Василий Алексеевич Попов - Чужой след

Чужой след (илл. Глуховцев)   (скачать) - Василий Алексеевич Попов

Василий Алексеевич Попов
Чужой след


Глава 1



В кабинете майора Величко — спокойный полумрак. Плотные шторы на окнах были наглухо задвинуты, зеленоватый свет настольной лампы освещал письменный стол, неяркими бликами играл в стеклянных дверцах больших книжных шкафов. Обстановка комнаты напоминала кабинет ученого. Да и сам майор, плотный, сутуловатый, с очень высоким выпуклым лбом и прямым взглядом задумчивых глаз, прикрытых роговыми очками, походил на профессора, погруженного в научную работу…

Беззвучно приоткрылась дверь и показался молодой подтянутый офицер.

— Товарищ майор, лейтенант Белявин…

Величко оторвал свой взгляд от стола, посмотрел на вошедшего и нетерпеливо махнул рукой:

— Ладно! Садитесь к столу, Николай Борисович…

Офицер опустился в кресло и выжидательно уставился на майора. Он догадался, что дело предстоит серьезное, — только в таких случаях майор переходил на официальное «вы». На столе перед Величко лежала подробная топографическая карта. Несколько секунд майор разглядывал ее. Потом посмотрел на офицера и заговорил:

— Вчера, в 22 часа 40 минут, неизвестный самолет нарушил границу в районе побережья, около селения Тихоновка. Он держал курс на восток. Но через двадцать минут его засекли радиолокаторы, расположенные на хуторе Садовом, находящемся, как видите, на северо-востоке от Тихоновки, а еще через двадцать минут он пролетел над Подгорным — то есть лег на обратный курс. Через пятнадцать минут он был перехвачен нашими истребителями. Самолет-нарушитель в районе Псехе открыл огонь, а затем был сбит истребителями и утонул в море. Нам необходимо раскрыть тайну этого визита… Зачем неизвестному самолету понадобилось совершать этот опасный полет?

Майор замолчал и выжидательно посмотрел на лейтенанта.

— Сбросил парашютистов?! — высказал предположение Белявин.

— Я тоже так думаю! — кивнул головой майор. — Вероятно, высажена группа шпионов и диверсантов. В каком районе, вы полагаете, следует искать незваных гостей?

Николай взглянул на лежавшую на столе карту.

«От Тихоновки самолет летел прямо на восток… Очевидно, для того, чтобы обмануть пограничников, — раздумывал он. — Но затем он лег на свой курс — оказался над Садовым… Дальше начинается глухой горный район, покрытый густыми лесами. Где-то над ним самолет повернул на Подгорное и пошел обратно к морю..»

Белявин взял линейку и красный карандаш. Быстро наложив линейку на карту, он провел одну линию через Тихоновку — Садовое, другую через Подгорное — Псехе. Линии сошлись под острым углом около станицы Каширской.

— Думаю, что искать врагов нужно здесь, товарищ майор! — решительно сказал он.

Майор кивнул и положил руку на плечо Николая.

— Правильно! Именно здесь, в районе Каширской, нам нужно искать врагов… — Майор снял руку и продолжал: — Думаю, что полет таинственного самолета находится в тесной связи с передачами радиостанции, запеленгованной военными радистами в этом районе. Кстати, шифровки все еще не расшифрованы. Район глухой — горы, леса… Как тебе известно, возле Каширской на артиллерийском полигоне испытывается изобретение инженера Ушакова. Ты слышал об этом изобретении и самом Ушакове?

Николай нахмурил брови, пытаясь вспомнить, где он встречал эту фамилию — Ушаков?

— Забыл? — улыбнулся майор. — А ведь мы вместе читали… Это был журнал «Рыбоводство и рыболовство». Помнишь статью «Летающие разведчики рыб»?

И Белявин вспомнил заинтересовавшую его статью в этом журнале. Ее автор — Ушаков рассказывал о новом аппарате, изобретенном им для поисков косяков рыбы. В воздух поднималась небольшая ракета. Она летела над морем, а установленный на ней автоматический телепередатчик посылал на берег сигналы. Наблюдатель, находящийся на берегу, на экране видел весь путь воздушного разведчика, в любую минуту знал, где находятся рыбьи косяки…

— Помню, товарищ майор! — воскликнул Николай. — Но какое отношение имеет этот аппарат к артиллеристам? Ведь он ищет рыбу?

— Совершенно верно! — кивнул головой Величко. — Назначение нового аппарата — искать рыбьи косяки… Но дело в том, что изобретатель Ушаков, с разрешения начальства, испытывает свое изобретение в горно-лесистой местности…

— Не понимаю! — пожал плечами Николай. — Какая связь между рыбьими косяками и горно-лесистой местностью?

— Правильно! — согласился майор. — Рыбу в лесу не ловят. Но регулировку телевизионного устройства лучше производить над лесом, чем над морем, где недостаточно заметных ориентиров. — Величко задумчиво пригладил редкие рыжеватые волосы. — Да кроме того, аппарат Ушакова может быть весьма полезен не только для рыбаков…

Николай недоумевающе взглянул на своего начальника.

— Он пригодится и лесникам, и летчикам, и морякам, — продолжал майор. — С помощью этого замечательного аппарата можно будет выявлять очаги лесных пожаров, искать людей, заблудившихся в тайге, или корабли, затертые льдами. — Взгляд Величко стал строгим, — Впрочем, иностранных разведчиков интересует, конечно, не мирное применение ракеты Ушакова. Они наверняка думают о возможности ее использования для разведки чужих территорий, для военных целей…

Величко поднялся с кресла и неторопливо прошелся по кабинету.

— А ты сейчас, наверное, в душе честишь меня на все корки, Николай Борисович? — спросил он, и строгое лицо его осветила лукавая улыбка.

— Почему, Федор Иванович? — удивился Белявин.

— Да как же, сорвал я тебе, брат, твой воскресный отдых. Не знаю, как ты, а Надюша твоя наверняка вспоминает меня недобрым словом. — Лицо майора снова стало серьезным. — Ей, как жене контрразведчика, придется привыкать к неожиданностям. У нас часто так — задумаешь одно, и вдруг получается другое…

Майор нахмурил брови и четко, тоном приказа сказал:

— Сейчас же выезжайте в Каширскую. Явитесь к уполномоченному КГБ капитану Зайченко. Вместе с ним поедете в военные лагери и организуете прочесывание лесного массива. — Майор внимательно, испытующе посмотрел на Белявина. — Мне кажется, лейтенант, что возле Каширской завязывается сложный узелок. Самолет напрасно не посылали бы… Так что будьте особенно бдительны… Все время держите связь со мной. Ясно?

— Ясно, товарищ майор! — четко ответил Белявин.

В глазах майора мелькнула и погасла ироническая искорка.

— Хорошо, что ясно! Только помни, Николай Борисович, что в нашем деле ничто не лежит на поверхности. В глубь надо заглядывать, в самую глубь… И не оставлять без внимания ни одной самой ничтожной мелочи… Смотри, чтобы опять фотокорреспондента не поймать… Иди! Машина ждет!

Белявин покраснел и, козырнув, выбежал из кабинета.

Торопливо шагая по коридору, он с досадой вспоминал историю с фотокорреспондентом, о которой напомнил ему майор… Из небольшого приморского селения поступили сведения о том, что у берега обнаружена затопленная резиновая лодка неизвестного происхождения. Белявин выехал туда. Ему показался подозрительным человек в серой фетровой шляпе, фотографирующий окрестности селения. Он задержал неизвестного, у которого оказалось просроченное удостоверение фотокорреспондента одной из московских газет. При проверке неизвестный оказался настоящим фотокорреспондентом. А диверсанта, высадившегося с подводной лодки, задержали колхозники в пятидесяти километрах от приморского селения.

Тогда майор Величко, впервые за два года совместной работы, рассердился на Николая и строго отчитал его. Он говорил о том, каком внимательным и осторожным должен быть контрразведчик. С едкой иронией он высмеивал горе-разведчиков, которые непродуманно, без должных оснований подозревают всех и каждого и оскорбляют достоинство советских людей, компрометируют наши разведывательные органы. Эти суровые, справедливые слова Николай запомнил на всю жизнь…

…На улице уже было светло. Дворники мели тротуары, розовые от зари. Садовники поливали скверы, и струи воды, вырывающиеся из резиновых шлангов, тоже казались розовыми. Две девушки в рабочих, заляпанных краской, комбинезонах, перебежали дорогу перед самой машиной и, когда шофер-старшина сердито погрозил им кулаком, вдруг остановились, засмеялись и принялись махать руками.

Город просыпался — мирный, спокойный и красивый…


Глава 2

Вырвавшись на широкий степной простор, машина ускорила ход. Гладкая бетонированная дорога казалась широкой серой лентой, пересекавшей необъятный зеленый ковер весенней степи. По сторонам мелькали деревья, одетые молодой, глянцевитой листвой. Красноватый край солнечного диска показался из-за хмуро-синеватых гор, и все кругом — деревья, кусты, сочная зелень полей — заблистало алыми вспышками росинок.

Николай открыл боковое стекло машины. Свежий и ароматный ветер тугой волной ударил в лицо. С обочины дороги в высокое небо взлетел жаворонок и затрепетал крыльями в прозрачной синеве…

Поворачиваясь к окну, Белявин ощутил в кармане плаща что-то твердое. Он вынул увесистый сверток.

«И когда только Надюша успела подсунуть мне завтрак!» — растроганно подумал он.

…После окончания училища лейтенант Белявин был назначен на работу в этот южный город. Беспокойная, но увлекательная работа контрразведчика целиком захватила его. Для отдыха оставалось немного времени. Но выпадали вечера, когда он ощущал какое-то смутное недовольство собой, какую-то странную неудовлетворенность. Небольшая квартирка в такие вечера казалась ему пустой и неуютной.

Все свободные вечера Белявин старался проводить среди людей — в клубе, в кино или парке культуры и отдыха. Как-то на симфоническом концерте он познакомился с тоненькой сероглазой девушкой — Надей. Знакомство началось с того, что они поспорили о музыке Шостаковича. Николай заявил, что симфонии Шостаковича после произведений Бетховена, Чайковского, Скрябина кажутся ему нескладным грохотом труб и барабанов. Девушка рассердилась и назвала его «тугоухим». Однако, несмотря на эту ссору, она разрешила проводить себя домой. Расставаясь, они условились о новой встрече.

С этого вечера началась их дружба. А через два месяца Белявин, смущенно опустив взгляд, признался своему начальнику Величко в том, что он решил жениться, и пригласил майора на свадьбу.

Холодноватые глаза майора тогда вдруг стали ласковыми. Он крепко пожал руку Белявину, поздравил и сказал:

— То-то я заметил, что вы, Николай Борисович, в последнее время стали странно рассеянным… Вашу невесту зовут Надя?

— Да, Федор Иванович! А вы откуда знаете? — удивился Николай.

Майор с лукавой усмешкой молча показал телефонный справочник, обложка которого была сплошь исписана одним и тем же словом: «Надя. Надя. Надя!»

На свадьбе были только Надины родные и майор. Федор Иванович преподнес в подарок молодоженам радиолу. Он шутил, рассказывал интересные истории из своей богатой приключениями жизни. После свадебного ужина майор долго беседовал с Надей и с видимым интересом слушал ее рассказы. А Надя с подлинным увлечением, восторженно говорила о своей специальности археолога.

Дня через два в дружеском разговоре Федор Иванович, словно невзначай, сказал:

— По-моему, ты, Николай Борисович, не ошибся — жена твоя очень хороший человек. Она так и горит своим делом, меня чуть-чуть в археологи не сагитировала… А я люблю преданных своему делу людей…

С тех пор для Николая началась новая жизнь. Когда он, усталый или расстроенный, приходил домой, серые глаза Нади вспыхивали таким радостным светом, такой приветливой была ее улыбка, что и усталость и огорчения сразу исчезали.

Вместе с Надей Николай по выходным дням ездил на рыбалку и каждый раз восхищался детским азартом, с которым Надя тащила какого-нибудь двадцатисантиметрового линька или окуня.

В этот день они тоже собирались на рыбалку. С вечера были приготовлены удочки, в специальную «рыбацкую» корзинку Надя уложила термос с чаем и бутерброды.

Ночью Николаю приснилось, что они вдвоем сидят на берегу тихой речки. Туман цепляется за камыши, неподвижна зеркальная гладь серой воды. Потом вдруг затрепетала тонкая леска удочки-донки, зазвенел маленький колокольчик…

Но звенел не колокольчик, а телефон. Надя разбудила Николая. Заспанный и недовольный, он подошел к телефону. Звонил майор Величко. Он приказал Николаю немедленно явиться к нему и просил извиниться перед Надей за то, что приходится отменить намеченную ими рыбалку.

Она поцеловала мужа. Николай до сих пор ощущал горячее, ласковое прикосновение ее губ.

«Но когда все же эта хитрюга умудрилась засунуть мне в карман бутерброды? — растроганно подумал он. — Ведь я не хотел их брать!»

За поворотом дороги показались ряды домиков, словно взбегающие на пологое взгорье.

Старшина кивнул головой в сторону домиков.

— Каширская! — проговорил он.

Лейтенант Белявин выпрямился, и молодое румяное лицо его приняло строгое, озабоченное выражение.


Глава 3

Капитан Зайченко оказался рослым, широкоплечим здоровяком, с круглым, румяным лицом. Он встретил Белявина весело, шумно, чуть-чуть покровительственно.

— Жду вас, жду! — забасил он. — Мне звонили. Расчеты ваши правильны — был ночью самолет… Крутился над горами. И парашютиста высадил.

Капитан бросил на Белявина веселый, насмешливый взгляд и поднялся из-за стола.

«Ну и богатырь!» — восхищенно подумал Белявин, глядя на крутые, широкие плечи капитана, плотно обтянутые гимнастеркой.

— Так, значит, поехали к артиллеристам, товарищ капитан? — спросил Николай.

— Не надо! — решительно заявил Зайченко. — Зачем нам артиллеристы? У нас и без них — морской порядок!

— Надо же организовать прочесывание леса, — возразил Белявин. — Диверсанты могут уйти.

— Не диверсанты, а диверсант! Один… Понимаешь — один парашютист. И никуда он теперь не уйдет…

— Как? — удивился Николай.

— Я же сказал — морской порядок! Нет уже диверсанта… Уничтожен! — Капитан, наслаждаясь удивлением лейтенанта, молодецки расправил плечи.

— Как уничтожен? Кем?

— У нас в районе народ зоркий, понимает что к чему. Шпиону, диверсанту никуда не уйти… Есть у меня в горах надежный помощник, старый лесник Григорий Пелипенко. Герой мужик! В Отечественную — партизанил, наших разведчиков в тыл к фашистам водил. Орден за это имеет… А стрелок — редкий, птицу на лету сбивает… Вот он и подкараулил субчика. Сейчас поедем на место происшествия.

В кабинет вошел молоденький, русоволосый милиционер и доложил:

— Лошади ждут, товарищ капитан! И доктор уже там…

— Ну, вот и хорошо! — Зайченко ударил широкой ладонью по столу. — Поехали, лейтенант!

— У меня машина, товарищ капитан.

— Машина, машина, — засмеялся капитан. — На машине в наши дебри не проедешь. За хутором Хребтовым застукал парашютиста Пелипенко, в самой чащобе. Придется верхом ехать.

Они вышли на улицу, и Белявин зажмурился от яркого солнца. По широкой прямой улице станицы уже сновали люди. Старшина спал в машине. Велев ему ждать в станице, Белявин вскочил на косматую, сытую лошадку, и она бодрой иноходью понесла его по улице. Рядом с ним, неловко подскакивая в седле, трусил пожилой толстяк в соломенной шляпе. Капитан Зайченко ехал впереди.

Сразу же за станицей начинались табачные плантации и сады, раскинувшись по пологим склонам холмов. Деревья были сплошь залиты ярким светом, и ветерок доносил пьянящий запах. Дальше вздымались горы — синие, косматые от вековых лесов. Неподалеку в садах дружно пели девушки, и эта песня словно дополняла и подчеркивала прелесть раннего весеннего утра.

Через несколько километров капитан свернул с дороги на узкую лесную тропу. Сквозь молодую листву деревьев пробивались золотистые солнечные лучи. И листья, и трава, и крупные лесные пионы — все выглядело особенно ярким и праздничным.

— Дыши, лейтенант! — пробасил Зайченко. — У нас здесь такой воздух — не надышишься! А красота-то какая! — Капитан широким взмахом руки обвел горы и лес. — Привольный край!

Переехали вброд бурливую горную речку. Тропа круто поднималась в гору, петляя среди кустов орешника.

— Теперь скоро! — сказал капитан, и его веселое лицо приняло серьезное, даже хмурое выражение.

Еще с полчаса ехали по той же извилистой десной тропке. Внезапно лошадь капитана захрапела и испуганно шарахнулась в сторону. Из кустов орешника на дорогу вышел кряжистый, почти квадратный старике ружьем в руках. Его темно-коричневое, загорелое лицо обрамляла аккуратно подстриженная седая борода. Черные, диковатые, строгие глаза зорко смотрели из-под нависших бровей.

— Здравствуйте, товарищ капитан! Здравствуйте, доктор! — глуховатым, хриплым баском проговорил старик. — Жду вас!

Спокойным взглядом он окинул лейтенанта, словно оценивая его.

— Здорово, товарищ Пелипенко! — ответил капитан, соскакивая с лошади. — Ну, рассказывай, что тут у тебя случилось?

— Да чего рассказывать, — пожал плечами лесник, — сами все увидите.

— Нет, нет, ты все-таки расскажи! Вот товарищ лейтенант послушает.

Белявин тоже спрыгнул с седла.

— Ночью проснулся я от гула, — спокойно стал рассказывать старик. — Вышел из палатки — слышу, самолет какой-то над лесом вертится…

— Из какой палатки? — спросил капитан.

— Как из какой? Разве вам неизвестно — экспедиция к нам пришла. Развалины в Кумском ущелье изучать будут и еще что-то искать. Четыре дня, как пришли. Из самой Москвы экспедиция.

«Так это же та самая экспедиция, в которой будет работать Надя!» — подумал Николай.

— А руководит ею профессор Качемасов — тот, что в прошлом году был, — продолжал лесник. — Он и письмо в наше лесничество прислал, чтобы меня, значит, в проводники к нему отпустили, как прошлым летом… Вот и я стал теперь, можно сказать, ахеологом…

— Археологом! — засмеялся капитан. — Так, так, продолжай, Григорий Сидорович!

— Может, и археологи, я не дюже грамотный, — кивнул головой лесник. — Ну вот, слышу нынче ночью — вертится самолет… Чего, думаю, ему вертеться ночью над лесом. Пошел по тропке к Девичьему роднику. Шел, шел, значит, и вдруг веревка меня по лицу хлестнула. Глянул, а в деревьях у самой тропинки он висит…

— Диверсант? — спросил лейтенант.

Старик недовольно покосился на него.

— Нет, не диверсант, а этот самый парашют. Ну, тут я сразу понял, что дело нечисто, — и обратно в палатку. Разбудил начальника, Алексея Павловича, и рассказал ему все. Потом остальных хлопцев разбудил. Алексей-то Павлович — бывалый человек, фронтовик. Он сразу за ружье. Ну и хлопцы, хоть и молодые, студенты, но тоже не отстали, оружие схватили. Вышли мы все из палатки — и к парашюту. Остановились, прислушались. Вдруг слышу я — Девичий родник вроде не так стал лопотать, словно в нем кто плещется. Стали мы к роднику подбираться. Подошли, глядим, а у родника нагнувшись сидит какой-то человек. Потом он за камнем фонарик зажег, карту вроде рассматривает. Тут я вскинул ружье и шумлю ему: «Кто такой?» А он, подлец, фонарик потушил и сразу из пистолета как пустит целую очередь. Так мимо меня целая стая свинцовых шмелей прожужжала. Тут я и слова не успел выговорить — мои хлопцы-студенты как грохнули из всех своих четырех стволов картечью. Ну, он вскинул руками и свалился…

— Насмерть? — нахмурился капитан.

— И не пикнул! — сурово сдвинул брови старик. — Я, конечно, понимаю, что такую птицу лучше живьем бы взять, но никак невозможно было!

— Да-а! — протянул капитан. — А где он?

— Там, где и был, возле Девичьего родника. Алексей Павлович велел его не трогать до вашего приезда… И имущество все там. А я тогда же сразу на Заречный подался и вам по телефону позвонил.

— Веди к Девичьему роднику! — распорядился Зайченко.

Легкой, раскачивающейся походкой лесник двинулся по боковой, еле заметной тропинке. Впереди, над самой тропинкой, в свежей зелени рослого дуба висел скомканный и прорванный парашют. Вниз свисали перерезанные стропы.

— Вот он, зонтик тот самый, на который я нарвался! — указал старик. — Мы весь лес кругом осмотрели, ничего больше не нашли.

Лесник зашагал дальше. Через два десятка шагов кустарник закончился. На небольшой прогалине дымил затухающий костер. Возле него сидел и курил седоволосый человек в круглых очках. Тут же стояло двое парней с ружьями в руках — один высокий, тонкий, чуть сутуловатый, другой — плотный, маленький крепыш.

— Вот и мы, Алексей Павлович, — проговорил лесник.

Человек, сидевший у костра, легко поднялся с травы и поправил очки. Красивое, правильное, чисто выбритое лицо его было спокойно.

— Демидов, археолог, — представился он, крепко пожимая руку капитану. — Демидов, Алексей Павлович, — повторил он, здороваясь с Белявиным.

Студенты, как видно, были перепуганы ночным происшествием.

— Петр Зотов! — представился сутулый, в худощавое лицо его передернулось.

— Павел Струев, студент третьего курса МГУ, — бодрым тенорком проговорил его товарищ.

— Перепугались? — сдержанно улыбнулся капитан.

— Испугались, товарищ капитан! — смущенно признался Струев, и на его круглом лице мелькнула застенчивая улыбка.

— Только что прибыли — и вдруг такое происшествие! — каким-то виноватым тоном сказал Зотов.

Белявин окинул взглядом полянку. В нескольких шагах от костра, из-под скалы, поросшей зеленоватым мхом, выбивался веселый, шумливый родничок. У самой скалы, скорчившись, лежал человек. Рядом с ним валялся пистолет и вещевой мешок.



— Приступим к осмотру! — сказал капитан Зайченко.

Он осторожно подошел к трупу. Белявин шел за ним. Влажная земля возле убитого была истоптана многочисленными следами.

— Кто здесь топтался? — сердито спросил капитан.

— Это мы, товарищ капитан! — ответил Пелипенко. — Посмотреть требовалось, не дышит ни еще этот гад.

— Ну да! Куда ему дышать! — проворчал Зайченко, брезгливо указывая пальцем на голову парашютиста, разможенную зарядом картечи.

Белявин осторожно повернул тело лицом вверх. Убитый был упитанным, рослым человеком, с пухлым, круглым лицом. Врач даже не стал осматривать диверсанта.

— Дело ясное, — проговорил он. — Один заряд волчьей картечи в лоб, второй в грудь. И не дохнул…

В окровавленном полувоенном костюме убитого были найдены деньги, паспорт и военный билет на имя жителя города Ижевска Терентия Иванова. Документы были окровавлены и пробиты зарядом крупной картечи.

В вещевом мешке лежали консервы с советскими этикетками, патроны к пистолету «браунинг», фотоаппарат и несколько пакетов взрывчатки, похожих на хозяйственное мыло.

— Теперь уж не узнать, какое задание имел этот тип! — задумчиво проговорил капитан.

— Задание простое — пакости нам устраивать! — сурово объяснил Пелипенко. — Чего еще можно ждать от таких мерзавцев…

— Вполне возможно! — согласился Зайченко.

Белявин вспомнил о таинственных радиопередачах, которые были запеленгованы радистами артиллерийских лагерей. Несколько раз в эфир передавался набор каких-то непонятных цифр. Эти цифры не могли расшифровать даже самые опытные шифровщики.

— Вот что, лейтенант! — проговорил Зайченко. — Я пока еще раз все кругом осмотрю как следует, а вы опросите свидетелей.

— Хорошо! — согласился Белявин.

— Прошу к нам в палатку! — пригласил археолог.

Палатка экспедиции была разбита на полянке, метрах в трехстах от места происшествия. В ней было чисто и уютно. У брезентовых стенок стояли четыре койки-раскладушки. На складном походном столике лежала стопка книг. Одна из них была раскрыта.

— Присаживайтесь, товарищ лейтенант! — пригласил Демидов, пододвигая койку к столу.

Николай взял в руки раскрытую книгу. Это был потрепанный томик Пушкина дореволюционного издания.

— Вы, оказывается, не только археологи, но и любители поэзии! — улыбнулся Белявин.

— Моя это книжка, товарищ лейтенант! — смущенно проговорил Пелипенко. — Люблю стихи Пушкина, хоть и не особенно грамотный…

Он взял из рук Белявина книжку и бережно положил ее на койку.

— Вы, товарищ лейтенант, очевидно, будете беседовать с нами поодиночке? — деловым тоном сказал Демидов. — Вы не удивляйтесь, — улыбнулся он, перехватив настороженный взгляд Белявина. — Я, в некотором роде, ваш коллега, во время войны мне пришлось работать в разведке… Прошу, товарищи, выйти из палатки и подождать в сторонке своей очереди. Петя! — обратился он к Зотову. — Пока суд да дело — организуйте завтрак!

Когда студенты и лесник вышли из палатки, Демидов достал кожаный бумажник, вытащил из него бумагу и протянул лейтенанту:

— Вот наша верительная грамота…

Белявин взял бумагу. Это было удостоверение научного учреждения. В нем указывалось, что археологу доценту Демидову А. П. действительно поручается вести археологические изыскания на Кавказе по выявлению остатков древних поселений.

— А студенты приехали с вами? — настороженно спросил Белявин.

— Да, со мной, товарищ лейтенант… И Зотов и Струев — страстные любители археологии, мои первые помощники, можно сказать. Я с ними уже вторую экспедицию провожу. Очень способные ребята… Сейчас я вам их документы покажу…

«Зачем беспокоить этого симпатичного ученого проверкой документов студентов? — подумал Белявин. — Ведь он знает этих хлопцев, они приехали вместе с ним…»

Но Демидов уже вышел из палатки. Через минуту он вернулся, держа в руках два паспорта.

— Вот, пожалуйста, товарищ лейтенант! — проговорил он, подавая Белявину паспорта. — Я прекрасно понимаю, что в вашем деле одним словам веры быть не может. Если потребуется, у моих ребят есть и студенческие удостоверения…

Николай мельком просмотрел паспорта. Они были в полном порядке.

— А где же руководитель экспедиции? — поинтересовался он.

— Тихон Тихонович Качемасов приедет дней через пять, — пояснил Демидов. — Он задержался в Ленинграде, курс лекций дочитывает… А мы, так сказать, разведывательная группа. Предварительно прошли вдоль Главного Кавказского хребта, отыскивая места поселений одиннадцатого — двенадцатого веков. В дальнейшем экспедиция будет работать четырьмя группами. Охватим район от реки Сэфи до побережья. Остальные группы тоже уже, наверное, приступили к работе…

— Долго думаете пробыть в наших краях? — спросил Николай.

— Пока не знаю, — пожал плечами Демидов. — Нас интересует древнее Тмутараканское княжество и связь с ним адыгейских племен. Впрочем, это интересует только нас, а не вас, — улыбнулся он. — А по поводу ночного происшествия могу сказать следующее…

Он очень четко и точно рассказал то же самое, что Белявин уже слышал от Пелипенко. Это же подтвердили и студенты.

«Больше ничего установить не удастся! — решил Белявин. — Эх, жалко, что убили этого парашютиста! Он многое мог бы рассказать… Что еще мне здесь делать?» — Он взглянул на спокойное, приветливое лицо Демидова.

— Дело ясное! — резюмировал капитан Зайченко, пришедший в палатку к концу опроса. — Не повезло господину диверсанту, не рассчитывал он на такую горячую встречу в этих пустынных местах… Парашют хлопцы уже сняли с деревьев. В общем — погорел субчик, ничего не успел сделать!


Глава 4

Майор Величко внимательно слушал подробный рассказ Николая. Светлые, спокойные глаза его, увеличенные стеклами очков, казались очень большими и невозмутимыми. Но лейтенант хорошо изучил своего начальника и видел, что тот с живейшим интересом следит за его рассказом. Иногда майор торопливо делал какие-то пометки в своем блокноте, но не перебивал Николая.

— Таков исход этого, как выразился капитан Зайченко, простого дела, — закончил свой рассказ Белявин.

Майор медленно набил трубку, раскурил ее, потер свой высокий выпуклый лоб и несколько раз прошелся по кабинету. Ходил он медленно, заложив руки за спину.

— Простое дело! — задумчиво повторил майор и покачал головой. — Вот именно эта самая простота и не нравится мне. В разведке самые простые дела обычно оказываются самыми сложными… Мы с вами выполняем такую работу, что ни в коем случае не можем сложное дело сводить к простому. — Майор подошел к столу, заглянул в блокнот и продолжал:

— Несколько вопросов, Николай Борисович… Значит, парашют был найден на дереве?

— Да, товарищ майор!

— Почему диверсант сразу же не постарался уничтожить его? — Майор снова прошелся по кабинету, усиленно дымя трубкой. Николай знал, что его начальник сейчас анализирует все обстоятельства, и с особенным вниманием следил за ходом его рассуждений. — Не успел или думал уничтожить немного погодя, когда осмотрится? Возможно! Местность пустынная — леса, горы, значит было мало оснований предполагать какую-нибудь неожиданную встречу… Или, может быть, парашют оставлен умышленно… Скажем, один оставлен, а другой уничтожен, чтобы замести следы главного преступника? Тоже допустимо!

Майор опять заглянул в блокнот.

— Вы говорите, что заместитель начальника экспедиции товарищ Демидов показывал вам свое удостоверение. Вы требовали у него документы или он сам предъявил их?

— Сам, товарищ майор…

— Снова интересный момент. Возможно, что Демидов, как бывший офицер-разведчик, заранее предвидел, что вас будет интересовать… Но возможно и другое… — Майор помолчал. — Какое впечатление произвела на вас палатка, обстановка в ней?

— То-есть как, товарищ майор?

— Ну, не бросилось ли вам в глаза что-нибудь неестественное… Не показалось ли, что палатка только что установлена…

— Нет, товарищ майор! — решительно ответил Николай. — Палатка безусловно уже не первый день стоит на этом месте. Последний дождь прошел два дня назад. Ровик, которым окопана палатка, забит уже подсохшим илом. Возле палатки накопилась кучка пустых консервных банок и старых картофельных очисток. Палатка стоит несколько дней.

Майор одобрительно кивнул головой.

— Что касается обстановки в палатке, — продолжал Николай, — то она тоже не вызвала у меня никаких сомнений. Советские книги — археологические, по древней истории. На полях некоторых книг рукописные пометки. Проводник читает Пушкина… Обстановка самая обычная. К тому же проводником в экспедиции — местный житель, старый партизан, человек, известный всему району…

— Веский аргумент, — кивнул головой майор. — Возможно, что прав капитан Зайченко — дело действительно очень простое. — Он задумчиво прошелся по кабинету. — Однако наш долг — бдительно следить за этим районом… Возможно, что все же был высажен не один парашютист, а больше… Рядом военный полигон, на котором опробывается известное вам изобретение. Конечно, любой шпион клюнет на этот лакомый кусочек. Клюнет — и, возможно, обнаружит себя… А об экспедиции профессора Качемасова мы сделаем запрос в Москву… На всякий случай, так сказать…

— Думаю, что об экспедиции Качемасова можно не запрашивать Москву, Федор Иванович, — проговорил Белявин. И, уловив удивленный взгляд майора, пояснил: — Об этой экспедиции знают в местном, краеведческом музее. Надюша говорила о ней и даже будет участвовать в ее работах.

