Юрий Фёдорович Третьяков - Начало рыбачьего патруля

Начало рыбачьего патруля 1447K, 54 с. (илл. Мигунов) (Начало рыбачьего патруля-2)   (скачать) - Юрий Фёдорович Третьяков


КАК ПРОГНАЛИ ВИТАЛЬКУ

Солнце пекло так, что даже облакам в небе лень было двинуться. Река чуть пошевеливала камышинки. На них, опустив блестящие крылья, принимали солнечные ванны стрекозы. Рыбы уплыли в тень, под кусты, лягушки попрятались в воду, выставив наружу выпученные глаза. Ивы на берегу, казалось, тянулись ветвями к воде, да так и сникли, сморенные жарой. И только кузнечики под каждой травинкой играли на своих скрипках — им жара нипочем.

А посреди реки на крошечном островке, поросшем ивняком, изо всех сил трудились «американские поселенцы»: ковыряли лопатами твердую, как свинец, землю и выдергивали кусты.

Поселенцев было четверо: Витька Витамин, два брата, по прозвищу «Самураи» — Коська и Котька, — и Виталька.

Сначала они входили в одно могущественное индейское племя, потом Витька Витамин поссорился с вождем и сказал: «Ну и ладно, мы сделаемся поселенцами, это пусть будет ваша территория, вон там — наша. Если кто перейдет границу, станем воевать».

Свое индейское снаряжение — луки, копья, головные уборы из перьев — спрятали в дупло до времени и еще потому, что у поселенцев обязательно должен быть где-нибудь в лесных дебрях тайный склад оружия.

Теперь на головах у них свободно болтались дырявые, грязные соломенные шляпы, которые Витьке посчастливилось найти на чердаке среди всякого хлама, а за широкими поясами торчали самодельные пистолеты и кинжалы.

Сейчас поселенцы строили себе «форт», чтобы сидеть там в осаде, когда нападут индейцы.

А каждый, кто прочитал хоть две толстые интересные книжки с приключениями, знает, что любимое занятие краснокожих — это подстеречь где-нибудь в чаще поселенца и содрать с него скальп.

Не далее как вчера трое индейцев, предводительствуемых Стасиком — Одиноким Бизоном, поймали Витьку и отняли у него почти совсем ручного ужа, громадного, как маленький удав, и половинку бинокля, которая была ценнее, чем целый бинокль, потому что походила на подзорную трубу.

В тот же день вечером братья Самураи захватили врасплох индейца Серую Сову, который пришел с ведерком на песчаную отмель за ракушками для кур, раскачали его за руки и за ноги и бросили с обрыва в речку. А ведерко унесли с собой как трофей.

Вот-вот должна была начаться большая война. Поэтому надо было торопиться закончить строительство.

— Много мы сегодня наработали, — сказал Витька Витамин, обтерев локтем мокрое от пота веснушчатое и облупленное лицо и разглядывая ладони, до кровавых пузырей натертые лопатой. — Похоже уже немножко на форт?

— Еще как! — в один голос воскликнули Коська и Котька, хотя фортов никогда не видели и не знали, какие они бывают.

Опаленные солнцем, вспотевшие, измученные непосильной работой, «поселенцы» сняли свою амуницию и полезли в речку.

Витамин горделиво оглядел будто свиньями изрытый островок:

— Докопаем — начнем делать кругом частокол. Чтоб все было по правилам…

— А где возьмем колья? — осторожно спросил Виталька.

— У Старой вышки. Там этого валежника-бурелома, уйма!

— Так до нее три километра!

— А ты как думал? Для поселенца пройти три километра — все равно, что раз шагнуть. Настоящим поселенцам и за двадцать километров ничего не стоило сходить. Вообще-то они, конечно, строили свои крепости в лесу, где сколько угодно всяких бревен… А за двадцать километров они могли таскать, например… камни!

— Зачем камни?

— Как — зачем? Построить каменные стены, чтоб индейцы не могли их поджечь. Или какому-нибудь убитому положить на могилу вместо памятника. Мало ли зачем могут пригодиться камни…

— В овраге много камней, — сказал Котька. — Верно, Коськ?

— Да, там камней хватает, — подтвердил Коська. — Две крепости можно построить.

— Вот и хорошо! — обрадовался Витамин. — Вот закончим копать, камни сюда перетаскаем. Будем стеку класть.

— Мы ее илом обмажем, — подхватил Котька, — чтоб крепче была! Верно, Коськ?

— Здорово крепкая будет стена, — сказал Коська. — Никаким индейцам ее не развалить.

— Это мы так, пожалуй, надорвемся, — покачал головой Виталька.

— Ничего не надорвемся! — сказал Витамин. — А ты думал, поселенцем быть легко? Они знаешь как работали!

Строили разные форты, плантации… Хватало им работы… Для них камень перетаскать пустяк.

— А у нас тоже будут плантации? — спросил Коська.

— Конечно!

— А что посадим?

— Мало ли что можно посадить. Настоящие поселенцы сажали маис — это такая кукуруза…

— Кукуруза теперь не вырастет.

— Ну, мы еще что-нибудь посадим. Главное — чтоб плантация была. Чтоб ее разные звери, птицы могли разорять, а мы б с оружием в руках охраняли. Настоящим поселенцам было наплевать, что у них там посажено, потому что все равно ничего не вырастало. Только они что-нибудь посадят, как набегут откуда-нибудь обезьяны и все подергают. В одной книжке даже картинка такая есть: «Нападение обезьян на кукурузную плантацию». Помрешь со смеху!

— Можно тыкву посадить, — подумав, сказал Котька, — тыква вырастет. Верно, Коськ?

— Сколько угодно может тыквы вырасти, — подтвердил Коська.

— Из тыквы мы сделаем кувшины, — сказал Витамин, — чтоб было в чем хранить запасы пресной воды.

— А зачем нам пресная вода? — спросил Виталька.

— Мы ж путешествовать-то пойдем или нет? Вот чудак! Настоящие поселенцы никогда на одном месте не жили. Противно им было на одном месте жить. Они построят форт, посадят плантацию и идут себе дальше — другие места открывать…

— Бесполезно все… — задумчиво проговорил Виталька. — Трудимся, трудимся, а без пользы. Когда нас не будет, придут индейцы и этот самый форт разорят с плантацией вместе.

— Ничего не разорят! Они не такие. За кого ты их принимаешь? Какой им интерес просто так разорять? Пришел — и разорил! И дурак сумеет. Индейцы так не делают. Это, пожалуй, и мы придем ночью да вигвам ихний разломаем — что толку? Люди трудились, делали… Это не по правилам. Вот закончим, устроим все, тогда валяй ломай, если сумеешь… Только сначала надо договориться: из-за чего будет война, когда и как…

— Сейчас им некогда воевать, — сказал Котька, — карась у них, в ихнем озере, здорово клюет. Тоже линь. Аж в полруки линь попадается. По ведру налавливают.

— Давайте с ними помиримся, — предложил Виталька. — Хоть на время… На кой он нам сдался, форт какой-то… Бесполезное же дело, ребята! А то порядочной бы рыбки наелись, домой бы принесли… Плохо, что ль?

— Нипочем нам с ними мириться нельзя… — покачал головой Витамин. — Где это слыхано, чтобы поселенцы с индейцами мирились?

— Верно, — сказал Котька, — нигде. Они нас будут прогонять, а мы иди к ним мирись? Не нужна нам ихняя рыба! Лучше мы будем форт достраивать. Как, Коськ?

— Мы и без рыбы проживем. Пусть они к нам идут.

— Конечно! Если б они, конечно, первые пришли, тогда ладно. А так — нельзя. Поселенцы иногда тоже с индейцами мирно жили. Они бы могли к нам в форт в гости приходить, мы — к ним. Что-нибудь на что-нибудь обменивать. Поторгуем, поторгуем — и воевать! Хорошо!

— Да, ребята, чуть не забыл! — сказал Виталька. — Мне домой надо. Я б с удовольствием, да мать велела к обеду обязательно домой прийти…

— Ступай, — сказал Котька. — Эти родители всегда только и знают от дела отрывать: то им воду принеси, то дров наруби, то обедать иди! Очень много времени зря пропадает. Если б не они, сколько б мы тут понастроили! Когда у нас рыли погреб, мы с Коськой за один день полпогреба вырыли! Даже отец тогда удивился. Помнишь, Коськ?

— Помню, — кивнул Коська. — Очень сильно отец удивился.

— А если б кто видел, как мы копали огород! Вот будем делать плантацию, сами посмотрите, как мы умеем копать. Мы можем весь берег вскопать!..

Виталька ушел, а «поселенцы» нахлобучили шляпы, подпоясались поясами, надели оружие и так рьяно набросились на упорную землю, что комья полетели во все стороны, как из вулкана.

Враждебное «поселенцам» индейское племя в своем лагере на берегу лесного озера, где у него из палок и камыша был построен вигвам, тоже не сидело сложа руки.

У индейцев появился новый бог. Раньше богом был старый, разросшийся вширь дуб. Вождь племени Игорек — Черный Орел объявил его священным и велел вешать ему на ветки всякие жертвы. Сам он повесил красный лоскут и ожерелье из ракушек, после того как выудил невиданно большого линя. Но какой-то неизвестный зверь проник ночью в погреб, где хранился линь, и отъел у него больше половины. Игорек обозлился и взял все свои пожертвования назад.

— Тогда и я свою жертву возьму, — сказал Одинокий Бизон, которого недавно покусали осы, — раз не мог он этих ос заколдовать, чтоб не так больно кусались. Дуб — он дуб и есть.

И снял с дуба свой пучок петушиных перьев.

Таким образом, авторитет священного дуба был подорван. Теперь у индейцев появился коршуненок, пойманный во время похода племени в еще не исследованные лесные области.

Вождь понял, что как раз коршуненка-то им все время и не хватало. Как они до сих пор без него обходились, даже удивительно. Какая пустая и бесполезная жизнь была до сих пор, и какое неожиданное счастье свалилось на голову племени вместе с этим коршуненком, которого можно кормить, воспитывать! Да, трудно придумать такое дело, где не пригодился бы живой коршуненок!

Коршуненка привязали за ногу возле вигвама и нарекли Мише-Киню, что по-индейски значило «Великий Орел». Впрочем, необразованные индейцы называли его сокращенно Мишкой. Сам вождь не отходил от него ни на шаг, непрерывно бормоча индейские заклинания. Остальное племя, сложив под дубы свое оружие и наряды, неутомимо трудилось, чтобы накормить новое божество, которое оказалось страшно прожорливым. Оно все время разевало клюв и хрипло орало, требуя пищи. В его бездонном желудке безвременно погиб прекрасный почти ручной уж, отобранный Одиноким Бизоном у Витьки Витамина, громадный, как маленький удав.

Двое голых краснокожих, перепачканных с ног до головы черной болотной грязью, по пояс проваливаясь в тину, обследовали берег озера в поисках лягушек, двое других ловили удочками рыбу.

Самый маленький, но самый бесстрашный и удачливый индеец Большой Змей убил из лука водяную крысу. А его старший брат. Владелец железной секиры, он же по совместительству жрец Солнца, чья очередь была сидеть на дереве дозорным, тоскливо ерзал в устроенном там гнезде и поминутно свешивался вниз, рискуя свалиться:

— Черный Орел, а Черный Орел!.. Скоро мне сменяться?..

Вождь взглядывал на солнечные часы, устроенные из палок по индейскому способу, и производил какие-то сложные расчеты на пальцах.

— Еще подожди. Тогда скажу. Ты лучше смотри, нет ли каких врагов.

Как только удавалось поймать какого-либо зазевавшегося лягушонка или красноперку, счастливый ловец оглашал окрестности озера ужасным боевым кличем, и все племя сломя голову сбегалось к вигваму, чтобы насладиться торжественным и захватывающим зрелищем кормления.

— Съешь, о могучий Мише-Киню, этого недостойного лягушонка и пошли нам счастливой ловли, — говорил вождь.

Мише-Киню проглатывал угощенье и противным голосом требовал еще.

— Вот жрет! — восхищались краснокожие. — Ну и прорва!

— Отойди, куда лезешь? Не трогай его за хвост. Он боится.

— Верно. Пусть привыкнет. Он уже почти привык.

С дерева закричал дозорный:

— На горизонте плетется бледнолицый переселенец Виталька! Там, где горелый пень!

— Одинокий Бизон! Серая Сова! Взять его в плен! — приказал Игорек. — А ты, о Владелец железной секиры, слезай скорее с дерева, надевай свой боевой наряд!

Двое краснокожих, схватив копья, нырнули в кусты.

Дозорный кубарем скатился с дерева, напялил головной убор из перьев и выволок из вигвама свою громадную ржавую железную секиру.

Скоро совсем близко послышались вопли:

— Чего бьешь? Ну чего, ну чего, ну чего ты тянешь? Я сам пойду! Не бей, говорю! Не знаешь, зачем я иду, а бьешь!..

— Давай иди!

— Двигайся, бледнолицый, а то — копьем!

Из кустов появились воины, подталкивая пленника пинками и тупыми концами копий. Они успели привести его в столь жалкий вид, что даже беспощадный Владелец железной секиры и тот удивился…

— Бледнолицый пойман! — бодро доложили они. — Шел в наш лагерь, не иначе, как со шпионскими целями. Витамин его, наверно, послал!

— Чего врешь!.. «Со шпионскими»… Ни с какими не со шпионскими! — плачущим голосом говорил Виталька, трогая пальцем разбитую губу. — Я на вашу сторону перехожу, а ты бьешь! Я теперь за вас, а он бьет!..

— Бледнолицый ослаб от ран и испуга, — насмешливо сказал вождь. — Дайте ему место у костра.

— Садись, ты! — Одинокий Бизон толкнул перебежчика в спину.

Виталька, озираясь, неловко присел возле костра.

Краснокожие пересмеивались и потихоньку перешептывались, ожидая, что скажет вождь.

— Так расскажи, бледнолицый, зачем ты ступил на землю гуронов? — спросил вождь.

— Я же сказал: хочу быть за вас. Ну их! У вас лучше.

— А чем сейчас занимаются там остальные бледнолицые?

Виталька с презрением махнул рукой и засмеялся:

— Землю копают… Форт какой-то строят. Витамин все… А те дураки уши развесили — слушают… А потом плантации будут устраивать.

— Неплохо выдумали, — сказал вождь. — Очень неплохо…

— Витамин — этот придумает! — восхищенно подпрыгнул Владелец железной секиры. — Голова.

— Надо напасть на них и все разорить, — продолжал перебежчик. — У меня вот какой план: их сейчас всего трое. Олег уехал в санаторий, Буратино — к бабушке в Житомир. А оружие ихнее спрятано. Знаете, где большая ива с дуплом? Там на дне листьями закидано. Так, значит, принимаете меня в свое племя?

— А что ты собираешься делать у гуронов?

— А все… Говорят, у вас карась хорошо клюет… И крупный попадается?..

— Да, Великий Дух послал нам хорошую ловлю… А насчет тебя мы посоветуемся с богами. Гуроны чтут своих богов: священный дуб и орла Мише-Киню — вон видишь, сидит за ногу привязанный? Был у нас еще священный уж, но Мише-Киню съел его. А ты будешь чтить наших богов?

— Конечно! Мне все равно… то есть ваши боги, конечно, лучше, не то что у…

— Тогда подойди к священному дубу и попроси у него покровительства.

— А как?..

— Так, подойди, подними руки и крикни: «Хай-йю, священный дуб, помоги мне! Вели храбрым гуронам пустить меня в свой вигвам!» Валяй!

«Гуроны» переглянулись и закричали от радостного нетерпения.

— Может, я в другой раз… — неуверенно сказал перебежчик, видя вокруг себя восторг и ликование краснокожих. — Мне сейчас как-то неохота… Охрип я…

— А неохота — ступай, откуда пришел! — буркнул Владелец железной секиры. — Нам хрипатых не нужно.

— Верно! — загорланили краснокожие.

— Да нет… почему же… я могу… хочу даже… Как там: Хай-йю… Идти?

— Иди! Да смотри громче кричи, чтобы дуб все хорошенько расслышал!

Перебежчик подошел к дубу, поднял руки:

— Хай-йю, священный дуб, помоги мне!.. Чтоб гуроны приняли меня в вигвам!

Краснокожие полегли на землю от хохота.

— Так я? — робко спросил перебежчик, красный и потный.

— Ничего… Ну, возьми вон у вигвама удочку и червей в консервной банке, пойди полови, а мы посоветуемся…

Обрадованный Виталька схватил удочку и побежал озеру.

Краснокожие, ухмыляясь, поглядели ему вслед и полезли в вигвам. Минут через десять оттуда выскочил Большой Змей в полной одежде индейского воина и скрылся в лесу.

За ним вылезли остальные краснокожие, разлеглись на травке — стали ждать.

Через полчаса на поляне, настороженно поглядывая по сторонам, появились Витька Витамин, оба Самурая в сопровождении гордого выполненным поручением Большого Змея.

Игорек — Черный Орел встал им навстречу:

— Приветствую бледнолицых у своего костра!

— Привет и тебе, вождь краснокожих! Зачем позвал нас в свой лагерь? — торжественно начал Витька Витамин, но, заметив коршуненка, моментально забыл о своей войне с краснокожими и спросил прерывающимся от зависти голосом:

— Где взяли?..

— Поймали, — подмигнул Владелец железной секиры. — У нас ты думал как? У нас, брат, все — будь уверен. Мы не то что какие-там переселенцы!

— Его можно научить ловить уток, — не обращая на него внимания, сообщил Витамин, осматривая коршуненка со всех сторон, — и приносить. У одного старика есть книжка. Там все описано, как и что…

— Верно, — важно сказал Игорек. — Есть такой индейский метод. Племени оджибуэев… Или еще какого-то… забыл.

Краснокожие взволновались:

— А других птиц может ловить?

— Может.

— А голубей?

— И голубей.

— А кур?

— Кур он тоже может ловить, да только хозяева будут… обижаться. А вообще курицу ему поймать — пустяк. Кур он мог бы по сто штук в день приносить.

— Витёк, а он твоего ужака съел! Не веришь?..

— Ну и ладно. Я себе другого заведу. А где моя подзорная труба?

— У нас! А где Серой Совы ведерко?

— И ведерко у нас. Отдайте трубу, а то она мне как раз ужасно требуется.

— Отдайте ведерко, тогда мы отдадим трубу! А то у Серой Совы мать ругается: куда, говорит, дел ведерко.

— Вы, говорят, крепость против нас строите?

— Строим, — сказал Котька. — Только давайте уговор: раньше времени не ломать. Верно, Коськ?

— Верно. Настанет время воевать — мы сами скажем.

— Им сейчас нечем воевать, — хихикнул кто-то из краснокожих, — У них оружие в дупле. А потом достанут из дупла — как начнут…

— Какого дупла?!

— Я видел вещий сон, и Великий Дух сообщил мне, что… — начал было Игорек.

Но краснокожие не выдержали.

— Дезертир один от вас есть! — надрывались они от смеха.

— Изменник родины!

— Все ваши военные тайны нам выдал!

— За рыбу! Хи-хи-хи!

— Хотите глянуть? — опять подмигнул Витамину Владелец железной секиры. — Пошли, тихо!

Смешанная толпа краснокожих и переселенцев вышла к озеру. На берегу под кустиком, спиной к ним, сидел Виталька и просовывал хворостинку сквозь жабры толстого бронзового карася.

— Эй, рыболов! — позвал Игорек.

Виталька обернулся и уронил хворостинку вместе с карасем:

— Хе!.. Интересно… И вы, значит, тоже?.. Интересно! Я, понимаете, так и знал. Думаю…

Игорек молча взял его за плечо и вывел на тропинку:

— Видишь эту тропинку, ты, трус! Иди по ней как можно быстрее и не оглядывайся. И чтоб следа твоего мокасина не видели в окрестностях этого озера на пять миль. Вороны голодны. Ну!

Виталька поглядел на лица краснокожих и, втянув шею, бросился прочь по тропинке.

Владелец железной секиры стукнул оторопелого Витьку Витамина по спине:

— Ну как? То-то! У нас все — будь уверен! Не как у вас! Пойдем выкурим у костра трубку мира и поговорим…


НАЧАЛО РЫБАЧЬЕГО ПАТРУЛЯ


Опустевший вигвам

Раньше это был хороший крепкий шалаш. Он назывался «вигвам». В нем обитало могучее и хитрое индейское племя. Все индейцы жили по улице Садовой в поселке Зеленоград. Сейчас, размытый дождями, вигвам обветшал, стенки его покосились.

Случилось это потому, что вождь племени Игорек целый месяц гостил в деревне у бабушки. Приехав, он сразу побежал проведать свой вигвам на берегу лесного озера, но никого из ребят там не застал. Один только щуплый длинноносый Витька, по прозванию Буратино, обняв исцарапанные колени, скрючился на берегу, уныло поглядывая на неподвижную удочку.

Ребята залезли в шалаш.

— Разваливается наш вигвам… — печально сказал Буратино.

— Теперь ему только и дела — разваливаться… Разбрелись все индейцы кто-куда…

Игорек подумал.

— Так и полагается, — сказал он. — Должно же племя в конце концов когда-нибудь погибнуть. Чтоб ихний вождь мог одиноко умереть в своем вигваме… Могикане на что было могучее племя, и то вымерли…

— Это верно, — подтвердил Буратино. — Даже последний из могикан вымер…

Они немного посидели молча, с увлечением предаваясь горестным мыслям о непрочности всего на земле.

— А как весело мы проводили время! Помнишь, ходили в овраг, где бойня, охотиться на бродячих собак… Тебя еще одна собака тогда укусила…

— Помню… А потом мы совершили нападение на совхозных ребят. Крепко нам тогда досталось: тебе нос разбили…

— Да… Здорово весело было!..

— А что сейчас ребята делают? — спросил Игорек.

— Кто что… — пожал плечами Буратино. — Пришел я к Стасику, спрашиваю у матери «Стасик дома?» А она смеется. «А то где же, говорит. Ты еще, наверно, не знаешь? Он у нас на потолке проживает, вроде домового. В науку ударился. Мы уж тут думаем, не умом ли тронулся малый? Вон он, глянь-ка!» И верно: выглядывает Стасик с чердака в окошечко. «Лезь, говорит, сюда». Залез я к нему, а у него там столик, стульце. Сидит читает. Три здоровенные толстые книжки, как утюги. Называются «Основы жизни». Только две картинки дал из своих рук поглядеть: на одной — бой скорпиона с бихоркой, такой волосатый страшный паук; на другой — человек двухголовый. «Буду, говорит, изучать все по порядку, с первой до последней странички, ничего не пропущу». На стенке у него гвоздиком бумажка прибита. На ней написано, по скольку ему в день страничек читать. Говорит: «Уже все введение до конца изучил, дошел до первой главы „Элементарный организм“. Знаешь, что такое цитология?»—«Нет, говорю, не знаю. Ну скажи». — «Был, говорит, такой ученый Треверинус…».

Я улыбнулся, а он как закричит: «Чего смеешься? Пришел мешать, да еще смеешься! Зажилил весной мою черепаху, а сам смеется! Как дам сейчас вот этой книжкой по башке — сразу перестанешь! Уходи отсюда!» Чуть меня с чердака не спихнул! Во дворе мать: «Что, говорит, видал? Мы уж к нему и подступиться боимся…»

— Интересно, — сказал Игорек. — Может, он вправду станет каким-нибудь ученым? Он и на второй год в пятом классе потому остался, что читал много всяких научных книг. Ты как думаешь?

— Я тоже так думаю, — сказал Буратино. — Вообще сейчас все ребята занялись научной деятельностью. Витька Витамин, например, с Коськой и Котькой откапывают корову…

— Какую корову?..

— Древнюю первобытную корову. Правда, правда! Витамин взял в библиотеке книжку про раскопки: где, когда, что раскапывали и как эти раскопки делать. Сам прочитал и дал почитать Коське и Котьке. И теперь они никуда не показываются — раскапывают старую яму у Витамина в саду. Достают разные кости, железки и прячут их в ящик. Поглядеть никого не пускают. «Уходи, говорят, это раскопки секретные. А то весь поселок сбежится смотреть. Мы, говорят, откопали место погребения первобытной коровы. Скелет с рогами хорошей сохранности… Тебе, мол, такой скелет и не снился»… Рады ужасно! Только эта яма возле самого соседнего дома, где одна старая бабка живет. Вот Витамин и боится: «Как бы, говорит, не пришлось под самый бабкин дом подкопать. Хотя, говорит, настоящие ученые на такую ерунду не обращают внимания: им все равно, что там — бабкин дом или дворец какой. Раз нужно, значит, нужно. Тем более, бабкина хибарка и так еле стоит. Когда здесь настоящие раскопки откроются, ее сразу снесут, а бабке горсовет другую построит. Для науки любая маленькая косточка от первобытной коровы дороже, чем всякие там бабкины дома. Да и бабка вредная: другая бы сама пришла и сказала: „Копайте у меня, ребята, где хотите, в огороде или во дворе“, а с этой попробуй столкуйся». Я говорю: «А отец знает?» — «Нет, говорит, пока не знает. Но я не боюсь. Ученых всегда преследовали. Одного даже на костре сожгли. Да я думаю, если ему показать первобытную корову, он так и запляшет от радости. А может, и…»

— Здорово, братцы разбойнички!

К ребятам подошел пожилой коренастый дядька с красным лицом, рыжей бородой и веселыми голубыми глазами. На плечи у него была накинута ватная куртка, а за поясом торчал маленький топорик.

— Разрешение дадите отдохнуть — покурить возле вашего шалашу?

Это был лесник дядя Коля.


Лесник

Дядя Коля присел рядом с ребятами, вынул кисет, бумагу, не спеша свернул толстую цигарку, закурил ее и повернул свое веселое лицо к Буратино:

— А ведь я тебя, конопатый, угадал. Ты намедни мою козу гонял?

— Не… — испугался Буратино.

— Чего «не»? Ай я ослеп? Ловко я тебя хворостиной огрел?

— Да уж… ловко… Чего ж ловкого-то?..

— То-то! Это тебе, брат, наука: не затевай озорства! Коза — скотина робкая, а ты в нее из стрелы пулять. А спросить у тебя, чего ты из ней выгадывал, небось и сам не знаешь?

— Он думал, она дикая, — сказал Игорек.

— Э, долдон! «Дикая»… Откуда ей тут взяться, дикой? Обыкновенная коза. И чем она, скажи, пожалуйста, перед вами провинилась? Как заявятся в лес — сейчас за мою козу приниматься. Уж она где чуть ребятню заслышит — давай бог ноги! Забьется в закуток, аж запалится, бедная! Через эти самые ваши игры-забавы совсем моя коза ошалела — впору выписывай ей бумажку в сумасшедший дом. Другая, побойчей, пырнула бы тебя рогами в пузо, ты б другой раз поостерегся. А тут скотина безответная — ну и давай ее лупи чем попадя! Что, аль неправду говорю?

Игорек и Буратино сочли лучшим промолчать.

— Я сам в ваши годы был ух баловной! Вроде вас. Лупцевали меня родители, как кобеля, а мне — что от стенки горох! Сколько я этого самого фрукта-овоща потаскал с огородов! Не поспевал животом хворать!.. Где же вы своих дружков-приятелей-то порастеряли? Вас ведь тут до гибели было. Я кое-когда нет-нет да погляжу: намажутся краской, перьев в голову понавтыкают — ну умора, никакого театра не нужно! Чистые туземцы в книжке! А теперь глядь-поглядь: нету, кудай-то все подевались. И штаб-квартира ваша скоро обрушится. Ну, думаю, отпуск наступил моей козе. Должно, рада-то без памяти!.. Закидушка-то ваша стоит? На щуку?

— На щуку, на окуня, — солидно сказал Буратино.

Дядя Коля выплюнул цигарку и встал.

— Ну, это мечты ваши, я прямо скажу, напрасные. Шута два вы тут возьмете.

— Почему?

— А вот идите-ка за мной. Покажу вам одну штуку.

Он встал и быстро зашагал по берегу. Игорек и Буратино пошли следом, переглядываясь и толкая друг друга локтями.

Они продрались сквозь густой тальник к зеленому травянистому мыску. Несколько коршунов сразу шарахнулись от озера за деревья. Где-то в кустах орали-ссорились сороки: похоже, что слетелись они со всего леса.

Лесник прошел по измятой, затоптанной траве к самой воде:

— Вот!

Над большой кучей мелкой рыбешки кружились тысячи мух. Здесь были крошечные красноперки, окуньки и плотвички. Ребята, присев на корточки, поворошили кучу палкой:

— Ой-ой-ой! Это что же?

— А то, — зло сказал лесник, — а то, что запасай теперь трубу какую поболе и дуй похоронный марш! Кончилось озеро. Должно, аммоналом, дьявола, глушили. Ишь птицы-то налетело! Тут этой самой рыбы глушеной плавает страсть! Птицам это самое первое кушанье… Значит, рыба никак не может этого звука перенесть, лопается у ней внутри пузырь — и шабаш. Теперь мелочь всплыла, а на дне ровно в десять разов больше осталось. Сейчас он какой есть линь, карась дохлый на дне лежит. Он глушеный не имеет, значит, такого обычая кверху всплывать. Щука, щуренок, белая рыба — та всплывет. Через недельку вода протухнет, какая рыба живая осталась — сдохнет. А тяжело, значит, им ее всю-то брать: должно, уморились дюже! Я-то сперва на вас согрешил: потом гляжу — э нет, следок-то поболе моего. Стало быть, не маленькие тут орудовали!..

— И вы их не поймали?

— Поди поймай! — обиделся дядя Коля. — У меня участок — раз обойдешь и язык вывалишь. Это тебе не заграница. Там любой лес с мой огород. Там леснику знай плюй себе в потолок, только и делов! И в город надо когда сходить — купить мелкого припасу по хозяйству. Хозяйка у меня глухая и тоже к делу определена: внучонка нянчит. Внучок у меня — пять годов: бедовый парень! Пусти-ка его с глаз — он живо тебе поганых грибов наестся либо в колодец попадет — ведь вас, шутомолов, где только не носит! А то петух глаз выклюнет — петух у нас, ух лихой, враг!

— Все равно можно б поймать! — воскликнул Игорек.

— Наладил «поймать, поймать»! За дядиной-то спиной вы ловки, а вот соображения-то в тебе настоящего и нету. Ты подумай так: один я обязан озера-то блюсти? Ваша армия мало карася с этого озера перетаскала? Никто вам слова не сказал. Чем в перья-то обряжаться, подкараулили б энтого ловкача да мне указали — я б его враз угомонил! Ведь это один какой-то завелся… ну двое! А вреду-убытку может нанесть без числа.

— А что! — твердо сказал Игорек. — И подкараулим! Верно, Буратино?

— Еще как! — сказал Буратино.

— Про то и толк! — повеселел лесник. — Он небось себе думает — ловчей его и на свете нету, ну, а вы немножечко поумней себя покажите: нет, мол, браток, погодишь! Из каких ты таких местов, что законов для тебя нет?

— А если мы с ним не сладим? — спросил Буратино.

— А вам на что с ним сражаться? Добежите до меня, собачка у меня смирная, стук-стук в окошко: Николай Трофимович, айда за нами, углядели вредителя народного добра! А я бы уж с ним обошелся… Имею, значит, против них такое средство… Вы народ молодой, не при деле. Вам это заместо игры. А пользу нанесете громадную!

— Мы поможем, — торжественно пообещал Игорек, не сводя глаз с кучи дохлой рыбешки.

— Во-во! А уж я б для вас постарался. Рыбу там ловить, гриб-ягоду брать — все секретные места, так и быть, вам, ребяты, раскрою. Есть одно местечко — ах, местечко хорошо! Линь у меня прикормлен — да ма-а-гучие, шуты, как борова! Баркас мой, скажем, понадобится кому — пожалуйста! Поладили, что ль?

— Поладили, — сказал Игорек. — С сегодняшнего дня прямо и начнем!

— А уж я вас уважу! Енота живого подарю. Умильный зверь, как кошка, а вредный: как выйдет на промысел, харч-пропитание себе добывать, чисто под метлу все уничтожает. Птиц, птенчат, яйца, рыбу — все подай сюда! А из себя сытый, аккуратный, как купец. К курицам моим он давно подкрадается, да, видно, всё собачки пужался…

— Мы и так, без енота… хотя енот нам тоже нужен…

— Тогда, стало быть, скликайте свою армию — и за дело! А пока бывайте здоровы, разбойнички!

И лесник, раздвинув кусты, бесшумно скрылся.

— Хороший дядька, — помолчав, сказал Буратино. — Если б раньше знал, я б его козу и не трогал. На кой она мне нужна….


Первобытная корова

На калитке дома, где жил Витька Витамин, было написано мелом: «Меня нет дома, я уехал». Калитка была заперта изнутри.

— Видел, Игорек, как у них все засекречено! — сказал с восхищением Буратино, заглядывая в щелку забора. Он постучал по забору и крикнул: — Витька! Вить-ка!

Соседская бабка, которая, кряхтя, белила свой старенький домик, видно ничего еще не зная о его научном значении, перестала белить и зашамкала:

— Нету его… нету! Какой день не видать… Провалился гдей-то, неугомонный!.. Ишь благодать-то… Это он беспременно, ирод, чего-нибудь обдумывает… Теперь жди да жди — либо пожару, либо еще чего, сохрани царица небесная!..

— Это ты тут, Буратинушка, орешь? — раздался из-за забора голос самого Витамина. — Орет, орет как полоумный! Я думаю: кто это так орет, а это, оказывается, сам Буратинушка пришел! Для кого там написано… О! Игорек! Подожди, я сейчас открою!

Витамин долго гремел какими-то сложными запорами. Наконец калитка отворилась и появился он сам, весь с ног до головы в глине, растрепанный и, как всегда, рот до ушей.

— Здорово, Игорек! Я, понимаешь, закрываюсь, чтоб всяких приходящих шпионов не пускать! Как, например, Буратину и прочих. Какие мы тут без тебя дела развернули — ужасно! В индейцев уже не играем. Зря только я у своего петуха все перья из хвоста выдергал — ходит теперь весь ободранный, даже кур стесняется! Но зато мы раскопки производим. Небось Буратино уже разболтал? Но тебе можно. Мы открыли ископаемую корову! Для профессоров имеет громадный интерес. Пошли, покажу. Пускай уж и Буратино пойдет поглядит, так и быть!

Яма с останками первобытной коровы была скрыта от посторонних густыми зарослями жимолости и сирени.

Двое трудолюбивых братьев-близнецов Коська и Котька, такие же чумазые, как Витамин, отдыхали, сидя на куче свежей земли.

— Каких-нибудь три дня, а сколько вырыли! — похвалился Витамин. — А если б мы додумались взяться за эту работу с начала каникул, то успели бы прокопать подземный ход до самого твоего, Игорек, дома! Лазали б мы тогда по подземному ходу, как какие-нибудь кроты!

— А это у вас зачем? — Игорек показал на три деревянных лакированных кружка с прибитыми к ним жестяными скобками.

— Это щиты, — объяснил Витамин. — Сами сделали. Из стульев. Стояли эти стулья у нас на чердаке без всякой пользы. Я даже не ожидал, что из них такие хорошие щиты могут получиться!

— А зачем они вам?

— Да тут, понимаешь, повадился Герка с братишкой приходить дразниться… Зло их берет, что не пускаем поглядеть корову. Придут и начинают: «Эй вы, могильщики, идите мы вам покажем, где дохлая кошка зарыта…» И кидают камнями через забор. Вот зачем щиты. Но это нам не мешает. Даже лучше. Как будто это на нас напали дикари. На настоящих ученых всегда дикари нападали. Приходилось им одной рукой рыть, а другой воевать!..

— А где ж ваша ископаемая корова?

— Она у нас спрятана.

Витамин залез в самую гущу сирени, выволок оттуда большую картонную коробку, открыл ее и с нежностью заглянул внутрь:

— Вот.

Коробка была полна каких-то больших черных костей. Там же лежал череп с рогами и очень длинными белыми зубами.

— Приходится прятать… пока! Если родители об этих раскопках прознают, им ничего не стоит кости куда-нибудь выбросить. Пускай уж мы сами пострадаем, зато кости целы будут!

— А они точно первобытные?

— А как же! — возмутился Витамин, а Коська и Котька посмотрели на Игорька, как на сумасшедшего. — Самые первобытные — гляди, какие черные! Они уже почти окаменели. Череп был такой крепкий, что я насилу его молотком прошиб!.. А рога! Ты только пощупай!.. Щупать разрешается. Пускай уж и Буратино потрогает, так и быть. Трогай, Буратино!

Игорек и Буратино осторожно потрогали черные рога.

Буратино с опаской спросил:

— А они не заразные?

— Заразные? Ах ты, Буратинушка! «Заразные»!.. Тебя пустили как человека, а ты… Они в земле, может быть, миллион лет, как же они могут оказаться заразные? За это время любой микроб успеет умереть от старости. А зубы? Вы пощупайте зубы!

Пришлось пощупать и зубы.

После этого Витамин закрыл коробку, спрятал ее в кусты и сказал:

— Все это мы в самый первый день вырыли. Теперь не хватает позвоночника, ребер, хвоста и всякой там ерунды. В общем, есть только голова и три ноги. Куда остальное подевалось? Возможно, ледник полз и эту корову задавил: ноги, голова остались, а туловище с хвостом дальше поехало. Или ее зверь какой-нибудь ел и не доел. Но это ничего. Профессора, если даже один зуб найдут, и то рады без памяти! Хорошо, Игорек, что ты приехал: будешь нам помогать. А Буратино не возьмем, пусть даже и не мечтает!

— И не надо, нахмурился Буратино. — У нас с Игорьком есть дело поважнее.

Витамин насмешливо скривил губы: какое же это дело может быть важнее раскопок? Но, когда ему рассказали, он немного подумал и решил:

— Это здорово! Как будто специально придумано для меня! Я давно об этом мечтал. А раскопки придется отложить. К тому же настоящие раскопки всегда ведутся долго… например, Помпею раскапывали сто лет. И мы так будем. Вы как, согласны? — обратился он к Коське и Котьке.

Те обрадовались:

— Все равно! Как ты, так и мы. Верно, Котьк?

— Верно! Хоть отдохнем немножко. А то очень трудно каждый день эту корову раскапывать…

— А дядя Коля мой друг, — объявил Витамин. — Он мне показал, где грибы-дождевики растут. Круглые и большие, как футбол. Дашь по нему ногой, так он и разлетится! А внутри пыль. Бывало, встретимся, в лесу, сядем, покурим…

— Ты ж не куришь!

— Ну, он покурит, а я так посижу. Поговорим, посоветуемся. Он меня сильно уважал. Раз достал я патрон от ружья. «Прострелите, говорю, мне из него шапку». Пускай думаю, у меня будет шапка простреленная, как на войне. «Мать, говорит, не забранит?» — «Не-е, говорю, эта шапка старая, у меня дома новая лежит». Подкинул ее вверх высоко-высоко, он как даст! Так вся середка и выскочила — остался от моей шапки один козырек! А дома у меня никакой другой шапки и не было!.. Хо-ороший дядька!

Откуда-то прилетел камень, и на улице раздались радостные возгласы:

— Эй, коровы!

— Витамин, где ты там? Пусти поглядеть!

— Они! — шепнул Витамин. — Всегда в это время… Вот делать людям нечего…

Это явились Герка и его младший брат Симка…


Ученый-отшельник и Муся

Когда все ребята пришли к Стасику, знаменитый ученый-отшельник, посвятивший свою жизнь науке, сосредоточенно прыгал на одной ножке, гоняя по «классам» баночку из-под помады.

Тут же стояла его белокурая сестренка Муся с косичками, торчащими в стороны, и, ожидая своей очереди прыгать, считала:

— Раз… два…

Увидев ребят, Стасик так растерялся, что застыл на месте, забыв опустить ногу.

— Это вы?.. — пробормотал он. — А я так… Для физкультуры… Чтоб мозги лучше работали… По совету докторов…

И вдруг, выпучив глаза, страшно заорал на сестренку:

— Ну, чего ты тут встала? Не видела, как я сам с собой в классы играю? Ступай прочь!

Муся с удивлением оглядела его, подняв тоненькие бровки, и безжалостно сказала:

— Можешь не кричать. Никто тебя не боится. Только не проси больше, чтобы я с тобой поиграла.

Муся махнула косичками и, поджав губы, прошла мимо ухмылявшихся мальчишек, тоненькая, строгая, только украдкой взглянула из-под ресниц на красивого Игорька.

Стасик покраснел:

— Вот врет! Ну и врет! Вы не обращайте внимания. Она всегда так врет. Такой у нее характер.

Муся услышала и обернулась:

— Вовсе у меня не такой характер! Это у тебя такой характер! Всем говоришь, что книжку изучаешь, а сам только и знаешь со своего чердака по кошкам да по воробьям из рогатки стрелять.

— А твое какое дело! — закричал Стасик. — Белобрысая ты крыса!

Муся, пожав плечами, ушла в дом. Стасик сразу успокоился.

— Вы чего пришли? Если куда звать, то я не пойду — времени нет. Вот кончу «Основы жизни» — буду китайский язык учить. Я уже знаю, как по-китайски написать «Николай». Сначала нарисовать такого трехногого человечка с растопыренными руками, под ним — окно, под окном — еще такого же человечка, а в самом низу — черточку вроде тире. Вот и все. Очень легко. Это меня один солдат научил.

И, даже когда ему сказали, в чем дело, он все равно упорствовал:

— Не могу. Нет времени. Муська то и дело мешает. Хоть по ночам занимайся. Я уж и так хочу свою постель на чердак перетащить. В то же время можно будет мышей, простых и летучих, наблюдать в естественных условиях…

— Как хочешь, — равнодушно сказал Игорек. — Наблюдай мышей. А нам лесник обещал енота дать.

— Какого енота?..

— Живого. Который в лесу водится…

— Хе!.. Енота… А где он его возьмет?

— Поймает.

— Хе!.. А что вы с ним собираетесь делать?

— Воспитывать.

— Вы не сумеете. Надо по книгам. У меня для него самые лучшие условия. У меня была черепаха, совсем уж стала привыкать, если бы ее Буратино не зажилил. Ладно, и я с вами участвую…

Мальчишки уселись на скамейке возле крыльца.

— Значит, надо сперва договориться, как и что… и чтоб все было в таком секрете… — начал было Игорек.

Но в это время на крыльцо вышла Муся в новом платьице и с другими ленточками в косичках.

Игорь замолчал, ожидая, когда она уйдет. Но Муся и не собиралась уходить. Она присела на ступеньку и, тихонько напевая, принялась пересматривать какие-то лоскутки в коробочке.

Стасик подождал, подождал и снова разозлился:

— Чего приперлась? Ишь расфуфырилась! Это она, Игорек, перед тобой выхваляется. Наверно, ты ей понравился!

— Дурак ты, — сказала Муся и ушла в дом.

— Так вот, — продолжал Игорек, — начнем с завтрашнего дня.

В это время в сенях за дощатой стеной послышался подозрительный шорох.

— Тьфу! — плюнул Стасик. — Теперь она не отвяжется! Пойдем ко мне на чердак. И зачем только эти сестры бывают?

На чердаке ребята могли своими глазами увидеть таинственные книжки «Основы жизни». Одна из них была раскрыта на главе «Элементарный организм». Стасик поспешно ее захлопнул.

— Много уже прочитал? — спросил у него Буратино.

— Хватит! — буркнул Стасик.

— А расписание где твое?

— Я его снял. Ну его! Без расписания лучше. Я решил сначала самое интересное прочитать. А неинтересное — про всякие там клетки — оставить на после. Я уже все прочитал про обезьян, про рака-отшельника, про муравьев, про вымершую морскую корову…

— Морскую? — сразу ожил Витамин. — А какие у нее рога?

— Она без рог. Похожа на тюленя.

— А-а-а… Ну, это что за корова…

Стасик поднял руку, прислушиваясь к чему-то внизу:

— Тихо…

И вдруг затопал по полу ногами:

— Муська.! Хватит подслушивать! Я слышу! Поняла? Уходи, пока не слез! Поняла? Уже начал слезать, слышишь? Уходи лучше! — И тихонько добавил: — Это я так. На всякий случай…


Штаб сыщиков

— Я думаю, что в первую очередь нам надо устроить штаб, — сказал Игорек. — Чтоб было где собираться, докладывать, прятать разные карты, планы….

— А зачем штаб? — спросил Буратино.

— Хо! Хо! — со смехом ткнул в него пальцем Витамин. — Гляньте на него! А как же без штаба? Без штаба нельзя!

— Нужно, чтоб все было по-научному, — пояснил Стасик, — не как-нибудь…

— Во-вторых, снаряжение и оружие. Фонарики… ну это есть у всех… Парики и грим, чтобы маскироваться… Лупу, чтоб рассматривать следы…

— Надо бы микроскоп… — соображал Стасик. — Да где его взять?.. А микроскоп очень даже необходим…

— У меня в волшебном фонаре есть громадное увеличительное стекло, — успокоил его Витамин. — Не хуже твоего микроскопа. Я его оттуда выну. Мне фонарь не нужен: он все равно скоро сломается… Без увеличительного стекла ни одного сыщика не бывает, посмотри хоть в какой книге…

— Вот грим взять негде… И парики… Но пока, на первых порах, сумеем как-нибудь обойтись и без грима… Самое главное — начальника выбрать.

— Игорька! — крикнул кто-то.

— Ладно, — сразу согласился Игорек. — Я буду, только чтоб все подчинялись. И потом, необходимо избрать метод… Вы как?

— Обязательно! — подхватил Стасик. — Метод — это великое дело, он у всех знаменитых ученых… когда они…

— Метод вот какой, — перебил его Витамин. — Караулить. А кто подозрительный, того задерживать и обыскивать.

— Верно! — загоготали от удовольствия сыщики.

— Это самый лучший метод, — сказал Герка. — Он мне очень нравится. У кого что найдем, того сразу хватать и бить!

— Я и говорю: сначала бить, потом тащить к леснику!

— А если это будет взрослый? — робко осведомился Буратино.

Игорек сморщился:

— Ну… «взрослый, взрослый»… Вечно ты вмешиваешься!.. Вот через тебя я мысль потерял… Ну, взрослых будем просто выслеживать…

— Понял? — повернулся к Буратино Стасик. — Ты думал, только ты один умный, а все дураки? Есть и поумней тебя. Ты только чужих черепах зажиливать силен!

— Надо записывать, — сказал Игорек, — чтоб не забыть… Только на чем?

— Вот какая-то тетрадка, — сказал сидящий за Стасиковым столиком Витамин, — совсем чистая. Только на первой страничке написано: «Научная работа, глава первая», а дальше нарисовано — заяц в шляпе и с зонтиком и два человечка дерутся…

— Это так… — покраснел Стасик. — Для научной работы у меня другая…

— Ну, я пишу… — сказал Витамин. — «Устра-и-вать заса-ды… Обыс-ки-вать и тащить к лес-ни-ку. Больших вы-слежи-вать»… так?

— Вообще-то надо изобрести какой-нибудь шифр особый… — сказал Игорек. — Чтоб никто не мог прочитать, кроме нас. Можно будет переписываться на заборах, деревьях…

— Это здорово! — подхватил Витамин. — Даже два шифра! Или лучше всего — семь!.. И все заучить! В понедельник можно одним писать, во вторник — другим, и так далее.

Буратино хотел что-то сказать, но Стасик ему не дал:

— Ты, Буратинушка, помалкивай… Ты в таких делах не смыслишь… Сбегай-ка лучше вниз, глянь — не подслушивает Муська? Если она там, стукни ее раза два на всякий случай, только не очень сильно, а то она нарочно будет реветь до тех пор, пока мать с работы не придет…

— Да ну-у… — заупрямился Буратино, — за что ее стукать.

— Ага! — злорадно сказал Стасик. — За что стукать? Знаем! Знаем, почему ты не хочешь! Сказать одну вещь, а? Сказать?

— Чего говорить-то?..

— Сейчас скажу. Слушайте все! Раз идем я и Витамин с базара, денег у нас не было, а ходили мы просто так — посмотреть, какие там кролики продаются… Ну, это неважно… А впереди нас идет Муська, тяжелую корзинку тащит: картошка там, лук и всякая чепуха… Ну, мы с ней связываться не стали, идем себе, как будто не видим… Вдруг, откуда ни возьмись, Буратинушка — вот он! «Здрасте». — «Здрасте». А нас не видят. Дальше говорить? — повернулся он к Буратино.

— Чего говорить-то…

— Давай, давай! — загорланили сыщики. — Сейчас мы Буратино разоблачим! Испугался, Буратино? Глядите, как он покраснел!

— Ничего не покраснел… — прошептал Буратино, и в самом деле красный.

— И говорит ей, — продолжал Стасик — «Давай, я тебе помогу, а то тебе тяжело». Она: «Ах, ах, не надо, я сама». А нас не видят! В общем, взвалил он корзинку себе на спину и потащил, как батрак. А она сзади идет. «Ах, ах! Какой, говорит, ты, Буратинушка, миленький, и как, говорит, я, Буратинушка, тебя люблю…»

— Врешь! — вскипел Буратино. — Нагло врешь! Ты что? Ты что? Не говорила она так!

— Как это — вру? Может, скажешь, и корзинку не помогал нести? Вот Витамин может подтвердить. Он еще мне тогда сказал: «Гляди, как Буратино корзинку потащил — прямо как какой-нибудь силач!»

— Верно, — кивнул Витамин, — так я и сказал, потому что очень тогда удивился…

Окончательно осмеянный, Буратино скрылся в темный угол, за печную трубу.

— Ну, к делу, — сказал Игорек.

Стасик поднял руку:

— У меня вопрос насчет енота. Где его будем держать? Я предлагаю — вот здесь, на чердаке. Здесь ему тепло и никто не помешает…

— Ладно, пиши, Витамин: «Енота содержать у Стасика»… Но где взять клетку?

— Клетку мы можем сделать, — вызвались Коська и Котька. — Только вот досок у нас нет.

Витамин немного подумал:

— Доски я вам могу дать. Хорошие доски, новые. Они, правда, пока еще к забору прибиты, но я их немножко оторву, чтоб еле-еле держались, а вы ночью придете и возьмете. Получится, как будто их украли. Нам такой высокий забор не нужен: он улицу загораживает и тень от него. А у меня там белена посажена. Для добывания яда.

— А зачем тебе яд?

— Я его в землю зарою. Чтоб через тысячу лет откопать и посмотреть, какие в наше время были яды.

Буратино вылез из своего угла:

— Можно… мне сказать?

Сыщики загалдели:

— Ого-го-го-го-го!

— Тише вы! Орут, орут. Сам Буратино говорить хочет, а они орут!

— Валяй, Буратино, не стесняйся!

— Да я… это самое… такое дело… по-моему, надо сперва у ребят по городу расспросить… и еще — сходить на базар…

— Всё бы ему на базар! — захохотал Витамин. — Ишь привык! Как какой-нибудь спекулянт!

— Ты, Буратинушка, зря волнуешься, — засмеялся Стасик. — Мы тебя еще, может быть, не возьмем. Ребята, давайте не возьмем Буратино!

— Почему? — заморгал Буратино.

— Да так, — веселился Стасик, — не годишься. Больно у тебя нос здоровый. Мы с такими носами не берем!

У Буратино задрожали губы:

— Смеетесь, да? Такие, да?.. Ну и не надо… и уйду… Нос, да?.. И уйду…

Часто всхлипывая и вытирая нос, он полез вниз по лестнице.

— Эй, — крикнул Игорек, — подожди! Чего скажем!

— Мы шутим! Слышишь, Буратино?

Но Буратино, не оглядываясь, пошел через двор к калитке.

— Вот чудак! — удивился Витамин. — Обиделся! И чего мы ему такого сделали?


Метод Шерлока Холмса

Солнце еще не взошло, на сером небе кое-где еще оставались опоздавшие звезды и улицы были пустые, когда Герка и Симка подошли к дому, где жил Игорек.

Вчера он им сказал: «Мяукните мне под окном, как Том Сойер, я сразу проснусь. Я вообще спать не буду, буду обдумывать план операции».

Окно в Игорьковой комнате было завешено, а форточка открыта.

Герка мяукнул раз, другой — занавеска не шевельнулась. Герка уже уморился мяукать, но занавеска была неподвижна.

Затем его сменил Симка. Тот умел мяукать так, что было не отличить от настоящего кота. Он даже фыркал и шипел. Кроме того, он прыгал и махал руками, растопырив пальцы, как когти.

В соседних домах захлопали форточки, и недалеко от ребят шлепнулся о землю обломок кирпича, кинутый кем-то через забор.

Наконец занавеска отдернулась, мелькнуло в окне сонное лицо Игорька, а через минуту он сам выбежал на крыльцо, одной рукой застегивая рубашку, другой — распихивая по карманам какие-то таинственные предметы.

— Ну, и шум же вы подняли! — радостно сказал он, — Я и не знал, что Симка так здорово умеет котов изображать, — прямо талант! Я не спал, но думал, что это не вы, а настоящие коты воют. Мне приснилось, будто я в Африке, а возле меня дерутся лев и тигр. И мне никак нельзя было проснуться, пока я не узнаю, кто из них победит. Но вы мне так и не дали этот интересный сон досмотреть. Как думаете, кто же все-таки победил: тигр или лев?

Этот интересный вопрос обсуждался ребятами до самой реки. В конце концов решили, что победит лев. Хотя и тигр себя обидеть не даст и тоже заслуживает всякого уважения.

Ребята уселись на перилах моста и огляделись кругом.

— Никого… — сказал Симка.

— Подождем, — бодро сказал Игорек. — А холодновато здесь… но ничего! Шерлоку Холмсу, когда он жил на болоте, распутывая тайну Баскервильской собаки, было еще холоднее! Ты, Симка, знаешь, кто был Шерлок Холмс?

— Конечно, знаю! — ответил Симка. — Хотя сейчас немножко позабыл…

— Это был знаменитый сыщик. Он действовал особым методом. Понял?

— Ага!

— Приходит, скажем, совсем незнакомый человек. А тот ему говорит: «Вы приехали из деревни, много занимались физическим трудом, раньше были в Китае, а сейчас у вас есть маленькая собачка». Как он узнал?

— Как? — очень заинтересовались братья.

— Очень просто. Что этот человек приехал из деревни, он узнал по тому, что у него на башмаках деревенская грязь.

— А чем она отличается? — спросил Герка, внимательно разглядывая свою босую ногу.

— Ну чем… — немного замялся Игорек. — Значит, отличается… Наверно, у них, в Англии, в деревнях какая-нибудь особая грязь, не как в городе… Дальше! Почему он в Китае? Потому, что у него к часам привешена китайская монетка… Почему занимается физическим трудом? Потому, что правая рука у него развита больше, чем левая, — так всегда бывает.

Герка и Симка долго с сомнением сравнивали свои руки и ничего не сказали, только Симка спросил:

— А собака?

— Собака? Ну, это тоже просто. Человек пришел с палкой, которая вся изгрызана. Легко, правда?

— Куда легче!

— Так вот, я все эти приемы изучил. До трех часов ночи читал «Записки о Шерлоке Холмсе». Теперь у меня всё как на ладони!

Симка помолчал, что-то обдумывая, потом сказал:

— Умная собака не станет грызть палку. Наверно, у того человека не собака была, а дура…

Между тем показалось солнце и немного согрело продрогших сыщиков. Приплыл на лодке рыболов — устроился возле свай. Из крайних дворов вышли, направляясь к реке, отряды гусей. Через мост прошли две женщины с серпами и свернутыми мешками под мышками.

— Идут в лес за травой, — безошибочно определил Игорек. — Об этом говорят мешки и серпы. Дома у них есть козы.

— У одной даже пара, — подтвердил Симка, как видно хорошо усвоивший метод Шерлока Холмса, — рыжая и белая.

— Как ты узнал?

— Это Левкина мать. Они одну белую продали, а на место ее купили рыжую.

Прошел угрюмый красноносый старичок с кожаным портфелем в руке.

— Иван Онисимович. Идет на работу в лесничество. В портфеле — обед. Злой — значит, вчера был здорово выпивши.

— Еще как! — докончил всезнающий Симка. — Он кур пропил! Потеха! Жена плачет, а он сидит у раскрытого окна, играет на гитаре и поет песню: «Ах, васильки, васильки…» А какие идут мимо мальчишки — подзывает, гладит по лове и дает по стакану мятного квасу. Вкусный квас! Левка два раза подходил.

— Ага! — встрепенулся Игорек и соскочил с перил. — Приготовиться!

По мосту шли двое пацанов. Один нес сачок из марли.

— Виталька и Сорока с Базарной, — сказал Герка. — Шакалы еще те!

Виталька и Сорока шли веселые, ничего не подозревая. Игорек загородил им дорогу:

— Стой! Куда? Рыбу травить?

— А хоть травить… — независимо сказал Виталька. — Вам-то что? Вы кто такие…

— Чем? — с интересом осведомился Герка. — Сулемой или борной кислотой?

— Ну, борной… А что?

— А вот сейчас узнаешь! — сказал Игорек, хватая Витальку за рукав. — Стой, нейди! Герка, смотри, чтоб Сорока не убежал! Возьми у Сороки сачок! А ты — показывай, что в карманах!

— Ты чего? Ты чего хвалишься? — вскипел Виталька, изо всех сил пытаясь вырвать рукав. — Ты смотри, ты дохвалишься!

— Где хлеб с борной?

— Вот он! — Герка достал из кармана у Сороки большой ком намятого с борной кислотой хлеба.

— Чего хватаешь? Чего хватаешь? — заголосил Сорока. — Отдай!

— Вы знаете, что травить не разрешается?

— Ну, знаем… А вам что?.. Вы ж не в милиции работаете?..

— А ты почем знаешь, что мы не работаем? — ухмыльнулся Герка. — Может, и работаем. У меня, может, и наган в кармане есть. Показать? Нет, не покажу. Ты еще не достоин его смотреть. Оштрафуем вас сейчас, вот ты и узнаешь, где мы работаем!..

— Хоть сачок отдайте! — взмолился Виталька.

Игорек строго покачал головой:

— Нельзя. Он теперь называется «вещественная улика»… Мы вам квитанцию выпишем. Все чин чинарем!

— На кой она нам нужна!

— Как это — не нужна? Чего еще ты в этих делах понимаешь! Герка, держи их, не пускай!.. Чтоб не убежали, пока я им буду квитанцию писать!

Игорек достал записную книжечку, вырвал из нее листок и написал карандашом: «Квитанция. У преступников Витальки и Сороки конфискованы вещественные улики — сачок и отравленный хлеб».

Расписался и подал «квитанцию» Витальке:

— На, держи. Еще раз пойдете травить — лучше не попадайтесь!

Виталька взял бумажку, прочитал, что в ней написано, скривился и пошел. Отойдя, он злобно порвал «квитанцию», кинул обрывки в воду и, обернувшись, погрозил кулаком:

— Ладно! Придете в наши края!

Но сыщики не обратили внимания на его угрозы и как ни в чем не бывало опять уселись на перила моста — слушать страшную историю о Баскервильской собаке, которую длинно и интересно начал рассказывать Игорек.

Заслушавшись, они чуть не пропустили какого-то незнакомого дядьку очень подозрительного вида. Он был в плаще, в резиновых сапогах и с корзиной, из которой торчала свернутая автомобильная камера.

— Он! — ахнул Игорек, когда дядька уже прошел. — В резиновых сапогах, чтоб ходить по болотам, — раз! В плаще, если пойдет дождь, — два! Камера, чтоб плавать, рыбу вылавливать — три! Корзинка, куда эту рыбу класть, — четыре! А самое главное — усики видели у него какие? Как у шпиона! А сам так по сторонам и озирается, так и озирается! Айда за ним!

И сыщики, крадучись, последовали по пятам преступника.


Экспедиция к Щипучам

Тем временем другая группа сыщиков, под водительством Витьки Витамина (кроме него, были еще его верные Коська и Котька), отправилась на Новоместовскую улицу — выполнять другое очень ответственное задание штаба.

Стасика, учтя его способности к усвоению всевозможных наук и усидчивому умственному труду, решили оставить дома, чтобы он придумал шифр, а также, не теряя зря времени, порылся в своих научных книгах и выяснил, чем кормить енота, что у него за характер и привычки.

Новоместовская улица была в поселке самая крайняя. Прямо за огородами начинались заливные луга, и сама улица сплошь заросла густой муравой, клевером и лютиками. В пушистой дорожной пыли на припеке целыми днями грелись куры; гусиные отряды маршировали в луга и на реку мимо низких плетней, за которыми цвели подсолнухи и разноцветные мальвы.

Однако на той тихой улице обитало племя мальчишек воинственных и опасных. Среди них самыми знаменитыми были шесть отчаянных братьев Щипучевых, по кличке «Шипучи»: все одинаковые — белоголовые, черные от загара, ободранные и горластые.

Старшему, Ваньке, уже стукнуло тринадцать лет, а самому маленькому, Тимошке, — шесть. Была у них еще и сестра, но она не считалась.

С утра да ночи над щипучевским двором раздавались крики: то щипучевская мать бранила какого-нибудь провинившегося Щипуча, а тот ревел басом, то братья наказывали какого-нибудь постороннего мальчишку и ревел мальчишка; когда некого было бить, братья дрались между собой. В остальное время они трудились, как муравьи: тащили домой воду, траву, дрова. Один только маленький Тимошка, освобожденный от работы по малолетству, целыми днями торчал на заборе, дразня и задирая проходящих мимо пацанов. А так как Щипучи терпеть не могли, когда кого-нибудь из них, особенно Тимошку, обижал чужой, и дружно набрасывались на обидчика, то человеку робкому мимо их двора и вовсе не стоило ходить.

Витька Витамин был со Щипучами в самых дружественных отношениях: одно время он менялся с ними кроликами, пока все его кроличье хозяйство в один прекрасный день не вымерло от какой-то совершенно непонятной болезни.

Когда сыщики проникли в щипучевский дом, четверо младших Шипучей чинно сидели вокруг стола, на котором стояла такая громадная сковорода, что Коська и Котька только рты разинули… Тем более что братья умудрились все с нее съесть и у двери стояло почти полное ведро рыбьих голов и костей.

Очевидно, по этой причине Щипучи находились в хорошем настроении и встретили гостей громкими криками.

— А мы рыбу ели! — тотчас сообщил Тимошка, блестя жирными щеками и подпрыгивая на табуретке. А вам не хватило, ага! А сейчас мы будем есть арбуз, а вам не дадим, ага!

И захохотал, очень довольный, что так напугал гостей. Немного подождав, он их успокоил:

— Не бойтесь, вам тоже дадим! У нас арбузов много — полсарая. Вчера привезли. На рыжей лошади.

И что было мочи заорал, колотя по столу кулаками:

На ры!
На ры!
На рыжей лошадё!

Один из братьев легонько щелкнул его по круглому затылку, отчего певец сразу смолк, однако, хитро косясь на гостей, продолжал отстукивать свою песню коленками, ударяя их друг о друга.

Щипучи мигом притащили из другой комнаты еще табуретки, а их сестра внесла два разрезанных гигантских арбуза.

Самый маленький, Тимошка, ухватил самый большой кусок и въелся в него по уши, не переставая поглядывать на гостей.

Когда арбузы были съедены, а корки очутились в ведре, Тимошка сполз с табуретки, обеими руками взял ведро за дужку и поволок к двери. На пороге он обернулся:

— Сейчас буду кормить поросенка. Из рук. А вас не пущу посмотреть, ага!

И ушел, волоча за собой ведро.

Щипучи и сыщики тоже вышли во двор.

— А где Ванька с Пашкой? — спросил Витамин.

— Рыбу пошли ловить. Мы теперь каждый день рыбу ловим! — ответили Щипучи, а Витамин незаметно толкнул своих подчиненных.

— По очереди ловим. Озера пересыхают, а рыбы в них — неимоверно!..

— Чем же вы ловите?

— А когда как. И маленьким бреденьком и руками, если озеро совсем пересохло. Хотите с нами?

— Ну, это что! — начал хитрый Витамин. — Вот глушануть бы… У вас тут никто не глушит?

Щипучи сразу примолкли.

— Как это? — настороженно спросил самый старший из братьев.

— А так… — небрежно сказал Витамин. — Как кинешь что-нибудь — бум!! — так вся рыба и всплывет кверху пузом!

— А ты пробовал?

— О! Сколько раз!

— Вы тоже? — таинственно спросил Щипуч Коську и Котьку.

— Тоже… то есть нет… ну да!

— Так вот оно в чем дело… — задумчиво сказал Щипуч.

— Па-нятно… А мы-то думали…

— Да нет… — испугался Витамин. — Сам-то я не глушил! Ну… может, давно… еще в детстве… Тут такое дело… Сделали мы недавно ценное научное открытие ископаемой морской коровы… Мирового значения… Профессора ахнут! Так что ужасно мы сейчас заняты, даже…

Двое Щипучей отошли в сторонку и принялись шептаться…

— Вы не так поняли! — выкручивался Витамин, а Котька и Котька с тоской поглядывали на калитку. — Спросите хоть у кого!.. Все дни раскопки производили… Выкопали череп, зубы, как у тигра, рога — пять с половиной метров!..

Один из Щипучей, кончив шептаться с братом, куда-то побежал.

Витамин заторопился:

— Ну, пока! Мы пошли. Очень уж у нас времени не хватает. Настоящие раскопщики исключительно…

— Подожди, — сказал Щипуч, кладя ему руку на плечо, — сейчас Ванька придет…

— Я уж лучше завтра… А то отец рассердится… и вообще… Кролики-то у вас живые? А мои померли. От инфляции — такая болезнь…

— Подожди, дело есть… Говорят тебе — подожди, значит, подожди!

Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы в сарайчике не раздался грохот покатившегося ведра, довольное хрюканье поросенка и отчаянные крики Тимошки: «Ой! Ой! Ой!»

Щипучи ринулись туда.

Перепуганные сыщики выскочили на улицу и по пушистой пыли, по мураве и лютикам, распугав кур, прыгая через гусей, пустились наутек.

— Ух!.. — сказал Витамин, добежав до конца Новоместовской улицы. — Бестолковые люди эти Щипучи! Сначала изобьют, а потом разбирайся! Ну их…

Свернув за угол, они столкнулись с Игорьком. Он плелся, еле двигая ногами. На спине у него сидел такой же измученный Герка. Симка брел сзади.

— Вот! — вздохнул Игорек, ссаживая Герку. — Прямо ноги не идут. Хорошо еще, что под конец нам пришла в голову идея: ехать друг на друге по очереди… От столба до столба… А то б не дошли… И где мы только не были…

Оказалось, что подозрительный дядька почти весь день ходил по лесу, осматривая разные деревья, что-то измерял и записывал, а дойдя до лесной сторожки, километров за десять от поселка, скрылся в ней и больше не выходил. Сыщики долго напрасно поджидали его, лежа в кустах, потом пошли назад.

В общем, если не считать отобранного сачка, день был неудачный.

Да еще, когда они пришли к Стасику, оказалось, что шифр он не выдумал, потому что сильно расстроился из-за енота. Родители сказали, что никаких енотов они на чердаке не потерпят: хватит того, что их сын учится на тройки. Стасик заверил их, что если у него будет енот, то уж по одной этой причине он моментально сделается отличником. Но родители проявили поразительную мелочность и злопамятность, припомнив прошлое лето, когда Стасик заводил голубей и также обещал учиться на одни пятерки, а сам вместо этого остался на второй год. И вообще они сказали, что пусть он сначала попробует учиться даже на четверки, а там может заводить себе хоть слона.

Кроме того, Стасик уличил свою сестру в шпионских отношениях с коварным изгнанником Буратино, который, по всему видно, замыслил измену и вредительство: он злобно шнырял по соседней улице и о чем-то разговаривал с Мусей.

После короткого совещания сыщики записали в тетрадке:

«Поиски продолжать, Буратино объявить вне закона и заклеймить путем карикатур на заборе его дома».

Карикатуры вызвался нарисовать Витька Витамин. Найдя кусок мела, он добросовестно увековечил все позорные поступки, которые Буратино совершил и может еще совершить. Карикатур для этого понадобилось так много, что забора не хватило, и часть их пришлось перенести на стену соседнего дома. К несчастью, хозяином его оказался человек на редкость грубый, вспыльчивый и ничуть не способный понимать смешное. Витька Витамин, который никогда любил криков, скандалов и хватания за ухо, вынужден был уйти, даже не успев снабдить свои рисунки соответствующими подписями, как это было у него задумано. Впрочем, любой и так узнал бы Буратино по носу, а Мусю — по косичкам.


Ловцы в ловушке

На другое утро возле моста опять сидели Игорек, Герка и Симка. К ним присоединился Стасик, который так обиделся на своих родителей, что больше уже не мог плодотворно заниматься наукой.

Витамин с Коськой и Котькой устроили засаду возле брода.

С моста речка была видна до самого поворота: старые ветлы, нагнувшиеся к воде, желтые песчаные отмели, обрывистые берега в черных точках норок береговых ласточек. По обрыву ползали маленькие ребятишки, тыча в норы палками.

— Глядите-ка, это они ласточкины гнезда разоряют, — сказал Игорек. — Надо бы их прогнать. Ласточки полезные — мошку ловят, комаров… И вообще речка от них красивее…

— Я прогоню! — охотно вызвался Симка. — Я им задам!

— Ну, беги. Только ты не очень… Растолкуй им по-хорошему…

— Я по-хорошему… — повторил Симка, но зачем-то подобрал с земли хворостину и побежал, рубя ею воздух, как саблей.

Над обрывом он остановился и начал что-то говорить, грозно потрясая хворостиной, случайно глянул в сторону и вдруг помчался обратно, крича и махая рукой.

Ребята бросились к нему навстречу:

— Ты что?

— Там… Витамина поймали!

— Кто?

— Щипучи!.. Повели куда-то… И Коську и Котьку… Как набросятся! А Витамин ему как даст! А их повели… Витамин не идет, а они…

— Айда на выручку!

Щипучи совсем было осилили сыщиков. Они неожиданно набросились на них всем семейством. Даже маленький Тимошка, выпачканный ежевичным соком, был тут и радостно кричал:

— Ага, попались! Ага, попались!

Двое старших Щипучей волокли самого Витамина, он отчаянно отбивался ногами и головой:

— Пусти! Пусти, гад! Послушай сперва, что скажу! Пусти! Пусти, а то хуже будет! Ошибка произошла!.. Ошибка, говорю!.. Подожди, не тащи, рукав оторвешь! Игорек, Герка-а-а! Сюда-а-а!

Выручка подоспела вовремя.

— Эй вы! Чего делаете?

— А вам что?

— Ничего! А ну пусти его!

Щипучи выпустили пленников и сбились в грозную кучку. Теперь разговаривали только Игорек и самый старший Щипуч — Ванька. Остальные презрительно друг друга оглядывали. Разговор велся по правилам, принятым как на Садовой, так и на Новоместовской улице.

— Ты легче, — зловеще сказал Игорек. — Это вам не Новые места!

— А вам не Садовка. Это вы там грозные…

— Ты забыл, как мы тебя весной около кино били? Мало?

— А ты забыл, как удирал со стадиона? Еще хочешь?

Игорек бросил главный козырь:

— Скажу два слова Марату — он приведет со своей улицы пацанов, все ваши Новые места разгонит!

— Боялись мы твоего Марата! — уже тише сказал Ванька. — И против него найдутся…

— У кого? У вас?

— А хоть и у нас!

— Ну кто? Ну кто?

— Кто? Да хоть Цыган!

— Хо! Марат твоему Цыгану знаешь что сделает! Да Цыган за тебя и не заступится!

— А ты откуда знаешь?

— Знаю!

— Ну, увидим!

— Увидим!

Противники помолчали.

— Чего вы их трогаете? — спросил Игорек.

— А вот пусть с нами в одно место сходят, узнают… — ответил Ванька.

— Куда — в одно место?

— А там увидят…

В разговор вмешался Витамин:

— Они подумали, будто это мы рыбу глушим!

— А что, неправда? — повернулся к нему Ванька.

— А то правда?

— Сам вчера хвалился, забыл?

— Это я так. Это я брал вас на фонарь! Если хотите знать, мы сами этих людей ловим. Уже второй день.

— Свистите!

— Свистим? А хочешь — спросим?

— У кого?

— У дяди Коли, вот у кого!

— Так мы вас к нему и вели. Чудаки!

И Щипучи и сыщики понемногу заулыбались. Драке, как видно, не суждено было состояться.

— Он нас просил помочь, — совсем миролюбиво сказал Игорек.

— Нет, это он нас просил! — сказал Тимошка. — А вас не просил, ага!

— Ну, вы поймали? — спросил Ванька.

— Нет. А вы?

— Вот их поймали! — Ванька кивнул на Витамина.

— Ребята, гляньте-ка, кто идет! — воскликнул вдруг Стасик. — Сам Буратинушка!

По берегу, спотыкаясь, шел Буратино. Он нес мешок, а в мешке что-то шевелилось.

Его сразу окружили:

— Здорова, Буратино! Чего несешь?

— Да так… — смутился Буратино. — В общем… енота…

— Енота? Где взял?

— Дядь Коля дал… Так я вам его и несу… А того уже поймали…

— Кто?

— Дядь Коля… ну… в общем… и я… и еще был один дядька. Я не то что… я хотел, чтоб вместе… а вы меня прогнали… насмехались… Вы не думайте, я так и сказал дяде Коле, что мы вместе…

— Знаем! — сказал Витамин. — Ты единоличник известный!.. Небось одному себе захотел енота захапать! Ну-ка, покажи, какой он!

Буратино немного приоткрыл мешок. Ребята по очереди с восхищением туда заглядывали:

— Ух ты-и!..

— Ка-акой!

— Морда умная! Как у собаки!

— Да-а…

Буратино виновато моргал:

— На кой он мне… Я вам его нес… У меня мать даже ежика не велит… Он, говорит, кур ест… и черепаху Стаськину выбросила…

Витамин подобрел и понимающе кивнул:

— Это так. За любой пустяк готовы ругаться до самого вечера. Енота нельзя, раскопки нельзя… Какую-нибудь паршивую козу, от которой никакого толку нет, — это можно, а полезного енота нельзя… По-моему, коза — животное ненужное, даже вредное. Я б этих коз всех перебил: они деревья объедают, корма им не натаскаешься…

— А молоко?

— Без молока можно вполне прожить. Пить ситро, чай… Вот буду совсем большой, заведу себе енотов… сразу десять штук! Пять собак, самых громадных! Дикобраза!..

— А сейчас даже голубей нельзя… — горестно сказал Стасик. — Ты, говорит, распустился… Учишься плохо… А чем тут голуби виноваты, когда у меня и без них троек полно?..

— Этот енот, оказывается, у дядь Коли был уже пойманный, — рассказывал Буратино. — На цепочке сидел… Это такая порода: называется — полоскун. Потому что он так ничего не станет есть — сначала в воде пополоскает, потом ест…

— Вот это да! — вздохнул Игорек. — Даже полоскуна и то не разрешат, а? Герка, может, у тебя?..

— Не, — угрюмо мотнул головой Герка. — Даже вторую собаку не велят… Не то что енота… Скажут: что это еще за зверинец…

— Енота хочу-у!.. — вдруг заревел Тимошка. — Рыженькова… Чтоб полоскал!..

— Игорек, — осторожно сказал Ванька Щипуч. — Может, вы его нам отдадите? Нам отец разрешает.

— А клетка у вас есть? — спросил Витамин. — А то я могу вам досок дать. Хорошие доски…

— Клетка есть! — хором воскликнули обрадованные Щипучи.

— Ну, как хотите… — пожал плечами Витамин. — Есть, значит, есть… Тогда надо будет гвозди обратно прибить. Пускай уж доски пока на заборе побудут. А то верно, получится забор весь куцый, хоть привязывай наших кур на цепь, чтоб они никуда не разбежались!

Щипучи, забрав мешок с енотом, ушли. Сыщики уселись под кустом и принялись тормошить Буратино:

— Валяй рассказывай!


Приключения Буратино

— Как вы на меня смеялись, — начал Буратино, — ужасно я тогда обиделся… Потому что всегда меня дразнят ни за что… А между прочим, я все порядки выполнял: и когда мы индейцами были, и вообще… А вы вон карикатуры нарисовали какие-то несуразные…

— Ух ты! «Несуразные»! — сощурился Витамин. — Чем же это они несуразные? Самые настоящие карикатуры, хоть перерисовывай да в «Крокодил» посылай! А вообще обижаться не стоит. Можно и снова забор покрасить. Я тебе могу и краску дать, отец зачем-то купил, в сарае у нас стоит. Хорошая краска, красная. Я сегодня утром встал пораньше и много всего покрасил. Петуха своего, чтоб ему не очень стыдно было перед курами, что он без хвоста. Ходит теперь наш петух весь окрашенный, как какой-нибудь маляр!

— Ушел я тогда, — продолжал Буратино, — и думаю себе: ладно, не хотите меня принимать, и не надо… Как будто вам нос не понравился…

— Это что — твой нос! — опять вмешался Витамин. — У одного моего знакомого бондаря вот это нос! И ничуть ни на кого не обижается.

— Да хватит тебе! — дернул его за рубашку Игорек. — Понравилось! Дай человеку рассказать.

И Буратино снова принялся рассказывать:

— Да… Значит, я себе думаю: кто же это глушит рыбу, надо его непременно поймать. А то он всю рыбу переведет, ему-то что. Верно ведь? И, кроме того, поселок наш маленький, рыбаков мы по пальцам знаем, кто бы это мог быть? Дай, думаю, я пойду на базар…

Витамин было захихикал, но Игорек стукнул его кулаком по спине, и тот умолк.

— Чего смеешься? — обиделся опять Буратино. — Смеется, смеется, а чего — сам не знает! А то не буду рассказывать! Ты думаешь, я зачем пошел? Я — посмотреть, кто там рыбой торгует. Во-первых, старик с Набережной — линей продает и карасиков. А они, я знаю, от взрыва не всплывают — остаются на дне… Во-вторых, судака продают, а он водится только в реке. И вдруг у одной тетки, смотрю, щурята, красноперка и окуни с черной спиной, озерные, и ни одной рыбки, чтоб не всплывала! Ага, думаю… и дешево продает. «Тёть, говорю, это вы где столько рыбы поймали?» А она: «А тебе что? Ступай, ступай. Знаешь, говорит, что одному такому любопытному нос прищемили дверью»…

Витамин опять тихонько затрясся, но, когда Буратино с негодованием взглянул на него, моментально сделал серьезное лицо.

— Я говорю: «Это я знаю… Только вот не пойму, почему у меня рыба никак не ловится. Наверно, я не умею». А она говорит: «А не умеешь, так не берись, ступай отсюда с богом, а то возьму сейчас эту вот щуку да по твоей нахальной роже и съезжу»… Ну, я ушел. А она все торгует. Походил я еще по базару, посмотрел, что продают. Один старик даже сома продавал, хороший сом, с усами… Потом смотрю — эта тетка уже домой идет… Я незаметно за ней. Оказывается, живет она рядом с нашей улицей. Сел я недалеко на лавочке и думаю: что дальше делать? И тут подходит… в общем…

— Муська! — подхватил Витамин. — Села рядом с тобой и говорит: «Добренький, хорошенький Буратинушка, где твои…»

— Постой!.. Ты… ты чего? — совсем растерялся Буратино.

Витамин ликовал:

— Нам все известно! За тобой все время следили наши переодетые сыщики! И еще у нас аппарат такой есть! Телевизор! Все видит на сто двадцать километров!

— Ух ты-и-и… — оторопел Буратино. — Ну ладно… знаете, только уговор: не смеяться… А то им серьезно говорят, а они сразу ги-ги-ги — как дурачки все равно…

— Говори, не стесняйся!

— В общем, она, оказывается, весь наш заговор на чердаке слышала…

— Вот! — торжествующе воскликнул Стасик. — Я что говорил? Это же знаменитая шпионка! Никакой жизни от нее нет!

— Она и говорит: «Могла бы я вам помочь, только не хочу; вы, говорит, ко мне плохо относитесь, я на вас обиделась». Ну и так далее. Я ее просить! Она поломалась, поломалась и говорит: «Рыбу вашу глушит племянник Марии Андреевны, которая сейчас вон в ту калитку зашла. Он приехал в отпуск и привез с собой, чем взрывают, потому что он какой-то техник. У него есть дочка Цецилия — задавака, сил нет! Я с ней сначала играла, а теперь поссорилась, потому что она похожа на цаплю… И я знаю, что они завтра в три часа опять пойдут в какой-то там Ольховник. Пойди скажи Игорьку, он их сразу поймает. И скажи, что это я помогла… Или нет, не говори… Или скажи»… Ну, в общем, я не разобрал, сказать или не сказать…

Игорек почему-то покраснел, а Стасик мрачно сказал:

— Ей до всего дело… Такая она.

— Я хотел сразу к вам бежать, а потом гляжу — на заборе на меня карикатуры…

— А что, очень похожие? — заинтересовался Витамин. — Сразу себя узнал?

— Ничего не похожие…

— Хо! Рассказывай! Если не похожие, как же ты узнал, что это ты?

— Витамин небось рисовал?

— Военная тайна: может, я, а может, и не я… Но ты не горюй: там внизу можно подписать, что это не ты. Возьми мел и подпиши. Только, конечно, никто не поверит… Ну, дальше говори!..

— А дальше уже неинтересно… Сбегал я к дядь Коле. Там еще один был из лесничества, с усиками… Товарищ Петров его фамилия…

— Усики, как у шпиона? — спросил Игорек.

— Ну да! А вы откуда…

— Мы знаем! Мы за ним целый день следили. Ну и что?

— Ну и все. Пошли они пораньше в Ольховник и сразу этого племянника накрыли. Только вы не беспокойтесь: я дядь Коле сказал, что мы вместе его выслеживали.

— Эх, ты!.. — помолчав, сказал Игорек. — Все у тебя как-то глупо получилось… Не по правилам. Так-то и дурак сумеет…

— Да вы ж меня не захотели принимать! Откуда же я мог знать правила?.. А вон сам дядь Коля!

Дядя Коля шел вместе с усатым дядькой из лесничества. Еще издали он весело закричал:

— Вот они где, разбойники-то! Все войско налицо! И командир ихний тута! Грозное у меня ополчение, товарищ Петров? Ухари ребята! Как, бывало, примутся сражаться — ну бой в Крыму! Коза моя посейчас никак не отойдет! Горюю — внучонок мой мал, праховый парень, а то, ей-богу, отдал бы им на выучку. Они б его враз всем наукам обучили!

— Да, ребята хоть куда! — улыбнулся товарищ Петров. — Командира я немного знаю… и вот этих… — показал он на Герку с Симкой. — Народ, я заметил, бдительный! Где-то, не припомню, ребята, мы с вами виделись? А?

— Да так… — застеснялся Игорек, — где-нибудь… мало ли где…

Дядя Коля хлопнул его по плечу:

— Чего же вы, вояки, пригорюнились, головы свесили?

— А чего нам делать? — сказал Игорек. — Только мы было начали…

— Э-э… Вон оно!.. Это в таком-то лесе дела мало? Да тут, братки, только поспевай поворачиваться! Ну и ловко вы того злоумышленника хлопнули, закачается в другой раз! А вы думали — как? Вы хозяева — стало быть, давай помогай! Нам расторопные помощники вроде вас позарез необходимы. Таких делов наворочаем — браконьеру крышка! Сговорились, что ль?

— Еще как! — сказал Витамин. — Что нужно делать?

— А это потолкуем. Все будете при деле.

— Витька, — тихонько шепнул Витамину Котька, — а как же наша корова?

— А ну ее! — махнул рукой Витамин. — Пускай уж бабка пока в своем домике поживет! А то завалится он у нее, придется бабке строить себе в огороде шалаш и жить в нем, как какой-нибудь индеец!.. Ладно, если корова окажется древней, а вдруг она не древняя? — Он обернулся к Стасику. — Верно я говорю?

— Еще как! — ответил тот.


ВИТЬКА ВИТАМИН


Витьку прогоняют из кружка

На отлогом берегу реки под ветлой заседали члены кружка юных открывателей.

Вожатая Марина читала им вслух научную книжку, а они слушали, смирно сидя кругом на прохладном песочке.

Сзади всех неизвестно чему ухмылялся Витька, по прозвищу Витамин.

Только Витька успел появиться в пионерском лагере — и уже загорел. Загорел в один день и сразу же облез: нос облупился, по всей спине кожа висела клочьями.

— Слезла с меня верхняя кожа, как с какого-нибудь питона! Это кожа старая, зимняя. А под ней видишь — новая, хорошая! Смотри — розовая! — показывал Витька. — Всю зиму пришлось ей дожидаться, когда же старая в конце концов облезет. А под этой есть еще одна — про запас! А под той — еще… штук пять, наверно, есть у меня этих самых запасных кож. На два лета хватит загорать!

Витька не сидел, как все, а стоял на одном колене, странно и неестественно изогнувшись.

— Ты почему так сидишь? — подозрительно спросила его Марина, оторвавшись от книги.

— А так сидят индейцы, чтоб сразу вскочить, если какие-нибудь враги…

Марина вздохнула, покачала головой и опять принялась читать.

Витька с торжеством на нее посматривал: никакие дикари так вовсе не сидят, а просто была одна причина.

Сегодня, когда купались, Витька всем показывал, как он умеет плавать. Он плавал «по-морскому», «по-лягушачьи», «по-лошадиному», «велосипедом» и какими-то другими способами. Потом нырял и достал со дна длинную железку, изогнутую, как сабля. Может, это и в самом деле была сломанная старинная сабля.

Для любого это была ценная находка. А Марина сразу замахала руками:

«Выбрось ее сейчас же, она ржавая!»

«Чем же она ржавая? Ничего не ржавая. Так ее чуть-чуть почистить, и все! Взять песок и почистить. А потом отремонтировать, приделать ручку, наточить. А выбросить все можно… Найти трудно, а выбросить…»

«Выбрось!»

Витька был человек сговорчивый:

«Ладно, если уж вы так хотите, могу и выбросить… Может, она и вправду ржавая, только надо подальше отнести от берега, чтоб ее кто-нибудь не укр… обратно в воду не закинул!»

Сейчас эта железка была надежно запрятана у Витьки под рубашкой.

Марина опять перестала читать и глянула на Витьку:

— Знаешь, Витя, мне кажется, что ты зря записался в кружок…

Витька и сам думал, что зря. Не верилось ему, что в этом кружке откроют что-нибудь путное. Он уже раз был записан в одном кружке — мотоциклетном, а там нет чтобы учить кататься на мотоцикле (в один день можно выучиться, был бы мотоцикл!), — заставили какие-то схемы изучать.

И здесь никаких открытий, по всему видно, делать не собираются: занимаются всякой ерундой — камушками, травинками, букашками. Читают скучные, неинтересные книги… На всякий случай Витька спросил:

— А почему вы так думаете?

— Не получится из тебя исследователь.

— А почему?

— Характер у тебя несерьезный. Усидчивости нет.

— Ну, это вы неправду так думаете, — сказал Витька. — Сколько угодно у меня этой самой усидчивости. Я раз в кино на «Острове Сокровищ» подряд пять сеансов сидел. Чуть с голоду не умер! А один очкарик мог только три сеанса отсидеть…

— Не сравнивай, это разные вещи…

— А я и не сравниваю! Я только говорю: чего зря время-то проводить? Пора начинать какие-нибудь открытия делать. Куда-нибудь идти или ехать, где мы еще ни разу не были… А чего так-то сидеть? На одном месте открытия не сделаешь!..

— И что же ты собираешься открывать? — спросила Марина.

— Да мало ли что можно открыть! Что-нибудь такое… громадное! Много разных вещей можно наоткрывать — стоит взяться…

Марина не нашлась что ответить и от смущения спросила:

— А неужели тебе неинтересно знать все о природе!

— Очень интересно, — равнодушно согласился Витька.

— Посмотри-ка, что за красивая птичка отдыхает во-он на том корне. Вот о ней хочешь знать?

Витька и все остальные члены кружка, как по команде, повернули голову и посмотрели на другой берег, где из желтой глины обрыва высовывались черные, изогнутые, похожие на щупальца корни деревьев. На одном, прямом, как удилище, на самом кончике пристроилась удивительная птичка: крохотная, синяя, зеленая, пестрая — сидела, уставив длиннющий нос в воду.

— Хочу знать, — ехидно сказал Витька, — да только я уже знаю. Это даже никакая и не птичка, а зимородок. Иван Иваныч его звать. Так всех зимородков рыбаки зовут, спросите хоть у кого!.. Только он не отдыхает, а рыбу ловит. Увидит рыбку, оттолкнется от корня и нырнет в воду, как какой-нибудь спортсмен! Поймает и понесет себе в нору — детей кормить. Мы раз с Коськой и Котькой….

— Очень хорошо, что ты все знаешь, — покраснела и отчего-то рассердилась Марина. — И все-таки посиди смирно…

И опять стала читать:

— «Интересным приспособлением птиц является их способность „парить“, то есть передвигаться по воздуху, не совершая при этом резких движений крыльями…»

Витька смолк, не сводя глаз с ее лица. Зато остальные кружковцы завозились, зашуршали. Книжку никто не слушал. Все смотрели на другой берег на зимородка.

— А зимородковы дети что — рыбу едят? — громким шепотом спросил новый Витькин дружок, Колька.

— Ага… — таким же шепотом ответил Витька. — Только они в клетке жить не любят — сразу помирают… У нас с Коськой и Котькой был зимородок, но помер… Хотя мы его в лесу схоронили, даже с музыкой, как какого-нибудь, летчика!.. Точно-точно! Сходили за Валериком, который учится в музыкальной школе на такой громадной трубе, чтоб он нам продудел на ней похоронный марш…

— «Благодаря этому птица не падает, а, скользя под небольшим уклоном»… — все громче и настойчивее читала Марина, но не могла заглушить Витькин шепот.

— А еще у нас сыч был… Сам маленький, как голубь, а глаза — как у кошки… Дашь ему рыбу — он съест. Потом отрыгнет и опять есть…

— Хи-хи-хи-хи-хи!.. — затрясся Колька. Марина захлопнула книжку:

— Знаешь, Витя, не хочешь слушать — иди куда-нибудь по своим делам, другим не мешай! Иди!

Витька встал и, прижимая локтем железку, которая все норовила выскользнуть, пошел боком, говоря:

— Что ж, я, конечно, могу уйти… Если, конечно, я мешаю, то могу, пожалуйста…

Ребята смотрели ему вслед.

— Он такой, — сказал Петя Сорокин, когда Витькин стриженый затылок исчез в зарослях кипрея, — он прошлый год из дому убегал.

— Куда?

— В Крым. Взял лески, крючки, чтоб рыбу ловить, и убежал. А с ним его оруженосцы Коська и Котька. Они его во всем слушают. Только их на станции поймали милиционеры и домой отвели. Но он все равно задавался. «Я, говорит, сам не захотел, я лучше поеду с одной экспедицией в Уссурийскую тайгу — тигров ловить. Их, говорит, легко ловить — все равно как каких-нибудь котов… Я, говорит, в кино видел, как их ловят, — даже за хвост! Я б, говорит, тоже мог!» Потом я его встретил, говорю: «Почему же ты не поехал ловить своих тигров?» А он: «Почему, почему! Потому что нипочему!» Да ка-ак даст мне портфелем по шее!


Блестящие планы

На листе перед Витькиным лицом сидела гусеница, черная и мохнатая, как ламповый ежик. Голова у нее была красная. Эту гусеницу ребята называли Попова Собака.

Витька, немножко труся — такая эта Попова Собака была мохнатая, страшная, — поймал ее и рассмотрел со всех сторон. Потом достал из кармана спичечную коробку. В ней трепыхалась и шуршала помятыми крылышками пленная стрекоза. Стрекозу Витька отпустил — пускай летит куда хочет, — а на ее место водворил Попову Собаку. Пригодится зачем-нибудь.

Потом лег на землю и стал глядеть на облака.

Такие эти облака интересные: как горы. Среди пустыни — горы. А по горам карабкается неутомимый исследователь и знаменитый путешественник Виктор Иванов. Ростом он в три раза больше теперешнего Витьки. Голос у него грубый от ветров и холода. Он не в трусах, у которых то и дело сползает резинка, а в костюме из кожи оленя, на ногах — высокие сапоги, подкованные шипами. На шее висит бинокль, за плечами — автоматическое ружье, заряженное пулями. За поясом — сабля. Усы и борода у него точь-в-точь как у путешественника Миклухи-Маклая. Сзади бежит ученая собака. Даже не собака, а прирученный волк, громадный, как… тигр! Ага, вот и сам тигр ползет за ним следом, извивая хвост и кровожадно выпустив когти…

Но только он собрался прыгнуть, верный волк узнал его и вцепился полосатому хищнику в горло!..

Витька вскочил на ноги и выхватил саблю.

Сражаться с тигром пришлось долго. Ряд за рядом падали на землю побежденные лопухи и крапива! Даже убитые, они продолжали колоть и кусать босые Витькины ноги. Но Витька не остановился до тех пор, пока последний враг не погиб, а сабля сделалась блестящая и мокрая. Ржавчина с нее почти вся исчезла.

Отдыхая, Витька думал, что лучше будет того тигра не убивать, а приручить. Еду он сам себе достанет, зато на нем можно будет возить разный груз…

Как это получится здорово! Возвращается экспедиция по улицам Зеленограда мимо школы № 2. Все ученики и учителя глядят в окна, а за Витькой идет живой тигр, навьюченный, как какой-нибудь осел! Можно будет его хворостинкой подгонять, но не больно, а то вдруг обозлится!.. А потом привести этого тигра с собой в школу: пусть сидит на крыльце. Все учителя испугаются и уйдут домой, и занятий не будет…

Недалеко раздался свист. Витька тотчас откликнулся.

Из кустов появились двое одинаковых пацанов — братья-близнецы Коська и Котька.

— Ну как? — спросил Витька.

— Принесли.

— А ну?

Коська достал из-за пазухи сверток. В нем было несколько высушенных на солнце тоненьких кривых щурят и штук пять сухарей.

Витька взял одного щуренка, понюхал его, помял:

— Ничего. Лезь, прячь.

Ловко, как обезьяна, залез Коська на корявую дуплистую липу и заглянул в дупло.

— Все цело там? — спросил Витька.

— Все. Только муравьев тут полно! И каких-то мух…

— Ничего. Теперь скоро. Скоро поднимем мы паруса, и поминай как звали. Прячь и слезай.

Коська сунул в дупло сверток и спрыгнул на землю.

— А как шхуна? — спросил Витька.

— Ключ от замка уже узнали, где лежит. А весло возьмем в любое время.

— Тогда все в порядке. Значит, завтра в это время мы уже будем в открытом море! Уплывем в самые дебри и будем жить там, как какие-нибудь дикари!.. Ночью плыть будем, а днем скрываться во всяких там заливах, затонах… Вот переполоху будет! Куда делись?.. А мы уже где-нибудь за сто километров, на острове! И никто нас никогда не найдет, хоть тысячу собак пускай по нашему следу! Давно я об этом мечтал, с самого детства!

Витька повалился на спину и загорланил прославленную песню:

Пятнадцать человек на сундук мертвеца,
Ио-хо-хо, и бутылка рому!

Коська и Котька подхватили припев хриплыми пиратскими голосами.

Когда песня была пропета несколько раз, они сказали:

— Теперь нам надо домой…

— Мы за клевером отпросились.

И ушли. Витька посидел еще немного, мечтая о завтрашнем дне. План путешествия возник уже давно. Долго — целую неделю — длились приготовления. И теперь настает время покрыть себя неувядаемой славой!

Знали б о такой штуке кружковцы — лопнули бы от зависти! Это не то что всякие там букашки-таракашки!

Витька приоткрыл коробочку, проверил, как чувствует себя Попова Собака, встал и не спеша пошел к домикам лагеря, белеющим среди деревьев.


Витька принимает новое решение

Возле кухни вкусно пахло лавровым листом и жареным луком.

Над кирпичной плитой под навесом, уставленной большими кастрюлями, в которых что-то булькало и кипело, колдовала толстая тетя с круглым добрым лицом — повариха тетя Поля.

Витька остановился неподалеку и, заложив руки за спину, молча уставился на кастрюли, сковороды.

— Ты, бестолошный, чего заявился? Обедать нацелился? — спросила его тетя Поля.

— Нет, я так…

— Оно и видно, что так… Марина-то по шее тебя благословила из кружка? Давно пора! Другие-то дети как дети, любо глянуть: чистенькие, да смирные, да уважительные. Один ты чисто Меркушка, разбойник-воитель! Все от него криком кричат!

— Никто не кричит.

— Как же никто? А намедни Петяше кто пакость какую-то в рот совал?

— Сороке, что ль? Никакую не пакость… Обыкновенная муха…

— Ну, а муху-то это хорошо? Ты б себе сунул…

— Мне не за что…

— А он чем провинился? Малый тихий…

— Нет, вы не знаете, тетя Поль, — заволновался Витька. — Я вам расскажу, как было… В поход пошли, а у него была бутылка ситро, он ее потихоньку пил, никому не давал. Мне она не нужна, я могу из реки пить. Только этого терпеть нельзя, а то получится из него какой-нибудь кулак!.. А потом, когда в бутылке оставалось два глоточка, он ее достал и говорит: «Выпить, что ли?» Я говорю: «Конечно, выпей. На вот, мухой закуси!» Как начало его тошнить, рвать, прямо как нашу кошку, когда она кузнечиков наестся!

Витька радостно захохотал: смешную штуку всегда приятно вспомнить!

— И-и! Дубина! И рад!.. Рубашка вся порватая! Волки, что ль, ее на тебе рвут! Чем зря стоять тут столбом, взял бы вон под деревом чайник да побежал воды зачерпнул… Видит — тетя Поля вконец замоталась, нет чтобы помочь, стоит — рот разинул. Да проворней!

Витька подхватил чайник и помчался за водой.

В сырой лощинке под кустами орешника среди сочной травы тек ручей — маленький, в любом месте перешагнуть можно. Назывался ручей Громок.

Витька нагнулся к ручью и опустил в воду чайник. Если сильно сощурить глаза, то получится, что ручей — это большая река, а кусты по берегам — непроходимый тропический лес.

Течет в лесных дебрях быстрая и глубокая река Громок, и нависают над ней чудесные громадные деревья — шиповник и крапива, переплетенные колючими лианами — ежевикой.

Если самому сделаться маленьким, с палец, то чайник будет как корабль. Залезть в него и плыть. Носик у чайника как труба. Устроить в нем маленький моторчик, и можно плыть против течения среди сказочных лесов далеко-далеко — туда, откуда этот ручей вытекает. Вплыть под землю, захватив побольше продовольствия, в сырую темную пещеру, где…

У Витьки даже дух захватило.

Расплескивая воду, он побежал к тете Поле.

— За смертью тебя посылать!.. — проворчала она, когда запыхавшийся Витька бухнул чайник на стол. — Я уж розыск хотела посылать… Думаю — может, он там заснул…

— Тетя Поля а тетя Поля! — горячо заговорил Витька. — Вы не знаете, откуда Громок вытекает?

— А бог его знает… Из-под земли… Откуда ж ему течь?

— Значит, там и пещера есть?

— Может, и есть, почем я знаю… А тебе на что?

— Вот хорошо, тетя Поля! Правда, хорошо? Ну скажите, хорошо?

