Александр Михайлович Авраменко - Наследник

Наследник 1204K, 274 с. (Солдат удачи-3)   (скачать) - Александр Михайлович Авраменко

Александр Авраменко
Наследник

Главное — это выполнять свою работу, какой бы тяжелой и грязной она ни была.

Неизвестный наемник


Глава 1
НАЧАЛО

Есть то, что нам не изменить, — Судьба.

Прокопий Кесарийский

— Отлично, Александр. Ты закончил обучение. Наш клан будет гордиться тобой…

Высокий седой мужчина склонил голову в знак уважения к рослому подростку в белой одежде, стоящему перед ним на колене. Юноша поднялся, вытащил из ножен длинный прямой меч и, вскинув его ввысь, выкрикнул:

— Во славу Клана!

Эхом раздался слитный ответ стоящих в плотном строю людей в такой же белой одежде:

— Во славу Клана!..

— …Пассажиров, следующих рейсом на Фаати, просим проследовать на посадку…

Голос в вышине купола порта утих. Молодой парень легко вскинул на плечи большую сумку, подхватил левой рукой длинный сверток, затем выпрямился и твердым шагом двинулся к засветившейся рамке посадочных ворот. Он возвращался к матери. Десять лет юноша не видел ее. Десять лет. Эти годы были проведены на ее родной планете, имевшей мрачную славу во Вселенной. Мир аагов. Наемных убийц обитаемой Галактики. Самых лучших во Вселенной. Мастера шпионажа, профессора рукопашного боя. Снайперы и мечники, каким бы архаичным ни казалось во времена звездолетов и боевых машин ужасающей мощи искусство боя на мечах. Те, для кого, казалось, не было невозможного. Десять лет жестокого беспощадного обучения всему, что должен знать и уметь настоящий убийца. Десять лет жуткой муштры, изнурительных тренировок тела и характера. Немногие доходили до самого конца. Очень немногие. Из ста пятилетних малышей, начавших обучение вместе с ним, получил признание всего лишь он один. И степень Мастера. Пусть ему всего лишь пятнадцать лет и по внешнему виду не скажешь, что перед вами самая смертоносная машина для убийств в обозримой Вселенной. Высокий, крепкий и вместе с тем удивительно гибкий и пластичный. С пронизывающим, казалось, насквозь взглядом серых глаз…

Едва юноша шагнул в рамку прохода, как голубые огоньки обрамления резко сменили окраску на багровую, затем раздался пронзительный звук сирены. Словно ниоткуда возле пылающей дуги появились закованные в матовую броню фигуры с оружием наперевес:

— Стоять на месте! Руки за голову!

Пассажир послушно скрестил кисти рук на затылке.

— Медленно повернись! И не делай лишних движений!

Юноша выполнил требование, и один из охранников грубо сдернул сумку с его плеча, выхватил сверток. Затем рванул застежку, заглянул внутрь и вдруг, охнув, отшатнулся назад. Почти мгновенно запечатал все снова, бросился к старшему охраннику, что-то торопливо прошептал на ухо. Брови здоровяка поползли вверх, его тоже качнуло, и он рухнул на колени под удивленными взглядами зевак:

— Простите, господин! Мы не знали!

Губы парня дернулись в усмешке. Спокойно опустил руки обратно, затем подхватил свои вещи и шагнул вновь в проход, не обращая внимания на тревожные сигналы…

Старший отряда смахнул выступивший на лбу пот массивной бронеперчаткой.

— Боги Тьмы, пусть он не потребует отмщения…

Челнок стартовал на орбиту через несколько минут. В одном из кресел, расположенных в задней части орбиттера, сидел высокий сероглазый юноша с длинным свертком в руках. Свою большую сумку он примостил на свободном месте. Парень задумчивым взглядом смотрел на большой голоэкран, где транслировалась картинка с внешних камер обзора. Рвущиеся под напором двигателей облака, свистопляска раскалившегося воздуха, быстро проваливающаяся вниз выпуклая чаша поверхности…

Александр вздохнул и прикрыл глаза. Скоро уже парковочная орбита. А там трое суток, и он увидит мать. За эти десять лет он уже почти забыл, как она выглядит. Если бы не крошечная голография… Но ведь наверняка за это время она сильно изменилась. Может, даже вышла замуж… Хотя вряд ли. Она слишком любила его отца… И, кстати, мама обещала назвать его имя, если сын закончит обучение. Кто же он, отец? Почему мать никогда не говорила о нем?..

…Юноша сидел возле окна космической причальной станции. Корабль уже высадил немногочисленных пассажиров и двинулся дальше. Ближайшая кабина должна была быть примерно через тридцать стандартов. От нечего делать парень двинулся вдоль круглого борта висящего в пустоте сооружения. Его внимание привлекла группа обслуживающего персонала, столпившаяся у окна. Интересно, что они там разглядывают? Юноша ловко просочился в первые ряды и ахнул — неподалеку от них в необозримую даль убегала черная фасетчатая стена космического корабля невообразимых размеров…

— Терранцы. Только у них есть такие технологии.

— Да, тут и сомневаться нечего. Ни одно государство не имеет ничего даже отдаленно похожего!

— Интересно, что он забыл в нашем пыльном мирке?

— Одни боги ведают…

— Да уж…

В мигающих огоньках стояночных стробоскопов мерно освещались куски циклопического борта, убегающего в вечный мрак космоса. Внезапно станция чуть дрогнула, тут же раздался механический голос:

— Прибыл лифт. Отъезжающие, займите места в кабине!

На корабль хотелось смотреть и смотреть, но дома ждала мама… Со вздохом сожаления юноша отвернулся от иллюминатора, подхватил сумку с вещами и меч, затем шагнул в круглое отверстие в полу, в котором виднелась винтовая лесенка. Кресла были старые, потертые, ужасно неудобные. Но для настоящего аага это мелочь, недостойная внимания. Уселся на свободное место, поставил сумку в ноги. Теперь оставалось дождаться, пока кабина доберется до поверхности. Лязгнул люк. Зашипела система жизнеобеспечения. Кабина лифта чуть дрогнула, когда отпустили колодки тормозов, и сердце чуть екнуло — внизу ждала Родина. Только через час движения по нити терранский корабль удалось охватить взглядом целиком — он был огромен. Весь ощетинившийся стволами орудий, эммитеров силовых полей и ракет. Время от времени вдоль бортов сверкали быстро движущиеся искры барражирующих в патруле истребителей конвойного ордера. Сидящий рядом молчаливый человек в незнакомой форме пристально вглядывался в повисшую в пространстве махину, потом пробурчал на ломаном интергале с незнакомым акцентом:

— Русские свиньи…

— Свиньи?

— Грязные славянские животные. И что им здесь нужно, интересно?

Затем смерил сидящего рядом парня взглядом. Презрительно цыкнул слюной сквозь зубы и отвернулся. Незаметно для себя Александр задремал. Спуск длился почти десять больших стандартов. Проснулся от толчка и предупредительной сирены. Прибыли! Подхватил сумку, затем меч, который сжимал рукой даже во сне, и заспешил к выходу. На этот раз открылась круглая дверь в борту, и через мгновение юноша стоял под лучами родного солнца, жадно вдыхая насыщенный ароматами воздух. После стерильной атмосферы корабля и лифта хотелось чихнуть, но он легко подавил позыв и двинулся прочь от места прибытия, высматривая сквозь марево силовой стены, ограждающей посадочную площадку, свободный глайдер. Такси нашлось почти сразу. Не так много людей на Фаати позволяло себе наемный транспорт. Обычно — собственные ноги. Так что предложения значительно превышали спрос…

Еще несколько томительно долгих средних единиц времени, и брусок машины замер у высокого каменного забора, полностью закрывающего дворик. Юноша рассчитался с водителем, затем коснулся сенсора. Послышалось мяуканье. Через мгновение кованая стальная дверь распахнулась, и перед ним появилась уже полузабытая фигура матери. Она, всхлипнув, сжала его в объятиях, глаза подозрительно заблестели:

— Сашенька!

— Мама!

Потом был вкуснейший ужин с множеством никогда не виданных раньше блюд. Мама суетилась, стараясь выставить на стол как можно больше, но Александр, непривычный к разносолам, старался есть только то, что было ему знакомо. Наконец трапеза кончилась, и они уселись вдвоем на диване возле очага, в котором играли языки открытого пламени. По залу плыл слегка терпкий запах дыма, уютно потрескивали дрова, изредка постреливая искрами. Мама потушила свет, и комнату озарял только огонь.

— Ты стал очень похож на своего отца, сынок…

Парень встрепенулся:

— Ты скажешь мне, кто он?

В ответ та отрицательно покачала головой.

— Нет. И не проси. Единственное, что я могу тебе сказать, — он с Терры.

— Терранец?

— Да.

— Ты… любила его, мама?

— Очень… Хотя вначале… Должна была его убить. Но, как видишь, на свет появился ты…

— Расскажешь?

— Я проиграла.

— Ты?!

Иура маун Ко, живая легенда аагов, неуловимая и смертоносная, — и вдруг проиграла поединок. Но как?.. Женщина слабо улыбнулась, поправляя прядь черных волос у виска.

— Не забивай голову, сынок. Ты — мое счастье. И у меня для тебя сюрприз. Вот.

Она пошарила в ящике небольшой тумбочки возле дивана и вытащила плотный конверт.

— Это тебе.

Недоумевая, Александр вскрыл пакет и вытащил оттуда лист плотного пластика, пробежал глазами, затем перевел взгляд на мать, та кивнула головой в знак согласия.

— Да. Это так. Я купила тебе тур на пляжи Ведира. Отдохнешь с месяц, а там решим, чем ты займешься дальше.

— Спасибо, мама. Но… Разве тебе это по средствам?

Насколько помнил парень, они всегда жили скромно.

Но мать вновь улыбнулась:

— Не волнуйся. Просто здесь негде тратить деньги. А они у нас есть. Твой отец… Он щедрый человек. Так что, чего-чего, а денег у нас более чем достаточно.

Только сейчас Александр заметил в конверте кредитную карточку, вытащил, поднес к глазам и ахнул — в окошке показателя горела шестизначная цифра, а в номинале валют — княжеские терро, самая твердая валюта Галактики.

— Ого!

Ласковая рука взъерошила его короткую шевелюру.

— Жаль тебя отпускать в мир, но отдохни сначала. А там — решим…

…Парень, прищурившись под темными очками от яркого солнца, ступил на новенький пластобетон космопорта, забросив за спину скромную сумку с немногими вещами. Жаль, что меч пришлось оставить дома, с ним он привлекал бы слишком много излишнего внимания. Несколько метров до стоянки автоматизированных такси, гостеприимно распахнувших свои двери в ожидании клиентов. Выбрав одно, он легко, минуя ступеньку, предусмотрительно выдвинутую кибермозгом машины, запрыгнул внутрь и, сев на обитый натуральной тканью диван, бросил:

— Отель «Голубой сапфир».

— Принято. Приготовьтесь к движению.

Дверца бесшумно встала на место, двигатель глайдера чуть слышно загудел, приподнявшись над землей, машина двинулась по указанному маршруту. Александр впервые видел море. Бесконечная голубизна, переходящая у горизонта в серый цвет, белоснежные облака, морские птицы, реющие в вышине… Красиво. Дорога шла вдоль бесконечного пляжа, затем стала подниматься в горы, и, наконец, глайдер застыл на выложенной камнем площади перед огромным, высоким зданием.

— Прибыли, господин.

Юноша сунул кредитку в считыватель, тот послушно звякнул, и автомобиль распахнул двери. Снаружи было не так жарко, как ожидал парень. Удивленный, он осмотрелся — все ясно. Целый комплекс фонтанов рассыпал множество струй, даря прохладу. Красиво! Вновь забросил сумку на плечо и направился к входу в отель. Двери послушно разъехались в стороны при приближении посетителя, и он очутился внутри. Архитектура здания была выдержана в сверхмодном стиле высоких технологий. Всюду замысловатые линии, полированный металл, пластик глубокого темно-синего окраса. Решительным шагом направился к стойке, за которой застыли одетые в униформу отеля служащие.

— Слушаю вас, молодой человек.

Мужчина средних лет вопросительно взглянул на одетого в скромную неброскую одежду, выдающую инопланетное происхождение, высокого юношу.

— У меня вот…

Парень плавным движением положил перед клерком лист тура. Тот бросил взгляд на пластик, и его брови удивленно поползли вверх, потом служащий спохватился и нажал на незаметную кнопку под стойкой, через мгновение рядом вырос юноша в униформе, по виду — ровесник Александра.

— Тайо, проводи молодого человека в номер шестьсот пятьдесят один. У него тур класса «А».

Тот кивнул в знак того, что понял, затем повернулся к гостю:

— Следуйте за мной, пожалуйста…

Лифт вознес их на самый верх, затем в прорезь скользнула небольшая карточка, и двери разъехались в стороны. Провожающий склонился в легком поклоне:

— Прошу. Ваш номер. Желаете перекусить с дороги? Ресторан работает круглосуточно. Блюда можно заказать сюда.

Александр отрицательно качнул головой, перешагивая через порог:

— Не стоит. Я сам спущусь потом. Сейчас вы свободны…

Юноша кивнул в ответ, и двери закрылись, оставляя его одного. Хотя парень и оказался в подобном месте впервые, он не был удивлен или растерян — в подготовку аагов входило очень многое… Бросил сумку в шкаф, прошелся по прохладным комнатам, вышел на большой балкон, где даже был бассейн. Ему понравилось. Ну, значит, отдых начинается… Для начала надо бы переодеться… Вышел в коридор и вызвал лифт. Насколько он помнил, внизу был целый торговый ряд. И верно. Через несколько минут парень стал обладателем новой одежды, гораздо больше подходящей к здешнему климату. Заодно нашел и прокатную контору, где за небольшую плату можно было обзавестись транспортом для поездок в близлежащий город и на пляж. Но это — после. А сейчас принять душ, переодеться, пообедать, а там видно будет…

…Пляж был полон. Парень кинул легкий лежак на белоснежный песок, и пока тот трансформировался, разделся. Вода манила, и он решительно бросился в лазурные волны. Те были словно молоко, теплые и густые, поддерживали тело сами, только изредка сильные гребки толкали его вперед… Искупавшись, Александр устроился на лежаке, надев защитные светофильтры на глаза, и слегка опустил веки, нежась под лучами солнца. Внезапно его внимание привлек спор соседей. Не подавая вида, что ему интересно, прислушался:

— А я говорю, что нейросвязь по такому каналу будет сбоить!

— Но, профессор, мы же испытывали эти волокна, и все было нормально!

— Нормально при коротком расстоянии и особой температуре, если параметры изменятся, произойдет наложение сигналов…

Юноша лениво повернул голову — рядом сидели седой мужчина средних лет и несколько молодых людей чуть старше самого аага. Шло бурное обсуждение какой-то научной проблемы, но, послушав еще немного, Александр убедился, что проблема не научная, а прикладная — передача импульсов мозга непосредственно механизму. И тут его осенило: похоже, что народ обсуждает систему управления новой боевой машины. Полежав еще немного и уяснив суть задачи окончательно, поднялся с лежака и подошел к спорщикам поближе. Увлеченные диспутом, те даже не обратили внимания на то, что у них появился слушатель. Одного взгляда на планшет было достаточно, чтобы понять, где ошибка: в академии учили на совесть, и вождение боевой техники входило в обязательный предмет. Вот она, проблема. Усмехнувшись, он легким движением выхватил из руки одного студента лазерный стилос и двумя взмахами исправил схему.

— Вот. Теперь вы устраняете источник помех и, пустив сигнал по обводной линии, получаете четкий отклик управляющего процессора.

Вернул цилиндрик застывшему от изумления юноше и направился вновь к воде… Снова несравнимое ощущение теплых струй, обегающих тело, эта игра мышц в упругой среде… Незаметно для себя увлекся и спохватился, когда замелькали буи ограждения. Немного полежал, раскинув руки и ноги, над головой кружились птицы, издавая время от времени тоскливые протяжные крики. Ладно. Пора возвращаться… К его удивлению, спорщики не разошлись, а явно поджидали его. Не обращая внимания на их взгляды, подошел к лежаку, вытащил полотенце, смахнул с тела капли воды. Пожилой приблизился:

— Простите за беспокойство, молодой человек, я профессор Шак Сотти, а это… — Он обвел рукой кучку парней и девушек, сгрудившихся у него за спиной. — …Мои студенты. Нас поразило, как легко и, прямо скажем, изящно вы устранили проблему, над которой мы бьемся уже несколько недель. Вы…

— Александр маун Ко. Я закончил среднее учебное заведение, а сейчас думаю, чем заняться дальше.

— О! То есть вы в настоящий момент свободны?

Парень кивнул головой. Профессор усмехнулся:

— А что вы скажете про это?..

Спор затянулся до самой ночи, уже звезды зажглись над головой, но старый ученый и юноша не прекращали дискуссии:

— Как вы не понимаете, профессор, что на такую массу поставленный вами реактор просто не пригоден! Ваше изделие получится медлительным и неуклюжим!

— Э, нет, молодой человек, тут ошибаетесь вы! Нам удалось решить проблему, используя более эффективные механизмы, и такой мощности хватает даже с избытком!

— Простите, профессор, не поверю.

— Ах, так!

Тот полез в карман куртки, наброшенной с наступлением прохлады на плечи, и вытащил небольшой кусочек пластика.

— Пусть они говорят все, что хотят, но вы должны это увидеть, молодой человек. Позвоните мне с утра по этому номеру. Скажем, часиков в десять. Устраивает?

— Вполне.

…Неожиданно для себя парень заинтересовался: по всем известным ему законам механики то, о чем говорил профессор, не должно было работать. Но тем не менее… Неужели им удалось сделать невозможное? Любопытно взглянуть.

— Хорошо, профессор, я обязательно вам перезвоню.

— Буду ждать. Кстати, господин Александр, какое учебное заведение вы закончили?

— Технический колледж на Юрэте.

— О! Наслышан, наслышан… Судя по всему, у вас были великолепные учителя.

— Согласен с вами, профессор.

Внезапно тот заторопился.

— Приятно было пообщаться с вами, молодой человек, но мне, к сожалению, пора. До завтра.

— До завтра, господин Сотти.

Они раскланялись на прощание, и мужчина заспешил к ярко освещенной стоянке, на которой застыл одинокий глайдер. Через несколько мгновений до юноши донесся звук двигателя, и машина исчезла в темноте. Парень усмехнулся — интересные дела творятся… Ладно. Пора и ему возвращаться в отель. Оделся, сложил лежак, убрал его в сумку, двинулся к месту, где стоял его мобиль. Глайдер он не стал брать, поскольку для управления глайдером требовалось специальное разрешение, которое он по молодости лет не мог получить. Мотор чуть слышно заурчал, набирая обороты, и через несколько мгновений Александр уже мчался по трассе, ведущей к отелю. Было удивительно красиво и тихо, в лицо бил теплый густой ветер, а море светилось призрачным лазурным светом. Невольно поддавшись очарованию, юноша вначале замедлил скорость, а затем, заметив подходящую площадку, остановился и, не слезая с машины, застыл, наслаждаясь чудесной картиной. Так прошло несколько минут, затем он с сожалением вновь включил двигатель и направился к своему отелю…

…— Господин Сотти?

— Да?

— Александр маун Ко. Мы договаривались созвониться с вами в десять часов.

— Ах да, молодой человек. Я очень рад, что вы позвонили! У вас есть транспорт?

— Конечно, профессор.

— Не могли бы вы подъехать к двенадцати часам по адресу, который я вам сброшу?

Парень на мгновение задумался, потом решился:

— Без проблем.

— Тогда примите файл. На проходной скажете, что вы к профессору Сотти в семнадцатую лабораторию. Вас отведут. Хочу показать вам то, в чем вы усомнились.

— Буду рад.

— Тогда я вас жду, молодой человек-

Звонок оборвался. На другом конце отключили коммуникатор. Александр быстро спустился, оседлал мобиль и на максимальной скорости помчался по указанному адресу. Времени оставалось не так много, и следовало спешить. Каково же было его удивление, когда в указанном месте он оказался на час раньше назначенного. Впрочем, комплекс зданий на окраине был обнесен высоким забором, а в воротах маячили вооруженные охранники. Для настоящего аага они вообще-то не были препятствием, но стоило ли нарушать закон? В конце концов, он же не на задании. Через час ворота и так откроются для него, а терпеливость — одно из достоинств наемного убийцы… Тем более что через дорогу от института виднелось небольшое летнее кафе. Недолго думая, Александр припарковал мобиль и, взяв себе редкостное лакомство, принялся с аппетитом его уплетать. В академии таким баловали очень и очень редко, а сейчас — отдых, можно немного и расслабиться…

Наконец мороженое исчезло в желудке, он грустно посмотрел на пустую розетку, подумал, но решил не брать вторую порцию, а чуть пройтись, благо вдоль дороги тянулся целый ряд витрин, полных всяких товаров. Пройдя несколько стеклянных прилавков, застыл возле одного — там за толстым прозрачным пластиком красовались мечи. Разных народов, разных рас, разных эпох. Но сколько ни вглядывался он в хищные изогнутые лезвия, ничего похожего на тот, что, по словам матери, был отцовским наследством, не увидел. Решившись, толкнул дверь. Сверху что-то тихо звякнуло, и застывший за прилавком пожилой мужчина с длинной седой бородой встрепенулся, но, увидев, как юн его посетитель, вновь принял прежнюю позу.

— Э… Прошу прощения, господин… Не могли бы вы меня проконсультировать?

Продавец вновь оживился, сделав заинтересованное лицо.

— Да, юноша?

— У нас в семье хранится меч…

Он попробовал изобразить его в воздухе, но старик просто толкнул к парню лист писчего пластика и стилос. Благодарно кивнув головой, Александр несколькими штрихами изобразил слегка изогнутое лезвие, длинную рукоять, овальную гарду и небольшой клинок, вставляемый в защитное ограждение. Протянул картинку к продавцу, тот посмотрел — и изменился в лице. Толкнул прилавок, который от этого перевернулся, и перед изумленным взором юноши появилась клавиатура. Быстрый, едва уловимый взглядом набор комбинации — и в воздухе повисло изображение точно такого же клинка.

— Этот?

— Да…

— Вам несказанно повезло, юноша! Это настоящий земной меч! Его зовут катана. Если пожелаете продать — не просите меньше миллиона…

Из магазина Александр вышел, потирая шею от удивления: ничего себе, подарок отца… Да кто же он, в конце- то концов?! Зная, что отец с Терры, захотелось отчего-то оценить изделие. Но он, оказывается, еще и землянин! Почему же мама так упорно не хочет назвать его имя?

— Ай!

Руки машинально ухватили что-то мягкое и теплое. Темные боги! Девушка его возраста, видимо, засмотревшись или задумавшись, налетела на него. Впрочем, он сам хорош — дал волю эмоциям…

— Ты кто?

Огромные зеленые глаза, мягкий грудной голос, удивленная улыбка…

— Ты не ушиблась?

Внезапно выражение лица изменилось — она резко оттолкнула его и побежала прочь: вдалеке маячили фигуры нескольких ребят. Александр удивился: чего это она? Случайный прохожий, который видел все произошедшее, бросил:

— Зачем за грудь хватал?

— А?!

Краска смущения выступила на лице. Не обращаясь ни к кому, он пробормотал себе под нос:

— Я не нарочно…


Глава 2
НАЛЕТ

От случайностей зачастую зависит жизнь.

Филипп, царь Македонский

Князь поднялся из-за стола. Последнее время у него появилась привычка излагать свои мысли, неторопливо прохаживаясь вдоль большого панорамного окна с великолепным видом на раскинувшуюся внизу Столицу.

— Итак, господа, хочу констатировать тот факт, что наше княжество, наконец, вышло из зачаточного состояния. Мы успешно завершили переселение почти двадцати миллиардов человек из Старой Империи и Новой Сюзитии. Естественно, процесс затянулся на несколько лет, а конкретно — на четыре года. Но хочу отметить, что мы проделали колоссальный объем работ. Сейчас обеспечен уверенный прирост населения не только за счет эмиграции, но и за счет бурного всплеска рождаемости. Только за последний год экономика Терры возросла в объеме почти на тридцать процентов. Совершен ряд глобальных, основопреобразующих открытий, и не в последнюю очередь благодаря находке чужого корабля. Конечно, можно было бы с уверенностью заявить, что терранцев ждут впереди благоденствие и процветание. Рамдж практически раздавлен. Свободное звездное объединение не собирается с нами воевать в обозримом будущем. Однако…

Алексей обвел взглядом сидящих за столом соратников: сосредоточенный, как обычно, Николай Сазонов, адмирал флота; его суровый тезка Мыскин; иронично улыбающийся Михаил Столяров, глава контрразведки Княжества; неразлучная парочка репликантов — Берия и Шпеер в своих гражданских костюмах. Их вид придал уверенности, и князь продолжил речь:

— Но в обозримом будущем во Вселенной возникнет новая угроза. И имя ей — Новая Америка. Поэтому я хочу предложить следующее: ввести всеобщее воинское школьное обучение. Понимаю, что это потребует колоссальных затрат на оборудование, тренировки, оснащение кабинетов, перестройку программы обучения. Тем не менее, мы вынуждены пойти на такую крайнюю меру. Далее. В ближайшее время мы начнем полное переоснащение нашего флота. Возникает вопрос: куда девать совсем новые, но уже устаревшие корабли? Продать? Не вижу смысла. Не исключено, что они когда-нибудь повернут свое вооружение против нас. Пустить на слом? Но это просто экономически не оправданно. Законсервировать? Но какой смысл хранить то, что вскоре станет ненужно вообще? Хотелось бы услышать ваше мнение.

Первыми выступили экономисты. Быстро перебрав все за и против, Лаврентий и Альфред предложили использовать высвобождающиеся корабли в качестве учебных для школьников. Речи о том, стоит ли вводить военное обучение, даже не возникло. «За» высказались все. Двое это предвидели. Остальным хватило и того, что данное предложение поступило от обеих княгинь. Затем князь взял слово вновь — начальник контрразведки прислал объемную аналитическую справку по Новой Америке. Тогда, пятнадцать лет назад, янки не пожалели ничего, лишь бы покинуть Землю. Да и то, по правде говоря, после падения и развала СССР они умудрились в кратчайшие сроки вызвать к себе вместо зависти всеобщую ненависть. За каких-то десять лет прозрел весь мир. И слово «американец» стало символом ненависти и отвращения. У них просто не оставалось другого выхода, как бежать с Земли. А тут подвернулся удачный случай: на орбите появились чудом уцелевшие корабли разгромленных наемников Рамджа… И судьба США была решена. Десятками, сотнями рейсов тщательно отобранных белых американцев вывозили на девственную планету, находящуюся в секторе влияния СЗО. Что станет с остающимися на родной планете неграми, китайцами, потомками испанцев и португальцев, англосаксов и ирландцев, никого не интересовало. Им было плевать на многотриллионные долги. После них — хоть потоп. И когда колонисты перебрались в новый мир, то все повторилось. Правда, с учетом старого опыта. Теперь янки работали более тонко и иезуитски верно, внедряясь во все структуры СЗО, в какие только могли, постепенно проникая на все более и более высокие посты, покупая и воруя технологии и ученых. Кроме того, по примеру Терры они назвали свое государство Американским Герцогством. Но поскольку отдавать бразды правления кому-то одному власть имущие не захотели, то четверка самых богатых семей образовала Высший совет Герцогства, из которого быстро выдвинулся один из членов, Гарри Гейтс, потомок знаменитого своими тупиковыми программами Билла Гейтса…


Герцог Гейтс удовлетворенно посмотрел на себя в зеркало. Вот и свершилось! Он заставил этих старых богачей признать, что молодая кровь превосходит их дряхлую жижицу! Более беспринципный, более жестокий, он не останавливался ни перед чем, чтобы завоевать место под солнцем. Именно его отец выдвинул идею переселения, когда Великая Америка рухнула под напором внешних долгов. И его сын воплотил эту идею в жизнь… Поправил пышную мантию, искусно уложенную на плечах, словно крылья. Тщательно выровнял корону на уже тронутых сединой волосах, чуть прищурил глаза — хорош! Даже сам себе нравлюсь! Истинный властитель! Чуть крючковатый нос, синие глаза, строгая прическа — словно тот самый, типичный Дядя Сэм с пропагандистских плакатов старой Земли. Истинный белый американец!.. Набрал полную грудь воздуха, повернулся к двери, сделал несколько шагов. Вышколенные слуги распахнули створки высоких дверей, богато украшенные резьбой. Гарри вышел на балкон гостиницы, вскинул руку в знак приветствия быдла, беснующегося за толстым пуленепробиваемым стеклом:

— Народ мой! Настоящие, стопроцентные американцы! Сегодня ночью совет постановил признать меня, Гарри Гейтса, высшим, полным и абсолютным властителем Новой Америки, верховным герцогом!..

Беснующиеся внизу люди словно получили очередную дозу наркотика, их энтузиазм был неподделен… Что же, радуйтесь! Уже немного осталось. Скоро, очень скоро наши высоколобые закончат испытывать новый наркотик, который поможет настоящим американцам завоевать власть во Вселенной! Он уже практически готов. Осталось чуть! И тогда за дозу порошка нам принесут все! И не помогут даже пилюли «второго шанса» проклятых терран! От нашей «волшебной эйфории» лекарства нет. И не может быть… И тогда… У Гейтса захватило дух, когда он на мгновение представил миллиарды и миллиарды послушных рабов, готовых за крошечную дозу нового наркотика на все: убивать, жечь, грабить, насиловать… Не имеющих никаких сдерживающих принципов и морали, лишь бы получить еще синтетического счастья… И эти толпы мяса он бросит на завоевание Вселенной!

Вернувшись в комнату, новоиспеченный герцог вновь посмотрел на себя в зеркало. Да… воистину — Правитель. Разве может этот терранец, бывший наемник, сравниться с ним?! Его отец создал из ничего, из гаражной фирмы величайшую компанию мира, завладевшую монополией на программное обеспечение. Все дело в пиаре. Главное было — убедить людей в том, что лучше его продукции нет ничего на свете. А уж в умении убедить Биллу Гейтсу не было равных. Чего стоила только одна его страшилка про перемену дат при миллениуме! Заставила миллионы людей выбросить огромные деньги за воздух. Ничего… Его сын покажет, что он стоит отцовской славы! Построит величайшую империю во Вселенной! И его дочь, наследница, она тоже стоит отцовских миллиардов. Главное, что именно он, Гарри Гейтс, первым понял — на истощенном, отравленном шарике планеты-праматери больше делать нечего. Воистину, размах был гигантским, и задумка того стоила…

— Папа?

Герцог впервые улыбнулся настоящей, искренней улыбкой. Она разительно отличалась от того привычного репортерам оскала, который красовался на многочисленных плакатах и стендах. В комнату, копирующую Овальный кабинет в покинутом на Земле Капитолии, вошла невысокая, очень стройная девушка лет четырнадцати-пятнадцати на вид, в богато украшенном платье, с длинными, почти до талии, свободно распущенными пышными волосами натуральной блондинки. Она вежливо чмокнула отца в щеку, подставила в ответ свою для поцелуя. Затем устроилась на диване:

— Папочка! Я хочу…

Гарри вздохнул про себя. Опять ее капризы…


Герцог удовлетворенно ухмыльнулся — наконец-то! Испытания завершились полным успехом! Кто бы мог подумать, что ключ к эффективности новейшей разработки — таинственные споры, распространяемые рамджами медведеобразной расы? Да, его ученые не смогли воспроизвести искусственным путем сложнейший химический состав выделяемых железами коал феромонов. Но это ерунда: во Вселенной достаточно этих особей. А для использования в наркотической промышленности содержать живых медведей необязательно. Можно всего лишь удалить железы и посадить их на биопитание. А самих рамджей после этого уничтожить. Впрочем, оперированные после вивисекции не выживают. Самый сильный из подопытных протянул две недели. Остальные прожили от нескольких минут до нескольких дней.

Янки ухмыльнулся, глядя через толстое, в несколько сантиметров стекло окна на обшитое синтетическим ковром помещение, за которым бесновался человек. Тот что-то беспрерывно кричал, напрасно надрывая связки. Ни один звук не доносился из наглухо закрытой камеры, в которой содержался подопытный.

— А на остальных наше лекарство действует?

— Конечно, ваша светлость! Пройдемте дальше.

Главный ученый угодливо изогнулся, предлагая проследовать к остальным камерам, и Гейтс, сопровождаемый свитой, двинулся по расположенной над рядом тюремных блоков галерее. Всюду было одно и то же: люди, рамджи первые и вторые, сюзиты… Они кричали, умоляли, просили очередную порцию наркотика.

— И на какой период хватает действия одной дозы препарата?

Химик вновь угодливо изогнулся:

— Примерно на сутки. Разумный ощущает небывалое наслаждение, его мозг работает, словно лучший логгер, физическая сила увеличивается на несколько порядков. Так ему кажется…

— А в действительности?

— С точностью до наоборот, ваша светлость! Но это еще не все!

Ученый мерзко захихикал:

— Выявился очень интересный побочный эффект, ваша светлость. Если вы пожелаете, могу продемонстрировать.

Бровь Гейтса взлетела кверху:

— Да? Что ж, тогда показывайте…

Все прошли еще немного, оказавшись над комнатой гораздо больших размеров, чем виденные ими до этого; в разных углах помещения были двери. Несколько мгновений — и в проходы втолкнули четырех представителей различных известных рас…

— Какая прелесть!

Герцог ухмылялся, вновь и вновь окидывая комнату взглядом. Едва наркоманы оказались в камере, как бросились друг на друга. Каждый старался порвать врага на куски, душил, царапал, грыз зубами. А когда сильнейший из дерущихся побеждал, то, забыв обо всем, бросался пить еще теплую кровь…

— Понимаете, ваша светлость, в крови каждого из них присутствует какая-то часть нового препарата. Допустим, что для вызывания эффекта не хватает буквально микродозы. Но вот если получить недостающую часть из крови, как говорится, коллеги по лекарству… И вот вам результат — нарки, если настанет перебой с приемом все увеличивающейся дозы, начнут убивать. Вначале — друг друга, а потом и всех окружающих.

— Какая прелесть! — вновь повторил Гейтс, представив апокалипсическую картину.

— Получается, что правительства обработанных нами планет вынуждены будут либо покупать все больше и больше наркотика, чтобы давать его всем нуждающимся, либо уничтожать наркоманов без суда и следствия. А уж раздувать скандалы, тем более такие, наши люди научились еще на Земле. Значит, можно переходить к плану «Б».

Правитель Новой Америки повернулся к секретарю, и тот услужливо протянул ему коммуникатор. Герцог набрал короткий номер и четко произнес:

— Адмирал? — Выслушал короткий ответ и бросил небрежно в микрофон: — Приступайте к операции «Омега — Дум».

Не глядя, бросил аппарат за спину…


…Александр уже привычно провел карточкой-пропуском по считывателю и, кивнув знакомому охраннику, перешагнул через рамку проходной. Тогда, год назад, он так и остался работать у Шака Сооти, а потом стал его студентом, поступив в институт. Через полгода профессор, убедившись, что юноша — упорный и, главное, умный студент (скорее всего, за это время спецслужбы планеты успели также проверить прошлое парня), привлек Александра к работе над военными проектами. Академия аагов давала фундаментальные знания по всему имеющемуся в галактике оружию, и поэтому парню было несложно оказывать такую помощь Сооти, что тот постепенно стал считать его соавтором и доверять самые сложные разработки. Вот и сегодня, несмотря на свой день рождения, парень спешил в лабораторию. Когда он известил маму о своем решении остаться и о поступлении в университет, та с ним согласилась, хотя и всплакнула, как парень догадался. Но что делать — сын уже взрослый, и ему нужно строить свою жизнь, тем более что Клан почему-то не присылал ему заказов. Можно даже сказать — его оставили в покое, и это было невероятной редкостью, тем более что за всю историю существования аагов юноша вторым получил звание Полного Мастера сразу после окончания обучения… Вот и так хорошо знакомая дверь, ввод данных. Сканер тихо пискнул, проверив рисунок сетчатки, и щелкнул замком.

— О! Привет имениннику!

А это сюрприз! Стол в центре помещения был освобожден от приборов и оборудования и заставлен напитками и различными закусками. Его сокурсники, работавшие у профессора, дружно воскликнули:

— Поздравляем!

И из бутылок весело полились прохладительные напитки. Неожиданно для себя Александр понял, что ему это внезапное мероприятие нравится. Раньше ему не приходилось праздновать этот день, а тут… Его обступили, девушки целовали в щеки, ребята обнимали, затем преподнесли подарок. Невольно парень расчувствовался — ведь в первый раз…

— Приглашаю всех вечером в «Ночное небо».

— Ну, ничего себе!..

Ресторан был высшего разряда и далеко не всякому студенту по карману.

— Да ладно вам, короче — в восемь вечера!

Внезапно дверь в лабораторию вновь открылась, и в ней появился сам «дядюшка Шак», как его звали студенты. Он был не один, следом буквально ворвалась неизвестная девица чуть младше именинника, но старик властным жестом остановил посетительницу на пороге и открыл двери в свой кабинет. Та послушно застыла на месте, а молодежь притихла — они еще не видели своего преподавателя в таком возбуждении. Между тем девушка осмотрела всех слегка свысока и молча прислонилась к стенке, ожидая, пока профессор соизволит вернуться из своего кабинета. Веселье при посторонней пошло на убыль, а через пару минут и вовсе погасло. Перебросившись взглядами, все разошлись по рабочим местам…


Операционка быстро загрузилась, Александр ввел пароль допуска, и пока новые данные поступали с сервера, бросил быстрый взгляд на девушку. Та со скучающим видом смотрела в окно. Стройная фигура модели, длинные ноги под легкими брюками. Высокая для ее возраста грудь под белоснежной блузкой. Карие глаза и черные, смоляного оттенка волосы. Такое ощущение, что он ее где-то видел или девица на кого-то похожа. Темные боги, да что же это?! Внезапно взвыла сирена, затем протрещал динамик над входом:

— Внимание! Внимание! Нападение на завод! Нападение на завод! Всему персоналу проследовать в убежища! Охране приступить к ликвидации нарушителей.

— Что?!

Все, в том числе и гостья, тревожно вскинули головы. Александр рванулся к двери, но едва не споткнулся о чей-то выехавший из-под вскочившего с места студента стул, едва успел перепрыгнуть неожиданное препятствие. В это мгновение в кабинете профессора раздался взрыв. Двери вздрогнули, но выдержали, очертив свои контуры струями дыма из всех щелей. Парень рванул ручку, та поддалась, но, кинув в кабинет лишь один взгляд, тут же захлопнул дверь — внутри было кровавое месиво.

— Что? — Рванулась к нему Мейя. — Что с профессором?!

— Он мертв! Уходим!

— Ты уверен?!

— Мертвее не бывает! Все быстро наружу, в убежище!..

Переходы были забиты спешащими к укрытиям рабочими и служащими, слышалась заполошная стрельба, но натренированное ухо аага различило в бестолковщине и четкие, умелые выстрелы профессионалов. Вот же…

Он ловко лавировал в толпе, таща кого-то за руку за собой, наконец, все вывалились на галерею, ведущую наружу, и тут же по ушам ударила стрельба.

— Все туда!

Парень жестом указал на призывно распахнутую дверь, ведущую из здания, сам осторожно приблизился к краю и увидел развернувшуюся внизу картину.

— Проклятие! Этого нельзя допустить!

Незнакомый голос заставил отвлечься — гостья профессора! А ей какого темного бога нужно?! Кто-то из стрелков то ли заметил их, то ли каким-то чудом услышал, но по поручням ударила автоматная очередь. Александр едва успел распластаться на пластобетоне и сбить девушку с ног.

— С ума сошла?! Тебя пристрелят! Беги отсюда!

Рванул ее назад, заставил пригнуться. Внизу громко грохнуло и послышались ликующие крики, а затем вопли ужаса. Вновь осторожное приближение к краю галереи, и он едва сдержал рвоту: нападавшие рвали убитых и раненых зубами, пожирая их…

— Темные боги! Что это за твари?!

— 3-земляне…

— Что?!

Его спутница стучала зубами от ужаса. Парень влепил ей хлесткую пощечину:

— Успокойся! Уходим!

Эх, если бы у него было оружие… Вновь по галерее ударила очередь, высекая искры из стен. Опасно, надо выбираться. Снизу донесся гул генераторов, и юноша похолодел — звук был очень хорошо знаком! Это новейшая модель БРа, разрабатываемая покойным Сооти… Ухватил девушку за руку и, пригибаясь, просто поволок ее за собой. И вовремя — массивный манипулятор обрушил переход, и клубы пыли заставили их закашляться…

На улице было душно. Не только от уже привычного солнца. Пылали ангары, здания. Всюду лежали убитые и раненые, а самое страшное — повсюду кишели боевики неизвестного врага. Позади раздался грохот. Александр оглянулся — стена развалилась, словно сделанная из писчего пластика, и наружу выкатился покрытый пылью смертоносный механизм.

— Проклятье тьмы!

Его спутница, уже ничего не соображая, тихо подвывала от ужаса. И было от чего — изуродованные, залитые кровью трупы, растерзанные тела. Лихорадочно осмотрелся: что же делать?! Внезапно внимание привлек такой же контейнер, как и те, в которых хранились машины, захваченные врагами. И возле него шла стрельба — там еще были живые…

— Туда!

Вновь ухватил девицу, потащил за собой. А, проклятье! Только мешаться будет! Быстро толкнул ее в нишу:

— Сиди здесь! Я сейчас вернусь!

Та послушно кивнула, а он прикрыл отверстие листом валяющего пластика и рванул вперед. Вот и оружие… У одного из лежащих без признаков жизни нападающих в руке был зажат нож, короткий автомат был искорежен, а потому бесполезен. Выстрелы становились все громче, юноша скользил между обломками, умело прячась от пуль, с каждым метром приближаясь все ближе и ближе к цели. Ничего себе! Молодая женщина, одетая в рабочий заводской комбинезон, прячась за массивной стеной контейнера, вела отчаянную стрельбу по нападавшим. Не замечая того, что за ее спиной уже вырастает оскалившая зубы фигура…

— Берегись!

Руки не забыли вдолбленного учителями мастерства. Неуловимое движение кисти — и нож вонзился точно в глаз, заставив врага распрощаться с жизнью. Женщина вскинула оружие, наводя на парня, но в этот миг рядом свалился убитый. Александр могучим прыжком перемахнул через двухметровую стенку:

— Я свой! С завода!

Та еще не успела переварить сказанное, как в руках парня оказалось оружие убитого, и он открыл экономный меткий огонь по оставшимся нападающим. Внезапно в воздух взвился круглый предмет. Граната?! Тело действовало само: толчок ногой — и женщина падает внутрь, он валится следом сам, в падении задев ногой аварийный выключатель блокировки входа. Массивные бронеплиты кабины почти мгновенно захлопнулись, грохнуло. Вспыхнуло освещение кабины, и первое, что увидел юноша, — черный срез ствола.

— Ты кто?!

— Студент профессора Сооти, мы были в лаборатории, когда все началось.

— Это диверсанты! Американское Герцогство! Проклятые земляне! Решили захватить завод по производству новых машин!

— Завод?!

— Да, завод! Под институтом производство! Подвинься!

Она толкнула его за кресло водителя БРа, где был крохотный закуток, сама сунула руки в сенсорные перчатки. Закусила губу, с натугой включая генератор. Через мгновение машина начала оживать, засияли, наливаясь светом, экраны, вспыхнули приборы.

— Проклятье тьмы! Система управления не отлажена!

С легким подрагиванием машина пришла в боевое положение, поднимая свои орудийные башни. Женщина попыталась развернуться, но это ей было явно не по силам.

— Боги! На кого рассчитано такое управление?!

— Дайте мне!

— Что?! Ты соображаешь, что говоришь?!

— Дайте мне! Я работал с профессором над этой машиной!

Видимо, что-то в его словах и выражении лица убедило незнакомку, и она послушно выбралась из кресла. Одним движением юноша скользнул на ее место, ноги сами легли на педали управления тяги и направления, руки вошли в сенсорные перчатки, словно облитые второй кожей. Защелкали клавиши, Александр легко поднял стволы многоствольных мотор-пушек по бокам башни, затем нажал на спуск — короткая очередь снесла беснующихся врагов. В это время монитор вспыхнул алым значком — противник рядом! И верно — первый БР, который развалил стену здания, уже наводил на них свои пушки. Ну, уж нет! Взвизгнули моторы, послушно следуя развороту тела, метки совместились, и большой палец вдавил клавишу спуска. «А неплохая машинка получилась!» — подумал он про себя. В академии ему доводилось водить множество моделей, но такая послушная попалась ему впервые. Стволы его пушек между тем изрыгнули пламя, сбив вражеские орудия и покрыв корпус многочисленными отметинами.

— Вот же!

Кассета была заряжена осколочно-фугасными снарядами. Будь у него бронебойные… Нападавшие, увидев, что БР защитников завода ожил, начали перегруппировку, но в этот момент произошло чудо: земля невдалеке вздрогнула, потом вспухло облако пыли, и из него медленно выползла туша корабля, с ходу открывшая огонь по американцам…


Глава 3
ВЫБОР

Чаша весов не всегда уравновешена.

Византийский купец

Алексей удивленно поднял глаза — еще никогда начальник контрразведки Михаил Столяров не позволял себе врываться в кабинет князя без разрешения, но через мгновение его удивление исчезло — генерал был встревожен до глубины души:

— Что…

Михаил выпалил ответ, не дожидаясь конца вопроса:

— Американцы начали войну!

— С кем?!

— Атакована Ведирская Республика из состава СЗО!

— Ведир?!

— Да! Но самое плохое, что им удалось захватить четыре наших новых БРа, над которыми работали местные ученые по просьбе Олмера.

Кулак грохнул по столу с такой силой, что столешница драгоценного дерева затрещала.

— Проклятье!

— Ханти утверждает, что это не особенно страшно — кроме терранцев никто не сможет управлять машинами с достаточной эффективностью. А в случае попытки что-либо изменить в программном обеспечении или приводах они превратятся в бесполезную груду керамопласта.

Медведев немного успокоился и, взяв себя в руки, налил из графина стакан сока, осушил, задумчиво повертел пустой предмет в руках, затем медленно произнес:

— Как у янки развивается операция?

— Внезапность первого удара. Ведир выбрали потому, что там находятся заводы, способные производить более или менее нормальные машины, сравнимые с теми, что имеются у нас.

— А что мы?

— Арзамас-16 готовит к постановке на конвейер следующее поколение боевых агрегатов.

— Ясно. Направления остальных ударов противника?

— Пока — только по планетам Ведира. Совет Объединения соберется на следующей неделе, в лучшем случае.

— И до тех пор, пока он не примет решения, мы не сможем вмешаться, поскольку нас сразу обвинят в немотивированной агрессии. Понятно…

— Я могу послать туда специальные части…

— Не стоит. Пусть пока все идет своим чередом, как предсказали наши сенсы. Но сообщи Мыскину, чтобы держал наготове пару эскадр.

— Понял.

— И в следующий раз — стучись, пожалуйста…

— Прости…

Генерал заметно смутился, затем отдал честь и вышел. Алексей откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Значит, янки все-таки решились. Сначала хотят обеспечить себя ресурсами и производством. Затем — расширение экспансии для увеличения количества пушечного мяса. А там — постепенное завоевание лидирующего положения в Галактике. Ясно, что Свободное Звездное Объединение разобщено. Общий у них только статус. Может, лет двести-триста назад оно и являлось единым государством, но сейчас СЗО — кучка уделов в виде Республик, графств, королевств и прочей лабуды. И их Совет — обычная говорильня и сборище болтунов, мнящих о себе неизвестно что. Но и успокоить американцев нельзя — эта компания очень высоко носится со своей независимостью и свободой. И крики о посягательстве на «дерьмократические» свободы никому не нужны. Придется ждать, пока янки не перешагнут черту…

Коснулся клавиши селектора.

— Генштаб.

— Мыскина мне.

Через мгновение знакомый голос откликнулся.

— Слушаю, князь.

— Миша до тебя дошел?

— Уже.

— Все понятно?

— Так точно.

— Тогда работайте.

И отключился, вновь погрузившись в размышления…


…Александр открыл кабину БРа. Горячий дымный воздух сразу наполнил ее острым запахом крови, паленого пластика и обожженного мяса. Его спутница закашлялась, а парень включил подъемник и, став на его ступеньку, протянул к ней руку:

— Поехали…

Та послушно поднялась, крепко обняла его, и БР, чуть слышно зажужжав, опустил их на усыпанный обломками пластобетон.

— Похоже, пока отбились…

— Саша!!!

Из-за груды обломков выскочили его сокурсники. На душе сразу отлегло — уцелели! Они бросились к нему, обнимали, какая-то девушка с размаху мазнула по щеке теплыми губами. Мейя разрыдалась у него на груди:

— Боги, Сашенька! Мы думали, уже конец, а тут твой БР…

— Не плачь. Все нормально, все живы… О, Тьма!

Он спохватился, бросился к той самой нише, благо до нее было близко, сбросил обломок листа, которым прикрыл девушку. Та, хвала богам, была жива и только настороженно смотрела на него своими огромными глазищами.

— Еще одна!

Парень обернулся и замер от удивления — женщина, с которой он был в машине, держала студентов под прицелом пистолета. Низкий гул мощных двигателей ударил по ушам — неизвестный корабль опускался прямо на развалины. Мощный поток горячего воздуха ударил по ним, заставив тех, кто послабее, покачнуться, растрепывая волосы и одежду. Брызнули крошки раздавленного камня, через мгновение моторы стихли. С легким шипением в борту открылась аппарель, и по ней сбежали несколько человек в военной форме. Впереди спешила девушка, с виду очень юная, но военная форма сидела на ней так привычно, что становилось понятно — служит давно. Подбежав, она отдала честь:

— Прапорщик Алиа Боркс, второй учебный эскадрон Республики.

К удивлению Александра, женщина в рабочем комбинезоне вскинула руку в ответном приветствии:

— Лейтенант Сола Тьемпе, специальное подразделение Республики «Тар-четыре».

— Какое счастье, госпожа лейтенант, что вы живы! Со мной двенадцать человек команды и старшина. Остальные… — девушка опустила голову, — погибли во время нападения. Нам удалось поднять корабль и пробить стену ангара.

— Хорошо. Значит, как я вижу, крейсер на ходу?

— Так точно! Правда, плохо с припасами и вооружением. Можно сказать, их вообще нет. А кто это с вами?

Женщина указала на Александра:

— Они, похоже, студенты из лаборатории профессора Сооти, который готовил эти БРы к производству. Вот этот, самый большой, смог управлять машиной и отогнал диверсантов.

— Смог управлять?!

Удивление прапорщицы было неподдельным.

— Да. И довольно умело. Все они работали в лаборатории профессора.

— Кроме меня.

Эти слова произнесла незнакомка, стоящая за спиной парня. Затем она вышла вперед:

— Я дочь министра промышленности Ведирской Республики Ираи Миоро. Прибыла по просьбе отца с целью уточнения у профессора сроков запуска в производство этих машин.

Она показала на застывший позади смертоносный агрегат.

— Проклятье тьмы!

Ругательство сорвалось с губ обеих командирш почти синхронно.

— Смотрите!

Кто-то из членов экипажа корабля со страхом показал на небо, в котором вспыхнули белые полосы инверсионных следов:

— Десант! Захватчики оккупируют планету!

— Шевелитесь! Все на борт, живее! Все! Парень, загоняй БР внутрь!

Александр среагировал практически мгновенно — уже через несколько секунд он оказался внутри кабины и, не закрывая ее, запустил реактор. Миг — широкие гусеницы пришли в движение, и, разбрызгивая искры, высекаемые траками, машина двинулась по аппарели. Следом поспешили остальные. И вовремя — из-за развалин ударили выстрелы уцелевших и затаившихся на время боевиков. Завизжали пули, рикошетом отскакивая от обшивки, но массивные створки ворот уже смыкались, наглухо отсекая корабль от внешнего мира. Парень едва успел встать на подъемник, как вдруг в еще не до конца закрывшиеся створки, обдирая борта, протиснулся военный глайдер, отчаянно дымя подбитым двигателем. Но никто уже не обращал на нового пассажира внимания — остатки экипажа корабля и лейтенант бросились вверх по переходу на лифтовую палубу. Переглянувшись, студенты поспешили за ними, а парень остался один на один с новичком. Каково же было его удивление, когда люк машины со скрежетом вывалился наружу, и, ругаясь и отфыркиваясь, оттуда вылез молодой мужчина с погонами майора Республики, весь покрытый копотью.

— Ты что тут делаешь?!

Это были его первые слова, услышанные юношей.

— Прошу прощения, господин майор, корабль взлетает в экстренном режиме!

Вибрация, а затем гул двигателей, прокатившиеся по кораблю, подтвердили его слова. Палуба накренилась, и по ней покатились разные ящики, инструменты, взвизгнула Ираи, про которую в суматохе все забыли. Это привело обоих мужчин в чувство, и майор махнул юноше рукой:

— Хватай ее — и за мной!..

Ничего не оставалось, как подчиниться. Девушка не сопротивлялась, послушно побежала за ними, увлекаемая за руку Александром. Гудение лифта — и вот все уже вваливаются в рубку. В командирском кресле сидела, как юноша подсознательно и ожидал, Сола. Прапорщица заняла место оператора управления огнем, еще двое членов экипажа сидели на местах рулевого и штурмана. Все остальные, включая студентов, похоже, были в двигательном отсеке.

— Майор Мирр, Айно! Первый охранный легион Республики, прошу разрешения у командира подняться на борт.

— Разрешаю. Простите, представляться будем потом, а сейчас нам надо уносить ноги: враги высадили десант!

— Я знаю, эти сволочи меня подбили!

Майор решительно вытолкнул рулевого из кресла.

— Дай мне. У меня опыта побольше!

Тот беспрекословно сменил место на одно из операторских, а пилот в мгновение ока перехватил управление и вопросительно взглянул на лейтенанта:

— Уходим, майор! Полный ход!

Тот вдавил селектор управления тягой реакторов до упора, гул перешел в рев, и на всех навалилась перегрузка. На обзорном экране замелькали всполохи, затем облака, проваливаясь вниз, еще через несколько минут заплясали багровые отсветы от рассекаемого корпусом воздуха, впрочем, начавшие утихать по мере того, как корабль поднимался все выше и выше. Наконец вспыхнули первые звезды, и Александр услышал, как позади него ахнула Ираи — все пространство вокруг планеты было забито флотом врага. Майор вновь выругался сквозь зубы и перекинул контроллер тяги с планетарных двигателей на главные ходовые. Вибрация вновь усилилась, но не это было главным — от большого вражеского корабля отделилось несколько искр и устремилось к ним.

— Боги тьмы! Что нам делать?!

Лейтенант вдруг зло ощерилась и оглянулась:

— Эй, студент, ты еще тут? Отлично! Выводи БР на подъемник и помоги нам отбиться. Сможешь?

— Офицер!

Удивленный крик майора и бешеный выкрик Солы:

— Не мешайте, майор! Я знаю, что делаю!

Никогда в жизни Сашка еще не бегал с такой скоростью. Казалось, что лифт ползет, как черепаха. Одним прыжком парень преодолел лестницу, в мгновение ока оказался в кабине, руки сами легли на рычаги управления. Еще через миг вспыхнули сигналы, означающие внешний лифт. В кабине чуть пискнуло, и раздался голос:

— Эй, парень, готов?

— Почти, лейтенант Тьемпе. Две секунды…

Выдвинувшиеся захваты прочно зажали гусеницы БРа.

— Поднимайте!

Пока ладонь подъемника ползла вверх, быстро перенастроил управление под себя. Эта панель ему была очень хорошо знакома. Просто он не хотел пока лишних вопросов. Вот после боя, когда он завоюет себе кое-какой авторитет, — другое дело… Шум моторов стих, и через миг в кокпите показались немигающие огоньки звезд. Панорама давала отличный обзор. Крутанул кабину, проверяя работу, — все в норме. Подача боеприпасов — отлично. Система наведения — ого, что-то новенькое! Ничего. Управимся! А вот и гости… Сзади полыхнули дюзы крейсера, вышедшие на полный рабочий режим. Ну, идите сюда, людоеды. Сейчас я вам устрою… Совместил метки прицела с мишенью и стал ждать. Мгновения тянулись мучительно долго.

— Эй, почему ты молчишь?!

Это прапорщик… Процедил сквозь стиснутые зубы:

— Не мешайте!

Еще немного, еще…

Вот он! Первый враг! Длинное, хищно вытянутое тело истребителя космического класса! Увешанные оружием короткие плоскости, спрятанная за виртуальным шлемом голова пилота, длинные струи пламени, бьющего из дюз… Так, дистанция уверенного поражения… Пальцы сжали гашетку, стволы мотор-орудий бешено завращались, выплевывая короткую струю гильз с обоих сторон БРа. «Уверенное попадание!» Первый истребитель разлетелся на куски, разбрасывая шлейф обломков в пространстве. Второй выбросил на мгновение струю газов, затем просто исчез в огненной вспышке. Звезды поползли в сторону. Вначале медленно, потом все быстрее и быстрее…

— Эй, парень! Приближаются еще четыре машины!

— Не мешайте!

Он давно уже засек их на экране радара. На этот раз враги открыли огонь с дальней дистанции, выпустив ракеты. Но тут вмешался сам корабль. В бортах распахнулись люки, и оттуда высунулись стволы противоракетных скорострелок, мгновенно открывших бешеную стрельбу. Все-таки подмога… Но за веером разрывов истребители подобрались совсем близко, и по броне хлестанула очередь снарядов мелкого калибра, впрочем, от нее пострадала только краска. Ответили ей весомо: напоровшись на веер огня, два истребителя врага превратились в облачка мгновенно рассеявшегося газа. Следующий исчез в огненном шаре взорванных топливных баков, а последний, оставляя после себя серебристый шлейф вытекающего из баков топлива, бросился удирать… Впрочем, далеко противник не ушел: уже на пределе дальности Александр все-таки достал его, а движение его корабля тем временем все ускорялось. Еще несколько минут, и они выйдут из зоны действия истребителей, ну же, ну! БР дрогнул и пополз вниз, сомкнулись створки люка, отсекая машину от вакуума. Впрочем, внутренние двери шлюза по-прежнему были заперты. Но это не смущало парня — сейчас нужно дождаться, пока температура машины немного выровняется, чтобы обслуживающий персонал мог работать без риска обжечься. Немного обождать… Он чуть слышно выругался — все-таки сразу видно, что на корабле нештатный экипаж. Забыли включить прогрев переходной камеры.

— Чего ругаешься?

Это опять майор.

— Мне тут что, сидеть и ждать, пока воздух не кончится? Забыли печку воткнуть?!

— О, извини! Сейчас.

Судя по внешним датчикам — спохватились…

…Створки дрогнули, медленно поползли в стороны, и когда захваты разжались, Александр осторожно свел машину с платформы. Открылась кабина, уже привычно зажужжал подъемник, и через мгновение он оказался в объятиях друзей.

— Слушай, как ты их?

— Нет, это просто здорово!

— Как ты только управился с этим чудовищем!

Женский голос прорезал их восторженные выкрики.

— Откуда ты знаешь БР?

Парень взглянул на лейтенанта — та, чуть прищурив глаза, настороженно смотрела на него. За него ответил кто-то из ребят:

— Мы помогали профессору в лаборатории, а Саша лучше всех из нас разбирался в этой машине.

— Вы?!

— Да, господин майор. А что тут такого? Мы все — студенты университета, и в том, что мы знаем БРы, нет ничего удивительного.

Майор удивленно дернул подбородком, рассматривая ребят, затем медленно произнес:

— На нас напали земляне, Новоамериканское Герцогство. Вы знаете это?

Александр отрицательно качнул головой.

— Я не видел эмблем. Их не было.

— Я тоже. Но там были людоеды. А это могут быть только земляне. И еще. По словам лейтенанта Тьемпе, которая была начальником режимной смены и непосредственно отвечала за сохранность этих экспериментальных образцов, машины прибыли на завод из Терранской Республики, и управлять ими может либо человек, либо терранец. То, что ты не из Терры — ясно. Иначе бы тебя не допустили… Ты человек?

Все вдруг шарахнулись в сторону от него, а двое солдат, пришедших с офицерами, вскинули оружие. Помедлив, Александр тихо ответил:

— Наполовину. Мой отец был человеком с Земли. Но кто он, я не знаю. Мать никогда не говорила мне этого…

Внезапно вперед шагнула Мейя, его сокурсница:

— Я знаю его больше года! И могу поручиться за то, что Саша не людоед!

— И я!

— Я тоже могу!

Раздались выкрики других студентов.

— Он спас всех нас!

— Как вы можете! Алекс совсем другой! Не такой, как они!

Майор замешкался — то, что друзья так защищают полукровку, его явно смутило.

— Прости, парень, знаешь, подобные тебе — редкость! И очень большая. Я еще не встречал их. Понимаешь, у терранцев управление рассчитано под пять пальцев и их силу. Если же конечность будет четырехпалая, как у сюзитов, то управлять машиной так, как это делал ты, просто невозможно. А солдатам из других рас просто не хватит физических сил…

— Ясно. Ничего страшного, господин майор.

Тот облегченно вздохнул и хлопнул парня по плечу в знак одобрения.

— Ты молодец, парень! Спас сегодня наши шкуры. Иди, отдыхай. Путь нам предстоит неблизкий, и только светлые боги знают, как он завершится…


…Офицеры собрались в одной из кают:

— Значит, капитан погиб?

Прапорщик вздохнула:

— Он только отправил меня за прибывшим пополнением, и я вошла в галерею, когда в зале раздался взрыв, затем рухнул потолок. Уцелели только те, кто был на вахте. Старшина принимал припасы.

— Что с ними, кстати?

— Если с продуктами нормально, то очень плохо с водой и чуть получше с топливом. Мы только встали на закачку энергетики, как все началось. Если быть честными, корабль едва сможет дотянуть до ближайшей базы. Но если на нас нападут в пути — конец.

— Ясно. А что вы скажете, лейтенант?

— На заводе у нападающих были свои люди. Да и в городе тоже.

— Это понятно и так. А что по поводу парня?

Та, чуть помедлив, все-таки решилась признаться:

— Все, кто работал на заводе, проверялись службой безопасности Республики. Если его допустили на территорию, значит, он чист. А вообще нам повезло, что этот юноша оказался среди нас и на нашей стороне. Парень — прирожденный боец. Судя по всему, у него стальные нервы и огромная сила…

— Он наполовину землянин. Это многое объясняет.

— Ясно и без объяснений. Но, ладно. Что будем делать дальше?

Алиа опять вздохнула.

— Топлива у нас в обрез. Если идти напрямую на центральную планету, то просто не дотянем. Но здесь недалеко есть астероидная крепость Турранского Царства. Можно попытаться получить топливо и воду там.

— Рискованно. Это новейший и секретный корабль с частичным использованием терранских технологий. Если крейсер попадет в руки чужим, у Республики будут проблемы с Княжеством. А ссориться с терранами…

Она передернула плечами. Но ей никто не возражал — все помнили недавнюю войну Рамджа и Терры…

— У нас нет выбора. И я очень боюсь, что за нами могли отправить погоню. Если новоамериканцы захватили завод и прочитали записи компьютеров, то им известно, что у нас почти нет антиматерии. И они могут попытаться послать охотников…

Майор зачем-то потрогал шею.

— Если они вычислят курс.

Лейтенант вздохнула.

— Это можно сделать по остатку топлива. На доступном для нас расстоянии есть только две базы, и попадание на одну из них равноценно самоубийству.

— Вы имеете в виду новоамериканскую?

— Да.

Девушка грустно усмехнулась.

— Так что остается только турранская. И еще, майор…

Она чуть помолчала, затем решилась.

— Мне кажется, что это вы должны командовать кораблем.

Тот замахал руками в знак отрицания.

— Что вы, лейтенант! Я истребитель. Одиночка. И подчиненных никогда не имел. Так что уж давайте, продолжайте. А мне оставьте защиту корабля. Уверяю, что буду принимать ваши решения беспрекословно. Прапорщик?

Та тоже кивнула головой в знак согласия. Потом добавила:

— Мы успели получить обмундирование, господин лейтенант. Так что можете переодеться в форму.

— Спасибо, Алиа…

— Уи-и! Уи-и! — Резкий звук сирены разнесся по кораблю.

Через мгновение из динамика у входа донесся встревоженный голос вахтенного:

— Радар обнаружил цель! Прошу капитана пройти на мостик! Радар засек цель, прошу капитана пройти на мостик!

Все офицеры рванулись прочь…


Александр дремал в одной из свободных кают. Поставив свой БР на обслуживание, он нашел сокурсников, но те были заняты своим разговором и при его появлении замолчали. Поняв, что в данной ситуации присутствие нежелательно, парень пожал плечами и ушел от них подальше, отдыхать. Каюта подвернулась сразу, и он, не зажигая свет, поскольку коридор был освещен, просто отодвинул занавеску, прикрывающую спальное место, и рухнул на кровать, не забыв, правда, поставить ширму на место. Незаметно для себя юноша уснул.

