Политология в схемах и комментариях (fb2)

Политология в схемах и комментариях   (скачать) - Александр Тургаев - Андрей Евгеньевич Хренов

А. С. Тургаев, А. Е. Хренов Политология в схемах и комментариях

Глава 1. Предмет политологии

Политическая наука основывается на обширной интеллектуальной традиции. К этим традициям можно отнести античную философию Платона и Аристотеля, учения о государстве и праве римских юристов, «реализм» Н. Макиавелли, теорию суверенитета Ж. Бодена, учение о разделении властей Ш.-Л. Монтескье, политическую мысль классической немецкой философии и многое другое. Институционализация политических знаний, формирование самостоятельной области исследований и выработка специфических методов анализа привели к появлению политической науки.

Возникновение политологии как науки и как профессионального вида деятельности относится к концу XIX в. В последней трети XIX в. формирующаяся политическая наука была связана с философскими, юридическими и историческими исследованиями. В США в 1920-е гг. новым подходом в политических исследованиях стал бихевиорализм. Появление бихевиоралистского направления стало подлинной «революцией» в политической науке. В послевоенные десятилетия отмечается бурное развитие политической науки и в Америке, и в Западной Европе. После Второй мировой войны в связи с демократизацией в Европе и формированием открытого общества возрождается интерес к политической науке во многих европейских странах. Общество и политика нуждались в исследованиях политических процессов, принятии политических решений, в выработке эффективной политики. В 1950-е гг. в методологии политической науки возникает «вторая волна» бихевиорализма. В рамках бихевиоралистского направления получает развитие структурно-функциональный анализ, анализ политических систем, начинают проводиться первые сравнительные исследования. Середина 1960-х – начало 1970-х гг. отмечаются кризисом бихевиорального подхода. В 1969 г. Д. Истон провозгласил новую постбихевиоральную революцию в политической науке. Суть этой революции сводилась к тому, чтобы, во-первых, ориентировать политические исследования на реальные потребности общества и политики, во-вторых, преодолеть идеологию эмпиризма, которая была свойственна бихевиорализму, и, в-третьих, большее внимание уделить ценностным ориентациям в процессе познания и их конструктивному развитию, так как научная нейтральность невозможна. В 70-80-е гг. ХХ столетия в рамках политической науки возникли новые направления и методологические подходы: теория рационального выбора, неоинституционализм, политическая феноменология.

1.1. Этапы развития политологии

КОММЕНТАРИИ

Возникновение политологии как науки и как профессионального вида деятельности относится к концу XIX в. В последней трети XIX в. формирующаяся политическая наука была связана с философскими, юридическими и историческими исследованиями. Главными методами, применявшимися в научных исследованиях конца XIX в., были сравнительно-исторический, описательный и формально-логический. Характеризуя методологические основы политической науки первого периода развития политологии, американский политолог Д. Истон отмечал: «Политологи исходили из предположения о практически полном соответствии между конституционными и правовыми уложениями, касающимися прав и привилегий носителей государственных должностей, и их реальными политическими действиями». В целом этот период может быть обозначен как институциональный. Политическая наука в это время носила нормативный характер.

В США в 1920-х гг. новым подходом в политических исследованиях стал бихевиорализм. Появление бихевиоралистского направления стало подлинной революцией в политической науке. В центр исследования бихевиорализм ставит политические факты; единичным политическим фактом выступает поведение конкретных индивидов в политике. Новые направления исследований требовали разработки новых методов. К ним в первую очередь относятся социологические методы сбора данных и математические методы их обработки. Наряду с количественными методами анализа формировался и метод анализа политического поведения.

Середина 1960-х – начало 1970-х гг. отмечаются кризисом бихевиорального подхода. В 1969 г. Д. Истон провозгласил новую постбихевиоральную революцию в политической науке. Суть этой революции сводилась к тому, чтобы преодолеть идеологию эмпиризма, которая была свойственна бихевиорализму, а также уделить большее внимание ценностным ориентациям в процессе познания и их конструктивному развитию, так как научная нейтральность невозможна.

1.2. Интеллектуальные принципы бихевиорализма по Д. Истону

КОММЕНТАРИИ

Известный американский политолог Д. Истон сформулировал следующие основные интеллектуальные принципы бихевиоралистского направления.

1. Закономерность, т. е. поиск единообразных характеристик в политических явлениях и прежде всего в политическом поведении. Результатом этого поиска могут быть выводы или теории, обладающие интерпретационной или прогностической ценностью.

2. Верификация– обоснованность выводов должна поддаваться проверке на основе сопоставления с соответствующим поведением.

3. Методика исследования должна быть надежной и обоснованной с точки зрения фиксирования и анализа поведения.

4. Квантификация – формулирование системы критериев и количественных оценок там, где они целесообразны.

5. Ценности должны быть аналитически дифференцированы от эмпирических данных. Толкование фактов и их этическая оценка – разные вещи.

6. Систематизация знания, т. е. установление взаимосвязи между теорией и исследованием. Исследование без теоретической основы может быть безрезультатным, а теория без эмпирических данных – совокупностью схоластических рассуждений.

7. Интеграция, т. е. осуществление взаимосвязи политических исследований с достижениями других социальных наук.

Характерными чертами политических исследований, ориентированных на изучение политического поведения, стали:

1) отрицание политических институтов как предмета исследований и ориентация на исследование поведения индивидов в различных политических ситуациях;

2) разработка и применение более точных методов сбора, обработки и интерпретации данных;

3) стремление к построению систематизированной эмпирической теории.

В то же самое время в политической науке раздавалось немало критических замечаний в адрес политологии. Например, замечания делались по поводу уподобления политологии естественным наукам. Некоторые ученые продолжали считать политическую науку если не частью философского знания, то родственной ему дисциплиной и потому не принимали бихевио-ралистскую увлеченность эмпирическими данными.

Умеренно-прагматичную позицию по отношению к бихевиорализму занимает Д. Истон, отмечающий, что бихевиорализм внес значительный вклад в исследование личности в политике, электорального поведения, однако его методы менее надежны применительно к исследованиям партийных систем, законодательных органов, избирательных систем и т. п.

1.3. Основные направления политологии в постбихевиоральный период

КОММЕНТАРИИ

Назревшие потребности в переменах привели к возникновению новых подходов и течений в политической науке. Одним из таких подходов является политическая феноменология и концепция «символического взаимодействия» в политической науке. Их возникновение – свидетельство возрождения интереса к традиционным нестрогим (качественным) методам и прежде всего к методу интерпретативного понимания.

Суть политической феноменологии сводится к тому, что политическое поведение может быть понято и объяснено только в том случае, если учитывается индивидуальное восприятие вступающих во взаимодействие индивидов.

Теория рационального выбора, или когнитивная политология, основывается на нескольких методологических составляющих.

Во-первых, это методологический индивидуализм. «Единицей» исследования становится отдельный человек, а не структура, институт, организация или группа. В фокус исследователя попадают интересы индивида, которые являются «автономными» и практически и теоретически.

Во-вторых, это рациональность и оптимальность выбора. Рациональность означает, что индивид стремится к извлечению для себя максимальной пользы, и в первую очередь к использованию общественных благ. Оптимальность предполагает выбор человеком таких форм взаимодействий, при которых он может получить наибольшую выгоду. Иногда эта выгода может быть максимизацией полезности, а иногда минимизацией издержек.

Так как в одиночку достигнуть желаемого результата часто невозможно, действия рациональных акторов объединяются. Интеграция их действия и взаимодействия между ними порождает предвиденные или непредвиденные последствия.

В-третьих, это институциональные ограничения. Взаимодействуя друг с другом, индивиды ограничены в своей деятельности нормами, правилами, которые обладают устойчивым характером. Таким образом, поведение индивидов и существование институтов оказываются взаимосвязанными. Это предполагает, что индивиды «максимизируют свои цели в рамках существующих ограничений» (Б. Вейнгаст).

Новым направлением в политической науке в 1980-е гг. стал подход, получивший название «неоинституционализм». Это понятие было введено в научный оборот Дж. Марчем и Й. Ольсеном в 1984 г. С точки зрения традиционного подхода институт – это учреждение, организация. С позиций неоинституционализма институт – это совокупность устойчивых формальных и неформальных правил, регулирующих поведение и задающих «рамки» взаимодействия. Под таким углом зрения парламенты, партии, группы интересов предстают как «связывающие ограничения» взаимодействий политических акторов.

К отраслям политологии традиционно относят теорию политики, сравнительную политологию и прикладную политологию.

Теория политики создает концепции, модели и образы политической действительности. Ее целью является выявление каузальных связей и построение теорий, описывающих политические процессы и претендующих на объяснение причин политических явлений.

Сравнительная политология также является отраслью политологии, в рамках которой путем сравнения выделяются общие черты и специфические различия разнообразных групп политических объектов. Для современной сравнительной политологии характерен интерес к таким явлениям, как групповые интересы, неокорпоративизм, политическое участие, рациональный выбор, этнические, религиозные, демографические факторы и их влияние на политику, процессы модернизации, стабильность и нестабильность политических режимов, условия для возникновения демократии, влияние политики на общество и т. д. Существует несколько разновидностей сравнительных исследований: кросс-национальное сравнение, ориентированное на сопоставление государств друг с другом; сравнительно ориентированное описание отдельных случаев (case studies); бинарный анализ, основанный на сравнении двух (чаще всего похожих) стран; кросс-культурные и кросс-институциональные сравнения, нацеленные соответственно на сопоставление национальных культур и институтов. Сравнительная политология играет значительную роль в структуре политической науки.

Прикладная политология – отрасль политологии, в рамках которой изучаются конкретные политические проблемы и ситуации, осуществляется выработка практических рекомендаций относительно действий и мер, направленных на решение практических социальных и политических задач по реформированию и изменению организаций, институтов и социальных групп, разрабатываются политические технологии и определяются способы их применения. Основные усилия исследователей в области прикладной политологии направлены на разработку и применение методов политического анализа для исследования конкретных политических ситуаций, изучение процессов принятия решений, выработку и применение технологий политического воздействия. Прикладная политология непосредственно связана с практикой политического управления, выработкой политической стратегии и тактики политических партий, урегулированием политических конфликтов, проведением избирательных кампаний.

Г лава 2 Методы политической науки

Деятельность людей в любой ее форме (научная, практическая и т. д.) определяется целым рядом факторов. Конечный ее результат зависит не только от того, кто действует (субъект) или на что она направлена (объект), но и от того, как совершается данный процесс, какие способы, приемы, средства при этом применяются.

Метод (от греч. букв. – хождение вдоль пути, выбор правильного пути) – система правил и приемов исследования каких-либо объектов с целью отыскания объективной истины.

История науки убедительно свидетельствует, что далеко не всякий метод обеспечивает успешное решение теоретических и практических проблем. Не только результат исследования, но и ведущий к нему путь должен быть истинным.

Основная функция метода – внутренняя организация и регулирование процесса познания или практического преобразования того или иного объекта. Поэтому метод сводится к совокупности определенных правил, приемов, способов, норм познания и действия. Он дисциплинирует поиск истины, позволяет экономить силы и время, двигаться к цели кратчайшим путем.

Истинный метод служит своеобразным компасом, по которому субъект познания и действия прокладывает свой путь, он позволяет избегать ошибок. Ф. Бэкон сравнивал метод со светильником, освещающим путнику дорогу в темноте, и полагал, что нельзя рассчитывать на успех в изучении какого-либо вопроса, идя ложным путем. Р. Декарт методом называл «точные и простые правила», соблюдение которых способствует приращению знания, позволяет отличить ложное от истинного.

Ни одна наука не может быть сведена к какому-то одному, даже «очень важному методу». «Ученый, – отмечал В. Гейзенберг, – никогда не должен полагаться на какое-то единственное учение, никогда не должен ограничивать методы своего мышления одной-единственной философией». Поэтому каждая наука использует целый комплекс исследовательских методов, различных по степени общности и широте применения.

2.1. Общелогические методы исследования политики

КОММЕНТАРИИ

Метод (от греч. букв. – хождение вдоль пути, выбор правильного пути) – система правил и приемов исследования каких-либо объектов с целью отыскания объективной истины.

Методы политического исследования можно подразделить на три группы – общелогические, теоретические и эмпирические.

Общелогическиеметоды – это всеобщие методы научного познания, которые вырабатываются в рамках философии (теории познания) и используются как в теоретическом, так и в эмпирическом познании.

Общелогическиеметоды научного познания включают:

? абстрагирование – мысленная фиксация какого-либо существенного в данной познавательной ситуации свойства объекта при одновременном отвлечении от всех остальных его свойств;

? анализ – последовательное расчленение целостного объекта на подсистемы и элементы с целью их всестороннего изучения;

? синтез – мысленное объединение ранее выделенных частей объекта в единую систему (анализ и синтез взаимосвязаны и непрерывно сменяют друг друга в процессе исследования);

? индукцию – вывод общего заключения на основе частных посылок;

? дедукцию – вывод заключения частного характера из общих посылок;

? аналогию – прием познания, при котором на основе сходства объектов в одних признаках заключают об их сходстве и в других признаках;

? моделирование – изучение объекта (оригинала) путем создания и исследования его модели, замещающей оригинал с определенных сторон, интересующих исследователя;

? классификацию – разделение всех изучаемых объектов на отдельные группы в соответствии с каким-либо важным для исследователя признаком;

? исторический и логический метод; первый – описание фактической истории развития объектов во всем ее многообразии; второй – это освобожденная от случайностей и несущественных деталей мысленная реконструкция истории объекта, раскрывающая объективную логику ее развития;

? идеализацию – логическая операция, определяющая предел того или иного свойства; при этом какое-то свойство рассматривается как абсолютное (материальная точка, идеальный газ);

? восхождение от абстрактного к конкретному – мысленное, теоретическое воспроизведение сущности исследуемого объекта.

2.2. Теоретические методы исследования политики

КОММЕНТАРИИ

В силу сложности политических объектов при их изучении часто применяется совокупность различных теоретических методов. Во второй половине ХХ в. в политических исследованиях стали доминировать системный, структурно-функциональный, коммуникативный, сравнительный и иные подходы и методы исследования.

Системный метод рассматривает объект как некоторое множество элементов, взаимосвязь которых обусловливает целостные интегральные свойства данного множества. Так, при рассмотрении сложных политических объектов с точки зрения методологии системного подхода можно раскрыть многообразные связи и отношения внутри самого объекта и его связь с внешней средой, влияние среды на характеристики исследуемого объекта.

Системный метод ориентирует исследователей на рассмотрение политических процессов и явлений как открытых саморегулирующихся социальных целостностей, постоянно взаимодействующих с внешней средой.

Структурно-функциональный анализ имеет определенное сходство с системным методом в той его части, где речь идет о выявлении составляющих системы как целостного явления (структурный анализ). Структурный анализ занимается «морфологией» изучаемого объекта, составляя «реестр» его элементов и устойчиво воспроизводимых связей между ними. Функциональный анализ объекта (в частности, политического) выявляет способ взаимосвязи элементов объекта, их взаимоопосредование, которое обеспечивает воспроизводство целостности.

Коммуникативно-кибернетический метод исследует политику через призму информационных потоков, построенных на принципе обратной связи, и сети целенаправленных коммуникативных действий и механизмов, обеспечивающих отношения управляющих и управляемых на всех уровнях взаимоотношений внутри общества и с внешней средой.

Метод сравнения – познавательная операция, основанная на суждениях о сходстве или различии объектов. С помощью сравнения выявляются их качественные и количественные характеристики. Главное условие использования метода – наличие общего основания (признака), по которому сравниваются изучаемые объекты.

Одна из разновидностей метода сравнения – сравнительно-исторический метод. С его помощью познаются различные ступени развития одного и того же явления (например, государства) или сосуществующих явлений, имеющих некое общее основание. С помощью этого метода можно определить тенденции развития изучаемого явления.

2.3. Эмпирические методы политологического исследования

КОММЕНТАРИИ

Самым простым и доступным способом сбора информации является наблюдение. Под наблюдением понимается прямая регистрация социальных явлений и процессов их очевидцем. Включенное наблюдение предполагает участие исследователя в деятельности какой-либо группы как ее участника.

Анализ документов – метод, широко используемый для сбора первичной информации. Ученые считают документом любую зафиксированную информацию. Исходя из источника информации, документы подразделяются на первичные, в которых непосредственно фиксируются события (записи, результаты наблюдений), и вторичные, представляющие собой обобщение данных, полученных из первичных документов (отчеты, заключения, статистические сведения и др.).

В политической науке, как и в других социальных науках, используется такой метод анализа документов, как контент-анализ. В широком смысле контент-анализ – это количественная и качественная характеристика единиц текста (слов, смысловых символов, выражений и т. п.), определение зависимостей между ними, выделение схожих по смыслу фрагментов. Различают количественный и качественный подходы к контент-анализу. Первый из них ориентирован на выявление авторства, целей и условий создания текста. Второй – на выявление статистической взаимосвязи между единицами текста, частотой их употребления и порядком расположения.

К распространенным методам прикладных исследований относится метод экспертной оценки. Его суть заключается в выявлении мнений наиболее авторитетных специалистов в конкретной области о той или иной ситуации, причинах ее происхождения или прогнозе развития событий.

Большой популярностью среди политологов пользуется метод опроса. Он позволяет исследовать как объективные, так и субъективные характеристики изучаемого объекта. Опрос как метод социальных и политических исследований начал широко использоваться в 30-е гг. ХХ в. Значительный вклад в разработку этого метода внес американский социолог Дж. Гэллап. Его прогнозы выборов, основанные на результатах опросов, отличались высокой степенью точности и стали настоящей научной сенсацией. Достаточно часто используются два вида опросов: анкетирование и интервьюирование. При анкетировании – письменном опросе – коммуникация между социологом и респондентом опосредствована специально заполняемым опросником. Интервьюирование же предполагает непосредственный контакт между интервьюером и опрашиваемым лицом.

2.4. Структура политологического исследования

КОММЕНТАРИИ

Для проведения исследований необходимо осознание противоречивой ситуации, которая затрагивает интересы людей, но мало изучена. Такая ситуация называется проблемной, а ее интерпретация исследователем – научной проблемой. В зависимости от характера различают гносеологические и предметные проблемы. Первые связаны с недостатком знаний о социальных явлениях или процессах, вторые вызваны противоречиями или конфликтами между различными социальными группами, институтами, организациями, структурными элементами и т. п. Объектом исследования выступает носитель проблемной ситуации, который подлежит исследованию. Предметом исследования являются определенные свойства, стороны, характерные черты объекта исследования. Таким образом, научная проблема формируется как бы на «перекрестке» реальной проблемной ситуации и ее видения исследователем, так как первоначально выделяемые свойства, стороны и черты объекта в решающей мере зависят от его воображения.

Определив проблему и предмет своего исследования, политолог должен решить вопрос о целях проводимой им работы, то есть какой результат, теоретико-познавательный или практически-прикладной, он стремится получить.

Одна из наиболее серьезных задач, стоящих перед ученым на этапе подготовки исследования, заключается в выделении концептуальных переменных, которые впоследствии будут превращены в операциональные определения. Операциональное определение понятия заключается в уточнении конкретизирующих понятий и их соотнесении с эмпирически проверяемыми данными.

Под переменными понимаются варьируемые факторные характеристики объекта исследования. В том случае, если эти характеристики рассматриваются как причины каких-либо явлений или изменений, можно утверждать, что социолог имеет дело с независимыми переменными. Если же характеристики и признаки изменяющегося объекта являются следствием, обусловленным внешними причинами, то социолог имеет дело с зависимыми переменными. Переменные выделяются в том случае, если исследователь не просто ориентирован на констатацию тех или иных социальных явлений, простое накопление информации, а стремится к созданию многомерной модели, выделению и объяснению устойчивых взаимосвязей между различными характеристиками. Например, политолог может быть нацелен на обнаружение взаимосвязи между уровнем экономического развития и типом политического режима.

Переменные должны быть соотнесены с рассматриваемыми случаями (единицами). Возможно несколько вариантов сочетания переменных и единиц исследования и соответственно типов исследования.

Исследований, в которых слишком много единиц исследования и переменных, практически не существует, так же как и исследований, в которых мало как единиц изучения, так и переменных. Если количество единиц исследований ограничено, а переменных много, значит, ученый изучает отдельный случай (case studies) или проводит монографическое исследование.

При ограничении исследуемых случаев (единиц исследований) и увеличении числа переменных образуется тип сравнительных (кросс-национальных) исследований.

В процессе исследования ученый не может обойтись без понятий, использование которых предполагает их интерпретацию и операциональное определение. Под интерпретацией понятия понимается выявление его смыслового значения. Определить понятие в конкретных терминах – значит найти эмпирические признаки, проясняющие его значение. Операциональное определение понятия заключается в уточнении конкретизирующих понятий и их соотнесении с эмпирически проверяемыми данными.

Глава 3. История политических учений

История политической мысли как один из важнейших разделов политической науки представляет собой совокупность идей, концепций, теорий о политике и «политическом», выработанных человечеством на протяжении многих тысячелетий. Предмет политики заключает в себе отношение общества и индивида. Взаимная зависимость и противопоставление усложняют и обогащают политику, а термин делают многомерным. Политическая мысль от представлений, возникших в Древнем мире во II тысячелетии до нашей эры, до стройных систем XIX в. нашей эры – это фундаментальное знание, на котором возникает новая политическая наука XX в. и вне которого невозможно осмыслить путь, пройденный человечеством от первых форм государственных образований до политических систем нашего времени.

3.1. Основные парадигмы истории политической мысли

КОММЕНТАРИИ

Парадигматический подход занимает важное место в методологии научных исследований истории мысли, в том числе политической.

Понятие «парадигма» (paradeigma (греч.) – пример, образец) означает совокупность предпосылок, определяющих конкретное научное исследование (знание) и признанных на данном этапе, или теорию (или модель, тип постановки проблемы), принятую в качестве образца решения исследовательских задач. Понятие парадигмы получило широкое распространение благодаря деятельности американского физика и историка науки Т. Куна (1922–1996). По Куну, парадигма – это метод получения новых знаний в периоды экстенсивного развития знаний; это система постулатов, правил, форм, способ мышления, принятый в научном сообществе в определенную историческую эпоху. Парадигма является критерием выбора проблем и результатов. Они обычно и признаются научными и социально значимыми. Парадигма – это образец, которому с необходимостью следуют все причастные конкретному времени.

Т. Кун предложил рассматривать научный процесс как «радикальную смену парадигмальных подходов». Согласно Т. Куну, в истории политической мысли могут быть выделены следующие парадигмы, соответствующие основным этапам развития человеческого общества (античность, Средневековье, Новое время, ХХ век):

1) цивилизационно-этическая (полисная);

2) теологическая;

3) национально-экономическая.

Итак, политическая парадигма – это глобальный исследовательский подход, включающий в себя множество непротиворечивых методов, позволяющий создать целостную картину политического мира. В рамках одной политической парадигмы могут сосуществовать как отдельные идеи, так и завершенные концепции, теории. В современной политической науке признается множество типологий парадигм. К наиболее конструктивным и наиболее эвристичным можно отнести типологии, созданные с помощью историко-хронологического критерия и с использованием критерия природы (источника) политики. Таковыми источниками, определяющими природу политики и сущность всего политического мира, являются: Бог (теологическая парадигма); природа, в том числе природа человека (натуралистическая парадигма); общество в целом и отдельные его элементы: право, экономика, власть, этика, религия, культура и т. д. (социальная парадигма); противоречие и конфликт (рационально-критическая парадигма).

3.2. Цивилизационно-этическая парадигма

КОММЕНТАРИИ

Основная проблема для греческой политической мысли – устройство полиса, через которое реализуется идея блага. Различные формы правления, организующие это устройство, могут претерпевать кризисы и изменения. Нравственная порча является причиной этих изменений. В основании лежит противоречие частного и общего блага, деспотического и политического, свободы и рабства, нравственности и частной жизни, номоса и фюзиса (природного и человеческого закона).

Сущность античной политики заключается в цивилизационно-этическом противоречии, содержанием которого является, с одной стороны, борьба полисной цивилизации на границах античного мира против варварства, несущего деспотию и рабство, с другой – противостояние рождающейся личной моральной воли, принципиально не признающей тождества с общей волей, нравственности общественного человека.

Устройство полиса существенно связано с проблемой первоначала. Поэтому перед греками стояла задача найти такие первоначала, которые создают структуры вечно гармоничного полиса. Способности человеческой души требуют воспитания в условиях определенных сословий, выполняющих общественно-необходимые функции. Результатом воспитания оказываются добродетели, специфические для каждого сословия, в совокупности порождающие общественное благо.

Идея блага как политическая идея осуществляет себя как автаркия полиса, независимое и самодостаточное существование; справедливость, которая состоит в равенстве для равных и в неравенстве для неравных; свобода как реализация человеком своей природы.

Политика, по Аристотелю, есть общение свободных людей с целью достижения благой жизни.

3.3. Теологическая и национально-экономическая парадигмы

КОММЕНТАРИИ
3.3, а

Политические учения Средневековья носят по преимуществу характер политической теологии. Это означает, что политическими становятся проблемы, вытекающие из фундаментального осмысления возможности церковного преображения социальной реальности в рамках религиозной догматики, политическая практика объясняется из теологической экзегезы Священного Писания. В христианстве индивид обретает бесконечную ценность через связь с личностью Христа. Идея спасения души пронизывает все сферы человеческой жизни. Человек становится гражданином двух миров. Один из них – церковь, представляющая единство и гармонию индивидуальной души; другой – государство как воплощение разорванности и принудительности человеческого существования. Империя и папская церковь вырастают из одной идеи – Града Божьего, религиозно-общественного единства мира.

Центральной политической проблемой становится проблема власти и ее структура, иерархическое отношение церкви и государства как форма реализации идеи спасения. Ни одна из этих структур в отдельности не способна удержать в единстве автономию духовной жизни индивида и общую волю общества в достижении заданной цели. Противоположность индивида и общества в эпоху Средневековья воплощена в двух различных структурах, пытающихся поглотить друг друга, в стремлении достичь единства духовной и социальной жизни.

Политическое господство одних людей над другими естественно после грехопадения, поскольку является необходимым условием для выживания человека. Политическое учение Августина – это учение о системе господства, в которой государство обеспечивает задачу выживания человека, а церковь задает смысловую структуру существования человека и общества. В политическом учении Фомы Аквинского государство и человек вписаны в универсальный божественный порядок мира, воспринимаемое человеком в форме закона. Сущность средневековой политики осмыслялась как противоречие религиозного характера, содержанием которого являлась борьба за иерархическое религиозно-политическое единство христианского мира, выражавшаяся в противостоянии церкви и государства, христианского и нехристианских миров, ересей и ортодоксии.

Учение о спасении способствовало различению государства и церкви как взаимодополняющих способов интеграции общества и в то же время привело к разделению властей, их взаимному контролю и взаимопроникновению.

3.3, б

Политическая мысль Нового времени базируется на идее преобразования социального порядка на основе разума. Самодостаточность государственной власти находит свое разрешение в идее суверенитета. Ж. Боден в XVI в. концептуально сформулировал вопрос о суверенитете, а Т. Гоббс со всей остротой подчеркивал необходимость отрицания самостоятельности церкви как социального института. Перед могуществом суверена стираются все сословные различия. Господство над обществом породило, с одной стороны, равенство подданных и вытеснение их из сферы всеобщих интересов, а с другой – ориентацию на индивидуализм и частные интересы. Освобождение творческих сил общества повлекло за собой политические притязания на свободу от господства, на отделение буржуазного общества от государства. В доктринах Дж. Локка, Ш. Л. Монтескье, Ж. Ж. Руссо, И. Канта были выражены идеи ограничения и разделения власти, народного суверенитета, конституции, правового правления. Суверенитет воплощается в особую форму политической связи общества, выразившуюся в понятии нации-государства. Народ является нацией тогда, когда он становится источником государственной власти, образует государство и тем самым обретает политическое единство и историческую судьбу. Поэтому идея преобразования социальной стихии на разумных началах реализуется в противоречивом единстве двух принципов: национального государства и экономического общества. Главная цель политического мышления Нового времени, которая заключалась в поисках политической идентичности, соединяющей эти два принципа, выражалась главным образом в философско-правовых и политико-экономических доктринах, имеющих характер идеологий.

На праве как политической проблеме делается акцент в первом периоде эпохи Нового времени – периоде абсолютизма. Индивидуальная свобода, базирующаяся на собственности, вступает в противоречие с иерархией прав различных сословий.

Сущностью политики Нового времени оказываются противоречия национально-экономического характера, выливающиеся в социальные конфликты, конфликты государства и общества, конфликты наций-государств.

Глава 4. Политическая мысль России

Сквозным вопросом, занимавшим умы мыслителей на протяжении всей многовековой истории российского государства, был вопрос о сущности власти, ее полномочиях и пределах. Уже в Киевской Руси наметились многие политико-правовые концепции (о характере великокняжеской власти, необходимости единства славянских земель, отношениях церкви и государства), которым суждено было утвердиться в будущем. В последующий период, однако, они претерпели определенные изменения, связанные с перемещением центра русской государственности в Северо-Восточную Русь, монгольским завоеванием и другими факторами, которые в итоге привели к становлению в России особого типа феодальной власти, основанной не на отношениях вассалитета, характерных для Западной Европы, а на отношениях подданничества. Принято говорить о византийско-азиатском цивилизационном синтезе, когда русская государственность оказалась наследницей Византийской империи, с одной стороны, и Золотой Орды – с другой, что не могло не наложить отпечаток на политическую идеологию Московского царства. Геополитическое положение России – ее территориальная протяженность и пограничное положение евразийской державы также придавали особую остроту вопросу о власти, что, естественно, находило отражение в политической философии – только сильная власть (обычно это становилось синонимом абсолютной, единодержавной власти) была гарантом сохранения национальной государственности. Идея самодержавия как наиболее адекватной ее формы укореняется в российской политической мысли, формируя сильное консервативное ее направление. В противовес идее абсолютизма неизбежно возникал вопрос о свободе человека, гарантиях его прав и независимости от государства. Эти проблемы волнуют российских либералов, однако большинство политических мыслителей признают, что силой, способной реализовать либеральную программу преобразований, может быть только самодержавное государство. Деспотизм власти, непоследовательность либеральных реформ стали одной из причин резкого усиления политического радикализма, также имевшего под собой длительную философскую традицию, торжество которого в начале XX в. стало причиной краха российской государственности и начала нового этапа российской истории.

4.1. Основные этапы развития русской политической мысли

КОММЕНТАРИИ

В силу целого ряда причин (исторических и геополитических) Киевское государство (IX–XII вв.) отставало в своем развитии от стран Западной Европы. Более медленные темпы социально-экономического, политического, культурного прогресса не могли не сказаться на развитии русской политической мысли, обусловив ее заметное отставание от западноевропейской как в древний период русской истории, так и на протяжении всех последующих этапов. Важнейшие проблемы, которые нашли свое отражение в древнерусских летописных трактатах и литературных произведениях, таковы: происхождение государства и великокняжеской династии (обосновывалась законность варяжской династии Рюриковичей), укрепление единства всех восточнославянских земель (княжеские междоусобицы наносили государству значительный урон), характер великокняжеской власти (она должна быть сильной, но доброжелательной), взаимоотношения церкви и государства.

Новый период русской государственности – московский – генерирует политические идеи, ставшие базисными в российской политической культуре. Обосновывается право московских государей на неограниченную самодержавную власть (сочинения Ивана Грозного), а также идея великодержавности (Москва – Третий Рим).

Феофан Прокопович на новом витке исторического развития вновь обосновывает идею ничем не ограниченной самодержавной власти – его теорию принято называть патерналистско-бюрократической моделью неограниченной монархии.

Со второй половины XVIII в. в России начинают складываться классические направления в политической мысли Нового времени – консервативное, либеральное и революционно-демократическое (радикальное).

В начале ХХ в. российская политическая мысль уверенно развивалась, занимая прочные позиции в системе гуманитарного знания. Однако процесс формирования политической науки в стране оказался прерванным в связи с событиями 1917 г.: в советском обществе утвердилось безраздельное господство коммунистической идеологии, а западная идеология была объявлена лженаукой. Начинается кризис обществознания в целом. Дальнейшее развитие политической мысли стало возможно лишь в условиях русского зарубежья, где сформировались такие ее направления, как евразийство (Н. С. Трубецкой, Г. В. Флоровский), неомонархизм (И. А. Ильин, Л. А. Тихомиров), христианский социализм (С. Л. Булгаков, Г. П. Федотов).

4.2. Основные черты консервативной мысли в России

КОММЕНТАРИИ

Основателем российского консерватизма считается Н. М. Карамзин. В 1811 г. Карамзин пишет «Записку о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях», в которой резко критикует либеральные реформы, начатые Александром I. В «Записке» сформулирован классический принцип русской охранительной идеологии: «...требуем более мудрости охранительной, нежели творческой». Идеи Карамзина стали основой для развития русской консервативной мысли, в дальнейшем представленной Н. Я. Данилевским, К. Н. Леонтьевым, К. Н. Победоносцевым, евразийцами и др. Ряд консервативных идей был заимствован славянофилами, хотя в целом это течение можно отнести к умеренно-либеральному. Последовательным критиком демократии, с его точки зрения самого страшного вида деспотизма, был Л. А. Тихомиров, автор трактата «Монархическая государственность». Гибельность европейского пути для России обосновывает К. П. Победоносцев в своей знаменитой работе «Великая ложь нашего времени». Такой ложной идеей является, по его мнению, теория парламентаризма: выборы не отражают волю избирателей, а избранные представители руководствуются лишь собственными честолюбивыми интересами.

4.3. Разновидности российского либерализма и радикализма

КОММЕНТАРИИ

При отсутствии основ гражданского общества в России государственная власть, осуществляя модернизацию «сверху», сама инициировала процесс распространения либеральных ценностей. Так называемый «правительственный» либерализм был представлен прежде всего самой императрицей Екатериной II. С воцарением Александра I правительственный либерализм обрел характер конкретной программы действия, которая была сформулирована М. М. Сперанским. Его идеи стали основой для либеральных реформ Александра II.

Непоследовательность проводившихся «сверху» реформ усиливала либерализм оппозиционный, представителями которого на начальном этапе его развития были Н. И. Новиков, Я. П. Козельский, Д. И. Фонвизин, А. Н. Радищев. К середине XIX в. сложились такие направления русской либеральной мысли, как славянофильство и западничество. Славянофилы – А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, К. С. Аксаков и др. – обосновывали самобытный путь развития России, основанный на «народном самодержавии», «духовном православии» и «общинном коллективизме». Западники Н. В. Станкевич, Т. М. Грановский, К. Д. Кавелин и др. связывали будущее России с усвоением достижений западной цивилизации: перенесением на российскую почву опробованных в Европе идей правового государства с конституционными гарантиями личных свобод, идей парламентаризма и разделения властей.

Представителем так называемого «охранительного» либерализма в России был Б. Н. Чичерин. Чичерин, один из основоположников политической науки в России, видел суть либерализма в «примирении» начала свободы с началом власти и закона: либеральные меры, обеспечивающие права и свободы граждан, и сильная власть, связующая и сдерживающая общество.

Крупнейшими представителями теории социального либерализма были П. И. Новгородцев, Л. И. Петражицкий, Б. А. Кистяковский и др. Развивая классические принципы правового государства, теоретики социального либерализма обосновывали необходимость его превращения в «социальное», то есть такое, которое обеспечит человеку достойные материальные условия его политической свободы.

Революционное «вольнодумство» было характерно для многих представителей русской общественной мысли конца XVIII в.: Н. И. Новикова, Н. А. Радищева и др. Революционно-демократическое течение в политической идеологии начала XIX в. ярко представлено радикальным крылом идеологии декабризма. В «Русской правде» П. И. Пестель выдвигал требование ликвидации крепостного права и самодержавия, провозглашения России республикой, свободы печати и вероисповедания. Равенство перед законом подкрепляется равенством социальным, которое обеспечивается равными экономическими возможностями и мерами против неумеренного обогащения. Можно сказать, что пестелевские идеи предваряли русский социализм, они заложили основу концепции «общинного социализма», сформулированной революционерами-демократами и народниками. А. И. Герцен, В. Г. Белинский, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов считали, что только коренное преобразование общества на социалистических началах в ходе крестьянских революций способно обеспечить равенство и демократию; русская крестьянская община – готовая ячейка будущего социалистического общежития. Идея «русского социализма» была подхвачена народниками (П. Л. Лавров, П. Н. Ткачев, М. А. Бакунин и др.), но вскоре подверглась резкой критике со стороны отечественных марксистов.

Быстрый рост капитализма в России, неудачи народнического движения приводили все к большей популярности марксизма в среде российских революционеров. Их первой марксистской организацией стала возникшая в Женеве группа «Освобождение труда» во главе с Г. В. Плехановым. Идеи Маркса в их плехановской интерпретации были восприняты В. И. Лениным, который вскоре дал совершенно новое прочтение марксизма применительно к условиям России.

Самой радикальной политической концепцией в России был анархизм. Представители русского анархизма М. А. Бакунин и П. А. Кропоткин считали возможной полную ликвидацию всех институтов государства и немедленный переход к социалистическому обществу, основанному на самоуправлении рабочих ассоциаций.

Глава 5. Политическая власть

Власть – одна из основных категорий политической науки. Как социальное явление она носит универсальный характер. В любом, даже самом примитивном обществе можно выделить отношения властного типа.

