Маркетинг за МКАДом, или Исповедь маркетолога (fb2)

Маркетинг за МКАДом, или Исповедь маркетолога   (скачать) - Сергей Александрович Разуваев

Сергей Разуваев
Маркетинг за МКАДом, или Исповедь маркетолога


От партнера издания

С момента своего основания 25 марта 1996 корпорация «Адвекс» специализируется на оказании всего комплекса услуг, связанных с покупкой или продажей объектов недвижимости независимо от форм собственности и функционального назначения.

Задавшись целью сформировать цивилизованные отношения на рынке недвижимости и руководствуясь принципом прозрачности отношений с клиентами, за более чем 15 лет работы «Адвекс» сформировала надежную профессиональную команду специалистов и наладила эффективные бизнес-процессы.

Результат оказался впечатляющим: за короткое время «Адвекс» превратилась из компании регионального масштаба в одну из лидирующих профессиональных риелторских компаний России.

В немалой степени этому способствовала грамотная маркетинговая политика нашей компании. Именно поэтому, когда мы узнали о подготовке к выходу книги «Маркетинг за МКАДом», описывающей события, участниками которых были и мы, я принял решение поддержать данное издание и выступить его партнером. Я знаю Сергея много лет. Решения, которые предложил он, имели огромное влияние на региональный рынок. Уверен, что эта книга будет интересна самому широкому кругу специалистов.

С наилучшими пожеланиями,

Сергей Сухарев,
председатель совета директоров «Адвекс» (Тюмень), член FIABCI (Международной федерации участников рынка недвижимости), кандидат социологических наук


Введение

Обычно во введении автор кратко описывает основную проблему, которая раскрывается в книге. Свое введение мне хотелось бы построить несколько иначе. Что вы получите взамен тех денег, которые заплатили за книгу, и того времени, которое проведете, ее читая? На этот вопрос я и хочу ответить.

Начну издалека. Я изучил много различной литературы по маркетингу. Многое из того, что читал, мне нравилось, что-то нет. Обратил внимание, что не нахожу книг, которые могли бы помочь мне в решении насущных проблем. Есть книги об управлении корпорациями, прекрасные исследования относительно развития рынков и целых отраслей. Все это весьма интересно и познавательно. Но что с ними делать, как применить этот опыт, тем более что по большей части он зарубежный? В последнее время стали появляться труды российских специалистов. Отдаю им должное, некоторые из них потрясают своей простотой и доступностью. Однако я не встречал книг, написанных по принципу «сделал – получил результат», где раскрывалась бы суть проекта, прослеживался бы весь путь от его начала до логического завершения. Мне всегда было интересно, как та или иная компания добивается результата, во что это обходится и что, а главное, сколько это дает. И интерес был не только к глянцевой стороне дела. Всегда хочется понимать проблематику того, что происходит внутри проекта, чего не видно со стороны.

В своей книге я попытался раскрыть внутренние процессы, происходившие при реализации довольно крупного регионального строительного проекта («Восемь ярдов»). Любопытно еще и то, что рассказ ведется о компании, в которой я не работаю. На страницах книги она так и называется – Компания. Компания – второй игрок по объему вводимого жилья в нашем регионе. За те годы, когда Компания реализовывала проект застройки Заозерного микрорайона, она внедрила новую культуру строительства и практически перекроила региональный рынок. Основной акцент был сделан на использование нестандартных для региональных компаний маркетинговых стратегий и инструментов. Многие из этих инструментов впоследствии использованы в различных городах, в том числе и миллионниках. За те годы, что я занимался этим проектом в качестве консультанта, я в какой-то степени сроднился с клиентом, что не могло не сказаться на проекте. Это давало свои плюсы и минусы. Я постарался предельно откровенно рассказать о том, что мы делали и что это давало проекту.

Один из моих любимых авторов предлагает подсчитывать количество полезных советов на странице книги. Наверное, он прав: полезность любой книги должна измеряться. Предлагаю измерять не только количество полезных советов, но и их качество. В этой книге есть несколько вещей, которые были впервые реализованы нами и минимум дважды спасали Компанию в сложной ситуации, а также приносили сотни миллионов рублей. Я гарантирую вам предельно откровенный рассказ о пяти годах из жизни маркетолога, занимающегося крупным проектом.

Если у кого-то возникнет профессиональный и предметный интерес к проекту, я готов познакомить читателя с Компанией, провести экскурсию по Заозерному микрорайону, рассказать и показать те маркетинговые приемы и решения, которые мы там использовали, но рассказ о которых не вошел в эту книгу. Правда, для этого вам будет необходимо приехать к нам.

Всех благ, Сергей Разуваев
razuvaev@gmk.ru


Полтора ярда

Прежде чем рассказать о мероприятиях, проведенных нами в 2007 году, хотелось бы описать ситуацию, которая сложилась в девелоперском бизнесе города N к концу года 2006-го. Ситуация эта была уникальна и парадоксальна.

Я с удовольствием теперь вспоминаю, как приходил в те дни к директору по маркетингу и продажам Компании и спрашивал: «Ну, как сегодня продажи?» Директор отвечал мне: «Сегодня продаж нет, продажи закрыты». Вот такой был у нас неизменный и содержательный диалог. Собака была зарыта вот где: многие строительные компании продавали свое жилье не весь месяц, а только в определенный его период – скажем, с 1-го по 15-е. Затем попросту закрывали продажи, ожидая дальнейшего роста цен на недвижимость. Мило, не правда ли? И выгодно… с точки зрения того, кто не покупает, а продает.

Эти правила игры буквально укоренились в сознании застройщиков, они к ним очень привыкли. Действительно, есть ликвидное жилье и нежилая недвижимость – они уйдут по максимальной цене, но есть обычные безликие квартиры, которые тоже надо как-то продавать. Вот эти квартиры и сливали в первые пятнадцать дней месяца, потом выжидали пару недель, пока ценник на недвижимость вырастет, и задвигали новую партию. Такой вот алгоритм выборочных продаж…

Это, безусловно, был рынок продавца, его полный и непререкаемый диктат покупателю. В тот период рынок недвижимости прощал все: нелепую архитектуру, глупые планировочные решения, завышенные цены. Такое уж было время: деньги стоили дешево, а квартиры постоянно росли в цене – по некоторым оценкам, рост этот доходил до 30 % в год, а то и больше. Это были квартиры инвесторов. Сами инвесторы жить в них не собирались, поэтому и не могли объективно оценить ни функциональность, ни локацию продаваемого жилья, ни развитость инфраструктуры района, где оно расположено. Но все когда-то заканчивается, закончился и год инвестора.

Начался 2007-й. Компания начала строить много, очень много. А это уже другие расклады. Понимаете, одно дело, когда какая-нибудь компания строит, к примеру, один дом. Она этим домом живет, потом продает и принимается за строительство нового. А наша Компания начала строительство семи домов одновременно. Напомним, что финансовый план, план продаж недвижимости, в этой Компании всегда был обозначен четко и выполнялся неукоснительно.

Была поставлена задача: в 2007 году собрать 1,5 миллиарда рублей. В конце 2006 года, когда верстался этот финансовый план, никто и не ставил под сомнение эти немалые цифры. Все, как говорится, потирали руки в предвкушении грядущих прибылей. Еще бы, такая большая линейка предлагаемого рынку жилья, продажи прямо попрут!

Планы планами, а к июлю мы в силу разных причин продали квартир на сумму лишь около 500 миллионов рублей. То есть на одну треть! Конечно, для небольшой компании это было бы очень даже недурно, но с точки зрения нашего партнера, его здоровых амбиций и потребностей, – крайне мало.

Итак, момент истины наступил в августе. Все вдруг осознали: за оставшиеся четыре с небольшим месяца требуется собрать миллиард рублей, то есть вдвое больше, чем за все предыдущие месяцы года!

Таким образом, эффективность работы в смысле продаж необходимо было повысить в разы. И руководство Компании однозначно поставило задачу: реализовать подобный проект. Во что бы то ни стало. Проект этот получил специальное название «Полтора ярда». Мы приняли, нам понравилось. Полтора ярда…

Был сделан первый, очень правильный и своевременный шаг – колоссальная работа по встряске мозгов специалистов отдела продаж и всех иных, кто хоть как-то «завязан» на продажи. Усилили штат отдела, провели целый ряд обучающих тренингов, в некоторых из них приняли участие и мы. Это одно из главных преимуществ работы с серьезными компаниями: они интегрируют твой опыт, твое ви́дение, весь твой творческий потенциал в свою среду. Проходя тренинг вместе с управляющими и топ-менеджерами такой компании, ты начинаешь жить ее жизнью, полностью разделяя ее чаяния и проблемы. Ты видишь изнутри сильные и слабые стороны своего клиента. В итоге все это максимально работает на результат.

Встряска мозгов и формулировка сверхзадачи – это было нечто. Присутствовали все: генеральный директор Компании, финансовый директор и директор по маркетингу, начальник отдела продаж и его сотрудники, ну и, естественно, мы. Если все, что руководство Компании нам тогда внушало, свести к одной емкой формулировке, то звучало бы это примерно так: «Сделай или сдохни!»

В конце августа все знали, что мы неизбежно сделаем это, потому что… не можем не сделать! Никакого конкретного плана, как именно собрать оставшийся миллиард, еще не было, была лишь одна убежденность: мы его, этот миллиард, соберем. Мы были нацелены исключительно на победу – мы ее и получили.

Итак, август 2007 года. Мы приняли программу «Полтора ярда» и ее условие «сделай или сдохни». Технически перед нами стала такая задача: на фоне большого количества застройщиков города N как-то отделиться, выделиться, как-то прорваться и… обеспечить продажу квартир нашего клиента на миллиард, никак не меньше. Задача очень сложная, а значит, интересная. Была разработана неординарная, на мой взгляд, рекламная концепция прорыва. Нам удалось просчитать поведенческие стереотипы покупателей жилья и на их основе выстроить план действий. Концепция включала четыре последовательных этапа.

1. Выгоды очевидны (платформа).

2. Компенсируем проценты по ипотеке (фишкинг).

3. Платим за рассрочку (фишкинг).

4. Держим цены (отжим).

А теперь – о каждом из этих этапов поподробнее.

Справка. В городе N в период 2007–2008 годов вводилось в строй чуть более 1 кв. м на каждого жителя, что существенно выше общероссийских показателей. Как следствие – высокая конкуренция.

Выгоды очевидны. К началу 2007 года жители города имели представление о комплексной застройке Заозерного микрорайона и, в принципе, знали о его конкурентных преимуществах. Знали, например, что этот микрорайон расположен недалеко от исторического центра города и что строит его достаточно надежная компания. Знали, но… На мой взгляд, не существовало какой-то четкой системы, со всей очевидностью доказывающей, что Заозерный – это «правильный» или даже «наилучший» выбор жилья. Необходимо было такую систему выстроить и внедрить ее в сознание потенциального покупателя.

Для этого мы подготовили и провели рекламную акцию под названием «Выгоды очевидны». Она состояла из четырех блоков. Первый блок говорил о комплексности застройки, о ее собственной инфраструктуре и организации соцкультбыта, о комплексном освоении всей территории проживания. В то время именно такого акцента – акцента на общую комфортность будущего проживания людей – в городе не делали. Или делали, но бессистемно и не на должном уровне.

Второй блок акцентировал внимание потребителя на самом продукте, квартире. То есть он четко обозначал те конкретные преимущества и выгоды, которые получит ее владелец. Например, медную проводку и чугунные радиаторы отопления, «правильную» планировку квартиры и лифты «Отис», которые включали в день выдачи ключей, а не через год, и многое другое. Мы доказывали людям: выгоды очевидны!

Мы должны были также разрушить исторически сложившийся в представлении горожан стереотип, что Заозерный микрорайон – это далеко, это чуть ли не у черта на куличках. На самом деле всего восемь минут езды до центра, напоминали мы. Разрушением стереотипа об удаленном месторасположении района, а точнее формированием представления его транспортной и пешеходной близости, занимался третий блок акции.

И, наконец, четвертый блок акции, совсем уже нетипичный для того времени. Мы выделили отделку квартир как самостоятельную выгоду, обыгрывая тот факт, что наш клиент-застройщик применял современные технологии, которые обеспечивали потребителю немалую экономию при доводке и ремонте квартиры.

Все перечисленные составляющие мы объединили в видеоаудиоряд и последовательно использовали его как рекламный материал продукта. Если утрировать, то мы, в полном соответствии со слоганом акции, все время твердили: «Микрорайон Заозерный – выгоды очевидны потому-то и потому-то». Мы формировали новый стереотип в сознании потребителя: стереотип о несомненных и безусловных преимуществах квартир нашего клиента. Быть может, эта первая акция прорыва и не была столь же яркой и захватывающей, столь неординарной, как последующие, но она явилась фундаментом, на котором мы возводили потом новые мероприятия. То есть акция эта имела, на наш взгляд, колоссальное значение. Конечно, мы манипулировали сознанием покупателя, мы как бы за него обозначили выбор: Заозерный, ну конечно же, ведь выгоды очевидны!


Компенсируем проценты

Одна из главных проблем того времени у Компании – это отсутствие возможности работать по договорам ипотечного кредитования. Это, собственно, отдельная история, связана она с особенностями оформления земли под застройку, и мы этого вопроса касаться здесь не будем. Важно то, что единственным банком, который на тот момент давал нашему клиенту ипотеку, был один из федеральных банков. Для сравнения: основной конкурент Компании имел ипотечные договоры более чем с десятью банками, среди которых были Сбербанк, другие федеральные и региональные банки. Словом, все банки, наиболее высоко котирующиеся в нашем регионе, были в партнерах у нашего главного конкурента, что, безусловно, облегчало ему жизнь.

Итак, сопоставьте расклад: один к десяти. В количественном плане наш клиент безоговорочно проигрывал конкуренту. Значит, надо было выигрывать в плане качественном. Нужна была какая-то необычная акция, нестандартный ход, такой, который показал бы Компанию в выгодном свете, обособленно от других застройщиков.

Тут надо отметить, что в 2007 году все строительные компании города давали стандартные базовые скидки. Ну, допустим, скидку в 3 % при 100 %-ной оплате квартиры, или что-то в этом духе. Такие скидки были у всех, были они и у нашего клиента. Еще один момент: и руководству Компании, и нам была чужда ценовая война с конкурентами. В частности, никаких бонусов в виде особых процентов мы рынку предлагать не собирались. Мы имели, руководствуясь здравым смыслом, те же 3 %, что и все. Но что можно в этих рамках предпринять?

И тогда я посчитал, что же это такое – пресловутые стандартные три процента от цены квартиры: однокомнатной, двухкомнатной, трехкомнатной или четырехкомнатной. Получалось, примерно и в среднем, так: 80, 100, 120 и 150 тысяч рублей соответственно. Я подумал, повертел эти цифры так и эдак и предложил вот какую фишку: мы говорим не о процентах, мы говорим о рублях. О конкретных деньгах нашего покупателя!

Когда говорят о каких-либо процентах, это одно звучание, а когда о деньгах – несколько другое. Так уж устроен человек. Наглядно, не правда ли? В одном случае – какие-то там не совсем осязаемые 3 %, в другом – вполне конкретные «сто пятьдесят штук». Там проценты, а тут кровные рубли.

Это была удачная находка, сама по себе интересная. Но мы ее интегрировали в целую акцию. Мы учли, что покупают жилье в основном по ипотеке, и обыграли именно эту тему. Взяли и запустили акцию «Компенсируем проценты по ипотеке». Другими словами, нашу слабую сторону мы решили обернуть в сильную!

Так что же реально мы предлагали? Допустим, человек приходит из банка и заявляет, что хотел бы приобрести у нас четырехкомнатную квартиру за 4,5 миллиона. Мы ему говорим: «Отлично, тогда вы проходите по программе “Компенсируем проценты по ипотеке” с бонусом в 150 тысяч рублей. Вот вам условно счет на 4 350 000 рублей, идите в банк, и пусть банк перечисляет нам эту сумму». Такая вот приятная для покупателя арифметика.

Практически, приходя в офис нашего клиента и заключая договор, покупатель получал все ту же трехпроцентную скидку, но… в денежном эквиваленте. Но ему при этом сообщали, что компенсируют проценты по ипотеке! И, сверх того, никакого утомительного документооборота, никаких ужесточающих условий приобретения жилья, все просто и понятно покупателю. Отметим, что ипотека в 2007 году была довольно дорогим удовольствием. Наш рекламный, по сути, ход не только привлекал внимание потребителя, но и акцентировал его сознание на «удешевлении» ипотеки. Он думал, платежи будут меньше.

И еще один, можно сказать, попутный эффект акции. В банках тоже люди работают, и они склонны анализировать. Когда они просчитали наше предложение, когда разобрались в его простоте и изящности, восхитились – и прониклись глубоким уважением к Компании. Вскоре представители банков сами стали изыскивать возможность включить Компанию в их ипотечные программы.

Таким образом, посредством этой акции были убиты два зайца. Во-первых, и это главное, за сентябрь наши клиенты получили валовую выручку в объеме 200 миллионов рублей – это примерно втрое больше, чем за предыдущий месяц. В три раза!

Во-вторых, мы обеспечили дополнительную лояльность покупателей в отношении банка, выдающего ипотеку на наши квартиры. Банку стало гораздо легче разговаривать со своими клиентами при продвижении недешевой ипотеки. Они говорили: «У нас есть Компания, она компенсирует проценты по ипотеке, идите и покупайте квартиру там».

Эта акция имела огромный резонанс и в конкурентной среде. Конкуренты обращались к нам с вопросом: «Когда же вы ее закончите, эту акцию?» А мы отвечали: «Никогда». Мы имели в виду, что закончим акцию, как только ее эффективность пойдет на убыль.

Еще один важный момент. Спустя год после этого мероприятия мы стали обслуживать Сбербанк, который работает в нашей и соседней области. Помнится, когда принималось это решение, собрался весь генералитет: председатель Сбербанка, его коллеги, топ-менеджмент банка. У нас спросили: «Это вы придумали акцию “Компенсируем проценты по ипотеке”?» Я сказал: «Да, мы». Они уважительно так переглянулись, и тогда я понял: банкиры нашу акцию оценили.

Теперь, оценивая события с дистанции прошедших трех лет, я хочу подчеркнуть: вся эта наша акция была разработана как часть определенной последовательности мероприятий. Эта последовательность выстраивалась таким образом, чтобы поэтапно формировать в представлении покупателя убежденность выгодности и доступности приобретения квартиры у нашего клиента.


Платим за рассрочку

Еще один эффективный инструмент на рынке жилой недвижимости – предоставление рассрочки. И следующая наша акция, направленная на решение задачи «Полтора ярда», была связана именно с ней. Акция эта была дерзкой, необычной для нашего рынка и совсем уж неожиданной для конкурентов.

Размышляя о сути и структуре рассрочки, я думал: ну вот приобретает некто квартиру нашего клиента по ипотеке, Компания сразу получает все деньги, а покупатель – некоторый бонус за это. Почему бы в случае, когда покупатель приносит часть денег и разрабатывает график выплат всей суммы, ему тоже не получать какой-то бонус? Пусть этот бонус в сравнении с ипотечным будет просто меньше.

Рассуждая в таком вот ключе, я разработал специальную таблицу, в которой расписал варианты для различных размеров первоначального взноса (30 %, 50 %, 80 %). Для каждого варианта предусматривалась шкала бонусов в зависимости от количества комнат приобретаемой в рассрочку квартиры (однокомнатная, двухкомнатная, трехкомнатная, четырехкомнатная). Размеры бонусов за рассрочку четко соотносились с бонусами по ипотеке, но были, разумеется, скромнее – все-таки ипотека была выгоднее, поскольку при ней Компания получала все деньги сразу.

Итак, невиданная доселе система бонусов за приобретение квартиры в рассрочку разработана. Теперь дело зависело от финансовой службы Компании. Финансовая служба (и за это отдельное и огромное ей спасибо) все это просмотрела, посчитала и… утвердила!

Акция была запущена сразу вслед за эпатажными «Компенсируем проценты по ипотеке». Мы вваливаем огромные по нашим региональным меркам медиаресурсы в акцию «Платим за рассрочку». И скажу вам, это было нечто! Знаю точно: в конкурентной среде у соответствующих людей просто крыша поехала. Они еще от предыдущего нашего хода толком не отошли, еще не придумали, что ему противопоставить, а мы им – нате, получите новое.

И какое новое! Понимаете, ситуация на рынке в то время сложилась такая: строительные компании, предоставляющие рассрочку своим покупателям, брали за нее некоторый процент, пусть небольшой, меньше банковского, но именно брали. А тут наше предложение: «Возьми квартиру в рассрочку, и мы тебе еще заплатим». В представлении покупателя жилья мы не брали, а платили. Две большие разницы, если по-одесски.

Для рынка недвижимости города N это стало своего рода переворотом. Конкуренты – те просто плакали. А для нашего клиента бонусы за рассрочку были, по сути, теми же бонусами, какие они и так предоставляли своим покупателям. С учетом того, конечно, что рассрочка была короткая, до полугода. С точки зрения cash flow Компания ничего с выплатой этих бонусов не теряла. Поток денежных поступлений был более структурирован, вот и все. К тому времени мы построили более тысячи квартир, и в каждый конкретный момент бонусы по рассрочке были незаметны. Гораздо значимее было привлечь новых, дополнительных покупателей. Они и привлеклись.

Обратите внимание на акценты и результаты наших мероприятий. Мы привлекли внимание потребителя акцией «Выгоды очевидны», сформировали новый стереотип восприятия Заозерного микрорайона как района наилучшего выбора. Мы привлекли новых покупателей акцией «Компенсируем проценты по ипотеке», ничего при этом с финансовой стороны не потеряв. Мы, наконец, додавили всю ситуацию до логического конца, запустив «Платим за рассрочку» и буквально ошеломив тем самым наших конкурентов.


Держим цены

На город и на его рынок недвижимости надвигалась зима. Что такое декабрь в психологическом плане? Декабрь – это, конечно же, Новый год. Люди подводят итоги и загадывают сокровенные желания: выйти замуж, слетать на Кипр, да мало ли. Или… купить квартиру.

А к концу года квартиры, увы, дорожают, есть такая неизменная тенденция. Если посмотреть на рынок недвижимости в разрезе статистики всех предыдущих лет, то декабрь – это максимальные цены на жилье. И сам рынок, и люди к этому привыкли.

И тут – внимание, ход в духе «не как все». Я думал, думал и вдруг предложил: держим цены. Давайте гарантируем нашему потенциальному покупателю неувеличение цены на квартиру в этот критичный период. Возьмем на себя финансовый риск: у всех застройщиков цены, как водится, подрастут, а у нас, у Компании, не увеличатся ни на копейку!

Надо отдать должное нашему клиенту. Руководство Компании нас поддержало. Несмотря на всю экстраординарность, наше предложение прошло: убойная акция «Держим цены» была запущена в рынок!

Итак, Компания взяла на себя гарантию не повышать текущие цены. При этом покупателю намекнули: так здорово будет только в декабре, успевай. И покупатель клюнул. Люди, находящиеся в процессе принятия решения о покупке квартиры вообще и в процессе выбора в частности, поняли: надо покупать, покупать в Заозерном микрорайоне и покупать сейчас. Потому что выгодно. Своей необычной акцией мы фактически провоцировали их на приобретение жилья, причем немедленно, до Нового года. Такая вот, уважаемый мой читатель, коммуникативная стратегия.

Как все это вместе взятое действовало? На мой взгляд, вот как. Люди получили убедительные доводы о выгоде приобретения жилья в Заозерном микрорайоне, то есть у нашего клиента. Люди обдумывали предложение по ипотеке или по рассрочке: опять выгодно! Люди поняли, что цена на квартиру в декабре не изменится, а в январе и позже – вырастет точно. Значит, надо любой ценой достать деньги и купить эту квартиру. Взять ипотеку, купить в рассрочку… Вот так наши акции в совокупности действовали на заинтересованную аудиторию.

В тот решающий месяц Компания собрала более 400 миллионов рублей. Четырехсот! Для сравнения: за первые восемь месяцев 2007 года было собрано 500 миллионов. Потрясающая подвижка, не правда ли? Была явная тенденция нарастания. Важно, что не какая-то отдельная наша акция определила весь этот темп продаж. Мне думается, покупатели жилья рассматривали все наши предложения – от процентов по ипотеке до замороженных декабрьских цен – в одной плоскости, в которую органично вошло представление о выгоде покупки квартир Компании.

Таким образом, на 31 декабря 2007 года Компания имела выручку от продаж 1 миллиард 460 миллионов рублей. План «Полтора ярда» был-таки выполнен. Недобрали по отношению к плановым цифрам около сорока миллионов, но для Компании расхождение с планом менее чем в 3 % – статистическая погрешность. Мы, партнеры Компании, получили колоссальный опыт проведения масштабной коммуникативной акции, опыт эффективной работы с сознанием потребителей рынка. Был реальный прорыв, выраженный в реальных деньгах, весьма немалых. Безусловно, прежде всего это была заслуженная победа Компании. Но в тот ответственный период маркетинговую стратегию предприятия формировали именно мы, поэтому победа эта в полной мере и наша. Мы поставили цель, мы верили в ее достижимость, мы не боялись действовать, и действовать не по готовому лекалу.

А теперь своего рода философское отступление. Иногда я размышляю о природе маркетинга, коммуникативных стратегий, бизнеса вообще. Размышляю и прихожу к выводу: в период некоторой стагнации рынка очень важно не быть, как все, как подавляющее большинство. Если в лотерее вроде «Спортлото» угадать всего три номера, то вы получите мало, как многие. А можно указать номера не такие, какие у многих, – и, если фортуна будет благосклонна, получить все. Разница в том, что в маркетинге и бизнесе успех не просто угадывается, а в большей части просчитывается. В любом случае требуется какой-то нестандартный ход, выделяющий тебя на фоне большинства. Только в этом случае можно вырваться вперед, пусть даже на время.

Вот возьмем наши акции по реализации программы «Полтора ярда». Волна за волной накатились они на рынок жилой недвижимости города N, можно даже сказать, захлестнули его. Четыре последовательных шага, один другого неожиданнее – для конкурентов, разумеется. То, что мы делали, мы делали не как все. И фортуна, очень довольная чем-то свеженьким, улыбалась нам, успех пришел.

Наверное, искусство предпринимателя, предпринимателя в широком смысле, заключается в умении в нужный момент поступить не как все. В какой-то степени это умение дается от Бога, но его можно и нужно тренировать. Мысль, конечно же, не нова, но каждый, согласитесь, приходит к истине по-своему.

При разработке и проведении всех мероприятий, о которых только что было рассказано, я лично наработал бесценный опыт принятия неординарных решений, ведущих к победе. Я буду нарабатывать этот опыт и дальше. Я называю этот опыт «маркетинг побед».

P. S. Продавайте всегда, не ждите рынка: он может не прийти. Если сегодня продажи, что называется, прут, это не значит, что завтра будет так же. Держите наготове план «В», пакет антикризисных мер. Всегда держите руку на пульсе продаж. Очень помогает ежедневная SMS-рассылка с показателями продаж в натуральных единицах и рублях. Конкретные рубли всегда лучше абстрактных процентов. Если ставите амбициозную задачу коллегам или подчиненным, добейтесь, чтобы они в нее поверили. Работайте со своим финансовым директором. Не все финдиры ненавидят маркетеров. Захватив инициативу, не упускайте ее. Не бойтесь, если вас будут копировать конкуренты. Находясь на шаг впереди, вы всегда знаете, что они будут делать завтра. Если достигли выдающегося результата, сделайте все, чтобы об этом узнали все.


Немного о себе и о Китае

Итак, закончился боевой 2007 год и наступил год 2008-й – уникальный, интересный, а во многом и трагичный, ибо, как вы знаете, именно он принес всем нам кризис.