В глазах майора блеснул и погас какой-то огонек.

— Вот как!? — воскликнул он. — Значит, Надя будет работать в экспедиции? Отлично! — Величко провел ладонью по лбу и закончил: — А о составе экспедиции Москву мы все-таки запросим…

Майор Величко выбил трубку в пепельницу.

— Идите отдыхать, Николай Борисович! Можете быть свободны до семи часов вечера. Да и вечером я вас не задержу, если не будет чего-нибудь нового. Идите! Передайте привет Надюше!


Глава 5

Вечером, когда Николай вошел в кабинет Величко, майор просматривал какую-то телеграмму.

— А, добрый вечер, Николай Борисович! — весело приветствовал майор Белявина. — Садитесь! Ну, с экспедицией профессора Качемасова все в порядке — действительно есть такая экспедиция и действительно профессор в Ленинграде… — Майор, стал серьезным. — А вот в Каширской не все в порядке…

— Что там произошло, товарищ майор? — спросил Николай.

— Десять минут назад снова говорила та же неизвестная радиостанция. И опять какой-то набор цифр, не поддающийся расшифровке… А главное — радиостанция-то, оказывается, кочующая. Ее пеленгуют в разных районах, но все около Каширской.

Майор внимательно посмотрел на Белявина. Лицо его стало хмурым и озабоченным.

— Чем больше я думаю над этим делом, тем больше оно мне не нравится, — проговорил он и прошелся по кабинету, — Сдается мне, дорогой Николай Борисович, что враги знают об испытаниях изобретения Ушакова и охотятся за этим самым изобретением.

— Что!? — удивился Белявин. — Почему вы так думаете, Федор Иванович? Разве есть еще какие-нибудь данные?

— Данные? — переспросил майор и задумчиво взглянул на Белявина. — Данных, пожалуй, нет… Есть только предположения… Впрочем, если хочешь знать, кое-какие предположения можно отнести и к данным.

Майор сел за стол и, глядя на Николая немного рассеянным взглядом, стал перечислять:

— За границей, конечно, прочли статью в журнале «Рыбоводство и рыболовство»… Прочли и сразу же заинтересовались изобретением Ушакова. Конечно, иностранных разведчиков привлекло не мирное значение открытия Ушакова, а возможность использования этого изобретения в военных целях… Они могли как-то установить, что изобретение Ушакова «испытывается на Каширском полигоне…

— Но ведь все это только ваши предположения, Федор Иванович! — возразил Белявин. — Они же пока ничем не подтверждаются…

— Подожди! — Майор мягко ударил ладонью по столу. — Есть и подтверждения! Первое — неизвестная радиостанция стала особенно часто проявлять себя именно в последнее время, когда начались испытания на полигоне… Второе — полет неизвестного самолета приурочен тоже к этому времени… Враги пошли на риск ради какого-то большого дела. А большое дело в районе Каширской сейчас только одно — испытание изобретения Ушакова. — Взгляд майора снова стал острыми внимательным. — Так вот, Николай Борисович, мы должны все силы приложить к тому, чтобы ценное изобретение не попало в хищные лапы поджигателей войны. Придется тебе пожить у артиллеристов, принять все меры к охране изобретения. Заодно, вместе с военными радистами, постарайся раскрыть эту таинственную радиостанцию…

Майор вышел из-за стола, сел в кресло против Белявина и задушевно, дружески сказал:

— Потом, я хочу спросить твоего совета, Николай Борисович!

— Пожалуйста, Федор Иванович!

— Понимаешь, с экспедицией все в порядке… Официально, так сказать. А неофициально — мне кажется, что эта экспедиция может стать удобным пристанищем для невыловленных парашютистов, если они, конечно, существуют. Это, так сказать, удобный канал для просачивания шпиона в нашу советскую жизнь. Поступить на работу куда-нибудь на предприятие с липовыми документами трудно — нужно прописываться в милиции, становиться на военный учет… Другое дело — экспедиция, которая работает в горах и набирает временных рабочих. А я узнал, что экспедиция профессора Качемасова будет набирать для производства раскопок рабочих… Понимаешь ты меня?

— Понимаю, Федор Иванович.

— Я считаю, что в экспедиции профессора Качемасова нам нужно иметь своего человека — бдительного, хорошо знающего местные условия и археологию… Главное — археологию… Вот я хотел тебя спросить — не знаешь ли ты такого человека?

Федор Иванович внимательно смотрел на Николая, ожидая ответа.

— Право, не знаю, Федор Иванович! — пожал плечами Белявин. — Может быть, переговорить с Демидовым?

Величко недовольно нахмурился.

— Демидова мы не знаем и не имеем права давать ему какие-либо задания. Я предлагаю другое… Расскажи Наде о том, что в районе Каширской высажены парашютисты. И проси ее от себя — пусть присматривается к окружающим…

— Надю! — удивился Николай.

— Да, Надю! Она — женщина, по-моему, серьезная, наблюдательная… Комсомолка, археолог, работник местного музея…

— Не знаю, право, справится ли она, — пожал плечами Белявин.

— Ты будешь рядом с ней…

Николай молчал. Майор встал с кресла и прошелся по комнате.

— Наша работа, Николай Борисович, очень трудная и очень ответственная. Одни мы, без связи с народом, без поддержки народа, будем слепыми и беспомощными. В наше время не встретишь ветхозаветного шпиона в широкополой шляпе, подглядывающего из-за угла или крадущегося в потемках. Теперь каждый настоящий шпион в совершенстве обладает, так сказать, мимикрией. Его годами учат быть не тем, кто он есть, а тем, кем он должен выглядеть. Его учат и по одежде, и по разговору, и по образу жизни быть во всем похожим на рядового советского человека. А вдобавок вооружают подлостью, коварством, злобою…

— Я понимаю все это, Федор Иванович, — проговорил Белявин. — Я только не знаю, справится ли Надя…

— Справится! — уверенно кивнул головой майор. — Значит, не возражаешь?

— Не возражаю! — твердо ответил Николай.

— Ну, вот и отлично! — улыбнулся майор.


Глава 6

Большой, комфортабельный автобус мчался по дороге на станицу Каширскую. Но грейдерная дорога была мало приспособлена для движения таких машин, и автобус то и дело встряхивало на ухабах. При каждом толчке Надя испуганно хваталась за спинку переднего сидения, боясь толкнуть сидящего рядом с нею профессора Качемасова.

Несмотря на частые толчки, профессор спокойно дремал. Очень худой, загорелый, высокий, он казался совсем молодым человеком, но коротко остриженные седые волосы и глубокие, какие-то скорбные морщины возле плотно сжатого рта сильно старили его. Надя то и дело поглядывала на профессора. При толчках его голова, резко клонилась вперед, и казалось, что он вот-вот клюнет сидящего впереди офицера-артиллериста своим тонким горбатым носом.

Подпрыгивая на мягком сидении автобуса, Надя вспомнила события последних дней.

Профессор Качемасов позвонил ей из гостиницы и пригласил к себе. Там он долго беседовал с нею. Сначала карие, немного грустные глаза профессора смотрели на нее строго и выжидательно. Потом, когда разговор перешел на археологические темы и Надя, разгорячившись, рассказала ему о своих изысканиях на территории Таманского полуострова, взгляд профессора смягчился и стал ласковым. Особенно он заинтересовался, когда Надя рассказала о найденном ею древнем русском мече с родовым знаком князя Мстислава Тмутараканского. Качемасов буквально забросал Надю вопросами, а когда она ответила на них, он с необъяснимой грустью сказал:

— У вас зоркий глаз и пытливый ум! Из вас выйдет хороший научный работник…

Затем он несколько раз прошелся по кабинету, закурил и продолжал:

— Не удивляйтесь, милая девушка, что я с грустью сказал вам это. Каждый раз, когда я встречаюсь с молодыми, способными археологами, я вспоминаю своего сына… Он тоже обладал и наблюдательностью, и горячим сердцем…

— Он археолог? Где он сейчас? — вырвалось у Нади.

— Да, он тоже был археологом, — глухо ответил профессор, опускаясь в кресло. — А во время войны он стал солдатом, разведчиком… Очевидно, он погиб где-то здесь, на Кавказе… Последнее письмо от него я получил из Грузии… В этом письме он намекал, что его часть идет освобождать Кубань. — Профессор вздохнул. — Это было в январе 1943 гола… А с тех пор я ничего не знаю о моем Олеге. Имею только извещение, что он пропал без вести…

Наде стало очень жалко этого умного, мужественного пожилого человека, но она не знала, как утешить его. Да разве можно утешить отца, потерявшего своего единственного сына?

Напряженно рокоча мотором, автобус поднимался по извилистой дороге. По сторонам замелькали домики, утопающие в белой дымке цветущих яблонь.

Надя осторожно тронула профессора за руку.

— Тихон Тихонович, станица Каширская! — предупредила она.

Качемасов открыл глаза, тряхнул головой и застегнул ворот рубашки-косоворотки.

— Уже приехали? — удивился он. — А я, признаться, вздремнул… Люблю вздремнуть в дороге!

Автобус остановился у небольшой чайной. Профессор подхватил рюкзаки — свой и Надин — и торопливо двинулся к дверям.

— Тихон Тихонович! Разрешите мой рюкзак! — попросила Надя.

— Нет, нет, моя милая девушка! — покачал головой профессор. — Может быть, это по-старомодному, но я привык заботиться о дамах…

Он легко выпрыгнул из автобуса и огляделся по сторонам.

— Ба! Вот и старый знакомый! — вдруг воскликнул профессор.

К автобусу, широко улыбаясь, быстро шел плотный старик с загорелым лицом, обрамленным седой бородой.

— Здравствуй, Тихон Тихонович! — радостно воскликнул он, обеими руками пожимая руку профессора. — Снова к нам, значит? Вот и довелось еще встретиться!

— Здравствуйте, Григорий Сидорович! — приветливо ответил Качемасов. — Рад тебя видеть бодрым и здоровым!

— А что со мной сделается? — пожал плечами старик. — Я — как дуб вековой. Буду стоять, пока гроза не подрежет…

— Значит, опять у нас проводником будешь?

— Конечно, Тихон Тихонович! Как получил от вас письмо — так сразу все подготовил, как в прошлом году… И лошадей достал, и все… И в станицу Марухскую выехал, как вы приказали. Встретил там товарища Демидова и его студентов. Сюда их привел…

— Подожди, Григорий Сидорович! — удивился профессор. — Каких студентов? Откуда оказались в Марухской студенты?

— Так с Алексеем Павловичем из самой Москвы приехали… Двое их… Хорошие хлопцы — вежливые, старательные.

— Узнаю Демидова! — рассмеялся Качемасов. — Он шагу ступить не может без того, чтобы не увлечь за собой целую толпу молодежи… — Профессор обернулся к Наде.

Познакомьтесь, Надежда Константиновна, наш проводник Григорий Сидорович Пелипенко… Незаменимый кавказский следопыт…

Пелипенко внимательно посмотрел зорким оценивающим взглядом на Надю и осторожно пожал ее ладонь своей большой, грубой рукой.

— Ну, пошли к линейке, Тихон Тихонович! Там нас Петя — студент — ожидает…

— А где Демидов? — спросил профессор, шагая рядом с Пелипенко.

— Алексей Павлович в горы уехал… С другим студентом, Павлом… — Проводник взглянул на профессора и снова широко улыбнулся: — До чего же я рад видеть тебя, Тихон Тихонович!

Профессор растроганно обнял проводника за плечи.

В проулке стояла линейка с двумя лошадками. На ней сидел худощавый парень в сиреневой майке. Увидев идущих, парень торопливо соскочил с линейки, шагнул к профессору и представился:

— Петр Зотов, студент третьего курса исторического факультета МГУ.

— Как официально! — засмеялся профессор. — Здравствуйте, Петр Зотов! Познакомьтесь с нашей новой сотрудницей — археологом Надеждой Поляковой…

Парень посмотрел на Надю очень голубыми, дерзкими глазами и поклонился резким, коротким кивком головы.

— Садитесь! — пригласил Пелипенко, разбирая вожжи.

Профессор сел рядом с проводником, а Надя и Петр поместились с другой стороны.

— Пошел! — крикнул Пелипенко, и линейка быстро покатилась по мягкой пыльной дороге. По сторонам мелькали беленькие хатки, заборы, деревья.

— Вы из Ленинграда? — тихо спросил Надю Петр Зотов.

— Нет! Я местная… Сотрудница местного краеведческого музея, — ответила Надя. — Как вам нравится у нас после Москвы?

— Да как вам сказать, — замялся парень, — конечно, в Москве и метро, и театры… Но и здесь хорошо. Очень хорошо! Природа великолепная. Впрочем, на нашей советской земле везде хорошо!

Линейка выехала из станицы и свернула на узкую дорогу, ведущую к горам…


Глава 7

Лагерь экспедиции Наде понравился. На большой поляне, окруженной со всех сторон кустами орешника, были разбиты три палатки. Лужайка между ними поросла мягкой, невысокой травкой. Почти сразу же за полянкой вздымались горы. Ближайшие две горы, разъединенные ущельем, казались покрытыми густым зеленым мхом — это кудрявились вершины невысоких, но частых дубов. А за этими зелеными мохнатыми горами возвышался могучий пепельно-серый хребет…

— Лагерь мы разбили здесь, Тихон Тихонович, потому, что это самое удобное место, — пояснил Григорий Сидорович, поглаживая свою седую бороду. — Вода родниковая рядом, до городища — рукой подать, всего метров пятьдесят… Все удобства, так сказать…

— Хорошо, Григорий Сидорович! — одобрительно кивнул головой профессор.

Из отдаленной палатки вышли какие-то люди.

— Вот наши рабочие, — сказал Зотов.

Рабочих было четверо — двое молодых парней, широкоплечих, скуластых, очень похожих друг на друга. Усатый, уже немолодой здоровяк, с длинными пшеничными усами, и худощавый, жилистый человек неопределенного возраста, с сухим мрачноватым лицом.

— Здравствуйте, товарищи! Я — начальник экспедиции Качемасов, — представился профессор. — Будем вместе работать…

Он протянул тонкую крепкую руку.

— Перепелица Захар, — представился один из парней, пожимая руку профессора.

— Перепелица Иван, — в тон ему сказал второй.

— Братья? — заинтересовался Тихон Тихонович.

— Братья! — кивнул Захар Перепелица.

— Терентий Никанорович Затулыворота, — мягкой скороговоркой проговорил здоровяк с пшеничными усами и сейчас же пояснил: — Затулыворота — это моя фамилия, извиняюсь…

Жилистый человек осторожно пожал ладонь профессора своими длинными пальцами, словно боясь причинить боль.

— Здравников моя фамилия… Виталий Здравников, — каким-то сдавленным голосом проговорил он.

— Вы все — местные, товарищи?

— Так точно, товарищ профессор, — и я, и Иван, и Захар — все из Каширской. Колхозники мы, — пояснил Затулыворота. — Очень раскопками интересуемся, вот и отпросились из колхоза с вами поработать…

— А вы? — обернулся профессор к худощавому.

Тот смутился и опустил глаза:

— Я — приезжий, так сказать… Если так выразиться — волею судьбы попал… Но документы все есть, как полагается, — неуверенно пояснил он.

Надя внимательно всмотрелась в его нервное, подергивающееся лицо и подумала:

«Из всех этих славных людей можно подозревать в чем-либо только этого, Здравникова».

— Ну, если есть документы, значит все в порядке! — мягко проговорил профессор, с некоторым удивлением взглянув на Здравникова. — До завтра — отдыхайте, товарищи… А завтра приступим к работе…

Он повернулся и своим стремительным, легким шагом направился к палатке, стоящей слева от него.

— В этой палатке мы с товарищем Демидовым и студентами помещаемся, — сказал Пелипенко. — Вам другая, правая палатка предназначена… А вот где барышню разместим — не знаю…

— Надежда Константиновна, я думаю, поместится со мною, — обернулся профессор. — Палатку можно перегородить…

— Если я вас не стесню, Тихон Тихонович…

— Что вы, Надежда Константиновна… Я очень люблю молодежь… А сосед я спокойный, покладистый… По свидетельству очевидцев, ночами не храплю. Ничем вас беспокоить не стану…

Профессор откинул полу палатки и пропустил вперед Надю.

— Дворец, настоящий дворец! — восхищенно сказал он, входя за нею внутрь. — Нигде мне так хорошо не спится, как в палатке! Люблю кочевую жизнь, люблю запах костра и свежий ветерок. Есть, видать, во мне беспокойная скифская кровь.

Пелипенко принес еще одну койку-раскладушку и постельные принадлежности.

— Ну, располагайтесь, отдыхайте, Тихон Тихонович, — заботливо проговорил он. — Студент наш сейчас обед сварит, чаек вскипятит… Отдыхайте пока!

— Да я не устал, Григорий Сидорович…

Качемасов принялся распаковывать свой рюкзак. Сухое загорелое лицо его выражало полное довольство, карие глаза блистали молодым, веселым огоньком. Профессор даже запел высоким дребезжащим тенорком:

Медленно день угасал,
Солнце за лесом садилось,
Зори вечерние меркли,
Ночь надвигалась на землю…

Взглянув на Надю, Качемасов вдруг оборвал пенье и весело рассмеялся:

— Прощу прощения, милая девушка!

— За что, Тихон Тихонович? — удивилась Надя.

— За мое, с позволения сказать, пенье. Вы, наверное, думаете: чего ради этот старый ученый козел блеет арию княжича Владимира Игоревича? Он только портит эту прекрасную арию…

— Ну что вы, Тихон Тихонович! — покраснела Надя.

— Конечно, конечно, вы так подумали, — смеялся Качемасов. — Но поймите, что ваш покорный слуга когда-то тоже был молод, носил густые вьющиеся кудри и даже пленял девушек своим слабеньким, но красивым тенором. А горы всегда словно омолаживают меняли я начинаю петь…

Профессор поставил на столик потемневшую от старости серебряную походную чернильницу.

— Что это за таинственная личность, этот самый высокий, Здравников? — спросил он. — Мне показалось, что он не хочет говорить о себе…

Григорий Сидорович медленно набивал из красного, расшитого кисета свою маленькую трубочку-носогрейку.

— Да он из этих самых, Тихон Тихонович, — вполголоса проговорил он.

— Из каких? — не понял профессор.

— Ну, из жуликов-уркаганов… Срок отбывал. Десять лет как будто имел… Освобожден досрочно, за хорошую работу… О своих воровских делах говорить стесняется — видать, совесть проснулась у парня. Я говорил Алексею Павловичу, что брать такого не стоит, а он меня укорил: «Что было — то прошло, человек работать хочет, и мы ему помочь обязаны…»

— Ну что же, Алексей Павлович правильно решил… такого человека нельзя отталкивать…

Профессор достал из рюкзака книги. Его тонкие пальцы осторожно разглаживали чуть смятые обложки и листки.

— Нашли уже что-нибудь новенькое, Григорий Сидорович?

Пелипенко раскурил трубку.

— Нашли, Тихон Тихонович… У истоков Псехи развалины имеются… Адыги говорят, что это аул нартов — волшебных богатырей. И еще пещера есть одна, а в ней каменный крест вырублен…

— Каменный крест? — заинтересовался профессор.

— Да! Сейчас там Алексей Павлович и студент копаются.

— Надо будет и мне там побывать. Как только наладим здесь работы, обязательно туда схожу…

— Да я думаю, что и Алексей Павлович там не даст маху. Человек, видать, старательный, опытный…

— Конечно… Мы с ним уже работали в одной экспедиции. А все же побывать там хочется… Памятники древнего христианства на адыгейской земле — это очень интересно…

Пелипенко зачем-то вновь зажег спичку и поднес ее к горящей трубке.

— Так вы, Тихон Тихонович, уже, значит, знакомы с Алексеем Павловичем? — улыбнулся он. — А я думал, что вы еще и невидали друг друга! Один — из Ленинграда, другой — из Москвы.

— Встречались, и не раз…

Профессор складывал книги в аккуратные стопочки.

— Та-ак! — протянул Пелипенко. — Ну, а о вашем сынке, Тихон Тихонович, так ничего и не известно?

Руки Качемасова дрогнули, и несколько книг упало на землю. Надя возмущенно посмотрела на проводника, но его темно-коричневое, морщинистое лицо было непроницаемым. Профессор нагнулся, поднял книги и бережно положил их на столик.

— Так ничего и не известно, Григорий Сидорович, — подавив вздох, ответил он.

— Я это потому спрашиваю, Тихон Тихонович, что я письмишко вашего сынка нашел, вы его в прошлом году в палатке утеряли… Я после вашего отъезда стал матрац трусить, а оно и выпало…

— Где? Где оно, Григорий Сидорович? — сдавленным голосом выкрикнул профессор, резко повернувшись к проводнику.

— Здесь, со мною! — Пелипенко вынул из кармана брюк потертый бумажник и вытащил из него ветхий, стертый по сгибу лист.

Профессор жадно схватил этот лист, поднес к глазам и, словно обессилев, опустился на койку. Сутулящийся, с потухшим взглядом, он показался Наде как-то сразу одряхлевшим.

— Оно! Оно! — хриплым голосом проговорил профессор, бережно разворачивая письмо.

— Знамо, оно! — сказал Пелипенко. — Разве мы не понимаем, какая это дорогая вещь для родителя — письмо сыновнее… — Он посмотрел на Надю и красноречиво указал головой в сторону выхода. — Идем со мною, барышня! Помоги обед варить, а то наш студент нивесть что наварит…

Надя торопливо, вслед за проводником, вышла из палатки.

— Нехай старик сам с собою побудет! — прошептал ей Пелипенко. — Ведь единственный сын был и пропал на фронте без вести… — Он черными, неласковыми глазами внимательно посмотрел на девушку и вздохнул. — Война проклятая, сколько горя людям принесла… Вот и мои два сына погибли — один на Дунае, другой возле самого Берлина…

Надя сочувственно посмотрела на мрачноватого старика. Лицо его по-прежнему было непроницаемо, словно вырезано из старого дуба.

— Сколько лет прошло, а все не могу забыть… Правда, мне легче, я — в лесу живу, а лес — могучий лекарь всякого горя-кручины. А Тихон Тихонович — человек тонкий, все время на нерве живет… Им тяжелее…

Наде захотелось успокоить, утешить этого сурового, мужественного и сдержанного старика, но он уже подошел к костру и заговорил с Петром Зотовым:

— Ну, что готовишь сегодня нам, кухарь-пекарь?

Студент повернул к нему свое худое, сероватое лицо и ответил:

— На первое — суп с бобами… На второе — бифштекс…

— Хм! С бобами, бифштекст какой-то! — насмешливо передразнил Пелипенко. — А по-нашему, по-простому — суп с фасолью да жареное мясо…

Ложка в руке студента дрогнула, и котелок, висящий над костром, чуть-чуть не перевернулся. Пелипенко ловко подхватил его.

— Вот чертило неловкий! — обругал он студента. — Сказано: поспешишь — людей насмешишь! Этак ты Тихона Тихоновича без обеда можешь оставить! А его беречь требуется, кормить получше — ведь это же такая голова!

— Давайте, Петя, я вам помогу! — предложила Надя.

— Пожалуйста! — студент передал ей ложку. — Повар из меня действительно плохой — я в Москве больше ресторанами обходился…

Костер горел ярко. Язычки пламени прыгали по тонким сухим веткам. Надя помешала суп и попробовала его. Конечно, Петр забыл посолить! Пока она подсаливала суп и переворачивала ломти мяса на сковороде, огонь стал затухать.

— Вот я принес вам еще топлива, — услышала Надя тихий голос.

Виталий Здравников сбросил около костра целую охапку сухих веток. Когда Надя взглянула на него, он смущенно опустил глаза.

— Спасибо! — сказала Надя и подумала: «Чего он прячет глаза? Смущается меня? Во всяком случае к нему следует присмотреться… И Николаю надо о нем рассказать…»

Она посмотрела вслед Здравникову. Тот подошел к рабочим, сидящим около палатки, и, скромно усевшись в сторонке, стал слушать Затулыворота, читавшего вслух газету. Но выглядел он каким-то виноватым, словно напуганным…


Глава 8

Николай Белявин прожил в лагерях уже три дня. Артиллеристы уже привыкли к молоденькому, подтянутому лейтенанту в форме связиста, и лагерях только немногие знали, кто такой лейтенант Белявин. Для большинства он был просто офицером-связистом, одним из испытателей нового аппарата. Каждое утро он присутствовал на учебных стрельбах, участвовал в подведении итогов занятий. Вечерами заходил в клубную палатку сыграть пару партий в домино.

А ночи он просиживал вместе с радистами на радиостанции. Но таинственная рация молчала…

В первый же день он познакомился с изобретателем — подполковником Ушаковым, очень подвижным, тучным человеком с умным, глубоким взглядом маленьких глаз. Узнал он и об образе его жизни. Игорь Сергеевич Ушаков был всегда серьезен, замкнут, немного горяч. Жил он в маленьком сборном домике, установленном возле базы горючего. Там же размещалась и его лаборатория. Окна домика были защищены решетками, у дверей всегда стоял часовой.

По просьбе Белявина начальник лагерей — моложавый генерал с седыми висками и фигурой спортсмена-легкоатлета — прошел с ним к изобретателю.

Подполковник Ушаков работал в лаборатории — большой светлой комнате. Он сдержанно, официально приветствовал генерала, недовольно покосился на Белявина, которого, очевидно, принял за нового адъютанта. Со спокойной уверенностью он доложил генералу, что заканчивает монтаж прибора и на следующее утро можно будет приступить к испытаниям. Выходя из лаборатории, чтобы проводить гостей, подполковник спрятал в сейф какие-то чертежи, проверил, заперта ли тяжелая стальная дверца сейфа, и на два оборота запер за собой дверь лаборатории.

«Видать, очень серьезный и аккуратный человек!» — подумал Белявин.

В монтаже установки Ушакову помогали двое воентехников — сотрудники того научно-исследовательского учреждения, в котором работал подполковник.

Николай подкараулил Ушакова в офицерской столовой и словно случайно попросил разрешения присесть за его столик.

— Садитесь! — недружелюбно буркнул Ушаков.

Вначале беседа никак не налаживалась. Но когда Белявин рассказал, как заинтересовала его статья Ушакова, подполковник стал общительнее, хмурое лицо его подобрело. К концу обеда он уже охотно отвечал на вопросы Белявина. Потом они вместе отправились прогуляться по окрестностям лагерей.

— Игорь Сергеевич! Расскажите, если можно, как будет действовать ваш аппарат, — попросил Белявин. — Меня это очень интересует.

— Охотно! — согласился подполковник и вдруг улыбнулся сдержанной, застенчивой улыбкой. — Я должен прежде всего извиниться перед вами, лейтенант. Каюсь — думал, что вы принадлежите к легкомысленному адъютантскому племени, которое живет только повторением прописных истин, высказываемых начальством…

— Но неужели все адъютанты таковы, Игорь Сергеевич? — засмеялся Белявин.

— Вижу, что ошибся, не все! — подполковник подхватил Николая под руку. — А насчет моего аппарата — слушайте. Надеюсь, что мой радиоглаз скоро будет принят на вооружение наших рыбаков, лесных работников, мореплавателей. Он основан на принципе телевидения и обладает способностью видеть в темноте и в густом тумане. Запускается ракета выстрелом из обыкновенной полевой гаубицы. Достигнув заданной высоты, она летит параллельно земной поверхности и передает телесигналы на приемную установку. Захватывает полосу около двухсот метров. Дальность действия ракеты — около двухсот километров. Пролетев это расстояние, ракета ложится на обратный курс, просматривает еще одну полоску шириной в двести метров и с помощью парашюта-автомата спускается около места старта…

— А каковы перспективы практического применения вашей ракеты? — заинтересовался Николай.

— Самые разнообразные! — с воодушевлением воскликнул Ушаков и принялся рисовать Николаю живые, зримые картины применения аппарата.

Над суровыми просторами Арктики навис густой туман. Корабль со всех сторон окружен льдами и не может найти среди них дорогу. В воздух поднимается ракета. И вот капитан корабля видит на экране льды, изрезанные трещинами и узкими проходами. Он словно пронзает взглядом непроницаемый туман и находит, возможно, единственный верный путь среди путаницы торосов и ледяных полей…

…Темной ночью над морем летит ракета. А где-нибудь в рыбачьем поселке люди видят на экране все, что находится в десятках километров от них. Словно свинцовая лента, разворачивается перед ними полоса ночного моря. И вдруг на этой темно-серой ленте появилось мерцающее светящееся пятно. Это — крупный косяк рыбы. Чудесный радиоглаз не только показывает этот косяк, но и дает координаты его местонахождения. В море выходят сейнеры и в нужном месте забрасывают сети…

…Над тайгой разнесся легкий, еле внятный запах дыма. Он сигнализирует о лесном пожаре. Но где возник этот пожар, определить трудно — тайга велика, а лесистые сопки затрудняют наблюдение. С помощью радиоглаза наблюдатель, словно на карте, просматривает таежные дали. И вот внизу промелькнуло сизое дымное облако. Очаг пожара обнаружен, можно принимать меры к его ликвидации.

— Я привел вам только несколько примеров практического применения моего радиоглаза, — продолжал подполковник. — А такие примеры можно приводить еще и еще — поиски мелких судов, заблудившихся в тумане, выявление необходимых ориентиров. Я не сомневаюсь в том, что мое изобретение принесет большую пользу нашей стране…

Николай с восхищением смотрел на этого грузного, немолодого человека. Сейчас подполковник уже не казался ему сердитым и замкнутым.

— Как здорово, Игорь Сергеевич! — восхищенно, от души воскликнул Белявин. — Какое замечательное изобретение!

Когда Ушаков ушел к себе в лабораторию, Николай еще долго думал о его изобретении.

«Да, майор, конечно, прав! — решил он. — Для того, чтобы овладеть секретом чудесного радиоглаза, враги не пожалеют ни сил, ни средств!»

И Белявин ощутил острое беспокойство: возможно, враг таился где-то рядом, может быть, он уже разработал какой-нибудь коварный план… А он, лейтенант Белявин, которому доверено почетное дело охраны изобретения, все еще не нащупал следов врага и блуждает, словно в потемках…


Глава 9

На следующее утро начались испытания изобретения подполковника Ушакова.

Две приземистые, короткоствольные гаубицы были установлены на краю полигона, в густых кустах орешника. Рядом журчал и пенился ручей.

Подполковник Ушаков, явно волнуясь, возился у своего прибора, смонтированного около одного из орудий. Офицеры-артиллеристы производили необходимые расчеты. Генерал, лично руководящий испытаниями, приветливо поздоровался с Белявиным и подозвал его к себе.

— Ну, какие новости на вашем фронте, лейтенант? — улыбаясь, спросил он.

— Без перемен, ничего нового, товарищ генерал-майор, — невесело ответил Белявин.

— Ничего, ничего! Главное — не унывать! Побеждает тот, кто обладает упорством и выдержкой! — ободряюще проговорил генерал.

— Расчеты готовы! Разрешите начинать, товарищ генерал-майор? — доложил подтянутый капитан-артиллерист.

