Владимир Алексеевич Корн - Ученик ученика [litres]

Ученик ученика [litres] 1711K, 379 с. (Артуа-1)   (скачать) - Владимир Алексеевич Корн

Владимир Корн
Ученик ученика


Часть первая


Глава 1
Афродит

В правом боку кололо. Я немного передвинулся и посмотрел направо еще немного мутным после сна взглядом. Камень?! Да еще и торчащий из песка. Откуда? Вообще-то я засыпал в своей постели и искренне надеялся проснуться там же. Ладно, может, и не совсем там же – были у меня и другие планы, даже телефон поближе положил, чтобы сразу ответить. Один звонок, милая, – и я примчусь, чтобы обжечь тебя огнем своей любви.

На ноги с мягким шорохом накатила теплая волна. Так, а вот с этим совсем уже непонятно, ведь от моего дома до ближайшего моря – как до Пекина в позе дачника. Сам Пекин, кстати, значительно ближе. И еще, на дворе как-никак декабрь, не самое удачное время принимать солнечные ванны. А у меня ощутимо горят плечи, и голову явно напекло, с трудом соображаю. Хотя с головой-то, пожалуй, не привыкать, обычное состояние и без солнечных ударов.

Я вскочил на ноги, утвердил пошатнувшееся тело в строго вертикальном положении и огляделся.

Красиво, черт возьми. Как в моих мечтах перед сном, когда я оказался на необитаемом тропическом острове, скрываясь от мелочных злобных людишек, которые почему-то даже не задумывались о том, что им привалило немыслимое счастье жить на одной планете с таким замечательным человеком, как я.

Правда, в своих мечтах на острове я был не один, а в компании с двумя очаровательными созданиями, буквально боготворившими меня: натуральной блондинкой и жгучей брюнеткой. Мои мечты тогда так взволновали меня, что пришлось идти на кухню выкурить сигарету и выпить стакан холодной минералки. Все это время я поглядывал на телефон. Ну позвони же, черт возьми. Мы и так уже почти неделю в ссоре. В конце концов, ты сама виновата.

– Артур, тебе скоро тридцать, а у тебя еще детство играет в том месте, которое не для этого предназначено, – заявила она.

Это случилось после того, как я отказался от одной вакансии, с большими, да чего уж там – с огромными перспективами в плане карьерного роста.

Ну как же мне объяснить тебе, милая, что на свете столько интересного. Красота северного сияния… Запах берега, где так давно не был… Прощальный привет заходящего солнца – зеленый лучик, устремленный вертикально в небо, который можно увидеть только в открытом море через бинокль или пеленгатор… А сколько в мире нераскрытых тайн! Один Тунгусский метеорит чего стоит.

Новая же работа подразумевала вечное сидение в общем кабинете с редкими вылазками в соседние города. Поразмыслив немного, я пришел к выводу, что долго удержаться там не смогу. Да и очень не хотелось подводить людей, хлопотавших за меня.

Так, быстрее в тенек, явно перегрелся. И во рту все пересохло.

Я доплелся до ближайших кустов, росших на берегу, и рухнул в благословенную тень. Здесь и песочек прохладнее.

Теперь воспользуемся старым добрым методом ниндзя, чтобы избавиться от жажды. Он совсем не сложный и всегда помогает. Достаточно лишь ритмично покусывать кончик языка. А вот с головной болью сложнее: способ-то знаю, но он никогда не срабатывает.

В тенечке и о главном можно подумать. Итак, я куда-то попал. Как и зачем – не знаю, да и не так уж это важно в данный момент.

Ну попал и попал. Не страшно. Пока, во всяком случае. Страшновато – это когда шторм и обледенение. Вода за бортом минусовой температуры и не замерзает лишь потому, что соленая и все время в движении. С каждой новой волной на палубе нарастает все больше льда, а тонкие тросы такелажа становятся похожи на прозрачные столбы. И необходимо с этим как-то бороться: с помощью ломов и чьей-то там матери. А еще следить за тем, чтобы тебя самого с очередной волной не смыло за борт. Правда, за бортом и воды-то нет, только миллиарды перекатывающихся тоненьких ледяных иголочек. И спасти никто не сможет – просто нереально. А если со льдом не бороться, то и до оверкиля недалеко.