Но кризис – это потом, а пока у всей команды, которая работала над проектом «Полтора ярда», появилось необыкновенное ощущение – что нами сделано что-то важное, действительное стоящее, глобальное. И дело даже не в том, что были достигнуты плановые финансовые показатели, хотя это, безусловно, было важно. На самом деле мы получили гораздо больше, чем просто выполнение плана, всякие бонусы и премиальные. Наверное, каждый из нас пережил успех 2007 года по-своему, но я сейчас говорю прежде всего о себе.

Произошел коренной перелом в сознании. Я вдруг отчетливо понял, что способен решать большие и серьезные задачи. Способен взяться за непростое дело и довести его до победного конца, невзирая ни на какие объективные трудности и осложняющие обстоятельства. Это было удивительное, ни с чем не сравнимое ощущение.

Теперь, в ретроспективе, интересно вспоминать, как все начиналось. А начиналось все весьма прозаически, буднично как-то. Можно сказать, я не планировал идти в бизнес, более того, вообще не считал, что это правильно – заниматься бизнесом. Правда, уже тогда обнаружилось: я умею устраиваться в любой среде, в какую бы ни попал. В среде, как известно, есть сильные и слабые игроки, своя расстановка сил и свои расклады, но я всегда занимал в ней свое, устраивающее меня место. Так или иначе, это место было где-то недалеко от первого руководителя. И позиция моя сводилась вот к чему: ты профессионал, ты добросовестно делаешь свою работу, а ответственность твоя весьма ограниченна. В интересах дела можно использовать свой потенциал, экспериментировать. В любом случае за все отвечает этот самый первый руководитель. Ну, если что…

С такой вот жизненной философией я начинал свою карьеру, получал высшее образование и первую трудовую практику. Позиция эта представлялась мне безупречной и единственно верной. Однако реалии жизни внесли в нее существенные коррективы. В период 1998–1999 годов на предприятиях длительное время практически не выдавалась зарплата. В какой-то момент я понял, что модель не складывается.

И тогда мне пришлось заниматься… не знаю даже, как это назвать. Не могу сказать, что это был бизнес, – скорее, возможность просто получать стабильный доход. Была создана небольшая компания, она развивалась. Мы делали какие-то проекты, получали какие-то деньги. Постепенно нарабатывался опыт реализации проектов, опыт общения с теми, кто заказывает музыку. Задачи, за которые мы брались, множились как количественно, так и качественно, потенциал компании рос. Пришли первые важные победы. К 2007 году наша компания в своей сфере уже была лидером в родном городе, да и в регионе в целом мы чувствовали себя вполне уверенно. Но ощущение истинной успешности, правильности выбора, понимания своего предназначения пришло ко мне благодаря вот этому боевому 2007-му. Сработал универсальный и великий закон перехода количества в качество, причем сработал он при реализации проекта «Полтора ярда».

У каждого, наверное, наступает такой вот момент истины. Человек пытается осмыслить: чем все-таки он занят, правильно ли это, кто он такой в этом прекрасном, но жестком мире? Вот и я стал задумываться: зачем я делаю все то, что делаю? Раньше было понятно: зарабатываю на хлеб насущный, не менее, но и не более. Но теперь, когда на хлеб, собственно, уже хватало, – для чего? И почему именно таким образом?

Я понял, что это мой путь самореализации, мой способ жить ярко и полноценно. Если вдуматься, как мы живем на тонком, так сказать, уровне, то, по сути, мы все время утверждаемся, доказываем и окружающим и себе – и прежде всего себе, – что можем нечто, нам по плечу то-то и то-то… Во всяком случае, так живет ищущая и организованная личность, вектор развития которой направлен вверх и вперед. На этом пути могут быть и неудачи – куда же без них? Однако они локальные, временные, а магистральное движение всегда поступательно и позитивно – от успеха к успеху. Но вот достигнута новая, какая-то очередная победа, и ты понимаешь, что способен на большее, значительно большее. И снова неодолимо влечет вперед. Возникает, если хотите, состояние драйва, выделяется адреналин.

При этом победа победе рознь. Проект 2007 года привил мне некий вирус успешности, и, надеюсь, уже навсегда. Как это описать? Удивительное такое состояние души и ума, когда ты вдруг понимаешь: неразрешимых задач не бывает! Может быть, для кого-то, но не для тебя. Приходит, к примеру, человек, ставит задачу. Иногда не просто трудновыполнимую или абсолютно неразрешимую с точки зрения здравого смысла, а вообще какую-то несуразную. Но почему-то, всякой логике вопреки, ты уже знаешь, знаешь заранее и точно, что с задачей этой справишься. Ты думаешь не о том, что задача невыполнима. Ты раскладываешь задачу на составные части и начинаешь работать над ними, иногда последовательно, иногда в параллель. А потом… потом выясняется, что у задачи было успешное решение, быть может, единственное, и ты прошел по ефремовскому лезвию бритвы, не сорвался и победил.

И вот такое потрясающее, фантастическое состояние, когда ощущаешь безграничность собственных сил, безудержный кураж, я и обрел к концу 2007-го.

Помимо прочего я более четко разобрался в том, чем именно я занимаюсь. Это коммуникативный бизнес – назовем его так. Я здесь не буду говорить, что это такое: интуитивно, думаю, это понятно даже тем, кто от такого бизнеса далек. Неважно, как это правильно формулируется в научных категориях. Главное, что я осознал и в чем уверился окончательно: это мое дело. Если разобраться, меня волнует не только и не столько достижение какого-то практического результата, сколько впечатляет уникальная возможность посредством объединения собственных наработок с технологиями наших заказчиков масштабировать свой интеллектуальный потенциал в бизнес.

Поясню, что я имею в виду, говоря о масштабировании. Допустим, в рамках реализации проекта крупной строительной компании или финансового учреждения предлагается некое решение, нестандартный ход. Что при этом я привношу в проект? Свои опыт и знания, свое ви́дение ситуации, интуицию. То есть ничего материального, такого, что можно было бы потрогать, пересчитать или взвесить. А что получается на выходе? На выходе – сотни миллионов или даже миллиарды рублей выручки клиентов. Впечатляющий эффект! Ощущаешь собственную причастность к делам более масштабным, более значительным, нежели те, какие мог бы иметь, будучи просто узким предпринимателем.

Эта органичная связка предпринимателя и специалиста, в которой доминантой выступает маркетинг, позволяет получать колоссальное удовлетворение от эффекта масштабирования усилий в проектах и достижениях компаний-заказчиков.

Итак, произошел качественный скачок в формировании меня как личности и предпринимателя. Я с интересом подмечал и даже анализировал переломные процессы в своем сознании. Теперь я знал, что решу любую задачу, какой бы она ни была. Изначальная стопроцентная уверенность в успехе! У проекта, пусть даже безнадежного на первый взгляд, результат допустим только один: победа. Вот и пойдем к этой победе. Как именно пойдем и что предпримем, тоже важно, но уже вторично. Мне думается, что такая вот внутренняя установка, что мы все обязательно справимся, что победим при любых раскладах, постепенно стала транслироваться в мое деловое пространство, стала распространяться на тех людей, что меня окружали: подчиненных, коллег, партнеров. Все это в немалой степени работало на конечный успешный результат.

Все в этом мире желают быть успешными, если откровенно. Но вот как добиться успеха, как открыть пресловутый ларчик? Я для себя уже определил, что успешность человека – это его особый образ мышления, отличный от образа мышления большинства. Возникающая проблема рассматривается не с позиции «О господи, какая это сложная штука!», а с позиции «Ну ладно, с чего начнем?» Когда ко мне приходит клиент и приносит задачу, я ее рассматриваю именно с такого позитивного момента. Мы начинаем думать, но не о том, как все сложно и стоит ли это делать, а о том, как задачу решать на текущем отрезке времени. И со временем такой подход трансформировался в своеобразную коммуникативную технологию.

Я находил подобные технологии и у других людей, в том числе у некоторых наших партнеров и клиентов. Они воспринимают проблему не как очередную головную боль, а как отличную возможность повысить потенциал, расширить или углубить уровень своей компетенции, как возможность повесить на свою стенку очередной скальп побежденного «врага».

Думаю, с идеологией победителя не рождаются: эта идеология взращивается, как редкостный цветок. И победа – это дитя веры в себя, непоколебимой, может быть, даже фанатичной. И правильно говорят, что вера в победу – уже наполовину победа. Вот под этими словами я подпишусь однозначно!

А теперь немного о Китае и начале года 2008-го. Отношение клиента к нам по результатам проекта «Полтора ярда» сформировалось весьма позитивное. Его можно было бы обозначить словами «респект», «уважение», причем на всех уровнях: от руководства Компании до коллег по ремеслу. Являясь, по сути, сторонними консультантами, с какого-то момента мы стали частью Компании. Недаром ее руководитель даже премировал нас заграничной поездкой. Мы выбрали Китай, и планировалось, что недельку-другую там оттянемся по полной за счет нашего клиента. Это было бы и интересно, и очень кстати. С одной стороны, нам требовался отдых: люди, что бежали по дистанции «Полтора ярда», устали. С другой стороны, хотелось посмотреть своими глазами, как и за счет чего строится новый Китай. Как видите, даже отдых мы рассматривали в двух плоскостях, подразумевая возможность приобретения новых знаний. Был тщательно выбран город, где мы остановимся, уже и не помню, какой именно. Но… Судьба распорядилась так, что нам предложили принять посильное участие в одной политической кампании. Это было непривычно, но интересно и, наверное, необходимо.

Словом, мы не очень и удивились, когда выяснилось, что не едем мы ни в какой Китай. Да и могло ли быть иначе? Это был новый вызов нашим возможностям.

Мы не поехали в Китай. Точнее, часть делегации туда все-таки направилась; от нашей компании поехали те, кто не должен был принимать участия в новой работе. Вернувшись, они щедро поделились с нами впечатлениями от посещения древней страны. Судя по их рассказам, там было на что смотреть. Но никакого сожаления по поводу несостоявшегося вояжа мы не испытывали. И уж тем более не завидовали тем, кто в Китае побывал. С моей точки зрения, это они были обделены судьбой, так как лишились возможности поучаствовать в новом интересном проекте. Они, конечно, классно отдохнули, обрели какие-то новые знания, но не повесили на стенку очередной скальп, не пополнили личный арсенал побед.

Забегая вперед, скажу, что руководство Компании решило не мелочиться и увеличило на 2008 год план продаж до 2 миллиардов 800 миллионов рублей, то есть практически в два раза!


Возможно все

На 2008 год я и мои коллеги смотрели весьма оптимистично. Мне думается, не менее оптимистично смотрела на него вся Россия.

В самом деле, на начало года мы имели внушительный пакет заключенных договоров. Несколько крупнейших предприятий региона стали нашими клиентами. Словом, настроение было самое что ни на есть радужное. И ничто, ну совсем ничто не предвещало пресловутого кризиса, разразившегося к концу лета. Но обо всем по порядку.

Для меня и моего предприятия год начался, можно сказать, с убойных позиций. Позади – более чем успешные «Полтора ярда», выполнение плана, казавшегося когда-то невыполнимым.

Мы, естественно, работали над дальнейшим продвижением Компании на региональном рынке недвижимости. И это было актуально, ведь другие застройщики тоже начали суетиться, что-то придумывать, возникала конкуренция. Мы рассмотрели множество альтернативных вариантов и выстроили целую коммуникативную стратегию Компании, в которой были прописаны все предстоящие акции: на первое полугодие детально, на второе – векторно. Стратегия была вполне четкая, внятная. Вместе с тем мы понимали, что в запланированном не хватает некоей изюминки, какого-то необычного элемента, способного однозначно привлечь внимание потребителя.

Итак, мы работали в привычном ключе и… смотрели по сторонам. А параллельно существовала какая-то другая жизнь, нам неведомая. Например, имел место проект, называемый «Наша Russia». В его рамках фигурировали «Джамшут» и «Ровшан» – два гражданина кавказской национальности под предводительством чудного прораба. Возникла идея: что если пригласить этих персонажей и как-то связать их с нашими делами? Ну, например, сделать совместно некий рекламный ролик? Пригласим их на нашу строительную площадку, организуем широкомасштабное интервью с журналистами, то да се… В общем, каким-то образом «замутим». Что-то в этом было, согласитесь! Никакого конкретного плана мы не имели, возникло лишь желание выскочить, если можно так выразиться, на уровень федеральный, засветиться на нем хоть чуть-чуть, пусть даже в таком необычном аспекте. Главное, мы считали, эта акция вновь привлечет внимание к нашему партнеру.

Мы отправились в столицу, в Москву-матушку. Прибыв, начали подбираться к нужной «тусовке». Было, конечно, интересно, но когда мы вышли на людей, которые могли нам наконец обозначить какие-то конкретные цены, мы поняли: такие цены для нас абсолютно неприемлемы, овчинка выделки не стоит, как говорится. Напомню, в тот период рынок России достиг максимальной точки капитализации или был где-то возле нее. На деле это выражалось в том, что все, буквально все стоило очень и очень дорого, а деньги – строго наоборот. Пришлось оставить затею до лучших времен.

Ну а жизнь текла своим чередом. Губернатор области, руководствуясь какими-то своими планами, проводил различные координационные советы, в том числе и в строительной сфере. В них принимали участие как специалисты от правительства области, так и застройщики. Обсуждались насущные проблемы и строительной отрасли в целом, и региональные. Однажды там появилась идея: провести выездной координационный совет на конкретной строительной площадке. Приняли решение провести его на площадке Заозерного микрорайона.

Стояла зима, и, естественно, подобный совет мог быть организован только в закрытом помещении. Нашей компании предоставили возможность поучаствовать в этом мероприятии: оформить место проведения. Загвоздка оказалась в том, что объект еще не был сдан в эксплуатацию: следовательно, нужно было, с одной стороны, показать товар лицом, с другой – чтобы было видно, что это незаконченный строящийся объект. Иначе говоря, надо было все оформить красиво, но не гламурно. Думаю, с задачей этой мы справились.

В назначенное время совет состоялся: выступали городские строители, руководитель Компании, губернатор области. Говорили о многом, в том числе и о программе «Доступное жилье». Наверное, все это не случайно. Через какое-то время мы узнаем, что вице-премьер Российской Федерации, без пяти минут ее президент Дмитрий Медведев намеревается посетить город N, причем прежде всего – именно чтобы посмотреть, как решается проблема строительства доступного и комфортного жилья для населения. Одним из мест, которые мог посетить вице-премьер, был выбран Заозерный микрорайон. Действительно, его строительная площадка подходила идеально. Во-первых, Заозерный – это комплексная застройка; во-вторых, там строилось экономжилье. Имелось еще много других причин, по которым он и был выбран в итоге.

И вот наступил тот день. Микрорайон оцепила охрана; там, где требовалось, расположились снайперы – ну, все как и положено в таких случаях, – и появился Дмитрий Медведев. Пусть еще не президент, но уже больше чем просто вице-премьер. Ему показали площадку, дома, рассказали о планах застройки. И это было нечто, скажу я вам! Фактически строительная площадка Заозерного микрорайона была показана топ-менеджменту России.

Такое событие, как визит Дмитрия Медведева, никак не отнесешь к ординарным как для руководства области, так и для руководства Компании. Для нас – меня и моей команды – оно явилось мероприятием эпохальным, историческим даже. Сознавать, что ты тоже принял в нем посильное участие, – это дорогого стоит!

К приезду вице-премьера страны велась очень серьезная подготовка. И все прошло просто отлично, на ура! Когда мероприятие закончилось, мы стали анализировать полученный опыт.

Как же так случилось, что Дмитрий Медведев посетил именно нашу стройку, точнее – стройку нашего заказчика? Что это, случайность, каприз фортуны или закономерное звено в цепи всех предыдущих событий? Мы считаем верным третий вариант. Компания первой в городе N предложила комплексную застройку микрорайона, она ее последовательно осуществляла, не экономя ни на маркетинге вообще, ни на рекламе в частности. Был создан образ «правильной» компании, компании власти и компании-победителя, которая держит свое слово и отвечает за свою продукцию. Все эти составляющие успеха не могли не сказаться. И когда губернатор области определялся в выборе, где именно провести координационный совет, эти составляющие, надо полагать, сложились в его сознании в одну картинку: это стройка Заозерного микрорайона. Затем, как вы уже знаете, перед губернатором встал вопрос, куда привезти будущего президента страны во время его рабочего визита. И тут… Ну, я, конечно, этого знать не могу, могу лишь догадываться, но губернатор и его советчики могли, например, рассудить так: «Вот мы были недавно на стройке Заозерного, там все хорошо, вот туда и повезем, пусть посмотрит». Правдоподобно? Мне думается, вполне.

Для чего я рассказываю эту историю? Большинство людей считают, что в жизни есть вещи невозможные, невозможные по определению. Так вот, они жестоко ошибаются! В этой прекрасной жизни ничего, абсолютно ничего невозможного нет. Быть может, я это окончательно понял, когда воочию увидел шагающего по нашему Заозерному микрорайону премьера страны, будущего ее президента. И не просто шагающего, а довольного, удовлетворенного тем, что ему показывают. Ибо показывали ему жилье для людей. Я понял: если неустанно, пусть даже мелкими шагами, идти к определенной цели, верить в победу и жить этой верой, то ты этой цели добьешься, какой бы недостижимой она ни казалась. Можно сказать, в моем сознании произошла окончательная переоценка того, что возможно, а что невозможно. Возможно все! Неслучайно слоган нашей компании так дословно и звучит.

А в целом посещение Дмитрием Медведевым строительной площадки нашего клиента стало для меня потрясающим прецедентом. Для формирования психологии победителя прецедент – вещь наиважнейшая. Конечно, высокопоставленные руководители периодически посещают различные регионы страны и их объекты, в этом смысле в визите вице-премьера в город N не было ничего экстраординарного, но для меня лично вся эта история стала своеобразным апогеем успешности, апогеем торжества над обыденностью и рефлексией. Возможно все, и отныне – никак иначе!

Помимо эмоционального приезд Медведева в наш город, и конкретно посещение Заозерного микрорайона, имел еще и финансовый аспект, очень даже значительный. Все федеральные телеканалы, не говоря уж о местных СМИ, выдали этот материал. И вся наша немалая страна увидела, что есть в городе N такой вот микрорайон, в котором комплексно строят жилье, и не просто жилье, а очень комфортное и доступное. Легко догадаться, какой получился эффект. В феврале продажи были просто колоссальные: наш клиент продал квартир на 318 миллионов рублей при плане в 100–120 миллионов. И мы, разумеется, поставили себе безусловный «зачет».

P. S. Очень серьезно относитесь к имиджу компании, к имиджу ее первого лица и к своему собственному имиджу. Дайте понять власти, что вы лояльны и принимаете правила игры. Приняв правила игры, не «виляйте хвостом», неукоснительно соблюдайте их. Станьте понятным власти. Чиновники, даже большие, тоже люди, коммуницируйте с ними. Если счастье улыбнулось – используйте его по полной, на каждом углу офиса, продукта, сайта и т. д. Возможно все (если не верите, перечитайте главу еще раз).


Смайлик

Смайлик. Большой и милый. Еще одна страница, уже перевернутая временем, но не забытая. Середина апреля, вечерний город N. Жители Заозерья (так N-цы называют часть города), задержавшиеся в тот день на работе или по иным каким-то делам, их поздние гости или просто счастливцы – все те, кто в тот вечер проезжал мост, – буквально прильнули к окнам автобусов и автомобилей. Они были зачарованы тем, что открылось их взору. Подсветка Заозерного микрорайона всегда радовала глаз, но такого – такого еще не было! Огромный светящийся смайлик будто завис меж жилых домов. Как и положено, смайлик улыбался. Один его глаз загадочно подмигивал проезжающим, как бы намекая: то ли еще будет!

И действительно – то ли еще стало. Необычно расположенный светящийся персонаж резко повлиял на сложную ситуацию, сложившуюся с продвижением жилья в Заозерном микрорайоне города. В положительную, естественно, сторону. А ведь это было простое решение.

Смайлик представлял собой конструкцию из ламп накаливания, зажженных в определенном порядке в окнах квартир строящегося дома. Двадцатиметровый, он поселился на стене здания ГП–1, заняв почти половину его высоты. Как и зачем это было сделано?

Здание ГП–1 является безусловной доминантой микрорайона, представляя собой своеобразный строительный комплекс. И главное, этот комплекс включал в себя более 260 квартир, которые надо было продавать, причем продавать в рамках жесткого графика (здание ГП–1 находилось на проектном финансировании Сбербанка, со всеми вытекающими).

А с продажами были определенные сложности. Двадцать четыре этажа, непривычные архитектурные решения, необычная планировка квартир – все это озадачивало и сдерживало потенциального покупателя. Кроме того, люди в своем большинстве ориентированы на приобретение готового или почти готового жилья, а тут… Словом, сложности были, и вполне реальные.

Стали говорить о необходимости смены позиционирования ГП–1, формирования собственного, уникального имени дома, что, вообще говоря, расходилось с концепцией застройки микрорайона. На мой взгляд, перепозиционирование строящегося объекта стало бы ошибкой: дом просто выпал бы из концепции жилья экономкласса, а значит, и потерял бы часть покупателей.

Была поставлена четкая задача: с использованием незначительных бюджетных средств и в краткие сроки привлечь внимание жителей города к строящемуся объекту. Задачу надо было решать быстро и успешно. Меня здание ГП–1 давно привлекало как неординарная рекламная площадка. Я смотрел и смотрел на него, но никак не мог найти оптимального решения, которое соответствовало бы самой его масштабности. Были и чисто технические проблемы. Например, размещение большого рекламного панно оказалось невозможным из-за технологии «мокрого фасада», использованной в ГП–1. Стела на крыше или сплошная подсветка по периметру здания? Слишком дорого.

Идея пришла вдруг, она была неожиданна и чиста, как первый снег. Надо включить свет в окнах, обращенных на город! Включить так, чтобы совокупность зажженных окон обозначала нечто.

Ну хорошо, а что именно? И посыпались варианты: цифры, буквы, целые слова и даже рекламные слоганы типа «Покупай, а то опоздаешь». Да, вариантов плодилось множество, но все они были скучны, пресны, трафаретны.

Очередная планерка на объекте. Уже все порядком надоело (в смысле вариантов подсветки), устали все. Я тогда сказал: «Ну, не знаю, что тут должно быть… Давайте улыбку нарисуем, улыбающуюся физиономию». Точно, в десятку! Смайлик, именно смайлик! А остальное уже было делом техники. Один месяц работы, и необычный смайлик уже будоражил и восхищал жителей: практически все СМИ города говорили о нем.

На целый год смайлик стал достопримечательностью ночного города N, его украшением, быть может, символом новой его жизни, более комфортной и яркой. С появлением смайлика на ГП–1 решился целый ряд тактических и стратегических задач застройщика: привлечение внимания покупателей, общественности и руководства региона, позитивные ассоциации, просто хорошее настроение людей. А главное – продажи, продажи, продажи!..

Что именно явил собой смайлик? В моем понимании – некий позитив на подсознательном уровне нашего покупателя, устойчивую положительную эмоцию. Теперь надо было эту эмоцию использовать как катализатор и своеобразный инструмент продаж жилья, причем не только здания ГП–1, но и всего микрорайона в целом.

Когда приходит понимание того, что требуется, включаются мозги. Они и включились. И понеслось! Смайлики появились всюду: в наших визитках и наружной рекламе, в агентствах недвижимости и рекламных панно строительных площадок. Везде!

Словом, началась смайломания. Но при этом, что важно, мы не просто в очередной раз помещали где-то смайлик, а адаптировали его к точкам контакта с целевой аудиторией.

В какой-то момент мы поняли, что смайлик зажил собственной жизнью, которой мы уже не можем управлять. Вдруг наш смайлик побеждает в конкурсе «Мир полон улыбок», организованном компанией «Билайн», набрав там более двух тысяч голосов. Просто некто взял, сфотографировал его и отослал фото на конкурс. Людям понравилось, и он (и мы вместе с ним) победил. Очень интересно было читать в комментариях, что это фотомонтаж и провокация. Но никто из комментирующих и не подумал, что смайлик появился там исключительно с целью повышения продаж.

Активная эксплуатация удачной идеи продолжалась около года. Возможно, наш улыбчивый смайлик не выработал заложенный в нем потенциал воздействия, но мы не стали дожидаться угасания интереса покупателя. Вечных двигателей, как известно, не бывает. Значит, надо двигаться вперед, придумывать что-то другое. Вот почему мы эту тему закрыли.

P. S. Используйте простые идеи: их легче реализовать. Используйте бюджетные решения, их легче согласовать у руководства. Чаще бывайте на объектах, детально изучайте продукт – идеи приходят быстрее. Если почувствовали, что идея удачная, выжмите из нее все, а потом еще чуть-чуть. Не гонитесь за авторством, дайте идее уйти в народ. Единственный, кто должен четко знать, чья идея, – работодатель (клиент). Когда интерес к идее угасает, смело закрывайте тему. Ходите на семинары Игоря Манна – он кладезь идей.


Урок

Все было не просто хорошо, а очень даже хорошо, все замечательно складывалось. Ну а поскольку от добра добра не ищут, я решил еще раз прокатиться на успешном коньке. Ну, раз уж он, конек, так победно нас везет… В рамках коммуникативной стратегии на 2008 год мы запланировали акцию, определенным образом повторявшую акцию прошедшего года. Разве что посылы были несколько иные, но суть та же самая.

Ход рассуждений был примерно такой. В ипотеке как таковой есть две главные составляющие: проценты и первоначальный взнос. Первую составляющую, проценты, мы обыграли в предыдущей кампании, отработали ее и получили немалый финансовый эффект. Наверное, имеет смысл зайти в эту реку еще раз, только со стороны взносов. Такое решение представлялось логичным, и была запущена акция «Возмещаем первоначальный взнос». Казалось, это звучит убедительно для потребителя и должно сыграть. Посыл акции, как видите, был несколько иной, чем ранее, но за ним стояла та же идея бонусов, величина которых зависела от приобретаемой квартиры. Цифры примерно те же, соотношения, способ подачи – абсолютно аналогичная схема, только акцент смещен.

Признаюсь честно: были самые радужные ожидания от запущенной акции. Все уже предвкушали поток новых покупателей жилья, благодарность задействованных в ипотеке банкиров и заслуженные аплодисменты коллег. Это была своего рода эйфория ожиданий.

К моему глубочайшему удивлению и разочарованию, модернизированная наша акция должного эффекта не возымела. То есть были, конечно, неплохие продажи, но того резкого всплеска потребительской активности, той динамики продаж, которая наблюдалась в 2007 году при проведении акции «Компенсируем проценты по ипотеке», – такого безусловного успеха не было. А что было?

Увы, был повтор. Старый и вновь запущенный ход как-то работал, но он уже не был интересен ни нам, ни покупателям и, по большому счету, был бессмысленным, как я впоследствии понял. Лично для меня это был удар, которого я не ждал. Хорошо помню то потрясение, то смятение мыслей и чувств, которое ощутил, когда начал осознавать, что акция не удалась. Прежде всего это больно ударило по моему самолюбию, по самооценке. Потом пришло ощущение вины перед заказчиком, пусть косвенной, относительной и невольной, но вины. А затем наступило время отрезвляющих выводов.

Я начал размышлять и анализировать. И понял: при проведении какой-либо рекламной кампании, большой или малой, для одного и того же клиента в том же географическом районе, акции, направленной на одну и ту же аудиторию, повторяться нельзя! Ни при каких обстоятельствах и как бы этого ни хотелось. Всякая вторичность, даже относительно своих собственных находок, – это ошибка. Велика мудрость выстраданных истин, одна из которых гласит: в одну реку дважды не входят.