Власть – это «вероятность того, что один актор в рамках социальных отношений окажется в состоянии реализовать собственную волю вопреки сопротивлению» (М. Вебер).

«Г имеет власть над X в отношении К, если Г участвует в принятии решений, влияющих на политику X в отношении К» (Г. Лассуэлл и А. Кэплэн).

«Субъект ? обладает властью над субъектом Вв той мере, в какой он может заставить В делать то, что В сделал бы другим образом» (Р. Даль).

«Власть может быть определена как производство намеренных результатов. Это, таким образом, количественное понятие. ? обладает большей властью, чем В, если ? достигает множества намеренных результатов, а В лишь немногого» (Б. Рассел).

Власть – это «способность вмешиваться в цепь событий, чтобы как-то их изменить» (Э. Гидденс).

Власть «является обобщенной способностью обеспечивать выполнение связывающих обязательств элементами системы коллективной организации, когда обязательства легитимированы их соответствием коллективным целям и где на случай непокорства предусматривается презумпция принуждения с помощью негативных ситуационных санкций, вне зависимости от того, кто бы ни был агентом подобного принуждения», это – «институционализиро-ваное могущество, осуществляемое по отношению к другим» (Т. Парсонс).

Власть – это «возможность индивидов и групп оказывать намеренное и предвиденное воздействие на других индивидов и групп» (Д. Ронг).

«Власть есть способность одних акторов (личностей, групп или институтов) определять или изменять (полностью или частично) ряд альтернативных действий или выбор альтернатив для других акторов» (Р. Блау).

«Власть ? над Всоответствует способности ? добиться, чтобы в его переговорах с В условия обмена были для ? благоприятными» (М. Крозье).

«Власть – это социальное сосредоточение командования, опирающегося на один или несколько слоев или классов общества» (Ж. Френд).

5.1. Теории власти

КОММЕНТАРИИ

С точки зрения реляционистских теорий (от англ. relation – отношение) власть рассматривается как взаимоотношение между, как минимум, двумя субъектами. Характерной чертой такого взаимоотношения является оказание влияния одним субъектом на другого. Методологические основы такого подхода были сформулированы немецким социологом М. Вебером. «Власть, – отмечал он, – возможность одного социального субъекта реализовать свою волю вопреки сопротивлению других участников политического действия».

Общим «знаменателем» теорий сопротивления является концентрация внимания на властном воздействии, преодолевающем сопротивление объекта власти (того, на кого направлено действие власти). Преодоление сопротивления может основываться на вознаграждении, угрозе применения негативных санкций, признании объектом власти права ее субъекта отдавать приказы и распоряжения и требовать их исполнения на идентификации объекта власти с субъектом власти и др. Здесь важно оказание влияния субъектом власти на мотивы подвластного. Другую группу реляционистских теорий власти можно обозначить как теории «обмена ресурсов». Согласно этим теориям, властные отношения возникают тогда, когда объект власти нуждается в ресурсах, которыми обладает субъект власти. В обмен на часть этих ресурсов субъект власти требует от объекта подчинения и выполнения конкретных распоряжений и приказов. В теории раздела «зон влияния» власть оказывается функцией наиболее важной и престижной социальной роли. В зависимости от сложившейся ситуации и разделения ролей будет меняться и субъект власти. Автором этой теории считается Д. Ронг.

Последователи бихевиоралистской теории власти рассматривают политические отношения как рынок власти. Социальные и политические субъекты активно действуют на таком рынке, стремясь с наибольшей выгодой реализовать имеющиеся у них ресурсы. Аналогом денег в такой модели является власть, «товаром» – имидж кандидата, его предвыборная программа, а «покупателями» – избиратели, делегирующие власть в обмен на предвыборные обещания. Основой такого «обмена» является взаимное стремление сторон к наибольшей выгоде от «сделки».

Согласно системной теории, власть рассматривается как атрибут социальной системы. Т. Парсонс определял власть как обобщенного посредника. Ее роль в политике подобна той, которую играют деньги в экономике. «Мы можем определить власть, – подчеркивал американский социолог, – как реальную способность... осуществлять влияние на различные процессы в системе».

5.2. Функции политической власти

КОММЕНТАРИИ

Политическая власть выполняет ряд важнейших функций в обществе:

1) определяет основные цели развития общества и осуществляет выбор альтернатив общественного развития;

2) обеспечивает интеграцию общества, сохранение порядка и целостности;

3) регулирует возникающие в обществе социальные конфликты, осуществляет деятельность, направленную на их разрешение;

4) осуществляет обязательное для всех распределение наиболее дефицитных ценностей и благ, т. е. определяет порядок доступа к наиболее важным в обществе ресурсам.

5.3. Типология легитимного господства по М. Веберу

КОММЕНТАРИИ

Природа и основа политической власти в политической науке описываются с помощью понятий «легальность» и «легитимность». Под легальностью понимается законность власти. Понятие же «легитимность», введенное в политологию М. Вебером, трактуется как правомочность власти, ее поддержка со стороны общества, проявление лояльности к власти со стороны граждан. Вебер утверждал, что характер легитимности власти (господства) определяет ее природу. Согласно веберовской теории, существуют три типа легитимного господства.

Традиционный тип господства характеризуется подчинением общества власти в силу традиций, обычаев и привычки. Основными разновидностями традиционного господства ученый считал патриархальную и сословную. Патриархализм (существовавший еще в Византии) отличался личным характером господства. Как правило, подданные непосредственно зависели от воли своего владыки, который осуществлял непосредственный контроль за исполнением своих распоряжений. Однако по мере расширения географического пространства, на которое распространялась власть, осуществлять личный контроль становилось все сложнее. Поэтому главное лицо было вынуждено назначать своих «наместников», которые от его имени осуществляли власть на местах. Со временем образовывалось целое сословие, главной функцией которого становилось управление. Такая разновидность господства и обозначалась Вебером как сословная.

Харизматический тип господства (от греч. charisma – божественный дар) основывается на вере в необыкновенные качества, свойства личности. Харизматическое господство возникает в условиях социально-политического кризиса. Он способствует появлению вождей, идущих навстречу духовным потребностям масс, приписывающих вождям необыкновенные свойства. Вожди подобного рода всегда стремятся подорвать основы существующего социального порядка и отличаются политическим радикализмом. Вебер рассматривал харизму как «великую революционную силу», способную внести изменения в лишенную динамизма структуру общества.

Рационально-легальный тип господства основывается на убеждении в необходимости подчинения принципам правового порядка и юридическим нормам. В отличие от двух предыдущих типов господства, которые носили личный характер, легальный тип господства отличается деперсонифицированным характером. В этом случае господства общество и отдельные индивиды подчиняются не конкретным лицам, а абстрактным нормам – законам.

5.4. Механизмы легитимизации власти

КОММЕНТАРИИ

Вслед за М. Вебером многие политологи обращались к проблеме легитимности власти. С. Липсет под легитимностью понимал убежденность масс в необходимости сохранения данного политического порядка. «Легитимность, – отмечал он, – подразумевает способность политической системы порождать и поддерживать веру в то, что существующие политические институты больше всего подходят для данного общества». Французский социолог П. Бурдье связывает легитимность со скрытой верностью. Т. Парсонс полагает, что в основе легитимации – приверженность определенным ценностям. Современные политологи предлагают различать легитимность политических лидеров, легитимность политических институтов и легитимность политических режимов.

Обеспечение легитимности власти – ее легитимизация – предмет особой заботы любой власти. Выделяется несколько универсальных механизмов легитимизации власти.

1. Социально-психологический, основывающийся на психологических свойствах групп и масс. При обеспечении легитимности акцент делается на: конформизм массы, стремление среднего человека ориентироваться на авторитеты и мнение большинства; веру в справедливость существующего порядка и принципы распределения ценностей; чувство компетентности и иллюзию контроля.

2. Политическое участие граждан, прежде всего в форме выборов, позволяет гражданам ощутить собственную причастность к власти, ее зависимость от интересов и настроений граждан.

3. Политическая социализация – процесс усвоения политических норм и ценностей, а также форм политического поведения, приемлемых для данного общества. Данный механизм обеспечивает поддержку власти на основе существующих норм и ценностей.

4. Демонстрация эффективности власти, и в первую очередь способности ее институтов к адаптации к новым требованиям и проблемам, к мобилизации ресурсов на достижение целей, а также к обеспечению поддержки со стороны общества. Под эффективностью власти понимается ее способность достигать социально значимых целей, адекватно реагировать на новые потребности и находить новые решения возникающих проблем.

5. Образ «врагов», стремящихся к нарушению общественной стабильности, также можно рассматривать как один из механизмов легитимизации власти. Убежденность в существовании персонифицированных угроз обществу и в возможности власти нейтрализовать эти угрозы способствует сплочению общества вокруг власти.

В противоположность легитимизации власти, процессы делегитимизации – разрушения и кризиса легитимности – ведут к утрате поддержки власти со стороны общества.

Причинами упадка и кризиса легитимности являются: обострение конфликта между ценностями большинства социальных групп и узкокорпоративными ценностями правящей элиты; отсутствие в политической системе институтов, выражающих и согласующих интересы различных социальных групп и доводящих их до органов власти; разрушение традиционных норм и ценностей политической культуры; рост коррумпированности в органах власти; низкая эффективность власти; развитие сепаратизма и национализма; утрата правящей элитой веры в правомочность осуществления власти.

Делегитимизация оборачивается кризисом власти, который в свою очередь может вызывать радикальные перемены в политической системе.

Глава 6. Политическая система

Теория политической системы сформировалась в политологии в 1950-1960-е гг. и стала одним из проявлений господствовавшего в то время в науке структурного функционализма и бихевиорализма.

Политическая система – совокупность политических структур, норм, ориентаций, выполняющих функции интеграции общества, адаптации к окружающей среде и способствующих принятию наиболее важных политических решений. Понятие политической системы было введено в политическую науку американским политологом Д. Истоном. Разработанная им теоретическая модель была призвана выразить целостный характер политики. Под политической системой он понимал совокупность взаимодействий, посредством которых происходит властное распределение ценностей в обществе. Само властное распределение ценностей в обществе трактовалось как определение порядка доступа к социально значимым ресурсам. Значительный вклад в разработку теории политической системы внес Г. Алмонд. Американский политолог понимал под политической системой особый тип социальной системы – такой, которая задействована в принятии властных публичных решений. «Политическая система, – отмечает он, – представляет собой совокупность институтов (таких как парламенты, бюрократии и суды), которые формулируют и воплощают в жизнь коллективные цели общества и существующих в них групп». Р. Макридис полагает, что «политическая система представляет собой механизм для выявления и постановки проблем, а также для выработки контроля за исполнением решений в сфере государственных отношений... Официальный механизм, с помощью которого проблемы и решения на законных основаниях выявляются, ставятся в повестку дня, вырабатываются и приводятся в действие [решения]». По Т. Парсонсу, политическая система, будучи частью более общей – социальной системы, выполняя функцию целеполагания, обеспечивает принятие решений и мобилизацию ресурсов на их выполнение, сохранение целостности всего сообщества перед лицом глобальных угроз. Политическая система выполняет также функцию принуждения, связанную с сохранением образцов культуры, отклонение от которых влечет за собой применение санкций. Важнейшим элементом этой системы выступает государство, поддерживающее общественный порядок, решающее вопросы, которые связаны с общественными интересами, и обеспечивающее территориальную целостность. Вырабатываемая данной системой политика представляет собой совокупность способов организации элементов социальной системы в соответствии с функцией «эффективного коллективного действия для достижения общих целей».

6.1. Компоненты окружающей среды политической системы

КОММЕНТАРИИ

С точки зрения теории политической системы Д. Истона политическая система взаимодействует с окружающей средой. Данное взаимодействие носит двойственный характер. С одной стороны, из окружающей среды в политическую систему поступают требования и поддержка, с другой – решения и действия политической системы оказывают влияние на окружающую среду, вызывая в ней изменения различного рода.

Окружающую среду Д. Истон подразделил на внутреннюю и внешнюю. К внутренней окружающей среде относятся подсистемы более общей системы, существующие наряду с политической системой. К внешней окружающей среде относятся международные компоненты глобальной системы. В структуру внутренней окружающей среды американский политолог включил экологическую, биологическую, персональную (отдельных индивидов) системы, а также социальную систему. Последняя включает социальную структуру, систему культуры (ценности, нормы, правила, обычаи, традиции, символы), экономическую, демографическую и другие системы. В структуру внешней окружающей среды были включены внешние (по отношению к данной) политические системы (другие государства, части международного сообщества), внешние экологические и социальные системы.

Разработка концепции окружающей среды в теории политической системы позволяла учитывать источники основных требований и поддержки политической системы, а также характер и направленность ее деятельности.

6.2. Динамическая модель политической системы Д. Истона

КОММЕНТАРИИ

Политическая система, по Истону, взаимодействует с окружающей средой.

От внешней среды исходят импульсы, на которые реагирует политическая система. Эти импульсы воспринимаются политической системой и преобразуются в политические решения и действия. Существуют два типа импульсов, воздействующих на политическую систему: требования и поддержка. Без требований, поступающих из окружающей среды, политическая система не смогла бы функционировать. Однако одни требования, без поддержки, способны разрушить политическую систему. Поэтому системе необходимы как требования, так и поддержка.

Требования могут быть подразделены на несколько видов: 1) касающиеся распределения благ и услуг (например, требования принятия законов о заработной плате, о рабочем времени, об образовании и др.); 2) касающиеся регулирования поведения (например, требования обеспечения безопасности, проведения протекционистской политики по отношению к национальным компаниям и др.); 3) касающиеся коммуникации и информации (например, требования обеспечения свободного и равного доступа к информации и др.). Поддержка политической системы выражается в: 1) соблюдении законов; 2) участии в политической жизни (например, участие в выборах); 3) лояльном отношении к власти и внимании к официальной информации; 4) оказании услуг и материальном финансировании политической системы (например, исполнение воинской повинности, уплата налогов и др.). Поступающие импульсы «перерабатываются» политической системой, на основе чего принимаются решения и осуществляются политические действия. Содержанием «исходящих» импульсов выступают: 1) регулирование поведения и взаимодействия в обществе; 2) распределение ценностей и услуг; 3) создание законов и норм. Попадая в политическую систему, требования и поддержка превращаются в политические решения.

6.3. Функционирование политической системы: модель Д. Истона

КОММЕНТАРИИ

D – зона преобразования потребностей в политические требования.

S, T, U, V, W – каналы передачи требований.

S – канал «отсева» требований, «фильтр», который задерживает передачу требований политической системе.

T – канал, пропускающий требования, совпадающие с доминантой политической системы.

U – канал, включающий в себя механизмы агрегации интересов (зона R).

V – канал, предназначенный для обработки общенациональных требований, способных стать основой для межпартийной коалиции (зона I).

W – канал, предназначенный для группировки требований нескольких больших групп, способных стать основой для межпартийного консенсуса.

I – канал превращения требований в решения, которые становятся результатом деятельности политической системы.

О – превращение решений в действия (исполнение решений власти).

6.4. Модель политической системы и ее функций Г. Алмонда

КОММЕНТАРИИ

Значительный вклад в разработку теории политической системы внес Г. Алмонд. Американский политолог понимал под политической системой особый тип социальной системы – такой, которая задействована в принятии властных публичных решений. «Политическая система, – отмечает он, – представляет собой совокупность институтов (таких как парламенты, бюрократии и суды), которые формулируют и воплощают в жизнь коллективные цели общества и существующих в них групп». Основное внимание он сосредоточил на функциях «входа» и «выхода» политической системы. Политическая функция – полезная деятельность, вклад отдельной политической структуры в политическую жизнь или политическую систему в целом. К функциям «входа» он отнес: артикуляцию и агрегирование интересов, политическую социализацию и рекрутацию, а также политическую коммуникацию.

Агрегирование интересов – придание однородности множеству разнохарактерных требований и интересов, выработка общих требований и их иерархизация, соединение требований в партийные программы.

Артикуляция интересов – процесс формулирования и выражения требований, предъявляемых к политическим структурам, принимающим властные решения.

Политическая коммуникация – распространение и передача политической информации как между элементами политической системы, так и между политической системой и окружающей средой.

Политическая социализация – процесс приобщения индивидов к нормам и ценностям политической системы.

Рекрутация – отбор лиц для осуществления властных функций в политической системе.

Перечисленные функции выполняют ряд политических структур: группы интересов, партии, законодательные органы власти. В функции «выхода» были включены: нормотворчество, исполнение законов, правил и норм, а также контроль за их соблюдением. Эти функции реализуются законодательными, исполнительными и судебными органами власти.

Наряду со структурами входа и выхода Г. Алмонд включил в политическую систему и психологические ориентации ее участников на политику. Определяя их как политическую культуру, он утверждал, что эти ориентации формируют политическую систему, определяя ее характер и особенности функционирования. Процесс приобщения к нормам политической культуры он назвал политической социализацией.

Г. Алмонд в работе «Политика в развивающихся странах» (1971) сформулировал основные условия эффективности политической системы. К ним он отнес:

? политическую социализацию;

? рекрутацию;

? артикуляцию и агрегацию интересов;

? политическую коммуникацию;

? введение, применение и контроль за применением правил (законодательную, исполнительную и судебную функции).

Для того чтобы политическая система была эффективной, ей необходима развитая (сильная) структурная дифференциация, т. е. относительно высокая степень разделения полномочий между структурами по функциональному признаку. Высокий уровень структурной дифференциации является признаком современных политических систем.

Глава 7. Политические институты

Обращение к политическим институтам – распространенная в политической науке традиция. В начале ХХ в. под политическими институтами понимались государственные учреждения, партии, бюрократия. Однако уже в середине этого же века политологи отказались от понятия «институт», заменив институциональный анализ структурно-функциональным. В определенном смысле понятие института «вернулось» в теорию политики из социологии. Социологи, в отличие от правоведов, трактовали институты не столько как формально-юридические организации, сколько как устойчивые верования, традиции и нормы, воплощенные в различных социальных организациях. Такой подход был характерен для французского социолога Э. Дюркгейма, который образно определял социальные институты как «фабрики воспроизводства» социальных отношений и связей. Спустя полвека его соотечественник М. Дюверже определил институт и как организационные структуры, и как модели отношений, формирующие эти структуры. «Модели отношений» – это определенные правила и определенные «рамки». М. Вебер трактовал институты как рациональные установления, на которые обязан ориентироваться в своем поведении индивид.

Такое понимание института проникло как в экономическую, так и в политическую науку в 1970-1980-е гг. В этот период происходит становление нового направления в политической науке – неоинституционализма. Неоинституционализм трактует институты как «правила игры в обществе или, выражаясь формально, созданные людьми правила, ограничивающие их взаимодействие» (Д. Норт). В. Меркель и А. Круассан полагают, что институты – это «относительно долговечные и нормативные образцы социальных связей, которые считаются легитимными и обладают потенциалом для решения проблем и регулирования человеческих отношений». Значение политических институтов заключается в том, что они, обеспечивая стабильность и порядок, снижают трансакционные издержки взаимодействий между политическими акторами.

7.1. Виды политических институтов и структура процесса институционализации

КОММЕНТАРИИ
7.1, а

В период формирования политологии как науки основное внимание исследователей сосредоточивалось на анализе политических институтов. Преимущественно акцент делался на государственных политических институтах: парламенте, правительстве, бюрократии. Такой подход в дальнейшем получил название «старого» институционализма. Критики этого подхода обращали внимание на игнорирование «старым» институционализмом реальных проблем политики, формально-юридический и описательный характер исследований. В рамках структурно-функционального подхода понятие института было заменено «структурой», под которой понимались стандартизированные отношения носителей ролей. Понятие института «вернулось» в теорию политики из социологии и экономики в 1970-1980-е гг. Согласно новой трактовке, институт определялся как «правила игры» в обществе или «созданные человеком» ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми. Характеризуя роль институтов в общественной жизни, Д. Норт отмечает, что их основная функция заключается в снижении трансакционных издержек путем «установления устойчивой (хотя не обязательно эффективной) структуры взаимодействия между людьми». Такая трактовка позволяла исследовать организационные факторы политической жизни и показать влияние внешних ограничений на поведение акторов. Формальные институты представляют собой универсальные правила поведения в стандартных ситуациях, т. е. правовые нормы. Эти универсальные нормы распространяются на всех акторов. Неформальные институты – это своего рода неформальные правила, которые регулируют отношения заинтересованных акторов. Такого рода институты формируются в результате взаимодействия «лицом к лицу».

7.1, б

Существуют две трактовки изменений институтов. Первая связывает изменение институтов с деятельностью акторов, для которых затраты на изменение институтов ниже издержек на адаптацию к ним. Заинтересованность акторов в изменении институтов может проистекать как из их аутсайдеровского (К. Шепсли), так и доминирующего (Д. Найт) положения. Вторая трактовка выводит институциональные изменения из снижения эффективности институтов.

Институциональные изменения – это процесс двустороннего движения. С одной стороны, изменения формальных институтов могут быть вызваны изменениями неформальных, с другой – изменения первых могут стимулировать изменения вторых. В результате начинается «длительный процесс взаимодействия формальных и неформальных норм».

7.2. Возможные формы политических институтов

КОММЕНТАРИИ

В самом начале формирования неоинституционального подхода в политической науке развернулась дискуссия вокруг понятия государства. В ходе полемики часть исследователей выступила с предложением создать дифференцированную концепцию государства. По их мнению, государство должно рассматриваться «не как единая сущность, а как совокупность организаций и институтов, каждый из которых обладает собственными интересами». Таким образом, государственный сектор представляется дифференцированным, состоящим из множества автономных акторов, обладающих собственными интересами.

Можно выделить две модели формирования государственных институтов власти. Согласно первой модели, для отстаивания всеобщих интересов любому сообществу нужны четыре типа институтов, чтобы регулировать общие интересы, – институты законодательной власти. Для воплощения в жизнь принятых решений – институты исполнительной власти. Для разрешения возникающих конфликтов и интерпретации правил – институты судебной власти. Для применения негативных санкций по отношению к нарушителям норм – институты принуждения. Вторая модель исходит из доминирования одной социальной группы в обществе (элиты, олигархии, правящего класса, клана и т. д.). Для утверждения своего господства эта правящая группировка создает четыре типа институтов. Законодательные институты – для обеспечения легитимности над подданными, исполнительные – для реализации принятых решений, судебные – для разрешения конфликтов между властвующими и подвластными, институты принуждения – для репрессивного подавления тех, кто оказывает власти сопротивление.

И в той и в другой модели институты оказываются теми же самыми. Однако политические системы будут различаться как количеством институтов, так и их композицией (институциональным дизайном). Таким образом, разнообразие институциональных разновидностей политических систем (варианты сочетаний разнообразных политических институтов) может значительно превышать количество реальных случаев.

Представленные на схеме институты носят в основном формальный характер. Это преимущественно формы политической деятельности, способы организации, законы, определяющие формальные структуры политической системы и механизмы осуществления власти. Функционирование этих институтов основывается как на убежденности в их необходимости и правомочности (легитимности), так и на угрозе применения и самом применении формальных или неформальных санкций. Противопоставление партийных систем: двухпартийная – многопартийная; избирательных систем: мажоритарная – пропорциональная; форм центральной власти: президентская – парламентская носит самый общий характер. На самом деле могут существовать промежуточные формы политических институтов (например, система двух с половиной партий). Таким образом, количество возможных формальных политических институтов может быть гораздо большим, чем на приведенной схеме.

Глава 8. Государство как политический институт

В политической науке можно выделить две трактовки понятия «государство».

В широком смысле государство – это политическое образование, соответствующее трем основным признакам:

1) наличие единой территории с определенными границами;

2) население, проживающее на данной территории;

3) суверенная власть.

Такое толкование понятия государства носит преимущественно юридический характер.

В узком смысле государство трактуется как совокупность политических институтов, осуществляющих верховную власть на определенной территории. Классическое определение государства в узком смысле сформулировал М. Вебер: «Современное государство, – писал он, – есть организованный по типу учреждения союз господства, который внутри определенной сферы добился успеха в монополизации легитимного физического насилия как средства господства». Позицию Вебера можно охарактеризовать как политологический подход. Он выводит понятие государства из отношений господства людей над людьми, которое опирается на легитимное насилие. При этом само господство организовано и осуществляется в соответствии с существующими нормами и процедурами («по типу учреждения»), т. е. носит институционализированный характер. Предложенное Вебером определение получило широкую поддержку в современной науке. Французский социолог П. Бурдье рассматривает государство как «Икс (подлежащий определению), обладающий монополией на легитимное использование физического и символического насилия на определенной территории и в отношении соответствующего населения». В этом определении Бурдье расширяет толкование применяемого государством насилия: оно у него носит не только физический, но и символический характер.

Исторические исследования подтверждают тот факт, что создание централизованных государств в Европе и других регионах связано с монополизацией одной из группировок права на применение насилия, увеличением собираемости налогов и усилением военной мощи. Некоторые исследователи считают процесс установления территориальной монополии силы, т. е. формирование государства, законом истории, а появление современных государств относят к ХV столетию. Монополия силы включает в себя защиту территории от внешних врагов и устранение конфликтов с использованием насилия в пределах определенной территории.

В политической науке особое внимание уделяется проблеме происхождения государства. В зависимости от ее решения определяется природа государства и способы его легитимации. Эта проблема находилась в поле зрения античных и средневековых мыслителей, философов и юристов Нового времени. В современной политической науке к этой проблеме обратились представители неоинституционализма.

Представители неоинституционализма трактуют происхождение государства с позиций социального конструктивизма. Д. Норт рассматривает правителя как собственника, который торгует защитой и правосудием. В обмен на эти блага правитель обретает верховную власть, которая ограничивается со стороны подданных как возможными издержками выхода из подчинения правителю и его смены, так и уровнем политической конкуренции. Несколько иную картину рисует Дж. Бьюкенен. С точки зрения его теории гражданин (принципал) конструирует государство (агента), передавая ему функции, в том числе и гаранта исполнения контрактов. В результате он вынужден подчиняться решениям государства, становясь, таким образом, агентом.

Приверженцы неоинституционализма рассматривают две полярные модели государства: контрактную и эксплуататорскую. С точки зрения контрактной модели, государство использует делегированное ему гражданами право на применение насилия в их интересах. Целью подобного государства является такое перераспределение прав собственности, которое максимизирует доход общества. Для этого собственность передается в руки тех экономических субъектов, которые могут ею пользоваться наиболее эффективно. Контрактное государство действует в рамках конституционного поля и рыночной экономики. В противовес ему эксплуататорское государство использует монополию на насилие в собственных интересах, т. е. для максимизации собственной прибыли. Интересы правителя ставятся выше интересов общества, а государственный аппарат стремится поставить под свой контроль все сферы общества. Перераспределение собственности и поборы государства приобретают систематический характер.

8.1. Формы и функции государства

КОММЕНТАРИИ

Современное государство выполняет несколько важнейших функций:

1) обеспечение безопасности и правопорядка;

2) регулирование социальных отношений и разрешение социальных конфликтов на макроуровне;

3) распределение ценностей в обществе;

4) защита национальных интересов и обеспечение национальной безопасности.

Национальная безопасность – состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз.

Национальные интересы – совокупность сбалансированных жизненно важных интересов личности, общества и государства, отличающихся долговременным характером и определяющих основные цели и задачи внешней и внутренней политики государства.

Перечисленные функции исполняются исключительно государством, так как они, во-первых, способствуют достижению коллективных целей и, во-вторых, их реализация отдельными социальными институтами невозможна.

В современных государствах власть, как правило, рассредоточена между различными структурами или институтами. Это разделение власти осуществляется как на основе территориального распределения компетенции, так и между центральными структурами власти. Различные способы распределения компетенции между центральными и региональными органами власти порождают разные административно-территориальные способы организации государственной власти (формы государственного устройства), в то время как различные способы формирования центральных органов власти и распределения полномочий между ними приводят к возникновению различных форм правления.

8.2. Формы государственного устройства. Модели федерализма

КОММЕНТАРИИ

Унитарное государство представляет собой слитное государство, состоящее не из государственных образований, а из административно-территориальных единиц. Отличительными признаками унитарного государства выступают: единая конституция, нормы которой применяются на всей территории страны; единое гражданство и единая система права; централизованная судебная система; единая система высших органов государственной власти и подразделение на административно-территориальные единицы (департаменты, области, районы и т. д.), которые не обладают политической самостоятельностью.

С конца XIX в. термин «федерализм» использовался для обозначения ассоциации, части которой сохраняют свою административную или финансовую независимость. Д. Кинг отмечает, что «федерализм – это институциональное соглашение о форме суверенного государства, отличающегося от других государств только тем, что его региональные единицы, согласно конституционно утвержденным процедурам, участвуют в процессе принятия решений центральным правительством». Д. Элазар рассматривает федерализм как «фундаментальное разделение властей среди множества центров».

Модель пирамиды предполагает жесткую иерархию во взаимоотношениях центра, регионов и местного самоуправления. Такая модель в большей степени характерна для политических систем, ориентированных на мобилизацию ресурсов для ускоренного развития или нейтрализации внешних угроз (схема 8.2, б).

Модель «периферия – центр» предполагает равенство регионов между собой при одновременном доминировании центра по отношению к ним. В этой модели органично сочетаются традиции территориального плюрализма с централизованным управлением (схема 8.2, в).

В модели федеральной матрицы отсутствует жесткая соподчиненность и иерархия власти. Центры власти располагаются и по горизонтали и по вертикали. Власть в этой модели носит дисперсный характер. На любом уровне власть распределяется как по вертикали (законодательные, исполнительные органы власти), так и по горизонтали (судебные и административные органы власти). Все уровни и центры власти оказываются взаимосвязаны.

В определенном смысле матричная модель представляет собой идеальный тип федерации (схема 8.2, г).

8.3. Достоинства и недостатки федерализма

КОММЕНТАРИИ

Можно отметить ряд достоинств и недостатков, присущих федерализму.

Достоинства

1. Препятствие злоупотреблениям власти. Во-первых, разграничение предметов ведения между федерацией в целом и ее субъектами существенно ограничивает власть. Во-вторых, наличие специфических интересов субъектов федераций требует их согласования и препятствует монополизации власти.

2. Эффективность инноваций. Федеративная система государственного устройства позволяет минимизировать ошибочные решения на общегосударственном уровне. В федерации существует возможность апробировать любые нововведения, проекты реформ в одном или нескольких субъектах федерации.

3. Расширение возможностей преодоления конфликтов. В федеративных государствах сужается социальное пространство конфликтов. Чаще всего они возникают и развиваются на региональном уровне, носят автономный характер и не подрывают стабильность государства.

4. Активизация политического участия. Федерализм позволяет разнообразить формы политического участия. Индивиды имеют право участвовать не только в выборах общефедеральных органов власти, но и на уровне субъектов федерации, а также в органы местного самоуправления.

5. Военные и политические преимущества. Федерализм позволяет объединить ресурсы и силы для обеспечения национальной безопасности и достижения внешнеполитических целей.

6. Экономический выигрыш. Федеративное государственное устройство позволяет снять таможенные барьеры между регионами, минимизировать затраты для внутреннего перемещения товаров, рабочей силы и других ресурсов, а также создать общие «правила игры» в экономике, что существенно облегчает работу на внутреннем рынке.

Недостатки

1. Эгоизм субъектов федерации. Каждый субъект имеет специфические интересы, которые могут противоречить интересам других субъектов. Стремление к их реализации, ущемляющее интересы других участников федерации, ослабляет государство в целом.

2. Проблемы координации. Усложняется координация деятельности органов власти, особенно если они мало зависят друг от друга. Полицентризм власти приводит к затягиванию решений, что обусловлено необходимостью их согласования между различными уровнями власти. Возникают проблемы строительства властной вертикали.

3. Социально-экономическое неравенство. В условиях федерализма возможно существование достаточно глубоких социальных различий (в уровне экономического развития, доходов населения и т. п.) между различными регионами и субъектами федерации.

8.4. Формы правления

КОММЕНТАРИИ
8.4, а

Различают две основные формы правления – монархию и республику.

Монархия представляет собой форму правления, при которой глава государства получает власть в порядке наследования престола. Монархия подразделяется на абсолютную и конституционную.

Абсолютная монархия была наиболее распространена в период Средневековья. Для нее характерно соединение законодательной и исполнительной власти в руках одного лица – монарха. В настоящее время данная форма правления сохраняется в Саудовской Аравии, Катаре, Омане.

Конституционная монархия характеризуется ограниченностью власти монарха. Она, в свою очередь, подразделяется на дуалистическую и парламентскую.

При дуалистической монархии (Иордания, Кувейт, Марокко) возникает и функционирует институт парламента, которому формально принадлежат законодательные полномочия. Однако полномочия парламента ограничиваются правом монарха назначать депутатов парламента, правом роспуска парламента и правом вето. Фактически парламент не играет какую-нибудь значительную политическую роль в политической системе.

Наиболее влиятельным институтом в парламентской монархии является парламент, который значительно ограничивает власть монарха. Именно парламент формирует правительство, которое фактически несет политическую ответственность перед законодательным органом власти. Монарх выполняет представительные и церемониальные функции.

Республика представляет собой форму правления, характеризующуюся избранием высших органов власти или их формированием представительными институтами.

Большинство республик подразделяется на президентские и парламентские.

В президентской республике должности главы государства и главы правительства объединены. Глава государства избирается всеобщим голосованием и формирует правительство, которое несет перед ним политическую ответственность.

В парламентской республике правительство формируется парламентом, а глава государства (если эта должность существует) избирается парламентом. Премьер-министром (главой правительства), как правило, становится лидер партии, набравшей большинство голосов на выборах в парламент.

Чертами президентской и парламентской республики обладает смешанная форма – полупрезидентская республика, сформировавшаяся во Франции. Президент, избираемый всенародно и являющийся главой государства, назначает премьер-министром лидера самой большой парламентской фракции. В отличие от президентской республики, глава государства обладает правом роспуска нижней палаты парламента.

8.4, б

М. Шугарт и Дж. Кэри предлагают типологизировать формы правления (демократические режимы, в их терминологии) по объемам президентских полномочий и степени раздельности источников поддержки.

Главный признак президентско-парламентского режима – главенство президента при зависимости кабинета от доверия парламента (Франция). Объем власти президента над правительством при этой форме правления является весьма значительным. Поскольку при этой системе у парламента существуют широкие полномочия по формированию правительства, то у исполнительной власти отсутствуют независимые источники поддержки. Парламент может выразить недоверие правительству, несмотря на то что оно формируется президентом. Вместе с тем у президента вместе с полномочиями по формированию правительства есть и право роспуска парламента.

Главный признак премьерско-президентского режима – ведущая роль премьера при наличии президента, наделенного существенными полномочиями (Франция). Премьер-министр и кабинет несут политическую ответственность перед парламентом. Широкие полномочия президента, в отличие от президентского режима, могут быть законодательно не зафиксированы. В некоторых премьерско-президентских режимах президент может наделяться такими полномочиями, как право вето, право издавать указы и т. д. Использование этих прав может провоцировать острые конфликты между президентом и парламентом. Во многих премьерско-президентских системах президент обладает правом выдвигать кандидатуры министров и распускать парламент. Однако он лишен возможности контролировать правительство или парламент на основе законодательных мер. Отличие данной формы правления от президентско-парламентской заключается в отсутствии у президента полномочий смещать с должности членов правительства. Кабинет и премьер-министр несут политическую ответственность перед парламентом.

Главный признак парламентского режима – зависимость кабинета от парламента (Германия). Правительство формируется парламентским большинством и зависит от его доверия. Премьер-министром, как правило, становится лидер парламентского большинства. Главный признак ассамблейного режима – независимость исполнительной власти от парламента, следовательно, источники выживания властей максимально раздельны (Швейцария).

Главный признак президентского режима – осуществление верховной исполнительной власти президентом (США). Именно президент при данной форме правления формирует правительство и обладает правом назначения на ключевые посты в правительстве.

Глава 9. Правовое и социальное государство

Развитие теории правовой государственности сопровождалось выделением основополагающей проблематики, в центре которой идея прав человека. Высокая практическая ценность правового государства состоит в том, что для него характерна неотделимость прав человека от провозглашаемых принципов, что в свою очередь позволяет осуществить оптимальный режим отношений между личностью и государством, обеспечив реальные права и свободы человека, выступающие противовесом всесилию государственной власти.

Организационно правовое государство предполагает реализацию принципа разделения властей, благодаря которому оно формирует систему «сдержек и противовесов».

Реализация принципов правого государства, особенно в части социально-экономических прав и свобод, зависит от возможностей государства и предполагает его высокий экономический потенциал. В современных развитых странах правовое государство, осуществляющее сильную социальную политику, получило название социальное государство.

Социальное государство выступает в роли гаранта обеспечения уровня жизни, достойного человека, особенно в таких сферах, как уровень доходов, обеспечение комфортным жильем, здравоохранение, доступ к информации, образованию и культурным ценностям. В англоязычной традиции оно именуется «государство всеобщего благоденствия». Выделяют три разновидности государства всеобщего благоденствия. Первая разновидность – «позитивное государство» социальной защиты, основанное на идеологии индивидуализма и охране корпоративных интересов и не гарантирующее высокий уровень защиты всем слоям населения. Прототипом являются США. Вторая разновидность именуется «государство социальной безопасности», оно обеспечивает полную занятость населения с доходами не ниже прожиточного минимума и гарантирует не материальное равенство, а равенство социальных возможностей. Его прототип – Великобритания. Третья разновидность получила название «социальное государство всеобщего благоденствия», в котором реализуются принципы равенства, солидаризма, корпоративизма, активно проводится социальная политика через государственные органы и общественные организации с целью выравнивания различия в доходах населения. Этому типу соответствует Швеция.