— Начинайте!

Генерал подхватил Белявина под руку и быстро подошел к аппарату, возле которого суетился изобретатель.

Подполковник дрожащими руками повернул рукоятки. Экран перед ним осветился трепетным зеленоватым светом.

— Спокойнее, подполковник! — проговорил генерал, но его голос был заглушён мощным грохотом орудия. Чуть впереди, высоко в небе, вдруг возникло белое дымное облачко. Из него выскользнуло черное сигарообразное тело ракеты и, быстро удаляясь, понеслось к далекой горе.

Николай торопливо перевел взгляд на экран, расчерченный какими-то клетками. Он знал, что в десяти километрах за горой с рыжей обнаженной верхушкой, горели костры, которые должен был выявить радиоглаз.

Рядом снова гулко грохнула гаубица. Николай вздрогнул.

— Не нервничайте, лейтенант! — прошептал ему генерал. — Это, так сказать, контрольный выстрел. Мы хотим, проверить скорость полета ракеты и заодно убедиться, что близкий взрыв не окажет воздействия на ее механизм. Смотрите!

На экране быстро бежало изображение пушистого зеленого ковра с густым ворсом. Потом промелькнуло рыжее пятно и показались две яркие, красноватые мерцающие точки.

— Костры! — торжествующе выкрикнул подполковник.

На экране вдруг расцвел ослепительный цветок взрыва. Изображение дрогнуло. И внезапно в самом углу экрана мелькнула маленькая, темная движущаяся точка.

— Человек! Там человек! — срываясь на визг, закричал подполковник.

— Откуда там человек!? — удивился генерал. — Вы что-то путаете, подполковник!

Изобретатель повернул к генералу красное, вспотевшее лицо.

— Нет, товарищ генерал-майор, там человек! Метрах в ста от левого костра, ближе к нам, — твердо проговорил он.

— Петров! Проверить! — приказал генерал.

Через мгновение зеленая машина с несколькими офицерами и солдатами, подпрыгивая на ухабах, помчалась по узкой лесной дороге.

— Откуда там может быть человек? — повторил генерал. — Капитан Кожевников! Район мишеней оцеплен?

— Так точно, товарищ генерал-майор, район мишеней оцеплен, — подтвердил капитан-артиллерист.

— Ну, сейчас, подполковник, проверим годность вашего прибора, — сказал генерал. — Или ваш прибор врет или… — Он помолчал. — Или оцепление ни к черту не годится…

Николай не отрывал взгляда от экрана. Теперь зеленоватый ковер, двигался в обратном направлении — сверху вниз.

«Да ведь это же лес!» — догадался Белявин.

Изображение вдруг померкло и расплылось.

— Ракета! — возбуждено крикнул Ушаков, указывая рукой в небо.

Сверху под серебристым куполом парашюта медленно спускалось темное сигарообразное тело. Оно опустилось метрах в пятнадцати от орудий, в кустах орешника. Подполковник и несколько солдат бросились в кусты.

— Можно перекурить! — отрывисто проговорил генерал.

Солдаты и офицеры отошли от орудий. Веселые сиреневые папиросные дымки замелькали между кустов. Генерал подошел к солдатам и, сняв фуражку, стал о чем-то беседовать с ними. Вскоре оттуда раздались взрывы веселого молодого смеха.

Николай Белявин напряженно всматривался вдаль, туда, где узкая серая лента дороги исчезла за взгорьем.

«Кто это? Случайный, неосторожный человек, попавший в зону огня? Или враг, соглядатай? — думал он. — Может быть, сейчас обнаружат того неизвестного парашютиста, о существовании которого высказывал предположение майор Величко?»

Глаза устали от напряжения. Белявин достал портсигар и закурил, время от времени вглядываясь в зеленую аллейку дороги.

— Машина возвращается! — крикнул кто-то.

Николай отбросил окурок. Действительно, из-за взгорья показалась машина. Она шла с большой скоростью. И между зеленоватыми фигурами военных виднелось яркое синее пятно.

— Есть посторонний! Есть, товарищ генерал-майор! — торжествующе крикнул изобретатель.

Немного не доезжая до орудий, машина резко затормозила. Белявин увидел между двух автоматчиков бледного, сутуловатого человека с длинным лицом. Это поддергивающееся лицо показалось ему знакомым.

«Студент из экспедиции, — вспомнил он. — Кажется, Петр Зотов… Лучше, чтобы он не видел меня…»

Белявин торопливо отступил в кусты орешника и стал так, чтобы ему все было видно и слышно.

— Кто вы такой, черт побери? — сердито крикнул генерал. — Как попали на полигон?

Зотов неуклюже выпрыгнул из машины и пошатнулся. Дюжий автоматчик подхватил его под руку.

— С-с-ту-ден-н-т, — дрожащими губами выговорил Зотов.

— Как попали на полигон? — еще строже спросил генерал.

— Я… Я р-работаю в эк-экспедиции археологов… И… ищем древние по-поселения… Я был в группе доцента Демидова… Возвращался обратно и заблудился… Шел, шел лесом и вдруг вижу какие-то костры… Хотел подойти, вдруг взрыв… Я испугался, упал в траву.

— Как вы прошли через оцепление?

— Н-не знаю!

— Документы!

Голос генерала звучал резко и строго. Зотов дрожащими руками долго расстегивал карманчик своего комбинезона. Генерал нетерпеливо притопывал носком сапога. Наконец, студент протянул ему паспорт и еще какую-то бумажку.

— Вот, пожалуйста!

Генерал внимательно просмотрел документы и передал их капитану.

— Что же вы тут ищете? — уже мягче спросил он.

— Русские поселения одиннадцатого века, — объяснил Зотов. — На Таманском полуострове тогда существовало русское Тмутараканское княжество… Дружины князя Мстислава Тмутараканского вторгались на черкесские земли и основывали здесь русские поселения… Академия наук направила сюда специальную экспедицию профессора Качемасова…

«Надя мне рассказывала иначе! — подумал Николай. — Она говорила, что русские поддерживали самые добрососедские отношения с черкесскими племенами…»

— Качемасова? — переспросил генерал. — Знаю профессора Качемасова, читал его книги… Где он сейчас?

— В лагере…

— Ну вот, из-за своей неосторожности вы чуть-чуть не отправились на тот свет. — Генерал обернулся, отыскивая кого-то взглядом. — Лейтенант! Куда же он девался? Ну, ладно! Капитан Кожевников! Направьте с этим тмутараканцем одного из ваших офицеров. Пусть предупредит профессора Качемасова, чтобы его подчиненные не разгуливали без проводников.

— Есть, товарищ генерал-майор! — козырнул капитан.

Ободрившийся Зотов направился прямо к пушкам, возле которых лежало темное тело ракеты.

— Не сюда, товарищ студент! — загородил, ему дорогу капитан. — Пожалуйте в машину! Лейтенант Снегирев! Отвезите товарища в лагерь экспедиции и доложите о происшедшем профессору Качемасову!

Через минуту зеленая военная автомашина уже исчезла в облаке пыли.

— Продолжать испытания! — приказал генерал.

Белявин по узкой тропинке, извивающейся между кустов орешника, направился к шоссе. На сегодня у него была назначена встреча с Надей. Кроме того, он решил позвонить майору Величко.

«Конечно, московский студент Зотов — фигура ясная, подозрений не вызывает, — думал он. — Но доложить о происшедшем я обязан…

Выйдя на шоссе, он некоторое время прислушивался и всматривался в даль, залитую щедрым весенним солнцем.

На дороге показалась машина, груженная дровами. Николай поднял руку, и машина, скрипнув тормозами, остановилась.

— Довезите меня до Каширской! — попросил Белявин.

— Пожалуйста, товарищ лейтенант! Шофер в выцветшей военной фуражке с черным околышем, улыбаясь, открыл дверь кабины. Николай сел рядом с ним. Машина рванулась вперед и по сторонам замелькали приземистые молодые дубы, раскидистые кусты орешника, нарядные, усыпанные розоватыми цветами яблони-дички…


Глава 10

Капитан Зайченко встретил Белявина дружелюбно, но чуть-чуть насмешливо:

— А, лейтенант! — забасил он, увидев Николая в дверях своего кабинета. — Заходи, заходи! Ну, рассказывай, сколько привидений выловил! — Круглое, красное от жары лицо капитана приняло задорное, мальчишеское выражение.

— Каких привидений, товарищ капитан? — не понял Белявин.

— Как каких? — гулко захохотал капитан. — Самых настоящих! Подлец-парашютист давно уничтожен, за рубежом по нем уже панихиду, наверное, справили, а вы все по его следам идете… Ясно — охота за приведениями!

— А шифровки по неизвестной рации тоже приведения посылают? — спросил Белявин.

Капитан сразу стал серьезным.

— Эти проклятые шифровки и мне до сих пор покоя не дают! Только ведь замолчала эта дьявольская рация… Думаю, что радист был проходящий…

— Как проходящий?

— А так! Появился у нас в районе, ну, скажем, под видом туриста, мало ли через наши места туристов бродит! Вот этот молодчик сообщил, что ему надо было, — и ходу… — Капитан вытер пот с лица и спросил: А ты зачем ко мне пожаловал? Связь нужна, с начальством говорить хочешь?

— Да, товарищ капитан!

— Ну, добре!

Зайченко заказал нужный номер и встал из-за стола.

— По-моему, мудрит твой начальник, лейтенант, — дружеским тоном сказал он, надевая фуражку. — Сидит он в своем кабинете, думает-думает и начинает ему мерещиться семеро в санках. А наше дело какое? Произошло происшествие — надо разобраться, принять меры на месте, сразу… Я сейчас вернусь!

Капитан вышел и почти сейчас же зазвонил телефон. Белявин взял трубку и сразу узнал знакомый глуховатый голос майора Величко.

— Здравствуй, Николай Борисович! Как дела?

Белявин кратко доложил майору, что ничего нового нет, если не считать происшествия на полигоне.

— Думаю, что Зотов случайно попал на полигон! — ответил майор. — Личность Зотова не вызывает сомнений есть такой студент-комсомолец в МГУ.

— Так что же мне делать, Федор Иванович? — спросил Белявин.

— Ждать и наблюдать! — спокойно и твердо ответил майор. Я уверен, что дело не так просто, как кажется Зайченко. Враг затаился и выжидает. Не случайно и рация сейчас не работает… Но долго ждать он не будет, не за ожидание ему деньги платят. Не сомневаюсь, что рыбка тронет приманку… А приманка на полигоне сейчас заманчивая. Значит, нам следует быть наготове…

— Ясно! — недовольным тоном ответил Белявин. Ему казалось, что он напрасно теряет время.

— Ничего тебе не ясно! — уже строго проговорил майор, уловивший его недовольство. — Рыбка теперь пошла пуганая, Хитрая, опытная. С ней большое терпение требуется. И помни, Николай Борисович, что враг сейчас притворяется самым обычным из обычных советских людей… Распознать его не легко… Я, конечно, не за то, чтобы подозревать любого и каждого, но мы не можем, не имеем права быть благодушными бодрячками…

Закончив разговор и простившись с капитаном, Белявин вышел на улицу. Было уже по-летнему душно. Деревья стояли, опустив листья. По пыльной улице, грохоча гусеницами, прополз трактор, волоча за собою культиватор. Держась прохладной теневой стороны, шли люди.

Белявин неторопливо направился к почте — через полчаса он должен был встретиться с Надей.

Надя уже сидела в скверике против почты и просматривала свежие газеты. Николай еще издали узнал ее тонкую фигурку и пышные золотистые волосы. Услышав шаги» Надя подняла голову, заметила Николая и ее серые глаза вспыхнули радостью. Но она сейчас же оглянулась по сторонам и приняла безразличный вид.

«Конспиратор мой милый!» — растроганно подумал Николай.

Сев рядом с Надей, он крепко и горячо пожал ей руку.

— Коленька, как я по тебе соскучилась! — прошептала Надя. И сейчас же заговорила о делах. — У меня ничего интересного нет. Может быть, я такая бестолковая, но, по-моему, в нашей экспедиции все очень хорошие советские люди… Только Демидова и одного из студентов я еще не видела. Трое наших рабочих — местные колхозники. Есть, правда, у нас один не местный — Виталий Здравников. Он в прошлом был осужден и недавно освободился из лагерей. Все время точно чего-то стесняется…

— Может быть, стесняется своего прошлого? — спросил Николай.

— Возможно, — задумчиво согласилась Надя. — Но это, пожалуй, единственный человек у нас, которого можно считать подозрительным…

— Не думаю, чтобы он был подозрительным, — пожал плечами Николай. — Был в лагерях, освобожден, как ты говоришь. Но на всякий случай проверим… А какое впечатление произвел на тебя студент Петр Зотов?

— Недотепа какой-то! — засмеялась Надя. — Что мне теперь делать, товарищ начальник? — преувеличенно официальным тоном спросила она.

— Ждать и наблюдать! — повторил Николай слова майора Величко.

— Хорошо, буду ждать и наблюдать! — согласилась Надя. — Только боюсь, что у меня ничего не получится… Ну, а теперь мне пора идти! Григорий Сидорович с линейкой уже наверное ждет меня…

Она поднялась и поправила платье.

— Пелипенко? — спросил Николай, тоже поднимаясь со скамьи.

— Да ты всех у нас знаешь! — удивилась Надя. — Пелипенко — замечательный старик… Немного суровый, но чуткий, заботливый.

По тенистой, пустынной аллейке они направились через сквер к базарной площади. В густых сиреневых кустах Надя вдруг на какое-то мгновение крепко прижалась к Николаю и прошептала:

— Как я по тебе скучаю, мальчик мой!

Николай подавил вздох и крепко поцеловал жену в горячие губы.

Стоя в кустах, он видел, как Надя уселась в линейку, как бородатый Пелипенко оправлял сбрую на лошади и что-то рассказывал Наде. Потом линейка умчалась, словно растаяла в клубах пыли…

Николай снова вздохнул и пошел по улице к тому месту, где обычно останавливались машины из военных лагерей…


Глава 11

Солнце еще не взошло, и в лесу стоял зыбкий пепельный полумрак. Николай Белявин, с удочками на плече, торопливо шагал по молчаливому, притихшему лесу. Иногда длинные ореховые удилища цеплялись за ветки и сверху с шелестом сыпались тяжелые, холодный капли росы.

«Выйдет или не выйдет? — возбужденно думал Николай. — Придет он сегодня или нет?

От Нади он узнал, что по воскресеньям, когда рабочим экспедиции даются выходные, Виталий Здравников обычно отправляется рыбалить на речку Псе, в то место, где речка вырывается из узкого горного ущелья. Белявин решил встретиться со Здравниковым и сейчас спешил к реке.

Последние дни прошли в напряженном, бесплодном труде. Николай присутствовал на испытаниях радиоглаза, внимательно присматривался к людям, окружающим подполковника Ушакова, ночи проводил на радиостанции, стараясь уловить передачи таинственной рации. Но весь этот труд пока не дал никаких результатов. С Ушаковым работали надежные, проверенные люди. Неизвестная рация молчала…

Состав экспедиции тоже не вызывал подозрений Качемасов и Демидов были видными учеными — археологами, студенты приехали вместе с Демидовым, Пелипенко, Затулыворота и братья Перепелица много лет прожили в станице Каширской. Единственным человеком, недавно появившимся в этой местности был Виталий Здравников. Правда, исправительно-трудовой лагерь подтвердил, что Здравников отбывал наказание за кражу и недавно был досрочно освобожден. Но по описанию Нади да и по собственным размышлениям Николая, этот человек выглядел подозрительным.

«В лагерь Здравников был доставлен с Украины год назад, — размышлял Николай. — Сам он по документам значится уроженцем Западной Белоруссии, был в оккупации. Фашистская разведка часто вербовала агентов из среды преступного элемента…»

Белявин решил сам лично познакомиться с этим рабочим экспедиции, постараться разузнать, чем живет он.

По узкой тропинке Николай спустился к реке. В этом месте Псе вырывалась из ущелья, стремительный бег ее тормозили отмели и перекаты. Река образовала ряд тихих, глубоких заводей, над которыми, словно часовые, стояли вековые гиганты-белолистки.

Еще издали Белявин заметил человека, сидящего с удочками возле старого, нагнувшегося над водой дерева. У рыбака была сутуловатая спина, жилистая шея и могучие плечи.

— Ну, как? Клюет? — шепотом спросил Николай.

Рыбак обернулся. Сухое, скуластое лицо его имело мрачное, замкнутое выражение, светлые глаза смотрели тяжелым, неласковым взглядом. Несколько мгновений он молча разглядывал стоявшего рядом стройного русоволосого офицера, а потом ответил:

— Клюет… Но мелочь все ловится… Голавли…

Голос у рыбака был хрипловатый, низкий.

— Не будете возражать, если я устроюсь рядом с вами?

— Пожалуйста, товарищ лейтенант… Места хватит, — безразлично ответил рыбак, не отрывая глаз от поплавков.

Николай насадил червей и забросил удочки. Поплавки чуть подрагивали на серо-свинцовой воде.

— Закурим?

Белявин достал портсигар, раскрыл его и протянул рыбаку. Тот взял папироску и поблагодарил:

— Спасибо, товарищ лейтенант…

Наступило длительное молчание. Рыбаки курили, не отрывая глаз от поплавков. Вдруг один из поплавков незнакомца рванулся в сторону и нырнул. Рыбак ловко подсек небольшого голавлика, бросил его в ведерко с водой и снова застыл в позе напряженного ожидания. Потом поймал голавля Белявин.

— Крупный! — одобрительно заметил незнакомец.

За час рыбаки поймали десятка два голавлей и небольших шаранов. Потом из-за гор вышло солнце. Его золотистые лучи сразу разогнали серые, пепельные тени. Засверкала смоченная росой листва, словно золотом налились речные струи.

— Ну, теперь часа на два — шабаш! Не будет клева! — заметил незнакомец.

— Как хорошо здесь! — восторженно проговорил Николай, окидывая взглядом золотистую реку, свежую листву деревьев, серые обрывистые стены ущелья.

— Хорошо! — согласился незнакомец.

— Целую неделю я собирался на рыбалку, — улыбаясь, признался Николай, — Никак не мог выбраться, все важные дела были…

Незнакомец промолчал.

— Да! Ведь мы с вами еще, так сказать, не познакомились! — так же весело продолжал Белявин и протянул руку. — Лейтенант Белявин…

— Виталий Здравников, — представился незнакомец, пожимая протянутую ему руку. — Ну, я буду уху варить… Пора уже завтракать…

— Примите меня в долю, — попросил Белявин.

— Пожалуйста…

Пока Здравников чистил рыбу и разжигал костер, Николай достал из своего вещевого мешка консервы, хлеб, бутылку вина и пластмассовый походный стаканчик.

— Давайте закусим! — предложил он. — Когда еще уха будет… И выпить есть у меня…

Хмурое лицо Здравникова посветлело и он уже приветливо взглянул на собеседника.

— Я, собственно говоря, не пью сейчас… Разве только за компанию…

Они выпили по стаканчику вина и некоторое время с аппетитом уничтожали консервы.

— Вы связист, товарищ лейтенант? — вдруг спросил Здравников.

— Да! — внутренне настораживаясь, ответил Белявин — Специалист по радиосвязи.

— Когда-то я тоже мечтал стать радистом, — вздохнул Виталий. — Приемники в школе строил… Да вот ничего не вышло…

— Почему?

Брови Здравникова сурово сдвинулись, в глазах промелькнуло выражение искренней, глубокой душевной боли.

— Война помешала, — сдержанно ответил он.

— Да ведь во время войны радисты особенно были нужны. Почему же вы не учились?

Лицо Здравникова передернулось, большая рука с хрустом переломила сухую ветку.

— Где же там мне было учиться… Я родился и рос в Волковыске… Есть такой городок в Западной Белоруссии. Его фашисты в первые же дни войны захватили Отец мой железнодорожным машинистом был. Он отказался служить немцам и его на семафоре повесили. А мать пьяный эсэсовец застрелил. — Голос Здравникова дрожал от сдерживаемой боли. — Мне тогда всего десять лет было. Помню — я несколько дней ходил на станцию, все смотрел на отца. А он висел черный, страшный, словно чужой… А по городку фашисты разгуливают — пьяные, наглые… Если бы я тогда только мог, если бы было оружие — я бы себя не пожалел, а до последней пули дрался бы…

Белявину показалось, что в глазах Здравникова мелькнули слезы. Но Виталий опустил голову и судорожно вздохнул.

— Ну, а дальше что с вами было?

— Дальше? Дальше совсем нехорошо получилось. С голоду пристал я к компании таких же сирот-огольцов. Стали промышлять мы и кормиться тем, что где плохо лежит. Крали и у своих, и у немцев… К концу войны я квалифицированным домушником стал… Несколько раз думал завязать, кончить с этим делом… Да разве кончишь, если привык к легкому хлебу и десятки веревочек тебя с блатным миром связывают… Так и шел по скользкой дорожке, пока не погорел. Дали мне срок. Отбыл год, потом освободили. Теперь вот твердо решил покончить с этим делом. В экспедиции работаю…

«Нет! Этот человек не может быть предателем!» — решил Белявин.

— Так ваше время еще не ушло, товарищ Здравников! — с искренним сочувствием воскликнул он. — Учитесь. И станете радистом.

— Кто же меня теперь учить будет?.. Такого… — сдавленным голосом спросил Здравников.

— Да ведь со старым у вас покончено. Вы теперь и учиться, и работать, где захотите, можете…

Виталий прямо, открыто взглянул в глаза лейтенанта.

— Я тоже так думал… Да все же сомнение брало… А так — я упрямый, все равно своего добьюсь…

Над котелком шапкой поднялась белая пена. Здравников торопливо схватил ложку и стал мешать уху.

«Этот человек не может быть шпионом, — снова подумал Николай, вглядываясь в твердое, худощавое лицо Здравникова.

Солнце поднималось выше. Цветные шарики поплавков чуть подрагивали на поверхности прозрачной, золотистой воды.


Глава 12

Прошло еще два дня. Они не принесли ничего нового. Каждое утро Николай вместе со всеми отправлялся на полигон, присутствовал на стрельбах, потом отдыхал и шел на радиостанцию. Таинственная рация молчала.

На третий день утром его внезапно вызвал генерал. Кареглазый посыльный проводил его в штаб, разместившийся в просторном разборном доме. Офицеры, сидевшие в приемной, сочувственно посмотрели на лейтенанта, которого вызвало начальство, — как видно, они полагали, что ему предстоит мало приятный разговор.

В кабинете, возле стола генерала, сидел молоденький, голубоглазый сержант, раскрасневшийся от застенчивости и смущения. Он как-то неловко, боком примостился на стуле и мял в руках пилотку.

— Здравствуйте, лейтенант! — приветливо поздоровался с Белявиным генерал. — Садитесь! Послушайте об открытиях сержанта Ольхина. Они, пожалуй, вас заинтересуют. — Генерал с явной симпатией взглянул на смущенного сержанта. — Расскажите, Ольхин! Подробно все расскажите лейтенанту…

Сержант поднял на Белявина свои яркие голубые глаза.

— Я вчера стоял на посту, — начал он. — На юго-восточном конце полигона… Там, где проводятся испытания. Ну и вот, когда начали стрелять, я заметил, что на горке, в кустах, что-то блеснуло… Солнце только еще начало подниматься, а тут вроде кто-то зеркальцем сигналы подает… — Сержант еще сильнее покраснел и опустил глаза. — Когда я еще был пионером, мы так передавали донесения по азбуке Морзе… Ну, конечно, я стал присматриваться. Смотрю — снова стеклышки блеснули, одно, а рядом второе. Я и подумал, что кто-то в бинокль за стрельбами наблюдает…

Белявин с напряженным вниманием слушал сержанта, все еще терзавшего свою пилотку.

— Я тогда оставил за себя подчаска, а сам стал пробираться к горке — она над ручьем, мысом таким выступает. На ней уже никого не было, а кусты кругом смяты и поломаны — значит и впрямь кто-то там сидел. Стал я искать следы и всякие там предметы.

Сержант окончательно смутился и стал заикаться.

— Спокойнее, спокойнее, Ольхин! — ласково сказал ему генерал! — Вы действовали правильно. Продолжайте!

Ольхин пилоткой вытер пот, выступивший на высоком лбу, и уже смелее продолжал:

— Я подумал, что неизвестный мог обронить что-нибудь… На земле там не было ничего, кроме окурков. А в ручье, под обрывом, я нашел вот что…

Сержант пододвинул Белявину открытую жестяную коробку из-под монпансье. В ней лежала какая-то покоробившаяся бумага.

— Конечно, жестянки там не было… Жестянка это — моя, — уточнил Ольхин. — А письмо и карточка за кустик зацепились, и поэтому течение их не унесло. Я их достал, осторожно расправил и высушил на солнце…

Николай торопливо, с нескрываемым интересом взял сложенную вчетверо бумагу. В ней зияло сквозное круглое отверстие.

«Пробито самодельной пулей или картечью, — сразу определил он. — Скорее картечью, если судить по рваным краям отверстия…»

Он осторожно развернул покоробившийся листок со слабыми, еле заметными следами строк, написанными фиолетовыми чернилами. Внутри лежала маленькая фотография седоволосой женщины с простым приветливым лицом и ласковыми глазами. Картечь пробила и фотографию, как раз в середине, под подбородком женщины.

И сержант, и генерал выжидательно смотрели на Белявина. Николай перевернул фотографию, надеясь на ее обороте найти какую-нибудь надпись. Но надписи не было.

Тогда Белявин занялся письмом. Многие строки невозможно было разобрать, другие читались с трудом, но Николай понял содержание этого письма — ласкового, нежного, полного хорошей, чистой материнской любви. Неизвестная женщина писала своему сыну Алеше. Она радовалась, что он попал на Кавказ, «где уже совсем тепло и такая замечательная, красивая природа» Дальше она сообщала о своем здоровье, о какой-то «соседке Марусе», которая передает горячий привет, о том, что «Николай Захарович уехал на курорт», а какая-то Зина успешно защитила диссертацию. Письмо заканчивалось наказом «беречь себя и не простуживаться». Ниже стояла подпись: «Твоя любящая мама».

Николай задумчиво сложил письмо и вновь вложил в него фотографию так, чтобы все отверстия совпали.

— А конверта там не было, сержант? — спросил он.

— Не было, товарищ лейтенант!

— Да, находка может быть интересной! — сдержанно проговорил Белявин. — Но что-нибудь установить по ней очень трудно — ни адресов, ни фамилии.

Генерал нахмурился.

— Меня интересует другое, — заговорил он. — Неужели может найтись такой нравственный урод, который способен стрелять в портрет родной матери?

— Да, — согласился Белявин и подумал: «А может, стреляли не в письмо, а в человека, который носил это письмо в грудном кармане?»

Но эта мысль была только ничем не обоснованным предположением, и лейтенант не высказал ее.

— Надо тщательно осмотреть место, где было найдено письмо, товарищ генерал-майор, — сказал он.

Генерал кивнул головой.

— Добро! Поезжайте! Я вам дам свою машину. Сержант Ольхин! Вы поедете вместе с лейтенантом и покажете ему то место, где вы нашли письмо!


Глаза 13

На лесной полянке царила тишина, только журчал и переливался ручей. Какие-то быстрые серые птички мелькали в зелени кустов. Знойный воздух был насыщен запахами листьев, цветов, гниющего валежника…

Белявин оставил машину в кустах и вместе с сержантом Ольхиным пошел вдоль ручья. Часовой, стоявший на краю просеки, ограничивающей полигон, долго с любопытством смотрел ему вслед.

Николай медленно шел вверх по течению, всматриваясь в разноцветные камушки, пестрым ковром устилавшие ложе ручья. Противоположный берег опускался крутым двухметровым обрывом, на котором ясно рисовались желтоватые прослойки камня.

«Сколько времени потребовалось этому трудолюбивому потоку, чтобы пробить себе путь в камнях и земле!» — подумал Николай, удивляясь упорной силе воды.

Ручей прихотливо извивался между лесистыми холмами и возвышенностями, бросался из стороны в сторону, выискивая для себя наиболее легкий путь.

— Он был вон на том мысу, товарищ лейтенант! — тихо проговорил сержант Ольхин и указал на крутую возвышенность, густо поросшую молодыми деревьями и кустарником.

«С этой горки, очевидно, хорошо просматривается территория полигона!» — подумал Николай.

— Спасибо, сержант! — поблагодарил он Ольхина. — Можете возвращаться в лагерь…

Открытое, подвижное лицо сержанта выразило разочарование. Как видно, сержант очень хотел, чтобы Белявин взял его с собой. Но Николай вспомнил поговорку майора Величко: «Чем больше людей на месте происшествия, тем меньше удастся обнаружить нужные улики и следы».

— Есть, товарищ лейтенант!

Ольхин подчеркнуто-четко козырнул, повернулся «налево кругом» и зашагал обратно.

Белявин перейдя вброд ручеек, с трудом, цепляясь за молодые дубки, взобрался на обрывистый берег и осмотрелся. Чуть выше по течению, на обрыве росло несколько густых кленов. Это была самая высокая точка берега.

Внимательно посматривая по сторонам, Белявин напрямик, по косогору, стал пробираться к кленам. И как раз возле кленов он заметил явные следы недавнего присутствия человека. Несколько веточек было сломлено, на траве валялись окурки. Николай подобрал один из них и прочел надпись «Прима».

«Это, конечно, не улика! — подумал он. У нас тысячи людей курят сигареты «Прима».

Он отбросил окурки. По неглубоким вмятинам Николай установил, что неизвестный стоял здесь на коленях, лицом к полигону. На уровне глаз человека, стоящего на коленях, лейтенант заметил несколько сломанных веточек. В густой зелени кленов и орешника образовалось небольшое окошечко, через которое прекрасно была видна полянка, с которой обычно производились стрельбы Сейчас на этой полянке был зеленый «газик» генерала. Николай даже рассмотрел фигуры сержанта Ольхина и шофера, которые курили, облокотившись на машину.

«Да, здесь, среди кустов, вчера прятался враг! — с волнением подумал Белявин. — Отсюда он наблюдал за испытаниями нового оружия…»

Николай понимал, что сущность изобретения отсюда установить было невозможно. Но сам факт нахождения этого неизвестного соглядатая на советской земле, в нескольких сотнях метров от места проведения секретных испытаний, пробуждал в молодом офицере острую жажду немедленных энергичных действий.

«Следы! — вдруг вспомнил Николай. — Враг каким-то образом пришел на эту возвышенность и ушел с нее… Значит, должны быть следы!»

От возвышенности уходила в глубь леса узкая полоска смятых и поломанных кустов. Николай зашагал по узкой тропинке, зорко осматривая и землю, и кусты.

Рядом с местом, где прятался неизвестный, удалось обнаружить несколько глубоких следов носка широконосых ботинок. Отпечатков каблуков не было видно.

«Очевидно, враг заметил сержанта Ольхина и побежал от своей засады», — решил Белявин.

Немного дальше на мягкой лесной почве он нашел полный след ноги неизвестного. Это был глубокий отпечаток мужского ботинка с каблуком, подбитым по краю железной подковкой. Раньше подковка держалась на трех винтах, но сейчас один винт выпал и на месте его осталось отверстие. Измерив и зарисовав след, лейтенант пошел дальше.