Этот горький урок заставил меня более критично взглянуть на себя и на образ своих действий. Помимо прочего пришло еще одно, очень важное понимание. Я острее, чем прежде, осознал роль личной ответственности в делах, ответственности перед заказчиком, который вверяет тебе судьбу значительных финансовых ресурсов. В самом деле, реклама стоит дорого, очень дорого, там были миллионные вливания. Более того, если говорить о потенциальной выгоде, которую хотел получить клиент от рекламной акции, то там речь идет вообще о сотнях миллионов. И я был ответственен за эту потенциальную выгоду, которая на деле была упущена.

С этого момента я более глубоко и более строго стал подходить к такой вещи, как доверие клиента, и проникся бóльшим пониманием стоимости денег как таковых. Я отчетливее, чем прежде, осознал, сколько может стоить ошибка в области маркетинга. Очень дорого может стоить. Можно сказать, вся эта история явилась для меня еще одним переломным моментом, корректирующим и формирующим, резким толчком к реальному осмыслению философского закона причины и следствия. Деньги зарабатываются нелегким трудом, это деньги клиента, и если их и можно как-то вернуть, то уже не вернешь упущенный сезон, упущенные возможности, не вернешь время. Такова цена излишней самоуверенности и делового легкомыслия. Да, на волне успеха возникает ощущение драйва, собственных неограниченных возможностей, ты находишься в неком творческом искании и хочешь как лучше, но по ту сторону – конкретные деньги и реальная ответственность за них.

Вот это соотношение количества денег, стоимости затраченного времени и отдачи от них и определяет эффективность или неэффективность любого маркетингового мероприятия. Время – это вообще ресурс невосполнимый, а недобранные деньги тоже стоят очень дорого. Эти выводы стали отправной точкой в некоторой новой системе координат, в которой отныне я начал оценивать свои решения и действия.

Мне казалось, я хорошо знаю рынок; нет, даже не знаю, а безошибочно чувствую его нервный пульс и его подчас непредсказуемые зигзаги. Внутренняя убежденность сложилась такая: я просто не могу совершить серьезной ошибки; кто-нибудь другой может, но не я. Потому что тонко чувствую клиента, угадываю его желания и будущие порывы его души. Вот так примерно я себя внутренне оценивал.

Мне казалось, я окончательно состоялся, у меня выросли и окрепли крылья, я с упоением ощущал их упругую силу, я устремился ввысь. И тут – такой срыв, можно сказать, падение с небес на землю. Трудно передать в словах мое разочарование. Ощущение эйфории сменилось состоянием прострации, а вера в себя – темными сомнениями. А своим ли делом я занят в жизни, способен ли в этом деле на что-то путное? Ну, кто испытал нечто подобное, тот знает. Падать всегда тяжело, а с голубой и прекрасной высоты – особенно.

Постепенно я вышел из состояния ступора, а выйдя – собрался. Я бы даже сказал, сгруппировался для нового рывка. Как ни удивительно, но возникло осознание новой силы, в чем-то даже незнакомой, непривычной. Взрослой силы. Это походило на то, что испытывает молодой человек, вчерашний школьник, перенесший первые по-настоящему серьезные удары жизни и оправившийся от них.

Пришлось сделать для себя три наиважнейших вывода, которыми теперь руководствуюсь. Во-первых, надо более ответственно относиться к своему клиенту, надо буквально врастать в его шкуру, жить в его реалиях. Во-вторых, нельзя повторяться ни в коем случае, по крайней мере в маркетинге, а может быть, и нигде. И наконец, третий вывод. Жизнь – вещь полосатая, за успехом может выпасть неудача, она и выпадает периодически, – все по синусоиде, как и положено в этом удивительном мире. И тут важно, чтобы твоя личная синусоида имела тенденцию вверх, положительный тренд, так сказать. Для этого каждую неудачу надо воспринимать как тревожный сигнал, серьезно воспринимать. Не в том, знаете ли, смысле, что «в жизни всякое бывает» и что «не ошибается тот, кто не работает». Очень важно при любом поражении давать адекватную, жесткую и внятную самооценку, резать по живому. В конце концов, самого себя не обманешь. То, что ты в глубине души упрячешь, однажды обязательно всплывет, но все будет еще хуже. Ну и еще один момент. Даже если ты малодушно спрячешь голову в песок, как страус, еще не факт, что другие тебя не заметят. Вменяемому, опытному заказчику лапшу на уши не навесишь, это уж точно.

После бесславной акции «Возмещаем первоначальный взнос» я имел серьезный разговор с руководителем Компании. Он, конечно, дал свою оценку всего происшедшего, высказался. И тут очень примечательно то, что собственник бизнеса и одновременно его рулевой, то есть тот, кто понес определенные убытки от всей этой затеи, – не был категоричен в своих оценках, не выразил резкого негатива в отношении меня и моей ошибки. А ведь ошибка была однозначно, он не мог этого не понимать, он это просек, как никто иной. Мы, по большому счету, тупо повторились, сделали хорошую мину при плохой игре, а это в маркетинге чревато последствиями. Заказчик оценил то, что мы сумели свою ошибку осознать и проанализировать, что сделали для себя неприятные, но конструктивные выводы. Он оценил, что мы пересмотрели свою позицию непогрешимых профессионалов и что готовы видеть свою работу с разных сторон, в том числе с точки зрения клиента и его денег.

Говорят, друзья познаются в беде, а на пиру все друзья. Ну а клиент, партнер раскрывается при относительной неудаче. Ты ошибся, но твой заказчик не добивает тебя, не говорит: «Я рассчитывал на то и на то, я дал тебе денег, а ты не оправдал». Вместо этого он говорит, что если из пяти запланированных тобой акций хорошо сработали лишь две, две другие могли бы сработать лучше, а одна провалилась, то это его, в принципе, устраивает. С точки зрения больших чисел все обрабатывается финансовыми потоками и приводит к определенному эффекту. Другое дело, что эффект этот может и должен быть выше.

В любом случае заказчик дал мне понять, что я, исполнитель, имею право на ошибку. Результат, разумеется, никто не отменял, но и неудача имеет право на существование. Важно то, как ты к своей ошибке отнесся, какие ты сделал выводы, каким ты стал после ее осмысления и признания. Конечно, только уверенный в себе человек добивается высокого результата: фортуна любит сильного. Но только сильный может сказать: «Да, я ошибся и приношу свои извинения. Я сделал соответствующие выводы, правильные выводы, думаю, ничего подобного в будущем не допущу, давайте жить дальше, все еще впереди».

Середина 2008 года, как раз когда запускалась и проводилась эта не самая лучшая акция, стала периодом знаковым. В то время деньги на всех российских рынках лились широкой и, казалось, нескончаемой рекой. Это было время финансового угара страны. На эффективность работы денег никто особо и не смотрел: некогда было, смотрели на cash flow. Важен был денежный поток как бы сам по себе, а поток был. Многие буквально захлебывались в эйфории кажущегося успеха, и мало кто задумывался над совершаемыми ошибками. Теперь говорят, что тогда был перегрев экономики, а я думаю, на самом деле был перегрев людских самомнений и надежд без твердых на то оснований, причем у всех: от высоких руководителей до рядовых предпринимателей.

В этом смысле я вспоминаю свою ошибку, о которой рассказал, с известной долей благодарности. Быть может, эта ошибка была совершена мной своевременно, во всяком случае, не зря. Отрадно сознавать то, что я уже тогда принял отрезвляющий душ, начал задумываться о том, что работать может быть сложно, сложнее, чем казалось, что при всех моих навыках и знаниях, при всех достигнутых мной победах возможны проколы. Я думаю, это дорогого стоит. Кризис в то время еще только намечался, да и то где-то там, в далеких зарубежных краях, а в нашем городе N о нем не слышали и слышать не хотели. А у меня после череды больших и малых побед, после пережитой эйфории по их поводу уже шла работа над ошибками. Наряду с коммуникативной стратегией, обретавшей все более ясные и реалистические очертания, выстраивалась и новая система координат, в рамках которой партнер, его деньги и ответственность за них были главной точкой отсчета. Никто не застрахован от ошибок и неудач, но необходимо, чтобы их было как можно меньше.

P. S. Как бы ни был велик соблазн, никогда не повторяйтесь. Никогда не принимайте решений, находясь в унынии или эйфории. Это потенциальная ошибка. Сворачивайте проект сразу, как только поняли, что он неуспешен. Не пытайтесь делать хорошую мину при плохой игре. Если поняли, что допустили ошибку, – честно признайтесь и приложите усилия для ее исправления. Сделав ошибку, не отчаивайтесь. Заказчик или работодатель оценивает не конкретные промахи и достижения. Важен тренд, и вот он должен быть положительным.


Лояльность

Верные своей парадигме, мы с самого начала нашего сотрудничества неизменно думали о главном: каким именно образом отличиться от конкурентной среды, как добиться того, чтобы наш клиент чувствовал, что мы особая компания, и понимал, что, приобретая жилье, он покупает качественно иной продукт, абсолютно непохожий на тот, который ему могут сегодня предложить на местном рынке недвижимости.

В этой главе я хочу рассказать о реализации одной нестандартной идеи, направленной не на потенциальных наших клиентов, а на состоявшихся, тех, кто уже приобрел у нас жилье.

В какой-то момент мы задумались: что получает наш состоявшийся клиент, тот, который уже принес нам 2–3, а то и 4 миллиона? Он получает красивую такую папочку, в которой лежит красивый договор, в котором написано: Компания взяла от него такую-то сумму и обязуется к такому-то сроку предоставить ему квартиру. И это все, более в договоре ничего нет. По сути, человек ничего не получает в данный момент: в его текущем активе – лишь заверенное юридически обещание счастливого будущего.

Мы пришли к выводу, что этого недостаточно, что мы можем и должны дать человеку больше. Надо дать нечто нашему клиенту уже сейчас – так будет и справедливее для него, и полезнее для нас. То, что мы клиенту дадим, должно сопровождать и радовать его в течение всего периода ожидания жилья, скрашивать его.

Согласитесь, в таком решении много гуманного и много психологического. В самом деле, человек, например, живет у родственников, или снимает квартиру, или платит проценты по ипотеке, – словом, ждет. А жизнь между тем идет: день за днем, и сегодня, и завтра. А назавтра – тоже хватит всякого негатива, утомительных, выхолащивающих душу заморочек. Допустим, дом уже выстроен, квартира готова, но надо ждать, когда оформят все необходимые документы. Наконец документы оформлены, пройдена регистрационная палата, но до новоселья все равно далеко: впереди ремонт, надо обзавестись мебелью. Иногда это все затягивается на год и более.

Еще один момент, связанный с ремонтом как таковым. Дом сдан, люди получили квартиру, въехали. Они вроде бы и счастливы, но не вполне. Омрачает счастье то, что квартира их не готова для жизни. Российская действительность такова, что жилье сдается без достойной отделки. Есть, правда, понятие черновой отделки, отделки улучшенной или ухудшенной, – неважно; суть в том, что человек, выкупив квартиру, в любом случае вынужден вкладывать силы, время и деньги, чтобы в этой квартире можно было потом жить.

Конечно, у такой серьезной Компании существовали специальные программы, которые включали готовую отделку продаваемых квартир, но это отдельная технология, отдельный разговор. В большей части квартир такая отделка отсутствовала. Покупатель заходит в свою новую квартиру – и что он видит? Стены, потолок и пол. И перед ним в полный рост встает вопрос: кто мне будет делать ремонт? И где я приобрету необходимые для ремонта материалы? Да и мебель, мне нужна новая красивая мебель, где ее лучше покупать, на каких условиях? Кто сделает ее дизайн, причем под размер помещений? И как мне подключать телефон, Интернет, кабельное телевидение? Во что мне, интересно, все это выльется?

Таким образом, получив жилье, наш клиент имеет множество проблем. Они, конечно, не глобальны, они решаемы, но их много, и все вместе они существенно омрачают радость новосела. И мы решили помочь нашему клиенту. Возникла идея разработки так называемой системы лояльности по отношению к этому самому клиенту. Мы подумали: почему бы не помочь ему в решении всех вышеперечисленных проблем? Мы можем договориться с лучшими операторами, предоставляющими услуги телефонной связи, Интернет и кабельное телевидение. Мы можем договориться с определенными банками, которые могли бы выдавать нашим клиентам потребительский кредит на ремонт и на страхование этого ремонта от форс-мажорных случаев – ну, например, затопления их квартиры соседями и т. п. Мы можем, наконец, договориться с другими организациями и предприятиями, предоставляющими товары и услуги, связанные с потребностями нашего клиента.

Мы составили список из 20–30 компаний, в который вошли банки и страховые компании, мебельные центры и крупные гипермаркеты, и взяли на себя обязательства достичь соответствующих договоренностей с каждой из компаний списка – договоренностей об определенных преференциях в пользу состоявшихся покупателей квартир. Вся эта система, направленная на конечного потребителя, была названа системой лояльности «Комфортный дом», и оператором системы выступила наша компания. По прямым поручениям нашего клиента мы заключили договоры с различными операторами рынка, в соответствии с которыми оператор той или иной услуги, того или иного товара при предъявлении карточки «Комфортный дом» предоставлял нашему клиенту определенные бонусы, скидки или преференции.

Практически система лояльности для нашего клиента выливалась в то, что человек приходил к нам, покупал квартиру и сразу же получал дисконтную карту и иллюстрированный, очень качественно оформленный каталог всех доступных ему отныне бонусов и скидок на товары и услуги от различных компаний. Список того, чем клиент мог воспользоваться, был обширен. Дело в том, что дисконтная карта и каталог были интегрированы не только в систему лояльности «Комфортный дом», но в целом в дисконтную систему «Золотая середина», в которую входит еще порядка двухсот предприятий города N, включая некоторые автозаправочные станции и аптеки. Таким образом, обладатель карточки «Комфортный дом» мог сразу же получать дисконты во множестве мест и по различным направлениям: заправлять машину, получать лекарства со значительной скидкой, на оптимальных условиях приобрести мебель, многое другое – список там был внушительный.

Надо понимать, при разработке проекта системы лояльности «Комфортный дом» мы пошли дальше, нежели выпуск дисконтных карт для клиентов, – не просто выдали карточку и забыли. Осуществлялся и осуществляется постоянный мониторинг всей системы. Ежегодно, начиная с 2007 года и по год текущий, пул предприятий, поддерживающий систему, корректируется: с одной стороны – в зависимости от того, насколько предприятия пула выдерживают взятые на себя обязательства, насколько они лояльны к нашим клиентам; с другой – в зависимости от того, насколько им, самим компаниям, интересны эти клиенты.

На сегодня нами выдано около трех тысяч дисконтных карт «Комфортный дом», при этом работает правило: проданная квартира – это одна карта. Система лояльности оказалась весьма успешным проектом, она живет и совершенствуется. Компания очень активно эту систему поддерживает через внутренние рекламные источники: корпоративный сайт и корпоративную газету микрорайона. А еще есть особые периоды, так называемый не сезон, например январь, когда Компания целенаправленно вкладывает немалые ресурсы в продвижение именно системы лояльности. В общем, все продумано и все работает. Поскольку ничего подобного такой системе нет ни у одного нашего конкурента, люди реагируют на нее весьма и весьма положительно.

Давайте попробуем разобраться в сути. Что дает система лояльности нашему покупателю? В сущности, с материальной точки зрения не так уж и много. Допустим, человек заправляется по карточке, получает, предположим, дисконт в 3–5 %. Вроде бы немного он с этого имеет, но на карточке написано «Комфортный дом» – он как клиент ощущает элемент заботы и поддержки от Компании, ощущает некоторую свою исключительность. И человек испытывает в этой связи некоторую благодарность. К примеру, я сам два года тому назад купил квартиру в Заозерном микрорайоне, получил дисконтную карту и до сих пор с удовольствием пользуюсь ее благами, пусть и небольшими.

Для строительной компании система лояльности не явилась неким знаковым проектом, она просто заняла свое место в ряду многочисленных фишек, которые Компания применяет с нашей помощью, с тем чтобы выделиться среди конкурентов. Еще раз отметим, что ничего подобного нет ни у кого из застройщиков города. Честно говоря, я не могу уразуметь, почему аналогичная идея не пришла им в голову – она же, идея эта, лежит, что называется, на поверхности.

Запущенная три года назад, система лояльности «Комфортный дом» успешно работает и поныне. Мы знаем, что люди, купившие квартиру, при общении с друзьями и знакомыми, с теми, кто их окружает в жизни, говорят о дисконтной карточке, достают ее, показывают. А иногда они передают им свою карточку – чтобы их близкие или знакомые могли ею попользоваться. Дисконтная карта системы лояльности не персонифицирована, и это сделано намеренно, с расчетом на то, чтобы она имела хождение, работала, а не лежала где-то на дне кошелька. Разумеется, не все в этой системе идеально, но само желание, сама попытка работать с целевой аудиторией уже после того, как сделка состоялась и квартира продана, говорит о многом с точки зрения стратегии Компании. А стратегия в том, что она не гонится за сиюминутной выгодой. Стратегическое развитие и доминирование в определенном сегменте для нее намного важнее, чем прибыль в данный момент. Хотя, безусловно, Компания – предприятие коммерческое и мыслит категориями рынка. Обратите внимание, сама концепция застройки микрорайона и ее составляющая, система лояльности, названы одинаково. То есть налицо последовательное воплощение основополагающих принципов, которыми Компания руководствуется с самого начала строительства: все, что она делает, органично вплетается в концепцию «Комфортный дом». И это способствует тому, что люди, нынешние и будущие клиенты Компании, сживаются со знакомыми, понятными им образами и категориями, а Компания (и ее продукт) воспринимаются совершенно иначе, нежели другие застройщики города. Что и требуется.


Десять на девяносто

Что такое осень 2008-го? Скажем так: ну совсем не весна этого года и даже не его лето. Вы, наверное, хорошо помните настроения того времени. Сама-то осень выдалась в городе N необыкновенно теплой, золотой, но по миру и по стране вполне по-взрослому уже шагал кризис. Никто не питал иллюзий относительно ближайшего будущего, а радужные ожидания населения, возникшие в начале и царившие в первой половине года, сменились ощущением надвигающейся катастрофы.

Разумеется, смена декораций не произошла вдруг, в одночасье. Новые реалии вплетались в жизнь постепенно, фрагментами, причем в провинциях все протекало куда медленнее, нежели в столице. Те, кто часто бывал в Москве, уже чувствовали наступление иных времен, наблюдали их воочию.

Жители нашего города ощутили на себе дыхание кризиса значительно позднее. Даже в девелоперском бизнесе, который одним из первых попал «под раздачу», кризис поначалу не воспринимался как очень уж резкий. Но в сентябре его первые серьезные признаки проявились и на строительном рынке города N. Все лето, сначала почти незаметно, а потом все более явно и по нарастающей, снижались объемы выдачи населению ипотечных кредитов. Затем выдача таких кредитов и вовсе прекратилась. Условно прекратилась, конечно: кому-то сколько-то давали, но это было просто несопоставимо с объемами конца 2007 года или начала 2008-го. Основным нашим инструментом продаж, нашим коньком того славного периода стала акция «Компенсируем проценты по ипотеке». Во всех отношениях это был замечательный инструмент, он исправно работал, под эту акцию люди охотно покупали жилье, в определенное время даже возникла некоторая очередь на хорошие квартиры.

Увы, исчезли кредиты, и очередь быстро рассеялась. Настал момент, когда мы отчетливо осознали: на продажах с помощью ипотеки надо поставить жирный крест. Во всяком случае, в обозримом будущем эта тема точно закрыта. Но как быть, за счет чего оживить процесс продаж? Мы просто не понимали, что тут можно сделать, как возобновить столь необходимый для Компании приток денежных средств. Мы снова оказались в затруднительной ситуации, в своем маленьком локальном кризисе. И это было симптоматично. В силу разных обстоятельств в таком вот непростом положении мы оказывались не раз, практически каждый год, но всегда с честью из него выходили. Но тут, что называется, особый случай: ситуация на рынке недвижимости была самым тесным образом связана с кризисом и даже обусловлена им.

В какой именно ситуации мы находились к осени 2008 года? Количество сделок по ипотеке, осуществляемых нашим клиентом, резко сокращается и продолжает катастрофически падать. Мы понимаем, что очень скоро это количество практически достигнет нуля. Вывод очевиден: необходимо искать и, главное, найти нечто кардинально новое, некий инструмент, прежде не использованный ни нами, ни кем-либо еще. А может быть, нужен инструмент уже опробованный, но в совершенно новой упаковке, в какой-то необычной подаче.

Мы размышляли над ситуацией, рассматривали проблему со всех сторон, анализировали. С одной стороны, деньги у народа пока что есть, потребность в квартирах – тем более. Забегая вперед, хочу отметить, что примерно до конца года некоторые сектора экономики нашего региона не испытали существенного падения потребительского спроса. Кризис у нас еще только обозначался, он еще не сказался в целом на покупательной способности населения. У многих оставались накопления с лучших времен; люди имели, в принципе, неплохие заработки. Словом, деньги у населения водились, и нужен был новый эффективный инструмент, катализатор потребительского интереса. И мы его мучительно, очень мучительно искали. Откровенно говоря, сектор поиска был узок, невелик по определению. Одно из очевидных решений – это значительная скидка с продажной цены квартиры, повышение доступности жилья. Но это был не наш вариант, так как, напомню, с ценой мы никогда не работали. Другим инструментом была ипотека, но была когда-то, а ныне сплыла. Оставалась рассрочка, но рассрочка у нас, собственно, уже имелась в арсенале.

Тогда что? Мы лихорадочно перебирали весь мыслимый рыночный инструментарий, но ничего подходящего в голову не шло. Какие-то рекламные акции можно было, конечно, запустить, но они не формировали бы главного: образа доступности квартир нашего клиента. А нам требовался именно инструмент, повышающий доступность. В общем, мы понимали, что необходимо срочно что-то придумать, но вот что?.. Тяжелый был момент, признаюсь честно. Мы просто обязаны были найти решение непростой задачи, не имели права не найти. В очередной раз клиент ждал от нас прорыва, некоего революционного с точки зрения продаж решения.

Думали мы много, думали непрерывно. А количество, согласно глобальному закону, должно было когда-нибудь породить и качество. Что ж, закон сработал в конце концов. Постепенно в моей голове забрезжила и начала формироваться одна интересная, неоднозначная идея. Что представляет собой Заозерный микрорайон, размышлял я? Это примерно три тысячи квартир, на тот момент полторы тысячи строящихся. Огромнейший ассортимент жилья! Однушки, двушки, трешки… ну да, четырехкомнатных к тому времени уже не имелось. Квартиры большие, средние и маленькие, квартиры с отделкой и без нее, на любой случай и вкус. В принципе – все это жилье экономкласса, но товарная линейка очень разнообразна. А что если продавать квартиры в рассрочку, но не совсем так, как мы продавали их прежде? Точнее, совсем не так. Наши клиенты, как и другие региональные домостроительные компании, предлагали покупателям рассрочку от одного до трех месяцев. А надо предложить рассрочку на год, причем предложить ее нестандартным, интересным образом. Пусть покупатель вносит первоначально только 10 % и… получает право самому составлять график погашения оставшейся суммы. Ну, говоря условно и теоретически, он может выплатить остальные 90 % в последний день своего годового срока. А на самом деле практически пусть работает такая схема: 10 % сразу, еще 80 % в течение года, а последние 10 % в течение последующих трех месяцев после завершения строительства дома. Вот такие расклады мы и решили предложить на региональном рынке жилья. Была тут небольшая «военная хитрость». Дело в том, что до конца строительства всех домов нашего клиента оставалось не так уж много времени, максимум год.

При этом у нашего покупателя были варианты. Он мог вносить деньги по графику, утвержденному и выданному ему, и в этом случае он получал как поощрение некие бонусы. Или мог погашать рассрочку по свободному, выработанному им самим графику, но тогда он никаких бонусов не получал. Это была такая внутренняя стимулирующая акция, склонявшая покупателя к варианту выплат по графику Компании.

Слоган для акции мы выбрали соответствующий: «Десять сейчас, а остальное – потом». С этим слоганом и вышли на рынок. Теперь сопоставим нас и других участников рынка. Да, наш продукт был в экономклассе самый дорогой, дороже, чем у конкурентов, но мы предлагали его в одной упаковке с очень интересной схемой рассрочки, при которой покупатель квартиры мог выплачивать 90 % ее цены потом, в течение года, не платя никаких дополнительных процентов за саму рассрочку. Другие застройщики ничего подобного предложить не могли, не были готовы. Они либо ограничивали покупателя жесткой системой взносов, либо давали рассрочку на два-три месяца, а это было покупателю неудобно.

В условиях намечающегося кризиса мы получили уникальный инструмент, с помощью которого люди могли позволить себе приобретение жилья. Они и приобретали его, вот что замечательно! У покупателей была возможность строить свой график рассрочки; кто-то планировал, например, продать квартиру, он успевал за этот срок обернуться и вносил деньги. Таким образом, мы предложили действительно весьма необычный, с разных сторон интересный покупателю инструмент.

Возможно, с точки зрения настоящих финансистов тут было что покритиковать. В том смысле, в частности, что при строительстве дома требуются большие инвестиционные затраты, а люди вносят лишь 10 % стоимости и, по сути, начинают владеть квартирой. Риск, конечно, был, но был и один нюанс, на первый взгляд незаметный. Если бы речь шла о двух, даже трех домах, такая схема рассрочки была бы нашему клиенту невыгодна. Но поскольку к продаже предлагалось восемь или девять домов, то эффект возникал другой. Допустим, в течение какого-то месяца 50 человек покупали 100 квартир в рассрочку. С точки зрения денег это было равносильно тому, что если бы 20 человек выкупили квартиру полностью. По факту, в денежном потоке как таковом, мы ничего не теряли, поскольку благодаря интересной рассрочке продавали квартир достаточно много – постоянно шел поток платежей. Что важно, финансовая служба Компании получала при этом четкий график поступления денежных средств. Что для финансиста более приемлемо: неизвестно какое, непредсказуемое количество денег за квартиры, приобретаемые по полной стоимости, или вполне понятное и конкретное количество денег по выплатам в рассрочку? Так что второй вариант представлялся выгодным и с чисто финансовой точки зрения.

А теперь подытожим, что мы имели со всего этого в сумме. Мы получали понятный и гарантированный денежный поток, мы получали серьезнейшее конкурентное преимущество на рынке жилья, мы получали, наконец, по-прежнему лояльных клиентов, которые с помощью этой акции, не прибегая ни к каким дополнительным мерам, смогли продавать свое жилье, которое стало к тому времени весьма желанным. Все время мы занимались продвижением Заозерного микрорайона, мы захватили инициативу на рынке, и это было очень важно. Наши конкуренты тоже предлагали рассрочку, и к тому времени, о котором я сейчас рассказываю, никто уже за нее процентов не начислял, но варианты рассрочки, которые конкуренты предлагали, были абсолютно неинтересны покупателям. Например, трехмесячная рассрочка давала возможность купить новое жилье либо тем, кто уже продал свою квартиру или оформлял подобную сделку, либо же тем, кто имел серьезные сбережения. Таких покупателей было немного, а всем другим столь короткая и жесткая рассрочка не оставляла необходимых степеней свободы.

Помимо прочего, наши успехи по продвижению жилья привлекли немалое число так называемых инвесторов, которые все же верили, пусть и не слишком пылко, что рынок недвижимости скоро оживет. Логика у них просматривалась примерно такая: один покупатель приобретал три-четыре квартиры, за которые вносил свои первоначальные 10 %, а затем этот покупатель не производил никаких выплат, он просто ждал год. Он, покупатель, ничем при этом не рисковал, так как квартиры проходили по 214-му федеральному закону, и он всегда мог от квартиры отказаться, а мы обязаны были в этом случае вернуть ему деньги. Кстати, прецеденты имели место. В любом случае застройщик получал на время совершенно бесплатные денежные ресурсы, которые мог считать в некотором смысле кредитными. В общем, наша акция «10 на 90» имела целый комплекс преимуществ, прямых и косвенных. Конечно, для нас прежде всего была важна лояльность нашего клиента и моральное удовлетворение от очередной победы над обстоятельствами и конкурентами. Но и сами результаты акции радовали. Мы сделали жилье пусть чуть-чуть, но доступнее для людей. Наши заказчики получили дополнительные бесплатные ресурсы для строительства, стали возможны инвестиции и реинвестиции взятых кредитов на рынке недвижимости. Можно сказать, мы работали на реальное возрождение рынка.

