:

– Слушай, а зачем тебе это? Может, грохнуть дешевле?

* * *

Отпраздновав очередную встречу и историческую победу на сессии облсовета, Эдик вышел во двор, где для него уже было постелено на деревянных лежаках. Хозяева с гостями пели старые песни, к которым Эдик старался прислушиваться. На крыльце сидел седобородый крючконосый старик, похожий на ястреба, и сосредоточенно перезаряжал «калаш». Ничего особенного не предстояло, но осмотр оружия в последние годы стал здесь повседневным ритуалом, вроде вечернего намаза.

Эдик еле удерживался на крутом склоне, опираясь о деревянный плетень. Вниз осыпались камешки, булькая при падении в маленький, но бешеный ручей, питавший арык-«умывальник». Тут-то и подошли нужные люди – в южной, но прохладной ночи. Разговор защелкал быстро, ничего лишнего.

– Здравствуй. – Высокий силуэт возник словно из-под земли, поднявшись по холму, второй остановился за деревом.

– Вечер добрый.

– Вылезай сюда.

– Что за проблемы?

– Проблемы у тебя. Ты ведь железо ищешь. Пошли. И зови меня Толей, его, – он махнул рукой в сторону дерева, – Сашей.

Что «Толя», что «Саша» были настоящими горцами.

С полчаса они молча шли по ночному городку, вдоволь надышавшись целебным горным воздухом. В доме на противоположном конце выпили чаю с тутовником. Сговорились быстро – два ПМ по триста, два ТТ по двести пятьдесят (в Москве Перстень без проблем сдаст за шестьсот и восемьсот – это самый минимум). А для затравки взяли чехословацкий дамский пистолет, работающий на «мелкашке».

Эдик никак не мог отделаться от подозрения, что подсовывают игрушку, пока «Толик» для успокоения не разрядил его в бревенчатую стену и предложил следующий патрон испытать на лобешнике.

Тем временем срок поджимал, две недели истекали, и Эдику приходилось свистеть, как плохому пожарному, с пепелища на пепелище. Вскрыв конверт, он нашел полустершуюся черно-белую фотку и примерный адрес в хорогском квартале «УПД».

Комната, где ждал Абдурахмон Косой, имела мрачноватый вид. Посредине четверо парней со стеклянными глазами курили через длинные трубки из общего стеклянного флакона. Стену испещряли отверстия. Помимо курильни, здесь были в ходу стрелковые аттракционы.

– Здорово, братка, – без энтузиазма сказал Косой. – Нашли твоего… Ну, который тебе нужен.

Косой прошел к двери и что-то крикнул по-таджикски. Зашел клиент.

– Тебе от Миши Волкова большой привет, – без вступления начал Самарин.

– Все? – Голос клиента, надо сказать, не вибриpовал. – Передай, чтоб больше не дергался, лох паршивый.

Эдик даже не успел заметить, как клиенту резко заломили руки и подсечкой свалили на пол. Через два дня люди Перстня приняли его в Шереметьево. Больше Отвертка о нем ничего не слышал.

Последнее приключение Эдик пережил в вокзальном ватерклозете, перепаковывая стволы. Предстояло завернуть их в несколько свитеров и засунуть в сумку так, чтобы ни одному таможеннику не хватило энтузиазма туда дотянуться.

Когда остался последний, не влезающий в карман ТТ, в туалет зашел невысокий лысоватый мужчина в потертом пиджаке.

– Проходите, там свободно. – Смутившийся Эдик указал рукояткой пистолета на дверь одной из кабин.

– Что-что?!

– Проходите туда, пожалуйста, – еще раз вежливо попросил Эдик, сожалея, что не успел запрятать ТТ.

Больше вопросов не было: собеседник поступил как его просили. Щелкнула задвижка указанной дверцы.

…Забирая стволы, Колокольчик совершенно серьезно сказал Эдику:

– Мне напарник на угоны нужен, а тебе – деньги. Хрен, что ты водить не умеешь, научу, а надежного человека найти – не поссать сходить.

* * *

Ученый уже заканчивал МАДИ, но продолжал честно пахать бригадиром аварийщиков – деньги были нужны постоянно. И немалые. А вот Беседа дальше рядового не продвинулся. И хорошо, что под Михаилом. Дружба дружбой, но даже Стерхов терял терпение, когда неделю за неделей Джон не приносил положенного бабла. Его постоянно преследовали обломы. Да еще дурацкие.

– Ты б увидел, как эта «Вектра» петляла, сам бы ни за что не пропустил, – жаловался он Ученому. – Мы с Колькой его враз заметили…

Темно-вишневая сияющая новизной «Вектра» распугивала всех едущих сбоку и сзади, в радиусе пятнадцати метров вокруг нее образовался вакуум. В общем-то, не было сомнения, что водитель пьян, и народ старался держаться от греха подальше – того и гляди наедет. Странно, что его ни один гаишник не остановил. Беседа радостно оскалился. Наконец-то! За весь день ничего путного не получилось, все больше на мелочь народ разводили, где двести баксов, а где и пятьдесят… Напарники на второй тачке уже плюнули и отвалили отдыхать, все равно-де сегодня ничего не получится. Упертый Джон с Коляном решили попробовать обычный маневр на повороте с кольцевой, авось и попадется жирный заяц.

Но доехать до съезда не успели: на пути замаячил «Опель-Вектра».

– Нам и ребята не нужны, – прикинул Беседа. – Смотри, он сейчас нам сам подставится.

Джон пристроился в «мертвой зоне»[3] и погнал рядом с «Опелем». Раз, два, три, есть! «Вектра» вильнула вправо. Беседа даванул на газ… Вз-з-з! Ура!

Они добросовестно затормозили и остановились в двух метрах от зайца. Неторопливо вышли из машины, подошли к «Вектре». Дверца даже не отворилась, лишь из окна высунулась плешивая голова, медленно повернулась в их сторону.

Беседа сунул руки в карманы и, чуть приподнявшись на носках, свысока посмотрел в мутные глаза на красной пьяно ухмыляющейся физиономии.

– Ты, дед, куда смотришь? – строго спросил он.

– А ты куда, узкоглазый? – разя перегаром, рявкнул в ответ плешивый. – Глаза разуй! Номер видел?

Джон несколько обалдел. Не было случая, чтобы пьяный и виноватый вел себя так нагло.

– А чего мне на номера смотреть… – несколько сбавил он тон.

– Оху… совсем?! – разъярился плешивый. – Ты с кем разговариваешь, гнида?!

– С нарушителем, – чуть не плача ответил Джон.

– С прокурором города!..

– В общем, – вздохнул Беседа, заканчивая доклад Михаилу, – закон вроде как на нашей стороне, но пришлось отлипнуть: грозился, что посадит.

Буквально через день ранним хмурым утром, когда народ, сломя голову, валом валит на работу, на перекрестке Малой Бронной Колян заметил, как к светофору законопослушно замедляет ход новенький «Пассат». Водила увлеченно болтал по редкому по тем временам сотовому телефону. Беседа быстро обошел его, затормозил впереди. Колян оглянулся:

– Все еще треплется.

Загорелся зеленый.

– Давай!

Беседа мигнул, тронулся и резко затормозил.

Чпок! Есть контакт! Трепач, не очень внимательно наблюдавший за хитрым маневром, врезался им в задницу.

Первым выскочил Колян.

– Ты чё тут базар развел посреди дороги! – с места в карьер начал он.

Болтливый мужик вылез из «Пассата», грустно посмотрел на свою разбитую фару, пожал плечами:

– Странно, я думал, вы поехали…

– Думал он! – заныл подоспевший Беседа. – Ты смотри, у меня последняя модель, где же я теперь денег на ремонт возьму?.. Где? Как ты думаешь, мужик, а?

– А сколько?

– Сколько? Да поехали в любой автосервис, меньше чем семь сотен баксов не заломят. Все же пропало, все, что нажито непосильным трудом.

– Да, дорого… – вздохнул заяц и достал свой сотовый. – Сейчас ГАИ вызову, разберемся.

Пацаны переглянулись, район вроде не их, гаишники чужие, но, с другой стороны, правила заяц четко нарушил.

– Да ты чё, думаешь, они с тобой возиться будут? – для порядка захныкал Беседа. – Давай, может, на месте рассчитаемся и разбежимся?

Но заяц оказался упертым, вызвал ментов, сел в машину и стал терпеливо ждать.

Через полчаса прибыли гаишники, посмотрели, потребовали документы и… посоветовали Беседе с Коляном убираться, пока целы. Заяц оказался какой-то шишкой из администрации президента.

Не прошло и недели, как Джон снова облажался. Сначала все было чин по чину. Рабочая тачка аккуратно согнала серебристую «Ауди» в правый ряд, Беседа виртуозно подставился, заяц честно подъехал к обочине, остановился, отворил дверь… Приближающийся Джон замер на полпути – перед ним стоял огромный мужик в парадной форме полковника ФСК, из пассажирской дверцы вылезал, расстегивая кобуру, не менее презентабельный подполковник того же ведомства.

– Пришлось всю наличность отдать. Три тонны, – расстроено докладывал Беседа, – лишь бы отстали…

В конце концов однажды пацанам повезло. Легко и без напряга сделали симпатичный темно-синий, прямо с конвейера, «Мерседес» очкастого и патлатого молодого человека, этакого элитного мажора. При этом, правда, вконец раздолбали свою тачку.

Мажор даже спорить не стал, написал расписку, обещал вечером отдать.

– Едем, радуемся, – виновато глядя на друга, рассказывал потом Беседа. – Скорость сто, дорога почти пустая. Впереди светофор. Красный зажигается. Коля тормозит… И тут перед светофором – ума не приложу, откуда взялся! – выныривает этот самый «мерс». И как затормозит… Ну, мы в задницу ему и въезжаем. Наша «морда» в лепешку, дверь заклинило… Мы уже в ремонт отвезли… Только там сказали, что проще на детали, уж больно дорого ремонт встанет. А этому уроду хоть бы что: фонарь разбился да бампер сплющился – оказалось, бронированная… В общем, мы ему теперь ничего не должны.

– Все, достал! – Ученый швырнул хабарик в сторону. – Через пять дней приносишь все плюс ремонт. Если нет – убить не убью, но из квартиры вылетишь. И вообще вылетишь… в свой Барнаул.

– Улан-Удэ, – обиженно поправил Джон.

– А мне по барабану, хоть в Ужопинск. Колю твоего, напарника…

– Нет! – истошно заорал Джон. – Мы вместе! Он тоже отработает.

На следующий день Беседа выложил перед Михаилом три тонны зеленых. Через день – столько же. Еще через день утром его разбудил Отвертка:

– Приколоться хочешь? Ты такого в жизни не видал… Они уютно устроились с упаковкой пива на скамеечке в Измайловском саду, аккурат напротив станции метро.

– Смотри на переход возле трамвайной остановки, – сказал Эдик.

Полчаса ничего не происходило. Но вот у «зебры» возник Беседа. Он постоял несколько минут, дожидаясь зеленого цвета, и неторопливо двинулся через проспект. Дойдя до середины дороги, остановился. Резко подал влево, упал на капот стоящего рядом серебристого «Сааба» и начал из всех сил молотить по нему кулаками. Включился красный, но водитель «Сааба» не тронулся с места. Наоборот. Он выскочил из машины и бросился к психу, ни за что ни про что колотящему по его ласточке. Легонько оттолкнул…

Что тут началось! Беседа заорал, как раненый слон, начал метаться по трассе, неожиданно извлек из кармана увесистый обломок кирпича и снова хрястнул им по капоту. Тут уж не выдержал владелец «Сааба». Он размахнулся и врезал Беседе по носу… Джон пошатнулся и повалился на «зебру». Как раз в тот момент, когда снова включился зеленый. Поток машин встал, на переход выскочил Колян вместе с какой-то девицей.

Ученый не выдержал, вскочил с лавки и побежал к месту так называемого ДТП.

Там уже собралась изрядная толпа.

– Сбил! – уверенно заявил Колян, указывая на раздувшийся Беседин нос и вмятину на капоте.

Девица, призывая в свидетели всех желающих, громко потребовала вызвать ГАИ.

Все! Полный нокаут. Водила «Сааба» сдался.

Он вытащил лопатник и сунул в трудовую лапу Джона всю наличность. По виду, там было не меньше трех сотен баксов…

– Парит наш орел, – хихикнул на ухо Эдик.

Тот кивнул. Ну все, можно не сомневаться: через неделю экипаж Джона снова будет на трассе.

Да, нравы были волчьи. Но и дружба была до гроба. За своих стояли буквально насмерть. Стоило кого обидеть – враз собиралась вся стая. Слетались со всей кольцевой черные затонированные ласточки. И эта несокрушимая сила сметала любого, кто вставал на пути, – будь то заезжие гастролеры, отморозки-нелегалы, работающие в одиночку на свой страх и риск, воры-бандиты, отказавшиеся платить, вдвое, а то и втрое превосходящие числом и оторвавшиеся от машины аварийщиков или по глупости назначившие стрелку. Да мало ли кто!.. Спуску не давали никому.

Михаилу навсегда запомнилось, как однажды на стрелку отправился сам Перстень. Президентский кортеж отдыхал: первым Перстень, конечно, на «мерсе» – это была его любимая марка, по бокам – охрана, он, Эдик, Колокольчик и Беседа, каждый на своей тачке, а сзади эскорт из сотни дорогущих черных машин.

И…

Ученый схватился за голову.

О, боже! Сколько раз я ему говорил: нельзя входить в поворот на повышенной скорости!

Беседа не успел довернуть руль и в результате оказался на встречной полосе, а «Мерседес» Перстня – на обочине. Черная кавалькада встала намертво…

Белый, как похоронный саван, Джон подошел к машине Перстня и молча протянул ему биту. Тот брезгливо посмотрел на него и отмахнулся:

– Убил бы, да некогда. Быстро в машину! – и резко захлопнул дверцу.


19 августа 2007 года
Михаил Стерхов – Ученый

Дверь была не заперта. Только прикрыта.

Леся лежала на полу лицом вниз. Он бросился к ней, осторожно перевернул. Она застонала, приоткрыла глаза – видимо, не узнала его. Слабой рукой попыталась оттолкнуть, закричать, но из горла вырвался лишь жалобный всхлип.

Жива, жива…

Михаил увидел спереди на светлой футболке расплывшееся небольшое кровавое пятно, расстегнутые джинсы. Он окаменел. За что?! Все же отдал, не сопротивлялся, понимал, чем грозит…

Руки затряслись, он резко задрал край футболки, не увидел никаких ран, царапин, даже синяков, бережно поднял ее и перенес на диван, она уже не сопротивлялась.

Он хотел что-то сказать ей, но губы не слушались, только кривились в какой-то немыслимой усмешке. Леся не открывала глаз, не шевелилась.

Сколько времени он просидел так, сказать не мог. Очнулся, когда почувствовал на себе пристальный взгляд жены.

– Они…

– Не говори ничего, милая…

– Нет! Послушай! – Она цепко ухватила его за руку. – Они выскоблили меня. Без наркоза. Чтоб знала и понимала, что происходит. Когда начала кричать от боли, заткнули рот какой-то грязной тряпкой…

Она замолчала.

– Лесенька…

Никаких слов не находилось, он лишь стал нежно поглаживать ее по длинным спутавшимся волосам.

– Я хочу в душ, – вдруг очень спокойно сказала Леся.

– Может, врача, в больницу?..

– Душ! Только душ!

Михаил осторожно снял с нее босоножки, футболку, лифчик, стащил джинсы. Под ними ничего не было. Он отшвырнул их подальше в угол. Поднял ее на руки и понес в ванную.

Не раздеваясь, залез под душ, только тогда поставил Лесю на ноги, включил воду и принялся медленно, чтобы не причинить боли, намыливать ее. Она продолжала молчать, безвольно прислонившись к стене.

Через пятнадцать минут, укутанную в огромное мягкое полотенце, он снова отнес ее в комнату, оставляя за собой мокрые лужицы. Хотел присесть рядом, но только тут сообразил, что весь мокрый. Нервно хмыкнул, но отойти от жены не мог и бессмысленно топтался рядом.

– Переоденься, – посоветовала Леся. – А потом давай выпьем чего-нибудь покрепче.

Он продолжал стоять рядом с ней, нерешительно переминаясь с ноги на ногу. Она невесело улыбнулась:

– Не волнуйся, не сахарная, ничего со мной уже не случится.

Эти жестокие слова подействовали как удар током. Он будто вышел из ступора. Бросился в ванную, стаскивая и кидая на пол мокрый пиджак, рубашку. Быстро сбросил ботинки, брюки, напялил халат, почти бегом вернулся в комнату, подбирая на ходу свою и Лесину одежду. Сложил все в кучу, добавил к ней мокрую обувь, подхватил и выскочил на лестничную площадку. На минуту замер, нащупав сквозь ткань Лесин несессер… Нет!.. Решительно поднял крышку мусоропровода и запихал все в черный бездонный зев.

Все.

Уже спокойно зашел в комнату, открыл бар:

– Скотч?

Она кивнула:

– И курить.

Михаил взял бутылку, бокалы, пошарил на полках в поисках сигарет. Нашел, сунул в карман, взял пепельницу. Устроился на полу возле дивана, разлил виски, подал один бокал жене, закурил две сигареты одновременно, одну отдал ей. Леся в один глоток опорожнила стакан, протянула ему, жестом показывая – еще! – и глубоко затянулась.

Он чуть было не сказал, что в ее положении это не рекомендуется, но вовремя спохватился и, подавившись дымом, закашлялся. Быстро выпил свой виски. Наполнил емкости заново.

– Миша, что это было? – Лесин голос был подозрительно ровным и спокойным.

Он понял, что вопрос был совсем иным. Почему ты, Михаил Стерхов, не уберег свою любимую женщину от этого кошмара, почему допустил, что впервые за десять лет совместной с тобой жизни забеременевшая Леся потеряла своего – и твоего – ребенка?

Ответа у него не было.

И поэтому он рассказал ей – впервые за последние два месяца – обо всем. О первом наезде с претензией от неизвестного Смирнова, о судебной тяжбе, идущей с переменным успехом, о том, что произошло сегодня.

Раньше он никогда не скрывал от нее своих забот и проблем, уверенный, что она всегда поймет и поможет, но, узнав о ее беременности, он сознательно ограждал Лесю от любых волнений и переживаний. И сейчас, выложив наконец то, что так долго копилось в душе, он почувствовал облегчение и покой. А еще – с каждой минутой как будто обретал новые силы для борьбы. А она? Михаил не решался поднять голову.

– Бедный ты мой… – прошептала Леся и ласково прикоснулась к его щеке. – Как же тебе тяжело все это время было…

Господи! Это она меня жалеет?!

Как будто прочитав его мысли, Леся ободряюще потрепала его по взъерошенным волосам:

– А за меня не беспокойся, почти все женщины такое раз в жизни испытывают… Ну не совсем такое… в более мягких санитарных условиях, что ли…

Он больше не слушал ее, только порывисто прижал к себе и начал судорожно покрывать поцелуями любимое измученное лицо, руки, ноги.

– Прости меня, прости, Лесенька…

– Все в порядке, любимый, не будем больше об этом. Главное – мы вместе. – Она чуть отстранилась. – Налей-ка еще по одной и сигарету… Ух, повело меня немного… Сколько я уже не пила, не курила… Надо наверстывать.

Она тихо засмеялась.

Да, пожалуй, это звучало смешно: практически не пьющая Леся до беременности смолила как паровоз, по две-три пачки в день. Поначалу врач даже задумался, стоит ли ей бросать курить – резкая перестройка организма плюс никотиновое голодание могли привести к весьма нежелательным последствиям.

Михаил поспешно поднял свой стакан и начал лихорадочно искать закатившуюся под кровать зажигалку.

– Я собиралась к Насте…

По-деловому сухо она рассказала, как еще с утра подруга пригласила ее на какой-то показ. Настя обещала заехать – он знал, что жена лишний раз за руль садиться не любила. Договорились встретиться у Старой площади. Она вышла, светило солнце, идти было недолго. И десяти шагов не сделала…

Зазвонил телефон.

Михаил вскочил, протянул руку к трубке и замер. Вот, помянешь черта… На определителе высветился номер Насти. Говорить с ней совсем не хотелось. Он обернулся к жене:

– Она.

– Давай, – кивнула Леся. – Только громкую связь включи.

В комнате раздался глубокий Настин голос:

– Леська! Ты почему не пришла, как договорились? И мобильник вне зоны все время. Я тебя целых полчаса ждала, опоздала. Между прочим, из-за этого не познакомилась кое с кем, ну сама знаешь… А мне обещали, что познакомят… А она там только вначале была. Когда я прилетела, уже уехала. Ну когда теперь такой случай представится? Только под конец там поинтересней стало…

Леся устало вздохнула, перевернулась на спину и приготовилась терпеливо слушать нескончаемый треп подруги. Михаил обреченно пожал плечами, подхватил с пола переполненную пепельницу и отправился на кухню. Вытряхнул окурки в ведро, бессмысленно прошелся взад-вперед, вернулся в комнату.

– …Игорь и говорит…

Стоп! Он подскочил к телефону:

– Настька, кончай базар! Игорь где?

Последовало секундное молчание.

– Так это ты-ы-ы, – разочарованно протянула Настя. – Ну так скажи своей…

– Где Игорь? – нетерпеливо рявкнул Михаил.

– Ну здесь… – В голосе Насти слышалось неподдельное удивление. – Чего орешь? Я не глухая…

– Позови немедленно!

– Ух мы какие…

Трубка обиженно замолчала. Послышались отдаленные голоса.

– Слушаю, – как всегда четко произнес Игорь.

– Я тебе раз десять названивал. Почему не брал?

– Переговоры были сложные, вот и не брал. А что за срочность?

И только сейчас Михаил задумался: говорить с ним или нет. С одной стороны – свой вроде человек, всю подноготную с заводом знает, а с другой… Он посмотрел на жену и встретил внимательный понимающий взгляд. Да как же ему все-таки повезло с подругой! Ничего не надо объяснять, она все видит и чувствует без слов.

«Все равно завтра узнает», – произнесла она одними губами, и он решился.

– Завод отдал, – тяжело проговорил он. – Леську взяли…

Ответом была гробовая тишина.

– И… где она? – наконец выдавил из себя Игорь.

– Уже дома, но…

– С ней все в порядке? – вдруг истерично заорала в трубку Настя.

– Нет, не все, – четко ответила Леся, приподнимаясь на локте. – Мне теперь снова можно курить. Сколько угодно.

Видимо, такие вещи женщины понимают сразу. Настя надрывно охнула и замолчала. Трубку снова взял Игорь:

– Стерхов, ты идиот!! Ей срочно нужен знающий специалист, хорошая клиника…

– Не надо мне никакой клиники, а… очень хорошо знающий свое дело специалист уже был, – сухо сказала Леся.

– Немедленно вези ее к нам, – приказал Игорь, пропустив мимо ушей последнюю реплику.

– Извини, командир, не получится, даже если б хотел. Во-первых, пьян, во-вторых, без колес…

– Через час буду.

Не дожидаясь возражений, Игорь бросил трубку.

Михаил повернулся к жене, пожал плечами:

– Может, и правда тебе лучше с Настей будет.

– Не будет, – как отрезала Леся. – Но лучше действительно сейчас поехать к ним. Ты же не собираешься все оставить без ответки, а, Ученый?

Она перекатилась на край кровати, схватила почти пустую бутылку, выплеснула остатки виски в стакан, одним глотком осушила его, закурила и посмотрела ему в глаза.

И это моя тихая овечка? Он невесело усмехнулся. Да, десять лет совместной жизни не прошли даром для утонченной выпускницы Суриковского института. За эти годы он ни разу не слышал от нее слов «непонятка» или, скажем, «стрелка», «терка». Конечно, она их знала и понимала смысл, но упорно говорила нормальным человеческим языком: недоразумение, встреча, переговоры…

* * *

– Ты уже говорил с Антоном? – выруливая на Рублевку, полушепотом поинтересовался Игорь.

Михаил покосился назад. На широком сиденье «Хаммера» дремала укрытая пушистым ярким пледом Леся. Мирное ночное небо было сплошь усыпано добродушно подмигивающими звездами. Мимо проносился едва заметный в мягкой плюшевой тьме счастливый загородный пейзаж. Достойные обитатели рублевских особняков – хранители традиционной буржуазной морали – по большей части уже почивали от праведных дневных трудов, создавая вокруг ауру сонного умиротворяющего благолепия.

– Нет, – так же тихо ответил он.

– Ну так звони, чего ждешь?

– Все равно завтра прилетит, узнает.

– А если его прямо во Внучке встретят? Не забывай, его акции в концерне – тридцать процентов. И он – не ты, его так вот не согнешь, не на чем. Значит, будут действовать жестко.

Игорь протянул Михаилу свой мобильник.

Антон включился мгновенно.

– Здорово, свояк…

– Это я, – сообщил Михаил. – Сегодня своей трубы лишился, и не только…

– То-то я тебе звоню, а в ответ – тишина. Что там?

– Много чего… – нехотя ответил он и замолчал.

Объяснять Антону было еще сложнее, чем Игорю.

– Ладно, не тяни, выкладывай.

– Я теперь владею только акциями дилерского центра, – наконец выдавил из себя Ученый. – Пять часов назад договор дарения своего завода подписал.

Антон присвистнул:

– Ты как? Руки-ноги целы?

– В полном порядке. Ты вот что… – Ему совсем не хотелось говорить о Лесе. – Я тебе завтра в аэропорт охрану вышлю. Эдика с ребятами. Или Колокольчика.

– Все так плохо?

– Бывает хуже, но реже. – Он сменил тему: – Как там в Болонье?

– Да все путем. А ты не дергайся. Завтра прилечу, вместе разрулим. Не такое бывало. И никого присылать не надо.

– Антон…

– Нет! Обойдусь. Своими делами занимайся.

– Ладно, твоя шкура. Завтра мобильник включу, свяжемся.

«Хаммер» подкатил к небольшому трехэтажному особняку, окруженному фигурной кружевной оградой. Ворота раздвинулись.

Михаил обернулся, протянул руку, тихонько потряс Лесю.

– Приехали.

Она вздрогнула, широко открыла глаза, но тут же успокоилась, деловито смотала плед, сунула куда-то за спину, не дожидаясь пока машина подкатит к дому, быстро выскочила наружу.

Ученый захлопнул дверцу, проводил взглядом «Хаммер», плавно заезжающий в гараж, обернулся к Лесе. Она стояла в тени раскидистого дерева, освещенная только полной, блестящей, как хорошо начищенный медный таз, луной, зябко обхватив себя руками, высоко подняв голову. В длинном, чуть шевелящемся на легком ветру платье – вылитый эльф, потерявшийся в дебрях цивилизации.

На порог, как всегда стремительно, выскочила Настя. Увидев подругу, она легко слетела со ступенек и бросилась ей навстречу:

– Лесенька, хорошая моя, что же эти сволочи с тобой сделали…

Она бережно, будто смертельно больную, подхватила Лесю под руку и повела в дом. Михаил шел следом и в который уже раз – ох, кобель, нашел время! – сравнивал двух женщин.

Высокая, тощая и длинноногая, словно жираф, Леся с черными, воронова крыла, прямыми и непослушными волосами, бледным, даже с каким-то синюшным отливом, продолговатым невыразительным лицом с мелкими чертами и небольшими светло-серыми глазами. На фоне Насти она выглядела просто девкой-чернавкой. А про Настю можно было все сказать одним словом – «ослепительна». Мать четверых детей, в свои тридцать она выглядела на двадцать пять. Роскошная тициановская грива ниже пояса, огромные, опушенные густыми черными ресницами изумрудно-зеленые глаза под соболиными бровями, прозрачная, не признающая загара бледно-матовая кожа, точеный носик, идеально вылепленный рот, фигура богини. И, поди ж ты, если б вернуться на десять лет назад, все равно выбрал бы Лесю.

– …Они из Болгарии только через две недели вернутся. Что им сейчас тут делать? Я как раз с мамой перед вашим приездом разговаривала. Они там из моря не вылезают, довольны, – рассказывала Настя. – Так что весь третий этаж свободен. И тихо.

Про детей могла б и промолчать, разозлился Михаил. Самое время нашла! Но Настя никогда не отличалась деликатностью, это ее имидж. Типа, шокирую всех своим простодушием и прямолинейностью, вот такое я гов… Ксюша Собчак. Нет, та – жалкое Насти подобие. Впрочем, надо признать, чадолюбие у Настеньки искреннее. Он до сих пор помнил, как с ума сходила, какие истерики закатывала, когда он ее заставил выскоблиться. Чуть руки на себя не наложила. А потом, сразу как за Игоря замуж вышла, будто наверстывая упущенное, начала одного за другим каждый год рожать. Странно, что на четырех остановилась, вряд ли он ее уговорил бы аборт сделать.

Аборт…

Он снова посмотрел на Лесю. Пять лет коту под хвост! Пять лет она лечилась от бесплодия, сколько врачей обошла, сколько перенесла, так хотела… для него. И неужели все напрасно? Что же теперь с ней будет? Тридцать три. Не начнешь все сначала…

Только увидев через дверь холла накрытый в столовой стол, Михаил понял, как голоден. Он быстро пересек гостиную, краем глаза оглядывая новый интерьер.

Еще недавно здесь царил хай-тек, а теперь… Его взору предстал вычурнейший ампир. Позолота, состаренная бронза и мельхиор на фоне синих узорчатых ковров и абажуров. Огромный овальный стол на резных ножках. Такие же изогнутые ножки стульев, буфета. Нежно-золотистые шторы и молочно-белый тюль. Горки с хрусталем, фарфором, гравюры и картины с аппетитными гастрономическими сюжетами. Яркая люстра с семью плафонами. Большую часть противоположной стены занял большой шкаф с томами книг. Ну ясно: родовое дворянское гнездо.

Ох уж эта Настя, подумал Михаил. Все неймется ей, все стремится превзойти кого-то…

Он плюхнулся на первый попавшийся стул и, не дожидаясь, когда усядутся остальные, придвинул к себе ближайшее блюдо. Не особенно разбирая, что хватает, начал перекладывать на тарелку куски мяса, каких-то овощей, ломти то ли индейки, то ли утки. Поискал глазами бутылку. Что тут? Шабли? Пойдет…

– Может, все же расскажешь, что произошло, а жрать потом будешь? – как всегда прямолинейно, поинтересовалась Настя. – Это ведь нас тоже касается.

Она грациозно присела за стол, царственным движением откинула огненно-рыжий локон с плеча, поправила сползшую растянутую майку.

Знаем мы эти майки, зло подумал Михаил, заталкивая в рот ломоть сыра. Их для тебя специально какой-нибудь Армани растягивает. Или Валентино. Или хрен его знает, кто у них сейчас там самый дорогой. Потому так живо и интересуешься моими делами, что боишься, как бы прибылей не лишиться. Только в заводе твоих акций нет, дорогуша.

Он молча прожевал сыр, потянулся за салатом.

Игорь, будто догадавшись, о чем он думает, провел рукой по жидким, прикрывающим раннюю плешку волосам – этот характерный жест Михаил помнил еще с первой встречи, – потер гладко выбритый круглый подбородок и произнес:

– Пойми, Стерхов, мы тебе люди не чужие, а мои возможности ты знаешь. Конечно, Антон – голова, приедет завтра, поможет. Да и ты не пальцем деланный. Но я могу уже сейчас позвонить кое-кому, и дело закрутится. Чем быстрее начнем, тем лучше.

Он откинулся назад и стал покачиваться на стуле, блуждая взглядом по потолку. Будто изрек нечто гениальное и историческое, что необходимо осознать и переварить всем присутствующими. В этом был весь Игорь. Всегда с уверенным видом произносит банальности, ни секунды не сомневаясь в собственной значимости. Убедительно, многие на это ведутся.

Михаил на мгновение перестал жевать, поднял глаза от тарелки, с интересом посмотрел на Игоря. Самодовольный дурак? Нет, дураком Игорь не был. Это издержки происхождения. Специально выведенная горбачевско-примаковская генерация вундеркиндов, понимающих себя исключительными хозяевами этой страны. Соль земли, блин! С детства въевшееся в плоть и кровь представление о безграничных возможностях телефонного права, положенного по статусу рождения. Впитанное с молоком матери сознание принадлежности к элите. И неизбывная обида на ельцинско-гайдаровскую революцию за то, чего лишили: причастности и приближенности. Потому и стал вернопутинцем, что нынешний президент по виду напрочь перечеркнул завоевания девяностых. На смену таким, как Стерхов, – самостоятельно, без поддержки сверху поднявшемуся быдлу, – пришли сторонники клановой иерархии, адепты традиционной российской системы поддержки «своих»…

Нет, Игорь, неплохой ты, в общем-то, человек. Наверно, искренне хочешь помочь. Но только обращусь я к тебе в последнюю очередь. Когда совсем вилы. А теперь…

– Спасибо, друг, – примирительно сказал он. – Только давай завтра. Сегодня уже совсем сил нет. Лесе поспать надо.

– Ты женой-то не прикрывайся, – рубанула правду-матку Настя. – Тебе помощь реальную предлагают, а ты кочевряжишься. Если о себе не думаешь, хоть ее пожалей.

Так и не проглотив ни кусочка, Леся выскользнула из-за стола:

– Не надо, Настя, я правда лечь хочу.

Анастасия пожала плечами, фыркнула. Пробормотала что-то вроде: «Вот ведь овца…» – и поднялась:

– Комнату наверху сами найдете. Там уже все готово. Только пешком на третий этаж придется, утром лифт сломался, а монтер только завтра придет.

– Ничего, – усмехнулся Михаил, – мы уж как-нибудь…

Он быстро поднялся, обогнул стол, подхватил Лесю под колени, закинул на плечо и бодро потопал наверх. Вслед ему несся голос Насти:

– Когда курить будете, окна не открывайте!


20 августа 2007 года
Леся Стерхова

Окно все же открыли, поскольку кондиционер явно не был рассчитан на два беспрерывно дымящих паровоза.

Вообще, эта спальня в сиренево-красно-золотых тонах не располагала к серьезным разговорам. Эта атмосфера роскоши обволакивала, словно призывая сбросить с себя дневные заботы и отдаться во власть безмятежного отдыха. Просторная кровать, приглушенный свет прикроватных ламп с сиреневыми абажурами как будто звали предаться изысканным плотским утехам, оставив за дверью все заботы и тревоги.

И все же они проговорили почти всю ночь.

Только под утро Леся наконец рассказала о том, что произошло. Бесцветным, каким-то чужим голосом, как бусины нанизывая одна на другую короткие фразы, она перечислила по минутам события вчерашнего дня. Как позвонила Анастасии, вышла из офиса, перешла на другую сторону.

…Навстречу мимо припаркованного «Форд-Фокуса» пьяными зигзагами двигались два силуэта. Дальше кадры мелькали, как в замедленной киносъемке. Очкарик за рулем спустил тонированное стекло, щелкнув ручкой, приоткрыл дверь и беспокойно высунулся наружу. Она поравнялась с машиной, пьяная парочка осталась за спиной. Задняя дверь «Фокуса» резко распахнулась. Водитель вздрогнул, напрягся и покосился назад, поправил дужку на переносье и чуть заметно кивнул, пробормотал что-то похожее на: «Спокойно, Ахмед, спокойно».

– Ну, мля, коза… – услышала она за спиной громкий голос и непроизвольно оглянулась.

Именно в этот момент третий торпедным рывком выскочил из машины. Что-то мелодично звякнуло, и Леся почувствовала, как на лицо ей упала мокрая тряпка, нестерпимо воняющая бензином. Задыхаясь от кашля, уже почти теряя сознание, она услышала над ухом хриплое шипение:

– Все, погнали! Заводи!

Обе задние двери уже распахнулись. Запрыгнувший первым втянул ее внутрь. Правой рукой пережимая горло, левой он крепко ткнул водителя в затылок:

– Пошел!

Второй уже вскочил в машину, мгновенно вытащил из-под сиденья омоновский «демократизатор» и небрежным движением прикоснулся к затылку.

– Отдохни, овечка, – флегматично выговорил он.

Дальше наступила темнота…

– А очнулась уже на столе. На кухонном, – устало закончила Леся.

– Как на кухонном? – не понял Михаил. – Ты ж в больнице…

– Нет, милый, ни в какой не в больнице, а в самых настоящих антисанитарных условиях, может, там же, где ты договор подписывал. В соседней комнате.

– Ничего не понимаю. Как же так? Это ведь операция.

Тяжело вздохнув, Леся объяснила:

– Это такая операция, которую можно и дома сделать, если умеешь. Раньше, когда аборты сначала были запрещены, а потом считались постыдными, так многие поступали. Были такие специалисты, которые дома у себя скоблили тех, кто в абортарий идти не хотел или не мог.

– Я найду этого гада…

– Ну, во-первых, это женщина была, очень пожилая, кажется, а во-вторых, она, думаю, ничего толком не знала. Сказали ей, наверно, что я наркоманка, – поверить несложно, видок у меня еще тот был… типа, нанюхалась или еще что. Она, можно сказать, благое дело совершала… И знаешь, Миша, давай не будем больше об этом. Честное слово, есть поважней дела. Надо найти тех, кто это задумал. Вот они пусть за все ответят.

Леся перевернулась на бок, свернулась калачиком и привычно ткнулась носом ему в грудь.

– Давай спать, Миша.

Михаил нежно прижал к себе хрупкое тело. «Спи, девочка, у меня завтра трудный день», – с кривой ухмылкой припомнил он известную фразу из знаменитого советского фильма о наших героических разведчиках и ихних подлых шпионах.

* * *

Он проснулся на удивление бодрым, хотя снилась всякая муть, видно, после вчерашних воспоминаний о героическом прошлом – погони на Садовом кольце, разборки в лесу, а под конец Беседа под колесами его собственного «Мазерати».

Бред какой-то! Беседа под машиной. Он уж давно в Питере, да и с чего?.. Хотя нет, именно что под колесами Джону бывать приходилось. И не раз. Даже, если хорошенько поискать, фильм об этом можно найти. И не художественный, а самый что ни на есть документальный.

Губы Михаила непроизвольно растянулись в ухмылке. Тут и фильм не нужен, и так все помнилось.

Джон в очередной раз раздолбал свою тачку. Перстень наотрез отказался ее ремонтировать. Есть предел терпению, сказал он Ученому, если охота тебе этого идиота прикрывать – дело твое, но деньги за него и за тачку, кстати, тоже – на стол. В принципе, надо было махнуть рукой, да и послать наконец Беседу, но, как и несколько лет назад, он пожалел бурята.

– За машину заплачу, неустойку за прошлую неделю тоже, но чтоб к пятнице…

– Не сомневайся! – пылко уверил Джон. – С процентами!

Помятуя об изобретательности тезки американца Рида, Ученый спокойно ждал до пятницы. И верно. Еще не наступил вечер, а сияющий, но как будто слегка осунувшийся и похудевший Джон выложил перед ним пачку зеленых.

– Уф-ф-ф… – выдохнул он. – Постарались мы с Колей.

– А ну рассказывай, – не выдержал Михаил.

И Джон рассказал.

Со всей звездочки – четыре человека – собрали что могли. Получилось немного, но хватило на то, чтобы на барахолке купить ломаный сотовый телефон, а в комиссионке – худо-бедно работающую камеру. Коля привлек свою верную подружку, и команда, забившись в рабочий «Патрол», каждое утро выезжала на промысел. Не доезжая до кольцевой, они останавливались на Ярославке и занимали позиции.

Джон вставал у перехода с рацией в кармане и ломаным сотовым на изготовку, Колян в машине поджидал зайца метров за сто сзади. Как только видел подходящего клиента, набирал Джона и сообщал номер машины. Беседа дожидался, пока по незагруженной дороге поедет с нормальной скоростью этот самый заяц, и в тот же момент начинал переходить дорогу. Он, как бы увлеченно болтая по мобильнику, махал рукой пацанам и подружке Коляна на противоположной стороне. Как законопослушный гражданин, водила автомобиля сбрасывал скорость, но полностью не останавливался, поскольку, пропуская машину, останавливался и сам Беседа. Заяц, увидев это, проезжал мимо. И тут Джон начинал истошно орать, падал на дорогу и картинно хватался за якобы отдавленную колесом ногу. Если заяц по какой-то причине не замечал этого спектакля и ехал дальше, пацаны тут же по рации сообщали об этом Коле. Он скоренько догонял его, тормозил и заставлял вернуться: я, мол, свидетель, видел, как ты парня задавил…

Дальше начинался банальный развод на деньги. Пацаны, естественно, вступали в беседу на стороне приятеля. Они, мол, тут его поджидали, у них соревнования по карате, а вот он, потерпевший, как раз финалист, и теперь не получит законного приза… Колина девица потрясала камерой и, честно глядя в глаза водиле, сообщала, что вот как раз только что снимала московские красоты. Успела – ну совершенно случайно – заснять и момент наезда. На видео все есть…

Так продолжалось три дня, но во вторник вечером к переходу нагрянула ГАИ. Ноги унести они успели, но хлебное место потеряли.

И тут на помощь снова пришла Колина девчонка. Возле Трех вокзалов она отыскала в меру наглого малолетнего беспризорника. Кое-как помыла-почистила его в вокзальном сортире и, пообещав некую сумму, потащила к стоянке.

…Пытаясь припарковаться задним ходом на привокзальной стоянке, заяц вдруг чувствовал удар по багажнику. Он останавливался и обнаруживал под колесами несчастное чадо, держащееся за голову или вовсе без сознания. Зато в полном сознании и составе перед ним представала вся семейка пострадавшего и встречающие эту семейку родственники. Они тут же окружали место трагедии, причитая и обвиняя водилу во всех смертных грехах. Ребенок, естественно, приходил в себя, видимых повреждений на нем не обнаруживалось, но стоило сделать шаг, и он начинал западать на ногу, жаловаться, что кружится голова. Колина девица начинала истошно причитать и суетиться над дитятей, а папаша-Коля тут же задумчиво начинал заводить разговор о «скорой помощи». Тут в разговор вступали друзья семьи, вспоминая о том, что не помешало бы вызвать некоего приятеля, который как раз работает в ГАИ, ну и так далее…

Коля согласно кивал головой, но вдруг, отчаянно махнув рукой, с сочувствием поглядел на водилу: «Вы наверняка торопитесь? Давайте разберемся сами, без участия органов». Заяц поспешно отсчитывал, сколько мог, и, счастливо вздохнув, отваливал, благодаря всех святых, что легко отделался. Пацан тут же выздоравливал и бежал в ближайший ларек покупать пластиковую бутылку минералки, которую и использовал для удара по багажнику очередной жертвы.

* * *

«И с чего мне вспомнилось?» – подумал Михаил, нашаривая рукой закатившуюся под кровать бутылку минералки.

Назойливая муха, разбудившая его своим жужжанием, теперь деловито прогуливалась между горками пепла и лужицами разнообразнейших напитков. Вчера в спальне обнаружился бар, а в нем – батарея симпатичных бутылок на любой вкус. И они – уж непонятно с какого ляха – продегустировали практически все.

Он опустил ноги на холодный пол, тут же ткнулся правой в стакан, откинул его. Емкость тихо покатилась под стол, присоединившись к уже давно устроившимся там трем пустым пачкам от сигарет. Тусклый серый рассвет пробивался сквозь полузадернутую штору, освещая остатки вчерашнего непотребства: опрокинутую пепельницу, одинокий пустой бокал, початую бутылку, мятые хабарики.

Ученый осторожно подтянул сползшее одеяло на Лесино плечо, потянулся, зевнул. За окном послышалось мерное сопение мотора. Он быстро натянул джинсы, накинул рубашку, еще раз посмотрел на спящую жену и вышел из комнаты.

Внизу – никого. А что там у нас на дворе?

От вчерашней жары не осталось и следа. Небо хмурилось низкими толстыми тучами, дул резкий северный ветер. Игорь усаживался в «Хаммер».

– Последний раз предлагаю. Сегодня вечером улетаю в Дели. На три недели. Если смогу сделать что-то, то только сейчас.

Михаил покачал головой. В ООН запрос, что ли? Ну, флаг в руки.

– Как хочешь, – фыркнул Игорь. – Вряд ли скоро увидимся, я из министерства прямо в аэропорт, так что желаю удачи. Машину хотя бы возьми, пока свою не нашел.

Михаил кивнул:

– Спасибо. И за машину, и за пожелания.

Да, денек будет непростой. Хорошо, что Антон днем прилетит. Завод, конечно, не его, но бизнес-то общий.

Как же все-таки мы проглядели это, размышлял Михаил, присматриваясь в гараже к «Мазерати» и «Порше Каенн». Выбрал «Порше» – пожалуй, внедорожник сейчас актуальней. Уселся, положил руки на деревянный мультируль, подогнал под себя сиденье, с удовольствием похлопал по бежевой кожаной обивке.

Да, проглядели. То есть проглядеть-то было невозможно, но не ждали такого поворота. Так и не выяснили, кому это нужно, кто за всем этим стоит. Вернее, Антон обещал этим заняться, своего безопасника подключить хотел. Только когда ему? Он последние полгода больше времени в Италии проводит, чем в России. А Михаил понадеялся, что достаточно будет судебного разбирательства. В арбитраже и вышло все нормалек – все прошлые суды выиграли, да и будущие не грозили никакими осложнениями. Но оказалось, что это не простые рейдеры-дилетанты – настоящие профи. Причем жесткие.

Кому это надо – вот вопрос. Просто так, с бодуна, производство никто захватывать не станет – только те, кто знает, что с ним дальше делать. Те, кому оно или по профилю подходит, или для того, чтоб аффилировать в уже существующую структуру.

Михаил перебрал в уме всех мало-мальски серьезных конкурентов. Перешел к несерьезным – может, все же какой-нибудь отморозок с мелкой лавочкой за счет них решил дела поправить? Нет, мелкота на такой беспредел не решится, тут нужно крышу хорошую иметь, захват заложника – это не машину угнать. Это уголовка серьезная.

Неужели Перстень? Этот может. Если захочет.

Сеть АЗС – девятнадцать действующих элитных заправок с максимальным набором услуг, помимо топлива, которое дороже, чем у других, – магазины, бистро, мойки. В конце прошлого года Перстень окончательно сгнобил самого крупного конкурента. Сейчас вроде ведет переговоры с руководством нескольких независимых сетей автозаправок Москвы, чуть не по пять лимонов за заправку предлагает. Этот его бизнес существует уже почти десять лет и приносит стабильный и весьма ощутимый доход. А теперь еще и оптовая продажа через собственную нефтебазу, с объемом резервуарного парка две с половиной тысячи кубов. Плюс сеть СТО, плюс завод по переработке пластмасс… Он! На его заводе что только не делают – и тару, и игрушки, и ведра-тазики. А автомулек нет. Ну и замечены его орлы уже по захватам были. В основном, конечно, недвижимость, но кто его знает, вдруг на производства перешли.

