Гибель «Трешера» (fb2)

Гибель «Трешера» [с иллюстрациями]   (скачать) - Норман Полмар

Полмар Норман
«Гибель "Трешера»

Предисловие[1]

Выступая в роли «спасителя» капитализма и открыто провозгласив притязания на мировое господство, правящие круги США ведут безудержную гонку вооружений, оснащают свои вооруженные силы разнообразным ракетно-ядерным оружием, сколачивают агрессивные военные блоки, держат свои войска на территории других государств, строят там многочисленные военные базы, провоцируют в различных частях земного шара вооруженные конфликты, ведут интенсивную пропаганду в духе антикоммунизма.

Важную роль в своих бредовых планах развязывания и ведения войны против Советского Союза и других социалистических стран военные руководители США отводят своим военно-морским силам. Основу ударной мощи военно-морских сил США составляют теперь атомные подводные лодки, пришедшие на смену авианосцам. Поэтому проблемам обеспечения «неуязвимости» атомных подводных лодок придается особенно важное значение.

Изучая возможности использования подводных лодок в агрессивных военных действиях на различных морских театрах, командование ВМС США уделяет большое внимание, в частности, Арктике.

Северный Ледовитый океан с его мощными паковыми льдами — естественной защитой для плавающих под ними подводных лодок — давно привлекает внимание военного руководства США.

Изучение возможностей боевого использования подводных лодок в ледовых условиях Пентагон начал сразу же после окончания второй мировой войны проведением большой серии антарктических и арктических экспедиций. Первой из них была организованная в 1946–1947 годах военная экспедиция в Антарктику, получившая наименование «Хайджамп». Вслед за этим в Арктику направляются подводные лодки. В 1947 году дизельная подводная лодка «Борфиш» прошла под паковым льдом шесть миль, а годом позже в районе Берингова пролива аналогичные испытания провела дизельная подводная лодка «Карп». На этот раз подледное плавание обеспечивалось эхоледомером — специальным гидроакустическим прибором, предназначенным для выявления льда над подводной лодкой и определения его толщины по разности расстояний от подводной лодки до нижней кромки льда и до поверхности воды. В 1952 году оснащенная эхоледомером дизельная подводная лодка «Рэдфиш» проникла под паковый лед на 20 миль от кромки и оставалась там в течение восьми часов.

К исследованиям ледового режима Арктики широко привлекались также военная авиация и надводные корабли ВМС США. Американские ледоколы и дрейфующие полярные станции накапливали данные о рельефе дна и выявляли вероятные районы действий подводных лодок.

Мероприятия военного руководства США по освоению и подготовке Арктического бассейна к военным действиям явились материальным воплощением так называемой «арктической стратегии», родившейся в стенах Пентагона вскоре после окончания второй мировой войны.

Подготовка Арктического бассейна к использованию его в агрессивных целях не ограничивалась проведением антарктических экспедиций и специальных походов в Арктику подводных лодок. Планировалось осуществление обширной системы военных мероприятий по подготовке арктического плацдарма, в том числе совершенствование существующих и создание в Арктике новых военных, авиационных и военно-морских баз, оборудование театра мощными радио — и радиолокационными станциями, современными средствами радионавигации и т.п.

Первоначально исследование возможностей плавания подводных лодок в Арктическом бассейне американское командование связывало с задачей нарушения в случае начала военных действий важной морской коммуникации Советского Союза — Северного морского пути. Очевидно, результаты походов в Арктику дизельных подводных лодок с точки зрения возможной эффективности их действий по нарушению судоходства по Северному морскому пути в какой-то мере разочаровали организаторов этих походов, и интерес к ним заметно упал.

Однако с появлением в американском флоте в 1955 году подводных лодок с ядерной энергетической установкой военные приготовления в Арктике заметно активизировались.

Приобрела новое содержание и пресловутая «арктическая стратегия». Теперь американские стратеги вознамерились превратить Арктику в гигантскую «стартовую позицию», в которой атомные подводные лодки-ракетоносцы, скрытые от противника паковыми льдами, в нужный момент всплывают и наносят ракетно-ядерный удар по жизненным центрам Советского Союза.

Первая в американском флоте атомная подводная лодка «Наутилус» после четырех безуспешных попыток, едва не приведших ее к гибели, в 1958 году достигает наконец Северного полюса. В том же году два похода в Арктику совершает атомная подводная лодка «Скейт». Главной ее задачей была отработка методов всплытия в паковых льдах. В оперативном приказе на поход указывалось: «Отработать методы всплытия лодки в районе паковых льдов… Все остальное должно быть подчинено этой задаче… Использование Северного Ледовитого океана для боевых действий окажется возможным, если лодки будут в состоянии всплывать на поверхность хотя бы периодически…»

В 1960 году в арктическое плавание направляются подводные лодки «Сарго» и «Сидрэгон», а два года спустя подводные лодки «Скейт» и «Сидрэгон» встречаются под паковыми льдами и проводят противолодочное учение в районе Северного полюса.

Будучи неуверенным в успехе походов, военное руководство США проводит подготовку к ним в строжайшей тайне. О неудачах подводных лодок в печати не сообщается. Зато в случаях, когда подводной лодке удается достичь Северного полюса, вокруг такого события по сигналу американского командования поднимается невообразимый шум. С сенсационными сообщениями в печати, по радио и телевидению выступают» военные и государственные деятели США и бесчисленные комментаторы. При этом значение достигнутых подводными лодками результатов неимоверно преувеличивается, успехи подводных лодок именуются не иначе как «историческими».


* * *

За последние годы в иностранной военной печати появилось немало книг о походах американских атомных подводных лодок.

Сокращенный перевод очерков, написанных командирами подводных лодок «Наутилус», «Скейт», «Сидрэгон» и «Тритон», а также книги военно-морского обозревателя Н. Полмара «Гибель Трешера» составляет содержание предлагаемой читателю книги «Вокруг света под водой».

Пропагандистский, рекламный характер этих материалов очевиден. Их авторы, добросовестно выполняя заказ Пентагона, не жалеют красок для восхваления якобы непревзойденных боевых и технических качеств американских атомных подводных лодок, выучки и героизма их экипажей.

Военное руководство США очень нуждается в такой рекламе атомного флота прежде всего для замазывания глубоких трещин в военно-политическом престиже США, для оправдания гигантских военных расходов и привлечения новых средств на создание ракетно-ядерного подводного флота.

Отставание от Советского Союза в области освоения космического пространства и создания межконтинентальных и глобальных ракет Пентагон пытается хотя бы частично компенсировать «сенсационными» трансполярными и кругосветными плаваниями своих атомных подводных лодок.

В памятные августовские дни 1962 года, когда весь мир был восхищен очередной победой советских людей в космосе — первым в истории групповым полетом Космических кораблей «Восток-3» и «Восток-4», пилотируемых майором Николаевым и подполковником Поповичем, в американской печати был поднят шум по поводу «исторической» встречи под паковыми льдами двух подводных лодок — «Скейт» и «Сидрэгон», состоявшейся 31 июля 1962 года. Газета «Нью-Йорк таймс» впервые опубликовала сообщение об этой встрече 23 августа 1962 года, то есть неделю спустя после блестящего завершения полета советских космических кораблей. Это была явная попытка отвлечь внимание мировой общественности от успехов советской науки.

Кстати, в том же сообщении «Нью-Йорк таймс» как бы между прочим говорится: «…Несколько дней спустя, снова двигаясь под водой, экипажи двух подводных лодок впервые услышали о том, что два советских космонавта майор Николаев и подполковник Попович летают по орбите вокруг Земли…» Дескать, мы квиты: два советских космических корабля — в космосе, две американские подводные лодки — под арктическими льдами.

Особое беспокойство утрата былого престижа доставляет правящим кругам США при подготовке к важнейшим внешнеполитическим акциям, в первую очередь к международным совещаниям и переговорам. Поборникам политики «с позиции силы» требуются «козыри», с помощью которых они рассчитывают диктовать свои условия как противникам, так и партнерам.

Об одном из таких «козырей» рассказывает включенная в настоящий сборник книга командира американской атомной подводной лодки «Тритон» Э. Бича «Вокруг света под водой».

Главным «козырем» в руках реакционной верхушки США на переговорах глав правительств в мае 1960 года был шпионский полет злополучного «У-2». Этот «козырь», как известно, оказался сбитым советской зенитной ракетой. Другим «козырем» в той же колоде было кругосветное плавание подводной лодки «Тритон» в феврале — мае 1960 года. «…Вот почему плавание «Тритона» было секретным! — восклицает автор записок о походе командир «Тритона» Э. Бич, узнав об участи «У-2». — А я и не знал, что наряду с походом «Тритона» проводились и другие мероприятия. Впрочем, это и неудивительно: перед такой важной встречей, естественно, нужно было запастись не одним козырем» (стр. 459).

Кстати, и этот «козырь» едва не утонул. Американские адмиралы ради сенсации выпустили в столь сложный поход плохо подготовленный, «сырой» корабль. Даже мало искушенный в вопросах подводного плавания читатель убедится в этом, прочитав записки командира «Тритона».

Не один «Тритон» едва не стал жертвой безудержной погони за сенсацией. На подводной лодке «Наутилус» перед походом к Северному полюсу было обнаружено просачивание забортной воды в главный конденсатор турбины. Попытки выявить в доке причины течи конденсатора успеха не имели. Несмотря на это, «Наутилус» был отправлен в поход. Командир «Наутилуса» У. Андерсон в своих записках о походе пытается изобразить дело так, будто это он единолично принял решение выходить в море со столь серьезной неисправностью, опасаясь отмены похода. Не может быть сомнений в том, что решение на выход подводной лодки с неисправной материальной частью могло быть принято только в Вашингтоне. И принято оно было, несмотря на серьезные опасения по поводу возможных последствий, выраженные работниками судостроительной верфи, ремонтировавшей «Наутилус» перед походом.

Невольно возникает вопрос: почему так торопились организаторы похода? Уж не запуск ли 15 мая 1958 года третьего советского спутника Земли лишил американское командование элементарной осторожности? Не лучше готовилась к арктическому походу и подводная лодка «Скейт». Под паковые льды Арктики она была отправлена с неисправным эхоледомером.

Рекламирование «сенсационных» походов атомных подводных лодок необходимо американской военщине для оправдания огромных расходов и привлечения все новых и новых средств на создание атомного подводного флота. По сообщениям американской печати, одна атомная подводная лодка с 16 ракетами «Поларис» стоит не менее 140 млн. долларов. А таких подводных лодок Пентагон намеревается построить более 40 единиц. По состоянию на март 1965 года в ВМС США было 29 атомных подводных ракетоносцев, а в разных стадиях строительства находилось еще 12 подводных кораблей этого подкласса, которые планируется ввести в строй до 1967 года. 28 подводных ракетоносцев предусматривается вооружить ракетами «Поларис» А-3 с дальностью действия около 4600 км, а остальные 13 — ракетами «Поларис» А-2 с дальностью действия около 2800 км.

Помимо атомных подводных ракетоносцев в составе подводных сил американского военного флота на конец июля 1965 года планируется иметь 23 атомные подводные лодки многоцелевого назначения, вооруженные торпедами, а к 1967 году флот США будет иметь более 40 таких подводных лодок.[2]

Таким образом, всего к 1967 году в ВМС США будет более 80 атомных подводных лодок. Кроме того, в составе флота имеется более 60 дизельных подводных лодок с торпедным вооружением.

Организационно американские атомные подводные лодки-ракетоносцы сведены в эскадры. 14-я эскадра базируется на Холи-Лох (Шотландия). В конце 1964 года на Тихом океане сформирована 15-я эскадра с передовой базой на острове Гуам. Военное руководство США осуществляет агрессивные планы создания своеобразного подводного ядерного кольца вдоль периметра Советского Союза. Что касается места, отводимого в этих планах Арктическому бассейну, то в этом отношении небезынтересны высказывания вице-адмирала Риковера, заявившего в выступлении по радио и телевидению 5 апреля 1959 года: «Мы можем прятать под лед подводные лодки, оснащенные ракетами. Они могут пробиваться через лед и пускать свои ракеты… даже если бы противнику удалось уничтожить нашу арктическую авиацию и наши ракетные базы, он никогда не смог бы обнаружить эти оснащенные ракетами «Поларис» подводные лодки, спрятанные подо льдом».

Авторы очерков о походах атомных подводных лодок, выполняя поставленную перед ними задачу создать рекламу американскому подводному флоту, стремятся представить американские подводные лодки, их техническую оснащенность, надежность механизмов и устройств в угодном американскому командованию свете. При этом авторы нередко поступаются истиной.

К восторженным описаниям американских подводных лодок следует относиться критически. Кстати, такого же мнения на этот счет придерживается и сам руководитель работ по созданию атомного флота США вице-адмирал Риковер. «…Поверьте, — заявил как-то известный своей вспыльчивостью Риковер, — эта реклама, эти красноречивые картинки выглядят гораздо лучше, чем сами корабли. Они скрывают все недостатки».[3]

Уж ему-то, Риковеру, это известно лучше, чем кому-либо другому.

Не более оптимистически оценивают надежность некоторых систем и устройств своих кораблей и многие командиры американских атомных подводных лодок. Выступая 3 мая 1963 года с докладом на сессии американской ассоциации военно-морских инженеров, капитан 1 ранга Симс — командир атомной подводной лодки-ракетоносца «Рузвельт» указывал на ряд существенных недостатков в конструкции американских атомных подводных лодок. Симс считает совершенно не удовлетворительной и требующей полной реконструкции систему корабельной вентиляции. При этом он высказал даже уверенность в том, что «эта проблема будет беспокоить подводников еще в течение десяти лет». Неудовлетворительным он считает и состояние контроля за составом воздуха в отсеках подводной лодки. Существующие анализаторы воздуха ненадежны и, кроме того, не могут выявлять все имеющиеся в отсечном воздухе вредные примеси. Симс жалуется на недостаточную надежность антенных систем, выдвижных устройств и их гидравлических подъемников. Он заявил также, что до сих пор не решена проблема борьбы с влажностью в пусковых ракетных шахтах, торпедных аппаратах, трюмах и других помещениях подводной лодки, не имеющих изоляционного покрытия.

И уж совсем разоткровенничался упоминавшийся выше адмирал Риковер, когда ему пришлось давать показания комиссии по расследованию причин гибели американской атомной подводной лодки «Трешер». Эти показания наряду со многими другими материалами, свидетельствующими о наличии крупных недостатков в американской технологии строительства кораблей, читатель найдет в книге Н. Полмара «Гибель Трешера».

Американская атомная подводная лодка «Трешер» погибла 10 апреля 1963 года в Атлантике во время проведения глубоководных испытаний. Это был головной корабль серии противолодочных подводных лодок. Экипаж «Трешера» состоял из 9 офицеров и 85 старшин и матросов, а всего на лодке во время ее гибели было 129 человек. Стоимость строительства лодки составила 57 млн. долларов.

«Трешер» был передан ВМС США в августе 1961 года. Вскоре лодка прошла первые морские испытания, на которых выявился ряд существенных конструктивных недостатков. Во время первого глубоководного погружения в мае 1961 года измерительные приборы показали большие перегрузки в месте соединения носовой эллиптической части с цилиндрической частью корпуса. Через 11 месяцев после передачи лодки флоту она была поставлена на капитальный ремонт, длившийся 10 месяцев.

На следственной комиссии при выяснении причин гибели «Трешера» установлено, что ремонтные работы проведены на нем крайне небрежно и некачественно. Многочисленные неисправности жизненно важных устройств и систем корабля обнаруживались вплоть до самого выхода подводной лодки на повторные глубоководные испытания. По поводу причин гибели «Трешера» газета «Нью-Йорк таймс» 11 января 1965 года писала в своей редакционной статье:

«Доклад конгресса о фактах, скрывающихся за гибелью подводной лодки «Трешер», это, по существу, обвинение военно-морского флота в технической некомпетентности. Он говорит о возможности того, что люди, погибшие в результате трагедии с «Трешером», оказались жертвой халатности и нежелания правильно во всем разобраться, проявленных на морской верфи в Портсмуте, откуда злополучной подводной лодке разрешили выйти в море, хотя было известно о значительных дефектах в ее оборудовании. Расследование обстоятельств гибели «Трешера» подняло также серьезные вопросы (безопасности и качества строительства других кораблей, входящих во флотилии атомных подводных лодок, являющихся основой обороны Соединенных Штатов».

Следует указать, что и другим авторам не удается, как бы они этого ни хотели, обойти вопрос о недостаточной надежности материальной части подводных лодок. Особенно показательны в этом отношении записки Э. Бича — командира подводной лодки «Тритон», плавание которой сопровождалось многочисленными докладами о неисправности материальной части.

Книги о походах атомных подводных лодок преследуют и еще одну немаловажную для американского командования цель — привлечь к ним внимание американской молодежи, заинтересовать ее службой на атомных подводных лодках и тем самым облегчить комплектование экипажей кораблей атомного подводного флота.