То, что мы предложили рынку, являлось для него абсолютным новшеством. Как здорово, когда покупатели и конкуренты округляют глаза от твоих предложений! Тебе постоянно звонят, спрашивают: «А правда, что можно только десять, а все остальное потом?» Ты отвечаешь: «Да, правда». А потом от покупателя поступает предложение о покупке, вполне ожидаемо поступает!

Мы поймали кураж и одновременно получили долговременную основу благополучия. По сути, до сегодняшнего дня мы продолжаем в хорошем смысле эксплуатировать эту кампанию – она приносит стабильные и значительные дивиденды. Надо сказать, многие застройщики уже начали работать по этой схеме рассрочки, но мы были первыми, поэтому она всегда ассоциируется с нами как с ее инициаторами. При таком положении дел получается, что любой, кто пытается подобную акцию повторить, фактически работает на наш авторитет и престиж.

В заключение стоит отметить тот факт, что в 2008 году Компания собрала 2,4 миллиарда рублей от продаж. Это было ниже плановой цифры на 400 миллионов, но не стоит забывать, что это был год прихода к нам мирового финансово-экономического кризиса, затронувшего прежде всего сферу строительную; к концу года кризис этот уже прочно обосновался и в городе N. Это вообще чудо, что было собрано столько денег. На мой взгляд, такой неплохой результат нашего клиента во многом был обеспечен нашей акцией с завлекательным названием «10 на 90». Акция была новаторская, беспрецедентная для нашего регионального рынка. Кстати, эту успешную акцию мы экспортировали за пределы региона, реализовали ее в городах Сибирском и Соседнем. О том, что и как происходило в Сибирском городе, я расскажу отдельно, в одной из глав этой книги.

P. S. Если не получается найти решение в предложенном контексте – выходите за рамки предложенного. Не всегда сделать доступнее – это значит снизить цену. Чаще всего людям достаточно хорошей рассрочки. Никогда не скидывайте цену только потому, что так сделали все конкуренты. Постоянно общайтесь со своими продажниками: иногда они выдают массу шикарных идей. Если верите в проект – не дайте финансистам его похоронить. Все гениальное просто: спросите у покупателя, что ему нужно, и дайте это.


Трейд-ин

В одной из глав я упоминал об акции под названием «Трейд-ин». На самом деле это была целая программа, и история, связанная с ней и с ее реализацией, заслуживает, на мой взгляд, отдельного рассказа.

Примерно три года назад у нас зародилась мысль принимать в качестве оплаты наших новых квартир вторичное жилье – а именно те квартиры, в которых проживают наши потенциальные клиенты. Разумеется, приему подлежали лишь такие квартиры, которые в дальнейшем Компания могла бы успешно реализовать. Другими словами, речь шла о давно применяемой во всем мире схеме трейд-ин. В принципе ничего нового, но эта известная схема в основном используется применительно к автомобильному транспорту, а у нас возникла идея попробовать ее на нашем региональном рынке недвижимости.

Возникнув три года назад, перспективный проект остался на бумаге. Это объясняется тем, что в 2007–2008 годах с продажами квартир все обстояло вполне благополучно, даже хорошо обстояло, ну, во всяком случае, до середины 2008 года. Разработка столь сложного, неоднозначного и технологичного инструмента требует времени, а времени не хватало – нам надо было продавать. Можно сказать, что до проекта «Трейд-ин» у нас просто руки не доходили.

Но ситуация кардинально изменилась в 2009 году. К концу года мы пришли к выводу, что на рынке недвижимости, испытывающем кризис, требуются принципиально новые инструменты. Что мы имели на тот момент? Ипотека тогда еще не развернулась полноценно, а рассрочка себя практически исчерпала: те, кто мог приобрести жилье в рассрочку, его уже приобрели – либо у нас, либо у наших конкурентов, которые также стали ее использовать в том или ином варианте. Надо было что-то придумывать.

Мы вернулись к проекту «Трейд-ин» и стали размышлять: каким образом сделать так, чтобы человек мог реально внести свою квартиру в качестве оплаты новой? Возникла довольно изящная с технологической точки зрения схема, в рамках которой была организована компания «Недвижимость». Человек, желавший реализовать свою квартиру, приходил в компанию и попадал на прием к конкретному менеджеру, Александру. Далее уточнялось, какую квартиру предлагает к реализации клиент и какую именно квартиру он хочет у нас приобрести. Затем Александр (ранее он плотно работал в агентстве недвижимости и хорошо разбирался в вопросе) быстро делал стоимостную оценку предлагаемого жилья, сторнировал от нее примерно 7 % и объявлял клиенту цену, по которой компания готова принять его квартиру в качестве оплаты стоимости выбранной им новой квартиры. Если человек соглашался с этой ценой, заключалась сделка.

Реализация сделки осуществлялась довольно интересным образом. Александр, заручившись согласием клиента, предлагал его квартиру на реализацию сразу в нескольких городских агентствах, их было около десятка. Агентства охотно шли навстречу: во-первых, потому, что им вообще выгодно продавать дополнительное жилье и получать за это свой законный процент, а во-вторых, потому, что предложение шло от Компании, на продажах квартир которой они очень неплохо зарабатывали и отношения с которой были весьма позитивны.

Изящество этой схемы заключалось еще и в том, что нам не требовались никакие деньги на выкуп квартиры клиента. Человек приходил и, оценивая свою квартиру, допустим, в 1,5 миллиона, покупал, к примеру, новую за два. То есть фактически человек доплачивал при этом 500 тысяч рублей. Затем задействовались средства «Недвижимости» и тех агентств, которые данной квартирой занимались. И практически за два-три месяца удавалось реализовать квартиру клиента без привлечения каких-либо денег. При обозначенной схеме наш покупатель не видел внутренней работы, связанной с реализацией сделки, – он видел только лейблы Компании, его это вполне устраивало, у него создавалось впечатление, будто все очень легко и просто. Для него, покупателя, и действительно было все просто и времени занимало немногим больше, чем при варианте, когда человек просто приходил со всей суммой и напрямую приобретал жилье. На все, в зависимости от характеристик той или иной конкретной квартиры, уходило от одной до трех недель: человеку надо было подготовить кое-какие документы, произвести еще некоторые действия.

Надо сказать, что схема типа трейд-ин уже имела место на нашем рынке недвижимости: некоторые компании эту схему использовали, но, на наш взгляд, использовали как-то вяло, без энтузиазма. Речь шла буквально о трех-четырех сделках в месяц, не более. Нас такой расклад, разумеется, не устраивал. Мы рассчитывали: по такой схеме должно уходить до десятка квартир ежемесячно. Выгоды всего проекта представлялись очевидными: мы получаем дополнительный денежный поток от продаж и лояльность целевой аудитории, нарабатываем себе за счет грамотного позиционирования дополнительный имидж, ну и вообще – усиливаем имидж продвинутой девелоперской компании нашего региона.

Среди прочих нам была поставлена задача: сделать так, чтобы этот новаторский инструмент быстро заметили и должным образом оценили на нашем рынке недвижимости. В принципе, механизм проекта был четкий и понятный, народным массам близкий, и проблем в должном освещении мероприятия я не видел. Требовалось лишь выработать подходящую тактику. Решения по проекту были окончательно приняты к исполнению к концу декабря, то есть в декабрь 2009 года мы уже не успевали. Поразмыслив, вот что мы предложили. Мы разрабатываем интересный, завлекающий посыл, который уйдет на телевидение, радио, во все широкоформатные СМИ 4 января. Почему именно в этот день? По нашим прикидкам, люди традиционно отпразднуют Новый год, не менее традиционно будут догуливать дня два-три по гостям и родственникам, а к 4 января, по нашим оценкам, уже устанут отдыхать и начнут проявлять интерес к жизни во всей ее полноте. Иначе говоря, к этому дню люди должны уже, помимо подарков, шампанского и салата оливье, интересоваться и другими вещами. Итак, 4 января люди увидят и услышат наш посыл, а 7 января мы, немного людей потомив, откроем офис продаж.

Проект стартовал. Мы, правда, слегка подкорректировали сроки, ибо учли, что в первую декаду января наш великий русский народ не особо привык напрягаться. Словом, мы вышли с рекламой 7 января и, надо отметить, определенный ажиотаж ею породили. Наш слоган, обращенный к аудитории, звучал, надо полагать, непривычно: «Мы дорого купим вашу квартиру, чтобы вы комфортно купили нашу». И хотя люди уже подустали от информационного давления, а рынок поднаторел во всякого рода посылах, наш новый посыл сработал неплохо. Было довольно большое количество откликов, около 30 контактов за день; люди приходили, интересовались и, разобравшись в сути наших предложений, выражали желание приобрести новую квартиру по этой схеме.

Проект стартовал неплохо; собственно, он стартовал так, как должно. И все же… Все же мы поторопились с ним, а точнее – неверно выстроили свою тактику. В идеале надо было начать с технического запуска проекта, затем погонять проект месяца два, определить реальный спрос, оптимизировать все технологические процессы. А потом – запустить рекламную кампанию, придавая проекту усиливающий импульс.

В общем, желая сделать как лучше, мы поторопились. Входящий поток людей получился достаточно большим, а наши технологические возможности в тот момент ему не соответствовали, мы просто не успевали его обрабатывать. Практически были некоторые текущие проблемы: например, задержки с квартирами, которые частично находились в залоге, и требовались определенные финансовые ресурсы, чтобы их из этого залога вывести. Возникали иные сложности, пусть временные и вполне решаемые, но тормозящие процесс. В итоге по результату первого месяца мы не то что десять сделок не провели, как это планировалось, – мы одну сделку кое-как довели до конца. Впрочем, уже в следующем месяце таких сделок оказалось чуть больше, затем просто больше, потом еще больше. И проект, что называется, пошел.

Не могу сказать, что для нашего рынка данный проект являл собою откровение, ибо, как я упоминал, схема трейд-ин на нем уже так или иначе применялась. Но открытие и использование нового инструмента продаж серьезно повысило конкурентоспособность Компании на рынке недвижимости. Вместе с тем неполная технологическая проработка проекта не позволила ему получить значительный импульс развития и раскрутиться в полной мере на конкретном историческом этапе.

Сейчас, по прошествии времени, я оцениваю опыт данного проекта больше как положительный. Помимо прочего, нашим необычным посылом Компания сумела просто привлечь потенциальных покупателей, а это тоже немало. И все же, резюмируя все сказанное, акцентирую ваше внимание на технологической стороне любого проекта. Для себя я вывел: маркетинг – это не только креатив, дизайн и свежие идеи; это еще и технологии. А может быть – в первую очередь технологии. Технология должна органично накладываться на возможности и соответствовать реалиям текущего времени.

P. S. Никогда не запускайте проект, если он технологически не готов или не проработан до конца. Не запускайте, каким бы интересным этот проект ни казался с точки зрения маркетинга и продвижения продукта. Мы, как видите, поторопились – и получили неоднозначный результат. С одной стороны, положительные отзывы: да, проект интересный, перспективный, наверняка будет востребован. С другой стороны, негатив: как же так, ребята, вы пообещали, а реализовать толком не можете.


Новая эра

Скажем несколько слов об уникальных отношениях, сложившихся между нашей Компанией и риелторским сообществом города N. Эти отношения обеспечивали нам определенную стабильность продаж и позволили сравнительно безболезненно пройти сложнейший этап 2008–2009 годов. Когда и как возник позитивный союз с риелторами, на чем он основывался и кем был инициирован?

Начало отношениям было положено в 2005–2006 годах. Какая тогда была диспозиция по данному вопросу? Самая что ни на есть неконструктивная. Застройщики не воспринимали агентства недвижимости как потенциальных партнеров по бизнесу, и агентства отвечали застройщикам тем же. Застройщики работали на первичном рынке жилья, риелторы на вторичном, обе стороны функционировали строго в своей нише. В итоге важный канал продвижения жилья оказался незадействованным.

И вот в 2005 году мы начали искать подходы к этой проблеме. Необходимо было найти и выстроить систему, при которой агентства недвижимости стали бы не дополнительной «надстройкой» продаж, а конкретным каналом продвижения. Агентства, естественно, не собирались работать «за просто так», их требовалось заинтересовать. Да и вообще требовалось сломать стену недоверия, сложившуюся между застройщиками и риелторами города. Компания поставила себе задачу понять риелтора, а поняв, предложить ему некую схему, при которой он мог бы серьезно дополнить отдел продаж. Не сразу, конечно, а со временем – это был долгоиграющий проект.

Надо признаться, в тот момент я сам не очень понимал, зачем нам необходим еще один канал продвижения. Продажи жилья и так шли опережающими темпами, мы объективно не успевали строить с той же интенсивностью, с какой нарастал поток клиентов. Люфт между предложением и спросом компенсировался значительным ростом цен – как у нас, так и у конкурентов. Однако руководитель Компании настаивал на том, что необходимо обязательно выстроить отношения с риелторами города. В частности, он утверждал, что на рынке есть риелтор, который не руководствуется только соображениями типа «есть квартира – продал – получил», а способен мыслить стратегическими категориями. А раз такой риелтор есть, то с ним можно и нужно строить отношения.

Так состоялась историческая, можно сказать, встреча двух сторон, второй из которых была компания «Адвекс», в частности Сергей Яковлевич Сухарев, который и предложил революционный для нашего региона опыт американских коллег. Риелторов подключили к обсуждению вопроса о продажах на первичном рынке жилья. На встрече была достигнута основополагающая, на мой взгляд, договоренность: услуги агентств недвижимости оплачивали мы, а цены на жилье устанавливались единые – у нас и у риелтора.

Поясню некоторые детали вопроса. В то время риелторы обычно запрашивали от 4 до 6 % за сделку, которые и оплачивал покупатель на вторичном рынке. Специфика рынка такова, что зачастую это были очень сложные продажи, так как в сделке могли принимать участие два, а то и три агентства, и премиальные 6 % делились, разумеется, на всех фигурантов сделки. С юридической точки зрения все тоже было достаточно сложно. В рамках достигнутых договоренностей теперь застройщик выступал, пусть и условно, приобретателем агентских услуг. На одной квартире теперь был один риелтор, которому отходили от 2,5 до 3 % от суммы сделки, в зависимости от типа продаваемой недвижимости. При таком раскладе было юридически проще оформлять документы; наконец, так было выгоднее чисто математически.

Понятно, что агентам психологически было нелегко перейти на такой уровень ведения дел. Поэтому Компания последовательно и системно работала с агентствами недвижимости, стремясь заработать их доверие. Мы стремились стать для них «своими», принимали активное участие во всех их форумах. В частности, есть у нас объединение риелторов области, и в 2007 году Компания первой из застройщиков стала партнером форума. В общем, мы всеми возможными способами доказывали риелторам свою лояльность по отношению к ним, убеждали в том, что не обманем их и они обязательно получат все свои деньги. Надо сказать, агентам всегда платили в первую очередь, и платили неизменно. Иногда возникали непростые сделки, спорным оказывался сам факт, что именно агент привел клиента. Но и в те дни, и сейчас застройщик старался и старается решить этот вопрос в пользу риелтора. Да, застройщик терял на этом деньги, но он при этом приобретал лояльность риелтора.

Так шаг за шагом мы убеждали агентства в том, что являемся для них не какой-то сторонней компанией, а источником дополнительного заработка. В итоге мы достигли поставленных целей: мы изменили не только сознание риелтора, но и, что еще более важно, сознание покупателя. Условно говоря, мы заявляли: «Ребята, вы можете приобрести квартиру у нас, вы можете купить ее в любом агентстве – цена всегда будет одинакова». Довольно долго покупатели не очень-то верили в новые правила игры, они приходили с агентами, приходили без них – проверяли. Но мы всегда придерживались жесткого постулата: единый ценник. И со временем люди этому поверили, к этому привыкли. И такое положение дел не могло не сказаться на всем рынке недвижимости. Другие застройщики были вынуждены также примкнуть к этой системе продаж, а агентства недвижимости стали организовывать целые отделы по продаже «первички». В общем, дело пошло. Но первыми, подчеркиваю, в этом деле были наша Компания и «Адвекс», которые в свое время заключили некий пакт о любви и сотрудничестве – я бы так его назвал. Сейчас отношения застройщиков и риелторов носят системный характер, для защиты прав агентств недвижимости имеется целый пакет документов. Надо отметить, в этот пакет периодически вносятся изменения, учитываются какие-то дополнительные моменты сотрудничества, в частности – развитие ипотечного бизнеса. Ну а главное, наверное, то, что покупатели имеют возможность анализировать и выбирать.

Вот так добрая воля и договоренность двух людей перевернули рынок новостроек в отдельно взятом регионе страны. Историю по-прежнему вершат люди, господа!


Что такое креатив

В первом квартале 2009 года на девелоперском рынке города N ситуация сложилась примерно такая. Как вы помните, к концу 2008 года разразился кризис: ипотечные кредиты ушли в небытие, вслед за кредитами с рынка исчезли покупатели, а более половины строек были заморожены. В частности, у нашего клиента, одной из крупнейших региональных строительных компаний, два объекта тоже «встали», их отложили в производстве до лучших времен. Непонятно только было, когда эти времена наступят и наступят ли вообще. Сказать, что ситуация в начале года была плохая, – это значит не сказать ничего. Ситуация была просто хреновая, во всяком случае на рынке недвижимости.

Собственно, ситуация эта сложилась не вдруг, не спонтанно, а формировалась реалиями того времени. Многие люди, планировавшие приобретение жилья, отложили дорогостоящее мероприятие: кто в связи с отсутствием кредитов, кто просто не решался на это в условиях кризисной неопределенности и непредсказуемости завтрашнего дня. Кроме того, тогда на рынке буквально все – покупатели, агентства недвижимости, застройщики – ждали повсеместного и неминуемого падения цен на недвижимость. Надо сказать, еще в четвертом квартале 2008 года, входя в кризис, строительные компании вынуждены были пересмотреть свою ценовую политику. И практически все, в том числе и мы, цены свои изменили, ясно в какую сторону.

Нагнетанию ситуации в немалой степени способствовали эксперты рынка и всякого рода специалисты, от экономистов до политиков. Вообще общероссийское информационное окружение девелоперского рынка было крайне негативным, даже инфернальным. Например, представители Сбербанка предрекали падение рынка аж на 60 %, а министры, отвечающие за экономику страны, многозначительно говорили о некоей грядущей трансформации рынка недвижимости. А что люди, наши потенциальные покупатели? Люди при таких раскладах ждут падения, обвала рынка.

Словом, информационная атмосфера в начале 2009-го сложилась такая, при которой очень сложно было продавать жилье, почти невозможно. Ценник на квартиры не растет, ценник даже где-то падает, в этих условиях на рынке появляются демпинговые предложения, совершенно нереальные, надо отметить. Другими словами, кое-кто из застройщиков фактически запланировал не достраивать объекты – лишь бы свести концы с концами. Выжить сегодня, а завтра хоть потоп!

Напомню, что мы, наряду с другими компаниями, уже опустили ценовую планку на свой продукт. Компания находилась на краю рентабельности, и нашей главной задачей стало сделать так, чтобы цены на квартиры более не падали, чтобы дальнейшее снижение цен стало невозможным, неправильным.

Да, фигуранты рынка ожидали падения цен, даже обвала самого рынка, но уже январь и февраль показали, что не все так уж безнадежно в нашем королевстве. Ну если не показали, то намекнули. Ряд застройщиков проводили более или менее вменяемую политику продвижения жилья, следили за развитием ситуации на рынке и предлагали конкурентоспособную цену. Становилось ясно, что они, невзирая на тяжелые времена, выживут – выживут в силу совокупности своих параметров и характеристик, а также за счет целого набора мероприятий, направленных на выживание и стабилизацию.

Мы напряженно следили за ситуацией на рынке недвижимости, пытались понять, куда движется его потенциальный клиент. Можно сказать, мы проводили постоянный мониторинг настроений как покупателей, так и продавцов жилья. И вот, скажем, в январе-феврале мы уловили сдвиги в сознании нашей целевой аудитории. Люди выжидали, жили прогнозами падения ценников, но ни обвала рынка, ни существенного падения цен не случилось. И люди не могли этого не заметить, не зафиксировать в своем сознании.

Да, безусловно, коррекция на рынке имела место, по некоторым позициям коррекция весьма значительная. Но именно коррекция, не обвал! Говорили о коллапсе рынка и всей строительной сферы заодно, а коллапс не наступает – непонятно почему, просто не наступает, и все. Все плохо, денег ни у кого нет, зато готовые квартиры быстро вымываются с рынка. Такой вот парадокс российский, не первый и не последний. Ну наш народ сильно и не удивишь, он давно знает: умом Россию не понять. Это как история с бензином, когда цена на нефть уменьшается втрое, а цена на отечественный бензин – не более чем на 10 %, да и то не у всех.

В общем, на рынке недвижимости произошла еще одна коррекция, теперь уже позитивная, – коррекция ожиданий. И, знаете ли, мало нашлось желающих приобрести резко подешевевшее жилье у тех компаний, которые, судя по всему, это жилье не собирались достраивать. Мы отметили, что люди все чаще стали к нам обращаться, но уже в иной тональности, чем прежде, чем совсем недавно. Если раньше кто звонил, то в основном спрашивал: «А насколько упадет у вас цена?» Теперь вопросы стали задавать другие, а некоторые даже с опаской интересовались, не планируется ли у нас повышение цен. Кто-то уже планирует приобретать квартиру и говорит нам: «Вот в ближайшие два-три месяца точно соберу эту сумму, обязательно соберу, но не будет ли такого, что цена возрастет?»

Согласитесь, вопросы зазвучали качественно иные, и мы это четко уловили. Из самой целевой аудитории, желала она того или нет, шел однозначный, позитивный для нас импульс. Мы поняли: люди стали реальнее смотреть на вещи. Они осознали, что рынок не обрушился, а несколько изменился; более того, он все более становится рынком, реально ориентированным на покупателя; покупатель имеет возможность выбирать. Осознали, что надежные застройщики – а их пять-семь в городе – достаточно прочно стоят на ногах, основные свои стройки ведут и, судя по всему, доведут их до конца. И что в сегменте лидеров рынка недвижимости демпинга нет и не намечается: демпинг предлагают лишь те, кому нужны срочные деньги, чтобы как-то там достроить и продать.

Все эти тенденции в потребительской аудитории, подвижки в ее сознании мы однозначно и вовремя уловили. У меня сформировалась мысль: эти тенденции надо использовать, причем немедленно! Наступает переломный момент, его надо усилить! Как? Надо как-то донести до наших потенциальных покупателей, что все, это предел! Я говорю о ценах на жилье: ниже уже некуда, а значит, и не будет, не ждите у моря погоды. Вот такая мысль, такая идея сформировалась.

Задача не решалась тривиальным образом вроде «скоро цена подскочит, налетайте, успевайте!» Никакой здравомыслящий клиент на такой блеф не клюнул бы. Необходимо пошатнуть надежды покупателя на возможное понижение цен. Нужно зародить и взрастить у него зерно сомнения: а не зря ли он выжидает, не стоит ли ему использовать текущий момент и купить жилье сегодня? И, как результат, нами была продумана, предложена и запущена акция под названием «Ниже некуда». В рамках проведения этой акции мы всеми доступными средствами декларировали в окружающее нас рыночное пространство: все, цена на квартиры ниже уже не опустится в любом случае! Аудиоролики, видеоролики, наружная реклама убеждали: жилье имеет смысл приобретать сегодня, прямо сейчас, на минимальном уровне цен. Нами был детально разработан медиаплан, подготовлены рекламные раздаточные материалы, и акция была запущена.

Помимо прочего, то есть наряду с обычными рекламными средствами, в этой акции был использован один интересный, на мой взгляд, элемент. В крупнейших торговых центрах работали так называемые промоутеры, раздавали народу листовки. Казалось бы, абсолютно стандартный прием. Да, разумеется, но листовки раздавали люди в футболках, оформленных в фирменном стиле Компании. Футболки были не обычной длины, а практически до самого пола, и на них было написано: «Ниже некуда». Люди брали листовку, видели футболку, видели надпись. Ниже футболки был только пол. Потом люди читали то, что было написано уже в листовке, и у них в сознании все это как-то объединялось в одну очевидную истину: действительно, ниже, наверное, некуда, цены на жилье и так на пределе. На нижнем пределе!

Вроде бы мелочь эти самые футболки, а люди восприняли мысль, рынок воспринял. Во-первых, смешно, весело, а во-вторых – все в тему, в самую важную точку акции. А самым важным было то, чтобы нам поверили: поверили, что мы не блефуем.

Да, главным для нас была вера людей, вера покупателей. На расчете на эту веру и основывалась вся акция, от начала и до конца. Был проведен своего рода анализ наших отношений с потребителем, в котором обозначился главный вопрос: а верит ли нам наш клиент, объективно? Понимаете, этот вопрос в создавшейся ситуации был очень критичен, ответ на него определял, по сути, успех самой акции. Дело в том, что в рамках акции мы собирались делать достаточно сильные заявления, и важно было, чтобы этим заявлениям верили. Если бы речь шла, скажем, о середине предыдущего, 2008 года, то мы бы не сомневались: все лозунги, которые мы бросали в рынок, все обещания – все исполнялось. Если мы обещали скидки, мы их давали, если говорили о бонусах, то люди их имели. А если мы заявляли, что цены на квартиры не вырастут (акция «Держим цены»), то они и не росли. Но нынче… Мы хотели заявить, что, скажем, с 1 апреля будут убраны абсолютно все скидки, все бонусы. Согласитесь, заявление не самое популярное, а в текущих реалиях рынка оно смахивало на игру краплеными картами.

Итак, мы говорили: ниже некуда, покупайте сейчас, с 1 апреля мы отменим привычные для вас стандарты, не будет скидок, не будет бонусов. Мы целенаправленно подхлестывали спрос, вернее, пытались его подхлестнуть, взывая к здравому смыслу покупателей, в надежде на их веру нашему слову. Риск был огромен. В условиях сложившейся конъюнктуры рынка недвижимости такие заявления могли расценить как прямой обман, как дешевую уловку продавца. Словом, нам могли не поверить, и вся наша акция рухнула бы.

Напомню, у людей уже зародились сомнения в том, что рынок обвалится. Наметилась тенденция к стабилизации сознания покупателя. Наш расчет строился на том, что на протяжении трех лет мы брали на себя различные обязательства, иногда очень смелые, необычные, но всегда беспрекословно их выполняли. Мы могли рассчитывать на определенный кредит доверия, наработанный предыдущими нашими акциями. И мы рискнули. Мы запустили акцию «Ниже некуда», отменяя с апреля скидки и бонусы.

Надо сказать, несмотря на всю нашу веру в правильности предпринятого шага, в течение всего марта мы изрядно нервничали. И было отчего. Первая неделя – абсолютный ноль, никакой реакции от целевой аудитории. Впрочем, думал я, возможно, это нормально, акция еще не раскрутилась, есть некоторая естественная инерция рынка. Но было тревожно, признаться. Затем вторая неделя пошла, результат: чуть-чуть, слабый намек на подвижку. Наконец, третья неделя, ее первая половина – ни то ни се. Все, подумал я, завалили акцию! Надо учесть, что ресурсы в акцию закачаны были немалые, а условная стоимость рубля в кризис возрастает. Компании в тот момент было нелегко финансировать наши маркетинговые задумки. Мы висели на волоске, как мне казалось.

Однако фортуна любит тех, кто рискует: она не отвернулась от нас, а лишь взяла паузу. В последние полторы недели акции ситуация изменилась в ту сторону, в которую мы ждали. А в ее последние три дня выручка составляла под 20 миллионов ежедневно. Двадцать миллионов! Это было хорошо, даже очень хорошо, просто отличный был результат. Даже, к примеру, для начала 2008 года отличный, когда кризисом еще и не пахло. В общем и целом было собрано порядка 140 миллионов, при плане 70–90 миллионов. Можно сказать, успех даже превзошел наши ожидания.

Уже потом я анализировал то, что произошло. А произошло то, на что мы, собственно, и рассчитывали. Просто люди поверили нам, ибо мы их никогда не обманывали. Те, кто планировал приобрести квартиру чуть позже, может быть, спустя два-три месяца, начали лихорадочно, всеми способами собирать средства, чтобы купить прямо сейчас.

Это был очень интересный прорыв ситуации, и прежде всего для меня. То есть, конечно, он был интересен и нашему клиенту – Компания достигла тех результатов, которых желала и на которые нас ориентировала. Но для меня он интересен тем, что я осознал: я уже не просто что-то предлагаю целевой аудитории, я с ней фактически напрямую общаюсь, имею живую обратную связь, и не только в форме отзывов или встречных предложений, а самое главное – в форме приобретения жилья. И одно дело, когда ты обещаешь всякого рода бонусы, и совсем другое, когда ты говоришь: «Приходи сейчас, потом этого не будет, честно». А тебе верят. И ты понимаешь, что все делал правильно, правильно в принципе и практически.

И вообще, вся предыдущая политика – тоже верная, может быть, единственно верная, и ты все время шел по лезвию бритвы, по золотому сечению истины. От одной или двух акций веры не возникает, для формирования веры покупателя требуется целая система, иногда выстраиваемая годами. Особенно на рынке недвижимости, ведь приобретение жилья – это не импульсивная покупка, это дорогостоящая и долгоиграющая покупка. Многие люди приобретают новую квартиру раз в жизни.

Подводя итог, отмечу, что это была самая удачная акция первого полугодия 2009 года. Помимо моральных и психологических дивидендов были получены очень неплохие финансовые результаты. Был получен неплохой задел на весну, и людей это ободрило, всколыхнуло. Эта акция помогла девелоперскому рынку в целом, помогла, как ни парадоксально, и нашим конкурентам, ведь мы в конечном счете лили воду и на их мельницы. В чем отличие наших посылов от посылов других строительных компаний? Мы стараемся опередить рынок, быть на шаг впереди, и стараемся делать это не эпизодически, а системно. Но при этом мы остаемся в фарватере мнений, ожиданий и стереотипов потребителей, иначе все это работать не будет.

И, наконец, о креативе и креативности, вынесенных в заголовок этой главы. Откровенно говоря, я никогда не считал ни нашего клиента, ни компанию, которую я возглавляю, компаниями креативными в буквальном смысле этого слова. В наших рекламных действах, в наших роликах и визуалках нет ни фанфар, ни клоунов, ни элементов красочного шоу – ничего такого, считал я, что могло бы нам обеспечить призовые лавры на конкурсе креативности. Так вот, я заблуждался, оказывается! Журнал National Business – а в городе N этот журнал является ведущим деловым изданием – опубликовал на своих страницах рейтинг самых креативных компаний города. В 2009 году это было, где-то летом. Каково же было мое изумление, когда я, ознакомившись с рейтингом, увидел: согласно опросу около 150 руководителей компаний, самой креативной в городе среди всех секторов бизнеса является не кто-нибудь, а Компания, весь креатив которой мы, по сути, и формируем. Второе место в рейтинге отвели Сбербанку, а это тоже наш клиент, весь 2008 год мы его вели и частично 2009-й. Очень интересно было, что ресторанный холдинг «Максим» занял четвертую позицию в этом списке. Тоже наш клиент! Ну а сами мы заняли шестую строчку рейтинга, вот так. Среди первого десятка самых креативных компаний различных сфер деятельности – 1-е, 2-е, 4-е места наших клиентов и 6-е – наше! По-моему, весьма показательно, хоть и удивительно для меня. Аудитория, с которой работает наша компания, несколько консервативна, «продвинутой» молодежи немного по понятным причинам.

Я поразмышлял на эту тему и пришел к выводу, что мы, наверное, все же креативны, но наш креатив стратегический. Однажды, довольно давно это было, я присутствовал на семинаре Игоря Ганжи, он приезжал к нам. Мне кажется, вот это зерно стратегического креатива я нашел там. На его семинаре вообще было интересно, он рассказывал, каким образом выстраивать стратегию так, чтобы она была интересной и верной.

В итоге я хотел бы подчеркнуть: несмотря на всю сложность рыночной ситуации первого квартала 2009 года, наш клиент значительно перевыполнил план. И это произошло в то время, когда существовала вероятность, что продажи жилья вообще встанут, будут единичными. Мы помогали, и пусть только на тот момент, но сформировали рынок в некотором смысле под себя. А другие компании, наши конкуренты, стали нас повторять, распространяя наши идеи в массы. Может быть, это не совсем корректно с их стороны, но для нас главным явилось то, что большинство застройщиков города сумели понять и даже нести в целевую аудиторию правильные, позитивные послания. Все фигуранты рынка недвижимости поняли: ценник ниже не упадет, на текущий момент он оптимальный. Да, в ближайшие полгода как минимум он расти не будет, но и не опустится.

P. S. Креатив ради креатива – тупик. Клиенту (работодателю) нужен результат. Не тешьте свои творческие амбиции за счет клиента (работодателя). Наибольшая ценность для компании – это умение понимать аудиторию и управлять ею: добейтесь ее доверия. Всегда фиксируйте промежуточные результаты акций. Это поможет в будущем избежать ошибок.


Маркетинговый десант

Лето 2009 года. Быть может, шоковые для россиян времена и отошли, но кризис как таковой никуда еще не делся, ни у нас в стране, ни в мире. Ситуация для бизнеса была не приведи господь. Ну а что касается девелоперского рынка России, то он вообще находился в состоянии глубочайшей стагнации, и свет в конце тоннеля не просматривался вовсе. Вот в этих аховых условиях у себя в городе N мы все же продавали до семидесяти квартир в месяц. В принципе, не так и мало с учетом текущих реалий. Естественно, что у застройщиков, которым за такой же временной интервал удавались лишь одна-две, ну максимум четыре продажи, возникали к нам вопросы. Как это вы так, и отчего, и как такое вообще возможно?!

Вопросы возникали в том числе и за рубежами родной губернии. Есть в Сибирском Городе одна замечательная компания с более чем шестидесятилетней историей, давайте назовем ее «Сибирский строитель». К тому времени, о котором мы ведем рассказ, компания эта возводила несколько объектов, в том числе два жилых дома. Руководители Компании и «Сибирского строителя» уже были на тот момент знакомы, и исполнительного директора сибирской компании крайне интересовало, каким это чудесным образом нам удается осуществлять продаж аж в 20–30 раз больше, чем ему в его большом городе. Понять это ему было не только интересно, но и жизненно необходимо. Словом, возникла меж руководителями двух строительных компаний дружеская договоренность, что мы, раз у нас все так здорово получается, продемонстрируем, как это делается. Продемонстрируем вживую, на их территории. Согласитесь, мероприятие вовсе не типичное.

От договоренности – к конкретному проекту. Его мы окрестили «Десант продаж». От нашего клиента в десантную команду было выбрано двенадцать человек: прежде всего сам руководитель Компании, а также начальники двух отделов – маркетинга и продаж и стратегического развития – и, конечно, ведущие менеджеры по продажам. От нашей Компании были я и еще один сотрудник, который занимается у нас рекрутингом и кадровым консалтингом.

Задача перед десантом стояла сложная, прецедента не имеющая, но необыкновенно интересная. Мы в задачу вгрызлись, обсудили ее с разных сторон и пришли к заключению: в настоящее время, чтобы сдвинуть с мертвой точки дела в Сибирском Городе, необходимо создать там дополнительный канал продвижения продаж. И таким каналом может стать тамошнее риелторское сообщество.

Тут надо отметить один принципиальный момент. Подавляющее большинство застройщиков, не только нашего города N или Сибирского Города, а и по всей стране, абсолютно по-свински относятся к риелторам[1]. Они их ни в грош не ставят, считают примитивными халявщиками, эдакими паразитами на трудолюбивом теле застройщика. Напомним, что у нас политика в этом вопросе даже изначально была не такая, а два года тому назад компания откорректировала свою политику в отношении агентств недвижимости и сменила ее на еще более конструктивную. Мы считали и считаем риелторов важными партнерами застройщика, и эту принципиальную позицию мы последовательно внедряли в жизнь еще во время акции «Полтора ярда». Тогда с помощью целого комплекса мероприятий мы добились у городских риелторов предельной лояльности в отношении нашей компании. И теперь, если вы зайдете в любое дееспособное агентство недвижимости нашего города и спросите, какая тут лучшая строительная компания, вам однозначно укажут на нашу. Было затрачено два года целенаправленных усилий, вложено много денег и эмоций, чтобы сформировать такой вот имидж компании. В штате появился специалист, который занимался исключительно проблемами агентств, он с риелторами постоянно общался, обхаживал их всячески, обучал за счет компании. Его девизом стало «Риелторы – лучшие люди земли», который, помнится, я придумал. А главное, риелторам, как и полагается, системно и без обмана выплачивали их агентское вознаграждение, вполне достойное, надо сказать. Как результат – в пик кризиса 70 % сделок по продажам компании осуществлялось через агентства недвижимости.

Другие застройщики, если и использовали риелторов, делали все, чтобы никакого эффективного сотрудничества с агентствами не существовало в природе. Я никогда не понимал этой их особой позиции. И не принимал, разумеется.

Итак, Сибирский Город и проблемы компании «Сибирский строитель». Перед десантом была поставлена грандиозная задача: не менее пятнадцати сделок в месяц. Иначе говоря, требовалось увеличить объем продаж не менее чем в пять раз! Во время мозгового штурма, устроенного в связи с этим, нас спросили: что такое надо сотворить, чтобы задачу решить? Мы сказали: в первую очередь – наладить отношения с риелторами! Можно вбухивать деньги в рекламу, можно иметь миллионные затраты на нее и… не иметь реального выхода в виде продаж. Более того, сегодня, на наш взгляд, реклама не оказывает существенного воздействия на целевую аудиторию. Так что давайте налаживать связи с агентствами к обоюдной выгоде сторон.

Поступило предложение: а давайте сформируем специальный отряд, группу этаких Бэтменов, человек 10–15, и пусть они ситуацию переломят, перевернут все с ног на голову в славном сибирском граде! Как именно? А вот приедем туда и начнем интенсивно общаться с ведущими местными риелторскими компаниями, расскажем им о «Сибирском строителе» и его строительном продукте. А главное, покажем риелторам совсем новый для них вариант договора, уверим их, что отныне с ними будут работать по новым лекалам, что вообще у «Сибирского строителя» отношение к ним, риелторам, пересмотрено в корне и им готовы платить за посреднические услуги, платить системно и регулярно.

Идея всем понравилась, ее подхватили и утвердили. В самом деле, если вдуматься: риелторы на рынке недвижимости всегда были, есть и будут, это очевидно. Более того, никакой разумной альтернативы этой идее никто не видел. Ну и началась детальная проработка этого направления прорыва. Руководителем проекта «Десант продаж» была назначена Олеся Толстухина. Специфика отношений нашей компании и компании клиента в том и заключается, что мы открыты для нестандартных решений. В данном случае нестандартность проявилась в том, что мы оказались способны поставить «над собой» руководство. Моя подчиненная Олеся Толстухина призвана была руководить всеми нами в рамках проекта. Ну а топеры Компании и я с ними вместе обязаны были выполнять функционал простых менеджеров. Помимо прочего тут был и чисто воспитательный, тренинговый момент: у моего перспективного сотрудника появилась возможность проявить себя как организатора дела, поруководить, так сказать, руководителями, причем в боевых условиях. Я думаю, для человека с амбициями это немалого стоит. И еще я хотел посмотреть, как в принципе сработает подобная технология. Наконец, я хотел очутиться в шкуре подчиненного, взглянуть с его стороны на процесс руководства. Как видите, в рамках означенного проекта решался круг самых разнообразных задач.

За две недели до десантирования была проделана колоссальная предварительная работа. Олеся и те сотрудники, что ей помогали, прозвонили все ведущие агентства недвижимости. Затем они туда съездили и вступили в прямой контакт с Сибирской ассоциацией риелторов. Они подружились с ее руководителем и рассказали о нашей революционной программе действий, заставили его поверить в успех общего дела. В этой первой вылазке на чужую территорию приняла участие и Наталья Половникова[2]. В ее задачи входили большая пресс-конференция, которую необходимо было собрать, а также пресс-тур с армией журналистов и представителей агентств недвижимости на строительных площадках «Сибирского строителя». То есть Наталья занялась налаживанием отношений с местными СМИ – до этого, понятное дело, никаких таких отношений не существовало. Вся группа пробыла там три-четыре дня, очень результативно пообщалась с людьми и, подготовив плацдарм основному десанту, вернулась.

Мы тем временем готовились. До выезда была проведена еще одна очень важная предварительная работа. Ее результатом явился план-график, в котором была прописана деятельность каждого из четырнадцати членов группы десанта. Вот мне, например, была выдана карточка, даже не карточка, а, скажем так, настоящий боевой листок, а в нем – детальный план моих действий на каждый день, все намеченные встречи и все лица, с которыми мне предстояло общаться, все необходимые для этих встреч адреса и контактные телефоны. Кроме того, карточка содержала контактные телефоны наших десантников, а также другую полезную информацию, которая могла помочь сориентироваться в незнакомом городе.

Наш десант высадился с поезда в понедельник. Мы привели себя в порядок с дороги и отправились на строительную площадку. Это было очень важно: чтобы каждый из десантников воочию увидел стройку, ту самую, которую он будет продвигать, настроился на соответствующую волну. После ужина собрались все вместе и еще раз уточнили, точнее, скоординировали свои действия на следующий день. И началось!

Наш боевой день начинался рано: в 8.30 мы завтракали и сразу разъезжались по делам согласно плану. Представьте, по три-четыре, а иногда и по пять встреч за день с сотрудниками агентств недвижимости! Лично для меня подобная деятельность явилась неоценимым опытом. Действительно, я приходил в агентство как рядовой менеджер от застройщика. При этом в агентстве считали, что застройщик его не любит, не уважает, не ценит. А уйти оттуда должен был лишь таким образом, чтобы у руководителей и сотрудников агентства сложилось твердое убеждение: «Сибирский строитель» круто изменился, он развернулся на все сто восемьдесят градусов, он теперь любит риелторов и уважает, он им будет платить! В общем, «Сибирский строитель» – это лучшая с точки зрения риелтора компания, примерно так, и никак иначе. Задачка та еще, ибо до этого «Сибирский строитель» представал в несколько ином, мягко говоря, образе. Разумеется, я приходил не с пустыми руками, моя аргументация не была голословной. Был разработан системный набор документов, раздаточный и презентационный материалы, которые подкрепляли у риелторов веру в новые правила игры.

А потом – пошло-поехало! Правда, агентства недвижимости «бедными овечками» вовсе не были. Каждый из десантников выкладывался как мог. Ежедневно с десяти утра и до шести вечера встречи с риелторами и их руководством. Затем ужин, обсуждение вестей с фронтов и, при необходимости, разбор полетов. Я хорошо помню свою первую рабочую встречу в новом для себя амплуа. В роли менеджера я давно не выступал, а в качестве менеджера продаж – так и вообще никогда. Там, на родине, все было иначе. Например, поступал звонок от руководства холдинга или иной компании, меня приглашали или я сам к ним приезжал, рассказывал, что именно мы делаем в плане улучшения продвижения, что можем предложить вообще и в конкретном случае. Таким образом, я никогда не продавал в прямом смысле этого слова, собственными действиями, – я все время рассказывал о нашей деятельности и о том, что с этого можно в итоге поиметь. Благо было на что сослаться, имелись конкретные результаты этой деятельности. Ну а здесь, в рамках реализации проекта «Десант продаж», я оказался в принципиально других реалиях. В моем распоряжении были полчаса боевого времени, в течение которого я должен был выложиться по полной программе и доказать заинтересованной аудитории то, в чем они имели основание сомневаться.

Скажу откровенно, не сразу и не все пошло гладко. И это была хорошая встряска для меня, для всего моего мироощущения. Я даже поставил себе личную, внутреннюю задачу: добиться того, чтобы хоть в одном агентстве, когда закончу выступление, мне поаплодировали. Добиться этого было непросто, уверяю вас. В лучшем случае аудитория принимала некую нейтральную позицию: да, мол, «Сибирский строитель» меняет свое отношение к риелторам, посмотрим. Значит, мы должны были так им говорить, чтобы они не только поверили, но и зарядились соответствующе. Надо было, чтобы проскочила некая искра, чтобы возникла яркая эмоция. Это вообще принципиальная позиция: сначала идея, эмоция, и только затем – продажи. Вот с таким настроением и с такой внутренней задачей мы и работали от агентства к агентству.

По ходу работы возникла одна попутная идея, на мой взгляд, довольно прикольная. В Сибирском Городе есть «Мега». Ну, все знают, что «Мега» – это IKEA, огромный гипермаркет, сеть гипермаркетов. Я предложил: зачем нам терять вечернее время, давайте пойдем в «Мегу» и с семи до девяти часов будем раздавать там листовки. Идею приняли.

И вот мы, директора компаний, ну и другие, вышли вечером к людям. Как сейчас помню: громко и бодро произношу: «Квартиры в рассрочку, возьмите, пожалуйста» – и вручаю очередную листовку. Вообще говоря, мы пришли в «Мегу» с пакетом документов, с целой готовой акцией, которая называлась «10 × 90», то есть 10 % сейчас, остальные потом. С точки зрения маркетинга – обычная, давно используемая технология, ничего нового. Но я вот о чем, собственно… Признаться, в самый первый раз, в первый понедельник, когда мы начали раздавать эти листовки, я испытывал непривычные, весьма даже специфические ощущения. Ну, не барское это занятие, понимаете. Одно дело поработать простым менеджером, посмотреть при этом, как управляется «за рулем» твой подчиненный, и совсем другое – ходить вот так вот, зазывать народ с пачкой бумаги в руках. Представьте, мне тридцать четыре года, я в хорошем костюме, при галстуке, весь из себя большой, толстый и состоявшийся. И – тривиально раздаю листовки. Надо сказать, это хорошо опускает человека на землю, отрезвляет хорошо. Своеобразная психотерапия от мании величия. Впрочем, мероприятие это по-разному воспринималось. Вот, например, исполнительный директор – его надо было видеть! Его просто трясло от возбуждения, от того мощного наплыва чувств, которые он испытывал, раздавая людям листовки. Даже завидно было. По-моему, с него надо было деньги брать за предоставленную ему уникальную возможность побыть, так сказать, простым смертным. Шутка, разумеется, но доля истины в этой шутке точно есть!

Вот так действовал на «оккупированной» территории наш лихой десант. С утра, перекинув поудобнее лямку своего интеллектуально-эмоционального автомата, мы уходили в рейд по агентствам недвижимости. И все шло по нарастающей: сначала одно агентство, потом два, три, четыре, а под конец и целых пять мы обходили. Ну а с семи вечера – «Мега», листовки. Можно сказать, поймали кураж и работали в сверхрежиме. Незабываемые минуты, незабываемые дни! Это надо испытать.

Неделя десанта летела вскачь, дни отгорали, как пламенные флаги. Мы договорились с банкирами, с руководством риелторского сообщества и со СМИ и в пятницу собрали их всех вместе. Провели большую общую презентацию: показывали, убеждали и рассказывали. Говорили, собственно, все то же, что и прежде, в агентствах, но теперь уже в зале, публично и в присутствии СМИ. Потом усадили всех заинтересованных лиц в автобусы и прокатили по строительным площадкам, от А до Я. Финиш! Мы закончили это последнее чудо-юдо-мероприятие, попрощались с сибирскими коллегами и сели… нет, не сели, а буквально упали в поезд. Наш десант выложился по самое не могу, сил не осталось, чтобы как-то разумно функционировать. Я, например, практически всю обратную дорогу проспал, и большинство десантников, думаю, тоже.

А теперь – эмоции и выводы. В четверг той боевой недели мы были раскручены на все сто, были в ударе. Как передать это волшебное состояние? Мы были уже как бы на одной волне с аудиторией. Мы знали все те непростые вопросы, какие нам могут задать риелторы, мы предвидели все их возможные возражения и предугадывали весь их скепсис. И исходя из этого строили свое выступление. И вот в четверг, когда мы закончили свою получасовую речь в одном из крупнейших агентств недвижимости, нам таки захлопали! Помните ту личную задачу, которую я сам себе поставил? И это, безусловно, была победа. Выездная победа, если хотите. И хотя всю неделю мы пахали, как волы, я словно в отпуске необыкновенном побывал, честное слово! Во всяком случае – в плане позитивных эмоций.

И еще я сделал для себя несколько выводов на будущее. Во-первых, подобные встряски очень полезны в профессиональном отношении. Попадая в непривычные, но боевые условия, специалист растет и мужает. Во-вторых, мероприятия, подобные нашему десанту, дарят потрясающие впечатления и держат в тонусе. За такое, я же говорю, вообще можно деньги брать!

И в заключение: сделки в компании пошли! Пошли продажи, а как же иначе? Ну а я в очередной раз утвердился в мысли, что победа приходит к тем, кто к ней стремится изо всех сил. Уверился в том, что умение побеждать – не некий врожденный дар от Бога, а навык, технология, которую надо оттачивать и шлифовать неустанно. Наш «Десант продаж» беспрецедентен; думаю, ему место в истории маркетинга. Во всяком случае, ни о чем подобном я не слышал. А ведь пришелся он на самый пик кризиса.

Кстати, пока мы воевали в сибирском граде, у нас, в городе N, отдел продаж выполнил план. Одно к одному, не правда ли? Вот так рождаются победы, большие и малые.

P. S. Через полтора года Компания купила «Сибирский строитель». Олеся Толстухина (руководитель отдела рекрутинга и кадрового консалтинга нашей компании) перешла работать в Компанию.

Без комментариев.


Съезд риелторов

Естественно, что в своей работе мы постоянно контактируем с такой интересной категорией людей, как риелторы. Я бы даже сказал, особой кастой. У них свой мир, свои критерии и оценки рынка, свои стереотипы.

Так вот, у риелторов, ежегодно проводится съезд – есть у них такая форма организации. Цель их съезда, как и любого другого, состоит в обмене информацией и накопленным за год опытом, в выработке каких-то полезных совместных решений. Как он проходит? Все как обычно на подобных мероприятиях: немного официоза, пресс-конференция, а затем и просто общение в неформальной обстановке.

Надо отметить, что прежде риелторы никогда не приглашали на свои профессиональные тусовки специалистов по маркетингу и рекламе, но времена и реалии изменились: я был приглашен на этот съезд. И не в качестве пассивного, любопытствующего гостя, а совсем наоборот. Я должен был выступить перед публикой: рассказать руководителям и топ-менеджерам агентств недвижимости, что такое, собственно, маркетинг и пиар, как их можно использовать в бизнесе. На мой взгляд, объединение риелторов – наших, во всяком случае, – весьма организованная субстанция профессионалов рынка. В силу специфичности их бизнеса они постоянно общаются. Они просто вынуждены взаимодействовать: иногда устраиваются сложные сделки, в которых принимают участие два или даже три агентства. Вообще я считаю, что объединение риелторов – одно из самых прогрессивных среди предпринимательских объединений города N. И, кстати, одно из самых крупных: более ста участников. А главное, логичное и продуктивное объединение, в отличие от многих других подобных организаций, непонятно для чего созданных.

Съезд риелторов мне понравился однозначно. Об этом съезде я и раньше слышал, немного видел со стороны предыдущие, но этот я оценил как наиболее организованный. Он проводился в течение трех дней. Я должен был принять участие в работе двух секций: секции застройщиков, где собирались руководители строительных компаний и агентств недвижимости, и собственно секции риелторов.

Первый день. Я выступаю у застройщиков, рассказываю им об успешном маркетинговом десанте, который подробно описал в предыдущей главе. И получаю в ответ неоднозначную реакцию аудитории. Знаете, это хорошо чувствуется, как тебя воспринимают. Ну не запал я в душу слушателям со своим выступлением, они, можно сказать, не услышали меня, моих слов. И это было плохо!

На второй день я собирался рассказать, что такое коммуникативная стратегия (ну или коммуникационная, все ее называют по-разному) в моем толковании. Я хотел объяснить, как мы формируем такие стратегии, какая польза может быть от них для агентств недвижимости. Мне как специалисту и предпринимателю было очень важно достучаться до сердец этих людей, риелторов, добиться их внимания и понимания. Я, конечно, не был уверен, что кто-то из них непременно станет в будущем нашим клиентом, но такую задачу я себе тоже поставил. И если задача не выполнена в первый день, то я должен выполнить ее во второй. Анализ предыдущего выступления показал, что стандартный вариант – ознакомление аудитории с некоторым объемом специфической информации – успеха не принесет. Требовалось что-то необычное. И я был вынужден практически за три часа кардинально пересмотреть план своего второго выступления. Надо взорвать сознание этих людей! Они должны понять, как много теряют, углубляясь в свои сугубо профессиональные вопросы и не уделяя должного внимания таким наиважнейшим вещам, как маркетинг и рекламное продвижение продукта.

На заседание секции риелторов я пришел заранее и внимательно слушал докладчиков. Темы выступлений были, безусловно, интересными и актуальными. Например, речь шла о мотивации специалистов – агентов недвижимости, об эффективном руководстве, о прочих проблемах бизнеса. Темы важные, но очень специальные, и в них не было места ни маркетингу, ни коммуникативным стратегиям. Общаясь ранее с риелторами, я никак не мог пробить их сознание в том направлении, что клиенты, приобретающие у них жилье, – это прежде всего люди. А раз люди, то, хотят они того или нет, они внимают рекламе, впитывают ее. Особенно если реклама подана нужным образом и в походящий момент. Риелторы искренне полагали, что достаточно поместить объявление типа «квартира трехкомнатная, хорошей планировки, восьмой этаж, центр, 150 квадратов, 8,5 млн» – и продажи обеспечены. Впрочем, до поры так и было. До поры!

Мне требовалось озадачить аудиторию, быть может, удивить, а главное – добиться ее внимания. Когда возникает внимание, тогда не исключено и понимание, тогда есть шанс достучаться. Начал я с того, что попросил Милю Борисовну навскидку перечислить стиральные порошки, названия которых она помнит. Миля Борисовна – чудесная женщина, руководитель одного из агентств недвижимости, участник съезда риелторов, – назвала четыре или пять известных порошков и замолчала, не в силах припомнить прочие. Я, совсем по Станиславскому выждав паузу, обратился к залу с таким примерно тезисом: «Вот так, господа, устроено сознание потребителя. На один предлагаемый, навязываемый ему кластер он удерживает в памяти от четырех до пяти позиций, максимум до семи, потом с этим живет. Что отсюда следует, господа? Наша с вами задача в эти позиции попасть!» Аудитория заинтересовалась и насторожилась, не вполне еще понимая, куда я клоню. Я понял, что нахожусь на верном пути, и задал следующий вопрос уже непосредственно, просто в аудиторию: «Скажите мне, кто у нас в городе, по вашему мнению, риелтор номер один?» Мне моментально ответили: «Сухарев».