Михаил затормозил. Выскочил из машины, размашистым шагом, без особого интереса глядя по сторонам, подошел к киоску с сигаретами. Потянулся за деньгами.

– Ветерану Афгана на хлеб не подадите?..

Михаил резко обернулся. Обычно на такие просьбы он просто не реагировал, но сегодня внимательно посмотрел на попрошайку. Мужик лет пятидесяти, в камуфляжке, с костылем. Все как обычно. Он уже собрался послать пройдоху куда подальше, но за спиной мужика заметил отворенную дверь салона сотовой связи:

– Документы есть?

Тот отшатнулся:

– А чего? Не хочешь подавать – не подавай, я ж ничего такого…

– Есть у тебя паспорт, мужик? Если есть, заработать можешь.

– Ну-у-у…

– Ясно. Сейчас идем, покупаем трубу и симку. На твой паспорт. Плачу десять процентов.

– Да ясен пень, о чем разговор, – заторопился инвалид. – Я помочь всегда…

Даже себе он не мог объяснить, почему вдруг решил обзавестись новыми номерами для себя и Леси, да еще таким странным способом. Но почему-то почувствовал себя увереннее, щедро оделив «ветерана» хрустящей тысячной бумажкой и засовывая в карман новый мобильник с восстановленным номером и три запасные симки на имя Аркадия Васильевича Постника.

К тому моменту, когда он добрался до головного офиса «Стерхов-Моторс», тучи почти рассеялись, на небе выглянуло солнце. Последствия ночи улетучились окончательно, настроение резко поднялось. Он почти вбежал в кабинет Антона – своего в этом офисе у него не было. Зачем? Появлялся тут хорошо если раз в неделю, а так по большей части крутился у себя на заводе. Всю работу по «Мазерати» доверил партнеру. А если, как сейчас, например, возникала надобность потрудиться здесь, то кабинет большой – места на десятерых хватало.

Стерхов присел за стол, набрал номер Перстня:

– Михаил Николаевич?

– А-а-а, тезка, – сразу узнал Перстень. – Давненько не показывался.

– Да повода не было.

– А теперь появился?

– Появился.

– Хочешь скажу, зачем я тебе нужен? Завод твой…

– Вы, значит?

– Нет, тезка. Заводик у тебя, конечно, хорош, но мне не нужен.

– А кому нужен?

– Ну приезжай, потолкуем.

– Сейчас вот Антона дождусь, вместе и приедем.

– Антона? Нанайца? Да ты уж лучше без него… В общем, жду тебя через три часа, где обычно. Может, за это время…

Как всегда неожиданно, Перстень прервал разговор. Михаил несколько мгновений задумчиво подержал трубку в воздухе. Посмотрел на часы, прикинул, что Антон должен появиться не раньше чем через час, и вызвал секретаршу. Потребовал к себе начальника службы безопасности для приватной беседы и распорядился:

– И кофе принеси, а ему – что пожелает. И не беспокоить!

Он вышел из-за стола и в который уже раз с интересом осмотрел Антонов кабинет. В нем, как в зеркале, отразился характер друга. Вообще-то, назвать кабинетом этот просторный зал можно было лишь с большой натяжкой. Вероятно, архитектор, проектировавший это здание в начале позапрошлого века для возведенного во дворянство купца первой гильдии, предполагал, что огромное светлое помещение будет использоваться для торжественных приемов и балов. Высокий расписной потолок, ионические колонны, наборный паркет, великолепный камин… Стены, когда-то обитые ситцем, теперь, правда, обшиты деревянными панелями, но ведь карельской березы, черт побери!

Вся мебель в тяжеловесном стиле «бидермайер» – за десять лет он изрядно понабрался у Леси искусствоведческих познаний, чтобы с ходу определить практически любой широко известный стиль. Главный предмет, конечно, рабочий стол. К письменному перпендикулярно придвинут боковой компьютерный. Оба закрыты декоративными передними панелями. Комфортабельное кресло в каретной обивке из кожи зеленоватого тона, разумеется, сочеталось с оттенком столешниц. Книжный стеллаж, заставленный антикварными статуэтками. Старинная бронзовая люстра с натуральным хрусталем, тяжелые шелковые шторы, подбитые тафтой. Не рабочий кабинет, а парадный зал. Еще и ковер вишневого цвета с ампирным рисунком. Возле камина – шикарные кресла, журнальный столик с кожаной обивкой и поверхностью из цельного куска эбенового дерева.

Лезущая в глаза роскошь, показная добротность и манерный консерватизм. Стиль клана Рожкиных…

Михаил вздохнул. И в очередной раз чертыхнулся, припомнив, сколько времени убил Антон, чтобы выбить этот дворец себе под офис, – ну невместно ему было в обычном бизнес-центре сидеть, не по чину… Вот подай ему апартаменты, подобающие человеку высокого общественного положения!.. И непременно в здании, где при советах обретался райком партии, – типа, преемственность элит. Тогда, впрочем, красот стиля не понимали и не ценили. Ситец обивки обносился, так вместо того, чтоб отреставрировать, его ободрали, а стены масляной краской покрасили. И колонны тоже… хорошо хоть не коричневой. Гризайль замазали.

А на «тортики» сколько просажено? Городскому голове – дай, в КУГИ – дай, в комитет охраны памятников – тоже. Будто этот памятник охранял кто-то. А когда из общества «Любимый город» тут захотели музей устроить, сколько было затрачено, чтобы их активистов… типа, уговорить. И сразу нашли себе другой объект, энтузиасты… Вроде на площади Тельмана.


20 августа 1995 года
Антон Рожкин – Нанаец

Они свернули на площади Тельмана и понеслись по Ленинградскому шоссе.

Настроение было хуже некуда. От вчерашней эйфории не осталось и следа. С раннего утра за рулем рабочей машины был Колокольчик. В азарте погони за зайцем он разогнался свыше меры, и от сильного удара в заднее правое крыло его здорово раскрутило на автостраде. Просто повезло, что в этот момент машин почти не было. «Скорпи» оттранспортировали в мастерскую. По крайней мере до завтра. Делать было нечего. Отвертка дремал на заднем сиденье, Беседа уныло смотрел в окно.

– Ух, ну и заяц! – вдруг заявил он. – Так и мечется между полос.

– Не трави ты душу, – вяло отмахнулся Михаил.

Но Джон не успокаивался:

– А вот смотри, он через ряд от нас, слева, сейчас снова перестраиваться начнет. И нас не видит ни в боковое зеркало заднего вида, ни в салонное. Мы ж в «мертвой зоне»! Миш, а Миш, вот он сейчас включит поворотник, начинает маневр, а мы как разгонимся! Как подставимся!..

– Умолкни!

– А он прав, – оживился Эдик. Сонливость с него слетела полностью, он внимательно следил за чистеньким, но явно уже давно забывшим свои лучшие дни «мерсом». – Тут смотри какие преимущества. Площадь контакта увеличивается, можно подставить всю левую сторону. Следовательно, возрастет и сумма ущерба…

– И тачку не жалко? «Бомба»-то совсем новая…

– А давай, – чуть не плача, предложил Колокольчик. – Вдруг получится?

Смотреть на него было просто жалко.

– Ну попробую, – решил Михаил и прочно пристроился за «Мерседесом».

Да, водила был действительно натуральный заяц. То ли за руль сел совсем недавно, то ли сейчас нервничал из-за чего-то. Тут, пожалуй, и «мертвая зона» не нужна, подумал Ученый, заяц смотрит только вперед. Если вообще смотрит. Пора! Он резко нажал на газ… Есть! Грохот, скрежет. Заяц покорно подал вправо. Остановился.

Первым выскочил из машины Колокольчик. В руке была бита. Видимо, для того, чтобы как-то отыграть утреннюю обиду, он с размаху хрястнул по капоту «мерса». Михаил едва успел добежать и остановить уже занесенную для очередного удара руку.

– Вы за все ответите!

Ученый поднял голову. Взгляд стал жестким и тяжелым, кулаки сжались так, что побелели костяшки. Стоящий рядом Колокольчик отшатнулся.

Ярость захлестнула, как цунами. Ученому показалось, будто от него во внезапно сгустившийся воздух исходят какие-то невидимые флюиды ненависти.

Перед ним был Антон Рожкин.

– Нет! – узнавая и закрываясь рукой, крикнул Антон. – Не я! Время такое было…

* * *

Да, время было удивительное. Конец августа 1988-го…

Митинг на Пушкинской был немногочисленным – чуть больше сотни народу, но бурным. Вернее, стал бурным после того, как сквозь жидкую толпу к ступеням прорвалась «пламенная контрреволюционерка» Валерия Новодворская. Сразу же со всех сторон понеслись истошные вопли: «Долой коммунистов!», «Маразм!», «Дайте ей сказать!»

Михаил с интересом разглядывал лица окруживших его людей. Рядом, склонив набок голову и внимательно глядя на Новодворскую и слегка кивая в такт ее словам, стояла среднего возраста женщина в темном платье с очень красивым восточного типа лицом. Дальше, справа, интеллигентный бородач в очках, симпатичная девица с горящими от восторга глазами. Два парня – его ровесники – с кипами каких-то прокламаций. Слева еще одна девушка с пакетиком для пожертвований «На развитие СДС», а пакетик сделан из конверта от пластинки «Аквариума». Какой-то лохматый с пузырями на лоснящихся от старости штанах с авоськой, из которой торчат мятые газеты, наверно самиздатовские. А вон лысый в спортивном костюме листовки раздает.

Михаил подошел, протянул руку. «Программа ДС». Он сунул отпечатанные на тонкой, чуть не папиросной, бумаге листки в карман.

Он приходил сюда уже почти год, особенно ни с кем не разговаривал, больше слушал. Если бы кто-то спросил его, чего он ждет, что ищет среди этих, в общем-то, странных людей, он не смог бы ответить толком, и все же точно знал, что поступает правильно, что должен быть именно здесь.

Он прислушался к словам Новодворской.

– За то, что мы сделали с собой, карают до четырнадцатого колена. Карают внуков и правнуков за вины дедов и прадедов. И внуки научились главному – не зная, как с этим жить, желать себе смерти. Старшее поколение успокоилось на приятии мира, поколение героя «Исповеди»… не принимает мир. И в этом надежда. Ибо, сказал Сартр, «человеческая жизнь начинается по ту сторону отчаяния». Особенно для нас…

– Граждане! Немедленно разойдитесь! Митинг не разрешен! – загавкал в мегафон милицейский полковник.

Толпа зашевелилась, но не двинулась с места.

– Еще раз повторяю: митинг – несанкционированный! Немедленно разойдитесь!

Люди продолжали стоять.

И тут появились они. В шлемах, с пуленепробиваемыми щитами. Они двигались медленно, но неуклонно, как роботы. Будто не замечая, перли и перли на людей, не обращая внимания на слабые попытки сопротивления и возмущенные крики. Эта серая бездушная масса как каток подминала под себя все, что попадалось на пути. Кого-то хватали, тащили к автобусам, сбивали с ног, валили на землю, волокли по земле…

Их погнали вниз по Тверскому бульвару. Михаил задержался на секунду, хотел развернуться, врезать по какому-нибудь непробиваемому щиту, стукнуть по чьей-нибудь скрытой шлемом тупой башке, но толпа увлекла его вперед. Он успел только наклониться на ходу и подхватить какой-то измятый плакат. Поднимаясь, натолкнулся на восточную красавицу, пробормотал какие-то извинения, обогнул ее, через несколько шагов оглянулся. Она стояла лицом к надвигающейся серой массе и с непонятной ему ненавистью громким гортанным голосом повторяла: «Опричники! Опричники!»

Серая масса приблизилась. Поднялась дубинка…

Расталкивая встречных, он бросился к женщине, добежал. Но тут же полетел на землю, сбитый с ног. Железные руки подхватили его и поволокли к автобусу.

* * *

Михаил с трудом подавил в себе волну сочувствия. Уже не в первый раз. Но трудно было что-то сделать с собой: эти две женщины вызывали острую жалость. Особенно судья, которой, похоже, было чуть за тридцать. Она, похоже, не знала куда деть глаза, монотонно задавая одни и те же вопросы, выдвигая одни и те же предъявы. И уже вполголоса, глядя в стену, выносила вердикты: «Пять суток административного ареста… Семь суток… Десять суток… Пятнадцать суток…»

Обвинитель была постарше и нормально владела собой.

– Я не усматриваю смягчающих обстоятельств в поведении, – слышалось от нее каждый раз. – Нарушитель поступал сознательно, понимая неправомочность своих действий. Прошу наказать по строгой мерке Кодекса об административных правонарушениях РСФСР и приговорить к десяти суткам ареста… Прошу наказать по строгой… В данном случае прошу по самой строгой!..

Михаил подметил, что судья обычно сбавляла по три или пять суток относительно строгих «просьб».

В очереди прошли уже человек двенадцать. В основном парни лет двадцати – двадцати пяти, один мужик постарше, две девушки. Только двое – мужчина средних лет и одна из девушек – попали на митинг случайно, как Михаил. Они были растеряны, что дело зашло так далеко, говорили долго, сбивчиво, всячески доказывая свою невиновность. Они-то и получили «по самой строгой», на все пятнадцать суток. И вряд ли это случайно, дошло до Михаила. Именно случайных людей, новичков, пытаются запугать и отвадить на будущее. С теми, кого знают, уже ни на что не надеются.

Девушка расплакалась, два мента выводили ее поддерживая под руки с двух сторон. «Ну не надо, брось ты, весело даже, мама твоя обхохочется, две недели сплошных приколов», – донеслись до Михаила виноватые слова сержанта. Зато подавленный усатый мужик вдруг преобразился: «Гниды фашистские! Правильно люди делали! Теперь-то я к ним приду, всегда вместе с ними буду!» – громко крикнул он, услышав приговор, и широким шагом пошел к выходу, едва не расталкивая ментов.

Прочие ребята вели себя откровенно нагло. Да, был, да, пришел специально, да раздавал листовки, да, кричал лозунги, и дальше буду так же поступать!..

Судья, как казалось Михаилу, исподволь улыбалась, когда те выкрикивали свои речи. Михаилу это нравилось: тут было что послушать, хотя он много не понимал – слишком много «-измов» и «-аций», каких-то политических научностей. Но понятно было, что они против власти, против коммунистов и при этом действительно уверены, что скоро победят (почему? откуда это взяли? при такой-то махине – и против?!). Все это Михаилу, как ни странно, однозначно нравилось. Он уже примирился с грядущими семью, а то и десятью сутками и нисколько не жалел, что его занесло на Пушку. Наоборот.

– Слушается дело Стерхова, – объявила судья.

Михаил шагнул вперед и заговорил, не дожидаясь надоевших вопросов:

– Знал, что митинг неразрешенный. Потому и пришел. И специально не стал уходить. Я против коммунистов. Я за чехов и словаков и чтоб оттуда убрали советские войска. Жалко, что листовок с собой не было и не все я пока просекаю, чтобы другим объяснять. Теперь всегда буду в таких митингах участвовать, особенно в запрещенных.

Михаил широко улыбнулся, подмигнул судье и повернулся к обвинителю:

– Не обижайте только, давайте по самой строгой!

* * *

– Привет мученикам режима! – весело взвизгнула Светка.

Она восседала в секретарской деканата и с любопытством смотрела на Стерхова.

– А ты что тут делаешь? – удивился он.

– А я в академке, вот и взяли пока секретарем.

Точно, припомнил он. Светка так и не сдала летом «вышку», думала, вообще выгонят, но, видимо, как-то достала справку о болезни.

– Слушай, а как там было? – Под «там» она, понятно, подразумевала «в тюрьме».

– А ты откуда знаешь?

Она пожала плечами:

– Так все знают… Вот тебя и вызвали. Ну иди, он сегодня вроде добрый… Ни пуха!

Декан с интересом посмотрел на Михаила, хмыкнул, кивнул на стул:

– Ну рассказывай, как нарушал общественный порядок.

Михаил сел и начал нудным голосом:

– Да что рассказывать? Был на митинге, слушал, тут меня и забрали…

Декан досадливо махнул рукой:

– Ладно, понял. Будет комсомольское собрание, повинишься, скажешь, что случайно, что просто из любопытства… Ну, в общем, сделают тебе выговор – с занесением или без оного – и учись дальше. У деканата к тебе претензий нет, отличник, так что, думаю, проскочишь.

– Но я не случайно…

– Все! Пошел вон, – рыкнул декан и уже совсем миролюбиво добавил: – Стерхов, тебе надо, чтоб тебя за аморалку отчислили? Нет? Тогда не выступай… И давай, учись лучше – это полезней, а политику оставь политикам… грязное это дело. А на собрании я за тебя поручусь.

Михаил обреченно кивнул.

Понятно, что декан добра желает. Но почему даже он, явно сочувствуя, не желает слышать правды, признать, что настало другое время?..

Но все получилось совсем не так, как планировал декан.

Собрание было даже не факультетским, а всего МАДИ, и вел его комсорг института – подающий большие надежды аспирант Антон Сергеевич Рожкин. И, конечно, никто, даже декан, не ожидал, что новоиспеченный коммунист – всего-то полгода с партбилетом – станет так рьяно выступать за изгнание «из стен уважаемого учебного заведения» антисоветски настроенного «распространителя гнусной клеветы на нашу страну» и «пособника ЦРУ». На Рожкина с удивлением смотрели не только щенки-студенты, но и умудренные опытом преподаватели.

– И я настаиваю на исключении Стерхова, как человека, запятнавшего честь нашего института! – закончил свою пылкую речь Рожкин.

Собрание тянулось долго. Декан и даже факультетский комсорг просили о снисхождении, напоминали об успехах в учебе и спорте, припомнили даже участие в выпуске какой-то стенгазеты. Все было напрасно. Рожкин был тверд как скала. Видимо, для отчета в Московском горкоме комсомола ему до зарезу нужна была жертва…

После собрания декан поманил Михаила пальцем:

– Послушай, Стерхов, мне на кафедре сейчас лаборант нужен. Поработаешь годик, все забудется, и восстановим тебя. Приходи завтра в пять, поговорим.

На следующий день Михаил, как обычно, выскочил из первого от центра вагона метро «Аэропорт», вышел на Ленинградский проспект, как всегда, на минуту остановился, глядя на бесконечный поток машин. Вдоволь полюбовавшись на немногочисленные, но все же уже заметные на московских дорогах чудеса заморской автотехники, он зашагал вперед, свернул направо в Шебашевский переулок. Быстро взбежал по ступеням. На сердце было легко.

Дверь деканата резко распахнулась, и из нее выскочил красный как рак Рожкин. Он не глядя оттолкнул Стерхова и полетел по коридору. Михаил с ненавистью посмотрел ему вслед. В секретарской Светлана, опустив голову, что-то чирикала на пустом листке. Он отворил дверь. Декан стоял у окна:

– Подписал обходной?

– Да.

– Вот и хорошо. – Он резко отошел от окна, быстро расписался на бегунке. – Больше не задерживаю…

Как оплеванный, Михаил вышел из деканата. В коридоре, прислонясь к стене возле двери, стояла понурая Света.

– Все? Выпер?

Он кивнул.

– Это Рожкин! – зашептала девушка. – Как раз перед твоим приходом влетел к нему. Орет: «Я вам как коммунист коммунисту!.. Комиссия партийного контроля!..» Ну и вот… Минут десять орали друг на друга.

«Не только отдельные преступные лица или группы лиц, но вся система партократии явилась и является главным источником народных бедствий за последние 70 лет», – вспомнил Михаил слова Декларации ДС.

Он ободряюще похлопал по плечу Светлану и зашагал к выходу.

«Вы за все ответите! – пообещал он. – Обязательно ответите!»

* * *

На столе надрывно зазвонил телефон. Ответить? А, на х…

Рядом с первой зеленой купюрой легла вторая, третья, четвертая. Пятой не было. Под сотенными зашуршали полтинники количеством аж шесть штук. Третьим рядом угрюмо легли мятые двадцатки на общую сумму в сто долларов США. Верь – не верь, это все, Антон Рожкин разложил свой пасьянс. Судьба играет человеком – в этом он сполна убедился еще пятнадцать лет назад, в «детские-советские» времена.

Сам не понимая зачем, он вывернул наизнанку заокеанский кожаный бумажник, с которого ему издевательски ухмыльнулась девочка-порнушка. Отработанными движениями машинально перерыл ящики замусоренного стола, пошарил под погасшим телевизором. Фирма обанкротилась.

Телефон выдержал паузу и забренчал снова.

– Я… Нет Оксаны, и больше здесь не будет, – словно погружая руку в кипяток, Рожкин надавил трубкой на рычаг.

Нет Оксаны… Еще бы она здесь была! Будем еще мы, хайлайфвумен, кантоваться с пролетевшим лохом!.. Сколько раз давал себе слово не водиться с примитивными шлюхами. Глядишь, лопнул бы не так скоро.

Он сунул руки в карманы длинного бежевого плаща, который так и не снял, вернувшись домой, и побрел по квартире, зажигая свет во всех комнатах. В кухонном столе с позавчерашнего вечера светила зеленая лампа под бархатным абажуром, трое суток стояли на грязном пластике недопитые кофейные чашечки – воспоминание о последней встрече с Оксаной, после которой она легко упорхнула в другую жизнь. Непорядок, со стола надо убрать – жизнь расклеивается как раз с таких мелочей. Девку, что ли, нанять под эти дела, вяло подумал Антон. Да нет, зачем бабки расходовать, все равно съезжать… Он облокотился на край стола и с размаху сшиб на пол посуду.

Сжав кулаки, несколько минут смотрел в потолок. Потом мерной поступью робота прошел в спальню, застелил кровать, сдвинул мебель в обычный порядок, пропылесосил пол в длинном узком коридоре, чертовски похожем на тюремный. Устало опустился на мягкую коричневую тахту, закрыл глаза и безучастно думал о резвом электросчетчике, живо откликнувшемся на яркий свет в коридоре, на кухне, в трех комнатах и в двух «санпросветовских помещениях».

Вообще-то, выход был. Но он предпочитал не думать пока об этой красной кнопке.

Антон прикрыл дверь в маленькую комнату, зашел в кабинет и снял с книжной полки тонкую пачку пыльных фотокарточек. С кривой губой кинул под шкаф первые три – Оксана в разных ракурсах: в халатике, в купальнике на песке, без купальника в Черном море… А на четвертой был тот самый Толик Хохол, так вовремя слинявший на суверенный юг.

С перегнутой карточки нагло ухмылялся чернявый белозубый парень со спичкой в зубах. Ничто не выдавало в нем бывшего хиппи – и понятно: душа не та, это давно просекли на флэтах. Пять лет гусарил на папины деньги, треть жизни убил в бесконечном бардаке, все не нагуляться. Поиздержался мальчик и полез в горы зарабатывать на азиатской драке – так, по крайней мере, знал это дело Антон. Небось полюбили его и исламисты, и даже коммунисты – смазливая фотогеничная мордашка.

С болью обреченности Рожкин почувствовал близкое время злобы, разборок, обезьяньей тряски, своего и чужого страха, неотвязной сосущей ненависти. Жизнь идет, все меняет, горы сдвигаются, ледники испаряются – люди остаются теми же. Что при Брежневе с копейками в кармане, что при капитализме с долларами на счету.

Всю ли жизнь так придется? Сколько на коммунистов горбатился, а что видит-то? Вообще-то, кое-что. Еще в перестройку, слабоватое время, не для белых людей, а уже полный набор тогдашних символов – японский видак, такой же мафон, кассеты с порнухой, ужастиками и наглядными пособиями по окинавскому стилю. Это не считая комсового билета и перспективы сделаться членом бюро райкома, что не пригодилось, и примазаться к НТТМ, увы, не пришлось. А уж потом, при реформах – две приватизированные квартиры, для дел и для женщин, каменная дачка, шофер-охранник, мордоворот с газовой пушкой, в одной руке задушит хоть Тайсона. Круизы в первоклассных каютах, а в последний год – уже и Рим, Париж, Бангкок. Блеск, темп, брызги шампанского. И конец по глупости. И дай Бог вообще уцелеть.

Когда Антон слышал, что все везде, а уж тем более в Москве давно схвачено и поделено, он пренебрежительно ухмылялся. Надо уметь просечь тему, а не скулить, что оказался лишним на этом празднике жизни. И они тему нашли – здесь как раз и пригодились Толиковы связи на юге.

Примерно год они наваривались на поставках на Украину всевозможных ТНП – товаров народного потребления. Хохлы обеспечивали реализацию и платили, вопреки тамошнему обыкновению, в срок и сполна (видимо, слишком хорошо знали, с кем работают). В таких условиях не очень-то требовалось бодаться с сильными московскими группировками, участвовать в разборках за вещевые рынки или бензоколонки.

Все посыпалось, однако, с первым же провалом – вагон польской паленой водки, за который из Киева уже пришла предоплата, тормознула в Москве таможня. В тот же день эту водку расстреляли из пулеметов, придравшись к отстутствию сертификата. Видимо, кто-то из сослуживцев Толикова папаши посчитал желательным таким образом его осадить, совершенно не заботясь об интересах ни в чем не повинного Антона. Сообразив, что дело пахнет керосином, Хохол, захватив предоплату, смылся во Львов. При этом не забыл объяснить в Киеве, что бабки освоил Рожкин, – он оказался настолько хорошо прикрыт, что спорить с ним не стали.

Оксана давала отвлечься, оправдать затрату энергии. Испорченная, никчемная дрянь – но бесподобна. Даже Антон, сверхрассудочный айсберг, иногда забывался с ней. Но – поиграла – и кончено, никаких никому привилегий. Осталось вспоминать. Про тебя, Ксаночка, написано: «Страстная, безбожная, пустая…»

Да нет, не про тебя. Не доросла ты. Саша с тарзаньей прической написал это про какую-то другую…

Все, хватит соплей. Он поднял трубку и набрал номер, который помнил так же хорошо, как и свой собственный.

* * *

Охранник новых хозяев, какой-то торговой фирмы, названия которой Рожкин до сих пор не имел чести слышать и потому не стал запоминать, открыл дверь только после седьмого звонка. Он недвусмысленно возился с ширинкой и хамски лыбился:

– Ну, мужик, ты, блин… Прямо с телки меня сдернул, на столе валяется. Давай живее.

Даже не проверив замки, он вернулся в теннисный зал, хорошенько прихлопнув дверь.

– Свинья, – коротко констатировал Карик, разворачиваясь к двери последней комнаты, еще сохранявшейся за конторой Рожкина.

Карик был, по выражению Антона, «отморозком нового типа». Не отморозиться, пройдя после Афгана Фергану, Абхазию и в довершение всего Таджикистан 1992-го, было, признаться, крайне затруднительно, и потому не приходилось ставить в вину. Таджикская война известна тем, что первоначальный недостаток боевого профессионализма у обеих сторон, по сравнению, например, с Карабахом, компенсировался неимоверной степенью озверения. Эти навыки Карик сохранил и здесь, никогда не отказываясь от доверительного разговора с должниками, привернутыми к гимнастическим коням в спортзале, где сам тренировал своих бойцов. И грохнуть одной пулей из ТТ двоих-троих, поставленных в ряд в лесу над ямой он тоже ни разу не отказался – любил эсэсовские реминисценции.

Карик прошел вперед, по-хозяйски хлопнулся в кресло.

– Ну что? – спросил Антон.

Он смотрел прямо в узкие глаза Карика.

– На букву хэ – херово, – ухмыльнулся тот, обнажая крепкие, но неровные зубы. – Вруби телевизор. Когда, бля, белый медведь наконец этого чечена раздавит, а? Пора ведь, в натуре. Думаю, еще пара дней – и пиздец Хасику. Сапогу усатому – тоже.

Рожкин облегченно вздохнул, приходя в себя: «Раз про Хасбулатова с Руцким заговорил, значит, нормально. Теперь выкручусь».

При всей своей отмороженности Карик был парень с головой, и у Антона было достаточно времени понять это. А главное – оценить его близость с московскими ворами в законе, не только обладающими непререкаемым авторитетом в криминальной среде, но и связанными деловыми отношениями в более высоких экономических сферах.

Например, сегодня, когда не то что офис, но и его собственная квартира уже должна была идти в продажу за долги, а ссуда, полученная Кариком под их гарантии, подоспела часом раньше. Долга она, правда, не покрыла, зато медным тазом накрылся кредитор. То есть не медным, конечно, а свинцовым. Рожкин не отказал себе в удовольствии утрамбовать могилу подошвами и трижды на нее плюнуть – даже сам Карик как-то нехорошо посмотрел.

И потом – снова Париж, Оксана…

Но через год Карика грохнули, видимо, что-то не поделил с ворами, и снова Антон остался без крыши и средств. Оставалось одно – сесть за баранку и добывать гроши хотя бы на то, чтобы не помереть от тоски.

* * *

Михаил с презрением посмотрел на Рожкина.

– Частным извозом, значит, занимаешься. Ну-ну… А что ж «коми» тебя не пригрели? Ты ж верой-правдой им служил. Могли бы подкинуть на жизнь. Вон сейчас как жируют некоторые…

– С-с-суки, – прошипел Антон. – Только своим жрать дают. Никого к кормушке не подпускают… – Он спохватился. – Я – за Ельцина! С девяносто третьего… э-э-э… первого…

– Поня-а-а-тно, – протянул Ученый. – А до этого как? Неужели голодал?

Быстро, почти захлебываясь, Рожкин начал вдохновенно врать:

– Слушай, не повезло мне. Сам понимаешь – я из «понаехавших», своего жилья нет. Вернее, не было. Ну, женился вот… на дочке одного… тоже не велика шишка. Хорошо еще успел нам хатенку сделать, пока все не началось… Ну, а потом его… ну, того… Теперь на пенсии, с дачи не вылезает, сельскохозяйствует, а мы с Иркой у них живем. Из Хабаровска-то мне сестрицу прислали…

Папаша на последние сбережения в Историко-архивный учиться отправил… Не в общаге ж ей ютиться, вот и живет в нашей однушке…

Для работающего на трассе психология – наука наук, ведь чтобы грамотно развести зайца, нужно очень хорошо понимать его душевный настрой. Вот и сейчас, глядя на Рожкина, Михаил мгновенно определил: врет.

Так, Антоша, прикинул он, вот ты и попал… Посмотрел на Эдика: понял ли? Понял. Едва заметно кивнул и начал спектакль:

– Ты мне мозги-то не компостируй, Дерсу Узала, дураком-нанайцем не прикидывайся. Разбил машину – плати. Я что, сын Рокфеллера? Завтра хозяин вернется… Знаешь кто? Тезка твой. Антон. Тот, который из «измайловских».

Рожкин поежился.

Даже самый далекий от криминала москвич хотя бы раз в жизни слышал об «измайловской» бандитской группировке – она была одной из старейших и крупнейших в столице. Начав в середине восьмидесятых с традиционных грабежей и разбоев, «измайловские» довольно скоро перешли к весьма успешной легальной деятельности, что, собственно, неудивительно, поскольку ее костяк сложился из бывших ментов и гэбистов. Но, как известно, люди из Органов бывшими не бывают. По крайней мере не теряют связей с действующими сотрудниками. А это давало им возможность получать полезную информацию и проводить практически любые финансовые операции.

Считалось, что «измайловским» удалось найти выходы на каналы сбыта радиоактивных веществ и взять под контроль операции по экспорту редкоземельных металлов, драгоценных металлов и камней. Кроме того, им легко удавалось официально регистрировать частные охранные предприятия, под прикрытием которых они имели возможность на законном основании приобретать оружие.

Одним из крупнейших «авторитетов» ОПГ и был упомянутый Эдиком Антон. Даже среди своих он считался беспредельщиком, но умудрялся из любого блудняка выходить чистеньким. Многие были уверены, что он находился под особой крышей спецслужб и работал на них.

Колокольчик слыхал от своих знакомцев по тиру и рассказал Эдику, что еще в мае этот зарвавшийся бандюк свалил в Израиль, а в конце июля там на него было организовано покушение, но он остался жив, однако возвращаться в Россию, разумеется, не собирался.

Но Рожкин-то этого не знал. И затравленно молчал.

– Ну, нанаец, что делать-то будем? Что там сеструхина квартирка? Поехали, посмотрим…

Панельная двенадцатиэтажная громадина сразу бросалась в глаза на фоне непрезентабельных кирпичных хрущевок. Слева торчала зачуханная АЗС, справа вдалеке виднелся Ваганьковский рынок. Двор загажен, какие-то полуразвалившиеся гаражи, изъеденные жучком деревья, покрытые слоем пыли кусты, рухнувшие качели, покосившиеся футбольные ворота, тоскливое завывание «Песняров», услаждающее слух старушенций на останках древних – еще совковых времен – скамеек…

В холодном и влажном сумраке подъезда Антон притормозил. Он тупо смотрел на исписанные матюгами и изрисованные похабщиной дверцы лифта, не решаясь нажать на треснувшую пластмассовую кнопку.

Колокольчик нетерпеливо ткнул его кулаком между лопаток.

– О чем задумался, детина? Вызывай!


20 августа 2007 года
Антон Рожкин – Нанаец

– Вызывали?..

– Да, есть для вас кое-что. – Он сделал приглашающий жест.

Вальяжно развалившись на мягком кожаном диване, Михаил внимательно изучал безопасника, удобно устроившегося в кресле напротив. Он так и не удосужился поближе познакомиться с человеком, обеспечивавшим спокойствие в головном офисе «Стерхов-Моторс». Раз Рожкин его пригласил, значит, считал нужным. Сам Стерхов никогда не вмешивался в кадровые вопросы, полностью передоверив это партнеру. Более того, официально главой сервисного центра был Рожкин, и безопасник подчинялся непосредственно только ему. Он мог запросто послать Михаила, и был бы формально прав. Конечно, он знал, кто такой Стерхов, но одно дело – приказ шефа, другое дело – личная просьба одного из совладельцев…

И вот теперь Стерхов с запозданием попытался определить, что за человек находится перед ним. Пожилой уже, лет пятидесяти с хвостиком, скорее всего, из органов ушел сам – переманили за большие деньги. А цену себе он знает. Сразу видно, что давно привык руководить. Но не только. Специалист явно высшего класса – заводскому начальнику охраны не чета. Тот-то дальше знаний охранной сигнализации не продвинулся, надобности не было. Кому бы в голову пришло, что на заводе что-то большее нужно. Дело знает, с подчиненными общаться умеет, и ладно. Вот и взяли добросовестного отставника с хорошей характеристикой… А здесь иначе, здесь с самого начала требовался профи.

Кофе был вполне сносный. Михаил допил, отставил чашку. Закурил. Начальник службы безопасности спокойно посасывал из соломинки грейпфрутовый сок и молча, не таясь, разглядывал шефа. Кажется, осмотр его удовлетворил. Теперь он терпеливо ждал, что скажет начальник.

Михаил глубоко затянулся, решился:

– Геннадий Петрович, вы своих людей знаете, прикиньте, кто из них потолковее и не болтливый. Мне он нужен для одной оперативной разработки, к фирме дела не имеющей. Заберу на несколько дней, давать задания и платить буду сам. Вопрос с Рожкиным, естественно, согласую. В том, что он даст добро, не сомневаюсь. Тем более что это касается безопасности «Стерхов-Моторс». Мне нужен человек, который провел бы расследование похищения моей жены.

Геннадий Петрович вопросительно поднял брови:

– Леся Арсеньевна вчера до обеда была в офисе…

– А как только вышла, ее схватили. Она уже вернулась, – поспешно добавил Михаил, заметив, как позеленел безопасник. – Но я бы очень хотел побеседовать с этими похитителями, а вмешивать в это органы нежелательно. Вас это удивляет?

– Нет. Мне достаточно того, что вы сказали. Более того, я считаю, что это мой провал. Я сегодня же должен писать рапорт об увольнении…

– Не стоит драматизировать, – прервал его Стерхов.

– Благодарю. Но в любом случае ни о какой дополнительной оплате речи идти не может.

«Верно мыслит». – Ученый задумался, потянулся за новой сигаретой.

Его собеседник четко произнес:

– Этим делом следовало бы заняться лично мне. Но считаю, что больше всего для этого подойдет Борис Хализин.

– Фамилия какая-то знакомая… Расскажите о нем.

– Двадцать восемь лет…

– Молодой совсем.

– Молодой, да ранний. Юрист, учился в МГУ. Бывший сотрудник органов внутренних дел, последняя должность – начальник аналитического отдела угрозыска города.

– Неплохая карьера.

– Знаю наверняка, что через год пошел бы еще выше. Это я его зазвал сюда.

– Как же он согласился?

– Ну, вообще-то, он – сын моего друга Филиппа…

– А-а-а! Вспомнил! Филипп Хализин. Он же в службе безопасности президента заправлял, пока не умер. Тогда понятно, почему пацан так поднялся.

– Вы неправы. Борис – настоящий профи. У него большой опыт в проведении оперативно-розыскных и других специальных мероприятий. Очень четко планирует свои действия. Может одинаково успешно работать как в коллективе, так и самостоятельно. Легко находит общий язык с самыми разными людьми. Напористый, амбициозный. Практически всегда добивается желаемого результата.

– Ну что ж, давайте его сюда, поговорю, тогда и решим.

Геннадий Петрович отставил недопитый стакан, быстро встал и вышел.

Буквально через минуту на пороге кабинета стоял стройный, по-военному подтянутый белокурый парень. Из-за его спины выглядывала несколько встревоженная секретарша. Михаил жестом предложил вошедшему присесть и потребовал у девушки очередную чашку кофе. Хализин от напитков отказался.

Дожидаясь кофе, Михаил размышлял, как построить разговор. Сразу обо всем рассказать или поспрошать о жизни? А что толку расспрашивать? Все равно больше, чем главный безопасник о нем рассказал, не узнаешь, только зря время терять.

Секретарша принесла кофе, незаметно, как ей казалось, бросила на Бориса пылкий взгляд и вышла, соблазнительно виляя аппетитной попкой, но совершенно напрасно – он даже глаз не скосил ей вслед. Ученый мельком взглянул на Хализина, и ему стало искренне жаль девушку. Этот холодный молодой человек вряд ли замечал такую мелкую рыбешку. Скорее всего, он бы даже оскорбился, если бы его заподозрили в какой-то связи с ней.

– Не знаю, сообщил ли Геннадий Петрович о цели… хм…

Михаил замолчал, подыскивая нужное определение.

– Да. Я должен заняться расследованием вчерашнего похищения Леси Арсеньевны, – пришел на помощь Хализин.

…Он ушел, аккуратно укладывая в карман увесистую пачку зеленых купюр. Петрович, конечно, прав, но лишний стимул не помешает, решил Ученый.

Михаил бесцельно прошелся по кабинету, погладил холодный мрамор каминной полки, украшенной огромными вычурными часами с упитанной позолоченной нимфой и похотливо тянущим к ней руки сатиром. Усмехнулся, вспоминая, как Антон трепетно относился ко всей этой антикварной роскоши, – сам подбирал и мебель, и картины. Он посмотрел на висевшую над столом неплохую копию «Утра стрелецкой казни»…

– Вот это живопись, вот это я понимаю, – раздался за спиной голос Антона. – Всех положил, кто поперек дороги стоял.

Как всегда подтянутый, чисто выбритый и благоухающий дорогим парфюмом, хозяин кабинета с симпатией смотрел на великого российского императора. Он нехотя оторвал взгляд от картины и перевел на компаньона.

– Ну, здравствуй, брат. Выкладывай, что тут без меня накосячил.

Михаил дернулся. Покровительственная манера, появившаяся у Рожкина с тех пор, как он стал главой фирмы, обычно не особенно раздражала его, скорее, даже веселила, но сегодня это было не к месту.

– Закрой пасть, – рявкнул он и жестко, с подробностями, перечислил события вчерашнего дня.

Поначалу Антон слушал с прежней усмешкой, но когда с той же методичностью и точностью Михаил начал рассказывать о Лесе, сначала побледнел, как всегда в тех случаях, когда приходил в состояние наивысшего волнения, а в конце – что уж совсем на него непохоже – схватил знаменитые каминные часы и со всего размаху запустил ими в стену.

– С-с-суки, – прошипел он побелевшими губами.

Он быстро подошел к столу, выдвинул один из ящиков, вынул оттуда плоскую флягу и сделал несколько глотков.

– Убью…

Задумчиво глядя в окно, Михаил вяло полюбопытствовал:

– А как контракт с «Мазерати»?

– О, да все путем, – сразу успокаиваясь, отмахнулся Антон. – Не дергайся, разве об этом сейчас думать надо?

– Дай хоть взглянуть.

– Я его по дороге в банк завез, по нынешним временам там надежней.

Ученый кивнул, посмотрел на осколки антиквариата, потом на запястье:

– И то верно… Ну, ты тут пока прикинь с юристами, что и как по закону можно сделать, а мне надо с одним человеком повидаться.

– С кем это?

Михаил замялся. Антон – давний деловой партнер, сколько пройдено вместе. А Перстень?.. Никто не знает, что он выкинет, никто не понимает его планов, пока те не осуществятся. Мало ли, сказал, будто завод – не его работа. Сказать-то что угодно можно, а как на самом деле?..

И все же Михаил промолчал. Подошел к сейфу, набрал код, вынул ПМ, проверил, засунул за пояс. Порылся в документах, нашел лицензию, положил в карман.

– Так с кем?.. – без интереса наблюдая за его манипуляциями, настойчиво повторил Антон.

Михаил неопределенно махнул рукой:

– Да так… есть одно дельце.

Рожкин внимательно посмотрел ему в глаза, снова на мгновение побледнел, но быстро расслабился и хмыкнул:

– Твое дело. Звони, как закончишь.


20 августа 1995 года
Анастасия Рожкина

Они стояли перед дверью.

– Ну! – подтолкнул Рожкина Ученый.

Антон нехотя поднял руку, надавил на звонок, обернулся и замялся:

– Настька… сестра… Вы ее не пугай…

– Не испугаем! – пообещал Колокольчик и заржал.

– Я имел в виду: вы не испугайтесь…

Из-за двери послышался хриплый рык: «Ну, кого принесло?!» Она резко распахнулась, и Ученый отшатнулся.

На пороге стояло форменное чучело. От лба до макушки – длинный вертикально стоящий ярко-рыжий гребень. Так называемый «ирокез». Остальные волосы сосульками свисают на грудь, едва прикрытую утыканной булавками черной майкой с традиционным красным кругом анархии. Ниже – рваные проклепанные джинсы с пятнами красной и ядовито-зеленой краски, разношенные армейские ботинки-говнодавы.

Он медленно поднял глаза вверх: на руках, упертых в круглые бока – браслеты с шипами, на шее – настоящий собачий ошейник, в ушах – булавки. А лицо… Ярко-красные веки, под глазами – черные разводы, зеленые губы.

Он всмотрелся в эту жуткую маску и обалдел. Девушка была уникально красива! Такие рождаются раз в тысячелетие, пронеслось в голове. Нефертити. Клеопатра. Кто там еще?.. По пальцам можно пересчитать…

Мысли путались.

– Ну, чё приперся? – грозно спросила красавица. – И этих чё притащил?..

К счастью для молчавшего Ученого, остальные отреагировали правильно. Со словами «А ну закройся, швабра» Колокольчик танком попер в квартиру. Следом за ним, мимо Ученого и Рожкина, протиснулся Эдик. Беседа топтался на месте, неодобрительно ворча под нос что-то о грязных панках и глупых гусынях…

– Ладно, – выдохнул наконец Ученый. – Пошли, поговорим.

Рожкин явно поскромничал, назвав этот апартамент однушкой. То есть это и была однокомнатная квартира, но переделанная из стандартной двухкомнатной. Просторная прихожая плавно переходила в кухню-столовую-гостиную, а оттуда в отдельную нишу спальни. Во всей отделке чувствовалась рука мастера. Прихожая облицована недешевым керамогранитом, часть кухни – декоративной штукатуркой. На полу – штучный паркет. Кухню от гостиной отделял невысокий подиум из какого-то прозрачного материала и барная стойка.

Колокольчик покосился на все еще стоящую в прихожей девушку.

– Неплохо живут грязные российские панки…

– Панки не грязные! Панки – это голос сопротивления, – огрызнулась девица.

Михаил присмотрелся. А и правда: назвать ее грязной язык не поворачивался. Еще на лестнице он почувствовал легкий аромат каких-то духов, футболка как будто хрустела от свежести. А якобы заляпанные джинсы были порваны и замазаны краской очень искусно и живописно. Небрежно брошенная на кресло черная кожаная косуха со множеством заклепок и «молний» только с виду казалась подобранной на помойке – шелковая подкладка и лейбл говорили совсем о другом. Да и квартира сияла чистотой.

Ну и чему она сопротивляется? Архивному институту, что ли? Так вроде, Рожкин говорил, второй курс. Никто ведь не заставляет ее учиться. Вышла бы замуж. С такой-то внешностью в девках не засиживаются. И, надо думать, папа с мамой из Хабаровска сюда нечасто наезжают, а братец вряд ли проявляет строгость. Ему бы в кайф ее поскорей с рук сбыть.

– Мы создали свою собственную музыку, свой образ жизни, свое общество и свою культуру… И свободу! – Настя между тем вошла в раж. – Свобода – это то, что мы создаем каждый день.

Эдик досадливо отмахнулся:

– Знаем мы вашу свободу! Пьете чуть не политуру, клей нюхаете, дрянь всякую курите. Если подойти к любому человеку на улице и спросить: «Кто такие панки?» – почти сто процентов ответят: панки – это отбросы общества, свиньи.

Девушка надменно посмотрела на него и заявила:

– В свинарнике лучше и самим быть свиньями. Наш вид – это выражение нашей индивидуальности. Потерянное поколение не может выглядеть так же, как все.

– Да вы просто наркоманы, маньяки и ублюдки. Бешеные собаки, сорвавшиеся с цепи, поэтому и ошейники носите…

– Панки – хо-о-ой!!! Панки сразу не загрызают, они пережевывают насмерть, в труху! – заорала Настя и молнией метнулась к Эдику.

Длинными кроваво-красными когтями она вцепилась в его шевелюру и со всего размаху врезала коленом в пах.

– Ы-ы-ы!!!

Колокольчик подскочил к девушке сзади, одной рукой перехватил горло, на другую жгутом накрутил длинный ирокез.

– Ща я тебе, сука…

Она лягалась, царапалась, шипела, но сделать уже ничего не могла. Отвертка тупо посмотрел на нее помутневшими от боли глазами и со всей силы врезал по физиономии. Настя обмякла.

Вся эта сцена заняла не больше трех секунд. Михаил даже не успел двинуться с места, Беседа замер с открытым ртом, и только Рожкин, видимо привыкший к выходкам сестрицы, усмехался, глядя на растерявшихся «бандюков».

Леха отшвырнул от себя всхлипывающую девушку, она рухнула на софу бесформенным кулем и – не зарыдала – завыла по-волчьи.

Антон картинно закатил глаза, подошел к музыкальному центру, нажал кнопку. Из динамиков, заглушая вой, раздались крики «Гражданской Обороны».

– Выруби эту херню и уйми девку! – заорал Колокольчик.