Ради достижения этой цели авторы книг не прочь покривить душой. Условия службы на американских атомных подводных лодках представляются ими в приукрашенном виде. Правда, желание выдать американских подводников за каких-то необыкновенных, не имеющих себе равных «марсофлотцев», стремление превознести их мужество и выносливость, а кстати и свои собственные заслуги, заставляет некоторых авторов рассказать и о тяготах службы на подводных лодках. Но и в этих случаях речь, как правило, идет не о недостаточном внимании конструкторов к условиям обитаемости на подводных кораблях, а о якобы неизбежно сопутствующих подводному плаванию трудностях.

Тенденциозно нарисованные авторами картины условий службы на подводных лодках во многом не соответствуют действительности. Вот что говорит об этом упоминавшийся выше командир подводной лодки «Рузвельт»: «Существующий проект (подводной лодки типа «Джордж Вашингтон». — А. Г.) отвратительный. На лодке не предусмотрено место для хранения продуктов и помещение для приготовления пищи. Сейчас мы используем для этих целей угол в столовой, что создает страшный беспорядок».

Что касается оценки значения походов американских подводных лодок, то и здесь авторы, равно как и их руководители и наставники, и военные и литературные, далеко не всегда объективны.

Возьмем хотя бы вопрос о приоритете в подледном плавании. У. Андерсон в книге «Наутилус» у Северного полюса» утверждает, что после неудавшейся в 1931 году попытки американского исследователя Г. Уилкинса войти на подводной лодке под лед первыми такой маневр с целью укрытия под кромкой льда от противолодочных кораблей применили во время второй мировой войны немецкие подводные лодки, а первые подледные плавания совершили американские подводные лодки «Борфиш» — в 1947 году и «Карп» — в 1948 году.

Более того, командир подводной лодки «Скейт» Д. Калверт говорит даже о необходимости для американцев «сохранить ведущее положение по отношению к потенциальному противнику в деле расширения знаний об Арктике и в готовности к ведению боевых действий с использованием преимуществ этого нового морского театра».

Эти и подобные им высказывания не что иное, как попытка выдать желаемое за действительное.

Приоритет на подледное плавание по праву принадлежит советским подводникам. При этом первое в истории подледное плавание было совершено в 1938 году не ради рекорда и уж совсем не с военными целями. Советская подводная лодка «Народоволец» («Д-3») под командованием Виктора Николаевича Котельникова получила почетное задание: следовать к первой в мире дрейфующей станции «Северный полюс-1» и снять со льдины отважную четверку папанинцев. Встретившись в Датском проливе с ледяными полями, Котельников с целью подготовки подводной лодки к форсированию ледяных преград погрузился и на глубине 50 метров прошел под ледовой перемычкой шириной около полумили.

А в 1940 году во время войны с белофиннами подводная лодка «Щ-324» под командованием одного из трех первых Героев Советского Союза — капитана 3 ранга Коняева, возвращаясь в базу из боевого похода, форсировала подо льдом пролив Сёдра-Кваркен. Чтобы не выдать противнику маршрутов форсирования Кваркена нашими подводными лодками и обезопасить свой корабль от налетов вражеской авиации, командир провел «Щ-324» под сплошным льдом. Около 10 часов шла наша «щука» подо льдом и всплыла, ломая лед толщиной 10, а местами — 25 сантиметров.

В том же году советская подводная лодка под командованием капитана 3 ранга Зайдулина за одну навигацию прошла Северным морским путем из Архангельска во Владивосток.

Первым подледным плаваниям и ледовым походам советских подводных лодок предшествовали годы напряженного, самоотверженного труда советских поморников-моряков и летчиков, проложивших и освоивших великий русский Северный морской путь, а также наших подводников, которые задолго до американцев вышли в высокие широты Арктики. Советские люди уверенно и настойчиво покоряли Арктику. Целью их было освоение новых путей, обогащение мировой науки новыми сведениями об Арктике. А в годы войны в боевых походах советские подводники умело использовали опыт ледовых походов и в тактических целях.

Пригодился этот опыт и экипажам наших атомных подводных лодок в их плаваниях к Северному полюсу.

Таким образом, история опровергает версию о том, будто бы первооткрывателями подледных глубин были немецкие и американские подводники.

Итак, книги о плаваниях американских подводных лодок, изданные, несомненно, с ведома и под строгим контролем Пентагона, носят резко выраженный рекламный характер и грешат многими недостатками. Вместе с тем, написанные специалистами — командирами подводных лодок, непосредственными участниками бесспорно сложных походов, они представляют интерес.

Очерки о походах, помимо воли и желания их авторов, раскрывают перед читателем истинные, агрессивные цели американских «исследований» Арктики, знакомят с некоторыми взглядами военного руководства США на использование атомных подводных лодок.

Читатели найдут в этой книге немало полезных сведений по вопросам управления подводной лодкой в условиях плавания под мощными паковыми льдами и при всплытии в полыньях среди арктических льдов и ряд других сведений специального характера.

Авторы рассказывают в популярной форме об устройстве атомной подводной лодки, ядерной энергетической установки, о радионавигационных системах и о других специальных устройствах, обеспечивающих плавание подводной лодки подо льдом.

Многие страницы, рассказывающие о лихорадочной погоне за сенсацией, во имя которой ставится под угрозу жизнь человека, а иногда и всего экипажа, поведают советскому читателю о звериных законах американской действительности, проникающих даже сквозь толщу паковых льдов и прочный корпус подводной лодки.

Контр-адмирал А. ГОНТАЕВ

«Трешер»

В 60-х годах XX столетия главные морские державы — Соединенные Штаты, Великобритания и Советский Союз — приступили к созданию подводных сил, вооруженных ракетами. Одновременно, учитывая неэффективность существующих надводных и воздушных средств борьбы с подводными лодками-ракетоносцами, каждая из этих стран начала строить противолодочные подводные лодки.

В ВМС США наиболее совершенной подводной лодкой, предназначавшейся для этой цели, была атомная подводная лодка «Трешер». Позднейшие достижения в области ядерной энергии, технологии строительства подводных лодок, а также опыт боевого использования подводных сил в двух мировых войнах — все это было учтено при создании «Трешера». Этот подводный корабль должен был обладать самой большой подводной скоростью хода и глубиной погружения. Для обнаружения и уничтожения подводных лодок противника на «Трешере» предусматривалось установить наиболее совершенную гидролокационную аппаратуру и оружие. Особое внимание было уделено проблеме бесшумности лодки.

Учитывая особые требования к прочности корпуса «Трешера», для его постройки была использована сталь марки НУ-80, испытанная под давлением 5624 килограмма на квадратный сантиметр. В связи с тем что при решении своих задач «Трешер» должен был большую часть времени находиться в подводном положении, его корпусу придали строго сигарообразную форму. Для уменьшения сопротивления воды рубка, мостик и их ограждение были сделаны очень небольшими. В целях уменьшения габаритов надстройки пошли даже на то, что установили только один перископ. Горизонтальные рули расположили на ограждении рубки, с тем чтобы обеспечить лучшие условия работы гидроакустической аппаратуры, расположенной в носу подводной лодки. В отличие от других лодок, на которых гидроакустическая аппаратура размещалась в последнюю очередь, в зависимости от оставшегося свободного места, на «Трешере» ее смонтировали в носу, чтобы свести до минимума влияние шумов механизмов и винта. Гидролокатор марки BQQ-2, установленный на «Трешере», имел большую по сравнению с другими гидролокаторами дальность действия и позволял передавать данные на другие противолодочные лодки при совместных действиях.

«Трешер» был вооружен четырьмя торпедными трубами, смонтированными в корпусе позади ограждения рубки под углом 10 градусов к диаметральной плоскости, по две трубы с каждого борта. Торпедные трубы предназначались для стрельбы обычными торпедами (по надводным и подводным целям), торпедами, управляемыми по проводам, и противолодочными ракето-торпедами. На «Трешере» был установлен ядерный реактор S5W. Реакторы этой модели установлены на лодках типа «Скипджэк», на всех американских лодках, вооруженных ракетами «По-Полариса также на первой английской атомной подводной лодке «Дредноут». В качестве главных двигателей на «Трешере» были использованы паровые турбины, приводившие в движение один винт. Кроме того, на нем имелась небольшая дизель-электрическая установка. Экипаж корабля состоял из 9 офицеров и 95 старшин и матросов. Длина лодки — 85 метров; наибольшая ширина — 9,6 метра; водоизмещение в надводном положении — 3500 тонн.

9 июля 1960 года «Трешер» был спущен на воду, а 30 апреля 1961 года под командованием капитана 3 ранга Аксена он вышел в море для испытаний. На борту лодки находились руководитель работ по программе строительства атомных кораблей вице-адмирал Риковер, представители флота и различных фирм. Пробные погружения лодка провела в водах глубиной не более 180 метров. В районе проведения испытаний находилось спасательное судно «Скайларк». Первые испытания прошли успешно. Для проведения следующей программы испытаний, предусматривавшей погружение лодки на большие глубины, 31 апреля «Трешер» перешел в другой район. Здесь же находился и «Скайларк». При погружении, когда лодка еще не достигла намеченной рабочей глубины, специальные приборы стали показывать, что наступает предел давления, который может выдержать корпус корабля. Командир лодки принял решение прекратить испытания и вернуться на базу. Проверка приборов показала, что они были неисправны. На «Трешере» установили новые, более совершенные приборы, после чего он вышел в море и успешно выполнил намеченную программу испытаний.

Короткая карьера

3 августа 1961 года «Трешер» вступил в строй. Этот подводный корабль представлял собой большое достижение науки и техники. Командир лодки и все члены экипажа были высококвалифицированными специалистами своего дела.

Первый поход лодка совершила в район Багамских островов. Здесь «Трешер» был тщательно испытан на шумность механизмов и на шумы, возникающие от трения корпуса о воду на ходу. Испытания дали хорошие результаты.

Выполнив задачи в этом районе, «Трешер» перешел к берегам Новой Англии для участия в кратковременных учениях, а затем прибыл на базу торпедных катеров в Кипорте. Здесь в конце августа и начале сентября на «Трешере» проводилась проверка его торпедного и минного вооружения, включая ракето-торпеды «Саброк». Здесь же «Трешер» совместно с атомными лодками «Скейт» и «Таллиби» участвовал в отработке задач поиска и преследования подводной цели.

Время от времени «Трешер» возвращался в Нью-Лондон или Портсмут, для того чтобы предоставить экипажу отдых и произвести осмотр и ремонт вооружения. В последних числах октября 1961 года «Трешер» снова вышел в море и направился к мысу Код для встречи с дизель-аккумуляторной подводной лодкой «Кавэлла» и совместного перехода к острову Пуэрто-Рико.

Во время трехнедельного перехода «Трешер» отрабатывал задачи боевой подготовки и тактику обнаружения, преследования и атаки подводных лодок противника. Утром 2 ноября «Трешер» ошвартовался в Порту Сан Хуан и выключил реактор. Для обеспечения лодки электроэнергией запустили дизель-генератор. Однако часов через семь-восемь из-за поломки вала насоса генератор остановился. Включили аккумуляторные батареи. Одновременно, учитывая ограниченную емкость батарей и большой объем работ по ремонту насоса, стали готовить к включению ядерный реактор. Однако это решение приняли слишком поздно: электроэнергии батарей было уже недостаточно ни для пуска реактора, ни для питания бытовой аппаратуры.

Примерно через десять часов после выхода из строя дизель-генератора к борту «Трешера» подошла «Кавэлла» для подачи на него электроэнергии. Вскоре реактор был пущен. В течение ночи дизель-генератор отремонтировали, и «Трешер» был готов к выходу в море. После стоянки в Сан Хуане «Трешер» вышел в море и направился к мысу Кеннеди. Проведя в этом районе дополнительные испытания, «Трешер» перешел к форту Лодердейл, где находится испытательная станция лаборатории морского оружия. Погрузив учебные ракето-торпеды «Саброк» и имея на борту специалистов по вооружению, «Трешер» вышел в море и провел практические стрельбы с целью проверки системы управления стрельбой и торпедных аппаратов. Перед рождеством «Трешер» вернулся в Портсмут.

Обычно вновь вступившие в строй атомные подводные лодки после двух-, трехмесячного плавания возвращаются на завод для тщательного осмотра и устранения обнаруженных технических неполадок. Но командир корабля Аксен настоял на том, чтобы такой осмотр был отложен на год. Он мотивировал это тем, что «Трешер» был слишком занят проведением специальных испытаний и это не позволило достаточно полно выявить тактико-технические данные корабля и недостатки его приборов и механизмов. Командование согласилось с предложением Аксена. В течение января на корабле были проведены только самые неотложные работы, а в начале февраля 1962 года он уже был готов к выходу в море для продолжения программы испытаний. «Трешер» существенно отличался от других подводных лодок, и, очевидно, поэтому каждый специалист стремился как можно более полно выявить возможности корабля в использовании тех или иных технических средств.

Следующий выход лодка совершила в район Нью-Лондона к месту расположения военно-морской лаборатории гидроакустической аппаратуры. Испытания гидроакустической аппаратуры длились почти три недели. Затем «Трешер» участвовал в ряде учений с дизель-аккумуляторными лодками «Кавэлла» и «Хардхед». В начале апреля «Трешер» вышел в море, имея на борту специальную группу из отдела исследований противолодочных операций, состоявшую из военно-морских и гражданских специалистов, наблюдавших за совместными противолодочными учениями «Трешера» и «Кавэллы». После этих учений «Трешер» принял на борт командира 2-й группы опытовых подводных лодок капитана 1 ранга Эндрюса и его штаб. На переходе в военно-морскую базу Чарльстон штаб Эндрюса проверил боевую готовность лодки. Из базы Чарльстон «Трешер» дважды выходил в море с представителями местной власти и корреспондентами. Из Чарльстона корабль перешел в Гротон. С 17 апреля по 18 мая «Трешер» находился на судоверфи фирмы «Электрик боут», где его готовили к испытаниям, в ходе которых предполагалось установить влияние подводной взрывной волны на приборы и оборудование, расположенные внутри корпуса. Эти испытания предполагалось провести в районе военно-морской базы Ки-Вест. На пути в Ки-Вест «Трешер» сделал две остановки: в Лодердейле и на мысе Кеннеди. В Лодердейле на лодку погрузили учебные противолодочные ракето-торпеды «Саброк», после чего были проведены стрельбы. Заход на мыс Кеннеди имел строго секретный характер. Однако посещение базы «Трешером» стало широко известным фактом. Дело в том, что во время швартовки «Трешера» к месту стоянки один из буксиров таранил его. Удар пришелся ниже ватерлинии в районе балластной цистерны левого борта, в которой образовалась пробоина размером в один метр. В результате поступления забортной воды корабль накренился на левый борт примерно на 2 градуса. Крен был выровнен заполнением балластной цистерны правого борта. Для ремонта «Трешеру» пришлось снова направиться в Гротон. Ремонт был произведен менее чем за сутки, и корабль снова вступил в строй.

Очередной серией испытаний предусматривалось определить степень физического воздействия подводных взрывов на корабль в целом и на изменение его шумности. Для решения второй задачи необходимо было произвести замеры шумности «Трешера» до испытаний, в ходе испытаний и после них. Испытания проводились в районе Ки-Веста в течение двух недель. После серии взрывов глубинных бомб на постепенно уменьшавшейся дистанции от лодки она возвращалась в Ки-Вест для замера шумности. «Трешер» подвергся серьезным испытаниям и имел повреждения, которые, однако, не повлияли на его боеспособность, — все они исправлялись силами экипажа.

4 июля «Трешер» снова направился в залив Тонг-оф-Ошен для замера шумности, чтобы выяснить, как подействовала двухнедельная «бомбежка» на степень шумности его механизмов, а также установить, не появились ли «скрипы и стоны», увеличивающие шумность лодки. Замеры показали, что корабль отлично выдержал испытания.

Выполнив программу испытаний, «Трешер» возвратился в Портсмут для прохождения ремонта. В ходе ремонтных работ в прочном корпусе лодки пришлось вырезать много горловин для подъема механизмов и монтажа новых трубопроводов, электропроводов и другого оборудования. Всего было выполнено 875 ремонтных операций. Проверка показала, что все эти операции, за исключением пяти несущественных, были выполнены вполне удовлетворительно. После монтажа поднятых механизмов горловины в корпусе лодки были заделаны, а качество сварки тщательно проверено рентгеном. Ремонтные работы продолжались девять месяцев. В январе 1963 года на «Трешер» прибыл его новый командир капитан-лейтенант Джон Харвей.