Проснулся от воя тревоги. Моментально слетел с койки, сунул ноги в кроссовки (вся одежда была на нем) и, выскочив в коридор, помчался в трюм, где ждал БР. Тот заурчал двигателем с каким-то удовольствием, словно соскучившийся по хозяину зверь. Александр освободил транспортировочные захваты и поставил машину на знакомую платформу лифта, ожидая, когда последует следующая команда. Генератор набрал мощность, оружие было в полной боевой готовности, и он включил связь. На экране вспыхнула лицо лейтенанта Солы, та по-прежнему была в своем рабочем комбинезоне.

— Что тебе?!

— Машина готова к бою, жду указаний!

— Ясно. Будь на связи. И… Спасибо.

Она отключилась. Ну что же — ждать, так ждать…

Лейтенант обернулась к застывшему в находящемся рядом кресле майору:

— Айно, мальчишка уже в БРе, готов к бою!

— Отлично! Эх, если бы тут были истребители…

— Они здесь есть!

Вмешалась в разговор Алия.

— На борту восемь штук аэрокосмического класса! Мы должны были их доставить с завода на Шееле-3.

— Что же вы молчали?!

В это время дверь ушла в сторону, и в помещение ввалились студенты:

— Господин капитан!

— Гражданским на мостике не место! Уходите немедленно!

— Господин капитан, у вас не хватает членов экипажа, мы бы хотели помочь!

— Тогда быстро по местам! Ничего лишнего не трогайте, следуйте указаниям компьютера!

Студенты быстро разошлись по местам членов команды управления, на ходу осваиваясь с незнакомыми панелями. Уже через мгновение в наступившей тишине прозвучал чистый голос Мейи:

— Дальность пятьсот. Обнаружено гражданское судно в дрейфе! Сигнал идет оттуда. Это… Сигнал бедствия!

— Сбавить ход до среднего, поворот на шестнадцать градусов, горизонталь — плюс четыре градуса. Поднять БР на позицию!

Александр очнулся от медитации, в которую погрузился, ожидая команд командира, — платформа лифта пришла в движение. Вновь вспыхнул экран связи с рубкой, и он едва сдержал удивление — на экране светилось лицо его сокурсницы:

— Саша? Мы поднимаем тебя наружу. Приняли сигнал бедствия с гражданского корабля. Но будь настороже.

— Спасибо! Но как ты…

— Извини, потом поговорим!

Девушка отключилась. Парень вновь окинул взглядом приборы — все нормально. Если это гражданские — то будем все равно наготове. Вдруг это ловушка, и среди обломков затаились враги? Ааагов всегда учили не доверять никому, кроме себя…


Глава 4
НАЧАЛО ПУТИ

Кто может похвастать, что знает себя до конца?

Хосиро Ямата. Камикадзе

На экранах обзора БРа быстро вырастал избитый снарядами корпус пассажирского лайнера. Рулевой корабля, несмотря на молодость, неожиданно оказался довольно умелым. Александр внимательно следил за показаниями радара, но пространство вокруг пока было чистым. Вспыхнул экран связи с рубкой — на этот раз оттуда смотрел майор:

— Эй, парень, ты как?

— Нормально. Обозреваю окрестности. Пока никого.

— Тут тоже смотрят, но все равно — будь настороже.

— Вас понял, господин майор.

— Я собираюсь наружу, надо осмотреть корабль, так что не дергайся особо на всякий случай.

— Понял вас, господин майор…

Через несколько минут неподалеку открылся люк, из него выскользнула фигурка в стандартном скафандре. Двигатель на спине офицера выпустил струю газа из дюз. Разведчик устремился к повисшему буквально в сотне метров от корабля пассажирскому лайнеру. Тот представлял собой удручающее зрелище: пробоины в бортах, медленно вращающиеся вокруг израненного корпуса обломки и непонятные предметы, которые невозможно было пока определить, замерзшие капельки воды и чего-то еще. Майор исчез в одной из дыр, а через несколько мгновений раздался его голос в эфире:

— Проник в одну из кают. Здесь все разворочено. Выхожу в коридор… Боги! Тут одни трупы!

Затем на несколько мгновений воцарилось молчание, прерываемые тяжелым дыханием. Затем снова:

— Иду дальше. Кое-где еще есть энергия. Внутренние диафрагмы открыты. Похоже, что везде вакуум.

Вмешался голос лейтенанта:

— Майор, попробуйте пройти на трюмные палубы. Нам нужны продукты, вода и антивещество для двигателей. Кстати, кому принадлежит корабль, можете определить?

Легкий треск, затем снова голос разведчика:

— Судя по всему, корабль принадлежал Республике. Вез туристов на курорт, но, наверное, увидел то, что не следовало. Несчастных расстреливали очень тщательно. Живых пока нет.

Потом глухо добавил:

— И вряд ли будут…

Снова томительные минуты ожидания, прерываемые иногда бормотанием майора, комментирующего свои действия. Все ждали самого главного, но тут внезапно раздался радостный крик:

— За переборкой — воздух! И, похоже, есть уцелевшие!

— Майор!

— Точно! Датчик показывает наличие живых людей! Начинаю спасательную операцию. Прошу помощи!

— Вас поняла. Сейчас пошлю людей…

Еще несколько минут — и в борту крейсера прорезался новый люк, парень даже удивился — сколько их тут! Оттуда выскользнул самый обычный ремонтный модуль и помчался к лайнеру. Александр прищурился — точно, в открывшемся отверстии сигналила огоньками фонаря фигура Айно. Небольшой кубик пустолазника скрылся в темноте шлюза, воцарилось напряженное молчание. Еще томительные минуты ожидания…

— Капитан, тут около сорока человек, есть женщины и дети, но в основном члены экипажа корабля из обслуживающего персонала: механики, двигателисты, трюмные машинисты.

— Отлично! Сможете доставить их на борт?

— Да, думаю, проблем не будет! Можете опускать БР, пусть парень нам поможет.

— Вас поняла. Сейчас.

Платформа вновь пришла в движение. Впрочем, Александр не возражал против того, чтобы поучаствовать в спасательной операции. Стандартная процедура шлюзования, жужжание подъемника — и юноша оказался в окружении своих сокурсников, но то, что он увидел, удивило его до глубины души: они все были в форме.

— Вы чего?

Торен, самый старший из них, учившийся на курсе старше Александра, шагнул вперед.

— Понимаешь, ведь на крейсере острая нехватка членов экипажа, вот мы и решили помочь. А на мостике мы должны быть в военной форме. Кстати, капитан тоже переоделась, так что…

— И девушки?

— Мейа тоже, а вот эта, новенькая… Ираи… Она вчера вообще такую истерику закатила из-за тебя, хорошо, что ты не слышал!

— Так, не отвлекайте его! А ты тоже надень форму, если будешь управлять БРом. Умеешь модуль водить?

Раздался сердитый голос прапорщика Боркс:

— Естественно! Я окончил техническое училище до поступления в университет!

— Вот и отлично. Все необходимое найдешь внутри, и давай быстрее. Там люди ждут!..


…Александр аккуратно захватил манипуляторами «пузыря» последнюю капсулу с уцелевшими и, осторожно маневрируя в вакууме, двинулся к крейсеру. Новейшая разработка Республики! Он криво усмехнулся. Секретные двигатели, более прочная броня. По своим данным он значительно опережал все однотипные корабли других государств СЗО, только вот по сравнению с терранскими исполинами… Вспомнил гигантскую, уходящую в бесконечность черную стену огромного корпуса, теряющегося в перспективе. Вот у Княжества техника — это, конечно, что-то! Даже в академии практически ничего не знали о ней. Так, несколько неведомыми путями попавших в руки образцов, наверняка уже снятых с вооружения… Спохватился, аккуратно затормозил, поставил спасмодуль на палубу. Сработали магнитные ловушки, и тот прилип к поверхности. В трюме царила невесомость, поскольку для облегчения работы гравитация была отключена. Зашипели насосы, нагнетающие воздух, включились обогреватели, испаряя обильно конденсирующуюся влагу на поверхности. Несколько минут ожидания — и вновь заработала гравитационная установка, тело приобрело вес. Он откинул стекло «пузыря», поднял забрало шлема.

Между тем несколько членов экипажа из уцелевших солдат Республики торопливо раскрыли двери капсулы, и оттуда потянулись спасенные. Кое-кто в обычной рабочей робе, но большинство — в разнообразной гражданской одежде. Внезапно один из солдат схватился за оружие и сделал шаг назад — Александр застыл на месте: из капсулы вышла стройная девушка с пепельными волосами в ладно сидевшем на ней легком комбинезоне. В чем дело?! И тут он понял — на ее руках было тоже пять пальцев. Землянка?! Откуда? Он легко перемахнул через бортик своего агрегата и подбежал к беженцам:

— Эй, что происходит?

Незнакомка сделала шаг назад.

— Вы с Земли?

— Нет. Я землянка, но я — с Терры. Подданная Терранского Княжества. Юури Медведева. Вот.

Она обнажила руку с браслетом-идентификатором. И верно — на узкой полоске светилась голограмма, доказывая личность обладателя.

— Мой отец преподнес мне туристический круиз в честь окончания школы, и когда мы летели на курорт, на нас напали эти…

Девочка передернула плечами.

— Янки.

— Янки?

— Так на Терре называют новоамериканцев. Откровенно говоря, у нас их терпеть не могут. Старые счеты, еще с Земли. Даже те, получившие вторую молодость…

Про это знал каждый в Галактике. Волшебное средство омоложения.

— …плюются при упоминании о Гарри Гейтсе.

Солдат немного успокоился.

— Вы летели одна?

— Нет. Со мной была охрана. Но когда началась атака истребителей, то ребята запихнули меня в этот отсек, а сами…

Ее тонкое лицо посуровело. Тем неожиданней, что взрослое выражение появилось на полудетском еще личике. Солдат оглянулся и заметил застывшего рядом Александра, ловившего каждое слово девушки- подростка.

— А ты, полукровка, вовремя. Слушай, отведи ее куда-нибудь в отдельную каюту. Сам знаешь, народ у нас разный… Если к тебе уже привыкли, то вот с ней… И лучше бы девчонке поменьше маячить среди народа одной.

Парень кивнул в знак согласия. Затем расстегнул застежку скафандра и, выйдя из него, кивнул девушке.

— Идемте со мной…


…Куда ее заселить-то? Можно сказать, соплеменница. Тоже полукровка, как и я. Но мама у нее явно из сюзитов, разрез глаз чуть больше…

— Слушай, а почему солдат послал провожать именно тебя? Там же еще девушка была. А ты даже в скафандре…

Голос у нее был приятный и, как бы это сказать, слегка серебряный…

— Понимаешь, мы все тут из Ведирской Республики. На нее напали новоамериканцы. Земляне. Так что могут быть неприятности.

Он даже чуть замедлил ход, подстраиваясь под шаги полудевочки-полудевушки. Та бросила на него быстрый взгляд из-под густых, темных, красиво изогнутых бровей, сверкнув на мгновение серыми глазами, совсем как у него.

— Земляне, они ведь разные. Но почему именно тебя? Ты же не солдат, слишком молод для этого. Сколько тебе? Семнадцать? Восемнадцать?

Александр удивился не на шутку — обычно все давали ему больше из-за габаритов. Среди сверстников он всегда возвышался на голову.

— Откуда ты знаешь? Мне вчера исполнилось семнадцать…

— Не повезло тебе.

Решившись, парень остановился возле каюты, расположенной по соседству с той, где заночевал вчера.

— Вот. Располагайся пока тут. Как освобожусь немного — зайду за тобой, сходим поесть.

Дверь с легким шипением уползла в стену, автоматически вспыхнул свет. Небольшое, но уютное помещение.

— Закройся изнутри.

Он повернулся, чтобы идти обратно, но замер, почувствовав ее руку, удержавшую его за рукав куртки.

— Как тебя зовут, чтобы знать, кто стоит за дверью?

— Александр. Александр маун Ко. Я родом с Фаати.

— Но имя у тебя земное…

Юноша горько усмехнулся уголком рта.

— Мама говорила, что мой отец был землянином. Потому ведирцы и послали провожать тебя, что я, как и ты, наполовину…

Парень не окончил фразу, махнув рукой на прощание, и широким шагом, чуть ли не бегом, поспешил в трюм. Он не заметил, как за ним внимательно наблюдал один из его сокурсников…

Ираи вошла в столовую. Заметив собравшихся за столом студентов, она взяла поднос со своей порцией и подсела к ним. Девушка старалась держаться поближе к молодежи, но на такой шаг, как совместная трапеза, осмелилась впервые. Студенты, не обращая внимания на подсевшую к ним девушку, продолжали неспешную беседу, предметом которой был Александр:

— Я слышала, что столичная планета в осаде. Идут ожесточенные бои…

— Да. Удалось перехватить передачу — флот новоамериканцев штурмует орбитальные крепости Центрального Ведира. Пока безуспешно, но у нас большие потери.

— Нам повезло, что Александр с нами. Если бы не он, эти чудовища сожрали бы нас заживо еще там.

— Это точно! И голова у него варит — не зря профессор Сооти всегда так хвалил его.

Иран решила вмешаться.

— Вы о ком?

Только тут студенты заметили, что они не одни.

— Это ты? Да мы про нашего друга.

— Друга?! Он же землянин! Людоед!

Мейя даже подскочила от возмущения, опершись руками на столешницу и нависая над брюнеткой:

— Как ты можешь так говорить о Саше, совсем его не зная?! Он очень добрый, вежливый и сильный! Не зря ему удается справляться с терранским БРом! Да если бы не он, наши кости глодали эти землянские пожиратели людей!

— Но он же…

— Что — он?! Да Сашка самый лучший из всех парней, которых я знала!

Выпалила девушка и густо покраснела. Но ребята ее поддержали:

— Ты права! Он верный друг и настоящий товарищ! И спас всех нас уже дважды — на Ведире Крайнем и потом, когда мы улетали! Подбил шесть вражеских истребителей!

— Так это он управлял машиной?!

— Да! Жаль только…

Эрин замолчал, но тут на его слова обратили внимание остальные студенты:

— Что? Ты договаривай. Не прячь слова, если начал.

— Он подданный Юрэты. А родом с Фаати. Просто его отец — землянин. Наполовину, как эти, новоамериканцы. Но в Галактике есть планета, где живут такие же, как и Александр. Терране. Я видел, как он легко нашел общий язык с этой терранкой, которую спасли сегодня. И мне кажется, что Саша ей заинтересовался… Да и девушка им тоже. Я боюсь, что парень уйдет от нас, когда доберемся до Ведира. Ведь формально маун Ко — не подданный Республики…

Внезапно разговор оборвался — в столовую вошли новые посетители. Те, о ком только что шел разговор: Александр и Юури. Бросив на студентов внимательный взгляд, парень взял два подноса, для себя и своей спутницы, и парочка уселась за отдельный столик в углу, о чем-то разговаривая между собой. Эрин кивнул в их сторону головой:

— Видели?

Оба были явно увлечены беседой, и было заметно, что им интересно друг с другом. Но студенты не на шутку обеспокоились: ведь уйди парень с корабля за терранкой — кто вытащит их из беды в следующий раз? Ираи закусила губу — эта… Эта… Девица откровенно строила глазки своему собеседнику!..

— …Как тебе на вкус?

— Честно?

— Да.

— Не очень.

Юури состроила уморительную рожицу, и парень невольно улыбнулся, несмотря на то, что ужасно устал.

— У нас дома кормили намного лучше. А кофе вообще отвратительный. Мой папа лучше всех в Галактике варит его!

— Знаешь, я как-то не очень привык к этому напитку.

— Ой, что ты! Это такая прелесть! Слушай, а у тебя есть братья или сестры?

Юноша отрицательно покачал головой:

— Нет. Мы с мамой живем вдвоем.

— Понятно… У меня еще четыре сестры. Старшая — Ари, потом Нейя, мы с ней погодки, и младшие сестренки, Тиа и Маэй.

— Ого! Я тебе завидую!

Он произнес эти слова искренне.

— Наверное, вам весело вместе…

— Конечно! Скучать не приходится! Только вот папа все время занят…

— Естественно. Ему же надо семью содержать. Тем более такую большую…

Девушка опустила глаза и чуть прикусила губу, чтобы не выдать себя улыбкой. Потом перевела разговор на другую тему.

— Слушай, а ты сильно отличаешься от своих друзей.

— Ну… Я же с Фаати родом.

Та встрепенулась.

— Подожди, значит, получается, что ты не подданный Республики?

— Это так.

— Тогда… Почему ты воюешь на их стороне?

— Так получилось.

Его лицо стало суровым.

— После окончания училища мама подарила мне тур на курорт, и я случайно встретил на пляже профессора Сооти. Старик со своими учениками не мог решить одну проблему, а мы это проходили… Так я и стал его студентом. Меня взяли сразу на третий курс. В училище готовили на техника. А потом профессор привлек меня к работе над этим проектом… Над БРом.

— Ты сказал — Сооти? Шак Сооти?

— Ты его знаешь? Жаль старика, он погиб при нападении диверсантов.

Руки девушки сжались в кулаки.

— Получается, что знала…

Юури вдруг наклонилась к нему поближе и шепнула, чтобы никто не услышал:

— А чего они так на нас смотрят?

— Кто? — не понял парень.

— Твои друзья. Особенно вон та, с желтыми глазами, черноволосая.

Александр оглянулся — действительно, студенты сидели с озабоченными лицами, а лицо дочери министра просто светилось злостью.

— Не знаю… Непонятно.

Он пожал плечами. Терранка вздохнула:

— Наверное, тебе непросто здесь живется. Землян мало кто любит…

— Как сказать… Я могу всегда постоять за себя, если придется. Но вообще пока избегал стычек. Со своими ребятами из группы ладил нормально. Они привыкли ко мне. Даже заступились, когда военные выяснили мое происхождение… Но в других местах иногда приходилось трудно.

Неожиданно девушка протянула руку и взъерошила его волосы:

— Бедный ты мой… Может, стоит переехать к нам?

Откинулась на спинку стула и чуть прищурилась:

— Я могу помочь с подданством. Если у претендента есть рекомендация терранина, то он получает подданство почти сразу.

— Не знаю.

Юноша сделал большой глоток воды и пожал плечами.

— Мама может не захотеть. Она не любит больших городов…

— Подумай на досуге над моим предложением…


…Совещание шло и в офицерской каюте. Сола давно переоделась в военную форму, и теперь три фигуры в мундирах обсуждали дальнейшие шаги…

— Благодаря этому разбитому корыту мы пополнили наши запасы.

— Да. Теперь у крейсера полный комплект топлива и продовольствия. Да и с экипажем стало полегче — есть две смены в машинном отделении. Правда, двигатели им незнакомы, но народ среди новичков грамотный. Разберется вместе со штатными механиками «Неустрашимого» быстро.

— Значит, можно не заходя к турранцам, идти прямо на Центральный Ведир.

— А мы сможем прорваться к планете? Судя по сообщениям службы новостей, планета в плотной осаде.

Майор вздохнул.

— У нас нет выбора. А крейсер хорошо вооружен. Только вот экипаж…

Лейтенант тоже вздохнула.

— Я надеюсь, что мы успеем натренировать новичков так, чтобы достигнуть столичной планеты.

Алиа, наконец, решилась задать вопрос, который мучил всех:

— А что с полукровкой?

Все собравшиеся в каюте прекрасно поняли, о ком речь. Сола помедлила, потом тихо произнесла:

— Думаю, что до Ведира он будет с нами. Ему некуда деться с корабля. А вот потом… Могут быть проблемы с нашими командирами. Эти престарелые маразматики… Меряют всех одной меркой. А зря. Но… Мне кажется, что Александр что-то скрывает о себе. Уж больно спокойно он действует в бою. Такое ощущение, что для него эти сражения — не война, а забава…

— Спокоен?! Да это глыба льда! Как он подпустил истребители почти в упор, а потом раз, и… Я видел многих пилотов, кто пытался управлять этой машиной, но так, как этот мальчишка… Лейтенант, вы были с ним в кабине, когда БР принял первый бой. Вам ничего не показалось странным?

— Если не считать его силы и реакции — ничего. Парень работал с профессором Сооти над этой машиной, так что неудивительно, что он знает о ней все…

— А, тогда понятно… Ладно. Предлагаю идти отдыхать. Сегодня досталось всем.

Лейтенант устало поднялась с кресла, в котором сидела.

— Давайте завтра с утра обсудим наш новый маршрут.

Остальные офицеры молча кивнули в знак согласия.


Александр попрощался с Юури у дверей ее каюты, дождался, пока та закроет дверь и, вернувшись в свою, быстро разделся и рухнул в постель, накрывшись одеялом с головой. Но сон почему-то не хотел приходить к нему. Юноша поймал себя на мысли, что эта терранка ему нравится. Нет, конечно, девочка еще очень юна, но временами в ней, в ее поведении и речи проскальзывало что-то этакое, непонятное пока, но близкое. Ее жесты, улыбка, непосредственность, и в то же время — иногда оценивающий взгляд и попытка припомнить что-то давно забытое или уловить подсознательное. Хотя предложение интересное. Получить терранское подданство многого стоит! Да, пусть ааг. Наемный убийца. Лучший в Галактике, внушающий ужас. Но для этой профессии его личность слишком заметна. Ведь он редкая штучка… Вновь горько улыбнулся. Полукровка, или метис, как говорят земляне. Впрочем, Юури тоже. Но ей это только на пользу. До чего красивая получилась… Слабо улыбнулся, но теперь улыбка стала задумчивой. Ладно, надо как-то отдохнуть…

Утром он проснулся оттого, что в каюту вошел майор.

— Эй, парень, ты не спишь?

Поднял голову, взглянул еще затуманенными со сна глазами на мужчину. Айно рассмеялся:

— Выглядишь ты забавно! Короче, одевайся, приводи себя в порядок и дуй в трюм. Народа у нас не хватает, так что за БР отвечаешь сам. Проверь машину, загрузи боеприпасы, проведи профилактику.

Мгновенно вся истома ушла, Александр даже подскочил с койки:

— Минуточку, господин майор! Я хоть и надел форму, но не солдат! И сражаться за Республику не собираюсь! Тем более что не являюсь подданным Ведира!

Офицер посуровел:

— Знаешь, парень, воевать или не воевать — дело твое. Но если нас собьют раньше, чем мы доберемся до столицы из-за того, что наше основное оружие, с которым можешь справиться только ты, не в порядке… Подумай! Если можешь что-то сделать, чтобы спасти свою жизнь и жизни друзей, то лучше это сделать, чем потом бессильно глотать слезы и давиться отчаянием!

…Дверь за майором закрылась. Александр немного помедлил, осознавая слова Айно, потом решительно поднялся, быстро совершил утренний туалет и двинулся в столовую. Уже войдя туда, спохватился, что не позвал с собой Юури, но, к его счастью, девушка уже была там и с аппетитом ела, сидя в одиночестве за столиком. Он кивнул ей, взял свою порцию и устроился рядом, не обращая внимания на взгляды друзей и дочери министра.

— Доброе утро!

Девушка поприветствовала его.

— Как спалось?

— Нормально. Сейчас поем, и надо будет проверить БР.

— Естественно.

Она была очень серьезна.

— Ведь у вас мало людей, заботиться об основном вооружении корабля некому. Хочешь, я тебе помогу?

Внезапно над ними раздался девичий голос:

— Нет! Ты землянка, вдруг ты устроишь какую- нибудь диверсию, и оружие откажет? Я ему помогу!

Над ними нависла Ираи.

— Ты?

Та кивнула. Но Александр уже завелся.

— Послушай… Я тоже землянин!

— Но ты не такой, как она. Ты — свой!

— И что?!

— Ничего. Тебе я верю! А ей — нет! Эти… терране, они сидят за своей завесой, вместо того чтобы помочь нам! Отгородились от всех, у них там настоящие чудеса, золотой век, а они даже отказались продать оружие для того, чтобы мы могли защититься от этих… захватчиков!

Юури прищурилась, чуть откинувшись на спинку стула.

— Политика Княжества гласит, что секретные технологии не могут быть переданы ни одному государству, за исключением вассальных Терре. Закон суров, но это закон!

Словно припечатала. Но Иран уже понесло:

— Иногда можно закрыть на закон глаза, если это может спасти жизнь!

— Что?! Тогда нет смысла в законности. В Терре даже князь подчиняется закону!

— Хватит!

Вмешалась прапорщик Алия.

— Быстро заканчивайте еду и занимайтесь делом! Болтать некогда! А вы, госпожа терранка, усвойте для себя одну вещь: к вооружению Республики могут быть допущены только граждане Республики! Вам все понятно?

К всеобщему удивлению, та, к кому обращались, опустила взгляд и тихо произнесла:

— Простите меня, я забылась…

Дальнейшая трапеза прошла в молчании. Александр быстро очистил стандартный поднос, на котором выдавалась пища, затем положил его в утилизатор, коротко кивнул Юури на прощание и вышел из помещения, направляясь в трюм, где стоял БР. Короткий путь до лифта. Когда парень вышел из кабины, он был удивлен: рядом с его агрегатом стоял истребитель майора, который, откинув ремонтные лючки, тоже возился с оружием, время от времени, поминая ласковым словом того, кто собрал эту машину. Юноша осмотрелся и, заметив возле ящиков и контейнеров, которые вчера доставили с разбитого лайнера, старшину, направился к нему. Завидев парня, тот широко улыбнулся:

— А, привет, малый! Чем могу помочь?

— Нужно провести профилактику БРа и пополнить боезапас. Не могли бы вы дать мне инструменты и диагностический логгер?

— Шкаф 34–17. Там все лежит. А по поводу боезапаса — сейчас дам команду, подвезут…

Он всегда любил возиться с механизмами. Даже став постарше, посещал специальные курсы по боевой технике в академии. И сейчас любимое дело помогло немного забыться после неприятной сцены в столовой. Юноша с головой окунулся в работу. Тем более что, как парень увидел, два боя сказались на машине не лучшим образом. Кое-где от ударов вражеских снарядов появились течи в шлангах, немного барахлили фильтры регенератора. Да и прочих мелочей и регулировок было с избытком. Так что нужно было постараться. Чем Александр и занялся, не заметив, как пролетел день, и, не обращая внимания на многочисленных посетителей, которые под разными предлогами появлялись в трюме, чтобы своими глазами увидеть жуткого землянина, воюющего на их стороне…


Глава 5
ТРУДНЫЙ ВЫБОР

Оказавшись на распутье, лучше пойти своим путем.

Путник

Двое суток полета прошли спокойно. С каждым часом на корабле становилось все больше порядка, люди привыкали к случившемуся, к своим новым обязанностям.

Первыми, конечно, адаптировались дети, которых среди спасенных пассажиров было четверо. Они лазили по самым неожиданным местам, шалили в коридорах, играли, но никто их не ругал. Наоборот, их забавы были своеобразной отдушиной для тех, кто вел и обслуживал крейсер. Александр, насколько было в его силах, привел БР в порядок, провел всю необходимую профилактику и теперь сидел за логгером, работая над новой программой управления машиной, пытаясь применить те задумки, которые появились у него еще в бытность студентом. Только это, да беседы и прогулки с Юури по верхней палубе, где сквозь толстые иллюминаторы можно было полюбоваться величественной картиной бездны, помогало ему находиться в равновесии. Остальные его сокурсники были заняты практически постоянно — людей по-прежнему катастрофически не хватало, и вахты приходилось нести по половине суток. Одно время он попытался переговорить с лейтенантом Тьемпе, чтобы его тоже поставили на дежурство, но та объяснила, что его дело — БР, поскольку только он способен защитить корабль, который практически не имеет оружия из-за отсутствия боеприпасов, так как стартовали в дикой спешке, о чем, впрочем, Александр и сам догадывался. Приходилось искать другое занятие, способное принести пользу.


Алексей с трудом оторвал свой взгляд от ленты новостей — Ведир пал. Янки захватили центральную планету. Остальные миры, входящие в состав Республики, объявили о своей капитуляции. А ведь где-то там дочка… Она вместе с двумя телохранителями отправилась на курорт, как ни сопротивлялась этому мать. И теперь нет никаких сведений о ней. Впрочем, то, что она жива, сомнению не подлежит. Княгини бы сразу забили тревогу, если бы ее биофон оборвался. Но, судя по всему, девочка жива и здорова. И даже довольна. Но на всякий случай нужно выяснить, что с ней…

Князь коснулся кнопки сенсора:

— Миша, это ты?

Столяров откликнулся сразу.

— Слушаю, ваше величество! Что на этот раз?

— Про Ведирскую Республику слышал?

— Это моя работа.

— Дочка у меня там. Выпросила себе поездку на курорт.

— Что?!

Испуг в голосе генерала был неподдельным.

— Да вроде с ней все нормально. Но вот где она… Сам знаешь, в том секторе наши коммуникаторы не работают.

— Я немедленно вышлю корабль на поиски.

— Только аккуратно.

— Само собой…


Александр копался в настройках БРа, когда в трюм вбежал один из механиков с перекошенным лицом и заорал во все горло:

— Столица пала!

Все, кто находился в помещении, прекратили работу. Инструменты со звоном полетели на пол, трюм мгновенно наполнился топотом ног — люди поспешили к скорбному вестнику.

— Ты что?!

— С ума сошел?

Но тот, отмахиваясь от них, повторял одно и то же:

— Только что перехватили передачу — в новостях сказали, что Ведир пал, остальные планеты Республики капитулировали!

Айно, находившийся здесь вместе со всеми, вдруг влепил паникеру пощечину:

— Успокойся, солдат! Возьми себя в руки!

Тот всхлипнул и замолк. Майор вспрыгнул на ящик:

— И что? Тоже готовы сдаться?! Я давал присягу и буду драться до конца! Мне все равно, кто пойдет со мной. Но я не сдамся!

— Но… Как? Что мы можем сделать?

Внезапно под потолком рявкнул динамик:

— Майор Мирр! Александр маун Ко! Явиться к капитану!

Офицер спрыгнул с ящика и поманил стоящего молча в отдалении от остальных парня рукой:

— Пошли. Нас вызывают. А вы…

С презрением взглянул на собравшуюся толпу:

— Или уходите прочь, или делайте свое дело!

Александр кивнул, соглашаясь с ним, и двинулся следом за мужчиной…

Лейтенант и прапорщик ждали их в рубке. Стакан с водой перед Солой, дымящаяся сигарета у Алии. При виде входящих мужчин обе женщины облегченно вздохнули:

— Слышали новости?

Спросила капитан корабля.

— Да. Насколько это верно?

— Мы перехватили трансляцию.

Прапорщик включила запись. Замелькали голографические кадры. Чеканные ряды завоевателей. Униженно сгорбленные спины побежденных. Развалины на месте когда-то роскошных зданий. Девушка остановила просмотр на сцене расстрела пленных. Оскаленное лицо захватчика выглядело счастливым…

— Вот.

Майор вздохнул.

— Да, это точно Ведир. Я видел свой бывший дом… Точнее, то, что от него осталось.

Сола вздохнула.

— Что будем делать теперь, господа офицеры?

Александр вздрогнул от неожиданности.

— Я не офицер. Я вообще не военный.

Рука майора хлопнула его по плечу. Он устало произнес:

— Брось, парень. Ты — наша последняя надежда. Не будет тебя, кто защитит корабль? Если бы у нас хотя бы боеприпасы были и экипаж… Тогда можно было бы побарахтаться. А так… Не будет БРа, не станет и нас. Так что ты офицер. По крайне мере для нас. Здесь, на корабле…

Прапорщик бросила на майора странный взгляд, потом глубоко затянулась.

— Так как поступим? У нас, как вы, верно заметили, Айно, нет ни боеприпасов, ни экипажа. А теперь нет и места, куда мы можем вернуться. Капитулировать, как я видела, вы, господин майор, не собираетесь. Что же тогда?

Сола медленно произнесла:

— Я не могла сказать раньше… Но недалеко отсюда есть секретная военная база снабжения. Мы сможем там пополнить свои запасы.

— И вы молчали?!

Возмущение взрослых было неподдельным. Но молодая женщина стойко вынесла взрыв эмоций.

— Я не имела права говорить о ней даже под страхом смерти. Но теперь, думаю, все обязательства и клятвы утратили силу. Базу охраняет автоматическая система. Надеюсь, что коды доступа еще не изменены. Мне они известны. Тогда можно будет немного подлатать наш корабль. Но… Я не знаю, как поступить с гражданскими на корабле.

Майор вдруг припечатал руку к столу.

— Ничего страшного. Все равно координаты базы они не знают, потом можем высадить их в первом же нейтральном порту. В нем, кстати, наверняка будет много наших, кто успел сбежать или застрял из-за падения Республики. Так что… Думаю, что экипаж мы сможем набрать.

— Решено. Так и поступим. А что скажешь ты, Александр? Почему молчишь? Или тебе нечего сказать?

— Я не подданный Республики.

— Но ты с нами? Или решил вернуться домой?

— До порта — с вами. А там — посмотрим.

— Тогда все — по своим местам.

Сола достала из кармана портмоне, вытащила оттуда крохотный памятный кристалл, катнула Алие:

— Введите маршрут, старший помощник.

— Слушаюсь, госпожа капитан!..


…Александр вернулся в трюм и, не обращая внимания на вопросы, которыми его засыпали все свободные от дел механики и специалисты, вновь погрузился в работу.

Убедившись, что от него ничего не добиться, и перехватив одобрительный взгляд старшего товарища по оружию, парень провозился с БРом до самого вечера. Наконец, когда панель уже расплывалась перед глазами, он закрыл кабину управления и вернулся в свою каюту. Принял душ, направился в столовую. Против ожидания, там были его друзья. Впрочем, они часто засиживались столовой, поскольку больше никаких свободных помещений на корабле, кроме кают, не было…

— Саша! — бросилась к нему Мейя. — Ты слышал? Ведир пал!

— Слышал.

— Что теперь с нами будет? У меня семья осталась на…

Девушка сглотнула слезы. Парень вспомнил, что та была родом с Зевоса. Рука сама потянулась и погладила ее по голове:

— Не переживай. Все с ними будет нормально. Еще встретишься. Поверь мне…

Та на миг благодарно прижалась к нему всем телом, еще раз всхлипнула.

— Не плачь, малышка. Ты их еще увидишь. Командир решила зайти на нашу военную базу для пополнения запасов. Потом направимся к ближайшему нейтральному порту, где вы сможете покинуть корабль и разойтись по домам. Так что…

Мейя, наконец, высвободилась из его объятий и, вытирая слезы, отошла к сидящим за столом ребятам. Александр взял поднос, затем с аппетитом принялся есть, не замечая странного взгляда сидящей в углу Ираи…


…Секретная база располагалась в большом скоплении астероидов, раскинувшемся на несколько астроединиц. Во Вселенной иногда встречаются подобные аномалии. Осторожно маневрируя между бесформенными обломками, крейсер пробирался все ближе и ближе к цели полета. Внезапно взвыла сирена системы оповещения, а затем на радаре засветились отметки. Сола похолодела: неужели она привела крейсер в ловушку? Но через мгновение отметки изменились с красных, тревожных, на зеленые, дружественные. Динамик передатчика затрещал, оттуда послышался голос:

— Неизвестный корабль, назовите себя, иначе вы будете уничтожены!

— Кто вы? — единственное, что она смогла выдавить через вдруг перехвативший горло спазм.

— Пятый ударный флот Ведирской Республики.

— Это крейсер «Неустрашимый»! Мы не успели получить коды, когда кораблю пришлось экстренно стартовать с Зевоса!

— Ваше имя и личный номер?

— Лейтенант Сола Тьемпо. 44-654-1313. Специальное подразделение Республики «Тар-четыре».

Короткая тишина в эфире, и вновь голос, только другой:

— Сола, девочка, это ты?

— Господин генерал?!

Говоривший человек был старый знакомый ее погибшего во время конфликта шестилетней давности отца генерал Бин Чарры. От радости у нее выступили на глазах слезы.

— Боги!..


…Крейсер встречали истребители. Они, пристроившись по бортам корабля, препроводили его к огромному астероиду, в котором, собственно, и находилась база. Пристыковавшись к тщательно замаскированному шлюзу и дождавшись, пока автоматика уравняет давление, офицеры корабля попали внутрь. Их встречали лично генерал и его окружение. При виде молодой женщины пожилой военный не смог сдержать эмоций и, шагнув вперед, сжал ее в объятиях:

— Девочка моя! Как же я рад, что ты жива!

Потом спохватился и отпустил ее. Командир крейсера отдала честь:

— Господин генерал, лейтенант Сола Тьемпе. Приняла командование кораблем в чрезвычайной ситуации. На борту — шестьдесят человек, в том числе четверо детей и восемь гражданских женщин, снятых нами с уничтоженного новоамериканцами пассажирского лайнера. Мужчины временно мобилизованы в качестве членов команды. Корабль нуждается в пополнении запасов топлива, боеприпасов и, конечно, команды.

Генерал ответил на приветствие и перевел взгляд на остальных. Первым отрапортовал майор:

— Майор Мирр, Айно! Первый охранный легион Республики! Совершил вынужденную посадку после того, как мой глайдер был подбит. Сейчас управляю аэрокосмическим истребителем класса «молния».

— Прапорщик Алиа Боркс, второй учебный эскадрон Республики. Сопровождала пилотов БРов, посланных для обучения на завод Зевоса. Во время нападения диверсантов врага на завод три машины попали к врагу, четвертая находится на борту крейсера. Учебная команда и большая часть экипажа крейсера погибли во время нападения.

Чарра встрепенулся:

— У вас на борту БР?

Сола метнула злой взгляд на подчиненную, но ответила четко, как положено:

— Так точно, господин генерал. Несмотря на стычки с противником, машина в отличном состоянии.

От неожиданности генерал чуть приоткрыл рот, потом спохватился и со стуком вернул челюсть на место:

— У вас были бои с врагами?

Вновь вмешалась прапорщица:

— Господин генерал, из-за нехватки команды мы вынуждены были привлечь на службу в качестве специалистов студентов местного университета, которые помогали покойному профессору Сооти. Один из них управлял БРом и уничтожил шесть вражеских истребителей.

На этот раз поползли вверх густые кустистые брови:

— Студент? Управлял? Уничтожил? Вы уверены, прапорщик? Это же терранская машина!

— Господин генерал, позвольте заметить, этот студент — полукровка с Фаати. Наполовину землянин.

— Проклятье тьмы! Прошу прощения, господин генерал…

Сола выругалась. Она не хотела засвечивать парня, поскольку боялась, что генерал насильно заставит его воевать. А война по принуждению ни к чему хорошему не приводит. Да еще… О боги, она чуть не забыла!

— Осмелюсь доложить, господин генерал, на борту среди гражданских лиц находится подданная Терранского Княжества…

На этот раз выругался генерал — еще одна головная боль. Никто никогда не нападет на терранцев, поскольку нанести одному из них вред или ущерб — все равно, что подписать себе смертный приговор. Даже новоамериканский герцог это знает и не станет рисковать… Но ведь подданные князя не станут разбирать, кто прав, кто виноват, и достанется всем…

— Ладно. Господа офицеры, отдыхайте. Я немедленно дам команду штабу, чтобы вам начали формировать экипаж и приступили к загрузке всего самого необходимого. Людей у нас больше, чем требуется. Брали всех, кого могли. Так что насчет этого не беспокойтесь.

Обернулся к адъютанту:

— Проводите господ офицеров на базу и предоставьте им помещения для отдыха.

— Есть!

Тот вытянулся по струнке, затем обратился к прибывшим:

— Прошу за мной…


…Ираи, всхлипывая, все время повторяла:

— За что? За что?

В одном из расстрелянных она узнала своего отца, а мать ее погибла в случайной катастрофе…


Александр возился с машиной, пытаясь все-таки наладить фильтры, поскольку во время боя они начинали выдавать столько кислорода, что даже слегка щипало глаза.

— Чего мучаешься?

Юури насмешливо смотрела на него с галереи.

— Да когда начинается дело, даже глаза ест.

— Щиплет, говоришь? А не задумывался, почему?

Парень, недоумевая, взглянул на нее:

— Нет…

— Когда человек возбужден, у него повышается содержание адреналина в крови, и требуется больше кислорода.

— Но как можно в таком состоянии сражаться? Во время битвы, насколько я знаю, лучше оставаться спокойным…

— Ого!

Девушка с изумлением взглянула на него.

— Ты далеко пойдешь!.. Переключи режим на второй панели слева с тройки на единицу.

— Пробовал. Не работает.

— А… Понятно.

Она удивительно ловко просочилась в тесную кабину и коснулась браслетом небольшого зеленого квадрата в центре главной консоли управления. Внезапно все датчики замигали.

— Пробуй.

Выключатель послушно подался, занимая нужное положение.

— Так… Теперь приложи ладонь сюда.

Она сама приставила его руку к нужному месту. Послышался легкий щелчок. Затем раздался негромкий женский голос:

— Идентификация произведена. Параметры пилота введены в память логгера.

— Подтверждаю.

Убрала свой опознаватель, вновь улыбнулась ему.

— Вот теперь эта машинка будет слушаться только тебя.

— Но… Как?!

— Я же терранка. А это машина с Терры.

— Понятно…

— Пойдем, перекусим, раз закончили…

— Знаешь, с удовольствием!

Он облегченно улыбнулся девушке, затем выбрался наружу, протянул ей руку. Та, смеясь, ухватилась за нее и тоже вылезла из кабины, мазнула его в щеку губами.

— Спасибо.

— Это тебе спасибо. Ладно, пошли…

Так, веселясь, они вошли в столовую…


«…Отец умер. Мама умерла. Знакомые умерли. У меня никого нет. Кто защитит меня в этом мире? Кто спасет?

Боги, светлые и темные, что мне делать? Что?!» Иран сидела в чьей-то каюте, не включая свет. Она не хотела никого видеть. Ей нужно было побыть одной. Успокоиться… Наконец все же немного пришла в себя, поднялась с койки, щелкнула выключателем… Здесь кто-то уже живет. Мужчина… В шкафу висит легкая ветровка, такие же брюки, модные среди молодежи Зевоса. Один? Кто-то из студентов? Но те, вроде, поселились вместе в одной большой каюте…

Внимание привлек небольшой пластиковый квадратик, обнаруженный в кармане куртки. Повертела его в руках, убрала назад. Потом спохватилась — она слышала про такие, это же кредитная карточка! Значит… Чуть наклонила квадратик, так и есть, нанограмма и надпись, видимая под определенным углом. Александр маун Ко. Фаати. Первый объединенный банк СЗО. Фаати? Положила карточку на место. А это что? Простой, грубо свитый шнурок из натуральных волокон с замысловатым узлом посередине. Какой-нибудь сувенир, наверняка. Она что-то подобное видела в лавках для туристов. Александр маун Ко… Александр… И чуть не вскрикнула, зажав себе рот руками: это же каюта того полукровки! Боги! Бросилась к выходу, но в это время зашипел привод соседней двери. Это он! Лихорадочно осмотрелась — койка! Нырнула за ширму, уже слыша открывающуюся дверь. Светлые боги! Спасите! Внезапно послышался голос:

— Эй, парень, это ты водишь терранскую машину?

И его ответ:

— Да, господин.

— Я бы мог поговорить с тобой насчет этого? Я командующий этой базой генерал Бин Чарра.

— Да, господин генерал.

— Может, пойдем вместе, полюбуемся на твою игрушку? Там и побеседуем…

— Как пожелаете, господин генерал…

Вновь зашипел привод, и Иран облегченно вздохнула. Хвала богам, что спасли ее! Выбралась наружу, вновь включила освещение и остановилась. Почему-то тоска по родным немного отпустила ее. Может, причина тому — радость нынешнего спасения? Да нет, вряд ли…

Вновь осмотрелась. Вот на этой койке он спит. Зачем- то наклонилась, провела по смятой подушке рукой, затем встряхнула одеяло, одновременно втягивая запах ноздрями. Машинально заправила койку, открыла дверь, бросила взгляд на постель и вышла…


— Значит, это ты управляешь машиной?

— Да, господин генерал.

— И у тебя не возникло никаких проблем?

Александр нахмурился:

— Я наполовину землянин.

— Мне это известно. Так же, как и то, что ты — не подданный Ведира и можешь спокойно отправиться домой, на свою планету. Но, парень, ты уверен, что война не докатится и до твоего мира?

— Кто знает, господин генерал.

Острый взгляд из-под седых бровей.

— Интересный взгляд на жизнь… Значит, получается, что в первом же нейтральном порту ты покинешь крейсер?

— Думаю, что да, господин генерал.

— Жаль. Честное слово, мне жаль. У нас останется бесполезный хлам, поскольку никому из нас не по силам управиться с этой штукой.

На мгновение замолчал, потом все же договорил:

— Но пока мы вместе, ты на нашей стороне?

Парень молча кивнул в знак согласия. Генерал облегченно вздохнул:

— Ну, раз так… Можешь пришивать к своей форме нашивки лейтенанта.

— Лейтенанта?!

Александр удивился до глубины души — неожиданное решение!

— Я, как видишь, теперь и президент, и главнокомандующий. Так что своей властью присваиваю тебе звание лейтенанта. Этой машиной не может управлять рядовой!

— Благодарю за доверие, господин генерал.

Отдал честь на ведирский манер, вытянулся по стойке смирно.

— До нейтрального порта — я с вами…

— Спасибо, Александр! Мы надеемся на тебя…

Внезапно в трюм вбежал незнакомый военный:

— Господин генерал! Радары засекли отметку! Приближается корабль!

— Что?! Новоамериканцы нас нашли?

— Никак нет, господин генерал! Это терране!

Чарра неприятно удивился:

— Какого… Им надо? Хотя…

Повернулся к парню:

— У вас же среди беженцев терранка?

— Так точно, господин генерал.

— Тогда понятно.

Обернулся к посыльному:

— Передай, чтобы не вздумали открывать стрельбу. И подготовьте канал связи. А вы, господин лейтенант, известите даму, что за ней прибыли…

— Есть!..


— Юури! Это я, Александр!

Дверь ушла в сторону, на пороге появилась сонная, но оттого не менее милая девушка, трущая глаза кулачком.

— А? Что-то случилось?

— За тобой пришли. К базе подходит корабль из Княжества.

Остатки сна слетели с нее в мгновение ока.

— Вот же… Папочка… Я сейчас. Подожди меня снаружи.

— Хорошо.

Дверь закрылась за ней, а парень прислонился к стене, дожидаясь, пока девушка приведет себя в порядок. На удивление, это не заняло у нее много времени. Привычное шипение приводов, и вот она уже на пороге. Но что-то в ней изменилось, стала как-то взрослее, что ли?

— Веди. Куда нам?

— Пока в рубку…


Генерал с удивлением смотрел на высокого, гораздо выше его самого, затянутого в непривычный мундир синего цвета военного, появившегося в светящемся кубе голографического передатчика. Тот отдал честь на свой, терранский манер и заговорил на чистейшем интергале:

— Я командир дредноута «Норна» военно-космических сил Терры, полковник Иван Лискович. С кем имею честь?

— Генерал Ведирской Республики, главнокомандующий вооруженных сил Бин Чарра. Вы прибыли за своей подданной?

В глубине души генерал позавидовал неизвестной ему пока девушке, что та из Княжества. Вот, что-то приключилось, и за ней одной присылают целый дредноут…

— Да. Мы запеленговали ее коммуникатор и хотим забрать Юури Медведеву на борт. Просим разрешения послать к вам катер.

Чарра удивился:

— А почему вы сами не хотите подойти?

Полковник усмехнулся:

— Господин генерал, если мы сунемся в скопление астероидов, в котором вы находитесь, то от вашего убежища ничего не останется. Масса в несколько десятков миллионов тонн покоя что-то значит, не так ли? Дайте пеленг, мы пришлем катер и сопровождающих.

— Один момент, господин полковник…

Сзади раздался шум, и генерал, недовольный, что его отвлекают от решения проблемы, обернулся — дверь распахнулась, в комнату связи стремительным шагом вошла высокая, но очень юная девушка и следом за ней ввалился донельзя смущенный парень, управляющий БРом.

— Что…

Терранка, не обращая на генерала и его возмущение ни малейшего внимания, подошла к окошку камеры передатчика.

— Иван Иванович?

— Княжна.

Человек в сфере вытянулся в струнку, отдал честь. А Юури заговорила совершенно другим тоном, совсем не похожим на тот, каким разговаривала до этого с окружающими ее ведирцами.

— Господин полковник, здесь находятся и гражданские лица. Поэтому пришлите сюда корабль побольше.

— Сколько их?

— Около двадцати человек. Но среди них дети.

— Слушаюсь, княжна.

— Благодарю вас, полковник. И жду вас…

Обернулась к Чарре.

— Простите, что так невежливо, генерал, но мне нужно было отдать кое-какие распоряжения командиру супера.

— Супера? Княжна? Да кто вы такая?! Тьма вас побери!

— Не выражайтесь, господин генерал, особенно при даме, тем более при даме такого высокого положения. Я Юури Медведева, как вам и доложили. Дочь князя терранского Алексея Медведева и его супруги Яйли ап дель ои Суер-Медведевой.

— А… А… А…

От изумления генерал потерял дар речи, потом спохватился:

— Ва-ва-ваше величество…

Девушка сморщила гримаску:

— Ваша светлость — если уж желаете обращаться ко мне официально.

Затем повернулась к застывшему от удивления парню:

— Ну что, не надумал еще стать терранским подданным? С моей рекомендацией это несложно…


Глава 6
ПОКРЫВАЛО УЖАСА

Может ли считать себя человеком тот, кто питается себе подобными?

Конан-варвар

Яйли ворвалась в кабинет мужа, словно ураган.

— Как ты мог!

— Милая!

Но разъяренная мать не желала слушать никаких оправданий.

— Твое счастье, что с дочерью ничего не случилось, иначе…

Ее глаза начали наливаться чернотой, и Алексей не на шутку испугался — в таком состоянии супруга могла наделать много дел.

— Я!

Крик заставил женщину опомниться, и она провела рукой перед лицом, словно стирая паутину или завесу, возникшую перед ней. Майа возникла в проеме, словно призрак, мгновенно преодолела расстояние до сестры и крепко сжала ее в объятиях, но та уже успокаивалась.

— Все-все. Я в порядке.

Ее чуть шатнуло, и Алексей помог усадить жену на диван. Та обессилено вытянулась, ловя его руку и не отпуская.

— Как ты мог? Почему ты скрыл, что Юури в опасности? Хотя…

Словно прислушалась, потом, словно не веря самой себе, перевела взгляд на сестру:

— Ты тоже не видишь?

Та приложила руку к виску, также прислушалась, потом, поверив собственным ощущениям, ответила:

— Действительно… Я думала, что она развлекается… Но…

В дверь деликатно поскреблись, и семейные разборки мгновенно прекратились, когда в кабинете появился начальник контрразведки генерал Столяров.

— О, отлично. Все здесь. Ваши светлости, Юури на борту «Норны». И княжна очень недовольна, судя по докладу командира.

— Ерунда. Приедет домой — успокоится.

Князь сказал, словно припечатал. Его жены закивали головами в знак согласия. Затем Медведев добавил:

— Я думаю, пора вводить в действие план «Второй фронт».

— Совершенно с вами согласен, ваша светлость.

Майа вздохнула:

— Не поздно только бы оказалось…

И осеклась, перехватив по-прежнему изумленный взгляд сестры по браку…


…По переходу тянулись беженцы. Терранский командир согласился на просьбу генерала Чарры о помощи в доставке гражданских до безопасного места. Поскольку двухсоткилометровой длины супердредноут не мог войти в скопление астероидов без того, чтобы не разрушить находящуюся в одном из булыжников базу, терранское чудовище зависло на границе поля. За людьми же был послан адмиральский катер, которым пользовались для доставки высоких гостей. Тот с трудом пробрался через обломки, поскольку и сам был не маленький — чуть больше пяти километров, он превышал самые большие корабли СЗО чуть ли не на четверть. Пришвартовавшись к астероиду, внутри которого находилось убежище, командир бота первым делом разыскал княжну, а затем уже перешел к посадке пассажиров…

Ираи застыла за контейнером, ловя каждое слово. Охранники княжны (подумать только, эта терранская соплячка оказалась дочерью самого князя!) деликатно отвернулись, будучи, впрочем, настороже. Огромные фигуры в черной броне с невиданным оружием на кронштейнах щитков. Один своим видом вызывающие страх. К тому же по головидению одно время шли репортажи с рамджийской войны, и девушка хорошо запомнила, на что способны эти массивные башни. Впрочем, на их фоне и полукровка не терялся. Пусть он ее ровесник, но, видимо, гены родителя сказываются. Года через два-три тоже станет гигантом…

— Может, передумаешь и поедешь со мной в княжество?

— Нет. Спасибо за предложение, княжна…

— Юури. Для тебя — всегда Юури, Саша.

— Прости…

Слышно было, что ему нелегко далось сказать это.

— …Я не могу бросить их здесь. Знаю, что впереди долгий путь. Очень долгий. Но я должен его пройти.

…Когда наступает мгновенье отчаяния, и Смерть смотрит в твое лицо своими пустыми глазами, вспомни, что ты еще дышишь. Вокруг тебя свет звезды, полет облаков, гром неба. И тогда ты сможешь сказать Смерти, что она пришла к тебе зря, ты еще не умер, и путь твой долог…

— Правильно сказано. Что же, я запомню. И… прощай.

— Нет!

Княжна явно испугалась.

— Не говори «прощай». Скажи — «до свидания»!

Короткая пауза, затем:

— Хорошо. До встречи, Юури…

Послышались легкие шаги терранки и гулкий топот десантников. Наконец полукровка остался один. Остался? Остался…

— Долго ты будешь стоять за спиной?

— Что?

Она вздрогнула. Как он мог ее увидеть?! Дернулась было бежать, но полуземлянин уже возник возле нее.

— Подслушивать нехорошо…

Девушка подняла глаза и чуть не вскрикнула от ужаса — его взгляд был абсолютно пустым, казалось, что в нем кружит бесконечность Вселенной. Она попыталась отшатнуться, но сзади стоял контейнер, выгруженный с бота. А между тем рука парня крепко схватила ее за запястье:

— Запомни на будущее одну вещь, Ираи. Больше я повторять не буду. Не нападай на меня со спины. Это плохо кончится.

— Я… Я не хотела… Прости…

И вдруг слова сами сорвались у нее с языка:

— Я боялась, что ты бросишь нас! Улетишь на Терру!

— На Терру? — Он горько усмехнулся. — Вряд ли. Моя мать просила меня этого не делать. А вот в другое место — без проблем. Как только окажемся где-нибудь в Туррании или каком-нибудь другом нейтральном порту, я сойду. Это не моя война. Так что пока можешь не бояться, что я вас брошу…


— Вот ты где!

Появился улыбающийся майор Мирр.

— Не улетел? Ну и правильно. Хотя кто знает. Но лично я при виде таких вот громил…

Кивнул в сторону массивной спины десантника в черной броне, исчезающей за комингсом входа в бот:

— …Чувствую себя каким-то неполноценным, что ли? Ладно. Слова потом. Знаешь, что здесь?

Кивнул в сторону контейнера, выгруженного среди прочих с терранского катера.

— Откуда?

— Запчасти и принадлежности к твоему БРу. А здесь — боеприпасы. Скажи спасибо княжне! Она приказала командиру дредноута выгрузить припасы для нас и оружие. Тот упирался, но девушка связалась с родителем, и они подтвердили ее распоряжение. Так что теперь у нас есть шанс надрать этим янки задницу!

Словечко, пущенное Юури, уже стало популярным среди солдат Ведира. Парень дернул уголком рта, обозначая кривую усмешку.

— Надрать задницу? Я собираюсь только защищаться, господин майор…

— Александр маун Ко?

Терранец в черном мундире появился незаметно и неслышно, словно вырос из покрытия ангара.

— Да?

— Прошу прощения, господин лейтенант. Это вам. От княжны. А теперь простите. Мне надо спешить.

Отдал честь и исчез так же незаметно, как и появился. Парень повертел в руках небольшой пакет, машинально сунул его за пазуху. В это время взвыла сирена — штурм-бот начинал отправление. Плавно сомкнулись створки шлюза, задрожал пол, когда заработали воздушные насосы. Стены слегка завибрировали, когда терранец включил двигатели, и, наконец, все затихло.

— Интересно, что там такое? Не хочешь посмотреть?

Айно не отставал.

— Прошу вас, господин майор, оставьте меня в покое. У меня еще много дел.

Отвернулся от него, сдернул прикрепленный к металлановому боку контейнера лист планшета с описанием и, включив, погрузился в чтение. Ведирец пожал плечами, но отошел. Едва офицер исчез, Александр прислонился к прохладной стенке, чувствуя, как остывает разгоряченный лоб. Ему было искренне жаль прощаться с девушкой-терранкой, и не будь она дочерью самого Медведева, то он, не раздумывая ни секунды, последовал бы следом за ней. Но он обычный рядовой гражданин СЗО, а она — дочь правителя самого сильного и развитого государства Галактики. Пропасть между ними слишком велика. Слишком… Проклятье Тьмы! Протер ладонью лицо, словно стряхивая что-то неприятное и липкое, заставил себя взглянуть, наконец, на описание содержимого и чуть не ахнул — ничего себе!..


… День за хлопотами пролетел незаметно. Уже поздно ночью он, наконец, добрался до своей каюты, разделся, чтобы принять душ, и вдруг замер на месте: он точно помнил, что, когда уходил, не заправил кровать. А сейчас она была аккуратно застелена. Кто-то обыскивал помещение, пока его не было? Распахнул ящик, проверил карманы куртки — все на месте, хвала богам. Ладно. Расстегнул рабочий комбинезон и вдруг спохватился, что за всеми делами забыл про подарок Юури. Повертел конверт в руке, затем надорвал легкий пластик. На одеяло упали два предмета — простой пластиковый браслет и кристалл для логгера. Заглянул внутрь конверта, выудил листок с торопливо написанными буквами: «Это стандартный ключ для управления БРом, если захочешь что-нибудь изменить в конфигурации или вооружении. Кристалл береги. Когда у тебя не будет больше места, куда бежать или где спрятаться, сможешь им воспользоваться. Юури». Юури… Достанется тебе от отца, княжна. Все знают, что политика княжества — невмешательство в дела других государств. А ты… На лице появилась мечтательная улыбка, но Александр, спохватившись, убрал ее с лица. Ладно. Нужно пойти перекусить. Надел браслет на руку. Тот сидел, словно влитой. Кристалл лег вместе с карточкой и знаком аага. Пусть лежат, пока не понадобятся. Быстро сполоснулся, переоделся в повседневную форму, пристегнул заботливо врученные ему посыльным лейтенантские эмблемы к мундиру, взглянул в зеркало. А что? Неплохо выгляжу! Пригладил щеткой мокрые волосы, затем отдал сам себе честь, убедился, что получилось правильно, и направился в столовую…


Против обыкновения там почти никого не было. Гражданские, которые часто засиживались там за полночь, улетели на терранском корабле. Дети, обычно наполнявшие переходы крейсера своей беззаботной возней, тоже отсутствовали, и ему искренне захотелось, чтобы они больше никогда не испытали ужасов войны. В углу за столом сидели офицеры корабля, о чем-то негромко разговаривая. Заметив Александра, майор махнул ему рукой:

— Эй, парень, иди к нам!

Юноша приблизился и рассмотрел новые знаки различия и у обеих женщин: Сола стала капитаном, а Алия — лейтенантом, как и он сам.

— О, приятная новость! Поздравляю тебя.

Командир крейсера поднялась со своего места и на полном серьезе протянула ему свою руку для рукопожатия. Чуть помедлив, Александр осторожно ответил.

— Я тоже поздравляю.

Алия также поднялась и крепко, по-мужски, стиснула его ладонь.

— Благодарю.

Айно что-то плеснул в небольшой пластиковый стаканчик.

— За твое первое звание, лейтенант!

Поднял, залпом выпил, затем торопливо закинул в рот кусок сыра и, жуя, обронил:

— Ты не обижайся на меня за то, что случилось утром. Я думал, ты улетишь с княжной, и, увидев, что остался, просто не мог сдержаться от радости, не подумав…

— Ничего страшного, господин майор…

— Айно. Зови меня Айно, Александр.

Парень чуть усмехнулся:

— Тогда меня — Сашей.

— Саша?

— Это уменьшительное имя от Александр.

— Совсем не похоже, — пробормотала Алия.

— Тем не менее.

— Ладно, девочки. Мальчику не наливаем. Ему еще рано. Согласны?

Те дружно закивали. Взрослые выпили еще по одной, потом разговор зашел о том, что будет дальше. Оказывается, Герцогство атаковало Турранское царство почти одновременно с Республикой. И так же, как и в Ведире, дела у янки шли успешно. Во всяком случае, падение Метрополии ожидалось с часу на час. Новоамериканцы размахнулись не на шутку. И вроде как останавливаться не собираются…

— А что генерал?

— Генерал? Собирается оснастить флот на базе и дать им отпор.

— Глупо. Если вся армия не смогла остановить их, то, что может сделать кучка разрозненных беженцев?

Офицеры с удивлением взглянули на Александра.

— Знаешь, пусть наш мир пал, но, может, тем, что мы уничтожим нескольких новоамериканцев, мы спасем кого-то…

Парень задумался. Его почти всю жизнь учили убивать. Но вот пришлось спасти этих ребят и девчонок, которые учились с ним на Зевосе. Затем отстоять крейсер в космическом сражении. И надо заметить, что защищать ему понравилось гораздо больше, чем убивать. Но это же не его война! И что скажет его мама? Проклятие, не догадался отправить с терранами весточку домой. Уж передать запись они бы не отказались, раз Юури предлагала ему подданство. Вот же идиот!

— Ты чего?

Сола тронула его за плечо.

— А, надо было с терранцами домой письмо отправить! Не догадался! Мама, наверное, себе места не находит…

— Вот так всегда… Ладно. Не расстраивайся. Завтра после подъема сходим в центр связи, отошлешь весточку оттуда.

А ведь и верно! Он совсем забыл… Проклятье Тьмы! Ладно. Утром рано вставать. Дел полно. Спасибо терранке за браслет. Когда он с ним разобрался, то даже глаза на лоб полезли. Оказывается, они с покойным профессором ничего-то и не знали о том, что попало им в руки… Поднялся из-за стола.

— Прошу прощения, но я — спать. Устал до невозможности.

Сола вскинула свои огромные глаза, слабо улыбнулась:

— Завтра можешь выспаться. Генерал разрешил устроить выходной. Мы и так столько времени, не разгибаясь…

— О! Благодарю!..

Отдал честь, на что все улыбнулись, забрал пустой поднос, кинул его в утилизатор и пошел к себе. Глаза, откровенно говоря, уже слипались. Едва дождался, пока откроется дверь, вошел внутрь, не включая освещения, благо горела «дежурка», стащил с себя форму, сложил ее на верхней свободной койке, затем рухнул на постель и мгновенно провалился в сладкий сон…


Александр проснулся от уже привычного рева сирены. Тревога?! Тело действовало автоматически: Александр еще ничего не понял, но уже надевал одежду. На мгновение хмуро улыбнулся — вот тебе и обещанный выходной… Коридоры крейсера наполнились топотом — экипаж спешил к выходу. Ангар, где стояли корабли, был заполнен народом. Заметив, где находится экипаж крейсера, Сашка встал в строй коробки. Все быстро перестроились, выталкивая его вперед как офицера. На импровизированной трибуне появился сам генерал, чем-то взволнованный:

— Граждане Республики, солдаты, офицеры! Тридцать минут назад наши специалисты перехватили сигнал о помощи с одной из планет в близлежащем пространстве…

Бино Чарра подал знак, и в воздухе вспыхнул светящийся куб голосферы. Молодая женщина испуганным голосом заговорила:

— Мы, независимая колония Сельфан, просим всех, кто нас слышит, прийти и спасти нас. Сегодня утром в пространстве нашей планеты появился флот Новой Америки и передал нам ультиматум. В течение пятидесяти часов мы обязаны сложить оружие и передать все наши промышленные мощности под их полный контроль. Кроме этого наш мир должен принести присягу на верность Герцогству. Совет колонии постановил отвергнуть постыдные предложения и оказать захватчикам сопротивление, но у нас мало сил. Поэтому мы просим всех, кто может, оказать нам посильную помощь в борьбе с агрессором. Повторяю…

Изображение погасло, а генерал обвел взглядом строй экипажей.

— Итак, вы все видели. Что ждет колонию в этом случае, вы знаете. Я принял решение помочь Сельфану, благо они оказались столь любезны, что предоставили всю имеющуюся у них информацию о враге. Янки немного. Шесть боевых кораблей и около десяти десантных. Эта колония специализируется на выработке топлива для кораблей, поэтому нам жизненно необходимо защитить их для пополнения наших запасов горючего. Приказываю: всем кораблям начать подготовку к старту. Бой не будет легким. Так что… — Мужчина махнул рукой. — Придется жарко. Но я надеюсь, что мы дадим отпор зажравшимся новоамериканцам. Вылет через два часа. Разойдись по кораблям!..

Александр закончил последние приготовления и тщательно проверил крепление машины к столу подъемника. Он хотел на полную мощность использовать все возможности доставшейся ему боевой машины. Система жизнеобеспечения работала отлично, конфигурация вооружения соответствовала установкам. Что касается боезапаса, то благодаря щедрому подарку Юури на ближайшие несколько сражений ему должно хватить. Пискнул сигнал вызова по внутренней линии. Монитор озарился, на нем появилось необычно собранное лицо Айно.

