Иоанна Хмелевская - Девица с выкрутасами

Девица с выкрутасами [Gwalt ru] 860K, 165 с. (пер. Селиванова)   (скачать) - Иоанна Хмелевская

Иоанна Хмелевская
Девица с выкрутасами

Роман, считайте, исторический — времён искажений социализма и прочих перегибов

Из-за душевного раздрая Стася Руцкая, можно сказать, ночей не спала. Стукнуло ей без малого девятнадцать, а проблема становилась всё серьёзнее. С самого раннего детства она больше всего на свете хотела быть необычной — оригинальной, иной. И стала такой. Но отличаться от других ох как непросто, и чем дальше, то всё труднее и труднее.

Общественные нравы начали портиться совсем недавно, но процесс этот набирал обороты со страшной скоростью. Ещё четыре года назад девчонки из её класса шептались о таких кошмарах, как утрата девственности, о любовных отношениях не только с одним, но и с несколькими парнями сразу, алкоголе, ну, и самом ужасном, что только может быть, — изнасиловании. От одной только мысли об изнасиловании лица взволнованных девчонок шли яркими пятнами и пламенели как маки. Все, как одна, клялись и божились, что они никогда, ни за что и ни с кем, но, разумеется, врали напропалую, мечтая как можно скорее пережить эти столь желанные кошмарные ужасы. Стася, понятное дело, тоже об этом думала постоянно, хотя ни под какими пытками не призналась бы в этом даже себе самой.

Теперь, четыре года спустя, мир изменился. Появилось новое неприличное слово «секс». Словечко это тоже шептали на ухо, и было оно таким соблазнительным, что у девчонок аж поджилки тряслись. Секс этот всё нахальнее вторгался в их жизнь, становясь её сутью и смыслом. Они ведь уже взрослые, всё познали, никаких тайн для них больше не существует.

Одноклассницы хвастались друг перед дружкой, кому больше уделяют внимания прекрасные двадцатилетние рыцари, у кого из девчонок больше опыта, и кто прямо-таки не знает, куда деваться от бешеного успеха. Парни всё пристают и пристают, такие нахальные, такие настырные, одни канючат, другие силком пытаются… Просто стыдно оставаться невинной и не изнасилованной! Ну хотя бы домогался её кто-нибудь. А у которой девицы таких переживаний нет, так, значит, она и даром никому не нужна…

Так-то оно так, но Стася крепко держалась за свою исключительность. Отличаться любой ценой!

Красотой ей подружек не обойти. Все симпатичные, а некоторым в придачу повезло на богатых родителей, они и одевались лучше. Ни одного выдающегося таланта тоже не замечалось, стать в школе первой ученицей никак не удавалось, что тут прикажешь делать? Только одно. Сохранить девственность до желанной свадьбы. Вот уж отличие так отличие!

Но, честно сказать, это отличие порядком её напрягало…

* * *

— И что тебя в этот Плоцк так тянет? — крайне подозрительно поинтересовалась молодая журналистка Патриция Моллер ледяным тоном. — Обычно ругаешься на чём свет стоит, а тут прямо-таки крыльями трепещешь. Рыжий скелет туда, что ли, тоже намылился?

Прокурор Кайтусь Трочинский в отличном настроении перебирал галстуки, которым предстояло отбыть с ним в командировку. Он и не пытался скрыть от Патриции свою радость в связи с отъездом, хотя «рыжий скелет» тут была ни при чём и вообще уже практически перестала считаться. Но при этом в качестве дымовой завесы она вполне годилась, дабы скрыть суть дела. А Кайтусь обожал всевозможные секреты и обманки и терпеть не мог излишней откровенности.

Понятное дело, при крещении Кайтусем его не назвали, а дали будущему прокурору нормальное имя — Константин. Но с самого рождения имечко Кайтусь так к младенцу прилипло, что Константином он оставался исключительно в казённых документах и сугубо официальных ситуациях. Хотя и здесь не обходилось без промахов. Был случай, когда свеженазначенный генеральный прокурор, перечисляя должности подчинённых и поздравляя с повышением, напыщенно произнёс: «Прокурор Кайтусь…», пребывая в уверенности, что назвал фамилию. Тут оказалось, что имени-то нет, начальник запнулся, поправился на «прокурор Константин Кайтусь», но здесь, как на грех, обнаружился переизбыток фамилий — не пойми откуда вылез какой-то «Трочинский». К начальственному уху тут же наклонился заместитель. Оратор, ничуть не смутившись, откашлялся и исправил свою ошибку: «Прокурор Константин Трочинский».

А никто никогда и не говорил, что генеральный прокурор обязан своей должностью выдающемуся интеллекту. У него имелись другие достоинства. В частности, воеводская прокуратура была ему благодарна за неусыпный интерес к заму, который многим очень мешался, но под недрёманным оком генерального, надо сказать, частенько усыхал и даже отпадал.

Настырная Патриция Моллер была из тех, кому лучше отвечать на вопросы, а Кайтусь в данный момент пребывал в благостном расположении духа. Он потерял бдительность и совершил промах:

— В планах «скелета» я не ориентируюсь. Первый ухажёр города Плоцка наконец влип, я буду обвинителем, чему и радуюсь.

— Предпочёл «скелету» ухажёра?

— А ты бы не предпочла?

— Понятное дело. Мало тебе, что от моего мужа получил уютное гнёздышко, так ещё и его галстуки хочешь заграбастать?

Кайтусь любил хорошо одеваться и с наслаждением разглядывал очередной галстук.

— Раз он их оставил, значит, они ему без надобности. А ты сама подписала договор о сдаче внаём комнаты с правом пользования всем имуществом. Мне проходу не дают, откуда, мол, такие галстуки? И никто не верит, что их выбирала женщина.

— Мужу тоже с этим вопросом надоедали и тоже не верили. Но мне не интересно, что он тут оставил, и плевать я хотела на его останки.

А Кайтусь тем временем думал, что больше всего на свете хотел бы от отъехавшего мужа унаследовать его жену, но уже давно понял, как это будет непросто. Предпринятая ранее лобовая атака провалилась. Он решил пока сменить тему. И тут сообразил, что ещё чуть-чуть, и ему опять грозит провал.


Совместное существование в одной квартире двух лиц разного пола выглядело достаточно странно и было явно нетипичным.

В преддверии развода и длительной служебной командировки мужу Патриции пришла в голову отличная идея сдать одну из трёх комнат сотруднику прокуратуры. Квартира, чудесным образом уцелевшая во время войны, принадлежала Патриции, и унаследовала она её от дедушки с бабушкой. Супруг отказался от причитавшейся ему половины имущества, и Патриции осталось слишком много жилплощади, исходя из действовавших безумных нормативов.

Частная собственность уважением господствующего строя не пользовалась, а прокуратура казалась достаточно солидным учреждением, чтобы откровенно жульничать, а в придачу располагала необъятными полномочиями, благодаря которым удалось без проблем сделать некоторую перепланировку. Получились две ванные, одна, правда, тесновата, зато другая просторная, отдельный чёрный ход для прислуги и только кухня общая. Патриция, учитывая свою профессию, дружбу с прокуратурой одобрила, кухня её мало волновала, и она подписала договор найма, который действовал ещё два года.

Кайтусь поселился как раз два года назад, когда хозяин дома ещё был в наличии и только собирался исчезать с горизонта Патриция в ту пору недавно вернулась из Франции, супружеские отношения рушились тихо и культурно, Кайтусь не сумел правильно оценить ситуацию и, понятное дело, сразу же свалял грандиозного дурака. Позволил бывать у себя нескольким дамам: бывшей, актуальной и будущей. И практически одновременно разглядел Патрицию. Молодой прокурор был потрясён и сражён наповал, тут же разогнал своих пассий и ринулся на приступ, будучи абсолютно уверен, что несчастная недавняя разведёнка станет лёгкой добычей.

В жизни он так не ошибался!

Пережив потрясение, бравый работник юстиции с поражением не смирился. Отказываться от Патриции он не только не собирался, а, наоборот, почувствовал, что просто не в состоянии этого сделать. Он надеялся, что она сдастся, оценит его старания, потому как сколько же, в конце концов, можно?..

Соперник пока поблизости не просматривался, а, значит, похоже, его и не было, а она иногда и того… Правда, каждый его промах заставлял её вроде как отступать. Чёрт возьми, пора с промахами кончать!

Были предприняты попытки. Патриция в его комнате бывала не то чтобы из чрезмерного любопытства, а по необходимости, поскольку не раз случалось нужным документам валяться по всей квартире: как-никак интересы у жильцов совпадали.

Кайтусь у Патриции тоже бывал, всегда, конечно, стучался, ну, и она стучалась… Как минимум год (да нет, дольше, уже полтора!) не натыкалась она на разные предметы дамского туалета, что раньше встречались постоянно.

Что эта Патриция думала и чувствовала, Кайтусь, конечно, ни малейшего понятия не имел, поскольку она умела скрывать свои эмоции гораздо лучше него. Честно говоря, он ей очень нравился, и необходимость притворяться её жутко раздражала. А что прикажете делать, когда смазливый квартирант ни одной юбки не пропускает? Убить его, что ли?

Кайтусь изо всех сил симулировал равнодушие и делал вид, что поражение его ничуть не задевает. Патриция не менее старательно демонстрировала равнодушие в отношении Кайтуся.

И вот теперь он чуть было не влип со своим очередным промахом. Нет, хуже, с двумя промахами, и ещё неизвестно, последствия которого оказались бы тяжелее, но уж точно — оба вышли бы боком. Посему молодой прокурор предпочёл придерживаться новой темы, чтобы как-нибудь эту заразу отвлечь.

— Тебя, что, ухажёр-подследственный не волнует? — притворно удивился он. — Это же тот самый, из-за которого я просто чудом не слетел три года назад…

— Это когда ты желтуху симулировал?

— Благословенная желтуха и благословенный коновал, что на неё повёлся. Помнишь, я рассказывал? Поганец участвовал в налёте на банк, а доказать смогли только незаконное владение оружием.

— Ловкий парень…

— Слишком ловкий. Из-за него Парчак загремел…

— Так поэтому он с нами в бридж больше не играет?

— А ты думала! Знаешь, куда его укатали? В районную в Сейнах загремел, ниже некуда, а меня пронесло, спасибо желтушечному коновалу…

Патриция на провалы в памяти не жаловалась:

— Ты путаешь пол. Коновалихе! Помнится мне, я тогда ещё за границей была, но потом много доводилось слышать об очаровательной госпоже докторше…

Кайтусь оставил в покое чемодан, сообразив, что в своей искренности зашёл слишком далеко. Раз Патриция торчит в его комнате и следит за каждым его словом, надо проявлять особую бдительность. Неспроста это…

— Очаровательная? Что-то я не заметил А ведь я как чувствовал, что с этим тёмным типчиком не всё гладко, вот и разнервничался…

— То-то у тебя печень стала пошаливать…

— Не без этого… Сел наш ухажёр на полгода, а вся местная милиция на него тогда здоровенный зуб отрастила. Вышел, погоди, когда?.. Год, три квартала… Глаз с него не спускали, ну, и подловили. Теперь я буду представлять обвинение!

— В чём?

— В изнасиловании!

— Что?!

— В изнасиловании!

— Шутишь?

— Ничуть. Это он так неудачно пошутил, на радость местным легавым. А что тебя так удивляет?

Патриция молча внимательно разглядывала Кайтуся. Правильно ей показалось, что здесь нечисто, и зря она не обратила внимания на разбросанные в последнее время по прокурорскому столу листы уголовного дела. Да не на такую напал, без неё тут не обойдётся!..

* * *

Дела об изнасилованиях обычно рассматривались при закрытых дверях. Для Патриции, знакомой, почитай, со всем адвокатским корпусом криминальной журналистики, закрытых дверей не существовало, о чём Кайтусь отлично знал. Потому-то он весьма предусмотрительно застолбил себе на время командировки служебный кабинет в местной прокуратуре, хотя в гостинице ему было бы гораздо удобнее. Да только гостиница — место общественное, и у Патриции туда доступ свободный… А кроме того, по вечерам прокуратура в отличие от гостиницы практически пустела, необходимые же ключи Кайтусь заполучил в полное своё распоряжение. Конечно, на побочные развлечения слишком много времени не оставалось, тем более что в одном «побочном развлечении» он уже успел порядком разочароваться, но ведь никогда не известно, что тебя ждёт… Ох и ругал же он себя, что проболтался, распустил язык на радостях, балда…

Патриция тоже любила свободу, поэтому отклонила приглашение пани Ванды, главы районной прокуратуры, поселиться на её вилле (и это несмотря на всю взаимную симпатию, которую обе дамы питали друг к другу!) и предпочла гостиницу. Правда, предварительно удостоверилась, найдёт ли пани Ванда, особа в городе Плоцке известная и уважаемая, там для неё место. Кто бы сомневался! Пани Ванда держала местное правосудие железной рукой и была воистину всемогущей.

Встретились они ближе к вечеру, когда Патриция, зарегистрировавшись должным образом в гостинице, с неподдельным удовольствием нанесла визит вежливости. У пани Ванды уже сидел Кайтусь.

Тот сразу взял быка за рога:

— Ты чего заявилась? По мне соскучилась?

— О господи… — только и промолвила Патриция.

— Он всегда такой вежливый? — осведомилась пани Ванда.

— С каждым днём всё больше. Растёт прямо на глазах. Он у вас со вчерашнего дня живёт?

— У меня? Со вчерашнего дня? Я такой чести не заслужила. В прокуратуре поселился, а у меня с час как сидит, не больше. Могли бы и вместе приехать, тут бы и угнездились. Дом у меня довоенный, есть гостевые спальни и даже ванная.

— Нет уж, спасибо. Кайтусем я и у себя сыта по горло. Предпочитаю отдохнуть. С час, говорите? На чём же его везли, на волах? Или пешком шёл? По моим наблюдениям он вчера утром отправился.

У Кайтуся сердце ёкнуло, а в животе похолодело. Легкомысленный прокурор опять принялся себя проклинать. Ну, конечно, как же у него из головы вон, что в юридических кругах Плоцка все друг друга знают. Секретарши обращают на него внимание, о чём он сам в своё время столь неразумно постарался. Один урванный денёк ему теперь отольётся горькими слезами, ведь эта въедливая Патриция любую его ошибку обнаружит и уж спуску не даст… И на кой чёрт он лез на рожон?.. Да и не лез он вовсе! Скорее, его спровоцировали, а он, дурак, повёлся… Придётся теперь за эту глупость заплатить дороже, чем она того стоит…

Патриция была абсолютно с ним согласна, и даже знала, как придётся платить, но пока это не озвучивала. Кайтусь тоже не торопил события и как можно равнодушнее пожал плечами.

— Дела, дела, — поспешила ему на помощь пани Ванда, не жалея яду.

— Куда от них денешься… — охотно подхватил Кайтусь таким неестественным тоном, что обман прямо-таки бросался в глаза. Так он сюда для обмана и приехал, хотя они всего знать не могли. Впрочем, пани Ванда…

Он уже который раз в жизни пригляделся повнимательнее к гангрене из Плоцка. Пятьдесят, к гадалке не ходи, десять кило лишнего веса, никакой заботы о своей внешности, выглядеть моложе даже не пытается, а за словом в карман не лезет и на мякине её не проведёшь. Будь она поглупее… Нет, ничего не выйдет! Ему толстые бабы категорически не нравились. Похоже, он когда-то имел неосторожность дать ей это почувствовать. Отсюда и её догадливость, на первый взгляд вроде бы снисходительная, а на самом деле злобная и непримиримая…

— Я надеюсь от вас всё узнать, — говорила тем временем Патриция. — Что-то здесь не так. Полистала я документы, прости господи, следствия и даже понимаю милицию. Есть с чего озвереть. А вот всего остального никак не могу понять. Если это изнасилование, то я — примадонна, и только полный идиот может полагать, что его обвинение прокатит. Что тут вообще творится? Из моего недоделанного квартиранта ни слова правды не вытянешь, может, хоть вы какими подробностями поделитесь?

Пани Ванда оживилась:

— С превеликим удовольствием! Я и все закулисные нюансы знаю, всю подноготную, но и вас, радость моя, тоже знаю, и потому ради собственного развлечения суть дела утаю, чтобы посмотреть, как вы выкрутитесь. Вы — лицо незаинтересованное, сбоку припёка, без предубеждений и без подсказок. Обеим сторонам посторонняя. Согласны?

— Ладно, но честно предупреждаю, что кое-что я уже знаю и кое о чём догадываюсь. Кайтусь сболтнул лишнее, опять же документы у него на столе валялись. Обвиняемый уже один раз отвертелся, теперь, понятно, следствие его хочет прижать, что уж тут скрывать. Милиция в сговоре с прокуратурой, обвинителю — зелёный свет. Обычное дело, но ни в какое изнасилование я не верю и не верю, что у Кайтуся получится.

— А вдруг там ещё что-то кроется?..

Кайтусь умел думать одновременно о двух вещах. Реакция у него всегда была отличная, а тут следовало реагировать быстро.

— Спорим?

— Нечестно, — презрительно заметила Патриция. — Ты знаешь всё до мелочи, а я практически ничего. А впрочем, согласна! Не пришьют ему это изнасилование, как ни крути, можем спорить. На что?

— Он — сторона на процессе, и возможностей больше, — предупредила пани Ванда, пребывая в восторге от спектакля в собственном доме и с наслаждением подмечая все нюансы.

— Плевать. На что?

— На машину.

— В каком смысле?

— Одолжишь мне её на полгода.

— Спятил? Месяц.

— Полгода.

— Губу подбери и купи свою. Месяц — максимум.

Пани Ванда отлично ориентировалась в ситуации и была на стороне Патриции, но в торг не вмешивалась. Пари состоялось, два месяца, с первого ноября. Хозяйка самолично разбила руки, недовольно качая головой и уверенная, что Патриция проиграет. Утешала её только мысль, что ноябрь и декабрь — месяцы для путешествий малоподходящие, и от дальних поездок можно будет отказаться без особого ущерба.

— Завтра вечером поболтаем. Хочу услышать, дорогуша, ваши первые впечатления…

* * *

На Кайтуся Патриция произвела впечатление в тот же вечер, не дожидаясь следующего дня. Он решил ни на какие приключения не отвлекаться, и без того несчастный сэкономленный денёк боком выходил, и из двух зол предпочёл спор с настырной журналисткой на юридические темы. Но такого никак не ожидал! Патриция общением воспользовалась оригинально.

— Твоё суперсекретное устройство у тебя с собой, правда? — поинтересовалась она сладчайшим голоском, изящно накрывая в своём гостиничном номере лёгкий ужин, по большей части принесённый персоналом, но украшенный собственными запасами.

Кайтусь при всех своих недостатках был, несомненно, мужчиной, а с мужчинами Патриция обращаться умела, равно как и с персоналом гостиниц, невзирая на господствующий строй.

— Коньячок? — оживился Кайтусь, демонстрируя абсолютную глухоту в предвкушении любимой ситуации.

— Льда нет, поэтому виски отпадает. Я, между прочим, вопрос задала. Ты на бутылку отвлёкся, так я повторю. Устройство при тебе?

— Какое устройство?

— Электроакустическое. То самое, что ты выцыганил в лаборатории польского радио, и с действием которого я, как тебе известно, имела случай познакомиться. Не валяй дурака, я своими глазами видела, как ты клал коробочку в сумку. Потрудись достать.

В темпе, прямо-таки убийственном, Кайтусь соображал, что хуже: соврать, что потерял, кому-то одолжил, где-то оставил, или дать секретное оружие Патриции в руки? А что она собирается с этим делать? А если потерял-одолжил-оставил, тут же она, пожалуй, прицепится к зажиленному дню, и тогда пиши пропало — не отвертишься. Уж лучше отдать ей устройство. Ведь максимум, что ему грозит, — юридические последствия, а любые юридические последствия лучше Патриции в гневе. И надо же было так проколоться! А собираться при ней — это каким же надо быть ослом! Но поторговаться всё равно не мешало.

— С ума сошла? А пушку не хочешь? Тоже посторонним иметь запрещается.

— Плевала я на твою пушку. Дай машинку.

— И зачем она тебе?

— Чтобы использовать по назначению. Магнитофончик-микрофончик, незаметный для окружающих, не иначе как шпионский. Неудивительно, что им не разрешили хвастаться изобретением. Кто-нибудь из нашей ведущей и направляющей толкнёт на Запад, ну, да я в политику не лезу. Хочу попользоваться.

— Как?

— Идиотский вопрос. Нос им буду подтирать, веришь?

Кайтусь всё никак не мог взять в толк — ведь у Патриции был свой журналистский магнитофон, как нельзя более легальный, так зачем ещё и тайное оборудование? В замешательстве он хлебнул коньячку, закусил сырком, и в нём проснулась авантюрная жилка. Строгий представитель закона поддался на уговоры и полез в сумку.

— Как часто надо подзаряжать?

— Каждые двенадцать часов. Что ты задумала?

— Увидишь. Теперь можно и о деле поболтать. Очень уж мне любопытно, что ты замышляешь. С чего начнём?

Кайтусь чувствовал себя не в своей тарелке. С нормальной женщиной он бы и обошёлся как с женщиной — затащил в постель, и дело с концом, всякие подозрительные идеи тут же из головы бы вылетели. Но с Патрицией этот номер отпадал. Потерял бдительность с самого начала, теперь его промах злорадно подмигивал из угла и мстительно хихикал.

Пришлось собраться и не затягивать с ответом на невинный вопрос, ведь хотели говорить о процессе. Как ни крути, пари заключено, а пани Ванда разбила.

Патриция уже себя за эту авантюру ругала. Ясно же, что дело нечисто и за этим кроется какой-то сговор, махинация, которую нормальному человеку ни в жизнь не разгадать. А в изнасилование она не верила. Кайтусь, будь его воля, вообще бы разговора не начинал и ломал голову, как бы замять неудобный вопрос, но пока ничего не придумал. Патриция отлично видела, как он пытается выкрутиться, и вежливо ждала ответа.

— Ну, сначала, что ли?.. Раз ты настаиваешь…

— Начало было в раю, когда имело место коллективное потребление витаминов. Потом всё уже только повторялось.

— Категорически протестую против сравнения несчастного добропорядочного Адама с преступником Климчаком!

— Хватит ёрничать! Это я не позволю называть несчастного Климчака преступником!

Кайтусь моментально оценил ситуацию и, заметив гневные искорки в глазах Патриции, счёл, что ссора ему ни к чему, а по-хорошему, глядишь, удастся отбрехаться, да ещё, возможно, по обоим направлениям, и тут же сменил фронт.

— Ругаться будем или обсуждать? — недовольно спросил он.

Патриция тоже отступила. Уж очень хотелось всю подоплёку этого мутного дела. Вот выудила же при случае фамилию насильника. Раньше Кайтусь её не называл, а первую страницу дела она не нашла.

— Ладно, ладно, но на каком основании ты называешь Климчака преступником?

— Он же Стасю изнасиловал.

— С чего ты взял? — с удивлением фыркнула Патриция.

Теперь удивился Кайтусь:

— То есть?

— Давай официально. Сформулируй-ка определение изнасилования.

Холодно, вежливо и с явной подначкой… Эта стерва крепко держится в седле. Кайтусь напрягся, чувствуя пробуждающийся азарт. Ему нравились такие интеллектуальные поединки. Патриция была отличным противником, в том числе и поэтому он так хотел её заполучить.

— В Уголовном кодексе есть определение: изнасилование — это половое сношение с применением насилия или угрозой его применения к потерпевшей или другим лицам либо использование беспомощного состояния потерпевшей, — оттарабанил Кайтусь.

Чуть помолчав, Патриция слегка изменила направление и пролепетала сладчайшим голоском:

— Половое сношение… Насилие, говоришь… А как же быть с самообороной?

— Какой ещё обороной?

— Ну, обороняться же надо до последнего. А если потерпевшая перестала защищаться, значит, и нет никакого изнасилования.

Кайтусь отрицательно замотал головой:

— Это раньше так было, теперь на это иначе смотрят. Трудно от женщины требовать, чтобы, имея дело с каким-нибудь сильным гадом или несколькими мужиками, в конце концов она не выбилась из сил.

— Ага. Таким образом констатируем, что в старинном городе Плоцке завёлся сильный гад, бандюга и извращенец Климчак, который, напав ни с того ни с сего на хрупкую невинную девочку Стасю, вызвал у неё такое помрачение ума, что она отправилась с ним в дальнюю поездку на окраину города. Заметь, весьма охотно и без малейшего сопротивления. А потом так удивилась оказанному ей вниманию, что впала в прострацию…

Кайтусь в этом разговоре чувствовал себя уверенно, так как видел, что Патриции далеко до сути дела, но бдительности не терял, уж слишком многое ей оказалось известно, и поспешил вставить словцо:

— Вот именно. И не могла защищаться.

— Что за неожиданность…

— Ничего удивительного. Юной невинной девушке и в голову не могло прийти, что задумал прилично выглядевший молодой человек, брат её подруги…

— Ты уж как-нибудь определись. То извращенец, то приличный молодой человек.

— Внешность обманчива, — назидательно напомнил Кайтусь. — А откуда ты вообще всё это знаешь?

Патриция не скрывала источника своих обширных знаний:

— Из тех материалов дела, что валялись у тебя на столе, я же говорила. Надо было, конечно, просмотреть их повнимательнее, ведь показания — сплошной идиотизм, но кое-что я углядела. Сдаётся мне, что главную, хотя и непонятную роль играет там некая, как её… погоди… Зажицкая. Весьма непоследовательная особа. То Стася у неё — знойная гетера, то Климчак — озверевший эротоман. Похоже, это она всю кашу заварила. Верно?

— Уж лучше озверевший эротоман, — твёрдо заявил Кайтусь, которого жертва-гетера никак не устраивала, а машину на два месяца выиграть хотелось. — Но ты права, мотором всего дела является Зажицкая, в последний раз она всех собак на Климчака вешала, а на какой стадии будет в суде, один бог знает. Как ты эту Зажицкую вычислила?

— Про неё-то как раз у тебя целая страница была, ещё и с комментариями на полях.

— На кой чёрт я это вообще туда-сюда таскал…

Прокурор перестал скрывать свои опасения по поводу успеха на предстоящем процессе. Из тактических соображений он даже их преувеличил, подкрепляя силы коньячком с закуской. Иллюзий он не питал и понимал, что Патриция украденный денёк так за здорово живёшь не простит… А ведь он уже клялся всеми святыми… Приходилось только надеяться, что удастся задурить ей голову и отбрехаться. Доказательств у неё, в конце концов, никаких, а там уж что-нибудь придумается. Лишь бы не сегодня, не сей момент! Пусть уж лучше сосредоточится на споре об этом уголовном деле, а так, глядишь, она отмякнет, и всё само собой утрясётся.

Патриция становиться мягкой и забывчивой даже не думала. Ей уже исполнилось тридцать, девичьи иллюзии остались позади, и сомнений по поводу кобелиной сущности Кайтуся у неё не возникало. Зато возникал протест. Она не намерена была тащиться в длинном хвосте поклонниц и существовать в гареме, о чём и поведала Кайтусю с самого начала и прямым текстом. Он горячо поклялся, что встанет на путь исправления. Твёрдо. На всю оставшуюся жизнь! Долой других баб! Патриция — единственная в мире и навсегда таковой останется!

Несмотря на заморочки с разводом, Патриции хватило здравого смысла, чтобы ему не поверить, и очень скоро оказалось, что правильно. А жаль… Он, бедняга, старался, да только не очень получалось. Новый поход налево просвечивал из всех щелей, но сейчас Патриция была совсем не в настроении выслушивать очередную ложь. Из двух зол уж лучше спорить о процессе.

Изнасилование, как же! Даже не смешно…

* * *

Зал суда был маленький и довольно обшарпанный. Для заседаний при закрытых дверях лучше не придумаешь. Без малого половину пространства занимали непосредственные участники процесса, которых Патриция принялась внимательно разглядывать.

Судья, двое народных заседателей, девица, ведущая протокол, обвинитель, защитник. Какой-то помощник, вероятно, практикант или стажёр, со стороны обвинения, судебный пристав, конечно, обвиняемый и два милиционера по бокам, будто судят как минимум серийного убийцу. Ещё три-четыре человека в рядах для публики, на которых репортёрша взглянула мельком, ибо судья уже принялся что-то читать, бормоча себе под нос.

Старый гриб, замученный жизнью, толстый, неотёсанный и при этом обиженный на весь мир, он производил впечатление полного тупицы. Однако Патриция решила не терять надежды, так как успела, пусть бегло, но всё же оценить обвиняемого.

Да уж, нашли извращенца, нечего сказать! Среднего роста, худощавый блондинчик, даже симпатичный, ничем не походивший на грубого самца, бандита и вообще злоумышленника. Приятный, располагающий к себе парень, не способный на насилие, спокойный и воспитанный, одетый даже с претензией на элегантность. Кайтусь, должно быть, спятил, если хочет его представить Ванькой Каином.

Дело начинало всё больше увлекать Патрицию. Хотя судебных заседаний в её биографии было пруд пруди, но так сложилось, что Кайтуся в роли прокурора приходилось видеть впервые. Интересно, как он себя покажет?

Из бормотаний судьи следовало много всякого разного и в первую очередь, что Климчаку здорово подгадила предыдущая адвокатша. Нынешний адвокат показался Патриции вроде бы знакомым, не иначе уже где-то встречались.

Пожилой господин, похоже, из бывших, довоенных, в отличие от судьи настроенный скорее доброжелательно. Он вежливо, но настойчиво возражал против прекращения следствия, поскольку его участие на финальной стадии было полностью исключено, а, кроме того, обращал внимание, что дело попало к нему в последний момент, что является процедурным упущением.

Напрасный труд, он так ничего не добился, хоть и ссылался на советскую прессу. Судья плевать хотел на процедурные упущения, равно как и на всякую прессу. Его гораздо больше занимал представленный защитой документ, тот самый, что он пытался разобрать.

— Это что? — разозлился судья, тряся бумагой перед носом адвоката.

Пан адвокат не терял терпения и спокойствия:

— Заявление моего подзащитного, в котором он выдвигает обвинения против свидетельницы Зажицкой. В отношении свидетельницы в Познани возбуждено дело…

Патриция удовлетворённо хмыкнула. Вот, пожалуйста, уже есть первые эффекты вчерашнего вечернего застолья с Кайтусем, нарисовалась эта подозрительная Зажицкая, небось эксзазноба Климчака, spiritus movens всего дела!

Судья оборвал адвоката.

— Что за дело? Гражданское? Уголовное?

— Уголовное. Свидетельница вела антиобщественный образ жизни, контактировала с преступными элементами, занималась проституцией…

Судья рявкнул так, что по крохотному зальчику понеслось эхо:

— В чём суть дела?! Какая статья?!

— В мои обязанности не входит конкретизировать обвинения против свидетельницы.

— Тогда и говорить не о чем! Характеристика свидетельницы имеет второстепенное значение!

— Первостепенное! — горячо запротестовал защитник. — По мнению обвиняемого, пани Зажицкая является главным свидетелем и движущей силой всего этого дела!

Патриция не удивилась тому, что так точно угадала, а Кайтусь сказал правду. Интересно, что он этим прикрывает? Какой тут подвох?

— Попрошу конкретизировать заявление! — по-прежнему во весь голос упирался судья.

— Я настаиваю, чтобы моральный облик Зажицкой подвергся проверке…

— Каким таким образом? Соблазнить её, что ли?!

Судья начинал Патриции нравиться. Старикан-то с юмором!

— В ходе судебного следствия.

— В чём её вообще обвиняют? И почему в Познани?

— Потому что там она совершала аморальные поступки…

— Климчак обвиняет?

— Климчак, Климчак…

Пан адвокат начинал терять своё ангельское терпение, а юморной старикан разошёлся не на шутку:

— Это когда было-то? Может, ей тогда всего двенадцать исполнилось?

Гениально! Патриция даже надеяться не могла на такой цирк. Не успела она подумать, что, чем задавать идиотские вопросы, лучше бы материалы дела почитать, как вскочил обвиняемый и вежливо подсказал:

— Пятнадцать месяцев назад.

Судья раздражённо махнул на него рукой, вдавив того в скамью обвиняемых вместе с его вежливостью и подсказками. Адвокат был, похоже, одного мнения с Патрицией, поскольку подсунул судье соответствующую бумагу.

— Вот, пожалуйста, здесь всё указано.

Старый пень утомился. Рычать он перестал, но продолжал демонстрировать явные признаки неприязни к окружающему миру. Оттолкнув с крайним отвращением листок, он вернулся к своему любимому бормотанию, обиженный, будто ему нанесли личное оскорбление. Патриция расслышала только фрагменты:

— …когда, на этом процессе? В ходе следствия?.. И пишут же такой бред! Какое это имеет отношение…

Господин адвокат тоже позволил себе слегка обидеться:

— В конце концов, это же Зажицкая заварила всю кашу, и её показания самые существенные…

Кайтусь сорвался с места. До сих пор он сидел спокойно, практически не обращая внимания на разыгрывающееся цирковое представление. Теперь же он решил, что пришло время вмешаться.

— Протестую против определения действий свидетельницы, как заваривания каши! Протестую против проверки её морального облика! Это никак не изменит её роли!

Если Патриция поначалу и жалела, что приехала в забытый богом Плоцк на малозначимый процесс, то теперь всякое сожаление уж точно исчезло. Ей предстояло наслаждаться грандиозным спектаклем, полным человеческих страстей, неожиданных эффектов, закулисных интриг, бескомпромиссной борьбы и феноменальной глупости.

Злость на Кайтуся за откровенную измену съёжилась, как жаба на солнце. Плевать на его новую пассию, она того стоила. Если бы не вечерняя беседа, которой Кайтусь усиленно старался прикрыть своё новое похождение, Патриция потеряла бы как минимум половину удовольствия, а то и больше. Не процесс, а настоящий детектив — одно удовольствие! Вчерашний разговор продолжался гораздо дольше, чем Кайтусь планировал, и сболтнул он явно больше, чем собирался. Климчак должен быть осуждён, и спустись даже белокрылый ангел с неба, чтобы свидетельствовать о его невиновности, судья одним махом вымел бы ангела с его крыльями из зала заседаний, здания суда и самого города Плоцка. А тут ещё милиция на него взъелась…

Патриция с чувством глубокого удовлетворения посмотрела на Кайтуся. Она сидела со стороны защиты и, поворачиваясь к обвинению, скользнула глазами по рядам с левой стороны. Скользнула, притормозила, взглянула ещё раз…

И страшно удивилась.

Из немногих допущенных на это закрытое разбирательство выделялся элегантный мужчина, гармонирующий с присутствующими в зале заседаний, как кулак с носом. Патриции был виден его профиль, и профиль этот показался ей явно знакомым. Ну точно знаком! Гораздо больше, чем пан адвокат, ведь контакты с адвокатами — дело для неё обычное, и особых эмоций не вызывали. А тут совсем наоборот…

Она не верила своим глазам. Такого просто не может быть! Здесь, спустя столько лет, в этом обшарпанном зале суда города Плоцка встретить причину двух сильнейших потрясений своей юности: большой любви и ещё большей ненависти…

Семнадцать лет назад Патриция безнадёжно, отчаянно и без взаимности влюбилась в очаровательного, но жирного парня, который, мало того что был к ней равнодушен, так ещё подло и исподтишка выставил её на всеобщее посмешище. Просто так, от скуки. Любовь превратилась в ненависть, и Патриция поклялась мстить ему всю жизнь. Клятва продержалась без малого полгода, после чего как-то поблекла, завяла, скукожилась и растаяла. Не иначе как по причине отсутствия подпитки, поскольку жирный парень тоже растаял в голубой дали.

Правда, этот господин вовсе не жирный. Может, не он? Просто похож?

Терзаемая сомнениями, вглядывалась она в знакомый профиль. Эмоции теперь были так себе, тяжёлые воспоминания, конечно, давали о себе знать, но Патриции сейчас уж точно было не до мести, да и покончила она давно с этими юношескими глупостями. Элегантный господин вдруг обернулся, скользнув по ней взглядом, и принялся пристально рассматривать обвиняемого. Идентификации это нисколько не помогло. Да нет, лицо вроде другое. И за какие такие заслуги, спрашивается, достаются людям практически идеальные греческие носы? Пожалуй, всё же похож, но постарше, и черты более выразительные… Нет, не он… Вот и отлично.

Патриция не заметила, как чужак перевёл взгляд с Климчака на неё, посвятив молодой журналистке гораздо больше внимания. В этом не было ничего удивительного, поскольку она разительно отличалась от местной публики своим элегантным костюмом, сшитым на заказ в Польской моде. Впрочем, взгляд задержался дольше на её лице, нежели на одежде.

Времени на переглядывание ушло всего ничего, судебное разбирательство пребывало в той же точке: муссировался моральный облик свидетельницы Зажицкой. Патриция глубоко вздохнула и, отодвинув пока подальше собственные романтические воспоминания вместе с разочарованием, подумала, что у этой Зажицкой, похоже, особый талант мутить воду. Обвинитель с защитником осыпали друг друга какими-то мелочными упреками, и могло показаться, что на скамье подсудимых сидит вовсе не Климчак, а аморальная Зажицкая. На лицах заседателей читалась безнадёжная тупость, а судья копался в бумагах. В конце концов ему надоели эти препирательства, и он, грохнув со всей силы молотком, приступил к допросу.

Сдёрнув с места Климчака, судья некоторое время игнорировал его, а сам, наклонившись к ведущей протокол секретарше, диктовал ей вводные данные. Неожиданно вспомнив, вероятно, о процедуре, старикан возвысил голос и с видимым возмущением соизволил обратить внимание на обвиняемого:

— Были судимы?

— Да, — без малейшей заминки с достоинством отозвался Климчак.

— За что? Сколько раз?

Обвиняемый явно был горд своими достижениями по этой части:

— Раз за сбыт краденого, раз за хранение оружия, раз за подделку этих, как их… бланков. Свидетельств об окончании школы.

Патриция была слегка огорошена. Эти листы дела ей как раз и не попались, а подлец Кайтусь словом не обмолвился о прошлом невинного насильника, замаранном дополнительными статьями. А ограбление банка где? Ах, да, ему же только владение оружием пришили. Минутку… он за это сидел? Вот, чёрт, огрёб по совокупности четыре года, а тут как раз амнистия подвернулась… Неудивительно, что правоохранительные органы от него без ума!

— А об этом ты, свинтус, мне ничего не сказал, — прошипела Патриция в свою изящную косыночку, заколотую не менее изящной продолговатой брошкой. — Нечестно играешь, смотри, аннулирую пари!

Кайтусь вздрогнул и машинально потянулся рукой к левому уху, почесал его, затем уткнулся носом в документы. Он уже успел догадаться, зачем Патриции понадобилось шпионское электроакустическое устройство, и теперь убедился, что его догадка верна. Устроит она ему весёлую жизнь…

К огромному прокурорскому облегчению, дальнейших обвинений пока не последовало.

Судья беззаботно перескакивал с одной темы на другую, что заставляло Патрицию, равно как и обвиняемого, не расслабляться.

— Когда вы познакомились с Руцкой?

— Полгода назад.

— Где?

— Дело, видите ли, было так…

Настроение и привычки прикольного старикана не изменились, очередной приступ бормотания позволил присутствующим слегка передохнуть, однако общее недовольство жизнью снова взяло верх. Не хватало ещё, чтобы всякое ничтожество тут разговоры разговаривало!

— Короче! Где? На улице?!

— При посредничестве Зажицкой…

Теперь уже раздался рык.

— Где?!

Климчак напрягся.

— В кафе. Зажицкая пришла ко мне, а Руцкая ждала у ворот.

Патриция воздержалась от комментария в косынку, решив все неожиданности и огорчения оставить на потом. Сейчас главной фигурой стал судья. Ничего подобного она раньше не видела и даже не предполагала, что нечто такое может быть.

«Нечто такое» наклонилось к секретарю суда, диктуя:

— «С Руцкой я познакомился двадцать третьего августа…»

Ну дед даёт! Что он мелет? Ни о каком двадцать третьем обвиняемый и слова не сказал! Из дела читает, божий одуванчик, или наизусть выучил, что же он творит…

Только сейчас Патриция спохватилась, насколько легкомысленно она себя ведёт. Пятнадцати секунд хватило, чтобы извлечь из сумочки диктофон, включить его и направить микрофон в сторону судейского стола. Аппарат был привезён ею из Франции, в родном краю подобного не достать, а следовательно, и знали о существовании такой техники очень немногие. Размеры микрофона внимания не привлекали, а польза была существенная. Перлы судьи необходимо зафиксировать…

Судья прилежностью не отличался и всего не вызубрил. Бросив секретаршу, он опять насел на Климчака.

— И куда вы пошли?

— В кафе «Театральное».

— «Мы вместе пошли в кафе „Театральное“…» — возобновил диктант непредсказуемый старикан, чтобы тут же себя прервать: — И что было дальше?

* * *

Стася Руцкая прилагала всё большие усилия для реализации своих поначалу весьма туманных, но затем всё более упорных устремлений. Она уже и женихом обзавелась, правда, похвастаться им было трудно, надежд не оправдывал, да и сразу после предложения руки и сердца, принятых без особого восторга, его забрали в армию. На два года. А что это за жених, которого нет в наличии, а если когда и бывает — в увольнении — ничем таким не выделяется, квёлый какой-то и туповатый, ни малейшего энтузиазма, даже сопротивляться такому нет надобности, страстного поцелуя от него не дождешься… И вообще, редко у нас бывает, а это всё равно, как и нет его вовсе.

А ей нужен был принц на белом коне или, к примеру, Робин Гуд, Зорро, Дон-Жуан или Казанова. Они тоже годились. Ну, на худой конец, из отечественного фольклора не шибко благородный разбойник Яносик, который ради неё исправится и возьмётся за ум, они поженятся, и только после свадьбы она принесёт ему в дар свою девственность. Вот это будет подарок. У девчонок бывает приданое, у неё нет, но какое приданое сравнится с её сокровищем?

Стася нервничала, тщательно скрывая рвущееся наружу нетерпение…

В последнее время до неё доходила молва о подвигах некоего Лёлика Климчака, но одно отношение к не особо эффектным достижениям парня, когда тебе четырнадцать, а совсем другое, когда исполнилось девятнадцать. И подруги другое рассказывают, да и новые появляются, постарше, с иными интересами… Опять же Лёлик этот раньше был сущим наказанием семьи Гонораты, те даже вспоминали о нём неохотно, а теперь, гляди-ка, вышел из тюряги, взялся за ум, совсем другой коленкор… Ядвига Зажицкая аж раздулась от гордости, когда он соизволил с ней шашни завести, да что-то у них потом не срослось, даже ругалась на него, но недолго, не раззнакомилась, а ведь у неё муж имелся, так вместе вполне себе мирно и сосуществовали. Может, с этими шашнями и враньё?

Ядвига сама по себе Стасю мало волновала. По сплетням выходило, что жизнь она давным-давно вела бурную, поклонники постоянно менялись, но все как один были люди солидные. Куда-то Ядвига с ними ездила, пропадая на некоторое время, а за Юрку вышла только потому, что забеременела, а заметила это слишком поздно. Юрка позволил навесить себе лапши на уши, во всё поверил и был на всё согласен, но это Стасю как раз не интересовало. А вот возможность закрутить роман с Лёликом…

Самую главную информацию принесли на хвосте сразу несколько сорок. О, этому Лёлику стоит только глазом моргнуть, любая к его услугам будет, только он ещё какой разборчивый и жениться не собирается, абы кто его не окрутит! Да и вообще никто не окрутит.

Стася охотно поверила сорокам и решила, что Лёлик — это её шанс. Раз никто, значит, именно она! Наконец-то, вот ОНО, и придётся постараться.

Наглые лобовые атаки были отметены сразу же. Надо себя уважать, как-никак она — исключение. Лёлик сам должен обратить на неё внимание, проявить интерес, загореться и возжелать сокровища. Всё это, конечно, хорошо, но откуда ему знать-то о сокровище? Невинность — это вам не брильянт на груди и не табличка на спине, драгоценность сия, скорее, скрытая. Тут дипломатия нужна.

Дипломатических каналов Стася нарыла ровно два. Ядька Зажицкая — какая-никакая, а подружка, опять же вероятная зазноба этого соблазнителя — это раз. А второй — тоже подруга, правда, не такая близкая, скорее, просто знакомая, его сестра — Гонората. И пора, в конце концов, что-то предпринять, ведь все девчонки в её возрасте уже через постель прошли, только она одна всё никак. Над ней даже не насмехаются, будто на неё никто не позарится, или просто дура, а только смотрят, кто с жалостью, а кто с презрением. Вот уж она им всем покажет!

К поставленной задаче Стася подошла рационально, упорно, можно сказать, по-научному. Читать она любила и проштудировала массу разных книжек, взятых в библиотеке. Книги оказались пусть и немного старомодными, но весьма полезными, и необходимые знания давали. Прежде всего следовало познакомиться с объектом лично и обратить на себя внимание, вызвать к себе интерес. В литературе рекомендовалось сделать что-нибудь необычное, к примеру, броситься в воду и начать тонуть, или подвергнуться нападению бандитов, а он чтобы спасал, опять же можно накормить его чем-нибудь потрясным, ведь пишут же, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок…

Вот только с реализацией всех этих весьма разумных рекомендаций возникали трудности. Городок стоял на берегах вполне приличной реки, но как угадать, когда Лёлика потянет к воде? Знакомств с подходящими бандитами Стася не имела, а даже если бы и имела, то как их держать в состоянии боевой готовности, поджидая, когда появится желанный рыцарь? А еда? Где её взять? Сама она разносолов готовить не умела, и вообще, как прикажете его кормить? Не будешь же за своим рыцарем гоняться с тарелкой по всему городу! Сплошные проблемы. Для начала надо с ним хотя бы познакомиться…

Решено было пойти по пути наименьшего сопротивления.

По тщательно запланированной случайности Стася встретила Зажицкую на улице. Предложила посидеть в кафе, что было обычным делом, куда ещё в этом городишке можно было пойти?

— Мне надо заглянуть к Гонорате, — сказала Зажицкая. — Она здесь рядом живёт. Подожди минутку, я сейчас.

Раз живёт Гонората, значит, живёт и Лёлик. Взволнованная Стася, разумеется, согласилась. Другие варианты ей и в голову не пришли, а ведь можно было зайти к Гонорате вместе с Зажицкой, ведь они с Гоноратой дружили, вот только дома у неё как-то до сих пор бывать не приходилось. Сейчас же её главной заботой стало скрыть свои эмоции и казаться равнодушной, а посему осталась дожидаться на улице.

Зажицкая вышла из дому с Лёликом, который тоже выразил желание посидеть в кафе. Гонората появилась вместе с ними, но у неё были свои дела, и в результате их осталось трое. Настоящее везенье!

В искусстве соблазнения Стася была не сильна. Нервный смех ей не слишком удавался, в её характере скорее было больше твёрдости, чем фривольности, конкретики, а не дурачества Ну и, кроме того, помня о своей исключительности, она предпочитала вести серьёзную изысканную беседу. Изысканная беседа должна Лёлику понравиться, ведь человек он взрослый, спокойный, не какой-то там первый попавшийся сопляк, вежливый и одет прилично…

Подробностей его бурного прошлого она не знала и впервые видела его так близко. Объект ей явно понравился, сердце ёкнуло.

— Ты где прятала такую красивую подружку? — галантно и в то же время шутливо поинтересовался он у Зажицкой с самого начала.

— И правда, почему я вас раньше не видела? — приврала, не раздумывая, Стася, напирая на вопросительный знак.

У Климчака не было ни малейшего желания хвастаться своей криминальной биографией и очередными отсидками. Жизненным опытом он превосходил Стасю по всем статьям, а потому с лёгкостью сменил тему.

— Что мы всё на «вы» да на «вы»… Давай на «ты», согласна?

Стася была ещё ой как согласна, но не спешила и для порядка сделала вид, что колеблется, чтобы, в конце концов, с достоинством выразить согласие. Лёлик продолжал шутить.

— Сколько тебе лет, малышка? Пятнадцать уже есть?

От такого вопроса Стасю аж передёрнуло. Кошмар! Шутки шутками, а вдруг и правда примет её за сопливую девчонку! Нет, только не это!