Минут двадцать он пробирался среди частого дубняка и орешника по тропинке, проложенной неизвестным. Иногда вправо от себя он слышал мелодичное журчание ручья и определил, что тропинка шла почти параллельно течению. Следов ног неизвестного больше не было видно, потому что тропинка теперь пролегала по пружинистому зеленому дерну. В одном месте Николай нашел еще один окурок сигареты «Прима» и несколько обгоревших спичек.

Неожиданно, раздвинув кусты орешника, Белявин вышел на узкую лесную дорогу. Здесь следы неизвестного терялись среди множества других следов.

Лейтенант остановился у обочины, достал платок и вытер вспотевшее лицо. Где-то за поворотом дороги загрохотали колеса. Потом показалась пара сытых лошадок и телега, нагруженная большими оцинкованными бидонами. Старичок-возчик — маленький, седой, — с удивлением уставился на молодого офицера.

— Подвезти, сынок, до Каширской? — спросил старичок.

— Нет, спасибо, отец! — отказался Николай. — Куда ведет эта дорога?

Старичок остановил лошадей.

— В Каширскую…

— А откуда едешь?

— С горных пастбищ… Молоко везу на сливной пункт… Угости, сынок, закурить…

Возчик закурил и, бросив любопытный: взгляд на Николая, спросил:

— Маневры, что ли?

— Вроде того, папаша!

Старик тронул лошадей. Снова загрохотали колеса и бидоны. Телега скрылась за кустами, а Белявин все стоял и курил.

Внимательно разглядывая окрестности, он вдруг вспомнил, что эта лесная дорога ему знакома. Когда-то он уже видел и эту одинокую нагнувшуюся пихту, стоявшую у поворота дороги, и два куста орешника возле нее…

«Да ведь это дорога в лагерь экспедиции! — вдруг вспомнил он. — Возле этих кустов нас встретил Пелипенко… А потом по узкой тропинке мы дошли до истоков ручья… — Он жадно затянулся папиросой. — Как там в экспедиции? Как Надя?»

Стоило пройти несколько сот метров и он будет в лагере, увидит Надю, убедится, что с ней ничего не случилось…

Но появляться в лагере он не имел права — это посещение могло спугнуть врага, если он находился среди археологов.

Николай медленно, нерешительно зашагал по лесной дороге.

Мысленно он подводил итоги своих поисков. Установлено, что какой-то человек, курящий сигареты «Прима», наблюдал за стрельбой. Известно, что этот человек носит ботинки с широкими носками и металлическими подковами на каблуках. На правом ботинке в подковке выпал один винт…

Дорогу пересекал знакомый ручеек. Николай с наслаждением напился из него, вымыл руки и лицо, смочил волосы. Вода была кристально-чистой и холодной, как лед.

«А является ли тот неизвестный действительно врагом? — вдруг подумал Белявин. — Может быть, это был просто любопытный человек? Гуляя в лесу, он увидел пушки и, заинтересовавшись стрельбой, стал смотреть. У него был бинокль, и он воспользовался им… Потом он заметил сержанта Ольхина и подумал, что оказался в запретной зоне. Тогда он убежал со своего импровизированного наблюдательного пункта…»

Белявин почувствовал, что тоненькая путеводная ниточка, попавшая к нему в руки, ничего нужного дать не может…

Оставалась еще находка, сделанная тем же наблюдательным сержантом, — письмо и фотокарточка, почему-то простреленные картечью. Откуда они взялись? Бросил ли их неизвестный? Или они были принесены течением ручья?

«Надо осмотреть все русло ручья, от истока до полигона!» — решил Николай.

Не отрывая глаз от узкой ленточки прозрачной воды, Белявин пошел вверх по течению. Ручей то струился по мелким каменистым перекатам, то образовывал глубокие заводи. Ивы, орешник, молодые дубки наклонялись над водой.

Нигде не было видно никаких следов присутствия человека — ни сломанных веток, ни помятой травы.

Журчание стало слышнее. Через несколько шагов ручей повернул влево, и Николай вышел на небольшую прогалину. В конце ее возвышалась знакомая скала, поросшая бархатистым зеленым мхом.

«Девичий родник!» — узнал место Белявин.

Здесь все оставалось таким же, каким было в то утро, когда возле скалы был найден труп парашютиста. Уцелели и головешки костра, и даже следы на влажной глинистой почве.

Николай снял фуражку, присел на выступающий из земли пень и закурил. Взгляд его рассеянно скользил по полянке. Он припоминал всю обстановку того памятного утра…

…Вон там, уткнувшись лицом в землю, лежал убитый шпион. В стороне возле скалы валялся его пистолет…

Белявин взглянул на глинистый, топкий берег ручья и вдруг торопливо вскочил с места. На вязкой глине четко отпечатался уже знакомый след тупоносых мужских ботинок. Ботинки были подбиты полукруглыми подковами. В отпечатке правого следа ясно выделялся неглубокий выступ, образовавшийся от потерянного винта. Сверив зарисованный им след с отпечатком, Николай убедился в их тождественности.

«Еще одна загадка! — удивился он. — Значит тот неизвестный, который наблюдал из кустов за испытаниями радиоглаза, тогда был здесь!»

Он осмотрел сложную путаницу следов и убедился в правильности своего предположения — в одном месте поверх следа тупоносого ботинка четко лег отпечаток сапога самого Белявина.

«Кто же он!? Как были обуты все, кто находился в то утро на полянке?» — попытался вспомнить Николай.

Капитан Зайченко и лесник Пелипенко были в сапогах. Остальные — студенты, Демидов, доктор — в ботинках.

«Кому из них принадлежит этот след? Как это установить? Надо поручить Наде присмотреться к обуви участников экспедиции… Впрочем — что это даст? Ну, удастся установить, что за испытанием аппарата наблюдал из-за кустов Демидов или кто-нибудь из студентов! Выяснится, что этот человек страдает излишним любопытством — и все! Нет, разгадка тайны кроется только в найденном письме и фотокарточке! — решил Николай. — Надо как можно тщательнее осмотреть ложе ручья…»

Сняв сапоги, он засунул их голенищами за поясной ремень и медленно зашагал по острой и скользкой гальке. От ключевой воды коченели, ноги, но Белявин упорно шел к полигону.

Ручей извивался среди деревьев, бросаясь из стороны в сторону, катясь по перекатам, омывая корни деревьев. Но внимательный осмотр ложа ручья и берегов ничего не дал.

«И все же письмо и карточка прострелены не случайно! — решил Николай. — Где-то здесь совершено убийство. Может быть, что убийство не имеет никакого отношения к делу, но не может, не должно оставаться не раскрытым».


Глава 14

Белявин явился к майору Величко ровно в 18 часов — как было приказано. Майор сидел за письменным столом и задумчиво разглядывал знакомые Белявину письмо и карточку. Лицо его выглядело суровым и озабоченным, светлые глаза строго, внимательно смотрели на лейтенанта.

— Вы, кажется, правы, Николай Борисович! — сказал майор. — В окрестностях полигона недавно совершено преступление. В то же время за последние полгода в Каширской не было зарегистрировано ни убийства, ни исчезновения. Наш долг — раскрыть это таинственное преступление… — Майор внимательно посмотрел на Белявина и принялся набивать трубку. — Как вы полагаете — каким образом письмо и фотокарточка, пробитые картечью, попали в ручей?

Николай уже думал над этим и поэтому ответил сразу:

— Ответить трудно, товарищ майор. Возможно — их бросили, чтобы было труднее установить личность убитого…

Майор сдвинул брови и поправил Белявина:

— Бросать их, пожалуй, не имело смысла — ведь они не дают возможности установить личность потерпевшего. Возьмем за основу другую версию — преступник, совершив убийство, обыскивал труп жертвы, и эти предметы выпали из кармана убитого…

— Верно, товарищ майор! — воскликнул Белявин. — Я обратил внимание на то, что и письмо, и карточка, очевидно, были пробиты одной картечью — об этом говорит форма отверстия…

Величко одобрительно кивнул головой.

— Итак, предположим, что эти предметы из кармана убитого выпали в воду, — продолжал Белявин. — Ручей понес их вниз по течению…

— Правильно, лейтенант! — кивнул головой майор. — Что же нам следует сделать, чтобы найти убитого?

— Обыскать оба берега ручья от его истока до устья…

— Но ведь вы уже осмотрели берега ручья, — возразил майор.

— Я хотел сказать — осмотреть их еще внимательнее…

— А разве вы делали это невнимательно? — с легкой насмешкой спросил Величко.

— Да нет, товарищ майор, — смутился Белявин. — Я их осмотрел метр за метром…

Майор Величко поднялся из-за стола и несколько раз прошелся по комнате. На лице его появилось рассеянное выражение. Белявин молча следил за своим начальником — он уже знал привычку майора и чувствовал, что именно сейчас тот сделал какой-то важный вывод.

— Вы говорили, что истоки ручья находятся поблизости от лагеря археологов?

— Да, метрах в трехстах, товарищ майор! — удивленно ответил лейтенант. Он не мог разгадать ход мыслей своего начальника.

— Диверсант был убит именно в этом месте!

— Да!

— Насколько я помню, когда вы с капитаном Зайченко и этим старым лесником явились на полянку — археологи сидели у костра… Так ведь было?

— Да, товарищ майор! — недоумевающе пожал плечами Белявин.

— Для чего же был разожжен этот костер? Ведь на нем ничего не варилось и не жарилось?

— Не знаю… Может быть, чтобы разогнать темноту… Или чтобы согреться…

— Возможно, возможно! — иронически-одобрительно проговорил майор. — Еще один вопрос: вы уверены, что этот самый след башмака с подковкой у истоков ручья был сделан в ту ночь, когда прилетал таинственный самолет?

— Совершенно уверен, товарищ майор! — твердо заявил Белявин. — В одном месте этот след перекрыт следом моего сапога…

Глаза майора блеснули острым огоньком.

— Скажите, лейтенант, — экспедиция уже приступила к раскопкам?

— Да, товарищ майор!

— Профессор Качемасов уже встречался с Демидовым и студентами?

— Надя говорила, что один студент работает с ними, а второй вместе с Демидовым уже давно находится в горах. На днях профессор собирается выехать туда…

— Так, так! Значит Качемасов с Демидовым еще не встречались?

— Да!

Майор быстрым, легким шагом прошел к своему столу и сел.

— Вот что, Николай Борисович! — проговорил он. — Поручите Наде присмотреться к обуви участников экспедиции. Пусть она постарается установить, кто носит тупоносые ботинки с подковками. А вы организуйте самую тщательную охрану чертежей и аппарата подполковника Ушакова. За них вы отвечаете головой. Следите за неизвестной рацией… Кстати, — наши шифровальщики так и не сумели прочитать таинственные донесения. Они пришли к выводу, что неизвестный радист и его заграничные собеседники для шифровки своих разговоров используют старый, но верный прием: они шифруют свои сообщения с помощью какой-то книги. — Майор поднялся и протянул Белявину руку. — Всего хорошего, лейтенант! Немедленно отправляйтесь в лагерь. И помните: необходима самая тщательная охрана чертежей и изобретения. В остальном — действуйте, как действовали… Все!


Глава 15

Раскопки шли настолько успешно, что профессор Качемасов день ото дня откладывал поездку в горы, где работала группа Демидова.

Остатки древнего поселения были расположены в узкой долине горной речки Псе. Здесь уцелели только огромные каменные плиты, видимо, служившие основанием крепостной стены. Сама стена и все другие строения, очевидно, были давно разобраны местными жителями на строительный материал.

Показывая профессору и Наде эти гигантские плиты, Пелипенко досадливо покачивал головой и ворчал:

— Я понимаю, Тихон Тихонович, что многого тут не найдешь, одни только здоровенные камни остались от аула, остальное все растащили… Но, как говорится, чем богаты, тем и рады…

Надя с некоторым разочарованием рассматривала трехметровые каменные кубы, плотно вросшие в землю. Она считала, что в этом узком каменистом ущелье не удастся найти ничего примечательного.

Но профессор Качемасов, осмотрев местность, явно повеселел. Его темные глаза удовлетворенно блестели, суровые складки рта разгладились. Широкой, свободной походкой человека, привыкшего к путешествиям, он несколько раз прошелся по берегу реки, потом уселся на камень и долго молча разглядывал крутой склон, спускающийся к берегу. Надя тоже осмотрела этот косогор, но ничего интересного в нем не заметила — там росли какие-то чахлые деревца, выше громоздились дикие скалы.

— Ну, что вы обнаружили, девушка? — лукаво улыбнувшись, спросил ее профессор.

Надя недоуменно пожала плечами.

— Ай-яй-яй! — покачал головой профессор. — У вас недостает чувства, которое я называю реальной фантазией… — Профессор вскочил с камня и быстро прошелся вдоль линии фундамента крепостной стены. — Смотрите! Стена тянулась параллельно реке на пятнадцать метров. Дальше она заворачивала под прямым углом и упиралась в гору. Сейчас мы можем проследить от этого поворота всего шесть метров этой стены. Так стоило ли древним инженерам огораживать такой узкий участок берега? Ведь здесь нельзя построить никакого здания — слишком близко гора… Так что это значит? — умными, сияющими глазами он посмотрел на Надю.

— Не знаю, Тихон Тихонович, — призналась она.

— А вы посмотрите кругом, подумайте! Взгляните на противоположный берег реки — там явно можно заметить древние геологические слои, вон какие ясно выраженные полосы. А здесь?

— Здесь этих слоев нет!

— Каковы же выводы? — лукаво улыбнулся профессор. И, заметив, что Надя все так же недоумевающе смотрит на него, сам ответил: — Выводы таковы: когда-то берег здесь был гораздо шире… Стена огораживала участок но меньшей мере в тысячу квадратных метров. Стена вплотную примыкала к отвесному склону горы, на вершине которой стояла башня, охраняющая поселение от нападения сверху. Затем, в результате какого-то геологического потрясения…

— Произошел обвал, — догадалась Надя.

— Правильно! — воскликнул профессор. — Гора обрушилась на строения и погребла их в своих недрах. Они там, под землей! — Профессор указал на крутой склон, поросший деревьями и кустарниками. — Наша задача — найти этот древний заповедный клад…

— Ну и голова у вас, Тихон Тихонович! — восхищенно пробасил Пелипенко.

На следующий день в двух местах были заложены траншеи, углубляющиеся в склон горы. Работали не только рабочие, но и Пелипенко, и сам профессор, и Петр Зотов. Надя отгребала лопатой землю.

Уже к вечеру траншея, в которой работал Виталий Здравников, уперлась в какую-то стену, сложенную из грубо отесанных камней. Вскоре была обнаружена хорошо сохранившаяся двустворчатая дубовая дверь. Над ней было выбито четкое изображение креста. Под крестом славянской вязью было написано:

«Божей милостью князь Мстислав Владимирович».

Профессор радовался, как ребенок.

— Так значит, поселение было русским? — удивилась Надя. — Я никогда не предполагала, что здесь, в горах, были города Тмутараканского княжества!

— Этого и нельзя предполагать, милая девушка! — воскликнул профессор. — Нельзя потому, что этих поселений не было. Да и характер каменной кладки говорит, что здесь был расположен адыгейский аул…

— А этот крест? А надпись? — возразила Надя. — Разве они не говорят…

— Они говорят о дружеских торговых связях древних адыгейских племен с русским Тмутараканским княжеством, — воскликнул профессор, возбужденно потирая сильные, жилистые руки. — Русские ввозили в Адыгею соль, рыбу, ткани… Адыги продавали русским чудесные чеканные изделия своих мастеров-умельцев, прекрасный кавказский булат, свой скот и другие товары. Ведь мы уже давно имеем данные, что тмутараканские купцы продавали товары горских племен в Киеве… Кое-кто пытался доказать, что это были военные трофеи. Но я всегда был с этим не согласен…

Все участники раскопок столпились возле таинственной двери.

— Попытайтесь открыть ее! — сказал профессор.

Здравников нажал плечом, но дверь не отворялась.

— Заперта! — безразлично заметил Зотов.

— Не думаю! — покачал головой профессор.

— По-моему, обвал проломил крышу и внутри полно земли, — сказал Здравников. — Эта земля и решает нам открыть дверь…

Качемасов одобрительно посмотрел на него.

По указанию профессора, откопали верхнюю кромку стены и стали углубляться в гору. Вскоре обнаружили, остатки дубовых перекрытий и осколки черепичной кровли.

На следующий день все, кроме Пелипенко, отправившегося в горы к Демидову, стали освобождать от земли внутренность здания.

— Осторожнее! Пожалуйста, осторожнее! — то и дело предупреждал профессор.

Но все и без предупреждения действовали очень осторожно.

Уже вечером лопата Затулыворота ударилась о какой-то предмет, издавший гулкий звук.

— Потише, потише, Терентий Никанорович! — заволновался Качемасов и сам голыми руками принялся отгребать землю.

Вскоре уже можно было разглядеть какую-то выпуклую крышку, сделанную из очень плотного золотисто-коричневого дерева.

— Дывысь — гроб! — почему-то шепотом проговорил Затулыворота.

Но это был не гроб. Через полчаса удалось вытащить небольшой, но очень крепкий сундук, запертый старинным ржавым замком.

Солнце спускалось за горы, быстро темнело, и поэтому было решено сундук вскрыть в лагере.

Здравников взгромоздил находку себе на плечо и зашагал по каменистой тропинке. Профессор Качемасов ни на шаг не отставал от него.

В лагерь пришли уже ночью. Дежурный по лагерю Захар Перепелица начал разливать в алюминиевые миски жирный мясной борщ, но никто не шел ужинать. Все толпились около палатки профессора, где Здравников открывал таинственный сундучок.

— Входите, товарищи! — крикнул профессор. — Все вы участники экспедиции и имеете полное право присутствовать при осмотре нашей находки.

В маленькой палатке сразу стало тесно. Два фонаря «Летучая мышь» освещали стол, на котором стоял сундук. Виталий Здравников сильными ударами топора сбивал замок.

— Не иначе как золото! — прошептал Затулыворота.

Замок отскочил. Со скрипом поднялась крышка сундучка, обитая изнутри тонкой серебряной пластинкой, и свет упал на какие-то темные дощечки.

Профессор Качемасов дрожащими руками вытащил верхнюю дощечку и поднес ее к свету.



На дощечке были нарисованы русобородые, широкоплечие люди, которые вели торг с тонколицыми горцами в высоких бараньих шапках. На другой — богатырь в кольчуге и островерхом шеломе длинным копьем выбивал из седла скуластого всадника, шлем которого был украшен конским хвостом. Древний художник мастерски владел кистью, хотя все человеческие фигуры, по обычаю того времени, были изображены слишком удлиненными. Он прекрасно передал напряжение двух столкнувшихся конских тел, дикую ярость побежденного и спокойную гордость русского богатыря.

— Здорово нарисовано! — восхищенно проговорил Здравников, из-за плеча профессора любуясь картиной.

— Действительно здорово! — подхватил Петр Зотов. — Ишь, как он этого самого черкеса на копье поддел!

Профессор удивленно покосился на студента.

— Какого черкеса? — спросил он.

— А вон того, с лошадиным хвостом на голове!

«Что он говорит? — удивилась Надя. — Он же совсем не знает истории!»

— Это, молодой человек, не черкес! — сухо пояснил профессор. — Здесь изображен бой Мстислава с косожским богатырем Редедей. А кто такие косоги, вы должны знать…

— Я… я, конечно, знаю… Я просто не понял этой картины, смутился студент.

— Кто же такие косоги?

— Это… Это одно из черкесских племен…

— Я бы вам поставил в зачетной книжке самую низкую оценку, — нахмурился Качемасов. Вы совершенно не знаете истории… Кто у вас в университете читает русскую историю?

— Профессор… э… профессор Знаменский.

— Знаменский? Не знаю такого в МГУ!

— Я, собственно, в МГУ первый год… До этого я учился в другом университете, в Томске… Только осенью перевелся в МГУ, — уже увереннее объяснил Зотов.

— Не могу поздравить профессора Знаменского с таким студентом! — сердито отрезал Качемасов.

Надя, чтобы как-нибудь не выдать своего волнения, торопливо отошла в густую тень, в угол палатки. Оттуда она с нарастающей подозрительностью стала разглядывать сухое нервное лицо Петра Зотова.

«Да, он не тот, за кого себя выдает! — думала она. — Студент третьего курса не мог быть таким невеждой!»

Сейчас Надя припомнила еще целый ряд странных оговорок, допущенных Зотовым. Ей захотелось сейчас же, немедленно отправиться к Николаю и сообщить ему свои подозрения. Но она понимала, что ее внезапная отлучка может насторожить врага.

«Врага? — спросила Надя сама себя. — А имею ли я достаточные основания, чтобы так называть Зотова? Ведь он приехал вместе с Демидовым. Демидов знает его. Может быть, я просто излишне подозрительна?»

И Надя решила, что ничего особенного не произойдет, если свои наблюдения она выскажет Николаю только на следующий день, когда была назначена встреча.


Глава 16

Как обычно, Белявин до одиннадцати часов ночи продежурил на радиостанции. Неизвестная рация молчала, и Николай отправился к себе, в маленькую комнатку, примыкавшую к радиостанции. Раздевшись и аккуратно сложив обмундирование, он лег на узкую койку и задумался.

Он чувствовал, что его последние сообщения дали основания майору Величко выработать какую-то новую версию. Но что это за версия, он никак не мог догадаться.

Потом он стал думать о Наде.

«Где сейчас она? Может быть, сидит у походного костра где-нибудь в горах и задумчиво смотрит на пляшущие язычки пламени? Или спит в своей палатке?»

Николаю ясно представилась полутемная палатка и жена, спящая на походной кровати-раскладушке. Она спит, подложив под щеку ладошку и смешно оттопырив пухлые губки.

«Надюша, родная моя! — растроганно подумал Николай. — Как мало мы бываем вместе.»

Он достал из кармана гимнастерки маленькую фотокарточку, заботливо обернутую прозрачным целлофаном, и долго всматривался в простое, ясноглазое лицо жены.

«Ничто, никогда не разлучит нас, дорогая моя!» — подумал он и, спрятав карточку, выключил свет.

Через несколько минут Белявин заснул крепким сном усталого человека.

Проснулся он оттого, что кто-то включил в комнатке свет. В дверях стоял старшина-радист.

— Товарищ лейтенант, неизвестная рация начала работу! — взволнованным, приглушенным голосом проговорил старшина. — Наши уже пеленгуют ее…

— Сию минуту!

Николай торопливо оделся и, на ходу затягивая пояс на гимнастерке, выбежал в коридор.

В аппаратной маленький, подвижной сержант-радист, прильнувший к аппарату, молча протянул ему вторую пару наушников. В наушниках слышалось легкое потрескивание и чей-то хрипловатый голос размеренно повторял одну и ту же фразу:

— Луна, Луна, я Сириус-семь! Луна, Луна, я Сириус-семь…

— Позывные! Те же, что и в прошлый раз! — нахмурившись, пояснил сержант, пододвигая к себе несколько остро заточенных карандашей и стопку бумаги.

— Тридцать семь, тридцать семь, тридцать семь, — размеренно три раза повторил тот же голос.

Далее шел непонятный набор цифр. Николай обратил внимание на то, что цифры все возрастали вначале шли единицы, потом неизвестный радист назвал несколько цифр второго и третьего десятка, затем перескочил на со́рок…

«Да! Майор Величко прав! — решил он. — Сообщение шифруется с помощью какой-то книги…»

Кто-то тронул Николая за плечо. Он обернулся. Перед ним стоял старшина с картой в руке.

— Продолжайте запись! — сказал Белявин радисту, снимая наушники.

— Товарищ лейтенант, неизвестная рация запеленгована в квадрате одиннадцатом. Машина и дежурный наряд автоматчиков ждут вас! — четко доложил старшина.

Белявин торопливо схватил фуражку и вслед за старшиной выбежал из аппаратной.

Как только Николай закрыл за собой дверцу кабины, машина рванулась вперед. В ярком свете фар замелькали палатки, домики, фигуры часовых.

Когда машина миновала въездную арку, старшина скомандовал шоферу:

— Налево!.. К Заречным хуторам… Газуй вовсю!

Машина повернула к горам и понеслась по узкой лесной дороге, подпрыгивая на корневищах и ухабах. В золотистых лучах света мелькали и бежали назад кусты, стволы деревьев, пеньки.

— В одиннадцатом квадрате — высота Волчий клык, — крикнул старшина. — Двенадцать километров отсюда. Кругом лес, ни одного населенного пункта. Думаю, что с этой высоты и работает подлец.

— Добраться до нее быстро сумеем?

— Через пятнадцать минут будем на месте… Мимо высоты идет дорога на лесопункт…

Машина виляла из стороны в сторону и раскачивалась. Николая бросало то на дверцу кабины, то на старшину. Нависшие над дорогой ветки деревьев скрежетали по крыше кабины.

Дорога вдруг вильнула влево, и свет фар выхватил из темноты несколько маленьких хаток.

— Заречные хутора! — пояснил старшина. Сворачивай на леспромхозовскую дорогу…

Машина прогрохотала по какому-то мостику и помчалась вдоль обрыва. С одной стороны высилась каменная стена, с другой — внизу тусклым серебром сверкала речка.

— Далеко еще? — нетерпеливо спросил Николай.

— Километра три…

— Выключить фары!

Шофер притормозил.

— Опасно, товарищ лейтенант! — сказал он. — Дорога — сами видите какая… Не дорога, а пронеси господи! Ведь все равно шум мотора будет слышен.

— Лучше поедем тише, но без света… Выключить фары! — повторил Белявин. Ночью свет фар виден километров за десять, а мотор услышишь только вблизи…

Дорога впереди стала тускло-серой. Машина осторожно, словно ощупью, шла по ней. Опустившись вниз, переехали вброд речку, несколько минут пробирались через кустарники и мелколесье.

— Стой! — приказал старшина.

Белявин выпрыгнул из кабины и осмотрелся. Справа от дороги высилась поросшая густым лесом гора. Луна была где-то за ней, и гора рисовалась на фоне освещенного неба неясным темным треугольником. Вершина, как острый клык, впивалась в небо…

Из кузова машины спрыгивали автоматчики.

— Вот он, Волчий клык, товарищ лейтенант! — прошептал старшина. — Я думаю одно отделение послать по правому склону, а другое — по левому, с тем, чтобы охватить эту горку и лес вокруг нее прочесать. А мы прихватим с собой пяток человек и пойдем прямо к вершине!

— Действуйте! — согласился Белявин, видя, что старшина прекрасно ориентируется в обстановке.

Старшина пошептался с автоматчиками, солдаты бесшумно исчезли в темноте. Белявин не услышал ни шагов, ни бряцания оружия, люди словно растаяли, растворились в теплом ночном воздухе…

— Молодцы! — тихо похвалил он солдат.

— Разведчики! — с гордостью объяснил старшина. — Все как одни комсомольцы… А учитель у них знатный — Герой Советского Союза капитан Дгебуадзе, всю войну в разведке служил… Ну, и нам пора?

Подниматься в гору было трудно — ноги скользили по влажной траве, то и дело по дороге попадались колючие кусты и стволы деревьев. Белявин вскоре запыхался и вспотел. Под его сапогами трещали сухие ветки.

— Вы, товарищ лейтенант, идите за мною, след в след, — посоветовал старшина.

Он шел особенной, легкой бесшумной походкой, осторожно раздвигая ветки кустарников. Иногда Николай видел в нескольких шагах от себя такие же бесшумные фигуры автоматчиков.

Подъем продолжался минут сорок пять. Наконец лес и кустарник кончился. Под ногами заскрипели мелкие камни. Чуть выше, метрах в пятнадцати, темных клыком громоздилась острая каменная вершина.

Опережая Белявина, старшина стремительно и бесшумно побежал вперед и скрылся за скалистым выступом…

Когда окончательно запыхавшийся Николай обогнул выступ, старшина ползал по каменистой площадке, над которой высилась остроконечная скала.

— Не иначе как здесь работал этот мерзавец! — уверенно проговорил старшина. — Самое удобное место… И фонарь можно засветить, никто не обнаружит… Стоп! А это что такое? — старшина вскочил на ноги и поднес к глазам какой-то предмет — Карандаш, товарищ лейтенант… Видать, спугнули мы этого мерзавца…

— Пусть автоматчики спустятся вниз и ждут нас, — распорядился Белявин. — А мы с вами, старшина, включим фонари и внимательно осмотрим эту площадку…

— А не спугнем мы зверя, товарищ лейтенант! Может, он где-нибудь тут залег?

— Оцепление не будем снимать до рассвета. Когда рассветет, еще раз внимательно осмотрим местность…

— Есть, товарищ лейтенант!

Автоматчики исчезли.

Белявин включил свой электрический фонарь и методично, шаг за шагом, принялся осматривать площадку. Кроме найденного старшиной карандаша с металлическим наконечником, ничего обнаружить не удалось.

Выключив фонарик, Белявин сел на плоский камень и задумался. Он вспомнил советы майора Величко.

«Старайтесь представить себе, как мог действовать в данной обстановке человек, которого вы ищете! — учил майор. — Что он сделал бы, чтобы успешнее замести следы… Попытайтесь проникнуть в психологию врага. И тогда вы сумеете разгадать его поступки и намерения…»

«Враг уже не первый раз передает по радио свои сообщения, — размышлял Белявин. — Место здесь глухое… Значит, он едва ли будет таскать с собой такую улику, как рация… Да и неудобно со сравнительно тяжелой рацией путешествовать по горам. Следовательно, он прячет аппарат в каком-то тайнике… Если он вел свои передачи отсюда значит и тайник находится где-нибудь рядом…

Николай представил себе крадущегося на эту вершину врага. Вот он достал рацию, наладил ее, включил лампы… Он, конечно, постарается укрыть даже бледный свет радиоламп…

«Где же всего удобнее ему было располагаться?» — подумал Николай, оглядываясь по сторонам.

Под нависшей скалой лежал большой плоский камень.

«Вот самое удобное место!» — решил Белявин.

«Враг установил связь с «Луной» и торопливо, то и дело прислушиваясь и вглядываясь в темноту, передает свои цифры, которыми зашифровано таинственное донесение. Вот до него донеслись какие-то подозрительные звуки — рокот автомобильного мотора или хруст веток… Он торопливо свертывает рацию и прячет ее… В спешке он теряет карандаш…»

Белявин поднялся с камня, включил фонарик и внимательно осмотрел плоский обломок скалы. Старшина молча следил за ним…

Лейтенант попытался повернуть камень, но обломок был очень тяжел.

Луч фонарика заскользил по нагромождениям скалистых обломков. Лейтенант переворачивал камни, словно разыскивал что-то… Вот он откинул плоскую каменную плиту, лежавшую около подножья скалистого пика.

— Есть! — обрадованно воскликнул Белявин.

В каменной нише, прикрытой плоской плитой, стояло два небольших чемодана. Старшина подбежал к Белявину и помог вытащить чемоданы из ниши.

Внешние это были обычные небольшие чемоданы, обитые дерматином и окованные по углам никелированной жестью.

— Ну-ка, посвети, старшина! — волнуясь, сказал Белявин.

Старшина схватил фонарик.

Лейтенант открыл чемодан.

— Рация! — выдохнул старшина.

В другом чемодане лежали аккуратно завернутые кубики взрывчатки, детонаторы с короткими зажигательными шнурами и с десяток черных пластмассовых сигар, похожих на самопишущие ручки. Белявин внимательно осмотрел их.

— Вот гад! — не удержался от ругательства старшина. — Взрывать что-то собирался! А самописки эти зачем ему понадобились?

— Эти самописки, старшина, могут целую армию отправить на тот свет! — ответил лейтенант. — Это бактериологические ампулы.