— Готов, парень?

— Так точно, господин майор.

— Я тебе уже говорил — называй меня по имени.

— Понял, Айно.

— И помни: от нас двоих зависит жизнь экипажа и корабля.

— Я… Я сделаю все, чтобы защитить их.

Мужчина кивнул и отключился. Заработал таймер, отсчитывая мгновения до выхода в систему. Через несколько секунд режим работы двигателей изменился, что стало понятно по передавшейся БРу вибрации, заработал реверс тяги. Александр внутренне подобрался — сейчас. И верно, стол подъемника дрогнул и медленно поплыл вверх, к звездам… Через несколько мгновений по глазам ударил свет звезды, а затем стол замер на месте, и тут же взвыл ревун, засекая отметки от кораблей врага. Ну, боги тьмы, принимайте души врагов…

БР дрогнул, поднимая рубку на максимальную высоту. Боевые манипуляторы, изломившись, застыли по бокам. Корпус мелко завибрировал, когда стволы скорострельных орудий начали раскручиваться, затем затих — встроенные моторы раскрутили их до нужных параметров. Парень на мгновение отвлекся — вокруг уже шла свалка. Прикрывающие вражеские корабли истребители один за другим выныривали со стартовых катапульт и, быстро перестраиваясь в нападающий строй, устремлялись к отряду генерала. Передовые крейсеры уже начали вести по ним огонь из главного калибра, но пока безуспешно. Напрасная трата боеприпасов. Ладно. Сейчас мы вступим в дело… Вновь запищал зуммер боевой сирены — враги достигли зоны поражения. Глубоко вздохнул, выдохнул, накладывая метку прицела на светящуюся точку вражеского истребителя, указательный палец плавно нажал на гашетку…

Звуки выстрелов в вакууме не слышны, но вот пламя, вырвавшееся из стволов, на миг ослепило. Затем сработала система поляризации и отсекла вспышки как помеху. Зато было отлично видно, как разлетается на куски передовая машина врага, на полной скорости влетевшая в сверкающую ленту. Незаметный для глаза миг — и второй истребитель превращается в огненный шар. Оставшиеся шесть машин противника заложили крутой вираж, уходя из-под обстрела, но идущие в конце замешкались и угодили под слаженный залп крейсера, расположившегося по соседству с «Неустрашимым». А потом Сашке уже некогда было считать сбитых — подоспели остальные машины врага, и началась свалка. Пока он успевал. Корпус БРа послушно крутился, повинуясь всем командам пилота, изрыгая смерть. Корпуса из металлопласта и керамической брони превращались в крошево или газ, напарываясь на снаряды скорострельных многоствольных орудий. Парень пока не пускал в действие главный калибр машины, приберегая боеприпасы до того момента, когда отряд приступит к главным вражеским кораблям. Вновь начала вскрикивать предупредительная сирена, и юноша очнулся от боевого транса, торопливо включил внутреннюю связь:

— Я — БР. Прошу произвести пополнение боезапаса!

— Вас понял! Приступаем!

Какой-то истребитель, отчаянно паря пробитой кабиной на форсаже, устремился к крейсеру, поняв, что смертоносная машина на палубе корабля израсходовала боезапас. Нос противника озарился огнем, и от брони посыпались искры, высекаемые крупнокалиберными пулями. Выругавшись, Александр крутанул боевую башню, главный калибр заставил вздрогнуть крейсер, и янки разлетелся в пыль. В этот миг открылись бортовые люки, и оттуда выползли два стандартных ранцевых короба для боезапаса. Несколько секунд — и вот пустые сброшены, уползают вниз на пополнение. Полные занимают их место. И вовремя! Перерыв в стрельбе дал возможность янки перегруппироваться и с новыми силами атаковать пришедший на помощь колонии флот. Но не тут-то было — плотный клин истребителей, желающих покончить с нависшей над новоамериканскими кораблями угрозой, напоролся на сплошную стену смерти…

Боги! Какая машина! Она кажется продолжением тела, так чутко она реагирует на малейшие движения рук оператора, послушно выполняя команды. Плотная пелена взрывов на мгновение закрыла обзор, но автоматика чутко фиксировала все мишени, отсекая помехи. БР исполнял ту работу, для которой неведомый юноше терранский ученый его создал. А, проклятье! Стоящий рядом корабль эскадры вдруг вспух от внутреннего взрыва, затем взорвался. Град обломков ударил по корпусу крейсера, сбивая наводку, заставив испуганно сжаться в креслах и на боевых постах экипаж. Александр выругался сквозь зубы — все пространство вокруг было уже заполнено обломками кораблей, стреляными унитарами, мертвыми телами. Треснул корпус одного из десантных кораблей Герцогства, полыхнула узкая струя пламени вдоль разлома. Затем корпус плоской «банки» стал разваливаться на части, и оттуда посыпались крошечные фигурки. Некоторые из них еще шевелились, и парень, закусив губу, послал туда снаряд главного калибра, просто превративший в газ все, что попало в шар разрыва. Те, кто шевелился, были в обычных десантных доспехах. Эти доспехи обеспечивали своего владельца воздухом, но вот от высокой температуры и вакуума могли защитить лишь на несколько минут. Сражение все равно не закончилось бы раньше, чем их успели бы спасти… Снова слепящая вспышка детонации топливного танка. Яркий, ослепительно фиолетовый шар распада антиматерии — торпеда или ракета. Кто-то умудрился всадить ее в корму врага. Еще один готов… Так, короткое затишье, видимо, противник перегруппировывается. Юноша прищурил глаза, разыскивая среди отметок на мониторе алые вражеских истребителей. Что за… Стол лифта дрогнул и пополз вниз. Только тут он заметил, что на панели мерно вспыхивает сигнал вызова из рубки. Он отключил связь после того, как эфир наполнился звуками боя на всех частотах. Торопливо коснулся сенсора:

— …андр! Почему молчишь?! Ты ранен?!

— Нет. Все нормально. Было много помех!

Голос Алии был зол, но ее можно было понять — девушка чуть не сорвала голос, вызывая БР.

— Первая фаза закончена! Но с поверхности передали, что часть кораблей успела высадить десантников, и сейчас внизу идут бои! Генерал приказал готовить твой БР к десантированию. Справишься?

— Опускайте!


…Броневой лист защиты откинулся, пронзительно свистя от перегрева. И тут же в кабину просунулась рука с бутылкой воды. Юноша благодарно кивнул, откинул забрало и сделал жадный глоток. Затем вернул воду, принял взамен полотенце, вытер вспотевшее лицо.

— Спасибо!

Ему ничего не ответили, зато стали слышны крики обслуживающего персонала:

— Давай, крепи лучше! Тащи сюда свою задницу, ты!..

Обычные в данных обстоятельствах слова. Взвыла сирена под потолком трюма, и ругань усилилась на порядок. Наконец вроде что-то стало получаться… В это время корпус задрожал. «Входим в атмосферу. Турбулентность». Вибрация усилилась, затем начала успокаиваться. Привычно треснул динамик в кабине:

— Приготовиться! В бой вступаем сразу, с хода!

— Вас понял…

Удар! Створки, закрывающие трюм, дрогнули и поползли в стороны.

— Выходишь вслед за майором! Он первый!..

Ну, это понятно. Его истребитель нужно запускать катапультой, а мой БР выползет на собственных гусеницах… И точно — вот она, причина криков: техники заканчивают закрепление машины майора в стартовой позиции, цепляют энергетический кабель… Хорошо, что на БРе собственный реактор. Раз заправил трансуранидами — и нет проблем ближайшие десять лет… Ну, светлые боги! Поехали!

В воздухе вспыхнули голографические маркеры стартовой катапульты. Мгновение, и мимо машины с бешеной скоростью пролетел разгоняемый толкателем устройства истребитель. Мелькнул силовой провод, отстреливаемый в момент отрыва истребителя от палубы корабля автоматически. Пора! Маркеры потухли, нога вжала педаль в пол, рука толкнула контроллер тяги. Поехали… Машина рванулась с места, высекла искры на металлопласте покрытия, затем запрыгала по развалинам какого-то городка, и Александр до хруста стиснул челюсти — первое, что он увидел, было расчлененное человеческое тело, насаженное на кол. Причудливая зрительная память словно сфотографировала и навеки запечатлела эту мелькнувшую буквально на миг картину…


Глава 7
ПРОЗРЕНИЕ

На каждом долларе — ком крови и ком грязи.

В. И. Ленин

…— Спасибо.

Он, не глядя, принял воду, сделал глоток, да так и застыл, держа бутылку в руке. За один день ему пришлось пережить слишком много…

Юноша сидел возле остывающего после боя БРа, прислонившись к катку. Солнце устало освещало уже переставшие чадить развалины городка, названия которого он так и не узнал. Некому было сообщить его, а карт и указателей ни у кого не оказалось. Враги добрались до поселения раньше, чем подошла помощь. В живых не осталось никого… Но то, что захватчики успели сотворить с жителями, не поддавалось никакому осмыслению. Александр невольно задался вопросом: да люди ли они? Чьи-то руки взъерошили ему волосы, вытирая полотенцем обильно выступивший пот. Он вновь поблагодарил, на что вновь не последовало ответа.

— Лейтенант?

На него смотрели усталые, но внимательные глаза Солы, капитана крейсера. Он вскочил, забыв об усталости.

— Жду приказаний, господин капитан!

— Идите отдыхать, лейтенант маун Ко. Только уберите машину в трюм.

— Есть!..

Зажужжал подъемник, поднимая его в кабину. Не закрывая люка, чтобы было легче дышать, устроился в кресле, запустил двигатели. БР послушно двинулся, слегка перебирая широченными траками по пыльному стеклопласту, иногда посверкивая искрами из-под раздавленных обломков. Главное, чтобы никто не попал под гусеницу… Корабль уже остыл. Проход через атмосферу дался ему без проблем. Даже покрытие не обгорело. Боги, как же я устал… Аккуратно поставил машину на отмеченное флажками место, заглушил моторы. Реактор работает в режиме накачки конденсаторов ионного оружия. С трудом вылез на расположенную горизонтально плиту защиты кабины, встал ногой на ступеньку подъемника. Двигатель привычно зажужжал, опуская на полтрюма. Чуть пошатываясь, побрел к выходу в отсеки экипажа. Позади раздались голоса засуетившихся техников, принявшихся за обслуживание БРа. Впрочем, сделать они могут немного — почистить, проверить траки, дозарядить вооружение. Основное — на пилоте машины. Умный механический зверь никому, кроме хозяина, не доверит свои внутренности… Долго стоял под душем, когда вышел — удивился: на столе уже кем-то приготовлен поднос с едой. Не нужно брести в столовую. Ох, и вымотался же он…

Поел без всякого аппетита, сунул очищенную тару в утилизатор, сбросил легкий тренировочный костюм, входивший в стандартное обмундирование офицера, рухнул на кровать, проваливаясь в глубокий, без всяких сновидений омут…

Удивительно, но утром парень почувствовал себя так, словно родился заново. Открыл глаза, поднялся на койке — что за чудеса! Точно помнил, что плюхнулся поверх одеяла, а тут… Накрыт сверху вторым. Может, во сне? Кто его знает? Ладно. В это время пискнул коммуникатор вызова, на стене засветился экран внутренней связи:

— Саша? Проснулся?

На него смотрело лицо Мейи. Смущаясь, юноша торопливо набросил на себя куртку.

— Да, уже, спасибо.

— Тебя вызывает командир Сола.

— Сейчас буду…

Торопливо сунул в рот чистящую пастилку, надел форму, пригладил взъерошенные со сна волосы и заспешил в рубку…


…Ираи проводила взглядом его массивную фигуру и поднялась из-за стола. Поставила пустой поднос в мойку, направилась уже привычным маршрутом. Вчера этому парню досталось. Целый день в сражениях — неудивительно, что он не услышал, как она пришла к нему, собираясь поговорить кое о чем. Но сколько девушка ни пыталась его разбудить, он лежал неподвижно, ни на что не реагируя. Она в меру сил пыталась ему помочь во время сражения — подавала воду, вытирала пот полотенцем, он только благодарил, даже не глядя на того, кто это делает. Ничего. Сегодня все решится. Она сделала свой выбор. Пусть он полукровка, наполовину произошел от этих жутких землян, но ясно одно — только рядом с ним есть шанс выжить. Нужно заставить его сражаться ради себя. За себя. Защищать ее… Дверь в его каюту послушно открылась. Опять все бросил…

— Эй, эта каюта свободна?

В коридоре показались двое механиков, переданных кораблю генералом на базе. Неожиданно для себя девушка выпалила:

— Нет! Здесь живем я и мой друг.

Тот, что постарше, почесал в затылке.

— Да, молодежь… Небось, лет по семнадцать каждому, а уже семья… Пошли, Миро. Поищем другое место…

Боги! Что на нее нашло? Ладно. Не будем никого обманывать, в конце концов, это просто ускорит то, что она хочет сделать. Закрыла дверь, вернулась туда, где жила до этого. Наверное, Мейя будет довольна. Тоже сможет поселиться со своим другом. Собрала свои вещи, благо их было всего ничего. Обычная дамская сумочка да то, что выдали, когда она оказалась на корабле. Двинулась обратно к его каюте. Навстречу попалась соседка по каюте:

— Привет! Куда это ты?

— Переселяюсь.

— Далеко?

— К Александру.

Впервые она заставила себя произнести его имя вслух. Прошла мимо девушки, застывшей с открытым от изумления ртом…


…— Проходи, Саша!

Лейтенант улыбнулась парню. Вчера она была изумлена тем, как тот дрался. Если все земляне так воюют, то она рада, что парень на их стороне. И слухи об их ярости являются правдой. Вспомнила его застывшее лицо, ледяные прищуренные глаза, молниеносные движения БРа…

Юноша приблизился к тактическому планшету, взглянул на светящуюся сферу. Женщина принялась объяснять:

— Как видишь, нам удалось разгромить флот вторжения, но противник успел высадить десант. То, что они творят с мирным населением, ты видел собственными глазами.

Чуть не вздрогнула — лицо юноши на мгновение стало мертвым…

Нам удалось отбросить врага в глубину пустошей, но противник успел перегруппироваться и занять оборону. Все попытки наземных частей и добровольцев были отбиты. У нас нет тяжелого вооружения. Атаки же пехоты приводят только к потерям среди наших войск. Что скажешь?

Александр внимательно осмотрел позиции, горящие в голосфере, затем, несколько секунд подумав, сказал:

— На месте генерала я бы блокировал янки заградительными отрядами, а сам начал эвакуацию населения и имущества. Уничтожать части врага — значит потерять время. А противник мог вызвать подкрепление, я даже более чем уверен, что он уже сделал это. Мы угодим в ловушку. Нас запрут на поверхности, если американцы успеют. А янки от Турранского Царства всего в сутках пути. Так что времени у нас немного.

— Ты так считаешь?

Сола поразилась: анализ ситуации был проведен практически мгновенно и безошибочно. Ничего себе…

— Иногда я спрашиваю себя: Саша точно тот, за кого себя выдает? Уж слишком ты, как бы это лучше сказать, военный, что ли…

Холодный ответный взгляд, словно просвечивающий ее насквозь. Даже мурашки по телу пробежали на мгновение.

— Нужно быть полным кретином, чтобы не видеть очевидного. А что касается остального — ваша служба безопасности проверила меня, прежде чем допустить к работе над военными проектами у профессора Сооти.

— Извини.

— Что от меня требуется на этот раз?

— Пока ничего. Только обеспечить безопасность корабля, пока мы будем загружать его. Спецкоманды уже заняты сбором населения и всего, что нам может пригодиться для войны с Герцогством. Так что, поднимай БР на верхнюю палубу и начинай дежурить.

— Ясно.

— Ты позавтракал?

— Не успел, к сожалению.

— Я распоряжусь, чтобы тебе принесли наверх.

— Есть!


…Стартовый стол вынес машину наверх. Привычная уже процедура фиксации. Вспыхнули мониторы. Впрочем, пока чисто, можно не закрывать кабину щитами. Выглянул наружу — красиво здесь… Глубокое небо. Яркое теплое солнце… На экране радара вспыхнула отметка. Насторожился, снял с предохранителей скорострелки, но логгер машины дал отбой — свои. Сборщики… Через несколько минут возле корабля затормозил небольшой караван из грузовиков и автобусов. Многие машины были покорежены пулями, осколками, у некоторых были разбиты стекла. Из машин высыпали люди. Мужчины, женщины, дети, старики. Члены экипажа повели их на корабль. С грузовиков стали снимать ящики, контейнеры, тюки. Их перегружали на тележки и увозили внутрь. Парень откинулся на спинку кресла, внимательно всматриваясь в окрестности…


Герцог был доволен. Немцы, как это ни противно признавать, были умными людьми. Их «блицкриг» — гениальное изобретение! Быстрота и натиск! Молниеносными ударами рассечь СЗО, захватить как можно больше территорий и ресурсов, заставить подписать правителей завоеванных земель договора признания вассалитета перед Новой Америкой. И все становится законно. Никакой Совет, или Сенат, или Ассамблея ничего не сделают. Правда, есть еще один метод, который давно забыт этими «просвещенными» державами. Найти недовольных, организовать из них движение, устроить массовые беспорядки. Потом купленные с потрохами политики призывают войска Герцогства для наведения демократического порядка, поскольку оно — нейтральная сторона. И все. Нет, все же в нынешней ситуации есть свои положительные стороны. Эти вот… Космониты… Они забыли самые элементарные правила. И теперь земной опыт успешно используется для расширения государства. Под контролем уже восемь планет, почти три миллиарда подданных! В Новую Америку хлынул поток сырья, техники, ширпотреба с завоеванных земель. Бунты недовольных жестоко подавляются. Так что все нормально. Мы устроим «нойе ордо секлорум»! В Галактике будут править Гарри Гейтс и его потомки! Правда, есть еще Терранское Княжество…

На лицо герцога наползла тень. Эти грязные славяне перетащили с Земли почти всех, кто хоть чего-то стоил! Мало того, они наглухо отгородились от остальных планет. Про Терру рассказывают разные чудеса, в которые невозможно поверить. Все попытки новоамериканцев разузнать что-либо конкретное оказались безуспешны. За пятнадцать лет до того, как образовалось его государство, они вдребезги разнесли Республику этих… медведей. Те так и не оправились после поражения. Ничего. Еще год, два — и все Звездное Объединение перестанет быть свободным! И тогда мы потягаемся! Вся Вселенная против кучки отщепенцев! Мы еще посмотрим, кто кого…


Князь смотрел на карту СЗО. Жирные фиолетовые пятна, которыми отмечали экспансию Новоамериканского Герцогства, расползались по ней. Захвачено уже три анклава. Янки быстро набирают силу. Но вместе с тем и распыляют ее. Завоевать не так сложно — а вот как удержать захваченное? Это главная проблема. Из-за нее он не стал оккупировать Рамдж тогда, пятнадцать лет назад. Просто увяз бы в партизанской борьбе. Медведи умели использовать психологию очень хорошо и всегда бы нашли недовольных терранцами. На что же рассчитывает Гейтс? Хорошо хоть, дочку успели вытащить из войны… Он передернул плечами, вспоминая головомойку, которую ему устроили супруги. Ладно. Главное — девочка вернулась. Интересно, она что-нибудь усвоила за время своих приключений?.. Коснулся сенсора:

— Коля, что там с «Кали»? Через три часа? Гонщики они у тебя! Ладно, спасибо.

Переключился с внешнего номера на внутренний:

— Милая, Юури через три часа будет на орбите. Попроси ее после того, как отдохнет, никуда не уходить. Мне нужно будет с ней немного побеседовать. А? Да нет, что ты! Поругаю, конечно, как же без этого. По-отцовски, любя. Но мне интересно знать, что там произошло. Так сказать, свидетельства очевидца. Да…


Александр потянулся, косточки хрустнули. Откровенно говоря, он уже устал сидеть. А, судя по всему, торчать в кабине придется еще долго. Хорошо хоть, трупы успели убрать, а то еще обмороков не хватало. Между тем, несмотря на его ворчание, дело спорилось. И люди чуть ли не бегом спешили на корабль, и грузы в быстром темпе. Наверняка все свободное место будет забито. Интересно, к нему в каюту кого-нибудь подселят? Наверняка! Она ведь на четырех человек рассчитана. Ладно. Лишь бы новые соседи не храпели. Ожил динамик:

— Саша, принимай пищу. Сейчас поднесут.

— Понял, командир. Долго нам еще торчать?

Слышен был вздох, потом Сола ответила:

— Похоже, еще часа четыре, если не больше.

— Понял.

Вот это уже плохо. Если он правильно все рассчитал, где-то через половину названного срока должны появиться новоамериканцы. Чем генерал думает? Хотя… Бросать людей на съедение тоже как-то… Из внешнего микрофона донесся крик. Ага, принесли… Включил подъемник и, не отрывая взгляда от радара дальнего действия, крикнул:

— Поднимайся сюда!

Сработал датчик веса, трос стал наматываться на катушку. Вот же, не разобрать, кто-то из девчонок. Одна макушка видна. Волосы черные… Стоп! Иран?! Она же от одного моего вида чуть в обморок не падает! Да, это вторжение все на свете перевернуло! Вода горит, небеса падают на землю, а планеты становятся квадратными…

Девушка осторожно ступила на плиту, протянула ему поднос, сорвав консервационную пленку.

— Вот. Тебе.

Парень принюхался, пахло вкусно.

— Спасибо.

Она промолчала. Александр сразу взялся за приборы, потом спохватился:

— Да ты не жди, можешь идти.

— Я подожду, пока ты закончишь.

— А не боишься?

Девушка опустила взгляд, заливаясь краской стыда, тихо произнесла:

— Раньше боялась. Пока не знала тебя.

— Теперь, значит, убедилась, что я не людоед?

— Да… — ответила еле слышно.

— Ну-ну… Ладно. Твое дело…

С аппетитом принялся за еду. Да уж, повара сегодня расстарались! Жуя, спросил:

— Не знаешь, кто сегодня на кухне? Уж больно вкусно.

Ираи, отвернувшись к горизонту, ответила:

— Кто-то из местных. Новенькая.

— Ладно…

Быстро смел все предложенное, выпил горячий напиток, так и не разобрав вкуса. Затем вздохнул.

— Плохо дело.

— Почему?

Глаза, словно огоньки свечи. Почему в голову пришла такая аналогия при взгляде на ее встревоженное лицо? Чуть помедлил, все же решился сказать то, что лежало на сердце:

— Зря мы тут торчим. Ближайшие базы янки в сутках хода от нас. Ну, пусть на сборы еще полдня ушло. Все равно в ближайшие два часа они уже могут здесь появиться и запереть нас с орбиты, если не устроят бомбардировку. А у нас — беженцы. И что тогда? По-хорошему, пора все бросать и уносить ноги. Иначе я за наши головы ломаного терро не дам.

— Ты так думаешь?

Он махнул рукой.

— А с другой стороны — не бросать же людей…

— Тоже правильно. Эти чудовища… Земляне…

— Я тоже наполовину землянин!

— Ты — другой. Не такой, как они! Ты сражаешься с нами и за нас! Значит, ты — хороший! — горячо выпалила она. Он усмехнулся:

— Интересные у тебя критерии… отбора…

Внезапно застыл, глядя на монитор, на котором одна задругой появлялись светящиеся точки, потом коснулся сенсора переговорного устройства.

— Командир?

— Что, Саша?

— Передайте генералу: в пяти световых минутах от планеты наблюдаю флот противника. Пока насчитал сорок две отметки. Но их количество растет.

— Ты уверен?!

В голосе Солы прозвучал неприкрытый ужас, и было от чего: всех кораблей в отряде насчитывалось двенадцать, да еще три у колонистов. Но те были чисто гражданскими судами и не несли никакого вооружения. Затем капитан спохватилась:

— Откуда ты знаешь?! Наши разведчики на орбите ничего не сообщают!

— Они еще не засекли противника. А у меня терранская машина. Княжна кое-что включила, поэтому я и вижу намного дальше вас всех. Быстро докладывайте генералу!

— Поняла. Сейчас…

В мембране щелкнуло. А парень зло взглянул на приборы, потом на Ираи. Его взгляд смягчился.

— Ладно, убегай вниз. Сейчас паника начнется, а мне придется опять делом заняться. Спасать наши шкурки.

Неожиданно серьезно та ответила.

— Ты это сделаешь. Я знаю.

Подхватила поднос и шагнула на подъемник, тот заработал, унося ее вниз. Щелчок. Сработал датчик. Александр снова включил его, чтобы поставить на место. Затем вздохнул, нажал на сенсор, задраивая наглухо кабину. Корпус закреплен. Ионные орудия заряжены полностью. Боезапас для шестиствольных орудий — сто процентов. Снаряды для главного калибра — полный боекомплект. Вновь затрещал динамик:

— Саша! Генерал отдал приказ стартовать! Мы опустим тебя, но будь наготове!

— Вас понял.

Дрогнул стол. Горизонт начал быстро уходить вверх, и вот уже стены шахты. Когда створки сомкнулись, на мгновение стало темно, но тут же автоматически включилось освещение. Толчок, машина замерла. Мощная дрожь форсируемого двигателя передалась корпусу. Машина шла тяжело. Груз сказывался. Но ладно.

— Саша, двадцать минут! Как только выйдем на орбиту — втянем БР в трюм! Сейчас не можем!

— Не волнуйтесь за меня! Уводите корабль!

Отключились. Ого! Болтанка-то какая! Однако…


Он, словно наяву, увидел пляшущее пламя сгораемого кислорода атмосферы на корпусе, огненные столбы работающих на максимальной мощности двигателей, напряженные, осунувшиеся лица членов экипажа и ожидающих спасения беженцев… Тряхнул головой, отгоняя наваждение. Все внимание только на монитор. Там — полная картина! Несколькими касаниями перестроил разрешение радара. Логгер услужливо вывел запрашиваемые данные, просчитав все параметры, и Александр в очередной раз поразился этой машине. Прошли всего лишь минуты, а умный механизм уже все рассчитал! Так, а это что?! Торопливо включил внутреннюю связь:

— Командир!

— Что?!

— Измените курс на два градуса влево — противник выпустил торпеды! И если можете, увеличьте скорость на два процента!

— Рискованно!

— Тогда мы умрем! Я же не могу из шахты сбить их!

Воцарилась тишина, но по тому, как усилилась вибрация, парень понял, что Сола согласилась с его подсказкой. Багровые точки стали удаляться, но… Он опустил голову, когда увидел, как одна из отметок, обозначающая дружественный корабль, исчезла.

— Один из наших сбит.

— Я видела. Это «Светящийся», — ответила, проглотив слезы, капитан.

— Если мы сможем идти в таком режиме еще десять минут, то янки нас не догонят!

— Сможем!..


…Двери шлюза плавно разошлись, платформа разомкнула захваты. Очень осторожно парень спустил БР со стола, загнал его на стоянку. Спустился вниз, его уже ждал Айно:

— Как ты?

— Да со мной все нормально.

Внезапно майор шагнул вперед и крепко обнял Александра:

— Спасибо тебе, парень! Сегодня ты в очередной раз спас наши жизни! Мы все твои должники!

Еще раз стиснул в объятиях, потом отпустил, хлопнул по плечу:

— Ну, иди, отдыхай! Заслужил! И спасибо тебе еще раз от всех нас!..


Герцог был в бешенстве — эти повстанцы ускользнули. Но как?! Кто их предупредил? Вся операция была строго засекречена, никто кроме высших чинов штаба не знал, куда направляется особая эскадра. Неужели в высших кругах завелся предатель? Герцог медленно поднял трубку коммуникатора, набрал короткий номер и зловещим тоном заговорил:

— Господин Бзежинский? Я недоволен работой вашей службы.

Из мембраны донеслись оправдания, жалобы, но Гейтс процедил сквозь зубы:

— Я не вижу результатов работы. И хочу как можно скорее покончить с этими грязными скотами, что ускользнули от нас на Сельфане.

Отключился. Набрал другой номер:

— Генерал? Это я. Узнали? Очень хорошо. У меня для вас есть один вопрос: как вы думаете, операция не увенчалась успехом из-за того, что повстанцы были о ней предупреждены? Ясно… Что?! Заводы разрушены?! Проклятье! А что с пленными? Никого не осталось? Сбежали? Я расстреляю вас, генерал!

Швырнул трубку на пол. Ему делали специальные аппараты, похожие дизайном на земные мобильные телефоны. Затем уставился в огромное панорамное окно из непробиваемого стекла. Что за день! Сегодня, словно сговорившись, все преподносят ему неприятные сюрпризы. Как началось с утра, когда поскандалил с дочерью, так и продолжается! Какого черта Эстерии приспичило поехать с друзьями на курорты Луманды? Он пытался сопротивляться, но все бесполезно. Упрямством она пошла в него и настояла на своем, как он ни сопротивлялся. Хорошо хоть, что охрану взяла с собой! Эти наемники обошлись ему недешево, но своих денег стоили. Впрочем, что может случиться с дочкой самого сильного владетеля в СЗО на сегодняшний день? Всего лишь месяц, и вот он на первых ролях. Небольшая передышка, пока не будут освоены захваченные территории, и снова продолжим работу… Зловеще усмехнулся: больше бунтов не будет. Микродоза «пыльцы» — и рабочие готовы вкалывать сутками без всяких забастовок и протестов. Лишь бы получать еще и еще. Главное — не переборщить…


Последний взгляд на БР. Все на сегодня. Профилактика после дежурства закончилась. Пострелять сегодня не пришлось, хвала богам! Так что работы немного: переключить реактор на зарядку конденсоров энергетического оружия. Застопорить машину в походном положении. Дальше можно идти на ужин, помыться и спать. Это нервное напряжение вымотало его больше, чем бой. Особенно тяжело пришлось сидеть в шахте подъемника, каждое мгновение ожидая ракеты в борт… Прошел к внутреннему лифту, отдавая честь новичкам. Те с удивлением косились на его погоны. Уж больно он юн для них. Хотя по габаритам тела можно предположить, что он старше. Подождал, пока придет вызванная кабина. В столовой было полно народа. И в форме, и в гражданской одежде. Некоторые светились свеженаложенными повязками и иммобилизационными колбами. Это беженцы. Им, конечно, довелось пережить жуткое, чему нет описания в человеческом языке. Но этот янки, который заварил эту похлебку, поплатится за все… Наступит это время… Невольно Сашин взгляд остановился на маленькой девочке с игрушкой в руках. Та сидела в углу, что-то напевая, и парень невольно улыбнулся ей, получив обратно робкую попытку ответа. Боится формы. Ясно… Получил у повара свою порцию, осмотрелся, куда бы приземлиться, — все занято. Вдруг заметил машущую ему руку. Точно ему, подошел поближе — Суран. Товарищ по университету.

— Привет! Давай, садись.

— А ты?

— Да я уже поел, только сменился с дежурства. Слыхал, всех уплотнили. Практически во все каюты напихали беженцев. Народа полно, мест не хватает. Так что…

— Дело святое. Не достоин зваться человеком тот, кто не подаст руку помощи тонущему.

— Ого! Хорошо сказано!

Парень подхватил свой поднос и ушел, а Александр усмехнулся про себя: философия Уэя — Мастера. Интересно, а откуда Юури знает о ней? Неисповедимы пути Светлых Богов…


…Ираи еще раз взглянула в зеркало, в котором отразилась стройная брюнетка с точеной фигурой под тонкой, прозрачной ночной рубашкой. Девушке всегда говорили, что она очень красива, и не только родители. Парни в школе и в университете всегда обращали на нее внимание. Клюнет или нет, этот полукровка? Ей нужно привязать его к себе, чтобы выжить. Выжить любой ценой. Даже такой, как ее тело… Этот Александр… Он нигде не пропадет. Всегда выберется из любых ситуаций, самых безвыходных положений. Она это чувствует… Забралась на койку напротив него, задвинула полог. Где же он бродит?.. Зашипела дверь, открываясь, вот и полукровка, наконец. Чуть помедлил на пороге. Видимо, понял, что в каюте не один. А, наверняка его предупредили, что свободных мест больше нет, и, куда возможно, поселили эвакуированных с Сельфана. Или смущается, или не хочет тревожить новеньких. Тогда ладно. Подождем до утра…


Глава 8
Я — ААГ!

Мы приходим из тьмы и уходим в бездну, чтобы видеть танцующее падение лепестков сакуры.

Такаши Норитомо. Ниндзя. XVII век

Юури вошла в кабинет отца, опустив свои раскосые, как у мамы-сюзитки, но серые, как у отца-землянина, глаза. «Хм, разыгрывает из себя пай-девочку. Но уж кому, как не мне, знать, какие черти в ней водятся!» Князь довольно усмехнулся про себя, для порядка напустив на лицо суровое выражение.

— Папочка, как я рада тебя видеть!

— Это потом, лучше расскажи, какого дьявола ты не известила нас сразу, как на ваш корабль напали янки?

— Папочка, честное слово, я пыталась, но твои охранники запихнули меня в моторный отсек, а сами бросились в рубку! Я больше ничего не знаю!

Алексей посуровел еще больше. Ребята сделали все правильно. Именно в моторном отсеке шансов уцелеть больше всего, поскольку он всегда бронируется, даже на гражданских судах. Это правило номер один для всех обитателей Галактики.

— Значит, они погибли…

— Я тоже так думаю, папочка.

Князь вздохнул:

— Ладно. Теперь расскажи мне все по порядку. С того момента, как вас подобрали повстанцы.

Лицо дочери оживилось, и на нем появилась мечтательная улыбка. Отец вздрогнул: неужели дочка влюбилась в кого-то из спасителей? Твою же мать! А та набрала в грудь больше воздуха и начала свой рассказ, не заметив, что родитель включил запись…


…— Знаешь, я отдала ему ключ от «запасного аэродрома» в этом секторе. Прости, но он…

Алексей еле сдержался:

— Ты понимаешь, что ты сделала?! Юури, я считал тебя взрослой!

— Но, папа, ты просто не знаешь его! К тому же он в какой-то мере свой…

— Что значит «свой»?

— Александр наполовину землянин. Он говорил, что его отец родом с Земли. А еще у него серые глаза, как у тебя или меня.

— Серые?!

Князь почувствовал, как у него защемило сердце.

— Ты сказала, серые?

— Да. Я… Кажется, я влюбилась в него, папочка… Он такой, такой…

Дочь покраснела, мечтательно улыбаясь, а Медведев побледнел, потом тихо, вполголоса, спросил:

— Как его полное имя?

— Александр. Александр маун Ко. Я на всю жизнь запомнила. Он родом с Фаати, хотя очень долго жил на Юрэйте.

Юури не понимала, почему отец вдруг изменился в лице. Он поднялся с кресла, подошел к окну. Нащупал рукой портсигар в кармане военного кителя, девушка с удивлением заметила, что руки царственного родителя дрожат. Вытащил сигарету, хотя никогда не курил при детях, несколько раз глубоко затянулся, выпуская клубы ароматного дыма, затем глухим голосом спросил, не поворачиваясь к ней:

— Скажи, а он никогда не говорил о своих родителях?

— Про отца он ничего не знает. А мама его жива. Она так и живет на Фаати. Кажется, так. Папа, тебе плохо?

— Нет. Нормально. Ты… Иди.

— А ты больше не будешь ругать меня за ключ- кристалл?

— Нет. Это я был не прав, девочка моя. Ты оказалась умнее, чем я, старый дурак. Иди, Юури. Иди.

Дочь послушно поднялась и уже в дверях услышала:

— Скажи мамам, что я сегодня буду очень поздно. Мне нужно поговорить со Столяровым.

Девушка послушно кивнула головой.

— Хорошо, папочка.


…Если упомянут Ужас Вселенной, значит, дело очень серьезное. Но что отец ухватил важного из ее рассказа? Почему на него так подействовало упоминание о Саше? У кого бы выяснить? У мам? Но они вряд ли что знают… Кого бы спросить?..


Парень проснулся от шума воды в душе. Ага. Новый сосед проснулся. Пора и мне вставать. Взглянул на светящиеся цифры часов, вмонтированных в дно верхней кровати. Ого! Точно. Скоро должны прибыть на базу. Отодвинул ширму, спустил ноги и сунул их в легкие сандалии. Потянулся. Сегодня почему-то спалось удивительно хорошо. Но что это за запах? Потянул носом, слабый аромат незнакомых цветов чувствовался в воздухе каюты. Наверное, инженеры что-то намудрили с системой вентиляции. Поднялся — соседняя койка была прикрыта ширмой. Ладно. Сейчас сосед выйдет, и будем собираться. Интересно, куда генерал денет беженцев? На базе их оставлять опасно. Мало ли, янки найдут расположение, да и места там не так много, жизнеобеспечение просто не справится с таким количеством народа. Влез в тренировочный костюм, подошел к зеркалу, посмотрел на свое лицо, затем взял расческу, пригладил растрепанные волосы. В этот момент щелкнул коммуникатор.

— Саша, ты не спишь? Пойдем, позавтракаем вместе.

Айно. Вообще майор после того, как они выбрались с Ведира, стал плотно опекать его.

— Эй, Александр? Ты чего молчишь?

Но парень не мог промолвить ни слова от удивления — дверь в душ открылась, и из нее вышла Ираи, закутанная в полотенце.

— А… А… А…

Не обращая внимания на его изумление, девушка проскользнула мимо и спокойно открыла дверь. У майора от изумления отвисла челюсть, а ведирка мило улыбнулась:

— Мы чуть попозже, господин майор. Начинайте без нас.

И нажала на клавишу пульта. Когда каюта закрылась, парень немного пришел в себя:

— Ты… Ты что здесь делаешь?! Ты хоть понимаешь, что они подумают?! И вообще, как ты тут очутилась?

И тут же зажмурился — в глаза ударила белизна обнаженного тела. Он невольно отшатнулся, а девушка ответила сладким голоском:

— Они подумают то, что мне надо. А ты чего стесняешься? Или я тебе не нравлюсь?

Парень слегка приоткрыл один глаз, потом другой: Ираи уже накинула на себя легкое платье и, уперев руки в бока, чуть изогнувшись, насмешливо смотрела на него:

— Так что, я тебе не нравлюсь?

— Н-нет, почему? Но ты же вроде меня боялась! И вообще, может, объяснишь, что происходит?

Усмешка перешла в ослепительную улыбку:

— Как бы тебе лучше сказать-то? В общем, теперь я — твоя девушка.

— Что?!

— У тебя никого нет, ведь так? Вот я и подумала, что надо стать твоей… даже не знаю, подругой? Женой?

Александр опустился на койку, будто у него из-под ног выдернули палубу:

— Т-ты… Ты…

— Одному быть очень плохо. Даже твои друзья тебя избегают после того, что произошло на Родине.

— И что? Это мое личное дело.

Внезапно на ее глазах появились слезы, и улыбка исчезла с лица. Она шагнула вперед и села рядом с ним, опустив голову:

— Я… Я боюсь умереть. А ты… Не знаю почему, но я уверена, что если буду рядом с тобой, то выживу…

Вдруг порывисто обняла его и разрыдалась на груди. Не зная, что делать, парень ласково погладил ее по голове. Ираи отреагировала на это действие по-своему — она чуть отстранилась, затем коснулась его губ своими, еще солеными от слез…

Юноша ж знал, как реагировать на такое. Его научили тысячам способам убивать, владеть практически всеми видами техники и оружия. Он знал психологию, экономику, химию, электронику и кибернетику, умел влиять на поступки людей и еще многое и многое. Но вот с такой ситуацией сталкивался впервые. Разум подсказал единственно верное действие — он просто ответил на поцелуй…


В столовую они вошли вместе под изумленные взгляды экипажа и гражданских. Некоторые стали перешептываться, но Александр не обращал на такие мелочи внимания, Ираи тоже стойко держалась выбранного пути. Пожалуй, за все время, прошедшее после того нападения на родной планете, она впервые была спокойна. И за себя, и за свое будущее…


На совещании, проходившем во время полета к базе, было решено отправить беженцев в глубь Объединения. Кое-кто из спасенных решил записаться в солдаты, чтобы продолжить борьбу против новоамериканцев. Впрочем, большинство спешили добраться до мирных мест, чтобы забыть те кошмары, свидетелями которых стали. По прибытии в точку базирования большинство кораблей встало на профилактику, а «Неустрашимый» был направлен для сопровождения каравана из гражданских кораблей, на которые посадили всех беженцев. Те избрали своей конечной точкой планету курортов Луманду. Точно такой же когда-то был и Ведир…

Путь до избранного места занял почти полторы недели. Ираи жила в каюте Александра, но кроме единственного поцелуя между ними ничего не было. Как-то не сложилось. Впрочем, девушка была этим втайне довольна, хотя всеми силами старалась соблазнить парня, прилагая для этого все доступные ей методы: ласковые взгляды, дефиле, в чем мать родила по пути из душа и даже раз попыталась залезть к нему в постель, но данную попытку юноша пресек одним взглядом. Вообще после переселения Ираи к нему он старался, как можно меньше бывать с ней наедине. Старшие над ним посмеивались, но парень напустил на себя маску ледяного равнодушия, и постепенно все успокоились. Самозваная подруга же, наоборот, находила для себя удовольствие в этих разговорах и охотно поддерживала всяческие невероятные слухи.

Наконец небольшой караван вышел на парковочную орбиту, и гражданские корабли начали выгрузку своих пассажиров. Хвала богам, что они летели отдельно, иначе бы парень точно сошел с ума от бестолковости и суматошности обитателей Сельфана…

— Саша, ты, говорят, собрался вниз?

Ираи взглянула на него самым томным взглядом, каким только могла, но он только спросил:

— Чего тебе нужно?

— Я напишу список, купишь?

— Хорошо.

Он открыл свой шкафчик и вытащил старую гражданскую одежду, которую не надевал уже месяц. Окинул придирчивым взглядом, вздохнул, сбросил форму, не замечая, как жадно смотрит на его перекатывающиеся мышцы девушка, быстро переоделся. Затем проверил карманы, вышел прочь. Челнок уже был готов к отлету.

Хотя Сола и не хотела отпускать парня, но он заявил ей, что если не получит увольнительную, то просто уйдет прямо сейчас. И никто его не удержит. Скрепя сердце, женщина разрешила, но, рассудив, что ради него одного челнок гонять не выгодно, отправила вместе с ним еще несколько человек, в том числе и лейтенантшу Алию. Все пассажиры были в гражданской одежде, и парень едва не споткнулся, увидев старшего офицера крейсера в платье. Тоненькая, хрупкая, с короткой стрижкой огненно-рыжих волос, она казалась едва ли не младше его самого. Он удивленно покрутил головой при виде девушки, затем устроился возле иллюминатора. Пока пилоты орбиттера переругивались с диспетчером, выбивая лучший коридор, юноша рассматривал парящие в пространстве корабли. Всюду — насколько хватало взгляда — были видны их корпуса, блестящие в лучах, даже на темной стороне планеты сияли искорки. Луманда была очень оживленным местом, как он понял. С падением Ведира местные хозяева лишились конкурентов, а во Вселенной всегда найдется множество безмозглых прожигателей жизни, желающих понежиться на пляжах. Наконец рявкнула стартовая сирена, навалилась перегрузка. Гравикомпенсаторы немного барахлили, и тело то наливалось тяжестью, то, наоборот, становилось необычайно легким. Лейтенант Боркс, сидящая напротив Александра, в такие моменты ловила всплывающую вверх юбку и заливалась краской, но пару раз он успел заметить длинные стройные ноги. Оказывается, девушка была красива, а он как-то не обращал внимания на это. Ну и что, что она старше его на четыре года? Зато он больше и сильнее. Проклятье Тьмы! Да что это в голову-то лезет?! Вновь уставился в иллюминатор, но там уже разгоралось пламя входа в атмосферу, и больше ничего видно не было… Толчок. Короткая тряска. Прибыли. Несколько минут пришлось подождать, пока челнок не зарулит на стоянку, наконец, дверь с сочным чмоканьем открылась, и сразу пахнуло жарой. Вот и Луманда…

Пронзительно голубое небо. Пряные ароматы в воздухе. Яркое солнце в вышине чуть нестандартного голубоватого оттенка. Трап послушно выехал из ниши, и он поднялся с кресла, пропуская впереди себя лейтенанта. Попробовал уже отвыкшей ногой поверхность стеклобетона, шагнул. Все гурьбой двинулись к лифтовому столбу и набились в кабину, которая понесла их к выходу из порта.

— Внимание всем! Встречаемся у входа через шесть часов. Все поняли?

Звонкий голос Алии покрыл галдеж.

— Так точно!

— Спокойно, ребята, вы же сейчас в увольнении!..

Все рассмеялись. Кабина остановилась, юноша, улыбаясь, первым вывалился наружу и вдруг застыл на месте — тот, запомнившийся ему покрой мундира. На него натолкнулась лейтенант, но, увидев его изменившееся лицо, спросила:

— Ты чего, Саша?

Он развернулся и сгреб ее в охапку. Девушка от неожиданности слабо пискнула, наклонился к уху:

— Там, в десяти стандартах от нас, возле выхода для особо важных гостей видишь?

Алия поняла, что дело серьезное:

— И?

— Это янки. Я видел их на Родине.

— Уверен?!

— Полностью. Идем.

Обнял ее за плечо и повел в сторону галереи, откуда можно было наблюдать. Американец между тем осмотрелся по сторонам. Не заметив ничего подозрительного, подал знак кому-то из находящихся внутри, и через мгновение из проема появилась целая куча таких же вояк, сопровождающих брюнетку лет шестнадцати, крикливо и безвкусно одетую…

Парень прищуренным взглядом смотрел на делегацию из-за тумбы информатория. Алия шуровала по клавишам, пытаясь что-то узнать, вдруг ахнула:

— Ты не ошибся. Вот сообщение о прибытии сиятельной гостьи. Эстерия Гейтс, виконтесса Новоамериканского Герцогства почтила сегодня курорты Луминды своим присутствием…

— Я же сказал, что запомнил форму…

Замолчал, заметив крошечную метку, невидимую и непонятную простому смертному.

— Нужно возвращаться на корабль. Срочно!

Спокойно развернулся, взглянул на нее сверху вниз:

— И привлечь к «Неустрашимому» ненужное внимание? Судя по количеству сопровождающих, девица прибыла на собственном корабле. Так что, если они нас не расстреляют при старте, поскольку теперь для них закон не писан, то смогут спокойно подсадить маячок и выследить местоположение базы. И что тогда?

— Но что делать?

Усмехнулся:

— Я вообще-то хотел поговорить с мамой по дальней связи.

Вытащил из кармана кредитку, осмотрелся в поисках банкоавтомата. Алия уже чуть успокоилась, но при виде карточки у нее вытянулось лицо:

— Ты сохранил? А будет ли она действовать? Ведь Ведира больше нет.

— Пойдем, проверим…

Банкомат оказался рядом. Александр сунул карточку в щель, машина слабо звякнула, потом женский голос, которым был оборудован аппарат, произнес:

— Уважаемый пользователь, ваш баланс был изменен.

Парень удивился:

— Как?

— На ваше имя поступили деньги. Желаете узнать баланс?

— Да.

Из-за его спины высунулось любопытное личико Алии — и застыло. Впрочем, парень сам был изумлен не меньше — на экране ярко светилась надпись: «Безлимитная»… Он отреагировал мгновенно:

— Отлично. То, что требуется. Слушай, мне нужно кое-куда сходить.

— Я с тобой!

Он легко приподнял девушку за плечи, затем поставил вновь на покрытие галереи:

— Слушай, Алия…

Впервые он обратился к лейтенанту по имени.

— Я не помешаю! Клянусь!

Никаких эмоций не отразилось на его лице.

— Нет. Возвращайся на крейсер и улетай. Я доберусь до базы сам.

— Но…

И осеклась, заглянув в его серые глаза, в которых кружилась Вечность. Затем слабо кивнула и, закрыв рот ладонью, сделав шаг назад, повернулась, снова взглянула на автомат, возле которого стоял Александр, но там уже никого не было. Он словно растворился в воздухе…


Нужное ему место нашлось быстро. Идя по меткам, парень оказался на задворках порта, в районе мелких лавочек. А вот и та, что ему требуется. Скромная палатка под не очень чистым покрывалом. За прилавком застыл пожилой, такой же грязноватый, как и его заведение, старик. При виде покупателя продавец, было оживился, но тут же вновь потерял всякий интерес. Юноша еще раз скользнул взглядом по выставленным сувенирам, затем подошел к прилавку.

— Что желаете приобрести, молодой человек?

Рука скользнула в карман, затем небрежно бросила на прилавок завязанную хитрым узлом веревочку.

— Я бы хотел купить нечто подобное.

Глаза старика чуть дрогнули, и, не веря самому себе, он вновь впился ими в парня.

— Откуда у тебя это?

Если воин любит свет, то я — тьму. Александр маун Ко. Ааг-Мастер.

— Ты?!

Пальцы скрестились в особый знак, и продавца словно подменили, он склонился в поклоне, не обращая внимания на изумленные взгляды соседей.

— Что изволит господин?

— Мне нужен особый заказ. Где мы можем поговорить? Без лишних глаз и ушей?

— Прошу сюда, господин…

Старик откинул крышку прилавка и полог за своей спиной…

— Я никогда не слышал, чтобы кто-то стал мастером в таком возрасте, господин.

— Это легко проверить. Свяжись с Реу ди Со, он курирует ваш сектор, и передай ему привет от Ледяного Человека.

— Господин, это вы?! Я сделаю все, что пожелаете!

Парень сделал глоток пахнущего травами напитка из невысокой широкой чашки, чуть прикрыл глаза от наслаждения, затем, не открывая их, начал перечислять. Старик послушно кивал головой, внимая ему…


…Эстерия взглянула в зеркало — да, сегодня она выглядит просто великолепно! Что ж, пора развлекаться — разве она не за этим приехала? Дорогой брючный костюм от лучшего дизайнера, столь же дорогие украшения от известных ювелиров. Куда бы поехать потанцевать? Девушка знаком подозвала старшего охранника:

— Выяснили, где здесь самая лучшая дискотека?

— Да, госпожа! Это «Алый астероид», в престижном районе.

— И?

— Я достал вам приглашения, как вы и хотели.

— Великолепно. Подавайте транспорт…

Она спустилась по крыльцу арендованной виллы к роскошному глайдеру с гербами Герцогства на бортах. Очутившись во вкусно пахнущих внутренностях машины, откинулась на мягкую спинку и бросила:

— Поехали.

Пора наслаждаться…


— Но, господин, нужны деньги!

На стол перед стариком легла карточка.

— Сколько?

Помедлив, тот назвал сумму. Александр кивнул.

— Согласен. Но ты продешевил. Я понимаю, что ты хочешь оказать мне уважение, но не стоит. Давай сделаем так…

Он провел по кредитке считывателем, затем набрал цифры. Машинка тихо звякнула, оповещая о сделанном переводе. Тут же прозвучал второй сигнал, сообщивший, что деньги поступили на счет. Продавец даже ахнул — ничего себе! Воистину — мастер. Большая редкость по нынешним временам. Большинство выходили из академии простыми воинами разных ступеней. А тут… Похоже, что у аагов появится новая легенда… Старик поклонился и вышел готовить заказ…


…Музыка пропитывала зал и посетителей. Да, старший охраны угадал ее вкус! Танцевальный помост, приподнятый над основным помещением, яркие лучи стробоскопов, голографическая картинка бездонности Вселенной на заднем плане. Веселящиеся, изгибающиеся в замысловатых па фигуры. Эстерия, ловко лавируя, пробралась к стойке, следом спешили охранники. Моментально перед ней возник бармен.

— Средний!

— «Золотой», «серебряный», «бронзовый»?

— Серебро!

Кивок, и через мгновение перед девушкой возник высокий бокал с трубочкой. Бармен кивнул и исчез, спеша к другому заказчику. Коктейль расслаблял и веселил. Напряжение, которое возникло поначалу от нахождения в незнакомом месте, начало исчезать. Через несколько минут девушка уже пила с наслаждением напиток, а вскоре ее глаза начали заинтересованно перебирать танцующих.

— Как вам, госпожа?

Старший охранник склонился к ее розовому ушку.

— Ничего! У нас такого не бывает, но тоже танцуют. Правда, по-другому. Но — похоже.

— Желаете попробовать? В смысле — присоединиться?

— Конечно! Я пошла.

Мужчина не успел ничего сделать, как девушка умчалась в толпу. Вот ее темная головка несколько раз мелькнула среди танцующих, она легко взбежала на танцевальный помост и… В это время мелодия оборвалась. Эстерия замерла в недоумении, и в этот момент зазвучала другая песня. Четкий дробный ритм, электронные голоса инструментов, а потом сильный голос мужчины. Впрочем, слова были не главными. Основным являлась мелодия. Едва прозвучали первые аккорды, а танцующие вокруг нее зашевелились, девушка сделала первые движения. Пока еще робкие. Но когда она уловила ритм, то ее будто прорвало — Сейо не поверил своим глазам: дочка герцога жила в танце. Гибкое тело словно пело. Оно… Оно зажигало. Звало присоединиться. Охранник оглянулся — не только он заметил это волшебство. Вот то один, то другой посетитель начинал двигаться в такт музыке, затем присоединялся к танцующим. И вскоре уже весь зал отплясывал, очарованный и мелодией, и движениями девушки… Когда мелодия закончилась, все разочарованно вздохнули. Но вот вновь музыка взвивается под купол помещения, и снова весь танцпол двигается в едином ритме…

Хм. Оказывается, девчонка очень талантлива. И у нее есть дар. Завести толпу — это надо суметь. Пора составить ей компанию… И он решительно шагнул к помосту…


Танец девушки вдруг изменился, едва перед ней возник Александр. Непонятно, в какой момент и как именно, но все вдруг сразу поняли, что это высокий человек в черной одежде — ее хозяин и владыка. Танец американки звал, завораживал, обольщал, обещал. Обещал все блага Вселенной и неслыханное наслаждение, райскую награду и неземное удовольствие… Против ожидания, парень практически мгновенно повторял все ее движения, словно угадывая. А ведь ненамного ее старше. В пылу танцевального соперничества Эстерия не сообразила, что в партнере течет одинаковая с ней кровь человека. Зато это сразу поняли охранники и стали проталкиваться к помосту. Впрочем, девушка уже устала, и когда мелодия закончилась, надменно протянула к парню руку. Тот спокойно принял ее, помог спуститься, и когда она, не отпуская его запястья, повлекла к стойке бара, послушно двинулся за ней. Старший замялся, но в незнакомце не было ничего угрожающего. Наоборот, он производил впечатление человека, увлеченного красотой девушки, и охранник решил подождать. Парочка устроилась на табуретах, юноша щелкнул пальцами, и когда перед ними появился бармен, вопросительно взглянул на спутницу. Та лениво произнесла:

— Средний бронзовый.

— Мне — сок сиу. Со льдом.

Через мгновение два запотевших бокала стояли перед ними. Виконтесса сделала небольшой глоток, потом наклонилась к парню, чтобы не перекрикивать музыку:

— Я — Эстерия Гейтс, дочь герцога Новой Америки. А ты кто?

Рассмеялась, предвкушая его изумление. Против ожидания, он только слегка улыбнулся и в свою очередь наклонился к ней. Девушка с готовностью подставила ему ухо:

— Я? Тот, кто убьет тебя, янки…

От неожиданности бокал выпал у нее из рук, но парень подхватил его на лету и, не отстраняясь, прошептал дальше:

— Зачем бить посуду? Не бойся. Я приду ночью. А сейчас — наслаждайся…

— А… А…

Но он уже исчез в полусумраке танцующей толпы. Встревоженный Лпугом на лице госпожи, а также тем, что этот мальчишка вдруг неожиданно пропал, старший охраны бросился к ней и замер на месте — на лице дочери нанимателя отражался испуг. Хотя нет, не испуг. Самый настоящий и неподдельный ужас…


Глава 9
НОЧНОЙ КОШМАР

Все тайные дела обычно вершатся ночью.

Цезарь Борджиа

— Нет! Я не хочу!!!

Истошный девичий вопль разнесся по огромной спальне. Эстерия забилась в угол роскошной кровати, а к ней приближался ее кошмар. Это ей снится! Нужно всего лишь сделать последнее усилие и проснуться! И тогда весь этот ужас исчезнет, прекратится! Надо только сделать одно-единственное усилие, открыть глаза — и конец кошмару! Но покрывшаяся холодным потом дочь герцога напрасно старалась — человек приблизился, стащил с лица маску, показав лицо, и тогда девушка отчаянно завизжала — это был он! Ее партнер по дискотеке!

— Кричишь? Зря.

От голоса в жилах замерзала кровь.

— Ааги всегда держат слово. Я — ааг.

Это слово она знала. Те, перед кем ниндзя из земных боевиков — детсадовцы перед спецназом. Те, для кого нет невозможного. Парень аккуратно присел на краешек кровати, прямо перед ней. Глядя в глаза, которых вращалась Бездна смерти, Эстерия замолчала. Животный ужас парализовал тело.

— Не бойся. Ты не умрешь. Так сразу. Солдаты твоего отца творят то, чему нет названия в человеческом языке. Если они делали такое же и на своей праматери Земле, то немудрено, что им пришлось уносить оттуда ноги.

Убийца зловеще усмехнулся.

— Не стану много болтать. Пора.

Он протянул руку, тускло блеснувшую в свете фонаря за окном чем-то багровым, и, неожиданно ухватив Эстерию, сжал в объятиях. Девушка попыталась вырваться, но это было все равно, что согнуть стальной рельс. А потом… Поцелуй был нежным, ласковым, а губы оказались на вкус такими… Чуть горьковатыми, и его чистое теплое дыхание… Затем парень ласково погладил ее по голове, отстранился. Коснулся бархатной щеки, вновь прижал к себе и шепнул на ухо:

— Не выходи из комнаты до того, как приедет полиция. Я не приказываю. Прошу…

Его голос был удивительно добрым. Против своей воли виконтесса слабо кивнула в знак согласия. Юноша поднялся, пересек бесшумным упругим шагом комнату и уже в дверях негромко произнес, обернувшись к ней:

— Я не убирал за собой, поэтому, если не хочешь увидеть смерть раньше времени — не выходи до прихода полиции.

— Д-да…

Слабо стукнули створки двери, закрываясь за ним…

Полицейские появились через тридцать минут. Белый, словно снег, офицер ввалился в спальню и, увидев застывшую в углу кровати девушку, закричал, обернувшись в коридор:

— Здесь живая!

…Потом ей накинули на голову непрозрачный мешок и вывели из комнаты. Когда Эстерия оказалась на улице, ее усадили на стул, объяснив, что в доме кроме нее не осталось живых. Все, слуги, охранники, те, кто сопровождал ее, оказались убиты. Виконтессу передернуло, разум отказывался верить в случившееся, но в это время к стоящему отдельно глайдеру потянулась вереница гравиносилок с длинными черными пакетами, в которых угадывались тела. Только тогда девушка поверила, что это — правда… Но почему же он не тронул ее? Только поцеловал…

Последнюю фразу она произнесла вслух, и командовавший операцией офицер побелел от ужаса:

— Поцеловал? О боги тьмы! Поцелуй аага!

Все шарахнулись от нее, глядя на девушку кто с жалостью, кто — со злорадством. Эстерия почувствовала, как внутри нее что-то зашевелилось.

— Что это значит? Что за «поцелуй аага»?!

Полицейские молчали, потом один из них глухо бросил:

— Это значит, что вы уже мертвы, госпожа.

— Мертва?!

Она опустила взгляд на пластобетон дорожки, на котором стоял стул. Врач молча собрал свои приборы и тоже сделал шаг в сторону. Было заметно, как у него дрожат руки.

— Что! Что это значит?!

Доктор отвернулся в сторону, потом заговорил:

— Вначале у вас начнутся нарушения психики. Вы станете видеть то, что не видно другим. Затем выпадут волосы. Ногти. Потом ваши внутренности начнут гнить изнутри. И вы позавидуете мертвым. Жестокая казнь. Кто-то очень много заплатил убийце.

— Я? Сгнию? Но как? Вот же я! Жива, здорова! Отец наймет лучших докторов! Мне сделают полную очистку! Я выживу!

Вдруг разрыдалась:

— Он меня еще погладил по щеке…

— Значит, у вас есть месяц жизни. Живущие во мраке всегда сообщают жертве, сколько ей осталось жить. И не тешьте себя надеждой. От поцелуя аага нет противоядия. Никто еще не выживал после такого.

— Но мой отец, он…

— Умирали и императоры. И вы умрете.

Эстерия внезапно поняла, что услышанное — правда. И ей осталось жить столько, сколько обещают эти люди. Она бессильно уронила руки вдоль тела, еле слышно прошептала:

— Неужели нет никакой надежды?

Врач вздохнул:

— Мне жаль вас огорчать, но спасти вас может только тот, кто подарил вам этот поцелуй. Прощайте, девушка. Да смилуются над вами светлые боги…

Он подхватил контейнер и растаял среди собравшихся вокруг Эстерии полицейских. Она подняла голову — да. Все смотрели уже сквозь нее. Сквозь мертвое тело…


…Алия шла за Александром по улицам Луманды. Она особо не таилась. Никто никогда не учил девушку этому. Его послание было передано вместе с теми, кто возвращался на корабль на челноке. А сама лейтенант случайно засекла его в последний миг лишь благодаря его огромной, по местным меркам, фигуре. Увидела через прозрачную стенку порта, как он шел по «рынку неудачников». Так назывались эти базары. На ее счастье, парень зашел в одну лавку и провел там несколько часов. Когда же вышел, лейтенант поразилась, как он изменился. Настоящий сноб! Шикарный костюм, модная обувь, дорогие аксессуары… Он вызвал такси и, сев в глайдер, исчез в наступающем сумраке. Как же ей повезло, что она запомнила номер! В компании девушке поверили, что она забыла сумку в салоне, и любезно сообщили адрес, куда машина доставила пассажира. Алия успела как раз вовремя, чтобы увидеть, как из ночного клуба выходит лейтенант. А потом у входа началась суматоха, группа людей, в которых Алия опознала охранников янки, вытащила свою клиентку и, запихнув в роскошный лимузин, куда-то умчалась. Впрочем, в плачущей, безвкусно одетой девушке лейтенант легко опознала дочь новоамериканского герцога. И узнать, куда дальше направится Александр, было проще простого. О том, что янки сняла виллу в дорогом районе, шумели все средства сетевой информации. Так и было. Девушка затаилась поодаль от ярко освещенного дома, вооружилась ночным биноклем. Но… Увидела только выходящую из дом бледную тень. Затем примчалось несколько полицейских глайдеров, началась суматоха. Потом кого-то вывели и плотно обступили полицейские, дальше из виллы стали выносить трупы. Алия почувствовала, как у нее вдруг закрутило желудок. Она насчитала шестьдесят семь покойников… Отвернувшись от этого зрелища, девушка некоторое время смотрела бессмысленным взглядом в усыпанное звездами небо, приходя в себя, затем, взглянув напоследок на дом, в котором раньше обреталась дочь герцога, заметила, что суматоха, царившая ранее, как-то очень быстро сошла на нет. Поняв, что ловить больше нечего и ничего больше она не узнает, Алия спустилась по склону и, отряхнув травинки с платья, осмотрелась — до ближайшей остановки такси было далековато, но дойти, в общем-то, было можно. Поэтому она зашагала по стеклобетону, вившемуся змейкой дороги по холму. Через час, спустившись к остановке, лейтенант устало опустилась на скамейку и нажала кнопку вызова машины на столбе. Теперь оставалось только ждать. Она вытянула гудевшие ноги, отвыкшие от нагрузок за время долгого пребывания в космосе, и принялась смотреть перед собой. Внезапно над ухом прозвучал голос Александра:

— Вам повезло, госпожа лейтенант, что я узнал вас.

— Т-ты?!

— Не простыли, лежа на земле в одном платье?

Он сбросил с плеч куртку и накинул на плечи девушке. Та с испугом взглянула на него:

— Ты… меня видел?

— С того момента, как зашел в магазин, госпожа лейтенант. И дальше я специально следил, чтобы вы не упускали меня из вида. Но давайте поговорим в другом месте. Как я вижу, у вас ко мне возникла куча вопросов?

Алия кивнула в знак согласия. Он усмехнулся краешком губы и как-то небрежно ответил:

— Что ж, я могу дать вам ответы. Но предупреждаю сразу — они вам не понравятся. И вы можете просто умереть от лишнего знания.

— Что?!