Социальное государство формирует новый тип социальных связей в обществе, основанных на гарантии принципов социальной справедливости, социального мира, гражданского согласия и сотрудничества.

9.1. Принципы правового государства

КОММЕНТАРИИ

Верховенство права и закона предполагает, с одной стороны, их господство во всех сферах общества, с другой стороны, соответствие всех правовых актов духу и букве основного закона – Конституции.

Реальный конституционализм провозглашает и гарантирует соблюдение прав и свобод человека, признает их неотчуждаемость.

Правовая организация государственной власти предполагает ее функционирование в рамках норм права.

Невмешательство государства в дела гражданского общества основывается на постулатах:

1) государство – это область общественных интересов; гражданское общество – область частных интересов;

2) интересы личности выше интересов государства.

Разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную исключает возможность монополизации и узурпации власти в одних руках, а механизм сдержек и противовесов удерживает их в рамках конституционных полномочий.

Взаимная ответственность государства и личности осуществляется по формуле: «Все, что не запрещено индивиду, ему разрешено. Все, что не разрешено власти, ей запрещено».

Равенство всех перед законом предполагает неукоснительное следование нормам права со стороны государства, общества, индивида.

Независимость, автономность и возвышение суда является гарантом правовой государственности и прав человека, действенной системой контроля за осуществлением законов. Любое должностное лицо и гражданин в равной степени подконтрольны суду.

9.2. Функции правового государства

КОММЕНТАРИИ

Политическая функция заключается в создании условий для равного участия граждан в политическом процессе, гарантирует политические права граждан и права человека; способствует развитию многопартийности, развивает местное самоуправление.

Экономическая функция предполагает правовую регуляцию рыночных отношений на принципах плюрализма, допускающего многоукладность экономики и честную конкуренцию; ограждает граждан от негативных последствий рыночной экономики.

Социальная функция предполагает развитие базовой части гражданского общества – среднего класса, охрану жизни, здоровья, доступность образования и культуры.

Правоохранительная функция предполагает гарантированность и защиту естественных и неотчуждаемых прав и свобод личности, общественного порядка, обоюдное соблюдение законов гражданами и государством; осуществляет действенный контроль за соблюдением законов как со стороны государства, так и общества.

Функция правовой социализации означает формирование правовой культуры граждан, общественных организаций, институтов и органов государственной власти и управления с целью выработки и использования на практике единых норм правопорядка.

Культурная и духовная функции сводится к созданию для граждан равных условий и возможности для свободного доступа к культурным и духовным ценностям.

9.3. Признаки социального государства

КОММЕНТАРИИ

Социальный тип государства (социальное государство) представляет собой наиболее оптимальный тип организации общественного устройства, который достигнут человечеством на рубеже третьего тысячелетия. К такому уровню развития смогли приблизиться в настоящее время лишь около двух десятков стран мира. Этот тип государственного устройства позволяет обеспечить более равномерное распределение материальных и духовных благ, выровнять посредством социальных стандартов стартовые возможности граждан, создать для них достойную человека благоприятную социально-культурную среду обитания на протяжении всей жизни.

Социальное государство выступает в роли гаранта обеспечения уровня жизни, достойного человека, особенно в следующих сферах: обеспечение жилищем, условия быта, уровень доходов, условия труда, здравоохранение, доступ к информации, образованию, культуре и социальной помощи. Существующие на практике различные национальные, региональные и идеологические модификации социального государства (три разновидности – либеральная, консервативная и социал-демократическая модели) демонстрируют исключительно высокий эффект социального действия – современный уровень качества жизни людей.

Среди его существенных признаков называются следующие:

1) правовое государство;

2) социальные выплаты и социальное распределение;

3) обеспечение государством стабильного социально-экономического положения граждан;

4) возможность на правовой основе осуществлять планирование, распределение, организацию индивидуальной и социальной жизни; предоставление всем гражданам доступа к социальным выплатам;

5) индивидуальная свобода, солидаризм, справедливость (законность), демократия, социальная забота и социальный мир.

В качестве общих целей и задач, которые выдвигает и реализует социальное государство, перечисляются следующие:

1. Защита каждого человека от нужды и бедности, гарантирование минимально достойного существования.

2. Обеспечение большего равенства посредством стирания различий в уровнях благосостояния.

3. Обеспечение большей защиты перед лицом непредвиденных жизненных ситуаций (рисков).

4. Обеспечение роста и расширения благосостояния людей. Предполагаются к осуществлению более конкретные задачи:

1. Правовое вмешательство для улучшения юридического статуса.

2. Экономическое вмешательство для улучшения доходов личности.

3. Экономическое вмешательство для улучшения окружающих условий.

4. Педагогическое вмешательство для совершенствования жизнедеятельности личности на основе образовательных и информационных мероприятий.

Все вышеперечисленные существенные признаки, цели и задачи социального государства, которые обозначены в зарубежной специальной литературе, свидетельствуют о достаточно широком разбросе в понимании и толковании этого социально-политического феномена, а также свидетельствуют о том, что единой последовательно и фундаментально разработанной теории социального государства пока не существует. Тем не менее существующие различные национальные концепции и модели социального государства (три типа) демонстрируют исключительно высокий эффект социального действия – достойный уровень качества жизни людей.

Глава 10. Избирательная система

Изучением различных вариантов избирательных систем, сравнительным анализом их достоинств и недостатков занимается целое направление в политологии – электоральная политология.

Одна из общих закономерностей политики как раз состоит в том, что особенности института выборов определяют характер государственной власти, структуру партий и партийных систем, представительство интересов избирателей в парламенте и в местных выборных органах.

Принципиальные споры сторонников двух основных избирательных систем – пропорциональной и мажоритарной – привели к формированию различных смешанных вариантов голосования на выборах.

В зависимости от достоинств и недостатков установленной в конкретной стране избирательной системы формируется тот или иной политический режим.

Центральной политической проблемой, напрямую связанной с выборами, является давняя дискуссия о том, что важнее для данного общества: сильное правительство или более представительное правление?

Так, например, в политической науке существует устойчивое мнение о том, что мажоритарная система позволяет укрепить власть, а пропорциональная содействует плюрализму и развитию многопартийности.

В любом случае изучение основных избирательных систем с их достоинствами и недостатками представляется необходимым элементом в структуре политической науки, о чем и идет речь в данной главе.

10.1. Место избирательных систем в изучении политики

КОММЕНТАРИИ

В данной схеме определяется место избирательных систем в реальном политическом процессе и в изучении политики. Следует обратить внимание на то, что избирательные системы рассматриваются в контексте избирательного процесса в целом, а не в узком смысле этого понятия. В широком смысле слова избирательные системы – это политический институт выборов в целом.

Схема наглядно демонстрирует центральное место выборов в процессе становления политической системы общества.

Избирательная система – совокупность правил, приемов и процессов, обеспечивающих легитимное становление государственных и муниципальных органов власти и избрание на должность лиц, замещающих выборные государственные и муниципальные должности. В узком смысле слова избирательная система – способ определения того, кто из баллотировавшихся кандидатов избран на должность или в качестве депутата, какие политические партии допущены к распределению мандатов и каким образом устанавливается их количество.

Избирательный процесс – деятельность специально уполномоченных органов и лиц, направленная на организацию и проведение выборов в государственные органы и органы местного самоуправления.

10.2. Структура политического института выборов

КОММЕНТАРИИ

Данная схема отражает подход к изучению выборов как к самостоятельному политическому институту, имеющему свою собственную структуру.

Под выборами понимаются все формы индивидуального или коллективного доступа к власти (как правило, на определенный законом срок и замещение должностей путем избрания голосованием (президента, депутатов и т. д.), что наделяет избранных лиц правом принимать решения в пределах определенной законом компетенции.

Данная схема демонстрирует важнейшие политико-юридические и организационные условия, наличие которых обеспечивает проведение демократических выборов. Одновременно с этим схема позволяет избежать поверхостного взгляда на выборы как на простую процедуру голосования избирателей.

Избирательные системы, являясь одним из центральных звеньев выборного процесса, необходимо рассматривать в самом широком контексте сложившихся в данном обществе политических отношений: тип политической системы, характер политического режима, уровень развития политической культуры, мотивация электорального поведения и многое другое самым непосредственным образом влияют на эффективность тех или иных избирательных систем.

Именно поэтому одни и те же виды избирательных систем, применяемые в различных странах, приводят к совершенно различным результатам. Вот почему при изучении выборов так важно учитывать все структурные элементы данного политического института, а не только конкретный тип избирательной системы.

Первостепенное значение при этом приобретают такие функции выборов, как легитимация власти, смена власти в рамках существующей политической системы, функция ротации политических и властвующих элит, функция политического участия.

10.3. Политико-правовые принципы проведения выборов

КОММЕНТАРИИ

Схема содержит перечень устоявшихся в политической науке политико-правовых принципов проведения выборов. Данные принципы являются методологической основой как изучения выборов, так и практики их проведения. Отказ от любого из перечисленных принципов выборов приводит на практике к искажению сущности выборов как основополагающего института демократии.

Реальное воплощение политико-правовых принципов выборов зависит в большой степени от характера государственного устройства и конкретного политического режима.

10.4. Стадии избирательного процесса

КОММЕНТАРИИ

Схема демонстрирует названия и последовательность основных стадий избирательного процесса. Каждая из этих стадий является обязательной и проходит согласно процедурам, определенным избирательным правом.

Избирательное право – институт публичного права, совокупность юридических норм, закрепляющих права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти, выборные органы местного самоуправления, а также право отзыва избирателями избранных лиц, не оправдавших их доверия.

Избирательный процесс – деятельность специально уполномоченных органов и лиц, направленная на организацию и проведение выборов в государственные органы и органы местного самоуправления.

Избирательный округ – это образованная в соответствии с федеральными законами, законами субъектов РФ территория, от которой гражданами РФ, непосредственно проживающими на данной территории, избирается один или несколько депутатов.

Избирательная комиссия – коллегиальный орган, формируемый в порядке и в сроки, которые установлены избирательным законодательством, организующий и обеспечивающий подготовку и проведение выборов.

Повторное голосование – то же, что «второй тур», – голосование во втором туре по двум кандидатурам, набравшим в первом туре наибольшее количество голосов избирателей, в случае если ни один из кандидатов не набрал более 50 % голосов избирателей.

Предвыборная агитация – деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью побудить или побуждающая избирателей голосовать за или против кандидата, кандидатов или список кандидатов либо против всех кандидатов, списков кандидатов.

10.5. Виды избирательных округов

КОММЕНТАРИИ

Данная схема демонстрирует существующие в политической практике виды избирательных округов и общий порядок их образования.

Под избирательным округом понимается образованная в соответствии с действующим избирательным законодательством часть территории государства, от которой непосредственно гражданами Российской Федерации избираются депутаты, выборные должностные лица.

Многомандатный избирательный округ – это образованная в соответствии с федеральными законами, законами субъектов РФ территория, от которой гражданами РФ, непосредственно проживающими на данной территории, избираются несколько депутатов.

Одномандатный избирательный округ – это образованная в соответствии с федеральными законами, законами субъектов РФ территория, от которой гражданами РФ, непосредственно проживающими на данной территории, избирается один депутат.

10.6. Типология избирательных систем

КОММЕНТАРИИ

Сложная и обширная проблематика выборов во многом связана с тем или иным типом избирательных систем. Политический институт выборов предусматривает два основных типа избирательных систем для избрания кандидатов в высшие органы власти – мажоритарный и пропорциональный.

Вместе с тем многие демократические страны, особенно в Европе, сочетают эти два подхода, иначе говоря, предусматривают также смешанный тип голосования.

Схема фиксирует типологию наиболее распространенных в мире избирательных систем, включающую в себя пропорциональную, мажоритарную и смешанную системы.

Мажоритарная система (франц. majorite – большинство) – одна из наиболее распространенных избирательных систем, при которой избранным считается тот кандидат, за которого подано большинство (относительное или абсолютное) голосов избирателей.

Пропорциональная система – избирательная система, предполагающая распределение депутатских мандатов пропорционально числу поданных за избирательные списки партий голосов.

Смешанные системы – смешанные избирательные системы, при которых часть депутатских мандатов (например, половина) замещается путем выборов по партийным спискам в целом по стране, а другая часть депутатских мандатов формируется через мажоритарные в одномандатных округах.

Следует иметь в виду, что смешанные системы применяются в самых различных сочетаниях мажоритарной и пропорциональной систем. Эти сочетания определяются, как правило, национальной спецификой отдельных государств и их политических систем. Иногда в учебниках и учебных пособиях по политологии отдельные варианты смешанных систем трактуются как самостоятельные типы избирательных систем. Однако все они в основе своей сводятся к выделенным в нашей схеме типам избирательных систем.

Специфические особенности национальных избирательных систем обычно отражаются в избирательном законодательстве.

На практике во многих странах применяются различные разновидности указанных в схеме основных избирательных систем, среди которых можно выделить следующие варианты, в данной схеме не отраженные, но вытекающие из предложенной типологии избирательных систем:

? связанные смешанные системы – смешанные избирательные системы, при которых выборы проводятся одновременно по партийным спискам в многомандатных округах и мажоритарные выборы в одномандатных округах, а при распределении мест по пропорциональному представительству учитывается число депутатских мест, занятых партией или избирательным блоком по результатам выборов в одномандатных округах;

? преференциальная система (лат. praeferre – предпочитать) – избирательная система, при которой избиратель выбирает кандидатов из списка в порядке предпочтения. Один вариант данной системы – система альтернативного выбора в одномандатных округах, когда избиратель определяет свой выбор, ставя цифру 1 против фамилии наиболее предпочтительного для него кандидата, цифру 2 против фамилии следующего и т. д. Другой вариант – повторное голосование по кандидатурам, набравшим наибольшее количество голосов избирателей в первом туре;

? голосование по закрытым партийным спискам – разновидность пропорциональной избирательной системы, при которой избиратель голосует за партийный список в целом, не меняя порядка расположения кандидатов. Голосование с открытыми партийными списками – разновидность пропорциональной избирательной системы, при которой избиратель имеет право голосовать не только за партийный список в целом, но и переставлять кандидатов в списке по своему выбору;

? параллельные смешанные системы – смешанные избирательные системы, при которых одновременно проводятся выборы по партийным спискам в многомандатных округах и мажоритарные выборы в одномандатных округах, а полученные при этом результаты являются независимыми (параллельными).

Глава 11. Институты представительства и согласования интересов

В политической системе существует ряд институтов, выполняющих схожую функцию представительства интересов. К ним можно отнести парламент, политические партии, лоббизм, корпоративизм и неокорпоративизм, средства массовой информации. В этом разделе речь пойдет о таких институтах, как партии, лоббизм, корпоративизм и неокорпоративизм, средства массовой информации. Каждый из этих институтов представительства и согласования интересов обладает своей спецификой осуществления функции артикуляции и агрегации интересов. В одних странах большую роль в системе представительства интересов получили политические партии, в других – лоббизм, в третьих – корпоративизм или неокорпоративизм.

11.1. Партия как политический институт

КОММЕНТАРИИ

Политическая партия – это институт, который выражает интересы определенной социальной группы (или групп) и/или идеологию и стремится к государственной власти для их реализации.

Дж. Сартори предложил рассматривать партии как основного «посредника между обществом и правительством». Это означает, что партии формулируют и транслируют органам государственной власти те интересы, которые формируются в различных социальных группах. Специфика партии как политического института заключается в том, что она не только формулирует специфические социальные интересы, но и стремится к их реализации через государственные органы власти. Именно поэтому партии и их кандидаты становятся основными участниками политической борьбы и политической конкуренции в демократической политической системе.

В организационной структуре партии выделяется три уровня.

Низший уровень составляют избиратели, голосующие за данную партию и ее представителей на выборах, но официально не являющиеся ее членами. Это, так сказать, социальная база партии.

Основой среднего уровня являются первичные ячейки партии, формирующиеся, как правило, на основе избирательных округов. Эти ячейки состоят из партийных активистов. Их основной целью является мобилизация рядовых избирателей на выборах. Общее руководство осуществляет партийный аппарат, работающий на профессиональной основе. Именно он является организатором проведения избирательных кампаний. В аппарат обычно включаются аналитическое и финансовое подразделения.

Высший уровень включает в себя партийных представителей, находящихся в структурах государственной власти. Это своего рода партийная элита, которая одновременно может являться частью административной и политической элиты.

Исследователей партий интересуют стимулы партийного активизма. Обычно выделяются два рода стимулов: коллективные и селективные.

Коллективные стимулы связаны с потребностью индивида в обретении групповой идентичности. Попросту говоря, люди вступают в партии, чтобы найти себе подобных, избавиться от одиночества, почувствовать сопричастность к единомышленникам. На коллективные стимулы значительное воздействие оказывают идеологические предпочтения.

Селективные стимулы связаны со стремлением индивида к извлечению определенной выгоды от активной партийной деятельности.

На этапе становления партии коллективные стимулы доминируют над селективными и являются основополагающими. Однако с развитием партии как политического института главенствующую роль начинают играть селективные стимулы.

11.2. Типы партий

КОММЕНТАРИИ

В политологии на основе различных критериев выделяются разные типы партий.

1. По происхождению партии подразделяются на парламентские и внепарламентские. Парламентские партии, произошедшие из парламентских фракций, – это объединения, стремящиеся к победе на выборах в представительные органы власти. Внепарламентские партии оценивают деятельность представительных органов власти и борьбу за депутатские мандаты как второстепенные. Их происхождение связано с развитием массовых движений и расширением политического участия рабочего класса.

2. В зависимости от положения в политической системе партии делятся на правительственные и оппозиционные. Первые из них, победившие на выборах, играют ведущую роль в формировании правительства. Оппозиционные же партии, представляющие интересы политического меньшинства, сосредоточиваются на критике правящих партий и проводимой политике.

3. С точки зрения характера организации партии разделяют на кадровые и массовые. Кадровая партия, по мнению французского социолога М. Дюверже, – это группировка известных людей для подготовки выборов, проведения избирательных кампаний, контактов с избирателями. Массовые партии – это хорошо организованные объединения, основными признаками которых являются: широкое, активное членство, определенные идеология и мировоззрение. Для нее характерны строгая дисциплина, неукоснительное соблюдение устава и программы ее приверженцами.

4. В соответствии с идеологическими ориентациями выделяют либеральные, консервативные, коммунистические, социалистические, фашистские и неофашистские партии.

5. Иногда в качестве критерия типологизации партий выбирают их программные установки. В этом случае партии подразделяются на крайне левые, левые, центристские, правые и крайне правые. К крайне левым относятся партии коммунистического толка, к левым – социалистические и социал-демократические, к центристским – умеренные партии, стремящиеся к компромиссам, сотрудничеству и стабильности, правыми партиями считаются либерально-консервативные, а крайне правыми – фашистские и неофашистские.

Существует взаимосвязь между программными установками партий, стоящих у власти, и уровнем социальных расходов на социальное обеспечение. Так, правление левых партий характеризуется высоким уровнем государственных расходов на социальные нужды. Доминирование же правых партий обусловливает низкий уровень государственных расходов на социальную сферу в экономически развитых странах.

11.3. Социальные и политические расколы и их отражение в партийных организациях (характерные для стран транзита)

КОММЕНТАРИИ

Вопрос о факторах формирования партийных систем был поставлен американским политологом С. Липсетом и норвежским политологом С. Рокканом. Липсет и Роккан сформулировали концепцию о том, что на возникновение числа и характера партий повлияли социальные расколы, сформировавшиеся в Европе в период индустриальных революций и сохранившиеся в той или иной форме и сегодня. По их мнению, наибольшую роль сыграли четыре раскола. Первый раскол – между центром и периферией – обусловил формирование региональных партий. Второй – между государством и церковью – стал причиной формирования религиозных партий. Третий – между городом и деревней – способствовал возникновению сельских партий. Четвертый – между собственниками и рабочими – оказал влияние на появление рабочих и социалистических партий. Решающую роль в формировании конкурентной партийной системы, по мнению Роккана, сыграли политические элиты и их стратегии мобилизации масс. В настоящее время в политической науке существует формула, согласно которой число партий в многопартийной системе на единицу больше числа социальных расколов в обществе. Однако она верна лишь для стабильных демократических режимов.

Как показал М. Дюверже, на формирование партийной системы значительное влияние оказывает сформировавшаяся в стране избирательная система. Согласно французскому политологу, мажоритарная избирательная система в один тур способствует формированию двухпартийной системы, в то время как мажоритарная система в два тура и пропорциональная обусловливают возникновение многопартийной системы. Выводы Дюверже, сформулированные им в книге «Политические партии», увидевшей свет в 1951 г., были уточнены В. Раем, подчеркнувшим, что влияние избирательных систем на партийные лишь наиболее общая тенденция. Рае подчеркивал, что наличие плюральной избирательной системы ведет к формированию двухпартийной системы кроме тех случаев, когда существуют сильные региональные партии.

11.4. Типы партийных систем

КОММЕНТАРИИ

Под партийной системой понимается механизм конкуренции и взаимодействия партий в борьбе за власть и в процессе ее осуществления. Выделяются однопартийные, двухпартийные и многопартийные системы.

Основополагающим признаком однопартийной системы является монополия одной партии на власть. Подобные системы могут существовать при тоталитарных и авторитарных режимах. Однопартийные системы подразделяются на «реально» однопартийные, т. е. те, в которых существует и правит одна-единственная партия, и «искусственно» или формально многопартийные, где, несмотря на существование нескольких партий, власть контролируется партией-гегемоном. Подобная система существовала во многих странах Восточной Европы до 1989–1990 гг.

Двухпартийная система характеризуется постоянной конкуренцией между двумя основными партиями. Именно эти партии оказывают решающее влияние на избирателей. Остальные партии не имеют сколь-нибудь значительного политического веса. Подобная партийная система существует в США и Великобритании.

Многопартийная система отличается политической конкуренцией нескольких партий. В зависимости от количества партий выделяются партийные системы умеренного (от 3 до 5) и крайнего (от 6 и более) плюрализма, и ни одна из них не может самостоятельно находиться у власти. В результате возникает необходимость формирования коалиций как для формирования правительства, так и для внутрипарламентской деятельности.

Как утверждает А. Лейпхарт, двухпартийная система характерна для мажоритарной модели демократии, а многопартийная – для консенсусной.

Однако простой подсчет количества партий не всегда позволяет судить о типе партийной системы. Дж. Сартори обратил внимание на то, что в многопартийной системе могут существовать партии с антисистемной ориентацией. В зависимости от существования или отсутствия таких партий он выделил поляризованные и неполяризованные партийные системы. Поляризованные партийные системы характеризуются существованием влиятельных партии внесистемной оппозиции, а неполяризованные, наоборот, – консенсусом между наиболее влиятельными партиями относительно основных политических норм и «правил игры».

Многопартийные системы могут также подразделяться на системы с доминирующей партией и без доминирующей партии. В скандинавских странах длительное время доминировали социалистические партии, в Италии – Хритистианско-демократическая партия, в Японии – Либерально-демократическая партия. Доминирующие партии отсутствуют в Швейцарии, Нидерландах, Финляндии.

11.5. Методы лоббизма

КОММЕНТАРИИ

Целенаправленное воздействие групп интересов на органы власти с целью реализации специфических интересов получили название лоббизма. Слово «лобби» (англ. lobby – кулуары) первоначально применялось для обозначения проходов или крытых галерей в монастырях, а в 40-х гг. ХVII в. так назывался вестибюль и два коридора в здании палаты общин британского парламента, куда депутаты уходили голосовать и где они могли встретиться с заинтересованными лицами, которые не допускались на пленарные заседания. Существование лоббизма как политического явления тесно связано с функционированием групп интересов и возможностями их влияния на органы власти. В практике лоббистской деятельности используются самые разнообразные способы влияния на органы власти. К ним относятся:

1) выступления на слушаниях в комитетах и комиссиях парламента;

2) разработка законопроектов и привлечение к выработке нормативных документов экспертов;

3) личные встречи, контакты, переговоры;

4) использование методов public relations для формирования общественного мнения;

5) организация кампании «давления с мест» (многочисленные письма и программы от избирателей, поступающие в адрес депутатов);

6) подготовка и широкое распространение результатов научных (прежде всего социологических) исследований;

7) организация целенаправленных действий «своих людей» внутри органов власти;

8) финансирование избирательных кампаний;

9) прямой подкуп должностных лиц.

Как видно из вышеприведенного списка, лоббизм можно подразделить на легальный и нелегальный. Легальный лоббизм не нарушает существующих в обществе законов, нелегальный означает прямое вознаграждение должностных лиц за принятие необходимых и наиболее благоприятных решений. Довольно часто в сознании людей лоббизм отождествляется с коррупцией, поэтому отношение к нему во многих странах различное. Во Франции лоббистская деятельность считается незаконной, в Индии – приравнена к коррупции, в США и Канаде она регулируется законом о лоббизме, в ФРГ – несколькими законодательными актами, в России разработан соответствующий законопроект.

11.6. Виды лоббизма

КОММЕНТАРИИ

В соответствии с целями, преследуемыми группами интересов, лоббизм может подразделяться на экономический, социальный, социокультурный. Исходя из сфер деятельности различают отраслевой и региональный лоббизм. В зависимости от объектов лоббирования (на кого направлено лоббистское воздействие) выделяют парламентский, президентский, правительственный лоббизм. По отношению к политической системе классифицируют лоббизм внешний (давление оказывается на органы власти со стороны) и внутренний (когда представители заинтересованных групп – депутаты парламента, члены правительства, окружение президента, президент – «вписаны» в политические институты).

Парламентский лоббизм нацелен на принятие законов, удовлетворяющих определенные групповые интересы. Поэтому основными методами лоббирования здесь выступают работа в парламентских комитетах и комиссиях по разработке законопроектов, а также дебаты и слушания в парламенте. Главными лоббистами являются депутаты и служащие парламента, а также эксперты, привлекаемые к разработке проектов законов. Заинтересованная группа ожидает от депутата эффективного представительства своих интересов в парламенте. В свою очередь депутат, лоббирующий интересы определенной группы, рассчитывает на ее финансовую и организационную поддержку в период выборов.

Значение правительственного лоббизма определяется прежде всего тем, что в органах исполнительной власти разрабатываются различные законопроекты и решения, поступающие затем на утверждение в парламент. Кроме того, правительственный лоббизм – это широкие возможности в толковании законов институтом исполнительной власти. Лоббируя интересы той или иной корпорации, высокопоставленный чиновник питает надежду на то, что после ухода в отставку он сможет занять в ней один из ведущих постов.

К внешним лоббистам относятся многочисленные лоббистские организации: юридические фирмы, агентства по связям с общественностью, различные консультативные бюро, ассоциации бизнеса и т. п. В этих фирмах, как правило, работают специалисты и эксперты, имеющие опыт взаимоотношений с органами государственной власти, знающие все тонкости механизмов принятия решений и имеющие возможности влияния на принятие этих решений. Фирмы предоставляют полный спектр услуг для своих клиентов – от информационной поддержки до организации лоббистских кампаний. Внутренний лоббизм осуществляется политиками, лоббирующими групповые интересы внутри государственных органов власти (см. парламентский и правительственный лоббизм).

11.7. Основные черты неокорпоративизма

КОММЕНТАРИИ

Неокорпоративизм– это демократический институт представительства и согласования интересов трех субъектов – государства, предпринимателей и наемных работников, характеризующийся навязыванием государством остальным участникам «переговорного» процесса приоритетов и ценностей, выводимых из общенациональных интересов; институт межкорпоративного взаимодействия, субъекты которого несут взаимные обязательства по выполнению взаимных соглашений.

Ф. Шмиттер доказывает, что главной чертой неокорпоративизма выступает «согласование». Корпоративизм, отмечает американский политолог, подразумевает, что (1) группы интересов относительно велики по размеру и относительно малочисленны и (2) они координируются в национальных высших организациях. Согласование означает (3) регулярные консультации лидеров высших организаций, в особенности представляющих рабочих и управляющих, с представителями правительства, (4) достижение всесторонних соглашений, которые обязательны для всех трех партнеров по переговорам – так называемый трехсторонний пакт. П. Каценштейн добавляет другую отличительную черту корпоративизма: «идеология социального партнерства» и отсутствие сознания «победитель получает все».

В начале 1990-х гг. появились заявления о том, что корпоративизм переживает упадок и даже в таких наиболее сильно корпоративных странах, как Австрия и Швеция, постепенно теряет свое значение. Положение об «упадке корпоративизма» подразумевало не исчезновение или дезорганизацию корпоративных структур, но снижение их эффективности и уменьшение полезности. Некоторые исследователи полагают, что корпоративизм трансформируется от социального к либеральному. Дж. Лембрух в начале 1980-х гг. разделил страны по уровню развития корпоративизма. В группу стран «сильного» корпоративизма вошли Австрия, Швеция и Нидерланды. К странам со «средним» корпоративизмом были отнесены Дания, Западная Германия и Великобритания. «Слабым» корпоративизмом отличалась Франция. А. Лейпхарт, изучив тридцать шесть демократий, рассчитал индексы плюрализма групп интересов для этой группы стран.

Некоторые исследователи полагают, что корпоративизм как специфическая система согласования интересов может функционировать и на общенациональном, и на региональном уровне.

11.8. СМИ как политический институт

КОММЕНТАРИИ
11.8, а

Медиаполитическая система – это система государственных и коммерческих электронных и печатных СМИ, формирующих политико-информационное пространство общегосударственного и регионального уровня.

Отчетливо просматривается следующая уровневая структура этой системы.

Первый и важнейший уровень состоит из электронных всероссийских СМИ, формирующих российское информационное пространство. Большинство из них находятся в собственности государства, некоторые контролируются частным капиталом.

Второй уровень – печатные и электронные СМИ всероссийского, межрегионального и регионального масштаба – представляют коммерческие издания, теле– и радиокомпании. К ним можно отнести всю деловую периодику, а также коммерческие теле– и радиостанции, имеющие выходы в регионы, но не являющиеся общенациональными по охвату аудитории.

Коммерческие масс-медиа теоретически не являются частью медиаполитической системы, но в ряде случаев интегрируются в нее (в условиях выборов, конкретных информационных кампаний). Для медиаполитической системы коммерческие СМИ играют роль среды, которая может либо способствовать затуханию информационных кампаний (эффект «подушки»), либо выступать резонатором, многократно увеличивая их эффективность.

Третий уровень системы – региональные электронные и печатные СМИ, которые, как правило, хотя и не всегда, находятся под контролем местных администраций или (намного реже) крупных региональных корпораций. В этом отражается не только традиционный для России характер взаимоотношений прессы и власти – имеет значение и реальное распределение власти в регионах, зачастую более автократичных, чем российская политическая система в целом.

В настоящее время формируется и четвертый уровень информационной системы – Интернет. По сути, это огромный набор коммуникационных каналов, которые также могут использоваться медиаполитической системой, например для выброса компромата. Информация из Сети может тиражироваться в коммерческих и политизированных медиа, если она представляет интерес.

Таким образом, медиаполитическую систему можно структурно разделить на общероссийские группы СМИ и региональные информационные системы.

11.8, б

Наиболее важная проблема, возникающая при рассмотрении масс-медиа, – это проблема их взаимоотношений с обществом и государством. По существу, речь идет о регулировании и контроле деятельности СМИ.

Существуют три модели регулирования.

Первая модель (государственного регулирования) представляет собой иерархическую систему управления средствами массовой информации из единого центра (Советский Союз). Финансирование деятельности СМИ при такой модели целиком производится за счет бюджетных средств, одновременно осуществляется государственный контроль над содержанием передач и публикаций.

Основной недостаток данной модели состоит в том, что управление СМИ является прерогативой монополии в лице государства, а любая монополия неизбежно приводит к ограничению свободы выбора для потребителей информации и свободы доступа к эфиру и печати для всех тех, кто имеет альтернативную точку зрения. Преимущество модели (в ее советском варианте) заключалось в том, что она в большей степени, чем две другие, отдавала приоритет в вещании и публикациях целям развития образования и просвещения населения.

Вторая модель (рыночная) предполагает статус вещателей и издателей как обладателей прав частной собственности на те или иные СМИ. Они получают все права, связанные с обладанием частной собственностью. Собственники не несут никаких обязательств перед публикой, они удовлетворяют интересы общества настолько, насколько это соответствует их цели получить коммерческую прибыль. Роль государства при этом сводится к роли арбитра в конкурентной борьбе множества частных интересов за использование такого ценного информационного ресурса, как частота вещания.

Такая модель утвердилась в США во второй половине ХХ в. Однако и там в последние два десятилетия все чаще говорят о негативном эффекте диктатуры коммерческих интересов частного капитала.

Третья модель (доверительного управления общественной собственностью и социальной ответственности) базируется на том, что СМИ (главным образом электронные) представляют собственность общества и национальное достояние.

Такая модель получила свое осуществление в странах Европы. Здесь была создана система регулирования СМИ, основанная на трех принципах: а) общественное финансирование через абонентскую плату и подписку; б) общественный контроль через специальные органы – общественные советы; в) общественный характер редкого ресурса – частот вещания, которые общество сдает коммерческим каналам в доверительное управление на основе лицензирования.

В рамках этой модели интересы вещателей, общества и государства согласуются следующим образом: вещатели уполномочены осуществлять доверительное управление вещательным пространством от имени и во благо общества, а государство гарантирует и защищает общественные интересы.

Принято считать, что таким образом удается значительно повысить этические и профессиональные стандарты масс-медиа.

Глава 12. Политический режим

Политический режим – это упорядоченное взаимодействие структур политической системы, а также совокупность методов осуществления власти и достижения политических целей. Понятие политического режима раскрывает динамический, функциональный характер политической системы. По мнению Г. О’Доннелла и Ф. Шмиттера, понятие политического режима описывает формы и каналы доступа к важнейшим управленческим позициям, характеристики акторов, имеющих доступ к ним или лишенных его, а также стратегии борьбы за власть. Данное понятие, как полагает американский политолог Р. Макридис, способствует эмпирическому описанию политической реальности.

12.1. Типология политических режимов (систем политического развития) по Г. Алмонду и Г. Пауэллу

КОММЕНТАРИИ

Существуют различные классификации и типологизации политических режимов.

Г. Алмонд и Г. Пауэлл предлагают типологизацию режимов на основе традиционной дихотомии. На горизонтальной оси типологии отмечается субсистемная автономность (самостоятельность подсистем), на вертикальной – степень структурной дифференциации (дифференциация ролей – т. е. «процесс, в котором роли меняются и становятся более специализированными и самостоятельными или путем которого вводятся новые типы ролей и появляются или создаются новые структуры и подсистемы»). Каждый критерий имеет три соответствующих измерения. Нетрудно заметить, что с их помощью можно измерить развитие политической системы.

Согласно Алмонду и Пауэллу, примером радикального тоталитаризма можно считать Советский Союз, консервативного тоталитаризма – нацистскую Германию, консервативного авторитаризма – франкистскую Испанию, модернизирующегося авторитаризма – Бразилию, высокоавтономной демократии – Великобританию, демократии с ограниченной субсистемной автономией – Третью или Четвертую республику во Франции, послевоенную Италию, демократии с низкой автономией – Мексику, предмобилизованного авторитаризма – Гану, предмобилизованной демократии – Нигерию (до 1966 г.), бюрократической империи – империю инков или тюдоровскую Англию, феодальной системы – Францию XII в., примитивного общества – общества эскимосов, бедуинов.

12.2. Типология политических режимов

КОММЕНТАРИИ

Тоталитаризм – это политический режим, при котором государство стремится к целостному, всеохватывающему контролю за жизнью всего общества в целом и каждой личности в отдельности.

«Левый» тоталитаризм существовал в Советском Союзе, в странах Восточной Европы, Азии (Китай, Северная Корея, Северный Вьетнам), на Кубе. «Правый» тоталитаризм – в фашистской Италии и Германии.

Термин «авторитаризм» (от лат. autoritas– власть, влияние) применяется в политической науке для обозначения режима, характеризующегося монополией на власть какой-то одной партии, группировки, лица или института.

В военных режимах власть принадлежит либо военным, либо в действительности осуществляется верхушкой военных за «фасадом» гражданского правительства.

При бюрократически авторитарном режиме власть осуществляется блоком, состоящим из трех политических сил: бюрократии, национальной буржуазии и военных.

Конкурентная олигархия (современный олигархический режим) характеризуется тем, что за фасадом демократических институтов скрывается власть наиболее влиятельных национальных экономических групп, чьи интересы и учитывает в первую очередь политическая система.

Популистский или мобилизационный режим основывается на правлении единой партии, провозглашающей своей целью модернизацию, и опирается на национализм. Такая партия, как правило, возглавляется харизматическим лидером.

Главной чертой авторитаризма развития являются содействие и стимулирование социальной и экономической модернизации.

Главными признаками демократии являются: 1) гарантии прав и свобод человека; 2) признание политических прав и свобод граждан в таком объеме, который позволяет легально действовать не только партиям и организациям, поддерживающим политику правительства, но и партиям и организациям оппозиционным; 3) наличие представительных органов власти, формируемых на основе всеобщих, свободных и справедливых выборов; 4) построение государственной власти по принципу «разделения властей», причем единственным законодательным органом считается парламент; 4) политический плюрализм; 5) публичность власти.