— Что дальше будем делать, товарищ лейтенант? — спросил старшина. — Чемоданы забирать?

Белявин задумался. Ясно было, что неизвестного радиста спугнули, но он сумел выскользнуть из оцепления. Вернется ли он снова на высоту. Едва ли! Но ведь рация-то у него, очевидно, одна. Значит, чтобы держать связь с таинственной «Луной» он может рискнуть подняться на высоту. Это тем более возможно, так как диверсант надеется, что его передатчик не найден…

— Вот что сделаем, старшина! — сказал Белявин. — Оцепление снять. Чемоданы осторожно погрузить на машину… Но так, чтобы никто со стороны не мог увидеть, что мы их забрали. А тут, где-нибудь рядом с вершиной, посади в засаду пару осторожных и зорких ребят. Пусть задержат любого, кто появится на вершине…

— Есть! — козырнул старшина. — Я здесь сержанта Ольхина оставлю! От него никто не скроется!

Он побежал вниз по склону горы снимать оцепление…


Глава 17

Ровно рокоча мотором, машина медленно шла по узкой лесной дороге. От речки наползал туман. Его белесые клочья стлались по земле, словно призраки мелькали в кустах. Лучи света от автомобильных фар золотили эти туманные потоки, скользили по деревьям и кустам. Сидя рядом с шофером, Николай боролся со сном.

Внезапно в полосе света мелькнула чья-то темная фигура, стоящая сбоку дороги.

— Стоп! — крикнул Белявин и, рывком распахнув дверцу кабины, на ходу выпрыгнул из машины.

Сила инерции толкнула его вперед, но он сумел удержаться на ногах. Рванув застежку кобура, он выхватил пистолет и бросился к стоящему возле куста человеку.

— Стой! Ни с места! — крикнул Белявин.

— А я и так стою! — спокойно ответил хрипловатый старческий голос.

Сзади подоспели старшина и два автоматчика. Николай включил карманный фонарик. Перед ним стоял высокий худощавый старик с ружьем за плечами. Длинное морщинистое лицо его было спокойным, чуть-чуть насмешливым, глаза щурились от яркого света.

— Кто такой? — нервно выкрикнул Белявин, не опуская пистолета.

— Вот это да! — вдруг рассмеялся старик. — Хозяина спрашивают, кто он такой… Лесник я здешний, товарищ военный…

— Документы!

— Чего? — удивился старик.

— Предъявите документы…

— Да на какой шут я буду с собой документы носить? Меня и без документов здесь всякий знает. Потапов моя фамилия… Александр Потапов… — Лесник поправил ремень ружья и нахмурился.

— А пушку свою убери, товарищ военный! Мы не из пугливых…

Белявин нехотя вложил пистолет в кобуру.

— Что вы здесь делаете? — спросил он.

— Ничего не делаю. В Каширскую иду по своим надобностям, в лесничество. А вот вы чего по ночам носитесь и людей пугаете?

«Неужели ошибка?» — подумал Николай, но тут же отбросил это сомнение. — Надо задержать! Что-то не ко времени он собрался в станицу…

— Садитесь в машину! — сухо приказал: он. — Мы довезем вас до Каширской…

— Это можно! — охотно согласился старик. — Оно, конечно, приятнее на машине, чем на своих двоих… Особенно с вооруженной охраной. Этак ни один заяц меня не обидит — вон сколько защитников.

Неторопливой походкой старик подошел к машине и ловким, быстрым движением влез в кузов.

— Присматривай за ним, старшина! — шепотом распорядился Белявин и сел на свое место в кабину.

Машина снова, подскакивая на ухабах, помчалась вперед.

Уверенность и насмешливый тон старика несколько озадачили Белявина, и он невольно опять усомнился: «Не промах ли?»

Но тут же он восстановил в памяти картину ночных поисков, тревожные минуты, проведенные на скалистой горе, и вновь обрел уверенность в правильности своего поведения. «Почему именно теперь, именно в этом месте оказался этот странный дед? Почему он сразу бросился в кусты? Да и документов при нем нет никаких. Тщательно надо проверить».

Николай опустил веки, будто дремлет, а сам украдкой поглядывал за стариком. Тот, разговаривая со старшиной, иногда бросал в сторону лейтенанта недовольно-сердитые взгляды, а временами рассматривал внутренность машины. Белявину показалось, что старик что-то ищет глазами.

«Не подозревает ли он, что мы везем рацию? — подумал Николай. — Да, странно…»

Белявин твердо решил: задержать старика, доложить обо всем майору…

Сонный милиционер, дежуривший в районном отделении милиции, удивленно и растерянно уставился на Белявина и автоматчиков. Впрочем, он охотно согласился вызвать капитана Зайченко и сейчас же послал за ним.

В дежурной комнате было душно, пахло застоявшимся табачным дымом и ваксой. Милиционер присел на скамейку рядом с Потаповым и закурил. Потом он вступил в разговор со стариком и стал расспрашивать о какой-то Дусе, с которой он вместе учился в школе. Из разговора Белявин понял, что речь идет о дочери старика.

Белявин удивленно смотрел на мирно беседующих, ожидая телефонного звонка от майора. Оказалось, что майор отсутствует.

Чтобы не терять напрасно времени, лейтенант задумал произвести обыск в доме старика.

Дверь распахнулась, и в комнату вошел капитан Зайченко.

— Здорово, лейтенант! — пробасил он. — Ну, что еще у тебя случилось? Опять привидения…

— Не привидения, а я, товарищ капитан! — откликнулся лесник. — Шагаю это я по дороге на Каширскую. Возле Заречных хуторов нагоняет меня машина. Ну я посторонился. Вдруг этот товарищ военный выскакивает из кабины, сует мне под нос свою пушку, сажает в машину и тащит сюда…

— В чем дело, лейтенант? — сердито спросил Зайченко.

— Выйдем на минутку, товарищ капитан! — предложил Белявин.

Они вышли на крыльцо. Ранний рассвет уже разгонял ночные тени, на востоке проступила розовая полоска зари.

— Вы знаете этого старика, товарищ капитан? — спросил Белявин.

Зайченко недовольно покосился на Николая.

— Потапова у нас в районе знает любой, сдерживая гнев, ответил он. — Местный уроженец, бывший красный партизан. Сын у него — инженер, коммунист, дочь — студентка, комсомолка. На кой черт вам потребовалось задержать старика? Учтите, о вашем глупом поступке я доложу начальству.

— Прошу прощения, товарищ капитан! — возразил Белявин. — Дело в том, что я сегодня обнаружил в горах рацию, а неподалеку от нее заметил этого старика…

— Рацию!? — удивился Зайченко. — Какую рацию? Где она?

— В машине. Рация, взрывчатка и бактериологические ампулы…

— Постой, постой, лейтенант! — уже спокойнее проговорил Зайченко. — Давай по порядку…

Выслушав рассказ Белявина, капитан задумчиво почесал свою круглую, коротко остриженную голову.

— Да-а! — протянул он. — Но старик здесь ни при чем — в этом я твердо уверен. Старик душой и сердцем наш, советский… Извиниться перед ним тебе придется, лейтенант…

— Ну, это еще посмотрим! — возразил Белявин.

Зайченко удивленно и сердито посмотрел на лейтенанта:

— Опоздаешь смотреть-то, лейтенант. Лучше поскорей отпусти лесника, а не то опозоришься.

— Я хотел просить вас произвести в его доме обыск…

— Вот как?! Этого не будет! — отрезал капитан.

— Почему? Надо проверить, — настаивал лейтенант.

— Потому что он давно проверен, наш советский старик, преданный душой и телом.

— Ну, ладно, — нехотя согласился Белявин. — Если что окажется не так, то вы будете отвечать. Я доложу обо всем майору.

— Докладывай, лейтенант, докладывай, за старика я в ответе, но тебе все же придется перед ним извиниться.

— Хорошо, извинюсь, но имейте в виду…

Они вернулись в дежурку.

Старик спокойно выслушал извинения лейтенанта.

— Добре, сынок! — сказал он. — На всякую старуху бывает поруха… Думаю, что не с озорства ты меня арестовать решил. — В светлых, выцветших глазах Потапова мелькнул насмешливый огонек. — А кому деньги платить, сынок?

— Какие деньги? — удивился Белявин.

— А за транспорт. Я же вроде как на такси прикатил. Много платить не могу, а трешку сумею тебе выделить за беспокойство…

Лесник захохотал.

«Ну, и вредный старикан, — подумал Белявин. — Ещё и издевается».


Глава 18

В лагерь Белявин и разведчики вернулись только в восьмом часу утра. Взяв оба чемодана, Николай отправился к генералу, чтобы доложить ему о результатах ночного поиска.

— Разрешите, товарищ генерал-майор? — спросил Белявин приоткрыв дверь кабинета.

Генерал читал какую-то книгу, нагнув над столом свою седую, коротко остриженную голову. Он с недоумением посмотрел на чемоданы, которые держал в руках Белявин.

— Входите, лейтенант! — пригласил он — Не обнаружили ли вы в лесу чемоданную фабрику?

Белявин коротко доложил о событиях прошедшей ночи. Затем он поставил чемоданы на стол и показал генералу их содержимое.

— Это все не ново, — отрывисто проговорил генерал, осмотрев кубики взрывчатки и аккуратный футлярчик, в котором в специальных гнездах лежали детонаторы. — Это все из арсенала гитлеровских диверсантов заимствовало… А вот это новое оружие… — Генерал осторожно взял в руки один из черных пластмассовых футлярчиков… — «С. А.» — «Холера азиатика», — расшифровал он короткую надпись. — Сколько подлости и чисто звериной злобы нужно иметь, чтобы нарочно заражать людей ужасной, смертоносной болезнью! Ведь и тем, кто вырабатывает эти чудовищные снадобья, и тем, кто их распространяет, прекрасно известно, что это оружие не пощадит ни женщин, ни детей…

Лицо генерала приняло суровое выражение Он взял со стола какую-то книгу и протянул ее Николаю…

— Вы читали это, лейтенант?

Белявин увидел, что книга английская, не прочесть и перевести ее названия не сумел.

— Я плохо знаю английский язык! — признался он.

— А вам его нужно знать, лейтенант! — строго сказал генерал. — И знать хорошо! Это — описание приключений английского шпиона полковника Лоуренса. Автор, захлебываясь от восхищения, описывает подлости, совершенные шпионом. В Аравии Лоуренс стал магометанином, принял арабское имя и рьяно выполнял все требования ислама. В Индии шпион стал брамином. За свою жизнь этот авантюрист сотни раз совершал подлости и предательства, но по сравнению с тем, кто заботливо паковал этот чемоданчик, Лоуренс — безвредная овечка…

Генерал швырнул книгу на стол и брезгливо отер руку носовым платком.

— Поздравляю вас, лейтенант, вам удалось выбить оружие из рук врага… Но враг еще не пойман. Надеюсь, что вам удастся ликвидировать хищника. Вам, очевидно, нужна машина, чтобы доставить трофеи вашему начальству?

— Да, я хотел, товарищ генерал-майор, просить вас об этом…

— Мой «газик» в вашем распоряжении…


Глава 19

Из города Белявин выехал когда уже начинало темнеть. Несмотря на то, что проведшую ночь он почти не спал, да и днем ему удалось отдохнуть не более двух часов, Николай ощущал чувство какой-то особой напряженности, нервного возбуждения.

Майора Величко в городе он не застал — тот срочно вылетел в Москву. Белявина принял начальник отдела, пожилой подполковник, известный как один из лучших специалистов контрразведки. Подполковник сообщил, что командировка майора связана с тем же делом. Потом он внимательно выслушал сообщение Белявина и сказал:

— Вы действовали правильно! Молодец!

Глаза подполковника при этом блеснули особенным теплым и дружеским огоньком. Николай почувствовал, что краснеет от этой похвалы, и смущенно признался:

— А я, товарищ начальник, боялся, что вы ругать меня будете! Думал что совершил ошибку, забрав все это снаряжение диверсанта… Ведь он, наверное, пришел бы за своими чемоданами и там бы его можно было поймать… Правда, там засада оставлена. А тут еще эта ошибка с лесником.

— Нет, лейтенант, вы поступили правильно, что забрали рацию! — задушевно проговорил подполковник. — Вы вырвали у змеи ядовитые ее зубы. Вы лишили диверсанта и бактериологических ампул и взрывчатки… А насчет возвращения его… — Подполковник прищурил глаза. — Не думаю, чтобы он в ближайшее время вернулся бы на эту самую высоту — слишком большой риск. Зверь, как видно, попался осторожный, опытный. А насчет случая с лесником — это, конечно, ваша ошибка, результат горячности. Следовало бы просто поговорить с ним, ну хотя бы спросить дорогу, попросить проводить до Каширской. Таким образом вы сумели бы без этих детективных трюков с пистолетом и автоматчиками проверить, кто такой этот старик. Мы должны быть очень осторожны. Народ нам доверил охрану своего мирного труда. И мы обязаны, наряду с величайшей бдительностью, иметь и большую человеческую чуткость. Необоснованное подозрение, необдуманная горячность могут тяжело оскорбить честь и достоинство нашего советского человека. Но думаю, что в данном случае за вашу горячность старик на вас не обиделся…

Затем подполковник намекнул, что дело, очевидно, идет к нужной развязке, и отпустил Белявина.

…Машина мягко мчалась вперед по шоссе, и Николай незаметно задремал…

Проснулся он от резкого толчка.

Взглянув вперед, на освещенную фарами узкую проселочную дорогу, Белявин сразу определил, что машина уже свернула с шоссе на проселок, ведущий к лагерям. Шофер то и дело крутил баранку руля, стараясь ослабить толчки, но все равно машина подпрыгивала на ухабах и кочках…

За поворотом фары осветили двух пешеходов с охотничьими ружьями за плечами. Пешеходы обернулись и один из них поднял руку. Когда машина остановилась, Николай сразу узнал одного из встреченных — кряжистого, могучего старика с седой бородой и живыми темными глазами. Это был проводник археологической экспедиции Пелипенко. Другой — толстый, маленький, похожий на футбольный мяч, втиснутый в кожаную рубашку с застежкой-молнией — тоже показался Белявину знакомым, но где он его видел лейтенант не мог вспомнить. К тому же густая тень, падающая от большого козырька кепки, скрывала глаза незнакомца.

— Подвези-ка, сержант, меня до лагерей! — хрипловатым, уверенным баском проговорил толстяк.

Этот голос тоже показался Николаю знакомым. Не ожидая ответа шофера, человек в кожаной рубашке спокойно втиснул свое тело на сидение рядом с шофером.

— Ну, всего хорошего. Григорий Сидорович! Большое спасибо вам!

— За что же спасибо! Всегда рад помочь хорошему человеку, — пожал плечами Пелипенко.

— Про обещание не забывай, Григорий Сидорович!

— Не забуду! До свидания вам!

Пелипенко приподнял над головой фуражку и уверенно направился в глубь леса, в сторону от дороги.

— Ну, поехали! — скомандовал незнакомец.

— А кто вы будете, товарищ? — наконец нашелся удивленный шофер.

— Да ты меня не узнал, сержант? — улыбнулся незнакомец. — А ведь часто возил меня вместе с генералом…

Шофер изумленно нагнулся к незнакомцу.

— Товарищ подполковник?! — воскликнул он. — А я вас не признал… Да разве признаешь вас в таком штатском виде…

Только сейчас и Николай узнал в толстяке изобретателя — подполковника Ушакова.

— А это кто тут у тебя? — заинтересовался подполковник, вглядываясь в темный угол под тентом.

— Здравствуйте, товарищ подполковник! — поздоровался Белявин.

— А, лейтенант! — наконец разглядел подполковник. — Чего же это ты, брат, в генеральской машине разъезжаешь? Впрочем, адъютантская жизнь, кроме тревог и неприятностей, имеет и хорошие стороны.

— Поручение одно выполнял! — скупо ответил Белявин. — А как вы, товарищ подполковник, ночью оказались здесь один, да еще в таком костюме?

— А очень просто — охотился! — объяснил Ушаков. — Для меня это самый лучший отдых. Пройдешь пару десятков километров по чащобе, устанешь физически, а голова становится совсем свежей…

— Напрасно вы, товарищ подполковник, в одиночку по лесу блуждаете, — сдержанно упрекнул Белявин.

— Почему это напрасно? — удивился Ушаков. — Может быть, прикажете взвод автоматчиков с собой на охоту брать? Что я, маленький, что ли?

— Вы товарищ подполковник, автор важного изобретения…

— При чем здесь мое изобретение? — рассердился изобретатель. — Что, вы меня дураком считаете, что ли? Изобретение мое за семью печатями, под охраной, в лагере… Или думаете, что я с собой чертежи и расчеты таскаю? Да и не один я на охоту хожу, а с Григорием Сидоровичем. Это человек проверенный, известный…

— Все равно, товарищ подполковник, подобные прогулки опасны…

— Я не нуждаюсь в ваших поучениях, лейтенант! — вспылил Ушаков. — Молоды меня учить! Вышел я из этого возраста, чтобы слушать сказки о Красной Шапочке и сером волке! А кроме того, могу вам сообщить, что мною любой волк подавится…

Белявин замолчал, а подполковник до самых лагерей все ворчал и возмущался «зазнаями-мальчишками, которые путаются не в свое дело…»

«Надо будет поговорить с генералом! — думал Белявин. — Пусть он запретит эти легкомысленные прогулки!»

Выйдя из машины возле домика радиостанции, Николай вежливо попрощался:

— Покойной ночи, товарищ подполковник!

Но рассерженный Ушаков не ответил ему.

Пройдя в свою комнату, Николай снял пояс, сбросил гимнастерку и решил пойти умыться. Но в коридоре раздались торопливые шаги, и в дверь заглянул старшина:

— Товарищ лейтенант! — взволнованно доложил он. — Снова говорит подлец!

— Кто? — не понял Белявин.

— Снова заговорила неизвестная рация!

Швырнув полотенце, Николай в одной майке влетел в аппаратную и схватил наушники.

— Я — Сириус-семь! — четко послышалось в наушниках. — Сто тридцать два, сто тридцать два…

Затем неизвестный радист торопливо передал в эфир тридцать цифр и замолк.

В аппаратную с картой в руках поспешно вбежал старшина.

— Товарищ лейтенант, неизвестная рация запеленгована в квадрате сто девяносто девятом… — Он ткнул пальцем в густо-зеленое пятно, в середине которого сходилось две змейки горных хребтов. — Семьдесят километров от нас… Вокруг на тридцать километров ни одного населенного пункта… Ближайшая дорога, по которой может пройти автомашина, в двадцати километрах… Дальше горные тропы… Прикажете вызвать машину и дежурный наряд?

«Ночные поиски ничего не дадут, — думал Белявин. — Да кроме того, пока мы доберемся до этого квадрата сто девяносто девятого, диверсант будет уже далеко от нас…»

— Не нужно ни машины, ни наряда, — глухо проговорил он и усталой, тяжелой походкой направился к себе в комнату.

Усевшись на табуретку, Белявин долго смотрел на слегка мигающую электрическую лампочку.

«Что же это такое? — думал он. — Рация захвачена, и вдруг снова передача… И все тот же проклятый «Сириус-семь»…

Его охватила какая-то тупая, безразличная вялость. Почему-то он вспомнил насмешливого старика, его озорные глаза. Перед мысленным взором Николая появилось злорадно ухмылявшееся лицо Потапова, будто он подразнивал его: «Вот попробуй, поймай этого «Сириуса»… Он даже махнул рукой, чтобы отогнать это видение, и, с трудом стряхнув с себя томительное оцепенение, вышел на двор, и мимо часового направился к умывальникам.

Холодная вода словно смыла с него томительную усталость и безразличие. Энергично растираясь полотенцем, Белявин снова почувствовал себя свежим и бодрым.

Большие яркие звезды мерцали на черном, бархатном небе, тихий ночной ветерок доносил бодрящие, освежающие запахи леса…

Николай заново продумывал и анализировал все обстоятельства дела, начиная с полета таинственного самолета…

«Значит, у врага было две рации, — решил он. — Правдоподобно это? Едва ли!» Белявин задумался. И вдруг у него мелькнула новая догадка: «Может быть, таинственный самолет высадил не одного парашютиста, а нескольких? Одного уничтожили археологи, а другие ушли и скрываются где-то, пытаются вжиться в нашу советскую жизнь. Где они могут быть?»

В археологической экспедиции были как будто бы только надежные, проверенные люди. Качемасов, Демидов, студенты не могли вызывать подозрений — ведь Москва подтвердила, что эти люди действительно существуют. Рабочие и Пелипенко — тоже проверены…

«А леспромхоз?! — вдруг подумал Николай. — Разве там не может затаиться враг? Надо будет побывать в леспромхозе, побеседовать с коммунистами и комсомольцами, познакомиться с недавно принятыми рабочими… Завтра же побываю там! Впрочем, нет! Завтра у меня встреча с Надей… А вот послезавтра обязательно поеду в леспромхоз!»

Обычной быстрой и четкой походкой Николай вернулся в домик радиостанции…


Глава 20

Надя не смогла в условный день приехать в Каширскую. Вернувшийся от Демидова Пелипенко передал профессору записку. Демидов сообщал, что ему удалось обнаружить очень интересное древнее захоронение, и просил профессора немедленно приехать к нему и прислать одного рабочего для дальнейших раскопок.

Тихон Тихонович заволновался:

— Это очень интересно! Очень интересно! — приговаривал он, быстро шагая взад и вперед по палатке. — Григорий Сидорович! Сейчас же седлайте лошадей! Больше оттягивать поездку я не могу, хотя и здесь достаточно дел. Поедем мы с Надеждой Константиновной, вы и один из рабочих… Кого же нам послать в группу Демидова?

— Здравникова надо направить! — посоветовал Пелипенко. — У других семьи в Каширской, не стоит их совсем разлучать… А Здравников один, так сказать, вольная птица…

— Правильно! — кивнул головой Качемасов. — Предупредите Здравникова! Выезжаем сейчас же после завтрака.

Через час Надя и Тихон Тихонович уже покачивались в удобных казачьих седлах. Пелипенко и Здравников от лошадей отказались.

Старый лесник шел впереди легкой покачивающейся походкой старого следопыта-охотника.

Профессор с увлечением рассказывал о далеком прошлом — о Тмутараканском княжестве, о битвах русских с половцами, посягавшими на русскую землю…

Здравников все время старался держаться поближе к профессору и с интересом слушал его рассказы.

— Тихон Тихонович, смущаясь, — заговорил он. — Как это можно все так хорошо знать о давно прошедших годах? Ведь ни книг, ни летописей от того времени не сохранилось… А вы так рассказываете, словно сами жили в ту пору…

Качемасов ласково посмотрел на рабочего, который с самого начала привлекал его своей жадной любознательностью. Он охотно начал рассказывать о старинных летописях, о древних сказаниях, о находках археологов.

Надя молчала. Она думала о том, что за открытие сделал доцент Демидов. И в то же время ее мучила мысль, что она не сумеет сообщить Николаю о своих подозрениях.

Дорога становилась все более дикой и живописной. Огромные пихты вздымали к небу свои вершины. Пышные, белые цветы медуницы цеплялись за стремена. Дорожка то шла по каменным карнизам, над которыми вздымались отвесные скалистые стены, то сбегала в низины и извивалась между стволами деревьев…

Было около трех часов, когда Пелипенко остановился около еле заметной тропинки, круто поднимавшейся в гору, и сказал:

— Дальше на лошадях не проедешь… Тут метров триста придется пешком пройти, а там и будет это самое ущелье, где я каменный крест нашел…

Профессор легко соскочил с седла.

— Ну что же, пойдемте пешком! — весело проговорил он, помогая Наде слезать с лошади.

— Ты, парень, пока останься здесь с лошадьми! — сказал Пелипенко Здравникову. — А то медведи здесь, случается, погуливают.

Он снял с плеча ружье и из обоих стволов выстрелил вверх. Горы загрохотали перекатывающимся эхом.

— Зачем это? — удивился профессор.

— Чтобы знали, значит, там, наверху, что мы прибыли, — улыбнулся проводник. — Да и насчет зверишек полезно это, вроде предупреждения, чтобы не совали сюда свои носы. Ну, пошли!

Каменистая тропинка, извиваясь между скал, поднималась все выше, Наконец она круто завернула направо и уперлась в грубо вырубленные каменные ступени. Дальше в мрачных скалах виднелась узкая полутемная щель.

— Вот он, этот самый древний монастырь, — указал рукой на щель Пелипенко.

Оттуда, из темной щели, выбежал смуглолицый, широкоплечий парень. Тряхнув рыжеватыми, кудрявыми волосами, он улыбнулся и крикнул:

— Добро пожаловать! — Потом он подошел к профессору и глядя на него дерзкими серыми глазами, представился: — Павел Струев, студент третьего курса МГУ…

— Здравствуйте, товарищ Струев… — Профессор пожал ему руку и спросил: — А где же Алексей Павлович?

— Вот я, Тихон Тихонович! — из щели по казался седоволосый улыбающийся человек в круглых роговых очках. — Здравствуйте, Тихон Тихонович, здравствуйте, дорогой!

Человек энергично потряс руку профессора. Надя увидела, как удивленно округлились глаза Качемасова. Но Пелипенко загородил от нее профессора и встревоженно покачал головой:

— Да на вас, девушка, лица нет! Не привыкли лазить по нашим кручам? Идите сюда, в холодок, отдохните!

Он почти насильно потащил ее в тень высокой скалы, где была разбита палатка.

— Позвольте! — воскликнул профессор.

— Нет, нет, дорогой Тихон Тихонович! Прежде всего я имею сообщить вам исключительно важное, секретное известие… Прошу вас, прошу!

Человек в очках подхватил профессора под руку и увлек его в темноту каменной щели.

— Ну, как вы себя чувствуете, Наденька? — хлопотал Пелипенко. — Павлуша, дай холодной водички, а то сомлела девушка…

— Да что вы, Григорий Сидорович! — удивилась Надя, — Я прекрасно себя чувствую! Только запыхалась немножко…

— И не говорите! — замахал руками Пелипенко, — Не говорите! По лицу видно, что у вас сердечко зашлось! Нате, попейте водички холодненькой!

Надя с удовольствием напилась очень холодной, чистой воды.

— Ну, Павлуша, расскажи Надежде Константиновне о вашей находке, — попросил Пелипенко. — Я-то мало в этом понимаю, для меня мертвяк — и есть мертвяк, кости одни.

— Представьте! — уверенным тенорком заговорил Струев. — Прямо под выбитым на камне крестом мы обнаружили древнее захоронение. Скелет, меч в богато украшенных ножнах, предметы домашнего обихода…

Он долго и подробно описывал, как лежал скелет, как выглядят найденные возле него предметы, как прекрасно сохранились кольчуга и меч…

Надя с интересом слушала студента, на время от времени нетерпеливо поглядывала на узкую щель и на свои ручные часы. Разговор профессора и Демидова что-то затягивался…

Наконец, почти через час, из темной щели легко выбежал человек в очках.

— Ах, простите! — приветливо улыбаясь, извинился он перед Надей. — Я вам не представился! Доцент Демидов, Алексей Павлович Демидов! — Он пожал Наде руку. — Увидел старого друга Тихона Тихоновича и голову потерял, стал невежей…

Демидов улыбался такой приветливой, широкой улыбкой, так открыто и весело смотрели его серые глаза, что Надя подумала:

«Какой хороший человек!»

— Прошу вас! — пригласил Демидов. — Профессор нас ждет!

Он пропустил Надю вперед. Несколько метров пришлось пройти в полумраке, почти ощупью. Потом узкая щель окончилась, и Надя очутилась на треугольной площадке, со всех сторон окруженной высокими скалистыми стенами. Прямо против входа она увидела выбитый на скале большой выпуклый крест. Под ним в скалистой земле была выкопана яма.

Надя оглянулась по сторонам, отыскивая профессора. Качемасов сидел в углу на каменной плите, как-то согнувшись и подперев голову руками. Вся поза его выражала какое-то смятение и растерянность. Дышал он часто и тяжело.

— Тихон Тихонович! — бросилась к нему Надя.

Но Демидов мягко и настойчиво увлек ее к яме.

— Не беспокойте профессора! — прошептал он. — У него небольшой сердечный припадок. Результат крутого подъема… Скоро все пройдет…

Он, с энтузиазмом, горячо начал рассказывать о находках в могиле древнего русского богатыря.

Взглянув на гребенчатый шлем и широкий прямой меч, Надя с удивлением посмотрела на Демидова. И шлем и меч походили на греческие, а доцент говорил о русском богатыре…

— Замечательная историческая находка, не правда ли, профессор? — воскликнул Демидов, любуясь шлемом.

— Да, находка замечательная! — каким-то вялым тоном подтвердил профессор.

Надя поразилась этому безразличию — она привыкла видеть профессора оживленным, влюбленным в свое дело, горячим и энергичным.

Демидов еще некоторое время с энтузиазмом рассказывал о ценных находках.

— Тихон Тихонович! Мы здесь ночевать будем или обратно поедем? — спросил Пелипенко. — Коли обратно ехать, то уже пора, надо засветло выбраться на дорогу…

— Пожалуй, поедем обратно! — нерешительно проговорил профессор. — Да, да! — он вскочил на ноги. — Едем в лагерь! Мне нужно подумать… Серьезно подумать!

— Подумайте, Тихон Тихонович! — кивнул головой Демидов. — Я буду у вас через три дня, в пятницу. Но, может быть, вы пообедаете у нас?

— Нет, нет! Надо ехать! — твердо заявил профессор.

На обратном пути, когда спускались по каменистой тропинке к лошадям, Демидов все время осторожно и бережно поддерживал Качемасова под руку.

«Какой хороший, заботливый человек!» — снова подумала Надя.

Садясь на лошадь, она бросила взгляд на профессора. Демидов подсаживал его в седло и что-то шептал ему. И вдруг Надя увидела его взгляд, который ей показался холодным и злым. Но археолог повернул голову, и снова Надя увидела его прежние, ласковые глаза и приветливую улыбку.

«Как могут искажать взгляд человека очки!» — удивилась Надя.

— Поехали? — спросил Пелипенко и обернулся к Здравникову. — А ты, парень, значит останешься здесь, в распоряжении товарища Демидова!

Всю дорогу до лагеря профессор выглядел не то больным, не то страшно расстроенным. В лагере он отказался от ужина и, сославшись на головную боль, ушел в палатку и лег спать…


Глава 21

Николай Белявин возвращался из Псехского леспромхоза.

Он мысленно еще раз анализировал результаты своей поездки и с горечью убеждался, что она ничего не дала.

Николай пробыл в поселке леспромхоза целые сутки, беседовал с директором, с секретарем партийной организации, с начальниками участков и рядовыми лесорубами. Леспромхоз располагал постоянными, стабильными кадрами рабочих. В уютном благоустроенном поселке жили хорошие, советские люди, жили оседло, с семьями, с собственным небольшим хозяйством. Все они давно знали друг друга, были связаны дружбой и общей работой. За время, прошедшее со дня появления неизвестного самолета, в леспромхозе было вновь принято на работу всего несколько человек. С ними Николай беседовал, он видел их документы, хранящиеся в отделе кадров. Никто из них не внушал никакого подозрения…

«Где же может прятаться враг? — снова и снова задавал себе один и тот же вопрос Белявин. — Может быть, он скрывается в лесных дебрях? Едва ли! Не для того зарубежный хозяева посылали его на советскую землю! Да и передачи таинственной радиостанции свидетельствовали о том, что враг не бездействует, что где-то рядом он подготавливает или уже подготовил какое-то черное дело. Ведь не будет же диверсант, рискуя жизнью, передавать в эфир ничего не значащие сведения!»