Внезапно он рванул в сторону, но было поздно — последнее, что услышала лейтенант, сухой треск станнера. «Выследили!» — мелькнула запоздавшая мысль, а потом наступила темнота…


Она пришла в себя лежащей под одеялом в мягкой удобной постели в большой, необычайно роскошной комнате. Стала подниматься. К ее удивлению, это удалось сделать без всяких проблем. Ни оков, ни силовых пут. Алия была абсолютно свободна. Только вот одежда. Под одеялом на ней ничего не было, кроме легкой рубашки. Что случилось? Где Александр? Взгляд скользнул по роскошному помещению и сфокусировался на аккуратном пакете, лежащем на тумбочке. Незнакомый логотип. Взяла, пластик упаковки легко распался в руках. Боги! Это… платье! Какая прелесть! А тут что? Туфли? Изящные, светлого золотистого оттенка с длинными ремешками почти до колен. И точно по ноге! Только сейчас лейтенант сообразила, что это женская спальня. Точно, женская! Набор косметики возле туалетного столика. Куча всяких дамских штуковин, некоторые из которых она видела впервые. Но куда делся Александр? Пропал?! Быстро набросила на себя платье, мельком отметив, что выглядит в нем роскошно. Именно так. Подбежала к выходу, хотя на высоких каблуках это было не очень удобно, рванула ручку двери и ахнула — она была на космическом корабле. Светлые боги! За огромным иллюминатором сияло звездное небо. Но… как?! Где «Неустрашимый»? Сколько времени прошло?! Внезапно перед ней возник маленький светящийся шарик. Померцал в непонятном ритме, затем отплыл в сторону и остановился, словно поджидая ее… Поджидая? Девушка шагнула в его сторону, и он вежливо отодвинулся, снова замерцал. «Да это же проводник!» — осенила ее мысль.

Послушно двинулась за проводником. Коридор был длинный, но за первым же поворотом шар остановился, приблизился к двери и просочился сквозь нее. «Сюда», — поняла она. Несмело коснулась сенсора, и створки разошлись в стороны. Еще одна комната. Нет, каюта. Но какая огромная! И роскошная…

— Проходите, не стесняйтесь, госпожа. Присаживайтесь. Саша сейчас подойдет.

Она не сразу заметила сидящего на диване возле столика огромного мужчину в военном мундире светло-серого цвета. Тот с любопытством рассматривал девушку, потягивая неспешно что-то из крохотной чашки.

— Не желаете кофе, госпожа…

— Алия. Алия Боркс.

— Очень приятно. Алексей.

— Вы…

— Это мой корабль. Вы у меня в гостях. И прошу прощения за нескромный вопрос: вы подруга моего сына?

— Сына?!

— Александра. Он не говорил, что у него есть отец?

— Он не знал его. И ничего о нем.

— Сейчас узнает. Я специально спрятал экипаж, чтобы парень сгоряча не наломал дров. Надеюсь, он вам сказал, что ко всем своим достоинствам он еще и ааг?

— Ааг?!

Это многое, если не все, объясняло. Мужчина улыбнулся, сделал еще глоток, затем прислушался, достал из небольшого ящичка две чашки и протянул руку к необычайной формы сосуду.

— А вот и мой оболтус.

Дверь раскрылась, и на пороге появился Александр, одетый в такой же мундир, что был на хозяине каюты, только погоны на плечах были другие. Было заметно, что парень напряжен, как струна, хотя при виде Алии, свободно сидящей возле мужчины, расслабился.

— Что все это значит?!

В его голосе прозвенел металл, незнакомый до этого момента лейтенанту. Мужчина поднялся с места. «Боги! Да они же…» Додумать мысль девушка не успела, движения Александра были столь стремительны, словно он размазался в воздухе. Но то, что произошло дальше, заставило ее широко раскрыть глаза — хозяин каюты и корабля тоже… растворился… И смертельный удар пришелся по воздуху. Парень замер, а мужчина усмехнулся:

— Не ожидал? И твой отец кое-что может.

Юноша вздрогнул, затем неуверенно переспросил:

— Отец?..

— Иура, твоя мать, уходя, ничего не сказала мне о том, что беременна. Зато умело спряталась. Если бы не твоя случайная встреча с сестрой, я бы и не узнал о том, что ты есть на свете…

— С сестрой? Но у меня…

И вдруг побледнел, он понял, кто была его сестра, и самое главное — кто перед ним. Парень опустился на диван, обхватил голову руками:

— Не может быть. Не может быть…

— Может, сын. Может.

— Но… Как… Я ничего не понимаю… Почему?

Мужчина присел рядом, положил ему руку на плечо.

— Прости, хоть я и не виноват. Надеюсь, что мы сможем наверстать упущенное. И… мама жива?

— Когда я улетал год назад, с ней все было нормально…

На лицо мужчины наползло мечтательное выражение.

— Я рад. Честное слово, рад!

— Да объясните мне, что все это значит?!

Не выдержала Алия.

— И я не подружка вашему сыну!

Юноша поднял взволнованное лицо:

— Она мой командир.

— Командир? — протянул отец и невольно улыбнулся: — А я принял ее за твою, гм… знакомую. Извините, госпожа. Обознались.

Девушка вспылила по-настоящему:

— Да что же это, темные боги?!

Александр окончательно пришел в норму и, подняв голову, взглянул на разъяренного лейтенанта:

— А вы так и не поняли, госпожа Боркс? Моя сестра — Юури.

— И что?

— Ах, да, вы же не знаете… Генерал попросил не распространяться. Юури — дочь князя терранского.

— Что из этого?!

Тут до нее дошло, и, слабо вскрикнув, Алия зажала себе рот, потом прошептала:

— Тогда…

— Да. Я — князь Терры, Алексей Медведев. А это — мой сын. Александр Медведев. Наследник престола.

— Я?!

— Ты мой единственный сын. И трон Княжества принадлежит только тебе!

— Но…

— Без но!

Голос князя зазвучал металлом:

— Ты — мой сын! И этим все сказано!

— Отец!

Голос парня дрогнул.

— Прости… Но я… Я не могу. Я — ааг.

— Я знаю. Уже сказал об этом. Твоя мать была аагом. Для меня это ничего не значит. Ты — мой единственный сын. У тебя есть еще пять сестер. С одной из них ты уже знаком. А с остальными — встретишься.

— Отец! Я… Я не могу! Ты видел, что творят янки?! Я и мой БР — единственная надежда этих людей на то, что новоамериканцы будут остановлены!

Князь усмехнулся:

— Твой БР? Это старье? Сын! Я дам тебе флот! И ты сотрешь Гейтса в порошок! Мне достаточно того, что он посмел поднять руку на наследника Княжества Терранского!

Лицо Медведева стало таким же ледяным, как и голос:

— На Земле существовал принцип — незнание не освобождает от ответственности. А этот… герцог… наворотил столько дел, что даже печи крематория ему мало. Сейчас мы отправляемся на Терру. А потом ты получишь под командование десять «суперов». И превратишь Новую Америку в пыль. Устраивает тебя такой вариант?

Парень заколебался.

— Алию мы доставим туда, куда она пожелает, если ты хочешь с ней расстаться.

Юноша вновь поднял голову, взглянул на девушку. Отрицательно качнул головой.

— Отец… Ты не понимаешь! Это будет не их победа, а твоя! Сейчас я — один из них, и если с ними, значит, эти люди сами завоюют свободу и освободят свои миры.

Князь спокойно сделал очередной глоток из чашки, сморщился.

— Остыл. Уже не тот вкус.

— Но…

Алексей чуть прикрыл веки, затем полоснул парня острым взглядом.

— Значит, несмотря на все свое воспитание, ты идеалист? А сколько людей погибнет из-за твоей наивности еще? Ты об этом не подумал?! Слышал про «пыльцу янки»? Нет? Задайся вопросом, сын: почему на порабощенных планетах не стало ни бунтов, ни восстаний? Даже случаев саботажа нет! Я сам хочу уничтожить это Герцогство больше всего на свете! Но не могу! Все средства массовой информации в СЗО поднимут дружный вой о вмешательстве Княжества в ваши внутренние дела, и Терра окажется козлом отпущения, а терранцы — самими ненавидимыми жителями Галактики!

Юноша вдруг остро осознал, что-то, что говорит вот этот мужчина, называющий себя его отцом, истинная правда. Но каков же выход? И есть ли он? Между тем князь продолжал речь:

— Именно поэтому я ждал, когда, наконец, миры Объединения осознают угрозу и начнут действовать. Мои специальные службы формируют подполье, закупают корабли, организовывают армию. Ваш генерал Бин Чарра… Он слишком прост для того, чтобы справиться с янки. У тех многовековой опыт таких вот мерзких методов, немыслимых для цивилизованных миров. А вы, вы все это забыли! Так что крови еще будет достаточно. Но я не хочу этого допустить. Поэтому предлагаю, нет, прошу тебя — летим со мной. Не навсегда. Я помогу твоим друзьям ресурсами и техникой. А ты займешь свое место возле меня…

Девушка закусила губу — этот терранец был прав. Абсолютно прав. Но… Она открыла, было рот, собираясь разразиться страстной речью, как внезапно в воздухе вспыхнула призрачная фигура:

— Ваша светлость! Только что получено сообщение: к нам приближается курьер из Княжества!

— Черт!

Оба гостя с удивлением взглянули на выругавшегося хозяина корабля. Смысл слова они не поняли, но вот тон, которым оно было произнесено, передавал содержание очень хорошо.

— Уже здесь! Надеюсь, не все?

Изображение офицера корабля вдруг дрогнуло и разбилось на множество кусочков, зато вместо него появилась целая женская делегация — две взрослые, чем-то похожие друг на друга ослепительно красивые сюзитки и целых пять таких же красивых юных девушек.

— И не надейся, дорогой!

Синхронно произнесли взрослые, затем перевели строгие взгляды на сидящую на диване парочку:

— Александр?

— Саша!

Одна из девушек радостно замахала ему рукой, и парень с удивлением узнал счастливо улыбающуюся Юури.

— Темные боги…

— Не ругайтесь, молодой человек. Алексей, не отпускай его никуда до нашего прибытия. Мы будем через полчаса.

Связь отключилась, и вновь появился давешний офицер:

— Ваша светлость…

— Не извиняйся, Петр. С ними даже я сладить не могу…

— Ваша…

— Готовься к прибытию.

— Понял, ваша светлость.

Сфера погасла, князь вновь повернулся к сыну:

— Видел?

Юноша молча кивнул.

— Вот так-то… Но пообщаться с княгинями тебе нужно. Они, насколько мне известно, лучшие сенсы во Вселенной. Так что… Пока предлагаю выпить кофе.

Алексей поднялся и начал священнодействовать у специальной плиты, что-то бормоча себе под нос. Алия ясно расслышала:

— Может, хоть это их смягчит…

Напиток оказался удивительным. Терпким, ароматным, обжигающе горячим, непривычным на вкус. Девушке он сразу понравился. Александр, напротив, потягивал из чашки медленно, словно смакуя, но на деле очень осторожно и прислушиваясь к своим внутренним ощущениям. Внезапно парень вскинул голову, двери раскрылись бесшумно, и в каюту вошло все княжеское семейство. Супруги Медведева бесцеремонно смерили Алию взглядом, затем перевели взоры на пасынка. Но, растолкав обеих мам, словно вихрь, промчалась Юури и бросилась прямо на шею парня, радостно визжа:

— Братик! Как я рада тебя видеть!..

Спохватившись, отскочила и спряталась за мамами.

Юноша догадался встать с дивана:

— Александр маун Ко.

Но жест оценили. Сначала ответили легким книксеном обе княгини. Причем практически синхронно. Затем склонила голову в поклоне старшая… сестра? И присели в таком же книксене, как и матери, младшие девочки. Князь облегченно вздохнул:

— Ну, почти познакомились. Это — Ари. Старшая. Далее — Юури, ты с ней знаком, и Нейя, средние. Младше тебя на год. А Тиа и Маэй — на два. Запомнил?

— Да.

Голос одной из княгинь был ниже по тембру:

— Яйли. Яйли ап дель ои Суер-Медведева.

Вторая обладала грудным голосом:

— Майа дель Соу-Медведева.

И обе синхронно:

— Добро пожаловать в семью, Саша…


…Эстерия бросила все: драгоценности, вещи… Оставила только документы и деньги. Ей нужно было спешить домой, на Новую Америку. Только папочка мог спасти ее! Только он! Целыми сутками она лежала на кровати в небольшой каюте нанятого ею за бешеные деньги курьера и с ужасом ждала, что скоро у нее появятся те симптомы, о которых говорил врач на Луминде. Ей казалось, что жизнь вытекает из нее по капле. Боже, скорее, скорее! Но корабль и так выжимал все, что можно, рискуя взорваться от перегретых двигателей. Быстрей, еще быстрей!..


…Рыдая, она рассказала отцу, что ее ждет. Гарри, герцог новоамериканский, был в шоке от услышанного. Он даже не стал обвинять дочь в самовольстве, безропотно заплатил огромные деньги измотанному пилоту корабля. Эстерию сутками просвечивали всеми видами излучения, брали анализы, и вот, наконец, сканер зафиксировал первые изменения — ее биоритмы начали вдруг меняться. До того момента оставалась хрупкая надежда, что все сказки об аагах и страшных поцелуях — блеф. Пусть убийца и оставил жуткую подпись в арендованном доме. Конец приближался с каждой секундой. Гейтса колотило — судьба дочери вдруг показала, что никто не вечен. Сбывалось жуткое проклятие — родитель переживал своего ребенка… В считаные часы герцог превратился из бодрого энергичного мужчины в старика. Он был готов на все — отказаться от титула, состояния, вернуть награбленное и наворованное, лишь бы единственная дочь осталась жива! Но все усилия, все граты были тщетны. Эстерия чахла на глазах. А ведь прошло всего две недели! Две недели с той жуткой ночи. Гарри всматривался в исхудавшее тонкое лицо, чуть впалые щеки. Идеальные черты лица. Точная копия покойной матери. Единственной женщины, которую герцог любил по- настоящему. И вот их дочка уходит от отца, как когда-то жена покинула мужа…

Зеленые глаза открылись. Прежде пышные волосы теперь жидким веером были аккуратно разложены слугами по пышной подушке.

— Папа?

Слабый, еле слышный голос. Гарри бросился к кровати:

— Что, милая?

— Мне плохо, папочка… Я умираю, как ааг и обещал… Прости, я была непослушной девочкой…

— Боже! За что?! За что?!

— Он… Он сказал, что это наказание…

— Он?! Как его имя? Скажи мне!

— Я… Не знаю… Включи новости…

— Но доченька! Тебе же станет еще хуже!

Умирающая всхлипнула:

— Папа.

Гарри сглотнул, затем щелкнул пультом. Сфера вспыхнула — передавали новости. Улыбающаяся дикторша сообщала:

— …Итак, впервые Алексей Медведев, князь Терранский представляет широкой публике наследника Княжества — своего сына Александра маун Ко-Медведева!

Вспыхнуло изображение. Заполненная народом площадь перед дворцом на Терре, дочери и жены князя, сам Медведев и стоящий рядом юноша, затянутый в мундир, немного смущенный таким всеобщим вниманием. Внезапно Эстерия вскрикнула, попыталась поднять руку:

— Папа! Нет! Это он! Он! Ааг!

Гарри, не веря услышанному, взглянул на правильные черты застывшего изображения парня, перевел взгляд на превратившуюся в обтянутый кожей скелет дочь и сжал кулаки — он мог многое. Но дотянуться до Терры невозможно. Но ведь нужно что-то делать! Спасать. Что толку, что он отомстит, люто отомстит! Ведь смысла его жизни больше не будет! Все, что герцог ни делал в своей жизни, хорошего, плохого, бесчеловечного, было ради дочери… Вбежавший врач сделал инъекцию обезболивающего бьющейся в истерике девушке, бесшумно вышел. Гарри взглянул на часы и поднялся. Пожалуй, впервые он выходил из палаты дочери на столь долгий срок… Сделал знак сиделке за дверью:

— Мне нужно по неотложным делам. Где-то на час.

— Да, ваша милость.

Женщина склонилась в поклоне, а герцог чуть ли не бегом поспешил к лифту — его ждал узел дальней связи. Правитель вошел в комнату, глубоко вздохнул и лично набрал номер. На другом конце линии откликнулись практически мгновенно:

— Канцелярия князя Терранского. Слушаем вас.

— Это герцог Новой Америки Гарри Гейтс. Я бы хотел поговорить с князем по личному, неотложному и срочному делу.

— Одну минуту. Соединяю…


Глава 10
РЕШЕНИЕ

Благословен исправляющий свои ошибки.

Вдвойне благословен тот, кто их совершает.

Ибо не ошибается тот, кто ничего не делает.

Люцифер

— И это домик?!

Мало сказать, что Александр был удивлен, скорее — потрясен! Он-то ожидал увидеть небольшой, скромный — как максимум, двухэтажный, с плоской крышей и парой- тройкой комнат — домишко, к каким привык на Фаати и Юрэте. А тут… Да, всего два этажа. Но каких! Сам дом был огромен, раскинувшись на несколько мерных стандартов. Комнаты — колоссальные! Мебель — что-то с чем-то! Все мыслимые и немыслимые удобства, существующие во Вселенной. Бассейн внутри под стеклянной крышей с регулировкой воды, большой спортзал с десятками тренажеров, беговой дорожкой, а также спарринг-роботами. Полностью автоматизированная кухня — на всякий случай, как объяснили парню. Мало ли, вдруг ему придется не по нраву дворцовое меню? Зал для танцев, кабинет для учебы и работы, а самое главное — прямой доступ к И-Мозгу. На всей Терре только члены княжеского семейства да указные бояре могли похвастаться этим. Большой гараж, заставленный самыми разнообразными транспортными средствами, начиная от спортивных глайдеров и кончая роскошно-вальяжными, но ужасно примитивными земными автомобилями и мотоциклами… Яйли, сопровождавшая юношу вместе с дочерьми в дом, куда он все же решил перебраться, своим грудным голосом произнесла:

— Вот, устраивайся. Надеюсь, что тебе понравится. Выбирай любую комнату. Если что-то понадобится — возьми…

Протянула ему «Т-Фон».

— Поключен к дворцовой связи. Код вызова внешних терранских линий — единица. Межпланетные переговоры — двойка перед номером. Вызов слуг — одиннадцать. Охрана — ноль. Да, чуть не забыла…

Хлопнула в ладоши, Саша вздрогнул от неожиданности — в огромный, сияющий огнями холл вошла совсем молоденькая девушка, по виду — его ровесница, если не младше, в черном платье и белом… каком-то полотнище, подвязанном к талии. Чуть склонила голову в поклоне, произнесла:

— Господин, я ваша личная служанка, меня зовут Уина. Если вам что-то потребуется или захотите что- нибудь узнать — нажмите на вашем аппарате цифру «пять». Я тотчас же вас найду…

Боги… Это уже что-то… Никуда не годится. Впрочем, место чужое, может, здесь так и принято… Между тем девушка еще раз склонила голову, затем вопросительно произнесла:

— Не желает ли господин кофе?

— Кофе!

От тона, каким воскликнула это стоящая рядом княгиня, парень даже вздрогнул, служанка тотчас исчезла в дверях, оставив их одних, а Яйли бесцеремонно ухватила юношу за рукав и повлекла к стоящему посредине плоскому месту для сидения и небольшому столику.

— Давай, присаживайся. Устал?

— Нет, госпожа.

— Я не госпожа. Ко мне и к сестре обращайся либо «княгиня», либо по имени. Первое — для посторонних. Второе — для мужа или близких друзей. Дети зовут меня мамой… Впрочем, ты меня так называть вряд ли будешь. Но… Не подумай чего-нибудь такого, но если ты когда- либо назовешь меня мама Я или сестру — мама Ми, мы будем только рады…

Самое удивительное, что никакой фальши в ее словах Александр, как ни старался, не уловил. А княгиня между тем безостановочно продолжала болтать в ожидании неведомого кофе. В принципе юноша слышал про этот земной напиток, но пробовать его приходилось лишь один раз у отца. Уж больно дорого он стоил…


…— Ты ничего не думай плохого. Я не обижаюсь на тебя, ведь, в сущности, в том, что ты появился на свет, нет вины супруга. Тогда…

— Я знаю историю, Яйли.

— Отлично! Тогда ты знаешь, кем я была раньше. Наследница — Ари. Старшая дочь сестры Ми. Но девочка всегда была категорически против того, чтобы вступить на трон Терры. Это не в ее характере. А наш супруг, Алеша, всегда хотел мальчика, и вот, хвала светлым богам, вдруг появился ты.

— Но моя мама…

— Когда тебя зачали, мы еще не были женаты. А твоя матушка оказалась очень хитрой. Она так ловко замела следы, что никто не мог разыскать ее все пятнадцать с лишним лет… Даже Ужас Вселенной.

— Ужас Вселенной? Господин глава терранской контрразведки генерал Столяров?

— О! Ты знаешь? Впрочем, ты же ааг… Тебе положено знать своих потенциальных врагов. Но…

Тут она осеклась — в холле появилась Уина, толкающая перед собой небольшую тележку с посудой и дымящимся сосудом. Ноздри княгини жадно затрепетали от необычного пряного аромата. Она с нетерпением дождалась, пока служанка наполнит чашки, ухватила свою порцию и сделала небольшой глоток, закрыв глаза от наслаждения. Потом, спохватившись, кивнула:

— Да ты пей, Саша. Сперва непривычно, но потом — нет ничего лучше… Так вот. Ты не переживай. Конечно, для всех было настоящим откровением узнать о тебе. Поначалу мы даже засомневались, скажу тебе честно. Но потом… Понимаешь, убедили твои глаза. Да-да. Их цвет. Наверное, ты уже заметил, что все потомки Алексея имеют такую радужку… Среди известных рас ни у кого, кроме землян, нет такого оттенка глаз….

Сделала жест, и Уина, вновь склонившись в поклоне, тихо исчезла, оставив женщину и юношу одних…

— Вкусно?

Действительно. Очень необычный, но приятный напиток. Обжигающе горячий, бодрящий. Между тем Яйли продолжала беседу, ничуть не заботясь об условностях.

— Тебе скоро восемнадцать лет, ведь так?

— Да.

— И кем же ты хочешь стать? А девушка у тебя есть? Или у вас не принято?..

— Мама Я!

— Ой, Ари? И ты пришла? Очень хорошо! Кофе хочешь? Уина его великолепно готовит!

Девушка смерила парня оценивающим взглядом, спокойно прошла к столику, налила и себе порцию. Княгиня немного утихла, но и без нее было кому продолжить разговор.

— Значит, ты мой брат?

Александр немного смутился. Брат? А ведь действительно, брат… Пусть только по отцу, но все же…

— Вроде так получается, сестра…

— Интересно, какого это, иметь брата? Папа сказал, что ты ааг. А кто это такие, ааги?

— Наемные убийцы, доченька.

— Убийцы?! Значит, ты…

Последовал молчаливый кивок. Глаза Ари вспыхнули огнем:

— Ой, как интересно…

— Ничего интересного в этом нет. Скорее — страшно.

— Не думаю. Мне лично — интересно! Даже романтично! Мой брат — профессиональный убийца… Жуть! Мне все девчонки в академии будут завидовать!

— Княжна! Не вздумай кому-либо ляпнуть этакое! Ты что?! Сын великого князя — и наемный убийца! Все, допивай свой кофе и быстро к себе. Саше нужно, в конце концов, отдохнуть после дороги. Не будем ему мешать. Лучше вечером заглянем. Извини нас, мы иногда такие бесцеремоннее…

Яйли поднялась с места для сидения, поставила чашку и, ухватив сопротивляющуюся Ари за руку, буквально силой вытащила ее на улицу…

Александр еще раз осмотрелся. Да… Дом впечатлял! Подобрал свою сумку, двинулся к широкой лестнице, ведущей наверх…

— Господин! Я покажу вам вашу спальню!

Александр не успел удивиться, как за спиной выросла служанка. И когда только успела? Та прошла вперед:

— Здесь ваш кабинет. Тут — комната для отдыха. А вот здесь — спальня.

Спальня, вопреки ожиданиям, оказалась небольшой. Во всяком случае — не огромной. И почти пустой. Кровать, стол и кресла у окна, небольшой столик в изголовье спального места, несколько дверей в одной из стен. Уина подошла к ним:

— Здесь ванная. Это туалет. Тут — место для одежды и обуви…

Распахнула дверь — у юноши отвисла челюсть: длинные ряды самой разнообразной одежды. Полочки с обувью. Он пробормотал:

— Темные боги… Настоящий кошмар! И это все мне придется носить?!

— Но, господин, вы сын князя терранского! Положение обязывает…

— Кошмар… Ладно, Уина. Иди. Я хочу побыть один…

Когда девушка вышла, он лег на кровать. Спасибо отцу, что деликатничает. Дает прийти в себя. Интересно, эта… дочка герцога… жива? Как бы узнать? Поднялся, подошел к логгеру.

Действительно, имея прямой выход на И-Мозг, решить данную проблему оказалось несложно. Так… В связи с небольшими проблемами со здоровьем Эстерия Гейтс проходит обследование. Он удовлетворенно улыбнулся. А что, собственно говоря, сама Терра? Всюду в Галактике ходили только слухи. Надо спросить. Но у кого? И тут сообразил — это же не логгер! Это — Искусственный Разум!..

Александр задавал вопросы — умная машина давала ответы, попутно демонстрируя на моделируемых им предметах различные ситуации с пояснениями. Время летело незаметно, пока желудок громким урчанием не дал знать, что неплохо бы наполнить его чем-нибудь. Спохватившись, парень направил свои стопы на кухню. Но дойти до нее не удалось, по дороге его перехватила Уина, которая чуть ли не силой утащила парня во дворец. Оказывается, обед он пропустил. А вот ужин — это было особое, можно сказать, священнодействие, на котором обязательно собиралась вся семья. Вся — значит, и сам князь, и обе княгини, и княжны. А теперь еще и он…


Поглощая необычайно вкусные блюда, парень постоянно ловил на себе взгляды присутствующих женщин. Да и отец иногда посматривал в его сторону как-то странно. Но уж выдержки Александру было не занимать, и ничего кроме нормального, здорового аппетита юноша не демонстрировал. Время от времени к нему обращались с просьбой передать то или иное блюдо, подать специи или салфетку. Наконец с основными блюдами было покончено, и все приступили к кофе с выпечкой…

— Тебе тоже нравится кофе?

Вот оно! Начинается…

— Как сказать, Ари… Яйли сегодня дала мне снова его попробовать, и я остался доволен.

— А почему ты не называешь меня сестрой?

— Да-да, почему?

Поддержали вопрос старшей младшие девочки. Саша слегка улыбнулся:

— Я подумал, что, зная тебя всего один день, обращаться так будет наглостью…

— Ты прав, сын. Ари, не гони лошадей. Дай парню осмотреться, пусть привыкнет. А там сами между собой решите, кто есть кто, — пробасил отец, сидевший во главе стола. Майа полоснула юношу острым взглядом.

— У вас ко мне есть вопросы, княгиня Майа?

— И очень много, Александр.

— Тогда задавайте. Я отвечу. Зачем же держать их в себе? Как вы сами только что слышали, мы же родственники.

Неожиданно для всех расхохотался глава семьи:

— То-то, девочка моя! Как видишь, парню в рот палец не клади! Характер у него мой!

Затем засмеялись все, даже Саша не выдержал и улыбнулся. Не зная точного значения поговорки, уловить общий смысл он сумел…

— Если вы об учебе, то я уже определился. Меня привлекает карьера военного. Но, как я выяснил сегодня, существует ограничение по возрасту. Мне нужно достичь восемнадцатилетия, прежде чем сдавать вступительные экзамены. А до этой даты еще год…

— И что бы ты хотел делать это время???

— Покончить с Гейтсом.

— С Новой Америкой??!

Собравшиеся задали этот вопрос в один голос — только князь не удивился. Он прищурился, потом сам спросил:

— Интересный вариант! И как ты думаешь этого достичь?

— Я не прошу у тебя военной помощи. Просто мне нужно к друзьям…

Снова взгляд из-под бровей…

— К друзьям?

— Я — ааг, отец. А мы своих не бросаем в беде. У герцога Новой Америки лишь одно слабое место — его дочь.

— И что же ты задумал?

Александр отпил крошечный глоток из драгоценной чашки, коротко улыбнулся:

— Эстерия скоро, очень скоро, думаю, дней через десять-двенадцать умрет. Не сойдет ли Гейтс с ума от горя и не бросит ли ради мести все, что может?

Не выдержав, вмешалась Яйли:

— Зачем тебе это нужно, Саша?!

Вновь холодная беспощадная усмешка:

— Если бы видели, что творят янки на захваченных мирах…

— Ты страшный человек, брат…

Не выдержала Юури на правах старой знакомой.

— Я — ааг. Убийца.

Алексей задумался. Несколько минут стояла гробовая тишина. Затем прозвучали его слова.

— Политику невозможно делать чистыми руками. Но ты сказал не все о причинах твоего желания уничтожить Новую Америку. Может, все же откроешь тайну?

Юноша на мгновение стиснул кулаки под столом:

— Я повторяю — просто видел их дела собственными глазами… — Он поднялся из-за стола: — Прошу прощения, но я хочу отдохнуть. Отец, прошу вас подумать над моими словами.

Последовал молчаливый кивок. Юноша поклонился присутствующим и направился к двери, когда в спину ему прозвучало:

— Да, Саша, если тебе будет холодно спать одному, попроси свою служанку согреть тебе постель…

Он обернулся — Ари ехидно улыбалась ему вслед.

— Я не замерзну и один, сестра…


…Оказавшись в комнате, юноша сбросил верхнюю одежду, упал на роскошное покрывало, раскинул руки и уставился в расписанный потолок спальни. В голову ничего не лезло. Еще три дня назад он был простым убийцей, солдатом, повстанцем. А теперь — сын князя Терры, самого богатого и могущественного государства в обитаемой Вселенной. Может быть, ему не понравится быть княжеским сыном. Лучше тогда оставаться Александром маун Ко с планеты Фаати… Незаметно он уснул…


— Ваше величество, вам срочный звонок.

Алексей чуть не выругался в трубку. Так хотел закончить сегодня с делами побыстрее, пообщаться с сыном. Ему так много надо наверстать, рассказать, да и с Иурой встретиться тоже… Впрочем, нет. Он любит своих жен, ценит свою семью. Не стоит ворошить прошлое.

— Кто там?

Голос И-Мозга ответил:

— Гарри Гейтс.

— Что?!

От удивления князь чуть не выпал из кресла. Немного помедлил, потом решился:

— Хорошо. Соединяйте.

Вспыхнуло изображение, и Медведев едва не вздрогнул — он видел Гарри где-то недели две назад. Бодрый, моложавый мужчина во цвете лет. А тут… Что с ним произошло? Наркоманы вышли из-под контроля?

Герцог исподлобья взглянул на князя, затем заговорил. Искусственный разум мгновенно переводил и моделировал голоса партнеров по связи, так что переводчик не требовался.

— Я — Гарри Гейтс.

— Алексей Медведев.

— Линия защищена?

— Гарантирую.

— Поверю на слово. Князь, мне нужна от вас одна вещь. И вы мне в ней не откажете.

Алексей усмехнулся. Этот янки, он что, забыл, где находится? Сейчас расклад не тот, что на старушке Земле.

— Гарри, ты забываешься.

— Нет. Ты знаешь про «пыльцу», так?

Князь насторожился, не выдавая этого внешне.

— Допустим.

— Значит, знаешь, на что она способна.

— И что из этого?

— Смотри.

Перед Медведевым вспыхнуло изображение юной девушки, умирающей в великолепно оборудованной палате. То, что больная умирает, терранец понял сразу. Янки сглотнул, затем заговорил вновь:

— Это моя дочь. Ей осталось жить не больше двух недель.

— Но я-то причем?

— Ты — нет. Твой сын — да. Я молчу о том, что он убил множество моих подданных. Это война, в конце концов. Будут новые. Но Эстерия — мой единственный ребенок. Есть только одно средство спасти ей жизнь. И его знает наследник. Я предлагаю сделку: жизнь моей девочки за жизни всех оккупированных мной планет и остальных в СЗО. Если она умрет, я распылю наркотик везде, куда смогу дотянуться. Что он делает, ты знаешь. И брошу всех наркоманов на Княжество.

— Гарри, я знаю, что ты не человек! Но этого я не ожидал даже от тебя! Ты хочешь оставить Галактику без разумной жизни?! Терра защищена! И ни один корабль сюда не пробьется, сколько бы ты ни посылал к нам войск. А твои людоеды, в конце концов, сожрут сами себя!

— Мне плевать на то, что во Вселенной не станет жизни! Без моей Эстерии она мне не нужна! А ты всю жизнь будешь мучиться, зная, что мог их спасти, но не захотел! И, в конце концов, просто пустишь себе пулю в лоб!

Алексей подобрался — американец прав. Совесть не позволит ему жить с таким грузом на душе.

— И что же сделал Саша с твоей дочерью?

— Поцелуй аага. Моя девочка узнала твоего сына по репортажу из Терры.

— Сколько ей осталось?

Гейтс облегченно вздохнул, не скрывая эмоций. Он понял, что уже выиграл этот раунд.

— Если ничего не напутано — десять дней.

— Десять?!

Алексей, было дернулся, но тут же успокоился.

— Хорошо, Гарри. Твоя взяла. Я высылаю курьер немедленно. Обеспечь ему «зеленый коридор» и постарайся, чтобы через сутки твоя дочь была на орбите. Не стоит терять времени. Но, Гарри…

Князь, было засомневался, потом все же решился:

— Ты пошлешь ее на Терру одну. Это первое.

— Что еще?

— Ты умрешь, Гарри. Я не могу тебе позволить шантажировать меня. И все твои миры буду уничтожены. Вместе с тобой. Рано или поздно твоя «пыльца» вырвется из-под контроля. И что тогда?

— Ты пойдешь на подобный геноцид?

Алексей дернул уголком рта:

— Ты знал, чем рискуешь, когда попытался шантажировать терранца. Тем более — меня.

Американец опустил голову.

— Но ты даешь слово, что моя девочка будет жить?

— Я даже могу дать вам возможность увидеться перед тем, как ты умрешь. Чтобы ты не подумал, что я обманываю.

— Слово терранца крепче камня. Но, пожалуй, не стоит возвращать Эстерию на Новую Америку. Зачем тогда лечить?

Князь задумчиво посмотрел на американца.

— Хм… Гарри Гейтс, герцог Новой Америки… В тебя еще живы какие-то чувства? Я удивлен. Что же, Гарри… Курьер вылетит через час. До твоей планеты ему сутки хода. Назад — больше, судя по состоянию твоей дочери. Сколько понадобится на лечение, я не знаю, пока не поговорю с сыном. Но ты умрешь. Договорились?

Американец выдержал взгляд.

— Договорились.

Сфера связи погасла. Алексей закурил сигарету, подошел к окну. Проклятый ублюдок! Ловко он сыграл на моей совести! Но я пообещал. Теперь надо убедить Сашу согласиться…


— И-Мозг, что такое «поцелуй аага»?

— Это яд. Способ лечения существует только у того, кто его применил. Согласно легенде, данный состав создал влюбленный ааг, чтобы заставить свою возлюбленную выйти за него замуж.

— Что?!

— Это все, что известно.

— Черт!

Князь грохнул по столу кулаком. Несколько мгновений сидел молча, чтобы погасить бешенство, охватившее его, потом включил коммуникатор:

— Михаил?

В воздухе возник Столяров.

— Слушаю, начальник!

— Мне не до шуток. Немедленно пошли самый скоростной курьер в Новую Америку. На орбите пусть пилот заберет капсулу с дочерью Гейтса и немедленно доставит ее сюда.

— Что?

— Исполнять! Подробности позже, Миша. Извини, у меня еще есть неотложное дело. Потом поговорим…

Алексей выключил связь и поднялся из-за стола. Предстоял нелегкий, очень тяжелый разговор с сыном…


Разговор действительно выдался нелегким. Сын оказался таким же упрямым, как и отец. Но, подключив тяжелую артиллерию в виде супруг и сестер, сопротивление Александра удалось сломить. Решающим оказался аргумент про массовую наркотизацию Галактики. Особенно после того, как Медведев показал материалы разведданных, полученных людьми Столярова. Это поставило окончательную точку в разговоре. Но если бы только отец знал, какое это противоядие, то, не раздумывая ни мгновения, послал бы весь свой флот превратить Новую Америку в астероидное облако…. Но было уже поздно, а ведь Искусственный Интеллект специально заострил внимание на легенде…


Эстерия пришла в себя в незнакомом месте. Привычно уже прислушалась к своим ощущениям — все верно. Ушли боли, которые уже начинали мучить ее. Пропали голоса, непрестанно звучащие в мозгу. Да и сама голова отчего-то сильно чесалась. Виконтесса протянула руку и нащупала густую шевелюру вместо прежних жидких прядей. Тех, что у нее оставались перед тем, как девушка потеряла сознание в последний раз. Но где она? Высокий, по сравнению с привычными новоамериканскими, потолок с мягко горящими осветительными панелями. Очень мягкая кровать. Ласкающее тело постельное белье. Тело. Ее раздели? Помнится, прежде она была в рубашке. И куда делась аппаратура? Осмотрелась, осторожно поворачивая голову в разные стороны. Роскошная мебель, мягкий самоочищающийся ковер с ворсом по щиколотку. Большое, чуть ли не во всю стену окно, сейчас затемненное. Это не больница. Точно. Скорее, дом. В котором кто-то живет. Но почему она оказалась здесь? Где отец? Слуги? Охрана? Попробовала подняться. К величайшему удивлению, ей это удалось без каких-либо проблем. Точно, раздели. Одежды на ней не было никакой. Попыталась набросить на себя покрывало, но оно оказалось слишком большим. Вновь осмотрелась и заметила дверку в стене. Явно не для выхода. Прикрываясь на всякий случай руками, прошлепала босыми ногами к ней. Это оказался стенной шкаф. Правда, почему-то пустой. Кроме большой мужской рубашки там ничего не было. Не раздумывая ни секунды, девушка натянула ее на себя. Получилось нечто вроде мини-платья. Закатала длинные рукава. В этот момент в желудке предательски заурчало, и Эстерия ощутила сильный голод. Но любопытство пересилило, и она подошла к окну. Сняла поляризацию, и в глаза ударило яркое солнце. Дом стоял в огромном парке, находящемся на холме. Вдали синели высокие горы, внизу терялся в перспективе город. Удивительно зеленый и прозрачный. «Это не Новая Америка», — поняла она. Передвигаться было тяжеловато, но девушка списала это на последствия «поцелуя». Вернулась на койку. Присела. Немного отдохнув, вновь прошлепала по ковру к выходной двери и толкнула ее. Та послушно распахнулась. Боже! Это точно жилой дом! Как же я здесь оказалась? И почему я не умерла? Тот ааг что? Он меня обманул? Но… Внизу щелкнула дверь, кто-то пришел. Девушка подалась назад в спальню, но было уже поздно — хозяин дома вошел в холл. Поднял голову, и Эстерия в ужасе зажал руками рот, затем без сил опустилась на теплый пол галереи. Не может быть! Это… Это…


…Александр вернулся домой и уже на пороге ощутил эмоциональный фон вынужденной гостьи. Та проснулась и теперь ломала голову над тем, где находится и как тут очутилась. Что ж, сам виноват. Думал, обойдется. Но теперь, когда он стал наследником, у него много новых обязанностей.

Юноша сбросил с ног обувь и, держа пакет под мышкой, вошел в холл. Сразу услышал слабый возглас — и тоненькая фигурка без сил опустилась на покрытие балкона, проходящего по верху второго этажа. У служанки сегодня выходной, как назло…

— Очнулась? Это хорошо. Как себя чувствуешь?

Но американка молчала, глядя на него круглыми от страха глазами. Проклятье Тьмы! Выругавшись про себя, парень поднялся наверх, подошел к Эстерии, приподнял рукой подбородок и взглянул в ее глаза — вроде нормально. Все сработало. Впрочем, это понятно.

Улучшения начались сразу, как только она появилась возле него. Неделя совместного проживания и вовсе практически поставила ее на ноги. В животе у девушки вновь заурчало, и Александр легко поставил тонкую фигурку на ноги.

— Пойдем, пообедаем.

— Я…

— Ну что с тобой делать? Ладно.

Легко подхватил ее на руки, она только испуганно пискнула и прижалась к нему, уткнувшись в шею носом. Затем вместе с ношей спустился вниз и проследовал на кухню, усадил за стол, затем повернулся к линии доставки и набрал комбинацию. Повернулся к Эстерии, по-прежнему смотрящей на него круглыми испуганными глазами:

— Сейчас будет обед. Как себя чувствуешь?

— Л-лучше… Намного…

— И хорошо. Но до полного выздоровления тебе еще долго. Так что…

— А где я?

— Неужели не догадалась? Это — Терра. Столица Терранского Княжества. Ты у меня дома.

— Дома?

— Ну да. И будешь со мной очень и очень долго.

— Как долго?

Американка уже успокоилась, поняв, что убивать ее никто не собирается.

— А сколько жить захочешь, столько и будешь.

— Не понимаю…

— Все просто.

Отвернулся к окну, задумчиво произнес:

— Мастер аагов Иллу маун Део влюбился в девушку. Но та, узнав, что мужчина принадлежит к Клану, с презрением отвергла его. Живущий во тьме вначале хотел ее убить, но одумался. А поскольку обладал большими познаниями, то составил яд. Безвредный для него, но смертельный для любой женщины. Кроме того, от яда не было другого лекарства, кроме того, как быть возле отравившего. Точнее, жить с ним. Как женщина и мужчина. Как муж и жена…

На состязаниях воинов Мастер занял первое место, а дочь императора обещала победителю свой поцелуй в надежде, что аага убьют. И ей пришлось сдержать обещание. Через месяц она приползла в его дом на коленях и умоляла взять ее наложницей. Дочь императора — и простой ааг! Подумать только!

— Это подло!

— Ты так думаешь? Настоящий мужчина всегда получает то, чего желает. Мастер оказался благородным не по рождению, а по духу. Когда у них в семье появился пятый ребенок, император простил и его, и дочь.

— Но ей пришлось рожать! От того, кого она ненавидела!

— Для лечения достаточно одного ребенка. А я не просто мастер, а наследник Княжества.

— Т-ты?! Боже…


Глава 11
ОБЕЩАНИЕ

Не давай слова, если ты не сможешь его сдержать.

Публий Гораций Коклес, римлянин

…Алия в очередной раз рассказывала о встрече с терранским князем. Слушатели благодарно внимали. Еще бы! Кто бы знал, что этот полукровка окажется наследником самого сильного, развитого и таинственного государства Лой Вселенной. Но теперь перед повстанцами стояла одна и, пожалуй, самая важная проблема — их чудо-оружие, терранская боевая бронированная машина, осталась без пилота. Теперь она вообще отказывалась подчиняться кому-либо другому, запрашивая идентификацию при запуске. И откровенно говоря, Бин Чарра, командующий непокорившимися, не знал, что ему делать. Спасало лишь то, что неожиданно для всех новоамериканский герцог прекратил свою экспансию. Более того, его корабли оттянулись непосредственно к метрополии, чтобы охранять ее. Поэтому повстанцев еще не уничтожили. Хотя сложностей у генерала и так хватало. Народ на базе собрался разный, разные характеры, привычки. Флотские недолюбливали планетарников. Ведирцы ссорились с сельфанцами. Офицеры ругались с младшими по званию. Чарра понимал, что еще месяц — и его солдаты начнут разбегаться. Эйфория первых недель прошла. На захваченных янки планетах строились новая власть и планетарная оборона. Спешно создавались и новые корабли, обучались экипажи. И откуда только средства брались? Впрочем, восставшим их катастрофически не хватало. Как и всего остального. Война — вещь прожорливая и, прежде всего, требует денег. На боеприпасы, на продовольствие, топливо для космических кораблей и сами корабли. На жалованье солдатам, наконец. А денег-то и не было. Люди начинали волноваться и высказывать недовольство. Именно из-за этого все чаще и чаще вспыхивали ссоры, и генерал благословлял всех богов, что пока не доходило до кровопролития. Но также осознавал, что конец повстанцев уже близок. Передышка, которую им дали новоамериканцы, скоро закончится, и янки начнут поиски восставших. Или повстанцы просто разбегутся от безденежья куда глаза глядят. Впрочем, так и произошло. Через месяц на базе осталось всего пятьдесят человек из тысячи и один корабль. «Неустрашимый». И то потому, что кто-то из сбежавших механиков продал во время увольнения корректор топливного магнитопровода. А без этой детали крейсер взорвется, как только запустят основной двигатель. Узнав об этом, Чарра просто застрелился. А вот экипаж корабля вынужден был сидеть в одиночестве на астероиде и ждать своего конца…


— Ты ешь, ешь. Вон, какая худенькая. А, учитывая, что гравитация здесь на одну десятку выше стандарта, на диете долго не протянешь.

— Но…

Он усмехнулся.

— Нервничаешь? А стоит ли? Зато жива.

Парень лихо орудовал вилкой, отрезая мясо необычной формы ножом. Эстерия начала потихоньку успокаиваться. Все-таки жива, и это главное.

— Как тебя зовут?

— Действительно, я же так и не представился. Как-то невежливо, да и некрасиво не знать имени человека, от которого родишь ребенка. Александр. Александр маун Ко-Медведев. Так, кажется?

— Ты же не чистокровный землянин.

— Да. Полукровка. Моя мать с Юрэйты. Да, ешь ты! Наверное, на своей Новой Америке даже нормальной еды не пробовала. Отец отзывался о ваших… биг-маках, кажется, этак… Ехидненько. А тут — отличная кухня. Все-таки в положении наследника есть и свои преимущества.

Он усмехнулся, запивая соком мясо. Затем откинулся на спинку стула, похлопал себя по животу. Щелкнул пальцами. От неожиданного резкого звука девушка вздрогнула, но в помещение вбежал робот:

— Посуду убрать. Навести порядок.

Тот послушно пискнул, вскинув манипуляторы в ожидании, пока Эстерия закончит трапезу. Но той кусок не лез в горло, и она отодвинула тарелку.

— Я все.

— Отлично. Пойдем.

— Куда?

— Одеваться. Не будешь же ты разгуливать по дому в одной моей рубашке.

Она словно споткнулась:

— По дому?

— Естественно. Ты — гостья. Но такая, которую не ждали. Поскольку отец обещал твоему папочке, что вылечит тебя, то мне придется терпеть твое общество. А тебе — мое. Хочешь ты этого или нет.

— А если не хочу?

Его улыбка была ледяной.

— Как бы тебе лучше объяснить? — Почесал затылок, поднимаясь впереди ее по лестнице. — Думаю, что твой отец будет не против повидать внука перед смертью. Между нашими родителями договоренность, обмен, так сказать: твоя жизнь на смерть герцога.

— Что?! — Девушка схватилась за сердце. — Не может быть!

— Не скажу, что я сожалею. Но раз мой отец дал слово — так и будет. Ты излечишься — твой родитель распрощается с жизнью. А Новая Америка прекратит свое существование.

— Это… Это…

— Знаешь, я не считаю нужным скрывать от тебя правду. Когда выберем тебе одежду, можешь пойти и поплакать.

Девушка замерла на месте:

— Я никуда не пойду! Я ничего от тебя не хочу! И я убью тебя!

Ответная усмешка была ехидной до издевательства:

— И что? Убьешь? Да ради всех твоих богов! Только ты забыла, что умрешь сама. Месяц жизни после моей смерти. Вот что тебе отмерено.

Она без сил опустилась на лестницу и зарыдала, колотя кулачком по ступеньке:

— Боже, какой же ты зверь! Вы, терранцы, у вас нет сердец! Разве такое может сделать человек?!

Внезапно сильная рука рванула ее за воротник, вздымая в воздух:

— Ты еще смеешь говорить о человечности?! Ты, тварь?! Дочь человека, который посадил на жестокий наркотик пять миллиардов человек?! Который возродил людоедство?! Да будь моя воля, я бы так и дал тебе сгнить заживо! А еще лучше — вкатил бы тебе дозу папочкиной пыльцы и отправил бы к нему! Тварь!

Эстерия с ужасом ощутила, что летит. Вскрикнула от страха, врезавшись в мягкий диван. Юноша постоял на месте, сжимая кулаки, потом выругался на незнакомом языке и, широким шагом миновав лестницу, затем грохнул дверью одной из комнат…


— Радары засекли источник излучения. Тип не определяется.

Сола оторвалась от экрана и облегченно вздохнула:

— Ну, хоть мучиться не будем.

Тем не менее, включила трансляцию, во всех помещениях взвыла рвущая душу сирена, а затем ее перекрыл четкий, спокойный голос командира:

— Приближается неопознанный объект. Всем приготовиться к бою.

Женщина была даже довольна тем, что все произойдет так быстро. После того, как тот странный парень, оказавшийся аагом и наследником терранского князя, был увезен в Княжество, дела повстанцев пошли под откос. Вначале началось разложение, затем массовое бегство. От отчаяния, что не может удержать ситуацию под контролем, Бин Чарра покончил с собой, а их единственный крейсер «Неустрашимый» оказался обездвижен каким-то пропойцей. До того момента, когда кончатся продукты и воздух, оставалось уже немного. А сидеть и ждать конца на скрытой среди астероидного облака секретной станции не было настроения. Уж лучше умереть в бою… Через мгновение в рубку управления ввалились люди, торопливо занимая места операторов системы управления огнем.

— Минные поля?

— Активированы.

— Реактор?

— На восьмидесяти процентах.

— Отлично! Дешево они нас не возьмут.

Внезапно Ираи, сидевшая в кресле оператора систем связи, вскрикнула:

— Боги!

От изумления девушка не могла вымолвить ни слова. Засветилась сфера, и в ней показалось знакомое всем лицо Александра маун Ко в неизвестной форме. Окинув всех суровым взглядом, он заговорил:

— Корабль Княжества Терранского «Мокошь» просит разрешения причалить к станции.

— Саша, ты?!

Майор от изумления открыл рот. Узнав знакомого, юноша почти мгновенно изменился в лице:

— Боги! Рад вас всех видеть! А где генерал Чарра?

— Никого нет, парень. Все здесь…

Александр обвел взглядом полупустой зал управления базой, затем дернул краешком губы, обозначая улыбку:

— Ну что же, значит, я вовремя…


…Корабль Княжества был небольшим по сравнению с теми, что иногда видели за его пределами. Но, тем не менее, внушал почтение, поскольку его длина была почти пятьдесят километров. Особенно выгодно он смотрелся на фоне малышей длиной в километр и меньше. Едва была выброшена переходная галерея, как парень возник в шлюзе и через мгновение оказался стиснут в объятиях мужчин и покрыт поцелуями женщин и девушек. Ошеломленный такой бурной встречей, идущей от искреннего сердца, он даже немного растерялся. Алия хлопнула его по плечу:

— Ну, всего два месяца не виделись, а ты изменился! Вроде даже вырос! Форму надел…

— Папаша расстарался. Ладно. Идемте на корабль. Все. Ребята — в столовую. Пусть отпразднуют спасение. А мы пообщаемся у меня в каюте…

Из всех только прапорщица не растерялась, оказавшись в настоящей комнате. Лишь дублирующая панель управления выдавала, что они находятся на космическом корабле, а не на поверхности какой-нибудь планеты. Когда офицеры расселись за большим круглым столом натурального дерева, в дверях показалась в сопровождении пары многофункционалов с подносами, заставленными самыми разными блюдами и напитками, невысокая худенькая девушка. Молча стала расставлять тарелки и другие приборы перед собравшимися. Когда закончила, отпустила роботов и застыла у дверей.

— Можешь сесть.

Сола бросила на одетую в такую же непривычную взгляду форму молчаливую брюнетку, затем обратилась к юноше:

— Прислуга?

— Не обращай внимания. Это так. Ладно, давно не виделись, за встречу!

Все подняли бокалы, чокнулись, затем Александр произнес тост:

— В смерти нет вечности. Но в вечности даже смерть может умереть. За жизнь!

В ответ прозвучал нестройный хор:

— За жизнь!..

После того как гости утолили первый голод, пришло время рассказать о том, что произошло за время его отсутствия. Все заговорили наперебой, мешая друг другу, но, сконфузившись, предоставили слово командиру, которым вновь стала Сола. И история вышла невеселая. Парень, выслушав ее до конца, вздохнул:

— Значит, я не просто вовремя…

— Ты опять спас все наши шкурки! Прямо какой-то Слуга Светлого!

Он усмехнулся.

— Да ладно вам. Расхвалили, даже неудобно…

— Удобно-удобно! Все нормально! Ты уже в который раз нас из задницы вытаскиваешь? В третий? Вот! Так что не красней, все нормально!

Алия, раскрасневшись от вина, вдруг выпалила:

— А знаешь, я все вспоминаю, как твой отец меня за твою подругу принял!

Сола и Айно рассмеялись:

— Да-да! Когда она вернулась на крейсер, у нас все ребята попадали от изумления: чего-чего, но никто не ожидал, что наша свирепая заместительница капитана окажется такой красавицей!

Краска на лице девушки стала еще гуще.

— Ираи до сих пор ногти грызет, что осталась тогда на корабле. Она бы не растерялась!

Лицо парня стало смущенным, но он почти мгновенно взял себя в руки.

— Все. Хватит об этом. Перейдем к делу, насколько это возможно.

Все мгновенно стали серьезными. Юноша обернулся к служанке, по-прежнему стоявшей у двери, о которой все, кроме него, забыли.

— Эстерия, убери со стола и потом можешь ложиться спать. Я скоро приду, не волнуйся.

Та кивнула. Вновь появились роботы, быстро собрали посуду, вычистили поверхность стола, и офицеры вновь расселись вокруг него. Девушка вновь выпроводила роботов, затем пересекла комнату и скрылась за обычной дверью. Сола с удивлением смотрела ей вслед:

— Она не похожа на терранку.

— Ты права. Она новоамериканка.

Айно дернул щекой:

— Пленница? И ты не боишься?

— Кого? Ее? — Он невольно рассмеялся. — Майор, ты не понимаешь! Впрочем, меньше знаешь — лучше спишь.

— Что-то незнакомое…

— Терранская поговорка. Но давайте вернемся к делам. Отец оказался щедрым…

— Это — да! Такой корабль…

— Не только. Деньги. Оружие. Техника. Новая база.

— Ничего себе…

Обсуждение затянулось далеко за полночь, наконец, когда Сола, не выдержав, зевнула, все немного успокоились и стали собираться. В этот момент неожиданно послышался писк вызова коммуникатора внутренней связи:

— Командир, вас какая-то девушка из местных ищет.

Машинально Александр ответил:

— Пусть зайдет.

И спохватился тогда, когда майор хлопнул его по плечу:

— Не боишься? Это ведь наверняка Ираи.

— Темные боги!

Юноша схватился за голову, но было поздно — дверь в его каюту открылась, и на пороге появилась знакомая фигура, да еще с сумкой через плечо. Хотя всем было и любопытно, чем завершится забавная ситуация, но Сола первой сделал шаг к двери:

— Спокойной ночи, Саша.

— Да-да… Утром увидимся…


…Девушка похорошела. Она немного похудела, и ей это очень шло. Бросив сумку на пол, прыгнула ему на шею и расплакалась. Юноша, не зная, что делать, немного растерялся. В это время дверь в спальню открылась, оттуда выглянула Эстрия в пеньюаре:

— Ты скоро?

И замерла на месте, увидев, как парня обнимает незнакомая девица. Ее заметила и Ираи:

— Это кто?!

В воздухе запахло нешуточной дракой, поскольку дочь Гейтса явно не собиралась умирать раньше времени. Ираи отшатнулась:

— Как ты мог! Я… Я…

Но Александр уже взял себя в руки:

— Что? Ты честно призналась, что только рядом со мной чувствуешь себя в безопасности. О любви, насколько я помню, никаких речей не велось.

— Но я…

— Эстерия здесь по той же причине, что и ты.

Соперницы смерили друг друга презрительными взглядами. Тогда и ведирка вдруг успокоилась.

— Раз так, тогда…

— Эй, что ты собираешься делать?!

Между тем девушка подобрала свои вещи, пересекла каюту и заглянула в спальню, удовлетворенно вздохнула:

— Большая. Это хорошо!

Затем обратилась к новоамериканке:

— Душ здесь где?

Та, растерявшись, кивнула головой в сторону кабинки, и ведирка, закинув сумку на плечо, решительным шагом двинулась туда. Уже в дверях обернулась:

— Кровать большая. Места всем хватит.

С губ Александра и Эстерии сорвалось одновременно:

— Темные боги!

— О, май гад…

Дверь в душ закрылась, а через несколько минут зашумела вода. Юноша изумленно крутанул головой:

— Она что, совсем с катушек съехала?

Виконтесса вдруг усмехнулась:

— Хм… Девочка знает, что ты наследник, ведь так?

Ответный кивок подтвердил ее предположение.

— Вот она и решила пойти напролом.

— Ты права.

Эстерия вдруг заметила, что парень, ранее смотревший на нее презрительно, изменился. Он приблизился к ней, привычно поднял подбородок рукой и заглянул в глаза. Так юноша делал каждый день перед сном, проверяя ее состояние. Но в это раз девушка прочитала в его глазах что-то новое — это был уже не прежний холодный взгляд, оценивающий ее здоровье. Сейчас в его глазах было любопытство и даже, может быть, легкое удивление. Затем он отпустил ее, прошел в спальню, сел в кресло, вздохнул:

— Ну вот, теперь ждать, пока она освободит помещение…

Почему-то Эстерии вдруг стало жаль аага.

— Хочешь, сварю тебе кофе?

— Давай.

— Я быстро.

И засуетилась возле кофеварочной машины…


…Парень проснулся рано. Слева, свернувшись калачиком, посапывала Ираи. Справа, уже привычно забросив руку ему на грудь и уткнувшись в плечо носиком, устроилась Эстерия. Он улыбнулся, вспомнив, как поначалу при каждом его появлении в спальне наследница Гейтса становилась, словно взъерошенный котенок, но когда ее состояние стало вновь ухудшаться, пришла к нему в постель сама. Теперь ее и за уши из этой постели не вытащишь. И девушка все чаще стала заговаривать о том, что с беременностью можно и повременить, раз ей уже намного лучше.

«Тянет время, Тьма ее побери, чтобы остаться со мной и на Терре, — досадовал Александр. — Ну, ничего.

Скоро мы начнем кромсать герцогство ее папочки, и тогда ее блажь пройдет…»

Он улыбнулся мыслям, затем осторожно выполз из-под одеяла, чтобы не потревожить девушек. Часы на потолке показывали, что времени еще достаточно. Можно принять душ, позавтракать и начинать перебазироваться. Здесь оставаться нельзя. «Неустрашимый» погрузят в трюм, а людей он распределит среди экипажа. Затем возьмет курс на «Винетту — двести сорок», секретную терранскую базу на одной из пустынных планет. Там нет ни атмосферы, ни жизни. Но это и к лучшему — никому в голову не придет искать повстанцев на голом камне. И, пожалуй, надо брать все дело в свои руки, как и советовал отец. Отец… Даже странно называть этого, в сущности, чужого ему мужчину отцом. Но, тем не менее. Перед тем, как вернуться к ведирцам, они с князем посетили Фаати. Не афишируя этого ни перед кем. Одетые, как местные жители, пришли уже вечером к дому и постучали. Когда терранец сбросил капюшон плаща, мама разрыдалась, и… В общем, да, князь — отец. Нет сомнений. И теперь понятно, откуда у Александра эта скорость реакции и сила. Наполовину землянин. Но не только поэтому — половина его генов оптимизирована. Улучшена. Отсюда и все преимущества перед врагом. Правда, есть еще один подобный князю, его главнокомандующий, Николай Мыскин. Только он и отец уцелели в ту, первую войну между рамджами и сюзитами. Остальные все погибли во время первого внезапного удара Империи по базам республиканцев. Потому и пихали их двоих во все дырки, как он любит выражаться. Князь пользовался этой оптимизацией на все сто. «На все сто» — тоже его присказка. Но то, что он сделал, нельзя отнести только на счет генов. Душа. Саша просмотрел файлы о том, что было в его родном мире перед тем, как он завербовался. Страшно. И теперь ему понятно, откуда берутся подобные Гейтсу…


Проверил, как сидит форма, подтянул портупею. Повседневная форма терранской армии. Легкий удобный комбинезон, такие же невесомые самозашнуровывающиеся ботинки. И пилотка. «Он предлагал мне любой чин, но я отказался. Как дал мне генерал звание лейтенанта, так я им остался. Кофе? Тьма меня забери — не заметил, как Эстерия проснулась. Теперь словно хвостик возле меня. Сейчас накроет завтрак на стол и умчится приводить себя в порядок. А куда Ираи девать? Да уж, проблема еще та. Ох, и она проснулась…»

— Эсти, найди ей форму. Нечего в гражданской одежде по военному кораблю ходить! Иначе спишу, ко всем темным богам, на первой попавшейся планете! Все! Так, я пошел. Ираи, переоденешься — к капитану Соле подойдешь. Она тебе определит дело. Эстерия, тебе лучше побыть на «Мокоши». Сама знаешь, почему… Нет. Не надо. Обедать буду здесь, естественно. Так что не волнуйся.

Ох, ты же… Да какого… Расплакалась.

— А пристукнут в темном уголке ведирцы, что тогда? Да, волнуюсь. Да, переживаю…

Ничего себе, прямо расцвела от счастья… Зато Ираи перекосило.

— Смотри у меня! Почему? Да потому что она — мать моего ребенка, ясно?! Нет-нет! Будущего. Так получилось. И вообще, как вы меня достали обе! Все! Я ухожу! Ни минуты покоя нет! И как только отец с двумя женами живет столько лет?!

Обе девушки проводили выскочившего за дверь парня взглядами, потом посмотрели друг на друга. Первой поднялась из-за стола Эстерия.

— Саша велел подобрать тебе форму.

Вытащила из ящика со своими вещами портативный сканер, провела им по фигуре девушки. Прибор радостно запищал. Тогда американка перебросила данные на компьютер. Через мгновение звякнуло оповещение доставки. В стене открылась дверка, и пакет плюхнулся на диван рядом с ведиркой.

— Примерь.

Та насупилась.

— И почему я должна подчиняться какой-то землянке? Ты вообще здесь пленница и не имеешь никакого права командовать!

Эстерия вспыхнула:

— Я, прежде всего, сейчас — его жена. Пусть временная, но жена. И у нас будут дети.

— Ха! Это мы еще посмотрим!

Неожиданно виконтесса успокоилась:

— Посмотрим. Но ты сама слышала, что теперь должна носить военную форму.

Крыть было нечем, и Ираи ушла в душ переодеваться. Было слышно, как она пару раз выругалась, натягивая на себя абсолютно незнакомое обмундирование. Наконец появилась. Посмотрев на нее, Эстерия покачала головой:

— Подожди. А то тебя все засмеют.

Быстро поправила все, как положено. Шагнула назад — да, теперь все верно.

— Можешь идти. Я вызову тебе провожатого.

В воздухе вспыхнул светящийся шарик. От неожиданности ведирка подалась назад:

— Это еще что?!

— Проводник. Они сейчас в ходу на Терре. Говоришь, куда тебе нужно, и он летит впереди.

— Ясно.

Дверь за ней закрылась, а дочка герцога осталась сидеть на диване, погруженная в свои мысли. Эта ведирка хочет увести у нее Алекса. Ну, уж подобного она не допустит! Ни за что! Отец, как ни цинично это звучит, отработанный материал. За этот месяц девушка достаточно узнала терран, чтобы понимать это. Да, папочка ее любит. И по большому счету именно из-за нее решил создать это герцогство. Но эмоции его и сгубили. Ведь гораздо проще было действовать тоньше, скажем, даже и развязать войну, но без всяких наркотиков. Неужели нельзя было на завоеванных планетах найти тех, кто согласится служить ему? А наркоту держать на самый последний, крайний случай… Но напрасно эти терранцы считают Эстерию дурочкой! Зря! Очень даже зря… Она не такая глупая, какой была раньше. Собственно говоря, можно сказать даже спасибо этому полукровке за то, что поставил ее на грань выживания. Побывав за этой гранью и посмотрев в глаза смерти, Эстерия поняла, что все эти почести, деньги и восхваления — лишь мишура! Да, она слаба! Она всего лишь женщина. А что нужно женщине? В сущности, не так много. Плечо, на котором можно уснуть в постели. Крепкая спина мужа, оберегающая жену от всех напастей. И дети, о которых супруг будет заботиться. А, следовательно, и об их матери. То есть о ней. Пусть тяжело признаваться самой себе в этом, но от правды не уйдешь: замужество с этим аагом, наследником князя, — самое лучшее, что может случиться с ней в жизни. Если бы отец не натворил таких дел! Года через три-четыре он бы стал вторым по влиятельности владыкой во Вселенной, и тогда брак между двумя самыми могучими семьями в Галактике был бы делом решенным… Но она может и должна привязать Алекса к себе через детей. Впрочем, если уж быть откровенной перед собой, то…

Девушка отвлеклась от размышлений, взглянула на часы — до обеда еще долго. Поднялась с дивана, вытащила из своих вещей портативный терранский диагност и приложила к руке. Тот окрасился уже привычно в два цвета — здоровый и больной. Оранжевый занимал уже гораздо меньшую часть, чем раньше. Эстерия выключила умную машину и убрала ее в шкафчик. Устроилась на диване. Скучно. Но что поделаешь… Пока они не уберутся отсюда, опасно выходить из каюты. И девушка вновь вернулась мыслями на Терру…


Глава 12
СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ

Каждому свое.

Римлянин

…Тогда, врезавшись в диван, она банально разрыдалась от обиды и бессилия, сознавая, что Алекс прав. И прав полностью. К ее удивлению, он тут же выскочил из кабинета обратно и в мгновение ока оказался внизу. Подхватил на руки, крепко прижал к себе и буркнул:

— Извини. Просто.