Последнее плавание

В 07.30 9 апреля 1963 года «Трешер» вышел из Портсмута. На лодке было 129 человек: 108 человек — экипаж и 21 — офицеры штаба подводных сил и представители заводов и фирм. Поскольку корпус «Трешера» рассчитан главным образом на плавание на большой скорости в подводном положении, в надводном положении его сильно раскачивало даже на сравнительно невысокой волне. В море «Трешер» провел серию испытаний в надводном положении с целью проверки работы навигационных приборов и средств связи. В 09.45 восточнее Бостона «Трешер» встретился со спасательным судном «Скайларк», которое должно было обеспечивать подводную лодку во время проведения ею глубоководных погружений. В задачу «Скайларка» входило поддерживать связь с берегом и в случае необходимости оказать «Трешеру» посильную помощь. Однако командир «Скайларка» не знал ни программы испытаний «Трешера», ни его основных тактико-технических данных: скорости хода, глубины погружения и дальности плавания. Единственное, что было известно командиру «Скайларка», — это возможности аппаратуры своего корабля по поддержанию гидроакустической телефонной связи с лодкой, находящейся в подводном положении. Первые пробные погружения на небольшую глубину «Трешер» совершил для проверки корпуса на течь и испытаний различного оборудования. Во время этих погружений между «Трешером» и «Скайларком» поддерживалась непрерывная телефонная связь. Известно, что качество и надежность этого вида связи зависит от температуры и плотности воды и расстояния между кораблями. С изменением этих величин часто наблюдаются отклонения и искажения звуковых волн.

Следующую серию испытаний на глубоководное погружение намечалось провести в районе, расположенном в 200 милях восточнее мыса Код. Глубина моря в этом районе доходила до 2560 метров. В 06.35 утра 10 апреля «Трешер» пришел в район испытаний, сюда прибыло и спасательное судно «Скайларк».

В 07.47 с «Трешера» сообщили на «Скайларк», что он готовится к погружению на предельную глубину. В данном случае термин «предельная глубина» не давал ясного представления о действительной глубине, на которую намеревался погрузиться «Трешер». Предельная глубина погружения для атомной подводной лодки — это та максимальная глубина, на которой она будет действовать в боевой обстановке. Еще до капитального ремонта в 1962 году «Трешер» совершил около сорока погружений на такую глубину. Командиры подводных лодок имеют строгий приказ никогда не погружаться ниже предельной глубины, за исключением крайних случаев в боевой обстановке. Выполняя программу испытаний в условиях глубоководных погружений, «Трешер» должен был поддерживать телефонную связь со спасательным судном «Скайларк». На «Скайларк» должны были сообщать обо всех изменениях курса, скорости и глубины погружения; наличие связи предписывалось проверять каждые 15 минут, а содержание переговоров — фиксировать в вахтенных журналах обоих кораблей.

В 07.47 «Трешер» сообщил на «Скайларк», что он начинает погружение на предельную глубину. В 07.52 с «Трешера» сообщили, что лодка находится на глубине 120 метров и производится проверка корпуса на течь.

В 07.54 «Трешер» сообщил на «Скайларк», что все последующие данные о глубине погружения будут передаваться в кодированном виде, без указания действительных величин, так как считалось, что переговоры по телефону могут быть перехвачены любым кораблем, случайно или намеренно оказавшимся в районе испытаний.

В 08.09 «Трешер» сообщил, что находится на половине предельной глубины. В 08.35 на «Скайларк» поступило сообщение, что подводная лодка находится на глубине «минус 90 метров». В 08.53 «Трешер» сообщил, что идет на предельную глубину.

В 09.02 с «Трешера» попросили повторить отсчет курса. Как утверждает штурман «Скайларка», разговаривавший с «Трешером», слышимость в это время была хорошая. В 09.12 корабли произвели очередную проверку связи.

Затем, как показал штурман «Скайларка», примерно минутой позже «Трешер» сообщил: «Имею положительный дифферент на корму… Пытаюсь продуть цистерны».[4] Другие лица, находившиеся на борту «Скайларка» и слышавшие это сообщение, излагают его иначе. Так, командир «Скайларка» утверждает, что он слышал следующее: «Испытываю незначительную трудность… Имею положительный дифферент… Пытаюсь продуть цистерны».[5] Младший рулевой показывает, что последнее сообщение «Трешера» было таким: «Испытываю незначительные трудности… Имею положительный дифферент на корму… Пытаюсь продуть цистерны… Буду информировать вас».[6]

В вахтенном журнале «Скайларка» записано, что в 09.12 связь с «Трешером» была удовлетворительной. Дальше идет запись: «Имею положение дифферент на корму… Пытаюсь продуть цистерны»,[7] но время не проставлено. Таким образом, можно предположить, что сразу же после 09.12 «Трешер» сообщил о том, что испытывает какое-то затруднение. Затем находившиеся на «Скайларке» услышали шум стравливаемого сжатого воздуха.

В 09.14 «Скайларк» передал на «Трешер», что он не слышит его, и попросил сообщить курс лодки и пеленг на себя. Ответа не последовало. Командир «Скайларка» несколько раз повторил в микрофон один и тот же вопрос: «У вас все в порядке?» Ответа не последовало.

В 09.17 командир «Скайларка», по его утверждению, услышал по телефону что-то нечленораздельное. Однако, по мнению штурмана, в последнем сообщении с «Трешера» он совершенно ясно разобрал слова «предельная глубина». Несколько секунд спустя штурман услышал «треск разламывающегося корабля».

Определив тщательно свое место в момент последнего сообщения с «Трешера», «Скайларк» начал патрулировать район, непрерывно вызывая лодку и внимательно слушая ее, в надежде получить ответ. В 10.58 «Скайларк» начал бросать в воду подрывные патроны, как это предусматривалось указаниями на случай потери связи. Почти одновременно командир «Скайларка» приказал передать радиограмму командованию в Нью-Лондоне. Радиограмма гласила: «Не могу установить связь с «Трешером» с 09.17. Вызываю по подводному телефону и радио каждую минуту. Даю сигналы подводным взрывом каждые 10 минут. Безуспешно. Последнее сообщение с лодки искажено, но указывает, что она погружалась на предельную глубину. Мое место 41 градус 43 минуты северной широты, 64 градуса 57 минут западной долготы. Продолжаю поиск».

Несмотря на срочность, для передачи радиограммы потребовалось один час пятьдесят восемь минут. Командир 2-й флотилии подводных лодок Шмидт получил радиограмму «Скайларка» только в 13.02. Позже он заявил, что радиограмма не показалась ему тревожной, поскольку сообщения о потере связи кораблями он получает в среднем по одной в неделю. Шмидт, однако, немедленно передал содержание радиограммы по прямому проводу командующему подводными силами Атлантического флота Гренфеллу в Норфолк. В 13.32 Гренфелл доложил радиограмму заместителю командующего Атлантическим флотом Биклею. Биклей приказал атомной подводной лодке «Сивулф», дизель-аккумуляторной лодке «Си Аул», спасательному судну «Санбёрд» и самолету направиться в район поиска «Трешера». Несколько позднее туда же направили спасательное судно «Рикавери» и еще один самолет. Через некоторое время в тот же район вышел фрегат «Норфолк», на борту которого находился командир 2-й группы опытовых подводных лодок Эндрюс, который должен был руководить действиями всех высланных кораблей.

В 15.40 сообщение о случившемся было доложено начальнику штаба ВМС адмиралу Андерсону, который немедленно доложил его министру ВМС Корту. Корт сообщил о случившемся военно-морскому адъютанту президента капитану 1 ранга Шепарду. Через пятнадцать минут Шепард доложил о происшедшем президенту Кеннеди.

Приблизительно в это же время направили просьбу командованию ВМС Канады в Галифаксе об оказании в случае необходимости помощи. В ответ на эту просьбу в Галифаксе привели в готовность к выходу одну из английских подводных лодок. Когда командир лодки приказал собрать экипаж, стал распространяться слух о том, что с американской подводной лодкой произошло несчастье. Таким образом, то, что, считалось секретом, очень быстро стало многим известно.

Поиск «Трешера»

Тем временем «Скайларк», не прекращая вызовов «Трешера» по телефону, продолжал пересекать район поиска во всех направлениях. К концу второй половины дня в район поиска прибыли высланные туда самолет и корабли. Самолет, специально оборудованный для охоты на подводные лодки, начал поиск «Трешера», используя свои электронные и магнитные приборы. Корабли приступили к прочесыванию района гидролокационной аппаратурой. На исходе дня с «Рикавери» заметили масляное пятно на воде. Затем «Рикавери» и «Скайларк» подобрали несколько кусков пробки и желтой пластмассы — то и другое используется на атомных подводных лодках.

Теперь для тех, кто был занят поиском «Трешера», не оставалось сомнений в его гибели. Командование флота приступило к выполнению тяжелой задачи: оповещению родственников погибших на «Трешере» 129 человек. Оповещение родственников началось в 19.00 10 апреля с таким расчетом, чтобы публичное заявление о случившемся сделать в 20.00 того же дня. В 20.00 министерство обороны опубликовало подписанное адмиралом Андерсоном сообщение, в котором говорилось, что «родственникам экипажа атомной подводной лодки «Трешер» сообщено, что связь с лодкой потеряна и она, предположительно, пропала без вести». Одновременно в сообщении указывалось на возможность того, что лодка не доносит о своем местонахождении по причине выхода из строя средств связи и что командование флотом приняло все необходимые меры для поиска лодки.

Через полтора часа после опубликования сообщения министерства обороны адмирал Андерсон выступил перед представителями прессы. Он сообщил об обнаружении на месте последнего погружения «Трешера» масляного пятна и добавил, что если лодка затонула на глубине 2560 метров, то ни о каком спасении людей с нее не может быть и речи. Он сказал также, что назначена комиссия для расследования причин и обстоятельств гибели «Трешера», которую возглавит вице-адмирал Остин.

Тем временем фрегат «Норфолк», эсминцы «Линд» и «Ярнолл», спасательные суда «Скайларк» и «Рикавери», а также подводные лодки «Сивулф» и «Си Аул» продолжали маневрировать в районе поиска, все еще надеясь обнаружить на поверхности или под водой какие-нибудь новые признаки пропавшего корабля.

Во время поисков «Сивулф» принял гидроакустический сигнал, который, как он полагал, мог быть дан «Трешером». Донесение с «Сивулфа» было немедленно передано командованию. Однако после тщательного анализа установили, что полученный сигнал не мог быть послан «Трешером».

В 09.30 11 апреля на эсминце «Блэнди» в район поиска прибыл заместитель командующего подводными силами Атлантического флота контр-адмирал Рэмидж, который принял на себя командование силами поиска. Сюда же дополнительно были направлены эсминцы «С. Робертс», «Уоррингтон» и «Салливанс», спасательное судно подводных лодок «Санберд», океанографическое судно «Атлантис» и танкер «Уэккамо». Утром 11 апреля министр ВМС Корт и адмирал Гренфелл вылетели в Нью-Лондон и Портсмут для обстоятельной беседы с командованием военно-морских баз. На обратном пути в Вашингтон они пролетали над районом поиска и переговорили по радио с адмиралом Рэмиджем. В 10.30 адмирал Андерсон провел вторую пресс-конференцию, на которой сообщил, что «Трешер», которого считали до этого пропавшим без вести, теперь должен считаться погибшим.

Утром 11 апреля в район поиска было дано штормовое предупреждение. Погода ухудшилась, поиск затруднялся. Около полудня поисковые корабли подобрали еще несколько предметов, которые, как полагали, были с «Трешера». Среди них были две резиновые перчатки и тюбик с ванилином. Все подобранное в море: перчатки, тюбик, куски пробки и пластмассы, а также образцы обнаруженного ранее масляного пятна — было передано на эсминец «С. Робертс», который направился в Ньюпорт, где заседала комиссия по расследованию причин гибели «Трешера». Тем временем в район поиска шел эсминец «Хейзелвуд», на борту которого находились специалисты океанографического института и новейшая аппаратура для измерения глубин моря, которую намеревались использовать с «Атлантиса».

В полдень 12 апреля «Хейзелвуд» прибыл в район поиска, и аппаратура была передана на океанографическое судно. На рассвете 13 апреля, когда несколько уменьшилось волнение моря, на океанографическое судно перешли и специалисты. Предусматривалось, что «Атлантис» произведет не только промер глубин, но и возьмет образцы грунта со дна океана — были опасения по поводу возможного появления радиоактивности от ядерного реактора затонувшей подводной лодки. Правда, еще раньше адмирал Риковер сделал публичное заявление, в котором утверждалось, что никакой опасности радиоактивного заражения воды в результате гибели лодки нет. Он подчеркнул, что ядерный реактор «Трешера», так же как и реакторы всех других атомных подводных лодок и надводных кораблей, могут находиться под водой неограниченное время, не вызывая радиоактивного заражения окружающей среды.

Исследование проб грунта, взятых со дна океана, и предметов, подобранных с поверхности, подтвердило отсутствие радиоактивности.

Кроме «Атлантиса» в прощупывании дна океана эхолотами с целью обнаружения «неровностей», которые могли бы быть останками «Трешера», приняли участие гидрографические суда «Оллени», «Чейн», «Конрад», «Джиллис», «Мишн Кэпистрано», «Привейл», «Рекуизит» и «Роквилл». Предполагалось, что обнаруженные «неровности» будут сфотографированы специальными глубоководными камерами, а фотографии тщательно исследованы, с тем чтобы опознать останки «Трешера».

К 22 апреля в районе гибели лодки на дне океана на площади 100 квадратных миль было обнаружено около десятка «неровностей», причем наиболее похожими на останки «Трешера» казались шесть из них. Однако сфотографировать эти шесть «неровностей» на глубине 2560 метров с качающегося на волнах судна было очень трудно. Место «неровностей» удалось определить в пределах окружности диаметром не менее 100 метров. Затем для фотографирования этой площади требовалось опустить камеру, снабженную синхронно действующими осветительными лампами. Сильные течения отклоняли камеру в разные стороны, поэтому полной уверенности в том, что сфотографирован именно тот участок дна, который намечался, никогда не было.

Для фотографирования были использованы большие подводные камеры Эджертона, смонтированные вместе с мощными импульсными лампами и акустической аппаратурой. Все это опускалось на кабеле на высоту от 5 до 10 метров над дном океана. Скорость движения судна с опущенной камерой не должна была превышать одного узла. Камерой можно было сделать последовательно около 500 снимков с интервалом между ними 8 секунд. После использования всех 500 кадров камера поднималась на поверхность для изъятия и проявления пленки. Один ученый подсчитал, что для фотографирования одной квадратной мили дна океана потребовалось бы сделать более 46 тысяч снимков. Однако останки «Трешера», самой современной американской подводной лодки, нужно было найти. Необходимо было сделать все возможное, чтобы исключить повторение подобных случаев в будущем. Определив местонахождение останков «Трешера» с достаточной точностью, можно было бы опустить глубоководной батискаф, чтобы визуально обследовать их в надежде установить причину гибели лодки. Батискаф «Триест» может погружаться на самые большие глубины океана. Правда, возможности обзора с батискафа по горизонтали весьма ограниченны и измеряются метрами, но если батискаф расположить точно над объектом, то находящиеся в нем люди смогут осмотреть и сфотографировать объект и даже «потрогать» его управляемой из гондолы механической рукой. В батискафе могут разместиться два-три человека.

Для того чтобы облегчить распознавание «неровностей» на дне океана, в начале мая приняли решение затопить в районе поиска устаревшую подводную лодку «Тороу». Этим преследовали две цели: во-первых, проследить гидролокационной аппаратурой за погружением лодки и уяснить, как она будет «выглядеть» на дне океана, и, во-вторых, установить, как повлияют местные океанские течения на погружающийся объект величиной с «Трешер». «Тороу» предполагалось затопить 20 или 21 мая. 26 апреля для тренировки акустиков в море был сброшен старый автомобиль. Погружаясь, он перевернулся, был отнесен течением, и поэтому проследить за ним до момента падения на дно не удалось.

Однако выполнение плана по затоплению «Тороу» было приостановлено. Дело в том, что в середине мая поисковые работы дали некоторые результаты. На фотографиях дна океана в районе поиска обнаружили такие предметы, как куски бумаги и проводов, небольшие металлические предметы и прочее. Официальная оценка найденному была дана очень осторожная. В ней указывалось, что по фотографиям нельзя утверждать, что обнаруженные мелкие предметы принадлежат именно «Трешеру». Одновременно с фотографированием дна океана, которое производилось с «Атлантиса» и «Конрада», были использованы и другие способы поиска. Так, «Конрад» применил траление, с помощью которого 27 мая на поверхность было вытащено 19 пакетов с неопреновыми уплотнительными кольцами, которые используются в различных гидравлических системах корабля. На каждом из пакетов имелись данные, характеризующие тип и размеры колец. Все 19 пакетов можно было разделить на три категории. Семь пакетов первой категории могли иметь многие корабли, включая «Трешер»; шесть пакетов второй категории могли принадлежать миноносцу и «Трешеру». И наконец, шесть пакетов третьей категории могли быть только на «Трешере». В этой связи представитель флота заявил, что «имеется почти стопроцентная уверенность в том, что пакеты третьей категории принадлежали «Трешеру». Эта находка была весьма важной. Если вопрос о принадлежности всех ранее найденных предметов был весьма спорным, то принадлежность «Трешеру» пакетов с уплотнительными кольцами не вызывала сомнений.