И опять перед его взором возникло насмешливое лицо лесника Потапова. Николай невольно подумал: «Если б не отпустили ею, может быть, таинственная станция не работала бы?»

Белявин нервно передернул плечами и закурил. Машина все еще пробиралась по узкой десной дороге. Высоченные пихты простирали над нею свои широкие лапы, от которых ею земле стлались причудливые тени. Упругий встречный ветер нес приятный смолистый запах хвойного леса, согретого жарким весенним солнцем.

«Хорошо-то как!» — подумал Белявин и улыбнулся.

Из-за поворота дороги показался мотоциклист. Маленькая машина то и дело подпрыгивала на колдобинах, но водитель не сбавлял скорости.

«Куда он несется, как сумасшедший?» — удивился Белявин.

Мотоциклист резко затормозил посреди дороги и поднял руку.

— Наш! — проговорил шофер, останавливая газик.

Только сейчас Белявин узнал мотоциклиста — это был голубоглазый сержант Ольхин.

Сержант соскочил с мотоцикла, подбежал к машине и, четко козырнув, проговорил:

— Товарищ лейтенант! Генерал приказал вам как можно скорее явиться к капитану Зайченко. Велено передать, что очень срочное дело…

Белявин откинулся на сидении.

«Неужели что-нибудь случилось? — подумал он. — Неужели я проглядел, не сумел предупредить!»

— В Каширскую! Как можно скорее! — приказал он шоферу.

Шофер с места дал скорость. Машина запрыгала по ухабистой дороге. Встречный ветер стал таким плотным, что было трудно дышать, и лейтенант опустил ветровое стекло.

Всю дорогу до Каширской Белявин нетерпеливо смотрел на спидометр — ему казалось, что машина еле-еле движется, хотя стрелка показывала скорость шестьдесят километров.

«Неужели что-нибудь произошло!» — все время думал он.

Торопливо, даже не стряхнув пыль со своего костюма, Николай вбежал в кабинет Зайченко.

За столом капитана он увидел знакомую плотную, уверенную фигуру майора Величко. Зайченко сидел на диване и обычно веселое, улыбающееся лицо его выглядело хмурым и озабоченным.

— Товарищ майор… Лейтенант Белявин… прибыл, — задыхаясь от волнения, доложил Николай.

— Садитесь, лейтенант! — тихо проговорил Величко, и по его подчеркнуто тихому голосу, по особенному, холодноватому тону Николай понял, что произошло что-то неожиданное и страшное.

Стараясь сдержать волнение, Белявин порывисто опустился в кресло.

Майор Величко провел ладонью по лбу.

— Какие новости, лейтенант? — спросил он.

— Новостей у меня нет, товарищ майор, — ответил Белявин. — Если не считать того, что мне удалось обнаружить таинственную рацию…

Майор нетерпеливо махнул рукой.

— Об этом я знаю… Знаю, что вы докладывали подполковнику… Меня интересует, не произошло ли чего-нибудь особенного в археологической экспедиции. Когда вы в последний раз видели Надю?

— Несколько дней назад, — обеспокоено проговорил Белявин. — Вчера она не явилась почему-то на условное место вечером…

Зазвонил телефон. Капитан Зайченко неторопливым движением снял трубку.

— Зайченко! — недовольным баском проговорил он. — Ну да, капитан Зайченко! Кого? Лейтенанта Белявина? Можно!

Николай взял трубку. Звонил младший лейтенант — дежурный по лагерю. Он сообщил Белявину, что его уже давно ожидает жена.

— Надя? — удивился Николай.

— Я не знаю, товарищ лейтенант, как зовут вашу жену, — ответил дежурный.

Белявин увидел, что майор выжидательно смотрит на него. Прикрыв ладонью микрофонную трубку, он сказал:

— Звонят из лагерей… Там ждет меня Надя…

— Значит, что-то случилось в экспедиции, — прервал его майор Величко. — Сейчас же езжайте, немедленно. И быстрее возвращайтесь обратно…

— Хорошо! Я сейчас приеду! — проговорил в трубку Белявин. — Откуда вы узнали, что я у капитана Зайченко? А! Сержант Ольхин доложил! Ясно! Еду!

Он положил трубку…


Глава 22

Утро было тихим и солнечным, но в лагере экспедиции ощущалась какая то смутная тревога. Как обычно, все поднялись с рассветом, чтобы после завтрака отправиться к месту раскопок. Но профессор Качемасов не вышел из своей палатки.

— Тихон Тихонович! Идите кушать! — крикнула Надя, готовившая в этот день завтрак.

— Спасибо, не хочу, — каким-то безразличным, словно больным голосом ответил профессор.

Позавтракали без него. Рабочие и Петр Зотов, взяв лопаты, присели в тени кустов, ожидая распоряжений профессора.

Надя решительно вошла в палатку и спросила:

— Тихон Тихонович, можно к вам?

— Да.

Откинув брезентовую перегородку, она вошла к профессору.

Качемасов, одетый, в пыльных сапогах, лежал на своей койке, подложив под голову руки. Его лицо приняло желто-землистый оттенок, глаза лихорадочно блестели.

— Что с вами, Тихон Тихонович? — испуганно воскликнула Надя.

— Ничего…

Голос профессора, вялый и безразличный, еще больше испугал Надю.

— Тихон Тихонович, вы больны? Я сейчас пошлю за врачом…

— Нет, врача мне не надо, — твердо ответил Качемасов. — Врач здесь не поможет…

— Так что же с вами, Тихон Тихонович?

Худощавое лицо профессора передернулось, словно от невыносимой боли.

— Мне приходится решать одну очень сложную проблему, милая девушка, — уже более мягким тоном объяснил он. — Надо очень серьезно подумать… Я получил неожиданное известие…

— Что-нибудь очень неприятное, Тихон Тихонович? — сочувственно спросила Надя.

Худощавое, строгое лицо профессора снова передернулось.

— Да, моя милая девушка! — дрогнувшим голосом проговорил он. — Воскрес самый близкий для меня человек, которого я до сего времени считал погибшим…

— Ваш сын!? — догадалась Надя. — Где он? Поздравляю вас, Тихон Тихонович!

Качемасов словно в изнеможении закрыл глаза и чуть слышно прошептал:

— Лучше бы он оставался мертвым, чем так воскресать…

— Что вы говорите, Тихон Тихонович! — удивленно и растерянно прошептала Надя. — Ведь это же — ваш сын…

Усталые, покрасневшие глаза Качемасова загорелись сухим, гневным огоньком.

— В нашем роду никогда не было подлецов! — озлобленно воскликнул он. — Подлость — это самое скверное, до чего может унизиться человек… — Глаза профессора потухли, плечи опустились, словно эта гневная вспышка окончательно обессилила его. Он сжал голову руками и еле слышно закончил: — Вы не сердитесь на меня… Мне необходимо побыть одному…

Надя вышла из палатки.

— Ну, что? — тревожно спросил ее Пелипенко.

— Профессор просит его не беспокоить! — пожала плечами Надя.

Пелипенко задумчиво разгладил бородку и сдвинул густые брови.

— Да-а! — протянул он. — Я, конечно, человек маленький… Но по моему разумению, вам надо брать рабочих и идти на раскопки… Нельзя, чтобы дело стояло. А я останусь с Тихоном Тихоновичем, мы ведь с ним старые друзья…

Надя задумчиво посмотрела на проводника.

— Нет, Григорий Сидорович! — решительно сказала она. — Взять на себя руководство раскопками я не могу. У профессора свой план, свои методы, я могу все испортить…

— Так что ж, значит, пусть люди сегодня баклуши бьют и напрасно деньги государственные получают? — сердито спросил Пелипенко.

— Люди работали, не считаясь со временем, и сегодня можно им предоставить внеочередной выходной…

Пелипенко несколько минут молчал. Потом он пожал плечами.

— Ну, дело ваше! Идите тогда, отпускайте людей… А я попробую сам с Тихоном Тихоновичем поговорить…

Он направился к палатке.

— Товарищи, сегодня работать не будем! — объявила Надя.

— Это почему же? — удивился Затулыворота.

— Профессор заболел…

Затулыворота огорченно покачал головой и погладил свою коричневую от загара лысину.

— Ай-ай-ай! — проговорил он. — Что же это с Тихоном Тихоновичем сробылось?

— Может, за врачом слетать!? — предложил Иван Перепелица. — У нас в станице есть такой врач — мертвого на ноги поставит…

— Нет, Тихон Тихонович от врача отказался…

Ведь вот какая беда случилась! — снова заговорил Иван. Его простое, скуластое лицо приняло печальное выражение. — Такой золотой человек — и вдруг заболел! — Он заговорщически подмигнул Наде. — А то давайте я все же съезжу в станицу за врачом! Нашего доктора везде знают — заслуженный врач РСФСР! Он, знаете, какие чудеса делает? У нас вот был случай с садоводом — дедом Остапчуком…

Перепелица принялся подробно рассказывать, как дед Остапчук простудился и у него отнялись ноги и как его лечил станичный врач. Но закончить рассказ Ивану не удалось: из палатки вдруг донесся сердитый крик профессора:

— И вы мне это советуете! Вы! — неожиданно визгливым, срывающимся голосом кричал профессор. — Да как же вам не стыдно?

Пелипенко что-то возразил приглушенным, еле слышным голосом.

— Убирайтесь из палатки! Вон! — закричал профессор.

Рабочие удивленно переглянулись. Пелипенко вышел из палатки злой и смущенный.

— Блажит наш Тихон Тихонович, — объяснил он. — Я ему предложил с хутора бабку одну позвать, которая травами любую хворобу лечит… А он закричал на меня и выгнал… В общем, хлопцы, сегодня можете идти по домам, работать не будем.

Махнув рукой, проводник с сердитым видом направился к лесу.

— Ну что ж, пошли, Захар? — спросил брата Иван Перепелица.

— Пошли! — пожал плечами Захар.

Затулыворота внимательно посмотрел вслед Пелипенко своими прищуренными острыми глазами и, погладив запорожские усы, сказал:

— Идите, хлопцы, я отсыпаться буду… Эх, и задам пана храповицкого! Жинка-то моя сегодня на работе. Так не все ли равно где спать — в хате или в палатке…

Вскоре в лагере стало тихо. Братья Перепелицы ушли в Каширскую. Пелипенко и Зотов сидели в тени и о чем-то тихо беседовали.

Надя вошла в палатку и присела на свою узкую, скрипучую койку. На половине профессора было тихо…

«Что здесь у нас происходит? — размышляла Надя. — Чем объяснить эту внезапную болезнь профессора? Сердечным припадком? Но ведь когда он поднялся на гору к древнему монастырю, чувствовал себя отлично? Значит, он заболел только после секретного разговора с Демидовым? Что такое мог сказать Демидов о сыне профессора? Какую страшную весть он сообщил, что бодрый и сильный человек вдруг превратился в дряхлого старика?»

Надя вспомнила удивленное восклицание профессора при встрече с доцентом. Страшный, злобный взгляд Демидова, который ей удалось уловить…

«Наверное, они поспорили! — догадалась она. — Поспорили из-за происхождения какой-то находки, может быть, даже из-за того, что шлем найден в старом монастыре — русский или греческий… Но неужели научный спор перешел у них во взаимные оскорбления?»

Надя вздохнула. Она чувствовала, что рядом с нею происходит что-то непонятное и страшное, но что именно — никак не могла понять.

«А может быть, Демидов не при чем? Может быть, профессор получил какое-нибудь письмо, в котором сообщалось, что-нибудь о его сыне? Нет! Именно разговор с Демидовым убийственно подействовал на профессора. Конечно, это Демидов сообщил о каком-то проступке Качемасова младшего, проступке, который сам профессор считает подлостью… Но, значит, сын профессора жив? — Надя торопливо надела соломенную шляпу. — Обо всех этих таинственных происшествиях следует рассказать Николаю!» — решила она и выбежала из палатки.

— Куда, Надежда Константиновна? — окликнул ее Пелипенко.

— Пойду погуляю немного, Григорий Сидорович, — безразличным тоном ответила Надя.

— Ну, гуляйте, гуляйте! — одобрительна проговорил проводник.

Дорогу к военным лагерям Надя знала хорошо. По узкой тропинке, извивающейся между кустами орешника, она направилась к просеке.

Солнце поднималось все выше. В кустах пересвистывались птицы. Крупные ромашки клонили бело-желтые головки к тропинке. Утро было таким хорошим, спокойным, ясным, что у Нади постепенно прошла вся ее тревога.

«Может быть, выдумала я все эти таинственные обстоятельства? — подумала она. — Возможно, профессор действительно просто-напросто заболел. Ведь он уже не молодой человек. Или, правда, поругался с Демидовым».

У входной арки ее остановил автоматчик. По его вызову пришел молодой, подтянутый младший лейтенант с красной повязкой на рукаве.

— Вам кого? — спросил он у Нади.

— Мне лейтенанта Белявина… Очень срочно!

— Сейчас позову!

Младший лейтенант, поскрипывая новенькими сапогами, ушел в домик. Минут через пять он вернулся.

— Лейтенанта Белявина, к сожалению, сейчас в лагерях нет, — сказал он.

— А когда он вернется?

— А вы кто будете? — заинтересовался офицер.

— Я его жена…

— Думаю, что товарищ Белявин вернется часам к двум…

— Хорошо, я подожду!

Младший лейтенант сочувственно посмотрел на Надю.

— Я сейчас попрошу разрешения пропустить вас в наш клуб, — предложил он. — Там удобнее…

— Не нужно! — отказалась Надя. — Я, если разрешите, посижу вон там под деревьями…

Она отошла в сторону и расположилась на траве, в тени старого корявого дуба. Время тянулось очень медленно, я Надя нетерпеливо поглядывала на свои ручные часы.

Младший лейтенант несколько раз выходил из домика и поглядывал на нее. Потом он принес растрепанную книгу и, смущенно покраснев, предложил Наде:

— Вот, если хотите, очень интересная книга — «Быстроногий олень». Она не даст вам скучать.

— Спасибо! — поблагодарила Надя и взяла книгу.

Сначала она читала невнимательно, но потом книга так увлекла ее, что она забыла об окружающем…

— Надюша! — окликнул ее знакомый голос.

Она подняла глаза.

К ней бежал Николай, одетый в штатский костюм. Надя улыбнулась и протянула ему обе руки.

Николай крепко сжал эти маленькие руки и сел рядом с ней на траву.

— Я так беспокоился, — проговорил он, вглядываясь в родные светлые глаза. — Почему ты позавчера не приехала в Каширскую? Что у тебя случилось?

— Я ездила с профессором Качемасовым в группу доцента Демидова. Ничего особенного не случилось… Но у меня есть некоторые сомнения. Может быть, это просто выдумка и ты посмеешься над ними…

— Нет, рассказывай, Надюша! — серьезно сказал Николай.

Надя подробно рассказала о странной болезни профессора Качемасова, о том, какое удивленное выражение появилось на лице профессора, когда он увидел Демидова, об ошибке Демидова, принявшего греческое вооружение за русское, о последней беседе с профессором.

Николай слушал внимательно, и его густые брови все больше сдвигались над серыми посуровевшими глазами.

— Скажи, Надюша, а эти самые студенты хорошо знают археологию? — спросил он.

— Что из себя представляет Струев — я не знаю. А Зотов археологию, конечно, знает, но как-то странно, поверхностно.

— Твои сообщения могут оказаться очень серьезными, — задумчиво проговорил Николай. Несколько минут он молчал, а затем решительно поднялся с травы. — Едем, Надюша, в Каширскую. Сейчас я вернусь с машиной.

Николай торопливо направился к проходной, Минут через десять из-за кустов появился «газик»-вездеход. Николай, уже одетый в военную форму, сидел рядом с шофером.

— Садись, Надюша! — крикнул он.

Когда Надя уселась на заднее сидение, он протянул ей какой-то сверток.

— Подкрепись немного, женушка! — ласково сказал он. — Здесь бутерброды с икрой… Ты ведь с самого утра голодная…

«Газик» помчался по лесной дороге…


Глава 23

В полдень в лагерь экспедиции пришел запыленный и усталый Здравников.

— Что случилось? — обеспокоенно спросил его Пелипенко.

— Заболел я, — хмуро ответил Здравников, смотря себе под ноги. — Где профессор? Хочу у него отпроситься, сходить в больницу…

Пелипенко строго, недоброжелательно посмотрел на широкоплечего, запыленного парня.

— Профессор болен, видеть его нельзя, — сказал он. — А болезнь твоя мне понятная: мигрень — работать лень! Хороший больной, который свободно три десятка километров отшлепал…

— А ты что, врач, что знаешь мои болезни? — сверкнул глазами Здравников.

— Вот скажу Тихону Тихоновичу — полетишь с работы, — пригрозил Пелипенко.

— А иди ты знаешь куда? — сжал кулаки Здравников.

Он шагнул к проводнику, и Пелипенко попятился.

— Ну, чего, чего ты взбеленился, хлопец? — миролюбиво заговорил он. — Если болен — иди, конечно, к врачу, только отпрашиваться тебе нужно было у товарища Демидова, он сейчас твой начальник.

— Черт найдет твоего Демидова! — с непонятным озлоблением ответил Здравников. — Еще утром куда-то вместе с этим студентом завеялся… А меня вместо караульщика в лагере оставил…

— А ты, значит, все бросил и ушел? — покачал голевой Пелипенко. — Ой, чую я, полетишь ты с работы.

Здравников махнул рукой, сплюнул в сторону и широким шагом пошел по тропинке, ведущей к дороге на Каширскую. Пелипенко долго смотрел ему вслед, пока перестали шевелиться кусты и замолк шум шагов.

Через полчаса из палатки вышел профессор, очень бледный, но спокойный и сосредоточенный.

— Полегчало, Тихон Тихонович? — ласково спросил его Пелипенко.

Профессор молча кивнул головой и решительно зашагал к лесу. Проводник рысцой догнал его.

— Куда вы, Тихон Тихонович? Разве можно при вашем состоянии в походы ходить! Вам полежать требуется…

— Надоело! Належался! — буркнул профессор.

— Так куда же вы направились?

— А это, Григорий Сидорович, не ваше дело, — сердито отрезал Качемасов. — Вам приказываю оставаться в лагере.

Худощавая, высокая фигура профессора исчезла в кустах.

Пелипенко смотрел ему вслед чуть пригнувшись, точно готовясь к прыжку. Пальцы вытянутых рук его вздрагивали и шевелились, словно он душил кого-то. Потом проводник выпрямился и старческой мелкой рысцой вернулся в лагерь. Там он разбудил спящего в кустах студента Зотова, и они о чем-то долго шептались.

— Не могу я, Григорий Сидорович! Понимаешь — не могу! — вдруг выкрикнул Зотов.

Пелипенко сжал ему плечо и что-то принялся шептать ему, угрожающе поблескивая глазами. Потом он повысил голос:

— Ты понимаешь, дурья голова, чем все это пахнет? Это будет каюк всему делу и тебе каюк! Иди быстрей! Я сам бы пошел, да ведь ты знаешь — у меня через полчаса встреча с этим самым жирным бобром. Если мы его сегодня не обдерем, то такого случая не будет. Иди!

Зотов торопливо побежал в лес по тропинке, ведущей к станице Каширской…

…Профессор Качемасов быстрым, легким шагом шел по лесу. Крупные голубые колокольчики и белые ромашки качались под легким ветерком. В сочной трапе белыми звездочками сияли цветы земляники. Но профессор словно не замечал всех этих лесных красот.

На небольшой полянке профессор замедлил шаги. Ему было жарко, сердце билось тревожными, торопливыми толчками, липкий пот заливал лицо.

Качемасов вытер лицо платком, окинул полянку рассеянным, невидящим взглядом и не то прошептал, не то простонал:

— Что мне делать? Как мне поступить?

Словно в беспамятстве, он снова осмотрелся вокруг. Над крупными лесными цветами вились разноцветные бабочки. Неподвижно, словно задумавшись, стояли кусты орешника.

Вдруг сонную лесную тишину разорвал резкий, отрывистый треск. Мимо профессора с визгом пролетела пуля.

Качемасов обернулся.

— Какой там дурак стреляет? — крикнул он.

Снова грянул выстрел.

— Куда вы стреляете? Здесь люди! — снова крикнул профессор.

Сзади затрещали ломаемые кусты и кто-то вскрикнул.

«Испугался, подлец… Охотник липовый!» — подумал профессор и снова зашагал вперед.

На дороге он остановил первую попавшуюся машину, идущую в Каширскую, и сел в кабину к шоферу.


Глава 24

В небольшом кабинете, капитана Зайченко было прохладно и так тихо, что ясно слышался еле внятный шорох листьев за окном. И Надя, и капитан, и Белявин выжидательно смотрели на майора Величко. А майор молчал, задумчиво поглаживая свой высокий лоб и выпуская изо рта густые клубы дыма.

— А теперь у меня есть вопросы! — наконец проговорил он. — К вам, лейтенант…

— Я вас слушаю, товарищ майор! — насторожился Белявин.

— Скажите, вы видели когда-нибудь этого человека?

Величко достал из внутреннего кармана пиджака какую-то фотографию и протянул ее Белявину.

С фотокарточки весело и открыто улыбался широколицый человек средних лет. Николай пытался припомнить, где он видел это простое, круглое лицо с чуть вздернутым носом и полными губами…

— Диверсант! Убитый диверсант! — вдруг выкрикнул он.

Майор спокойно, чуть грустно кивнул годовой и снова полез в карман.

— А теперь смотрите и вы, Надя! Знаете вы этих хлопцев?

Он положил на стол две маленькие фотографии молодых людей. И Надя, и Белявин долго с недоумением разглядывали незнакомцев, Один из них походил на цыгана — черный, тонколицый, с большими яркими глазами. У другого было ничем не примечательное задорное лицо хорошего, смекалистого русского парня.

— Я их не знаю! — решительно сказала Надя.

Величко снова кивнул головой.

— На первой фотографии воспроизведен доцент Московского государственного университета Алексей Павлович Демидов, — ровным голосом сказал майор Величко.

— Что!? Как!? — одновременно воскликнули пораженные Николай и Надя.

— Да, это доцент Демидов, — грустно кивнул головой Величко. — А эти незнакомые вам хлопцы — студенты третьего курса Зотов и Струев. Оба они сейчас на каникулах, в родных местах — Зотов в маленькой сибирской деревушке, около Иркутска, а Струев — в Молдавии…

— Позвольте, Федор Иванович! — воскликнул удивленный Николай. — Неужели? Да ведь это чудовищная жестокость! Значит, доцент Демидов убит? А тот, кто сейчас выдает себя за Демидова, это…

Майор вздохнул.

— Да, факты говорят, что Демидов убит… Письмо и карточка, которые вы нашли в ручье, были посланы матерью убитого Натальей Николаевной Демидовой… Фотографии, которые вы сейчас видите, привезены мною из Москвы. Сейчас дело стало ясным, нужно действовать…

— Значит, трое диверсантов спустились на парашютах с самолета по сигналу резидента иностранной разведки, — подрагивающим от волнения голосом проговорил Белявин. — Они убили доцента Демидова, один из них присвоил его документы, а двух других выдал за московских студентов…

Майор одобрительно кивнул головой.

— Невозможно! Никак не могу поверить! — воскликнул капитан Зайченко.

— Ваши возражения, капитан? — тихо спросил Величко.

— Возражения!? Да их тысячи! — забасил Зайченко. — Вот первое — паспорт Демидова. Ведь в паспортах наклеиваются фотографии…

— В числе диверсантов — опытный фальсификатор документов. Он наклеил на паспорт Демидова свою фотографию и воспроизвел на ней недостающую часть печати. Как вам известно, тонкую фальсификацию можно обнаружить только в специальной лаборатории. Да, диверсанты расстреляли доцента Демидова возле родника. Затем они обыскали карманы убитого и при этом второпях допустили оплошность — обронили в ручей письмо и вложенную в него фотографию… Все излишние документы и записки они тут же сожгли на костре. Меня этот костер, разложенный возле родника, сразу же заставил насторожиться… Убитого они выдали за парашютиста.

— Какой ужас! — прошептала Надя.

— Ерунда! Беспочвенная фантазия! — загорячился капитан Зайченко, Вскочив с кресла, он торопливыми шагами принялся мерить Кабинет. — Проводником экспедиции работает проверенный человек — Пелипенко! Он встретил Демидова и студентов. Он провел их по горам. Он присутствовал при стычке с парашютистом. Он…

— Он — резидент иностранной разведки, неуловимый «Сириус-семь», — перебил Зайченко майор Величко.

Капитан остановился и на мгновение замер широко открытым ртом.

— Позвольте, позвольте, товарищ майор! — развел он руками. — Это — необоснованное предположение! Откуда же там, за рубежом, могли знать, когда и кого именно надо направить к нам? Ведь Демидов и студенты прибыли незадолго до высадки диверсантов.

— «Сириус-семь» знал заранее о прибытии Демидова. Он его встречал. Он дал по своей рации шифровку за границу…

Капитан удивленно раскрыл глаза и с размаху опустился в кресло.

— А профессор Качемасов? — наконец нашелся он. — Ведь профессор Качемасов лично знает Демидова. Почему же он молчит?

— Это еще пока неясная деталь! Но, очевидно, диверсанты шантажируют профессора какими-то данными о его сыне, — пожал плечами Величко.

— Позвольте, товарищ майор! — оживился Зайченко. — А какова цель этой диверсии? Зачем потребовалось диверсантам уничтожать безобидных археологов?

— Им было нужно обезопасить себя на время подготовки какой-то шпионской или диверсионной операции. Мне кажется, что негодяи охотятся за изобретением подполковника Ушакова… Ну, все это выяснится впоследствии. Сейчас прежде всего нам необходимо обезвредить диверсантов…

В кабинет заглянула черноглазая девушка — секретарь-машинистка капитана Зайченко.

— Товарищ капитан! Вас срочно хочет видеть профессор Качемасов… Говорит, по очень важному делу…

— Просите! — сказал Зайченко.

— Думаю, что мы сейчас получим разъяснение одной неясной детали, — возбужденно проговорил майор.


Глава 25

Профессор Качемасов выглядел очень усталым и бледным, но спокойным. Он окинул взглядом кабинет, с минуту недоумевающе смотрел на Надю, а потом твердым голосом проговорил, обращаясь к капитану Зайченко.

— Я хотел бы поговорить с вами наедине…

— Садитесь, профессор, — приветливо пригласил капитан Зайченко. — И говорите смело — здесь все свои…

— Я выйду! — поднялась с дивана Надя.

— Вы, Надежда Константиновна, мне не мешаете, — с какой-то грустной лаской сказал профессор.

— Мы вас слушаем, товарищ Качемасов! — проговорил майор Величко, сделав знак Наде оставаться на месте.

Профессор посмотрел в спокойные, строгие глаза Величко и начал свой рассказ:

— Я начну с того, что у меня был сын, — Голос профессора стал каким-то сдавленным и тусклым. — Не только я — я отец и могу быть пристрастным, — но и многие другие научные работники говорили, что он был одаренным молодым ученым. Когда началась Великая Отечественная война, он ушел на фронт добровольцем. Последнее письмо я получил от него в январе 1943 года… Потом мне сообщили, что он пропал без вести…

Лоб профессора покрылся крупными каплями пота, лицо болезненно передернулось.

— И вот… вчера… мне передали… письмо от моего сына. — Профессор выговорил эти слова с трудом и положил на край стола помятый конверт.

Майор Величко взял конверт. Он был склеен из плотной, желтоватой бумаги. Адреса на нем не было.

Осторожно достав из конверта небольшой лист бумаги, Величко развернул его и прочел вслух:

«Дорогой отец! Могу обрадовать тебя — я жив, здоров и живу неплохо. В 1943 году я был ранен, попал в плен и очутился в лагере для военнопленных в Германии. Здесь исцелили мои раны. — Майор почему-то сделал паузу. — Когда наши доблестные союзники освободили меня из плена, я решил не возвращаться в Россию и служить Родине за ее рубежами. Сейчас я живу в одной заграничной стране, счастлив и ни в чем не нуждаюсь. Пользуясь случаем, что мой лучший друг и его товарищи отправляются в Советскую Россию, я прошу их передать тебе это письмо. Убедительно прошу тебя, отец, помочь моим друзьям, помочь во всем, о чем они попросят. От твоего отношения к ним зависит мое благополучие, а возможно, и жизнь… Думаю, что скоро, бог даст, увидимся. Верь во всем моим друзьям — они честные, хорошие люди и хотят счастья нашей Родине. Поцелуй за меня маму, твой Олег».

Майор положил письмо на стол и посмотрел на профессора. Качемасов сидел в кресле, съежившись, прикрыв глаза ладонью. Было видно, как дрожат его тонкие пальцы.

— Не верю, не хочу поверить, что мой Олежек стал предателем, — еле слышно прошептал профессор.

— И правильно! Он — не предатель! — убежденно сказал майор Величко.

Профессор вскинул голову. Его карие глаза стали удивленными.

— Что!? Что вы сказали? — с радостной надеждой переспросил он.

— Я уверен, что ваш сын до последних дней жизни оставался честным человеком, солдатом, советским патриотом…

Голос майора звучал твердо.

— А письмо? Оно ведь написано его почерком? — простонал профессор.

— Почерк можно подделать. И это письмо — явная подделка, — решительно заявил майор. — Это письмо писал не русский, а иностранец, изучивший русский язык. Обратите внимание на фразы: «исцелили мои раны», «в одной заграничной стране», «бог даст, увидимся». Наш советский молодой человек, особенно культурный человек, ученый, никогда не напишет так…

— Но откуда они могли узнать почерк моего сына? — спросил профессор и вдруг, нахмурив брови, ответил сам себе: — Понимаю! Последнее письмо Олега в прошлом году было мною потеряно… Его нашел Григорий Сидорович Пелипенко…

— Пелипенко, должно быть, украл у вас письмо вашего сына, профессор, — тихо, но убежденно проговорил майор. — Теперь скажите, кто вам передал эту фальшивку? — Величко помахал письмом.

— Человек, называющий себя доцентом Демидовым…

— А на самом деле он не Демидов?

— Нет! Алексея Павловича Демидова я прекрасно знаю. Талантливый археолог и чудесный человек. Я удивлен, почему он покинул Советский Союз…

— А кто вам сказал, что Демидов покинул Родину?

— Этот человек… Он говорит, что Демидов сейчас за границей и что сам передал ему свой паспорт…

Резко и продолжительно зазвонил телефон.

— Капитан Зайченко слушает! — досадливо проговорил в трубку капитан, которому явно не хотелось терять нить разговора с профессором. — Здравствуйте, Андрей Константинович! — уже другим, более приветливым тоном поздоровался он. — Что?! Рабочий археологической экспедиции хочет сделать мне интересное сообщение? Так давай его сюда! Хорошо! Жду! — Он положил трубку и пояснил: — Звонил секретарь райкома. К нему обратился какой-то рабочий из археологической экспедиции… Я сказал, чтобы он прислал его сюда…

Майор одобрительно кивнул головой и заботливо сказал профессору:

— Скажите, профессор! Этот самый тип, именующий себя Демидовым, предъявлял вам какие-нибудь требования?

— Требования? — Качемасов пожал плечами. — Нет! Впрочем, он сказал, что у него есть просьба, но он ее изложит при следующей встрече…

Вся фигура Качемасова выражала тяжелую, смертельную усталость.