Только много позже он рассказал, что видел на Сельфане. Это было ужасно. Эстерия никогда не думала, что любители «пыльцы» могут дойти до такого. И парень не врал и не обманывал. А тогда… Сел на диван, не отпуская ее, а она разрыдалась еще больше от обиды. Но вдруг остались только его ласковые и добрые руки, нежно гладящие ее по голове и вздрагивающим плечам. Алекс был совсем другой, нежели пять минут назад. И это ее даже напугало. Впрочем, может, благодаря именно испугу она быстро успокоилась. Отстранившись, взглянула в его лицо, а парень тронул рукой рубашку на своей груди:

— Ну, все? Не плачь. Вот, насквозь мокрая… Плакса ты…

Потом была примерка. Платья, другая одежда. А вечером вывел ее погулять по саду дворца. Оказывается, его дом стоял прямо в саду. Там было так тихо и спокойно… И впервые Эстерия вдруг поверила, что теперь не умрет. Они мирно шли по аллее среди высоких, аккуратно подстриженных неизвестных ей растений. Юноша похрустывал каблуками по стеклобетону, гравиколяска, в которой сидела виконтесса, поскольку девушке было тяжеловато поспевать за ним, бесшумно плыла рядом.

Простая мирная прогулка в молчании. Но слова были не нужны ни ему, ни ей. Парочка остановились возле пруда, в котором плавали большие красивые птицы. Почему-то ей захотелось их накормить, и птицы, словно почувствовав ее желание, начали переговариваться высокими, тонкими трелями, раскачивая разноцветными султанами на головах…

— Они красивые… У тебя ничего нет, чтобы их покормить?

Алекс задумчиво посмотрел на нее, дернул краешком губы:

— Хочешь умереть?

Эстерия даже вздрогнула:

— Почему?!

— Это хищники. Если что-то бросить одному, то начнется настоящее побоище. Вся стая броситься на того, кто дал им пищу, чтобы получить тоже. И просто растерзают угощающего человека на куски. Теряют контроль над собой и не могут остановиться. Вообще эти птички очень интересные. Когда добывают еду, то делят ее между всеми поровну. Абсолютно. Этакая уравниловка. Ученые, изучив их поведение, считают, что у них коллективный разум.

Девушка не на шутку удивилась:

— Это как?

— Очень просто. Один мозг на всех. Видишь вон ту, с розовой окраской?

— Да.

Действительно, отличающая размерами и окрасом птица держалась поодаль остальных, почти у другого берега пруда.

— И что?

— Мозг стаи — в ней. Остальные — просто рабочие органы. Безмозглые, тупые исполнительные механизмы.

— Откуда ты знаешь?

Он усмехнулся, на этот раз по-настоящему:

— Я здесь подольше, чем ты. И успел изучить адаптационный курс.

Эстерия вновь спросила:

— Но если они так опасны для людей, почему их не уничтожают? А если нападут на человека?

— Все терранцы знают этих птиц. Поэтому ни один из местных не станет их угощать. А себя они прекрасно кормят сами. В этом, кстати, основное отличие между двумя нациями одного происхождения — терранцы живут в гармонии с окружением. А вы, новоамериканцы, подминаете мир под себя… Тебе известно, что на Терре, к примеру, запрещено разрабатывать недра?

— Как?!

Изумление девушки достигло предела.

— То есть…

— Астероидные рудники. Необитаемые планеты, лишенные жизни. Газовые гиганты. Все фабрики и производства находятся за пределами планеты. Без исключений. Доставка идет из самых разных уголков Княжества. И, естественно, безотходные технологии. Скажем, тот же мусор мы выбрасываем в утилизаторы. Машины разлагают его и превращают в нужные вещи.

— Получается, что в дело идет все?

— Полностью.

— Мне как-то противно…

Передернула плечами, а ее спутник вновь усмехнулся.

— От незнания.

— Что? — не поняла Эстерия.

— Тебе противно от незнания. Понимаешь, машины не так работают, как ты себе представляешь. Думаешь, они просто сортируют и перерабатывают дерево, металл, пластик?

— Конечно. Во всяком случае, у нас, на Новой Америке.

— Отсталые технологии. Здесь это делают конвертеры. Разлагают все без сортировки, поскольку на выходе получаются атомы. И из них уже вновь собирают новые вещи. Только вот растения и пищу нельзя так получить. А все остальное — пожалуйста.

От удивления рот девушки приоткрылся — это же… синтезаторы! Засыпай внутрь песок или булыжники, а на выходе — все, что угодно твоей душе! От золота до бриллиантов! Неудивительно, что терранцы так богаты! Между тем в воздухе повеяло прохладой. Что-то большое, издавая протяжные стоны, проплыло у них над головами в темноте, в которой засияли яркие звезды. Стая птиц вдруг сорвалась с места и, отчаянно хлопая большими перепончатыми крыльями, стремительно понеслась ввысь. Юноша снял с себя куртку и набросил девушке на плечи. Только тут Эстерия поняла, что начинает замерзать.

— Пошли домой?

— Домой?

— Прости, но для меня теперь это — дом. А ты моя гостья. Я должен быть радушным хозяином…


Дальнейший путь прошел опять в молчании, ее начала охватывать тревога — Алекс менялся мгновенно: из беспощадного, жестокого убийцы вдруг превращался в доброго и ласкового друга. Обычно девушка легко определяла характер человека, но с Александром было очень сложно. И еще ей отчего-то казалось, что парень знает о ней уже все… В доме она поднялась с коляски, вернула куртку ему. Алекс повесил ее в прихожей, помог добраться до кухни, благо оба проголодались после такой прогулки. Ужин был такой… Еще никогда Эстерия не пробовала подобных блюд. Они таяли во рту, щекотали все вкусовые рецепторы, наполняли приятной теплотой желудок. Какие-то продукты она угадывала, какие-то были абсолютно ей незнакомы. Но все без исключения было вкусно. А потом… Он вошел в спальню, скинул халат. Протянул руку к одеялу, собираясь лечь рядом. От неожиданности девушка подскочила, встав на четвереньки:

— Ты что задумал?!

Он спокойно лег в постель, потянул на себя одеяло, не обращая внимания на нее, повернулся спиной. Затем пробормотал:

— Ложись давай. Думаю, через пару-тройку дней тележка уже не понадобится.

— Но я…

— Да не собираюсь я с тобой ближайшее время ничего делать, не волнуйся. Просто лежи и спи. Я тебя не трону. Считай, что это лекарство.

— Нет! Уходи!

Он лениво повернул голову:

— Вообще-то это моя спальня. И мы спим с тобой в одной постели уже неделю.

— Тогда я была без сознания! А теперь…

Она осеклась. Но юноша отвернулся, устраиваясь поудобней:

— Твое дело. На другой стороне галереи — вторая дверь, спальня для гостей. Можешь ночевать там.

И ей показалось, что он беззвучно смеется. Эстерия выкатилась из кровати, стукнула дверь — не обманул. Действительно, небольшая уютная комнатка. Для тех, кто не может отправиться домой или прибыл издалека. Чтобы переночевать разок. Устроилась под одеялом. Долго не могла заснуть, а утром вновь пришли голоса. Ее стало ломать. Затем заныли, как и прежде, суставы. Появилась противная сладость во рту, дважды чуть не вырвало. С ужасом девушка поняла, что от Алекса ей не избавиться, и рано или поздно он возьмет ее как женщину… Не выдержав, слезла с кровати, шатаясь, побрела по галерее обратно. Уже возле двери ей стало чуть лучше. А когда подошла к кровати, почти совсем отпустило. Когда оказалась с ним под одним одеялом, боли и голоса покинули ее. И чем ближе она подползала к нему, тем лучше ей становилось. Не выдержав, Эстерия просто обняла его, и сразу все ушло. «Слава Богу, он спит»… Но тут сильная рука вдруг обняла ее за плечи, и парень прошептал:

— Я же тебе говорил, а ты не поверила…

И девушка мгновенно провалилась в сон… Первые три дня, после того как она очнулась, он отпускал ее от себя только в душ и в туалет. Причем сидел за стенкой, привалившись к той спиной. Потом начал отлучаться на некоторое время, и его отсутствие перестало сказываться на ее состоянии. Отлучки росли. А здоровье больной улучшалось на глазах. Но… Ей очень не хватало парня, когда того не было рядом. Более того, девушка с нетерпением ждала ночи, поскольку это время он был с ней и, как ей хотелось верить, в ее власти. Они много разговаривали. Раз юноша даже вывез ее за пределы дворца, устроив экскурсию на глайдере по Терре, столице метрополии Княжества. Сказать, что Эстерия была поражена увиденным, значит, просто промолчать. Широкие, прямые проспекты, на удивление невысокие дома, утопающие в зелени. Множество детей и животных, улыбающиеся взрослые…

Нигде ни одного хмурого или отчаявшегося лица. Тем более — похмельного. И самое главное — осанка и достоинство воистину свободных людей без невыносимого груза условностей, забот о хлебе насущном, скандалов и упреков. Люди всех рас. Но их роднило общее — дух. Ничего подобного Эстерия никогда не ощущала на Новой Америке. Даже служанка Уина, помогающая по хозяйству, и та держалась с достоинством и осанкой свободного человека. Это был совсем другой мир! Девушка никогда не видела таких людей ни у себя, ни на других планетах, где ей довелось побывать. Впечатление от прогулки было, конечно, потрясающим. Единственное, что удивляло, так это то, что никто из семьи юноши ни разу не навестил его дома, не пришел познакомиться с ней, гостьей. Однажды она спросила его об этом, в ответ он дернул краешком губ, как всегда делал, если ему что-то не нравилось…


…Звякнул таймер, и девушка очнулась от воспоминаний — пора было накрывать на стол. Скоро обед, и сейчас он появится в каюте… Эстерия улыбнулась своим затаенным мыслям и задумалась: сколько приборов накрывать? Эта нахальная девчонка припрется или нет? Ладно, как говорят терранцы, береженого Бог бережет. Если что, убрать лишнюю посуду всегда можно…

Алекс появился усталый, словно сам ворочал все эти ящики и тюки на складах. Зато довольный. Увидев, что стол ломится от яств, похвалил, даже шутливо прижал к себе, чмокнул в пушистую макушку. Впрочем, Эстерия была довольна. Временами ей казалось, что затаенная мечта сбылась, и они уже женаты, настолько естественно и непринужденно держал себя с ней парень. Но… Уже через мгновение после ласки ненавязчиво указывал ей ее место. Правда, в этот раз подобного напоминания не последовало, и она внутренне порадовалась такому.

— Часа через два уберемся отсюда.

— Я рада. Место какое-то… Брр!

Она передернула плечами. Юноша, прищурившись, взглянул на нее:

— Знаешь, а ты расцвела… Похорошела.

На лице Эстерии выступила легкая краска смущения, и она опустила глаза:

— Я просто выздоравливаю. Вот и все.

Он улыбнулся, орудуя ложкой в тарелке:

— Да нет. Ошибаешься. Когда я впервые тебя увидел на той дискотеке, твое здоровье было в порядке. Но сейчас выглядишь ты намного… — Покрутил рукой в воздухе, подбирая нужное слово. — …Естественней. Без всей этой… штукатурки, которую вы так любите на себя мазать.

— Я же не виновата, что сюзитки гораздо красивее землянок!

— Дело не в том. Те же сюзиты, наоборот, без ума от земных девушек. У всех свои критерии красоты. На Терре, скажем, женщины гордятся красотой своих ног, а на Лиуре показать хотя бы пятку — величайший позор. Потому они и таскают эти глухие мешки, обнажая при этом грудь. В голой груди для них ничего нет постыдного.

— Ты столько знаешь про космос?

Она невольно позавидовала.

— Я же ааг. А как можно скрыться в толпе, не зная ее обычаев?

Девушка помолчала немного, затем спросила:

— А куда мы направимся, после того, как заберем всех?

— Самако. В восемнадцатом квадранте. Народ не хочет больше воевать. Ожидание смерти здесь у многих перевернуло мозги. А это глухое место. Останется всего человек десять. Остальные разбегутся.

— А эта… девушка?

Он опять улыбнулся:

— Ревнуешь?

Эстерия отчаянно покраснела вновь, затем кивнула головой в знак согласия. Он едва не рассмеялся в голос:

— Вечером поговорим.

— При ней?!

В ее голосе прозвучал неподдельный ужас.

— У Ираи сегодня вахта. Все новички, те, кто остается, должны быть обучены. Дармоеды мне не нужны. Они заступают на дежурство и будут входить в курс дела. Так что, сегодня мы с тобой спим одни…

Он промокнул салфеткой губы, положил ее на тарелку, поднялся из-за стола:

— Спасибо за еду.

— Пожалуйста…

Ей с трудом удалось сдержать радость от услышанного…


— …В общем, отец, скажу тебе одно: ты оказался полностью прав. После первых же неудач вся эйфория испарилась, и все разбежались.

Парень недовольно дернул щекой, а его собеседник, рослый мужчина на другом конце линии, криво усмехнулся.

— Я тебе сразу это сказал. Но ты не поверил.

— Остается всего десять человек. Три офицера и мои сокурсники. Что скажешь?

— Ты взрослый, сын. Решать тебе. Я обещал Гарри, что он умрет. И я сдержу слово. Да, раз уж речь зашла о нем… Как у тебя отношения с Эстерией?

Александр усмехнулся:

— Точь-в-точь, как говорила мама Я. Уже намекает.

— А твоя подружка из ведирцев, как ее, Ираи?

— Да.

— Что с ней?

— Это надо было видеть!

Юноша рассмеялся, и отец невольно тоже улыбнулся.

— Она вчера такое устроила… Короче, спим втроем теперь. А утром был скандал.

— Потерпи. Скоро все устроится. Может, отправишь ее тоже на Самако?

— Девочка вряд ли захочет со мной расстаться. Похоже, ее после нападения янки переклинило, а когда они тут посидели месяц без надежды выбраться, то схемы замкнуло окончательно на одной мысли. И теперь Ираи вцепилась в меня руками и ногами.

— Я верю своим девочкам. Они говорят, что это будет продолжаться недолго. Но наотрез отказываются сообщить, чем все закончится.

Парень немного помолчал, потом все же решился:

— Отец, а если Эстерия забеременеет в действительности? Что мне тогда делать?

— Что, уже были намеки?

— Нет пока. Но вчера в пылу выяснения отношений она назвала себя моей женой.

— Плюнь и забудь. Хоть я тебя и люблю, но никогда не будет такого, чтобы мой сын женился на подобном отбросе!

— Отец!

— Сын! Я прошу тебя об одном — не привязывайся к ней! Не калечь себе жизнь! Скоро, поверь, очень скоро она уйдет из твоей жизни. И все станет по-другому. Прости, сынок, тут ко мне Столяров ломится. До связи!

Александр выключил передатчик, на прощание кивнув отцу головой. Задумался. В силе жен отца он уже успел убедиться, и не верить им не было ни малейших причин. Правда, говорили княгини в основном туманными намеками, но на конкретные вопросы отвечали точно и без уверток. Именно после разговора с ними юноша согласился на лечение Эстерии и вел себя с ней нормально. Просто мама Ми сказала ему: «Будь ласковым к девочке хотя бы последние дни ее жизни. Бедняжке немного осталось». Пусть ему и приходилось тяжело иногда выполнять обещание, данное им. Ну, ничего. Потерпит. Парень поднялся и вышел из командной рубки. Дежурная вахта занималась своими делами, только офицер собрался было отдать положенную команду, но Александр остановил его жестом — люди заняты делом, и нечего им мешать. Подошел ближе к лейтенанту.

— Как обстановка?

— Погрузка имущества практически завершена. Пассажиры собирают свои вещи. Главный реактор в ходовом режиме. Готовы к старту в любой момент.

— Отлично. Не хочу задерживаться здесь ни минуты лишней. Как только последний человек взойдет на борт — сразу курс на Самако.

— Расчетное время прибытия — завтра в двенадцать десять по терранскому времени.

— Отлично…


…Все втроем, Александр, Ираи и Эстерия, взявшие его под руки с обеих сторон, шли по центральной улице столицы планеты. Сегодня был какой-то местный праздник, и обитатели этого мира веселились. Множество мелких продавцов наперебой предлагали прохладительные и горячительные напитки, различные закуски и сладости. Парень приобрел своим спутницам лакомства, и те, восторженно округлив глаза от впечатлений, любовались мирной картиной веселья. Что больше всего радовало юношу, так это то, что за весь день девушки ни разу не повздорили и не устроли никакой дележки относительно его. Похоже, что они решили все между собой, не впутывая парня в свои дела. Кажется, они пришли к мысли, что если его отец живет с двумя женами, тогда что мешает это сделать им? В пользу этого говорили действия обеих девушек. Скажем, когда Ираи заметила, что ее соперница устала, то незаметно сбавила шаг, давая той отдышаться. А Эстерия, увидев, что вторая спутница тяжело дышит от жары, протянула ей свой платок, чтобы вытереть лоб. Так что девушки пытались искренне приспособиться друг к другу. И хорошо. По крайне мере, ему будет спокойнее, если между ними настанет мир.

— Ой, смотрите!

Ираи восторженно указывала на большой, гостеприимно сияющий огнями торговый центр, наполненный людьми. Слышались гонги зазывал, сверкала реклама, голопроекторы выстраивали в воздухе феерическое шоу, демонстрируя все разнообразие товаров.

— Зайдем? — синхронно, как обычно делали супруги отца, протянули они в унисон и, умильно заглядывая снизу, прильнули к парню. Тот вздохнул:

— Ну, что с вами делать? Пошли.

Но едва сделал шаг в сторону магазина, как заметил возле входа метку, понятную посвященному Клана.

— Вы идите, я вас догоню.

— Мы в отдел одежды!

— Да-да, девочки! Я сейчас!

Дождался, пока девушки скроются в толпе, и быстро приблизился к значку, затем скрестил пальцы левой рукой в замысловатом знаке и остался стоять на месте. Ждать пришлось недолго, буквально через пару минут возле него появилась неприметная личность. Она сложила пальцы в ответном знаке, и Александр вытащил из кармана знак принадлежности к Клану. Неизвестный изменился в лице и торопливо произнес:

— Прошу отойти со мной.

— Я не один.

— Это быстро…

Умело лавируя в толпе, местный устремился к застывшему на обочине глайдеру, предупредительно распахнул дверь:

— Прошу.

Парень скользнул внутрь, следом — хозяин машины. Едва усевшись, бросил взгляд на часы, вмонтированные в панель, затем обратился к юноше:

— Ату маун Рей. Посвященный второй ступени, уважаемый Мастер.

— Александр маун Ко. Мастер, уважаемый Посвященный. Я здесь проездом и контракта не имею. Можете не беспокоиться на мой счет.

— Благодарю вас, Мастер. И я вовремя успел остановить вас.

— Что?

В этот момент что-то сверкнуло, затем донесся раскатистый громоподобный звук. На глазах у ошеломленного юноши здание центра, куда ушли его спутницы, вдруг сложилось, словно карточный домик. Через мгновение по корпусу глайдера ударил ливень осколков пластобетона, металлических кусков и стеклопласта. Посвященный усмехнулся:

— Краску поцарапает, но не волнуйтесь — корпус машины бронированный.

И замер — на лице юноши отражалась нешуточная тревога.

— В чем дело, уважаемый Мастер?

Аагу и в голову не могло прийти, что с юношей кто-то был, хотя тот об этом и сказал в самом начале. Для истинного убийцы иметь привязанности — непозволительная роскошь. Так что парень не должен был так реагировать на взрыв. И верно, уже через мгновение пассажир глайдера успокоился и вновь надел на лицо бесстрастную маску.

— Что это?

Подбородком указал на вспыхнувшее над обломками пламя.

— Диверсионная группа Новой Америки. Через час начнется вторжение. Они организуют беспорядки на улицах, чтобы дезорганизовать оборону.

— Ясно. Благодарю вас, Посвященный. Меня зовут Ледяной Человек.

— Это я благодарен вам, Мастер, за беседу.

Легкие поклоны прощания, и юноша выбрался из машины наружу. Под ногами хрустнуло, но он направился к груде развалин. Ни криков о помощи, ни стонов раненых. Да и вряд ли кто мог уцелеть в этом бушующем над обломками пламенем. А если кто и выжил, то гарантированно умрет от недостатка кислорода. Прислушался — да, только жадный рев огня. Никто не уцелел. Сколько там было народа? Тысячи три-четыре? Не меньше.

Вновь под ногами дрогнула земля, на другом конце столицы вырос огненный столб. Погасло освещение. Послышался далекий звук гонгов машин службы спасения. Медленно обходя раненых, побрел к космопорту. Взглянул на часы коммуникатора, спохватился, набрал экстренный номер:

— Всему экипажу — немедленная боевая готовность! Приготовиться стартовать в условиях нападения. Всем — общий сбор! Экстренно!

Убрал аппарат в карман. Значит, вот оно что, княгини… Действительно. Недолго. Тело действовало само, выполняя натренированные движения. Через мгновение шея хрустнула, и труп с оружием в руках рухнул на стеклобетон улицы. Уклонение от выстрела. Обезвреживание. Бил жестко. Экономно. Наповал. Как и положено. Это — война. И это — враги. Старая проверенная тактика, как и на Ведире: вначале диверсии, потом специальные команды устраивают беспорядки на улицах и противодействуют властям и оказанию помощи. Затем появляется флот врага. Дернул уголком рта, переламывая позвоночник очередному противнику. Голова была абсолютно пуста. Тело работало само. На рефлексах и инстинктах. Самая эффективная тактика боя. Не задумываться. Убивать. Только убивать. Без пощады. Без жалости…


…Ввалившись в шлюз, сразу включил интерком:

— Рубка, я на борту. Что с остальными?

— Все на месте, кроме вас троих, командир! На радарах многочисленные засечки! Подходят к внешней орбите планеты.

— Стартуем! Больше никого не будет!

Нарастающий гул реакторов сразу дал понять, что команда исполняется. За спиной закрылась боевая переборка. Вахтенный офицер при виде залитого кровью командира бросился было к нему, но замер на месте, остановленный ледяным голосом:

— Я цел. Это — не мое. Уходим отсюда. Курс на Винетту.

— Командир…

— Пойду, приведу себя в порядок-

Твердым шагом двинулся к лифтовой шахте, сопровождаемый потрясенным до глубины души взглядом офицера. В этот момент зазвенели гравикомпенсаторы — корабль начинал разгон…


— Гарри?

Герцог был удивлен. Дочь с ним связывалась раз в неделю, согласно договоренности, буквально три дня назад они разговаривали, и девочка выглядела просто великолепно. А тут князь звонит ему сам. Что-то произошло?

— Что такое случилось, что ты беспокоишь меня?

— Твои ребята штурмуют Самако?

— И что из этого?

— Ничего. Но я хочу тебе сообщить, что при взрыве столичного торгового центра погибла Эстерия. Они как раз были внутри.

— Что?!

Гейтс схватился за сердце, а князь продолжил:

— Соболезную, Гарри. Девочка была ни в чем не виновата. Но ты сам убил ее.

И отключил связь. Герцог напрасно пытался вызвать его вновь. Терра отказалась разговаривать с ним. Гейтс приказал провести расследование, которое показало, что произошедшее несчастье действительно дело рук его генералов и спецгрупп. Постаревший в мгновение ока, он приказал казнить тех, кто планировал операцию и был исполнителем диверсии. Но Эстерию было уже не вернуть…


Глава 13
ВЗГЛЯД ИЗ ТЕМНОТЫ

Бойся тьмы, ибо там скрывается смерть.

Акутагава Рюноскэ

— Янки сошли с ума.

Это было не предположение, а констатация факта. В роскошном кабинете сидели двое мужчин. Оба высокие, похожие друг на друга, как две капли воды. Только один постарше, второй совсем юный. Различались и знаки различия на форме. А так — копии. Отец и сын. Алексей и Александр. Отец глубоко затянулся сигаретой.

— За последние полгода они охватили примерно тридцать процентов Звездного Объединения. Но хватит ли у них сил удержать то, что они подчинили себе военной силой?

— «Пыльца», отец.

— Да. Они сажают планеты на наркоту. И уже начинают огрызаться.

— Гейтс так и не назначил себе преемника.

— Зато купил у рамджей за бешеные деньги установку репликации.

Парень удивленно вскинул бровь — за полгода, прошедшие после смерти девушек, он сильно изменился внешне. Но самые большие перемены произошли с его характером. Воистину, он стал настоящим аагом. Иллюзии ушли. Не зря он получил по выходе из академии имя Ледяного Человека.

— Ты оставляешь за собой кровавый след, сын.

— Прости, отец. Но после того как с Фаати оборвалась связь, у меня больше нет желания щадить кого- либо. Это личная работа. И она должна быть сделана.

— Скольких ты уже отправил к праотцам?

— Больше четырехсот. А вообще — не считал. И не надо об этом.

Его глаза сощурились, чтобы не выдать гнев. Алексей вздохнул — хоть и родной сын, но вот характер у него… Воспитание аагов наложило свой отпечаток. Ни жалости, ни эмоций. Когда он вернулся во второй раз, было заметно, что юноша чем-то подавлен. Но потом он словно проснулся. Его личный корабль, подаренный отцом, множество раз уходил в рейды, и только жуткие слухи, приходившие с планет, оккупированных Новой Америкой, сообщали, где сын был и чем занимался. Настоящий монстр. А ведь и его мать поначалу была такой же, потом оттаяла… Нет, нужно срочно что-то делать с парнем. И чем быстрее, тем лучше, пока он не стал простой машиной для убийства. Да, Алексей тоже был воином. Солдатом. И тоже убивал. Но Сашка — это совсем другое. Без жалости. Без пощады. Не щадит никого. Для него нет разницы: женщина или мужчина, ребенок или старик. Сколько отец ни пытался с ним об этом говорить, он просто отмалчивается. Нет, надо что-то очень срочно делать. А может… Мысль, пришедшая в голову, была простой и от этого казалась верной.

— Ты уже дерешься с ними полгода. Но забываешь об одной вещи — кроме того, что ты воин…

— Я не воин, отец. Я — ааг. Убийца.

— Нет! Ты воин. Потому что дерешься не за деньги, а за совесть! Так что помни это!

Князь вспылил, что с ним случалось редко, но быстро успокоился. Снова затянулся сигаретой, стряхнул пепел.

— Значит, убийца? А ты не боишься, что можешь перестать быть человеком?

Сын вновь дернул краешком губы, так он делал всегда, когда нервничал.

— Что значит — быть человеком, отец? Я был им до пяти лет. Потом из меня стали делать убийцу. Извини, но едва я начал привыкать к обычной жизни, как в нее вмешались, грубо и бесцеремонно. Вначале Гарри, потом ты. Не стану отрицать, мне нравилось среди обычных людей. Я узнал и полюбил многое, чего был лишен во время обучения. Но…

Юноша замолчал и отвернулся в сторону окна, глядя на расстилающуюся внизу, в долине, столицу Княжества.

— …мне кажется, что я никогда не смогу жить обычной жизнью простого человека, отец. Всегда кто-то вмешивается в нее. Война. Амбиции. Клан. Даже ты. И, конечно, твоя семья.

— Моя? Не наша? Разве ты не член ее?

Горькая усмешка отразилась в стекле.

— Иногда я думаю, что зря согласился на все это.

Обвел вокруг себя рукой.

— Нужно было бежать. Бежать подальше, менять внешность, биографию — словом, все. Чтобы ты не нашел меня.

— Бесполезно. Ты же знаешь силу моих жен.

— Да, знаю.

Сын повернулся к Алексею:

— Но всегда можно скрыться туда, где тебя никто не сможет достать.

— Умирать в юности? Что за глупость, сын?!

— Моя совесть чернее космоса. Мои руки в крови. Примет ли Княжество такого наследника, отец? Есть Ари. Всеобщая любимица. Ее обожает народ, ее знают все правители окрестных миров. Не лучше ли оставить сестру у власти? Или ты боишься, что консорт подчинит ее своей воле?

— Не исключаю и такой вариант.

Алексей глубоко задумался, помолчал несколько минут, затем вновь достал сигарету из пачки, раскурил.

— У меня ощущение, что в тебе что-то сломалось. Но какова причина? Исчезновение мамы? Но она жива.

Мои княгини в один голос утверждают, что с Иурой все в порядке. А не верить им причины нет.

— Я знаю.

— Тогда, может, ты надломился на войне? Все же беспрерывная гибель окружающих влияет на людей.

— Не говори никогда ничего подобного. Как говорят, ааг специально выращен для смерти. Мне все равно, умер кто-то или нет. У меня нет того, за кого бы я стал мстить или переживать, кроме мамы. И вас.

— Тогда и смерть твоих подружек должна оставить тебя равнодушным.

— Я был не настолько близок с ними. А уж Эстерию я вообще терпеть не мог. Если бы не твое слово…

— Тогда что? Я не врач. Всего лишь отец. Отец, который не может найти общий язык со своим сыном. Может, тебе стоит пока перестать воевать? Отдохнуть, попутешествовать? Побывать там, где ты бы хотел. Увидеть разные диковинки Вселенной. Да хотя бы у меня на Родине. Почему бы тебе не слетать на Землю?

— На Землю?

Парень чуть задумался, потом отрицательно качнул головой.

— Может, когда-нибудь позже. Не сейчас. Но я подумаю над твоими словами. Спасибо.

Алексей опустил голову:

— Когда летишь вновь?

— Через пару дней. Пока побуду здесь.

— Девочки хотят с тобой пообщаться. Особенно Юури.

— Передай ей, что я тоже ее люблю.

Поднялся с кресла, вышел из кабинета. Князь вытащил новую сигарету. Что же ему делать? Ведь сердцем чувствует — теряет парня…

Двери в кабинет открылись, и на пороге появились княгини. Майа насмешливо взглянула на супруга:

— Слушай, ты так фонишь, что мы даже проснулись. Проблемы с Александром?

Вопрос она задала синхронно с Яйли. На губах второй жены играла грустная улыбка. Князь невольно сделал попытку подняться, но обе женщины уже устраивались возле него на диване. Его губ коснулись тонкие пальчики.

— Помолчи.

Затем они приникли к нему, Яйли счастливо вздохнула, погладила ладошкой щеку мужа.

— Бедный мой… Тяжело. Я знаю.

— Но не волнуйся. Отправь мальчика отдохнуть.

— Но…

— Он послушается. Просто парень переживает, что, несмотря на все его усилия, Новая Америка по-прежнему воюет.

— Понятно…

— Это жестоко, но…

— …ему нужно съездить на Атти. Там хорошие места. Пусть развеется. Может пригласить с собой друзей.

— Хотя лучше бы ему поехать одному…

Алексей насторожился:

— Девочки, вы что, снова?

Те уткнулись носиками ему в грудь и засопели от удовольствия, потом тихо ответили:

— Мы тебя любим, муж наш, и не хотим, чтобы ты потерял сына. Он нам тоже близок, как и тебе. И если хочешь, то когда Фаати освободят, можешь забрать Иуру сюда. Пусть она живет вместе с сыном.

— Вы…

Острые коготки чуть царапнули грудь.

— Мы знаем, что ты любишь нас. Но она — мать твоего ребенка. И здесь мы ничего изменить не в силах. Но надеемся, что ты не станешь нам изменять…


Александр вернулся домой, где не был две недели. Отец сказал, что здесь провели небольшую реставрацию. Зашел в столовую. Открыл окошко конвертера, задумался на мгновение: что бы съесть? За хлопотами на военной базе и за разговором с отцом время пролетело незаметно. Весь день на ногах, устал, как собака. Помедлив, быстро набрал комбинацию цифр, опустил заслонку на мгновение. Аппарат тихо пропел мелодию, щелкнул замок, открывая доступ к блюдам. Быстро перетащил все на стоящий у окна стол, устроился поудобней, вытащил из стерильного герметичного пакета принадлежности для еды и приступил к трапезе. На стене висел портрет мамы. На портрете она улыбалась. На ней было надето пышное полупрозрачное платье непривычного покроя, оставляющее оголенными точеные плечи идеальных линий. За спиной виднелось пушистое конусовидное растение, украшенное различными блестящими шарами и лентами. Это местный праздник, Новый год. Терране отмечают наступление нового цикла.

Внезапно из-за окна донесся гул. Вспыхнул яркий свет, с ревом за живой оградой из неизвестного ему кустарника пронеслось и исчезло вдали нечто. Затем донесся пронзительный визг резины — и снова рев. Юноша поморщился, включил противофазник. Сразу наступила тишина. Но через несколько мгновений вновь замельтешил свет. Транспортное средство. Незнакомое. Интересно, что это такое? Помедлив, спустился по лестнице, вышел на воздух, приблизился к высокой ограде и приоткрыл калитку. Захотелось увидеть все своими глазами, а не посредством голокамер. Рев вновь стеганул по ушам. Придавил. И вот… Нечто округло-граненое, мчащееся с огромной скоростью по извилистой дороге из стеклобетона, проходящей мимо его дома… Обдав тело плотной волной спрессованного воздуха и сладковатым запахом натурального топлива, транспортное средство промчалось мимо и приблизилось к повороту. Раздался пронзительный визг округлых колес, и вырвался клуб дыма. Мгновение — и все исчезло из виду: за поворотом был резкий спуск…

Ясно. Какая-то новая забава. Разберемся… Интересно, на чем они гоняют? И почему все так примитивно? Обычно используют глайдеры. А тут… Прямо по поверхности, да еще минеральное топливо. Непонятно…

Рассуждая так, парень не заметил, как оказался в гараже. Включил свет, вновь обвел взглядом все то, что хранилось внутри. Глайдеры разных моделей. От большого, семейного, до легкого, спортивного. Правда, модели устаревшие. Похоже, что они были в ходу еще до его рождения… А это что?! Похоже… Резина. Настоящая древняя резиновая смесь. Металл. Это — пластик. Но тоже какой-то первобытный… Щелкнула кнопка двери. Надо тянуть. Ого, какая толщина… Мощная пружина увела створку вверх. Пахнуло, против удивления, не затхлостью, а чем-то непередаваемым, и вместе с тем — смутно знакомым. Узнаваемым на подсознательном уровне… Юноша готов был поклясться, что, несмотря на то, что он видит это впервые, ему все знакомо… Сел в приятно заскрипевшее сиденье, обтянутое настоящей, натуральной кожей, коснулся приборной панели. Слегка вогнутый темный экран. Индикаторы, пока молчащие… Вновь вылез наружу, опустил дверцу, ставшую на место с вкусным щелчком, еще раз окинул взглядом машину, отступил на пару шагов назад. Красивая… Но ему сейчас не до этого. Внезапно пискнул вызов. Отец. И что ему… Спохватился, поднес коммуникатор ко рту:

— Да?

— Сын, ты завтра отправляешься на Атти.

— Что?!

— Не спорь. Это рекомендация, обязательная для исполнения. Можешь взять с собой, кого хочешь. Я снял тебе дом. Немного отдохнешь, пару-тройку недель, потом вернешься. Договорились?

Александр не стал спорить. В общем, родитель был прав. Он действительно нуждался в небольшом отдыхе.

— Хорошо.

— Можешь взять с собой друзей. Если есть такое желание. Ну, а пожелаешь лететь один, я дам разрешение ведирцам пожить на Терре.

— Договорились, отец…


Герцог вошел в стерильную лабораторию. То, что его заставили, словно обычного посетителя, надеть специальный комбинезон, разозлило. Но когда он увидел содержимое регенерационной ванны, все негодование мгновенно ушло. Пока еще смазанные черты, в которых угадывалось лицо дочери, его любимой Эстерии. Гарри долго стоял возле прозрачного купола, накрывающего раствор, затем вернулся в герметичный тамбур и переоделся в обычную одежду. Невысокий рамджиец подчиненной расы подобострастно заглянул в лицо страшному землянину. Хоть тот и оплачивал все работы, но его вспыльчивый характер стал притчей во языцех.

— Господин доволен увиденным?

— Ты можешь гарантировать, что девочка будет здорова?

Рамдж замялся, потом все же решил, что лучше сказать правду:

— Господин, я не знаю. Если вы предоставили образцы, взятые до ее болезни, то все будет хорошо. Но если был предоставлен уже зараженный материал.

Ученый умолк, но Гарри был спокоен. Для репликации он предоставил прядь волос, которую Эстерия подарила ему перед своей поездкой на Луминду, где все и произошло. Так что в чистоте материала герцог был уверен. Другое дело, что он до последнего мгновения сомневался в исходе работы. Но то, что сегодня предстало его взору в лаборатории, развеяло все сомнения. Гейтс протянул руку и потрепал съежившегося от страха рамджа по щеке:

— Ты все сделал хорошо. Я доволен…

Теперь оставалось только подождать еще две недели. И тогда он вновь обретет свою дочь. И это будет не клон. Это будет она, его Эстерия…


…Небольшой дом располагался на берегу океана. Князь поначалу снял для сына огромный особняк в престижном районе одного из крупнейших городов, но, осмотрев его, Александр отказался. Слишком много внимания. Да и… не хотелось лишнего ажиотажа. А так — пустынный пляж, белоснежный песок, высокие деревья, окружающие крошечный поселок. Спокойные, тихие соседи. Такие же туристы или отдыхающие, как и он. Дом с левой стороны занимал пожилой старик. Жилище справа пока пустовало. Но уже утром в нем должны были поселиться новые жильцы. Как сообщил менеджер комплекса, его сняла семейная пара средних лет с детьми, его ровесниками. Парень выслушал известие, не моргнув глазом, смеясь про себя. Подумать только — ровесники! Его! Убийцы с руками по локоть в крови! Но спокойно взял ключи от выделенного ему дома. Придя, завалился на кровать и пролежал так весь день. Голова была пуста. Не хотелось ни о чем думать. Хотелось просто смотреть на украшенный плитками узорного пластика потолок, освобождая мысли от всего лишнего. Нужно отвлечься от проблем. Забросить все подальше. В конце концов, он только семнадцатилетний мальчишка, по большому счету…

А утром Александр был по-настоящему удивлен — его соседями оказались не просто семья, а земляне. По крайне мере отец семейства — точно. Широкоплечий, мускулистый, но какой-то приземистый мужчина. Впрочем, несмотря на возраст, рельефные мышцы показывали недюжинную силу. Его супруга, довольно симпатичная, хотя и несколько расплывшаяся дама лет сорока, может, больше. И тоже довольно крепкая. Зато их дети… Четверо. Девочка и три парня. Разные, но вместе с тем и похожие. Он проснулся оттого, что кто-то негромко напевал на берегу. Набросил рубашку, сделал себе кофе и вышел с чашкой на веранду. Расположился в глубоком плетеном кресле, обозревая бесконечную гладь лазурно-синего океана. В воздухе реяли в восходящих потоках алые квадраты местных птиц, а вдоль пляжа босиком, держа босоножки в руке, по воде брела юная девушка.

— Алиса! Хватит придуриваться! Иди, помоги с вещами!

Повернул голову на крик — возле соседнего дома застыл глайдер, из которого мужчины выгружали многочисленные ящики и сумки. Вновь вернулся к незнакомке, но та, опустив голову, уже спешила к машине и включилась в работу. Ну и ладно. Допил свой кофе, снова вернулся в дом, но затем решил прокатиться до города. Можно было вызвать глайдер-такси, но на заднем дворе стоял спортивный гравитационный скутер. Резвая, но норовистая машина на любителя. Впрочем, Александр умел ею управлять очень хорошо, так что никаких сомнений не было. Он вывел аппарат из-под навеса, поскольку на планете не было ни времен года, кроме бесконечного лета, ни штормов. Затем оседлал скутер, застегнул куртку, завел машину. Двигатель слегка заурчал, машина послушно поднялась над песком. Полный газ — и только вихрь песка позади…


Целый день бродил по городу, оставив скутер на стоянке. Смотрел на людей, ходил по магазинам, гулял по парку. Бесцельно проводил время, как и положено отдыхающему. Приценивался к сувенирам, глазел на витрины. Поинтересовался новостями Галактики. Гарри не успокаивался, и это плохо… Незаметно пришло время обеда. Выбрал небольшую забегаловку, устроился под навесом. В ожидании, пока принесут заказ, глазел на посетителей. А это кто? Что-то знакомое… Точно! Соседская девочка! Уже тут, так быстро?

Девочка стояла у витрины с одеждой, приоткрыв рот от изумления. Боги! Какое она еще дитя! Вдруг опустила голову, пошла прочь, но далеко не ушла, снова вернулась. Александр присмотрелся — она уставилась на манекен в легком одеянии. Но тут появился официант, и парень отвлекся, а когда поднял голову, девочки уже не было. Ушла. Ну и ладно. Приступил к еде, которая оказалась довольно вкусной. Конечно, с терранской едой не сравнить, но тоже очень ничего. Закончив, подозвал обслугу, рассчитался и пошел обратно к своему скутеру, но тоже остановился у этой витрины, удивляясь сам себе. Чем-то его эта девочка зацепила. Впрочем, какая она девочка? Уже девушка. Юная, но вполне сформировавшаяся… Толкнул дверь, тихо звякнувшую гонгом, вошел внутрь. Продавщица за стойкой встрепенулась, но, заметив парня, приоткрыла рот от удивления:

— Прошу прощения, но мы торгуем одеждой для женщин. Вы, наверное, ошиблись?

— Нет. Я бы хотел купить вот это.

Он показал рукой на витрину. Девушка проследила направление, затем мило улыбнулась:

— Две тысячи стелларов.

Всего двадцать терро? Так дешево? Он протянул ей карточку, женщина провела по ней считывателем, затем вновь улыбнулась:

— Подождите немного, я сейчас.

Открыла витрину, втащила манекен внутрь.

— Одну минуту.

Ловко сняла платье, завернула в пластик, протянула юноше.

— Вот.

— Спасибо.

— Ну что вы…

Вышел на улицу, удивляясь сам себе. Да что на него нашло? И только тут сообразил что — выражение ее лица. Такое тоскливое и мечтательное одновременно. Похоже, что ее семья не может позволить себе купить ей такую одежду. А ведь она стоит совсем дешево… Значит, они точно не терранцы. Откуда же? Из Новой Америки? Или с самой Земли? Но земляне так далеко не забираются. Хотя… Их любопытство известно всей Вселенной. Ладно. Бросил пакет с покупкой в сумку скутера, надавил на клавишу запуска двигателя и помчался обратно, благо уже начинался вечер. Солнце опускалось к горизонту…


Смеркалось медленно, и юноша успел до того, как светило зашло. Поставил машину обратно под навес, вернулся в дом. Сделал себе кофе и вышел на веранду. Соседей, похоже, не было дома. Впрочем, нет. Вон мелькнул кто-то в окне. Сейчас выйдет. О! Вспомнил ее имя — Алиса! Девушка ловко орудовала обычной архаичной метлой, подметая веранду дома от песка, нанесенного ветром. Заметив, что за ней наблюдают, отвернулась. Юноша улыбнулся про себя: ну, посмотрим на твою завтрашнюю реакцию, когда увидишь, что платье исчезло…

Зевнув, пошел в дом. Пора было укладываться спать. Утром его разбудил шум двигателя глайдера. Ругнувшись про себя на ленивых соседей, поскольку те не включили противофазный глушитель, перевернулся на другой бок и попытался заснуть. Вскоре шум удалился. И он вновь заснул. Встал уже поздно. Вышел на веранду и замер на месте — Алиса, напевая, танцевала в полосе прибоя. Получалось у нее красиво. И голос был очень хороший. Низкий, грудной. Вообще, кроме как на Терре и на Новой Америке, музыки Александр нигде не слышал. Правда, ааги практиковали нечто подобное — игру на длинном духовом инструменте вроде земной дудочки. Для медитаций. Парень невольно залюбовался грациозными движениями девушки, забыв обо всем на свете. А затем землянка заметила, что за ней наблюдают… Вспыхнув, побежала домой, но юноша легко перемахнул через низкую ограду и, догнав, ухватил ее за руку.

— Постой!

— Отпусти!

— Ну, подожди же!

Он выпустил ее запястье. Девушка отшатнулась, но все же осталась на месте:

— Почему ты следишь за нами?!

— Слежу?

Его удивление было неподдельным.

— Зачем мне это? Просто я ваш сосед, и мне любопытно, что земляне делают здесь? Никак не могу определить, откуда вы. С самой Земли или с Новой Америки?

— С чего ты взял, что мы земляне?

— А разве нет?

— Нет. Мы — с Фиры.

— А где это?

— Седьмой квадрант третьего сектора.

— Понятно…

Названный адрес существовал. Только вот находилась там совсем другая планета. Под названием Юрэйта. Мир Академии аагов…

— Извини, что перепутал вас с землянами.

— Нас многие путают. Мы похожи.

— Я же извинился…

— Тогда отстань.

— Да-да…

Он сделал шаг назад и, развернувшись, пошел к себе, ощущая затылком неожиданно злой взгляд девушки. Алиса солгала. Причем откровенно. Отчего? Медленно поднялся к себе, вошел в дом. Сел завтракать. Но почему она скрывает свою принадлежность? Да, Новую Америку теперь не любят. И это еще мягко сказано. Но… Вот же проклятье тьмы! Закончив завтрак, достал коммуникатор, затем вновь убрал. Нет, рано бить тревогу… Лег на кровать, забросив руки за голову. Вновь уставился в потолок, размышляя над ситуацией, незаметно для себя уснул…


— Джин, сосед заподозрил неладное.

— Черт его побери! А по виду — сопляк еще! Может, его убрать, пока не поздно?

Капитан Хендриксон, исполняющая роль его супруги, отрицательно качнула головой.

— Рано. Может подняться шум, и мы засветимся. А операцию срывать нельзя. Еще минимум неделю.

— А если этот мальчишка из любопытства пронюхает, чем мы занимаемся на самом деле?


…Командир диверсионной группы нервничал. Операция по захвату планеты была под угрозой срыва. И все из-за любопытства. Сюзанна поднялась с кресла, подошла к столу и плеснула себе в стакан немного виски. Сделала глоток, поморщилась, потом вдруг ее осенила идея.

— Он же мальчишка!

— И что?

— Я заметила, какими глазами он смотрел на Элис.

— Говори яснее!

Женщина усмехнулась:

— Мы можем спокойно заниматься своими делами, пока крошка пудрит ему мозги.

Майор замер на месте. А ведь точно! Он сам в таком возрасте не пропускал ни одной юбки! Мужчина внимательно взглянул на напрягшуюся, словно струна, девушку, одну из лучших диверсанток специальной школы.

— Справишься? Как думаешь?

Та скривила недовольную гримаску, наклонила голову в знак согласия.

— Если недолго…

— Мы завтра отправляемся в другое место. А тебе придется остаться здесь, пока не прибудут остальные.

— Семь дней, и ни минуты больше.

Сидящий рядом с ней сокурсник, выдающий себя за брата, откровенно заржал:

— Смотри, не залети только от этого олуха!

И охнул, получив жестокий удар по печени.

— Ты чего?!

— Знай меру!

Майор новоамериканской армии поднялся с кресла, хлопнул ладонью по столу:

— Значит, решено. Мы утром сматываемся, Алиса остается здесь. Твоя задача — удержать пацана на месте, чтобы не влез, куда не нужно.

— Ясно.

Сюзанна взглянула на нее, сморщилась, потом бросила:

— И, смотри, не спугни его.

— Хм…

Девушка негодующе дернула головой…


Глава 14
ЧЕРНОЕ И БЕЛОЕ

Все мы актеры в театре жизни.

Философия театра

Утро началось с привычного уже гула двигателя глайдера. Но на этот раз он не помешал спать, поскольку Александр давно уже встал и даже успел искупаться. Он был в саду возле дома, но сквозь кусты увидел, как соседи грузят свои вещи в машину и лезут туда сами. Уезжают? Но Алиса осталась стоять на крыльце, махая им рукой. Еще один знакомый земной жест — его больше никто не использует, кроме землян… Значит, откровенно лгала… Почему? Глайдер добавил обороты и полетел над пляжем в сторону города, девушка проводила машину глазами, затем бросила взгляд в сторону дома юноши и скрылась в дверном проеме. Через некоторое время послышалось ее пение. Парень невольно заслушался:

Эй, интересно, понимаешь ли ты,

Что именно я хочу услышать от тебя?

Я любуюсь тобой, когда ты рассуждаешь о далеком будущем,

Прошу, впусти меня в свои мечты,

Эй, впусти целиком и полностью…

Любовь — это пистолет, который целится мне прямо в сердце.

И бесполезны разговоры и здравый смысл, все напрасно!

Любовь — это оружие.

Ты нажимаешь на курок

И разбиваешь мое ледяное сердце.

Подари мне любовь.

Я хочу почувствовать ее кончиками пальцев…

Немудреная лиричная мелодия. Простые слова. Отчего же ему так нравится ее голос? Да и сама она…

— Эй, сосед! Можно к тебе?

Александр чуть не свалился со стула, за которым завтракал. Что случилось? Небо упало на землю? Океаны горят, а планеты стали квадратными?!

— Да, заходи…

Дверь распахнулась, и в нее просунулась любопытная мордашка, осмотрелась, потом девушка вошла внутрь.

— Доброе утро.

— Доброе…

— Растерялся? Просто семья уехала на другой остров, а мне скучно…

Последнее слово она произнесла чуть нараспев.

— Вот и решила извиниться за вчерашнее. Ты прости, у меня вчера не самый лучший день был…

— Ой, да ничего страшного. С кем не бывает…

Они болтали, словно старые знакомые. Александр даже удивился, насколько легко ему было с этой девушкой. Если при общении с Эстерией или Ираи ему приходилось держать себя настороже, то с Алисой… Ее отточенные жесты, плавные движения, живое лицо, на котором постоянно сменялись эмоции… Да что с ним такое?! Где все его хваленое самообладание? Незаметно настало время обеда, и парень спохватился:

— Не хочешь перекусить?

Она порывисто поднесла руку к щеке:

— Ой, я совсем забыла…

— Ничего страшного, ты же одна осталась?

— Да…

— Давай вместе съездим в город, там поедим. Я угощаю.

— Не знаю… Удобно ли?

— Ой, да поехали!..

Знакомая забегаловка на улице. Алиса внезапно замерла на месте, и Александр выругал себя последними словами — про платье-то он забыл! Немудрено, что девушка расстроилась…

— Что-то случилось?

— Н-нет, ничего…

— Может, тебе плохо?

— Нет, не переживай, все нормально. Сейчас пройдет…

И верно, через несколько минут она щебетала, как ни в чем не бывало, отдавая должное вкусному обеду. А потом… Потом они практически не расставались все дни, с утра до вечера. Алиса даже ночевала у него. Правда, на другой постели и в другой комнате. А Александр почувствовал, как в нем появляется что-то новое. Ему уже не так хотелось убивать других, как до встречи с этой девушкой. Пожалуй, впервые в жизни кто-то так понравился… Но всему приходит конец, и хорошему, пожалуй, быстрее, чем плохому. Утром он проснулся от вызова коммуникатора. Включил, протирая глаза, и замер — на него смотрел встревоженный отец:

— Сын?

— Да, папа?

— Срочно вылетай на Терру. Немедленно!

— А в чем дело? Я хотел еще немного побыть здесь…

— Саша! Не медли! Герцогство двинуло флот к этой планете!

— Что?

— Да. Так что ждем.

— Понял…

Он выключил связь и только тут заметил стоящую в дверях девушку, закутанную в простыню:

— Что случилось?

— Отец… Требует, чтобы я немедленно вылетел домой.

— Что-то дома?

Парень внимательно посмотрел ей в глаза, там не было ничего, кроме какой-то детской обиды, что ли…

— Я бы на твоем месте тоже улетал.

Заколебался, стоит ей говорить или нет, потом решил промолчать о главном. Стал торопливо одеваться, сопровождаемый ее глазами.

— Неужели ты так послушен?

— Мой отец, он… Я его люблю. Моя мама пропала, и кроме него у меня никого не осталось.

— Что значит — пропала?

— Она попала в зону оккупации Новоамериканского Герцогства. С тех пор от нее нет никаких вестей.

— Ясно…

— Я тоже советую тебе улетать отсюда. Скоро здесь будет мясорубка. Войска герцога уже движутся к планете.

И подивился мгновенно изменившемуся лицу, ставшему отчего-то хищным:

— Откуда ты знаешь?!

— Отец сообщил. Так что… Извини. Погоди минутку. Я сейчас.

Выскочил во двор, торопливо выдернул из глайдера тот злополучный пакет с платьем. Вернулся, протянул Алисе.

— Тебе от меня. На память.

Девушка, недоумевая, взяла, открыла и ахнула, застыв на месте:

— Откуда? Как ты…

— Извини. Все стеснялся тебе отдать… Но сейчас могу. Я улетаю.

Девушка опустила голову:

— Остаться ты не можешь?

— К сожалению… Не могу себе позволить так рисковать. Я…

Оборвал готовое сорваться с губ признание, ловко переведя фразу на другое:

— …хотел бы тебя увидеть еще раз. Правда, Алиса…

— У нас говорят — мир тесен… Думаю, что нам удастся еще встретиться…


Но насколько ее слова оказались пророческими, не подозревали ни парень, ни девушка…


…После того как исполнители улеглись спать, Сюзанна толкнула лежащего рядом с ней мужчину:

— Джин, мне кажется, у нас проблемы.

Тот недовольно засопел, но напарница отличалась прямо-таки звериным чутьем, потому решил все же выслушать:

— И?

— Алиса.

— Что с ней не так?

— Мне кажется, что девочка увлеклась этим… мальчишкой не на шутку.

— Ерунда.

— Так думаешь? А когда я зашла в ее комнату перед сном, она сидела на кровати перед расстеленным платьем. Шикарным платьем, надо сказать, и плакала. Он ей его подарил.

— Ну, лишилась девочка богатого поклонника. Она же не дура, иначе бы ее здесь не было.

— Ты не понял, Джин. Она серьезно в него втрескалась. По-настоящему. Уж я-то это понимаю. И боюсь, что не выдержит и сдаст нас со всеми потрохами. Либо сбежит.

— Не успеет. До начала восемь часов. Я скажу Томми, чтобы он раненько сбегал и поставил пару фугасов в ее районе на другое место. Поближе к точке запуска.

— Хорошо. Ты меня правильно понял…


…Александр подходил к своему челноку, который должен был доставить его на орбиту, когда внезапно его шаги замедлились. Он улетал в безопасное место, а вот Алиса? Элис, как ее звали родственники… Впрочем, родственники ли?

— Командир!

К нему спешил один из пилотов:

— У нас проблемы!

Парень явно не знал, как командир отреагирует.

— Что случилось?

— По непонятной причине диспетчерская отказывает нам в вылете до двенадцати часов завтрашнего дня.

…Юноша просидел в салоне почти до утра. Но когда до вылета оставалось меньше трех часов, не выдеражал, поднялся с кресла и прошел в кабину пилотов.

— Оружие есть?

— Как положено!

— Дайте мне!..

Получив плечевую кобуру с увесистым древним пороховым пистолетом, парень отдал пилоту сумку.

— Ждите меня здесь! Я скоро!

Торопливо спустился по трапу на пластобетон и заспешил к зданию порта. Но в этот момент раздались первые взрывы… Знакомый почерк. Знакомый метод! Ключевые точки города, магистрали. Насторожился, ожидая услышать выстрелы террористов, отсекающих службы экстренной помощи, и точно — вскоре издалека донеслась заполошная стрельба. Сориентировался, в каком месте воюют, и тогда уже рванул изо всех сил… Пожары, раненые, обломки… Знакомая картина! Сволочи! Ничего. Он еще успеет… Едва не попал под очередь, успел отскочить назад. Диверсант находился, судя по всему, на крыше высокого здания. Осторожно выглянул из-за угла. Точно! Ствол штурмового бластера поливал трассу, забитую чадящими пожарными глайдерами, шквальным огнем. Вытащил из кобуры оружие, удлинил ствол, превращая пистолет в мини-винтовку. Пристегнул оптический прицел из бокового кармашка, прицелился. Бликов не будет. Так что…

Мелькнула голова, и он нажал на спуск. Разогнанная силой газов пуля, вылетев из ствола, включила свои собственные двигатели, достигая сверхзвуковой скорости, и через мгновение от диверсанта новоамериканцев полетели какие-то ошметки. Мертвец повис на рукоятках беспомощно задравшегося ствола. Александр никогда не промахивался ни из какого оружия. Отлично! В этот момент грохнуло совсем рядом. Да так, что в воздухе мгновенно зашумело от града осколков. Парень едва успел укрыться под козырьком подъезда, как в пластобетон врезался лист тонкого металла, уйдя в покрытие едва ли не на четверть. Ого! Это уже перебор! Пожалуй, надо возвращаться! Все-таки хорошо, что взял с челнока именно пистолет. Теперь, если его задержат полицейские или солдаты, всегда можно отговориться, что он коллекционер… Внезапно одна из фигур в обожженной одежде, распростертая на пластобетоне, показалась ему чем-то знакомой. Невольно замедлил шаг и вдруг словно споткнулся — это была Алиса. Но… Как?! Почему? Быстро присел на корточки, коснулся ладонью шеи — пульс был, хотя и очень слабый. Из раны из-под левой рукой натекла большая лужа крови. И вдруг заметил, что на девушке его подарок… Парень не раздумывал ни секунды: торопливо рванул подол длинной юбки, отрывая широкую полосу, затем приподнял показавшееся ему — при его силе — невесомым тело, почти мгновенно обмотал талию тканью, останавливая кровь. Девушка приоткрыла глаза, не сознавая еще, что происходит, но от неловкого движения, слабо простонав, вновь лишилась сознания.

— Проклятье тьмы!

На руках он ее далеко не унесет, тем более что в небе уже появились огненные цветки сбрасываемых с флота вторжения десантных капсул. Недолго думая, стянул ей запястья еще одной полоской ткани, затем забросил руки раненой на шею, подхватив ее под колени. Теперь не свалиться! И огромными прыжками, что было сил, помчался обратно в порт. Все зависело от его скорости, и юноша выкладывался полностью…

От некогда модернового, сверкающего пластиком здания порта остались одни развалины. На стоянке челноков шла стрельба — это беженцы пытались захватить себе места силой. Но свою лепту вносили и невидимые снайперы янки. Хорошо, что его орбиттер стоит уже на площадке! Вихрем влетел в шлюз, ударил по кнопке закрытия кулаком и уже потом ввалился в салон, крича:

— Срочный старт!

Кто-то из пилотов раскинул кресло, превращая его в лежанку, помог снять по-прежнему пребывающую без сознания Алису со спины и уложить ее в ложе. Бросил парню автомедика, умчался в кабину уже грохочущего форсируемым нещадно двигателем челнока. Александр почувствовал, как на него наваливается перегрузка — даже надрывно звенящие компенсаторы уже не справлялись с ней. Выдержит ли девушка?! Должна! Автомедик не чернел, наоборот, его цвет становился все светлее, и парень лег рядом с ней, обняв рукой и прикрыв своим телом. Нахлынувшие в этот момент чувства напомнили ему те, которые он испытывал, защищая своих друзей на Ведире. Но намного сильнее… Да, Александр старше, сильнее, опытнее. И чувствует себя рядом с ней еще увереннее. Эта девочка такая сейчас беззащитная, слабая, беспомощная, и она так нуждается в помощи… Словно цветок, который кто-то жестокий и бесчувственный собирается растоптать…


…Челнок, не снижая скорости, вошел в ангар уже начинающего разгоняться корабля. Через мгновение длинный факел из дюз двигателей, выходящих на максимальный режим, вырвался наружу, разгоняя корабль до скорости большей, чем скорость света. Александр выскочил из салона, едва открылись двери шлюза. Неся на руках девушку, ввалился в лифт, торопливо дал команду на доставку его в медпункт. Секунды показались ему вечностью. Но вот и отсек. Дежурный врач поднялся при появлении юноши, с удивлением взглянул на обожженное тело, затем, мгновенно сообразив, торопливым движением включил капсулу полной реанимации. Колпак поднялся, парень опустил свою драгоценную ношу внутрь, и только когда индикаторы заморгали, показывая, что процесс восстановления тела начался, он перевел дух и смахнул пот со лба. Медик между тем внимательно следил за экраном, на котором высвечивались показатели. Налив из стоящего на столе графина стакан воды, юноша одним махом осушил его, затем подошел к врачу:

— Что, доктор?!

— Повреждения не фатальны. Хотя… Есть странные отличия в физиологии. Словно она…

— Что? Договаривайте.

— Такое ощущение, что над девочкой поработал кто-то очень умный. Значительные изменения в мозговой деятельности. Мышечная сила увеличена примерно на двадцать семь процентов по сравнению с обычным человеком. Скорость нервной реакции больше на десять процентов… Очень странно.

Юноша на мгновение задумался, потом решительно махнул рукой:

— После восстановления подержите ее во сне до моего прихода.

— Это возможно. А вы?

— Нужно привести себя в порядок.

Махнув на прощание рукой, вышел из отсека и весь путь до своей каюты размышлял над услышанным. В принципе смутные догадки у парня появились после того, как он понял, что Алиса скрывает свое истинное происхождение. А теперь эти подозрения переросли в уверенность. Внезапно, уже на пороге, он спохватился:

— Доктор! Обязательно проверьте девочку на «пыльцу»!

— Все сделано. Чисто.

С облегчением привалился, было к стенке кабины, но кабина уже остановилась, и двери раскрылись на уровне его каюты…


— …Итак, Гарри перешел на новый уровень: стал захватывать промышленные планеты…

Князь сделал глоток из стакана и продолжил, собравшиеся соратники внимательно его слушали.

— Две последние атаки направлены на мощные промышленные центры СЗО — Эльфан и Кориду. Кораблестроение и военные заводы. Ключевые позиции в войне.

Он обзавелся людскими ресурсами, а после завоевания ресурсов технических подомнет Объединение полностью.

— Согласен.

Реплика Столярова прозвучала к месту. Князь подтвердил его выводы.

— И что будем делать? Операция «Второй фронт» провалилась.

И это было горькой правдой. Те, на кого сделали ставку в организации партизанских действий на оккупированных территориях, сдались быстро и решительно после первых же неудач.

— Я так не думаю… — подал голос Мыскин.

— Там были курортники. А здесь янки противостоят профессионалы. Так что…

— По нашим сведениям, американцы завязли на Кориде в затяжных боях и сейчас перебрасывают туда подкрепления с планировавшегося ранее удара на Этор и Мюраду.

— Это радует. Мы можем им помочь?

— СЗО категорически отвергло нашу помощь. Так что здесь мы бессильны. Они объявили о начале всеобщей мобилизации среди своих планет.

Князь негромко выругался:

— Да пока они оторвут свои задницы, причем если оторвут, американцы сожрут их с потрохами!

— Это верно. Потому я считаю, что следует послать на Кориду нашего представителя.

Острый взгляд Алексея остановился на Николае, сказавшем это. Командующий спокойно продолжил:

— Пусть он войдет в контакт с представителями тамошнего командования. И если их сильно прижмут, поможет с местом нового базирования. А мы поддержим их тайно.

— Неплохое предложение. Я согласен.

Наследник, до этого отмалчивавшийся, встал, невзирая на негодование отца.

— Так тому и быть.

Князь сдался мгновенно — с сыном спорить было просто бесполезно…


— А потом ты погибла, девочка моя.

— И кто меня убил?

Сидящая напротив герцога Эстерия стиснула подлокотник кресла — отец рассказывал ей то, что произошло после ее воскрешения.

— Наследник терранского князя. Лично. Он — ааг.

— Ааг?

Девушка вздрогнула, но справилась с собой. И это Гейтсу понравилось больше всего — нынешняя копия дочери отличалась от оригинала: более умная, значительно меньше подверженная искушениям и слабостям. Можно сказать, стала целеустремленней, что ли? Между тем та чуть прищурилась, справившись с волнением.

— Отец, у вас есть что-нибудь на этого наследника?

— Предостаточно. Можешь ознакомиться…


С самого выхода возрожденной Эстерии из репликационной камеры Гарри принял решение не скрывать ничего из того, что произошло с ее предшественницей.

— Все материалы хранятся в моем компьютере. Файл озаглавлен «Дочь». Пароль — твое имя. В любое время.

— Спасибо…


Александр вошел в дом, и первое, что услышал, было негромкое пение. Он улыбнулся своим мыслям — Алиса…

Говоришь, если остры края,

Даже желание тая, почему-то не тороплюсь.

Но отвечу небу и вечности я,

Чтобы знали, в чем я клянусь.

Голос мой, пускай еще не слыхать,

И к тебе любви не пробился зов,

Но судьбы ударам меня не сломать,

Это ясно без слов.

Как же не сбиться, как во всем повиниться,

Прямо перед тобой?

Хватит уже возиться,

Просто честно о чувствах пой…

Ему нравился ее голос. Необычный. Пусть и слабый по сравнению с известной всей Терре, да и, пожалуй, Галактике, Айе фон Гепнер, в девичестве — дель Тауру. Но девушка пела не для публики, а для себя и для него. И, откровенно говоря, парня счастливее Сашки сейчас не было… Он вспомнил, как она вела себя, когда очнулась на корабле…


Колпак откинулся, и девушка открыла глаза — ей протягивала руку высокая женщина в незнакомой форме.

— Как себя чувствуешь?

— Хорошо.