30 мая на «Конраде» проявили пленку, на которой было заснято дно океана. На восьми кадрах были, как полагали, видны ограждение рубки, горизонтальные рули и часть корпуса «Трешера». «Конрад» направился в Портсмут. Об этом было доложено по радио командным инстанциям и министру ВМС, который на следующий день заявил на пресс-конференции, что на дне океана обнаружена подводная лодка с поврежденным корпусом и что это, как полагают, и есть «Трешер». Сразу же батискаф «Триест», доставленный к этому времени из Сан-Диего в Бостон, был приведен в готовность. Предполагалось, что батискаф сможет, если позволит погода, начать работы 10 июня. Однако проведенный в Вашингтоне тщательный анализ снимков не подтвердил ранее сделанных выводов о том, что «Трешер» найден. Анализ показал, что камера сделала снимки части приспособления, в котором она смонтирована. Таким образом, единственной находкой, подтверждавшей, что «Трешер» погиб, имея пробоину в корпусе или же развалившись на части, оставались уплотнительные кольца.


Воздушный баллон, используемый на кораблях ВМС США. Сфотографирован с «Конрада» 14 июня 1963 г. Баллон не разрушен давлением воды, либо потому что в нем остался сжатый воздух, либо потому что в нем имеется пробоина, через которую он заполнился водой


Лежащий на дне океана кусок металлической трубы, сфотографированный с «Конрада» 14 июня 1963 г. Труба разорвана с обоих концов


В связи с ошибкой в оценке снимков и безрезультатностью поисков останков «Трешера» было приказано приостановить проведение мероприятий по подготовке батискафа к выходу в район гибели лодки «до получения более достоверных сведений о местонахождении останков лодки». Тем временем корабли продолжали поиск «Трешера», используя фотокамеры, гидроакустическую аппаратуру и магнитные приборы.

Неудача со снимками, сделанными 30 мая, породила в морских кругах сомнения в возможности когда-либо обнаружить погибшую лодку. Высказывались различные предположения. Могло случиться, например, что лодка, достигнув при своем погружении большой глубины, где давление на корпус составляет многие тысячи килограммов на квадратный сантиметр, была раздавлена и развалилась на части. Возможно также, что при падении на дно «Трешер» погрузился в ил, и, наконец, он мог, имея в момент аварии ход, пройти значительное расстояние и затонуть далеко от предполагаемого места гибели. Но поиски продолжались. В середине июня «Конрад» сделал несколько весьма важных снимков. На пленке были обнаружены воздушный баллон, кусок металлической трубы и металлическая плита размерами примерно 2,4 на 2,7 метра с перфорированной металлической сеткой и изоляционным материалом, обычно используемым при постройке лодок, а также щетка и половник. В своем официальном сообщении командование ВМС указало, что снимки не позволяют категорически утверждать, что обнаруженные на них предметы принадлежат именно «Трешеру». Но все же эти фотографии способствовали тому, что было принято решение использовать батискаф. Затопление «Тороу» отложили на неопределенное время.


Металлическая плита размерами 2,4 м х 2,7 м, сфотографированная с «Конрада» 14 июня 1963 г. глубоководной фотокамерой, опущенной на глубину 2560 м. На плите видна перфорированная металлическая сетка и изоляционный материал. Эта и другие фотографии послужили основанием для решения использовать при поиске останков «Трешера» батискаф «Триест». Темная тень шара и отходящих от него секторов в правой части фотографии — попавшая в поле зрения объектива часть оборудования фотокамеры и ее осветительной системы

Обнаружение останков

В распоряжении ВМС имелся только один глубоководный батискаф — «Триест» (см. приложение на стр. 512–514). Предполагалось, что с его помощью удастся осмотреть найденные останки «Трешера» и, возможно, установить причину его гибели. «Триест» обладает крайне ограниченными возможностями маневрировать по горизонтали, и потому, прежде чем посылать его на дно, необходимо было точно определить месторасположение останков погибшей лодки, а затем обеспечить погружение батискафа на это место. В момент гибели «Трешера» батискаф находился на базе в Сан-Диего. Для доставки его в Бостон использовали десантное судно «Пойнт Дифайенс». Командира батискафа капитан-лейтенанта Кича вызвали в Вашингтон. На «Триесте» имелись четыре тридцатипятимиллиметровые фотокамеры для подводных съемок, которые могли делать до 2000 снимков, и гидроакустическая аппаратура с дальностью действия 365 метров. В Бостон «Триест» был доставлен 26 апреля.

5 мая «Триест» отбуксировали в район, расположенный в 60 милях от Бостона. Под командованием Кича «Триест» выполнил кратковременное пробное погружение на глубину 213 метров, в ходе которого была проверена работа всех систем батискафа. После проверки «Триест» отбуксировали в Бостон, где он и оставался в двадцатичетырехчасовой готовности.

Утром 23 июня спасательное судно «Призервер» доставило «Триест» в район поиска. Сюда же прибыл и десантный транспортный док «Форт Спеллинг». Для обеспечения подводной телефонной связи с батискафом с транспортного дока спустили катер. Кроме того, для подачи на «Триест» направляющих сигналов, с помощью которых он должен был погрузиться точно к месту нахождения обнаруженных останков «Трешера», на поверхности океана установили буй с электронной аппаратурой.

Утром 24 июня батискаф был готов к своему первому глубоководному погружению в Атлантике. В гондоле находились Кич и гражданский научный сотрудник лаборатории электроники ВМС, расположенной в Сан-Диего, Маккензи.

Для того чтобы «Триест» получил отрицательную плавучесть и начал погружаться, обычно достаточно заполнить носовую и кормовую цистерны. Однако на этот раз из-за волнения моря батискаф продолжал оставаться на плаву. Кич из гондолы по гидроакустическому телефону приказал сбросить на палубу батискафа несколько десятикилограммовых балластных мешков. Это оказало нужное действие, и батискаф начал свой часовой путь на дно океана на глубину 2500 метров.

Было 10.35 утра. К сожалению, «Триест» при погружении не смог уловить сигналы, подававшиеся поставленным на поверхности буем, и оказался несколько восточнее намеченного для обследования района. Батискаф, удерживаясь на высоте примерно 12 метров над дном океана, обследовал около 2 квадратных миль. В 14.30 «Триест» дал сигнал о всплытии и через 1 час 25 минут был на поверхности. В официальном сообщении о результатах первого погружения батискафа указывалось, что «ничего заслуживающего внимания не обнаружено». Однако Эндрюс подчеркнул, что «с эксплуатационной точки зрения первое глубоководное погружение батискафа было весьма удовлетворительным». Запланированное на 25 июня погружение «Триеста» пришлось отложить. Требовалось проверить работу электронной аппаратуры, установленной на буе, и произвести перезарядку аккумуляторов, питающих электромоторы батискафа.

Утром 26 июня «Триест» вновь погрузился, имея на борту лейтенанта Мартина и Маккензи. Достигнув дна, батискаф по инерции вошел в ил примерно на 0,7 метра. Используя моторы, Мартин поднял батискаф, но не смог установить его на расстоянии 20 метров от дна и проскочил вверх на высоту 160 метров от дна. В этот момент гидролокаторы батискафа зафиксировали контакт с металлическим предметом длиной примерно 18 метров. Контакт продолжался около двух минут. Опустившись на дно, батискаф потерял контакт и, несмотря на все попытки, восстановить его не смог. Металлические предметы в этом месте обнаруживались ранее магнитной аппаратурой «Конрада». 27 июня батискаф произвел очередное погружение на дно, имея на борту Мартина и Маккензи. Металлического предмета, с которым был установлен контакт во время предыдущего погружения, с батискафа не обнаружили. На этот раз с «Триеста» увидели на дне океана резиновый чехол для ботинок, на котором были видны буквы «SSN», указывающие на принадлежность чехла к предметам снабжения атомных подводных лодок. Рядом с буквами стояла цифра «5» — первая цифра трехзначного номера «593» — номера «Трешера». Последующих двух цифр видно не было, так как чехол был сложен. Такие чехлы помещаются в специальных мешках перед входом в реакторный отсек и надеваются только на время работ в отсеке. Если бы лодка не разломилась, чехол вряд ли мог бы оказаться на дне океана. Кроме чехла, на дне океана обнаружили «большое скопление» бумаги и легковесных обломков.

29 июня батискаф, имея на борту Мартина, Маккензи и капитан-лейтенанта Кэша из штаба поиска, погрузился в четвертый раз. На этот раз в том месте, где видели резиновый чехол и где еще раньше был сфотографирован воздушный баллон, подобный баллонам, используемым на атомных подводных лодках, обнаружили два кратера. Один кратер был глубиной около 4,5 метра и диаметром 12 метров, а второй, находившийся на расстоянии менее метра от первого, соответственно — 12 и 60 метров. Кратеры были сфотографированы.

30 июня «Триест» произвел очередное погружение на дно. На нем находились Эндрюс, Кич и Маккензи. Неисправности гирокомпаса и одного из трех моторов затруднили действия батискафа. Пробыв на дне океана 2 часа 9 минут, «Триест» всплыл на поверхность. В общей сложности в свое пятое погружение батискаф находился под водой 4 часа 45 минут. Результаты этого погружения оказались неутешительными. Зато, по крайней мере, были установлены границы расположения обломков «Трешера».

1 июля «Призервер» отбуксировал «Триест» в Бостон, где ему предстояло пройти ремонт и проверку.

Происхождение кратеров, обнаруженных на дне океана, некоторые ученые и военно-морские специалисты связывали с гибелью «Трешера». По их мнению, лодка, погружаясь на большой скорости кормой вниз, разломилась у самого дна на две неравные части. От удара основной части «Трешера» о грунт, скорость падения которой могла достигать 100–120 миль в час, образовался большой кратер, от удара малой части — малый кратер. Другие специалисты отвергали эту версию. Они указывали на то, что найденные на дне океана предметы, которые, по всей вероятности, принадлежали «Трешеру», свидетельствуют о том, что лодка разломилась значительно раньше, вследствие чего скорость погружения обломков не могла быть высокой, а значит, и удары обломков о грунт не могли образовать таких кратеров.

В период ремонта и подготовки батискафа к следующей серии погружений океанографические суда продолжали поиск, используя подводные фотокамеры, электронную аппаратуру и магнитные приборы. Одновременно океанографический буксир «Оллени» с помощью нейлоновых шнуров установил на дне океана 1441 пластмассовый диск различных цветов. Диски были расположены в одиннадцать рядов. Расстояние между рядами составляло 250 метров, интервалы между дисками — 18 метров. Это было сделано для облегчения ориентировки батискафа. С этой же целью научно-исследовательское судно «Гибс» расставило на поверхности буи с электронной аппаратурой.

После тщательной проверки всех систем батискафа 15 августа он был отбуксирован в район поиска. На судоверфи к переднему балластному хопперу была прикреплена механическая «рука», которая используется для подъема со дна моря небольших предметов. Следует отметить, что до этого времени она работала плохо. Предусматривалось, что на этот раз «Триест» совершит шесть — десять погружений в зависимости от метеорологических условий.

В период с 23 августа по 1 сентября «Триест» погружался пять раз, пробыв в общей сложности на дне 11 часов 10 минут. Следует отметить, что только в двух случаях батискаф смог пробыть соответственно 3 часа 45 минут и 4 часа 00 минут. Из-за различных технических неполадок на «Триесте» его пребывание на дне в двух случаях пришлось сократить соответственно до 1 часа 15 минут и 1 часа 40 минут, а последнее, пятое, погружение — прекратить. При каждом погружении батискафа на нем находилось два или три человека. Среди них были Кич, Мартин, Маккензи и офицеры штаба поиска.

4 сентября «Призервер» привел батискаф в Бостон. Сюда же возвратился и «Форт Спеллинг». Для доклада в Вашингтон вылетели Эндрюс и Кич. На следующий день министерство обороны опубликовало сообщение, в котором указывалось, что «Триест» обнаружил обломки «Трешера» на дне океана. Одновременно было объявлено об окончании продолжавшихся в течение пяти месяцев поисковых работ.

На пресс-конференции, проведенной министром ВМС Кортом 5 сентября, командир батискафа Кич, отвечая на многочисленные вопросы представителей прессы, заявил, что «дно океана в районе поиска напоминает свалку разбитых автомашин». Он сообщил, что во время поисков ему приходилось очень осторожно маневрировать на «Триесте», чтобы не удариться о какой-нибудь искореженный железный обломок на дне океана. Кич заявил, что ему удалось с помощью механической «руки» батискафа поднять со дна кусок медной трубы длиной около 1,5 метра и весом 5 килограммов. На трубе помимо различного рода данных заводского характера был проставлен номер «593». Установлено, что труба являлась частью фильтрационной системы камбуза «Трешера». Кич сообщил также, что с «Триеста» визуально наблюдали и сняли на пленку ряд предметов, неоспоримо принадлежавших погибшей лодке. Среди них — крышка люка, пластины аккумуляторов, кронштейны, медные трубы, перфорированные алюминиевые листы и части гидроакустической аппаратуры. Человеческих останков обнаружено не было.



Останки атомной подводной лодки «Трешер», сфотографированные «Триестом» 24 августа 1963 г. Эти обломки когда-то представляли собой сложное оборудование гидролокационной станции, которая была смонтирована в носовой части «Трешера»


С помощью батискафа удалось установить, что «Трешер», по крайней мере частично, разломился, покрыв обломками обширный район дна океана. Наличие на дне океана в районе гибели лодки таких предметов, как труба от фильтрационной системы камбуза, материала, используемого для защиты реактора, а также большого числа аккумуляторных пластин указывало на вероятность того, что «Трешер» разломился где-то в районе миделя. Не исключено также, что «Трешер», погрузившись на большую глубину, моментально был раздавлен и развалился.

Таким образом, гибель «Трешера» была установлена. Поиски прекратились. Но причины гибели лодки оставались в области предположений. Чтобы попытаться установить их, нужно было тщательно исследовать покоившиеся на дне океана останки «Трешера». Но наступила осень.

Северная Атлантика становилась суровой. «Триест» после десятилетней службы нуждался в капитальном ремонте.

Расследование

10 апреля 1963 года, в день гибели «Трешера», адмирал Андерсон объявил о назначении комиссии по расследованию обстоятельств и причин гибели лодки. В состав комиссии вошли начальник военно-морской академии вице-адмирал Остин, контр-адмирал Дэспит, капитан 1 ранга Осборн — первый командир атомной подводной лодки, вооруженной ракетами «Поларис», капитан 1 ранга Хашинг — старший представитель ВМС в фирме «Электрик боут» и капитан 1 ранга Наш — командир 8-го дивизиона кораблей обслуживания. Председателем комиссии был назначен Остин.

Первое короткое заседание комиссия провела на военно-морской базе подводных сил Атлантического флота в Нью-Лондоне, все последующие — в Портсмуте, где «Трешер» строился, проходил девятимесячный капитальный ремонт и откуда он вышел в свое последнее плавание. Здесь же строились другие однотипные с «Трешером» атомные подводные лодки. Комиссия работала почти два месяца.

Комиссия заслушала показания 120 человек и рассмотрела большое число различных документов и материалов: карт, чертежей, схем, диаграмм, писем, фотографий, приказов, инструкций и т.п. Все, что могло в той или иной степени пролить свет на возможные причины гибели лодки, комиссия тщательно изучила и проанализировала. В числе опрошенных были адмиралы, офицеры, старшины и рядовые матросы ВМС, представители судостроительной промышленности, а также работники промышленных предприятий, поставлявших оборудование на «Трешер». Особое внимание было уделено показаниям первого командира «Трешера» Аксена, командира спасательного судна «Скайларк» Хеккера и его помощника Уотсона, инженеров с судоверфи, наблюдавших за ремонтом лодки, а также ответственных лиц, руководивших поиском подводной лодки, в частности капитана 1 ранга Эндрюса и командира «Триеста» капитан-лейтенанта Кича.