— Вам нужно отдохнуть, товарищ Качемасов! — ласково сказал Величко. — Надя! Отправляйтесь-ка с профессором в гостиницу!

— Я лучше пойду в свой лагерь, — усталым тоном возразил профессор.

— Ни в коем случае! — Майор ласково сжал руку Качемасова. — Сейчас, товарищ Качемасов, мы будем вас просить не мешать нам. Идите отдыхать в гостиницу…

Нетвердой походкой, опустив голову, Качемасов вышел из кабинета. Надя заботливо поддерживала его под руку.

— Капитан Зайченко! — жестким, суховатым тоном приказал майор. — Сейчас вы отправляйтесь в дом лесника Пелипенко, осмотрите его как следует и будете ждать, не появятся ли там гости. Мы с лейтенантом Белявиным возьмем на себя лагерь экспедиции и группу диверсанта, именующего себя Демидовым… Наша машина сейчас должна подойти… — Майор взглянул на Николая, — Придется захватить с собой Надю, кроме нее никто не знает дороги в этот самый монастырь…

В дверь постучали.

— Да! — крикнул Зайченко. — Войдите!

В дверях показался рослый, широкоплечий парень. Худощавое лицо его было потным и грязным. Мгновение он удивленно смотрел на лейтенанта Белявина, потом кивнул ему и повернулся к капитану.

— Виталий Здравников! Рабочий археологической экспедиции! — представился он, смело глядя на Зайченко зоркими карими глазами.

— Садитесь, товарищ Здравников! — мягко сказал майор, указывая на диван. — Рассказывайте!

Здравников недоумевающе покосился на плотного пожилого человека в штатском, уверенно распоряжавшегося в кабинете капитана.

— Мой рассказ будет коротким, — начал он. — Недавно меня перебросили в группу археолога Демидова, работающую в древнем монастыре, в горах. Так вот, я хочу сообщить, что этот самый Демидов и его помощник Струев — никакие не археологи, а самые настоящие жульманы.

— Почему вы сделали такой вывод? — заинтересовался майор.

— А потому, что вчера они попрятали в свои рюкзаки разные золотые висюльки, которые мы нашли в могиле. Чуть не подрались между собой. И мне давали золотую цепочку… Я вроде как взял, а ночью дал тягу из этого самого монастыря… Разве можно вещи, по которым ученые древнюю жизнь определяют, по карманам рассовывать! Это же только самые бессовестные кусочники делать могут…

Голос Здравникова звучал откровенным возмущением. Майор одобрительно смотрел на горячащегося, взволнованного парня.

— Они хуже жуликов, товарищ Здравников! — прямо сказал он. — У нас есть к вам просьба. Сможете вы проводить нас к этому самому монастырю? Никто из нас не знает туда дороги…

— Конечно, смогу! Хоть и устал, а смогу… Я еще заметил, товарищ начальник…

За окном послышалось шипение тормозов остановившейся автомашины.

— А вот и наша машина! — воскликнул майор, подходя к окну. Взглянув в окно, он удивленно воскликнул: — Нет, это не наши! Как видно, еще одна неожиданная новость!

За дверями раздалось изумленное восклицание девушки-секретаря, потом какая-то возня. Дверь широко распахнулась и в кабинет влетел худощавый парень со скрученными позади руками. Землистое лицо его было злобным и страшным, глаза горели недобрым блеском. За ним, пыхтя и отдуваясь, вошел потный, лысый толстяк с пистолетом в руке.

— Фу! Еле доставил этого хлюста! — облегченно вздохнул толстяк.

— А чего ты его припер ко мне, товарищ Затулыворота? Что он натворил? — удивленно пробасил Зайченко.

— Что натворил? Профессора нашего, Тихона Тихоновича, хотел застрелить! Злыдень!

— Как? — воскликнул майор.

— А так! — ответил Затулыворота, отирая потное лицо рукавом вышитой рубашки. — Лежу это я у себя в палатке… Только-только проснулся… Вдруг слышу — шепчется кто-то около палатки. Слышно, что шепчутся, а слов разобрать невозможно. «Ну, думаю, к чему доброму человеку шептаться?» Приподнял полу палатки и глянул: вижу — стоит лесник Пелипенко и подает этому злыдню пистолет. А морда у него самая бандитская… Я осторожно вылез из палатки, засел в кусты — и слежу. Тут злыдень спрятал пистолет — и бегом по тропке. А я за ним. Запарился, но бегу. Он засел в кустах, а я почти рядом с ним схоронился… Вдруг он приподнялся да как ахнет из своего пистолета. Один раз, потом другой. Я тут на него и налетел сзади… Пистолет отнял, трахнул его рукояткой по голове… Ну, он и заскучал. Глянул я поверх кустов — вижу, Тихон Тихонович шагает, не попал в него, значит, злыдень. Ну, я в сердцах, по правде сказать, еще пару раз подвесил этому типу, а потом связал ему руки его же пояском и сюда на машине доставил. Только по дороге он чуть не утек, еле мы его с шофером поймали…

— Ясно, товарищ Затулыворота! Молодец! — пробасил капитан Зайченко.

— Действительно молодец! — подтвердил майор и внимательно посмотрел на задержанного.

Тот стоял, потупив голову и кусая тонкие, злые губы.

— Кто вы? — спросил его майор.

— Студент МГУ Петр Зотов, — насмешливо и злобно прошипел задержанный.

— А другое ваше имя, настоящее?

Задержанный передернул плечами.

— А другое я вам не скажу!

— Как хотите! — с подчеркнутым безразличием пожал плечами майор Величко. — Откровенным признанием вы могли бы облегчить свою участь. Нам все известно — начиная с вашей высадки на парашютах и зверского убийства археолога. Сейчас все ваши сообщники — и ваш главарь, именующий себя доцентом Демидовым, и резидент, маскирующийся под лесника, — уже арестованы…

Белявин внимательно смотрел на ноги диверсанта. Он был обут в грубые, широконосые ботинки и когда переступал с ноги на ногу, о пол звонко щелкали подковки.

Худое, злобное лицо диверсанта дрогнуло. Глаза тревожно забегали по комнате.

— Скажите, — хрипло заговорил он, — правда, что у вас, в России, в случае признания… в случае сообщения важных сведений… смягчается наказание?

— Правда! — уверенно ответил майор.

Диверсант опустил голову и задумался. Майор молчал.

— Хорошо! — проговорил задержанный, взглянув на майора. — Я вижу, что игра проиграна, надо спасать свою голову. Слушайте все! Я делаю важное сообщение! Час тому назад «Сириус-семь» должен был встретиться с этим самым изобретателем, подполковником Ушаковым, увести к себе домой, а там мои друзья вымотают у него секрет изобретения…

Капитан Зайченко чертыхнулся и вскочил с кресла. Майор Величко бросил на него спокойный, холодный взгляд.

— Хорошо, мы проверим ваше сообщение! — спокойно сказал он диверсанту. — Капитан! Распорядитесь увести арестованного…

Когда диверсант и Зайченко вышли из комнаты, майор торопливо поднялся со стула.

— Надо срочно ехать к этому самому Пелипенко. Мы поедем все вместе! — Он выглянул в окно. — А вот, кстати, и наша машина подошла…


Глава 26

Пелипенко, как было заранее условлено, встретил подполковника Ушакова возле родника «Девичьи слезы». Еще издали, между кустами орешника, Ушаков увидел кряжистую, могучую фигуру лесника. Старик сидел на камне, опершись на свою двустволку, и задумчиво смотрел на пенящуюся, быструю воду ручья. Подполковник обратил внимание на его широкую спину, толстую загорелую шею, большие цепкие руки.

«Ну и здоровяк этот старикан! Настоящий лесовик!» — подумал Ушаков.

Под его ногой хрустнула какая-то ветка. Лесник вздрогнул и поспешно обернулся.

— А, Игорь Сергеевич! — приветливо улыбаясь, проговорил он.

Подполковник крепко пожал протянутую ему руку.

— Ну, как? Вы готовы? Пошли? — спросил он, поправляя за спиной свое ружье.

— Пошли, Игорь Сергеевич! — Лесник поднялся на ноги и зашагал по узкой тропинке. — Завернем на минутку ко мне в хату — это по дороге… Я ружье возьму калибром крупнее — это-то только на птицу годится… А там двинем прямо в Черное ущелье, часам к семи вечера там будем. А на рассвете засядем в одно местечко, возле звериного водопоя. Там этого зверья — несметная сила. И кабаны» и козлы… Даже самого хозяина можно встретить.

— Какого хозяина? — не понял Ушаков.

— Медведя, значит… Вы как со временем? Ничего, если завтра к полудню вернемся?

— Ничего… Я завтра свободен…

— Ну и добре!

Лесник шел легким, быстрым шагом. Бывалый охотник, Ушаков с трудом поспевал за ним. Он то и дело отирал пот с лица, но не хотел показать своему неутомимому проводнику, что ему тяжело идти так быстро.

Пелипенко одобрительно улыбнулся.

— Удивляюсь вам, Игорь Сергеевич! — снова заговорил он. — Человек, можно сказать, в больших чинах, а охоту имеете пешком шагать по нашим трущобам. Начальство, оно больше на машине ездит. И чтоб адъютанты были, которые и ружья подадут, и дичь, если потребуется, поднести могут…

— Нет! Я люблю охотиться один, или на пару с другим охотником… С машиной да адъютантами — это уже не охота, а баловство, — ответил подполковник.

Лес впереди поредел. Начались заросли терновника и кизила. Узкая тропинка поднималась вверх по пологому склону холма. На его вершине виднелась маленькая хатка.

— Вот и мое поместье! — улыбаясь, показал на хатку Пелипенко. — Хоть и одиноко, да зато спокойно. Самый ближний сосед — за двенадцать километров, так что ни ссор, ни скандалов.

— А зимой не скучно вам здесь? — поинтересовался Ушаков.

— Нет! — покачал головой Пелипенко. — Скучать мне некогда, участок у меня дюже большой. Да и разве можно скучать при такой красоте!

Ушаков оглянулся по сторонам и невольно замедлил шаги, пораженный красотой окружающей местности. Внизу, у подножья холма, голубой лентой извивалась горная речка. А кругом, сколько мог видеть глаз, раскинулись леса. Вблизи можно было рассмотреть огромные дубы, стройные пихты, старые яблони-дички. Дальше деревья сливались в сплошной зеленый пушистый ковер, застилающий горы и долины. Вдалеке этот ковер выглядел сине-фиолетовым и упирался в сверкающие снежные вершины.

— Ну, пошли, Игорь Сергеевич! Нам не след время терять! — поторопил гостя лесник.

Они подошли к невысокому плетню, огораживающему домик. За плетнем виднелись аккуратные грядки с редиской и капустой.

Пелипенко, сбивая пыль с сапог, потопал ногами по деревянным ступенькам.

— Ну, заходите, заходите, Игорь Сергеевич! — пригласил он.

— Я лучше здесь подожду, — отказался от приглашения Ушаков. — Вы ведь, надеюсь, недолго будете собираться?

— Я моментом соберусь… Но вы все же зайдите, посмотрите, как я живу… Не обижайте старика!

Пелипенко открыл незапертую дверь и гостеприимно пропустил вперед Ушакова.

— Заходьте, заходьте! — приветливо уговаривал он.

Ушаков вошел в маленькие полутемные сени. И в тот момент, когда он перешагнул порог, кто-то с двух сторон схватил его за обе руки и вывернул их за спину так, что он упал лицом на пол.

— Что это такое? Как вы смеете? — пытаясь освободиться, крикнул подполковник.

— Спокойно, спокойно! — тихо проговорил незнакомый голос.

Кто-то крепко связал его руки жесткой веревкой. Потом около самого плеча он увидел тусклое лезвие ножа и дернулся в сторону.

— Спокойно! Не ворошись! — прикрикнул на него грубым голосом Пелипенко.

Нож разрезал ружейный ремень. Затем Ушаков почувствовал, что его поднимают с пола и, все еще держа за связанные руки, тащат куда-то внутрь дома.

В небольшой, скромно обставленной комнате его посадили на стул и прикрутили веревкой к спинке. Подполковник получил возможность оглянуться по сторонам. Возле него, улыбаясь, стоял седоволосый человек в роговых очках. С другой стороны отряхивал ладони молодой русоголовый крепыш. Пелипенко застыл около двери, облокотившись о косяк. В его руках Ушаков увидел свою двустволку с перерезанным ремнем.

— Что это значит? — гневно выкрикнул подполковник.

— А вы не нервничайте, Игорь Сергеевич! — ласково-насмешливым тоном пробасил Пелипенко. — Просто вот им, — он кивнул головой на человека в очках, — требуется поговорить с вами…

Седоволосый неторопливо прошел к окну и уселся за стол, против Ушакова. Его глаза с холодным любопытством ощупывали полное, раскрасневшееся лицо подполковника.

— Обыскать! — коротко бросил седоволосый и, достав расческу, аккуратно поправил пробор.

Гибкие пальцы второго незнакомца быстро ощупали кованую охотничью рубашку подполковника, затем начали шарить в карманах брюк. На стол были выложены документы, записная книжка, бумажник, маленький пистолет и даже носовой платок.

— Так! — проговорил седоволосый, небрежно перелистывая записную книжку.

— Чего вы от меня хотите? Негодяи! — снова вскипел Ушаков.

— Берегите нервы, Игорь Сергеевич! — насмешливо посоветовал седоволосый. — Не нужно спешить! Сейчас все выяснится и разрешится, я надеюсь, к обоюдному нашему удовольствию… — Он обернулся к Пелипенко. — Идите! Вы охраняете холм со стороны леспромхозовской дороги… А вы, — повернулся он к русоголовому молодому человеку, — станете в самом начале тропинки. Сделайте так, чтобы нам никто не помешал… В крайнем случае, дадите условный сигнал…



Пелипенко и неизвестный вышли из домика.

— Так! — повторил седоволосый, поправляя очки. — Начнем наш разговор. — С минуту он всматривался в лицо Ушакова. Вы — талантливый человек, Игорь Сергеевич! Вы сделали гениальное изобретение. Им серьезно заинтересовались ваши друзья за границей. Я буду просить вас очень коротко изложить схему вашего радиоглаза…

Ушаков ожесточенно дернулся на стуле, но веревки были крепкими.

— Выслушайте меня спокойно, без истерики, Игорь Сергеевич! — тем же мягким, вкрадчивым тоном продолжал седоволосый. — У вас сейчас только два выхода. Первый назвать необходимые расчеты и формулы, получить за это крупную сумму денег… Ну, скажем, сто тысяч рублей… Затем вы можете сделать выбор: или оставайтесь здесь, в России, или мы обеспечим вам безопасный переезд в одну из стран Западной Европы. Там вы будете иметь все — деньги, высокий чин, прекрасные условия для работы…

Ушаков снова сделал отчаянное усилие освободиться и выкрикнул:

— Негодяй! Шпионская морда!

Седоволосый невозмутимо играл пистолетом.

— Второй выход, — тем же вкрадчивым тоном продолжал он, — я надеюсь, вас не устраивает. Этот выход таков — я все же заставлю вас назвать интересующие меня расчеты и формулы, а затем вы бесследно исчезнете. Вы будете закопаны где-нибудь в лесу, неподалеку от этой сторожки…

— Я ничего не скажу! — окрепшим, совершенно спокойным голосом проговорил подполковник. — Ты можешь меня убить, подлец, но ничего не узнаешь…

Глаза седоволосого сверкнули злобой. Но, сдерживая себя, он достал из внутреннего кармана пиджака плоскую черную коробочку и, раскрыв ее, поставил на стол. Внутри коробочки лежал небольшой шприц и несколько стеклянных ампул.

— Вы знакомы с препаратом Бета, изобретенным японским химиком? Вот все время забываю фамилию этого косоглазого доктора! — улыбаясь, дружеским тоном спросил он. — Это поистине гениальное изобретение! Препарат впрыскивают под кожу преступнику, не желающему дать признание. Через минуту человек начинает корчиться от боли. Ему кажется, что в каждую клеточку его тела вливают расплавленный свинец! Даже японцы, которые славятся своей терпеливостью, начинают кричать через несколько минут после впрыскивания. Самый стойкий человек не выдерживает больше семи минут и дает любые показания… — Седоволосый прищурился. — Если через десять минут после первого впрыскивания не сделать вливание противоядия, человек умирает через три-четыре часа от паралича центральной нервной системы. Умирает в страшных мучениях…

— Напрасно тратишь свое красноречие, господин шпион, — сдержанно улыбнулся Ушаков. — Я не из пугливых…

— Ну, что же! — пожал плечами седоволосый. — Пеняйте на себя!

Нарочито неторопливым движением он отбил тонкий кончик ампулы, и погрузил иглу шприца в желтоватую жидкость…


Глава 27

Капитан Зайченко хорошо знал, где живет лесник Пелипенко. Во время своих охотничьих походов он несколько раз бывал у него.

— Я полагаю, товарищ майор, что эти подлецы выставили охрану где-нибудь около подножья холма, — сказал капитан. — Поэтому предлагаю оставить машину здесь и дальше двигаться пешком, соблюдая необходимую предосторожность.

Майор Величко молча кивнул головой. Машина остановилась. Капитан легкой, бесшумной походкой пошел вперед по узкой тропинке. В нескольких шагах сзади него шли один за другим Величко, Белявин и двое милиционеров.

Вековые пихты и сосны сплетали над тропинкой свои ветви. Слой хвои мягко пружинил под ногами.

Шли минут пятнадцать. Потом деревья стали реже и впереди на яркой зелени орешника замелькали щедрые солнечные пятна.

Капитан Зайченко вдруг остановился и предостерегающе поднял руку. Затем он бесшумно опустился на землю и пополз куда-то в сторону. Его большое, сильное тело легко и плавно скользило по земле и вскоре скрылось за кустами.

Майор Величко медленно, осторожно двигался вперед. Вплотную за ним шел Белявин. Было очень тихо, только время от времени пересвистывались птицы.

У невысокого, но густого куста цветущего боярышника майор вдруг торопливо присел и быстрым движением выхватил из заднего кармана брюк пистолет.

Белявин выглянул из-за его плеча. В нескольких шагах спиной к ним стоял плотный человек в серых брюках и сиреневой майке. Заложив руки в карманы, он смотрел на домик, стоящий на вершине холма.

Белявин тоже достал свой пистолет. В это мгновение человек в майке вздрогнул и повернулся. Его светлые глаза испытующе обшарили кусты, брови сдвинулись, правая рука напряглась, вытаскивая что-то из кармана.

«Студент Струев», — узнал человека Белявин.

— Руки вверх! — негромко проговорил майор.

Человек в майке сжался в тугой комок и прыгнул в сторону. В руке его мелькнул вороненый пистолет.

Но выстрелить он не успел. Сбоку, из-за куста метнулась могучая фигура Зайченко. Ловким движением капитан перехватил руку диверсанту, заломил ее назад, и оружие полетело в траву.

— Ни с места, мерзавец! — вполголоса сказал Зайченко.

Шпион как-то сразу обмяк и больше не пытался сопротивляться. Лицо его побледнело, в глазах мелькал отчаянный ужас пойманного зверя.

— Я все скажу! Я ничего не буду скрывать! Меня заставили! — бормотал он побелевшими губами.

— Хорошо! Потом! — коротко ответил майор. И, обернувшись к милиционерам, приказал: — Возьмите его. Ждите нас здесь. И смотрите, не упустите этого хищника. Пошли!

Старательно маскируясь в кустах, Зайченко, Величко и Белявин подошли к домику. Он казался пустым, но дверь в сени была полуоткрыта.

— Я войду внутрь! — прошептал Величко.

— Вы, капитан, охраняете северное окно… Вы, Белявин, станете у восточного.

«Федор Иванович, как всегда, берет на себя самое опасное», — подумал Николай.

Мгновенно приняв решение, он бесшумно взбежал по ступенькам и проскользнул в полуоткрытую дверь. Сзади он слышал сердитый шепот майора, но не вернулся.

В полутемных сенях никого не было, из-за закрытой внутренней двери доносился чей то глуховатый, спокойный голос.

— Ну, что же! Пеняйте на себя! — услышал Белявин.

Сдвинув предохранитель пистолета, он ощупью нашел ручку двери.

«Дернуть или постараться открыть потихоньку? — подумал он. — Нет, лучше ошеломить диверсанта неожиданным появлением!»

Ощущая гулкие, тревожные удары своего сердца, Николай рывком открыл дверь и вскочил в комнату.

— Руки вверх! — крикнул он, еще не успев ничего разглядеть.

Звякнуло разбившееся стекло, у окна метнулся человеческий силуэт, и сейчас же прямо в лицо Белявину полыхнуло ослепительное пламя выстрела. Оглушенный и ослепленный Николай инстинктивно присел.

— Хватай его, Белявин! Скорее! — послышался голос майора Величко.

Снова раздался выстрел. Но теперь Белявин уже понял, что случилось. В тот момент, когда он вскочил в комнату, майор Величко разбил окно и рывком опрокинул диверсанта на подоконник. Поэтому обе пули врага пролетели мимо Белявина.

Ударом ноги Николай опрокинул стол, левой рукой перехватил руку диверсанта, а пистолетом ударил его по голове. Потом он вырвал оружие из ослабевшей руки врага.

В комнату вбежали Зайченко и Величко. Потерявшего сознание диверсанта связали и положили на пол. Вглядываясь в окровавленное лицо задержанного, Николай сразу узнал «доцента Демидова».

— Развяжите подполковника Ушакова! — раздался спокойный голос Величко.

Зайченко и Белявин обернулись. Только сейчас они заметили связанного человека, вместе с перевернутым стулом лежащего на полу.

Зайченко поднял его вместе со стулом, а Николай перочинным ножом перерезал связывающие его веревки.

— Вы не ранены, Игорь Сергеевич? — спросил он.

— Цел, совершенно цел! — мрачным тоном ответил подполковник, растирая затекшие руки. — Когда вы, лейтенант, влетели в комнату, я толчком опрокинул стул и упал на пол… Я-то цел, а вон тот ваш товарищ — ранен…

Белявин обеспокоенно повернулся к майору. Он стоял, как всегда, спокойный и сдержанный, но обе руки его были окровавлены.

— Что с вами? — воскликнул Николай. — Вы ранены, Федор Иванович?

— Пустяки! — ответил майор. — Просто здорово порезал себе руки оконным стеклом…

Николай обмыл руки майора. Зайченко нашел чистую простыню, разорвал ее на узкие полосы и перевязал раны Величко.

— Да, Николай! — растроганным голосом проворчал майор. — Поставил ты меня в трудное положение. С одной стороны, следовало бы тебе взыскание дать за то, что ты не выполнил мое приказание и сам полез под пули… А с другой… С другой — спасибо тебе, Друг…

Николай покраснел.

— Какое нежное любовное объяснение! — проговорил вдруг чей-то насмешливый голос. — Клянусь, что я растроган до слез…

Все обернулись к лежащему диверсанту. Он уже пришел в себя. Тонкие губы его кривила фальшивая ироническая усмешка, но в глубине глаз прятались злоба и страх.

— Вы уже очнулись? — спросил майор Величко. — Может быть, представимся друг другу? Я — майор государственной безопасности Величко. Кто вы?

— Очень приятно! — кивнул головой диверсант. — Ну, а я, предположим, мистер Икс…

— Откуда вы прибыли?

— Ну, предположим, из пункта Зет…

Щека диверсанта дергалась, но он продолжал имитировать насмешливость.

— Перестаньте паясничать! — прикрикнул на него майор. — Куда скрылся ваш сообщник Пелипенко?

— Так, значит, старый дьявол сумел выскользнуть из ваших лапок! — воскликнул диверсант. — Жаль! Ну, да что ж поделаешь — такова судьба!..

— Вы будете отвечать на вопросы? — строго спросил Величко.

— Не собираюсь!

— Хорошо! Посмотрим! — Майор отвернулся от диверсанта. — Лейтенант Белявин! Произведите в доме тщательный обыск. Капитан Зайченко! Вы отвечаете за этого типа… Мы с подполковником пройдем к машине и заедем за вами.

Величко и Ушаков вышли. Белявин осмотрел весь дом, чердак, сарайчик. Нигде не было ничего подозрительного. Только под кроватью он обнаружил маленький тайничок, прикрывавшийся половицей. В нем валялся одинокий пистолетный патрон…

Пока Белявин производил обыск, Зайченко караулил диверсанта.

Капитан был расстроен и зол. Он никак не мог простить себе того, что не сумел вовремя разгадать Пелипенко и даже считала его одним из самых надежных и бдительных людей в районе.

«Шляпа! — мысленно ругал себя Зайченко. — Не смог разглядеть волка в овечьей шкуре…» Он начал искать подозрительные моменты в биографии Пелипенко и не находил их…

Пелипенко появился в Каширской за несколько лет до Великой Отечественной войны. Новый лесник отличался нелюдимым, мрачноватым характером, но работал отлично. Его участок считался лучшим во всем лесничестве. Когда немцы заняли Каширскую, домик лесника Пелипенко стал штабом местного партизанского отряда. Но немцы не прошли дальше маленькой горной речки Псе, огибающей станицу. Пелипенко стал проводником советской разведки и несколько раз водил разведчиков в тыл к врагу. Одна из операций оказалась неудачной, группа разведчиков напоролась на фашистскую засаду и почти целиком была уничтожена. Уцелели только один боец, Пелипенко и лейтенант, который был ранен в грудь. Пелипенко на себе вынес его и переправил через линию фронта. За это он был награжден боевым орденом…

«Трудно было такого заподозрить!» — подумал Зайченко.

Майор Величко и подполковник Ушаков спустились с холма и по узкой тропинке направились к автомашине, стоявшей на лесной дороге.

— Стой! Кто идет? — из-за кустов окликнул их один из милиционеров.

— Свои! Майор Величко, — отозвался майор.

Связанный диверсант лежал в кузове машины, уткнувшись лицом в солому.

Услышав оклик и ответ, он приподнялся на колени и проговорил:

— Господин майор! Я хочу сделать важное сообщение! Умоляю вас, выслушайте меня…

В голосе его звучали слезы.

— Говорите! — спокойно ответил Величко.

— Господин… То есть, товарищ майор! Мне двадцать пять лет и я хочу жить! Я ничего плохого не сделал для вашей страны… Умоляю вас выслушать меня, — воскликнул он, заметив нетерпеливый жест майора. Мне было всего десять лет, когда фашисты увезли меня из Пскова в Германию. С тех нор у меня не было ни одного светлого дня… Сначала — приют, потом — лагерь, затем — специальная школа… Я слышал, что в вашей стране… — Парень словно поперхнулся. — Я знаю, что не имею права называть эту страну своей… В вашей стране в случае чистосердечного признания уменьшают наказание. Я все скажу, все от начала и до конца…

— Хорошо! Ваше поведение во время следствия будет принято во внимание, — проговорил майор, внимательно вглядываясь в испуганное лицо диверсанта. — Сейчас как можно короче отвечайте на мои вопросы. Какое задание имела ваша диверсионная группа?

Диверсант облизал пересохшие губы и заговорил:

— Мы должны были похитить одного изобретателя… Фамилия его Ушаков. Затем мы получили задание двигаться в горы, к Большой поляне. Это где-то около побережья. На Большую поляну за нами должен прилететь самолет. Он сядет по сигналу — три костра…

— Пока ясно! — кивнул головой Величко. — Второй вопрос: куда девался ваш сообщник Пелипенко?

— Пелипенко!? — удивился диверсант. — Он караулил с другой стороны холма…

Майор досадливо нахмурился.

— Разрешите, мы сходим за этим типом, товарищ майор! — вызвался один из милиционеров.

— Поздно! — махнул рукой Величко. — Конечно, старик уже сбежал. Куда он мог сбежать? — спросил он диверсанта.

Тот пожал плечами.

— Не знаю… Наверное к пещере…

— К какой пещере?

— Не знаю. Где-то в горах есть пещера. Старик держит в ней запасную рацию…

— Хорошо, пока хватит! — проговорил майор. — Он взялся забинтованной рукой за борт грузовика, поморщился от боли, но все же вскочил в кузов. — Товарищ подполковник! Садитесь в кабину! Товарищ шофер! Вы знаете дорогу к домику лесника?

— Так точно, товарищ майор! — отозвался шофер. — Сейчас — влево, потом через Псе, обогнем холм, а там будет подъем…

— Хорошо! Поехали!

Когда машина подошла к домику, солнце уже опускалось за горы. Яркие блики играли на стеклах.

Шофер дал продолжительный гудок и сейчас же на крыльце показались Зайченко и Белявин, ведущие седоволосого диверсанта.

— А, какая приятная встреча, дорогой шеф, уважаемый господин Ральф! — иронически закричал молодой диверсант. — Гай ду ю ду, мистер Ральф!

— Молчи, проклятый щенок! — прошипел седоволосый, взлезая в кузов машины. — Молчи или, клянусь богом, будет плохо…

— Плохо?! — засмеялся молодой и злобно пнул седоволосого в толстый зад. — А что вы со мною теперь сделаете, уважаемый шеф? Сгноите в карцере? Или уничтожите, как вашего воспитанника Волкова? Нет, ваша власть надо мною окончилась, мой заботливый воспитатель! Держу пари на тысячу долларов против одного цента, что в скором времени вы перестанете отравлять своим присутствием эту цветущую планету!

— Заткнись! — рявкнул седоволосый.

— Прекратить перепалку! — строго приказал майор Величко. — Рассадите их! — Он обернулся к шоферу. — Как можно скорее в Каширскую! Нам предстоит еще одно, пожалуй, самое важное дело…


Глава 28

Николай сидел в кресле, упорно стараясь перебороть усталость, которая словно свинцом налила ноги и навевала сонливость. Только что был закончен предварительный опрос диверсантов. «Мистер Ральф» упорно молчал и только кривил тонкие губы в деланной иронической усмешке. Молодые диверсанты, испуганные и жалкие, охотно отвечали на вопросы, но они знали немного.

Майор Величко медленно прохаживался по кабинету и курил трубку… Он выглядел бодрым и свежим. Плавной, неторопливой походкой он расхаживал из угла в угол и курил. Держать трубку перевязанной рукой было неудобно, и майор сжимал ее всей ладонью. Глаза его молодо и остро сверкали сквозь стекла очков.

«О чем он сейчас думает? — мысленно задал себе вопрос Белявин, следя за плотной, чуть сутуловатой фигурой майора. Конечно, о том, как поймать этого мерзавца — Пелипенко…»

Как только вернулись в Каширскую, майор связался с соседними районами и передал приметы Пелипенко. Потом он попросил капитана Зайченко найти человека, который хорошо знал бы окружающие горы. Капитан подумал и назвал лесника Потапова» — местного уроженца и старожила. Величко попросил вызвать Потапова, и сейчас Зайченко уехал в лес за проводником.

«Почему Федор Иванович решил, что Пелипенко отправился в горы? — подумал Николай. Может быть, шпион преспокойно сел в попутную машину или добрался до поезда, идущего в один из городов. У него, конечно, запасены другие документы. Сбрив бороду, он может легко изменить внешность. А в большом городе затеряться легче, чем в лесу…»

— Федор Иванович! — заговорил Белявин. — Простите меня за то, что я перебиваю ваши мысли, но я хотел бы спросить…

Майор остановился посередине комнаты и улыбнулся Белявину.

— Пожалуйста, Николай Борисович! Что вас интересует? — спросил он.