Последнее, что помнила Алиса, — огненная вспышка там, где взрыва не должно было быть. И мысль в голове: «За что?!» Она сразу поняла, что ее хотели убрать свои. Где же она? Вылезла из капсулы, торопливо надела на себя протянутое ей одеяние, оказавшееся слишком большой рубашкой.

— Где я?

— На корабле. Командир хочет тебя видеть.

— Командир? Но кто вы?

— Терранское Княжество.

— Вы терранцы?!

Самый страшный враг Герцогства. Значит, она в плену? Между тем женщина в форме усмехнулась:

— Не стоит волноваться. Твои мысли на лице написаны. Могу тебе сказать одно — ты ошибаешься.

— Я ничего вам не скажу!

— А нам ничего и не надо. Пошли. Командир ждет.

— Я…

У терранки, видимо, лопнуло терпение, она коснулась коммуникатора и произнесла:

— Охрану в медблок.

Через минуту в помещении появились две огромные фигуры, закованные в черные доспехи.

— Лейтенант Сола, по вашему приказанию прибыли.

— Отведите девочку к командиру.

— Есть!

Оба синхронно отдали честь, затем взяли оружие наизготовку.

— Пошли!

Сопротивляться было бессмысленно, и ничего не оставалось, как подчиниться. Ее повели по коридору, встречающие ее по пути члены экипажа провожали Алису удивленными взглядами. Впрочем, девушке было все равно. Это конец. Члены ее отряда решили избавиться от нее. Так что… Дверь перед ними раскололась на две части. В спину последовал легкий толчок, и охранник отчего-то добродушно пробурчал ее в спину:

— Повезло тебе, малявка.

Легкое шипение автоматики. Она оказалась в большой, очень большой и роскошной комнате. Даже на Новой Америке мало кто мог позволить себе подобное. А тут… если бы не запасная панель управления у стены, не верилось бы, что это — космический корабль. Мягкие диваны вокруг низенького столика. Две двери в другие помещения. Столбики голотеатра у стены. Окно линии доставки. Несколько картин и портретов на стене. Один из них почему-то показался ей знакомым. Неопределенного возраста мужчина в строгом мундире серого цвета кого-то ей явно напоминал. И две сюзитки слева от него, а еще одна очень красивая темноволосая женщина — справа. Четыре портрета.

— Это моя семья.

Голос… Трудно заставить себя повернуться — разочарование причинит слишком большую боль. Да еще и после всего, что свалилось на нее в последние часы… Но эти ладони, нежно легшие на плечи, такие… знакомые…

— Привет, малышка.

Алиса не выдержала, вывернулась из рук, повернулась. Он! Уткнулась ему в грудь и зарыдала от счастья и облегчения. Алекс! Боже!

В начале общения с Александром девушка действительно хотела выполнять задание и придерживаться плана, но не заметила, как сама влюбилась. Его доброта, нежность и эта непривычная для нее застенчивость… Юноша ни разу не позволил себе распустить руки, это так отличается от отношения к ней сверстников на Новой Америке… Его деликатность и воспитанность…

— Что ты, малыш? Ведь все хорошо. Все закончилось… Теперь у тебя будет новая жизнь, поверь. Совсем другая…

Она подняла заплаканные глаза — он смотрел на нее так по-доброму.

— Честно?

— Обещаю.

Она только крепче прижалась к его груди лицом:

— Алекс…


…Сбросил с ног обувь, обулся в домашние тапочки, вошел в комнату. Увидев, что парень дома, Алиса с визгом сбежала по лестнице и повисла на его шее, болтая ногами от радости.

— Привет, малышка! Я вернулся!

— Как я по тебе соскучилась!

— Я тоже. Чем занималась, пока меня не было?

— Мама Ми заходила, потом Нейя и Юури. Поболтали немного. После села за задания. Пришлось попотеть… Только закончила…

Вот оно, различие между ней и Эстерией. Никогда никто из членов семьи не выказал желания даже увидеть Эстерию. А Алису… Каждый день кто-нибудь забегал, разговаривал с девушкой, вводил в курс жизни Княжества. А по поводу заданий — ей разрешили сдать в порядке исключения экзамены в школу. По результатам проверки, к сожалению, знания у американки оказались очень низкие, соответствовавшие уровню начальной терранской школы. Так что сейчас Алиса усердно нагоняла сверстников заочно, штудируя специально для нее составленную И-Мозгом программу. И дела у девушки шли успешно. У нее оказался развитый, незашоренный мозг. Неожиданно острый и быстрый ум. Так что, к своему совершеннолетию она догонит терранских сверстников. А еще девушка очень любила петь. Пусть незамысловатые песенки из популярных на Новой Америке аниме, но как же мило это у нее выходило… Парень никак не отпускал ее из объятий, и Алиса шутливо забрыкалась.

— Все, хорошего понемножку. Пошли обедать. Наверное, проголодался?

— Не без этого!

— Вот и хорошо!..

Пообедали, потом Александр помог ей с заданиями. Вечером они обычно прогуливались по парку или выезжали в город. Каким же шоком для нее стала весть о том, что этот вот высокий юноша, живший по соседству на курорте в скромном дешевом домике, — наследник самого князя Терранского! А она, получается, фаворитка… Когда девушка произнесла это слово, Яйли, бывшая у них в гостях, вдруг влепила ее пощечину:

— Не смей никогда говорить это грязное слово в отношении себя! Слышишь?!

Алиса даже съежилась от испуга, а бывшая императрица превратилась в бушующий ураган:

— Как ты только можешь унижать себя! Ты, будущая супруга наследника! Да Александр никогда не имел в отношении тебя никаких грязных мыслей! Даже не думай никогда о подобном! Позор!

— С-супруга?!

Шок от услышанного перевесил обиду от пощечины. Впрочем, она еще легко отделалась — Яйли в гневе была неукротима.

— Вы сказали — будущая супруга наследника?

Сюзитка мгновенно успокоилась и, зачем-то оглядевшись по сторонам, на мгновение прикрыла глаза, затем согласно кивнула головой.

— Да. Правда, придется подождать. Но это точно ты. Я вижу.

— Ой…

— Тебе придется немало поработать, чтобы соответствовать такому статусу…

Девушка стиснула кулачки с такой силой, что из-под ногтей чуть не брызнула кровь:

— Я смогу!

И Яйли ободрительно кивнула головой в знак согласия…


Отец будущего мужа также отнесся к Алисе по-доброму, безоговорочно приняв, что она — новый член семьи. Единственное, что смутило отца, — ее возраст, да и то высказанное им замечание касалось Александра:

— Смотри, до свадьбы — ни-ни!

И погрозил внушительным кулаком. Затем добавил:

— По-хорошему — нужно бы ее из твоего дома забрать, чтобы до греха не дошло случайно. Но ты парень взрослый, и я тебе верю. Так что живите под одной крышей, но не тронь ее до бракосочетания.

— Отец!

— Отец-то отец, да вон у вас обоих глаза горят, как друг дружку видите…


Глава 15
ОПУХОЛЬ

Ложь — вот раковая опухоль современного общества.

Г. Форд

Эстерия оторвала воспаленные глаза от голосферы и потерла ломящие от боли виски. Нащупала в столе аптечку, приложила к предплечью. Автомат тихо пискнул, через мгновение стало легче, и она откинулась на спинку кресла, чуть опустила веки, смотря в угол, где на столике стоял ее портрет в траурной рамке. В голову лезли всякие непонятные мысли. Неясные самой девушке. Ее убийца отличался от тех, с кем она была знакома. То, что он высок и силен, да еще и красив, — ерунда. Немало знакомых виконтессы на Новой Америке были и симпатичнее, и сильнее его. Но вот его лицо и глаза, их выражение… И поведение. Вот что выбивало ее из колеи. Та запись из его дома… Она, Эстерия, в кресле, и он сидит рядом и смотрит в сторону говорящей девушки с таким выражением лица, словно тревожится за состояние и здоровье не по обязанности или принуждению, а искренне… Налила себе стакан сока, глотнула. Затем вновь потерла виски, уже по привычке. Да, техника, конечно, — великолепная вещь! Но до принятия окончательного решения нужна личная встреча. Увидеть его живым. При случае — пообщаться. Переброситься парой-тройкой слов. А уже потом решать, как быть дальше. Ведь, судя по всему, с ним и с той, первой Эстерией что-то произошло уже после того, как девушка встала на ноги и здоровье вернулось к ней. Ведь почти три месяца она не беременела. Почему? Судя по ее же словам, могла залететь в первый месяц, но оттягивала до последнего момента, пока перед самой своей нелепой смертью не сообщила, что твердо решилась на это… Что произошло? И вид у нее был такой… если бы сама себя не знала, то сказала бы, что была влюблена в этого… наследника… Не на шутку, а по-настоящему. Уж больно серьезно выглядела… Нет. Однозначно, надо встретиться с парнем. И желательно поговорить… За бокалом вина или за столиком ресторана… Значит… решено. И пусть отец спорит и ругается. Еще никогда он не мог переубедить дочь. Тем более что, насколько известно, ни один ааг дважды не выполняет одну и ту же работу, а значит, ей ничего не грозит при новой личной встрече…


…Алиса свернулась калачиком, положив голову ему на колени. Его рука ласково ерошила ее пушистые волосы.

— Ты когда улетаешь?

— Сегодня ночью.

— Надолго?

— Не знаю…

Парень вздохнул.

— Не хочу улетать, но я забочусь не только о нас с тобой. Может погибнуть много людей.

— Я понимаю. И буду скучать. Очень…

— Главное, не волнуйся. Со мной ничего не может случиться.

— Я знаю. Но мне так тоскливо без тебя…

Челнок стартовал через четыре часа, унося Александра на борт его крейсера…


…— Что, господа офицеры, надумали чего интересного?

Майор Мирр вздохнул.

— Что тут сказать? По имеющимся данным, планета полностью блокирована, и попасть на поверхность сложно. Если наш крейсер там появится, янки могут обвинить нас в нарушении нейтралитета и науськать на нас сзо.

— Там и так драка идет между ними и их сторонниками.

— Да. В правительствах на захваченных планетах верные им люди.

— Плохо.

Александр вздохнул.

— Но что поделать, нам нужно обязательно встретиться с теми, кто внизу.

— Раз надо…

— Отец тут подогнал мне одну штуковину. Делаем вот что: разгоняемся, проходим по касательной на полном ходу и сбрасываем. Естественно, вместе со мной.

Сола опешила:

— А назад?

— Назад — моя забота. Но думаю, если я там окажусь, то уж как-нибудь выберусь…

Офицеры согласно кивнули. Потом Алиа подмигнула:

— Как у тебя дела на личном фронте?

Неожиданная теплая улыбка озарила его лицо:

— Она — чудо…

— Ну и отлично! Смотри, не сделай ее вдовой, не успев стать мужем…


Как и говорил Айно, Корида была плотно обложена. Множество кораблей висело на ее орбите: крейсеры, транспорт для пехоты, корабли снабжения и обеспечения. Спутник разведки едва не засбоил от подсчета, но все же подробная картина расположения американского флота со всеми орбитами движения вскоре была загружена в тактический логгер крейсера. Затем был определена траектория движения, и вскоре терранский корабль начал разгон. Все быстрее и быстрее, все ощутимее безумный напор невероятных по мощи двигателей. Парень давно уже сидел в кабине новейшего БРа, упакованного в десантную капсулу. Вспыхнула лампочка оповещения, и снаружи забулькало амортизационное желе. Удар об атмосферу обещал быть страшным, так что подобная предосторожность была абсолютно необходимой. Александр напрягся, толчок стартовой катапульты, через мгновение на него навалилась перегрузка. Ощущения были непередаваемыми. Казалось, сердце сейчас остановится, не в силах проталкивать через сосуды тяжелую, словно свинец, кровь. Гравикомпенсаторы пели уже не хрустально, а пронзительно, визжа перед смертью. Глаза застелила багровая пелена, сквозь которую иногда прорезались непонятные вспышки. В отяжелевшей до невозможности голове стучала одна мысль: «Кажется, я не рассчитал своих сил…» Но в следующий момент стало чуть легче. Затем алая пленка стала постепенно проясняться. В уши ударил рев, потом, по-видимому, включились тормозные двигатели. В тело вонзились иглы автомедика, и вот уже сознание проясняется окончательно. Хлопок, отлетают внешние оболочки, сзади появляется серебристый шлейф геля, сдуваемый бешеным напором воздуха. И… злая очередь из пушки проходит впритирку с БРом, мимо проносится новенький, еще сияющий в свете ярких лучей истребитель атмосферного класса. А через мгновение он превращается в огненный шар, из которого в разные стороны разлетаются бесформенные куски обшивки. Всего один выстрел, реакция не подвела. Бешено запищал сонар, фиксируя многочисленные объекты внизу, на земле, и в воздухе.

— Похоже, я угодил в самую заварушку…


К месту предполагаемого приземления устремились со всех сторон. Он сразу узнал характерные рубленые, какие-то тупые силуэты новоамериканских машин, значит, те, что отличаются по дизайну, — союзники. Потенциальные, по крайней мере. Сгруппировавшиеся истребители янки бросились в его сторону. Это плохо. В воздухе он пока уязвим… В это время снизу коридцы открыли бешеный заградительный огонь, прикрывая его и давая возможность приземлиться. Нарвался на ракету и исчез во вспышке ведущий, остальные шарахнулись в разные стороны, но тут уже парень успел среагировать. Мощное шестиствольное рельсовое орудие пришло в движение, выплевывая сплошную полосу ядер, которая рассекла сразу несколько машин на куски. Толчок! Гусеницы вгрызлись в почву, унося высокий корпус от обстрела, зрачки едва переводили наводку с одного вражеского объекта на другой. Автопушки послушно следовали их целеуказаниям. С ужасающим грохотом взорвался почти квадратный приземистый танк, раскатал гусеницу другой. Скользящий над поверхностью планеты бронированный глайдер с пехотой просто растерло по земле. Удар! Но броня легко выдержала попадание. Наглец поплатился за это в следующее мгновение, когда широкие гусеницы впечатали его в твердый грунт. Корпус чуть подался вперед, снижая силуэт. Зато орудия, на мгновение смолкнув, когда из заплечных коробов вырвался рой ракет, взявших курс на засеченную с воздуха батарею, снова заговорили. Автопилот вел машину задним ходом, поскольку повернуться было нежелательно — янки сосредоточили на БРе всю свою огневую мощь. Но в этот момент земля позади машины вдруг вспухла густым, маслянистым дымом — коридцы открыли огонь дымовыми боеприпасами. В такой дымовой завесе отказывались работать даже тепловизоры, а уж обычная оптика была тем более бесполезна. Включился сканер, разыскивая волну передатчиков обороняющихся, и вот в ушах прозвучало:

— Если ты нас слышишь, немедленно уходи к югу. Семьдесят единиц. Иначе поздно — мы заложили здесь мины! Уходи немедля!

— Вас понял.

Гусеницы вновь пришли в движение, тяговые двигатели взвыли, унося семидесятитонную тушу прочь. Индикаторы зарядки магнитных метателей вновь начали оживать, наливаясь зеленым светом полного заряда. Но с боеприпасами у них было туго. Оставался только неприкосновенный запас. Так что, придется, если что, использовать протонно-ионные излучатели. Та еще штучка богов тьмы! О, проклятье! Откуда-то перед носом вынырнул легкий скутер, на котором восседала одинокая фигура. Фигура, махая ему рукой, помчалась вперед. Ясно. Выслали сопровождающего. Отлично! Добавил скорости, когда проводник увеличил скорость. Вот на чем не сказалась смертельная игра с высадкой, так это на БРе. Тот несся легко, взмывая в воздух на неровностях, перемахивая на полном ходу через овраги и многочисленные мелкие речушки. Александр почувствовал, как под ним дрогнула земля. На мгновение экраны заднего обзора побелели, затем он увидел вздымающийся в небо пылающий шар…

Между тем наездник изменил направление и стал сбавлять скорость, нырнув в довольно узкое ущелье. Парень едва успел сбавить скорость, но справился с управлением. Задевая гусеницами каменистые стены, высекая искры, уже медленнее двинулся следом и вскоре уперся в каменную стену. Проводник вскинул руку, прося обождать, и через мгновение скала раскололась пополам, открывая проход в огромную пещеру. Автоматически вспыхнул свет, машина плавно вошла внутрь, и створки ворот за БРом стали медленно закрываться. Наездник опустил скутер на землю, затем заглушил двигатель и спрыгнул с юркой машины. Значит, прибыли. Массивные бронеплиты кабины разошлись, зажужжала лебедка, опуская парня вниз. Наконец нога коснулись пола. Сняв шлем, пригладил рукой потный ежик коротко стриженных волос и услышал голос, обращенный к нему:

— Кто ты такой и откуда свалился на наши головы?

— С неба, естественно. Мне нужно ваше начальство. Александр маун Ко. Специальный представитель.

— Интересно, чей?

Из-за слепящего света прожекторов вышли несколько человек с оружием наперевес.

— А вот об этом я могу сказать только вашему командиру.

— Незнакомая форма. Но явно не американская. Не помню где, но такую я уже видел. И машина у тебя, парень, тоже интересная. Пойдем, поговорим.

Из-за спин подчиненных шагнул вперед невысокий, но широкоплечий мужчина.

— Генерал Мито Джемайя.

— Лейтенант Александр маун Ко.

— Рисковый ты парень, лейтенант, если решился на такой выброс.

Юноша усмехнулся уголком рта:

— А по-другому никак…

И двинулся следом за командиром…


Переговоры увенчались успехом. Этот генерал сильно отличался от покойного Бино Чарры. Во всяком случае, по ощущениям парня, такой, как этот коридец, последнюю пулю предпочтет выпустить во врага, и погибнуть в рукопашной… Планета пока оборонялась. И довольно успешно. Во всяком случае, янки пока не могли создать на поверхности достаточно мощной базы, откуда бы начали давить сопротивление. Имея под рукой огромные подземные заводы, а, следовательно, и неиссякаемый практически источник снабжения, войска Кориды оказывали упорное сопротивление врагу. Риск массового применения новоамериканцами «пыльцы» гарантировался, поскольку тем заводы планеты нужны были в целости и сохранности. Так что захватчикам пока ничего не оставалось, как делать хорошую мину при плохой игре, соблюдая все существующие в Галактике правила ведения войны, и перебрасывать сюда войска с других направлений. Но, тем не менее, исход был ясен. И он был печален. Потери солдаты несли постоянно и в технике, и в людях. А источника пополнения личного состава не было. Машины же воевать сами, без экипажей, не могут. Да и с сырьем начинались проблемы, поскольку оно было привозным. Израсходуются запасы минералов, и что тогда? Но в целом на Кориде парню понравилось. Уж больно дух солдат и офицеров отличался от того упадка, что царил на Ведире. Так что… Тем более что генерал оказался хватким и умным человеком. И звезд с неба не требовал. Его в основном интересовали три вещи. Первая — это помощь оружием и боеприпасами. Вторая — возможность эвакуации остатков сил и желающих уйти с планеты. И последняя — дальнейшее продолжение войны. В этом его стремления полностью совпадали с интересами терранцев. Вопрос же, чем Корида будет расплачиваться за такую щедрость и не потребует ли князь владычества над ней в будущем, юноша снял одной фразой:

— Если вы умоете янки кровью здесь, а потом не станете им давать покоя, считайте, что все кредиты вами уже погашены…


К величайшему удивлению Александра, убраться с планеты обратно оказалось гораздо легче, чем он думал: на поверхности действовал космопорт, с которого то и дело стартовали челноки, вывозя с поверхности граждан других миров, которых тут оказалось неожиданно много. Правда, всех отъезжающих проверяли новоамериканцы, но парню бояться было нечего — слово «Терра» внушало уважение и страх всем. Печальная история Рамджа не была забыта. Да и потом, Княжество уже несколько раз давало понять, что любые шутки с ним плохо кончаются. Очень плохо… Так что через четыре дня, закончив все дела внизу, он связался со своим крейсером, и тот появился на орбите через сутки. Огромная туша, по сравнению с которой корабли Герцогства казались мальками рядом с китом, возникнув из пустоты, потребовала проход на стационарную орбиту, пояснив, что прибыла за наследником терранского княжества. Командующий силами вторжения едва не наделал в штаны, осознав, что могло случиться внизу. Роскошный адмиральский катер спокойно спустился вниз, и Александр, предъявив вытянувшимся физиономиям таможенников свой идентификационный браслет, проследовал в него и вернулся на корабль, где его встретили восторженные крики команды.

Но едва крейсер стартовал с орбиты, как поступил срочный вызов по правительственной связи с Новой Америки. Абонент требовал наследника. Правила предписывали ответить, и парень нехотя удалился с мостика в свою каюту. Включил связь. Когда голосфера показала абонента, он с трудом сохранил самообладание — на него смотрели зеленые глаза погибшей Эстерии. Нащупав рукой графин, налил себе стакан воды и залпом осушил его. И было от чего взволноваться — по всем законам природы девушка должна была быть мертва. Либо от «поцелуя аага», либо от взрыва, устроенного диверсантами. Между тем виконтесса чарующе улыбнулась и заговорила:

— Я вижу перед собой наследника терранского Александра маун Ко-Медведева?

— Да, госпожа. Это я. Но… как?!

— Я — репликант. Но это я, Алекс.

Репликант! Как же он не сообразил! Восстановленная по генетическому остатку копия! Ничего себе! Да, отец действительно ее любит! Теперь понятны его усилия! Вот почему появился стимул к дальнейшей войне, да и рассчитываться за восстановление всему Герцогству придется очень и очень долго! Эстерия вдруг замолчала, всматриваясь в него. Точно, репликантка. Та, предыдущая, на подобное усилие была неспособна. Ограниченная девочка. А эта… Восстановление пошло ей на пользу. Явно рамджийская работа. И, похоже, что ее слегка геномодифицировали. Не полностью, как отца и его соратников. Но частично. Впрочем, и этого достаточно, чтобы она стала очень опасным врагом.

— Алекс, я хочу встретиться с тобой.

— Зачем?

— Скажем так, я очень заинтересована в этом. И думаю, что у нас есть возможность увидеться. Чтобы кое в чем разобраться.

Наконец юноша полностью овладел собой…

— Я не думаю, что эта встреча нужна мне.

Нажал на последнее слово. Но Эстерия иронично усмехнулась:

— Уверен? А мне так не кажется. Я знаю, что твоя мать у нас. И если ты не согласишься на разговор со мной, я заставлю отца уничтожить все живое на Фаати.

— Угрожаешь? Это не лучший способ заставить меня принять твое предложение.

— Подумай, Алекс.

Секундное ожидание.

— Что тебе нужно?

Победная усмешка.

— Ничего. Ты не поверишь, но совсем ничего, кроме совместного ужина в любом месте, где ты назначишь. Естественно, кроме Терры. Выбирай любую планету, время, ресторан. Мне нужна короткая беседа. И все. Взамен я обещаю, что тебе не станут чинить препятствий по поиску и возвращению твоей матери. Устраивает?

Александр задумался, потом тряхнул головой.

— Рамдж. Двенадцатый квадрант. В столице есть ресторан «Башня». Отец мне рассказывал про него. Так что ровно через тридцать дней в восемнадцать часов я закажу там столик. Не опаздывай. Другого случая может не представиться…

Сфера погасла, а он остался сидеть, погрузившись в размышления. Чего все-таки хочет эта репликантка?..


…Эстерия выключила связь и откинулась на спинку кресла. Да… Кажется, она начинала понимать свою предшественницу! Ну что ж, до Рамджа две недели пути. Надо пока кое о чем позаботиться. Она нагнулась к селектору и произнесла:

— Господин Бзежинский? Это Эстерия Гейтс. У меня для вас особое задание. Что вам известно о Фаати? Нужно найти одного человека. Да. Женщина. В районе тридцати-сорока лет. Правильные черты лица. Нет. Не знаю. Я никогда ее не видела. Зато я знаю ее фамилию. Маун Ко. И она — ааг. Да, ааг. Точно-точно! Не волнуйтесь, господин Бзежинский. Ее не надо арестовывать. Ни в коем случае. Наоборот, ближайшие месяцы требуется, чтобы она была жива и здорова. Так что присмотрите за этим, и очень внимательно!..

Снова откинулась назад. Да что же с ней такое?! Почему, едва она просто поговорила с ним по дальней связи, ей стало не по себе? В чем дело?!


Парень закончил свой доклад об итогах визита на Кориду. Алексей внимательно следил за его речью — его радовало, что сын так быстро растет. Не в физическом смысле, вовсе нет. Растет как человек и как честный политик. Конечно, кое-какие упущения есть, но это из-за неопытности. Его изначальное одиночество, замкнутость начали очень быстро таять после того, как он привез с собой из поездки эту девочку. Похоже, что она положительно на него влияет. Да и сама умница. Хороший выбор, у парня есть вкус! Да и все женщины князя одобрили Алису… Впрочем, после такой академии ожидать чего-либо другого было бы странным. Вот и признанный наш экономический гений, Лаврентий Павлович, только одобрительно головой кивает. Нет, Сашка — молодец! Будет достойным наследником!..

Все собравшиеся попрощались и вышли из кабинета. Александр аккуратно собрал кристаллы логгера, затем внезапно спросил:

— Папа… У меня… Мне нужно с тобой посоветоваться.

— Что-то новое, о чем ты еще не рассказал? Это связанно с коридцами?

— Нет. Это вопрос личного характера.

Что еще случилось?! Князь заволновался, неужели у молодежи начались размолвки? Очень жаль, Алиса так нравится всей семье…

— Эстерия Гейтс… Ее реплицировали. И она желает встретиться со мной на нейтральной территории.

— Что?!

Новость действительно была очень важной. Алексей задумался: значит, теперь у Гарри полностью развязаны руки. И в любой момент может разразиться атака с массовой наркотизацией… Это страшно!

— И какое ты принял решение?

— Я дал согласие. Мы встречаемся через двадцать дней в Рамдже. В «Башне». Не возражаешь?

— Ты уже взрослый. Поэтому я всецело тебе доверяю. Полетишь один?

— Еще не решил. Но думаю, что Алису нужно взять с собой.

— Кстати… У тебя ведь день рождения через двенадцать дней? Как считаешь, не пора ли представить девушку широкой публике?

Юноша покраснел от смущения, но удивительно застенчиво кивнул в знак согласия…


Едва сын умчался домой, князь с грустью посмотрел ему вслед — юношеский пыл… Впрочем, он тоже любит обеих своих жен, подаривших ему таких чудесных дочерей. Так же, как и тогда, когда они только стали жить вместе. Через многое пришлось пройти, процесс притирки характеров долгий и сложный. Но все сложилось просто отлично! И у Саши все будет хорошо…


Зал дворца был полон. Уже довольно давно, с самой встречи Нового года, в его стенах не было столько людей и высокопоставленных персон со всех уголков Галактики. Сияли драгоценности, дорогая материя дамских нарядов и мужских камзолов. Строгие парадные мундиры военных, разноцветные из-за своей принадлежности к разным родам войск. Молодежь начала группироваться стайками, оживленно обсуждая предстоящее событие — большой княжеский бал в честь совершеннолетия наследника. Сегодня ему исполнилось восемнадцать. Многие присутствовали на таком пышном мероприятии впервые, особенно суетились мамаши, представлявшие впервые своих дочерей. Отдельной стайкой держались послы и атташе из СЗО и, как ни странно, Новоамериканского Герцогства. Поговаривали, что среди них присутствует и дочь самого герцога. Тот, впрочем, почтить своей персоной праздник не пожелал. А может, не смог по причине войны… Терран это не особенно волновало. Обладая сильнейшей армией и флотом, огромным техническим превосходством, а главное — единством, Княжество было неуязвимо. Все прекрасно знали, какое государство способно диктовать свою волю во Вселенной остальным, и благодарили всех богов за то, что Терра настолько миролюбива.

Грянули фанфары, давняя традиция двора. Огромные двери распахнулись, и в них появилась княжеская семья. Первым — сам князь со своими супругами, как обычно блещущими экзотической сюзитской красотой и в одинаковых по покрою, но разных по цвету платьях. Следом — похожие друг на дружку пять девушек. Одна — заметно старше остальных и четверо — погодки. Двери закрылись, и по залу пронеслось недоуменное гудение, словно ветерок. Ведь было столько разговоров о наследнике! И сам бал в его честь! Так, где он? В чем же дело?! Что произошло?!

Между тем семья князя спокойно проследовала через расступившуюся толпу, поднялась на возвышение, где располагались троны и сиденья для членов семьи, и расселась по своим местам. Алексей вскинул руку, и ропот оборвался:

— Друзья мои! Уважаемые гости! Я благодарю всех, кто почтил своим присутствием этот бал. Сегодня моему сыну Александру исполняется восемнадцать лет. Поэтому прошу вас приветствовать его и его невесту Алису Грейс!

Снова серебряными голосами запели фанфары. Но наследник и его будущая супруга вышли не из дворцовых покоев, как все ожидали. Полотнища входных дверей медленно разошлись в стороны, и на пороге появились высокий широкоплечий юноша в военном мундире, а рядом с ним — юная, но ослепительно прекрасная девушка в строгом белоснежном платье. Кое-кто из стоящих поблизости заметил, что она волнуется и ее пальчики чуть подрагивают. На одном из этих дрожащих пальчиков было надето кольцо в знак обручения. Будущий супруг словно прикрывал свою избранницу от сотен и сотен глаз.

Они прошли по вновь раздавшейся толпе, освободившей им проход, и приблизились к возвышению, где восседала семья. Князь поднялся с трона, подошел к сыну и крепко обнял, затем ласково поцеловал будущую невестку в щечку. Следом то же самое проделали остальные члены семьи. Алексей вновь вскинул руку, и из боковых дверей появились еще два тронных кресла. Их моментально установили на помосте. Александр помог сесть своей спутнице, затем занял свое место. Князь широко улыбнулся, затем объявил:

— Итак, бал начинается!

Грянула музыка, и через мгновение большой зал наполнился танцующими парами. Юноша поднялся и подошел к Алисе:

— Прошу вас…

Та зарделась, словно маковый цвет, и протянула ему свою руку, кивнув в знак согласия. Через минуту они уже кружились в плавном течении бессмертного вальса…


Глава 16
ОБЕЩАНИЕ

Слово терранца крепче камня.

Поговорка

— Белый танец! Дамы приглашают кавалеров! Распорядитель сделал объявление. Алиса поднялась со своего кресла, но было поздно — перед Александром стояла высокая жгучая брюнетка с зелеными глазами. Он даже, кажется, вздрогнул от неожиданности. Девушка присела в полупоклоне, а наследник… его лицо… Такой быстрой смены эмоций она еще не видела. От удивления до презрения. Тем не менее, Александр поднялся с кресла и взял приглашающую за руку. Грянула мазурка, и пары вновь бросились в водоворот танца. Закусив губу, Алиса повернулась к стоящему рядом слуге:

— Кто это?

— Эстерия Гейтс. Дочь герцога Новой Америки.

Что?! Но… Как?! Как она осмелилась?! Руки впились в резные подлокотники, а взгляд неотрывно скользил за парой. Впрочем, надо отдать должное виконтессе — танцевала она просто великолепно! Даже как-то очаровывала своими движениями… Было видно, как что-то говорила ее будущему мужу, но по лицу Александра прочитать ничего было нельзя. Каменное — нет, ледяное — спокойствие. И Алиса успокоилась. Но когда же этот бесконечный танец завершится?! Слава богу, вот и последние аккорды, оборвавшиеся плачущей скрипкой. Наследник проводил Эстерию до стоящей отдельно кучки представителей Герцогства. А это что? Кого-то вытолкнули ему навстречу, и юноша словно споткнулся. Справился! Что за неизвестная женщина?! Она старше его! Позади явственно послышался изумленный вздох князя, девушка обернулась, ее будущий свекр медленно поднимался со своего места, а на лицах обеих княгинь проступало. Проступало… Она даже не могла определить, что.

Между тем странная пара приблизилась. Распорядитель бала, не понимая, что происходит, не знал, давать начало следующего танца или нет, пораженный не меньше других столь вопиющим нарушением протокола. Князь сделал навстречу сыну и его спутнице шаг, другой, та чуть замедлила свою поступь, затем, приблизившись, опустилась на одно колено и склонила голову. Откуда-то появились все сподвижники — Берия, Шпеер, Мыскин, Сазонов и, конечно, вездесущий Столяров, все проталкивались к происходящему, не обращая внимания ни на кого.

Что это?! Женщина плачет? Слезы блестят на ее щеках?! Да что же происходит, в конце концов?! Почему никто ничего не говорит?! Что происходит?! Внезапно ей на плечо легла рука супруги Мыскина, Джой.

— Это мама Александра. Иура.

Его мама?! И снова шепот сзади:

— Подойди к ней.

Алиса послушно поднялась и двинулась к застывшим, словно статуи, женщине и двум мужчинам. Она приблизилась, затем тихо произнесла:

— Я невеста вашего сына…

Женщина вскинула голову, вглядываясь в девушку, но в этот момент князь глухо произнес:

— Я рад, что ты жива…

Та дернула головой.

— Не волнуйся. Я здесь не по своей воле. И уйду.

Рука сына сжалась.

— Нет! Мы не станем портить праздник, но после него решим, что нам делать.

— Правильно.

— Правильно, — произнесли появившиеся бесшумно княгини.

Затем Майа добавила, гораздо тише:

— Я очень не советую исчезать до того, как мы переговорим. Даже если вы и ааг, то я — сенс первой ступени. Как и моя сестра.

Александр мгновенно напрягся, но тут же расслабился, когда его мать выпрямилась.

— Не волнуйтесь. Думаю, лучше сразу все решить раз и навсегда.

Князь сделал знак рукой, и тут же рядом возник слуга:

— Проводите госпожу на балкон.

Неожиданно вмешался Берия.

— Э, нет, кацо князь! Иура с нами побудет! Мы ее столько лет не видели!

Его поддержали остальные соратники:

— Верно!

— Мы ее в обиду не дадим!

На лице женщины проступили какие-то наивность и беззащитность, а затем глаза вновь наполнились слезами, но в этот раз — облегчения и радости. Алиса окончательно растерялась, но тут, наконец, распорядитель сообразил, что пауза между танцами слишком затянулась, и сверху грянул полонез Огинского. Князь вдруг шатнулся — незаметно для всех обе жены толкнули его к Иуре:

— Ты что, дурак?!

И девушка впервые увидела на лице князя смущение. Она не верила своим глазам — то, что сейчас произошло буквально за какие-то минуты, в кругу гостей, вдруг помогло ей понять своих будущих родственников намного лучше всех тех бесед и посиделок, что были раньше. И как бы она ни волновалась за свою судьбу, ей вдруг стало удивительно легко и спокойно — она скоро станет настоящим членом этой семьи. Пусть у них все так запутано, но она воочию увидела, как терранцы держатся друг за друга… Боже, спасибо тебе! Она вознесла к небесам беззвучную молитву, хотя никогда раньше не верила в Бога… Князь. Его жены и его сподвижники. Ее будущий муж. Его мама… И она, и его сводные сестры, за спиной отца с любопытством и смущением смотрящие на Иуру, они все — одно целое! Они — Терра!..


Эстерия улыбалась. Кажется, она кое-что смогла понять для себя. У этого парня явно выраженная аура власти. Но есть и слабости. Его любовь. К родственникам, к близким, к друзьям. Необычно для бывшего аага. Очень необычно! И это можно использовать. Сегодня виконтесса увидела его в первый раз вживую и — надо честно признаться самой себе — растерялась. Но эта встреча была жизненно необходима, поскольку поможет ей выработать стратегию поведения на ресторанном ужине. Интересно, зачем ей это? Проклятье! Почему она никак не может его возненавидеть или просто оставить в покое?! Да что же это такое?! Нет! Она не успокоится! И девка рядом с ним! Да как посмела эта… Чуть не вскрикнула. Стиснула изо всех сил кулаки и ударила ими по столу в роскошном салоне глайдера. Сидящая напротив служанка испуганно съежилась, но, выпустив гнев, девушка неожиданно быстро успокоилась.

— Прибываем, госпожа.

И верно — в ночи светились огни космопорта. Снова ожил динамик:

— Госпожа, диспетчерская подтвердила — нас ждет лифт.

— Отлично. Чем быстрее я отсюда уберусь, тем лучше…


Иура в сопровождении сына вошла в так хорошо знакомую ей огромную комнату. Когда-то здесь она… Впрочем, назначение покоев не изменилось. Теперь князь живет здесь со своими женами. Дочери, как она поняла, — по соседству. Все собрались здесь. И сам Алексей, и его жены. И дочери. Само собой разумеется, сын и будущая невестка. Красивая. Молодец, Саша! Боги, дайте мне силы выдержать этот разговор.

Женщина внутренне сконцентрировалась. Яйли указала на место рядом с собой. Она должна сидеть между ней и второй женой? Но в их взглядах ничего, кроме любопытства, нет. Спокойно устроилась. Князь щелкнул пальцами, и робот вкатил столик с туркой и чашками. Да, вот именно этого ей так не хватало. Взяла чашку, сделала глоток и, не веря, вскинула глаза — он варил этот кофе сам! Это точно! Ей никогда не забыть этот вкус!

— Александр, не стоит так напрягаться. Мы ничего не сделаем твоей маме. И отцу тоже. Все, что произошло между ними, было до нашей свадьбы. Так что можешь не переживать. Но и отпустить Иуру из Терры мы не можем. Это слишком большой козырь для Гейтса.

— И что вы предлагаете?

Юноша чуть отстранился от Алисы, и та положила руку ему на плечо.

— Есть два варианта. Первый: она остается в твоем доме и живет с тобой, имея титул матери наследника.

— Второй: мы поселим ее на выбор в любом уголке Княжества. Разумеется, что все почести, положение и прочее, что должно быть у женщины ее статуса, будет ей предоставлено.

Обе княгини закончили речи и сами приступили к кофе, уж больно выдавали их нетерпение раздувающиеся ноздри. Алексей, было, открыл рот, но тут же закрыл. Оба варианта его устраивали. Однако вмешалась сама Иура:

— А почему никто не спрашивает меня, чего хочу я?

— Почему? Мы предлагаем тебе выбор. Но сразу хотим сказать, что пока с Новоамериканским Герцогством не будет покончено, отпустить из Княжества мы тебя не можем. Решай. Твоя клетка не будет вечной.

Женщина чуть расслабилась. Поначалу она подумала непонятно что. Раз так… Взглянула на сына:

— Что скажешь, Саша?

— Мы столько времени прожили отдельно друг от друга, мама…

— А я не буду стеснять тебя и твою избранницу?

Алиса поняла, что ей надо вмешаться:

— Мы не спим друг с другом. И дали слово, что до моего совершеннолетия ничего не произойдет. Если вы будете жить с нами, то я уверена, что всем будет только спокойнее…

Алексей одобрительно кивнул. Как поняли мать и сын, основной разговор между князем и его женами состоялся, когда обнаружилось, что Александр — его сын. Так что причин для лишнего беспокойства у них не было.

— Значит, так тому и быть.

Констатировала итоги беседы Майа. Но Иура вдруг поставила чашку на стол и выпрямила спину:

— У меня есть просьба.

— Какая?

Яйли явно была удивлена. Что еще может попросить та, которая была так близка с их мужем?

— Не подумайте ничего, но я прошу не запрещать вашим детям навещать их брата.

Сюзитки привычно синхронно улыбнулись:

— Это не просьба. Мы же семья. Скажем больше — мы и сами не собираемся прекращать свои визиты, и Алеше не будем запрещать видеться с вами всеми…


Эстерия, привычно высоко неся гордую голову, вошла в роскошный зал высотного ресторана. Метрдотель второй расы мгновенно подскочил к ней:

— Госпожа Гейтс?

— Да.

— Вас ожидают в кабинете.

Девушка кивнула головой и последовала за ним. К ее разочарованию, парень был не один. С ним была эта выскочка. Пусть и землячка, из Новой Америки, но она посмела увести у нее Александра. После беседы с известным и очень дорогим психоаналитиком Эстерия, наконец, смогла разобраться, что к чему. Все объяснялось элементарно — она влюбилась в наследника. Вот и все. Именно в этом причина. Не будь этой блондинки, о, она бы смогла заставить отца их поженить! А так… Что ж. План приведен в действие. И отступать некуда…


…Беседа, к удивлению терранской пары, была вполне светской. Говорили о погоде, искусстве, о мелких политических вопросах. Острой темы войны Герцогства и СЗО не касались по молчаливому обоюдному согласию. Хвалили ресторанную кухню. Так, ничего не значащий пустой светский разговор. Впрочем, Александр отметил, что эта Эстерия отличается от оригинала. Пусть в мелочах, но все же. Смутный червячок грыз его изнутри — не может быть, чтобы она настояла на этом только для пустой болтовни. Но… Спустя два часа виконтесса поднялась из-за стола:

— Благодарю вас за уделенное мне время. Надеюсь, что у вас все сложится хорошо.

Юноша вежливо поднялся в ответ.

— Рад нашей беседе, Эстерия.

— В таком случае — надеюсь, что мы еще сможем увидеться.

И вышла прочь. Алиса вскинула на него свои огромные глаза, слабо вздохнула с облегчением:

— Ты знаешь, я все время ждала, что она выкинет какой-нибудь фокус.

— Я тоже. И даже удивлен, что все закончилось… Возвращаемся на корабль?

— Конечно, милый! Я хочу домой…

Парень улыбнулся — наконец-то его любимая назвала их дом так. Раньше говорила — «к тебе» или «во дворец». А теперь — домой…

— Мне не понравился Рамдж. Какие-то они тут… приниженные по сравнению с Террой.

— Это точно. Теранцы — гордый народ! Ты обратила внимание, что, несмотря на то, что там живут и сюзиты, и земляне, и другие расы, тем не менее, они все — один народ?

— Это меня просто поразило! Никогда не думала, что такое возможно!

— Отец… Он все же великий правитель. Смогу ли я когда-нибудь достичь его уровня?

Девушка вдруг повернулась к нему и обняла, прижавшись всем телом и вскинув сияющие восторгом глаза:

— Ты — сможешь! Я в тебя верю!..

Двери лифта распахнулись перед ними, и пара вышла из башни на ярко освещенную улицу. Подкатил лимузин. Двери мягко распахнулись, и терранцы уселись в салон. Алиса прильнула к будущему мужу. Ей было всегда так хорошо и уютно с ним…

Глайдер бесшумно скользил по освещенным улицам столицы Республики, заполненным многочисленными гражданами обеих рас, невысокими хрупкими рамджийцами и мохнатыми коалами. Через несколько стандартов блуждания машина свернула к порту, где ждал адмиральский катер, сияющий в лучах прожекторов. Вскоре путь закончился. Вкусно чавкнула дверь, Александр вышел на улицу первым и подал руку будущей жене. Внезапно откуда-то вывернулся невысокий рамждиец с коробкой в руке:

— Прошу прощения, вы — с Терры?

— Да.

Хрупкая фигура не могла нести никакой угрозы. Парень расслабился.

— Вам передали.

Начальник охраны шагнул вперед, но рамдж протянул коробку девушке. Алиса спокойно раскрыла ее — там лежал флакон духов. Курьер склонился в поклоне:

— Это подарок от виконтессы Новой Америки. Она просила передать вам его перед отлетом.

— Спасибо.

Нагнулась к флакону, выпустив руку юноши, понюхала, подняла счастливое лицо:

— Приятные. Спасибо! Передайте виконтессе мою благодарность.

— Конечно, госпожа.

Рамдж поклонился и исчез в темноте. Начальник охраны смог, наконец, расслабить напрягшиеся мышцы и смахнуть выступивший пот со лба.

— Я уж было подумал…

Внезапно девушка вскрикнула и схватилась за грудь — Александр с ужасом увидел, как ее лицо вдруг начало покрываться волдырями, затем кожа поползла лохмотьями, превращаясь в жидкость, Алиса уже кричала, только воздух со свистом вырывался из ям на месте легких. Парень, было, шагнул к ней, но покатился по пластобетону, сбитый телом распластавшегося в прыжке охранника. Через несколько минут на месте девушки была просто грязная лужица. Тело растворилось полностью. Вместе со скелетом. К его ужасу, платье и обувь оказались абсолютно неповрежденными. Все произошло так быстро, что он даже ничего и не понял, и только упав, сообразил: его Алисы больше нет!..

Проходящий мимо случайный рабочий порта вздрогнул от ужаса, услышав возле трапа роскошного челнока звериный рев боли и отчаяния…


— Как сын?!

Лицо князя выражало тревогу.

— Очень плох.

Командир линкора покачал головой.

— Мы вынуждены были погрузить его в сон. Иначе…

Махнул рукой.

— Это правильно.

Полковник ВКС Штольц знал мать наследника в лицо. Женщина продолжала:

— Держите его во сне до прибытия на Терру.

— Есть!

Эрвин выключил передатчик, поскольку сфера связи потухла. Жалко парня. Он был таким счастливым, и вдруг…


Иура выключила связь, взглянула на собравшихся в комнате членов семьи.

— Осуждаете? За черствость?

Майа, совсем как люди, отрицательно покачала головой.

— Нет. Для него сейчас сон — лучшее лекарство. Хуже другое — мы точно знали, что у него все будет хорошо с Алисой. Мы видели это. Нам непонятно, почему мы ошиблись?! Что за вмешательство в Судьбу?! И почему?

— Вы, ясновидящие, не увидели смерть девочки? Не понимаю…

Алексей тяжело вздохнул.

— Хватит. Все устали. Давайте лучше решим, как нам быть. Александр не оставит Герцогство в покое, пока не отомстит.

Иура хищно прищурилась:

— Это точно! Что будешь делать, отец?

— Даже не знаю. Честное слово.

Женщина усмехнулась, дернув уголком рта, совсем как сын:

— Отправь сына учиться. Пусть закончит военную академию. Я знаю, что это ему очень пригодится в будущем. Да и для уныния времени не останется.

— Но…

— Академия аагов — школа убийц. Школа одиночек. Если ты сделал его наследником — так уж помоги им стать. Остальное я беру на себя.

Поднялась с дивана, на котором сидела, прошла к двери и уже на выходе бросила:

— Но я тебя прошу — останови Гейтса.

Князь согласно кивнул головой…


…Герцог был в бешенстве — терранец посмел ему угрожать! Ему, чистокровному американцу, настоящему, стопроцентному англосаксу по происхождению! Князь был угрюм и немногословен:

— Гарри… Ты заканчиваешь свои войны. Это мое последнее слово.

— Что?! Да как ты…

— Твоя дочь перешла границу дозволенного. И мне плевать на то, что скажут в Объединении. Еще одна попытка захвата — и увидишь, что будет. Моли всех известных тебе богов, чтобы мне удалось удержать сына от мести.

Связь оборвалась. Эстерия? Что дочь могла сделать такого, если всегда спокойный Медведев взбесился? А ведь этот русский не шутил. Злоба уходила, наступала тревога. Что же произошло? Девочка отправилась на Рамдж, чтобы поужинать с наследником. И в принципе герцог одобрял эту поездку, поскольку лелеял тайную надежду, что ему все же удастся поженить их, даже, невзирая на то, что было официально объявлено о помолвке юноши и какой-то бывшей подданной Новой Америки. Может… Он похолодел. Нужно срочно поговорить с дочерью! Но, опережая его мысли, вспыхнула сфера, и на него посмотрело улыбающееся лицо Эстерии.

— Папа, здравствуй! Могу тебя обрадовать — место супруги терранского наследника освободилось.

Гарри вздрогнул, затем ошеломленно ответил:

— Что же ты натворила, девочка моя…


…Александр сидел возле пруда в дворцовом парке, но которому плавали птицы. Мозг стаи держался поодаль, внимательно наблюдая за человеком. Остальные беспечно резвились в воде.

— Как ты?

Парень поднял глаза. Рядом стоял отец.

— Нормально.

— Позволь присесть?

— Устраивайся.

Скамейка чуть скрипнула под могучим телом князя. Чуть помолчав, он заговорил:

— Гарри остановился.

— Мне все равно. Это меня волнует меньше всего.

— Я понимаю. Но я дал слово.

— Слово терранца — тверже камня.

— Да. Твоя мама тоже это подтвердила. И она попросила отправить тебя в Военную академию Терры.

— Хорошо.

Алексею не нравилось настроение сына. Как бы он не сломался…

— Я понимаю тебя. Когда Майа отказалась выйти за меня замуж в первый раз, мне было так же плохо…

Александр вскинул голову:

— В отличие от Алисы, Майа была жива.

— Но мои жены никогда не ошибаются! Они видели ваше будущее! Вместе!

Юноша горько усмехнулся:

— Все бывает в первый раз… Когда на занятия?

— Завтра. И не жди поблажек, если ты сын князя. Наоборот, с тебя будут спрашивать гораздо больше, чем с кого-либо другого.

— Насчет этого можешь не волноваться, отец. А теперь — извини, но я бы хотел побыть один.

Князь положил руку сыну на плечо, чуть сжал его и отпустил. Затем поднялся, шагнул было прочь — но замер на миг, услышав голос сына:

— Но я клянусь отомстить ей.

— Что?!

— Слово сказано, отец. А оно у терранца, как ты знаешь, крепче камня…


…В дверь позвонили. Александр открыл глаза и, выскользнув из-под одеяла, быстро натянул тренировочный костюм. Бегом спустился по лестнице, открыл створки массивной двери — перед ним стоял одетый в синий мундир военно-космических сил Княжества сержант с повязкой фельдъегеря. Сержант отдал честь, парень смутился:

— Простите, я не по форме.

— Вы Александр маун Ко?

— Так точно.

— Распишитесь.

Вытащил многофункциональный планшет, протянул стилос. Получатель поставил размашистую подпись в углу, получил увесистый пакет, извлеченный посыльным из объемистой сумки. Сержант вновь отдал честь и заспешил к воротам, за которыми виднелся небольшой антиграв. Повертев послание в руках, парень закрыл двери и прошел на кухню. Зеленоватый квадратик сенсора дал понять, что это биометрический замок. Следовало приложить палец к устройству, иначе… Словом, от дома ничего бы не осталось. Коснулся замка, пакет послушно раскрылся. Из него выпало две карточки, два тонких браслета и лист пластика. Пробежал послание глазами — ого! Явиться к десяти ноль-ноль по следующему адресу… Хвала богам, есть схема и маршрутный лист. Здорово! Управление кадров флота. Значит…


Едва автоповар приготовил завтрак, как вспыхнул сигнал вызова. Когда в голосфере появился собеседник, Александр невольно вскочил со стула, но отец махнул рукой:

— Сиди, не дергайся. Вызов получил?

— Так точно!

Князь удовлетворенно кивнул:

— Успокойся, говорю. Сейчас я как отец разговариваю. Так что слушай внимательно. Где мама?

— Спит еще.

На этот раз отец усмехнулся по-настоящему:

— Короче, помни о нашем вчерашнем разговоре.

— Не забуду!

— С сегодняшнего дня ты слушатель Высшего командного училища. Спецкурс. Так что завтракай — и бегом. Не забудь, тебя ждут…

Затем отключился…


Гарри Гейтс, герцог Новой Америки, вперил взгляд в начальника службы безопасности, затем медленно произнес:

— Вы уверены?

Бзежинский ответил спокойно:

— Абсолютно.

— Можете быть свободным.

Когда за тем закрылась дверь, герцог удовлетворенно вздохнул: слава богу, терранцы не стали двигать флот, хотя после того, что сделала Эстерия, он не сомневался, что они ответят именно этим…


Новый наркотик быстро получил популярность и широкое распространение. В Герцогство потоком хлынули материалы, оборудование, технологии. Агенты влияния быстро пробивались по служебным лестницам вверх в самых технологически развитых мирах. Его планета приобретала вес в СЗО не по дням, а по часам. Гарри налил себе стакан сока, подошел к окну кабинета, точной копии Овального, оставшегося там, на старушке Земле, взглянул на расстилающийся внизу Новый Йорк, вздохнул. Неслыханная удача. Один шанс из миллиона. Из миллиарда, если уж быть точным. Невероятное стечение обстоятельств. Что ж, он сможет оставить дочери Великую Империю!..


….Александр вышел из строевой части в приподнятом расположении духа — все зачеты по новой технике он сдал с первого раза и на высшую оценку. Экзамен по тактике и теории тоже оценили на «отлично». А теперь в руке — пакет с новым назначением и погонами. Капитан военно-космических сил Терранского Княжества! Звучит! Самые грозные корабли, самые профессиональные военные. Не зря он сидел ночами за логгером, зубрил наставления и схемы, проливал пот в голокапсулах тренажеров. Пахал, словно проклятый. Даже мама стала выражать свое недовольство тем, что он не может теперь бывать с ней каждый вечер. Ну, как она понять не может, что ему сейчас не до того? Все же положение обязывает! Сын князя должен быть первым! Показывать пример!

Конечно, до легендарной Эрэй Столяровой ему далеко, но какие его годы? Все придет! Все наступит…


…Алексей вышел из челнока, застывшего на небольшой бетонной площадке. Его встречали. Старый друг Ханти Олмер, ведущий и самый, пожалуй, гениальный ученый и инженер столетия. Он постарел, но по-прежнему бодро смотрел своим открытым, немного наивным взглядом. Друзья обнялись. Среди встречающих находились еще двое верных соратников — Николай Мыскин и Михаил Столяров. Ну, второму-то сам Бог велел здесь присутствовать.

— Что, други, чем порадуете?

Князь улыбнулся — такой встрече он был рад не меньше остальных. Ханти, как обычно, тихим голосом произнес:

— Ваше…

— Короче, Ханти. Давай, как принято.

Тот чуть споткнулся, затем все же начал:

— Алексей, мы вызвали тебя сюда по особой причине. Но это надо видеть. Идем…


Длинная узкая шахта, вырубленная в сплошном монолите базальта. Толща камня ощутимо давит на плечи. Князь невольно поежился, остальным спутникам тоже было не по себе. Но вот почти километровый спуск закончился, и люди оказались в большом, ярко освещенном зале, большую часть которого перекрывала толстенная, в несколько метров, прозрачная стена из поликарбона.

— Прошу сюда.

Олмер на правах хозяина провел всех на галерею из такого же прозрачного пластика. Напрасно все всматривались в черноту — рассмотреть что-либо было невозможно. Ханти, словно фокусник, произнес:

— Свет!

Вспыхнули прожектора, и Алексей невольно ахнул — в огромной пещере лежало нечто… Длинный матовый корпус непонятного цвета, не черного и не серого. Неопределенного, словом. Очертания вызывали тошноту и ощущение крайней чуждости. Именно так, не иначе. Снаружи по сооружению ползали шестиногие паучки многофункциональных роботов, иногда, впрочем, между ними проскальзывали и не виданные им ранее машины. Толстые гофрированные кабели и шланги скрывались в распахнутых люках и отверстиях. И все это заливал яркий свет. Только не привычный глазу, а какой-то розовый.

— Удивлены, Алексей?

Олмер держал себя по-дружески, но вместе с тем и с явным уважением к титулу и положению старого соратника.

— Да. Что это?

— Находка Эрэй. Супруги генерала.

Жест в сторону Столярова, который прилип к стеклу, словно мальчишка.

— Мы, наконец, практически разобрались с этим чужаком и теперь готовы дать ответы на все вопросы.

— А в шахте он…

— В целях безопасности. Свет, как вы видите, специальный. Он уничтожает излучение корпуса, которое вызывает острую и, главное, скоротечную лейкемию. Практически не поддающуюся излечению. Пока разобрались, было несколько жертв, к сожалению…

Ученый закашлялся, но справился и продолжил:

— Генераторы корабля неимоверно эффективны. По сравнению с имеющимися у нас — почти в двенадцать раз при гораздо меньшем расходе рабочего вещества. Далее — системы вооружения… Это тоже что-то невероятное. По крайней мере, на сегодняшний момент. Скажу сразу — противопоставить им мы сможем что-либо еще нескоро. Силовое поле полностью поглощает всю воздействующую кинематику и любые виды излучения. Плюс невидимость во всех известных нам диапазонах сканирования. Если бы не космическая пыль, то мы бы и не увидели его.

— Получается, если хозяева корабля нападут, то мы заведомо проиграем?

Олмер удрученно кивнул головой, но потом бодро добавил.

— Не волнуйтесь, господа. Нападения не будет. Это точно!

— Откуда такая уверенность? — вмешался, наконец, отошедший от стены Столяров.

— Мы смогли запустить памятные машины корабля и прочитать их данные. Система довольно сложна, у них терабитная система программирования, но И-Мозг справился. Это единственный и при этом последний корабль погибшей расы. Они выбрали самоубийство и сами себя уничтожили. Корабль же — своеобразный ковчег знаний. Нашей Вселенной еще тысячи тысяч лет до их уровня…

— Сурово…

Это был Мыскин.

— Значит, решили сами себя?

— Это корабль Сеятелей. Отцов-Основателей.

— Что?!

Воскликнули все хором.

— Ханти, ты думаешь, что говоришь?!

— Я отвечаю за свои слова. И повторяю вновь: это корабль Сеятелей. Он распространил жизнь в этой Вселенной.

— Откуда же он прибыл?!

— Из другой Вселенной, параллельной нам.

— Это какая-то фантастика… Параллельные миры? Помню, давным-давно смотрел еще на Земле один сериал… Как же он назывался? А, вспомнил! «Скользящие»! «Слайдеры!»

— Оригинальное название. Но вот это…

Ученый широким жестом указал на распластанную тушу чужака:

— Реальность. Суровая реальность. Ему — миллиарды лет. Именно он породил жизнь в нашей Галактике…

— Думаю, ты позвал нас сюда не за тем, чтобы сообщить только это, ведь так?

Николай высунулся из-за плеча Алексея. Ханти вновь кивнул головой в знак согласия.

— Мы, повторюсь, смогли разгадать практически все. Все механизмы, все его загадки. И я хотел бы вам продемонстрировать некоторые технические новинки, которые мы смогли изготовить. Но самое главное — у нас есть маршрут, которым двигался этот корабль. И исполнял свою работу, для которой был создан…

— Ты хочешь сказать, что знаешь, где живут такие же, как мы?!

Вновь радостный кивок.

— Да. Сеятели прошли через шесть Галактик, везде распространяя жизнь. И мы установили их координаты. Прошу всех в мой кабинет.

Когда гости оказались в его рабочем зале, Ханти включил голопроектор. В воздухе вспыхнуло огромное изображение, испещренное линиями маршрутов. Зазвучал тихий голос, дающий комментарии. Все подавленно молчали — расстояния давили своей невообразимой величиной. Кто-то, Алексей даже не понял, кто, произнес:

— Нам не добраться до них…

— А вот тут вы не правы!

— То есть?!

— На основе двигателей чужака нам удалось создать собственные моторы. Мы смогли сделать корабль, способный преодолеть расстояние до ближайшей населенной Вселенной. Так что… формируйте экипаж, господа. Я готов предоставить экспедиции транспортное средство, которое гарантированно доставит их туда и обратно.

Алексей вновь подошел к голографическому изображению маршрута чужака, коснулся парящей в воздухе спирали. Рядом возник Мыскин:

— Туманность Андромеды.

— Она самая…


Глава 17
РЕЗНЯ

Умереть никогда не поздно. Но лучше жить.

Александр, наследник Терранский

Запиликал Т-Фон. Алексей с недовольным видом выудил аппарат из кармана, автоматически включилось, мигнув яркими звездочками, аудиополе. Но сквозь него было видно, как внезапно его лицо исказилось, и он, побагровев, что-то закричал в мембрану… Люди замерли, догадываясь, что произошло нечто непоправимое. Столяров напрягся, словно струна, но в этот момент, мигнув, выключилось поле, князь с тем же мертвым лицом сложил аппарат и, убрав трубку в карман кителя, повернулся ко всем собравшимся. Глухим, надтреснутым голосом произнес:

— Господа… Только что пришло сообщение — полностью уничтожен Рамдж. Все его планетные системы аннигилированы.

— Кто?!

Это был единственный вопрос, прозвучавший в наступившей гробовой тишине.

— Неизвестно. Гигантский флот. Несметное количество. Все огромных размеров, не уступающие нашим суперам. Появились неведомо откуда и сразу начали орбитальные бомбардировки. По сообщениям информагентств Свободного Объединения, выживших нет. Сейчас в СЗО объявлена срочная мобилизация всех вооруженных сил. Созвано общее собрание, чтобы обратится за помощью к терранам.

— Что говорят княгини?

— Они пока ничего не говорят, — огрызнулся, было, Алексей, но вспомнил, что Столяров ни в чем не виноват: — Я не спрашивал. Прости.

— Надо срочно возвращаться. Ханти, ты говорил, что у тебя что-то новенькое появилось?

Ученый спохватился:

— Первая установка телепортации испытана. Пока дальность малая, всего двести километров, и энергии ест немеряно. Но действует безотказно.

— Т-телепортация?!

— А как ее еще назовешь? По-другому не получается. Переносится любое материальное тело в том же состоянии, что попадает в камеру. Живое — неживое, без разницы. Причем приемную камеру на другом конце строить не надо. Отправляем с точностью до одного метра.

— Здо-орово… — протянул Мыскин. Затем, спохватившись, взглянул на князя и, поймав что-то видимое только ему одному, торопливо выхватил свой Т-Фон, набрал короткий номер:

— Всем военно-космическим силам — код Алый. Положение минус А. Повторяю, всем военно-космическим силам — код Алый. Положение минус А. Объявить призыв резервистов первых четырех сроков. Произвести выпуск курсантов военных училищ двух последних курсов без экзаменов. Выпускникам последнего курса присвоить звание лейтенант, предпоследнего — младший лейтенант. Начать группировку флотов по пунктам «Винетта — один, два, три» согласно алым пакетам. Всем командирам кораблей, эскадр, флотов алые пакеты вскрыть!

Рядом торопливо говорил в свой аппарат начальник спецслужбы. Чуть поодаль что-то объяснял своим ученым Ханти. Алексей окинул взглядом соратников, вновь достал свой аппарат и тоже набрал короткую комбинацию:

— Лаврентий Павлович, вы в курсе?

Услышав утвердительный ответ, коротко бросил:

— Положение «минус ноль» объявляю задействованным. Предупредите Альфреда.

Отключился. Вновь набрал номер, уже другой:

— Милая, что у вас? Что?! Понятно… Я возвращаюсь немедля. Не волнуйтесь. Машина запущена. Думаю, что время у нас есть. Не понял… Все. Ясно. Немедленно распоряжусь. Говорю же — возвращаюсь немедленно…

Сложил аппарат, убрал в карман, вновь повернулся к соратникам:

— Возвращаемся на Терру. Ханти, я выделю тебе прикрытие. Вывози все, что можно, на Арзамас. Что нельзя — уничтожить при первом же сигнале тревоги. Господа — немедленно на корабль…


Челнок взмыл в воздух. Пройдя по синергической орбите на максимальной скорости, которую могли только выносить терране, влетел в шлюз, и едва за ним сомкнулись створки, огромный дредноут лег на курс к Княжеству…


Александр спал, когда запиликал Т-Фон. Лениво протянул руку к аппарату, но то, что он услышал в трубке, мгновенно прогнало остатки сна. Быстро надел форму, смыл отросшую за ночь щетину, почистил зубы и, на ходу допивая кофе, к которому пристрастился, бросился в подвал, где оседлал легкий скутер. Взревела турбина, аппарат поднялся в воздух и на бешеной скорости рванулся к зданию академии, где его ждало предписание, поскольку формально наследник еще находился в отпуске после окончания учебы…


Получив пакет, торопливо вскрыл, присвистнул от удивления — сурово… Его ждали фрегат и команда. Фрегат — на верфи. Команда — на сборном пункте. Резервисты. Ну что же… Он вообще не зря учился столько лет. Конечно, в настоящем бою бывать еще не доводилось, но все же… Жаль, конечно, что всего лишь фрегат. Он относился к классу легких кораблей. Но для того, чтобы получить под начало суперкорабль, надо еще послужить, так что никаких обид. За Терру, за свой дом. За семью…


Хайе Урук мата Орто восседал на своем троне в Зале Гнева Великого Разрушителя, принимая вернувшихся с миссии рамутов. Громыхали Большие Барабаны, помогая собрать в кулак мысли и обдумать следующую миссию. Ужасный Митрал послал свою лучшую орду на завоевание нового мира, отстоящего от материнских полей на многие годы полета света, но изготовленные колдунами Митрала ковчеги перенесли и флот, и стойбища почти в мгновение ока через Черную Бездну. И сейчас перед ними враги, которых нужно вначале напугать, затем — победить и в последнюю очередь — покорить. Большие Барабаны били мерно и успокаивающе. Колыхались перья Шуа на головах рамитов, угаков, серри, отоев. Склонялись в такт Военному Ритму клювы Туа на шлемах Ирагов, командующих перьеносцами. Хайе ожидал доклад. Он послал для устрашения всего два рамута по десять унирем каждый. И этого оказалось достаточно для того, чтобы стереть в порошок жалких обитателей этих миров, преодолеть все попытки оказать какое-либо сопротивление. Впрочем, глядя в кристалл, Хайе удивился их слабости. Как они могли путешествовать между мирами, не имея достойных кораблей? Ни один из противников, вышедших на Битву, не дотягивал даже до лодки ни по своим размерам, ни по мощи сопротивления. Похоже, что Ужасный Митрал возлюбил своего Хайе, выбрав для него столь слабые миры. Впрочем, если миры слабы, то, что в них может быть такого, что бы заинтересовало Митрала и окупило его расходы на покорение? Последний резкий удар Больших Барабанов Войны, протяжный звук Листа Боли. Рамуты распростерлись ниц перед креслом Хайе, и он протянул руку к ним. Младший из посланных приподнял голову:

— Дозволено ли нам дышать перед Великим Хайе?