Первым 13 апреля дал показания капитан 3 ранга Аксен. Касаясь возможных причин гибели «Трешера», Аксен заявил, что он не в состоянии указать их, но считает, что авария могла произойти от попадания в лодку забортной воды. По мнению Аксена, вода проникла в лодку настолько быстро, что находившиеся в ней даже не смогли сообщить о случившемся на «Скайларк». Аксен сообщил, что примерно два года назад под его командованием «Трешер» выходил в район мыса Код, где должен был произвести свое первое глубоководное погружение. Однако из-за неисправности специальных измерительных приборов погружение пришлось прервать, и лодка возвратилась на базу. Аксен заявил, что в данном случае неисправными оказались только приборы, сама же подводная лодка вела себя нормально, а в последующем — отлично. Аксен подчеркнул, что под его командованием «Трешер» прошел 30 тысяч миль, причем большей частью — в подводном положении. Многочисленные испытания, которые прошла подводная лодка «Трешер», указал Аксен, свидетельствуют о том, что это была «самая лучшая торпедная подводная лодка, которую когда-либо имели ВМС США». Аксен доложил, что на «Трешере» имелись неполадки в гидравлической системе, а также в гидроакустической и радиоаппаратуре, которые, однако, были своевременно устранены. Аксен отметил, что отношения между личным составом «Трешера» и персоналом военно-морской базы Портсмута были всегда хорошими. Правда, на лодке, отметил Аксен, считали, что эти отношения должны были быть лучше, так как некоторые работы выполнялись медленно и не всегда качественно. Ссылаясь на высказывания других лиц с «Трешера», он указал, что к концу ремонтных работ на лодке эти отношения значительно ухудшились.

В ходе показаний Аксена выяснилось, что он, получив приказание перейти на подводную лодку «Дж. Кэлон», вооруженную ракетами «Поларис», просил оставить его на «Трешере». Эту его просьбу поддержал и Эндрюс. Но приказ остался в силе, и Аксен сдал лодку капитан-лейтенанту Харвею. Харвей был опытным подводником. Он служил на дизель-аккумуляторной подводной лодке «Си Робин»; плавал на атомной подводной лодке «Наутилус», когда она в августе 1958 года совершила переход подо льдами Северного Ледовитого океана; проходил практику в обслуживании ядерных реакторов; принимал участие в оборудовании противолодочной атомной подводной лодки «Таллиби», которая строилась в Гротоне. Когда в 1960 году «Таллиби» вступил в строй, Харвей был на нем в качестве инженер-механика; в мае 1961 года Харвея назначили старшим помощником на атомную лодку «Сидрэгон», которая перед этим совершила переход из Пирл-Харбора в Портсмут через проливы Канадского архипелага. На этой подводной лодке Харвей в июле 1962 года сделал переход через Берингов пролив в Арктику. Находясь в Арктике, «Сидрэгон» 31 июля встретился в районе Северной земли, примерно в 330 милях от северных берегов Советского Союза, с атомной подводной лодкой «Скейт». Харвей, как и весь экипаж «Трешера», был опытным подводником. Правда, в последнем походе «Трешера» многие из членов его экипажа плавали на этом корабле впервые.

После Аксена показания давал штурман «Скайларка» лейтенант Уотсон. Он доложил комиссии, что слышал по гидроакустическому телефону последнее сообщение с «Трешера»: «Имею дифферент на корму… Пытаюсь продуть цистерны». Уотсон дальше показал, что он ясно слышал шум стравливаемого сжатого воздуха, а также треск разламывающегося корабля. Он подчеркнул, что подобный звук не раз слышал во время второй мировой войны и не мог ошибиться в его происхождении.

Показания Уотсона в отношении содержания последнего сообщения с «Трешера» несколько расходились с теми записями, которые были сделаны в вахтенном журнале «Скайларка». Дававшие показания в комиссии младший боцман Моуэн и радист Мартин сообщили свои версии содержания последнего сообщения с «Трешера». Первый, в частности, заявил, что с подводной лодки передали: «Испытываю незначительные трудности». Оба они показали также, что слышали шум стравливаемого сжатого воздуха.

Записи в вахтенном журнале и показания указанных лиц свидетельствовали о том, что до момента потери связи на «Трешере» произошло что-то неладное. Однако о последних сообщениях с подводной лодки на «Скайларк» и о том, что на спасательном судне слышали шум стравливаемого воздуха и звук разламывающегося корабля командование ВМС узнало только 13 апреля при ведении следствия, то есть через три дня после гибели «Трешера». На пресс-конференции, состоявшейся через 25 часов после гибели «Трешера», адмирал Андерсон заявил, что последнее сообщение с подводной лодки говорило о том, что на ней все шло нормально. В свою очередь начальник информационного отдела ВМС сообщил, что до показаний Уотсона в комиссии по расследованию командование ВМС абсолютно ничего не знало о звуках и шуме, которые слышали на «Скайларке».

13 апреля комиссия заслушала показания Шэфера — старшего брата двух старшин, погибших на «Трешере». Он заявил, что его братья «не были уверены» в том, что те, кто ремонтировали корабль, делали свою работу добросовестно. Шэфер указал, что его братьев беспокоила мысль, что с «Трешером» может что-то случиться. Это же подтвердил и сварщик судоверфи «Электрик боут» Мэйн. Затем перед комиссией выступил начальник отдела подводных лодок главного управления кораблестроения капитан 1 ранга Керн. Он указал, что на глубине 2560 метров корпус «Трешера» несомненно должен был целиком заполниться водой, отсеки разрушиться и корабль — разломиться, в результате чего некоторые предметы должны были всплыть на поверхность.

Затем комиссия и эксперты осмотрели предметы, подобранные в районе гибели «Трешера». Было установлено, что они не радиоактивны.

15 апреля комиссия заслушала командира «Скайларка» Хеккера. Он несколько иначе истолковал содержание последнего сообщения «Трешера». Хеккер утверждал, что с «Трешера» передали: «Испытываю незначительные трудности… Имею дифферент на корму… Пытаюсь продуть цистерны». Хеккер добавил, что сообщение передавал совершенно спокойный голос. Вскоре после этого он ясно услышал шум, который свидетельствовал, что подводная лодка продувала балластные цистерны. Одновременно Хеккер услышал голос, пытавшийся, казалось, сквозь шум стравливаемого воздуха передать что-то, но разобрать слова он не смог. Далее командир «Скайларка» доложил, что он не мог обозначить место последнего погружения «Трешера» по той причине, что длина имевшегося на корабле нейлонового троса не превышала 2200 метров.

На вопрос комиссии о замеченном со «Скайларка» неизвестном судне в районе поиска Хеккер доложил, что он видел судно и подходил к нему на дистанцию три мили, но, убедившись, что это не «Трешер», отошел и потому не знает, что это было за судно и куда оно ушло. В ходе расследования комиссия предъявила Хеккеру обвинение в том, что он своевременно не донес командованию ВМС содержание последнего сообщения «Трешера».

В ходе следствия многие задавали такие вопросы: «Почему Хеккер в течение полутора часов не сообщал о потере связи с подводной лодкой и не указал в своем донесении, что она передавала об испытываемых ею затруднениях?», «Что означают утверждения, что ремонтные работы на «Трешере» выполнялись недоброкачественно?», «Имело ли какое-либо отношение к гибели «Трешера» виденное «Скайларком» неизвестное судно?»

15 апреля комиссия заслушала командира дизель-аккумуляторной лодки «Догфиш» Ларкомба. Он сообщил, что за день до выхода «Трешера» в море Харвей заверил его, что его лодка и экипаж готовы к выполнению программы испытаний. То же самое заявил и офицер штаба 2-й группы опытовых лодок капитан 3 ранга Беллах. Один из ведущих инженеров ВМС — главный инженер портсмутской судоверфи капитан 1 ранга Хиронимас, знавший все, что делалось на «Трешере» во время ремонта, заявил, что подводная лодка была отлично подготовлена к проведению испытаний в море. Он подчеркнул, что и экипаж «Трешера» был хорошо подготовлен к выполнению поставленных перед ним задач.

Выступивший перед комиссией командующий подводными силами Атлантического флота вице-адмирал Гренфелл заявил, что по командной линии ни на Хеккера, ни на работников судоверфи не оказывалось никакого нажима с целью ускорить возвращение «Трешера» в строй. Он указал также, что личный состав «Трешера» был не менее опытен, чем на других атомных подводных лодках ВМС США. Касаясь возможных причин гибели лодки, адмирал заявил, что его мнение на этот счет имеет секретный характер. Это свое мнение Гренфелл доложил на закрытом заседании.

16 апреля комиссия заслушала контр-адмирала Рэмиджа. Он заявил, что о последнем сообщении «Трешера» узнал от Уотсона только через два дня после принятия на себя обязанностей руководителя поиском лодки. При этом адмирал добавил, что эта информация не могла повлиять на планы поиска, но если бы она была получена своевременно, то первоначальная оценка событий была бы сделана быстрее. Рэмидж сообщил также, что замеченное «Скайларком» неизвестное судно было норвежским траулером, не имевшим никакого отношения к гибели «Трешера». Затем адмирал рассказал о том, что было найдено в радиусе 20 миль в районе поиска в течение первых двух дней после гибели «Трешера»: масляные пятна, куски пробки и пластмассы, рабочие перчатки. Он подтвердил высказанное адмиралом Гренфеллом мнение о хорошей подготовленности экипажа «Трешера» к проведению глубоководных погружений.

18 апреля комиссия заслушала начальника портсмутской судостроительной верфи контр-адмирала Палмера. «Трешер» строился и ремонтировался на этой верфи, и Палмер считал необходимым присутствовать на заседаниях комиссии и сообщить свое мнение по многим вопросам. Затем показания в комиссии дал инженер-электрик лейтенант Маккул и старшина машинного отделения Дестефано — двое из четырех членов экипажа «Трешера», которые по разным причинам не были на нем в день его гибели.

Оба показали, что, пока «Трешер» находился на верфи, на нем постоянно возникали неполадки с забортным клапаном для питания охладительных систем. Кроме того, Маккул указал, что из-за неисправности редукционных клапанов, которые приходилось заменять почти ежедневно, воздушные системы корабля работали плохо. Воздушные системы, как известно, имеют жизненно важное значение для подводной лодки, так как они обеспечивают продувание балластных цистерн и тем самым всплытие лодки на поверхность. Маккул доложил комиссии, что при проверке клапанов гидравлической системы оказалось, что в двадцати случаях из ста они монтировались неправильно. Лейтенант отметил также один случай неправильной установки механизмов управления перископом. Более того, как показал Маккул, за день до выхода «Трешера» на испытания на нем пришлось менять механизмы управления горизонтальными и вертикальным рулями. Маккул сообщил комиссии, что в марте из-за технических неполадок пришлось прекратить швартовые испытания «Трешера». Он указал также, что в ночь перед выходом «Трешера» на испытания рабочие верфи налаживали на нем горизонтальные рули. Под конец лейтенант заявил, что все обнаруженные в ходе ремонта дефекты были устранены.

Дестефано сообщил комиссии, что учения по борьбе за живучесть, которые проводились на «Трешере» в марте во время швартовых испытаний, не дали желаемых результатов по той причине, что личный состав не был знаком с новым, измененным расположением забортных клапанов. Кроме того, как указал Дестефано, во время учений обнаружилось, что некоторые важные невозвратные клапаны с весьма непонятными названиями были установлены неправильно. Силами экипажа этот дефект был устранен. Как Маккул, так и Дестефано очень тепло отзывались об Аксене и Харвее.

Выступавший перед комиссией химик судостроительной верфи указал, что подобранный в районе гибели «Трешера» обгоревший кусок пластмассы со следами разрыва, используемой для защиты ядерного реактора на подводных лодках этого типа, имел признаки, свидетельствовавшие о том, что он подвергся моментальному воздействию пламени. Он подчеркнул, что признаков продолжительного действия огня на кусок пластмассы нет. Химик сообщил также, что им проведены различные испытания этого сорта пластмассы — на разрыв, на удар, на давление — с целью определения причин разрыва, но безуспешно.

Комиссия осмотрела и другие предметы, найденные в районе гибели «Трешера», — набивку из спасательного жилета, которыми обычно снабжаются атомные подводные лодки, и несколько кусков белой и желтой пластмассы, также используемой на атомных подводных лодках. Другой химик судостроительной верфи сообщил комиссии о наличии на кусках пластмассы металлических частиц размерами от булавочной головки до горошины; некоторые частицы — свинцовые, другие — из низколегированной стали. Он подчеркнул, что всё это могло принадлежать «Трешеру».

Комиссия заслушала еще одного офицера, который хорошо знал «Трешер», — капитан-лейтенанта Коухилла, служившего на нем в качестве старшего помощника с марта 1962 года по январь 1963 года. Он сообщил комиссии, что, по его мнению, как строительство лодки, так и ремонтные работы проводились отлично, за одним исключением — сварки стыков трубопровода серебром. Серебряный припой, как имеющий более высокую температуру плавления по сравнению со свинцовым, дает большую прочность стыков. На «Трешере» имелись сотни стыков, сваренных серебром; многие из них были на трубопроводах, которые проходили через прочный корпус лодки. Коухилл подчеркнул, что этот метод сварки на портсмутской кораблестроительной верфи освоен не хуже, чем на других верфях, строящих подводные лодки. Касаясь надежности гидравлической системы подводной лодки, Коухилл заявил: «Я бы хотел, чтобы эта система была надежнее и перестала быть постоянной проблемой на подводных лодках». Однако он добавил, что этот вопрос не является проблемным с точки зрения безопасности подводных лодок. На предложение дать оценку воздушной системе «Трешера» Коухилл заявил: «На различных глубинах условия продувания балластных цистерн не одинаковы. На больших глубинах мы встречаемся с некоторыми трудностями. Но если бы забортные клапаны не представляли для подводных лодок проблемы, то на них можно было бы обойтись без личного состава». По мнению Коухилла, которое он составил на основании показаний, данных комиссии в ходе расследования, в момент передачи с «Трешера» последнего сообщения экипаж, лодки не испытывал какого-либо беспокойства. Он подчеркнул, что экипаж «Трешера» был хорошо подготовлен к борьбе за живучесть корабля, включая случаи частичного затопления, которые могут иметь место в боевых условиях. Коухилл добавил, что, перед тем как «Трешер» стал на ремонт, его экипаж был лучшим на флоте.

Комиссия заслушала также показания специалистов портсмутской судостроительной верфи. По вопросу сварки стыков труб на глубоководных подводных лодках первым дал показания начальник отдела исследований и проверки качества Пелтон. Он заявил, что «маловероятно», чтобы какой-либо стык на «Трешере», сваренный на судоверфи, сдал при глубоководном погружении. Пелтон не смог дать никаких разъяснений по поводу неправильной установки на «Трешере» забортных клапанов, о чем говорили Маккул и Дестефано. Выступивший затем инспектор Файт заявил, что, по его мнению, качество работ, в частности по монтажу гибких соединительных шлангов на лодках типа «Трешер», оставляет желать лучшего. Однако, указал он, выход из строя гибких шлангов на «Трешере» маловероятен, учитывая нагрузку, которой они проверяются. Это же суждение высказал и инженер верфи Френч, который указал, что гибкие соединения на «Трешере» проверялись самым надежным способом из всех существующих. Мастер производственного отдела Пуур заявил, что из-за недостатка времени на «Трешере» не было установлено несколько гибких шлангов. Но, подчеркнул Пуур, команда до выхода «Трешера» в море самым тщательным образом проверила качество всех ремонтных работ.

23 апреля комиссия не заседала. На базе Нью-Лондон состоялась церемония вступления в строй вооруженной ракетами «Поларис» атомной подводной лодки «Лафайетт», которая по своей конструкции и оборудованию близка к «Трешеру». «Лафайетт» является первой лодкой в этой серии. Кораблестроительной программой предусматривалось построить более тридцати подводных лодок этого типа. Вступление в строй «Лафайетта» как бы подчеркивало всю важность и необходимость установления причин гибели «Трешера».

24 апреля комиссия продолжила свою работу. В этот день свои замечания высказал помощник начальника отдела проверки качества Роджерс. Он указал, что «неисправность в системе трубопроводов — это самое опасное, что могло бы произойти на лодке», что несчастье с лодкой могло произойти по «многим причинам», но отказ трубопровода является «наиболее вероятной» из них. Роджерс рассказал о различного рода испытаниях систем лодки, проведенных до ее выхода в море. Он заявил, что вся программа испытаний, кроме 10–12 пунктов, была выполнена до выхода лодки в море; невыполненными остались только те пункты программы, которые не имели существенного значения, и те, которые надлежало выполнить в море. Роджерс подчеркнул, что все, что оставалось невыполненным, ни в коей мере не влияло на безопасность «Трешера» и не препятствовало выходу корабля в море.

В период с 24 по 27 апреля комиссия провела несколько закрытых заседаний, на которых заслушала показания, касавшиеся вопросов проектирования строительства и ремонта «Трешера». Были опрошены конструкторы Люис и Дюрэм. Первый сообщил, что подобранные в районе поиска предметы «могли принадлежать «Трешеру». Показания второго, присутствовавшего на испытаниях влияния подводных взрывов на прочный корпус «Трешера», проводившихся в свое время в Ки-Весте, не были оглашены. Но представитель командования ВМС сообщил, что гибель «Трешера» «никоим образом не связана с этими испытаниями». Возможность пожара на лодке исключалась. Выступивший в комиссии капитан 1 ранга Хинчи, под руководством которого устанавливался на лодке ядерный реактор, сообщил, что он провел различные испытания над куском желтой пластмассы, найденным в районе гибели лодки, и установил, что образовавшаяся на нем чернота — не что иное, как «высокая концентрация графита или углерода, а не результат воздействия пламени, как это предполагали раньше». Он пояснил, что чернота могла образоваться от смазки в дрели, использовавшейся во время монтажа для сверления в пластмассе отверстий.

На одном из заседаний комиссии выступил вице-адмирал Риковер. Он дал высокую оценку подготовленности экипажа «Трешера». Адмирал указал, что ядерные реакторы, установленные на подводных лодках и надводных кораблях ВМС США, имеют такую конструкцию, которая сводит до минимума какую бы то ни было опасность. Он заявил, что «взрыв ядерного реактора наподобие взрыва бомбы физически невозможен». Кроме того, добавил адмирал, ядерный реактор надежно защищен от коррозии в морской воде, а его «топливные элементы останутся нетронутыми, и ни один из них не будет высвобожден». Опасность появления радиоактивности, заявил Риковер, могла бы возникнуть только в том случае, если бы «топливные элементы расплавились или же была бы разрушена защита реактора». Риковер подчеркнул, что «нет никакого основания считать, что гибель «Трешера» может повлечь за собой появление радиоактивности». Отсутствие радиоактивности подтверждается, заявил адмирал, анализом проб грунта, взятых со дна океана в районе гибели «Трешера».

После ряда открытых и закрытых заседаний комиссии были проведены испытания, которые должны были показать характер воздействия напора струи воды на макет пульта управления лодкой. Напор струи должен был быть таким же, как и при прорыве в подводную лодку забортной воды при ее нахождении на большой глубине. При первом действии струи, продолжавшемся 3,5 секунды, пульт получил вмятины, вверх поднялась струйка дыма. Затем время увеличили до 7 секунд. Результаты испытаний обсуждались на закрытом заседании.

7 мая на пресс-конференции выступил капитан 1 ранга Гюри из производственного отдела верфи, который отрицал ранее высказанные утверждения о неправильном монтаже клапанов на «Трешере». Он заявил, что все системы корабля были своевременно проверены. Гюри доложил, что для проведения некоторых испытаний клапаны иногда намеренно устанавливаются отлично от нормального положения, но это делается главным образом при нахождении подводной лодки на базе.

Начальник главного управления кораблестроения контр-адмирал Броккит заявил в комиссии, что конструкция «Трешера» в своей основе не имеет никаких изъянов. Но, указал адмирал, из случившегося «следует извлечь определенные уроки». Его предшественник на этом посту контр-адмирал Джеймс сообщил комиссии, что по просьбе министра ВМС он созвал совет из восьми экспертов для рассмотрения в деталях проекта, по которому строился «Трешер». Возглавил совет известный конструктор подводных лодок контр-адмирал в отставке Макки. Джеймс заявил, что «Трешер» представлял собой значительное достижение в строительстве подводных лодок. Он обладал минимальной шумностью и мог погружаться на большую, чем все остальные лодки, глубину. «Трешер», заявил адмирал, по своим тактико-техническим данным был самым совершенным подводным кораблем, и строительство лодок такого типа будет продолжаться.

13 мая вновь выступил Хеккер. Он указал, что до обнаружения на поверхности моря масляного пятна он не думал, что с «Трешером» могло что-нибудь случиться.

Комиссия по расследованию работала почти два месяца. В течение этого периода были заслушаны показания 120 свидетелей, как военных, так и гражданских, и рассмотрено большое число морских карт, чертежей, писем, фотографий, инструкций, а также предметов, подобранных на поверхности и поднятых со дна океана во время поиска лодки. 6 июня было объявлено об окончании расследования. Доклад, составленный на 1700 страницах, комиссия представила командованию. В настоящее время доклад изучается инженерами, конструкторами и опытными подводниками. 12 июня министерство обороны опубликовало выводы и рекомендации комиссии, содержание которых приводится ниже.

«Комиссия считает, что «наиболее вероятной» причиной гибели атомной подводной лодки «Трешер» со 129 человеками на борту, затонувшей 10 апреля 1963 года в 220 милях восточнее мыса Код, является авария в машинном отсеке, приведшая к его затоплению. По мнению комиссии, вероятнее всего, в машинном отсеке имела место авария трубопровода одной из водяных систем забортной воды.

Прорвавшись под огромным давлением в отсек, забортная вода быстро затопила его. Вероятно также, что заполнившая отсек вода вызвала короткое замыкание, приведшее к выходу из строя главных двигателей. В результате «Трешер» потерял ход и начал погружаться. Очень скоро подводная лодка оказалась ниже расчетной глубины погружения, заполнилась водой и затонула на глубине 2560 метров».

По мнению комиссии, в своей основе проект подводных лодок типа «Трешер» — хороший и построенный по нему «Трешер» обладал высокими тактико-техническими данными.

Комиссия настоятельно рекомендовала тщательно изучить проектные характеристики конструкции и способы проверки жизненно важных систем подводных лодок, таких, как водяная и воздушная системы, а также пересмотреть существующие технические возможности и организацию борьбы за живучесть с целью повышения их действенности в аварийных условиях, ведущих к частичному затоплению лодки.

В этой связи уже принят ряд мер. В частности, главное управление кораблестроения ВМС вводит новый способ проверки целостности трубопроводов систем высокого давления на всех кораблях ВМС. Этот способ, предусматривающий использование ультразвука, сначала будет испытан на атомных подводных лодках. Применение этого способа потребует технической и эксплуатационной подготовки личного состава подводных лодок, а значит, и пересмотра сроков постройки лодок и постановки их на ремонт.

Комиссия считает, что «нет никаких оснований полагать, что гибель 129 человек на «Трешере» могла произойти по злому умыслу, ошибке, небрежности или неопытности кого-либо из состава ВМС или лиц, связанных с ВМС». Комиссия считает также, что нет никаких указаний на то, что гибель «Трешера» является следствием саботажа или же прямых враждебных действий на море. Комиссия установила, что никакого повышения радиоактивности в районе поиска нет. Свободны от радиоактивности и принадлежащие «Трешеру» предметы, найденные на воде и поднятые со дна океана.

Комиссия заявила, что имевшиеся в ее распоряжении данные не позволили ей сделать более точных выводов о том, что в действительности произошло на «Трешере». По мнению комиссии, события развертывались следующим образом.

Утром 9 апреля 1963 года «Трешер» под командованием капитан-лейтенанта Харвея покинул Портсмут, где он находился на ремонте с 16 июня 1962 года, и направился в море для проведения программы испытаний. «Трешер» входил в состав 2-й группы опытовых подводных лодок, подчинявшейся командующему подводными силами Атлантического флота США. По долгу службы на борту лодки было 129 человек, в том числе 3 офицера и 13 гражданских специалистов с портсмутской судостроительной верфи, офицер штаба заместителя командующего подводными силами Атлантического флота, 4 представителя частных фирм и экипаж лодки — 12 офицеров и 96 старшин и рядовых.

Обеспечивать «Трешер» во время испытаний было поручено спасательному судну «Скайларк» под командованием капитан-лейтенанта Хеккера. «Скайларк» имел все необходимое для спасения экипажа затонувшей лодки: шесть якорей для постановки судна прямо над затонувшим кораблем, буи, водолазное снаряжение, оборудование для подачи воздуха для личного состава и продувания балластных цистерн, а также «спасательный колокол», с помощью которого можно проводить спасательные работы на глубине до 280 метров. Таким образом, если бы «Трешер» по каким-либо причинам затонул во время своих пробных погружений, где глубина океана была менее 200 метров, «Скайларк» смог бы спасти находившихся на лодке людей.

В назначенное время в указанном районе «Трешер» произвел погружение на небольшую глубину, после чего оба корабля самостоятельно направились к следующему месту встречи — 41 градус 46 минут северной широты, 65 градусов 03 минуты западной долготы. Этот переход «Трешер» совершал как в надводном, так и в подводном положении и выполнил ряд предусмотренных программой испытаний, включая работу двигателей на полную мощность.

В 07.45 10 апреля корабли встретились в назначенном месте, расстояние между ними равнялось приблизительно трем километрам. На море была небольшая зыбь. Ветер — северо-северо-восточный, силой два-три балла. Видимость — около 10 миль. Каких-либо других кораблей в районе испытаний не наблюдалось.

В 07.47 «Трешер» сообщил по гидроакустическому телефону на «Скайларк», что он начинает погружаться на большую глубину. Выполняя маневр, «Трешер» передавал на «Скайларк» изменения своего курса и глубины погружения. На спасательном судне приближенно место подводной лодки наносилось на карту. Тем на «Скайларке», кто поддерживал связь с «Трешером», положение лодки представлялось нормальным вплоть до 09.13. В 09.13 «Трешер» передал на «Скайларк»: «Испытываю незначительную трудность. Имею дифферент на корму. Пытаюсь продуть цистерны. Буду информировать вас». Вслед за этим на «Скайларке» услышали шум поступающего в балластные цистерны сжатого воздуха, что свидетельствовало о попытке «Трешера» всплыть на поверхность. Около 09.16 на «Скайларке» приняли искаженное сообщение, в котором, как полагают, имелись слова «предельная глубина».

Получив сообщение с «Трешера», в котором он указывал, что испытывает незначительную трудность, «Скайларк» передал на лодку, что на поверхности всплытию ничто не препятствует. Одновременно «Скайларк» сообщил на «Трешер» свой курс и попросил его дать ему расстояние и пеленг на себя. Примерно в 09.15 «Скайларк» спросил «Трешера»: «У вас все в порядке?» — и повторил этот вопрос несколько раз. Используя подводный телефон, гидроакустическую аппаратуру и радио, «Скайларк» продолжал поиск «Трешера». В 09.21 «Скайларк» определил свое место радиопеленгованием: он находился в точке 41 градус 45 минут северной широты, 64 градуса 59 минут западной долготы. Около 10.40 «Скайларк» начал сбрасывать в воду подрывные патроны — сигналы для всплытия лодки на поверхность. Затем в адрес командира 2-й группы опытовых подводных лодок было послано донесение о потере связи с «Трешером».

Комиссия установила, что командир «Скайларка» капитан-лейтенант Хеккер не включил в свое донесение командованию всех имевшихся у него данных. Комиссия считала, что за это Хеккер должен нести ответственность. Однако, по мнению комиссии, действия «Скайларка» «ни в коей мере не могли повлиять на судьбу «Трешера».

В своем заявлении министр ВМС Корт сказал, что «трагическая гибель «Трешера» заставила ВМС немедленно и тщательно проверить все, что связано с проектированием, строительством, эксплуатацией и ремонтом атомных подводных лодок США. Мы не обнаружили ничего, что могло бы поколебать нашу уверенность в правильности программы строительства. Но из любой крупной катастрофы в море, тщательно проанализированной, должно извлечь уроки. Поэтому доклад комиссии изучается со всей тщательностью. Он несомненно окажет большую помощь в разработке мероприятий по уменьшению опасности, которая всегда имеет место при эксплуатации подводных лодок».

Последовательность событий

Тот, кто мог бы знать причину гибели лодки, погиб с нею. Поэтому предположения относительно причин могут быть самые различные. Здесь возможны и авария в системе трубопровода, и ошибки в действиях тех, кто так или иначе был связан с ремонтом или управлением механизмов лодки, и прямые враждебные действия в море.

Известно, что в 07.47 10 апреля «Трешер», ожидая подхода «Скайларка», маневрировал на небольшой глубине в районе рандеву — в 220 милях восточнее мыса Код. Днем раньше, 9 апреля, находясь в районе с небольшими глубинами, он произвел ряд погружений. Сначала «Трешер» погружался на глубину, не превышавшую 56 метров. Затем он постепенно продвигался на восток в район с глубинами до 120 метров. В это же время «Трешер» проверил работу двигателей на полную мощность. Все шло нормально, и командир «Трешера» Харвей передал на «Скайларк», что он намерен утром 10 апреля выполнить программу испытаний по погружению на максимальную рабочую глубину. На глубоководные погружения планировалось затратить около 12 часов. Предполагалось, что, если все пройдет нормально, «Трешер» вернется в Портсмут около 16.00 11 апреля. Вероятно, свой путь из маловодного района в район встречи со «Скайларком», назначенной на утро 10 апреля, подводная лодка совершила, в подводном положении на глубине примерно 60 метров. По мнению специалистов, «Трешер», вероятно, шел в основном на глубине, позволяющей избежать столкновения с судами, и временами — на перископной глубине. Поскольку 9 апреля Харвей производил пробные погружения, утром 10 апреля он без колебаний погрузился на глубину 120 метров. Дальнейшее погружение лодки должно было выполняться осторожно, при самой тщательной проверке показаний приборов.

В 07.54 10 апреля «Трешер» был на глубине 120 метров и сообщил на «Скайларк», что все последующие данные о глубине погружения он будет передавать в кодированном виде — в метрах от предельной глубины погружения. «Трешер» стал медленно увеличивать глубину погружения. В 08.09 он сообщил, что находится на половине предельной глубины погружения. Очевидно, эта глубина была больше 120 метров. Дальше лодка погружалась, очевидно, еще медленнее, по-видимому, не более чем по 30 метров за один прием. Если это так, то в 08.09 она должна была находиться на глубине примерно 150 метров. За исключение небольшого круга представителей ВМС и гражданских инженеров, а также большого числа умеющих держать язык за зубами подводников, для всех остальных предельная глубина погружения «Трешера» оставалась неизвестной — это данные совершенно секретного порядка. Поскольку в 08.09 подводная лодка сообщила, что находится на половине предельной глубины погружения, считается, что предельная, или максимальная, рабочая глубина погружения составляет около 250–300 метров. (Первую цифру следует принимать в расчет, учитывая вероятность того, что в 08.09 «Трешер» все еще маневрировал на глубине 120 метров.)

В 08.35 «Трешер» назвал свою глубину погружения «минус 90 метров», что, по-видимому, говорит о том, что он был на глубине 180–215 метров. На этой глубине на лодке все было тщательно проверено.

В 08.53 «Трешер» сообщил, что он начинает погружение на предельную глубину. По всей вероятности, «Трешер» оставался на глубине «минус 90 метров» в течение 18 минут проверяя оборудование и проводя различные испытания. «Возможно, что он в это время ушел несколько глубже, метров, может быть, на 30, но не поставил об этом в известность «Скайларк».

В 09.02 и в 09.12 между «Трешером» и «Скайларком» шли обычные переговоры. К 09.02 или же к 09.12 лодка, возможно, погрузилась еще на 30 метров. Если это так, если лодка действительно погружалась по 30 метров за один прием, то общая картина за период с 07.45 до 09.12 выглядит следующим образом:



Это предполагаемые максимальные глубины, на которых могла находиться подводная лодка в течение указанных промежутков времени для проведения различного рода испытаний. Весьма маловероятно, что «Трешер» к моменту передачи в 09.12 сообщения на «Скайларк» уже был на предельной глубине погружения. Если бы «Трешер» погрузился на эту глубину, то он должен был бы сообщить об этом на «Скайларк» в 09.12, когда между кораблями производилась очередная проверка связи. Скорее всего, в 09.12 «Трешер» постепенно приближался к предельной глубине и на нем все шло нормально.

Согласно показаниям Хеккера, примерно минутой позже, то есть в 09.13, «Трешер» передал на «Скайларк» сообщение, которое свидетельствовало, что на лодке что-то случилось. Таким образом, время 09.13 надо считать началом конца «Трешера». Те, кто поддерживали по телефону связь с «Трешером», изложили комиссии несколько отличные версии содержания последнего сообщения с лодки. По их показаниям, оно состояло из трех частей. В первой части говорилось, что «Трешер» «испытывает незначительные трудности», затем говорилось о «дифференте» и, наконец, что лодка пытается «продуть цистерны».

Но что значит «испытываю незначительные трудности», если подводная лодка находится на глубине, скажем, 300 метров? Прорыв забортной воды в лодку через трубу диаметром 15 сантиметров на такой глубине нельзя рассматривать как «незначительные трудности». На глубине 300 метров через такую трубу в подводную лодку в течение одной минуты должно поступить около 45 тонн забортной воды. Даже прорыв воды через трубу диаметром 12,7 миллиметра вряд ли можно считать незначительным, учитывая, что вода, поступающая в лодку под огромным напором и с большим шумом, могла вызвать замешательство среди экипажа и затруднить поиск места аварии. Потерю управления горизонтальными рулями, если при заклинивании дифферент на нос был небольшим и не вызвал быстрого погружения лодки, можно рассматривать как «незначительные трудности». Но даже если заклинивание горизонтальных рулей было таким, что «Трешеру» грозило вынужденное «быстрое погружение», все же это можно было бы отнести к «незначительным трудностям», если, конечно, при этом скорость хода лодки была небольшой. Точных данных о скорости хода «Трешера» в 09.12 нет. Для надежного управления подводной лодкой ее скорость, очевидно, поддерживалась в пределах шести — десяти узлов, скорее всего — десяти.

Даже выход из строя главных двигателей из-за случайной остановки ядерного реактора или по каким-либо другим причинам можно рассматривать как «незначительные трудности», особенно если «Трешер» был на ровном киле.

Если «Трешер» не имел положительной плавучести и его маневрирование в подводном положении осуществлялось за счет хода и положения горизонтальных рулей, то при внезапной остановке главных двигателей и с потерей хода он неизбежно должен был пойти на дно.

Сообщение «Трешера» «испытываю незначительные трудности», полученное на «Скайларке» в 09.12, указывает на то, что в этот момент ничего внезапно катастрофического с ним не произошло. Нужно полагать, что начало катастрофы следует отнести к 09.13.

Вторая часть последнего сообщения с «Трешера» с указанием на дифферент еще менее разъясняет создавшуюся на нем обстановку. Дело в том, что для подводников она не имеет смысла. Имеется три версии этой части сообщения, а именно: «Имею положительный дифферент», «Имею положительный дифферент на корму» и «Имею положение дифферент на корму».[8] Подводники употребляют выражение: «Имею дифферент на корму» или «… на нос».[9] Подводники уделяют дифференту особое внимание; приборы измеряют его в пределах 1/4–1/2 градуса. Подводники вообще не употребляют выражений «положение дифферент на корму» или «положение дифферент на нос».[10] Выражение «Имею положительный дифферент на корму»,[11] возможно, означало, что лодка пыталась всплыть на поверхность, имея дифферент на корму, если, конечно, с лодки были переданы именно эти слова. Следует иметь в виду, что связь по гидроакустическому телефону при самых благоприятных условиях очень ненадежна. Дело в том, что на принимающий корабль поступают звуковые волны, идущие не только непосредственно от источника, но и те, которые отражаются от дна океана. Поэтому иногда прием бывает очень затруднен. В любом случае вторая часть последнего сообщения не может дать какого-либо объяснения тому, что же в действительности происходило на лодке.

Третья часть последнего сообщения с «Трешера» — «Пытаюсь продуть цистерны» — говорит о многом. Это выражение для подводника означает подачу сжатого воздуха в балластные цистерны, с тем чтобы вытеснить из них воду, то есть создать положительную плавучесть и тем самым поднять лодку на поверхность.

Очевидно, несмотря на то что трудности были незначительными, командир «Трешера» Харвей решил продуть цистерны главного балласта и всплыть на поверхность. Всплытие на поверхность можно было осуществить и другим способом — увеличением скорости хода и постановкой в соответствующее положение горизонтальных рулей. Учитывая, что Харвей прибег к продуванию цистерн главного балласта, можно предположить, что или двигателями, а значит, и скоростью хода, или рулями управлять было невозможно. Простой математический расчет показывает, например, что при нулевой плавучести, десятиузловой скорости хода и достигнутом с помощью горизонтальных рулей тридцатиградусном дифференте на корму «Трешер» должен был бы всплывать со скоростью 150 метров в минуту. При нормальной работе двигателей и горизонтальных рулей он мог бы, если необходимо, всплывать и еще быстрее. Нужно полагать, что сообщение «Трешера» о том, что он испытывает незначительные трудности, переданное им за несколько секунд до начала катастрофы, означало, что корабль потерял либо ход, либо управление горизонтальными рулями.

В сообщении «Трешера» говорится: «Пытаюсь продуть цистерны», а не «Продуваю цистерны». Слово «пытаюсь» очень настораживает. Оно говорит о том, что либо сжатый воздух по какой-то причине не вытеснял воду из балластных цистерн, либо, если это было сделано, подводная лодка все же не приобрела положительной плавучести. Это обстоятельство настораживает еще и потому, что перекрывающее устройство между баллонами сжатого воздуха и трубопроводом, по которому воздух поступает в балластные цистерны, очень несложно и быстро открывается.

«Пытаюсь продуть цистерны» звучит для подводника так же, как, скажем, «пытаюсь тормозить» звучит для водителя автомашины. Опытный водитель знает, что нажатие на тормозную педаль машины — простое и почти мгновенное действие. Выражение, подобное приведенному выше, означает, что водитель нажимает на педаль, но тормоз не действует.

Имел ли место отказ в работе воздушной системы на «Трешере»? Уотсон показал, что через несколько секунд после слов «пытаюсь продуть цистерны» он услышал шум стравливаемого сжатого воздуха. Моуэн заявил, что он слышал шум стравливаемого сжатого воздуха в момент передачи лодкой сообщения «пытаюсь продуть цистерны». Вполне возможно также, что шум стравливаемого сжатого воздуха на «Скайларке» услышали до получения сообщения «пытаюсь продуть цистерны».

Если слова «пытаюсь продуть цистерны» получены «Скайларком» раньше, чем на нем услышали шум стравливаемого воздуха, то это могло означать, что попытка продуть цистерны оказалась успешной. Если шум стравливаемого сжатого воздуха и сообщение с «Трешера» достигли «Скайларка» одновременно, то последнее поступило бы в искаженном виде, так как шум создал бы серьезные помехи.

То, что шум стравливаемого сжатого воздуха слышался всего в течение нескольких секунд, имеет большое значение. Если «Трешер» находился почти на предельной глубине погружения и пытался всплыть, то, очевидно, он должен был бы продувать цистерны не несколько секунд, а значительно дольше.

Если сообщение «пытаюсь продуть цистерны» поступило на «Скайларк» после того, как «Трешер» начал продувать цистерны, то слово «пытаюсь» имело бы больше смысла. Правда, в этом случае среди членов экипажа лодки должно было возникнуть беспокойство. Несомненно, на «Трешере» что-то произошло. И хотя случившееся, очевидно, не внушало серьезных опасений за судьбу подводной лодки, ее командир капитан-лейтенант Харвей принял решение всплыть. Харвей пытался продуть балластные цистерны, но безуспешно.

Потеряв ход и управление горизонтальными рулями и не имея возможности продуть цистерны, «Трешер» в зависимости от удифферентованности мог оказаться в очень опасном положении на любой глубине, даже на глубине нескольких метров.

Таким образом, можно предположить следующую последовательность событий: в течение четырех минут, то есть между 09.13 и 09.17, передачи с «Трешера» не было. В эти минуты подводная лодка пыталась продуть цистерны. Затем, в 09.17, «Трешер» передал сообщение, которое оканчивалось словами «предельная глубина». Общее мнение сводится к тому, что впереди шло слово «превысил». В течение этих четырех минут находившиеся на «Скайларке» чувствовали, что на «Трешере» происходит что-то неладное. Командир «Скайларка» капитан-лейтенант Хеккер лично взял микрофон и повторил несколько раз один и тот же вопрос: «У вас все в порядке?» Вполне возможно, что, говоря в телефон, Хеккер не услышал передачи с лодки.

Четырехминутный перерыв в связи, если, конечно, исключить возможность того, что Хеккер не мог слышать «Трешера», так как сам говорил в микрофон, можно объяснить следующим образом. Во-первых, вполне возможно, что события на лодке развертывались настолько стремительно, что ее экипаж, понимая, что лодке грозит гибель, а получить какую-либо помощь от «Скайларка» невозможно, был всецело занят борьбой за живучесть. Во-вторых, не исключено, что в течение указанных четырех минут обстановка на лодке оставалась неизменной и не внушала опасений: лодка маневрировала около предельной глубины погружения, а возможно, даже медленно всплывала. Вероятно, в это время команда пыталась пустить главные двигатели или же была занята поиском места аварии в воздушной системе высокого давления. В этом случае передачу сообщения на «Скайларк» можно было отложить на несколько минут. И наконец, третье предположение: лодка могла частично или полностью лишиться электроэнергии, включая питание гидроакустического телефона. В 09.17, как показал Уотсон, «Трешер» передал на «Скайларк» сообщение, которое оканчивалось словами «предельная глубина». Затем, несколько секунд спустя, он услышал треск разламывающегося корабля.

Следует иметь в виду, что в 09.12 состоялась очередная проверка связи между «Трешером» и «Скайларком». Это время точное и не вызывает сомнений. Время развертывания дальнейших событий дано в свидетельских показаниях и может иметь ошибку в пределах одной или больше минут. Но в наших рассуждениях мы принимаем указанное свидетелями время за действительное. Таким образом, в 09.12 на «Трешере» все было в порядке; в 09.13 он передал, что испытывает трудности; в 09.17 Уотсон слышал слова «предельная глубина», а затем треск разламывающегося корабля. Все произошло в течение пяти минут. «Трешер» пытался всплыть, но не смог и стал быстро погружаться на дно океана на глубину более 2560 метров.

Прочный корпус подводных лодок ВМС США рассчитан на давление, превышающее в полтора раза давление, которое лодка испытывает при погружении на предусмотренную инструкцией предельную глубину. Поэтому предельная глубина погружения относится к расчетной глубине погружения как 2:3. Этим увеличивается безопасность плавания подводных лодок. Расчетная глубина погружения определяется математически и проверяется на моделях. Однако результаты испытаний моделей не всегда достаточно достоверны, так как определить точно масштабные гидродинамические характеристики очень сложно. Поэтому можно считать, что расчетная глубина погружения «Трешера» равнялась примерно полуторной величине ее предельной глубины погружения. Если принять, что предельная глубина погружения «Трешера» составила 250–300 метров, то ее расчетная глубина погружения равнялась 400–500 метрам.

Вероятно, аварийная обстановка на «Трешере» была такова, что в течение пяти трагических минут он погрузился с предельной глубины еще на 120–150 метров и оказался на расчетной глубине. Поэтому «незначительные трудности», которые испытывал «Трешер», по мере приближения к расчетной глубине приняли крайне опасный характер: трубопроводы приема забортной воды начали сдавать, и в лодку ворвались мощные струи забортной воды. Вода вывела из строя электрооборудование и освещение. Экипаж оказался в беспомощном положении.

Проникшая в «Трешер» вода заставила его погружаться все глубже и со все возрастающей скоростью. По мере погружения корпус лодки испытывал все большее и большее давление. Наверное, и в это время на «Трешере» не было серьезных потерь в людях. Но теперь все чувствовали неизбежность катастрофы и пытались найти способ спасения. Затем на «Трешере» начала ломаться изоляционная прокладка внутренней поверхности корпуса. По мере увеличения забортного давления корпус все больше сдавал, начали лопаться трубопроводы. Еще мгновение — и корпус подводной лодки был раздавлен. В какую-то долю секунды в лодку под огромным давлением, разрушая все на своем пути, хлынула большая масса воды.

Есть мнение, что «Трешер» в момент аварии быстро заполнился водой и затонул целым. Но это мнение нельзя принимать всерьез, по той причине что первое поступление воды в лодку неизбежно должно было бы ускорить ее погружение на глубину, на которой ее корпус, еще не будучи полностью затопленным, не выдержал бы, он был бы раздавлен и разломился на части. Нет также никаких оснований предполагать, что на «Трешере» могли образоваться воздушные «карманы», которые удерживали бы его где-то между расчетной глубиной погружения и дном океана. Нет сомнения в том, что все то, из чего состоял «Трешер», пошло на дно океана на глубину 2560 метров.

И все же, что могли представлять собой «незначительные трудности», которые «Трешер» испытывал в 09.13 и которые привели к самой ужасной в истории подводных лодок катастрофе? Хотя испытываемые лодкой трудности оценивались как незначительные, ее командир принял вскоре решение продуть цистерны главного балласта. Это говорит о том, что трудности, вероятно, повлекли за собой утяжеление лодки, то есть увеличение отрицательной плавучести. А это, по всей вероятности, могло случиться в результате либо потери кораблем хода, либо поступления в него забортной воды. К тому же потерять ход подводная лодка могли опять-таки вследствие поступления в нее забортной воды, приведшей к выходу из строя главных двигателей.

Комиссия по расследованию, учитывая имеющиеся в ее распоряжении данные, заключила, что «наиболее вероятной» причиной гибели «Трешера» следует считать аварию в системе трубопроводов. Правда, трудно поверить, чтобы какой-нибудь подводник, находясь на подводной лодке на предельной глубине погружения или близкой к ней, мог рассматривать поступление воды в лодку, даже в небольшом количестве, как незначительные трудности. Вполне возможно также, что доклад из отсека, куда ворвалась вода, мог по какой-либо причине поступить в центральный пост в искаженном виде. В результате на «Скайларк» передали, что «Трешер» испытывает «незначительные трудности».

Однако более вероятно, что «незначительные трудности» заключались в отказе главных двигателей. Потеряв ход, подводная лодка начала погружаться все глубже и глубже. Чтобы остановить погружение и всплыть на поверхность, «Трешер» стал продувать главные балластные цистерны. Но еще до того как погружение могло бы быть остановлено и до того как была достигнута расчетная глубина, все увеличивающееся давление воды прорвало одну из многочисленных труб, проходящих через прочный корпус. Хлынувшая в «Трешер» вода увеличила отрицательную плавучесть и ускорила погружение лодки. На большой глубине лодку раздавило.

Комиссия указала, что «наиболее вероятной» причиной гибели «Трешера» является авария трубопровода водяной системы. Вода могла проникнуть в лодку по трубе небольшого (2,5–5,0 сантиметров) или же большего диаметра (10–15 сантиметров). В машинном отсеке «Трешера» имелось несколько таких трубопроводов. Однако вряд ли «Трешер» мог сообщить на «Скайларк», что он испытывает незначительные трудности, если в лодку ворвалась вода через трубу большого диаметра. Поэтому более вероятно, что авария могла произойти в трубопроводе малого диаметра. Прорыв в подводную лодку воды или остановка главных двигателей представляются наиболее вероятными причинами ее гибели. Но возможны и другие причины.

В докладе комиссии по расследованию указывается, что «имеющиеся данные говорят о том, что гибель «Трешера» и находившихся на ней 129 человек. Не является следствием злого умысла, ошибки, небрежности или неопытности одного или многих лиц, находящихся в рядах ВМС или связанных с ними». Хотя считается, что этот вывод сделан главным образом для того, чтобы сохранить верфи хорошую репутацию, он в то же время говорит о том, что гибель подводной лодки произошла не по причине невменяемости кого-либо из экипажа «Трешера». Подводники проходят психологическую проверку. Сведения на этот счет свидетельствуют, что все находившиеся на борту «Трешера», включая гражданских лиц, были вполне нормальны. Кроме того, сообщение об испытываемых незначительных трудностях указывает на то, что авария носила технический характер.

Внутренний взрыв как причина гибели исключается, поскольку в этом случае «Скайларк» должен был бы слышать такой взрыв. Кроме того, «Трешер» не имел торпед, а взрыв ядерного реактора, по заявлению адмирала Риковера, невозможен. Заявление адмирала подтверждается тем, что в районе поиска ни на поверхности, ни на грунте радиоактивного заражения не обнаружено.

Сразу же после гибели «Трешера» пошли разговоры о возможной диверсии. Дело в том, что еще за четыре года до того как «Трешер» пришел для ремонта в Портсмут, на верфи проходила капитальный ремонт первая атомная подводная лодка «Наутилус». Известно, что в тот период было зафиксировано несколько попыток совершить диверсии. В частности, на подводной лодке оказался порезанным в 237 местах бронированный электрический кабель. Установлено, что большинство порезов было сделано в течение пяти-шести дней. Все попытки федерального бюро расследований найти виновных оказались тщетными, хотя оно проверило родословную всех, кто был занят на ремонте «Наутилуса». Арестов не было, но на верфи обнаружили несколько недовольных рабочих. Это случилось в октябре 1959 года. После этого до июня 1960 года работы на лодке шли нормально. В июне на лодке порезанным оказался шланг для проверки испарителей. Позже представитель ВМС заявил, что виновным оказался один из членов экипажа лодки.

21 декабря 1959 года на атомной подводной лодке «Снук», находившейся в сухом доке в Паскагула, кто-то разрезал коленчатую трубу трубопровода. Менее чем через месяц на атомном крейсере «Лонг Бич», находившемся в Куинси, обнаружили три прореза на восьмидесятивосьмимиллиметровом кабеле противоминной обмотки. Хотя этот случай квалифицировали как «не имевший серьезного значения», федеральное бюро расследований и военно-морская разведка провели тщательное расследование.

Подобного рода саботаж обычно относят к действиям иностранной агентуры. Однако указанные случаи были квалифицированы иначе. Предполагалось, что повреждения производились кем-либо из рабочих или из членов экипажа корабля только с одной целью — задержать выход корабля в море. Возможно, что какой-нибудь матрос хотел остаться на берегу подольше или какой-нибудь рабочий боялся остаться без работы и хотел, чтобы корабль подольше оставался на верфи. Не исключено, что подобного рода «саботаж» мог иметь место и на «Трешере». Кто-нибудь мог, например, ослабить или отвинтить несколько гаек, что в случае обнаружения было бы вполне достаточным, чтобы задержать выход лодки в море.

Возможно также, что на «Трешере» допустили какую-то небрежность. В начале 1960 года на атомной подводной лодке «Тритон», когда она вышла в свое кругосветное плавание в подводном положении, один из клапанов вентиляционной системы не закрывался. Хотя в системе имеется второй, дублирующий клапан, сам по себе этот случай был квалифицирован как «крайне серьезный». Осмотр показал, что в гнезде клапана находился смятый ржавый карманный электрический фонарь. Как заявил командир «Тритона», это могло случиться по небрежности одного из рабочих.

Промышленные предприятия и судоверфи США часто критиковались за невысокое качество работ. Одним из наиболее неистовых критиков является адмирал Риковер. За шесть месяцев до гибели «Трешера» в одном из своих выступлений он заявил: «Не раз, когда я находился на подводной лодке на большой глубине, происходили аварии систем забортной воды. И всегда по причине плохого качества материала арматуры. И если бы не моментальные действия экипажа, последствия могли быть катастрофическими и я бы не выступал сегодня здесь».

Не произошла ли авария на «Трешере» именно по этой причине? Если да, то не погибла ли лодка потому, что в создавшейся обстановке экипаж действовал недостаточно быстро? Обсуждая вопросы строительства атомных подводных лодок, адмирал Риковер заявил: «Ряд недостатков, с которыми мы постоянно встречаемся… это дефекты сварки, некачественность рентгенографической проверки и плохое литье, то есть недостатки, которые относятся к существующей ныне технологии строительства кораблей. В прессе часто появляются сообщения об отказе в работе отдельных важных узлов или целых систем по причине плохой сварки, неправильного использования существующих методов проверки или недоброкачественности материала. Поскольку действенных мер к устранению этих недостатков не принимается, надо полагать, что промышленность считает явления подобного рода неизбежными».

Адмирал подтвердил свое заявление рядом примеров. «Недавно, — сказал он, — в системе трубопровода из медно-никелевого сплава обнаружили патрубок из нержавеющей стали. Причем согласно полученному от фирмы сертификату со всеми данными на патрубок, включая данные химического анализа и проверки, он числился медно-никелевым. Более того, слово «медно-никелевый» было вытравлено на патрубке. И все же это была стальная деталь. Система трубопровода предназначалась для забортной воды, и если бы этот патрубок остался в ней, то могла произойти серьезная авария.

Не так давно, — продолжал адмирал, — мы обнаружили путаницу в обозначении и упаковке сварочных электродов, что также могло иметь тяжелые последствия… В течение трех месяцев мы выясняли, как это могло произойти, и установили, что подобную же ошибку в маркировке электродов допускает почти каждая из основных фирм, производящих электроды».

Адмирал подчеркнул, что недостатки в строительстве кораблей этим не исчерпываются. «Например, — заявил он, — на кораблестроительный завод поступает какой-то строительный материал, который должен иметь определенные характеристики тепловой обработки. А проверка документов показывает, что эти характеристики не выдержаны. Оказывается, при изготовлении материала не был выдержан тепловой режим, материал находился в печи дольше, чем положено; приборы замера температуры в печи оказывались неправильно откалиброванными. Нечего и говорить, что фирмы, дающие подобный брак, не могли поступить хуже».

Следует отметить в этой связи, что через шесть месяцев после гибели «Трешера» командование ВМС США сообщило о том, что находящаяся в постройке 31 атомная подводная лодка не войдет в строй в намеченные ранее сроки. В сообщении указывалось, что причинами задержки являются обнаруженные дефекты в оборудовании и некачественность работ.

Среди возможных причин гибели «Трешера» указывалась еще одна — подводный шторм в районе погружения лодки. Сотрудник океанографического института в Вудс-Холе Айселин заявил, что «Трешер» погружался в районе, где холодное течение, идущее от полуострова Новая Шотландия, встречается с теплым течением Гольфстрим. По его словам, при обычных условиях встреча течений не могла оказать неблагоприятного воздействия на подводную лодку, но 10 апреля условия в этом районе были необычными. Айселин указал, что в течение нескольких дней до прихода «Трешера» в этот район здесь штормило, в результате чего произошло смешение теплых и холодных масс воды, образовался более сильный, чем обычно, нисходящий поток, который мог медленно увлечь подводную лодку на большую глубину, где она и была раздавлена.

Возможно ли, что именно в этих условиях 10 апреля «Трешер» испытал незначительные трудности? Айселин указывает, что нисходящий поток мог «тащить» лодку вниз со скоростью 100 метров в две минуты.

Однако опытные подводники отвергают возможность гибели «Трешера» по указанной причине. Они заявляют, что подводники привыкли водить подводные лодки в условиях действия на них подводных течений, и подчеркивают, что при нормальной работе двигателей и системы продувания балластных цистерн «Трешер» легко справился бы с такого рода затруднением.

Есть и такие люди, которые полагают, что «Трешер» мог погибнуть в результате враждебных действий в море. Правда, в официальных кругах ВМС эта точка зрения отвергается.

Все вышесказанное — это только предположения. Истинные причины гибели «Трешера», вероятно, никогда не будут выяснены.

Заключение

Всегда считалось, что плавание на подводных лодках сопряжено с опасностью. Однако под влиянием ряда обстоятельств в начале 60-х годов это мнение начало меняться; появилась уверенность в том, что плавание на лодках безопасно. К числу таких обстоятельств следует отнести редкие случаи серьезных аварий на лодках, появление атомных подводных лодок, а также более совершенной техники и методов спасения с затонувших подводных лодок. За 18 лет, истекших с момента окончания второй мировой войны, ВМС США потеряли только две подводные лодки: «Кочиноу», затонувшую у берегов Норвегии в 1949 году в результате взрыва на ней водорода, и «Стиклбэк», которую летом 1958 года в районе Гавайских островов таранил эскортный корабль, причем на ней погиб только один человек. На подводных лодках, конечно, случались происшествия, оканчивавшиеся гибелью отдельных членов экипажа, но крайне редко.

Если учесть, что в 60-х годах в составе действующих подводных сил США было 100 подводных лодок и они ежегодно производили до 50 тысяч погружений, и только некоторые из них неудачны, можно заключить, что подводная лодка — надежный корабль. Вера в надежность подводного корабля укрепилась еще больше, после того как появились атомные подводные лодки. Несмотря на конструктивную сложность, атомная лодка обладает дополнительными факторами безопасности: во-первых, способностью любые переходы делать в подводном положении, что уменьшает опасность столкновений с надводными судами, и во-вторых, большой мощностью ядерной энергетической установки. Что касается техники и методов спасательных работ, то они не вызывают сомнения. Считалось, что если подводная лодка затонет, то с помощью спасательного колокола люди будут спасены. Все американцы знали, что еще в 1939 году с помощью колокола спасли 33 человека со «Сквалуса», затонувшего на глубине 74 метра.

И вдруг страна узнает, что погибла атомная подводная лодка, которая считалась самой совершенной! Причем в составе действующих подводных сил уже имелись 2 лодки этого типа, 14 строились, и еще больше планировалось построить.

Реакция прессы на сообщение о гибели «Трешера» была бурной. Печатались официальные заявления, различные комментарии и пространные высказывания военно-морских и других обозревателей и специалистов о возможных обстоятельствах и причинах гибели лодки. У четырех человек из экипажа подводной лодки, которые по разным причинам были на берегу во время последнего выхода в море, брались интервью для газет, радио и телевидения. Вся страна переживала гибель 129 человек.

Но самые тяжелые переживания выпали на долю семей погибших. По распоряжению командования представители ВМС посетили семьи погибших и оповестили их о случившемся. Сразу же вслед за этим штаб ВМС опубликовал сообщение о гибели «Трешера», в котором говорилось, «что все, кто были на «Трешере» 10 апреля 1963 года, погибли». Одновременно приступили к поиску «Трешера». Были организованы силы поиска, а также созданы группы экспертов, в том числе группа технических рекомендаций, которую возглавил сотрудник научно-исследовательского управления ВМС Максуэлл, группа по пересмотру систем глубоководного погружения, в которую вошли океанографы, эксперты по глубоководным средствам, а также группа специалистов подводного дела, которую возглавил океанограф ВМС контр-адмирал Стефан. На эту группу возложили задачу разработать пятилетнюю программу работ на больших глубинах и представить рекомендации по обеспечению ее фондами и личным составом.

Кроме того, была создана еще одна группа, в которую вошли опытные подводники и конструкторы, не знакомые с «Трешером». Ей надлежало всесторонне рассмотреть проект, по которому строился «Трешер», и дать свое заключение. Другая группа, состоявшая из подводников и конструкторов, имевших дело с «Трешером», должна была составить свое заключение. Вышестоящим инстанциям предстояло сравнить эти два заключения, с тем чтобы сделать необходимые выводы.

После гибели «Трешера» командование ВМС отдало приказание однотипным с ним лодкам «Пермит» и «Планджер», находившимся на Тихом океане, ограничить установленные ранее глубины погружения. Такие же приказания были даны лодкам, вооруженным ракетами «Поларис», конструктивные характеристики которых во многом сходны с характеристиками «Трешера».

Все это не было продиктовано какими-либо сомнениями в конструкции «Трешера». Это были предупредительные меры, имевшие целью не допустить в дальнейшем повторения того, что случилось с «Трешером».

Гибель «Трешера» не внесла каких-либо изменений в план использования подводных лодок. Строительство атомных подводных лодок и их испытания в море проходили по плану, хотя теперь проверка всех систем, механизмов и приборов осуществлялась более тщательно и строго. План использования атомных подводных лодок, вооруженных ракетами «Поларис», также не претерпел изменений. В момент гибели «Трешера» в составе действующих подводных сил было две лодки этого типа — «Пермит» и «Планджер». С тех пор в строй вошли другие лодки и ожидали ввода в строй еще 11 лодок — «Дэйс», «Тиноса», «Хэддо», «Поллак», «Барб», «Хэддок», «Гэтоу», «Грин-линг», «Флэшер», «Гардфиш» и «Джек».

Почти однотипной с «Трешером» будет атомная торпедная лодка «Стёрджен» — она несколько длиннее и большего водоизмещения, это позволяет разместить в ней более совершенную гидроакустическую аппаратуру и оборудование для стрельбы торпедами.

ВМС пересмотрели все, что связано с вождением подводных лодок и обеспечением их безопасности. Особое внимание уделено борьбе за живучесть подводных лодок. Кораблям, сопровождающим подводные лодки на испытаниях, приказано вести техническую запись переговоров с ними. Считается, что, хотя «Скайларк» не мог ни предотвратить гибель «Трешера», ни оказать ему какую-либо помощь, точная запись содержания последнего сообщения с лодки, если бы она велась, могла помочь установить, в чем заключались испытываемые «Трешером» «незначительные трудности».

Одновременно с расследованием внесен ряд изменений в технологию строительства лодок. В частности, приняты меры к улучшению способа сварки труб серебром. Хотя прямых указаний на то, что на «Трешере» могла произойти авария в месте сварки стыков, и нет, вероятность именно такой аварии наиболее велика, если учесть, что на «Трешере» имелось большое количество «серебряных стыков».

Главное управление кораблестроения ВМС подготовило список изменений, названный Программой повышения безопасности глубоководных лодок. Предписывалось сначала выполнить изменения, а затем снять введенные после гибели «Трешера» ограничения в отношении допустимых глубин погружения. В связи с этим время строительства атомных торпедных подводных лодок и лодок, вооруженных ракетами «Поларис», несколько увеличилось. Однако план строительства подводных лодок не претерпел каких-либо изменений.

Комиссия по расследованию затратила довольно много времени на заслушивание показаний, касающихся качества проверки строительных и ремонтных работ на судостроительной верфи ВМС в Портсмуте. Еще в процессе работы комиссии и создания экспертных групп были проведены мероприятия по усовершенствованию технических средств контроля и повышению качества проверочных работ на верфи.

Предполагается, что еще больше по этому вопросу будет сделано на основании выводов и рекомендаций комиссии и экспертных групп. Имеется в виду, в частности, проверку целостности систем трубопроводов высокого давления на подводных лодках производить ультразвуком.

Необходимость решения ряда проблем, связанных с установлением местонахождения останков «Трешера», привела к созданию «группы по пересмотру систем глубоководного погружения» и позволила океанографам страны получить большую практику.

«Трешер» погиб. Не исключено, что в будущем могут погибнуть и другие американские подводные лодки. Это подтверждает и статистика и практика. Несмотря на все меры, предпринимаемые для улучшения конструкций и технологии строительства подводных лодок, а также повышения мастерства подводников, несчастные случаи с ними возможны. Практика показывает, что на подводных лодках происходят различного рода аварии как по техническим причинам, например заклинивание горизонтальных рулей или случайная остановка реактора, так и по вине личного состава. Конечно, на подводных лодках имеются средства и личный состав для борьбы за живучесть, но рано или поздно какая-нибудь авария отправит другую лодку со всем ее экипажем на дно. Конечно, гибель лодок можно исключить. Но для этого нужно было бы установить, например, глубину погружения не более 70 метров, скорость хода, не превышающую 10 узлов, и плавать только днем. Но с таким же успехом можно было бы приказать подводным лодкам оставаться все время у пирсов. А это невозможно.

Приложение. Некоторые данные по батискафу «Триест»


На борт десантного судна «Пойнт Дифайенс» поднимают батискаф «Триест» для доставки его из Сан-Диего в Бостон. Белые полосы на корпусе батискафа указывают на расположение отсечных переборок. На снимке хорошо видна прикрепленная к нижней части корпуса гондола, а также приемо-передающие устройства поисковой и связной аппаратуры


«Триест» — единственный батискаф в ВМС США. Он состоит из двух основных частей: плавучей системы и подвешиваемой к ней стальной гондолы. Плавучесть системы обеспечивается заполняющим ее цистерны легким топливом. Вместимость цистерн — около 130 тысяч литров. В подводном положении внутреннее давление в батискафе и забортное равны. Внутри плавучей системы размещены два стальных цилиндра, вес которых достаточен, чтобы создать батискафу отрицательную плавучесть. По концам плавучей системы расположены балластные цистерны. Чтобы погрузить батискаф, эти цистерны заполняются забортной водой. Всплытие на поверхность обеспечивается освобождением батискафа от цилиндров, выталкиваемых с помощью электромагнитного устройства. В случае отказа по какой-либо причине электроэнергетической установки срабатывает устройство, выбрасывающее цилиндры автоматически.


Эта необычная фотография показывает, насколько стеснены условия внутри гондолы батискафа «Триест». Внутренний диаметр гондолы составляет 2 м (стр. 513)


В гондоле размещается обычно два человека, но в случае необходимости в ней можно разместить трех человек и некоторую аппаратуру. На «Триесте» установлены три электромотора, приводящие в движение два винта. Это позволяет «Триесту» передвигаться в горизонтальной плоскости со скоростью 1,5 узла в течение четырех часов. На «Триесте» имеется: четыре тридцатипятимиллиметровые фотокамеры, гидроакустическая аппаратура, подводный телефон, система наружного освещения, дистанционное управление механической «рукой» для подъема предметов небольшого веса и пульт управления всеми механизмами. Предельный срок пребывания батискафа в подводном положении — шесть часов.


Примечания


1

Предисловие к сборнику в составе: Уильям Андерсон. «Наутилус» у Северного полюса; Джеймс Калверт. Подо льдом к полюсу; Джордж Стил. Плавание «Сидрэгона»; Эдвард Бич. Вокруг света под водой; Норман Полмар. Гибель «Tpeшepa».

(обратно)


2

«Нэйзи таймс», 24 марта 1965 г.

(обратно)


3

«Трибюн», 16 марта 1962 г.

(обратно)


4

«Have positive up angle… Attempting to blow up». Это и другие толкования последнего сообщения с «Трешера» мы приводим в подстрочных примечаниях в оригинальном виде, на английском языке. Некоторые из них, по признанию автора, не соответствуют принятой в США терминологии и поэтому бессмысленны. См. также стр. 497–498. — Прим. ред.

(обратно)


5

«Experiencing minor problem… Have positive angle… Attempting to blow».

(обратно)


6

«Experiencing minor difficulty… Have positive up angle… Attempting to blow… Will keep you informed».

(обратно)


7

«Have position up angle… Attempting to blow up».

(обратно)


8

По-английски соответственно: «Have positive angle», «Have positive up angle» и «Have position up angle» — Прим. ред.

(обратно)


9

По-английски соответственно: «Having an up angle» или с…down angle». — Прим. ред.

(обратно)


10

По-английски соответственно: «position up angle» или «position down angle». — Прим. ред.

(обратно)


11

По-английски: «Have positive up angle». — Прим. ред.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие[1]
  • «Трешер»
  • Короткая карьера
  • Последнее плавание
  • Поиск «Трешера»
  • Обнаружение останков
  • Расследование
  • Последовательность событий
  • Заключение
  • Приложение. Некоторые данные по батискафу «Триест»