Ну да, конечно, Сергей Яковлевич Сухарев. По моим меркам, уникальный, даже великий человек. Он владеет знаменитой у нас сетью агентств «Адвекс»; эта сеть контролирует значительную часть риелторского рынка недвижимости города.

В общем, я отпарировал залу, напомнив, что Сухарев – это мегаличность, что он, по сути, не является продавцом жилья, сам в сделках не участвует, он даже не участвует в оперативном управлении бизнесом, – у него этим, как известно, занимается Андрей Руфович Слотин. Я сказал: «Нет, Сухарев не подходит для этой позиции. Так кто же тогда?»

И тут люди в зале призадумались. Действительно, кто лучший в городе риелтор? Вот так, с лету, они не могли мне ответить. Вновь выждав соответствующую паузу, я вопросил: «Почему так? Почему у нас нет рейтинга? Почему у нас нет риелтора номер один, номер два, номер три? А если эти позиции пустые, вакантные, то значит, что кто-то из вас может занять их, а заняв, начать продавать колоссальные объемы недвижимости, зарабатывая сотни тысяч или даже десятки миллионов рублей! Ведь сознание потребителя четко удержит в памяти не более пяти-семи фигурантов…». В зале заседания секции находилось порядка шестидесяти человек, но в нем повисла абсолютная тишина. Аудитория меня услышала наконец – и стала переваривать то, что услышала. Я с удовольствием наблюдал все это минуту-полторы, потом сказал: «Ну что, интересно? Тогда, быть может, поговорим о коммуникативных стратегиях, ибо именно они, эти стратегии, позволяют захватывать сознание потребителя, манипулировать им до известной степени».

И с этого момента мой разговор с аудиторией пошел по иному, желанному для меня руслу. Можно сказать, я прорвал своеобразную плотину непонимания, непонимания тех ценностей, в которых сам не сомневался. Помнится, спустя некоторое время я вновь спросил у зала: «Скажите, а какое из агентств города есть агентство недвижимости номер один?» Мне ответили все, что «Адвекс», конечно. Хорошо, сказал я, а кто агентство номер два? «Этажи», назвали мне. Ну, отлично, я согласен с вами. Тогда скажите, кто занимает третью ступень табели о рангах? И в зале опять замолчали, задумались. В такой плоскости риелторы прежде не размышляли.

Давайте обратимся к классике. Как всем известно, оператор номер один держит наибольшую часть рынка. Оператор номер два контролирует примерно на треть меньше первого, а оператор под номером три на треть меньше оператора номер два. Оставшаяся доля рынка отведена всем остальным. Разумеется, относительно этих пропорций можно поспорить, я даже не берусь утверждать, что эти цифры верны. Важно другое: оператор номер один де-факто держит самую значительную долю рынка недвижимости, несопоставимую с долями других операторов. И с этого, соответственно, многое имеет, не так ли? И почему, собственно, вы, уважаемые риелторы, профессионалы рынка жилья, не можете назвать агентство недвижимости № 3 четко и однозначно?

И снова текла минута тишины, а я уже понимал, что с сегодняшнего дня, вот с этой самой минуты, быть может, собранные в зале специалисты и руководители озадачатся новыми для себя вопросами. В частности, таким: что такое маркетинг, как эффективно пользоваться им, чтобы стать если не первым или вторым, то, может быть, третьим на рынке недвижимости, чтобы иметь хорошую долю этого рынка, чтобы влиять на него? А затем, по возможности, штурмовать и более высокие ступени. И что это за коммуникативные стратегии такие, о которых твердит нам этот молодой еще человек, маркетолог?

Вы вправе спросить, к чему я вообще рассказываю об этом съезде, о своих выступлениях на нем, о своих эмоциях и о реакции профессиональной аудитории. Конечно, это все не является моей прямой работой. Более того, это выступление не является даже тренингом. Оно не связано с нашим сотрудничеством с Компанией, разве что косвенно. А говорю я об этом вот почему. Дело в том, что, по моему разумению, технология продвижения любого продукта – это не только пиар и всевозможные рекламные акции, словом, не только все то, чем мы обычно заняты и о чем я уже рассказывал на страницах этой книги. С моей точки зрения, подобные выступления перед целевой аудиторией – это один из главных и наиболее интересных инструментов продвижения. Почему это так? Если специалисты и профессионалы рынка недвижимости будут мыслить маркетинговыми категориями, если будут спрашивать у застройщиков не только о квадратных метрах квартир и высоте их потолков, если будут интересоваться у строительных компаний их стратегическими целями и политикой продвижения продукта, а также тем, каким они видят взаимовыгодное сотрудничество в плане этого продвижения, – вот тогда и будет достигаться возможный максимум. Это и есть коммуникативные стратегии, о которых идет речь. Застройщик жилья и его продавец, риелтор, должны жить в симбиозе: это и есть коммуникативная стратегия развития! Вот тогда подлинно продвинутые застройщики, в число которых, разумеется, входит и наш клиент, смогут более осмысленно и более эффективно в конечном счете выстраивать стратегию и тактику своего дела.

На мой взгляд, своим небольшим двадцатиминутным выступлением я достиг определенно позитивного результата в среде риелторов, довольно предвзято относившихся к маркетингу. Максимум, на что они шли этом направлении, – это обзаводились собственным специалистом по рекламе, маркетингу и пиару. Все маркетинговые технологии у большинства этим и ограничивались. Тем не менее я рассказал им все же о коммуникативных стратегиях, но уже потом, когда они оказались готовы слушать и воспринимать. Я рассказал, в чем эти стратегии заключаются, какие в их рамках возможны инструменты продвижения, рассказал о том, как можно делать маркетинг практически без денег или почти без денег, как учит тому Игорь Манн. Они получили от меня весьма интересную и полезную информацию. Но главное не в самой информации, а в том процессе, который она, очень надеюсь, породила. Главное в том, что сорок руководителей агентств недвижимости города приняли, как я понял, решение разобраться в маркетинговом вопросе.


Стороны медали

В одной из предыдущих глав я уже рассказывал о том, как конструктивно выстраивались отношения Компании с риелторским сообществом, как выгодно отличался в этом смысле наш клиент от многих других застройщиков города. Отношениями с агентствами недвижимости мы дорожили, всячески их укрепляли и развивали. В итоге взаимоотношения Компании и риелторов сложились столь позитивно, что мы даже стали делиться опытом таких отношений. Казалось бы, ничего в этом плане измениться не может: отношения построены к взаимной выгоде сторон. Однако бизнес на Руси непредсказуем, он следует каким-то своим законам, умом которые порой не понять.

Российская ментальность ведения бизнеса очень сложная, многогранная, даже многофакторная. Может случиться так, что нечто, на что потрачено много усилий и во что вложено огромное количество ресурсов, то, что являлось твоей безусловно сильной стороной, в одночасье обращается для тебя стороной слабой. И ты не понимаешь, куда что подевалось и как так можно. Впрочем, все по порядку.

Есть в городе N, как и в любом другом городе, свой центральный универмаг, ЦУМ. Как и положено магазину такого масштаба, ЦУМ находится в самом центре города, занимает очень выгодную позицию и имеет, как говорится, отличную проходимость. Недавно прошла реконструкция здания, оно стало еще более красивым. Не могу сказать, что его можно сравнить со столичным ЦУМом, в котором представлены многие ведущие мировые бренды, – наш торговый центр попроще будет. Но все равно это весьма лакомая точка для всех, кто хочет представиться в городе N.

Кстати, о точках и представительстве. Компания, как и многие другие организации, имеет специальную дочернюю структуру, которая тем и занимается, что организует в крупных торговых центрах города так называемые представительские точки. На них имеются красиво оформленные рабочие места для специалистов-консультантов. Этот проект очень эффективно работает: никаких дополнительных затрат на рекламу, поток посетителей большой, информация по квартирам нашего клиента и вопросам их приобретения широко и быстро распространяется. Компания приобретала различные новые точки и в определенный момент вышла на ЦУМ. Были длительные переговоры с администрацией универмага, и наконец достигли соглашения: да, это возможно. Началась разработка дизайн-макета с привязкой к конкретному месту в ЦУМе. И в этот момент мы вдруг узнаем, что аналогичные переговоры по поводу представительского места ведет «Адвекс», крупнейшее агентство недвижимости, оператор номер один города. Переговоры идут успешно, они точно так же достигли соглашения о выделении им представительской точки. Более того, наши точки будут расположены рядом! По понятным причинам и мы, и они выбрали одно и то же место как самое подходящее. Что делать? Мы начинаем диалог, пытаемся как-то договориться: ребята, если для вас это место не так важно, то уступите его нам. А в ответ представители «Адвекса» просто закрывают продажи квартир нашей компании.

Надо подчеркнуть, что агентство «Адвекс» продавало квартир больше всех других агентств недвижимости, примерно 30–40 % от общего числа продаваемых агентствами квартир. И вот мы замечаем, что продажи нашего жилья от «Адвекса» резко упали. Мы понимаем, что происходит неладное, выезжаем в «Адвекс», в его агентства, и говорим: давайте проанализируем ситуацию, давайте поможем вам, может быть, дадим какие-то дополнительные, стимулирующие спрос бонусы, устроим какие-нибудь рекламные акции. Менеджеры нам заявляют, что во всем этом нет необходимости, просто они получили команду сверху: квартиры Компании более не продавать, лишь довести до конца уже начатые сделки, и все.

И вот тут мы поняли, что приплыли. Это было неожиданно и даже обидно. На протяжении нескольких лет мы выстраивали конструктивные отношения, формировали лояльность в отношении агентств недвижимости. Отдел продаж компании наполовину состоит из сотрудников, которые сопровождают сделки, проводимые агентствами недвижимости; их агентам создаются максимально удобные условия для работы с клиентами. Фактически наш отдел продаж являет собой некий клиентский сервис для этих агентств. И вот пожалуйста, получите… Контакт с агентствами был нашим козырем на рынке, сильной стороной, которая приносила нам весьма значимый поток продаж. И в один момент эта сильная сторона оборачивается в сторону слабую. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись. Сегодня агентство «Адвекс» выдвигает нам ультиматум: либо вы нас пускаете в ЦУМ, либо извините, – нам есть еще чем торговать. А завтра, допустим, агентство недвижимости «Этажи», второе для нас по значимости и объему продаж агентство, выдвинет какое-нибудь свое требование. И так далее. Безусловно, тут имел значение и чисто рыночный фактор: если два года назад ни один застройщик, по сути, даже не смотрел в сторону агентств недвижимости и они, агентства, работали на вторичном жилье, то сейчас ситуация изменилась существенно. Кризисные явления 2008–2009 годов лишь усилили позиции агентств на рынке недвижимости. Теперь они имеют значительную прибыль от первичного жилья, от квартир застройщика, получая гарантированный посреднический доход. Некоторые городские компании выплачивали им до 7 % от стоимости сделки – абсолютно драконовский, на мой взгляд, процент. Причем я говорю о компаниях вменяемых, устойчивых. А кто-то давал агентствам 10 % и более, но это компании, в моем понимании, неадекватные рынку, они просто не способны продавать самостоятельно. Понятно, что в этих благоприятных условиях риелторское сообщество – а оно у нас весьма организованное, я уже это отмечал – начинает осознавать свою силу и значимость для рынка. Обретая силу, риелторы постепенно начинают диктовать условия: сначала слабым игрокам рынка, требуя от них повышенных процентов за услуги, а потом и тем, кто посильнее. Тут было о чем задуматься. Может быть, в отношении агентств недвижимости мы переусердствовали? Осмысление этого пришло только сейчас.

Конечно, с агентством «Адвекс» мы договорились. Фактически мы пошли на уступки, отдали им место в ЦУМе. Если бы мы этого не сделали, мы с большой долей вероятности их бы потеряли, что неприемлемо. Чтобы договориться, нам пришлось привлечь владельца региональных офисов «Адвекса», Сергея Яковлевича Сухарева. Он мыслит более здраво и стратегически, поэтому компромисс оказался возможен и в итоге был достигнут.

Итак, мы отдали лакомый кусочек в ЦУМе агентству «Адвекс» и стали размышлять, как нам быть дальше. С одной стороны, мы не можем разрушать наши отношения с агентствами недвижимости, это ясно. Более того, в интересах дела эти отношения надо всячески развивать. С другой стороны, совершенно недопустимо, чтобы кто-либо, кроме самого рынка, диктовал нам правила игры, ставил условия ведения бизнеса, указывал, например, где нам ставить торговые точки, а где нет. При таких раскладах дело дойдет до того, что агентства недвижимости будут сами нам указывать, сколько мы им должны платить. Ясно, какие тогда всплывут цифры. А не заплатим – они поставят нас перед фактом: закроют продажи. Таким образом, проблема у нас встала конкретная и очень серьезная: речь шла о безопасности бизнеса.

Мы проанализировали ситуацию и пришли к выводу: нам нужна альтернатива продаж. Иначе говоря, нельзя класть все яйца в одну корзину, нельзя становиться заложником какого-то одного, пусть даже очень успешного оператора рынка недвижимости. Нам надо было обеспечить надежные тылы, с тем чтобы плановая реализация квартир осуществлялась при любых обстоятельствах. Этого требовала производственная безопасность.

Мы приняли решение активизировать деятельность фирмы, которая близка к Компании и реализует ее квартиры в торговых центрах. Пусть это будет некая относительно самостоятельная структура. На первых порах эта структура станет называться офисом продаж, но при этом носить свое собственное имя. К задаче подошли основательно и концептуально. Разработали и зарегистрировали новую торговую марку «Долевочка». Сейчас запущен целый комплекс мероприятий, направленных на то, чтобы «Долевочка» превратилась в некую конкретную организацию особого рода. Эта организация не вполне агентство недвижимости, ибо занимается реализацией квартир исключительно одного застройщика, но это уже и не просто отдел продаж. Эта новая структура ориентирована на интересы Компании, продает ее квартиры в Заозерном микрорайоне, а в перспективе – и в соседнем микрорайоне города. Она зарабатывает себе деньги на агентском вознаграждении и со временем станет известной под собственной торговой маркой.

Все вышеперечисленное было направлено на то, чтобы получить дополнительный вектор развития в области реализации производственного продукта Компании. Оно не отменяет наших уже сложившихся отношений с агентствами недвижимости, но обеспечивает определенную подстраховку на случай каких-либо инцидентов с ними. Таким образом, формируются три канала сбыта продукции. Помимо новой структуры у нас в данный момент есть полноценный отдел продаж с разветвленной системой представительств в различных торговых точках города. Кроме того, мы по-прежнему пользуемся лояльностью агентств недвижимости, роль которых в будущем может снизиться, если возникнет дефицит жилья и застройщики, оставшиеся на плаву, обретут новую силу. Эти три канала реализации в полной мере обеспечивают производственную безопасность Компании.

Помимо прочего была поставлена еще одна задача: существенно изменить соотношение в реализации квартир через отдел продаж и через агентства недвижимости. Возможно, выстраивая свои отношения с риелторами, мы все же, как говорится, переборщили, и пропорции тут не оптимальные. Момент для корректировки благоприятный: ипотека постепенно вновь набирает обороты, роль первичного жилья на рынке вновь возрастает.

Итак, весь этот комплекс мероприятий был в срочном порядке запущен и реализован. Более того, процесс продолжается. Сейчас мы подобрали новые места базирования в крупных торговых центрах города, ищем поставщика оборудования, то есть делаем всю необходимую в таких случаях рутинную работу. Делаем все, чтобы к концу года, помимо офиса отдела продаж и агентств недвижимости, иметь как минимум еще три или четыре точки реализации. Безусловно, это не очень нравится риелторам, агентствам недвижимости. Но в данном случае у них нет выбора: мы не нарушаем никаких договоренностей с ними, мы по-прежнему лояльны к ним.

Вся эта история инцидента с нашими партнерами, риелторами, весьма поучительна. У всякой медали, как известно, две стороны, и то, что ты вчера считал своей сильной позицией, сегодня может стать самым слабым твоим звеном. Вот такой интересный, почти философский вывод. Правильно говорят, что за деревьями леса не видно. На практике это означает, что нельзя строить свою стратегию в разрезе сиюминутного, пусть даже очень успешного, – надо смотреть за горизонт и стараться понять, что может быть завтра или послезавтра. В бизнесе нет и не может быть друзей по определению, есть лишь общие интересы. Надо эти общие интересы находить и расширять. И иметь хороших партнеров, пусть временных.

P. S. Не бывает вечных союзников, бывают долгосрочные интересы.


Принцип «Доси»

Сложная ситуация на рынке недвижимости сложилась к концу лета 2009 года в России, и город N, увы, не исключение. Рынок, мягко говоря, не блещет результатами продаж. Ценник на жилье достиг своего минимального исторического уровня и грозит опуститься еще ниже. Хотя куда еще ниже? В те дни я активно общался со специалистами домостроительных компаний, их в городе довольно много. И выяснил: запаса по рентабельности практически ни у кого нет. Речь, конечно, идет о тех компаниях, которые и в самом деле планировали доводить до конца свои объекты. Многие застройщики, более или менее успешно функционировавшие в годы «диктата продавца», испытания кризисом не выдержали, заморозили объекты и канули в Лету. Но компании, о которых я сейчас говорю, продолжали строить. Отдадим должное и государству: оно активно поддерживало таких застройщиков через различные специальные программы. Помнится, был организован выкуп квартир для военнослужащих, для милиционеров, для иного контингента. Надо признать, в те непростые времена эта государственная поддержка спасла многие компании.

Что касается нас, то мы после удачной мартовской акции под условным названием «Ниже некуда» в принципе чувствовали себя неплохо. Были стабильные продажи, обеспечивавшие возможность платить по счетам, обслуживать свою кредитную задолженность, а главное – строить. Была уверенность: если все сохранится в таком вот русле, то при благоприятном изменении рыночной конъюнктуры – а это неизбежно! – компания сможет наверстать свое.

Но вот что беспокоило в тот момент. Заканчивалось лето, и спрос на жилье, если честно, оставлял желать лучшего. Спрос был вялый, а строительство, напротив, шло усиленными темпами. И, как следствие, к концу августа у компании скопилось изрядное количество нераспроданных квартир – практически выстроенных, со степенью готовности от 80 до 100 %. Впрочем, надо отметить: у основных наших конкурентов, в том числе и у главного, ситуация сложилась аналогичная, с той лишь разницей, что у них число готовых непроданных квартир было на порядок выше, чем у нас.

Нам была поставлена задача: продать эти скопившиеся готовые, по сути, квартиры, и продать быстро. В чем, собственно, состояла проблема? Она, на наш взгляд, была чисто техническая. Готовые квартиры – товар ликвидный, ликвидный по определению, требовалось предложить его рынку в особо привлекательной упаковке.

Мы пришли к однозначному выводу: необходима быстрая и эффективная рекламная акция, упирающая на неоспоримые и очевидные преимущества готового жилья. Ну в самом деле, при прочих равных готовая к употреблению квартира – это лучше, чем квартира, которая, быть может, когда-то и будет построена, особенно в такие смутные, кризисные времена…

Был в нашем арсенале и еще один весомый аргумент. Финансовая служба Компании санкционировала: предлагать покупателям полугодовую рассрочку. Таким образом, нам было что предложить рынку. У нас на руках оказались козыри:

– качественное готовое жилье;

– солидная рассрочка;

– реальный рекламный бюджет.

Словом, стояла техническая задача: обернуть безусловные козыри в дивиденды, иначе говоря, в продажи. И единственное, что принципиально усложняло задачу, – обстоятельство времени. Квартиры требовалось реализовать быстро, очень быстро. Насколько быстро? За сентябрь мы обязаны были осуществить реальный рывок на рынке недвижимости, поднять обороты продаж жилья на 30–40 %. Ну, в принципе, все сходилось; сентябрь – это, как известно, начало делового сезона. Ситуация складывалась классическая, при которой в преддверии повышенного сезонного спроса мы могли предложить потребителю качественный продукт за умеренную цену и на выгодных условиях. И если прикинуть, то у задуманной акции просто не было шансов на провал. Но хотелось выжать максимум из предоставленных нам возможностей и при этом придумать некий посыл, который сработал бы быстро и красиво.

Размышляли мы в этом направлении недолго. Дело в том, что уже была внутренняя заготовка на этот счет. Помните, наверное, стиральный порошок Dosia («Дося»), усиленно предлагаемый нам с экрана телевизора? Ну, тот самый, который стирает так же хорошо, как и другие. А главная фишка заключалась в том, что коль скоро Dosia стирает не хуже, то зачем платить больше, приобретая другой порошок? Глупо покупать товар дороже при сопоставимом качестве. Помнится, акция эта тогда недурно сработала. Она вошла в резонанс с другими марками порошков и на этом резонансе достигла результата. Эта акция запомнилась как образец простоты и эффективности.

Позволю себе в связи с этим некое философское, если хотите, отступление. Вы знаете: все лучшее новое – это хорошо забытое старое. Истина стара как мир и универсальна, как закон сохранения энергии. Надо сказать, и я сам, и мои клиенты – мы всегда, собственно, придерживались того мнения, что не надо изобретать велосипед, что все или почти все уже где-то когда-то и кем-то изобретено. Надо только суметь увидеть это существующее, видоизменить, подстроить под себя и… получить результат! И не надо ничего надуманного, вычурного, не надо искусства ради искусства. Компания никогда не ставила нам задачу сотворить акцию-шедевр, которая завоевала бы, к примеру, некое призовое место на некоем форуме рекламных технологий. В России существует много различных конкурсов в этой сфере деятельности, упор в них делается на креативность решений. Однажды, признаться, мы и сами попробовали поучаствовать в подобном конкурсе. При отборе материала, который мы туда готовили, я исходил из того результата, который получил от соответствующих акций наш клиент. И что вы думаете? Мы даже в шорт-лист не попали! Вот так… Ну, возможно, отосланные нами материалы оказались в координатах конкурса слабоваты, мне трудно судить объективно. Но вот к какому выводу я пришел, просматривая материалы победителей. На этом конкурсе ценились прежде всего креативность, подача и стиль – словом, все что угодно, кроме реального результата. Эта история приключилась с нами лет семь-восемь тому назад, и с тех пор мы зареклись участвовать в такого рода мероприятиях. Наши клиенты ставят нам одну и только одну задачу: добиться намеченного результата. И в соответствии с этим наше кредо таково: мы не стремимся изобрести очередной велосипед, на котором, возможно, никуда и не уедешь. Мы всегда шли, если хотите, неким проверенным временем путем, понятным с точки зрения здравого смысла.

Вернемся к нашей акции. Мы предлагаем потребителю готовое жилье, другие застройщики тоже его предлагают. Некоторые, впрочем, предлагают и недостроенные квартиры. И все покупатели очень боятся долгостроя, это важно: при долевом участии всегда и прежде всего боятся долгостроя. Думаем далее. Наши основные конкуренты требуют вносить все деньги сразу, а мы выставим рассрочку. Метод «от противного»: наш посыл будет звучать так: «Зачем? Ну зачем мне готовая квартира, да еще и в рассрочку? Нет, уж лучше я куплю долгострой, а все деньги внесу сразу».

Мы подобрали несколько соответствующих нашему посылу визуальных образов, картинки и фотографии с изображением лица человека, который, может быть, и не окончательный идиот, но уж дебил – это точно! Или, если мягче выразиться, не в своем уме. Этот образ тупого покупателя как бы говорил: «Вот так поступают глупые люди». В общем, мы как следует проработали всю акцию, от и до, создали подходящие макеты, были видеоролик, аудиоряд. И запустили акцию на рынок в первых числах сентября.

Напомню: рынок был весьма вялый, силы и ресурсы у наших конкурентов были, что называется, на исходе. Никто ничего свежего не предлагал, имели место наскучившие потребителю стандартные рекламные модули в профессиональных изданиях типа «Квартирный вопрос». И наша совершенно неожиданная для рынка недвижимости акция имела широкий резонанс. Она, эта акция, была яркая, броская и где-то вызывающая. На наших видео– и аудиоматериалах все наговаривалось специфическим голосом, в который вкладывались определенные эмоции. Все било в одну точку, в строгом направлении нашего удачного посыла. В его конце было такое обращение: «Каждый волен выбирать то, что он хочет. Компания: готовые квартиры в рассрочку».

В итоге мы имели очень хороший результат. Этот результат был, конечно, вполне закономерен и ожидаем, ибо у нас для рынка было достойное предложение: готовые квартиры и рассрочка. Я вовсе не хочу сказать, что мы сыграли как некие выдающиеся маркетологи. Его величество случай правил бал: нам выпал удобный шанс, и мы ничего не упустили. В сентябре 2009 года мы «собрали» 156 миллионов рублей, и это был хороший показатель, причем не только для кризисного времени: это были вполне приемлемые деньги даже по меркам предыдущего, 2008 года.

В конце сентября, а точнее с 29 сентября по 1 октября, мы проводили конференцию под громким названием «Маркетинг побед». У нас было отличное настроение, мы с оптимизмом заглядывали в будущее. Все у нас получилось сейчас, все получится и завтра. Я подумал: все, кризис закончился, стройка ожила, и клиент к нам вернулся. Вернулись упоительные, благодатные дни, времена, подобные тем, когда мы продавали на несколько сот миллионов рублей, когда люди практически становились в очередь на наши квартиры. Все вернулось на круги своя, думал я. Как выяснилось, я круто ошибался в своих прогнозах. Но об этом – чуть дальше.

P. S. Смотрите рекламу конкурентов, партнеров, просто интересные кампании. Фиксируйте интересные моменты, они могут пригодиться. Всегда старайтесь идти вразрез со стилистикой и подачей рекламных материалов ваших конкурентов. Это позволяет легко отделиться от них в сознании людей. Если выдался удачный момент, хватайте его и отжимайте по полной.


Фундамент успеха

В предыдущих главах я рассказал вам о том, как мы жили и работали последние четыре года. Прежде чем двигаться в повествовании дальше, я хотел бы совершить экскурс в прошлое, взглянуть в ретроспективе на наши деяния. Это позволит лучше понять то, что мы имеем сегодня.

Эти четыре года не были похожими. Экономическая ситуация в стране менялась, менялись условия ведения бизнеса, задачи перед нами возникали самые разнообразные. Но при любых обстоятельствах, порой очень непростых, мы обязательно добивались успеха. Следовательно, то, как мы делаем свое дело, достаточно разумно и правильно. Говоря «мы», я имею в виду строительную компанию и нас, участвующих в этом проекте, имею в виду и себя, наконец.

Я пытаюсь понять: почему у нас все получается? Ну действительно, вот уже на протяжении четырех с лишним лет длится проект, и мы неизменно достигаем поставленных целей. Мы либо выполняем план на все 100 %, либо очень близки к этому, как, например, в 2008 году, когда ситуация на рынке изменилась кардинально, а на рынке недвижимости – так просто катастрофически изменилась. И все равно, результаты 2008 года были весьма хороши.

Размышления о причинах такого стабильного успеха привели меня к маю 2005 года, к истокам дня сегодняшнего. Именно в этот момент мы, я и моя команда, подключились к проекту Заозерного микрорайона.

Что представляет собой Заозерье и, в частности, его Заозерный микрорайон? С точки зрения маркетинга территории это полная катастрофа. Затопляемые земли, буйно растущий камыш, неподалеку табор полуоседлых цыган. Вот такие пассивы имели место. А были ли объективные активы? Сейчас уже трудно определить. Но было изначальное ви́дение комплексной застройки микрорайона, и это, безусловно, стало нашим стартовым активом. Мы полагали: если возьмемся и выстроим жилой район с комплексным освоением, развернем на нем всю необходимую инфраструктуру, то он, район, будет в городе N первым таким, и это должно принести успех.

И вот незабываемый май 2005 года. Генеральный директор Компании рассказывает мне о грандиозных планах Компании и водит меня по песчаным барханам той территории, на которой эти планы и предстоит претворять в реальность. Мы доходим до центра строительной площадки, я смотрю налево и вижу песок, один лишь песок, смотрю направо – там тоже песок, с теряющимися где-то вдалеке жалкими домиками аборигенов. А если посмотреть назад… Ну, туда лучше бы не смотреть вообще, там цыганский табор, со всеми вытекающими. Вот эти колоритные земли нам и предстояло осваивать.

С самого начала перед нами встала задача: сдвинуть сознание заинтересованных масс в нужном направлении. Надо было объяснить людям, что комплексное возведение района – это не просто очередные квадратные метры жилья, а нечто гораздо большее, что это вообще не квадратные метры, а другой уровень жизненного комфорта, другой мир, если хотите.

Сама идея комплексного подхода к строительству Заозерного микрорайона принадлежит, как я понимаю, двум людям: основному владельцу Компании и его партнеру. Кому именно из них она пришла в голову первому, я не знаю, да это и неважно; важно то, что, когда мы подключились к проекту, ви́дение комплексности застройки было. При этом все грандиозные планы надо было реализовать в стандарте «эконом», пусть не жестком, но и без особых излишеств.

Итак, мы начали. Мы имели естественно, генеральный план всего дела, в нем были заложены некие основополагающие принципы, которые, надо отметить, в дальнейшем неукоснительно соблюдались. В частности, принцип очередности застройки, при котором люди не должны жить на строительной площадке. Там было много интересного, в этом генеральном плане: как в смысле инновационных проектных решений, так и с точки зрения обычных строительно-монтажных работ.

Перед нами как перед компанией консалтинговой была поставлена задача: сформировать для потенциальных покупателей жилья образ Заозерного микрорайона как особого продукта на рынке недвижимости. Фактически задача заключалась в том, чтобы сформировать на этом рынке новый бренд, успешный и необычный. Другими словами, наш заказчик изначально планировал продавать не квадратные метры и квартиры, пусть даже хорошие, и даже не дома – он хотел продавать микрорайон, аналога которому в городе нет.

Образ нового продукта в сознании потребителя требовалось сформировать такой, чтобы он понимал: покупая квартиру в Заозерном микрорайоне, он вместе с квартирой получает комфортное жизненное пространство для себя и своей семьи.

Тогда, летом 2005 года, эта задача показалась нам очень и очень интересной, она буквально захватила нас. Прецедентов комплексной застройки в городе N не было. (Единственное, пожалуй, исключение, что-то близкое к этой идее, – квартальная застройка, которую осуществляла до этого одна домостроительная компания. Однако это совсем не то!) Не было их и в ближайшем его окружении; так строили, может быть, только в столицах страны. Мы начали осваивать опыт подобного строительства в Москве и Санкт-Петербурге. Изучали и опыт иных краев: ездили по городам и черпали интересные элементы, касающиеся продвижения комплексного жилья. Я, конечно, имею в виду специалистов моей компании, но с нами ездили и специалисты от нашего заказчика: начальник производственной службы, другие люди. Они интересовались чисто строительными моментами.

Четыре месяца мы собирали информацию по городам России, анализировали ее. Постепенно сложилось понимание того, что можно и нужно сделать в деле продвижения продукта нашего заказчика. Мы пришли к выводу: надо говорить потребителю не только о комплексной застройке Заозерного микрорайона – надо создать и предложить потребителю и всему рынку в целом специальный бренд – с тем чтобы продукт ассоциировался с этим брендом однозначно.

Эту идею мы назвали концепцией строительства «Комфортный дом». Такой вариант возник не сразу, было немало и других, впрочем, близких к нему: «Уютный дом», «Правильный дом» и т. п. Но все сводилось к тому, что это какой-то дом. Потому что дом – это нечто большее, нечто более глобальное, нежели просто квартира: с домом у человека ассоциируется сама жизнь. Таким образом, мы сознательно ушли от параметра «квартира» и пришли к параметру «дом».

Когда мы определились с названием концепции, пришло время ее наполнения. Оно включало несколько составляющих: безопасность проживания, инфраструктура, какие-то вещи, непосредственно относящиеся к квартире (например, медная проводка, евророзетки на уровне пола, чтобы людям ничего такого не переделывать при въезде). Наполнение концепции было основательное, восемь базовых пунктов.

Следующий этап формирования бренда – это визуализация. Мы сделали картинку в виде печати, в середине которой было написано «Комфортный дом».

Кроме того, мы задумали и реализовали еще одну интересную фишку. В нашем городе очень хорошо прижилась серия квартир ведущей строительной компании, так называемая 121-я серия. И это ушло в бытовое сознание: люди ссылались на эту серию, мыслили такой категорией жилья, риелторы в разговорах меж собой упоминали ее. Мы решили разработать свои категории жилья, в зависимости от уровня его комфортности. Таких категорий получилось четыре. Но эту задумку мы так и не смогли продвинуть в массы, возможно, потому, что дома у нас и так были разные. Например, у нас был дом повышенной комфортности, ГП-1, была первая очередь – достаточно комфортная; менее комфортное жилье для молодой семьи. Словом, попытка присвоить разную категорию различным типам квартир серии не прошла. Это была, конечно, ошибка, но ошибка локальная, а вот сама концепция строительства «Комфортный дом» оказалась верной и, как показало будущее, очень успешной.

Продвижение концепции «Комфортный дом» разворачивалось. Дошла очередь до самой строительной площадки, которую мы тоже решили использовать как инструмент рекламы. Надо сказать, до нас никто из застройщиков города строительную площадку толком не оформлял. Да и сейчас, если честно, мало кто этим занимается. Зачем тратить деньги на красивый забор, если надо просто обнести им стройку? Непонятные затраты. Компания пошла по другому пути. Ею было вложено порядка 1,5 миллиона рублей, чтобы возвести красивый забор вдоль всей улицы. Забор был, как принято говорить, «забрендирован»: на нем развесили разнообразные рисунки, нанесенные на баннерную ткань; на них отражалось то, как строится дом, как его будущие счастливые жильцы наблюдают за этим строительством, как они заселяются и делают ремонт, как обставляют квартиры мебелью. Ничего подобного никто у нас не делал, это было полной неожиданностью на рынке недвижимости. И эта акция имела серьезный успех.

Параллельно этот же визуальный ряд мы запустили в различные СМИ, распространяли его через буклеты и в агентствах недвижимости. Активное продвижение концепции «Комфортный дом» на различных уровнях продолжалось весь 2006 год. И вот парадокс: продажи жилья в Заозерном микрорайоне начались тогда, когда строились только четыре дома, причем были возведены лишь до второго этажа, то есть на 20 %; тем не менее продажи шли очень даже неплохо. Заметьте, мы с самого начала говорили потребителю не о квартире или отдельном доме, а о микрорайоне в целом. Даже у нас самих, когда мы совещались между собой, возникали сомнения. В самом деле, мы продаем, по сути, квартиры четырех недостроенных домов, а продвигаем весь микрорайон. Не бежим ли мы впереди паровоза?

К счастью, наши опасения не подтвердились. В то время рынок недвижимости был таков, что люди охотно ему верили. Тем более что это были предложения от Компании, которой люди особенно доверяли.

Итак, строя на первом этапе четыре дома, мы успешно продвигали на рынке весь микрорайон как комплексную застройку. Продвигая в сознание масс концепцию комфортного дома, мы создали бренд и достигли хорошего результата. В конечном счете, можно сказать, мы сформировали на региональном рынке недвижимости некое УТП, уникальное торговое предложение: не просто продаем квартиры, а предлагаем новый уровень жизни, у которого есть название. Забегая вперед, скажу, что впоследствии была создана управляющая компания, которая получила название «Комфортная жизнь». Как видите, все вертится вокруг нашего бренда, все где-то рядом. Этому вектору, направленному в сторону достойного комфортного дома для человека, мы следовали на протяжении четырех лет и достигли желаемого результата. В сознании потребителя четко сформировалось: есть много застройщиков, но есть Компания со своим уникальным предложением – комфортная жизнь, комфортный дом.

Сформулирую главное: перед нами была непростая, но конкретная цель, для ее достижения задействованы различные инструменты, но все элементы продвижения продукта, включая интервью наших руководителей и весь визуальный ряд нашей рекламы – раздаточный материал или особым образом оформленный забор строительной площадки, – все было сгенерировано в один посыл: отделиться в сознании людей от конкурентов. Как угодно, но показать уникальность того, что мы предлагаем рынку и потребителю. Фокусом наших усилий стала концепция «Комфортный дом». И, как вы знаете, все у нас получилось. Люди выделили в своем потребительском сознании Компанию и, что самое главное, начали покупать ее квартиры. Мы развили достигнутые на первом этапе результаты и в дальнейшем стали продавать еще больше. Возможно, вот эта глава – о концептуальном подходе к обеспечению любого успеха – и есть самая важная в моей книге.

Если фундамент дела вы заложили основательно, правильно и с запасом прочности, то ваши шансы на победу возрастают многократно. Мы такой фундамент заложили комплексной застройкой и предложением комфортного дома для проживания. Все, что потом надстраивалось над ним, в том числе и рекламные акции по продвижению продукта, – все очень гармонично ложилось на подготовленное восприятие людей.

В связи с этим я призываю своих коллег, специалистов в области рекламы, маркетинга и PR: прежде чем предпринимать какие-то конкретные телодвижения и начинать работу на заказчика, прокачайте свою задачу и разберитесь в ситуации. Ответьте себе на ряд главных вопросов. Что можете предложить именно вы, в чем заключается ваша стратегическая парадигма, в чем концепт вашего предложения? Есть ли в вашем предложении нечто уникальное для рынка? От ответов на эти вопросы зависит прочность фундамента того дела, за которое вы беретесь, а значит, и его успех.

Вот посмотрим на наших конкурентов (я имею в виду строительные компании города). Они тоже предлагают интересные идеи, но в основе их практически всегда лежит стоимость жилья, а не какие-либо иные категории. А цена, как известно, интересна лишь с одной позиции: когда она существенно ниже, чем у конкурентов. То есть такие технологии продвижения продукта – технологии демпинговые, которые, быть может, и работают в тот или иной момент, но не работают на перспективу всего дела.

Словом, если у вас не стратегия дискаунтера или гипермаркета, которые по определению продают по минимальным ценам, то вы должны очень взвешенно, но четко и последовательно выстраивать свое позиционирование. И прав, на мой взгляд, Джек Траут, утверждающий, что сознание потребителя – это самое важное, и все битвы происходят там. Я считаю, что успех Компании обусловлен не тем, что в ее отделе продаж работают замечательные специалисты (хотя это, безусловно, и немаловажно), и не тем, что их обслуживает, допустим, продвинутое маркетинговое агентство, и даже не тем, что ментальность руководителя иная, нежели у руководства других застройщиков. В непростых условиях ведения бизнеса они побеждали и продолжают побеждать потому, что способны предложить рынку то, чего на нем не было. Я хотел бы здесь закончить одной цитатой: «Побеждают не лучшие продукты, а продукты победителей становятся лучшими». Вот так, как ни парадоксально это звучит.

И еще несколько заметок относительно пресловутого русского менталитета и загадочной русской души. Гуляя по новостройкам Москвы и набираясь бесценного для нас опыта, мы обратили внимание на вагончики – просто сколоченные ящики, в которых были люди. Мы выяснили, что эти люди проводят экскурсии по строительной площадке. Подъезжал кто-то, интересовался квартирами, человек из убогого вагончика выходил, водил потенциального клиента по стройке. Это показалось нам интересным, причем настолько, что по приезде домой мы тут же заказали отличный вагончик, заплатив за него то ли 500, то ли 700 тысяч рублей. Мы его «забрендировали», разукрасили сверху донизу и выставили на своей строительной площадке. Он, этот вагончик, стал у нас первым офисом продаж и получился по-настоящему красивым. Открывали мы его с помпой: были представители телекомпаний и журналисты, были чиновники. И знаете, дело пошло, людям понравилось. Тогда была зима, а зимы у нас те еще. Представьте, человек с мороза заходит в вагончик, по делу, конечно, но мы ему предлагаем горячий чай. Человек пьет чай, общается с представителем отдела продаж, выспрашивает, что ему надо. Потом они идут на стройку и выбирают квартиру, затем возвращаются в вагончик, снова пьют горячий чаек и оформляют соответствующие документы. А потом, покинув вагончик, человек направляется в базовый офис компании и производит оплату будущего жилья. Что интересно, эта точка благополучно и эффективно проработала у нас два с половиной года, до тех пор, пока мы не открыли стационарный офис продаж на строительной площадке, в одном из ГП. Здорово, не правда ли? Но вот что характерно: аналогичный офис появился лишь спустя два года. Кстати, опять же у нашего конкурента, ведущей строительной компании. Они установили подобный вагончик в одном из своих микрорайонов.

О чем говорит эта история? В мире постоянно придумывается что-то новое, повышающее эффективность работы, некое ноу-хау. Допустим, это ноу-хау патентуется, и другие, видя очевидные выгоды изобретения, приобретают на него патент. Иногда изобретение самим разработчиком не патентуется по тем или иным причинам, и предприимчивые компании просто его копируют, патентуют сами или не патентуют, но в любом случае используют себе во благо. Так во всем мире.

Что меня удивляет и удручает в этом смысле? Эффективность размещения офиса продаж непосредственно на строительной площадке очевидна и не вызывает сомнений. Это удобно продавцу, это удобно покупателю, это склоняет потребителя к приобретению жилья. Тогда почему компании, вкладывающие в стройку сотни миллионов – а таких у нас с десяток, – не перехватывают удачную идею через пару месяцев? Что это, элементарная безалаберность или специфический образ мышления? Или просто нежелание повторяться? В том смысле, что если уж я не первый, то пусть никакой? Вот этого я не могу ни понять, ни принять.

Бывало, проводя на рынке свои нетипичные акции, я опасался, что конкуренты тут же их подхватят, начнут эксплуатировать с выгодой для себя – или придумают в противовес что-то свое, новенькое. Зря опасался. Не перехватывали, не придумывали. И в этом плане мне в принципе обидно за державу. Ведь русские – очень неглупые люди, талантливые и, в общем-то, даже не ленивые. Почему же, видя, как хорошо что-то делают другие, мы не делаем так же?

Когда я начинал бизнес десять лет назад, мне потребовался сайт. Я отправился в Интернет, просмотрел множество сайтов различных фирм и компаний, в том числе и несколько сайтов моих потенциальных конкурентов. Я выбрал сайт, который на тот момент мне показался лучшим, и решил, что у меня будет такой же. Я пришел к специалисту – разработчику сайтов и сказал: «Мне нужен такой продукт, один к одному, сделай мне его». И я получил нужный сайт. Уже через год я понял, что мне этого мало, и поручил разработать другой сайт. А сегодня я размышляю над тем, что наш сайт уже не вполне соответствует моим текущим требованиям. Но все равно новости на этом сайте обновляются ежедневно, я считаю это очень важным для себя. Я хочу, чтобы люди, посещающие его, видели: невзирая на кризис, мы живем и работаем, у нас происходят всякие интересные дела.

Я задаюсь вопросом: почему мы, россияне, порой так безынициативны, почему не проявляем рвение, когда нужно что-то сделать – просто встать и пойти? В большинстве случаев мы так и не встаем, так и не идем. Думаю, именно в этом главная проблема России. Я не знаю, откуда берется эта пагубная надежда на русское авось. Если мы останемся такими, у нас как у нации нет перспектив. Мы так и будем оставаться чьей-то кормушкой.

И я вас призываю, друзья и коллеги: если вы победили всех своих противников, всех своих конкурентов, не останавливайтесь и боритесь с собой, со своей инертностью и ленью, спрашивайте себя: что вы сегодня сделали такого, чтобы завтра быть сильнее и эффективнее?


Парк

То, о чем я расскажу, непосредственного отношения к маркетингу не имеет. Но если смотреть на события под необычным углом – имеет. Такой вот парадокс.

Было принято решение разбить на территории Заозерного микрорайона парк: посадить деревья, кустарники всякие, травку. Признаться, изначально было неясно, какой резонанс может вызвать подобное начинание. Конечно, было понятно, что резонанс будет в целом положительный, но в какой именно степени, и стоит ли овчинка выделки?

Со свойственным нам подходом к любому плановому деянию, к делу приступили основательно. Была создана специальная рабочая группа, включающая две подгруппы. Первая отвечала за техническую сторону мероприятия, вторая решала информационные вопросы. Рассмотрим поподробнее каждую из этих двух составляющих.

Техническая сторона очень важна. Любая акция, всякое дело должны быть продуманы прежде всего в плане технического исполнения. Наш Заозерный микрорайон занимает весьма значительную площадь, в том числе бездарно пустующую, не радующую глаз. Стояла осень, время посадок, и было решено засадить пустующие пространства, с учетом, конечно, нашего климата. За этот блок отвечал технический директор Компании, то есть человек, ответственный за строительство микрорайона в целом. Со свойственной ему основательностью и педантичностью он все просчитал тщательно, до мелочей: рассмотрел карту микрорайона, планировочные решения его дворового пространства, определил, где, как и какие деревья будут посажены, каким образом они, когда вырастут, будут смотреться в плане и украшать ландшафт. Активнейшее участие в решении технических вопросов принимал и «Комфортный дом», управляющая компания Заозерного микрорайона, в том числе ее директор.

Важно, что закладывать парк должны были не какие-то нанятые, сторонние предприятия, а сами жители микрорайона, а также наши партнеры – агентства недвижимости, страховые компании и Сбербанк, подрядные организации, привлекаемые нами.

Технические вопросы решались оперативно и эффективно. Заблаговременно были вырыты все лунки под посадки, завезены необходимые деревья и кустарники, упакованные в специальные пакеты, стилизованные под фирменный стиль будущего парка. Более того, лунки были заранее политы водой, и тем, кто должен был непосредственно сажать, требовалось, собственно, лишь установить дерево надлежащим образом, присыпать посадку землей и притоптать ее. Таким образом, все предварительные и не самые увлекательные работы были проделаны, а люди, занимавшиеся высаживанием, просто получали удовольствие от процесса. На мой взгляд, гениальный ход с точки зрения ориентации на клиента. Ну а эффект был просто потрясающий. У людей создавалось впечатление, что они собственными руками, от и до, закладывают для себя настоящий парк, а в действительности они лишь завершали дело, проводимое технической службой мероприятия. Другими словами, во главу угла было поставлено настроение людей, жителей микрорайона. Разве это не маркетинг?

Немаловажным моментом всего мероприятия стало приглашение на него влиятельных лиц города. Кто там был? Депутаты областной и городской дум, представители от администрации и управы центрального района города. Например, присутствовал заместитель председателя областной думы, весьма позитивный человек, с которым мы сотрудничали еще в его бытность мэром одного из городов области. Пришел также руководитель управы. Многие пришли, и все с удовольствием сажали деревья. Влиятельные люди закладывали будущий парк и одновременно оценивали, как осуществляется озеленение целого микрорайона, как правильно действуют его управляющая компания и, что важно, его застройщик. Обычно ведь как бывает? Ну посадит застройщик три хилых куста и рапортует об озеленении придомовой территории. Здесь же, в Заозерном, все было поставлено и осуществлено иначе: так, как надо.

Теперь об информационной составляющей этого славного мероприятия. Речь идет прежде всего о своевременном и качественном оповещении жителей микрорайона. В почтовые ящики всех квартир опустили приглашения, на каждый подъезд вывесили плакат, который призывал: «Приходите! Будем сажать деревья, будем закладывать парк!» Кроме этого, прошел соответствующий анонс мероприятия по телевидению, в других средствах массовой информации. Для работы с федеральными СМИ, с другими СМИ, не относящимися к нашему региону, привлекли специализированную компанию «Идея». Наталья Половникова занималась сторонними СМИ, мы – местными. Все, что могло способствовать эффективности информационной работы, запустили в дело. Так, к примеру, мы узнали, что когда-то, в давние времена, за рекой располагались сады одного купца, бывшего нашего городского головы. Это было интересно само по себе, и это было в тему. Мы подняли информацию об этом человеке, о его садах, обработали ее и предложили СМИ. Они охотно ее взяли.

Мероприятие по разбивке парка организовали в духе народного гулянья, атмосферу создали подобающую. Нечто аналогичное мы уже устраивали на Масленицу, но там все было более традиционно. Когда люди получили приглашение – причем уже на третий по счету праздник, так как прежде мы устраивали и день микрорайона, – они охотно на него откликнулись. Как и полагается на народном гулянье, у нас были гармонист и балалаечник, скоморохи. Ресторану «Максимыч» (тоже, кстати, нашему клиенту) были заказаны изделия русской кухни: пироги, блины, булки. Был чай, был сбитень алкогольный, двадцать пять литров. Когда сотрудники ресторана «Изба», расположенного в микрорайоне, прознали, что мы сделали заказ другим, то очень расстроились, даже обиделись и в ультимативной форме заявили, что, мол, тоже хотят выставить свою продукцию. Мы, понятно, не отказали им в этом. Таким образом, мероприятие обслуживали сразу два ресторана.

В рамках проекта озеленения территории Заозерного микрорайона был реализован еще один интересный, на мой взгляд, ход. Мы решили привлечь к проекту местную программу «Любимый сад». Это такая специализированная передача, которая рассказывает, как правильно ухаживать за деревьями, кустарниками и другими растениями на дачных участках. Согласитесь, тоже в тему. Мы их пригласили, познакомились с ведущей программы, договорились о том, что она раз в два месяца будет проводить особую передачу, в которой будет советовать, как жителям городов благоустраивать дворовое пространство. Идея тут заключалась в том, что люди вообще, и горожане в частности, издревле на Руси тянутся к земле, но далеко не все имеют дачи или собственные земельные участки, где бы они тягу эту могли реализовать. Так вот, именно горожанам эта передача и адресована. Договорились, что программа «Любимый сад» будет эксклюзивно обслуживать нашу компанию. В программе будут рассказывать, как растить и защищать дворовые деревья, как ухаживать за газонами, клумбами и цветами.

Эта идея была нашей находкой. Передача сама по себе интересная, «смотрибельная», у нее есть своя целевая аудитория, а помимо прочего, люди понаблюдают, как в городе благоустраивается территория, увидят, что происходит это в Заозерном микрорайоне. Так что это будет своего рода реклама нашего клиента, но поданная ненавязчиво, в рамках темы.

Наступает 3 октября, погода явно не располагает к деятельности на свежем воздухе, всего 5–7 градусов. Холодно, к тому же дует сильный ветер, не южный. Очень важно было сразу задать праздничный тон мероприятию.

Наша компания подошла к делу в своем привычном стиле. Мы разработали и успешно внедрили в народные массы логотип парка Заозерного микрорайона. Были изготовлены и «забрендированы» специальные нарукавники, в которых людям предстояло работать. Бренд был даже на пакетах, в которые были упакованы корни деревьев, предназначенных к посадке. В десять часов утра по всему микрорайону зазвучала праздничная музыка, в одиннадцать начали работу зазывалы, а в двенадцать начался пусть и скромный по масштабам, но все-таки торжественный митинг. Чиновники выступали, говорили правильно и красочно, а народ… народ тем временем начал волноваться. Люди просто брали лопаты и шли сажать деревья. В конце концов наш ведущий, все это узрев, отдал команду: «По лопатам!»

Надо отметить, что организацию руководства всеми этими людьми, желающими сажать деревья будущего парка, взял на себя отдел продаж. Людей, блуждающих в поисках работы, не знающих, что делась, у нас не нашлось. Десяток сотрудников отдела работали слаженным механизмом; они раздавали людям инструмент и отправляли по точкам, рассказывали и показывали, что делать и как делать. Они, кстати, прошли накануне инструктаж по посадке деревьев и других растений. Деревьев было много, мы рассчитывали их высадить за четыре часа, никак не менее. Но реальность превзошла наши ожидания. Народу было человек четыреста, и, несмотря на холодную погоду, многие пришли с детьми. Энтузиазм у людей был как в советские времена. Народ просто требовал у нас еще деревьев, еще кустарников, каждому хотелось посадить именно свое дерево. Нас, организаторов дела, тронуло такое отношение людей, даже поразило в какой-то мере. Надо было видеть, с каким трепетом люди закладывали зеленый парк! С другой стороны, все объяснимо и логично: люди понимали, что сажают деревья для себя, для своих детей и внуков, что именно им гулять и отдыхать в этом парке. Ну а дети осознавали, что они дают жизнь дереву, и, на мой взгляд, вероятность того, что кто-то из этих детей когда-либо поднимет руку на деревья, близка к нулю.

Все деревья и кустарники посадили за два часа! Съели все пироги и блины. Сбитень – тот выпили сразу, чай допивали дольше. И все закончилось очень и очень здорово. Среди людей, пришедших на общее дело, царили доброта и согласие, а это, наверное, еще важнее, чем сам парк. А что касается нашего клиента, то Компания не была бы собой, если бы не поставила в этом мероприятии эффектной точки, завершающего яркого мазка мастера. Этой точкой явился праздничный фейерверк. Все было отлично, за исключением одного: план продаж октября завалили.

P. S. Следующая глава была самой сложной для меня.


Дети кризиса

Возможно, вы смотрели фильм «99 франков»[3]. Для меня этот фильм интересен тем, что в нем весьма необычно показана жизнь сотрудников одной французской рекламной фирмы. Одна ключевая сцена мне запомнилась как характерная и поучительная. Вспомните или представьте себе: огромный зал в классическом стиле, заседает солидная комиссия, принимающая идею рекламного ролика или даже рекламной акции. Два специалиста подробно описывают проект, как все будет. Там фигурируют какие-то две женщины, разговор идет о йогурте, все этот йогурт для наглядности потребляют, все умные и красивые. Словом, идет презентация рекламного материала. Она заканчивается, но назвать презентацию успешной нельзя. Встает некая великая личность, сразу приковывая к себе всеобщее внимание. Это директор по маркетингу. Он говорит: предложенный тут концепт – это все полная ахинея, маразм полнейший, вы нам дайте то-то и то-то, дайте пятое и десятое, дайте жизни, дайте прочее. И режиссер фильма показывает внутреннее состояние докладчика-рекламиста, преподносит нам его поток сознания как реакцию на происходящее. Дословно я не помню, конечно, но суть его внутреннего монолога сводится вот к чему. Ты приходишь к дантисту, и он говорит: «Надо ставить пломбу». И ты же с дантистом не споришь, не предлагаешь альтернативную идею, допустим, удалить зуб. Ты воспринимаешь мнение врача как аксиому, не подлежащую обсуждению. Раз врач сказал «пломба», значит пломба, и никак иначе. История, рассказанная в фильме, завершилась весьма печально, кто фильм смотрел, тот помнит. Кто не смотрел, рекомендую.

Вы знаете, ничто не ново под луной. Нечто подобное описанному я испытал в октябре 2009 года. Случай был абсолютно аналогичный: мнением специалиста пренебрегают, опираясь на решения непрофессионалов.

Как я уже рассказывал в предыдущей главе, сентябрь того года мы закрыли качественно, хорошо отработала акция «Готовые квартиры в рассрочку». Вполне естественно, что мы желали закрепить успех. Пришла мысль кое-что обыграть, и мысль эта показалась нам перспективной. В тот период Компания возобновила активное строительство. Речь идет о двух зданиях: ГП-18 и ГП-19, ими заканчивался Заозерный микрорайон. И вот мы вознамерились обыграть идею, что рынку предлагается жилье, которое обоснованно дешевле. Иначе говоря, мы хотели донести до сознания потребителя, что поскольку жилье строилось в кризисный период, то и строительные материалы оказались дешевле, и подрядчики брали поменьше. Словом, есть конкретная фундаментальная база, обусловившая более дешевые квартиры, и мы поясняем, на чем эта база возникла.

Такая вот идея. У нее даже появилось свое название, возможно, достаточно спорное – «Дети кризиса». Конечно, дело не в названии акции, а в ее сути, а суть нового посыла заключалась вот в чем: коль скоро в кризис все дешевеет, то и себестоимость возведения жилья снижается, а значит, квартиры стоят меньше, и это вполне закономерно. Но это пока, надо успевать ловить момент, надо пользоваться случаем, в общем, «налетай и покупай». Мы разработали этот концепт, подготовили аудио– и видеоряд, все, как и положено. Концепт наш показался интересным топ-менеджменту Компании, его утвердили. Все шло по уже накатанной колее, но произошел один казус, как я это расцениваю.

Наш новый рекламный посыл был в значительной мере эмоционален, то есть он строился в расчете на человеческие эмоции. Нам казалось это верным и перспективным решением. Но некоторые сотрудники отдела продаж нашего клиента узрели в нем чуть ли не признаки педофилии, представляете? Мол, у вас там дети, в кризис они стоят дешевле и т. п. Ну и пошло-поехало: дескать, раз себестоимость ниже, то и квартиры хуже – в таком вот духе возражения. Словом, некоторые сотрудники отдела продаж увидели в нашей идее угрозу. Собрались уполномоченные лица, и мы начали вновь обсуждать весь проект. Обсуждали его, рассматривали со всех сторон. Мы, разумеется, защищали идею, доказывали и спорили. Но, видимо, делали это недостаточно активно или убедительно. В итоге получился абсурд. Беспрецедентный, на мой взгляд, случай: уже принятый проект был поставлен на голосование. В своей практике я столкнулся с подобным впервые, тем более я не ожидал такого от нашего многолетнего клиента. Но это произошло.

Ну что тут сказать. Наверное, я был в шоке. Большинством голосов проект наш благополучно зарубили на корню. Его заменили чем-то иным, я уж и не помню чем, но все запущенное с треском провалилось. Во-первых, потому, что было сработано на скорую руку, а во-вторых, потому, что не имело нужного эмоционального наполнения. Я уверен: любой успешный маркетинговый проект обязан учитывать эмоциональное поле рынка, его флюиды, если хотите. Иначе это просто голая и холодная схема, оторванная от реалий, пусть даже схема эта и смотрится как приемлемая.

Октябрь, к моему глубочайшему огорчению, был практически завален в смысле продаж Компании. Последовал ноябрь, была осуществлена еще одна какая-то акция, вдохновителями и организаторами который стали некоторые личности из отдела продаж. Она тоже провалилась.

Теперь, когда прошло время, я, освободившись от тех эмоций и личных переживаний, расцениваю эти события так. По большому счету, дело даже не в самих акциях, в успехах или их отсутствии. Дело в принципе. В какой-то момент в нашем сотрудничестве с клиентом все перевернулось с ног на голову. Отдел продаж Компании, коммуникации с которым, безусловно, чрезвычайно важны, стал подменять наши функции. Его менеджеры заговорили рекламными слоганами и тезисами, а отдельные его сотрудники вообразили себя гуру от маркетинга. Они начали объяснять нам, какими именно должны быть рекламные мероприятия. Моя главная ошибка того времени – это то, что я не воспротивился активно такому раскладу. Сначала я не сумел убедить руководство Компании в целесообразности акции «Дети кризиса», пусть даже в чем-то и эпатажной, пусть на грани фола. Затем, когда у нашего клиента обнаружились ненужный плюрализм мнений и демократия, не встал и не ушел, как, наверное, следовало поступить. Если бы я решился на такой демарш, то, возможно, тем самым донес бы руководству, что так нельзя, это неверно в принципе. Вся эта парадоксальная ситуация самым пагубным образом сказалась на деле. Две или три акции, запущенные одна вслед другой, практически не принесли никакого результата; это была пустая трата денег, времени и сил. Я с огромным уважением отношусь к сотрудникам Компании и, в частности, к ее отделу продаж. Специалисты отдела хорошо знают свое основное дело, о том, как они продают, можно писать отдельную книгу. Они, специалисты отдела, верно оценивают главные тенденции рынка, почти безошибочно выстраивают общую стратегию продаж, все это так. Но при этом они не много понимают в деле рекламного продвижения продукта и мало что могут в плане общения с целевой аудиторией. Ибо это профессия, которой не овладеть за один месяц или даже год, как, впрочем, и любой другой серьезной профессией. Они могут правильно оценить, работает акция или не работает, но лишь после того, когда акция запущена и результаты ее просматриваются.

В общем, я недооценил тогда ситуацию, в какой-то момент позволил себе идти на поводу у обстоятельств. Результат, как и всегда в подобных случаях, не заставил себя ждать. Я считаю, это была моя самая большая ошибка за все пять лет нашего сотрудничества.

В заключение подытожу горький опыт за короткий период с октября 2009-го по январь 2010 года. Главный вывод из него я формулирую так: специалист не имеет права идти на поводу у какого-то совокупного мнения, которое может сложиться, допустим, в коллективе клиента или в собственном коллективе. Только он, профессионал дела, держит в своих руках незримые нити, связывающие проект с целевой аудиторией, и когда эти нити обрываются, рушится все. Аудитория это сразу чувствует и реагирует незамедлительно, просто перестает покупать. Как водится, именно в этот неподходящий момент активизируются конкуренты, тут срабатывает закон природы.

Тогда у нас был тяжелый период взаимодействий с клиентом, что, конечно, не могло не сказаться негативно на наших отношениях. В какой-то момент мы оказались на грани разрыва сотрудничества с Компанией. И это было очень обидно, ведь до конца реализации всего проекта оставался всего лишь год, его бóльшая часть была выполнена. Эту грань мы не переступили. Период оказался тяжел не только для нас, но и для нашего клиента. Компании нужны были продажи, а продажи были плохие. И в такой зыбкой, неопределенной ситуации мы пребывали до февраля 2010 года.

Я хочу обратиться к товарищам по профессии, маркетологам и рекламщикам, ко всем, кто занят непростым делом продвижения продукта. Если вы как специалист что-то предлагаете и чувствуете, что это правильно, что так и надо, – стойте до конца на своей позиции, стойте насмерть, доказывайте и убеждайте, обманывайте, наконец, но пробивайте свою идею. Ибо, если вы несколько лет занимаетесь своим делом, вы начинаете его чувствовать на тонком уровне, чувствовать, как никто другой. Ни наукоемкие расчеты, ни маркетинговые исследования не заменят чутья профессионала. Я убежден, что реклама, маркетинг – это наука на стыке здравого смысла, разумных расчетов и интуиции специалиста, которую надо лелеять и всячески в себе взращивать. И когда нам удается удержать баланс между голыми цифрами и обостренным чутьем, именно тогда и достигается максимальный результат. Словом, бейтесь за свои решения до последнего, не уступайте чиновникам и бюрократам всех мастей, тупо оперирующим цифрами. Смело опирайтесь на свою интуицию и здравый смысл, они не подведут. Смотрите на дело с точки зрения значительного периода, а не с позиции «здесь и сейчас».


Новый год

На исходе непростой, кризисный, противоречивый 2009 год. Стройка Заозерного микрорайона также близится к логическому завершению. Там все уже практически выстроено, остались два дома, остальные либо сдаются, либо уже сданы, в них живут люди. Как вы уже поняли, Заозерный микрорайон во многом уникален для города – развитой инфраструктурой, архитектурой зданий, общим оформлением. Его строительство сопровождалось крупными рекламными мероприятиями, неоднократно освещалось в СМИ. Тем не менее выяснился такой интересный для нас факт. Многие жители города, в том числе и жители близлежащих районов, знают о Заозерном очень и очень немного. Ну, знают, что этот микрорайон совсем новый, что там идет какая-то крупная стройка, слышали, что дома там какие-то вроде бы особенные… Словом, мало что знают. И, следовательно, никакого мнения о микрорайоне, не имеют.

Это вполне естественно, впрочем. Как известно, люди по своей природе преимущественно визуалы; если они не любовались воочию необычной архитектурой Заозерного, не бродили по его благоустроенным, приспособленным к жизни дворам, не видели его уютных и безопасных детских площадок, им трудно сформировать о нем позитивное мнение.

В общем, сложилась парадоксальная ситуация: подавляющее большинство жителей города знают о существовании Заозерного микрорайона, значительная часть из них так или иначе осведомлены о том, что микрорайон этот какой-то особенный, но… никогда там не были!

Такое положение дел явилось для нас откровением. Мы привозим человека, жителя города, в наш микрорайон, все ему показываем как можем и видим: глаза у человека округляются от удивления и восхищения, рот приоткрыт. Да, он что-то слышал о стройке, выясняем мы, но такого не представлял, да и вообще информацию о микрорайоне всерьез не воспринимал, поскольку приобретать новое жилье не планировал. Кроме того, выясняем мы, человек за последние три-четыре года вообще не был в Заозерье как таковом. Для меня это было удивительно. Я всегда считал свой город весьма компактным, его, если захотеть, можно обойти пешком вдоль и поперек часа за четыре. Но вот сюда, в Заозерье, по-видимому, идти не хотят.

Мы крепко над всем этим задумались. Была мощная рекламная кампания, в микрорайоне проводились различные PR-акции, они были эффективны, но этих мероприятий все же недостаточно. Нам нужно было придумать нечто такое, что заставило бы людей прийти в Заозерный микрорайон, прийти массово, прийти и увидеть, каков он.

Надо сказать, вопрос массового посещения микрорайона не давал нам покоя целый год. Мы никак не могли найти его эффективного решения. Хоть запускай бесплатные автобусы и за свой счет вези людей в Заозерье, показывай им все!

Шутки шутками, но задача перед нами стояла достаточно сложная. Как ни странно, решить ее нам помог случай. Я уже упоминал: в нашем городе имеются два гипермаркета, оба носят название «Южный», оба формата DIY – товары для дома, для дачи, для ремонта, такая вот направленность. Так вот, однажды Ольга Гордеева, начальник отдела маркетинга гипермаркета «Южный», пришла к нам и говорит: «Дайте нам вашу квартиру, на приз дайте, мы ее разыграем среди наших покупателей – тех, которые сделают закупки на определенные суммы. За это дадим вам, хорошим, информационное партнерство, мегабюджет и прочее».

Ну, сама идея призовой квартиры не нова и особого энтузиазма у нас, признаться, не вызвала. Мы ведь понимали, что такое мегабюджет, а главное – мы отлично понимали, на кого он будет направлен: основные акценты будут сделаны, разумеется, на сам гипермаркет «Южный».

С другой стороны, в сделанном нам предложении имелся очень интересный и перспективный для нас момент, а именно: возможность использования огромной аудитории гипермаркетов «Южный». Только один из них за месяц собирает порядка 80 тысяч чеков, а в двух получается не менее 120 тысяч. Представляете? Для города с населением в 600 тысяч человек это немало.

В общем, мы подумали-подумали – и придумали. Мы дадим на розыгрыш квартиру стоимостью около 1,5 миллиона рублей, но при двух условиях. Первое: весь следующий год две площадки в обоих гипермаркетах станут нашими – с точки зрения рекламы и промоушена. Иначе говоря, мы будем размещать на этих площадках свои постеры и билборды, а в предкассовой зоне запустим аудиоролики, листовки разные будем распространять; поставим также офис продаж «Долевочки», о которой я вам уже рассказывал. Словом, весь год будем использовать «Южный» по полной программе. Но и это еще не все, есть еще одно непременное условие сделки. В розыгрыше квартиры должны участвовать только те покупатели, которые, сделав в гипермаркете покупки на сумму не менее трех тысяч рублей и получив вместе с чеком специальный флаер, приедут в Заозерный микрорайон и положат купон в лототрон. Это и даст им право участвовать в розыгрыше приза.

Мы примерно прикинули, посчитали: за период с середины ноября до 23 января 2010 года, когда состоится розыгрыш призовой квартиры, должно быть порядка 40 тысяч чеков. По нашим предположениям, в лототроне окажется не менее 10 % от этого количества. Так что, если наши расчеты верны, за три месяца у нас окажется аудитория 4–4,5 тысячи человек, при этом кто-то из них придет к нам не один, а с семьей, кто-то завезет флаер по пути, вместе с друзьями.

С гипермаркетом «Южный» мы договорились, разработали детально всю акцию и запустили ее. Помимо прочего мы провели подготовительную работу и у себя в офисе продаж, который, как я уже рассказывал, находится непосредственно на строительной площадке – точнее, в уже сданном доме: красивый и очень солидный, такой, каким и должен быть офис продаж. Мы создали бригаду из трех человек, студентов-маркетологов, которые весь этот период, с середины ноября по 23 января, находятся там, в офисе продаж. Они встречают людей и предлагают им посмотреть дом, в котором находится квартира, выставленная на розыгрыш.

Наш расчет был очевиден и прост. Люди, которые к нам придут, наверняка проявят интерес к дому. А дом этот, ГП–19, тянется через всю строительную площадку. По пути людям расскажут обо всем Заозерном микрорайоне, об этапах его строительства, о его многочисленных особенностях и достоинствах. Люди послушают, посмотрят, оценят и, с большой долей вероятности, получат позитивные эмоции, у них сформируется свой взгляд на микрорайон. Возможно даже, нам таким образом удастся сформировать некие отложенные покупки жилья. Вот так мы рассуждали, запуская этот проект.

К сожалению, не все пошло по тому сценарию, что мы наметили. После того как пришли первые десять купонов, мы поняли, что люди не особенно горят желанием гулять по строительной площадке. И их понять можно. Несмотря на то что ноябрь выдался необыкновенно теплым для наших широт, все-таки это был ноябрь. Мы вынуждены были оперативно собрать небольшой совет. На нем обсудили ситуацию и вот что предприняли: взяли и поставили наш лототрон в одну из уже построенных и отделанных, но не проданных квартир здания ГП–14. Таким образом, у наших посетителей уже не оставалось выбора; люди приходили в офис продаж, мы им говорили: пройдемте к лототрону, опустим ваш купон. А для совершения этого действа человеку приходилось прогуляться по строительной площадке минут двадцать, послушать нас, посмотреть вокруг. Хотел он того или нет, но он попадал на экскурсию по микрорайону. В результате предпринятого шага нам удалось заполучить на такую экскурсию 70 % от приходящего в офис продаж потока. В целом мы собрали планируемые 4,5 тысячи экскурсий за два с половиной месяца.


Хорошим людям

Сегодня, по прошествии пяти лет, я отчетливо осознаю, чем стал для меня Заозерный микрорайон. На его площадке рождались и воплощались в жизнь самые смелые мои замыслы и идеи моих коллег, кипели споры и страсти, приходили победы. Здесь я рос как профессионал, просто как личность, здесь я учился великому искусству: держать удар и добиваться своей цели. Этот проект длиной в пять лет – значимая веха моей жизни, целый ее этап, прекрасный и неповторимый.

Увы, всякое начало имеет конец. Остались считаные месяцы до того, как в стену ГП-19 будет уложен последний кирпич. И все, проект завершен! Остатки жилья будут распроданы, а имидж микрорайона окончательно сформирован. В моем понимании, очень важно не только то, каким ты зашел и каким был в проекте, но и то, как ты его заканчиваешь. Именно об этом финишном аспекте проекта и поговорим.

Уже с прошлого года топ-менеджеры Компании серьезно задумывались над тем, как выйти из проекта. Что именно мы должны зафиксировать в сознании людей, чтобы проект этот, уже состоявшийся, еще долгие годы работал на авторитет и имидж Компании, на проекты, которые будут реализовываться?

Подводя итог работе в Заозерном микрорайоне, должен признать, что все наши акции по его продвижению, вообще вся используемая нами методология были весьма агрессивны. Нам был необходим опережающий темп продаж, то есть требовалось продавать жилье до того, как дома будут построены. Все это время мы подгоняли нашего покупателя, как бы постоянно давя на его сознание: «Покупай, покупай сейчас, покупай быстрее, завтра будет поздно». На начальной стадии строительства такой напор был необходим, чтобы проект зазвучал и пошел, а в стадии развития проекта наша агрессивная реклама диктовалась необходимостью больших объемов постоянных продаж. Когда проект вошел в свою завершающую стадию, строительная компания боролась с экономическим кризисом и его последствиями, и снова нам нужны были продажи, продажи, продажи… Понятно, что имидж Компании и микрорайона в целом не был однозначным. Далеко не всем нравилось, как мы продвигаем продукт. Был и другой аспект. В экономклассе, к которому относился микрорайон, наше жилье было самым дорогим. Многие, кто хотел бы приобрести у нас квартиру, просто не имели соответствующего дохода, и это не могло не вызывать в сознании людей негативного отношения к «зажравшимся» застройщикам. Потребитель не вникает в такие детали, как себестоимость строительства, цена подключения, прочие элементы удорожания готового жилья, о которых застройщики обычно умалчивают, но которые всегда есть. Потребитель видит и воспринимает одно: цену ломят! Я отчетливо понимал, что хотя престижность проживания в Заозерном микрорайоне и возросла в разы в сравнении со стартовым 2005 годом, вопросы к нам остались. Поэтому хотелось, чтобы к тому моменту, когда будет продана последняя квартира, люди ассоциировали микрорайон с неким набором конкретных ценностей, или, иначе говоря, понятным набором уровневых показателей, причем не маркетинговых, а чисто житейских, бытовых.

В 2010 году, когда мы заканчивали проект, практически все застройщики подтянулись по основным качественным показателям. Наши конкуренты, как и мы, предлагают хороший ремонт и хороший уровень самой застройки, мы все ставили одинаковые двери и устанавливали домофоны. Да, в 2005 году, когда мы начинали, все эти прибамбасы были в диковинку и вызывали уважение, но к настоящему моменту это уже отработанный позитив. Единственное, что принципиально отличало наш жилой массив, что действительно было уникальным и не имело аналогов в городе, – комплексность застройки.

Рассмотрим наши аргументы и контраргументы. Цена – вопрос для нас вообще довольно сложный. Да, в кризисный период мы, как и большинство, опустили ценник, серьезно поступившись рентабельностью застройки, но все же не в такой мере, как наши конкуренты. Словом, цена не могла быть нашим аргументом. Но мы могли работать, обыгрывая аргумент «где», то есть локализацию самого микрорайона. Если в 2005 году все Заозерье с точки зрения расположения воспринималось многими жителями города как полная катастрофа, то сейчас восприятие этого района города серьезно изменилось в лучшую сторону.

Итак, подчеркну: мы решили работать с аудиторией, выдвигая предметом обсуждения не «что» и «сколько», а именно «где». И в этом направлении мы, собственно, действовали все четыре года, плотно сотрудничая с агентствами недвижимости. Размышляя над вечными ценностями нашего потребителя, мы пришли к выводу: прежде всего человеку нужно «хорошее жилье в хорошем районе». Разумеется, металлическая дверь, Интернет и другие блага тоже крайне важны, без них нынче никак не обойтись, но когда агент спрашивает, что люди хотели бы, многие клиенты, прежде чем обсуждать какие-либо детали, говорили: «Мы хотим хорошую квартиру в хорошем районе». Я посчитал, что этот посыл, фактически обозначенный самим потребителем, мог бы послужить отправной точкой в продвижении Заозерного микрорайона. В самом деле, хорошая квартира наличествует? Безусловно! Ну а район, хороший район, имеет место? Имеет! Таким образом, главные составляющие налицо.

Все это мне хотелось довести до аудитории более живым способом, не образами, к примеру, анимированных роликов, а человеческим, что ли, языком. В нашем активе были реальные жители Заозерного, которые в нем уже обосновались и вполне разделяли тот тезис, что они живут в хороших квартирах и в хорошем районе. Данную концепцию я благополучно защитил перед менеджментом Компании, мы разработали несколько роликов в этом духе и запустили мероприятие. Оно состояло из нескольких циклов, ориентированных на различные целевые аудитории. Рефреном первого ролика звучало: «Хорошие квартиры в хорошем районе», второй провозглашал: «Хорошая жизнь – хорошим людям». Суть третьего ролика сводилась к тому же.

Сейчас, когда я пишу эти строки, на дворе декабрь, а проект продвижения (или завершения?) мы закончили в октябре 2010 года. И до самого конца мы декларировали все тот же понятный посыл, только в несколько видоизмененной подаче: «Хорошая жизнь, хорошие квартиры, хороший район». По нашим расчетам, у многих людей – как у жителей микрорайона, так и у жителей города – в сознании закрепится тот образ, который мы усиленно формируем: «Заозерный микрорайон – это хорошие квартиры в хорошем районе, это хорошая жизнь для хороших людей».

Банально, скажете вы, и я соглашусь: да, банально. Слишком «баянисто», оцените вы, и я не буду отрицать. В любом случае, наши посылы идут от желаний потребителя, а значит, они правильны. Да, люди хотят жить хорошо и в хорошем месте, они хотят иметь хороших соседей, разделяющих их житейские ценности, и все это действительно банально. То, что мы ставим во главу угла, непреходяще и устраивает абсолютное большинство. Вспомним неподражаемого Леню Голубкова с его простыми, немного идиотическими зазывами. И что? Кажется, значительная часть населения страны на эти зазывы купилась, ибо они были близки и понятны народу, Леня говорил с людьми на их языке.

Итак, если вы общаетесь с аудиторией, вы должны говорить ее языком, и неважно при этом, кто вы – маркетолог, представитель рекламного агентства или директор крупной компании. Если вы обращаетесь к широким массам, то будьте добры, изъясняйтесь просто и доступно; если вы говорите с крутыми профи – соответствуйте этой категории. Словом, держите нос по ветру. Находясь рядом с аудиторией, чуть опережайте ее, угадывайте ее желания, если возможно – что-то аудитории предлагайте или даже навязывайте, но только на ее языке. В этом случае на сознание тех, с кем вы общаетесь, можно наложить практически любой разумный посыл, как бы он ни звучал.


Европейский

Как известно, в мире правят бал несколько фундаментальных законов. Фундаментальность их проявляется в том, что они работают на все сто на любой широте и при любой погоде. Один из них – это закон перехода количества в качество. Если вы в течение какого-то времени накапливали некий потенциал, то будьте уверены: он себя обязательно проявит, проявит чудесным образом и в ином качестве. Как, например, это произошло с нашей Компанией.

Видите ли, Компания ежегодно вкладывала в рекламу и продвижение примерно миллион долларов. Возможно, сумма эта кого-то из вас и не впечатлила, но для провинциального рынка города N с 600 тысячами жителей ежемесячное инвестирование в продвижение до 2,5 миллиона рублей – это действительно очень большие деньги. Я не знаю, какие суммы закладывают на эти нужды в столицах мира, – понятно, что они больше, но суть, мне кажется, не в конкретных цифрах. Суть в самом подходе к вопросам рекламы и продвижения и в доле, которую выделяют от всего бюджета предприятия.

Так, повторю, на протяжении четырех с половиной лет Компания ежегодно вкладывала миллион долларов в дело продвижения себя и своего продукта на рынке недвижимости. И это не могло не сказаться на общем результате ее деятельности. Компания все время продавала жилье на самом большом ценнике в своем сегменте; она распродала целый микрорайон, когда многие другие за этот период смогли выстроить и реализовать лишь один дом. Она сумела выстоять в сложные кризисные времена, сохраняя объем продаж минимум в 50–60 квартир в месяц, в то время как у иных этот объем упал до 1–2 квартир. Это очень важные достижения, но с точки зрения перспективы, будущего Компании еще более важным представляется другой итог. Все это время мы накапливали потенциал доверия целевой аудитории, и как результат: возросшая лояльность к торговой марке, укрепленное имя Компании, ее имидж на рынке. С неумолимостью бумеранга сработал закон перехода количества в качество. И сейчас это качество работает на Компанию, на ее новые дела.

Полтора-два года тому назад началось проектирование нового микрорайона города, который строится сейчас, условно говоря, через дорогу от Заозерного микрорайона. Объем строительства – два десятка домов, и хотя там иные архитектурные решения, это аналог третьего Заозерного, жилье экономкласса. Принципиальное отличие нового микрорайона в том, что в нем учтены все ошибки, допущенные при проектировании и возведении Заозерного.

Новый микрорайон получил имя Европейский. По плану его реализация должна была начаться в июне или июле 2010 года, но в период с января по март Компания испытывала, как вы знаете, серьезные финансовые трудности. В связи с этим руководство Компании принимает решение начать продажи на котлованах, то есть там, где даже сваи еще не были вбиты. Ценник установили на 10 тысяч рублей ниже в сравнении с Заозерным микрорайоном, однако надо иметь в виду, что такая же цена, в 32,5 тысячи за квадрат, была у некоторых застройщиков за уже готовое жилье.

Мы открыли продажи 10 марта. В первый день была реализована одна квартира, во второй и третий день – ничего, затем продали еще одну квартиру, а потом еще, еще и еще. В апреле Компания продала сто квартир, причем 70 % из них – квартиры Европейского. Представляете? Ведь это были и не квартиры вовсе, а полсотни свай, вбитых в землю! Таким образом, люди приходили в отдел продаж, ехали с нами в Европейский и любовались на котлованы будущей застройки. А потом – покупали жилье, выплачивая кто половину, а кто и полную стоимость квартиры. Признаться, меня это крайне изумляло, я не понимал, как можно покупать квартиру, по сути, на фундаменте. Я спрашивал людей: как они решились на такой шаг, что их подвигло? Они мне отвечали в таком духе: «Вы знаете, это же все-таки Компания». Иначе говоря, люди настолько уверовали в торговую марку Компании и в то, что она выполнит в срок все свои обязательства, что не задумываясь вкладывали миллион или два миллиона рублей в приобретение будущих квартир. Люди не колеблясь делали выбор в пользу Европейского, потому что за ним стояла наша Компания.

И это был, если хотите, момент истины. Руководство Компании, ее отдел продаж и ее топ-менеджеры – все мы осознали, что деньги и силы, вложенные в продвижение, всевозможные фишки и рекламные акции, которые мы периодически устраивали, – все это было не напрасно. И сегодня, продавая виртуальные квартиры будущего нового микрорайона, мы фактически пожинаем прекрасные плоды посеянного несколько лет назад. Я, конечно, отдаю себе отчет в том, что плоды эти – результат всей многогранной деятельности Компании, нашего партнера, это прежде всего ее дела. Но и маркетинговые технологии, усилия в области продвижения тоже оказались чрезвычайно важны.

В заключение, как всегда, мораль. Участвуя в реализации проекта, не руководствуйтесь сиюминутной выгодой, заглядывайте за горизонт, вкладывайте ресурсы, знания и чувства в продвижение, используйте мощь фундаментального закона – он все затраты вернет вам сторицей. Я видел этот эффект при реализации проекта Заозерного микрорайона, я наблюдал его у других наших партнеров и клиентов, я испытал его в полной мере и в делах собственной компании. Если ты лелеешь свою торговую марку, если ты бьешься за свое доброе имя, то результат не заставит себя долго ждать. Победа придет обязательно.


Примечания


1

Кризис существенно откорректировал отношение застройщиков к риелторской среде. Сейчас застройщик с большим уважением относится к агентствам, понимая, что они могут формировать дополнительный и достаточно значительный денежный поток. Прим. авт.

(обратно)


2

Наш партнер, директор центра деловых коммуникаций «Идея». Прим. авт.

(обратно)


3

Комедийный фильм по одноименному роману Фредерика Бегбедера. Прим. литред.

(обратно)

Оглавление

  • От партнера издания
  • Введение
  • Полтора ярда
  • Компенсируем проценты
  • Платим за рассрочку
  • Держим цены
  • Немного о себе и о Китае
  • Возможно все
  • Смайлик
  • Урок
  • Лояльность
  • Десять на девяносто
  • Трейд-ин
  • Новая эра
  • Что такое креатив
  • Маркетинговый десант
  • Съезд риелторов
  • Стороны медали
  • Принцип «Доси»
  • Фундамент успеха
  • Парк
  • Дети кризиса
  • Новый год
  • Хорошим людям
  • Европейский