Настя тут же успокоилась и подняла голову:

– Сам ты…

Она змеей сползла с постели, устроилась на полу, скрестив ноги. Вытащила сигарету, повертела в руке, ожидая огня. Михаил вытащил зажигалку, протянул. Цепкие пальцы ухватили его за руку, изумрудные глаза, как буравчики, сверлили его насквозь:

– Изменить мир к лучшему нельзя. Жизнь потеряла смысл. Будущего нет. Поэтому плюй на все и на себя, делай то, что хочется сейчас. Ты ведь хочешь меня трахнуть, а?

Он замер.

У него что, все на лице написано? Или она просто сумасшедшая сука? Непохоже. Н-да-а-а…

Под ее левым глазом расползался настоящий, не нарисованный синяк – Отвертка, видать, постарался от души.

А ей все равно, она сама решает, мыться или нет, трахаться или… Короче, эгоцентрик чистой воды. Есть она и ее желания, и никого нету больше… Любой может сказать, мол, ему плевать на общество и мнение любого из его обитателей, но эта, похоже, совершенно уверена, что именно она имеет такое право. Думает, наверно, что должна только себе, ей безразлично мнение людей вокруг. Ну и что теперь с ней делать?..

– Между прочим, у меня сегодня день рождения, я на дискотеку собиралась. Дом Контркультуры. Может, пойдем вместе?

* * *

– Ладно, пойдем на улицу, поговорим. И сестре спасибо скажи. Квартирка за тобой остается. Точнее, за ней. – Эдик скривился. Леха сплюнул на сверкающий паркет. – А ты отработаешь. На своей тачке.

Беседа хотел что-то сказать, но Ученый махнул рукой:

– Заткнись.

И снова Антону:

– Ты хоть понял, что мы тебя подставили?

Рожкин выпучил глаза.

– Ясно. Тогда слушай. Будешь пахать на бригаду. Первое время – пока не вернешь долг, а потом – по желанию. Сейчас будешь напарником у… – Михаил на мгновение задумался, – Лехи. Он всему научит и… заодно присмотрит за тобой. Работа с утра и до поздней ночи. Утром многие спешат на работу, и задержка из-за ожидания ГАИ им совсем не нужна, поэтому утром легче развести на деньги. Как и по вечерам.

В качестве подставных экипажи Перстня использовали тачки престижных и дорогих марок. А для пущей крутизны некоторые навешивали шильдики, обозначающие самые дорогие модели. Для «бомбы» – пятой и седьмой серий, для «Ауди» – восемьдесят или сто, ну и так далее.

– От владельца такой машины чего ждать? Правильно, бритого затылка, биты или ТТ в руке. Поэтому особо не бычатся и не торгуются. Даже если этот владелец на самом деле в очках и при галстуке, зайцы все равно этого не видят – глаз замылен. А поскольку еще и виноват – по всему видно пострадавшего, никто не усомнится – платят без скандала, да еще и благодарят, что хуже не вышло.

– А если упираются?

– На то есть телефоны и свои люди в ГАИ. Подъедут, что нужно зайцу скажут, а в сервисе подтвердят, сколько ремонт стоит. Короче, тут все схвачено.

– А тачки где берете?

– Тебе-то зачем? У тебя своя как раз что надо. Полирнешь разок и достаточно, а если что посложней, жестянщики есть.

– Так жалко …

– Ну ты, нанаец, придурок! Через месяц уже себе новье купишь, а эта – для работы.

Антон проглотил «нанайца», но не отставал:

– А если, например, своей нет?

– Тогда дают. В кредит. Мы их на авторынке покупаем. Например, те, у которых проблемы с растаможкой. Все, с этим закончили. Теперь – техника.

Когда аврийщики работают «на сгоне», это означает, что на трехполоске едущего в крайнем левом ряду зайца догоняет мощная навороченная тачка и сгоняет во второй ряд. Стоит ему резко перестроиться вправо, как тут же «рабочая» машина, которая все это время шла в соседнем ряду немного позади, набирает ход и подставляет переднее левое крыло под удар.

Вариант «на сходе». Он отличается тем, что первая машина выискивает зайца, а «рабочая» догоняет его, занимает позицию через ряд справа и чуть позади – в «мертвой зоне» – и ждет, пока тот сам не станет перестраиваться. Как только заяц включает поворотник и съезжает вправо, «рабочая» разгоняется и подставляется.

На развязке МКАД «рабочая» машина притормаживает, чтобы впереди появилось свободное пространство. Затем набирает скорость, заяц послушно едет за ней, и, как только поворачивает голову влево, посмотреть, нет ли кого в правом ряду, аварийщик давит на тормоз. Дальше – смотри выше.

На светофоре снова две машины. Первая – у самой «зебры», вторая на почтительном расстоянии за ней. Сзади – заяц. Загорается зеленый свет. Первая машина рвет вперед, а «рабочая» начинает движение и быстро тормозит. Результат все тот же…

– Ну? – Михаил исподлобья глянул на Рожкина. – Готов? Сначала на подхвате будешь, а потом, если сложится, сам будешь людей набирать.

Антон утвердительно кивнул.

– Если думаешь съехать с темы – не надейся…

– Да какой там! – с неожиданным энтузиазмом перебил Рожкин. – Хоть сейчас начну…

Ученый подозрительно уставился на бывшего комсомольца. Антон скривился:

– А ты думал, в одиночку за гроши бомбить – удовольствие? Нет уж, лучше в стае лохов подрезать.

– Не лохов, а зайцев, – не удержался Беседа.

– Ну зайцев, – легко согласился Антон. – Лишь бы жирных.

Ученый искренне восхитился: «Вот это я понимаю! Вот что такое настоящая комсомольская закалка! За сколько минут он в бандита переквалифицировался? За две?..»

– А если как тебя, на квартиру? – поинтересовался Отвертка.

– А это их проблемы…


20 августа 1996 года
Джон Цыдыпжапов – Беседа

– Вот, – гордо сказал Беседа, указывая на блестящий, воронова крыла «Гелендваген». – Купил!

– Ну ты мудила… – вздохнул Колокольчик.

Ученый сочувственно посмотрел на сразу же погрустневшего Джона. В бригаде давно было известно о мечте Беседы обзавестись собственной стильной тачкой, а именно «грунтовым экипажем», который покорил его сердце с первого взгляда. И много раз была возможность угнать – практически любой. Но гордый бурят уперся: ворованный не желаю, только за собственные деньги. Какая-то извращенная честность. Можно подумать, эти «кровные» он заработал не угонами и подставами. Праведник хренов…

– Ладно, идем, показывай.

Они подошли к машине и начали придирчиво рассматривать ее.

– А документы-то смотрел? – полюбопытствовал Отвертка.

– А как же! И номера сверил.

– А ну покажи…

Джон тут же выхватил из нагрудного кармана техпаспорт.

– Ну-ну, посмотрим.

Через пять минут под общий хохот безутешный Беседа склонил голову перед неопровержимым фактом. Первоначальный номер кузова был тщательно залит металлом, похоже, при помощи электродуговой сварки, столь же тщательно подвергнут слесарной обработке и выровнен, а затем гравирован заново и покрашен.

– Чему быть, того не миновать, – махнул он рукой. – Зато уж точно не угонят – сигнализация супер-пупер, на настоящем автосервисе ставил. Всего несколько часов заняло. Прямо на месте проверили и ключи, и брелок. И еще спасибо сказали за то, что к ним обратился. Вот это обслуживание! Везде бы так. Наверно, зауважали, не каждый день им такую красавицу пригоняют.

– Ну и ладушки, – подытожил Ученый, забираясь в машину. – Поехали обмывать.

Перед рестораном уже снова счастливый Беседа небрежно щелкнул брелком сигнализации и первым вошел внутрь. Он долго и вдумчиво выбирал блюда, даже дегустировал напитки и заказывал музыку… В общем, вел себя как достойный владелец респектабельного авто.

В полночь, уже изрядно нагруженные, они вышли на улицу…

«Гелендвагена» не было.

Джон с тоской посмотрел на ненужный уже брелок. Глаза наполнились слезами.

Даже если бы номера не были перебиты, обращаться в милицию смысла не было – надеяться на ментов бесполезно, да и западло. Но и оставить без наказания «подлых воров», как тут же окрестил угонщиков обиженный Джон, нельзя. Не могла остаться в стороне и вся бригада – если узнает кто, позор на всю столицу: засмеют, уважать перестанут.

Ученый мгновенно протрезвел и, забирая из рук друга брелок, сказал:

– Вот что, едем по твоему маршруту назад, будем жать на кнопку, может, получится по звуку сигналки найти, если еще в Москве, на отстое.

Они забились в Лехину «бомбу». Проехав полгорода без какого-либо результата, остановились возле уже закрытого автосервиса, где Беседе ставили сигналку. Без особой надежды Ученый нажал на кнопку. В ответ тут же раздалось попискивание…

– Сиди на месте, – приказал Ученый дернувшемуся было Беседе. – Колокольчик, поди проверь…

Отмычка, как обычно, лежала в бардачке. Леха сунул ее в карман и вышел. Снаружи было темно, как в пещере. Плотные тучи скрывали луну и звезды, густой туман приглушал свет фонарей. В глубокой тишине раздался еле слышный щелчок, скрип открывающейся двери, мелькнул тонкий лучик фонарика. Все стихло, снова стало темно.

Минут через пять быстрая тень скользнула к машине.

– На месте твоя ласточка. Там еще три тачки. Два «мерса» и «Тойота», – сообщил Колокольчик. – А людей – никого.

Ученый кивнул:

– Вот и славно. Беседа, быстро в машину и… Канистры там есть, не заметил? – повернулся он к Колокольчику.

– Вроде видал.

– Порядок. Берешь две… нет, больше, если есть, и на заправку. Чтоб через пять минут был здесь.

Пошарил за сиденьем, нащупал биту, посмотрел на Отвертку.

– У меня тоже есть, – понимающе кивнул Эдик.

– А мне и не надо, – хмыкнул Леха, – там монтировка у двери, как будто специально оставили.

К тому моменту, когда Беседа подкатил к салону с тремя полными канистрами бензина, два «Мерседеса» уже стояли на почтительном расстоянии от здания. Искореженная груда металлолома, в которой с трудом угадывались когда-то благородные очертания «Тойоты», одиноко чернела на фоне начинавшего светлеть горизонта.

Эдик вырвал из рук Джона сразу две канистры и бросился внутрь. Третью подхватил Колокольчик.

– А мало! Мало им! – вдруг взвизгнул Беседа. Схватил валявшуюся рядом уже ненужную биту и яростно начал колотить по несчастной японке.

– Уймись! – рявкнул Ученый. – Чай, машины-то проезжают.

Хотя кто остановится, кто попытается вмешаться? Боятся все, да и плевать – не их добро… Он пожал плечами, прикурил и, не закрывая крышку «Зиппо», дождался, когда Отвертка с Лехой выберутся наружу. Колокольчик был особенно азартен и последние капли бензина выливал тонкой струйкой, картинно и эффектно, как это делали герои американских боевиков.

– Готово!

– Тогда по машинам.

Он посмотрел, как тронулся с места Колокольчик, таща на тросе «мерс», как завел второй Отвертка, и кинул зажигалку. Снова, будто в кино, горящая змейка побежала внутрь здания. Беседа заскочил в «Галендваген», приоткрыл дверь, Ученый прыгнул рядом. Отъехали недалеко. Джон не мог отказать себе в удовольствии посмотреть, как полыхает стан врагов.

– Получше, чем в Новый год, – удовлетворенно заметил он.

* * *

Отмечать Новый год в Мытищах на старой Колокольчиковой квартире решили с таким расчетом, чтобы после полуночи выбраться на берег Яузы и там побеситься вдоволь. Погоду на ночь обещали самую что ни на есть праздничную – в меру холодную, ясную и безветренную. Самое время покуражиться, гонки на льду устроить. Эдик даже предлагал без телок обойтись. Но тут взбунтовался Леха. Новый год без телок? Эт-т-то что о нас люди подумают? В общем-то, ничего, наверно, не подумают, прикинул Ученый, а если подумают… Ну, да черт с ним, с девчонками веселей. Будут зрителями. И готовить, кстати, тоже им.

Разбитная Любашка, новая Колокольчикова пассия, – и где он только таких каждый раз откапывает? Все как на подбор, этакие русские красавицы. И непременно с длинными русыми косами и абсолютно незамутненными мыслью огромными голубыми глазами. Так вот, Любашка старательным детским почерком исписала три листка списком продуктов и вручила Беседе.

– Каждый раз, как в корзинку что положишь, галочку ставь напротив, – назидательно погрозила она пухлым пальчиком, – чтоб не перепутать.

Джон с ужасом посмотрел на список, но молча кивнул и влез в «бомбу».

Прошло два часа.

Стрелки медленно, но неуклонно приближались к полуночи. Небольшой – то, что в холодильнике с давних времен осталось, – запас Колокольчикова пойла подходил к концу. Беседы не было.

Телик уже с некоторым усилием выдавливал из себя традиционный бестселлер «С легким паром», новый – подарок Лехе от соратников – музыкальный комплекс натужно выдавал очередную порцию Круговых откровений.

Кроме телевизора и огромной двуспальной кровати с двумя вычурными абажурами по бокам, в комнате не было ничего. Когда-то здесь проживало все семейство Николиных. Но год назад Леха прикупил по дешевке в соседней Перловке вполне приличный деревянный домишко с обширным хорошо обработанным участком и поселил там почти спившуюся мамашу.

– Ей там веселей. Целыми днями в огороде копается, там воздух хороший, пить перестала, помолодела даже. К ней уже и мужики подъезжать стали. Серьезные. А я туда почти каждый день заезжаю, продукты привожу, дрова, между прочим, сам колю, – обиженно заявил Колокольчик, когда Перстень обругал его за выселение матери.

А героический папаша Николин, пропавший полтора десятилетия назад, кажется, вовсе не стремился занять причитающуюся по прописке площадь. Если, конечно, помнил, где проживал… Сам-то Колокольчик уже давно снимал квартиру у Петровских ворот, но это родовое гнездо упорно держал исключительно для длительных любовных утех, регулярно следующих после суровых трудовых будней.

Сегодня интимный уют был грубо нарушен совершенно не вписывающимся в обстановку старинным круглым дубовым столом и дюжиной разномастных стульев, позаимствованных хозяйственной Любашкой у соседей. Украшением служила небольшая голубая елочка, срубленная всего несколько часов назад безжалостной Лехиной рукой в соседнем парке.

Михаил покосился на скучающего возле окна Нанайца – эта совсем неподходящая к картинно-славянской внешности Антона кличка прилипла, тем не менее, намертво – и уже который раз втайне порадовался, что с ними нет Насти. Скандал был бы неминуем: мало что не в ресторане, так еще и эта задержка Беседы… Ох, здорово все-таки, что он ее на праздники в Париж отправил. Пусть там по магазинам пошляется, приедет, хоть несколько дней в хорошем настроении будет. Потом, правда, снова начнет финты выкидывать, ну да ладно, разрулим как-нибудь.

* * *

Их роман с Анастасией Рожкиной, так бурно и драматично начавшийся в памятный августовский день девяносто пятого, оказался для Михаила почти непосильной ношей. Настя ничем не отличалась от брата по части запросов и требований, а в чем-то даже превосходила его. Если Антон, по всей видимости, смирился с утратой своего прежнего статуса, то девушка даже не думала о том, что для нее в жизни что-то переменилось. Она считала себя не то что звездой первой величины – хотя даже по родным, хабаровским, меркам никогда не принадлежала к высшей элите, – а просто Солнцем. Как всегда, с большой буквы. Ее материальные запросы были таковы, что Михаил, впервые действительно и по-настоящему влюбившийся, поначалу даже растерялся. А потом ужаснулся… Но уже не мог остановиться. Эта любовная круговерть влекла его с такой силой, что никакие тормоза уже не срабатывали. Настина потрясающая красота сбивала его с толку. Он мог сколько угодно думать о том, что не стоит труда порвать с ней в одночасье, но, лишь мельком заметив ее издалека, тут же забывал обо всем на свете. Готов был делать для нее все, что попросит, и еще сверх того, сверх своих сил и возможностей. И делал. А она благосклонно принимала его дары и требовала еще.

Но денежные проблемы меркли рядом с теми муками ревности, которые приходилось чуть не ежедневно испытывать Ученому. Нет, она не была шлюхой, больше того – она преданно любила его. Но это абсолютно не мешало Анастасии с какой-то целью или просто из прихоти крутить интриги с преподавателями, перспективными чиновниками, восходящими шоу-звездами, успешными бизнесменами и начинающими политиками.

Трудно было даже представить – он бы не поверил, если б множество раз не видел этого сам, – как преображалась эта панкующая стерва в обществе интересующих ее мужчин. Да что там интересующих! Просто тех, кто попадал в поле ее зрения. Резкие движения вдруг становились плавными и утонченными, зоркие и внимательные зеленые глаза закрывала волнующая грустная поволока, хищное выражение лица сменялось на томное и загадочное. А хрипловатый резкий голос начинал журчать так нежно и призывно, что, кажется, даже закоренелые геи начинали задумываться о правильности своей сексуальной ориентации.

Ее уникальное обаяние обволакивало и завораживало всех и каждого. Любой, находясь в ее обществе, начинал чувствать себя значимым и достойным, успешным и преуспевающим, талантливым и уникальным… Короче, любой мужчина в ее руках становился глиной, из которой она лепила все, что ей было нужно. Одно только непонятно – что именно?

Стерхов даже не был уверен, что она спала с кем-то, кроме него, но знал наверняка, что ни от кого не принимала никаких подарков даже в виде духов. Отказывалась от любых даже самых заманчивых и перспективных предложений – участия в новомодной телепрограмме, съемок в главной роли у известного режиссера или престижной работы. Но постоянные поездки на какие-то дачи, походы в закрытые ночные клубы, показы, тусовки, где она непременно блистала в обществе очередного кумира, выводили его из себя.

Если же он открывал рот, чтобы хоть намекнуть на ее бесконечные похождения, то получал в ответ лишь презрительную усмешку и пренебрежительный жест рукой. Так отгоняют назойливую, не в меру обнаглевшую муху. «Я завожу полезные знакомства», – говорила она, пожимая плечами.

И еще он никак не мог понять, что привлекло ее в нем, в общем-то совершенно обычном московском братке. Он ведь с самого начала не скрывал, чем занимается. По всему выходило, что Насте – прямая дорога замуж за какую-нибудь политическую, экономическую или шоу-шишку. Это не составило бы для нее проблемы.

Но девушка продолжала упорно цепляться за Стерхова. Мало того, она постоянно с маниакальной методичностью проверяла его карманы, внимательно изучала записную книжку в мобильнике, даже обнюхивала на предмет обнаружения незнакомых женских запахов. За эти четыре месяца он выдержал столько скандалов и истерик, что они стали казаться ему непременным атрибутом их совместной жизни. Но стоило сделать хоть шаг в сторону двери, Настя мгновенно перевоплощалась, превращаясь из злобной рычащей тигрицы в ласковую домашнюю кошечку. Ту самую, от которой так млели все попадавшие в ее сети мужчины. И Михаил сдавался. В ту же секунду.

И вот наконец он остался наедине с собой и своими мыслями. Что он чувствовал? Лишь одно – облегчение. Радость освобождения от нежнейших, но неразрывных пут. И ужас от того, что вскоре все вернется назад. Сил освободиться самому не было, а Настя, похоже, вовсе не планировала отпускать его.

Сколько это еще продлится? Год, десять, вечность?

Думать об этом не хотелось…

* * *

Но где все-таки этот хренов Беседа?..

И Отвертки нет. Он, впрочем, предупреждал, что к самому Новому году подъедет, сначала с родителями посидит – традиция… К Новому году! Так без четверти уже!

Звонок.

Это был Эдик.

– Спускайтесь вниз, – сказал он, протягивая Любашке огромный набитый снедью пакет, – нам вдвоем с Беседой все не притащить.

– Так вы вместе?

– Пришлось…

С радостными матюгами Колокольчик рванул вниз по лестнице. Михаил накинул куртку и неторопливо пошел вслед за ним: излишний энтузиазм наказуем. А вот Беседе точно – по ушам. На Камчатку, что ли, ездил?

Эдик шел рядом и, будто угадав мысли приятеля, сообщил:

– Его тормознули.

– Гаишники?

– Да не-е-ет, сейчас сам расскажет.

Любашка с подружками суетилась на кухне, а в комнате посиневший от холода Беседа, стуча зубами, второпях – чтоб до двенадцати успеть – рассказывал о своих приключениях:

– Взял все, что в списке было, – между прочим, еле в багажник поместилось, – въехал на МКАД по Осташке, проехал до Ярославки, развернулся и вновь по МКАДу чуть вернулся назад. Въезжаю в Мытищи – скользко, народ катит медленно и аккуратно. А я-то опаздываю! Ну и поехал как мог быстрей. Обгонял по обочинам, выезжал на шоссе сразу в третий ряд… Только уже тут сбавил скорость. И вдруг меня нагоняет «мерс». И из его окна мне машут моим же номерным знаком! Конечно, обалдел. Остановился. Вылез. Они тоже вылезают. Сразу трое. Суют мне под нос номер, спрашивают: твой? Ну, я, понятно, соглашаюсь. Тут же говорю им, спасибо, мол, что вернули, давайте заплачу. Типа, рублей…

А они мне: конечно, заплатишь. Номер-то мой отлетел от машины и ударил по их капоту. Вот царапина. А я и не видел. Откуда мне знать, может, и в самом деле отлетел… Посмотрел царапину. Есть. Я спрашиваю: «Сколько?» А они: мы не жулики, не вымогатели, мы на праздник торопимся… А машину надо завтра утром вернуть, значит, срочно ремонтировать… Короче, триста баксов.

Что-то тут не так, думаю, и денег-то у меня после магазина совсем не осталось. Давайте, говорю, вызовем ГАИ. Тут такое началось! Крики, вопли, что я тварь неблагодарная. Причем их же трое! Я пытаюсь общаться с одним, убеждаю его в чем-то, двое других орут, кулаками машут… А холодно еще. И время идет.

– И ведь, балда, даже рацию не взял! – возмутился Эдик. – Хорошо я мимо ехал. А то – что б с тобой было?

Беседа пожал плечами.

– Короче, выхожу я из тачки, разглядываю номер. Так-эдак прикинул, похоже, они еще возле магазина болты отвертели, – продолжил рассказ Эдик. – Парни сразу присмирели, почуяли, что не на того напоролись. «Чьих будете?» – спрашиваю. Ну, ясный пень, нелегалы. Но, сам понимаешь, сейчас связываться – только праздник портить… А они никуда не денутся. Номер я их запомнил, вряд ли у них что-нибудь еще, кроме этого «мерса», есть. И торчат, наверно, только в одном месте. После праздников покрутимся там, выследим.

* * *

Выследили они нелегалов через три дня. Вечером. Прямо у того магазина, где Беседа затаривался. Видимо, с фантазией у ребяток были проблемы, придумали одну схему, а дальше – ни шагу в сторону. Но если бы Беседа с Эдиком не запомнили их в лицо, обнаружить нелегалов было бы не так просто. Ну крутится какой-то парень возле своей машины. Наклоняется, снег счищает, покрышки, диски проверяет. Кто в темноте заметит, что не на своей тачке, а на соседней? Вообще-то, даже Ученый не заметил, как тот умелец номер снял: пока стоял – был номер, наклонился на секунду, поднялся – номера нет. И тормозить своего клиента не торопились. Подождали, чтоб выехал так, где народу на трассе поменьше.

В эфире прорезался голос Отвертки:

– Мелькаешь, как папуас в Арктике… Они же срисуют тебя… Уйди из первого ряда… Уйди, говорю… Еще быстрей…

Ага! Началось.

Они с интересом понаблюдали, как мужики развели своего зайца и неторопливо отъехали от обочины.

– Все, работаем! – прохрипел в рацию Эдик.

Его «Гелендваген» резко вырвался вперед. Ученый вывернул руль и пошел бок о бок с «мерсом», сзади катил Колокольчик.

Три машины. По четыре пацана в каждой.

– Готовность… Тормози!..

Эти трое даже не пытались бежать. Они выстроились неровной шеренгой вдоль своего «мерса». Один центровой встал как вкопанный на изготовку, длинный возле багажника нервно перетаптывался, а последний, который, видимо, был из них основным, в кожаной кепке и расстегнутой донизу черной косухе, оглядывал окружившую кодлу с презрительной наглой ухмылкой.

– Ну, хули надо?.. – начал было «кепарь».

Колокольчик в прыжке влепил ему прямой в челюсть, поддев ногой по ребрам.

– Хули лыбишься, падла?! Не въехал, чего на кону? Ща не только зубы выбью!

«Кепарь» удержался, схватившись за капот своего «мерса», но на него уже обрушились сразу две биты. Неторопливо подошел Нанаец, небрежным жестом ладони отодвинул двух своих бойцов. Он резко скинул на снег кожаную кепку нелегала, с усилием дернул за волосы и несколько раз припечатал окровавленным лицом об капот, об дверь, дважды о лобовое стекло.

– Пару ребер ломаните ему, – коротко бросил Антон. – И колено. Чтоб месяц отдыхал.

Пацаны снова взялись за биты.

Тем временем еще трое парней заканчивали с центровым. Он оказался потверже и пробовал отбиваться, но значительный численный перевес сделал свое дело. Его быстро повалили в снег, прыгнули на голову и примерно в минуту затолкали ногами под собственный «мерс».

Ученый двинулся к последнему, длинному. Отвертка заломил ему руки за спину, Колокольчик отрабатывал апперкоты снизу.

– Все усек? – спросил Михаил.

– Парни, хватит, все понял… Тачку отдам…

– Атас, поехали! – крикнул Ученый.

Все мгновенно остановились, отдуваясь и сплевывая. Колокольчик нагнулся к обочине, поднял увесистый булыжник и, проходя мимо лежащего у капота «кепаря», словно невзначай выронил камень туда, где минуту назад была кожаная кепка. Которую Антон аккуратно отчистил от снега и уже водрузил себе на голову вместо вязаной «киллерки».

Беседа вытащил из багажника канистру, небрежно плеснул на капот «мерса», поджег…

– Поучили фраеров, называется… – ругнулся сквозь зубы Нанаец, заводя мотор. – Даже мобильника не срубил.

Михаил поморщился. До чего ж все же он жаден. И жесток.

Но надежен.

Вот на той стрелке, когда один его экипаж из молодых создал ситуацию на Ленинском.

«Ситуация»…

Когда ж они стали так подставу называть? Наверно, опять Беседа придумал, он на это мастак, ну да ладно, кто б ни придумал, а ситуацию создали. Антоновы пацаны – он к тому времени уже бригадиром был, причем самым жестоким и беспощадным, – на «Ауди», а зайцы на семьсот сорок пятой БМВ.

Все сделали чисто, тут сомнений быть не могло, потому как вышедшие из «бомбы» четыре здоровенных грузина – все в рыжухе, на понтах – претензий не предъявили. Зато, войдя в образ крутых бандитов, сами платить отказались. Не будем, мол, мы, блатные, всякой швали деньги отстегивать. Пацаны, хоть и двое всего их, держались твердо, наступил как раз вечер пятницы, надо было сдавать свои положенные две с половиной тонны. А Рожкин, известное дело, спуску никому не давал и на расправу был скор. Они предложили: отстегивайте только на ремонт крыла, сами знаете, что неправы по всем гаишным правилам. Но грузины уперлись рогом, забили стрелку. Да еще и пригрозили на прощание, что приведут воров, мало не покажется. А встреча была назначена на Полежаевской площади на следующий день.

Рожкин, как ни странно, в положение вошел и даже развил кипучую деятельность. В результате в субботу на стрелку выехало около восьмидесяти машин. В каждой по четыре бойца. Все в черном, при рациях, при оружии. Этакое показательное выступление для всех московских блатных, и не только. Чтобы всем впредь неповадно было. Раз попал – плати или пожалеешь… Машины расставили в близлежащих дворах; по общей команде они должны были одновременно подъехать, а в них – больше трехсот человек.

Гордые сыны гор этого явно не ждали. В назначенный час на Полежаевской лихо затормозил крутой восемьсот пятидесятой БМВ красного цвета. Следом подкатили еще три иномарки поплоше.

Вот тогда из того самого вчерашнего «Ауди» к ним вышел сам Нанаец. Один. Да, он знал, что все три сотни бойцов рядом, но будь этих сотен пять или десять – от пули не закроют, просто не успеют.

Грузины – не зря же считаются людьми отчаянными и смелыми – Антонову отвагу вполне заценили. Вежливо так, без особого напряга: мол, машину свою отдай, и тебе ничего не будет, отпустим с миром.

Нанаец слушал и молчал. Они продолжали говорить, он назвал Перстня. И вот тут они ошиблись. Имели мы твоего Перстня…

Рожкин почесал затылок. Это был условный знак.

И со всех углов на площадь выехали аварийщики и…

Н-да…

Ученый презрительно оскалился.

Один из этих блатных в белом костюме был. Ну, в общем, отчетливо на том костюме было видно, как себя этот блатной чувствует. Он же первым и прыгнул в свою красную «бомбу». Только ехать было некуда.

И вот тогда Михаил поразился, с каким азартом Нанаец вышибал из них дух. Удовольствие получал, оттягивался по-настоящему.

Три сопровождавшие машины забрали. Чего добру пропадать, в хозяйстве все сгодится. А красную «бомбу» разделали битами так, что и не понять, какая модель была, один металлолом…


20 августа 1997 года
Леся Стерхова

– Ты хоть что-нибудь понимаешь в этих алмазах?

– Откуда, я что, сын миллионера? Сейчас зайдем, спроси у продавщицы.

– На цену бриллиантов влияют четыре фактора, – авторитетно заявил Беседа. – Вес, цвет, чистота и огранка.

– А что важней?

Антон решительно отворил дверь ювелирного салона и отрезал:

– Количество бабок.

Они остановились посреди ярко освещенного, уставленного сверкающими витринами зала. Народу было немного, то есть только они и продавщицы. Охранник у входа подозрительно покосился на компанию из трех одетых в черную кожу парней, кажется, даже полез за рацией или что там у него имелось в качестве тревожной кнопки.

Пытаясь разрядить обстановку, Ученый громко спросил:

– Где тут алмазы?

Охранник окинул его с ног до головы скептическим взглядом и кивнул в дальний угол. Михаил решительно направился к «прилавку». Беседа тут же пристроился за ним, а Антон, выдержав для солидности несколько секунд, лениво двинулся к стеллажу с часами.

«Ну и?..» – злился Михаил, разглядывая выложенные ровными рядами переливающиеся всеми цветами радуги драгоценности. – Лучше б денег дал, пусть бы сама цацки выбрала, а то стоишь тут, как последний лох, пялишься…»

– Добрый день. Может быть, я смогу вам помочь? Если вы скажете, для кого подбираете украшения…

Перед ним стояла худенькая высокая девушка с очень бледным лицом. Девушка как девушка, таких миллионы. «Ничего примечательного», – пронеслось в голове, а губы в это время почему-то выговорили совсем другое:

– Для вас.

Удивительно! Она не нахмурилась, не поморщилась и даже не замолчала обиженно, а улыбнулась:

– Спасибо, но я не ношу бриллианты.

– А что носите? – с искренним интересом спросил Ученый, сам не понимая, что с ним происходит.

Она развела руками:

– Ничего.

Действительно, на них ничего не было. Маленькие, аккуратные, с тонкими изящными пальцами и ровными ухоженными ноготками. В небольших, плотно прижатых к голове ушах не было даже дырочек. Он попробовал представить ее в огромных золотых серьгах, кольцах, с браслетами… и ничего не вышло. Украшения только мешали бы смотреть на это чудо, на эту волшебную фею из какой-то неизвестной, но очень хорошей и доброй сказки.

– А вас как зовут? Меня – Михаил, а это… – все больше удивляясь себе, затараторил он, повернулся к Беседе и вдруг осекся.

Джон стоял, слегка разинув рот, и, не отрываясь, глядел на девушку.

О как! Видно, не один я такой, немного успокоился Ученый. Немного, потому что не мог побороть какое-то странное волнение, стеснение, да черт его знает что еще…

Из-за спины раздался голос Нанайца:

– Ну, выбрал что-нибудь? А то до морковкина заговенья…

И замолчал.

Все, приплыли, и этого проняло.

Михаил растерялся. Разве такое бывает? Что, собственно, происходит? Вот стоит за прилавком обыкновенная девица, а три правильных пацана слова сказать не могут. Он даже помотал головой, пытаясь стряхнуть наваждение. Снова посмотрел на продавщицу и понял, что ничего не изменилось. Девушка была волшебной. Можно было стоять здесь часами и, не отрываясь, пялиться на нее. Даже не разговаривать, только молча восхищаться и балдеть от того, что она рядом и смотрит на тебя своими ясными серыми глазами и слегка усмехается, чуть приоткрыв необыкновенные бледно-розовые губы, сквозь которые видны ровные мелкие зубки.

– Здравствуйте, принцесса! – пылко воскликнул первым пришедший в себя Антон и изобразил нечто вроде придворного поклона. – Позвольте представиться: Антон.

– Леся, – просто ответила она.

Нанаец будто только этого и ждал:

– Какое удивительное имя! Загадочное. И вы такая загадочная. Как Олеся купринская…

Она покачала головой:

– Нет, не Олеся, а Леся. Это полное имя.

– Надо же! – восхитился Нанаец. – А я и не знал, что есть такое.

– А я – Джон, – чуть не шепотом сообщил Беседа. – Джонович…

Ну нет! Если его не остановить, сейчас начнет свою эпопею.

– А вы чем тут занимаетесь? – ляпнул Ученый, лишь бы что-нибудь сказать, и тут же замолк, понял, какую сморозил глупость.

Леся хихикнула:

– Да вот, торгую помаленьку. Кстати, чем же я могу вам помочь?

– Нам нужны алмазы, – сообщил Антон и поспешно добавил: – Для моей сестры. У нее сегодня юбилей.

Беседа тут же проявил свои глубокие познания:

– Алмазы – это сырец, а обработанные – это бриллианты.

Леся кивнула.

– В общем, Михаил ищет подарок… – продолжил Антон.

– Ну, нам нужны какие-нибудь блестящие побрякушки… Серьги там, кольцо, главное, чтобы из белого металла, – быстро прервал его Михаил.

Не хватало еще так вот сразу сообщать ей, что он для подруги тут камешки покупает.

Леся на мгновение замялась:

– А… на какую сумму?

– Тысячи на полторы… нет, две! Баксов, – заявил Нанаец и с вызовом посмотрел на Ученого.

Михаил крякнул. Он рассчитывал, что уложится в тысячу. Деньги, конечно, были, но, если сейчас отдать две, останется пустым. Хорошо еще, что на ресторан уже Настьке выдал, но на цветы и прочие конфеты уже придется разоряться Беседе. Дело, в общем-то, ерундовое, но…

– А какого цвета глаза у вашей сестры?

– Зеленые.

– Наверно, очень красивые…

– Не такие красивые, как у вас, Лесенька.

Ну нет, так дело не пойдет. Михаил решительно кашлянул.

– А какое это имеет значение? – решительно привлек он к себе внимание.

– Очень большое, – повернулась к нему Леся и, больше не обращая внимания на Антона, начала объяснять: – Если глаза зеленые, интереснее будут выглядеть бриллианты вместе с изумрудами. Ваша… знакомая… она любит крупные украшения?

Михаил мстительно покосился на Нанайца:

– Она любит блестящие, как ворона.

Леся подняла бровь, но ничего не сказала, ожидая продолжения. Ему сразу стало неловко.

– Ну, понимаете, она такая яркая, рыжая…

– Но для рыжей лучше подойдет желтое или красное золото, а не белое…

– Нет! Именно белое.

Как объяснить? Настю надо видеть.

Леся пожала плечами.

– Давайте я покажу вам несколько вариантов, а вы сами решите, что больше подходит.

Через десять минут жаркого спора они все же выбрали кольцо и серьги.

– Это модерн, – объясняла Леся. – Видите, знаменитый «удар бича», характерный для многих изделий в этом стиле. Для того чтобы увидеть интересные эффекты, можно покачать сережку… вот так… Смотрите – распределение световых бликов при движении начинает меняться, как в калейдоскопе, и в бриллиантах возникают все новые и новые вспышки света, меняется и цвет самих вспышек. Считается, что, чем лучше огранка, тем сильнее…

Подошел охранник:

– Леся, кончай лекцию. Десять минут осталось. Закрываемся.

– Все, берем, – объявил Ученый.

– И еще такую же подвеску, – не удержался от прикола Нанаец. – А к ней цепочка нужна. Ты иди пока, эти оплачивай, а мы с Лесей подберем.

Он решительно подтолкнул Михаила в сторону кассы и, уже поворачиваясь к девушке, прокричал вслед:

– Если денег не хватит, возвращайся, я добавлю!

Ученый заскрежетал зубами.

* * *

Леся красиво упаковала побрякушки в футляр и протянула Михаилу.

– А пойдемте с нами. Пожалуйста, – вдруг неожиданно предложил молчавший до сих пор Беседа и покраснел.

Она удивленно посмотрела на него.

– Верно! – тут же присоединился Нанаец. – У вас же рабочий день закончился.

Приплясывая на месте, Беседа доверительно сообщил:

– Настя веселая, и гостей любит… Может, даже обрадуется, если скажем, что вы ей подарок выбрали.

Ну, это вряд ли, прикинул Ученый, но вслух сказал:

– Правда, Леся, идем.

А когда сказал, понял, что уже не уйдет без нее, что ему необходимо, чтобы эта девушка была с ним рядом. Сейчас, завтра, через год. Он смотрел на нее и понимал, как глупо выглядит, как по-идиотски просяще улыбается, но ничего не мог поделать. И уже знал, что будет просить, умолять, встанет на колени, но добьется ее согласия любыми средствами. И она поняла это. Снова немного застенчиво усмехнулась, опустила глаза и кивнула:

– Через четверть часа я закончу, и если вы подождете…

– Мы будем ждать Ле-е-есю! Сколько скажет, столько и буде-е-ем! – ликующе заорал Беседа, вылетая из магазина.

Охранник проводил его удивленным взглядом, повернулся, глядя на оставшихся. Антон пожал плечами и выразительно повертел пальцем у виска.

Идя к выходу, Михаил изо всех сил старался скрыть смущенную, но очень довольную ухмылку. Беседа уже устроился за рулем. Отлично! Антон усядется, как всегда, впереди, а он рядом с Лесей сзади.

Как бы не так. Антон демонстративно остановился у задней дверцы и закурил. Михаил усмехнулся и тоже вытащил сигареты. Прикинул диспозицию. Так, сейчас она выйдет, он быстро отворит дверцу, усядется первым, и пригласит ее сесть рядом. Не очень-то вежливо, зато наверняка.

И вот она появилась. Без черной униформы Леся выглядела совсем неприметно – потертые джинсы, сандалии на босу ногу, дешевая китайская футболка почти до колен. Размеров на пять больше, чем нужно, прикинул Михаил.

Он рванул дверцу на себя и собрался залезть внутрь… В ту же секунду Нанаец выскочил на дорогу, отворил дверь с противоположной стороны и плюхнулся на сиденье, а Беседа неторопливо приоткрыл дверь справа от себя и, улыбаясь во все тридцать два зуба, позвал:

– Леся, идите сюда!

«Во блин! – кисло подумал Ученый. – Видок у меня. Выставил ей жопу…»

Он нехотя уселся рядом с Нанайцем. Физиономия у того была изрядно перекошенной. Ну и то хорошо, решил Михаил. Ни нашим, ни вашим. А Беседа, ну бог с ним… Пусть порадуется чуток.

И тут его ждал сюрприз. Леся уютно устроилась на сиденье и предложила:

– Джон, а давай на «ты». И, кстати, почему тебя так зовут?

О!.. Ну сейчас начнется… Ученый с тоской закатил глаза. Рядом тяжело вздохнул Антон.

И снова произошло невероятное.

– А у нас в Бурятии чуть не каждый второй – Джон, – неожиданно хихикнул Беседа. – Шучу. Но, вообще, это длинная история, в другой раз расскажу.

Ученый и Нанаец переглянулись. Если так и дальше пойдет…

И ведь пошло!

– В другой так в другой, – легко согласилась Леся. – Тогда про Бурятию расскажи, а то я дальше Московской области никуда не выбиралась.

– Крохотным знаменем над планетою бьется Отчизна моя – Бурятия, – тут же процитировал Беседа.

– Очень красиво. Это ты сам сочинил?

Джон с сожалением вздохнул и признался:

– Нет. Намжил Нимбуев.

И тут же, не давая себя прервать, выложил историю жизни любимого поэта. Его, впрочем, никто не прерывал. Ученый с Нанайцем – потому что знали: бесполезно, Леся – потому что действительно заинтересовалась.

– Еще что-нибудь почитай.

Уговаривать Беседу не пришлось, он с готовностью начал нараспев:

Ты нежно, бессвязно мне что-то шептала,
как будто бы дождь шелестел за окном.
А может быть, дождь шелестел за окном,
и все остальное мне только приснилось?..

Он смущенно запнулся:

– Я их много знаю, но лучше тебе книжку подарю. А вот Бурятия – это да! Один Байкал – целая поэма. Примитивный каяк, древнее как мир весло – и ты забываешь о существовании тонущих в серой мгле городов, о неотложных делах, о нескончаемой суете. Как будто возвращаешься туда, откуда пришел, где и должен быть. Вокруг горы, луга, тайга и воздух, наполненный запахами воды, скал и цветов. Внизу – кристально прозрачная вода. Над головой – бездонное синее небо, ослепительно белые облака и жаркое солнце или безумные россыпи звезд. Величественные утесы, гроты и пещеры, бухты и заливы, загадочные наскальные рисунки древних бурят…

– Да ты сам поэт! – воскликнула Леся. – Так здорово все описываешь, я как будто там побывала, своими глазами увидела.

– Обязательно побываешь. Я тебе все покажу.

– Ага, – не выдержал Ученый, – вот прямо сейчас.

– На каяке повезешь, – добавил Антон.

Леся оглянулась назад и с удивлением посмотрела на них:

– А вам разве не интересно?

– Мы эти россказни уже не первый год слышим. Вычитал в каком-то путеводителе, вызубрил наизусть и повторяет, как попугай, – почти прорычал Антон.

Она пожала плечами:

– Вряд ли. – И снова Беседе: – А ты в юрте жил? На лошади умеешь?

– На самокате он умеет, – не дав сказать Джону ни слова, заявил Ученый. – Ему ни лошади, ни руля доверять нельзя. Вон, опять на красный проскочил. И вообще – приехали уже…

Они действительно были на месте. Перед ними на Арбатской площади высилось открытое после почти годовой реставрации светло-бежевое, похожее на корабль, здание самого знаменитого ресторана столицы. После того как месяц назад Лужков торжественно перерезал символическую ленточку и открыл обновленный ресторан, Анастасия потребовала отметить свое двадцатилетие именно там, и не успокоилась до тех пор, пока не получила требуемую для проведения банкета сумму. Она лично съездила в заведение и не поленилась в течение часа выслушать лекцию о преимуществах того или иного зала, а затем потратила еще два часа на составление меню.

Эдик и Колокольчик уже ждали их в искрящемся белизной зале.

Леся с любопытством оглядывала огромный купольный потолок, белоснежные колонны.

– Всю жизнь в Москве прожила, а здесь никогда не была, – призналась она.

– Я тоже, – весело откликнулся Беседа.

Как-то так получилось, что, всецело завладев Лесиным вниманием еще в машине, он и теперь не отпускал ее ни на шаг. Чинно вел под руку, будто иначе и быть не могло, и победно смотрел на совершенно обалдевших от такого беспримерного нахальства Ученого и Нанайца.

А Михаил только теперь начал лихорадочно соображать, как объяснить Насте присутствие незнакомки. Анастасия специально не пригласила ни одной подруги. Даже в таком скромном и непрезентабельном, на ее взгляд, мужском обществе – чего только стоила ее истерика по поводу «мелкой бандитской сошки» в день великого юбилея! – она пожелала блистать в одиночестве.

«А, пожалуй, и хорошо, что она с Беседой, – решил он, оглядываясь на Лесю. – Пусть Настька думает, что это он привел. Не устроит скандала».

Оставалось только решить вопрос со стулом и лишним прибором.

– Леся, может, тебе надо подкраситься?

– Я не пользуюсь косметикой, – ответила та, но, вероятно сообразив, что ее хотят на время деликатно удалить, добавила: – А вот причесаться не помешает. Джон, пойдем, покажешь, где тут можно…

С благодарностью посмотрев ей вслед, Михаил быстро бросился к метрдотелю. С помощью нескольких хрустящих купюр, выданных Антоном, все было улажено за три минуты, и появившаяся Леся была торжественно препровождена за стол. Тут уж Михаил расстарался. Он усадил ее между собой и Беседой, заявив, что он и родной брат должны сидеть по правую и левую руку именинницы во главе стола, иначе, мол, и быть не может. Антон вынужден был сидеть напротив него, и даже просто разговаривать с Лесей ему было не то чтобы совсем затруднительно, но, по крайней мере, не очень удобно.

* * *

По залу пронесся восхищенный гул.

Настя – большая любительница театральных эффектов – появилась как раз в тот момент, когда собравшиеся уже начали с тоской глотать слюни, разглядывая разносолы, выставленные на столе. Когда выделение желудочного сока достигло апогея при виде батареи бутылок с изысканными закордонными этикетками. Когда разговоры смолкли в трепетном ожидании большого гастрономического праздника.

Она шла по залу, и ей смотрели вслед не только все мужчины, и не только потому, что одета она была вызывающе эффектно. Лишь волосы, собранные в хвост черной шелковой лентой, остались в естественном, первозданном виде – родного огненно-рыжего цвета, тут не работали никакие веяния моды. Даже в бытность правоверным панком, «ирокез» она ставила исключительно при помощи натуральных продуктов – яиц и пива. В этом вопросе не допускались никакие эксперименты. На свои шикарные волосы Настя затрачивала не менее полутора часов в день, могла не поесть или недоспать, но о них не забывала никогда. Зато в остальном девушка была стопроцентным порождением современной синтетической молодежной субкультуры. Малюсенький черный бархатный корсет с многочисленными шнуровками и кружевными вставками с трудом удерживал роскошную матово-белую грудь. Облегающие, разумеется тоже черные, латексовые шортики чуть не лопались на аппетитной круглой попке. На длинных стройных ногах – черные чулки в сеточку и высокие остроносые ботиночки суперстильного дизайна со шнуровкой и пряжками на умопомрачительных шпильках с металлическими вставками.

Огромные сияющие глаза под выщипанными в тонюсенькую линию черными бровями подведены удлиненными стрелками. На веках – черные с белым тени, на губах – угольно-черная помада, на длиннющих острых ногтях – черный лак. Пальцы унизаны кольцами – по два, а то и по три на каждом. Черные кружевные перчатки митенки выше локтя.

При каждом шаге побрякивали и позвякивали многочисленные цепочки, подвески, брелочки, серьги – в каждом ухе по пять, браслеты – не меньше полудюжины.

Но и при всем этом замогильном антураже нельзя было не заметить, что девушка потрясающе красива. Никакие ухищрения не могли скрыть природного обаяния и какой-то фантастической нездешней привлекательности. Не только земные женщины – ангелы плакали от зависти, глядя на нее с небес. Венера рыдала и в ярости рвала на себе волосы, а Елена, проклиная свою незавидную участь, в тоске грызла гранитные стены Трои…

Вот так, под алчными взглядами мужчин и злобное шипение их женщин, новоиспеченный российский гот Настя Рожкина прошествовала к пиршественному столу.

* * *

С Лесей все сошло как нельзя более удачно. В первое мгновение, увидев непрошеную гостью, Настя замерла. Пристально изучила незнакомую серую мышку, но, быстро решив, что никакой конкуренции – да и какая тут могла быть конкуренция! – она для нее не представляет, просто перестала обращать внимание.

Праздник тянулся и тянулся. Ученый уже устал жевать, наполнять стаканы, отплясывать с неутомимой Настей. Ему хотелось подсесть поближе к Лесе, послушать, о чем она тихо переговаривается с Беседой. Пригласить на медленный танец, прижать ее к себе. Впрочем, она ни с кем не танцевала – отговаривалась тем, что не умеет. Может, стеснялась своего непрезентабельного вида? Он покосился на ее мешковатые джинсы, футболку. Надо было ее по дороге завести в какой-нибудь магазин, что ли… Вряд ли она бы согласилась. И ее вовсе не смущали пыльные сандалии. Тут что-то другое…

– Я слышала, что готом может называть себя любой, кто поддерживает определенный готический имидж и слушает готическую музыку. Но, мне кажется, это не так, – неожиданно обратилась Леся к запыхавшейся после очередной буйной пляски Насте.

– Я – настоящий гот, – высокомерно посмотрела та. – У меня даже имя самое готское. С древнего санскрита Анастасия переводится как «воскресшая», а готы не умирают. И планета моя – Плутон, самая что ни на есть готская.

– Но все-таки гот – не имя и не одежда, а мировоззрение.

Анастасия, которая еще три месяца назад считала себя продвинутым панком, на несколько секунд задумалась.

– Интересно ты ставишь вопрос. Мировоззрение… Мы, готы, ходим в кружевах, потому что любим все красивое. Мы – эстеты, истинные ценители прекрасного. А ощущения прекрасного, сама понимаешь, могут испытывать только люди, обремененные интеллектом, культурой и аристократичностью. Мы чувственны и изысканны, нас привлекает все таинственное и необычное. Прежде всего гот – это романтик. Романтик с большой буквы, для которого важна свобода. Свобода с большой буквы.

Свобода, опять свобода, вздохнул Михаил. Почему она так много об этой свободе говорит? Когда была в панках – нечесаная, в рваных джинсах, – о свободе вещала. Теперь готка в кружевах и рюшках – опять о том же. По Фрейду, что ли? А главное-то внутри – никакая не свобода, а только абсолютная и нерушимая анархия.

– Но свобода важна не только готам, – продолжала Леся.

Настя фыркнула:

– Свобода быть свиньей, возможно, и имеет право на существование. Но готы не свиньи! Мы оставляем свинство детям помоек.

Во как! Ученый хмыкнул. Еще полгода назад, под завывание то ли Патти Смит, то ли Нины Хаген, она совсем иначе говорила про свинство. Дескать, только и можно быть свиньей в этом свинском мире…

– Точно, готы – не свиньи, – встрял в разговор Леха. – Они полупидоры. Мужики – все дистрофики, и одеваются в юбки, как бабы.

Анастасия даже не снизошла до презрительного взгляда. Будто не замечая Колокольчика, проговорила, глядя в пространство:

– Понятно, что перекачанным кабанам с горой мышц и зачатками интеллекта не понять нашего некабаньего вида. Но мы не «дистрофики» и не «как бабы» – у нас иная культура, она ориентирована не на грубую силу, а на ум.

– То-то я слышал, как эти умные и культурные из какой-то группировки недавно все стекла перебили в элитной школе.

– Разговоры об агрессивных готических группировках – вранье и провокация! – Настя грохнула кулаком по столу так, что задребезжали не только хрустальные бокалы, но и вполне увесистые, наполненные снедью блюда. – Мы неагрессивны и не принимаем морали кулачного права!

Она замолчала, грозно обведя взглядом зал, и добавила уже почти нормальным голосом:

– Хотя, если потребуется, постоим за себя, за свое достоинство и идеалы. Готика – явление европейской культуры! – Она снова перешла на визг: – Высокой культуры! Культура – это то, что отличает нас от животных!..

Леся вежливо вмешалась в готовый разразиться скандал:

– Кстати, о культуре. Готы идеализируют смерть. Например, их культовый фильм «Ворон»…

– Тема смерти интересовала людей всегда! В ней есть что-то сверхъестественное.

– А с чего бы вдруг у современных молодых людей пристрастие с сверхъестественному?

– К потусторонним силам обращаются затем, чтоб изменить реальность. – Настя успокоилась, но говорила увлеченно и вдохновенно. – В этом есть эстетический аспект.

Она уже взяла себя в руки и расслабилась. Даже снисходительно улыбалась невзрачной «посредственности» Лесе, которая, видимо, совершенно не понимала великой миссии современных готов в истории человечества.

Странно все-таки, подумал Михаил, откуда у нее такое чувство превосходства. И Антон такой же, только не демонстрирует свои мысли так открыто. Ну был когда-то папаша вторым секретарем райкома, и что? Да даже если б и генеральным! С какого бодуна у этих бывших партработников и их отпрысков такое патрицианское отношение к другим людям? Будто те и правда второго сорта. Девяносто седьмой год на дворе, а они все какими-то старыми понятиями живут. Как будто не видят, что вокруг происходит. Еще и обижаются, если их не понимают. И упорно продолжают считать себя элитой. А элита-то уже совсем другая, и вышла именно из бараков да помоек, как она это называет. Не по праву рождения, а по праву сильного. И умного, кстати. Потому что как раз комми нынешние – те, которые на плаву держатся, – только и смогли, что нахапать при развале собственной партии, а сами ничего не создали, не умеют.

Вот взять хотя бы Перстня. Да, был бандитом, ларьки поначалу крышевал, машинами крадеными торговал, отбирал у людей фирмы, производства. Но ведь не потратил все, что нахапал, впустую на Канарах, не пропил в кабаке, не прогулял с бабами. Те же кооперативы, которые отнял, преобразовал в какие-то нормальные фирмы, что-то производит, развивает, расширяет. Уже и политикой занялся – скоро, глядишь, депутатом станет. И никто ему не напоминает, кем он когда-то был, потому что уважают за деловые качества, за хватку, за способности. А еще лет через десять про него легенды слагать начнут, как о первопроходцах Дикого Запада, что в фургонах прерию пересекли под стрелами и томагавками индейцев. Тех-то нынче героями считают, а они уж точно ангелами не были. Вот и Перстень когда-нибудь станет героем эпохи накопления первоначального капитала в постсоветской России…

Эти мысли уже не в первый раз приходили в голову, но сегодня не задержались, унеслись куда-то далеко – не до того. Рядом с ним сидела удивительная Леся. И уже было понятно, что встреча с ней навсегда изменит его жизнь.


20 августа 2007 года
Михаил Волков – Перстень

До встречи с Перстнем оставалось еще минут двадцать. Но он успевал доехать даже с учетом всех пробок. На площади Трех вокзалов с постамента ему помахал рукой Павел Петрович Мельников. Памятник первому министру железных дорог казался мелкой букашкой рядом с огромной фигурой русской бабы в ярко-красном сарафане и с караваем. Было, в общем-то, неважно, сделан этот каравай из гипса или папье-маше, но если – пускай даже очень плавно – шмякнуть его на царского железнодорожника – от чугунной статуи останется лишь лепешка.

Как от меня, нервно хихикнул Ученый.

Сейчас многое зависело от того, что скажет Перстень. Если, конечно, захочет сказать. Биография бывшего босса не внушала надежд на откровенность, а тем более поддержку. Тот-то сделал себя сам, не цепляясь пухлой ладошкой за отцовские помочи…

* * *

Семнадцатилетний Мишка Волков впервые в жизни сомкнул в широкой не по годам ладони рукоятку настоящего пистолета. Он стоял под лестницей типовой хрущевки, откуда они с Гаврилой только что выставили спозаранку разбуженного алкаша под мокрый ноябрьский снег.

– Хороша игрушка, а, Перстень? – ухмыльнулся Гаврила. – Держи увереннее, но руку не напрягай. Если сильно сожмешь, точно промажешь.

– Не суетись. – Перстень хотел кое-что добавить, но смолчал.

Начнешь доказывать, что все сумеешь как надо, – впадешь в суету, а это он держал за самое западло.

– Что за марка? – спросил он. Не для того, чтобы перевести разговор, ему действительно было интересно.

– ТТ. «Тульский Токарева», значит. Сорокового года. Из него еще деды по немцам стреляли. Правда, зря?

Перстень промолчал. Во-первых, он не любил говорить о вещах, по поводу которых еще не определился окончательно. Во-вторых, эта тема не слишком волновала его сейчас, когда через пять – десять минут предстояло стрелять в упор.

– Патронов сколько?

– Всего четыре маслины осталось. Дедуня сказал – только фраеру мало, а человеку хватит. Ты же человек, а не фраер, скажи, Перстень?

Гаврила засмеялся по-своему, каким-то дебильным прысканьем. Слюна из гнилой пасти брызгнула Волкову на шарф.

– Оттирайся, не фасонь, не барон пока. Отсидишь хотя бы пятак – тогда и возражать будешь. И вообще, пора на дело, а?

Перстню очень захотелось врезать ему прямым в челюсть. Спокойно, без оттяга – с полтыка ведь ляжет, гнида уголовная. Шваль, вор вокзальный, за часы в столовке сел, а пургу гонит… Это он с малолетками смелый. Или в кодле, когда сбоку десяток. Или если Дедуня за спиной.

Но в том и дело, что Дедуня – старый сосед-уголовник – никуда не денется. А жить еще хочется, неохота из-за мрази пропадать. Ладно, потом…

Перстень засунул пистолет за брючный ремень. Взглянул поверх Гаврилиной нечесаной копны и вновь холодно продумал то, что решил неделю назад, когда окончательно собрался в эту хрущевку. Всем им, сколько бы их ни набралось, кем бы они ни были, всем, кто мешает правильно жить, еще придется ответить.

За дверью тринадцатой квартиры ждал первый из них. Прошла еще минута. Где-то за дверью заиграл «Союз нерушимый». Волков поднялся этажом выше и остановился напротив таблички «13». Зачем-то вытер о коврик высокие «луноходы». Дважды нажал левой рукой кнопку звонка. Правая тем временем медленно вытаскивала ТТ.

* * *

Его родители никогда не ссорились, и он особенно любил их за это. Порой искренне считал святыми, не понимая, как можно было за столько лет не порвать друг другу глотки от беспросветной жути семейного общежития при заводе. Мишка так и не спросил ни мать, ни отца, когда и за что их выслали на 101-й километр. Сам-то он родился много позже.

Жуть-вонь. Грязь-мразь. Дрянь-пьянь. Еще рвань… Иных слов для описания своей доармейской жизни Перстень не нашел и через четверть века. Зато эти подходили вполне. Но он довольно быстро научился находить кайф и здесь, где превыше всего ценились злоба и сила. С первым он от рождения подкачал, и тем сильнее накачивался вторым.

Он отлично боксировал, но и неплохо учился. В восьмом классе стал твердым четверочником, и чуть ли не единственный из семейной общаги закончил десятилетку. Правда, особого смысла в этом не оказалось – отгуляв лето, пришел учеником стеклодува на тот же завод, где вкалывал в цеху отец и сидела вахтершей мать. Жизнь не менялась. И даже симпатичная стеклянная посуда, которая изготавливалась немалыми усилиями на Серегиных глазах, в магазинах почему-то не появлялась. Еб твою мать, где хотя бы она? «А ты к Топтыгиным сходи», – ответил отец.

«Топтыгины…» Так однажды выцеженным плевком в экран телевизора Волков-старший назвал участников то ли какого-то очередного партийного пленума, то ли съезда.

Никаких Топтыгиных Мишка не знал и, собственно, знать не хотел. Они не участвовали в его жизни. Но почему-то – если он правильно понимал отца, которому верил, – именно они решали его судьбу. Они были силой, определявшей, как ему жить, чему учиться, где работать, сколько за работу получать, с кем дружить и даже… кого любить! Они были многолики, вездесущи, от них некуда было деться. Они сидели в заводской дирекции и парткоме, подгоняя какими-то планами, которых он никаким боком не составлял. Они сидели за окошком бухгалтерской кассы, отсчитывая жалкие копейки, на которые пожили бы сами. Они парили ему мозги, обсчитывая в пользу какого-то «передовика», вкалывавшего ничуть не больше отца, но живущего уже не в общаге, а в хрущевке. Они перли бульдогами в мусорской форме.

Так не будет, решил Мишка. Его не забьют под лавку, как забили отца и мать. Он будет жить по-другому. Так, как считает правильным. Надо только больше думать, лучше понимать, быть поспокойнее и пожестче, чтобы четко и в самый дюндель ответить ударом на удар.

Цех выполнил спецзаказ – партию фигурных бокалов. «Чтоб им опиться, Топтыгиным», – сказал отец.

Какими-то своими путями об этом узнал Дедуня. Две коробки Мишка вынес через вахту в смену матери. Не только он сам, но и родители в этот день впервые увидели, как выглядят сторублевки. «Не знаю, кто из них пить будет, – смеялся отец, – одно хорошо – не Топтыгины!»

Еще через день «передовик» пригласил отца в гости, показать свою квартиру номер тринадцать. Но не пустил дальше прихожей, сказав, что написал заявление и отнесет не в дирекцию, а прямо в РОВД, если не… До Дедуни дошло раньше, чем до милиции. Вечером на проходной Перстня встретил Гаврила. Шел ноябрь 1976 года.

* * *

…В советской мусарне семидесятых-восьмидесятых слова «висяк» и «глухарь» звучали куда реже, чем в российской ментовке девяностых-двухтысячных. Однако ноябрьское убийство так и не было раскрыто. Подозрения, павшие на рецидивиста Дмитрия Скворцова по кличке Дедуня и его предполагаемого сообщника Алексея Гаврилова, не подтвердились доказательной базой. Михаил Волков вообще остался вне поля зрения угрозыска – Дедуня ценил твердые кадры и позаботился об этом. Год спустя, когда Перстня провожали в армию, он даже почтил сабантуй своим посещением, хотя, вообще-то, не уважал ни официальные праздники, ни тем более мероприятия, связанные с государственными повинностями.

– Вернешься – прямо с поезда ко мне, – негромко сказал Дедуня, прощаясь.

– О чем разговор, Дедуня! – искренне отвечал Перстень.

Оба были трезвыми. Одни в гудевшей общаге.

Но больше они не встретились. Крепкого парня и способного технаря определили в авиацию Сухопутных войск. Почему-то в раскладах Министерства обороны СССР этот «подвид» вооруженных сил традиционно оказывался в загоне – хотя миролюбивая внешняя политика КПСС день ото дня повышала военно-политическую значимость вертолетчиков. Мирный Афганистан еще не превратился в Афган, но в Африке неустанная борьба за мир уже не оставляла камня на камне, выжигая пустыни, саванны и джунгли. Вертолет Михаила Волкова доставлял боеприпасы советского производства кубинским интернационалистам, подпиравшим марксистское правительство Народной Республики Ангола.

Вскоре после того, как Мишке исполнилось двадцать, ленинская политика мира вонзилась в Афганистан. В двадцать два старший лейтенант Волков командовал на Саланге спецротой – эти подразделения спешно воссоздавались через четверть века после хрущевского расформирования (наивный Никита Кукурузный посчитал, что после подавления бандеровцев и «лесных братьев» Советскому Союзу ЧОНы не нужны). После пятилетнего перерыва он снова стрелял в людей. И, в отличие от квартиры тринадцать, слабо понимал, зачем.

Думать было особо и некогда. Перстень успокоился тем, что обретает знания и умения, которые еще очень пригодятся. Приходится воевать за Топтыгиных, хреново, конечно, но ладно, хер с ними. Пусть попробуют мешать ему, когда он вернется. Сегодня он живет красиво. Завтра будет жить правильно.

В двадцать пять лет капитан ВДВ Волков уволился в запас по ранению. Гудок родной «стеклухи» манил, прямо сказать, не сильно. Советы однополчан крутились вокруг службы Топтыгиным на более спокойных местах.

Перстень выслушивал, улыбался, благодарил и старался в голове не держать. Но Дедуню, как выяснилось, похоронили аккурат в тот день, когда его часть прибыла на Саланг.

А кругом раскинулась целина жизни. Что ему и требовалось.

Перстень знал, что многое может. Уже знал – что, но пока не видел – как. И не чувствовал себя лишним человеком. Он был абсолютно уверен: каждый первый вокруг чувствует и мыслит в унисон с ним. И так же ждет дня и часа.

Жизнь провинциального городка вертелась вокруг двух заводов. Третьим градообразующим предприятием был НИИТМИ, по идее занимавшийся технологиями металлургии и металлообработки. Реальная отдача института от пятилетки к пятилетке устойчиво стремилась к нулю. Промышленно-транспортный отдел горкома давно примирился с этим и кандидатуру замдиректора по хозчасти утвердил автоматически. Тем более что биография кандидата впечатляла – сначала молодой рабочий, потом доблестный воин-интернационалист. Жаль, не успел вступить в партию, но не все же сразу.

Инновации не то чтобы пошли косяком, но несколько рацпредложений в области дизайна металлоизделий оживили процесс освоения и экономического апробирования новых технологий. Эта деятельность пересекалась с производством, ремонтом и сбытом. Спрос, как водится, сразу пошел двумя каналами: сверху – на заорганизованную просветку, внизу – в живую тень. Тем временем замдиректора Волков окончил аспирантуру и по праву ученого практика стал куратором экспериментальных мастерских НИИ.

Он умел командовать. Разрозненная спекуха с фарцлом быстро превратилась в спецроту. Объемы продаж пошли вверх вместе с заработками, поэтому замашки десантуры принимались без возражений. Восьмидесятые перевалили за половину. Главные Топтыгины валились на лафеты костяшками домино. Тем временем тень жила своей жизнью. В городке все увереннее осваивались теневики «новой формации», делавшие упор на цеха. Налетевшие после смерти Дедуни кавказские воры, специализировавшиеся на старозаветных грабежах и вымогательствах, вдруг стали обламываться под ударами новых парней, резко поднявшихся с весны восемьдесят пятого на безумии «сухого закона». Парни шли к Волкову, Волков отдавал бланки договоров на работу в семи кооперативах, учрежденных при НИИ. Машина набирала обороты, работая как движок военного вертолета.

Он не просто знал, не просто видел – он ощущал физически, как рычаг и штурвал, динамику правильной жизни. Людям вокруг него становилось только лучше, это он знал точно. Волков был спокоен за настоящее и будущее – он знал, что сумеет и это, и гораздо большее. Но уже не в провинции: местный УБХСС очень красиво и доходчиво расписал все нестыковки в бухгалтерской документации НИИ.

Времени прикрыться уже не было. Надо было срываться. Куда? Конечно, в Москву. Первопрестольная поразила широтой открывающихся возможностей. По сравнению с родным городишком это был Чикаго или Нью-Йорк.

* * *

Ностальгия по спокойным временам застоя создала легенду, что русская организованная преступность возникла после развала Советского Союза. Но это не так – она существовала все семьдесят пять лет коммунизма и была его неотъемлемой и необходимой частью. Она развернулась при Ленине, выжила при Сталине, продержалась при Хрущеве, а при Брежневе расцвела, поскольку выдыхающаяся плановая экономика не жила без «черного рынка». В уголовном мире прочно утвердились цеховики, умевшие «расшивать узкие места» дефицита куда лучше министров, начальников главков и красных директоров, не говоря о партийных понукалах-секретарях. Для расширения своего бизнеса, для успеха в конкуренции им пришлось объединяться в сообщества. Шальные деньги цехов начинали выхлестывать из тени.

И на них стервятниками слетались воры в законе – предтечи новорусского рэкета.

Они пришли издалека. Вор в законе появился еще в царской России. Но в конце 1917-го сходняк «законников» принял решение поддержать советскую власть: «грабь награбленное» пришлось вполне по воровскому сердцу. Кое-кто из лиходеев даже поступил на службу в ЧК, а хозяева ночной Таганки в угаре НЭПа строили московскую милицию.

Лет через десять – пятнадцать, когда «социально близкая» власть окрепла, стальной кулак НКВД не делал исключений. Блатных пускали в расход по 59-й статье – за бандитизм и нарушение порядка управления. ГУЛАГ ставил «законников» перед выбором: либо закорешиться с оперчастью и работать под «кумом», либо уйти в отрицалово, иначе говоря – под пулю в ров. Спасались те, кто принимал красную власть как данность, помогал операм и мордатым душить политических и бытовиков. Но и такие ждали иных времен, втихаря оттягиваясь песней «Правят мусора и коммунисты, славу, падлы, Ленину поют…».

И эти времена пришли. Гулаговская проволока ржавела. Выжившие правильные воры гордились собой. «Подментованные» простили сами себя. Подпольный мир дышал все привольнее. Потому что свободнее начинала дышать вся страна.

Но воры в законе считали, что живут своей жизнью, не оглядываясь на законы. Они не работали на государство. Не признавали красных ксив. Не заводили семей. Не пили и обычно не курили. Никого не били своими руками. Зато они воровали. Зато не боялись тюрьмы и зоны, где проводили полжизни. Зато лихой уголовный мир слушал их как непогрешимых и всемогущих, а страшная власть государства, скрежеща зубами, отводила глаза в сторону, бессильная перед самозваной властью подполья. Вор в законе короновался сходняком – и становился номенклатурой преступного мира. Коммунистический закон отражался воровскими понятиями. Пленум – сходкой. Указ – малявой. Бюджет – общаком. Пистолет исполнителя наказаний – финарем шустрилы.

И когда коммунистической власти пришел срок умереть, ее воровская тень шагнула на презираемый ею красный свет. «Бродяжня, к вам наш призыв! Наше время пришло!» – писали в 1989-м старые воры малявы на общий и усиленный режим.

Но воры сами не заметили, как коммунизм успел переродить их понятия и их самих. К началу «золотых девяностых» традиции хранила лишь небольшая группа стариков, заглядывавших на волю между многолетними отсидками, ворочавших безумными деньгами общаков и регулярно прогуливавшихся – понятия обязывали! – на вокзал или в метро, чтобы самолично увести лопатник.

Но, вообще-то, ушли в романтику прошлого правила не работать, не иметь семьи, жить скромно, не прикасаться к оружию. Разве что насилие вор в законе собственноручно не применял – на то хватало людей попроще. Все чаще воровской титул шел на продажу, старого «законника» теснил нафаршированный баблом «апельсин» из молодняка (что характерно: чаще всего из «лаврушников», кавказцев).

А главное, нарушилась основа основ воровских понятий: запрет иметь дело с властью. Воры в законе закрутили дела с чиновниками. Перемешали общаковые деньги с деньгами, уведенными из госбюджета. Сели за один стол с «погонами». Вложились в бизнес чиновных сынков и жен. Они пришли на «распил» России хорошо заряженными, с солидным первоначальным капиталом.

И вдруг самодовольное лицо вора натолкнулось на крепко сжатый кулак.

Поначалу коронованные не замечали таких, как Перстень. Но вдруг шустрилы, приходящие снимать деньги с цеховиков, стали падать – под ударами, под ножами, под монтировками, под битами, под пулями. Оказалось, цеховиков есть кому охранять. Возникшие из ниоткуда рэкетиры становились секьюрити у тех же цеховиков, превратившихся в российских частных предпринимателей. И начали организовывать собственные фирмы, нагло отказывавшиеся платить в воровской общак. Братва, бандиты, спортсмены – названий много, суть одна: дармоедов не кормим. Началась Великая Криминальная война воров с братвой.

Бригада Перстня начала с охраны новоучреждавшихся кооперативов. Несколько удачных терок принесли приличные премиальные. Деньги были вложены в оружие, закрутившееся между Россией, Абхазией и Таджикистаном. Новые деньги пошли в сигареты и водку, прокрутились, многократно воспроизвели себя и ураганом вошли в строительный сектор, дав на выходе несколько автоцентров и сопутствующих цехов.

«Золото должно расти и давить», – раз и навсегда припечатал О'Генри. И оно разрослось – в казино и ночные клубы, рестораны и автосервисы. Никто уже не считал процентов, как и трупов, которых эти проценты стоили. Три четверти этих трупов легли со стороны «синих», с зоновскими наколками, взбеленившихся от наглости очередного молодого волка, но вынужденных отъехать. На этом участке фронта войну выиграла братва. Дармоедам пришлось кормиться в другом месте. Одно из подразделений Перстня держалось узкой специализации на автоугонах и даже после общей легализации не торопилось выходить на свет. Перстень и не настаивал – парни и так вполне оправдывали себя. Напрягало лишь одно – служба внутреннего контроля регулярно информировала: один из ребят контактирует с ворами. Может, просто трет за жизнь. Но может, и что-то поглубже. Вряд ли это была случайность – Антона Рожкина по красной социальной памяти тянуло к тем, кто лучше своих был способен его понять.


20 августа 1997 года
Леся Стерхова

– А каков же он теперь, твой Перстень? – спросила Леся.

Она зябко поежилась, энергично потерла руками плечи.

Был предрассветный хмурый час, когда все вокруг кажется серым, тонущим в вязком непроницаемом киселе, поднимавшемся от воды и заполнившем все улицы и переулки вдоль набережной Москвы-реки.

Все уже было сказано-пересказано. Собственно, о себе Ученый почти не говорил, а Лесина история была тривиальной и для других, вероятно, очень скучной. Только что закончила институт Сурикова, искусствовед. Абсолютно не приспособлена к жизни, тем более с такой профессией. Работы найти по специальности, разумеется, не смогла. Папа с мамой, конечно, обыкновенные московские интеллигенты, без наворотов, инженер и учительница, просто классика какая-то. Даже удивительно, что дочка без блата поступила. Хотя нет, не удивительно. В то сумасшедшее время про высшее образование вообще мало кто вспоминал, все в торговлю ринулись. Или в политику.

– Да как же вы жили-то все это время? И сейчас.

– Да как все. Ты думаешь, что таких вот, как ты со своими приятелями, больше?

– Каких «таких»? Кто мы, по-твоему, а?

– А ты кем считаешь?

– Наиболее продвинутым, динамичным и жизнеспособным социальным объединением новой России. Если хочешь, новгородские ушкуйники. Да, у нас собственные этические установки, то есть «понятия». Наши бизнес-корпорации – единственная сила, адекватно противостоящая бюрократизму и олигархии.

Леся остановилась, порылась в сумке, извлекла мятую пачку сигарет, быстро прикурила и заметила:

– Сказано, конечно, красиво, может, даже и правильно, но вовсе не уверена, что твоя «корпорация» защитит меня от какого-нибудь бюрократа. Я уж про олигарха, польстившегося, скажем, на родительскую квартиру, не говорю… Не тот круг, у вас только свои.

– Значит, таким как ты и твои родители, тоже надо создавать ячейки настоящего гражданского общества…

– То есть в преддверии будущих обид начинать срочно формировать собственную банду? Из кого? У меня по большей части друзья-приятели очень мирных гражданских профессий – учителя, библиотекари и всякая прочая «вшивая интеллигенция». Письмо в защиту они, конечно, грамотно напишут, но вот чтоб так запросто, на завтрак… Но, положим, я даже сыщу подходящих людей. И что? Чем их занять в свободное от защиты моих интересов время? И мало что занять – их же еще и содержать на что-то нужно. Если я такими средствами не располагаю, значит, они, уже организованные в некое сообщество, начнут зарабатывать сами. Причем догадываюсь чем.

Она лукаво посмотрела. Он кивнул:

– Начнут. Как всегда и бывало. И эти корпорации…

– Да что это за слово вообще?!

– Ладно, сообщества…

– Организованные преступные…

– Не суть. Суть, что именно они всегда делали в России движуху. Власть, как правило, мешала, а сообщества двигали.

– Какие? Какие сообщества?

– Разные. Например, ватаги Дикого поля. Или шайки беглых каторжников.

– Так, понятно. Больше никто, надо думать?

Михаил разгорячился:

– Нет, не надо так думать! Еще казачьи круги. Еще старообрядческие общины. Крестьянские кооперативы…

– Камзолы шили?

– Чаще масло сбывали. Еще рабочие союзы на гвоздильных заводах и интеллигентские кружки инженеров…

– Ах, Россия, которую мы потеряли… До Земских соборов когда дойдем? Самое, что сейчас нужно по нынешнему времени.

– Земские соборы пропустим. А вот советских цеховиков я бы вспомнил. А от них к нам – прямой и единственный шаг…

– Очень хорошо себе представляю: по городам и весям рыщут ватаги братвы под заветами совковых цехов женского белья и атаманов Дикого поля. Ну-ка, где тут не по-нашему? Ща как восстановим справедливость! Мало не покажется!..

Она растопырила пальцы и приняла причудливую боевую стойку. Ученый хихикнул:

– Да, наши крыши – вещь на любителя. Не от хорошей жизни завелись. А теперь прикинь: у них менты-ФСБ-ГУО-ФСО, вся жадная кодла в погонах, а у нас девочки-секретарши и мальчики-менеджеры в очках. Типа, правда безоружной свободы против алчности, лжи и зла. Ах, красиво… Долго бы продержалась?

– А так еще красивее. Хочешь одолеть Саурона, стань им сам…

– Проще сказать: против лома нет приема. Только этого еще никто не отменял. Вот и отработали свой лом. Он свое дело делает. Но не только в этом дело. Есть и самое главное…

– Так-так…

– Именно мы…

– …Которые с цехов и Дикого поля…

– …Создали в России то, чего сейчас ищут и найти не могут всякие великие умы.

– Да? И что же это такое?

– То самое, что в умных книжках называют – гражданское общество. Такое, которое умеет развиваться само, без кремлевского подгона кнутом. Развиваться, делать дело. И, кстати, защищаться. Так что наши конторы – с охранками вместе – считай, гарант российской свободы.

– Еще добавь – демократии.

– Во-первых, это не одно и то же. Ну ладно, упростим. Так вот, демократия чем-то держится, только если ее подпирает масса. А массе этой нужна свобода. То есть опять же возможность делать дело. Для себя и своих. Возможность идти вперед и вверх. В тех же умных книжках это называют социальной мобильностью.

– Брось ты. Читала я все это. Правда, не в умных книжках, а в глупых газетках.

– Не суть. Суть, что таких людей не надо звать на защиту демократии. Они защитят – и уже защитили – ее сами, как нужную им вещь. И эти люди – снова мы…

– Ну, это-то понятно…

– Хорошо, что понятно. Да, мы – новый бизнес. Не олигархи из комсомола и Госплана, а конторы, закрученные пять – семь лет назад.

– Знаешь, я, кажется, тебя поняла. Легко моему папе в тиши домашнего кабинета после работы сидеть и рассуждать о том, что не ценят его творческие потуги в теории свободного предпринимательства… Он, знаешь ли, в Моссовет даже избирался когда-то. Теперь только об этом и вспоминает. А вот как насчет того, чтоб эту замечательную теорию самому в жизнь воплотить, – шиш. Типа, он интеллектуальная элита, ему невместно такими делами заниматься. Зато долго и занудно будет рассказывать о том, как задушили его творческий порыв проклятые бюрократы-консерваторы, недобитые коммунисты и прочие всякие правые. А вот ты, получается, его же свободу и защищаешь. Так?

– Ну, в общем-то, да.

– И все челноки, ларечники – это ж им нужна новая Россия? Только ведь они про демократию и свободу не очень-то, по-моему, думают.

– А они вообще о ней не думают и, по сути своей, – правые.

– Почему?

– Ну как бы тебе объяснить… Вот знаю я одного «новейшего правого». По СССР не тоскует нисколько, даже на расстоянии, – жил в нем и хорошо помнит. Коммунистов раньше яро ненавидел, теперь просто презирает. Всех, кроме Берии, – тот, говорит, деловой человек был. Свободу очень ценит – особенно свободу делать дело. Сбиться в стаю с такими же, как сам, и делать.

– А что, обязательно для дела в стаю сбиваться?

– По-другому толком не получится. А так – дело его, как говорится, живет и побеждает. Поэтому и на политику времени мало, хотя вот предложили ему депутатом стать, не отказался. И поверь, будет хорошим депутатом.

– Как тут не верить…

– Так вот он именно правый: «Помни, как дед учил… Что заработал – твое, хочешь больше – возьми, если можешь… Стой за корешей – себе поможешь». И из России никогда не уедет, хотя забугорную жизнь видел во всей красе. И к нынешней власти у него масса вопросов. Но он знает, как их решать без революции. Потому что на его памяти революция уже победила в начале девяностых. И он сам в ней участвовал. И победил вместе с ней.

– Это ты о себе?

– Нет, о Перстне. Мы с ним в свое время очень близко сошлись. Очень колоритен.

– Расскажи, – попросила Леся.

– А давай поедем ко мне. Посидим, винца выпьем, я тебе и расскажу, – предложил он и неожиданно добавил: – А утром я тебя отвезу на работу.

Сказал и замер.

* * *

С дня рождения он ушел с Настей, уже зная, что сегодня не останется с ней, а отправится искать Лесю. Найдет ее во что бы то ни стало и – именно как сейчас – пойдет гулять по спящей Москве.

А Анастасия никуда не денется. В этом он был твердо уверен.

Два года близости убедили в том, что она прикована к нему прочной стальной цепью, которую может порвать только он сам. А зачем рвать? Теперь, когда он не сомневается в ее любви, теперь, когда он может получать не только потрясающее физическое наслаждение, но и душевное отдохновение с другой девушкой? Зачем от этого отказываться?

Да, он по-прежнему нестерпимо хочет Настю. Стоит только остаться с ней наедине, увидеть, как она привычным жестом откидывает назад голову и золотые пряди водопадом струятся по прямой стройной спине, и все… Крышу сносит напрочь. Враз уносятся куда-то все мысли, нормальные человеческие чувства, остается только желание – взять ее поскорее, затащить в постель или даже просто завалить куда угодно и трахать, трахать, трахать… А потом чуть не грызть зубами батарею от презрения и ненависти к себе, к своей слабости, безволию, неспособности сдержать животный инстинкт.

Больше в ней не было ничего: эгоистичная, пустая, жестокая. Ее не интересовало ничего, что не связано лично с ней. А в то, что интересовало, она вцеплялась мертвой хваткой, использовала, выжимала до конца и выбрасывала, не задумываясь. Даже и Стерхова любила только для себя. Ее не заботило, что чувствует он, о чем думает или мечтает, чего хочет. Важно было лишь то, что он дает ей. Наверно, поэтому и не замечала, что никакой любви давно нет, что и он всего лишь получает физическое удовлетворение, расплачиваясь за это кратковременными приступами самобичевания и постоянными, но уже не столь обременительными, как раньше, денежными вливаниями в ее бездонный карман.

А Леся – совсем другая. Ученый понял это с первого же взгляда. Она может дать иные радости. Сочувствие, понимание, покой. Он был уверен в этом.

* * *

Лесю вызвались провожать Антон и Джон. И она согласилась. Во-первых, потому что уж больно не похожи были эти ребята на всех ее знакомых, с ними было – интересно? необычно? непривычно? – ну, в общем, совсем не так, как с высокоумными сокурсниками-интеллектуалами или серьезными деловыми клиентами. Во-вторых, она надеялась еще раз встретить Михаила и, в-третьих, что уж греха таить, она никогда не пользовалась среди мужчин таким «бешеным» успехом, это льстило.

Сначала было очень легко и радостно. Они долго катались по городу – непьющий Беседа снова сел за руль – читал стихи, рассказывал смешные байки про их боевые подвиги, а под конец, краснея (насколько вообще может покраснеть бурят), порывшись в бардачке, нашел, как и обещал, зачитанную до дыр книжечку Нимбуева, что-то отметил в ней красным стикером и протянул Лесе. Позднее, листая ее, она нашла обведенное стихотворение, посвященное некой Л. А.

Ты трепетные пальцы протянула,
как знойные южанки на гравюрах
протягивают гроздья винограда.
О, сладостные пальцы музыкантки,
которые целую, словно пью!
Вы десять струн лесного родника,
вы десять тонкокожих виноградин,
чья нежная просвечивает мякоть
на солнечном свету,
а в ней темнеют, как водоросли,
стебли костяные…

Л. А. были и ее инициалы – Леся Арсеньевна, а руками своими она и правда очень гордилась. Собственно, считала даже, что они – самое красивое, что в ней есть.

Но вот под насмешливое напутствие Антона Джон укатил, и они остались вдвоем. И все стало совсем иначе. Для начала Рожкин преподнес ей неприлично огромную охапку ярко-красных роз, снова повез в какой-то дорогущий ночной ресторан, где на протяжении часа рассказывал о том, как его никто не понимает, как он одинок, какая стерва жена, а под конец, как в дешевом водевиле, предложил совместную поездку в Сочи…

Оставив нахмуренного Рожкина допивать остатки «Вдовы Клико», она выскочила из ресторана и почти бегом пронеслась по Сретенскому бульвару – к счастью, дом был почти рядом. Мельком взглянув на прочно обосновавшегося на голове бронзовой Крупской голубя, она повернула налево и… столкнулась с Михаилом.

Это было первое свидание. И он сразу пригласил ее к себе. Как-то это очень смахивало на… хм…

Она решительно кивнула.

Ученый сомлел. Он твердо был уверен, что такое предложение она слышит впервые, и точно знал, что не просто хочет с ней переспать, а ждет чего-то гораздо большего, вроде того, что наконец-то соединятся две половинки единого целого. Он знал, что так будет, но боялся верить, и вот… Она поняла! Она чувствовала то же самое…

Прямо на лестнице он подхватил ее на руки и как единственную, долгожданную, суженую-пересуженую внес в квартиру. Прямо в прихожей они вцепились друг в друга, как два оголодавших за долгую суровую зиму волка. Оттуда, не расцепляясь ни на мгновение, переместились в ванную, далее – в комнату.

Наконец, сияющая улыбкой Леся с полотенцем на голове уселась на широкой постели, скрестив ноги по-турецки. Влажная темная прядь выбилась из-под махровой чалмы, капли стекали с нее на маленькую грудь, поблескивая, как звездочки, при каждом движении. Расслабленный и умиротворенный Ученый развалился рядом, закинув руки за голову, искоса разглядывал девушку. На животе у него покоилась тарелка с чипсами, возле кровати выстроилась батарея пивных бутылок.

И как это здорово, что рядом Леся, счастливо вздохнул он. Вон, стоит руку протянуть, и уже коснешься тощей теплой коленки.

– Так каков же он теперь, этот Перстень? – спросила Леся.


20 августа 2007 года
Михаил Волков – Перстень

Перстень, хорошо известный под этой кличкой среди узкого круга близких и не очень близких, но компетентных людей, в более широких, но менее осведомленных массах именовался Михаилом Николаевичем Волковым и прославился в столице как уважаемый предприниматель, меценат и осторожный, но влиятельный политик городского масштаба.

Его офис занимал целый этаж гостиницы. Ученый был здесь впервые и с интересом разглядывал кабинет хозяина, отличавшийся от остальных помещений не только размерами, но и настоящим, непоказным английским аристократизмом. Большой книжный шкаф, такие же кресла с прямыми спинками и ажурным орнаментом. Такие же напольные часы, письменный и журнальный столы, бюро и секретер. «Чиппендейл», – автоматически отметил Ученый.

Из общего пространства огромного кабинета как бы вычленялась ниша для гостей. Именно гостей: Михаил точно знал, что деловые переговоры Перстень предпочитал вести в расслабляющей – не его, а партнеров – обстановке одного из своих многочисленных шикарных ресторанов.

Сейчас он расположился в вальяжном белом кресле и с увлечением слушал сидящего напротив на непомерной ширины диване моложавого и подтянутого батюшку. На изящном журнальном столике были навалены какие-то чертежи. Их суетливо собирал, постоянно роняя на роскошный восточный ковер, всклокоченный молодой человек в непонятного вида головном уборе – то ли затертой предыдущими хозяевами до блеска допотопной фетровой шляпе, то ли хасидском кашкете.

Перстень кивнул Ученому:

– Обожди, сейчас закончу.


20 августа 1998 года
Михаил Стерхов – Ученый

– …Теперь очень важно провести второй этап, а именно: разобраться со структурными проблемами, которые явились причиной кризиса.

– Что имеет в виду господин Сорос под структурными проблемами?

– Я имею в виду то, что в России очень большая часть сделок осуществляется в бартерной, а не денежной форме. Поэтому предприятия, которые совершают сделки бартерным способом, не показывают никакой прибыли, с которой нельзя собирать налоги, в то время как прибыль уходит в дочерние предприятия…

Ученый выключил радио. Сорос говорил, как всегда, умно и интересно. Особенно про бартер, но что ему от этого разговора? Да, вероятно, так и нужно было. И 17 августа 1998 года стало началом конца постсоветской эпохи, теперь время нормальной рыночной экономики. Не будет больше спекуляций с МММ и ГКО, начнется реальное производство, жизнь по средствам… Хорошо все это и правильно, только как эту жизнь начинать ему, Михаилу Стерхову?

Он остановил машину возле лотка с газетами, вышел, купил «Известия». Поискал Соколова, нашел.

Ну, что тут… Все то же: «…Свирепая антикризисная программа никому не сулит большой радости, но для страны в целом – это крайне противная, но не смертельная процедура, сродни с пребыванием в зубоврачебном кресле, для представителей же виртуального бизнеса – это смертельный приговор…»

Зазвонил мобильник.

– Слушай, – затараторила Настя, – ничего не понимаю! Вчера сигареты по шесть покупала, а сегодня уже двенадцать. А у меня деньги кончаются… Ты мне баксов триста не привезешь?

Триста… Да весь их пластиковый заводик сейчас столько не потянет, верней, потянет в тысячи раз дороже, только как за итальянское оборудование расплачиваться?.. Братцы-итальянцы слово «дефолт» не понимают, у них договор.

– Ты меня слушаешь или нет? День рождения, а у меня даже нового прикида нет! И между прочим, у меня еще сегодня на работе собеседование, в чем туда идти прикажешь?

– В трусах! – рявкнул он и отключился.

Блин, ему бы такие проблемы…

За оборудование надо платить. Это тебе не лизинг – итальянцы не поставят шнек, пока не расплатишься, а без него экструдер – мертвый груз. Даже не продать. Разве что в металлолом…

Теперь помочь может только один человек.

Он ехал к Перстню, надеясь исключительно на чудо.

* * *

Год назад Перстень открыл представительство российско-польской фирмы «Маса Пластиечна Лтд.» и начал перегонять из Польши лизинговые фуры с отборным полипропиленом. Набрал каких-то ветеранов Афгана, согласившихся за долю малую оформить на себя фиктивные купчие на машины.

Схема была простой до гениальности, а главное, быстрой: утром водитель на немецком грузовике выезжал в Польшу через первый пост таможни «Западный Буг», которая еще с советских времен контролирует автомобильные потоки на белорусско-польской границе в районе Бреста. В тот же день – вечером – он въезжал на том же грузовике, но уже принадлежащем афганскому ветерану, назад через второй пост той же таможни. Вернувшиеся машины тут же продавались собственной подставной фирме. А поскольку грузовики приходили не пустые, Перстень весьма успешно сбывал этот ходовой товар по вполне приемлемой цене.

Если сейчас он согласится, чего не делал никогда, торговать с Ученым в рассрочку, фирма будет спасена. Иначе пойдет по миру… нет, не по миру, конечно, аварийный бизнес никуда не делся, только пора переходить в хотя бы условно-белую плоскость, как Перстень. Времена, чай, другие настают.

Странно, но Перстень согласился почти мгновенно. Как будто давно ждал этой просьбы. Тут же позвонил кому-то, продиктовал реквизиты, условия, через десять минут принесли договор, он не глядя протянул его Михаилу:

– Трудись дальше.

– Спасибо…

– Не мне – Кириенко с Чириком спасибо скажи. Если б не они, вся страна бы до сих пор в долгах сидела по самые помидоры. Своего ничего бы не было. Тогда либо комми воспользовались обвалом, который все равно бы случился, либо превратились бы мы в банановую республику.

И с этого дня скромный пластиковый бизнес Ученого пошел в гору. И не просто пошел – взлетел. Зато у Перстня начались нелегкие дни.

Как водится в России с давних пор, немереные Перстневые прибыли не давали спать спокойно многим, и в один черный день прокуратура наконец-таки возбудила против него нехилое уголовное дело. Один за другим были арестованы все главные фигуранты. Все, кроме самого Перстня, вовремя приземлившегося на солнечном Лазурном Берегу. По большому счету, ему и не грозило ничего, не на себя же он все оформлял. Был у него для этого зиц-председатель. Но береженого Бог бережет – один раз побывавши в знаменитой «Бутырке», Михаил Николаевич Волков вовсе не стремился посетить ее вновь. Даже в качестве временного постояльца.

Зато под замес попали Нанаец и Колокольчик. Первый – потому, что от халявных денег совсем нюх потерял: запустил дела, перестал следить за хотя бы мало-мальски законным прикрытием, все документы хранил в столе – в один ящик навалом складывал. А как налоговая нагрянула, даже вспомнить тошно, как себя повел…

* * *

Стерхов оформлял на белорусской таможне бумаги на новую партию того самого полипропилена, который привезли в новеньких импортных фурах Перстневы ребята. Работа в московском офисе была, как обычно, в полном разгаре. До обеда оставалось еще почти два часа, и сотрудники волей-неволей вынуждены были трудиться в поте лица, то есть постоянно пить дешевый растворимый кофе и беспрерывно курить на лестнице…

В первый момент появление в помещении людей в камуфляже трудовой народ воспринял как неуместную шутку, однако реплики «Всем стоять!», «Документы на стол!», «Руки за голову! Налоговая полиция» быстро развеяли заблуждение. Офис на мгновение замер в неустойчивом равновесии и, поколебавшись, обрушился под собственным весом.

Коммерческий директор, размахивая неизвестно откуда взявшимся удостоверением ветерана какой-то экзотической войны, попытался прорваться на выход, был остановлен и заперся в туалете, откуда больше не выходил, создавая массу проблем находившейся там уборщице. Ополоумевшая от страха тетка рвалась на волю с криками: «И про то расскажу, ирод, что воду не спускаете…»

Дольше других держалась главбух, но, вспомнив про полную коробку печатей в одном из столов, совершенно всерьез схватилась за сердце. Ее примеру последовали помощницы и, затворившись в бухгалтерии в полном составе, начали звонить в «скорую».

Камуфляжники, видимо привыкшие ко всему, рассредоточились по помещениям и от скуки принялись играть на компьютерах, а оторванные от родной техники менеджеры нервно курили в коридоре, безуспешно пытаясь вспомнить, что именно из левой документации они не успели уничтожить. Если учесть, что никаких мер предосторожности никогда не принимали, выходило, что все.

А героический Антон, выпив подряд два стакана виски, впал в состояние зомби и начал доказывать двум вежливым молодым людям, что оказался здесь совершенно случайно. На всякий случай он не отвечал даже на простые вопросы. Например, есть ли в здании запасной сортир. Зато мимо бдительного ока налоговика заманил в кабинет свою личную секретаршу, абсолютно тупую, но сногсшибательную блондинку Леночку, выгреб из ящика все документы – ну прямо классика – в коробку из-под ксерокса и всучил ей, приказав любым путем вынести из помещения. Старательная дура обмотала коробку скотчем и выбросила с черного хода, аккурат на крышу стоявшего под окном Антонова «Вольво». Образовав на машине изрядную вмятину, та смачно шмякнулась как раз под ноги слегка ошалевшему камуфляжнику.

Дальше началась даже не оперетка, а просто какой-то фарс. Уже в стельку упившийся Нанаец, вспомнив еще один героический эпизод из многовековой истории Родины, как Керенский, непостижимым образом ввинтился в содранное с Леночки платье и попытался покинуть поле боя. Перемахнув через окно, он долго блуждал на просторах заводской свалки, где и был все-таки задержан серьезными молодыми людьми в масках.

* * *

С Колокольчиком обстояло иначе. Он еще продолжал числиться на заводе, но окончательно перебрался в службу безопасности Перстня; то ли от неизбывной личной преданности, то ли просто ради близости к высокой персоне – Михаил Николаевич Волков в то время уже стал в московских деловых и политических кругах персоной грата.

Взяли Леху на собственной даче, и поначалу совсем по другому делу.

В одно серое пасмурное утро, страдая от невыносимой головной боли, Колокольчик обозрел хмуро сидящих за столом пацанов.

– Скучно живем, – вздохнул он.

Один из братков подобострастно посмотрел шефу в глаза:

– Так какие проблемы, Алексей Иванович! Ща баб привезем.

Колокольчик вяло отмахнулся:

– Надоело. Чего-нибудь этакого хочется…

Пацаны тоскливо переглянулись – в голову ничего «этакого» не приходило.

К счастью – как потом выяснилось, к большому несчастью, – на пороге комнаты возник Отвертка. Он услышал конец фразы и тут же коварно предложил:

– Во-во, вечно какое-то пьяное застолье, а надо провести имиджевое мероприятие, поддержать статус и положение хозяина. Например, устроить историческую реконструкцию «Героическое взятие Уральска Чапаевской дивизией».

Колокольчик поднял на него совершенно осоловевшие глаза.

– Чего-о-о?..

– Ну, понимаешь, реконструкция – это военно-историческая игра, характерной чертой которой является строгая временная и территориальная локализация. Воспроизведение исторических боев, например.

– Вау! – живо сообразил Леха и тут же приказал: – Я буду Чапаевым, ты – Петькой, а ты…

Он вскочил и начал бодро раздавать роли, приказы, распоряжения. Кто-то покатил в Москву за реквизитом, кто-то полез на чердак за хранившимся там раритетным «максимом». Жизнь в доме закипела. От тоски и похмелья не осталось и следа. Лишь на мгновение Леха задумался, когда Эдик поинтересовался, что, собственно, станет объектом атаки. Колокольчик замер и почесал затылок. Через секунду лицо его расплылось в улыбке, и он указал перстом в сторону соседнего участка с недостроенным домом: «Во!»

А потом началось…

Колокольчик в бурке, папахе и с шашкой наголо быстро распределял обязанности, расставлял посты, руководил постройкой блиндажей, раздавал оружие и боеприпасы. Отвертка наскоро проводил среди бойцов исторический ликбез, а те, краем уха прислушиваясь к словам политинформатора, сноровисто готовили винтовки и ружья, с вожделением поглядывая на соседскую дачу.

И вот Леха скомандовал: «Начали!» – хлопнул стакан водки, взмахнул шашкой и повел своих красных революционных бойцов на штурм. Дружный сплоченный коллектив с криками «Ура!» двинулся на приступ. Размахивая ярко-красной тряпкой с коряво намалеванными на ней серпом и молотком Эдик открыл огонь из маузера в сторону соседей. Пацаны приволокли приставные лестницы и полезли на стены.

Вокруг дачи собралась толпа любопытных, делались ставки, кто-то пытался подсказывать и рвался принять участие в битве. Наконец, когда большинство бойцов уже выдохлось, Чапаев, то есть Леха, выхватил из-за пазухи гранату, зубами выдернул чеку и с радостным криком «За Родину!» метко швырнул ее в дом. Грохот, дым, огонь…

Победу отпраздновать не удалось: через двадцать минут после начала банкета в дом Колокольчика ввалились омоновцы – хозяином недостроенного дома оказался весьма солидный чин из прокуратуры. Причем, как выяснилось уже через несколько часов, тот самый, который вел дело об автомобильных аферах Перстня на таможне «Западный Буг».

И, разумеется, во время обыска – искали-то оружие – было найдено пять папок с документами на ворованный польский полипропилен, которые во время очередной пьянки забыл Нанаец…

Вот уж пришлось Стерхову побегать…

Накануне того дня, когда судья начал слушания дела о контрабанде, Ученому организовали встречу. О том, что происходило на этом рандеву, он никому не рассказывал. Но результат говорил сам за себя. Подсудимые, в том числе и отсутствующий Перстень, были оправданы по всем статьям, кроме основного обвинения в контрабанде в особо крупных размерах. По этой статье им грозило от семи до двенадцати лет. Получили они, однако, по году каждый, причем тут же были и освобождены по амнистии. Автомобили, изъятые следствием как вещественные доказательства по делу, тихо вернулись к владельцам, то есть в «Маса Пластиечна Лтд.». Что же касается пропилена, то судьба его осталась известна лишь очень узкому кругу посвященных.

В конце девяносто девятого Перстень благополучно вернулся в Москву.

– Еще поживем, – подмигнул он Ученому, который его встречал.


20 августа 2007 года
Михаил Волков – Перстень

– Ну вот, еще живем.

Перстень удовлетворенно потер руки и кивнул на закрывшуюся за посетителями дверь.

– Храм строим.

– Михаила-архангела?

Волков поморщился:

– Ну до чего ж ты, тезка, меркантильным стал… Ты что, если деньги даешь на богоугодное дело, так непременно требуешь упоминания о собственной персоне? «Спасибо товарищу Стерхову за наше счастливое детство»?

– Я вообще не даю.

– А зря! Пора бы уже о душе подумать.

– Я сейчас о другом думаю…

– И то верно. Только это раньше надо было делать. Хотя б с женщинами своими разобрался.

Ученый тупо уставился на Перстня.

– А при чем?..

– Будешь смеяться. Мои пацаны тут кое с кем потолковать успели, раскопали кое-что. Про то, например, по чьему заказу твою благоверную выскоблили…

– Кто?

– Твоя бывшая краля.

– Настя?!


20 августа 1998 года
Анастасия Рожкина

– Ненавижу тебя! Ненавижу!..

– Послушай, ты же понимаешь, мы с тобой совершенно разные… Ну вон сколько времени прошло, три года уже, а мы… Ты одно любишь, я другое…

– Я тебя люблю!

– И я тебя… Только это не то, понимаешь?

– Я одно понимаю: эта сука заморочила тебе голову своими интеллигентскими штучками… Ах, ля-ля… у меня, кстати, тоже образование! И получше… А сама-то она на кого похожа? Рыло – краше в гроб кладут…

– Заткнись!

– И не подумаю! – Она вскочила на постели, встала во весь рост. – У меня, между прочим, ребенок будет.

– Что?!

Она нежно погладила себя по тугому подтянутому животу:

– Да! Вчера у врача была. В январе ребеночка тебе рожу.

Ученый напрягся, пристально посмотрел на Анастасию. Не врет! С таким счастливым лицом врать нельзя. Счастливым?..

– Да ты с ума сошла! – заорал он. – Ты хоть чуть-чуть соображаешь? Последний год каждый день то обкуренная, то пьяная. Что ты рожать собралась? Лягушку?

– Пошел вон. У меня молодой здоровый организм, хорошие гены…

– Что ты несешь, дура! – Он вскочил и затряс ее, как куклу. – Опомнись! Пожалей этого несчастного ребенка! Он же уродом будет!

Настя вырвалась, отбежала к окну. Прижалась разгоряченным лбом к прохладному стеклу. Невидящими глазами уставилась в темноту города.

На улице тихо шелестели шины редких машин, в неровном свете фонарей сновали какие-то тени: то ли запоздавшие прохожие, то ли уставшие хозяева наскоро прогуливали своих собак, то отчаявшиеся неудачники-хулиганы выискивали легкую жертву…

– Гад! – Она оторвалась от окна. – Какой же ты гад! Ты жениться не хочешь, вот и врешь все!

– Настя, – как-то враз успокоившись, сказал он. – Я б на тебе ни при каком раскладе не женился, но ребенка не бросил бы никогда. Но не надо этого, поверь. Он будет мучиться, ты – страдать… Ты же не идиотка, не враг себе. Будут у тебя еще дети. Только сейчас не надо…

– Но я хочу! Маленького такого… И тихо заплакала.

Он подошел, осторожно прижал ее рыжую голову к груди, начал тихонько поглаживать:

– Знаю я, как ты маленьких любишь. Сколько раз видел…

Это было правдой. Эгоистичная, безбашенная Анастасия совершенно преображалась, увидев где угодно какого угодно малыша. Она забывала обо всем, полностью переключаясь на это маленькое чудо. Всегда находила с ним общий язык, непременно одаривала чем-нибудь – непонятно каким образом, но для любого ребенка, как будто специально, в каком-нибудь из карманов она находила конфету, игрушку, фенечку. И дети ее обожали. Даже странно, что она в архивный пошла, а не в педагогический… Вот бы вышла из нее воспитательница!

– Настенька, – ласково успокаивал он ее. – Пожалуйста, будь умницей, послушай меня – а я не враг тебе, честное слово – сделай аборт.

Она жалобно, совсем по-детски, всхлипнула:

– Вдруг у меня больше никогда не будет?

– Ну о чем ты говоришь? Сама же только что сказала: здоровый молодой организм и все такое… Главное, брось травку и не пей, и все будет хорошо.

– А ну как плохо сделают? – Похоже, она уже была согласна.

– Мы найдем тебе самого лучшего врача, самую лучшую клинику. Я за все заплачу.

Настя отшатнулась, глаза стали злыми и жестокими.

– Заплатишь, да? Откупиться решил? На все ради своей Леськи готов!

– Не начинай, – устало сказал он. – Ищи врача. Любого, какого сочтешь нужным. Я заплачу…

– Заплатишь, – согласилась она и добавила: – И она заплатит. Когда-нибудь…


20 августа 2007 года
Леся Стерхова

– Она, – кивнул Перстень.

– Но они ж с Леськой лучшие подруги! Много лет уже. С тех пор как мы с ней разошлись, столько воды утекло, помирились…

– Баба есть баба. Злопамятна, мстительна и коварна. Особенно эта. Такая же, как братец.

– ?!..

– Ты ж не думаешь, что она одна все это провернула? Ну, с абортом-то понятно – она. А заводик – это по части Нанайца. Будто ты с ним первый день знаком.

Нет, не первый.

Да, Нанаец честно приносил долю, да вроде и был своим, но именно он подписал их под воров. Именно он убедил платить им. Сам и носил.

Только этим и живут воры в законе – сосут ренту со своих фуфловых титулов. Балласт из красного совка. Правильно Отвертка зовет их коммунистами. Только тянуть, только жрать, сдирать с тех, кто способен заработать. Еще понтуются, блатари, со своей «романтикой» параши. Сколько бабок тогда им ушло? Миллионы!

Ну ничего, дойдет и до этих гнид. Ферзей из себя ломят, когда пешки не стоят…

Отвертка со своим невероятным журналистским и «классовым» чутьем убеждал, доказывал, что не все бабло ушло к ворам, что-то прилипло к рукам Антона. Но фактов не было. Не накопал.

И все же…

– Не может этого быть, – тихо произнес Михаил, уже понимая: может.

– Ну, тебе, конечно, видней. Только я на твоем месте хотя бы проверил.

* * *

Банковская ячейка была пуста.

Он резко обернулся к клерку:

– Что это значит?

– Странно, Михаил Александрович, что вы не знаете. Три дня назад господин Рожкин приехал, закрыл счет, забрал документы.

– Как три дня назад? – совсем ошалел Ученый. – Он же в Италии был… И где теперь документы?

Менеджер развел руками и со странным выражением посмотрел на Михаила. Во взгляде банковского служащего читалась жалость, смешанная с презрением: что, лоханулся, кинули тебя? Эх, дурашка…

Он медленно побрел к выходу.

Как же так? Больше десяти лет вместе. Сколько всего было, сколько пройдено… Нет, не должно этого быть!

Он быстро набрал номер Антона.

– Ну и как там твое дельце? – как всегда насмешливо поинтересовался Рожкин.

И по тому, как были произнесены эти слова, Ученому стало совсем тоскливо. Уже ясно понимая, что произошло неотвратимое, он прошипел:

– Что ты задумал, гад?

Нанаец ответил спокойно, будто давно ждал этого вопроса:

– Что задумал, то и исполнил. Ты в банке побывал, а? Хорошо там пошарил?

– Как ты успел? – тупо спросил Михаил. – Ты же летал в Болонью…

– Ха, в Болонью!.. Я там два месяца назад был, когда ты, чмо, думал, что я на Канарах брюхо коптил. Тогда и подписал новый договор. На себя. А потом провел допэмиссию – ты же, козел, полностью мне доверял, а? Даже не удосужился проверить ни разу. А я всю эту неделю в Москве занимался переоформлением – право-то подписи есть. Так что, теперь сиди, придурок, с одной своей вшивой акцией. Потому как у меня после допэмиссии семьдесят шесть процентов, и двадцать три – у Насти!

– И завод…

– И завод мой!

– Зачем? Тебе мало было? И Леся…

– Я этой суке, своей сестрице, за Лесю еще ноги повыдергиваю. А вот «зачем», тебе, быдлу, никогда не понять! – неожиданно взвизгнул он. – Мало мне? Мало! Такие, как ты, у меня все отняли! Все! Забыл, кем я раньше был? Это ты, быдляцкая морда, из канавы вылез, сначала в демократию поиграл, потом в новых русских. У тебя теперь – жизнь! А я, значит, у тебя на подхвате? Я?!

Не дослушав, Ученый сунул мобильник в карман.

Да-а-а… интересное кино. Надо же, как глубоко это сидит. Никак не думал, что Нанаец о своем комсомольском прошлом ностальгирует, не представлял даже, что жалеет о нем. И о чем жалеть-то? Ну дослужился бы при Советах, как папаша, до второго секретаря, может даже и до первого… Хотя вряд ли, у первых секретарей свои дети имеются. Ну и что бы он получил в результате? Спецмагазины? Так теперь до этого и дослуживаться не надо. Спецбольницы? Да вон их – сколько угодно… Власть? Вроде и это у него есть.

Нет, здесь другое. Ему недостает осознания принадлежности к касте избранных. Не может смириться с тем, что теперь любой Стерхов из Химок, любой Цыдыпжапов из Мухосранска, если есть воля, может стать элитой. С этим не поборешься, это в крови, как ни скрывай, как ни подавляй… И дело не в деньгах. Ему сколько ни дай – ничего не изменится, так и будет ненавидеть тех, кто из дерьма поднялся и рядом с ним на одной ступеньке или выше. Сколько таких? Наверно, еще много. Но реванша не будет. Нас больше, и мы уже никогда не отдадим то, что было завоевано. Не отдадим!

* * *

– Не отдадим! – жестко сказала Леся.

Они встретились на Арбате и сейчас сидели в нижнем зале уютного немецкого ресторанчика. Звучала тихая ненавязчивая музыка. По дороге он в общих чертах, избегая эмоций и комментариев, рассказал о поездке в банк и разговоре с Нанайцем.

– Но сначала посмотрим, как ты превращаешься в толстую бюргершу, – улыбнулся Ученый.

– Ну, это вряд ли.

Пожалуй, согласился Михаил, корми не корми – а все тощая, как жердь. Он быстро перелистал меню, сделал заказ для себя и для Леси, дождался, пока принесут пиво. Она медленно отпила из своей кружки, открыла сумочку, выложила на стол сигареты.

– Помнишь, мы с тобой говорили – давным-давно – про гражданское общество, которое должно уметь защищаться?.. Понимаешь, о чем я?

Да, он понимал. И ужасался. Конечно, она знала о нем все, конечно, она любила его, понимала, но он был уверен, что никогда не услышит от нее таких слов. Честная, законопослушная, миролюбивая, прямо не от мира сего, и вдруг так…

– Знаю, о чем ты думаешь, – кивнула она. – Только, видишь ли, я слегка переменилась, немного иначе на мир смотрю. Может, это плохо, а может, и к лучшему. И не из-за того, что со мной случилось, то есть в какой-то мере и из-за этого, но главное – другое. Понимаешь, это – наш мир, наш с тобой. Твой, потому что ты его с конца восьмидесятых еще создавать начал. А мой – потому что, во-первых, я твоя верная жена, а, во-вторых, тоже люблю именно этот мир и другого не хочу. Я очень счастлива и горда, что эти десять лет была рядом с тобой, помогая создавать эту новорусскую страну, и теперь готова ее защищать от таких, как Антон, до конца. Он же не на тебя даже наехал – на все, что создано за эти годы. Тобой, Перстнем, лабазниками…

Она очень редко говорила так пылко и сейчас разволновалась и даже раскраснелась. В эту минуту Ученый поразился, насколько она привлекательна, – удивительный внутренний свет преображал ее, казалось бы, невыразительные черты так, что ни одна красавица мира не смогла бы достичь такого эффекта никакими уловками. И в который раз уже восхитился собственной проницательностью: с первой встречи смог разглядеть среди блеска алмазов этот самый яркий алмаз. Кто бы еще так понял его?

И все же:

– Да, милая, но только тебе придется уехать.

– Нет!

– Будет настоящая война, а они… Ты теперь знаешь: они ни перед чем не останавливаются.

– Да, знаю. Днем мы с Настей ездили к очень хорошему гинекологу. Так вот он сказал, что детей у меня уже никогда не будет… Представляю, как она веселилась, когда я ей это рассказывала. – Леся опустила голову. – У меня, кроме тебя, никого нет, и если с тобой что-то случится…

– Лесенька, родная моя… – Он протянул руку через стол, взял ее хрупкую изящную ручку, прижал к губам.

Она медленно отняла руку, провела по его волосам, подняла голову. Глаза были сухие:

– Ты уже решил, что делать?

– Соберу старых бойцов. Леху, Эдика.

– А я поеду в Питер. Если получится, сегодня.

– За?..

– За Джоном Джоновичем, – впервые улыбнулась она. – Мобильного его не знаю, позвонить не могу. А адрес все тот же, вряд ли за месяц переменился с тех пор, как он последнее письмо прислал. Не по мылу, заметь, а на хорошей бумаге и от руки.

– А почему не говорила, я ж не ревнивый… Да ладно! Как он? Все бастует на своем «Форде»?

– Ты совсем отстал от жизни. На «Форде» уже давно все в порядке. Профсоюз победил. А Джон сейчас собирается на «Тойоту» переходить. Он же теперь очень ценный работник, его специально чуть ли не сам хозяин этой «Тойоты» приезжал уговаривать. Знаешь, что ему Джон сказал? Я, говорит, перейду, если вы мне письменное обязательство дадите, что разрешаете создать на фирме профсоюз. И ты представляешь, тот ему написал!

– О-о-о! Борец за справедливость хренов…

– Брось! Это же настоящее гражданское общество. Ватага ушкуйников, защищающая свои права. Или казачий круг…

– Это ты меня учить вздумала?

– Ага! – Она схватила опустевшую кружку и хряснула ею о стол. – Помнишь Уленшпигеля? Время греметь бокалами! Пепел Клааса стучит в мое сердце! Не отдадим!

…Снова к Трем вокзалам. Грязь, суета, какие-то подозрительные личности и отсутствие каких бы то ни было билетов на Питер.

– Ну что вы раньше-то думали? – фыркнула кассирша.

Леся растерянно смотрела на табло.

– Может, я на машине поеду? Сама…

– С ума сошла, – отмахнулся Михаил. – Тоже мне, брюнетка за рулем.

Он вытащил мобильник, несколько секунд поколебался, потом решился, набрал Перстня. И через пять минут в депутатской кассе получил билет в СВ.

А потом они долго искали, где бы отправить телеграмму Беседе, а потом долго не могли расстаться возле вагона, а потом он долго смотрел вслед уходящему поезду, будто прощаясь с любимой навсегда.


21 августа 2007 года
Алексей Николин – Колокольчик

Колокольчик, вернее, авторитетный бизнесмен Алексей Иванович Николин, хозяин известной на всю Москву охранной фирмы «Набат», во всем старался подражать горячо любимому шефу. Прежде всего в антураже. Как и Перстень, он вершил дела не в хорошо оборудованном офисе – там занимались какими-то непонятными делами прекрасно вымуштрованные очаровательные длинноногие девушки и изредка появлялись перекусить и поболтать полевые работники, – а в уютном ресторане небольшого речного суденышка, пришвартованного возле гранитной набережной Москвы-реки.

Михаил с удовольствием оглядел владения приятеля.

Комфортабельный двухпалубный теплоход класса «люкс» с просторной террасой на верхней палубе, крытой навесом, разумеется, назывался на редкость изысканно и замысловато – «Москва».

Верхняя палуба со съемными окнами в оригинальном стиле хай-тек была сегодня переоборудована под летний вариант, оттуда раздавались радостные повизгивания и гортанный смех.

Ученый легко пробежал по трапу, заглянул внутрь.

В носовой части салона нижней палубы возвышался небольшой подиум, занятый весьма сомнительного удобства футуристическими креслами и стеклянным параллелепипедом, вмещавшим в себя живую голую девицу. Этот оригинальный стол, богато накрытый жратвой и выпивкой, а также слегка покрывшаяся от холода пупырышками красотка, были покинуты хозяином. Он расхаживал по салону между столиками, за которыми сидели молчаливые и понурые соратники.

Аппаратура была выключена. Мертвую тишину нарушал лишь громовой рев хозяина и чье-то тоскливое голодное урчание в животе.

– И ты вот, значит, каждому даешь свою мобилу и говоришь: на, звони, брателло?!.. – орал Колокольчик, облокотившись на барную стойку и потрясая своей трубкой в сторону огромного виновато потухшего плазменного экрана. – А потом какой-то козел звонит мне! Мне!!! Все! Если еще раз узнаю, что кто-то давал свой номер – уволю!

Он шумно выдохнул, вытер пот и направился к своему столу, на середине дороги развернулся, грозно посмотрел на сидящих и махнул рукой:

– Приступайте.

В ответ раздалось дружное позвякивание вилок и тарелок, весело заработали челюсти, раскатисто заголосил Круг:

Прокурору зеленому слава!
Леха в городе в бесте сидит.
Есть у Лехи вино и есть лярвы
И покушать большой аппетит…

– Ну, здравствуй, брат. – Колокольчик широким жестом пригласил его за стол. – С чем пожаловал? Быстрей давай, однако, – времени мало.

Михаил понял, что пришел не вовремя, попал не под настроение. Он вспомнил заносы Колокольчика, способного «подорваться» на ровном месте из-за не туда брошенной монеты. Но не подстраиваться же под Колю, хотя бы и весьма приподнявшегося.

– А ты молодцов-то своих за что трахаешь? – кивнул в сторону большого зала Ученый.

Леха с некоторым недоумением посмотрел на своих пацанов и пожал плечами:

– Да распустились… Ладно, чего хотел?

– Куда гонишь? – Ученый почувствовал, что разговор с самого начала прет не в тот разрез, но нервяк мешал выправиться. – Деловой стал – охренеть!

– Что-то не нравится? Ну не разговаривай со мной тогда.

Словно в прыжке, Колокольчик поднялся с кресла. Ученый бросил на него отсутствующий взгляд:

– Далеко собрался?

– Так, – Леха медленно развернулся и пристально взглянул в лицо Михаилу, – Проблемы, значит? Еще бы, хрен ты иначе придешь. Ладно, даю шанс сказать. Кому должен?

– Никому. Мне должны. Терку грамотно провести надо. Мы – на понятиях, клиент – на беспределе. Нельзя, чтобы инфа хоть на грамм утекла. Поэтому подтягиваю только кого знаю. На тебя рассчитывать?

– Телись наконец – с кем сложность?

– С Нанайцем.

Колокольчик медленно опустился в кресло. В прищуренных глазах мелькнуло давно знакомое Михаилу выражение накрученной наглости, которой Леха обычно глушил чувство вины.

– Раскрошился с Рожкиным, значит… Странно, что только сейчас. Раньше-то о чем думал? Понятно же было: не по тебе орех. Короче, как-то утром ты увидел, что все документы на него переписаны и завизированы, а к тебе только заява от него относится. Так? Я проснулся – нету ни сантима, так любовь всегда проходит мимо… Куда он тебя хоть слил – сразу в Генпрокуратуру?

– Заявы нет. А документы и правда переписаны.

– Нет заявы – значит, будет. Нанаец тот еще крендель, сам знаешь. Он со всех концов прикроется. А мне, прикинь, с погонами сейчас влом бодаться – миллионный проект ломится, а я в твой блудень полезу?.. А главное, вдумайся без понтов: Рожкин, что, неправ? Лоханулся перец – чего не обдолбать? Он ведь не кура-дура, чтоб от себя грести. Короче, пустой разговор, Миша. Лохи, знаешь, не мамонты – не переведутся. Твои проблемы. Пошел я, однако…

В дверях большого зала возник двухметровой квадратный амбал с небритой рожей из Колокольчиковой секьюрити. Похоже, график Алексея Ивановича и впрямь расписан по минутам, время истекло. Но уже шагнув от стола, Колокольчик на ходу развернулся вполоборота:

– Подожди, если нет заявы, на чем он тебя прессанул?..

– На Лесе, – безразлично бросил Ученый, тоже поднимаясь уходить. – Ладно, забыли. Пустой разговор, ты прав.

Леха шагнул навстречу и, пригнувшись, застыл в какой-то немыслимой при его комплекции стойке:

– Если ты насвистел, Миша, сильно жалеть будешь!

– Уже жалею. Оторвал занятого человека от серьезных дел. Может, лучше Лесю послушаешь? Вместе потрындим, как друган твой по-басаевски через беременных вопросы решает. Надумаешь – вечером звони.

– Какой, на хрен, вечер?! – заорал Колокольчик так, что вся кодла в большом зале рванула к дверям, опрокидывая стулья. – Подъеду утром! Кого из вас рвать, на месте решать буду! А ну кончай жрать!..

Последний выкрик касался парней, уже окончательно забивших болты на сегодняшний обед.


21 августа 1999 года
Джон Цыдыпжапов – Беседа

– А ну кончай жрать! – гаркнул Ученый. – Чавкаешь над ухом, как свинья.

– Это не чавканье, а хруст, – заспорил Беседа, но, со вздохом поглядев на недоеденное яблоко, все же приподнял задницу и вышвырнул огрызок в люк на крыше престарелого «Вольво-универсала». Рабочая лошадка уже давно служила им для перевозки небольших партий полиэтиленового гранулята, вот как раз сейчас и везли.

Чпок!

Огрызок со всего маху врезался в капот проносящегося мимо «Ауди». Водила нервно завертел головой, затормозил и начал съезжать к обочине.

– Тормози!!!

– Зачем? – не понял Михаил.

– Он же остановился – думает, нас задел. Звук-то слышал.

– Ой, не знаю, – признался Джон. – Нельзя же так вот запросто его отпускать…

Он заерзал на сиденье.

Тем временем водила выскочил из своей тачки и побежал к ним.

– Что, задел? – взволнованно спросил он.

Михаил пожал плечами, вышел.

«Вольво» старый, прикинул он, наверняка есть какие-нибудь вмятины-царапины. А толку? У мужика-то машина целехонька…

Он начал внимательно изучать крыло, дверцу.

– Вот. – Хозяин «Ауди» сам обнаружил свежую царапину.

Точно! Это ж Беседа и устроил: когда выезжал из узких ворот завода, как обычно, задел створку. Потому и ехал на заднем сиденье. Михаил разозлился, вышвырнул из-за руля, сам повел. Но уже успел забыть – думал совсем о другом…

– А я и не заметил, – вздохнул водила. – Еду себе, тороплюсь на встречу.

– Мы тоже торопимся, – понимающе кивнул Ученый.

Да, привычка – вторая натура, ну никак от нее не избавиться. Видишь зайца – разводи. А зачем время тратить, все равно впустую.

Но заяц, похоже, был совсем лох. Он даже не озаботился посмотреть на свою тачку, может, торопился очень, а, может, мозги совсем отшибло от страха.

– Слушайте, мужики, – заискивающе посмотрел он на Михаила, – может, решим вопрос полюбовно? Времени на формальности нет.

Он полез в карман:

– Сколько?

Ученый задумчиво почесал затылок:

– Ну, если без формальностей…

– Три сотни пойдет?

– Пять! – решительно потребовал неожиданно нарисовавшийся рядом Беседа.

Заяц пожал плечами и протянул Михаилу пачку купюр.

– Разошлись? Без обид?

– Без обид, – подтвердил Михаил и, резко развернувшись, скомандовал Беседе: – А ну, быстро на место, погнали!

На следующий вечер сияющий Джон продемонстрировал им новые орудия производства – мешок картошки и хитроумную перчатку-наждачку.

– Вот представьте, – начал он. – Едет по дороге заяц, перестраивается из ряда в ряд, вроде при этом никого не подрезает и не задевает. Я кидаю в его тачку картошку. Он, конечно, слышит удар. Рядом – мы, сигналим, типа, тормози. Если сам не останавливается, просто прижимаем, но, скорее всего, остановится. Звук-то непонятный был! А дальше фигня даже для дилетанта, мы сегодня с Коляном все уже проверили… Он вылезает из тачки, бежит к нам, а у нас, сами понимаете, уже все схвачено – бок потерт и все такое… Пока мы с ним мою ласточку осматриваем, Колян бежит к его тачке и вот этой самой наждачкой аккуратненько так трет ее и возвращается обратно. Я вот, говорит, посмотрел, там у тебя, заяц, царапина. Ну идем туда, смотрим. Дальше – все как всегда.

– Да просто повезло тебе несколько раз! Видать, совсем зайцы были, – прикинул Нанаец. – А если б они про ОСАГО вспомнили? Машины-то нынче почти все страхуют – не дураки.

Джон самодовольно ухмыльнулся. Оказывается, он предусмотрел и это.

Да, действительно, многие пытались звонить страховщикам, только смысла в этом не было. Зайцу, обратившемуся в страховую компанию, популярно объясняли, что, поскольку ДТП произошло в другом месте, платить ему никто не будет. Он же виновник, к тому же скрылся с места аварии – он же проехал не меньше ста метров вперед, а это уже не страховой случай.

– В общем, переходим на новые методы работы, – закончил рассказ Беседа. – Очень эффективные, кстати, и, между прочим, – абсолютно безопасные. Столкновения-то вообще никакого не происходит.


21 августа 2007 года
Эдик Самарин – Отвертка

В просторном холле было многолюдно, но подозрительно тихо. Перстня дожидаются, решил Ученый. Эдика еще не было.

Михаил устроился в уютном кресле, заказал чай и огляделся. Увидел несколько медийных лиц: «раскрученный» до тошноты юный певун, хорошо узнаваемая актриса, крупный бизнесмен, популярный политик… Солидные, серьезные люди, чинно восседая в креслах и на диванах, вели тихие и с виду очень деловые беседы, то и дело исподтишка кося на входную дверь.

За соседним столиком известный тележурналист, ведущий на центральном канале программу о мировом культурном наследии, заговорщицким шепотом сообщил своему соседу:

– Я тут придумал, как опозорить человека. Берешь красный жгучий перец, засовываешь ему в жопу и выталкиваешь на улицу… Вот представь, как он побежит.

– А зачем побежит? – удивился собеседник.

– Ну как же?! Ты прикинь, там же жжет, а вынуть нельзя! Что люди подумают, если он на улице руку в штаны запустит и в жопе ковырять начнет…

Ученый представил и хмыкнул.

Дверь отворилась, и несколько человек, как по команде, вскочили с мест, вытянувшись в струнку. Певец приподнял задницу со стула и замер. Оставшиеся сидеть начали принимать какие-то неестественные позы, выражающие одновременно благолепие и повышенную деловую активность. Тревога, впрочем, оказалось ложной – прибыл всего лишь начальник охраны Перстня. Следом за ним шел Отвертка. Он приветливо помахал красавице-актрисе и подсел к Ученому.

– Узнаешь картину? – кивнул он на холл. – Или забыл уже, как сам так высиживал?

Ученый усмехнулся. Забудешь такое, как же…

По холлу пронесся шорох. Ученый оглянулся. В дверях наконец появился сам Перстень.

Михаил Николаевич неторопливо прошел к давно облюбованному и никогда – даже в самые жаркие и многолюдные дни – не занятому столу в дальнем углу большого, сияющего начищенной латунью зала. Кто-то вскочил навстречу с протянутой рукой – он пожал ее, кто-то полез обниматься – он обнялся. Взгляд его оставался спокойным и отстраненным, будто был направлен в никому не ведомую даль то ли российского, то ли личного Перстневого будущего. Что видел он за этим недостижимым горизонтом, не знал никто. Может быть, именно от этого неведения каждый, кто встречал Перстня, испытывал благоговейный трепет и потребность в ярком и искреннем его проявлении. Каждый – по собственному разумению и возможностям.

Вот, например, как этот шустрый молодчик, которого краем глаза заметил Ученый, – тот подскочил к столику босса и протянул какую-то книжку в яркой обложке. Перстень с любопытством посмотрел сначала на нее, потом на молодого человека, начавшего торопливо что-то объяснять. Прошло несколько секунд. Он благосклонно кивнул, обернулся и сделал подзывающий жест. Ближние и дальние гурьбой повалили к его столику, расталкивая друг друга и окружив в почтительных позах, с неподдельным интересом уставились на книжку и молодого человека, одобрительно кивая в такт словам Перстня.

– Что там?

– Да один тут книгу стихов издал на свои средства. Во славу босса, разумеется. Всех задолбал, пока сочинял, даже у Севы-охранника совета спрашивал, можно ли рифмовать «алмазный Перстень» и «стальной стержень».

– И что Сева посоветовал?

– Не поверишь! Ко мне отправил…

– А ты?

Эдик тяжело вздохнул:

– Давай лучше о твоих делах.

Его рассказ не занял много времени и на этот раз вообще прозвучал как речь робота. Михаилу казалось, что он слышит не себя, а чужую диктофонную запись.

С полминуты Отвертка молчал. Потом задумчиво крутанул колесико зажигалки, долго сосредоточенно прикуривал.

– Он всегда был не тем. С нами, но не наш. Никогда нельзя было верить. Им вообще верить нельзя.

– Кому «им»? – без интереса уточнил Ученый, прекрасно зная ответ.

– Недорезанным. Червонному золоту. Из которых Рожкин.

– Ты приедешь завтра? – Меньше всего Михаил был расположен к историософскому диспуту.

– Странное что-то спрашиваешь. – Эдик глубоко затянулся, и Ученый автоматом отвел глаза.

Его всегда раздражала эта манера курить. С шумным дыханием, дрожью и какой-то оглядкой – как приучился когда-то в школьном сортире, так и осталось на следующие двадцать лет. Пока двадцать.

– Приеду, конечно, – продолжил Отвертка. – Только не это главное. Надо думать, как дальше. Ты как планируешь? Яйца ему выкрутить, переписать все обратно и валить на глушняк?

– Завтра, Эдик, прокачаем. Пока не гони волну. На ходу ничего не вырулится.

– Нет, а чего тянуть? Я про что не въезжаю: как ты его накрыть думаешь. Тему-то вы, типа, закрыли. А он без взвода теперь до сортира не сунется. Я так вижу: надо через Настю выцеплять, эта овца на любую мульку поведется…

– Блин, я же сказал: не сейчас!!

Но Отвертка уже не слышал. В его понимании тема была запущена, осталось докадрить кадку, просечь поляну и раздать команды.

– …Или я с уродом стрелку забью. Скажу, с тобой проблема, пусть поможет – я ведь, типа, ничего не знаю. Подъезжаем все. Говорю: разговор для двоих, засаживаю в промежность, тут и входите, кляп в ельник, в тачку, дальше прокатит своим ходом… Стой-ка, может, мне пару-другую своих парней подтянуть?..

Похоже, он мог развивать эту тему бесконечно, но тут раздался звон мобильника. Эдик взглянул на дисплей, и его лицо мгновенно преобразилось. Куда-то исчезло вечно озабоченное выражение близоруких глаз, стёрлись морщины на лбу, губы непроизвольно растянулись в какой-то удивительно детской и доброй улыбке.

– Маря, – с нежностью выдохнул он, неопределённо махнул рукорй Стерхову, подожди, мол. Резко вскочил и торопливо двинулся в дальний угол холла.

Михаил с неподдельным интересом посмотрел на друга, горячо шепчущего в трубку – явно что-то очень нежно-глупое, – с таким лицом о делах не говорят.

Вообще-то об этом сентиментальнейшем романе было известно всем, тем более что длился он уже без малого семь лет, но, несмотря на это, об Эдиковой пассии знали в основном только по легендам, распространяемым его пацанами. И не то чтоб Отвертка ее скрывал – просто оберегал от чужих глаз, как самый драгоценный волшебный талисман счастья. Рассказывали, что эта Маря чуть не в одиночку разгромила какую-то ячейку молодых троцкистов, что ходила на стрелки с ворами, добывала такие сведения, какие и ФСБ добыть не всегда удается, вытаскивала бригаду из голимых блудняков, планировала акции, короче, российская мадам Вонг.

Стерхов хмыкнул. Видел он эту «мадам»: маленький, хорошо упитанный серый мышонок, пройдешь мимо – не заметишь. Да даже если и нос к носу. Хотя легенды, вероятно, возникли не на пустом месте, ради Отвертки эта девушка могла сделать все что угодно, наверно даже вырасти. Ну, во всяком случае, потолстеть – всем была хорошо известна его страсть к рубенсовским формам. Впрочем, страстью это назвать сложно. До встречи с Марей Эдик не то чтоб не интересовался женщинами, отнюдь, ориентация у него была вполне нормальная. Вот только интересовали они его лишь в плане физическом, абсолютно не задевая область духовную, нацеленную исключительно на историческую миссию и решение мировых проблем. Как удалось Маре задеть – а сначала так и просто обнаружить у него – тонкие душевные струны, для всех Эдиковых друзей оставалось загадкой.


21 августа 2000 года
Эдик Самарин – Отвертка

Мелкий дождь, зарядивший с самого утра, заполнял воздух, забивался под одежду, лизал по лицу. И оседал, словно серебряный саван, на спине маленькой женщины, согнувшейся на корточках в нескольких шагах от сломанной скамейки, заляпанной комьями грязи.

Пять минут назад она нетвердым шагом спустилась с каменного крыльца наркологической больницы, пошла к скамейке, но не успела добраться. Ее скрутило раньше, и она едва не упала, крепко обвив себя непослушными руками.

Эдик уже решил уходить – ясно было, что назначенная с «источником» встреча обломилась. Но почему-то он ждал, когда подойдут к этой женщине. Не его вопрос, но что-то не давало уйти. Шли минуты. Она уже опиралась о землю руками, наклоняла голову, черная потертая сумка шлепнулась в лужу. Спутанные темно-русые волосы свесились на лицо. И Эдик пошел к ней:

– Вам плохо?

– Ничего-ничего! Я сейчас… Не беспокойтесь.

С усилием она посмотрела вверх. Страшные чёрные круги вокруг глаз, искусанные в кровь губы. И вдруг – неожиданно светлая, знакомая улыбка, как будто знак судьбы.

– Эдик?

– Это ты, Маша?!

Да, это была она – самая жизнерадостная и бесшабашная студентка журналистского факультета. Халявщица, прогульщица, отвязная разгильдяйка, умудрявшаяся каким-то непостижимым образом не только вполне успешно переходить с курса на курс, но и печататься в самых престижных и читаемых по тем временам изданиях. Друзей на курсе, да и во всем университете у нее не было – жизнь протекала где-то за его пределами. Но в те редкие моменты, когда Маша Смирнова появлялась на лекциях, семинарах или экзаменах, ее внимания, сочувствия удостаивался любой, кому требовалась помощь или поддержка, если спрашивали совета – советовала, чем могла – помогала, никому ничего не навязывала и не ждала ничего от других. А на последнем курсе совершенно неожиданно для всех выскочила замуж за самого талантливого и подающего большие надежды аспиранта кафедры системного программирования.

* * *

Маша любила жизнь. Ту, что есть сейчас. Она тянулась к будущему. Но была равнодушна к прошлому, ничего в нем не жалела и памяти особой ни о чем не хранила. Поэтому, узнав, что Эдик теперь не журналист-аналитик, а практик нового русского корпоративизма, не заместитель самого главного редактора самого крупного российского издания, а просто Отвертка, и что сама Мария теперь станет еще и Марей – она, в отличие от других старых знакомых Эдика, нисколько не шокировалась.

Важно, что с ней был он. Что они были вместе. «Столько лет… Столько лет… Прости, я сейчас закричу». Она не знала точно, были ли это мысли про себя либо вслух.

– Ты правда дружишь с бандитами? – лишь негромко спросила она, чуть расширив вылупленные глаза.

– Да. Но не надо нас так называть.

– Не буду, – пообещала новонареченная Маря и побежала на кухню, где в проржавевшей кастрюле булькал кипяток для чая.

Эдик остался в углу на лежаке. Его не огорчало отсутствие в единственной комнате кровати, дивана, кресла, стола или хотя бы двух-трех стульев. Он точно знал – скоро все будет иначе. Эта комната преобразится не столько в мебели, сколько в самом главном. В ауре, в токах воздуха, в духе тех, кто здесь живет, в глубинном строе их жизни. Как бывает со всеми, кого захватывает и взметает вправо-вперед-вверх магнетическая мощь коллектива.

Тяжело было от другого – Маша была настолько худа, что приходилось упорно смотреть только на ее поразительное лучистое лицо, с которого все эти часы не сходила улыбка безумного счастья.

– Ангел из дымки туманной… – тихо и безотчетно проговорил он, вытягиваясь на лежаке.

– Чего-чего? – напряглась вбежавшая Маша.

Будь на ее месте кто угодно, Эдик бы промолчал. Но за эти часы он откуда-то узнал: она поймет все.

Ангел из дымки туманной…
– Я за больной.
– За которой?
– Я за детдомовской Анной.

– И что? – Маша заговорщицки нагнулась к Эдику, ловко удерживая чашки.

– Давай никогда не будем тебя Анной называть.

– И давай не будем. Я же Маря!

– Но есть проблема. Ты очень худая Маря.

– Так поправим, милый. Месяц, два – и я превращусь в хомяка!

Она быстро на аккуратно поставила чашки. В руки ей откуда-то залетела синеватая тряпица.

– Тебе должны нравиться женщины в косынках!

– Ага! А еще…

– А еще интересно, когда я без носков! Я ведь уже заметила! Вот так!

Она стянула с себя домашние брюки вместе с носками и кувырнулась на Эдика. Тот неловко подхватил ее, сминая белье на лежаке.

Проснулись одновременно, часа через три, в глухой тьме, всегда так заряжавшей Эдика.

– Маря, ты наша. Ты встаешь на нашу дорогу. Давай решать, как мы будем жить.

«Пусть она решит быть с нами… Упаси меня от стремления направлять дела каждого… Но пусть она так решит!..»

– Я твоя, а не ваша, – закуривая, сказала Маша. – А дорога – значит, дорога.

– Маречка, так у нас не бывает.

– У вас так не бывает? У нас так не бывает… У нас… Ладно. Ваша. Но только потому, что твоя.

– Маря… Не могу объяснить, почему я так думаю… Но… Мы сделаны друг для друга, Маря!..

– Ты не можешь, а я все понимаю. Да. Друг для друга. А если бывает прошлая жизнь, то в ней мы были братом и сестрой. Как-то вдруг это стало ясно. Но и сама не пойму, как так вышло, что узналась только сегодня.

Отвертка молчал. В глубине души он верил в чудеса – не верил только, что чудо придет к нему. И теперь не знал, кого и как за это благодарить.

– А кто вы? – вдруг спросила Маря, весело взглянув в глаза Эдику. – Как вы называетесь?

Он ждал этого вопроса. И ответил. Медленно, но четко:

– Аварийщики.

Маря снова вылупила глазки:

– Ну-у?.. Аварийщики… Даже я слышала. Читала недавно. «Беспредел на дорогах»! – Она на мгновение осеклась, но продолжила в темпе скороговорки: – Однако ведь там…

– Да, – твердо сказал Эдик.

– И то, что пишут?..

– В общем, правда, Маря. Это и есть мое подразделение. Все это делаем мы.

Он напряженно ждал.

– Может быть, – после долгого молчания сказала она, – если дело правильное, оно того стоит. Я к этому пока не привыкла, но верю тебе, что и так надо.

– Верю… Вера… Верность! Вот что главное, Маря. У нас – так.

Они обнялись снова.

– Маря, но почему мы не были так в универе? Не любили друг друга?

– Не знаю, милый. Может, любили уже? Не знали только. Иначе не случилось бы сегодня. Я живу с этого дня потому, что появился ты.

– Может, и я потому, что ты?

– Может.

– Но обидно, что время потеряли. Ты прикинь, сколько бы мы навертели.

– А ты прикинь, сколько теперь навертим!

Эдик поражался себе, насколько ему легко говорить о таком. Как никогда. Нигде. Ни с кем.

– Маря, я тоже твой. Наш – и значит, твой… А у тебя хороший дом…

– Да? Ага!

– Это незасвеченная хаза. Здесь можно кое-что складировать.

– А зачем здесь что-то складировать?

– Надо, Маря. Потом поймешь. Послезавтра с утра я завезу сюда незарегистрированный ствол, два левых автономера… Скоро ты познакомишься с нашими. Предупреждаю: не все тебе сразу понравятся… Ладно, потом я еще расскажу, да, впрочем, сама увидишь… Ты не против?

– Я – за. Потом. А сейчас… – Она сунула руку под укрывавшую Эдика простыню.

– Маречка, через минуту.

Он протянул руку к брошенной на пол рубашке, вытащил из нагрудного кармана пачку купюр, не считая – все равно больше с собой не было, – положил на подоконник.

– Доживешь до завтра?

– Это как проститутке за визит? – хихикнула Маша.

– Ну зачем так? Мы же теперь семья. Ты наша. Ты моя сестра.

– Я твоя…

Через полчаса они молча лежали, крепко вжавшись друг в друга. Еще через десять минут Эдик наконец решился спросить, как дела. Маша очень не хотела рассказывать, но Отвертка очень хотел знать.

* * *

Талантливый и перспективный программист Саша оказался обычным наркоманом. Когда они поженились, он еще был в так называемой «розовой» стадии, и ему казалось, что он открыл чудесную вещь. Одна доза полностью меняла окружающий мир, все проблемы решались сами собой. Он был лучше всех, и ему было лучше всех. А главное, он был уверен, что полностью контролирует ситуацию: хочет – колется, хочет – нет. Вот пройдет защита, закончатся волнения, предложат работу в Силиконовой долине (в этом у него сомнений не было), тогда сразу и завяжет. Но защита прошла, а колоться хотелось снова и снова, тем более что в светлый силиконовый рай почему-то никто не звал.

На все Машины попытки не то что объяснить, чем это может закончиться, а просто поговорить, Саша лишь пожимал плечами: «Ты просто не въезжаешь, я сильнее героина, могу бросить в любой момент». Но после первой попытки бросить, естественно, была ломка, и Саша навсегда забыл о своей «силе».

Ну а дальше – сплошная классика. Сначала возросла доза, потом началась хроническая нехватка денег, поскольку обиженный на весь мир Саша, разумеется, посчитал ниже своего достоинства работать в вычислительном центре и тем более «гнуть спину на малограмотного коммерса», а даже самые большие Машины гонорары за статьи не покрывали увеличивающихся запросов.

Уходить? Даже не попытавшись ему ничем помочь? Не для Маши. Даже если б она не любила его – а она любила – не смогла бы оставить. Даже понимая, что он фактически уже умер. Даже зная, что, оставаясь с ним, она разрушает и свою жизнь, и так уже превратившуюся для нее в нескончаемый и безрезультатный ряд попыток спасти любимого. Или нет: через несколько лет уже не любимого, а совершенно чужого человека, с которым делила только крышу. Ведь для него мир сузился до схемы: «поставиться – найти денег – поставиться». Ему никто не был нужен, он никому не доверял, ради денег готов был обманывать, предавать, убивать. Единственное, чего боялся, – это остаться без дозы. Наркотики называл «хлебом». И если раньше сообщение о смерти знакомого от передозировки вызывало чувство страха, то теперь с завистью говорил: «И где это он такой порох достал? Мне б такого».

И наконец, тоже достал. Вчера.

* * *

А потом наступили странные, ни на что не похожие дни и ночи.

Каждый вечер он звонил ей еще из машины и уже через неделю перестал удивляться, увидев на темной клетке настежь распахнутую дверь. Маша в длинной домашней футболке стояла на пороге, освещая лестницу своей лучистой улыбкой. Непослушные русые волосы перевязаны зеленой лентой, руки протянуты вперед.

И каждый вечер Эдик опускался перед ней на ковер. Губы касались ее колен, медленно скользили вниз, к обнаженным стопам. Накрывал голову футболкой, сквозь ткань ощущал ее руки, гладящие нечесаные волосы.

– Маречка, ты не худеешь?

– Ну что ты, милый! Смотри, какой у меня барабанчик, прямо беременная! Во как отожралась!

– Маря, маленькая-худенькая…

Он не узнавал себя здесь, и даже боялся этого состояния, но его безумно тянуло к таким первым минутам, когда приходилось закрывать глаза, чтобы не огорчать ее своими непросохшими ресницами. Как только он ее видел наедине, как-то заостряло, стачивало внутри.

И не хотелось подниматься с колен – в полный рост Маша была ему едва по плечо.

– Ты как себя чувствуешь, милая?

– Хорошо! Ну пожалуйста, хватит, знаешь ведь – не могу я про эту хренотень. Дай я лучше к тебе приклеюсь!

Маша броском опускалась вниз, сдергивала футболку, крепко обнимала… Не было еще случая, чтобы они с самого начала дотянули хотя бы до лежака в комнате. Ковер в прихожей стал для них поляной первой любви. «Ой, дверь не закрыли!» – всегда вскрикивала Маша минут через десять.

Через час они, наконец, добирались до дивана. Отвертка, прикрыв глаза, лежал под покрывалом. Маша, быстро собрав с ковра в прихожей и повесив в шкаф его «черную форму ада», уже ныряла в душ и садилась рядом, закутанная в огромный пушистый халат. Одной рукой она поглаживала его по лбу, другой аккуратно расчесывала его вконец спутавшиеся на ковре волосы. И начинала рассказывать о своих обыденных дневных приключениях – о ссоре с выпускающим редактором, о новой выставке, о поездке к коннозаводчику… Ее удивительный голос, вообще-то детский, но чуть хрипловатый от курева, журчал как тихая, но веселая мелодия из старой кинокомедии.

– …А потом показал совсем маленького жеребенка. Он всего несколько дней назад родился. В общем, статейка выйдет вполне сносная, особенно если фотки получились…

– Маречка, любимая, – стряхивая сон, проговорил Эдик. – Так тебе еще работать?

– Так готово почти. Вот тебя уложу, сяду опять, посижу часок и закончу.

– Ты же опять не выспишься.

– Ну и что? Я ведь двужильная. А за час-полтора закончу. Главное – тебе выспаться!

Так не бывает, в который раз подумал Эдик. Это сказка, сон. Не мог он такого заслужить ничем в своей сумбурной жизни.

– Маречка, не уходи.

– А я не уйду никуда. Ты давай спи. Я закончу, и к тебе. Вместе будем до самого завтра. Ну, до утра то есть. Тебе не рано вставать?

– Маря, ложись ты, пожалуйста. Давай я за тебя напишу, все ж – профи. И вообще, какого черта ты там работаешь, можно подумать, я не могу тебя…

– Милый, не занудствуй.

Она снова целовала Эдика в лоб, тянулась к выключателю и усаживалась за компьютер. И так каждый день. И это был не сон.


21 августа 2007 года
Эдик Самарин – Отвертка

Отвертка закончил ворковать с Машей и вернулся назад.

Спасибо, Маря, что дала передышку от общения с этим фанатиком коллективизма, устало подумал Ученый. А вслух сказал, не давая начать прерванный разговор:

– Эдик, главное, что вся кадка – ты, я, Беседа и Колокольчик. Только между своими. Это – наглухо, и не обсуждается.

Отвертка вскинул на Ученого обжигающе-острый взгляд:

– Босс должен знать. Все. Да он по-любому узнает.

Михаил стиснул зубы, но Эдик, как обычно, не дал договорить:

– Но узнает – после. Я должен буду отчитаться. А это можно сделать уже по результату. Так даже логичнее. Короче, когда приехать? И куда? А звонить надо? Или сразу? Подожди, так брать мне парней?

– Не брать, – ответил Михаил, откидываясь на мягкую спинку кожаного кресла. – До завтра. Кажись, тебя Перстень зовет.


21 августа 2001 года
Михаил Волков – Перстень

Перстень мельком глянул на часы. Половина двенадцатого. Хорошее, детское время, есть шанс отоспаться.

– Завтра будете в семь тридцать, – сказал Перстень водителю и охраннику. – Счастливо!

– Может, подняться? – спросил телохранитель.

– Езжайте, – отмахнулся Волков и быстрым шагом направился к двери подъезда. Ему почему-то захотелось пройтись в одиночестве.

Престарелый консьерж уныло клевал носом над вчерашней газетой. Услышав шаги – видно спал чутко, – медленно приоткрыл один глаз, узнал, встряхнул плешивой головой и подобострастно ухмыльнулся:

– Доброго здоровьичка, Михаил Николаевич!

Перстень кивнул и мимо лифта двинулся по лестнице. Эта привычка подниматься на шестой этаж пешком сложилась у него около двух лет назад, когда из-за неработающего лифта он вынужден был несколько раз подниматься наверх и с удивлением обнаружил легкую одышку. Тренировка не помешает, решил он и с тех пор

отказался от одного из благ цивилизации. Как он надеялся, надолго.

Проходя мимо трех дверей пятого этажа, он снова посмотрел на часы и хмыкнул: «Неплохо, пока еще в форме». Обогнул лифтную шахту: это уже дом – весь последний этаж принадлежал ему…

Услышав за спиной щелчок, Перстень сразу все понял и спокойно остановился. Все нормально, времени хватит. Отоварим сейчас фраерка по самые помидоры.

Реакция не подвела, пригнуться Перстень успел, и пуля из ТТ свистнула поверх головы. Не подвело и дыхание – удар в прыжке оказался делом минимальной сложности. Киллер сползал по стене со сломанной челюстью, и тут Перстень с удивлением ощутил что-то вроде горячего толчка в левое плечо…

Невероятно, но пацан успел садануть еще раз. Вот уж чего Волков никак не предвидел, хоть и давно ждал сегодняшнего вечера. Ему вообще не приходило в голову, что кто-то в скоротечном соприкосновении с ним способен минимально взбрыкнуться.

«Напросился – извини». Никуда уже не торопясь, Перстень сбросил предохранитель ПМ и дважды выстрелил бандиту в голову.

Бледные, ошеломленные лица соседей глядели из трех дверей. Жильцы квартиры, откуда вышел киллер, стояли с лицами смертников. Волков не сдержал смешка.

– Звоните в милицию, – коротко бросил он. – И ждите меня.

Засунув в карман пистолет, Перстень поднялся наконец на свой этаж, вошел в квартиру. Руки не дрожали, мысли не скакали, сердце не колотилось. Хорошая форма.

Взяв с ближайшего стола трубу, набрал номер:

– Ты что, блатюк, тварюга синяя, не сечешь по-русски? Сказано же было: я профессионал, уничтожу при малейшей попытке.

* * *

– Всех впускать и, не раздевая, в восьмую! – бросил на ходу Колокольчик старшему охранной смены. – Ничего не объяснять, можно предупредить, что ждать часа три. Закрыть на магнит, поставить пост, перепроверить акустику. Отключить узел связи, меня ни для кого нет.

Старший смены, невысокий бритый крепыш, очень похожий на фарфорового китайского болванчика, многократно увеличенного и упакованного в камуфляж, бесстрастно кивнул и пошел инструктировать смену. Дылдоватый рядовой охранник провожал Волкова и Николина в изолированный кабинет. Тем временем к большому приему готовилось в «пом. ¹ 8», где Колокольчика часами дожидались взаперти под просмотром скрытой камеры и наглядом омоновца обычные посетители.

Перстень весомо расположился в мобильном кресле, придвинулся к столу с пепельницей.

– За кофе отправь кого, – сказал он.

Николин молча включил запасной селектор:

– Спустись в ресторан. Два завтрака, два кофе.

– Молодец. Ну а что вообще за жизнь теперь думаешь? – Перстень откровенно посмеивался.

– Думаю, в таких ситуациях не стоит выжидать по десять часов.

– Это ты такой нервный. А я ночью отдыхаю. Хоть и трудоголик.

– Вам нужен мой совет?

– До зарезу. Прямо не знаю, как без тебя сорок один год прожил.

Леха сжал сунутый в карман кулак. Это движение не ускользнуло от Перстня, и он решил действительно не прикалывать лишнего. В конце концов, ситуация достаточно серьезная.

– В общем, так, Алексей. Все взрослые люди. Я предупреждал тебя, как это может обернуться, ты подписался на падлу, что покатит без пыли. Да или нет?

– Это война, Михаил Николаевич. На войне всего не предусмотришь, сами знаете. Не хуже меня.

– Да. Но на войне не тормозят, если решились драться. Замахнулся – бей! А вы начали вилять. Если ты скажешь, что все идет по плану, значит, ты осел, и говорить вообще не о чем. Если выпустил фишку, значит, ты ландух, и говорить пока не о чем. Но это все после. Сейчас я о другом – положение придется плотно прокачать. Прямо сейчас. Зови всех троих.

* * *

– Я не думаю, что это они, – в третий раз повторил Нанаец. – И вы все-таки не знаете точно. Не надо им этого сейчас. Я ведь постоянно вижусь с Усиком и Пучком. Все нормально было…

– Что ты гонишь, флегма! Не в тебя шмальнули, урод, – скрежетнул зубами Колокольчик, почтительно поглядев на Волкова, – ты и быкуешь. Бабло им подносишь, как халдей, вот тебе и нормально, пельмень долбаный!

– Слышь, ты!.. – дернулся было Рожкин, но, услышав от Перстня спокойно-тяжеловесное «сидеть», застыл на софе в прежней позе.

– Ну, жур, – усмехнулся Перстень, – твои мысли? Ты же всегда все знаешь.

– Они. Нечего думать, – негромко сказал Отвертка. – Это ясно. Потому что сейчас везде.

– Где везде?! Что везде?! – снова вскинулся Нанаец. – Конкретно давай, чтоб всем было ясно!..

– Хотя бы в Питере, – спокойно продолжил Эдик. – Там за десять месяцев набили целый штабель. Начали с вице-спикера ихнего Заксобрания – взорвали в тачке так, что голову оторвало. Потом одного за другим завалили двух правильных братков, типа наших. Проплатили уголовное дело на двоих крупных «авторов» – одного в «Кресты» законопатили, другому из России пришлось отъехать.

– Ну и?.. Мы-то с какого боку?

– С правого, блин! – Отвертка начал злиться на Нанайца. В основном за то, что Антон явно гнал дуру, прикидываясь, будто не понимает простых, как правда, вещей. – Все, о ком говорю, – питерские «тамбовцы». Их главный давно сказал про воров: «Кончаем кормить дармоедов». «Законники» натравили на «тамбовцев» другую кодлу – «казанских». Война шла чуть не год, «тамбовцы» отстрелялись. Дальше поднялись на бензине, скорешились с тамошним губером. В прошлом году вообще смотрящего откинули – сам замиряться пришел…

– Могила? – неожиданно спросил Перстень.

– Ага, – кивнул Отвертка. – Костя Могила. Карольич. Вот теперь пошла байда по новой. «Кончаем кормить» – такого дармоеды не прощают.

– Да я говорил, бля! – Колокольчик вплотную подошел к Антону. – Говорил: суки – твои кореша! Кончилось блатюков время! Воры только жрать на халяву умеют, а ты в них реальные деньги закачивал!.. Мои, между прочим!

– Не только твои, – подал голос Стерхов.

– Мои тоже!.. Чего удивляться: фраер из комсы, понятно, с ворами в самый раз!..

– Прошлой весной они сошлись на сходняк, – монотонно, как патефон, продолжал Отвертка. – В Ростове. Сам Хасан собирал.

Перстень вскинул брови, услышав знакомое имя.

– Там решали по Питеру. Могиле дали добро на веерный отстрел. «Тамбовцы», понятно, тоже на изготовку. Понятно, что на такой волне Усику с Пучком охота свои вопросы порешать. С нами. Вы ведь, Михаил Николаевич, почти те же слова о дармоедах сказали. Конечно, они не забыли. В Ростове Могила отмашку получил. А Усик чем хуже? Задача одна – что здесь, что там.

Тяжелое молчание густилось третью минуту. Рожкин сидел молча, зачем-то перебирая купюры в бумажнике.

– Короче, еще раз засечешься с ворами – можешь у них оставаться, – нарушил Ученый нехорошую тишину.

– Ага, – обрадовался Колокольчик. – И тогда вместе с ними ляжешь.

– Усику скажи при случае: в следующий раз буду отвечать, – резюмировал Перстень. – И лавэ им больше ни грамма.

Нанаец глухо молчал.

– Есть возражения?

– Есть, – ответил Отвертка за Антона.

– Да, есть, – подтвердил Рожкин.

– Так я и думал. Свободен. Считай, что тебя предупредили.

Нанаец долго поднимался и неестественно медленно шел. Когда дверь за ним наконец закрылась, Колокольчик скривился:

– Зря выпустили… По-любому надо было на ту цифру поставить, что он ворам заслал.

– Точно, – согласился Михаил. – И не поздно еще.

– Может, Усика с Пучком в разработку? – вскинулся Отвертка. – А с Нанайцем под замес? Раз к ворам откололся, так на общих основаниях, а?

– Все течет, – неожиданно сказал Перстень. – Все откуда-то приходят. Все куда-то уйдут. Он первый. Скоро увидите – не последний. Усик заткнется сам.

– Да с чего?! – запротестовал Отвертка.

– С того! Хасан не ландух и не отморозь, быстро поймет, что обломится. И здесь, и в Питере. Но базар про другое уже. Вы, главное, меж собой не теряйтесь, когда грядки поделите.

Парни удивленно переглянулись.

Перстень замолчал. Потом отвернулся к окну и тогда только закончил:

– А я сам кого надо найду.


21 августа 2002 года
Эдик Самарин – Отвертка

Там, где два года назад валялся лежак, теперь стоял музыкальный центр. Он украшал жизнь, но создавал некоторую коллизию. Это было из того немногого, где они не сходились: Отвертка любил шансон и романсы, Маша – классику, джаз и рок.

Она всегда уступала, и, зная это, Эдик стеснялся включать свое. Точнее, поначалу стеснялся, потом все равно не выдерживал.

Они вернулись с очередной политической тусовки, устроенной правоконсервативным изданием, где уже почти год Эдик подвизался редактором аналитического отдела. Было уже пять, но до сна оставалось далеко. Так и не сняв якобы парадно-выходную черную майку и джинсы, только скинув в прихожей кроссовки, Маша лупила клавиатуру. Завтра весь цивилизованный мир должен был узнать, что на тусовке побывал и выразил одобрение один из лидеров государства, а также о том, что другой, не менее выдающийся лидер с пафосом обозвал ее сбродом мракобесов и этатистов. Ну а самое главное – о том, что ее любимый Эдуард Самарин сделал потрясающий доклад, в котором провел интересные исторические параллели…

Отвертка привычно устроился на диване и чиркал шифры в своем допотопном ежедневнике – обыкновенном блокноте с мятыми листами в клеточку.

– Милый, ну давай купим нормальный стильный органайзер, – не отрываясь от монитора, пробурчала Маша.

– Ну что ты, Маречка, знаешь ведь – мне много места надо. Каждая встреча детским почерком в подробностях: во сколько, с кем, зачем…

– Да уж знаю. А перед тем как вырвать и порвать, еще роспись: день закончен!

– Приколистка ты, милая.

– Будто неправда! Хи-хи!

Эдику не хотелось отрывать ее от статьи, которую к десяти утра нужно засылать в редакцию. Но раз заговорив, он никогда не мог отъехать от Маречки. Даже занятой делом.

– Маря, а ты замечаешь – даже умные не понимают нас.

– Ты про крестоносцев? – не глядя, она прикурила левой рукой, продолжая молотить правой.

Эдик промолчал. Вроде за два года пора привыкнуть к любому феномену. Но чтоб так все понимать. Ведь по дороге домой они не сказали о прошедшем мероприятии ни слова…

– Да. Заметь – почти смущаются. Нет у них ощущения непрерывности, нет осознания общности. Где-то слышали звон. Про Александра Невского, про Сергия Радонежского. Услышали, поверили, уперлись. И поди им объясни, что в натуре у истоков стояли Альбрехт Медведь и Генрих Лев. Хотим того или нет, есть медицинский факт.

Теперь молчала Маша. Это напрягло Эдика – он знал, что Маря способна ответить. Но ответить вопросом, который может задеть.

– Маря, не стесняйся этого сказать. Мы ведь с тобой знаем: это не так. Были наши и у нас, да еще какие! Князь Василько, Михаил Тверской, Дмитрий Шемяка, Василий Косой – одни кликухи, зацени, чего стоят! Были клевые пацаны Лжедмитрии, даже Тушинский вор по делу гнал. Классная бригада вокруг Петра тусовалась. Есть нам кого в своей истории продолжить. Беда только, что нам о них либо вообще не рассказывали, либо рассказали не то. Из века в век мы пролистываем имена и дела, которыми обязаны гордиться.

– Yes! – крикнула Марго и эффектно пощелкала «мышкой», сохраняя текст. – Можно отправлять! – Она развернулась на компьютерном кресле и с серьезной улыбкой взглянула на Отвертку: – Милый, а теперь подумай и скажи в натуре: тем ли занимаешься? А главное, то ли по-настоящему ценишь?

– Ты о чем? – спросил он, выигрывая время, поскольку прекрасно знал, о чем.

– Сам ведь говоришь: не рассказывали… рассказали не то… мы не знаем… а должны знать! Ну и от кого же узнать, если не от тебя? Ты ведь идеолог. Почему ты не делаешь того, чего без тебя не сделает никто?

Эдик отложил исчирканный блокнот и выпрямился:

– Маречка. Ни ты, ни я не поверим идеологу, который не прошел низов. Не испытал своей идеологии в реальном жизненном деле. Полбутылки цена тому, кто, ни разу не встав в оцепление, зовет других идти в бой. Ни разу не наклеив на стену листовки, пишет программу-максимум.

– Милый, а ты сам этих низов не прошел? Как еще надо тебе испытывать идеологию? Скольких испытаний не хватает?

Да лучше бы поменьше, устало подумал Эдик.

Вдруг Маша соскочила с кресла:

– Мы ведь еще подумаем про это? И обязательно решим что-нибудь! Подожди-ка!

Она стремительно выскочила из комнаты. Эдик рефлекторно поднялся с дивана. Дверь со свистом распахнулась вновь, пропуская выпрыгнувшую из душа Машу, необутую, в чем мать родила.

– Тебе не хочется спать? – спросили они друг у друга.

– Мне с тобой хочется, – ответили они друг другу.

Отвертка, не глядя, включил музыкальный центр. На своем.

Только раз бывает в жизни встреча,
Только раз судьбою рвется нить.
Только раз в весенний тихий вечер
Мне так хочется любить…

Они, не сговариваясь, вцепились друг в друга и медленно закружились. За окном начинало светлеть.

И вдвоем по тропе
Навстречу судьбе,
Не гадая, в ад или в рай,
Так и надо идти,
Не страшась пути,
Хоть на край земли,
Хоть за край!

На улице было светло. Маша и Эдик уже много раз меняли темп и теперь двигались в быстром ритме, так и не присев от начала. У обоих так было впервые.

Но вот Маша прыгнула на диван, перевернувшись через голову, и блаженно заулыбалась в потолок. С такой же улыбкой Эдик опустился рядом…

Трель мобильника иглой вошла в мозг. На втором звонке Отвертка продрал глаза и увидел над собой улыбающееся лицо Маши. Она уже сидела рядом, будто так и не ложилась.

– Вот кто соня у нас! – наклонившись, она чмокнула его в переносицу. – А ну-ка чай пить.

Эдик автоматически глотнул из дымящейся чашки, которую Маря поднесла ему прямо к губам. Приготовить-то когда успела?

Продолжая надрывно повизгивать, мобильник настырно требовал внимания.

– Спасибо, Маречка. Дай трубочку.

Увидев цифры номера, он судорожным движением нажал зеленую кнопку.

– Выдрыхся? – как обычно, без «здрасте», жизнерадостно проорал Колокольчик. – Машку свою еще не затрахал?

Эдик стиснул зубы:

– Я не у Мари.

– За вранье пи… отдельная будет. Но потом. Короче, бросай все, срочно ко мне. Поедем к Перст… к Михаилу Николаевичу. Уж не знаю зачем, но сказал, ты ему теперь снова нужен. Пиар-р-ретик… Не вздумай опоздать.

Дисплей телефона уже погас, но Эдик продолжал лежать с трубкой в руке, осваивая услышанное. Маша внимательно смотрела в молчаливом ожидании.

Отвертка резко поднялся, хватая ее за плечи:

– Милая, любимая, вот он. Наш настоящий час.


21 августа 2007 года
Джон Цыдыпжапов – Беседа

Михаил уже выпил несчетное количество чая, забил окурками пепельницу и мусорное ведро, а Леси с Беседой все еще не было. Снова звонить не хотелось. Два часа назад они разговаривали последний раз – уже на подъезде к Москве. Ясно, пробки, но все равно, почему же так долго?..

Хлопнула входная дверь. И вот уже Леся повисла на шее, за ее спиной широко улыбался Беседа.

Господи! Как же он изменился!

Нет, не постарел, не поседел – возмужал. Сквозь растрепанные Лесины волосы Ученый рассмотрел широкие, каких раньше и представить было невозможно, мускулистые плечи, спокойный, незамутненный сомнениями и неуверенностью взгляд умных внимательных глаз, твердую решимость когда-то круглого и безвольного детского подбородка. И будто догадавшись, о чем он думает, Леся громким театральным шепотом сообщила:

– Он такой крутой стал, просто диву даюсь…

* * *

Джон ждал возле вагона с охапкой цветов. Ей даже подумалось, что так он стоит на перроне уже не первый час – с тех пор, как получил ее телеграмму и примчался на вокзал.

Он, как всегда неловко, сунул ей в руку букет, растерянно, не зная, чем теперь занять освободившиеся руки, посмотрел на нее:

– Как доехала? – спросил, как всегда невпопад, и смутился.

Леся грустно улыбнулась, слегка наклонилась и поцеловала в лоб:

– Пойдем куда-нибудь, поговорим.

Центральный зал Московского вокзала в Петербурге только поначалу показался похожим на Ленинградский. Здесь все было не так: вместо дешевых, грязных забегаловок и непрезентабельных киосков – бизнесцентр, магазины с книгами, цветами, сувенирами, на постаменте – бронзовый бюст Петра; народ перемещается чинно, как бы подчеркивая традиционное достоинство жителей культурной столицы, без излишней суеты и толкотни; даже челноки и мешочники какие-то необычно тихие и несуетливые.

– Я на машине…

– Ой, конечно же! «Фокус»?

– «Мустанг».

Она притворно строго взглянула на него:

– Непатриотично как-то. Мог бы купить модель собственного производства, так сказать.

– Так ведь подарок от руководства. За безупречную службу.

– Ого!

– А ты думала, – гордо улыбнулся он. – Есть тут на Невском одно местечко уютное. Там поговорим, а потом…

– А потом посмотрим, что дальше.

В кафе модной галереи элитных бутиков было тихо и пустынно. Мелодичная, едва слышная музыка, неприметно порхающие между столиков официантки, нега, прохлада, комфорт.

Леся отломила кусочек замысловато украшенного пирожного, пожевала, поморщилась – химия. Отодвинула тарелку, отхлебнула кофе. Закурила:

– Дело вот в чем…

По мере рассказа лицо Джона становилось все мрачней.

– И вот я здесь, – закончила она. – Ты поедешь со мной?

Он молчал.

– Я знаю, о чем ты. Писал про буддизм, про дацан…

– И сейчас мы туда поедем!

Она не стала возражать.

* * *

Семь лет назад, отправляясь в Питер, Джон сказал, что будет искать утешения и просветления в вере предков: «Пора грехи отмаливать». Поэтому, собственно, и поехал в Северную столицу, где в то время был единственный на всю Европейскую Россию буддийский храм, точнее – ламаистский дацан. Видимо, что-то такое он там действительно нашел, потому как письма его становились все более спокойными и светлыми, не то что вначале, когда он беспрерывно повторял о чувстве вины перед богом и людьми.

И не только письма.

В начале своего пребывания на холодных невских берегах Беседа по большей части перебивался с хлеба на воду, довольствуясь случайными заработками. А с 2002-го пришел на только что открывшийся во Всеволожске завод «Форда» и неожиданно – прежде всего, видимо, для себя – стал личностью не просто уважаемой, но исключительно популярной и востребованной. О поездках в Штаты, в штаб-квартиру автогиганта в Диборне, где его неоднократно принимал глава корпорации, он рассказывал так, будто это были мелкие докучливые рабочие эпизоды. Немного живей и с большей симпатией говорил о встречах с бразильскими профсоюзниками. Но по-настоящему вдохновлялся, только повествуя о визитах в Дхарамсалу – резиденцию Далай-ламы Четырнадцатого. Дело в том, что, впервые побывав там в качестве попечителя дацана, Джон не просто удостоился лицезреть Тэнйзина Гьямцхо, но и по-настоящему подружился с ним.

Именно это, а не постоянное субсидирование реставрационных работ превратило Беседу из обычного, хоть и очень уважаемого, прихожанина в учителя высшей буддийской мудрости. Ведь для ламаиста даже простая встреча с Тэнйзином Гьямцхо – это высшая награда, которую еще надо заслужить. А личная дружба и постоянная переписка поднимает такого человека в глазах верующего на недосягаемую высоту. Не зря же говорят, что каждый, кто увидит далай-ламу, жить по-прежнему уже не сможет. В нем обязательно произойдут какие-нибудь изменения, причем все – к лучшему.


21 августа 2003 года
Леся Стерхова

– С одной стороны – лучше бы приехала в середине июня. В августе белых ночей не увидишь, но с другой – и хорошо, что не в июне, тут из-за трехсотлетия такая давка была… Ох, не вспоминать. Все нормальные люди, кто мог, из города на месяц свалили, лишь бы подальше, – сказал Беседа. – Денег на эти праздники убухали – не сосчитать… А толку? Стоит сто шагов от Невского отойти, и сразу – трущобы, разруха, свинство. Народ голодает, а они – лазерное шоу. Дурацкое и неудавшееся к тому же.

В Питере Леся была впервые. И прямо из Пулково Джон повез ее смотреть город.

Он совершенно не переменился. Как был рьяным поборником справедливости, так и остался. Кажется, стал даже непримиримее. С искренним возмущением педантично перечислял все прегрешения городской администрации: плохие дороги, нерадивых дворников, отсутствие единой городской политики в области обустройства детских площадок, плохую работу постовых милиционеров, беспредел на рынках, разрыв линии метро – короче, не было в городе ни одного чиновника, муниципального, районного или губернаторского, который хотя бы частично соответствовал занимаемой должности. С городских проблем он перекинулся на заводские. Тут, разумеется, тоже всем досталось. Проклятые капиталисты нещадно эксплуатировали рабочий класс и трудовую интеллигенцию, извлекали невиданные сверхприбыли и упорно не желали делиться ими с истинными создателями материальных благ. А между тем, уверял Беседа, именно эти скромные труженики – настоящие творцы и мастера своего дела – достойны лучшего, и это вполне возможно, поскольку у администрации есть на это деньги и средства.

Уже напрочь позабыв, что начал с лазерного шоу, Беседа с пафосом стал рассказывать о своей нелегкой борьбе за свободу рабочего класса:

– Сколько можно позволять начальству вытирать об рабочих ноги, считать нас за рабочий скот? Совсем считают нас за безмозглых кретинов, не знающих своих прав, и поэтому измываются, как хотят! Нет, нельзя больше такое терпеть, нужно уважать себя! Пока мы молчим и сносим издевательства, так и будут издеваться. Они же боятся нас, вот я точно говорю: их, этих хитро-мудрых иностранцев немного совсем, да чуток их местных прихлебателей, а мы – сила! Без нас этот завод – куча металлолома. Вот что им пора понять, и они это понимают, только обнаглели. Ну так пора им совесть иметь. Поучить надо капиталистов по-настоящему, чтобы не думали, что можно без конца издеваться над рабочим коллективом!..

Леся слушала его с улыбкой и думала о том, как правильно сделала, что все-таки решилась через три года разлуки встретиться с этим нетерпимым борцом со злом.

…Высокий накал чувств не может сохраняться вечно. Движение друг к другу когда-то останавливается.

Полгода назад у Михаила случилась командировка – поехал в Италию. Разлуки он не хотел. Но когда садился в поезд, выглядел таким счастливым, будто вырвался из тесной клетки. А после возвращения на вопрос: «Как дела?» – ответил: «Отлично!»

А ей было плохо! И она предложила в следующий раз ехать только вместе. «Посмотрим!» – ответил Михаил, и она поняла, что он будет этому сопротивляться.

Маятник любви качнулся назад, поняла Леся. Но почему?

А она-то не находила себе места в течение трех дней отсутствия любимого и считала это время отнятым у ее любви. Впервые они пережили событие, которое для него было радостью, а ей принесло огорчение. Неужели она ему надоела?

И в следующий его отъезд даже не заикнулась о том, чтобы сопровождать, а на прощание просто сообщила, что летит в Питер.

– Никогда еще там не была. Париж видела, Барселону, Ниццу, а красивейший город России так и не удосужилась. Даже стыдно, – лукаво улыбаясь, сказала она Михаилу. – Да и Джон все время зовет.

Стерхов пожал плечами, но возражать не стал.

И не задумываясь, перебила Беседу с его бесконечной профсоюзной темой, выпалила:

– У меня проблемы. Ты можешь хотя бы выслушать?

И не дожидаясь ответа – знала, что не остановит, – начала рассказывать.

Он долго молчал.

Проще всего было сказать: «Леся, любимая, со мной у тебя никогда такого не будет». Но вместо этого заговорил совсем о другом. О том, что близкие люди, как частично пересекающиеся или касающиеся друг друга круги, могут касаться, пересекаться, но если полностью сливаются – это плохой признак.

– Значит, ты чувствуешь себя поглощенной им. Ведь ты не работаешь, только ждешь его целыми днями дома. В этом нет ничего плохого, но ты потеряла себя, полностью растворившись в нем. Но ему-то нужна половинка, а не часть его самого, этого у него и так достаточно. А теперь представь себе, как бы тебе хотелось, чтобы эти круги соотносились на самом деле. Ты – не тупая домохозяйка. Вспомни, что еще интересного было и есть в твоей жизни. Ты ж искусствовед! Ты так много знаешь и понимаешь. Сегодня не девяносто пятый, профессионалы нужны! Мир существует не только в кругу семьи. Сделай так, чтобы небосклон ваших отношений… Ты уж прости за такое высокопарное выражение, – смущенно хмыкнул Джон. – Пусть он расцветится многими звездами. Ведь ты же выбирала его не потому, что вокруг не было никого и ничего другого!

Леся с удивлением смотрела на Беседу.

Вообще-то она не ждала, что он сразу же полезет ей под юбку, но все же предполагала какие-то романтичные сопли или развесистую клюкву. Особенно после того, как Антон, отвозивший ее в аэропорт, очень деликатно, но вполне определенно намекнул, что готов скрасить ее одиночество любыми доступными ему способами…

Да, конечно, был Михаил, который стал для нее центром вселенной, смыслом жизни, она ни за какие блага мира не поменяла бы свою судьбу на иную. Но бывали минуты, когда нужен был именно Беседа, с его гипертрофированным представлением о справедливости, с беспрестанным стремлением ко всеобщей гармонии… А еще с его тактичностью, обаянием, подвижностью, любовью к жизни. За внешней беззащитностью и ранимостью она чувствовала в нем сильную волю и потрясающую энергетику.

И любовь.

Леся вернулась в Москву в тот же день. Не дожидаясь Михаила, подала документы в аспирантуру, записалась на курсы компьютерного дизайна. А после его возвращения объявила, что собирается стать лучшим в мире рекламистом бамперов и автомобильных ковриков, а потому немедленно требует принять ее на работу. В случае отказа – развод и девичья фамилия…

В ту ночь он впервые сказал ей:

– Мы – одно. Без тебя меня нет.


21 августа 2007 года
Джон Цыдыпжапов – Беседа

С Приморского проспекта дацан был почти полностью скрыт пышными ветвями деревьев и невысокой каменной оградой. В небольшом уютном садике на скамейке в прохладной тени дуба, перебирая четки, сидел молодой и, как показалось Лесе, весьма упитанный лама. Взгляд из-за очков казался отстраненным и пустым.

Мощеные дорожки, ухоженные газоны, к ветвям деревьев привязаны разноцветные платочки-молитвы. Слева и справа от входа – барабаны.

– Хочешь покрутить? – спросил Джон.

– Зачем?

– Если повернуть сто восемь раз, с тебя снимутся грехи.

– Все?

– Почти…

Леся посмотрела вперед. Дацан с мощными, слегка наклоненными внутрь стенами и четырехколонным портиком с капителями темной бронзы поражал своей загадочностью. Гранит, глазурованный кирпич, золоченые детали. Суровая тибетская архитектура плюс элегантный модерн начала прошлого века – какая-то сверхмистическая гремучая смесь, рай для искусствоведа…

Они поднялись по широкой лестнице. Джон отворил тяжелую дверь, и они оказались в главном зале. В молельне не было окон, свет проникал только сверху через прямоугольную застекленную часть крыши и потолка. Два ряда колонн разделяли зал на три части, в центральной с сиденьями для лам – трон главного ламы, алтарь и изваяние Большого Будды. По стенам развешаны изображения многочисленных тибетских божеств.

Леся с восторгом оглядывала это уникальное произведение искусства. Позолота, яркие краски, витражи.

– Это один из самых дорогих буддийских храмов в Европе, – шепнул Беседа. – В Бурятии в основном делали деревянные храмы, в лучшем случае монолитные или кирпичные, а этот – из колотого гранита. Витражи изготовлены самим Рерихом, они, правда, сейчас испорчены. А еще есть легенда, что в одном из прудов Елагина острова лежат осколки первой статуи Будды. Когда коммунисты после революции выносили из храма все ценности, они не смогли передвинуть Будду и разбили его. Надеялись найти внутри сокровища. Естественно, там ничего не было, вот и выкинули осколки в пруд. А когда спохватились, было уже поздно, ничего не нашли.

– Верующие забрали?

– Возможно, так, а возможно – иначе… Ты тут посиди немного, я скоро.

– А мне можно?

– Всем можно, Бог же для всех.

Он снял обувь, прошел между двумя медными гонгами и уселся на пол в позе лотоса, неотрывно глядя на Будду. Леся скромно устроилась на скамейке в уголке.

В храме было тихо и прохладно. Запах благовоний, едва слышный шепот немногочисленных прихожан и удивительный покой и отстраненность от мира, от всего будничного и земного. Будто находишься не в центре многомиллионного города, а где-то в далеких заоблачных горах Тибета.

Она не молилась, не просила ничего, даже не думала ни о чем, мысли – если эти обрывки каких-то неясных образов можно назвать мыслями – медленно проплывали, не задевая, не омрачая сознание. Она не могла сказать, спала или бодрствовала, грезила наяву или видела что-то неожиданно прояснившимся внутренним взором, только вдруг почувствовала необыкновенную легкость и умиротворение…

Джон мягко коснулся ее плеча:

– Идем. Я готов.

Она, будто очнувшись от дремы, слегка вздрогнула, почувствовала озноб и какое-то непонятное сожаление о чем-то невозвратно ушедшем, вернее, упорхнувшем как дыхание доброй ночной феи, очень важном и правильном…

На улице по-прежнему светило яркое солнце. Время, казавшееся в храме неподвижным, и здесь замерло, ожидая решения Беседы.

– Сейчас сделаю несколько звонков, – извлекая из кармана мобильный, сказал Джон, – и можем двигать. До Москвы, будем считать, семь часов, так что сегодня там.

– А с каких это пор ты трубой обзавелся?

– Не помню… давно.

– Почему не говорил?

Он неопределенно пожал плечами.

* * *

Едва они свернули на Пулковское шоссе, стоящая у обочины сверкающая «бомба» резко двинулась влево.

Беседа крутанул руль, но все же умудрился задеть задний бампер. Раздался противный скрежет, бампер полетел в сторону. Заскрипели тормоза.

– Сиди спокойно, – велел Беседа, – это подставщики, ну… наших так в Питере называют. Сейчас разберемся.

Он быстро выскочил из машины. В «пострадавшем» авто тоже резко отворились сразу обе передние дверцы. Навстречу Беседе вышли два здоровенных бугая.

– Ты чё? Не видишь куда прешь, козел?.. Мы ж уже двинулись…

Даже неискушенная в автомобильных правилах Леся поняла, что владельцы БМВ поджидали какого-нибудь лоха, чтобы снять с него за нарушение. Если сейчас появится гаишник, они все равно докажут, что виноват Джон. Наверно, где-нибудь рядом и свидетели есть.

Беседа, видимо привычный к таким эксцессам, извлек из кармана несколько зеленых купюр.

– Ты чё суешь?.. Сто пятьдесят зеленых? Да у меня бампер все шестьсот евро тянет, – рявкнул один из подставщиков.

Беседа жалобно загнусавил:

– Ну, мужики… у меня нет больше…

– А у бабы твоей? – заглядывая в окошко «Мустанга», подозрительно поинтересовался второй громила.

– Да откуда…

– Ну тады вызываем гаишников, будем через суд решать.

– Ладно вам, ребята… может, разойдемся по-мирному…

– Сказал шестьсот, значит, шестьсот или…

– Лады, – вдруг согласился Джон. – У меня тут свояк неподалеку работает, сейчас позвоню, привезет.

Он вытащил трубку, набрал номер:

– Толя, тут проблема… На ребят напоролся, бампер им снес, шестьсот евро нужно, а я вот как раз не при деньгах. Не привезешь?.. Ну да… Да… На Пулково. Сразу увидишь.

Беседа обернулся к подставщикам:

– Ну все, через двадцать минут привезет.

Не дожидаясь ответа, уселся в машину и улыбнулся Лесе:

– Сейчас Толя приедет, муж Цыри.

– А что будет?

– Увидишь. Кстати, посмотри: у них номера не привинчены, а на магнитах, а бампер, скорее всего, на клею был. Проверять неохота, время тратить. Так что сейчас быстренько закончим, и – вперед.

Через пятнадцать минут возле БМВ затормозила довольно потертая «девятка». Из открывающейся двери высунулась нога размера эдак пятьдесят пятого. Следом показалась огромная лохматая русая голова, затем, постепенно распрямляясь, будто телескопическая удочка, начал вылезать и сам хозяин допотопного авто.

Водитель БМВ, не дождавшись, пока Толя полностью вынется из своей непрезентабельной тачки, выскочил из своей сверкающей новенькой машины и встал в воинственной позе возле противоположной Анатолию дверцы. Когда Джонов свояк закончил наконец самоизвлечение и встал во весь рост, то оказался метра на полтора – так во всяком случае показалось Лесе – выше крыши автомобиля. Он медленно перегнулся через «девятку», протянул ручищу, больше всего напоминающую ковш среднего экскаватора, и сгреб ею подставщика.

– Это тебе тут должны? – ласково поинтересовался он.

Несчастный владелец покореженного бампера, задыхаясь и медленно краснея, бил ногами по воздуху и судорожно махал руками. Второй подставщик, выскочивший было на помощь, очень медленно и осторожно, как будто тая в воздухе, забирался назад.

– И-и-а-а… – выдавил из себя обмякший и прекративший попытки к сопротивлению водитель БМВ.

– Иа, говоришь? Ну и ладушки. – Толя разжал лапу.

Поверженный противник мягко шмякнулся на асфальт. Свояк, перегнувшись через крышу, с участием поглядел на него:

– Так сколько?

– Д-д-да н-н-нисколько. Ошибочка вышла…

– А-а-а, ну, бывает… – Больше не обращая внимания на свою жертву, Толя обернулся к Джону – Ты езжай, куда собрался, а я тут с осликом все закончу и позвоню.

Беседа кивнул и нажал на газ.

– Ну, теперь им мало не покажется. Хорошо, если машину в ремонт возьмут, а не сразу в утиль.

Леся оглянулась. Достав из багажника увесистый лом, Толя неторопливо направлялся к БМВ.

– А если милиция?

– Так Цыря же там в аналитическом отделе начальником! А Толик – по борьбе с коррупцией…


22 августа 2007 года
Михаил Стерхов – Ученый

– …По борьбе с коррупцией? Ну и что он может, этот твой мент, Колокольчик? – Эдик шумно затянулся. – У меня, по крайней мере, хоть и не начальник, но в УБЭП. Сейчас позвоню ему, съездим, напишем заяву, ну подождать придется, конечно, пока он проведет по всем инстанциям и зарегистрирует… Без этого все равно уже не обойтись. Не девяностые, для страховки требуется сопровождение в правовом поле.

– Ой, какие мы стали продвинутые и умные… – прорычал Колокольчик. – А времени у тебя вагон, да?!

Ученый отрешенно смотрел на стену, где весело прыгали зайчиками лучи утреннего солнца, пробившиеся сквозь жалюзи. Уже час шел этот спор, и конца ему не было видно.

За спиной вздохнул Отвертка:

– Времени на ответку и переигрыш – сутки, максимум двое, иначе процесс перехвата станет необратим. Может, и уже поздно.

– Потому что Антон умней вас всех! Все просчитал!

– А не ты ли ему считать помогал? – вдруг тихо спросил Беседа.

– Да ты что?.. – Колокольчик задохнулся, покраснел, несколько раз схватил ртом воздух. – Когда я друзей продавал?

Он явно растерялся от такого предположения, а еще больше от того, что сделал его именно Беседа – самый доброжелательный и мягкий, даже по сравнению с Лесей, человек в их компании.

– А раз так, – спокойно продолжил Джон, – займись-ка этим нотариусом, что заверял договор дарения. Для тебя это несложно. Пусть твои поднимут базы, вычислят адреса и номер машины, организуют наружку…

– Может, еще и на штурм их послать?

Беседа поглядел на Эдика и заверил:

– Это не потребуется. Машину сможешь организовать не засвеченную?

– Говно-вопрос, – пожал плечами Отвертка. – Угоним. Пацаны номера перебьют, это им как два пальца…

Колокольчик неожиданно расхохотался:

– А ничего себе ламаист у нас. Это тебя далай-лама научил с бандюками бодаться?

– Жизнь научила.

Ученый, до этого безучастно наблюдавший перепалку, удивленно поднял глаза. Да, изменился наш Беседа. Вырос. Не зря, видать, его фордовские профсоюзники чуть не круче Эсманова считают, заслужил. Он перевел глаза на Лесю и снова поразился: улыбаясь, она восхищенно смотрела на Джона. С таким обожанием смотрит любящая старшая сестра на своего брата-вундеркинда, оправдавшего и превзошедшего все возлагавшиеся на него надежды. А ведь верно! Она всегда считала, что его ждет большое будущее. Ни разу не усомнилась.

– И вот еще что, – продолжил Беседа, – Антон – не дурак, не будет, сложа руки, ждать, пока к нему пожалуют, наверняка сам уже подстраховался.

– А что ему страховаться? Все ж законно, не придерешься.

– Говорю: сейчас нет заявы, значит, будет через час, – не выдержал Колокольчик. – Если бы ты, Ученый, на такое пошел, был бы спокоен?..

– Я – не пошел бы. Но суть не в этом. Антон в себе уверен на все сто. Иначе не расписал бы мне сам всю схему. Он ведь себя гением мнит, считает, что уже сломал меня окончательно.

– Это он вчера так считал, а сегодня задумается, все ли надежно, и наверняка найдет себе крышу. Если уже не нашел. Есть у него в органах кто-нибудь?

Ученый кивнул:

– Наверняка. Вон Михалыч его, безопасник, точно со связями…

– А полезет этот Михалыч в грязное дело?

– На грязное Антон Колокольчика позовет, кореша своего, – сквозь зубы прошипел Эдик.

