Михаил Ахманов - Ричард Блейд, герой [Странствие 4, 5, 6]

Ричард Блейд, герой [Странствие 4, 5, 6] 1170K (пер. Курмакова, ...) (Ричард Блейд: Ричард Блейд. Молодые годы-2)   (скачать) - Михаил Ахманов - Джеффри Лорд - Сергей Михайлович Нахмансон (удалена)

Джеффри Лорд
Том 2. Ричард Блейд, герой
(Ричард Блейд — 4, 5, 6)


Дж. Лэрд. «Снега Берглиона»
Странствие четвертое
(Дж. Лэрд, оригинальный русский текст)

Июль 1969 по времени Земли


Глава 1

Развалившись в кресле, полковник Ричард Блейд пристально смотрел на красный телефон, словно гипнотизируя его взглядом. Прошло минуты три, и аппарат слабо тренькнул, тихий звонок чуть всколыхнул пахнущий жасмином теплый июльский воздух, струившийся через распахнутое окно. Блейд лениво протянул руку, поднял трубку и сказал:

— Я готов, сэр.

Дж., которого было нелегко сбить с толка, на несколько секунд опешил, но быстро справился с удивлением и ответил и тон Блейду, не представляясь и задавая лишних вопросов:

— Очень рад за тебя, мой мальчик.

— Добрый вечер, сэр.

Тоскуя от безделья в своем дорсетском уединении, Блейд нетерпеливо ждал этого звонка и заранее решил, что именно так построит разговор с шефом: пусть Дж. в первую очередь услышит то, что любой начальник хочет услышать от своего подчиненного, а уж затем можно вспомнить и о хороших манерах.

Конечно, «сверху» поступали не просьбы, а приказы; тем не менее, Блейд никогда не сомневался в одном — откажись он от задания, и Дж. пойдет ему навстречу, придумает сотню уважительных причин, по которым лучшему из агентов Британии следует предоставить годичный отпуск. Другое дело, что отпуск был ему совершенно не нужен, а его хандра объяснялась тянувшемся второй месяц относительным бездельем. Прошло уже три недели с тех пор, как ему вшили спейсер под левую подмышку, крохотная ранка успела зарубцеваться, а приказ все еще не поступал.

— Добрый вечер, Дик, — Дж. суховато рассмеялся, затем резонно заметил: — Хорошая шутка! Что там творится у вас в Дорсете? Локальное солнечное затмение? Если мои часы не врут, в Лондоне сейчас едва перевалило за полдень. — Помолчав, он нерешительно произнес: — Что-то случилось? Как ты себя чувствуешь, мой мальчик?

— Я в полном порядке, сэр! — заверил Блейд своего начальника. — Просто время не имеет столь уж существенного значения — по крайней мере, для меня и в данный момент. Время — категория относительная… как и вся наша жизнь.

— М-да… Нечасто мне доводилось слышать такое от людей нашей профессии, — в голосе Дж. звучала тревога. — Кажется, ты никогда не был приверженцем философии пессимистического толка.

— Простите, сэр, но я вообще не философ. И не ипохондрик. Я не страдаю приступами пессимизма, депрессии, фатализма, раздвоением сознания и прочими глупостями. Я даже не могу рассчитывать на элементарное психическое расстройство…

— Превосходно, что ты так уверен в себе.

— Я действительно уверен в себе. Если вы желаете проинспектировать мое физическое состояние, я готов бегом добраться до вашей резиденции, взять вас на закорки и еще быстрее преодолеть дистанцию до берлоги его светлости.

— Вот как? — Дж. помолчал. — Похоже, тебе чего-то не хватает, Дик… а? — заметил он, чувствуя, как его охватывает беспокойство. Разговор этот был странным — не менее странным, чем поведение Блейда в последние недели. Казалось, он никак не может прийти в себя после странствия в Меотиду — хотя, судя по отчету, там не случилось чего-либо экстраординарного. Ничего такого, с чем Ричард не сталкивался бы раньше, на Земле, в Альбе или Кате. Немного крови, немного интриг, несколько… гммм … непривычная сексуальная практика и забавные традиции, скажем так. Неужели они настолько сильно подействовали на Дика?

Дж. прочистил горло и повторил:

— Тебе чего-то не хватает, Ричард? Раньше я не замечал у себя приступов хандры. Может быть, небольшой отпуск…

— Ни в коем случае, сэр, — Блейд сделал паузу, словно прислушиваясь и присматриваясь к тому, что неясным видением клубилось перед его мысленным взором; Дж. слышал его слегка учащенное дыхание. — Если мне чего и не хватает, так это ощущений, которые я получаю в другом мире… Чувства необычного, сэр… — он снова замолчал, сунул ладонь за ворот просторной рубашки и погладил кончиками пальцев едва заметную выпуклость спейсера. Потом разведчик задумчиво произнес: — И еще одно… Вам случалось принимать горькое лекарство? И вы, конечно, помните, что старались тут же запить его чем-нибудь подходящим, не так ли?

Дж., прижимая трубку ухом к плечу, полез в стол за трубкой и табаком. Разговор принимал столь непривычный поворот, что его продолжение казалось немыслимым без пары-тройки хороших затяжек.

— Что это значит, Дик? — спросил он. — Разве твой последний вояж был неудачным? Мне представляется, совсем наоборот… Ты удрал из этого Содома без единой царапинки и с неплохой добычей. Я полагаю, ты должен остаться довольным.

— Царапины бывают не только на коже, — медленно произнес Блейд, и Дж., выпустив колечко дыма, невольно поморщился. Нет, с Диком определенно творится что-то неладное!

— Значит, ты снова готов в дорогу? — это было скорее утверждение, чем вопрос. Блейд не ответил, и Дж., как положено начальнику, подвел итог беседы: — Что ж, тогда до скорой встречи, Ричард. О сроке я сообщу. — Он осторожно положил трубку и, выпустив из ноздрей две струйки сизого дыма, с задумчивостью уставился на телефон.

* * *

— Лейтона, пожалуйста … — аппарат спецсвязи чуть слышно гудел, превращая слова в неразборчивую мешанину электрических импульсов. — Это вы, сэр? Дж. у телефона.

— Что-нибудь случилось? — суховатый голос Лейтона был тревожным: Дж., великий поборник конспирации, звонил ему крайне редко. — Надеюсь, не с Бл…

— Без фамилий, прошу вас. Случилось — и именно с ним.

— Что? Он жив?

— Жив и здоров, если вас интересует именно это. Но… — Дж. сделал многозначительную паузу. — Конечно, я не врач, но в данном случае рискну поставить диагноз. По-моему, он тоскует.

— Хммм… Я не думал, что Дик способен испытывать такие чувства

— Он живой человек и способен испытывать все, что и мы с вами, даже больше. — Дж. снова помолчал, надеясь, что эта мысль дойдет до лорда Лейтона. Говоря по правде, шеф отдела МИ6А сомневался, что его ученый собеседник может вообще ощущать что-либо, кроме нежной привязанности к своим машинам. — Но дело не в том, что Дик хандрит, — продолжал он, — меня тревожит другое: я не понимаю причины его состояния. Он пробыл месяц в Лондоне со своей девушкой, потом внезапно уехал на побережье, в свой коттедж — кстати, один. В прошлую пятницу был у меня — я вручал ему патент. Вы знаете, сэр, он получил погоны пол…

— Без званий, прошу вас, — тон его светлости был слегка насмешливым. — Насколько я представляю, вы не понимаете причин, но имеете гипотезы? Какие же?

— Возможно, он не в состоянии что-то вспомнить… возможно, скрыл от нас какой-то факт, не отразив его в отчете… Возможно…

— …ему просто скучно, — подхватил Лейтон. — Что ж, есть отличное средство, которое избавит его от хандры.

— У вас все готово?

— Да Вчера я провел последние испытания приемного блока — того самого, который должен уловить сигнал от спенсера Дика и включить автоматику возврата. Правда, у меня есть еще кое-какие сомнения…

— Надеюсь, это не скажется на его безопасности?

— Никоим образом. Со спейсером или без оного Дик попадет туда, куда назначено судьбой и компьютером. Однако может наблюдаться эффект обратной связи… очень слабый, однако я не представляю, как он повлияет на процесс переноса. Если бы Дик совсем не думал в этот момент, я был бы спокойнее.

— Совсем не думать невозможно, — заметил Дж. — Пусть уж лучше представляет рай.

— Магометанский — другой ему не подойдет, — трубка донесла суховатый смешок Лейтона. — Итак, назначим срок. Послезавтра — устраивает?

— Вполне. Я извещу Дика. — Дж. уже вознамерился закончить разговор, как вспомнил еще об одном нюансе: — Мне хотелось бы проводить его… до самого места. Не возражаете?

— Буду рад покидать вас, мой дорогой.

В трубке раздались частые гудки отбоя. Положив её на место, Дж. потянулся к другому аппарату, представляя, с каким нетерпением дорсетский отшельник ждет его звонка в своем коттедже, окруженном цветущими кустами жасмина.

* * *

Они встретились в «берлоге» Лейтона через два дня. На этот раз Дж. не только довел своего подчищенного до лифта, но и шагнул вслед за ним и тесную кабинку. Вероятно, это посещение заранее согласовано с его светлостью, решил Блейд, так как дюжие бобби, которые несли охрану в верхних коридорах, не шевельнулись. Лифт пошел вниз, ко второму посту, где дежурили морские пехотинцы, и где гостей уже поджидал Лейтон.

Он был в своем неизменном белом халате, который давно потерял первоначальный цвет, из карманов торчали пухлые блокноты, отвертка и моток проводов. Иногда Блейд удивлялся, чем занимаются ассистенты его светлости — Лейтон, казалось, никого из них не подпускал к компьютеру, держа эту молодую поросль британской науки на вторых ролях. Из кратких замечаний, которые профессор иной раз ронял в адрес своих помощников, у Блейда создалось впечатление, что он считает их всех безголовыми кретинами и имбецилами. Наверняка это было не так, ибо всевозможные новые приставки к гигантской вычислительной машине росли как на дрожжах; Лейтон просто не справился бы один с таким объемом работ.

Старый ученый протянул руку Дж., потом бросил острый взгляд на Блейда.

— Вы, как всегда, в прекрасной форме, Ричард, — сухо заметил он, направляясь по длинному коридору в свое святилище. Посетители двинулись за ним, прислушиваясь к мерному гулу машин, рокоту вентиляторов и пулеметной дроби печатающих устройств: огромный компьютерный комплекс под древними башнями Тауэра функционировал в обычном режиме, ежедневно поглощая тысячи фунтов из секретного фонда премьер-министра. Случалось, правда, что и проект «Измерение Икс» приносил кое-что британскому казначейству — и в этом смысле последнее путешествие Блейда в Меотиду было отнюдь не бесплодным.

Они пришли компьютерный зал, который Дж. осмотрел с нескрываемым любопытством, и его светлость, остановившись у колпака коммуникатора, кивнул Блейду на маленькую дверь. Там, в крохотной раздевалке, путешественник обычно разоблачался и отряхивал с себя прах земной перед отбытием в иные миры. Стягивая куртку, Блейд без лишних слов направился туда, но его шеф неожиданно поднял руку, остановив разведчика на половине дороги.

— Один вопрос. Ричард, — произнес он строгим голосом, словно напоминая, что в его обязанность входит задавать вопросы, тогда как Блейду положено на них отвечать. — Все ли вы рассказали нам о Меотиде? После нашего последнего разговора у меня складывается ощущение, что…

— Ваши ощущения субъективны, — заметил Лейтон и махнул рукой в сторону раздевалки; Блейд, подчиняясь этому безмолвному приказу, шагнул через порог и начал неторопливо сбрасывать одежду. Старый ученый, кивнув Дж. на стул рядом с панелью компьютера, принялся расхаживать по лаборатории; потом он заговорил — обычным своим суховатым тоном, словно читал лекцию или доклад на научном симпозиуме:

— Напомню, что Ричард при всем желании не может ничего скрыть, ибо диктует первый вариант отчета под гипнозом. Он передал нам всю информацию по Меотиде — абсолютно все факты. Другое дело, что они оказались скорее забавными, чем полезными… — его светлость недовольно хмыкнул. — Ну что ж… зато эти золотые доспехи, которые Ричарду удалось доставить сюда, являются более чем достаточной компенсацией за прочие потери. Тридцать фунтов чистого золота! Такие средства позволят финансировать наш проект в течение…

Дж. прервал его.

— Я имею в виду совсем не факты… Факты изложены в официальном отчете, и я ни на миг не сомневаюсь в их достоверности. Речь идет о более неопределенных и, в то же время, весьма важных материях. Эмоции, впечатления, подсознательные ощущения…

— Что до ощущений, то они всплывут в его памяти еще не скоро, — Лейтон остановился, бросив взгляд на могучую фигуру Блейда, шагнувшего из раздевалки в зал. Разведчик был почти нагим — если не считать набедренной повязки, охватывавшей его чресла. — Ощущения — как крепкий бульон, который кипит на медленном огне; чтобы мы восприняли его аромат, должно пройти время и должна испариться лишняя вода.

— Мне кажется, этот тезис лишен присущей вам логики, — улыбнувшись, заметил Дж.

— Отнюдь, — Лейтон покачал головой. Он остановился возле пульта компьютера, с привычной сноровкой проверяя показания датчиков на приборных панелях. Раздался легкий щелчок — пошел контрольный отсчет времени. Ричард Блейд глубоко вздохнул и уселся в кресло под большим колпаком, с которого свешивались вниз жгуты разноцветных проводов с плоскими контактными пластинами. Его светлость приступил к следующей фазе операции, накладывая контакты на кожу Блейда, обильно умащенную предохраняющей от ожогов мазью.

Дж. сидел молча, с профессиональным терпением бывалого разведчика дожидаясь объяснений Лейтона. Ему хотелось курить, но он не был уверен, что это разрешено в компьютерном зале. — К тому же, он забыл прихватить с собой трубку.

— Отнюдь, — повторил лорд Лейтон. — Ощущения быстротечны; они откладываются в подсознании и оживают для Ричарда там, где нам с вами никогда не побывать, куда дорога для нас закрыта, дорогой Дж. Вероятно, возвратившись из нового странствия, Ричард сумеет припомнить что-нибудь еще о Меотиде, — он ловко прилепил очередной электрод. — Когда вы рассуждаете о собственных ощущениях, Дж., вы прежде всего имеете в виду свой опыт, который подталкивает вас делать выводы согласно накопленной за долгие годы информации…

— Не хочу, чтобы мои слова прозвучали пророчеством, — неожиданно прервал профессора Дж., — но сегодняшний старт почему-то тревожит меня. Словно мы отправляем Ричарда прямиком в…

— Преисподнюю? — Блейд вопросительно поднял брови.

Дж. не ответил.

Лорд Лейтон, напротив, неожиданно рассмеялся:

— Ну если и не в преисподнюю, то в чистилище, в обитель неосуществленных планов и рухнувших надежд… Тех самых, что порождаются смутными и неясными ощущениями.

Ричард Блейд усмехнулся, внезапно почувствовав нечто вроде облегчения.

— Вы абсолютно правы, сэр! Но в огне чистилища еще можно сохранить надежду, тогда как на ледяных кругах ада ей нет места… Весь вопрос в том, куда я попаду.

Похоже, ситуация несколько смягчилась. Дж, подавив беспокойство, в свою очередь заулыбался и, подчеркивая неофициальность обстановки, снова перешел на «ты»:

— Ты шутишь — и теперь нравишься мне гораздо больше, мой мальчик! Надеюсь, что лекарство, которое сейчас пропишет тебе профессор, окажется слаще предыдущего…

Блейд благодарно кивнул.

— Иногда ощущения всплывают в виде конкретной информации спустя много лет, — задумчиво произнес он. — И на давно минувшие события внезапно смотришь совсем другими глазами…

— Верно. Только тогда вы и сможете поведать нам всю их скрытую суть, — согласился Лейтон. Повернувшись к Дж., он продолжал: — Ричард еще молод для обобщений и писания мемуаров. Сейчас он — репортер, рассказывающий нам о конкретных фактах. Их анализ и оценку, даже для себя самого, он сможет дать совсем, совсем нескоро…

Блейд почувствовал себя почти счастливым. Лорд Лейтон, человек с компьютером вместо сердца, действительно уловил его настроение. Надо же, старик оказался не только отличным кибернетиком, но и недурным психологом… Как будто за то время, что они не виделись, он написал для колледжа очередной обязательный курс: «Старение, как фактор более объективного самоанализа» и сейчас проверял на практике основные тезисы своего труда.

Ричард Блейд улыбнулся провожавшим его старикам.

— Ну, теперь я действительно готов на все сто процентов. И мое желание отправиться в путь вы звано не только чувством долга, но и неким внутренним фактором, напоминающим болезнь. Меня поразил штамм ВИИ — Вирус Измерения Икс… — он пожал плачами, и кабели, окутывающие его тело, дрогнули. — Я не психолог и не врач, так что затрудняюсь точнее определить свое состояние. Но существует неоспоримый факт — я действительно чувствовал в последнее время некую вялость, вызванную подсознательным стремлением «покинуть мир сей»… — Блейд снова усмехнулся. — Возможно, преисподняя подходит для меня самым наилучшим образом.

Дж. смотрел на мощное, прекрасно вылепленное тело Блейда, с некоторой завистью размышляя о том, что Лейтон действительно прав. Так просто судить об ощущениях молодости с высоты прожитых лет. А Ричард, он… он еще не анализирует ощущения, а предпочитает их получать. Он — в постоянной погоне за ними, догоняет и наполняет ими свою жизнь… Что ж, весьма интересный феномен! Жаль только, что нельзя проследить его еще на ком-нибудь… Блейд уникален, как та курица, что несет золотые яйца. И его, Дж, главная задача — вкупе с лордом Лейтоном — снабжать Ричарда новыми ощущениями, чтобы он продолжал приносить яйцо за яйцом.

Дж. повернулся к ученому, открыв было рот, но его светлость только раздраженно махнул рукой; пальцы старика, похожие на клешни краба, танцевали по клавишам на панели компьютера.

— Мы побеседуем чуть позже, — буркнул он не слишком вежливо. — Мне надо дать Ричарду последние инструкции.

Блейд кивнул, подняв на старого ученого внимательный и напряженный взгляд; предстартовое волнение с каждой секундой охватывало его все сильнее.

— Итак, вы впервые совершаете путешествие с регулируемым возвратом, — произнес Лейтон, многозначительно хлопнув себя по левому боку. — Определим срок вашего пребывания и мирах иных дней, скажем, в шестьдесят. Однако вы можете в любой момент подать сигнал возврата, нажав на спейсер. Он вшит в самое безопасное место, под мышку, что гарантирует нас от случайного включения прибора. И еще одно, — старик поднял палец, призывая Блейда к вниманию. — Напомню вам, Ричард, что для запуска спейсера надо приложить определенное усилие. Не просто нажать, а ударить изо всех сил! Тогда лопнет защитная оболочка, устройство войдет в резонанс с вашей нервной системой и…

* * *

В этот момент Ричард Блейд отключился. То есть какая-то частичка его сознания продолжала стоять на страже, он вслушивался в монотонный голос Лейтона, повторявший давно заученное наизусть. Но главный поток его мыслей устремился в сторону — словно буйная река, наткнувшаяся на плотину, и Блейд вдруг поймал себя на том, что опять прокручивает в голове события последних недель, как делал уже не раз.

Вернувшись из Меотиды, он провел месяц в своей лондонской квартире имеете с Зоэ. Почему-то тянулись те дни на редкость однообразно: просыпаясь, он быстро вставал и, будто не замечая вопросительного взгляда девушки, наскоро принимал душ, брился, завтракал, молча одевался и шел в Британский Музей. Зоэ сперва немало удивлялась его неожиданной тяге к искусству, но вскоре приметила, что маршруты её возлюбленного по лабиринту переходов и залов с завидным постоянством приводят к одному и тому же экспонату. Кстати, Блейд не слишком настойчиво приглашал девушку с собой, поэтому ей начинало казаться, что она играет роль собачонки, семенящей следом за хозяином.

Однажды утром, после прошедшего в полном молчании завтрака, Зоэ собрала вещи и сообщила, что уезжает к сестре в Манчестер.

Или в Лидс?

В тот момент Блейд был так невнимателен и рассеян, что сейчас не мог даже точно вспомнить название города.

Несколько обескураженный, он проводил девушку до дверей, поцеловал в напряженно сжатые губы, а затем, по профессиональной привычке, проследил из-за шторы, как она садится в такси. Сам же он вновь отправился в Британский Музей. И на этот раз, поскольку Зоэ рядом с ним не было, и не было нужды придумывать путаные маршруты, он устремился прямиком к цели.

С каким-то необъяснимым и жгучим нетерпением Ричард Блейд шел к мраморным барельефам «Амазономахии»… Нет, не амазонки как таковые влекли его сюда и не историческая ценность одного из семи чудес света, прекрасного Мавзолея из Галикаркаса, представленного фрагментами скульптурного фриза работы Скопаса…

От себя он не мог скрыть истинной причины своей хандры. Несомненно, дело заключалось в том, что все артефакты, доставленные им из чужих миров — как и сами эти реальности Измерения Икс — навсегда исчезали из его жизни, исчезали бесповоротно и бесследно, превращаясь в фантом, мираж, иллюзию, подкрепленную только смутными воспоминаниями. Блейд не мог сказать, где сейчас находятся черная жемчужина и нефритовая статуэтка, принесенные им из Альбы и Ката, что касается меотидского панциря, то он, вероятно, пополнил золотой запас британского казначейства.

Но здесь, в этом зале, Меотида вновь становилась для него реальностью, чудесным образом возрождаясь к жизни. Он не сводил очарованных глаз с мраморного фриза, изображавшего битву греков с амазонками. Тела, сильные и одновременно женственные, прекрасные лица, разметавшиеся по плечам кудри, стройные ноги, округлость грудей, плеч, ягодиц… огонь, порыв, неистовый грохот бури и стремительность горного обвала! Он был потрясен мастерством скульптора. Можно было подумать, что тот, за две с лишним тысячи лет до него, до Ричарда Блейда, побывал в том же Раю… в безумной, невозможной, незабываемой Меотиде!

Неужели прозорливость Скопаса — или сказочное стечение обстоятельств — и в самом деле позволило скульптору пробиться туда? Без всяких хитроумных устройств, без компьютера? Неужели он видел живые лики тех, кого познал Блейд, и перенес их на мрамор в нашем земном мире? Нет, смешно даже предполагать нечто подобное… Конечно, Скопас был великим мастером и обладал потрясающим воображением… оно и только оно вдохновляло его гений. И он имел дело с холодным мертвым камнем… Лишь Ричарду Блейду было суждено сжимать в трепетных ладонях не мраморные, а живые и теплые груди амазонок.

Это было словно дурман, словно наркотик. Какая-то сила опять и опять тянула его в этот зал, к мраморным барельефам, к телам, сплетенным в яростном сражении… Наконец, он смог превозмочь их застывшее мертвое очарование; выход был один — бегство И он убежал В Дорсет…

Очнувшись, разведчик глубоко вздохнул. Вот и сейчас, буквально через считанные секунды, он вновь уйдет в неизведанное… и, словно приглашенную по телефону гулящую девицу, его могут ждать и уродливые, и прекрасные клиенты. Как повезет… Впрочем, Блейд надеялся, что удача будет его неизменной и благожелательной спутницей.

Он надеялся… Что еще ему оставалось?

— Ричард! — раздался скрипучий голос лорда Лейтона. — Я прошу вас на секунду расслабиться и ни о чем не думать…

Ричард Блейд окончательно выключил трансляцию из Британского Музея, мысленно превратив мраморные барельефы Скопаса в одно огромное белое поле. Потом этот внутренний экран всколыхнулся, пошел легкими снежными крапинками, которые сыпались откуда-то сверху, снизу, со всех сторон. Их становилось все больше и больше, словно чудовищный ураган раскручивал полярные снега, вздымая их в воздух своим ледяным дыханием, холодными ладонями оглаживая нагое и беззащитное тело человека. Сильный поток воздуха подхватил Блейда и швырнул прямо в необозримый морозный простор.


Глава 2

— Что произошло? — спросил Дж., невольно вздрогнув, когда массивная фигура Ричарда Блейда растаяла под колпаком коммуникатора.

— Хмм… — Лейтон пожал плечами. — Буквально в последнюю секунду перед стартом у меня возникло подозрение, что наш подопечный не просто ждет отправки, а начинает самостоятельно влиять на заданные компьютером координаты.

— Подозрение? — Дж. внимательно посмотрел на старого ученого.

— Скорее — возникло такое чувство, — поправил себя лорд Лейтон.

— Так все же — подозрение или чувство? — настойчиво переспросил Дж., в рассуждениях его светлости шеф МИ6А уловил некую нерешительность. — Ричарда не в чем подозревать! — с плохо скрытой обидой добавил он, начисто забыв, что еще полчаса назад едва не устроил своему подчиненному допрос с пристрастием по поводу меотидских ощущений.

— Вы правы, — легко улыбнулся лорд Лейтон. — Это было только смутное чувство, и его оценка лежит за пределами моих возможностей.

— Почему же вы так несправедливы к себе?

— Все дело во времени, мой дорогой, все дело во времени. Должен пройти некоторый период, чтобы выяснилось, прав я или нет, — совершенно спокойно ответил ученый. — Но я уже слишком стар…

* * *

Белые легкие крапинки не исчезали, наоборот, они слились в единообразный бесконечный белый ковер. Сначала он оставался белесым, как утренний туман над водой, затем неожиданно стал наливаться фиолетово-серым сиянием.

На боль, привычную острую боль в голове, вдруг стали наслаиваться все нарастающие жгучие укусы и покалывания: вскоре спину начало печь, как в огне, а еще через несколько секунд Ричард Блейд понял, ощущает не жар, а ледяной холод. Только холод способен так глубоко вгрызаться в тело, в кости и плоть. Поверхность, которую он в полубессознательном состоянии принял за раскаленный песчаный пляж, была в действительности бескрайней снежной равниной.

Не вставая, разведчик повернул голову, коснулся волос; под ладонью скрипнули сухие крупинки снега. Он посмотрел вперед — туда, где на снежное покрывало легла фиолетовая тень заката. Приподнявшись на локте, он различил какое-то возвышение среди ледяных торосов, похожее на конический сугроб — или на заметенную снегом юрту. Над ней висела половинка багрового гигантского светила, холодного и почти негреющего.

Ледяной ад! Худшее, что могло быть! Черную карту выбросила ему судьба… Вернуться? Он нащупал ладонью маленькую выпуклость под кожей, и это немного успокоило его. Нет, вернуться он всегда успеет… Может быть, удастся найти жилье, одежду, пищу… В первую очередь — одежду, ибо при двадцатиградусном морозе нагишом ему не продержаться и трех часов.

Блейд поднялся на ноги, стряхнул обжигающие крупинки с груди и осмотрелся. Худшего нельзя было увидеть даже в кошмарном сне: снег, снег, снег со всех сторон; безмолвная бело-фиолетовая пустыня — на запад и на восток, на юг и север… Пожалуй, только в небо не тянулась эта снежная пелена…

Впереди, в том направлении, где он увидел конический холмик, по снегу уже протянулись черно-фиолетовые тени от гряды невысоких торосов; сзади равнина еще сохраняла белизну похоронного савана, озаренного потоком сумеречного света. Багровый диск над горизонтом казался яростным оком неведомого бога, с торжеством следившего за агонией крохотного червячка, брошенного прямо в обжигающую снежную крупу; возможно, этот глаз принадлежал не божеству, а Сатане, владыке этого ледяного мира.

Блейд поежился. Выбора у него не оставалось; теперь он лучше оценил ситуацию, решив, что на таком холоде не выдержит и часа, а если грянет пурга, то это время сократится до двадцати минут. Ледяную преисподнюю — вот что он получил после Меотиды!

Разведчик сделал шаг вперед, но тут же нога по самое колено провалилась в снег, и тысячи мелких, хищных и острых коготков начали раздирать кожу. Блейд пошатнулся, выдернул ногу и неловко сел на снег — прямо в продавленное его телом углубление. Теперь жгло нагие ягодицы — удовольствие ниже среднего; вдобавок кожа на спине, на груди и плечах начала покрываться ледяной корочкой. Только подошвы еще как-то сопротивлялись ярости снежных укусов, но пальцев он уже не чувствовал.

«Стоит провалиться по пояс — и конец…» — с ужасом подумал он, вновь поднимаясь на ноги. Почему-то его меньше волновала перспектива уйти в снег с головой, словно в нынешнем жутком положении все заботы сосредоточились лишь на одной-единственной части тела — как будто он не рисковал отморозить уши, пальцы и нос. Но пальцев, в конце концов, было целых два десятка…

Снег вокруг небольшого плацдарма, на котором стоял Блейд, наливался зловещими фиолетовыми тенями. Несомненно, близился закат, хотя он еще не мог определить, встает или садится местное светило; но что-то подсказывало ему, что наступил вечер. Решив отложить любование игрой багрово-фиолетовых лучей до более подходящего случая, разведчик внимательно изучил небольшой участок снега перед собой.

Белесое покрывало на первый взгляд казалось гладким; но стоило закатной тени побежать быстрей, как он отметил, что справа от него, ярдах в двадцати, фиолетовое сияние высвечивает нечто похожее на санную колею. Он присел и похлопал ладонью по ровной белой поверхности — она казалась достаточно прочной. Затем стукнул изо всех сил, и пальцы погрузились в снежную крупу; ледяной холод пронзил руку, отдавшись обжигающей болью в плечевом суставе.

Блейд встал и осторожно ступил вперед. Наст треснул и подался, он ушел по колено в снег, но более плотный слой выдержал вес тела. Разведчик облегченно вздохнул; теперь он понял, что сможет передвигаться по поверхности этой снежной пустыни. Но он знал теперь и другое: надо спешить. Закатные тени накатывались серо-фиолетовыми волнами и каждая из них словно высасывала из воздуха по градусу тепла. Нужно поторапливаться, напомнил он себе и двинулся в направлении санного следа.

Холод подгонял его ледяным стрекалом и, добравшись до колеи, он с опаской перешел на легкую трусцу; снежный покров держал, и Блейд ускорил шаг. Он чувствовал, как губительная апатия уже начинает сковывать его разум и мышцы; внутренний голос попытался было убедить его, что конец может оказаться приятней борьбы. Конец — или возвращение назад, в уютный теплый зал под древними башнями Тауэра… Разведчик до крови прикусил губу, подавив приступ малодушия. Ни вопросов, ни возражений, ни сомнений! Ричард Блейд не собирался останавливаться и замерзать в этом ледяном аду! И он не хотел возвращаться.

Холмик под грядой торосов, перечеркнувших бескрайнюю равнину, служил ему единственным ориентиром. Он казался чем-то особым, чем-то выделявшимся на фоне смертоносной белой простыни, и только в нем могло таиться тепло и спасение. И след саней вел прямо к нему!

Стылые фиолетовые тени бежали все быстрее и быстрее, обдавая нагого человека ледяным дыханием. Блейд перешел на бег; он покрылся испариной, но капли пота не успевали проторить мокрую дорожку по спине — казалось, они замерзали в тот же миг, когда плоть Блейда исторгала их. Кожа заледенела; резкие движения ломали прозрачную корку, и крохотные острые чешуйки сыпались на снег.

В какой-то момент он понял, что расстояние в полмили, на котором, как казалось ему, находятся торосы, в действительности составляет милю с четвертью, если не больше. Это удваивало опасность. Начало не только стремительно холодать — столь же стремительно наступал и мрак. Он прикинул, что через пятнадцать-двадцать минут на снежную равнину опустится кромешная тьма. Удастся ли ему тогда отыскать этот спасительный холмик? Едва ли… Предположение о том, что он замерзнет вконец или провалится в какую-нибудь невидимую трещину, казалось куда более вероятным.

Он бежал и бежал, подгоняемый холодом, страхом, гордостью и несокрушимым упрямством, понимая уже, что вновь неточно определил расстояние до странного конического сугроба. Наконец, когда он был готов остановиться, чтобы слегка передохнуть, спокойно прочесть отходную молитву и стукнуть по бугорку спейсера, со стороны холма раздался вой — странный, хриплый и заунывный; первый звук, который он услышал в ледяной преисподней нового мира. Из-за сугроба выскочила стая четвероногих созданий — с дюжину лохматых животных, напоминавших не то собак, не то мохнатых небольших медведей. Увидев мчавшегося к ним человека, они подняли дикий содом, подстегнувший Блейда.

Он не сомневался, что видит ездовых псов. Будь звери голодны, они с рычаньем бросились бы ему навстречу, а не призывали хозяина выйти из шатра. Безошибочным инстинктом существа, находившегося на грани гибели, он ощущал близость жилья, пищи, тепла… Близость спасения! Сейчас… сейчас кто-нибудь выйдет… кто-нибудь услышит этот тревожный вой… Он уже едва переставлял ноги, но продолжал двигаться вперед с упорством обреченного.

Он не ошибся. Когда до полной тьмы оставалось минут пять, на фоне холмика, за прыгающими тенями собак, возник человеческий силуэт. Ошибка исключалась; туземец — двуногое создание, похожее на невысокого мужчину, — вышел из юрты, чтобы успокоить животных и посмотреть на незванного гостя.

Ричард Блейд попытался что-то выкрикнуть, но холод клещами сжал, стиснул его горло, и вместо слов он выдавил лишь неясный жалобный вопль. Затем он рванулся к вожделенному жилью — сломя голову, не разбирая дороги. Туземец, еще более мохнатый, чем его собаки, побежал навстречу разведчику и, вытянув руку, что-то предостерегающе закричал, голос у него был тонкий, почти детский.

Но Блейд, в полуобморочном состоянии, не понял ни слов, ни жеста.

Мгновение спустя он пробил корочку льда и с головой ушел в ледяную воду. От неожиданности свело дыхание, но он тут же принялся неистово барахтаться, погружаясь все глубже и глубже. В первый момент холод едва не свел его с ума; потом заряд адреналина, выброшенный в кровь, придал ему энергии, заставив искать путь к спасению. Он бился в мрачном бездонном колодце до тех пор, пока мощным толчком обеих ног не сумел направить изнемогающее тело к спасительной поверхности. Он вылетел над темной водой полыньи и, еще не успев снова погрузиться в нее с головой, услышал, как человек что-то кричит собакам тонким пронзительным голосом. Псы, дружно попрыгав в воду, поплыли ему навстречу.

Разведчик прижал колени к груди, руками обхватил голени, надеясь, как поплавок, зависнуть на одном месте, но ему не хватило воздуха — он захлебнулся горько-соленой ледяной влагой, заполнившей горло и желудок, и все внутри, в груди и животе, сразу занемело. Но, как ни странно, в легкие попал и воздух: небольшая порция кислорода буквально оживила его.

Выпрямив ноги, он снова попытался плыть. Вокруг уже мельтешили собаки, Блейд не видел их — наступила кладбищенская темнота — но чувствовал острый звериный запах. Он вцепился в мохнатую шерсть обеими руками. Кажется, они продвигались вперед: псы неторопливо плыли в ледяной воде и тащили его за собой. Откуда тут, на замерзшей равнине, озеро? — мелькнула и погасла мысль.

На берегу вспыхнул огонек: собаки издали хриплый отрывистый вой и удвоили свои старания. Блейд, теряя разум и память от холода и усталости, чувствовал, что лежит теперь на спинах сбившихся в кучу псов словно на шерстяном ковре с длинным ворсом. Снова раздалась команда, и мохнатый плот приподнял его; видимо, собаки карабкались на твердую почву. Он снова отметил, что голос его спасителя звучит отрывисто, но по-детски нежно, словно звон серебряного колокольчика.

Интересно, кто звонит в этот колокольчик, подумал Блейд, и лишился сознания.

* * *

Все дальнейшие события запечатлелись в его памяти будто обрывки сна; при желании он мог восстановить общую картину, но ручаться за каждую деталь не решился бы.

Перед ним метался сонм бредовых видений, порожденный боровшимся с беспамятством разумом.

Вот огромные собаки легко вылезли — вместе с распростертым на их спинах нагим человеческим телом — на твердый наст и дотащили свою ношу до конусовидного шатра, прятавшегося под снежным холмиком.

Вот чья-то рука торопливо откинула полог юрты, и псы заползли в тускло освещенное пространство, обтянутое кожами. Блейд, сквозь полусомкнутые веки, разобрал, что юрта сшита или собрана из треугольных полотнищ и сравнительно невелика — ярда четыре диаметром.

Вот собаки остановились в центре и покорно легли на утоптанный снег; разведчик погрузился в их мех еще глубже.

Вот чьи-то руки с нежной кожей перевалили его тело на ложе из шкур — просторный мешок, набитый чем-то мягким и теплым, словно пух.

Легкий пряный запах защекотал его ноздри. Хозяин жилища вышел, потом опять вошел и, как показалось Блейду, поставил разогреваться какой-то котелок на некое подобие походной печки. Она была раскалена и распространяла вокруг приятный жар.

Сознание разведчика словно плавало на грани бреда и реальности, сна и яви. Постепенно он стал приходить в себя; из горла хлынул поток воды, плечи, грудь, живот сотрясла дрожь. Глаза его широко раскрылись, руки лихорадочно шарили вокруг, словно в поисках оружия; он понимал, что находится сейчас в полной власти своего спасителя. Профессиональная выучка, однако, брала свое: он успокоился, хотя еще не спускал подозрительного взгляда с туземца. Тот плотно задернул полог, подошел к очагу, снял варежки и откинул капюшон.

Ричард Блейд не сумел справиться с удивлением — застонав, он ошарашенно уставился на тонкое бледное женское лицо, освещенное слабыми бликами огня. Незнакомка стояла у раскаленной печурки, помешивая в котле какое-то варево: над ним уже подымался легкий парок. Услышав стон, она повернула голову, кивнула, словно отметив, что гость очнулся, и явно засуетилась, торопясь приготовить горячее питье. Блейд видел, как она подбросила в котелок мелко перетертые ароматные травы, потом, определив — видимо, по запаху, — что настой готов, отлила немного в миску и капнула туда что-то из крохотного пузырька.

Осторожно обойдя печку, она шагнула к Блейду; теперь, в трепещущих отблесках пламени, он видел лицо своей спасительницы более ясно.

На первый взгляд, черты её выглядели несколько застывшими, а взгляд — излишне целеустремленным; но на второй… Да, со второго взгляда Блейд пришел к мнению, что она была красива — той хрупкой сказочно-ледяной красотой, которая могла оттаять под теплым взглядом и жаркими поцелуями, обещая много приятных неожиданностей. Едва он подумал об этом, как именно так все и произошло — глаза женщины блеснули, ока легко улыбнулась, и странник, оживая, понял, что прогноз был верен.

— Пей, — она поднесла к его рту плошку со своим варевом. — Пахнет неважно, но выпить надо. И как можно быстрее!

Блейд сделал глоток, затем второй. Он еще не чувствовал вкуса — видимо, проморозил все внутренности, от горла и до желудка. Как обстояло дело со всем прочим? Об этом он боялся даже помыслить; но если его язык не ощущал ничего, то что же говорить о наружных органах?..

— Меня зовут Аквилания, — произнесла женщина, не давая Блейду перевести дух и открыть рот, — но это очень длинное имя. Я предпочитаю прости Аквия… Нет, нет, — она поспешно приложила ладошку к его губам, заметив, что он пытается что-то произнести. — Сначала ты выпьешь все до последней капли, а потом уже скажешь, как тебя зовут. Договорились?

Блейд опустил веки в знак согласия. Он согревался и начал чувствовать не только запах, но и отвратительный вкус пойла, поэтому с лихорадочной поспешностью проглотил остатки целебного настоя. Только затем ему пришло в голову, что лечение могло оказаться опасней болезни. Что, в конце концов, он знал об этой женщине? Кто она? Знахарка? Колдунья? Ведьма?

Ее зеленоватые глаза впились в зрачки разведчика, и он вдруг начал успокаиваться; казалось, его спасительница излучает невидимые флюиды доверия и благожелательности.

— Молодец, — похвалила она, затем с нежностью провела мягкой ладонью по лбу Блейда. — Молодец, — повторила она, — ты — крепкий человек, сильный и терпеливый. Как твое имя, незнакомец?

Он сглотнул и произнес заплетающимся языком:

— Риард… — и запнулся, не в силах ни повторить, ни пояснить, что немного ошибся; губы и язык еще плохо повиновались ему.

— Красивое имя — Риард, — кивнула женщина и вновь провела по лбу Блейда ладонью, вытирая испарину. — Ты скоро придешь в себя, Риард, — сообщила она, посмотрев на влажные пальцы. — Ты потеешь… Это хорошо!

Она снова склонилась над ним, всматриваясь в глаза.

— Как ты попал сюда? Один, голый? Откуда ты взялся?

— Риард… — повторил Блейд, рассчитывая, что голос его, хриплый и едва слышный, подскажет женщине, что у него нет сил для объяснений; пусть думает, что спасенный потерял память. Когда он узнает больше об этом мире, не составит труда сочинить подходящую к случаю легенду.

Но сил у него действительно почти не осталось, а вот что касается памяти… Даже если рассказать правду, она в нее все равно не поверит.

Внезапно женщина откинула голову и на лице её мелькнуло изумление. Казалось, она прочитала его мысли — но в это уже не мог поверить сам Блейд. Впрочем, ему было уже не до того: он почувствовал, как внутри словно взорвалась огненная бомба и пот брызнул из пор чуть ли не фонтанчиками. Он исходил испариной минуты полторы, после чего наступило облегчение; внутри разливалось приятное тепло, голова пошла кругом.

Аквия довольно кивнула и отдала собакам какую-то команду. Животные зашевелились, полезли на ложе, прижимаясь к бокам разведчика; одна взгромоздилась на его ноги, другая — грудь. Их шерсть была неожиданно сухой и теплой, и сейчас они походили на длинные пушистые меховые валики. Когда движение мохнатых тел прекратилось, разведчик почувствовал, что кожа его тоже стала теплой и сухой.

Ему, решил было, что стоит расспросить прекрасную спасительницу об этой реальности — сейчас он ощущал явный прилив сил; однако смутные образы вдруг закружились у него в голове, становясь все яснее и яснее. Казалось, с каждой секундой он все глубже постигает новый мир, в который его занесла судьба, все полнее впитывает его формы и запахи, вкус и цвет. Он не мог объяснить, каким образом это произошло — может быть, Аквия умела говорить без слов?

Правда, новые его знания еще находились в некотором беспорядке. Единственное, что он твердо помнил и понимал, касалось его назначения в этом заснеженном ледяном мире. Он был Риардом, призванным сопровождать и охранять; не бездомным странником, неведомым никому, а стражем, спутником, покровителем и бойцом… И ему предстоял далекий путь — на север, сквозь льды и снега, в древний замок, где под искусными пальцами мастеров расцветают сказочные великолепные картины…

По кого же он должен охранять? Блейд задумался на миг в своем полусне, и вдруг в сознании его всплыло имя женщины, снежной красавицы, спасительницы. Аквия… Аквилания… колдунья, чародейка, принадлежащая к Дому Властителей… Возможно, она сама навеяла эти грезы, подумал разведчик, иначе откуда он знает такие подробности?

Все идет так, как должно, вдруг решил Блейд с непререкаемой уверенностью и без всякого перехода погрузился в крепчайший сон.

* * *

Он находился в беспамятстве минут десять и очнулся свежим и отдохнувшим — ощущение тела было каким-то странным, но явно вызывающим положительные эмоции. Жар, как разволновавшийся теплый ветерок, пробегал от пяток до макушки, а затем прокатывался обратно еще более горячей волной. Чувство это было непривычным еще и потому, что Блейд не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, но внутренний огонь, опалявший его плоть, будил желание — неистовое, страстное.

Аквия стояла на коленях рядом с постелью, наблюдая за его реакцией. Видимо, возбуждение гостя не укрылось от её глаз; судя по улыбке и блеску зрачков, в которых заиграли серебристые искорки, она ожидала именно этого.

— Я вижу, Риард ожил… Что ж, я спасла тебя, а теперь ты поможешь мне, — она снова улыбнулась и с милой откровенностью сообщила: — Уже много дней у меня не было мужчины…

Поднявшись, женщина неожиданно легким движением скинула верхнюю одежду и осталась в тонком, плотно облегавшем тело халатике из серебристого меха. Затем она неторопливо подошла к лежавшим у печки объемистым мешкам и, пошарив в одном из них, достала небольшой сосуд. Острый аромат коснулся ноздрей Блейда; он молча следил за ней, надеясь, что на этот раз ему предложат нечто более приятное, чем прежний мерзкий отвар. Но Аквия не собиралась давать ему питье; она капнула на ладонь янтарный шарик жидкой мази, резким окриком согнала псов и шагнула к ложу, внимательно разглядывая своего пациента.

— Я вижу, ты еще слаб… Значит, мне придется выполнить всю работу за двоих, но я не возражаю. А ты?

Блейд в ответ опустил веки.

— Договорились. Но завтра ты поможешь мне — в любом деле, о котором бы я не попросила?

Блейд хотел сказать, что когда наберется сил, готов помогать своей спасительнице хоть ежечасно, но язык плохо повиновался ему.

Неожиданно его затрясло, как в лихорадке, на лбу снова выступила испарина; сознание разведчика поплыло, стены шатра заколебались, тело вновь вспыхнуло огнем, как после погружения в обжигающую ледяную воду, но теперь, кажется, для этого имелись гораздо более приятные причины. Он видел, как силуэт Аквии, его красавицы, его Снежной Королевы, словно раздвоился; потом обе женщины одинаковым движением протянули к нему руки, что-то нашептывая розовыми губами. Плавными круговыми движениями Аквия начала втирать в кожу Блейда янтарную мазь, и ему казалось, что над ним усердно трудятся четыре нежные ладони.

— Тебе не больно? — спросила одна из Аквий.

Ричард Блейд осторожно повернул голову и с невероятным усилием прошептал:

— Мне хорошо … очень хорошо…

— Скоро тебе станет еще лучше… — она улыбнулась; бледно — алые губы дрогнули на чуть порозовевшем лице.

Она действовала умело и быстро: лицо, шея, руки, грудь, живот… затем, когда разведчик с усилием перевернулся, — спина, ягодицы, ноги… Тело его покрывалось мазью, чудодейственным бальзамом, снимавшем жжение и усталость.

Блейд плыл по волнам блаженства, улыбаясь женщине. Он вес еще находился в странном полусне, лишь иногда испытывая краткие всплески удивления. Неужели пробежка но морозу и купание в ледяной ванне отняли у него столько сил? Нет, не может быть… он слишком крепок, чтобы серьезно пострадать из-за таких мелочей… Или адаптация к новой реальности, негостеприимной и суровой, лишила его последних запасов энергии? Он понимал, что ему едва удалось избегнуть смерти, но не мог сказать, откуда пришло к нему это знание. От Аквии? Но как? Каким образом? Может быть, она…

Закончив с массажем, женщина сбросила свое одеяние, небрежно швырнув его на мешки, Теперь она втирала терпкую мазь в собственную кожу, и в слабом свете подмигивающего очага, в полусне-полубреду Блейд отметил, как прекрасно её нежное бледно-голубоватое тело. Оно казалось разведчику гибким, хрупким, но в то же время на удивление мягким, округлым и таинственно притягательным; и он вдруг понял, что давно уже не ощущал такого страстного, такого необузданного желания.

Аквия склонилась над ним; тонкие пальцы коснулись его воспрявшей к жизни плоти; груди ее, словно чаши, наполненные прозрачно-голубым соком, слегка покачивались и обжигали живот случайными прикосновениями; их соски заметно набухали и твердели.

— Я нравлюсь тебе? — вдруг спросила она, глубоко вздохнув и приподнявшись над его телом; её колени стиснули ребра Блейда.

— Да… моя королева… моя Снежная Королева… — разведчик едва слышал свой голос; он плыл в океане блаженного тепла, покачиваясь на волнах сладостного предвкушения.

Аквия оседлала его. Он хотел прижать женщину к себе, положить ладони на талию, затем наполнить их голубоватыми плодами её грудей, ласкать темные соски, коснуться нежной кожи плеч, спины, шеи… Он обнаружил, что не может шевельнуться.

Наклонившись, Аквия впилась губами в его губы; он чувствовал нежную влажную податливость её плоти. Поцелуй прервался, она застонала, изнемогая, и вскрикнула; потом затихла, прижавшись к Блейду. Он тихо позвал:

— Снежная Королева…

— Риард… — долетел откуда-то издалека полустон-полушепот Аквии, и Блейд почувствовал, что она продолжила прерванную на миг игру, свое неторопливое влажное скольжение, ритмичное и восхитительно плавное…

В какой-то момент их стоны слились, и вечный поединок, который ведут мужчина и женщина во всех мирах и любых измерениях, подошел к экстазу финала; тело Аквии конвульсивно выгнулось, потом она тонко вскрикнула — словно серебряный колокольчик победы прозвенел над ухом Блейда, — и рухнула на его грудь.

* * *

Ричард Блейд не запомнил, часто ли он слышал этот вскрик; но, судя по загадочной улыбке, которой расцвело лицо спящей Аквии, можно было сказать, что колокольчик звенел не один раз.

Фиолетовая ночь — первая, которую он провел в этом мире, в пока еще безымянной реальности — плыла над снежной равниной; спящему Блейду чудилось, он снова тонет в ледяной купели, задыхается, бьется, пытаясь глотнуть воздух. Тело его опять обдавало то жаром, то холодом, странные покалывания сверлили кожу в тысяче, в миллионе мест, будто он, нагой и беззащитный, был выброшен на мороз, и миллионы снежных пиявок терзали его миллионами ледяных игл. Он стонал и ворочался, не в силах разорвать цепи сонного забытья, но звуки эти, казалось, не тревожили спавшую рядом женщину; её спокойная поза и улыбка говорили только о блаженной усталости.

Под утро Блейд успокоился и крепко уснул. Кожа у него слегка зудела, и мнилось ему, что целая армия муравьев странствует по его плечам и груди и, переползая то на живот, то на спину, щекочет тело бесчисленными лапками. Но он больше не ощущал холодных укусов снега и ледяной воды; наоборот, ему было тепло, очень тепло, почти жарко.

Наступило морозное утро, прогнав сонную одурь ночи; закончилось действие снадобий, и Ричард Блейд, живой и здоровый, вновь вернулся к привычному состоянию умеренного оптимизма и трезвой рассудительности. Он чувствовал себя превосходно — разве что очень хотел есть.

Потянувшись, Блейд выпростал руки из-под мехового покрывала, и вдруг резко отбросил его в сторону. Он глядел на свою кисть, и его глаза раскрывались все шире и шире. Дьявольщина! То была совсем не его рука!


Глава 3

Ошеломленный, Блейд уставился на мускулистую конечность, покрытую длинной, неимоверно густой шерстью бурого цвета. Эта страшная лапа не могла принадлежать даже горилле, ибо свисавшая с нее на добрых полфута растительность не уступала толщиной и плотностью меху белого медведя. Разведчик привстал, с лихорадочной поспешностью ощупывая лицо, плечи, грудь, поясницу. Везде то же самое — бурые отвратительные лохмы! С копчика и паха они спускались почти до колен, словно шерстяная юбка или борода выросшая совсем в неположенном месте.

Впрочем, положенное место также не было обойдено — со щек и подбородка на грудь струились густые заросли, подпертые охватившим шею плотным валиком шерсти. Блейд был очень темным шатеном, почти брюнетом, но волосяные джунгли, украсившие за ночь его лицо, имели такой же мерзкий грязновато-бурый цвет, как и буйная поросль на руках, груди и прочих частях тела. С похолодевшим сердцем он потянулся к затылку, коснулся ушей. О, великий Создатель! Космами, которые стекали с них к лопаткам, можно было два раза обернуть кулак!

Но почему?.. Какая-то странная болезнь? Блейд покосился на чистое белое личико спящей рядом Аквии. Нет, её не поразила эта необъяснимая инфекция… Так в чем же дело?

Он постепенно приходил в себя, и страх, отвращение, ужас — вполне естественная реакция всякого нормального человека — уступала место холодному гневу. Воспоминания еще медленно ворочались в его голове, словно мозги тоже заросли волосами, и их спутанная пряжа не позволяла мысли двигаться с привычной стремительностью. Однако в памяти уже начали всплывать кое-какие эпизоды вчерашнего вечера: руки Аквии, втирающие в кожу янтарную мазь, отвратительный вкус бальзама потом — слова и понятия, которые будто сами собой просачивались в его мозг… странный предутренний сон и мучившая его чесотка…

Его опоили? Аквия! Это она! Колдунья, телепатка проклятая! Ведьма, шлюха, дьяволица? Опоила! Из этого чертова котла, что валяется рядом!

Взревев, словно раненый мамонт, Блейд подскочил на постели и одним ударом огромного кулака вогнал в лед по самое дно перевернутый бронзовый котелок. Потом пальцы его сомкнулись на вороте мехового одеяния Аквии; подняв её в воздух, он налитыми кровью глазами стал искать столб, камень, бревно — любой твердый предмет, о который можно было бы разбить её череп. На миг он потерял не только самообладание, но и всякую способность рассуждать: он словно забыл о сотне способов убийства, которыми владел в совершенстве. Столб, камень! Разве не достаточно чуть-чуть сжать пальцы на хрупком горле женщины или переломить ей позвоночник о колено…

— Не буйствуй, странник, — раздался вдруг негромкий серебристый голосок, и он непроизвольно ослабил хватку. — С тобой не случилось ничего ужасного.

Склонив голову к плечу, Блейд уставился в зеленоватые льдистые глаза, взиравшие на него с несокрушимым спокойствием. С минуту длился этот безмолвный поединок, и внезапно ярость, гнев, обида покинули его — будто бурлящая и обжигающая влага ненависти просочилась сквозь холодный песок рассудка и ушла. В следующий момент разведчик представил весь комизм ситуации: огромное волосатое чудище — Кинг Конг, да и только! — готовится свернуть шею красавице-блондинке… Не хватает только героя-любовника, спешащего на выручку с шестизарядным «смит-и-вессоном»…

Невольно он глянул на полог шатра, словно ожидая, что сильная рука вдруг отбросит его в сторону и, вместе с клубами морозного воздуха, появится избавитель. Кто именно? Конечно, сам Ричард Блейд, бронзовокожий герой, гроза врагов! Ричард Блейд, высокий обаятельный мужчина тридцати четырех лет от роду, умеренно волосатый, любимец женщин, усмиритель монстров!

Он невольно усмехнулся. Нет, в этом голливудском боевике ему, похоже, предстоит сыграть обе роли — и героя, и чудовища!

Аквия не двигалась. Он швырнул её на ложе и ступил на ледяной пол, механически отметив, что подошвы совсем не чувствуют холода. Меховой халатик женщины распахнулся; голубоватые налитые груди с вишенками сосков чуть подрагивали в такт дыханию, тонкий изгиб талии переходил в соблазнительную округлость бедра, длинные ноги были плотно сжаты, словно она боялась, что волосатый великан сейчас набросится на нее. Но хризолитовые зрачки смотрели уверенно и спокойно, а очертания бледнорозовых губ были тверды.

— Затем ты сделала это? — пробормотал Блейд, смущенно отводя взгляд. Зря он сорвался: если надо, стоит убить, но при этом вовсе не обязательно давать волю эмоциям.

— Ты предпочел бы замерзнуть без одежды? — голос Аквии был ровен и тих. — Предпочел бы превратиться в ледяную статую?

— Я предпочел бы убраться отсюда, — заявил Блейд; уверенность начала возвращаться к нему.

— До края Великих Льдов много дней пути, и никто не может попасть туда быстрее, чем бегут его псы…

— Откуда ты знаешь что я могу, а чего — нет? — Блейд ощерил зубы в угрюмой усмешке. — Кажется, твоя магическая сила позволяет шарить в чужой голове? Ну, так загляни в мою!

Протекла еще минута странного единоборства, их взгляды скрестились, словно клинки рапир — темнобронзовый и зеленовато-серебристый. На сей раз сталь уступила бронзе — Аквия, опустив веки, медленно кивнула.

— Да, ты можешь уйти… уйти в любой момент. Не знаю, куда и каким образом, но это в твоих силах… — сделав паузу, она добавила: — Я поняла это еще вчера.

— Тогда оставим сказки насчет того, что тебя снедает беспокойство о моем здоровье, — разведчик сгреб свисавшую с уха прядь и стал сердито наматывать на кулак. — Тебе что-то от меня надо, ведь так? — Она молчала. — Что же? По-моему, все, что ты хотела, ты получила ночью… Или мало? Но в таком виде, — он рванул бурый клок волос, непроизвольно дернув головой, — я буду тебе не слишком-то приятен!

Она по-прежнему не говорила ни слова, и Блейд начал испытывать раздражение. Конечно, он не был телепатом, но разбирался и в жизни, и в женщинах. Чем дольше она молчит, тем неприятней окажется просьба или невыгодней — сделка, ибо он был сейчас заинтересованной стороной. Да, он может уйти в любой момент — и что потом? Обосноваться в лондонском зоопарке до скончания веков? В клетке с надписью: «Гималайский йети — бывший сотрудник МИ6А Ричард Блейд»?

Ударом ноги он выбил изо льда котел, и тот, задребезжав, покатился в угол. Блейд поймал его, перевернул и сел.

— Так что же тебе надо от меня? — его глаза снова встретились с зеленоватыми зрачками Аквии.

Внезапно она приподнялась, встав на колени, и меховое одеяние распахнулось еще сильнее; теперь Блейд видел её всю — от нежного овала лица и полных грудей до светлого треугольника лобка меж слегка раздвинутых бедер. Он почувствовал, как его охватывает возбуждение. Неужели она собирается соблазнить его? Позолотить пилюлю? Нет, не выйдет! Пока не определится цена сделки, никаких игр, никаких постельных забав и развлечений.

Но Аквия, как оказалось, думала совсем о другом.

— Я — в пути, — произнесла она тихо, полузакрыв глаза и стиснув маленькие руки, — и путь этот труден и опасен…

— Почему же тебе не сиделось дома? — поинтересовался Блейд.

— Это — мое дело, — её лицо вдруг стало замкнутым и суровым. — А твое — охранять меня.

Блейд приподнял бровь, похожую сейчас на птичье гнездо; он старался не думать, как выглядит при этом его физиономия.

— Вот как? Раньше ты вроде бы обходилась без охраны…

— Я могу остановить человека или зверя, даже двух… но только не дайра, снежного ящера. Если он погонится за упряжкой… или стая волков, мне конец, Риард! — она с отчаянием взглянула в лицо разведчику. — Понимаешь, мне везло до сих нор, и ты — самое большое мое везение. Ты силен, очень силен! Проводи меня и получишь эликсир, который снимет все это, её рука потянулась к волосатому плечу разведчика, — за одну ночь.

— Куда же?

— На север, в Берглион… в замок Помнящих…

— Там намечается очередной шабаш? — с иронией спросил Блейд, но женщина ответила непонимающим взглядом. — Ладно… — пробормотал он. — Где этот твой замок?

— Где? — она неопределенно попела белоснежным плечиком. — Я знаю дорогу…

— Велико ли расстояние?

Зябко поежившись, Аквия запахнула одежду и покачала головой.

— Нет, не очень. Мы пройдем его за двадцать дней… может быть, за двадцать пять…

Блейд поднялся, подошел к пологу и отдернул его. Огромное багровое солнце висело низко над горизонтом, словно тускнеющее око неумолимого божества. Этот мир, подумал разведчик, на миллион лет старше самого Творца… и, вероятно, потому Вседержитель забыл о нем, отдав в лапы ледяного дьявола. Он постоял, вглядываясь в сверкание снежной равнины и почти подсознательно отмечая, что не чувствует ни холода, ни ветра, потом вернулся к своему сиденью. Аквия, уже одетая, натягивала сапожки, потом принялась растапливать крохотную печурку, подбрасывая в огонь ломтики желтого застывшего жира. Блейд посмотрел на согбенную фигурку женщины и произнес, словно про себя:

— Двадцать дней… немного, конечно… Но и за эти дни нас могут сожрать двадцать раз. Смотря кто встретится по дороге…

Аквия пристроила над огнем ломоть мяса и подняла взгляд на разведчика; лицо её оживилось.

— О, это может быть дайр, быстрый, как смерть… стая катрабов, сатлов или ледяных волков… дикари, голодные и потому — жестокие… звери, которые выходят из моря… птицы с железными когтями… Во имя Святой Пурги, тут больше опасностей, чем снежинок в сугробе!

Некоторое время Блейд сидел неподвижно, уставившись на свои колени, походившие на две волосяные подушки; потом поднял угрюмый взгляд на женщину.

— Значит, хочешь, чтобы я охранял тебя, — он стиснул кулаки и мотнул головой в сторону отброшенного полога, за которым простиралась бело-фиолетовая даль. — Хорошо, я согласен. Мы доберемся до Берглиона, и ты избавишь меня от этого украшения, — разведчик провел ладонью по мохнатой груди, и Аквия радостно закивала. — Иначе… иначе я избавлю тебя от головы. — Быстрым движением он показал, как сделает это.

Аквия поджала губы.

— Когда мы увидим скалу, на которой возносится замок, ты получишь зелье! Я не лгу!

— Хорошо, колдунья, — повторил Блейд, — но помни о своей голове. Я тоже не лгу. — Взяв протянутый женщиной кусок мяса, он впился в него зубами и начал медленно жевать, о чем-то размышляя. Мясо было похоже на тюленье и сильно отдавало рыбой; волосы лезли в рот, и разведчик раздраженно дернул клок на нижней губе. — Мне нужно оружие, — наконец заявил он.

— Оружие? — казалось, Аквия была озадачена.

— Да, оружие. Меч, копье или секира… хорошо бы еще лук или самострел. Ты думаешь, я могу голыми руками справиться со снежным ящером? С катрабами, сатлами и стаями волков? С людоедами-дикарями, черт бы их побрал?

— Н-нет конечно. Но я… я как-то не подумала об этом…

Блейд мрачно покачал головой. Типично женский подход к делу! Представительницы слабого пола умеют обольщать, обманывать, добиваться своего, играя на жалости или спекулируя страстью; они могут достичь многого, используя универсальную отмычку — постель, изменой и низким коварством они способны заполучить власть над мужчиной. И что же дальше? Как они используют эту власть? Без смысла и пользы, ибо им не дано предвидеть последствий своих поступков!

Возмущенно хмыкнув, он уставился тяжелым взглядом в лицо женщины и произнес:

— Мне нужно оружие, понимаешь? И я не верю, что ты отправилась в далекий путь, не прихватив с собой чего-нибудь этакого… — он неопределенно пошевелил пальцами, выглядевшими как связка толстых волосатых сосисок. — Ну-ка, развязывай мешки! Покажи, что там у тебя!

Аквия, отложив недоеденный кусок, покорно подошла к тючку, покопалась в нем и вытащила цилиндрическую плетеную корзинку. В ней лежала стопка потемневших металлических дисков полуфутового диаметра, очень тонких, с острыми, как бритва, краями. Блейд осторожно взял один, щелкнул по нему ногтем — металл отозвался долгим протяжным звоном. Бериллиевая бронза? Похоже, очень похоже…

— Откуда? — отрывисто спросил он, продолжая разглядывать диск. Ему показалось, что в темном металле запрессована какая-то серебристая нить — она шла от центра постепенно разворачивающейся спиралью.

— Из старых городов, — Аквия махнула рукой на юг, в сторону солнца. — Там много странных вещей… Говорят, — добавила она помолчав, — такие кружки служила предкам книгами… только мы давно разучились их читать… — в голосе женщины звучала грусть.

Древние города? В этом ледяном мире? Пожалуй, решил Блейд, он направляется совсем не в ту сторону; надо бы идти к югу, в места, где обитают сородичи его пленительницы, и пошарить в этих самых городах… Он понимал, однако, что его желание сейчас невыполнимо, ибо мерзостный зверообразный облик приковывал его к Аквии надежней стальных цепей. Ладно, он проводит ведьму на шабаш, получит расчет и двинется в теплые края…

— Как пользоваться этой штукой? — разведчик взвесил на ладони легкий диск.

— Ватаром? — Аквия взяла из корзинки еще один кружок и сделала вид, что прицеливается — прямо в негреющее светило. Блейд кивнул; как он уже догадался, памятные диски древних компьютеров служили теперь метательным оружием.

— Это мне не годится, — решительно заявил он, оглядывая юрту в поисках чего-то более весомого и смертоносного. — Скажи-ка, чем ты колешь лед?

Аквия хлопнула себя по лбу и торопливо выскочила наружу. Разведчик слышал, как она возится рядом, за пологом из шкур, там, где стояли сани. Что-то гулко звякнуло, раздался визг потревоженной собаки и, наконец, женщина появилась в шатре, волоча тяжелую пешню и топорик.

Блейд дожевал последний кусок и осмотрел свое рыцарское вооружение. Пешня, насаженная на толстую пятифутовую рукоять, была грозным оружием; топор показался ему легковатым, но выбирать не приходилось. Он одобрительно кивнул, потребовал у Аквии точильный камень и стал приводить в порядок изрядно затупившееся лезвие.

* * *

Спустя час, сложив нехитрый скарб и разобрав шатер, они отправились в дорогу. Блейд был мрачен; он молчаливо восседал рядом с Аквией на передке широких, длинных и низких нарт, которые тащила дюжина псов. Его обманом подцепили на крючок, это было совершенно ясно! Мысль, что женщина — пусть даже колдунья и телепатка! — сумела его обойти, терзала самолюбие разведчика не меньше, чем жуткая медвежья шуба, покрывшая тело.

Тем не менее постепенно он успокоился, и здравый смысл — главное его оружие и главная надежда — вновь снизошел к нему. Итак, его натерли мазью и напоили какой-то дрянью, стимулирующей рост волосяного покрова… Дрянью? Да за такое средство фармацевтические фирмы выложат миллионы! Миллиарды! И ведь, если верить Аквии, существует эликсир, который приведет его в прежнее состояние…

Внезапно Блейд повеселел, сообразив, что в сети к нему попалась золотая рыбка удачи. Люди изобрели множество полезных вещей — радиосвязь и пластики, двигатели внутреннего сгорания и атомные реакторы, компьютеры и станки-автоматы, антибиотики и искусственное сердце, зубные протезы и противозачаточные пилюли, точнейшие приборы и сложнейшие механизмы… Однако никто и никогда не смог справиться с проблемой облысения! Да, забавная ситуация! Гении от физики подбираются к тайнам мироздания, гении от биологии препарируют клетку, гении от кибернетики — вроде его светлости лорда Лейтона — способны связать с компьютером человеческий мозг… И, тем не менее, ни один из них не сможет вырастить даже волос на черепе лысого! Видно, эта задача посложней теории относительности и расшифровки строения ДНК… Нет, ему определенно повезло! И лучше не мечтать о поисках в древних городах, а как следует покопаться в том бесценном источнике информации, что сидит рядом с ним.

Аквия, вероятно, ощутила смену его настроения и повернула к Блейду разрумянившееся на морозе лицо. Разведчик прочистил горло, подергал клок волос, свисавших с левого уха, и приступил к допросу.

— Ты говорила о целой куче чудовищ, обитающих тут, — он обвел мохнатой рукой расстилавшуюся впереди снежную пустыню, монотонность которой нарушали только торчавшие кое-где ледяные надолбы торосов. — Чем они питаются?

— Друг другом, — Аквия пожала плечами.

— Так не бывает. Должен быть еще какой-то источник пищи. Понимаешь, хищники жрут тех, кто ест траву и листья, а те, в свою очередь… — вдруг он остановился, пораженный внезапной мыслью, и спросил: — Слушай, а ты знаешь, что такое трава?

Женщина усмехнулась.

— На юге, на моей родине, не так холодно, как здесь. Там растет трава и даже есть деревья, не очень высокие, правда, зато много. Ты же видишь, мои сани сделаны из дерева

Блейд кивнул, укорив себя за невнимательность. Похоже, эта история с превращением в пушного зверя здорово выбила его из колеи! Он же видел, что сани — деревянные, деревянными были и древки топора и пешни. Любой идиот догадался бы, что эта ведьма прибыла из краев, где есть хоть какая-то растительность! Он нахмурился, прислушиваясь к серебристому голоску спутницы.

— Там, — она показала в сторону багрового солнечного диска, — есть звери, которые пасутся в поле и в лесу, так что я понимаю, о чем ты говоришь. Тут, — Аквия обвела широким жестом белую безмолвную равнину, — таких зверей нет. Зато под нами — море, и в нем много всякой живности. Стоит только пробить лед…

— Погоди, — остановил её озадаченный Блейд, — значит, мы двигаемся по замерзшей морской поверхности? — Аквия молча кивнула. — Но этот твой Берглион… замок или город… он построен прямо на льду?

— Нет, конечно. Мы минуем Дарсолан — Великие Льды — и доберемся до большого гористого острова на севере. Берглион стоит на его берегу… если то место можно называть берегом — ведь лед на море никогда не тает…

Несколько минут Блейд пытался осмыслить новую информацию. Все правильно; эта бесконечная ровная поверхность могла быть только тундрой или замерзшим океаном. Но в тундре встречаются возвышенности и скалы, а здесь — только ледяные торосы.

Значит, этот Дарсолан — море, местный Ледовитый океан! Теперь понятно, откуда взялась полынья, из которой его вытащили собаки!

Разведчик задумчиво погладил дремучую бороду, водопадом жестких волос спускавшуюся на грудь, потом кивнул на заснеженную поверхность, по которой скользили нарты, и поинтересовался:

— Видимо, лед очень прочный? Сколько тут до воды?

— Два-три твоих роста Но есть места, где корка толщиной лишь в рост человека или еще меньше. Звери разрывают ее, процарапывают полыньи, охотятся.

Блейд кивнул. Он не обратил особого внимания на деревянные сани, но заметил, какие мощные и широкие лапы у собак — почти с его ладонь. И когти на них были соответствующего размера.

Они мчались в снежном безмолвии час за часом, неслись по плотному слежавшемуся снегу, мимо бело-голубоватых нолей или сверкающих ледяных глыб, скользили ровно и плавно, словно летели во сне над беспредельным холодным и непроницаемым щитом, сковавшим океан. День кончался; на западе багровый диск начал погружаться за синюю черту горизонта, но был он так огромен, что до того, как фиолетовый закат разбросал крылья по небу, путники успели выбрать подходящее для ночлега место и разбить шатер.

Блейда мучил голод. Аквия, покачав головой, сказала, что так и будет несколько дней, ибо всякий взошедший посев — даже волосяной — требует питания. Они молча поели, потом разведчик подошел к откинутому пологу и начал всматриваться в быстро густевшую тьму. За весь день — за девять или десять часов — они не встретили ни одного живого существа. Где же те чудища, стаи хищников и орды дикарей, о которых рассказывала колдунья? Не стал ли он жертвой новой хитрости? И что ждет его в Берглионе?

Услышав шорох, он обернулся. Аквия, сбросив верхнюю одежду и свой меховой халатик, натирала грудь и живот мазью. Потом она принялась за ноги — длинные, стройные, изогнувшись, достала до лопаток Блейд смотрел, не чувствуя даже возбуждения, только обиду, он стал зверем, и теперь медведица или самка орангутанга подошла бы ему больше, чем эта женщина.

Когда Аквия подцепила кончиком пальца еще одну капельку янтарного бальзама и стала втирать мазь в ягодицы, он сказал, резко и грубо:

— Зря стараешься! Я не собираюсь спать с тобой.

Женщина рассмеялась — словно зазвенел серебряный колокольчик. Медленными движениями ладоней она продолжала оглаживать поясницу; Блейд видел, как начала розоветь её снежно-белая, с отливом голубизны, кожа.

— Ты думаешь, что сат-па — любовное средство? — она снова рассмеялась. — Нет, Риард, это всего лишь согревающая мазь. Сейчас я могу гулять босиком по снегу… не хуже тебя!

— Меня ты согрела другим способом, — буркнул Блейд, отворачиваясь.

На темном небе вспыхнули ледяные звезды, бросая слабый свет на вершины торосов, сторожевым кольцом окруживших юрту, и на застывшую в вечном сне поверхность моря. Разведчик склонил голову, прислушиваясь. Где-то далеко-далеко зародился звук — слабый, но отчетливо слышимый вопль, полный безысходной тоски, такой земной и мучительно знакомый.

Вздрогнув, Блейд резко задернул полог.

Под чужими звездами, в чуждом мире, летел, ширился, звенел в ушах и бился о ледяные глыбы торосов заунывный вой голодной волчьей стаи.


Глава 4

На следующий день Блейд убил своего первого снежного ящера.

Как и вчера, их нарты мчались по торосистой равнине; собаки сами выбирали дорогу в ледяном хаосе, и Аквия лишь изредка ободряла их возгласом, похожим на звон соприкоснувшихся хрустальных бокалов. Она выглядела довольной и оживленной, и несколько раз пыталась втянуть Блейда в разговор, однако он мрачно молчал. Из головы его не выходило видение бледного нагого женского тела, розовеющего от жара сат-па, согревающего снадобья. Для него она пожалела лишнюю каплю, наградив мерзкой звериной шкурой! Конечно, все эти чудодейственные зелья произвели бы переворот в земной фармакопее, но где гарантия, что питье, предложенное в конце пути, вернет ему прежний облик? Может быть, волосы у него и выпадут, но как бы не отросли рога — или чего похуже!

Смущенная его угрюмым видим, Аквия тоже замолчала, лишь изредка поглядывая на спутника огромными зеленоватыми глазами. Лицо её посуровело, у губ и век залегли тонкие стрелочки морщинок, светлые пушистые брови сошлись у переносья; казалось. Снежная Королева, грозная и прекрасная, несется на север в леденящей тишине и безмолвии вечных снегов, торосов и стылого недвижного воздуха, озирая по пути свои владения.

Внезапно зрачки Аквии потемнели. Резким окриком придержав псов, она повернулась к разведчику и положила руку в меховой варежке на его предплечье.

— Будь готов, Риард. Нас выследил дайр.

Блейд вышел из своего мрачного раздумья и огляделся. Их упряжка неторопливо двигалась к полосе торосов, протянувшихся в полумиле впереди и похожих на огромные призмы и конуса, в беспорядке сваленные на снежное покрывало. На фоне бледно-фиолетового послеполуденного неба их вершины, то плоские, то напоминающие шпили готического собора, играли кроваво-алыми отблесками под лучами клонившегося к закату солнца. Эти ледяные скалы были сравнительно невысоки — от десяти до тридцати футов — и не являлись серьезным препятствием для путников, меж ними оставалось достаточно места для нарт, и собаки как раз трусили к одному из таких проходов. Видно, он был сквозным — псы обладали непогрешимым чутьем но части выбора дороги.

— Мы можем уйти от него? — спросил разведчик, рассматривая нагромождение льдов впереди; он не слышал ни звука и не замечал ничего угрожающего.

— Нет, — Аквия огорченно покачала головой в островерхом капюшоне. — Это очень быстрый зверь, Риард. Он почуял нас, обошел и спрятался где-то слева, за теми глыбами льда, — женщина вытянула руку, указывая на хаос проросших друг сквозь друга ледяных кубов и пирамид. — Если мы выберем другой путь, дайр снова будет подстерегать нас, пока не возьмет свое — собаку или двух… — Она помолчала и добавила: — Или меня…

— Тебя? — Блейд покосился на спокойное лицо спутницы.

— Ты слишком велик и силен — даже для дайра. Для одинокого дайра, хочу я сказать, а они редко охотится парами.

— Какой он? — спросил Блейд.

Аквия бросила на него испытующий взгляд.

— Закрой глаза, я покажу.

Разведчик зажмурился, и перед ним вспыхнул неясный размытый образ мощного зверя — с пастью, усаженной двухдюймовыми клыками, сильным мускулистым телом и толстым драконьим хвостом. Его спина, грудь и бока поблескивали, словно изнанка перламутровой раковины, окутывая чудище зыбким сиянием. Как показалось Блейду, размерами и массой дайр немногим уступал йоркширскому быку.

Он открыл глаза, и видение исчезло. Аквия вытерла покрытые испариной виски и глубоко вздохнула. На верхней её губе тоже выступили росинки пота, быстро превращаясь в крохотные ледяные шарики.

— Как ты учуяла его? — поинтересовался Блейд, поглядывая на собак. Упряжка вела себя спокойно; нарты неторопливо катились к гряде торосов, до которой оставалось ярдов двести.

— Он думает о нас… думает о добыче, о теплом кровавом мясе… Я слышу.

— А собаки что ж?

— Снежный ящер почти не имеет запаха и прячется за торосами… Псам не вынюхать его. Они узнают про дайра только когда зверь кинется на упряжку.

— Они будут сражаться?

Аквия усмехнулась

— Они боятся дайра больше смерти… — Лицо её вдруг поблекло, постарело, словно от смертельной усталости. — Очень свирепый зверь, — сказала она. — Голодный. Много зубов, мало мозгов. Мне с ним не справиться, Риард.

— Хорошо, — Блейд кивнул головой. — Останови сани, дай мне какой-нибудь ремень и сиди тихо.

Он ступил на снег, пошаркал по нему ступнями — вроде не очень скользко… Аквия уже протягивала ему кожаную полоску, запасную упряжь. Обвязав топорище и сделав петлю, Блейд повесил свою секиру за спину. Пешню он сунул под мышку; её древко, окованное на фут железом, с наточенным блестящим острием, торчало перед ним подобно рыцарскому копью. Он выбрал пса помельче, вывел его из упряжки и взял на сворку.

— Так ты говоришь, этот дайр сидит где-то слева от прохода? — Блейд кивнул на ущелье, рассекавшее ледяную баррикаду.

— Я думаю… думаю, он за теми глыбами, — Акция говорила шепотом, лишь взглядом показывая на хаотическое нагромождение ледяных многогранников.

Разведчик свистнул псу и дернул поводок. Они медленно потрусили к торосам — мохнатая ездовая собака, похожая на небольшого медведя, и еще более мохнатый человек, выглядевший пришельцем из доисторических времен, древним охотником каменного века. Лишь блеск топора за спиной да зловещее сверкание острия пешни разрушали эту иллюзию; но схватка, которая должна была сейчас состояться, ничем не отличалась от битв кроманьонцев с пещерными медведями в эпоху великого оледенения Земли.

Блейд следил, чтобы собака бежала ярдах в трех от него и слева. Его приманка вела себя спокойно; видимо, снежный ящер отлично умел маскироваться. Они миновали горловину прохода, пройдя рядом с пирамидальным ледяным утесом, потом пошли вдоль поваленной на ребро шестигранной призмы. Эта полупрозрачная блистающая колонна тянулась футов на сорок, и конец её приходился как раз напротив подозрительного места.

Разведчик сделал шаг, другой, придерживая поводок кончиками пальцев. Вдруг слева, над плоской вершиной ледяного куба, взметнулось белесое облако; собака панически взвизгнула и бросилась назад, вырвав ремень из руки Блейда. Пес чуть-чуть не успел, мощная лапа обрушившегося сверху чудовища вдавила в лед пушистый собачий хвост, и клыкастая голова на длинной гибкой шее стремительно метнулась к позвоночнику. Пронзительно взвыв, пес дернулся из всех сил и вдруг заскользил по насту к выходу на равнину.

Но это прошло мимо сознания Блейда. Он видел перед собой только бледно-розовую разверстую пасть, крокодильи челюсти, способные враз перекусить его ногу, и длинный узкий змеиный язык, с которого капала слюна. Пешня, словно живой таран, метнулась в капкан чудовищного зева — точно между огромных передних клыков; стальное острие ударило в небо, пробило неподатливую кость и вышло, обагренное бледной кровью, из загривка.

Разведчик не пытался извлечь её обратно; отпустив древко, он сорвал с плеча топор и рубанул зверя по шее. Потом отскочил в сторону — тварь могла оказаться живучей, и он не собирался подставлять ребра под сокрушительный выпад шестифутового хвоста.

Удар его секиры, похоже, был лишним. Зверь бился на снегу, и с каждой секундой его судорожные движения становились все слабее, а хриплое шипенье, вырывавшееся из распоротого горла, все тише. Сжимая обеими руками топор, Блейд медленно двинулся к голове монстра, и вдруг замер, услышав позади слабый скрип полозьев по снегу. Нарты стремительно влетели в проход, псы, жутко взвыв, остановились в десяти ярдах от поверженного чудовища, и Аквия, соскочив на снег, бросилась к нему, сжимая в обеих руках по метательному диску.

— Ты… ты… цел? — она задыхалась.

Блейд молча кивнул, наблюдая за дайром; тело его вытянулось и замерло.

— Я чуть с ума не сошла, когда пес выскочил из торосов, — она робко протянула руку к неподвижной туше ящера, разглядывая его; потом брови женщины взлетели вверх. — Ты уложил дайра с одного удара? Не получив ни царапины?

Блейд подошел к чудищу, откинул ногой когтистую лапу и поднял собачий хвост. Его приманке повезло — коготь зверя перебил кость и мышцы, вот почему собаке удалось удрать. Поискав глазами раненого пса — тот был на месте, жался позади упряжки, — разведчик довольно кивнул.

— Вот все наши потери, — сказал он, швырнув хвост к ногам Аквии. — Сегодня ночью можешь приделать эту штуку к моей заднице, и я стану так страшен, что все дайры будут разбегаться с твоего пути.

Она отпрянула, как от пощечины. Не обращая на нее внимания, Блейд вытащил свое копье, перевернул зверя на бок и принялся разглядывать. Эта тварь действительно походила на огромную ящерицу — чешуйчатым вытянутым телом с мощным хвостом, длинными челюстями и голыми кожистыми лапами с когтями длиной в палец. Однако он не сомневался, что зверь был теплокровным — иначе он просто не выжил бы в ледяной пустыне. Грудь дайра покрывали блестящие серебристые квадраты костяного панциря; такой же защитный доспех монстр носил на спине — плюс гребень из треугольных пластин.

Взявшись за топор, Блейд несколькими ударами распорол брюхо снежного ящера, стараясь не повредить нагрудный панцирь. Он оглянулся — Аквия возилась с раненой собакой, обматывая тряпицей культю хвоста.

— Эй! — позвал Блейд. — Принеси-ка мне нож да ставь юрту.

Она подошла, молча протянула клинок; разведчик отметил застывшие полоски слез на бледных щеках, блестящие глаза, чуть дрогнувшую руку. Ничего! Они заключили сделку, но дружелюбие и вежливость не были указаны в условиях контракта. Как, кстати, и доверие.

Аквия постояла минут пять, наблюдая, как он кромсает ножом и топором плоть дайра, превратившуюся из смертоносных могучих мышц просто в груду мяса. Наконец она тихо спросила:

— Что ты собираешься делать? Может быть, поедем дальше?

— Сказано тебе — ставь юрту! — Блейд бросил на женщину сердитый взгляд. — Клянусь, я не сделаю ни шага отсюда, пока не обглодаю эту тварь до последней косточки!

Слова разведчика отнюдь не были фигуральным выражением: его опять терзал свирепый голод.

* * *

Мясо дайра оказалось вполне приемлемым на вкус, и Блейд умял фунта четыре; собаки тоже охотно ели его. Сытый и умиротворенный, разведчик сидел в маленькой юрте на перевернутом котле, лениво наблюдая за тем, как Аквия совершает ежевечерний ритуал отхода ко сну. Растеревшись янтарной мазью, она набросила свой халатик и скользнула под меховое покрывало. В шатре, у раскаленной печурки, не было холодно — градусов пять-десять выше нуля; Блейд затруднялся определить точнее, ибо с воздухом контактировали, пожалуй, только его глаза. Шерсть росла на его теле везде — даже на ладонях и ступнях, правда, тут она имела вид короткого, но очень густого подшерстка. Однако он не мог плотно стиснуть пальцы в кулак; когда он сгибал их, возникало ощущение, что в его ладони находится плотный комок меха.

Несколько раз за день Блейд щупал, под левой подмышкой, пытаясь установить, все ли в порядке со спейсером. Приборчик был на месте, но он едва ощущал маленькую выпуклость на ребрах под двойным слоем шерсти — на пальцах и на боку. Включить его будет непросто… Оставалось надеяться, что Аквия выполнит свою часть контракта так же честно, как он сам, и возвратит ему человеческий облик.

Разведчика удивляло, куда делся его натуральный волосяной покров, так разительно отличавшийся от звероподобной шкуры, что облекла сейчас его плоть. Однажды, незаметно для Аквии, он запустил пятерню в буйную растительность на голове, превозмогая боль, выдернул клок и внимательно рассмотрел его. Среди бурой шерсти, толстой и грубой, тонули отдельные черные волосинки. Блейд не мог выделить их из общей массы и ощупать загрубевшими пальцами, но не сомневался, что видит следы своей настоящей шевелюры. Значит, с бровями и ресницами тоже ничего страшного не произошло; бурая шерсть росла сама по себе, независимо от волос, покрывавших его тело раньше. Оставалось надеяться, что снадобье, которое даст ему колдунья в конце пути, подействует так, как нужно. Блейд совсем не хотел потерять собственные волосы вместе с этой жуткой бурой шерстью — хотя, в крайнем случае, был готов согласиться и на это.

Аквия зашевелилась под своим покрывалом.

— Риард…

— Да?

— Ты сердишься на меня?

— Нет.

Она помолчала.

— Не могу забыть твоих слов… насчет хвоста…

— Это была шутка.

Снова молчание; потом тихий шепот:

— Риард?..

— Что?

— Ты… ты прости меня…

— Я же сказал, что не сержусь.

— Нет, сердишься. Я же чувствую… твоя душа полна — гнева и… и отвращения…

Правда, несомненная и истинная; Блейд забыл, с кем имеет дело. Он повернулся и пристально посмотрел на женщину.

— Давай поговорим начистоту, ведьма. Да, ты спасла меня; твои псы вытащили глупого Риарда из воды. Мало того, ты подарила мне прекрасную ночь… И я бы помог тебе — из чувства благодарности. Так, как мужчина может помочь женщине, сильный — слабому, воин — нуждающемуся в защите. Все было бы честно, уверяю тебя…

Она слабо вздохнула.

— Вместе мы решили бы все проблемы — с одеждой, например. Я понимаю, что у тебя нет ничего подходящего, по мазь!.. Эта твоя сат-па! Я продержался бы с ней два-три дня, убил пару волков… — или еще кого — с теплой шкурой… Наконец, вот это меховое покрывало, — он ткнул пальцем в шкуру, под которой съежилась Аквия, — его вполне хватило бы на куртку и штаны…

— Все не так просто, Риард, как тебе кажется…

— Просто — не просто! Разве в этом дело? Ты посмотри, как все выглядит со стороны…

— Как?

— Мерзко и отвратительно! Ты пустилась одна в опасное странствие — не знаю, куда и зачем. Тебе нужен мужчина — защитник, покровитель… такой, с которым ты могла бы разделить постель. Тебе встретился подходящий человек, — он прижал ладонь к мохнатой груди. — И что же ты делаешь? Заставляешь его обманом выпить зелье, потом — пока он еще не превратился в зверя — с удовольствием используешь… А утром начинаешь торговаться: доведи меня, куда надо, тогда сниму эту мерзкую шерсть…

Она плакала. Ничего, решил Блейд, это ей полезно; кто не плакал, тот не жил.

— Пойми, дело даже не в этой шкуре, что ты натянула на меня, а в насилии над человеком! В оскорблении, которое ты мне нанесла! — он шумно выдохнул воздух. — Может, я и сам решился бы на такой исход… если бы ничего другого не оставалось… Но — сам, по своей доброй воле и разумению!

— Ты горд, Риард… — её голос дрожал.

— Какой есть, — буркнул Блейд, и они снова замолчали.

— Риард?

— Слушаю.

— Понимаешь, тебе нельзя пользоваться сат-па… Один раз, для спасения жизни — может быть… Но это очень сильное средство. Нужна специальная тренировка… этому обучают долгие годы…

— Меня тоже обучали долгие годы, — заявил Блейд.

— Но чему?

— Всему. — он резко выпрямил спину. — Например, как поступать в подобных обстоятельствах.

— И как же?

Блейд встал, прошелся вдоль полога, потирая занемевшие ягодицы — три шага туда, три — обратно, потом вытянул руки над раскаленной печуркой.

— Видишь этот очаг? — Аквия молча кивнула. — Что ты скажешь, если я поставлю его на твою прекрасную нежную грудь? Еще можно срезать кожу ножом… медленно, полоска за полоской. Можно отобрать эту мазь, сат-па, вывести тебя голую на мороз и поливать водой… Можно изловить волка, связать ему пасть — чтобы терзал когтями, долго, долго… Можно выдавить глаза, вырвать ногти, выбить зубы… Поверь мне, красавица, не только колдовской отвар способен сделать из человека нечеловека…

Она смотрела на него остановившимся взглядом, в глазах плескался ужас, а тело под меховым покрывалом съежилось в комок.

— Нет!.. — тонкий крик прорезал полумрак под кожаным сводом шатра. — Нет! Я не верю! Ты не можешь так… так… безжалостно… — она зашлась в беззвучных рыданиях.

— Почему же? — голос разведчика оставался абсолютно спокойным. — Разве ты испытывала ко мне жалость, когда давала то зелье? И самый простой способ получить противоядие — пытка? Тот кровавый кусок мяса, в который ты превратишься через пару дней, все мне расскажет — про каждую баночку и пузырек в твоих мешках.

— Я могу ведь и не сказать правды… — пробормотала она сквозь слезы.

— Нууу… Во-первых, любое зелье я могу проверить сначала на тебе и на собаках; во-вторых, в каждом предприятии есть своя доля риска. И может на пути в Берглион меня ждет гораздо больше опасностей, чем в твоих мешках со снадобьями.

Снова воцарилось долгое молчание. Наконец:

— Риард?

— Весь внимание.

— Зачем говорить такие страшные вещи? Ты ведь не дикарь, не изверг, я чувствую… знаю… Ты не способен на это.

— Кто знает, на что способен человек, когда его лишают человеческого естества? Люди, видишь ли, могут меняться — особенно когда их превращают в зверей.

Тихий шорох. Меховое покрывало медленно сдвинулось, обнажив стройные ноги с треугольником золотистых волос меж ними, тонкая рука коснулась налитых грудей.

— Ты можешь лечь здесь… Нам будет теплее…

Что это? Искреннее раскаяние или очередная хитрость? Блейд почесал в кудлатой голове.

— Нет, моя милая. Мне будет слишком жарко под покрывалом рядом с тобой. Лучше я устроюсь в холодке.

Он лег прямо на утоптанный снег — так же, как вчера, — и уснул. Но всю ночь ему снились округлые бедра и полные груди Аквии и слышался её серебристый зовущий голосок.


Глава 5

Утром Блейд нарубил топором замерзшее мясо дайра — его оставалось фунтов восемьсот — и сложил в задок саней. Шкуру и голову с мощными костяными чешуями он вычистил еще вчера; теперь же, разрезав по бокам, разведчик натянул её на себя словно боевой доспех. Несмотря на массу спутанных волос, его голова свободно поместилась в черепе зверя. Лицо выглядывало меж широко раздвинутых челюстей с огромными клыками, затыльная кость прикрывала темя, грудь и живот — до самых колен — защищали крепкие, как сталь, пластины, вдоль спины тянулся острый гребень. Собственная шерсть теперь не только не мешала ему, но пришлась очень кстати, выполняя роль подкольчужной прокладки.

Он был так страшен в этом облачении, что собаки панически взвыли и с полчаса не подпускали его к себе. Но, к счастью, у снежного ящера действительно был очень слабый запах, и вскоре псы распознали человека под шкурой их страшного врага. Аквия лишь покачала головой в островерхом колпачке и ничего не сказала; после вчерашнего разговора она была молчалива и поглядывала на Блейда с нескрываемым страхом. Он решил в этот день вести себя с женщиной помягче. Что было, то было; сейчас они оба нуждаются в каком-то минимуме доверия друг к другу, иначе их кости останутся тут, в мерзлых равнинах Дарсолана. Он не хотел, чтобы Аквия боялась его. Пусть лучше чувствует себя виноватой — сознание вины сделает её разговорчивой, и тогда можно попытаться выведать кое-что насчет всех этих чудодейственных снадобий.

В то утро Блейд принял одно важное решение. Он не тронет спейсер и не вернется домой по своей воле, пока его плоть покрывает эта звериная шкура. Лейтон дал ему шестьдесят дней, и впереди еще много времени: хватит, чтобы два раза добраться до Берглиона. А там — там он предпримет кое-какие меры, чтобы Аквия выполнила свое обещание. Но до тех пор спейсер под запретом! Даже в минуту смертельной опасности! Он на самом деле лучше погибнет во льдах навечно замерзшего моря, чем отправится назад, не решив все свои проблемы.

Аквия сложила юрту, запрягла собак. Пес, вчерашний напарник Блейда по охотничьей экспедиции, уже весело вилял обрубком хвоста; за ночь рана полностью зарубцевалась, и разведчик подозревал, что тут дело тоже не обошлось без волшебных снадобий Аквии. Молча они сели в сани, и упряжка дружно потянула их по ущелью меж причудливых ледяных утесов. Потом нарты вырвались на равнину и полетели стрелой. Тихо шипел снег под полозьями, женщина изредка покрикивала на собак, багровый солнечный диск — раз в десять больше привычного — медленно, в торжественной тишине плыл над бело-фиолетовым саваном, навеки похоронившем океан.

Сравнивая продолжительность дня и ночи, Блейд пришел к выводу, что они путешествуют отнюдь не в высоких широтах. Периоды света и тьмы были примерно равны, так что странники находились, скорее всего, где-то в районе умеренного пояса, между сороковой и пятидесятой параллелями. Но если здесь царит полярный климат, то что же творится на севере — на настоящем севере? Видимо, зона, пригодная для обитания человека, протянулась вдоль экватора. Там, как он понял из скупых замечаний Аквии, существует растительность, трава и деревья. И там, несомненно, сосредоточено основное население, сородичи этой странной женщины… Что же заставило её отправиться в одиночку в такой страшный, тяжелый и опасный путь? Что гонит её по этим мертвящим холодным снежным полям? Кто она? Беглянка? Преступница? Колдунья, осужденная на мучительную казнь?

И какая катастрофа произошла в этом мире? Совершенно ясно, что он не всегда был таким. Аквия упоминала про древние города… вероятно, в далеком прошлом тут бурлила жизнь, возникла машинная цивилизация — не ниже земной, судя по этим дискам-ватарам… Что же случилось потом? Необратимо нарушился экологический баланс планеты? Какие-то чудовищные эксперименты с климатом вызвали новый ледниковый период? Или все случилось закономерно, естественным путем? Древний мир, древнее, гаснущее и умирающее светило… Да, Лейтону с его компанией яйцеголовых будет над чем поразмыслить, когда он представит свой доклад! Если представит, поправил себя Блейд.

После полудня за ними увязалась дюжина катрабов — медведеподобных созданий, одновременно походивших на огромных гиен. У них был желтоватый блестящий мех, могучие челюсти и широченные когтистые лапы; весили они, по прикидке разведчика, фунтов по шестьсот. Час за часом стая упорно трусила по накатанному следу нарт, не переходя в атаку, но и не скрывая своего настойчивого и хищного интереса. Собаки заволновались; наконец, это молчаливое преследование стало раздражать и Блейда. Он велел Аквии остановиться, взял копье и топор и направился прямо к зверям.

Они подпустили его на пять ярдов — видно, полагались больше на чутье, чем на зрение, а носы говорили, что легкая добыча сама движется к ним в пасть. Потом передние разглядели голову дайра, его страшные клыки и туманный перламутровый блеск панциря; вся стая с глухим ревом подалась обратно и ринулась, не разбирая дороги, в снежную пустыню.

В результате этого эпизода Блейд заключил, что дайры пользуются среди местной живности непререкаемым авторитетом и бояться ему нечего. Удачно метнув копье, он перешиб хребет одной твари, затем добил её топором. Аквия развернула и подогнала нарты, без слов наблюдая, как разведчик быстро свежует еще теплую тушу. Ободрав шкуру и слегка очистив её от мездры, Блейд швырнул её в задок саней, на останки снежного ящера. Мясо он решил бросить; собаки еще не были голодны, а груз на нартах — довольно велик.

Странники вновь в молчании помчались к северу, поглядывая на светило, висевшее на локоть над горизонтом. Останавливаться на ночлег было еще рано; до сумерек упряжка одолеет еще немало миль, и где-нибудь да встретится подходящее для привала место — небольшая площадка в окружении торосов.

На этот раз молчание нарушил Блейд.

— Аквия?

— Да? — такое холодное, замерзшее «да», словно ком снега, подобранный с этой ледяной равнины.

— Я не собираюсь тебя пытать.

— Я знаю.

— И мстить тебе я тоже не хочу.

— Ты уже отомстил. Вчера.

— Значит, мы квиты?

— Можно считать и так…

Блейд уткнулся подбородком в мохнатую грудь, Пожалуй, вчера он перегнул палку…

— Поговорим?

Она повернула к разведчику бледное лицо, обрамленное серебристым мехом капюшона, и тихо спросила:

— Ты что-то хочешь узнать?

Да, этой женщине не откажешь в проницательности! Хорошо еще, что она не способна отчетливо читать мысли — все его мысли, подумал Блейд. Вслух же он произнес:

— Только одно: ты больше не спрашиваешь, откуда я появился в вашем мире. Почему?

— Потому что ты не из нашего мира, Риард. Я поняла это сразу.

— Как?! — это был глупый вопрос, и Блейд тут же пожалел, что задал его.

Аквия уклончиво повела плечиком; на подобные темы она предпочитала не распространяться. Возможно, знание её было тайной; возможно, она просто не умела выразить его словами. Блейд решил не настаивать.

— Что за место этот твой Берглион? — спросил он, меняя тему.

— Замок Помнящих.

— Ты уже говорила. О чем же они помнят?

— О прошлом…

— И ты хочешь послушать их рассказы?

— Не только. Хочу посмотреть.

— Увидеть прошлое? Разве такое возможно? — он был изумлен.

— Конечно, — последовал спокойный ответ. — Помнящие могут показать, как выглядел наш мир раньше… до того, как снега и льды покрыли сушу и море… — Аквия помолчала. — Говорят, что в незапамятные времена здесь плескалось теплое море меж двух континентов. Дар-со-ланнн… — протяжные хрустальные звуки сорвались с бледно-розовых губ тремя осколками разбитого зеркала. — Дарсолан — значит «ласковые волны»… Они струились от южных берегов, омывали Берглион — почти в самой середине моря, — и неслись дальше, на север… И везде была жизнь, Риард! Везде! Леса — зеленые, а не сине-фиолетовые, как сейчас… трава, цветы, желтый песок, бурые скалы, голубые озера, реки… Все краски, все оттенки, все, что теперь мертво… Понимаешь. Риард? — её глаза стали огромными, как два бездонных колодца, полных изумрудной влаги, — Понимаешь? Увидеть такое хоть раз — и умереть!

— Ну зачем же столь трагично, — пробормотал Блейд с некоторым смущением; кажется, он начинал понимать эту женщину. — Увидеть и жить — так будет гораздо лучше.

— Разве тебе неясно? — Аквия вскинула на него вопрошающий взгляд. — Наверное, в твоем мире сохранилось все, о чем я говорю. Но для меня увидеть прошлое мира — а потом это… — она махнула рукой в сторону безотрадной унылой равнины и покачала головой.

— Что ж, в снегах тоже есть своя красота, — заметил разведчик и сделал паузу, собираясь с мыслями. — В том мире, откуда я родом, живет одна девушка, которая тоже любит смотреть на прошлое. Видишь ли, у нас есть люди, художники, которые изображают красками на ткани и бумаге все, что хочешь… других людей, животных, лес, море, облака, солнечные закаты и восходы… Они занимаются этим уже тысячи лет, так что мы знаем, как выглядел наш мир раньше, — Блейд вздохнул, невольно подумав, — что в определенных отношениях этот мир за последние две тысячи лет явно изменился к худшему. — Так вот, о девушке… — он вспомнил темные глаза и бархатистую кожу Зоэ и снова вздохнул. — Она показала мне картины мастера, который рисовал только снега и льды — ибо в нашем мире тоже есть и то, и другое. Его полотна… они… да, они были прекрасны! Они потрясали душу!

Замерев, с остановившимся взглядом, Аквия слушала его рассказ. Лицо её побледнело, губы задрожали и приоткрылись в изумлении; потом она приложила к ним ладонь, словно пыталась сдержать крик.

— Значит… — её обычно звонкий голосок вдруг стал хриплым, — значит, в твоем мире люди могут везде увидеть картины прошлого?

Блейд с недоумением кивнул; он не мог понять, что её так поразило.

— И таких картин много? Ты сказал — на ткани, на бумаге…

— …на дереве, на камне, на металле — теперь художники рисуют на чем угодно, даже на живых людях. И полотен, старых и новых, столько, что на каждого жителя моего мира приходится несколько десятков — или сотен, точнее не могу сказать. Правда, не все они хороши. Есть, например…

Но Аквия не слушала его. С жадным любопытством она вцепилась в его руку и спросила — почти выкрикнула:

— Сколько?!

— Чего — сколько?

— Сколько жителей в твоем мире? Тысяча? Десять тысяч? Сто?

Блейд невольно рассмеялся, представив Лондон со стотысячным населением. Это было бы совсем неплохо! Но реальность выглядела несколько иначе.

— В одном городе моего мира тысяча тысяч людей. И таких городов — около трех тысяч. — Дать ей лучшее представление о человеческом муравейнике, кишащем на Земле, он не мог.

Аквия испытующе посмотрела на него, и тонкая морщинка вдруг прорезалась на её лбу; Блейд ощутил мгновенный острый укол под черепом, словно тонкая игла непонятной энергии пронзила мозг. Потом женщина медленно покачала головой.

— Это правда, но это — непредставимо… Людей больше, чем снежинок в огромном сугробе… и еще больше — того, что ты назвал полотнами…

— Но почему же это удивляет тебя?

— Потому, что некоторые мудрецы Берглиона делают то же самое… Воспроизводят картины прошлого по древним образцам. Только их осталось совсем мало…

Так вот что она имела в виду, когда говорила о том, что может увидеть прошлое! Увидеть копии неимоверно старых картин тех сказочных, легендарных времен, когда на месте ледяной пустыни Дарсолана плескались теплые ласковые волны! Блейд почувствовал жалость; на миг у него перехватило дыхание, потом он откашлялся и спросил:

— Значит, в Берглионе есть художники, которые рисуют картины красками на ткани?

— Нет, — Аквия, порозовев от волнения, вскинула руки, — они ткут ткани с картинами! Такие большие полосы ткани, — она показала широким жестом, — длинные, яркие и разноцветные! И на них…

«Бог мой, — думал Блейд, слушая звон серебристого колокольчика над ухом, — стоило ли переноситься в мир, где зеленые деревья и синее море можно увидеть только на гобеленах! На древних гобеленах, которые из века в век ткут фанатики в какой-то затерянной в снегах холодной каменной башне! Что полезного можно взять отсюда?»

Потом он вспомнил о мешках Аквии с таинственными снадобьями и покачал головой. Отсюда было что взять. И было что оставить.

— Когда мы придем в Берглион, — Блейд широко ухмыльнулся, — я подарю свою шерсть гобеленным мастерам. Нити такого бурого цвета отлично подойдут для изображения самых мерзких гор, которые когда-либо высились на берегах Дарсолана.

* * *

На этот раз они разбили лагерь рядом с подернутой ледком промоиной, около очередной гряды торосов. Место это Аквии чем-то не понравилось, и она не хотела останавливаться тут, но Блейд настоял — ему хотелось взглянуть на морских обитателей

Полынья — вернее, прорубь, — была явно выбита во льду человеческими руками; может быть, это и вызвало у Аквии тревогу. Неправильный квадрат двадцать на двадцать футов с тремя отвесными стенками в рост человека, с четвертой стороны к воде тянулся пологий откос. Прихватив несколько кусков мяса, нож и копье, Блейд спустился вниз, разложил приманку у самого края и, прижавшись к ледяной стене, застыл в неподвижности. Холода он почти не чувствовал, но хотел есть — впрочем, не так сильно, как вчера.

Минут пять все было тихо. Темная поверхность воды просвечивала подо льдом, холодная и мрачная, видно, немало тысячелетий прошло с тех пор, как легкий бриз гнал ласковые волны по нагретой солнцем поверхности Дарсолана. Потом в темном колодце что-то шевельнулось — и вдруг, в стремительном низком прыжке пробив ледяную корку, на край полыньи выскочило похожее на небольшого тюленя существо. Раз! — и мясо исчезло о зубастой пасти, а её обладатель шлепнулся обратно в воду. Тут же выскочил еще один «тюлень», за ним — третий и четвертый, но Блейд был уже начеку. Глухо ударила пешня, пробив череп очередного воришки, и охотник, ухватив добычу за скользкий хвост, поволок её наверх.

Солнце только наполовину успело опуститься за горизонт, по снегу побежали фиолетовые тени, но света еще хватало. Разведчик внимательно рассмотрел морское создание, потом взрезал ножом тугое белесое брюхо. Видимо, это существо в давние времена и вправду было тюленем, но с тех пор успело вырастить жабры. Странное полуживотное-полурыба, с перепончатыми плавниками и вертикальным хвостом, покрытое плотной жесткой шерстью, привлекло собак. Блейд не стал снимать шкуру, а только рассек трехфутовую тушку на несколько больших кусков и хотел бросить псам. Но Аквия, уже успевшая поставить юрту, крикнула ему, что надо срезать несколько полос жира — в качестве топлива для их печки, и он снова склонился над тюленем.

Это и спасло его от серьезных неприятностей. Внезапно спину обдало потоком холодного воздуха, настолько мощным, что Блейд ощутил проникшие сквозь шерсть ледяные укусы, и над его склоненной головой абсолютно бесшумно пронеслась какая-то тварь. Он успел заметить только трехпалую лапу, подцепившую на лету добрый кус мяса, да крылья размахом в четыре ярда. Поднявшись и ошеломленно покрутив головой, Блейд уставился на темную точку, стремительно таявшую в фиолетовом небе. Миг, другой — и её не стало.

Перебросив через плечо толстую полосу жира, разведчик зашагал к юрте, за его спиной слышалось смачное чавканье и хруст костей — собаки приступили к трапезе. Ни рычания, ни воя — они были на редкость миролюбивыми зверьми. И, как не раз уже отмечал Блейд, на удивление преданными. Возможно, все земные псы тоже станут такими же, когда проживут с людьми еще пару-тройку миллионов лет.

— Что это было? — спросил он Аквию, показывая на небо.

— Где? — она подняла голову, всматриваясь в небосклон.

— Тварь с крыльями… Летает бесшумно, и лапы — вот такие, — Блейд растопырил три мохнатых пальца.

— Стигарад. Плохо, — она удрученно покачала головой. — Эти создания гнездятся около стойбищ… Воруют остатки пищи.

— Л людей? Людей они не воруют?

— Случается…

Блейд обвел взглядом фиолетовую стену торосов.

— Думаешь, туземцы близко? Что за племя?

Женщина пожала плечами.

— Дикари… Кочуют от проруби к проруби, сражаются из-за добычи с волками и катрабами — и друг с другом тоже.

— Они опасны?

— Тут все опасны, Риард, потому что голодны… И едят тут все и всех.

Они поужинали в настороженном молчании. Однако собаки не беспокоились, вокруг царила тишина, и Аквия тоже не ощущала никаких тревожных сигналов. Быстро растерев янтарную мазь, она юркнула под покрывало, не принимая на этот раз откровенных поз и не делая соблазнительных намеков. Блейд снова прилег на снег и погрузился в полудрему. Он слышал, как Аквия вертится на своем ложе и тяжело вздыхает; один раз даже как будто уловил тихий шепот — «Риард, Риард?» — но беспробудный сон уже сомкнул над ним ласковые крылья.

Сияющая голубая гладь Дарсолана раскинулась перед его очарованным взором; корабли с белоснежными парусами плыли к северу, к замку Берглион, взметнувшему в синеву гордые резные башни, золотые шпили, вымпелы и флаги; к Берглиону, где в тишине кабинетов с резной мебелью и сводчатыми потолками писали трактаты философы, сонм поэтов и музыкантов сочинял чудеснейшие в мире песни, а маги-ткачи трудились над гобеленами, расцветавшими всеми красками мира, яркого и по-молодому пленительного. Над головой странника шумели ветви могучих сосен с золотистой корой, зеленая трава с яркими душистыми цветами волновалась, как море, перистые легкие облака проплывали и небе, с юной победной мощью сияло солнце, даритель жизни…

Ричард Блейд спал. Но видел ли он свои сны?


Глава 6

Дикари напали на рассвете, в предутренних фиолетовых сумерках, когда верхний край багрового светила едва показался над краем ледяной равнины.

Впоследствии, размышляя над произошедшим, Блейд был вынужден признать, что этим снежным троглодитам не откажешь ни в хитрости, ни в умении планировать подобные набеги. Видимо, они следили за путниками и знали, сколько их и сколько псов тянут нарты; более того, они не собирались связываться с самим Блейдом, и вся операция скорее напоминала воровство, чем грабеж.

Под утро забеспокоились собаки. Разведчик поднялся, прихватив топор и пешню и вышел из юрты; Аквия, проснувшись, начала торопливо одеваться. Снаружи было еще темно, но Блейд разглядел с десяток теней, копошившихся рядом с упряжкой. Удивительно, но огромные мохнатые псы только жалобно выли, не пытаясь пустить в ход ни мощные челюсти, ни лапы, вооруженные дюймовыми когтями. Человек был табу; за миллионы лет, прожитых рядом с ним, собаки полностью избавились от агрессивного инстинкта по отношению к своему хозяину и господину. Они могли схватиться с волками — даже с небольшой стаей катрабов; они постарались бы удрать от дайра или сатла, огромной змеи; но человек, свой или чужой, оставался под запретом. Он был Верховным Владыкой, от которого запрещалось бежать и которому надлежало повиноваться. И если бы даже человек пожелал убить своих псов, чтобы насытиться их мясом, они не оказали бы сопротивления и не сбежали; с жалобным воем они покорно умерли бы под ударами топора.

Блейд грозно рявкнул и устремился к нартам, вокруг которых сбились собаки, и к маячившим рядом смутным теням. Похитители отпрянули и бросились к полынье; они бежали к западу, проскользнув между темной, подернутой льдом водой и гладкими стенами торосив, уходивших вверх футов на пятьдесят. В фиолетовом полумраке разведчик разглядел невысокие коренастые фигурки, облаченные в парки из волчьих шкур, от которых тянуло острым звериным духом. Туземцы размахивали дубинками и дротиками — видимо, и то, и другое было изготовлено из костей; такое оружие не представляло опасности. Блейд не сомневался, что аборигенам ледяного края неоткуда взять металл и дерево, ибо южане, сородичи Аквии, не торговали с каннибалами и не появлялись на равнинах Дарсолана; путешествие же самой Аквии было редким и странным исключением.

Он ринулся в погоню. Туземцы бежали быстро, катились как меховые шарики по белесо-фиолетовой поверхности, но соперничать в скорости с Блейдом не могли — ноги у него были в полтора раза длиннее и, благодаря жесткой короткой шерсти на ступнях, он не проваливался и снег. Нади отдать должное колдунье, подумал разведчик на бегу, она произвела существо, максимально приспособленное к жизни среди холода и льдов.

До плотной группы туземцев оставалось ярдов десять, когда они резко свернули за ближайший торос, и через мгновение оттуда вылетели две упряжки. Блейд остановился, переводя дух. Преследовать собак было бесполезно, они бежали вдвое быстрей его. Он мог, пожалуй, прикончить одного из воров, метнув копье, но железное орудие настолько превосходило по ценности жалкую жизнь дикаря, что Блейд лишь покрепче прижал к мохнатому боку холодное древко, Он постоял минуты три в раздумье, потом неторопливо направился назад, к шатру. И в этот момент послышался крик.

Отчаянный, тоскливый и тонкий вопль смертельно перепуганной женщины!

Аквия! Крик подстегнул его, словно удар бича. Почти мгновенно он понял истинную подоплеку событий — то, что он считал нападением, являлось всего лишь отвлекающим маневром. Блейд помчался к лагерю, уже не надеясь, что поспеет на помощь своей спутнице — слишком хорошо все было рассчитано, слишком хитро спланировано. Чувствовалось, что грабители имеют большой опыт в подобных делах.

Конечно, он не успел.

На истоптанном снегу валялась опрокинутая на бок юрта; собаки, нарты с запасом пищи и Аквия исчезли. Насколько он мог судить по первому взгляду, больше ничего не было тронуто; либо похитители торопились, либо их интересовала только еда. И Аквия — в том же качестве.

Ошеломленный, он покачал головой, потом в ярости вонзил пешню в плотный снег. Идиот! Имбецил, как любит повторять Лейтон, когда дело доходит до его помощников! Кажется, старик с полным правом может отнести к их числу и Ричарда Блейда…

Он должен выручить Аквию. Ради нее самой и ради собственной шкуры — вернее, ради того, чтобы избавиться от нее. И гнев — плохой помощник. Медленно успокаиваясь, Блейд стоял посреди разоренного лагеря — странная фигура, обросший шерстью гигант с железной пешней в чудовищной лапе. Капля огненной испанской крови вкупе с буйным ирландским нравом — материнское наследие! — еще туманили рассудок, но холодный английский прагматизм уже брал вверх. Он посмотрел на солнце — четверть багрового диска поднялась над горизонтом, света хватало, и разведчик ясно видел накатанный след саней, тянувшийся в обход полыньи. Вероятно, в набеге участвовало с полсотни человек Такое количество его не пугало.

Во всей той истории имелось еще кое-что, с чем он не мог смириться. Кучка жалких троглодитов перехитрила его, Ричарда Блейда, полковника контрразведки, лучшего из лучших! Суперагента секретной службы, прошедшего три преисподнии — в Альбе, Кате и в Меотиде! У него украли мясо, нарты, его собак и его женщину. Его женщину? Он поймал себя на том, что впервые думает так об Аквии, и раздраженно тряхнул головой. Нет, будь он проклят! Пусть он до конца жизни будет носить ту жуткую шкуру, если спустит такое с рук!

Собственно, других альтернатив не оставалось. Блейд сунул ладонь под мышку и нащупал выпуклость спейсера. Он понимал, что если Аквия погибнет, если ее… гмм… съедят до того, как придет помощь, ему обеспечена почетная и пожизненная должность в лондонском зоопарке. Конечно, он может наудачу перепробовать все снадобья из её мешков, но результат, весьма вероятно, будет плачевным. Что, если у него вырастет хвост? Или рога с копытами? Или помутится рассудок? Это пахло уже не зоопарком, а пожизненным заключением в психушке…

Он решил не рисковать.

Поставив юрту, Блейд разжег огонь в печурке, благо в одном из мешков оставался еще ломоть жира. Отковырнув кусок, он сбегал к промоине, разложил наживку на берегу и со второй попытки прикончил крупного тюленя. Теперь у него было мясо, он быстро поджарил несколько толстых ломтей. Следовало поспешать — но поспешать медленно. И он действовал с основательной неторопливостью. Он не нуждался ни в одежде, ни в жилище, ни в транспорте; пища на два-три дня да оружие — вот все, что было нужно. Он имел теперь и то, и другое.

Свернув шатер, Блейд припрятал его вместе с прочим имуществом — мешками, печкой, меховым ложем и шкурами — под глубоким выступом тороса. Он завалил снегом вход в эту маленькую пещерку и нагромоздил рядом пирамиду из обломков льда. Этот указатель, плюс приметная полынья да четкий санный след гарантировали, что после спасательной операции они с Аквией смогут разыскать свое добро.

Затем Блейд натянул панцирь, повесил на левое плечо топор, на правое — сверток из шкуры катраба, в котором были фунтов двадцать тюленьего мяса, взял в руки копье и неспешно потрусил на запад по следу нарт. Огромный багровый диск, уже полностью поднявшийся над горизонтом, светил ему в спину, играя на перламутровых пластинах доспеха.

Весь день он бежал неторопливой и упорной волчьей рысью, делая по пять миль в час и изредка останавливаясь, чтобы пожевать мяса. Видимо, снадобье Аквии, благодаря которому он обзавелся медвежьей шубой, стимулировало не только рост волосяного покрова; Блейду казалось, что кожа его стала толще и грубее, и под ней начал откладываться слой жира. Несомненно, он был теперь более выносливым и сильным — настоящий полярный медведь с топором и тяжелым железным копьем вместо когтей и клыков.

Любопытно, на что рассчитывали эти дикари? Что он поплачет над разоренным лагерем и ляжет там умирать? Или пустится дальше в путь один? Потом Блейд понял, в чем дело. Вряд ли их лазутчики как следует разглядели его, и вряд ли они могли составить верное представление о его возможностях. Вероятно, они видели женщину и рослого мужчину в шубе, вот и все. А любой обычный человек, брошенный в ледяных равнинах Дарсолана без пищи и собак, был обречен на гибель. Оставалось только подождать пять-семь дней, пока рослый и сильный противник ослабеет от голода, чтобы вернуться и без хлопот подобрать еще двести фунтов человечьего мяса. Если к тому времени будет что подбирать!

Блейд убедился в справедливости своих предположений, когда навстречу ему из-за ближайших торосов стремительно выскочила стая ледяных волков — две дюжины крупных зверей с пепельно-седой шерстью. В пяти ярдах от него волки затормозили и начали недоверчиво изучать намеченную жертву. Видно, они были посмелей катрабов — или более голодны; во всяком случае, звери не пустились сразу наутек. Разведчик встал на четвереньки — в такой позиции он больше походил на страшного дайра — и заревел. Волчьи нервы не выдержали этого жуткого зрелища; вожак жалобно взвизгнул, словно нашкодивший щенок, и ринулся к спасительному нагромождению ледяных глыб. За ним в панике помчались остальные.

Довольно улыбаясь, разведчик поднялся и потрусил по следу, надеясь, что ему не доведется встретить настоящего снежного ящера. Он не сомневался, что одолеет чудище, но задержка не входила в его планы.

Однако вскоре улыбка Блейда погасла. Он размеренно переставлял ноги, поглядывая то на бело-фиолетовую равнину слева, то на гряду торосов, что тянулась справа и уходила на запад. Ничто не нарушало безмолвия мрачной равнины и ледяных скал; монотонное ритмичное движение и тишина располагали к раздумьям. Он думал.

Думал о том, что в этом странствии ему не удастся совершить ничего героического; тут просто не с кем сражаться за власть — да и над кем или чем он стал бы властвовать? Пожалуй, лишь дайры, кровожадные и безмозглые твари, которых не может зачаровать даже искусница Аквия, были ему равными противниками — конечно, в смысле силы, а не мозгов. И все его подвиги сведутся, скорее всего, к десятку пробитых черепов снежных ящеров плюс набег на стойбище жалких голодных дикарей-каннибалов… И женщины у него нет! Даже такой, как ненасытная и властолюбивая монгская принцесса Садда, сестра изувера Кхада… Она немало покуражилась над ним, однако не обрядила в жуткую шкуру монстра… да и в постели не отказывала ни в чем.

Да, Садда оказалась крепким орешком, но она была женщиной, его женщиной. Что уж говорить о юной страстной Талин, о нежной и хрупкой, как нефритовая статуэтка, Лали Мей, о мраморных богинях Меотиды! О тех, кто действительно любил его… О Зоэ…

Он рассмеялся — невесело и хрипло. Что он там толковал Дж. насчет лекарств? Что горькое надо запить сладким?

Но сам он запил горечь, что осталась в сердце после Меотиды, отвратительным ядовитым пойлом Дарсолана.

Это его странствие напоминало трагикомический фарс, и только в конце пути выяснится, чего же в нем намешано больше — трагического или смешного. Пожалуй, он не совсем верно оценил ситуацию — пройти сквозь ледяную пустыню, да еще в шкуре зверя, тоже подвиг. Если Аквия избавит его от этой растительности, все превратится в забавный эпизод; если же нет…

Аквия! Самая трудная загадка, которую он встретил в этом мире! Он не мог считать её своей женщиной — даже в том смысле, в котором его была Садда. Да, они провели вместе ночь — но что она сотворила с ним после этого! Ведьма!

И все же, все же… Чего-то он еще не понимал. Что погнало её в снега Берглиона, в ледяные равнины Дарсолана? Из смутных образов, навеянных ему в самый первый их вечер, он извлек, что Аквия — Аквилания! — принадлежала к роду Властителей южных краев, так что вряд ли её собирались подвергнуть какой-то страшной каре за колдовство. Теперь он совсем отбросил эту гипотезу, понимая, что женщина, владеющая древними знаниями о травах и отварах — не говоря уже о прочих способностях и несомненной красоте — была на родине окружена почетом. Значит, предположение о бегстве отпадало, и странствие ее, вероятно, являлось добровольным.

Что же ей надо? Там, на юге, по её словам были леса — пусть скудные и редкие: была трава — пусть серо-фиолетовая и чахлая; были животные, не похожие на монстров ледяных равнин… Наконец, там были родичи и друзья… возлюбленные… Как она сказала в их первую ночь? — «Много дней у меня не было мужчины»?

И это невольное монашество тяготило ее — ибо она отдавалась ему на ложе из мягких шкур с неподдельной страстью!

Ради чего же она пустилась в путь? Чтобы посмотреть на зеленые, желтые, красные цвета, что разливаются на волшебных гобеленах Берглиона, на краски прошлого, которых давно лишен этот мир?

Блейд покачал головой. Что ж, он тоже полюбопытствует… взглянет на эти тканые полотна… Но какими бы прекрасными они не оказались, искупит ли их лицезрение долгий и тяжкий путь сквозь льды и снега?

Поступки Аквии представлялись ему нелогичными. Впрочем, он давно знал, что всякое нелогичное на самом деле подчиняется своей, высшей логике — не разума, но чувства. И женщина — любая настоящая женщина — была средоточием этой нелогичной логики. Не сразу и не вдруг Блейд смог понять это своим мужским разумом; но к тридцати четырем годам он познал многих, очень многих женщин, среди которых была дюжина настоящих… Он кое-чему научился у них! Конечно, не у хищницы Садды Великолепной и не у старой развратницы Беаты из Альбы; но даже своенравная малышка Талин сумела одарить его не только щедростью свой юной плоти.

Он бежал по снежной равнине — человек в пугающем зверином обличье, — покрывая милю за милей и не зная еще, что с сердцем, разумом и духом его происходит не менее удивительная метаморфоза, чем та, что несколько дней назад случилась с телом. Ричард Блейд, агент секретной службы Её Величества, мало — помалу уступал место другому человеку, более глубокому более сильно чувствующему, способному на бескорыстное самопожертвование и прощение. Он не был еще мудрецом и философом — истинная мудрость придет к нему позже, много позже; но мысли его и действия явно выходили за рамки должностных обязанностей агента разведки — пусть даже суперагента лучшей разведки на Земле. Он учился понимать другого человека, пробираться к его душе не только с помощью кулака, клинка, пули и хитрости, владеть собственными страстями, дарить — и принимать даримое.

А так как при этом он сохранял прежнюю свою силу, ловкость, ум, жесткую настойчивость и гордость, то можно сказать, что здесь, в снежной пустыне Берглиона, Ричард Блейд, агент, превращался в Ричарда Блейда, героя.

* * *

Ночью он отлично выспался в уютной норе, отрытой в сугробе у подножия ледяной гряды. Утром съел четыре фунта мяса, вскарабкался, соскальзывая и чертыхаясь сквозь зубы, на верхушку конического тороса и разглядел в отдалении низко стлавшийся черный дымок. Теперь стоило торопиться изо всех сил, ибо завтраком в этот день могла послужить Аквия.

Блейд съехал вниз и направился на запад, к дымкам и темной полынье, у которой, видимо, располагалось стойбище. Хотя он спешил, легкий путь по санным следам, что тянулись вдоль гряды торосов, был уже не для него, крадучись, он двигался среди нагромождения ледяных глыб, перебегая от куба к пирамиде, затем — к зеленоватой призме, цилиндру или конуса. Его мудрая предусмотрительность вскоре была вознаграждена — он вовремя заметил площадку, вырубленную в боку ледяной скалы — целого айсберга! на высоте пяти ярдов. Там сидел страж, и еще полудюжина его приятелей в мохнатых кухлянках и торбасах из волчьего меха расположилась внизу, на небольшой площадке, очищенной от снега. Они негромко болтали и смеялись — может быть, над тем самым недотепой, у которого позавчера так ловко похитили собак, нарты с мясом и женщину.

«Недотепа» осторожно положил на снег сверток из шкуры катраба, спустил с плеча топор и, прижимаясь к подножью скалы, медленно двинулся вперед. Его панцирь служил отличной маскировкой, так как преломлял и рассеивал солнечные лучи не хуже, чем толстый слой льда, лишь руки и ноги до колен, покрытые бурым волосом, могли выдать разведчика.

Но не выдали. Он подобрался к заставе шагов на десять, а потом молча, с холодной яростью, ринулся вперед. Два человека упали, сраженные копьем и топором, остальные не успели поднять свое жалкое оружие, как Блейд метнул топор, застрявший в черепе одного из туземцев, и, перехватив пешню обеими руками, прижал оставшуюся троицу к поверхности тороса. Люди не пытались защищаться, они просто оцепенели от ужаса при виде двуногого дайра со смертоносными железными клыками. Блейд быстро покончил с ними, поднял голову и уставился тяжелым взглядом на последнего воина, в ужасе скорчившегося на своей наблюдательной площадке.

— Крикнешь — тебе конец, — произнес он, голос звучал глухо из-под черепа дайра, но достаточно внятно. — Конец всему твоему племени, женщинам, детям и собакам. Я сожру всех.

Он не знал, насколько весомы эти угрозы, но туземец, похоже, при всем желании не мог произнести ни звука — у него перехватило от ужаса горло.

— Слезай, — велел Блейд, многозначительно раскачивая в руке копье. — Ответишь на мои вопросы, останешься жив.

Дрожа, абориген соскользнул вниз. Он был невысок — едва по грудь разведчику — и, несмотря на плотно сбитое тело, весил вдвое меньше. Сняв прочный ремень с топорища, Блейд сделал петлю и накинул её на шею пленника, отметив, что от того несет резким аммиачным запахом. Обмочился со страха… это хорошо. Чем сильнее будет бояться, тем больше расскажет.

Он намотал конец ремня на кулак, уютно устроился прямо на снегу и приступил к допросу.

— Догадываешься, кого вы ограбили?

— Да, Великий Дайр! — туземец повалился ему в ноги.

— Знаешь, что вас ждет?

— Да, Великий!

— Тааак… — он сгреб дикаря за ворот огромной полосатой пятерней, приподнял его голову и всмотрелся в побелевшие от ужаса глаза. — Ты понимаешь, что мне нельзя лгать?

— Д-да…

Блейд удовлетворенно кивнул.

— Как зовется твое племя?

— Убийцы Волков…

— Это хорошо. Я тоже не люблю волков. Воруют у меня добычу, — сообщил Блейд и угрожающе скрипнул зубами. Туземец затрясся. — Сколько воинов в племени?

— Шесть по десять… — дикарь метнул взгляд на мертвые тела и уточнил: — Нет… Теперь меньше…

— Кто вождь?

— Харат Мощная Шея.

— Мои собаки, мои нарты, мое мясо и моя женщина — целы?

— Собак и нарты не трогали, мясо — съели, женщина… — он замялся, и Блейд, снова скрипнув зубами, дернул ремень.

— Ну?!

— От нее несет страхом, как холодом от ледяного поля… Никто не решается тронуть ее… хотя мясо нежное…

— Это тоже хорошо, — Блейд успокоился. — Где её держат?

— В хижине шамана… Плата Рваное Ухо… Связанной… Плат собирается сегодня очистить её и… и…

— И?.. — разведчик положил тяжелую руку на горло туземца, придавив кадык.

— Будет пир…

— Ладно! Пир я вам обещаю, — он ухмыльнулся.

— Великий! Пощади! — туземец снова повалился ему в ноги.

Рывком поставив его на ноги, Блейд рявкнул:

— Где стойбище? Далеко? Где юрта вождя? Где живет шаман? — он приблизил клыки дайра, торчавшие перед его лицом, к шее дикаря. Тот судорожно сглотнул.

— Юрты близко… за тем утесом… — он вытянул руку. — У Харата большая палатка посередине… Плат… он ставит юрту на отшибе… за кругом… Увидишь сразу, Великий…

— Хорошо! Жизнь я тебе обещал, но и только. Разведчик завел пленнику руки за спину и крепко связал кисти, захлестнув конец ремня вокруг шеи. Другим концом обхватил лодыжки, притянув ступни к самым ягодицам. Бросив беспомощного стража на снег, он подобрал оружие, сверток с тюленьим мясом и, не таясь, обогнул огромную ледяную глыбу.

За ней, на расчищенной площадке неподалеку от курившейся паром проруби, темнело кольцо юрт; одна, покрупнее прочих, стояла в центре. С внешней стороны кольца, как раз на пути Блейда, располагался небольшой шатер, украшенный волчьими черепами и хвостами — обитель шамана. Кое-где курились костры, разложенные на плоских камнях — видимо, их привозили с твердой суши; у огня хлопотали женщины в мохнатых куртках и штанах, вокруг них вертелись ребятишки и собаки. Рядом с торосами выстроилось две дюжины примитивных нарт, и разведчик сразу узнал среди них свои сани — они были гораздо длиннее и шире. Он покрутил головой, осматриваясь, но мужчин нигде не было видно. Отсыпаются в юртах, сожрав украденное мясо, решил Блейд.

Долгих пять секунд он глядел на жалкое стойбище, представляя, как зальет его кровью, как изрубит и переколет всех, от Харата, вождя этой шайки, до последнего шелудивого пса. Он снимет головы половине воинов прежде, чем они очухаются и поймут, что происходит… а остальных, наверняка, хватит столбняк от страха… Он убьет их тоже, а потом примется за женщин, детей и собак…

Тьфу! Блейд с отвращением сплюнул, и картина кровавой бойни растаяла. Да, он может сделать это — но не сделает. Разве только в случае крайней необходимости…

Широким шагом он направился к шатру колдуна, прятавшемуся в тени айсберга. Отсюда до кольца юрт было ярдов пятьдесят; его никто не заметил, лишь пара-другая собак жалобно заскулила. Разведчик откинул полог, вошел и ударом кулака отправил в небытие Плата Рваное Ухо, который окуривал крепко связанную Аквию вонючим дымом.

— Риард! Ты пришел! — она закашлялась, но глаза её сияли сквозь густые клуба словно два хризолита, источавших чистый зеленый свет.

— Куда я денусь! — буркнул Блейд, осторожно перерезая ремни лезвием топора. Он выпрямился, поставив Аквию на ноги. — Двигаться можешь?

— Наверно… — тон её был неуверенным. — Мы сейчас уйдем?

— Мы уедем… Тут наши собаки, сани и наши должники. Сейчас я с ними поговорю… потолкую! Шагай за мной.

Схватив тело шамана за ногу, он потащил его к юрте вождя: Аквия едва поспевала за ним. Теперь их заметили. На несколько секунд женщины застыли в недоумении, потом, сообразив, кто явился к ним в гости, начали с визгом разбегаться, хватая детей.

Блейд бросил труп, выдрал из снега три костяных стояка, поддерживавших юрту Харата, и опрокинул её набок. Вождь, разбуженный этим бесцеремонным вторжением, выпростал голову из-под меховой полости и сел, недоуменно моргая: шея у него действительно была толстая.

— Узнаешь меня, Харат? — разведчик оперся на копье, сверля взглядом побледневшего как смерть туземца.

— В-ве-ликий Дайр! — вождь в ужасе открыл рот.

— Дайр, — подтвердил Блейд, пошевелив ногой голову мертвого шамана. — Плат был плохой колдун. Не предостерег вас от набега, и Убийцы Волков проявили ко мне непочтительность. С ним я уже рассчитался, охранников твоих съел… да, съел. Плохое мясо, жесткое… Ты — другое дело. Ты — вождь, толстый, жирный…

Харат, сидя в ворохе шкур, судорожно хватал ртом воздух. Мужчины начали выползать из шатров, но при виде жуткой гигантской фигуры в центре стойбища их брала оторопь. Те, кто посмелее, ринулись к торосам, прятаться; человек десять без сил опустились в снег. Блейд был доволен — кажется, дело можно закончить без кровопролития.

Он скрипнул зубами и потянулся к вождю волосатой лапой. Харат, словно очнувшись, забился, как зверь в капкане, заверещал:

— В-великий, не надо… н-не…

— Мои собаки? — грозно спросил Блейд.

— 3-десь…

— Нарты?

— Ц-целы…

— Вели своим бездельникам запрягать.

Вождь провизжал приказ, сопроводив его парой ругательств, которые остались непонятны разведчику. Он подтолкнул Аквию туда, где дикари начали суетиться около саней, и велел:

— Присмотри, чтобы не перепутали собак. — По том опять повернулся к Харату и продолжил перечень похищенного имущества: — Мое мясо?

— С-съели, Великий… Мы т-так голодны…

— Я бы этого не сказал, глядя на твой загривок, — Блейд поднял топор. — Если не хочешь расстаться с головой, давай мясо — все, какое есть, — и лучшие шкуры. Все — на сани! Живо!

— В-великий… х-хочешь молодую женщину? Или двух? Самых мягких?

Блейд изобразил глубокое раздумье.

— Пожалуй, нет, — произнес он, — перебил аппетит твоими стражами. Хочу мяса морских зверей… жира… теплые шкуры… вот эти, — он ткнул копьем в груду мехов, на которых почивал вождь.

— В-все будет, как ты сказал…

— Тогда вставай и пошевеливайся!

Харат вскочил, как резиновый мяч, и принялся распоряжаться. Минут через пять за спиной Блейда свистнул снег, и нарты, которыми правила Аквия, затормозили у перевернутой юрты. Вождь бросился к своей постели, потащил шкуры. Рыкнув на него пару раз для острастки, разведчик устроился в санях и поманил Харата к себе.

— Я милостив сегодня, — сообщил он туземцу, — но в следующий раз мой гнев будет страшен! Я иду к Берглиону, и не желаю никого видеть на своем пути. А потому ты, волчий потрох, пошлешь немедленно гонцов ко всем остальным ублюдкам на севере… что глодают кости у своих прорубей. Гонцы скажут так: Великий Дайр идет, бегите с его дороги! Понял?

Харат кивнул; глаза его были круглыми от ужаса.

— Вперед! — Блейд шлепнул Аквию по спине, и сами рванулись на восток, навстречу медленно восходившему багровому диску.


Глава 7

Весь день, пока их парты мчались к востоку, к покинутой стоянке, Аквия была необычайно молчалива, Блейд с тревогой поглядывал на нее; казалось, она думает над какой-то трудной, почти неразрешимой задачей. Неужели плен у дикарей так повлиял на нее? В конце концов, она не пострадала; вонючий дым и заклинания покойного Плата в счет не шли. Разве что сказывались напряжение и страх… Конечно, она боялась! Каким бы сильным не было её психологическое воздействие на туземцев, голод есть голод, мясо есть мясо…

Лишь раз она положила тонкую руку на мохнатое запястье Блейда и тихо произнесла:

— Спасибо, Риард… Ты не только сильный мужчина… ты — великий воин!

Но Блейд слышал подобные похвалы не впервые и остался равнодушен к её словам. Дела интересовали его больше.

Они нашли свое припрятанное имущество и решили в этот день не двигаться дальше — пусть гонцы Харата разнесут весть о Великом и Ужасном Дайре, который идет на север.

К вечеру, поужинав, Блейд и Аквия сидели в шатре. Как всегда, женщина устроилась на ложе, где теперь добавилось немало пышных шкур; разведчик примостился на перевернутом котле. Поигрывая сосудом с янтарной мазью, Аквия подняла на спутника взгляд зеленых глаз. Казалось, она пришла к какому-то решению; лицо её посуровело, грудь под плотно запахнутым халатиком вздымалась в неровном дыхании.

— Скажи, Риард… — её звонкий голос чуть дрогнул, — ты сделал это ради меня?

Блейд помолчал.

— Нет, не только. — Он подумал, что в данном случае правда уместней всего. — Для себя… но и для тебя тоже.

— Для себя — я понимаю… — головка в бледном золоте волос склонилась в утвердительном жесте. — Но для меня?.. Почему?

— Хочу, чтобы ты попала в Берглион…

Ее глаза вспыхнули, на миг Блейд ощутил, как тонкая иголочка проникла под череп, в самый мозг. Потом Аквия перевела дыхание и прошептала:

— Ты сказал правду… действительно, правду! Риард, мой страж, мой хранитель!

Тонкая рука женщины легла на его волосатую лапу халатик распахнулся, и полные груди с напряженными сосками вырвались на волю. Блейд сглотнул слюну. Нет, не только глаза его и губы остались безволосыми, была еще одна часть тела, и она все настойчивей давала о себе знать. Он пожирал взглядом налитые полусферы грудей, и бледно-алые соски, и тонкую талию, восхитительно гибкую и волнующую, и мраморные амфоры бедер, и светлый треугольник между ними, почти физически ощущая его упругую твердость.

Твердость? Неужели она хочет его? Медведя, монстра, полузверя?

Аквия поднялась, сбросила свое одеяние. Медленно-медленно скользили ладони, втирая в кожу сат-па, согревающую янтарную мазь. Плавно и неторопливо касались они шеи, хрупких плеч, живота, длинных стройных ног… Потом она повернулась. Спина, чуть выступающие лопатки, поясница, мягкие выпуклости ягодиц… Блейд с трудом сдержал стон. Зачем она делает это? Зачем мучает его?

Женщина опустилась на колени; бедра её были плотно сжаты, кожа начала розоветь под действием бальзама.

— Риард… иди ко мне…

Ему послышалось? Или серебряный колокольчик прозвенел на самом деле?

— Риард… иди ко мне…

Он потряс головой, отгоняя наваждение: бурые космы всколыхнулись, затанцевали по плечам.

— Риард… иди ко мне…

Она почти пела эти слова, срывавшиеся с розовых губ как магическое заклинание: «Риард… иди ко мне…»

Будто зачарованный, Блейд передвинулся со своего котла на мягкую постель. И Аквия двинулась ему навстречу. Ладони её теперь скользили по косматым плечам, бедра широко разошлись; миг — и она сидела у него на коленях, обнимая за шею и спрятав лицо на груди. Казалось, прикосновение нежной кожи к жестким волосам лишь волнует её все больше и больше, подогревая страстное желание.

Ноги женщины скрестились на спине Блейда. Она подняла голову, тонкие пальцы нетерпеливо тормошили его бороду и усы, пролагая дорогу к губам, потом она приблизила свое лицо, и горячий язык проскользнул внутрь, обжигающий и юркий, как нагретая солнцем ящерка.

Аквия привстала, не отрываясь от его губ. Теперь её руки возились где-то внизу, разбирая шерсть волос к волоску, прядка за прядкой, освобождая то, что требовалось освободить. Блейд играл с её языком, обхватив ладонями округлые ягодицы и почти не ощущая кожи. Но запах он чувствовал! Пьянящий, терпкий и нежный аромат, который сводил его с ума!

Головка Аквии откинулась, она резко опустилась вниз, издав короткое серебристое «Ах!» Блейд поймал губами сосок и стиснул; женщина застонала, извиваясь в его руках. Потом, упершись пятками в мягкий ворс постели, она начала ритмично раскачиваться, испуская звонкие хрустальные возгласы, что таяли под кожаным пологом как ликующие вскрики сказочной птицы.

И Блейд понял, что обоняние и слух дарят ему то, что отнято грубой, нечувствительной кожей, заросшей бурыми лохмами. Он слушал и вдыхал — и это возбуждало не меньше, чем те восхитительные плавные движения, которыми Аквия доводила до экстаза свою и его плоть, чем её набухший сосок на языке, чем кольцо её ног, сжимавших его тело.

Долго, долго — целую вечность! — длился этот поединок красавицы с чудищем; потом оба они застонали и замерли в сладкой истоме. Нимфа отдалась фавну, эльфийка снизошла до тролля, лоно Снежной Королевы оросил животворный поток, исторгнутый зверем.

* * *

Уставшие, они лежали в темноте, и руки Блейда обнимали тонкий стан и плечи Аквии. Разведчик улыбался: теперь и в этом мире у него была своя женщина. Настоящая женщина.

Аквия зашевелилась, её ладошка блуждала по груди возлюбленного, пытаясь проникнуть к коже. Тщетно! Шерсть была слишком густой.

— Риард, давай я освобожу тебя от этого…

Блейд подумал.

— Нет, моя королева. Путь еще далек, кругом — холод и снег. Если тебе не слишком неприятно.

— Не слишком… — она хихикнула, как напроказившая девчонка. — Скорее наоборот! Но я думаю, что неприятно тебе.

— Мы достигли огромного прогресса в наших отношениях, — заметил Блейд, снова улыбаясь в темноте, — теперь мы думаем друг о друге.

Аквия повозилась у его груди.

— Риард?

— Что, милая?

— Когда мы придем в Берглион — что ты будешь делать?

— А что будешь делать ты?

Она помолчала, потом вдруг начала шептать прямо ему в ухо, горячо и сбивчиво:

— Раньше я думала — увидеть и умереть… Теперь я хочу жить… жить! Понимаешь, Риард, когда-то мир был совсем иным, ярким, щедрым… много, много тысяч лет назад… никто не знает теперь, сколько прошло времени с тех пор. Предки… о, предки умели многое! Меняли мир, меняли себя, и то, что я умею — лишь отзвук былых знаний. Летали… да, летали далеко, очень далеко! Многие улетели совсем, немногие — остались… Но мир был по-прежнему прекрасен! — она судорожно вздохнула. — Потом… потом что-то случилось с солнцем… Стало холодно… Льды покрыли Дарсолан, сковали все моря, все земли на севере, на западе и востоке. Леса, травы — все умерло… умерли краски, цвета — зеленый, красный… Лишь на юге остались деревья — фиолетовые, как небо на закате… Люди… люди тоже умирают. Мой край, древний Кламстар, опустел… В Городе, — она так и сказала «в Городе», и Блейд понял, что Город — один. — Да, в Городе осталось пять тысяч семей… в поселках — может, еще столько же… — Аквия тесней прижалась к Блейду. — Они не хотели, чтобы я уходила. Таких мало… даже в Доме Властителей, среди избранных, где способности передаются по наследству… Людей же надо лечить… утешать… дарить им легкую смерть…

Вот как все было, думал Блейд, напряженно вслушиваясь в её шепот. Многие улетели, немногие — остались… Те, кого устраивал родной мир, кто не испытывал тяги к дальним странствиям среди звезд. Они жили на своей прекрасной древней планете долго и счастливо, но все хорошее имеет конец…

Аквия продолжала шептать:

— Но я ушла. Устала… Устала от безысходности! Когда мир умирает, не хочется жить, — понимаешь, Риард? Я решила — дойду до Берглиона или погибну в дороге… Решила — и ушла! Почти убежала…

— Теперь ты знаешь, что доберешься туда, — уверенно произнес Блейд. — И что же?

— Не умру. Буду жить — среди таких же, как я, среди тех, кто пришел туда раньше, кто родился там. И если ты, Риард…

Он понял, что она хочет сказать, и обнял ее, ласково и крепко.

— Сколько смогу, я пробуду с тобой, моя Снежная Королева. У нас еще есть время… — он не сказал, что времени этого мало, очень мало, по любым меркам, земным или берглионским — всего месяца полтора. Он боялся даже подумать об этом, чтобы Аквия, колдунья, не уловила, сколь ничтожным является этот промежуток по сравнению с жизнью. Но ведь случается, что события одного двух дней круто меняют ее, оставляя след, подобный яркому росчерку болида, прилетевшего из неведомых глубин.

— Спасибо, Риард… — серебряный колокольчик вдруг окреп, заговорил в полный голос.

— Ты заразила меня своим Берглионом, — признался Блейд. — Теперь я тоже хочу взглянуть на него. Он даже снился мне как-то раз, хотя я не уверен, что это были мои сны…

Аквия тихонько вздохнула и погладила его плечо. Некоторое время они лежали молча, словно прислушиваясь к мертвой тишине на снежно-фиолетовых равнинах Дарсолана, что раскинулись за тонкой стенкой шатра.

— Аквия?

— Да? — это «да» было теплым и легким, как пушистая шапочка одуванчика, нагретая полуденным солнцем.

— Те, кто живет в Берглионе… Помнящие… они — счастливы? Они не ищут легкой смерти?

— Не знаю… Наверно, нет…

— Сколько их?

— Немного. Сто или сто пятьдесят…

— Откуда ты знаешь?

Женщина приподнялась на локте, нежно разглаживая шерсть на груди Блейда, в слабом свете, исходившем от крохотной печки, лицо её казалось серьезным и сосредоточенным.

— Нужны новые Помнящие, их слишком мало, Риард. Иногда они шлют посланцев к нам, те ищут подходящих людей, предлагают уйти на север. Некоторые соглашаются, некоторые нет… она покачала головой, глаза её стали печальными. — Восемь лет назад был гонец, и мои учитель ушел с ним. Ушел тот, который научил меня всему, что я знаю и умею — она снова покачала головой. — Я была совсем еще девчонкой тогда, но помню рассказы посланца. Учитель… он, когда уходил, сказал — пришло его время… и еще сказал — мое время тоже придет… Видишь, так оно и случилось!

* * *

Наступило утро, и они снова отправились в путь. Собаки, накормленные и хорошо отдохнувшие, бежали быстро, нарты, чуть раскачиваясь, плыли по снежной равнине, словно крошечный темный жучок, одолевающий безбрежные пространства гигантского экрана в каком-то вселенском кинотеатре.

Блейд мысленно прокручивал в памяти события последних дней, сортируя их, раскладывая по полочкам, откуда Лейтон в свое время извлечет их, зафиксировав в виде бесстрастного рассказа на магнитофонной ленте.

Мог ли он что-то скрыть? Что касается фактов — бесспорно, нет. Но ощущения, чувства, мысли? Он вспомнил последний разговор в подземельях Тауэра, перед самой отправкой. Да, он был пока что лишь репортером, передававшим внешнюю канву событий, но не обозревателем, толкующим их, способным вникнуть в скрытую от поверхностного взгляда суть. Вернее, он мог вникнуть и вникал, сложности возникали только при изложении.

Как ему рассказать об Аквии? О том, как день ото дня менялись их отношения, о пути, проделанном между обманом и искренностью, о сердечной привязанности, пришедшей на смену телесной страсти? Может быть, Бальзак или Мопассан, великие знатоки женской души, сумели бы это сделать. В его же отчете про Аквию будет сказано сухо и коротко: женщина из южных краев, целительница и знахарка с телепатическими способностями…

Да, в том споре, который затеяли Лейтон и Дж., оба старика были правы! Дж. — потому что справедливо подозревал, что отчеты его подчиненного далеко не полны, Лейтон — намекая на то, что сейчас большего от Ричарда Блейда ждать и требовать нельзя. Придет время, и его мысли, догадки, предположения, чувства, перекипев в котле времени на огне раздумий, примут сколько-нибудь завершенную форму, тогда и только тогда он сумеет подкрепить правду фактов правдой ощущений.

Пока что даже не все факты были вполне ясны ему.

— Аквия?

Она повернула к Блейду разрумянившееся на морозе лицо.

— Как живут люди в замке? Я имею в виду не их работу, а повседневную жизнь… Ну, например, как они добывают пищу?

— Море кормит… — женщина пожала плечами. — И Помнящих в Берглионе, и тех дикарей, которые напали на нас. Море еще богато… Потом, в замке есть специальные коридоры… большие, длинные… В них — свет и земля, в которой растут овощи и плоды, даже такие, каких нет на юге…

Свет, земля, растения? Теплицы? В этом ледяном краю? Невероятно!

Но самое невероятное ждало его впереди.

— Берглион строили предки, — задумчиво сказала Аквия. — Посланец рассказывал: там — шахта… бездонная… идет в глубь земли… И есть еще нечто, что дает тепло и свет… он называл это «ма-ши-ны».

Геотермальная станция? Электричество? Вероятно… Блейд с удивлением поскреб в затылке. Его любопытство разгоралось с каждой минутой.

— Значит, Помнящие хранят знания и картины прошлого, следят за всеми чудесами древних? — спросил он.

— Не только. Они ждут.

— Ждут? Чего?

Аквия подняла лицо к серо-фиолетовому небу, глаза её горели чистым хризолитовым огнем.

— Может быть, те, кто улетел в незапамятные времена, вспомнят о нас и придут… Может быть, они захотят помочь нам! Может быть, они сделают наше солнце живым или заберут нас… увезут далеко-далеко, туда, где зеленые деревья и голубое море… где нет снега и льда… — голос её замер. Внезапно она встрепенулась, будто вспомнила что-то необычайно важное, и сказала: — Знаешь, много лет назад, в Берглионе, в запечатанном хранилище, нашли странную ма-ши-ну. Она как будто спит. Такой большой… — женщина в затруднении развела руками, — большой стол, и на нем — огни… — Пульт, понял разведчик. — Горят ровно, не мерцают, и слышится слабый гул. Но нет ничего, что можно нажать или повернуть — так говорил посланец. Только стол, огни и толстая черная веревка…

Компьютер или передатчик? Очень похоже, подумал Блейд, Но на любом из таких устройств можно много чего нажать или повернуть… если только это штука не похожа на коммуникатор Лейтона. Черная веревка? Это еще что? Внезапная мысль заставила его вздрогнуть.

— Веревка — куда она ведет? — он уже не сомневался, что речь шла о соединительном кабеле. Интересно будет поглядеть на эту спящую машину с огоньками!

— Никуда, — Аквия передернула плечиками. — Один конец уходит в стол, а на другом… на другом — такая большая шапка, из проволоки и прозрачных, как лед, камней…

Шлем! Блейд осторожно коснулся меховой рукавички Аквии.

— Скажи, милая, никто не пробовал одевать эту шапку на голову?

Она не знала. Да и не слишком интересовалась этим. Она мечтала увидеть картины прошлого, сказочные гобелены Берглиона, а не стол с огоньками. Конечно, древняя машина была чудом, но еще большим чудом казался голубой простор Дарсолана, по которому ветер катит ласковые теплые волны в кружеве пены. Она хотела насладиться этим зрелищем — пусть даже только на картине. И она хотела узнать кое-что еще.

— Риард?

Блейд повернулся к ней. Аквия не глядела на него; её взгляд был устремлен вперед, на бело-фиолетовую равнину, плавно стелившуюся под полозья, и он видел лишь точеный профиль и золотистую прядь, упавшую на лоб.

— Риард… Та девушка, о которой ты говорил… девушка, которой тоже нравится смотреть картины прошлого… кто она? Ты… ты её любишь?..

О, женщина! В мире снега и льда, под умирающим багровым солнцем, в краю, где род человеческий обречен на медленное вымирание — даже там ты останешься сама собой…


Глава 8

Многие, странствуя на чужбине, ведут путевой дневник. Для Блейда тетрадь или блокнот, куда можно было бы заносить свои впечатления, оставались недоступной роскошью. Он не мог писать; он не имел ни бумаги, ни пергамента, ни карандаша, ни даже обрывка белой березовой коры с угольком. Более того, если б он даже умудрился получить все это, его толстые, обросшие шерстью пальцы не удержали бы карандаш и не сумели вывести на листе ни одной разборчивой буквы. Сейчас эти огромные мощные руки предназначались совсем для другого; они могли сжать древко копья, поднести ко рту ломоть мяса, поставить шатер, разжечь огонь. И, конечно, приласкать Аквию.

Однако он вел дневник — не карандашом на бумаге, а в форме нескончаемого мысленного монолога, безукоризненно четкие строки которого заполняли чистые страницы его памяти. Наступит время — и все слова, все фразы, которые он произносил про себя, оживут под властным взглядом Лейтона и превратятся в звуки; потом — в письменный отчет, который он настучит на машинке, прислушиваясь к собственному голосу, к магнитофонной записи, сделанной под гипнозом. Этот способ был стопроцентно надежным и гарантировал полную и достоверную расшифровку его «дневника»; а потому Блейд старался не писать в нем лишнего.

Итак, прошла неделя с тех пор, как он пустился в странствие по ледяной равнине — в полузверином обличье и с чародейкой в качестве спутницы.

Седьмой день пути

Аквия окончательно оправилась после нападения каннибалов. Видимо, тут помогли и ночные труды Блейда, и та атмосфера доверия и взаимной симпатии, в которой теперь протекало их путешествие. Блейд давно знал, что опасность сближает людей; и если смертельные враги, попав в трудную ситуацию, не перережут друг другу глотки в первый же день, на второй или на третий они, весьма вероятно, станут друзьями. Им с Аквией потребовалось немного больше времени для выяснения отношений, но конечный результат стоил того; каждую ночь Снежная Королева трепетала в объятиях своего стража и хранителя, услаждая его слух звонкими трелями серебряного колокольчика.

На седьмой день они нашли новую полынью, на этот раз — естественную. Эта длинная и узкая промоина образовалась вследствие локальной подвижки льдов в том месте, где покрывавший море щит был особенно тонким. Вокруг скопилось много зверья; волки и катрабы охотились на тюленей и сами попадали на обед странным морским тварям, похожим на огромных каракатиц с четырьмя длинными щупальцами. Аквия сказала, что лучше держаться подальше от этих созданий, ибо они «обжигают невидимым огнем». Видимо, бьют электрическим током, подумал Блейд, но проверять не стал.

Он поинтересовался, откуда жителям Кламстара известны такие подробности о северной стране — ведь Аквия не раз говорила, что её сородичи избегают этих краев. Как оказалось, кое-что рассказывали посланцы из замка, которые появлялись на юге раз в семь-десять лет, но большая часть сведений была получена от самих туземцев Дарсолана. Иногда целые племена, вымирающие от голода, пытались перебраться на пустовавшие южные земли; обитатели Кламстара уничтожали мужчин, но принимали женщин, детей и подростков. Каждый человек был ценен — если, конечно, он не относился к числу заядлых каннибалов и мог трудиться. По словам Аквии, почти все пограничные районы её страны были заселены теперь метисами, потомками белокожих высоких кламстарцев и туземных женщин; это племя охотников и рыболовов оказалось весьма жизнеспособным и стойким, однако в последние десятилетия и они сокращались в числе. Льды наступали с севера и юга, полоска обитаемой земли у экватора становилась все уже, и людей, зажатых меж несокрушимых холодных стен, охватывало отчаяние. Они предчувствовали: еще два или три века, и Кламстар разделит судьбу Дарсолана.

Из долгих бесед с Аквией Блейд с удивлением выяснил, что ни сейчас, ни в прошлом этот мир не знал смены времен года. Вероятно, ось планеты была перпендикулярна к плоскости эклиптики, и на каждой широте климатические условия оставались неизменными. Было ли это обстоятельство естественным или в незапамятную эпоху, в век торжества технологии, древние инженеры спрямили ось? Аквия ничего не могла сказать по сему поводу; даже легенд о тех далеких временах не осталось. И если некогда в материковых щитах вблизи полюсов зияли провалы гигантских дюз, чудовищных двигателей, развернувших мир, то теперь эти титанические сооружения были навеки погребены под слоем льда — как и остальные девять десятых поверхности планеты.

Десятый день пути

Еще одна полынья — прорубь, высеченная в семифутовой толще льда. Рядом — расчищенная площадка со следами костров, несомненно, с поспешностью покинутое стойбище. На высоком ледяном столбе — туша тюленя, дар Великому Дайру. Увидев эту картину, Блейд довольно кивнул. Харат постарался выполнить его повеление.

Они забрали мясо и не стали задерживаться здесь, ибо время едва перевалило за полдень, и разбивать лагерь было еще рано. Упряжка мчалась по равнине, пересеченной тут и там грядами торосов, неслась все дальше и дальше на север, к острову, вмерзшему в морской лед, словно корабль, поставленный на вечную зимовку. Блейд думал о том, что полыньи — и естественные, и искусственные — служили одновременно и полями, и огородами, и охотничьими угодьями для местных троглодитов. Вероятно, каждый клан владел несколькими такими колодцами, ведущими к морю и к пище. Скорее всего, они кочевали от одной промоины к другой, не упуская случая ограбить соседей или прихватить на обед зазевавшегося чужого охотника.

Он убедился, что северный край вовсе не являлся таким безжизненным, как могло показаться с первого взгляда. Тут были звери — и на снежной равнине, и в хаосе ледяных надолбов, все как один — хищные и смертельно опасные. Волки, самые слабые среди прочих, брали числом и отчаянной дерзостью, небольшие стаи катрабов подстерегали их у промоин пытаясь отнять добычу и заодно полакомиться волчьей плотью. И те, и другие опасались связываться с хандаром, огромным медведем, и сатлом, похожим на многоногую мохнатую змею футовой толщины. Дайр, владыка и повелитель снежного королевства, царил над всеми — это значило, что он мог догнать, растерзать и пожрать любого.

Люди Дарсолана стояли на одном уровне с волками — возможно, и ниже, ибо никто из троглодитов, с их жалким оружием, не сумел бы справиться с волком один на один. Люди, как и тюлени, были самым первым звеном экологической цепи, самые слабые среди хищников, они являлись пищей для тех, кто превосходил их силой, быстротой, свирепостью. Даже обладание огнем не могло уравнять шансы, ибо топливом служил жир, и его хватало лишь на то, чтобы как-то обогреть крохотные юрты и приготовить пищу; настоящий костер, защита от хищников, оставался тут недостижимой мечтой.

В полыньях кишели тюленеобразные рыбы, но эта добыча давалась людям нелегко: морские создания были на редкость увертливыми, а костяные гарпуны с трудом пробивали шкуру и толстый слой подкожного жира. Даже Блейд, с его превосходной реакцией, промахивался три раза из четырех и клял последними словами ненасытные утробы своих собак и племя Харата, прикончившее не только останки дайра, но и запас сушеной рыбы, которой Аквия кормила псов.

Нет, что ни говори, самой легкой дичью на снежной равнине был человек. И вряд ли Аквилания, целительница из Дома Властителей Кламстара, смогла увидеть знаменитые берглионские гобелены, если б Ричард Блейд столь своевременно не свалился ей на голову.

Пятнадцатый день пути

Утром, едва нарты отъехали на пару миль от места последней стоянки, Аквия забеспокоилась. То и дело оборачиваясь, она смотрела назад, словно желая разглядеть некую опасность, скрывавшуюся в белесо фиолетовом мареве дарсоланской равнины. Блейд бросил на нее вопросительный взгляд

— Дайр?

— Кажется… Я еще плохо чувствую… слишком далеко… Но он приближается, Риард!

— Пусть. Ничего хорошего его тут не ждет, — разведчик потянулся за топором.

— Будь осторожен…

— Я всегда осторожен. Потому и жив еще.

Они замолчали; теперь оба то и дело поглядывали назад.

— Вот он! — Аквия вытянула руку, и Блейд увидел мерцающее серебристое облачко, стремительно мчавшееся по их следам. Этот зверь не пытался устроить засаду; возможно, он был голоднее и нетерпеливее. Он видел добычу и бежал прямиком к ней.

— Правь к ближайшим торосам, — велел Блейд женщине, перекидывая через плечо ремень своей секиры.

Когда они затормозили у бесформенной одинокой глыбы, он спихнул Аквию в снег и перевернул нарты на бок, завалив её поклажей.

— Лежи тихо, не двигайся. И ради Великих Льдов не пытайся мне помочь.

Собаки с воем сбились у передка саней; Блейд гаркнул на них, и громкий человеческий голос приободрил упряжку. Снежный ящер стремительно приближался, совершая прыжки в пятнадцать футов. Не очень крупный экземпляр, решил разведчик; тот, первый, был дюймов на пять повыше.

Он выступал вперед, потрясая копьем. Багровый солнечный луч скользнул но толстому широкому лезвию, окрасив сталь в цвета растерзанной плоти. Зверь остановился; казалось, он не то озадачен, не то поражен видом противника. Это странное существо носило шкуру дайра, но лапы у него выглядели совсем иначе… И потом — потом, у него не было хвоста!

Ящер испустил слабое шипенье и двинулся в обход, к собакам. Весь вид его словно говорил: не трогай меня, и я по трону тебя — только возьму положенную дань. Блейд не пытался заступить ему дорогу; он замер, высоко подняв копье с тяжелым концом, окованным на фут железом.

Дайр скользнул мимо, опять предостерегающе зашипев. И в этот миг разведчик ринулся вперед. Он не хотел наносить удар острием; эта тварь была слишком мощной, живучей и отлично бронированной, чтобы прикончить её с одного укола. В конце концов, в первый раз ему сильно повезло, но трудно рассчитывать, что везение повторится…

Он действовал копьем, как дубиной, и окованный железом конец опустился точно туда, куда было рассчитано — на крестец чудища, за шипастым гребнем. Раздался сухой треск, Блейд отскочил в сторону, а ящер завертелся на снегу с переломанным позвоночником. Зверь снова зашипел, негромко, яростно; пасть его раскрылась, обнажив ряд чудовищных клыков. Он пополз к человеку, царапая лед когтями передних лап и оставляя широкий кровавый след — задние лапы и хвост бессильно волочились за ним.

Блейд неторопливо отошел в сторону, наблюдая за зверем. Лишенный прежней стремительности, он был все еще опасен, и стоило подумать, куда и как нанести завершающий удар.

— Риард!

Разведчик скосил глаз — над краем нарт выглядывала головка Аквии.

— Риард, уедем! Оставь его!

— Оставить столько мяса? — Блейд покачал головой. — Ни за что!

Он дважды взмахнул своей страшной дубиной а перешиб дайру передние лапы; потом, нацелившись, всадил стальной наконечник в горло. Псы торжествующе взвыли, а Блейд, стянув панцирь, бросил его на снег и махнул рукой женщине.

— Все! Тут хватит до конца пути — и нам, и собакам! Давай нож!

Он выдернул копье, положил его рядом с панцирем, и начал рубить топором твердую кожу на брюхе зверя. Потом повернулся — Аквия стояла рядом, протягивая нож. Её прозрачные зеленые глаза были широко раскрыты, и смотрели они на победителя с каким-то странным, призывным и ожидающим выражением.

…В ту ночь они долго любили друг друга и утром тронулись в путь лишь тогда, когда солнечный диск, оторвавшись от далекого горизонта, багровым пузырем всплыл над равниной Дарсолана.

Восемнадцатый день пути

— Там, — сказала Аквия, протянув к северу руку. Она привстала на цыпочки, словно пытаясь разглядеть стены, шпили и башни таинственной цитадели за белесой дымкой, скрывавшей горизонт. — Там, скоро!

Блейд кивнул. Они стояли на вершине невысокого тороса, у подножия которого притулилась юрта. Вещи были уже собраны, собаки — запряжены, оставалось свернуть легкий каркас, обтянутый кожами, и — в дорогу.

Чем меньше миль отделяло их от скал Берглиона, тем чаще мысли Блейда обращались к чудесам древнего замка. Что ждет его за каменными стенами твердыни Помнящих? Бездонная шахта, что тянется до слоя расплавленной магмы, неведомые энергетические установки, оранжереи… многоцветное сверкание полотен… Нет, гобеленов — Аквия подчеркивала это не раз! И дремлющая века — или тысячелетия — машина с колпаком из проволоки и прозрачных камней шлемом ментальной связи, коммуникатором!

Возможно, он допускал ошибку, и это установка не была передатчиком, а шлем не имел никакого отношения к ментальной связи. В конце концов, он не являлся техническим специалистом и мог опираться только на собственный, весьма ограниченный опыт. На Земле лишь компьютер Лейтона обладал возможностью непосредственной коммуникации с человеческим мозгом, и Блейд боялся, что окажется невольным пленником аналогий. Любое устройство с подсоединенным к нему шлемом, который человек способен водрузить себе на голову, будет казаться ему прибором для чтения и передачи мыслей, хотя на самом деле такая штука может предназначаться для чего угодно — от лечения мигрени до завивки волос. Тут он вспомнил о собственной буйной шевелюре и усмехнулся.

Однако интуиция подсказывала ему, что вряд ли древние строители Берглиона разместили в запечатанной камере автоматического парикмахера или машинку, способную только почесывать клиентов за ушами. Нет, это устройство являлось чрезвычайно важным, и при трактовке его назначения следовало исходить не только из внешнего вида, но также из специфики момента. Которая была весьма и весьма печальной.

Предположим, сказал он себе, что дремлющая машина и в самом деле передатчик, способный отправить в межзвездные просторы призыв о помощи. Кто и каким образом мог бы использовать ее? Человек, обладающий наследственным телепатическим даром… умеющий концентрировать мысль… посвященный в древнее искусство, когда-то общедоступное и привычное… Он покосился на задумчивое личико стоящей рядом Аквии. Нет, не надо далеко ходить, чтобы найти подходящего кандидата!

Но раньше он сам сунет голову в эту крысоловку из проволоки и убедится, что она безопасна. Все-таки у него немалый опыт в подобных делах… Пять раз компьютер Лейтона выворачивал его мозги наизнанку, трудно представить себе что-то более ужасное!

Да, он проверит сам… Только бы добраться до Берглиона!

Двадцать первый день пути

Перевалило за полдень; багровый шар светила медленно сползал к далекой черте горизонта. Теперь, спустя три недели, оно уже не казалось Блейду оком дьявола — скорее, покрасневшим от слез глазом божества, оплакивавшего гибель этого мира и своих детей, шаг за шагом приближавшихся к границе вечного небытия. Бог, однако, оставил им надежду и послал мессию, способного указать путь к спасению. И если он, Блейд, был этим пророком, то к божественному разряду следовало отнести его светлость лорда Лейтона.

Разведчик не раз ловил себя на том, что пристально всматривается в солнечный диск, отыскивая сходство с янтарным зрачком старого профессора. Бесполезное занятие; глаза Лейтона горели яростным и беспокойным пламенем, тогда как светило Берглиона казалось заревом умирающего костра. И все же он снова и снова глядел на него, словно пытался разгадать тайну своего появления в этом мире

— Что ты там увидел, Риард? — ладонь Аквии в меховой рукавичке легко коснулась его плеча.

— Будущее, — пробормотал Блейд, невольно вздрогнув.

— У нас нет будущего, — женщина покачала головой.

— Я говорю о своем мире.

Они помолчали; потом Аквия сказала:

— Скоро тебе предстоит выпить снадобье, чтобы убрать все это… — её ладонь вновь разворошила шерсть на плече разведчика. — Не хочу, чтобы тебя видели в Берглионе таким. Моя вина…

— Ни слова больше! — Блейд шутливо стиснул её в объятиях. — Ты, малышка, замаливаешь свой грех каждую ночь, и я с удовольствием получаю эти проценты с нашей сделки.

— Проценты? — Аквия наморщила ясный лоб; видимо, подобные финансовые тонкости были выше её разумения.

— Не бери в голову… Это шутка.

Она послушно кивнула.

— Я приготовлю отвар. Ты выпьешь его утром, в последний день, когда мы увидим скалы Берглиона. Волосы начнут выпадать не сразу… Сначала — чуть-чуть, потом полезут клочьями, — она хихикнула. — Боюсь, ты подъедешь к воротам замка совсем голым, Риард.

— У меня есть шкуры, реквизированные у Харата, — с достоинством возразил Блейд. — А сверху я натяну панцирь, который содрал с дайра!

— Ты всех перепугаешь, мой хранитель…

Блейд оскалился, щелкнул зубами, и Аквия, улыбнувшись, шлепнула его по губам. Прошло минут десять; они держались за руки, меховая рукавичка утопала в огромной мохнатой лапе. Наконец разведчик произнес:

— То мерзкое зелье, что ты поднесла мне при первом знакомстве — презанятная штука. Многие в моем мире отдали бы полжизни, чтобы отведать его…

— И та девушка, которая любит смотреть картины прошлого? — Аквия скосила на него лукавый хризолитовый глаз.

— Нет, у нее с прической все в порядке, — смущенно пробормотал Блейд.

— В твоем мире у людей не хватает одежд? — бровь женщины недоуменно приподнялась.

— Дело не в том. У стариков, да и у молодых тоже, выпадают волосы — вот здесь, на голове, — он взлохматил свою буйную шевелюру. — И таких парней совсем не любят девушки… Представь, как они страдают!

Внезапно Аквия расхохоталась — да так, что на глазах выступили слезы.

— И ты… ты решил… — она просто изнемогала от смеха. — Ты хотел… хотел бы дать им… мое снадобье?

Блейд молча кивнул.

— О добрый мой, благородный страж и хранитель! Как эти люди отблагодарят тебя, если такое украшение вырастет у них по всему телу? — она дернула клок шерсти на груди Блейда. — Для восстановления волос имеется совсем другое средство… фастан, жидкий бальзам… Я дам тебе флакон, которого хватит на сотни лысых черепов!

Блейд мысленно перекрестился. Хвала Создателю, что он затеял этот разговор! Если бы он выпросил у Аквии ту мерзость, которой его попотчевали три недели назад, и принес зелье лорду Лейтону, последствия могли быть самыми плачевными. Говорят, благородные седины премьер-министра редеют от тяжких трудов на благо страны… и если бы Лейтон, с самыми лучшими намерениями… О, это было бы ужасно! Их всех судили бы за государственную измену!

Он облегченно вздохнул. Кончался двадцать первый день странствий.


Глава 9

Блейд принял зелье утром двадцать шестого дня.

Еще накануне Аквия начала беспокоиться, то оглядываясь по сторонам, то склоняя голову к плечу и прислушиваясь к чему-то с зажмуренными глазами. Казалось, она словно кошка ищет дорогу к дому, к единственному месту, где ждут её тепло, свет и забота добрых хозяев. Блейд не понимал, как она ориентируется в снежной пустыне; для него все направления были одинаковы. Везде — ровная белесая поверхность, слегка подсвеченная фиолетовым, по которой разбросаны отдельные ледяные надолбы и кое-где тянутся гряды торосов; везде — снег, холод, изредка встречающиеся полыньи, голодное зверье и голодные люди, да заунывный волчий вой — будто отчаянная молитва, взлетающая к багровому солнечному диску.

Вечером они достигли непреодолимого барьера: поперек равнины в обе стороны, на запад и на восток, протянулась полоса перекореженного льда. Это не были привычные торосы почти правильных геометрических очертаний, меж которыми собакам всегда удавалось найти путь. Здесь глыбы, выломанные из ледового щита, беспорядочно дыбились вверх, влево и вправо, вперед и назад — во все стороны, льдины налезали друг на друга, образуя дикое нагромождение остроконечных пиков, плоских граней и заостренных ребер, сквозь которое не сумел бы пробраться ни зверь, ни человек. Блейд не понимал, как мог образоваться такой хаос. Никакая буря не в силах взломать десятифутовую корку льда, никакие ветры и штормы не способны вскрыть застывшее море, чтобы волны воздвигли этот защитный вал на дальнем рубеже Берглиона. Потом он припомнил слова Аквии о шахте, что вела в глубь земли — а, точнее, к еще неостывшим недрам планеты. Может быть, слой магмы залегал здесь близко к поверхности, и весь регион был сейсмически активен? Землетрясение средней силы, конечно, взломало бы льды над прилегающим к острову шельфом.

Аквия, увидев непроходимый барьер, против ожиданий довольно кивнула.

— Мы на правильном пути, но чуть уклонились к западу, — сообщила она. — Завтра поедем на восток, там должен быть проход.

На рассвете, когда Блейд выпил чашку лекарственного отвара — не менее отвратительного, чем то зелье, которому он был обязан своим волосяным покровом, — Аквия протянула ему плотно закупоренный плоский флакон из толстого стекла. Там плескалось немного тягучей синеватой жидкости, похожей на очень густое растительное масло.

— Фастан, — коротко сказала женщина. — Нужно взять очень немного и тщательно растереть тряпицей — так, чтобы бальзам не попадал на пальцы. Иначе — сам понимаешь… она усмехнулась.

Блейд благодарно кивнул, принял флакончик и тщательно примотал ремнем к талии. Не было никаких гарантий, что чудодейственный эликсир пропутешествует с ним обратно в родное измерение, однако уже дважды он сумел хоть что-то принести на Землю из чужих миров. Ему казалось, что здесь существовала любопытная закономерность — сравнительно небольшой предмет, находившийся в контакте с его телом в момент переноса, на котором подсознательно фокусировались его мысли, мог стать его добычей. Так было в Альбе и Кате, возможно, это повторится в Берглионе?

Впрочем, до возвращения оставался еще порядочный срок — больше месяца. Он проведет это время с пользой, исследуя тайны древнего замка вместе с милой Аквией, вполне излечившей его от тоски по Меотиде. И потом — была еще та дремлющая машина. С каждым часом и каждой пройденной милей его любопытство разгоралось все сильней.

Они двигались на восток вдоль ледового завала до полудня. Аквия по-прежнему вертела головой и прислушивалась, Блейд, не выдержав, поинтересовался, как она находит дорогу.

— Мы уже близко, совсем близко… взгляд женщины скользил по сверкающим на солнце граням ледяных глыб. — Я чувствую людей Берглиона — тут… — она коснулась лба. — Слабый гул, и он все растет и растет.

— Но ты говорила, что до замка еще полдня пути, — разведчик удивленно посмотрел на нее. — Что можно ощутить с такого расстояния? И потом — когда на нас напали дикари, ты не почуяла их, хотя эта шайка подобралась к самой нашей стоянке.

— Во-первых, я спала. — Аквия виновато улыбнулась. — А во-вторых, в Берглионе живут не дикари… они думают, мыслят — и это заметно издалека. Понимаешь, Риард, жар от большого костра чувствуешь со ста шагов, а маленький незаметен даже вблизи.

Блейд кивнул, эта аналогия была ему совершенно понятна.

— Когда мы придем в Берглион… — начала Аквия.

Да, когда мы придем в Берглион, мысленно откликнулся разведчик; его спутница все чаще и чаще повторяла эти слова. Когда мы придем в Берглион, мы увидим все чудеса этого мира. Мы будем любоваться многоцветьем древних тканей… наши руки коснутся темного полированного дерева, покрытого сказочной резьбой, мы вдохнем ароматы плодов, зреющих в оранжереях услышим музыку и старинные напевы, протяжные, веселые или печальные… узрим фантастические машины, дающие тепло и свет… и ту, дремлющую, с колпаком из блестящей проволоки и сияющих радугой камней… Когда мы придем в Берглион…

Блейд шумно перевел дух; Великая Чаша Грааля уже была в его руках, и оставалось только поднести её к устам и испить.

В ледяном валу открылся проезд. Неширокий, ярдов десять, но прямой, как стрела. Они двигались в этом ущелье всего минут десять, потом нарты вырвались на ровную поверхность, которая уходила к самому горизонту — туда, где темнели скалистые пики.

Камень! Твердая земля! Пусть промороженная, лишенная жизни, но — прочная и надежная, основа основ, фундамент человеческого бытия. Блейд даже не подозревал, как стосковался за этот месяц по камню, скалам и утесам, горам, хребтам и уходящим в поднебесье вершинам. Да что там говорить о камнях! Он с восторгом глядел на черные, бурые и серые склоны — после белесой однообразной равнины взор, отдыхая, тонул в их неярких и мрачных цветах.

До гористого острова, однако, было еще миль двадцать, и замок разглядеть не удавалось. Блейд в нетерпении вцепился в шерсть на груди, стиснул — в его кулаках остались бурые клочья. Он удивленно воззрился на них, затем потер ладони — подшерсток сходил целыми полосками, обнажая чистую бледную кожу. И сразу мороз вцепился в пальцы ледяными клещами, словно поджидал этого момента целый месяц. Блейд сунул кисти под мышки, прижал к бокам — тут бурые лохмы еще хранили тепло.

— Не торопись, Риард, — Аквия глядела на него со странной улыбкой. — Шкуры, которые ты отнял у Харата, греют хуже твоей — Она потянулась. — Знаешь, я тоже жду, когда ты освободишься от своей шерсти. Все было хорошо, мой дорогой хранитель, но я соскучилась по твоему телу… по ощущению кожи…

Да, подумал Блейд, когда мы придем в Берглион мы будем любить друг друга на мягком ложе под резными деревянными сводами, в полумраке уютной спальни, в тепле, под надежной защитой каменных стен… И главное! — мы оба станем людьми!

Сани стрелой летели по ровной, как стол, равнине. Горы впереди понемногу росли, и вот уже на фоне темных прибрежных скал острые глаза Блейда начали различать что-то алое, воздушное, ажурно-резное, устремленное ввысь подобно башням готического собора. Он удивленно посмотрел на Аквию, на её губах блуждала мечтательная улыбка.

— Красный камень? — разведчик вытянул руку вперед, по направлению к выраставшему на горизонте чуду.

Женщина кивнула.

— Красный, да… Берглион выстроен из красного камня. Говорят, его привозили издалека. Он так прочен и тверд, что твое копье не оставило бы на нем ни царапины. Предки резали и обрабатывали его огненными лучами…

Лазером? Забывшись, Блейд дернул прядь, свисавшую с уха, и чертыхнулся — она осталась в его руке, а холод сразу куснул обнаженную кожу. Он так свыкся со своей шубой, что теперь вылезал из нее с неким ностальгическим сожалением — словно расставался с частицей тела, дарованной ему при рождении.

До замка было миль семь. Теперь он отчетливо видел яркую резную игрушку, приподнятую над застывшим морем на черной скале, она казалась крохотной, но даже с такого расстояния Блейд мог оценить титанические размеры постройки. Прибрежный откос уходил вверх футов на триста, и замок по высоте не уступал ему. Внизу, у самого берега, на фоне темной поверхности утеса выделялась багровая полоска. Стена?

— Что там такое, у подножия скал? — он тронул Аквию за локоток — Защитный форт?

— Высокая стена из гладкого камни, в четыре человеческих роста. В ней — арка с воротами, дальше — внутренний двор и еще одни ворота, прямо в скале… За ними — ход, по которому можно подняться в замок. Так говорил посланец Помнящих.

Прошел еще час. Теперь Блейд ясно различал стену с прорезью посередине, в её глубине сияли, переливались желто — золотистым пятнышком створки ворот. Башни замка уходили в фиолетовое небо подобно языкам пламени, и все это воздушное, легкое сооружение напоминало окаменевший костер, разведенный на снежной равнине неведомым исполином. Вершину утеса охватывала наружная стена; над ней футов на пятьдесят выдавалось первое кольцо башен — как показалось Блейду, квадратных. Затем шли круглые, тонкие, высокие и резные — словно минареты восточной мечети; они окружали центральную цитадель, увенчанную каменной короной парапета. Некоторые башни имели остроконечные кровли с блестящими шпилями, другие — плоские площадки, обнесенные каменными перилами, третьи вздымали к небу округлые серебряные купола. Блейд глядел, словно зачарованный.

Внезапно на одном из шпилей взвился яркий вымпел. Видимо, их заметили; на белой равнине темная точка саней была видна издалека. Берглион приветствовал гостей! Нет, не гостей, — своих новых обитателей! Это показалось Блейду добрым знаком.

— Посмотри, — он тронул Аквию за рукав мехового одеяния, протянув другую руку к замку. — Посмотри! Флаг — в честь Снежной Королевы и её отважного воинства!

Но вместо радостного возгласа его ждал мертвый взгляд застывших глаз; лицо женщины кривила гримаса отчаяния.

— Лучше погляди туда, милый… и туда — она кивнула налево, потом — направо.

Серебристое мерцание, стремительно приближавшееся к саням. Дайр? Нет, дайры! Два! Они брали путников в клещи, и ярдов через пятьсот их след должен был пересечься со следом парт.

— Самец и самка, очень голодные, очень злые… — пробормотала Аквия. — Как глупо… Они все — таки добрались до нас…

Собаки почуяли зверей и, взвыв, ринулись к воротам; Блейд видел, как они медленно распахнулись. Нарты летели стрелой, но дайры двигались еще быстрее.

— Они могут помочь? — разведчик кивнул в сторону приближавшегося замка, и начал натягивать панцирь, обдирая шерсть; волосы лезли с него целыми пучками.

— Вряд ли, — Аквия покачала головой. — Не думаю, что они заметили зверей… и уж во всяком случае, они не сумеют добраться вовремя.

— Я убью этих тварей! — Блейд стиснул древко копья, он был уже в доспехе, откинутый назад череп ящера и топор мерно, в такт ходу саней, раскачивались за спиной.

— Одного — да… Но тебе не справиться с обоими, милый, — женщина горестно сжала руки. — Уходи! Я же знаю, что ты можешь уйти! Уходи в свой мир, Риард, а я… я приму то, что уготовили мне боги Дарсолана!

Риард, спутник и страж Аквилании, целительницы из Дома Властителей Кламстара, угрюмо усмехнулся:

— Хранители не уходят, моя королева. Хранители бьются — и умирают, если надо.

Его лицо уже очистилось от мерзких бурых клочьев; щеки украшала короткая темная бородка — жесткая и колючая, но его собственная.

— Если я — справлюсь с ними, я приду. Если нет… Поцелуй меня, колдунья…

Губы Аквии были жаркими, как солнце — золотистое солнце Земли.

Блейд посмотрел назад — звери мчались в пятидесяти ярдах от них, приближаясь с каждым скачком. Он приготовился спрыгнуть, и вдруг, ударив себя по лбу, торопливо заговорил:

— Запомни, моя белоснежка… Та дремлющая машина, с огоньками и колпаком на черной веревке, может передать сигнал… призыв о помощи… Ты должна одеть колпак и думать — звать изо всех сил, понимаешь? Хочешь, расскажи нашу историю… как мы встретились… и все остальное… Они поймут! Они прилетят за вами! Сделай так, как я сказал, ладно?

Она послушно кивнула. Из распахнутых ворот вылетели четыре упряжки — видно, люди в замке почуяли недоброе. Блейд на мгновение приник к бледно-алым губам и скатился в снег.

— Проща-ай! — его крик еще дрожал в морозном воздухе, когда клыкастая пасть молнией метнулась к горлу. Он ударил копьем в челюсть зверя, проколол язык и отпрыгнул в сторону. Ступни жгло — шерсть с них сошла почти полностью.

Дайр отпрянул, пронзительно зашипев. Он был крупным — самец, и не меньше того, которого Блейд уложил в начале путешествия. Самка припала к снегу ярдах в пяти; её глаза горели, как угли. Теперь звери не торопились — добыча была перед ними, опасная, но вполне приемлемая по размерам; такой хватит, чтобы насытить двоих. С медленной и ленивой грацией они начали обходить жертву с обеих сторон. Блейд упер конец древка в плотный наст и ждал, не двигаясь.

Самка прыгнула первой. Её тело взметнулось в воздух с непостижимой, фантастической быстротой, растопыренные когти царапнули панцирь Блейда, отшвырнув его назад; падая, он услышал скрежет железа по кости и понял, что зверь напоролся на копье. Была ли рана серьезной? Стоила ли она потерянного оружия? Он вскочил, сжимая в руках топор.

Раненый дайр бился на снегу, угрожающе разевая пасть; стальной наконечник на полфута ушел в грудь чудища, попав меж панцирных пластин. Хорошо… одним меньше! Взгляд разведчика скользнул по белой равнине — от красной полоски стены, от упряжки Аквии, мчавшейся к распахнутым воротам, от спешивших к нему на помощь людей — до клыкастой пасти самца, маячившей розовым пятном на фоне снега. Продержаться бы минуту… хотя бы полминуты… С копьем в руке он не сомневался бы в победе, но топор — топор был слишком легким, чтобы с одного удара нанести смертельную рану бронированному ящеру.

Босые ноги стыли в холодной белой крупе, и Блейд начал приплясывать на месте, словно боксер на необъятном ринге, раскинувшемся во все стороны под светом гигантского багрового фонаря. Он усердно уминал ступнями наст, тот становился все плотнее и глаже — и все холодней. Зверь не сводил с жертвы гипнотизирующего взгляда; подобрав задние лапы и раскрыв пасть, дайр вдруг зашипел и прыгнул.

Подняв топор, Блейд ринулся навстречу, метя в горло. Возможно, его удар достиг бы цели; возможно, он бы промахнулся. Трудно сказать, как развернулись бы события, если б ноги его не заскользили по утоптанному насту, и разведчик не рухнул в снег, прямо на спину. Дайр пролетел над ним как сверкающая серебристая ракета, смертоносная и стремительная; лишь кончик шипастого хвоста хлестнул Блейда по ребрам, вдавливая панцирь в кожу. Он охнул, выронил топор и вдруг почувствовал, как в боку у него, у левой подмышки, словно взорвалась граната.

Доспех смягчил удар, ребра выдержали, но таившаяся под кожей капсула крохотного прибора лопнула, распалась, разлетелась вдребезги. Кажется, директива его светлости выполнена дословно, подумал разведчик, корчась от нестерпимой боли. Что там говорил Лейтон? Не просто нажать, а ударить изо всех сил? Сил у этой твари хватало…

В следующий миг он воспарил над ледяной равниной Берглиона, над пламенеющим замком, над нартами с копьеносцами, расходившимися полукругом, чтобы взять зверей в кольцо, над крохотным темным червячком — упряжкой Аквии, вползающей под высокую арку ворот. С неимоверной высоты своего полета Риард, страж, хранитель и спутник Снежной Королевы, разглядел её запрокинутое к небу лицо с печальной улыбкой прощания. Он ринулся к ней, чтобы поцелуем стереть грусть с её губ, но безбрежное белесое поле вдруг расступилось перед ним, распласталось туманной мглой, поглотило звуки и краски, тепло и холод, мысль и чувство. Он падал в тумане года, десятилетия, века — неисчислимое время, притянувшееся от первого Дня Творения до Страшного Суда; но, стоило лишь грянуть его громовым трубам, как Ричард Блейд был отпущен туда, где ему полагалось встретить Судный День — домой, на Землю.


Глава 10

Он очнулся от громкого крика. Ощущения медленно возвращались к нему; свет, падавший на сомкнутые веки, казался слишком ярким, прохлада подземного зала — опаляюще жаркой. Ступнями он чувствовал ребристую поверхность резинового коврика, пальцы, еще мгновение назад сжимавшие рукоять топора, теперь расслабленно касались металлических подлокотников кресла, и лопатки холодил не снег, а гладкая эмалированная спинка. Кое-где кожу слегка пощипывало — там, куда впились овальные пластинки контактов, свисавших на длинных кабелях с колпака коммуникатора.

Ричард Блейд открыл глаза. Перед ним белесым расплывающимся пятном маячило лицо лорда Лейтона, губы его светлости искривились в гримасе ужаса, зрачки остекленели. Эта картина окончательно привела разведчика в чувство; снежные пейзажи Берглиона, нарты с копьеносцами, клыкастые пасти чудовищ, запрокинутое к фиолетовому небу милое личико Аквии, возбуждение и ярость битвы стремительно откатывались назад, уходили в прошлое, заполняли ровными строчками последнюю страницу его воображаемого отчета.

Блейд встал, сделал небольшой шаг вперед и отряхнулся. Шерсть ровным кольцом легла вокруг его ног, несколько бурых клочьев повисло на тянувшихся за ним проводах. Оказывается, волос на нем оставалось еще предостаточно — ничего удивительного в том, что Лейтон испугался. Видел бы он своего подопечного в полном берглионском обмундировании!

— Д-дик… что с вами случилось? — голос старика дрожал.

Довольно усмехнувшись, Блейд вытянул перед собой нагие мускулистые руки — они были чистыми, только слишком бледными. Да, в этот раз ему не пришлось погреться на солнце! Впрочем, сейчас он сожалел лишь о том, что в компьютерном зале не была установлена фотокамера; стоило бы запечатлеть облик бесстрашного героя сразу по возвращении из страны снега и льда! Ну, что ж, глядя на эту шерсть он будет вспоминать о берглионской авантюре, об Аквии и её снадобьях…

Снадобьях?

Блейд судорожно пошарил у пояса и тут же с облегчением вздохнул: кожаная полоска вокруг талии с флакончиком была на месте. Большая удача!

— Ричард, вы…

— Все в порядке, сэр, — он коснулся своей обнаженной груди, с удовольствием ощущая привычную твердость мышц. — Местные условия оказались несколько суровыми, так что пришлось натянуть меховой комбинезон.

— Довольно оригинальный способ одеваться… — его светлость, видимо, обрел душевное равновесие. Он с кряхтеньем наклонился, поднял клок бурой шерсти и принялся его рассматривать. — И что же, все туземцы в тех краях покрыты этой мерзостью? Ричард, мне жаль вас… — старик покачал головой. — Насколько я понимаю, самки шимпанзе совсем не в вашем вкусе.

— Вы правы. Но моя… моя подруга… — он не мог назвать Аквию туземкой; в самом этом слове чувствовалось нечто уничижительное. — Да, моя подруга и спутница составила бы достойную пару принцу. Королева… Снежная Королева… и, вдобавок, волшебница!

— Вот как? По-моему, вы не страдаете тягой к мистике.

Блейд ухмыльнулся.

— Не страдаю. Но как вы назовете девушку, способную вырастить на человеческом теле такое украшение? — он пошевелил босой ногой горку лежавшей на полу шерсти.

Глаза Лейтона вспыхнули, кажется, его подопытный кролик притащил на сей раз весьма привлекательную морковку.

— И вы?.. — старик не закончил, с вожделением уставившись на кожаный ремешок, охватывавший талию Блейда.

— Да — Разведчик вытащил флакон из толстого стекла и протянул его светлости. — Если за эту операцию мне не дадут бригадного генерала, я ухожу в отставку.

* * *

Спустя час, приняв душ и облачившись в махровый халат, Блейд сидел в госпитальном отсеке, потягивая коньяк; рядом, в пепельнице, дымилась сигарета. Ему предстояло провести здесь ночь — в постели, на чистой простыне! Какое блаженство! Правда, рядом не было Аквии, зато его ждет Зоэ… Он должен искупить свою вину перед бедной девочкой; он был так невнимателен к ней после возвращения из Меотиды…

Блейд погрузился в мечты о том, как он будет вымаливать прощение у Зоэ Коривалл — день за днем и ночь за ночью, но тут дверь отворилась и в его маленькую палату вошел лорд Лейтон. Он с трудом тащил большой магнитофон, прижимая локтем к боку объемистый полиэтиленовый пакет с шерстью Блейда — видимо, в него были собраны все волосинки до последней. Карман халата его светлости топорщился, и оттуда выглядывала головка флакона с фастаном; казалось, Лейтон даже на миг не хотел расставаться и с шерстью, и с чудесным снадобьем — зримыми свидетельствами успеха последней миссии.

Водрузив магнитофон на стол, он сел напротив Блейда, закурил и, зачерпнув из пакета пригоршню волос, принялся механически мять их в пальцах.

— Я позвонил вашему шефу, Ричард. Примите его поздравления.

— Спасибо, — Блейд покосился на магнитофон. — Обычная процедура, сэр?

— Не совсем. До того, как я погружу вас в транс, мы немного побеседуем, — Лейтон помедлил, словно пребывая в нерешительности; его пальцы быстро двигались, сплетая из бурых волос косичку. — Два вопроса, Ричард…

— Да, сэр?

— Помните, месяц назад мы говорили об адекватности ваших отчетов? О фактах и ощущениях?

— Конечно, — разведчик кивнул. — Мне не раз вспоминалась эта беседа… там…

— О! Прекрасно! Тогда вы поймете, что я хочу узнать. Не факты, а ваше ощущение того мира… Чисто эмоциональное, так сказать — по свежим следам.

Блейд с минуту подумал, потом, кивнув головой, произнес:

— Безысходность. Трагическая безысходность, сэр…

— Вот как? — Лейтон пристально посмотрел на него и вдруг тихо спросил: — Наверно, это было невеселое путешествие, Ричард?

— Можно сказать и так, — разведчик пожал плечами. — Однако я дал не совсем верную оценку. Безысходность, да, — но теперь у них появилась надежда… благодаря нам с вами, сэр.

— Полагаю, я здесь ни при чем.

— Но вы же отправили меня туда…

Лейтон подергал шерстяную косичку, некоторое время глядел на нее словно в недоумении, потом покачал головой.

— На сей раз вы отправились сами — куда захотели. И это второй вопрос, который я хотел обсудить. Скажите, Ричард, спейсер был вам полезен?

— Полагаю, да. В психологическом смысле. Когда знаешь, что можно вернуться в любой момент…

Лейтон, подняв руку, прервал его.

— Боюсь огорчить вас, но спейсер мы больше использовать не сможем. Видите ли, он обеспечивает обратную связь с машиной, и в момент отправки вы получаете возможность влиять на параметры запуска. Совершенно неосознанно, конечно, но я не могу учесть это влияние, а вы — вы не можете не думать.

Блейд удивленно вздернул бровь.

— И что же в этом плохого? Не все ли равно, куда я попаду — в тот мир или этот… Зато спейсер дает мне чувство уверенности.

Старик пожевал губами, о чем-то размышляя. Потом он спросил:

— Ричард, о чем вы думали, что представляли перед стартом?

Разведчик напряг память. Мысленные картины побежали перед ним; они мчались все быстрее и быстрее, обгоняя одна другую. Зоэ, такси, в которое она садится, он сам — за рулем автомобиля, надвигающийся портал музея, залы, галереи — и, наконец, мраморный фриз — Барельефы Скопаса! Нагие тела амазонок, неслышимый грохот битвы, ярость, страх, надежда… Потом… потом все заволокло белесым туманом.

Он очнулся; янтарные зрачки Лейтона впились в его лицо.

— Я думал о белом… о белой мраморной стене, о тумане…

— И попали в мир, где главный цвет — белый, ведь так? — Блейд послушно кивнул. — Представьте, Ричард, что произойдет, если в следующий раз вы подумаете о красном? — Лейтон помолчал; видимо, для того, чтобы до подопытного кролика дошла вся опасность ситуации. — Да, о красном, — повторил он, — или просто представите себе преисподнюю в языках пламени и потоках льющейся крови… Вы очень хотите туда попасть?

Блейд содрогнулся — Нет, с него хватит и белого мира! Конечно, он может вообразить не ад, но рай; однако где гарантии, что за райским фасадом не скрывается нечто похуже Альбы, Ката, Меотиды и Берглиона вместе взятых? Нет, пусть лучше выбор будет случайным и не зависящим от его желаний ни на йоту!

Лейтон, внимательно следивший за его лицом, довольно кивнул.

— Вижу, вы все поняли. Так что спейсер мы сдадим в архив. — Он вытащил из кармана блестящий шарик, который обычно использовал, гипнотизируя Блейда, и приподнялся. — Ну, приступим…

Блейд допил свой коньяк — небольшая доза алкоголя снимала напряжение перед сеансом. Он лег в постель и блаженно вытянулся, прислушиваясь к бормотанию старика, возившегося с магнитофоном. Сейчас он уснет… наконец-то уснет в безопасности, на Земле…

Лейтон шагнул к кровати.

— Да, Ричард, еще одно… Как пользоваться этой штукой? — он похлопал себя по карману, из которого торчал флакон.

— Кажется, сэр, вы хотите провести испытание? — разведчик усмехнулся.

— Нууу… — его светлость отвел взгляд, — перед тем, как рекомендовать этот препарат одной персоне… очень важной персоне, должен заметить, я хотел бы проверить его на себе.

Блейд прикрыл глаза; его подозрения подтверждались.

— Его надо втирать… в кожу головы, я полагаю. И тщательно следить, чтобы бальзам не попал на пальцы.

— Доза? — деловито спросил Лейтон.

— Крошечная.

— Крошечная — это сколько?

Блейд вспомнил тонкие изящные пальчики Аквии и уточнил:

— С просяное зернышко.

— Хорошо. А теперь…

— Простите, сэр, у меня тоже есть вопрос, — Блейд скосил глаз на мешок с шерстью. — Что вы собираетесь делать с этим?..

— У вас имеются какие-нибудь предложения?

— Вообще-то я хотел заказать свитер… вязаный свитер, на память…

— Ха, свитер! — Лейтон сунул ему в руки тонкую волосяную косичку, сплетенную во время их беседы. — Ну-ка, попробуйте порвать!

Блейд, улыбнувшись, дернул — витой шнурок не поддавался. Он дернул сильнее, потом напрягся так, что вздулись жилы на висках. Без всякого результата!

— Так-то, — поучительно произнес Лейтон, отбирая свое изделие. — А вы говорите — свитер!

Что-то проворчав, он включил магнитофон и, держа блестящий шарик перед глазами разведчика, начал:

— Сейчас, Ричард, вы уснете. Ваши веки тяжелеют, ваши мышцы расслабляются, дыхание становится ровным. Вы засыпаете, вы засыпаете, вы уже спите. Вы спите и слушаете мою команду…

* * *

Лорд Лейтон и Дж. были приглашены к премьер-министру на двенадцать часов — только не дня, а ночи. Несколько поздновато для визитов к главе правительства, но ходили слухи, что сей государственный муж обожает таинственность. Видимо, предстоящее совещание чудилось ему чем-то вроде сборища заговорщиков; а они, как известно, предпочитают темное время суток.

Молчаливый секретарь провел обоих гостей по длинному безлюдному коридору старинного здания на Даунинг-стрит и осторожно приоткрыл дверь кабинета. Затем, по его вежливому кивку, посетители перешагнули порог и направились к большому овальному столу. Их явно ждали; графинчик с бренди, хрустальные креманки и пепельницы, коробка с сигарами и покойные кресла находились в полной боевой готовности. Сам хозяин поднялся навстречу, жестом предложив гостям раздеваться. Дж. поставил в угол зонт и бросил на диван шляпу; лорд Лейтон, однако, остался в головном уборе и свой пухлый портфель прислонил к ножке кресла.

— Рад видеть вас, господа, — премьер пожал каждому руку, еще одним округлым величественным жестом приглашая садиться. — У нас намечается что-то вроде собрания акционеров?

— Компании «Лейтон Инкорпорейд», — усмехнулся Дж.

— Простите, но председатель правления не я, — старый ученый расположился в кресле и расстегнул портфель.

— Вот как? — премьер-министр приподнял бровь. — Кто же?

— Вы, сэр. Контрольный пакет акции — у правительства Её Величества.

Министр покачал головой.

— Я полагаю, что главный вкладчик тот, кто генерирует идеи, а не дает деньги. И в этом смысле наш дорогой Дж. не ошибся с названием.

— Возможно, сэр, возможно… Но деньги на данный момент тоже были бы для нас неплохим подспорьем. Кроме того, я хотел бы получить… ммм… — он неопределенно помахал рукой, — нечто вроде карт-бланш.

— Надеюсь, вы не собираетесь поднять Лондон на воздух? — премьер заговорщицки усмехнулся.

— Нет, сэр. В крайнем случае, я ограничусь Тауэром.

— Тогда что вы понимаете под карт-бланш? Если не ошибаюсь, полгода назад проекту присвоен высший код секретности. Что же еще надо?

— Надо распараллелить работы. Намечаются новые интересные направления — скажем, телепортатор… ну, и еще кое — что, — Лейтон любовно погладил свой портфель. — Я хотел бы организовать несколько групп — в Шотландии и Уэльсе, возможно — в Ирландии. Все это требует денег, сэр. И полномочий! Мне некогда ходить по инстанциям и объяснять, почему мне требуются именно эти здания или именно эти люди. Я должен получить все необходимое — быстро и сразу.

— Сколько это стоит — «все необходимое»? — премьер так точно воспроизвел требовательную интонацию его светлости, что Дж. невольно ухмыльнулся.

— Ну… я полагаю… миллиона два или три…

— Лейтон, вы сошли с ума! Времена империи канули в вечность; мы — маленькая страна на маленьком островке и не можем…

— Не такой уж он и маленький, — пробормотал старый ученый, бесцеремонно прервав первого министра Её Величества. — И мне есть что предложить за ваши деньги!

Он сунул руку в портфель, и на свет божий появился флакон с голубоватым эликсиром. Премьер подозрительно уставился на него, склонив голову к плечу и разглядывая то одним глазом, то другим — точь-в-точь недоверчивая курица, размышляющая над тем, глотать ли ей червяка. Наконец он нерешительно произнес:

— Что это, Лейтон? Средство от драконов? Раствор философского камня? Слезы Иуды Искариота? Или бальзам вечной молодости?

— Почти угадали, сэр с четвертой попытки. — И Лейтон, поудобнее примостив горб на мягкой спинке кресла, приступил к объяснениям.

Когда его светлость закончил свою речь, премьер поглядывал на него в изрядном ошеломлении.

— Вы уверены, что не выдаете желаемое за действительное? — вымолвил он, машинально поглаживая свои редеющие волосы.

— Я произвел контрольный эксперимент, — Лейтон коснулся полей своей просторной велюровой шляпы, — и…

— И?..

— Вот результат.

Старый ученый был неплохим психологом; он медленно снял головной убор, и седая львиная грива вспыхнула серебристым сиянием в ярком свете люстры. Премьер издал восторженное «Ах!» и застыл в благоговейном молчании.

Прошло минут пять, наполненных лицезрением чуда. Затем хозяин кабинета откашлялся и слегка севшим голосом проговорил:

— Итак, вы просите два миллиона фунтов и карт-бланш? — Лейтон молча кивнул, и благородные седые пряди, обрамлявшие его лицо, исполнили медленный торжествующий танец. — Хорошо, я подумаю… Представьте доклад о всех аспектах этого дела — ну, скажем, через месяц, — и мы решим этот вопрос. Теперь, что касается вашего зелья, — он бросил алчный взгляд на флакон. — Полагаю…

Примерно через час его светлость вместе с Дж. покинул кабинет премьер-министра Великобритании. Когда они направились к машине по усыпанной гравием дорожке меж пышных клумб, едва заметных в слабом отблеске фонарей, шеф отдела МИ6А произнес:

— Похоже, вы сразили его наповал… Мне казалось, он готов вцепиться вам в волосы, чтобы проверить, не парик ли это, — Дж. пыхнул сигаретой, пустив клуб дыма в темные небеса, и улыбнулся. — Только подумать! Мы получили все — благодаря вашей новой шевелюре!

Лейтон хмыкнул.

— И старая была неплоха. А что до всего обещанного, то пройдет еще немало времени, пока мы получим деньги и реальные полномочия. Премьер — осторожный человек.

— Политик и должен проявлять предусмотрительность… — начал Дж., но спутник прервал его нетерпеливым взмахом руки.

— Предусмотрительность нужна всем, — безапелляционно заявил он. — Возьмите, к примеру, меня… Вы представляете, что бы случилось, если б я остановился на той дозе препарата, которую рекомендовал наш дорогой Ричард? Катастрофа, форменная катастрофа… — его светлость покачал головой. — Хорошо, что я понизил концентрацию раз в десять… или в двадцать, — задумчиво добавил он, сняв шляпу и поглаживая свою седую гриву.


Комментарии к роману «Снега Берглиона»

1. Основные действующие лица
Земля

Ричард Блейд, 34 года — полковник, агент секретной службы Её Величества королевы Великобритании (отдел МИ6А)

Дж., 67 лет — его шеф, начальник спецотдела МИ6А (известен только под инициалом)

Его светлость лорд Лейтон, 77 лет — изобретатель машины для перемещений в иные миры, руководитель научной части проекта «Измерение Икс»

Зоэ Коривалл — художница, возлюбленная Блейда

Берглион

Ричард Блейд, 34 года — он же Риард, страж и хранитель

Аквилания (Аквия) — целительница из Дома Властителей Кламстара

Харат Мощная Шея — предводитель клана Убийц Волков

Плат Рваное Ухо — шаман

2. Некоторые географические названия и термины

Берглион — древний замок, убежище Помнящих

Дарсолан — ледяная страна в средних широтах, раскинувшаяся на поверхности замерзшего океана

Кламстар — страна вблизи экватора, родина Аквии

дайр — снежный ящер, драконоподобное существо, самый свирепый хищник на равнинах Дарсолана

катраб — крупный зверь, похожий на гиену

ледяные волки — хищники, обитающие на равнинах Дарсолана

сатл — гигантская многоногая змея

стигарад — полярная сова огромных размеров

хандар — полярный медведь

ватар — оружие, летающий диск

сат-па — согревающая мазь

фастан — бальзам для восстановления волос

спейсер — прибор, вшитый Блейду под кожу, обеспечивает обратную связь с компьютером

3. Хронология пребывания Ричарда Блейда в мире Берглиона

Ледовое путешествие заняло всего 26 дней; на Земле прошло 26 дней.


Дж. Лорд. «Сокровище Тарна»
Странствие пятое
(М. Нахмансон, А. Курмакова, перевод с англ.)

Май–июнь 1970 по времени Земли


Глава 1

Прозрачная весенняя ночь раскинула над городом темно-синее, расшитое звездами покрывало. Огромные часы на башне Биг Бена пробили три раза, заверяя лондонцев, что время по-прежнему неумолимо движется вперед, и прохладные майские дни вскоре сменит летнее тепло. Город спал — каменный исполин, раскинувшийся на берегах реки, темные здания вздымались к небу, молчаливые, угрюмые и тихие свидетели побед и поражении империи. Лишь в доме номер десять по Даунинг-стрит, массивном сером особняке со стрельчатыми окнами, все еще мерцал свет. В уютном небольшом кабинете, где премьер-министр обычно назначал встречи самого деликатного характера, за овальным, покрытым зеленым сукном столом, сидели трое пожилых мужчин. Голубоватый дымок, поднимавшийся от трубки Дж, клубился в воздухе причудливыми узорами, образуя зыбкие призрачные арабески в стиле позднего барокко.

Подняв рюмку с бренди, премьер-министр сделал Маленький глоток и задумчиво произнес:

— Полагаю, это похоже на смерть… Новая разновидность небытия, после которого человек оживает снова и снова… — Он покачал головой и бросил вопросительный взгляд на своих гостей. — И вы утверждаете, что этот… этот Ричард Блейд… с радостью идет на подобный риск?

Глаза лорда Лейтона сверкнули. Тщедушное тело величайшего кибернетика Великобритании утопало в кресле, пиджак топорщился на спине, обтягивая горб Профессор кивнул головой:

— Без сомнения, сэр. С радостью!

Дж., который был одновременно шефом Ричарда Блейда и его старшим другом и покровителем, откашлялся. У него имелась своя точка зрения по затронутому вопросу.

— Не думаю, сэр, что определение «с радостью» верно отражает суть дела, — заметил он, покачав головой. — Блейд далеко не глуп… Уверяю вас, в ином случае он не стал бы моим лучшим работником после пятнадцати лет трудов на благо Британии и нашей службы. Он красив, обладает острым умом и вполне приличным состоянием, находится в полном расцвете сил и имеет достаточно причин, чтобы дорожить жизнью. Однако он вызвался добровольно. Точнее говоря, Блейд не отказался участвовать в смертоубийственных экспериментах его светлости, — Дж. бросил косой взгляд на лорда Лейтона. — Да, именно так — он не отказался и добровольно пошел на риск. Он полагает это своим долгом перед страной, сэр. — Трубка Дж. погасла, и старый разведчик потянулся за спичками.

Премьер-министр посмотрел на профессора Лейтона, перевел внимательный взгляд на Дж., потом уставился на солидную стопку листков, лежавшую перед ним на столе. Он прижал их пухлой ладонью, словно испугавшись, что исчерканные формулами и непонятными закорючками страницы вдруг вспорхнут в воздух и вылетят в открытую форточку.

— Прекрасно, джентльмены, — премьер слегка усмехнулся в седые усы, — невзирая на некоторые разногласия в этом пункте, я готов согласиться с вами обоими. Но давайте попытаемся определить исходные рубежи… — Он звонко щелкнул по краешку хрустальной рюмки, словно хотел подчеркнуть свои слова. — Начну с того, лорд Лейтон, что я ничего не понял в той научной белиберде, которую вы представили в качестве отчета. Я юрист и политик, а не ученый, и Бог свидетель — у меня хватает проблем по сию сторону рая и ада! Я совсем не склонен, сэр, тратить средства на изучение странных закоулков космоса или потустороннего мира, в которых блуждает этот ваш Ричард Блейд. И не надо забывать, что…

Лорд Лейтон, способный без всякого стеснения перебить самого Творца, протестующе поднял руку.

— Простите, сэр, ни космогония, ни религия тут ни при чем. Именно это я пытался объяснить в своем докладе. Мы имеем дело не с пространственно-временным континуумом нашей вселенной; речь идет о прорыве в иные измерения. Мой компьютер так изменяет молекулярную структуру мозга и тела Блейда, что он начинает воспринимать миры, о существовании которых мы раньше даже не подозревали.

Премьер-министру, как любому политику, весьма не нравилось, когда его прерывали. Он бросил на лорда холодный взгляд.

— Не сомневаюсь, профессор, что вы пытались объяснить нечто подобное, однако это вам не удалось. Я не понял ничего — и видит Бог, бесполезно подсовывать нормальным людям подобную абракадабру! — премьер раздраженно ткнул пальцем в развесистое уравнение на первой странице доклада — Вот этого я не понимаю, о чем готов сообщить вам, сэр! А теперь, с вашего позволения, я продолжу.

Маскируя усмешку, Дж. принялся снова раскуривать трубку, он чувствовал, что Лейтон тоже постепенно приходит в раздражение. Пожалуй, такому великому ученому не мешало бы проявлять больше снисходительности к людям, чьи мозги не столь совершенны, как у него.

— Этот Блейд — не новичок, как я понял, — продолжал премьер-министр. — Кажется, он уже совершил четыре таких путешествия?

Лорд Лейтон молчал, его маленькие глазки, янтарно желтые, как у льва, полузакрылись. Можно было подумать, что он обиделся, но Дж. знал, что это не так. Просто мысли гения блуждали где-то возможно, в будущем, отдаленном на пару веков. Поэтому Дж. ответил на вопрос сам.

— Да, сэр, он переносился в Альбу, Кат, Меотиду и Берглион. Первый раз все вышло случайно. Какая-то ошибка в компьютерной программе… В остальных случаях мы действовали сознательно. Ну, а теперь… Собственно, потому-то мы здесь, сэр.

— Да, вы здесь, и вам нужна моя подпись, карт-бланш, а еще — еще пара миллионов фунтов! — саркастически заметил премьер-министр, вороша стопку бумаг.

Тишина. Профессор совсем закрыл глаза и Дж. понял намек. Пришла его очередь действовать — чего и следовало ожидать, как только вопрос коснулся денег. Его милость лорда Лейтона подобные мелочи не интересовали — если было кому ими заняться.

Не сводя глаз с премьер-министра, Дж. выколотил трубку и снова набил её крепким матросским табаком.

— Да, сэр, примерно так. Ваша подпись, карт-бланш и пара миллионов без лишних вопросов в Парламенте. Что бы вы ни говорили, сэр, я думаю, вам ясно, насколько важен наш проект. Сейчас только четыре человека знают о нем — мы трое и Ричард Блейд. Но если мы собираемся двигаться дальше, если мы захотим понять и использовать то, что уже принес Блейд — и что он еще принесет из своих странствий, нам потребуется много народа. А это означает, что нужно обеспечить секретность всего предприятия. Нелегкая работа, сэр, но я с ней справлюсь. Однако она требует денег.

Скользнув взглядом по объемистой стопке листов, премьер-министр отпил глоток из своей рюмки и медленно произнес:

— Деньги… Деньги я, возможно, достану. Существует фонд — во всяком случае, я надеюсь, что еще существует — тот, который создавался во время войны… — он устало улыбнулся Дж. — Ну, вы, вероятно, слышали о нем… Правительству нужны неподотчетные средства — это диктует обычный здравый смысл, а не только вопросы секретности. Если я выступлю в Парламенте и попрошу денег на такой… такой проект, меня, скорее всего, засадят в сумасшедший дом.

Глаза лорда Лейтона раскрылись.

— Значит, деньги мы получим. А карт-бланш?

На секунду премьер замолчал. Его рюмка опустела, но он не потянулся к графину, чтобы вновь наполнить ее. Задумчиво наморщив высокий, в залысинах, лоб, он снова постучал ногтем по краю бокала и в воздухе на миг повисла тонкая звенящая нота.

Премьер-министр поднес к глазам листок и прочитал:

— «Проект использования иных измерений». Хммм… — протянул он. — Итак… Что вы предлагаете… Возможность оттока излишков населения… Колонизация — вместо или в дополнение к колонизации Луны и планет… Довольно отдаленные перспективы, джентльмены. Что еще? Телепортация на Землю ценных минералов… это уже кое-что. Хммм… Возможность культурного обмена? Признаюсь, я не совсем понимаю, что это значит.

В желтых глазках Лейтона сверкнул огонек.

— Это значит, сэр, примерно следующее, чем больше мы знаем о нашей вселенной, тем меньше вероятность, что она взлетит на воздух. Или провалится в ад. Вот что это значит.

Теперь министр читал про себя. С невольным сочувствием Дж. наблюдал за ним — пожилым усталым человеком, взвалившим на плечи груз забот о распадавшейся империи. Старый разведчик сам с трудом верил в эту фантастическую историю. Даже сейчас, когда наступила эпоха научных чудес, что сыпались на людские головы словно из рога изобилия! Дж. принадлежал к другому поколению и знал об этом. Молодой человек из яйцеголовых, ознакомившись с идеей Лейтона, возможно лишь бы зевнул: «Ну и что мол, такого? Стоит ли устраивать шум?» Что касается Дж., то он надеялся вот-вот проснуться.

Закончив читать, премьер бросил бумаги на стол и направился к ореховому секретеру в углу комнаты. Он вытащил чистый лист и начал что-то писать; Дж. заметил широкий размах подписи. Получили! А получив ЭТО, они получат и свои миллионы!

Дж. оказался совершенно неподготовленным к последующему ритуалу — хотя его предупреждали, что у, премьера странное чувство юмора, часто недоступное пониманию окружающих. Министр зажег стоявшую на секретере свечу, поднял её и вернулся к столу, за которым расположились его гости. Он расстелил лист на зеленом сукне, капнул горячий воск под своей подписью и прижал к застывающей беловатой массе печатку золотого перстня, блестевшего на указательном пальце его левой руки. Совершив сей торжественный акт, он подмигнул Лейтону и Дж., которые с интересом наблюдали за его манипуляциями.

— Немного таинственности не повредит, верно, джентльмены? Наше дело — попахивает средневековьем — странствия в мир духов, колдуны-алхимики, магия и все такое… Но я думаю, лорд Лейтон защитит нас от посягательств Сатаны. — Он протянул Дж. лист плотной бумаги, на котором красовалась его подпись и печать. — Возьмите, сэр. Я полагаю, что к этому документу отнесутся с должным почтением в любом уголке Британской империи — или того огрызка, что от нее остался. Кроме, может быть, Уэльса и горных районов Шотландии. Надеюсь, вы не планируете вести работы в Африке или Индии? — его улыбка стала кислой.

Профессор поднялся, принял у Дж. бумагу и быстро прочитал текст.

— Спасибо, сэр, — сказал он, довольно кивнув. — Именно то, что нам надо. Плюс пара миллионов, конечно. Спокойной ночи.

Ею милость направился к выходу, покачивая горбом и приволакивая ногу; походка его, из-за перенесенного в детстве полиомиелита, напоминала передвижение краба. Но сейчас это был краб, ухвативший лакомый кусок. Не сказав больше ни слова, он покинул комнату.

Дж. проявил больше вежливости, прощаясь с хозяином Он даже попытался отчасти искупить бестактность Лейтона.

— Профессор очень устал, сэр. Слишком много работы… И потом, эти непрерывные боли…

Премьер министр движением руки прервал шефа МИ6А.

— Вы, кажется, хотите извиниться за него? Зря, совершенно зря. Будь у меня такая голова, я бы… Ладно, не важно. Нам остается только смириться с его манерами, — премьер пожал плечами, задумчиво глядя на плясавшие в камине языки пламени. — Желаю успеха. Но если все это было шуткой, розыгрышем, тогда помоги нам всем господь. Я увяз в этом деле так же глубоко, как и вы оба. — Он поднял со стола стопку листов, взвесил на ладони и швырнул в огонь.

Когда Дж. уже перешагнул порог, премьер-министр внезапно окликнул его. Старый разведчик повернулся.

— Мне хотелось бы увидеть этого Ричарда Блейда. Попозже, в подходящий момент. Должно быть, интересный парень этот странник по чужим мирам… По сравнению с его подвигами полеты в космос — просто разминка для бойскаутов, верно?

Дж. кивнул и улыбнулся.

— Совершенно верно, сэр. Ричард и в самом деле необычный человек… очень сильный, уверенный в себе… — Он вежливо склонил голову: — Спокойной ночи, сэр.

* * *

В эту самую минуту Ричард Блейд отнюдь не производил впечатления уверенного в себе человека, его покидала женщина.

Минуло с полчаса, как они в последний раз занимались любовью в полумраке уютной спальни небольшого домика в Дорсете. Блейду, заранее предупрежденному о разрыве, наслаждение казалось томительным, горько-сладким, как запах увядающей орхидеи. Он не хотел расставаться с Зоэ, он был влюблен в нее, и это чувство становилось сильнее с каждой встречей. Несомненно, Зоэ Коривалл отвечала ему взаимностью.

Именно поэтому она и покидала его.

В распахнутое окно вливался прохладный ночной воздух, наполняя комнату ароматом тюльпанов, запахом цветущего боярышника и дикого тимьяна. Где-то сонно заговорила кукушка, серебряный серп месяца окрасил аметистовым цветом воды Ла-Манша. Блейд лежал на широкой смятой постели и наблюдал, как одевается Зоэ. Она хотела отправиться в Лондон не дожидаясь утра.

Блейд, обнаженный, походил на огромную темную кошку, раскинувшуюся на белой простыне. Тело его, только что отдавшее немало энергии, казалось спокойным — но в мыслях спокойствия не было. Человек, никогда не видевший его в движении, не сумел бы оценить мощь этих массивных плеч, каменную твердость бедер, стремительную силу огромного мускулистого тела. Он обладал изумительно пропорциональным сложением, вполне соответствующим его шестифутовому росту, и Зоэ, художница, часто рисовала своего возлюбленного обнаженным.

Они много чем занимались обнаженными, он и Зоэ. А теперь она его покидала.

Блейд ни секунду не сомневался в серьезности её намерений. Зоэ была сильной женщиной, у которой слова не расходятся с делом — особенно сказанные так спокойно и холодно, как в этот вечер.

Он лениво наблюдал, как она натянула длинные черные чулки, пристегнув их к подвязкам на белых бедрах. К коже Зоэ, нежной и молочно-белой, не приставал загар; она старалась держаться подальше от солнца и выглядела словно блестящая мраморная статуя Афродиты. Не в первый раз Блейд думал о том, понимают ли женщины — порядочные женщины, такие, как Зоэ — какой возбуждающий эффект производит сочетание черного и белого. Вероятно, нет, решил он. Где-то ему доводилось читать, что представительницы прекрасного пола не реагируют на психологические стимулы так сильно, как мужчины. Для них большую роль играет прикосновение, тактильная близость. Блейд вздохнул, подавляя желание. Зоэ не позволит дотронуться до себя. Нет, больше никогда — так она сказала…

Кружевные трусики, скользнув по длинным крепким ногам, скрыли поясок с подвязками. Зоэ нагнулась, пряча в чашечки бюстгальтера свои маленькие острые груди, и Блейд увидел их отражение в зеркале трюмо. Он ощутил физическую боль; волна нового желания стремительно нарастала в его жаждущем теле.

— Зоэ… — прохрипел он.

Она просунула голову и руки в синее льняное платье, потом расправила его и потянулась за черепаховым гребнем, инкрустированным серебром. Занимаясь прической, она следила за Блейдом в зеркале.

Блейд протянул руку к пачке сигарет на ночном столике, чиркнул зажигалкой и, выдохнув дым, снова повторил:

— Зоэ…

Сейчас она занималась губами — наносила едва заметный слой бледной помады. Она не любила яркие цвета, её губы сами по себе были сочными, алыми… Губы, которые он так часто целовал…

— Зоэ…

— Да, Дик? — она промокнула рот салфеткой.

— Ты все обдумала? — голос его стал хриплым. — Ты понимаешь, что делаешь? Ты действительно хочешь уйти от меня… бросить прямо сейчас?

Зеркало донесло призрак её улыбки.

— Да. Да, Дик. Я все обдумала, я знаю, что делаю, но я совсем не хочу покидать тебя.

— Женская логика — это её полное отсутствие, — нахмурился Блейд. — Ты любишь меня и не хочешь уходить — однако уходишь. Это больше, чем может понять мужчина.

Зоэ покрутила ступней, пристально разглядывая чулок. Её милое подвижное личико с широко расставленными глазами и пухлым ртом оставалось безучастным. Она смотрела вниз и в сторону, избегая встречаться взглядом с Блейдом; он не должен видеть даже намека на слезы в её глазах. Леди — а Зоэ, несомненно, являлась леди, — не плачут в такие моменты.

— Мы уже обсуждали это, Ричард. Прошу тебя, не начинай все с начала. Давай попрощаемся и… и… и потом ты отнесешь в машину мой чемодан.

Блейд, раздраженный, вскочил, натянул брюки и босиком направился во двор к её «фиату» с чемоданом в руке. Лунный свет играл на его смуглых плечах.

Зоэ шагнула во двор. Позже Блейд подумал, что она сделала все очень ловко, будто отрепетировала заранее. Она не прильнула к нему, не дала возможности вымолвить слово — только легко и быстро коснулась губами его щеки. «Будь счастлив, дорогой», — услышал он, и в следующий миг Зоэ уже была в машине. Она грациозно подобрала ноги, одернула юбку и уехала.

Блейд мрачно наблюдал, как красные точки задних огней «фиата» проплыли по переулку и исчезли на повороте за стволами тисов. Он слышал, как прошуршали по гравию колеса маленького автомобиля, потом машина выехала на автостраду, взревел мотор и звук начал стремительно удаляться.

Прощай, Зоэ. Будь счастлива.

Он вернулся в домик, швырнул брюки на пол и снова растянулся на кровати: ложе теперь казалось ему слишком широким и пустым. Запах её духов деликатным напоминанием плавал в воздухе.

Блейд закурил новую сигарету и уставился в потолок. Через минуту он начал ругаться — тихо, едва шевеля губами, словно читал про себя молитву. Еще через пять минут он иссяк и почувствовал себя лучше.

Ничего не поделаешь, думал он, абсолютно ничего. Работа есть работа, и долг есть долг. И то, и другое важнее личных переживаний. Даже важнее любви.

Именно в этом и был камень преткновения. Как честный человек, отвечающий за свои слова, Блейд не мог сказать Зоэ того, что она так жаждала услышать — что он любит её и хочет на ней жениться.

В этот вечер они спорили больше часа и под конец девушка с почти шокирующей откровенностью заявила:

— Ты пропадаешь на недели, на месяцы, Ричард, — и никогда ни слова объяснения. Ты неожиданно исчезаешь, потом так же неожиданно появляешься… А я… я должна радоваться твоему возвращению и начинать все с того места, на котором мы остановились прошлый раз. Больше такого не будет, Ричард! Во всяком случае — со мной!

Объяснять что-либо было бесполезно. Присяга и закон о государственной тайне связывала Блейда по рукам и ногам. Он не имел права заикнуться даже о причинах, по которым не может давать какие-либо объяснения. Он прятался от её вопрошающих глаз в молчание, лесть, секс.

Но, в конечном счете, не помог даже секс.

— Ричард, я нормальная женщина. Я хочу иметь мужа, семью, дом, какую-то определенность в жизни. И больше всего я хочу знать, где пропадает мой муж и когда он вернется домой — по крайней мере, вернется ли он вообще. Ты знаешь, Ричард, я никогда не проявляла любопытства к тому, чем ты занимаешься, но чувствую, это опасно. Даже не просто чувствую — уверена. И можешь ли ты обещать, что всегда сумеешь вернуться?

Нет, этого он не мог гарантировать.

— Я люблю тебя… люблю всем сердцем, но мне мало одной любви. Ты должен понять… И я решила, Ричард. После этого уик-энда я больше не стану встречаться с тобой.

Теперь уик-энд закончился, и Зоэ уехала.

На следующее утро настроение Блейда оставалось по-прежнему мрачным, так что звонок Дж. пришелся как нельзя кстати. По своему обыкновению шеф начал издалека, потом намекнул, что был бы рад видеть «дорогого Ричарда» в Лондоне. Блейд запер дверь своего домика, швырнул чемодан в свой «МГ», включил мотор и с ревом помчался по автостраде. Быстрое движение успокаивало его.

Дж. ждал его в маленьком кабинете мрачноватого здания, затерянного в переулках Сити. К своему изумлению, Блейд сумел запарковаться на Барт Лэйн; после часовой беседы они с Дж. вернулись к «МГ» и поехали в Тауэр к Лейтону.

По дороге в основном говорил Дж. — высокопарным и сухим языком истэблишмента, который превосходно маскировал его острый, проницательный ум. Блейд был занят тем, что пытался переварить новости. Итак, их операция окончательно приобрела официальный статус и поддержку премьер-министра — вместе с солидным финансированием. Блейд подумал, что вряд ли это имеет для него большое значение — как и присвоенный проекту год назад код высшей секретности; в конечном счете, ТУДА он отправлялся один и вряд ли благословение премьер-министра могло спасти его.

— Я присмотрю за твоей машиной, мой мальчик, — жужжал над ухом баритон Дж. — Лейтон не знает, сколько времени займет твой очередной визит, а если и знает, то не говорит мне. Но все будет в порядке, не волнуйся. Я позабочусь обо всем.

Блейд скрыл насмешливую улыбку. Кажется, Дж. занервничал — гораздо больше, чем он сам — и понес чепуху, чтобы снять напряжение.

В Тауэре ничего не изменилось. Как всегда, рослые охранники провели их сначала по старому зданию, потом вниз по многочисленным лестницам к большому, обшитому бронзой лифту. Здесь Дж. распрощался с Блейдом, похлопав его по плечу; затем бронзовые двери сомкнулись и лифт упал вниз — так быстро, что разведчика начало слегка подташнивать.

Лорд Лейтон ожидал его в ярко освещенном вестибюле. Одернув белый халат, нелепо топорщившийся над горбом, старик улыбнулся Блейду; зубы его были желтыми от никотина, глаза покраснели от недосыпания. Блейд шагнул в вестибюль, и кабина взлетела вверх.

Ухватив за руку своего посетителя, старый ученый впился в него пристальным взглядом.

— Итак, мой друг, я надеюсь, Дж. рассказал вам о последних новостях? О том, что наше положение несколько изменилось?

Блейд кивнул.

Лейтон удовлетворенно хмыкнул и скользнул в сторону своей скачущей крабьей походкой. Блейду показалось, что горб его светлости стал еще больше, лицо еще бледнее, но он постарался прогнать такие мысли. Он проследовал за Лейтоном знакомым путем, который ему уже доводилось проходить дважды — через вестибюль и огромный зал, где гудели и перемигивались компьютеры, беседуя о своих компьютерных делах.

Лейтон пренебрежительно махнул на них похожей на клешню рукой и рассмеялся.

— Устаревший хлам! Два миллиона фунтов, Ричард, — это означает новое оборудование и новую работу.

Блейд переоделся в том же крохотном кабинетике, обмотав вокруг пояса кусок льняной ткани. Правда, до сих пор набедренная повязка исчезала, когда компьютер переносил его в другое измерение — в Альбе, Кате, Меотиде и Берглионе он оказался нагишом. Блейд улыбнулся. Его шеф как-то заметил, что он появлялся в новых мирах обнаженный, как Адам в эдемском саду. Правда, ледяная пустыня Берглиона не слишком напоминала райские кущи…

Он вспомнил, как барахтался в обжигающем снегу, и его улыбка несколько поблекла. До сих пор он не нашел ни рая, ни Эдема, — скорее, наоборот.

У лорда Лейтона все уже было готово. Блейд привычно шагнул в стеклянную клетку, высившуюся на площадке в недрах гигантского компьютера. Его светлость покрыл его тело мазью и стал закреплять электроды. Тонкие провода заканчивались блестящими змеиными головками контактных пластин; сгруппированные в жгуты, они исчезали в отверстиях на пульте машины…

Во время первого путешествия Блейд нервничал — последствия эксперимента тогда не мог предугадать никто. В последующих случаях он был слегка возбужден. Теперь же обычная уравновешенность и спокойствие не покидали его ни на секунду. Более того, он понял, что с нетерпением ожидает перехода.

Лейтон закончил возиться с электродами. Старик поглядел на Блейда, сидевшего в кресле и так опутанного проводами, что он напомнил попавшего в плен Гулливера, и улыбнулся.

— Еще раз повторю, Ричард, что вам не надо ничего специально запоминать. Лучше даже не пытаться этого делать. Компьютер трансформирует клетки вашего мозга, повышая их способность к запоминанию. Информация будет регистрироваться подсознательно; придет время — вы все вспомните и расскажете.

Блейд послушно кивнул.

Профессор повернулся к рубильнику за спиной и положил руку па рифленую рукоять.

— Я еще не решил, когда послать сигнал возврата. Тут возникает довольно непростая ситуация… Я как раз начал серию новых вычислений… надо установить оптимальный срок ваших странствий. Но помните, Ричард, вы не должны волноваться из-за этого. Я верну вас обратно. Обязательно верну! Лишь бы вы остались в живых…

Что-то похожее на привязанность мелькнуло в его потемневших янтарных глазах. Блейд подумал, что впервые видит такое выражение на лице Лейтона; раньше ему казалось, что профессор без колебаний променяет все человечество на один-единственный компьютер.

— Вы готовы, Ричард?

— Включайте!

Лорд Лейтон потянул рукоять рубильника.


Глава 2

Ричард Блейд открыл глаза. Огромные горы маячили перед ним, их зазубренные вершины непостижимым образом впивались в его плоть, рассекая тело словно клинки кинжалов. Горы? Откуда тут горы? Он застонал, пошевелился, с глаз спала пелена, и ощущение перспективы вернулось к нему. Нет, не горы. Щебень, рваные обломки камня с кулак величиной. У него раскалывалась голова, но боль была знакомой, привычной. Она возникала каждый раз, когда компьютер Лейтона перебрасывал его в Измерение Икс. Блейд ненавидел ее.

На сей раз у боли был особенный привкус. Виски ломило, как после похмелья — жуткого похмелья, нечасто посещавшего Блейда. Словно после той ночи, когда они с Регги Дрейком накачались ракии, отпраздновав удачно проведенную операцию в Стамбуле. Регги, бедняга… Его давно уже нет в живых. А он, Блейд, отправился теперь… куда? Дьявол! Проклятый компьютер опять зашвырнул его в какую-то дыру! Где он очутился на этот раз? Одним из главных недостатков экспериментов его светлости, по мнению Блейда, была абсолютная непредсказуемость конечного пункта переброски. Он мог очутиться в раю или в чистилище, последнее, правда, казалось ему более вероятным.

Боль постепенно утихла, он почувствовал себя лучше, но продолжал лежать неподвижно, с закрытыми глазами. Ему некуда было спешить. По опыту предыдущих путешествий Блейд знал, что медленное, постепенное внедрение в новый мир являлось самым надежным способом выжить. На миг его охватило тоскливое чувство потерянности, полного одиночества, почти отчаяния. Он один — один против целого мира, неведомого, опасного… Но это ощущение тоже не было новым, Блейд знал, что оно пройдет.

Он снова открыл глаза, медленно встал и огляделся. Под его ногами тянулся склон неглубокой впадины, засыпанный камнями и щебнем; внизу отливала ржавчиной поверхность водоема, края ямы заросли кустарником. Блейд повернулся спиной к воде и шагнул в кусты.

— Ярго! Сюда, Ярго! Какой же ты тупица! Нет, не туда, сюда! Тяни волокушу сюда!

Инстинктивно Блейд опять укрылся в яме. Быстрота реакции — одно из главных его достоинств — не раз выручала разведчика за полтора десятка лет опасной службы. Он опустился на колени, приподнял голову и прислушался. Спустя минуту голос возник снова, на этот раз в нем было легко различить одобрительные интонации.

— Вот так, Ярго! Поставь сюда! Чтобы утром их сразу же забрали. Молодец, хорошая скотинка!

Блейд оставался на коленях. Голос начал удаляться.

— Хорошо, Ярго, достаточно с этой полосы. Остальное не созреет до завтра. Забирай волокушу, отправляйся в дальний конец и перевези мейн сюда. Ты должен управиться за два минихроноса.

Блейд одновременно отметил несколько моментов. Его мозг, превосходно тренированный, подавил возбуждение и теперь сортировал и классифицировал факты с поразительной легкостью, которая привела его в состояние некоторой растерянности. Он никогда не слышал подобной речи, однако легко понимал ее. Собственно говоря, доносившийся издалека голос не пользовался обычными словами, этот язык походил на странную мелодию из посвистываний, щелчков и жужжаний. С таким способом общения Блейду еще не доводились сталкиваться. Тревожный импульс, предвестник опасности, возник в его сознании. Он решил действовать предельно осторожно. Его рот пересох, почувствовав жажду, Блейд неслышно подполз к луже на дне впадины. Красноватая вода на вкус была сильно минерализованной.

Наступила тишина. Напившись, он запрокинул голову и бросил первый взгляд на небеса этого мира. Ни солнца, ни луны, ни звезд, ни даже облаков — от горизонта до горизонта распростерлась матовая, слабо опалесцирующая молочная пелена. Он с тревожной настойчивостью вглядывался в пространство. Почти никаких изменений цвета, никаких оттенков, переходов. Ни одной птицы в вышине. Безветрие. Тепло — несмотря на полную наготу. Внезапно дрожь пробежала по телу Блейда. Подсознательно он понял, что небо здесь всегда было таким. Сумеречным… Мир вечных сумерек.

Он нагнулся и поднял большой камень с зазубренным краем. Оружие. Ему нужно оружие. Потом поглядел вниз, на свои ноги, и усмехнулся — набедренная повязка исчезла. Крепки сжав камень, он стал карабкаться по откосу к полосе кустов.

Являлись ли эти насаждения искусственными? Невысокий приземистый кустарник, на ветвях которого росли черные ягоды, окружал яму плотным кольцом двенадцатифутовой ширины. Блейд продирался сквозь эту живую изгородь, острые шипы впивались в плоть, царапали кожу. Он достиг края зарослей, осторожно высунул голову и огляделся.

Перед ним расстилалась огромная плоская равнина, разбитая на квадраты полей хорошо накатанными дорогами. Вдалеке, почти у самого горизонта, темнели купола каких-то зданий. На ближайшем поле Блейд увидел мерно склонявшиеся над посадками фигуры. Вначале ему показалось, что он различает силуэты мужчин и женщин, присмотревшись, он понял, что ошибся. Он не мог дать точного определения этим существам. Их походка и движения не напоминали человеческие — одни перемещались согнувшись, другие ползли чуть ли не на четвереньках. Непрерывное бессвязное бормотание, которое доносилось до его ушей, не походило на нормальную речь. Блейд заметил, что не может разобрать ни слова — в отличие от странного голоса, который он слышал несколько минут назад.

От группы работающих отделилась темная фигура, Блейд напряженно следил, как она приближается к краю поля. Неужели его заметили? Он покрепче сжал камень. Нет, пожалуй, нет, решил он. Укрытие было превосходным и существо, которое шло к нему, вряд ли подозревало, что кто-то прячется в кустах.

Он начал внимательней изучать это создание. Невысокая прямая фигура отличалась от прочих работников, и Блейд с облегчением заметил, что она походит на человеческую. Несомненно, это было разумное существо. Мужчина! Женщина?

Разведчик нахмурился. Что-то здесь казалось странным, почти неестественным. Человек — так Блейд решил называть его — был обнажен, как и он сам. Но какого пола эго создание? Почему-то он затруднялся определить этот важный признак. Очертания тела казались округлыми, плавными, женственными, однако грудь была плоской. По мере приближения странного существа Блейд слышал все яснее и яснее, как оно говорит само с собой — на том же птичьем языке, который непостижимым образом вдруг стал ему понятен.

Да, это был тот самый голос, то самое создание, что разговаривало с Ярго, с таинственным неведомым Ярго.

Блейд принял решение. Ему нужно получить информацию — и достаточно быстро; видимо, придется рискнуть. Он видел, как странная фигура, щебеча, неторопливо двигается между длинными рядами подсадок. Растения, напоминавшие разведчику цветущий хлопчатник, доходили человеку до пояса; их ветви были усыпаны раскрывшимися коробочками с белым пухом. Вдруг незнакомец остановился и, прервав свои непрерывные трели, отправил в рот содержимое одной из коробочек. Блейд удивленно покачал головой. Съедобный хлопок?

Тем временем он заметил новые детали пейзажа. Около изгороди, тянувшейся справа, громоздились деревянные поддоны — вроде тех, что используются на фабриках для складирования ящиков или коробок. Рядом стояли похожие на сани волокуши, с передков которых свешивались длинные ленты привязных ремней. На них штабелями громоздились поддоны, груженые кипами хлопка.

Существо — или человек, иных определений Блейд подобрать не мог, — направилось к одной из волокуш и достало какой-то предмет. Блейд напряг глаза. Толстая книга, большая толстая учетная книга! Он удовлетворенно кивнул. Это выглядело логичным — существо забыло книгу и вернулось за ней.

Теперь незнакомец находился в двадцати футах от Блейда и явно не подозревал, что за ним наблюдают. Прислонившись спиной к штабелю, он начал быстро перелистывать книгу, прищелкивая и посвистывая В сознании Блейда эти птичьи трели превращались в слова.

— Надо быть внимательнее, — мелодично выпевало существо, — надо быть внимательнее. Разве усердный ньютер может забыть свою книгу, да еще у всех на виду! Хотя Ярго и остальные животные не умеют читать. Если бы они догадались, что их ждет через десяток-другой хроносов, бунта не миновать. Такого же, как был на Девятой плантации. А Хончо, узнав о моей небрежности, тут же уничтожит меня.

Щелк-щелк-пиу-тр-р-р-щелк-пиу.

Блейд слушал, воспринимал и поражался все больше и больше. Кто оно, это странное создание?

Оно походило на человека. Правильные черты лица, короткие каштановые волосы, нос, глаза, рот — такие же, как у самого Блейда. Но сложение его казалось более хрупким; тонкое стройное тело покрывал светло-коричневый волосяной покров.

Внезапно Блейд понял, в чем дело. Перед ним был андроид — искусственно выведенное человекоподобное существо. Ему доводилось читать о таких проектах — правда, только в фантастических романах.

Его догадка все объясняла И, в частности, безуспешные попытки установить пол этого существа. Итак, ньютер — андроид! Но надо было признать, что неведомые хозяева придали ему вполне пристойное человеческое обличье. Блейд продолжал разглядывать незнакомца со все возрастающим интересом.

На груди ньютера волосяной покров отсутствовал, кожа была гладкой, без всякого намека на соски. То же самое касалось половых органов — никаких волос, ничего — ровное, чуть припухлое лоно. Блейд прикинул вес камня. Он был уверен, что не промахнется с такого расстояния и уже поднял свой метательный снаряд, но передумал в последнюю секунду. Удастся ли ему оглушить ньютера? Его череп на первый взгляд казался довольно прочным. Впрочем, разведчик не хотел убивать это существо — ему нужна была не кровь, а информация.

Он положил камень на землю. Может, подкрасться и схватить паренька? Этот певун не выглядел могучим бойцом и был поглощен изучением своей книги.

Нет, не выйдет. Разведчик лежал на животе в колючем кустарнике; выбраться оттуда, не наделав шума, было невозможно. Он бросил быстрый взгляд на поле, на согнувшиеся темные фигуры. Существа усердно работали, постепенно удаляясь от изгороди. Он видел, как порхали их руки над раскрывшимися коробочками, видел клочья белого пуха, летевшие в огромные мешки.

Блейд встал. Он попробует убедить этого усердного чтеца в невинности и чистоте своих помыслов. Лишь бы ньютер не поднял тревогу… Надо сообщить ему, что Блейду требуется только небольшая помощь. Но как это сделать? Он понимал птичий язык, однако говорить на нем… Нет, на такой подвиг он точно не способен. Оставалось полагаться на жесты и улыбку.

Раздвинув колючие ветви, он вышел из кустов, улыбнулся и сделал миролюбивый жест. Ньютер оторвался от книги, поднял глаза, на его лице тоже появилась улыбка. Блейд улыбнулся еще шире и осторожно шагнул вперед.

Но странное существо уже не улыбалось и не смотрело в лицо Блейда. Отложив книгу, ньютер пристально обозревал нижнюю половину нагого тела разведчика, причем наиболее интересная часть явно привлекала его внимание. Выражение благоговейного страха мелькнуло в глазах существа. Внезапно оно опустилось на колени и умоляюще протянуло руки к Блейду.

— Повелитель! Прости, повелитель! Твое присутствие оставалось скрытым от меня, и я не успел принять надлежащую позу! Прости меня, господин! Поверь, даже тени неуважения не промелькнуло в мыслях моих И теперь, раболепно склонившись к твоим ногам, могу ли я спросить о твоем желании? Ты сбежал из Клетки? Тебе нужна моя помощь? Я покорно ожидаю твоих приказаний, повелитель!

Блейд окинул взглядом поле. Ни один из усердных сборщиков даже не повернул в их сторону головы. Кажется, все идет лучше, чем он предполагал, и лишь один момент оставался непонятным. Почему это создание принимает его за повелителя? Какое отношение к этому имеет его нагота — точнее говоря, обнаженные гениталии, на которые ньютер взирал с таким благоговением?

Он отошел к кустам, улыбнулся и пальцем поманил к себе коленопреклоненную фигуру

— Подойди сюда, — произнес он на английском. — Не бойся, я не причиню тебе зла. Я только хочу побеседовать с тобой и…

Он оцепенел, застыв с раскрытым ртом. Невероятно! Ни одного английского слова не слетело с его губ, хотя мысли разведчика привычно воплощались в знакомые слова. И существо, стоявшее перед ним на коленях, поняло его! Потому что теперь речь Блейда звучала как мешанина щелчков, птичьих трелей и щебечущего посвистывания.


Глава 3

Склонившееся перед ним существо явно не представляло опасности. Они могли понимать друг друга; Блейд был господином, — чтобы это не означало, — и предполагалось, что он убежал из клетки. КЛЕТКА. Вот ключевой момент, от которого нужно отталкиваться!

Он коснулся плеча ньютера, тот задрожал и принялся целовать ему ноги.

— Прости меня, повелитель! Прости страх мой! Я готов служить тебе, готов выполнить любой приказ. Только не уничтожай бедного ньютера, умоляю! Еще не минуло и двухсот хроносов моего срока. Мне должны еще триста хроносов — до тех пор, когда придет время моего уничтожения.

— Пойдем со мной, — сказал Блейд. — Повинуйся и помогай мне, и останешься жив. Возможно, я даже добавлю тебе хроносов.

Он успел заметить, что в этом языке, на котором он мог говорить и который понимал, хотя и не полностью, слово «хронос» обладало исключительной важностью. Блейд догадывался, что оно имело отношение к сроку жизни и одновременно, обозначало время — вероятно, со множеством различных оттенков и нюансов. Ну что ж, решил он, блефовать так блефовать.

Они спустились по усыпанному щебнем откосу. Ньютер — так Блейд в конце концов решил именовать своего спутника, — поднял робкий взгляд.

— Разреши напиться, повелитель?

Блейд, начавший вживаться в свою роль, милостиво кивнул.

— Разрешаю. Пей!

Ньютер жадно приник к воде, потом вытер губы тыльной стороной ладони и опять посмотрел Блейду в лицо. У него были бледно-зеленые глаза, явно разумные, но разведчику показалось, что разума у этого создания не слишком много. Зато он не сомневался как в его безобидности, так и в том, что ньютер будет ему весьма полезен.

Его спутник говорил первым.

— Ты продлишь мой хронос, господин? Больше положенных мне пятисот?

Блейд молча кивнул. Итак, игра началась. Теперь его подача — и он постарается получить в ответ как можно больше информации

— Да. Но об этом мы поговорим позже. А сейчас мне нужна твоя помощь. Видишь ли, я… я был болен. Как ты догадался, я убежал из Клетки, потом упал и сильно ударился головой. Ты знаешь, что бывает в таких случаях? Я почти все забыл. Где я нахожусь, как сюда попал? Ничего не помню. Так что придется нам начать с самого начала.

На лице ньютера промелькнула лукавая улыбка.

— Ты упал, господин? Может быть, ты выпил слишком много слипа?

Блейд отметил новое слово, было нетрудно догадаться, что оно значит. Итак, в этом мире тоже имелась возможность напиться. Мелочь, конечно, но на душе у него стало легче, словно повеяло чем-то знакомым. Однако он сурово свел брови и бросил:

— Твое имя?

Ньютер вздрогнул, как от удара кулаком, и униженно сгорбился.

— Мойна, господин. Хронос 4013АГ, девятый ряд, четвертый отбор. Хронос уничтожения — пятьсот. Все указано в наклейке, как полагается, мой господин.

Мойна поднял руку, и Блейд увидел под мышкой ньютера белую плакетку. Казалось, она была вживлена прямо в ткань или наклеена на смуглую безволосую кожу. Нагнувшись, он различил надпись, совершенно понятную ему и подтверждавшую слова Мойны. Он уже перестал удивляться тому, что понимает чужой язык и эти загадочные знаки; очевидно, его адаптация проходила нормально.

Разведчик улыбнулся ньютеру.

— Хорошо. Ты — Мойна. Я — Блейд.

Мойна кивнул, не отрывая зеленых глаз от лица Блейда.

— Я понял, господин. Ты — Блейд. Ты один из Двадцати, и ты убежал из Клетки. Это ясно мне, повелитель. Приближается сакр и ты опасаешься неудачи. Подобные вещи выше моего разумения, господин, но если ты говоришь так, значит, все так и было. Твой раб готов повиноваться. Чего ты желаешь? Как я могу почтить тебя?

Блейд потер висок.

— Я же сказал, Мойна. Я ударился головой и многое забыл. Почти все. Так что отвечай на мои вопросы и не спрашивай лишнего.

— Со всем почтением, господин мой Блейд.

— Где я? Как называется это место?

— Ты в Тарне, повелитель. Конечно, ты знаешь это сам.

Блейд кивнул и произнес с задумчивым видом.

— Да, об этом я помню. Но в какой части Тарна я нахожусь?

— Канто тринадцать, господин. В прово Северного ущелья, — ньютер махнул рукой в сторону полей и добавил: — Это мейновая плантация Зиготе. Как обычно, мы убираем урожай.

Блейд посмотрел на тянувшиеся вдаль посадки и вспомнил первые слова, услышанные при пробуждении. Видимо, похожий на хлопок белый пух назывался мейном. Но вряд ли это растение было хлопком — скорее, каким-то местным злаком, который употреблялся в пищу.

— Кто такой Ярго? — спросил он.

Вопрос озадачил ньютера. Мойна несколько раз моргнул, потом пожал плечами.

— Ярго, повелитель? Один из цебоидов, конечно. Рабочая скотинка, ничего особенного. Но почему, мой господин…

Блейд нахмурился.

— Не смей задавать вопросов! Только отвечай! Ясно?

Мойна опять задрожал и попытался поцеловать ноги Блейда. Тот слегка оттолкнул ньютера.

— Хватит. Мне нужны еда, кров и одежда. И еще место, где можно было бы побеседовать без помех.

Ньютер покачал головой.

— Господин, такого места нет — ты должен это знать. О, прости! Я забываю, что ты ушиб голову! Разреши мне подумать… Я не знаю… Я попробую сделать что-нибудь, как повелевает долг почтения, но не гневайся, если не сумею. Ведь у меня только четвертый уровень разума.

Беспокойство вновь охватило Блейда. Он пристально оглядел неглубокую впадину, служившую им убежищем. Казалось, тут никого не было, но тревожное чувство не проходило.

Ньютер, припав к земле и не поднимая глаз, о чем-то размышлял.

— Здесь опасно, Мойна? — спросил Блейд.

Зеленые глаза с удивлением уставились на него.

— Опасно? Ты, наверное, очень сильно ушиб голову, господин. В Тарне везде и всегда опасно. Особенно сейчас. Если меня хватятся и я не сумею объяснить Хончо, чем занимался, то мне конец. А тебя, если найдут, посадят обратно в Клетку и… ну, ты сам знаешь, что будет потом.

Блейд промолчал. У этой пародии на человека разума было немного, но сейчас других источников информации он не имел.

Ньютер поднял голову и, в свою очередь, осмотрел яму, в которой они находились. Блейд мог поклясться, что хитрая — усмешка скользнула по лицу странного существа.

— Я сказал, господин, что не могу мыслить выше четвертого уровня… но все же я думаю… думаю, что луч еще не нашел нас. Трудно утверждать наверняка… однако это место расположено в низине… здесь трудно что-нибудь нащупать. Во всяком случае, Хончо еще не послал солдат. А появись мы на экранах, он непременно бы так и сделал. Надо спешить, мой повелитель. Возможно, нам удастся спастись.

Низко склонившись к земле, ньютер двинулся вдоль края ямы; сейчас он походил на собаку, которая ищет запрятанную кость. Блейд подумал, что, пожалуй, ошибался насчет его способностей к мышлению — Мойна говорил и действовал весьма логично. Видимо, разум четвертого уровня был достаточно высок. За что разведчик, не опасаясь совершить святотатства, возблагодарил неведомых тарниотских богов.

Мойна опустился на колени около красноватого обломка скалы и начал разрывать под ним землю. Отбросив в сторону щебень и тонкий слой почвы, ньютер обнажил клочок гладкой поверхности. Убедившись, что место выбрано правильно, он быстро заработал руками, и вскоре из-под каменной осыпи показалась круглая массивная дверь. Блейд провел по ней ладонью, потом постучал костяшками пальцев — матовая крышка отозвалась металлическим звоном. Однако вряд ли она была изготовлена из металла; на ощупь это вещество скорее напоминало пластмассу.

Что-то щелкнуло, и Мойна распахнул дверцу, повисшую на одной петле. Внутри горел свет. Ньютер махнул Блейду рукой.

— Быстрее, господин! Пока нас не увидели на экранах!

Блейд спустился вниз по ступенькам, вырубленным в камне. Дальше шел тоннель — узкий, но достаточной высоты, чтобы он мог выпрямить спину. Ньютер возился у люка, прилаживая его на место.

— Где мы, Мойна?

— У меня же только четвертый уровень, повелитель… Я не способен запомнить много сведений из хронописи. Может, там говорится о подобных местах. На это я наткнулся случайно, когда искал волокушу с грузом мейна. Один из цебоидов украл ее — иногда они бывают очень хитрыми, эти животные — Мойна захлопнул дверь и начал спускаться. — Я нашел дверь в земле, заглянул в коридор и забыл о нем до сегодняшнего дня. Я не думал и не говорил об этом месте. Такие вещи — не для моего уровня.

Блейд едва сдерживал нетерпение.

— Но ты же входил сюда и что-то видел. Что именно?

Он всматривался в дальний конец тоннеля, пытаясь найти источник света, однако разглядеть его не удавалось. Нечто яркое плясало вдали словно блуждающий огонек, заливая коридор молочно-белым сиянием. По мере того, как они двигались по узкому, выложенному камнем проходу, искорка света уплывала вперед, будто показывая им дорогу.

Мойна, который шел первым, повернул голову.

— Я знаю только одно, господин. Лестницу, и коридор, и все остальное построили давно, очень давно — во время великих войн, когда питцины ворвались в Тарн через Северное ущелье и разграбили наши земли. Вот все, что положено знать на четвертом уровне. Да, еще! В хронописи говорится, что выжившие — сама Божественная Королева, и Верховная Жрица, и другие повелители — много хроносов скрывались тут, пока не придумали, как победить питцинов. Больше мне ничего не известно, господин. Когда разум твой оправится от болезни, ты, конечно, будешь знать много больше.

— Конечно, — согласился Блейд. Наивная уверенность ньютера вызвала у него усмешку. В очередной раз ему придется играть роль ученика, познающего историю и географию нового мира.

Они шли и шли вслед за танцующим в воздухе пятном света. Стало холоднее, Блейд почувствовал легкий озноб, его спутник, казалось, ничего не замечал.

— Так куда же ведет этот тоннель, Мойна?

— Не знаю, господин Я был здесь один раз и дошел только до комнаты, где раньше находился воинский пост. Скоро мы будем там. Идти дальше я не решился. Но я думаю, что коридор ведет к одной из Сторожевых Башен над ущельем. Из них наблюдали за питцинами и оборонялись в случае набегов. Мой господин наверняка вспомнит об этом, когда выздоровеет.

Внезапно стены тоннеля разошлись, перед Блейдом открылся овальный зал, высеченный в скале. Световое пятно сжалось, сконцентрировалось и белым сияющим шаром повисло футах в семи над каменным полом. Блейд подошел ближе, затем осторожно поднес ладонь к мерцающему ореолу, окружавшему центральный шар. Он почувствовал слабый разряд и поспешно отдернул руку. Электричество!

Ньютер следил за ним, судорожно сцепив за спиной пальцы, словно боясь ненароком коснуться чего-нибудь запретного. Когда Блейд провел свой эксперимент со светом, он испуганно вздрогнул, но не сказал ни слова.

Центр обширного помещения занимала круглая площадка из того же напоминавшего пластмассу материала, что и наружный люк. Рассматривая матовый диск шестифутового диаметра, наглухо вделанный в пол, Блейд подумал, что тарниоты, возможно совсем не знакомы с металлом.

— Что это, Мойна? — спросил он, не отрывая глаз от матовой поверхности. Сзади раздался прерывистый вздох, и Блейд поспешно повернул голову. Ньютер стоял на коленях, молитвенно сложив руки перед грудью.

— Нет, повелитель! О, нет! Нельзя говорить об этом! Нельзя смотреть! — Мойна съежился, приник к полу, закрыв ладонями лицо.

Блейд пожал плечами и медленно обошел площадку Очевидно, диск грозил какой-то опасностью, но пока он решил не обращать на него внимания. Гораздо больше его привлекало оружие и одежда; часть снаряжения была развешена по стенам, остальное валялось на полу. Вероятно, Мойна сказал правду, подумал разведчик. Когда-то здесь находился караул — или целый гарнизон, если судить по размерам зала.

Одежда! Прохладный воздух подземелья все настойчивей напоминал о ней. Блейд снял с крюка плотный тюк, стянутый ремнем, и расстегнул пряжку Кажется, здесь был полный доспех — от сандалий с длинными завязками до гребнистого шлема с плюмажем. И нигде ни частички металла; почти всюду тот же пластик мутновато-белого цвета, легкий как пушинка, с гладкой матовой поверхностью. Шлем и нагрудник, однако, были заметно тяжелее и отливали бронзой.

Блейд поднял широкий ремень.

— Из чего это сделано, Мойна! Я позабыл.

Ньютер, заметив, что Блейд перестал интересоваться площадкой, скользнул к нему вдоль стены, на его лице заиграла облегченная улыбка.

— Из мейна, господин, все из мейна. Хотя случается, его называют по-разному.

— А это? — разведчик постучал пальцем по тяжелому шлему.

— Тексин, мой повелитель.

Блейд начал одеваться. Мойна одобрительно наблюдал за ним, время от времени кивая головой и стараясь не поворачиваться лицом к страшному диску. Когда Блейд натянул почти невесомые штаны, очень короткие и напоминавшие плотно облегающие тело шорты, ньютер хлопнул в ладоши и несколько раз поклонился; гордость и бесконечное счастье светилось в его глазах.

Удивленный, Блейд уставился на своего спутника, потом сухо рассмеялся, вспомнив благоговейные взгляды, которые тот бросал на его гениталии. Впрочем, сей орган нередко обожествлялся и на Земле, подумал он. Возможно, в Тарне процветал фаллический культ!

— Я счастлив, господин. Ты позволил мне лицезреть Священную Тайну, — голос ньютера дрожал от волнения. — Скорее всего, это воспоминание будет стерто из моей памяти… что поделаешь, такова природа вещей… Однако я все равно благодарен тебе. Я, Мойна, единственный из своего уровня, лицезрел Тайну! О, спасибо, спасибо, господин мой Блейд!

Это стоит запомнить, решил Блейд. Очевидно Мойна, бесполый ньютер, никогда раньше не видел мужских гениталий. Но он знал, что это такое — его восторг был слишком явным. Следовательно, в Тарне существуют мужчины, во всем подобные ему, Блейду. Или такой вывод был бы преждевременным? Размышляя, он продолжал одеваться. Хотя Блейд ничего не имел против наготы и даже считал её уместной в определенные моменты, только одетым и с оружием в руках он чувствовал себя настоящим мужчиной.

Очередная деталь туалета напоминала юбку шотландского горца — туго стягивающий талию кильт, доходивший до колен. Затем Блейд натянул легкую рубаху, ткань которой слегка раздалась, облегая его могучие плечи и грудь. Более плотное одеяние — фуфайка из тексина, похожая на кольчугу — тоже пришлась ему впору. Наконец он поднял латы с массивным нагрудником и в изумлении уставился на него. Переднюю часть доспеха украшали две большие выпуклости, ошибиться в их назначении было невозможно Этот панцирь был сделан для женщины — крупной женщины с большой грудью!

Блейд испытующе посмотрел на ньютера, но тот оставался совершенно спокойным и не выказывал никакого интереса к сему удивительному открытию. Внезапно Блейд понял, в чем дело Если Мойна ни разу а жизни не видел мужских гениталий, то весьма вероятно, что женская грудь оставалась для него такой же тайной за семью печатями.

Разведчик швырнул панцирь на пол и ударом ноги попробовал выровнять коварные выпуклости. Тексин поддался его усилиям и вскоре довольный Блейд застегнул на спине ремни доспеха. Надев шлем с высоким плюмажем, он приступил к изучению оружия, чрезвычайно разнообразного по форме, но изготовленного из уже знакомого ему материала — мейна, тексина или дьявол знает, как тут еще именовали это вещество. Блейд решил называть его пластиком.

Оружие являлось одним из его давних увлечений — еще с юношеских времен, задолго до того, как он начал работать на Дж. Он был членом медиевального клуба и не раз в прекрасную летнюю пору устремлялся в Кент, чтобы сойтись с другими любителями старины в поединке на мечах, булавах или секирах. Блейд отлично разбирался в такой средневековой экзотике, как арбалеты, колесные замки и катапульты, впрочем, автоматом и винтовкой М16 он тоже владел в совершенстве. Однако сейчас, хотя его взгляд привычно улавливал знакомые очертания и формы, он был вынужден признать: такого оружия ему никогда не доводилось видеть прежде.

Перед ним лежали похожие на рапиры мечи с длинными тонкими лезвиями, сабли, ятаганы, прямые и широкие клинки, напоминавшие пехотный тесак — все сделанное из серебристого пластика. Его поразила прекрасная заточка режущих кромок — казалось, этот материал не уступает лучшим сортам стали. Наконец Блейд выбрал рапиру в ножнах на перевязи и повесил её через плечо. Он вытащил узкий клинок и сделал несколько выпадов, с радостью ощущая в руках оружие.

Мойна терпеливо наблюдал за ним. Видимо, он не боялся или не понимал, для чего служит эта длинная острая штука. Блейд сунул меч в ножны и направился к длинному ряду трубок, расположенных вертикально в стойке около одной из стен. Рядом торчал огромный раскрытый ящик, наполненный тонкими остроконечными пластиковыми стрелами. Ему понадобилось не больше тридцати секунд, чтобы понять их назначение.

Трубки были пневматическими ружьями. Блейд нашел маленький рычаг, при помощи которого воздух нагнетался в ствол, и с силой потянул его. Оружие не имело приклада — казенная часть заканчивалась диском со спусковым крючком внутри. Он нажал на спуск и трубка глухо щелкнула.

Разыскав шомпол, Блейд загнал в ствол стрелу и опять надавил рычаг. Потом он направил трубку на большой щит, висевший на противоположной стене, и коснулся спуска. Вжик-бамм! Стрела вошла в щит дюйма на два. Он с трудом вытащил её и осмотрел наконечник — казалось, острие покрыто тонким слоем какой-то темной массы. Яд? Наркотик? Впрочем, и так было ясно, что на небольшом расстоянии пневматическая трубка являлась весьма эффективным оружием.

Однако он инстинктивно чувствовал, что весь этот арсенал — седая древность; сабли, шпаги, доспехи и мечущие стрелы трубки брошены за ненадобностью в старом подземелье, забытые и никому не нужные. Но в его положении не приходилось выбирать; оставалось довольствоваться тем, что есть, и полагаться на удачу.

Мойна без всякого интереса следил за его исследованиями. Блейд все больше склонялся к мысли, что ньютер никогда не видел оружия, не знал о его предназначении и, видимо, не испытывал страха. Однако он боялся — панически боялся уничтожения. Значит, ньютеров убивают не оружием… Но как?

Блейд повернулся к большому диску в центре зала. Какой ужас внушала круглая площадка его спутнику! Что это — жертвенник?.. алтарь неведомого божества?.. Какое-то устройство? Любопытство мучило Блейда, и он уже собирался подробнее заняться таинственным диском, когда впервые увидел зеркало.

Идеально отполированное, оно тоже было сделано из пластика. Он коснулся гладкой поверхности, чистой, словно чьи-то заботливые руки совсем недавно протерли ее. Его лицо, решительное, смуглое и худощавое, призрачным видением выплыло из зеркальной глубины. Привычные черты: однако в глазах, в морщинках на лбу, в складках у твердо сжатого рта таилось что-то незнакомое, будто новый мир уже наложил свою печать на облик пришельца. Его прикосновение было зыбким, неясным, как легкое дуновение утреннего бриза, предвестника урагана. Блейд покачал головой. Язык, которым он овладел столь стремительно… неясное ощущение опасности… томительное предчувствие беды… Да, разум его изменился; реальность Тарна капля за каплей просачивалась в мозг, приспосабливая чуждое существо к своим законам.

Он отступил на ярд. Шлем с высоким гребнем, пластинчатые латы и юбочка придавали ему вид римского легионера. Блейд улыбнулся своему отражению, выбросив из головы мрачные мысли. Античный воин, могучий, закованный в бронзу, точно как на картинках в учебнике истории… Как идут ему эти доспехи? Его губы опять дрогнули в улыбке. В конце концов, он никогда не отрицал, что обладает некоторой долей тщеславия…

Повернувшись к зеркалу спиной, Блейд быстрыми шагами направился к площадке в центре зала. Пришла пора разобраться с этой загадкой, и он был настроен весьма решительно.

Он встал у самого края диска и, не спуская глаз с Мойны, выхватил меч. Ньютер опять повалился на колени, закрыл ладонями лицо, сжался, уткнувшись лбом в холодный каменный пол. Свистнул гибкий клинок, полосуя пространство над площадкой — раз, другой… Ничего не случилось. Блейд бросил быстрый взгляд на невольного участника своего эксперимента. Ньютер, не подымая головы, испускал отрывистые всхлипы; он не осмеливался смотреть ни на Блейда, ни на матовый диск, внушавший ему такой ужас Сквозь эти невнятные причитания разведчик с трудом разобрал слова:

— Нет, господин! Не надо! Экраны. Я был покорным… Я подчинялся… Нет! Не надо! Не надо!

Блейд начал терять терпение.

— Чего ты боишься? — гаркнул он. — Смотри! Смотри на меня!

Он шагнул в центр платформы.

Ничего не произошло Абсолютно ничего. Блейд усмехнулся Мойне и вышел из круга

— Вот видишь — бояться нечего. Ты все придумал. Подымайся, и пойдем дальше.

Ньютер перевел взгляд с возбужденного лица Блейда на круглую площадку и покачал головой.

— Ты пребываешь в неведении, господин. Ты, стоящий на высшем уровне! Разумеется, всему виной твоя болезнь. Ты о многом забыл О том, что опасность подстерегает не тебя — мне, мне грозит расплата! Пойдем скорее! Покинем это место. Мы проверим, ведет ли тоннель дальше, к Сторожевым Башням. Больше я ничем не могу тебе помочь.

Мойна поднялся на ноги и, боязливо обойдя площадку, заторопился в дальний конец зала к зиявшей пасти прохода Блейд посмотрел на матовый диск, задумчиво покачал головой и направился вслед за ньютером Он не любил оставлять за спиной неразгаданные тайны.

В пяти ярдах от входа стены коридора сужались, образуя невысокую арку. Мойна уже шагнул под низкий свод когда вспышка голубого пламени разорвала полумрак. Ньютера отбросило назад, и он рухнул у ног Блейда.

Разведчик склонился над распростертым на каменных плитах телом. Мойна был жив, но не пытался ни встать, ни пошевелиться. Он смотрел на своего господина и крупные слезы текли по его гладким щекам.

— Хончо, — прошептал ньютер, — это Хончо! Он нас увидел. Мы в западне, господин. Занавес, волшебный занавес! Не пройти…

Блейд перешагнул через скорчившееся на полу тело. Последние слова ньютера объясняли все. Несомненно, Мойну отбросил какой-то энергетический экран, перекрывший выход из зала. Но подействует ли этот незримый заслон на него?

Он решительно направился к арке. Вспышка! Его отшвырнуло назад, сбило с ног, словно порывом ураганного ветра. Он не почувствовал ни боли, ни ожога — только резкий толчок колоссальной силы. В руке невидимого великана он был беспомощен как муха, попавшая в тайфун.

С минуту Блейд лежал на полу, проклиная свою глупую браваду. Что теперь делать? Не стоило трогать этот диск.

Он поднялся на ноги и поглядел на Мойну. Тот, всхлипывая от ужаса, тянул трясущуюся руку к площадке в центре зала. Воздух над ней сгустился, превратившись в завиток голубоватого тумана, затем начал уплотняться, формировать неясные контуры человеческой фигуры. Блейд, позабыв о страхе, смотрел как зачарованный. Казалось, чья-то огромная кисть наносит в воздухе широкие быстрые мазки, облекая скелет плотью, цветом, реальным бытием. Материализация шла все скорее, и он уже не сомневался в том, чья фигура колебалась и дрожала над матовой поверхностью диска.

Это был другой ньютер. Обнаженный, как и Мойна, с такой же гладкой кожей на груди и внизу живота, с едва заметным волосяным покровом на плечах и бедрах. На этом сходство заканчивалось. Незнакомец был гораздо крупнее Мойны, его голова казалась гладко выбритой, череп с развитыми височными долями принадлежал, несомненно, высокоразумному существу. Холодный ум и хитрость светилась в его зеленых глазах.

Мойна на коленях пополз к площадке и начал биться головой о пол. Поток бессвязных оправданий слетал с его губ — словно скулила собака, почуявшая палку хозяина.

— Хончо, о Хончо! Прости меня! Прости, Хончо! Я поступил, как велит закон! Я не мог ослушаться! Ты же знаешь, Хончо! Ты знаешь!

Хончо сошел с площадки, не обращая внимания на Блейда, зеленые глаза ньютера были устремлены на жалкую фигурку, припавшую к полу. Блейд не двигался, пораженный чудом, что свершилось на его глазах, но разум и инстинкт уже били во все колокола, предупреждая разведчика об опасности. Он заметил, что на шее у вновь прибывшего висела цепь — очевидно, знак его ранга. Камни, оправленные в вездесущий пластик, даже при слабом освещении играли и искрились как бриллианты. Бриллианты размером с грецкий орех!

Хончо подошел к скулившему в ужасе Мойне, остановился и посмотрел на него. Лицо его было спокойным, только чуть сузились глаза с яркими зелеными зрачками. Он протянул руку и похлопал Мойну по плечу.

— Сколько хроносов? — Его голос был глубоким, звучным.

— Только двести, Хончо! Еще не прошло и половины срока! Я умоляю, Хончо! Я…

Высокий ньютер обхватил подбородок длинными тонкими пальцами, нахмурился и застыл, не отрывая от Мойны пристального взгляда. В его глазах Блейд не заметил ни жалости, ни снисхождения, ни гнева. Равнодушный и холодный, он сосредоточенно размышлял над чем-то.

Наконец Хончо произнес:

— Прости, Мойна. Это действительно не твоя вина, готов признать. Ты выполнил волю господина, который присутствует здесь, как и предписано законом. Ты оказал ему почтение, что обязан сделать и я сам.

Ньютер обернулся к Блейду, словно впервые заметил его, и склонил голову.

— Прими мое почтение, господин. Я — Хончо, хронос 4006АН, первый ряд, первый отбор. Хронос уничтожения — восемьсот. Все данные указаны здесь, и я предъявляю их, как велит нам закон.

Он поднял руку и указал на вживленную в тело белую плакетку — точно так же, как раньше это сделал Мойна. Впрочем, не совсем как Мойна, решил Блейд. Тон рослого ньютера выдавал плохо скрытые презрение и надменность, и его небрежное движение напомнило Блейду повадку многоопытного капрала, который нехотя отдает честь юному лейтенанту. Формальность, не больше, маскирующая недоверие и ненависть.

Хончо заговорил снова.

— У меня четырнадцатый уровень разума, господин. Я — принципат этого прово. Прими еще раз мое почтение, господин. Надеюсь, ты простишь меня — я должен заняться Мойной. — Зеленые глаза Хончо были прищурены, на тонких губах играла пренебрежительная улыбка.

В этот момент Блейд понял, что перед ним враг.

Хончо снова повернулся к сжавшемуся от страха Мойне и повелительно указал на круглую площадку.

— Иди туда! Я, принципат прово, приказываю тебе!

Из глаз Мойны хлынули слезы Опираясь на локти и колени, он медленно пополз к площадке, будто побитый пес. У края матового диска ньютер обернулся и бросил на Блейда обреченный взгляд. Разведчик почти физически ощутил неимоверное усилие, с которым Мойна пытался разорвать привычные узы покорности и страха. Он протянул руки к Блейду и взмолился.

— Господин, о господин мой! Ты обещал… ты хотел увеличить отпущенный мне срок. Помоги же теперь! Спаси меня!

Второй ньютер шагнул в сторону Выражение спокойной уверенности проступило на его лице — уверенности и легкого презрения, с которым он глядел на Мойну и его господина.

Блейд внезапно пришел в себя. То, что происходило сейчас, явно не было игрой, существо, которое доверилось ему, которому он обещал защиту, молило о помощи. Выхватив меч, разведчик одним прыжком очутился между Хончо и Мойной.

— За него отвечаю я, — резко произнес Блейд. — Мойна выполнял мой приказ. Я вижу, Хончо, тебе непременно надо кого-то наказать — тогда накажи меня, если посмеешь!

Они замерли друг против друга. Блейд, угрожая клинком, внимательно следил за реакцией Хончо. По правде говоря, он не имел ни малейшего представления о том, как могут развернуться события дальше. Ясно было одно — он попал в переделку. В такой ситуации оставалось только положиться на инстинкт.

На миг замешательство и сомнение мелькнули на лице ньютера. Затем он рассмеялся.

— Забавное положение, не так ли, господин мой? — в его голосе звучала насмешка. Он бросил взгляд на Мойну. — Я сказал — иди! Пока что к тебе проявлено снисхождение. Не подчинишься — будешь уничтожен по второй категории! Ты хочешь этого, Мойна?

Мойна всхлипнул и заполз на площадку. Ярость охватила Блейда, первобытная ярость и жажда крови, что делали его столь опасным противником. Клинок со свистом разрезал воздух, он прыгнул вперед и нанес удар — глубокий выпад, нацеленный прямо в сердце Хончо. И в тот момент, когда лезвие коснулось груди ньютера. Блейд ощутил пьянящую вспышку победного торжества — словно зверь, сомкнувший клыки на горле врага.

Затем он покатился по каменным плитам, меч выпал из его рук и со звоном отлетел к стене. Клинок, не встретивший сопротивления живой плоти, был чистым; Блейд пронзил воздух, привидение, призрачный фантом.

Хончо, невредимый, стоял в десяти ярдах по другую сторону матового диска, с иронией взирая на противника.

— Забавное положение, мой повелитель, — зеленые глаза ньютера были прищурены, голос источал яд. — В такое даже трудно поверить! Ты хотел убить симлу? Или ты не в своем уме, или выпил слишком много слипа. А может… Ладно, мы поговорим об этом позже. Мойна!

Блейд выругался и встал, скрипнув зубами. Он кипел от ярости, понимая, что здесь не помогут ни его сила, ни опыт дуэлянта. Этот Хончо был иллюзией, духом, бесплотным фантомом, которого какой-то дьявольский прибор проецировал в подземную камеру. Настоящий Хончо, живой и неуязвимый, скрывался в другом месте — и там, в полной безопасности, хохотал над Ричардом Блейдом.

Мойна, дрожа и поскуливая, лежал ничком в центре платформы. Хончо — вернее, фантом, находившийся в зале — поднял руку. Блейд понял, что то был сигнал невидимому помощнику. Причитания Мойны внезапно оборвались. Маленький ньютер исчез; лишь над площадкой расплывалось облачко голубоватого тумана. В воздухе запахло горелым. Это был конец.

Не глядя на Блейда, Хончо произнес:

— Уничтожен Мойна, хронос 4013АГ. Отметить ликвидацию в соответствии с правилами. — Казалось, он обращается к недвижным каменным стенам.

Блейд поднял меч и сунул его в ножны. Он побежден, но не сломлен. Конечно, нельзя убить симлу, как назвал Хончо свое изображение. Но, рассуждая здраво, каждой симле должен соответствовать реальный участник игры. Живой ньютер. Настоящий Хончо. И до него можно добраться, если подождать благоприятного случая. Вопрос времени, не больше.

Хончо повернулся к Блейду.

— А сейчас, господин мой, поговорим о тебе. Ты ответишь на мои вопросы. Ты — один из Двадцати, не так ли? И ты сбежал из Клетки в Урсите?

Придется снова блефовать, решил Блейд, так же, как с Мойной. Бедный глупыш!

— Да, — кивнул он, — все было так. Я сбежал, но подвернул ногу, свалился и сильно ушиб затылок. Что-то случилось с головой… я почти ничего не помню.

Хончо с сомнением глядел на него. Однако Блейд чувствовал — принципат до конца не уверен, что его кормят сказками. Казалось, он колеблется, не в силах сделать некий решительный шаг, который прояснил бы ситуацию. Наконец он протянул руку к юбочке, облегавшей талию Блейда и выдавил:

— Подними край. Я должен посмотреть.

Блейд молча повиновался и обнажил гениталии. Ньютер изумленно приоткрыл рот, отступив на шаг. На какое-то мгновение Блейду показалось, что сейчас он грохнется на колени и, подобно Мойне, воздаст божественные почести его фаллосу.

Но нет, этого не случилось. Зеленые глаза сузились еще больше, превратившись в едва заметные щелочки. Хончо кивнул головой, его длинные гибкие пальцы стиснули подбородок, на высоком лбу пролегли морщины. Блейд запахнул кильт, чувствуя, что этот раунд он проиграл.

Хончо сцепил руки за спиной и шагнул к разведчику. Теперь глаза ньютера светились в полумраке как два зеленых огонька. Медленно он обошел вокруг Блейда, еще и еще раз рассматривая и изучая его со всех сторон. Внезапно он замер, склонив голову к плечу, и произнес:

— Ты не господин! В этом я совершенно уверен. Но ты — гомид, один из НИХ. Непостижимо! Я не понимаю этого — хотя должен, обязан знать все! Символы на моем теле лгут — мой уровень выше четырнадцатого, о чем ОНИ не догадывались никогда. Я должен понять, должен, — Хончо с силой потер безволосый череп, и этот жест, такой естественный для человека, пробудил у Блейда неясные воспоминания.

— Тут какая-то тайна, великая тайна мне надо познать ее… возможно, она приблизит меня к цели — голос Хончо затих, лишь тонкие бледные губы едва заметно шевелились, словно он что-то шептал самому себе.

Ладонь Блейда легла на эфес; потом, нахмурившись, он резко отдернул руку. Перед ним стояло не живое существо — всего лишь симла, бесплотный фантом. В это было трудно поверить, но правила игры тут устанавливал не он.

Разведчик измерил взглядом тощую фигуру ньютера и пожал плечами.

— Ладно, Хончо, я скажу правду. Да, я не из ваших повелителей. Ты назвал меня гомидом — может быть, это так, хотя я не знаю, кого ты имел в виду. Я солгал тебе. С моей головой все в порядке, просто я чужой — чужой в вашей земле, в Тарне. — Он заставил себя улыбнуться, губы с трудом повиновались ему. — Прости, что я пытался убить тебя. Теперь я вижу, что встретил действительно разумное существо. А два разумных создания способны обо всем договориться. Ты узнаешь о моем мире, я — о твоем. И, быть может, мы станем друзьями.

Хончо задумчиво теребил подбородок.

— Странно, очень странно. Ты говоришь на нашем языке и мне понятно почти все… Но некоторые слова… я их не знаю! Друзья? Что это значит?

Блейд продолжал старательно улыбаться.

— Это значит, что мы не причиним друг другу вреда Окажем помощь. Будем работать вместе и действовать так, чтобы и ты, и я достигли того, к чему стремимся.

Ньютер медленно кивнул.

— Да, теперь я понимаю. И замечу, что ты вряд ли сумеешь причинить мне вред таким оружием, — он обвел рукой зал. — Древний хлам, которому миллион хроносов… Мы сохраняем это как реликвии или игрушки для солдат.

Блейд не ответил. Интуиция подсказывала ему, что Хончо принял решение, и то, что говорилось сейчас, было всего лишь маскировкой, дымовой завесой, скрывающей мысли принципата. Внезапно Хончо едва заметно кивнул Блейду, коснувшись губ указательным пальцем, словцо ставил на них незримую печать молчания. Он поднял голову и заговорил — повелительно, отрывисто, будто отдавал приказ каменным стенам подземелья.

— Отключить все следящие экраны в прово Северного ущелья Я, принципат прово, приказываю вам! — ритуальная формула громом раскатилась под нависшими сводами. — Информацию о последних минихроносах стереть! Думать об этом запрещено! Повторяю — запрещено! Исполните — во имя ВЫСОЧАЙШЕГО и ЕГО воли!

Ньютер резко хлопнул в ладоши, и Блейд почти физически ощутил, как что-то вокруг изменилось, — вероятно, исчезли невидимые слушатели и наблюдатели. Лишние уши и глаза были не нужны Хончо.

Фантом повернулся к нему стройный, худощавый, неотличимый от живого существа в своей призрачной реальности.

— Пойдем, — он кивнул в сторону матового диска. — Через миг мы окажемся там, где сможем поговорить наедине.

Блейд колебался; это непостижимое устройство пугало его. Губы Хончо искривились в усмешке.

— Ты боишься? Того, что случилось с Мойной? Напрасно. Сейчас установка работает в режиме обычной телепортации, а не уничтожения. Иди смелей, все будет в порядке. Ведь мы друзья, не так ли?

Блейд осторожно ступил на площадку. Теперь, когда он находился на расстоянии вытянутой руки от Хончо, поразительная реальность фантома уже не могла обмануть его. Хотя иллюзия оставалась безупречной, отсутствовало ощущение живой, теплой, наполненной кровью плоти. Не удержавшись, он провел ладонью на уровне груди, кончики пальцев задели изображение, бесследно прошли сквозь него, словно через столб раскрашенного дыма.

Хончо тихо рассмеялся.

— Значит, ты ничего не понял. Такую простую вещь! Теперь я убедился: ты — не ОН!

Блейд поднял удивленный взгляд.

— О чем ты говоришь?

— Ты — не Мазда! Ты — не ТОТ, КТО ПРИДЕТ К НИМ! Если бы ты был Маздой, то обладал даром всеведения.

— Что об этом толковать? Мы только запутаемся в недосказанном и неясном, — произнес Блейд. — Давай, как ты предложил, обсудим все наедине и не торопясь. Полагаю, тогда мы лучше поймем друг друга.

Они стояли лицом к лицу, и Блейд без стеснения разглядывал своего недавнего противника. Еле заметный пушок золотился на гладких щеках ньютера; его зубы, узкие и чуть удлиненные сверкали ослепительной белизной, а прищуренные глаза казались глубокими колодцами, полными изумрудного сияния. Непостижимая природа этого существа смущала Блейда. Кто были его предки? Выращенные людьми андроиды или мутанты, появившиеся в результате естественной флуктуации? Впрочем, ньютер был бесполым, так что следует говорить о предшественниках, а не предках, подумал Блейд.

Звучный голос Хончо нарушил тишину.

— Я скажу тебе еще кое-что, — с расстановкой произнес ньютер. — Я знаю, что ты не Мазда, и ты тоже знаешь об этом. Но ОНИ — ОНИ не знают ничего! И если я объявлю тебя Маздой, то ты им станешь. Ты станешь ТЕМ, КТО ПРИДЕТ К НИМ. Ясно?

Блейд никогда не отличался склонностью к конформизму — тем более сейчас, когда он чувствовал, что поспешное согласие может сильно уронить его акции. Кажется, ему навязывают роль божества; однако прежде, чем принять ее, он хотел бы заглянуть в финал пьесы. Судьба некоторых богов была весьма печальной.

— Посмотрим, — буркнул он. — Сейчас я ничего не стану обещать.

— Разумеется, — тон ньютера оставался спокойным. — Сначала мы поговорим. Садись — так будет удобнее.

Блейд удивленно вскинул голову. Еще мгновение назад он стоял на матовом диске в древнем подземелье, всматриваясь в лицо Хончо. Теперь же ньютер — вернее, его фантом, — исчез, а сам Блейд очутился посреди большой комнаты с высоким потолком. Откуда-то доносились едва слышные звуки музыки, ноги Блейда попирали пушистый светлый ковер, сотканный из мейна, воздух, после знобкого холода каменного склепа, казался теплым и бодрящим. По периметру комнаты тянулись шкафы с резными ручками; в центре, прямо перед ним, находился большой вытянутый стол, из-за которого выглядывали спинки кресел. В одном из них в свободной позе расположился Хончо.

— Садись, — повторил он, улыбаясь, однако зеленые глаза ньютера пронизывали Блейда насквозь.

Разведчик осторожно шагнул к креслу. Кто был перед ним? Настоящий Хончо — во плоти и крови — или очередной фантом?

Ньютер понял причину его колебаний. Он поднялся и протянул над столом руку, покрытую редкими рыжеватыми волосками.

— Потрогай.

Их ладони встретились. Пальцы ньютера были холодными и неожиданно хрупкими — почти такими же, как у Мойны.

Блейд опустился в кресло. Хончо сел — внимательный, настороженный; тонкие губы растянуты в улыбке.

— Как видишь, перед тобой не симла.

— Да, вижу, — кивнул Блейд.

— Отлично, — ньютер задумчиво смотрел на него, играя украшенной бриллиантами цепью, что обвивала его шею. Затем он выдвинул ящик стола, достал небольшой заостренный стержень и гибкую белую пластинку. Ручка и лист для письма, догадался Блейд.

— Твое имя? — спросил Хончо. Тонкий, похожий на иглу стержень навис над пластиной. Однако прежде, чем Блейд успел ответить, ньютер поднял палец. — Погоди. Раньше, чем мы начнем, хочу кое-что продемонстрировать тебе. Ты знаешь, что такое ложь?

Блейд кивнул.

— Солги.

Брови Блейда удивленно поползли вверх и ньютер повторил:

— Произнеси ложь. Утверждение, заведомо не соответствующее истине.

Разведчик усмехнулся.

— Я — королева Елизавета.

Откуда-то из-под кресла донесся негромкий звон, а две лампочки, вмонтированные в подлокотники, замигали. Усмешка Блейда завяла. Детектор лжи! Это может сильно осложнить дело.

— Кажется, ты все понял, — негромко сказал Хончо. — Ну, а теперь, как твое имя? Настоящее имя?

— Ричард Блейд.

Снова звонок и две мерцающие вспышки. Блейд нахмурился.

— Что за чертовщина! Меня зовут Ричард Блейд. Я сказал правду!

Негромкий звон и вспышка.

— Ты ошибаешься, — ньютер покачал головой. — Готов согласиться, что ты действительно был Ричардом Блейдом, но с данного сегмента хроноса ты — Мазда, ТОТ, КТО ПРИДЕТ К НИМ. Не забывай об этом.

Полуоткрыв рот, Блейд беспомощно уставился на ньютера. Он чувствовал себя как кролик, угодивший в капкан.

— Ты — Мазда, — повторил Хончо. Ты — бог, принявший облик гомида. После миллионов хроносов ожидания пророчество исполнилось, ТОТ, КТО ПРИДЕТ — пришел! — Хитрая усмешка скользнула по лицу ньютера, глаза заблестели. — Теперь, — добавил он, — я получил своего бога. И волен распоряжаться им так, как захочу.


Глава 4

Прошло около трех дней Блейд затруднился бы определить срок более точно — система отсчета времени до хроносам пока оставалась, для него неясной. Здесь, в Тарне, день не сменялся ночью, а солнце, луна и звезды не появлялись на небосклоне, вечно затянутом мутно-белой пеленой. Блейду приходилось довольствоваться примерной оценкой времени, он отмечал минувшие сутки пишущим стержнем на гибкой пластинке. И то, и другое он обнаружил, после недолгих поисков, в своих покоях

Он жил один в роскошных апартаментах, находившихся под постоянным наблюдением. Несмотря на длительные поиски и большой опыт в подобных делах, Блейд не сумел найти устройства, связанные со следящими экранами. Здесь не было ни проводов, ни микрофонов, ни камер; вероятно, местная техника работала совсем на других принципах, чем земное телевидение. Однако разведчик был убежден, что за ним следят.

При расставании Хончо, принципат прово, предупредил его, что новая встреча может состояться не скоро.

— Мне надо подготовиться, а на это уйдет несколько хроносов, — сказал он Блейду — Фактически, я был уже готов действовать, но твое появление многое изменило — пожалуй, к лучшему. Однако в том, что ты рассказал, не все понятно. Мне надо поразмыслить, Блейд, я не могу совершать ошибок. И запомни — только мне известно твое истинное имя. Для всех остальных ты — Мазда! Бог, ТОТ, КТО ПРИДЕТ К НИМ!

Блейд не возражал, чтобы его приход к таинственным существам, ожидавшим Мазду в течение миллионов хроносов, несколько задержался. Он тоже не собирался совершать ошибок. Если не считать безуспешных поисков следящих устройств, в остальном он жил неплохо. Ему позволили оставить меч — деликатный намек на архаическую древность и бесполезность его оружия — и доспехи, которые он позаимствовал в подземелье. Весь этот скарб пылился в углу, потому что шкафы в его апартаментах заполняли гораздо более удобные одеяния, напоминавшие греческие туники и хитоны. В громадной, затейливо изукрашенной ванной он совершал омовения под струями благовонного пара. Отсутствие мыла и бритвы не тревожило Блейда. Обычно он брился дважды в день — занятие довольно утомительное, но неизбежное: утром его ждала работа, вечером — женщина. Здесь он мог отпустить бороду, не думая о Дж. и Зоэ, оставшихся за гранью прежней реальности.

Существа, приносившие ему пищу и следившие за чистотой в комнатах, были цебоидами, о которых говорил Мойна. Однако его слуги отличались от рабочих-животных, которых он видел на плантациях в первый день. Более высокие и крепкие, они, очевидно, принадлежали к породе специально выведенных солдат.

Цебоиды никогда не появлялись поодиночке, только группой — пять самок и один самец. Одежда самок состояла из коротеньких юбок, нагрудников и сандалий; они были безоружными. Сопровождавший их самец-цебоид имел при себе пневматическое ружье. И когда перекрывающий единственную дверь энергетический экран отключался, он бдительно торчал у порога, нацелив тонкую трубку в грудь Блейду. В интервалах между их посещениями разведчик иногда пытался подойти к двери, но неодолимый силовой заслон каждый раз отбрасывал его назад.

Цебоиды не говорили на тарниотском. Их речь напоминала Блейду болтовню обезьян, с которыми у этих созданий было немало общего. Конечно, он заметил и отличия. Хотя физиономии цебоидов походили на морды бабуинов, форма ушей у них приближалась к человеческой; они легко передвигались на двух ногах, хотя при случае могли опуститься на четвереньки. Самки имели хорошо развитую грудь, прямые голени и рудиментальный остаток хвоста. У самца, обладавшего более крепким, массивным телосложением, хвост казался длиннее, шерсть — гуще. С оружием он обращался довольно ловко.

Эти существа достойны внимательного изучения, решил Блейд. Во время их первого визита он прилег на диван с книгой (чтение было его главным развлечением), сделав вид, что не замечает слуг. С таким же равнодушием он отнесся к духовому ружью, ствол которого с удручающим постоянством был направлен ему в грудь. Притворство являлось необходимым элементом его земного ремесла, и в этом отношении он, несмотря на, пылкий темперамент, достиг высокого профессионализма. Цепкий взгляд разведчика перебегал с одного цебоида на другого, фиксируя мельчайшие детали. Блейд еще не знал, когда и зачем пригодится эта информация, но не сомневался, что она окажется полезной в той игре, которую он затеял.

Со своей стороны, самки-цебоиды не пытались скрыть жгучего интереса к пленнику. Он замечал влажный блеск их глаз — больших, мрачноватых, с коричневой радужиной вокруг темной точки зрачка. Прибирая комнату, они бросали на Блейда любопытные взгляды, издавая странные булькающие звуки; он счел это разновидностью смеха. Иногда страж-цебоид рявкал на них, его окрик утихомиривал самок, и на некоторое время они погружались в работу; затем все повторялось опять. Довольно скоро Блейд догадался об их намерениях — они норовили заглянуть ему под тунику. Это позабавило его, однако он постарался не выставлять напоказ предмет их вожделений.

Все время, свободное от наблюдений над цебоидами, попыток поладить с дверью и безуспешных поисков следящих устройств, Блейд тратил на книги. В его покоях их оказалось с избытком — вероятно, не без умысла со стороны Хончо. Но он не задумывался над мотивами принципата; он жадно читал, понимая, что знания помогут ему выжить. Иногда ему случалось натыкаться на любопытные факты — так, он выяснил, что слово «Тарн» означает «Вершина бытия». Утешительная концепция, подумал Блейд, особенно если местное тарниотское бытие не с чем сравнивать.

К покоям разведчика примыкала просторная терраса — место его обычных прогулок. Дверь и окна, которые выходили туда, не защищал энергетический барьер. Блейд неторопливо шагал вдоль невысокой, по пояс, балюстрады — сорок ярдов туда, сорок обратно. Цебоиды ушли, на время оставив его в покое; он был один — если не считать невидимых наблюдателей.

Разведчик облокотился на парапет и посмотрел вниз. Он знал — это было проверено неоднократно — что в тридцати дюймах от его лица находится силовой щит. Волшебный занавес, как назвал эту штуку Мойна. Осторожно, чтобы случайно не задеть экран, Блейд наклонился, всматриваясь в зияющую под ним беспредельную пустоту. Мили и мили пустоты… ничего кроме пустоты, пропасти, в которой не было ни времени, ни пространства. Это зрелище притягивало и ужасало. Могло ли существовать что-либо подобное на Земле — или даже в тех неведомых мирах Измерения Икс, куда переносил его дьявольский компьютер Лейтона?

Однако Блейд привык доверять своим глазам. Его заточили в башне, прилепившейся на склоне скалистого ущелья. За ним, на высоком плато, находился Тарн. А вокруг плоскогорья — эта чудовищная бездна, безбрежный океан, в котором плавала, подобно острову, «Вершина бытия»…

Но это невозможно! Даже здесь, в Тарне… Рассудок отказывался верить тому, что видели глаза. Он помнил, что Мойна упоминал о питцинах. Они не относились к разряду фантастических легенд, и Блейд знал, что доказательство этого находится прямо перед ним. Башня, в которой его поместили — мощное сооружение, сложенное из блоков матового пластика — являлось одной из многих таких же крепостей, построенных для охраны ущелья. Это был форт, замок, защищавший Тарн от питцинов. Кто они? Какую силу они представляют? Следует ли рассматривать их как возможных союзников? Или новых врагов?

Терраса, закругляясь, огибала чудовищную громаду древней башни. Прогулка Блейда заканчивалась у поворота — дальше, за незримой чертой, вспыхивала голубая завеса, отрезая путь. С этой точки он мог видеть еще одну террасу — внизу, футах в ста под той, на которой он стоял. Всегда пустынная и безлюдная, она притягивала разведчика неясным обещанием бегства. Если бы удалось совладать с силовой защитой… Он не сомневался, что экран имел электромагнитную природу. Его познания в этой области были весьма ограниченными, но здесь оказалось немало полезных книг — и Блейд, как губка, впитывал новую информацию.

Он понимал, что его хозяин затевает какую-то интригу. Ему, несомненно, отводилась важная роль в игре, и передышку, которую удалось получить, следовало использовать с толком. Знания умножали его силу. Знания, соединенные с опытом, давали шанс переиграть Хончо. Он не сомневался, что сюжет пьесы будет старым, как мир. Борьба за власть, честолюбие, тщеславие… Знакомые мотивы… Что ж, посмотрим! Пока он чувствовал себя в безопасности и был вполне удовлетворен выжидательной тактикой, навязанной обстоятельствами.

Блейд вздрогнул. Нижняя терраса больше не пустовала. Он прищурился, разглядывая высокую гибкую фигуру. Женщина!

Она подошла к резному парапету и, устремив пристальный взор в пространство, принялась расчесывать волосы. Огненно-рыжей роскошной волной они спадали почти до колен, и в тишине, заполнявшей ущелье от края до края, Блейд слышал резкий свист гребня.

Его сердце бешено забилось, судорога желания сжала горло. С неимоверным трудом он сделал вдох; сухой плотный воздух Тарна жег запекшиеся губы.

Что с ним? Неужели сказывается трехдневный пост? Или, как иногда шутил Дж., естество Блейда опять готово поставить на колени его рассудок?

Вдруг новая мысль пришла ему в голову. Полный сомнений, он перегнулся через перила. Нет, это не симла и не бесполый ньютер… Женщина во плоти! Казалось, он чувствует аромат её тела, сладкий запах волос… Шорох гребня громом отдавался в ушах. Невольно он протянул руку — и тут же отшатнулся назад. Проклятый экран! Но… но вспышки ни было!

Блейд дважды повторил эксперимент — с тем же результатом. Защита была снята. Наконец-то! Врата его электрической клетки разомкнуты! Но почему? Что замышляет Хончо? Вероятно, он хотел, чтобы Блейд увидел эту женщину. Впрочем, в данный момент намерения ньютера не слишком интересовали его невольного гостя. Возблагодарив богов Тарна, Блейд опять склонился над парапетом, наслаждаясь зрелищем.

Казалось, женщина почувствовала, что за ней наблюдают. Внезапно она обернулась, подняла голову, и их взгляды встретились. Блейд обладал превосходным зрением; ни расстояние, ни скудный свет, который дарило сумрачное небо Тарна, не помешали ему оценить классическую красоту се лица. Высокий чистый лоб; глаза — яркие, миндалевидные; тонко очерченный прямой носик, алые губы… Этот тип женской красоты всегда пленял его.

Узкая полоса ткани охватывала грудь незнакомки; вторая, шириной в ладонь, была обернута вокруг бедер. Блейд лег животом на парапет и свесился вниз, ухватившись левой рукой за столбик балюстрады. Ноги женщины не обманули его ожиданий. Длинные, стройные, с изящными маленькими ступнями, они были безупречны.

Рискуя свалиться вниз, он взмахнул рукой. Его жест словно разбил владевшее ими оцепенение. Женщина упала на колени, рыжие локоны рассыпались по обнаженным смуглым плечам. Прижав ладони к тексиновым плитам террасы, она низко склонила голову. Это движение, одновременно гордое и покорное, отрезвило Блейда. Несомненно, Хончо начал действовать! И теперь ему предстоит первый выход в роли Мазды — ТОГО, КТО ПРИДЕТ К НИМ. Таинственные ОНИ сейчас мало заботили Блейда, но мысль о том, чтобы прийти к рыжеволосой красавице, казалась ему вполне соответствующей моменту.

Женщина не вставала с колен, огненная волна волос закрывала опущенное лицо. Блейд ждал. Наконец, она подняла глаза и Блейд сделал знак правой рукой, коснувшись своей груди и показав затем на нижнюю террасу. На его губах играла легкомысленная улыбка. Мазда, бог Тарна, находится в приятном расположении духа и был готов осчастливить смертную женщину.

Он быстро возвратился в комнату, открыл шкаф, вышвырнул одежду на пол и стал рвать её на длинные узкие полосы. Ткань из мейна была довольно прочной, и Блейд не боялся рухнуть вниз с высоты ста футов. В этот миг он не боялся ничего и никого — включая Хончо. Правда, его мучило любопытство. Всесильный владыка прово снял защиту и, вполне вероятно, проинструктировал рыжеволосую прелестницу. Но почему? Не было ли это своеобразным испытанием? Что же, решил Блейд, он постарается не ударить лицом в грязь. Пусть Хончо, бесполый слизняк, увидит на своих экранах, как может любить бог!

Веревка была немного коротковата. Он быстро скользнул до самого конца и прыгнул вниз — оставалось футов десять, не больше. Женщина исчезла. Блейд подошел к двери, протянул руку — силовой барьер был выключен. Он переступил порог.

Ее покои, точная копия его собственных, тянулись вдоль террасы. Она стояла в первой, самой большой комнате, глядя прямо в дверной проем. Ожидала, понял Блейд. Водопад огненных волос струился по плечам, прикрывал грудь, окружая тело сверкающим ореолом. Увидев вошедшего бога, женщина слабо вскрикнула, упала на колени и прижалась лбом к полу.

Блейд приближался к ней, жадно разглядывая почти обнаженное тело. В бледном свете тарниотского неба её кожа отливала золотом. Она задрожала, когда ладонь Блейда легла на низко склоненную голову.

— Тебе известно, кто я? — он постарался, чтобы голос звучал бесстрастно.

— Да. Ты — Мазда… Ты — бог… Ты — ТОТ, КТО ПРИДЕТ К НИМ… — её шепот казался едва слышным.

Блейд сдержал улыбку. Значит, его догадка была верна — это проверка, первый ход. Хончо желает выяснить, как его гость справится с ролью.

Он снова коснулся ладонью обнаженного плеча. Её плоть была теплой, бархатистой, безукоризненно гладкой и упругой. Ощущали ли раньше его пальцы подобное тело? Слабые воспоминания скользнули в памяти. Полутемная спальня, блеск белоснежной кожи, мраморное колено. Как её звали? Зоэ? Он тряхнул головой. Нежный, едва заметный аромат её плоти окутывал Блейда Пьянящий запах цветов и трав, зов жаждущей оплодотворения земли.

— Встань, — произнес Блейд. — Я, Мазда, хочу взглянуть на тебя.

Она поднялась с колен гибким, неуловимым движением — стройная, высокая, почти как он сам. Её глаза были опущены.

— Посмотри на меня, — приказал Блейд.

Теперь глаза незнакомки — яркие, цвета ультрамарина, — глядели прямо на него. Что было в них? Он читал страх любопытство… благоговение… Призыв? Да, ошибки быть не могло.

Его рука лежала на плече женщины.

— Ты веришь, что я — Мазда, ТОТ, КТО ПРИДЕТ К НИМ?

Взмах темных ресниц и тихий шепот:

— Да, верю.

— И ты подчинишься мне?

— Во всем, мой повелитель.

Больше он не мог сдерживаться. Его плоть сгорала в пламени страсти. Он привлек женщину к груди и поцеловал

Она замерла в его руках словно колонна из теплого золотистого камня. Глаза потемнели, теперь они казались бездонными синими озерами. Блейд опять коснулся её губ — покорных, мягких, безвольных. Она не ответила на поцелуй.

Блейд разорвал объятия и, скользнув кончиками пальцев по нежной щеке, приподнял подбородок. Зрачки женщины не отрывались от его лица.

— Тебе не нравятся поцелуи?

— Поцелуи? Прости, повелитель… Я не знаю, что это…

— Я объясню, — сказал Блейд, его голос внезапно стал хриплым. — Иди ко мне. Такова моя воля.

Он снова прижал к себе нежное тело, впился в алую рану рта. Она по-прежнему не сопротивлялась, податливые губы не ответили на поцелуй, но через миг Блейд ощутил их слабый трепет. Её голова откинулась назад, тело дрогнуло. Текли бесконечные секунды. Наконец, он отпустил ее.

— Это был поцелуй, — произнес Блейд. — И в следующий раз ты будешь знать, как целовать мужчину. Тебе понравилось?

— Да, повелитель Мазда. — Снова взмах темных длинных ресниц. — Боги часто делают так?

— Когда у них есть время и подходящий случай, — беспечно ответил он. — Как тебя зовут, девушка?

— Зулькия, повелитель, ИХ мейдака.

Из прочитанных книг Блейд знал, что мейдаками назывались доверенные служанки, особо приближенные к НИМ. Правда ему казалось, что членам этого сословия было запрещено покидать Урсит, великую столицу Тарна.

Он сжал теплую ладонь Зулькии и потянул женщину к огромной низкой тахте, занимавшей целый угол комнаты. Она покорно сделала несколько шагов, потом вырвала руку и бросилась на колени.

— Нет! Нет, повелитель! Я не могу! Меня не предназначали ТОМУ, КТО ПРИДЕТ К НИМ! Я — карна, всего лишь карна!

Карна? Блейд удивленно посмотрел на нее. Такого слова он не встречал. Его недоумение было столь явным, что, в свою очередь, озадачило рыжеволосую мейдаку. Не вставая с колен, она показала на полоску ткани, обвивавшую её бедра.

— Я — карна. Моя печать сломана.

Несмотря на нетерпение, Блейд был заинтригован. Он нагнулся и осмотрел её скудное одеяние, похожее на бикини. Узкий поясок из тексина поддерживал этот наряд; над лоном его концы соединял круглый медальон, действительно похожий на печать. Зулькия коснулась его, и медальон распался. Мейдака подняла на Блейда аметистовые глаза.

— Теперь ты понимаешь, властитель Мазда? Моя печать сломана. Её поставила Жрица, и никто, кроме Жрицы не может очистить меня. Я была с одним из господ… тайно, без разрешения… и меня поймали. Вот почему я здесь. Я наказана, изгнана из Урсита… Я — зло, грязь… и повелитель Мазда не должен… не должен…

Неожиданно она всхлипнула. Блейд оглядел комнату. Слепые матовые стены окружали его, но где-то за ними маячила любопытная физиономия Хончо. Теперь Блейд догадывался, что ньютер не был бесстрастным наблюдателем. Существо, бесполое от рождения… даже не евнух… Что за фантазии строит он, подсматривая за гомидами, людьми? Может быть, он тешится своей тайной властью над ними? Только ли тайной? Зулькия была человеком — и её поймали за действием, самым естественным для человеческой природы… Кто счел се преступницей? Кто определил меру наказания? Хончо?!

Блейд снова взял нежную теплую руку женщины и потянул её к постели.

— Я понимаю, — тихо произнес он. — И это совсем не важно. Идем.

Его пальцы скользнули по гибкой спине к застежке, и нагрудник Зулькии с мягким шорохом упал на пол. Девушка, не двигаясь, смотрела на белый квадрат стены. Руки Блейда коснулись золотых полусфер, прохладных, тяжелых… Он чувствовал, как ласка пробуждает к жизни её соски, как более частым, отрывистым становится дыхание…

— Ты знаешь, что Хончо следит за нами? — его губы нашли нежную раковину уха под водопадом огненных волос.

— Да, знаю!

Ее ответ, неожиданно громкий, смутил Блейда. Он прошептал едва слышно, на одном дыхании:

— Тише… Говори тише…

Она слегка отстранилась и удивленно посмотрела на Блейда. Аметистовые глаза расширились, сверкнули, как два драгоценных камня в оправе темных ресниц.

— Хончо слышал тебя.

Теперь её голос был негромок, и Блейд не уловил в нем ни страха, ни изумления. Простая констатация факта — и только. Он подавил нахлынувшее раздражение От этих следящих экранов нельзя укрыться! Их техническое совершенство поражало. Неужели они доносят даже едва слышный шепот! Что же, по крайней мере, он получил важную информацию.

Внезапно новая мысль мелькнула у него в голове. А если попробовать… Нет Это подождет. Все подождет…

Груди Зулькии пылали под её ладонями. Медленно, повинуясь безмолвному приказу его рук, она опустилась на тахту. Бог возжелал ее. Она выполняла долг, она сказала, что нечиста, но великий бог снизошел к своей рабыне. И теперь она отдавалась на милость божью.

Блейд сбросил одежду. Аметистовые глаза следили за ним, покорные, влажные. Он сорвал узкую полоску ткани; медальон — печатка распался с чуть слышным шорохом, блеснул огненный мазок лона. Пальцы его дрожали.

На какой-то кошмарный миг — перед тем, как овладеть ею — Блейд представил, что Хончо сыграл с ним дьявольскую шутку. Реальна ли эта женщина? Или ньютер подсунул ему симлу, фантом, изготовленный с непостижимым совершенством?

Секундой позже его сомнения исчезли. Она не была симлой. Она воплощала всех женщин, даривших ему любовь, всех, чьи руки ласкали его, чьи губы расцветали под его поцелуями. И в этом была тайна, непостижимая тайна, которую он открывал вновь и вновь, не в силах исчерпать, познать се до конца, раз и навсегда.

Она не издала ни звука, даже не обняла Блейда. Но тело ее, как чуткая струна арфы, отзывалось на каждый его жест, ласку, движение. Она была естественной и неповторимой, словно порыв ветра над степью, словно морская волна, прильнувшая к могучему береговому утесу… И, подобно волне, она поглотила его, окутала ароматом плоти, связала прядями огненных волос… Блейд вскрикнул, в последнем усилии выплеснув тяжелый неистовый дурман страсти.

Они лежали молча, не шевелясь. Внезапно Блейд краем глаза заметил движение в углу комнаты и резко привстал на локте. В воздухе, напротив из ложа, медленно гас, растворялся фантом Хончо.

Последней исчезла насмешливая улыбка ньютера.


Глава 5

Надежды Блейда придумать какой-нибудь способ незаметной связи с Зулькией рухнул довольно быстро. Пока он размышлял над тем, подавать ли тайные сигналы подмигиванием или прикосновением пальца, за дверью послышалась тяжелая поступь, в комнате появился отряд цебоидов. Солдаты проводили Блейда в его покои. На пороге он обернулся — в аметистовых глазах застыли страх и мольба. Чего она ждала? Надеялась, что всемогущий бог спасет её от наказания? Но был ли он в силах сделать это?

Наверху его поджидал Хончо. Плотный нагрудник охватывал торс ньютера, с плеч спадал толстый тексиновый плащ. В его руках были два широких ремня, напомнившие Блейду портупеи с карманчиками патронташей и дисковидными бляшками.

Ньютер протянул ему широкий пояс.

— Надень. Сюда, — Хончо коснулся его обнаженного тела, словно хотел показать, что он не фантом и присутствует здесь в реальном обличье. — Пойдешь со мной. Путь нам предстоит долгий, и тебе лучше взять с собой накидку. Мы спустимся в ущелье, там не жарко.

Из книг Блейд знал, что понятие погоды было известно тарниотам, хотя колебания температуры на плато казались почти незаметными. Вероятно, техника Тарна позволяла управлять климатом, но на этот счет он мог только строить догадки. Теперь Хончо впервые упомянул о месте, где было холодно — полезная информация о местных условиях. Что касается контроля погоды, то подобная идея вызывала у Блейда немалый энтузиазм. Если бы такие установки удалось доставить в Англию! Это было бы сенсацией!

Хончо провел ладонью по молочной поверхности стены, и прямоугольная секция скользнула в сторону, открывая проход. Блейд шагнул вслед за ньютером, и впереди них, разгоняя мрак, немедленно возник туманный светящийся шар.

Они шли друг за другом по узкому коридору, вымощенному гладкими плитами из тексина. Спина Хончо в полупрозрачной накидке маячила впереди, и на миг дьявольское желание овладело Блейдом. Это был живой, реальный Хончо, не призрак-симла, и он мог сломать ему хребет голыми руками…

Блейд мотнул головой, преодолевая искушение. Нет, время еще не пришло! Он — чужой в чужом мире; Хончо нужен ему — в той же степени, в которой он нужен Хончо. Эта нехитрая формула безопасности заставила расслабиться его мышцы.

Внезапно ньютер, не оборачиваясь, произнес:

— Я доверил тебе свою жизнь, помни об этом. Мы связаны; если мне грозит опасность, то и тебе угрожает не меньшая. — Он сделал паузу, потом добавил: — Мы идем к Оргу, властителю питцинов, и к Тоте, его дочери. Они недоверчивы… не верят мне. Но теперь появился ты, и им следует узнать об этом. Только учти, питцины вряд ли сочтут тебя Маздой. ИХ боги ничего не значат для этого племени. Хитрый народ и слишком рациональный — но я сумею убедить короля, что ты можешь нам помочь. На самом деле, можешь! Однако помогать ты должен не питцинам — мне!

Блейд промолчал. В воздухе пахнуло интригой и кровью. Похоже, Хончо замыслил самый банальный дворцовый переворот. Перерезать ИХ, таинственных повелителей Тарна, и захватить власть. Для этого были нужны питцины и Блейд. Потом ньютер попытается устранить союзников — азбучная истина для агента МИ6А. Впрочем, Блейд ничего не имел против участия в путче — однако, на чьей стороне? Этот вопрос пока оставался неясным, не хватало самых элементарных данных. Но ситуация сулила богатые возможности. А пока…

Он небрежно спросил:

— Сегодня ты немного развлекся, Хончо? Ну, и как тебе понравилось зрелище?

— Я смотрел не ради удовольствия, — в равном голосе ньютера Блейд впервые уловил раздражительную нотку. — Я попытался понять вас, гомидов. Такого не видел ни один ньютер. Они не любопытны; все субъекты с аномальными склонностями уничтожаются в период отбора! Но я… я — другое дело! Мне было интересно, хотя кое-что ставит меня в тупик. — Он помолчал, и вдруг неожиданно спросил: — Как вы называете этот процесс — в той стране, откуда ты прибыл?

— Мы называем это сексом, — ухмыльнулся Блейд. — Но вряд ли ньютер, даже с четырнадцатым уровнем разума, способен что-либо понять в таких делах. Видишь ли, голова тут ни при чем — важна другая часть тела.

— Да, я заметил, — Хончо удовлетворенно кивнул. — Я следил за вами с близкого расстояния. Но процесс не являлся чисто физиологическим, судя по выражению твоего лица. Мне показалось… да, я уверен, что какое-то время ты был полностью во власти этой женщины, мейдаки.

Блейд насторожился. Видимо, он недооценивал Хончо. Опасный противник? Сумел понять, где таятся маленькие человеческие слабости!

Ответ разведчика был краток:

— Процесс доставил мне удовольствие. Но рассудка я не терял.

— Думаю, ты не прав, — возразил Хончо. — Я не могу четко сформулировать мысль… в нашем языке нет подходящих эквивалентов… Но я доверяю своей интуиции.

Умен, очень умен. И хитер! Блейд молчаливо признал поражение в этом раунде. Но Хончо готовил новый удар.

— Кажется, тебя волнует судьба этой мейдаки? Ты хочешь спасти её от наказания?

Блейд стиснул зубы. Может быть, в Тарне не имели понятия о любви, нежности и прочих человеческих чувствах, но Хончо быстро уловил суть дела. И кольнул в самое больное место.

— Что с ней будет? — голос Блейда стал хриплым.

Хончо рассмеялся — мстительно, жестко.

— То, что велит закон. Её отдадут цебоидам — они обожают женщин гомидов. Она достанется всем самцам, а потом самки разорвут её на части и швырнут в ущелье.

Блейд содрогнулся.

— Мне… — мне не хотелось бы, чтобы ей причинили вред, — сказал он, осторожно подбирая слова.

Ньютер довольно хихикнул.

— Может, с ней ничего и не случится… Все зависит от тебя. Будь послушен, и я не допущу расправы. Пока что я велел укрыть её в тайном месте, под охраной преданных мне цебоидов. Она будет там в безопасности, пока ты останешься моим Маздой… Ты понял? — он снова рассмеялся.

Блейд молчал, цепенея от ярости. Дьявол, бесполая крыса! Но нюх — как у лисы, сумел-таки нащупать уязвимое место!

Туннель расширился. Сфера, танцевавшая перед ними, замерла, осветив круглое темное отверстие в полу. Блейд отметил, что понятие круга было знакомо тарниотам, хотя они почему-то не пользовались колесным транспортом на плантациях мейна.

Шахту охраняли четверо цебоидов — рослых крепких солдат, вооруженных мечами и пневматическими трубками. Завидев Хончо, они подобострастно склонились, отступив к стене. Ньютер что-то резко произнес, и стражники отодвинулись еще дальше, во тьму; их налитые кровью глаза хищно следили за Блейдом.

Хончо повернул диск на поясе и жестом велел Блейду последовать его примеру. Разведчик подчинился. Пол внезапно ушел у него из-под ног, и он понял, что охватывающий его талию широкий ремень является антигравитационным механизмом. Ни звуком, ни жестом Блейд не выдал своего удивления. Значит, тарниоты умели контролировать гравитацию! Кладезь чудес этот Тарн…

Ньютер шагнул в зияющее отверстие колодца и начал плавно опускаться вниз. Блейд без колебаний последовал за ним. Незнакомое, но приятное ощущение невесомости охватило его. Медленно, бок о бок, они скользили во тьму, в таинственные глубины, словно собирались пронизать планету насквозь.

Долгое время Хончо молчал. Наконец бесстрастный голос ньютера нарушил тишину:

— Наш спуск займет несколько минихроносов. Слушай внимательно, Блейд. Слушай и безоговорочно подчиняйся.

Он говорил долго. Блейд, как было приказано, слушал и запоминал.

Отблески света внизу предупредили его, что путь заканчивается. Они приземлились на небольшой площадке; стрельчатая арка вела в гигантскую, едва освещенную пещеру. Хончо сиял пояс, расстегнул ремень Блейда и спрятал оба аппарата в стенную нишу. Затем молча махнул рукой, и оба путника двинулись в дальний конец подземелья — туда, где виднелся темный зев очередного туннеля.

Перед тем, как выйти из него, Хончо обернулся и неожиданно произнес:

— Если судить по твоим рассказам, Блейд, страна питцинов очень похожа на мир, из которого ты пришел. Надеюсь, ты почувствуешь себя там почти как дома, — он усмехнулся с легким презрением. — Земля варваров… скотов!

Блейд не ответил. Со странным чувством облегчения он шагнул наружу из-под нависших сводов подземелья. Кромешная тьма окутала его. Яростный порыв ветра бросил в лицо дождевые струн, капли застучали по доспехам, по тексиновой накидке. Здесь было холодно, гораздо холодней, чем наверху, но, в отличие от тепличного Тарна, этот мир казался настоящим, и Блейд знал, что он ближе и понятней ему.

Разведчик глубоко вдохнул сырой холодный воздух; его лицо стало влажным, капли дождя таяли, расплывались на губах. Он попробовал их языком — этот мир имел привкус грозовой осени.

Хончо тронул его за локоть.

— Пойдем. Надо торопиться.

Ньютер шел впереди. Узкая тропа петляла по дну дикого ущелья, огибая валуны и подножия утесов. Хончо прекрасно ориентировался в темноте, очевидно, дорога была хорошо ему знакома. Путники обогнули скалу — сгусток плотного мрака, мимо которого бежала тропинка, — и Блейд увидел мерцание костра под каменным навесом. За ним, словно пасть огромного чудища, виднелся ход в пещеру.

Хончо замедлил шаги, потом остановился, предупреждающим жестом вытянув руку. Люди, сидевшие вокруг костра, еще не заметили их появления — возможно, из-за воя ветра, бушевавшего в ущелье. Это были мужчины, настоящие живые мужчины, и пахло от них не очень приятно.

Невысокие, косматые, они напоминали Блейду примитивных монголоидов доисторических времен. Воины кутались в шкуры, стянутые на талии и груди переплетением ремней. Короткие мечи на поясе, луки и колчаны за спиной были только частью их вооружения, рядом он заметил копья, составленные у каменной стены. Люди оживленно переговаривались, жестикулировали — вой ветра мешал разобрать слова. Некоторые жадно поглощали куски полупрожаренного мяса, швыряя кости огромным псам, терпеливо дожидавшимся подачки.

Одна из собак настороженно подняла уши и зарычала в темноту. Хончо сжал плечо Блейда.

— Оставайся здесь, пока я не позову, — шепнул он и ступил в круг света.

Блейд наблюдал, невольно восхищаясь хладнокровием ньютера. Подняв в приветствии руку, он бесстрашно направился к костру. Одни воины вскочили, хватаясь за рукояти мечей, другие продолжали сидеть, окинув равнодушным взглядом высокую тонкую фигуру.

Свист и щелканье тарниотского полилось с губ Хончо. Разведчик облегченно вздохнул; как и он, эти люди понимали язык плоскогорья — значит, переговоры не останутся для него тайной. Напряжение у костра спало, большинство воинов повернули к ньютеру косматые головы в остроконечных меховых колпаках.

— Я, принципат Севера, пришел к вам из Тарна, — неторопливо произнес Хончо свой титул. — Вы знаете меня и помните, что повелел ваш владыка. Я хочу видеть его. Со мной спутник, который тоже будет гостем короля; оказывайте ему такие же почести, как мне. Ясно?

Один из питцинов, широкоплечий воин с кривыми ногами, бросил испытующий взгляд в темноту и проворчал:

— Где же он? Где твой спутник?

Хончо обернулся и поманил рукой Блейда.

— Выходи.

Разведчик подошел к костру и встал у самых языков пламени. Могучий, в отливавших бронзой доспехах, он словно титан или древний герой возвышался над этими приземистыми людьми. Блейд принял внушительную позу и положил ладонь на рукоять меча. Не только Хончо был хитрецом; он сам тоже кое-что понимал в интригах. И сейчас он лихорадочно соображал, как использовать диких свирепых воинов в своих целях.

Сидевшие и стоявшие у костра пораженно уставились на него. Потом раздалось негромкое бормотание — они обменивались впечатлениями на языке, которого разведчик не понимал. Он посмотрел на Хончо. Отблески огня играли на гладкой невозмутимой физиономии ньютера, но Блейд ощутил охватившее его напряжение; казалось, он готов к любому повороту событий.

Кривоногий воин, видимо — предводитель отряда, нехотя опустился на колени и поднес ко лбу короткий обнаженный клинок.

— Ладно, — сказал он на тарниотском, — мы готовы повиноваться.

Зеленые глаза Хончо блеснули удивлением, и разведчику показалось, что ньютер облегченно перевел дух. Блейд тронул плечо склонившегося перед ним человека.

— Встань, воин, — произнес он. — Ты почтил меня, и я запомню это

Громадный пес, тихо заскулив, подошел к нему и принялся лизать руку. Странное чувство охватило Блейда. Казалось, его власть над этими созданиями, двуногими и четвероногими, безмерна, беспредельна. Такого он не испытывал прежде. Он играл роль — но, в то же время, его персонаж словно начал обретать реальную жизнь.

Хончо хлопнул в ладоши.

— Веди нас к королю, немедленно!

Кривоногий предводитель зажег от костра факел и зашагал вдоль каменной стены. Против ожидания, он не направился в пещеру; очевидно, она служила укрытием только для его отряда. Хончо и Блейд шли по узкой, прижимавшейся к скалам тропе, стараясь не потерять из вида дымный язык огня впереди. Порывистый ветер сбивал пламя факела, багровые отсветы скользили по мокрым камням, бесконечный монотонный дождь падал с невидимых небес. Хончо склонился к уху разведчика.

— Ты был великолепен, готов отдать должное. И я начинаю сомневаться, всю ли правду услышал от тебя. Умение повелевать событиями и людьми не дается сразу. Кем был ты в своей стране? Королем?

— Нет, — коротко ответил Блейд.

Стены ущелья раздались, они свернули влево и стали приближаться к широкому, освещенному пламенем факелов и костров, входу в огромную пещеру. Ветер донес гомон сотен голосов, запахи пищи, выкрики, едкий дым и гул барабанов. Их проводник остановился, опустил факел, маленькие глазки под низким лбом с насмешливым вызовом уставились на Хончо.

— Как видишь, у нас пир — в честь сакра, нашего собственного сакра, не того, что бывает у НИХ. И мы справим его снова — в Урсите.

Ньютер кивнул, его тонкие пальцы обхватили подбородок. Мгновение он смотрел в лицо питцина, словно старался запомнить его.

— Так и будет. Ступай, я благодарю тебя. Когда ты придешь в Урсит, я тебя вспомню.

Воин исчез в темноте. Блейд разглядывал залитый светом провал пещеры, откуда доносились бормотание и вопли толпы. Он догадался, что там скопилось немало народа и, вероятно, все были мертвецки пьяны.

— Слип? — разведчик махнул в сторону пещеры.

Ньютер едва заметно улыбнулся.

— Они называют его даймом. Но эффект тот же. Скоты! Я же тебе говорил. Ненадежный народ — именно в этом кроется опасность. Тяжело полагаться на них. Так что исполняй все точно, как я говорил. Пойдем, Мазда, мой бог! — Насмешливая улыбка опять зазмеилась на тонких губах.

Они миновали кольцо огней у входа и очутились под взметнувшимися ввысь каменными сводами. Похоже, часовые по случаю праздника взяли увольнительную, во всяком случае, никто не обратил внимания на новых гостей. Потом кто-то увидел их и пронзительно вскрикнул. На миг в пещере воцарилась тишина.

Блейд огляделся, сердце его забилось сильней. Великолепное варварское зрелище открылось перед его очарованным взором. Гигантский амфитеатр, озаренный мириадами факелов, уходил вглубь и в вышину. Питцины, одетые и полунагие, сидели и лежали на грубых скамьях; некоторые уже валялись на полу. Огромные столы словно проседали под тяжестью глиняных блюд с мясом и чудовищных конических кувшинов, над ними витал запах хмельного. Несколько пар, раздетых догола, занимались любовью, не обращая внимания ни на полупьяных соседей, ни на появившихся в пещере чужаков.

Хончо подтолкнул Блейда вперед.

— Ну, давай! К камню, быстро! Преклони колено! Только не прикасайся к мечу!

Блейд кивнул Он хорошо помнил наставления ньютера. Прямо перед ним, у дальней стены амфитеатра, возвышался округлый валун десяти футов в поперечнике; его верхняя часть была стесана на уровне плеча Блейда. Разведчик, не глядя по сторонам, направился к камню. Его походка была уверенной, плечи — расправлены, голова — высоко поднята; в темных глазах сверкало надменное презрение. Питцины — племя воинов, такие хорошо понимают силу оружия и надменного взгляда.

Его нога утонула в песке, широкой полосой окружавшей камень. Носок задел что-то и, искоса посмотрев вниз, Блейд заметил отсеченную голову. Песок в этом месте пропитался кровью. Он миновал обезглавленное тело и приблизился к камню.

Мертвая тишина повисла в пещере. Теперь он не слышал ни пьяных выкриков, ни гула барабанов, ни бурного дыхания и стонов любовников. Над камнем на высоте десятка футов был высечен в скале трон с двойным сиденьем; словно рука великана, он возносил над толпой двух человек. Мужчину и женщину. Короля Орга и дочь его Тоту. Взгляд Блейда скользнул по лицам властителей и замер на огромном мече, лежавшем на стесанной вершине валуна.

Такие мечи он видел раньше в музеях. Оружие походило на двуручный рыцарский меч — с клинком, заточенным с обеих сторон, вытянутым острием и желобком до середины лезвия. Длинная рукоять, обвитая потускневшим золотым шнуром, сверкала драгоценными камнями; перекрестье гарды было толщиной в два пальца. Чудовищный вес, прикинул Блейд, вспоминая слова Хончо: ни один питцин не мог сражаться этим оружием одной рукой.

Он пал перед камнем на колени, прижавшись к холодной шершавой поверхности лбом, простирая руки вверх — осторожно, чтобы не коснуться меча. Амфитеатр взревел, гулкое эхо раскатилось под сводами. Что это значило? Одобрение или жажду крови? Блейд не мог сказать. Он поднялся, обошел камень справа и замер у стены — в точности выполнив указания Хончо.

Теперь у камня, повторяя ритуал, был ньютер. Отдав почести, Хончо присоединился к разведчику; вместе они шагнули на ступени грубой лестницы, что вела к трону. Внизу в пьяном безумии ревела толпа. Голос Хончо, негромкий, но отчетливый, пробивался через этот сокрушающий гул.

— Я преклоню колени перед Оргом и его дочерью. Но помни, ты должен стоять прямо! Мазда не дарит смертным знаков почтения. Не произноси ни слова, пока к тебе не обратятся Ты — бог, и должен вести себя так, как я тебе говорил. Но если случится что-то непредвиденное, действуй по своему разумению.

Они остановились перед троном. В полумраке, за высокой спинкой, Блейд заметил блеск клинков и неясные контуры фигур. Стражи. Бой барабанов и неистовый рев толпы наполняли пещеру громовыми раскатами Хончо опустился на колено.

— Орг, Тота! Я привел того, о ком говорил! Мазду! ТОГО, КТО ПРИДЕТ К НИМ!

Мужчина на троне не пошевелился. Налитые кровью глаза, потонувшие в складках обвислой кожи, уставились на Блейда. Недоверчивые, пронзительные, безжалостные… Блейд не отвел взгляда. Гул толпы начал стихать, и когда Орг заговорил, слова его упали в мертвое молчание подземного зала, как камни в недвижную воду пруда.

— Так утверждаешь ты, Хончо! Но почему я обязан верить? Хоть он похож… очень похож! Однако есть ли у тебя доказательства? И есть ли доказательства у него?

Хончо склонил безволосый череп, словно стараясь притушить блеск в глазах.

— Всему свое время, Орг, всему свое время. Но стоит ли требовать доказательств перед толпой? Они признают его богом, если признаешь ты. Подумай, свершилось великое! Мазда, ТОТ, КТО ПРИДЕТ К НИМ, избрал вас. Он явился не к НИМ, а к вам, питцинам! Значит, все, что написано в Великой Книге Тарна, ложь! Он ваш бог, бог питцинов, а не ИХ, и вам подарит свою мощь и благословенье. Он посадит тебя в Урсите, там, где ты должен властвовать по праву. Все так просто, Орг. И единственное, чего я прошу — избрать меня своим проводником.

Щелочки раскосых глаз, заплывших жиром, бесстрастно следили за ньютером. Орг, приземистый, с могучими плечами и огромным выступающим животом, замер на каменном сиденье, словно почуявший добычу зверь. Внезапно он пошевелился.

— Возможно, ты прав, Хончо. Пока я не сказал ни слова против. Я не утверждал, что твой бог — ложный. Мазда? Почему бы и нет? Особенно если помнить о наших целях. — Он повернулся к дочери. — Как ты считаешь, Тота?

Девушка вздрогнула. Едва лишь Блейд появился у трона, её глаза с жадным требовательным интересом следили за ним. Миндалевидные, с характерным для монголоидной расы разрезом. Их взгляд говорил без слов. Лицо Тоты, словно вырезанное из слоновой кости, обрамляли черные локоны. На темени они были собраны в сложную прическу; крохотные золотые гребни сверкали в башне темных волос. Ослепительно-белые зубы, полный рот с алыми губами, изящный носик — маленький, прямой… Эта девушка была очаровательна! Юбочка из замши обтягивала тонкую талию, оставляя открытыми стройные ноги с прелестными лодыжками; соски крепких упругих грудей манили неясным обещанием.

Блейд невозмутимо смотрел на девушку, почти физически ощущая скользивший по телу взгляд. Это не вызывало отвращения — наоборот, его возбуждал наивный интерес дикарки. Её глаза надолго застыли, изучая его колени, бедра… алые губы приоткрылись в нетерпеливом вздохе… кончик дразнящего языка показался меж жемчужинами зубов. Тайный язык, полный значения для того, кому адресовано послание!

Блейд подумал, что никогда не встречал в женщине подобного сочетания — изысканная красота и неприкрытое откровенное желание. Она любовалась его могучим телом и, как племенная кобылица, завидевшая жеребца, едва заметным наклоном головы, огненным блеском глаз словно говорила — возьми меня… возьми… если сможешь догнать!

Тота наклонилась к отцу, что-то шепча в заросшее седоватым волосом ухо. Ньютер, не поворачивая головы, процедил сквозь зубы:

— Она хочет тебя… на это я не рассчитывал… во всяком случае, не так быстро. Будь осторожен, Блейд! Я уже не могу помочь тебе. Но если ты победишь… все может сложиться к лучшему.

Победишь? Что это значило? Взгляд Блейда метнулся к темной нише за троном. Там, загораживая проход широкой спиной, стоял молодой питцин. Ситуация становилась ясной — или смерть, или Тота.

Воин шагнул вперед, его глаза горели ненавистью. Ростом он превосходил остальных соплеменников, хотя был ниже Блейда на полголовы. Чудовищные бугры мускулов перекатывались под обнаженной кожей, грудь прикрывало широкое костяное ожерелье. Блейд пригляделся — то были человеческие зубы, нанизанные в несколько рядов.

Рослый питцин склонился к девушке, схватил её за руку и что-то сказал. Орг зашелся от хохота, хлопая себя по жирной ляжке, но его дочь нахмурилась. Смысл этой сцены был понятен Блейду; он сохранял величественное спокойствие — мелкие дрязги людей не стоили божественного внимания. Внезапно Тота вырвала руку и, сжав кулак, ударила великана прямо в лицо. Воин отшатнулся. Его бровь была рассечена, он бросал яростные взгляды то на девушку, то на Блейда. Орг захохотал еще громче.

Дочь короля встала, темные глаза метали молнии. Шаг, еще шаг… Кровь ударила Блейда в голову. Её бедра гибко колыхались, твердые груди манили, как родник в пустыне…

— Будь осторожен, — прошипел сзади Хончо. — Эта женщина правит Оргом! И если она захочет, наши головы украсят подножие жертвенного камня!

Но Блейд не слышал предостережений ньютера; Тота стояла перед ним и твердые коричневые соски почти касались его груди. Она приподнялась на носках, маленькие руки легли на шею Блейда, лаская обнаженную кожу, губы раскрылись в улыбке обещания.

— Я верю, что ты бог, — её низкий голос, чуть хриплый, манящий, звучал для Блейда громче грохота барабанов. — Может быть, ты не Мазда — кто знает? Но ты — бог! И я хочу тебя.

Она прижалась к Блейду, тонкие пальцы скользнули по его плечам, язык, словно жало змеи, показался меж раздвинутых зубов. Да, эта женщина знала, что такое поцелуи!

— Тота хочет тебя, — повторила она, — но ты внесешь плату кровью. Убей Гутара! Убей! Вот моя цена!

Блейд держал её в объятиях. Кожа, нежная, как лепесток лилии, источала аромат смерти и любви. Через плечо девушки он видел Орга, раздававшего приказы. Люди вносили оружие, очищали место, сдвигая к стенам тяжелые скамьи.

Шепот Хончо раздался за спиной:

— Ты убьешь его, не сомневайся!


Глава 6

Дикая оргия прекратилась. Питцины, почуяв запах крови, отхлынули к стенам подземного зала, освобождая центр для поединка. Шарканье сотен ног, стук летевшей на пол посуды, грохот отодвигаемых скамей и столов слились с долгим торжествующим воплем:

— Гутар! Гутар! Гутар!

Тота выскользнула из объятий Блейда. Слабый румянец окрасил щеки девушки, ноздри трепетали от возбуждения. Последний раз коснувшись его губ жалящим поцелуем, она вернулась к трону и села, улыбаясь своему избраннику.

С высоты лестницы Блейд осмотрел зал. Шакалы! Оскаленные клыки окружали его, звериный вой давил в уши. Он перевел взгляд на Гутара. Шакалы, среди которых завелся волк! Сильный, свирепый, почуявший соперника-самца, готовый вцепиться ему в глотку… Они ошибаются, вся эта мерзкая кровожадная стая. Не волк пришел к ним — тигр! Тигр, который будет властвовать над ними!

Орг сделал Блейду знак приблизиться. Гутар уже стоял по левую руку короля, опираясь локтем о каменную спинку трона. Он плюнул под ноги Блейду и прошипел ругательство.

Вероятно, предстоящая схватка, привела Орга в отличное настроение. Заплывшее салом лицо с вислыми щеками растянулось в улыбке. Король запустил пальцы в жидкую поросль на подбородке и хитро уставился на Блейда.

— Тота решила правильно. О, моя дочь мудра и видит в сердцах людей и богов! Бой покажет! Если ты в самом деле Мазда, то возьмешь голову Гутара. А нет — он получит твою! — Орг ткнул толстым пальцем в сторону песчаного полукруга у валуна. — Погляди, сегодня он уже прикончил троих. Они жаждали ласк Тоты и, по обычаю, в день сакра попытались сделать Гутара короче на голову, хо-хо-хо! — Король гулко захохотал, потом внезапно наклонился вперед, узкие щелочки глаз впились в непроницаемые зрачки Блейда. — Ты взял Тоту без боя, по её желанию — но оставить себе можешь только ценой крови! — Он поднял голову и рявкнул: — Я, Орг, владыка питцинов, сказал! Выбери оружие, Мазда!

Спустившись по лестнице, Блейд осмотрел груду коротких мечей, топоров, копий и шипастых булав, затем отрицательно покачал головой. Он выхватил из ножен свой гибкий тексиновый клинок, крест-накрест располосовал воздух и впервые нарушил молчание:

— Мне нужен щит, — резко произнес разведчик. — Больше ничего.

Он бросил взгляд на Хончо. События разворачивались непредвиденно и ньютер выглядел не лучшим образом. Сейчас его хитроумные планы повисли на кончике меча Блейда. Разведчик насмешливо усмехнулся. Даже существо с четырнадцатым уровнем разума не может предусмотреть абсолютно все!

Вдруг на королевском возвышении раздался яростный вопль, и Гутар, безоружный, бросился на Блейда, в три прыжка преодолев лестницу. Очевидно, он счел его улыбку презрительным намеком в свой адрес и решил без церемоний разделаться с чужаком. Блейд скользнул в бок и, когда здоровенный питцин пронесся мимо, подсек его ногу. Гутар, споткнувшись, врезался головой в песок.

Глаза Блейда метнулись налево, потом направо. Кажется, он добился впечатляющего эффекта Толпа притихла, как стая шакалов, устрашенных оскалом тигриной пасти. Король Орг задумчиво почесал чудовищный живот. Тота заливалась смехом, хлопая в ладоши. На бледном лице Хончо можно было прочесть явное облегчение.

Мясистая рука Орга протянулась в сторону Гутара, тот привстал на колено, отряхивая песок с груди и плеч.

— Ты! Не советую торопиться! Иначе я сам возьму твою голову!

Поднявшись и что-то злобно ворча, Гутар отошел в сторону. Его бровь — там, куда попал кулачок Тоты — вспухла. Крохотные глазки короля уставились на Блейда, и он милостиво пояснил:

— В таких схватках питцины не пользуются щитами. Вы будете драться обнаженными, и каждый должен выбрать что-нибудь одно. Таков обычай. — Он снова в задумчивости поскреб живот и добавил: — Можно взять еще сеть… или веревку… — теперь глаза Орга с сомнением изучали узкий клинок Блейда. — Конечно, ты — бог… Но неужели ты надеешься заколоть Гутара этим вертелом?

Блейд не успел отметить, как его противник взревел:

— Пусть он берет щит! Пусть! Но тогда по закону и я выберу что хочу!

Разведчик повернул голову. Питцин потрясал луком, из колчана, висевшего на плече, торчали три стрелы. Тяжелый короткий меч и сеть довершали его снаряжение.

Орг вопросительно посмотрел на Блейда.

— Ты согласен?

У питцина будет три попытки. Тут все решит быстрота реакции. Затем… затем щит окажется немалым преимуществом. Блейд решительно кивнул.

— Да. И пора начинать. У Гутара уже чешется шея.

Огромный питцин взревел и в ярости замотал головой. Блейд мог считать, что достиг своей цели. Он верил в свои силы, но психологическое давление на противника никогда не было лишним. Окинув Гутара презрительным взглядом, разведчик пустил последнюю стрелу.

— Мазда разрешает тебе помолиться — прежде, чем примет твою душу. Вместе с головой, разумеется.

На этот раз питцин не ответил. С кошачьей ловкостью он прыгнул в центр арены и застыл у священного камня, слегка раскачивая левой рукой свисавшую до самого песка сеть. Лук с колчаном были перекинуты за спину: в правой руке Гутар держал меч — короткий, тяжелый с широким обоюдоострым лезвием.

Из толпы Блейду бросили щит — круглый деревянный диск, обтянутый толстой кожей, с металлической шишкой посередине. Дурные предчувствия овладели им. Щит оказался не больше блюда для салата и, мягко говоря, не соответствовал ожиданиям Блейда. Ему придется двигаться чертовски быстро, чтобы защитить этой суповой крышкой свои ноги и огромный торс. Теперь три стрелы Гутара представляли серьезную опасность.

Блейд покрепче перехватил щит и взглянул на Тоту. Девушка наклонилась вперед в своем каменном кресле, её глаза были прикованы к обнаженному телу разведчика. Она не смотрела ему в лицо. Блейд увидел, как розовый язычок скользнул по алым губам. Змея! Змея с ядовитым жалом! Но придет время, и он…

Время еще не пришло — перед ним был Гутар. Длинные руки давали Блейду преимущество; он мог попытаться достать врага клинком. Но удачный бросок сети сковал бы меч или даже оставил его безоружным. Рисковать не стоило. Блейд начал кружить около Гутара, в надежде спровоцировать противника на поспешную атаку.

Однако питцин был опытным бойцом. С началом схватки его гнев словно испарился; он пристально следил за Блейдом, поворачиваясь лицом к нему, но явно не хотел атаковать первым. Его клинок описывал короткие сверкающие дуги, готовый парировать удар.

У стен пещеры бушевал прибой. Сквозь грохот барабанов Блейд различил лишь два слова:

— Гутар, Гутар! Гутар! Гутар убей! Убей — убей — убей — убей — убей!

Словно болельщики на стадионе, жаждущие гола, мелькнуло у Блейда в голове. Болельщики? Стадион? Где это было? Когда?

Гутар метнул сеть. Блейд предвидел бросок, но не сумел быстро увернуться — его противник прекрасно владел ремеслом ретиария. Сеть накрыла голову и плечо разведчика, сковав движения правой руки. Питцин ринулся на него; широкое плоское лицо перекосила злобная ухмылка. Гутар не собирался рубить сплеча, как ожидал Блейд. Используя меч подобно кинжалу, он нанес колющий удар, направленный снизу вверх, прямо в живот.

Блейд действовал почти инстинктивно, без размышлений. Отшвырнув щит, он перебросил меч в левую руку. Рискованный маневр, особенно когда враг поймал тебя в сеть. Стоило Блейду выронить оружие, и его песенка была бы спета.

Но он не промахнулся. Он вовремя поймал рифленую рукоять и резким выпадом вниз отбил клинок. Гутара. Острие короткого меча царапнуло его бедро, питцин стремительно выпрямился, и в этот момент Блейд нанес ему сокрушительный удар головой в лицо. Гутар покачнулся и получил второй удар — ребром ладони по виску. Сеть мешала Блейду, однако удар был очень силен. Его противник упал на четвереньки, изрыгая проклятия.

На миг его спина оставалась незащищенной, однако позиция, в которой находился Блейд, не позволяла нанести смертельный укол. Он пнул питцина в ягодицы, сорвал с головы сеть и, перебросив клинок обратно в правую руку, поднял свой щит. Потом быстрым круговым движением попытался набросить сеть на Гутара.

Питцин перекатился по песку, не выпуская меча, и вскочил на ноги. Он медленно пятился назад, настороженно глядя на Блейда. Сеть лежала между ними — серая веревочная паутина, бесполезная и пустая. Гутар поднял левую руку к плечу — потянулся за колчаном.

Разведчик стремительно атаковал. Обманный финт заставил Гутара высоко поднять меч, чтобы защитить глаза. Враг открылся — и теперь, по всем правилам фехтовального искусства, Блейд шагнул вперед, наметил точку между ребер и сделал резкий выпад. Тексиновый клинок должен был пронзить сердце противника и на ладонь выйти из спины. Но случилось чудо — широкий меч Гутара с невероятной скоростью пошел вниз, парируя удар.

Чудо? Блейд нахмурился. Нет. Этот варвар, этот дикарь владел своим примитивным оружием так же искусно, как он сам — шпагой. И в этот момент он понял, что его ждет настоящий бой. Пальцы босой ноги коснулись чего-то влажного, холодного… Мертвая голова! Он раздраженно отшвырнул ее. Еще одна ошибка — и его голова будет стыть на песке… Он не испытывал страха, но быстрое движение клинка Гутара было росчерком мастера и, следовательно, призывом к осторожности. Ему придется разработать правильную стратегию схватки, что потребует времени и умственных затрат. Короткий бой не получился, и он не сумеет взять врага на измор. Блейд знал, что находится в прекрасной форме, но Гутар ни в чем не уступал ему.

Испарина еще не проступила на их телах. Питцин по-прежнему отступал, угрожая мечом и пытаясь дотянуться до лука. Стрела уже была зажата в его зубах. Блейд снова атаковал. Гутару удавалось парировать удары, но лук все так же висел за его плечом. И каждый раз, когда он протягивал к своему оружию руку, Блейд делал яростный боковой выпад.

Он непрерывно атаковал. Узкий клинок плел финт за финтом, метался в вихре движений, прокладывая путь к сердцу питцина. Только один удар… Гутар лихорадочно отбивался, уже не пытаясь достать лук.

Тревожное предчувствие сжало сердце Блейда. Что-то шло не так. Он уже тяжело дышал, а грудь его врага вздымалась в прежнем ритме, размеренном и спокойном. Темные глаза, прятавшиеся в щелочках век, смотрели на него с уверенностью охотника, загоняющего зверя.

Блейд начал теснить противника к камню, на котором покоился священный меч. Гутар мгновенно понял, что, прижатый к валуну, лишится возможности маневрировать. Он сделал попытку отступить в сторону лестницы, но клинок Блейда отрезал этот путь. Сверкающее серебристое лезвие мелькнуло как жало змеи и плечо Гутара окрасилось кровью. Но рана была неглубокой — острие только вспороло кожу. Гутар презрительно сплюнул. Он уже не пытался достать лук, Блейд не давал ему для этого времени.

Шаг за шагом разведчик гнал питцина туда, где опыт, позиция и мастерство давали ему решающее преимущество. Он прижмет Гутара к валуну… Скоро… Только один удар… Но тревожный набат в висках не умолкал. Испарина выступила на теле. Кто знал, что этот дикарь так умело владеет оружием…

Камень серой громадой высился за спиной Гутара. Он попытался уйти вправо, но клинок Блейда чиркнул по его предплечью. Питцин скользнул влево, и тексиновое острие взрезало кожу на груди. Теперь Блейд играл с ним — с жестокостью, о которой раньше даже не подозревал. Серия обманных движений, меч противника взлетел вверх, чтобы отбить выпад… Затем — укол. В грудь, в живот, в пах… Игра подходила к концу, и это придавало ему сил. Дюжину раз он мог проткнуть питцина, но останавливался в последний момент. Пусть враг истечет кровью… Рев толпы ураганным ветром давил в спину.

Время пришло! Сейчас он прикончит этого дикаря. Его клинок нес смерть. Финт, еще финт, выпад… Сейчас!

Но Гутар оказался быстрее. Он присел, и лезвие вместо сердца вошло в левое плечо, скользнув по кости. Огромная ладонь питцина сжалась; в следующий миг горсть песка полетела в лицо Блейду. Веки опалило, словно огнем. Он отступил, приняв защитную стойку, пальцами левой руки протирая глаза; брошенный щит покатился по арене.

Ослепление почти прошло. Он видел, как Гутар снова шарит по песку, и отступил дальше, прикрывая глаза ладонью. Больше этот номер не пройдет. Сейчас восстановится зрение, он поднимет щит и…

Гутар швырнул не песок. Мертвая голова пушечным ядром врезалась Блейду в висок. Оглушенный, он шагнул назад, его ноги топтали давно забытую сеть, она обвивалась вокруг щиколоток, тянулась вниз…

Блейд рухнул на спину, ударившись запястьем о край щита. Выбитый из руки меч отлетел в сторону, он потянулся за оружием, но Гутар уже стоял над ним. Окровавленный, страшный, питцин сжал обеими руками рукоять своего тяжелого клинка и с гортанным криком опустил его на голову Блейда.

Щит! Движение было стремительным, как мысль. Он успел подставить щит, но страшный удар почти перерубил пополам обтянутый кожей каркас. Второй пришелся на металлическую бляху; брызнул сноп искр, и щит распался надвое. Толпа взревела. Шакалы разинули пасти, истекая слюной, а волчьи клыки тянулись к горлу Блейда.

Гутар придавил его грудь коленом, наклонился, занес меч… Не отрывая взгляда Блейд следил, как короткое лезвие падало вниз, прямо в горло. Он отразил удар половиной щита и потянулся к луку, торчавшему над плечом питцина. Его пальцы сомкнулись на твердом дереве навершия, и Блейд с силой рванул лук к себе. Звякнула тетива, врезавшись в толстую шею Гутара; неимоверным усилием он попытался выпрямиться, чтобы нанести последний удар, но Блейд держал крепко. Потеряв равновесие, питцин свалился прямо на распростертое тело врага.

Теперь они оба были покрыты кровью. Блейд захватил руку питцина. перекатился на бок. Если прижать Гутара к земле, он сможет задушить его тетивой… Мгновенная картина, как стоп-кадр, мелькнула в памяти разведчика. Огромный зал, распятые в реве рты, рыжий великан перед ним на коленях, и его руки, затягивающие вокруг чудовищной шеи жгут огненных волос…

Тетива лопнула. Окровавленное тело Гутара скользило под пальцами. Питцин перевернулся на спину и нанес мечом удар вверх. Блейд, увернувшись, вскочил. Зрение вернулось к нему, но в затоптанном, залитом кровью песке он не мог разглядеть узкую полоску тексинового клинка.

Гутар тоже был на ногах. Блейд швырнул в него разрубленный щит, и питцин, свирепо оскалившись, отбил удар локтем. Угрожая мечом, он начал загонять Блейда к камню — туда, где несколько минут назад сам истекал кровью.

Блейд отступал, шаркая ногами, не осмеливаясь отвести взгляд от широкого лезвия. Но под его голыми ступнями был только песок, холодный влажный песок. Он не может найти меч! Спина Блейда уперлась в камень. Гутар оскалил зубы. Его покрытое кровью лицо было маской зверя.

Рука Блейда скользнула к вершине каменного алтаря, пальцы легли на массивную рукоять огромного меча, мышцы напряглись, застыли буграми. Гутар яростно вскрикнул и, выставив свой клинок, рванулся вперед; глаза питцина горели торжеством. И тут большой меч пропел погребальную песню. Лезвие широким полукругом сверкнуло в воздухе, и Блейд ощутил дрожь, прошедшую по клинку, когда он вошел в шею Гутара. Его голова взлетела вверх, на мгновение застыла и с глухим стуком упала на песок.

Блейд смахнул со лба пот, потом, опершись на меч, обвел взглядом амфитеатр. Внезапно он понял, что в пещере царит мертвая тишина. Казалось, в окружавшей арену толпе жизни не больше, чем в теле Гутара, распростертом у его ног. Через секунду Блейд вспомнил забытое в кровавом мареве боя. Он коснулся Священного меча! Он поднял его на человека, осквернил убийством! Лучший боец племени пал жертвой этого клинка! А сейчас, очевидно, жертвой станет он сам. Стая шакалов разорвет его на части!

Повернув голову, он увидел, что Хончо стоит перед троном. Похоже, владыки питцинов совещаются с ньютером. Орг бросил в его сторону быстрый взгляд. Пусть… Он снова вытер пот, смешанный с кровью, и крепче сжал рукоять. Дыхание восстанавливалось; хотя он смертельно устал, шакалы не получат его голову без боя.

Король Орг, Тота и Хончо приближались к нему. В огромном подземном зале по-прежнему висела тишина: ни вздоха, ни шепота в сгустившемся в тревожном ожидании воздухе.

Три властителя были совсем рядом. Блейд стиснул зубы, меч трепетал в его ладонях. Внезапно Хончо и девушка остановились; Орг сделал шаг вперед и упал на колени перед Блейдом. Его рука потянулась к окровавленному мечу, пальцы скользнули по лезвию, потом он провел на лбу широкую алую полосу.

Голос короля прозвучал над замершей толпой:

— Мазда! ТОТ, КТО ПРИДЕТ К НИМ! Великий Мазда! Ты почтил детей своих, питцинов! Ты поведешь нас в Тарн, ты возвратишь наше наследство! О Мазда, высочайший властелин! Мы приветствуем тебя! Мы признаем тебя! Мы повинуемся тебе! И я, твой раб, покорно молю: окажи мне знак твоего благоволения!

Еле слышно Орг прошептал:

— Коснись мечом моего плеча. Сделай то же самое, когда подойдет Тота, и быстро уходи с ней! Меч возьмешь с собой.

Блейд глубоко вздохнул. Жизнь бурлила в нем, и кровавый дурман битвы отступал все дальше и дальше, туда, где хранились воспоминания о десятках таких же схваток, о торжестве побед, о смерти врагов и друзей. Он поднял меч и дотронулся до плеча Орга.

Тота склонилась перед ним. Как и отец, девушка провела по лезвию ладонью и размазала кровь на лбу. Её голос, громкий и мелодичный, наполнил подземный зал:

— О Мазда, наш повелитель! Прими мою любовь! И дай мне свою!

Блейд прикоснулся клинком к обнаженному плечу девушки. Кровь Гутара еще не запеклась и маленькая струйка, словно красный извивающийся червь, скользнула по ключице Тоты и стекла в ложбинку меж твердых грудей.

Девушка поднялась и протянула руку.

— Пойдем, — тихо сказала она. — Не говори ничего.

Дочь короля вела разведчика по залитому кровью песку арены, мимо каменного алтаря, к трону. Её пальцы твердо сжимали кисть Блейда, он ощущал трепет её тела и знал, что лихорадочное возбуждение сжигает Тоту. Они поднялись по ступеням к узкому проходу за спинкой каменного кресла. Стражи, бросив копья, упали на колени, пряча лица и глаза, не осмеливаясь посмотреть на Блейда.

Узкий проход перед ними, освещенный редкими факелами, вел в глубь горы. У первого поворота Блейд услышал, как Орг что-то прокричал; восторженный рев толпы ответил ему. Снова крик и сокрушающий рев, снова и снова… Король вдохновлял перед набегом свою орду.

Тота привела его в небольшую камеру, высеченную в недрах утеса. Факел, закрепленный на стене, бросал скудный свет на низкое ложе из шкур и каменный стол с кувшином. Поверхность воды мерцала красноватыми отблесками, бока глиняного сосуда запотели. Блейд рванулся к кувшину, но девушка яростно вцепилась в его руку.

— Я умираю от жажды, — голос Блейда был хриплым, горло пересохло. — Мне надо обмыть рану. Ты сможешь перевязать ее?

Не выпуская руку разведчика, Тота упала на колени и приникла ртом к царапине на бедре.

— Я исцелю её своими губами!

Блейд оперся на меч и посмотрел вниз, на склоненную головку с башней темных волос. Возбуждение девушки передалось ему. Губы Тоты ласкали его кожу, вызывая мучительную дрожь желания. Он погладил завитки локонов, струившихся на точеные плечи, и девушка слабо застонала. Бледное лицо поднялось к нему, алые губы приоткрылись — кровь обагряла их. Его кровь.

Когда Тота заговорила, её голос дрожал, но слова были твердыми и властными.

— Мы одни, мой повелитель, и сейчас ты для меня — не Мазда, не бог. Запомни, правлю здесь я, и не питай ложных надежд. Я приказываю — ты подчиняешься.

Ее плечи приподнялись, ладони скользнули вверх, пальцы впились в плоть Блейда как когти хищника, загнавшего желанную добычу.

— Ты убил Гутара… хорошо, я хотела этого… Когда-нибудь наступит твой черед… но не скоро, не скоро… Ты подчинишься мне… ты отдашь мне силу своего тела… — её шепот походил на заклинание, глаза горели колдовским блеском. — Ты отдашь… отдашь, мой повелитель. Не бойся, сюда не войдут. Никто не посмеет войти в опочивальню Тоты…

Ее губы полыхали, язык обжигал, рот казался бездонной пропастью. Блейд стиснул рукоять меча, драгоценные камни царапали, рвали кожу. Он закрыл глаза, его тело содрогнулось, уступая зову плоти.

Но разум разведчика оставался холодным и ясным. Он знал, что его завлекли в лабиринт, в дьявольскую паутину ходов, где предстояло блуждать долго, очень долго. И пока он не мог различить свет впереди, а конец путеводной нити прятался в тумане неизвестности.


Глава 7

Блейд провел в ущелье два дня. Тут он мог легко следить за временем — свет сменялся тьмой, а иногда сквозь мутную пелену пробивался отблеск багрового солнечного диска. Погода была ненастной. Насытившись любовью, они с Тотой седлали небольших косматых лошадей и отправлялись на прогулку. Блейд изучал окрестности; казалось, кроме ложа дочери короля, ничто не ограничивало его свободы. Эта земля была суровой и дикой. Коварные ущелья перемежались черными хребтами в зазубринах остроконечных пиков, стремительные потоки буравили каменную плоть гор, очертания утесов напоминали демонов Дантова ада.

В те редкие минуты, когда Тота отпускала его, Блейд вспоминал другую жизнь — там, где над зелеными долинами и шумными городами вставало яркое земное солнце. Когда же компьютер Лейтона вернет его обратно? Он не испытывал больших волнений на сей счет. Он знал, что Дж., как верный пес, следит за его безопасностью и не позволит профессору слишком долго держать его в этом чистилище.

Пожалуй, возвращаться было рановато — его миссия еще не завершена. Две женщины, одна стычка, мрачные горы питцинов, да башня, нафаршированная чудесной техникой Тарна… О чем еще он мог рассказать? Но иногда Блейд был готов немедленно отправиться назад, бросив свои исследования на середине. Ненасытность Тоты поражала его.

Пока он держался — в этом отношении он был на редкость вынослив и силен — но первоначальное возбуждение сменилось утомлением и скукой. Даже великая страсть меркнет со временем, и два дня — вполне достаточный срок, чтобы пламя опало и угли подернулись пеплом. Блейд, однако, был осторожен и продолжал разыгрывать пылкого любовника. Эта хрупкая девушка, поработившая его тело, казалась опаснее Орга и Хончо вместе взятых.

Они находились в подземной опочивальне, на ложе из шкур. Тота, оседлав Блейда, сжимая его бедра коленями, издавала животные стоны. В такие моменты она напоминала ему ведьму — суккуба, высасывающую жизнь и кровь мужчин.

Она склонилась над Блейдом, прижала лицо к могучему плечу, замерла; хищные острые зубки покусывали шею, подбирались к горлу. Она любила говорить в такой позе, ощущая в своем теле его плоть, — говорить под аккомпанемент мелких скользящих движений, перемежая стремительный поток слов короткими вскриками. Так могло продолжаться часами.

— Когда мы захватим Тарн и убьем Хончо, я хочу, чтобы ты сделал для меня одну вещь… — влажные губы ласкали мочку его уха.

— Какую, Тота?

Бархатистое чрево скользнуло вниз, потом вверх… Еще раз, еще… Короткий стон и шепот:

— Ты должен убить Орга… Ради меня… ради нас… На троне Тарна нет места для троих.

Блейд прижмурил глаза; её распущенные волосы щекотали шею.

— Для троих, Тота? А для нас с тобой трон достаточно просторен? Или речь идет только о тебе? Хотел бы я знать, кого ты наймешь, когда придет время разделаться со мной.

Она приближалась к экстазу. Выгнув спину, запрокинув голову, Тота раскачивалась все сильней, все резче.

— Еще не знаю… — Голос её стал прерывистым. — Но я найду выход…

Протяжный стон, потом её тело безвольно распласталось рядом. Суккуб на время был удовлетворен.

Блейд, отдыхая, поглаживал нежный шелк её плеча. В этой комнате и в этой постели он не был Маздой — впрочем, Орг и Хончо тоже не считали его божеством. Вчетвером они провели немало времени за разработкой планов и, казалось, пришли к согласию. Но Блейд не строил иллюзий по этому поводу. Каждый — и он в том числе — рассчитывал в нужный момент избавиться от остальных компаньонов.

Кто из этой троицы представлял наибольшую опасность? Блейд думал, что Тота. Но Орг был страшен своими неожиданными вспышками ярости. К тому же, он начал ревновать дочь и свою королеву — у питцинов, как в стае шакалов, кровосмешение не было под запретом. Орг предложил её Блейду как подарок, в виде жеста гостеприимства или политического маневра, но терпение его иссякло. Король стал раздражительным, мрачным и пребывал в дурном расположении духа.

Хончо также представлял немалую проблему. Высокоразвитый мозг гомида, случайно попавший в тело ньютера, породил существо умное, хитрое, изворотливое. Его разум не уступал разуму Блейда; к тому же, научные познания Хончо давали ему большое преимущество. Он владел тем, что пока оставалось для разведчика тайной за семью печатями — могущественной, чудесной техникой Тарна.

Однако Блейд не считал партию проигранной. Похоже, его компаньоны позарез нуждались в божественном благословении Мазды. А это означало только одно — без его помощи Урсит не взять.

Рядом с ним зашевелилась Тота. — Может быть, я не убью тебя, — странная нежность звучала в её голосе. — Ты не похож на других мужчин. Орг, Гутар и все остальные… великие воины племени… Перед тобой они — ничто! Найду ли я в Тарне настоящего мужчину — такого, какой мне нужен? Их властители — низкорослые высохшие твари, я прикажу всех перебить! — Она засмеялась и игриво подтолкнула его в бок. — Нет, Блейд, ты еще поживешь!

— А Хончо? Что ты собираешься делать с ним?

— С этой бесполой крысой? Ведь он… — Тота приподнялась на локте, словно хотела сказать что-то важное, и вдруг захохотала. — Нет, нет, Блейд, у тебя не будет повода ревновать к нему! Он хитер и обладает большой властью. Но для женщины — бесполезен!

Что-то недоговаривает, понял Блейд. Сейчас любые сведения о ньютере были для него на вес жизни. Скоро, очень скоро он должен вернуться в Тарн — туда, где Хончо всемогущ и всесилен… «Я, принципат прово, приказываю!..» Так что же эта маленькая змея знает о достойном принципате?

— Ты говорила, что Хончо иногда требует девушку? В те дни, когда приходит к вам в ущелье. Для чего?

Тота сощурилась.

— Для чего? Тебе так важно знать? Не спеши, с Хончо я разберусь сама.

— Важно, — подтвердил Блейд. — За этим может скрываться слабость, а у Хончо немного слабостей. И все — здесь, в ваших ущельях, а не в Тарне. Его не так легко убить, как ты полагаешь, — он вспомнил свою бесславную битву с фантомом и усмехнулся. — Если Хончо бесполезен для женщины, то почему он интересуется ими? Я хочу знать. Пойми, оружие бывает разным… и убивают не только меч и копье.

Тота пристально глядела на него. Блейд убедился, что она соображала быстро — в те минуты, когда не думала о сексе.

— Возможно, ты прав, — она задумчиво кивнула. — И я знаю, что Хончо делает с женщиной! Ничего! Ничего, о чем стоило бы говорить!

— Откуда тебе известно?

— Я расспрашивала девушек. Из любопытства… Он беседует с ними. Задает вопросы. Иногда заставляет кое-что показать, — Тота хихикнула. — Но больше не делает ничего. Да и что он может?

Что ж, в некотором смысле ему повезло, подумал Блейд, чувствуя, как теплое колено Тоты скользнуло к его паху. Он продолжал гнуть свое.

— Расскажи все по порядку. Это может оказаться важным.

Достаточно важным, чтобы спасти его шкуру, как он теперь понимал. Секс! Не здесь ли ахиллесова пята Хончо? Его слабое место? Странная мысль… Однако Блейд чувствовал, что в этом есть нечто… какая-то ирония судьбы. Он вспомнил улыбку на лице ньютера — там, в башне, в покоях Зулькии… Нет, Хончо не был бесстрастным наблюдателем!

Кажется, до Тоты дошло, что его расспросы серьезны, и она принялась выкладывать подробности.

Любовь гомидов вызывала у Хончо жгучее любопытство. Со страстью исследователя — или фанатика-коллекционера — он стремился собрать как можно больше фактов об этом предмете. Физиология секса, половые органы, позы и ощущения, периодичность, сила реакции… Его интересовало все. Внешнюю сторону событий Хончо постиг с помощью девушек-питцинок — они не отличались скромностью и охотно демонстрировали ему технику дела. Но что касается сути… Вопросы, которые ньютер задавал женщинам, доказывали, что он мучительно стремится понять именно суть Великой Тайны. Любовь гомидов разительно отличалась от животного соития цебоидов — но почему?

Блейд вслушивался в негромкий голос Тоты, и странная жалость начинала овладевать им — вместе с нарастающей уверенностью, что он действительно нашел уязвимое место Хончо. Муки терзали душу этого человека… Разведчик не в первый раз поймал себя на том, что думает о ньютере именно как о человеке. Сначала Хончо, как и несчастный Мойна, был для него неопределенным, безликим ОНО; сейчас стал личностью, человеком. По роковой случайности человеческий мозг попал в тело ньютера — эта догадка Блейда превратилась в уверенность.

Он подавил щемящее чувство сострадания. Что ж, если Хончо — человек, тем хуже для него. Ибо человек — самый страшный враг, и чтобы уничтожить его годятся любые средства. Теперь он знал, как это сделать.

Блейд привлек Тогу к себе и стал шептать ей в ухо. Глаза девушки округлились, она отпрянула на край широкого ложа.

— Я? С этим? Никогда! Он же ни на что не пригоден!

Именно это Блейд и собирался доказать самому Хончо. Но он не стал вдаваться в объяснения, и продолжал терпеливо шептать, поглаживая атласное плечо Тоты:

— Так надо. Ты сумеешь это сделать. Ему перед тобой не устоять! Иначе он использует тебя и Орга, а потом разделается с вами. Тебе нужны свои средства нападения и защиты… женские средства. Тогда…

— Говоришь, как Хончо, — недовольно заметила девушка. — Слишком много слов, слишком много расчетов! Я знаю, что мне нужно. И сейчас это получу!

Сопротивляться было бесполезно. Когда все закончилось, Блейд спросил.

— Ну, теперь ты выслушаешь меня?

— Может быть, — она томно потянулась. — Но учти, я сделаю лишь то, что захочу.

Губы Блейда снова приникли к розовому ушку. Шептал он долго; наконец она согласилась. Было ли её сопротивление искренним или притворным, Блейд так и не смог разобраться, но ему показалось, что идея начала привлекать Тоту. Она была не менее любопытна, чем Хончо, и обладала врожденной склонностью к интригам.

Итак, он остался доволен. Семя брошено. Возможно, оно взойдет, возможно — погибнет, хотя почва казалась благодатной. Сейчас не стоило торопить события. Время и обстоятельства сделают это сами, и тогда будет видно, что за урожай возрос на его поле. А пока — пока он должен ждать.

* * *

Возвращаясь вместе с Хончо в сторожевую башню, Блейд взял с собой священный меч питцинов. Сначала король не хотел его отдавать, и ньютеру пришлось изрядно потрудиться, чтобы переубедить упрямца.

— Подумай, Орг! Меч принадлежит Тарну, его место в Урсите, а не в этих диких ущельях. Мы захватим страну, ОНИ будут уничтожены, и меч вернется во дворец — в твой дворец, владыка!

Орг согласился.

В шахте, во время медленного подъема к тоннелю, что вел в башню, ньютер спросил:

— Что ты знаешь об этом мече?

Тяжелый клинок висел у Блейда на плече, отполированный и наточенный. Разведчик покачал головой:

— Ничего. Откуда он?

— Это древняя святыня. Много мегахроносов назад, когда мужчины Тарна были изгнаны из страны и бежали в ущелье, они взяли с собой священный меч.

Блейд читал о тех временах и грандиозной борьбе между мужчинами и женщинами Тарна. Женщины победили и навечно изгнали мужчин в дикие ущелья севера, оставив нескольких пленников для продолжения рода. Тарниоты-изгнанники стали прародителями новой расы — питцинов. Прошли века, но дикий, жестокий народ не забыл о блаженном Тарне, родине предков. Они верили, что наступит день, когда власть над страной вернется к ним, и огромный меч был символом этой надежды.

— Вот почему Орг разрешил нам взять его, — сказал Хончо. — Ты отправишься в Урсит, и меч будет с тобой — как залог победы над НИМИ.

Они вернулись в покои Блейда и ньютер, поручив своего пленника заботам цебоидов, собрался уходить. Но разведчик остановил его.

— Окажи мне услугу, Хончо. Мне было бы приятно снова увидеть Зулькию, эту девушку-мейдаку. Пришли её сюда.

Зеленые глаза превратились в щелочки, легкая улыбка заиграла на тонких губах Хончо.

— Неужели мало того, что ты получил внизу? Мне казалось, что Тота оставила тебя без сил. Или я ошибаюсь?

Блейд молчал.

— Ладно, — ньютер кивнул. — Но встреча будет короткой. Мы провели в ущельях слишком много времени, и я хотел бы побыстрее отослать тебя в Урсит. Скоро начнется сакр.

Он вышел, и Блейд отправился в ванную, где струи благовонного пара смыли пот и грязь, а заодно — воспоминания об объятиях Тоты. Затем он занялся мечом.

Орг дал ему ножны и перевязь, расшитую золотом. Старая ткань почти сгнила, но пока Блейд не мог её заменить. Что касается клинка, то он — был в прекрасном состоянии, тяжелое стальное лезвие отливало голубыми сполохами в бледном свете тарниотского небосвода. Камни, украшавшие меч, были бесподобны. По десять самоцветов с каждой стороны — бриллианты, рубины, сапфиры, изумруды и огромный розоватый камень причудливой огранки, венчающий рукоять. На Земле они стоили бы целое состояние, но Блейд знал, что в Тарне драгоценности не ценились; они были частью священной реликвии — и только.

Он любовался своим новым оружием, с удовольствием ощущая его тяжесть, когда в комнату вошла Зулькия. Пара солдат-цебоидов сопровождала ее.

Блейд шагнул навстречу девушке и внезапно замер. Что-то изменились в ней. Что? Она была одета так же, как в прошлый раз, и водопад великолепных огненно-бронзовых волос все так же струился по плечам и спине; огромные аметистовые глаза спокойно смотрели на него, а яркие губы полыхали, как лепестки тюльпана под майским солнцем. Но что-то изменилось. Тень ожидания мелькнула в её глазах — или ему только показалось?

Цебоиды поклонились и вышли. Блейд догадывался, что непроницаемая силовая завеса опять замкнула дверь, и где-то в глубине огромной башни Хончо прилип к своим экранам. Но сейчас он не хотел об этом думать. Перед ним стояла Зулькия — теплая, живая, прелестная; и хотя лицо мейдаки оставалось бесстрастным, Блейд почувствовал, что сердце его забилось сильней. Он сделал еще шаг, не отрываясь от фиолетовой бездны её глаз, и вдруг веки девушки медленно опустились, словно она хотела предупредить его о чем-то.

Они смотрели друг другу в глаза, соединенные невидимой, неощутимой нитью. Эта связь становилась все крепче и крепче, и никакой экран не мог нащупать ее. Теперь Блейд был уверен — она предупреждает его. О чем?

Тело Зулькии трепетало в его объятиях. Теплые губы прижались к уху Блейда, и он различил едва слышный шепот:

— Поцелуй меня. Я помню, помню… Мне так не хватало этого… — Её голос стал слабым умирающим эхом: — Поцелуй меня… так, как ты умеешь…

По спине Блейда пробежал холодок. Она знала, как чувствительны экраны, и все же пошла на риск. Почему? Но — главное — получится ли то, что она задумала? Он ждал. Её глаза молили, предупреждали. Поцеловать ее… так как он делал в прошлый раз…

Нежные губы коснулись его рта, раскрываясь как лепестки цветка. Язык Блейда ощущал влажную гладкость её зубов — ожерелье жемчужин, обрамленных розовым кораллом. Поцелуй меня… так, как ты умеешь… Кончик языка блуждал в ларце с сокровищами, словно пальцы скупца, пересчитывающего свои богатства. Поцелуй меня… Там было что-то… крохотный цилиндр и комочек вязкого вещества, который удерживал его… Жемчужина оказалась с секретом.

Блейд поднял голову и, прищурившись, посмотрел в фиолетовые глаза мейдаки. Её щеки порозовели, робкая улыбка блуждала на губах. Он чувствовал, как возвращаются силы — словно не было тех бесконечных ночей в подземной опочивальне Тоты. Его руки погрузились в пышные благоухающие волосы, огненная прядь струилась меж пальцев… Блейд поцеловал ее. Крохотный цилиндрик скользнул в ладонь…

Зулькия потянула его к постели. Не размыкая объятий, они опустились в мягкое забвение ложа, их уста соединились снова — пылающие, ненасытные.

Девушка глубоко вздохнула, безмятежное сияние аметистовых глаз ласкало Блейда.

— Теперь я знаю, что такое поцелуй, мой повелитель… — её негромкий голос был чуть хриплым.

— Тогда мы можем продолжать урок. Тебе известно слово «любовь», Зулькия?

На чистом лбу появилась морщинка.

— Нет, господин. Ты объяснишь?

— Может быть… — Он ласково притянул её к себе. — Но лучше, если ты поймешь сама.

Тонкие пальцы коснулись его виска.

— Хончо, ньютер, сказал, что ты заступился за меня. Что ты меня спас… Что наказания не будет… — она ласкала его шею, плечи, грудь. — Прими почтение от твоей рабы, господин. И благодарность…

— Об этом мы потолкуем в другой раз, — горло Блейда внезапно пересохло. — Иди ко мне…

Больше ждать он не мог. Женщина вскрикнула под ним, застонала. Затем… Затем — ничего. Её плоть таяла в руках Блейда, истончалась, ускользала, превращаясь в фантом. Хончо! Дьявольские машины Хончо забирали ее!

Блейд в ярости распластался на кровати, еще чувствуя прикосновение тела Зулькии. В комнате прозвучал сухой смех ньютера.

— Я выполнил обещание, Блейд. Я согласился, чтобы ты увидел эту мейдаку. Но не более…

Блейд старался взять себя в руки. Его колотила дрожь, пот выступил на лице и груди. Он знал, что может сорваться стать диким бешенным зверем, сумасшедшим. Слепой гнев туманил голову.

И снова раздался смех Хончо.

— Ты выглядишь не очень величественно, господин мой Мазда. Неужели эта мейдака так много значит для тебя!

Блейд стиснул кулаки, крошечный цилиндр впился в ладонь. Хончо не видел этого. Ему не помогли экраны. Он опоздал Превращенная в симлу женщина была только оболочкой плода; косточка осталась в руках Блейда.

Сохраняя на лице выражение ярости и разочарования, разведчик поднялся с кровати. Фантом Хончо следил за ним зелеными блестящими глазами.

— Я посылаю за тобой цебоидов, — голос ньютера стал бесстрастным как прежде. — Ты отправляешься в Урсит.


Глава 8

Итак, Ричард Блейд оказался в Урсите Но плоть его по-прежнему пребывала в сторожевой башне; легким невидимым фантомом пролетел он по улицам прекрасного города. Так пожелал Хончо. Казалось, возможности его дьявольских машин безграничны, и даже ОНИ, властительницы Тарна, не могли представить, какое могущество сосредоточено в руках принципата Севера.

Тело разведчика лежало на матовом диске в лаборатории Хончо. Блейд был полностью одет, перевязь огромного меча посверкивала на груди тусклым золотом, полупрозрачная тексиновая вуаль покрывала его словно саван. Хончо стоял рядом. В просторном помещении не было никого, ньютер отослал прочь своих помощников и цебоидов охраны. Снова и снова он вглядывался в спокойное лицо своего пленника, и маска бесстрастности начинала сползать, расплываться, развеиваться, как дым Зависть и страх, ненависть и ревность промелькнули в бездонной зелени глаз. И — восхищение. Боязливое восхищение раба, узревшего господина.

Разум Блейда незримой тенью блуждал но улицам и площадям великого города. Спиральные башни Урсита, раскинувшегося на гигантской равнине, ввинчивались в облачное небо. Над широкими проспектами играли струи фонтанов, взметнувшись вверх, воды рассыпались смесью цветного тумана и музыкальных аккордов. Раньше он не мог представить, что в мире существуют такие звуки. Музыка была всюду — и нигде; она окутывала разум неощутимой легкой пеленой, и все горести мира оставались по другую сторону этой гипнотической завесы.

Затянутое молочной мглой небо застыло над крышами домов и остроконечными ликами башен. Теперь Блейд понимал, почему небеса Тарна выглядят так странно — их скрывала защитная пелена, рассеивающая свет Мейн, единственная культура, что возделывалась здесь, не выносил прямых солнечных лучей

Город поражал чистотой. Кто следил за этим? Блейд нигде не видел ни машин, ни работающих людей. Улицы переполняла праздная толпа цебоидов и ньютеров, но он не мог уловить смысла в их бесцельной суете.

Он плыл над Урситом, волны музыки покачивали, ласкали его. Все ближе и ближе к центру, туда, где башни подпирают молочные облака, где струи фонтанов разноцветными иглами вонзаются в ароматный воздух. И там он впервые увидел ИХ.

Женщины. Величественные, богоподобные. Пре красные женщины!

Он читал про НИХ, он был готов к встрече, и все же испытал шок. До этой минуты он не ведал, не мог представить, что такие женская красота. Высокий, стройные, гибкие, как тростник… Их кожа отливала золотом, волосы — белокурые, темные, огненно-рыжие — свободно падали на плечи или были собраны в сложные прически. Казалось, у всех одинаковый наряд — нагрудник и что-то похожее на короткую тогу — но от ярких цветов, вышивки, украшений рябило в глазах.

Женщины встречались поодиночке, парами или группами; часто их сопровождали цебоиды и слуги-ньютеры. Некоторые шли обнявшись. Их было не так много — около тысячи, насколько Блейд помнил наставления Хончо — но аромат женской плоти от края до края заполнял простор площадей и улиц. Они беседовали, и слова на правильном, звучном тарниотском были понятны Блейду; однако разведчик не вслушивался в живую музыку их речей. Время шло быстро, отпущенный ему минихронос истекал. Скоро начнется сакр — сакр в Урсите, совсем не такой, как в диких ущельях питцинов.

Он увидел, как женщины потянулись к высокой, похожей на заточенный карандаш башне в центре города. Дворец! Легендарный Дворец Урсита, место, куда должен вернуться священный меч. Там празднуют сакр, и там сегодня двадцать мужчин расстанутся с жизнью. Те Двадцать, о которых вспоминал Мойна, маленький ньютер с плантации Зиготе. Как давно это было!

Вокруг Дворца раскинулась площадь; тексиновые плиты мостовой, переливаясь радужным сиянием, стекали к огромному изображению фаллоса перед главным входом. То был символ Мазды, воплощение мужской силы. Две женские статуи застыли рядом, облаченные в белые одеяния и похожие, как близнецы. Астар и Исма, повелительницы Тарна. Астар — Божественная Королева, Исма — Верховная Жрица.

Блейд вспомнил, с какой иронией Хончо произносил эти титулы. Тысяча прекрасных женщин — слишком мало, чтобы поддерживать цивилизацию. Они поклонялись мужскому фаллосу, символу плодородия, воскресения и бессмертия, священному знаку непрерывности жизни. Но жизнь была готова прерваться в любой момент. Тарн был умирающей страной.

Блейд-призрак скользнул под аркой центрального входа. По наклонному пандусу женщины поднимались к арене, усыпанной розоватым песком. Над ней, в неизмеримой высоте купола, парил туманный светящий шар. Теперь Блейд уже не высматривал подводящих кабелей и проводов; он знал, что энергия передавалась на расстояние невидимыми пучками силовых лучей. Где-то в Урсите или в другом месте был скрыт главный Энергетический Бассейн — гигантский механизм, обеспечивающий жизнь и безопасность Тарна. Хончо потребовал найти его и вывести из строя. Тогда опадут мощные силовые экраны, защищавшие границы, и никто не сможет послать опустошительные Красные Бури; питцины, как древний рок, ворвутся в страну.

Если на то будет божественная воля Мазды.

Амфитеатр над ареной заполнялся; лишь тихий шепот женщин тревожил тишину. Блейд ощущал исходивший от них чувственный аромат. В середине арены оставалось пустое пространство — два резных трона стояли там в ожидании владычиц Тарна. Всепроникающая музыка вдруг стихла, потом раздалось долгое, протяжное и торжественное пение труб. Две стройные фигуры в золотых нагрудниках и пурпурных тогах появились на арене. Астар и Исма. Королева и Жрица. ОНИ.

Блейд, бесплотный дух, парил под куполом амфитеатра. Бледное лицо королевы приподнялось, застыло в бесстрастной надменности. Он видел нежный овал щек, полузакрытые глаза, маленький твердый подбородок. Что-то странное было в её облике — словно повелительница Тарна пребывала в наркотическом сне, на грани реального мира.

Исма, Верховная Жрица, хлопнула в ладоши. Трубы загремели медью. Высоким и чистым голосом жрица пропела:

— Пусть начнется сакр! Пусть Двадцать войдут!

Над громадным песчаным кругом воцарилась тишина. Трубы смолкли. Бесшумно распахнулась дверь, и колонна; мужчин в доспехах появилась на арене. Жалкое зрелище, решил Блейд, разглядывая обезображенные, уродливые фигуры. Одни были приземистыми, ростом не больше пяти футов, другие — долговязыми и тощими. Узкогрудые, с выпирающими животами, огромными ступнями… Пародия на мужчин! Да, Хончо выбрал удачный момент для переворота. Тарн вырождался, сила и отвага умерли, мужская линия пресеклась…

Опять заиграла музыка. Колонна в парном строю двинулась вокруг арены. Сверкающие доспехи, высокие шлемы, мечи и щиты придавали этим людям иллюзорную мужественность. Проходя мимо трона, они поднимали свои короткие клинки, напомнив Блейду идущих в бой римских гладиаторов.

Двадцать мужчин выстроились перед тронами. Плотная толпа женщин загудела, зажужжала, охваченная волнением и любопытством. Взгляд королевы по-прежнему не выражал ничего. Холодная и равнодушная, она застыла в своем кресле как мраморное изваяние. Исма подняла руки и снова хлопнула в ладоши.

На пятачке свободного пространства меж тронами владычиц начал материализоваться старик. Высокий, сухой, с зелеными глазами и бесстрастным неподвижным лицом. Ньютер! Старый, как вечность! Таких Блейд еще не встречал. Седые волосы, изрезанная морщинами кожа… Сколько хроносов даровали ему боги Тарна?

Старик поклонился, полы богатого одеяния взметнулись. В ответ Исма слегка кивнула головой; королева осталась недвижной. Звонкий голос жрицы прозвучал над ареной:

— Приветствую тебя, Сута, властитель ньютеров. Ты знаешь свои обязанности. Приступай!

Сута опять поклонился, затем, обежав взглядом шеренгу мужчин, медленно шагнул к ней. Сгорбившись, волоча ноги, он шел мимо двойного ряда опереточных воинов, и презрительная улыбка блуждала по его изъеденному временем лицу. Блейд посмотрел на владычиц Тарна. Астар сидела с тем же отсутствующим взглядом, полузакрыв глаза, не обращая внимания на происходящее. Но Исма наклонилась вперед — словно нетерпеливый зритель, ожидающий, что театральный занавес вот-вот взлетит под потолок.

Сута выбрал самого крупного и сильного на вид мужчину и вывел его из строя. Избранник снял доспехи и вместе с оружием сложил у своих ног. Теперь он был совершенно нагим, и Блейд с удивлением и жалостью смотрел на его тщедушное тело. Сута принялся расставлять остальных — одного туда, другого сюда, словно шахматные фигурки на доске. Один за другим мужчины разоблачались, как только старый ньютер указывал им места.

Блейд наблюдал за женщинами. Смех и перешептывания прекратились, но какой-то прерывистый звук нарушал тишину. Прислушавшись, разведчик понял — то было дыхание сотен женщин. Тяжелое, возбужденное дыхание пульсировало под куполом. Они не шевелились, но каждая напряглась, как натянутая тетина. Блейд ощущал исходящий от них запах — не аромат благовоний или здорового женского тела, а жаркий мускусный запах предвкушения.

Он знал, что должно произойти. Это сакральное действо, несмотря на несколько комический оттенок, было важным событием для женщин. И, с иронией подумал Блейд, могло фатально закончиться для мужчин. Он сомневался, что эти жалкие развалины были способны пережить то испытание, которое им предстояло.

Старый ньютер закончил расставлять пешки на воображаемой шахматной доске и поклонился владычицам. Глаза Астар были по-прежнему устремлены в бесконечность. Исма подняла руку. Шелест торопливо срываемых одежд наполнил арену, к Блейд, ослепленный, на миг прикрыл глаза. Затем рука жрицы резко опустилась, и начался штурм.

То, что видел Блейд, напоминало ему сцену в одном из лондонских универмагов во время дешевой распродажи. Правда, с одной существенной поправкой: толпа, хлынувшая к вожделенному товару, на этот раз состояла из обнаженных женщин. Звериный оскал обезображивал их прекрасные лица, груди и бедра тряслись, сплетенные в борьбе тела утратили величие древнегреческих статуи. Они превратились и дикую орду, в стаю волчиц, стремившихся захватить добычу. Мужчины, покорно стоявшие рядом со своим снаряжением были смяты и повергнуты наземь потоком розово-смуглой плоти, бушевавшим, словно океанский прибой. Стоны, крики и визг наполняли воздух, из длинных царапин, оставленных ногтями, потекла первая кровь.

Ошеломленный Блейд понял, что не в силах уследить за всеми перипетиями битвы и сосредоточил внимание в центре арены. Тут сражение завершилось довольно быстро. Высокая рыжеволосая красавица с сильным гибким телом оседлала повергнутого мужчину, успешно отбиваясь от соперниц. Её преимущество было бесспорным и после нескольких раундов остальные претендентки отступили. С таким же результатом заканчивались схватки в прочих местах арены: побеждала сильнейшая.

Громоподобный рев трубы прервал сумятицу. Разочарованные женщины отхлынули к стенам и стали одеваться; двадцать счастливых победительниц бросились на свои жертвы. Те не сопротивлялись. Пассивные и покорные, как автоматы, они лежали на розовом песке, почти не реагируя на стоны и вскрики раскачивающихся над ними женщин. Желание и страсть не играли в них — даже в том примитивном животном смысле, как это понимали в Тарне. Блейд зажмурился, не в силах глядеть на поругание мужского рода.

Впрочем, это продолжилось недолго — как он и предполагал при первом обозрении хилых тел тарниотов. Снова прозвучала труба, женщины поспешно удалились, и Блейд почувствовал, что развлечения и игры завершены. Следующим номером программы шли более серьезные дела. Мужчины поднялись, стряхивая песок, натянули свои доспехи и выстроились в две линии друг против друга. Верховная Жрица хлопнула в ладоши и провозгласила:

— Внесите священный огонь!

В дверях, что вели в зал, появилась группа цебоидов. Они тащили большую платформу из тексина, на которой спиралями завивалось пламя. Сута подошел к огню, медленным торжественным движением посыпал в него какой-то порошок, потом резко отшатнулся в сторону. Клубы бурого дыма взвихрились над пламенем. Старый ньютер поднял тонкую руку:

— Пусть начнется священный бой!

Музыка взорвалась лязгом стальных клинков, грохотом литавр, мерной дробью барабанов. Женщины молча следили за сражением. Блейд должен был признать, что некоторые бойцы, несмотря на жалкий вид, неплохо владеют оружием. Но лишь единственный из них мог стать победителем в этой битве.

Один за другим падали сраженные воины, головы катились по залитому кровью песку. Два последних бойца, усталых и израненных, долго обменивались ударами. Наконец один из них со сдавленным гортанным криком рухнул на колени, потом медленно осел на землю. Победитель отсек ему голову, перевернул тело и быстрым движением короткого клинка вырезал гениталии. Нагнувшись, он поднял окровавленную плоть и швырнул в огонь.

Загремели трубы. Священное пламя приняло жертву, и теперь до следующего сакра Тарн будет жить в мире. Границы его останутся нерушимыми, слуги — покорными, порядок — неизменным. Праздник подходил к концу, и Блейд знал, что где-то там, в далекой башне на севере, зеленоглазый ньютер готовится сделать решающий ход. Будет ли он придерживаться первоначального плана? Или в голове Хончо зреют другие замыслы, в которых Блейду нет места?

Исма поднялась и протянула руку к израненному победителю.

— Ты останешься в живых и будешь Хранителем Клетки в течение мегахроноса, — чистый сильный голос жрицы наполнил огромный зал и, казалось, священный огонь колебался в такт её словам. — Ты заслужил это право в бою. Так гласит закон, так сказала я, Исма, Верховная Жрица. И я повелеваю…

Его час пришел. Блейд чувствовал, как наливается тяжестью тело, как наполняет легкие воздух, как земля под ногами становится твердой, ощутимой. Одежда вновь касалась его кожи, громадный меч оттягивал руку, мышцы обрели силу. Он жив! Он обрел плоть! Хончо сдержал слово, он больше не бесплотный призрак, не фантом, он — живой! Ликование переполняло Блейда, охваченный эйфорией нового рождения, он был готов испустить торжествующий победный клич. Но время, замершее на миг, двинулось снова, и Блейд вспомнил все — где он и что ему предстоит. Ясная холодная мысль прошила его разум: здесь, в Урсите, он недосягаем для Хончо. Он свободен!

Его огромная фигура в сверкающих доспехах материализовалась между креслами владычиц — там же, где появился Сута. Над ареной повисла мертвая тишина. Исма, с полуоткрытым от изумления ртом, уставилась на возникшего из пустоты исполина. Веки Астар, Божественной Королевы, дрогнули и поднялись. Сута, сложив руки на впалой груди, не сводил с разведчика раскосых зеленых глаз. Он смотрел испытующе, спокойно, будто появление Блейда совсем не удивило его.

Сверкающее лезвие меча поднялось вверх и застыло; камни на рукояти древнего оружия пылали огнем. Все могли видеть и узнать сокровище Тарна, священную реликвию, утерянную много мегахроносов назад. Блейд счел, что дебют удачен и, взмахнув мечом, прогремел:

— Здесь повелеваю я, Исма! Я, Мазда, который пришел к вам, как гласили древние пророчества! И вы подчинитесь мне!

Женщин охватил ужас. Одни упали на колени, другие, стиснув руки, с трепетом взирали на бородатого гиганта. Блейд почти физически ощущал затопившую их волну страха — и надежды. Ибо Мазда, защитник, благой бог, наконец-то пришел к ним после долгих, долгих мегахроносов забвения.

Он бросил взгляд на повелительниц Тарна. Веки Астар снова опустились, она застыла в кресле как деревянная кукла, безразличная, равнодушная. С ней что-то не так, отметил Блейд, переключив внимание на жрицу.

Исма выпрямилась и распростерла руки:

— Если ты — Мазда, наш господин, то принеси жертву, которую мы ждем!

Эта часть спектакля была самой неприятной. Но роль следовало играть до конца, ибо ставкой здесь являлась жизнь. Блейд снова взмахнул мечом и сделал шаг к съежившемуся от ужаса тарниоту.

— Защищайся! — рявкнул он.

Последний из Двадцати попятился, не спуская глаз с чудовищного клинка; его глаза загнанного зверя молили о пощаде.

— Подними меч, — приказал Блейд. Видит Бог, ему не хотелось убивать это ничтожество! Но сценарий пьесы был написан не им.

На мгновение мужество вернулось в сердце тарниота. Он поднял свое оружие, меч дрожал в его руках. Внезапно он швырнул клинок и бросился перед Блейдом на колени.

— Я не могу… не могу сражаться с Маздой… Пощади, повелитель! Я…

Меч свистнул, голова в шлеме с высоким гребнем упала на песок. Блейд прикрыл глаза, повторял про себя, что это — жертва, не убийство. Но обман не удался. Он знал, что расправился с беззащитным человеком молившим о пощаде. — И никакие законы Тарна не могли убедить его в обратном.

По самое худшее было впереди. Блейд сделал все быстро — иначе он не смог бы сделать этого вообще. Когда пламя охватило плоть, он вскинул на плечо окровавленный меч и гневно уставился на Исму. Долгую секунду они мерялись взглядами, и Блейд видел, как в темных проницательных глазах жрицы мелькнуло сомнение. Её красота ошеломляла. Он понял, что эта женщина не верит ему; её предстояло завоевать — или уничтожить.

— Я — Мазда, — повторил Блейд. — Я пришел, чтобы спасти Тарн. — Меч на его плече дрогнул, готовый разить без пощады. — И я повелеваю: ты, Исма, придешь в мои покои, и мы будем говорить о судьбах страны. Ты придешь одна. Я, Мазда, сказал!

Взгляд женщины задержался на огромном мече, потом медленно, снизу вверх, скользнул по могучей фигуре Блейда. Едва заметный вздох да побледневшие щеки выдали её возбуждение. Жрица слегка склонила голову.

— Ты — Мазда, наш господин, — тихо произнесла она, но Блейд заметил, как иронический огонек сверкнул в бездонных темных глазах. — Все повеления твои будут исполнены. Сута проводит тебя и прислужит тебе, владыка. И я приду, как ты приказал. Скоро.

Блейд, сжимая меч, неторопливо и величественно проследовал за старым ньютером к выходу. Пока он не мог понять, выигран ли первый раунд. Переступив порог, он услышал за спиной нарастающий гул сотен голосов. Женщины узрели землю обетованную.


Глава 9

Блейд шел за стариком по длинному коридору, спускавшемуся в недра Дворца. Он ощупал складки туники — крошечный цилиндр был на месте, в мешочке, привязанном к бедру полосой ткани. Там, в башне, он не успел как следует разглядеть таинственный дар Зулькии; кончики пальцев хранили память о выпуклых знаках, вытесненных на тексиновом корпусе.

Сута свернул в поперечный проход. Они миновали ступенчатую арку двери и очутились в большом квадратном зале. Столы, тянувшиеся в несколько рядов, и десятки работавших за ними ньютеров, придавали помещению вид деловой конторы. Блейд заметил, что и сами ньютеры походят на клерков; одни что-то быстро строчили на гибких пластинах, заменявших в Тарне бумагу, другие пользовались устройствами, напоминавшими обычные пишущие машинки. Массивная двойная дверь вела из зала в овальную комнату, с куполообразным потолком. В её центре располагался стол, за ним, у вогнутой стены — три кушетки. Стена перед столом была срезана; всю её поверхность занимал огромный экран, сбоку от которого виднелась небольшая дверца. Из-за нее доносился монотонный гул, до боли знакомый Блейду. Последний раз он слышал звук работающих компьютеров в лаборатории Лейтона в подвалах Тауэра.

Сута поклонился и указал на кушетку.

— Отдохни, повелитель. Я думаю, мы успеем поговорить — до того, как придет Исма.

Блейд оторвал клочок ткани от рукава туники и обтер меч. Старый ньютер посмотрел на окровавленную тряпку в его руках, потом перевел взгляд на длинную серебристую полосу стали.

— Ты был в ущельях, мой господин? Это — меч питцинов?

— Это — священный меч Тарна, Сута. И ради него я убил человека, — Блейд отшвырнул покрытую красными пятнами тряпку. Он чуть меня не прикончил. Но, может быть, ты знаешь об этом?

Сута покачал головой.

— Нет, повелитель, но я догадываюсь.

Блейд понял, что наступает критический момент. Он атаковал без размышлений.

— Догадки можешь держать при себе. Мне не о чем говорить с тобой, старик. Я — Мазда; и я приказал, чтобы сюда пришла Верховная Жрица. Где она?

Ньютер прикрыл лицо ладонью. Пальцы его дрожали, но не от страха — от старческой слабости. Долгое время он молчал, но Блейд чувствовал, что пронзительные зеленые глаза, спрятанные меж щелочками век, изучают его. Равномерный гул машин за маленькой дверцей нагонял сон.

— Ты должен согласиться, повелитель мой, что ситуация очень странная, — спокойно произнес Сута. — Твое появление трудно счесть волшебством — мы пользуемся телепортацией уже много мегахроносов. Но ты назвал себя Маздой — а это, несомненно, чудо. Ибо мне известно, что Мазда не существует. Исма тоже знает об этом — как и другие здравомыслящие… гмм, существа, скажем так. Правда, мы не одобряем подобные идеи; нельзя разрушать веру народа в божественного заступника Тарна. Однако оставим это, господин. Давай поговорим откровенно. Кто ты? Откуда пришел? Как оказался в нашей стране? Где взял меч питцинов? — Старик нахохлился, словно древний ворон, склонил голову к плечу и тихо закончил: — Пойми меня правильно, я не угрожаю тебе. И я ничего не обещаю. Я — Сута, и моими устами говорит Исма. Она слышит нас.

Блейд лихорадочно соображал. Многое уже было ему ясно, но столь же многое оставалось тайной. Тарн не являлся варварской страной — несмотря на довольно странные обычаи; возможно, местная цивилизация клонилась к упадку, но пока он не хотел заниматься этой проблемой. Его задача — выжить. Выжить и вернуться.

Он решился.

Его история заняла немало времени. Он рассказал все — или почти все — начиная с того момента, как лорд Лейтон нажал кнопку компьютера. Старый ньютер слушал, не прерывая, и Блейд знал, что где-то в дворцовых покоях его словам внимает Верховная Жрица. Исма… Она не задала ни одного вопроса.

Он закончил, и Сута, массируя сухими старческими пальцами висок, довольно кивнул.

— Наши ученые еще много хроносов назад знали, что вселенная полна жизни и разума, — задумчиво сказал ньютер. — Мы догадывались, что жизнь эта отличается от существующей в Тарне. Но попытки установить контакт оказались неудачными, а со временем потеряли всякий смысл. У нас возникли внутренние проблемы, господни мой… ты понимаешь, о чем я говорю. Это — пища, одежда, кров, материал для машин… Запасы металла давно иссякли, — его взгляд метнулся к стальному лезвию древнего меча. — Чтобы производить мейн, надо было научиться контролировать погоду… Мы научились. И отрезали себе путь во вселенную. Но мы знаем о разуме, господин мой! Мы знаем!

Сута улыбнулся и поднял лицо к потолку, словно сквозь громаду Дворца и белесую защитную пелену мог разглядеть бесчисленные солнца, плывущие в космических глубинах. Блейд, потрясенный, молчал. Это существо было одарено не только разумом; сожаление и горечь звучали в его словах, и покорность судьбе, закрывшей дорогу к звездам. Тарн упустил свое время.

Внезапно старик пожал плечами и сухо рассмеялся.

— В определенном смысле ты действительно Мазда! ТОТ, КТО ПРИДЕТ К НИМ! И мы примем тебя, как Мазду, Ричард Блейд. Хотя мы с Исмой знаем, что ты — не бог, может, твое появление спасет древний Тарн, как написано в старых книгах… А теперь к делу! Ты обнаружить, господин мой, что тут, в Урсите, и отличие от других частей Тарна, обитают весьма практичные создания.

Блейд задал вопрос, который давно вертелся у него на языке:

— Ты все время упоминаешь Исму. А что же Астар? Я читал…

Сута поднял ладонь.

— Да, да, конечно. Ты читал, что наша религия базируется на союзе дуальных противоположностей: Астар олицетворяет вселенскую мощь и жизнь, Исма — смерть. Так написано, и так останется навсегда. Но ты должен знать, — старик быстрым движением коснулся груди Блейда, — что Исма несет бремя двойной власти. Астар — разумом дитя… Она была такой с рождения. Её сознание — сознание ребенка, и все что она может — изображать Божественную Королеву.

Он медленно прошелся вдоль стола, опустил голову, потом махнул рукой, словно отгоняя мрачные мысли, и предложил:

— Давай-ка теперь, господин мой, вернемся к этому ньютеру из Северного ущелья, принципату прово… Как он тебе представился? Хончо?

— Я знаю его под этим именем.

— Вполне достаточно. Сейчас ты увидишь изображение и скажешь, имеет ли оно сходство с ньютером Хончо.

Сута нажал кнопку сбоку стола и экран замерцал. Медленно проступил контур высокой фигуры со сложенными на груди руками, зеленые пронзительные глаза смотрели прямо на Блейда. Это был Хончо. Под изображением появилась надпись: «Хончо, принципат прово Северного ущелья Хронос 4006АГ, Ряд первый, отбор первый. Хронос уничтожения 800.» Ниже от руки было приписано: «Четырнадцатый уровень? Расследовать!»

— Этот? — кивнул на экран Сута.

— Да.

Старик опять надавил кнопку и изображение исчезло.

— Одно время он находился под подозрением, но нам ничего не удалось выведать. Очень хитер, очень! И всегда старался скрыть свой истинный интеллект, — старый ньютер покачал головой. — Мы подозревали, что при создании группы в хроносе 4006 допущена ошибка. Теперь мы знаем это точно.

— Тота разделается с ним, — уверенно сказал Блейд.

— Сомневаюсь. Он слишком умен, чтобы пасть от руки женщины Но на всякую хитрость найдется еще большая хитрость, — губы Суты растянулись в улыбке. — Пусть приводит питцинов в Тарн — на смерть! Иначе нам никогда не выманить их из ущелий, а там мы бессильны. Я надеюсь, эта женщина, дочь короля, не справится с ним, и Хончо выполнит то, что начертано судьбой.

«Видел бы ты ее», — подумал Блейд, вспоминая быстрый, как жало змеи, язык меж алых губ и гибкое тело питцинки. Он раскрыл рот, но внезапно в комнате раздался голос Исмы.

— Хватит, Сута! Теперь я желаю сама поговорить с пришельцем. Пусть он отдохнет. А затем ты проведешь его в Святилище. Я буду ждать там. Разумеется, все надо сделать в тайне. Он — Мазда, и мы должны действовать так, как гласит пророчество.

Сута замахал руками. Значит, Исма видела их? Или жест ньютера был инстинктивным? Блейд терялся в догадках.

— Прости госпожа, вам не стоит встречаться до Обряда Поединка. Так записано в древних книгах, и будет лучше, если мы строго выполним церемониал. Я молю тебя, великая — прислушайся к совету своего раба. Обожди!

Долгое молчание в ответ. Наконец, Исма что-то оказала — Блейд не понял этого слова, но уловил интонацию. Жрица была сердита и разочарована. В комнате воцарилось молчание и странная пустота, которой Блейд не ощущал раньше.

Сута передернул костлявыми плечами.

— Она разгневалась на нас и, кажется, выключила свой экран. Стоит ли её винить? Столько лет она ждала настоящего мужчину… Неважно, — старик потер ладонями безбородое морщинистое лицо и поднял глаза на Блейда. Гнев пройдет, и предсказание будет выполнено точно. А мы займемся пока более серьезными делами.

Блейд размышлял. Этот старик ньютер не походил на Хончо. В его речах не было ни притворства, ни лжи, и в грядущих странных событиях он мог стать ценным союзником. А в том, что Тарн ждет нелегкое будущее, разведчик не сомневался. Его рука нерешительно скользнула под тунику, к бедру — туда, где в маленьком мешочке лежал цилиндр. Он катал между пальцев твердую тексиновую трубочку, ощущая выдавленные на ней буквы. Что ж, союзники должны доверять друг другу. Решившись, он протянул старику раскрытую ладонь.

Вероятно, крохотный цилиндр что-то значил для Суты. Его глаза обрели живость, тонкие иссохшие пальцы потянулись к руке Блейда.

— Кто дал его тебе, господин? Об этом ты не рассказывал.

Да, Блейд ни словом не обмолвился про Зулькию. Отношения с женщинами, за редким исключением, оставались его личным делом, и лишь сейчас он понял, что это рыцарское правило, столь естественное для его прежней жизни, здесь может сыграть фатальную роль.

Он начал рассказывать о рыжеволосой мейдаке. Сута слушал, кивая головой, разглядывая поверхность цилиндра под увеличительным стеклом. Наконец он бросил лупу с цилиндром в ящик стола и сказал:

— Я послал Зулькию в прово Северного ущелья, в область, которой управляет Хончо. Мне нужны были кое-какие сведения… ты понимаешь, мой господин. Тогда я ничего не знал о тебе. Значит, эта женщина еще жива… — Сута задумчиво уставился на экран, поглаживая висок. — Я рад, что судьба даровала ей еще несколько хроносов и встречу с тобой.

Ньютер отвернулся и начал что-то перебирать на столе, явно собираясь сменить тему, но Блейд не мог забыть аметистовых глаз и водопада огненных локонов, струившихся но нежным плечам. Он шагнул к старику и тронул его за рукав.

— Зулькия говорила, что её сослали в ту башню на севере для наказания. Она была с мужчиной — с одним из Двадцати, я полагаю. Это что, неправда?

— Конечно, правда! — Сута выглядел растерянным и вероятно не понимал, чего добивается Блейд. — Она — преступница, карна, а в таких случаях приговор бывает только один. Её отдадут цебоидам, а потом бросят в ущелье. Так гласит закон, и так будет сделано. Но почему это волнует тебя, господин?

Блейд вытер ладонью вспотевший лоб. Похоже, обычаи Тарна продолжали оставаться для него загадкой.

— Но она работала на тебя, Сута! Неужели ты не пообещал смягчить наказание?

Ньютер покачал головой.

— Я не обещал ничего. С какой стати? Она согрешила и приговор будет исполнен. Что тебе непонятно, мой господин?

— Она выполнила твой приказ! Она шпионила для тебя! Разве нельзя сделать ей снисхождение?

— Снисхождение? — нахмурившись повторил ньютер. — Я не знаю такого слова. В нашем языке нет. Что оно значит?

Блейд сжал зубы, пытаясь обуздать гнев. Он был в Тарне! Он должен думать и действовать, как тарниот. Странный мир, странные нравы! Секс без любви, закон без милосердия, мужчины без мужества! Но как объяснить Суте? Он решил действовать напрямик.

— Я хочу Зулькию. Хочу, чтобы её отдали мне. Я был с ней, и эта мейдака пришлась мне по душе. Верни её в Урсит, Сута!

Старый ньютер в ужасе всплеснул руками. Он склонил голову, словно прислушиваясь к чему-то, и Блейд невольно оглянулся на матовую слепую поверхность экрана. Кого испугался старик? Исмы? Сута поднес к губам трясущийся палец, призывая разведчика к молчанию, и кивнул в сторону маленькой дверцы.

Они шагнули в зал — узкий, вытянутой формы, такой длинный, что Блейд не мог рассмотреть его противоположный конец. Здесь не было людей — только два ряда компьютеров, гудящих и пощелкивающих, больших и малых, переливающихся разноцветными огнями. Тексиновые корпуса машин мерцали, их жужжание напоминало звуки гигантского пчелиного улья.

Сута подмигнул и снова поднес к губам палец. Потом обвел рукой помещение и громко произнес:

— Отсюда управляется Тарн, мой господин. Тут хранятся все знания и законы, все повеления и памятные записи. Это — центр власти. Но энергия, которая его питает, сосредоточена не здесь. Я покажу тебе.

Проход между рядами компьютеров казался бесконечным. В конце зала, за аркой, начиналась пологая лестница; она вела вниз, опускаясь поворот за поворотом, и Блейд уже не мог представить, на какой глубине они находятся. Он сдвинул меч за спину — перевязь была слишком узкой и натирала плечо. Сута продолжал говорить, его громкие слона падали в непроницаемую тишину подземелья.

— Мы идем к Энергетическому Бассейну, мой повелитель. Мазда должен взглянуть на свой дар людям. В незапамятные времена ты дал его нам, и мы хранили энергию многие мегахроносы и благоразумно использовали ее. Бассейн — источник силы и всех благ Тарна.

Блейду хотелось выяснить, как работает этот гигантский механизм, но едва он открыл рот, как ньютер замотал головой и снова прикрыл пальцами губы. Сигнал казался столь ясным, что разведчик решил молчать.

Они остановились перед гигантскими дверями: фаллический символ Мазды, выложенный золотом, сверкал на них. Сута вскинул руку, и створки медленно разошлись. За ними кончались блестящие облицованные тексином стены; дальше в первозданной дикости тянулась мрачная, чуть освещенная пещера.

— Святилище… — прошептал Сута, его голос дрогнул.

Тут не было почти ничего — небольшой круглый бассейн в центре, рядом — низкий алтарь перед прозрачным саркофагом и светящийся шар над ними. Повинуясь жесту старика, Блейд шагнул к саркофагу.

Она словно спала. Лучи светильника золотили обнаженную кожу, искрились на серебряной вышивке набедренной повязки. Длинные огненные пряди волос прикрывали твердые груди, глаза были закрыты, на пухлых губах играла улыбка. Блейд вздрогнул. Это лицо… Нет, он не ошибся! Черты Исмы и Астар проступали под прозрачной крышкой гроба, полные ожидания жизни. Он не мог поверить в её смерть.

— Первая Божественная Королева, — негромко произнес ньютер у него за спиной. Она мертва много миллионов хроносов! Но она живет! И будет жить, пока существует Тарн.

Блейд отступил, наблюдая, как старик опустился на колени и замер в благоговейном молчании. Что он делал, это бесполое нечто, этот прагматик, не признающий богов? Молился? Выполнял формальный обряд? Нет, Блейд был уверен в его искренности. Там, наверху, среди сонма компьютеров, защитных экранов и установок телепортации, Сута олицетворял Власть и Знание, но в этом тихом мрачном склепе он был верующим. Жрецом. И мертвая богиня, которой он поклонялся, простирала над седой головой ньютера свои бесплотные руки. Холодок пробежал по спине Блейда. Склонив голову, он стоял в тишине и полумраке пещеры, похожий на статую воина древних легендарных времен.

Сута поднялся и поманил его к бассейну.

— Пойдем. Я покажу тебе средоточие могущества Тарна. Здесь мы можем говорить спокойно. В Святая Святых нет посторонних глаз и ушей.

— Кому дозволено входить сюда? — спросил Блейд. Они обогнули саркофаг и приблизились к бассейну.

— Только троим — Астар, Исме и мне. Так было до твоего появления. Ты — четвертый. — Сута улыбнулся. — Понимаешь? Я отдаю в твои руки судьбу страны. Все, как рассчитывал Хончо.

Они стояли у края небольшого бассейна, футов двенадцати в поперечнике. Поверхность воды казалась гладкой, как стекло. Блейд заглянул в хрустальную бездну у своих ног. Рассеянный свет от шара проникал глубоко, но он не смог разглядеть дна.

Стоявший рядом Сута тихо произнес:

— Что ты видишь, мой повелитель?

Блейд покачал головой и ньютер повторил с настойчивой требовательностью:

— Что же ты видишь? Там, в глубине?

Теперь он заметил маленький квадратный контейнер, едва заметно мерцавший в воде. Лежал ли он на самом дне или парил в этой чудовищной, заполненной прозрачной влагой шахте? Жидкость была недвижима — ни ряби, ни пузырьков газа; ничего, служившего намеком на гигантскую энергию, заключенную в ящике.

— Бассейн, Святыня Святых, — задумчиво протянул Сута. Голос старика дрогнул, словно он произносил первые слова молитвы. — Сосуд, в котором заключен источник всех благ и самой жизни!

«Атомный генератор?» — подумал Блейд. Или здесь вырабатывался другой вид энергии, неизвестный на Земле? Каким образом её использовали?

Сута словно прочитал его мысли.

— Там — энергия, чистая первозданная энергия, — благоговейно сказал он. — Мы применяем ее, чтобы управлять электромагнитными полями. Это — наши силовые щиты и следящие экраны, машины для расчетов и передатчики материи… это — все! — старик пристально посмотрел на Блейда. — Ты разбираешься в подобных вещах, господин?

— Не очень, — пожал мускулистыми плечами разведчик. Его хриплый голос отдался гулким эхом. — Я воин. Человек оружия! Что я могу знать об этом?

Сута не спускал с него глаз. Блейд улыбнулся и указал на мертвую застывшую поверхность воды.

— Что произойдет, если нарушить равновесие? Например, дотронуться до ящика или перенести его?

Ньютер развел руками.

— Не знаю. Никто не прикасался к сосуду в течение миллионов хроносов. Я могу повторить лишь то, что гласят памятные записи древних: если энергия будет каким-либо образом осквернена, то она уничтожит святотатца, а потом перестанет существовать. Тарн умрет.

Блейд долго молчал, всматриваясь в хрустальную глубину.

— Умный Хончо, — наконец произнес он. — Хитрый Хончо! Я уничтожил бы и себя, и Тарн, сделав так, как он велел.

— Да, — согласился Сута. — Стоит исчезнуть силовым щитам на границах, и орда питцинов хлынет в страну.

Молчание. Блейд поправил перевязь, вытащил до половины клинок, потом резким движением опять загнал его в ножны. Он посмотрел на зеленые глаза старика.

— Я по-прежнему могу это сделать.

Сута усмехнулся.

— Можешь, мой господин. Я немощен и очень стар. К тому же ньютеры не владеют оружием. Я не в силах помешать тебе. Мы тут одни, и никто не придет мне на помощь. Но почему ты должен жертвовать жизнью ради Хончо?

— Не собираюсь, — кивнул Блейд. Он погладил бороду, пропуская меж пальцев жесткие завитки, и пообещал: — Когда придет время, я перережу ему горло.

Сута, скрестив худые ноги, уселся на выложенный тексиновой плиткой край бассейна, и поднял к своему спутнику морщинистое лицо. Блейд готов был поклясться, что зеленые глаза искрились весельем. Старик нравился ему все больше и больше. Простая истина всплыла в памяти: не то, что болтается между ног, делает мужчину мужчиной. Читал ли он об этом в прежней земной жизни или выдумал сам?

Сута чиркнул по тонкой шее ребром ладони.

— Ничего не имею против такого решения проблемы, — заверил он Блейда. — Но мы должны действовать осторожно. Выполняй план Хончо, господин, пусть он не сомневается в тебе. А пока — пока мы здесь, где никто нас не слышит, расскажи мне о той мейдаке, Зулькии. Не могу понять, зачем она тебе нужна. Неужели в стране, откуда ты прибыл, все мужчины такие же сумасшедшие?

Блейд едва не расхохотался.

— Нет, Сута, не сумасшедшие. Скорее — упрямые. Девушка понравилась мне, и я не хотел бы её смерти.

Сута огорченно посмотрел на него.

— Молю божественную Астар, чтобы она вразумила тебя, иначе все мои планы и надежды рухнут. Но предположим, что твой рассудок в порядке, и ты способен освоить мои слова. Слушай внимательно.

Старик поднял один палец.

— Я не знаю, почему эта мейдака так нужна тебе. Я — ньютер, и подобные материи выше моего разумения. Мейдаки появляются на свет, чтобы служить, подчиняться и умереть в назначенный срок… Итак, я не понимаю тебя, но готов, — второй палец добавился к первому, — выполнить твое желание.

— Да, я так хочу.

— Договорились. Но сейчас Зулькия — в башне Хончо, и я не могу ни спасти ее, ни уничтожить.

— Трудно поверить этому, — нахмурился Блейд и указал на бассейн. — Ты властвуешь над энергией!

Лицо ньютера посуровело.

— У меня есть энергия и власть, это верно! Но я не стану пользоваться ни тем, ни другим, чтобы уничтожить Хончо ради спасения преступницы-мейдаки! Тогда рухнет весь план! Нам не выманить питцинов из ущелья!

Блейд неохотно согласился со стариком.

— К тому же, — задумчиво произнес Сута, — я не уверен, что смогу уничтожить Хончо прямо в его крепости. Он многого достиг… Смотри, он заслал твой разум на разведку в Урсит! Телепортация интеллекта… В теории это возможно, однако здесь, в столице, мы не имеем подобных устройств.

Блейд с тревогой оглядел полутемную пещеру. Может быть, тут, сейчас…

Сута перехватил его взгляд и покачал головой.

— Не беспокойся. Меры уже приняты, и Хончо не сумеет заслать свое сознание в Урсит. Город прикрывают силовые экраны.

— Но мы выдадим себя! Хончо тут же заподозрит, что тебе все известно!

Старый ньютер сделал успокаивающий жест.

— Не думаю. Мы часто испытываем экраны разной мощности. Третье, что ты должен понять, — он поднял очередной палец, — сейчас я не могу сделать ничего. Если убить Хончо, то питцины останутся недоступными. Если же я отключу энергию, то дикари хлынут через границу, а мы еще не готовы их встретить. Так неужели из-за этой мейдаки стоит рисковать Тарном?

Блейд задумался. Логика старого ньютера была безупречной.

— И все же я спасу ее. Или, хотя бы, избавлю от страшной смерти. Если она должна умереть, то пусть умрет быстро. Она — не цебоид и не…

Сута бросил на него быстрый взгляд. В зеленых глазах не было гнева, только беспредельное нерушимое спокойствие.

— И не ньютер?

Блейд кивнул, проклиная свой длинный язык.

— Она — гомид, человек. И мне жаль ее. Я знаю, что это слово тоже не используется в Тарне. Но я прошу тебя, Сута, помоги ей.

Ньютер наморщил лоб, словно пытался что-то припомнить.

— Есть еще одно слово, которое мало кому известно. Только старикам вроде меня, которые копаются в древних записях. Запретное, странное слово — любовь. Оно что-нибудь значит для тебя, Блейд?

Какое-то интуитивное предчувствие заставило Блейда отрицательно покачать головой.

— Нет, я не знаю такого слова.

— Что ж, это к лучшему… В старых книгах, говорится, что это чувство ослабляет гомидов, оно — грех, за которым следует несчастье, — Сута недоуменно вздернул костлявые плечи. — Я никогда не мог понять, в чем его суть.

Рука Блейда легла на рукоять меча, украшенную самоцветами. Жест не был угрожающим, прикосновение к оружию словно добавляло ему сил.

— Значит, ты не поможешь Зулькие? Ладно… Тогда я сам…

— Подожди! — прервал старик — Прежде, чем решать, выслушай еще одно. Знаешь, почему я так быстро привел тебя сюда? Исма! Я не хотел, чтобы она знала про твою мейдаку.

Блейд кивнул; такие вещи он понимал мгновенно.

— Ей будет неприятно, что я думаю о другой женщине?

Сута кивнул, удовлетворенный его догадливостью. На лице ньютера проступило странное выражение — нетерпеливое, слегка раздраженное. Старик явно относился к Блейду с симпатией, но, видно, считал его слегка глуповатым.

— Ты начинаешь понимать, мой господин, начинаешь понимать! — Он повторял, словно обращаясь к ребенку. — Исма! Исма — Верховная Жрица и обладает абсолютной властью. О, она ценит власть! Ради нее она была готова убить Астар — я удержал ее! Но я не могу всегда ей противоречить. — Внезапно он поднялся и стиснул плечо Блейда сухой морщинистой рукой. — И я скажу тебе еще кое-что об Исме, господин. Она была с мужчинами, часто! Их приводили из Клетки… Только я знаю об этом…

Не удержавшись, Блейд фыркнул.

— А сами мужчины? Они все позабыли? Или же занимались такими делами под гипнозом?

— Мужчин тут же уничтожали. А их место занимали новые, из Питомника. Всегда можно сослаться на несчастный случай.

— Понимаю… — Теперь Блейд не улыбался.

— Тогда, пойми еще кое-что. Ты не похож на наших мужчин. Ты — бог! А бога у Исмы еще не было. И если она узнает о твоей глупой привязанности к этой мейдаке, то девушка умрет. Умрешь и ты. Я очень стар и мой хронос давно исчерпан. Его продлевали много раз, потому что я нужен Исме. Но ты, мой господин! Ты должен жить! Слишком многое связано с тобой.

Старик подтолкнул его к выходу.

— Пойдем. Исма горит от нетерпения, а нужно еще многое сделать! Как гласят древние книги, ты должен участвовать, в священном Поединке. Сейчас я объясню тебе…

Перед тем как покинуть пещеру, Блейд еще раз посмотрел на застывшее в саркофаге лицо. Невероятно — но ему показалось, что выражение лица первой из Божественных Королев изменилось. Её улыбка стала чуть насмешливой.

Он пожал плечами и забыл о прародительнице владык Тарна. Сута бубнил под ухом, рассказывая про Обряд, и сердце Блейда преисполнилось отвращением.


Глава 10

Гигантский амфитеатр был полон. Первые ряды, занятые тысячей избранных, расцвели одеждами, блеском украшений, ароматами благовоний и женских тел. ОНИ затопили зал смехом, болтовней, шелестом накидок и звоном ожерелий; но более всего — напряженным, почти осязаемым ожиданием. Мазда пришел! ОН ПРИШЕЛ К НИМ — и Тарн будет спасен от медленной унизительной смерти. Бог пришел — и из его чресел возникнет новый Тарн, цветущий жизнью.

В своем секторе сидели девушки-мейдаки, соперничая красотой с избранницами. Там было тише — ньютеры-надсмотрщики умело успокаивали страсти. Верхние галереи наполняли цебоиды — крепкие самцы и самки, которые не вынашивали сейчас детенышей. Оттуда доносился едва различимый гул и острый звериный запах. Между радужным кольцом, окружавшим арену, и галереями цебоидов протянулась широкая серовато-коричневая полоса. Ньютеры. Они сидели плечом к плечу, ряд за рядом — молчаливые незаметные статисты, исполненные благоговения перед ожидавшим их чудом. Повсюду — у широких ворот, в переходах и на ступенях тянувшихся вверх лестниц — стояли патрули вооруженных цебоидов.

Ричард Блейд, выкупанный и щедро натертый благовониями, отдыхал на широком ложе в своих покоях. На нем была только пурпурная набедренная повязка да легкие сандалии. Огромный меч лежал в изголовье, но на арене он должен был появиться безоружным. Рядом прикорнул на полу Зено — молодой ньютер шестнадцати хроносов после отбора. Его назначили личным слугой Блейда, и это поручение — как и сам великий Мазда — приводили юного ньютера в священный трепет.

Разведчик с нетерпением ждал Суту. Предстоящая церемония была неприятной — по крайней мере, на первой стадии — и Блейду хотелось поскорее завершить обряд, похитив то, что его заставляли похитить. Думы о Хончо тревожили его. Слишком хитрым и изворотливым был принципат Северного ущелья; наверняка, он приготовил немало отравленных стрел. Каких? И когда они полетят в цель? К тому же, не следовало, забывать про Орга и Тоту… Особенно — про Тоту! Но пока не закончится обряд и его, Блейда, не признают богом, он бессилен.

Наконец, появился Сута и повел его в туннель под ареной, тянувшийся до широкой пологой лестницы Зено, сгибаясь под тяжестью меча, тащился за Блейдом, как верный оруженосец за своим рыцарем. Для ньютера он был довольно рослым и крепким, но клинок бил его но ногам, а рукоять торчала над головой на целый фут.

Блейд коснулся ладонью плеча старого ньютера.

— Насколько вся эта история серьезна, Сута? Астар и Исма на самом деле попытаются убить меня?

Старик кивнул.

— Можешь быть уверен, мой господин… И вспомни, в отличие от тебя они будут вооружены. Если им удастся разделаться с тобой, значит, ты — не Мазда. Тебе, в свою очередь, надо попытаться их убить… чисто символически, ты понимаешь? Не руками и не мечом — у тебя есть другое средство, — старик указал на чресла Блейда. Ты должен обезоружить их и доказать свою власть. Таким образом, ты достигнешь слияния с дуальной богиней жизни и смерти.

Сута искоса бросил взгляд на широкие плечи и могучие бицепсы Блейда.

— Я не сомневаюсь в твоей силе. Но учти — если усмиришь их, но не справишься с главной задачей, все равно ты проиграл. И это гибель. Сначала символическая, а потом самая настоящая.

Блейд не думал, что проиграет — с потенцией у него был полный порядок. Хотя какие можно давать гарантии в подобном случае? В конце концов, ему еще не приходилось заниматься любовью при таком скоплении публики. Правда, состав зрителей был довольно специфичным — женщины, полуживотные и врожденные евнухи, — но все же… Блейд прогнал мысли о поражении. Он победит!

Они миновали лестницу и достигли ворот, что вели на арену. Сута щелкнул пальцами, и молодой ньютер, отвесив низкий поклон, уселся на ступеньках. Старик сжал огромный бицепс Блейда, словно молчаливо просил его задержаться на миг. Разведчик остановился у створки широких ворот. Снаружи до них долетел возбужденный гул толпы.

— Думаю, ты выиграешь в обоих частях поединка, господин. Это меня не беспокоит — Голос Суты был тих, и Блейд едва улавливал слова сквозь доносившийся из амфитеатра шум. — Меня тревожит Исма. Она что-то задумала, что-то очень опасное. Не знаю, кого это касается — тебя, или Астар, или вас обоих. Но я тебя предупредил. Следи за ней. Исма властолюбива, и она — женщина, а значит, ей нельзя верить ни на минихронос. — Старик подтолкнул Блейка к выходу. — Иди, мой господин, и пусть удача сопутствует тебе.

Блейд шагнул на розовый песок арены.

Он не услышал приветствий. Гул, шепот и крики прекратились, и в наступившей мертвой тишине тысячи глаз взирали на него с благоговейным трепетом и восторгом.

Блейд был великолепен. Его могучие ноги словно гранитные столбы попирали песок. Мышцы рельефно выделялись на широкой груди, каменными шарами бугрились на плечах. Несокрушимая колонна шеи, спина, будто выпуклый щит, черные кольца густой бороды, горящий взгляд… Он был воином, гладиатором, бойцом, уверенным в своей силе и ловкости; он выглядел победителем, еще не начав сражения.

Он поднял руки, мускулы заиграли, как ожившие змеи. Сдавленный вздох долетел с первых рядов. Ньютеры, сидевшие выше, пребывали в восторженном трансе. Цебоиды с животной непосредственностью пожирали его глазами.

Блейд улыбнулся им. Потом, подбоченившись рассмеялся — громко, победно: белые зубы сверкнули в темных завитках бороды. Кто-то среди женщин ответил нервным судорожным смехом.

Мазда, бог, спаситель Тарна, оглядел арену. В центре розового песчаного круга, на возвышении, находился куб из прозрачного тексина. Внутри, каждая на своем ложе, ожидали его божественные подруги — Астар и Исма. Они были обнажены; левое плечо прикрывал щит, в правой руке — меч с широким лезвием. У ступенек, ведущих к двери в клетку, жаровня. Приставленный к ней ньютер бросил щепотку порошка на рдеющие угли — пламя и столб бурого дыма взвились вверх. Если пришелец, объявивший себя Маздой, окажется лжебогом, священный огонь пожрет его гениталии.

Блейд старался не акцентировать внимание на подобном исходе. Он был Маздой, которому покоряется Жизнь и Смерть. Пять ступенек невысокой лестницы отделяли его от их объятий.

Заиграла музыка. Тихая, вкрадчивая, она с каждой секундой набирала силу. Глаза Блейда и Исмы встретились. Что-то сверкнуло в обсидиановых зрачках жрицы — угроза, обещание? Исма повернулась на ложе, её острые груди грозили ему как лезвия кинжалов, пунцовый рот приоткрылся, влажно блеснули перламутровые зубы. Она манила его полусогнутой ладонью. Приди! Приди и сделай свое дело — или умри!

Блейд посмотрел на Астар. Она лежала неподвижно, молчаливая и безразличная, веки опущены, губы плотно сжаты. Будет ли она сражаться с ним? Понимает ли, где находится! И зачем? Её тело и лицо были так же прекрасны, как тело и лицо Исмы. Близнецы с почти неразличимыми чертами… Лишь волосы совсем разные: черные, вьющиеся — у Исмы, золотисто-бронзовые, прямые — у Астар.

Он открыл дверцу и перешагнул порог. Гул, наполнявший амфитеатр, разом смолк — видимо, стены прозрачного куба не пропускали звуков.

Исма вскочила — щит прикрывает грудь, меч за ним — как жало змеи, мышцы переливаются под бархатной кожей. Нелепость происходящего на миг ошеломила разведчика, потом он вспомнил вычитанное из книг — во времена первой Астар женщины Тарна снискали славу великих воительниц.

Раздался резкий голос жрицы:

— Сражайся, Астар! Поднимись и прими бой! Уничтожь лжебога!

Губы Исмы превратились в твердую застывшую линию, глаза злобно сверкнули. Она нанесла удар. Блейд увернулся. В этой клетке — двадцать на двадцать футов — места хватало.

Исма не преследовала его. Она шагнула к ложу Астар, повторяя гипнотический приказ.

— Сражайся, Астар! Сражайся!

Блейд понял, что старый ньютер был прав. Жрица что-то затевала, какую-то хитрость. Он удвоил осторожность.

Астар медленно поднялась с ложа, взяла оружие и нерешительно направилась к нему. Её глаза были пусты, она по-прежнему смотрела сквозь Блейда, сквозь бушующие толпы на скамьях амфитеатра, сквозь стены… Куда? Что видела она в тех безбрежных далях, в которые был устремлен её взгляд?

Внезапно Блейд все понял. Она одурманена! Наркотик или гипнотическое внушение? Впрочем, не так важно… Зачем — вот вопрос! Может быть, Сута ошибался, и Астар вовсе не была умственно отсталой? И поэтому жрица применяла другие средства, чтобы держать её в постоянном трансе?

Ну что ж, его задача облегчилась. Он ждал Астар посередине клетки, сконцентрировав внимание на кончике клинка и краешком глаза наблюдал за Исмой. Жрица медленно, плавно переступала крепкими ногами, перемещаясь за спину Блейду. Видимо, рассчитывала нанести удар, когда он всерьез займется королевой. План нехитрый, но действенный; Блейд уже чувствовал, как сексуальное возбуждение охватывает его.

Астар вдруг ожила. Её глаза вспыхнули и сощурились, словно она впервые заметила Блейда. Она бросилась на него с яростным вскриком:

— Убью, убью!

Прорвав плотину молчания, слова полились потоком:

— Я — Астар, королева! Никто не надругается надо мной! Никто не сломает печать! Я убью…

Мелькнул полумесяц широкого лезвия. Блейд пригнулся и захватил запястье девушки. Меч глухо звякнул о пол. Он сорвал с её плеча щит и отбросил к стене. Астар отчаянно билась в его объятиях. Он поднял её на руки и шагнул к ложу. В замкнутом пространстве клетки раздавалось только возбужденное дыхание — его и двух женщин. Сквозь прозрачную стенку он видел обезумевшую толпу. ОНИ вскочили, раздирая одежды, размахивая руками; рты раскрыты в беззвучном вопле, глаза горят в предвкушении.

Сопротивление Астар слабело, дыхание стало прерывистым, соски маленькой крепкой груди напряглись. Блейд, едва сдерживаясь, медлил. Сзади подкрадывалась Исма, выжидала. Один неверный шаг — и меч войдет под лопатку, уколет в сердце. Ведьма! Его чресла пылали.

Он услышал голос Исмы.

— Поспеши, проворковала она. — Поспеши и закончи дело с этим ничтожеством. Войди в нее, сломай печать, и обычай будет соблюден. Не трать зря силы, побереги их для меня. Я жду. Возьми меня! Если сможешь! — она гортанно рассмеялась.

Блейд опустил на ложе безвольное тело королевы.

— А что будешь делать ты, Исма? — его хриплый голос дрожал. — Когда я повернусь к тебе спиной?

Снова гортанный смех.

— Великий Мазда испугался?

Астар с закрытыми глазами лежала на ложе, её грудь судорожно вздымалась, губы были закушены до крови. Что с ней? Казалось, силы вдруг покинули златовласую королеву. Блейд медлил.

— Могут ли нас услышать?

— Нет, конечно, — сладкий голос сирены манил обещанием. — Поспеши. Я жду тебя!

Блейд рухнул на золотистое тело Астар, раздвигая её колени. Девушка пронзительно вскрикнула, её глаза закатились, кровавая пена окрасила губы. В следующий миг она была мертва. Блейд видел много смертей, и в этой сомневаться не приходилось.

Секунду он находился в растерянности. Неужели он… Нет, не может быть! Потом ему все стало ясно. Одурманена, отравлена Исмой! И как точно эта ведьма рассчитала время…

За его спиной свистнул клинок. Блейд скатился на пол, кончик лезвия рассек кожу на бедре. Да, Исма ловко владела оружием! По-волчьи оскалив зубы, он вскочил на ноги и бросился в сторону. Фурия с развевающимися черными волосами бешено атаковала его. Меч разрезал воздух в дюйме от груди. Блейд пригнулся, прыгнул, проскользнул под стремительно падавшим клинком. Если она зажмет его в угол… По ноге теплой струйкой текла кровь.

Блейд стоял в центре клетки.

— Надеюсь, ты не собираешься убивать меня, Исма? — его глаза горели, как у голодного тигра.

— Если я сумею убить тебя, ты мне не нужен! Я устала от тварей, которые только называются мужчинами! — Новый выпад, безумный блеск глаз, искривленный в ярости рот. — Я убью тебя, Блейд! Я убью тебя, Мазда! — Опять свист клинка. — Мазда? Бог? Докажи это! Иначе цебоиды швырнут твой труп на выгребную яму!

«Существует ли в тарниотском слово, обозначающее безумие? — размышлял Блейд, отступая. — Там, где нет ни любви, ни жалости, ни милосердия, — он пригнулся, — должно торжествовать безумие!» Несомненно, оно владело сейчас Исмой. Две страсти сжигали се — жажда убийства и жгучая, нестерпимая похоть.

Блейд лавировал, отступал, выигрывая пространство. Исма преследовала его, меч мелькал в её руках словно молния. Теперь она молчала, лишь в темных глазах продолжал разгораться безумный блеск. Вожделение пылало у Блейда в крови, туманило голову. Он не пытался взять себя в руки. Если эта ведьма помешана на сексе, он устроит ей праздник, черт побери! Конечно, он её прикончит! Но только тем способом, который предусмотрен в этом идиотском Обряде!

Исма нанесла удар и промахнулась. Блейд с издевкой усмехнулся. Новый выпад — и опять промах. На лбу женщины выступили бисеринки пота. Время пришло!

Он рванулся вперед, перехватил руку с мечом, вывернул кисть. Исма закричала. Он сгибал тонкие пальцы еще сильнее, с наслаждением чувствуя, как содрогается от боли её тело. Она выронила меч.

Резкое движение щитом — она попыталась ударить его в висок острым краем. Блейд наотмашь хлестнул ладонью по бледному лицу. Жрица попятилась, в её глазах застыло недоумение.

— Ты… ты посмел ударить Исму!

— Да.

Он снова хлестнул ее, по другой щеке, почти со всей силы. Голова Исмы мотнулась, как у тряпичной куклы. С гневным воплем она попробовала вцепиться ногтями в лицо Блейда. Захватив в кулак прядь густых темных волос, он безжалостно ударил её по лодыжке и швырнул на пол. Он забыл о толпе и прозрачных стенах клетки; гнев и желание бурлили в крови.

Блейд сорвал щит с тонкого предплечья и швырнул в угол. Тело Исмы напряглось, она согнула колени, пытаясь встать. Он опять толкнул её на жесткий неподатливый пол, наслаждаясь своей властью. В голове у него стучали, гудели бронзовые колокола.

Намотав на руку черные пряди, он потащил её к ложу. Исма кричала и всхлипывала от ярости; на прокушенной губе выступила кровь. Её рука метнулась к мечу Астар, все еще лежавшему на полу — Блейд ответил новым ударом. За волосы он втащил её на ложе и свирепо расхохотался, глядя в искаженное бешенством бледное лицо.

— Ну. Исма, теперь ты почувствуешь власть Мазды? Ты готова?

Она плюнула ему в глаза.

— Никогда! Этого не будет никогда! Я, Исма, Верховная Жрица, правлю Тарном! Только я! Стоит мне приказать, и цебоиды разорвут тебя на куски!

Гнев Блейда стихал, таял красный туман перед глазами. Он насмешливо передразнил:

— Верховная Жрица! И убийца вдобавок! Ты прикончила Астар, чтобы ни с кем не делить власть. Но мудрая жрица просчиталась — Тарном будет править Мазда! Я! Приготовься к этому, Исма. А сейчас…

Она стиснула колени, не пуская его.

— Нет! Никогда! Ты не посмеешь…

Блейд сдавил сосок на левой груди. Она пронзительно закричала, пытаясь ногами оттолкнуть его. Блейд сжал сильнее.

— Зачем сопротивляться. Исма? Может быть, все окажется не так плохо?

Стройные гибкие бедра раздвинулись. Блейд рванул её к себе, в неистовом желании смять… уничтожить это золотистое тело. Исма вскрикнула.

Конечно, у нее никогда не было настоящего мужчины. Всматриваясь в побледневшее, покрытое испариной лицо, Блейд видел, как ярость и страх медленно сменяются недоверием и удивлением. Рот её округлился, ногти впились ему в спину, веки медленно прикрывали глаза, погасив их гневный блеск.

Через минуту тело её первый раз затрепетало в конвульсиях экстаза. Но Блейд не собирался прекращать: его клинок продолжал терзать податливое лоно. Шло время, силы его не убывали. И вот, сквозь слезы и стоны, Исма взмолилась о пощаде.

— Хватит, мой повелитель. Я устала. Остановись, прошу тебя.

Блейд молча продолжал.

В неистовстве она закричала:

— Ты — Мазда! Ты — мой повелитель! Я — прах под твоими ногами… Остановись! Я… я…

В сердце Блейда не было сострадания. Впрочем, в Тарне его тоже не знали. Он продолжал.

Тело под ним мучительно напряглось.

— Прошу, мой господин! Умоляю! Не могу… не могу больше… Я умру!

— Умрешь?

— Мне не вынести…

— Терпи! Отныне я твой хозяин, не так ли, Исма?

— Да. Это так, повелитель… Да, да, да… Мой господин, мой Мазда…

Ее лоно приняло семя Блейда.

— Никогда не называй меня Маздой. Когда мы наедине, я — Блейд. Блейд из Тарна.

— Да, повелитель. Ты — Блейд из Тарна.

Она плакала. Твердые груди расплылись, словно раздавленные тяжестью его тела, губы дрожали, но в темных слегка раскосых глазах застыло радостное удивление.

Блейд встал, размышляя, как долго оно продлится. Он захватил престол Тарна. Удержать его будет труднее.


Глава 11

По прикидкам Блейда миновал месяц. Прошли пышные празднества в честь его воцарения на престоле Тарна. Народ боготворил его. Тело Астар исчезло — ходили слухи, что познание истинной сущности Мазды оказалось не по силам королеве — и Блейд теперь делил трон с Исмой. Одна за другой ему были представлены женщины высшего сословия. ОНИ, элита Тарна, насчитывали девятьсот двадцать семь особей; и все — превосходные экземпляры, как он имел случай убедиться. Каждая блистала зрелой красотой, и Блейд не мог сделать каких-либо заключений относительно их возраста. Вскоре он узнал, что ИМ, как любому гомиду, ньютеру и цебоиду, отпускалось определенное число хроносов жизни. Когда наступал срок, индивидуум уничтожался — без лишних церемоний, буднично и по-деловому — а из Питомников доставлялась замена.

Исма довольно холодно взирала на женщин, нескончаемой чередой проходивших перед Блейдом. Пока что она оставалась нежной, покорной и любящей, но было ясно, что Верховная Жрица не потерпит соперниц. Следуя мудрому совету Суты, Блейд ограничивал часы аудиенции и вел себя с надменной сдержанностью.

Он посетил Клетку и Питомник при ней, где выращивалось в неволе немногочисленное мужское поколение. Эти тарниотские юноши жили превосходно, опекаемые ньютерами и цебоидами с самого момента рождения и до смерти на арене. Хотя все они представляли довольно жалкое зрелище, от их спермы зависело существование Тарна. Её использовали для искусственного осеменения Матерей, третьего женского сословия страны.

Постепенно Блейд начал постигать жесткую социальную структуру Тарна, напоминавшую пчелиный улей. Божественная Королева и Верховная Жрица олицетворяли Жизнь и Смерть, их власть была абсолютной и неизменной в течение миллионов хроносов. Управлением государством ведал Совет Ньютеров, возглавляемый Сутой. Ньютеры были той реальной силой, на которой держалось хозяйство страны, но их Совет не имел власти над элитой. Однако от ньютеров высшего ранга зависела жизнь всех остальных членов их сословия, а также цебоидов.

Тарн делился на четыре провинции — прово: управлявшие ими принципаты обладали всей полнотой власти в пределах своих территории. Теоретически они подчинялись Суте, на деле же каждое прово являлось государством в государстве. Совет не вмешивался в дела провинции, пока цебоиды там не бунтовали и мейн поступал без перебоев.

Девушки-мейдаки, прислуги элиты, и Матери, воспроизводящий класс, по своему положению почти не отличались от основной массы ньютеров. Блейд осмотрел огромные Питомники, разделенные на секции; в каждой Матери на определенной стадии созревания плода. Мужские особи появлялись на свет сравнительно редко, и только один ребенок из десяти шел в Питомник при Клетке — для выращивания взрослого экземпляра. Девочки рождались чаще, но и их подвергали строгому отбору и дифференциации. Наиболее совершенные пополняли элиту, затем выбирались будущие мейдаки, третья градация предназначалась для вынашивания потомства. Все прочие — уничтожались.

Блейд быстро обнаружил ахиллесову пяту этой цивилизации — тарниоты в совершенстве владели физикой и электроникой, но, похоже, ничего не слышали о евгенике. В результате воспроизводство расы было возложено на третьестепенных особей, которых искусственно осеменяли жалким и ущербным мужским генофондом. Конец — полное вырождение — был близок.

Что касается ньютеров, то они не рождались непосредственно от женщин. Значительная часть оплодотворенных яйцеклеток проходила специальную химическую и лучевую обработку. Это был длительный процесс — конвейерная линия, по которой медленно двигались зародыши в больших прозрачных сосудах, протянулась на милю. Сформированные в результате существа сортировались по классам, датам появления на свет и уровню интеллекта — от первого, самого низшего, до четырнадцатого. Юные ньютеры быстро росли — гораздо быстрее, чем дети гомидов; каждый из них проходил электронное обучение и затем приступал к работе. И каждому, в зависимости от его уровня, отводилось определенное число хроносов жизни. В конце срока индивидуум безболезненно распылялся в установке телепортации. Для провинившихся существовали другие, гораздо более неприятные возможности досрочного препровождение в мир иной.

Цебоиды сами вынашивали своих детенышей. Они становились солдатами, рабочими, носильщиками, занимались уборкой мусора и другим трудом, не требующим ничего, кроме силы и послушания. В Урсите цебоиды обитали на окраинах, в районах, напоминавших Блейду лондонские трущобы. У них был свой язык, мало походивший на тарниотский. Хотя эти полуживотные отличались собачьей преданностью своим хозяевам, иногда их охватывало безумие, толкавшее к бессмысленным, разрушительным бунтам.

Блейду не удалось получить сведений о происхождении цебоидов. По-видимому, они были мутантами — гибридами, произведенными искусственно от различных видов животных, населявших Тарн в незапамятные времена. Сута не смог ответить на все вопросы разведчика. Старик говорил, что цебоиды существовали всегда, на протяжении многих мегахроносов. Тарн не сумел бы обойтись без них. Кто выполнял бы всю работу на фабриках и плантациях мейна? Кто охранял бы порядок в стране? Блейд не сомневался в полезности этих созданий, что тем не менее, не объясняло их загадочную родословную.

К концу месяца Сута закончил подготовку и приступил к следующему этапу своего плана. Силовая завеса вокруг Урсита была ослаблена, потом — совсем снята; ловушка ожидала добычу. И дичь не замедлила появиться.

Это произошло, когда Блейд с Исмой находились в своих покоях. После долгих ласк удовлетворенная Исма уснула с улыбкой на прелестном лице. Блейд растянулся рядом на широком ложе, поигрывая новой перевязью меча, лежавшего в изголовье. Он не удивился, когда туманные контуры симлы начали вырисовываться посередине опочивальни; он ждал Хончо — и тот, наконец, появился.

На этот раз принципат был облачен в тунику и легкие доспехи. При виде Блейда его узкие зеленые глаза сощурились, белые зубы сверкнули в улыбке. Разведчик ничего не сказал, приветствовав гостя взмахом руки.

Хончо смотрел на спящую Исму. Его изучающий взгляд скользнул по золотистому телу, прикрытому лишь полупрозрачной кружевной туникой.

— Прекрасна, как я и думал, — голос ньютера был негромок. — Я вижу её впервые. Она часто радует тебя?

Блейд кивнул.

— Пожаловаться не могу.

— Значит, ты счастлив? Доволен? Это видно. — Ньютер помолчал. — Ты не выполнил свою задачу.

Блейд улыбнулся.

— Ты считаешь меня глупцом?

Хончо потер ладонью выбритый череп.

— Нет, конечно. Я знал, что ты не прикоснешься к Бассейну. Зачем тебе отключать энергию ценой своей жизни? Нет, Блейд, ты не глупец. Иначе я не смог бы использовать тебя.

Осторожно, чтобы не потревожить Исму, Блейд приподнялся на локте.

— Тогда зачем ты послал меня в Урсит?

Ньютер прищурился.

— Я проверял тебя. Разве я мог положиться на незнакомца, пришедшего из неведомого мира? Кто знал — глуп ты или умен?

— Теперь ты получил доказательство, — спокойно произнес Блейд. — Я — Мазда, и правлю Урситом вместе с Исмой.

— Да, так, — Хончо склонил голову. — Но это я предусмотрел. У меня было два плана. Первый — на тот случай, если ты окажешься глупцом и отключишь энергию. Тогда питцины легко захватили бы Урсит и весь Тарн. Не очень удачный ход, признаю — ибо как бы я справился с ними без энергии? Не уверен, что я сумею восстановить Энергетический Бассейн — во всяком случае, достаточно быстро. А с Оргом шутки плохи, ты же знаешь.

— Да, знаю. — Как Тота?

Улыбка заиграла на тонких губах ньютера.

— Она изменилась. Сейчас она так же благоволит ко мне, как раньше ненавидела и презирала. Я догадываюсь о причинах… но все равно, это приятно. Знаешь, она смотрит на меня как на мужчину.

— Возможно ли это, Хончо? — насмешка Блейда была неприкрытой. — Ты — ньютер, бесполый ньютер.

Принципат Севера пожал узкими плечами.

— Многое возможно в этом мире, Блейд.

Разведчик мгновенно насторожился?

— Как тебя понимать?

С задумчивой улыбкой ньютер посмотрел на обнаженное бедро Исмы, на её грудь, слегка колыхавшуюся под кружевной тканью.

— Много, много хроносов назад, Блейд, до того как система воспроизводства была окончательно налажена, в Тарне существовало явление, называемое болезнью. Я читал в книгах, что тогда были специально обученные люди, гомиды, которые умели справляться с болезнями. Потом они исчезли за ненадобностью — исчезли почти все. Но древнее искусство, оказывается, еще не позабыто. Я нашел одного из них… в далеком заброшенном уголке Западного прово. Теперь он в моей башне на севере. Он сказал, что есть шанс… что он может сделать операцию, после которой я стану мужчиной.

Блейд постарался скрыть свою иронию. Эти фантазии Хончо не влияли на ход событий и лишь укрепили разведчика в прежнем мнении. Принципат Севера был несчастным существом, пытавшимся достичь недостижимого. Муки терзали его душу, и Блейд преисполнился уверенности, что неутоленная страсть погубит Хончо вернее, чем удар меча.

Он сказал:

— Размах твоих планов потрясает, Хончо. Ты не только собираешься править Тарном, но еще хочешь стать гомидом, настоящим мужчиной. Очнись! Рассуди здраво, взвесь свои силы!

Длинные пальцы ньютера привычным жестом легли на подбородок.

— Я ждал этих слов. Ты изменился, Блейд. Ты сильно изменился, с тех пор, как гостил в моей башне. Я начинаю думать, что ты не сдержишь наш уговор.

Холод сковал Блейда. Голос ньютера, спокойный и слегка насмешливый, леденил его сердце. Но лицо разведчика оставалось невозмутимым.

— Возможно, и так, Хончо, возможно, и так. Зачем ты мне нужен теперь? Я — Мазда и правлю Урситом. Исма предана мне. Что еще ты можешь предложить? Я стал хозяином положения, и тебе следует благодарить богов, если я позабуду о твоих интригах. Возвращайся и свою башню и оставь мысли об Урсите. И прекрати заигрывать с питцинами. Придет час — я разберусь с ними.

Ньютер слушал его, улыбаясь и полузакрыв глаза, с видом взрослого, терпеливо сносящего капризы ребенка. Гнев охватил Блейда. О, если бы Хончо был здесь в реальности, во плоти! Его кулаки судорожно сжались, пот выступил на лбу. Он знал, какой ответ его ждет, и неистовая ярость все сильнее туманила рассудок. Но нельзя отрубить голову симле.

Веки ньютера поднялись.

— Ты кончил?

— Да! Уходи. Возвращайся в свое прово. Обещаю, я забуду обо всем.

— И станешь пожинать плоды моих трудов? — губы Хончо сжались. — Нет, Блейд! Ты спрашивал, что я могу тебе предложить? Смотри!

В центре комнаты сгустилась дымка, потом вспыхнули, поплыли яркие картины, и Блейд с остановившимся сердцем наблюдал за ними. Там была Зулькия. Обнаженная, она лежала на полу в какой-то камере, руки и ноги широко разведены и привязаны ремнями к массивным кольцам. Она кричала — рот открыт, лицо искажено мукой, губы, которые он целовал, искусаны до крови. Хончо не передавал звук, и безмолвные жуткие вопли казались еще страшнее.

И там была Тота. Питцинка пряталась в тени, в углу камеры, и с хищной улыбкой наблюдала, как солдаты-цебоиды, сменяя друг друга, терзали нежное тело девушки. Блейд видел длинную очередь за дверью камеры, она тянулась по коридору, скрывалась за поворотом.

Зулькия билась в агонии, аметистовые глаза гасли, подергиваясь туманом. Тота захохотала. Её острые мелкие зубы казались Блейду клыками волчицы. О, как он ненавидел ее!

Позади зашевелилась во сне Исма. Блейд вытер холодный пот со лба и хрипло прошептал:

— Хватит! Клянусь всеми богами Тарна, ты испытаешь такие же муки!

— Не спеши, это еще не все, — в голосе ньютера слышалась издевка.

Теперь Блейд видел башню снаружи, со стороны террасы, на которой впервые встретил Зулькию. Четыре цебоида тащили её тело, потом начали раскачивать над обрывом. Тота стояла рядом, с жестокой ухмылкой на тонком бледном лице.

— Смотри! Смотри внимательно, Блейд!

Под террасой в скалу были вделаны тексиновые крючья с громадными зазубренными лезвиями. Тело Зулькии падало прямо на них. Они пронзили бедра, грудь шею… Блейд содрогнулся. Изуродованный труп висел, словно туша в лавке мясника.

— Так будет, Блейд, если ты ослушаешься моих приказов. Все так и произойдет, господин мой. А если судьба этой мейдаки тебе безразлична… что ж, тогда я придумаю что-нибудь еще. Ну, так как?

На мгновение Блейд закрыл глаза. Он молился — не тарниотским божествам, странным и жестоким, а некоему почти забытому Создателю, Творцу всего сущего. Не силы и не храбрости просил он — терпения. Только терпения и немного хитрости. И Бог снизошел к нему.

Блейд открыл глаза и посмотрел на Хончо.

— Я не хочу, чтобы с ней это случилось. Что тебе надо от меня?

Ньютер объяснил. Его распоряжения были краткими и ясными; затем фантом исчез. Блейд лежал неподвижно, стиснув зубы, сжимая кулаки. Монстр! Хитрый изворотливый монстр этот Хончо! Он нанес удар в самое слабое место. Он понял, что пришелец был не гомидом Тарна, не ведающим сострадания, а существом иной природы. Человеком!

Блейд поднялся, набросил одежду и взял меч. Он шел по лабиринту туннелей в компьютерный центр — туда, где обитал Сута. В конце концов, проблема решалась просто — ему надо забыть про Зулькию. Что она значила для него? Несколько минут удовольствия, не больше… Но аметистовые глаза и лицо, искаженное мукой, снова и снова вставали перед ним, заслоняя матовый пластик стен.


Глава 12

Блейд принял решение еще до того, как перешагнул порог длинного зала, наполненного гулом компьютеров. Он знал, что выполнит задуманное не только ради Зулькии; его мотивы были сложнее. Он не хотел анализировать их — выбор сделан, и дальнейшее зависело от его воли, настойчивости и ума. Только они могли принести успех — да еще немного удачи.

Вслед за Сутой Блейд, прошел в Святилище, обычное место их тайных совещаний. В пещере было сумрачно и тихо, неподвижная гладь воды серебрилась под мягким светом электрического шара. Он сел на краю бассейна; контейнер едва заметно мерцал в глубине.

— Ты должен отключить энергию, — негромко и спокойно произнес он, не поворачивая головы к старику. — Хончо готов двинуться на Урсит.

Сута посмотрел на Блейда и медленно кивнул.

— Да. Я думаю, время настало. Он… он приходил?

— Послал симлу. Угрожал мне. Если я откажусь повиноваться, он будет пытать девушку.

— И ты? Ты согласился?

Громадный кулак Блейда с силой ударил по тексиновому поребрику.

— Да! Я сделал вид, что подчиняюсь! Он хочет, чтобы я заставил тебя отключить энергию. Потом… потом я должен убить тебя, захватить Исму и передать управление энергией в его руки. И когда он займет твое место, Сута, то сумеет справиться с питцинами. Превосходный план, верно?

Старик кивнул.

— Неплохо задумано, совсем неплохо. И, конечно, он сохранит Мазду, своего бога?

— Да. Ему будет нужен правитель.

— Разумеется, — зеленые глаза сощурились. — Тарном всегда правили гомиды. Хончо будет стоять сзади и дергать тебя за веревочку, господин мой.

Блейд скрипнул зубами, и старик ободряюще похлопал его по плечу.

— Что бы ни случилось, ты останешься Маздой. Но объясни, чего ты хочешь? Кто будет править с тобой — или делать вид, что правит? Исма? Зулькия?

Блейд нахмурился. Ответа на этот вопрос он не знал сам. Его кулак грохнул по тексиновой плите.

— Не знаю! Но могу обещать одно — Зулькия не умрет! Она не умрет! Я, Блейд, говорю это!

Сута сложил ладони перед грудью и уткнулся в них острым подбородком.

— Хорошо, господин мой. Выбор делать тебе. Позаботься только, чтобы Исма раньше времени не услышала про эту мейдаку. Страшна её ненависть, и ради мести она может пожертвовать всем Тарном.

— Исму предоставь мне, — сухо произнес Блейд. — Нам надо решить более важные вопросы. Слушай внимательно. — Он наклонился к старику, короткие седые волосы щекотали его висок. — Ты отключишь энергию, Сута… все, как мы планировали раньше. Хончо и Орг со своими питцинами попадут в ловушку. Но я хочу, чтобы ты вновь активировал Бассейн только по моей команде. Что бы ни случилось, как бы тебя не удивили мои действия, ты должен ждать команды. Ждать и верить мне. Ты обещаешь, Сута?

Морщинистые веки прикрыли зеленые глаза. Старик думал.

— А если я откажусь, господин мой?

Рука Блейда легла на меч. Розовый камень в навершии рукояти вспыхнул кровавым блеском.

— Тогда я убью тебя. Сута. Убью сейчас, несмотря на риск. Клянусь!

Лицо старого ньютера оставалось спокойным. Он не испытывал ни страха, ни ненависти, лишь грустная улыбка появилась на губах.

— Я верю тебе, — сказал Сута. — И, кажется, понимаю, что ты задумал. — Но разреши, господин, дать совет. Ты недавно в Тарне, и многого еще не понимаешь…

— Я знаю, что делаю! — Блейд оскалился, как волк.

— И все же выслушай меня. Когда энергия будет отключена, все в Тарне и Урсите остановится. Понимаешь — все! Тарн без энергии бессилен. И по сравнению с питцинами мы окажемся в худшем положении. Они — варвары, дикари; мы будем беззащитны против них.

Блейд снова положил ладонь на рукоять.

— Не совсем беззащитны, нет!

Сута кивнул.

— Да, я понимаю. Ты хочешь сразиться с питцинами на их условиях.

— Нет! На моих! — Блейд сжал плечо старика.

В этом была суть его плана. К дьяволу энергию, защитные экраны, телепортацию и прочие чудеса! На техническом уровне он был бессилен против Хончо. Но если возвратиться к временам, когда все решали стрела и меч, то…

Сута снова заговорил — тихо, будто советовался сам с собой.

— Без энергии Тарн замрет. Не будет света. Погода выйдет из-под контроля и урожай мейна погибнет. Остановятся конвейеры в Питомниках и тысячи эмбрионов умрут в своих саркофагах. Прекратится производство пищи. Потухнут следящие экраны. И. возможно, случится самое страшное — восстанут цебоиды…

— Пусть будет так! — Блейд полоснул воздух ладонью. — Мы сделаем бесполезными все устройства связи и обороны — но Хончо тоже их лишится. А без энергии он — ничто! Это главное, Сута. Я убью его. Я убью Орга и Тоту. Вряд ли питцины будут хорошо сражаться без вождей.

Похоже, Сута начал сдаваться.

— Но я надеюсь, ты не будешь слишком тянуть с приказом? Энергию нельзя отключать надолго. И как без нее уничтожить питцинов?

У Блейда было иное мнение, но он не хотел спорить со стариком. Сейчас Сута являлся самым ценным его союзником. Если говорить правду, он был позарез нужен Блейду. И разведчик не собирался зря волновать старого ньютера.

— Да, я не буду долго ждать, обещаю тебе. Но помни — ты должен полностью отключить энергию. Полностью!

Старик коснулся груди костлявой рукой:

— Клянусь!

— Тогда сделай это. Сейчас! Я хочу видеть своими глазами.

— Пойдем, мой господин.

Блейд поднялся. Они прошли мимо невысокого алтаря и саркофага. На лице мумии по-прежнему леденела насмешливая улыбка.

Пологая длинная лестница, коридор, еще один и снова ступени… Они миновали компьютерный зал и, не доходя овального кабинета Суты, свернули направо. Там была крохотная комнатка за двойной дверью, стены её усеивали ряды лампочек и кнопок. Старик положил ладонь на рукоятку большого рубильника и, не глядя на Блейда, опустил его вниз.

Наступила тишина. Новая, странная и непривычная тишина. Лампочки на пультах слабо мерцали и гасли одна за другой, гул и жужжание компьютеров прекратилось.

Блейд тронул перевитую синими венами руку старика.

— Я поговорю с Исмой сам. Если она начнет тебя расспрашивать, скажи, что ты не посвящен в мои планы, И сошлись на мой приказ. — Он двинулся к выходу. — Я пойду, Сута, нельзя терять времени. Где я смогу тебя найти?

— Здесь, мой господин. Я буду ждать вестей от тебя. Надеюсь все произойдет быстро. — Голова старика поникла, зеленые глаза смотрели в пол. — В этот миг Тарн начал умирать…

* * *

Лестница, что вела на самую вершину Дворца, казалась нескончаемой. Блейд поднялся на крышу; здесь на просторной террасе, обсаженной цветущим кустарником, любили проводить время женщины избранной тысячи. Он прогнал всех. С крыши открывалась широкая панорама местности, и Блейд решил, что тут будет его временный командный пункт.

Он приказал вызвать Исму и Зарда, помощника Суты и члена Совета Ньютеров. Потом, по его распоряжению, запыхавшиеся цебоиды притащили массивный стол и несколько стульев. Гравитационные шахты уже не действовали, и только бесконечная спиральная лестница связывала верхнюю террасу с помещениями Дворца.

Блейд подошел к парапету. В Тарне отсутствовали карты, и он не надеялся найти здесь полевой бинокль. Впрочем, он мог обойтись и без них — окружающий ландшафт был ровным, а зрение у него — превосходным. К тому же, дикари Орга сами придут к нему — наверняка, они уже поднялись на плоскогорье. Скоро Хончо обнаружит, что энергия отключена надолго, и питцинам предстоит маршировать пешком до самой столицы. Блейд усмехнулся. Он сам выберет место для сражения — такое, где ему гарантирована победа. Вся питцинская орда ляжет здесь, под Урситом!

Он поднял голову, всматриваясь в затянувшую небо белесую пелену. Похоже, виден первый голубой проблеск! Или ему только мерещится? Словно повинуясь его взгляду, едва заметная голубая полоска начала расширяться. Установки искусственного климата больше не действовали.

Блейд с минуту разглядывал яркий просвет в небесах, потом широко улыбнулся, подошел к столу и начертал на гибком пластиковом листе: «Ричард Блейд. День первый» Отныне он может вести свой собственный календарь.

В сопровождении стайки щебечущих мейдак появилась Исма. Блейд отослал девушек. Темные глаза жрицы следили за ним с любопытством и некоторым неудовольствием. Высокая прическа и полупрозрачный черный хитон, оттенявший золотистую кожу обнаженных рук, делали её похожей на римскую патриацианку. Мейдаки ушли, и Исма подошла к Блейду, прижалась упругой грудью к его плечу. Красота её завораживала.

Прикусив пунцовую губку, она капризно шепнула Блейду на ухо:

— Я разгневана на тебя, мой повелитель. Ты так поспешно покинул ложе…

Блейд рассмеялся, обнял её за плечи и слегка отстранил от себя. Энергия, питавшая Тарн, исчезла, и вместе с ней исчезла власть Верховной Жрицы. Теперь эта очаровательная, распутная и коварная женщина стала… стала просто женщиной.

Исма освободилась от его объятий и нахмурила брови. Любопытство и удивление начали переходить в гнев.

— Ты ведешь себя странно, господин мой! Не забывай, кто я! И запомни, я не терплю насмешек!

— Я помню, Исма, — он подтолкнул её к креслу. — Но сейчас нам надо поговорить о более важных вещах. Садись.

Она подчинилась с нарочитой покорностью. Удивление вновь сменило гнев и, пользуясь моментом, Блейд приступил к изложению своих планов. Исма слушала внимательно — он давно уже заметил, что его подруга отличалась не только властолюбием и склонностью к интригам, но и немалой сообразительностью. Она не хуже Суты представляла катастрофические последствия длительного отключения энергии, что было самым слабым звеном в плане Блейда.

— Конечно, питцинов надо заманить в ловушку, — задумчиво произнесла Исма, выслушав его пылкую речь — Но к чему ждать так долго! Как только они поднимутся на плоскогорье, надо опустить силовые экраны на границах. Остальное сделает Красная Буря.

Это лежало на поверхности. Конечно, Красная Буря уничтожит и орду, и Хончо. Но Зулькия тоже погибнет — Блейд был уверен, что хитрый ньютер держит её при себе в качестве заложницы. Поэтому он подготовил вполне правдоподобный довод, который мог бы переубедить Исму.

— Я полагаю, что полное уничтожение питцинов было бы ошибкой, — Блейд изобразил глубокое раздумье, подняв глаза к небу. Голубая полоса стала уже шириной в ладонь, туманная пелена защиты редела с каждой минутой.

Исма стремительно поднялась, её глаза сверкали

— Как тебя понимать, мой господин! Они же скоты, дикари, вонючие варвары! Кажется, вместе с энергией ты отключил свой разум!

Не обращая внимания на её раздраженный тон, Блейд спокойно пояснил:

— Вспомни, как выглядят обитатели Клетки и Питомника, Исма. Жалкие заморыши! Разве им под силу возродить Тарн? Питцины, конечно, варвары, но среди них немало крепких мужчин. Я выберу лучших и раздам нашим женщинам. У каждой будет ребенок и…

— Я не желаю слушать твои богохульные речи! — закричала Исма. — Я знаю, кто навел тебя на эти мысли! Сута! Клянусь, он не проживет и минихроноса!

Она резко повернулась, и Блейд увидел, как на террасу цепочкой поднимаются цебоиды. С ними был ньютер, командовавший отрядом, и Зард. С удивлением и трепетом уставились они на разгневанную жрицу. Блейд понял, что наступает решающий момент. Исма была нужна ему. Сейчас она не властвовала над энергией, но солдаты и слуги по-прежнему подчинялись ей…

Его большие ладони ласково сжали плечи женщины. Глядя в яростные темные глаза, он тихо сказал:

— Да, ты можешь уничтожить Суту. Но в силах ли ты найти другого Блейда? Ты познала счастье в моих объятиях. Ты разделила со мной власть над Тарном. И разве я не дорожу этим и не стремлюсь защитить и спасти Тарн? Подумай, Исма, и решай — стоит ли нам ссориться в тот момент, когда стране грозит гибель?

Глаза её были непроницаемы. Они не выдавали ничего, Блейд догадывался, что Исма думала сейчас о крепких варварах-мужчинах, об их свирепых ласках и о прелести разнообразия. Он знал свою Исму!

— Хорошо, — жрица надменно вздернула голову. — Предположим, я согласна — Объясни, что ты собираешься делать.

Блейд погладил бороду, скрывая усмешку. Темные тугие завитки уже падали на грудь, он только изредка подравнивал их кинжалом. Длинная борода придавала ему вид государственного мужа; кроме того, она была незаменима в случаях, подобных этому. Он снова ухмыльнулся, прикрывая губы широкой ладонью.

Щелкнув пальцами, Блейд подозвал Зарда и, бережно подхватив под локоть свою подругу, повел се к парапету. Небеса голубели прямо на глазах, воздух стал чистым, ясным, и первый малиновый луч солнца пробился сквозь туманную дымку. Зард бросил вверх испуганный взгляд, потом посмотрел на своих повелителей.

— За все хроносы моей жизни я не видал ничего подобного! — голос ньютера был тонким и жалобным.

— Привыкай! — Блейд хлопнул его по плечу тяжелой ладонью, потом вытянул руку в сторону убогих хижин цебоидов, теснившихся на северной окраине Урсита. — Мы снесем эти хибары и сделаем из них заградительный вал, — сказал он. — Хончо и Орг нанесут удар с севера, они не станут обходить город, а выберут кратчайший путь. Ты, Зард, немедленно займешься строительством вала; за ним мы сосредоточим главные силы. Исма, — он крепко сжал бархатистый локоть, — собирай своих женщин. В полном вооружении, как в былые времена.

Улыбка мелькнула на пунцовых губах, но её глаза были серьезными, настороженными.

— Я готова. Но как я вызову их? Нет энергии, и экраны связи не работают.

Блейд рассмеялся и хлопнул себя по бедру.

— Вот энергия? Энергия ног! Зард, прикажи своим помощникам сформировать команду гонцов. Они должны находиться здесь, рядом с моим командным пунктом. Первый приказ для них — собрать всех женщин на площади перед Дворцом. Исма, твои служанки тоже могли бы помочь… Если ты прикажешь, они помчатся быстрее ветра.

— Да, мой повелитель. Я все выполню. — Слова её были покорны, но голос и взгляд выдавали напряжение. Верховная Жрица Тарны не привыкла получать приказы от мужчин.

Блейд повернулся к Зарду.

— Ты будешь командовать ньютерами. Сута, твой владыка, слишком стар и не примет участия в битве.

Зард поклонился. Он прожил только половину срока и был еще достаточно бодрым и подвижным, На груди ньютера поверх туники сверкала цепь, украшенная большими искусственными бриллиантами — знак его сана.

— Что я должен делать, господин? — он снова поклонился.

— Я уже сказал — строить стену. И второе — собери всех ньютеров Урсита. Вы будете сражаться.

— Сражаться, мой господин? Но ньютеры не умеют воевать. Боюсь, мы окажемся бесполезны, и…

Блейд сурово прервал его.

— Значит, вы послужите мишенями для стрел питцинов. Иди! — Зард покорно шагнул к выходу, но Блейд поймал его за рукав. — Одну минуту! Скажи, кто командует цебоидами? — он ткнул пальцем за спину, туда, где у верхних ступенек лестницы расположились три десятка мохнатых солдат.

— Мы, ньютеры, мой повелитель. Конечно, ньютеры самого низшего ранга. Я сам дел с цебоидами не имею, — он гордо вздернул голову.

Задумчиво разглядывая его, Блейд огладил пышную бороду.

— Ты сказал, что ньютеры не умеют воевать. А цебоиды? Будут ли они сражаться?

— Если им прикажут, господин. Повиновение — главная функция цебоидов.

— Однако я слышал, что цебоиды иногда бунтуют, — произнес Блейд, припомнив один из разговоров с Сутой. — Это верно?

Зард сжал тонкие губы, потом нехотя процедил:

— Старик зря беспокоится… — он резко оборвал фразу и поклонился, со страхом глядя на Блейда. — Прости, господин, я не смею…

Блейд тоскливо вздохнул. Интриги в Совете — только этого ему еще не хватало! Он взялся за цепь, болтавшуюся на груди Зарда, и притянул ньютера к себе.

— Меня не интересует твое мнение о Суте! Отвечай на мой вопрос: цебоиды надежны?

Ноги Зарда подгибались от ужаса, но соображения он не потерял.

— Вполне, мой господин, — просипел ньютер, хватаясь за руку Блейда. — Хорошая порка — и они сделают все, что надо. Порку они понимают…

Повернув голову, Блейд посмотрел на толпившихся у лестницы цебоидов. Это были крупные самцы, мохнатые, с хвостами длиной в ладонь. Они переговаривались грубыми гортанными голосами, время от времени бросая опасливые взгляды на своих хозяев. Наверно, они слышали все, что было сказано на террасе, но многое ли было им понятно? Их физиономии, похожие одновременно на морды собак и бабуинов, хранили привычное свирепо-покорное выражение.

Разведчик снова дернул цепь, встряхнув легкое тело Зарда.

— Кто из твоих подчиненных имеет с ними дело? — он кивнул в сторону мохнатого воинства.

— Надсмотрщики, мой господин. Ньютеры низшего ранга. Они живут с цебоидами и понимают их язык. Эти скоты не способны выучить тарниотский.

Нахмурив брови, Блейд выпустил цепь и подтолкнул Зарда к лестнице.

— Иди и выполняй мои приказы. Делай все на совесть, если не хочешь сократить хроносы своей жизни. И пошли кого-нибудь за Зено, моим слугой. Пусть немедленно явится сюда.

— Слушаюсь, повелитель, — Зарда низко склонил голову и бросился к выходу. Цебоиды потянулись за ним.

Блейд облокотился на перила. Голубая полоска превратилась в огромный разрыв; его нижний край быстро стекал к северному горизонту — туда, где по земле Тарна уже катилась питцинская орда. На небе появились первые облака — маленькие, пушистые, белоснежные, как овцы в загоне с голубой травой, который ограждали белесые стены тумана. Внезапно откуда-то пробился солнечный свет, набросив золотое руно на стадо облачных овец. Блейд улыбнулся. В той, другой своей жизни он не верил в предзнаменования, но сейчас одинокий луч светила показался ему предвестником победы.

На террасу вбежал запыхавшийся Зено и с ходу бухнулся на колени.

— Ты посылал за мной, господин? — грудь молодого ньютера бурно вздымалась, на гладком лбу выступил пот. Он страшно переживал. Воистину, для Тарна наступили черные дни! Ни одно устройство больше не работало. И в городе ходили ужасные слухи — что божественная энергия в Святая Святых исчезла навсегда.

Блейд сурово кивнул на кресло.

— Садись, парень

— Сесть, мой повелитель?

Невероятно! Сесть в присутствии великого Мазды! Зено уткнулся лбом в пол.

Блейд поддал ему носком сзади и заорал:

— Садись, я сказал! Это приказ!

Зено сел. Правда, не в кресло, а прямо на полу, скрестив ноги и не спуская с господина испуганных глаз. Блейд внимательно изучал ньютера. Помощник был нужен ему позарез — молодой, надежный, обладающий достаточным интеллектом. Похоже, Зено подойдет на роль адъютанта.

— Какой у тебя уровень, парень?

— Двенадцатый, господин. Я должен был стать воспитателем в Питомнике мейдак, но Сута отдал меня тебе в услужение.

Хмм. Воспитатель мейдак, надо же! Блейд предпочел, чтобы этот гаремный надсмотрщик имел уровень повыше, но приходилось довольствоваться тем, что есть. Впрочем, Мойна, первый встреченный им ньютер, обладал только четвертым уровнем, но был шустрым созданием… пока Хончо его не прихлопнул.

— Ты будешь подчиняться только мне, — сказал Блейд.

Зено опять ткнулся лбом в пол. Вид у него был обескураженный.

— Конечно, мой господин. Для этого я и существую.

Блейд нахмурился и запустил в бороду пятерню. Похоже, он взялся за дело не с того конца. Пальцы его коснулись массивной цепи из золотистого тексина с медальоном в форме фаллоса — символа власти Мазды. Он снял цепь и набросил на шею потрясенного Зено.

— Это знак моего доверия, Зено, — Блейд покрутил маленький сверкающий фаллос перед носом ньютера. — Если ты его не оправдаешь, я заберу цепь обратно вместе с твоей головой. — Слуга судорожно сглотнул. — Я назначаю тебя своим адъютантом в чине… эээ… штабс-капитана. Это очень высокое звание в тех краях, где обитают боги. Ты будешь постоянно находиться при мне — кроме тех случаев, когда я пошлю тебя с поручением. И, главное, запомни хорошенько — ты подчиняешься только мне! Ни Сута, ни даже Верховная Жрица больше не имеют над тобой власти!

Блейд подхватил молодого ньютера под мышки и рывком поставил на ноги. Зено стоял, покачиваясь, всем видом демонстрируя преданность великому Мазде.

— Слушай мой первый приказ. Ты возьмешь под свою команду всех надсмотрщиков над цебоидами с их отрядами. Соберите все запасы пищи и воды в Урсите, весь мейн и тексиновое сырье. Я скажу, куда следует их перевезти. Это очень важно, Зено. Держи цебоидов под постоянным контролем. Нам придется сражаться и твое войско будет биться в первых рядах. Ты все понял?

Зено теребил священную цепь Мазды, вздрагивая, когда его пальцы касались медальона.

— Да, господин. Только… только…

— Что же?

— Это… — Зено показал на небо. — Мне страшно… Что происходит там, мой повелитель?

Творожная накипь тарниотского неба уплывала к западу. Солнце садилось. Одинокая серебристая звезда мерцала в синем бескрайнем просторе.

Блейд улыбнулся своему адъютанту.

— Не бойся, Зено. Небеса еще не обрушились на Тарн.


Глава 13

Блейд перевел тарниотские хроносы в часы и подсчитал, что орде питцинов понадобится четыре дня, чтобы достичь столицы. В эти дни он не сомкнул глаз.

Ему удалось предотвратить зарождавшийся хаос. Впервые за миллионы хроносов Урсит жил без энергии, и большинство его обитателей превратилось в недоумевающих, сбитых с толка детей. К счастью, ОНИ, элита, не были напуганы. Слишком долгое время женщины жили в безопасности и роскоши, под защитой силовых экранов, на попечении заботливых слуг; понятие страха просто атрофировалось. Но ОНИ забыли также и боевое искусство.

ОНИ помнили обрывки преданий о нашествии питцинов в глубокой древности, о двух-трех мятежах цебоидов, которые были быстро подавлены. Еще быстрее воспоминания о них превратились в сказки, которыми развлекали детей в Питомниках. Если не считать ритуальных поединков в день сакра да редких экзекуций цебоидов, никто из женщин не был свидетелем насилия и убийства.

В результате вместо армии амазонок на голову Блейда свалились горевшие энтузиазмом ополченцы. Да, они были готовы воевать — при условии, что кто-нибудь научит их, как это делается. Блейд видел, как в прекрасных женщинах стремительно разгоралась жажда крови. По закону ИМ было дозволено все, кроме секса, но большинство страдало от скуки и необъяснимой тоски. Война давала выход эмоциям и нерастраченной энергии.

Что касается Исмы, то она приятно удивила Блейда. Вскоре все женщины были собраны на площади перед дворцом, и Верховная Жрица появилась перед ними в полном боевом доспехе из золотистого тексина. Высокий шлем с султаном венчал её голову, меч, копье и небольшой щит довершали вооружение. Вид её был грозным и впечатляющим, и Блейд знал, что это не являлось декорацией — Исма превосходно владела клинком.

С Блейдом она держалась холодно. Все его приказы выполнялись точно и в срок, но разведчик знал, что позже она сведет с ним счеты. Сейчас он старался не думать об этом.

У него не было проблем с дисциплиной. Ньютеры и цебоиды — как, впрочем, и девушки-мейдаки — повиновались беспрекословно; покорность являлась основой их воспитания. Он мог ждать неприятностей только от элиты, но когда случилась первая, Исма сама решительно и быстро устранила её причину.

Одна из женщин исчезла. После недолгих поисков, её нашли в Клетке, пьяную от слипа, полубезумную. Кажется, она собиралась перепробовать всех партнеров, что были под руками. Исма не стала советоваться с Блейдом. По её приказу блудницу выгнали на площадь, и меч Верховной Жрицы покончил с ней быстро и безболезненно. Это видели все женщины — и поняли намек.

В Тарне восстановилось нормальное чередование света и тьмы. Лунные ночи с яркими звездами, медленно кружившими в вышине, были прекрасны. Но Блейд не замечал их, и ложе Исмы оставалось пустым. Он действовал. Он был повсюду. Он раздавал приказы, проверял, наказывал и награждал. Он чуть не до смерти загнал Зено и своих посыльных. Время от времени ему приносили записки от Суты. Они не содержали новой информации. Старик оставался на своем посту, ожидая приказа включить энергию. И только Блейд знал, что этой команды не будет.

Прошло три дня и три ночи. Ему почти удалось сотворить чудо — беспомощные жители столицы превратились в армию. Но выстоит ли она под ударом свирепой орды!

Хижины цебоидов на северной окраине города были снесены, на их месте высилась баррикада. Не доверяя Зарду и его подручным, Блейд сам руководил строительством. С тыла линию укреплений защищало здание тексиновой фабрики и несколько неуклюжих фортов. На плоской крыше фабрики установили дюжину катапульт, построенных по его чертежам. Они могли выбрасывать огромные зазубренные глыбы тексина и сосуды, наполненные легковоспламеняющимся маслом из мейна. Два огромных самострела предназначались для метания дротиков — по десятку за раз.

Местность перед баррикадой шла под уклон, и здесь Блейд подготовил ловушку — ряды заостренных кольев из тексина, опутанных колючей проволокой. Внизу колья были перевиты тонкой, исключительно прочной и почти невидимой нитью; когда враги ринутся в атаку на баррикаду, многим суждено остаться без ног.

Он хотел обескровить, измотать питцинов, а потом нанести удар. Успех этой стратегии зависел от полководческих талантов Орга, вернее — от их отсутствия. Блейд надеялся, что царьку варваров был известен лишь один способ вести сражений — прямая атака и резня. Тота, пожалуй, могла бы придумать что-нибудь похитрее. Да и Хончо, не обладавший опытом в военных делах, оставался умным и опасным противником. Однако воинов в битву вел Орг, упрямый, как кабан. И если Тота и Хончо не сумеют переубедить короля, он бросит орду в стремительное наступление на форты и баррикаду.

Отсутствие донесений от разведчиков начинало тревожить Блейда. Он выслал два десятка разведывательных пикетов, и ни один еще не вернулся. Правда, они передвигались пешком, и Блейд в который раз проклял чудеса телепортации, лишившие Тарн колес, повозок и лошадей. Имел ли противник хотя бы такие примитивные транспортные средства? Вряд ли. У питцинов были лошади, но поднять их на плоскогорье по отвесным утесам казалось невозможным. Скорее всего, воины тащат на спинах большой груз — запас копий и стрел — и не могут быстро передвигаться. Блейд хотел лишить врага этого оружия, и как можно скорее, в самом начале битвы.

На третий день он впервые вывел свои войска на позиции. Фланги занимали крупные отряды цебоидов, за которыми тянулась редкая цепочка ньютеров-надсмотрщиков. Блейд испытывал большие сомнения в их храбрости, поэтому отобрал несколько десятков солдат посмышленей и расставил их в тылу. Эта мохнатая гвардия получила приказ убивать всех, кто попытается сбежать. Блейд лично присутствовал при том, как его распоряжения перевели цебоидам, и видел каким удивлением и кровожадной радостью вспыхнули их глаза. Судя по всему, эти полуживотные не питали большой любви к своим надсмотрщикам. На Блейда они глядели со страхом и покорностью.

Он знал, что фланговое прикрытие будет перебито. Они полягут все, все до единого, но много стрел и копий питцинов застрянет в их косматых телах. И, возможно, им удастся прикончить сотню-другую вражеских воинов.

Блейд также собирался принести в жертву всех мужчин из Клетки и Питомника, способных держать меч. Невелика потеря! Из них он сформировал отряд охраны, нечто вроде почетного легиона, и отправил его к Исме.

Зарда, членов Совета и других ньютеров высшего ранга Блейд держал при себе. Эти создания не годились для битвы, но командовать они умели: остальные ньютеры и цебоиды подчинялись им беспрекословно. Фактически, они играли роль главного штаба и без их помощи он бы не смог наладить эффективное управление.

Утром четвертого дня Блейд, хмурый и невыспавшийся, в очередной раз обошел линию укреплений. Над Урситом сияло ласковое солнце, видимость была прекрасной, но, изучая северный горизонт, он не замечал никакого движения на равнине. И ни один из разведчиков не вернулся.

Блейд посвятил Исму в тайны каре и фаланги. Её войско займет центр; это были силы последнего удара. От них зависело все. Когда придет время, когда орда выдохнется и растратит запасы стрел, он поведет женщин в атаку. Вспомогательные контингенты цебоидов ударят с флангов.

Со странным чувством восхищения и радости Блейд наблюдал, как высокие стройные красавицы постигали премудрости воинского строя. Ловкие, сосредоточенные, упорные… Жажда битвы переполняла их, кровь древних воительниц Тарна кипела в жилах, но они по-прежнему оставались женщинами. Вакханками, мечтавшими о неистовых и недоступных ласках любви. Тем лучше, мрачно подумал Блейд. В битве они станут волчицами, свирепыми амазонками.

Над дворцовой площадью, местом обычных тренировок женщин, раздавались крики и глухой лязг тексиновых клинков. У каждой воительницы была мейдака-оруженосец; иногда слитный гул почти двух тысяч голосов вздымался к голубым небесам подобно океанскому прибою.

Блейд довольно кивнул. Девушки-мейдаки выглядели не менее воинственно, чем их хозяйки. Он сформировал из них еще один небольшой отряд, вооруженный метательными трубками. Кто-то из ньютеров разыскал с полсотни старинных пневматических ружей на старом складе.

Он поднялся на крышу дворца, на свой командный пост, и подошел к парапету. Ему почти не пришлось спать последние четверо суток; начинали сказываться нервное напряжение и усталость. Если его усилия тщетны и Тарн падет, размышлял Блейд, всматриваясь в горизонт на севере, это будет забавным финалом для столь древней, столь развитой цивилизации. Ирония судьбы! Совершенная техника, которой так доверяли — и, в результате, старые добродетели забыты, а новые так и не появились. Теперь им предстоит сражаться с ордой дикарей примитивным оружием древних времен. Чем закончится эта схватка? По опыту прежней, земной жизни Блейд знал: варвары побеждают всегда.

Терраса на вершине дворца была сейчас очень оживленным местом. В углу, у длинного стола, толпились члены Совета, между ними и лестницей непрерывно сновали ньютеры-гонцы. Иногда их сопровождали два-три вооруженных цебоида — посыльные для мелких и простых поручений. Блейд опустился в кресло и прикрыл глаза. Пожалуй, он выполнил все, что намечал; дальнейшее — дело случая и воинской удачи. Он не рассчитывал, что события будут разворачиваться строго по его плану — подобная уверенность была бы наивной, — но, как ему казалось, общая стратегия не вызывала сомнений.

Зено почтительно тронул его за плечо.

— Господин, вернулся один из патрулей. Его начальник здесь.

Блейд с усилием поднял веки. Он почти заснул, откинувшись на высокую спинку кресла.

— Веди его сюда, Зено. Быстро!

Разведчик оказался ньютером седьмого уровня. Гладкое лицо его осунулось, глаза блестели, как у загнанного зверя. Блейд заметил, что туника на его плече разорвана и выпачкана кровью.

Ньютер поклонился.

Нетерпеливо хмурясь, Блейд приказал:

— Докладывай. Что ты видел!

— Много питцинов, повелитель. Они подходят с севера. Будут здесь перед рассветом.

Блейд пристально разглядывал командира патруля.

— Сколько их?

— Я не видел все войско… Нас оттеснил передовой отряд варваров. Но их много, очень много.

— Как сражались твои цебоиды?

Ньютер повел плечами.

— Некоторые сражались, господин, некоторые бежали. Нам пришлось отступать, когда питцины выдвинули вперед платформы с колесами и огромными ножами… Никто не может устоять перед ними, господин!

Блейд теребил бороду.

— Платформы? — он сделал знак Зено. — Ну-ка, потолкуй с этим парнем по-вашему. Что он имеет в виду!

Зено быстро заговорил на щелкающем, свистящем языке, который ньютеры использовали в общении между собой. Разведчик ответил, потом долго что-то объяснял. Наконец, Зено повернулся к своему хозяину.

— Кажется, я понял его, господин. Много хроносов назад в Тарне использовались такие платформы. Их тянут две лошади, а на оси колес прикреплены лезвия, — Зено скорчил презрительную гримасу. — Детские забавы! Оружие для диких варваров!

Боевые колесницы! И лошади! Этого Блейд не ожидал. Он хмуро уставился на Зено.

— Детские забавы, говоришь! Ну, скоро ты поближе познакомишься с этими забавниками!

Впрочем, колесницы его не тревожили. Он знал, как с ними бороться, и не собирался подставлять под их ножи свою фалангу в открытом поле. Дело было в другом. Если Хончо помог орде поднять на плоскогорье колесницы и лошадей, значит, питцины располагали транспортными средствами. Их обоз мог подвозить оружие и припасы. Это сильно осложняло ситуацию. Урсит не выдержит длительной осады.

Блейд целый час допрашивал ньютера и хмурился все сильней. Наконец, он отослал разведчика, приказав перевязать ему царапину на плече. Когда тот удалился, Зено тихо спросил:

— Плохие новости, господин?

Блейд поскреб в бороде.

— Нет. Ни плохие, ни хорошие, но важные. Сейчас я буду спать, Зено Постарайся, чтобы меня не будили. Утром начнется сражение.

Он растянулся на двух составленных вместе столах, и через секунду заснул.

Зено охранял его. Иногда молодой ньютер касался цепи Мазды, висевшей на шее, и с улыбкой смотрел на своего господина. Могучий, милостивый… Защитник и надежда Тарна! С ним не страшно… не страшно… не страшно… Он начал клевать носом.

Под утро Исма и Зард появились на террасе. Зено встрепенулся и встал. Верховная Жрица что-то шепнула Зарду, потом решительно направилась к столам, где, вытянувшись во весь рост, спал Блейд.

Зено обнажил короткий меч. Он знал, что совершает отчаянный поступок, святотатство, которое карается смертью. Долгой, мучительной смертью. И все же он вытащил меч и заступил дорогу Верховной Жрице.

Исма остановилась; Зард прятался за её спиной. Никто не проронил ни слова. Мрачные глаза жрицы смотрели в лицо Зено. Молодого ньютера начала бить дрожь, но он не опустил клинка. Стиснув зубы, он старался не поддаться страху. За его спиной господин пошевелился и что-то пробормотал во сне.

Долго, пристально жрица разглядывала Зено, затем повернулась и вместе со своим спутником исчезла в проеме люка.

Блейд сбросил плащ. Зено бережно укрыл его и поклонился, придерживая цепь. Что-то странное, необъяснимое шевельнулось в его душе. Господин говорил, что он — человек. Может быть, это другое название для бога?


Глава 14

Как было приказано, Зено разбудил своего хозяина с первым лучом зари. Непрерывно кланяясь и дрожа, он поведал господину о визите Верховной Жрицы и совершенном им святотатстве. Блейд коротко кивнул, похлопал ньютера по плечу и, запахнув плащ, подошел к парапету. Погода портилась. Серый холодный рассвет занимался над Тарном, огромное негреющее солнце вставало над горизонтом — багрово-красное, словно залитое кровью.

На равнине перед Урситом пылали костры питцинов. Мерцающим рубиновым полумесяцем они тянулись перед баррикадой, похожие на огненные клещи, готовые сокрушить город. Блейд насчитал больше сотни красных точек. Много, очень много. Но у всех ли костров были воины? Возможно, Орг, по совету Хончо, приказал развести побольше огней, чтобы устрашить защитников?

Разведчик пожал плечами. Теперь это стало уже неважно. Скоро он получит ответ на все вопросы. Жребий брошен, и судьба Тарна решится еще до полудня.

Зено отправился будить посыльных и слуг. Блейд позавтракал, выпил подогретого слипа и, отдав распоряжения штабным ньютерам, направился на передовую. Начало светать. Утро выдалось хмурое и сырое, заморосил дождь. Ветер крепчал, небо затянули тучи, солнце едва проглядывало сквозь облачную пелену.

Точно посередине рубежа обороны, ярдов в тридцати за баррикадой, Блейд приказал возвести высокую платформу из кип необработанного мейна. На ней находились Зено и вестовые. В центре платформы из тех же кип сложили возвышение для самого Блейда.

Когда окончательно рассвело, он взобрался на свой наблюдательный пост и осмотрел лагерь питцинов. Костры затухали. От них подымался сизый дым, ветер нес его прямо на баррикаду, окутывая неровные шеренги воинов. Блейд прикинул число бойцов и изумленно присвистнул. Тысяч восемь, не меньше! Не считая колесничих, выстроившихся позади пеших отрядов.

В центре, за линией костров, были разбиты шатры из шкур. Один, самый большой, стоял в стороне; перед входом развевался, трепетал на ветру бунчук — три конских хвоста над щитом, насаженным на длинное копье. Королевский шатер. Где-то поблизости — палатки Тоты и Хончо. А рядом с Хончо, наверняка, Зулькия… Блейд был уверен, что ньютер взял девушку с собой. Так надежнее. Его личный бог, Мазда, должен находиться под контролем. По крайней мере, до тех пор, пока не выполнит уговор.

Блейд мрачно усмехнулся, наполовину вытащил из ножен меч и с лязгом загнал его обратно. Он знал, что 3улькия в лагере. Но выполнять уговор не собирался.

Из королевского шатра вышли Орг, Хончо и Тота, все — в боевых доспехах. На Тоте был кожаный панцирь, у пояса висел меч, шлем она держала в руках. Девушка остановилась, подняла голову, и взглянула прямо на Блейда — их разделяло не больше двухсот ярдов. Он махнул рукой. Тота смотрела на него и Блейду казалось, что он видит её лицо — тонкое, хищное — хотя на таком расстоянии нельзя было разглядеть ничего, кроме белого пятна под шапкой черных волос. Потом она повернулась к отцу и Хончо — те спорили о чем-то у входа в палатку. Интересно, как ньютеру удалось справиться с Тотой? Она так ненавидела и презирала его… Блейд был почти уверен, что питцинка перережет горло Хончо, едва орда подымется на плато. Но нет, его уловка не сработала. Почему? Впрочем, это уже неважно.

Со стороны лагеря варваров послышались резкие завывания рогов. Зовут на переговоры. Все, как намечено по плану. Десять минут болтовни, потом — непродолжительное сопротивление, чисто символическое, конечно, — и Блейд должен капитулировать. На весьма выгодных условиях. Они с Исмой по-прежнему будут занимать трон в Урсите. Хончо получит голову старого Суты и его должность. Питцинам разрешат покинуть ущелья и селиться на равнинах Тарна.

Затем Хончо намеревался раздробить питцинов и уничтожить их по частям. После, как полагал Блейд, наступит черед Исмы, а следующим на очереди будет он сам. И Хончо сможет управлять Тарном один. Хирург сделает его мужчиной, настоящим гомидом. Полная победа. Достижение всех целей.

Губы Блейда презрительно искривились, взгляд стал ледяным. Мечтай, Хончо, мечтай! Внизу, у защитной стены, закопошилась многотысячная масса обороняющихся — тихо, без лязга оружия и выкриков команд.

Снова заревели рога, Орг двинулся к баррикаде, Хончо и Тога шли за ним. Без воинов. Без телохранителей. Как и предусматривалось планом. Они минуют полпути и подождут Блейда. И лишних ушей рядом не будет.

Разведчик спустился вниз, отдал приказ Зено и молодой ньютер со всех ног помчался к тексиновой фабрике. Блейд поправил шлем; ветер играл черным султаном, плащ развевался за плечами. На ровной площадке перед платформой застыла фаланга. В центре — Исма, отряд тарниотов окружал ее. Женщины вскинули мечи, приветственный крик раскатился под серыми пасмурными небесами: — «Мазда! Мазда!» Исма не кричала. Глаза её неотступно следили за Блейдом.

Он протиснулся в узкий ход, оставленный в баррикаде, низко согнувшись, внимательно глядя под ноги, миновал проволочное заграждение и остановился в шести шагах от парламентеров. Огромный меч сверкнув, застыл в приветственном салюте. Орг уставился на питцинскую святыню, затем перевел на Блейда маленькие глазки, подпертые мясистыми буграми щек. Из-под кожаного шлема короля выбивались сальные седые волосы. Голос его был хриплым, уверенным.

— Ну что, Блейд? Снова хочешь нас предать? Или все-таки выполнишь уговор? — его цепкий взгляд скользнул вдоль стены, задержавшись на группах цебоидов, скапливавшихся на флангах. — Непохоже, что ты готов сдаваться.

Улыбка Блейда стала ледяной.

— Ты прав, Орг, непохоже.

Рука короля потянулась к мечу, но Хончо остановил его. Зеленые глаза ньютера изучали Блейда. Он произнес:

— Ты же знаешь, что будет с ней, я тебе показал. Хочешь полюбоваться этим в натуре? Она здесь, в шатре Орга.

Блейд не опустил глаз.

— Я знаю. И больше не будем об этом. Ты желаешь взять Урсит? Он перед тобой. Бери, если сможешь.

Взгляд Тоты прожигал насквозь. Она стояла свободно, расслабившись, но в темных глазах пылал огонь. Её рот был таким же алым, кожа — бархатистой, тело — чувственным и гибким… Все, как там, в ущелье, на ложе из шкур в полутемной опочивальне…

— Ты предал меня, Блейд, — белоснежные зубы сверкнули в волчьем оскале. — Ты предал все, что было между нами.

Блейд перевел взгляд с точеного лица девушки на Хончо.

— Но и ты кое-что не выполнила, Тота.

Хончо залился сухим смехом.

— Рассчитывал, что она убьет меня, а, Блейд? Глупец! Тота оказалась умнее. Быстро поняла, в чем её интерес. И если ты хочешь спасти свою девушку…

Питцинка плюнула под ноги Блейду.

— Ты связался с этой мейдакой, Зулькией! Хончо рассказал мне. Я не поверила… Но я говорила с ней! Все — правда! Она хочет тебя! — Тота судорожно сглотнула и яростно уставилась на Блейда: — И за это… за это… вы оба умрете! Страшной смертью, клянусь!

Блейд улыбнулся Хончо.

— Вот видишь! Твои обещания не стоят щепотки мейна!

Он тянул время. С каждой минутой ветер становился сильнее. Наверно, Зено передал его приказ, и батарея катапульт на крыше фабрики готова открыть огонь… Только бы Хончо не догадался…

Но зеленые глаза принципата Севера были устремлены в землю. Он пребывал в раздумье и Блейд догадывался, какие мысли бродят у него в голове. Хончо интересовала энергия! Почему, когда питцины поднялись на плато, владыки Урсита не обрушили на них Красные Бури? Не поставили защитные экраны? Не включили установки телепортации? Без энергии Хончо сам оказался в западне, заложником у орды дикарей. Блейд усмехнулся про себя. Преимущество было на его стороне. Он знал, что произойдет дальше, а Хончо мог только гадать.

Меч Орга со свистом вылетел из ножен. Бешеные, налитые кровью глазки уставились на Блейда.

— Сразись со мной, слизняк! Сейчас, на этом месте! Пусть все решится в одной схватке!

Клинок Блейда серебряной молнией прорезал воздух.

— Я готов! Ну, Орг, давай! — Это была удача, на которую он рассчитывал.

Тота повисла на руке отца, и меч Орга медленно опустился. Лицо девушки исказилось от ярости.

— Ты, глупец! Старый жирный глупец! Он выпустит кишки из твоего брюха и наши люди не будут сражаться! Выслушай меня сначала!

Блейд смотрел, как исчезает его счастливый шанс. Воистину, эта женщина была ведьмой! Кивнув Оргу, он сунул меч в ножны.

— Мы встретимся позже. Орг. Позже. Когда твои руки будут свободны.

Он развернулся и зашагал к баррикаде. Около лаза в стене Блейд повернул голову, со вздохом сожаления окинул взглядом мясистую фигуру короля. Тота и Хончо тянули его назад, к плотным шеренгам питцинских копьеносцев.

Зено уже ждал его около платформы с докладом, что катапульты готовы начать обстрел. Блейд забрался наверх и еще раз оглядел ряды воинов в шкурах и кожаных шлемах, полукруг погасших костров и шатры за ними. Сейчас все начнется! Он резко взмахнул рукой.

— Ззз… бум! Ззз… бум! Ззз-ззз-ззз…

Пение стрел слилось в сплошной гул, на фоне которого слышался грохот разрывающихся горшков с маслом. Стрелы, на остриях которых пылали промасленные тряпки, подымались по крутой параболе; ветер относил к шатрам за левым флангом питцинов. Они должны были загореться первыми — остальную работу сделает восточный ветер.

Второй залп огненных стрел и зажигательных снарядов пришелся в самую середину беспорядочного скопища шатров и палаток. Масло горящими ручейками текло по земле, стрелы втыкались в кожаное покрытие шатров. Лагерь питцинов запылал; сильный ветер взметнул пламя к серому небу, повалили клубы едкого дыма. Блейд не рассчитывал на стопроцентный успех этой акции, но надеялся, что обстрел внесет сумятицу в ряды питцинов и отвлечет часть воинов, которые бросятся спасать свое добро.

Он не отрывал глаз от шатра Орга. Верхушка кожаного конуса уже занялась, когда двое воинов вытащили Зулькию наружу. Девушка была обнажена до пояса, её волосы сияли, словно пламя горящих шатров. Блейд видел, как питцины поволокли её к колесницам, из которых выпрягали лошадей. Там суетился Хончо, раздавая приказы.

Краем глаза Блейд заметил Исму — она карабкалась вверх по тюкам с мейном. Он стиснул зубы. Зулькия уже лежала на земле, её руки и ноги привязывали длинными ремнями к упряжке четырех лошадей. Наверняка, выдумка Тоты. Ведьма! Рядом стоял Хончо, наблюдая за склонившимися над девушкой воинами. Блейд не думал, что он немедленно приступит к экзекуции; Зулькия была козырным тузом, последней надеждой ньютера. Если питцины потерпят крах, она станет очень нужна Хончо — ценой её жизни он сможет купить свою.

Исма тяжело дышала рядом, на лбу жрицы выступили капельки пота.

— Кто она, эта мейдака?

Блейд пожал плечами.

— Кажется, её зовут Зулькия, карна. Сута послал её приглядывать за Хончо, но тот, видимо, догадался. Теперь хочет попугать нас.

— Что же он медлит? — голос Исмы был странным, как будто сдавленным. Блейд искоса посмотрел на нее, Исма пыталась разглядеть лежавшую на земле Зулькию и лошадей сквозь густую завесу дыма. Рот её приоткрылся.

— Почему её раздирают на части? — настойчиво повторила она

— У Хончо свои причины, — равнодушно заметил Блейд — Возвращайся к женщинам, Исма, атака может начаться в любой момент.

Жрица облизнула губы и бросила на Блейда угрюмый взгляд.

— Да, мой господин. И все же, я не понимаю, почему ты не прикажешь включить энергию. Мы отступили бы в Урсит и уничтожили этих тварей за долю минихроноса.

Блейд нахмурился.

— Я не собираюсь сейчас обсуждать свои приказы — даже с тобой, Исма. Ступай, и делай то, что я велел.

Брови её сошлись на переносице, она что-то пробормотала, но послушно спустилась вниз. Блейд безрадостно усмехнулся. Теперь придется следить и за своим тылом.

Шатры догорали. Орг, не обращая на них внимания, размахивал мечом, раздавал приказы. Его воины развернулись длинными рядами и выставили копья. На обоих флангах выдвинулись вперед отряды лучников. Колесницы стояли на месте — видимо, король оставил их в резерве. Блейд с облегчением вздохнул. Он знал, что цебоиды, прикрывавшие края баррикады, не выдержали бы их удара.

За шеренгой копьеносцев взвыли рога и плотная масса воинов в шкурах и кожаных панцирях пришла в движение. Похоже на лобовую атаку — то, чего он ждал, на что надеялся. Блейд подозвал Зено, и через минуту звук стреляющих катапульт стал более низким. Огромные зазубренные куски тексина полетели в наступающего врага. Один из них пробил навылет три шеренги, оставив за собой дюжину изувеченных тел. Послышались крики гнева, боли и ужаса, но на место павших встали новые бойцы.

Дождь прекратился, ветер гнал облака по сизому небу. Под завывания рогов, лязг и грохот оружия орда катилась вперед, к жалкой стене, защищавшей город. Блейд вытащил меч. Стоя на пирамиде из тюков, возвышаюсь над всеми, он вытянул клинок в сторону атакующего вала и прогремел:

— Вот ваш меч, питцины! Придите и возьмите его!


Глава 15

Питцины атаковали с яростным ревом Шеренги дикарей в косматых шкурах и колпаках надвигались, оставляя позади мертвые тела. Проклятья, вой и стоны раненых раздавались над равниной, заглушая низкое гудение летящих тексиновых глыб и свист стрел.

Но Орг оказался более опытным стратегом, чем полагал Блейд. Внезапно ряды копьеносцев замерли, потом стремительно откатились назад на тридцать ярдов. Очередной залп с крыши фабрики ударил в пустоту, засыпав землю стрелами и кусками тексина. Блейд выругался и велел прекратить огонь. Боеприпасов было немного и тратить их впустую он не собирался.

Слева и справа из-за длинной цепи варваров показались косматые фигуры. Цебоиды Хончо! Орг бросил их в атаку на оба фланга обороны. Маневр был ясен Блейду — король питцинов не больше его самого дорожил цебоидами. Он послал половину отряда мужчин тарниотов поддержать свои фланги.

Схватка цебоидов была короткой и жестокой. Солдаты Хончо навалились со звериным рыком, размахивая мечами. Батарея на крыше фабрики молчала — Блейд не хотел тратить стрелы и снаряды на цебоидов, хотя фланговый огонь мог превратить нападавших в кровавую кашу. Его собственные бойцы держались неплохо, подстрахованные сзади тройной линией ньютеров-надсмотрщиков, цебоидов охраны и тарниотов. Блейд видел, как дрогнули и подались назад некоторые из его ньютеров; охранники с радостным ревом рубили их короткими клинками, сводя старые счеты.

Ньютеров Хончо никто не подгонял. Они нахлестывали своих цебоидов, но когда атака захлебнулась, и мохнатые бойцы, отбросив оружие, начали драться когтями и зубами, устрашенные ньютеры противника заколебались. Блейд велел дать залп, и град тексиновой шрапнели обрушился на нападавших. Это решило дело. Побросав кнуты, ньютеры бросились бежать; с остатками солдат Хончо было покончено в две минуты.

Блейд, приставив к глазам ладонь, посмотрел на боевые колесницы. Они все еще стояли в тылу, сверкая длинными лезвиями, насаженными на оси колес. Около них лежала на земле Зулькия, рядом стоял Хончо. Ни Орга, ни Тоты Блейд не заметил. Потом за шеренгой питцинов мелькнула гибкая фигурка в шлеме с развевающимся конским хвостом. Тота! Она бежала к колесницам.

Снова заревели рога, раздался бои барабанов, и линия варваров решительно пошла в атаку.

Блейд послал на стену своих стрелков — девушек-мейдак. Защелкали пневматические ружья, засвистели короткие стрелы, опустошая ряды приближавшихся питцинов. Первая цепь достигла проволочного заграждения и начала подниматься по откосу к стене. Внезапно раздались крики ужаса и боли. Варвары остановились, но новые толпы напирали сзади, выжимая передовых к основанию баррикады. Стрелки Блейда сеяли смерть. Снова заработали катапульты, с глухим протяжным стоном выбрасывая куски тексина и огромные шестифутовые дротики, протыкавшие сразу трех-четырех человек. Питцины валились, как скошенные колосья, но по телам павших волна за волной упрямо шли новые смертники.

Блейд довольно потер руки. Все шло по плану Кровавая бойня под стеной продолжалась, жадной пастью всасывая отряд за отрядом и превращая их в месиво раздробленных костей, плоти и обломков оружия. Он бросил взгляд туда, где за пепелищем уничтоженного лагеря стояли колесницы. Они не двигались.

Теперь он заметил Орга. Тот, как разъяренный кабан, ворочался среди кольев, орал, подгоняя своих бойцов ударами меча. Его руки и ноги были исцарапаны, глаза обезумели, с губ текла пена. Искушение охватило Блейда. Если он сейчас доберется до Орга и прикончит его… Нет! Нельзя! Он видел, как пришли в движение колесницы Они еще не атаковали, но четкие силуэты боевых повозок начали растягиваться в линию.

Прибежал гонец от Исмы. Может ли она вывести за стену свой отряд и перерезать питцинов? Блейд осмотрел поле битвы. У варваров еще оставались четыре свежие шеренги, за ними угрожающе нависал ряд колесниц. Он тронул посыльного за плечо.

— Женщины пусть стоят на месте. Но Верховная Жрица может послать отряд мужчин.

Удобный случай избавиться от этих ублюдков. Питцины съедят их заживо.

Исма подчинилась приказу. Но с небольшие дополнением: отряд тарниотов жрица возглавила сама. К тому времени, когда они просочилась наружу сквозь узкий проход в баррикаде, Орг с полусотней воинов сумел вырваться из колючих тисков проволочного заграждения. Питцины с ревом набросились на отряд Исмы. Сверкали мечи, рассекая тонкие парадные доспехи тарниотов, летели головы, лилась кровь; дикие торжествующие вопли раздавались под стеной. Клинки варваров вкушали теплую плоть на пиру смерти! И сердца озверевших воинов наполнялись восторгом.

Тарниоты, обороняясь, гибли один за другим. Исма сражалась в первом ряду, меч её мелькал как жало змеи. С фатальной обреченностью мужчины защищали свою госпожу, то там, то тут падал на землю питцин, пронзенный тексиновым клинком, но все же это сражение больше походило на бойню.

Исма начала отступать к проходу. Король, вокруг которого валялся десяток трупов в расколотых доспехах, увидел её и взревел. Сделав стремительный выпад, он проткнул живот одному противнику, отсек голову другому и ринулся вдогонку за жрицей.

Блейд махнул Зено в сторону катапульт, приказывая прекратить обстрел, и в два прыжка соскочил с помоста. Он не хотел, чтобы Исма погибла в этой сумятице. Мужчины — пусть, они пригодны только на то, чтобы прикончить три-четыре дюжины варваров. Но Верховная Жрица еще была нужна. Он не знал, как женщины будут сражаться без нее.

Исма и двое мужчин сумели добраться к проходу, но Орг с шестью воинами уже наседал сзади. Питцины окружили отступивших полукольцом и вынудили обороняться. Тарниоты упали друг за другом на труп заколотого питцина, и Орг радостно осклабился. Его тяжелый меч скрестился с тексиновым лезвием, раздался лязг, оружие исчезло из рук Исмы. Король опять хищно ощерил зубы и, наслаждаясь, неторопливо потянулся клинком к животу жрицы.

Но Блейд уже стоял за её спиной. Он дернул Исму за плащ, отбросив назад, в безопасный сумрак прохода; огромный меч свистнул, и клинок Орга метнулся в сторону. Следующий удар расколол его шлем. Питцин выругался, отступил на два шага, подняв щит, чтобы отразить выпад Блейда. Видимо, он был оглушен — толстые короткие ноги дрожали, сальные космы свесились на помутневшие глаза.

Питцинский воин бросился между Блейдом и своим королем, с разгона напоровшись на меч. Толчок был так силен, что Блейд отшатнулся; его клинок пронзил тело варвара насквозь и вышел из спины на полфута. Он никак не мог освободить его. Рукоять, украшенная камнями и залитая кровью, скользила в ладонях. Глаза Орга внезапно ожили, заблестели. Король махнул рукой в сторону Блейда и проревел приказ четверке своих воинов.

Он успел вовремя вытащить меч. Клинок, словно живой, трепетал в его руке. Один из варваров попытался зайти сбоку. Блейд прыгнул, сделал ложный выпад в живот и рассек питцину горло. Он подхватил рукой падающее тело, потом резко толкнул его под ноги нападавшим. Два воина упали, отчаянно стараясь дотянуться до него короткими тяжелыми клинками. Первого он обезглавил одним ударом, потом проткнул грудь второму. Древний меч пил вражескую кровь, высвистывая смертельную песню.

Орг подкрадывался слева, раскручивая над головой шипастый кистень. Железный шар метнулся, опускаясь прямо на шлем Блейда. В голове у него вспыхнула молния; оглушенный, он шагнул назад, восстанавливав дыхание. Следующий удар разведчик отразил щитом и, рубанув наотмашь, рассек плечо Орга. Король взревел, перебросил кистень в левую руку и продолжал наступать.

Справа заходил последний оставшийся в живых питцин. Блейд сделал стремительный выпад, и варвар медленно осел на землю. Он повернулся к Оргу, но тот не атаковал. Громко скликая своих воинов, он мчался вниз, перескакивая через поваленные столбы заграждения.

В следующий миг Блейда поглотила плотная масса женских тел. Исма повела в бой свою фалангу, и позади в баррикаде зиял широкий пролом. Сотни разъяренных воительниц с песнями и криками пронеслись мимо Блейда, устремившись на равнину. Это было почти катастрофой. Он знал, что не сможет остановить их, женщин обуяло кровавое неистовство.

Питцины откатились назад, Орг пытался перегруппировать воинов. Женщины преследовали их, рассыпавшись неровной цепью. Блейд застонал. С возвышения у стены он видел, как четыре уцелевшие шеренги врагов сбивались в плотный строй, за ним широким полумесяцем разворачивались колесницы. Тота вела их в бой. Она стояла рядом с возничим, потрясая копьем; круглый маленький щит прикрывал грудь.

Кажется, Исма почуяла опасность и стала строить женщин в каре. Блейд побрел вниз через заваленный трупами частокол. Голова у него раскалывалась, из десятка неглубоких ран текла кровь, доспехи были измяты и порублены. Ему невыносимо хотелось передохнуть, но там, на равнине, сейчас решалась судьба битвы.

Он протолкался к Исме в середину фаланги. Её окружали остатки отряда тарниотов, жалкие и перепуганные. Но об Исме этого сказать было нельзя. Она опиралась на длинное копье, окровавленный меч висел на поясе, голова не покрыта, густые темные волосы, перепачканные в земле, рассыпались по плечам. Её панцирь был расколот ударом меча, на груди алела длинная царапина. Жрица встретила Блейда ледяной улыбкой.

— Ты видишь, как мы умеем сражаться, мой господин! Еще немного — и это гнусное отребье будет втоптано в грязь!

Блейд мрачно покачал головой.

— Сомневаюсь, Исма. Нам надо вернуться назад под защиту стены, пока еще осталась такая возможность.

— Нет! Мы дадим бой здесь! И здесь мы победим или погибнем!

Блейд понял, что спорить бесполезно. С высоты своего роста он оглядел равнину. Резервы Орга еще не вступали в сражение. Потрепанные и обескровленные отряды, штурмовавшие баррикаду, откатывались назад, к опаленному огнем лагерю. Остатки питцинских лучников рассеялись по полю, заваленному телами мертвых и раненых бойцов. Колесницы, по-прежнему развернутые широким полумесяцем, переместились на левый фланг. Пожалуй, еще не все потеряно. У них был шанс, если… если он восстановит свою власть.

Он повернулся к Исме.

— Хорошо. Мы останемся здесь и будем сражаться. Я даже попытаюсь выиграть этот бой, если ты не станешь мешать.

Черные глаза гневно блеснули, потом Исма склонила голову. Она добилась своего и, видимо, понимала, что дальнейшую стратегию лучше передать в руки Блейда.

Он начал перестраивать каре в шесть плотных шеренг. Впереди встали смертники-тарниоты; они примут на себя первый удар. Женщины, сохранившие копья и щиты, выстроились за ними и прикрывали фалангу с боков. Катапульты наконец-то перестали вести огонь, что Блейд полностью одобрил — в создавшейся ситуации снаряды могли накрыть его отряд. Цебоиды, оборонявшие баррикаду с флангов, сбились монолитными группами и были готовы поддержать атаку.

Оргу удалось остановить бегство своей разрозненной орды. Собравшись вокруг короля, воины строились в колонну, потом начали обходить отряд Блейда справа — видимо, Орг хотел отрезать фалангу от укреплений. Блейд заметил, что многие дикари ранены или шатаются от усталости — сказывалась бойня под стеной. Он выругался вполголоса, бросив яростный взгляд на Исму. Если бы не её нелепая выходка, он положил бы у баррикады все войско питцинов!

Ветер стих, немного потеплело. Тучи еще не рассеялись, но кое-где сквозь истончавшуюся темную пелену пробивалось солнце. Бунчуки из лошадиных хвостов, реявшие над резервным войском питцинов, бессильно повисли.

Исма, прикусив губу, разглядывала потрепанный отряд варваров, обходивших их сбоку. Внезапно колонна, словно в нерешительности, остановилась.

— Почему они ждут? Боятся напасть на нас?

Блейд отрицательно покачал головой.

— Орг не трус. Наберись терпения — король ударит, когда будет готов.

Он немного приободрился. Зулькия уже не лежала распятой на земле рядом с лагерным пепелищем. Лошади исчезли — вероятно, их отправили вместе с колесницами в боевой строй; звероподобных стражников-питцинов тоже не было видно, и около привязанной к столбу девушки оставался только Хончо. Блейд мог поздравить себя — его догадка оказалась верной. Нет, Зулькия слишком ценный заложник, чтобы ньютер прикончил её из мести, предварительно не поторговавшись… Вот Тота — другое дело! Она способна на все!

Перед строем резервных шеренг появился Орг. Блейд видел, как король поднес к губам рог и протрубил резкий повелительный сигнал. На нем были новые доспехи и шлем; плечо — там, где достал клинок Блейда — перевязано.

Линия питцинов начала вытягиваться, выхлестывая налево и направо клинья копьеносцев. Блейд со злостью стукнул по рукояти меча. Этот Орг не так прост! Собирается атаковать их с трех сторон! Он взглянул назад. Воины, которые должны были отрезать им отступление, построились в два ряда, передний щетинился копьями, за ним сверкали обнаженные мечи и секиры. Орг протрубил первый сигнал, и полумесяц колесниц начал подтягиваться ближе к центру. План был ясен Блейду: два отряда пеших варваров зажмут его фалангу, рассекут её на части, и потом колесничие довершат разгром.

Зено дернул его сзади за перевязь. Блейд обернулся и рявкнул на своего адъютанта:

— Где тебя носило, парень?

Присев от страха, молодой ньютер вцепился в медальон Мазды, словно боялся, что хозяин сейчас отберет его.

— Я не мог справиться с мейдаками у катапульт, господин… Они словно обезумели! Им было все равно, куда стрелять!

Блейд усмехнулся и похлопал Зено по плечу, только сейчас заметив длинные царапины на его щеках. Ногти девушек, несомненно. Ладно, в азарте битвы многое бывает.

— Ты хорошо поработал. Молодец! Оставайся со мной.

Зено поклонился.

В центре войска питцинов взвыли рога, в ответ с флангов донеслись хриплые резкие звуки. Орда двинулась в последнюю атаку. Несмотря на устрашающую близость решительной схватки, Блейд испытал мгновенный всплеск удовлетворения. Он здорово измотал и обескровил их! Две трети грозной армии полегло под баррикадами Урсита! И этот бой он тоже сумеет выиграть — лишь бы справиться с колесницами Тоты…

Орг махнул мечом, и варвары побежали вперед под истеричное завывание рогов, обтекая фалангу с боков. Блейд обратился к своим воинам с краткой речью:

— Стоять насмерть! Не рассыпаться! Слушать мою команду! Неподчинившихся — убью! — Он надеялся, что до этого дело не дойдет.

Кивнув Зено, он вытащил меч. Ньютер взмахнул вымпелом на длинном копье, подавая условный знак прислуге катапульт. Орудия снова начали обстрел, и первые ряды питцинов полегли, словно скошенные гигантским серпом. Новый взмах вымпела — и в воздухе засвистели стрелы пневматических ружей, опустошая фланги атакующих.

Теряя бойцов, затаптывая раненых в грязь, орда навалилась на шеренгу тарниотов и поглотила ее. Фаланга с трех сторон ощетинилась копьями; под грохот и лязг, под вопли, стоны и боевые крики замелькали сверкающие острия, перемалывая питцинское войско. Иногда в плотном строю появлялся разрыв, и туда с волчьим воем устремлялись варвары, чтобы рухнуть под клинками женщин. Щит ударял о щит, меч о меч, фронт фаланги постепенно таял, сокращался, но она стояла неколебимо.

Взгляд Блейда метался среди оскаленных ртов, косматых бород и плоских узкоглазых лиц. Орг! Он должен найти и прикончить его! Без вождя эти варвары не стоят ничего! Хитрый Орг… Побоялся атаковать на колесницах фалангу… Для Блейда это было открытием. Король, вероятно, понимал, что убитые лошади создадут непроходимый вал перед фронтом каре и берег колесницы для последнего удара. Когда пешие бойцы разрежут, рассекут фалангу, тогда наступит их черед. И они поставят последнюю точку в битве.

Свирепые прищуренные глазки под низко надвинутым шлемом поймали взгляд Блейда. Король прорубался к нему, ворочаясь, как кабан, среди израненных тел. Он бился на острие клина варваров, рассекая фалангу смертельной щелью. Блейд знал, что этот прорыв надо закрыть немедленно. И ринулся вперед.

Их мечи скрестились, зазвенели. Выпад, удар, финт и снова удар. Кровь из рассеченной губы пятнала редкую бороду короля, его лицо было маской разъяренного зверя. Под гром и скрежет клинков Орг прохрипел:

— Ну, Мазда, червяк, лжебог, повелитель баб… Я покажу тебе, кто настоящий владыка!

Под его бешеным натиском Блейд отступил на шаг и издевательски ухмыльнулся.

— Где твоя дочь-потаскушка, Орг? Где Тота? Я пересплю с ней раз-другой… прежде, чем бросить цебоидам!

Он начал атаку. Стальное жало древнего клинка метнулось к лицу короля, и клок седых волос из бороды закружился в воздухе. Выпад, удар, финт, удар… Плечо Орга обагрилось кровью, потом — рука, бедро, кисть… Воины, подпиравшие его сзади, падали на землю под мечами женщин. Края бреши сходились, рана в бронированном теле фаланги затягивалась. Король остался один.

Мощным ударом Блейд разрубил его щит.

— Зря ты послушался Хончо, — выдохнул он. — Теперь твой парод опозорен навсегда! Женщины побеждают питцинов!

Этого Орг не мог вынести. С гневным криком он ринулся на обидчика, целясь клинком в горло Блейду. Огромный меч взлетел вверх, сверкнул, опустился — и его торжественную песнь прервал вопль боли и ярости, исторгнутый из груди короля. Его правая рука, все еще сжимавшая клинок, падала на землю. Какой-то миг Орг в замешательстве смотрел на кровавый обрубок, потом взревел, сорвал с пояса короткую булаву и бросился вперед. Он ничего не видел перед собой.

Блейд отступил, вытянув на всю длину залитое багровым соком лезвие. Оно было продолжением его руки — смертоносным, хищным, жаждущим; оно пронзило кожаный доспех, сокрушило ребра, прошло насквозь массивный торс короля питцинов. Стальной язык высунулся из спины Орга, вытягиваясь все дальше и дальше, пока толстая крестовина рукоятки не уперлась в его грудь. Мгновение противники стояли, покачиваясь, глядя друг другу в глаза; затем Орг попытался плюнуть в лицо Блейду и бессильно соскользнул на землю, потянув за собой лезвие меча.

Блейд освободил клинок и одним ударом рассек толстую кабанью шею. В трех ярдах от него грохотал бой; питцины бросались на копья фаланги, пытаясь прорваться к своему королю. Пнув носком шишак, Блейд сбил шлем, ухватился за сальные щетинистые волосы и поднял голову Орга на вытянутой руке.

— Питцины! Вот ваш король!

Голос его перекрыл шум битвы. Шли секунды, лязг мечей не стихал, потом вскрикнул один воин, другой… Горестное эхо прокатилось по остаткам орды, и шеренги, еще мгновение назад бившиеся насмерть, откачнулись. Блейд прокричал приказ, и фаланга тоже попятилась — медленно, осторожно, оставляя между собой и противником все расширяющуюся щель и вал трупов.

— Просигналь катапультам, — Блейд обернулся к Зено. — Пусть не жалеют снарядов!

Он привстал на носках. Тота была там, за безумной толпой варваров; глаза её расширились, когда она увидела голову отца. Блейд помахал кровавым обрубком с остекленевшими глазами. Клюнет ли эта дикарка на приманку? Гнев легко разгорался в её сердце.

Она клюнула. Блейд видел, как её кулачки застучали по широкой спине возничего; потом она подняла руку, и долгий, пронзительный, плачущий вскрик рога раскатился над равниной. Колесницы, медленно набирая ход, двинулись к застывшей фаланге.

Блейд улыбнулся, как почуявший свежую кровь тигр, и закричал Исме:

— Перестраивай отряд! Все — в двойную шеренгу! Растянуть строй! И ждать моей команды!

Плотный строй начал неторопливо вытягиваться в обе стороны. Блейд был повсюду — хвалил, понукал, льстил, угрожал. До победы оставался один шаг. Женщины еще дрожали от ярости боя; их оставалось больше пятисот против сотни питцинских колесниц. Если Тота попадет в ловушку, сражение выиграно.

Колесницы набрали скорость и врезались в беспорядочно отступавшую массу варваров. У Тоты появился шанс подумать. Она могла не начинать бой, отойти назад, перегруппировать силы. Орда еще имела преимущество и в численности, и в звериной силе и ярости бойцов.

Но Тота трубила атаку. Бегущие воины волной накрыли полумесяц колесниц, и равнина мгновенно превратилась в хаос. Свист сверкающих стремительной сталью ножей, вопли погибающих варваров, ругань возниц, храп и пронзительное ржание лошадей смешались в оглушительной какофонии. Одни дикари с перерубленными ногами падали под колеса, другие пытались схватить под узды лошадей, сбить наземь возничих и очистить путь к отступлению. Колесницы замедлили ход, атака захлебнулась.

Но яростное упорство не покинуло Тоту. Её колесница пробивалась вперед, копье в руках девушки стремительно мелькало, пронзая хрипящие рты, шеи, поднятые в мольбе руки. Окровавленная толпа медленно просачивалась сквозь строй боевых повозок, редела, истончалась. Свободное поле легло под колесами, и Тота вновь затрубила в рог. Она сама шла в ловушку.

Двойная шеренга женщин протянулась в пятидесяти ярдах. Возничие нахлестывали лошадей, но на таком расстоянии колесницы явно не успевали набрать скорость. Блейд стоял на правом фланге, меряя взглядом суживающуюся полосу земли. Сорок ярдов. Грохот копыт, плещущие гривы, обезумевшие глаза лошадей. Крики возничих и воинов накатывались грохочущей волной. Тридцать ярдов. Блейд сунул меч под мышку и приставил ладони ко рту. Двадцать ярдов. Десять, Пять. Он набрал в грудь воздух. У одной колесницы сломалась ось; люди, лошади и повозка покатились по земле, смешавшись в кровавую груду.

— Пора! — закричал Блейд. — Пора!

Цепь расступилась, открывая проход колесницам. Женщины, не успевшие отпрыгнуть в сторону, падали ничком под сверкающие лезвия; некоторым удалось уцелеть. Два десятка попали прямо под ножи — одним отсекло ноги, другие были перерублены пополам. Но в целом маневр удался.

Прижимая локтем меч, по-прежнему приставив сложенные лодочкой ладони ко рту, Блейд прокричал:

— Развернуться кругом! Атаковать и уничтожить!

Этого приказа он мог не отдавать. С воплями триумфа, потрясая копьями и мечами, женщины ринулись за колесницами. Те уже почти остановились, завязнув в толпе цебоидов, устремившихся в атаку с обоих флангов. Воительницы знали, что делать — Блейд велел в первую очередь подрезать сухожилия у лошадей. Его распоряжение было исполнено быстро и эффективно; вал бьющихся, истекающих кровью животных покрыл землю. Колесничих закалывали копьями, рубили мечами. Питцины храбро оборонялись, но их участь была предрешена. Они не привыкли сражаться пешими и вдвое уступали по численности разъяренным фуриям Исмы.

Блейд видел, как билась Тота. Сообразив, что попала в западню, девушка спихнула возничего с колесницы и взяла поводья сама. Без шлема и щита, размахивая длинным копьем, она прошла ряды цебоидов, оставляя кровавый след, и бросилась в гущу схватки. Несомненно, она хотела найти смерть в этом сражении — в битве, сломившей силу и мощь её племени. Блейд не имел ничего против такого исхода.

Бой подходил к концу. Сквозь сутолоку метавшихся тел и клубы пыли разведчик попробовал разобрать, что творится в пылающем лагере, но безуспешно. Он огляделся. Пустая колесница замерла неподалеку. Тело возницы с пробитой копьем грудью скорчилось под колесами, лошади стояли спокойно, пощипывая чудом сохранившиеся кустики травы. Блейд сунул меч в ножны, схватил поводья и мигом запрыгнул на покачнувшийся под его тяжестью помост.

— Я скоро вернусь, — сказал он Зено, неотступно следовавшему по пятам. — Передай Исме, что…

— Господин, берегись! — взвизгнул ньютер, отскакивая в сторону. Ужас застыл в его глазах.

Блейд обернулся — Тота, нахлестывая лошадей, летела прямо на него. Пряди черных волос, как змеи, метались вокруг окровавленного лица, распяленный в крике рот казался алой раной. Она подняла дротик. Острие сверкнуло в тусклом утреннем свете; пять ярдов отделяло его от груди Блейда. Он потянул меч. Поздно, слишком поздно!

— Ты умрешь, Блейд! Вот — твоя смерть! В моих руках!

Внезапно она дрогнула, дротик сорвался, полетел, чиркнув Блейда по бедру. Выпустив поводья, Тота медленно завалилась набок, из-под левой груди торчал наконечник копья. Она еще пыталась что-то сказать, пристально глядя на Блейда тускневшими зрачками, шепнуть не то проклятье, не то вызов, но захлебнулась кровью и рухнула через борт колесницы.

Исма обошла колесницу сзади и выдернула копье из тела питцинки. Глаза её горели торжеством.

— Все кончено, — сказала она. — Мы уничтожили их. Навсегда! И я, Блейд, спасла твою жизнь. Я, Исма, Верховная Жрица Тарна!

Блейд спрыгнул с колесницы и неторопливо склонил голову.

— Да, это правда. Прими мою благодарность, Исма. — Он насторожился. Никогда жрица не была такой опасной, как сейчас, в миг победы.

Исма улыбнулась и подала знак. Из-за её спины выступил ньютер с кубком; Блейд не встречал его раньше во дворце. Он почувствовал тонкий возбуждающий аромат слипа и непроизвольно сглотнул — в горле у него пересохло.

— Выпей в честь победы, мой господин, — жрица протянула ему кубок. — И я выпью — после тебя.

Язык Блейда почти прикипел к небу. Он принял кубок и уставился на Исму. Может быть, она считает его дитем? Или недоразвитым цебоидом? Её хитрости шиты белыми нитками. Сейчас он сделает шаг вперед, споткнется и выплеснет это пойло в грязь. Блейд поднес кубок ко рту.

Пронзительный крик раздался сзади.

— Нет, господин, нет! Не пей! Я видел! Там — отрава!

Зено выскочил из-за его плеча, руки молодого ньютера тянулись к блестящему тексиновому сосуду. Взметнулся меч Исмы, жалобно зазвенела и распалась цепь на груди Зено, и он повалился на бок, судорожно подогнув колени. Под сердцем медленно расплывалось красное пятно.

— Ты зря сделала это, Исма, — хриплый голос Блейда был тихим и напряженным. Он наклонил кубок, и рубиновая жидкость потекла на землю, мешаясь с кровью Тоты. — Это всегда будет между нами. Всегда!

Он швырнул кубок ей в ноги, поднялся на колесницу и разобрал поводья. Исма отскочила в сторону, когда боевая повозка рванулась вперед и кривые ножи зазвенели тихую свистящую песнь. Что было в её глазах! Боль? Сожаление? Гнев?

Блейд ехал к спаленному лагерю, заранее предчувствуя, что там никого нет. Лошади мчались через поле, заваленное трупами в кожаных панцирях и мохнатых меховых колпаках; кое-где сверкали бронзой тексиновые доспехи. Израненный питцин с обезумевшим взглядом трудился над трупом цебоида, методично разрубая его на части. Откуда-то прилетело копье, вонзилось ему в шею, и варвар растянулся рядом с изуродованным телом своего врага.

Зулькия и Хончо исчезли. Блейд быстро осмотрел столбы, к которым была привязана девушка — кто-то в спешке перерезал кожаные ремни кинжалом или мечом. Видимо, Хончо. После гибели Орга он не стал дожидаться мрачного финала битвы.

Блейд подстегнул лошадей, держа курс на север. В этом мире у него осталось совсем немного незавершенных дел.


Глава 16

Сута, старый повелитель ньютеров Тарна, стоял на коленях перед гробницей первой Астар. Он пробыл в этой позе долгое время, и кости у него начало ломить. Опершись дрожащими руками о край саркофага, Сута встал. Ждать оставалось недолго. Скоро ОНИ придут. У старика оставалось несколько помощников, которые приносили вести с поля сражения. Последний гонец прибыл к дверям Святилища всего минихронос назад.

Он стоял, разглядывая лицо мумии, так похожее на знакомые черты двух правительниц Тарна. Эта Астар была первой… А та, что отравлена Исмой полтора хроноса назад, стала последней. В этом Сута был уверен. Появление Блейда все изменило. Тарн и сам начал меняться. Как надеялся Сута, к лучшему. Жаль, что он не в силах увидеть будущее, жаль.

Старик вздохнул, вернулся к Бассейну и посмотрел на мерцавший в хрустальной глубине сосуд. Блейд, разумеется, был прав. Сейчас Сута понимал это, хотя господин никогда не раскрывал перед ним до конца своих планов. Сначала Энергии несла добро; теперь — зло. Божественная Энергия покорила всех — от правителей до последнего цебоида. И Энергия должна исчезнуть. Чем Блейд намеревался её заменить, Сута не знал. Впрочем, это — его проблема.

Рядом с ньютером, на тексиновом обрамлении Бассейна, лежала стопка пластинок. В долгие часы ожидания он писал длинное письмо-исповедь. Когда-нибудь Блейд найдет его. Или не найдет — неважно. Главное — привести в порядок свои мысли и чувства, те, о которых он даже не подозревал.

Он с удивлением понял, что испытывает глубокую жалость к Хончо. Само ощущение было непривычным для него, но древнее забытое слово легко всплыло в памяти. Жалость… Странное чувство! Да, ему жаль Хончо. Они были так схожи… Ньютеры с мозгом гомида, результат случайной ошибки… слишком нелепое сочетание, слишком жестокое… Его силы ушли на овладение Знанием, на поиски Истины. Иначе — кто знает; — судьба бунтовщика Хончо стала бы и его судьбой.

Сута взял чистый лист и поднес к нему пишущий стержень. Потом, словно в нерешительности, отложил гибкую пластинку в сторону и взял верхнюю из пачки на краю Бассейна глаза его забегали по ровным строчкам, четко выделявшимся на белом фоне.

«Мой господин Блейд!

Я пишу скорее для себя, не надеясь, что ты сможешь прочитать эти страницы. Мне неведомы ни причины, по которым ты прибыл в Тарн, ни цели, поставленные перед тобой властителями вашего мира. Но я верю, что ты послан во спасение Тарна. Ты должен перестроить, возродить его. Но сначала тебе придется разрушить старый Тарн, жестокий, приходящий в упадок, невежественный в своей великой мудрости. И я, Сута, слабым разумом своим понял, что должен помочь тебе. Потому я сделал то, что сделал. Возможно, ты лучше меня поймешь мотивы этого поступка и отыщешь слова — древние слова, забытые у нас, — чтобы оценить его. Возможно… Сам я могу только догадываться о них. И могу действовать. Но я боюсь… очень боюсь!»

ОНИ уже идут. Сута отложил лист и повернулся лицом к дверям. До сих пор понятие боли оставалось незнакомым ему, что ж, у него есть шанс познать нечто новое. Конец будет нелегким, а ньютеры никогда не отличались мужеством. Впрочем, если он все же решится…

ОНИ пришли.

Исма в разорванном плаще, в разбитых, погнутых доспехах шагнула в Святая Святых. Шесть женщин шли за ней и Зард, второй в Совете. Глаза его мерцали предвкушением.

Кажется, жрицу не беспокоило то, что в Святилище появились чужие. Не склонив головы, она быстро обогнула саркофаг первой королевы и направилась к Суте. Старик отвесил низкий поклон.

— Приветствую Исму, Верховную Жрицу Тарна, победительницу. Я слышал, хорошие вести? Питцины уничтожены?

— В том нет твоей заслуги, Сута, — темные глаза пристально смотрели на него. — Ты сидел тут в безопасности. И ты лишил меня энергии! Меня! Исму! Как ты посмел?

Сута мягко улыбнулся.

— Я посмел, госпожа, я посмел… Ты знаешь, кто дал мне такой приказ. И погляди, разве все не сложилось к лучшему?

Исма нахмурилась, меч дрогнул в её руке. Гневный взгляд жрицы прожигал старика.

— К лучшему? К лучшему, ты сказал? Я потеряла половину своих женщин! Клетка и Питомник пусты! Перебиты почти все цебоиды! Да, старик, ты служил Блейду и выполнял его приказы. Слишком усердно служил! И потому стал не нужен мне, — она резко махнула мечом. — Сними цепь! Теперь её будет носить Зард.

Сута посмотрел на своего помощника и кивнул головой.

— Ну что ж, он долго этого добивался. Надеюсь, теперь ты удовлетворен, Зард?

Ньютер опустил глаза, прячась за спину своей повелительницы. Внезапно Исма ощутила леденящий холод подземелья и с опаской огляделась вокруг. Она знала, что совершает святотатство: непосвященных нельзя приводить сюда. Но так ли это важно? Отныне она и только она одна будет править Тарном; её слово — закон. А Блейд… Стоит включить энергию, и Блейда с его мейдакой нетрудно выследить. Но сейчас — Сута, нужно закончить дело с ним.

— Ты стар, Сута, и разум твой ослаб. Однако я помню, как преданно ты служил долгие сотни хроносов. Поэтому тебя уничтожат безболезненно — Она махнула рукой женщинам: — Взять его! И включить энергию!

— Нет, госпожа, — тихо произнес старик — Тебе не удастся сделать ни того, ни другого.

Он отступил, и прозрачные воды Бассейна сомкнулись над ним Тяжелая туника, предусмотрительно надетая минихронос назад, тянула вниз, в глубину, в бездну. И, погружаясь в бездонный колодец Бассейна, он помнил только о священном сосуде, едва заметно мерцающем среди хрустальной влаги… сосуда, который ждал прикосновения его руки.

* * *

Ричард Блейд нахлестывал изнемогавших лошадей и в первый момент не заметил взрыва. Он находился спиной к Урситу и сосредоточил все внимание на еле заметной точке, маячившей далеко впереди. Предчувствие подсказывало ему, что там, на мчавшейся по равнине колеснице, находятся Хончо и Зулькия. Иногда он проносился мимо разрозненных групп питцинских воинов. Мрачные, окровавленные, они упрямо брели на север, к родным ущельям. Блейд не трогал их.

Ужасающий грохот заставил его оглянуться. И тут же вихрь ударил в лицо, свирепый ветер, выпущенный неведомыми гигантами с чердака вселенной. Ураган прибил к земле посевы мейна по обе стороны дороги, под его напором колесница вильнула в сторону и, увлекая за собой лошадей, завалилась набок. Блейд был отброшен ярдов на десять, но густые заросли мейна смягчили удар. Он поднялся на ноги, стараясь держаться подальше от бьющихся в агонии лошадей, и посмотрел на Урсит.

Густой, черный, клубящийся столб дыма поднимался над городом — гигантская колонна, из которой вырастали то призрачные замки с башнями, то чудовищные или печальные лики, осмеивающие или оплакивающие погибшую столицу. Чудовищная мощь Энергетического Бассейна вырвалась наружу. Блейд не понимал, как и почему это случилось. Но он знал одно — энергия исчезла. Навсегда. Она уничтожила Урсит и все живое вокруг него. Но равнины Тарна не останутся необитаемыми. Кто-то уцелел — так бывает всегда, при самых страшных катастрофах. И пока он еще здесь, ему придется жить с этими людьми.

Он быстро двинулся по дороге, держа наготове меч. Пеший человек имеет совсем иной статус, чем тот, кто мчится на колеснице. Кое-кто из уцелевших питцинов мог доставить ему неприятности.

Но дикари не приближались к нему. Они предпочитали держаться подальше от Блейда и его ужасного меча. Он продолжал идти, иногда переходя на бег, и далекая точка стала постепенно превращаться в пятнышко, которое вскоре распалось на неясные очертания колесницы, лошадей и одинокой человеческой фигуры. Она была неподвижна. Казалось, Хончо больше не хотел спасаться бегством.

Блейд приблизился, сердце его замерло. Колесница выглядела неповрежденной, лошади спокойно щипали стебли мейна. Обмякшее тело Хончо лежало на дне повозки, голова свешивалась набок, ноги упирались в землю. Зулькия, мейдака, стояла рядом и смотрела на разведчика огромными аметистовыми глазами. Раньше она была обнажена. Сейчас её талию охватывал обрывок тексиновой ткани.

Хончо мертв. Блейд понял это сразу — и забыл про ньютера, словно отодвинув его в прошлое. В настоящем была только Зулькия. Она стояла гордо выпрямившись, и огненно-бронзовые волосы каскадом струились по плечам, прикрывая обнаженную грудь. Поклонится ли она? — подумал Блейд, и странная радость охватила его, когда девушка улыбнулась, не опустив головы. Он остановился в двух шагах от нее.

— Зулькия… Я рад видеть тебя, Зулькия.

Как мало можно выразить словами! Но она поймет. — Он был уверен в этом.

Ее аметистовые глаза, искрящиеся, как море под солнцем, были серьезны.

— Мой повелитель… Я знала, что ты придешь.

— Знала?

— Да, мой господин.

Должно быть, это правда, подумал Блейд. Ведь он сам понял с первого взгляда, что встретил самую желанную женщину в Тарне. Сейчас не время искать объяснение. Да и стоит ли?

Он кивнул в сторону мертвого тела Хончо.

— Что случилось?

— Он увидел взрыв и что-то проглотил. Маленький золотистый шарик.

— Он говорил что-нибудь?

— Да. — Девушка едва заметно пожала плечами. — Он сказал: «Блейд победил. Мой Тарн и мой Урсит мертвы. Возможно, он и в самом деле бог.»

— Так и сказал?

— Да, господин. Слово в слово. Потом посмотрел на меня своими зелеными глазами и умер. Господин…

Блейд поднял руку, прервав ее.

— Не называй меня больше так. Я — Ричард.

— Риччаард? — она напевно растянула его имя. — Ричард? Это означает что-нибудь?

Он подошел к ней, положил руки на бархатные плечи и ласково притянул к себе.

— Это означает поцелуй.

Девушка обвила руками его шею. Искорки света мерцали в аметистовых глазах. Поцелуй был долог.

Не выпуская её из объятий, Блейд посмотрел на мрачное облако, расплывающееся над Урситом. Слабо вздохнув, девушка сказала:

— Урсит погиб. Мы выстроим новый Урсит. Мы — или наши потомки.

Губы её сложились в неуверенную улыбку.

— Но кто будет править Тарном сейчас?

Блейд поднял меч, и лучи солнца, пробившиеся сквозь темную громаду облаков, заиграли на древнем клинке.

— Я буду править Тарном.

Зулькия кивнула. Она принимала это как бесспорный и свершившийся факт. Как нечто само собой разумеющееся. И Блейд, несмотря на мучившую его неуверенность, почувствовал, что спокойствие и твердость возвращаются к нему. Это возможно. И это будет сделано!

— Нам придется работать, — сказал он. — И вы, жители Тарна, познаете тяжесть труда, горечь неудач и ужас перед неизведанным. Но мы справимся, Зулькия, мы справимся, — он поднял глаза к просветлевшему небу, потом окинул взглядом бескрайний простор степи. — Чужим пришел я в ваш мир; и в мире, который я построю здесь, ты тоже сначала будешь чужой. Но ты привыкнешь.

По выражению лица девушки Блейд догадался, что она не поняла его. Он вздохнул и погладил её по плечу. Ничего, она поймет. В свое время. Время являлось той единственной вещью, в которой он был уверен. Но кто знал, сколько еще отпущено ему времени?

— Ричард?

— Да?

— Я хотела сказать тебе… После первой нашей встречи в башне… со мной происходит что-то странное, — она положила руку на живот. — Я читала о подобном в старинных книгах. Но… но… закон запрещает мне иметь детей.

Блейд посмотрел на нее, чувствуя, как теплая волна заливает сердце. Внезапно охрипшим голосом он произнес:

— Законы Тарна изменились! Я, его правитель, объявляю: ты должна родить ребенка! Я даже настаиваю на этом!

Он нежно поцеловал аметистовые глаза. Ощущение тепла под сердцем ширилось, росло, голова кружилась.

С самого начала эксперимента, еще в первых путешествиях в Альбу и Кат, Блейда подстерегала одна опасность. Он мог потерять себя — навсегда потерять того Ричарда Блейда, который некогда существовал в земном измерении. Сейчас это случилось. Почти случилось. Блейд тарниотский, прошедший через кровавую битву и запутавшийся в тенетах любви, забыл о Блейде земном, агенте МИ6А, участнике научного эксперимента. И когда внезапное головокружение сменилось болью в висках, он был искренне удивлен.

Прелестное лицо Зулькии начало расплываться, терять очертания, форму. Блейд пронзительно вскрикнул — боль становилась нестерпимой. Девушка не выпускала его из объятий, глаза её тревожно потемнели.

— Ричард! Что с тобой? О, боги! Ты… ты…

Равнины Тарна замерцали, заискрились и легкой дымкой излетели к небесам. Десятки раскаленных солнц взорвались у него в мозгу. Он хватался за девушку, чувствуя, как тает, испаряется под руками теплая плоть. Он уплывал в безвременье, в никуда, в космическую бездну… В последний раз Блейд посмотрел на Зулькию, ибо понял, что пробил час, и лорд Лейтон отзывает его обратно. Она, как птица, вспорхнула с его ладони и понеслась вверх, окруженная аметистовым сиянием.

Сознание еще не покинуло Блейда, он ощущал твердую рукоять драгоценного меча под локтем, но теплое живое сокровище уже вырвалось из его рук. Он услышал свой голос. Сквозь бездны пространства, из неизмеримой дали едва слышно донеслось:

— Зул… я! Лю…

Он исчез.


Глава 17

После очередного путешествия в Измерение Икс Ричард Блейд, как обычно, пребывал в полубессознательном состоянии. По опыту прежних вылазок было известно, что ему необходимо не менее двух-трех часов, чтобы оправиться от шока.

Профессор Лейтон и стоявший рядом с ним Дж. обеспокоенно вглядывались в стеклянную кабину, расположенную в чреве огромного компьютера. Янтарные глаза Лейтона радостно сверкнули, когда в кресле, установленном на резиновом коврике, начало материализоваться могучее загорелое тело Блейда. Дж. с облегчением вздохнул.

— Ну, старина, кажется и на этот раз все, обошлось Я уже стал тревожиться Не сомневаюсь, вы знаете, что делаете, однако я всегда нервничаю. Почему мы все время используем Ричарда? Ведь можно…

Лейтон прервал его, недовольно покачав головой.

— Лучше мы никого не найдем, и вы же это знаете, Дж. Так что пока Блейд согласен идти на риск, он будет участвовать в эксперименте. — Старый ученый махнул рукой в сторону стеклянной клетки: — Смотрите! Переход почти завершен, и через минуту мы сможем зайти к нему. Но что у него в руках?

Дж. бросил взгляд на Блейда. Тело разведчика опутывали кабели с присосками электродов, на руках и груди алели царапины. Он сидел неподвижно, уставившись перед собой пустым взглядом.

Дж. нахмурился.

— Это меч. Дьявольски огромный, будь я проклят! Куда же его занесло на этот раз?

Профессор похлопал Дж. по руке.

— Скоро мы все узнаем. Главное — он вернулся. Пошли!

Шеф отдела МИ6А посторонился, пропуская Лейтона вперед. В этих электронных джунглях он чувствовал себя неуверенно. Каждому — свое! Лейтон был современным Мерлином, гением начинавшейся космической эры, и чудовищный компьютер являлся для него детской игрушкой. Что касается Дж, то он придерживался старомодных взглядов; правда это не мешало ему заниматься шпионской деятельностью. Пожав плечами, он последовал за Лейтоном в прозрачную кабину. Кажется, с Блейдом все было в порядке.

Лейтон начал отсоединять электроды. Ричард Блейд не узнавал его, хотя казалось, что пустой, остановившийся взгляд разведчика устремлен прямо в лицо профессора. Когда с проводами было покончено, Лейтон взялся за меч. Пальцы Блейда судорожно сжали рукоять. Он не выпускал оружия.

Ничуть не смущаясь, Лейтон отступил назад.

— Все в порядке. Он еще не пришел в себя. Сейчас я поставлю его на ноги.

Он начал медленно водить перед лицом разведчика блестящим шариком. Эту методику лорд Лейтон разработал после возвращения Блейда из Альбы — гипноз помогал смягчить шок перехода. В нормальном состоянии Блейд не поддавался внушению, но в подобные моменты отчетливо реагировал на него. Мышцы разведчика затрепетали, каменное напряжение покидало тело.

Лейтон и Дж. осторожно взяли Блейда под руки и повели через компьютерный зал в длинный коридор к лифту. Он переставлял ноги как во сне, почти всей тяжестью навалившись на плечи стариков. Сейчас они находились на глубине шестидесяти ярдов под Тауэром, лифт опустил их еще на тридцать — прямо в небольшую, но прекрасно оборудованную больничную палату. Здесь Блейду предстояло провести несколько дней. Когда он выспится и выйдет из гипнотического состояния, его телом и разумом займутся врачи — десяток лучших докторов, которые проверят все, начиная от простейших анализов крови и до энцефалограмм головного мозга. Надо отдать должное Дж. и его людям: никто из медицинского совета не догадывался об истинных целях этой проверки.

Блейд молчал. Очутившись в палате, он без сопротивления отдал меч Лейтону.

— Это — по вашему департаменту, Дж., — заметил профессор, протягивая оружие шефу МИ6А. — Кажется, что-то зацепилось за рукоять… Может, химикам небезынтересно будет взглянуть.

Дж. восхищенно кивнул головой, изучая сверкающие самоцветы. На крестовине болтался клочок материала, похожего на пластик. Он поднял меч. Боже, как он был тяжел! Неужели человек способен справиться с таким оружием? Даже такой богатырь, как Блейд?

Разведчик уже лежал под белой простыней. Его загорелое лицо казалось безмятежным, и лишь открытые глаза показывали, что он не спит.

Лейтон провел ладонью над его лицом и негромко, размеренно заговорил:

— Сейчас вы уснете, Ричард. Вы будете спать и рассказывать. Вы расскажете обо веем, что происходило с вами. Вы расскажете нам все. Говорите, Ричард, говорите. Говорите… говорите…

Профессор кивнул Дж., и тот поспешно нажал клавишу магнитофона. Бобины начали вращаться с тихим шелестом; теперь они могли уходить. Все, что скажет Ричард Блейд, будет зафиксировано на магнитной пленке — каждое слово и каждый вздох.

Дж. повернулся к двери, чувствуя, как чудовищный меч оттягивает руки. Внезапно спящий заговорил, и шеф МИ6А изумленно уставился на него. Этот голос был голосом Ричарда Блейда — и в то же время не походил на него. Резкий, властный, он принадлежал повелителю, полководцу, хозяину жизни и смерти тысяч людей.

— Тарн Это был Тарн. Я правил им. Недолгое время…

Лорд Лейтон подтолкнул Дж. к двери. Мешать не следовало. Пусть выговорится, пусть опустошит кладовые памяти. Потом, когда гипнотический эффект исчезнет, во время процедуры восстановления, они прослушают эти пленки вместе с Блейдом.

Поднимаясь в лифте, Дж. сказал:

— Этот голос… он не похож на голос Ричарда.

Лейтон пожал плечами.

— Не вижу поводов для беспокойства. Все пройдет, и голос его станет нормальным. Тембр голоса в некоторой степени контролируется речевыми центрами мозга. После восстановления прежних нейронных связей он будет говорить как обычно.

Дж. молчал, пока они не очутились в маленьком кабинете Лейтона. Профессор, достав пинцет, снял клочок странной ткани с крестовины меча и начал разглядывать его.

— Хмм. похоже на обычную пластмассу, но готов поспорить на пару фунтов, что тут не все просто…

Дж. кашлянул, и лорд Лейтон поднял голову.

— Я заметил, — произнес старый разведчик, — что периоды релаксации у Ричарда становятся все длиннее. Вы уверены, что всегда сумеете привести его в норму?

Лейтон хмыкнул.

— Ни в чем я не уверен. И все же… все же я буду продолжать работу, — казалось, слова даются его светлости с трудом. — Поймите, Дж, будущее страны, судьбы миллионов людей зависят от того, что удастся узнать Блейду во время этих путешествий. Вы же понимаете, что…

Он продолжал говорить, но Дж. уже не прислушивался к давно известным доводам. Конечно, Лейтон прав. Судьба страны и жизнь одного человека не соизмеримы… тем более, что Ричард сам не отказывается от участия в этом дьявольском эксперименте. Тарн? Он, кажется, говорил о Тарне? Наверное, тоже какая-то страна… вроде Альбы или Меотиды… Впрочем, день-другой, и они все узнают. Там, внизу, вращаются бобины, и Блейд говорит, говорит…

«Мы слишком заездили его.» — с раскаянием подумал Дж. и поклялся про себя, что предоставит Блейду отпуск. На целый месяц, не меньше. Пусть едет на побережье, в свой домик в Дорсете… Дж. усмехнулся. Конечно, у него будет девушка… новая девушка. Жаль, что Зоэ оставила его; Дж. чувствовал себя виноватым. Проклятая профессия! Но, наверно, у Ричарда не будет проблем с заменой.

* * *

Проблем с заменой, действительно, не возникло. Рассмотрев несколько кандидатур, Блейд сделал выбор и увез девушку на юг, в Дорсет. Её звали Энн Уоткинс; она работала редактором в одном из лондонских издательств и являлась обладательницей пары прелестных ножек, тонкой талии и гривы огненно-бронзовых волос. Энн была чрезвычайно разумной девицей и даже не заговаривала о такой чепухе, как любовь, брак и семья. Их отношения строились на взаимной симпатии, добром товариществе и сексе.

Иногда, когда она тихо посапывала у его груди, Блейд слушал, как волны прибоя с шуршанием накатываются на прибрежную гальку и вспоминал Зоэ. Сожаление и смутная грусть охватывали его. Впрочем, он понимал, что вряд ли их совместная жизнь была бы удачной. Жены — странные существа. Они хотят, чтобы их мужья всегда были рядом, а не странствовали в неведомых мирах и иных измерениях.

Химики занимались анализом тексинового лоскутка, застрявшего на рукоятке меча Блейда. Этот материал поражал ученых. Если удастся его воспроизвести, то Англия вырвется в экономической гонке далеко вперед. Значит, проекты Лейтона не беспочвенны…

Блейд осторожно поцеловал Энн в теплую щеку и прикрыл глаза. Сейчас он не хотел думать ни о тексине, ни о том, что сделают с ним ученые умники, ни о Лейтоне с его исследованиями. Лунный свет коснулся сомкнутых век, заставив его нахмуриться. Что-то беспокоило его — нечто, чего он не мог пока осознать. Почему, когда он находился под гипнотическим внушением и наговорил на магнитофон историю своих прик