Существует множество способов организации и работы демократии; в реальной жизни демократия демонстрирует различные формальные институты правления, такие как законодательные, судебные, политические партии и группы интересов. Демократия может быть рассмотрена с точки зрения организации этих институтов. На этой основе выделяются мажоритарная и консенсусная модели демократии.

12.3. Типология политических режимов по Р. Далю

КОММЕНТАРИИ

Р. Даль предлагает типологизацию политических режимов на основе двух признаков: степени реализации гарантий, или значительными размерами допустимой оппозиции (т. е. политической конкуренции), и пропорции населения, которое обладает правом контроля за деятельностью правительства и состязания с ним – правом участия в политической конкуренции.

В том случае, если степень политической конкуренции высокая, но степень участия низкая, возникает политический режим конкурентной олигархии. Если же и степень политической конкуренции, и степень политического участия значительно ограничены, то формируется режим закрытой гегемонии. Признаками гегемонии с большим числом граждан, имеющих право участия в выборах и управлении, являются: низкая степень политической конкуренции и значительная доля граждан, обладающих правом политического участия. Демократия отличается от других режимов высокой степенью как политической конкуренции, так и политического участия. Р. Даль заменяет понятие «демократия» на более точный, по его мнению, термин – «полиархия».

Полиархия описывается Р. Далем как политический режим, характеризующийся следующими семью институтами:

1) выборные власти, обличенные правом контроля над правительственными решениями;

2) свободные и справедливые выборы, в которых редко встречаются злоупотребления;

3) включающее избирательное право, распространяющееся практически на все взрослое население;

4) право претендовать на избрание всех взрослых граждан;

5) свобода выражения мнения;

6) альтернативные источники информации и право граждан на поиск альтернативной информации;

7) организационная самодеятельность, т. е. право граждан формировать самостоятельные ассоциации и организации, включая партии и группы интересов.

12.4. Типология демократии А. Лейпхарта

КОММЕНТАРИИ

Демократии различаются не только институционально, но и по структуре и составу общества, по характеру правящей элиты. Для сравнения современных демократий Лейпхарт предлагает использовать две переменные – структуру общества и поведение элит. Инвариантами структуры общества может быть как гомогенный, так и гетерогенный состав. В гомогенных обществах население этнически, религиозно и лингвистически едино. Гетерогенные же характеризуются религиозными, этническими и языковыми расколами и конфликтами.

Деполитизированный тип демократии описывается Лейпхартом как «либерализм заинтересованных групп», который отмечается участием всех заинтересованных групп в принятии решений (примером такой демократии может служить Норвегия).

Центробежный тип демократии (Веймарская республика в Германии, послевоенная Италия, Третья и Четвертая республики во Франции) отличается крайней нестабильностью.

Центростремительная демократия (англо-американская политическая система, Финляндия, Исландия) основывается на принципе «правительство против оппозиции». Но острой конкурентной борьбы между оппозицией и правительством нет. Элиты прилагают максимум усилий для достижения консенсуса.

Сообщественная демократия (Австрия, Нидерланды, Швейцария) возникает в условиях этнического, религиозного, языкового многообразия и характеризуется наличием потенциальных конфликтов. Однако эти конфликты эффективно урегулируются через особую систему представительства и согласования интересов, в которой меньшинства наделяются правом вето.

Лейпхарт скептически относится к возможности выживания центробежной демократии. Исторические факты дают богатую пищу для размышлений о том, какова будет судьба демократического режима, если и общество и элиты расколоты по базовым ценностям, языковым, религиозным и этническим признакам, а соответствующие расколы приводят к острейшим конфликтам. Поэтому его интерес сосредотачивается на условиях выживания демократии в многосоставном обществе. В отличие от С. Хантингтона, который гарантом стабильности любого общества считает высокий уровень институционализации, организацию и контроль властных институтов, их способность реагировать на новые проблемы и решать возникающие проблемы, А. Лейпхарт делает акцент на сотрудничестве элит. Именно оно позволяет выжить и сохраниться демократии в многосоставном обществе.

12.5. Типы гибридных режимов

КОММЕНТАРИИ

Некоторые политологи, характеризуя современные недемократические режимы, предпочитают говорить о гибридных режимах, сочетающих в себе как элементы демократии, так и авторитаризма. Тем самым подчеркивается, что в современном мире осталось достаточно мало режимов, опирающихся исключительно на силу и авторитарные методы правления. Большинство недемократических режимов стремится легитимизировать себя в глазах населения с помощью введения отдельных демократических процедур. При этом самими процедуры остаются под контролем правящих элит. К разновидностям гибридных режимов относятся диктократия и демократура.

Диктократиявозникает в случаях проведения либерализации без демократизации. Это означает, что правящая элита соглашается на некоторые индивидуальные и гражданские права без подотчетности обществу. Такой режим отдает предпочтение политическому меньшинству, контролирующему значительную часть ресурсов, в ущерб политическому большинству. Такой режим сложился, например, в Кении и Кот-д’Ивуаре, а также других африканских государствах.

Демократураже предполагает демократизацию без либерализации. Это означает, что выборы (при условии, что они вообще проводятся), многопартийность и политическая конкуренция допускаются только в той мере, в какой они не угрожают власти правящей элиты. Фактически политическое участие большинства рассматривается как прямая демонстрация поддержки правящей элите. Примерами этих режимов могут служить Сальвадор и Гватемала, где с середины 1980-х гг. выборы проводились с нарушением политических и гражданских прав.

Гибридным можно назвать и режим делегативной демократии, описанный Г. О’Доннеллом. Делегативная демократия как политический режим полностью соответствует критериям полиархии, сформулированным Р. Далем. Однако в отличие от представительной демократии, при указанном режиме электорату отводится роль делегирования исполнительной власти прав и полномочий, ограниченных лишь конституционным сроком ее полномочий и существующими отношениями власти. Лидер, добившийся победы на президентских выборах, получает власть для управления страной так, как он это считает нужным. Всенародно избранный президент становится главным выразителем национальных интересов в том виде, как он их понимает.

«Лидер должен исцелять нацию, объединяя ее разрозненные части в гармоническое целое. Поскольку плоть политики недужна, а раздающиеся голоса лишь свидетельствуют об этом недуге, делегирование предусматривает право (и обязанность) давать горькие лекарства, которые восстановят здоровье нации. С этой точки зрения только голова тела все знает, президент и самые доверенные его советники – альфа и омега политики. Определенные проблемы нации могут быть решены только с использованием высокотехнологичных критериев. Техницизм, особенно в экономической политике, нуждается в защите его президентом от многостороннего противодействия общества.

В то же время очевидно, что любое противодействие – со стороны конгресса, политических партий, групп интересов, уличной толпы – необходимо игнорировать. Правда, эти органистические представления слабо увязываются с сухими аргументами технократов, и тогда мифу делегирования приходит конец: президент изолирует себя от большинства политических институтов и организованных интересов и в одиночку несет ответственность как за успешность, так и за провалы своей политики» (Г. О’Доннелл).

Глава 13. Политическая культура

Термин «политическая культура» ввел в научный обиход немецкий философ-просветитель И. Гердер. В политическую же науку он был введен американским политологом Г. Алмондом. Как признавался сам Алмонд, введенное им понятие представляло попытку классифицировать с помощью одного термина то, что «раньше представало как отношение к политике, политические ценности, идеология, национальный характер, культурная среда и т. д.». По отношению к политическим структурам политическая культура рассматривалась и как зависимая, и как независимая переменная, т. е. и как причина, и как следствие. Это означает, что политическая культура оказывает значительное влияние на существующие или формирующиеся политические структуры, но в то же самое время она сама подвержена изменениям и влиянию со стороны политических структур.

Значительный вклад в изучение политических ценностей был внесен американским политологом Р. Инглхартом, разработавшим концепцию «бесшумной революции». Согласно ее основным положениям, наиболее устойчивые ценностные ориентации и настроения массовых слоев общества являются важнейшими элементами политической культуры. Специфические сочетания этих ориентаций и настроений определяют устойчивость и жизнеспособность демократии. Инглхарт предположил, что в индустриально развитых странах под влиянием социально-экономического развития происходит переход от материальных к постматериальным ценностям, которые начинают играть ведущую роль в жизни людей. Основной культурный раздел начинает проходить между «материалистами» и «постматериалистами».

«Материалисты» ориентированы на экономическое благополучие и безопасность государства, процветание своей семьи, сохранение собственного материального благополучия. Для них уровень жизни, законность и порядок имеют первостепенное значение.

«Постматериалисты» в большей степени ориентированы на ценности нематериального характера: гарантии прав и свобод человека, самовыражение и самоопределение личности, защита окружающей среды и т. п. В отличие от «материалистов», «постматериалисты» ценят качество жизни. «Экономической и физической безопасности, – отмечал Инглхарт, – постматериалисты придают отнюдь не негативную ценность – они, как всякий, оценивают ее положительно; но в отличие от материалистов, они еще более высокий приоритет отводят самовыражению и качеству жизни». Наряду с самовыражением и качеством жизни постматериалисты особое внимание уделяют политическому участию.

13.1. Структура политической культуры по Г. Алмонду

КОММЕНТАРИИ

Классическое определение политической культуры, сформулированное Г. Алмондом и Г. Пауэллом, звучит следующим образом: «Политическая культура есть совокупность индивидуальных позиций и ориентаций участников данной политической системы. Это субъективная сфера, образующая основание политических действий и придающая им значение». Указанные индивидуальные ориентации, по мнению американских ученых, включают в себя несколько элементов: а) познавательную ориентацию – истинное или ложное знание о политических объектах и идеях; б) аффективную ориентацию – чувство связи, ангажированности, противодействия и т. д. в отношении политических объектов; в) оценочную ориентацию – суждения и мнения о политических объектах, которые обычно предполагают использование по отношению к политическим объектам и событиям оценочных критериев.

Наряду с ориентациями на политическую систему в целом, американский политолог также выделил ориентации на структуры «входа» в политическую систему и «выхода» из нее, а также ориентации индивида относительно своего места в политическом процессе и возможностях политического участия.

В приведенной дефиниции можно выделить две характерные особенности. Во-первых, политическая культура предстает как совокупность ориентаций на политическую деятельность, это еще не сама деятельность, а лишь субъективная установка на нее, она не задает индивиду определенный тип поведения, необходимый для достижения поставленных целей, но предопределяет выбор направленности деятельности. Во-вторых, политическая культура предстает как структура ориентаций, в которую включены: знания о политической системе, ее ролях, функциях, решениях и действиях, возможностях и способах влияния на принятие политических решений (когнитивные ориентации); чувства относительно политической системы, ее структур, ролей, функций и политических деятелей, их исполняющих (эмоциональные ориентации); суждения, мнения и представления о политической системе, ее ролях, функциях, состоящие из комбинации ценностных стандартов и критериев, информации и эмоций (оценочные ориентации).

Введенное Г. Алмондом понятие позволяло выделить качественную сторону политической системы, объяснить различия в функционировании и результатах деятельности внешне схожих политических систем, соединить исследование формальных и неформальных компонентов политических систем с анализом национальной политической психологии, политической идеологии, фундаментальных ценностей общества.

13.2. Структура политической культуры по У. Розенбауму

КОММЕНТАРИИ

Исследование структуры политических ориентаций было продолжено У. Розенбаумом, который выделил три типа ориентаций относительно политических объектов.

Первый тип составляют ориентации относительно институтов государственного управления. К нему принадлежат: а) оценки индивидом государственных органов власти, их норм, символов и лиц, осуществляющих политические функции, его реакция на них – ориентация относительно режима;

б) оценки различных требований к политической системе и реакции на них – ориентация относительно «входа», в) оценки решений, принимаемых политической властью, и реакции на них – ориентации относительно «выхода».

Второй тип включает ориентации относительно «других» в политической системе: а) политическую идентификацию – ощущение принадлежности индивида к определенной социальной группе, партии, чувство сопричастности и лояльности к ним; б) политические верования (убеждения), отражающие отношение к другим политическим группам в интервале «хорошее – плохое»;

в) представления об основных правилах и нормах, которые должны регулировать деятельность политической системы, – о «правилах игры».

В третий тип входят ориентации относительно своей собственной деятельности, включающие в себя: а) политическую компетентность – оценки индивидом собственных политических «ресурсов», позволяющих ему участвовать в политической жизни, и представления о влиянии политики на человека; б) политическую действенность – представления о влиянии политических действий индивида на вырабатываемую политику и о возможностях такого влияния через гражданские акции.

13.3. Структура политической культуры

КОММЕНТАРИИ

Понятие политической культуры, предложенное и сформулированное Г. Алмондом и Г. Пауэллом, неоднократно уточнялось и дополнялось многочисленными исследователями данного феномена. Наряду с вышеперечисленными ориентациями в политическую культуру включаются: политический опыт, стереотипы, политические мифы, модели как политического поведения личности и групп, так и функционирования политических институтов, идеология, политические символы, политическая социализация, а также политические стереотипы, политические символы и политические мифы.

Политический стереотип – это упрощенное, схематическое, деформированное и ценностно-ориентированное представление о политических объектах. Отличительными чертами стереотипа являются: 1) персонификация событий (причина тех или иных явлений связывается с деятельностью конкретного лица или определенной группы); 2) сильная эмоциональная окрашенность в восприятии и интерпретации событий (как правило, резко негативное или резко позитивное отношение к чему-либо или кому-либо); в) иррациональность (обычно факты, противоречащие стереотипу, не замечаются или с негодованием отвергаются); 4) устойчивость (стереотип статичен, долговечен, он не подвержен изменениям и способен к самосохранению даже в радикально меняющейся ситуации).

Политический символ – это знак, выполняющий коммуникативную функцию между личностью и властью. Если исходить из концепции Т. Парсонса, согласно которой культура – это упорядоченная система символов, то можно сказать, что политическая культура – это организованная система символов. Для того чтобы символ выполнял коммуникативную функцию, он должен иметь сходное значение для множества индивидов, его смысл должен быть, как минимум, интуитивно понятен определенному кругу людей. Кроме коммуникативной, символ обладает интегративной функцией – он способен сплачивать, объединять людей, группы, обеспечивать чувство единства.

Политический миф – это статичный образ, опирающийся на верования и позволяющий упорядочить и интерпретировать приводящие в смятение факты и события, структурировать видение коллективного настоящего и будущего. Мифология, в том числе и политическая, возникает тогда, когда группа или большая часть общества сталкиваются с новыми, непонятными и неподконтрольными ей явлениями, несущими в себе явную или тайную угрозу ее существованию. Именно поэтому расцвет мифотворчества наблюдается в периоды социальных катастроф, глубинных кризисов общества, войн, революций и т. п.

13.4. Модели политической культуры

КОММЕНТАРИИ

Г. Алмонд и С. Верба выделили три типа политической культуры: патриархальный, подданнический и активистский.

Для патриархального типа («приходская», «общинная», «провинциальная», «парохиальная») характерны ориентации граждан на местные ценности – общину, род, клан, деревню, племя и т. п. Таким образом, индивид с патриархальной культурой ориентирован на конкретные личности – вождей, шаманов. Знания о политической системе у членов сообщества полностью отсутствуют, политические ориентации не отделены от экономических и религиозных. Поэтому у личностей с патриархальной культурой нет никаких ожиданий, связанных с самой политической системой.

Подданнический тип культуры характеризуется пассивным отношением граждан к политической системе. Здесь личность уже ориентирована на политическую систему, связывает с ней свои ожидания, но в то же самое время опасается санкций с ее стороны. Представления о возможностях влияния на процесс выработки решений отсутствуют, личность не рассматривает себя как творца политического процесса.

Активистский тип или политическая культура участия отличается активным включением индивидов в политическую жизнь. Граждане умело артикулируют свои интересы и через выборы, группы интересов, партии оказывают влияние на процесс выработки политики.

Однако в реальной политической жизни, замечает Алмонд, политическая культура любого общества представляет собой комбинацию, «смесь» из нескольких типов политических культур. Особое внимание он уделил трем типам таких комбинаций. Для демократической индустриальной политической системы характерно следующее сочетание: 60 % представителей активистской культуры, 30 % – подданнической, 10 % – патриархальной; для авторитарной индустриальной – 5 % активистской, 85 % подданнической и 10 % – патриархальной; для авторитарной переходной системы соответственно – 10, 60 и 30 %; для демократической доиндустриальной – 5, 40 и 55 %. Указанные пропорции конечно же достаточно условны и могут варьироваться, но они выражают характер соотношения различных типов политических культур в разнообразных обществах.

Демократической индустриальной политической системе, по Алмонду, соответствует гражданская политическая культура, которая носит смешанный характер. Основными чертами гражданской политической культуры выступают: консенсус относительно легитимности политических институтов; терпимость по отношению к другим ценностям и интересам; компетентность.

13.5. Этапы и виды политической социализации

КОММЕНТАРИИ

Под политической социализацией понимается процесс усвоения политических ценностей и политических ориентаций, освоения форм политического поведения, приемлемых для данного общества. В результате процесса политической социализации индивиды и группы приобщаются к определенной политической культуре, что, в свою очередь, способствует обеспечению и поддержанию стабильности политической системы. Содержанием политической социализации является приобщение человека к нормам и традициям определенной политической системы, формирование навыков политического участия, информирование о целях и методах проводимой политики.

Политическая социализация личности осуществляется в несколько этапов.

На первом из них, этапе политизации, у детей под влиянием оценок родителей, их отношений и реакций формируются первые представления о мире политики.

Второй этап – персонализация. В этот период восприятие власти персонифицируется. Образцами власти становятся, к примеру, фигуры президента, премьер-министра или полицейского.

На третьем этапе, этапе идеализации, важнейшим политическим фигурам приписываются определенные качества и на этой основе образуются устойчивые эмоциональные отношения к политической системе.

Четвертый этап, получивший название институционального, характеризуется переходом от персонифицированного восприятия политики к более абстрактному. На этой стадии закладываются представления об институтах власти.

Выделяются различные типы политической социализации: прямая и косвенная (первичная и вторичная). Прямая социализация – это непосредственное приобретение политических знаний и установок. Косвенная социализация – это своего рода «проекция» черт характера, раннего детского опыта, непосредственного окружения личности на формируемые политические установки. Так, например, установки ребенка по отношению к отцу, формирующиеся в ранние периоды жизни, могут быть в дальнейшем трансформированы в отношение к политическим объектам (президенту, парламенту, суду, партии и т. п.).

Процесс же радикального изменения ценностей, сформировавшейся политической культуры получил название ресоциализации. Многие исследователи отмечают, что политические нормы и ценности могут значительно меняться в течение жизни, а личность может отказываться от ранее усвоенных норм, ценностей и принятых ролей (десоциализация). Стабильности и устойчивости политических установок, усвоенных в детстве, была противопоставлена открытость к переменам в течение всей жизни.

13.6. Структура и модели политической социализации

КОММЕНТАРИИ
13.6, а

В процессе социализации участвуют и взаимодействуют между собой несколько субъектов: социализант, или, собственно, тот, на кого направлен процесс социализации; агентуры социализации, или институты, ее осуществляющие (образовательные учреждения, партии, общественные организации, средства массовой информации и т. п.); агенты социализации (социализаторы), или непосредственные «проводники» социализирующего воздействия (преподаватели, активисты общественных движений, общественные деятели, журналисты и т. п.). Исследователи традиционно подчеркивали значительную роль семьи в политической социализации личности. Однако в последнее время значение семьи переосмысливается. Подчеркивается, что изменение семейной структуры, перераспределение семейных ролей, возрастание занятости женщин приводит к снижению роли семьи в процессе политической социализации. Вместе с тем возрастает значение таких агентур социализации, как молодежные и этнические движения, отличающиеся специфической субкультурой, средства электронной коммуникации. Ученые подчеркивают, что в гетерогенных обществах на результаты политической социализации особое влияние оказывает принадлежность к определенной субкультуре, в то время как в гомогенных обществах решающую роль начинает играть образование.

Первоначально процесс социализации мыслился как сугубо «вертикальный», в котором политические нормы и ценности как бы транслировались сверху вниз – от властных субъектов к менее властным. Однако по мере возрастания открытости общества, развития информационных технологий и коммуникаций процесс политической социализации постепенно утрачивает свой «вертикальный характер». Р. Мерелман показал, что процесс социализации может иметь «горизонтальный» характер, т. е. представлять собой выбор из широкого набора альтернативных образов мира и моделей поведения, возникающий в результате взаимодействия между участниками политического процесса. Отношения между социализантом и агентом социализации в таком процессе носят временный, добровольный и равный характер.

13.6, б

Существует несколько моделей политической социализации. Американский политолог Р. Мерелман выделяет четыре таких модели.

Первая – системная – характеризуется формированием позитивного отношения к власти, правовому порядку, традиционным институтам. Важнейшими агентурами социализации являются школа и семья, а также окружение личности, ее сверстники.

Вторая модель, обозначаемая как гегемонистская, формирует молодежь, враждебно настроенную против любой социальной и политической системы, кроме «своей». Ведущими агентурами в этой модели являются средства массовой информации.

В третьей модели, названной плюралистической, целями социализации являются формирование представлений граждан о своих политических интересах, желания участия в их реализации, высокого уровня гражданской активности. В результате граждане становятся привержены определенным политическим группам и могут их свободно менять в зависимости от результатов политики и степени реализации своих интересов. Агентурами являются школа, родители, средства массовой информации, партии и группы интересов.

Четвертая модель – конфликтная – сводится к формированию лояльности к определенной группе и готовности поддержать ее в борьбе против других групп. Агентурами социализации являются органы пропаганды и агитации, представляющие интересы группы.

Первая модель социализации в большей степени характерна для англоамериканской культуры. Вторая – для стран незападной цивилизации. Третья – присуща континентально-европейской культуре. И наконец, последняя модель характерна для закрытых (авторитарных) политических систем.

Многими исследователями был подмечен тот факт, что, несмотря на сохранение моделей политической социализации и воспроизводства ее традиционных структур, в современном обществе происходят значительные межпоколенческие сдвиги в структуре ценностей. Некоторые ученые объясняют этот феномен, опираясь на теорию К. Маннгейма, согласно которой молодежь в условиях быстрых социальных и политических перемен ищет ответы, адекватные новой ситуации. Таким образом, считают они, формируются очаги политической субкультуры, являющиеся «ростками» новой политической культуры. Р. Инглхарт, объясняя сдвиг в сторону постматериальных ценностей, ссылается на изменение обстоятельств. По его мнению, системы ценностей каждого поколения зависят от обстоятельств их формирования.

Глава 14. Политическая идеология

Политическая идеология, будучи выражением национальных, классовых, партийных, религиозных интересов, определяет направленность политических взглядов, предлагает набор определенных целостных ориентиров.

Термин «идеология» был введен французским философом и экономистом Антуаном Дестют де Траси для обозначения учения об идеях. Со времени появления термина в науке сложилось множество взглядов на явление идеологии.

Маркс и Энгельс считали, что идеология не отражает действительность адекватно. В своих работах они чаще всего определяли идеологию как «ложное сознание».

Известный исследователь проблем человеческого мышления К. Мангнгейм, так же как и К. Маркс, понимал идеологию как «совокупность ложных представлений». Однако наиболее важная, по его мнению, функция идеологии выражается в ее способности сплачивать людей, аккумулировать их политическую энергию.

Американский политолог Ф. Гросс характеризует политическую идеологию как самостоятельный вид идеологии, имеющий свою структуру, цели и специфическую направленность. Он выделяет в политической идеологии:

? основные ценности («Всеобщая декларация прав человека», десять христианских заповедей);

? вспомогательные или инструментальные ценности, полезные при определенных обстоятельствах, но не обязательные для всех (надежность, корректность, честная игра, пунктуальность и т. п.);

? абсолютные ценности (свобода, равенство, справедливость, толерантность и др.).

Политическая идеология затрагивает узловые проблемы мировоззрения людей, государственного и общественно-политического устройства, деятельности политических партий, а также обосновывает притязания какой-либо группы на власть или ее использование, предусматривая ту или иную стратегию действия. Одни политические идеологии направлены на стабилизацию политического порядка, его сохранение и укрепление; другие выражают стремление к переменам в общественно-политической жизни, к смене властных элит, политической модернизации.

Обобщая сказанное, политическую идеологию можно определить как совокупность по преимуществу систематизированных идей, взглядов, представлений той или иной социальной группы (общности), содержащую теоретическое (концептуальное) осмысление политической жизни и защищающую ее интересы и цели с помощью политической власти.

14.1. Основные виды политических идеологий

КОММЕНТАРИИ

Политическая идеология является наиболее влиятельным рационализированным (осознанным) элементом политического сознания. Будучи выражением национальных, классовых, партийных, религиозных интересов, политическая идеология определяет содержание общественной морали, социологической направленности политических взглядов, придает конкретность понятиям добра и зла, ставит их в определенные исторические рамки.

Политическая идеология является по преимуществу духовным орудием элиты. Однако ее реальная роль в обществе зависит от того, какое воздействие она оказывает на состояние общественного сознания.

Основными функциями политической идеологии являются:

? гносеологическая – создание модели мира и определение места человека в нем;

? аксиологическая – оценка прошлого и настоящего на основе различных норм и ценностей;

? программно-целевая – формулирование цели деятельности группы, разработка программы ее достижения;

? футурологическая – моделирование развития своей группы и общества в целом;

? интегрирующая – формирование определенного подхода к тем или иным явлениям социокультурной практики общества;

? защитная – конкурентное взаимодействие с другими идеологиями;

? социально-организационная – определение принципов организации и управления жизнью общности.

Идеологии современного политического мира зародились в ходе буржуазно-демократических преобразований (эволюционных и революционных) в странах Европы и Америки (ХVI–XIX вв.). Классификация идеологий строится по выдвигаемым ценностям и отношению к политической системе. Основных идеологий, поддерживающих современные политические системы, три: консерватизм, либерализм и социал-демократия. На их основе образовались смешанные типы идеологий: неоконсерватизм, неолиберализм, шведская модель социализма

14.2. Либерализм и неолиберализм

КОММЕНТАРИИ

Как самостоятельное идеологическое течение либерализм сформировался на базе политической философии английских просветителей (Д. Локка, Т. Гоббса, Ш. Монтескье, А. Смита, Б. Константа, А. де Токвиля в конце XVII–XVIII в. На протяжении ХIХ в. эти идеи были развиты И. Бентамом, Дж. Милем и другими представителями западной общественно-политической мысли. Термин «либерализм» происходит от латинского «свободный», «имеющий отношение к свободе». Именно поэтому либеральное мировоззрение с самого начала тяготело к признанию идеала индивидуальной свободы в качестве универсальной цели.

Предпосылкой либерального мировоззрения является философия индивидуализма, основанная на вычленении человеческой индивидуальности, утверждении представления о равенстве всех людей в своем врожденном, естественном праве на самореализацию. Сфера индивидуальной активности человека, не подлежащей вмешательству со стороны внешних сил, рассматривалась как сфера реализации естественной свободы и, стало быть, естественного права.

Исходя из этого постулата были сформулированы принципы экономической, правовой и государственно-политической системы. Эти идеи воплотились:

? в социальной сфере: в утверждении абсолютной ценности человеческой личности и равенстве всех людей, признании неотчуждаемых человеческих прав на жизнь;

? в экономике: в идее свободного рынка, свободной, ничем не ограниченной конкуренции;

? в политической сфере: в признании прав человека, в разделении законодательной, исполнительной и судебной властей, в идее государства-«ночного сторожа», правового государства, демократии и парламентаризма.

Усиление элементов государственной идеологии и социальных целей, адаптировавших традиционные ценности либерализма к реалиям второй половины ХХ в., заставило говорить о его исторически обновленной форме – неолиберализме, или социальном либерализме. Неолиберализм более терпимо относится к государственному вмешательству в экономику. В основу политической программы неолибералов легли идеи консенсуса управляющих и управляемых, идеи необходимости участия масс в политическом процессе, о демократизации процедур принятия управленческих решений.

14.3. Консерватизм и неоконсерватизм

КОММЕНТАРИИ

Консерватизм – идейно-политическое течение, выдвигающее в качестве основных требований сохранение и поддержание исторически сформировавшихся форм политической и общественной жизни, в первую очередь ее правовых и нравственных устоев, лежащих в основе семьи, религии, собственности.

Общие положения идеологии консерватизма (от лат. conservar – охранять, сохранять), разделявшиеся представителями этого направления в течение XVIII–XIX вв., следующие:

1. Законы истории и общества предопределены Богом, и любые социальные изменения способны вызывать хаос.

2. Перестройка общественного и политического устройства по рациональному плану невозможна и вредна. Любые перемены могут быть только частичными и постепенными.

3. Человек является продуктом жизнедеятельности общества (образования, воспитания).

4. Традиции («скрытый коллективный разум», «вековая мудрость народа») имеют преимущество перед разумом отдельного человека.

5. Отдельный человек не должен противопоставлять себя обществу как целому (органицизм).

6. Законы и конституции по-настоящему эффективны, если опираются на моральные и религиозные нормы.

7. Разум отдельного человека в вопросах политики и общественного устройства обречен на ошибку, поскольку не может охватить всей сложности существующих в этой сфере проблем – что опять же подчеркивает важность опоры на опыт и традицию.

8. Революция не освобождает, а разрушает человека; при этом не столько человек управляет революцией, сколько революция – человеком («Дальше всех идет тот, кто не знает, куда идет»).

По своему происхождению политический консерватизм стал реакцией на чрезмерный радикализм Великой Французской революции. И если многие его идеи (органицизм, культ неограниченной монархической власти и клерикализм, неприкосновенность сословных привилегий) были отвергнуты последующим развитием политической мысли, то другие (необходимость уважения к государству и нормам традиционной морали, допущение лишь постепенных и эволюционных изменений общества, критика уравнительной психологии и чрезмерного индивидуализма) нашли свое продолжение в идеологии неоконсерватизма (или либерального консерватизма), ключевыми разработчиками которой стали А. де Токвиль, Р. Актон, Ф. Хайек, К. Поппер, И. Кристол и др.

14.4. Социал-демократическая идеология

КОММЕНТАРИИ

Социал-демократическая идеология пытается соединить представления об обществе социальной справедливости с рядом либеральных идей и представлений, исходит из приоритета постепенной эволюции общества в направлении строя социальной справедливости и равенства граждан независимо от их общественного положения.

Стержнем социал-демократического движения выступает концепция демократического социализма, в качестве основных целей провозглашающая стремление к свободе, справедливости и солидарности.

В идеологической системе демократического социализма особое место принадлежит свободе. Свобода, которая игнорирует права каждого человека, становится произволом. Ядром свободы является равенство – прав человека на самоопределение, на признание его интересов. Иначе, свобода и равенство определяют друг друга. Соответственно социальная справедливость выступает как равная для всех свобода.

В соответствии с идеологией демократического социализма, подлинная свобода является не только индивидуальной, но и коллективной свободой. Более того, индивидуальная и коллективная свобода предполагают друг друга. Свобода каждого может осуществиться только в свободном обществе, и, напротив, не может быть свободного общества без свободы отдельного индивида.

Конструктивная роль социал-демократии в обеспечении свободы и социальной справедливости особенно ярко высвечивается на примере «шведской модели», демократического социализма. Характерными особенностями этой модели признаются: высокий экономический рост, обеспечение занятости населения, преодоление социального неравенства и в обществе, ликвидация бедности; достижение высокого культурного уровня граждан.

14.5. Другие политические идеологии

КОММЕНТАРИИ

В целом национальные идеологии выражают политические требования граждан, чьи интересы связываются с национальной принадлежностью. Концептуально-теоретические основы этих идеологических течений прежде всего выражают то или иное понимание природы национальной группы, которая может трактоваться либо в качестве общности, складывающейся на основе единых экономических условий жизни людей, территории, языка и определенных черт духовной культуры (марксистская традиция), либо культурной общности, интегрируемой политическими событиями и институтами (М. Вебер); либо воплощения национального духа, поддерживаемого культурными нормами и символами (А. Тойнби, С. Хантингтон), либо народа, которому ниспослано божественное откровение (православная и исламская традиции).

Экстремистские идеологии провозглашают целью коренное преобразование общества и даже мира насильственными средствами. Политический экстремизм – это приверженность крайним методам, позициям, решениям, взглядам. К экстремистским направлениям в политике относятся, например, фашизм и большевизм. В первом случае речь идет об ультраправом экстремизме, во втором – об ультралевом. Какие группы в обществе могут быть носителями экстремистских настроений, порождающих соответствующие политические идеи? 1. Социальные силы, которым «нечего терять»: реакционная правящая группа, утрачивающая власть и не останавливающаяся поэтому перед крайними методами; деклассированные слои населения, которым близок и понятен лозунг «грабь награбленное», а также маргиналы. «Маргиналис» (лат.) значит «пограничный». Речь идет о таких слоях общества, представители которых в результате неблагоприятных исторических условий утратили привычное им и стабильное место в социальной структуре. Это – люди, «выбитые» из своей «ячейки» в обществе и не нашедшие другой. 2. Социальные группы, еще не осознавшие своих подлинных социальных интересов («класс в себе»). В современном мире экстремистские идеологии еще далеко не отжили свой век. Например, большую угрозу человечеству представляют исламские фанатики-фундаменталисты, в том числе «братья-мусульмане» на Ближнем Востоке, движение «Талибан» в Афганистане. Речь идет о неблагополучных регионах мира, где сохраняются массовая бедность и социальная нестабильность. Противостояние политическому экстремизму – одна из серьезных проблем глобального масштаба.

Обустроить политический универсум на собственных принципах, повлиять на умонастроения людей хотят и доктрины, строящие свои требования на основании религиозных постулатов и ценностей. Среди них важнейшая роль принадлежит христианско-демократической идеологии, увязывающей ценности и идеалы христианской картины мира с моральными и общедемократическими требованиями к организации власти, государства и общества.

Существенное политическое влияние в современном мире оказывают идеологии «зеленых», «антиглобализма», «феминизма», «сексуальных меньшинств» и т. д.

Глава 15. Социальные общности как политические акторы

Политический актор – это участник политического процесса, обладающий теми или иными политическими ресурсами, позволяющими оказывать влияние на процесс принятия политических решений. Под политическим процессом обычно понимают как функционирование политической системы в определенный период времени, так и смену состояний политической системы. Политическим актором может выступать политический лидер, политический институт, социальная общность. В качестве социальных акторов обычно выделяют правящие элиты, группы интересов, массовые социальные движения. Элитистское направление в политологии, так же как и исследования заинтересованных групп, возникли в начале ХХ в. Они акцентировали внимание на социальных общностях, осуществляющих власть, и группах, воздействующих на нее. Исследования массовых социальных движений берет свое начало с конца 1960-х – начала 1970-х гг. – периода, когда в политической жизни заметную роль стали играть молодежные, феминистские, экологические, пацифистские и другие движения.

Политический процесс формируется целенаправленной деятельностью определенных акторов, преследующих собственные интересы, стратегиями их поведения и взаимоотношениями между ними.

«Главная идея термина элита – превосходство... В широком смысле я понимаю под элитой таких людей, которые свойствами ума, характера, ловкостью, самыми разнообразными способностями обладают в высшей степени».

В. Парето

«Во всех обществах – от наименее развитых и цивилизованных и до самых развитых и могущественных – обнаруживаются два класса людей – класс, который правит, и класс, которым правят. Первый, всегда менее многочисленный, берет на себя все политические функции, монополизирует власть и пользуется преимуществами, которые из нее вытекают, тогда как второй, более многочисленный, руководим и управляем первым, иногда более или менее законно, а иногда более или менее волюнтаристски и насильственно».

Г. Моска

«Все явления государственного управления есть явления групп, давящих друг на друга и выделяющих новые группы и групповых представителей (органы или агентства правительства) для посредничества в общественном соглашении».

А. Бентли

Группа интересов представляет собой «организованную ассоциацию, занятую деятельностью, связанной с принятием правительственных решений, т. е. с целью повлиять на результат, но только в том случае, если ее участники выступают как “организованная ассоциация”».

Р. Солсбери

15.1. Теории элит

КОММЕНТАРИИ

Термин «элита» происходит от латинского eligere или французского elite – лучшее, отборное, избранное. Начиная с ХVII в. его начали употреблять применительно к «избранным людям», прежде всего высшей знати. В научный оборот он был введен в конце XIX – начале XX в. благодаря трудам В. Парето, Г. Моска и Р. Михельса.

Правящая элита – это социальные группы, занимающие наиболее высокие позиции в обществе, обладающие в максимальной степени властью и возможностями влияния на общество.

В современной политической науке используется несколько подходов к исследованию элит. В целом их можно свести к двум основным: меритократическому(от лат. meritus – лучший и греч. cratos – власть) и властному. Первый подход берет свое начало в элитистской теории В. Парето. Его кредо удачно сформулировал К. Маннгейм: «Элита» – это «иерархия, основанная на собственных достижениях». В рамках меритократического подхода существуют технократическое и организационно-управленческое направления.

Основоположниками технократических теорий считаются А. Богданов и Т. Веблен. По Веблену, в связи с развитием науки, техники и технологий возрастает роль инженеров-организаторов. Используя особые знания, технократы постепенно вытесняют традиционных собственников с ведущих социальных позиций, превращаясь в самостоятельную общественную силу. Основы организационно-управленческих теорий заложил Дж. Бернхейм. Выдвинутый им тезис о переходе власти из рук собственников в руки профессионалов-менеджеров получил известность под названием «революции менеджеров». В 1970-е гг. меритократический подход получил широкое распространение в связи с трудами Д. Белла, А. Гоулднера и др.

Наибольшее распространение в современной политической науке получил властный подход к определению и выделению элиты. Его представители (Г. Моска, Р. Михельс, Р. Миллс, Р. Дарендорф) определяют элиту как группу, осуществляющую властные функции и влияющую на общество. В свою очередь, властный подход подразделяется на структурный и функциональный. Сторонники структурного подхода относят к элите всех лиц, занимающих формальное положение в органах (структурах) власти (например: президент, министры, руководство армии). Приверженцы же функционалистских трактовок относят к элите те группы и тех индивидов, которые оказывают реальное влияние на общественную жизнь и на принятие социально значимых решений.

15.2. Структура элиты

КОММЕНТАРИИ

Элиты могут различаться с точки зрения их структуры. По функциональному признаку внутри элиты выделяют несколько внутриэлитных групп: политическая, экономическая, культурно-информационная элита. Состав каждой из них определяется ее функциями. Так, политическую элиту составляют группы и политические лидеры, осуществляющие властные решения. На основе объема властных полномочий выделяются следующие виды политической элиты: высшая, средняя и административная. Высшая политическая элита включает руководителей, которые занимают стратегические позиции в системе принятия важнейших решений. К этому типу элиты относятся президент и его окружение, руководители правительства, члены высших судебных органов власти, лидеры наиболее влиятельных партий, спикер парламента и главы крупнейших парламентских фракций. К средней элите относятся те, кто занимает посты в выборных органах власти: депутаты, представители региональных элит (губернаторы, мэры), лидеры политических партий и движений. В состав административной элиты входят члены правительства, а также высший слой государственных служащих. Экономическую элиту составляют наиболее богатые члены общества – крупные собственники, банкиры, руководители финансово-промышленных групп, главы ведущих корпораций, владельцы крупных капиталов. Интересы экономической элиты прямо или косвенно оказывают влияние на характер решений, принимаемых политической элитой. Культурно-информационную элиту составляют выдающиеся деятели науки, культуры, видные журналисты, оказывающие влияние на формирование общественного мнения, высшие иерархи церкви. Главной функцией этой элитной группы является формирование благоприятного для элиты общественного мнения, идеологическое обоснование факта господства данной элиты, а также принимаемых ею решений.

15.3. Конфигурации национальных элит

КОММЕНТАРИИ

Дж. Хигли и Я. Пакульски различают четыре типа элит по двум критериям: дифференциация элит, проявляющаяся в функциональном разделении сегментов элиты, каждая из которых имеет собственные границы, организации, формальные и неформальные правила поведения и властную иерархию, и единство элит, которое проявляется в степени ее интеграции.

Выделяют элиты с высокой степенью единства (объединенные) и с низкой степенью единства (разъединенные).

Интегрированные элиты в достаточной степени сплочены. Между внутриэлитными группами существуют устойчивые связи. Степень межгрупповой конкуренции может быть достаточно низкой, конфликты внутри элиты не носят непримиримого характера. Среди интегрированных элит выделяют идеологически и консенсусно объединенные элиты (идеологические и консенсусные). Первые из них формулируют единую (и единственную) идеологию и нетерпимы к инакомыслию в своих рядах. Консенсусно объединенные элиты отличаются согласием внутриэлитных групп относительно основных ценностей, правил политической конкуренции и процедур осуществления власти, главных целей и методов проводимой политики. Для них также характерна низкая степень конфликтности между различными группировками. Достаточно высока плотность внутриэлитных связей. Например, американский политолог С. Элдерсфельд, исследуя политические элиты США и Германии, установил, что от 2/3 до 3/4 соответственно высших чиновников регулярно вступают в деловые и личностные контакты между собой и членами представительной власти. Если идеологические элиты – характерный политический актор при тоталитарных режимах, то наличие консенсусной элиты чаще всего встречается при консолидированной демократии.

Для элит с низкой степенью единства характерны такие черты, как острая борьба между различными группировками за овладение стратегическими позициями, за сферы контроля и распределение ресурсов. В процессе борьбы могут использоваться самые различные методы, вплоть до компрометации соперников. Степень плотности внутриэлитных связей низка. Элиты этого вида с обширной степенью дифференциации называются разделенными, а с низкой степени дифференциации – фрагментированными. Разделенная элита чаще всего встречается при авторитарном режиме, а фрагментированная – как при авторитарном режиме, так и при неконсолидированной демократии.

15.4. Модели циркуляции элиты

КОММЕНТАРИИ

Классическая циркуляция – это тип циркуляции, который Моска и Парето связывали с устойчивым и эффективным правлением элиты. Уровень циркуляции обширен и социально глубок (охватывает многие слои элиты). Этот тип характеризуется эволюционным характером обновления элиты. Он приводит к появлению и существованию консенсусной элиты. Функционирование этого типа циркуляции достаточно для замещения негибких политических лидеров на личности, менее склонные к конфликтам, посредством их исключения или подчинения политикам, более ориентированным на сотрудничество. В основе постепенного и мирного характера обновления элиты лежат переговоры и кооперация между восходящими и нисходящими группами. Короче говоря, классическая циркуляция – это процесс постепенных изменений в элите.

Замещающая циркуляция, как и классическая циркуляция, характеризуется широтой и глубиной, но более динамична и осуществляется принудительным образом. Типичный случай – это свержение предыдущей элиты и формирование новой в результате революции. В этом случае циркуляция определяется борьбой между элитой старого режима и контрэлитой, захватывающей власть и отстраняющих от нее всех, кто ранее доминировал. Этот способ циркуляции порождает идеологическую элиту и тоталитарный режим.

Репродуктивная циркуляция – ограниченная и поверхностная, а также постепенная и эволюционная. Элитная группа отказывается от старых доктринальных положений или значительно изменяет их для того, чтобы остаться у власти. Благодаря этим маневрам большинству представителей элиты удается сохранять власть. Хотя больших изменений нет, социальный профиль элиты меняется. Возможна некоторая фрагментация элиты. Подобный тип циркуляции элиты характерен для некоторых бывших республик СССР – ныне членов СНГ – Белоруссии, Украины, Азербайджана и др. Репродукционная циркуляция чаще всего формируется тогда, когда происходит дезинтеграция идеологической элиты, и ее члены образуют «партию власти», занимая ключевые посты в экономике и других отдельных от государства сферах общественной жизни.

Квазирепродуктивная циркуляция характеризуется наименьшей ограниченностью изменений в элите, но их внезапным и принудительным характером. Происходит разделение элит, следствием которого могут быть дворцовые перевороты, в которых политические клики меняются местами. Их действия, несмотря на разнообразие лидерских стилей, не приводят к кардинальным переменам в характере политики. Так что разделение элиты не приводит к серьезным изменениям.

15.5. Типология групп интересов по Г. Алмонду и Г. Пауэллу

КОММЕНТАРИИ

Группы интересов – это объединения индивидов на основе общих интересов, стремящиеся оказать влияние на политические институты в целях принятия наиболее благоприятных и выгодных для себя решений.

Теория групп интересов была впервые сформулирована американским политологом А. Бентли, который утверждал, что основу политического процесса составляют столкновение и взаимодействие заинтересованных групп. Деятельность этих групп американский ученый рассматривал как постоянно изменяющийся процесс, в ходе которого осуществляется давление на правительство с целью принудить его подчиниться их воле. В дальнейшем данный подход получил поддержку и был развит в трудах Р. Даля, Д. Истона, Г. Ласки и др.

Основными функциями групп интересов являются артикуляция и агрегирование интересов, политическая коммуникация, рекрутация.

Существуют различные типологии групп интересов. Американские политологи Г. Алмонд и Г. Пауэлл выделяют институциональные и неинституциональные(неупорядоченные) группы интересов. Институциональные группы интересов хорошо организованы, долговременны, преследуют рационально сформулированные интересы и действуют на основе определенных правил. Эффективность деятельности таких групп может быть достаточно высокой. Группы же, относящиеся ко второму типу, возникают, как правило, спонтанно, плохо организованы и недолговременны. Их деятельность может принимать насильственные формы (митинги, демонстрации, массовые акции протеста и неповиновения). Степень влиятельности заинтересованных групп подобного рода невысока.

На основе характера внутригрупповых связей группы интересов подразделяют на ассоциативные и неассоциативные. Первые характеризуются как добровольные объединения, преследующие специфические интересы (предпринимательские организации, профсоюзы, творческие союзы и т. п.). Неассоциативные группы интересов, наоборот, носят недобровольный характер (трудовые коллективы, этнические общности, кланы), а их деятельность менее постоянна, чем деятельность ассоциативных.

Французский политолог Ж. Блондель разделяет группы интересов на четыре типа: 1) группы по обычаю возникают на основе общинных, кастовых, клановых общностей. Во многих развивающихся странах состав этих групп определяется некоторыми наследственными факторами (полом, расовой принадлежностью, наследуемым социальным положением); 2) институциональные группы основываются на формальных организациях внутри государственного аппарата. К ним можно отнести лоббистские группировки в парламенте и правительстве; 3) группы защиты стремятся отстаивать интересы своих сторонников. Эти объединения представляют прежде всего экономические и социальные интересы (ассоциации производителей, банковские союзы, финансово-промышленные группы, общества защиты прав потребителей, профсоюзы); 4) группы поддержки ориентированы на строго ограниченные цели (экологические и антивоенные движения, ассоциации «за» или «против» чего-нибудь).

Глава 16. Политическое лидерство

Лидерство как социальное и политическое явление универсально. Можно смело утверждать, что там, где сложилась та или иная человеческая общность, должны появиться политические лидеры, а в наиболее крупных социальных общностях – и общественно-политическое лидерство.

Политическими лидерами являются наиболее влиятельные лица, способные мобилизовать общество (или его значительную часть) для достижения социально значимых целей. Политическое лидерство – это способ взаимодействия лидера и масс, в процессе которого лидер оказывает значительное влияние на общество.

«Представляется возможным определить политическое лидерство, и особенно общенациональное политическое лидерство как власть, осуществляемую одним или несколькими индивидуумами с тем, чтобы побудить членов нации к действиям.»

Ж. Блондель

«Политическое лидерство – это в конечном счете способ осуществления власти, основанный на ненасильственной интеграции социальной активности различных слоев (групп) посредством легитимных механизмов вокруг выдвигаемой лидером программы (концепции) решения социальных проблем и задач общественного развития.»

Ю. Е. Милованов

«Политическое лидерство – один из механизмов дифференциации и интеграции групповой политической деятельности, который предполагает особое положение определенного индивида (индивидуальное лидерство) или части группы (групповое лидерство) по отношению к остальным ее членам (ведомым или последователям).»

Зарубежная политология: словарь-справочник / Под ред. А. В. Миронова, П. А. Цыганкова. М., 1998. С. 121.

«Лидерство. Единственно правильный способ употребления этого термина – это обозначение осуществления полномочий власти и влияния внутри социальной группы; т. е. функционировать как лидер означает осуществлять лидерство.»

А. Ребер

«Политическое лидерство представляет собой постоянное приоритетное и легитимное влияние одного или нескольких лиц, занимающих властные позиции, на все общество, организацию или группу.»

В. П. Пугачев, А. И. Соловьев

«Политическое лидерство – это поведение людей, находящихся в позиции власти, их соперников, их взаимодействия с остальными членами общества.»

Г. Пэйдж

Политическое лидерство – это такое «положение в обществе, которое характеризуется способностью занимающего [его] лица направлять и организовывать коллективное поведение некоторых или всех его членов.»

Д. Эдингер

16.1. Специфические черты и функции политического лидерства

КОММЕНТАРИИ

Лидерство в политике обладает рядом специфических особенностей:

1) между общенациональным лидером и обществом, как правило, не существует прямого взаимодействия, оно опосредствовано партиями, группами интересов, средствами массовой информации;

2) оно носит многоролевой характер, лидер ориентирован на согласование различных социальных интересов, вынужден стремиться к оправданию массовых ожиданий от его деятельности;

3) политическое лидерство корпоративно, за решениями, которые принимаются высшими руководителями, всегда скрывается невидимая для общества работа многочисленных экспертов, ближайшего окружения лидера;

4) политическое лидерство в той или иной степени институционализировано, т. е. деятельность лидера ограничена в той или иной степени существующими социальными отношениями, нормами, процедурами принятия решений.

Политическое лидерство выполняет следующие важнейшие функции.

1. Определение и формулирование интересов социальных групп, целей социальной и политической деятельности, выявление способов и методов реализации интересов и достижения целей (программная функция).

2. Процесс выработки и принятия политических решений (управленческая функция).

3. Распределение социальных ролей и функций в обществе, инициирование обновлений и социальных инноваций (мобилизационная функция).

4. Интеграция общества, объединение масс. Лидер призван обеспечивать национальное единство в масштабах большого сообщества, которым он руководит, или государства в целом (интегративная функция).

5. Коммуникация власти и масс, т. е. организация связи между обществом и властью. Убеждение общества в целесообразности и правильности принимаемых властных решений (коммуникативная функция).

6. Легитимация власти. Обеспечение поддержки власти на основе личного авторитета и влияния на массы (функция легитимации).

16.2. Основные теории политического лидерства

КОММЕНТАРИИ

Существует несколько теорий политического лидерства. Одной из наиболее распространенных является теория «личностных черт», согласно которой лидерами становятся лица с определенными доминирующими чертами характера. Некоторые ученые попытались определить перечень качеств, присущих лидеру. По Р. Кеттеллу и Г. Стайсу, к ним относятся нравственная зрелость, способность влиять на окружающих, целостность характера, социальная смелость и предприимчивость, проницательность, независимость от сильных вредных влечений, сила воли, отсутствие излишних переживаний. Р. Манн в список необходимых свойств лидеров включил интеллект, приспосабливаемость, способность влиять на людей, экстравертность, восприимчивость и умение понимать других. Приверженцы ситуативной теории характеризуют лидерство как производное определенной ситуации. Это означает, что каждая конкретная ситуация требует лидера с определенным набором черт и качеств личности. Причем качества, пригодные для решения проблем в одной ситуации, в другой могут оказаться неактуальными, в третьей – препятствующими достижению целей. Меняющиеся проблемы требуют изменения подходов к их разрешению, новых стилей и методов лидерства. Таким образом, лидерство оказывается ситуативным. В зависимости от изменения социальной среды на роль лидера могут выдвигаться различные индивиды.

Значительным вкладом в изучение лидерства стала разработанная теория конституентов (решающей роли последователей лидера). В рамках этих теорий были высказаны предположения о влиянии ожиданий последователей по реализации их интересов и определенных действий со стороны лидера. Некоторые ученые сфокусировали свое внимание на особенностях восприятия лидера в сознании масс. Соотнесение представлений об «идеальном» лидере и лидере реальном определяет отношение последователей к лидеру (поддержка, требования изменения поведения, протест). Таким образом, степень свободы лидера, направленность его действий, методы руководства определяются нормами допустимого в сознании тех групп, на которые он опирается.

Приверженцы инвайроменталистских теорий лидерства объединяют личностные свойства и позиционный контекст лидерства. К формирующим лидерство факторам были отнесены личностные черты лидера, его образ в сознании последователей, ролевые характеристики лидера, социальная и политическая ситуация, в которой развивается лидерство.

16.3. Типология политического лидерства (по М. Веберу)

КОММЕНТАРИИ

Многие исследования лидерства опираются на типологию легитимного господства, разработанную М. Вебером. Выделяют:

1) традиционное лидерство, основанное на традициях, обычаях и привычке последователей к подчинению. В рамках этого типа лидерства отношения между лидерами и последователями основываются на личной преданности последних своему руководителю отчасти в силу традиции, отчасти в силу произвола лидера, которому позволительная свобода действия, основывающаяся на традиции. Безграничное почитание лидера – основа его легитимности. Деятельность лидера как опирается на традиции, так и ограничена ими. Выход подданных из повиновения связано не с сопротивлением существующему порядку, а с протестом против господина, нарушающего традиции. Традиционное лидерство опирается на лиц: лично зависимых от господина, состоящих с лидерами в особо доверительных отношениях (фаворитов), законно подчиненных ему (вассалов);

2) харизматическое лидерство, основывающееся на вере в необыкновенные, выдающиеся качества вождя. «Харизмой», отмечал Вебер, обозначается определенное качество личности, считающееся необычайным, благодаря которому она оценивается как одаренная сверхъестественными, сверхчеловеческими или, по меньшей мере, особыми силами и свойствами, недоступными другим людям. Такое свойство личности может рассматриваться в качестве божественного. Харизматическое лидерство возникает из потребности в откровении, почитания героев и упования на вождя;

3) рационально-легальное (бюрократическое) лидерство, осуществляющееся на основе законов и в рамках законов. В отличие от двух предыдущих типов, рационально-легальное лидерство в наибольшей степени институционализировано. Оно подчиняется официально установленным нормам, правилам и процедурам.

Наибольший интерес вызывает «харизматическое лидерство». Внимание исследователей концентрируется на характерных чертах этого типа лидерства и механизмах его осуществления.

А. М. Гантер выделяет ряд базовых качеств, присущих харизматическим лидерам:

? «обмен энергией», или умение воздействовать на людей эмоционально, способность заряжать энергией окружающих;

? «завораживающая внешность», или образ, вызывающий симпатии у массы;

? «хорошие риторические способности и некоторый артистизм», или выдающиеся коммуникативные способности, дар и искусство увлекать своими выступлениями большие скопления людей;

? «положительное восприятие восхищения своей персоной», или состояние психологического комфорта при повышенном внимании и восхищении со стороны общества;

? «достойная и уверенная манера держаться», или имидж сильных людей, способных добиваться любых целей.

Рассматривая свойства и механизм формирования харизматического лидерства, И. Шиффер, отмечает особенности данного феномена:

? харизматиками чаще всего становятся люди «со стороны»; трудно обрести харизму в среде, где рос и длительное время пребывал индивид, где его хорошо знают и помнят его достоинства и недостатки;

? харизма должна быть связана с каким-либо физическим свойством (стигмой) (эпилепсия, низкий рост и т. п.), которое заметно отличает претендента на харизму от других;

? и сам лидер, и его последователи должны свято верить в «избранность» первого лица и его миссии;

? лидер-харизматик должен демонстрировать «экстремальный максимализм» – готовность «идти до конца», любые колебания, компромиссы и уступки недопустимы (либо должны восприниматься как хитрый и далеко идущий «ход» великого человека);

? деяния вождя должны восприниматься паствой как истинно «великие» и «чудесные»;

? инновационный стиль лидерства харизматика.

Лидер-хризматик, как правило, демонстрирует свою эффективность через борьбу с «врагами». Он вынужден постоянно подтверждать свою харизму «великими», «эпохальными» свершениями, «судьбоносными» решениями в глазах восхищающихся им приверженцев.

Глава 17. Политическое поведение

Политическое поведение – это совокупность реакций социальных субъектов (социальных общностей, групп, личностей и т. п.) на деятельность политической системы. Политическое поведение можно подразделить на политическое участие и абсентеизм.

Политическое участие – это деятельность граждан, целью которой является влияние на функционирование политической системы, формирование политических институтов и процесс выработки политических решений. Американские политологи С. Верба и Н. Ни подчеркивают, что политическое участие – «это прежде всего инструментальная активность, посредством которой граждане пытаются влиять на правительство таким образом, чтобы оно предпринимало желаемые для них действия». К политическому участию можно отнести действия по делегированию полномочий (электоральное поведение); активистскую деятельность, направленную на поддержку кандидатов и партий в избирательных кампаниях; посещение митингов и участие в демонстрациях; участие в деятельности партий и групп интересов.

Под абсентеизмом понимается уклонение от участия в политической жизни (в голосовании, избирательных кампаниях, акциях протеста, деятельности партий, групп интересов и т. п.), утрата интереса к политике и политическим нормам, т. е. политическая апатия. Абсентеистский тип поведения существует в любом обществе, однако его рост свидетельствует о серьезном кризисе легитимности политической системы, глубоком кризисе ее норм и ценностей.

К причинам, обусловливающим абсентеизм, относятся: доминирование у личности норм субкультуры при почти полном вытеснении общепринятых норм культуры. В результате личность воспринимает мир, находящийся за рамками «своей» субкультуры, как чуждый и/или иллюзорный. Политическая апатия может проистекать из чувства собственной беспомощности перед лицом сложных проблем, недоверия к политическим институтам, ощущения невозможности хоть как-то повлиять на процесс выработки и принятия решений. Высокая степень удовлетворения личных интересов также может вести к утрате интереса к политике. С точки зрения некоторых политологов, способность личности самостоятельно справляться со своими проблемами, частным образом отстаивать свои интересы может порождать ощущение ненужности политики.

17.1. Типы политического участия

КОММЕНТАРИИ

Американский политолог А. Марш разделил политическое участие на две основные формы: конвенциональное и неконвенциональное (протестное), выделив следующие его типы: пассивное, конформистское, реформистское и активистское.

Конвенциональное участие – форма политического участия, характеризующаяся соответствием политической деятельности нормам политической системы.

Неконвенциональное участие – форма политического участия, характеризующаяся несоответствием политической деятельности существующим в политической системе нормам (несанкционированные митинги, демонстрации, бойкоты, голодовки, захват помещений, заложников и т. п.).

Пассивное участие характеризуется сохранением интереса к политической информации и полной политической апатией.

Конформистское участие характеризуется поддержкой существующей политической системы и ее решений и действий «по привычке», безотносительно к собственным интересам, в силу того, что так поступает большинство граждан.

Реформистское и активистское участие – формы протестного поведения. Различия между ними заключаются в выборе целей и методов действий. Реформистское участие ставит своей целью постепенное улучшение политической системы и влияние на власть с целью реализации своих интересов. Активистское участие носит более радикальный характер и ориентировано на качественные изменения в политической системе. По методам политической деятельности оно может относиться как к конвенциональной, так и нековенциональной форме политического участия.

Политическое участие часто подразделяют на автономное и мобилизационное.

Автономное участие – это свободная добровольная деятельность индивидов, преследующих личные и групповые интересы.

Мобилизационное участие имеет принудительный характер. Стимулами политической активности становятся страх, административное принуждение, традиции и т. п. Как правило, мобилизационное участие направлено исключительно на поддержку политической системы, и его целью является демонстрация преданности правящей элите, всенародного единства и одобрения проводимой политики. Подобное участие ни в коей мере не является средством реализации групповых интересов. В определенном смысле его можно назвать квазиучастием.

Социальные факторы влияют на характер политического участия. Так, А. Марш указывает, что женщины демонстрируют большую склонность к протестному поведению, чем мужчины. На политическую активность влияет образование, по мере роста которого возрастает политическая активность. Возраст также связан с выбором форм политического участия. Молодые в большей степени склонны к радикальным формам политического участия, а в зрелом возрасте наблюдается конформистское поведение.

17.2. Модели политического участия

КОММЕНТАРИИ

Согласно либеральной модели, динамичное социально-экономическое развитие обусловливает сглаживание социального неравенства, а следовательно, обеспечивает укрепление политической стабильности. Оба фактора оказывают влияние на демократический характер политического участия (направленность на укрепление, развитие демократической политической системы; институционализация политической деятельности и т. п.).

При построении популистской модели исходят преимущественно из форм прямого (неинституционализированного) участия, направленного на перераспределение имущественных благ и собственности. Усиление подобного участия препятствует экономической модернизации, ухудшает социальные условия экономического развития, ведет к подрыву политической стабильности. Нерешенные проблемы накапливаются, увеличивая количество требований (и требующих), предъявляемых политической системе, а значит, возрастает и политическое участие. Круг замыкается. В результате политическое участие не ведет к укреплению политической системы, удовлетворению интересов различных социальных групп, а лишь дестабилизирует общество и политическую систему, препятствуя социальной и экономической модернизации. Популистская модель тесно связана с такими явлениями, как кризис участия в модернизирующихся обществах.

Взаимосвязь политического участия и нестабильности в развивающихся странах была проанализирована С. Хантингтоном в книге «Политический порядок в меняющихся обществах». По мнению Хантингтона, в условиях модернизирующегося авторитаризма обеспечение стабильности должно быть связано с ограничением роли политического участия масс, которое в противном случае подорвет надежность институтов. Парадокс же заключается в том, что неудовлетворенность (фрустрация) масс своим положением, дефицит существующей в обществе вертикальной и горизонтальной мобильности неизбежно увеличивают массовые запросы на участие в политическом процессе. В свою очередь, уровень социальной фрустрации повышается в связи с ростом социальной мобилизации и усугублением экономической ситуации. «Взятые в целом, урбанизация, растущая грамотность, образование и влияние СМИ, являющиеся детерминантами социальной мобилизации, дают толчок росту стремлений и массовых ожиданий, которые, не будучи своевременно удовлетворенными, оформляют индивидуальные и групповые претензии политически. В отсутствие сильных и достаточно адаптивных политических институтов такой взлет участия означает нестабильность и насилие».

17.3. Иерархия потребностей по Р. Иглхарту

КОММЕНТАРИИ

Проблема мотивации политического участия личности была переосмыслена Р. Инглхартом применительно к эпохе постиндустриального общества. Исходя из концепции «постматериальных» ценностей, американский политолог сформулировал иерархию потребностей, определяющих политическую активность личности в современном обществе.

Материальные потребности в большей степени характерны для традиционных и индустриальных обществ. Инглхарт рассматривает основные материальные потребности как проявление неудовлетворенных базовых потребностей личности (в пище и в безопасности). Стабильная экономика, экономический рост и борьба с инфляцией – требования, отражающие первую базовую потребность. Вторая воплощается в требованиях сохранения правопорядка, борьбы с преступностью и защиты от насилия. В том случае, если материальные потребности не удовлетворены, именно они определяют цели и направленность политической деятельности и политическую активность граждан.

Психологические потребности в принадлежности (идентичности) и уважении (самоутверждении), а также эстетические и интеллектуальные (самоактуализации) формируют политические требования большей информационной открытости власти, свободы слова, улучшения коммуникаций. Эти требования – отражение сформировавшихся в постиндустриальном обществе постматериальных ценностей.

Постматериальные ценности – «идеальный» тип ценностных ориентаций, характеризующийся отсутствием непосредственного материального содержания. Основным содержанием постматериальных ценностей становится качество жизни. Концепция постматериальных ценностей разрабатывалась Р. Инглхартом в рамках его теории «бесшумной революции», согласно которой в современном обществе у индивидов с высоким уровнем жизни происходит смена приоритетов: вместо физической и экономической безопасности на первое место выходят ценности самовыражения и качества жизни. Постматериальные ценности являются следствием длительного экономического подъема и процветания общества. Однако они появляются не сразу, а спустя 10–15 лет после начала эры процветания, т. е. в тот период, когда в социальную жизнь включается новое поколение, чья социализация пришлась на период бурного экономического роста.

Общества, в которых широко распространены постматериальные ценности, характеризуются большей толерантностью и терпимостью по отношению к социальным и национальным меньшинствам.

17.4. «Воронка причинности»

КОММЕНТАРИИ

В работе, выполненной группой ученых под руководством А. Кэмпбелла, посвященной поведению американского избирателя, предпринималась попытка связать электоральный выбор как социально-экономическим контекстом, так и с политическими предпочтениями и партийной идентичностью. Под нею понималась психологическая идентичность с определенной партией. Для объяснения электорального поведения американскими политологами была разработана модель «воронки причинности».

Авторы указанной модели рассматривали процесс голосования и выбор избирателя как результат воздействия ряда взаимосвязанных факторов. «Ось» воронки, протянувшейся от наиболее широкой ее части к «горловине», составили такие взаимосвязанные переменные, как социальное неравенство, ценностные ориентации, партийные симпатии и собственно процесс голосования.

Широкое основание воронки образуют такие переменные, как экономическая структура и исторические традиции. Влияние обеих переменных на процесс голосования является не прямым, а опосредствованным. Кэмпбелл и его последователи отмечали, что влияние экономических факторов и исторических традиций осуществляется либо через групповую лояльность, либо через ценностные ориентации, являющиеся независимыми переменными по отношению к партийным симпатиям. Согласно разработанной американскими политологами модели, влияние трех макросоциальных факторов (экономической структуры, социального неравенства и исторических традиций) на процесс голосования опосредствовано групповой лояльностью и ценностными ориентациями, влияющими, в свою очередь, на партийные симпатии. Последние, определяя мировоззрение, а также восприятие и имидж кандидата, определяют электоральный выбор.

На указанную структуру факторов, в свою очередь, влияют действия правительства, предвыборная кампания и экономические условия, а также непосредственное окружение (друзья, знакомые), СМИ, политические условия.

17.5. Модели депривации

КОММЕНТАРИИ

В структуре политического поведения и участия определенное место занимают протестные формы поведения. Политический протест – это проявление негативного отношения к политической системе в целом, ее отдельным структурам, институтам, нормам, ценностям, принимаемым решениям в открыто демонстрируемой форме.

К протестным формам поведения относят митинги, демонстрации, шествия, забастовки, пикетирования, массовые и групповые насильственные акции. Наиболее распространенной, объясняющей причины и механизмы протестного поведения, является концепция депривации.

Депривация– это состояние недовольства, вызываемое расхождением между оцениваемым и ожидаемым состоянием, к которому стремится субъект. В том случае, если сравнение социальной действительности с социально значимыми ценностями порождает чувство глубокой неудовлетворенности, возникает ощущение, что при некоторых социальных изменениях желанные цели могут быть достигнуты в относительно короткий срок. Т. Гарр совместно с Р. Дювалем предложили следующую формулу относительной депривации, где RD – относительная депривация; VE – ожидаемая ценностная позиция; VC – достигаемая ценностная позиция.

Максимальное значение относительной депривации может достигать +1, что возможно при VC = 0, т. е. когда ценностная позиция оказывается недоступна. В том случае, если указанное расхождение становится значительным, а недовольство приобретает массовый характер, возникает мотивация участия в протестных движениях. Существуют три теоретические модели генезиса относительной депривации.

Согласно первой модели депривации, относительная депривация является результатом недовольства людей своим положением. Когда индивиды считают свое положение терпимым и не задаются вопросом о справедливости распределения ресурсов, депривация отсутствует. Но как только в обществе широко распространяется мнение о несправедливом распределении благ и неприемлемости такого положения, можно констатировать возникновение относительной депривации. Она крепнет по мере осознания того, что обычный человек достоин большего. При этом значительную роль играет не само экономическое положение индивида, а его оценка. Последняя изменяется под влиянием проникновения в общество новых идеологий или обобщенных верований.

Во второй модели депривации фиксируется сохранение на неизменном уровне ценностных ориентаций и ожиданий при резком ухудшении экономического положения. Люди, чувствуя себя обделенными, сравнивают свое нынешнее положение с более лучшим предыдущим. Возникающее недовольство порождает протест, прежде всего у тех, кто еще не потерял надежду «выбиться в люди», у кого повторялись и подкреплялись попытки улучшить свое положение. Таким образом, протестное поведение более распространено у людей, чье положение относительно ухудшилось, чем у тех, у кого оно стабильно остается плохим. Факторами депривации в этой модели выступают экономический спад, резкий рост налогов и цен, утрата привычного социального статуса. Исследования подтверждают высокие показатели относительной депривации в экономически нестабильных обществах.

Третья модель, известная под названием «прогрессивная депривация», объединяет в себе элементы первой и второй модели. В результате улучшения социально-экономических условий постепенно растут ожидания и надежды, затем экономический рост останавливается либо сменяется экономическим спадом, но ожидания и надежды продолжают расти, все более расходясь с возможностями их достижения. Последнее обстоятельство и является источником депривации. Эта модель была представлена в виде J-кривой Д. Дэвисом.

Глава 18. Политическая коммуникация

Термин «коммуникация» появился в научной литературе в начале ХХ в. Коммуникация (от лат. communicatio – делать общим, беседовать, связывать, сообщать, передавать) выступает как необходимый элемент взаимодействия людей, групп, народов, государств, в ходе которого осуществляется передача информации, чувств, оценок, значений, смыслов, ценностей. Коммуникацию можно определить как социально обусловленный процесс передачи и восприятия информации в условиях межличностного и массового общения по различным каналам с помощью многообразных коммуникативных (вербальных и невербальных) средств.

Существует множество трактовок политической коммуникации. Среди них можно выделить наиболее распространенные.

Политическую коммуникацию представляют не только в качестве речевого взаимодействия или способности убеждения посредством символов и знаков, но и как возможность осуществления самой власти.

Политическая коммуникация трактуется как постоянный процесс передачи политической информации, посредством которого политические тексты циркулируют между различными элементами политической системы, а также между политической и социальной системами.

Политическая коммуникация определяется как процесс передачи политической информации, благодаря которому она циркулирует от одной части политической системы к другой и между политической системой и социальной системой.

Политическая коммуникация подразумевает не одностороннюю направленность сигналов от элит к массе, а весь диапазон неформальных коммуникационных процессов в обществе, которые оказывают самое разнообразное влияние на политику.

В целом политическую коммуникацию можно определить как процесс информационного обмена между субъектами политики, осуществляемый в ходе их формальных и неформальных взаимодействий.

Важным моментом политической коммуникации является смысловой аспект взаимоотношений между субъектами политики путем обмена информацией в процессе борьбы за власть или ее осуществление. Посредством коммуникации передается три типа политических сообщений: а) побудительные (приказ, убеждение); б) собственно информативные (реальные или вымышленные сведения); в) фактические (сведения, связанные с установлением и поддержанием контакта между субъектами политики).

В структуре политической коммуникации можно выделить как содержательный/идеальный элемент, так и формальный/материальный (каналы, средства). Политическая коммуникация предполагает коммуникатора, сообщение, какой-либо канал или средство передачи и, наконец, получателя.

18.1. Модели политических коммуникаций Г. Лассуэлла и Д. Брэддока

КОММЕНТАРИИ
18.1, а

Начало исследования политической коммуникации положил американский политолог Г. Лассуэлл. Лассуэлл рассматривал коммуникацию как сложный процесс, имеющий свои социальные функции, внутреннюю структуру и общую направленность. Поскольку коммуникации пронизывают все формы жизни, функции социальной коммуникации очень схожи с процессами сигнализации и управления в живом организме и в животном мире, и важнейшей ее функцией является поддержание равновесия любой системы. Не случайно поэтому разработанная им в 1939–1940 гг. и опубликованная в 1948 г. модель сегодня «хрестоматийно» называется линейной, «однонаправленной», бихевиористской (коммуникация понимается как прямое воздействие на реципиента, который выступает лишь в качестве объекта, реагирующего на воспринимаемую информацию по принципу: стимул – реакция).

Г. Лассуэлл начал изучать не только единичные «акты» коммуникации, понимаемые как контакты, в которых сообщение проходит через определенные фазы от субъекта к объекту, но и важнейшие структурные компоненты процесса массовой коммуникации, и описал его сначала как однонаправленную «пятивопросную» модель, т. е. как:

1. Кто говорит? – коммуникатор – это инстанция, организующая и контролирующая массовую коммуникацию.

2. Что сообщает? – анализ содержания сообщений.

3. Кому? – анализ аудитории.

4. По какому каналу? – анализ средства.

5. С каким эффектом? – анализ результата: изменилось/не изменилось сознание и/или поведение реципиента.

18.1, б

Формула Лассуэлла определяет политическую коммуникацию преимущественно как императивный, побудительный процесс: каков запрос отправителя, таков ответ адресата, по принципу «каков стимул, такова реакция». В то же время данной модели коммуникации присуще одно далеко не бесспорное допущение, которое состоит в том, что передаваемые сообщения всегда вызывают определенный ожидаемый эффект. Эта модель излишне оптимистична и, несомненно, имеет тенденцию преувеличивать результативность воздействия передаваемых сообщений, особенно когда речь идет о средствах массовой коммуникации.

На данное обстоятельство обратил внимание Р. Брэддок. По его мнению, описание коммуникационного процесса должно включать еще два принципиально важных момента: при каких обстоятельствах и с какой целью направляется данное сообщение.

18.2. Модели политических коммуникаций К. Шеннона, У. Уивера и М. Дефлера

КОММЕНТАРИИ
18.2, а

Формула Лассуэлла не учитывала те помехи, которые могут возникать в процессе коммуникации.

На это обстоятельство обратил внимание К. Шеннон – известный математик, один из основоположников теории информации. В конце 1940-х гг., будучи сотрудником знаменитой лаборатории «Белл Телефон», он занимался решением прикладных инженерно-технических задач, связанных с проблемами передачи информации по различным каналам связи.

В своей книге «Математическая теория коммуникации» К. Шеннон и его коллега инженер-электронщик У. Уивер выделили пять составляющих процесса коммуникации: 1) источник; 2) послание; 3) преобразователь сигнала (кодирование и декодирование информации); 4) получатель сигнала; 5) цель.

18.2, б

В предложенной К. Шенноном и У. Уивером модели источник информации создает сообщение, которое поступает в передатчик, становясь сигналом, приспособленным для передачи по каналу связи, ведущему к приемнику, который восстанавливает сообщение из полученного сигнала и доставляет его адресату. В процессе передачи, к примеру, нескольких сообщений по одному каналу могут возникать помехи. В результате сообщение, переданное источником информации, может не совпадать с сообщением, которое получил адресат. Модель Шеннона-Уивера наглядно демонстрирует, что передаваемые по каналам связи сообщения отнюдь не всегда приводят к ожидаемому результату.

Данная проблема успешно была решена М. Дефлером в 1970 г., дополнившего модель коммуникативного процесса петлей обратной связи.

М. Дефлер обратил внимание на соответствие двух смысловых значений – первоначального сообщения, отправленного «источником» коммуникации и восстановленного сообщения «управляемым адресатом». В этом случае существо коммуникации выражается в соответствии между исходным и конечным «значениями».

По М. Дефлеру, коммуникация проходит ряд стадий:

? источник коммуникационного акта формулирует значение, которое в форме сообщения направляется в передатчик;

? сообщение, преобразованное в передатчике в информацию, по каналам (в роли которых могут, в частности, выступать средства массовой информации) поступает в приемник;

? в приемнике происходит расшифровка «информации»: она превращается в «сообщение», которое преобразуется «управляемым адресатом» в значение;

? линия обратной связи позволяет решить проблему возможного несоответствия между исходным и восстановленным «значениями».

18.3. Модели политической коммуникации Ж.-М. Коттре и К. Сайнне

КОММЕНТАРИИ
18.3, а

Политическая коммуникация во многом представляет собой отношение между управляющими и управляемыми. Соответственно между управляемыми и управляющими могут складываться как симметричные, так и несимметричные отношения.

Ж.-М. Конттре выявил между ними следующие линии взаимодействия:

? все управляющие являются членами политического сообщества, но не все управляемые входят туда;

? эти отношения заключают в себе взаимопроникновение и взаимовлияние управляющих и управляемых;

? в условиях расширения политического сообщества отношения между управляющими и управляемыми становятся отношениями пересечения.

Конттре акцентирует внимание на то, что обмен политической информацией между управляющими и управляемыми регулируется посредством таких социальных институтов, как выборы и референдум, поскольку в условиях демократии именно выборы являются кульминацией процесса политической коммуникации. Политическая коммуникация осуществляется по каналам средств массовой информации. Активными участниками коммуникативного процесса являются различные политические и неполитические организации.

18.3, б

Значительное место в системе политической коммуникации принадлежит элитам, осуществляющим свою власть над остальной частью общества через промежуточные звенья – бюрократический аппарат и СМК. В модели К. Сайнне отражается, что между элитой, бюрократией и массами происходит непрерывный информационный обмен, причем элиты стремятся к тому, чтобы передаваемая в массы информация укрепляла бы их собственную легитимность.

В информационном пространстве ведущее положение занимают представители господствующего социального слоя. Они, направляя деятельность государственных институтов, стремятся контролировать основные средства коммуникации. Однако чем демократичнее общество, тем большее значение приобретает горизонтальный уровень обмена потоками политической информации, сопряжение господствующего коммуникационного потока, инициируемого государством, с информационными потребностями и приоритетами гражданского общества, формирующимися на более широкой ценностной основе. Кроме того, следует учитывать и влияние новых электронных средств связи, которые позволяют своим пользователям более свободно отправлять и принимать информацию как личного, так и общественного характера.

18.4. Модели политической коммуникации

КОММЕНТАРИИ

Характер перемен в области политической коммуникации, позволяющих преодолеть доминирование и жесткий контроль отправителя информации над адресатом, иллюстрируется при помощи моделей альтернативных видов движения информации, предложенных голландскими исследователями Й. Бордвиком и Б. ван Каамом.

1. Модель вещания (сх. 18.4, а) предполагает распространение информации из центра одновременно многим абонентам на периферии. Недостатком данной модели является ее монологичный характер, а также то обстоятельство, что время и место коммуникации определено отправителем.

2. Диалоговая модель (сх. 18.4, б) характерна для распространения информации в реальной коммуникационной сети. Здесь информационные агенты, самостоятельно выбирая время, место и тему сообщения, общаются непосредственно между собой, игнорируя центр или посредников.

3. Консультационная модель (сх. 18.4, в) соотносится с ситуациями, при которых агент информации, находящийся на периферии коммуникационной цепи, ищет необходимые сведения в центральном информационном хранилище. В этом случае тема сообщения диктуется не центром, а свободным периферийным пользователем.

4. Регистрационная модель циркуляции информации (сх. 18.4, г) противоположна консультационной модели: в ней центр запрашивает и получает информацию от периферийного источника. Данная модель применима в тех случаях, когда потребителю закрыт доступ к центральному банку данных, а также при автоматической записи телефонных сообщений, во всех системах электронной сигнализации и наблюдения. При регистрационной модели уже центр имеет больший контроль над определением направления информационного потока, чем потребитель, находящийся на периферии коммуникационной сети.

Приведенные модели информационного взаимодействия, несмотря на видимое различие, на практике часто дополняют друг друга.

Сегодня со всей очевидностью можно утверждать, что известная фраза Билла Гейтса (американского ученого и предпринимателя, основавшего компанию Microsoft): «Именно то, как вы собираете, организуете и используете информацию, определяет, победите вы или проиграете», буквально была воспринята не только экономистами и социальными менеджерами, но и политиками. Политические движения, партии, лоббистские группировки, эксперты и корпорации электоральных технологов активно и надежно обосновались во «всемирной паутине». Интернет во многом меняет сложившееся представления о политической коммуникации.

Интернет дает возможность презентации самых различных групп и слоев общества, от политических элит, культурного бомонда до рок-групп, футбольных фанатов и даже церквей. Его имя открыто, дает возможность дляидентификации любых акций и сообществ; собственно Интернет сегодня и есть форма реализации мирового сообщества. Пользователи за доли секунды связываются с другой частью земного шара, и для них уже не существует проблемы пространства и времени, раньше существенно ограничивавших общение и игравших роль своеобразных коммуникационных фильтров. Обычный коммуникационный процесс имеет пирамидальную форму, на вершине которой находится источник информации. В Интернете, наоборот, все больше становится тех, кто посылает информацию, и все меньше тех, кто ее воспринимает.

Глава 19. Политический конфликт

Прежде чем рассматривать содержание понятия политический конфликт, его атрибутику, обратимся к понятию социального конфликта. Это базовое понятие конфликтологии. Социальный конфликт представляет собой «столкновение», «противоборство» социальных субъектов, полагая, что именно эти понятия наиболее адекватно отражают специфику конфликта как вида социального взаимодействия. Социальный конфликт можно определить как объективно наблюдаемую актуализацию противоречий, так как само по себе наличие противоречий еще не является конфликтом и такую ситуацию обычно определяют как предконфликтную. Ибо возможно и безконфликтное разрешение противоречий.

Под социальным конфликтом мы будем понимать противоборство сторон, преследующих несовместимые интересы.

Политический конфликт – это противоборство субъектов политического процесса за обладание государственной властью или политическое влияние.

В данной теме мы рассмотрим основные характеристики и особенности политического конфликта, его типологию, коротко остановимся на избирательном процессе, представляющем из себя не что иное, как политическое противоборство, т. е. политический конфликт, протекающий в рамках избирательного законодательства; рассмотрим конфликт коррупционный, который разворачивается одновременно и в политической, и в управленческой и в криминальной сферах, поскольку коррупция – это прежде всего преступление против порядка государственного управления, связанное с незаконным присвоением материальных благ. Однако основной упор в главе делается на методологические основы политического конфликта.

19.1. Структура политического конфликта

КОММЕНТАРИИ

Структура политического конфликта – это совокупность сущностных компонентов конфликта, без которых он не может существовать как некая политическая реальность.

1. Субъекты политического конфликта: это политические лидеры; ветви государственной власти; национальные или территориальные общности; политические партии; ориентированные на власть финансово-промышленные группы; федеральный центр и субъекты федерации; государство и оппозиция; государства и блоки государств в системе международных отношений и другие политические акторы, стремящиеся реализовать свои политические интересы

2. Предмет политического конфликта: отношения по поводу государственной власти – ее устройства, распределения и реализации; территориальная целостность, проблемы внутренней и внешней политики государства; конституционные нормы и др.

3. Конфликтные действия: проявляются в различных видах политической борьбы. Это может быть борьба теоретическая – столкновение концепций развития государства и общества, военных, социальных, экономических доктрин. Это борьба идеологическая – борьба ценностных ориентаций, политических программ, мифов, социальных стереотипов. Это борьба информационно-психологическая – манипулятивные воздействия СМК и PR – технологий на электорат. Это организационная борьба, включающая партийное строительство, работу по мобилизации масс, вовлечение электората в избирательный процесс и др. В экстремальных ситуациях это может быть вооруженная борьба в виде террористических актов, мятежей, революций, военных конфликтов.

4. Условия конфликта: к условиям политического конфликта обычно относят формы правления, политический режим, уровень политической культуры населения, легитимность власти, лояльность к ней силовых структур, армии, средств массовой коммуникации; национальный характер, определяющий уровень талерантности населения, и др.

5. Последствия конфликта: могут быть функциональные (стимулирующие устойчивое развитие социальной системы) и дисфункциональные, приводящие к деструктивным изменениям, ведущим к стагнации системы. Это также может быть изменение Конституции, государственного устройства, форм правления, отношений собственности, политического режима, повышение или снижение эффективности демократических процедур и т. д.

19.2. Структура избирательного конфликта

КОММЕНТАРИИ

Свободные демократические выборы возможны лишь как избирательный конфликт, проявляющийся в виде соперничества между кандидатами, претендующими на значимый политический статус, а также в виде интеллектуального, информационно-психологического и организационного противоборства, протекающего в рамках избирательного законодательства.

Сопровождающие избирательный процесс конфликты между остальными его участниками (избирателями, СМИ и др.), реализующими свои избирательные права, связаны, как правило, с нарушением избирательного законодательства и регулируются избирательными комиссиями, а в отдельных случаях и судами, что переводит эти конфликты в юридические.

1. Стороны конфликта: субъекты, претендующие на определенный политический статус; стоящие за ними партии, финансово-промышленные группы, социальные слои, территориальные и национальные общности; а также другие участники избирательного процесса. Сюда относятся: избиратели, партии, группы поддержки, СМИ, избирательные комиссии различных уровней, надзорные органы.

2. Предмет конфликта: статус, наделяющий его носителя определенным объемом государственной власти; политическое влияние, а также конституционные права и личное достоинство всех участников избирательного процесса.

3. Конфликтные действия: различные формы соперничества, допускаемые в рамках избирательного законодательства; возможные ущемления избирательных прав участников процесса (граждан, партий, СМИ), злоупотребления при подсчете голосов и др. Если конфликтные действия выходят за рамки избирательного законодательства, конфликт из политической сферы переходит в правовую, трансформируется в юридический и завершается на основе соответствующих правовых норм.

4. Условия конфликта: позиции властных структур (административный ресурс), финансово-промышленных, криминальных, экстремистских групп в регионе; уровень социальной напряженности в стране, в конкретном регионе выборов. Уровень правовой и электоральной культуры участников избирательного процесса.

5. Последствия конфликта: возможные структурные изменения в политической системе и ее подсистемах; реализация активного и пассивного избирательного права граждан; демонстрация правовой и политической культуры всех участников избирательного процесса; фиксация уровня абсентизма в обществе.

19.3. Структура коррупционного конфликта

КОММЕНТАРИИ

Коррупционный конфликт можно определить как преступление против порядка государственного управления, совершаемое по сговору представителем государственной (муниципальной) власти, структур государственно-административного управления в целях получения определенных выгод.

Сторонами (участниками) в коррупционном конфликте выступают: с одной стороны, коррупционер (представитель государственной (муниципальной) власти, структур государственно-административного управления); преступная группа, реализующая в своих интересах управленческие возможности коррупционера; с другой стороны – законодатель в лице правоохранительных органов.

Предметом конфликта является порядок государственного управления – совокупность процедур, исполнение которых регламентировано соответствующим органом государственной (муниципальной) власти, нормативными документами, обязывающими данное должностное лицо блюсти государственные интересы.

Конфликтные действия – сговор; создание преступной группы; нарушение должностных обязанностей, профессиональной этики государственного (муниципального) служащего; незаконное получение определенных выгод и материальных благ.

Условия конфликта – наличие корыстного интереса со стороны должностного лица; наличие противоправно действующей группы; ее возможность воздействовать на управленческие решения органов государственной (муниципальной) власти в целях извлечения определенных выгод. Низкий уровень контроля и исполнительской дисциплины.

Последствия конфликта – ущерб порядку государственно-административного управления, оказывающий деформирующее влияние на всю систему политических отношений в обществе, авторитету государственной (муниципальной) власти; моральный и материальный ущерб обществу.

Современный политический процесс постоянно демонстрирует коррупцию на государственном уровне. Политологи рассматривают ее как разложение государственной власти. Многие первые лица государств, после того как покинули обеспечивающие им иммунитет посты, объявлялись коррупционерами и были осуждены судом. В Италии состоялся показательный суд над премьер-министром Дж. Андреотти. Некоторые члены Евросоюза были обвинены в коррупции и лишены своих должностей. Эти факты еще раз подчеркивают политический характер коррупционного конфликта.

Коррупционный конфликт по своим последствиям – конфликт политический. Он протекает в сфере государственно-административного управления. В любом обществе этот вид управления выступает как системообразующая составляющая всей совокупности политических отношений, которые в свою очередь составляют сущность политического режима. Очевидно, что любые деформации в структурных элементах государственно-административного управления ведут к дестабилизирующим политическую систему отклонениям от ее равновесного состояния. Это способствует хаотизации политической системы, что не может не сказываться на социальном здоровье общества и его членов. Конфликты, оказывающие деформирующее воздействие на процессы функционирования и структуру политической системы, относятся к разряду политических структурных конфликтов.

По сфере развертывания коррупционный конфликт – это конфликт управленческий. Он совершается в сфере и в процессе управления.

По своему содержанию это конфликт криминальный. Поскольку конфликтные действия связаны с незаконным получением благ и носят противоправный характер и совершаются целенаправленно действующей преступной группой.

Глава 20. Политическая модернизация

В 60-е гг. ХХ в. в сфере внимания политологов оказались процессы политических изменений, и в первую очередь изменения политических систем и политических режимов. Прежде всего ученых интересовало, какие изменения можно оценить как развитие политической системы. Для этого следовало выработать критерии современных политических систем и с позиций этих критериев оценивать происходящие перемены. Так возникли теории политического развития. В более поздний период в центре внимания исследователей оказалось содержание процессов перехода к современным политическим системам, под которыми в первую очередь понимались демократии. Процессы перехода к демократии получили название политической модернизации.

20.1. Критерии политического развития

КОММЕНТАРИИ

Политическое развитие – это процесс становления современной эффективной политической системы или же процесс ее совершенствования Выделяют три критерия политического развития: структурную дифференциацию, возрастание способностей политической системы и тенденцию к равноправию.

1. Структурная дифференциация – специализация политических структур на выполнении специфических функций. Рост структурной дифференциации означает повышение степени дифференциации функций и специализации структур. Для того чтобы политическая система была эффективной, необходима сильная структурная дифференциация. В политическую систему должны входить: современная администрация (правительство); партии и профсоюзные организации, отражающие реальные социальные интересы; средства коммуникации. Эти компоненты необходимы для того, чтобы политическая система могла гибко реагировать на новые требования и удовлетворять возникающие экономические и социальные потребности.

2. Возрастание способностей политической системы вести общественные дела, урегулировать конфликты, удовлетворять потребности общества (Л. Пай). Выделяют три основные способности политической системы:

1) способность к инновации – это способность приспосабливаться к новым проблемам, гибко реагировать на новые импульсы и непредвиденные ситуации;

2) способность к мобилизации – это способность мобилизовать ресурсы (людские и материальные) для решения общезначимой задачи. Эффективная система способна увеличивать свои ресурсы. «Мобилизация ресурсов» предполагает:

? преобразование желаний и требований масс в программу и политику;

? пропаганду новой политической программы;

? согласование деятельности;

? изыскание необходимых ресурсов (людских, финансовых и др.);

? поддержание общественного порядка.

3) способность к выживанию, т. е. сохранение и воспроизводство политических норм, обеспечивающих политический порядок и стабильность. Способность к выживанию теснейшим образом связана с политической социализацией индивидов.

Тенденция к равноправию предполагает:

1) участие народа в политической деятельности (через выборы, партии, группы интересов и т. п.);

2) равенство всех перед законом;

3) рекрутацию политической элиты не по формальным признакам (происхождение, социальная принадлежность, пол, раса и т. п.), а на основе всеобщих и свободных выборов.

20.2. Кризисы модернизации

КОММЕНТАРИИ

Анализ опыта процессов модернизации показал, что они сопряжены с рядом острых кризисов: кризисом идентичности, легитимности, участия, проникновения, распределения и конфликтов.

Кризис идентичности связан с выработкой новых форм национального и политического сознания, осознания народом себя как единого политического сообщества, своего места в мире, своих национальных интересов и внешних угроз и вызовов. Разногласия относительно территории, оценки исторического прошлого, этническая непримиримость способны подорвать единство общества и породить в нем дезинтегрирующие конфликты.

Кризис легитимности может возникнуть из-за отсутствия признания правомочности правительства принимать и осуществлять наиболее важные решения, притязания отдельных конкурирующих элитных группировок на власть, острых разногласий и конфликтов внутри элиты, а также между элитой и обществом, оспаривания итогов выборов и самих механизмов легитимации власти со стороны оппозиционно настроенных групп.

Кризис участия возникает тогда, когда усиливается массовый протест, не «умещающийся» в традиционные институциональные формы и потому вызывающий радикализацию масс и способствующий применению насилия и его использованию для решения политических проблем.

Кризис проникновения может быть порожден трудностями организации вертикали власти, несрабатыванием механизма исполнения решений на низшем уровне, конфликтом между региональными и политическими элитами.

Кризис распределения обусловлен несогласием большинства общества относительно принципов и характера распределения основных общественных благ: собственности, земли, природных ресурсов, социальной помощи и т. п.

Кризис разрешения конфликтов базируется на обострении конфликтов переходного общества. В условиях отсутствия эффективных институтов мирного урегулирования и разрешения конфликтов конфликты способны выйти из-под контроля и привести к насильственным столкновениям различных социальных групп.

Очевидно, что эти кризисы в действительности тесно взаимосвязаны друг с другом, кризис распределения способен спровоцировать кризис конфликтов и подорвать легитимность существующих политических институтов. Кризис идентичности может способствовать нарастанию кризиса разрешения конфликтов, а кризис управляемости может подорвать легитимность власти и т. д.

20.3. Теории модернизации

КОММЕНТАРИИ

В теории модернизации можно выделить два направления: либеральное и консервативное. Либеральная теория модернизации рассматривала процесс модернизации как переход от традиционного к современному обществу, т. е. как своего рода процесс «вестернизации». Представители либерального направления исходили из универсальной картины общественного развития. По их мнению, все страны развиваются по единой схеме и образцу. Несмотря на многообразие культур, традиций, исторических и социальных особенностей, специфики темпов развития, во всех странах должна сформироваться примерно схожая модель социальной системы. Ее основными чертами должны стать рыночная экономика, открытое общество, новые информационные технологии, развитые сети коммуникаций, социальная мобильность, рациональность, плюрализм, демократия, свобода. По существу, данная теория провозглашала победу либеральных ценностей в мировом масштабе. С точки зрения либерального подхода к анализу модернизации можно выделить «первичную» и «вторичную» модернизацию. Первая представляет собой опыт развития западных стран, вторая – своего рода «модернизация вдогонку», копирование опыта развитых стран странами развивающимися. Политическая модернизация изображается сторонниками этого подхода как процесс становления демократических институтов, формирования гражданского общества, конкурентной политической среды и расширения политического участия масс.

Либеральная теория модернизации подверглась критике с двух сторон: с радикальной и консервативной. Радикалы указывали на явный идеологический характер теории, экспансию западных ценностей и моделей, непригодных, по их мнению, для других цивилизаций, зависимый характер развития. Представители консервативного направления делали акцент на внутренних противоречиях процесса модернизации, конфликте политического участия и институционализации, сохранении политической стабильности и порядка (как условиях успешного социально-экономического развития), соответствии характера и направленности процессов развития национальным и историческим особенностям развивающихся стран.

Один из наиболее заметных представителей консервативной теории модернизации С. Хантингтон отмечал, что основная проблема политической модернизации – это создание прочных и организованных институтов, способных эффективно решать наиболее важные для общества проблемы. Уровень их демократизма и открытости в этот период является второстепенным вопросом.

20.4. Виды модернизации

КОММЕНТАРИИ

Политическая модернизация – 1) процесс становления демократической политической системы; 2) процесс создания прочных и организованных институтов, способных эффективно решать наиболее важные для общества проблемы.

Тупиковая модернизация – разновидность модернизации, характеризующаяся не развитием общества, а его катастрофическим состоянием. Разновидностью модернизации может быть и квазимодернизация, т. е. такой тип общественного развития, когда заимствуются внешние образцы и модели, а их содержание и функции не находят воплощения в общественной и политической практике. Примером этого могут быть конкурентные выборы при неравных для кандидатов условиях, существование трех ветвей власти при сохранении моноцентрического характера власти и т. д. Процессы модернизации также могут вызвать сильную реакцию противодействия им и породить антимодернизацию. В последние годы некоторые социологи и политологи начали говорить о контрмодернизации, отмечая, что не все модернизационные процессы развиваются по западному образцу. Результатом контрмодернизации может стать формирование гибридных режимов (например, демократуры или диктократии). Таким образом, процессы мордернизации могут быть альтернативны как по содержанию, так и по конечным результатам.

20.5. Структурные теории перехода к демократии
КОММЕНТАРИИ

В политической науке наиболее изученным оказалось влияние уровня экономического развития на возникновение демократии. В конце 1950-х гг. американские ученые Д. Лернер и С. Липсет выдвинули гипотезу, согласно которой успешный экономический рост приводит к плюрализму и обусловливает возникновение демократического режима.

Действительно, многочисленные эмпирические данные подтверждают взаимосвязь между уровнем экономического развития и демократией. Так, среди стран с низким уровнем экономического развития 75 % относятся к авторитарным режимам и 25 % – к гибридным (полудемократическим). Страны же с высокоразвитой рыночной экономикой практически все (100 %) являются демократическими. Среди стран с уровнем экономического развития «выше среднего» – 39 % демократических, 12 % авторитарных и 48 % с гибридными режимами.

Экономическое развитие тесно связано с уровнем доходов населения. В свое время Р. Даль утверждал, что верхний порог ВВП на душу населения 700–800 долларов, выше которого шансы полиархии являются наиболее предпочтительными, а нижний порог – 100–200 долларов, ниже которого шансы у полиархии невелики. Несколько позже Липсет, Сен и Торрес пришли к выводу, что шансы для демократии возрастают у стран с уровнем экономического развития до 2346 долларов ВВП на душу населения, в пределах 2346–5000 долларов они значительно понижаются, а после 5000 происходит стабилизация отношений между демократией и экономикой.

Однако уже в начале 1960-х гг. прямолинейный характер взаимосвязи между экономическим развитием и демократией был оспорен В. Джэкмэном, предложившим модель криволинейной взаимосвязи. Как видно из приведенной схемы, экономическое развитие на определенном этапе может приводить не к расширению демократии, а к ее свертыванию. Более пессимистический взгляд на эту проблему высказывает Г. О’Доннелл. Согласно его концепции, на определенной фазе экономического развития правящим силам становится более выгоден не демократический режим, а бюрократический авторитаризм. Экономическое развитие, таким образом, не обязательно приводит к демократии. Сходную позицию занимает и Д. Курт, предлагающий свою модель взаимосвязи между различными фазами экономического развития и уровнем демократии. Согласно его модели, шансы демократии при переходе от аграрного к раннеиндустриальному обществу значительно уменьшаются, но по мере продвижения по пути индустриализации и рыночных реформ вновь заметно возрастают.

20.6. Влияние экономических факторов на развитие демократии

КОММЕНТАРИИ

В современной политической науке широко распространено убеждение, что экономические факторы оказывают значительное влияние на процесс демократизации общества, но не являются определяющими. Демократизация становится возможной в том случае, если экономические изменения влекут за собой важные изменения в стратификационной системе общества, влияют на уменьшение поляризации общества, способствуют изменению ценностей. Это может быть пояснено следующим образом.

? Рост экономического благосостояния формирует у граждан новые ценности, способствуя развитию межличностного доверия, компетентности и удовлетворенности жизнью. А эти качества взаимосвязаны с легитимностью демократических политических институтов.

? Экономический рост влияет на развитие образованности общества. Именно наиболее образованная часть общества выражает симпатии к демократии.

? Экономическое развитие создает больше ресурсов для распределения их среди различных социальных групп, а это в свою очередь уменьшает остроту социальных конфликтов.

? Экономический рост приводит к формированию среднего класса, являющегося социальной основой демократии.

? Экономическое развитие способствует развитию торговли, инвестиций, коммуникаций, информационных технологий, туризма и др., что открывает общество влиянию демократических идей.

20.7. Модель перехода к демократии А. Пшеворского

КОММЕНТАРИИ

В одной из первых моделей перехода к демократии, созданной Д. Растоу, период транзиции разбивается на три этапа:

1) «подготовительная фаза», при которой происходит поляризация интересов;

2) «фаза принятия решений» сводится к выработке согласия относительно основных правил «политической игры» и политического поведения;

3) «фаза привыкания», в процессе которой происходит адаптация к ценностям демократии и их укрепление.

20.8. Процедурные теории перехода к демократии

КОММЕНТАРИИ

А. Пшеворский процесс перехода к демократии разделяет на два основных этапа – либерализацию и собственно фазу демократизации.

Либерализация определяется как увеличение открытости режима без изменения его структуры и институтов. Процесс либерализации может быть инициирован только одной из правящих элитных групп, так как гражданское общество при диктатуре отсутствует. Эта группа, названная им «либе-рализаторами», пытаясь снизить социальную напряженность и укрепить собственную власть, свои позиции в руководстве, стремится предоставить и расширить некоторые свободы в обществе. Однако ее курс на общественные преобразования наталкивается на сопротивление другой элитной группы – «сторонников твердой линии». Если либерализаторы не преодолевают этого сопротивления, то традиционный авторитарный режим сохраняется (статус-кво диктатура – СКДИК). Но в том случае, если они одерживают вверх над сторонниками жесткой линии, начинает формироваться гражданское общество. Дальнейшее развитие зависит, во-первых, от отношений либерализаторов с гражданским обществом и, во-вторых, от их отношений со сторонниками твердой линии. Если гражданское общество соглашается только на частичные свободы, то формируется смягченная диктатура (СМДИК). В том случае, если оно начинает организовываться и набирать силу, противопоставляя себя власти, перед либерализаторми встает дилемма: либо подавить гражданское общество, либо начать переход к демократии, превратившись в реформаторов. В случае успешного подавления гражданского общества возможно установление твердой диктатуры (ТДИК), а в случае неудачи массы могут ответить стихийными протестами и, опираясь на насилие, свергнуть власть (восстание).

Если процесс либерализации оказался успешен для гражданского общества, наступает фаза демократизации. В нее Пшеворский включает процесс «высвобождения из-под авторитарного режима», конституирование и формирование соперничества.

«Высвобождение из-под авторитарного режима» рассматривается как начальная фаза демократизации. Для перехода к демократическому режиму также необходимо конституировать (создать) основные политические институты, определить основные правила игры и зафиксировать важнейшие нормы в конституции. В том случае, если новые конституционные нормы гарантируют равноправие для всех политических сил, формируется политическая конкуренция – один из важнейших признаков демократии.

20.9. Структурная модель консолидации демократии

КОММЕНТАРИИ

Понятие консолидации обозначает, как отмечают Т. Карл и Ф. Шмиттер, как институционализацию, т. е. окончательное формирование и утверждение демократических политических институтов, так и согласие основных политических сил с результатами демократического политического процесса. Л. Даймонд утверждает, что консолидация демократии сводится к достижению широкой и глубокой поддержки демократии, когда все важнейшие политические акторы – как на элитном, так и на массовом уровне – убеждены, что для их страны демократический режим лучше любого другого. Х. Линц и А. Степан связывают консолидацию с приверженностью большинства общества правилам и порядкам, устанавливаемым конституцией данной страны. Каждый политический актор ожидает поведение другого в соответствии с установленными нормами и правилами.

Другие авторы дают схожие определения консолидации как процесса утверждения открытой структуры, политической конкуренции и соревновательности, формирования институтов представительства интересов. В процесс консолидации демократии включается глубокое усвоение обществом демократических норм и ценностей, а также форм политического поведения. Консолидацию можно представить как процесс выработки согласия элит относительно демократических институтов, так и поддержку их обществом.

Консолидация предстает как процесс институционализации выработанных в процессе демократизации норм, правил, процедур, форм политического поведения.

В политической науке сложилось два подхода к определению содержания консолидации демократии. С точки зрения минималистского подхода консолидация сводится к формированию и утверждению режима, соответствующего семи критериям полиархии Р. Даля. С позиции максималистской трактовки консолидации она предстает как результат формирования дееспособного гражданского общества, правового государства, лояльной к демократии бюрократии и институционализации рыночной экономики. Х. Линц и А. Степан выделили четыре сферы, с которыми связана консолидация демократии:

1) гражданское общество, эффективно взаимодействующее с государством;

2) автономное политическое общество (демократические процедуры и институты);

3) лояльная по отношению к демократии бюрократия и эффективный госаппарат;

4) правовое государство;

5) институционализированное экономическое общество, представляющее собой совокупность устойчивых норм, регулирующих как поведение агентов на рынке, так и сферу взаимоотношений государства и рынка.

Р. Даль выделяет несколько условий, способствующих консолидации демократии:

1) рассредоточение и нейтрализация средств насильственного принуждения (контроль над армией и полицией выборных гражданских лиц);

2) демократическая политическая культура общества;

3) однородность общества в культурном отношении, слабо выраженный культурный плюрализм, либо в условиях культурной гетерогенности, наличие механизмов сообщественной демократии;

4) отсутствие сильной зависимости от сильной недемократической иностранной державы.

Консолидация, и с этим согласны большинство политологов, предполагает консенсус элит и общества относительно демократических процедур, но сохранение конкуренции и конфликтов, связанных с определением политического курса и содержания проводимой политики.

«Демократия становится консолидированной, когда в данных политических и экономических условиях определенная система институтов становится единственно возможной.»

А. Пшеворский

«Суть консолидации заключается в достижении широкой и глубокой легитимации, такой, когда все важнейшие политические акторы – как на элитном, так и на массовом уровне – уверены, что для их страны демократический режим лучше любой другой реальной альтернативы, которую они могут себе вообразить.»

Л. Даймонд

Консолидация требует «институционализации новых норм и структур режима, расширения их легитимации и устранения препятствий, которые на первоначальных этапах делают их установление трудным.»

Г. О’Доннелл, Ф. Шмиттер

Глава 21. Система международных отношений

В течение последних столетий система межгосударственных отношений становилась все более структурированной и регулируемой. Многим казалось, что человечество постепенно продвигается к функциональному мировому правительству. Однако в условиях кризиса Вестфальской модели мира и Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений вдруг обнаружилось, что ООН и вся международная архитектура, возведенная после Второй мировой войны, оказались плохо приспособлены к урегулированию новых насильственных потрясений. Стала очевидной противоречивость многих правовых норм и принципов – права наций на самоопределение, с одной стороны, и сохранения целостности государства – с другой; невмешательства во внутренние дела – с одной, и оказания гуманитарной помощи, обеспечения прав человека – с другой.

Окончание «холодной войны» сначала породило оптимистические прогнозы о наступлении эры бесконфликтного существования на планете и в этом смысле – даже о «конце истории». Казалось, что с исчезновением противостояния двух сверхдержав – СССР и США канут в Лету и региональные конфликты, не говоря уже об угрозе третьей мировой войны. В 1989 г. американский политолог Ф. Фукуяма опубликовал вызвавшую широкий резонанс статью «Конец истории?», в которой обосновал вывод о том, что главное содержание современной эпохи определяется переходом большинства стран мира на путь созидания гражданского общества, базирующегося на принципах либеральной демократии и рыночной экономики.

Однако, как показали дальнейшие события, 1990-е гг. не принесли миру ни гармонии, ни всеобщего благоденствия. Некоторые авторы поспешили провозгласить наступление эпохи хаоса и дезориентации в международных отношениях. Так, французский автор З. Лаиди заявил, что конец «холодной войны» означает «не только разрыв с коммунизмом, но и окончание эпохи Просвещения». Отражая крайнюю противоречивость мировой политики, директор Гарвардского института стратегических исследований С. Хантингтон заявил в нашумевшей статье «Столкновение цивилизаций» (1993), что после краха коммунизма течение международной жизни станет менее предсказуемым и более опасным...

21.1. Кризис вестфальской системы международных отношений

КОММЕНТАРИИ

В конце XX в. завершился продолжительный цикл мировой истории, в рамках которого субъектами международных отношений были светские, суверенные, независимые и равноправные национальные государства. Отражением кардинальных политических изменений явились новая волна демократизации конца 1980-х – начала 1990-х г., дальнейшее развитие интеграционных процессов, прежде всего в Западной Европе, дезинтеграция, проходящая весьма болезненно через конфликты и кризисы, которые поразили даже относительно спокойную после Второй мировой войны Европу и т. д. Вследствие глобализации современного мира, а также по причине беспрецедентного количественного роста и активизации на мировой арене негосударственных акторов в лице транснациональных корпораций (ТНК), внутригосударственных регионов, различного рода международных правительственных и неправительственных организаций (МПО и МНПО) наметилось разрушение государственно-центристской модели. В результате все с большей настойчивостью стали говорить о кризисе, эрозии, закате Вестфальской модели, возникшей свыше 350 лет назад, о том, что мир оказался в особой фазе своего развития, которая описывается как «точка бифуркации», «переходный возраст», «эпоха неопределенности» и т. д.

Многие авторы видят сущность процесса глобализации в растущей транспарентности (проницаемости) границ, делающей современный мир все более взаимозависимым. Глобализация в разной степени затронула все регионы мира, поместив одни в центре, другие – вытеснив на периферию. Вследствие проницаемости межгосударственных границ оказались «перевернутыми» прежние представления о безопасности, о конфликтах и их урегулировании, о соотношении внешней и внутренней политики, о дипломатии и о других базовых проблемах политического развития стран, регионов и мира в целом. Сегодня государства вынуждены считаться, с одной стороны, с международными организациями и институтами, с другой – с собственными регионами. Парадоксально, но если раньше международные организации действовали на международной арене, а внутригосударственные регионы оказывали влияние лишь на внутриполитические процессы, то теперь первые все активнее вмешиваются во внутриполитические вопросы (урегулирование конфликтов, соблюдение прав человека, определение финансовой политики государств и т. п.), а вторые наравне с государствами участвуют в решении вопросов внешней политики. Все это ведет к нарушению принципа государственного суверенитета, неукоснительно соблюдавшегося с момента заключения Вестфальского мира в 1648 г.

21.2. Эрозия государственного суверенитета

КОММЕНТАРИИ

Миротворческие операции под эгидой ООН и гуманитарные интервенции НАТО, деятельность МВФ и МБРР, диктующих государствам свои «правила игры», переговорный процесс в рамках ВТО, приговоры Международного суда в Гааге «сверху» подрывают прерогативы государственного суверенитета. Кроме того, нации добровольно отказываются от части своего суверенитета в пользу надгосударственных структур. Наиболее показательный пример в этой области – Европейский Союз. Все это ведет к тому, что возможности государства в обеспечении собственной национальной безопасности, создании условий для устойчивого развития экономики, поддержании внутреннего порядка, гарантировании гражданских прав и свобод, защите окружающей среды и т. д. становятся ограниченными.

«Снизу» государственный суверенитет подвергается эрозии вследствие активизации внутригосударственных структур и структур гражданского общества. Иными словами, сегодня в федеративных государствах наблюдается феномен своего рода фрагментации внешней политики, когда руководство субъектов федерации в стремлении более полно отстоять свои интересы устанавливает прямые связи на международной арене и тем самым как бы нарушает прерогативы суверенного государства, частью которого данный субъект является. Происходит эрозия национальной монополии в области внешней политики, что проявляется главным образом на функциональном, а не конституционном уровне. В свою очередь, государства стремятся к гармонизации интересов центра и регионов в сфере внешней политики.

«Извне» угрозу национальному суверенитету несет активизация международных неправительственных групп и организаций различной направленности. В их числе «Международная амнистия», Human watch, другие правозащитные объединения, а также многочисленные МНПО экологической ориентации – от «Гринписа» до гораздо менее известных, но от этого не менее активных организаций, нацеленных на борьбу с глобальным потеплением климата и развитием генной инженерии, защиту тропических лесов, морской фауны и т. д. Очевидное влияние на состояние политических рынков суверенных государств оказывают отчеты и прогнозы авторитетных МНПО, характеризующие важнейшие параметры социально-экономического и политического развития тех или иных стран.

Однако с точки зрения любого государства размывание национальных границ, утрата, пусть и частичная, национального суверенитета крайне нежелательны. Неудивительно, что государства стремятся к выживанию и по-прежнему выступают главными субъектами мировой политики.

21.3. Структура теории политического реализма

КОММЕНТАРИИ

Защищая тезис о познаваемости международных отношений, политический реализм опирается на следующие выявленные им самим закономерности.

1. Главными участниками международных отношений являются суверенные государства, а формами их международной деятельности – военная стратегия и дипломатия.

2. Государственная политика существует в двух разновидностях: внутренней и внешней (международной), между которыми имеется как взаимосвязь, так и существенные различия.

3. Действуя в рамках международной экономической системы, каждое государство стремится к достижению следующих целей: экономическая полезность, собственный рост, социальная стабильность и обладание средствами для достижения своих политических целей.

4. Исходный пункт международной политики государства коренится в национальном интересе, понимаемом как стремление к максимизации собственной мощи и безопасности и уменьшению власти других. Этим обстоятельством обусловлен анархический и хаотичный характер международных отношений, усугубляемый отсутствием в их среде верховной власти, обладающей монополией на легитимное насилие.

5. Потребность в защите и продвижении национального интереса вызывает необходимость обладания как можно более мощным военным потенциалом, который, в свою очередь, зависит от природных, экономических и иных ресурсов государства. Сила и принуждение всегда являются возможными способами действия. Поэтому конфликты и войны внутренне присущи международной политике.

6. Результатом стремления каждого из государств к максимальному удовлетворению своих национальных интересов является установление на мировой арене определенного равновесия (баланса) власти (силы), которое является единственным реалистическим способом обеспечить и сохранить мир.

7. Важную роль для изменения степени вероятности возникновения войны играет ядерное оружие. При возможности нанести ответный удар сегодня, более чем когда-либо в истории человечества, стало очевидным, что конфликт между крупнейшими державами снизил бы уровень благосостояния всех государств мира.

8. В зависимости от распределения мощи между наиболее крупными с точки зрения военного потенциала государствами – так называемыми великими державами – баланс сил между ними может принимать различные формы или конфигурации: биполярную, трехполюсную, мультиполярную и т. д.

21.4. Структура либеральной теории международных отношений

КОММЕНТАРИИ

Политический реализм недооценивает фактор социализации международных отношений, а также элементы глобального управления. Он также страдает избыточным универсализмом, утверждая, что каждое государство является государством-нацией. Неудивительно, что в условиях глобализации все отчетливее осознается вызов реализму со стороны неолиберальной парадигмы, в рамках которой исходными пунктами теоретического анализа выступают экономические интересы, моральные ценности и права человека. Исследователи, придерживающиеся либеральной позиции, выступают с возражениями против отождествления международных отношений с межгосударственными взаимодействиями. По их мнению, акторами мировой политики являются многочисленные национальные, региональные и транснациональные силы, которые пересекают границы или же имеют тенденцию к пересечению границ. Многие из них, являясь неправительственными акторами, могут напрямую связываться со своими партнерами в других странах, избегая государственного контроля. Для данного подхода также характерно обоснование многообразия видов трансграничного взаимодействия (культурное и научное сотрудничество, экономические обмены и т. п.) и его «каналов» (партнерские связи между университетами, религиозными организациями, землячествами и ассоциациями и т. п.).

Швейцарский исследователь Ф. Брайар обращает внимание на то, что в современных условиях внешняя политика тех или иных государств все в меньшей степени осуществляется их органами иностранных дел. В силу возросшей необходимости сообща управлять все более многочисленными и сложными проблемами, она также становится достоянием других государственных ведомств и структур. Различные группы национальных бюрократий, имеющие отношение к международным переговорам, часто стремятся к непосредственному сотрудничеству со своими коллегами за рубежом, к согласованным действиям с ними. Это усиливает взаимную проницаемость внутренней и международной сфер. Дж. Розенау одним из первых обратил внимание на «раздвоенность» мира и сосуществование поля межгосударственных взаимоотношений, в котором действуют «законы» классической дипломатии и стратегии, с полем, в котором сталкиваются «акторы вне суверенитета», то есть негосударственные участники. Межгосударственные отношения и взаимодействие негосударственных акторов составляют два самостоятельных, относительно независимых, параллельных друг другу мира «постмеждународной» политики, двухуровневую конструкцию, в которой над системой международных отношений, основанной на логике национальных государств, все больше превалирует сеть транснациональных потоков.

Согласно либеральной точке зрения, главной тенденцией в мировой политике является возрастающая взаимозависимость и формирование единого мирового сообщества, сталкивающегося с общими проблемами и потому имеющего общие интересы. «Влияние анархии на современную международную систему, – указывает профессор Эссексского университета (Великобритания) Д. Сандерс, характеризуя “нефальсифицируемое ядро неолиберализма”, – сильно ослабляется относительно высоким уровнем взаимозависимости многих, если не всех, государств. Взаимозависимость состоит в а) экономическом взаимопроникновении в смысле международной торговли и перетока капиталов, б) в общей заинтересованности государств в предотвращении крупной ядерной войны и в) в общей заинтересованности в предотвращении экологической катастрофы». Более того, в полном соответствии с канонической либерально-идеалистической парадигмой, международное сотрудничество не только возможно, но и является необходимым условием для достижения стабильности, социального прогресса и мирового порядка. Международные отношения находятся в постоянном развитии, являя собой «игру с положительной суммой».

Глава 22. Политический PR

Термин «PR» («паблик рилейшнз» – в русском переводе «связи с общественностью»), или «пиар», как принято говорить в России, получил широкое распространение в ХХ в. Однако впервые его употребил Т. Джефферсон в 1807 г. в черновике своего Седьмого обращения к Конгрессу, имея в виду наращивание усилий политических институтов с целью достижения общественного доверия. Автор Декларации независимости считал, что без конструктивных отношений с общественностью демократия невозможна или, по крайней мере, затруднительна. Таким образом, с самого своего возникновения данный термин был связан с деятельностью политических и государственных институтов. Впоследствии он стал применяться для обозначения соответствующих действий экономических, профсоюзных, общественных, культурных и иных структур.

Некоторые специалисты ведут отсчет PR с 1830-х гг. – так, Э. Бернейс считал, что именно тогда использовалось словосочетание public relations для обозначения «действий ради общественного блага». Иногда упоминается дата 1897 г., когда в материалах, рассылавшихся Ассоциацией американских железных дорог издателям газет и потенциальным клиентам, этот термин использовался в его современном понимании.

Таким образом, в своем исходном значении PR – это специализированная деятельность соответствующих подразделений государственных, политических, общественных, экономических, культурных и других структур, направленная на усиление открытости, взаимной информированности и создание иллюзии взаимозависимости между структурами, осуществляющими PR, и обществом, населением, группами людей, на которых направлена эта деятельность.

22.1. Основные подходы к определению понятия «паблик рилейшнз»

КОММЕНТАРИИ

Термин «паблик рилейшнз» (PR) в переводе на русский язык означает «связи с общественностью».

В своем исходном значении PR – это специализированная деятельность государственных, политических, общественных, экономических, культурных и других структур, направленная на усиление открытости, взаимопонимания и взаимозависимости между структурами, осуществляющими PR, и обществом, группами людей. В таком духе определяют PR Р. Харлоу, С. Блэк и др.

Европейская конфедерация PR (CERP) предлагает следующее определение: «PR – это сознательная организация коммуникации. PR – одна из функций менеджмента. Цель PR – достичь взаимопонимания и установить плодотворные отношения между организацией и ее аудиториями путем двусторонней коммуникации».

Сегодня насчитывается около пятисот определений «паблик рилейшнз», многие из которых носят откровенно оценочный характер, прикрывая благозвучными понятиями достаточно жесткие функциональные цели современного PR, часто сводящиеся к влиянию, манипулированию мнением групп или масс населения.

Существующие определения «паблик рилейшнз» содержат следующие основные положения, касающиеся природы и сущности связей с общественностью:

? PR – это идеология и технология управления, влияние на состояние общественного мнения, сознание человека, определенных групп, общества в целом, то есть по своей сути это составная часть системы управления, политического менеджмента;

? PR – деятельность, направленная на соглашение, согласие, сотрудничество между организацией и общественностью;

? PR – это специальный вид деятельности, планируемые и продолжительные усилия по сбору, анализу и передаче информации, организации общения;

? PR – разработка рекомендаций для организации и осуществление программ действий, способствующих взаимопониманию с ее общественностью;

? деятельность соответствующих PR-структур направлена не только вовне, но и внутрь, для достижения корпоративного взаимопонимания.

Перечисленные положения касаются деятельности PR-структур в различных сферах – в экономике, политике, культуре и др.

Задача политического PR состоит в том, чтобы установить плодотворные отношения между государственными и политическими органами, с одной стороны, и общественностью – с другой. PR – это механизм, регулирующий отношения власти и народа, призванный обеспечить легитимацию (общественное признание) и формировать привлекательный имидж власти. Политические партии также не смогут рассчитывать на поддержку избирателей, если не завоюют их доверие.

22.2. Модели политического PR

1. Модель одностороннего информирования без обратных связей
2. Модель одностороннего информирования через СМИ («модель пресс-агентства»)
3. Двусторонняя асимметричная модель
4. Двусторонняя симметричная модель
КОММЕНТАРИИ

В современной литературе выделяют четыре модели политического PR, которые соответствуют четырем этапам его развития, сменяющим друг друга по мере развития и усложнения общества.

1. Модель одностороннего информирования без обратных связей – исторически первая модель политического PR – характеризуется односторонней коммуникацией. Информация направляется только в одну сторону – от источника к адресату, обратной связи нет. Информация в виде буклетов, писем, листовок и др. просто рассылается тем, в ком организация заинтересована.

2. Модель одностороннего информирования через СМИ (модель пресс-агентства) – распространение информации на численно большие рассредоточенные аудитории. Здесь также коммуникация односторонняя – от организации к общественности, обратной связи нет. Задача PR – «насаждение» образа организации в среде потребителей предлагаемой информации.

3. Двусторонняя асимметричная модель – специальное информирование с учетом обратной связи и психологических особенностей адресатов. Здесь основной задачей PR становится не столько информирование, сколько убеждение, основанное на понимании, что общественные группы следует не просто информировать, – надо изучать их психологию для того, чтобы сообщаемая информация воздействовала на них должным образом (поэтому любую PR-кампанию целесообразно начинать с опросов и организации «фокус-групп»).

4. Двусторонняя симметричная модель – диалогическое общение с учетом интересов и психологических характеристик партнеров. Эта модель предполагает взаимопонимание, сотрудничество, максимальный учет интересов общественных групп, отказ от вульгарной пропаганды. Ее важная отличительная особенность состоит в том, что происходит как изменение мнений и поведения общественности, так и корректировка ориентиров и поведения субъектов PR.

Первые три модели являются манипулятивными. Последняя модель выступает скорее как «идеальный тип» PR, как ориентир для деятельности PR-структур и специалистов. Во многих теоретических работах по PR постоянно провозглашается ориентация на двустороннюю симметричную модель и приверженность ей. Однако реальная политическая практика часто обходится первыми тремя. Заметим, что если они себя оправдывают, то эти модели и используются. Вместе с тем практика «паблик рилейшнз» основывается на длительных усилиях по налаживанию благоприятных отношений с общественностью, на долговременном сотрудничестве. Неверная или лживая информация сделает невозможным согласование интересов в дальнейшем.

22.3. Функции политического PR

КОММЕНТАРИИ

Функции PR получили различное толкование в литературе. Наиболее развернутый подход предлагает СМ. Катлип, который дает функциональное описание современного PR, выделяя девять основных его функций, а именно:

1) PR проводит регулярную, плановую работу, которая является составной частью менеджмента;

2) PR имеет дело с взаимоотношениями между организацией и общественностью;

3) PR ведет мониторинг массового сознания, мнений, отношений и поведения людей как внутри, так и вне организации;

4) PR анализирует влияние на общественность проводимой организацией политики, используемых ею процедур и предпринимаемых действий;

5) PR модифицирует те или иные элементы политики, проводимой организацией, используемых ею процедур и предпринимаемых действий, если они не входят в конфликт с перспективами организаций и интересами общественности;

6) PR тестирует и консультирует внедрение новых приемов реализации намеченной организацией политики, используемых процедур и предпринимаемых действий, связанных с другими организациями и общественностью;

7) PR устанавливает и постоянно поддерживает двусторонние отношения между организацией и общественностью;

8) PR целенаправленно производит необходимые изменения во мнениях, отношениях и поведении людей внутри и вне организации;

9) PR постоянно воздействует на новые и/или уже существующие отношения между организацией и общественностью.

Данный набор функциональных характеристик присущ PR в любой сфере применения – политической, экономической, культурной и др.

Обычно выделяются следующие функции собственно политических PR-структур:

? обеспечение социальных действий: установление отношений власти с внешним миром, создание идеологии и привлекательного мифоимиджа власти, регулирование отношений между властью и внешним миром;

? обеспечение успеха в политической конкурентной борьбе выработка стратегии и технологии борьбы, ее организация и ведение, содействие лидерам, создание политических и социальных ситуаций для разрешения конфликтов, продвижения идей, лидеров на политическом рынке;

? обеспечение развития личности, продвижения общекультурных ценностей (политических в том числе), социокультурных образов;

? влияние на человека в русле социального контроля масс: воздействие на поведение индивида, управление общественным сознанием, настроением масс, установление отношений внутри властных структур, укрепление их авторитета, работа с персоналом.

22.4. Субъекты и объекты политического PR

КОММЕНТАРИИ

Выделяют следующие субъекты политического PR.

1. Службы, создаваемые в структуре государственных органов. Они занимаются формированием имиджа руководителей, позитивного образа соответствующей государственной организации, обеспечением их поддержки со стороны населения. Эти службы могут иметь разные названия – департамент общественных связей, отдел по связям с общественностью, департамент по управлению общественными связями и т. д.

2. PR-службы политических партий. Они особенно важны в периоды избирательных кампаний, когда партии проводят многочисленные акции в поисках поддержки избирателей. В ведущих партиях США такие структуры возникли еще в первой половине ХХ столетия. Сегодня соответствующие PR-службы есть и у большинства российских партий.

3. PR-службы в неполитических организациях. Политическую роль они играют тогда, когда пытаются оказать давление на государственных должностных лиц или парламентариев с целью получения от них определенных льгот, привилегий, субсидий или принятия иных решений. Фактически речь идет о лоббистской деятельности промышленных, финансовых, коммерческих предприятий.

4. Независимые PR-агентства – консультационные фирмы, оказывающие различные услуги действующим политикам. В перечень этих услуг входит и проведение PR-кампаний.

Объектом PR выступает «общественность» – население, группы населения. Общественность в PR-деятельности трактуется очень широко:

? если речь идет о государственном PR (в системе государственной службы), то общественностью является население города, региона или всей страны;

? когда осуществляется политический PR, объектом управления, как правило, становятся электоральные группы, т. е. избиратели.

Население, электорат как объекты воздействия политического PR отличаются тем, что здесь нет иерархии и четкой структуры. К тому же они представляют собой конгломерат различных групп, члены которых объединены общими целями, интересами, профессиональной или социальной принадлежностью и т. д. Групповая однородность и сходство интересов позволяют осуществлять целенаправленное воздействие на группы, управлять ими. Выделяют следующие группы избирателей, отличающихся определенным психологическим сходством: апатично-индифферентные, стереотипные, неинформированные, эмоциональные, идеологизированные, рационально воспринимающие, моральные. Каждая группа имеет свои особенности поведения и политико-идеологические предпочтения, свою систему «базовых ценностей», которая и влияет на их активность в условиях выбора.

22.5. Неэтичные формы PR

КОММЕНТАРИИ

«Черный» PR – это попытка скомпрометировать конкурента, неугодного политика, партию или организацию в глазах общественного мнения. Самый распространенный прием – дезинформация, под которой понимается распространение информации, искажающей реальность, создающей у населения превратное представление о том или ином политике, кандидате или партии. В качестве способов дезинформации избирателей в практике политической борьбы можно выделить следующие.

1. Компромат. Компромат – не всегда дезинформация. Основная его форма – «компрометирующий материал». Это правда, дискредитирующая политика и потому тщательно скрываемая им от аудитории. Обнародование такой правды не является дезинформацией населения. Но существуют и иные разновидности компромата: полуправда – смесь реальных фактов с придуманными фактами; неправда – правдоподобная, похожая на действительность информация, которая вполне могла иметь объективное подтверждение; ложь – откровенная дезинформация, имеющая мало общего с реальной действительностью. В России пик «войны компроматов» пришелся на 1990-е гг. Компромат рассматривался как сравнительно легкое и недорогое средство достижения желаемого политического результата.

Сегодня «война компроматов» стихает: в современной политической практике компромат далеко не всегда появляется как следствие чьего-либо желания обязательно выиграть или же кому-то доставить неприятность. Чаще всего политический компромат возникает как реакция на неуемную и откровенно лживую «позитивную рекламу» при явном сокрытии конкурентами теневых сторон своего прошлого. Современный российский политик обычно решается на использование компромата тогда, когда он знает о сопернике что-то такое, что его соперник тщательно скрывает или даже прямо утверждает противоположное. Таким образом, компромат в политике – это чаще всего реакция на лживость позитивной рекламы.

2. Распространение слухов и сплетен, порочащих соперника. Слухи, как правило, создают искусственно и «запускают» с помощью СМИ. Дальше в массовом сознании начинает действовать принцип «нет дыма без огня». Действенность слухов связана с так называемым «эффектом коммуникативного резонанса», который позволяет значительно расширить охват населения. В слухах также может содержаться компромат или откровенная дезинформация.

Примерно так же действуют и специально «запускаемые» сплетни. Однако у них есть своя специфика. Чаще всего они связаны с околополитическими сферами или с неполитическими сторонами жизни политических персонажей.

3. Жанр абсурда. Жанр абсурда также может использоваться для дезориентации населения – чем нелепее информация, тем лучше (с точки зрения тех, кто ее «запускает»). Потому что нелепую информацию сложно (и опасно) опровергать. На определенную часть электората она может оказать желаемое воздействие.

Кроме «черного» встречаются определения «серого» и «желтого» PR. «Серый» PR – это искусство тонких намеков, которые отражают не самые важные и часто не имеющие отношения к политике, но влияющие на репутацию политика моменты его биографии и т. п. «Серый» PR – это не ложь, и потому он обычно неуязвим и достаточно эффективен.

«Желтый» PR – это скандальная, обычно неполитическая слава политика или, напротив, «ославливание» им своих конкурентов с использованием «желтых» средств массовой информации. С психологической точки зрения популярность и влиятельность «желтого» PR, по крайней мере среди части населения, объясняется его альтернативностью по отношению к официальной, традиционной политике.

Глава 23. Политическая реклама

Под рекламой обычно понимается процесс привлечения внимания, широкого информирования о чем-то новом, появившемся на рынке товаров и услуг. При этом конечная цель рекламы состоит в формировании у потенциального потребителя склонности к приобретению какого-то товара.

В отличие от коммерческой, политическая реклама направлена на привлечение соответствующей аудитории на сторону конкретных политических лидеров и стоящих за ними политических сил.

Политическая реклама – основанный на изучении масс процесс информационного воздействия на них с целью создания позитивного образа политического товара (кандидата, института) и побуждения к политическому поведению определенной направленности.

Основная задача политической рекламы состоит в том, чтобы сформировать соответствующий имидж политических представителей, кандидатов, политических партий и их лидеров. Кроме того, политическая реклама призвана в доступной, эмоциональной, лаконичной, оригинальной, легко запоминающейся форме преподнести суть политической платформы определенных политических сил, партий и кандидатов, настроить избирателей на их поддержку; сформировать и внедрить в массовое сознание определенное представление об их характере; создать желаемую психологическую установку, предопределяющую направление чувств, симпатий, а затем – и действий человека.

Политическая реклама упрощает сложность политических программ, сводя их к простым альтернативам. Но именно благодаря этой доступности она и становится эффективным инструментом политической борьбы.

Реклама должна учитывать специфику аудитории, и поэтому она отражает истинный уровень не только политической культуры общества и существующих в нем политических сил, но и уровень общей культуры страны.

23.1. Этапы создания политической рекламы и проведения избирательной кампании

КОММЕНТАРИИ

Создание политической рекламы и проведение рекламной кампании осуществляются поэтапно. На первом этапе исследуется «политический рынок», в результате чего находится нужная «политическая ниша» и та часть электората (целевые группы), на достижение поддержки которой рассчитывает рекламодатель. Второй этап – это выбор того или иного типа рекламной кампании по критериям направленности (целевая кампания или тотальная), «географии» охвата электората, используемых в ее рамках средств и т. д. На третьем этапе разрабатывается концепция политической рекламной кампании на основе избранной стратегии (стратегии могут быть наступательными, агрессивными или оборонительными, строиться на охранительных символах или обещаниях перемен, вызывать чувства надежды и оптимизма в случае победы «нужного» кандидата или же чувство страха в случае возможной победы его оппонента, строиться на устрашении или принципе «меньшего зла» и т. д.). Четвертый этап включает создание медиаплана, размещение рекламной продукции на тех или иных рекламоносителях. Наконец, пятый этап – проведение самой политической рекламной кампании.

Все этапы рекламной кампании важны – необходимый результат обеспечивается только за счет последовательного прохождения всех перечисленных этапов. Пропуск хотя бы одного из них повлечет за собой неудачу всей рекламной кампании. Однако каждый этап важен по-своему. Претендующая на эффективность кампания не может «пропустить» первый этап – изучение аудитории, иначе вся кампания может элементарно «уйти в пустоту». Принципиально важным является третий этап – разработка концепции политической рекламы, аргументированной системы представлений о необходимых средствах и оптимальных методах достижения политической цели через политическую рекламу. Концепция обязательно должна включать: цели и задачи рекламной кампании; необходимые средства их достижения; формы представления рекламы (программы, платформы и т. п.); структуру имиджа лидеров и политических объединений; представления о средствах ведения кампании и их соотношении между собой (средства массовой информации, прямые контакты «от двери к двери», наглядная агитация и пр.); разработку запоминающегося лозунга («слогана»); финансовые расчеты; организацию обратной связи с электоратом. Все это в совокупности – необходимые элементы проведения эффективной политической рекламной кампании.

23.2. Структура политической рекламы

КОММЕНТАРИИ

Политическая реклама – сложное образование, состоящее из ряда элементов. В структуру политической рекламы обычно включают:

? «предмет» политической рекламы (кандидаты на выборные должности, политические партии, политические движения);

? «объект» политической рекламы (избиратели или их целевые группы);

? «содержание» политической рекламы (политические платформы, предвыборные программы партий и кандидатов, личности лидеров, их характеристики, развиваемые ими идеи, лозунги, обещания и т. д.);

? «цели» и «задачи» политической рекламы (информирование избирателей о кандидате или партии, повышение активности избирателей, привлечение их на свою сторону, формирование общественного мнения, конструирование имиджа кандидатов и т. д.);

? «технические средства» и механизмы осуществления политической рекламы (использование теле– и радиоэфира, публикации в прессе, прямые обращения, встречи с избирателями, листовки, плакаты и т. д.);

? «прямые» и «обратные» связи (письма и обращения читателей, зрителей и слушателей, опросы общественного мнения, фиксирующие массовые настроения, исследования отношения к кандидату или партии, их программам и политической рекламе).

В психологическом плане политическая реклама обладает структурой, включающей три компонента:

? когнитивный, дающий потребителю новое знание, информацию о предмете рекламы;

? аффективный, формирующий необходимое эмоциональное отношение к кандидату, политической партии или объединению;

? регулятивный, побуждающий к конкретным действиям.

23.3. Виды политической рекламы

КОММЕНТАРИИ

Существуют различные классификации политической рекламы.

В зависимости от канала трансляции выделяются: 1) визуальная реклама – публикации в печатных СМИ, уличные щиты, плакаты, листовки и пр.; 2) аудиальная реклама – радиопередачи. Учитывая распространенность радиоприемников, такая реклама весьма эффективна; 3) аудио-визуальная реклама – теле– и кинореклама – самая эффективная по массовости охвата.

По силе и характеру воздействия на аудиторию политическую рекламу делят на жесткую и мягкую: 1) жесткая ориентирована на краткосрочные цели, она резка и лаконична, способна вызвать быструю реакцию; 2) мягкая меняет эмоциональный настрой, вызывает различные ассоциации, которые подталкивают человека сделать то, к чему его призывает реклама.

По функциям выделяются: 1) информативная реклама – предназначена для создания первичного интереса к рекламируемому объекту; 2) увещевательная реклама формирует избирательный спрос. Она доказывает, что данный кандидат является наиболее приемлемым для избирателей; 3) сравнительная реклама показывает преимущества одного кандидата перед другим; 4) напоминающая реклама заставляет вспомнить о кандидате или партии; 5) подкрепляющая реклама уверяет в правильности сделанного выбора.

По форме подачи рекламного сообщения выделяются: 1) примитивная реклама – ролики или передачи, в которых кандидат отвечает на вопросы журналистов или телезрителей; 2) «говорящая голова». Кандидат в студии или в рабочей обстановке говорит о какой-то важной проблеме; 3) негативная реклама – нацелена на дискредитацию оппонента, иногда используются откровенная ложь, компромат и пр.; 4) концептуальная реклама – внушение ключевых идей, а не личных достоинств кандидата («военная реформа», «реформа ЖКХ» и т. д.); 5) «правдивое кино». Кандидат общается с людьми так, будто это происходит в действительности. На самом деле – заранее спланированный сценарий; 6) «личные свидетельства». Люди с улицы свидетельствуют о достоинствах политика. Ясно, что из всех ответов отбираются только те, которые содержат лишь добрые слова о нем; 7) «нейтральный репортер». Приводятся факты биографии кандидата, его личной жизни и т. д. Никаких оценок, но материал подобран так, что подталкивает к определенному решению.

Косвенная и прямая политическая реклама: 1) прямая использует конкретные рекламные сообщения (листовки, именные письменные обращения и пр.); 2) косвенная оперирует информационными поводами (репортажи в новостных программах о действиях кандидата, благотворительные акции, осуществляемые кандидатом, и т. д.).

23.4. Функции политической рекламы

КОММЕНТАРИИ

Функции политической рекламы сводятся к тому, что она должна информировать, напоминать, убеждать и побуждать к действиям в отношении «предмета» рекламы, но прежде всего она должна привлечь внимание аудитории.

Привлечение внимания характерно как для коммерческой, так и для политической рекламы. Для того чтобы внимание потенциальной аудитории было привлечено, рекламная информация должна резко выделяться среди естественного информационного «шумового фона», привычка к которому у аудитории вырабатывается очень быстро и на который она перестает реагировать. Таким раздражителем может стать все, что нарушает привычное равновесие: это может быть чувство страха (вспомним «страшилки», которыми пугали избирателей, если они проголосуют на президентских и парламентских выборах за Г. Зюганова или В. Жириновского) или, напротив, надежды и оптимизма, внушение глубокой веры в возможность позитивных изменений и т. д.

Информационная функция политической рекламы состоит в том, что она должна содержать информацию о предмете рекламы (кандидате, партии и пр.). Это может быть биографический очерк кандидата, описание основных положений его предвыборной программы, изложение основных целей и задач, которые кандидат (или партия) перед собой ставит и т. п. Содержание такой информации должно быть полным, правдоподобным, понятным и запоминаемым.

Напоминающая функция. Одна из главных задач рекламы – постоянно напоминать о кандидате или партии. Данная функция по своему содержанию близка к функции привлечения внимания. Ее успешное выполнение также связано с резким выделением рекламной информации среди естественного информационного «шумового фона». Однако здесь очень важно сделать так, чтобы напоминание не было чрезмерно назойливым и не вызвало бы чувство отторжения у избирателей.

Убеждающая функция политической рекламы. Чтобы быть убедительной, политическая реклама должна подчеркивать значимость «предмета» рекламы для ее объекта. С этой целью используются различные рекламные приемы – ссылки на «научное» мнение с использованием известного специалиста; «перенос ценностей», т. е. установление связи между «предметом» рекламы и тем, что считается «социально желаемым»; обращение к эмоциональной сфере человека, когда вызываются различные воспоминания, чувства, страхи и фантазии (антикоммунистические ролики во время президентских выборов 1996 г.). Кроме того, данная функция рекламы направлена на формирование избирательного спроса. Она показывает преимущества одного кандидата перед другим, доказывает, что некий кандидат (или партия) является более приемлемым для той или иной группы избирателей (молодежи, пенсионеров, бюджетников).

Регулятивная функция политической рекламы связана с тем, что она путем информирования и убеждения побуждает человека к определенным действиям в отношении предмета рекламы. Например, проголосовать за кандидата, который, как может показаться, гарантирует стабильность и удовлетворит потребность в безопасности; поддержать на референдуме тот или иной тип власти в стране, проект конституции и т. д.

Подкрепляющая функция. Данная функция политической рекламы состоит в том, что она уверяет избирателей в правильности сделанного ими выбора. Если речь идет об избирательной кампании, то, как правило, такая реклама появляется в последние дни перед голосованием. Часто она выражается в форме выступления кандидата с прямым призывом голосовать за него.

Глава 24. Политический имидж

Имидж (от английского image – образ, изображение) – непосредственно или преднамеренно создаваемое визуальное впечатление о личности или социальной структуре. Имидж – это естественный продукт обработки больших массивов информации, выраженный и закрепленный в «ярлычках-имиджах», подстраивающийся под требования к ситуации. Люди, как правило, реагируют не на человека, а на его образ. Они воспринимают не столько вербальный, сколько визуальный образ политика. По сути, имидж – это не сам человек, а его публичное представление. Человек реагирует, как правило, на имидж-репутацию, имидж политика, имидж политической партии, имидж политической власти и т. д. Посредством имиджа происходит диалог между политиком и его аудиторией, при этом совмещаются как интересы аудитории, так и интересы политика. Имидж – это и средство манипуляции общественным мнением. Политический лидер заинтересован в конструировании своего имиджа, так как привлекательный имидж (типаж) всегда вызывает позитивное отношение народа к политику, а соответственно и победу на выборах.

«Государю нет необходимости обладать всеми названными добродетелями, но есть прямая необходимость выглядеть обладающим ими. Дерзну прибавить, что обладать этими добродетелями и неуклонно им следовать – вредно, тогда как выглядеть обладающим ими – полезно. Иначе говоря, надо являться в глазах людей сострадательным, верным слову, милостивым, искренним, благочестивым – и быть таковым в самом деле, но внутренне надо сохранять готовность проявить и противоположные качества, если это окажется необходимым».

Н. Макиавелли. Государь

«Преданность харизме пророка или вождя на войне, или выдающегося демагога в народном образовании или в парламенте как раз и означает, что человек подобного типа считается внутренне призванным руководителям людей, что последние подчиняются не в силу обычая или установления, но потому, что верят в него. Правда, сам вождь живет своим делом, жаждет свершить свой труд, если только он не ограниченный и тщеславный выскочка. Именно к личности вождя и его качествам относится преданность его сторонников: апостолов, последователей, только ему преданных партийных приверженцев».

М. Вебер

«Если ты хорош – будь собой. Если плох – будь кем-нибудь другим».

Э. Кроткий

24.1. Природа и сущность политического имиджа

КОММЕНТАРИИ

В политике человек реагирует, как правило, на имидж-репутацию, имидж политика, имидж политической партии, имидж политической власти и т. д. Имидж – это естественный продукт обработки больших массивов информации, выраженный и закрепленный в «ярлычках-имиджах», подстраивающийся под требования к ситуации. Вхождение в политическое поле лидера или организации осуществляется в соответствии с теми закономерностями, которые регулируют политический процесс, способствуют созданию публичного представления о субъекте политики или организации.

Во-первых, имидж создается под конкретную задачу (победа на выборах, получение власти, вхождение в политическую элиту, формирование своего образа на политическую перспективу, получение популярности среди масс и т. д.); во-вторых, образ субъекта политики должен соответствовать социальным ожиданиям (экспектациям) аудитории; экспектации проявляются двояко: как право ожидания исполнения обещаний субъектами политики и обязанность вести себя в соответствии с социальными ожиданиями. Соответствие системе ожиданий и требований относительно обещаний субъекта политики выражается со стороны аудитории «поддержкой», а несоответствие – «апатией». Чем больше несоответствие, тем сильнее «требования» к выдвижению нового политического субъекта.

24.2. Типология политических имиджей

КОММЕНТАРИИ

Имидж государства складывается из различных моделей политических имиджей (региона, власти, партий, выборов, элиты, лидерства) национальной самоидентификации и политической активности народа, личностных черт главы государства, проводимых реформ, политики в виде общенациональной программы (идеологии), государственной символики, ответственности государственной власти и т. д.

Имидж региона опирается на исторический материал региона, промышленный, экономический и сельскохозяйственный потенциал, региональную психологию (нравственные качества жителей региона), красоту природы, традиции, культуру, перспективность развития, региональную символику (флаги, гербы и т. д.), инвестиции, ответственность политической элиты и лидеров, деятельность корпораций, административно-территориальную власть.

Имидж политической партии – при обосновании выбора имиджа партии учитываются потребности политического рынка в целях вхождения ее в состав влиятельной политической элиты и борьбы за власть в регионе или в государстве, чтобы активно влиять на процессы перераспределения ресурсов и полномочий.

Имидж избирательной кампании во многом зависит от имиджа политического лидера, имиджа электората и маркетинговых моделей избирательных технологий. Имидж избирательной кампании есть отражение в политике самого избирателя (например: «красный», «зеленый» пояс электората и т. п.).

Имидж PR-управления. «Паблик рилейшнз» есть сложносовмещенная система управления, в которой осуществляется PR-управление и PR-взаимодействие. Объектом в политическом пиаре является «общественность» (различные социальные, профессиональные или иные группы, организации и т. п.) и сама организация, которая заинтересована в формировании положительного отношения к себе и своей деятельности. PR-структуры и «общественность» представляют собой единую систему: 1) управляющую (организация); 2) управляемую («общественность»); 3) координирующую («паблик рилейшнз»).

В государственном PR (система государственной службы и муниципального управления) «общественностью» является население города, региона или всей страны, а также организации, осуществляющие свою деятельность в отдельном территориальном образовании; в системе экономического менеджмента – потребитель; объектом управления политического PR являются электоральные группы, т. е. избиратели.

24.3. Модели политического имиджа лидера

КОММЕНТАРИИ

Модели имиджа – это структурированные определенным образом разнообразные характеристики, соответствующие «вычисленному» политическому имиджу. Модели структурированы на три и более лучевые схемы.

Имидж политического лидера – это представление о политике, сложившееся у населения в результате длительного внешнего воздействия, обладающее высокой устойчивостью и сопротивляемостью.

Простая трехлучевая модель: в ней характеристики личности политика, соответствующие его имиджу, группируются по трем лучам: нравственные качества, интеллектуальность, потенциал личности. Эти качества должны быть представлены только как положительные и желательно в превосходной степени.

Четырехлучевая модель группирует «лидерские качества» политика. Выделяют обобщенные лидерские типы: харизматический (личность, способная радикально изменить ситуацию, выполнять мессианские функции); бюрократический (может оказаться перспективным, хотя воспринимается негативно – это крупные хозяйственные руководители, менеджеры высокого ранга); авторитарный (связываемый либо с ущемлением прав человека, либо со способностями вывести страну из глубокого кризиса); инновационный (политик отступает от привычных форм поведения и действует по «кредиту доверия» и призыву населения – «Изменить», «Улучшить», «Остановить», «Защитить», «Прекратить»). Слова и дела политического лидера должны давать позитивные результаты «здесь» и «теперь» а не в «светлом будущем».

Трехлучевая модель – «личностные качества – деятельность – отношения», в ней представлены обобщенные характеристики политика с позиции «служителя общества», что для избирателей является главным показателем в их выборе.

24.4. Имидж политической партии

1. Имиджевая характеристика политической партии
2. Формирование имиджа политической партии
3. Десятикомпонентная модель имиджа политической партии
КОММЕНТАРИИ

Имидж политической партии создается для того, чтобы добиться власти или войти в состав влиятельной политической элиты в целях реализации политических идей или активного влияния на процессы перераспределения ресурсов и полномочий.

Имиджевая характеристика политической партии должна способствовать влиянию на симпатии избирателей, чтобы те сделали свой выбор в ее пользу. Партия должна осуществлять политическую деятельность с учетом трех групп имиджевых факторов: идеологии партии, силы личности ее политического лидера, эффективности ее имиджа.

Формирование позитивного имиджа политической партии состоит из нескольких характерных этапов: выбор и обоснование моделей имиджа партий (1-й этап); уточнение ее содержания и структуры (2-й этап); осуществление коррекционной работы в соответствии с данными экспертной оценки характеристики имиджа и степенью их влияния на электоральные предпочтения (3-й этап), реализация плана трансляции имиджа и разработка фирменных политических ритуалов путем введения политической символики (4-й этап).

Первый этап является базисным и требует учитывать следующие моменты. Во-первых, любая политическая партия является организацией и использует все научные разработки эффективного имиджа организации; во-вторых, политическая партия есть организация идеологическая, т. е. ее цели и задачи имеют идеологическое содержание; в-третьих, имидж партии, ее программа и политический курс персонифицируется у населения с имиджем лидера партии. При голосовании ориентируются в большей степени на лидера, чем на идею. Личностный фактор лидера, существующий в массовом сознании, может быть отражением успешных политиков прошлого или набором абстрактных черт (например: компетентность, лидерство, доверие, надежность, честность, ответственность и т. п.). Поэтому стратегические цели партии должны предполагать гармоническое единство и соответствие идеи личностным качествам лидера.

Десятикомпонентная модель имиджа политической партии и является базовой моделью, если партия является умеренно-центристской. Создание позитивного имиджа политической партии должно отражать все направления, представленные в данной модельной схеме.

Имидж партии раскручивается тогда, когда в технику позицирования включены следующие компоненты:

1) «символ-идея» – программа, платформа, устав и т. п.;

2) «символ-действие» – ритуальное групповое поведение, цели, ценности и корпоративные нормы, единство и сила, политическая воля в смещении лидера партии, если партия проигрывает;

3) «символ-объект» – это флаги, эмблемы, символические памятники, которые помогают донести до общественности смысл политической деятельности партии, соотносить или идентифицировать себя и свои позиции с позицией лидера или партии;

4) «символ-персона» – это имидж лидера партии. Любая партия стремится превратить своего лидера в «символ-персону» (например, В. И. Ленин, В. В. Жириновский и др.);

5) «символ-звук» – проявляется в знаковых мелодиях (гимны, песни, музыкальные позывные, скандирования).

Политические партии должны проводить мониторинг и быстро реагировать на кризисные коммуникации, которые могут в одночасье разрушить позитивный имидж, создаваемый десятилетиями. Модернизация партии должна осуществляться параллельно с процессами модернизации государства.

Глава 25. Технологии избирательных кампаний

Подготовка и проведение избирательной кампании – достаточно сложное и многостороннее мероприятие. Они включают в себя стратегическое планирование и выбор стратегии избирательной кампании, применение различных технологий политической рекламы в избирательной кампании, организационные мероприятия, связанные с организацией избирательной кампании.

Различают избирательную кампанию кандидата и политической партии. Несмотря на специфику каждой из них, методы проведения избирательных кампаний и избирательные технологии являются схожими.

25.1. Цели избирательной кампании

КОММЕНТАРИИ

Любое планирование предполагает выработку целей и даже целого «дерева целей». Для избирательной кампании таковыми могут стать указанные на схеме задачи.

Планирование избирательной кампании включает в себя определение основных сроков ее проведения, анализ политического рынка и избирательной конъюнктуры, разработку плана действий по продвижению «политического товара».

Британский специалист по политическому маркетингу Ф. Гоулд включает в стратегическое планирование избирательной кампании четыре основных компонента:

? сбор информации об электорате и соперниках;

? оценку собранной информации;

? разработку стратегии в виде определения адресных групп, проблем, целей, лозунгов политической кампании;

? включение всего вышеназванного в план избирательной кампании.

Дж. Маннгейм и К. Рич выделяют десять принципов, на которых следует основываться при планировании стратегии избирательной кампании:

? определение сегментов избирательного округа и социальной базы поддержки кандидата;

? формирование контрастного имиджа кандидата, отличающего его от соперников;

? демонстрация отличий программы кандидата от программ его конкурентов;

? использование тем и проблем, глубоко волнующих избирателей;

? формирование позитивного имиджа кандидата;

? «отстройка» негативного образа оппонентов и конкурентов по избирательной кампании;

? создание коалиций с общественно-политическими силами и группами избирателей, поддерживающими кандидата;

? расширение работы с избирателями с помощью привлечения агитаторов и добровольцев;

? эффективное использование финансовых ресурсов;

? участие кандидата в различных предвыборных мероприятиях.

25.2. Типовая структура штаба избирательной кампании

КОММЕНТАРИИ

Структура и численность команды кандидата и его штаба определяются в зависимости от интенсивности избирательной кампании, остроты конкуренции между кандидатами и/или партиями, степени известности кандидата, его отношений с региональными и федеральными элитами.

Главная задача политического менеджера – организовать взаимодействие членов команды и скоординировать и направить работу штаба.

Основными обязанностями менеджера являются:

? руководство планированием избирательной кампании;

? подбор команды кандидата;

? контроль за выполнением графика кампании;

? контроль повседневной работы в процессе проведения избирательной кампании;

? контроль поступлений и расходов финансовых средств;

? осуществление связи между командой и кандидатом.

Председатель комитета избирательной кампании, своего рода «свадебный генерал», – хорошо известный и популярный в округе человек, обеспечивающий поддержку кандидата.

Перед аналитиками и экспертами ставятся задачи:

? изучение политического рынка (избирательного округа), диспозиций избирателей;

? проведение пилотажных и панельных социологических исследований;

? мониторинг эффективности рекламной кампании;

? выявление «лидеров общественного мнения»;

? сбор и анализ сведений о конкурентах.

И бухгалтер, и юрисконсульт должны быть грамотными и хорошими специалистами.

Руководитель группы агитаторов (менеджер по организации) должен уметь подбирать людей и организовывать их работу как на добровольной основе, так и на платной. В его же обязанности входит проверка распространения агитационных материалов.

Скедъюлер – должность ответственного за исполнение графика кампании. Он составляет ежедневное расписание кандидата и должен грамотно распределить время на встречи с общественностью, на интервью, участие в предвыборных дискуссиях и мероприятиях. При этом он должен помнить и учитывать стратегию кампании. В любой момент он должен знать, где находится и чем занимается кандидат. В круг его обязанностей входит обеспечение кандидата транспортом, сопровождающими лицами и агитаторами.

Пресс-секретарь представляет собой специалиста по «паблик рилейшнз», который готовит выступления кандидата, осуществляет связь с прессой, создает информационные события.

25.3. Структура стратегии избирательной кампании

КОММЕНТАРИИ

Целями аналитической работы, осуществляемой при проведении избирательной кампании, являются:

? определение рейтинга кандидата и/или партии;

? сравнение рейтинга кандидата и/или партии с рейтингом конкурентов;

? определение черт идеального с точки зрения избирателей кандидата;

? определение основных интересов различных электоральных групп;

? определение степени участия в выборах различных возрастных и социальных групп;

? выявление ситуации в округе;

? определение отношения к кандидату элитных групп, партийных организаций, общественных объединений;

? разработка стратегии и тактики избирательной кампании;

? разработка программы и предвыборной платформы кандидата и/или партии;

? определение эффективности рекламной кампании кандидата и/или партии.

Планирование рекламной кампании лучше всего начинать с определения концепции рекламной кампании, т. е. основной идеи, темы, которая будет предложена кандидатом и/или партией и «раскручена» средствами политической рекламы. Эта основная идея или тема должны быть определены на основе исследований ценностей и предпочтений определенного сегмента электората, на который ориентируется кандидат и/или партия.

25.4. Стратегии избирательной кампании

КОММЕНТАРИИ
25.4, а

Стратегия рывка (прорыва) используется в кампании для продвижения кандидата, малоизвестного избирателям в начале кампании. Суть стратегии заключается в том, чтобы сделать «рывок» на ранней стадии кампании за несколько месяцев до выборов. За неделю до окончания кампании делается новый большой «рывок». Главная цель такого «рывка» заключается в достижении узнаваемости кандидата и позиционировании его как достойного претендента на избираемую должность. Основные суммы тратятся на «раскрутку» в электронных СМИ на начальных стадиях кампании. Когда финансы истощаются, переходят к адресной почтовой рассылке и к агитационным мероприятиям «От двери к двери».

Стратегия быстрого финала заключается в том, что темп кампании увеличивается постепенно. На последнем этапе предвыборной гонки на избирателя обрушивается целый шквал рекламных роликов и печатной агитации. В этом случае известность приходит уже на финише избирательной кампании, но ее не успеют поколебать конкуренты и забыть избиратели.

Стратегия большого события предназначена для привлечения внимания журналистов, которые будут освещать ход предвыборной кампании. Эта стратегия основывается на нескольких крупных мероприятиях, которые становятся медиа-событиями. Такими событиями могут быть публичные разоблачения, сделанные во время специально созванной пресс-конференции, теледебаты с ведущими оппонентами и конкурентами, присутствие и участие в значимых мероприятиях (например, открытие онкологического центра, ввод в эксплуатацию железнодорожной магистрали). Участие в социально значимых мероприятиях выгодно для тех кандидатов, которые уже занимают определенную должность (мэр, губернатор, депутат от округа).

Крейсерская стратегия наиболее оптимальна для лидирующих кандидатов, которые хотят сохранить свои позиции и свой рейтинг в ходе кампании. В этом случае рекламное время распределяется в средствах массовой информации равномерно. В то же самое время не исключено возрастание количества рекламного времени в финале кампании. Использование крейсерской стратегии целесообразно в том случае, если кандидат – известная и популярная личность среди избирателей.

Стратегия «гребенки» предполагает чередование активных и относительно спокойных стадий рекламных кампаний с постепенным расширением рекламной деятельности к концу избирательной кампании. Эта стратегия основывается на психологическом приеме «интриги».

25.4, б

В зависимости от характера и степени ориентации на сегменты электората выделяются концентрированная, дифференцированная и недифференцированная стратегии.

Концентрированная стратегия ориентирована на одну-две категории избирателей, которые должны обеспечить большинство голосов кандидату и его победу на выборах. Ее главным достоинством является относительная дешевизна. Однако в том случае, если воздействие на эти группы избирателей будет неудачным, кандидата ждет поражение.

Дифференцированная стратегия связана с обращением к отдельным группам электората. Для каждой такой группы вырабатывается собственная стратегия избирательной кампании, подбираются специальные темы, разрабатывается отдельный план рекламной кампании.

Недифференцированная стратегия предполагает обращение ко всему электоральному корпусу, без разделения его на сегменты. Она может быть достаточно успешной только в том случае, если ее цели, темы, лозунги разделяются большинством избирателей.

В избирательной кампании все эти стратегии могут применяться на различных этапах. Так, за 12–16 месяцев до выборов может применяться недифференцированная стратегия, целью которой может выступать формирование имиджа кандидата. За 4 месяца до выборов можно использовать дифференцированную стратегию для того, чтобы заручиться поддержкой наиболее важных электоральных групп. И наконец, за неделю до голосования может быть применена концентрированная стратегия.

Глава 26. Политическое моделирование и прогнозирование

Моделирование как метод научного познания широкое распространение получило в ХХ столетии. Особенно в таких областях современной науки, как физика, химия, биология, кибернетика и др., где постоянно проводятся лабораторные эксперименты с использованием моделей. Большое значение моделированию придается и в обществознании, где появляется все больше трудов, касающихся моделирования социальных и политических процессов.

Специфика моделей социально-политических процессов состоит в том, что они (в отличие от природных и технических) в значительно меньшей степени подвержены экспериментальной, лабораторной проверке, и это накладывает определенные трудности при использовании данного метода.

Понятие «модель» обычно используется в двух смыслах:

? в широком смысле под моделью понимают мысленно или практически созданную структуру, воспроизводящую ту или иную часть действительности в упрощенной (схематизированной или идеализированной) и наглядной форме;

? в узком смысле понятие «модель» применяют тогда, когда хотят изобразить некоторую область явлений с помощью другой, более привычной, когда хотят непонятное свести к понятному. Так, физики электрический ток сравнивали с течением жидкости по трубкам, движение молекул в газе – с движением бильярдных шаров, строение атома, со строением Солнечной системы («планетарная модель атома»). Таким образом, под моделью понимается либо конкретный образ изучаемого объекта, в котором отображаются реальные или воображаемые свойства, строение и другие особенности объекта, либо другой объект, реально существующий наряду с изучаемым и сходный с ним в отношении некоторых свойств или структурных особенностей.

Способность так или иначе отображать действительность является общим свойством всех моделей. Кроме того, модель всегда проще тех явлений, которые она отображает и объясняет. Именно в этом и заключается суть моделирования – представлять сложные для анализа объекты в простом, схематичном виде, облегчая тем самым задачу понимания особенностей их строения и функционирования.

26.1. Типы политических моделей

КОММЕНТАРИИ

Модель: а) конкретный образ изучаемого объекта, в котором отображаются реальные или воображаемые свойства, строение и другие особенности объекта; б) другой объект, реально существующий наряду с изучаемым и сходный с ним в отношении некоторых свойств или структурных особенностей.

Основанием для классификации моделей может быть вид языка, на котором они формулируются. Тогда выделяются следующие виды моделей:

? содержательные – формулируются на естественном языке;

? формальные – создаются с помощью формальных языков (математических, языков программирования).

Естествознание и технические науки чаще используют формальные (математические) модели, гуманитарные науки – содержательные. Математическое моделирование хорошо подходит и для исследования политических процессов.

Любая политологическая модель является моделью объекта, фрагмента политической реальности.

Когнитивная модель – мысленный образ политического объекта, возникающий в сознании познающего субъекта.

Содержательная модель – вербализованная копия когнитивной модели.

По функциональному признаку содержательные модели делятся на описательные, объяснительные и прогностические. Описательная модель – любое описание политического объекта с использованием естественного языка. Объяснительные модели отвечают на вопрос – почему что-либо происходит? Прогностические модели описывают будущее состояние (поведение) объекта.

Концептуальные модели – содержательные модели, базирующиеся на определенной концепции, методологической установке к изучению явления. Широко применяются в политологии: либеральная модель демократии, коллективистская модель демократии и т. д.

Выделяют три вида концептуальных моделей:

1) логико-семантические – их элементами являются все утверждения и факты, включенные в вербальное описание объекта;

2) структурно-функциональные – отражают объект как систему, в которой выделяются отдельные части, связанные между собой: самые крупные (подсистемы), промежуточные (компоненты), самые мелкие (элементы). Структурные связи могут быть представлены в виде схем, чертежей и т. д. (модели политических систем, форм правления и пр.);

3) причинно-следственные – часто используются для объяснения и прогнозирования поведения объектов.

В политологии цикл моделирования на этом обычно заканчивается, но иногда становится возможным построение формальной модели объекта (математической или компьютерной).

В прикладных политологических исследованиях нередко используют математические методы и модели.

26.2. Типы политических прогнозов

КОММЕНТАРИИ

Политическое прогнозирование – научно обоснованное суждение о вероятных состояниях политической системы и отдельных ее элементов в будущем, а также о возможных путях и сроках их достижения. Существуют следующие типологии прогнозов:

I. Проблемно-целевой: различаются поисковые и нормативные прогнозы. Поисковые прогнозы – определение возможных состояний объекта в будущем. Это условное продолжение в будущее существующих тенденций развития изучаемого явления, отвечающее на вопрос: что вероятнее всего произойдет при условии сохранения существующих тенденций? Нормативные прогнозы – определение путей и сроков достижения желательных состояний объекта, принимаемых на основе заданных норм, идеалов, целей. Отвечает на вопрос: какими путями достичь желаемого?

II. По критерию воздействия прогнозов на объект прогнозирования выделяют самосбывающиеся и самоопровергающиеся прогнозы. Самосбывающиеся прогнозы имеют настолько сильное воздействие на объект, что сбываются даже несмотря на отсутствие реальных предпосылок для этого. Самоопровергающиеся прогнозы не реализуются на практике, однако в этом и состоит их цель. Главное – показать негативные последствия осуществления одного из возможных вариантов развития политической ситуации с целью его предотвращения.

III. По периоду упреждения – промежутку времени, на который рассчитан прогноз, различают: оперативные прогнозы – рассчитанные на перспективу, не позволяющую ожидать сколько-нибудь существенных изменений объекта – ни качественных, ни количественных; такие прогнозы содержат лишь детально-количественные оценки; краткосрочные прогнозы – рассчитаны на перспективу только количественных изменений; среднесрочные прогнозы – охватывают перспективу между кратко– и долгосрочными прогнозами, в них количественные оценки изменений преобладают над качественными; долгосрочные прогнозы – рассчитаны на перспективу преимущественно качественных изменений; дальнесрочные (сверхдолгосрочные) прогнозы – охватывают перспективу, связанную с такими значительными качественными изменениями, которые отражают самые общие перспективы развития объекта.

В политических прогнозах принят следующий временной масштаб: оперативные – до одного месяца, краткосрочные – до одного года, среднесрочные – обычно до 5 лет, долгосрочные – на период свыше 5 и до 15 лет, дальнесрочные – за пределами долгосрочных. В силу высокого динамизма политических процессов обычно используется оперативное и краткосрочное прогнозирование.

26.3. Методы политического прогнозирования

КОММЕНТАРИИ

Методы политического прогнозирования. В политическом прогнозировании выработано много методов, процедур и приемов. Не претендуя на охват всех методов, выделим некоторые.

По степени формализации методы политического прогнозирования делятся на интуитивные и формализованные.

Интуитивное прогнозирование применяется тогда, когда объект прогнозирования настолько сложен, как это чаще всего и случается с политическими объектами, что аналитически учесть влияние множества факторов практически невозможно. В этих случаях прибегают к опросу экспертов. Полученные индивидуальные и коллективные экспертные оценки используют как конечные прогнозы или в качестве исходных данных в комплексных системах прогнозирования.

Формализованные методы прогнозирования являются действенными, если величина глубины упреждения укладывается в рамки эволюционного цикла (т<1), где т – безразмерный показатель глубины (дальности) прогнозирования. При возникновении в рамках прогнозного периода «скачка» в развитии объекта прогнозирования (т«1) необходимо использовать интуитивные методы как для определения силы «скачка», так и для оценки времени его осуществления. В этом случае формализованные методы применяются для оценки эволюционных участков до и после скачка. Если же в прогнозном периоде укладывается несколько эволюционных циклов развития объекта прогнозирования (т>1), то большее значение имеют интуитивные методы.

Интуитивные методы прогнозирования делятся на две группы: индивидуальные экспертные оценки и коллективные экспертные оценки. В группу индивидуальных экспертных оценок включают «метод интервью», аналитические докладные записки, написание сценария и т. д. В группу коллективных экспертных оценок входят анкетирование, метод «мозговых атак» (коллективной генерации идей). Особую разновидность коллективной экспертной оценки представляет «метод Дельфи». Он характеризуется тремя особенностями: а) анонимность экспертов; б) независимость оценок, данных каждым экспертом в отдельности; в) статистическая характеристика группового ответа.

Класс формализованных методов можно разделить на группы системно-структурных методов, ассоциативных методов и математического моделирования.

К системно-структурным методам относят методы функционально-иерархического моделирования, морфологического анализа, структурной аналогии. К ассоциативным методам – историко-логический анализ.

Этот перечень не исчерпывающий: он открыт для включения новых элементов, которые могут появиться в политической прогностике.

26.4. Этапы построения прогнозной модели политического объекта

КОММЕНТАРИИ

Построение прогнозной модели представляет собой логическую последовательность операций, состоящую из следующих этапов.

1. Предпрогнозная ориентация (программа исследования). На этом этапе происходит уточнение задания на прогноз: характер, масштабы, объект, периоды основания и упреждения, формулирование целей и задач, рабочих гипотез и т. д.

2. Построение исходной (базовой) модели прогнозируемого политического объекта. Очень часто для этого используются методы системного анализа, математического моделирования и др. Этот этап начинается с описания объекта. Сначала производится общее, предварительное, так называемое первичное описание. Оно содержит сведения о наиболее обобщенных показателях (характеристиках) объекта, далее уточняется структура объекта, состав и взаимосвязь его элементов. Следующей важной задачей этого этапа является решение проблемы измерения полученной информации (особенно для математического моделирования). Это прежде всего выбор и унификация шкал измерения переменных, обработка исходной информации, ее измерение и оптимальное использование.

3. Сбор данных прогнозного фона и их измерение («прогнозный фон» – совокупность внешних по отношению к объекту прогнозирования условий, существенных для решения задачи прогноза).

4. Построение динамических рядов показателей – основы будущих прогнозных моделей методами экстраполяции (особенно характерно для математического моделирования). Возможно обобщение этого материала в виде прогнозных сценариев.

5. Построение серии гипотетических (предварительных) поисковых моделей прогнозируемого объекта путем анализа профильных (основных) и фоновых (вспомогательных) показателей с конкретизацией минимального, максимального и наиболее вероятного значений.

6. Построение серии гипотетических нормативных моделей прогнозируемого объекта по заранее определенным критериям сообразно заданным нормам, идеалам, целям. При создании таких моделей желательно сравнение абсолютных показателей нормативных характеристик объекта (не ограниченных рамками прогнозного фона) с относительными показателями (привязанными к этим рамкам).

7. Оценка достоверности и точности, а также обоснованности (верификация) прогноза – уточнение гипотетических моделей, обычно методами опроса экспертов.

8. Выработка рекомендаций для решений в сфере управления на основе сопоставления поисковых и нормативных моделей. Для уточнения рекомендаций возможен еще один опрос населения и экспертов.

9. Экспертное обсуждение (экспертиза прогноза) и рекомендаций, их доработка с учетом обсуждения. Если прогноз составлялся по заказу администрации или политических организаций, то на этом этапе работа сдается заказчику. 10. Вновь предпрогнозная ориентация на основе сопоставления материалов уже разработанного прогноза с новыми данными прогнозного фона и новый цикл исследования, ибо политическое прогнозирование должно быть таким же непрерывным, как целеполагание и вообще управление, оно должно служить повышению эффективности. Прогнозное моделирование может осуществляться в таких формах:

? словесное описание;

? графическое представление в виде графиков, чертежей и пр.;

? блок-схемы – один из наиболее распространенных способов описания политических моделей (политических систем, государственных и политических организаций). Однако его использование в прогностических целях весьма ограниченно, поскольку чаще всего этот способ моделирования используется для описания действующих политических объектов;

? математическое описание – в виде формул и математических операций над переменными; широко используется в прогнозировании электорального поведения в период избирательных кампаний.

Глава 27. Политический риск

Понятие «риск» появляется в обиходе на рубеже Средних веков и Нового времени. Возникновение данного термина связано с процессами секуляризации, становлением рационального отношения к миру и формированием ответственности за принимаемые решения. В политической науке интерес к феномену политического риска формируется в конце 50-х гг. ХХ в. и связан с революцией на Кубе. Однако до 1980-х понятие политического риска оставалось на периферии прикладной политологии. И только в 1980-е гг. начинает уделяться повышенное внимание разработке методики определения политического риска.

Большинство исследователей относят к рискам явления, вызывающие негативные последствия в социальной, хозяйственной и т. п. сферах жизнедеятельности. Исследование политического риска связано со сложностью и неоднозначностью определения содержания категории «политический риск». Значительная часть политологов связывают сущность понятия политического риска с возможностью ущерба для бизнеса, связанного с принятием решений политической системой и теми изменениями окружающей среды, которые обусловлены политическими процессами.

Определение политического риска позволяет оценить воздействие неблагоприятных (прежде всего политических) факторов на достижение социальных и экономических целей.

«Политический риск проистекает из действий органов государственной власти, которые препятствуют проведению деловых операций, изменяют условия соглашений или ведут к частичной или полной конфискации собственности иностранных кампаний.»

В. Вестон, Б. Сордж

«Политический риск – это изменения в условиях проведения операций иностранными кампаниями, возникающие в ходе политического процесса.»

Д. Джодис

«Политический риск – это результат конфликта между корпоративными целями и устремлениями органов государственной власти.»

Д. Эйтман, А. Стоунхилл

27.1. Типология политического риска по Ч. Кеннеди

КОММЕНТАРИИ

Ч. Кеннеди предложил различать риск исходя из источников его возникновения. Риск, связанный с деятельностью правительственных структур, он обозначил как легально-правительственный, риск, обусловленный политическими процессами, неконтролируемыми правительством, он назвал экстралегальными.

К легально-правительственному риску относится возможность таких действий правительства, как:

? полная или частичная национализация собственности отдельных фирм, отраслей или даже всех хозяйствующих субъектов;

? конфискация собственности фирмы и арест ее счетов;

? отказ от выполнения долговых обязательств;

? создание препятствий для деятельности отдельных фирм или финансово-промышленных групп;

? радикальное изменение законодательства и «правил игры»;

? введение новых ограничений на деятельность фирм;

? высокий уровень коррупции;

? принятие политических решений в узкокорпоративных интересах.


Экстралегальный риск связывается с возможностью таких политических явлений, как:

? война;

? революция;

? политический переворот;

? стихийные массовые формы политического протеста;

? терроризм;

? обострение этнополитических конфликтов;

? противодействие правительственной политике со стороны оппозиции;

? экономическая блокада и санкции со стороны других государств.

2 7.2. Факторы политического риска по Дж. де ла Торре и Д. Некару

КОММЕНТАРИИ

Внутренние экономические факторы

1. Население и доход:

1) численность и структура;

2) экономический рост и доход на душу населения;

3) естественный прирост;

4) распределение дохода.

2. Трудовые ресурсы и занятость:

1) величина и состав;

2) отраслевая и территориальная структура;

3) производительность труда;

4) миграция;

5) уровень безработицы.

3. Отраслевой анализ:

1) сельскохозяйственное производство и самообеспеченность;

2) отраслевая и территориальная структура;

3) тенденции развития;

4) размер и динамика государственного сектора;

5) национальные приоритеты и стратегические отрасли.

4. Экономическая география:

1) природные ресурсы;

2) экономическая диверсификация; топография и инфраструктура.

5. Правительство и социальные службы:

1) источники и структура правительственных доходов;

2) отраслевое и территориальное распределение расходов;

3) зависимость регионов от центральных источников доходов.

6. Основные показатели:

1) индекс цен;

2) уровень заработной платы;

3) процентные ставки, денежное предложение и т. д.

Внутренние политические факторы

1. Состав населения:

1) этнолингвистическая, религиозная, племенная или классовая гетерогенность;

2) степень участия в экономической и политической жизни;

3) иммиграция и эмиграция.

2. Культура:

1) культурные, религиозные и моральные ценности;

2) открытость и интенсивность культурных связей.

3. Правительство и институты:

1) конституционные принципы и конфликты;

2) гибкость национальных институтов;

3) роль и влияние армии, церкви, партий, прессы, образовательных учреждений и т. д.

4. Власть:

1) лидеры;

2) ключевые фигуры, поддерживающие statusquo;

3) роль и влияние аппарата внутренней безопасности.

5. Оппозиция:

1) влияние и источники.

6. Основные показатели:

1) забастовочная активность;

2) вооруженные выступления и террористические акты;

3) количество и условия содержания политических заключенных;

4) уровень официальной коррупции.

Внешние экономические факторы

1. Состав населения:

1) этнолингвистическая, религиозная, племенная или классовая гетерогенность;

2) степень участия в экономической и политической жизни;

3) иммиграция и эмиграция.

2. Культура:

1) культурные, религиозные и моральные ценности;

2) открытость и интенсивность культурных связей.

3. Правительство и институты:

1) конституционные принципы и конфликты;

2) гибкость национальных институтов;

3) роль и влияние армии, церкви, партий, прессы, образовательных учреждений и т. д.

4. Власть:

1) лидеры;

2) ключевые фигуры, поддерживающие statusquo;

3) роль и влияние аппарата внутренней безопасности.

27.2. Факторы политического риска по Дж. де ла Торре и Д. Некару 295

5. Оппозиция:

1) влияние и источники.

6. Основные показатели:

1) забастовочная активность;

2) вооруженные выступления и террористические акты;

3) количество и условия содержания политических заключенных;

4) уровень официальной коррупции.

Внешние политические факторы

1. Положение на международной арене:

1) международные договора;

2) позиция по международным вопросам, голосование в ООН.

2. Финансовая поддержка:

1) финансовая, продовольственная помощь, военная поддержка;

2) предпочтительные экономические и торговые связи.

3. Ситуация в регионе:

1) пограничные конфликты;

2) внешняя военная угроза; революция в соседнем государстве, беженцы.

4. Отношение к иностранному капиталу и инвестициям:

1) национальное инвестиционное законодательство;

2) отношение к иностранным инвесторам в провинции;

3) судебная практика.

5. Основные показатели:

1) соблюдение прав человека;

2) оппозиция за пределами страны;

3) причастность к террористическим актам в третьих странах; дипломатические и торговые конфликты.

2 7.3. Оценка политического риска по методике BERI

КОММЕНТАРИИ

Одним из качественных методов оценки политического риска является определение индекса окружающей бизнес-среды (Business Environmental Risk Index). Данная методика, сокращенно BERI, предполагает оценку значимости каждого фактора (переменной) политического риска и оценку этого фактора экспертами по четырехбалльной шкале, где 4 – наиболее высокая оценка определенности, а 0 – самая низкая. Значимость каждой переменной умножается на оценку эксперта, а затем полученные итоги суммируются. Результат определения индекса политического риска может располагаться на шкале от 0 до 100, где 100 – наивысшая оценка стабильности (полное отсутствие политического риска), а 0 – низшая.

Полученные по каждой стране, оценки экспертов обобщаются, и выводится средний показатель индекса политического риска для каждой страны. Значение каждого индекса оценивается по следующей шкале.

Оценка уровня политического риска

Источник: Общая и прикладная политология: Учебное пособие / Под общ. ред. В. И. Краснова и Б. И. Жукова М., 1997.

Значительный вклад в исследование политического риска внесли В. Коплин и М. О’Лири. Их эконометрическая модель основывается на уравнении множественной регрессии.

НСТ = а + а1 Х1+ а2 Х2+... + аn Хn,

где НСТ – показатель нестабильности внутриполитической обстановки в конкретной стране, Х1... Хn– показатели социального, экономического, политического положения страны, непосредственно воздействующие на ее стабильность, а – свободный член, оцениваемый по статистическим данным, а1... аn– параметры, оценивающиеся по статистическим данным.

Так, например, для расчета нестабильности (НСТ) в развивающихся странах ученые использовали такой показатель, как численность политических переворотов.

В дальнейшем Коплин и О’Лири предложили для оценки политического риска использовать такие критерии, как стабильность режима, беспорядки, ограничения инвестиций и ограничения на внешнюю торговлю. По отношению к каждому фактору оценивается расстановка политических сил и отношение каждой из политических сил к нему (ориентация): позитивное (+), негативное (-) и нейтральное (0).

Наряду с ориентациями оценивалась последовательность каждой политической силы относительно указанного фактора, т. е. наличие единства относительно занимаемой политической позиции по отношению к рассматриваемому фактору.

Политологи также предложили учитывать наличие ресурсов у политических сил для оказания влияния на исследуемый фактор (мощь).

И наконец, ими была выделена заинтересованность, т. е. оценка рассматриваемой политической силой приоритетности конкретного фактора.

По каждому из четырех факторов составлялась матричная таблица, которая должна была заполняться экспертами. Учитывая отношение конкретной политической силы к рассматриваемому фактору (+, -, 0), определялись показатели ориентации, последовательности, мощи и заинтересованности по пятибалльной шкале, а затем с учетом определенного знака показатели перемножались.

Пример анкеты матричного типа для экспертной оценки соотношения сил по одному из факторов политического риска

В заключение оценивается вероятность проявления каждого из четырех факторов по формуле:

Р = ?F1+ ?F2 + ?F3,

где ?F1 – сумма обобщенных оценок, имеющих по отношению к оцениваемому фактору положительную ориентацию, ?F2 – сумма обобщенных оценок, имеющих по отношению к оцениваемому фактору нейтральную ориентацию, ?F3– сумма обобщенных оценок, имеющих по отношению к оцениваемому фактору отрицательную ориентацию.


Оглавление

  • Глава 1. Предмет политологии
  •   1.1. Этапы развития политологии
  •   1.2. Интеллектуальные принципы бихевиорализма по Д. Истону
  •   1.3. Основные направления политологии в постбихевиоральный период
  • Г лава 2 Методы политической науки
  •   2.1. Общелогические методы исследования политики
  •   2.2. Теоретические методы исследования политики
  •   2.3. Эмпирические методы политологического исследования
  •   2.4. Структура политологического исследования
  • Глава 3. История политических учений
  •   3.1. Основные парадигмы истории политической мысли
  •   3.2. Цивилизационно-этическая парадигма
  •   3.3. Теологическая и национально-экономическая парадигмы
  • Глава 4. Политическая мысль России
  •   4.1. Основные этапы развития русской политической мысли
  •   4.2. Основные черты консервативной мысли в России
  •   4.3. Разновидности российского либерализма и радикализма
  • Глава 5. Политическая власть
  •   5.1. Теории власти
  •   5.2. Функции политической власти
  •   5.3. Типология легитимного господства по М. Веберу
  •   5.4. Механизмы легитимизации власти
  • Глава 6. Политическая система
  •   6.1. Компоненты окружающей среды политической системы
  •   6.2. Динамическая модель политической системы Д. Истона
  •   6.3. Функционирование политической системы: модель Д. Истона
  •   6.4. Модель политической системы и ее функций Г. Алмонда
  • Глава 7. Политические институты
  •   7.1. Виды политических институтов и структура процесса институционализации
  •   7.2. Возможные формы политических институтов
  • Глава 8. Государство как политический институт
  •   8.1. Формы и функции государства
  •   8.2. Формы государственного устройства. Модели федерализма
  •   8.3. Достоинства и недостатки федерализма
  •   8.4. Формы правления
  • Глава 9. Правовое и социальное государство
  •   9.1. Принципы правового государства
  •   9.2. Функции правового государства
  •   9.3. Признаки социального государства
  • Глава 10. Избирательная система
  •   10.1. Место избирательных систем в изучении политики
  •   10.2. Структура политического института выборов
  •   10.3. Политико-правовые принципы проведения выборов
  •   10.4. Стадии избирательного процесса
  •   10.5. Виды избирательных округов
  •   10.6. Типология избирательных систем
  • Глава 11. Институты представительства и согласования интересов
  •   11.1. Партия как политический институт
  •   11.2. Типы партий
  •   11.3. Социальные и политические расколы и их отражение в партийных организациях (характерные для стран транзита)
  •   11.4. Типы партийных систем
  •   11.5. Методы лоббизма
  •   11.6. Виды лоббизма
  •   11.7. Основные черты неокорпоративизма
  •   11.8. СМИ как политический институт
  • Глава 12. Политический режим
  •   12.1. Типология политических режимов (систем политического развития) по Г. Алмонду и Г. Пауэллу
  •   12.2. Типология политических режимов
  •   12.3. Типология политических режимов по Р. Далю
  •   12.4. Типология демократии А. Лейпхарта
  •   12.5. Типы гибридных режимов
  • Глава 13. Политическая культура
  •   13.1. Структура политической культуры по Г. Алмонду
  •   13.2. Структура политической культуры по У. Розенбауму
  •   13.3. Структура политической культуры
  •   13.4. Модели политической культуры
  •   13.5. Этапы и виды политической социализации
  •   13.6. Структура и модели политической социализации
  • Глава 14. Политическая идеология
  •   14.1. Основные виды политических идеологий
  •   14.2. Либерализм и неолиберализм
  •   14.3. Консерватизм и неоконсерватизм
  •   14.4. Социал-демократическая идеология
  •   14.5. Другие политические идеологии
  • Глава 15. Социальные общности как политические акторы
  •   15.1. Теории элит
  •   15.2. Структура элиты
  •   15.3. Конфигурации национальных элит
  •   15.4. Модели циркуляции элиты
  •   15.5. Типология групп интересов по Г. Алмонду и Г. Пауэллу
  • Глава 16. Политическое лидерство
  •   16.1. Специфические черты и функции политического лидерства
  •   16.2. Основные теории политического лидерства
  •   16.3. Типология политического лидерства (по М. Веберу)
  • Глава 17. Политическое поведение
  •   17.1. Типы политического участия
  •   17.2. Модели политического участия
  •   17.3. Иерархия потребностей по Р. Иглхарту
  •   17.4. «Воронка причинности»
  •   17.5. Модели депривации
  • Глава 18. Политическая коммуникация
  •   18.1. Модели политических коммуникаций Г. Лассуэлла и Д. Брэддока
  •   18.2. Модели политических коммуникаций К. Шеннона, У. Уивера и М. Дефлера
  •   18.3. Модели политической коммуникации Ж.-М. Коттре и К. Сайнне
  •   18.4. Модели политической коммуникации
  • Глава 19. Политический конфликт
  •   19.1. Структура политического конфликта
  •   19.2. Структура избирательного конфликта
  •   19.3. Структура коррупционного конфликта
  • Глава 20. Политическая модернизация
  •   20.1. Критерии политического развития
  •   20.2. Кризисы модернизации
  •   20.3. Теории модернизации
  •   20.4. Виды модернизации
  •   20.6. Влияние экономических факторов на развитие демократии
  •   20.7. Модель перехода к демократии А. Пшеворского
  •   20.8. Процедурные теории перехода к демократии
  •   20.9. Структурная модель консолидации демократии
  • Глава 21. Система международных отношений
  •   21.1. Кризис вестфальской системы международных отношений
  •   21.2. Эрозия государственного суверенитета
  •   21.3. Структура теории политического реализма
  •   21.4. Структура либеральной теории международных отношений
  • Глава 22. Политический PR
  •   22.1. Основные подходы к определению понятия «паблик рилейшнз»
  •   22.2. Модели политического PR
  •   22.3. Функции политического PR
  •   22.4. Субъекты и объекты политического PR
  •   22.5. Неэтичные формы PR
  • Глава 23. Политическая реклама
  •   23.1. Этапы создания политической рекламы и проведения избирательной кампании
  •   23.2. Структура политической рекламы
  •   23.3. Виды политической рекламы
  •   23.4. Функции политической рекламы
  • Глава 24. Политический имидж
  •   24.1. Природа и сущность политического имиджа
  •   24.2. Типология политических имиджей
  •   24.3. Модели политического имиджа лидера
  •   24.4. Имидж политической партии
  • Глава 25. Технологии избирательных кампаний
  •   25.1. Цели избирательной кампании
  •   25.2. Типовая структура штаба избирательной кампании
  •   25.3. Структура стратегии избирательной кампании
  •   25.4. Стратегии избирательной кампании
  • Глава 26. Политическое моделирование и прогнозирование
  •   26.1. Типы политических моделей
  •   26.2. Типы политических прогнозов
  •   26.3. Методы политического прогнозирования
  •   26.4. Этапы построения прогнозной модели политического объекта
  • Глава 27. Политический риск
  •   27.1. Типология политического риска по Ч. Кеннеди
  •   2 7.2. Факторы политического риска по Дж. де ла Торре и Д. Некару
  •   2 7.3. Оценка политического риска по методике BERI