– Стоп! Заткнулся! – рявкнул Михаил. Обернулся к Беседе: – О чем ты?

– Прослушка, например. Определение местоположения по сигналу сотового…

– Да ты, я смотрю, большой стал спец по этому делу.

– Всякое случалось.

– И что предлагаешь?

– Для начала телефоны вам поменять.

– Это запросто, – сообщил Ученый и оделил соратников симками на имя гражданина Постника, объяснив: – Обзавелся тут по случаю…

Леха как-то странно посмотрел на него, пробормотал: «Конспираторы хреновы…» – но симку взял.

Под насмешливым взглядом Колокольчика Эдик достал из кармана третью мобилу – две уже лежали перед ним на столе – и демонстративно направился в сортир. Через минуту оттуда раздался его голос, пытающийся перекричать грохот льющейся из крана воды. Еще через две минуты он вернулся назад, утирая пот с раскрасневшегося от натуги лица, и сообщил, что созвонился с приятелем из УБЭПа и напряг его на встречу.

Колокольчик презрительно фыркнул и тут же проорал кому-то по телефону в своей неподражаемой манере:

– Через час все данные на Селезнева А-Эн… Не знаю я, как зовут, сколько лет! Это твоя задача… Нотариус вроде… И чтоб все телефоны, адреса, номера машин! Какие пятьсот баксов? Я за пятьсот сам все узнаю! – Он с треском захлопнул мобильник и деловито сунул в карман. – Совсем мышей ловить перестали! Я им покажу пятьсот зеленых… Они у меня землю рыть будут!.. Ну все, полетел я. Держите на связи.

– А ну как не узнают через час? – ехидно поинтересовалась Леся.

– Ты моих не знаешь! Через полчаса все сообщат.

* * *

Майор Николай Николаевич с пухлой жизнерадостной физиономией менеджера по закупкам шоколадных конфет тянул от силы лет на тридцать пять. Юный возраст, впрочем, отнюдь не уменьшал его деловой хватки. Уже через пять минут разговора в уютном кафе-подвальчике во 2-м Колобовском переулке, с названием, пробуждающим далекие детские воспоминания о великом и ужасном Штирлице, Ученый понял, что имеет дело с настоящим профи. Во всяком случае, по части получения предоплаты. В остальном же приходилось полагаться лишь на честное слово Отвертки, уверявшего, что майор фишку держит и не подведет.

– Он, можно сказать, на моих глазах вырос. И помогал, – рассказал по дороге Эдик. – И вообще – наш человек.


22 августа 2004 года
Эдик Самарин – Отвертка

Эдик прошел коридор, оглядел холл и тут же поморщился. За облюбованным столиком развалился Колокольчик. Перстень в дальнем конце зала разговаривал с очередным просителем.

Отвертка со скучающим видом присел за Лехин столик и достал сигарету.

– Дорогой, у тебя не найдется для меня немного денег? – услышал он сзади чуть хрипловатый голос и обернулся.

За его спиной стояла шикарная блондинка и с мольбой смотрела на Колокольчика. Местные проститутки вечно толпились возле него; он испытывал к ним неизъяснимую слабость.

Леха с готовностью вытащил огромный лопатник, долго и озабоченно перебирал и пересчитывал хрустящие стодолларовые и стоевровые купюры, и через три минуты почтительной тишины виновато пожал плечами:

– Прости, дорогая, сама видишь – нету, – сокрушенно сообщил он и спрятал портмоне в карман.

Обложив Колокольчика трехэтажным матом, блондинка плюхнулась на стул и потребовала хотя бы выпивки. В такой просьбе Леха никому никогда не отказывал.

– Дорогая, позволь представить, – проникновенно сказал он, указывая на Эдика. – Лучшее перо города. Его имя стало символом беспринципной продажности.

– Друг, тебе ли так говорить? – столь же проникновенно сказал Отвертка. – Ты же знаешь, я никогда не халтурю налево, никогда не беру косух.

– Лучше бы халтурил и брал, – сурово ответил Колокольчик. – Ты сделал хуже. В битве добра со злом ты выбрал зло.

К их столику подошел Волков.

Эдик достал из нагрудного кармана несколько листков и протянул боссу. Перстень вытащил очки, неторопливо нацепил их на нос и начал изучать текст:

«Вчера группа хранителей имущества, представляющая законную дирекцию ЗАО „ДК проффедерации“, вступила на территорию ЗАО, где, постепенно преодолевая выставленные кордоны, приблизилась к кабинету генерального директора, на неправовых основаниях занимаемому лицом, именующим себя „управляющим ЗАО“. У дверей кабинета хранителей встретил полный состав незаконной „администрации“ ЗАО, за исключением „управляющего“, с неясными целями уединившегося в кабинете, а также наряд милиции из 5 о/м.

Между руководителем группы хранителей и лицом, называющим себя „председателем совета директоров“ ЗАО, завязалась оживленная полемика, к которой с активной заинтересованностью примкнули представители обеих сторон в общем количестве 19 (девятнадцать) чел.

По ее промежуточным итогам сотрудники 5 о/м предупредили о вероятном введении в действие Кодекса об административных правонарушениях в части, касающейся употребления ненормативной лексики в публичных местах. Из этого предупреждения были сделаны надлежащие выводы, снизившие градус полемики, а после того, как к ненормативной лексике были приравнены термины „говно“ и „мудак“, дискуссия окончательно вошла в корректное русло.

Некоторое напряжение вносили лишь высказывания лица, называющего себя „начальником службы безопасности“ ЗАО, проводившего провокационные параллели между действиями хранителей и действиями незаконных вооруженных формирований сепаратистов т. н. „Чеченской Республики Ичкерия“. Эти нападки, однако, были нейтрализованы помощником руководителя группы хранителей, проведшего встречную параллель между статусами т. н. „управляющего“ ЗАО и т. н. бывшего „президента Ичкерии“ Дудаева Д. М.

Основательно взвесив эти и другие доводы обеих сторон, сотрудники 5 о/м определили правую сторону конфликта и рекомендовали представителям незаконной „администрации“ ЗАО пойти навстречу законным требованиям хранителей, после чего удалились. Сеанс мобильной телефонной связи между т. н. „председателем совета директоров“ и т. н. „управляющим“ ЗАО способствовал растворению дверей в спорный кабинет, где немедленно водворился законный генеральный директор под прикрытием специально выделенной подгруппы хранителей.

На основе взаимной договоренности о гарантиях неприменения силы представители незаконной администрации передислоцировались в кафе-бар, расположенный в одном из помещений ЗАО (их безопасность на фоне возмущения рядовых сотрудников ЗАО, приветствующих законную дирекцию, обеспечивалась второй специально выделенной подгруппой хранителей). В 19.48 хранители приступили к описанию имущества».

– Завтра выйдет в «Нашем деле», Маша договорилась.

– А что редактор? – поинтересовался Волков.

– Изменений не вносил. Только захотел узнать, кто такие хранители.

– И она?..

– Спросила, читал ли он «Властелина колец». Он сказал, что читал. Ну она и говорит: какие тогда вопросы? Вроде тех – братство.

– Молодец, – кивнул Перстень.

Как обычно, не прощаясь, он поднялся, прихватил Машины листки и направился к выходу.

Одним из сотрудников 5 о/м был молодой лейтенант Николай Николаевич, проявивший особое понимание и полную солидарность с позицией хранителей.


22 августа 2007 года
Михаил Стерхов – Ученый

– Представляешь, – сразу после официального представления сообщил Михаилу Отвертка, – как-то раз Ник-Ник со своим корешем поехал за город, и там – в шашлычной, что ли, – что-то им не понравилось, так они все на хрен битами разнесли, а потом хозяину еще и удостоверения предъявили… Заметь: не сначала, а после!

В этот раз Николай Николаевич, вечно куда-то спешащий, общающийся на ходу и на лету, почему-то не торопился. Со вкусом размешивая сливки в чашечке кофе и манерно разрезая пирожное тонкой блестящей вилочкой, он старался оттянуться по полной:

– Эдик, ну ты меня достал… Ты когда-нибудь усвоишь, что я уважаемый человек, майор милиции, наконец? Всегда приходишь с абсолютной шнягой. К вам, похоже, только по дохлякам и обращаются. А здесь что? Под УСБ меня загнать хочешь, да? Ты лучше взятку мне в кабинет принеси и акт приема-передачи в отделе заверь, так надежнее будет. Давай?

Побагровевший Ученый как-то не по-доброму смотрел на Отвертку. Но тот непроницаемо молчал. Рано или поздно уважаемый майор милиции перейдет к делу. Иначе с самого начала сказал бы «Жопа. Взрывы». Эта фраза появилась осенью 1999-го, когда Ник-Ник привлекался на усиление в связи с историческими московскими терактами, и с тех пор превратилась в кодовое обозначение типа «а не пошел бы ты на…».

– Так что, миссия невыполнима? – ускорился Отвертка. – Совсем ни за сколько? Может, скалькулируешь все-таки, а, Коля?

Ник-Ник перестал ухмыляться. Осторожно поставив кофе, он вдруг ответил:

– Да не в этом дело. Знаешь, прямо скажу: пришел бы не ты – я бы с ходу послал.

Отвертка покосился на Ученого. Тот сузил глаза и явно готов был скрипнуть зубами. Если бы не понимал, насколько по хрену его возмущение уважаемому майору.

– Но пришел я, – напомнил Эдик. – И что? Все равно «жопа-взрывы»?

– Объясни, чего вы хотите? Посадить своего урода?

– Это было бы правильно.

– За таким решением люди в очередях с чемоданами баксов стоят. Или по-настоящему дружат с властью – тогда пожалуйста: закон превыше всего.

– Какой закон? – хмуро вступил Ученый.

– Фиолетово какой, – отозвался Николай Николаевич. – Для хорошего человека не жаль весь УК перелистать, что-нибудь найдется… Но у вас, – майор снова повернулся к Эдику, – ситуация другая. Серьезным людям до вас сиренево, на реальную проплату вам не подняться.

– И что? – снова спросил Ученый.

– Ладно. – Николай Николаевич вытер губы салфеткой. – Подтягивайте мне заявителя. Прикладывайте полный пакет документов. По возможности готовьте свидетелей.

– Это все есть. Какие сроки и сколько на первичную смазку?

– По срокам… Сейчас я уже смену закончил, обратно не побегу. Завтра с десяти ноль-ноль. Звоните мне снизу, спущусь, чтобы пропусков не оформлять. Ход делу дам к четырнадцати. Дальше не от меня зависит. Поэтому цифру называть не буду, сами определяйтесь, сколько вам реально. Учтите только, что я с начальником отдела по-любому в пополаме.

Ученый протянул Отвертке заготовленный конверт. Эдик подтолкнул его по столу в сторону Ник-Ника.

– Десять косарей.

– Ладно, – кивнул майор. – Спасибо. Посмотрим.

– Шанс есть? – Отвертка не удержался от лишнего вопроса.

Николай Николаевич досадливо поморщился, но все же ответил:

– Есть. Иначе зачем бы разговаривали. А вот какой… Тоже, пожалуй, в пополаме.


23 августа 2007 года
Михаил Стерхов – Ученый

В кармане заверещал мобильник. Старый номер. Выкинуть его Ученый не решился: мало ли… Глядя на индикатор, он не сразу сообразил, что звонит Боря Хализин.

Снимать – не снимать? Боря работает у Михалыча, а Михалыч – человек Антона. Это они меня разыскивают или Борис накопал по Лесиному делу?

– Слушаю, – наконец решился он.

В трубке раздался развязный голос Хализина:

– Михал Саныч, встретиться бы надо.

– На предмет?

– Задаток вернуть. У меня тут информация, что со вчерашнего дня вы не начальник, так что работа моя на вас закончена. Еще не начавшись. Ха-ха!

– Оставь себе, сынок, – прохрипел Ученый.

– Это, конечно, запросто, но, если еще добавите, могу кое-какими мыслями поделиться. О планах Антона Сергеевича… относительно вашей личности.

Подстава или нет? Ученый секунду помедлил:

– Ну делись.

– Встретиться бы…

Михаил посмотрел на часы:

– Через пятнадцать минут на Новом Арбате. В кофейне возле метро.

– Могу не успеть.

– А ты поторопись.

Он почти не сомневался, что вытащит пустышку, а еще хуже – сядут на хвост или вовсе скрутят. Не в кафе, конечно, и не на улице, но где-нибудь рядом. Потому и выбрал такое многолюдное место, если что – есть шанс уйти без машины. Даже проще.

Боря, однако, явился без сопровождения. Это, конечно, не факт, может, на улице поджидают, а, может, на машину какой-нибудь маячок ставят.

– Ну выкладывай…

Хализин покосился на девушку за соседним столиком справа, увлеченно что-то набирающую на ноутбуке, посмотрел налево на нежно обнимающуюся парочку, подозвал официантку в кокетливо сдвинутом набок фирменном беретике, заказал капучино, расслабился, откинулся на спинку дивана.

Да, он, похоже, и правда один. Без санкции. На свой страх и риск. Видать, деньги сильно нужны или просто их любит, решил Ученый. Ну так и славно, значит, есть у него что рассказать. Хотя, скорее всего, время будет потрачено зря.

– Час назад Антону Сергеевичу звонили из ОБЭПа.

Ого! Быстро Николай Николаевич сработал. Хотя, что тут удивляться. Сумма-то за услугу ему вполне солидная перепала, и в перспективе еще светит.

– Он в бешенстве. Видно, не ожидал от вас такой прыти, – продолжал Хализин, в его голосе звучало одновременно уважение и презрение. – И, конечно, тоже уже подстраховался через своих людей. Ему теперь, как и вам, терять нечего.

– Он что, вот так прямо тебе все это и выложил? И про предъяву, и про подстраховку?

– Не мне – Геннадию Петровичу. А Петрович меня командовать назначил, ему-то самому не по чину, он человек серьезный, правовое прикрытие обеспечивает.

Официантка с приветливой улыбкой поставила перед Борисом дымящуюся чашку и засеменила к стойке. Ученый с опозданием пожалел, что не заказал и себе. Густо взбитая молочная шапка, щедро присыпанная корицей, выглядела очень аппетитно. В животе заурчало, он нехотя оторвал взгляд от кофе:

– А командовать-то ты чем будешь? Ликвидацией?

Хализин с присвистом отхлебнул горячий напиток и улыбнулся:

– Обижаете. Какой идиот на мокрое дело пойдет? Так, по мелочи, для острастки…

– Ну и что ж тебя остановило? Или ты прямо здесь стращать меня собираешься?

Глаза Бориса мечтательно заблестели:

– У меня, Михал Саныч, еще вся жизнь впереди. И карьера. Зачем мне все это портить? Сегодня вы проиграли, а завтра, глядишь, снова на коне, а где господин Рожкин будет – никому не ведомо. И какой мне резон в это ввязываться?

– Так чего хочешь?

В кафе ввалилась большая компания молодежи. Сразу стало шумно и тесно, и без того тихую музыку совсем заглушили смех и громкий говор. Хализин неодобрительно поморщился, поежился, будто от холода, заговорил чуть повысив голос, зорко следя за перемещениями в зале.

– Я так скажу: пока вы с Антоном Сергеевичем в арбитраже воюете, я на его стороне, он пока хозяин, да и Михалыч мне как отец родной. Так что буду я действовать согласно… хм… служебному долгу. Ну а если что – по обстоятельствам… – Он выразительно посмотрел на Ученого.

– Короче. Сколько?

– При благоприятном исходе – место начальника безопасности и десять процентов акций…

– Ну ты наглец!

– Так ведь жить-то надо, я вот жениться собрался. Поэтому на обзаведение еще двести тонн евро. Это в любом случае.

У Михаила отвисла челюсть. Ничего себе аппетит у мальчика!

– А за что?

– За то, что прямо сейчас не сообщу господину Рожкину, что вы подтянули своих давних корешей, что базируетесь вы нынче в Мытищах на хате господина Николина, что уже, почитай, нашли нотариуса Селезнева.

Да-а… Наш пострел везде поспел. Не зря, видно, его начальником аналитического отдела назначили. Ученый с любопытством посмотрел на подающего надежды вымогателя.

– А гарантии?..

– Да какие гарантии, Михал Саныч? Гарантии, они в банке, да и то, хе-хе… смотря в каком.

– Ладно, парень, я тебя выслушал, а теперь ты меня послушай. Ни хера ты не получишь. И моли Бога о благоприятном исходе – иначе из-под земли достану. Все, вали.

Хализин поднялся, он был явно растерян:

– Ну, дело ваше. Я свое предложение сделал.

– Пошел ты…

* * *

– Уйдет, сука… – в который раз тяжело выдохнул Отвертка. – Глянь, опять отрывается!

Беседа ничего не ответил, только предельно сузил без того узкие глаза и наклонился над рулем.

– Ну телись же ты! – выкрикнул Эдик.

Чего он хотел от Джона, было, собственно, непонятно. Машина нотариуса действительно держалась на хорошем отрыве, и вряд ли кто-то сумел бы догнать его раньше. Дело было явно не в Беседе и не в его вождении – ездил он классно, даже не верилось, что десять лет назад мог запросто перепутать передачи или газ с тормозом. Отвертка вообще жалел, что на этом деле они оказались с Джоном. Слишком часто того преследуют разные прикольные шляпы. Вполне способен запороть и сейчас, да так, что всех хохм потом не пересочиняешь. Только посмеяться уже не придется – другого случая не выломится.

– На измене он, что ты хочешь, – как-то виновато, словно оправдываясь, сказал Беседа. – Он и так-то, наверно, все время на стреме – работа у него такая. А теперь вообще… Вот ты прикинь, встань на его место: предположим…

Пока Беседа только собирался предположить, Селезнев снова проскочил светофор.

– В манду!.. – заорал Отвертка. – Кончай демагогию, теоретик гребаный! Жми, на хрен, по-любому!

– Ты литраж его сечешь? – разозлился наконец Беседа. – Еще бы на велосипеде догонять пошел, баклан!

Он резко газанул и, чуть двинув руль влево, прицельно вломился между первым и вторым рядами. Отвертку тряхнуло от резкого рывка, он едва не ударился головой о лобовое стекло. Проскочив в едва заметный коридор, Джон, плюнув на красный, пулей пробил расстояние до следующего перекрестка.

– Аккуратней, бля, Шумахер!..

– Во как? А что сейчас говорил?

Темно-синий зад селезневской машины замаячил перед глазами Отвертки. Сейчас на обгон…

Не включая поворотник, нотариус завернул в переулок, который вроде бы только что собрался проезжать. Эдик на всякий случай промолчал, когда Беседа, чуть не пропоров подвернувшийся МАЗ, крутанул за Селезневым. Тот тем временем рулил под ближайшую арку.

– Все, теперь точно на измене. Сейчас во дворы закатит, там будет теряться, – проговорил Отвертка, но уже гораздо спокойнее.

Все-таки судьба, видать, любит таких, как Беседа. Хорошо, что поехали с ним…

Пропустив выехавшее из-под арки такси, Джон снова дал по газам. Они вкатили в анфиладу дворов с двумя красно-кирпичными флигелями-элитками, детским садиком поодаль, несколькими стеклянными магазинами, ориентированными на обслуживание постоянных клиентов из этих самых элиток, и парой-другой каких-то контор, арендующих подвалы. У одного из таких подвалов притормозила машина Селезнева. Отвертка засек буквы «НОТА…» на вывеске – прочитать дальше мешала приоткрытая дверь.

– Музыка там, что ли? – задумчиво проговорил начавший тормозить Беседа.

Отвертка взглянул на него со смесью восхищенного сожаления и снисходительной благодарности. Безнадежно с ним все-таки…

– Ага. Он же музыкант. Торопится в нотариальную контору.

– Слушай, точно! Ну ты Пир…кен…тон!

Не дожидаясь, пока Беседа припаркуется, Отвертка выбросился наружу и бросился к подвалу, где неторопливо одергивая расстегнувшуюся рубашку, выбирался из машины Селезнев.

К ступеням Отвертка, задыхаясь, сумел подбежать раньше. И, словно осекшись, остановился в шаге от нотариуса. Тот смотрел без всякого испуга. Только скользкая нагловатая ухмылка просвечивалась из-под непроницаемой одутловатости лица.

Сзади подтягивался Беседа. На радость двум-трем свидетелям, прогуливающимся в чрезмерной близости. Кто-то вел на поводке внушительного стаффордшира, кто-то, припозднившись, забирал из детсада бойкого мальчонку, кто-то, затарившись, выбирался из стеклянного павильончика. Отвертке показалось, что он услышал детский голосок: «О, сейчас кино будет!»

– Вы что-то хотели, ребята?

Вздохнув про себя, Отвертка с оттяжкой ударил Селезнева по скуле. Несильно. Даже слабее, чем мог бы. Он почувствовал неуверенность. Что-то было не так. Как-то неправильно вел себя нотариус. Он не должен был не испугаться…

Беседа так легко не фиксировал психологических нюансов. Быстро подойдя сбоку, он как-то заковыристо крутанулся на мыске остроносого ботинка (нотариус лишь чуть дернулся) и резко ударил Селезнева ногой по голени. У того скривились губы, на секунду он непроизвольно нагнулся… и все.

– Ну зачем так, ребята? Я ведь здесь не один. – Селезнев кивнул на вывеску нотариальной конторы, до которой не успел добраться. – Кому проблемы нужны?

– Пошел в машину, падла… – прохрипел Отвертка. – В нашу! Быстро!

– Пошли, – пожал плечами нотариус. – Надо поговорить – поговорим.

Отвертка ждал чего угодно, только не того, что было. У самой двери он на всякий случай дважды вмочил Селезневу по ребрам, и уже заметно сильнее. Тот мешком ввалился в салон, долго переводил дыхание, а потом спросил Беседу, взявшегося за руль:

– Вы, значит, вели? Уважаю профессионалов.

– Быстро отсюда, пока кто ментам не цинканул! – крикнул Отвертка.

Он достал из-под сиденья наручники и попытался защелкнуть клешню на запястье Селезнева. От неловкого движения и рывка машины бита скатилась на пол.

Нотариус оглядел его со сдержанным сожалением:

– Вы бы успокоились, молодой человек. Тяжело на вас смотреть…


23 августа 2005 года
Эдик Самарин – Отвертка

Маша, тяжело прислонясь к косяку черного хода, запивала сигарету чаем с элеутерококком.

К полуночи она по звонку Колокольчика приехала в офис, два часа продрыхла с Эдиком на ящиках в подсобке, к трем оставила его досыпать в одиночестве, а сама вышла встречать оборудование. В пять утра подписала акты и счета, пересчитала ящики с реквизитом и клетки с живностью, проконтролировала разгрузку, вдоволь наматерилась с грузчиками и водилами и теперь отдыхала, жадно глотая холодный утренний воздух. Внутри уже стучали топоры, гремели отбойные молотки, слышался многоэтажный мат Лехи, и… – о боже! – свист бича…

Она вздохнула, затушила о косяк сигарету. Надо бы идти в подсобку, отсыпаться, пока можно. Потом писать сценарий этого белибердового шоу. Последний ведь день! И на что только время уходит? Хорошо хоть Эдик в эту хрень-байду не вписался…

Этой хренью был день рождения фирмы.

– Хорошо бы что-нибудь необыкновенное, с маскарадом там, со всяческой экзотикой, – мечтательно закатив глаза, два дня назад сказал Отвертке неугомонный романтик Колокольчик. – Например, на ночь головной офис в старинный замок переоборудовать, всем рыцарские доспехи раздать, телкам – платья старинные. Сначала турнир закатим на лошадях и с дикими львами…

– А без львов не обойтись? – поинтересовался Отвертка. – Общество охраны животных, знаешь ли.

– Нет, без львов никак нельзя. Не тот кураж. Или давай что-нибудь другое, вот, например, охота на диких динозавров…

– Нет, динозавров уже на прошлой неделе всех разобрали. Не только диких, но и ручных, – издевался Эдик. – А может, гангстерская бойня в Чикаго?

– Нет, бойня уже была… Чапаевская, – Леха тяжело вздохнул и углубился в невеселые воспоминания.

– Ладно, так и быть, предлагаю полный эксклюзив, – состроил серьезную физиономию Самарин. – Древний Египет, оргии в храме Изиды, путешествие в загробный мир, суд Осириса… мумию где-нибудь арендуем.

– А что! Пожалуй, подойдет, – Колокольчик деловито потер руки. – Значит, так, беру на себя храмовых танцовщиц. За тобой – саркофаги, пирамиды и древние египтяне.

– А египтяне-то зачем?

– Как зачем? Для натуральности. Ты уж постарайся где-нибудь десятка два хотя бы откопать. Студентов из Египта найми, что ли. А Машку свою в зоопарк отправь, пусть выпросит питонов, гадюк, скорпионов и прочих ползучих гадов. Заодно пусть в Кеннал-клубе фараоновыми собаками разживется. Все, выполнять!

Вот Маша и выполняла…

А в подсобке Колокольчик, утирая пот, будил Отвертку:

– Слушай, я тут, вишь, делом занят, а у меня проблема срочная. Надо бы решить. Не поможешь?

– Попробую, – кивнул еще не полностью проснувшийся Эдик. – Какая там у тебя новая авантюра?

– Авантюра? – обиделся Леха. – Да это верное дело! На всю жизнь обеспечу и тебя, и твою Марю, и твоих бойцов!

Верное дело заключалось в том, чтоб взять под контроль один из крупнейших гаражных кооперативов. Для этого требовалось сущая ерунда – убрать его нынешнего председателя и поставить своего. Причем совершенно законным путем: члены кооператива проведут собрание и большинством голосов выберут нового руководителя, пока старый будет томиться в больнице. Вот больницу-то и надо обеспечить. Желательно, кстати, чтобы этим занялась не молодежь, а бойцы постарше, после «точек», за надбавку Колокольчик отвечает. Для такого дела, пожалуй, стоит сейчас же свалить и начать крутеж, ящики найдется кому потаскать. Только уходить через главный вход – у черного Маря стоит, если узнает – тормознет.

* * *

Отвертка, бригадир Халиф и боец Тимур, едва умещающийся на заднем сиденье «Патроля», подъехали к гаражам. Бригаду Халифа Отвертка подтянул всего два месяца назад с подачи капитана Никника, главного достижения всей своей вербовочной работы. Уже полгода Эдик предчувствовал скорый напряг с отвязавшимся вконец Баяном. И заранее подготовил тех, кто будет давить бунты в главной бригаде. Типа пулеметного отделения или заградотряда.

Несколько кавказцев и среднеазиатов, прошедших Карабах и Таджикистан, подходили для этой роли лучше кого бы то ни было. Особенно Халиф, дослужившийся до подполковника.

Правоверный мусульманин Тимур был так проспиртован и обкурен, что Эдик не выдержал и открыл окно. Халиф затормозил и обернулся к единоверцу:

– Хряснешь председателя. Мужик лет пятидесяти, роста среднего, волосы черные, идет с портфелем. Главная примета – с ним телка-бухгалтер, – проинструктировал он. – Получишь сто баксов… – он на секунду задумался, – и бутылку пива.

Тимур улыбнулся, обнажив двадцать семь кривых зубов, вывалился из машины, неторопливо направился к конторе гаражного кооператива, прислонился к стволу обледеневшего дерева, закурил и замер в ожидании, не отрывая взгляда от двери.

Через десять минут, пропустив полдюжины человек, он расслабился и потянулся. Как раз в этот момент из офиса вышел высокий молодой блондин с папкой, рядом с ним шла симпатичная длинноногая красотка. Как только пара поравнялась с Тимуром, он резко отлепился от ствола и со всего размаху засадил блондину в челюсть. Мужик распластался на газоне, девица завопила благим матом, за что тут же была аккуратно отправлена на ближайшую клумбу все той же карающей рукой. Тимур быстро побежал к машине, по дороге своей тушей опрокинув еще двоих прохожих.

Пока он забирался на заднее сиденье, а Халиф, матерясь последними словами, разворачивал машину, Отвертка заметил, как из конторы неторопливо вышли председатель под ручку с бухгалтершей.

– Ты, козел! – орал Халиф, на полной скорости вписываясь в поворот. – Сказано же: лет пятьдесят, волосы черные! Ты дальтоник?

– Слушай, – оправдывался Тимур, – прости, получилось так. Он, когда мимо шел, у телки спрашивает: «Чего задержалась?» А та отвечает: «В бухгалтерию зашла». Ну а я ж помню, что он с бухгалтершей должен быть…

– Баран драный! – надсаживал глотку Халиф. – Тебе что говорили, козлина! Все запорол! Сам теперь сто баксов должен, понял?!

Тимур виновато посмотрел на бригадира:

– Отдам, отработаю, прости, Халиф… Но пива-то можно?..

Отвертка обреченно вздохнул, вытащил мобилу, набрал номер Колокольчика.

– Да знаю уже, – тут же жизнерадостно сообщил ему Леха. – Что, полгаража перебить решили, пока до клиента доберетесь? Двое уже в больнице. Ладно, не парьтесь, так даже веселее. Ха-ха-ха-ха-ха!!!

Эдик отключил трубку. Потер суточную щетину и откинулся на сиденье.

Что я делаю? А главное – зачем?


23 августа 2007 года
Леся Стерхова

Селезнев нервно потер пухлой ладошкой потеющую лысину, снял очки, беспомощно посмотрел на Михаила. Без них он вполне тянул на простодушного младшего клерка в какой-нибудь мелкой сбытовой фирме. Отвертка поразился той резкой перемене, произошедшей с нотариусом. Этот потекший слизняк, ерзающий сейчас на жестком стуле, ничем не походил на того спокойного и уверенного в себе человека, которым он был час назад во дворе. Такая способность к мимикрии почти пугала. Что он выкинет через час, через минуту?..

– Я не понимаю…

– А понимать не надо!

Эта картина навсегда впечаталась в память Ученого.

Леся, стремительной коброй метнувшаяся к зазевавшемуся Беседе, вырывающая совершенно бесполезный в его руке пистолет, перегибающаяся через стол… Бешеные глаза, дикий звериный оскал, костяшки хрупких пальцев, побелевшие от напряжения. И тихие мурлыкающие слова:

– Я сейчас скажу, что надо делать, и ты, гнида, это сделаешь.

И в подтверждение – такая заковыристая матерная тирада, что даже видавший виды, точнее, слыхавший слыхи, Джон несколько отступает назад и уважительно крякает… Затравленный взгляд Селезнева. Откуда-то издалека тихий голос Отвертки: «Сделаешь». Кривая усмешка, скрежет стула, скрип половицы…

Ученый тряхнул головой. Наваждение? Нет… В натуре… Ну и женушка! Не зря свои дюдики читает и всяких «Крепких орешков» смотрит. Ишь, как бедолагу застращала. Краем глаза он заметил, как брови Беседы медленно ползут вверх, а нижняя челюсть с той же скоростью опускается вниз. Да, брат, посочувствовал он Джону, я вот тоже не предполагал, что она, кроме поэтических оборотов, еще и другие знает. И ведь ясно, не репетировала – от души лепит.

А рядом продолжает звучать какой-то чужой, с хрипотцой, голос:

– Пиши, подонок, как все на самом деле было. О заводе и об акциях «Стерхов-Моторс». И побыстрее, без тебя дел хватает.

Дальше – как кадры немого кино. Она протягивает Селезневу «Паркер», тот судорожно хватает его, придвигает стопку бумаги, что-то нервно строчит. Ватная тягучая тишина нарушается лишь скрипом заморского золотого пера и чирканьем Лесиной зажигалки. Она прикуривает, медленно обходит стол, встает за спиной нотариуса. Черное дуло пистолета упирается в жирный загривок. Спина Селезнева резко дергается, перо падает из руки, рикошетом отскакивает от полированной поверхности, прыгает по столешнице, докатившись до края, летит вниз. Селезнев на карачках…

Конец немой сцены.

Снова послышался голос Леси, уже обычный, родной:

– Не психуй, не трону. Просто посмотреть хочу, как доносы стряпают.

– Это не донос. Это правда, – заныл Селезнев, ползая под столом в поисках «Паркера». – Вы ж сами…

Широко зевнув, Эдик направился к выходу:

– Пойду-ка Альберта позову, пора с этим кончать.

– К-какого Альберта?

– Честного нотариуса, – назидательным голосом сообщил Отвертка и вынырнул за дверь.

Подтянутый и очень деловой Альберт брезгливо взял в руки документ, придирчиво изучил его, отложил. Вопросительно уставился на Отвертку. Тот кивнул.

Деловито, как вода в засорившейся канализации, зажурчали хоть и по-русски сказанные, но совершенно непонятные непосвященному в таинства, слова и фразы:

– Активы уже спилили?[4]

– Нет, только скипетр и державу взяли.[5]

Альберт кисло сощурился:

– Кривые меры[6] сами через прикормленных провели?[7]

– Инициативщик[8] все организовал.

– Поня-а-атно. Значит, через прокладку вывести[9] еще не успели.

– Пионеры как раз сейчас баню[10] готовят, маячки выставляют…[11]

Честный нотариус вполоборота развернулся к Эдику и вынес наконец свой вердикт:

– Типичный вход.[12] Ничего оригинального.

– Вы, главное, скажите, – не выдержала Леся, – того, что он написал, достаточно, чтобы вернуть?..

– Чтобы все вернуть – не уверен, для контрвхода еще многое потребуется, а вот чтобы возбудиться[13] и верно дело выиграть – не вопрос. Ну и чтобы кое-кого закрыть.[14] – Он с презрением поморщился на погрустневшего Селезнева и щелкнул полированным ногтем по признанию. – При таком фартовом раскладе зайти и удержаться[15] не смогли… Дилетанты…

И вот уже из объемного кейса извлечена печать, аккуратно приложена к бумаге, поставлены подписи.

Финита? Хеппи-энд? Или только начало?..

Небрежно запихивая конверт в портфель, Альберт удовлетворенно произнес:

– Ну вот, можно хоть сейчас начинать отпугивание акул.

– Это что такое?

– Более изощренные приемы защиты, чтобы отбить рейдерам всю охоту. Проведение дополнительной эмиссии акций по закрытой подписке, реструктуризация компании, перевод активов в дружественные компании, принятие поправок к уставу и прочее… Ученый вышел из ступора:

– Этого не потребуется. А сколько мы вам?..

– Не ваш вопрос. – Альберт посмотрел на Отвертку. – Эдик, ты знаешь, как меня найти, когда потребуется. А теперь – прошу извинить. Дела.

Не глядя на поверженного в прах Селезнева, он вышел из кабинета.

– Ты что, и правда с ним сам рассчитываться будешь? Зачем?

– Не переживай. Он мне кое-что должен. Ему заплатишь, если он твои дела дальше вести будет. А это все – только за уважуху.

Да, судя по тому, как профессионально господин честный нотариус тут с Селезневым беседовал, ему Эдиковы услуги нередко требуются. Понятно, что Перстень сам такими делами давно не промышляет, но вот сподвижники – другое дело, войти по беспределу, вынести тело, закошмарить – как там у них еще? – а в Отверткиной бригаде все сплошь полные отморозки, им только волю дай… Ну и для публичной отмывки без Эдуарда Самарина не обойтись – профессиональный пиарщик, чай.


24 августа 2007 года
Джон Цыдыпжапов – Беседа

Жизнь и работа приучили Хализина к безнаказанности. Сначала от всего защищал всесильный папа, потом собственные погоны. Он не просто привык к беспределу, он любил все связанное с этим понятием. Каждая тема раз за разом демонстрировала: только так всегда и прокатит. Причин что-то менять в этом плане Боря не видел.

Тем более сегодня, когда, боясь признаться самому себе, он искусственно накручивал борзоту. Его реально сильно колбасило – эта рожкинская тема отдавала какой-то непонятной и опасной гнилью. Не было обычного ощущения, что дело выгорит. Хализин злился на себя, но не мог справиться с приступами липкой тошноты, накатывавшей изнутри. Именно потому и встречался накануне со Стерховым, чтобы обезопасить себя заранее.

Но, во всяком случае, как-то шифроваться в телефонных разговорах он не считал нужным. Прослушка не прослушка, засекут не засекут – какая-нибудь отмазка найдется (гниль и страх были в чем-то другом, но – непонятно в чем). И сейчас, летя в Мытищи, он гнал по сотовой связи открытым текстом, без всякой конспирации.

– Короче, все усекли? Машины во дворе не ставить, там решетка с дверью на коде. Код – два-семь-девять, запомнил? Входим во двор, дверь прямо в лоб будет, метров десять. По бокам не смотрите, только напрямую, так баранам своим и объясни, а то везде застревать будут. Там код три-пять-восемь. Третий этаж, двенадцатая квартира. Выносим дверь, берем их и…

Вдруг образовалась какая-то неясная пауза.

– И что?.. – спросил Скоба, начальник отрядной смены. Не будучи стопудовым тупарем, он все же предпочитал четкие установки, чтобы не было поводов обвинить в самодеятельности, от которой, по его пониманию, было полшага до элементарного крысятничества.

– Ну что – «что»?! Непонятно, что ли?! – озлился Хализин.

– А-а… Понятно. Есть, закроем. Все, на связи, – отрапортовал Скоба.

Хализин стиснул зубы, но промолчал. Только сейчас ему стукнуло в голову, что шеф, детально расписав задачу до последнего акта, каким-то образом съехал с последнего приказа. Четкой позиции по главному вопросу – «что с ними делать?» – почему-то не прозвучало. А Борис, озаботившийся пробивкой адреса, анализом поляны, узнаванием дверных кодов, комплектованием экспедиции и прочей лабудой, тоже не допер спросить прямо.

– Да подожди ты «на связи»! – рявкнул он. – По обстоятельствам с ними. Все.

«Чероки» Хализина подъехал последним. «Рэнджровер» и «мерс» уже припарковались близ видеосалона, в нескольких метрах от которого зияла дыра арки, кое-как заделанная металлической решеткой. В сгущающихся сумерках на облупившейся черной краске зазывно и неестественно ярко блестел, словно специально отчищенный, кодовый замок.

Оставлять водителей в тачках Боря, естественно, не стал. Он любил брать массой, а перестраховки вообще были не в его привычке. Одиннадцать человек дисциплинированно рассредоточились вдоль тротуара, ожидая команды. Все как отпечатаны с матрицы: кроссовки, куртки, бейсболки. Прохожие опасливо косились, стараясь не задерживаться у входа в видеосалон. К арке тем более не приближался ни один человек. Даже те, кто там жил, в этот вечер, наверное, не торопились домой.

Хализин говорил со Скобой. Тот единственный из всех стоял без головного убора, обнажая раннюю лысину на овальной торпедообразной голове. Ему, конечно, влом было напрягать мозги, но шефа он слушал добросовестно.

Год назад Саня Скобарев шваркал по ночам пьяных. Хализин приметил его случайно – впечатлило, как он нормально тырился с двумя пэпээсниками, вязавшими его у круглосуточного павильона. С ментами договорились, а Скобу взяли в охрану. Карьеру, надо сказать, он делал стремительно, через несколько месяцев поднявшись до старшего смены (если конкретнее – до звеньевого в хализинской бригаде). И очень дорожил этим местом. Настолько, что даже приглушал «выраженные садистские наклонности», значащиеся в личном деле. Хотя, конечно, предпочитал дела, в которых можно было оставаться самим собой.

– Там колодец, – негромко сплевывал Борис. Он отдавал должное исполнительности Скобарева, однако не выносил его за все, начиная с фамилии, и не мог пересилить себя. – Место, в общем, нормальное. Двоих ставишь у ворот – контроль входа-выхода…

Скоба угодливо закивал. Типа, да что вы, шеф, зачем грузиться такой ерундой, не ваш это уровень.

– …Одного в проходе на соседний двор. Горло узкое, перекроет, но чтоб ствол у него был! Остальные с нами наверх. Стволами без нужды не светить, но палки на лестнице достать. Во дворе не надо, еще из окна заметят, цинканет кто ментам. Лишний гемор. Дальше…

Борис снова ощутил тошнотные позывы. Нет, бля, не то что-то. Скорей бы закончить.

– Дальше я говорил. По обстоятельствам. Шоколадно было бы повязать. Но если не срастется – валим отсюда. Все.

– Да срастется!.. – Скоба решился порассуждать, и на торпедной ряхе высветилось мечтательное выражение.

– Пошли! – резко повернулся Хализин.

Он подошел к решетке, набрал код и протиснулся в узкую дверь. Один за другим проходили бойцы Скобы и мгновенно застывали на местах, которые Борис только что продиктовал Скобе. Закрыты оба выхода во дворе – на тот почти невероятный случай, если объекты сумеют прорваться по лестнице вниз. Замерли силуэты у деревянной двери напротив. Все готово. Ждут.

На секунду Хализин замер и в три затяжки скурил целую сигарету. Ладно. Хер с ними. Раньше начнем – раньше кончим. Короче, вперед.

* * *

Леся, поочередно путаясь то в Лехиных шлепанцах, то в переднике, оставленном здесь очередной русской красавицей, возилась на кухне с ужином. Ученый с Колокольчиком что-то перетирали, поглядывая на огромную, чуть не во всю стену, панель телевизора. Леха давно уже обзавелся отличной квартирой на Чистых прудах, и надобности вывозить своих пассий за кольцевую вроде бы отпала. Но по каким-то сентиментальным соображениям он продолжал регулярно приезжать сюда, поддерживал идеальный порядок и постоянно обновлял обстановку. Устанавливал все более мощную акустическую и видеоаппаратуру, менял пружинно-поролоновую кровать на водяную… Как раз на ней, нещадно сминая розово-белое шелковое покрывало, и развалился Отвертка, думая о том, как бы ни о чем не думать. «Все. Стоп пока. Завтра об этом. Завтра!» – мысленно повторял он, как мантру.

От этого интеллектуального занятия Эдика оторвала трель мобильника. Озверев, как всегда в последнее время от этого проклятого звука, он машинально взглянул на высветившийся номер Беседы и включил связь.

– Ну скоро ты?..

– Знаешь, у Мишки опять сотовик глючит. Я звоню, а в ноль. Вне зоны, типа, а потом вообще не обслуживается. У него ведь двадцать семь на конце, я не туплю?

– Тупишь. Иди назад, короче.

– Да нет, дозвониться надо было взарез!

Нет, ну это что-то все-таки с чем-то, устало подумал Отвертка.

– На хер дозваниваться, вали назад – он не ты, никуда не сливался. Здесь ему все скажешь, без телефона. Дошло, Джоник, аль нет?

– Да подожди, дело тут… Все-таки двадцать семь у него последние цифры?

– Семьдесят два, Джоник. Успокоился теперь? Позвони ему, только не сразу. Лучше всего звони, когда придешь.

Эдик собрался выключиться, но Беседа опередил:

– Вот, блин! Точно, это у меня двадцать семь. А у него – конечно, семьдесят два! А я звоню, как обдолбанный, надо-то срочно… Короче, Эдик, три тачки пригнались. Человек десять уже во двор зашли. И уходить, кажется, поздно. Вот я чего звоню-то.

Оба замолчали.

– Где ты? – спросил Отвертка.

– Да в видаке. Как они меня не заметили, козлы, сам не пойму. Может, цинкану в ментовку, а?

– Сюда не иди только. – Отвертка уже резко встал, одернулся и полез за пистолетом. – Если сейчас не палят, сливайся как можно дальше. Все, на связи.

Михаил с Лехой уже стояли в дверях, за ними колыхался силуэт испуганной Леси.

– Что, корреспонденты?

– Да! Решился-таки Рожкин! В мусарню не цинкуем, пропалились! Беседу прикрыли – и то класс!

– Может, закроемся здесь? – спросила Леся.

– Не, Леська, не выйдет, – быстро отозвался Ученый. – Пройдут, как сквозь сопли, и замесят в клетках.

– Ну да, – обрадовался Колокольчик, выкинув пальцы веером. – Рискнем, ху… кабана! Только в прорыв теперь!

* * *

Хализин уже положил руку на дверной код, но вдруг шагнул вбок. Скоба, покручивающий финку, удивленно посмотрел на него.

– Открывайте. Три-пять-восемь, – закашлявшись, отвел глаза Борис.

Один из скобариных, чуть заметно пожав плечами, надавил кнопки, но прежде щелчка дверь распахнулась изнутри, свалив его на асфальт. Рядом рухнул второй – Ученый вломил ему прямой в челюсть и добавил «датским поцелуем».

Ответом был чудовищный удар Скобы, но Михаил сумел его смягчить, уйдя вправо-вниз. Рядом уже замелькали нунчаки Колокольчика, оттянув на себя минимум троих. Отвертка фехтовал стальным прутом, выбив одному биту из рук и попав другому в висок.

Хализин стоял в стороне. Так вот чего он боялся. Глупый нервяк. Возьмем всех тепленькими, а там Рожкин пусть сам решает. Круто, нечего сказать, но все равно дело займет секунды. Хоть бы раньше рванули, отморозь, раз уж предупреждены. Придурки. Самоубийцы. Но классные все же парни. Пятнадцатую секунду держатся без криков. Он зажег сигарету и стал смотреть дальше.

Ученого сшибли уже дважды. Он снова попытался вскочить с земли, но Скобарь опрокинул его ногой в челюсть, развернулся и с разворота рассек финкой воздух, стараясь резануть Колокольчика. Над Михаилом нависло три бейсболки, но он сумел дать одному подсечку, подхватил с земли биту и, кажется, проломил лобную кость второму. Третий отпрыгнул и рухнул, споткнувшись о прут Отвертки.

Полминуты, заценил Хализин.

Вся диспозиция пошла вразнос, с троими работали одиннадцать. Ни проход в соседний двор, ни даже вход-выход никто не держал, все сбежались на месилово. Непорядок, отметил про себя Борис. И тут же увидел, как кто-то бежит с улицы через двор.

Беседа с разбегу повис сзади на здоровенном скобарином амбале, которому, кажется, удалось перешибить руку Отвертке, – тот выронил прут. Амбал развернулся и комбинированным ударом под ребра и в подбородок выключил Беседу. Этой секунды Отвертке хватило поднять прут снова, засадить в голову амбалу и упасть уже окончательно рядом с Ученым, на котором, сладострастно хакая, прыгали уже трое. Только Колокольчик еще крутил свои нунчаки, передвигаясь вдоль стены. Но семеро озверевших от бойни гвардейцев Антона Рожкина уже сужали круг.

Леси нигде не было. Но Беседе необходимо было убедиться в этом.


24 августа 2006 года
Джон Цыдыпжапов – Беседа

Он убедился: Леся счастлива. Окончательно и бесповоротно.

Они просидели в кафе аэропорта полтора часа, и он с улыбкой смотрел на возбужденную Лесю, сначала немного смущенно, а потом с возрастающим энтузиазмом рассказывающую о том, как лечится от бесплодия и верит в счастливый исход.

А большего ему и не нужно.

Собственно, весь этот маскарад с якобы необходимой пересадкой в Москве он и затеял для того, чтобы увидеть ее и понять, нужна ли помощь. Понял, что больше не нужна. И успокоился.

Навсегда.