— Почему вы думаете, что Пелипенко обязательно уйдет в горы? А разве не может он, изменив внешность, уехать в один из городов?

Величко осторожно провел забинтованной рукой по лбу и поправил очки.

— Я уверен, что он будет обнаружен в лесу, где-нибудь в квадрате сто девяносто девятом, — убежденно проговорил он. — Это мое предположение подтверждается показаниями диверсантов. — Майор снова принялся прохаживаться по кабинету. — Как может действовать Пелипенко, убедившись, что раскрыто его подлинное лицо? Прежде всего, конечно, он постарается сообщить своим зарубежным хозяевам о провале своих соучастников. Это он сделает обязательно, не только потому, что сообщение важно для его хозяев, но и из чувства самосохранения. Конечно, он является крупной фигурой в разведывательной агентуре одного из зарубежных государств и рассчитывает на то, что хозяева примут все меры, чтобы спасти его хотя бы путем засылки самолета. Как он может связаться со своим шпионским начальством? Только через вторую, уцелевшую рацию, находящуюся километрах в семидесяти отсюда, в какой-то горной пещере. Значит, он направился только туда, где у него спрятана рация. Семьдесят километров пройти нелегко… Он только что дошел, до места назначения и сейчас посылает свою шифровку. Затем ему придется некоторое время ждать ответа. Значит, он пробудет на том же, уже запеленгованном нами месте еще несколько часов, в лучшем случае еще сутки.

Зазвонил телефон. Николай поднял трубку. Из соседнего района просили майора Величко.

— Вас, товарищ майор, — сказал Белявин.

Величко неторопливо взял трубку.

Некоторое время он молча слушал, затем глаза его блеснули.

— Так! — проговорил он. — Где он слез? Так! Ясно! Большое спасибо!

Майор положил трубку и сказал:

— Интересное сообщение. Работники милиции соседнего района сообщают, что часов в семь вечера неизвестный пожилой человек — плотный, седобородый, вооруженный двустволкой, остановил колхозную автомашину, везущую продукты на высокогорные пастбища, и попросил подвезти его. Он встал с машины в районе Черного хребта…

— Эго он! — воскликнул Белявин.

— Думаю, что он, — кивнул головой майор.

Телефон зазвонил опять. Коммутатор военных лагерей вызывал лейтенанта Белявина.

— Я лейтенант Белявин! — сказал Николай и сейчас же услышал в трубке знакомый голос старшины радиста.

Майор подошел к столу и спокойно ждал окончания разговора.

— Так, ясно, товарищ старшина! — проговорил Белявин. — Значит, как я вас понял, неизвестная рация двадцать минут тому назад вела передачу из того же квадрата сто девяносто девять. Сейчас молчит… Что? Нужно ли передать по телефону цифры, переданные рацией? — Николай вопросительно взглянул на майора и, уловив его отрицательный жест, сказал: — Нет, пока не нужно. Продолжайте наблюдение за эфиром!

— Предположение подтверждается! — обрадовался Величко и снова прошелся по кабинету. Потом он вдруг весело засмеялся и, заметив недоумевающий взгляд Николая, проговорил: — Думаю, что подполковник Ушаков с этого дня исцелится от своей страсти к индивидуальной охоте! Досталось бедному!

Стенные часы медленно пробили три раза. За дверью послышались шаги, и в кабинет вошел капитан Зайченко. За ним шел уже знакомый Николаю бодрый, худощавый, рослый старик, с загорелым бородатым лицом.

— А! Старый приятель! — улыбнулся лесник, узнав Белявина. — Здорово, здорово! — он энергично тряхнул руку лейтенанта и повернулся к Величко. — Здравствуйте, товарищ, не знаю, кто вы будете…

— Здравствуйте, товарищ Потапов! — поздоровался Величко — Я — майор государственной безопасности. Садитесь! — Старик опустился в кресло и молча, оценивающим взглядом окинул стоящего перед ним человека. — Слышали, товарищ Потапов? — продолжал майор. — Приятель-то ваш оказался подлецом.

— Какой он приятель, — возразил старик. — Сосед просто…

— Ну, сосед… Врагам, оказывается, служил ваш сосед… А вы жили рядом с ним и не замечали…

Старик прищурился, и карие глаза его стали колючими.

— Не спорю! Каюсь, просмотрел, — качнул он головой. — Но я-то что? Я человек простой, малограмотный… А вот вы где были, товарищ дорогой? Вам народ доверие оказал охранять его от всякой мрази, погоны на вас надели, зарплату платят… А у вас под носом всякая погань живет, да еще столько лет…

Старик говорил, обращаясь к майору, а сам посматривал на Белявина. Николай смущенно опустил глаза, делая вид, что он очень занят бумажкой на столе Зайченко.

Строгие глаза майора повеселели.

— Каюсь, просмотрели! — засмеялся он. — Теперь вместе давайте исправлять свои ошибки…

— Давайте, ежели могу помочь вам в чем-нибудь…

— Вот говорят, товарищ Потапов, что вы хорошо знаете горы…

— Знаю, каждую тропинку, каждый утес знаю… С детства в горах этих живу…

Майор пододвинул старику карту.

— А вот это место знаете? — указал он на зеленое пятно среди коричневых сплетающихся змеек горных хребтов.

— Постой… В картах я не больно разбираюсь, — проговорил старик. — Надо скумекать, что к чему… Ну, это значит дорога на Хребтовое… Это — адыгейские пастбища… Тут как раз сходятся две отрожины — Чернолесская и Хатахинская… — Старик уверенно кивнул головой. — Знаю эти места! Очень даже хорошо знаю…

— Так вот! По нашим сведениям, Пелипенко прячется где-то здесь, в какой-то пещере. Нужно как можно скорее провести в эти места наших людей. Врага надо взять, пока он не успел уйти отсюда. С вами поедут вот капитан и лейтенант. Возьметесь быть проводником?

Потапов неторопливым движением вытащил из кармана бархатный кисет, достал из него кусочек газеты, щепоть махорки и молча скрутил самокрутку.

— Провести можно… Отчего не провести наших людей, дорогой товарищ, если врага поймать требуется, — наконец ответил он и раскурил папиросу. — Есть там одна пещера, в ней еще в гражданскую бандиты жили… Мало кто ее знает… Но мне она известка… И Пелипенко, конечно, ее знает, он все горы излазил. Так вот, пусть со мною поедет человека два-три. До пастбищ на машине доберемся. А там я у своего кунака, Мурата, лошадей верховых раздобуду. И часам к семи утра нагрянем к пещере, как снег на голову!

— Дельное предложение, отец! — согласился майор. — Товарищ Зайченко! Отправляйтесь немедленно с лейтенантом Белявиным! Если надо — возьмите еще одного человека.

Через несколько минут шустрый «газик», разрезая лучами фар густую темноту, уже мчался, по пустынным улицам. Капитан сразу же пристроился в уголке и задумался. Николай некоторое время следил за темными силуэтами деревьев и неясными очертаниями хат, которые как будто неслись навстречу машине. Потом, незаметно для себя, он крепко уснул…

Разбудил его громкий, насмешливый голос Потапова:

— Эй, начальник, просыпайтесь! Подъем! Вот здоровы спать!

Николай открыл глаза, Машина стояла на узкой горной дороге. Было уже светло, но из ущелья, клубясь, наползал густой туман. Вершины гор были залиты алым солнечным глянцем. Возле машины, держа за уздечки трех низкорослых лошадок, стоял Потапов.

— Поехали, коли торопитесь! — уже сердито проговорил Потапов. — Этак все на свете можно проспать…

Поеживаясь от утренней свежести, Николай вскочил на влажное от тумана седло. Лошадка сразу же пошла быстрой иноходью, стараясь не отставать от коня Потапова. Узкая тропка поднималась в гору.

Николай с наслаждением вдыхал холодный, бодрящий горный воздух и через минуту почувствовал себя свежим и отдохнувшим.

Скалистые, обнаженные вершины гор пламенели под лучами восходящего солнца…


Глава 29

Узкая тропинка извивалась над речкой. Справа нависал крутой обрывистый склон горного хребта. Словно причудливая змеиная кожа, этот склон пестрел узорами обнажившихся пород. Кое-где на круче, цепко держась за землю узловатыми корнями, зеленели кусты. Слева, за узенькой, но быстрой речушкой горный склон был более пологим. Он порос дремучими зарослями кустарников и молодого дубняка…

— Сейчас прибудем на место, — вполголоса проговорил Потапов. Пещеру-то я вам укажу, но лезьте в нее сами, Пелипенко стрелок знатный…

Белявин взглянул на часы. Было уже около семи часов утра, но в ущелье до сих пор еще не заглянуло ни одного луча солнца.

Ехали еще минут двадцать. Потом Потапов спрыгнул с коня и неторопливо привязал его к молодому буку.

— Прибыли, значит! — шепотом сообщил он.

Соскочив с лошади, Николай огляделся по сторонам. В этом месте упорная речушка, прорвавшись, наконец, через горный хребет, вливала свои воды в более крупную реку. Распиленный могучей силой воды, хребет острым мысом врезался между двумя реками, точно стремясь разъединить их. Обломки обрушившихся скал, перевитые диким хмелем, поросшие кустарником, круто поднимались вверх и на высоте метров двухсот упирались в отвесный каменный обрыв. Река ревела, пенилась, словно кипела, катясь по каменистому руслу…

— Пещера эта самая — вон там! — Потапов указал на отвесную каменную стену. — Другого пути, кроме как отсюда, к ней нет сейчас… Была раньше боковая тропинка к реке, но подмыла ее вода. Пошли, что ли?

— Пошли! Но только осторожно надо! — ответил Зайченко, передвигая вперед кобуру с пистолетом.

Потапов бросил на него снисходительный взгляд.

— Знаем, как надо идти, товарищ капитан! Ты еще в люльке лежал, а я уже по этим горам белобандитов ловил…

Он стал подниматься по крутому склону, ловко перепрыгивая с одного камня на другой. Минут через пять он остановился и подождал, пока подойдут остальные спутники.

— Здесь этот гад, наверху! — уверенно сказал лесник.

— Почему вы так думаете? — спросил Белявин.

— Не думаю, а вижу! — твердо ответил Потапов. — Вон там след от сапога на песке отпечатался… Чуть повыше камень с места стронут. А здесь ветка на кусте сломана. Конец сломанной ветки показывает, куда человек шел, — мешала ему ветка, он ее сломал, а через плечо перебрасывать неудобно…

Поднимались вверх минут десять. Наконец Потапов остановился возле огромного осколка скалы и поманил к себе офицеров.

— Вот она, пещера, — прошептал он, осторожно выглядывая из-за скалы. — А его не видно, спит, может быть…

Николай тоже выглянул из-за края скалы. Дальше метров на двадцать тянулся гладкий, пологий склон, поросший низкими кустарниками. Склон упирался в отвесную каменную стену, в которой можно было различить большое, черное отверстие неправильной формы.

— Это и есть самая пещера, — шепотом пояснил лесник, тоже выглядывая из-за скалы.

Где-то совсем рядом резко и сухо щелкнул негромкий пистолетный выстрел. Фуражка слетела с головы лесника, а сам он торопливо отскочил под прикрытие скалы.

— Эх ты, гад ты этакий! — воскликнул он. — Чуть было на тот свет не отправил. — Старик поднял фуражку, посмотрел на перебитый козырек и убежденно закончил: — Истинно, гидра бессовестная! Какую фуражку испортил!

— Послушайте, Пелипенко! — крикнул капитан Зайченко. — Не делайте глупостей! Не усугубляйте свою вину! Скрыться вам некуда, вы окружены. Бросайте оружие и сдавайтесь!

Капитану никто не ответил. Где-то внизу шумела река, перекликались какие-то птицы…

Зайченко отломил ветку, надел на нее свою фуражку и осторожно выставил из-за скалы. Сейчас же снова раздался выстрел, и фуражка полетела в кусты.

— Метко стреляет негодяй! — сердито прошептал Зайченко. Круглое лицо его выражало злое упорство. — А все-таки мы его возьмем. Ну-ка, старик, покажи мне, где была эта самая чертова тропа!

Лесник пожал плечами.

— Показать тропу, конечно, могу… Но пройти по ней невозможно, сорветесь!

— Раз нужно, то пройду! — упрямо качнул головой капитан. — Пошли! А ты, лейтенант, время от времени постреливай, чтобы этот субчик думал, что мы все здесь…

Прячась за камнями и в кустах, Зайченко и Потапов ушли куда-то влево. Стало совсем тихо. И не верилось, что в каком-нибудь десятке шагов, в кустах или за обломком скалы, лежит, сжимая шершавую рукоятку пистолета, хитрый и опасный враг.

Николай присел на корточки и очень осторожно выглянул из-за скалы. Неподвижно, не шелохнув ни одной веткой, стояли кустарники. Выше их на серой поверхности скалы четко обрисовывалось отверстие пещеры. Николай выставил голову чуть подальше. Где-то в кустах щелкнул выстрел, и пуля, черкнув по поверхности скалы, в каких-нибудь десяти сантиметрах над головой Белявина, с визгом умчалась в сторону. Николаю показалось, что большой куст орешника, растущий шагах в пятнадцати от него, чуть шелохнулся.

Резко отдернув голову, Белявин отвел предохранитель своего пистолета. Его охватила злость. Он обогнул скалу с другой стороны и, прицелившись в подозрительный куст, два раза нажал спусковой крючок…

Теперь он уже ясно заметил, что куст чуть качнулся и сейчас же оттуда защелкали ответные выстрелы. Шпион, как видно, не экономил патроны — пять пуль просвистело мимо Николая.

Николай отполз на несколько шагов от скалы и снова выстрелил в шевелившийся куст. Ответная пуля полетела откуда-то сбоку — враг явно переменил позицию.

Белявин укрылся за каменным обломком и долго сквозь выросшее в расселине небольшое, кудрявое деревцо искал новую позицию врага. Но шпион ничем не выдавал себя.

Левее раскатисто и гулко грохнула двустволка Потапова. Видно было, как полетели на землю ветки, подрезанные картечью. Лесник подполз к Николаю и вновь выстрелил из своего ружья. Ответных выстрелов не было слышно в раскатистом грохоте двустволки, но пуля ударилась в камень и с визгом ушла вверх.

Потапов, присев на камень, перезаряжал свое ружье.

— Ну, где же капитан? — тихо спросил Николай.

— Молодец ваш капитан! — кивнул головой старый лесник. — Ведь сумел перемахнуть провал! Я так и думал, что сорвется он на круче, не дышал, по правде сказать… А он сумел проползти. Сейчас уже где-то там, наверное! — Старик указал рукой по направлению к пещере. — Теперь надо нам беспокоить этого гада, чтобы не заметил он капитана.

Он высунул двустволку из-за камня и грохнул сразу из двух стволов. Николай заметил, что ответные выстрелы раздались из-за груды камней, шагах в восьми от них. Враг, очевидно, решил попробовать вырваться из западни.

Белявин поднял руку с пистолетом, но выстрелить не успел. Кусты, росшие позади подозрительной груды, раздвинулись и из них выпрыгнул Зайченко. Он исчез за камнями и сейчас же оттуда раздалась пистолетная очередь, ругательства, шум борьбы…

Николай бросился на помощь капитану. Пробежав несколько шагов, он увидел борющихся. Зайченко удалось заломить назад руки диверсанту, но враг не сдавался, он силился сбросить с себя противника. Видно было, что капитан, несмотря на свою силу, с трудом сдерживает руки вырывающегося врага.



— Ве-рев-ку! — прохрипел капитан, заметив подбегающего Белявина.

Вдвоем им удалось прижать Пелипенко к земле. Прибежал Потапов и помог связать шпиона.

Пелипенко перевернули на спину. Он лежал бессильный, запыхавшийся, растрепанный, но глаза его все еще горели отчаянной злобой хищника.

Увидев Потапова, шпион злобно выругался и прохрипел:

— Эх, жаль, что я тебя, старого черта, не пришил где-нибудь в лесу!

— Лежи, змеюка, не ворошись! — брезгливо ответил старый лесник, с презрением глядя на врага.

— Осмотрите пещеру, лейтенант! — сказал Зайченко, все еще тяжело дыша после борьбы.

Раздвигая цепкие, гибкие ветки кустарника, Белявин добрался до пещеры. Лучи утреннего солнца заглядывали через широкое отверстие и освещали пещеру, но глубина ее оставалась темной.

Сразу же у входа, за каменистым выступом, Николай обнаружил вещи шпиона — двустволку, патронташ и небольшой чемоданчик с радиопередатчиком, изготовленным немецкой фирмой. Здесь же валялись коробка с запасными обоймами к пистолету «парабеллум» и какая-то потрепанная книжка. Белявин раскрыл книгу. Это был уже известный ему томик Пушкина, издания 1912 года…

«Не по этой ли книге негодяй шифровал свои радиодонесения?» — подумал Николай, пряча Пушкина в свою полевую сумку.

Затем он включил фонарик и осмотрел пещеру. Больше в ней он ничего не нашел.

Захватив с собой рацию, Николай вышел из пещеры и несколько секунд стоял молча, вглядываясь в даль. Под высоким голубым небом нежились под жарким солнцем лохматые от лесов горы. Внизу грозно ревел горный поток, словно подчеркивая своим однотонным шумом дремотную, мирную тишину…


Глава 30

Лейтенант Белявин одернул на себе форменную гимнастерку и тихо постучал в дверь.

— Войдите! — ответил из-за двери майор Величко.

Кабинет майора был освещен лучами заходящего солнца. Розоватые блики играли на стеклах книжных шкафов. Майор, откинувшись на стуле, курил свою неизменную трубку. Серые глаза его приветливо взглянули на вошедшего.

— Ну, какие новости, Николай Борисович? — улыбнувшись, спросил майор. — Садись!

— Все в порядке, Федор Иванович, — ответил Белявин. — Как я и думал, Пелипенко шифровал свои донесения с помощью томика Пушкина. Вот расшифровка. — Он подал майору несколько листков бумаги. — А сегодня ночью я принял ответ на последний запрос Пелипенко. Заграничные хозяева предлагают ему выкручиваться собственными силами. Вот их ответ, расшифрованный мною по тридцать пятой странице той же книги.

Майор прочел несколько строк, написанных четким почерком Белявина, и удовлетворенно кивнул головой.

— Теперь все ясно! — сказал он. — Следы врага привели нас в его логово, враг обезврежен… Все арестованные дали ценные показания — в этом нам сильно помог Виктор Бураков, известный вам под именем Павла Струева… Личность диверсантов нам теперь ясна.

Майор взглянул на Белявина и положил руку на толстую папку, лежащую перед ним.

— Тебя, конечно, интересуют показания диверсантов? Ты прочтешь их. А сейчас я вкратце, так сказать, тезисами перескажу их тебе…

Величко выбил трубку и вновь набил ее.

— Виктор Бураков действительно десятилетним мальчиком был увезен фашистами в Германию. Потом воспитывался в американском приюте и попал в шпионскую школу мистера Ральфа — «специалиста по русским вопросам». Там встретился с сыном белогвардейца, в свое время удравшего в Америку, — Анатолием Дроздовским, известным тебе под именем Петра Зотова. Все трое были сброшены с самолета на сигнал старого резидента иностранной разведки Пелипенко. Наши враги за рубежом планировали довольно крупную диверсионную операцию. Они хотели похитить подполковника Ушакова или расчеты его изобретения. А попутно хотели завербовать в свою агентуру профессора Качемасова. Это обеспечило бы шпионам отличную, безопасную явку. На обратном пути предполагали взорвать железнодорожный туннель и заразить водоемы бактериями. Эти диверсии они хотели представить как «восстание народов Кавказа против советской власти». Таким образом они думали замести следы похищения — дескать, где тут говорить об Ушакове, когда на Кавказе беспорядки и эпидемия холеры. Далее название для этой диверсионной операции подобрали — операция «два зет»…

Майор помолчал, раскурил трубку.

— А диверсия против группы археологов была задумана Пелипенко еще в прошлом году, когда юн работал в экспедиции профессора Качемасова и выкрал у него письмо его погибшего сына. Резидент знал, что экспедиция продолжит работу следующим летом. И Пелипенко и его зарубежные хозяева рассчитывали, шантажируя профессора, использовать его в своих целях и с его помощью, как выразился мистер Ральф, «входить в русскую среду» «Письмо от сына» было сфабриковано лично Ральфом…

— Разрешите один вопрос, Федор Иванович, — сказал Белявин.

— Пожалуйста! — дружески улыбнулся майор.

— Вернее, у меня есть несколько вопросов… Как за границей узнали, что существуют студенты Петр Зотов и Павел Струев?

— Очень просто. С месяц тому назад Московский государственный университет посетила группа иностранных туристов. Среди них был один журналист — этакий приветливый, добродушный толстячок. Он беседовал со многими студентами, интересовался, как они учатся, где думают провести свой летний отдых. В числе этих студентов были Струев и Зотов…

— А почему вы, Федор Иванович, с самого начала стали подозревать, что это дело не такое простое, как предполагал капитан Зайченко?

— Ну, это, Николай, объясняется профессиональной интуицией и опытом, — засмеялся майор. — Мне сразу показалось, что история с убитым диверсантом уж слишком проста и смахивает на искусную подделку, предназначенную для того, чтобы замести следы одного или нескольких скрывшихся парашютистов. Потом меня заставил насторожиться этот костер, разведенный возле убитого. На черта людям, перепуганным ночной стычкой с диверсантом, было разводить этот костер? Ведь они не могли знать, сколько парашютистов было высажено с самолета. И, мысля логически, должны держаться настороженно, не раскрывая свое местонахождение этим костром… Затем произошел случай со «студентом Зотовым», неизвестно как оказавшимся на полигоне. А вскоре ты сообщил о следах человека, наблюдавшего из-за кустов за испытанием «радиоглаза». Ты категорически утверждал, что этот любопытный наблюдатель в ночь появления неизвестного самолета находился среди участников археологической экспедиции. Это еще более насторожило меня. Я допускал возможность того, что один из участников экспедиции случайно попал на полигон. Но когда кто-то из той же экспедиции вторично явился для наблюдения за испытанием изобретения, это уже не могло быть случайностью. Интерес, проявляемый кем-то к полигону, выглядел уж слишком настойчивым, подозрительным. А тут ты доставил письмо и карточку, пробитые картечью. Письмо было адресовано какому-то Алеше. Среди участников экспедиции был только один Алексей — Демидов. Тогда у меня появилась твердая версия, что убийство парашютиста — только ловкая инсценировка, поставленная режиссерами из иностранной разведки. Но в моих предположениях был еще целый ряд темных мест — роль старого лесника Пелипенко и, наконец, доцент Демидов — реальная личность. Я выехал в Москву, встретился с матерью Демидова, достал его фотографии и убедился, что письмо было адресовано именно Алексею Павловичу Демидову. Попутно я установил местонахождение студентов Зотова и Струева… Вот и все…

Белявин грустно вздохнул.

— Ты чего вздыхаешь, Николай Борисович! — чуть прищурив зоркие глаза, спросил майор.

— Я прихожу к выводу, что из меня никогда не получится хороший разведчик, — мрачно проговорил Николай.

— Ну, это напрасная паника, Николай Борисович! — махнул рукой майор. — Просто тебе еще не хватает опыта, умения сопоставлять и анализировать полученные факты. А опыт — дело наживное…

Майор раскурил трубку и продолжал:

— Из всей этой компании самой интересной фигурой является Пелипенко — «Сириус-семь» — старый, матерый шпион, доставшийся американцам, так сказать, в наследство от гитлеровцев. Два года назад они установили связь с ним при помощи заброшенного к нам диверсанта, впоследствии убитого при попытке организовать взрыв железнодорожного моста. Этот «связной» доставил Пелипенко новые инструкции, сообщил ему новую кличку — «Сириус-семь», дал позывные зарубежного шпионского центра и принцип шифровки донесений… В деле можно считать все ясным и установленным… Неясно только прошлое Пелипенко, а меня, контрразведчика, оно очень интересует. Пелипенко молчит. Сейчас я хочу предпринять еще одну попытку вызвать его на разговор…

Майор поднял телефонную трубку и приказал доставить к нему Пелипенко.

— Так, значит, археолог Демидов действительно убит диверсантами? — спросил Белявин.

Величко вздохнул.

— Да, к сожалению, это так… Настоящий Демидов погиб возле Девичьего родника, подлецы расстреляли его… Жалко хорошего человека…

В дверь постучали.

— Войдите! — крикнул майор.

Молодцеватый старшина ввел в кабинет Пелипенко.

— Товарищ майор! По вашему приказанию арестованный Пелипенко доставлен, — доложил старшина.

— Хорошо, подождите в коридоре.

Старшина вышел. Майор внимательно посмотрел на стоявшего у двери Пелипенко.

— Подойдите сюда, «Сириус-семь»! — сказал Величко. — Сядьте!

Пелипенко разбитой, усталой походкой подошел к столу и сел. Коротко остриженный и чисто выбритый, он казался значительно моложе. Темное от загара лицо его было сумрачно-спокойным.

— Послушайте, «Сириус-семь!» — заговорил майор. — Дело ваше можно считать следствием законченным. Вот расшифровка ваших, радиопередач… Показания ваших сообщников я вам уже читал… Сегодня ночью вам пришел ответ от «Луны»… Он расшифрован нами с помощью томика Пушкина. Подписан он кличкой «Хозяин». Вот этот ответ…

Майор протянул Пелипенко листок бумаги.

— Принцип шифра несложен… В начале передачи сообщается порядковый номер страницы, затем отсчитывается нужная буква…

Пелипенко медленно взял лист бумаги, протянутый ему майором, и прочел шифровку. Большие руки диверсанта дрогнули.

— Гады, — еле слышно выговорил он. — Из-за таких гадов я рисковал жизнью? «Обходитесь собственными средствами. Вывезти не можем», — вслух прочел он и швырнул бумагу на стол.

— При решении вашей участи, «Сириус-семь», большое значение будут иметь ваши личные показания… Нас интересует ваше прошлое…

Пелипенко молча, как будто безразлично» смотрел в окно на заходящее солнце. Потом его губы шевельнулись и из горла вырвался странный приглушенный звук.

— Прошлое?! — хрипло переспросил шпион. — Подлость — вот мое прошлое… Подлость бесцельная, трусливая, ненужная…

— А точнее! — тихо сказал майор.

— Хорошо! Я расскажу вам о своем прошлом, — проговорил Пелипенко. — Будущего у меня нет, осталось одно прошлое, так зачем же его уносить с собой в могилу? — Он кинул на майора трусливый, ищущий взгляд. Майор молчал. И шпион опустил голову. — Я — бывший кулак Григорий Сидорович Пелипенко. Был когда-то у меня на Украине добрый хуторок. Когда меня пришли раскулачивать, я застрелил председателя сельсовета и смылся. Документики о бедняцком происхождении у меня были заготовлены заранее — дружок один служил в соседнем сельсовете. Работал я на разных стройках, но хутора своего не забывал. — Шпион тяжело, с хрипом, вздохнул. — На одной стройке я познакомился с немецким инженером. Откуда он узнал мое прошлое — не знаю. Но только крепко он забрал меня в свои лапы и заставил работать на себя. По его заданию поджег я склад лесоматериалов. Работа была чистой, никто не подозревал, что это сделал я. Но все же на душе было неспокойно. Рассчитался со стройки и уехал я на Кубань. Здесь понравилась мне Каширская — место тихое, леса, горы, можно жить, не оглядываясь по сторонам. Стал я лесником. Работал до 1940 года, доходишки кое-какие завел — жил не плохо. Вдруг летом того года забрел ко мне один турист и передал привет от Карла Оттовича — того самого инженера. А потом денег дал и предложил работать на Германию. Пришлось согласиться — ведь я был у них в руках. Меня снабдили радиопередатчиками, и начал работать… Когда немцы заняли Каширскую, я явился к ним. Меня обласкали, угостили французским коньяком и норвежскими селедками. Обещали германское подданство, землю, батраков… Ну, и стал я сообщать немцам о том, что предпринимают ваши, советские войска… Потом был задуман захват советского штаба, разместившегося в моем домике. Но за трое суток до той ночи, когда я должен был провести немецкий отряд через линию фронта, ваши нанесли удар, и немцы покатились назад. Я снова затаился, опять занялся своими делами… Потом, два года тому назад, ко мне заявился связной от новых хозяев…

— Вы сможете изложить все это на бумаге и подробнее? — спросил майор.

Пелипенко замолчал и несколько минут смотрел на Величко. В его темных глазах тлел огонек ненависти.

— Давайте бумагу! — наконец сказал он. — Бумагу и побольше папирос… Буду писать свое завещание этому паскудному миру, к которому ничего не испытываю, кроме ненависти. Напишу и закончу: будьте вы все прокляты! Все, все — и немцы, и русские, и американцы! Весь мир…

Майор пододвинул стопку бумаги, коробку папирос и легкую пластмассовую чернильницу.

Шпион закурил, жадно затянулся дымом, и его перо забегало по бумаге…

Шли часы. За окнами спустилась тихая ночь. Майор задернул шторы и включил свет, а Пелипенко все еще писал. Его крупное лицо вдергивалось от злобы, широкий подбородок подрагивал… Николай смотрел на шпиона со смешанным чувством острой брезгливости, враждебности и горького изумления. Ему не хотелось верить, что среди людей могут быть такие выродки, живущие только во имя змеиной, слепой ненависти, не имеющие в сердце ничего святого…

В двенадцатом часу ночи майор Величко закончил чтение показаний Пелипенко и вызвал конвоира.

— Уведите арестованного! — приказал он.

Пелипенко поднялся со стула, плюнул на ковер и, забрав из коробки оставшиеся папиросы, проговорил:

— Уговаривал меня этот самый подлец мистер Ральф опорожнить, десяток ампул в реку, откуда люди воду берут, да я отказался…

— Вы об этом написали! — сухо проговорил майор.

Опустив голову и сгорбившись, Пелипенко вышел из кабинета. Майор сложил его показания в папку и запер в сейф.

— Пошли, Николай, — хмуро проговорил он.

Прежде чем выйти на улицу, майор зашел в умывальную и долго, тщательно мыл руки…

На улице было очень тепло. Легкий ветерок доносил сладковатый запах цветущих акаций. Прямо по середине асфальтированной улицы шли, взявшись под руки, юноши и девушки. Они улыбались и пели песню:

Любимая, родная,
Страна моя большая…

Майор бросил взгляд на сумрачное лицо Белявина и спросил:

— Чего ты такой мрачный?

— Нет, я не мрачный, Федор Иванович, — ответил Николай, — Я не мрачный… Но просто противно мне, тошновато после встречи с этой поганью Пелипенко…

— А вот нам и поручено народом выводить эту погань! — уверенно ответил майор. — Не должно быть погани на нашей земле! Не должно! Ведь смотри, как хорошо, как радостно и красиво у нас!

Величко указал вдаль. Прямая, как стрела, протянулась, залитая электрическим светом, улица. По ней гуляли люди. Рослые акации роняли на головы гуляющим белые цветочные лепестки…

Майор взял Николая под руку.

— Знаешь что, Николай? — воскликнул он. — Давай завтра на рассвете возьмем удочки, сядем в автобус да и катанем в Каширскую, к Надюше? Я выговорю у начальства пару дней отпуска. Как ты смотришь на такое предложение?

— Я голосую за него, Федор Иванович! — улыбнулся Николай.

Над засыпающим городом из радиорепродукторов разнеслись величественные звуки, кремлевских курантов.

Огромная, светлая, мирная страна закончила еще один трудовой день…



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глаза 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • X