Ника Андреева - Детектор лжи, или как обойти «подводные камни» на собеседовании

Детектор лжи, или как обойти «подводные камни» на собеседовании (Молодые Менеджеры. Бои без правил)   (скачать) - Ника Андреева

Ника Андреева
Детектор лжи, или Как обойти «подводные камни» на собеседовании


ГЛАВА 1
Опасность за поворотом


Дайте мне что-нибудь такое синенькое, только позеленее

Известны ли вам, дорогие коллеги, истории о том, как работодатели падают со стульев во время собеседования, выходят на длительное время из кабинета, оставляя кандидата в неведении, заставляют заполнять немыслимые четырехчасовые тесты, провоцируют неприятными вопросами («а вы составили завещание?»), молчат в течение всего собеседования, изматывают мелкими придирками по тексту резюме или вовсе впятером набрасываются на кандидата с перекрестным допросом?

Если вы никогда не слышали ни о чем подобном и сейчас лишь улыбнулись, не поверив в такие «сказки», спешу вас уверить – это не сказки, а самая натуральная быль. И называется это «стратегией проведения интервью». При этом все перечисленное выше никак не относится к»стресс-интервью». Насколько мне известно, сейчас эти милые шалости уже вполне прижились в качестве нормальных методов и «стратегий». А что такое «нестандартное интервью» и какие техники изобретатели-работодатели используют для нагнетания «стресса», мы узнаем дальше. А главный вопрос, который у вас, коллеги, неминуемо должен возникнуть: «Зачем им это надо?» Предупрежден – значит, не побежден. Это к тому, когда невинное интервью превращается в настоящую баталию или того хуже – шпиономанию.

В основном неприятные сюрпризы при прохождении интервью случаются не из-за врожденной вредности того, кто проводит собеседование. Есть несколько вполне объективных факторов. Давайте их проанализируем.

Очень важная проблема, как с точки зрения менеджера по персоналу (говорю это как бывший «персональщик»), так и с точки зрения соискателя, «слоняющегося» по рынку труда, – неумение работодателя сформулировать требования к кандидату, то есть отсутствие четкого представления о том, кто, собственно, нужен и что он будет делать.

Отсюда сразу вытекает ряд вопросов работодателя, которые не имеют ответа: каким должен быть будущий работник; как мы узнаем, что это именно он; с чем мы готовы смириться и что мы категорически не примем и т. п.

Сейчас я рассмотрю собственный опыт управления персоналом плюс опыт моих коллег, с одной стороны, наблюдения моих знакомых и мои собственные в качестве соискателей, с другой стороны, и попробую получить трансляцию существующих проблем «изнутри».

Итак, самая главная проблема: работодатели не знают, чего хотят (проблема № 1). Это касается не только подбора специалистов на топ-позиции, но и несформулированности требований в принципе. Руководители полагаются на интуицию или на «зверские» методы отсева, в результате которых не могут набрать никого. Проходят колонны соискателей, а «вопрос все рассматривается», интуиция молчит, а методы отбора не позволяют за частоколом ограничений увидеть того единственного, кто им нужен.

Скорее всего, истинной причины – отсутствия четкого представления и требований к будущему работнику – работодатель не назовет. Вот тут-то и начнут всплывать разнообразные «критерии»: не показался ярким, нет харизмы, сомнения в искренности (лояльности), не потянет, слишком длинные шнурки, слишком много говорит и т. д. Просьбы пояснить эти критерии, как правило, ни к чему не приводят. Это заявляю ответственно, на основании «взгляда изнутри».

Менеджер по персоналу в этой ситуации обречен либо действовать на уровне все той же интуиции, либо пытаться формализовать и рационализировать эмоциональные критерии руководителя. Это в том случае, если менеджер по персоналу попадется толковый. О некомпетентных менеджерах и рекрутерах мы еще поговорим.

В качестве иллюстрации приведу свой «кандидатский минимум». Несколько раз сталкиваясь с «интуитивными» озарениями работодателя, я собрала нехитрую статистику: из 100 работодателей меня рискнут пригласить на работу едва ли 10. Причины здесь опускаю. Существенно лишь то, что эти 10 поклянутся мне в любви с первого взгляда, что и означает вопль отмалчивающейся до поры интуиции.

Приведу пример моего последнего трудоустройства. В момент проведения интервью на должность управляющего проектом директор по персоналу мне так и объявила: «Мы уже подготовили почву для реструктуризации производства. Ждали только, когда появится человек, способный стать центром, объединяющим все процессы и людей. И вот вы пришли». Президент компании высказался еще более романтично: «Как долго мы тебя ждали!» И никаких тебе требований – задач и прочей ерунды. Получается, что опытный соискатель выбирает умом, а работодатель (как правило) – сердцем!

Помимо этого я составила спасительную подсказку для работодателя, которого взамен четко сформулированных требований настигло озарение. Нередко мне сообщали о том, что понимают: надо меня брать, но вот с предлагаемой работой хорошо бы определиться поточнее, так как можно меня и потерять (демотивировать, выражаясь научно), если должность окажется ниже моих возможностей или ожиданий. Вот тут я и прихожу на помощь со своей подсказкой: «Понимаю, я как та антикварная штучка – вроде красиво и надо бы, а в интерьер не впишется». Обычно работодатель счастливо выдыхает, мы вместе смеемся и… расстаемся, довольные друг другом.

Мораль: понимать подобные сложности, уважаемые коллеги, необходимо. Только так вы застрахуете себя от сильнейшего стресса, наступающего после каждого интервью, результаты которого «висят в воздухе» в силу несформулированности требований и непонятности функциональных обязанностей будущего работника. Это первое.

Оказавшись в такой ситуации и определив ее по некоторым ключевым факторам (прошло много кандидатов, расплывчатые критерии, категорические заявления: «мы сразу узнаем, как только он появится», и т. п.), вы имеете возможность немного помочь работодателю с выбором. Для начала стоит задать вопросы о тех задачах, которые вы должны будете решать на рабочем месте. Получив описание одной-двух задач, вы уже с большей вероятностью «вытащите на поверхность» необходимые качества, умения и навыки. А также незабываемые «личностные особенности», столь любимые многими работодателями. Это второе.

Продолжая действовать в стиле «высшего пилотажа», вы начинаете слегка мотивировать работодателя. Чем? Да тем, что отсутствие необходимого специалиста может тормозить развитие каких-то проектов в компании. Для этого задаете аккуратные вопросы в зависимости от ситуации: «Эта позиция вводится впервые? Какой необходимостью продиктовано ее появление? Вы были бы заинтересованы в том, чтобы этот специалист появился как можно скорее?» или: «То, что на данной позиции сменилось несколько сотрудников, имело для компании какие-либо последствия?» Не стоит обольщаться, что подобная мотивация побудит работодателя формализовать требования и он сразу открыто начнет отвечать на ваши вопросы. Однако если вслед за этим последуют хоть какие-нибудь указания на неурядицы и слабые места в компании, вы будете готовы вести переговоры в более предметном поле. Главное – продемонстрировать вдумчивый, «не конвейерный» подход к выбору места работы. Это третье.

Если даже переговоры с работодателем затянутся на месяцы (бывает и такое), а ваше пребывание на многоступенчатых интервью превратится в бесконечный марафон, со временем вы будете располагать ценной информацией о стиле руководства, методах принятия решений, взаимодействиях в компании. В какой-то момент вы даже сможете определить, вероятен ли конфликт в связи с вашим предполагаемым вступлением в должность. Поводов много, их надо уметь замечать: на этой позиции сменилось шесть специалистов за прошедшие полтора года (почему?), функции взял на себя непрофильный специалист (отдаст без боя?), вводится новая должность (готовы ли сотрудники отдела?). В любом случае вы получите информацию и будете готовы к предотвращению возможных конфликтов. Либо подумаете: стоит ли работать в этой компании? Это четвертое.


Кто кинет в рекрутера камень?

Часто собеседование не проходит гладко из-за еще одной важной проблемы – некомпетентности рекрутера (проблема № 2).

Когда вы станете опытным специалистом и еще более опытным кандидатом, возможно, в вашем резюме появится строчка: рекрутерам просьба не беспокоить. И это осознанный выбор, так как у вас останется еще масса способов для трудоустройства[1].

Если пока вы не исключаете рекрутеров из списка способов поиска работы, нужно знать, какие проблемы возникают из-за их неумелых действий.


Пусть наш кандидат сам решит, что ему пообещать

Рекрутер в силу собственной молодости или чегото еще может оказаться не слишком опытным в технике отбора и оценки персонала и не уметь профессионально оценивать особенности бизнеса заказчика и сферу компетенции требуемых кандидатов. К тому же, учитывая проблему несформулированности требований у работодателя, он может оказаться неспособным прийти на помощь ни той, ни другой стороне.

Рекрутмент – отрасль для России молодая, неудивительно, что работают здесь люди самых разнообразных в прошлом специальностей. Нередко – психологи. Однако это не является гарантией качественного подбора. Уверенность в том, что психолог как никто способен понять, разглядеть, убедить и т. п., оказывается на поверку не более чем мифом. А задачи у «кадрового инженера» совсем другие.

Вот и возникает несогласованность действий внутри одного кадрового агентства, когда в течение месяца, к примеру, поступают звонки по одной и той же вакансии от разных специалистов. А дальше – все то же отсутствие обратной связи.

Если кандидат привлекательный, а вакансию стремятся закрыть побыстрее, то уточнением информации о компании-заказчике можно и пожертвовать. Или у неопытного рекрутера просто нет доступа к компетентным источникам. Вариантов два: рекрутер «гонит вал» из соискателей по принципу: кто подойдет или домысливает информацию, которая точно привлечет кандидата.

Подаю резюме на открытую вакансию, интересуюсь у рекрутера подробностями, а в особенности – специфическими требованиями. В частности, было указано экономическое образование в качестве базового (у меня – другое) и опыт работы в конкретной отрасли (у меня – в близкой). Зато прочим требованиям, в том числе по дополнительному бизнес-образованию, я вполне соответствую. Задаю вопрос, насколько требования принципиальны, и слышу в ответ, что работодателю представлено уже достаточно кандидатов, имеющих подобное образование и опыт. Но пока никто не подошел. Исходя из чего рекрутер предположил, что «ему (работодателю) нужно совершенно другое». «Вы, – спрашиваю, – знаете, что ему нужно?» – «Да, – отвечает, – ему нужен человек, который бы решил все его проблемы». Налицо проблема № 1. При встрече с тем же рекрутером задаю вопросы по части задач и требований. И выясняю, что первого лица мой собеседник в глаза не видел. Ситуация неудивительная. К «телу» не допускают, все пожелания транслирует заместитель директора по персоналу. А в его интерпретации они еще более расплывчаты. Естественно, до моего собеседника (довольно молодого и в силу этого малоопытного консультанта) дошли какие-то «огрызки» задач по развитию бизнеса заказчика. А то, что хотел заказчик, – не более чем вынужденные интерпретации рекрутером нерадивого поведения работодателя. Налицо проблема № 2. Когда я уже забыла об этой встрече, мне вдруг позвонили и сообщили, что работа по данной вакансии приостановлена работодателем. Общий срок подбора ктому моменту – месяц. Надеюсь, что колонны кандидатов, прошедших интервью, также успели забыть об этой вакансии и не очень озадачивались ожиданием ответа. Но и это еще не все.


Он руководствуется не совестью, а инструкцией

Есть еще «сезонная миграция» рекрутеров в HR– департаменты и обратно «на улицу». Что лучше – решать не нам с вами, только опасность может таиться и в этих перемещениях специалистов. Бывшие сотрудники кадровых агентств, оказавшись внутри конкретной компании, оказываются неспособными администрировать весь спектр вакансий, так как на прежней работе им приходилось иметь дело с отдельным направлением или отраслью.

Тут в силу ограниченной компетентности возможны варианты. Либо внутренний рекрутер начинает увлекаться вопросами «ни о чем» либо слишком усердствует в стандартных вопросах. Также в этом замечены в отсутствие внутренних специалистов по персоналу и руководители, не имеющие навыков проведения интервью.

«Как вы считаете, должны ли люди быть комплементарны?»– спросил меня один из руководителей компании во время интервью на позицию менеджера по персоналу. «Были ли в вашей жизни ситуации-катастрофы, подобные гибели „Титаника“?» – продолжил другой. Финал этого интервью приведу в качестве иллюстрации в другой главе. Здесь отмечу только, что к задачам моей предполагаемой работы эти вопросы не имели никакого отношения.

В эту же корзину попадают вопросы, женаты ли вы; если разведены, то почему и т. п. Пояснения, если вы их попросите, сведутся к тому, что им (работодателям) необходимо составить ваш морально-нравственный портрет (?!). Покоробит вас постановка подобных вопросов или нет – дело сугубо личное.

Одна моя коллега, ответив при весьма изматывающем интервью на множество вопросов, касающихся ее недвижимой собственности; средств, на которые она была приобретена; доходов ее мужа; стоимости садика для ребенка; истории ее семьи… мысленно задалась вопросом: а стоит ли? Окончательно ее добили вопросы о количестве человек, прописанных в ее квартире, и о том, с какого года она прописана в Петербурге (она прожила там всю жизнь). Она все-таки нашла в себе силы принять предложение, поступившее от этой компании, а когда вышла на работу, узнала ко всему прочему еще одну занимательную вещь: оказывается, Козерогов и Рыб туда не брали ни под каким соусом. Примерно через полгода она покинула компанию, а вот такие незабываемые впечатления остались.

С этой же дамой чуть ранее произошел другой случай. Менеджер по персоналу одной торговой компании, славящейся высокой ротацией персонала (попросту – «прокачкой»), придирчиво изучала ее резюме и задавала вопросы по поводу каждых трех дней перерыва в ее стаже и причин, которые побудили мою знакомую уйти или поступить на новую работу.

Такое подробное изучение «календарного плана» карьеры отняло, видимо, у менеджера по персоналу последние силы, так как собственно опытом работы и имеющимися умениями соискателя она так и не поинтересовалась.

Способов действия у вас, коллеги, не так много, поэтому основным будем считать сохранение спокойствия.


Других эмоций у меня для вас нет

Лучшая стратегия кандидата в ситуации сомнительной компетентности рекрутера – задавать вопросы, используя метод встречного интервью. Уточняйте задачи и требования, «подложите» под требования имеющийся опыт или выдающиеся личностные качества. Одним словом, рекрутеру нужно помочь. Но так, чтобы он не догадался, что «не совсем он» ведет интервью.

В случае, если рекрутер «увлекся» вопросами о личной жизни кандидата или говорит с вами высокомерно, пренебрежительно, лучшей стратегией станет включение чувства юмора. В любой ситуации это поможет разрядить обстановку.


Специалисты вредны, потому что нужны профессионалы

Обращаясь к проблеме № 3 – желанию работодателя нанимать только профессионалов, сразу замечу из опыта личных наблюдений: она становится актуальной, когда развитие компании переходит из стадии эйфории руководителя от грядущих перемен в стадию «что с этим делать». Эта ситуация имеет много общего с проблемой № 1, но в более «запущенной» форме: на фоне все тех же несформулированных требований начинает расти спасительная идеология «На-все-случаижизни»: нам не нужны специалисты – нам нужны только профессионалы! Идеология будет укрепляться со временем, подпитываясь соображениями о том, что профессионал даже в условиях тотального дефицита ресурсов так или иначе выполнит поставленную перед ним задачу, какой бы сложной она ни была. Именно он чаще всего становится самым надежным сотрудником.

Выявить профессионала – задача по силам не каждому работодателю. И тут – опять колонны кандидатов, еще более суровые методы отбора, не забыт и голос интуиции… В итоге стресс обеспечен не только соискателю, но и вконец измученному работодателю.

Что есть профессионализм? Разберемся с тем, что это такое и что под этим понимают работодатели.

Итак, когда вы слышите, что компании на данном этапе требуются только профессионалы, имейте в виду, что профессионал – не загадочный редкий зверь, а сотрудник, владеющий современными технологиями решения профессиональных задач и наиболее продуктивными способами их реализации. Профессионализм подразумевает и индивидуальный стиль деятельности как некую оригинальную и эффективную систему знаний, умений, навыков и приемов достижения поставленных целей. Добавить к этому остается только развитые общие способности и соблюдение нравственных норм. При таком понимании профессионализма вы, коллеги, застрахованы от проектов «Нью-Васюки», реализуемых по принципу: пришел, увидел, победил, совершил невозможное в условиях неопределенности и отсутствия ресурсов. А это как раз зачастую и отражает представления о профессионализме в голове работодателя. Так что хочешь быть «профи» – вычеркни из своего рабочего расписания пункт «9.30– разгон туч; 10.00 – подвиг».


Поговорим о критериях профессионализма

Помня о проблеме № 1, поражающей умы работодателей, будьте начеку и составьте свою систему критериев профессионализма. Критерии делятся на:

объективные – соответствие человека требованиям занимаемой должности, внесение им существенного вклада в дела компании;

субъективные – соответствие профессии требованиям человека, его интересам и склонностям. Показателем здесь является следующее: достигает ли человек желаемых компанией результатов, видит ли перспективы роста, зону своего профессионального развития на ближайшее время; готов ли он перенимать профессиональный опыт других людей, проявляет ли профессиональную открытость, стремится ли выйти за пределы своей профессии, преобразовывать ее опыт, обогащать своим личным творческим вкладом, умеет ли заинтересовывать других результатами своего труда.

И, естественно, если есть критерии, то есть и измерения. Мерило профессионализма – соотношение оплаты труда с продуктивностью человека. Это количественные измерения, сюда же можно отнести и количество затрат – материальных, временных, физических и эмоциональных. Труд не может быть оценен положительно, если «профи» переутомляется, испытывает сильный стресс или переживает другие отрицательные эмоции.

Рассмотрим теперь качественные критерии профессионализма. Это умение прогнозировать процессы и явления, эффективно моделировать систему деятельности и, главное, творчески подходить к решению профессиональных задач.

Профессионала характеризуют высокая скорость выполнения профессиональных действий с включением интуиции, новизна и оригинальность подхода, отказ от стереотипов.

Это всегда высокая технологичность, виртуозность, простота и совершенство модели деятельности, ее гармоничность и эстетичность, современность требований. Профессионал мотивирован на развитие и совершенствование, проявляет гибкость, умеет преодолевать противоречия, возникающие в профессиональном поле. Даже ошибки профессионал может обратить на пользу себе и организации. Он поистине не подвластен ни людям, ни обстоятельствам.


Я «профи» узнаю по походке

В объективном понимании профессионализма действует золотое правило бизнеса – 20:80. В соответствии с ним, 20 % усилий должны приносить 80 % результата. Это и есть основной показатель профессионализма.

На одном из интервью обсуждаю с работодателем предстоящие задачи и замечаю явные акценты на ненормированности рабочего дня. Интересуюсь графиком, на что немедленно звучит ответ: «Мы же тут деньги собираемся зарабатывать, так что день ненормирован!» Рассказываю работодателю дивную историю про то, как в одной западной компании проводилась проверка филиала. Главный менеджер, проходя по офису, удовлетворенно кивал, видя работающих напряженно сотрудников. А проходя мимо кабинета директора филиала, задал вопрос: «Это кто там сидит, откинувшись в кресле и заложив руки за голову?» На что ему ответили эксперты компании: «Это наш лучший управляющий, директор этого филиала!» – «Но он же ничего не делает!» – возмутился главный менеджер. «Он просто профессионально делегировал свои полномочия и грамотно организовал свою работу», – был ответ гордых экспертов.

На моего потенциального работодателя рассказ впечатления не произвел. В мои планы вовсе не входило «отмазаться» от ненормированного рабочего дня, напротив, я отношусь к категории «трудоголиков», для которых и день, и ночь могут посвящаться работе. Однако я не считаю это признаком собственного профессионализма, а только лишь показателем некачественного планирования времени. Но поскольку умение планировать и организовывать свою работу – дело рук самого сотрудника (справляться он с этим научится рано или поздно, усилием воли вырабатывая навык), речь идет и об общей культуре планирования в компании, и о личной культуре руководителя. И если руководитель предпочитает тянуть процесс принятия решений до возникновения ситуаций аврала или действовать по принципу вскакивания в последний вагон – возникает ненормированный рабочий день и у него, и у сотрудников. Вот тут и наступает время «Ч», когда приверженность руководителя к лозунгу «Все работают и днем, и ночью» будет идеологически вывернута в величайшую пользу для компании. Все прочие сотрудники, не согласные с лозунгом, приравниваются к тунеядцам и бездельникам, не желающим зарабатывать деньги. Зачем в такой компании принцип 20:80? Он там потерпит фиаско, это ясно. Но кто сказал, что заявлениям такого работодателя о потребности компании в профессионалах надо верить?

Итак, перечислим признаки профессионала.

› Эффективность в смысле экономичности (а не экономии!) использования временных, психологических и энергетических ресурсов при выполнении профессиональной задачи.

› Соответствие прилагаемых усилий поставленной задаче (ситуация, когда «овчинка стоит выделки»).

› Гармоничность и эстетика бизнес-решений и взаимодействий.

› Технологичность и владение современными методами профессиональной деятельности.

› Возможность тиражирования и продуманность всех бизнес-процессов, в которых сотрудник принимает участие или которыми управляет.

Иными словами, профессионал – это самый эффективный работник, способный достичь наилучших результатов при наименьших усилиях и затратах. В этом смысле он более выгоден компании, чем она ему. Именно он создает основную «добавленную стоимость» и повышает успешность компании в целом. Будучи основным ресурсом компании, он заслуживает особого внимания и бережного отношения, поскольку временные и денежные затраты на взращивание профессионала чрезвычайно велики, а его поиски весьма обременительны.

Надеюсь, что картина описания «профи» получилась красивой и у вас, коллеги, возникло неистребимое желание совершенствоваться до такого уровня. Переходим теперь к подготовке интервью.


ГЛАВА 2
Подготовка к интервью. Трудное детство – счастливая старость


Информационная часть. Координаты рая

Как «персональщик» с богатым прошлым и соискатель с великим будущим, авторитетно замечу: многие соискатели полагают, что подготовиться к собеседованию означает собрать портфель и почистить ботинки.

Качественная подготовка должна включать три составляющие: информационную часть, техническую и репетиционную (ролевую).

В информационной части вы должны собрать необходимые сведения о фирме, в которую направляетесь. Полезно найти известные и доступные факты об истории компании, сфере ее деятельности, положении в отрасли и на рынке – если, конечно, фирма сознательно не ведет политику закрытости. В таких ситуациях публикуются «безымянные» вакансии и вычислить по номерам телефонов или электронной почте хотя бы название организации нет никакой возможности.

Что полезно знать о компании:

› месторасположение;

› вид деятельности;

› доходы;

› выпускаемая продукция;

› последние события или открытия, произошедшие в сфере деятельности компании.

Чтобы достойно ответить на столь любимый работодателями вопрос, почему вы хотите работать именно в их компании, стоит зайти на их сайт – вы получите официальную информацию о деятельности фирмы. В поисковых системах Интернета найдите упоминания о компании в связи с какими-то событиями, просмотрите деловую прессу, журналы и т. п. Не забудьте и такой источник получения информации, как коллеги (возможно, бывшие), знакомые и друзья.

У меня была ситуация, когда я попала на первое интервью в свою впоследствии любимую компанию по нелепой заявке одного агентства по трудоустройству на совершенно неподходящую мне вакансию. Про мою любимую компанию и про то, как удачно сложилась моя карьера там, я уже рассказывала фрагментарно в первой книге. Здесь хочу раскрыть небольшой курьез. Наша компания отличалась высочайшей корпоративной культурой и сильной идеологической составляющей, на которых строились и лояльность, и мотивация сотрудников и взращивалась необычайная гордость по поводу нашей там работы. На входе существовали такие стандарты отбора, в соответствии с которыми кандидат должен был демонстрировать высочайшую мотивацию уже с порога. А вопрос «почему вы решили работать в нашей компании?» был первым тестом в мир идеальной организации. Не преувеличивая, скажу, что кандидаты должны были чуть ли не с детства мечтать о работе в этой компании, следить за ее развитием и т. п. Это считалось признаком высокомотивированного и сознательного сотрудника. Процедуры отбора в шесть этапов настраивались соответственно на возрастание мотивации кандидата. В случае, если кандидат не подходил и выбывал из борьбы, он уходил буквально со слезами счастья на глазах и благодарил, что «Это» было в его жизни. Ничуть не приукрашиваю – это было так, я сама с большим удовольствием разрабатывала самые разнообразные процедуры отбора и обучения сотрудников. Состояние почти тотального «кандидатского» счастья было одним из результатов моей работы.

А курьез заключался в том, что я сама, идя на собеседование в компанию, не то чтобы слыхом не слыхивала о ней прежде, я даже не знала точного названия. Ту информацию, которую я получила в агентстве, было не к чему пристегнуть, а точный адрес мне пришлось определять опытным путем. То, что мне продиктовали в агентстве, звучало как Конюшенная, 2. А в качестве ориентира был назван один банк, сама же компания была обозначена как холдинговая группа. Мигом прилепив в своей голове банк к холдинговой группе, я обшарила всю Большую Конюшенную улицу, где на пересечении с Невским проспектом банк и обнаружила. Гордо вломившись туда, я потребовала проводить меня в кадровую службу. Понятно, что попытка не увенчалась успехом (кстати, банк не имел к моей компании никакого отношения).

Тогда я очень тщательно исследовала Малую Конюшенную улицу с тем же результатом и только после вспомнила, что есть еще Конюшенная площадь. Там-то я к своему счастью уже обнаружила то, что надо. На вопрос, который мне по случайности не задали, – почему я хочу у них работать, я бы ответила: раз потратила столько времени на поиски, теперь хочу убедиться, что не зря. Задавая этот вопрос кандидатам, приходящим уже ко мне на собеседование, я внутренне счастливо улыбалась, вспоминая свой «рациональный, осознанный, информативный и высокомотивированный» приход в компанию.


Техническая часть. Зачем-то выучил роль Ленина

В технической части подготовки следует учесть многие факторы – от текста самопрезентации до формы одежды и разработки маршрута.

Ответы на наиболее распространенные вопросы лучше набросать на бумаге. Примеры этих вопросов будут приведены ниже, а пока – действия по их «инвентаризации».

Биографические данные, профессиональный опыт, выгодные личностные характеристики, интересы, хобби, предпочтения и антипатии, карьерные планы и возможности развития через год, пять лет. И, главное, нужно еще любой свой ответ уметь аргументировать.

Аргументы пригодятся в ответе на вопрос о выборе конкретной вакансии. Для большей убедительности лучше говорить в терминах результата и выгоды для компании. Используйте «вы-подход» и учитесь любые свои особенности оборачивать выгодной продажей. Если у вас мало опыта, а в компании планируется ряд новаторских проектов, «продавайте» смело: «Да, мой календарный опыт не слишком велик. А для вас это означает отсутствие стереотипных решений и жесткой привязки к стандартному мышлению. Прочие мои умения и подготовка могут быть полезны вашей компании в плане эффективности коммуникаций с клиентами и партнерами, динамичности и гибкости, присущей именно молодому менеджеру». Не забывайте, что продажа – не односторонний акт, поэтому приготовьте свои пожелания к будущей работе и соображения о том, что вы хотели бы получить в обмен на молодую гибкость и кураж.

Дипломы, сертификаты, трудовая книжка, грамоты и поощрения – все эти документы нужно собрать и иметь под рукой, а предъявить их необходимо по первому требованию. То есть если попросят. Предлагать демонстрацию своих «регалий», в том числе рекомендательных писем, откуда бы они ни были, не стоит. Это может быть расценено как симптом неуверенности или заниженной самооценки, которые пытаются «прикрыть» бумажкой.

Полезно будет также заранее знать, кто будет проводить интервью и сколько это займет времени. Эти вопросы можно уточнить в телефонном разговоре накануне собеседования.

Не пренебрегайте крепким здоровым сном перед интервью, не переедайте, но и не отправляйтесь на встречу голодным.

Тщательно спланируйте маршрут и рассчитайте время для того, чтобы прибыть вовремя. Кстати, что считать – вовремя? Есть такая категория людей, которая сидит на вокзале уже за два часа до отхода поезда, нервно пересчитывая багажные места. Не стоит вести себя как такой пассажир и прибывать на встречу ранее, чем за 15 минут до ее начала. Это сильно нервирует менеджера, который в этот момент может вести по плану другую встречу. Если досрочное прибытие состоялось, можно обозначить свое присутствие примерно так: «Я прибыл несколько раньше. Если вы (менеджер по персоналу) планируете начать в оговоренное время, я, с вашего позволения, подожду. Где я могу это сделать?» Возможно, встреча начнется и раньше, если менеджер не занят другими делами.

Про опоздания не буду упоминать, хотя всякое случается. На этот случай имейте мобильный телефон или запланируйте другой способ связи, чтобы в дороге предупредить о возможной задержке. При этом формулировка должна быть не «извинительной», а выражающей сожаление: «Очень сожалею, но я задерживаюсь минут на 10». Извиниться за доставленные неудобства можно в том случае, если опоздание затянется более, чем предусмотрено старыми студенческо-академическими нормами, то есть составит более 15 минут.

По поводу одежды сказано много и везде, повторяться не буду. Здесь действует заповедь врачей всех народов: не навреди. Самый беспроигрышный вариант – деловой костюм принятых цветов. Синий – цвет дипломатов и высокопоставленных деятелей – лучше всего подходит для первого контакта, коричневый – свидетельствует о консерватизме его обладателя (подумайте, уместно ли облачаться в такой цвет при походе в креативное агентство), черный – предельно официален. В отношении всех прочих – ничего особенного не скажу, разве что красный костюм будет на первом интервью выглядеть весьма экзотично. Исключение: про красный цвет костюма на первом интервью читайте в следующей главе.

В отсутствие костюма подойдет обычный свитер, желательно без рисунка, и темные брюки. Девушка будет выглядеть хорошо и в юбке с блузкой, если, конечно, юбка допустимой длины.

Возьмите с собой папку с несколькими экземплярами резюме, ежедневник, адрес и телефон компании, ручку, мобильный телефон (который надо выключить на собеседовании), расческу и все необходимое, чтобы привести себя в порядок перед интервью, щетку для чистки обуви.


Репетиционная часть. Главный мой соперник – это я

Теперь пришло время уделить внимание самоощущению. Уверенность без перегибов и снобизма, хорошее настроение без дурашливости и панибратства, самоконтроль без тотальной рефлексии и самоедства – залог успешного прохождения интервью. Сюда же добавлю грамотную речь, четкую дикцию, заряд оптимизма и «искорку» в глазах.

Все составляющие самоощущения необходимо тщательно отрепетировать. Хотя бы перед зеркалом. И не забывайте про голос, который не только отразит вашу уверенность, но и моментально предаст в случае какого-то дискомфорта.

Как-то на заре моей карьеры одно из кадровых агентств, с которым я сотрудничала, предложило мне разработать тренинг «Для тех, кто ищет работу». Такую программу я сделала, состояла она из трех блоков: 1) самопрезентация; 2) переговоры с работодателем; 3) уверенное поведение. Далее мне предложили участвовать в группе кандидатов в этом тренинге в качестве такого же «соискателя», а проводил программу другой тренер. Мои эмоции к делу не относятся, но тогда я слегка обиделась. Аргументы руководителя о том, что будет возможность посмотреть изнутри, как «работает» моя программа, что-то усовершенствовать и т. п., я восприняла как лишение меня авторских прав. Но жизненная установка – все делается к лучшему – слегка остудила мою обиду, и я приняла участие в тренинге по своей же программе. Действительно, это оказалось не зря.