— Гораздо больше! — запротестовала она с излишней горячностью.

Лёлик заметил, что шутка удалась, и продолжал гнуть ту же линию. А несчастная Стася, приняв всё за чистую монету, отнеслась к делу слишком серьёзно. Кокетства у неё не было ни на грош, девчонку стало трясти, а призванная в свидетели Зажицкая, которой такой флирт давным-давно наскучил, с полнейшим равнодушием пожала плечами и посоветовала предъявить какой-нибудь документ. Стася, упёршись, не поленилась и полезла в сумочку за школьным удостоверением с фотографией.

— А не фальшивое? — блеснул интеллектом Климчак и наконец взглянул на Стасю повнимательнее. Вполне себе ничего, но и ничего особенного. Чуточку громоздка, он предпочитал куколок поизящнее.

Возбужденная Стася стояла на своём.

— Конечно нет! Это я сейчас моложе выгляжу, потому что стрижка короче. А с той причёской мне лучше, хотя снимок совсем неудачный. Скажи, где лучше? Там или сейчас?

Дураком Климчак не был, но комплименты ему ничего не стоили.

— И там хорошо, и здесь.

— Так, может, лучше опять отпустить?

— Отпускай на здоровье, такие невинные детки вообще должны ходить с косичками.

Вот тут-то в дело вступила подруга Зажицкая. Ей надоело изучать посетителей кафе, среди которых, как назло, не было знакомых. Услышав последнюю фразу, она захихикала и, сама того не ведая, оказала неоценимую помощь.

— Чтоб ты знал, ещё какие невинные.

— Это как? — удивился Лёлик.

— Перестань, Ядвига, — смутилась Стася, а внутренняя дрожь приобрела совсем другой характер. Прямо бальзам на сердце! Появилась надежда, что проблема невидимого сокровища решится сама собой.

— Она вроде как девица. Совершеннолетняя, а ещё девица.

Лёлик не поверил.

— Да ладно…

Стасю его недоверие очень задело.

— А вот представь себе! — дерзко возразила она. — Что, не веришь?

Лёлик покосился на неё, но обратился к Зажицкой с явным упрёком:

— Ядвига, и ты в это веришь?

— Не знаю, в жизни всякое бывает…

Вот тут-то Климчак и покатился со смеху, искренне и заразительно.

— Ха-ха-ха, на девице я, глядишь, и женился бы, да только где такой товар сейчас найдёшь?

— Что искать, вот она здесь сидит.

— Ни в жизнь не поверю. Сам должен убедиться…

Стася была счастлива. Первый этап пройден. Поверил, не поверил, уж она сумеет доказать. А выйти замуж за такого привереду, что абы какую не возьмёт, это круто! Вот уж отличие так отличие, на все сто!

* * *

Судья не передавал обвиняемого в распоряжение прокурора или адвоката, а продолжал допрос сам. Патриция слушала, затаив дыхание. Обиженный на весь мир старый пень её не разочаровал. Он даже не пытался скрывать своей скуки, раздражения и забывчивости, а посему диалог был весьма оживлённым.

— Повторная встреча где произошла?

— Случайно, на улице.

— Где?

— В гастрономе.

— Как это было?

Климчаку вспоминать не требовалось, подготовился он отлично.

— У меня была Зажицкая, мы вместе пошли в гастроном. Там встретили Руцкую и Мельницкую.

Патриция пожалела, что не составила себе списка всех замешанных в дело. Вот, пожалуйста, выскочила, как чёрт из табакерки, какая-то Мельницкая, кто она такая? Ну, ничего не поделаешь… Сейчас журналистка всё своё внимание сосредоточила на авторизованном переводе в исполнении судьи. Ведущая протокол девица то ли была туга на ухо, то ли вообще без мозгов, так как каждый ответ старикан диктовал ей по-своему.

— «В тот день ко мне пришла Зажицкая, и мы вместе отправились в магазин…» Разговор какой был?

Подсудимый только того и ждал. В важные, по его мнению, моменты он как будто раздувался от чувства собственного достоинства, словно набирал в лёгкие воздуха, собираясь надуть шарик. Ответ был заготовлен заранее, что явно бросалось в глаза.

— Был, и даже весьма забавный. Они обе уговаривали меня съездить с ними в лесопарк и спрашивали: «Лёлик, ты меня любишь?»

В это Патриция не поверила ни на грош, разве что дамы могли столь незамысловато шутить, как бывает обычно между хорошими знакомыми, по принципу: «Казик, если ты меня любишь, свари, пожалуйста, кофе». Вот только в устах Лёлика это прозвучало не слишком натурально, не рановато ли для такого рода шуток?

Судья оставался на высоте:

— «По выходе из магазина речь шла о встрече…» А что Зажицкая?

Климчак думал так долго, что в зале ощутилось напряжение.

— Сказала, что ей надо готовить обед, — изрёк он наконец.

Судья не подкачал. Умудрился проигнорировать себя самого:

— «Руцкая предлагала мне поехать в лес…» Так что там с Зажицкой?

Обалдевший Климчак вылупил глаза. И опять надолго задумался.

— У дома сказала, что обед варить не будет.

— Отставить обед! — рявкнул судья и тут же успокоился, но с несчастной Зажицкой не слез. — Какую роль играла Зажицкая в вашей жизни?

— Таинственную, — еле слышно прошептала Патриция исключительно себе под нос, ну разве что самую малость в косыночку.

Кайтусь сохранял каменное спокойствие и даже не дрогнул. Он уже успел сориентироваться в непростой ситуации, возникшей в ходе судебного разбирательства, готов был к неожиданностям и сосредоточенно ждал момента, когда судья разрешит сторонам принять участие в представлении. Он только пометил что-то в своих бумагах.

Обвиняемый воспрянул духом и оживился.

— После тюрьмы она стала моей любовницей, — заявил он с удовлетворением.

Судья воспринял это заявление крайне брюзгливо:

— Чьему выходу из тюрьмы? Её?

— Нет, моему.

— А знакомы вы давно?

— Несколько лет, она — подруга моей сестры.

Судья продолжал откалывать фортели и продиктовал для протокола:

— «Зажицкую я знаю несколько лет, так как она является любовницей моей сестры…»

Тут даже тупица-секретарша спохватилась и с ужасом поправила:

— Подругой?

— Что?

— Подругой, наверное?

— А, подругой, подругой… Где вступали в половой контакт?

«И чего тут Стасе удивляться, — подумала Патриция, — когда сексуальная жизнь этого казановы местного разлива всех так интересует?» Проверив, работает ли диктофон, она бросила взгляд на Кайтуся, занятого своими заметками.

— В лесу, — гордо заявил Климчак. — На такси ездили.

— А дома?

— Нет.

Судья на минутку отвлёкся и покопался в протоколах следствия.

— А был такой случай, что Зажицкая пряталась в шкафу? Это в связи с чем?

— Было такое дело, — равнодушно подтвердил Климчак. — У Павловских праздник справляли, день рождения сестры, пришла и Зажицкая…

— Чтобы в шкафу посидеть?

— Нет, просто так…

— С мужем или без?

— Без мужа. Она и в шкаф-то спряталась, когда её муж к ним заглянул. Мы тогда с ней и познакомились. Муж у неё ревнивый, вот она и боялась.

Патриция ужасно пожалела, что не видела полностью материалов дела и не прочитала всех показаний. Она явно ощутила, что стала свидетельницей чего-то фантастического, чему и названия-то нет. Сколько скрытых между строк шедевров она упустила! Но откуда же ей было знать, такое и вообразить себе невозможно!

К огромному сожалению заседателей, судье затронутая тема наскучила. Зато он вернулся чуть ли не к обеду Зажицкой.

— И кто в тот лес поехал? Кто с кем?

— Я поехал с Зажицкой, а они обе — раньше. Мы собирались в «Русалке» встретиться, это кафе такое.

— И встретились?

— Нет.

— Почему?

— Не знаю. Их там не было.

— Но ведь Руцкая вернулась с вами. Как это получилось?

— Она уже позже пришла, около семи, на автобусную остановку. Грустная была и расстроенная.

— Что сказала?

— Сказала, что её подруга осталась с какими-то двумя типами на ночь. Я предложил её позвать.

— Она не согласилась?

Обвиняемый позволил себе продемонстрировать явное осуждение:

— Повела себя очень даже грубо. Обозвала подругу и сказала, что её не волнует, чем занимается эта…

Судья поспешно перебил:

— И вы вернулись на такси?

— Да.

— Когда вы в третий раз встретились с Руцкой?

— Третий раз я застал её у себя дома вечером тридцатого августа…

* * *

— Ну, что скажешь? — прошипела издевательски Патриция. — Нам предстоит лицезреть кульминацию этого действа?

Она была даже довольна. Судья ни с того ни с сего объявил перерыв. Элегантный обладатель греческого профиля поднялся и направился к выходу. Патриция тоже поднялась, благодаря чему получила возможность ещё разок к нему присмотреться, очень внимательно, но ненадолго, так как в проходе появился Кайтусь и загородил ей обзор. Патриция с нетерпением ожидала перерыва, поскольку ответа на все замечания, сказанные шёпотом в косыночку, иначе не получишь. Существовала опасность, что Кайтусь будет занят, но тот оказался свободен, чему в глубине души был даже рад. Такого развесёлого заседания он никак не ожидал, и ему требовалось время, чтобы привести в порядок свои впечатления.

— Высокий Суд или оголодал, или ему в сортир приспичило, — пошутил прокурор, стараясь казаться беззаботным. — А может, ему просто скучно стало. Таких кульминаций нам предстоит ещё несколько, будь уверена. Кофе выпьем?

— Гляди, как ты развеселился! Твоя многострадальная мимоза пока выглядит не лучшим образом. Сама в знакомые набивалась и на комплименты напрашивалась… А ты лучше скажи-ка мне по секрету, настоящий процесс — это, вообще, что такое? Пародия? Гротеск? Прикол? Ведь на полном серьёзе такого просто быть не может!

Последних слов Кайтусь предпочёл не услышать, а следовательно, и отвечать не стал. Честно говоря, он сам был здорово озадачен и даже подавлен. Как прикажете сохранить лицо, угодив в такую навозную кучу? Каким таким чудом?

Маленькая кафешка находилась в двух шагах, и участники пари примостились за столиком в углу. Кайтусь извлёк из левого уха крохотный наушник, осмотрел его и поудобнее пристроил на прежнее место. Относительно приговора у него сомнений не было — судья не подведёт. А вот как после всего этого цирка сохранить репутацию? Поневоле позавидуешь защитнику…

— Пока мы слышали версию Климчака, — сказал он спокойно. — И верить в неё нет никаких оснований. Не кричи так громко, слышимость отличная. И на что тебе сдалась эта штуковина, я ведь всё равно не отвечу!

Патриция поправила косыночку, сдвигая лёгкую ткань с серебристого ситечка, прикрытого чем-то вроде колпачка Говорить было очень удобно, ткань совсем не мешала.

— Ничего, в любую минуту может пригодиться. И вовсе я не кричу, а шепчу, а сейчас и вообще выключила. Но в моменты, что повторяются в версии Стаси, можно же будет поверить? О Зажицкой я и не говорю, она — главная фигура, но какое у неё будет настроение?

— Интересно, какие это моменты повторятся? А Зажицкая вообще в трудном положении. Если ещё раз что отзовёт, я её с превеликим удовольствием обвиню в даче ложных показаний. Она уже три раза свои версии меняла в зависимости от ссоры или примирения с любовником.

— Ага, а ругалась и мирилась с ним не иначе как с помощью телепатии, ведь Климчак сидел. Хотя признаю, воду мутить она умеет…

Официантка принесла два напёрстка кофе, очень крепкого и по вкусу удивительно похожего на настоящий кофе. Патриция заподозрила, что тут не обошлось без личного очарования Кайтуся, но не собиралась сейчас отвлекаться на такие пустяки.

В кафешку зашёл господин с греческим носом и уселся неподалёку. Патриция рассеянно взглянула на него, ещё раз удостоверилась, насколько он красив, и от этого расстроилась. Какое он имел право быть таким красавчиком, если не являлся её давним несостоявшимся амантом, равно как и несостоявшимся врагом? И всё же до чего похож. Что и раздражало…

— Погоди, ты можешь мне объяснить, почему судья задаёт такие дурацкие вопросы? И зачем такую чушь диктует в протокол? Ты же знаешь, я много процессов видала, но этот старикан все рекорды бьёт.

Кайтусь поморщился. Он был здорово озабочен, но старался это скрыть.

— Формулировки должны годиться для протокола. Ты же видела, эту, прости господи, секретаршу судебного заседания. Какие у неё могут быть литературные таланты?

— А у судьи какие? Чуть было Гонорату в сожительницы Зажицкой не записал!

— Я же говорил, что ему скучно. Материалы дела чуть ли не наизусть выучил, вот и зарапортовался.

— Свинство всё это, — сердито констатировала Патриция, извлекая из сумочки сигареты. — Не должен он наизусть знать… — тут она спохватилась. — Ну, в какой-то степени должен, не как тот, помнишь, что прочел только титульный лист, дело об алиментах, и всё домогался, где же ребёнок, когда дело было в том, что один тип подстрелил другого на охоте…

— Вот, сама видишь!

— Но наизусть-то зачем! Так бы ему, глядишь, и интересно стало, может, и до правды бы докопался.

— Он и так докопается, — буркнул Кайтусь без особой уверенности и щёлкнул зажигалкой.

Патриция начала заводиться:

— Ты уверен? Что-то я не заметила в нём того священного огня, того стремления к правде и справедливости!

— Священный огонь в этом динозавре? Окстись!

Патриция не на шутку рассердилась:

— Ты мне зубы не заговаривай! Здесь не в динозавре дело, а в этом паршивом изнасиловании! Ты не хуже меня знаешь, сколько таких случаев: или невинная изнасилованная девушка, или невиновный оклеветанный парень, как тот с сеновала, помнишь, ты сам не смог решить! А та тётка с колбасой? И все остальные? Таких дел об изнасиловании пруд пруди. Тебе же лучше меня известно! Что происходит? Мода такая, что ли?

Кайтусь чуть было не подтвердил, да, мода, но вовремя прикусил язык и предпочёл процитировать прессу:

— Рост хулиганства, падение нравов, бандитизм, безнаказанность…

— А может, наоборот?! — вконец разбушевалась Патриция. — Может, безнаказанность девиц, которые выдвигают ложные обвинения, сводя, таким образом, личные счёты и придавая себе значимости? Может, девушки, на которых, прости господи, никто не покусился, чувствуют себя недооценёнными? Обиженными? Сплошная бредятина и напрасная трата времени правосудия!

Явный перехлёст её эмоций вызвал у Кайтуся раздражение:

— Ладно, не будем напрягать правосудие, — холодно заметил он. — Так скоро дойдёт до того, что одинокой женщине страшно будет вечером выйти на улицу.

— Дойдёт до того, что парень при виде девушки на безлюдной улице будет сигать в кусты!

— А что, неплохая идея!

— Дарю, можешь воспользоваться при первом удобном случае. А я горю желанием услышать, как проходила встреча жертвы с насильником, которого она добровольно поджидала у ворот. И, насколько нам известно, не менее добровольно явилась к нему в гости…

* * *

Войдя в зал суда, Патриция сразу уловила некоторые изменения в составе публики. На первом ряду с прокурорской стороны сидела какая-то девушка, за ней тётка среднею возраста в явном раздражении. Оглянувшись, Патриция увидела за собой молодого угрюмого парня. «Греческий профиль» прибыл последним Остальное не изменилось, но в окрестностях судейского стола слегка повеяло семейственностью.

Подсудимый с места в карьер продолжил свои показания, которые интересовали судью ровно настолько, насколько их требовалось занести в протокол. Постоянные перерывы на диктант завершались очередными необязательными вопросами. Начало Патриция проворонила и, ковыряясь с брошкой, поймала обрывок:

— …в комнате вместе с моей сестрой.

— Что они делали?

— Сидели за столом, на котором стояла бутылка водки.

— Что дальше?

— Первое, что сказала мне Руцкая: «Лёлик, я хочу с тобой выпить».

Достоверность этой информации Патриция отвергла сразу же. Не то чтобы такого нельзя было ожидать от незнакомой, в конце концов, ей Стаси, а просто прозвучало это уж слишком по-лёликовски. Так Климчак представлял себе девушек, вот только это не были обычные домашние девушки, живущие с родителями, заканчивающие школу, начинавшие работать. Приличные. Он бессознательно воспроизвёл слова, характерные для компании аморальной Зажицкой, ведущей безнравственный образ жизни в Познани.

— Врёт и глупо, — шепнула она в брошку, а Кайтусь машинально кивнул.

Судья на глупую ошибку не обратил ни малейшего внимания.

— А вы что?

— Отказался, поскольку мне нездоровилось и очень устал после работы.

Продолжение выглядело уже лучше. Из материалов дела Патриция знала, что Лёлик вкалывал на семейной стройке и имел все основания утомиться. Вот только зря он преувеличивал, и откуда взялась болезнь? Выглядел он вполне здоровым.

— Но вы всё-таки выпили?

— Выпил сто грамм, — с огорчением признался Климчак, отлично сознавая, что в его категорический отказ ни один нормальный человек не поверит.

— Какие были рюмки?

— Стограммовые стаканчики и рюмки по пятьдесят.

— Из того же графинчика?

У судьи был несомненный талант задавать неожиданные вопросы. Ему опять удалось поставить в тупик Патрицию. Какой графинчик, чёрт побери, ведь только что подсудимый упомянул о стоявшей на столе бутылке водки, откуда же у старого сморчка взялся «графинчик»?

Климчак обалдел не меньше Патриции и молча пялился на судью, которому это нисколечко не мешало.

— «Я выпил сто грамм из того же графинчика», — продиктовал он секретарше. — И что было дальше?

В принципе обвиняемый хорошо подготовился, в показаниях не путался, тем более что в них содержалось достаточно правды. Вот только судья всё время сбивал с толку, перескакивая с одних событий на другие, словно резвящийся зайчик, и совершенно наплевав на их последовательность. Климчак изо всех сил пытался приспособиться к навязанному ему темпу допроса.

— Я пошёл в кухню, где была моя невеста.

— Почему вы её не пригласили в комнату? Вы её стыдились?

— Она ужинала и тоже устала. Она не очень любит компании и вообще вспыльчивая, ревнует…

Судья будто не слышал и, безжалостно откинув тему невесты, продолжал:

— Вы вернулись в комнату, и что?

Климчак моментально перестроился:

— Там была вторая бутылка водки, пол-литра.

— Кто её поставил на стол?

— Не знаю.

— Гонората, кто её поставил на стол?! — неожиданно рыкнул старый пень.

Девушка с первого ряда быстро вскочила с места.

— Павловская, — ответила она спокойно, и ясно было, что не соврала.

Патриция внимательно слушала всю эту галиматью, поскольку подробностей пьяной оргии не знала. Откуда взялась какая-то Павловская? А, похоже, тоже подруга, очевидно, и судья, и обвиняемый пренебрегли её присутствием, равно как и появлением…

Патриция пригляделась к девушке. Гонората, сестра Климчака, смутно помнилось, что её тоже обвиняли, кажется, в сводничестве или в соучастии в преступлении, в общем, в очередном идиотизме. Симпатичная, культурная, сдержанная, одетая скромно, но со вкусом, ни тени вульгарности, одним словом, хорошо воспитанная девушка из приличной семьи. И под такой благообразной наружностью прячется змея подколодная? Чушь собачья!

Судья обратился к Климчаку, махнув на Гонорату рукой:

— Дальше что было?

— Все три девушки вышли на балкон.

— Вы тоже?

— Да.

— Кто разливал водку?

— Водку разливала Руцкая.

И опять Патриция не поверила. Судья вникал в нюансы сервировки, уточняя типы рюмок, какое отношение к изнасилованию имели рюмки? Климчак упрямо возлагал работу по кельнерскому обслуживанию всей компании на жертву, сам же выходил, возвращался, Павловская тоже моталась туда-сюда, наконец подсудимый в очередной раз вернулся, не иначе чтобы поучаствовать в ключевой сцене этого предосудительного мероприятия. Гонората в комнате, Павловская со Стасей на балконе…

—..Я вышел на балкон. Руцкая повисла у меня на шее и сказала: «Лёлик, ты можешь со мной коней красть». Потом Руцкая сказала, что хочет провести со мной вечер, а я говорил, что не могу, так как невеста здесь. А она предлагала мне невесту проводить…

Судья позволил обвиняемому говорить так долго только потому, что копался в документах и бурчал что-то заседателям. Климчак мог с таким же успехом начать декламировать нараспев «Илиаду» и добраться до «…язву на воинство злую навёл», а Высокий Суд, не обратив на это ни малейшего внимания, в лучшем случае продиктовал бы для протокола: «Все разболелись».

Судья перестал бурчать, но, похоже, забыл, о чём шла речь.

— И когда вернулся? — слегка рассеянно поинтересовался он.

Патриция растерялась. Откуда и куда вернулся, пропади он пропадом, из кухни на балкон или после проводов домой невесты? Чего этому прикольному старикану надо?

Климчак, как ни странно, владел ситуацией.

— Около двадцати трёх. Все три барышни были на кухне. Руцкая лежала на козетке.

— Встала, и что вы сделали?

— Я вспомнил, что она хотела провести со мной вечер, и спросил, актуально ли её предложение? Она ответила, что специально меня дожидалась, и я могу с ней красть коней.

— И где вы этих коней собирались украсть?

— Не знаю.

— А Павловская это слышала?

Патриция опять упустила нить разговора. Что она должна была слышать? О краже коней, о вечере? Климчак же не растерялся и был готов к ответу. Своеобразная судейская грамматика с толку его не сбивала, и парень охотно объяснил, что заявления Стаси дошли до слуха всех присутствующих. Павловская предложила поехать на дачу.

Судья опять встрял.

— И потерпевшая согласилась?

— Да. Вечер был хороший…

— Кто пошёл ловить такси?

— Павловская.

— Такси, марка, водитель, вы водителя знаете?

Климчак опять преисполнился достоинством:

— Я этого водителя не искал.

— Почему?

— Чтобы меня не заподозрили, будто я склонял его к даче ложных показаний.

Прокурор Кайтусь не сдержался и рассмеялся демонстративно-издевательски. Патриция яростно сверкнула на него глазами, но он предусмотрительно не смотрел в её сторону. Климчак снизил градус пафоса и перешёл на конкретику, внимательно следя за судейскими скачками.

— Кто отпирал дачу?

— Гонората.

— Кто закрывал?

— Никто не закрывал.

— Дальше что?

После секундного колебания Климчак позволил себе развёрнутое высказывание:

— Руцкая присела на лавочку, сестра с Павловской сорвали по яблоку. Мы вошли в дом, все четверо. Сестра спросила, когда я вернусь, я ответил, что в пять. Руцкая сказала, что придёт к ней завтра к десяти.

— А кто калитку запирал?

— Я не запирал, у меня ключей не было.

Прокурор решил уточнить, по мнению Патриции, не в свою пользу:

— Значит, калитка оставалась открытой?

— Точно, я её потом так и оставил.

Патриция догадалась, что проводился осмотр места происшествия, и теперь стараются, чтобы всё сходилось, показания с тем, что зафиксировано на местности. Дом ещё строится, наверняка огорожен…

Судья требовал продолжения. Лёлик не имел ничего против.

— Мы распрощались, они пожелали доброй ночи и ушли. Я пошёл вместе с Руцкой по огороду в угол участка, где ничего не растёт. В самом конце Руцкая споткнулась о капусту и упала…

— Запнулась о капусту и разбила себе нос? — недоверчиво поморщился судья.

— Ну да.

Поскольку Патриция раньше не видела места событий, она поначалу не могла сообразить, в чём тут, собственно, дело. В разбитый нос из-за капусты, ладно, ещё можно поверить, вот только на кой ляд они вообще в эту капусту полезли? Там ведь стройка, а не огород! Почему, чёрт побери, об этом никто не спросит?

Застигнутый врасплох защитник, по всей видимости, тоже этим озадачился и попросил слова. Установив, что обвиняемый вместе с жертвой, продолжая пребывать в вышеозначенной капусте, в процессе остановки идущей носом крови расположились на лежащем там плаще и мило беседовали, судья неохотно согласился.

Адвокат взял быка за рога.

— Там есть жилые дома? — вежливо спросил он.

— Есть, — ответил Климчак. — И довольно близко. Метрах в двадцати.

— А может, там и собака была?

— Была.

— Она лаяла?

— Лаяла, она меня не знает, вот я и боялся…

Тогда понятно при чём здесь капуста! Собака бегала на длинной проволоке, и слегка смутившемуся Климчаку пришлось объяснить, что иначе как по капусте её обойти было никак нельзя, а в контакт с чужой собакой он вступать не рискнул. Защитник поблагодарил, а уж как Патриция была ему благодарна!

Судья снова впрягся в работу и по своему обыкновению проскочил очередной фрагмент обсуждаемых событий, так как на сцене ни с того ни с сего появилась простыня. Откуда на стройке взялась простыня?

Оказалось, что была предварительно выстирана, разложена на досках, чтобы просохла, и забыта невестой обвиняемого. А вот теперь пригодилась.

— Мы решили перебраться, где потеплее… — продолжал Климчак.

— Плащ там уже лежал? — хотел удостовериться судья.

— Да. А про простыню я вспомнил и забрал с собой, чтобы условия создать.

— В дом она вошла добровольно?

— Да, мы спустились в подвал.

— А разве там не было камней? Мусора?

— Ни в коем случае! — оскорбился Климчак. — Там всё чисто было. Я постелил плащ и простыню. Она вместе со мной стелила.

— Продолжайте.

— Я снял пиджак и сказал Руцкой, чтоб раздевалась.

— И она разделась?

— Кофточку не сняла, холодно было, — честно признался насильник.

— Вы силу применяли?

— Незачем было.

Судья справился в бумагах.

— А у неё на ногах были синяки.

— Что? — удивился Лёлик.

— Синяки у неё откуда?

Лёлик почувствовал себя оскорблённым:

— Может, где раньше себе посадила, может, в капусте. Я тут ни при чём. Во время полового акта я ей сказал, что она не девственница.

— А откуда такие познания? Большой специалист?

Очевидно было, что подсудимый обдумывал, как бы объяснить этому старому хрену, какой такой опыт служит источником его знаний.

— Девственницы так себя не ведут, — изрёк он в конце концов.

Судье явно по барабану было поведение девственниц, его гораздо больше интересовало поведение насильников.

— Вы били её по лицу?

Климчак категорически отверг такую напраслину. Судья продолжал цепляться:

— А откуда тогда следы? Врач констатировал, что у потерпевшей имелись отёки и припухлости.

— Не знаю, может, это тот, кто её подговорил…

— Подговорил её опухнуть?

— Не знаю, но я уверен, что кто-то её подговорил написать заявление.

Тут их диалог начал напоминать беседу слепого с глухим, каждый долдонил своё. Судья опять совершил скачок во времени.

— А после дачи что?

Патриция восхитилась выдержке Климчака, тот даже глазом не моргнул:

— Руцкая отправилась домой. Я её на такси отвёз.

— Когда вы узнали, что она подала заявление?

— На другой день.

— Вы считаете, что она это сделала со зла или как?

— Я считаю, что её подговорила Зажицкая.

— А что так разозлило Зажицкую?

Патриция уже в который раз почувствовала, что ей вряд ли когда доведётся наблюдать столь же идиотский допрос Климчак и в самом деле мог озвучивать таблицу умножения или телефонный справочник — старому брюзге было на это глубоко наплевать. Он сделает, что ему велено, даже если подсудимый будет отвечать по-китайски. Этот подлец Кайтусь выиграет пари!

Обвиняемый быстро воспользовался заданным вопросом:

— Мы с Зажицкой планировали… Она хотела бросить мужа и уехать вместе со мной и ребёнком. А я тем временем познакомился с Карчевской и передумал. Я считаю, что она таким макаром хотела мне отомстить.

Если он надеялся развернуть эту тему, то здорово ошибся. Судья ни с того ни с сего прервал личные контакты с насильником и передал его в распоряжение сторон. Ни одна из сторон бурной радости по этому поводу не выразила, но прокурор счёл всё же своим долгом продемонстрировать суду всю тяжесть вины подсудимого чудовища, пригвоздить его, так сказать, к позорному столбу, что, по мнению Патриции, у него не слишком-то получилось. По собственному прокурорскому мнению тоже, так как неожиданное решение судьи застало его врасплох. Размышлял он в этот момент совсем о другом и не сразу вспомнил о своих благородных намерениях.

— Когда вы вышли из тюрьмы? — начал обвинитель издалека, чтобы выиграть время, но сердитый сморчок окончательно потерял терпение:

— Это уже было! — с раздражением напомнил он, даже не думая понижать голос.

Кайтусь ловко скрыл своё замешательство.

— Сразу сошлись с Зажицкой?

— Да, — охотно признался Климчак.

— И до когда это продолжалось?

Патриция решила, что своеобразная речь судьи явно заразна. Обычно Кайтусь говорил по-польски абсолютно правильно.

— За день как познакомился с Карчевской. — Эпидемия накрыла и Климчака.

— А когда вы с ней познакомились?

— В середине августа.

— Значит, с середины августа вы порвали с Зажицкой?

— Не совсем, поскольку Карчевская то приезжала, то уезжала.

Кайтусю ситуация становилась ещё как понятна и даже близка.

— То есть вы сожительствовали одновременно и с Карчевской, и с Зажицкой?

— Только в лесу! — специально подчеркнул Климчак, что прозвучало так, будто характер местности свидетельствовал о его верности.

— Вы любите Зажицкую, живёте с ней, живёте с Карчевской… Как вы это объясните?

«Спятил, — сердито подумала Патриция, забыв на мгновение о брошке. — Разве такие вещи надо объяснять? Обратился бы к собственному опыту!»

Судья начал слушать внимательнее.

— Я к Карчевской поначалу серьёзно не относился, — подумав, объяснил слегка смущённый Лёлик. — А она женщина доступная, сама набивалась…

— Карчевская? — удивился судья.

— Нет, Зажицкая.

— Так которая для вас, в конце концов, важнее?! — возмутился прокурор. — Карчевская или Зажицкая?

— Он обеих любит, — подсказал ему судья.

— Так зачем же вам ещё и Руцкая?!

Смущение Лёлик сыграл на отлично, как джентльмен, которого непреодолимые обстоятельства вынуждают раскрыть интимную тайну.

— Я не мог отказать…

Своим признанием он на некоторое время заткнул рот безжалостному господину прокурору. Патриция даже удивилась, что тот всё ещё стоит на своём месте, вместо того чтобы заключить родственную душу в объятия, выражая тем самым ей искреннее сочувствие. Судья опять разбурчался, чем привёл обвинение в чувство. Кайтусь отбросил сантименты и перешёл к фактам.

— Получается, вы не приглашали Карчевскую в комнату только потому, что она ревнует?

Климчак сдержался и не стал пожимать плечами.

— Моя сестра её не любит, Зажицкая тоже… — Он вдруг спохватился: — Зачем мне было её приглашать, если я и сам там не сидел?

— Так Зажицкой же с вами не было?

— Я хотел сказать, Павловская…

Других вопросов у Кайтуся не имелось, пришлось бы повторяться, судья тему исчерпал. Толку от всего этого не было никакого, старый гриб объявил небольшой перерыв.

* * *

На этот раз Кайтусь не появился, смылся куда-то. Патриция постояла некоторое время, не будучи уверена, остался ли он в зале или вышел через судейскую комнату, почувствовала, что проголодалась, решила что-нибудь перекусить в одиночку и пошла вниз.

Зал судебных заседаний располагался на втором этаже. Туда вела заслуженная, основательно обшарпанная деревянная лестница. Холл на первом этаже имел странную конфигурацию, с одной стороны — узкий тёмный коридорчик, ведущий, по всей видимости, к каким-то служебным помещениям, с другой — была глубокая ниша, а в ней приоткрытая дверь. Видневшийся кусок свободного пространства, несомненно, являлся проходом к лестнице в подвал, которая отсюда не просматривалась, вероятно, начиналась чуть дальше. Таким образом, под лестницей на второй этаж образовался закуток, который обычно использовался для хранения вёдер, тряпок, половых щёток и прочего рода необходимых, но малодекоративных предметов.

Из закутка послышался голос. Он показался Патриции знакомым, пришлось замедлить шаг и прислушаться.

— …и помни, тут ты должна заплакать! — настойчиво шептал голос Кайтуся. — Тебе понятно, что я сказал? Ты пострадала?

— А то как же! — энергично отозвался другой голос. Женский голос. Молодой.

— А пострадавшая должна плакать. Не скандалить, а плакать, ты — жертва. И поменьше энергии, побольше слёз, жалобнее…

Патриция сделала ещё несколько шагов. На мягких истёртых досках старой лестницы её каблуков совсем не было слышно. Она заглянула в закуток. Шкафчик со средствами гигиены стоял приблизительно посерёдке. На него и облокотился Кайтусь, а в глубине маячила трудноразличимая женская фигура. Ну, ясно, господин прокурор поучал оскорблённую невинность, как ей следует предстать перед судом.

Патриции стало противно. Слушать эти инструкции ей не хотелось, и так всё понятно. Она повернулась и вышла, бросив мимолётный взгляд на приоткрытую дверь. Только некоторое время спустя она сообразила, что за дверью кто-то стоял, и ещё через некоторое время, кто именно. «Греческий нос»! Вне всяких сомнений, «греческий нос» подглядывал и подслушивал инструктаж Кайтуся…

Ноги по инерции вынесли её наружу, но тут она заколебалась, не вернуться ли, уж очень подозрительной показалась ей увиденная сцена, однако у ног было иное мнение, поддерживаемое также и желудком. Эти части организма предпочитали отправиться в забегаловку. Патриция уселась за столик, не заботясь, обнаружит её здесь Кайтусь или нет.

Ведомый инстинктом, а также ограниченный количеством питательных заведений в округе, Кайтусь обнаружил. А с учётом невероятной скорости обслуживания он обнаружил журналистку даже раньше, чем это сделала официантка, поэтому заказ сделали вместе. Скромный: сосиски с горчицей и огурцом.

— С каких это пор обвинение поучает клиентку, в какой момент ей лить слёзы и прикидываться невинной девицей? — поинтересовалась Патриция сладчайшим голоском, приправленным таким ядом, что Кайтусь почувствовал себя полным идиотом. Вот это прокол, а он-то надеялся, что его никто не видел и не слышал. — Раньше потерпевшими адвокаты занимались, прокуроры их, скорее, доставали, а вот склонение к даче ложных показаний никогда не приветствовалось. Что это ещё за тайные сношения?..

Ошибка! Она ещё не кончила говорить, а уже поняла, что ошиблась. Кайтусь не преминул этим воспользоваться. Дачу ложных показаний он игнорировал.

— Насколько мне известно, клиентом прокурора является обвиняемый. Я что-то не помню никаких поучений, а особенно невинной девицы в лице Климчака…

— Тебе следовало осторожнее инструктировать Стасю под лестницей. Не у всех на глазах.

— Гнусная ложь. Ты сама видела?

— А ты как думаешь? Ещё и слышала И не я одна.

— А у кого ещё такие галлюцинации?

Кайтусь сам отлично прикидывался оскорблённой невинностью, но Патриция знала его как облупленного. И не верила. Она переждала, пока официантка подаст заказ.

— У одного типа, — холодно поделилась она. — Стоял за дверью по другую сторону.

— Кто такой?

— Не знаю. Мы не знакомы.

Известие Кайтуся не обрадовало. Вот невезуха! Решив разобраться с этим позже, он занялся едой, а Патриция, сама того не желая, ему помогла.

— А так, между нами, сдаётся мне, тебе предстоит нелёгкая задача. Что-то мне подсказывает, что невинная Стася нарывалась на это изнасилование изо всех сил, и ещё неизвестно, кто кого больше уговаривал.

— Хочешь сказать, что Стася Лёлика? А он защищался как лев? Давай подождём дальнейших показаний…

* * *

Место свидетеля теперь заняла Гонората.

Она не производила впечатления пристрастной. Похоже было, что ей одинаково не нравилось поведение как собственного брата, так и Стаси. Ничью сторону она не занимала и отвечала спокойно, без особых эмоций, а иногда как бы даже и с отвращением.

— С Руцкой давно знакома? — изящно сформулировал вопрос старый гриб. На этот раз он, вероятно, не выучил наизусть соответствующего фрагмента дела А может, просто забыл.

— Я знала её как подругу Зажицкой, виделись пару раз, может, год назад, а то и два.

— Когда вы с ней познакомились?

— На свадьбе Зажицкой.

— Как получилось, что она оказалась у вас дома?

— Она подошла к нам, когда мы шли вместе с Павловской. Я несла в стирку брюки брата…

Лёликовы портки судью не интересовали, а потому он не дал Гонорате рассказать всё по порядку, зарывшись по своему обыкновению в бумаги.

— И что? Подошла Руцкая…

— Сказала, что ей надо с нами поговорить, от неё пахло алкоголем…

«Ерунда», — подумала со злостью Патриция и сунула нос в косыночку:

— Врёт! Стася в пьяном виде по городу не слонялась. Об этом бы все знали!

Кайтусь недовольно поморщился и кивнул. Гонората добавила:

— …Сказала, что она беспокоится и что ей надо встретиться с Лёликом. А до того ещё спросила, правда ли, что он женился? Я ответила, что правда — собирается жениться.

— Дальше что? Пошли домой?

— Не сразу. Руцкая меня спрашивала, когда брат будет дома, я сказала, что после семи. Она подождала нас на площади. Когда мы встретились снова…

Судья, как всегда на пустом месте, взбеленился:

— Что за «снова», почему «снова»? Заканчивайте! Вы шли по улице, и что?

Гонората старалась держать себя в руках:

— Нам надо было кое-что купить.

— Что именно, нечего тут секретничать!

— Мы пошли покупать одеколон. Руцкая ждала на лавочке на площади. Она хотела купить вина. Я сказала, что в доме есть выпивка.

Судье понадобилось время, чтобы, ворча и булькая, продиктовать это в протокол. Вдруг он спросил:

— А что праздновали?

Патриция была крайне недовольна. По всей видимости, судья, копаясь в деле, обнаружил-таки нужные страницы, вспомнил что-то и принялся опять прыгать по событиям. Откуда он праздник выгреб? Не иначе как по ассоциации с алкоголем к старому маразматику вернулись хоть какие-то ошмётки памяти.

Гонорату он не озадачил:

— Павловская собиралась отметить своё личное интимное торжество.

Патриция быстро оглядела зал. Похоже, она была единственной, кого удивила эта интимность и полнейшее равнодушие судьи по сему поводу. Явно у нашего птеродактиля ум за разум заходит, цепляется как ненормальный к одеколону, а интимность ему до лампочки. Что это может быть за интимное торжество?!

Судья удовлетворил своё любопытство и перестал рявкать.

— Вернулись вы домой, и что?

— Я достала печенье, они разлили водку. После девятнадцати вернулись брат с отцом. Руцкая сказала брату: «Лёлик, ты можешь со мной коней красть».

Ну нет! Тут Гонората вышла у Патриции из доверия. Явно сговорились и теперь будут этот идиотизм повторять до посинения. Опять же она вспомнила, почему те показания показались ей настолько дурацкими, что она просмотрела их совсем бегло, не вникая в смысл. Теперь пожалела, а судья Гонорату всё подгоняет.

— Кто наливал водку? — уселся он на своего любимого конька.

— Руцкая.

— А кто принёс бутылку на балкон?

— Руцкая. Я рюмки принесла.

— Почему невеста брата не пришла в комнату?

Выдержке и хладнокровию Гонораты можно было только позавидовать. Она взяла препятствие с маху.

— Ужинала на кухне вместе с родителями.

— Брат отнёс ей рюмку водки?

— Нет.

У Патриции возникло острое желание пообщаться с Кайтусем, хотя ответов от него сейчас получить не было ни малейшей возможности. Что за идея фикс такая с этой невестой в кухне и водкой для неё навынос? Дали девахе после работы жаркое или кусок какого мяса, так почему она не могла под это рюмку опрокинуть? И при чём здесь изнасилование? Что это доказывает?

Судья чихать хотел на логику и уже перебрался на балкон, бросив в небрежении остальные помещения квартиры Климчаков. Гонорате размещение было без разницы.

— Так что там дальше?

— Я вернулась в комнату, чтобы сменить пластинку, и слышала, как Руцкая спрашивала Павловскую: «Она девственница, скажи, его девушка — девственница?» Павловская ответила: «Откуда мне знать?» Она тоже вышла, потом вернулась, мне стало нехорошо…

— С такой малости?

— Думаю, да. Мне от водки всегда плохо.

— Брат там был?

— Выходил на балкон раза два.

— И что?

— Руцкая встала и чуть не упала. Споткнулась и разбила рюмки… Обнимала брата за шею и говорила, что он может с ней красть коней и что она хочет провести с ним вечер.

— Дальше что?

— Потом она упала в шезлонг, и ей стало совсем нехорошо, поэтому я принесла тазик. Она приходила в себя в шезлонге. Брат вышел.

— Дальше?

Судейские понукания Гонорату немного смутили, и было видно, как она пытается собраться с мыслями и придерживаться хронологии событий.

— Потом ей стало очень хорошо, и она сказала, что это ей от печенья плохо сделалось.

— Ясное дело, — проворчала Патриция в брошку. — А некоторым от бисквитов делается плохо.

Кайтусь скрыл смешок под кашлем.

Судью хронология не заботила, он полагался на свидетелей:

— Дальше, дальше что?

— Мы перебрались на кухню.

— А почему вы не отвели её домой?

— Она не пожелала. Хотела дождаться Лёлика, даже спрашивала Павловскую, свободна ли у той хата.

Птеродактиль соизволил продемонстрировать возмущение:

— И что вы думаете о поведении брата? У него есть невеста, есть Зажицкая, почему вы потворствовали его связи ещё и с Руцкой?

Гонората не стала пожимать плечами, но всем своим обликом дала понять, где она видала поведение брата вкупе с добродетелью всех его зазноб.

— Я не могла отказать Руцкой в просьбе и хотела от неё поскорее избавиться, — призналась она, что прозвучало на редкость искренне. Девчонка упилась, а она ведь даже не подруга. Домой идти не хочет, чёрт знает, как с ней быть…

— Когда вернулся брат?

— Около двадцати четырёх.

— И что говорил?

— Сказал, что Руцкая не была девственницей, шлёпнулась на огороде, разбила нос…

Нет, это просто форменное безобразие! Пребывавшая в крайнем возмущении Патриция осознала, что стала свидетелем грандиозной подставы. Все эти показания согласованы. Судья получил сверху руководящие указания, Гонорату проинструктировали, на чём сосредоточиться, и ничто её с толку не собьёт. Даже молниеносный скачок из кухни Климчаков к возвращению с подвальных амуров. Пародия, а не процесс! Может, они ещё и генеральную репетицию провели, вот только старикан-судья роль плоховато выучил… Не иначе как это работа Кайтуся, вот подлец, машину ему подавай, обрадовался, что имеет дело с идиоткой, которая верит в закон и справедливость…

Судья опять соизволил поделиться своим возмущением, приправив его ещё и осуждением:

— Он так о каждом половом акте вам рассказывал? И о других женщинах тоже?

Гонората первый раз немного смутилась.

— Я его раньше не спрашивала. Только о Руцкой, мне интересно было…

Ещё бы! Стася Руцкая так о своей невинности трубила, что всех девчонок достала. Опять же ни одна из любовниц брата в этом отношении никаких сомнений не вызывала и похвастаться ничем не могла. А вот Стася могла и ещё как хвасталась, ходила, задрав нос, глядишь, и правда, эти молодые ведьмы сговорились и напустили на неё братишку, который всегда был не прочь…

Судья передал Гонорату в распоряжение сторон, но так всем морочил голову, бурчал, рылся в бумажках, встревал и мешал, что у Патриции нашлось время подумать. Не очень основательно, но хоть чуточку. Важно, конечно, какая эта Стася и насколько она всех достала, может, у них и были основания потерять терпение?

Прокурор дорвался-таки, наконец, до дела, но по большому счёту мог и не пыжиться, ни одного толкового вопроса так и не задал. Какая разница, бывала ли Гонората дома у Зажицкой или нет? Что, они там предполагаемый заговор, что ли, устраивали? И с какой такой радости Кайтусь себя полным дебилом выставлял?

Защитник оказался получше, но тоже не орёл.

— А вы вообще-то поверили в это изнасилование? — мягко спросил он.

Гонората проявила твёрдость.

— Не поверила. Поведение Руцкой свидетельствовало о том, что она сама этого хотела.

— А когда на даче Руцкая вышла из такси, она удивилась или, возможно, испугалась?

— Она была очень довольна.

— А с кем она шла?

— С Лёликом. Я шла впереди вместе с Павловской.

— А в такси где сидела?

— Позади, между братом и Павловской.

— А кто расплачивался и дорогу водителю показывал?

— Я, — призналась Гонората без малейшего колебания и совершенно равнодушно.

— Руцкая вышла из такси по собственной воле? Без возражений?

— Нормально вышла.

— А может, её силой тащили?

— Нет, шофёр бы заметил.

Тут Патриция поняла на первый взгляд малозначительное замечание Лёлика, что он таксиста не искал и речи быть не может о склонении того к даче ложных показаний. А также издевательский смех господина прокурора. Вот чёрт, ей лучше надо было подготовиться!

— Кто отпирал калитку? — гнул своё адвокат.

— Я. Ключ был у меня. Я его у отца в кармане взяла.

— А кто запирал?

— Никто. Я не запирала, а брат не мог, ведь у него ключа не было. Я его с собой забрала.

— А Руцкая не кричала вам вслед, что хочет вернуться?

— Нет, она нас поблагодарила…

Адвокат закончил свои изыскания, но не успел столь же вежливо поблагодарить, поскольку Высокий Суд громогласно проревел перерыв на обед.

* * *

По непонятной причине благодушное настроение Кайтуся почти полностью улетучилось и сменилось сердитой озабоченностью.

— Дешёвый безобразный спектакль, — неохотно ответил он на вопрос Патриции, предварительно заказав в самом шикарном городском ресторане обед, который трудно испоганить. Простой, прямо-таки национальный по форме и содержанию: селёдочку в масле и свиную отбивную с капустой. — Зря их всех так натаскали, не будь судья таким тупицей, ты бы выиграла пари.

— По-моему, у меня есть шанс и с тупицей. Да, грамм пятьдесят выпью… Ну ладно, сто. Только, чтобы водка была холодная. Это ты про какой спектакль говоришь? Пока я только твой видела, скорее, неудачный и вполне себе безобразный.

Кайтусь так удивился, что даже забыл про свою заботу.

— Мой? Я же ничего не говорил!

Принимая во внимание, что алкоголь и закуска обычно появлялись на столе очень быстро, а Кайтусь был в этом ресторане не впервые, Патриция могла себе позволить понюхать селёдочку и пощупать рюмку, прежде чем приступить к беседе.

— Свежая, годится… Здрасьте вам, а нравоучительное выступление?

— Какое нравоучительное выступление?

— Жаль, что в суде нет кинооператора. Ты бы мог полюбоваться на то благородное возмущение, на то отвращение, что появилось на лице почтеннейшего господина прокурора, когда он услышал о сожительстве Климчака с двумя дамами одновременно! А сам почтеннейший господин прокурор, что? Никогда в жизни? И как только такого гром не разразит! Не боишься?

Кайтусь моментально парировал:

— Если бы громы были столь бдительны, обнаружилась бы резкая нехватка работников правосудия. И вообще, это вовсе не спектакль, а необходимость публичного осуждения аморального образа жизни.

— Господи! — простонала Патриция и поспешно схватила рюмку. — По мне так это самый что ни на есть отвратительный спектакль, но ты, похоже, имел в виду нечто иное?

Кайтусь, несмотря на полученное маленькое удовольствие, от своих проблем не избавился и счёл необходимым показать свою озабоченность.

— Достали уже этими письменными доносами. Судья совсем в макулатуре утонул, завалили его письмами заинтересованные лица, чтоб им пусто было. Тут и одной Зажицкой хватило бы, так ещё и Гонората подключилась, поносит Зажицкую на чём свет, и Кличмак туда же, на её счёт прохаживается, а ещё письмо о трёх таксистах, якобы найденных и подговорённых, понятное дело, за деньги дать ложные показания, плюс донос на брата…

— Какого брата?

— Брата Климчака. Якобы гонялся за теми таксистами с преступными намерениями.

— А что, в самом деле гонялся?

— Может, и все гонялись, но нашли только одного, который ничего не помнит и в свидетели идти не желает. Это, конечно, не доказательство, но всё равно говорит не в пользу обвиняемого.

— Погоди, а откуда они вообще эта такси брали прямо по первому требованию? Павловская выходит и, пожалуйста, тут как тут. Лёлик за городом ловит тачку, почитай, в полночь. Тебе это странным не кажется? Плоцк просто забит такси! Или им так везёт?

Кайтусю это тоже показалось странным, он в своё время покопался в загадке и теперь мог Патриции дать необходимые пояснения, ничего не выдумывая. Он и сам удивился, какое почувствовал облегчение.

— Я тут порасспрашивал чуток…

— И что?

— В городе, и правда, обычное везение бывает. А что касаемо дачи, так там за городом как раз рядышком таксопарк, мастерские, гаражи и всякое такое. Они туда на ночь возвращаются или на пересменку. В полночь там поймать такси — раз плюнуть. Прошли пару шагов по улице, и готово.

— Вижу, что на защиту Стаси целое войско поднялось… — съязвила, не сдержавшись, Патриция. — Рыцарь на рыцаре едет и рыцарем погоняет. Какие, однако, у этой оскорблённой невинности запросы!

— Плевал я на её невинность, здесь не в этом дело, — неожиданно откровенно заявил огорчённый Кайтусь. — Климчак должен сидеть, а иначе вся милиция Плоцка вместе с прокуратурой сама в лужу сядет. А уж где я, как надзирающий за прокуратурой, после такого провала приземлюсь, лучше и не думать.

Патриция предпочла воздержаться от высказывания своего мнения, что она думает о всевозможных органах власти вообще и о Кайтусе в частности, поскольку официантка принесла новые блюда. Пока она пережидала, ей стало даже немного жаль молодого прокурора, но затем вспомнилось, с какой лёгкостью даётся этому подлецу любая ложь в отличие от правды, которую из него клещами не вытянешь. А виденная ею под лестницей репетиция очередного спектакля с участием разнесчастной Стаси? И жалость была задушена в зародыше. А убеждение в невиновности обвиняемого только укрепилось.

— В случае чего подаст апелляцию, — заявила она. — Основания уже сейчас видны невооружённым взглядом, судья постарался.

— То-то и оно, — признал вконец расстроенный Кайтусь. — Что с этого старого хрыча возьмёшь, не будь он таким идиотом…

— Не приговорил бы Климчака.

— На основании тех показаний, что мы слышали, никто бы не приговорил. Подождём показаний жертвы…

— Погоди, погоди… — До Патриции только сейчас дошло, что тут всё как-то шиворот-навыворот, и она резко оборвала Кайтуся: — Что здесь происходит? Ведь обычно сначала заслушивают свидетелей обвинения, прокурор обвиняет, его свидетели подтверждают, а только потом за дело берётся защита. Почему же сейчас наоборот? Всё время выступают свидетели защиты: Климчак, Гонората…

— Гонората — тоже обвиняемая, — напомнил Кайтусь.

— Что-то незаметно. Да и ты этого не поддержишь, правда? А где обвинение?

Приступ искренности у Кайтуся уже прошёл, и он вернулся в своё нормальное состояние. Теперь у него было такое ангельское выражение лица, будто на его тарелке возлежала райская амброзия, а не зауряднейшая отбивная, уже наполовину съеденная.

— Свидетели защиты… ну, сначала жертва… а те могут и подождать. Мелкое упущение… А у судьи, исходя из его почтенного возраста, могут быть проблемы с памятью…

Патриция от возмущения не знала, что и подумать.

* * *

Процесс возобновился.

Без коварного Кайтуся тут явно не обошлось, так как судья упорно жертвы не вызывал, а воспылал желанием заслушать некоего Точека или Точака, из бухтения для протокола следовало, что старому маразматику оба варианта фамилии одинаково милы. В зал ввели молодого человека, даже симпатичного, и просто удивительно, что в сопровождении милиционера. Последний особой бдительности не проявлял, из чего следовало, что свидетель не представляет опасности для окружающих и не склонен к побегу.

Судья вступительными церемониями не заморачивался:

— Что свидетелю известно по делу? — недоброжелательно буркнул он.

Свидетель, вне всякого сомнения, получил чёткие инструкции и сразу начал, как учили:

— Мне известно следующее: я в тот день вернулся домой, у меня собака такая большая, пошёл с ней гулять и видел, как у дома сорок три остановилась тачка, из которой вылезла Руцкая, там аккурат внутри свет зажёгся, в тачке, и она с Климчаком прощалась, я его узнал. Он высунулся, она его поцеловала, сказала: «Пока, Лёлик» и пошла в подъезд.

Судья терпеливо слушал и не прерывал.

— Вы с Руцкой знакомы?

— С детства, росли вместе.

— Который был час?

— Около двадцати четырёх.

Это судье не понравилось.

— Поздновато вы собаку выгуливаете! — сделал он выговор.

— Припозднился я в тот день, — принялся оправдываться свидетель, приняв покаянный вид. — А псина не гулянная…

— Откуда вы знаете Климчака?

— Сидели вместе в одной камере.

Прокурор включился в допрос, воспользовавшись очередным приступом судейского бормотания.

— Вы обсуждали это дело сразу, как Климчака посадили?

— Нет.

— А когда?

— В конце января, где-то так.

— Значит, в январе Климчак узнал от вас, что вы его видели. У меня вопрос к обвиняемому.

Климчак встал. Судья не вмешивался.

— Обвиняемый, вы требовали вызвать свидетеля Орлика?

— Именно. Я обращался с письменным ходатайством, поскольку он знает водителя такси…

Судья не замедлил встрять с путаным заявлением, что ходатайство отклонено по каким-то непонятным причинам. Патриции не составило труда догадаться, что обвинение беспардонным образом участвует в тех самым им критикуемых махинациях, которые оно называло спектаклем, поскольку принялось вникать в какие-то другие ходатайства Климчака, чем спровоцировало его жалобу в адрес прокуратуры. По мнению подсудимого, к нему отнеслись явно предвзято, игнорировали его свидетелей, в том числе того самого Орлика, который знал таксиста. Похоже, он сказал правду, поскольку Кайтусь быстро сменил тему и предпочёл вернуться к Точаку.

— Вы стояли далеко от такси?

— Метрах в трёх.

— Какая это была машина?

— Светлая «Варшава».

— Старая «Варшава» или новая?

— Не помню.

Невинный тон вопросов тут же сменился кровожадной иронией:

— Лицо Климчака вы разглядели, а как выглядит машина, не заметили, очень странно…

Патриции удалось сдержаться и слишком громко своих эмоций не выражать. Ограничилась тихим шипением в брошку. Ну, ясно, что Кайтусь строил из себя такого грандиозного кретина, чтобы не отставать от судьи, но, похоже, перестарался. Будь у адвоката хоть капля энергии, он камня на камне не оставил бы от подобного идиотизма. Какой же молодой парень, хоть с собакой, хоть без, пялился бы на самое заурядное в стране авто, если у него под носом целуется знакомая пара? Скорее всего, он вообще не заметил, на чём они приехали. Климчак в СИЗО рассказал ему о светлой «Варшаве», а новая она была или старая и сам, небось, не обратил внимания. Только полный дебил мог радоваться, что подловил, видите ли, свидетеля! Достижение, нечего сказать!

Журналистка не отказала себе в удовольствии и шепнула в брошку:

— Климчака он знает лично, а такси видел в первый раз…

Нет, придётся с этим Кайтусем раззнакомиться, просто стыдно иметь рядом нечто подобное. Пригвоздил свидетеля и ждёт лаврового венка, не иначе. Из сушёного лаврового листа — в самый раз будет… Недоумком он, конечно, только прикидывается, но кто или что его заставляет?

Защитник не реагировал, что, принимая во внимание всю эту пародию, было даже не удивительно. Замороченная свалившимися на неё проблемами и проблемками Патриция на некоторое время отвлеклась, а когда спохватилась, на месте свидетеля уже стоял Шимон Климчак, брат Лёлика, тот самый, что, по слухам, гонялся за таксистами и одного таки догнал.

— Так он их возил или не возил? — яростно прорычал судья.

— Сказал, что если бы их увидел, то, может быть, и вспомнил бы, а просто так, это извините. Много всяких разных возит.

К допросу неожиданно подключился защитник. Патриция даже не заметила, когда он попросил слова и когда судья ему это слово дал. Зато заметила, что на адвоката Кайтусь соблаговолил обратить внимание, судья у него такой чести не удостаивался.

— А вы случайно не спрашивали этого водителя о такой вещи… — начал защитник деликатно. — Может, ему приходилось везти молодых людей? В конце поездки девушка не захотела выходить, и парень её силой вытаскивал? Такое обычно запоминается. Спрашивали?

— Даже спрашивать не пришлось, — без малейшего колебания ответил свидетель. — Сам рассказал, точно так, как вы, пан болтун… то есть доктор… в смысле…

Он жутко смутился. Адвокат же ничуть не удивился и даже не обиделся.

— Ничего страшного, бывает. Мне эта блатная феня знакома. Доктор, он же врач, а также болтун, в суде так говорить не принято, можете называть меня просто «господин адвокат». Продолжайте, пожалуйста.

— Я не… того… — принялся оправдываться окончательно растерявшийся свидетель, — в смысле… не приходилось… не судим я…

— Всё ещё впереди, — ласково вставил прокурор.

— А то! — подтвердил оживившийся судья.

Вышло это у них на редкость дружно, но защиту им сбить с панталыку не удалось, довоенный адвокат, похоже, и не такое видал в своей практике. Он всё так же вежливо разблокировал свидетеля:

— Значит, он того… говорил, когда мы с ним балакали, что всякие происшествия и чудные случаи бывают, они-то и запоминаются, а обычное — нет. Года два тому, рассказывал: один тип деваху силком тащил, но это не здесь, не в городе, было, а чуток подальше, где поворот на Варшаву, с той стороны. А ещё помнит, как тётка одного типа вытягивала, сильно поддатого, мужа своего. Так водила даже помог, она попросила, а он, муж то есть, всё хотел Колобжег брать. С какой радости именно Колобжег, он не знает, но из-за Колобжега как раз и запомнил. А больше ничего такого не помнит.

Даже судья заинтересовался штурмом Колобжега по пьяни и слушал внимательно. Брат Климчака так разошёлся, что обязательно выложил бы всё, что знал. Да и на пройдоху он не походил. Фальшивыми показаниями тут и не пахло.

Свидетеля отпустили с миром, а у судейского стола состоялась непродолжительная ворчливая конференция с участием обоих народных заседателей, обвинителя и защитника. Все посматривали на часы, и Патриция догадалась. Что они сейчас сделают, не известно, но Стасю явно собираются отложить на завтра, поскольку предвидятся обширные показания, а теперь уже начало седьмого, ночь на носу.

Договорились. Патриция предполагала Зажицкую, в конце концов, это свидетель обвинения, более того, на её показаниях всё дело, можно сказать, строится. С юридической точки зрения следовало её заслушать. А вот и нет, не Зажицкая, а Павловская.

Патриция разглядывала её с большим интересом. Девушка высокая, крепко сколоченная, постарше Гонораты, чуть расплывшаяся, но в себе уверенная, спокойная и даже нагловатая. Никакой приблатнённости, всё в норме, серый костюм, белая блузка, туфельки на каблуках, грубоваты, но видно, на комиссионку денег не хватило, пришлось довольствоваться отечественными.

— Как давно вы знакомы с Гоноратой? — на удивление вежливо поинтересовался судья.

Павловская отвечала тоже вежливо. Деловито. Без эмоций.

— Мы вместе учились в школе.

— Как часто вы бывали у неё дома?

— Очень редко. Я работаю, мне некогда.

— А когда вы не работали?

— Тогда бывала чаще.

Патриции стало любопытно, как долго свидетельница выдержит эту тягомотину, прежде чем сорвётся и ляпнет что-нибудь неожиданное. Похоже, судья считал свои дурацкие вопросы о визитах Павловской к Гонорате ловким способом вывести свидетельницу на чистую воду и собирался вырвать у неё, таким образом, страшную тайну об их гнусных замыслах. На кой ляд ему такая информация? Павловская могла хоть ночевать у Гонораты, что с того? Какое это имеет отношение к Стасе?

Судья перестал валять дурака.

— При каких обстоятельствах вы встретились с Руцкой?

— Мы встретили её на Коллегиальной.

— И что она сказала?

— «Здравствуйте, я ваша тётя», — фыркнула Патриция себе под нос, но брошка сработала, и Кайтусь взглянул на журналистку с осуждением.

— Ничего особенного. Просто сказала, что хочет встретиться с Климчаком. Гонората спросила, что она такая смурная. А та спрашивала, правда ли, что Климчак женится.

— Домой вы вернулись в котором часу?

— Около восьми.

— Зачем вы говорили Руцкой, что пойдёте домой?

Павловская отлично понимала, с какой целью судья об этом спрашивает, и легко смирилась с его манерой ужимать время.

— Потому что она сказала, что хочет увидеться с Климчаком.

— Был какой разговор дома?

— Не помню.

— А водку пили?

— Это была моя водка, — заявила свидетельница с полнейшим равнодушием.

— Много её было?

— Четвертинка в графинчике и пол-литра в бутылке.

Ну наконец-то графинчик! Значит, он старому пню не приснился…

— А откуда там взялась ваша водка?

— Это же моё торжество.

Из чего следовало догадаться, что пресловутую водку она купила лично и принесла ещё раньше. Судья и не пытался притворяться, что отлично об этом знал. Процесс, пся крев…

— Какое торжество?

Теперь Павловской следовало ответить: «Интимное», и Патриция с нетерпением ожидала, отреагирует Высокий Суд, в конце концов, на эту интимность или нет? Но Павловская обманула её ожидания:

— Я получила повышение и премию, — объяснила она самым заурядным образом.

Судье служебные успехи свидетельницы были до лампочки.

— Сколько вы выпили до прихода Климчака?

— По рюмке.

— Пришёл Климчак, и что?

— Руцкая предложила, чтобы он с ней выпил. Сначала он не хотел, а потом выпил. Он пошёл на кухню, а мы — на балкон.

— Кто был в кухне?

— Его невеста и родители.

— Почему невеста не входила в комнату?

— Они с Гоноратой не ладят.

— Кто перенёс водку на балкон?

— Руцкая.

— А вы что переносили?

— Рюмки.

Поскольку Патриции не было нужды записывать, могла подумать. Кайтусь прав, сплошной дурной спектакль да глупое враньё, преувеличивающее Стасино пьянство. Раньше тяги к алкоголю за ней никто не замечал, а теперь ни с того ни с сего в чужом доме принялась носиться с бутылкой водки! Только что к груди её не прижимала! А раз так себя ведёт, значит, и на прочие гадости способна. Впилась в эту водку, значит, и в парня тоже, и не Лёлик изнасиловал Стасю, а она его, вцепилась и склонила к разврату! Мура собачья…

Судье мыслительный процесс был явно чужд.

— А Климчак был на балконе?

— Выходил несколько раз.

— И выпивал?

— Руцкая сама ему наливала.

Патриции вдруг сделалось жутко любопытно, какая же эта Руцкая? А ведь чем чёрт не шутит, может, и подсудимый, и эти девицы говорят правду? Может, ей, и в самом деле, крышу снесло, и проснулись в ней ранее глубоко скрытые страсти, нашла своего принца и взялась его соблазнять, уж как умела. Девчонка неопытная, думала, что так будет лучше всего? А вместо восхищения вызвала отвращение…

Лёгкое отвращение демонстрировала и Павловская.

— Повисла у него на шее и заявила, что он может с ней красть коней…

Тронулись они все с этими лошадьми, что ли? Патриция неожиданно вспомнила, что неподалёку, в Лонцке, находится конезавод, опять же поговорка популярная, каждому могла прийти в голову, вопрос только, кому именно…

— Кони эти из Лонцка, там конезавод, — подсказала она Кайтусю через косыночку, и Кайтусь не выдержал.

— В Лонцке есть конезавод, — заявил он во всеуслышание, чем спровоцировал несколько секунд ошалелой тишины.

Старый хрен впал в ступор, тупо таращась на обвинение. Затем он чуток побухтел, пошуршал бумажками и, окончательно стряхнув с себя лошадиный гипноз, вернулся к своим обязанностям.

Павловская на вопросы суда отвечала со свойственной ей невозмутимостью.

— …сказала, что хочет провести с ним вечер.

Судья себе не изменил и наклонился к секретарше:

— «Сказала, что хочет провести с ним вечер и доказать ему, что она девица…»

Кайтусь не выдержал. Формальная сторона дела явно волновала его гораздо больше, нежели судью, он был готов проглотить много разной чуши, но всему есть границы. Пришлось вскочить с места.

— Этого свидетельница ещё не сказала!

— Да? — чистосердечно удивился судья.

Павловская проявила бдительность и поспешила с показаниями:

— Сказала, точно. Руцкая сказала, что она девица и может это ему доказать.

Старикан чуть было не выразил ей благодарность. Чем больше оставалось позади, тем больше он радовался. Без какой бы то ни было связки, без малейшего перехода он перенёсся на дачу.

— Они вошли, и что?

— Ничего. Мы с Гоноратой подобрали в траве яблоки…

— А не сорвали?

Первый раз Павловская немного смешалась, видно, яблочного вопроса предварительно не согласовали. Но долго не раздумывала, проявила осторожность:

— Я не помню. Там уже валялись упавшие, но Гонората вроде сорвала, одно такое, другое эдакое…

Судью витамины не увлекли, зато Патриции показалось, что Кайтусь при посредстве одного из заседателей довёл до сведения высокой инстанции, что в показаниях имеется пробел, который необходимо заполнить. До инстанции с трудом, но дошло, и она, воспылав праведным гневом, спросила:

— Это вы поймали такси у дома Климчаков?

— Да, я.

— И вас ничего не удивило? Вот Климчак, тут невеста, тут Зажицкая, а ещё и Руцкая в придачу, и вы спокойно пошли искать такси?

— Меня попросили.

Судья не на шутку рассердился:

— А если бы вас попросили дом поджечь?

— Это совсем другое дело, — спокойно возразила Павловская.

Поворчав на заседателей и в протокол, доисторическая рептилия немного успокоилась и продолжила допрос уже без малейшего интереса, скорее по обязанности. Под конец ей и это надоело, и она передала свидетельницу в распоряжение сторон.

— Вы бывали позже у Гонораты как у подруги, где можно держать водку? — изящно сформулировал Кайтусь.

На Павловскую подковырки прокурора не произвели ни малейшего впечатления.

— Бывала.

— А встречали вы там Зажицкую? Может, когда и с дочкой?

— Да.

— А о чём вы беседовали? Не о Климчаке?

— Нет.

— Обо всём беседовали, только не о Климчаке?

— Нет. Меня Климчак не интересует.

Ага, Кайтусь пытается упорядочить безобразия. Встречались, сговаривались, очень может быть, и ссорились…

— А Зажицкая уходила?

— Не знаю.

— Ну, ясное дело, уходила, она же там не живёт, — ответил он сам себе вместо свидетельницы и неожиданно обратился к Гонорате: — Вы помните, что позже Зажицкой ни разу у вас не было?

Гонората вскочила с места.

— Да, она часто заходила, но до ареста.

Ну чистой воды безобразия, ох уж эти актрисы погорелого театра…

Судье эта бодяга окончательно надоела:

— Продолжение завтра в девять.

* * *

Кайтусь исчез из поля зрения где-то в закомарках служебных помещений. Не иначе как отправился вправлять мозги судье, проявлявшему запредельную тупость. Требовалось Его Честь хорошенько встряхнуть. Благодаря этому у Патриции образовалось свободное время.

Долго она не раздумывала и решила отправиться пораньше к пани Ванде, чтобы вволю поболтать. Девушка готова была даже пожертвовать собой и помочь хозяйке с ужином, что, честно говоря, не являлось уж такой страшной жертвой, поскольку у пани Ванды имелась домработница. Жертва и правда не понадобилась, домработница справилась сама. Пани Ванда достала белое вино, и обе дамы уселись в салоне у большого окна с видом на калитку.

— С какой стати этого Климчака так травят? — поинтересовалась Патриция. — Растолкуйте мне это, ради всего святого. Формально всё понятно, там отвертелся, тут сбежал, опять же амнистия подвернулась, менты, понятно, огорчаются, но не менты же судебные махинации проворачивают. Кому он так насолил, что все молчат как проклятые?

Пани Ванда вздохнула с явным облегчением:

— Ну, слава богу, вы мои ожидания оправдали. Я к вашим услугам, можем начать эту тему обсуждать, раз вы двойное дно заметили. По официальным документам этот дуралей взялся за ум, не известно, надолго ли, я лично сомневаюсь. Когда был совсем ещё сопляком, пытался строить из себя неуловимого разбойника, да не вышло, отсидел своё, повзрослел и вернулся к нормальной жизни. Семья у него приличная, отец работает, квалифицированный строитель, брат — снабженец по этой же части, ни в каких взятках не замечен, дочь Гонората — девушка порядочная, только что окончила среднюю школу. Всё в норме, никакой патологии. Лёлик, конечно, подкачал, но исправился. По профессии он техник-строитель, умудрился между отсидками этот техникум окончить, семейная традиция. А вот чем он из ряда вон выделяется, так это успехом у женского пола, интересно, что вы об этом думаете? Что в нём такого особенного? Чем он их привлекает? Есть у меня некоторые соображения на этот счёт, но хотелось бы сначала послушать ваши.

Ответила Патриция не сразу. Сначала повесила на поручень кресла сумочку, достала сигареты (у пани Ванды все пороки приветствовались и пепельницы были повсюду), щёлкнула зажигалкой и задумалась.

— Скажу вам честно, сама голову сломала. Парень как парень, может нравиться, хотя у меня эмоций не вызывает. Здесь тоже есть своего рода второе дно, на общем уголовном фоне он явно выделяется. Приятный, воспитанный, с хорошими манерами, никакой жестокости. Девушка с ним рядом чувствует себя в безопасности, а к тому же он держит себя этакой знаменитостью. Я, конечно, упрощаю, но благодаря такому поведению он может менять местных дурёх, как перчатки, отсюда и реноме здешнего донжуана. А поскольку не женится, считается трудной, но завидной добычей, вот все и лезут из кожи вон.

Пани Ванда казалась очень довольной и, подливая вина в высокие хрустальные бокалы, согласилась:

— Вот именно! Я тоже так думаю и рада, что наши мнения совпали. В конце концов, я здесь живу, знаю всех, можно сказать, с детства, и свои выводы, конечно, делаю, но ведь могу и ошибаться.

— Значит, я угадала?

— В самую точку.

— Тогда откуда это всеобщее помешательство в связи с волной изнасилований, якобы захлёстнувшей ваш многоуважаемый город? И почему насильником сделали этого ловеласа, столь желанного для табунов здешних девиц?

— Может, как раз поэтому? Как слишком желанного?

— А это мысль! — согласилась Патриция. — А откуда вы такого судью вытряхнули?

Пани Ванда радостно рассмеялась.

— Правда, прелесть?

— Потрясающая. Гротеск в чистом виде. Я тут разузнала, что по настоянию полицейских Климчак должен быть изображён страшным бандитом, наводящим ужас на невинных девиц, опять же неисправимым и только притворяющимся, что строит дом, на самом же деле строящим гнусные планы очередного преступления, выставляя при этом дурой набитой исполнительную власть. Да вот беда, сей милый образ не очень-то у судьи получается. Я ещё хотела узнать… Тьфу, чёрт!

Изящное восклицание было вызвано двумя причинами. В калитку как раз входил господин адвокат, прекрасно различимый в свете, падавшем из большого окна салона, а значит, разговор по душам придётся прекратить, это одно, а во-вторых, Патриция только сейчас узнала адвоката Островского, который в зале суда стоял спиной к свету, и поэтому его лицо оставалось в тени. Да и, честно говоря, она внимательно не присматривалась, сосредоточившись на обвиняемом.

Кайтусь пришёл последним, чего она даже не заметила, занятая возобновлением знакомства с господином адвокатом, который сам ей напомнил, где они мельком виделись и на каком процессе, столь отличном от здешнего кретинизма. Потрясённая журналистка успела-таки прикусить язык, чтобы не выболтать своих тогдашних впечатлений.

Блестящий, полный энергии пожилой джентльмен, отличный профессионал выиграл тогда дело в два счёта, легко и элегантно. Узнать же в нынешнем равнодушном, опустившем руки старом человеке того защитника не было никакой возможности… Патриции с трудом удалось сдержаться, чтобы не ляпнуть столь сомнительное оправдание, но адвокат и сам догадался.

— Не стану скрывать, могу прикидываться и старым склеротиком, от меня не убудет, — объяснил он снисходительно. — Иногда приходится. Извини, Вандочка, но здесь приговор предопределён…

— Это не моё дело, я не вмешиваюсь, — успокоила его пани Ванда и поспешила пригласить всех к столу. — А муженёк мой где? Гриша! Удрал? Только что здесь был? Я же там не присутствую. Меня от этого процесса века отодвинули, а посему осуществляю руководство только номинально, ничего не знаю и развлекаюсь на всю катушку.

— А я-то думала, что вы огорчены и обеспокоены! — удивилась Патриция, осторожно устраиваясь на старинном стуле с резными ножками, которые жутко драли чулки.

Знание этого свойства мебели позволило ей избежать неприятности, несмотря на раздражение, вызванное замечанием Островского.

— Какой смысл тратить такие благородные чувства на истерику одного борова в большом стаде? — беззаботно отозвалась пани Ванда. — Наш жуткий насильник мне до лампочки, а бедную жертву никто на костре сжигать не собирается.

— Развратниц обычно побивали камнями или секли розгами у позорного столба на площади, — многообещающе подсказал господин защитник.

— Ну, ну, никаких позорных столбов! Слишком большое удовольствие для местных зевак, они бы нам всю площадь разнесли вместе с прилегающими улицами!

— Ничего не поделаешь, это публичное мероприятие, — по инерции проговорила Патриция, занятая другой мыслью. Что за боров в стаде? Ни пани Ванда, ни господин адвокат ничего особенного вроде бы не сказали, а всё же какая-то искорка между ними проскочила. Неужели за этим Климчаком, и правда, нечто такое стоит, о чём не принято говорить?

Кайтусь своё очарование расточал весьма умеренно. Довоенная домработница, которую в её национальном костюме можно было принять за деревенскую родственницу на пенсии, готовить умела, и ужин получился — высший класс. Отыскался и супруг пани Ванды — известный всем отшельник по причине рода своих занятий, требующих тишины и сосредоточенности, а именно: филателии. Он был экспертом в этой области, а проводимые экспертизы зачастую сопровождались и оценкой, что солидно подкрепляло семейную материальную базу. А ещё он терпеть не мог разговоров о политике, зато обожал сплетни на общественно-преступную тематику.

Пани Ванда вежливо переждала практически весь ужин, с одной стороны, из-за мужа, с другой — из уважения к кулинарным достижениям домработницы. Ей удалось без особого труда сдержать своё любопытство и дождаться десерта.

— Ну, пани Патриция, вы начали говорить, что вас ещё что-то интересует?

Патриция тоже молчала из вежливости, неприлично за едой обсуждать служебные гадости. Кайтусь в бой не рвался, муженёк-филателист тем более, а господин адвокат отличался завидным терпением.

Вопрос пани Ванды немного смутил гостью. Её тяга к знаниям неожиданно возросла и, если можно так выразиться, немного изменила направление, совсем чуть-чуть, но она предпочла бы побеседовать с радушной хозяйкой с глазу на глаз. Уж очень её заинтриговал «боров из большого стада», тут повеяло какой-то тайной, а всем известно, где веет тайной, там и воняет. Но что-то ей подсказывало, что на прямой вопрос, да ещё при всех, ответа она не получит.

А потому решила продолжить начатую тему:

— Очень хочется знать, откуда травля номер два. Невинной Стаси.

— О! — обрадовалась пани Ванда. — Вы заметили?

— Глаза режет. Легавые вместе с прокуратурой трясут Климчака, что твою грушу, а милые дамы в один голос поливают Стасю почём зря.

— Ну ты и выражаешься, — раскритиковал Кайтусь.

Патриция его проигнорировала и обратилась напрямую к пани Ванде:

— Я много чего не понимаю, и, может, вы мне растолкуете? Что за всеобщее помешательство на пункте девственности? Добродетель на добродетели едет и добродетелью погоняет. Стася якобы выпытывает, девственница ли невеста насильника. Кто тут спятил? Павловская, сочинившая эту чушь, или Стася со своими идиотскими вопросами?

— Гонората тоже за невинность цеплялась, — ядовито заметил Кайтусь. — А версии Стаси мы пока не слышали.

Патриция временно оглохла и обращалась исключительно к пани Ванде:

— Да и сам процесс более чем странный. Сначала выступают свидетели защиты, а свидетели обвинения отодвинуты. Я могу понять упования на склеротичность судьи, но сами по себе упования закона не заменят. Где пресловутая Зажицкая? Где невинная жертва, которая как-никак тоже выдвигает обвинения?

— Звезда выступает в конце, — буркнул адвокат.

Пани Ванда, махнув на него рукой, заставила замолчать. Она наслаждалась горячностью Патриции и реакциями Кайтуся. А тот не удержался.

— Гонората — тоже обвиняемая.

— А где её адвокат? — прорычала Патриция.

— В суде дела объединены…

Тут раздалось издевательское фырканье адвоката, а Кайтусь продолжал с лёгким поклоном в его адрес.

— …Возможно, это не так сразу понятно, но готов признаться, что обвинение не намерено настаивать…

— На чём настаивать? — дёрнулась Патриция, но успела придержать стакан с остатками чая. — На совершённом ею ужасном преступлении, состоящем в том, что открыла калитку на даче? Или на печеньях, подаваемых на закуску к водке? Ну тут ещё можно согласиться… А такси молодым ловила Павловская, а не Гонората, а посему соучастие в преступлении расползается на глазах!

Кайтусь поморщился с крайним осуждением:

— Обе дают такие показания, что ни одному слову нельзя верить. Затвердили наизусть, как им кажется, предосудительное поведение Стаси, которое сами же и выдумали, и уцепились за эту сказку зубами и когтями…

— Это и я заметила, а её добродетель тоже придумали?

— Эта самая добродетель их-то и спровоцировала!

— Значит, здесь источник заговора? Ты уж, будь добр, определись, кто тут на Климчака наезжает: его собственная сестрица с подружкой или доблестная полиция Плоцка? Ведь как мы до сих пор наблюдали, свидетели упорно пытаются подставить Стасю, из чего неким странным образом должно следовать жуткое преступление нашего злоумышленника. Полная галиматья, сам чёрт тут ногу сломит.

— Обвинение не чувствует в себе достаточно сил, чтобы вникать в психологию юных дам второразрядной метрополии…

— Обвинение компрометирует себя такими идиотскими вопросами, которые бьют даже вопросы судьи, а, казалось бы, судья здесь вне конкуренции!

Почему эта старая развалина до сих пор не на пенсии, кто ему подсуропил это дело?!

Кайтусь зыркнул на пани Ванду и занялся чрезвычайно трудным делом — попытался прикурить сигарету, которая сопротивлялась со страшной силой. Адвокат Островский вздохнул, хмыкнул и снова фыркнул, не сказав при этом ни слова. Патриции опять почудилась какая-то искорка, и она уставилась на пани Ванду. Журналистка считала её человеком честным и порядочным, несомненно, осторожным, но не трусливым, которому случается иногда и правду сказать.

— Я, — призналась пани Ванда, веселясь всё больше. — Я получила сверху общую указивку отыскать в нашем воеводстве глупейшего судью, ибо менее глупого не удалось бы подписать на обвинительный приговор. А этому всё едино, и так давно уже пора на пенсию. Из жалости его ещё в Плоньске держим по-свойски, вот и пригодился.

— Кошмар, — заявила Патриция с отвращением. — И я об этом даже написать не могу, ведь никто не поверит. Что-то мне подсказывает, что не один горотдел Плоцка на Лёлика окрысился. Не вырос ли на него зуб ещё у более высокой инстанции?

Ответа она не получила. Пани Ванда разглядывала её с большим интересом, а отличное настроение Кайтуся скисло, словно молоко перед грозой. Патриция хранила молчание не более двадцати секунд, но в глазах её мелькнуло нечто, что с успехом могло заменить длинную речь. Через двадцать секунд опасное «нечто» исчезло, всё вернулось в норму, и Патриция продолжила весьма саркастически:

— Если героине предстоит торжественный выход в финале, то сначала должна выступить Зажицкая — пружина всего спектакля. Это хоть предусмотрено? Или у вас свидетели появляются, как бог на душу положит?

— Не трудно догадаться, что героиня возглавляет кампанию защиты… — начал было Кайтусь, но правом голоса пользовался недолго.

— Что ты мне тут, цветик, рассказываешь? Главная обвинительница — и свидетелем защиты? Господин адвокат, что всё это значит? Сей дьявольский план ваших рук дело?

— Зажицкая, — смущённо вякнул Островский.

— Жертва, обвинительница, потерпевшая окажется в когтях господина адвоката, — поспешил вмешаться Кайтусь, вложив в свои слова максимум эмоций, на которые был способен. — И тогда мы увидим, что произойдёт, может, она, сама того не сознавая, подтвердит выдвинутые против неё обвинения и выдаст свои чувства к насильнику?

В этот момент Патриция готова была дать голову на отсечение, что Кайтусь опять установил персональный контакт с жертвой и на этот раз успел проинструктировать её должным образом. Раз судья оказался безнадёжен и реформированию не поддавался, надеяться оставалось исключительно на пострадавшую. В конце концов, этот обвинительный приговор, чёрт знает кому так понадобившийся, должен был иметь хоть какие-то юридические основания.

— Боюсь вас огорчить… — Журналистка вновь обращалась только к пани Ванде. — Но я сейчас в полной растерянности. Пока только догадалась, что готовится некое сказочное свинство, скрашенное баснословной глупостью, вполне достойной умственного развития судьи. Что не Его Честь это придумал, ясно. Ему такие взлёты интеллекта недоступны. Кто — не знаю, но у меня странное чувство, что тут пытаются убить сразу двух зайцев, а то и трёх, а следы ведут на самый верх. На чью же это мозоль несчастный Климчак умудрился наступить?! Интересно, на каком уровне заканчивается слабоумие…

— Чьё? — подозрительно поинтересовался супруг пани Ванды, отодвигая стул.

— Высших инстанций, — вежливо объяснила Патриция. — Ведь не успеем оглянуться, как апелляция выбежит из зала суда и, похоже, обе стороны бросятся на неё независимо от результата. Разве не так?

Супруг пани Ванды поспешил опередить апелляцию и выбежал из комнаты, а адвокат Островский тихонько захихикал.

— Одна сторона, моя милая, одна сторона…

Кайтусь пренебрежительно пожал плечами:

— Апелляция ничего им не даст…

Патриция подумала, что такое просто невозможно. Дурацкие показания девиц, по-идиотски, вопреки всем правилам проводимое судебное следствие, старый маразматик за судейским столом… Конечно, придурка в высших сферах найти не проблема, но не такого же! Или всё это дело замешано на связях, а Кайтуся прислали, чтобы он имитировал обвинение и держал на коротком поводке трухлявого птеродактиля…

Она собралась с мыслями и добавила:

— И этот некто наверху очень меня интересует… — замолчала и оглядела присутствующих. Нет, в такое просто не верится. Это было бы слишком глупо и противно. — А ещё мне кажется, что под ногами начинает хлюпать третье дно, — грустно закончила она.

«Третье дно» пани Ванда приветствовала лёгкими, практически беззвучными аплодисментами.

* * *

Перед Высоким Судом предстала Зажицкая.

Она вполне соответствовала образу, созданному показаниями свидетелей и обвиняемого. Очаровательная девушка, сексапильная, невысокая, стройная и изящная. Было в ней что-то от ласки, ну и, разумеется, перебор в одежде и макияже. Она явно решила выглядеть эффектно, вот только не понятно, для кого этот эффект предназначался, не для судьи же с заседателями? Посади по обеим сторонам от судьи два пня в скучных деловых костюмах, никто бы подмены и не заметил. Вероятно, она постаралась на всякий случай — по привычке.

Зал суда понемногу наполнялся. На первом ряду вместе сидели Гонората и уже опрошенная Павловская. За «греческим носом», занимавшим своё прежнее место, перешёптывались какие-то две мамаши, явно допущенные на слушания по родственным основаниям. Чьи это были матери, Патриция понятия не имела.

Только сейчас она вспомнила, что собиралась расспросить о «греческом носе» пани Ванду, и, надо же, совсем из головы вон! Кто он такой и почему тут сидит? Кайтуся спрашивать — дохлый номер, всё равно правды не скажет, а только привязался бы с глупыми намёками, а то и подозрениями, да ещё постарался бы связать интерес Патриции к этому типу с делом об изнасиловании, в рамках которого он бичует всеобщее падение нравов…

Напяль на себя распутная Зажицкая хоть кокошник со страусиными перьями, судью бы это не впечатлило. Обстоятельства её знакомства с подсудимым он оставил в небрежении, сразу перейдя к самому интересному:

— Когда вы вступили с ним в связь?

Зажицкой вопрос не понравился. Заметно было, что она рада была бы отказаться отвечать и чувствовала себя весьма неуютно.

— Ну, недавно, в августе.

Патриция удивилась. В предыдущих показаниях август фигурировал, но создавалось впечатление, что не успел Климчак выйти из ворот тюрьмы, как эта самая Зажицкая тут же к нему в объятия и кинулась. А получается — ничего подобного. Прошло без малого полгода, прежде чем они определились. Интересно, кто проявлял инициативу, а кто сопротивлялся, и как это так произошло, что всего-навсего двухмесячный роман получил такую огласку? У Зажицкой, конечно, муж имелся. Факт, исходя из возраста ребёнка — уже два года замужем… Ерунда, муж и ребёнок не обязаны совпадать по времени… Как бы там ни было, семейное положение вовсе не стало препятствием на пути к Лёлику.

— Вы познакомили Руцкую с Климчаком?

— Да.

— При каких обстоятельствах?

По непонятной пока причине настроена Зажицкая была крайне враждебно. Может, кусала себе локти, что сама же их и познакомила?

— Я точно не помню.

Зато судья помнил. Он тяжко вздохнул и принялся по новой задавать всё те же вопросы, будучи уверен, что получит на них всё те же ответы, потому как лгать тут не имело ни малейшего смысла. Встретились, Зажицкая зашла к Гонорате, Стася ждала у ворот, пошли в кафе…

— А в кафе что было? О чём говорили? Она кокетничала или как?

Свидетельница постаралась припрятать неприязнь и проговорила сухо и слегка обиженно:

— Я бы так не сказала. Болтала по-приятельски.

— Показывала какие-нибудь фотографии?

— Только удостоверение. Сказала, что плохо на том фото получилась.

— Говорила, что она девственница?

— Как-то так выходило.

Равнодушие Зажицкой казалось абсолютно искренним. Тема девственности ей явно надоела. Патриции тоже. А очень может быть, что и судье.

Тот по своему обыкновению сделал скачок во времени:

— А что там случилось с той встречей в Лонцке?

— Они собрались и уговаривали меня, чтобы я тоже поехала. Климчаку нравилась Мельницкая, и он хотел с ней увидеться. Мы договорились встретиться на остановке, но их там уже не было.

— И на чём вы поехали?

— На такси.

— А кто платил?

— Климчак.

«Какая ему, на фиг, разница, кто платил за такси Зажицкой и Климчака? — подумала Патриция. — Какое это имеет касательство к изнасилованию Стаси? Разорился на такси и от расстройства её поимел?!»

Нет, судья спрашивал о чём попало, потому как готовился к следующему вопросу, в который вкралась нотка сомнения:

— Обвиняемый показал, что вы были близки и с целью половых сношений отправились в лес?

Зажицкая немного помолчала:

— Нет, это неправда.

— Тогда зачем ехали?

— Ему нравилась Мельницкая, — повторила свидетельница.

Поскольку сам судья, похоже, в лесу не баловался уже давненько, он, покопавшись в документах, поспешил перейти к более понятной ему теме:

— Вы ездили в Познань?

— А что, ваша честь, это запрещено?

Ого, за такой постановкой вопроса скрывалась глубокая обида. Судья легкомысленно игнорировал проблему свободы передвижения.

— Вы говорили, что боитесь ареста?

Ещё как боялась, это было видно сразу. И Гонората, и Павловская давали показания совершенно спокойно, без малейших опасений, даже сопровождаемый милиционером молодой человек не проявлял беспокойства, а вот Зажицкая — напротив. Она всё время была настороже, и последний вопрос ей категорически не понравился.

— Она жутко боится, — шепнула Патриция в брошку, а Кайтусь, вдруг заинтересовавшись, посмотрел на свидетельницу.

Зажицкая опять помолчала и, поразмыслив, нашла выход:

— Это когда? — спросила она осторожно.

Судья чужие вопросы пропускал мимо ушей.

— Вы признавались Климчаку… — недовольно подсказал он.

— Нет. — Тут свидетельница проявила твёрдость.

— А откуда же он знал?

— Я говорила его сестре…

— Что вы говорили?

«Так она тебе, старый хрыч, и скажет», — подумала Патриция.

Давление, однако, оказалось слишком сильно, и Зажицкой не удалось вывернуться. Она упорно молчала, а судья мелочиться не стал и нашёл себе другого собеседника:

— Гонората, что говорила Зажицкая?! — рявкнул он в сторону публики.

Гонората, не торопясь, встала с места.

— Она мне рассказывала, что у неё в Познани были знакомые. Её использовали как приманку, а сообщники обирали жертву.

— Климчак, что говорила Зажицкая?

Климчак тоже поднялся, и видно было, что вопрос доставил ему истинное наслаждение.

— Зажицкая рассказывала, что в Познани она оказалась в трудном положении и занималась проституцией.

— Ну, что скажете? — упрекнул судья свидетельницу.

Той с трудом удалось скрыть ярость:

— Нет, всё это неправда.

Патриция начала сомневаться в своих мыслительных способностях. Кто им всем, собственно говоря, нужен, Климчак, Стася или Зажицкая? Кто здесь должен быть всенародно осуждён и приговорён? В начале рассмотрения дела защитник размахивал перед судейским носом бумажонкой на тему разврата, какой-то кляузой, а Высокий Суд знать ничего не хотел, теперь же сам вцепился и землю роет. Нет, что-то с этой Зажицкой сильно неладно…

Судья сделал многозначительную паузу, не иначе чтобы до всех дошло, а может, просто устроил себе передых:

— Когда Руцкая снова пришла к вам?

Зажицкая явно почувствовала под ногами твёрдую почву, приосанилась, стала менее напряжённой.

— На другой день прямо с утра.

— И что сказала?

— Лицо у неё было опухшее.

— Красное? Синее?

— Нет, опухшее.

Судье опухшего лица было явно мало, ему требовались травмы посерьёзнее.

— Может, у неё просто зуб разболелся? — съехидничал он.

Зажицкая не дала сбить себя с толку:

— Ничего подобного, она вся была в синяках, руки, ноги…

Ну, руки и ноги — это уже лучше.

— И что она говорила?

— Поначалу не хотела рассказывать, только потом призналась, что была у Гонораты, её там подпоили, должны были отвезти домой, а завезли на дачу. Там Климчак стал к ней приставать, ударил по лицу, когда она попыталась бежать, и бил, пока кровь из носа не пошла…

— Поняла! — прошипела, сдвигая прикрывавшую брошку ткань, Патриция, на которую нашло внезапное озарение. — Я тебе позже расскажу, знаю, как дело было!

Кайтусь бросил на неё подозрительный взгляд. Судья тянул свою резину, пока без скачков во времени.

— Кто её уговорил идти в милицию? Вы? Из ревности?

Зажицкая демонстративно пожала плечами:

— Я спросила, что она намерена делать? Она ответила, что пойдёт в милицию. Муж сказал, чтобы мы шли к свёкру, он работает в милиции.

— Вы были так дружны, что Руцкая пришла именно к вам?

Зажицкая пожала плечами, на сей раз без всякой демонстрации.

— Пришла как к подруге…

Судья выдохся и бросил свидетельницу на съедение сторон. Господин прокурор с минуту разглядывал очаровательную ласку, наверняка прикидывая, как бы её половчее заарканить, чтобы хоть на бумаге свести в этом грязном деле концы с концами.

Патриция была абсолютно уверена, что он предпочёл бы провести допрос в гораздо более непринуждённой обстановке, позволяющей использовать лёгкий флирт с последующим соблазнением, что несравнимо действеннее, чем вся эта занудная тягомотина. Вот только шансов на это не было никаких, так ему и надо!

— Климчак и его сестра отзываются о вас как нельзя хуже, — начал прокурор наконец, неуверенно косясь на Патрицию. — Вам известно, что в Познани против вас возбуждено дело?

— Нет.

— Вы ничего не знаете?

Зажицкая упорствовала:

— Нет.

«Пошла в отказ», — подумала Патриция, и, похоже, Кайтусь подумал то же самое, поскольку перестал давить на свидетельницу.

— А что вы думаете… Когда к вам пришла Руцкая, вы поверили, что Климчак её изнасиловал?

В ответе послышалось лёгкое презрение, сопутствующее тем не менее серьёзному размышлению:

— Я сначала не поверила, так как не думала, что он на такое способен, и только когда она показала укусы, синяки и поклялась…

Показы явно оказались сомнительными, поскольку обвинение закончило допрос с чрезвычайной поспешностью. Патрицию это здорово удивило, с чего бы вдруг? Чего он испугался? И какие такие укусы, разве что собака, ассоциированная с капустой, постаралась? Что же Кайтуся так не устроило?

Адвокат собак не боялся.

— Как вы объясните факт… — начал он осуждающе, листая лежащие перед ним документы. — Сначала вы посылаете пострадавшую к прокурору…

— Она сама! — резко возразила Зажицкая.

— …а потом вы пишете письмо, что Руцкая влюбилась и сама искала встречи с Климчаком?

Враждебность полыхнула из свидетельницы, словно жар из приоткрытой печи:

— Я уже объясняла, что это письмо я написала под диктовку Гонораты!

— Но вы ещё написали, что имело место медицинское обследование, и врач установил у Руцкой нетипичную физиологическую особенность. Другими словами, что она по-прежнему является девицей или никогда девицей не была. Такая естественная особенность её организма Этого Гонората знать не могла, а значит, не могла и вам продиктовать. Откуда вы это взяли?

— Я не знала, мне позже Руцкая рассказала.

— Если вы писали письмо, то знали уже тогда. А откуда узнала Гонората?

— Я не помню… — проговорила она это сдавленным голосом, чуть не плача.

Что там эти три девахи замутили? Патриция кляла Кайтуся на чём свет стоит. Все закулисные интриги от неё скрывал, паршивец! А ведь ознакомился со всеми показаниями, полученными в ходе предварительного следствия. Ничего, она и так догадалась, и ещё ему покажет!

Паршивец как раз включился, наводя на след:

— А разве вы втроём не обсуждали некую новость из прокуратуры?

— Обсуждали. Карчевская упоминала, что получила доступ к документам следствия через одного водителя.

— Это она рассказала о результатах врачебного обследования?

— Я не помню, — стояла на своём Зажицкая после продолжительного молчания всё так же враждебно. И было видно, что никакими хитростями её не сломить.

Сломался судья. Он отпустил свидетельницу и в конце концов проворчал что-то о вызове пострадавшей.

Патриции с трудом удалось оторваться от наблюдений за бурей эмоций, разыгравшейся в скучном зале суда между обвиняемым и последней свидетельницей. Климчак и Зажицкая старательно избегали смотреть друг на друга, отчего атмосфера между ними накалилась до предела. Ладно, это потом. Наконец-то она увидит долгожданную Стасю!

Разбежалась! Не так сразу.

* * *

Судья объявил небольшой перерыв как-то очень внезапно. Он что-то шепнул заседателю и вышел так поспешно, будто за ним гналась всё та же маячившая на процессе собака.

Кайтусь объяснил задержку:

— На этот раз ему в сортир приспичило. Он заседателю признался. Видишь, пристав следит, чтобы народ не расползался.

— А заседатели сами расползлись.

— Сейчас вернутся, не волнуйся. Что у тебя там за открытие?

Они беседовали в углу наполовину опустевшего зала, не привлекая к себе внимания. Патриция не скрывала своих прозрений.

— Слушай, всё настолько очевидно, будто я сама там была, — призналась она чуть пренебрежительно. — Эти девахи, вдвоём или втроём, сговорились зло подшутить. Уж очень она их допекла своей добродетелью…

— И решили её от балласта избавить?

— Её, а заодно и себя, перестанет им глаза колоть! Стася на Лёлика запала и стала лёгкой добычей. Накачали её водкой, отсюда вся эта судейская свистопляска с рюмками и графинчиками. Лёлик опять же всё время перед носом маячил. Сама бы она ни на какую природу с ним не поехала, но ей помогли. И я, честно говоря, абсолютно уверена, что Стася в глубине души отлично знала, куда едет, и только притворялась, что собирается домой. Но Зажицкую в своей наивности убедила, Кайтусь обдумывал нюансы девичьего заговора.

— Что это тебя вдруг озарило?

— Показания Зажицкой. Краткое изложение сказанного Стасей. Чистая правда. Напоили её и завезли на дачу, всё правильно. Остальное ими тщательно согласовано и вызубрено так, что от зубов отскакивает, а цель — представить Стасю в самом невыгодном свете с точки зрения общепринятых стереотипов.

— Очень даже вероятно, что кое-что из прессы почерпнули, — задумчиво согласился Кайтусь.

— И выходит у них глупо и бездарно…

— Климчаку помогают, он с самого начала врёт в свою пользу!

Патриция рассердилась:

— А в чью пользу прикажешь ему врать? Себе во вред? Давай соберись, сейчас увидим, что Стася соврёт в свою пользу!

— Судья идёт…

* * *

Стася предстала перед судом.

Патриция прямо-таки впилась в неё глазами. Дородная. Это было первое слово, которое сразу приходило в голову. Дородная блондинка, высокая, хорошо сложённая, энергичная, с правильными чертами лица и, пожалуй, даже симпатичная. Но сейчас в ней чувствовалось какое-то ожесточение. Видно было, что она готова к борьбе. Одета скромно, но держит себя с достоинством и производит благоприятное впечатление. Ох, похоже, не удалось Кайтусю сделать из неё пугливую и обиженную злыми людьми сиротку…

Журналистка быстро сопоставила её с насильником. «Развернись она хорошенько и дай ему в морду, не скоро бы он выполз из той капусты», — сердито подумала Патриция, но не успела сообщить об этом брошке. Судья явно собрался с силами и выдавил из себя как можно более официально:

— Когда вы познакомились с Климчаком?

Стася была готова и с ответом не замедлила:

— За две недели до случившегося.

— При каких обстоятельствах?

— Через Зажицкую.

— Прошу рассказать, как это произошло.

— Я отправилась к Зажицкой и встретила её по дороге. Она сказала, что у неё дело к Гонорате. Мы пошли вместе, она поднялась в квартиру, а я ждала внизу. Гонората вышла вместе с Зажицкой и своим братом, Каролем Климчаком, но Гонората сразу куда-то ушла, и мы остались втроём.

— И куда вы пошли?

— В кафе «Театральное».

Официальность судье наскучила, и он позволил себе выказать неудовольствие:

— А что это вы с Зажицкой так часто встречались? Она ваша лучшая подруга? Откуда вы её знаете?

— Мы вместе в летнем лагере были. И так как-то…

— И что там было, в кафе то есть?

Показания Стаси пока совпадали с предыдущими. У неё была такая короткая стрижка, и он пошутил, что выглядит она пятнадцатилетней, потому и документ показала… Девственность, к всеобщему облегчению, судья старательно обошёл молчанием.

— А когда вы встретились во второй раз?

— В гастрономе.

— Что вы там делали?

— Я с подругой Мельницкой пошла за продуктами.

Жертва не жертва, а характер у старого гриба не улучшился. Он проворчал что-то для протокола и рявкнул со всей силы:

— Какие такие продукты, что вы там покупали, нечего здесь секреты разводить!

— Полкило топлёного сала, — призналась оторопевшая Стася.

Добавив сало в диктант, судья удовлетворённо обратился к свидетельнице:

— О следующей встрече договаривались?

— Договаривались. Мы собирались поехать в Лонцк…

* * *

Ох уж этот Лонцк! После изысканного знакомства в элегантном заведении Лёлик не выходил у Стаси из головы. Она сделала выбор, но никак не могла с намеченным объектом, в смысле субъектом, встретиться. Только раз где-то вдалеке мелькнул, и всё… А уж как ей хотелось, чтобы прямо нос к носу, но случайно. Чтобы, упаси бог, не она его искала, ведь девушка должна быть горда и неприступна! Вот и умудрись тут организовать этот самый случай. А ведь он обязан узнать её получше, заинтересоваться… Стася начала чаще бывать у Зажицкой. Собственно говоря, заглядывала к ней ежедневно. Куда ни пойдёт, обязательно оказывалась неподалёку от дома Климчаков, в кафе наведывалась, да всё без толку, Лёлик нигде не попадался. Кошмар!

Зато встречались разные подружки, и до неё дошли слухи, что первый амант города Плоцка обзавёлся невестой — она уже и дома у них бывает, и Климчак собирается жениться, если уже не женился…

Стасю подобные сплетни нервировали. Уж как она дёргалась и огорчалась, а, поди ж ты, повезло! Лонцк подвернулся. Лёлик был с Ядвигой, ну и ладно, специально при них сказала, что они с Мельницкой туда собираются. Автобус скоро отправляется, вот сейчас Мельницкая покупки к тётке отнесёт, и поедут, та совсем рядом с остановкой живёт. Лёлик проявил интерес и тоже выразил желание поехать, почему бы и нет? Зажицкая не слишком обрадовалась и воротила нос, да он настоял Стася, понятное дело, смотрела в другую сторону, что вовсе не мешало ей всё отлично видеть, Лёлик не к ней подбивал клинья. С ней был вежлив и только, а сам на Мельницкую глаз положил, ну да это ничего, уж она в Лонцке как-нибудь справится. Лишь бы он был рядом, а там Стася покажет, какая она исключительная и неповторимая…

Должны были встретиться там, на месте, в «Русалке». Она-то думала, что все вместе поедут на автобусе, но те не успели, а посвящать в свои интимные переживания Мельницкую ей не хотелось. Подружка явно бы её не одобрила, скорее, совсем наоборот, да и врождённая скрытность помешала. Ничего не поделаешь, пришлось ехать вдвоём.

Прекрасные планы с треском провалились.

Поездка в Лонцк оказалась сущим кошмаром. В «Русалке» Лёлика не было, погода — хуже не придумаешь — начался дождь. Девчонки совещались, что предпринять. Стася готова была остаться в «Русалке», но Мельницкая почти сразу встретила старых знакомых. Стасе знакомые были до лампочки, она на них даже не взглянула. Её трясло, хотелось во что бы то ни стало побыть в одиночестве, обежать все дорожки и аллейки, притворяясь, что гуляет. Уж лучше быть одной, чем с Мельницкой, как никак, а соперница. В конце концов она не сдержалась, ляпнула что-то сгоряча и ушла, а они остались в своей палатке. Вышло не слишком красиво, но те развлекались на всю катушку и ничего не заметили. Промокла Стася до нитки…

И только на обратном пути, когда она уже потеряла надежду и побрела на автобусную остановку, выглянуло солнышко. Не на небе, а у неё в душе. Лёлик с Ядвигой приехали на такси…

* * *

Судья пребывал в чуть меньшем раздражении и даже, казалось, надеялся услышать что-нибудь новенькое.

— И вы встретились?

— Нет.

— Почему?

— Не знаю. Мы пошли в «Русалку», но их там не было. Начался дождь, мы спрятались в таком домике для туристов. Потом подошли двое ребят — знакомые Мельницкой из Варшавы и позвали нас в свою палатку. Потом я сказала Мельницкой, что собираюсь уходить, а она хотела остаться, ну я и ушла.

— В котором часу это было?

— Около семи.

— Вы встретили Климчака на остановке?

— Да.

— Он спрашивал о Мельницкой?

— Спрашивал.

В голосе судьи прозвучало осуждение:

— И, говорят, вы о ней невежливо отозвались?

Стася откровенно удивилась. На душе у неё могли кошки скрести, но Мельницкая-то тут при чём?

— Это как — невежливо?

— Ну, что вам до неё дела нет, поскольку подруга ведёт себя распущенно. Разве вы не сказали, что она такая… Ну…

Возмущение Стаси было совершенно искренним:

— Ничего подобного! Я о ней никогда бы так не сказала! Она не водится с такими… этими… У неё приличные друзья!

Образ жизни и знакомства Мельницкой судью мало интересовали.

— А потом, когда вы встретили на остановке Климчака с Зажицкой, что дальше было?

— Я вернулась вместе с ними на такси. В городе мы распрощались и разошлись.

* * *

Слава богу! Об этом никто не мог знать, ведь она никому не сказала, но Лёлик был совсем другой… О Мельницкой он, конечно, спрашивал, но ей сделал комплимент, пошутил немного, а смотрел так, будто впервые её наконец заметил. Зажицкая думала о своём и не обращала на них внимания, а Стасе сам воздух в том такси казался умиротворяющим. Шаг вперёд был сделан, вся затея не пропала зря, ещё чуть-чуть…

Вот если бы встретиться с ним наедине, без ненужной компании…

* * *

Патриция не могла, разумеется, знать Стасиных переживаний, но она почувствовала неожиданную мягкость, на мгновение появившуюся в голосе свидетельницы. Затем всё опять затвердело: и свидетельница, и голос.

— При каких обстоятельствах вы встретились снова?

— Мы договорились с подругой…

Судья слишком долго благодушествовал. Остатки вежливости улетучились и сварливость прорвалась наружу:

— С какой подругой? Фамилии называть! О чём договорились?

— С Добровольской Вандой, — всполошилась Стася. — Ну… так просто… встретиться…

Не иначе как ничего не значащая Добровольская Ванда потребовалась судье для протокола, поскольку в бумагах отрыть её не удалось. Набормотавшись вволю, он успокоился, и рыки на какое-то время прекратились.

— И что?

— У меня остановились часы.

— И вы опоздали?

— Ну да.

— И что?

— Я встретила на улице Гонорату с Павловской, они сказали, что Юрик Зажицкий приехал из армии.

Инструкции, адресованные секретарше, были практически не слышны, и Патриция пожалела, что лишена возможности наслаждаться этими литературными шедеврами, да ещё в невероятном сочетании с высказываниями свидетелей. Судья опять взялся за излюбленный скачкообразный способ ведения допроса:

— Кто вас приглашал?

Ни о каком приглашении никто и словом не упомянул, но Стася поняла, не в первый раз её спрашивали.

— Гонората Сказала, что придут Юрик с Ядвигой, у них со дня рождения осталось ещё немного водки…

— И что дальше?

— У них было какое-то дело, свёрток несли. Я встретилась с ними снова, и тогда мы пошли вместе где-то после семи. Зажицкой не было.

Судья попёр напрямик, отбросив мешавшее ему «вы»:

— Откуда знаешь Гонорату?

— Мы знакомы уже несколько лет, она дружила с моей сестрой.

— Где ты до этого встретила Гонорату?

— Она была на свадьбе Зажицкой.

— Продолжай. Вы пришли в квартиру, и что?

— Никого не было. Гонората поставила пластинку. Мы ждали Зажицкую, но она не пришла. Вот Гонората и предложила выпить по рюмочке.

— Какая это была водка?

— Не знаю, я в ней не разбираюсь.

— Ну и кто из вас пил больше?

Патриция с досадой подумала, что опять он начал хоровод вокруг водки. Втемяшилась же судье эта сервировка и порядок выпивки. Ну да ничего не попишешь, посмотрим, как это выглядит в Стасином исполнении.

А та, до сих пор державшаяся твёрдо, начала немного путаться и смущаться. С одной стороны, ей не хотелось явно врать, с другой — и правду сказать было стыдно. Слова застревали в горле.

— Когда мы встретились…

— Кто больше пил?

— Ну, я пила в два захода.

— Кто пил меньше всех?

— Ну, я ту первую рюмку выпила в два приёма.

— Кто пил меньше всех?

— Выходит, что я.

Каждый ответ сопровождался лёгкой заминкой. Совершенно очевидно, что Стася отдала бы год жизни за возможность честно похвалиться, что совсем не пьёт. Только вот смысла в этом не было, потому как, а дальше что? Трезвая, как стёклышко, отправилась на свидание с насильником?

— Гонората утверждает, что она не пила. Гонората пила наравне с Павловской?

— Ну да.

— А как Климчак пришёл?

— Ногами, наверное, — проворчала про себя Патриция. — Как ещё мог прийти? Не на четвереньках же?

— Гонората сказала, чтобы мы перебрались на балкон.

— Что ты переносила?

— Я несла сифон.

— Кто нёс рюмки? Кто водку?

— В графине уже ничего не осталось.

Патриции этот ответ показался уклончивым, судье, похоже, тоже. Он повторил:

— Кто принёс на балкон бутылку?

— Руцкая принесла, — заявила из первого ряда Гонората, вежливо встав с места.

— Да как же я могла! — возмутилась Стася. — Первый раз в гостях и лезть в буфет!

Судья был неумолим:

— Водка стояла на буфете, кто её перенёс?

Патриция подумала, что не иначе Павловская, которая как-никак устраивала в этом доме своё торжество и совершенно естественно могла позаботиться о выпивке. Но оказалось, что нет. Стася постаралась и вспомнила:

— Климчак, — решительно заявила она.

Климчак в качестве переносчика алкоголя всех устроил. Судья приступил к уточнению вопросов относительно чувств и предосудительного поведения, старательно валя всё в одну кучу.

— Ты говорила: «Лёлик, я должна с тобой выпить»?

— Тогда я с ним не разговаривала.

— Климчак всё время был с тобой?

— Нет, он выходил на кухню, я только потом узнала, что там сидит девушка. Они не хотели её сюда пускать, он относил ей водку.

— А как было с поцелуями?

Поцелуи Патрицию озадачили. До сих пор о поцелуях не было ни слова Откуда этот старый пень их выудил? Наверняка из материалов дела, поскольку Стася ничуть не удивилась.

— Когда он налил мне рюмку, просил, чтобы я его поцеловала.

— После которой это было рюмки?

— Ну, после четвертой. Я сказала, что не буду. Тогда он поцеловал меня в щёку.

— Да уж, оргия, что и говорить… — не сдержалась Патриция, а Кайтусь резко нагнулся к бумагам, тщательно их штудируя.

Судье была ближе выпивка, чем телячьи нежности.

— Сколько ты ещё выпила?

— Кроме той, ещё три-четыре.

— Климчак приходил и уходил?

— Ну да, выходил через каждые несколько минут.

— А ты там, говорят, графинчик разбила?

Стася оскорбилась:

— Ничего я не разбивала, даже не роняла.

— А в шезлонг ты там упала?

— Гонората принесла шезлонг, когда мне стало плохо.

— И что, ты там, в шезлонге, уснула?

Патриции эта тягомотина надоела. Она сделала попытку подсчитать количество водки, влитой в Стасю, но получалась сплошная ерунда Или они пили напёрстками, или водка множилась чудесным образом. Конокрадство оказалось совершенно забытым, намерения провести вечер с Лёликом — тоже. Стася практически и не отрицала, что наклюкалась, так какого же рожна им ещё нужно? Чего этот рыкающий птеродактиль добивается? Она посмотрела на Кайтуся, который старательно избегал её взгляда. Журналистка снова принялась слушать.

— …разбудил меня, и Гонората сказала, чтобы я прошла на кухню, и они отвезут меня домой.

— Когда ушла Карчевская?

— Я её не видела, когда я пришла на кухню, её уже не было.

— Климчак ей водку носил?

— Носил.

Климчак резко вскочил с места.

— Не носил я!

Судья его не оборвал, а, наоборот, использовал.

— Климчак, водку выносил?

— Нет!

— Гонората?

— Нет.

— Позвать сюда Павловскую!

Павловскую звать было незачем, она сидела здесь же, рядом с Гоноратой, ей достаточно было встать.

— Нет, — ответила она спокойно.

— Позвать Карчевскую!

А вот Карчевскую вызвать не удалось, она куда-то запропастилась, хотя должна была дожидаться за дверью. Её разыскивали с таким пылом, будто от примитивного и легко предсказуемого ответа зависели судьбы человечества В итоге пропавшая невеста так и не нашлась.

Масштабы всеобщего кретинизма Патрицию просто поражали. И почему, спрашивается, Климчак не мог вынести на кухню чуток этой пресловутой водки? Там ужинал его отец, и мог спокойно сказать, что для папаши. Что, нормальному мужику после работы за едой нельзя и стаканчик опрокинуть? Что в этом особенного? Странно было бы, если бы тот отказался! И зачем людям голову морочить?

Судья вынужден был оставить водку в покое, поскольку обнаружил в своём допросе пробелы и в авральном порядке принялся их ликвидировать:

— Что там насчёт вечера, мол, я бы хотела этот вечер провести с тобой?

Стася категорически отвергла подобные инсинуации:

— Ничего подобного я не говорила!

— А почему, когда ты проснулась… лучше стало?

— Хуже.

— А почему тогда сразу не ушла, а ещё пошла на кухню и там прилегла?

— Гонората сказала: «Подожди, мне надо переодеться». Я присела на козетку и так устала, что заснула.

Время от времени судья обнаруживал у себя иные человеческие чувства и далее изволил их демонстрировать. На этот раз он смешал раздражение с недоверием:

— Во что это переодеться, ведь она была одета?

— Не знаю, — беспомощно ответила Стася.

Факт, переодевание Гонораты выглядело странно.

Не принимала же она Павловскую в бальном платье со шлейфом! Или решила, что вечер завершён, и влезла в домашний халат? Судья по своему обыкновению не стал доводить дело до конца и выяснять детали наряда Гонораты.

— И что было дальше?

— Гонората опять меня разбудила и сказала, что такси ждёт внизу. Я и вышла.

— А Климчак вам нравился?

Старый чудак так же резко, как бросил, вернулся к «выканью».

Секундное колебание, ну максимум полторы…

— Нравился внешне.

— А шла речь о даче, чтобы туда поехать?

— Ни слова, я думала, что меня отвезут домой.

— В такси кто где сидел?

— Климчак сидел впереди, а сзади Гонората с Павловской, а я — между ними.

— И что дальше?

— Гонората велела остановиться.

— И вышла?

— Вышла, а я за ней.

Судья поделился своим крайним неудовольствием:

— Вы, что же, в такси не поняли, что так далеко уехали?

— Нет, я думала, что еду домой.

— Да ведь от Климчаков до вашего дома минут пять пути, да ещё по освещённым улицам, а на дачу ехать минут пятнадцать. Вы не заметили, что вокруг темно и нет домов?

— Нет, я сидела посерёдке…

Патриция подумала, что Стася была вусмерть пьяная и дрыхла без задних ног или врёт как сивый мерин. И врёт сознательно, отчаянно и без малейших колебаний. Не понимает, дурёха, в какую чужую игру она вляпалась.

Журналистка ещё больше утвердилась в своих первоначальных прозрениях, извлекла блокнот и, пользуясь тем, что диктофон фиксировал все перипетии допроса, принялась стенографировать собственные догадки. Стенография была для неё делом привычным, а материал для предстоящей милой беседы с Кайтусем доставлял дополнительное удовольствие. В настоящий же момент беседа представлялась безнадёжно односторонней.

Судья по ему одному известной причине тяжело вздохнул и продолжал:

— Ну и что было дальше? Климчак тоже вышел?

— Вышел и взял меня за руку, я сделала пару шагов и очутилась уже за калиткой, а когда обернулась, увидела, что такси вместе с Гоноратой и Павловской уехало.

— И не вырывалась?

— Он за руку меня повёл через капусту, и я начала вырываться.

— Там же собака была, вы её видели?

— Нет.

— И не слышали, как лаяла?

— Нет.

Интересные последствия алкогольного опьянения! Большая шумная собака становится невидимой и неслышимой, а на первый план на этом пленэре выходит капуста, по природе своей существо, скорее, молчаливое. Что за чушь эта Стася городит?

— И что было дальше?

— Он вынул из-под пиджака простыню и разложил в углу участка.

— И что?

— Я хотела пойти домой. А он сказал, отсюда уже не выйдешь. Хотел, чтобы я ему отдалась.

— Вы проверяли, закрыта ли калитка?

— Нет, он сказал, что заперта, а я поверила.

— А как вы очутились в подвале?

— Я хотела оказаться поближе к калитке, говорила, что мне зябко. Он заволок меня в подвал.

— И что её так тянуло к этой запертой калитке, которую она даже не проверила? — яростно прошипела Патриция. — А судья даже не спросит!

Нет, старый хрыч голову себе калиткой не забивал, ему гораздо интереснее был подвальный стриптиз. Но Стася ожиданий не оправдала, описала раздевание весьма сумбурно, только возмущалась, что Климчак оторвал ей пуговицу на юбке. Один из заседателей вдруг оживился, сунул руку под стол, покопался в каком-то ящике и с триумфом извлёк на свет божий толстый пакет, достал из него что-то махонькое в целлофановом пакетике. И вручил судье.

Судья терпеливо переждал все его манипуляции и, с отвращением взяв сей предмет кончиками пальцев за уголок, потряс перед публикой.

— Это та пуговица?

Стася имела полное право со своего места не распознать предмет из слегка помятого и отсвечивающего целлофана, однако ответила без тени сомнения:

— Да, это она По цвету узнаю.

— «Обвиняемая опознала вещественное доказательство…»

— Пострадавшая! — прошипел в ярости прокурор.

— Что? А… «Пострадавшая опознала вещественное доказательство», — торжественно продиктовал бесценный динозавр и отдал реликвию заседателю, который принял ее чуть ли не с поклоном.

По всей вероятности, это было единственное вещественное доказательство, полученное в ходе следствия. Судебное разбирательство продолжилось. Наступило самое интересное.

— Ну ладно, Климчак оторвал пуговицу. А сам он что?

— Держал меня за руку, а сам снял брюки. Тогда я снова начала сопротивляться.

Ясное дело, когда его руки опять были свободны…

— Громко кричать я не кричала, но кричала. Всё равно тебя никто не услышит, так он сказал, да ещё здесь, в подвале.

— Любой дурак знает, лучший способ избежать насилия — это укрыться с насильником в подвале… — услышали скрытая косыночкой брошка и представитель обвинения. — Что эта дурында несёт?

— Так почему же вы не бежали?

— Потому что он затащил меня в угол и там удерживал.

— А ты говорила, что девственница? Когда?

— Постоянно, — проворчала Патриция. — И при всяком удобном случае.

— Говорила в подвале, — твердо заявила Стася.

— Зачем?

— Потому что он хотел, чтобы я ему отдалась. А я сказала: «Нет!». А он сказал: «Ты точно не девушка». А я сказала: «Точно девушка»!

Решительно, гордо и с вызовом. Кайтусь непроизвольно заскрипел зубами.

— И после полового акта он сказал, что ты не девственница?

— Да.

— А ты что?

— Ошибаешься.

На какой-то момент заклинило не только Патрицию, но и Кайтуся, и, похоже, даже судью, который собрался было вознегодовать, да так и застыл. Предметность возникшей после изнасилования дискуссии как обухом поразила присутствующих. Принципиальнейшая позиция Стаси отодвинула сам факт насилия на второй план, сделав главным вопросом эту её чёртову девственность. Возникло ощущение, что ей удалось изменить весь ход судебного следствия. Похоже, и не возникло бы у неё никаких претензий к Климчаку, если бы он не оскорбил её до глубины души своим заявлением, которое лишало Стасю её исключительности, а что ещё хуже, связанных с ним надежд. Чего она стоила без своего сокровища?! Ничего удивительного, что в конце концов она сломалась и расплакалась в том самом подвале.

Судья совсем растерялся, не спросил даже о том, чем романтичное свидание закончилось, и, чтобы отвязаться, передал Стасю в распоряжение сторон.

Господин прокурор класса не показал. Его явно подкосило непослушание жертвы, на которую он столько времени угрохал под лестницей, втолковывая, что плакать надо здесь, перед судом, а не в том дурацком подвале. Подвела его, что и говорить, выбила оружие из рук. Патриция не отказала себе в удовольствии:

— Поздравляю с ученицей, — шепнула она издевательски.

Кайтусь покосился на неё и сухо обратился к пострадавшей:

— Кто был инициатором поездки в Лонцк?

— Климчак, — уверенно ответила Стася.

— Он поехал с Зажицкой?

— Ну да.

— А Зажицкая приходила к вам и говорила об изменении показаний?

Стася заколебалась. Несомненно, девчонки не раз обсуждали эту драматическую тему, и ей сейчас трудно было ответить на такой вопрос. О каком изменении и каких показаний шла речь? На сколько Патриции удалось сориентироваться, это Зажицкая подбивала Стасю выступить против своего любовника, затем Зажицкая в союзе с Гоноратой пытались его обелить, представляя Стасю распутной гетерой. На каком-то этапе следствия Климчак облил грязью бывшую любовницу, а она принялась вешать на него всех собак, чем и продолжает заниматься. Скорее всего, и Гонората пробовала Стасю уломать.

Судья отдохнул и встрял в свойственной ему манере, путая обвинению все карты:

— Разве Гонората не приходила с разговором о показаниях?

Стася поняла:

— Обе они с Павловской приходили, но меня не застали, только в третий раз, у Зажицкой…

— И что?

Ему удалось-таки здорово смутить Стасю.

— Павловская позвала меня к Гонорате. Та ждала во дворе и просила меня отказаться от обвинения…

Ну и что? Судье этого хватило, и дальше он не расспрашивал. Похоже, прокурор потерял дар речи. Такого идиотского допроса ещё поискать!

Адвокат пришёл к выводу, что теперь его очередь, и затронул две проблемы, вполне даже существенные. Бывала ли Стася в гостях у разных друзей и знакомых? Бывала, конечно.

— А водку там пили?

— Когда, к примеру, именины, то пили.

— Значит, вы не первый раз пробовали водку и знаете, какие бывают последствия?

— Ну… Да… Но…

Защитник выдержал осуждающую паузу, а затем как-то так собрался, что судья, который уже в нетерпении открыл было рот, захлопнул его с отчётливо слышным стуком. Защита неожиданно вызвала у старикана интерес:

— Вы знали, что Зажицкая — любовница Климчака?

Вопрос прозвучал строго, но Стася опять упёрлась.

— Нет, не знала.

— Брехня, — шепнула Патриция в брошку не менее упрямо.

— И вам не известно было, что они встречаются, вместе уезжают? Вы ни о чём не догадывались?

— Нет, я ничего такого не заметила.

— И никаких сплетен вы не слышали?

— Нет, не слышала.

Стася окаменела в своём упрямстве, не иначе как сама себя убедила, что ничего не знает.

Защитник тяжело вздохнул:

— А там, в том подвале… Расскажите подробнее, как все происходило. Ведь когда он брюки снимал, вас отпустил?

— Ничего подобного, держал меня.

— Как это? У него же нет третьей руки?

— Зубами, — не преминула подсказать Патриция шёпотом. — Силой воли.

Стася предпочла иное объяснение:

— Одной рукой держал меня, а другой снимал брюки, — стояла она на своём.

— Значит, одна рука у вас была свободна. Почему же вы не защищались, не вырывались?

— Я вырывалась, а он держал за обе руки.

Патриция машинально взглянула на руки обвиняемого. Тот сидел, облокотившись на перегородку и свесив наружу эти самые руки. Можно было легко убедиться, что на лопаты они не походили — нормальные ладони среднестатистического мужчины. Сравнив их со Стасиными, журналистка подумала, что они могли бы носить перчатки одного размера.

Адвокат развивал начатую тему с вполне объяснимым недоверием:

— Он одной своей держал вас за обе руки?

— Ну да.

— И при этом ещё снимал брюки…

Защитник всем своим видом демонстрировал осуждение столь неправдоподобных показаний и сумел добиться недоверчивого перешёптывания в публике. Стася энергично подавила в себе зашевелившееся было смущение, мобилизовав всё своё упорство.

Господин адвокат снова вздохнул:

— А сие вещественное доказательство — эта ваша пуговица, когда была обнаружена? При обыске?

— Каком… — начала Стася, но, спохватившись, быстро поправилась: — Ну… Нет… Это раньше…

— Когда «раньше»?

— Ну… сразу.

— Так кто же её нашёл, вы или милиция?

— Ну, собственно… вроде как я…

— Это я нашёл, — заявил со своего места Климчак.

Адвокат не замедлил воспользоваться случаем:

— Так всё же вы или обвиняемый?

Замешательство Стаси разрослось до неимоверных размеров, лопнуло и сменилось отчаянным упрямством:

— Я сказала, что он оборвал, а я её искала, и он тоже искал, и вот, лежит, сказал, возьми свою пуговицу, вот я и забрала и представила как доказательство…

— Что же это получается, господа? Жертва и насильник после всего, что произошло, вместе в мире и согласии убирались в подвале?

— Не то чтобы убирались… Но я хотела отыскать пуговицу…

Адвокат выдержал паузу настолько долгую и столь многозначительную, что весь зал разуверился, будто какое бы то ни было насилие имело тут место. А изнасилование без насилия?

После очередного вздоха защитник продолжил:

— В котором часу вы тогда вернулись домой?

— Около двадцати четырех.

— И кто вам открыл?

— Отец.

— А отец не сердился, что вы так поздно пришли домой, он вас не бил?

— Нет.

— У вас на лице были следы побоев, разве отец не заметил?

— Я не зажигала свет…

По мнению Патриции, отец бы не заметил, даже если бы Стася вернулась и вовсе без головы, или в окровавленной шиншилловой шубе с мясницким ножом в руке, или с «Калашниковым». Гораздо более важными представлялись утренние наблюдения женской части семьи, но, оказалось, что Стася довольно ловко смогла их избежать.

— Сестра не видела, она во дворе была. А мама пошла в магазин, вот я тогда и вышла.

— К Зажицкой?

— Ну да.

— Она ваша лучшая подруга?

— Нет.

— А кто?

— На самом деле Мельницкая…

Судья во время допроса Стаси малость заскучал, поэтому, решив взбодриться, ухватился за прозвучавшую фамилию и велел вызвать Мельницкую, отставив пока что в сторонку жертву вместе с адвокатом. Последний не протестовал.

Патриция была приятно удивлена, увидев милую культурную девушку, очень красивую, спокойную и явно отличающуюся от виденной компании. Совсем другой уровень, на порядок выше. Покажи мне твоих друзей, и я скажу, кто ты. Если это была лучшая подруга, то как же Стася умудрилась затесаться в такое неподходящее общество? Разве что, действительно, без памяти втюрилась в этого Лёлика?

— Как давно вы знакомы с Руцкой? — спросил судья весьма вежливо.

— С детства.

— А Климчака вы знали?

— Раньше нет. Меня с ним Зажицкая познакомила, в гастрономе.

— Вы там о чём-то говорили?

— Мы собирались через час поехать в лесопарк. Зажицкая с Климчаком тоже собирались, вот мы и сговорились встретиться в «Русалке».

— Кто был инициатором встречи?

— Это Климчак предложил.

— И что было дальше?

— В лесу в кемпинге я встретила друзей из Варшавы. Они там учатся, а я собираюсь поступать на будущий год… Я познакомила их с Руцкой, а потом мы как-то разошлись. Возможно, Руцкая пошла в «Русалку» и уже не вернулась?

— А почему вы не вернулись вместе с ней?

— Она ушла, а я даже не знала, где её искать.

— В котором часу вы вернулись?

— В восемь вечера.

— Что вам известно об этом изнасиловании? Вы виделись с Климчаком?

— Нет, с тех самых пор я Климчака не видела.

— Вы помните, как предостерегали Руцкую от дружбы с Зажицкой?

Мельницкая слегка удивилась:

— Я такого не помню…

Тут счёл нужным вмешаться господин адвокат:

— Я просил бы госпожу Руцкую напомнить, как было дело с этим предостережением.

Стася сорвалась с места:

— Подруга явно забыла. Тебя звали на Современную…

— А, был такой случай. Я встретила Зажицкую, которая мне сказала, что Гонората ждёт на улице Современной, мол, у неё ко мне есть дело, но я не пошла.

— Почему? — полюбопытствовал судья.

— Зажицкая говорила, что Гонората просит, чтобы я дала показания в пользу Климчака против Руцкой. Я не согласилась.

— Похоже на то, что это пока единственный свидетель, который не врёт, — пробормотала Патриция. — Ничего удивительного, что не к ней эта Стася помчалась со своей историей об изнасиловании…

* * *

Судье везло на контрасты. Обнаружили Карчевскую.

Место свидетельницы заняла абсолютная противоположность Мельницкой. Девушка молодая, красивая, с ошеломляющим начёсом, уродливо увеличивающим голову, сзади здорово всклоченным и помятым, а значит, собственноручного производства. Одетая в такое куцее мини, что короче просто некуда, а будь чуть поуже, то просто бы лопнуло. Стройная, даже, можно сказать, худая, нагловатая и пребывающая в состоянии полного отчаяния. Зажицкая на её фоне выглядела чуть ли не великосветской дамой.

Попутно Патриция похвалила вкус Лёлика, который выбирал себе девиц, не превосходивших его ни ростом, ни прочими параметрами. Стася, почти одного с ним роста, и в самом деле могла ему не понравиться. Рядом с ещё более крупной бабой и вовсе бы выглядел смешно…

Судья обошёлся без ненужных вступлений:

— Климчак был вашим женихом, да?

— Да.

— Вы с ним сожительствуете?

Карчевская, вся на нервах, прилагала неимоверные усилия, чтобы не глядеть ни на Климчака, ни на Стасю, но тут вдруг прямо раздулась от гордости:

— Да.

— Вы в тот день работали на даче?

— Да, подавала бетон.

— А Гонората не работала?

— В тот день Гонораты не было.

Привычка скакать во времени у судьи не прошла, да и с местом действия он не заморачивался.

— Почему вы не входили в комнату?

Да уж, для Карчевской вопросы были не особенно приятными. Она отчаянно пыталась подобрать подходящий на её взгляд ответ, но получалось из рук вон плохо. Поразмыслив, она решила изобразить гордое пренебрежение, из-под которого во все стороны торчала неловко скрываемая подавленность.

— Когда я вижу своего жениха в обществе других женщин, то начинаю ревновать. Я услышала голоса и решила не выходить.

— Климчак приносил вам на кухню водку?

Опять двадцать пять! Давненько о транспортировке спиртного не вспоминали. Было очевидно, что снова заскучавшему птеродактилю на эти бабские антипатии глубоко плевать. Предосудительным чувствам он предпочёл предосудительные факты.

А свидетельнице так было только легче.

— Нет, — ответила она твёрдо. — Не приносил.

Стася не стерпела. Карчевская на неё не смотрела, она же, напротив, не сводила с конкурентки глаз. И не смолчала:

— Ещё как приносил, — вывела она злыдню на чистую воду.

Карчевская тоже не выдержала, обернулась к Стасе и повысила голос:

— Нет, не приносил!

Стася вскочила со своего места:

— Нечего кричать! Приносил!

Карчевская развернулась к сопернице, откровенно выказывая своё отношение к Высокому Суду вместе с его столом и заседателями. Она так и дышала ненавистью:

— Последний раз говорю для особо понятливых, что не приносил, и я не стану тут ни перед кем отчитываться!

Стася уже стояла посреди зала, практически нос к носу с Карчевской. В долгу она не осталась: её ненависть была ничем не хуже:

— Ещё как станешь! Перед судом!

— Да уж не перед тобой!

Ещё секунда, и обе дамы вцепились бы друг дружке в патлы. Патриция не сдержалась — наконец-то настоящая сцена ревности, в искренности которой можно не сомневаться!

— Папаша Климчак, что, совсем не пьёт? Даже за ужином ни капли? — яростно прошипела она, чуть не оглушив Кайтуся.

Тот только сердито зыркнул в её сторону.

Судья от души наслаждался скандалом, но, вспомнив про свои обязанности, с видимой неохотой привычно грохнул молотком по столу:

— Попрошу тишины! Свидетель Руцкая, вернитесь на своё место!

Стася нехотя уселась на лавку. Разбушевавшаяся Карчевская, вспомнив, где находится, повернулась лицом к судье. Прикольный старикан не замедлил похвастаться своей тактичностью:

— Когда вы узнали, что он её изнасиловал?

Карчевской удалось перевести дух, и она с трудом выдавила:

— В прокуратуре, после ареста.

— Вы верите, что изнасилование имело место?

— Нет, не верю!

— Почему?

— Он совсем не такой, я по себе знаю… Он невиновен!

— Так ведь он сам признался.

— Нет!

Господи, до чего же отчаянно это прозвучало. Перед судом разворачивалась настоящая трагедия. Просто горе горькое.

Судья чихать хотел на горе и трагедию.

— Подсудимый, как было дело?

На этот раз Климчак отвечать не рвался, встал медленно.

— Я её не насиловал.

— Но половой контакт был?

— Был.

— Вот видишь, — упрекнул свидетельницу бесчувственный старый пень.

Отчаявшаяся Карчевская лихорадочно искала, что ответить.

— Если сама набивается, а потом жалуется, как такую назвать?

Патриция могла бы ей подсказать. Коварной злодейкой, змеёй подколодной. Вот только коварства у Стаси не было ни на грош, равно как и необходимых знаний. Слишком уж она уверовала в свою драгоценную добродетель, а о собственной физиологии понятия не имела. Нет чтобы нужную книжку почитать, небось даже о существовании такой полезной литературы не догадывалась. Патриции вспомнилась подружка времён ранней молодости, чей жених, впоследствии муж, имел подобные претензии. Сколько слёз пришлось тогда вытирать у оскорблённой незаслуженными подозрениями…

Что Стася положила глаз на Климчака, Патриция теперь была абсолютно уверена. Пожалуй, и добилась бы своего, не стань ей поперёк дороги её проклятущая невинность.

Судья тем временем решил переключиться на другую тему:

— Вы знакомы с шофёром из прокуратуры?

Карчевской с неимоверным трудом удавалось подавить своё возмущение:

— Я разговаривала с ним пару раз, когда там бывала.

— О чём?

— Он спрашивал, зачем я пришла, а я отвечала, что к жениху.

Судья нырнул в бумаги и так надолго там закопался, что Карчевская успела охолонуть и вернуть себе потерянное душевное равновесие. Она настороженно ждала продолжения допроса, и, надо признать, что это продолжение поставило бы в тупик любого.

— А о документах ничего не говорил, что является девицей?

— Кто? — изумилась огорошенная Карчевская.

— Ну, тот шофёр…

Вконец дезориентированная свидетельница пробормотала:

— Нет, не говорил…

Точно так, слово в слово, показания и были продиктованы для протокола Секретарша, разумеется, ничего странного не заметила. Шофёр, вне всякого сомнения, оказался честнейшим человеком, поскольку не утверждал, будто является девицей.

Судья приступил к длительному совещанию с народными заседателями. Дискуссия трёх титанов позволила Патриции оторваться наконец от пристального наблюдения за свидетелями и их взаимоотношениями. Высокая судебная инстанция самым откровенным образом растерялась и оказалась не в состоянии принять хоть сколько-нибудь разумное решение, а следовательно, по мнению Патриции, надо было взять паузу, а ей предоставить возможность отловить Кайтуся.

Старый гриб не подвёл и объявил перерыв.

* * *

— Да таскай он ей эту водку хоть вёдрами, что с того? — сердито рычала Патриция за угловым столиком в ближайшей забегаловке. — Законом же не запрещено! Не хочу селёдки, лучше — картофельные оладьи. Какого чёрта он привязался к этой водке?

Кайтусь тоже был сердит и озабочен. Картофельные оладьи одобрил. С пивом.

— Сам не знаю. Водка выступает как элемент, заслуживающий осуждения…

— Следовательно, подзаборная шлюха не пить её никак не могла? Слушай, они же сами себе вредят, да ещё при полной Стасиной поддержке. Во-первых, застигнутая врасплох невеста и в самом деле имела полное право дёргаться. Там, извольте видеть, Стасю принимают по первому разряду, а тут она в кухне вполне могла рассчитывать на успокоительное. Коньяка же у них не было? А во-вторых, сколько этой водки, в конце концов, там было, цистерна?

— Все дружно показывают, что четверть в графинчике и пол-литра в бутылке. А что?

— А то, насколько я понимаю, всё обвинение строится на Стасиной правдивости?

Кайтусь взглянул на подающую пиво официантку, посмотрел вдаль, посмотрел на Патрицию, и ему почти удалось скрыть обуревавшие его чувства недоверчивости, подозрительности и неуверенности.

— Надо же на чём-то основываться, — холодно произнёс он. — Вот мы и основываемся на том, что Стася говорит правду.

— Уж больно мутная эта правда.

— Это ещё почему?

— Да концы с концами не сходятся. По версии Климчака и Гонораты Гонората не пила, невеста в кухне не пила, всю водку выдули Стася, Павловская и Климчак…

— Под печенье…

— …после чего Стася наклюкалась. Ничего удивительного. Со слов Стаси же, выходит, что Гонората пила как лошадь, Павловская с Лёликом тоже не отставали, а ещё и невесту поили. Сама же Стася едва пригубила. Тогда, спрашивается, чем же она так набралась?

— Но она же не спорит, что пила!

— Сколько? Давай подсчитаем. Всего у них было четвертинка и пол-литра. Пол-литра — это двенадцать рюмок…

— Откуда ты знаешь? — с ходу заинтересовался Кайтусь.

— Я в своё время специально измеряла. Четвертинка — это будет шесть, итого — восемнадцать. На пятерых приходится по три рюмки и паре капель на нос.

— Если организм очень остро реагирует… — начал Кайтусь и заткнулся, получив свою порцию оладий.

Патриции оладьи не помешали.

— Но Стасин не реагировал, будь она, как утверждают, горькой пьяницей, уже закалился бы.

— И что тогда?

— А то, что она должна была у Климчаков выпить больше. А если бы Стася выпила больше, то кому-нибудь другому досталось бы меньше, это вам не Кана Галилейская, и алкоголь там чудесным образом не размножался. Выходит, или Гонората и вправду не пила, или Лёлик невесте водку не выносил, или и то и другое сразу. А значит, Стася лжёт!

— Сама призналась, что Климчак принялся к ней клинья подбивать после четвёртой рюмки. А в придачу пила на пустой желудок, а что и того хуже, закусывала печеньем!

Патриция задумалась.

— А знаешь, ты, пожалуй, прав. По показаниям сама заявила Гонорате, что ей от печенья плохо стало, и оказывается, обе сказали правду.

— Ага, признаёшь! — обрадовался Кайтусь, но радость его оказалась недолгой.

Патриция не сдавалась:

— Что вовсе не противоречит тому, что могли эти три четверти литра вылакать вдвоём, без посторонней помощи, только Карчевская и Стася. И чего стоит тогда хвалёная Стасина правдивость?

Кайтусь почувствовал вдруг, что здорово устал. Слишком много навалилось всякой дурной игры, вранья и подковёрных махинаций. Любимая стихия оказалась неожиданно утомительной, и он решился на откровенность:

— Так и быть. Скажу правду. По первоначальным показаниям Климчака, которые он потом многократно повторял, никакой водки он Карчевской не относил, а те две рюмки, с которыми вышел, сам и тяпнул. Он же с самого начала заявлял, что устал после работы и проголодался, а раз уж получил выпивку, то хотел закусить. Не печеньем же! В кухне было мясо — жареная свинина с лучком да с картошечкой. Мамаша Климчакова своих уработавшихся мужиков кормила основательно. Стасе это в голову не пришло, вот она и совершила ошибку.

Патриция достаточно хорошо знала Кайтуся, чтобы чувствовать, когда он врёт. На этот раз не врал. И делал это весьма неохотно.

— Так почему же он этого суду не сказал? Ни он, ни его девицы?

— Чтобы выставить Стасю лгуньей. А при случае девицы хотели и Карчевскую замазать. Стася не знает, кто ту водку выпил, верит, что невеста.

— Ясно. Могла бы и сама догадаться. Откуда им знать, что весь этот процесс — одно большое надувательство…

Патриция без всякого предупреждения резко сменила тему:

— Ладно, чёрт с ней, с водкой. Ты, понятное дело, был на осмотре места преступления?

Кайтусь чуть не подавился куском оладьи. Он тихо надеялся, что Патриция не станет об этом спрашивать и довольствуется одной маленькой правдой. Господин прокурор принялся лихорадочно соображать, что бы тут соврать, но, как назло, в голову ничего не лезло, ведь она, на худой конец, в любой момент могла съездить туда сама и увидеть всё собственными глазами. Мало того, могла и защитника с собой прихватить!

— Ну был. Видел я это место. И что с того?

— Он взял её за руку, два шага, и она уже оказалась за калиткой. Там так удобно подъехать? Улица?

Кайтусь постарался прикрыть смущение пренебрежением и равнодушием:

— Никакой улицы нет, но подъехать можно. По просёлку. Если постараться, можно и к самой калитке, но быстро развернуться, это уж дудки, признаю, тому на «Варшаве» здорово пришлось попотеть.

— Если вообще подъезжал, — усомнилась Патриция. — Так я и вижу таксиста, который в ночи будет соваться на просёлочную дорогу, где нет разворота. Сколько там до улицы?

— Как минимум метров сорок, — неохотно признался Кайтусь. — Что вовсе не доказывает, будто не стал заезжать. В конце концов, ведь те две всё же вышли и на том же такси уехали!

— А надо было отыскать таксиста, а не плакаться на разыгрываемые спектакли! Хороши следователи, нечего сказать… За сорок метров Стася десять раз могла прийти в себя! А что это за россказни, кто где сидел? По показаниям правдивой Стаси выходит, что Климчак спереди. Как же, кто рядом с водителем, тот и платит! А Гонората, что, со слов Стаси, пила, как губка, с заднего сиденья называет адрес, показывает дорогу, платит, отпирает калитку… Чушь! Как ты это себе представляешь? В стельку пьяная Гонората даёт указания, а Климчак рядом с шофёром, что? Спит?

— Нет. Едет.

— Молчит себе в тряпочку и подчиняется бабским распоряжениям? Какой-то очень уж Лёлик пассивный. Тебе не кажется?

— По капусте её волок, — буркнул Кайтусь.

— Собака его больше волнует, чем Стася. А наша несчастная героиня калитки даже не проверила, а вот в подвал ломанулась, чтобы уж точно обратного ходу не было. Бред сивой кобылы! А дикая ненависть обеих панёнок, запавших на Лёлика, тебе ни о чём не говорит? Или этого тоже никто не заметил?

— Не многого ли ты хочешь от судьи? — съязвил Кайтусь.

— Судьи! — яростно фыркнула Патриция. — А героическая оборона в дачных казематах? Если это изнасилование! Какая же сволочь за всем этим стоит?!

На последний вопрос Кайтусь ответа не дал.

* * *

Уже по возвращении из Лонцка для Стаси начались трудные времена.

Самый нервный период с жутким трепыханием где-то внутри уже почти прошёл, ситуация прояснилась, но от этого стало только хуже. От родной сестры, дружившей с Гоноратой, Стася узнала, что Лёлик и в самом деле обзавёлся невестой, которая, почитай, поселилась у них дома, и дата свадьбы, того и гляди, будет назначена. Зажицкая тоже почти что получила отставку, ходила мрачнее тучи, а девчонки как-то при ней шутили, что Элька — не промах, раз уж поймала мотылька, то не выпустит. Стася чуть было не ляпнула, как же так, ведь говорил, что женится только на девственнице, при чём же тут Элька?

Так она и трепыхалась, когда повстречала Гонорату с Павловской. И не выдержала, спросила про свадьбу Лёлика. Гонората явно без энтузиазма подтвердила, что да, собирается жениться. Когда, не сказала, и довольной не казалась. Не будь Стася так занята собой и своими чувствами, наверняка заметила бы, что Гонората отнюдь не в восторге от будущей жены брата и всю эту затею со свадьбой ничуть не одобряет.

А Стасе во что бы то ни стало следовало увидеться с Лёликом, ведь ситуация сделалась критической, и процесс соблазнения просто необходимо было ускорить. Ничего лучшего придумать не смогла, как только заявить, что у неё к нему срочное дело.

— Нет его, — сказала Гонората. — На даче работает, вернутся с отцом только к вечеру… — И вдруг вспомнила, кто ещё там, на даче, отирается. Гонората даже специально не задумывалась, интрига родилась сама собой, тем более что Стася торчала рядом, как приклеенная. О Лёлике спрашивает, вот и отлично, втюрилась она в него или нет, а пригодится. — У нас тут вечеринка намечается, — равнодушно добавила Гонората, — Юрка Зажицкий приехал, может, зайдёшь?

Не появилось ещё на свете такой силы, что заставила бы Стасю отказаться, и приглашение было немедленно принято. Она подождала на лавочке, пока девчонки управятся с каким-то своим делом и вернутся за ней. Готова была дожидаться хоть до утра. Ей и в голову не пришло, что тем самым полностью демаскирует свои так неумело скрываемые планы и чувства в отношении Лёлика. А девчонки дурами уж точно не были. Все втроём пошли к Климчакам.

В Стасиной голове царил полный сумбур: первый раз в гостях в этой квартире, а в перспективе — Лёлик. Как себя вести? Смело, развязно и соблазнительно или, наоборот, скромно и сдержанно? Заставить его проявить к ней интерес? Сидеть тихо, ждать и притворяться равнодушной? Нет, это отпадает, сам он не начнёт, не очень-то его Стасина добродетель привлекает, да и вообще, сколько можно тянуть, того и гляди будет поздно. Может, и правда, доказать ему?

И тогда он женится на ней, а не на какой-то там Эльке!

Слишком всё быстро закрутилось. Стася предпочла бы помедленнее, поспокойнее. Понятно, что ничего обдумать она не успела, пыталась разобраться в своих ощущениях, да тоже не вышло. С одной стороны, над всеми смешанными чувствами главенствовало нетерпение, а с другой — извечное, чтобы не сказать, клиническое: и хочется, и колется…

Это и представляло собой главную проблему, на решение которой требовалось время. А времени-то и не хватало.

Человек более опытный и то испытывал бы затруднения, а что уж говорить о Стасе! Поставив в итоге на контролируемое дерзкое соблазнение, она не рассчитала свои силы. Знала, что алкоголь позволяет расслабиться, отпускает моральные скрепы, чувствовала, что ей трудно будет преодолеть собственную сдержанность, а надо действовать вопреки себе, против своей натуры, вот и забыла про закуску, приняла допингующий продукт на пустой желудок.

А стол изобилием не блистал. Водка и печенье — кошмарная парочка! Зажицкие не появились, а посему начали втроём: Гонората, Павловская и Стася. Гонората легко пьянела, водки не любила и поэтому сразу принялась себя ограничивать. Стася знала, главным образом из книг, ну, и по своему мизерному опыту, что дамы не пьют как сапожники, никакого хрясь сразу по стакану! — а только маленькими глоточками, по чуть-чуть, а приличные деревенские женщины, вообще, выпивая рюмку, прикрывают рот передником. В застольях, где Стасе доводилось участвовать, главным напитком был «папа с мамой», то есть сладкий вишнёвый сок со спиртом, а сей нектар очень удобно было пить по полрюмки. Вот она машинально и применила известную методу в новых обстоятельствах. Только Павловская, имевшая крепкую голову, опрокидывала рюмку как нормальный человек.

Гонората помнила про свою интригу, слух у неё был хороший, и, как вернулись работники, уловила. Она завела пластинку, заставила Стасю поднять тост, долила её рюмку доверху, слегка удивившись, что девушка не возражает. В стоявшем на столе графинчике, который своей элегантностью должен был подчёркивать изысканность торжества, оставалось уже на донышке.

Павловская встала из-за стола, подошла к буфету, спокойно достала оттуда непочатую поллитровку и предъявила на всеобщее обозрение.

— Вот, пожалуйста! Есть ещё!

На эту презентацию и угодил вошедший из кухни Лёлик.

Он не кинулся очертя голову в бездну разврата и не воспылал безумной страстью при виде Стаси. «Добрый вечер, девушки», — только и сказал. Стася же совсем растерялась, беспомощно огляделась, схватилась за графинчик и поболтала остатками водки.

— Гонората, ты почему так плохо пьёшь, — высказала она претензию хозяйке. Это должно было прозвучать задорно, а вышло, скорее, жалобно. — Здесь ещё чуток есть, с кем мне выпить?

— С Лёликом, — посоветовала Гонората и достала из буфета соответствующую ёмкость. — Из меня никудышная компания, от водки сразу плохо делается, а вот Лёлик — другое дело, может поддержать.

Лёлик, конечно, мог, но в данный момент не хотел.

— Господи, отстань, что это вам так приспичило?

— Тоже мне трезвенник выискался, трудно, что ли, с ней выпить?

— Я устал, только что со стройки. Мне есть хочется.

Гонората заподозрила неладное.

— Отец тоже вернулся?

— Вернулся, ужинает. Что она тут графином размахалась? Я голоден как волк и с ног валюсь, ещё развезёт!

Обуреваемая своими разнонаправленными чувствами, Стася, словно маятник, раскачивала графин с остатками водки над свежепоставленным стаканом. Говорить она была не в состоянии, только смотрела глазами раненой серны. Подпиравшая буфет Павловская наблюдала за этой сценой с умеренным интересом.

— Выпей, раз девушка просит. Видишь же, что просит. С одного не развезёт. Наливай, Стася, а то выветрится!

Стася послушно налила, старательно следя, чтобы последние капли попали в стакан. Во избежание лишних препирательств Климчак стакан взял.

— Ну ладно, ваше здоровье.

Выпил и, не обращая внимания на застывшую Стасю, поискал, чем бы закусить. Обнаружив только печенье, обозвал его дерьмом, заявил, что идёт ужинать, и отправился на кухню. Стася отмерла и вся в нервах, забыв о приличиях, жахнула свою рюмку. Гонората выглянула на балкон.

— Слушайте, пошли на балкон, там приятнее. Давайте все перетащим.

Перебазировались за столик на балконе. У Стаси уже шумело в голове от последней рюмки, но ещё хватило ума напиться содовой. Она изо всех сил пыталась собраться с мыслями и чувствовала, что сегодня решающий вечер — пан или пропал, надо же, в конце концов, определиться!

Гонората вернулась в комнату, сменила пластинку, рядом опять нарисовался Лёлик.

— Что, меняете дислокацию?

— Кто ещё там, в кухне? — с подозрением спросила его сестра. — Только родители?

— И Эльжбета. А ты против?

Гонората откровенно поморщилась.

— А эта чего заявилась?

— Работать на стройке может, а прийти нет? Имеет право с нами поужинать?

В голосе Гонораты слышалось крайнее осуждение:

— Нашёл невесту, нечего сказать! Не вздумай её сюда в комнату пускать, — она заметила бутылку водки и вручила её брату. — На, открой!

— Очень надо, она сюда и не рвётся, — обиделся Климчак, ловко выбивая пробку. — Устала девчонка, весь день вкалывала на даче, поест и пойдет домой.

— И ты с ней? — брызнула ядом сестричка.

— А что, мне невесту и проводить нельзя? — парировал братец.

Сидевшая здесь же у открытой двери Стася слышала весь разговор и вскочила как ошпаренная. Та самая Элька! Ну нет, этого она не допустит, раз уж решила быть соблазнительницей!

Климчак стоял за порогом, рванувшаяся к нему Стася об этот самый порог запнулась и рухнула прямёхонько на него, что выглядело, будто кинулась к нему в объятия. Бутылку, к счастью, держала Гонората, так что у Лёлика руки были свободны, и он смог поймать падавшую на него девушку. Такое проявление страсти пришлось ему по вкусу, и хотя голод давал себя знать, игнорировать столь нежные авансы донжуан из Плоцка не собирался и дал заманить себя на балкон.

Гонората наполнила рюмки. Она вовсе не хотела зла этой глупышке Стасе, хоть та и носилась со своей добродетелью, как дурень с писаной торбой, зато очень даже желала зла Эльжбете. Всё лучше, чем эта подстилка, бетон мешать да лестницы мыть — ещё куда ни шло, так нет же, лезет в приличный дом, а уж в невестки такую, боже упаси! Совсем у Лёлика крыша поехала, но, может, Стася эту Эльку подвинет…

Таким-то вот образом девчонка, воспринимаемая до сих пор с некоторым пренебрежением, вдруг сделалась главной героиней разыгравшейся драмы.

Пользуясь случаем, Гонората подсунула участникам вечеринки полные рюмки. Как истинный джентльмен Климчак не мог отказаться и выпил, Стася тоже. От более нежных проявлений чувств Стася сумела уклониться, не обниматься же при всём честном народе, но намекнула весьма прозрачно, что не прочь провести с Лёликом вечер, и настроение у неё боевое, готова хоть коней красть. Климчак с сожалением признался, что сегодня как раз с этим могут возникнуть проблемы, так как девушка его здесь, да и вообще он ещё не ужинал. Стася моментально нашла выход — пусть скорее поест, проводит девушку и вернётся, а она милого дружка подождёт. Милый дружок подумал, что вариант неплох, и со вторым стаканом прошмыгнул на кухню, гонимый скорее голодом, нежели страстью к невесте.

Стасю же выпитая вместе с Лёликом последняя рюмка добила окончательно. Голова пошла кругом, остатки самоконтроля полетели в тартарары. Куда он ушёл? К проклятой Эльке! Нельзя, чтобы он на ней женился, ни за что, и точка! Сам же сказал и ей, и Зажицкой, что женится только на девственнице, а эта Карчевская — такая шалава, пробу некуда ставить, обычная потаскуха! Так как же он может…

Нет, она этого не допустит ни за что на свете!

До безобразия трезвая Павловская уселась рядом, попросила содовой, сифон стоял у Стаси за спиной. Несмотря на полный ералаш во всём организме, она умудрилась-таки наполнить и передать подруге стакан, ничего не разбив. А поскольку образ Лёлика всё сильнее крутился у неё в голове, а противная Павловская подтвердила, что в кухне и в самом деле сидит его невеста, Эльжбета, Стася насела на соседку с вопросом:

— А она девственница? Слушай, эта его девушка — девственница?

— Откуда мне знать? — с холодным равнодушием отвечала Павловская, поскольку сие обстоятельство было ей глубоко безразлично.

— О чём это она? — изумилась Гонората. — Спятила, что ли?

Павловская пожала плечами:

— Совсем у неё ум за разум зашёл. Где Эльжбета и где девственность, полный бред…

— А я — девственница! — победно заявила Стася и съехала с табуретки, разбив по пути рюмку.

Подобное продолжение банкета Гонорату никак не устраивало, она помогла гостье подняться и усесться поудобнее.

— Тебе плохо? Стася, может, я тебя домой провожу?

— Фигушки! — икнула Стася, вцепившись в стол. — Со мной полный порядок. Я… Лёлика по…жду.

— Напилась, — констатировала Павловская. — Блевать будет. Тащи скорее таз с водой.

На эту прелестную сцену и угодил вернувшийся на балкон Лёлик. Шокированный герой-любовник немедленно предложил:

— Отведите её домой! Вот, чёрт…

— Она не хочет. Желает тебя дождаться.

— Ну, вы, девчонки, даёте…

Гонората с тазом успела в последнюю минуту, брат не выразил ни малейшего желания ей ассистировать при отлично ему известных симптомах, забрал очередной стакан с живительной влагой и исчез с горизонта. Он опять появился, когда Стасе удалось в общих чертах вернуть себе человеческий облик, и хотя в голове ещё шумело, но прочими компрометирующими явлениями это головокружение уже не сопровождалось. Она рухнула в шезлонг, который Гонората скоренько расставила на всякий случай.

Амант объявил, что они с невестой уходят. Стася, совсем уже не владея собой, завопила:

— Но ты же вернёшься? Ты должен вернуться, я подожду! Ведь я же девственница! Раз говорю, то так оно и есть!

Гонората, в конце концов, не выдержала:

— Что, совсем невтерпёж?

— Сказать-то каждый может, — рассмеялся Лёлик.

В Стасином состоянии, если уж на то пошло, ничего из ряда вон выходящего не было. Ну, упилась девчонка до хвастовства, только и всего, проспится и даже не вспомнит, что болтала. Неловко немножко, да чего не бывает!

— А я тебе докажу! — с пьяным упорством настаивала Стася, пытаясь подняться из шезлонга, что оказалось не так-то просто. — Могу доказать! Хочешь?

Климчак от души веселился:

— Кто ж откажется. Спокойной ночи, паненки, я пошёл.

— Не нравится мне всё это, — буркнула вполголоса Гонората, проводив брата взглядом, и принялась потихоньку убирать со стола.

— Перебесится, — бросила ей Павловская.

— Прямо не знаю. Может, и перебесился бы, да только присосалась она, что твоя пиявка. По мне, так уж лучше бы Стася…

Истомлённая переживаниями Стася их диалога не слышала, задремав в шезлонге, где её никто не беспокоил. Гонората, перетаскав посуду в кухню, вернулась на балкон и озабоченно спросила:

— А с ней что будем делать?

Павловская пожала плечами:

— Она тут что-то о хате с Лёликом бормотала, слушай, похоже, не успокоится, пока его не заполучит. Может, им на вашу дачу поехать, а?

— Пусть едет, если так хочет. Не здесь же ей ночевать.

— Прохладно становится. В кухне уже пусто?

— Пусто.

— Пошли туда…

Стася достаточно легко позволила переместить себя на кухню, но, усевшись на козетку, уснула мёртвым сном. Гонората честно пыталась разбудить гостью и предлагала отвезти домой, но в ответ получила наглое заявление, что Стася ждёт Лёлика и без Лёлика с места не двинется. Ну, нет так нет, пусть с ней этот болван и возится!

Когда уже поздно вечером Лёлик наконец вернулся, разбуженная Стася начала понемногу трезветь. Чувствовала она себя неважно, но в ситуации ориентировалась целиком и полностью. Вместо того чтобы ехать домой, поедут на их дачу, именно она поедет, а не эта Элька! А там видно будет, не иначе как настал момент доказать ему, насколько она отличается от всех тех распутных девиц, какое она исключение, а значит, достойна стать избранницей и законной женой.

Оказавшись на участке, Стася совсем протрезвела и прекрасно видела, что Гонората калитки не заперла, а просто прикрыла. Даже и не думала к этой калитке приближаться, Лёлик ей нужен был во что бы то ни стало, поэтому и притворялась, что верит, будто она заперта, но всё-таки боялась. Как-никак впервые наедине с мужчиной и готова ему отдаться, но только никакой инициативы с её стороны, пусть он её завоёвывает, пусть старается, а она для виду, конечно, чуток посопротивляется…

В темноте Стася споткнулась и упала, здорово ударившись о что-то твёрдое и мокрое. Из носа пошла кровь, и только потом разобрала, что приложилась о кочан капусты, практически под ногами невидимый. Она уже и раньше спотыкалась о какую-то деревяшку, ещё что-то ногой задела, но боли почти не чувствовала. Лёлик озаботился и в своей заботе зашёл слишком далеко, а Стася так быстро и сразу была не согласна. Пришлось протестовать, да и зябко стало, ветрено, уж лучше и правда в подвал.

Понятное дело, убежать она могла двадцать раз, но о бегстве даже и не помышляла, оценила старания Лёлика — плащ постелил и простыню, всё как положено, а с раздеванием это уж он переборщил. Пусть не думает, что она такая податливая, пришлось ему потрудиться и ей помочь. Протестуя и угрожая, Стася дипломатично переждала, пока он управится с брюками, на словах сопротивляться можно было сколько угодно, слова же ничего не стоят. А как он упоительно убеждал её сдаться! Всё, как заведено, она сопротивлялась, он преодолевал сопротивление…

Ну, теперь он сам наконец убедится, а то ведь до последнего не верил!

И тут грянул гром с ясного неба.

Ведь он-то не пил. Как же мог так ошибиться? Выходит, соврал, имел наглость заявить, что нет у неё никакой столь бережно хранимой добродетели. Оскорбил до глубины души! Посмел пренебречь столь торжественно преподнесённым ему сокровищем!

Обида и злость окончательно протрезвили Стасю, и она чуть ли не в драку полезла с Лёликом за свою, уже бывшую, добродетель. Тому было по барабану, он просто констатировал факт, только и всего, но для Стаси это стало вопросом жизни и смерти, и она от пережитого нервного возбуждения, обиды и злости даже расплакалась. Но плакала совсем чуть-чуть, верх взяла настырность, ведь после столь страстного свидания Лёлик обязан был на ней жениться, сам говорил, что только на девственнице! А теперь что? Она этого так не оставит и требует, чтобы женился. Что он себе думает?!

Лёлик о женитьбе ничего хорошего не думал и вообще рассчитывал подольше поразвлечься, а тут, на тебе, нарвался на скандал. Девчонка симпатичная, и даже приятно немного побороться вперемешку с нежностями, но ничего экстраординарного. Опять же не невинность, не гурия, а туда же с претензиями. Впрочем, опыт общения с женщинами у Лёлика имелся немалый, спорный вопрос он быстренько замял, претензии заглушил комплиментами, от продолжения отказался и вежливо отвёз надутую Стасю домой.

А вот на следующее утро…

К прочим раздирающим несостоявшуюся жертву чувствам добавилось ещё одно. Подавленность. С трудом дождавшись, когда семья разбредётся в разные стороны, чтобы никто, не дай бог, не привязался, Стася с ещё большим трудом заставила себя принять решение. К кому обратиться в таком поганом положении, кому довериться, с кем посоветоваться? Мельницкая отпадала наверняка, осудила бы подругу, а то и вовсе знаться бы перестала. Гонората? Так она же его сестра! Павловская пожала бы плечами, и всё, одноклассницы только порадовались бы её беде, на смех бы подняли. О родных и речи быть не может. Кто оставался?

Зажицкая!

Пожалуй, она одна. Лёлика знала как облупленного, зуб на него имела из-за той патлатой шлюхи и уже с ним порвала. Только она и поймёт, в чём тут дело, а, глядишь, и посоветует, как с ним поступить. А если даже Стася ничего ей и не расскажет, то всё легче будет, ведь Зажицкая тоже осталась с носом.

Ядьку Зажицкую просто перекосило со злости. Карчевскую, эту жалкую лахудру подзаборную, она ещё могла стерпеть, но Стася? Вот ведь Лёлик — сволота немытая, а как клялся, что другие ничего не значат, только она одна. Как же! Ну, увидит гадёныш паршивый, чего стоит ничего не значащая Стася! Отомстить во что бы то ни стало! Они обе вместе покажут ему, где раки зимуют!

Стасю месть не вдохновляла. В её взбудораженном сознании месть и Лёлик вступили в острое противоречие. Удручённая, обиженная и отчаявшаяся девчонка, с одной стороны, хотела мстить, но с другой — ещё больше хотела Лёлика. Чтобы каялся, чтобы молил о прощении, чтобы стоял на коленях и выбрал её, только её, единственную и неповторимую, и чтобы прогнал прочь пинками эту мерзкую Эльку!

Сама она на открытый скандал никогда бы не решилась, это факт. Ядвига её подбила. Исподтишка убеждала и уговаривала, подсказывала и подзуживала, якобы от чистого сердца, а на самом деле в ярости на неверного любовника. Но сообразила всё это Стася, когда уже было поздно. Зажицкая вдруг принялась Климчака выгораживать, оказалось, что сговорились с Гоноратой, потом резко сменила фронт и пыталась его утопить. Вроде были у них подозрительные махинации…

Ну и под конец последний удар, просто напасть какая-то или злой рок, обследование у врача и как результат — медицинское заключение. Получилось, что оба ошиблись: и Стася, и Лёлик. Выходит, Лёлик имел право обвинить её во лжи, а она полное право — обидеться. Может, теперь и удалось бы отыграть назад, если бы не этот идиотский суд!

Кошмар и тихий ужас…

* * *

Судья возобновил рассмотрение дела.

Всё шло наперекосяк, совсем не как положено. Патриция даже устала возмущаться. Безалаберный птеродактиль устроил из допросов свидетелей обвинения и защиты полнейшую чехарду. По закону очернять Климчака и обелять Стасю надо было с самого начала, а только потом защитник мог поступать наоборот. На этом же чудном процессе только теперь появились настоящие свидетели, объективные и беспристрастные, и вообще приличные люди.

Двое педагогов из Стасиной школы по очереди показали, что о ней слова плохого нельзя сказать. Учительница заявила, что ученица, которую она знает уже три года, девочка умная, учится хорошо, только последнее время стала немного лениться.

Судья пёр напролом:

— А приврать она не любит? Или нос задирать?

— Нет, носа она не задирает, скорее, отличается скромностью, немного замкнута.

— А как она одевалась?

«Дурацкий вопрос, — раздражённо подумала Патриция. — Как она должна одеваться в школу? В кружевные пеньюары или в кринолины?»

— Одевалась очень скромно, — спокойно ответила учительница. — Я сегодня даже удивлена её элегантностью.

Нет, повышенного внимания мальчикам она не уделяла, уроков не прогуливала, училась нормально.

Учитель знал Стасю ещё больше:

— Основываясь на своих четырёхлетних наблюдениях, могу ответственно заявить, что впечатление она производит хорошее. Я был очень удивлён, когда пару месяцев назад она впервые получила тройку. Скромная, тихая, к мальчишкам не приставала, молчаливая, скрытная.

Судья быстро выбился из сил и передал бразды правления сторонам. Первым их подхватил прокурор:

— Допускаете ли вы, что вне школы она могла быть совсем другой, чем в школе?

— Если вас интересует моё мнение, то подобное абсолютно исключено.

— Вы не замечали двуличия?

— Нет.

Кайтусь тоже сдался. Адвокат даже не стал напрягаться.

Одноклассница Сухальская Ева. Патриция присмотрелась к ней повнимательнее. Обычная девчонка, одета прилично, внешность среднестатистическая, вежливая, вроде неплохо воспитанная… Судья, похоже, передохнул:

— Вы учитесь с Руцкой в одной школе?

— Да, в одном классе.

— Она говорила вам об изнасиловании?

— Говорила… — После минутного колебания. — Потом.

Адвокат не выдержал:

— Странно, если бы до того, — с иронией и довольно громко заметил он.

На это замечание судья кивнул явно одобрительно и потребовал уточнить:

— Когда?

— Когда в школу приехал прокурор.

— От кого вы об этом узнали?

— От Руцкой.

— Что она рассказывала?

Ясно было, что свидетельница Сухальская весь рассказ вспоминала и повторяла не один раз, благодаря чему затвердила его наизусть. Это был краткий пересказ Стасиных показаний, разукрашенный вставками типа «темно-холодно-далеко» и «в лесу полно разбойников». Самый большой интерес к её показаниям проявил обвиняемый.

Безнадёга полнейшая.

Чтоб народ совсем не сдох со скуки, здоровенную свинью подложила Стасе её родная мамаша. Вконец замотанная, не представляющая себе всей сложности ситуации, жутко обиженная отсутствием информации и собственным неведением, понятия не имеющая, где надо врать, она пошла по пути наименьшего сопротивления и выложила всю правду. Патриция поняла, что мамаша совсем не в курсе. Ну побаловалась с хлопцем в укромном месте, велика важность, обычное дело! Лишь бы в подоле не принесла, а тут, как видно, никакой опасности нет, зачем же крик поднимать?

— Как часто дочь поздно возвращалась? — без малейшего интереса спросил судья.

— Да разве упомнишь, когда именины или ещё что…

— А жених у неё был?

— Был, — решительно заверила мамаша.

— Кто такой?

— Левецкий Януш.

— Официально просил руки?

— Не то чтоб официально, так ходил. И мать его была.

— Что ваша дочь говорила о случившемся?

Мамаша не могла больше сдерживать обиды и горечи:

— Ничего не говорила!

— Как это, совсем-совсем ничего?

— Поначалу совсем.

— А потом?

— А потом тоже ничегошеньки, только что на суде узнаю. А я и сейчас ничего не знаю. Она страх до чего скрытная, всё в себе держит!

— А Гонората к вам домой заходила?

— Заглянула тут одна, спросила, дома ли Стася, и тут же след простыл. Потом ещё три раза так заглядывала. Я спросила, чего это она в третий раз уже? Я-то спрашивала…

— А дочь что ответила?

— Сказала, мол, сестра она того, которого на суде увидишь. Ни словечка не скажет, такая завсегда скрытная! И упёртая!

— Кто где спит? Сколько у вас комнат?

— В той комнате, где Стася, мы с мужем спим, и она с другой дочкой на диване, и ещё сын. А во второй комнате дочь с зятем, двое детей у них.

— И никто не заметил следов побоев?

— Муж на работу ушёл, я с утра за молоком, а как от мясника вернулась — её уже не было.

— К мяснику за молоком? — поинтересовалась у брошки Патриция, на что Кайтусь хрюкнул и принялся сморкаться.

Чёрное мамашино дело продолжила соседка, некая Рутякова. Судья дал ей волю, не прерывал и не задавал дурацких вопросов.

— Брала я у Климчаков мясорубку, это с утра. А как сварила обед, пошла относить. Вхожу, значит, в кухню, а там Руцкая сидит. Гонората ей: «Идём, Стася, провожу домой», а та говорит: «Не пойду, всю ночь буду сидеть, пока Лёлик не вернётся». Своими собственными ушами слышала, только не моё это дело, я и не вмешивалась…

Патриция некоторое время размышляла над вероятностью, могла ли эта баба сама такое придумать или так, по-соседски, свидетельствовать в пользу Климчака? Вряд ли. Не то поколение. Если бы в интриге были замешаны родители, тогда ещё куда ни шло, но с молодёжью?.. Нет, ничего не поделаешь, приходится признать, что Стася и в самом деле впервые в жизни слетела с катушек.

Показания очередного свидетеля понравились журналистке больше. Приглашённый защитой сержант милиции участвовал в осмотре места происшествия и разъяснил, по крайней мере, топографические неувязки. Судья пустил дело на самотёк и почти сразу же предоставил этого свидетеля в распоряжение защиты.

— Можно ли было подъехать на машине к самой калитке? — спросил адвокат, запутав предварительно капустный вопрос.

Сержанту не пришлось продираться через пресловутый огород, хотя наличие собаки он подтвердил. Как и возможность приблизиться к калитке.

— Можно.

— Вы там и остановились?

— Да.

— А развернуться трудно было?

— Там просёлок, ничего трудного.

Странная защита. То, что подъехать легко, свидетельствовало, скорее, что Стасю могли задурить, подъехали к самой калитке, а когда вышла, быстренько впихнули внутрь, и дело с концом. Если бы ей пришлось пройти пешком хоть метров двадцать, было бы доказательство её сознательного участия в романтической прогулке с Лёликом при луне. А тут, выходит, девчонки имели полную возможность смыться на той же тачке… И где, спрашивается, Гоноратины яблоки?!

Похоже, судейская тупость оказалась заразна и перекинулась на адвоката…

Погодите-ка… Одно дело таксист, а другое — милиция. Может, милиция при свете дня и подъехала, не то что таксист в потёмках? Защитник просто обязан об этом спросить! Ах, да, таксиста же не нашли…

Судья показания сержанта вниманием не удостоил, а по своему обыкновению бурчал что-то невразумительное то ли для протокола, то ли заседателям. Оказалось вдруг, что дополнительные показания должна дать Зажицкая.

О, она, разумеется, была тут как тут! С чрезвычайным интересом слушала полемику между Стасей и Карчевской. А вот надобность в ней, внезапно возникшая у правосудия, ничуть её не порадовала. Видно было, как ей не хочется снова занимать свидетельское место. Патриции стало любопытно, на какой стадии находится в настоящий момент отставная любовница, ранее готовая бросить всё, начиная с мужа, ради своего ненаглядного? Выгораживать его будет или добивать?

Судья явно на предыдущем свидетеле отдохнул, набрался сил и теперь готов был к новым свершениям.

— Донос от обвиняемого получен насчёт вашего познанского дела, — начал он сурово. — Что скажете?

Зажицкая ощетинилась, словно перепуганный ёжик:

— Это неправда.

— Что неправда?

Пара секунд на обдумывание.

— Всё неправда.

— Но дело-то против вас в Познани заведено?

Свидетельница лихорадочно искала, что ответить.

— Нет. То есть… закрыто.

— А говорила, ничего не знаю!

— Так я только сейчас узнала. Это, как оно…

— Оговор, — быстро подсказал прокурор.

— Ага, оговор.

— Но обвиняемый изложил всё в письменном виде. Так как?

— Никак. В смысле… он того… со зла.

— А злился на что?

— Да я… я не соглашалась говорить, что Руцкая… того… сама на него вешалась.

— А вешалась?

Боязнь за себя у Зажицкой вдруг отошла на второй план, а на первый вырвалась мстительная обида.

— Не вешалась! Она с парнями не путалась. Это он упёрся, что раз такая святая, то он её должен… Напоили её.

Климчак на своём месте беспокойно заёрзал, а на его лице появились сначала удивление, потом гнев, а под конец — благородное возмущение, достигнутое с изрядным трудом.

Судья казался явно смущённым и неуверенным.

— А не было там с Гоноратой, когда те письма писали, какого разговора, что сговорились?

— Кто? — спросила совершенно сбитая с панталыку Зажицкая.

По судье было видно, что он понятия не имеет, кто с кем и в какую сторону. Дезориентированный старикан покопался в бумагах, посопел и буркнул что-то в прокурорскую сторону. Кайтусь только того и ждал.

— А вы не заметили, что Гонората с Павловской специально постарались подпоить Руцкую? Они ничего такого не говорили?

— Нет, Павловской не было.

— А кто был?

— Карчевская, — ответила свидетельница после продолжительного молчания и сквозь зубы.

— Карчевская говорила что-нибудь?

— Говорила, что Климчак сам ей сказал, что Руцкая за ним бегает, но я не верю. А вот Гонората…

— Да? Что Гонората?

— Это уже потом, когда Карчевская ушла.

— И что же сказала Гонората?

Зажицкая с трудом выдавливала из себя слова:

— Что очень он на неё запал и просил, чтобы чуток её разогрели, а то ему некогда.

— Что ему некогда?

— Ну, в смысле обхаживать её. Они хотят дом достроить, он целыми днями вкалывает. Отец заставляет.

— Значит, они должны были её напоить, чтобы не сопротивлялась?

— Ну да. Только она… он ей тоже нравился.

Стасиным увлечением Кайтусь пренебрёг.

— И они с самого начала планировали вывезти её на дачу?

— Ну… да… думали… где бы так…

— И выдумали собаку с капустой, — горько пошутил защитник, что Кайтусь тоже проигнорировал.

Ассоциация капусты с собакой, видать, окончательно добила судью, и он, резко прервав слушания, рявкнул, что судебные прения состоятся завтра в девять утра, а сейчас в процессе объявляется перерыв. Никто не выразил неудовольствия, ибо день клонился к вечеру, а эмоций все получили предостаточно.

Патриция решила в Варшаву не возвращаться.

Приглашение пани Ванды было действительно, а поболтать с ней следовало серьёзно, основательно и по душам. Кроме того, не мешало выцарапать глаза вконец изовравшемуся Кайтусю, а имелись все шансы, что он появится в доме гостеприимной прокурорши. Как и господин адвокат. Но поскольку сторонам предстоит основательно подготовиться к завтрашнему переливанию из пустого в порожнее, оба должны прийти позже. Хотя с таким же успехом могли бы на прениях вообще ничего не говорить или продекламировать монолог Гамлета. Эффект получился бы ровно тот же.

Покидая зал в достаточно большой компании участников эпохального процесса, Патриция вдруг сообразила, что приехала она сюда вовсе не для борьбы с Кайтусем, а для выяснения, имело ли место изнасилование? И до сих пор не разузнала никаких подробностей о всех заинтересованных лицах, даже не взглянула ни на кого вне зала суда. Напоролась, правда, на инструктаж Кайтуся, но вместо того, чтобы хорошенько подслушать, почувствовала, видите ли, отвращение и гордо удалилась. Совершенно непростительное поведение для профессионального журналиста!

Публика не спеша спускалась по неудобной лестнице. Перед Патрицией шли Стася с Мельницкой. Подруга выговаривала потерпевшей:

— …надо было сначала со мной! Что ж ты сразу к этой скандалистке помчалась, зачем тебе такая огласка!

— Откуда мне было знать, что она такой шум поднимет, а она его знала лучше всех… Ну, и уговорила меня… И вовсе я не хотела, чтобы так вышло…

— Ты хотела полюбовно?

— Ясное дело!

— Теперь уже, наверное, поздно…

За собой Патриция слышала Гонорату и Павловскую. Судя по разговору, горе-заговорщицы тоже были недовольны:

— Отец разозлится, если Лёлика снова посадят, — огорчалась Гонората. — Сколько ещё отделки, а Лёлик хорошо работал, быстро шло. Теперь придётся рабочих нанимать.

— Ерунду городят, а не знают, что она сама хотела, — сердито критиковала ход слушаний Павловская. — Всё Лёлик да Лёлик, только о нём и болтала.

— Пьяная была.

— Что у трезвого на уме…

— Одно утешение, может, Элька не выдержит. Если отец её выгонит…

Патриция пропустила подруг вперёд, а за спиной теперь слышала обмен мнениями старшего поколения. Одни бабы, она попыталась распознать голоса, но получалось плохо, удалось определить только мамашу.

— …завсегда никому ни словечка, а теперича стыда не оберёшься…

— Да какой там стыд, ты что, Ганя, на весь город дивчина прославилась!

— Это всё Ядька растрепала, не иначе из ревности, ведь Стася сама из себя… Да ни в жизнь…

— А как она так не знала, что в нутре у неё не того… И только дохтур растолковал?

— Да кому ж было знать-то? А честная девушка за здорово живёшь по докторам не шастает. И вообще, оно такое бывает…

— Ой! Чуть не забыла! Мудракова сказывала, что завтра оковалок должны выбросить и ещё печёнку, да только немного. Надо, выходит, пораньше…

Спускаться медленнее Патриция уже не могла, и так останавливалась, почитай, на каждой ступеньке, прикидываясь хромой. Её обогнали ещё три человека.

— …свинья он паршивая, что тут скажешь! Мало ему было обычных потаскух, что сами набиваются, так ещё и ссильничал…

— …молодец деваха, своего не упустит…

И напоследок кто-то злобно прошипел сверху:

— Проваливай, шалава!

Лестница кончилась. Мимо Патриции прошмыгнула в слезах разъярённая Карчевская. Внизу, уже стоя в холле, журналистка оглянулась и с изумлением увидела последнюю пару, спускавшуюся по лестнице. «Греческий профиль» с Зажицкой.

Ни минуты не раздумывая, она направилась к той самой двери, за которой «греческий профиль» подслушивал Кайтуся и Стасю. Постояла, подождав, пока эта исключительно неподходящая друг другу пара вышла на улицу, а затем последовала за ними. Эти двое свернули налево и шли как-то очень странно: не понять было, вместе они или порознь?

Любопытство взяло верх. Патриция, стараясь не цокать каблуками, пошла следом и собственными глазами видела, как «греческий профиль» садится в итальянский «фиат», открывает пассажирскую дверцу и вежливо поджидает столь часто меняющую свои настроения любовницу обвиняемого.

Как написали бы в старинном романе, пелена спала с её глаз, и журналистка, немало времени посвятившая судебному репортажу, стала понимать, какие заоблачные сферы затрагивает этот провинциальный процесс.

* * *

Домработница пани Ванды запекла мясо с черносливом. Божественный запах привлёк даже хозяина дома, но главной задачей этого фантастического блюда было успокоить разбушевавшиеся страсти. С чем оно в основном и справилось. Во всяком случае, господин адвокат, подобрев после еды, предпочёл со стороны наблюдать, как Патриция с Кайтусем выклёвывают друг другу глаза. Пани Ванда с удовольствием подливала масла в огонь:

— Пожалуйста, пожалуйста, не стесняйтесь. Пани Патриция, что вы на это ответите?

— Пытался однажды один субъект позабавиться со мной в лесу… — начала Патриция весьма раздражённо.

— Только однажды? — недоверчиво переспросил Кайтусь.

— Этот только один раз. Другие предпринимали попытки неоднократно и при разных обстоятельствах. Этот, что в лесу, подходит по параметрам, не дохляк, но и не Кинг-Конг. Нормального телосложения. Я на его чувства не ответила, и достаточно было чуть-чуть поднапрячься и самую малость его толкнуть, ну чтобы уж совсем точно удалиться в заданном направлении.

— Каком? — поинтересовался адвокат.

— К шоссе. Там его машина стояла. Несостоявшийся насильник последовал за мной, правда, не так быстро, но протеста не выразил.

— Боялся, что ты ему машину поцарапаешь, — выразил предположение Кайтусь.

Патриция бросила на него презрительный взгляд.

— Уходим от темы, не так ли? Во-первых, она и так была поцарапана, а во-вторых, Стася — девчонка крепкая, а Климчак — отнюдь не гигант. Может, он жилистый и руки имеет крепкие, но врежь она ему хорошенько пару раз, могла бы преспокойно удалиться в целости и сохранности.

— А вдруг она растерялась и не знала, куда идти? Здесь собака, там капуста, а ещё дальше — запертая калитка…

— Собаку, по её словам, не видела, а калитку даже не проверяла. Не дай бог, оказалась бы та открытой, и что тогда?

— Вот именно, что? — деликатно подначила пани Ванда.

— Фигня тогда, а не изнасилование!

— А без собаки и капусты всё-таки изнасилование?

Патриция принялась закипать:

— Ты опять меня сбиваешь? Старательно уклоняешься от обсуждения сути проблемы, а именно: физических данных нападавшего и жертвы. Ведь Стася очень постаралась, чтобы, упаси господи, не задеть Лёлика. Разве не так?

— Задетый мог бы и осечку дать, — тонко намекнул Кайтусь.

— Что и требовалось доказать! — победно заключила Патриция. — А как она пережидала возню с брюками да с простынёй…

Адвокат вдруг кашлянул:

— Должен вам, господа, признаться, — смущённо начал он, — я позволил себе провести эксперимент со своей женой…

Это признание вызвало жгучий интерес всех присутствующих.

— Ну же, ну? — жадно торопила гостя пани Ванда.

— Просматривая протоколы, я случайно наткнулся именно на этот фрагмент показаний. Жена на эксперимент согласилась. Я держал одной рукой обе её руки, велел ей вырываться, а другой пытался снять брюки. Оба мы обычного телосложения, поэтому я позвонил парочке знакомых и попросил, чтобы и они попробовали. Сегодня утром по телефону я получил отчёты. Ни у кого не вышло. Невозможно. Либо жёны убегали, либо брюки оставались. Какие тут ещё нужны доказательства?

И крайне довольный собой и воткнутой в муравейник палкой, господин защитник взял добавку шарлотки — ещё одного кулинарного шедевра домработницы.

— Прошу меня извинить, коллега, но я не могу с этим полностью согласиться, — Кайтусь вложил в своё возражение максимум светскости, на которую был способен. — Любой мужчина, кого ни возьми, обладает некоторым опытом по части брюк. Возможно, тут дело в жёнах…

— В каком смысле? — заинтересовалась пани Ванда, да и адвокат взглянул вопросительно.

Всем своим видом Кайтусь изобразил лёгкое замешательство и нечто вроде сожаления.

— Существует определённая вероятность, что некоторые жёны, в особенности, как бы это… слегка поднадоевшие… не вызывают сильных желаний…

— Наглое животное, — немедленно возмутилась хозяйка дома.

— А может, скорее, слишком интенсивно эксплуатируемый муж не в состоянии проявить требуемой страсти? — задумчиво поделился глубокомысленным выводом её муж.

— Войтек!

— Прости, это я не о присутствующих… — Он опомнился и, окончательно смутившись, кинулся подливать гостям белое вино, отлично сочетавшееся с шарлоткой.

У Патриции мелькнула коварная мысль, и она искоса глянула на Кайтуся.

— А может, сам попробуешь? Все и так нас сватают, что тут скрывать. Никакие опровержения не помогают, так что от нас не убудет. Только давай определимся: я — надоевшая или ты, заэксплуатированный?

Идея всем участникам застолья очень понравилась, особенно пани Ванде, которая единственная ориентировалась в сложных взаимоотношениях Патриции с её жильцом. Она с увлечением следила за перипетиями их романа и с нетерпением ожидала, когда же та сдастся, хотя из женской солидарности целиком и полностью поддерживала Патрицию и считала, что Кайтуся требуется должным образом помучить.

Неожиданное предложение Кайтуся озадачило, и он, на всякий случай, галантно пробормотал:

— Лично я не допускаю ни первого, ни второго. А что?..

— А то, что прокурору самому не мешало бы поучаствовать в таком страстном акробатическом этюде, а я охотно помогу. Или ты предпочёл бы какую-нибудь иную даму?

— Нашлась бы парочка желающих, но ни одна не подходит…

— С чего бы это? Слишком податливы?

Кайтусь опять оказался на тонком льду и пока не решил, как поступить. Что ещё за каверзу придумала эта полоумная? Как собирается его одурачить? Оказаться в дураках совсем не хотелось, но предложение выглядело таким заманчивым!

— Я по-прежнему уверен, что даже отчаянно сопротивляющаяся дама не справится с насильником!

— Спорим?

Невзирая на всю свою осторожность, Кайтусь совершил ошибку и клюнул:

— Да ради бога Хоть сейчас. На что?

— На машину. Останется за мной независимо от приговора суда.

Глаза у пани Ванды заблестели, она потребовала, чтобы муж принёс очередную бутылку. Госпожа прокурорша была на стороне Патриции, радовалась, что в ней не ошиблась, уже предвидела поражение Кайтуся и даже немного его жалела. Пан Войтек, чрезвычайно увлечённый аполитичными экспериментами и всё ещё терзающийся угрызениями за свою неловкость, рысью затрусил к холодильнику за новым белым вином, а Кайтусь принялся кусать локти. Какого рожна он согласился? Но надежды не терял, не выцарапает же она ему глаза, в конце концов?..

Разнузданными сценами никто любоваться не собирался, поэтому ограничились распахнутыми створками двери в соседний салон, куда и перебралась парочка противников. Видимость для публики была несколько ограничена, зато слышимость — отличная, что позволяло делать необходимые выводы. Кайтусь потребовал предоставить ему угол, поскольку в подвале Климчаков имелось целых четыре угла, в один из которых Лёлик якобы и загнал Стасю. Хозяин дома с превеликой готовностью отодвинул здоровенную пальму в кадке, а домработница предусмотрительно унесла подальше два стула. Кайтусь получил не угол, а мечту.

Да только всё напрасно. Опытом Патриция располагала немалым, частенько приходилось уклоняться от слишком навязчивых ухаживаний. Кайтусь же, наоборот, не привык к отчаянному сопротивлению своих дам. Ему никогда не случалось использовать силу, достаточно было прикинуться разочарованным отказом и слегка упрекнуть капризулю, чтобы та немедленно одумалась, а то, не дай бог, и в самом деле разочаруется. Насилие было ему столь же чуждо, как охота на акул. Или на страусов.

Не повезло господину прокурору с самого начала. Патриция не дала загнать себя в угол. Кайтусь чуть было не высказал претензий по этому поводу, но, вспомнив, что обвиняемый действовал куда последовательней, постарался приложить усилия. Без толку. Патриция ловко увернулась. Кайтусь опять поднапрягся и врубился коленом в стул, отодвинутый всё-таки недостаточно далеко.

— Нет, так не пойдёт! — возмутился он. — Никто не говорил, что жертву ловили по всему помещению. Не валяй дурака! Речь шла только о брюках!

— Ага! Выходит, Стася полезла в угол добровольно?

— От неожиданности… Он её врасплох застал…

— А что она собиралась там делать, в этом милом подвальчике? Играть на пианино?

— Маяковского декламировать. У нас пари или как?

— Ладно, ладно… Довожу до всеобщего сведения, что в угол я встала добровольно! — громко адресовалась жертва к открытым дверям.

— Мегера! — столь же громко воскликнул Кайтусь.

Слушатели наслаждались представлением. Доносившийся шум свидетельствовал, что Кайтусю никак не удаётся ухватить сразу обе руки противницы, он вынужден действовать двумя руками, что напрочь исключает какие бы то ни было манипуляции с одеждой.

— Что? Так и будем за ручки держаться до самого утра?

Кайтусь неожиданно сменил тактику. Такие манёвры были ему привычны, а в отношении Патриции его так и подмывало их задействовать. Выиграет не выиграет, а своё возьмёт. Надо же пользоваться случаем. Он отпустил руки мнимой жертвы и схватил её в объятия, не жалея при этом страстных поцелуев. Патриция, не без удовольствия исполняя роль Стаси, и не думала уклоняться от нежностей насильника, тем более что брюки своего местоположения не изменили, а значит, она могла спокойно получать удовольствие. Воодушевлённый Кайтусь перешёл к более интимным действиям, оставаясь тем не менее в полном обмундировании. Патриция, ловко скрыв нежелание менять диспозицию, воспользовалась первым же удобным случаем, слегка оттолкнула агрессора и расхохоталась.

— У меня нет пуговиц, так что же ты хочешь оторвать?

— Чёрт тебя дери, ты можешь хоть минуту постоять спокойно!

— А Стася стояла спокойно?

Здорово разозлённый Кайтусь предпринял попытку повторить эксперимент с тремя руками, двумя её и одной своей. Патриция мгновенно вырвалась и уже с порога салона воскликнула:

— Что, съел?! Мне даже и царапаться не пришлось!

— Зато и синяков у тебя нет!

— Синяки потом появились. И вообще, насколько я помню, это никого не взволновало…

— Ступай назад, в угол!

— …Стася вроде бы на козлах посидела. Там доски были и прочие стройматериалы, кто поверит в идеальный порядок в подвале строящегося дома? Могла сколько угодно себе синяков насажать и без всякого участия ухажёра. Обращаю также внимание, что за тобой ещё простыня. Расстели-ка её одной рукой. И сколько мне ждать продолжения страстных ухаживаний?

Кайтусь охолонул и, в конце концов, сдался. Стало совершенно очевидно, что придётся вступить с этой заразой в настоящий бой, следствием чего явились бы серьёзные травмы. Опять же он вовсе не собирался в первый раз заниматься с Патрицией сексом в салоне пани Ванды. Прокурор вспомнил также, что мужчина с приспущенными штанами, ну, скажем, до уровня колен, резко теряет свободу движений да и выглядит, мягко выражаясь, не особо эстетично, и он чуть было не очутился в таком глупом положении. Вот уж свалял бы дурака! Честно говоря, он и сам ни минуты не верил в винегрет с руками, брюками и простынёй, да и в изнасилование тоже, но не признаваться же в этом публично! Злой больше на себя, чем на Патрицию, он принялся ломать голову, как бы вернуть двухмесячное право на машину.

— Отличная подготовка к прениям сторон, — заметил развеселившийся господин адвокат, когда насильник с жертвой вернулись в столовую. — Отдельное спасибо за синяки и стройматериалы, обязательно подчеркну это в своей речи. Да только все без толку, судья и их проспит.

— Я совсем не напрягался, — с достоинством заявил Кайтусь, садясь за стол. — А кроме того, прошу учесть, что участница эксперимента трезва, тогда как Стася была под хмельком…

Патриция не замедлила встрять, выразив наивное удивление:

— Вот те на! Так кто же из нас негодящий? Жертва потрёпанная или напавший вяловат?

— Реконструкция событий неверна. Я же говорю, та жертва была пьяна…

— А Климчак после целого дня на стройке…

— Ну, не преувеличивайте, она наверняка успела проветриться, — вмешалась пани Ванда, с энтузиазмом разжигая спор. — Ведь ещё там, на балконе, избавилась от большей части отравляющего вещества, опять же свежий воздух… Подловили Лёлика, что и требовалось.

Полная радостного злорадства, Патриция решила побаловать себя ещё одним кусочком шарлотки.

— Что дело именно в этом, я с самого начала поняла, — откровенно призналась она, оставив на некоторое время Кайтуся в покое. — Это мой бокал? Спасибо. А вот личность заказчика всего этого цирка меня очень интригует. Ясно же, что не станут стражи порядка такой огород городить, да и пани Ванда по собственной инициативе тоже. Возникает вопрос — кто? Прокуратура? Высокие партийные инстанции?

Пан Войтек вскочил как ошпаренный, чуть не подавившись последним куском десерта. Опять политика! Перепуганный хозяин дома срочно пытался придумать благовидный предлог, чтобы смыться.

— Я того… Надо навести порядок. Больше изнасилования не будет? Я тогда займусь пальмой?

Сидевшие за столом не обратили на него ни малейшего внимания, но как-то уж очень одновременно замолчали. Адвокат Островский задумчиво смотрел в окно, где садовый фонарь жутковато освещал ещё голые ветви липы, пани Ванда с подозрением смотрела на Патрицию, а Кайтусь — на пани Ванду. Патриция обвела всех по очереди внимательным взглядом.

— Ну и?.. — протянула она со значением.

Судя по звукам, пан Войтек предпринял в салоне генеральную уборку. Пани Ванда инстинктивно обернулась на доносившийся звон и шварканье, пожала плечами, вздохнула, пригубила вино и указала подбородком на Кайтуся:

— Он до такой степени держал вас в неведении?

— Он обычно ничего не говорит, а если и говорит, то такую тень на плетень наводит… И вообще он не знал, что я приеду.

— Раз такое дело, то вижу, вы ещё вчера догадались. Хотела бы я знать, насколько это бросается в глаза…

— Не то слово! — запротестовала Патриция. — Не бросается, а прямо бьёт! Из всех видов оружия! С самого первого слова!

— Вот именно. А я останусь свиньёй и буду дальше ждать, до чего вы ещё сможете докопаться. А потому ничего пока не скажу.

— Выходит, придётся мне пораскинуть мозгами и ещё самой подумать?

— Думать вредно, — попытался съехидничать Кайтусь, но, получив два сердитых взгляда, поспешно добавил: — Прекрасным дамам…

Патриция пожала плечами, мыслительный процесс у неё шёл быстро.

— Весь вопрос, в ком тут дело, — принялась она размышлять вслух. — Сдаётся мне, что на первый план выходят две персоны: обвиняемый и его такая непостоянная, прости господи, любовница.

Адвокат оторвался от созерцания природы за окном и с интересом взглянул на журналистку.

— Ну, ну? — поощрительно подал он голос.

— Вы со мной солидарны?! — обрадовалась Патриция. — А то все остальные — сплошные враги.

— Только не мой муж, — быстро вставила пани Ванда. — Он сейчас полдома разнесёт, но это никак не в пику вам.

— Нейтральный и работящий. Согласна. Что у нас получается? Надо было прижать Лёлика, чтобы завладеть Зажицкой, или отомстить Лёлику, что посмел переключиться на Зажицкую. Покинув предыдущую зазнобу? А пол заказчика этого дела тоже должен оставаться тайной?

— А вы допускаете и женский пол?

— Почему нет? Лёлик обладает загадочным очарованием, дамы и девицы так и льнут…

Пан Войтек бросил уборку, осторожно заглянул в столовую, решил, что опасность миновала, и вернулся к столу. По пути он пополнил запасы, добавив к очередной бутылке вина нарезанный кубиками тильзитский сыр, за что удостоился рассеянной похвалы супруги. Кайтусь практически не принимал участия в беседе, усиленно пытаясь скрыть недовольство собственной персоной и злость на Патрицию, которую считал виноватой во всём: неудаче с брюками, своём провале, потере, почитай, уже выигранной машины, а главное, слишком въедливом отношении к этому гротескному процессу. Сам-то правду знал и ввязался в это дело частично по глупости, а частично из любопытства, чем такая заваруха может кончиться. Теперь же он горько сожалел, что влип в эту авантюру, и ни за какие коврижки не хотел, чтобы Патриция обо всём догадалась.

И без того уже начинал чувствовать себя круглым дураком.

А Патриция как раз напала на верный след.

— Мне бы очень не помешали материалы того познанского дела, — обратилась она к адвокату Островскому. — Вы в них копались заодно с нашим трухлявым грибом…

— Если я правильно понял, вы имеете в виду многоуважаемый суд?

— Кого же ещё? Мне показалось, что вы прихватили их с собой, и я совсем бы не обиделась, если бы вы позволили сунуть в них нос. Там могут оказаться всякие милые подробности.

— Ещё какие милые. Да, ради бога, дело прекращено, не вижу никаких препятствий.

— Сегодня!

— Можно и сегодня, пожалуйста.

— Собираешься заняться следствием? — поморщился Кайтусь, даже не скрывая своего неудовольствия. — Опускаешься до уровня сточных канав?

И тут же понял, что совершил очередную ошибку. Вот ведь невезучее дело и невезучая поездка! А казалось — проще некуда… Его акции у Патриции стремительно летели вниз. Сколько же придётся попотеть, чтобы наладить отношения!

А зловредная репортёрша прямо-таки сочилась ядом:

— Какие такие сточные канавы, ты это о чём? У нас же появляется шанс приобщиться к возвышенным чувствам ведущей и направляющей, к высшим, так сказать, государственным сферам. Уж не хочешь ли ты сказать, что сточная канава правит передовым социалистическим государством? Впрочем, может, ты и прав, здесь явно дерьмо просачивается и, как полагается по закону природы, сверху вниз…

Пан Войтек упустил десертную вилку, следом за ней брякнулась о пол ложечка Вскакивая, он ещё успел поймать рюмку.

— Ну вот опять! Я извиняюсь…

— Только ничего не убирай! — быстро предупредила пани Ванда. — Иди уже к себе!

Хозяин дома воспользовался разрешением и, развив крейсерскую скорость, скрылся из виду, оставив приборы валяться под столом. Адвокат из вежливости пытался скрыть улыбку, хозяйка, не стесняясь, похохатывала, а Кайтусь не на шутку рассердился.

Ведь проклятущая ведьма, к которой его тянет, как магнитом, ни за что ему не простит этого процесса. А значит, можно распрощаться и с уютным гнёздышком, и с беззаботной жизнью на всём готовом, и с видами на неё саму. Потеряет он Патрицию, не успев даже заполучить. Как же быть?

Господин прокурор боялся признаться себе, насколько эта женщина для него важна, но чувствовал, что без Патриции жизнь потеряет смысл. Ну не то чтобы совсем, до петли, конечно, дело не дойдёт, но оставшийся шматок сгодится только, чтобы подложить под трамвай. Зря он темнил, может, стоило ей рассказать чего не то, глядишь, и не оказался бы сейчас в такой…

Патриция не испытывала ни малейшего сочувствия к переживаниям Кайтуся, хотя отлично знала, как он мучается. Считала, что так ему и надо, и правильно, получил по заслугам, сам виноват. В настоящий момент её занимало другое.

— А кстати, никто случайно не знает, что это за элегантный господин с почти греческим профилем? С самого начала сидит в суде, ни слова не говорит, ни во что не вмешивается. С чьей он стороны?

— Ни с чьей, — беззаботно отозвалась пани Ванда. — Таинственный консультант.

— Кто, простите?

— Психологические аспекты именно этого, рассматриваемого в настоящий момент дела. Нечто вроде морального контроля на самом высшем уровне.

— Присланный?

— Я его, во всяком случае, не вызывала.

— Как его зовут?

— Пан доктор.

Патриция присвистнула с небольшой задержкой, поскольку сначала должна была проглотить вино.

— Тогда дело серьёзное. При таком раскладе заказ получен от мужчины, бабы отпадают. В высших эшелонах власти у нас полнейший антифеминизм. Разве что какая-нибудь Ванда Василевская, но она, насколько мне известно, оказала всем услугу и уже перебралась в лучший мир. Мы её в школе по литературе проходили, убей меня бог, ни словечка не помню.

— А вы её читали?

— Я всё читаю. С детства.

— Тогда понятно, как вы справляетесь с материалами судебных дел и прочими показаниями! Снимаю шляпу, — сказал господин адвокат. — Нужная вам макулатура у меня в гостинице, могу вас ею осчастливить…

* * *

Стася переживала невыносимые муки. В её душе сошлись в смертельной битве два чувства. В самом центре поля боя располагался, понятное дело, Лёлик, с одной стороны, по-прежнему желанный и, возможно, ещё не окончательно потерянный, а с другой — ненавидимый лютой ненавистью и заслуживающий сурового наказания. Не смерти, боже упаси! Уйди он в мир иной, Стася потеряла бы к нему всякий доступ, а следовательно, не могла бы ни питать надежд его заполучить, ни отравлять ему жизнь и демонстрировать гордое презрение. А вот какие-нибудь казематы, галеры, цепи с кандалами…

Но тут же давал о себе знать второй фронт. Нет, раз уж ему придётся сидеть, то пусть лучше посидит с комфортом, опять же выйдет быстро, полон раскаяния, пусть начнёт молить о прощении, осознав, что потерял..

Она бы его простила. Не сразу, конечно, но достаточно быстро, а то ещё раздумает…

Стася и так и сяк в который уже раз мысленно прокручивала в голове случившееся. Может, надо было подольше сопротивляться? Бежать? А, спрашивается, зачем? Она отлично понимала, что отбилась бы, но… что тут скрывать… Он мог бы пострадать! И что тогда? Ещё обиделся бы и не стал больше иметь с ней никаких дел, а ведь ей совсем не это нужно. Всё из-за проклятого медосмотра… Откуда ей было знать об особенностях своей анатомии, если бы не этот чёртов недостаток, Лёлик бы наверняка… Говорил же, что не верит в добродетель… А тут, пожалуйста, сам бы убедился и железно бы на ней женился!

Вот тогда бы она точно оказалась исключением — единственной и неповторимой!

А так что? Выставила себя на посмешище. Права Мельницкая: нечего было идти на поводу у этой беспутной Ядьки, лучше раздула бы это дело среди своих друзей и знакомых. Даже Гонората бы её поддержала, вон до чего она ненавидит нахалку Карчевскую, Лёлик бы, глядишь, и сдался… Да как у него только язык повернулся сказать, что она не девственница?! Зато теперь весь город знает, что ещё какая, только анатомия у неё нетипичная…

Если бы не характер, Стася бы сломалась. К счастью, она была не из тех, кто, чуть что, забивается в угол и ревёт белугой. Держалась девчонка стойко, подкрепляя свой дух слабеньким утешением, что удалось-таки сделаться исключительной и неповторимой. Если уж оказалась изнасилованной, то прогремела на весь город! Опять же при самом непосредственном участии главного местного героя-любовника, за которым все девчонки сами бегали, и ему не было нужды никого насиловать, а вот её пришлось. И теперь он понесёт наказание!

Ну, с паршивой овцы хоть шерсти клок, да только вовсе не это ей было нужно…

А если говорить совсем начистоту, то от утраты этой пресловутой девственности, которой вроде как и не было, никакого удовольствия она не получила.

В обвинительном приговоре Стася не сомневалась, прокурор был на её стороне. В тот последний вечер, проводив Мельницкую к тётке, она пошла не домой, а к прокуратуре в надежде встретить там господина прокурора. Хотелось с ним поговорить, получить утешение и поддержку, а если он ещё не вернулся, собиралась подождать, в конце концов. Имела право прогуляться по спокойному приличному городу, разве нет?

Перед прокуратурой стояла какая-то машина, а в нёй жутко костлявая особа. Видно было, что худая, потому как сидела она не за рулём, а боком. Широко распахнула дверцу и ноги выставила наружу. Из-под короткой юбки торчали две жерди. Верх тоже просматривался. Особа курила, опершись локтями на колени. Два источника света; лампа над входом в здание и уличный фонарь добросовестно освещали выставленную на всеобщее обозрение кучу костей. Длинные тощие ноги, руки-палочки в узеньких-преузеньких рукавах кофточки, цыплячья шейка и выпирающие ключицы. Голодом её морили, что ли? Сущий скелет!

Стасю охватили сомнения. Может, эта тоже прокурора поджидает? В прокуратуре рабочий день уже кончился, окна были тёмными, только в дежурке, где дремал милиционер, горел огонёк. Чего, спрашивается, она тут сидит? Если и в самом деле дожидается прокурора..

Вот не везёт… Стася несколько раз протопала туда-сюда по противоположной стороне улицы, времени прошло страшно много, но дождалась. Кожа да кости и правда караулила прокурора. Но Стасе очень уж хотелось с ним пообщаться ещё до вынесения приговора, подсказать ему как-нибудь половчее, что пусть он обвиняемого слишком сильно не прижимает, ведь она готова, собственно говоря… Ну, если не простить, то… как бы это… помягче… Срок покороче? Хотелось бы иметь Лёлика на свободе, рядом, а не за колючей проволокой.

Ничего не поделаешь, утешения сегодня вряд ли дождёшься, но посмотреть-то можно. Должен же он, в конце концов, вернуться!

Да уж, дожидаться стоило. И наблюдать тоже. Было на что посмотреть.

* * *

Патриция жадно выхватила из рук адвоката Островского толстенную папку с бумагами, сунула в неё нос и сразу увлеклась чтением. Только спустя несколько минут, а весьма возможно, что и нескольких десятков минут, она почувствовала, что ей надо выпить, сообразила, что она вытворяет, и сменила помещение. Журналистка отправилась в ресторан гостиницы, теоретически работавший до десяти, но для гостей открытый до одиннадцати. Водрузив пухлую папку с растрёпанным содержимым на столик, она опять ушла с головой в завлекательные документы, позабыв о выпивке. Когда от переживаемых эмоций в горле у неё окончательно пересохло и она оглянулась, ища официантку, в зал вошёл «греческий профиль». Он направился прямо к ней и уселся напротив.

— Патриция, — произнёс обладатель профиля почти утвердительно с едва заметным вопросительным знаком.

Нет, невозможно…

Только сейчас Патриция разглядела его хорошенько и с близкого расстояния.

— Зигмунд?

Знак вопроса с её стороны прозвучал гораздо более внушительно, хотя нужен он был, как рыбке зонтик, ведь и так уже поняла, что не ошиблась. Значит, всё-таки тот самый профиль, ничегошеньки ей не почудилось. Как же она его сразу не узнала? Не иначе из-за фигуры. Жир сошёл и изменил человека до неузнаваемости. Да и выражение лица стало теперь иным: исчезла беззаботная и чуть насмешливая жизнерадостность, а её место заняла какая-то циничная жёсткость.

— Я тебя сначала и не узнал, — заявил гость из прошлого, тоже оглядываясь в поисках официантки. — Семнадцать лет назад ты была страшно тощая, эдакая девчонка-худышка…

В Патриции бушевали все чувства сразу.

— А ты был жутким жирдяем, — обиделась она. — Выходит, вес вводит в заблуждение. Господи, как же я тебе тогда завидовала!

— Чему? — удивился таинственный консультант, который вопреки всяческим сомнениям и переменам оказался-таки Зигмундом Рыбицким, парнем её мечты и смертельным врагом многолетней давности. — Пиво будешь? А может, ты есть хочешь?

— Есть — боже сохрани, а пиво — с удовольствием. Как это чему? Не жиру же, понятное дело, а плаванию. Как ты здорово тогда плавал, до сих пор не могу забыть, один мах — и сразу две волны. Песня! Я тоже так хотела, да мечтать не вредно.

— Сплошные кости хорошо плавать не могут.

— Сразу видно воспитанного человека…

— Зато твоих костей больше не видно.

Подошла официантка, обеспечила пивом и солёными орешками. Патриции показалось, будто и не было тех семнадцати лет. Сидят и болтают, словно расстались всего дня два назад, а ведь должны быть совершенно чужими друг другу людьми, а ей и вовсе следует надуться и перестать с ним разговаривать. Хотя, погоди-ка, разве она уже давным-давно со всем возможным презрением его не простила?

— Сопляк я безмозглый, — недовольно оценил Зигмунд своё поведение. — Я же практически сразу принялся локти себе кусать, поскольку факт остаётся фактом: дал тебе от ворот поворот. Но меня можно было понять, ты себя вспомни: назойливый мешок костей, от которого никак не отвяжешься.

— Очень мило.

— Но тебе это пошло только на пользу. Тем более обидно.

Патриция отлично знала, как она сейчас выглядит, и почувствовала себя отомщённой.

— А ты? Когда сбросил вес?

— В вузе. И сразу стал хуже плавать. А ты когда поправилась?

— Как окончила школу. Чем сейчас занимаешься? Помнится, ты собирался в медицинский?

— И поступил. Специализировался по психиатрии, а параллельно занимался ещё несколькими дисциплинами, родственными и не очень. А потому знаю, о чём ты сейчас спросишь.

— Спрошу, можешь не сомневаться. Считай, что уже спросила.

Зигмунд вздохнул, но огорчённым не выглядел, наоборот, казался весьма довольным.

— Что я здесь делаю, да? Развлекаюсь. Кандидатскую по неврологии я уже защитил, и это позволяет мне притворяться, будто отлично разбираюсь в человеческих мозгах. А в здешнем зале суда я убедился, что понятия не имею, какие тайны кроются в мозгу и какие его глубины мне пока недоступны. А ты?

Патриция игнорировала его вопрос, пережидая, пока официантка подаст новое пиво.

— Недоступными и останутся, — заверила она собеседника.

— Это почему?

— Потому, что людская глупость не имеет границ, и никому не добраться ни до её вершин, ни до дна. Максимум, что можешь сделать, это оценить уровень дебилизации.

— Тоже достижение. А ты? Знаю, что ты — журналистка..

— Я здесь ради собственного удовольствия. Откуда ты знаешь?

— Все знают. Земля слухами полнится. Говорят, ты — свой человек в суде и прокуратуре, опять же в близких отношениях с обвинителем, а что ещё хуже, можешь в любой газете писать что хочешь. Что до отношений с прокурором, сам свидетель, и должен признаться, я от этого не в восторге.

Остатки лояльности по отношению к Кайтусю дали себя знать, но Патриция не спешила менять тему.

— Почему?

— Потому что обвинение располагает слишком обширным кругом знакомых, причём не слишком-то в этих знакомствах разборчиво. Один секретный инструктаж ты сама видела, а другой подозрительной особой он занялся сегодня вечером. Вот я и надеялся застать тебя одну, чтобы поболтать.

— Какой особой? — не сдержалась Патриция, прежде чем успела прикусить язык.

— Очень мне тебя напомнила. Прежнюю. Точно такой же мешок с костями повис на шее представителя обвинения у самого входа в прокуратуру. Редкое зрелище, но я предпочёл воспользоваться случаем и встретиться с тобой.

Патриция чуть не лопнула от злости, но сумела скрыть свои эмоции. А эмоций было предостаточно: гнев вперемешку с отвращением и одновременно нечто вроде разочарования вкупе с сожалением. Разумеется, чувствами своими делиться она не стала, тем более что Зигмунд всё меньше ей нравился. Прежние переживания: унижение, обида, а тот наглый сопляк ещё и при свидетелях над ней потешался, конечно, сказались, но теперь она могла снисходительно оценивать ту семнадцатилетнюю дурочку, которая приобрела за прошедшие годы такой богатый жизненный опыт.

— Ты тут своими научными достижениями похвастал, а так и не сказал, зачем сидишь на этом идиотском процессе. Неужто обнаружил какой-нибудь уникальный мозг для своих исследований?

— Если хорошенько приглядеться, и не один обнаружится. — А на удивлённый взгляд охотно добавил: — Если эта Руцкая — жертва, то я… Погоди-ка… Ну, к примеру, настоятельница монастыря. Ведь с самого начала ясно было, что всё это туфта, она должна прикидываться перепуганной овечкой, а он — разбойник с большой дороги. Не хотелось бы выглядеть критиканом, но боюсь, прокуратура оказалась не на высоте. И это при такой-то группе поддержки!

— Это ты о чём?

— О следствии. Разве ты не заметила? Запороли всё, что только можно. Даже будь у местных следователей хоть какие-нибудь доказательства и разумные показания, они их скорее сожрут, чем предъявят.

— Поскольку могли бы обелить страшного бандита и чуток замарать невинную овечку?

— Вот именно.

Патриция пожала плечами:

— Это и так глаза режет. Но мне почему-то кажется, что не ради этих поссорившихся голубков ты здесь торчишь. Насколько я успела заметить, эта опереточная любовница, столь переменчивая Зажицкая, — твоя подопечная? Напаскудила?

Зигмунда вопрос позабавил, хоть и заставил поморщиться.

— Узнаю, ты, как прежде, идёшь напролом без всяких церемоний. Зажицкая, чтобы не было никаких недоразумений, входит в круг моих служебных обязанностей в качестве тайной пружины всего мероприятия. Вынужден был перемолвиться с ней парой слов. Должен признаться, без особой охоты, но всё же с некоторым интересом. А вот сегодняшняя прокурорская добыча сразу натолкнула меня на мысль о тебе.

Упорное возвращение Зигмунда к делам личным Патриция, разумеется, заметила, но сделала вид, что попалась на удочку. Главное, что ещё удастся разведать.

— Это почему же? Мне опять обижаться?

— Совсем наоборот. По контрасту. Та худосочная прокурорская дама мне сразу напомнила нескладную девчушку из моей далёкой молодости, одновременно подчёркивая разницу с тобой теперешней. Настоящее, вне всякого сомнения, выигрывает.

Вот чёрт! Скелет, с которым якобы покончено…

— Это уже лучше звучит, — смилостивилась она, думая одновременно о том, что Кайтусь так и остался лгуном и бабником, и ей начинает это надоедать. Не смог расстаться со своим рыжим скелетом, воспользовался процессом, который должен был стать для него очередной ступенькой в карьере… — Так ты у прокуратуры, говоришь, этот скелет видел? Так просто интересуюсь, не бойся, не побегу её зонтиком бить.

— Это бы меня крайне удивило и огорчило. У прокуратуры. В автомобиле. Кажется, там имели место такие бурные проявления чувств, что меня просто ошеломили, правда, ненадолго.

Сказав это, он внимательно посмотрел на журналистку. Патриция вдруг догадалась, что говорил он неспроста, не из любви посплетничать делился всей этой мерзостью, а с профессиональным любопытством ждал её реакции. Эксперимент, видите ли, на ней, подлец, ставил! Интересно, чего он ожидал, что она разрыдается, впадёт в истерику?

Нет, здорово этот Зигмунд изменился, а может, не так — её представление о нём изменилось. Ведь и тогда он был самоуверенным принцем, только она этого не замечала. Теперь он похорошел, а самовлюблённости только прибавилось. Ладно, теперь и она другая, не с такими справлялась, и голову от него терять больше не собирается.

Сама себе удивлялась, что даже серьёзно не приняла близко к сердцу ни Кайтуся, ни Зигмунда. Но любопытство никуда не делось.

— В каком смысле ненадолго?

— В прямом. Чувства были бешеные, дама страстно обнимала представителя обвинения, а он с отвращением пытался освободиться от костлявых пут. Хотя я ожидал взаимности. Правда, быстро сообразил, что взаимности тут можно ждать от ортопеда, а никак не от прокурора. Представляешь, наглядная и в то же время живая демонстрация всей костной системы организма, очень удобно.

До Патриции вдруг дошло.

— А он пытался освободиться?

— Пытался.

— Странно, раньше ему нравились скелеты. Рыжая была?

— Рыжая? Нет. Насколько удалось разглядеть при искусственном освещении, чёрная.

Вот те раз, что ещё за новость? Разве что рыжая перекрасилась, а в чёрном варианте Кайтусю разонравилась…

Да провались они все!

— Я ужасно шокирована, — безапелляционно заявила журналистка. — Шок, как видишь, проявляется у меня постепенно, хочу ещё пива. И собираюсь тряхнуть профессией.

Зигмунд отлично чувствовал ложь, но Патриция сейчас казалась образцом искренности. Психолог-консультант был поражён, ведь ожидал совершенно другой реакции, но быстро приспособился.

— Что до пива, возражений не имеется, а насчёт тряхнуть, это как?

— А вот так, — Патриция приподняла и шмякнула об стол растрёпанную папку с документами.

* * *

Бедный Кайтусь на этот раз попал под раздачу совершенно незаслуженно. Анорексичной рыжей красавице он и в самом деле дал отставку и не имел ни малейшего намерения встречаться с ней ни в Плоцке, ни где-либо ещё. Надеялся на какое-нибудь новое приключение, а тут, как гром с ясного неба, свалилась на него прежняя ошибка. Позапрошлая красавица, та, что была до рыжей. Встретил её случайно во время той неудачной однодневной поездки и сделал глупость, пригласив на скромный ужин. Очень скромный и весьма укромный, поскольку красавица была с мужем, и оторваться полностью не было никакой возможности.

К огромному облегчению поскучневшего поклонника, и так уже себя ругавшего на чём свет стоит за совершённую глупость…

Дама же восприняла ужин совсем иначе и, воспылав безумной страстью, тайно завладела мужниной «сиренкой» и отправилась на свидание к абсолютно остывшему воздыхателю.

Воздыхатель, вместо того чтобы ответить на чувства, охладел ещё больше. Прямо-таки заледенел.

— Я тебя не звал, — холодно прошипел он. — Возвращайся домой. У меня нет ни малейшего желания получить по морде от твоего мужа.

— Он ничего не знает! Это его не касается! Я с ним разведусь!

— Серьёзно? А дальше что?

— Переберусь к тебе, будем вместе, без всяких помех…

Кайтуся забавляли глупые ситуации, смешные и неудобные положения, в которые попадали люди из-за разницы во взглядах, противоречивых желаний и прочих недоразумений. Он любил посмеяться над невероятными осложнениями и забавными несчастными случаями. Чужими. Когда это не касалось его самого!

Он представил себе анорексичную даму, звонящую в квартиру Патриции, и ему стало совсем не до смеха. Наоборот, его чуть кондрашка не хватила. Впрочем, долго любоваться воображаемыми картинами времени не было, требовалось как можно скорее избавиться от тощей идиотки. Вкусы господина прокурора вдруг резко изменились, и худоба категорически перестала ему нравиться. Спровадить её немедленно, а то, не дай бог, ещё кто увидит, его же полгорода знает…

Худосочная прелестница пыталась вешаться ему на шею, от чего он ловко увернулся. Но влюблённая дама не сдавалась и громогласно заявила, что к тирану она не вернётся, чемодан в багажнике, захватила, мол, на всякий случай, чтобы спокойно отправиться с Кайтусем в Варшаву. У Кайтуся потемнело в глазах, он запаниковал и подумал, что только этого сокровища ему и не хватало, ради такой дурынды он урвал те проклятые сутки, которые ему до сих пор икаются, и ещё неизвестно, какими слезами отольются. Он пытался убедить упрямую провинциалку изменить жизненные планы и вернуться к мужу, что, несмотря на его большой опыт в такого рода уговорах, не очень-то получалось. В результате чего сцена у прокуратуры становилась всё более бурной.

Поскольку время было уже позднее и движение на улице практически замерло, необычный шум двигателя слышался издалека. Звук приближался. Кайтусь настороженно прислушался, дама внимания не обратила. Выехавший из переулка автомобиль оказался специальным фургоном для перевозки лошадей. Остановился он прямёхонько перед капотом «сиренки».

Прежде чем с пассажирского сиденья выскочил тиран, известный в миру как директор гостыньского совхоза, Кайтусь успел содрать с себя оплетавшие его сладкие, но костлявые узы, молниеносно повернуть в замке ключ, влететь в помещение и запереться в безопасной прокуратуре. Света он зажигать не стал, прильнул ухом к дверной щели и подслушал нежное начало супружеской встречи. Лошадиный фургон исчез из виду с невероятной скоростью, и краткой стычке ничто не помешало.

— Марш домой, дурища! — дико прорычал тиран. — Нечего тут торчать! А хахаля твоего в два счёта с работы попрут, ты у него уже в печёнках сидишь! Сама разве не видишь, балда ты эдакая, тебе ещё уток на завтра печь! Пошла домой, говорю!

Кайтусь почти с нежностью подумал, что совхозный тиран — мировой мужик, а поскольку предпринимаемые мировым мужиком действия через щёлку просматривались плохо, он на всякий случай дал себе слово, что будет обвинять его со всей возможной мягкостью. Опять же не приходилось сомневаться: рано или поздно, а директор совхоза под суд обязательно угодит.

Господин прокурор дождался отъезда «сиренки» и с облегчением отправился в комнату для гостей. Общаться с Патрицией сил уже не осталось.

* * *

Ресторан закрывался, и это заставило Патрицию и Зигмунда завершить дискуссию на уголовно-бытовые темы. Теперь журналистке всё стало ясно и от этого только противнее.

— Ну вот, весь оптимизм из меня улетучился, — сердито заявила она, завязывая пухлую папку. — В этих кругах всё возможно. Удивительно, как ты такое выносишь.

— Я пользуюсь, — поправил Зигмунд, следуя за ней по коридору. — Самым наглым образом извлекаю личную выгоду. Три квартиры в трёх городах, кабинет, ну, и самое главное — консультации на высшем уровне. Благодаря чему имею возможность вблизи наблюдать за вонючим болотом, которое должно являть собой человеческую не просто мысль, а ведущую и направляющую. Можешь не сомневаться, кассация тут гарантирована и, разумеется, с обеих сторон. Хотя насчёт обвинения уверенности у меня нет.

— Думаешь? А почему?

— Не хочу никого обижать, но прокурор явно ещё не дорос. А может, просто ленится и не желает притворяться, что относится к этому цирку серьёзно.

Патриция не стала защищать Кайтуся. Зигмунд оценил его верно.

— Впрочем, это не имеет значения, — добавил он. — Даже если апелляцию подаст только одна защита, результат будет ровно такой же. А уж после этого слетит парочка голов.

Патриция фыркнула:

— Можно поинтересоваться, куда?

— К примеру, на заманчивое место консула в Монголии.

— О, господи…

Остановились у дверей её комнаты. Зигмунд оперся рукой о косяк, продолжая с нескрываемым интересом разглядывать Патрицию.

— Что ты скажешь, если я возобновлю попытку того неудачного изнасилования семнадцатилетней давности? Зрителей здесь никаких нет…

Патрицию передёрнуло так, что, ей казалось, грохот внутренностей слышен этажом ниже. Она почти что забыла о той юношеской дурости, и на тебе! Зигмунд не придумал ничего лучшего, как ей об этом напомнить. А на фоне идущего уже два дня процесса предложение прозвучало не то что неуместно, а просто вульгарно. Не хотите ли, барышня, заняться сексуальной гимнастикой на куче дерьма!

Она оперлась на косяк с другой стороны.

— Это ты по ассоциации с делом той горе-куртизанки? — с издёвкой спросила она. — Ценю оказанную мне честь. А также твою отвагу, не побоялся поделиться подробностями с прессой.

Зигмунд пренебрежительно пожал плечами.

— С меня не убудет. Сплетни всё равно расходятся, а что ты можешь сделать? Даже если обо всём напишешь. Парижская «Культура» этого не опубликует, чай, не жёлтая пресса, а такого рода донесений у них пруд пруди. Для Америки это обычная бульварная история: сановник из дикой страны за железным занавесом шастает с курвами по кустам Тоже мне, сенсация! Никто тебе не поверит. Об отечественной прессе и говорить нечего, все поверят, но никто не станет лезть на рожон с публикацией. Так чего, спрашивается, мне бояться?

— Твоя правда, — вынуждена была признать Патриция по серьёзном размышлении. — Разве только попытки изнасилования, да в случае решительного сопротивления неприятных телесных повреждений, в том числе и на лице. А честно говоря… Ради одного обнаглевшего пакостника сводить на нет жалкие остатки правосудия!..

— А ты видишь ещё какие-то остатки?

— Иногда сдаётся мне, что вижу. А сейчас испытываю настоятельную потребность смыть с себя ту мерзость, что ты мне так любезно продемонстрировал. Чем и займусь, с твоего позволения.

Зигмунд не настаивал, просто рассмеялся.

— Удачного тебе контакта с цивилизацией…

Не зря, подлец, издевался. Совершенно в раздрызганных чувствах Патриция заперлась в номере и немедленно залезла под душ. Этот душ был замечателен тем, что из лейки с одной стороны била одинокая тугая струя кипятка, зато с другой брызгали многочисленные тоненькие колючие иголочки. Проиграв непродолжительное сражение с оригинальным устройством, Патриция сдалась, подумала, почему бы не считать этот душ контрастным? Она решила расслабиться и получать удовольствие.

И правильно сделала, растрепанные эмоции успокоились моментально…

* * *

— Чем вчера занималась? — спросил Кайтусь, прибыв в гостиницу на завтрак. — Небось интересно провела вечер?

Он старался что было сил казаться равнодушным, да только плохо получалось. Как не скрывал своё отношение к Патриции, а подозрительность, ревность и тысяча сомнений лезли из всех щелей.

— Да уж, не скучала, — холодно отозвалась журналистка. — Занималась самой яркой фигурой этого, прости господи, процесса — свидетельницей Зажицкой.

— Что, у Островского имелись все документы?

— Даже если какую бумажку и потерял, то остального с лихвой хватило. Как ты умудрился вляпаться в такое дерьмо?

Всё менее довольный собой Кайтусь скис теперь окончательно. Он вдруг понял, что увиливать больше нельзя: или он скажет правду, которой и подавиться можно, или Патриция вышвырнет его из квартиры, несмотря на всю его там официальную прописку. Хочешь не хочешь, а придётся признаться в некоторых своих не слишком-то похвальных качествах, из которых самое противное — трусость. А уж она на этой трусости оттянется по полной программе…

Яичница с колбасой стала господину прокурору поперёк горла. И дёрнул его чёрт начать разговор, мог бы сперва спокойно поесть. Тьфу ты, не мог, через полчаса начало. Полчаса до провала.

Кайтусь чувствовал себя таким подавленным, несчастным, испуганным и затравленным, что чуть ли не впервые в жизни проморгал неконтролируемый кусочек правды. Выскочил, зараза, минуя яичницу.

— Слушай, прямо не знаю, что делать… — вырвалось у него в полном отчаянии.

Этим он совершенно огорошил Патрицию. Она и так уже была встревожена резкой сменой своих чувств, наблюдаемой в последние два дня. Подозрительность — само собой, нормальное дело, но в ходе процесса она сменялась поочерёдно озлобленностью, презрением, лёгким сочувствием, настоятельным желанием утопить этого придурка в первой попавшейся выгребной яме, категорическим отвращением и, наконец, некоторым сомнением и удивлением, ибо со слов Зигмунда выходило, что, похоже, вовсе не Кайтусь возглавляет это мерзкое стадо боровов. Может, и правда, боится? Или не хочет превратиться в законченную свинью?..

Во время поглощения гостиничной яичницы из Кайтуся и вылез весь накопившийся стресс, чем здорово потряс Патрицию и изменил её первоначальные планы хорошенько надавать представителю обвинения по мозгам. Неудобно как-то бить лежачего.

— Выражайся яснее, — бросила она сердито.

— Мне же предстоит идиота из себя строить, и так уже подставился. Не могу же требовать пожизненное для невиновного ухажёра! А ведь наша безмозглая, прости господи, власть именно этого от меня и ждёт, разрази её гром!

На этом, собственно, приступ Кайтусовой искренности и завершился, но Патриции и этого хватило. Не будь той швабры, рыжей или перекрашенной, её постоянно подверженные суровым испытаниям чувства наверняка взяли бы верх, и она сжалилась бы над Кайтусем, но швабра упорно маячила где-то на заднем плане и мешалась. И всё же Патриция немного смягчилась:

— Какого лешего ты вообще в это полез? — сердито спросила она.

— А что мне было делать? Они меня вот где держат, ведь я же беспартийный, а в качестве приманки показали мне щёлку в генеральную.

— И ты повёлся?

— Нет. Но почему бы не помечтать. Столько везде дурости, что всё возможно. А в придачу… Да что там скрывать, я поначалу и не заметил этого третьего дна, а потом уже поздно было. Помоги мне.

— Спятил? Как?

Кайтусь начал потихоньку выползать из поглотившей его было бездны отчаяния. Тот факт, что Патриция с ним разговаривала, пренебрежительно, зло, враждебно, но всё-таки разговаривала, настолько придал ему силы, что он даже сумел доесть яичницу. А подкрепившись, сформулировал предложение:

— Прения будут неофициально, конечно, записываться на магнитофон. Это я точно знаю. Как мне, чёрт возьми, притворяться, что я верю в вину подсудимого, и не выглядеть последней свиньёй? Ведь ситуация-то очевидная! Островскому хорошо, может вовсю разоряться и взывать к небесам, дураку понятно, что он в сговоре не участвовал, а мне изображать из себя конченого дебила тоже неохота. Вот ты и могла бы что-нибудь подсказать в нужный момент. Зря, что ли, нацепила этого жучка!

Под внешней небрежностью и даже наглостью неумело скрывалась столь горячая мольба, что Патриция не смогла отказать. Кайтусь смотрел на неё таким взглядом, от которого у любой нормальной женщины становилось тепло в груди. Этот блеск глаз, говорящий, что она — единственная в мире… А ему уже надо было бежать, чтобы оказаться в зале раньше судьи. Патриция могла себе позволить задержаться.

Судья опаздывал. Народная молва загадочным образом прознала, что как минимум минут на двадцать. Патриция решила выпить пива, опять же яичница настоятельно этого требовала. Журналистка без труда себя убедила, что она — не английский лорд, а значит, не обязана дожидаться пяти вечера, чтобы подкрепиться алкоголем. Не говоря уже о том, что пиво — тот ещё алкоголь…

В буфете суда становилось тесновато, поскольку большинство публики тоже не принадлежало к английской аристократии. За столиком в углу сидели Стася и Мельницкая. Проснувшаяся в Патриции журналистка заставила её протиснуться с бокалом пива поближе и пристроиться на полочке — для такой милой беседы, стоя — сразу за девицами. А вдруг удастся подслушать что-нибудь занятное?

Оказалось, не зря протискивалась.

— …как раз хотела и ждала его, — говорила Стася. — Да только его караулила там одна в машине. У самого входа!

Мельницкая недовольно выговаривала подруге.

— Подумаешь, всё равно могла бы дождаться.

— Я тоже думала, что дождусь, да где там! Дохлый номер.

— Почему? И вообще, кто она такая?

— Не знаю. Никогда её не видела. Брюнетка, волосы длинные до середины спины, а худющая, не поверишь, настоящий скелет! Одни кости. Руки и ноги ну точно как на тех фотографиях из концлагеря. Жуть!

Патриции и Мельницкой стало очень интересно, хоть и по разным причинам. Патриция сразу догадалась, о ком рассказывала Стася, и тут же выбросила из головы все мысли о процессе, а Мельницкая никак не могла поверить в «скелет».

— А тебе не показалось? Ты так хорошо её разглядела в потёмках?

— Запросто! В каких таких потёмках? Там фонари горят, а в придачу лампочка у входа, ну и видок у неё — чистая покойница. Половину на улицу выставила, а половина в машине, но я уверена, задница у неё такая же костлявая. И рёбра.

Патриция тоже была в этом уверена. Сидевшая к ней лицом Мельницкая пребывала в сомнении. Журналистку так и подмывало вмешаться и подтвердить Стасины наблюдения. Едва сдержалась…

— И что? Погоди… Неужели не могла эту костлявую переждать?

— Именно. Я поначалу думала, что смогу, а потом там такое началось…

— Что началось-то?

— Настоящий скандал. Только тихий, без крика. Там совсем пусто сделалось, кажется, всего-то одна машина проехала, и больше никого, а когда он пришёл…

— Прокурор?

— Прокурор. Она на него аж набросилась, так его своими худющими руками хватала, в объятия, значит, будто в клетку запихивала! Не поверишь, я как в землю вросла и смотрела…

— А они тебя не видели?

— Нет, я в тени стояла. Да и не до меня им было! Он её руки разжимал и с себя отпихивал, а казалось, их у неё штук шесть, не меньше, а что говорили, плохо слышно. Она о каком-то тиране поминала, а он так от неё отбивался, что я его даже пожалела…

Мельницкая поморщилась и с осуждением констатировала:

— Нечего было с такой связываться. А потом?

— Они всё боролись, а тут фургон подъехал, тот специальный для перевозки лошадей, наверное, из Лонцка, ну, ты знаешь…

— Знаю. В Лонцке есть такие. Большой или маленький?

— Маленький. Не прицеп, а фургон на одну лошадь. Только без лошади, пустой.

Патриция вдруг поняла, откуда у свидетелей бзик насчёт кражи коней.

— И что?

— Выскочил оттуда какой-то тип, не водитель, а пассажир. Водитель сразу развернулся и уехал, чуть о тумбу не зацепился, так спешил. А тот, что выскочил, сразу к ним помчался.

— Батюшки! Подрались?

— Ничего подобного! Фургон только подъехал, а он, прокурор, значит, шмыг в дверь, и нет его. Она за ним метнулась, да где там! А который приехал, обозвал её по-всякому и велел уток печь…

— Что?

— Уток. Я точно расслышала, он на всю улицу орал. Уток должна на завтра печь, «марш домой», приказал, а она заплакала и села в машину. В смысле он её затолкал. И уехали.

— Наверняка это тот тиран и есть, — сделала вывод Мельницкая. — Как он выглядел?

Стася пожала плечами, что было отлично видно.

— Да ничего особенного. Толстый, крепкий такой из себя мужик. Мне показалось, муж это её, за женой приехал, а она вцепилась в прокурора и, видать, бежать с ним хотела.

— Похожа на дуру?

— Похожа, — серьёзно подумав, пришла к выводу Стася.

Патриция сразу прониклась к ней расположением.

— Так на него вешалась… А чего за толстого тогда выходила?

— Думаешь, он её голодом морит?

— Нет. Велел же ей уток печь. Спокойно могла целую утку слопать, разве так морят?

— Факт. Слушай, а потом, как те уехали, ты не пробовала постучать? Вдруг бы удалось поговорить с прокурором?

— Стучалась, — смущённо призналась Стася. — Пару раз даже, правда, не очень громко. Как-то неудобно стало… Ну, прямо не знаю… После такой свары он мог разозлиться. А потом и вовсе поздно сделалось.

— Жаль, — огорчилась Мельницкая. — Не везёт. Теперь и не знаю, что ещё можно предпринять. Правда, по слухам, всё равно апелляция будет, разве что тогда…

Донеслось сообщение, что судья уже идёт, и маленький зальчик быстро опустел. Больше Патриция ничего интересного не услышала.

Что она о себе думала, приличными словами не скажешь. Ведь при минимуме усилий могла преспокойно подслушать всю эту компанию. Больше всего проку наверняка было бы от Гонораты с Павловской. Так нет же, как последняя дура, занялась своей персональной войной с Кайтусем и хулой в адрес юстиции. Пропади она пропадом, эта юстиция! Ладно, хоть что-то подслушала…

Рыжая анорексичка отпадала, поскольку ничего общего не имела ни с лошадьми, ни с толстым тираном и вообще была из Варшавы, а не из Лонцка, столько-то Патриция о ней знала. Выходит, тут нарисовалась некая иная кощеиха. Получается, более ранняя и уже отставная, судя по реакции Кайтуся. Реальность описанных событий подтвердил и Зигмунд, который из вредности конец сцены у прокуратуры опустил. Пропади он пропадом, этот Зигмунд!

Ладно, значит, надо помочь Кайтусю…

Патриция сдалась, убедив себя, что надо дать этому стервецу ещё один шанс, чему совершенно неожиданно помог провинциальный скелет со своими утками. В конце концов, есть же у Кайтуся и положительные стороны. Может, и правда плюнет на девок?

А может, просто в Зигмунде так разочаровалась?

* * *

Судья, что якобы уже пришёл, застрял где-то ещё на четыре минуты. Наконец, примостившись в кресле, он отдышался, покопался в бумагах, пошептался с заседателями, не пойми зачем грохнул молотком по столу и с явным удовольствием предоставил слово прокурору.

Кайтусь поднялся, напыжился и торжественно начал:

— Многоуважаемые граждане судьи!

Патриция сразу поняла, что тот по своему прокурорскому обыкновению сейчас разнесёт бедолагу Климчака в пух и прах, представив его или недоделанным уродом, который даже не в состоянии элегантно приударить за девушкой, или законченным садистом и извращенцем, охотящимся за невинными детьми. И то и другое — верх идиотизма и прямо противоположное тому, что он хотел. Опять сядет в лужу.

— …после двух дней вдумчивого и исчерпывающего следствия столь значимый судебный процесс близится к своему завершению, — высокопарно вещал Кайтусь.

— Только не переборщи с Климчаком! — как можно тише предостерегла брошку Патриция. — Таран тут ни к чему.

В зале было тихо, но к счастью, стулья жутко скрипели, а публика ещё не устроилась окончательно. Деревянный аккомпанемент полностью заглушал шёпот журналистки.

Кайтусь незаметно потёр левое ухо и продолжал:

— В этом деле у нас не было никаких вещественных доказательств, а концепция обвинения строилась исключительно на показаниях свидетелей. Опыт говорит нам, что на такие свидетельства полностью полагаться нельзя, ибо человеческая память частенько подводит, да и сами люди подвержены разным влияниям. А посему давайте проанализируем услышанные в этом зале показания!

— Особенно Зажицкой, — не выдержала Патриция, а Кайтусь глотнул воды, с упрёком взглянув на стакан.

— Следует принять во внимание две концепции. Либо то, что говорила Руцкая, — это ложь и, скажу более, злонамеренные измышления, в результате которых невиновный человек уже сидел в тюрьме и снова окажется за решёткой… — тут Кайтусь не удержался и подпустил шпильку в сторону Климчака: — Впрочем, ему не привыкать…

— Тормози немедленно! — раздалось у него в ухе.

Кайтусю пришлось срочно перестраиваться.

— Следует хорошо представить себе фигуру обвиняемого, — объяснил он неизвестно кому, адресуясь в пространство. — Или же потерпевшая сказала правду и только правду! А в таком случае Климчак виновен и должен быть осуждён! Давайте посмотрим повнимательнее на двух основных персонажей данного процесса. Какое представление мы получили о главном герое Кароле Климчаке? Мне не хотелось бы употреблять определение «альфонс» или «дешёвый соблазнитель»…

Патриция рассердилась:

— А кто тебя заставляет? Альфонс не подходит! Я же сказала, притормози! Отставить альфонса!

Кайтусь продемонстрировал класс. Притворившись, что раздумывает, он мотнул головой.

— Нет, альфонс — не то слово, не подходит. В отношениях с женщинами он, скорее, нежен, легко поддаётся их чарам, не может им противиться, сожительствует с замужней Зажицкой, с влюблённой в него Карчевской, и всё это ничуть не мешает ему после весьма непродолжительного знакомства с Руцкой заманить её на дачу и там принудить её… скажем так… доказать свою любовь…

— Кончай преувеличивать! — зарычала Патриция. — Никуда он её не заманивал! На такси вёз!

Кайтусь не на шутку озаботился. Как прикажете обвинять Климчака, если, честно говоря, сам в его вину не веришь? Раз не преувеличением, то тогда, может, прошлым?

— Климчак предстаёт перед нами как человек, не поддающийся исправлению! Три приговора, три тюремных срока, и это в столь молодом ещё возрасте! А кто ему противостоит? Юная девушка, о которой со всех сторон и буквально ото всех мы слышали, что она скромная и порядочная. Свидетельством тому показания родителей, знакомых, воспитателей и учителей…

При упоминании родителей Патриция непроизвольно скрипнула зубами.

— …Господин адвокат тут пытался намекать на её двуличие, сокрытие от окружающих истинных черт её характера. Разумеется, учителя, как и прочие, могут ошибаться. Но трудно поверить, что Руцкая, в школе ведущая себя безупречно во всех отношениях, вне стен учебного заведения вдруг превращалась в распутницу и алкоголичку. Исключено! Как исключено и то, что именно такая девушка, не раздумывая, согласилась пойти с обвиняемым в первые попавшиеся кусты. Даже если предположить невероятное, что потерпевшая влюбилась в Климчака с первого взгляда, разве можно себе представить, что она решила пережить роман всей своей жизни на бетоне, предварительно расквасив нос о капусту? Хороша обстановка, нечего сказать! А почему не в лесу?

Шипение в наушнике заставило расходившегося Кайтуся сбавить обороты. Он снова напился воды.

— Потому что дождь шёл, — язвительно напомнила ему Патриция. — Уж не говоря о том, что лес был зарезервирован для Зажицкой. Переходи лучше к неожиданности. Для обоих.

Кивнув, словно отвечая своим мыслям, Кайтусь продолжил:

— Если история потерпевшей, рассказанная с трудом, крайне неохотно, ибо девушка она скрытная, что Климчак подпоил её, вывез за город и изнасиловал…

Патрицию так и подмывало опять возмутиться. Не Лёлик её напоил, а девчонки, не один он её вёз и не набрасывался, словно дикий зверь, на жертву сразу за калиткой. Могла бежать, протестовать, защищаться, кричать, морду ему расцарапать! Да она просто набивалась на это изнасилование! Размахивала своей добродетелью будто флагом!

Журналистка едва сдержалась, чтобы не затолкать всё это в ухо Кайтусю.

— …Если её рассказ правдив, то нет слов, чтобы выразить возмущение! — гремел Кайтусь со своего места, но постепенно раскаты прокурорского грома стали стихать. — А это должно быть правдой, иначе зачем же ей прилюдно признаваться в столь интимных делах, выносить всю эту историю на публику, мало того, на рассмотрение суда, подвергать себя злословию и сплетням? Повторяю, чем иным могла она руководствоваться, как не чувством нанесённой обиды и причинённого ей зла!

— Зажицкая, — подсказал ему издевательский шёпоток.

— Вопреки уверениям обвиняемого, который пытался нас убедить, что Руцкая с Зажицкой сговорились против него…

— С Зажицкой он спал! — напомнил теперь уже злой шёпот. — Напирай на глупость Стаси и то, что её застали врасплох.

Кайтусю было известно, что Зажицкая и Климчак спать-то как раз и перестали, но и сам чувствовал, что выходит у него не слишком складно, а поэтому быстренько перестроился:

— …Мы никак не можем согласиться с такой версией. Наоборот! Если и существовал некий сговор, то именно против потерпевшей. Задача напоить её решалась весьма последовательно. Конечно, можно придираться к мелочам, обвинять Руцкую, что вела себя неразумно. Ведь она могла пойти домой, а не спать у Климчаков, протестовать в такси… Но как ей было предвидеть, что её ждёт? Ведь Гонорату она знала с положительной стороны, Павловскую тоже, да и о Климчаке ничего плохого не слышала. Неожиданность… Случившееся стало для девушки ужасной неожиданностью, с которой она не сумела справиться и которой обвиняемый безжалостно воспользовался! И нет здесь места аргументу, что если наедине остаются два человека, один из которых мужчина, а другой — женщина, то речь не может идти об изнасиловании. В настоящее время подобных изнасилований масса, и это дело таких людей, как Климчак!

— И таких девок, как Стася! — разъярённо фыркнула Патриция. — Сдавай назад!

Кайтусь послушно сдал:

— Однако насилие совершено! — повторил он и ухватился за спасительный стакан.

Воды в нём не было. Прокурор оглянулся на пристава, тот, явно заслушавшись прокурорской речью, спохватился, подскочил, поспешно наполнил стакан из графина, стоявшего на судейском столе, и торжественно доставил воду на стол обвинения. Кайтусь, молчавший всё это время, поблагодарил его величественным кивком.

— Насилие совершено! — повторил он ещё раз. — Застигнутая врасплох попыткой изнасилования девушка испугана, застыла в ужасе и не в состоянии оказывать сопротивление. Мы спрашиваем, почему она не кричала, но давайте представим себе эту сцену! Кругом темно и безлюдно, местность незнакомая…

— А то она думала, что едет в картинную галерею! — возмутилась Патриция. — На неожиданность напирай! Растерянность! Брат подружки!

Кайтусь сердито глянул на стакан, но пить не стал. Пришлось опять сбавить обороты. А как здорово было бы хлёстко сыграть на жестокости бандита, что тычет в зубы и грозит убить или искалечить… Ладно, проехали, используем другие аргументы.

— Широко известно, что во время изнасилований часто совершаются убийства! Мы все прекрасно видим, что Климчак не громила, а Руцкая не эфемерное создание, их физические возможности приблизительно равны. Но из подвала только Руцкая вышла покалеченной, а значит, только один из них использовал силу…

— Это же аргумент защиты! — шёпотом возмутилась Патриция.

Кайтусь чуть было во всеуслышание не ответил ей, что намерен как раз этого аргумента защиту лишить. Никто в здравом уме не поверит, что Стася не могла сопротивляться, разве что совсем сдурела со страху. Вот он и доказывает, что сдурела.

— И это как нельзя лучше свидетельствует, что потерпевшая была застигнута врасплох! Она не знала, что имеет дело с грубияном, привыкшим распускать руки, не ожидала ничего подобного и была парализована страхом. Вывод из этой ситуации однозначен — насилие имело место. Защита подсудимого, по сути дела, также не отрицает самого этого факта, а лишь пытается опорочить потерпевшую, становясь на позицию обвиняемого, в глазах которого все женщины легкодоступны. Поэтому мы не приписываем ему злого умысла, не говорим, что действовал предумышленно, просто отнёсся к происшедшему как к очередному приключению, и сам был неприятно удивлён сопротивлением жертвы, просто не мог поверить, что она не согласна. Решил, что та с ним заигрывает, что притворное сопротивление следует преодолевать, таковы правила игры, иначе какой же он мужчина. Вот и преодолел! Принимая во внимание все обстоятельства этого дела, неоспоримую вину подсудимого и единственное смягчающее обстоятельство… достойное, к сожалению, только троглодита… я требую для обвиняемого два года лишения свободы!

Кайтусь смолк. Продолжая стоять, он ждал, когда судья осознает наступившую тишину и очнётся от дремоты. Патриция воспользовалась моментом:

— Ты выбил у Островского из рук все аргументы, — недовольно заметила журналистка. — А этого старого маразматика вогнал в ступор.

Один из заседателей, по-видимому, тоже пришёл к такому заключению, так как нервно пошевелился и пхнул судью локтем в бок. Тот вздрогнул, резко мотнул головой, ошалело заморгал и на всякий случай грохнул молотком по столу.

Адвокат Островский счел это приглашением к выступлению, встал с места и вышел на середину зала, позволив тем самым Кайтусю сменить местоположение.

Прокурор уселся и бросил тревожный взгляд на Патрицию, которая с сомнением покачала головой.

— Граждане судьи! — начал защитник, сразу постаравшись придать своему голосу интонацию лёгкого порицания. — Я представить себе не могу обвинительного приговора по рассматриваемому делу! Пану прокурору отлично известно, что в нынешние времена падение нравов свойственно не только польской молодёжи, но и молодёжи всего мира. Понятия, которыми оперирует уважаемый прокурор, как-то: большая любовь с первого взгляда, скромность или добродетель, сегодня уже неактуальны, их просто больше не существует. Занятие сексом с особой противоположного пола сейчас явление столь же обыденное, как совместная прогулка…

Кайтусь снова вопросительно взглянул на Патрицию. Он ещё не догадался, куда клонит адвокат, может, она?

Она-то, конечно!

— Сейчас докажет, что всё это дело не стоит выеденного яйца, — презрительно информировала она брошку.

Столько-то Кайтусь и без неё знал.

Во время обвинения судья мог позволить себе вздремнуть, защиту же решил послушать. Кто знает, что взбредёт в голову проклятому адвокатишке, ведь он, пройдоха, никакими обязательствами не связан, а значит, может здоровенную свинью подложить, а ты потом расхлёбывай, в смысле… Ну да понятно… Лучше уж быть в курсе, что он наплетёт…

— …При изнасиловании физическая сила используется иначе, нежели, к примеру, во время разбойного нападения, — просвещал присутствующих господин адвокат. — Следует учитывать специфику дел об изнасиловании. Наукой давно установлен факт: любая женщина при первом половом контакте естественным образом защищается, что впоследствии в её воображении или воспоминаниях превращается в отчаянное сопротивление, а в глазах нападавшего выглядит только заигрыванием и кокетством. Особенно если нападавшим является мой подзащитный…

Он прервался и так внимательно стал смотреть на Климчака, что его примеру последовал весь зал. Все уставились на злоумышленника и принялись его жадно разглядывать, что вывело Лёлика из себя, и тот беспокойно заёрзал на скамье подсудимых, не зная, устыдиться ему или раздуться от гордости.

— Это вам не какой-нибудь пещерный человек, примитивный бандит или разнузданный хулиган, — продолжал защитник. — Наоборот, перед вами симпатичный молодой человек приятной наружности, располагающий к себе и галантный, пользующийся огромным успехом у женщин. Весь предыдущий опыт подсказывал ему, что и в данной ситуации протест партнёрши — только видимость, обычный ритуал, и как совершенно верно заметил пан прокурор, будучи настоящим мужчиной, мой подзащитный не мог воспринять этот протест всерьёз. Необходимо также учесть и сопутствующие обстоятельства, ведь если женщина добровольно приходит к мужчине, пьёт алкоголь, а потом утверждает, что её изнасиловали, то это абсурд! Потерпевшая Руцкая повела себя точно таким же образом. Я вовсе не утверждаю, будто она развратница, но, возможно, именно в тот вечер, под влиянием алкоголя, услышав о присутствии невесты, она во что бы то ни стало решила заполучить Климчака. Он сделался её идеей фикс, настоящим наваждением. Определённое влияние могла тут оказать и его слава дамского угодника…

— Смотри, пожалуйста, как господин адвокат всё угадал! — услышал Кайтусь левым ухом. — Прямо мои мысли читает. Захотела его, вынь да положь, и немедленно.

В этом и у Кайтуся не было ни малейших сомнений. Не мог только на все сто процентов утверждать, что Стася сразу решилась переспать с Лёликом. Подождала бы чуть-чуть, хоть ради приличия…

— …А как выглядело её сопротивление? — продолжал Островский, усиливая осуждающие нотки в своём выступлении. — Взгляните на обвиняемого и его жертву! Разве Климчак похож на силача, Геркулеса, дикого зверя? Ни в коем случае, скорее, можно утверждать, что он человек хрупкого телосложения. Руцкая, несомненно, не уступает ему по своим физическим возможностям! Посмотрите на неё повнимательнее. Кто скажет, что это робкий, тщедушный, запуганный ребёнок…

Скрип зубов Кайтуся утонул в стакане с водой. Говорил же этой дурынде, чтобы хоть самую малость поплакала, так нет же, как об стенку горох!

— …Здесь, в зале суда, мы имели возможность восхищаться её поразительной энергией! Пан прокурор совершенно верно подметил, что только один человек вышел из подвала покалеченным, причём сама же пострадавшая признала, что причиной основных её травм стала капуста! Как же так случилось, что во время столь отчаянной обороны она даже не поцарапала нападавшего? А всем известно, какое страшное оружие женские ногти, значит, Климчак должен быть исцарапан до крови!

В чём же заключалось тогда сопротивление? В протестах на словах? Нет сопротивления, нет и изнасилования…

— Ручкой его отталкивала, пока ручка не устала, — прошипела в ярости Патриция, а Кайтусь поспешил что-то пометить в своих бумагах.

— …Не могу также согласиться с паном прокурором и в том, что следствие было исчерпывающим. Где, спрашивается, таксист, который вёз всю компанию на дачу, и где тот, что отвозил нашу пару домой? Плоцк — не метрополия, и таксистов тут совсем не много. Водители могли бы прояснить весьма существенные обстоятельства дела, но их почему-то не нашли…

— А что я говорила! — поддакнула Патриция. — Почему?

Кайтусь снова что-то записал. В преддверие массированного артобстрела после процесса он укреплял свой окопчик.

Господин адвокат неспешно продолжал, теперь уже с явным осуждением;

— …Никто не отрицает, что потерпевшая не была трезва. Как же она так хорошо всё помнит? Или-или… Или она находилась под воздействием алкоголя, а значит, мы не можем полностью доверять её показаниям, касающимся важных деталей… Взять хотя бы собаку, наличие которой, равно как и её громкий лай, доказаны, а Руцкая её не видела и не слышала… или же она была трезва, а следовательно, отдавала себе отчёт, что делает, и сознательно встала на путь, приведший её к половому контакту с обвиняемым. Но и в первом, и во втором случае мы должны констатировать: этот контакт не был результатом изнасилования. Якобы потерпевшая панна Руцкая согласилась на него, возможно, даже стремилась к нему, после чего, весьма вероятно, почувствовала разочарование или обиду и потребовала наказать мнимого обидчика. Слишком много вокруг нас настоящих преступлений, чтобы мы наказывали за воображаемые! Учитывая все обстоятельства данного дела, я категорически настаиваю на оправдании моего подзащитного!

Не дожидаясь реакции судьи, защитник вернулся на своё место и сел. Впрочем, долго ждать ему не пришлось, судья всю его речь выслушал с большим интересом и открытыми глазами. Создалось даже впечатление, что он надеется на продолжение. Разочарованно вздохнув, он легонько стукнул молотком и побурчал с заседателями.

Патриция воспользовалась моментом.

— Не будь эта развалина таким законченным дебилом, ни в жизнь бы его не осудил!

Кайтусь машинально кивнул, после чего, вспомнив, что, как ни крути, а находится по другую сторону баррикады, быстро ухватился за стакан с остатками воды — единственную свою опору.

Набурчавшись вдоволь, судья, видимо вспомнив о своей последней обязанности, обратился к Климчаку:

— Обвиняемый, у вас есть что сказать?

Климчак бодро вскочил.

— Всё в точности, как сказал господин адвокат! Я бы так здорово не смог, но всё так и было. Прошу меня оправдать!

Высокочтимый Суд надулся, как мышь на крупу, и, ко всеобщему изумлению, заявил, что оглашение приговора состоится в четырнадцать часов. Без малого через четыре часа…

* * *

На что-то вроде второго завтрака у пани Ванды Патриция с Кайтусем явились вместе. По пути Кайтусь успел поплакаться:

— По-хорошему, у меня не было никаких разумных аргументов!

— А откуда их взять? — рассердилась Патриция. — Невооружённым глазом было видно, что собираешься нести чушь, над Климчаком поиздеваться… Сидел он, видите ли, ну и что? Сидеть и импотент может! А так хоть поприличнее вышло.

— Лажа-то осталась!

— Не твоя, а судейская. Хотя жертву мог бы и получше натаскать…

В дверях салона пани Ванды Кайтусь успел только себе под нос пробормотать несколько прочувствованных и совершенно непечатных слов в адрес Стаси.

Пани Ванда обладала уже всей необходимой полнотой знаний о выступлениях сторон. Получены эти знания были таинственным образом, который Патриция, разумеется, обошла тактичным молчанием, отлично понимая, что подобный способ получения информации юридически незаконен, всеми осуждаем и вообще не существует. И тем не менее власти разного уровня используют его под большим, понятное дело, секретом повсеместно и регулярно. Все прекрасно знали о процветающей везде и всюду прослушке и не заморачивались по этому поводу.

Адвокат Островский, прибывший чуть раньше, как раз принимал поздравления, к которым Патриция с ходу и присоединилась.

— С ваших уст слетали сплошные перлы, жаль только, что пришлось рассыпать их перед свиньями. Прекрасная речь! А вы сомневались…

— Само как-то получилось, — кокетливо оправдывался господин адвокат. — Дело-то яснее ясного. Дураку понятно, что обиженная девица решила отомстить. Я, скорее, паном прокурором восхищаюсь, что смог хоть заговор нарыть.

Кайтусь молча проглотил эту жабу, стараясь сохранить выражение снисходительного равнодушия.

— И жертва преступления вам не помогла, — попыталась утешить молодого прокурора весёлая пани Ванда. — А впрочем, успех и так у вас в кармане.

— Успех! Ха-ха!

— А кто-нибудь меня просветит, зачем нашей старой перечнице четыре дополнительных часа? — вежливо поинтересовалась Патриция. — Плохо верится, что он ломает голову над приговором!

— Как, неужели вы не догадываетесь? Обоснование рожает!

— Я полагала, что оно уже давно родилось и даже успело немного подрасти?

— Не иначе защита напакостила, — злорадно отыгрался Кайтусь. — Высокий Суд просто заслушался господина адвоката, теперь вносит мелкие коррективы, но так, чтобы не нарушить руководящих указаний.

Пани Ванда пригласила собравшихся к столу, к компании осторожно присоединился её супруг, привлечённый запахом свежеиспечённой запеканки, и, как обычно, надеющийся, что частная беседа о забавном процессе с ещё более забавным изнасилованием не превратится в критику режима. На всякий случай он предусмотрительно занял место на краю стола у самой двери, оставляя себе возможность улизнуть. Домработница подала предваряющие запеканку очаровательные канапе.

— Вы токмо, господа, не шепчите, — попросила она. — Я тут себе в сторонке тоже слушаю. Страсть как хочется знать, чем энта пустая заваруха кончится. Так что уж вы, пожалте, погромче, погромче, не стесняйтесь.

— Каролинка знакома с молодёжью, замешанной в это дело, — пояснила хозяйка. — И имеет свою точку зрения.

— И считает изнасилование пустой заварухой? — осторожно полюбопытствовал Кайтусь.

— Фу ты, ну ты! — презрительно фыркнула Каролинка и выплыла из столовой, пожимая плечами.

— Собственно говоря, настоящего восхищения здесь достойна наша прелестная хозяйка, — галантно обратился адвокат к пани Ванде. — Выискать такого судью — это высший класс! Мои аплодисменты!

— А хотят от меня ещё большего. Впрочем, интуиция мне подсказывает, что без помощи не останусь… Прошу к столу, запеканка стынет.

Хозяин дома с удовольствием потянул носом и уселся на стул.

— Не ожидается ли какого следственного эксперимента? — с надеждой пробормотал он. — Что-нибудь забавное по части защиты?

Из-за шума отодвигаемых стульев расслышала его только сидевшая рядом Патриция и радостно подхватила:

— Именно! Выяснилось, что вся защита свелась к отталкиванию нападавшего ручкой…

— Одной?

— О второй речи не было. Да и та одна, похоже, быстро утомилась.

— Отталкивание — тоже защита, — без особого энтузиазма возразил Кайтусь.

— Что вы говорите? А высокочтимое обвинение никогда так не отталкивали?

— А если отталкивали, то что?

— То высокочтимое обвинение должно предстать перед судом за изнасилование!

— Дама в суд не подавала…

— Не иначе потому, что одна ручка отталкивала и губки шептали: «Нет, нет…», а другая ручка держала мёртвой хваткой…

— О! — живо подключился пан Войтек. — Нашлось применение второй руке?

— Со страху и нервов может так руку свести, что не разжать, — злорадно пояснил Кайтусь.

Знал, вреднюга, что Патриция заведётся, так ей и надо за подковырки в суде.

Патриция охотно завелась с полоборота:

— Смотрите-ка, у Стаси появилась новая физиологическая особенность. То добродетель, то ручки, а в придачу страх так сковал ей ноги, что пока Климчак с панталонами тыркался, она вросла в землю и не могла с места сдвинуться? Не только ручку, но и ножку свело?

— Вот именно! Аргумент, что сама этого хотела, не проходит!

— Хотела, ещё как хотела! — рассмеялась пани Ванда. — Совсем невмоготу стала её прославленная добродетель. Поведи себя этот болван чуть повежливей…

— Да он и представить себе не мог, что его не обманывают, не привычный он к девственницам, — оправдал Лёлика пан адвокат, не обольщавшийся насчёт своего подзащитного.

Патриция не упустила случая опять похвалить заслуженного работника юстиции:

— Как вы хорошо разгадали все нюансы их переживаний, да что толку? Судья на эти тонкости плевать хотел, в одно ухо влетело, в другое вылетело и никакого следа не оставило. Слушайте, а насчёт формальностей… Если честно, почему ни одного таксиста так и не нашли? Менты с самого начала, что ли, знали, что дело тут нечисто, и предпочли лишний раз не подставляться? Потому как в непреодолимые трудности я ни в жизнь не поверю! Или все таксисты из города бежали?

— И чума шла за ними по пятам… — машинально продекламировал пан Войтек, вогнав на мгновение сидевших за столом в лёгкий ступор.

— Чума вряд ли, скорее осторожность, — со вздохом пояснил Кайтусь. — Ни один не хотел признаться, чтобы потом по судам не затаскали, кому охота время терять, это ведь заработок. Известно, с места преступления быстрее всех смываются свидетели.

Пани Ванда к накладываемому куску запеканки добавила осуждающий взгляд:

— Будет вам. Разумеется, их нашли, но если кто захочет ознакомиться с их показаниями, случится небольшой пожар… Ни к чёрту эти показания не годятся, и вам это отлично известно.

После откровений Зигмунда и растрёпанных познанских документов Патрицию уже ничто не удивляло. И всё же хотя она, как и другие журналисты, многие ставшие ей известными неблаговидные факты вынуждена была скрывать, идиотизм данного дела побил все рекорды. Страстный роман в Познани разбитной бабёнки с высокопоставленными варшавскими партийными функционерами, отразившийся эхом в Плоцке и рушащий счастливое будущее невинной девочки Стаси…

Патриция на некоторое время выключилась из общей застольной беседы, вообразив развесёлые сцены в прибрежных зарослях с напыщенным партийным бонзой в главной роли под аккомпанемент национального припева: «Вы не знаете, с кем имеете дело!». И это называется страшная государственная тайна!

— …Консультант, специально присланный, разумеется, анонимно, для наблюдения за должным проведением процесса. Уже одним своим присутствием… — язвительно объясняла пани Ванда.

— Сидит там и помогает судье писать обоснование? — не вытерпел Кайтусь, хоть и обещал себе ни словом не упоминать проклятого консультанта. Терпеть не мог таких неотразимых красавчиков-блондинов, особенно в опасной близости от Патриции, и не собирался привлекать к нему дополнительного внимания.

Журналистка догадалась, что говорят о Зигмунде, но сейчас ей не хотелось о нём сплетничать.

— Погодите, я вот чего не пойму, — обратилась она к пану адвокату. — Те познанские бумаги так истрепались, что трудно разобраться… Сынок-шалун того функционирующего болвана…

— Только без фамилий, пожалуйста!

— …болвана без фамилии участвовал в бизнесе и получал доход с грабежа лохов вместе с папашей? Или совсем наоборот, конфликт стал чистой случайностью?

Господин Островский принялся было решать, какую степень откровенности он может себе позволить, но неожиданно почувствовал, что излишнее лицемерие плохо отразится на пищеварении, что ввиду потрясающей запеканки стало бы катастрофой, а посему и махнул в глубине души рукой на все эти экивоки.

— Не удалось докопаться? По большому счёту он не просто участвовал, а был инициатором и организатором. Пока не влюбился в приманку, одну из трёх…

— А! Создал целое предприятие!

— Развивающееся. Милиция бесилась, а прищучить юное дарование не могла, прокуратура за ошейник придерживала… Прошу прощения, — пан адвокат отвесил поклон в сторону Кайтуся.

— Я тут ни при чём, — с деланым равнодушием отозвался тот. — Меня там не было.

— Разве? — удивилась коварная пани Ванда.

— Там первую скрипку в настоящее время играет очаровательная пани прокурор Вишняк, — добавил адвокат, а Кайтусь окончательно одеревенел.

Конец, сейчас вылезет на всеобщее обозрение тот проклятущий зажиленный день и в самый, что ни на есть, неподходящий момент!


Ведь именно очаровательная пани прокурор Вишняк была той наживкой, которую заглотал бедный Кайтусь и которая заставила его вляпаться в познанское дело и топить Климчака.

Пани прокурор имела блат в высоких сферах и соблазняла переходом в генеральную, одновременно обещая премию в виде собственной, чрезвычайно привлекательной персоны. Лично Кайтусь с красавицей не встречался, только слышал разные восторженные отзывы и лицезрел прелестный облик на групповой фотографии. Вот и влип.

А при ближайшем рассмотрении на месте оказалось, что групповой снимок был сделан десять лет назад, а формы прелестницы существенно обогнали возраст. У Кайтуся потемнело в глазах, и он с ходу, но как можно дипломатичнее отказался от премии, вследствие чего дверцу в генеральную моментально как бы заклинило. Зато несчастный Климчак вышел на первый план, и Кайтусь уже никак не мог отпустить его с миром, поскольку познанская богиня воспылала местью, а блат у неё был самый что ни на есть реальный. Тем, что он не погорел на этом заманчивом деле ещё больше, Кайтусь был обязан исключительно своему очарованию и изворотливости.

Но, похоже, погореть еще предстояло, ведь тут сидит Патриция…


— Вечно я встреваю, простите, пожалуйста, пан адвокат! — мило извинилась Патриция, не обращая ни малейшего внимания на затаившегося Кайтуся. — Продолжайте, прошу вас, это так интересно!

— Опять о политике будет? — подозрительно спросил пан Войтек, не донеся вилку до рта.

— Нет, это семейное, — поспешила успокоить мужа пани Ванда, с трудом сдерживая смех.

Хозяин поверил супруге и с облегчением отведал запеканки.

— Скандал разразился только тогда, когда в сети угодил папаша предводителя процветающей шайки, — продолжил Островский. — Угораздило его, уж больно тому девица приглянулась, а одновременно узнал и обременительного сыночка, вот тогда-то бомба и взорвалась, а осколки разлетелись очень далеко. Протрезвел благородный отец моментально и так шуганул разбойничков, что те его даже не ограбили… Нетрудно догадаться, что опуститься до столь примитивного разврата его заставило явное злоупотребление…

— А не природные склонности?

— Наверное, не без этого, опять же воспользовался случаем, только и всего. Официально, как всем прекрасно известно, он придерживается строгих моральных принципов.

— Да уж, услужил сынок…

— Ваша правда. Возвращаясь к сути дела, банду разогнали на все четыре стороны, да что толку, сынуля от Зажицкой совсем голову потерял, а она, чтобы было веселее, втюрилась в Климчака. Отсюда и его травля. Засадить поганца за решётку, разделить любовничков из Вероны, а Зажицкую оставить в распоряжении избалованного сынка.

— И папули?

— Как-нибудь уж поделятся, наверное, хотя папаша жутко боится скандала, — тут пан адвокат вздохнул с облегчением. — Слава богу, что здешний процесс уже кончился, а то на ваших посиделках толстеешь, как на дрожжах.

— Процесс у нас короткий, сильно не разнесёт.

— Ещё апелляция предстоит, — утешила присутствующих пани Ванда.

— Мало, — констатировал внимательно слушавший пан Войтек, явно разочарованный.

Минуту все тупо молчали, а вилки с запеканкой застыли в воздухе.

— Мало чего? — подозрительно переспросил пан адвокат. — Моего лишнего веса? Вам-то хорошо говорить, вы не склонны к полноте.

— Нет, что вы, я не про то. Семейного мало и вообще о нравах, вы опять в профессиональные дебри лезете, а я что-то совсем ничего не понял. Как такое может быть, чтобы нормальные люди ради вульгарных развлечений по кустам из штанов выскакивали…

Вся компания развеселилась не на шутку, а Патриция вдруг разразилась текстом, слепленным сразу из всех свежеприобретённых скандальных сведений, которые не было ни малейших шансов опубликовать.

— Тихо, пожалуйста, тише! — энергично потребовала она у гостей. — Я вам, пан Войтек, сейчас всё объясню. Я тоже считаю, что это сказочное свинство… началось всё с того, что пан, простите, товарищ…

— Без фамилий! — напомнила пани Ванда ещё энергичнее, стараясь не расхохотаться.

— Хорошо, без… Некто чрезвычайно достойный, опора первого секретаря, страшно морально устойчивый, который его поддержал, когда придумали жилищные нормы по семь квадратных метров на человека, на метр больше, чем для племенной коровы-рекордистки. Фамилии у него может и не быть, зато социалистическая мораль прямо из ушей прёт. И вообще, мы имеем дело с безумно романтической историей, фрагменты которой господин адвокат нам поведал с присущим ему тактом. Ходят слухи, что сынок этого достойного товарища из кожи вон лезет, чтобы развлекаться, как это делали некогда проклятые буржуи и кровопийцы, устраивая тем самым дорогому папочке истинное пекло, поскольку папуля и сам не прочь, но тайком, потихоньку. А сынок в претензии, что денег нет на нелегальные похождения…

— Легальные ему и так доступны без всяких денежных затрат, — внёс пояснения господин адвокат.

— Но на такие благопристойные он плевать хотел, а жаждет очень даже непристойных, причём предел его мечтаний — Монте-Карло и площадь Пигаль. А тут облом, поскольку в тех местах заслуженные партийные предки не в чести и проклятые капиталисты за все услуги требуют денег. Вот изобретательный сынишка и нашёл себе замену в лице тех легкомысленных девиц, которых у нас нет и быть не может, строй не позволяет, и в этих бордельных кругах наткнулся на Зажицкую. А у той, видите ли, с юных лет были эдакие антиобщественные устремления, вот она профессию и осваивала, понятное дело, не в Плоцке, а где подальше. В Познани имела соответствующих приятельниц, и там же на неё напоролся наш взбунтовавшийся князёк, совершенно потеряв голову. Деталей сей романтической встречи я не знаю, поскольку в бумагах господина адвоката их обрывки выглядели так, будто некие весёлые щенята их сначала проглотили, а потом вернули назад, но очень скоро оказалось, что Зажицкая вовсе не желает быть общественной собственностью, а претендует на роль правящей куртизанки. Принц Карлуша охотно согласился…

— Карлуша? — удивился хозяин дома.

— Собственно говоря, Карл. Если вы помните, так звали некоего Маркса, которому родители Карлуши выразили таким манером своё восхищение и преклонение.

— В моё время никаких Марксов не было, — высказалась с чувством оскорблённого достоинства подпиравшая косяк домработница Каролинка. — Меня в честь крёстной назвали, а не каких-то там лапсердаков.

— Да кто ж такое на вас подумает?! — возмутилась Патриция. — Господь с вами! Возвращаясь к нашим баранам, я подозреваю, что Зажицкая подсказала схему действий, а Карлуша живенько раскрутил предприятие. Девиц набрали шикарных, бизнес процветал, и продолжалось всё довольно долго…

— Минутку, прошу прощения. Но откуда все эти кусты и заросли? Я Познани не знаю, там что, есть какое-то заведение в буйной зелени? Ведь они, наверное, не под голым небом соблазняли своих… как бы сказать получше… клиентов?

— О, всякое бывало. Случалось, клиента снимали и у кинотеатров, и на вокзалах, где придётся, но по большей части в разных питейных заведениях. А дальше, как и у нас, схема везде одинакова. Такси, дама клянётся, что хата у неё — высший класс, клиент под мухой, но пару шагов ещё в состоянии сделать, а тут к вашим услугам и давно присмотренный заливной лужок у речки Варты. А на нём уже поджидают крепкие пареньки, которые примерно наказывают развратника путём отъёма материальных ценностей. Карлуша добычу делил по-честному: половина мне, остальное вам. Дело завоняло, когда один из развратников угодил в больницу и менты засуетились, что заранее было обречено на провал, поскольку Карлуша сразу попал в прокуратуру, где и не думал скрывать свою личность. Посвящённый, таким образом, в тайну сего грязного дела прокурор тут же получил пинка на вышестоящую должность где-то там, как можно дальше, а на его место…

— Продвинулась пани прокурор Дануся… без фамилий, — не утерпела пани Ванда.

— Вы же обещали семейное! — возмутился пан Войтек. — И романтическое!

— Романтическое прямо сейчас и начнётся, — успокоила его Патриция. — Так вот, внезапно оказалось, что избалованный князёк влюбился в Зажицкую не на жизнь, а на смерть, что, впрочем, неудивительно, особа она и правда невероятно сексапильная. Все видели. А в среде социалистической молодёжи и в окружении бесценного папули Карлуше такие не попадались…

— А какие были? — не сдержал любопытства хозяин дома. — То бишь, наверно, и сейчас есть?

— Есть, конечно, не без того. Или заслуженные супруги, рыхлые квочки, чья весна уже далеко позади, или дородные тупые доярки-колхозницы. А Зажицкая — девица с огоньком и оборотистая, при первой же опасности смылась назад в Плоцк, где, как назло, освободился Климчак. Сановный папуля и сынок-гуляка страшно поругались, сынок всё в Плоцк рвался, а папуля требовал его к себе, в столицу. В Познани пыль улеглась, у Климчака были там какие-то дела, он спокойно и поехал, а давно имевшая на него виды Зажицкая отправилась следом, невзирая на возможные последствия. Карлуша туда же. Климчак занимался своими делами, Зажицкая увивалась вокруг него, что, однако, не помешало Карлуше склонить её к совместным развлечениям, возможно, потому, что Климчак уделял ей недостаточно внимания, что прикажете бедной-несчастной делать? Милиция уже давно караулила весёлую компанию, прокуратура, как могла, милицию тормозила, благородный отец в Варшаве совсем озверел, ведь тайна сквозь пальцы утекает, наконец извернулся как-то и сам поехал в Познань инкогнито, а значит, и без телохранителей. И вот надо же какое совпадение!

Патриция на минуту остановилась, ибо в горле пересохло окончательно, хлебнула содовой и продолжила:

— Родимые пятна, так сказать, проявились, оказалось, что у сынули и папаши вкусы одинаковы. Последний, раз уж оказался тайком на свободе и без охраны, решил этим воспользоваться, дал себе волю и подцепил, кого бы вы думали? Угадайте? Правильно, Зажицкую. Загорелся наш столп добродетели почти так же, как сынок, но вот попользоваться не успел, в морду получил не сильно, но, во всяком случае, смог потомка понять. Вот тут-то оба и ополчились на Климчака.

— Так ведь он на Зажицкую и не смотрел? — удивился пан Войтек.

— Ещё как смотрел, только занят был очень. А в свободное время с дорогой душой, а на тех двоих номенклатурных ухажёров Зажицкая чихала…

— Вот уж дудки! — возразила от дверного косяка Каролинка. — Правда ваша насчёт Климчака, да только сохнуть-то сохла и роман с ним крутила, но и других не чуралась. Очень привечала таких солидных мужчин, понятно, не оборвышей, а всё одно носом крутила. Уж больно разборчива.

— Я же говорила! — обрадовалась Патриция. — А Лёлик её поматросил и бросил, ну и решила отомстить… А те двое вроде пришли к соглашению, сынок получил заверения, что отбудет на Запад, в загнивающий рай, а папуля здесь концы подчистит.

Пан Войтек остался доволен.

— Это и в самом деле, скорее, романтическое, чем политическое. И такое глупое, что даже смешно.

— Апелляция будет ещё смешнее, — буркнул господин адвокат.

Патриции не было нужды уверять присутствующих, что на апелляцию она обязательно приедет. Все с огромным интересом слушали её рассказ.

— Откуда вам, собственно говоря, столько известно? Я таких подробностей из дела не вычитал, в официальных документах всё гораздо скучнее.

— Ничего мне не известно, — ответила Патриция, не собираясь ссылаться на Зигмунда. — Практическая дедукция, основанная на жизненном опыте. Опять же почему не приукрасить историю пофривольнее?

Тут журналистка вспомнила, что имеет по поводу всей этой свистопляски собственное мнение, и незамедлительно поделилась им с застольной компанией.

— Просто мания какая-то, — гневно заявила она. — Не уверена, приходится ли на сто изнасилований вроде нашего одно настоящее. Остальные — яйца выеденного не стоят…

— Протестую! — попытался возразить Кайтусь.

Патриция соизволила наконец заметить его существование.

— Да ты что? Взять хоть, к примеру, то, колбасное!

— Колбасное? — моментально заинтересовался пан Войтек. — Это метафора такая?

— Ничего подобного. Как? Разве вы не в курсе?

О колбасном изнасиловании, как выяснилось, никто из присутствующих не слышал, и Патриции пришлось изложить суть событий к огромному неудовольствию Кайтуся, который, правда, сам обвинение не представлял, но осуществлял надзор за молодой и крайне впечатлительной вице-прокуроршей. Блеск, с которым она провела дело, позволял сделать вывод, что это вице у неё спереди отпадёт нескоро.

— Жертва насчитывала сорок семь весьма потрёпанных лет и возвращалась с работы домой с тяжеленными сумками. Напал на неё жуткий бандит, оказавшийся по части изнасилования на высоте, а посему в этом отношении претензий у потерпевшей не имелось. Ей и в голову не пришло бы на него заявлять, если бы среди покупок не было двух кило колбасы, которые виновник преступления слопал…

— В процессе изнасилования? — поразился господин адвокат.

— Следствием не установлено, сколько сожрано на месте, а сколько унесено с собой сухим пайком, но, как бы там ни было, колбаса исчезла. И даже эту потерю пострадавшая спокойно бы пережила, да вот муж пристал. Где колбаса, да где колбаса, сказано этой дуре, купи, так она, мозги куриные, ни хрена не помнит, всё пилил и пилил, уж совсем собрался было проучить дражайшую половину кулаками, вот она ради спасения шкуры и призналась. Муж от такой новости вконец взъерепенился и сам помчался в отделение — пусть гад колбасу отдаст! Пытался даже возмущаться, что дело возбуждено об изнасиловании, а не об умышленной порче имущества. Пришлось ему доходчиво растолковать, чтоб заткнулся, а то впаяют антисоветскую агитацию, будет знать, как права качать.

— А какая тут связь?

— Прямая: за колбасой надо в очередях давиться, и не всегда бывает…

— А уборщица с лесопилки, что нашла своему ребёнку двенадцать отцов? — злорадно продолжала Патриция. — Так по очереди её и насиловали, заткнись! — бросила она Кайтусю, попытавшемуся было открыть рот. — Сам, читая дело, хохотал. Начала с генерального директора головного деревообрабатывающего комбината, но сразу обнаружилось, что в нужное время тот был в долгосрочной командировке в Мурманске, три месяца там проторчал, какие-то курсы повышения квалификации, опять же переговоры, а ребёнок нормально доношенный. Тогда ухватилась за его заместителя, но, к несчастью, выяснилось, что тот с рождения бесплоден. Потом настала очередь технического директора, сделали анализ крови — не подошёл, заместитель технического тоже отпал из-за группы крови. Главный бухгалтер оказался импотентом, очередным начальникам отделов здорово повезло: не годились по разным причинам. Из всего начальства один только кадровик знал её лично и мог, поднапрягшись, описать, как баба выглядит, да вот беда, чтобы делать детей, был решительно стар. В итоге истица призналась, что, честно говоря, прижила ребёнка от ночного сторожа и никакого изнасилования в помине не было, просто залетела, но уж больно хотелось обеспечить чадо отцом побогаче, ведь такой и алименты будет платить солидные. Вот вам и доказательство, не будь моды на изнасилования, ей и в голову бы такое не пришло.

Пани Ванда тяжело вздохнула:

— Боюсь, вы правы. Что-то дурное здесь наклёвывается, девчонки всё больше провоцируют, а парням много не надо. Впрочем, возраст тут не имеет значения, старым калошам — тоже. Периодически приходится заниматься такого рода делами, волосы дыбом встают, и поневоле задумаешься… они и вправду такие глупые? Совсем недавно курировала дело, пятеро изнасиловали знакомую, а оправдывались тем, что она сама предложила проводить её домой через лес уже за полночь. Потерпевшая подтвердила, да, предложила, поскольку боялась возвращаться одна и считала, что с пятью подвыпившими провожатыми будет безопаснее. Ну, скажете, где у неё мозги?

— Конечно, глупые, — констатировала Патриция. — Выпендриваются друг перед дружкой, у которой больше поклонников, заводят парней, мечтают о каких-то немыслимых переживаниях, а потом влипают в неприятности и подвергаются унижениям. Если им понравится, молчат в тряпочку, а если почувствуют себя обиженными или разочарованными, заявляют в милицию. У меня страшные предчувствия.

— Какие? — осторожно поинтересовался Кайтусь, который тоже молчал в тряпочку, хотя весь этот разговор ему категорически не нравился.

— Процесс продолжится и усилится. Под защитой закона дамы вконец распояшутся и начнут таскать по судам всякого, кто осмелится хлопнуть их по заднице или ущипнуть, особенно если, ущипнув, не приступит к дальнейшим действиям, а попытается дать задний ход. Вот тогда им мало не покажется!

— Какие ужасы вы говорите! — воскликнула пани Ванда.

Пан Островский грустно покачал головой.

— Сдаётся мне, предчувствия вас не обманывают…

Кайтусь промолчал, но был того же мнения.

* * *

Аккурат в это самое время сидели в «Театральном» три грации: Стася, Мельницкая и, представьте себе, Гонората. Без Павловской. Присутствие последней, исходя из некоторых её предыдущих действий, взять, к примеру, проклятущее такси, могло спровоцировать ненужное напряжение. Да и вообще Павловская давала понять, что вся эта история ей глубоко по барабану.

Честно говоря, Гонорате очень хотелось договориться со Стасей, вот только признаваться в этом не хотелось. Внешне ощетинившаяся и заледеневшая в своей обиде Стася, казалось, не желала иметь ничего общего с вражеским лагерем, что ничуть не мешало ей в глубине души отчаянно надеяться, чтобы Гонората с ней-таки договорилась. Мельницкая являла собой голос разума, объективный и бесстрастный, пытаясь одновременно работать огнетушителем, подавляя вспыхивающие то с одной, то с другой стороны страсти.

— Ты же не собиралась его засадить? — горько допытывалась Гонората. — Чтобы опять из тюряги не вылезал не пойми сколько!

— Конечно нет! — вырвалось у Стаси, всегда отличавшейся искренностью. — В смысле… да. Потом, да… Сама знаешь…

Знать-то Гонората знала, но всё же надеялась, что удастся отыграть назад.

— А какой тебе прок, если сядет? Лёлик мне сам говорил, что такая, как ты, если и вправду порядочная, очень даже в жёны подходящая, не то что всякие оторвы…

— А сказал, что неправда! Что я ему наврала! Любая потаскуха может языком трепать, а тут шило-то из мешка и вылезло! Вот как сказал!

— Но ведь пан Лёлик не мог знать, что у тебя такое нетипичное телосложение, — разумно вмешалась в обострявшуюся дискуссию Мельницкая. — Он судил по своему прежнему опыту. Ты же и сама не знала.

Стася так отчаянно мешала кофе, что чуть не полчашки выплеснула на блюдце.

— А зачем издевался? Скандал устроил!

— Он говорил, что это ты ему устроила, — запротестовала Гонората.

— Ещё бы не устроила! Ведь я же говорила, а он не поверил. Должен был извиниться…

— Когда? Его же сразу замели, а выяснилось-то потом!

Мельницкая сочла необходимым заказать прохладительный напиток. Она подозвала официантку и попросила три ситро.

— Если б ты знала, как он разволновался, — продолжала огорчённая Гонората. — Я ему медицинское заключение показывала, когда мне дали свидание, раз всего и ненадолго, сказал, что ни о чём таком слыхом не слыхивал, а я поклялась, что доктор не за взятку, что чистая правда. Он жутко задёргался, ведь поначалу-то думал, что ты и правда такая особенная, а потом разочаровался и злой был, что дал себя развести. За что же тогда ему было извиняться?

— В то время он ещё не мог знать, что нужно попросить прощения, — старалась увещевать подругу Мельницкая.

— Мог потом! Записку бы прислал!

— Когда ты его бандитом выставила? Да он в жизни женщину не ударил! Он у нас вообще не драчливый, мужчине, если потребуется, то, конечно, врежет. Но только если достанут! У нас дома такого и в заводе нет, отец пальцем никогда матери не тронул, мама, врать не буду, иной раз его дуршлагом или там половником угостит, но скалкой — никогда. И Лёлик такой, весь в отца!

— А кто меня спаивал? — явно сдаваясь, пыталась всё же огрызаться Стася. — Вы во всём виноваты!

— Если честно, ты сама хотела..

— Не до такой же степени! Вы сговорились!

— Кто сговорился, чего сговорился, откуда мы могли знать, что так выйдет?! Что Лёлик Эльку притащит! И Ядька с Юркой собирались прийти, то сколько бы той водки на нос пришлось, по две рюмки? А сговорились бы, то бутылки две бы ещё припасли!

Аргументы у Гонораты были железные, особенно насчёт водки, но Стася продолжала упираться.

— А потом я домой ехать хотела!

— А сама знала, что на дачу едем, и молчала!

Прохладительный напиток в лице тёплого ситро плохо гасил разбушевавшиеся эмоции. Пришлось Мельницкой опять выступить в роли миротворицы.

— Да кончайте вы, нет здесь ничьей вины или сговора, чистая случайность. Мне кажется, все нервничали, и у каждого был повод. Стасе Лёлик нравился, не возражай, нет тут никакого криминала… А он привёл эту противную Карчевскую… Она к вам всегда так приходит?

Тут Гонората не выдержала:

— Ладно, скажу как есть. Не всегда, но когда вместе на стройке работают, то приходит, я не знала, что она как раз притащилась… Ну, ладно, догадывалась и боялась, что к нам зайдёт. Очень уж мне хотелось Лёлика от неё отвадить… Что, разве странно?

Стася с Мельницкой дружно замотали головами. Стася куда энергичнее.

— Пробы негде ставить, а туда же, свадьбу ей подавай, а Лёлик по женской части слаб, всегда им потакает… Ну, я и воспользовалась случаем, уговорила Павловскую, чтобы, значит, вам помочь, тебя подпоить, Лёлика раззадорить, пусть едет на дачу, почему нет, а потом, как выяснится, что ты девица и такое чудо ему попалось, то уж Эльке ловить будет нечего. А тебя в невестки я, честно скажу, совсем не прочь…

— Из чего следует, что, не будь Карчевской, ты вообще бы ничего не делала? — хотела удостовериться Мельницкая. — Пусть брат и Стася сами определяются?

— Конечно! Я в свахи не нанималась. А если бы у них самих всё сладилось, я б только рада была. А когда эта подтирка братца подцепила, я сразу забила тревогу, Лёлик устал, факт, отец его так припахал, что вздохнуть не даёт, Стася, когда трезвая, как деревянная, так и до второго пришествия не сойдутся. А Элька-зараза и забеременеть не постыдится, лишь бы назло, что тогда делать? Вот я и пыталась немного вас подтолкнуть…

Гонората говорила откровенно и перестала скрывать своё огорчение и раскаяние. Ведь хотела же как лучше, а что вышло? Сплошное безобразие. Не повезло, так уж не повезло. А тут ещё эта Стасина анатомия…

— Жаль, что ты никогда раньше не была у врача! — вздохнула Мельницкая.

— А чего ходить, если я здорова! — возмутилась Стася, опять обидевшись.

— Выходит, все пострадали, — продолжила Гонората. — Отец волосы на себе рвёт, кто будет дом достраивать, Лёлик за решёткой, Элька под ногами путается. Одно расстройство…

Стася самокритично подумала, что, может, и правда, с её добродетелью неудачно получилось, но тут же перевела стрелки на Зажицкую.

— Я бы не стала шум поднимать, Ядька меня подбила, всё зудела и зудела, я и опомниться не успела, как она меня к своему свёкру-милиционеру затащила. А он сразу в прокуратуру. Мне бы посидеть, подумать…

— А что? — жадно подхватила Гонората. — Не заявляла бы на него?

— Ну, не знаю, может, и нет…

— Уверена, что нет, — Мельницкая была категорична. — Скажи ей! — велела она Стасе.

Та слегка замялась.

— Ну… Я… Я даже пыталась, — наконец решилась она. — С прокурором хотела поговорить, чтобы сильно не обвинял. Ждала его, только… Ничего не вышло.

— Почему?

— Там на него напала одна такая, пришлось ему бежать.

Такую новость Гонората никак не могла пропустить. Прокурор, спасающийся бегством, от одной такой… Стасе пришлось в подробностях описать вечерний скандал, и три девицы, позабыв на некоторое время о своих проблемах, погрузились в чужие страсти.

Гонората первая вернулась к своим баранам. Хлебнув кофейной гущи, она с отвращением отставила чашку и сделала глоток ситро.

— Есть ещё один шанс, — сказала она осторожно. — Можно попробовать. Но всё зависит от тебя.

— Как это?

— Может выйти по УДО. Понятное дело, не прямо сейчас, месяца через три. Но тебе самой надо заявить, что Лёлик никакой не злодей, что ты с расстройства на него наговорила и могла бы с ним помириться, ну, и прочее в таком роде…

— Очень верная мысль, — поддержала Мельницкая, прежде чем Стася успела задуматься.

Та взглянула на подругу:

— Думаешь?..

Мельницкая кивнула:

— Все выигрывают. Его семья, он сам, ну, и ты, конечно. Вовсе не надо сразу к нему в объятия кидаться, но можно спокойно поговорить, объясниться, не обвиняя друг друга в обмане и сговоре. Просто произошло недоразумение, только и всего. Не знаю, может, апелляция что-нибудь даст? Когда она будет?

Ни одна не знала, как и не имела уверенности, повлияет ли на суд изменение Стасиной позиции. Одно было ясно: на сегодняшний приговор, что вот-вот будет вынесен, уже ничто не повлияет. Остаётся надеяться только на будущее, и надежды эти весьма хлипкие.

Как бы там ни было, но по итогам исторической встречи в кафе и Стася, и Гонората констатировали, что начало положено, и зерно будущих договорённостей пало на благодатную почву.

* * *

— Терпеть не могу всех этих умолчаний и недоговорок, а как следствие — всякого рода вранья, — раздраженно заявила Патриция, садясь в автомобиль Зигмунда.

Углядела-таки его «фиат», скромно припаркованный в каком-то дворе под прикрытием развешанного белья. Бельё вряд ли представляло интерес для воров, поскольку состояло из двух здоровенных тряпок, изрядно потрёпанных и местами уже дырявых, пригодных разве что для мытья сточных канав. Если, конечно, мысль о мытье сточных канав вообще придёт кому-то в голову.

Зигмунд собирался как раз выходить, но вернулся на своё место за рулём и выразил удивление.

— Я думал, ты уже всё знаешь. Что ты имеешь в виду?

— Зажицкую. Вы только что расстались. Поскольку во внезапно вспыхнувшую страсть между тобой и этой провинциальной гетерой я ни в жизнь не поверю, значит, у тебя с ней какие-то мутные делишки. Климчака она уже и так подставила, что дальше?

— Ничего. Теперь её задача лечь на дно и затаиться. Я должен иметь уверенность, что она не выкинет очередного фортеля и не станет трепать языком. У твоего прокурора тоже мутные делишки с жертвой, что этой недоизнасилованной нужно?

— Ты заметил?

— Краем глаза.

На обратном пути от пани Ванды к зданию суда Кайтуся заловила Стася. Она явно его караулила и поманила из-за угла. Кайтусь пытался сделать вид, что её не заметил, но Патриция сама безжалостно подтолкнула его к подопечной, любопытствуя, что там за секреты такие. Заявив «холера» и откровенно морщась, Кайтусь отправился за угол.

— Пока не знаю, — ответила на вопрос Зигмунда Патриция. — Зажицкая тебя тоже подкарауливала?

— Наоборот, я её. Конечно, я тут развлекаюсь, как могу, но начинаю подумывать, как бы поскорее развязаться. А для этого следует нейтрализовать некоторых действующих лиц. Самое трудное — эта маленькая гадина. Неподдающаяся. В Познань уже не поедет, засветилась там, но чёрт её знает, что она ещё выкинет и где, надо её здорово припугнуть. Возомнила себя королевской фавориткой…

— У нас нет короля, — с сожалением заметила Патриция. — Первый секретарь района её не устроит? Пусть хоть области, мне не жалко.

— Ей центральная власть понравилась, а особенно аромат безнаказанности…

— Едва повеяло.

— Ага. Дали понюхать и отобрали. Жалко девушку. Она со злости готова и в Климчака вцепиться.

— Свет клином на нём сошёлся? Мне казалось, что между ними всё кончено. А что там с юным отпрыском ведущей и направляющей? Опять же ты говорил, будто враг не дремлет и в отношении романтического папаши. Так чья же возьмёт?

Зигмунд пожал плечами.

— Сие мне неведомо. Сам хотел бы знать. Отчёт, во всяком случае, напишу нейтральный. Неохота терять тёплое местечко и золотую жилу. Увидим, чьё положение более шатко и кого поддержат руководящие товарищи. Это большая буря в общем корыте, и мне, собственно говоря, без разницы, кого от этого самого корыта отставят. Я их всех люблю одинаково.

— Да уж, политический роман дальнего радиуса действия, — презрительно прокомментировала Патриция, открывая дверцу. — Жаль, что нельзя об этом написать.

— Кто сказал? Написать можешь, даже на пергаменте золотыми буквами.

— Только никто не напечатает. Пойду послушаю обоснование приговора.

— Я с тобой. Творчество этого старикана дорогого стоит…

* * *

Пока народ дожидался появления высокочтимого суда, Кайтусь имел возможность полюбоваться на вошедших в зал Патрицию с Зигмундом, мило беседующих и крайне довольных друг другом. Возмущению господина прокурора не было предела. Он чуть было не сорвался с места, чтобы ринуться к наглой парочке и расшвырять их в разные стороны. Одну направо, а другого налево, как можно дальше друг от друга. Однако, будучи человеком интеллигентным и не склонным к рукоприкладству, он сдержал свои агрессивные намерения, тем более что парочка сама пошла ему навстречу и разделилась в полном соответствии с прокурорскими пожеланиями: одна направо, а другой налево. Что позволило представителю обвинения сохранить остатки душевного равновесия.

Зал судебных заседаний был почти полон, все заинтересованные пришли послушать приговор. Появившийся в сопровождении народных заседателей судья не позволил никому сесть, тогда как сам долго вертелся в своём кресле и копался в бумагах. Можно подумать, обоснование приговора занимало добрую сотню страниц, и старый чудак не знал, с которой ему начать. Наконец он отдышался, грохнул молотком и принял решение. У Патриции мелькнула мысль, что ему просто нравится стучать молотком, вот он и молотит почём зря, пользуясь последней в карьере возможностью.

Отбормотав абы как начало, сердитый птеродактиль уже разборчивее закончил:

— …Признать виновным и назначить наказание в виде двух лет лишения свободы. Можно садиться.

Поначалу уселись только Патриция с Зигмундом, остальные продолжали стоять, не выделив двух последних слов из общего потока речи, отбарабаненного без знаков препинания.

Судья бросил неприязненный взгляд на непонятливую аудиторию:

— Обоснование приговора! — рявкнул он, благодаря чему начало обоснования потонуло в грохоте опускаемых сидений.

Скрип и треск продолжались ещё некоторое время, после чего долгожданное содержание стало наконец слышно.

— …Из чего следует, что обвиняемый вёл развратный образ жизни. Одна любовница, одна невеста, а в придачу ещё и потерпевшая Руцкая. Отвергаются показания свидетелей, якобы обвиняемый не относил водку на кухню невесте Карчевской, а выпивал сам. Принимаются показания потерпевшей, что относил…

Чей-то стул жутко заскрипел, а один из заседателей, развернув носовой платок размером с небольшую скатерть, чрезвычайно громко высморкался. Патриция воспользовалась моментом:

— Мне нужен этот документ! — прошипела она в брошку с дикой страстью. — Умру, если не получу! Всё, что хочешь, за бумагу!

Прозвучало это сильнее, чем «полцарства за коня!». У Кайтуся загорелись глаза, и он незаметно кивнул. Получить у судьи лишнюю копию шедевра не представляло труда.

— …Не имея опыта, спаивалась водкой сознательно и без закуски, — городил судья дальше. — Обвиняемому только того и нужно, чем и воспользовался, отвезя её на отдалённый дачный участок, тогда как собирались дома. На месте преступления тащил её за руку и говорил неправду, будто боится собаки. Ударил потерпевшую лицом о капусту и пустил кровь. Ввёл в подвал и в заблуждение, что калитка закрыта, а была открыта. Пострадавшая кричала и поначалу не давала своего согласия на половой контакт, аж распухла…

— Боже, милостивый, кто ему такое написал? — тихонько ахнула Патриция, тогда как судья, сердито замычав, принялся шуршать бумагами. Только с третьей попытки ему удалось перевернуть страницу.

— Исходя из вышеизложенного, признать его виновным… Тьфу, чёрт, не то…

Оказалось, что перевернул сразу две страницы и угодил на окончание. Разгневавшись не на шутку, судья послюнявил палец и смог наконец восстановить нужную последовательность, тем не менее продолжил читку с середины абзаца:

— …Крепко держа её за руки, снял свои брюки и принудил жертву снять нижнюю одежду без свитера, поскольку было холодно. О насилии свидетельствует то, что он оторвал ей пуговицу. Это вещественное доказательство в распоряжении суда. Также наставил ей большое количество синяков на разных нижних конечностях. Совершил с ней половой акт, после чего заявил, что она не является девственницей. Не дал веры её словам и принудил к плачу. А затем отвёз её домой на такси марки «Варшава».

Текст судье, видимо, так опротивел или был столь неразборчиво написан, что он даже не мог его членораздельно прочитать. Небрежно бормоча начала и концы нескольких фраз, сердитый сморчок совершенно игнорировал их середины, время от времени повышая голос.

— Медицинское обследование показало, что потерпевшая была девственницей. По показаниям свидетелей признаётся, что была, и обвиняемый это использовал, как человека неопытного. Исходя из вышеизложенного, признать его виновным в изнасиловании и назначить наказание в виде двух лет лишения свободы. Приговор может быть обжалован…

Не закончив фразы, прикольный старикан последний раз шваркнул молотком по столу и, нетерпеливо отпихнув попавшегося ему на пути заседателя, исчез с горизонта. В зале остались озабоченный прокурор, собирающий свои бумаги, и совершенно ошарашенный адвокат, который намеревался выступить с официальной апелляцией и теперь растерянно сжимал в руке заранее подготовленный документ, не зная, куда его девать.

Прошло не менее минуты, прежде чем все зашевелились и стали расходиться.

— Стоило дожидаться, — похвалила, правда, неизвестно кого, Патриция. — Ни за что бы не поверила, если бы не слышала своими собственными ушами и не видела своими собственными глазами. Теперь что?

Она пропустила выходивших и дождалась Кайтуся.

— Чего он от тебя хотел? — неприязненно спросил тот, прижимая к животу не особо толстую пачку бумаг.

— Кто?

— Этот пижон златовласый. Ты же знаешь, кто он такой?

О том, что Кайтусь терпеть не может эффектных блондинов, Патриции было прекрасно известно. Вопрос её позабавил.

— Знаю. Отличный пловец.

— Вот и плыл бы отсюда. Сам хвалился?

— Зачем ему. Мне это давным-давно известно. И не он от меня, а я от него.

— И чего бы это? Интервью? Олимпийский чемпион на процессе в Плоцке?

У Патриции не было ни малейших сомнений, что о консультанте Кайтусю известно не меньше её.

— Олимпийского чемпиона все знают в лицо. А чего от тебя хотела Стася?

Кайтусь и без того злился, а известие о давнем знакомстве с белокурым пижоном только подлило масла в огонь. Давным-давно, это когда? У неё, между прочим, муж был. Изменяла мужу с этим грекоподобным консультантом? Она вроде моногамная, а на верности так у неё вообще пунктик.

Патриция не отстала и повторила вопрос. Кайтусь разумно решил, что лучше не дуться, а ответить, тогда, глядишь, удастся чего не то выяснить и насчёт блондинистого пловца. Что же до обоснования приговора…

Воспоминание о сём шедевре явно улучшило настроение прокурора.

— Стася изменила своё мнение о гнусном насильнике и заинтересовалась апелляцией, — сообщил он Патриции. — Возможен ли условный, скажем, приговор, если она признается, что с самого начала готова была согласиться… А не грозит ли ей тюрьма за дачу ложных показаний? А что твой золотой мальчик?

— Погоди. И что ты ей ответил? Чем дело кончилось?

— Что за ложные показания у нас никого пока не посадили. Выдал ей государственную тайну. А вот насчёт апелляции пусть иллюзий не питает. Условно-досрочное при хорошем поведении, и об этом спрашивала, ещё куда ни шло, но зависит от пани Ванды, о чём я эту переменчивую Стасю уже не стал информировать. А что твой пижон? Чего ты от него хотела? Освежить милые воспоминания?

Они уже спустились с лестницы, пропустив вперёд всю оживлённо беседующую публику, и двинулись к гостинице Патриции.

— С чего ты взял, что они милые? Он умел плавать, а я нет, тоже мне радость…

— Так ты же умеешь? — удивился Кайтусь.

— Из зависти научилась. Погоди, кончай с ерундой. Я тоже насчёт апелляции… Мне показалось, что готова была ещё до окончания разбирательства, и, похоже, Островский совсем растерялся. Так и застыл с бумагой в руке… Где пани Ванда?

— В это время должна быть в прокуратуре. Ей иногда случается заглянуть на работу. Слушай, ты освобождаешь номер? Едем назад в Варшаву?

— Я — да, хватит с меня этого изобретения, что только зовётся душем, чуть себе струёй воды глаз не повредила. Как ты, не знаю.

— Я тоже.

— Тоже глаз?..

— Нет. Тоже возвращаюсь.

— Но сперва пани Ванду хочу…

— Я тоже. Жду тебя в прокуратуре.

И к немалому удивлению Патриции, Кайтусь резко повернул назад к зданию суда. Прокуратура была совсем в другой стороне, хоть и недалеко, а гостиница — совсем рядом. Патриция двинулась было туда, но засомневалась. Не мешало бы напомнить Кайтусю о литературном произведении судьи. Она во что бы то ни стало хотела его заполучить, чтобы сохранить на веки вечные. Вспомнила, что шедевр требуется перепечатать на машинке, а если машинистка под стать судье, то дело может затянуться. Сама скорей бы перепечатала. Надо было раньше предложить свою помощь… Вот балда!

И крайне недовольная собой журналистка направилась к гостинице, чтобы упаковаться и сдать номер. Времени это заняло всего ничего, но у стойки администратора она опять повстречала Зигмунда.

— Уезжаешь?

— Ясное дело, давно пора. А ты нет?

Зигмунд оглянулся. Никто не подслушивал.

— Я ещё должен проследить за апелляцией. Уже лежит у высшей инстанции на столе, правда, с завтрашней датой, зато с сохранением приговора и подписанная. Не хватало ещё, чтобы этот старый дурак выслал приговор тоже с завтрашней датой. Любой бред должен иметь свои границы.

— А мне показалось, что для некоторых границ не существует. Но процедуру надо соблюсти. Так когда?

— Думаю, послезавтра. Уж больно сильно забулькало в болоте. Я, разумеется, на всякий случай приеду. А ты?

— Тоже буду, из чистого любопытства, — заверила Патриция, зная, что точную дату выведает если не у Кайтуся, то у пани Ванды. Воспользовавшись помощью Зигмунда, который запихал её сумку на заднее сиденье, журналистка взглянула на консультанта.

— Хотелось бы узнать продолжение, — задумчиво протянула она. — Место у яслей…

— У корыта, — сухо поправил Зигмунд. — Не обижай лошадей. Это благородные животные.

— У корыта, — согласилась Патриция. — Особого значения не имеет, но я люблю детали. Тебе все подробности известны, может, поделишься?..

— Если приедешь на апелляцию, поболтаем. А может, и не только?..

* * *

В кабинете пани Ванды обстановка была гораздо менее питательная, чем дома. Кофе — пожалуйста, кофе в кабинете имелся, и даже весьма приличный, поскольку абы чего госпожа прокурор не пила.

Когда Патриция вошла, хозяйка как раз утешала расстроенного адвоката Островского.

— А чего ты ожидал? Я же предупреждала, что так будет. Какая тебе разница, что апелляцию написали вместо тебя. Тоже мне, трудоголик выискался, всё сам должен!

— Честно говоря, в таком откровенном надувательстве мне ещё ни разу участвовать не доводилось. Это уже слишком, — морщился господин адвокат. — Можно же было как-нибудь более завуалированно…

— Нельзя было. Опасались, что ты там, упаси боже, что-нибудь разумное напишешь. Тогда вся работа насмарку!

— Но здесь же откровенная белиберда! Бред сивой кобылы! Полное пренебрежение к процедурным вопросам!

— А как прикажешь иначе оставить в силе дурацкий приговор? Ну ты сам посуди, у меня уже и судья высшей инстанции припасён, абсолютный рекорд, такое и в страшном сне не приснится. А представь себе, что в самый неподходящий момент он выходит из строя, понос его пробрал или в спину вступило, а срок уже назначен, и что? Немедленная замена, кто-то помоложе и поумнее — ведь глупее просто не бывает — читает твою бумагу, и как мы тогда выглядим? Это и должен быть бред, а ты на такое не способен!

Адвокат безнадёжно покачал головой.

— И я должен это подписать…

— А вы небрежно подпишитесь, — посоветовала Патриция. — А печать можно смазать. В случае чего отопрётесь или скажете, что по пьяни подмахнули.

— Да вообще ни один нормальный человек этого читать не будет, — заверила Островского пани Ванда. — Пани Патриция, кофейку?

— Кофейку с удовольствием, а ещё у меня к вам огромная просьба: нельзя ли так устроить, чтобы не начинать заседания чуть свет? Очень уж неохота вставать к первой дойке. Темно, холодно и до Плоцка далеко…

— Придумаем что-нибудь. Десять годится?

— Отлично. Предел мечтаний!

— Обвинителя вы привезёте?

— Если опять не займётся некими таинственными делами… Как, к примеру, сейчас, шёл уже вместе со мной в гостиницу и вдруг исчез из виду. Меня мучают страшные подозрения…

Пани Ванда моментально этими подозрениями заинтересовалась, и даже господин адвокат оторвал удручённый взгляд от мерзкого документа. Хозяйке кабинета не терпелось.

— Ну же! Какие?

— Наша пострадавшая вызывает нешуточные страсти, — вздохнула Патриция и с удовольствием отхлебнула кофе. — Даже обвинение за ней бегает с явно преступными, чтобы не сказать, убийственными намерениями. Вот увидите, когда здесь появится, станет утверждать, что не он за ней гоняется, а наоборот, она за ним.

— С убийственными намерениями? — живо отреагировал господин адвокат.

— Очень может быть. Кстати, неплохая мысль…

Кайтусь появился с большим опозданием и в отличном настроении. И с места, не подозревая, в чём дело, подтвердил слова Патриции, нагло заявив, что жертва ему проходу не даёт. Столь же нагло он потребовал себе кофе. Кофе пани Ванда не пожалела, а вот по части непроходимой жертвы не преминула высказаться.

— Исходя из того, что вы живы, а цели предполагались убийственные, следует вывод, что наша Стася в настоящий момент заканчивает своё бренное существование в каком-нибудь укромном месте. Мне послать туда патруль или подождать, пока отдаст богу душу, чтобы не связываться с больницей?

Кайтусь обиженно взглянул на Патрицию:

— Не понял, но догадываюсь, что это ты тут напридумывала детективных историй. Что она вам наплела? Журналистам верить нельзя!

— Но вы же сами признались, что пострадавшую к вам тянет, — заметил пан адвокат.

Кайтусь всё ещё не имел понятия, над чем тут шутят и в чём суть очередной каверзы Патриции, но удержаться не смог, уж больно хотелось как можно скорее поделиться сенсацией. Он отвесил галантный поклон пани Ванде:

— Такой кофе и макаронники бы похвалили…

— Не подлизывайтесь, — не дала договорить хозяйка, демонстрируя потрясающее чутьё. — Чего этой девице ещё надо? Добить лежачего?

— Наоборот. Сменила гнев на милость, совесть у неё проснулась или другие части организма, но хочет видеть его на свободе.

— Да уж, — с горечью констатировал пан Островский и попытался блеснуть цитатой: — «О, женщины, вам имя — непостоянство…»

— Мы ж ему условно не дадим!

— Нет, на это она и не надеется. Но за примерное поведение мог бы выйти по УДО, если, разумеется, кому-то удастся обезвредить эту мину замедленного действия.

— Зажицкую, да?

Кайтусь покосился на замолчавшую с невинным видом Патрицию. Дураком он не был, и среди его недостатков тупость не значилась, а посему тут же сопоставил одно с другим и вздохнул с облегчением. Знал ведь, какую роль играл на здешнем процессе тот пижонистый блондин-консультант. А значит, сейчас ситуация Зажицкой больше была известна журналистке, чем ему, прокурору, раз уж она так хорошо знакома с присланным из центра специалистом, пропади он пропадом. Ревность опять дала о себе знать.

— Зажицкую, — подтвердил он. — Или её утихомирят, или надоест своему поклоннику, или поклонник — ей… или муж за неё возьмётся, в общем, чтобы Климчак стал, всем до лампочки. Как, по-вашему?

Пани Ванда уже давно определилась.

— Да пусть катится, тюрьмы и так забиты. Только чтоб не валял дурака, должны же у защиты быть какие-то аргументы.

— Вижу, господа, что вы полностью берёте на себя все мои обязанности, — съязвил пан Островский. — Примерное поведение моего клиента я гарантирую, напрыгался уже по молодости. Впрочем, я с ним поговорю, разрешишь, Ванда?

— Да ради бога.

— А послезавтра уточним. Мне дадут соответствующую бумагу написать самостоятельно или опять за меня поработают?

— Нет уж, не всё коту масленица, сам изволь потрудиться!

— Это ж надо, — нарушила своё молчание Патриция. — Банальнейшее дело об изнасиловании, а все рекорды бьёт…

* * *

Всю обратную дорогу до Варшавы Кайтусь пыжился, гордый тем, что ему удалось раздобыть. Держал свою добычу он пока в тайне, предвкушая реакцию Патриции. Пожалуйста, расстарался ради неё, достал желанную бумагу, полцарства за коня, теперь конь бил копытом у него в кармане, а вот сдержит ли эта язва своё обещание, оставалось загадкой. Начинать же переговоры осторожный господин прокурор пока не спешил, решил подождать до лучших времён.

Журналистка же пребывала в растрёпанных чувствах, ей одновременно было и смешно, и грустно, а отвращение сменялось приступами ярости. И вообще хотелось как можно скорее добраться до дома, чтобы проверить, что записалось на плёнку, и быстренько перепечатать всё по порядку, пока она еще помнила судейские перлы.

— Много доводилось видеть всяких придурков, но такого дебила ещё никогда, — зло говорила она непонятно кому, Кайтусю или себе самой. — Как вообще может существовать страна, где судейские посты заняты таким свиным навозом? Нет, не правильно, не свиным навозом, а куриным помётом. Свиньи — умные животные, трусливые, но неглупые в отличие от кур…

— Ты всерьёз полагаешь, что между умственными способностями и отходами организма существует прямая связь? — поневоле заинтересовался Кайтусь.

— А ты думаешь, наоборот?

— Тянет на научную сенсацию. Впрочем, судя по нашему последнему опыту, может, ты и права. Только учти, пожалуйста, что пани Ванда отыскала совершенно уникальный экземпляр.

— И этот уникальный экземпляр позорил правосудие долгие годы… Слушай, а может, он по рабоче-крестьянскому призыву?

От нечего делать Кайтусь принялся размышлять и подсчитывать. Вспомнил годы собственной учёбы. А ведь, правда, ходили слухи, что дипломы раздавали за социальное происхождение, не заморачиваясь оценками. Или за особые заслуги. За общественную работу и преданность социалистической родине.

— Двадцать три года, как кончилась война… Очень может быть. До войны был ещё каким-нибудь молодым судебным приставом, возможно, где-то в Пясечне…

— Слишком близко от столицы.

— Ну ладно, подальше. Потом выслужился. Или обнаружилось, что его дед ещё в девятьсот пятом году выворачивал булыжники из мостовой Лодзи. Ты что так тормозишь?

— А что прикажешь делать?! — разозлилась Патриция. — Таранить эти телеги, что ли?

— Лошадей напугаешь, — предупредил Кайтусь. — Навоз на поля возят, лёгок на помине.

Патриция кивнула и вернулась к прерванной теме:

— Прошу заметить, что это экземпляр, между прочим, вовсе не уникальный. Пани Ванда хвалилась, что откопала другой, ещё хлеще. Где она их берёт? Не иначе обнаружила на подведомственной территории какую-нибудь богадельню, а там целую россыпь таких брильянтов… Спятить можно, сколько же у этого трактора прицепов?!..

— Много. Не дёргайся.

— Балда, — поблагодарила за добрый совет Патриция и, скрипнув зубами, продолжила свои рассуждения с середины: — Чёрт с этим домом престарелых, кретины и молодыми бывают, вот только палку частенько перегибают…

— Какую палку?

— Наверно, металлическую, деревянная не гнётся. Перегибают, говорю, то ноль реакции, то сразу насиловать. Да и девицы хороши, вертят задом почём зря, перед всеми подряд, хоть пьяный, хоть трезвый, а потом, чуть что, с заявлением. А ты и рад стараться, сразу их ловишь…

— Ловлю не я, ловит милиция.

— И тащит к тебе, а ты с готовностью хватаешься за бумагу, и обвинительное заключение уже бежит рысцой! Как же, он, как минимум, пытался…

— Ну, если в ней что-то есть…

— Это не в ней должно быть, а в нём! Если парень не только вежливый, красивый, но и есть в нём сила и огонь… — Патриция вдруг прикрыла бушующий кратер и сменила тон на деловой и бесстрастный, возможно, потому что шоссе освободилось от тракторов и прочей крестьянской техники на колёсном ходу, что позволило ей прибавить скорость. — Я в парней пока ещё верю, ведь среди них разные встречаются. Одному такое виляние задом не понравится, другого возбудит, но он не станет руки распускать, а на третьего подействует как красная тряпка на быка, тут же бросится на приступ…

— Вторых — большинство, третьих — приблизительно половина, а первые — ненормальные, — категорически высказал своё мнение Кайтусь.

До Варшавы доехали в рекордное время, но потолковать приватно не сразу получилось. Кайтусь помчался по служебной надобности в прокуратуру, а Патриция уселась дома за пишущую машинку. Только вечером, окрылённый надеждой добытчик судебных творений вступил на её территорию. С букетом. Предварительно постучав и получив приглашение войти.

— Сдаётся мне, ты давала некие торжественные исторические обещания?..

Уже сами розы вызвали у Патриции сильнейшие подозрения. Хотя розы Кайтусь дарил ей частенько, но всегда придумывал какой-нибудь повод, стараясь при этом извлечь для себя выгоду. А тут ещё такие церемонии: в дверь постучал… Интересно, что на этот раз задумал? Ведь ясно же, что правду о плоцком изнасиловании всё равно не напечатают.

— Какие исторические обещания? — осторожно спросила журналистка, машинально ища взглядом подходящую вазу.

— Если я правильно помню, некий Ричард Третий обещал всё, что угодно, за коня…

— Мне коня не надо. А кроме того, плохо ты помнишь, он полцарства обещал.

— Мне царств не надо, я хочу всё. И коня у меня нет, а зато есть литературное произведение твоего любимого автора.

Патриция вскочила из-за машинки:

— Шутишь? Судьи?! Не верю! Покажи!

— Оно колется, — заметил слегка обиженно Кайтусь, потрясая букетом.

Розы моментально оказались в вазе, а Патриция с горящими глазами обернулась к добытчику и, ни слова не говоря, протянула руку. Кайтусь извлёк из кармана документ. Колебался он лишь долю секунды, а затем, преодолев в себе все врождённые и приобретённые навыки, вручил ей драгоценную бумагу.

Патриция отлично понимала, чего ему стоил такой жест. Отдал свою добычу, даже не попросив подтвердить заманчивое обещание. За два года она успела хорошо узнать своего жильца. Кайтусь оказал ей доверие. А ведь доверия к людям в его натуре не было ни капли, считал, что доверять нельзя никому и ни при каких обстоятельствах…

И вот, пожалуйста, решился. Такой шаг её немного насмешил и немного тронул.

И вдруг Патриция почувствовала, что всё, баста! Хватит с неё этого почти двухлетнего сопротивления и притворного равнодушия, подкреплённого осуждением. Осуждать его могла и дальше сколько угодно и изо всех сил, что вовсе не мешало ему нравиться. Нравился ей с самого начала, и чем дальше, тем сильнее…

Прогнал чёрную немочь. Мучился от всего этого свинства. Жутко ревновал к Зигмунду… Нет, больше не могу!

— Прямо и не знаю, как быть, — сказала она с сомнением в голосе. — Судья у нас под рукой… Не последовать ли тебе примеру обвиняемого? А я попробую прикинуться жертвой…

Поначалу Кайтусю показалось, что он ослышался. Но уже в следующую секунду он бросился исполнять отведённую ему роль.

Без лишних слов.

* * *

На этот раз пани Ванда соблаговолила почтить своим присутствием зал судебных заседаний в славном городе Плоцке. Она, конечно, гордилась своими достижениями, но хотела лично убедиться, каков будет эффект её стараний. И убедилась.

С учётом того, что суд высшей инстанции, отгнусавив необходимые начальные формулировки, немедленно объявил непродолжительный перерыв, появилась возможность обменяться мнениями, на всякий случай не покидая зала. Ибо никто не знал, сколько времени может продолжаться непродолжительный перерыв.

— Фантазия у меня богатая, — сказала потрясённая Патриция, — но это превосходит всякое воображение. Если предыдущий судья был старым грибом, то этот — ещё старше и похож, скорее, на лишайник, в придачу раздавленный. Коровьим копытом.

— Да, на этот раз ты превзошла самоё себя, — похвалил господин адвокат, доставив пани Ванде невыразимое удовольствие. — Даже представить себе не могу, что он отчебучит. Заранее сдаюсь.

Патриции, как всегда, требовались дополнительные сведения:

— А те двое, рядом с лишайником, кто такие?

— Да так, подрабатывают мужики по мере возможности. Оба из глухой провинции, — радостно объяснила пани Ванда. — Один — алкоголик, но зато другой — склеротик. Ведь всё должно быть по правилам, не так ли?

Вот только на этом заседании ничто не отвечало правилам. Подсудимый и жертва сидели на своих местах, хотя в их присутствии не было никакой необходимости. Гонората, Карчевская и Павловская тоже имелись в наличии, в отличие от Зажицкой, которая презрительно выразила desinteressment и блистала отсутствием. Зигмунд торчал в углу, подпирая стену и ожидая нового представления.

Вернулся судья, сопровождаемый пани Вандиными провинциалами, и оттарабанил нечто совершенно невразумительное, поскольку заикался, половину букв не выговаривал и время от времени всхрапывал и фыркал как норовистый конь. Однако упрямый адвокат Островский решил трактовать это в качестве надлежащего вступления к своей речи. Он встал и начал:

— Граждане судьи! Позвольте мне в первоочередном порядке обратить внимание многоуважаемого суда на вопиющие процедурные упущения…

— Чё? — произнёс Многоуважаемый Суд.

Пан Островский вздрогнул, но повторил то же самое громче.

— Чё? — теперь уже возмутился Суд.

— Процедурные упущения…

— Да где там процедурные, ладно ерунду молоть, всё едино выходит. И воще, в чём дело? Ты кто будешь?

— Защитник подсудимого, адвокат, Ян Островский.

— Ну и чё?

Нет, это выглядело слишком фантастичным, чтобы быть правдой. У Патриции перехватило дыхание. Похоже, у господина адвоката тоже, поскольку тот резко замолчал и отчаянно раскашлялся. Кайтусь, сопровождая свои действия некими странными звуками, принялся вытирать нос. Двое провинциальных судей — помощников главного лишайника — уставились на представителей сторон, каждый на своего: алкоголик с интересом разглядывал Кайтуся, склеротик с возмущением — адвоката. Тем временем глава судейской троицы абсолютно невозмутимо взирал на обвиняемого.

Закалённый в судебных баталиях пан Островский первым пришёл в себя:

— Ну, и то, что primo: смена защитника за два дня до начала процесса, исключающая возможность ознакомиться с делом. Secundo: отсутствие каких бы то ни было вещественных доказательств…

Алкоголик принялся шептать что-то на ухо судье.

Адвокат продолжал:

— Tertio: не обнаружены и не допрошены двое ключевых свидетелей, а значит, предварительное расследование проведено небрежно, тем более что их показания могли заменить вещественные доказательства…

— Ты чё мне тут швоей латынью голову морочишь! — в сердцах расшепелявился достойный представитель древнего мира мхов и лишайников, яростно оплёвывая стол. — Пуговица есть! Вессественное доказательство! Подшудимый! — вдруг гаркнул он.

Застигнутый врасплох Климчак вскочил как ошпаренный, чуть не перемахнув через низенькую загородку.

— Здесь!

— Бил башкой по кочану или нет? Бил! Нарушение неприкошновенности доказано! Шобакой пугал? Пугал! Шедеть!

Обвиняемый плюхнулся назад на свою скамью в состоянии полного обалдения. Если насчёт запугивания собакой он ещё и хотел возразить, то кочаны с башками при общей шепелявости добили его окончательно.

Судья листал бумаги, наклоняясь ухом к нашёптывающему алкоголику. Пребывающая в восторге от хода дела Патриция готова была поклясться, что он не успел прочитать из этой макулатуры ни строчки. Или не хотел. Теперь же срочно искал аргументы в пользу обвинения, напрочь забыв о существовании ведущей протокол секретарши, которая от безработицы совсем осовела. Копаться в бумагах судье быстро наскучило, он рассеянно ещё немного послушал алкоголика, затем, выудив что-то в показаниях, фыркнул, всхрапнул, оплевал всё вокруг и, уперевшись диким взором в Гонорату, повелительным жестом указал на неё молотком:

— Потерпевшая, встать! — грозно приказал он.

Гонората, может, когда и чувствовала себя потерпевшей в некоторых ситуациях, но никак ни в этом случае. Однако, похоже, молоток обладал магической силой, заставившей её подняться. Неохотно и в полной растерянности.

— Я не… — начала она беспомощно.

Лишайник не желал слушать:

— Молчать! Отвечать! Кричала?

Конечно, в своей жизни Гонорате приходилось кричать не раз и при различных обстоятельствах, хотя бы во младенчестве, но уж никак не сейчас. Сегодня даже не скандалила, о злыдне Карчевской и то высказывалась вполголоса. Поэтому она ответила честно и откровенно:

— Нет…

— Кричала, — решительно опроверг её судья. — Хотела заниматься развратом с подшудимым?

Гонората была потрясена подобным обвинением. Заниматься развратом с Лёликом у неё не было ни малейшего желания, даже в голову такая гадость не приходила. Почувствовав себя обиженной, она не сдержалась и возмущённо воскликнула:

— Да он же мой брат!

На древнего представителя растительного мира это не произвело ни малейшего впечатления:

— Хотела или не хотела?

— Нет! Никогда в жизни!

— «Не хотела заниматься развратом с братом», — спокойно продиктовал судья первое предложение для протокола, а секретарша встрепенулась и старательно его записала.

По алкоголику было заметно, что он пребывает в некотором недоумении, склеротик же ни на что не реагировал. После вскрытия возмутительного факта кровосмешения судья выглядел очень довольным.

— Объявляется перерыв на того… как его там, — заявил он. — Да хошь на чаш.

Он с трудом выкарабкался из-за стола и удалился.

* * *

— Конец света! — поделилась впечатлениями с Зигмундом ещё не оправившаяся от потрясения Патриция, садясь за столик в баре. — Ради такого и пешком стоило идти. Просто представить себе не могу, чтобы об этом не стало известно и никто не отреагировал!

— Кто, по-твоему, должен реагировать и каким образом станет известно? — холодно заметил Зигмунд, не скрывая злорадства. — Адвокат примется направо и налево рассказывать, что принимал участие в подобном балагане? Прокурор признается? На меня и не рассчитывай. А публика вообще вряд ли допёрла, в чём дело, максимум, на что может жаловаться, так это на несправедливость, а кого волнует несправедливость? Никто и слушать не будет.

Они сидели в забегаловке неподалеку от здания суда, куда зашли сразу же, как только растоптанный лишайник исчез из виду. Остальные заинтересованные лица в рамках своих служебных обязанностей вынуждены были следить за появлением на свет должным образом оформленного документа. Кайтусю, равно как и пани Ванде, важно было как можно меньше опозориться.

Пан Островский тоже решил поучаствовать в итоговой встрече, рассчитывая, что высшая инстанция уже успела забыть, кто он такой и что тут делает. Расчет оказался верным, высшая инстанция заснула сном праведника, а составлением надлежащего документа занялся судья-алкоголик, пребывавший слегка навеселе, а потому на редкость сообразительный. Во всяком случае, на удаление разврата с братом времени ему понадобилось совсем немного.

Кайтусю, пани Ванде и адвокату Островскому тем не менее пришлось здорово попотеть, чтобы итоговая бумага имела хоть сколько-нибудь приличный вид. Молодой прокурор чувствовал себя настолько выжатым, что поклялся себе страшной клятвой никогда в жизни и ни за какие коврижки не копаться в чужом дерьме. Плевать на всех этих партийных бонз вместе с их распоясавшимися сынками! Не видать ему генеральной, так и хрен с ней!

Раздавленный лишайник с трудом доковылял до судейского стола и взгромоздился на своё место. Отдуваясь, плюясь и всхрапывая, он велел всем встать, хотя никто и не садился, что ранее заметил судебный пристав и не стал понапрасну напрягаться.

Из казённого вступления никто не разобрал ни слова, что вряд ли кого-то огорчило, поскольку одни знали его наизусть, а другим было до лампочки. Интерес вызывало только заключение.

Судья расправился с ним быстро.

— Ну, значить, того… Вшё шходиться… — надулся он и гаркнул что было сил; — Оштавить приговор в шиле!

На чём представление и кончилось.

* * *

Довольно быстро придя в себя после судебных трудов, Кайтусь воспользовался дорогой к пани Ванде в личных целях.

— Этот морской петух к тебе навсегда присосался? — спросил он по возможности язвительно, поскольку Зигмунда, вошедшего в зал суда вместе с Патрицией, несмотря на всю свою занятость, заметить-таки успел.

Вопрос журналистку позабавил, что она постаралась скрыть.

— Разве я тебя спрашиваю о крепости присосок всяких там скелетов?

— Всем известно, что скелетные крепостью не отличаются. Откуда ты вообще его знаешь?

— С моря.

— Появился из морской пучины?

— Не надо его путать с Афродитой. Та была женского полу.

— А на завтрашнем ужине будет? Может, мне не портить вам аппетит своим присутствием?

Он ещё не кончил дурацкого предложения, а уже понял, что сморозил чушь. Обидел её в самом начале их романа, совсем спятил, одну ошибку за другой лепит.

Патриция скрыла улыбку. Считала, что чуточку неуверенности Кайтусю совсем не повредит, здорово его этот Зигмунд задел, вот и отлично, пусть платит за свои прежние выкрутасы.

Кайтусь не успел ничего заплатить, равно как и сказать, так как уже припарковались у дома пани Ванды.

Супруг хозяйки из предосторожности опять занял место на самом конце стола, готовый немедленно смыться от политики, вероятность появления которой он прозорливо предчувствовал.

Но, с другой стороны, любопытство брало верх, поскольку такого бредового процесса было ещё поискать, опять же насильно-бытовая часть дела представлялась ему крайне забавной. Домработница внесла закуски, расставила и покачала головой над тарелками.

— Так-таки я и думала, проше пани, ничего из энтого не выйдет, посидит ещё в кутузке невинный хлопчик…

— Так вы, Каролинка, тоже считаете, что он невиновен? — обрадовался господин адвокат.

— А то как же?

— Пани Ванда, сделайте что-нибудь, — тут же включилась Патриция. — Раз уж это такое семейное дело, посодействуйте, пусть его выпустят пораньше! Не через шесть месяцев, как по закону, а, скажем, через три. Вы же всё можете! А он будет паинькой, будет сортиры мыть…

— Я и без сортиров помогу, — снисходительно махнула рукой всемогущая прокурорша. — Насколько мне известно, эта изнасилованная Руцкая ждёт его не дождётся. Может, хочет на нём отыграться, так я не возражаю, пусть отыгрывается…

— Чего там отыгрывать, она за него замуж навострилась, девчонка-то упёртая, а он, по всему видать, тоже не прочь, — заметила домработница со своего любимого места в дверях салона.

Её слова всех заинтересовали.

— Вы уверены, Каролинка?

— Знаю токмо, что девахи гуторят. Я ту Гонорату Климчакову от таким ещё детёнком помню. А Феля, кума моя, так она тёткой приходится Зосе Мельницкой, а те с Руцкой закадычные подружки. По всем их разговорам видать, что как друг на дружку не ругаются, а уж больно ей замуж хочется, хоть и прикидывается, что нет, да и он дал себя уломать. А хоть бы и сошлись, кому с того худо, она аккурат в ентом годе школу кончит и на чистую работу пойдёт. Куда бы лучше.

Никто против умозаключений домработницы не возражал, наоборот, все горячо её поддержали. Марьяж Стаси с Лёликом явился бы достойным завершением трёхэтажного дела об изнасиловании.

— Она бы хотела, хоть и прикидывается, что нет, да и он дал себя уломать… — неожиданно повторил Кайтусь в какой-то странной задумчивости, и все уставились на него. Молодой прокурор покачал головой и вздохнул: — Вот она, жизнь-то…

Некоторое время все молчали. Пани Ванда догадалась, о чём вздыхал её коллега, но ей хватило такта воздержаться от комментариев. Вместо неё высказалась домработница:

— Правда ваша, чего уж туточки крутить, сговорились девахи, чтоб, значит, Климчаку непорченую невесту подсунуть, а то ведь мужик-то сам по себе дурак дураком. Да и ейная похвальба им обрыдла…

— И Карчевская, — быстро добавил пан адвокат.

— Что Карчевская?

Домработница Каролинка была в курсе.

— А то как же, кому бы не обрыдла, шалава, прости господи! Пусть работящая, да токмо Климчакам такая шлёндра без надобности…

Оказалось вдруг, что всем всё известно. Народная молва или, если угодно, общественность прекрасно представляла себе всю полноту картины, и дело бы решилось без всякого вмешательства суда, если бы не коварная Зажицкая…

— И не проклятущий сынок руководящего работника…

— И не встряла бы ведущая и направляющая…

— До смерти перепуганная капризами дамы сердца, страшно соблазнительной, но столь же вредоносной…

— И не оказала бы давления…

Пан Войтек уже собрался было бежать, заслышав о руководящем работнике, но его спасла Каролинка, совершенно равнодушная к политике:

— А за ту Ядьку Зажицкую пусть у вас голова не болит. Токмо её здесь и видели. Туточки у неё житья не будет, помяните моё слово. И станет тишь да благодать, потому как Стася разом с Гоноратой молодого Климчака в оборот-то возьмут, будьте спокойны. А и он не остолоп какой, чтоб опять проштрафиться. И за ум возьмётся.

— Аминь, — торжественно произнёс пан Войтек, садясь на своё место.

* * *

Новейшей и совершенно точной информацией поделилась с Патрицией пани Ванда, приехавшая в Варшаву в служебную командировку ради собственного удовольствия. Уж очень ей не терпелось поделиться с Патрицией и Кайтусем. Собственно говоря, больше с Патрицией, у которой рабочий день был ненормированным, и она в любой момент могла расположиться за столиком в кафе напротив Ума, Чести и Совести. Последние не обращали ни малейшего внимания на двух чесавших языками баб.

— В высших партийных инстанциях всё провернули с космической скоростью, — с чувством глубокого удовлетворения сообщила пани Ванда. — Покровитель нашей изменчивой Зажицкой получил чрезвычайно заманчивое место вице-консула…

— В Монголии! — вырвалось у Патриции.

— Почему в Монголии? Нет, в Молдавии. Впрочем, неизвестно ещё, что хуже. Во всяком случае, ему придётся покинуть обожаемую родину.

— А распоясавшийся сынок?

— Поджал хвост и забился в угол, будто его и не было. От этой обузы мы избавились, а, следовательно, Климчак никому теперь и даром не нужен.

— И? — жадно протянула Патриция, уверенная, что это не конец.

Пани Ванда удовлетворённо расхохоталась.

— И мы проворачиваем ему УДО в прямо-таки неприличном темпе. Три месяца и один день в ответ на убедительные просьбы отца, который без сына на стройке, как без рук, рабоче-крестьянская семья, пролетариат города и деревни и всё такое… Ой, простите, это я по инерции. Липнет же такая гадость… А что наступит сие историческое событие через пять дней после получения нашей героиней аттестата зрелости, это уже чистейшей воды совпадение.

— Так вы думаете, всё-таки кому-то он нужен?

— Знаете, я его условно-досрочно отпускаю из чистого любопытства, женится он на этой Руцкой или нет? По достоверным сведениям от моей Каролинки, должен.

К дамам присоединился Кайтусь и прервал матримониальные рассуждения. Наблюдательная пани Ванда моментально поняла, что нечто, замеченное ею ещё в Плоцке, и в самом деле между этой парочкой существует, вот только не знала, радоваться ей или огорчаться. Она бросила быстрый взгляд на Патрицию.

— Изменился?

— Как же! — фыркнула та. — Даже если, то не всерьёз и ненадолго. Так что, не будем обольщаться и тем более перестраивать квартиру.

— А что? Предлагал?

— Ещё как…

Для Кайтуся Патриция по-прежнему оставалась лучшей женщиной в мире. Пока он даже не надеялся, что это пройдёт, вовсе не хотел, чтобы проходило, и почти верил, что так и будет. Наслаждался своей победой. Наконец-то!.. И страстно желал, чтобы всё у них было общее!

Пани Ванда опять посмотрела на Патрицию и успокоилась. Нет, за неё можно не переживать. Женщина она опытная и прекрасно понимает, что Кайтусь не изменился и не изменится. Сейчас он до смерти влюблён, но характер не переделаешь, и чёрт знает, что ему взбредёт в голову, когда чувства поостынут. Чтобы её жизненное пространство зависело от партнёра, нет, на такую глупость Патриция не способна!

— Вот вам, пожалуйста, — весело заметила плоцкая прокурорша. — Одно дурацкое изнасилование, а какие сногсшибательные последствия! А тут ещё и Стася с Лёликом, а в перспективе глубочайшие социальные потрясения. Не успеем оглянуться, как девчонки начнут в массовом порядке подавать заявления, а парни побегут куда глаза глядят, или нет?

— Это в Америке, — безапелляционно заявил Кайтусь. — Наш народ покрепче будет, пару войн пережили, как ни крути, да и законы другие.

— И темперамент, — подлила яду пани Ванда.

* * *

Все сомнения разрешила та же Стася.

Школу она окончила достойно и с замиранием сердца ждала досрочного освобождения Лёлика. Главная задача была выполнена. Отличилась так, что никому и не снилось, ни одна девица не теряла ещё своей невинности с такой помпой. Прогремела на весь Плоцк и окрестности. И какой от этого прок?

Ставшая широко известной её исключительность оказалась вовсе не такой уж замечательной и вызывала отнюдь не восхищение. Скорее, недоверчивость? Недоумение? Жалость?

Разве о таком Стася мечтала?

Становилось всё более очевидным, что без Лёлика её честь навсегда погублена.

Занятая, как обычно, своими переживаниями, она упустила нечто весьма существенное. Конечно, Стася не могла знать, что сидевший в тюряге Лёлик имел предостаточно времени на размышления, дураком он не был и о себе самом знал больше всех следственных органов, вместе взятых. А из его размышлений выходило, что неким таинственным образом прессовать его перестали, париться на нарах осталось всего ничего, Зажицкая, чью роль в этом деле он сразу понял, поджала хвост. То бишь перемены по всем фронтам.

Вот только причин таких чудес горе-насильник, сколько ни ломал голову, а отгадать не смог. И пришёл к выводу, что не иначе это Стасина работа. Ведь у той явно были какие-то подозрительные связи с прокурором. Романа Лёлик не подозревал, поскольку видел прокурорскую зазнобу, ту журналистку, и оценил её по достоинству, от таких не гуляют.

Гонората, чаще остальных навещавшая брата, его выводов не опровергала, даже наоборот, поддерживала, поскольку в тайных механизмах дела сама не ориентировалась, а породниться со Стасей была совсем не прочь, особенно с учётом угрозы в лице шалавы Эльки. Правда, путался под ногами Стасин жених, но и тут сработал принцип «нет худа без добра».

Сарафанное радио донесло, что жених от Стаси отказывается, мол, дружки-приятели проходу не дают, что невеста у него порченая, то ли изменила ему, то ли как. А он — не из убогих и в бракованном товаре не нуждается, а посему место жениха освобождает решительно и бесповоротно.

Обо всех этих обстоятельствах несчастная Стася не имела решительно никакого представления!

* * *

Нетрудно догадаться, что выпущенный условно-досрочно, отсидев ровно три месяца и один день, Лёлик прямиком от ворот тюрьмы направился в кафе «Театральное», где совершенно случайно в полном одиночестве сидела жертва, она же заявительница, она же потерпевшая и прочая, и прочая…

Предложение руки и сердца, подкреплённое шикарным букетом, было милостиво принято.

X