Страшно бывает и тогда, когда остаешься вдвоем с водилой в сломавшейся машине на зимнике, по которому почти и не ездит никто, раз в три-четыре дня, если повезет. На улице ночью под шестьдесят, и вся надежда только на то, что двигатель не заглохнет и топливо не закончится. Костер не поможет: пока спереди все обгорать будет, сзади все обморозится, и наоборот.

Здесь же красота: солнце, море, на соседнем кустике финики растут. Ну, может, и не финики, но очень похожи.

Сейчас мне не страшно, а просто-напросто обидно. Где мои водонепроницаемые милитари, где раскладной нож с множеством лезвий (даже пила и напильник имеются)? Где, спрашивается, жилет с огромным количеством карманов, наполненных всякими полезными вещами? В конце концов, где мой замечательный охотничий нож из стали превосходного качества, сделанный на авиазаводе? С наборной рукояткой из кусочков бересты, благодаря которой рука не мерзнет на морозе и не скользит от крови и жира…

Да что уж там, трусов – и тех не оставили.

Я внимательно осмотрел себя. Как будто бы все на месте, все мое и ничего не изменилось. Черт, могли бы и добавить кое-где, кто ж из нормальных мужиков об этом втайне не мечтает? Это я о бицепсах.

Так, а может, изменения чего-то другого коснулись? Начнем с ума. Семью восемь – пятьдесят шесть. Пятью девять – сорок пять. Тринадцать на шестьдесят девять… Скучно. Вывод – ум по-прежнему острый. Может быть, я теперь летать умею, и стоит попробовать? Я рассмеялся, представив, что голышом бегу по кромке прибоя и усиленно машу руками.

Голова почти прошла. Только ощутимо жгло плечи.

Интересно, а вдруг у меня цвет глаз изменился? Только зрачки трогать не нужно, не приведи господь, вертикальными станут. Это у покойников они такие. Перед тем как делать реанимацию, надавливают с двух сторон на глазные яблоки: если зрачки становятся вертикальными, то нет смысла делать искусственное дыхание и массаж сердца. Нет, не хочу зрачки, как у жмура. Хочу белокурые волосы. Я отращу их подлиннее, и, когда побегу навстречу любимой девушке, они будут красиво развеваться на ветру.

Выдрав парочку волосинок, я убедился, что и с шевелюрой все без изменений. В принципе можно было и не драть волосы на голове, они не только там растут и везде одинакового цвета. Зато еще раз убедился, что не сплю.

Ну и что мне теперь со всем этим делать?

Перво-наперво, водицы необходимо испить, чистой и холодной. А затем? Сложный вопрос, но ответить на него все же можно. Необходимо куда-нибудь идти и обязательно куда-нибудь прийти. В принципе все, что я вижу, не очень отличается от того, что привык видеть раньше. Не дома, конечно, – в тропиках. Если быть точнее, то в субтропиках. Правда, краски здесь ярче, чем те, к которым я привык. Ярче выглядит море, небо, зелень деревьев… Прямо как на рекламных буклетах, зазывающих туристов на заморские курорты.

Как стемнеет, появится возможность определить по звездам, в каком полушарии я нахожусь. Но в любом случае сначала нужно найти воду. Решив, что в воде для начала неплохо просто посидеть – слишком уж горят плечи, – я вернулся к морю.

После водных процедур стало легче. Вода оказалась не такой соленой, как в Тихом океане, но и не слишком пресной, если сравнивать с Каспием.

Ну и в какую же сторону мне сейчас направиться? Если это остров, то я в любом случае вернусь сюда, мимо точно не пройду – больно уж вершина приметная у скалы, уходящей в море, на голову сфинкса похожа. Вряд ли где-нибудь найдется что-то похожее: природа не любит повторяться.

Чисто по-мужски хочется пойти налево, еще бы разобраться, где это самое «лево» находится… Встанешь спиной к морю – с одной стороны, повернешься – соответственно с другой получается. Подойдем к делу с практической стороны. Если я пойду навстречу солнцу (которое, кстати, уже низко над горизонтом, значит, дело близится к закату), то оно будет все время слепить мне глаза. Отправлюсь в другую сторону – будет жечь плечи. Ну с этим легче, достаточно посмотреть вон на тот куст с яркими синими цветочками. Листья на нем такие большие, что вполне прикроют не только плечи, но и много чего ниже. Не помешало бы еще и одеждой обзавестись, хотя бы немудреной набедренной повязкой из травы – слишком уж некомфортно в полном неглиже и с плащом на плечах. Надеюсь, найду по дороге что-нибудь подходящее.