— Дозволяю.

— Дозволено ли нам лежать перед Великим Хайе?

— Дозволяю.

— Дозволено ли нам говорить перед Великим Хайе?

— Дозволяю.

— Да свершится по воле Хайе сказанное!

Растпростертые тела приняли позу подчинения, затем старший из посланных открыл рот:

— О Хайе. Согласно воле твоей мы взяли два малых рамута унирем и пошли на миры, населенные наполовину существами, подобными нам, а наполовину — животными, принявшими облик разумных. Попытались нечестивые сопротивляться Неизбежному, но твоя Воля и Воля Ужасного Митрала превозмогли их и покарали. Нет отныне нечистых миров. Воинство твое непобедимо, Воля твоя непреклонна, все свершится по твоему желанию, Хайе.

— Велики ли потери среди экипажей, рамуты?

— Нет павших во имя Дела, нет павших во имя Веры, нет павших во исполнение Воли твоей, Хайе.

На мгновение воцарилось молчание, затем гулко упали слова:

— Я доволен, рамуты. Удалитесь.

Те послушно, извиваясь, поползли прочь, не поднимая голов. Воины одобрительно загудели, но вновь грянули Большие Барабаны. Спустя несколько ударов, Хайе поднял голову, прикрыл глаза, затем вскинул руку — гром Войны утих.

— Я посылаю малую Орду влево от Центра. Малую Орду вправо от центра. Большую Орду в Центр. И две малых Орды останутся стеречь Стойбища. Стоянку назначим у Трех Желтых Звезд. Я сказал. Ираг Элюэ — твоя Левая Орда. Ираг Саау — твоя Правая Орда. Ираг Гыргы — Твоя Главная Орда. Возьмите тех, кого сочтете нужным. Оставьте тех, кто вам не потребуется. Захватите миры. Приведите их к покорности. Проведите ритуалы устрашения на главных площадях их Стойбищ.

Его желтые глаза закрылись. Руки, украшенные многочисленными браслетами титула Хайе, возделись к небу. Громыхнули вновь Большие Барабаны. Подал пронзительный голос Лист Боли…


— Мда, фрегат…

Александр задумчиво почесал подбородок, увидев в окошко орбиттера свой первый корабль. Огромный кинжалообразный корпус длиной пятьдесят больших стандартов, или, как было принято на Терре, — километров. Острие лезвия переходило в широкий цилиндр, из которого торчали башни батарей огневого подавления крупного калибра. Конечно, до размеров орудий мониторов или королей космоса — супердреднутов они не дотягивали, но могли доставить немало неприятностей противнику. Сам фрегат только что прибыл в автоматическом режиме с Центральных Верфей, находящихся где-то в глубине Терранских Миров. Экипаж — тысяча человек. Они должны будут прибыть в течение следующих суток. А пока с ним только перегонная команда, всего пятьдесят членов личного состава. Специалисты машинного отделения, штурман, старший офицер, пара артиллеристов. Зато — кадровые. Вот только старший офицер… Когда ему представили эту… девочку, он поначалу подумал, что это либо недоразумение, либо чья-то шутка. Чистокровная сюзитка в черном мундире спецслужбы Княжества. Погоны лейтенанта и нашивки Седьмого Управления. Все чин чином, кроме возраста. Девушке было не больше семнадцати лет. Всего лишь! Тем не менее, она четко отмахнула честь с грацией старого служаки и представилась:

— Лейтенант Имэй дель Уиру. Направлена в ваше распоряжение исполнять обязанности старшего офицера фрегата. Вот мои документы. — И протянула пакет с бумагами.

Пробежав взглядом пластиковые листы, капитан поднял на нее взгляд и поразился — девочка, вернее, уже девушка, смотрела на него… по-хозяйски. Так, словно бы он являлся ее личной собственностью. Удивление, наверное, можно было прочитать и на его лице, поскольку лейтенант неожиданно улыбнулась, а затем вновь стала настоящим терранским офицером:

— Господин капитан, разрешите приступить к своим обязанностям?

— П-приступайте, лейтенант.

От неожиданности перехода Александр даже заикнулся. Сюзитка между тем вновь отдала ему честь, развернулась к строю перегонного экипажа, рявкнула:

— На посадку, бегом — марш!

Ни один из членов команды даже не подумал улыбнуться или что-то возразить, строй мгновенно превратился в колонну, которая помчалась к гостеприимно распахнувшему кормовой люк орбиттеру. Рядом потрусила рысцой и она, капитану не оставалось ничего другого, кроме как последовать примеру остальных. Едва все расселись по местам, как штурманы челнока лихо выдрали свой кораблик над планетой, а затем, ничуть не заботясь об удобствах пассажиров, на максимальном ускорении помчались к фрегату. И вот его первый корабль…


Горло чуть пощипывало от переизбытка кислорода, в воздухе витали запахи новенького пластика и композитов. Все быстро рассосались по своим местам, Александр торопливо запрыгнул в кресло командира, возвышавшееся над остальной рубкой. Рядом пристроилась Имэй, заняли свои места штурман, главный оператор управления огнем. Рубка начала оживать. Отключались автоматы по мере того, как остальные члены экипажа занимали свои места и переходил на ручное управление. Вот засиял огнями и датчиками пульт машинного отделения. Ожило место канонира, появилась карта пространственного участка возле штурмана. Постепенно набирало сияние место систем жизнеобеспечения, гравитации, снабжения. Через несколько минут последовали доклады. Старший офицер благосклонно их выслушивала, кивая головой. На ее виске выделялся кристалл мнемопередатчика. Наконец наклонилась к пульту, бросила пару фраз в переговорное устройство, обернулась к командиру:

— Господин капитан, корабль готов к переходу. Введите курс.

— Спасибо, господин лейтенант.

Вытащил из кармана матовый кристалл главного корабельного ключа, вставил в прорезь центрального пульта. Повернул. Рубка ожила окончательно. В центре повис шар голоштурмана. Запульсировали многочисленные диаграммы режимов генераторов, орудийных систем и прочих механизмов. И, наконец, подал голос корабельный логгер. Александр быстро произвел голосовую и биометрическую идентификацию, продиктовал курс. Его алая полоса прочертила пространственную карту. А затем капитан впервые услышал могучий гул корабельных генераторов, выходящих на рабочий режим. Их мощная песня донеслась откуда-то снизу, затем фрегат чуть заметно дрогнул и, отстрелив швартовые концы, плавно двинулся по заявленному диспетчерами коридору к выходу из системы. Уже оттуда он должен был проследовать к пункту назначения за экипажем и основным снаряжением….


Проход внутрисистемной дистанции и разгон прошли без замечаний. Руки штурмана порхали над пультом, словно кисти пианиста над клавиатурой. Старший офицер сидела с напряженным лицом, как будто во что-то вслушивалась. Наконец ее тело расслабилось, она откинулась назад, на спинку своего кресла. В этот момент штурман доложил:

— Командир, легли на постоянный курс. Замечаний нет. Сонар на автоматике, но этого достаточно для перехода.

— Отличная работа. Благодарю всех. Штурман, расчет времени?

— Двенадцать часов.

— Ясно. Первые шесть часов ваши, потом я вас подменю.

— Благодарю, командир.

— Старший офицер, проверьте работу ходовой вахты и можете отдыхать.

Александр поднялся со своего кресла и шагнул к выходу, но не успел дойти до дверей, как ему вслед донеся голос сюзитки:

— Командир, вахта в порядке. Отдыхающая смена уже в своих каютах. Никаких неприятностей в ближайшие двадцать четыре часа не предвидится.

Он замер от удивления, потом резко развернулся:

— Лейтенант, я просил вас лично проверить вахты!

— Я это сделала, господин капитан!

— Вы же даже не соизволили оторвать свою задницу от кресла!

Она на мгновение напряглась, а потом вдруг расслабилась:

— Простите, господин капитан, как-то упустила тот момент, что вы можете быть не в курсе. Я служу в Седьмом Управлении уже четыре года. С тринадцати лет. Седьмое Управление Службы генерала Столярова — это сенсы. Я — сенс Второго Порядка.

— Сенс Второго Порядка?!

— Первый уровень имеют только два человека в Княжестве, и вы с ними знакомы лично.

Повела глазами в сторону согнутых спин штурмана и канонира, впрочем, слишком занятых, чтобы услышать тихую перепалку старших офицеров фрегата.

— Вы же не хотите, чтобы я назвали их имена, господин наследник?

— Темные боги… Это шуточки моего папаши?!

— Скорее — мачех, господин наследник.

— Ясно…

Он справился с изумлением.

— Что же, в бою ваши способности нам очень пригодятся…

— К сожалению, гораздо раньше, чем вы думаете, господин капитан.

Неожиданно ее лицо стало грустным…


Ретроспектива ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД


Путь Правителя тяжелее ноши Геракла.

Алексей, князь Терранский.


Иэль дель Уиру устало упал в кресло и вытянул гудящие ноги. Да, на Терре платили гораздо больше, чем в почившей Новой Империи, но и спрашивали за эти деньги соответственно. Вот и сегодня он, наверное, раз десять обошел свой новый корабль от кормы до носа. И не на лифте, а собственными ногами. Облазил все его сорок пять палуб, побывал в трюмных ямах, башнях комендоров. Прошагал взлетную палубу от начала до конца. А потом еще пришлось бежать на грузовую палубу, принимать припасы, которые снабженцы по доброте душевной, видимо, прислали на четыре дня раньше срока. Им- то что? Отправили — забыли. А то, что у него еще не все холодильники запущены на дредноуте, этих интендантов волнует меньше всего… Темные боги! Как же он вымотался… Ничего. Скоро все закончится. А корабль красив! Таких еще не было в его жизни. Сверхсовременная броня, не обнаруживаемая никакими известными сенсорами и датчиками. Поговаривают, что это копия обшивки чужака, обнаруженного супругой самого Столярова. Наконец-то институты Арзамаса смогли разгадать ее секрет после стольких опытов. Впрочем, не его дело — задаваться такими вопросами. Он — тот человек, который поведет новейший дредноут в бой. Еще не все спокойно во Вселенной. Рамджи готовят какую-то каверзу. Никак не могут успокоиться после поражения, нанесенного им Великим Князем, несмотря на подписанную капитуляцию. Все готовят возмездие. Не хотят понять, что их время ушло. На арену Вселенной вышла новая сила, и имя ей — Терра. Терранское Княжество…

Сверху вдруг раздался жалобный крик. Иэлъ вздохнул — снова она… Поднялся, сунул ноги в мягкие пушистые тапочки. Сразу стало легче. Медленно поднялся по лестнице, приложил ухо к тонкой двери. Крик вроде затих. Темные боги! За что ему еще это наказание?! Семь лет назад он потерял свою первую семью. Его жена и новорожденная дочь погибли от рук распоясавшихся в то время аристократических молодчиков. Все попытки добиться справедливости ни к чему не привели. Новая Империя — не Терранское Княжество! Там правили бал герцоги и графы, бароны и маркизы. А он был всего лишь шевалье, да еще — Первый. Первый, ставший дворянином в его роду… Если бы не Республика, быть бы ему неотомщенным. Рамджи разгромили государство, которым управляла дочь покойного императора Сюзитии. Надо сказать, бездарно управляла. И не вмешайся Терра…

Снова кричит. Нет, я больше не могу это слышать! Иэль решительно толкнул дверь и замер на пороге — Ирру сидела, забившись в угол, вновь закутавшись в то самое покрывало, с которым, несмотря на все приказы и повеления, никак не хотела расставаться. Как-то раз разозленный мужчина выбросил его в мусорный конвертер — и был поражен, увидев как девушка, не раздумывая ни мгновения, бросилась вслед за грязной тряпкой, рискуя превратиться в кучку золы. Ее спасло то, что чуткая автоматика мгновенно уловила присутствие разумного в камере и моментально отключилась. Нет, днем девушка была абсолютно нормальна. Она готовила пищу, убирала в доме, в меру своих сил пыталась стать полезной… Но едва наступала ночь, Ирру будто подменяли: круглые от ужаса глаза, задушенные собственными ладонями крики во сне… И ничего не помогало. Иэль водил ее несколько раз к медикам — бесполезно. Даже самые сильные успокоительные средства ничего не давали. Конечно, можно было просто стереть ей память. Но тогда как оправдаться перед самим собой? Оставалось только терпеть… И, похоже, что ей становится все хуже. Что же делать? Уже второй месяц она живет в его доме, и ничего не проходит. Темные боги. А он так устал сегодня… Проклятие тьмы!..

Включил свет. Подошел совсем близко, нагнулся, потянул покрывало с ее головы. Дикий визг ударил по ушам, но тут же оборвался, когда Ирру поняла, кто это. Едва Иэль увидел ее круглые от ужаса глаза, полные слез, как вся злоба на нее пропала. Взяв ее за руку, поднял с пола.

Ты боишься темноты?

Господин…

Опустила голову. В наступившей тишине едва слышно упала слеза на покрытие.

Идем.

Потянул к выходу, удивляясь своему поступку. Та послушно последовала за мужчиной. Его спальня была по соседству. Оказавшись в ней, Иэль повернул ее к кровати и слегка подтолкнул:

Ложись. Я сейчас приду. Только кофе выпью…

А… можно мне тоже, господин?

Ладно…

Едва они оказались на кухне, как девушка преобразилась: тут же весь испуг прошел, она захлопотала возле конвертера, торопливо доставая из шкафчика все принадлежности для священнодействия, каковым для каждого сюзита являлось распитие земного напитка. «А ведь она на самом деле очень красива… Темные боги! О чем это я?!» Отвернулся к окну, выходящему в садик, обязательной принадлежности каждого терранского дома.

Готово, господин!

Удивительно, но кофе, приготовленный ей, оказался точно таким, какой всегда любил Иэль. На несколько минут воцарилась тишина, прерванная его вопросом:

Ты… успокоилась?

Да… господин.

Будешь спать одна?

Господин!!!

Ужас был неподделен.

….Бедная девочка… Одна мысль об одиночестве в пустой комнате внушает ей нечто непередаваемое… Темные боги! Дайте мне силы…

Быстрое мытье посуды. Тихое позвякивание настоящего земного фарфора. Тихий, чуть журчащий голос:

Я готова, господин…

— Тогда пойдем. Я ужасно устал…

Он быстро разделся, улегся на большую семейную кровать земного образца. На ней спать не в пример удобнее, чем на стандартной сюзитской плоской лежанке. Отвернулся к окну.

…Что же я делаю? Как я могу?! Но… между нами ничего не будет. Я просто хочу выспаться… И ничего больше. Только выспаться. А если она будет кричать — это не получится…

Почувствовал, как она нырнула под одеяло, и тут же горячие ладони обняли его. Ирру прижалась к нему изо всех сил. И вдруг он просто провалился в сон, мгновенно, глубокий и спокойный…


Площадь была забита людьми до отказа. Появившиеся захватчики легко, просто походя, разгромили планетарную оборону, вдребезги разгромили подошедший флот СЗО, выдвинувшийся было на защиту системы, а потом начался ад. Они убивали любого, осмелившегося им прекословить. Любого, невзирая на пол, возраст и положение. Казнили просто так. А потом объявили Ритуал. Именно так. На каждую городскую площадь, на каждое место собрания сельского поселения они сгоняли всех, кто еще уцелел. Там были воздвигнуты помосты, которые охраняли страшные солдаты чужаков. Затем загремели барабаны чуждым для уха ритмом, их звуки вызывали боль, насыщали воздух тревогой, заставляли страдать. На каждый помост вывели по одному человеку. И затем начали медленно срезать с них мясо. Пластами. Самое страшное, что несчастных, по-видимому, накачали то ли наркотиком, то ли лекарствами, и они до самого последнего момента оставались живы и в сознании. Их вопли усиливались специальной аппаратурой и разносились над обезумевшими от ужаса толпами. Согнанные теряли сознание, их рвало от невыносимой картины, развернувшейся перед их глазами. А чужаки наслаждались картиной нечеловеческого страдания…

Князь отвернулся. Запись была доставлена ценой нескольких жизней. Но ее стоило увидеть. Узнать, что ждет человечество. Какая судьба уготована ему захватчиками…

Взмахом руки отключил голограмму, повернулся к собравшимся. Вот они все: два репликанта, Берия и Шпеер. Мыскин, Сазонов, Майа, Столяров, Яйли…

— Что скажете?

Молчание. Затем решилась Яйли. Все же она бывшая Императрица. Наследница самого ап дель ои Суер.

— Надо драться. Это… — Кивнула головой в сторону застывшей картинки обезображенного болью лица. — …Нас не устраивает.

Вздохнул Берия.

— Я не хочу подобной судьбы своим детям. Прошу разрешения на чрезвычайные меры.

— Наши мощности способны увеличить производство в пятнадцать раз в кратчайшие сроки. Приходилось сдерживать, чтобы не возник переизбыток товаров. Думаю, что теперь это ни к чему.

Вмешался Шпеер.

— Олмер передал сообщение, что его верфи готовы начать производство и поставку кораблей нового уровня. Более мощных, лучше вооруженных и защищенных. Но у нас проблема с экипажами. Опять. Не хватает людей.

Произнес Мыскин. Сазонов чуть помедлил, потом задумчиво произнес:

— Есть варианты. Первый — обратиться к нашим бывшим старичкам. Не думаю, что они откажутся после этого пойти на фронт.

Показал рукой на голограмму.

— Второй — переоснастить СЗО.

— Некого оснащать.

Глухо бросил Столяров.

— Их ударные флоты полностью разгромлены. Так же, как и Новоамериканское Герцогство. Единственная сила, способная как-то противостоять этим… чудовищам, мы. Терра. На границах Княжества сейчас тысячи тысяч кораблей с беженцами. Они боятся войти, поскольку резонаторы делают свое дело по-прежнему. И эти машины — наша единственная надежда на то, что захватчики пока остановятся. Но ненадолго. Если чужаки смогли преодолеть такое расстояние, то придумать противоядие несложно. Надо что-то решать. И срочно. Думаю, что у нас неделя, максимум две до того, пока чужаки не доберутся сюда.

— А что нам известно о чужих?

Майа пожала плечами.

— Ничего. Мы неспособны пробиться к их разуму. Что-то блокирует все наши попытки. Более того, во время последнего эксперимента я едва не лишилась рассудка. Их ведет нечто настолько темное и злое, чему нет названия ни в одном из земных языков.

Алексей поднялся из-за стола, подошел к окну. За ним расстилалась Столица. Задумчиво посмотрел на раскинувшиеся внизу дома, парки, сады, достал из пачки сигарету, закурил.

— Нам нужен язык, Миша. Любой.

— Понял. Сделаем.

— Дальше… Майа, Яйли, мы, к сожалению, так и не добрались до бункера с библиотекой. Все время появлялись какие-то причины, чтобы отложить экспедицию. Бросьте все. Коля, выдели им сопровождение. Бункер вскрыть, вытащить оттуда все и доставить на Терру.

— Понял.

— Далее… Альф, Лаврентий, сколько у нас планет, пригодных для заселения?

— Порядка пятидесяти. И еще некоторые экспедиции не вернулись. Думаю, достаточно.

— На самые удаленные отправить колонизаторов. Немедленно. Готовить запасную базу. Верфи, заводы, жилища…

— Ясно.

— На остальные направить беженцев. Открыть коридоры для прохода их кораблей. Всему Флоту — защитить беглецов. Одновременно начать переоснащение на новые корабли. Далее — прокрутить эту запись по всем каналам. Естественно, предупредить, чтобы убрали от экранов детей и слабонервных. Начать набор добровольцев. И среди терран, и среди беженцев.

— Велика Россия, а отступать некуда. Позади — Москва… — пробормотал Мыскин.

— Не так, Коля. Галактика большая, но есть предел, за которым только смерть или рабство. И мы у его края.

Чуть помолчал.

— Все согласны?

— Да. Да… Да…

— Тогда — начали…


Глава 18
ГЛОТОК НАДЕЖДЫ

Если долго смотреть во Тьму, то она ответит вглядом Смерти.

Александр, наследник Терранский

…Баржа уже неделю болталась возле бакенов, означающих линию границ Терранского Княжества. Беженцы начали роптать, хотя понимали, что от их жалоб мало толку. Впереди — роботы. А им нет дел до каких-то человеческих эмоций или слов. Напрасно с антенн корабля каждый день срывались просьбы о помощи — укрытое за плотной газовой туманностью Княжество молчало. Внутри старого потрепанного корабля было душно. Ощущалась нехватка воздуха, изношенные системы жизнеобеспечения едва справлялись. Регенеративные контуры не успевали очищать воду. Люди лежали вповалку в коридорах, трюмах, старясь как можно меньше двигаться, чтобы не расходовать последний кислород. Рядом в пространстве висели такие же счастливчики. Или неудачники — это как посмотреть… Да, они избежали смерти от ножа палача или убийцы. Но теперь могли умереть в космосе. Юлэй шевельнулась. Ей показалось, или что-то действительно изменилось? Корабль пришел в движение? Капитан сошел с ума и решил покончить жизнь самоубийством? Или что? В пробитом динамике послышалось шипение и треск, затем тот словно прокашлялся и, наконец, в забитом до отказа трюме прозвучало:

— Говорит капитан, внимание! Только что поступило сообщение с Терры — нам открыт коридор по векторам четырнадцать и шестнадцать. Княжество начало принимать беженцев! Люди! Мы спасены!

Крик радости вырвался из измученных до смерти ужасами войны и ожиданием беженцев. Они спасены! Рядом с девушкой кто-то пробурчал:

— Сейчас-то спасены. А надолго ли?

Брюзгу быстро оборвали:

— Это терранцы. Они будут драться до последнего! Так что надежда всегда есть!..


…Баржа пристроилась в хвост очереди и медленно двинулась к открывшемуся проходу. Не выдержав, Юлэй поднялась и, держась за стенку, побрела на верхнюю палубу. Там, если забраться в спасательную шлюпку, можно увидеть, что творится снаружи. Путь был долог, в воздухе по-прежнему было очень мало кислорода. Но жертва того стоила — за крохотным иллюминатором раскинулось то, что поразило ее до глубины души. Величественная картина… Сотни, тысячи судов беженцев, медленно двигающиеся в сторону четко обозначенных стробоскопами границ проходов. Огромные, колоссальной величины, ощетинившиеся стволами орудий и тупыми носами ракет боевые корабли охранения. Еще она заметила край чего-то вообще невероятного, судя по всему, боевой станции. И была недалеко от истины. Это была орбитальная платформа снабжения. С нее непрерывно стартовали модули с жидким кислородом, продуктами питания, водой, так необходимыми кораблям беженцев, пробывшим в пространстве без каких-либо источников снабжения…

Очередь продвигалась быстро. Толчок пристыковавшихся карго обеспечения. Гул атмосферы в заработавших на полную мощность внутренних системах. Увеличившаяся скорость движения…

Девушка вышла из капсулы космического лифта и сразу попала в очередь к регистрационным стойкам. Вскоре оказалась перед высокой молодой женщиной в форме. Та торопливо закончила с заполнением предыдущей анкеты и подняла приветливое, но усталое лицо на беженку.

— Имя?

— Юлэй Оти. Семерг. Свободное Звездное Объединение. Третий квадрант.

— Специальность?

— Медсестра.

Регистраторша немного оживилась.

— Не хотите завербоваться в армию? Жалованье, обмундирование, питание. По окончании срока — подданство.

— Конечно. Где поставить подпись?

— Вот здесь.

Она подсунула лист писчего пластика. Юлэй, не раздумывая, приложила палец к контракту. А что тут отказываться? Кому нужны беженцы на чужой планете? Они всегда парии, на них смотрят как на изгоев. И какое дело до их судьбы или страданий? Выживай, как хочешь… Во всяком случае, в СЗО было так. И вряд ли где по-другому будет. А армия — это шанс. Шанс стать своим для них… Голос вербовщицы-регистраторши заставил ее очнуться:

— Ваш жетон. Пройдите в синюю дверь.

— Благодарю вас.

Та кивнула и тут же занялась следующим, бородатым мужчиной лет сорока, стоящим в окружении многочисленного семейства. Девушка еще раз бросила взгляд на терранку, пытаясь определить ее расу. Безуспешно. Шагнула в указанном направлении. Дверь послушно открылась, и перед ней возник светящийся полог. Прозвучал механический голос:

— Ваш жетон.

Она послушно раскрыла ладонь. По ней пробежал алый луч.

— Нуль-портал активирован. Проходите.

— Простите…

— Сделайте шаг вперед.

Зажмурившись, Юлэй шагнула в сияние и вдруг вывалилась наружу, в большое помещение, забитое людьми. Ей навстречу шагнула молодая женщина той же неизвестной ей расы:

— Жетон?

Снова раскрыла ладонь. Встречающая провела по знаку считывателем, улыбнулась:

— О! Медсестра! Девочки, в нашем полку прибыло! Откуда ты?

— Юлэй Оти. Семерг. Свободное Звездное Объединение. Третий квадрант.

— А я — Бригитта Столярова. Земля. Бывший лейтенант вермахта.

Подошли еще две такие же землянки:

— Мария Семенова. Капитан РККА. В запасе.

— Исабель Столярова.

— Ты, девочка, нас не бойся. И войны тоже. Ее трусы боятся. Делай, что должно, и случится, что суждено. Ладно. Потом побеседуем с тобой подольше. Сначала переодеться, а потом — обедать. Голодная, наверное?

Не выдержав, девушка расплакалась. Она ожидала всего, но только не этого. Такой вот неожиданной, какой-то материнской доброты со стороны этих абсолютно чужих ей женщин.

— Ну, будет, будет…

Бригитта привлекла к себе беженку, ласково погладила по голове.

— Не переживай. Мы еще покажем этим уродам…

Потом был душ, и ей выдали форму. Нечто вроде куртки, затем длинное, ниже колена одеяние, напоминающее колокол святилища, и еще кучу предметов. Заметив растерянность, к ней подошла одна из землянок, Исабель, и помогла одеться.

— Что, непривычно? Ничего, скоро станет как родное. Ой, какая же ты худенькая, пойдем скорее в столовую.

— Но… Голые ноги, это же неприлично!

Землянка улыбнулась:

— Да уж, порядочки у вас, видно, на этом твоем Семерге… Мы вот, землянки, гордимся своими ногами, зачем же красоту скрывать? А у тебя ножки красивые, есть что показать!

Красивые ноги? Юлэй с удивлением взглянула вниз. Подняла глаза. Нет, над ней не издевались. Наверное, у этих терран другие стандарты красоты. У себя на планете девушка всегда считалась дурнушкой…

— Пошли! Поешь вкусненького.


Столовая была огромной. Длинные столы, заполненные едящими людьми, одетыми в одинаковую форму, только нашивки и эмблемы отличались. На ее предплечье была изображена змея в чаше.

— А это что?

— Эмблема Эскулапа. Знак бога медицины. Ты же медик.

— Медсестра.

— Так что это твой бог.

— У нас такого бога не знали…

— Ну, какие твои годы. Вот мне уже девяносто семь.

— Сколько?!

Подкативший к ним робот быстро сгрузил поднос с аппетитно пахнущей едой. Исабель подмигнула и набросилась на пищу. Жуя, пояснила:

— Мы — омоложенные. Про «Второй шанс» слышала?

Девушка кивнула. Все стало ясным. Еда была удивительно вкусной. Землянка же, наворачивая что-то за обе щеки, поясняла:

— Это сборный пункт. Отсюда нас распределяют по подразделениям. Кого куда. О! Смотри, за Бригиттой приехали.

Та добрая землянка стояла перед роботом, вскрывая пакет. Вытащила листы, пробежала взглядом, кивнула. Затем куда-то направилась. Исабель вздохнула:

— Прощаться пошла. Она местная. У нее семеро детей. А восьмой — старший. Уже генерал.

— Она… тоже после омоложения?

— Конечно. Свояченица. Или золовка? Всегда в этом путалась. Жена брата моего мужа.

Торопливо допила какой-то коричневый напиток.

— Ну, все. Мне пора. Даст бог, увидимся еще.

Махнула рукой, потом неожиданно поцеловала Юлэй в щеку.

— Удачи тебе, дочка. Береги себя.

И побежала в толпу. Внезапно сзади девушки раздался тонкий писк, она обернулась — перед ней застыл робот.

— Юлэй Оти?

— Да.

— Получите.

Манипулятор протянул уже знакомый пакет. Открыла клапан, вытащила из конверта лист пластика, тонкую книжечку, браслет. Монитатор «Беспощадный». Убытие на корабль с седьмого причала в двадцать один ноль- ноль. Терминал четыре. Беспомощно оглянулась. Что же ей делать? К кому обратиться? А что за браслет? Повертела в руках, потом все же решилась надеть. Едва застежка защелкнулась, как тот вдруг коротко завибрировал, потом несколько раз мигнул. Перед ней вспыхнуло крохотное изображение человека. Мужчины.

— Вы — Юлэй Оти?

— Да…

— Пройдите направо, к выходу. Там предъявите предписание…

Заметив ее непонимание, вздохнул, пояснил:

— Там, где написано, куда вы направляетесь. Лист.

Юлэй кивнула.

— Вас посадят на транспорт до вашего корабля.

— Спасибо.

— Не спасибо, а «есть». Вам понятно?

— Есть.

Мужчина вновь вздохнул, потом отключился. Обрадованная девушка вскочила из-за стола и двинулась туда, куда ей сказали. Там ждал транспортный модуль, а уже через час она перешагнула порог шлюза. Ее ждал уже знакомый ей мужчина в форме.

— Вы новая медсестра?

— Да.

— Работали раньше где?

— У хирурга.

Неожиданно тот обрадовался.

— Очень хорошо. Значит, крови не боитесь?

— Нет. Я ассистировала при операциях.

Мужчина словно споткнулся:

— Погодите, вы хотите сказать, что ваш врач делал операции вручную?!

— Конечно! Семерг — бедная планета.

Тот покрутил головой.

— Да вы редкий экземпляр, Юлэй! Очень редкий. Ладно. Идемте. Я ваш непосредственный начальник, главный корабельный врач, Дитрих фон Шлоссберг. Надо представить вас нашему командиру и старшему офицеру…

Рубка впечатляла. Десятки спин, застывших над голографическими мониторами. Огромный панорамный проектор, передающий изображение снаружи от тысяч датчиков. И нигде бесполезной суеты, пустых разговоров. Она видела сюзитов, землян, которых уже научилась определять. Были рамджи, правда, только первой расы. Попадались еще такие же, как она, беженцы из СЗО. Но того, что ждало ее дальше… она никак не ожидала! Ее подвели к двоим. Одна — очень молодая, даже еще моложе Юлэй, чистокровная сюзитка. Едва увидела девушку, как раскосые глаза неожиданно сузились еще больше. Но больший шок, гораздо больший вызвал командир корабля. Он был метисом. Но не это главное. Оно было другим…


— Господин майор, наша новая медсестра — Юлэй Оти.

Внимательный взгляд, затем майор перевел его на Дитриха.

— Подайте новую заявку на медсестру. Эта девушка станет командовать корабельным десантом. Остальное я утрясу сам.

Потрясение на лицах обоих было невероятным.

— Но почему?!

— Она — ааг второй ступени. И использовать ее в качестве доктора — просто преступление. Гораздо больше пользы девочка принесет, воюя.

Фон Шлоссберг даже отшатнулся от Юлэй, а та мгновенно напряглась:

— Откуда вы знаете, кто я?

Офицер криво усмехнулся, затем сунул руку в карман кителя, вытащил из него нечто, не показывая окружающим.

— Может, потому что я — Мастер?

И разжал кулак — на ладони лежал узелок из простой веревки, который любой наемный убийца узнал бы мгновенно. Отличительный знак специалиста высшей квалификации клана — знак Мастера. Сюзитка мгновенно расслабилась, а потом неожиданно для Юлэй подмигнула левым, невидимым командиру, глазом.


Ираг Илюэ начал разворачивать походную колонну в боевой порядок за парсек от границы системы Новой Америки. Громадные дредноуты начали выдвигаться вперед, прикрывая собой десантные баржи, под завязку набитые тяжелыми пехотинцами. И у них была одна цель — уничтожить с лица Вселенной рассадник нечистых червей, не желающих покориться Слову Ужасного Митрала — Владыки Вселенной…

— Ираг, корабли докладывают, что развертывание прошло согласно графику.

— Отлично. Приготовиться к прорыву. Зарядить главный калибр. При входе в зону стопроцентного поражения главным калибром открывать огонь без команды!

— Есть!

Подходы к планете прикрывала цепочка орбитальных крепостей. Но эти игрушки раньше являлись непреодолимым барьером. Теперь же для монстров чужаков круглые шары боевых станций являлись легкой мишенью. Ни одна из них не могла тягаться размерами с самым маленьким из нападающих — легкой, естественно, по меркам колдунов, создавших их, униремой класса «Ураган» длиной всего лишь в пятьдесят километров… А что говорить о тяжелых диремах огневого подавления, снабженных орбитальными установками планетарных мортир. Каждая из этих чудовищных пушек была способна разбить одним выстрелом естественный спутник диаметром в десять тысяч километров… «Смертоносный» слегка дрогнул, голосферы внешнего обзора подернулись рябью. Это заговорила носовая башня, послав четыре импульса в цепочку из двух сияющих во мраке космоса шариков. Ослепительная вспышка на мгновение вспыхнула в вечном мраке, и… все. Только небольшое облачко мгновенно развеивающегося газа…

— Наблюдаю залп торпед с естественного спутника.

Илюэ склонился к панели:

— Вождь прознатцев, что у нас там?

— По нашим данным — несколько рудников и верфь.

— Уничтожить.

— Есть!

Дирема вновь дрогнула…

Юркие униремы вырвались вперед плотного боевого порядка и выбросили заградительную цепь, заставившую сдетонировать все ракеты, выпущенные по флоту Истинно Верующих. Затем крошечные, по сравнению с остальными кораблями флота, малыши вышли в центр эклиптики, зависнув над системой. Через мгновение с флагмана легкого отряда пришел сигнал:

— Ираг, наблюдаю караван судов. Уходят, прикрываясь светилом, в сторону Белой Звезды!

— Перехватить, но не уничтожать. Всех вернуть.

— Вас понял…

Тем временем триремы закончили расстрел беззащитной, по совести говоря, планеты. Янки, да и не только им, нечего было противопоставить жуткой мощи Орды…

— Произвести обстрел атмосферы хлопушками!

Это было новым словом в известных военных технологиях этого мира. При взрыве в плотных слоях громовой силы звуковой удар заставлял лопаться барабанные перепонки, превращал в алмазную пыль самый прочный поликарбонат окон, сбивал с пути транспортные средства. Нечто вроде шоковых земных гранат, только космических размеров. И через мгновение в атмосфере Новой Америки расцвели огненные разрывы. Затем взвыл, накаляясь, рассекаемый острым носом десантного модуля воздух — тяжелая пехота пошла на штурм… Ираг смахнул пот со лба. Ничего другого он и не ожидал. Но не думал, что все пройдет настолько просто. Тем не менее…


Гейтс подошел к голосфере, на которую транслировалось изображение сверху. Слава богу, что он успел. Эстерию выдернули из очередного бара, в котором она зависала со своими друзьями, запихнули в «невидимку», пилотируемую немногими, кому Гарри мог еще доверять. Корабль стартовал сразу же, как только дочь оказалась на борту, в сторону СЗО. И теперь герцог мог умереть спокойно. Это чужаки. И пощады от них не будет. Из-за развалин вывернулся громадный, чем-то напоминающий приплюснутого краба БР. Пошевелил квадратным стволом пушки, укрепленной под корпусом. Грохнуло. Сфера погасла, а со стерильного потолка посыпалась струйка пыли. С треском лопнул плафон освещения, обдав Гарри пластиковой крошкой. В кабинет без стука ввалился начальник личной охраны, весь в пыли и крови.

— Ваша светлость! Нужно уходить! Немедленно! Наше оружие ничего не может поделать с ними!

— Деритесь до конца! Отсюда нет выхода!

— Нет выхода?!

Последнее, что увидел бывший герцог Новой Америки, — громадный нож в руках наемника. В следующее мгновение широкое зачерненное лезвие штурмового тесака снесло его голову с плеч. Тело рухнуло на ковер, толчками выбрасывая кровь из перерубленных сосудов сердцем, еще работающим, не осознавшим, что уже — все. Негр нагнулся, попытался подхватить голову за коротко стриженые волосы. Неудачно. Измазанная в крови пятерня тщетно скользила по черепу. Выругавшись, гот с маху вогнал тесак в затылок, пробурчав:

— И так сойдет.

Затем двинулся к выходу, надеясь купить страшным трофеем продление своей жизни. Тщетно. Едва он переступил порог, как глубоко внизу умные механизмы открыли магнитные ловушки, и высоко в небо ударил слепящий столб аннигиляции. Хитрый Гарри заминировал бункер, установив мощный заряд из антивещества. Детонатором служило прекращение его жизни. Едва сердце Гейтса остановилось, как сработал датчик, и…


Кроваво-алый из-за поднятой в атмосферу пыли восход осветил покоренную и разгромленную планету. Малая Орда находилась за пределами системы. Если бы она подошла к планете, то могла бы сдвинуть ее с орбиты. А это было рано делать…


Тяжелая пехота в наглухо закрытых доспехах прочесывала развалины. Уцелевших новоамериканцев сгоняли в фильтрационные лагеря. По всей планете виднелись кучи развалин, ни одно строение не осталось неповрежденным. Боевые машины уничтожали все — дома, фабрики, сады и поля. Даже дороги поливались каким-то хитрым средством, после чего стеклобетон превращался в зловонную липкую субстанцию… Чужаки не щадили никого и ничего. Все, что они видели, уничтожалось. Илюэ ясно дал понять, что сопротивляющиеся Слову и Вере не должны существовать…


…Эстерия рыдала. Все, ради чего она жила, превратилось в пыль. В радужную мыльную пленку пузыря. Отец пожертвовал собой, чтобы дать возможность каравану с немногими беженцами и ей самой уйти от планеты. Но куда? Мощь чужаков неимоверна. Кто сможет остановить их? Кто? Есть надежда, крохотная, словно искра в бесконечности космоса. Но… Как? Она… Да. Теперь она — наследница Герцогства. Она больше не может себе позволить быть слабой. За ней — жизни подданных, их вера, их сила. Значит, другого выбора нет…

Девушка подошла к шкафчику, где была одежда, на мгновение задумалась: что надеть? Избранное ей тяжело. Но сейчас другого выхода просто не существует. Рядом с «невидимкой» — корабли с беженцами. Почти семьдесят тысяч человек. И ради них она готова на все. Пусть даже это будет стоить ей жизни. Протянула руку, сняла с вешалки военный мундир, надела. Поправила сбившийся в сторону аксельбант, вытащила легкий бластер, вложила его в кобуру. Взглянула в зеркало, поправила прическу. Затем вышла из каюты…


Командир корабля отдал резкую команду, когда девушка появилась в рубке. Все, кроме операторов, вскочили со своих мест.

— Господин генерал, мне нужна связь по правительственной линии. Вот коды.

Она протянула ему сияющий кристалл. Офицер почтительно взял, протянул одному из стоящих рядом:

— Джон Хаксли. Первый лейтенант, мэм. Наш шифровальщик. Он проводит вас.

Наследница кивнула и, уже уходя, коротко бросила:

— Курс — к Терре, господин генерал.

Молодой лейтенант торопливо подключил дальнюю связь, затем, повинуясь жесту, удалился. Эстерия тихо вздохнула, собираясь с духом. Потом нажала клавишу включения. Голосфера вспыхнула, расплескиваясь искрами, пока сеть релейных станций производила переключение на абонента. Несколько мгновений — и в сфере появилось суровое лицо князя, он, глядя куда-то в сторону, заговорил:

— Гарри, ты, по-видимому, полный… — Перевел взгляд в сторону абонента и запнулся при виде девушки: — В чем дело, виконтесса? Где ваш отец?

— Он… мертв. Ваше величество, я готова передать себя в руки терранского правосудия при условии, что вы примете моих бывших подданных под свою защиту.

Медведев молчал, и она заторопилась, пока он не отказал:

— Я гарантирую, что никакого сопротивления с нашей стороны не будет. И… ваш сын волен делать со мной все, что ему заблагорассудится. Караван с беженцами сейчас движется в сторону границ Княжества. Каков будет ваш ответ, ваше величество?

Снова молчание, ставшее уже невыносимым. Затем абонент ответил:

— Можете продолжать движение, но я пока не могу сказать вам ничего конкретного относительно вас. Решение за Александром. Он сейчас в космосе. Но я обещаю передать ваше предложение. Что же касается беженцев, то Княжество даст вам статус изолянта. Это вас устраивает?

Эстерия кивнула в знак согласия.

— Но только если Александр примет ваше предложение, герцогиня… И… Я вам сочувствую.

Сфера погасла, и девушка опустила голову — вот как приходится расплачиваться за ошибки, совершенные в юности…


Князь оторвался от погасшей сферы, набрал абонента. На него смотрел Мыскин, главком Вооруженных сил Княжества.

— Приветствую.

— Опять что-то?

Алексей вздохнул:

— Только что со мной выходила на связь герцогиня Гейтс. Просит принять беженцев с Новой Америки.

— Герцогиня?! Что, Гарри…

— Да. И Герцогства, как я понял, больше нет.

— Черт побери! Я все-таки надеялся, что янки будут покрепче! Совсем разучились воевать со своей толерантностью и дерьмократией!

— Не ты один, Коля. Дела плохи.

— Мягко сказано — плохи… Что у нас?

— Корабли идут. Но с экипажами и войсковым нарядом дело плохо. Людей не хватает. Правда, наши старички поднялись, но сам понимаешь… Не школьников же забирать со скамьи?

— Ни в коем случае. А что насчет Земли?

Николай махнул рукой:

— После рамджей там ловить нечего. Удивляюсь, как люди там вообще выживают…

— Ты прав. Надеяться будем только на себя… От Ханти есть вести?

— Ребята стараются изо всех сил. Так что здесь проблем не будет. Я же говорю — дело за народом. Солдаты, офицеры, экипажи. Что толку от добровольцев, если они не обучены? Пушечное мясо? Здесь не Земля! И нам каждая жизнь дорога!

— Понятно. Значит, продолжайте вербовать среди беженцев.

— Другого выхода нет…

Сфера погасла, Алексей долго смотрел в сияющую огнями столицу, расстилающуюся внизу дворца. Ах, да… Надо известить Александра о новостях. Пусть парень решает, что делать с этой новоявленной герцогиней. В конце концов, у них личные счеты.


Глава 19
СДАЧА

Горе возомнившим себя непобедимыми.

Александр, наследник Терранский

Хайе Урук мата Орто вновь восседал в Зале Гнева, слушая почтительный доклад своих верных воинов. Вроде все прошло успешно, но одна деталь его насторожила: они бегут!

Взмахом руки оборвал слова и вперил свой взгляд в говорившего:

— Ираг Саау, ответь мне: куда бегут черви?!

— О, Великий… Я не знаю. Там ничего нет. Огромная туманность.

— Но ведь куда-то они прячутся? Вы глупцы, Ираги! В этой туманности Враг. Их последняя надежда. Если мы уничтожим ее, то эти миры — наши! Повелеваю: Ираг Гыргы, возьми ту Орду, которой командовал раньше. Иди и уничтожь их.

Клюв Туа, украшавший шлем командующего флотом, почтительно коснулся драгоценных плиток металла, украшавшего пол Зала Гнева.

— Убирайтесь, Ираги. Я недоволен вами.

Хайе презрительно плюнул перед ними, выражая высшее неудовольствие. Хлопнул в ладоши:

— Я удаляюсь…


Внутри личных покоев он позволил выплеснуться своему бешенству. Какие же глупцы! Не догадаться о такой простой вещи! Есть, есть там что-то, во что они верят, но ничего — его Воля и Воля Ужасного Митрала сотрут в порошок все. И Митрал возблагодарит Хайе своими милостями…

— Великий…

В покоях появилась младшая жена, почтительно склонилась в поклоне, махнула длинными, как положено, волосами, ритуально сметая прах с его ног. Урук протянул руку, ласково коснулся макушки. Хаисса выпрямилась.

— Великий, тебя ждать в покоях сегодня ночью, или ты опять проведешь время в молитвах воина?

Пойти в гарем? На мгновение Вождь Похода задумался, потом качнул высокой шапкой волос.

— Передай, я приду.

— Кто будет счастливицей, Великий?

— Я еще не решил, хаисса. Пусть ждут.

— Благодарю за благую весть, Великий…

Вновь почтительное обметание ног повелителя, и младшая супруга удалилась. Хайе задумался, почему-то на душе стало тревожно. Все ли он предусмотрел? Обо всем ли подумал? Ужасный Митрал вездесущ и всемогущ и не прощает ошибок. Об этом знают все. Праги сделают все, чтобы добиться победы. Впрочем, черви слабы. И поход обернулся легкой прогулкой…


Вождь залпом осушил сосуд с веселящей водой, вытер губы богато вышитым рукавом халата, поднялся. Хаиссы ждут. А ему предстоит нелегкий выбор. Кого предпочесть? Главную, от которой у него уже дочь-невеста? Среднюю, которая приходится родственницей казначею Ужасного? Младшую, самую юную и красивую? Или кого-нибудь из бесчисленных наложниц? Внезапно вспыхнул Всевидящий Глаз, и Хайе, не успев еще услышать голос, распростерся на полу ниц:

— О, Ужасный!

— Урук мата Орто, все ли хорошо в походе, отправленном моей волей?

— Ужасный, черви слабы! Они не могут противостоять твоим Ордам!

— Я доволен. Не разочаруй меня, Хайе…

Глаз потух. Хайе осторожно поднялся с прозрачных каменных плит, смахнул пот со лба. Воистину, Ужасный всеведущ… Но почему же он побеспокоился о том, как идет поход? Что он знает? И ему вновь стало нехорошо на душе, успокоенной визитом младшей жены…


Ираг Гыргы задумчиво смотрел на плотную стену, уходящую в бесконечность. Обычная газовая туманность в несколько ауркен плотностью. Но не достаточно густая, чтобы задержать его Орду. Одну из главных в Стойбище. Почти двести унирем, сто дирем, пятьдесят трирем и гордость Ирага — Разрушитель, почти такой же, как у самого Хайе, да святится имя его и будет благословенен он перед Ужасным! По данным прознатцев, беженцы стремились именно сюда. И здесь должны быть сотни, если не тысячи засечек от лучей поиска. Но где они? Смотрящий растерянно развел руками — Тьма пуста. Ничего нет. Значит, черви прошли через газовый полог. Помедлив, Ираг Похода качнул клювом Туа на своем шлеме:

— Передайте рамиту правого крыла — пусть пошлет две униремы внутрь полога.

Загомонили у своих пультов Говорящие. Затем старший из них почтительно доложил, что указание Ирага выполнено. Да Гыргы и сам видел, как две светящиеся точки медленно двинулись по шару Пути к желтой стене. Потекли мгновения ожидания. Все шло спокойно. Униремы прошли уже достаточно далеко. Что ж, пора и остальным кораблям Орды двинутся в поиск сбежавших червей. Вновь качнул клювом священного зверя Ужасного, Туа:

— Орда, вперед…

И ощутил плавный толчок: вышколенные Вожатые послушно подали рукояти Силы вперед, его Разрушитель двинулся с места…


Командующий Третьим Карательным удовлетворенно отвалился в кресле назад — враги клюнули! Не зря он добился разрешения отключить часть Резонаторов, чтобы заманить противника в ловушку. Только сканеры терран уверенно чувствовали себя в межзвездном газе, все остальные были слепы и глухи. И на этом Арни Шарцнигер и строил свой расчет. Сегодня Терра собиралась проверить врагов на прочность. На победу никто особо не надеялся, но то, что враг получит по зубам, не сомневался никто. Понятно, почему СЗО не могло дать никакого отпора: корабли чужаков были не намного меньше терранских. Другое дело, как они будут противостоять оружию терран? Может, у них сверхпрочная броня, и тогда снаряды главного калибра тяжелых кораблей Княжества словно дробинки крокодилу? Армада была огромной. Насчитали триста пятьдесят судов противника. В основном даже поменьше, чем терранские, но среди них был настоящий гигант, превосходящий тысячекилометровую станцию снабжения. И именно его опасался «железный Арни», зная, что в критический момент тот может врезать очень больно и переломить весь ход боя.

— Правое крыло — приготовиться к открытию огня. Левое крыло — приготовиться к торпедной атаке. Фронт — стоять насмерть!

— Вас понял. Вас понял. Вас понял…

Донеслась скороговорка подчиненных. Рука легла на рукоятку открытия залпа. Арнольд напрягся. Счет шел на секунды. Зеленые нули отсчета стали алыми, и в этот момент включились Резонаторы. Для выхода на боевой режим им нужны были мгновения, но… Ничего не произошло. Враг продолжал двигаться все дальше и дальше вглубь. Проклятие! Значит, их генераторы, или что там у них, хорошо заэкранированы! А он так рассчитывал на смятение. Ну что же…

— Флоту, циркулярно! Надерите им задницу! Огонь!..

И в мгновение ока желтоватый мрак на экране внешнего обзора вспыхнул ослепительным пламенем…

Пусть Резонаторы не сработали, как им и полагалось, но зато пушки терранских кораблей оказались на высоте: от прямых попаданий целые секции вражеских судов рассыпались в клочья. Ажурные стойки, поддерживающие вынесенные в стороны боевые модули, превращались в ничто. Время от времени ослепительно яркие языки пламени вспыхивали на черной броне, отмечая пробоины, через которые улетучивалась внутренняя атмосфера. Прямое попадание превратило в ослепительную вспышку большой, сравнимый по размеру с суперами корабль. Воодушевленные успехом артиллеристы усилили темп огня до немыслимой скорости. Вот она, всесокрушающая человеческая ярость! Это была победа! Залп за залпом, снаряд за снарядом. Ракета за ракетой. Единственное, что смущало Шарцнигера, так это гигант позади вражеских рядов. Он еще не сделал ни одного выстрела. И, еще чуть помедлив, видя, что каждая секунда ожидания работает на руку терранам, адмирал отдал приказ:

— Авианосцам — выпустить истребители. Снесите великану все, что можно. Монитаторы — отсечь подкрепления, идущие на помощь вражескому флагману. Штурмовикам приготовиться к абордажу! Левый и правый фланги — начать смыкание!..

Огненные точки, обозначающие корабли терран, медленно дрогнули и поползли по сфере обзора, показывая выполнение замысла Командующего флотом. Словно комариный рой вспыхнул в пространстве — это держащийся до последнего в тылу в качестве резерва новейший класс кораблей, называемый по аналогии с земными кораблями авианосцем, начал свою работу…

Массивные двери ангара дрогнули и разошлись, мгновенно озарив внутренности взлетной палубы непрерывными вспышками битвы. В вакууме вспыхнули направляющие вектора, генерируемые машинами, обозначающие взлетные дорожки. Еще миг, и ускоряемый стартовой электромагнитной катапультой с бешеной скоростью из ангара вырвался первый истребитель. Тупоносая машина без крыльев, поскольку кургузые обрубки по бокам корпуса нельзя было назвать крыльями. Зато на них базировалось почти все оружие — многочисленные мелкокалиберные скорострельные орудия, гроздья ракет ощетинились тупыми носами. Это когда-то в прошлом конструкторы заботились об обтекаемости и зализанности очертаний. В вакууме космоса это было ни к чему. Олмер впервые отказался от старого дизайна при постройке первых супердредноутов и оказался прав — функциональность корабля увеличилась сразу на двенадцать процентов. Так что…

Сбившись в боевой строй, истребители прорезали построение гибнущих врагов и устремились к флагманскому монстру врага. Капитан Терехов, когда-то водивший свой МиГ-29 в небе Афганистана, откинул предохранительную чеку с рукоятки, чуть коснулся педалей. Его губы искривились в зловещей улыбке, а затем большой палец вдавил гашетку — под плоскостями вспыхнуло пламя, и он не поверил своим глазам — начиненные антиматерией боеголовки взорвались с такой силой, что переломили огромный корпус почти пополам. Да что у них, картонная броня, что ли?! Истребитель задрожал, когда заработали пушки. Огненная полоса разрывов выросла на броне, полетели в разные стороны осколки покрытия. Открыли огонь и остальные истребители его эскадрильи. То, что случилось далее, напоминало избиение первоклассника боксером профессионалом. Ни ответного огня, ни какого-либо сопротивления…

Наконец, монстр вздрогнул, почти мгновенно вспух от внутреннего взрыва, по-видимому, чья-то ракета прошила защиту энергетической установки врага, а затем чудовище развалилось на куски…


Да, это было избиение. Враг пытался огрызаться, но залпы его лучевых пушек бессильно расплескивались по фасетчатой поляризованной броне терранской эскадры. Кинетических же орудий у чужаков не было. Арнольд устало откинулся на спинку кресла. Адреналин уже иссяк, и навалилась неимоверная тяжесть. Впрочем, как обычно.

— Прочесать поле боя. Убегающих — догнать и уничтожить. Выслать разведку на подбитые корабли. Попытаться найти живых и взять в плен. Командирам кораблей и соединений — доложить о потерях…

Отключил связь, повернулся — вестовой застыл рядом с чашкой горячего кофе.

— Спасибо.

Подмигнул парнишке:

— Кажется, мы их умыли.

— Да, господин командующий.

Арни вновь усмехнулся:

— Связист, частоты противника перехвачены?

— Да, господин адмирал, у них антикварная радиосвязь, оказывается…

— Передай на их волне одну фразу: «Я вернусь».

— Есть, господин адмирал!

Ну, а почему бы не вспомнить прежнюю жизнь хотя бы раз? Шарцнигер улыбнулся — коронная фраза Терминатора: «Я вернусь…»

— Командир! Он уходит!

— Комендоры! Развалите ему корму! Быстрее!

Монитатор вновь дрогнул. Еще раз и еще! Штурман чуть довернул корпус, давая возможность еще двум башням открыть огонь. Есть! Задние дюзы врага лопнули, рассыпая сноп зеленых искр. Следующий залп влип прямо в зияющую пробоину, и оттуда плеснуло пламенем. Агония. Отлетали секции, выворачивались наружу шпангоуты. Медленно закружились крошечные точки тел в вакууме и обломки внутренностей. Александр смахнул пот с лица. Да, это не фрегат. На нем ему не пришлось сражаться. Не успел он сформировать экипаж, как пришло новое предписание — корабль сдать обратно, явиться за новым судном. Коротких! рейс к «Винетте — три». Там он увидел чудо.

Он ожидал чего угодно, но не такого вот красавца. По мощности залпа новичок превосходил супера первых серий, а по экипажу был намного меньше. Да и остальные новинки оказались весьма кстати. Вообще монитатор был новейшим классом кораблей Терранского флота. Огневая мощь на уровне дредноутов подавления, наряд-десант в сто пятьдесят тяжеловооруженных пехотинцев и два БРа. Прибавить к этому маневренность эсминца и дальность корвета. Да, Олмер превзошел самого себя! По слухам же, ожидалась поставка еще более грозных кораблей. И если судить по этому сражению, чужим не поздоровится! Зря они сунулись к нам. А уж этот их Ритуал… Значит, захотели запугать? Просчитались вы, твари!.. Корабль обогнул гибнущий хлам, вышел в свободное пространство. Ага, впереди еще один! Какой-то странный. Таких еще не попадалось. Ну что ж…


— Командир! Приказ с флагмана — взять пленных по возможности!

— Понял.

Тронул мнемодатчик на виске:

— Юлэй, как там твои орлы?

— Все в порядке. Готовы в любой момент!

— Железный Арни жаждет увидеть пленных, а впереди какая-то странная плавучка. Даю команду операторам запустить нуль-лифт!

— Вас поняла, Мастер!

— Начинайте по готовности!

Монитатор легко нагнал пытающегося уйти чужака и двинулся рядом с ним практически вплотную. Расстояние между корпусами двух кораблей не превышало десяти километров.

— Аттрактор!

— Аттрактор включен! Есть захват!

Оранжевое сияние заволокло промежуток между двумя кораблями. Внезапно лицо Имэй исказилось от боли, и девушка смертельно побледнела:

— Командир! Немедленно отмени десант! Уходим! Уходим! Это брандер!

Брандер?! Корабль-смертник, начиненный взрывчаткой? Александр похолодел, мгновенно хлопнул по кнопке полного отключения всех систем, светящиеся столбцы работы механизмов начали гаснуть.

— Полный назад! Машинное — самый полный назад! Штурман, крути! Это смертник!

Корабль стал медленно крениться вправо. Взвыли гравикомпенсаторы, затем рассыпались хрустальным звоном.

— Проклятье тьмы!

Но, кажется, им повезло: монитатор начал заваливаться в сторону от ловушки, постепенно тормозя. Еще немного, еще чуть… Ну же! Командир не заметил, что пальцы, вцепившиеся в подлокотники кресла, белые от напряжения, а из-под ногтей даже выступила кровь. Внезапно старший офицер обмякла:

— Успели…

Тут же встрепенулась:

— Ощущаю живых. Штурман — два градуса влево, вниз четыре. Малый ход…

Корабль вновь дрогнул и плавно двинулся, обходя какую-то кучу обломков. В ней с трудом узнавался чужой броненосец большого класса. Сюзитка прикрыла глаза, время от времени подавая команды штурману.

Монитатор словно крался среди хаоса сплошного поля обломков.

— Стоп, машина! Отстрелить абордажные концы! Они там!

Повинуясь мысленному приказу, логгер корабля изменил изображение центрального куба на оптический диапазон. Картина, возникшая перед глазами, заставила всех вздрогнуть: это было нечто. Оплавленный, висящий застывшими в вакууме потеками металла корпус. Пар, бьющий из множества пробоин, время от времени вспыхивающие искры коротких замыканий энерговодов…

— Есть ли там кто живой?

— Есть! Я чувствую!

Старший офицер склонилась над переговорным устройством:

— Десант, вперед! Ищите их в глубине корабля, где еще есть воздух. Но будьте осторожны!

— Вас поняла. Запускайте нуль-транспортер.

Капитан подал сенсор телепорта вперед до упора.

Минуты ожидания тянулись бесконечно. Десять минут. Двадцать. Сорок… На исходе часа наконец-то ожил коммуникатор:

— Прошу принять на борт. Двадцать два семнадцать.

— Вас понял, командир Юлэй. Включаю обратный нуль-лифт.

Вспышка — на круглой платформе возникли закованные в броню фигуры. Александр торопливо пересчитал — пятьдесят десантников и… шестеро чужих. Вот они! Жестокие, беспощадные палачи и убийцы, находящие удовольствие в чужой смерти. Закованные в силовые путы пленные выглядели подавленно. Жаль, лиц не рассмотреть. Как и полагалось истинному аагу, Юлэй приказала натянуть им на головы мешки, чтобы не видели, куда они попали. Мало ли как повернется жизнь…


«А она молодец! — одобрением подумал о девушке командир. — Справилась лихо. Ни одной потери. Хотя, судя по залитому кровью снаряжению, мясорубка была еще та. И подчиненные на нее с уважением смотрят. Одобрительно. Это, впрочем, объяснимо: кто видел аага в рукопашном бою, никогда этого не забудет. Надо бы с ней как-нибудь поговорить в неформальной обстановке…»

Короткие команды, никакой суеты, лишних движений. Все скупо и предельно функционально. Настоящие профессионалы. Пленных уволокли в камеры, десантники направились приводить себя в порядок и отдыхать, Юлэй, коротко доложив, тоже собралась отдохнуть, но неожиданно Мастер, выслушав, внимательно посмотрел на нее. Взгляд длился всего мгновение, но… командир на подчиненного так не смотрит. Так смотрит мужчина на женщину. По спине пробежали сладкие мурашки. Но это длилось всего лишь мгновение… Уходя, девушка продолжала чувствовать на себе его взгляд.

Александр проводил аага взглядом, затем повернулся к старшему офицеру:

— Есть проблемы, лейтенант?

Имэй улыбнулась в ответ:

— Никак нет, господин капитан. Разрешите возвращаться на базу?

— Приказ был?

— Общий сбор.

— Ясно. Действуйте. Пленных изолировать наглухо, до прибытия людей из ведомства Столярова никого к ним не подпускать.

— Есть, господин капитан…


…Хайе был взбешен. Слуги, воины и рабы опасались попадать ему на глаза. Целая главная Орда, одна из десяти, вышедших в поход, исчезла! Без следа! Хотя нет, следы как раз были: груда обломков, скопления мертвых заледеневших тел, раздутых внутренним давлением. Кто?! Кто смог уничтожить митритов? Кто?! Хотя похода без потерь не бывает, но еще никогда не было такого, чтобы гибла целая ирала во главе с полным Ирагом до последнего человека! Причем, не успев подать никакого сигнала. Кто же их противник? И чем он воюет? И что сказать ему дочери, хаймине Яой, ведь это ее жених погиб в этой битве… Бросить кости жертвенного раба? Забить во славу Ужасного сотню червей? Вновь совершить Ритуал? Что ему делать? Что?! Митрал никогда не простит ему поражения, и может случиться так, что сейчас в покои войдут Тайные Слуги, предъявят ему Знак Покорности. А затем… Все войско пройдет по его коже, снятой с живого, на глазах окровавленного тела с вырезанными веками… И еще это странное сообщение на языке червей:

— I'all be back (Я вернусь).

Кто вернется? Или что? Та сила, которая превратила Орду в прах? Похоже, раз не нашли никаких обломков, принадлежащих противнику, бой шел, словно избиение младенца. Следовательно, сейчас полная темнота на Пути. Ясны лишь две вещи. Первое — это то, что у Кочевья есть противник. Второе — он прячется в этой огромной туманности, где слепы все локаторы. Поэтому нужно выманить его оттуда, и тогда война пойдет на равных. Ужасный Митрал воистину велик и могуч! Его корабли держат любой удар из самых разных лучевых пушек. Колдуны Ужасного непревзойденны в ухищрениях. Значит, рано или поздно митриты победят. Они всегда побеждают. Даже такого Врага, как этот, неизвестный… Но кто же он? И как его выманить из укрытия?..

Размышления Хайе прервала бесцеремонно распахнутая дверь в его покои. Кто посмел?! И тут же успокоился — это был единственный человек, которому позволялось делать подобное. Его дочь, Яой. Удивительной красоты стройная, грациозная девушка. Ужасный смилостивился над своим Хайе и дал ему утешение в старости — дочь. У многих из ирагов, рамитов, угаков, серри, отоев бледнели кончики носа, когда грациозным хищником она проплывала мимо них в своем платье хаймине. Но выбор отца пал на ирага Гыргы. Было объявлено о помолвке, да и самой Яой нравился умелый и удачливый военачальник, взятый на заметку ее родителем. Все шло к свадьбе, и вдруг… Ираг был убит. Хотя судьба воина такова, что он никогда не знает, сколько ему жить и когда умереть, но Разрушитель Ирага был неуязвим! И вот… Только слепившиеся в ком обломки и мертвые тела в пространстве. Все, что удалось найти…

Эти мысли мгновенно промелькнули в голове Вождя Похода, пока он поднимался со своего сиденья навстречу дочери. Та была в бешенстве. Алые пятна гнева на округлых щеках, искусанные до крови губы, сжатые в кулаки руки, усыпанные перстнями Власти.

— Кто это сделал, отец?!

Она выкрикнула это в лицо самому Хайе? Пусть он и отец, но, прежде всего — Вождь! Со всего маха Урук мата Орго влепил хлесткую пощечину дочери, преступившей в своем гневе все законы и обычаи митритов.

— Ты смеешь повышать голос на Хайе?

Яой опомнилась. Мгновенно приняла позу подчинения, склонила голову:

— Прости, Великий Хайе! Я виновна… Но ответь — кто убил моего жениха? Моего любимого Гыргы?

— Мы не знаем, дочь моя. Я послал двух отоев с униремами на разведку. Но вернутся ли они — неизвестно. Пока же остается лишь ждать.

— Ждать? Прости, Хайе, не проще ли взять червей и давить их до тех пор, пока они не признаются, что там, за стеной?

Хайе налил из кувшина веселящий напиток, глотнул, приводя в порядок скачущие мысли, затем вновь посмотрел на дочку:

— Мы знаем, что там находится богатое Княжество. Нечто вроде нашего Клана. Но вот уже двадцать лет оно не пускает к себе никого. Черви не имеют достойных веры сведений о них. Только имя их правителя, его жен и сказки о всяких чудесах. Ибо эти… терране отгородились стеной машин, уничтожающих все корабли, кроме их собственных, а торговлю вели на границах своих пастбищ.

Яой вскинула голову, ее глаза вновь гневно сверкнули:

— Значит, это они сделали меня вдовой, не дав выйти замуж? Я отомщу! Клянусь Ужасным!