А недолгого перелета из Москвы в Питер вполне хватило, чтобы вспомнить всю историю их любовного треугольника и поставить, наконец, точку.

Вообще-то эта тема стара как мир, ситуации любовных треугольников встречаются сплошь и рядом. И в какой бы комбинации ни были, они почти всегда несут с собой напряжение и сомнение. Одни никак не могут определиться, другие просто не желают этого делать.

У них все было иначе.

Вернее, сначала – как у всех. Он, Леся, Михаил. Ведь любой треугольник всегда с чего-то начинается. С первой встречи было ясно, что самый опасный соперник – лучший друг. Сколько книг об этом написано, сколько фильмов об этом снято! Вроде такими историями уже никого не удивишь, но почему же тогда люди снова и снова попадаются в такой треугольник? Неужели жизненная неизбежность? В чем загадка треугольников любви и что с ними делать?

Вообще-то, они типичны для юности, когда выбор еще не совершен. Юность – время поиска, когда человек оказывается одновременно включенным в один или несколько треугольников, о которых даже не всегда догадывается.

А он не догадывался. Просто знал.

С первого взгляда понял, что нашел ту единственную, которая ему нужна. Но тут же понял, что создана она не для него, а для Михаила. Понял и смирился. И стоял на страже их любви и счастья, потому что знал: близкие отношения между людьми всегда строятся попарно – это закон жизни. Невозможно даже дружить втроем. Два близких человека образуют свой мир, закрытый для других. Они самодостаточны и не нуждаются в остальных. Неприятности любимого человека трогают больше, чем война или даже смерть друга. Ведь любимый замещает собой весь мир. Влюбленные никого не замечают рядом с собой, а вселенная – лишь фон их собственной жизни. В их мире места для третьего нет. Они ближе и роднее друг для друга, чем все остальные.

Но треугольник любви – это необязательно место, в котором нужно пропасть. Туда попадают, но оттуда и выбираются. Иногда – с потерями, но лучше с приобретениями.

Беседа – смог.

Ведь чему можно научиться в треугольнике? Понять, что мир – многоугольник. Даже многогранник. И суметь измениться. Научиться справляться с ревностью. Наконец, совершить свой выбор. И признать, что любовный треугольник имеет решение только в дружбе.

И Беседа принял свой опыт с интересом и благодарностью. Главное, думал он, чтобы мир не превратился в точку. В жизни и любви есть еще много граней. У него есть очень важный опыт неразделенной любви, и об этом удивительном опыте он будет рассказывать своим будущим влюбленным внукам.

Он знал, что в тот день, когда три года назад Леся прилетела в Питер, сделал правильный выбор. Она была так несчастна, что готова была лечь с ним в постель. И впервые встал вопрос: с кем быть – с ней или с Ученым? Хорошо, что она так и не поняла, чего стоил ему тот разговор.

Но сегодня у него есть брат и сестра – Михаил и Леся.

И если потребуется, ради них он не задумываясь отдаст свою жизнь.


24 августа 2007 года
Джон Цыдыпжапов – Беседа

С трудом поднимаясь, Беседа взглянул на Хализина. Выпрямился, шагнул вперед…

И резко откинулся, подогнув колени и ощерив зубы. За спиной у него стоял Скоба, выдергивая нож, всаженный между лопаток Джона.

Хализин ничего не решал. ПМ возник у него в руках сам собой. Оставалось только вскинуть его, передернуть затвор, сбросить предохранитель и спустить курок.

– Суки! Гниды! Падлы! Замочу! Антохе сердце вырежу! – дико орал Борис, сажая третью пулю в лысый череп Скобарева, развалившегося на асфальте с последним выражением идиотского удивления на окровавленном лице. Белый лоб был прострелен в двух местах, третья пуля вошла в мертвый глаз, но Хализин продолжал стрелять.

– Пидоры гребаные! Ненавижу!

Хализин крутанулся вокруг, высаживая оставшиеся пули. В кучу вокруг Михаила с Эдиком, туда, где сдавили Колокольчика, в сторону двери, в воздух…

Заряды прошли мимо, но вся кодла мгновенно спрыснула в сторону соседнего двора – никто даже не пытался понять, что вдруг произошло с бригадиром и кто убил звеньевого.

Хализин выронил пистолет и молча сник на колени, медленно опускаясь головой на асфальт.

Колокольчик очухался первым. За ним поднялся Ученый, бросившись в подъезд и выскочив оттуда с растрепанной Лесей. Медленнее всех поднимался Отвертка, но и он сразу разглядел – выход через решетку свободен. Болевой шок, скорее, помогал бежать. А Колокольчику вообще досталось меньше всех.

Михаил обхватил Лесю за плечи, быстро потащил ее по улице, постепенно смешиваясь с людьми на переходе. Только бы не заметила распластанного на земле Джона…

Увидела. Вскрикнула. Рванулась назад.

Потребовалось невероятное усилие, чтоб удержать и снова поволочь, отбивающуюся и сопротивляющуюся, дальше от этого дома…

Колокольчик, сбросивший во дворе спасительные нунчаки, успел заскочить в отходящую маршрутку. Отвертку, как обычно, подвела дыхалка – он не продвинулся дальше видеосалона.

Девушка-администратор испуганно бросилась к охраннику. Здоровенный парень решительно подошел к Отвертке:

– Что вам нужно?

– Аудио есть? Есенин. «Жизнь – обман, чарующий тоскою…» А, нет! Нет! Рано! Не надо…

Эдик отер кровь, развернулся и снова вышел на улицу.

* * *

Дверь, как всегда, была открыта заранее. Босоногая Маря стояла в проеме двери. Она привычно хотела прыгнуть Эдику на шею, но, поглядев на измученное лицо, кровь, драные джинсы, только молча прижалась к нему всем телом.

Автоматическим движением Отвертка обхватил ее корпус. Даже в эти страшные минуты почему-то с радостью подумалось о том, какой все-таки жутко, смертно худой была она тогда, возле наркобольницы, а теперь наконец-то есть за что подержаться. Хотя все равно мало, все равно худая слишком.

– Милая…

– Молчи, Эдик. Сейчас я тебя раздену.

Белые руки ласковыми молниями прошлись по одежде, почему-то почти не пачкаясь. Рубашка, джинсы черными силуэтами опадали на ковер. Отвертка пошатывался, прикрыв глаза.

– Ложись скорее. Сейчас чай принесу.

– Маречка, прости… Не надо. Ничего не надо… или… водки…

Она застыла с приоткрытым ртом.

– Джона убили.

Эдик обрушился на диван лицом вниз, с трудом перевернулся. И тут же вскочил, увидев, как Маша с тихим стоном, как подрубленная, падает рядом с ним на колени. Волосы рассыпавшиеся по опустившимся плечам, хриплый, сбивчивый, словно бред, шепот: «Как же так? Он же такой хороший, милый… А как же ты, любимый… Как же тебе тяжело, бедный мой…» – будто кадры уже виденного когда-то фильма. Да не фильма! Вот такой он её и встретил семь лет назад. Через месяц после того, как Джон уехал в Питер.

Да, она не знала Беседу, но для нее он был другом Эдика, а значит, стопудово, наверняка замечательным человеком.

Он кое-как усадил ее на диван, пошатываясь, дотащился до кухни, вытащил из холодильника кем-то презентованную бутылку элитной бельгийской водки, не утруждая себя долгими поисками стопок, подцепил на палец с полки две чайные чашки, принес все в комнату.

Отвинтил пробку, не отмеряя, разлил по чашкам, одну сунул Маше, не дожидаясь, выпил свою.

Потом они долго сидели, прижавшись друг к другу и не говоря ни слова. Потом снова пили. Он рассказывал, она слушала молча. Улеглись, снова пили, и снова он говорил. Становилось легче.

– А сколько у нас часов и минут? – посмотрев в окно и увидев начинающийся рассвет, вяло спросил он.

Мысли путались. Эдик отключался. Но мгновенно пришел в себя, когда Маша быстро выключила свет и уютно устроилась рядом.

– Маречка, – проговорил он, так и не открывая глаз. – Хочешь поговорить о высоком?

– Конечно, милый. Но ты же спишь совсем.

Да, она права. Но все-таки Эдику нужно было срочно забить внутреннее поскребывание от этого мутного жуткого дня.

– Маря… Соплеменник мой, отрок казненный, у кого еще есть голова?

Она приподнялась на локте, вскинула голову, встряхнула спутанными русыми прядями. Как финарь о финарь зазвенел, заискрился голос:

Лишь у тех, кто в борьбе непреклонны,
В ком отвага и честность жива!
В ком мечта никогда не увянет.
Кто на звездный глядит небосвод.
Кто в России хозяином станет
И свободу в борьбе обретет.
Маша едва коснулась рукой его разгладившегося лба:
Пожелаем тому доброй ночи,
Кто все терпит во имя Христа.
Чьи не меркнут суровые очи,
Чьи не ропщут немые уста.
Чьи работают грубые руки,
Предоставив почтительно нам
Погружаться в искусства, в науки,
Предаваться мечтам и страстям…

– Милая, – уходя из яви, успел проговорить Эдик.

– Спи, любимый. Только сначала обними меня, тогда все будет хорошо, – тихо сказала она.


25 августа 2007 года
Леся Стерхова

Леся пластом лежала на диване.

Уже были сделаны все звонки: в морг, в Питер – Цыре, в Улан-Удэ. Был заказан гроб, транспорт до аэропорта, место в самолете.

Михаил бессмысленно слонялся по квартире. Он уже не пытался заговорить с ней, утешить, поддержать, хотя бы просто напоить кофе.

На журнальном столике в расплывшейся темной лужице грустила опрокинутая чашка. Рядом сиротливо поблескивала пустая жестяная банка – купили в ларьке какую-то первую попавшуюся паленую бурду. Не до изысков… На полу возле дивана плотным слоем лежал пепел, валялись смятые пачки от сигарет, из огромной пепельницы вываливались окурки. Избавиться от дымовой завесы не удавалось даже настежь распахнутым окнам, отражавшим кроваво-багровый закат.

В прихожей послышалось знакомое сопение и шаркающие шаги.

«А, черт!.. Дверь не закрыл, – промелькнуло в голове у Ученого. – Хотя от кого теперь запираться…»

Отвертка нерешительно остановился в дверях, устало прислонился к косяку и вопросительно посмотрел на Михаила: рассказывать или нет?

– Где Антон? – хриплым незнакомым голосом произнесла Леся.

Эдик молчал.

Одним прыжком она вскочила с дивана, сжав кулаки, подлетела к Отвертке и нависла над ним, словно грозная Фемида. В ее голосе и глазах была такая обжигающая ненависть, что он невольно отшатнулся.

– Где?!

– Кончился Антон. Навсегда кончился.

Тонкой, почти прозрачной рукой Леся провела по лицу, будто снимая с него невидимую паутину, чуть пошатываясь отошла к дивану, бессильно рухнула на него и выдохнула:

– Рассказывай…

* * *

Методично, как на тренажере, Антон восстанавливал дыхание. Четыре шага – вдох, четыре шага – выдох… Оливковый «Мазерати» остался брошенным на углу: припарковать как следует не было времени. Едва увидев силуэт, двигающийся к селезневскому подъезду, Рожкин чуть не на ходу выскочил за ним. Такой удачи он не ждал – чтобы сосед, открывающий кодированный замок, появился сразу.

Спокойней, спокойней. Все прокатит. Всегда прокатывало – прокатит и сегодня. В конце концов, разве это проблема по сравнению с вызовом на бюро лет двадцать назад? Тогда ломали сразу и навсегда. Теперь все можно переиграть и вернуть, если напрячься, если суметь. За это, пожалуй, стоит сказать спасибо быдлу вроде Ученого. Постарались они для нас.

Парень в полурасстегнутой белой рубашке был явно затарен по самые помидоры. Он раскачивался на триста шестьдесят градусов, пиво из бутылки плескалось на каждом шагу. Однако шел быстро, похоже, торопился в сортир. Антон не без труда догнал его, когда тот уже запрятал ключ-таблетку и готовился с размаху хрястнуть железной дверью.

Одернув бежевый льняной пиджак, прикрывающий милицейскую дубинку, Рожкин рванул по лестнице.

– Эй, братан, – раздалось за спиной. – Ты к кому?

– Не к тебе, – буркнул сквозь зубы Антон. Вот это уж было совсем не ко времени. Шум на лестнице гарантировал облом.

– Хорош козлить, пельмень! – Пьяный, видать, настроился развлечься, забыв про унитаз, к которому так спешил. – Куда идешь? Ключи показывай!

Раздвинув руки, долдон, не торопясь, поднимался. Еще пара шагов, и он окажется рядом с Антоном. Около селезневской двери. И уж не откажет себе в удовольствии поорать.

– Ключи? – растерянно проговорил Антон. – На, смотри.

Крикнуть парень не успел. Упругий удар «демократизатором» мгновенно отключил его, швырнув вниз затылком о подоконник. Звон бутылки перекрыл хруст костей, но не долетел до Селезнева. Нотариус услышал лишь знакомую трель резервного звонка. Эту кнопку под фальшивым почтовым ящиком два часа назад знала, кроме хозяина, только офисная девушка-латышка. А теперь еще Антон Рожкин. Итого – трое. Значит, уже не секрет.

Недовольное бормотание Александра Никифоровича послышалось через полминуты.

– Аусма, какой бес тебя несет? Сказано же, не сегодня…

За дверьми щелкали замки и бренчали цепочки. Антон с размахом отвел руку. Он боялся сразу выдохнуться – так бить ему не приходилось никогда.

Несмотря на верный звонок, Селезнев все же сидел на измене. Подсознательно он ждал чего-то подобного, иначе не успел бы прикрыться и отскочить. Удар не прошел до конца, но обрушил нотариуса на пол и прокатил по блестящему холлу из конца в конец.

В один прыжок Антон оказался над распластанной тушей. Дубинка трижды со свистом рассекла воздух. Лысина Селезнева покрылась круглыми кровоподтеками, превращаясь в декоративный мухомор.

Задыхаясь, Рожкин бил коричневыми бразильскими мокасами по ребрам и рукам, стараясь попасть в ненавистное виляющее лицо. Его слегка удивляло, как этой макиваре удается молчать, почему он не кричит? И ловко же он извивается, неожиданно для пятидесятишестилетнего толстяка…

Наконец он попал по зубам. Раз, другой. Каблук ударил в нос, наверно, на слом. Селезнев перестал уворачиваться и застыл на полу, стухая и осыпаясь, словно вспоротый мешок.

Антон последний раз хлестнул его по спине и остановился, отирая пот.

– Ну что, пидор? Упаковался? Бабло не забыл в дипломате? – Рожкин оглядел холл, заставленный баулами и чемоданами, и слегка пригнулся, зачем-то стараясь теперь говорить потише.

Крепко сжатую дубинку он держал на отлете, костюм слегка помялся, на светло-салатной рубашке отлетели пуговицы. Над поверженным рабом стоял не плантатор – скорее, плебей-надсмотрщик. Но все равно Антон очень понравился бы себе, увидев со стороны.

И тут раскроенный мешок вдруг ожил:

– Антон Сергеевич… – Селезнев сплюнул сгусток крови. – Антон Сергеевич, пожалуйста… Помогите мне подняться… И прошу вас, выслушайте меня…

– Хочешь что-то сказать, урод? – Рожкин медленно возвращался в реал, к прежнему статусу.

– Да, Антон Сергеевич… Вы все правильно сейчас сделали… Но пощадите меня. Вы же умный человек, интеллигентный человек… Не это быдло… Вы же знаете этих зверей. Простите, я оказался слаб. Если бы вы знали, что они делали со мной…

– Еб… я в рот, что с тобой делали, блевотня вонючая!.. Мне важно, что ты сделал.

Селезнев копошился на полу, стараясь подняться, но пальцы и колени подламывались, и он снова прижимался к полу. Изо рта текла кровавая слюна. Однако он отвечал:

– Да, да… Но я подготовил обратный ход. У меня готовы показания на них. Все, что я им говорил, недействительно, вынуждено угрозой насилия… Нет-нет! Не угрозой! – Ужас от собственной оговорки придал Селезневу силы, и он вскочил с пола с такой быстротой, что Антон непроизвольно отшатнулся. – Не угрозой, а насилием! Контрпоказания уже оформлены, уже получили ход! Копия у меня, взгляните, прошу вас, взгляните!..

Пошатываясь и спотыкаясь, Селезнев как-то боком подходил к столу. А ведь не врет, подумал Рожкин. Сообразил, что делать, отыграл-таки задник. Гнида гнидой, но себе не враг.

Антон почувствовал ясность нового выигрыша. Терка не закончена, но фишка в его руках.

Он посмотрел на нотариуса, который трясущимися руками рылся в ящике рабочего стола, почему-то выставленного из кабинета в холл. И так же ясно понял: он все равно сделает то, для чего пришел. Селезнев – труп.

Усилием воли Антон тормознул руку, вновь поднявшую «демократизатор». Посмотрим сначала, что за финт выкинула эта мразь. А потом ляжет. Прямо на свой стол. Забрызгав его мозгами.

Армейский ПМ, пятнадцать лет назад похищенный в Таджикистане со склада 201-й дивизии, последние семь лет лежал в столе нотариуса Селезнева. Заряженный, с досланным патроном в стволе и снятым предохранителем. Патрон основательно залежался, пистолет мог дать осечку. Но сработал. Да так, что Антон Рожкин даже не успел понять, что убит.

Нотариус брезгливо взглянул на труп. Всю жизнь он презирал тех, кто косит под оху… крутых. Таких вообще нет. Во всяком случае, он, Александр Селезнев, пока что не встретил человека сильнее или умнее себя. Хотя понтовались с ним многие. Вот этот, например. Или вчерашние лохи… Эта девка черноволосая… да хер с ней…

Он мощным пинком перевернул тело. Вложил в мертвую руку ПМ, крепко сжал рукоять чужой холодеющей кистью, резко вырвал и кинул под стол. Оценил собственную работу – расплывающееся пятно слева на груди. Он знал, что если доберется до оружия, то уложит с первого выстрела. Спортивная стрельба была единственной настоящей страстью Александра Никифоровича последние сорок два года.

Селезнев вернулся за стол, пододвинул кресло и устало опустился в него. Минут пять он сидел, опустив на ладони окровавленную голову. Потом резко вскинулся, взял со стола мобильный, набрал шаболовский номер и жалобно простонал:

– Дежурный по Управлению? Говорит Александр Селезнев… Нотариус… Нападение на мою квартиру. Произошло убийство… В порядке необходимой самообороны. Записывайте адрес.

* * *

Ученый посмотрел на Лесю.

Все тот же остановившийся взгляд, апатия, равнодушие. Лишь на мгновение вчера оживилась, когда узнала, что Антона больше нет. Молча дослушала до конца рассказ Отвертки, кивнула и, так и не произнеся ни слова, отвернулась к стене. Он не знал, спала ли она эту ночь, – не решался подойти, прикоснуться, тем более что-то спросить. Ее как будто окружала какая-то невидимая, но непроницаемая завеса, преодолеть которую не смог бы ни один человек.

Беседовала ли она с Джоном и Антоном где-то там, куда живым дороги нет, или просто отключилась от мира, только Ученый знал наверняка – в эту ночь в этой жизни ее не было… На диване всю ночь пролежала лишь бренная оболочка, не имеющая никакого отношения к его жене. Его Леся ушла. То ли в цветущие сады Шамбалы, то ли в пылающий ужас ада.

Вернулась? Нет. Значит, надо вернуть.

А что я ей скажу? Что тут вообще можно сказать? Никакими словами Джона не вернешь. А утешения?.. Пустое это дело.

Хоть бы она, как вчера, разозлилась, взбесилась. Ну просто закричала, заплакала, в конце концов.

Он прошел в кухню, наскоро приготовил кофе. Вернулся. Присел на край дивана, легко коснулся острого плеча, пробежал пальцами вдоль руки. Вверх-вниз. Снова вверх. Провел по спутавшимся волосам.

Никакой реакции.

И тогда он начал рассказывать.

* * *

– Ты что, Эдик, летишь? – Николай Николаевич мечтательно заглядывал Отвертке в глаза, потягивая капучино.

– Я механику не могу понять. – Эдик перевел взгляд на Стерхова. – Что и как сделано будет? На что, Коля, десятка ушла? Ты понимаешь? Я – нет.

– Нет, я охреневаю от тебя, Самарин. – Уважаемый майор милиции не то чтобы злился, но явно начинал скучать. – Что вообще с тобой сегодня? Может, по буквам объяснить?

– Это не сегодня. Это вообще. Я в ментовские мульки не въезжаю. Объясни механику.

Николай Николаевич звякнул чашечкой о блюдечко и выразительно посмотрел на Ученого:

– Может, вы сегодня в интеллектуальной форме? Разъясните нашему другу. Тупит ведь человек, как на прогаре.

Стерхов не успел ответить, как майор заговорил снова:

– Ты, наверно, думаешь: зря, мол, сюда пришел, надо было другую фирму искать? Ну и искал бы дурака в другом ауле, мне бы гемора меньше. У меня, мля, жопа-взрывы, весь зад в мыле, а я сквозь глухарь твой продираюсь, за одну уважуху, считай…

– Уважуха теперь десять тонн уев стоит?! – дернулся Отвертка.

– Да сиди ты ровно. Какие мелочи, юноша. Вы безжалостно унижаете меня такими напоминаниями. Следующего такого унижения я не вынесу. Придется оставить вас вдвоем расплачиваться за мой кофе. Вам это надо? – Майор повернулся к Ученому.

– Давайте, Николай, ближе к делу, – глухо проговорил Стерхов.

– Все дело в вас. Точнее, в злобном профессоре Мориарти по кличке Самарин. Не беспокойтесь, сейчас перейду к делу. Самарин, кругом! Еще чашечку капучино!

Отвертка напрягся. Ученый чуть заметно кивнул. Эдик испепеляющее взглянул на майора, но все же двинулся к стойке.

Николай Николаевич перегнулся через столик и заговорил, в упор глядя на Михаила:

– Главное, без нервяка. Сделано то, что возможно, – не больше, но ни на грамм не меньше. Акций автоцентра вам никто теперь не вернет, хоть бы сам ВВП указ подписал. В капитализме живем – частная собственность, свобода сделок… Эмиссию акций органы МВД отменить не вправе. Вновь открывшихся обстоятельств, могущих привлечь внимание правоохранительных органов, по данной ситуации нет.

Михаил молча слушал. Отвертка глядел со стороны, присев за столик поодаль, и сам пил капучино, взятый для Ник-Ника.

– Зато вновь открылись обстоятельства по заводу. Селезнев этот – вот сучара-то гнойный!.. – Беззлобный весельчак-сангвиник, Николай Николаевич вдруг побагровел до синевы. – Кого только ни видал, а такого урода ни в жисть! Ладно… Одно правильное дело он все же сделал… Так вот, Селезнев дал показания по всей форме, каким образом документы на завод были переписаны в левак, этому фантому по фамилии Смирнов. Я пробил все стены до начальника отдела, прохождение документации под личным контролем. Признание юридической ничтожности договора дарения – вопрос двух дней. Двух, отвечаю. Вот за что взяты десять тысяч, о которых так переживает Эдуард. Наверное, оно того стоит. Согласны?

Кивок Михаила был едва заметен, но взгляд майора милиции профессионально фиксировал такого рода реакции.

– Я тоже так думаю. В правах владения заводом восстанавливаетесь без вопросов. Это, правда, займет некоторое время. Может, месяца три. Но тут уже не мой вопрос – судейский… А то чудо, которое вы хотели наказать, оказалось наказано строже, чем мог бы обеспечить я. Поблагодарим за это урыльника Селезнева, который вознаграждается тем, что его подвиг идет по разряду необходимой самообороны и уголовному преследованию не подлежит. Так что им мне заниматься не придется. Если займетесь вы, я пойму…

На этот раз Михаил не только промолчал, но и не кивнул.

Подождав и не дождавшись, Николай Николаевич с искренним огорчением вздохнул и продолжил:

– Вот. И, пожалуйста, не думайте, что в другом месте ваш вопрос решили бы лучше. В другом его просто не стали бы решать. Хотя десять тысяч вы бы не потратили, врать не буду. Так, тонны три взяли бы с вас за знакомство…

Отвертка допил кофе и, безразлично насвистывая какой-то шансон, вернулся за столик и сел на прежнее место. Николай Николаевич призывно поднял разогнутую ладонь. Крепкий удар скрепил примирение.

– Последний бокал – господин Хализин. Знаете, уважаю. И не только я. Один подполковник – не буду называть, слишком хорошо его знаете – на падлу подписался и самому Боре сказал: если на конвой бросаться не будешь, выйдешь под подписку через шесть недель.

* * *

В холле уже начиналось нервное движение. Охранники Перстня привычно выстроили живой коридор к двери на задний двор, где стояли машины кортежа. Сам Михаил Николаевич неторопливо прощался с наиболее весомыми посетителями, то направляясь к выходу, то вдруг останавливаясь и снова начиная разговаривать с одним, другим, третьим. Не дождавшиеся очереди – таких, как обычно, было человек пять – откровенно ходили кругами с отчаянным блеском в глазах. Неужели мимо? Неужели завтра опять придется ждать часа четыре, если не шесть? И вдруг снова впустую?

Ученый с Отверткой почти пробежали по главному коридору. Михаил сбавил темп и, сделав безразличное выражение, остановился у барной стойки. Эдик решительно двинулся к начальнику охраны.

– Сева, привет, – негромко сказал он. – Поговорить с ним надо.

– Не знаю, – повернувшись вполоборота, отозвался Сева. – Мы уже уезжаем. Зря раньше не добрались.

Для любого из присутствующих эти слова означали облом, не подлежащий обжалованию. Сева любил подчеркнуть собственную значимость – он действительно зачастую решал, кому подойти к боссу, а кому идти солнцем палимым. Кое у кого, случалось, от Севиного настроя реально зависела жизнь. Но Отвертка знал цену понтов в лакейской.

– Сева, надо, в натуре. – Эдик сбавил голос и уплотнил взгляд. – Фуфла не гоню. Надо сейчас.

Сева пристально посмотрел на Эдика, потом на Стерхова и, наконец, на Волкова. Перстень уже хлопал по плечу последнего из сегодняшних собеседников – визитера из Петербурга, депутата тамошнего ЗакСа. Тот улыбался в сорок четыре железных зуба (природные остались в Афгане двадцать лет назад), сыпал благодарностями и любовно поглаживал врученную папочку с только что подписанными документами. Пятеро не дождавшихся стояли вокруг, на глазах превращаясь в соляные столбы.

Отвертка мельком взглянул на них и вспомнил китайского поэта Ду Фу:

– «Здесь молва потеряла надежду, вознося в Поднебесье молитвы…»

– Чего-чего? – Вопрос Севы вернул его к реальности.

– А?.. Да… Сева, говорю тебе, пять минут отбазарить с ним надо!

– Ну так подойди сам. Видишь, уходим сейчас. – Похоже, Сева обеспокоился. Вдруг и правда нужно, а ему потом отвечать, что разговор не состоялся. Но затормозить босса он тоже не решался.

Неопределенно кивнув Михаилу, Эдик прошел семь шагов, оказавшись рядом с Перстнем. И тот, на полуслове отвернувшись от питерского депутата, вдруг улыбнулся, размашистым жестом протянув руку Отвертке:

– Здорово, отморозь!

Отвертка почувствовал, что сейчас осядет на пол.

– Здравствуйте, Михаил Николаевич. Можно два слова? Вы слышали…

– Весь город уже слышал. Сколько завалили народу, посчитали хоть?

Непроизвольно дернувшись, Эдик быстро огляделся вокруг. Но это было излишней предосторожностью – непонятливых здесь не держали. В радиусе пяти метров территория уже очистилась, люди Севы негромко разъясняли ситуацию посетителям. Рядом стоял только Ученый.

– Выхода не было, Михаил Николаевич, – глухо сказал Стерхов. – Нам это не надо было.

– Извините, я просто не успел предупредить, – заученно зачастил Отвертка. – Слишком быстро все залабудилось. Даже звонить было некогда, да и не расскажешь по телефону…

– И не рассказывай. Времени и так мало. Что теперь надумали? Точнее – кого?

Эдик переглянулся с Михаилом. Ученый молчал. Эдик переминулся с ноги на ногу:

– Может, сядем?

– Спасибо, не надо. Лучше уж постоять. Завтра в час дня едешь в «Светофор». – Перстень повернулся к Стерхову. – Знаешь место? Адвокатская контора… Там подойдешь к нашему, к Олегу Сергееву. Специалист по договорам дарения. Он предупрежден. С кем говорить в арбитраже, он тоже знает.

Стерхов кивнул. Отвертка уже не очень слушал. Тема срослась, можно переключаться на следующее.

– Через неделю въезжаешь на завод, весь юризм без тебя зачистят, – продолжал Перстень. – А финдиректора даю своего… И не дергайся. Мне твоих бабок не надо, но, похоже, рано тебе еще в свободное плавание. Много шуму создаешь, тезка.

Михаил едва не кивнул снова. Но сдержался. Промолчал.

– Теперь ты. – Перстень снова повернулся к Отвертке. – Тоже больше далеко не отскочишь – потом разгребаться себе дороже. Возьмешь сейчас у Севы телефон, отзвонишься завтра нашему Лене Самохвалову.

– Это из общества содействия правовой политике…

– Общества, общества… Содействия. Задолбали… Оформишься у него со своими зверями и ни шагу вправо-влево. Он там ноет, что его то ли красные затрахали, то ли нацисты, беспредел какой-то творят. Поможешь ему, в общем. Как журналист поможешь, – засмеялся Перстень. – Как ты это называешь? Журналист широкого профиля?

Эдик собирался что-то ответить, но Перстня уже не было рядом. Сева расчищал дорогу на выход. Стерхов устало опустился в ближайшее кресло. Отвертка же не нашел ничего лучшего, чем застыть соляным столбом.

* * *

Леся продолжала молчать.

– А еще Селезнев рассказал, почему так с тобой произошло, – говорить это было больно, но Стерхов продолжал – Антон через своих воров готовил захват завода. Она, конечно, в курсе была, нашла у Рожкина номер, сама ворам и позвонила. У них там не срасталось что-то. Вроде деньги, что Антон дал, просадили, а с ментурой для прикрытия захвата не договорились. Они вообще хотели завод чуть не штурмом брать… А тут она со своим предложением. Вот они и ухватились, в обход Антона, – и бабло отдавать не надо, и дело будет сделано. Четко просчитала, что, если они тебя возьмут, я брыкаться не стану, сразу все подпишу… И тетку-врача она сама нашла, сама ее туда и привезла, чтобы тебя… А теперь, как ни крути, сервисный центр «Мазерати» ей принадлежит. Там даже Арбитражному суду ловить нечего. Подписи-то Рожкина подлинные, он на это право имел, а она – единственная его наследница. По закону.

– Ну это мы еще посмотрим, – процедила Леся и посмотрела на Михаила сухими горящими глазами.

* * *

– Ну, здравствуй, подруга, – брезгливо морщась и присаживаясь на край дивана, устало сказала Леся.

– На помойке себе подруг ищи… – так же устало огрызнулась Настя и рыгнула.

Перед ней на заляпанном и залитом виски столике стоял захватанный жирными руками бокал, на углу примостилась забитая под завязку пепельница, рядом тарелка с объедками салями, утыканными окурками, возле дивана валялась пустая бутылка. И, кажется, впервые за десять лет знакомства она была не причесана. Рыжие волосы как-то сразу потускнели, потеряли упругость, блеск, будто пакля свисали на сгорбленные плечи.

Да и сама Настя выглядела какой-то помятой, немытой, постаревшей. Откуда-то вдруг появились морщинки, повисли брыли, ясные глаза помутнели, щеки ввалились, кожа казалась неживой, пергаментной. Шикарный шелковый халат, будто с чужого плеча, казался засаленным и залатанным, из-под него торчала как будто несвежая, давно не стиранная сорочка. Похоже, так она просидела всю ночь. В пору пожалеть страдалицу.

Леся без особого энтузиазма остановила ее:

– Да уймись ты!.. Мало тебе еще?

Ответ прозвучал так же вяло и невыразительно, совсем непохоже на прежнюю круть.

– Мало. Ненавижу вас всех, особенно тебя. И что они в тебе нашли такого? Ладно, Беседа-идиот, с него взять нечего, блаженненький…

Докончить она не успела. Удар по лицу наотмашь откинул ее к стенке дивана, голова глухо стукнулась о стену:

– Не смей о нем, дрянь!..

Анастасия потерла затылок:

– Ах, какие мы драматичные… – Она почему-то совсем не обиделась. Вытерла рукавом капельку крови в уголке рта и как ни в чем не бывало продолжила тем же скучным голосом: – А Ученый? А главное – Антошка. Он-то в тебе что такого увидел? Он же толк в телках знал.

Леся удивленно подняла брови.

– Анто-о-он?

– Анто-о-он… – плаксивым голосом передразнила Настя и встрепенулась – А ты не знала? Ну и овца… Он с ума по тебе сходил, придурок. Нашел, тоже мне, из-за кого. Меня чуть не убил из-за аборта этого…

Она замолчала.

Молчала и Леся.

– Ни о чем не жалею! – пьяно вскинула голову Настя.

Вышло это не очень эффектно. Раньше при таком жесте огненная волна энергично скользила назад, как бы усиливая правоту слов, а сейчас получилось, будто старая швабра топорщится. Не заметив оплошности, Настя продолжала:

– Не жаль мне тебя! Если бы не ты, я б с Мишкой жила, я б ему детей рожала!.. Он же меня любил, как безумный, пока ты не появилась. Что, что ты ему могла дать?!

Леся пожала плечами:

– Любовь, понимание…

– Кому это твое понимание нужно? Мужикам? Да им только и надо, чтоб в постели…

– Вот поэтому у тебя с ним ничего и не вышло…

– Ой, брось! Посмотри: кто я и кто ты! Твой папаша при Советах кем был-то? Слесарем, инженером? Что ты видела-то в жизни? Даже теперь. У меня семья, дети каждый год за границей отдыхают, у мужа карьера удачная, положение, и меня в городе все знают, в журналах фото печатают, интервью берут. А ты? До сих пор одеваться прилично не научилась, разговаривать с людьми не умеешь, связей хороших нет. И не будет никогда! Потому что ты – деревенщина, а меня с детства к настоящей жизни приучали.

Она широким жестом обвела комнату, предлагая оценить, насколько усвоила уроки хорошего тона. Леся нехотя проследила за ее рукой и ужаснулась.

Блеск, мишура – все, как будто враз, поблекло, покрылось пылью, паутиной, обветшало. Показалось, что великолепная хрустальная люстра потускнела от гари, шикарный ковер протерт до лысины, на потолке расплываются пятна от многочисленных протечек, сыплется штукатурка, по стенам бежит плесень.

Она тряхнула головой: наваждение. Снова посмотрела вокруг. Нет, конечно, всего этого не было, но что-то неуловимо переменилось, словно смотришь на мир сквозь мутное потрескавшееся стекло. Весь дом как-то в одночасье потерял свой шик, постарел, обветшал.

– Боюсь, у тебя эта хорошая жизнь скоро закончится. Вот пойдешь по этапу… Селезнев, знаешь ли, показания уже дал. Думаешь, Игорю понравится, что его жену в суд потянут?

– Не пугай! С моими-то возможностями… Он мне поверит.

– Вряд ли. А если и поверит, все равно жить с тобой не станет, зачем ему жена со скандалом. Разведется и детей, кстати, заберет…

– Нет!

– Да! Ты его лучше меня знаешь, подумай.

– Как же так? – впервые растерялась Настя. – Что делать-то?

– Ну-у-у, дорогуша, на этот вопрос великие русские умы уж две сотни лет ответить не могут.

– Слушай, так нельзя! Давай все обсудим.

– Ну что со мной, деревенщиной, обсуждать?

Настя вскочила, бессмысленно заметалась по комнате:

– Леська! Прекрати. Нет, нельзя этого допустить! Я же с ума сойду!

Она бросилась к бару, схватила первую попавшуюся бутылку, отхлебнула прямо из горлышка, скривилась, плюнула, вытащила сигарету, прикурила, глубоко затянулась, закашлялась, снова глотнула из бутылки. Бессмысленно уставилась в пространство, повторяя лишь одно слово: «Нельзя, нельзя…»

– Да ты не переживай. Отсидишь, выйдешь, тебе свидания с ними раз в неделю разрешат. Будешь им хорошие подарки каждый раз дарить, денег-то у тебя теперь много…

– Денег?

– Ну а как же? Ты нынче, по всему, – единственная владелица корпорации «Стерхов-Моторс». И завод, и салон тебе принадлежат…

– Возьми! – взвизгнула Настя. – Прямо сейчас все на тебя перепишу! Только б не в тюрьму, только б с детками…


1 СЕНТЯБРЯ 2007 ГОДА

– И, наверно, уже с детками в Болгарии. Она же сразу от нотариуса в аэропорт помчалась, – ровным равнодушным голосом закончила рассказ Леся.

В парке Горького было тихо и пустынно. Вечерний прозрачный воздух, чуть пожелтевшая листва деревьев, темно-серая лента реки. Вдали синели Воробьевы горы.

Они сидели, кажется, в том самом месте, где и пятнадцать лет назад. Только вместо Джона был лишь его портрет в черной рамке.

– А ты, значит, теперь единственная хозяйка фирмы, – подмигнул Колокольчик.

– А зачем мне она, это Мишина игрушка.

– Нет, милая, наша.

Сказал и замолчал. Как же она изменилась за эти дни, подумал он, глядя на поникшую Лесю. Прямо почернела. Даже в тот страшный день, когда ее выскоблили, не такой была, в ней жизнь бурлила. А теперь?..

Будто в горячке занималась всем, связанным с похоронами Джона. Вернее, не с похоронами – хоронили Беседу родственники в Бурятии по буддийскому обычаю, – а с отправкой гроба и прочей рутиной. Никому не позволила помочь. Все сама сделала. А потом, когда самолет проводила, как звезда потухла – стала ко всему безучастна и равнодушна, словно в том самолете улетела ее душа. Как сомнамбула жила. Ни слезинки не проронила, только смотрела на мир незрячими сухими глазами, как две бездонные дыры черневшими на бледном, превратившемся в застывшую маску лице.

Отвертка молча достал из потертой спортивной сумки вторую бутылку, отвинтил крышку, молча разлил водку, протянул стакан Лесе. Она повертела его в руке, глотнула, остаток выплеснула на землю рядом с портретом. По щекам вдруг горошинами покатились слезы.

– За что? За акции эти долбаные? Лучше б все пропадом пропадало…

– Да ты что, Леська?! – крикнул Эдик. – Чтобы такие, как Антоха, победу праздновали? Чтобы думали, будто по-прежнему хозяева жизни?

– О чем это? – покосился на него Колокольчик.

– О том, что историю вспять не повернуть. О том, что уже полтора десятка лет живем в другой стране и собственными руками строим ее.

Колокольчик расхохотался:

– Ага, особенно мы строили, когда зайцев ловили!

Отвертка с досадой сплюнул:

– Тьфу! Дураком ты был, дураком и остался… Вот то, что ты, когда возможность появилась, не сидел руки в жопу засунув, а воспользовался представившимся случаем, это и есть твой первоначальный вклад в создание нового мира. А теперь еще и фирму свою открыл. Налоги, между прочим, платишь.

– Да уж, мать твою… – вздохнул Леха, – Приходится. Только делаю-то я это для себя.

– Ну что с мудаком разговаривать …

Эдик снова наполнил стаканы, выпил, не дожидаясь остальных, и закурил. Взгляд его стал по-блоковски вдохновенным и фанатичным.

– Это и хорошо, что для себя! – все же соизволил он продолжить объяснение. – Ты для себя хочешь больше, работаешь сам, даешь работу другим, тебе есть что терять, поэтому ты – пусть и подсознательно – делаешь все для укрепления вот этой самой системы общественных отношений, которая создает тебе условия для нормальной жизни. Усек?

Не выдержав, Михаил хихикнул:

– Короче, ты – столп общества, и даже в каком-то смысле отец-основатель новой России.

– А ты с Леськой – Джон и Мэри, в фургоне пересекающие прерию.

Стерхов кивнул. Это был любимый Эдиков образ. Сам же он предпочитал аналогию с Великой французской революцией. Тальен, Фрерон и Баррас, пусть жадные и беспринципные, зато безо всякого романтического флера, были куда ближе ему по ментальности и трезвому взгляду на действительность. Именно с них списаны нынешние Перстни и Колокольчики.

– Так ведь тогда и Антон – тоже, – удивился Алексей.

– Нет! – рявкнул Отвертка. – Рожкин в отличие от тебя прекрасно жил в совке, а вот то, что теперь и другие стали жить не хуже, ему не по кайфу.

– Ну не знаю, может, ты и прав…

Колокольчик всегда под конец уступал многомудрому другу. Он опрокинул в глотку остатки водки, посмотрел на опустевшую бутылку, поднялся:

– Ладно, пошли, братуха, у меня тут одно дело наклевывается… Как раз на тему… укрепления общественных отношений. Мне твои отморозки нужны, своих-то пацанов светить не могу, – он широко ухмыльнулся, – я ж законопослушный налогоплательщик.

Ученый смотрел им вслед до тех пор, пока они не скрылись за ветвями еще густых зеленых кустов. Обернулся к жене.

– И нам пора… укреплять, – неожиданно улыбнулась она. – Прав Эдик. И Джон не поймет, если раскисну.

С дерева медленно спланировал пожелтевший листок, зацепился за черную рамку на фотографии. Леся бережно сняла его, бесцельно покрутив в руке, отбросила и еще раз пристально посмотрела на портрет Беседы.

Тихо на заплаканные веки
опустился тополиный лист.
Взяв его, подумал я: «Неужто
сердце человека так же просто?»
И ответил сам себе я: нет.

Благодарю своих родителей за терпение, любимую дочурку за безмерную радость, ее маму – за самый лучший в жизни подарок.

Искренне благодарю людей, которые помогали работать над книгой – Николая Алешина, Юлию Кузнецову, Ивана Ирадовского, Дмитрия Астафьева, Ирину Щукину, Наталью Кочеткову и многих других.

Большое спасибо лихим друзьям за прошлое и настоящее…

Особая благодарность моим дорогим женщинам, которые не позволили мне расслабиться.


Примечания


1

Экструдер – машина для пластикации и выдавливания расплава полимерного материала.

(обратно)


2

Регранулят – гранулированный полимерный материал, получаемый путем вторичной переработки.

(обратно)


3

Мертвой зоной называется зона трассы, которую водитель не может увидеть по зеркалам.

(обратно)


4

Спилить актив – продать основной актив предприятия, оставить предприятие «пустым».

(обратно)


5

Скипетр и держава – атрибуты власти генерального директора: печать, право подписи, кресло, кабинет, табличка на двери.

(обратно)


6

Кривые меры – фальшивые либо вынесенные на основании поддельных документов судебные определения.

(обратно)


7

Прикормленные – коррумпированные чиновники (судья, прокурор, милиционер и пр.).

(обратно)


8

Инициативщики – «пятая колонна» из числа акционеров, недовольных руководством предприятия.

(обратно)


9

Прокладка – компания-однодневка, которую используют для разовых операций в процессе рейдерского захвата. Вывести актив через прокладку – создать добросовестного приобретателя.

(обратно)


10

Баня – кампания по отбеливанию имени рейдера.

(обратно)


11

Выставить маячок – дать поручение нужному человеку, чтоб он предупредил, просигнализировал.

(обратно)


12

Вход – силовое занятие здания правления предприятия и кабинета генерального директора, взятие скипетра и державы, сопровождается выносом тела.

(обратно)


13

Возбудиться – возбудить уголовное дело против директора или акционера, возбудить исполнительное производство по мерам.

(обратно)


14

Закрыть – применить принудительные меры уголовного характера, заключить под стражу, посадить в тюрьму.

(обратно)


15

Зайти и удержаться – провести мероприятия по входу на объект и дальнейшему удержанию контроля над предприятием.

(обратно)

Оглавление

  • От автора:
  • Пролог 18 АВГУСТА 2007 ГОДА
  • 19 августа 2007 года Михаил Стерхов – Ученый
  • 19 августа 1992 года Михаил Стерхов – Ученый
  • 19 августа 2007 года Михаил Стерхов – Ученый
  • 19 августа 1993 года Джон Цыдыпжапов – Беседа
  • 19 августа 2007 года Михаил Стерхов – Ученый
  • 19 августа 1994 года Алексей Николин – Колокольчик
  • 19 августа 2007 года Михаил Стерхов – Ученый
  • 19 августа 1995 года Джон Цыдыпжапов – Беседа
  • 19 августа 2007 года Михаил Стерхов – Ученый
  • 19 августа 1995 года Эдик Самарин – Отвертка
  • 19 августа 2007 года Михаил Стерхов – Ученый
  • 20 августа 2007 года Леся Стерхова
  • 20 августа 1995 года Антон Рожкин – Нанаец
  • 20 августа 2007 года Антон Рожкин – Нанаец
  • 20 августа 1995 года Анастасия Рожкина
  • 20 августа 1996 года Джон Цыдыпжапов – Беседа
  • 20 августа 1997 года Леся Стерхова
  • 20 августа 2007 года Михаил Волков – Перстень
  • 20 августа 1997 года Леся Стерхова
  • 20 августа 2007 года Михаил Волков – Перстень
  • 20 августа 1998 года Михаил Стерхов – Ученый
  • 20 августа 2007 года Михаил Волков – Перстень
  • 20 августа 1998 года Анастасия Рожкина
  • 20 августа 2007 года Леся Стерхова
  • 21 августа 2007 года Алексей Николин – Колокольчик
  • 21 августа 1999 года Джон Цыдыпжапов – Беседа
  • 21 августа 2007 года Эдик Самарин – Отвертка
  • 21 августа 2000 года Эдик Самарин – Отвертка
  • 21 августа 2007 года Эдик Самарин – Отвертка
  • 21 августа 2001 года Михаил Волков – Перстень
  • 21 августа 2002 года Эдик Самарин – Отвертка
  • 21 августа 2007 года Джон Цыдыпжапов – Беседа
  • 21 августа 2003 года Леся Стерхова
  • 21 августа 2007 года Джон Цыдыпжапов – Беседа
  • 22 августа 2007 года Михаил Стерхов – Ученый
  • 22 августа 2004 года Эдик Самарин – Отвертка
  • 22 августа 2007 года Михаил Стерхов – Ученый
  • 23 августа 2007 года Михаил Стерхов – Ученый
  • 23 августа 2005 года Эдик Самарин – Отвертка
  • 23 августа 2007 года Леся Стерхова
  • 24 августа 2007 года Джон Цыдыпжапов – Беседа
  • 24 августа 2006 года Джон Цыдыпжапов – Беседа
  • 24 августа 2007 года Джон Цыдыпжапов – Беседа
  • 25 августа 2007 года Леся Стерхова
  • 1 СЕНТЯБРЯ 2007 ГОДА
  • X