— Почем я знаю… Может, и хорошо, а может, и плохо… А ты чего возрадовался-то?.. Да не вертись ты под ногами, а то ошпарю вот кипятком, и будет тебе пещера! Юла!

— Теть Поля, давайте я вам чего-нибудь помогу!

— Что ж, помоги, потрудись… Накося поверти мясорубку.

Витька вцепился в ручку мясорубки, завертел ее изо всех сил и загорланил во весь лес:

Шалтай-болтай, горилла!
Горилла!
Горилла!

— И-и, дурила! — укоризненно сказала тетя Поля. — Только и на уме: горилла да крокодила… Тьфу! И песни-то все у него дурацкие! Где они и научаются! Какие хорошие песни с ними разучивают — заслушаешься… Вот, к примеру сказать, «Синичка». Давай-ка лучше споем «Синичку». Ну, пой: «Ты, синичка, где была…» — запела тетя Поля тоненьким голосом.

Но Витька терпеть не мог «Синичку».

— Это ерундовая песня, — сказал он. — Ее малышей учат петь…

— А тебя чему учат? — разозлилась тетя Поля. — Фулиганничать? Ну-ка, иди-ка отсюда! Мясорубку еще сломаешь со своей ухваткой, несуразный черт! Иди!

Витька, отойдя немного, спел еще раз «Гориллу», вызывал тетю Полю погнаться за ним, но она издали погрозила ему тряпкой, и Витька ушел.


Приятный разговор

Во время обеда все только и говорили о завтрашнем походе к Моховому озеру.

Витька в общем ликовании участия не принимал. Он сидел молча, задумчивый и таинственный, потому что за маленьким столиком сидели вместе с ним две девочки — Галя и ее подруга Маруся.

Витька давно хотел заговорить с Галей, да все не было случая. До этого он много всяких подвигов совершил только для нее — чтобы она могла сразу видеть, какой Витька бесстрашный, ловкий и веселый человек, не какой-нибудь там тихоня и слюнтяй.

Правда, сейчас мешала Маруся, черная и остроносая, как галка. Она и глазом косила по-галочьи, пытаясь влезть в разговор. Но Витька ей не давал.

А разговор был очень интересный.

— Я могу вовсе никогда не обедать, — начал Витька, когда принесли суп. — Это что за суп! Вот ракушки — это да! Я ел.

— Ой-ей-ей! — испугалась Галя. — Ну… и что?

— Ничего. Самая лучшая индейская еда. Если б можно было, я б одни ракушки ел, больше ничего бы не стал…

— А вот и врешь… — сказала Маруся.

Но Витька только презрительно покосился на нее через плечо, а Галя, глядя на Витьку с восхищением и ужасом, спросила:

— И… Много ты их уже съел?

— Три штуки. Для пробы. Вот скоро все удивятся… — загадочно пообещал Витька. — Надоели мне эти всякие завтраки, обеды, ужины… Скоро меня поминай как звали. Вот когда наемся я ракушек, как какой-нибудь дикарь!

— А у меня есть маленькая сестренка, — задумчиво сказала Галя, — она один раз бусинку проглотила…

— Ну, маленькие, чего они понимают… У одного моего товарища есть маленький братишка. Два месяца ему. Ерундовый — весь какой-то лысый… Все спит… Только его принесли — он давай спать! Спит и спит. Как только не надоест! Как будто больше делать нечего! Начали мы его будить — он орет. Никакого от него толку!

— У нас кошка может есть водоросли из аквариума. Знаешь, какой у нас большой аквариум, а в нем — золотые рыбки…

Витька немного подумал и спросил:

— А мыши у вас есть?

— Ой, нет! Я их боюсь…

— А у нас есть. Сколько угодно у нас мышей. Как начнут они ночью играть-петь!.. Даже ко мне под одеяло одна залезла, когда я в сарае спал. Такие ручные! Я давно думаю их совсем приручить… А то очень у нас мало разной живности, если не считать кур. А какая от них польза? Хочу я с отцом поговорить, чтоб он вместо этих кур завел павлинов. Я думаю, он согласится. Ведь павлинов держать куда интереснее, чем всяких там кур! Тогда я могу сколько угодно перьев кому-нибудь дать… Тебе нужны павлиньи перья?

— Очень! Ты мне одной дай, а больше никому не давай. Ладно?

— Ладно. Только придется Коське и Котьке по одному дать, потому что я им уже обещал… Сейчас-то мне этим некогда заниматься. Надо два открытия сделать… Маленькое и большое.

— Воображаю! — фыркнула Маруся. Но Витька не обратил на нее внимания.

— Одно мы уже почти сделали. Чуть-чуть не прославились на весь Советский Союз! Выкопали мы с Коськой и Котькой ископаемый череп первобытной коровы. Понесли в музей, чтоб там его положили за стекло и все люди могли видеть, какие в древности водились ужасные громадные коровы. А он возьми да и окажись не первобытным… А то представляешь, какое бы это было ценное открытие!..

— Ты уж много всего наоткрывал. Витамин несчастный! — опять вмешалась Маруся со зла, что не с ней разговаривают.

— Ага, Витамин? — злорадно сказал Витька. — Значит, ты дразниться? Хорошо же… А вот это видела?

Он достал из кармана спичечный коробок, извлек оттуда Попову Собаку и кинул на Марусю.

Маруся завизжала, опрокинула тарелку с супом, суп потек по столу и ей на платье.

Витька быстро подобрал Попову Собаку и спрятал в карман. Потом как ни в чем не бывало смирно уселся на своем стуле. Когда пришла Марина, он ей кротко объяснил:

— Суп пролила и орет. Вот дура!

— Он… на меня… червяка… — всхлипывала Маруся, указывая на Витьку.

— Чего врешь? — обратился к ней Витька. — «Червяка»!

— А ну встань! — сказала Марина. — Какой червяк? Где он?

— Не знаю. Никакой. Его нет.

— Мохнатый, страшный… — заикалась Маруся.

— Врет! — сказал Витька. — Это даже и никакой не червяк, а Попова Собака.

— Все равно! — кричала Марина. — Где она у тебя… эта самая… собака!

— Нету… Уползла… Или, может, спряталась. Я что-то не заметил.

— Она у него в кармане! Я видел! — сказал Петя Сорокин.

Витька, не вынимая рук из карманов, поддал Петяшу ногой.

— Во-от… Посмотрите, Марина… Он всегда так! — заныл Сорокин.

— Витя! — торжественно произнесла Марина. — Всякому терпению бывает конец! Сегодня ты пообедаешь один, а завтра не пойдешь со всеми в поход! Я считаю, что ты поймешь, одумаешься…

— Ничего я не пойму, — нарочно захныкал Витька, делая плаксивое лицо, — и одумываться не буду… Не хотите меня брать, и не надо…

— Впрочем, если ты дашь честное слово, что больше…

— Не буду я давать никаких честных слов… — спохватился Витька.

Он испугался, что его вправду простят.

А остаться завтра в лагере Витьке было необходимо для выполнения своего нового плана.


Витька вербует экипаж

Витька и Колька спали в палатке рядом.

После отбоя Витька улегся на свою раскладушку и принялся сильно моргать, чтобы Колька видел, что он не спит.

— Ты чего моргаешь? — спросил наконец Колька.

— Я не моргаю. Я думаю. План один выдумываю.

Любопытный Колька приподнялся на локте и повернулся к Витьке. Витька лежал тихо.

Колька немного подождал и спросил:

— А какой план? Витька молчал.

— Ну, Витьк, какой план? Ты что, оглох, что ли?

— Обыкновенный. Сильно вы скоро все удивитесь. Да. Некоторым придется всяких пилюль запасать, чтоб с ними разрыв сердца не приключился…

— Почему?

— А так. Очень просто. Не берут меня завтра в поход, и не надо. Я и сам не хочу. Я сам пойду в одно место… Такое место…

Витька отвернулся и засопел, будто спит. Колька долго ворочался, потом тихо позвал;

— Витьк… Колька дернул Витьку за одеяло.

— Ну чего тебе? — сонным голосом спросил Витька.

— А мне не скажешь?

— Нет. Колька помолчал немного и сказал:

— Ладно-ладно… Такой стал? А еще товарищ…

Витька ровно сопел.

— Я ему всегда все говорю…

Витька начал тихонько похрапывать.

— …и никогда не ябедничаю… Когда прошлый раз ночью намазались зубным порошком и стали выть, я никому не сказал…

— Хр-р-р!..

— И когда ты на Марину карикатуру нарисовал…

— Чего врешь! — сразу «проснулся» Витька. — Это Женька нарисовал, а на меня свалил.

— Может, и Женька.

— Вот тебе и «может»… Не знаешь, а говоришь… Ладно. Если пойдешь со мной завтра, тогда и скажу. Очень интересное дело. В поход не ходи. Скажи — заболел, голова болит…

— Так это… соврать?

— Ничего не соврать. Потому что, если сегодня захочешь, она и вправду заболит. Немножко… Так всегда бывает. Захоти — и заболит. У меня сколько раз так было… Ну, спи, хватит разговаривать…


Экспедиция пускается в путь

Сквозь слюдяное окошечко палатки светило яркое солнце. В щелочку под парусиновой дверью виднелась голубая полоска неба. Солнце уже прогрело парусину.

День будет такой же, как вчера и позавчера, — безоблачный и жаркий.

Поэтому весь лагерь сегодня проснулся рано. И как только пропел горн, все мальчишки и девчонки выскочили из палаток и помчались умываться.

Вокруг умывальников царила веселая толкотня.

Витька с зубной щеткой в одной руке и полотенцем — в другой суетился тут же, смотрел, в чей бы зубной порошок окунуть щетку: свой он пожертвовал для того, чтобы намазаться той ночью, «когда выли». Вид у него был высокомерный и снисходительный.

Зато Колька выглядел растерянно и жалко — такой это был безвольный и непредприимчивый человек.

— Не раздумал? — толкнул его в бок Витька.

— Н-нет… — промямлил Колька. — Только вот голова у меня не разбаливается. Старался, старался…

— Это ничего, — бодро сказал Витька. — Зато вид у тебя прямо как у какого-нибудь тифозного.

Когда Колька разговаривал с Мариной, на него и вправду жалко было смотреть.

— Что же у тебя болит? — спрашивала Марина.

— Голова… — печально говорил Колька, держа руку у лба.

Витька, оказавшийся тут как тут, вмешался:

— Верно. Он всю ночь ворочался и кашлял, как какая-нибудь овца!

Забеспокоилась Марина:

— И кашлял? Надо тебя немедленно к врачу! Колька испуганно взглянул на товарища:

— Нет-нет! Не кашлял я вовсе!

— Верно. Это я спутал. Это я сам кашлял. А он не кашлял, а стонал, потому что за ужином манной каши объелся. Две тарелки съел, я даже удивился. Ну, думаю, примется он теперь хворать!.. Но вы за него не беспокойтесь: он полежит, и все пройдет…

Марина подозрительно посмотрела на Витьку:

— А ты чего здесь стараешься? Опять выдумал что-нибудь?

— Ничего я не выдумал… И всегда вы, Марина, во всем меня подозреваете!.. Как будто я какой-нибудь хулиган. Я за товарищей всегда стараюсь…

— Иди в палатку и ляг! — сказала Марина Кольке. — Через час придет врач, обязательно сходи к нему.

И вот наконец все ушли в поход! Кроме Кольки и Витьки, в лагере остался еще один больной — Сорока. У него от вчерашнего купания заболело горло, и он лежал в палатке.

— Айда за мной! — скомандовал Витька, когда стихли голоса ребят. — Чтоб никто не видел.

Он нырнул в кусты и пополз бесшумно, как пантера. Колька послушно пополз следом.

Кусты были густые и колючие, будто кто нарочно посадил шиповник и переплел его колючей ежевикой, а рядом росла мощная крапива, валялись острые сучки, колючки и камушки, только и дожидавшиеся, как бы побольше воткнуться в руку или в коленку.

Витька полз, раздвигая шиповник, ежевику, и бесстрашно подминал крапиву. Колька пыхтел и шепотом ойкал сзади…

Наконец мальчишки выбрались в лощинку, где тек ручей.

Там Витька сразу кувыркнулся в густую траву, покрытую студеной росой, и начал валяться по траве. Колька сделал то же самое….

Руки и ноги у них были сплошь покрыты красными волдырями.

— Здорово! Ты только глянь — теперь мы как лягушки или какие-нибудь саламандры! — веселился Витька. — Ни у кого, наверно, не было такой пятнистой кожи!

Колька оглядывал себя без особой радости:

— Это похоже, как у меня в детстве была крапивная лихорадка. Теперь понятно, почему она так называется…

— Пойдем! — сказал Витька, вставая. — В путь!

— А куда?

— Пойдем по ручью. Будем смотреть, откуда этот ручей вытекает!

— Только и всего? — удивился Колька. — Э-эх! Знал бы — лучше в поход пошел!

Витька окинул его взглядом, полным презрения:

— В поход? И шел бы! Чего же ты не идешь? Иди! Хоть сейчас! Только ты знаешь, зачем мы идем? Не знаешь, а говоришь! Может быть, мы там обнаружим какие-нибудь полезные ископаемые. У ручьев, где они из-под земли вытекают, бывают пещеры, а в них полно всяких полезных ископаемых. Мы это и по географии проходили: всякие сталактиты, сталагмиты. Понял?

— Понял… — нерешительно сказал Колька. — Только… И долго мы будем путешествовать до этой самой пещеры?

— Как дойдем. Может, день, может, год, а то и всю жизнь…

— Это долго, — сказал Колька, — зима настанет, мы и замерзнем…

— Ерунда! — сказал Витька. — Знаменитый путешественник Амундсен всю жизнь добирался до Северного полюса и добрался только к старости!..

— То Амундсен… А что мы есть будем?

— Продовольствие есть, — важно сказал Витька. — Идем!..

Подойдя к дуплистой липе, Витька залез на нее и вынул принесенный вчера Коськой и Котькой сверток. Колька с удивлением и недоверием потрогал сушеных щурят:

— Это… что?

— Продовольствие!

— Ну и продовольствие! — рассмеялся Колька. — Надо бы хоть по бутерброду от завтрака спрятать!

— Бутерброды! Эх ты, бутерброд! — разозлился Витька. — Ты, может, еще суп с собой в кастрюле понесешь? Не хочешь идти — не надо! А то он с ребятами лучше в поход пойдет, то ему продовольствие не нравится! А какое бывает продовольствие, не знаешь!

— Какое? — испуганно спросил Колька.

— Такое! Очень обыкновенное. Книжки надо читать! Всегда у путешественников сухари бывают и рыба сушеная. Бывает еще пеммикан, но его взять негде, потому что он делается из бизонов, а бизоны у нас не водятся. Понял?

— Понял… Это правда, — я тоже читал…

— То-то… — сразу успокоился Витька. — «Бутерброды»!

Потом он достал из кустов вчерашнюю железку и заткнул ее за пояс.

— Оружие, — пояснил он. Колька ничего не сказал, боясь, как бы Витька опять не уличил его в незнании каких-нибудь необходимых для путешествия правил.


Вверх по ручью. Бунт экипажа

Верхушки деревьев смыкались над головами путешественников. В чаще ветвей гомонили птицы. Самих птиц не было видно. Они порхали и двигались в листве, отчего солнечные блики на земле дрожали и перемещались.

Там, наверху, были у них гнезда, птенцы, свои дороги и убежища — целое птичье царство, таинственное и интересное.

Витька шел и размышлял: хорошо бы на время сделаться птицей, пожить немножко в этой зеленой чаще, поговорить с птицами и все у них разузнать; жить в дупле или в гнезде, все сверху видеть и слышать. Вот, например, идут двое мальчишек…

— А зачем нам полезные ископаемые? — спросил Колька.

Витька промолчал.

— Если откроем, про нас в «Пионерской правде» напишут?..

— Напишут.

— А как?

— «Ценная находка, — сказал Витька. — Ученик школы номер два, будущий знаменитый путешественник Виктор Иванов после долгих исследований… с опасностью и риском… открыл полезные ископаемые… громадного значения». Вот так.

— Здорово! Только почему это «открыл»? «Открыли»… Вместе ведь откроем-то!

— Ты не понимаешь. Пишут только о начальнике экспедиции. — Витька усмехнулся.

— А кто начальник?

— Я, конечно! Кто же еще?

— А я кто?

— Ты?.. Ну… экипаж, что ли…

Колька остановился:

— Если так, если я экипаж, то захочу вот, перейду на другой берег, и получится другая экспедиция… Сам буду и начальник и экипаж… А моя экспедиция еще вперед твоей до пещеры допутешествует… Вот и будет тебе экипаж!

Колька перепрыгнул на другой берег, и по ручью отправились уже две экспедиции!

Колька шел все быстрее и скоро опередил Витьку. Витька прибавил шагу. Колька тоже. Витька побежал. И Колька побежал.

Наконец Витька запыхался, сел на землю и расхохотался.

Колька с удивлением обернулся, очень злой.

— Эх ты, — сказал Витька, — дурак!..

— Ты, Витька, не очень… — еще больше обозлился Колька. — Ты не задавайся, а то…

— Конечно, — продолжал Витька, — дело не в том, напишут о нас или нет. Это я нарочно, чтоб тебя испытать. Самое главное — польза. А то читаешь: в одном месте мальчишка руду открыл, а в другом месте другой мальчишка — торф, третий еще что-нибудь, а мы ничего…

— Это так… — согласился Колька, остывая.

— Мы вот что сделаем. Сейчас я буду начальник, а на обратном пути ты. Идет?

— Ладно, — сказал Колька и перепрыгнул опять к Витьке.

Мир был установлен, экспедиция продолжала свой путь.


Путешественники у цели

Непонятно, откуда бралась жара в лесной чаще. Она, как видно, исходила отовсюду: и с неба, и от земли, и от нагретых стволов деревьев, и даже от сухой, горячей травы.

— Это нам здорово повезло, что такая страшенная жара! — с удовольствием говорил Витька. — Пусть бы еще жарче было! Как в пустыне Кара-Кум. Может, кого-нибудь из нас стукнул бы солнечный удар, а мы бы все шли и шли. «Несмотря на убийственный климат, путешественники продвигались вперед».

Колька молча плелся сзади, на каждом шагу вздыхая и ойкая. Он сопел и обливался потом, то и дело спотыкался. Все сучки обязательно старались зацепить его за рубашку или оцарапать, а колючки — воткнуться в босую ногу.

А Витька горевал:

— Чаща не особенно густая — вот беда! Надо, чтоб она была непроходимая, а мы бы сквозь нее прорубались — по одному метру в час! И чтоб вся она кишела змеями, скорпионами, громадными волосатыми пауками…

Колька встрепенулся и начал подозрительно смотреть себе под ноги и заглядывать в кусты.

— А еще плохо, — продолжал Витька, — что вода в ручье не соленая… Была б она соленая, могли бы мы испытывать зверские муки жажды… А это что…

Колька молчал.

Все гуще становилась чаща. Все таинственнее и непроходимее делались места. И тишина стояла вся пропитанная запахом трав и цветов… Это, наверно, были какие-нибудь особенные, дикие цветы и травы… Их нюхают, может быть, одни только медведи и волки да лечат ими своих детей зайцы…

И плохо, что все эти звери куда-то попрятались: Витька их ни разу не видел.

Идти стало труднее, потому что пришлось подниматься в гору. Когда же путешественники преодолели подъем, то, как пишут в книжках, «взорам их предстала» большая поляна на макушке горы, вся седая от кустиков полыни.

Витька перебежал полянку и остановился в восторге: она заканчивалась обрывом — великолепной огромной пропастью с угрюмыми выступами и нависшими кустами, с промоинами от ручьев, со змеями корней.

Даже Колька не выдержал.

— А красивый вид… — сказал он, становясь рядом с Витькой.

Ручей кончался в этом овраге, среди кустов.

Витька нашел место, где можно спуститься, и полез вниз, хватаясь за корни, за камни, и с середины спуска стремительно съехал на штанах по глине, напрасно стараясь зацепиться за что-нибудь. Вместе с ним съехала целая лавина сухой комковатой глины.

Очутившись на дне оврага, Витька подождал, пока рассеется пыль, и помахал Кольке, стоявшему наверху:

— Давай сюда!..

Колька боязливо опустил одну ногу, другую… и вдруг в туче пыли обрушился прямо к Витькиным ногам.

Он сидел, тяжело дыша, не выпуская из кулака сломанную ветку. Потом молча встал и стал отряхивать желтые от пыли штаны.

— Ничего… — утешил его Витька. — В ручье постираем. В мокрых будет даже лучше…

— Да-а-а… — затянул Колька, — тебе все лучше… Где ж твоя пещёра-то?

— Пещера, — поправил Витька и замолчал. Никакой пещеры в овраге не было. Ручей вытекал из какой-то ямки, среди частых и страшно колючих кустов.

Витька смело влез в воду и, увязая в глинистом дне, пошел, одной рукой раздвигая кусты, к истоку ручья.

В другой руке он держал наготове саблю.

Потыкав дно саблей, никаких полезных ископаемых Витька не обнаружил. Сталактитов и сталагмитов тоже.

Колька исподлобья наблюдал за ним.

Наконец Витька вернулся, воткнул саблю в землю и сел.

— Ну, где ж твои ископаемые? — спросил Колька.

— Нигде, — сказал Витька. — Но это ничего, что их нет… даже лучше… Со всеми знаменитыми путешественниками обязательно так бывает: идет он, идет на какой-нибудь Северный полюс, год идет, два года идет, придет, наконец, а там и нет ничего…

— Как — нет?

— А так. Снег и льдины, и больше ничего. Ну, может быть, какой-нибудь тюлень сидит или пингвин, и все… Давай лучше поедим.

Путешественники съели свое продовольствие. Колька немного повеселел.

Когда от продовольствия остались одни головы и кости, Витька сказал:

— Теперь давай пить. Давай пить как можно больше. Эта вода особенная. Такой воды нигде нет.

— Почему?

— Потому что она прямо из-под земли вытекает. Загрязниться не успела. Она, наверно, полезная — видишь, какая вкусная! Давай пить про запас.

Путешественники легли на живот и принялись пить. Они пили и пили, так что и встать потом было трудно.

— Вот, — сказал Витька, немного отдышавшись, — хоть мы и не открыли полезных ископаемых, зато открыли новый овраг. Сразу видно, что здесь не ступала еще нога человека! Надо его как-то назвать. Я уже придумал, как назвать. Овраг Выбитой Головы, вот как!

— Какой — выбитой? — без интереса спросил Колька.

— А глянь! — Витька показал на большой глиняный выступ вроде балкона на самом неприступном склоне оврага. — Видишь? Это голова. Посредине — нос, по бокам — два глаза, внизу — рот. Видишь?

— Ну… вижу… — неуверенно промямлил Колька.

— А вон то — усы?

— Ну… усы…

— И борода?

— Борода…

— Это богатырь! — торжественно сказал Витька. — Его древние люди сделали. Понял?

— Ну… понял… Только… как они туда залезли?

— Хо! Древние люди куда угодно могли залезть! Им было все нипочем! Любили они везде лазать! И эту голову выбили в скале.

Колька вяло кивнул и закрыл глаза, намереваясь задремать, а Витька отправился поглядеть, не забыли ли чего-нибудь в этом овраге древние люди. Они многое могли забыть или потерять: каменные бусы, топоры, дубины. Могли остаться черепа или скелеты. Может быть, какие-нибудь надписи, которые придется потом ученым разбирать целых сто лет.

Витька пошел по ручью, поднимая большие камни, тыкал саблей в дно. Он ковырял стенки оврага, ожидая, что вот-вот вывалится какая-нибудь кость или железка. Но ничего интересного не попадалось.

И вдруг Витька оторопел, как Робинзон Крузо, увидевший след на песке: возле ручья была постлана газета, и валялись пустая бутылка из-под лимонада, огрызки яблок, конфетные бумажки, яичная скорлупа и спичечный коробок с остатками соли. Тут же на кустике висело кукольное платьице, которое маленькая хозяйка куклы, очевидно, постирала, повесила сушить и забыла.

Витька проткнул эту позорную тряпицу своей саблей и стряхнул в ручей. Потом схватил бутылку и запустил ею в далекий камень с намерением разбить в дребезги, но, как всегда бывает в таких случаях, не попал, и бутылка мягко шлепнулась о землю.

Больше в этом паршивом овраге делать было нечего.

Он подошел к дремавшему Кольке и толкнул его в бок:

— Вставай, что ли! Чего зря торчать тут! Не спать шли!

Колька угрюмо поднялся и начал карабкаться вверх по откосу.

Экспедиция тронулась в обратный путь.


Возвращение. Сорока и муравьи

Всю обратную дорогу Колька отмалчивался. Да и Витьке было неохота разговаривать.

Теперь ребята спешили поскорее попасть в лагерь, до возвращения Марины с отрядом.

От нечего делать Витька предложил было:

— Давай нарочно заблудимся…

— Зачем? — буркнул, не оборачиваясь, Колька.

— А так. Тогда можно будет терпеть бедствие. Компаса нет. Продовольствия нет. Кореньями будем питаться, луковицами…

— Сам ты луковица… — враждебно сказал Колька и пошел быстрее.

— А то можно змей ловить, — не унимался Витька. — Они тут кишмя кишат! Самые ихние места! Я даже видел — сейчас две штуки в кусты поползли. Метра по полтора будут!

— К-какие еще змеи? — плачущим голосом спросил Колька.

— А такие, — с удовольствием объяснил ему Витька. — Самые что ни на есть ядовитые. Вот как тяпнет какая-нибудь за ногу — сразу узнаешь, какие!

— Ты что? Ты что, смеешься, да? — захныкал Колька.

— Смеху тут мало, — сказал Витька. — Да-а-а… Но ты не очень бойся. Я знаю, как спастись: надо сразу ногу отрубить! Нечем вот только…

Глотая слезы, Колька опрометью помчался вперед. Витька, посмеиваясь, шел сзади.

Лагерь оказался неожиданно близко. Вот уж и палатки белеют за деревьями, вот место, где Витька вчера черпал воду для тети Поли.

Витька осторожно прошел вдоль низкой изгороди. Лагерь был пуст. Ребята еще не пришли из похода. Стало быть, и беспокоиться нечего!

Витька огляделся по сторонам, ища, чем бы заняться.

Рядом, за кустами, что-то шевельнулось. Витька сжал саблю и, крадучись, пошел узнать, что там такое.

Это оказался Петя Сорока. Он стоял согнувшись и, как видно, от нечего делать расковыривал палкой большой муравейник, высоким правильным холмом возвышавшийся возле кривой елки.

Это было большое, могучее муравьиное государство. Целая муравьиная Москва. Все его жители были трудяги и молодцы, им все было нипочем — ни дождь, ни жара, — они постоянно работали и жили счастливо. Все это были Витькины знакомые муравьи. Витька их каждый день проведывал и приносил подарки: дохлых мух, бабочек, кусочки сахара. Муравьи с благодарностью брали и несли прятать в свои подземные склады.

Витька схватил с земли хворостину и выпрыгнул из кустов. Сорока вздрогнул, оглянулся и сразу же припустился бежать, не оглядываясь и не выбирая дороги. Витька несся за ним. Как по воздуху, перелетали они через колючий шиповник, крапиву и выскочили на просеку, прямо навстречу возвращавшемуся из похода отряду.

— Что такое? — спросила Марина, взглядывая то на разъяренного Витьку, то на перепуганного Сороку.

— Я ему покажу!.. — перевел дыхание Витька. — Будет знать!

— Да в чем дело?

— Он… Муравейники разорять! Я дам!..

— Какие муравейники?

— Он знает какие!

Марина никак ничего не могла понять:

— Что случилось?..

— У него спросите!.. Муравейники портить!

— Муравьи… приносят… вред… — слабым голосом, икая с перепугу, оправдывался Сорока.

— Ах ты!.. — бросился к нему Витька. — Вот я тебе покажу вред!

— Дай-ка сюда. — Марина взяла у Витьки хворостину и бросила в сторону. — Кто тебе дал право самому расправляться? Да и откуда ты знаешь, полезные муравьи или…

— Знаю!

— Вредные… — лепетал Сорока. — Отец их всегда в саду керосином травит… — Они ползают везде и портят…

— У вас с отцом всякая живность вредная! — презрительно сказал Витька. — Ты пойди лучше на базаре помидорами поторгуй, как в тот раз, когда…

— Витя! — одернула его Марина.

— Его отец даже скворцов стреляет из ружья… Будто они у них рассаду помидорную дергают!.. — сказал кто-то из ребят.

— Во-во! — обрадовался Витька. — А то — «керосином». Их, спекулянтов, надо самих…

— Витя!!

— А что, неправда, что ли?..

— Вместо того чтобы оскорблять товарища, ты лучше выясни, правда ли они полезные.

— А вы разве не знаете?.. — удивился Витька. — Ведь полезные же… Любой дур… любой знает… Они едят всяких вредных червячков, мушек…

— А может, и полезных? Как это узнать? Витька подумал:

— Очень легко можно узнать… У них есть такие тропинки к муравейнику. Они всякую свою добычу несут только по тропинкам… Так вот, надо проследить, сколько и чего они таскают по одной. А потом умножить на сколько тропинок и сосчитать… Очень просто.

— Это не так просто, — сказала Марина. — У кого же на это хватит терпения?

— У меня, например, — скромно сказал Витька и вдруг взволновался. — Только, Марина… а это правда еще неизвестно… Это никто не делал?

— Не знаю. Во всяком случае, я не слышала…

— Марина! А это здорово, а? Правда, ведь здорово?

Витьке стало жарко. Вот это да! Все остальные планы были просто забавой для малышей.


Витька занят

На другой день весь лагерь облетела весть: «Витька Витамин лежит возле муравейника, где кривая елка».

Любопытные бродили в почтительном отдалении. Близко подходить никто не решался: он грозил самой лютой расправой тому, кто будет ходить возле муравейника, мешать ему и пугать муравьев.

С разрешения Марины Витька поднялся на рассвете. К восходу солнца он уже залег возле большой муравьиной дороги.

За остаток вчерашнего дня молодцы муравьи успели полностью отремонтировать свой муравейник.

Витька терпеливо дождался, когда первый самый добычливый и расторопный муравей возвратился с добычей, таща крохотную розовую личинку.

Только полезная эта личинка или вредная — вот вопрос!

Витька поразмыслил и решил: если насекомое окажется неизвестным, отбирать по одному образцу и потом определить всем вместе в кружке, какие они.

Рассерженному муравью он сказал:

— Ты не горюй, отдадут тебе твою личинку! Определю и отдам. Беги за другой!

Сейчас у Витьки дело шло вовсю. Он не успевал отмечать в записной книжке:

«И еще муха желтая, с черными крыльями. Кусучая… Двадцать первая розовая личинка… Ножка от кузнечика… Зелененький червячок…»

Образцы неизвестных насекомых были разложены у него на бумажке. Обиженные муравьи всё пытались утащить обратно отобранную у них добычу, но Витька им не давал.

Да еще мешали всякие любопытные.

Пришла Галя. Присела на корточки:

— Ну что, Витя?

— Ничего, — буркнул Витька. — Та-ак… Двадцать вторая личинка…

— Ой, какой красивый мотылек! — И Галя протянула руку к бумажке с образцами.

— Не трожь! — сурово сказал Витька. — И не мешай. Иди!

— Ах, так…

И Галя, дернув плечиком, ушла—обиделась. Ну и пусть. Тоже лезет! Думает, игрушки ей тут…

В кустах раздался пиратский свист.

Витька нехотя откликнулся.

К нему подошли Коська и Котька:

— Привет, атаман!

— Привет, — сказал Витька, отбирая у муравья маленькую черненькую куколку и кладя ее на бумагу с образцами, и записал:

«Черненькая куколка».

— Ты чего? — шепотом спросил Коська.

— Срочная научная работа, — сказал Витька. — Ужасно важная… Та-ак… дохлый паук…

— Витьк, а Витьк… А как же… У нас ведь все готово!

— Я не поеду. Та-ак… белая бабочка, наподобие моли…

— Совсем? — поразились Коська и Котька.

— Не знаю… Потом скажу… Ага, гусеница… Говорю, очень важная работа. Может, и совсем не поедем. А вы пока идите, не мешайте… Занят я… Потом расскажу…

Удивленные Коська и Котька пошли через полянку, то и дело оглядываясь на Витьку.

А Витька записывал:

«Обыкновенная муха — 19-я».

Ему некогда было заниматься пустяками: он делал свое первое научное открытие.


Оглавление

  • КАК ПРОГНАЛИ ВИТАЛЬКУ
  • НАЧАЛО РЫБАЧЬЕГО ПАТРУЛЯ
  •   Опустевший вигвам
  •   Лесник
  •   Первобытная корова
  •   Ученый-отшельник и Муся
  •   Штаб сыщиков
  •   Метод Шерлока Холмса
  •   Экспедиция к Щипучам
  •   Ловцы в ловушке
  •   Приключения Буратино
  • ВИТЬКА ВИТАМИН
  •   Витьку прогоняют из кружка
  •   Блестящие планы
  •   Витька принимает новое решение
  •   Приятный разговор
  •   Витька вербует экипаж
  •   Экспедиция пускается в путь
  •   Вверх по ручью. Бунт экипажа
  •   Путешественники у цели
  •   Возвращение. Сорока и муравьи
  •   Витька занят
  • X