Первое же упражнение в блоке «Самопрезентация», которое проводилось с видеозаписью, произвело на меня шокирующее впечатление. Как только я увидела свою презентацию, состоящую из неоправданных пауз, засевших где-то на потолке, в «сборе мыслей», глаз, слишком демонстративных жестов и еще каких-то чудовищных мелочей, я поняла, что признаваться в авторстве уже не имеет смысла. И этот голос! Я, как человек, неоднократно подвергавшийся видеосъемке в профессиональных целях, знала, что камера (и техника вообще) повышает звонкий голос и понижает баритон. То же, кстати, имеет отношение и к очертаниям (круглые лица округляются еще больше, овальные – вытягиваются). Я это знала, умела сделать так, чтобы звучать пристойно, но тут – расслабилась! На мой жизнерадостный визг в стиле «Пионерской зорьки» группа отреагировала хохотом. И я немедленно принялась за исправление ошибок. Казалось бы, упражнение не требовало никаких особых навыков – говори о себе, это так приятно! Но у меня отсутствовал не только план выступления, а даже малейшее представление, о чем я буду говорить. Многие участники из группы выдавали похожие реакции и сетовали на то, что в «реальной жизни» все проще – есть живой человек, а не бездушная камера, человек задает вопросы и как-то тебя поддерживает. Но моя позиция отличалась «беспощадностью» к подобным сентенциям. Во-первых, любой тренинг вводит жесткое табу на оправдания про «реальную жизнь», так кактренинг – это и есть работа с реальностью, которая возникает прямо там, на месте, пусть в моделируемых условиях. Во-вторых, камера является сильным стресс-фактором и усиливает все промахи, которые невозможно заметить в «реальной жизни». В-третьих, живые люди, на которых кивали участники группы, на собеседовании ведут себя настолько по-разному (я и к тому моменту об этом знала, а дальнейшая «кандидатская практика» это только подтвердила), что иногда ты сожалеешь о своем сидении напротив «живого человека», а не бездушной камеры. «Живые люди» могли тупо молчать, испытывая твою нервную систему, делать получасовые паузы, «прессовать» тебя мрачным взглядом, перебивать на полуслове и выстреливать пулеметную очередь из вопросов – и это далеко не полный перечень возможной «поддержки», предоставляемой на интервью.

Поэтому, уважаемые коллеги, поставьте себя изначально в более тяжкие условия, особенно если опыта прохождения интервью не так много, и прорепетируйте свою презентацию. Если будет возможность записать это на камеру– вы моментально получите возможность откорректировать заведомо проигрышные моменты. И обязательно послушайте себя, все ли в порядке с дикцией, не слишком ли быстро или медленно вы говорите, не глотаете ли окончания, «раскрашиваете» ли речь интонационно. Поверьте, все имеет значение.

Несколько упражнений, которые я использовала сама и предлагала далее участникам программ, помогут найти нужную интонацию и обрести навыки уверенного поведения.

Возьмите какую-либо фразу из вашей презентации, что-нибудь типа: «Я – специалист с большим потенциалом», и произнесите ее в нескольких вариантах. Сначала попробуйте разнообразные интонации, добавьте в голос эмоции, как на курсах актерского мастерства: печаль-скорбь, радость-эйфорию, злость-гнев и т. п. Придумывайте самые невероятные эмоциональные состояния и следите за тем, как будет меняться не только внешнее выражение, но и ваше внутреннее ощущение.

Затем поработайте над тембром голоса. Мне на тренингах обычно рекомендовали «убрать» звонкие и высокие ноты. Для этого надо понижать тембр до допустимо возможного в вашем диапазоне, а потом постепенно повышать голос до писка. Если у вас, коллеги, присутствуют высокие ноты, нужно поговорить несколько часов, намеренно понижая тон. Так вы выработаете нужный уверенный, глубокий или вальяжный тембр.

Дальше – упражнения на скорость говорения. Ту же фразу повторите в разных интонациях, тембрах и на разной скорости. Фокус заключается в том, что, когда мы нервничаем, мы начинаем говорить выше и быстрее. Если об этом помнить, то удастся «поймать себя за хвост» в нужный момент и вернуть уверенную речь и интонацию.

Наконец, то, что может помешать вам чувствовать себя уверенно, – напористая агрессия, «механистичность» или излишнее заискивание. Для того чтобы определить свой собственный диапазон приемлемости, нужно «раскачать» маятник поведения от яростной агрессии при произнесении какой-либо фразы до подобострастного раболепства. Стресс-факторы, действующие на нас во время интервью (а это может быть элементарное и невинное поглядывание на часы вашего собеседника), может побудить действовать напористо, начать тараторить или, наоборот, скомкав последние фразы и умильно извиняясь, откланяться, так и не сказав ничего важного.

Помним, что сигналы во время коммуникации поступают по трем каналам: что мы говорим (вербально), как мы говорим (паравербально) и что мы при этом делаем (невербально). Про язык тела и то, как он нас выдает с головой в напряженных ситуациях, я скажу чуть позже в разделе «Пока я молчал, мое тело говорило». Там же поделюсь наработками на тему «если я неуверен, но надо выглядеть достойно».

А пока возьмите на заметку распространенные ситуации, которые вам надо хорошо отрепетировать.

› Собеседник не смотрит в глаза, роется в бумагах, разглядывает маникюр и т. д. – делайте паузы, не пытаясь взять громкостью, используйте умеренную жестикуляцию, чтобы поймать «фокус».

› Собеседник тараторит, засыпая вас шквалом вопросов, – держите паузу, начинайте говорить чуть медленнее обычного (волнение и нетерпеливость выведут вас на обычную скорость говорения), просите разрешения ответить на вопросы по очереди (только не забудьте их).

› Собеседник торопит вас, направляется к двери, жестами выражает свое нетерпение – говорите медленнее (поборите искушение начать говорить быстрее и скомкать беседу), задайте вопрос о том, истекло ли ваше время, предложите на сегодня закончить или обозначьте время (2-3 минуты), чтобы завершить переговоры.

› Собеседник провоцирует вас «острыми» вопросами или личностными оценками и критическими замечаниями («Это, конечно, глупость – то, что вы говорите, ну да ладно, послушаю дальше») – вспомнить «маятник» и от крайней точки гневного поведения спускаться к «механистическому», но не подобострастному! Следите за скоростью и громкостью речи (у людей несдержанных это приводит к повышению голоса и убыстрению, у неуверенных – к «затуханию» и «замямливанию»).


Вопросы на собеседовании: сколько сантиметров до процветания?

К собеседованию с работодателем готовятся тщательно. Иногда это напоминает подготовку к конспиративной работе. Иногда – бессонную ночь студента перед экзаменом. Перед встречей с работодателем штудируются пособия, выстраиваются умозрительные диалоги, репетируются ответы на еще не заданные вопросы. И человек чувствует себя подготовленным только тогда, когда на вопрос: «В чем измеряется напряжение?» – сможет ответить: «Напряжометром».

Хоть собеседование по своему жанру менее всего должно напоминать экзамен, где на каждый вопрос есть единственный правильный ответ (который экзаменатор точно знает), иные интервью очень на это похожи. Оставим в покое умозрительные попытки при помощи стрессовых методов «выудить» из кандидата все его возможные проявления и запомним, что собеседование – это переговоры равных людей, у каждого из которых есть своя позиция, имеющая право на существование, и определенный круг интересов, который может стать общим. А успех на собеседовании все-таки зависит не от умения вычислять правильные ответы, а от способности быть интересным.

Поэтому, когда спрашивают, как отвечать на вопросы, кратко можно сказать – честно. Часто интересует не только то, что вы говорите, но и как вы это делаете. За каждым вопросом стоит не просто желание что-то узнать о вас, но и ваше умение вести диалог, быть открытым собеседнику.


Что стоит за вопросами работодателя


Вопрос 1. Расскажите о ваших достижениях

Вот в чем сразу может проявиться польза предварительных записей на этапе технической подготовки к интервью. Одно дело – резюме. Оно по крайней мере отражает опыт вашей работы, каким бы по продолжительности он ни был. В лучшем случае каждый этап вашей карьеры будет увенчан тем «сухим остатком», который и станет сформулированным результатом или достижением на конкретном месте работы или в конкретном качестве. Но надеяться на то, что работодатель выучил ваше резюме наизусть, не стоит. Ошибкой будет также отвечать, скромно потупив глаза, что-нибудь вроде: «Ну… о моих достижениях пусть другие говорят…» Еще более грубой ошибкой является отсылка интервьюера к тексту первоисточника («Там все написано»). А очень распространенной ошибкой является пересказ «обо всем» и ни о чем конкретном. В первой книге я иллюстрировала различные жизненные и профессиональные стратегии на примере специалистов Винни Пуха (директора всего-всего), Пятачка (просто хорошего сослуживца) и Иа (вечного меланхоличного оппозиционера). Все перечисленные ошибки – отражение какой-либо из подобных стратегий. Будьте начеку, коллеги, если в рассказе о своих достижениях вы вообразите себя непогрешимым Винни или подозрительным Иа.

Если вам, уважаемые коллеги, задали такой вопрос, будьте готовы конкретно, лаконично и адресно поведать о своих действительных достижениях.

«С такого-то по такой-то период работал в качестве референта руководителя. В мои обязанности входило: 1… 2… 3… Основным достижением считаю постановку документооборота и организацию взаимодействий между отделами по обеспечению необходимой отчетности. Выступал в качестве организатора и куратора этого процесса».

«В качестве менеджера по продажам занимался: 1) формированием клиентской базы; 2) заключением и сопровождениемдоговоров и т. д. Основными достижениями являются увеличение оборота в данном направлении на…%, прирост потенциала активности клиентской базы не менее чем на 30 % в квартал, повышение процента повторных сделок по сравнению с предыдущим периодом на…». «В качестве менеджера по персоналу исполнял следующие функции: 1) набор и отбор персонала; 2) подготовка обучающих программ; 3) разработка и реализация системы мотивации и т. д. Основным достижением считаю полностью сформированное подразделение в составе… человек, наличие постоянно действующих программ развития и повышения квалификации, на которых обучаются… сотрудников в месяц, внедрение новой системы мотивации, которая позволила поднять продажи на…%».

Даже если вы, коллеги, не располагаете достаточным опытом, чтобы браво рапортовать об успехах, здесь пригодятся любые ваши жизненные достижения. На самом деле работодателя не всегда интересуют процент увеличения продаж и гигабайты настроенных систем, картинки безупречных бизнес-процессов и величина снижения издержек от конкретного ноу-хау. Их интересует в принципе «вектор успешности» соискателя и основные тенденции вашего поведения. Способы, которыми вы решаете проблемы и справляетесь с задачами. Поэтому имеет смысл вспомнить и эпохальное поступление в институт при конкурсе 15 человек на место, и сдачу экзамена на курсах вождения с 5-го раза без протекции, и другие важные вещи, которые вы можете считать своими достижениями.

Помню, однажды пришла ко мне на собеседование дама весьма зрелых лет. Для должности менеджера по недвижимости, на которую она претендовала, возраст не являлся ограничением, а опыта работы в этом направлении у нее быть не могло, так как у нас действовали жесткие условия – без опыта. Предыдущая профессиональная карьера и два высших образования не могли дать отчетливого представления, как она будет справляться с работой в «новом поле». Я задала ей вопрос об основных достижениях ее жизни. На что она, не задумываясь, привела «свежий» пример. В 50 с лишним лет она села за парту, чтобы изучить английский язык. Не где-нибудь, а на государственных курсах, куда ее даже брать не хотели. Настойчивость и дар убеждения побудили организаторов ее принять, и никакие насмешки ее молодых сокурсников не убавили стремления. Через два года, как одна из лучших выпускниц, она получила диплом с разрешением на работу с иностранцами. А уважение и признание молодых однокурсников было уже приятным дополнением.


Вопрос 2. Расскажите о ваших неудачах

Некоторых соискателей, равно как и в ситуации с достижениями, вопрос ввергает в ступор. Вспоминая стратегии специалистов-героев, можно предположить, что вся жизнь Пятачка – одна сплошная удача, существование Иа с тяжким вздохом сожаления по любому поводу похоже на зубную боль. Бодряк Пух любую неудачу способен обернуть в «вынужденное везение» от обладания «пустым горшком»…

Что важно работодателю? Вовсе не перечисление ситуаций провала, менее всего он хотел бы вогнать вас в тяжелую депрессию. Важно ему понимание того, что вы оцениваете как неудачу (кому щи пустые, кому бриллиант мелковат…), способны ли об этом рассказывать, каким образом преодолеваете трудности.

Никто из нас не застрахован от неудач, у каждого человека, в том числе и сидящего напротив вас, были свои взлеты и поражения. И ценность жизненного опыта состоит не в количестве лет, которые вы отработали в должности, а в умении «вставать» после неудач, двигаться вперед после совершенных ошибок, в разумности принимаемых решений и умении не наступать на одни и те же грабли. Только человек, способный признавать ошибки и делать из них выводы, умеет двигаться вперед.

Здесь важно не увлекаться самозабвенными рассказами о неприятностях, так как незаметно это может перейти в стратегию Иа и буквально за час вы превратитесь в профессионального неудачника, которого все прессуют, никто не понимает, но он все равно борется! Что при этом подумает работодатель, специалист Иа уже не узнает.

Мне обычно на работодателей везло, практически всем удавалось оценить адекватно мой опыт. Но были и исключения. После того как в результате внутреннего кризиса развалилась моя любимая компания (та, в которую я попала по нелепой случайности), я, естественно, «продавалась» на рынке труда. Мой опыт участия в антикризисном управлении расценивался как большое преимущество. Но на одном-единственном интервью руководитель предприятия долго-долго задавал мне вопросы, что же я считаю в случившемся ошибкой, в чем было не право руководство компании и в чем конкретно заключалась моя вина. Опускаю, что большинство вопросов были явно не по адресу и вряд ли я имела право на них отвечать, так как я приняла участие только в антикризисном управлении, то есть в работе со следствиями. Но работодателя интересовало, в чем же я и мои коллеги ошиблись, почему не произошло чудо и компанию не спасли. Итог – возникшее у меня ощущение вины не только за то, что я на своем месте пыталась управлять кризисной ситуацией, а что вообще переступила порог этой компании и, наверное, что родилась когда-то. Ощущение подтвердилось вердиктом работодателя после перечисления решенных задач и тех вопросов, решение которых было невозможно в силу объективных причин: «Вы не будете у нас работать, вы там компанию развалили, теперь хотите и у нас того же!»

Слава вам, неисчезающие Иа!!!


Вопрос 3. Назовите ваши сильные и слабые стороны

Ну, с сильными еще хоть как-то понятно. Уже не будем демонстрировать заниженную самооценку и делать ссылки на тех, «кому виднее». Будем структурированно и точно определять, какие ваши особенности будут чрезвычайно важны на данной позиции, и высокохудожественно излагать про смелость, профессионализм, креативность, энергичность, лидерство и высокую работоспособность.

Но вот у меня, к примеру, как только я попадаю в роль многообещающего кандидата, возникают проблемы. Высокая работоспособность – отлично! Стремление работать в ненормированном режиме – еще лучше! Лидерский потенциал – замечательно! По поводу ненормированного рабочего режима я уже высказалась несколькими страницами раньше, и даже если потенциальный работодатель относится к этому позитивно, я лично это сильной стороной считать не могу. Лидерство тоже весьма сомнительная сильная черта, если требуется высокая исполнительская дисциплина или личностные особенности первого лица не предполагают рядом с собой никакого прочего лидерства. Вы скажете – это есть и куда деться? Есть-то есть, а вот записывать это в перечень сильных сторон я бы не торопилась.

С креативностью и вовсе беда – собрались в последнем моем проекте все сплошь генераторы идей. Начиная с первого и главного лица, президента компании, который именовал себя не иначе, как «возможностным», сотрудников начали делить на возможностно-креативных и системных. Такие творческие сессии устраивались! Когда это все я пыталась перенести в область планирования и разбивки по задачам, немедля спотыкалась об это самое креативное «первое лицо», которое срывало все сроки принятия решения, тянуло с предоставлением ресурсов, меняло по ходу задачи и т. п.

– Ты человек возможностный или системный? – спросил меня, отдыхая после очередного креатива, наш президент.

– Конечно, у вас – системный, – вздохнула я. – А то работать будет некому, все, что вы тут «нагенерили», в действие переводить.

Классический подход в построении команд любого типа на любом этапе развития говорит нам о том, что все должно быть в равновесии. Есть генераторы – должны быть терминаторы. Но на этапе интервью вы еще не знаете расклада сил, соответственно, трудно предположить, какой тип востребован. Еще сложнее в связи с этим «продать» свои сильные стороны, даже если вы умеете быть ситуативным игроком, то есть подстраиваться под требования текущих задач. Поэтому в сложной истории, подобной той, которую я поведала, только умение подстраиваться и ситуативное ориентирование могут быть вашей сильной стороной и огромным конкурентным преимуществом. Если, конечно, вы действительно обладаете этими качествами.

Мораль проста: вы должны уметь ориентироваться, во-первых, на требования вакансии, во-вторых, на характер выполняемой работы и на потребности работодателя, в-третьих. Все, как в продажах: лучше не тот товар, который качественнее, дешевле (или дороже), эстетичнее, практичнее и т. п., а тот, который лучше удовлетворяет потребности потребителя вне зависимости от цены и конкурентов. В нашей истории не забываем еще и про эмоциональные потребности работодателя. Дело тонкое, но уметь их диагностировать надо. Опять же, даже если вы точно определили, что руководителю подходит ваш типаж (а о том, что каждый руководитель выбирает «под себя», вы, надеюсь, догадываетесь), не факт, что вы и руководитель – близнецы-братья. Скорее бывает наоборот. «Возможностный» руководитель так тяготеет к упорядочиванию деятельности своего отдела (департамента, компании, корпорации), что непременно набирает специалистов, полностью противоположных ему. Логично? А потом вопреки этой логике начинает им препятствовать и с ними же бороться – явно или скрыто. Потому как подсознательно ищет себя в каждом своем подчиненном. А если радостно набирает «команду единомышленников», то точно борьба начнется даже раньше, потому как команда «по образу и подобию» собрана – проблемы остаются. Может, я здесь слегка утрирую для большей наглядности, кому-то тут дедушка Фрейд померещится (всем подсознание управляет!), но очень часто за свою молодую жизнь я в этом убеждалась. В моей «соискательской» практике, опять же в качестве результирующей после перечисления сильных сторон, неоднократно звучал вопрос потенциального работодателя: «Как вы оцениваете свою управляемость?» А я ее оцениваю противоречиво. С одной стороны, умею работать с разными руководителями и умею подчиняться, с другой стороны, «могу» не означает в моем случае «хочу и имею достаточно веских оснований». Я не сумасбродка и не капризничаю, к тому же не лентяйка, но и не считаю себя состоящей на армейской службе, где приказы начальства не обсуждаются. Поэтому достойным ответом на этот каверзный вопрос (хоть он и стоил мне нескольких отказов в месте работы) выдвигаю такой: «Я управляемый сотрудник для талантливого руководителя. А также готовый к диалогу… по поводу категорических указаний начальства».

Примерно та же картина со слабыми сторонами. Ну, я вот плохо управляюсь с бумагами и рутинной деятельностью в принципе. Я об этом знаю и борюсь, то есть работаю над этим. Знаю, что мне требуется в два раза больше времени для того, чтобы содержать бумаги в порядке, ничего не терять, и по этой причине вообще не беру в руки оригиналы. Организаторский талант – бесспорно, моя сильная черта, ею-то я и нейтрализую свою слабость. В случае с бумагами я «назначаю» ответственного коллегу, который контролирует круговорот бумаг в моей природе. Это один маленький пример из моей профессиональной жизни.

А общий принцип «говорения про недостатки», как гласит всякая популярная литература по трудоустройству, – недостатки суть продолжение ваших достоинств. Если сильный лидер – значит, авторитарен и нетерпим, будут сложности в коллективе, пока кресло нужного размера не займешь; если креативен – значит, на работу будешь опаздывать каждый раз и томиться сезонными депрессиями от отсутствия вдохновения; если исполнителен – значит, никудышный вожак, перспектив на карьеру не жди. Это я так понимаю то, что пишется в популярной литературе. Ничего не оспариваю из того, что вы могли там, коллеги, прочитать, только предостерегаю: руководитель тоже мог прочесть. И уж он-то может понять вас именно так, как я это здесь описала.

На мой взгляд, интервьюер этим вопросом пытается выяснить не наличие у вас страшно отрицательных черт и не ваше знание популярной литературы по трудоустройству, а вашу способность к открытости, умение отвечать на «неудобные вопросы», гибкость и даже сообразительность. Отмечайте «безобидные» недостатки, к примеру, кому неведомо желание поспать с утра подольше или привычка откладывать сложные дела «на потом»?

Я с удовольствием в этом разделе собеседования рассказываю о том, как моя лень меня мотивирует. Для того чтобы быстрее начинать лениться, я стараюсь быстрее переделать все дела. Кому-то это кажется смешным, но лень – мой недостаток, с которым я не могу бороться иным способом. А такой недостаток, как страх за свое реноме и постоянный невроз по поводу «потери лица» и «урона достоинства»? Знаете, однажды я поняла про это две вещи и перестала беспокоиться и уж тем более записывать это в недостатки. Первая: если что-то имеешь и это «что-то» для тебя органично, то ничего и не потеряешь. Как, скажите, можно потерять курносый нос, размер ноги или другую индивидуальную природную особенность? И ведь никто не бегает с этим на каждом перекрестке выступать – ах, как же вдруг я уроню свой 35-й размер, и он меня покинет! Почему же мы устраиваем столько суеты вокруг «урона» достоинства, «потери лица» или посягательства на «я»?

И вторая вещь. Однажды к нам в гости приехал один знакомый, чрезвычайно интеллигентный человек, безупречно воспитанный. За ужином все было съедено, у него в тарелке оставался соус от блюда и он совершенно просто обратился к хозяйке дома с просьбой позволить промокнуть его хлебом, потому как «такой вкусный – рука не поднимется оставлять, как того требует этикет». Это было очень органично.

В тот момент я поняла – по-настоящему уверенный в себе человек ведет себя естественно и открыто.


Вопрос 4. Личная жизнь

Почему-то все вопросы, затрагивающие эту область, вызывают большое смущение. А что лучше – быть замужем или нет, быть с детьми или бездетной, какой семейный статус имеет преимущества? Можно это обсуждать сколь угодно долго, но у вас есть тот семейный статус, который есть, и вы вряд ли будете его менять по пожеланию работодателя.

Радикально настроенные кандидаты могут задать встречный вопрос – какое это имеет отношение к работе, даже упомянуть, что закон запрещает задавать вопросы о частной жизни. Нужно и здесь понимать, что в большинстве случаев (я исключаю крайности, замешанные на паранойе руководителя и мании преследования вице-президента) эти вопросы не ставят целью проникнуть в тайны вашей личной жизни, а скорее понять ту границу, до которой вы способны говорить о себе с незнакомым человеком. Насколько вы открыты и как вы удерживаете границы своего «я», достаточно ли вы независимы и самостоятельны, говорите ли о том, что вас волнует, или пытаетесь уйти от обсуждения личных тем. И если вы предпочитаете не распространяться о своей частной жизни, насколько деликатно вы умеете это делать.

Садики-бабушки, поликлиники и должность, которую занимает супруг/супруга, как правило, упоминаются в связи с вопросом, насколько вы готовы беспрепятственно выполнять свою работу. Но чтобы это звучало корректно, уточните намерение работодателя: «Вы спрашиваете об этом, чтобы понять, не помешает ли это мне тщательно исполнять свои обязанности? Нет».

В некоторых ситуациях вопросы могут быть очень личного характера, скажем, планируете ли вы в ближайшие два года заводить детей. С очень большим сожалением констатирую, что в некоторых компаниях существует негласное табу на планирование семейной жизни молодыми сотрудницами. От тех, кто решился в процессе работы на материнство, избавляются гуманными и законными способами, если это не удается «по соглашению сторон». В любом случае – решать вам, и эту жизненную задачу вряд ли кто-то решает с точки зрения приоритетов работодателя. А вот узнать, каково отношение к «детскому» вопросу в компании, – ваше законное право. И знать об этом важно «на пороге».


Пока я молчал, мое тело говорило

Чувствовать себя разведчиком на допросе – ощущение не из приятных. Однако опыт подсказывает, что есть какие-то «секреты» профессионального поведения, гарантирующие успех грядущей встречи. У нас будет примерно 40 секунд, чтобы произвести «первое и неизгладимое» впечатление, и около 5 минут, чтобы его окончательно закрепить. Совсем немного, да? По наблюдениям психологов, именно первые шесть минут практически предвосхищают исход переговоров.

Если за первые сорок секунд мы производим очень важное впечатление, отнестись к этому надо со всей ответственностью. Ведь за этот период мы даже рта не успеваем еще открыть, получается, что все решено до того, как мы сказали «Здравствуйте»?

В общем и целом не так все страшно, но задуматься стоит.


Чтобы руки не ходили босиком

Ситуация интервью – стрессовая сама по себе. Вы можете здорово удивиться, когда ваше тело вдруг начнет выдавать какие-то непривычные вещи, которых раньше вы не замечали. Вы можете запрокидывать голову или скрещивать руки-ноги во время беседы, раскачиваться на стуле или чрезмерно жестикулировать. Возникают странные ощущения, что руки «мешают», поэтому все время хочется их куда-нибудь пристроить: трогать лицо, тереть лоб, чесать нос, подпирать щеки и т. п.

В распространенных ситуациях, даже если вы пытаетесь сохранить самообладание, ваше тело может выдать вас с головой.

Допустим, жесткое поведение интервьюера и строгая манера проведения собеседования могут неосознанно побудить вас принять «закрытую позу»: скрестить руки, сплести пальцы, развернуть корпус от собеседника. Неожиданные вопросы «не из той оперы» или те, на которые вы не можете подобрать моментального ответа, могут спровоцировать ошеломление и растерянность. Вашу суетливость и стремление «выглядеть» моментально выдадут мелкие движения рук, теребление предметов, микромимические движения: стрельба взглядом по сторонам, почесывание-потирание частей лица и т. д.

Ситуации дискомфорта, когда интервьюер вам неприятен или некорректно себя ведет, побудят вас «выйти» из поля переговоров и, например, резко откинуться на спинку стула и скрестить руки. Или перейти в наступление, приняв какую-либо позу агрессивности: упереться руками в колени с подачей корпуса вперед, напрячься в области шейного отдела или начать ритмично похлопывать по столу или какой-либо поверхности в подтверждение своих слов.

Вашу природную неуверенность и естественное волнение могут выдать такие движения: захват одной рукой области предплечья или локтевой области, чем выше захват – тем выше волнение; обхватывание себя обеими руками (не отсюда ли родилось выражение «взять себя в руки?»); раскачивание, ссутуленные плечи, взгляд «снизу вверх» и т. п.

Не обольщайтесь по поводу того, что работодатель настолько «продвинут» и сможет безошибочно «прочитать» все сигналы, посылаемые вашим организмом, а самое существенное – их правильно интерпретировать и настроить свое поведение на максимальную открытость и комфорт в общении. Конечно, он эти сигналы «ловит», но на 90 % с этим будет управляться его подсознание. На рациональном уровне скорее прозвучит «что-то не то» и другие сомнения.

Самым удивительным становится крайне незначительное количество слов, являющихся значимыми в разговоре лицом к лицу, по сравнению с огромным количеством сигналов, передаваемых с помощью жестов. Наряду с вербальной коммуникацией между людьми как бы за порогом сознания постоянно курсируют сообщения, которые мы принимаем и на которые мы реагируем, прежде чем сознание подвергнет их рациональному анализу. Глядя в лицо собеседнику, мы тоже замечаем и интерпретируем тончайшую игру мимики, малейшее движение взгляда. Мы не имеем возможности внезапно остановиться и сознательно их оценить, но вся суть в том, что они достигают своей цели в любом случае. Вы всегда будете передавать больше, чем сами осознаете, и фиксировать бесконечное множество сигналов, исходящих от других. Поэтому имеет смысл заранее продумать такие ситуации, в которых язык вашего тела вам не друг.

Если вы не очень уверены в себе по жизни, это не может быть препятствием для поступления на работу, но для первого интервью – вполне. Перечислите все «ловушки», в которые вы попадаетесь: неуверенно топчетесь у двери, когда вас пригласили, или начинаете что-то суетливо рассказывать еще от порога, пока идете; нервно трете вспотевшие руки; присаживаетесь на краешек стула; начинаете мучительно озираться во время паузы, сделанной собеседником? То же касается и людей, вполне уверенных. Здесь такие опасности: занимать слишком много пространства собеседника – наваливаться на его часть стола, занимать ее своими вещами; вести себя слишком по-хозяйски – разглядывать, трогать предметы; «включать» оценивающий взгляд при запрокидывании головы, прикрывать рот вытянутым указательным пальцем, другие четыре в этот момент подпирают подбородок (жест критического оценивания и недоверия), переставлять свой стул в то место, которое кажется удобным, без разрешения.

Есть старые приемы с этим «неудобным» стулом: стул для кандидата ставится в заведомо некомфортное положение, например посреди кабинета, далеко от стола, напротив яркого света, спиной к двери или проходу. Некоторые соискатели, не глядя, тащат стул и ставят как им удобнее. Работодатель, который тщательно готовился к этому эксперименту, ставит минус. Лучше, если вы заметили неудобное и вынужденное расположение, спросить разрешения и устроиться поудобнее.

В других ситуациях вам показывают, куда вы должны сесть, но если предоставят возможность выбрать, постарайтесь сесть рядом с собеседником, а не против него через стол. Так легче заставить его увидеть в вас потенциального единомышленника. Люди, сидящие бок о бок, охотнее сотрудничают, чем находящиеся лицом к лицу.

Если вы замечали за собой привычку присаживаться на краешек, намеренно садитесь поглубже, чтобы спиной почувствовать спинку стула или кресла. Сидите свободно, постарайтесь найти опору для рук, но не разваливайтесь и не наклоняйтесь вперед слишком сильно.

Даже если вы волнуетесь, постарайтесь избежать явно выраженной защитной позы, не складывайте на груди руки и не сжимайте судорожно колени. Суета, ерзанье на стуле, верчение в руках карандаша и других мелких предметов – все эти жесты могут выдать вашу нервозность.

Держать руки расслабленными и показывать ладони – это один из способов продемонстрировать свою искренность и доброжелательность. Вполне естественно чувствовать некоторое напряжение, и надо дать ему проявиться. В каком-то случае сбросить напряжение поможет простое озвучивание своего состояния: «Сегодня я немного волнуюсь». Люди, не выказывающие никаких признаков волнения, могут восприниматься как слишком самоуверенные и несосредоточенные.

Еще один секрет уверенного поведения – это ваш взгляд. Выражение «держать удар», по-моему, прежде всего относится к тому, как мы способны выдерживать взгляд собеседника. Это умение также нуждается в тренировке. Не забываем, что волнение и незнакомая обстановка, экзотическое поведение интервьюера могут вынуждать нас опускать глаза, прятать взгляд, «стрелять» глазами и пр. Неподготовленность вашего выступления побудит вас искать нужные слова на потолке и стенах. В любом случае избегание зрительного контакта может сформировать неприятное впечатление о вас, а слишком пристальное «глазение» будет причинять дискомфорт собеседнику или даже поведает о вашем агрессивном настрое. Исключите из перечня ваших «глазных» упражнений взгляды исподлобья или искоса, прищур, взгляды «сверху» при запрокинутой голове и взгляды «снизу» при голове, вжатой в плечи. Не пытайтесь «есть» интервьюера глазами даже при выраженном интересе к тому, о чем он говорит. Постарайтесь держаться непринужденно и избегайте слишком часто отводить взгляд, используйте правило семи секунд, в соответствии с которым каждые семь-девять секунд взгляд положено отводить в ситуации слушания. В ситуации, когда говорим мы, это делается немного чаще. Этим и достигается некий психологический комфорт. Реагируйте на слова собеседника в зависимости от общего настроения беседы, но не переусердствуйте как с улыбками так и с серьезностью.

Если вы с чем-то не согласны и хотите отстоять свою позицию по принципиальным вопросам, то делайте более четкие жесты и принимайте более выразительные позы, чем обычно, но не принимайте и в этом случае угрожающих поз!

И последний на этом этапе немаловажный аспект. Если в ходе собеседования с работодателем мы совершаем что-то, приводящее нас в смущение и смятение, то большинство из нас лишь усугубляет ситуацию последующей реакцией. В таких случаях мы заливаемся краской, бормочем извинения или пытаемся объясниться, начинаем волноваться, смотрим в пол, покрываемся испариной и производим впечатление человека неискреннего и не заслуживающего доверия. Хотя это вовсе не так. Но если «инцидент» действительно пустяковый, вы только привлечете ненужное внимание тем, что будете стараться загладить его. Если работодатель огорчит вас своими выводами в конце вашего с ним диалога, то в большей степени это произойдет не потому, что вы неудачно выразились или повели себя каким-то странным образом, а из-за того, что вы потеряли уверенность в себе, и он это почувствовал.


ГЛАВА 3
Интервью. Приговорен к высшей мере признания


Как они выбирают лучших из лучших – репортаж по ту сторону забора

Надеюсь, уважаемые коллеги, вы поняли, что каким бы красивым и грамотным ни было наше резюме, как бы мы лихо ни отвечали на вопросы по телефону, встречи с работодателем или его представителем не избежать.

«Будьте любезны, расскажите что-нибудь о себе…» Так или примерно так начинается большая часть собеседований при приеме на работу. В ответ на эту просьбу работодателя возможны вариации, зависящие от подготовленности, уровня компетентности, типологических особенностей (вплоть до актерской одаренности), зачастую чувства юмора кандидата («Да что все обо мне, давайте теперь вы о себе…»), а также от содержания той вакансии, на которую претендует кандидат. Начнем с самого важного: что планирует получить руководитель в ходе собеседования?


Подготовка сценария успешного интервью

Узнаем, какая информация о кандидате может быть получена и каким образом работодатель планирует ее получать. В отношении первого расхождений обычно немного.

Это сильные и слабые стороны кандидата, профессиональный опыт, навыки и знания, готовность к обучению и развитию (если это принципиально для организации), мотивация, инициативность и исполнительность претендента, уровень притязаний и т. п.

В зависимости от требований к данной вакансии и от содержания будущей работы (а нередко от проблем, которые предприятие намерено решить при помощи данного специалиста) уточняются детали и критерии, делясь на обязательные и желательные требования.

А вот вопрос «как получить информацию?» может серьезно взволновать руководителя, если он не очень часто занимается приемом на работу или уже успел столкнуться с ненадежностью используемых средств отбора. Так что, уважаемые коллеги, не только у претендента на должность возникают сложности, они в полной мере существуют и у человека, проводящего интервью. В чем это проявляется?

«Вроде так все грамотно на собеседовании говорил, а приступил к работе – все только в теории оказалось…» (барьер иллюзии).

«Милая такая девочка, так со всем соглашалась… Ведь нам нужен хороший исполнитель, а на работе начала устанавливать свои порядки!

Директора критикует, замечания ему делает!» (исполнительность).

«Спросили, насколько для нее важен командный дух. Говорит, что только так и привыкла работать. А в коллективе сразу начались конфликты, интриги какие-то, конкуренция нездоровая…» (индивидуализм).

Вот далеко не полный перечень высказываний руководителей, убедившихся в некотором несоответствии желаемого и действительного.

Перечислим самые распространенные ошибки при проведении собеседования.

Слышим то, что хотим услышать.

– Почему вы хотите работать в нашей компании?

– Да я мечтал об этом с детства!

Нам это нужно было уже вчера! Ситуация, которая подталкивает руководителя принять решение поспешно, закрывая глаза на многие видимые несоответствия.

Он так ничего о себе и не сказал! Ситуация, когда в течение всего собеседования выступает руководитель, а кандидат сидит «в рот воды набравши», или же интервьюер действует исключительно методом наводящих вопросов, пресекая инициативу претендента: «Вы ведь тоже думаете, что для менеджера главное – любовь к клиенту? Вы бы поступили так, я вас правильно понимаю?»

Я знаю таких людей. Эта ошибка из области диагностики качеств кандидата, подкрепленная так называемым барьером узнаваемости. Сыграть она может как в положительную сторону, так и в отрицательную. Работодатель, руководствуясь своим прошлым опытом, может запросто отвергнуть кандидата только потому, что он напомнил ему кого-то известного: «У таких людей, с такой внешностью, с совестью не все в порядке… Тот, кто не чистит ботинки, не может быть хорошим коммерческим директором!»

Итак, как же руководитель должен построить интервью, чтобы получить максимум достоверной информации? Вам эта информация, уважаемые карьеристы, пригодится весьма скоро – ровно в тот момент, когда кандидат на должность переступит порог отдела или компании, которой вы руководите.

Рекомендация такова: уважать своих кандидатов и не пытаться превратить собеседование в поле сражения, где будут победители и проигравшие. В конце концов, ваши интересы обоюдны.

А с точки зрения конструкций интервью бывает нескольких видов. Остановимся на этом поподробнее.


Такие разные интервью

Структурированное. В его основе лежит фиксированный набор вопросов. Может использоваться на первом этапе отбора для уточнения информации, полученной из резюме, для получения новой информации или выявления соответствия данных о кандидате требованиям должности.

Основной вопрос работодателю и некомпетентному рекрутеру: стоит ли этим и ограничиться?

Собеседование в эмоционально напряженной обстановке. Специально моделируется стрессовая ситуация. Разыгрывается обычно в разных вариантах: «добрый – злой следователь», «жесткий прессинг», «каменный гость» (когда руководитель сидит с каменным лицом и никак не реагирует на реплики кандидата) и др.

Стоит отметить, что подобный сценарий приносит огромное моральное удовлетворение инициатору и… очень сомнительный результат. Единственное, что позволяет выдержать подобное интервью, – стрессо-устойчивость кандидата и его способность адаптироваться в непривычных условиях.

Основной вопрос работодателю: стоит ли использовать подобный сценарий для всех поголовно, если не формируется специальная бригада МЧС и кандидаты не выбираются на должность начальника службы безопасности?

Панельное интервью. Проводится специально созданной комиссией. Используется на последующих этапах отбора. Позволяет достичь условной объективности при сопоставлении различных мнений и оценок. Есть и существенное «но».

На одном из собеседований в составе комиссии находилось семь человек против одного кандидата. Мнения были настолько различны, а оценки неудовлетворительны, что комиссия зашла в тупик, не выбрав ни одного из претендентов. Один из руководителей, проводящих отбор, воскликнул: «Если бы вас так терзали семь хмурых рож, вы уверены, что до сих пор занимали бы свое место?»

Основной вопрос работодателю, дающий облегчение измученному претенденту: а если поменяться местами?

Групповое. Проводится, в отличие от предыдущего, с группой кандидатов. Используется, как правило, на завершающем этапе отбора. Включение в подобный способ отбора серии разнообразных заданий, деловых и проблемных ситуаций позволяет выявить базовые умения и навыки кандидатов (взаимодействие с клиентом, партнерами, коллегами; умение убеждать и разрешать противоречия и т. п.). Именно в таких заданиях обнаруживаются и некоторые личностные особенности кандидатов, такие как конфликтность, подверженность установкам, индивидуализм или конформность[2].

Здесь проявляются активность и инициативность кандидатов, легко вычисляется лидерский потенциал участников, способность к переключению внимания и другие не менее важные особенности. Кроме того, есть возможность выявления и формирования позитивной мотивации кандидатов.

В любом случае групповой отбор позволяет дополнить и, если хотите, разукрупнить те данные, что были получены при индивидуальном интервью.

Собеседование называется «интервью» именно потому, что построено на принципе «вопрос-ответ». Продолжительность интервью может варьироваться, но в среднем оно длится 20-40 минут. За этот небольшой промежуток времени работодатель обычно принимает решение по поводу вашей дальнейшей судьбы в этой компании. Или – от ворот поворот, или – работаем вместе. Поэтому от ваших ответов на вопросы зависит очень многое.

Надеюсь, что вы знаете, как зовут вашего собеседника, и обращаетесь к нему по имени-отчеству (или только по имени, если он попросит). Это создаст более доверительную атмосферу.

Собеседник должен убедиться в том, что вы знаете не только о том, что нужно делать на данном рабочем месте, но и о том, чем занимается фирма, каковы ее приоритеты, а также какой вклад лично вы можете внести в ее процветание. Если вы придете подготовленными, то однозначно заработаете дополнительные очки в вашу пользу. Если же получилось так, что вы не знаете о фирме практически ничего, лучше задать несколько уточняющих вопросов, нежели уйти с собеседования в гробовом молчании и с кашей в голове. И интервьюер время потеряет, и вы места не получите.


Правильные вопросы – нужные ответы

Независимо от того, какой сценарий интервью выбирает работодатель, вам понадобится знать четкие формулировки вопросов, которые распределяются в основные блоки собеседования или квалификационного интервью. Потренировавшись в посещении собеседований в разных компаниях, вы научитесь «на слух» определять – из какого блока прозвучал вопрос, даже если этого не знает работодатель, проводящий интервью.

Блоки выделим такие:

› информационный – соответствует той общей информации, что есть в резюме;

› компетенций – в квалификационном интервью он будет занимать больше времени;

› компенсационный – здесь про самое приятное – зарплату и пакет;

› мотивационный – исследуются жизненно важные потребности кандидата;

› блок продажи вакансии – работает ваш интервьюер, а вы уже отдыхаете.

Например, чтобы получить первое впечатление о кандидате, уточнить сферу профессиональных интересов и степень его откровенности, работодатель использует примерно такие вопросы, какие мы перечислим ниже.

› Расскажите мне о вашей последней работе.

› Что вам больше (или меньше) всего нравилось в вашей работе?

Вопрос из блока «компетенция» позволит работодателю уточнить сферу компетенции сотрудника, его отношение к порученной работе.

› Каковы были ваши обязанности, основные задачи? Все ли вас устраивало?

› Что вы получили (каков актив) за время вашей работы в последней организации?

› В какой степени изменения, которые произошли за время вашей работы, зависели от вас?

Вопросы следующего характера позволят выяснить, готов ли претендент принимать на себя ответственность за свои неудачи.

Были ли у вас в работе какие-то ошибки или вещи, которые получились не очень удачно? Расскажите о них.

А другой вопрос поможет выявить затруднения и стратегию решения проблем кандидатом.

Что вы считали трудным для себя в вашей работе. Как вы с этим справлялись?

На эти вопросы мы с вами уже тренировались отвечать.

Здесь, непосредственно в ходе интервью, следует помнить о том, что работодателя интересует не ваш «комплекс непонятого гения» и не «безбашенность», с которой вы игнорируете все поступающие проблемы, а способы, которыми вы реально владеете.

Есть блок вопросов, который может вызвать определенные затруднения у обеих сторон, это блок «компенсации». По всем стандартам работодатель объявляет о размере заработной платы только после того, как он принимает решение о том, что кандидат подходит. Однако он считает, что нелишне заранее уточнить как уровень материальных притязаний кандидата, так и структуру его основных расходов.

Последнее, в силу деликатности, многие руководители «стесняются» выяснить. Это вопрос выбора работодателя: «стесняться» в начале или бороться с неудовлетворенностью (или другими плачевными последствиями) потом. Во-первых, это полезно и кандидату, так как предполагаемый диапазон заработной платы сразу позволит определиться, покрывает ли эта сумма необходимый вам «прожиточный минимум». Во-вторых, работодатель, выяснивший примерный уровень притязаний кандидата, будет «застрахован» от дальнейших разочарований и обид со стороны сотрудника.

На эту тему иллюстрация из моей практики.

На собеседовании – девушка, претендующая на вакансию бармена.

– Вы имеете представление об уровне оклада, предлагаемого фирмой?

– Да, я думаю, что-то около 8000 руб.

– Скажите, пожалуйста, что составляет структуру ваших расходов?

– Ну, оплачиваю квартиру – я снимаю; питание, естественно, что еще?… Ну, люблю одеваться…

– Можете ли вы определить сумму обязательных расходов?

– Порядка 20 000 руб.

– Кто-то оказывает вам материальную поддержку?

– Нет. Я не замужем, родители не работают.

– Как соотносится в таком случае цифры ваших расходов и предполагаемого дохода?

– Ну, вы что, сами не понимаете, какие возможности на этом месте?

Этот, пожалуй, слишком явный пример дает возможность поразмыслить, «понимает» ли руководитель (либо закрывает глаза), каким образом будет сотрудник удовлетворять свои материальные запросы.


Кстати, о компенсациях

Если фирма не может предложить высокий уровень оплаты, работодатель должен подумать, а кандидат, естественно, имеет право спросить, какие дополнительные льготы будут предложены.

Это могут быть бесплатное питание, компенсация за использование автомобиля, мобильный телефон, доставка сотрудников на работу медицинское страхование, возможность обучения, льготное обслуживание для сотрудников и пр.

Все это должно быть сформулировано в блоке «продажа вакансии». Поскольку еще одной распространенной ошибкой на этом этапе является неумение руководителей «продать» претенденту условия работы.

Один вариант, когда работодатель «грузит» претендента разными страшилками, мол, вам придется совсем нелегко, а зарплата невысокая. Да и народ у нас зубастый, новенькие плохо приживаются. Если два месяца удержался – значит, наш. К тому же клиентов надо нарабатывать с «чистого листа», это пока плохо получалось… Так и складывается ситуация, что кандидат «слишком хорош» и не захочет работать в компании.

А второй вариант предполагает «царствование» барона-работодателя во всей красе, к которому холопы-соискатели на поклон идут. Такие работодатели считают, что в состоянии осчастливить любого кандидата и даже оказывают ему небывалую милость тем, что пригласили хотя бы на встречу. Поэтому «продавать вакансию» не считают необходимым, полагая, что у ворот его конторы-царства толпы страждущих топчутся! Кстати, именно у этой категории работодателей чаще других звучит вопрос: «А чем, собственно, вы можете быть полезны нашей компании?» с примерным подстрочным переводом: «Ну, чем ты, холоп, меня удивить сможешь?»

По правилам нормальных работодателей, предлагаемый состав пакета компенсации должен соответствовать выраженной мотивации кандидата.

Для этого он может задать вопросы из блока «мотивация»: как бы вы расположили свои потребности по мере актуальности в связи с данной работой: зарплата, статус, творчество, возможность развития, принадлежность к команде, имидж фирмы, наличие корпоративной культуры и пр.?

Список ведущих потребностей потенциальных кандидатов составляется (или нет) индивидуально для каждой компании. Иногда пользуются специальной анкетой, в которой претенденту будет предложено либо проранжировать основные мотивы, либо в баллах оценить выраженность и актуальность.


Что может насторожить работодателя

Если кандидат оценивает все свои мотивы максимально (допустим, 7 из 7), это повод для уточнения и детализации. Будьте готовы, что вам непременно зададут вопросы на тему приоритетности ваших мотивов и потребностей. Да и сами судите – невозможна одинаковая важность в таких показателях, как быть членом команды и иметь условия для максимально индивидуальной деятельности. Что-то явно будет ожидаться в большей степени, а какие-то факторы вообще нетронут ваш ум. Например, из практики знаю, что мотивационный фактор «социальные льготы», как правило, бывает приоритетным у 15 % дам средних лет, остальные же дают низкие оценки по этому параметру.

Если кандидат демонстрирует исключительные успехи и утверждает, что недостатков в его работе не было, это повод руководителю обратиться за рекомендациями.

Если на вопрос «Причина увольнения с предыдущего места?» кандидат отвечает: «Там был такой руководитель…», это повод заслушать и другую сторону. Или задать такой вопрос: «Что мог бы сказать о вас предыдущий руководитель?» По ответу кандидата и его реакции работодатель сможет понять, не было ли здесь конфликта.

Если на традиционный вопрос «Ваши сильные стороны» кандидат отвечает: «О себе говорить хорошо не принято, будет видно по работе», это повод задаться вопросом, не занижена ли самооценка кандидата или, что гораздо печальнее, не представляет ли собой человек «непонятого гения», которого никто не ценит. В любом случае это побудит работодателя уточнить еще некоторые вещи.

Если кандидат начинает переговоры с вопроса: «А какая зарплата?» – руководитель имеет право выбирать, продолжать ли интервью вообще.


Молодой я только снаружи

Многие соискатели, особенно молодые, очень смущаются, когда речь заходит о так называемых вопросах личного характера и возрасте, точнее, связанном с ним опыте. Надеюсь, вы убедились из моего предыдущего повествования, что работодатель задает их не потому, что хочет вас обидеть или унизить. Просто ему надо знать, как семейное положение (которое, кстати, может меняться), место жительства и отсутствие опыта скажутся на вашей трудовой деятельности. Нужно встретить эти вопросы адекватно – не замыкаться в гордом молчании, но и не откровенничать, как с подружкой. Если вас спрашивают о семейном положении, назовите то положение, которое есть у вас фактически, на сегодняшний момент. В формулировке «гражданский брак» нет ничего противозаконного.

На вопрос «почему именно у нас?» молодому соискателю уместно ответить что-то вроде: «Мне кажется, это будет удачным стартом для моей карьеры». И, наконец, на вопросы, касающиеся вашего юного румянца, и что же вы будете делать, не имея опыта, отвечайте с юмором: «Хорошо, я записываю: следующее интервью через двадцать лет».


Когда бесцеремонный рекрутер нарушает гармонию

Иногда первое интервью вы будете проходить с рекрутером или специалистом по персоналу компании. Надо сказать, эти специально обученные люди всегда действуют в интересах работодателя и строго их защищают. Отсюда при неискушенности руководителя и возникают изощренные, сродни прокурорским, методики внешнего или внутреннего рекрутмента. И соискатели, и специалисты по персоналу единодушно проводят параллель между интервью с потенциальным работником и допросом свидетелей в суде.

Иногда вопросы рекрутеров кажутся работникам слишком простыми или вообще не относящимися к делу. Но это впечатление обманчиво. Больше всего рекрутеры ценят спонтанные ответы и поэтому пытаются задавать вопросы, к которым соискатель не мог подготовиться заранее.

Часто ли ошибаются люди, приписывая вам какие-то черты характера? Вопрос этот направлен на то, чтобы выяснить, что думают о работнике окружающие. По мнению многих рекрутеров то, что человек считает ошибочным, на самом деле может быть правдой.

Кандидат должен помнить, что интервью направлено на выяснение его рабочего опыта. Рекрутер стремится выяснить, насколько верно трудовая биография соискателя отражена в его резюме. Даже случайные на первый взгляд вопросы направлены на составление профессионального и психологического портрета человека. Кандидат может легко подготовиться к ответам на стандартные вопросы, но, если его спросят о чем-то неожиданном, это, скорее всего, выбьет его из колеи. Не советую специально придумывать ответы. Лучше всегда оставаться честным.

Обычно топ-менеджеры ведут себя с рекрутерами уверенно и, как показывает практика, добиваются лучших результатов, чем рядовые работники. Они редко пытаются что-либо скрыть, откровенно рассказывают о своем опыте работы и не нервничают, отвечая на вопросы.

Представьте себе, что вы начали все заново. Какую бы карьеру вы выбрали? Если человек отвечает, что сделал бы ту же самую карьеру, ему задают следующий вопрос.

Вы довольны своей карьерой? Почему да или почему нет? Ответ может быть любым, но рекрутеры утверждают, что, задавая подобные вопросы, они выясняют, как человек мыслит.

В моей практике уже собрана копилка «излюбленных вопросов» персональщиков и рекрутеров. Прежде всего, вопрос о смене отрасли: «Почему, имея качественный опыт в своей области, вы стремитесь в другую сферу?» Здесь сразу таится опасность № 1: когда я отвечаю, что исчерпан интерес в «узком» поле, хочу развивать навыки управленца и т. п., сразу следует другой вопрос: «Как часто вы меняете свои предпочтения или вам надоедает ваша работа?» При том, что каждый грамотный персональщик знает о временных и качественных пиках карьеры, периодах «выгорания» и утрате интереса, мне каждый раз приходится крепко подумать над ответом, чтобы мои слова не были отнесены к стратегии «летуна», имеющего неустойчивый интерес к деятельности. «Вы допускаете, что эта работа вам надоест через полгода и вы покинете компанию?» – обычно в такой вопрос выливаются самые отвратительные подозрения рекрутера.

Еще один вопрос, который слышу часто: «Вы планируете открыть собственный бизнес?» На любой вариант ответа будут следующие вопросы – проверено.

– Да, планирую, лет через пять.

– Зачем тогда идете в наемный бизнес?

– Нет, пока не планирую.

– Кем видите себя лет через пять?

– Большим профессионалом, достигшим «потолка» развития в конкретной отрасли.

– И что дальше? (Вопрос № 1).


Что может еще пригодиться работодателю, или Чудесные возможности тестирования

Помимо различных типов интервью и способов отбора существует ряд методов, которые позволят работодателю получить дополнительную информацию.

К примеру, отбор специалистов в области финансов или аудита может быть дополнен решением пробных задач, которые будут составлены и оценены специалистами своей или внешней фирмы. Так руководитель сможет оценить компетентность претендента.

А вот вопрос этических качеств, честности, ответственности кандидата нередко перепоручают психологическому тестированию. Действительно, батарея тестов поможет выявить некоторые качества претендента, такие как интеллект, личностные характеристики, мотивация, отношение к работе, коммуникативный потенциал, моральные качества.

Подходов несколько. Руководитель может организовать тестирование кандидатов, выявить условный «портрет» и по результатам работы за какой-то период определить тот набор «успешного сотрудника», который он и будет искать во всех последующих претендентах.

Может он и заранее снять «кальку» из усредненных данных успешных и неуспешных своих сотрудников (может ограничиться только успешными) и исследовать только эти качества у вновь поступающих.

К примеру, успешный торговый представитель обладает средневысоким уровнем интеллекта; подвижностью (лабильностью) мыслительного процесса; творческими способностями; ориентированностью на сотрудничество в коллективе; высокой мотивацией на достижение результата (не только финансового); ассертивностью (действует без агрессии и без уступчивости).

Все это может быть выявлено при помощи соответствующих тестовых методик, но проведение процедуры и обработка результатов могут занять много времени.

Основной вопрос работодателю, обеспечивающий железное алиби претенденту: знаете ли вы таких сотрудников, которые, не обладая всем набором перечисленных характеристик, добиваются, тем не менее, высоких результатов?

Ответ напрашивается. Практика работы многих управляющих персоналом и руководителей показывает, что «звездочку» можно вырастить из любого, важно только предоставить нужные ресурсы для развития и иметь достаточно времени. Именно поэтому, какие бы результаты тестирования ни получил руководитель, ему не стоит торопиться «выносить приговор». Если вы, уважаемые коллеги, попали в ситуацию тестирования, неплохо поинтересоваться, какой же набор характеристик исследует ваш потенциальный руководитель и как он собирается (и собирается ли) компенсировать недостающие у претендента навыки или черты. Варианты есть – внутреннее обучение и стажировки, наставничество более опытных коллег, работа во временных проектах с кураторами и т. п.

Ни один результат теста не может и не должен восприниматься как нечто однозначное и тем более «святое», что не подвержено изменениям и на что нельзя посягнуть. Ведь даже «запредельный» результат по известной во многих тестах «шкале лжи» показывает вовсе не то, что кандидат врет, а то, что он хочет казаться лучше.

Есть и еще одно маленькое замечание: проводить психологическое тестирование, как и интерпретировать результаты, имеет право только дипломированный психолог. В противном случае очень высока вероятность ошибки, да и использование результатов тестирования для принятия решения может вызвать ненужные проблемы. Ваше право, коллеги, этим поинтересоваться. Правомерно ли тестирование? Сама процедура – да. Хотя на Западе существуют правовые нормы, запрещающие дискриминацию на основании результатов психологического тестирования. Но у работодателя всегда есть шанс сослаться на недостаточные или неподходящие стаж и опыт работы.


Не бойтесь, если вас сосчитают

Немного подробнее о том, с чем вам придется столкнуться.

Различают тесты для оценки эффективности исполнения работы и тесты для оценки черт характера и свойств, способствующих эффективному исполнению работы, в первую очередь для выяснения уровня умственного развития и эрудиции кандидата (интеллектуальные тесты).

Тесты-опросники снабжены механизмами, призванными выявить, не пытается ли испытуемый кривить душой. Например, самый популярный у работодателей тест MMPI (тест определения личностных качеств – 600 вопросов) содержит несколько пар контрольных вопросов. Скажем, «любите ли вы ходить в зоопарк?», а примерно через пару сотен вопросов, когда испытуемый основательно устанет, – «вы равнодушны к животным?». Или «так же легко вы тратите деньги, как их зарабатываете?» и «стали бы вы покупать вещи в кредит с надеждой, что после сможете найти средства, чтобы возвратить этот кредит?». Ответите по-разному, добавите себе галочку в графе «солгал», а при превышении определенного критического количества этих галочек психологи сделают вывод, что доверять вам нельзя.

В разных опросниках встречаются также вопросы с заранее предопределенным ответом. Принято считать, что каждому человеку хоть раз в жизни приходилось лгать или брать без спроса чужую вещь (например, ручку на соседнем столе, которая затем была возвращена на место). Выходит, если испытуемый отрицательно отвечает на такие вопросы («приходилось ли вам говорить неправду», «приходилось ли вам брать без спроса чужие вещи»), значит, лжет. И если на самом деле вы имели в виду, что никогда не делали этого со злым умыслом, ваши умозаключения учтены не будут.


У меня есть вредные привычки, и я к ним привык

Есть определенные параметры, которые совершенно необходимы в конкретных специальностях. Например, преподаватель и специалист по связям с общественностью должны обладать развитым вербальным интеллектом. Экономисту и маркетологу необходим высокий уровень аналитического мышления. Дизайнер и художник должны обладать пространственным мышлением и уметь решать нестандартные творческие задачи. Бухгалтеру не обойтись без умения работать с большими объемами информации и хорошо запоминать цифры. Менеджеру по продажам необходима способность к стратегическому мышлению и анализу.

Но еще раз запомните, коллеги, работодатель или менеджер по персоналу, проводящий тестирование, не вправе отказать вам, если вы не прошли или прошли не на должном уровне психологическое тестирование.

Тесты межличностных отношений выявляют стиль общения, конфликтность, способность идти на компромиссы, манеру поведения в различных ситуациях. Тестам на конфликтность, как правило, уделяется особое внимание. Сюда же можно отнести тесты на выявление стиля руководства и склонности к лидерству.

Еще одна группа – квалификационные тесты для оценки уровня профессиональных знаний и навыков, которые позволяют произвести отсев и первоначальное ранжирование кандидатов. Например, тесты для оценки того, насколько специалисты в области финансов и бухгалтерии владеют системой GAAP. Для проверки уровня владения английским языком часто предлагается тест TOEFL (Test for English as a Foreign Language).

Если в прохождении стандартных тестов вы может потренироваться, то некоторые компании предпочитают усложнить этот путь, разрабатывая собственные тесты. Конечно, это может показаться неприятным, но они тем самым повышают надежность проверки кандидата, так как эти методики, как правило, учитывают некоторые специфические особенности будущего места работы.


Самые знаменитые и уважаемые работодателями тесты-опросники

Тест MMPI

Большую часть времени вам хочется умереть.

Вы считаете, что за вами следят.

Вас пытались отравить.

Вам легко регулировать свой стул.

Вы боитесь сойти с ума.

Когда вы смущены, вы сильно потеете и вам это неприятно.

Иногда вы чувствуете, что умираете.

Кто-то затаил злобу на вас.

В детстве вы часто совершали мелкие кражи.

Оксфордский тест (сокращенный вариант MMPI)

Просматриваете ли вы расписания поездов, телефонные справочники, словари просто для удовольствия?

Помешает ли вам охотиться или ловить рыбу мысль о причинении боли животным или рыбам?

Бываете ли вы обычно обеспокоены необходимостью беречь здоровье?

Медленно ли вы едите?

Хорошо ли вы спите?

Есть ли у вас чувствительные места, затрагивание которых вызывает болезненную реакцию?

Трудно ли вам думать о самоубийстве?

Варианты ответа: да, нет, не знаю. Последним увлекаться не рекомендуется: если таким будет каждый третий ответ или чаще, это приведет к выводу о вашей нечестности, о желании что-то скрыть.

Что читать

Айзенк Г. Дж. Узнай свой собственный коэффициент интеллекта. Самое надежное пособие по тестам интеллекта.

Крегер О., ТьюсонДж. М. Типы людей: 16 типов личности, определяющих, как мы живем, работаем и любим. Интересная книга, можно узнать, к какому типу личности принадлежите вы. Определить особенности поведения, присущие вам.

ЩебетенкоА. И. Тесты для делового человека и для всех. Собраны многие тесты, практикуйтесь на здоровье.

Где практиковаться?

www.psihotest.ru ‹http://www.psihotest.ru› – самый серьезный сайт тестирования. Классические тесты Армхауэра, Люшера, тесты профориентации в режиме он-лайн.

www.e-xecutive.ru/tests/professional ‹http://www.e-xecutive.ru/tests/professional› – серьезный сайт по тестированию. Будьте уверены, если вам предстоит эта процедура, хоть один из представленных там тестов обязательно попадется.

www.psyserver. narod.ru ‹http://www.psyserver.narod.ru› – очень добротный ресурс.

www.ht.ru ‹http://www.ht.ru› – сайт центра тестирования «Гуманитарные технологии». Немало полезной информации по профессиональной ориентации, предлагаемой центром.

www.students.ru/test ‹http://www.students.ru/test› – как видно из адреса, сайт студенческий. Однако содержит самые солидные тесты: MMPI и оксфордский, 15 тестов на уровень интеллекта IQ, тесты на личностные качества. Когда устанете от заполнения MMPI (удовольствие минимум на полчаса), можно поразвлечься хакер-тестом или тестом «Коммунист ли вы?».

www.aurora.ru/index.is.htm ‹http://www.aurora.ru/index.is.htm› – личностные тесты, тесты IQ, аналоги тестов профориентации.

www.ctest.ru ‹http://www.ctest.ru› – стандартный набор популярных, однако мало полезных карьерист/ тестов. Да и надежность методик вызывает сомнения.


Люблю деньги, но предельно профессионально, или Как вести переговоры о зарплате

Вот мы и добрались если не до самого главного в интервью, то как минимум до весьма существенного.

Вы можете блестяще пройти все этапы интервью, и вопросы из каждого блока прозвучат, не вызвав вашего недоумения. Вы будете красиво презентовать стремление к развитию и профессиональному росту, но рано или поздно подойдете к последнему этапу сделки: «Сколько?»

Есть неписанное правило, которое гласит, что работодатель озвучивает условия оплаты в том случае, когда кандидат подходит по основным параметрам. А проще – если ему не указывают на дверь после первого интервью.

Если вы проходите собеседование с рекрутером из кадрового агентства, то цифры могут остаться только в каких-то пределах, уточнить их вы сможете при очном контакте с работодателем.

Бывают, однако, еще более тягостные ситуации, когда интервью проходят в несколько этапов, и менеджер, проводящий первое собеседование, не уполномочен раскрывать (или просто не владеет такой информацией) стоимость вакансии. Объясняется это конфиденциальностью сведений об оплате, и не надейтесь, что эта информация будет раскрыта прежде, чем вы попадете хотя бы на второй тур к лицу уже уполномоченному. Таким образом, ваши ожидания неизвестно чего растягиваются на неопределенный срок. Вполне возможно, что после изнурительной череды собеседований и принятия решения о том, что вы подходите компании, последует сообщение цифры, которая никак не может вас удовлетворить.

Возможны и совсем диковинные варианты, когда зарплата по дороге от интервью к интервью имеет склонность меняться. И если бы в большую сторону!

Одна моя близкая знакомая подала резюме на соискание вакансии в один из банков. Зарплата в объявлении указана не была. Четкое название позиции и задачи тоже. В ходе интервью ей сообщили основные требования и характер работы, обозначили сумму компенсации, которая складывалась из базового оклада плюс определенной суммы от количества договоров, заключенных с клиентами за определенный период. При этом оба интервьюера (руководитель и его заместитель) высказали почти твердое намерение принять соискательницу на работу. Даже поторопили ее с обдумыванием.

Цифра, названная после «плюса», вызывала сомнения хотя бы тем, что, не имея подобного опыта и не зная реальной практики проведения таких сделок, трудно было определить, в состоянии ли будет менеджер за месяц заключить требуемое количество договоров. А уровень базового оклада не устраивал. Поэтому знакомая в следующем телефонном разговоре ответила отказом. Работодатели не успокоились и пригласили ее еще на одну встречу. Моя знакомая решила сходить, предполагая, что они крайне в ней заинтересованы и можно попробовать «подвинуть» их хотя бы по графику работы, который ей тоже совершенно не подходил. Каково же было ее удивление, когда встреча началась словами: «У нас для вас две новости – плохая и хорошая. Начнем с хорошей – вы нам подходите. А теперь плохая – мы уменьшили размер оплаты, потому что нам показалось, что он был изначально завышен». Понятно, что вопрос, рассматривать это предложение или нет, уже не стоял.


Отчего так разбрасываются деньгами?

Не секрет, что на вакансии с одними и теми же требованиями к кандидату и схожими обязанностями разница в зарплате может составлять до 100 %.

Во-первых, это зависит от отрасли, в которой вы предполагаете работать. Место банков, в которых исторически платили больше среднерыночного, заняли сырьевые компании, также высока зарплата в крупных иностранных и телекоммуникационных компаниях.

Во-вторых, это зависит непосредственно от фирмы, которая нанимает сотрудника. Больший уровень оплаты труда предлагают молодые российские развивающиеся компании. Им важно привлечь инициативных и талантливых, а небольшая продолжительность жизни компании компенсируется чуть более высокой оплатой труда, чем в среднем по рынку. Стабильные компании платят сотрудникам (это не относится к топ-менеджерам) обычно по нижней среднерыночной планке. Но зато гарантируют надежность и уверенность в завтрашнем дне, а также определенный социальный пакет.

В-третьих, уровень оплаты зависит от того впечатления, которое вы смогли произвести на работодателя. Если вы показались ему человеком, жизненно необходимым для компании, возможно, вам даже увеличат первоначально объявленную заработную плату. Но не стоит думать, что такое увеличение возможно в несколько раз, скорее всего, в подобных случаях речь может идти о 20-25 %.


Бедные, гордые, эффективные – какую цифру называть?

В результате своей соискательской практики и опыта «по ту сторону стола» я вывела такую формулу стоимости вакансии.

Первая составляющая – во сколько себя оценивает кандидат. Эту цифру он может получить, исходя из своих умений, опыта, амбиций и жизненных потребностей.

Вторая составляющая – во сколько оценивает рынок в среднем подобную позицию. Получить цифру можно, проведя вычисления по стоимости подобной вакансии со схожими задачами. Почерпнуть это можно из газет, Интернета и данных по зарплатам рекрутинговых агентств.

Третья составляющая – сколько готова платить компания за такую работу. Зависит это от факторов, перечисленных выше.

Учитывая все три составляющие, можно сформировать среднюю цифру вашей оплаты в конкретной компании. Одно важное замечание: разрыв между показателями по составляющим не может быть более 30-50 %. К примеру, если оценка кандидатом своих умений (или жизненных потребностей) превышает среднерыночную значительно, то вряд ли уместно торговаться. Или ситуация в компании не позволяет платить специалисту столько, сколько это стоит в среднем на рынке и соответствует его квалификации и ожиданиям. Вряд ли для руководителя будут весомы аргументы про то, что нужно кандидату, и ссылки на достоверные информированные источники.

Если вы уже имеете представление об уровне зарплаты на интересующей вас должности и располагаете информацией о том, чем занимается компания, каково ее прошлое и планы на будущее, можно сказать, что к переговорам вы готовы.

Пробуем выяснить у собеседника, какой размер оплаты предполагается на эту должность.

В ответ слышим: «По результатам собеседования». Здесь можно уточнить, какая именно планка предполагается.

Если вы чувствуете, что ваш собеседник внутренне напрягается и хочет услышать первый ответ от вас: «А на какую зарплату вы рассчитываете?» – лучше назвать либо реальные деньги, которые вы хотели бы получать, либо среднерыночную стоимость вакансии. Но не стоит сразу выпаливать цифру и затем биться за нее насмерть, имеет смысл оговориться, что это только предполагаемая оплата и она зависит от круга обязанностей, содержания работы, перспектив и т. д.

У меня как раз возникла такая ситуация в переговорах об оплате при первом моем серьезном трудоустройстве. Руководитель отделения настойчиво подсовывал мне «детсадовский вариант» – ты первая! Он сформулировал так: «Назовите зарплату, меньше которой вы не стали бы работать», и я назвала, точно следуя стилистическим особенностям русского языка: «Я бы не согласилась на зарплату менее… долларов». И наивно ждала продолжения, которое в моей голове возникло («а теперь – желаемая сумма»), но в голове руководителя оно возникло лишь спустя полгода с начала моей работы. Он схватился за названную мной минимальную сумму и определил ее на испытательный срок. Забегая вперед, скажу, что после испытательного срока сумма не изменилась ни на копейку, а условия получения премии привязывались к таким фантастическим событиям, что ждать мне той премии – как снега в июне. Чувство досады за промах и попадание на элементарную уловку долго меня теребило. Но, как говорится, терпение и труд все перетрут. Я начала трудиться и в течение полугода нашла способ увеличить свою зарплату, показав хорошие результаты и вступив в переговоры с руководителем уже о своей пользе для компании.

Если названная сумма вас не устраивает, но перспективы работы в данной компании все же привлекают, стоит задать вопрос и о перспективах повышения жалования или условий, от которых это зависит. Если в ответ звучит, что в течение года повышения не предвидится, а сумма резко расходится с вашими ожиданиями, подумайте хорошенько. Дискомфорт и неудовлетворенность дадут о себе знать, в работе могут начаться срывы и любимые многими демотивированными сотрудниками игры: «За такую зарплату достаточно того, что я пришел на работу и поздоровался».

И еще один немаловажный момент, способный напрячь работодателя. Вы назвали сумму, а в ответ вам объявили, что компания может себе позволить лишь половину от названной вами. Вы соглашаетесь на половину. Сразу скажу, знаю немало ситуаций, когда на этом общение с кандидатом прекращалось.


Тихий омут испытательного срока

По законодательству продолжительность испытательного срока составляет до 3 месяцев, по усмотрению работодателя он может быть сокращен до 1 или 2 месяцев, но вас должны обязательно поставить в известность о том, какова его продолжительность. На время испытательного срока зарплата обычно несколько меньше, это время отводится на то, чтобы вы познакомились с компанией, вошли в курс дел и стали работать в полную силу. Меньший уровень оплаты труда на время испытательного срока страхует компанию от вероятной не очень высокой квалификации сотрудника. Ведь бывает так, что соискатель блестяще себя проявил на собеседовании, но, когда дело дошло до реальной работы, выяснилось, что это-то и вызывает затруднения. Обычно на время испытательного срока в солидных компаниях уровень зарплаты меньше на 15-25 %. А ряд компаний поступает следующим образом: вам предлагается, к примеру, зарплата в размере 500 долларов, но оговаривается, что во время испытательного срока она составит 250 долларов, то есть меньше наполовину. Это должно вас сразу насторожить, так как, вероятнее всего, вас используют в качестве «свежей крови» на два или три месяца, а потом на ваше место возьмут следующего, обвинив вас в некомпетентности.

Иногда работодатель объявляет точную ставку на испытательный срок, а затем называется вилка возможной зарплаты. С точки зрения работодателя, это тоже вполне справедливо, ведь сотрудник по-разному может проявить себя и трудно заранее брать на себя обязательства. Если вас поставили перед такими условиями, попробуйте выяснить, какие конкретно критерии лежат в основе оценки вашей деятельности и каких результатов от вас ждут, тогда вам будет легче ориентироваться в работе и после испытательного срока обсуждать оплату труда.


А теперь – ваши вопросы работодателю

В конце интервью вам, коллеги, могут предложить (а если не предложат, попросите об этом сами) задать вопросы работодателю. Таким образом, вы сможете понять гарантии своей защищенности как работника, «раскусить» некоторые уловки работодателей и определить, являются ли обещания правдой.

Удачное собеседование – это не только результат умения соискателя давать исчерпывающие ответы на вопросы работодателя, но и возможность самому проявить инициативу, задавая ему интересующие вопросы.

Вопросы, которые вы имеете право и должны задать потенциальному работодателю.

1. В какие сроки принимается решение о приеме на работу?

Это многоплановый вопрос: назвав срок, работодатель подробно объяснит вам, каким образом будет осуществляться процесс приема, каков регламент прохождения отбора, что при этом требуется и от сотрудников компании, и от вас.

2. Каковы условия прохождения испытательного срока, существует ли аттестация и каковы критерии оценки? Фиксируются ли в договоре сумма оклада и схема оплаты?

Задавая этот вопрос, вы получаете возможность гарантировать себя от неприятных сюрпризов в период испытательного срока, удостовериться в соответствии размера предлагаемой заработной платы официально зафиксированной и утвержденной сумме, узнать ее составляющие.

Обязанность работодателя – указать в трудовом договоре размер и порядок выплаты заработной платы сотрудникам либо делать ссылку на то, что размер заработной платы устанавливается согласно штатному расписанию (которое вам, кстати, тоже должны показать).

3. Существует ли типовой договор и можно ли ознакомиться с ним на первом собеседовании?

Данный момент не менее серьезен: согласитесь, если работодатель по каким-либо причинам не желает показать кандидату трудовой договор, значит, ему есть что скрывать! Возможны варианты, когда формы договора (контракта) с сотрудником просто нет. У меня такая ситуация возникла в последнем моем проекте. В результате, для того чтобы принять на работу сотрудников, я была вынуждена прописать «с нуля» все процедуры и регламенты, а также должностные инструкции, критерии и положения аттестации, включая все мероприятия по утверждению. Мое официальное трудоустройство также зависело от того, как быстро я выполню все необходимые действия.

К моему удивлению, в компании была принята практика, когда сотрудник не оформлялся в штат по полгода и более. Знать об этом полезно с самого начала, согласитесь.

4. Предлагает ли компания обучение и выплачивается ли заработная плата в этот период?

На рынке труда существует немало компаний, предоставляющих кандидатам обучение без выплаты заработной платы или предлагающих соискателю самому оплачивать данный курс. Это не гарантирует стопроцентного трудоустройства, а значит, нежелательно для соискателей, так как, возможно, будет пустой тратой времени.

Серьезность намерений работодателя будет подтверждена обучением сотрудника внутри компании и за ее же счет. При этом сотрудник сначала принимается в штат, потом направляется на обучение, и за этот период ему выплачивается заработная плата. Конкурс в такие компании будет пройти сложнее, но и «дивиденды» гораздо выше.

Есть по этому поводу довольно распространенная позиция, громко декларируемая руководителями кадровых департаментов компаний: дескать, будь счастлив всяк, сюда входящий, тем уже, что мы предоставляем тебе право пользоваться нашей техникой, сидеть на наших стульях, звонить по нашим телефонам и дышать нашим кондиционированным воздухом. Мы, мол, за все это платим, а тебе пока платить не намерены, потому какты – никто и должен нам доказать, что способен стать кем-то. Так радуйся, что мы с тебя денег не берем за твою практику в нашей замечательной конторе, а даже карточку на проезд выдадим и покормим в корпоративном буфете, если чего останется…

Только эти «благодетели» напрочь «забывают», что менеджер без опыта работы, которого они таким способом облагодетельствовали, не из собственного интереса будет названивать, рассиживать и раскатывать на общественном транспорте, а добывать «благодетелю» клиентов. Так что желаю вам не попадать в такие истории.

5. Что включается в соцпакет?

Социальный пакет – это то, что вы можете получить на предприятии помимо зарплаты. По ответу на этот вопрос вы сможете оценить уровень конкурентоспособности компании и сформированность системы мотивации на предприятии. Разные фирмы по-разному представляют себе социальный пакет, ограничиваясь порой обязательными по Трудовому кодексу положениями: оплата больничных и отпускных, оформление трудовой книжки. Другое дело – стремление привлечь квалифицированных специалистов и удержать их. Такие работодатели находят возможность оплачивать обучение и повышение квалификации (не только внутреннее, но и внешнее – в известных бизнес-школах), компенсировать мобильную связь, проезд и обеды различным категориям сотрудников. Предусмотрены премии, бонусы для сотрудников – за достижение высоких производственных и финансовых показателей компании (по итогам месяца или года) и за особые достижения. Кроме того, во многих стабильных и крупных компаниях предусмотрены такие виды нематериального поощрения, как корпоративные праздники, поздравления и подарки сотрудникам.

Забота работодателя о том, чтобы сотрудник был в хорошей форме, предусматривает наличие корпоративных абонементов в спортивные клубы, когда либо расходы несет фирма, либо сотрудник частично участвует в финансировании. Обучение и развитие сотрудников, различные корпоративные мероприятия, добровольное медицинское страхование (ДМС позволить себе могут далеко не многие компании), поддержание здоровья сотрудников – своеобразные и оправданные инвестиции в персонал. Если компания об этом думает, это хороший показатель.


Хороший работодатель – слепоглухонемой работодатель (нестандартные интервью)

Представьте, что мы стоим перед небоскребом. Я даю вам барометр и прошу с его помощью узнать высоту здания. Как вы это сделаете? Правильный ответ – никак.

Таким образом президент одной западной компании просто хочет проверить, насколько творчески люди подходят к поставленным проблемам и насколько быстро ориентируются в них.

А вы, уважаемые коллеги, готовы при помощи барометра измерить еще какие-нибудь проявления собственного профессионализма?

При проведении нестандартных интервью работодатели стараются не задавать вопросы «в лоб».

Так, вместо стандартного вопроса: «Инициативны ли вы?» – во время интервью у программистов прозвучит вопрос, почему крышки канализационных люков круглые.

Этот вопрос задается кандидатам, чтобы посмотреть, могут ли они думать вне своей области. (Ответ: потому что круглая крышка, равная по величине отверстию, которое она закрывает, никогда не провалится внутрь в отличие от треугольной или квадратной.)

Продолжая тему нестандартных вопросов на нестандартном интервью, можно привести пример из практики: вместо прямого вопроса про слабые стороны кандидата работодатель рисует на бумаге квадрат и поясняет потенциальному работнику, что это его «профессиональное поле» и что специалист, на 100% постигший профессию, достигший в ней потолка, обычно полностью заштриховывает квадрат. После этого кандидата просят заштриховать символическую долю квадрата, равную собственному профессионализму. Практически еще не было случаев, чтобы кто-то заштриховывал квадрат полностью. На вопрос, почему заштриховал не все, работник честно говорит про свои слабые стороны. Вместо вопроса о наличии лидерских качеств вожака кандидата попросят привести пример из его опыта, иллюстрирующий его инициативу и поведение в стрессовой или конфликтной ситуации. Это позволит работодателю составить прогноз поведения кандидата в аналогичном случае.

Также приходится следить и за последовательностью вопросов. Так, в череде вопросов «ваши сильные особенности как личности», «ваши сильные стороны как специалиста», «ваши недостатки как личности» не пропустите такой: «Как вы думаете, каким будет мой следующий вопрос?» Ответ – «ваши недостатки как специалиста». Работодатель доволен – проверил внимание, логику и слух одним вопросом.

Могут внезапно попросить разделить 156 790 4567 на 28. Дело, естественно, не в проверке математических способностей, а в реакции и, возможно, чувстве юмора кандидата.

Меня лично делить не просили, да и я для кандидатов таких задач не ставила, а вот огорошили однажды таким вопросом: «Какая первая строчка отчета о прибылях и убытках?» Так быстро я не сообразила, но ответила: «Я еще пока последнюю строчку баланса дописываю, к отчету позже перейду».

Любимый вопрос в жестком интервью: «Вас внезапно уволили. Ваши действия?» Плох тот кандидат, что смиренно голову повесит и примет известие без вопросов, лучше тот, кто начнет отстаивать свою позицию, а совсем хорош тот, кто не допускает такой ситуации в отношении себя.

Классифицировать нестандартные интервью можно по нескольким признакам, но я бы предпочла их разделить на две категории: манипулятивные и неманипулятивные.

Предвижу, что со мной могут поспорить по поводу манипулятивности в принципе: дескать, все коммуникации – манипулятивны, все мы друг друга используем и т. п. Однако в случае грубых или жестких манипуляций появляется цепь узнаваемых реакций в виде досады, злости, гнева и разочарования. Посему я за равноправие и взаимодействие на равных, по какую бы сторону стола ни находилась в своей карьере.

Мои стресс-интервью отличались большим напряжением в том смысле, что кандидатам предстояло выполнить ряд интересных заданий в каждом туре, включающих и ролевые игры с воображаемыми клиентами.

Считаю эту методику вполне оправданной, так как за время отбора не только повышалась мотивация кандидатов, но и приобретались некоторые умения, полезные сами по себе: публичные выступления, работа в группе, презентация себя как специалиста. Любой этап отбора проходил с элементами тренинга.

Другим вариантом было помещение кандидата в «реальные полевые условия», когда я под видом клиента (разгневанного, как правило) врывалась в кабинет, где проводилось интервью и, обращаясь к кому попало, втягивала присутствующих в конфликт. От реакции соискателя многое зависело: с одной стороны, он еще не сотрудник, не может вмешиваться, а с другой стороны, скандал в стенах уважаемой компании – не лучший показатель, на это отреагируют другие клиенты, поэтому надо быстрее его сгладить возможными средствами.

Могу сказать, что не было ни одного случая, когда бы кандидат самоустранился, хотя способы взаимодействия с клиентом, конечно, были разными.

Соискатель, неравнодушный к компании, в которой намерен работать, и вступающий на путь урегулирования конфликта с неизвестным клиентом-хулиганом, – именно этот показатель наряду с прочими и оценивался при принятии решения.

Надо заметить напоследок, что техникам разрешения конфликтов и претензий клиентов был посвящен отдельный курс обучения в компании. Все менеджеры в совершенстве владели этими приемами в реальных ситуациях. Многие со смехом вспоминали свое «боевое крещение» и признавали, что более сложного клиента, чем я, не встречали за всю практику.


Всякий кандидат лишь тогда чего-нибудь стоит, когда он умеет защищаться

Если собеседование прошло абсолютно гладко, не выходя за рамки сугубо профессиональных вопросов и формальной корпоративной вежливости, можно считать, что вам повезло. Другая ситуация складывается, когда работодатель или менеджер по персоналу используют различные техники манипулирования, создают провокационные ситуации или применяют тактику стрессинтервью.

Варианты разнообразны как по форме, так и по содержанию и даже по результату. Один пример из своей соискательской практики я вам приведу.

Фрагмент этого интервью я упоминала в первой главе, демонстрируя варианты вопросов, не относящихся к должности: должны ли люди быть комплементарны?

Столкнувшись на этом интервью в известной фармацевтической компании с расстановкой сил «добрый – злой следователь», я приготовилась отражать манипулятивные приемы директора (добрый) и его заместителя (злой). Для этого я отвечала строго на поставленные вопросы, ранжировала очередь из вопросов, которые с пулеметной скоростью «выбрасывал» заместитель («Вы позволите ответить мне сначала на вопрос, поступивший ранее от вашего коллеги, а затем по порядку на ваши?»). Постоянно отражала состояние, намеренно нагнетаемое «злым»: «У меня создается ощущение, что коллега настроен критически, чем это вызвано, могу ли я узнать? Возможно, требуется дополнительная информация?» При этом напряжение и дискомфорт постепенно спадали, а роли игрались «по писаному» – «добрый» генеральный директор выражал уверенность, что я – именно то, что им нужно, а «злой» заместитель постоянно ограничивал поле моих потенциальных действий, пугая тем, что никто мне не даст тут заниматься кадровым планированием и развитием персонала, что мое место – только набор (что для опытного персональщика является низшей ступенью).

Интервью продолжалось четыре часа, за которые я поняла, что меня берут измором. «Злой» усердствовал, выискивая мою причастность к развалу любимой мной компании, «добрый» провоцировал, предлагая подумать о позициях, более достойных такого кандидата как я, с таким уникальным опытом и умениями. Я продолжала диалог строго в рамках предполагаемых задач, отвечая одновременно обоим, что мой замечательный опыт как раз и поможет мне отрегулировать все необходимые компании процессы гораздо быстрее, чем это сделал бы кандидат, не имеющий такого опыта.

В конце встречи «злой» поинтересовался, как мне понравилась жесткость их интервью. Я дипломатично ответила, что, пройдя курс кризисного управления и реальную работу в этих условиях с клиентами и персоналом, получила сегодня только удовольствие от общения с такими разносторонними работодателями.

Выйдя со встречи, я поздравила себя с тем, что проверку на стрессо-устойчивость я, видимо, прошла. Однако настоящая проверка оказалась впереди. Спустя неделю мне позвонил генеральный директор и сообщил, что они подумали и решили – данная позиция не для меня, слишком мелко. Я приняла это за отказ и приготовилась поблагодарить за проявленное внимание, но работодатель продолжил. Он сказал, что у них есть для меня более интересное предложение, более соответствующее моим данным и уровню интеллектуального развития. Последнее меня напрягло – и не зря. Мне было предложено стать «партнером для утех» обоих руководителей или на мое усмотрение выбрать кого-то одного. В качестве компенсационного пакета предлагались развлечения и походы в заведения по моему выбору и приличная сумма материального содержания. Все то время, что генеральный директор вещал, я набирала воздух и считала до десяти. Не знаю, каким усилием воли мне удалось сохранить вежливость, помогло еще и то, что разговор проходил по телефону. Считаю, что реакция моя была слишком мягкой, я всего лишь предложила свои услуги в качестве специалиста-психотерапевта, отметив, правда, что сексуальные расстройства – немного не моя специализация, я не работала с пограничными состояниями, но могу при необходимости попрактиковаться. Вот такой финал.

Разумеется, предугадать все мыслимые варианты развития и окончания стресс-собеседования невозможно и, собственно, в этом нет особой необходимости. Достаточно лишь не позволить интервьюеру сыграть на факторе неожиданности, а конкретную линию поведения лучше всего выбрать, исходя из обстоятельств собеседования, хотя и они, как видите, бывают непредсказуемыми.


Магазин ларьку не товарищ

Есть еще один распространенный способ манипулирования, применяемый в стресс-интервью. При этом кандидату навязывается жесткая ролевая модель поведения. Варианты: собеседник-друг или собеседник-экзаменатор. Право на выбор такой модели всегда будет оставаться за интервьюером, ведь именно от его мнения зависит ваше трудоустройство в данной компании. Поэтому не стоит пытаться перехватить инициативу, избрав прямо противоположную линию поведения.

В подобной ситуации можно либо тактично подыграть работодателю либо, наоборот, отказаться от принудительного сценария, оставаясь при этом предельно корректным и дипломатичным.

Чтобы добиться от кандидата полной откровенности и получить о нем как можно больше сведений, работодатель или менеджер по персоналу может с самого начала собеседования посылать соискателю дружеские авансы, предлагать сократить дистанцию в общении, перейдя на «ты», – одним словом, любой ценой соответствовать образу лучшего друга. Он постарается перевести интервью в русло непринужденной беседы двух будущих сотрудников.

Именно в этот момент кандидату следует быть особенно внимательным. Поддавшись обаянию неожиданно приобретенного приятеля, он может поведать ему то, что с самого начала собирался скрыть, например рассказать о промахах и неудачах на предыдущей работе, о собственных недостатках и даже о личных финансовых затруднениях. Именно на такую реакцию и делал ставку интервьюер.

Чтобы немного поколебать уверенность в себе соискателя, кадровый менеджер может избрать совсем другую тактику, апеллируя к ролевой модели «экзаменатор – студент». В этом случае стиль собеседования может напоминать экзамен у строгого профессора или даже допрос у следователя. Интервьюер будет подчеркнуто держать дистанцию, записывать каждый ответ кандидата, часто задавать конкретизирующие вопросы или, наоборот, выдерживать томительно долгие паузы. Предпринимается это в расчете на то, что соискатель, не выдержав длительного молчания, сам начнет сообщать о себе дополнительную информацию, причем не всегда выгодную для него.

Самое главное в такой войне нервов – не дать кадровому менеджеру привести себя в психологическое состояние студента на экзамене, глядящего на профессора снизу вверх и готового на все ради прекращения допроса с пристрастием.

Если собеседование развивается по такому сценарию, следует держаться естественно, не терять достоинства и не заискивать перед рекрутером.

Не стоит также пытаться заполнить паузы в разговоре дежурными фразами или повторением того, что уже было сказано до этого.


Шокотерапия – вас уже ничего не беспокоит

Иногда вместо долгого планирования стратегий и выстраивания тактики переговоров работодатель использует шоковые методы или стресс-интервью, призванные за короткий период сломать стереотипы и шаблоны поведения претендента. Цель таких интервью редко бывает гуманной – соискателя пытаются моментально «раздеть», чтобы проявились все чисто человеческие особенности. Хотя работодатели, практикующие подобные методы, прикрывают это благонравными намерениями сразу увидеть в кандидате самое сложное, чтобы знать, как с ним работать. Я в эти заверения верю не очень, так как замечала, что подобные способы доведения претендента до инсультного состояния доставляют немалое удовольствие инициатору.

А вот этого-то удовольствия я в качестве кандидата стараюсь не предоставлять.

По предложению одного уважаемого рекрутингового агентства и рекомендации не менее уважаемого консультанта собираюсь на интервью в одну известную автомобильную компанию. Вакансия – директор учебного центра. Отрекомендована работодателю (директору по персоналу) как серьезный профессионал, имеющий качественный опыт в этой области в крупной компании. А меня рекрутер осторожно предупредил, что проводящий собеседование директор по персоналу имеет… некоторые странности. Кандидаты, побывавшие прежде на интервью, рассказывали диковинные вещи. Уважаемый директор падал со стула, отпускал некорректные замечания, обсуждал особенности внешности кандидатов и т. п. Мне посчастливилось очень вовремя получить информацию и «из первых рук», от одной моей коллеги, которая проходила интервью в эту компанию на должность директора по маркетингу. По описанию я узнала главное действующее лицо, которое, по рассказу моей коллеги, опоздало на интервью (естественно, без извинений), развалилось в кресле и расстегнуло после обеда пуговицу на пиджаке. Моя коллега с ужасом ожидала, что работодатель сейчас закинет ноги на стол, предварительно сняв ботинки. Что-то остановило от этой вольности директора по персоналу, но в других проявлениях он себя не ограничивал. Обращаясь в присутствии кандидата к другому руководителю, он высказывал замечания: «Это все фуфло какое-то, она нам не подходит». В течение всех переговоров уважаемый директор по персоналу морщился, кряхтел, тряс головой, вставал и призывал руководителя подразделения, ведущего интервью, «заканчивать эту бодягу». В общем, представление о том, с кем мне предстояло иметь дело, я составила. Рекрутер добавил ко всему прочему, что формально я буду подчиняться директору по персоналу, а тот, в свою очередь, очень консервативен, плохо формулирует, хотя и понимает то, что ему сообщается.

Долго выбирая наряд для встречи, я остановилась на ярко-красном пиджаке с черным платьем (ранее обещала в виде исключения рассказать о красном цвете на первом интервью) и красных сапогах. Когда я распахнула дверь кабинета и сказала присутствующим «Добрый день», три головы повернулись в мою сторону, одобрительно улыбаясь, и только одна (понятно кому принадлежавшая) продолжала пялиться в монитор. Я вопросительно склонила голову и назвала фамилию нужного мне господина, сотрудники радостно закивали и указали в нужный угол. Наконец директор по персоналу удостоил меня взглядом и как-то сразу скукожился, провожая взором мое белое пальто на вешалку. Потом он довольно мучительно молчал и разглядывал мой пиджак, я спросила разрешения присесть. Он только кивнул и удалился к себе за компьютер. Я выждала некоторое количество минут, затем обратилась к одному из сотрудников за газетой и углубилась в чтение. Интервью началось так же неожиданно, как и закончилось. «Вы понимаете, что мы вас не будем уговаривать и торговаться, невзирая на то что вы – профессионал?» Я медленно обвела взглядом помещение и ответила: «Я думала, что иду в известную уважаемую компанию, где переговоры проводятся, исходя из взаимных интересов. Если я попала на базар, то извините за ошибку». Директор приободрился и закивал: «Да-да, именно так. Собеседование закончено». Вот тут, несмотря на то что ко многому была готова, учитывая всю предысторию и открытый мной и красным пиджаком счет 1:0, я испытала легкий шок. Таких коротких интервью я еще не проходила! «Вы удивлены?» – спросил меня с иезуитской улыбкой господин директор. «Да, слегка. Я предполагала, что интервью закончится немного раньше, у меня на сегодня еще дела запланированы». Похоже, он нашел в себе силы оценить юмор, так как заулыбался еще активнее и продолжил повествование о том, что ему не нужно тратить много времени на собеседование, так как у него своя метода, благодаря которой он уже понял, что я ему подхожу, так как обладаю яркостью, креативностью и хорошей реакцией. «Вы же понимаете, что я выбираю себе подчиненного, а это очень трудоемкий процесс». Я с большим пониманием откликнулась: «Конечно, понимаю, я ведь занимаюсь сейчас тем же – выбираю себе руководителя, которого должна буду научить собой управлять». После этого он предложил мне заполнить анкету и заверил, что встретимся мы раза три, в том числе и при прохождении тестирования.

Угадаете результат? Правильно, ни одного предложения от этого господина и этой компании мне не поступило. Мой консультант-рекрутер, испытывая страшную неловкость, поведал мне примерно через месяц, что я здорово шокировала работодателя и, видимо, он опасается конкуренции в моем лице, а ему так хочется доработать до пенсии. 2:1 в мою пользу! А по большому счету, коллеги, я выиграла гораздо больше, что не поступила на работу в компанию под чуткое руководство этого господина.

К счастью, в моей практике были и в хорошем смысле шоковые интервью. Последнее мое трудоустройство на должность управляющего бизнес-проектом началось с такого приветствия руководителя компании: «Привет! Ну, ты классно выглядишь!» – и продолжалось почти четыре часа, за которые руководитель успел выяснить все, включая мой знак зодиака; признаться, что он бы никогда не смог работать бухгалтером, потому что ему тошно; растрогаться оттого, каким я была молодцом в антикризисном управлении; попросить меня построить такую же корпоративную культуру, как была в моей любимой компании, и всецело вдохновить меня на «возглавление» великого проекта, который он считал делом своей жизни (при том, что я претендовала изначально на проект в совершенно другой отрасли его корпорации).


Каким, как вы думаете, будет следующий абзац?

Правильный ответ – заключительным.

Освоить тонкости прохождения интервью, даже суперстрессовых, – дело времени и тренировки. Понять же, в чем секрет успешного его прохождения, – дело ума и даже мудрости.

Мое мнение таково: успеха достигает не тот кандидат, который грамотно отвечает на вопросы, корректно реагирует на изменения условий, тактично отражает провокации и умеет держать «удар», а тот, кто четко знает: что он делает, зачем ему это нужно и как он этого добьется.

С успешным интервью, вас, уважаемые коллеги, и приятных испытаний на испытательном сроке!


Примечания


1

См.: АндрееваН.»На старт, внимание… резюме!» – М.: Вершина, 2006.

(обратно)


2

Усвоение индивидуумом установленных в коллективе норм поведения, критериев оценки социальных явлений, исходных принципов формирования отношений к действительности.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА 1 Опасность за поворотом
  •   Дайте мне что-нибудь такое синенькое, только позеленее
  •   Кто кинет в рекрутера камень?
  •     Пусть наш кандидат сам решит, что ему пообещать
  •     Он руководствуется не совестью, а инструкцией
  •     Других эмоций у меня для вас нет
  •   Специалисты вредны, потому что нужны профессионалы
  •     Поговорим о критериях профессионализма
  •     Я «профи» узнаю по походке
  • ГЛАВА 2 Подготовка к интервью. Трудное детство – счастливая старость
  •   Информационная часть. Координаты рая
  •   Техническая часть. Зачем-то выучил роль Ленина
  •   Репетиционная часть. Главный мой соперник – это я
  •   Вопросы на собеседовании: сколько сантиметров до процветания?
  •   Что стоит за вопросами работодателя
  •     Вопрос 1. Расскажите о ваших достижениях
  •     Вопрос 2. Расскажите о ваших неудачах
  •     Вопрос 3. Назовите ваши сильные и слабые стороны
  •     Вопрос 4. Личная жизнь
  •   Пока я молчал, мое тело говорило
  •   Чтобы руки не ходили босиком
  • ГЛАВА 3 Интервью. Приговорен к высшей мере признания
  •   Как они выбирают лучших из лучших – репортаж по ту сторону забора
  •     Подготовка сценария успешного интервью
  •     Такие разные интервью
  •   Правильные вопросы – нужные ответы
  •     Кстати, о компенсациях
  •     Что может насторожить работодателя
  •     Молодой я только снаружи
  •     Когда бесцеремонный рекрутер нарушает гармонию
  •     Что может еще пригодиться работодателю, или Чудесные возможности тестирования
  •     Не бойтесь, если вас сосчитают
  •     У меня есть вредные привычки, и я к ним привык
  •     Самые знаменитые и уважаемые работодателями тесты-опросники
  •   Люблю деньги, но предельно профессионально, или Как вести переговоры о зарплате
  •     Отчего так разбрасываются деньгами?
  •     Бедные, гордые, эффективные – какую цифру называть?
  •   Тихий омут испытательного срока
  •   А теперь – ваши вопросы работодателю
  •   Хороший работодатель – слепоглухонемой работодатель (нестандартные интервью)
  •   Всякий кандидат лишь тогда чего-нибудь стоит, когда он умеет защищаться
  •   Магазин ларьку не товарищ
  •   Шокотерапия – вас уже ничего не беспокоит
  •   Каким, как вы думаете, будет следующий абзац?
  • X