Она произнесла это прежде, чем Хайе успел велеть ей замолчать. Проклятье Митрала! Теперь Яой нужно либо выполнить свою клятву, либо умереть. Третьего не дано. О, Ужасный! Почему ты так покарал меня за ошибки других? Впрочем, нет. Владыка прав. Если мои Ираги ошиблись, то это прямая вина Хайе, не распознавшего недостойных этого титула и его власти. Урук мата Орго вздохнул и склонил голову — теперь судьба Яой в ее собственных руках.

— Что тебе нужно, дочь моя?

Та выпрямилась — клятва была принесена, и теперь никто, даже сам Ужасный не имел права остановить ее.

— Отец, мне нужен колдун, который вложит в меня язык и обычаи червей.

Ее замысел мгновенно стал ясен Хайе, и невольно его переполнила гордость за достойную наследницу имени Урук. Яой будет искать возможность добраться до виновного изнутри. Она выдаст себя за червя. И станет прорываться в туманность. А уж там… Да благословит ее Ужасный и дарует удачу. Хайе позвонил в колокольчик, бесшумно в дверях покоев возник слуга:

— Воля твоя, Великий?

— Проводи хаймине к колдуну Ии.

— Твоя воля, Великий.

Вождь Похода кивнул дочери, давая знать, что та может идти…


Глава 20
ЗАМЫСЕЛ

Дай человеку веру и цель, и он станет великим.

Александр, наследник Терранский

«Невидимка» плавно пришвартовался к указанному шлюзу. Суставчатые захваты плотно обхватили корпус корабля, словно терранцы боялись, что герцогиня передумает в самый последний момент и сбежит. Выдвинулся прозрачный суставчатый хобот переходной галереи. Надулся. Анализатор выхода позеленел, показывая наличие нормальных условий для жизни. Девушка глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. Громкое шипение вывело ее из сосредоточенности — внешняя дверь люка плавно скользнула в сторону, и она шагнула наружу. Впереди, в ярком свете прожекторов виднелась фигура. Из-за яркого света было не понять, кто там такой, но вроде бы мужчина. Значит, он явился за ее головой лично? Ноги едва не подогнулись, но, собрав всю свою волю в кулак, Эстерия шла вперед. Вот галерея закончилась, уже сама станция. Вздох облегчения едва не вырвался из ее груди — это не Александр! Кто-то другой. Но тоже терранский военный. Тот между тем приложил руку к обрезу пилотки, отдавая честь:

— Герцогиня новоамериканская?

— Да. Это я.

— Прошу следовать за мной.

— А мои спутники?

— О них позаботятся. Не волнуйтесь…

Повернулся, пошел вперед по огромному коридору.

Девушка увидела спешащие ей навстречу гравиносилки, многофункционалов и людей в медицинской униформе. Было и несколько тяжелых пехотинцев.

— Сюда, пожалуйста.

Дверь в стене бесшумно развалилась на две части, уходя вверх и вниз, и они оказались в лифте. Тот двинулся очень плавно, скорость не ощущалась. Эстерию начала бить мелкая дрожь. Военный, заметив ее состояние, заботливо склонился к ней:

— Не волнуйтесь. За вами уже прибыли. Так что все самое плохое позади.

Позади? Она с горечью усмехнулась — для нее личный ад только начинается. Кабина остановилась, и они оказались в небольшом тамбуре.

— Простите, обязательная процедура. Закройте глаза.

Девушка послушно прикрыла веки, ее обдало терпким ароматом. Затем словно полоса скользнула по телу.

— Можете открыть.

— Что это было?

— Стерилизация. Беженцев много, и большинство из них в плачевном состоянии. Попадаются всякие, поэтому приходится всех обеззараживать. Без исключений. Только эпидемий нам не хватало.

Офицер был на удивление вежлив, и понемногу напряжение начало ее отпускать. Может, все обойдется? В конце концов, уже пять лет прошло… Из раздумий вывел мягкий голос сопровождающего:

— Прошу. Вам — сюда.

Открыл очередную дверь, пропустил девушку вперед, затем повернулся в сторону и отрапортовал:

— Госпожа, герцогиня доставлена.

Эстерия перевела взгляд туда и вздрогнула — на нее, прищурившись, смотрела Иура, мать Александра. Когда-то она пробыла при дочери покойного Гейтса целый месяц, и девушка запомнила ее на всю жизнь.

— Вы свободны, лейтенант.

Тот отдал честь и удалился, а женщина недобро поманила девушку рукой.

— Присаживайся. Александр, к сожалению, сейчас в походе. Но я думаю, что он будет рад вернуть тебе долг…


Яой окинула взглядом колдуна, почтительно склонившегося в поклоне перед самой хаймине.

— Ты — Ни?

— Да, светлейшая.

— Мой отец, Хайе Урук мата Орто сказал, что ты можешь помочь мне.

— Светлейшая, изложите свою волю, и колдуны сделают невозможное, чтобы исполнить ее.

Девушка презрительно посмотрела на согбенную спину, затем начала речь:

— Мой жених Ираг Гыргы был убит червями.

— Мы знаем, светлейшая Яой.

— Я хочу отомстить.

— Мы понимаем, светлейшая.

— Но я хочу отомстить не тому, кто сделал это. И не тому, кто вел войска в бой. Это недостойно митритов.

— Воистину, ты права, светлейшая.

— Я хочу отомстить тому, кто собрал и послал войска, осмелившиеся сопротивляться Походу.

— Что мы можем сделать для тебя, светлейшая?

Она глубоко вздохнула — клятва принесена, отступать некуда.

— Я хочу проникнуть в стан врага и нанести удар изнутри по их вождю. Но для этого мне нужно выдать себя за червя. Вы можете мне переписать в мозг сознание одной из их самок?

Колдун несколько мгновений помолчал, потом выпрямился, стукнул посохом по металлу пола.

— Воля твоя высказана, светлейшая, и мы готовы выполнить ее. Но только скажи нам, как именно ты хочешь перенести сознание червя?

Яой встрепенулась: значит, это возможно! А именно в загрузке памяти она видела единственное затруднение.

— Объясни, колдун, что ты имеешь в виду?

— Светлейшая, то, что ты просишь, сделать очень легко. Но есть два пути, на каждом из которых свои трудности. Первый — просто переписать память червя, его навыки и знания. Но он опасен тем, что нарвись ты на ясновидящего, он вмиг раскроет твою сущность.

— А второй путь?

— Он гораздо надежнее, но больнее. Мы полностью меняем твою личность, твое сознание на то, что взято у червя. А саму тебя запираем так глубоко в подсознание, что ты сама не знаешь, кто ты и искренне считаешь себя червем. Но когда ты подходишь близко к цели, ты, прежняя, просыпаешься, и обратного пути уже не будет — станешь истинным митритом.

— То есть я могу не вернуться?

— Да. Если ты не выполнишь свой замысел, навсегда останешься с сознанием червя, его мыслями и поступками.

Девушка задумалась. Вероятность нарваться на ясновидящих велика. Очень велика. Это не такая уж и редкость даже здесь, в Галактике червей. Значит, придется рисковать…

— А как я узнаю, близка я к исполнению своего замысла или нет?

— Ты будешь стремиться к этому подсознательно, не отдавая себе отчета.

— Тогда я спокойна. И выбираю второй путь.

Ии вновь склонился в поклоне.

— Достоен восхищения твой выбор, светлейшая хаймине. Прошу тебя ознакомиться с теми сведениями, которые мы собрали о твоих врагах по повелению Великого Хайе.

Он протянул девушке альбом с рисунками. Яой уселась на поданный слугами стульчик и перевернула обложку, Ии, почтительно склонившийся над ее плечом, давал пояснения:

— Это сам их Владыка. Его жены. Его дети. Дочери. Сын.

— Плохо. Не вижу зацепки.

Ии вновь подал голос:

— Светлейшая, прошу вас, посмотрите дальше.

Хаймине послушно перевернула еще один лист и вздрогнула — на нее смотрела она сама, только такая, какой была несколько лет назад.

— Что это?!

— О, светлейшая! Это самка, которая принадлежала сыну повелителя страны, осмелившейся нам противостоять. И я думаю, если ты позволишь мне, недостойному, высказать свое мнение, наследник повелителя не забыл ее. Так сказал нам сам От Прозревающий. Поведал он, что луны не пройдет, как он обратится к вам, хаймине.

— От Прозревающий?!

— Да, светлейшая. Он так сказал…

Один из наиболее сильных ясновидящих Кочевья… Митрал Ужасный дал ему силу, забрав взамен внешность. Никто никогда не видел его лица, настолько оно оказалось изуродовано милостью Высшего. Яой вздохнула:

— Хорошо. Делай, как считаешь нужным, колдун.

…Яой глубоко вздохнула, стиснула зубы и села в кресло, стоящее поодаль. Ей на голову натянули шлем, считывающий мысли, окружили со всех сторон зеркалами. Затем послышалось гудение, и ее сознание стало расплываться…

Ии взглянул на судорожно подергивающееся тело хаймине, проходящую процедуру записи, обернулся к помощникам:

— Подготовьте все к тому, чтобы план светлейшей сработал безупречно.

Те склонились в поклоне, стукнули посохами в пол…


Монитатор ошвартовался возле большой станции снабжения, висящей недалеко от границ туманности. Экипаж предвкушал отдых после похода. Они уже почти месяц наносили удар за ударом по захваченным чужаками планетам. Громили их базы, уничтожали и перехватывали караваны с сырьем и пленниками, которых везли на Кочевья. Так чужаки называли свою базу, гигантскую искусственную планету. Тактика партизанской войны. И она приносила свои успехи. Пришельцы несли потери. В людях, в снабжении, в технике. Кинетические орудия терранских кораблей оказались тем ключом, который принес вначале паритет, а затем и превосходство над врагом. Никакая броня, как бы ни изощрялся враг, не могла защитить от пушек кораблей Княжества.

А на планетах терранцев шла напряженная работа. Вновь показали себя оба репликанта — Берия и Шпеер. Переведенная на военные рельсы экономика заработала с неимоверной эффективностью. Один за другим сходили со стапелей корабли нового поколения, с конвейеров беспрерывно снимали новейшие БРы, защиту, оружие. В строй встали миллионы подданных и эмигрантов. Алексей Медведев и его окружение были довольны — все шло к тому, что после успешного окончания войны, в котором уже никто не сомневался, именно Терранское Княжество станет играть ведущую роль в Галактике. Ибо уже никогда не будет равных ему ни в промышленности, ни в экономике, ни в армии. Сейчас Генеральный штаб разрабатывал решающий удар — разгром военного флота пришельцев и захват их Кочевья. А пока большая часть сил была брошена именно на партизанские действия — нарушить коммуникации врага и уничтожить все, что только возможно…


Александр был доволен действиями экипажа. Его подчиненные оказались выше всяких похвал. Четкая, слаженная работа, разумная инициатива, дерзость — то, что требовалось истинным солдатам, было представлено в избытке. Да и то сказать, большую часть составляли бывшие старички, омоложенные земляне. Те же, кто приходил со стороны, словно перерождались, попав под их влияние, и вскоре сами ни в чем не уступали ветеранам Отечественной и Мировой войн. Инициатива и неистощимая любознательность, спокойная уверенность и колоссальный опыт делали тех, кто оказывался рядом, словно рожденными заново…

— Командир, корабль ошвартован. Переходная галерея выпущена.

— Отлично. Все свободные от вахты могут отдыхать. Вы — тоже.

— Простите, командир, но моя вахта через два часа. Лучше отдохнуть вам.

Александр взглянул на сюзитку. Вот чертова девчонка…

Та внезапно залилась краской, мужчина тоже покраснел, потом махнул рукой, повернулся и заспешил к выходу из рубки. Собираться долго не было причин. Просто форменную пилотку на голову, главный ключ, как обычно, на шею. Все, готов. Да, кредитку в карман. Идентификационный браслет всегда на руке. Вызвал лифт, прыгнул в капсулу, набрал номер шлюза. Там уже толпились подчиненные, при виде командира почтительно расступившиеся в стороны, давая ему пройти вперед. Миновав контроль, заспешил по коридору, чтобы быстрее освободить место следующему. Куда бы направиться? Внезапно увидел впереди знакомую фигурку, и ноги сами пошли быстрей.

— Добрый вечер, Юлэй.

На часах базы, как и на корабельных, было двадцать ноль-ноль.

— Вы, Мастер?

— Я же тоже человек. Куда держим путь?

— Не знаю, Мастер. Хотелось бы куда-нибудь развеяться…

— Аналогично, Юлэй.

Парень на мгновение задумался — девушка оказалась сущим кладом для десантного наряда корабля, и он поступил правильно, без всяких сомнений назначив ее старшей. Будучи командиром, она, получившая вторую ступень мастерства аагов, с наибольшей отдачей использовала свои умения. Правда, пришлось выдержать настоящий бой с самим Столяровым, который хотел забрать ее в свое ведомство. Вмешались даже княгини и отец. Все-таки отстоял, помогла и мама, пообещав отдать девушку после войны. Впрочем, та, кажется, была рада, что будет воевать вместе с настоящим Мастером, собратом по искусству. Хотя так и не смогла завести себе друзей на корабле. Уж слишком жуток был ореол славы, окутывающий наемных убийц…

— Хм… Я слышал, здесь есть неплохой ресторанчик.

— Ресторан?

— Там можно вкусно поесть и потанцевать…

— По-тан-це-вать?

Он спохватился, что этот термин ей незнаком. Музыка и танцы были одним из земных новшеств, принесенных сюда. Чуть прищурился, взглянул на спутницу.

— Пожалуй, стоит тебя туда сводить. Вот только…

— Что, Мастер?

— Стоит привести тебя в порядок.

— Разве я плохо выгляжу?

— В такие места не водят девушек в форме. Пошли.

— Как скажете, Мастер…


Да, хорошо, что иерархия у аагов на высоте. Мастер сказал — любой младший подчинится, не рассуждая…


…Когда Юлэй вышла из салона, у Александра от изумления едва не открылся рот — такой он девушку даже не мог представить! Стройное гибкое тело облегало вечернее платье, изумительно шедшее ей. Чуть тронутое косметикой правильное лицо, с какой-то неуловимой изюминкой, заставляющее мужские сердца биться чаще. Туфли на высокой тонкой шпильке, изящная дамская сумочка довершали образ, делая аага неотразимой. Мужчина прижал руку к сердцу и, опустившись на одно колено, склонил голову:

— Я поражен вами в самое сердце, госпожа…

Юлэй очаровательно зарделась и протянула ему руку в изящной, до локтя, перчатке:

— Встаньте, Мастер. Мне стыдно.

— Госпожа, вы неотразимы! Говорю это искренне, от всего сердца. Сегодня к вашим чудесным ножкам все мужчины в ресторане сложат свои сердца.

Поднялся, чуть изогнул руку.

— Прошу вас.

Та, недоумевая, хлопнула длинными ресницами. Улыбнувшись, Александр положил ее руку себе на локоть.

— Надо идти вот так.

Чувство ритма у нее было изумительное, и девушка сразу подстроилась под шаг своего спутника. Вызванный внутренний транспортер доставил их к входу в ресторан, и капитан, вновь предложив девушке руку, шагнул в гостеприимно распахнутые портье-роботом двери… Негромкая музыка, немногочисленные столики, укрытые за портьерами и стоящие открыто, и посетители, один за другим бросающим свои занятия и изумленно смотрящие вслед вошедшей паре…

Блюда оказались превосходными. Юлэй с удовольствием ела. Потом они пошли танцевать, затем снова за стол. Затем ее несколько раз приглашали разные кавалеры, затем опять Александр…


Они вернулись на корабль уже под утро по часам базы. Часовой в шлюзе при виде шествующего с одетой в вечернее платье девушкой даже растерялся, но потом решительно преградил путь, пояснив, что гражданским не место на боевом корабле, даже если они сопровождают командира. Ни слова не говоря, Юлэй извлекла из сумочки свой браслет, и когда на голомониторе высветились ее данные, то заразительно рассмеялась при виде изумленной физиономии вахтенного. После шлюза они разошлись: Александр — к себе в командирские апартаменты, девушка — в свою каюту на палубе десантного наряда…


— Поздравляю вас, майор.

«Железный Арни» крепко сжал руку новоиспеченному старшему офицеру.

— Я давно отправил бумаги на присвоение вам очередного звания, но почему-то его разрешили присвоить только сейчас, хотя, будь моя воля, дал бы вам полковника и супер под начало. Уверен, что вы справились бы так же блестяще.

— Служу Терре, господин вице-адмирал.

— Ладно, не тянитесь так, майор. У меня для вас дело. Особое задание.

Шарцнигер отошел к стене, включил проектор. В воздухе повисла объемная карта. Из указки в руке командующего выскочил тонкий алый лучик, уперся в одну из планет.

— Как вы знаете, сейчас мы готовим решающий удар по Кочевью врага. Модернизировано уже больше восьмидесяти процентов нашего флота. Эта эскадра — одна из последних, кто еще не получил новые корабли. Но, сам понимаешь, лишние слова ни к чему. Слушайте приказ, майор. По данным разведки, с этой планеты собираются вывезти партию рабов на Кочевье. Ваша задача — перехватить караван, уничтожить корабли противника, освободить пленников и перевести их на транспортные суда, затем доставить в пределы Терры. В ваше подчинение передается третья и седьмая флотилии. Транспорты пойдут в составе конвоя. Задача ясна?

— Так точно, господин адмирал.

— Вот все имеющиеся у нас данные. Изучите их и действуйте. Я надеюсь, что вы так же хорошо покажете себя и командиром соединения. Обещаю, что первый новый супер будет вашим, майор. После этого вам предоставляется отпуск на неделю для решения ваших личных дел.

— Личных дел?

— Ваша мать настаивает, чтобы вы при первой же возможности появились дома. Ваш отец подтвердил ее просьбу.

— Благодарю, господин адмирал. Разрешите идти?

— Действуйте, майор.

Адмирал впечатал руку в висок форменной пилотки. Александр ответил, затем четко развернулся и вышел прочь…


Алиса очнулась в трюме, забитом под завязку. Что с ней сделали?! Она торопливо осмотрела себя, рывком поднявшись с грязной тряпки, постеленной прямо на жестком металлическом полу. Слава Богу, все вроде цело. Может, что-нибудь вырезали внутри? Но ничего не болит, кроме головы. Ужасно болит…

— Очнулась, доченька?

Над ней нависло незнакомое морщинистое лицо.

— Кто вы? Где я?

Почему-то слова интергала легко слетали с ее языка, без всякой запинки.

— Я Суара Толле. Раньше жила на Фаати. А сейчас…

Старушка вздохнула.

— Нас набили сюда, словно мы какие-нибудь консервы, и везут неизвестно куда. Откуда ты, дочка?

— С… Не помню…

Легкая заминка осталась незамеченной.

— Не помнишь? Как же тебе не повезло… Ваши солдаты вон, воюют. Дают этим пришельцам на всех фронтах. Чужаки даже не ругаются теперь. Тихие какие-то стали. А раньше… То чем попало, огреют, то вообще убьют. Даже тебя — принесли, тряпку постелили и оставили. Будь это месяцем раньше, не стали бы возиться.

— Меня… принесли?

— Да. Четверо. За руки, за ноги. Положили и ушли. Молча.

— Странно…

— Наверное, у них дела совсем плохи, раз такое стали делать.

Вновь вздохнула.

— Говорят, нас в их лагерь везут. Рабы мы…

Алиса тряхнула головой.

— Нет. Нас спасут! — проговорила она с убеждением.

— Может, и так. Будем молиться. Боги нас не оставят…

Старушку прервал шум у дверей.

— Что там?

— А, еду раздают. Ты лежи, дочка. Я принесу.

— Не стоит. Я смогу…

Опираясь на плечо пожилой женщины, доковыляла до ворот в трюм, выстояла очередь, получила свою порцию воды и фирру, вновь вернулась на прежнее место.

Есть хотелось ужасно. Быстро проглотила, умело очистив плод, запила водой.

— Ты уже получала такое раньше?

— Это же фирру.

— Фирру? У нас такая штука не растет…

— Я была у них на Кочевьях. Не знаю, почему тут оказалась вновь. Они… Эти что-то сделали со мной…

Жуткая боль прострелила виски, и девушка схватилась за голову, застонала:

— Как больно.

Прохладная влажная тряпка принесла облегчение.

— Ты ляг, дочка. Ляг. Легче станет…

Алиса осторожно вновь устроилась на подстилке. Действительно, стало легче.

— Спасибо вам, матушка.

Внезапно корабль тряхнуло. Затем еще раз и еще. Нападение? Но кто? Открыла сомкнутые ранее веки и поразилась радости на лице старухи.

— Что там?

— Кажется, ты права, дочка! Это терранцы, без сомнения!

«Терранцы!» Мысль обожгла молнией. Она вновь приподнялась, даже ноющая в голове боль исчезла. Взглянула на исхудавшую руку, чуть приподняла платье, заглянула под ткань. Господи, как же она исхудала… Внезапно гул корабельных двигателей умолк. Затем ворота распахнулись, и внутрь ввалился охранник, весь залитый кровью. Поднял свое оружие, но выстрелить не успел — рядом с ним возникла тень, мгновенный проблеск меча и голова чужого покатилась по палубе, обдав рабов брызгами крови из шеи. Послышались испуганные вопли, но десантник вскинул руку, призывая к молчанию. Затем быстро пристроился у входа в трюм. До людей донеслись выстрелы, грохот разрывов. Вскоре появились еще несколько человек в вооружении терранцев. По-видимому, они о чем-то совещались по внутренней связи. Затем десантники быстро разбежались по трюму, расставили в его углах сверкающие пирамидки. Короткая ослепительная вспышка заставила всех закрыть глаза. Когда же зрение вернулось, оказалось, что все находятся уже в другом месте. К ним устремились знакомые до боли многофункционалы и люди в медицинской одежде. Алиса разрыдалась от счастья: свободна! Это свои!..

Александр откинулся в кресле. Кажется, что этот экзамен он выдержал. Потерь нет ни среди кораблей, ни среди десантников. Так, пара «трехсотых», и то несерьезно. Рабы спасены. Их переместили на транспортники с помощью нуль-лифта. Дешево и сердито, как говорят на Земле. Без всяких галерей и шлюзов. Теперь дело за медиками. Кажется, среди освобожденных много раненых и больных. Ну, ничего. За время пути окажут первую помощь, а потом, уже в пределах Княжества, вылечат полностью. Там распределят, кого куда. И, наверное, немногие захотят вернуться обратно. Терра — это… Мужчина улыбнулся. Попав туда, назад уже не захочешь. Тем более что конец войны уже не за горами. Полгода, а может, и меньше. И все.

— Мечтаешь, командир?

— Да нет.

Улыбнулась Имэй.

— Пытаюсь мыслить стратегически.

— Понятно. Что дальше?

— С караваном закончили?

— Как обычно. Только…

— Что?

— Как-то уж странно все. Прикрытия почти не было. Охрана кое-где даже не сопротивлялась толком. Ни одной попытки уничтожить рабов. Хотя прежде они не церемонились. Чуть что — разгерметизировали трюм, и все.

— Да… Ты права.

На мгновение задумался:

— Знаешь, дай команду нашим особистам, пусть просеют спасенных через сито. Всех не успеют, но все же…

Сюзитка кивнула. Вдруг напряглась, затем расслабилась.

— Нет, все нормально.

— Что?

— Да так, показалось. Курс, командир?

— На базу.

— Есть!

Тронула мнемодатчик, отдав короткую команду. Александр ощутил могучее биение генераторов, выходящих на форсажный режим. А девочка права. Задерживаться почти в центре вражеской территории не стоит. Мало ли что, вдруг чужаки передали призыв о помощи? Тогда спасателей могут перехватить по дороге, и людей просто выбросят в космос…


Как ни странно, путь назад прошел спокойно. Без всяких происшествий. Через двое суток они вошли в туманность, а еще через сутки транспортные корабли были переданы внутреннему конвою. Соединение же Александра легло на обратный курс, к базе. Все уже предвкушали отдых после удачного рейда, когда внезапно пришел приказ — курс изменить, следовать в двенадцатый квадрант. Люди недоумевали, только Имэй загадочно улыбалась, но на все расспросы отмалчивалась, обмолвившись только, что пришел и их черед. А что, чего — конкретно не сказала никому…


Чудеса начались за несколько парсеков до точки назначения. Вначале на связь вышли диспетчеры, взявшие на себя управление монитатором. Штурманы и рулевые, расслабившись, наблюдали за происходящим снаружи, время от времени, комментируя то, что видели за бортом корабля. А там было на что посмотреть: плотные скопления множества просто колоссальных кораблей, утыканных орудиями и ракетными установками. С виду — обычные супера, но вот размеры отличались. И значительно. Да и вскоре среди знакомых силуэтов стали появляться совсем незнакомые очертания. Что за корабли? Каково их назначение? Мимо монитатора прошла в плотном строю группа истребителей, заложив вираж вокруг корабля. Промелькнул карго, волочащий за собой целую колонну контейнеров снабжения. А кораблей становилось все больше и больше. Монитатор сбавил ход, совершил несколько разворотов, наконец, замер у автоматического бакена. Ожила внутренняя связь:

— Всему экипажу приготовиться к нуль-транспортировке на новый корабль. Личные вещи не оставлять, вооружение и прочее имущество не брать.

— Ничего себе…

Александр улыбнулся:

— Ты знала и молчала?

— Это моя обязанность, командир.

— Да ладно. Я же понимаю. Все. Разбежались по каютам.

Парень поднялся и заспешил к себе. Своего почти ничего не было. Так, захваченный десантниками меч чужака, торжественно преподнесенный ему. Пара голографий и гражданский костюм, купленный на всякий случай и еще ни разу не надетый. Все. Остальное — казенное. Ах да, чуть не забыл. Сунул кристалл логгера, затем поднялся в уже пустую рубку, вновь сел в свое кресло, погладил пульт рукой. Он уже был мертв. Энергия отключена. Логгер демонтирован сразу после приказа о смене корабля. Жаль. За эти два месяца он привязался к этому выносливому и верному монитатору. Интересно, какого класса корабль ему доверят? Ладно. Пора. Еще раз провел рукой по пластику пульта, прошел к выходу, уже в дверях обернулся:

— Прощай, друг…

Короткая ослепительная вспышка нуль-лифта…


Глава 21
В СЕРДЦЕ!

И сказал Князь:

— Воздайте им, воины, по делам их!

И пошли мужи и жены в бой, не щадя живота своего, ибо бились они не ради земель чужих, а за свою. Не ради наживы или власти, а защищая Родину.

Житие святого Алексея Терранского

Флот двигался к Кочевью — искусственной планете чужих, пришедших захватить мир, в котором жили люди. Мощный, созданный с напряжением всех сил и умов Княжества. Его вели в бой лучшие из лучших, прошедшие закалку в жестоких сражениях. Тогда они учились. Теперь настала пора воздать по заслугам чужеземным насильникам и убийцам. Пришла пора расплаты. Ученые Олмера трудились с запредельным напряжением мысли, воистину сделав невозможное возможным. Ничто не могло противостоять той силе, которую бросило в бой Княжество. Но самое главное, что на флагманском дредноуте, носящем гордое имя «Терра», были те трое, кто стал символом свободы: сам князь Терранский, Алексей Медведев, и его две жены, княгини Майа и Яйли. Они оставили детей, чтобы идти в бой наравне с теми, кого посылали на смерть. И это было достойно уважения. Три огромных крыла составляли сам флот. Первое, Ударное, вел полный адмирал Шарцнигер. Второе, Атакующее, — генерал Мыскин, верховный командующий. Третье, Карательное, — адмирал Сазонов. Три старых воина. Три опоры военной машины Княжества.

В тылу у флота разворачивалась четвертая Резервная эскадра генерала Столярова. Контрразведчик оставил на время все свои дела и вспомнил прежнюю профессию.

В Ударном флоте вел свою эскадру майор маун Ко. Назначение его командиром соединения из десяти тяжелых кораблей артиллерийской поддержки вызвало бурю разговоров по всему флоту. Как так, всего лишь майор, и получает полковничью должность? За какие заслуги? Но когда был поднят послужной список майора, разговоры прекратились сами собой. Было за что…


Алексей вошел в рубку флагмана. Все мгновенно вскочили со своих мест. Он отдал честь, приветствуя экипаж, затем подошел к командирской консоли. Командир корабля попытался доложить, но князь прервал его жестом:

— Отставим формальности на потом, полковник. Что у нас?

— Все четко по графику. Отставших нет. Неполадок нет. Механизмы работают безупречно.

— Отлично. Настроение?

— Все готовы к бою. И все всё понимают.

— Что же…

Внезапно на лицо князя наползла хищная улыбка:

— Раньше у моих предков на Земле было такое правило — посылать врагу предупреждение. Передайте связистам, пусть отправят сообщение на Кочевье: «Иду на вы»!

— Есть!..


Александр впился взглядом в голомонитор, показывающий внутренние отсеки корабля. Его интересовала десантная палуба. В этот бой он шел с новым нарядом тяжелой пехоты. Когда он получил корабль, ему было предписано отправиться за пополнением на одну из планет Княжества, отведенных под беженцев. Там ТКАП и должен был взять новеньких. Оставив корабль на орбите, он вместе с Юлэй телепортировался на поверхность. Новинка получила бурное распространение во всех мирах Княжества, и после того, как потребности военных были удовлетворены, промышленность занялась остальными ведомствами. Запасной полк был выстроен на плацу. Новобранцы напряженно ждали решения своей судьбы. Александр в сопровождении девушки прошелся вдоль строя. Неужели ему показалось? Или правда??? Он не верил своим глазам. Проверить? Пружинистым шагом взошел на трибуну, где его ожидал командир ЗАПа.

— Вы позволите, полковник?

— Конечно, майор.

Он стал сбоку от трибуны, кивнул Юлэй, а затем сделал то, чего никто не ожидал: сложил руки в знаке мастера аагов. Мгновенно половина строя оказалась на одном колене. Командир запасного полка выпучил глаза от удивления — такое нарушение армейской субординации показалось ему просто немыслимым! И только от того, что этот флотский майор скрестил ладони необычным образом! Полковник побагровел, открыл рот, собираясь устроить разнос, но майор обернулся, и слова застряли в горле офицера — флотский улыбался во весь рот:

— Полковник, благодарю вас. Это был очень приятный сюрприз!

Затем обернулся и произнес короткую фразу на незнакомом сюзиту языке. Те, кто стоял на колене, мгновенно вскочили и вышли вперед, сбившись в плотную коробку походной колонны. Майор вновь повернулся к командиру запасного полка:

— Я забираю вот этих, господин полковник.

— Их? Но они…

— Именно их, господин полковник. Пожалуйста, оформите документы на отправку. У нас мало времени…

И сейчас ааги, составившие десантный наряд корабля, готовились идти в бой. Никакой суеты. Ничего лишнего. Короткие, скупые фразы. Экономные, расчетливые движения. Они знали свое дело. Но почему осталась лишь молодежь? Где же все мастера? Где старейшины, в конце концов? Что произошло? Ладно. Сейчас покончим с войной — узнаем…


— Тебя вызывают, дочка!

— Меня?

— Ну да. Настала и твоя очередь.

Девушка легко вскочила с койки и направилась к выходу из палаты, где ее ожидал многофункциональ-посыльный. Слава Богу, наконец-то! После прибытия на территорию Терранского Княжества всех направили в реабилитационный лагерь. Там людей приводили в порядок, поправляли их здоровье, поскольку многие были истощены или больны, а потом распределяли по различным планетам. С Алисой было плохо. Головные боли постоянно изводили девушку. Иногда она даже теряла сознание, и никакие усилия врачей ничего не могли поделать. Провалы в памяти, непонятные ей самой обрывочные знания.

Терранку положили в реанимационную ванну, и вот вчера выпустили, продержав там почти неделю. Выяснилось, что чужаки использовали ее для экспериментов на мозге. И вот за сутки ни одного приступа боли. Видимо, данные диагностики тоже были положительны, и теперь вызывают для распределения. Но ей хватило приключений на всю оставшуюся жизнь! Нет уж! Пусть ее отправят на Терру, домой. Господи, скорее бы! Девушка даже стала напевать песенку, готовая уже бежать в кабинет, где распределяли беженцев…

— Ваши имя и фамилия, подданство?

— Алиса Тэйлор. Я… Я не помню, кто я, и кем была раньше.

— Ясно.

Чиновник взглянул на голоэкран, утвердительно кивнул. Затем набрал запрос, пробормотав:

— Секундочку…

Внезапно его лицо вытянулось:

— Это над вами работали их ученые?

— Да.

— Операции на мозге?

— Да.

— Вам повезло, что вы выжили!

— Я? Да, пожалуй.

— Очень повезло!

Клерк снова уставился в монитор, затем кивнул головой, видимо, прочитав сноску. Затем вновь перевел взгляд на нее:

— На вас поступил специальный запрос из Ведомства Княжеской Безопасности. Дать вам маршрутные документы?

— Конечно!

— Что же… Сегодня вечером на Терру отходит курьер. Я забронирую вам место. А поскольку документов у вас нет, то вот вам временное удостоверение…

Быстро сделал запрос, и через мгновение из щели принтера вылезла карточка-идентификатор. Протянул ей.

— Одежду можете сменить в гардеробе. Удачи вам, Алиса.

— Спасибо.


Скромный джинсовый костюм, такой привычный для нее, нашелся не сразу. Длинная куртка. Только вот ощущение, что одежда не совсем обычна… Наверное, просто еще не обносила, скоро все будет нормально. Вышла на улицу, взглянув на маршрутную карту, сориентировалась. Сделала пару шагов, точка ее местоположения послушно дрогнула на листе и сдвинулась. Ясно. Значит, она выбрала правильный путь. Напевая, девушка двинулась в порт, где вскоре должен был стартовать отправляющийся на Терру курьерский корабль. Алиса так и не заметила, что в костюм встроен наномаяк. Впрочем, без специального оборудования такую штуку обнаружить невозможно…


Хайе был взбешен. Черви осмелились прислать ему вызов?! Ему, истинному митриту, осененному милостями Митрала Ужасного! Да как они посмели! Он превратит их в ничто, в прах под своими ногами! А их предводителей прикажет сварить живьем в кислоте! Что-то хрустнуло, и Урук очнулся. Пелена сошла с глаз, наступил период Спокойствия. Эмоциям дан выход. Теперь нужно наказать посмевших сопротивляться Походу. Итак, вызвать ирагов. Пусть начинают готовить Орды. У них есть еще время. Колдунам тоже нужно приготовиться. Да, еще настало время для Прозревающих. Похоже, что пора им тоже принять участие в Битве. О, это будет триумф! Настоящее сражение, о котором сложат песни! Давно уже митриты не сталкивались ни с чем подобным…


Зал Гнева. Почтительно склоненные головы, выслушивающие распоряжения своего Хайе, Вождя Похода. Суета в переходах Кочевья. Спешка на палубах кораблей. Подготовка. Постановка минных полей. Лучевых засад. Зарядка накопителей главного калибра. Семьи отправились во внутренние помещения. Рабы трудились в последний раз. С началом Битвы червей разместят во внешних отсеках в качестве живого щита. Кочевье готовилось к бою… Уже завтра все закончится, и Орда утвердит власть Митрала Ужасного еще в одной Галактике. А вожди дерзких, посмевших противиться его воле, будут выставлены для Ритуала. Пока же — Медитация Победы… Полная тишина. Только бой далеких Барабанов Боли. Что есть боль? Благо. На что Благо даровано воину? Дабы он победил в Битве. Для чего же нужна Победа? Для Силы Митрала Ужасного…


Хайе очнулся от транса, вызываемого медитацией.

— Колдун Ии, выдай моим воинам сок Урчи перед началом битвы.

— Но, Великий…

— Это приказ!..

Черный балахон склонился в поклоне.

— Великий! Враги приближаются!

— Что?! Но как…

Все расчеты летели в бездну. Нападающие пришли много раньше, чем их ждали…


— Боевое построение!

Команда с флагмана мгновенно разнеслась среди флота. Александр поправил мнемодатчик, продублировал команду среди своего отряда. Могучие корпуса дрогнули и начали расходиться, выстраиваясь в пирамиду. Он — в центре, остальные — по диагоналям строгого квадрата.

— Трансформация!

Корабль дрогнул, заработали огромные двигатели, начиная выдвигать батарейные палубы. Квадратный в сечении корпус стал преобразовываться в крест. Утыканные огневыми башнями выдвижные секции плавно двинулись во все четыре стороны с помощью колоссальных приводов.

— Первая секция — в норме. Заняли рабочее положение. Замки застопорены.

— Вторая секция — в норме. Линия замкнута.

— Третья секция — в норме. Заняли рабочее положение. Замки застопорены.

— Четвертая секция — в норме. Линия замкнута. Полный крест!

— Приготовиться к ведению огня!

Операторы орудий, расположенные в своих колбах, находящихся в специальной жидкости, позволяющей снижать кинетические удары и сохранять постоянное рабочее положение, напряглись, услышав предпоследнюю команду. Пришли в движение колоссальные транспортеры, несущие многотонные серые цилиндры выбрасывающих зарядов и боеголовки. Защипало горло от резкого увеличения кислорода в воздухе. Андреналин, или боевая лихорадка, требовал максимума.

Кто-то, нервничая, раз за разом касался своей панели. Некоторые еще и еще раз проверяли электронные шлемы наведения, за меткой которых послушно двигался ствол закрепленного за оператором орудия. Где-то молились, где слали проклятья темным богам. Кого-то трясло от напряжения. Но, услышав команду, люди оставили все лишнее за бортом эмоций, став настоящими боевыми машинами. Взвыли моторы, выдвигая стволы и разворачивая башни туда, где впереди, возле окутанной сиянием огней искусственной планеты чужаков, начали появляться бесчисленные искорки вражеских кораблей…


— Великий, я раздал твоим воинам сок Урчи. Но…

— Сейчас решается судьба Кочевья, колдун. А слабые не могут быть воинами…

Согбенный черный балахон молча удалился. Этот сок вызывал эйфорию. Придавал воину могучие силы. Лишал его чувствительности к боли и ранам. Даже лишившись конечности, тот мог продолжать битву, не обращая внимания на повреждения, пока не истекал кровью. Но расплата была ужасной. Не каждый выживал после приема этого стимулятора…


Первыми открыли огонь ракетные крейсеры. Магнитные ускорители выплюнули блочные ракеты. Огромный надкалиберный обтекатель скрывал под собой аккуратно упакованные в два яруса шестьдесят четыре самонаводящиеся боеголовки, каждая с индивидуальным двигателем коррекции. Едва ракеты, оставляя за собой мгновенно замерзшие облачка вырвавшегося из толкателей газа, оторвались от строя флота, как включились до предела форсированные главные моторы. В несколько мигов своей жизни, преодолев миллионы километров, уже приблизившись к врагу, с боеголовок слетели обтекатели. Спрашивается, зачем в вакууме обтекатель? Но терранцы умели экономить, когда это было возможным. Данные боеприпасы были универсальными: их можно было использовать и в космосе, и в атмосфере. Кроме того, обтекатель выполнял роль экрана — пока он был на ракете, невозможно, как ни пытайся, определить ни тип заряда, ни количество боеголовок на каждой… Вышибной заряд разбросал несущиеся на неимоверной скорости боеголовки. Теперь в работу включились уже их двигатели. Из хвостов выдвинулись треугольные граненые штанги. Умные «мозги» самонаведения уже выбрали каждый собственную цель, проведя короткое, в доли наносекунд «совещание», чтобы не было дублирования попаданий. Сработала корректировка. Изменились траектории полета. И… Строй врага был слишком плотен. При обороне он, может, и давал какие-то преимущества при использовании именно лучевых орудий, но когда шла такая атака, малое расстояние не давало возможности увернуться. Впрочем, это было бесполезно. Такую ракету можно было лишь уничтожить. Увернуться от нее просто нереально… Бесчисленные вспышки разорвали строй. Начиненные антиматерией головы из сверхпрочного сплава пробивали корабельную броню и рвались внутри, превращая все на своем пути в ничто. Огненные языки полного распада прошивали противника насквозь, сверху донизу, не щадя на своем пути ничего и никого. Рвались секции, лопались, рассыпая искры, генераторные ямы. Выворачивались наизнанку внутренности огромных трирем и Разрушителей. Еще даже не вступив в боевое столкновение, потери обороняющихся превысили все разумное и ожидаемое. А до терран лучевые пушки митритов еще не могли достать…


— Залп! Далее — по готовности!

На огромном экране было отлично, с максимальным эффектом видно, как гигантский, в несколько метров диаметром ствол огневой башни резко дернулся, уходя назад. Затем сработали компенсаторы, возвращая орудие в боевое положение, из трубок клапанов вырвался перегретый газ охлаждения. Александр словно воочию увидел, как на несколько звеньев передвинулся могучий транспортер, подавая снаряд, почти мгновенно сработал досылатель, забивая его в ствол. Затем на ложе лег цилиндр заряда. Снова монументальная работа толкателя. Скользнул на место, тускло сияя смазкой, колоссальных размеров затвор, оператор качнул головой в массивном, но легком шлеме прямой виртуальности. Послушно взвизгнули приводы, наводя пушку вслед его движениям. Тяжелый корабль вновь содрогнулся, а затем, когда выстрелы последовали один за другим, эта дрожь уже ушла. На нее просто не обращали внимания…

— Командир! В погребах осталось тридцать процентов зарядов!

— Вызвать снабженцев!

— Есть!

Имэй не теряла головы, контролируя ситуацию. Вот и сейчас майор был ей благодарен: девушка вовремя спохватилась. А вот он чуть не прозевал, загипнотизированный адской работой пушек. Там, вдали, где когда-то находился вышедший им навстречу флот врага, непрерывно что-то сияло и сверкало. Все эскадры огневой поддержки, пока была возможность, вели бешеный огонь, выбивая максимально возможное количество врагов, расчищая путь главным силам.

— Сейчас они начнут выдвижение! — крикнула Имэй по внутренней связи.

Александр отреагировал мгновенно:

— Второй, четвертый, шестой, восьмой! Перейти на огонь вертикалью! Горизонтали — ждать атаки противника!

Огонь чуть утих, возросло нервное напряжение, накалившее воздух в рубке до предела, и вот оно: два длинных языка огней. Один сверху, второй снизу.

— Задействовать все установки! Работаем, ребята, работаем!

Казалось, что ТАКПы словно взорвались, их ярость, словно учетверилась, с таким бешеным темпом заработали пушки. Гигантским веером снаряды расстилались по вакууму, ударяя в сверкающие в свете искусственной планеты корабли врага. Выдвигающиеся для атаки языки вначале прервались, потом начали распадаться на тысячи мелких огоньков и, наконец, просто растаяли в вакууме…


Хайе был в бешенстве — черви перехитрили его! Они использовали другой способ борьбы, ему недоступный! И почему Ужасный не позволил колдунам работать в этом направлении?! Он вспомнил казнь Лэара Волшебника, казнь, вызвавшую содрогание у всех, кто видел ее трансляцию. Именно Лэар предлагал такие же пушки для вооружения Разрушителей. И вот его Орда, его гордость, его опора бесславно гибнет без всякой возможности нанести хоть какой-то урон врагу. Значит, он проиграл. А, следовательно, его смерть будет жуткой. Надо уйти достойно, как и надлежит Великому Хайе, Вождю Похода…


Зал Гнева, зал для собраний воинов. Пустой. Все, кто достоин его посещения, там, умирают под ударами врага. Впрочем, даже если бы они победили, то вряд ли нашлось столько митритов, чтобы вновь наполнить его… Хайе сел в Кресло Власти. Махнул рукой. Громыхнули Барабаны Боли. Итак, пришел его час. Недрогнувшей рукой он открыл подлокотник, снял с шеи Амулет Силы. За ошибки надо платить. Пальцы вложили кристалл в отверстие, точно совпадающее по очертаниям и размеру. Чуть заметная заминка. Рывок, подлокотник становится на место…


— Что это?!

Александр широко раскрыл глаза от удивления: флот противника погибал под ударами терран. Их корабли гибли один за другим, разлетаясь на куски, взрываясь, выбрасывая языки пламени из разбитых люков и шлюзов до того мгновения, пока внутри еще был кислород. Но его привлекло не это — искусственная планета словно вспухла: из всех люков вырвалась атмосфера. Мгновение, и вновь в пространстве появились прежние очертания. А флот врага… Он погибал. Под градом ракет и снарядов. А потом вдруг среди вспышек разрывов появились другие. Уродливые очертания таяли в пустоте, в сиянии. Имэй вдруг повернула залитое слезами лицо к командиру:

— Прикажите прекратить огонь. Их больше нет. Они совершили массовое самоубийство…

— Но кто-то же еще жив?! Я вижу целые корабли!

— Они мертвы. Все отсеки разгерметизированы. И на Кочевье, и на кораблях, что перед нами. Боги… Почти миллиард человек…

— Старший офицер! Возьмите себя в руки! Это не люди! Это враги! Я приказываю!

И в этот момент девушка бессильно обмякла в кресле…


— Что с ней, доктор?

Фон Шлоссер поднял глаза от монитора медкапсулы, где внутри покоилась девушка.

— Эмоциональный шок от массовой гибели оказался слишком силен. Ее психика не выдержала. Не удивлюсь, если сейчас и княгини в таком же состоянии…

Доктор был прав. Все сенсы Терры были выведены из строя…


Алиса вылезла из глайдера. Вот, кажется, и место ее назначения! Высокие ворота с узорами. Чуть заметное переливание силовой ограды. Высокое круглое здание за ней с часовыми у входа. Широкая дорожка, залитая стеклобетоном. Однако терранцы живут очень богато, даже по сравнению с самыми дорогими кварталами Новой Америки. Жаль, что она не помнит почти ничего из того, что было с ней раньше. Так, обрывки. Какие-то лица, самые общие навыки. Наверное, она окажется полностью бесполезной для такой организации. Да и зачем им потерявшая память? Но у Княжества свои порядки. Если на нее обратили внимание, значит, нужно послушно выполнять требования. Иначе ее выкинут за пределы державы, где сейчас царят разруха, беззаконие, право сильного. А что она может? После того как ее мозги эти проклятые чужаки вывернули наизнанку и запихали туда непонятно что?

Часовые у входа преградили ей дорогу, и девушка, поняв, вытащила конверт с предписанием. Короткий внимательный взгляд, затем вежливый жест в сторону двери:

— Пожалуйста, подойдите к белой стойке.

— Спасибо.

Она прошла через большой зал, который опоясывали галереи этажей. Зал был разделен на несколько секторов разного цвета. Вот и ее, белый. За стойкой стоял офицер, улыбнулся при ее появлении:

— Слушаю вас?

— Вот.

Многострадальный конверт лег на столешницу. Безопасник взял его, сунул в щель какого-то прибора. Коротко прогудело, и мужчина положил перед девушкой плоский лист пластика, в котором та узнала сканер.

— Ладонь, пожалуйста. Правую.

Выполнив требование, прикоснулась к гладкой поверхности и невольно улыбнулась, ее будто пощекотали.

— Возьмите.

Перед ней легла маленькая четырехугольная карточка.

— Кабинет номер семьсот один.

— А что там?

— Обследование. Медицинское. Не волнуйтесь только. Нам нужно узнать, что с вами сделали эти… чужаки.

Алиса вздрогнула. Перед глазами что-то замелькало, и она подалась вперед, чтобы не упасть на пол, ухватилась за стойку. Офицер всполошился:

— Вам плохо? Одну секунду! Эй, вызовите медицинскую бригаду!..


…Сканер басовито загудел, когда девушку сунули под него. Врач схватился за голову:

— Проклятье тьмы!

Моментально выдвинувшиеся манипуляторы начали работу. Коротко прошипел инъектор, вводя очередную дозу анестетика, для безопасности. Впрочем, кто знает, что у нее в голове… Сканер, по-прежнему гудя, изучал ее организм, но ничего опасного не обнаружил, и врач решился на прекращение обследования. Информация, полученная им, ушла к И-Мозгу для обработки, и через несколько секунд пришел результат: данное существо — человек. Совпадение генов девяносто девять и четыре десятых процента. Возможно скрещивание. Уровень интеллекта — восемьдесят четыре единицы, что выше на восемнадцать процентов среднетерранской отметки. Порог адаптации — девяносто. Мышечный уровень — одна и три десятых. Уровень пси — один. Стандартный.


Иура закончила чтение планшета и протянула его назад Столярову. Генерал почтительно принял. Впрочем, к этой женщине он относился с почтением не только из-за того, что она была матерью наследника. После того как погибла Алиса и Александр поступил в Военную академию, женщина, которой было всего тридцать восемь лет, изнывая от скуки, попросила Алексея пристроить ее на какую-нибудь работу. Сидеть на месте и ничего не делать оказалось не в характере Иуры.

Князь долго ломал голову, пока Яйли, с которой у матери наследника неожиданно установились отличные, чуть ли не сестринские отношения, не посоветовала супругу отправить ее к Столярову. Бывшая императрица рассудила здраво: если женщина — диверсант и убийца высшей квалификации, то, значит, и ловить подобных себе она сможет с не меньшим блеском. Так и оказалось. Начав с должности обыкновенного клерка, мать Александра очень быстро продвинулась по служебной лестнице, особенно когда понадобилось планировать операции по партизанским действиям против Чужих. Да и во время приемки массового потока беженцев бывший ааг тоже проявила себя самой лучшей стороны. Так что, никаких протекций, кроме собственных сил и ума, ей не понадобилось. С Яйли она подружилась, и обе женщины искренне уважали друг друга. С Майей же отношения были сложнее — та не могла никак принять то, что Алексей изменил ей с Иурой, пока сама служила Яйли. Ведь лично Майа хранила ему верность без всякой надежды на счастье… Впрочем, в последнее время отношения все же стали налаживаться, и не в последнюю очередь из-за того, что Иура стала благосклонно принимать ухаживания одного вдовца из землян, потерявшего жену во время случайной катастрофы. Правда, сейчас тот тоже воевал, но вскоре должен был вернуться. Их отношения зашли настолько далеко, что женщина переехала жить из дома сына к нему…


— Что скажете?

— Сложный вопрос. Ясно одно: девушка — очень редкий экземпляр. Похоже, что чужаки неплохо над ней поработали. Ее явно готовили на боевика.

— Согласен. Тогда…

Она кивнула:

— Пожалуй, нужно проверить ее боевые навыки. Вполне возможно, что эта девушка о них даже не подозревает, и те раскроются в экстремальной обстановке.

— Значит, вам и карты в руки.

Иура вздохнула, ей не хотелось этого говорить, но…

— Она удивительно похожа на мою несостоявшуюся невестку. Не знай я, гарантированно, что та мертва — приняла бы за покойную Алису. Совпадают и внешность, и возраст. Что-то тут не так.

Генерал несколько мгновений раздумывал, затем кивнул в знак согласия.

— Это точно. Пожалуй… Тогда я поручаю ее вам, госпожа. Возьмете в свой спецотряд?

— Да, генерал… Вы точно на своем месте!

Столяров удовлетворенно улыбнулся — похвала женщины стоила любой награды!..

— Очнулась, девочка?

Алиса открыла глаза и увидела стройную темноволосую женщину, внимательно рассматривающую ее.

— Д-да… Что со мной случилось? Где я?

— Не переживай. Ничего страшного. Просто очередной приступ головной боли. И ты сейчас в больнице.

Девушка порывисто приподнялась на подушке:

— Но я… У меня… Управление…

— Не переживай. Где ты, по-твоему, находишься?

— А разве…

На удивление сильная рука заставила ее опуститься назад.

— Все нормально. Обследование уже провели. Ничего страшного. Так что не волнуйся. Просто отдохни.

Девушка обессилено закрыла глаза. Посетительница, по-видимому, собралась уходить, потому что стул под ней чуть пискнул ножками по пластику покрытия. Не открывая глаз, Алиса решилась:

— Что со мной будет дальше?

Она, видимо, ожидала такого вопроса — открыв глаза, девушка увидела, что женщина смотрит на нее с непонятной грустью:

— У тебя редкие данные. Мы решили предложить тебе работу. Я согласна взять тебя в свою спецгруппу.

— Спецгруппа?!

— Да. Врачи помогут тебе избавиться от мусора, что в тебя натолкали чужие, и тогда приступим к тренировкам. Данные обследования говорят, что ты сможешь превзойти очень многих…

…Она уже подходила к двери, когда Алиса решилась задать еще один вопрос:

— Почему вы так на меня смотрели?

Та, не оборачиваясь, произнесла:

— Ты очень похожа на одну девушку, которая должна была стать моей невесткой. Мой сын очень любил ее.

— А где она сейчас?

— Ее убили…


— Флоту, циркулярно. Отойти на пять миллионов километров от Кочевья.

Повинуясь распоряжению, огромные туши стали оттягиваться назад, умело маневрируя в пространстве. Александр смахнул пот с лица. Битва выиграна. Без потерь. Сейчас искусственной планетой займутся специалисты. Ксенологи, контрразведчики, компьютерщики, ученые. Будут потрошить мертвого врага. Улыбнулся невольной аналогии. Имэй скоро придет в себя. Впрочем, по медицинским данным, до этого еще далеко. Да и мачехи тоже в тяжелом состоянии. Отец сообщил по личной связи. Проклятье тьмы! Сжал кулак, затем медленно разжал побелевшие пальцы. Впрочем, терранам предстоит еще очень много работы: отловить последних оставшихся в живых чужих. Восстановить разрушенную врагом жизнь. И готовиться к новому сражению. Никто не сомневается, что эти враги не последние и будут новые.

Как говорят на Земле, тропинка протоптана, жди новых гостей. Так что наверняка отец, как только ученые разгадают все загадки чужих, будет готовить экспедицию и миссию возмездия. И очень даже возможно, что вести ее придется ему, наследнику…


На голоэкране вспыхнуло сообщение. Пришел очередной приказ от командования. Майор пробежал текст глазами и улыбнулся — домой! На отдых! Их ударной группе дают краткосрочный отдых первым во флоте. Курс на Терру!.. Четыре дня, и он сможет отдать долг Эстерии…


И это — дом?! Да на Новой Америке в таких даже самые большие богачи не живут! А тут — ей! Курсанту Академии Службы безопасности! Да, Терра очень богата! Вошла в холл большого двухэтажного домика, осмотрелась. Мебель, правда, пока стандартная, но ей положили большое жалованье, и вскоре она сможет устроить все здесь по своему вкусу. А это что? Портреты? Интересно, чьи? Подошла поближе, всмотрелась в подписи. Непривычный славянский шрифт. Князь терранский… Боже! Боль прострелила виски, и девушка без чувств рухнула на пол…


…Яой поднялась с пола — вот оно, логовище врага! Осмотрелась — по-варварски примитивно. Ни украшений, ни изваяний Бога. Голые простые стены. Портреты врагов Ужасного на них в гладкой окантовке. Здесь она выполнит свою клятву. Зловеще усмехнулась, уселась прямо на пол, скрестив ноги. Уставилась на голограмму, перебирая саму себя вновь. Обязательно нужно проверить, получится ли у нее остаться неузнанной. Чтобы этот противник не раскрыл ее раньше момента свершения мести. О, как жестока будет кара, обрушенная ею на Врага митритов! Колдуны не подвели! Вновь улыбнулась своим затаенным мыслям. Девушка просидела еще несколько минут перед голограммой, затем поднялась на ноги. Что ж, месть сладка, но надо позаботиться о маскировке. Наверняка за домом и ней следят, и пока надо вести себя подобно червю. Взглянула на свои руки, усмехнулась. Как и всем благородным женщинам, ей при рождении вживили наномеханизм, не обнаруживаемый ни при каком сканировании. Но стоит ей отдать мысленную команду, и из ее пальцев выскочат тончайшие, в одну молекулу толщиной, лезвия, перед которыми не устоит ничто. И в которые превратится ее кожа… А пока — терпение, терпение и еще раз терпение…


Иура вернулась домой и, поужинав, уселась на диване перед горящим камином. На Фаати она полюбила открытый огонь. Он успокаивал ее, помогал пережить разлуку с любимым сыном и Алексеем. А теперь эта девушка… Тоже новоамериканка, как и погибшая Алиса. И тоже над ее генами неплохо поработали. Даже имена совпадают, не говоря уже об удивительном сходстве! Если познакомить с ней Сашу, чем это закончится? Может… затаенно улыбнулась своим мыслям…


Глава 22
ВЕСЫ СУДЬБЫ

Есть долг. Но стоит ли он судьбы? Иногда — да. Если он истинен. И нет, если долг ложен.

Алексей, князь Терранский

…Князь молча кивнул головой. — Все пленные, кого мы захватили до Битвы, в один голос клянутся, что Ужасный Митрал — реальность. А еще — что нас не оставят в покое.

— Это понятно…

Александр повертел в руках опустевшую чашку.

— Еще?

— Если можно.

Князь потянулся к турке, налил еще по порции напитка.

— Так что выхода у нас нет. Придется драться. Не знаю, что Олмер выкопает на Кочевье. И непонятно, почему они не взорвали этого монстра, если совершили массовое самоубийство. Неужели не понимают, что мы воспользуемся их технологиями?

— Действительно, непонятно. Впрочем, логика у них другая. Хотя есть кое-какие аналогии в земной истории… Про монгольское нашествие на Русь ты, скорее всего, не слышал…

— Почему? Изучал…

— Ах да. Ты же в нашей академии учился. Тогда легче. Короче говоря, это вторжение очень сильно напоминает нашествие Батыя. Примерно такая же структура общества. Отношение к пленным. Кодекс чести воина. Хотя, и вполне естественно, масса различий. Ладно. Ушли в сторону. У меня к тебе дело, сынок, касающееся моих жен… которое я могу доверить только тебе. Согласишься?

— Я же твой сын. А они — моя семья… Думаю, что незачем спрашивать. Выкладывай…

И князь рассказал. О том, почему стал двоеженцем, что такое сенсы по-сюзитски. Немного поведал о легендарном Последнем Императоре Сюзитии. И о тайнике дворца ап дель ои Суер, где скрывались таинственная библиотека и запас живых камней…

— Короче, нужно тайно прилететь туда, извлечь все, что хранится в тайнике, и доставить на Терру. Я надеюсь, что присутствие такого количества живых камней поможет поднять супруг на ноги и возвратить их таланты. А они сейчас нам очень нужны.

— Ты их любишь, отец? — тихо произнес Саша.

— Не хочу говорить громких фраз, но вряд ли я смогу жить без них…

Александр опустил голову. Глухо произнес:

— Я не спрашиваю, как бы ты поступил, если бы они умерли. Благодарен тебе за то, что принял меня и назначил наследником, за все твои милости. Но… у меня просьба, отец.

— Говори.

— Отдай мне Эстерию. Совсем.

Отец помолчал. Затем вздохнул:

— Так и будет. Я распоряжусь. Да, прости, что перехватил тебя по дороге. Мама просила передать, что у нее для тебя сюрприз.

— Почему сама мне не сказала?

— Воспитание.

Кивок согласия.

— Тогда мне нужен корабль и мой последний десантный наряд.

Бровь удивленно взлетела вверх.

— Именно он?

— Понимаешь, мне с ними легко и понятно.

— Ааги?

— Угадал.

Отец вновь вздохнул.

— Не знаю, как тебе сказать… но их академии больше нет. Как и учеников, так и преподавателей. Чужаки уничтожили всех. Так что фактически, как единственный живой Мастер, ты стал главой Клана.

Александр вздрогнул: он стал главой Клана? Последним хранителем искусства? Боги…

— Я подумаю над твоими словами, отец. Но если с твоими женами так плохо, то нам нужно поторапливаться.

— Имэй тоже в критическом состоянии.

— И она?!

Алексей отчего-то нервно дернул щекой.

— Практически все сенсы Княжества выведены из строя. Выброс негативной энергии при одновременной гибели миллиарда человек оказался столь велик, что очень многие и многие получили непоправимые повреждения. Найти библиотеку и тайник с камнями — единственная возможность спасти их. Так что, сын, на тебя вся надежда… Корабль — вот.

По столу прокатился кристалл главного ключа.

— Экипаж надежный. Почти половина — родственники моих друзей. Сам понимаешь, кому попало я доверить такое дело не могу.

Сын, соглашаясь, кивнул головой в знак согласия со словами отца.

— Шестой орбитальный блок. Вторая парковочная. Нуль-лифт в моем кабинете.

— Тогда пошли…


— Командир на борту!

Александр, едва выйдя из транспортной капсулы, услыхал четкую команду и рефлекторно вскинул руку к обрезу форменной пилотки. Как оказалось, это было правильным выбором. Он ожидал всего, только не этого: команда выделенного ему монитатора состояла сплошь из чистокровных землян…

— Старший офицер корабля генерал авиации Александр Столяров.

— Главный артиллерист корабля Владимир Столяров.

— Старший штурман корабля Серго Берия.

— Главный инженер корабля Макс Отто Шрамм.

— Старший аналитик Всеволод Соколов…

Все как на подбор молодые. И только присмотревшись, майор понял, что на самом деле это «омоложенные». Да… Отец постарался подобрать самых-самых.

Эти люди его никогда не предадут! Стоп! Столяровы? Берия?!

— Вы не родственники генерала Михаила Столярова?

Один из братьев помялся, потом выдал:

— Они самые.

Второй добавил:

— Вся семья здесь, кроме оболтуса нашего.

Оставалось только вежливо кивнуть головой и, пройдя на мостик, занять свое кресло:

— Старший офицер, начать процедуру выхода в поход!

Тот отдал честь и склонился над микрофоном:

— Корабль к бою и походу изготовить!

Моментально в воздухе рубки что-то изменилось.

Все предыдущее исчезло, воцарилась четкая боевая обстановка. Склонились над приборами и датчиками головы, засияли панели, в воздухе почти мгновенно вспыхнул куб главного экрана. Старший офицер обернулся:

— Разрешение на расстыковку и отход получено. Поступила маршрутная карта.

— Вывести на экран!

— Есть!

В сияющем пространстве произошли изменения. Исчезло марево режима ожидания, четко проявились звездные системы, пролегла полоса пути синей чертой.

— Машинное?

— Ходовые генераторы на десятипроцентной мощности. Разогрев чашек в норме.

— Начать расстыковку. Маршрут прохода два-два пятнадцать, двадцать четыре, плюс семь.

— Расстыковка в норме. Замечаний нет.

— Движение на трех процентах мощности!

Главный штурман мягко тронул сенсоры управления, и все почувствовали легкий толчок. Впрочем, через мгновение все пропало, вновь привычная сила тяжести, никаких иных ощущений. А между тем за бортами уже все пришло в движение. Бесконечный борт военной причальной базы начал убегать назад, теряясь в пространстве. Корпус монитатора совершил плавный разворот, не меняя траектории движения.

— Легли на курс. Идем по коридору.

— Так держать…

Еще несколько томительных минут, и, наконец, главное:

— Вышли за пределы системы!

— Главные ходовые — полный ход!

— Включить компенсаторы на полную мощность! Машинное отделение — стопроцентная мощность!

— Штурман, расчетное время прибытия?

— Восемь часов, командир!

— Отлично…


Яой откинулась на спинку удивительно удобного дивана в холле, ее глаза остекленели. Это крах. Орда уничтожена. Поход провален. Кочевье захвачено. И у нее нет ни малейшей возможности вернуться домой, свершив свою месть. Как ей поступить? Что выбрать? Так и остаться до самой смерти этой самкой червя или все же выполнить Клятву? О, Ужасный! Прости меня за секундную слабость! Она распростерлась ниц на ковре. Я испугалась, но разве не долг истинной митритки — сдержать обещание? Прости, Ужасный! Я отомщу! Обязательно отомщу! За смерть жениха, за гибель отца и матери. За всех моих собратьев в Орде. Да свершится месть во благо Ужасного…

А ведь так все удачно складывалось! Экзамен по боевой подготовке она сдала на отлично. Не зря ведь была дочерью Вождя! Любое оружие, казалось, было продолжением ее рук, и инструкторы одобрительно гудели, когда девушка превращала в хлам мишени на стрельбище или ловким и сильным ударом отключала спарринг-робота в рукопашной. Иура, оказавшаяся матерью наследника, только одобрительно щелкала языком при виде ее успехов. Хуже было с техническими средствами. В Орде не поощрялось стремление воинов овладеть навыками Колдунов, но здесь, как ни странно, помогла память самки червя. Так что и с этим тестом девушка справилась неплохо. Приговор аттестационной комиссии был единогласный: подходит по всем параметрам. Принять в качестве кандидата. Проверки по базам данных Новой Америки Яой не боялась — Орда потрудилась над планетой на совесть. Так что оставалось только входить в доверие к матери наследника и ждать своего часа. Убийство единственного сына князя! Его преемника! Да что может быть лучше и слаще? Тем более что Иура как-то раз, будучи очень довольной ее успехами, уже пообещала познакомить их после возвращения сына. И вдруг такая невероятная, просто невозможная весть… О, Ужасный Митрал! Поддержи меня и дай мне силы свершить задуманное.


Алексей вновь склонился над прозрачным колпаком медицинской капсулы. Под прозрачным пластиком в струях анестезирующего газа виднелось любимое лицо. Малышка Ми. Рядом, в точно такой же ванне — Крошка Я. Так он звал своих женщин в минуты счастья. А оно они ему дарили ежедневно. Яйли, дочь почившего императора. И Майа, баронесса той же Империи. Две сюзитки, две его жены. Если первая более решительная, привыкшая повелевать, то вторая — нежная и ласковая, хлебну