Напиться мне удалось значительно раньше, чем набрести на источник воды. Неподалеку я обнаружил кокосы, которые не отличались от привычных мне ни формой, ни цветом, ни вкусом.

С насущными делами вроде бы худо-бедно разобрался. Теперь нужно войти в боевой транс, абстрагироваться от окружающей действительности и топать, топать, топать до самой темноты. Только как в этот самый транс войти? Как говорят мудрые люди, нужна какая-нибудь ключевая фраза. Ей может быть любое подходящее предложение, повторяемое много раз подряд.

Займемся аналитикой. Где я себя обнаружил? У самой кромки прибоя. Вывод: я Афродит. То, что не Афродита, каждому с первого взгляда ясно – я все еще без одежды, да и не брит. Железная логика, всегда ею отличался.

Теперь смело в дорогу. Поправим плащ, зажмем кокос под мышкой – и в добрый путь, сэр Афродит.

– Афродит Пенорожденный, Афродит Пенорожденный, Афродит Пенорожденный. Аф… А-а-а!

Черт, больно-то как – большим пальцем о камень. Обуви у меня ведь тоже нет. Но, что самое обидное, я еще не успел войти в транс. Придется обойтись без заклинаний, главное – под ноги смотреть.

Я брел до самого заката, внимательно рассматривая окрестности. И не обнаружил ничего такого, что могло бы мне объяснить, куда я попал.

Здесь очень красиво. Даже песок светлый, почти белый. Вот, помню, гулял я как-то по пляжу одного из Курильских островов, со стороны Охотского моря, так там песок был практически черным… На дворе в то время стоял июнь, солнце с небес жгло немилосердно. И после пары десятков шагов нужно было заходить в море, чтобы остудить прямо-таки горевшие ступни. В холодной воде ноги быстро начинали неметь. Еще пара десятков шагов по раскаленному песку – и снова в воду. А обуваться не хотелось… Вечером я обнаружил, что ступни покрыты множеством мелких темных точек, там, где кожа была обожжена…

Кстати, тогда на берегу и в прибрежных волнах было множество разнообразного мусора, всяких там обрывков газет и обломков ящиков, по большей части с японскими иероглифами. А ведь на том острове, название которого я сейчас и не вспомню, отсутствовали поселения, если верить карте. Зато там было очень много медведей, прямо медвежий заповедник. Вспомнив об этом, я начал тревожно оглядываться по сторонам. К счастью, никаких животных я не обнаружил. Мусора, впрочем, тоже.

Когда окончательно стемнело, я испытал настоящее потрясение. Такого неба у нас нет. И дело даже не в созвездиях. Звезд очень много, и они такие крупные и яркие, что сейчас светлее, чем в полнолуние. Темно-синее ночное небо и огромные звезды. Нет, это может быть все, что угодно, но только не Земля.

Я неподвижно сидел на камне. До этого момента все казалось значительно проще и легче: в глубине души все еще теплилась надежда, что я на родной планете. Я тешил себя мыслью, что очутился хоть и непонятно где, но все же на Земле. Согласен был даже в прошлое попасть, ведь там все знакомо и понятно, все известно на века вперед.

Теперь же нет никаких сомнений: это чужой мне мир. Только сейчас я до конца осознал значение слова «безысходность». И что мне теперь со всем этим делать? Кто-нибудь поинтересовался моим мнением? И нужно ли мне все это? Зачем я вообще тут очутился? Что или кто меня здесь ожидает? Какие-нибудь разумные ящерицы?

А может, цивилизацией здесь еще даже и не пахнет? Во время своего недолгого вечернего путешествия я не обнаружил никаких свидетельств разумной жизни. Ни обрывков сетей, ни закругленных водой досок, ни пластиковых бутылок – ничего. В общем, совершенно никакого мусора, неизбежно присутствующего на морских берегах самых удаленных уголков нашей планеты.

Ничего, не будем отчаиваться. Вполне вероятно, что эту землю все еще топчут разнообразные динозавры, а значит, подобным следам цивилизации здесь неоткуда взяться.

Утром повеял легкий ветерок со стороны моря. Ну ночью я не замерз – и на том спасибо. Настроение немного улучшилось, когда над горизонтом поднялось местное светило – оно-то как раз ничем не отличалось от нашего земного солнца: ни светом, ни теплом, ни чем-либо еще.

Все, хватит нытья и соплей, ты жив, здоров и оказался не посреди бескрайней песчаной пустыни, где слишком мало воды и слишком много тепла. У моря все же трудно умереть с голода, да и само добывание пищи не должно занять много времени.

В общем, все не так уж и плохо, с какой стороны ни посмотри. Главное, чтобы здесь оказались люди, разумные и не слишком отличающиеся от тех, что я привык видеть. Будет много хуже, если разумными вместо людей окажутся какие-нибудь драконы. И что мне в таком случае делать? С кем я тогда буду сливаться в любовном экстазе? Драконы вроде бы из змеиной породы, а значит, вонять от них должно, как от змей. Не очень-то радужная перспектива.

Я снова отправился в путь. Через пару часов ходьбы я увидел на самой линии горизонта маленькое белое пятнышко паруса. Нет, я не мог ошибиться. Конечно, с моего места невозможно было разобрать, что собой представляет суденышко. Но это и неважно. Главное то, что разумная жизнь здесь есть.

Парусник направлялся в ту же сторону, что и я. Что это: яхта местного богача или просоленное всеми ветрами рыбацкое суденышко? Даже количество мачт не удается определить – слишком большое расстояние. Эх, шел бы он ближе к берегу, тогда бы я сумел разобрать, кто на нем находится… Как бы хотелось, чтобы это были именно люди!

Позади был еще один день пути по бесконечному песчаному пляжу. Только в двух местах мне пришлось удалиться от берега, обходя прибрежные скалы. На одной из таких скал мне удалось убить камнем какое-то морское животное, похожее на морского котика, правда, шкурка его отливала синевой. Мясо есть оказалось невозможно, слишком отдавало рыбой, а вот шкурка для моих целей вполне подошла. Теперь у меня была шикарная набедренная повязка. Полночи ею занимался, соскабливая камнем мездру. Мех котиков – самый стойкий из ценных шкурок и сохраняет свои свойства больше ста лет. Надеюсь, что мне он на такой срок не понадобится.

Я шел и думал о том, что так и не позвонил Светлане, своей подружке. Что мне стоило самому номер набрать? Вот всегда так: тяну, тяну, а потом все равно звоню первым. Когда мы теперь сможем увидеться, да и удастся ли это вообще? Всем хороша девчонка: и стройная, и симпатичная, только вот немного глупая. А все потому, что пытается меня изменить, хотя уже больше года прошло, как мы встречаемся. Ей давно пора понять, что это просто нереально. Может, я и сам бы рад измениться, да ничего не выходит. Все тянет куда-то, все на что-то посмотреть хочется. Вот и дотянулось, вот и дохотелось.

В надежде увидеть пролетающие самолеты или хотя бы инверсионные следы от них, я то и дело поглядывал на небо. Но тщетно: кроме чаек и мелкой пернатой живности, ничего не наблюдалось. Птеродактилей не видно – и то радость. И папоротники здесь нормальные, всего лишь раза в два выше мне привычных. Когда жили всякие там диплодоки, папоротники повыше этих пальм вырастали, со школы помню.

На языке одних моих знакомых такая ситуация называется «конкретное попадалово». Ага, куда уж конкретней. И то, что конкретно, и то, что попал. Вдруг у них здесь еще работорговля процветает? В таком случае я как нельзя кстати придусь: и молодой, и к занятиям с железом склонность имею, потому и хиляком не выгляжу. Плюс ко всему, языка не знаю, дурак дураком в местных обычаях, и заступиться некому.

Нет уж, рабом быть не хочу. Их бьют, кормят плохо. Поди, еще и работать заставят. Лучше сразу в бега податься. С голоду явно не умру. Побродил по мелководью минут двадцать – и все. Тут тебе и крабы, и осьминожку можно рогатиной ко дну прижать, и у морских ежей икра вполне съедобная. А уж про рыбу и не говорю – с ней все ясно: чем ярче и разноцветней у нее чешуя с плавниками, тем больше шансов на ядовитую или несъедобную нарваться. Это не одно и то же, как и у грибов. Главное – в воде бродить осторожно, кораллов здесь очень много, можно и ногу серьезно повредить.

И лес мне нравится: и фруктов полно, и ягод. Живности опять же всякой хватает. Ну все как у нас.

Только не хочу я здесь быть. Домой хочу, к Светке. Да еще и Новый год на носу, а мы такую тему замутили насчет отдыха…

Опять же огонь бы неплохо добыть. Вариантов, как его получить без спичек и зажигалок, я знаю не меньше, чем товарищ Бендер – способов честного отъема денег у населения. Ни один из моих способов, правда, пока не сработал. Хотя я не особо и старался: ну получу раз – и что потом, с корзинкой ходить, как у Рони-старшего?

Зато я нашел стручки, мясистые такие, красновато-желтого цвета. Отдельно их есть не станешь, довольно жгучие на вкус, но если размять на камне хорошенько, а затем кусочки рыбы, пусть и сырой, макать в полученную кашицу… Вполне съедобно получается и ничуть не пресно. Главное, что у меня нет отторжения организмом той пищи, которую я здесь успел употребить.

Единственное, что мне в этом мире понравилось, так это то, что загар отличный успел приобрести, ровный такой и коричневый. Только вот на плечах кожа уже облазить начала. Вот бы домой в таком виде заявиться, в декабре-то. И еще звездное небо очень красивое, часами можно любоваться, если бы не тоска, которую оно на меня наводит. Чужое оно, на психику давит. Днем еще ничего, идешь, как у себя дома, где-нибудь в окрестностях той же Анапы. Отличия-то, конечно, есть, но не такие, чтобы это сразу в глаза бросалось. А домом своим я теперь всю планету Земля считаю.

По ночам я идти не отваживался: насколько помню, почти все хищники ночной образ жизни ведут. Я вообще старался держаться ближе к воде, чтобы в случае опасности успеть до нее добежать. Расчет был на то, что дикие звери за мной в воду не полезут. Хотя черт их знает, какие они здесь и что у них на уме. Пока я ничего крупнее кошки не видел и видеть не хочу. Плохой из меня натуралист, больше о собственной шкуре думаю, которая дорога хотя бы как память о прежней жизни.

К вечеру четвертого дня берег начал меняться, становясь все более каменистым. И все чаще мне приходилось отдаляться от моря, чтобы обойти очередную груду скал. Еще через день далеко на горизонте появились синие призраки гор. Похоже, это все-таки не остров или, по крайней мере, огромный остров. Все эти дни солнце на закате светило мне в затылок, а пройти я успел довольно приличное расстояние.

Паруса больше не попадались, как не попадалось и никаких следов разумной жизни. Обычно, если есть возможность, люди стараются селиться на берегах морей, тем более таких теплых. Море прежде всего – это неиссякаемый источник пищи, да и переправить по воде можно много больше, в отличие от всех остальных способов транспортировки. Даже в наше время водный транспорт остается самым дешевым видом перевозки грузов. Но… все по-прежнему оставалось пустынным.

Но я же видел парус своими глазами, и это не было наваждением. Ау! Где вы, черт бы вас всех побрал!

В сумерках я забрался на каменный утес, с высоты которого открывался отличный обзор. Забрался с одним-единственным желанием – увидеть огни поселений, на худой конец, отблеск одиночного костра. Нет, ничего, только звезды, такие близкие, что казалось: подпрыгни – и достанешь рукой. Как же меня достала красота холодных бездушных огоньков в темно-синей ночи!


Глава 2
Р-р-р!

На седьмой день пребывания в этом мире, ближе к полудню, когда местное светило находилось практически в зените, я увидел дым. Вертикально поднимающуюся беловатую слабую струйку дыма. На море царил полный штиль, водная гладь была похожа на зеркало: ни малейшего дуновения ветерка.

Я только что поздравил себя с удачной рыбалкой, умудрившись добыть три довольно крупные рыбины в месте впадения в море мелкой речушки, в луже, отрезанной от основного потока полоской суши. Проваливаясь по колено в топкую грязь, я гонялся за «жертвами» по всей луже и измазался не хуже последней свиньи. Но выловил все три и теперь сидел, задумавшись, что мне делать со всем этим богатством. И съесть не успею, и выкинуть жалко, и впрок не запасусь. Рыбины рядком лежали передо мной, все еще грязным, и изредка били хвостом. Грязь быстро превратилась в сухую корку на теле и начинала тянуть кожу. Все, сначала вымоюсь в замечательной пресной воде, а уж затем приму мудрое решение.

Отмывшись от грязи и так и не придумав ничего путного, я и заметил тонкую струйку дыма за одним из ближайших холмов, заросших густой растительностью. Я не мог поверить глазам. Дым! Надеюсь, я наконец-то выясню, кто здесь живет и с кем мне придется иметь дело. Гуманоиды, разумные страусы или еще какая-нибудь живность, умеющая пользоваться огнем.

Только осторожно, Артур, очень осторожно. Неизвестно, как на тебя отреагируют. Чем первобытнее эти люди (если это, конечно, люди), тем больше у тебя шансов украсить собой праздничный обед, став его главным блюдом. В дремучие времена и на Земле такое практиковалось повсеместно, об этом все археологи говорят. И дело было вовсе не в голоде. Впрочем, какая теперь разница в чем. Главное – не попасть в котел, на вертел или еще куда.

Нет, рыбу я, ясное дело, ни за что не оставлю: а вдруг там брошенный кем-то горящий костер. Тогда я зажарю рыбины, и черт бы меня побрал, если хотя бы не надкушу их все.

Прокравшись на вершину холма, я осторожно раздвинул ветки кустарника, сплошь покрытого плодами иссиня-черного цвета величиной со сливу. Пробовал я их уже, эти сливы. На вкус довольно приятные, только вот после них во рту вяжет.

Со своего места мне удалось рассмотреть хижину (домом назвать это строение язык бы не повернулся), слева от нее – навес, чуть поодаль что-то, похожее на сарай из жердей. Дальше – еще один навес с чем-то, похожим на коновязь. Пустой загон, огороженный плетнем. Грядки, опять грядки и снова грядки. Ближе ко мне, у самого подножия холма – целое поле, с едва проклюнувшимися из земли всходами непонятных растений. А на одной из грядок определенно капуста, тут никакого сомнения нет. И не какая-нибудь брюссельская или кольраби, а самая что ни на есть белокочанная, уж в этом-то даже я понимаю.

Ну вот и аборигены. Девочка, совсем малышка, годков пяти-шести, не больше, в рубашке до пят. Мальчишка лет на семь ее старше, в явно коротковатых штанах и женщина моих лет в платье почти до самой земли. Вроде выглядят, как обычные люди, никаких тебе хвостов или длинных ушей. Только одежда у них похожа на наряды из исторических фильмов. Мужчин не видно, но это не значит, что их нет. Может, они как раз в этот самый момент ко мне сзади подкрадываются. От таких мыслей я резко обернулся и застыл, прислушиваясь. Нет, как будто бы все тихо, никаких шорохов, и ветки нигде не потревожены. Ветра нет, так что сразу понятно будет, если кто приблизится.

Прождав около часа, я решил сам себя обнаружить. Вид у меня, правда, был тот еще, ну так что теперь. Легенду я заготовил себе заранее, времени было предостаточно.

Спустившись с противоположной стороны холма и обойдя его, я неспешным шагом направился к замеченным мной людям. Дождавшись, пока они меня увидят, застыл в ожидании их дальнейшей реакции.

Реакция была в общем-то вполне понятной. Никто не бросился ко мне навстречу с радостными объятиями, не пал ниц и не потащил за руку к накрытому обеденному столу. Малышка спряталась за женщину, вероятно за свою маму. У мальчишки в руке появился нож с длинным, сантиметров тридцать, лезвием. Сама женщина вооружилась топором на длинной ручке. А чего еще я хотел? Достаточно было просто на меня поглядеть. Голый, в куске шкуры, обернутой вокруг не очень могучих чресл. С добытой рыбой в одной руке и длинной палкой в другой. Ах да, не стоит забывать еще и о всклокоченной шевелюре и недельной щетине.

Они настороженно молчали. Я тоже ничего не говорил и продолжал топтаться на месте. Пусть немного привыкнут к моему виду. Вроде люди как люди, женщина так вообще очень даже ничего выглядит. Немного подождав, я решил сам проявить инициативу.

Указав на рыбу, я постарался объяснить жестами: две штуки вам, а оставшуюся можно было бы испечь в очаге для меня. Они явно поняли, это заметно, но в их поведении ничего не изменилось. Тогда я начал рассказывать о своих вымышленных невзгодах, сопровождая легенду жестами.

Я плыл на корабле. Потом был жестокий шторм, и меня смыло за борт. Чтобы не утонуть, мне пришлось остаться без одежды, которая только сковывала движения в воде и тянула ко дну. В процессе объяснений я даже снял мнимые часы с левой руки, успев при этом подумать, что на дворе явное Средневековье, и мой жест может быть для них непонятен. Но потом успокоил себя тем, что часы примут за массивный золотой браслет, который отягощал мою руку, мешая загребать. Значит, они подумают, что до этого я был человеком состоятельным и меня нельзя прогнать вот так сразу, не позволив даже воспользоваться огнем их очага.

А шторм действительно был, и случился он перед самым моим прибытием. Даже человек, ни разу не бывавший на море, сразу смог бы понять это по длинным спутанным водорослям, выброшенным волнами на берег, и по мелким рыбешкам, валяющимся у самой воды.

Всю свою пантомиму я сопровождал рассказом, стараясь говорить убедительно. Ясно, что они не поймут, но уж интонации-то не зависят от знания языка. Если, конечно, они здесь не свистят по-птичьи или, к примеру, не являются телепатами, понимающими друг друга без слов. Вот тогда мне точно придется несладко – мои мысли были слишком вольными, больно уж фигурка у женщины была хороша.

Но нет, видимо, они ничем от обычных людей не отличались.

Женщина что-то сказала мальчишке. Тот переспросил ее с недовольным видом, но все же подчинился и пошел в дом, напоследок окинув меня не самым дружелюбным взором. Голос у незнакомки оказался вполне мелодичным, да и язык не был похож ни на карканье, ни на вой. Обычный такой язык, немного певучий, только вот совсем непонятный.

Женщина отвлеклась на мгновение, посмотрев куда-то в сторону, и я успел показать выглядывающей из-за ее юбки малышке язык. Девочка мгновенно спряталась за маму, но в следующий миг показалась снова и скорчила мне милую рожицу. Еще она оттянула пальцами оба уха. «Черт, совсем как наши дети», – подумал я и не смог сдержать улыбку. Мама обнаружила смешные кривляния девочки и быстро перевела взгляд на меня. Это было так неожиданно, что я даже не успел снова напустить на себя серьезный вид. Женщина сказала что-то дочери назидательным тоном, но та показала язык и ей.

Из хижины все с тем же недовольным видом появился мальчишка со свертком в руке и швырнул свою ношу мне под ноги. То еще воспитание… А что я хотел, это вам не отец с войны вернулся. В свертке оказались штаны и рубаха, оба предмета одежды – из грубой домотканой материи.

Черт его знает, как здесь выражают благодарность. Я прижал руку к сердцу и слегка поклонился. Поняли меня, ну и ладушки.

Женщина жестом показала, что для переодевания мне нужно идти за дом. Облачившись в новый прикид, я попытался оглядеть себя со всех сторон. А что, вполне. Правда, штаны коротковаты и рубаха безразмерна, но это не страшно. Мне показалось, что я даже сильнее себя почувствовал.

Когда я вышел из-за дома в новом образе, женщина уже разделывала мою рыбу огромным ножом на столе под навесом. Потом мы все вместе обедали. Правда, хозяева сидели по другую сторону стола, но какая мне разница? Похлебка из овощей, жареная рыба и кусок лепешки из странной муки грубого помола. Я даже не припомню, когда мне в последний раз приходилось так вкусно есть.

После обеда я помогал женщине по хозяйству. Забрал из ее рук топор, когда она захотела нарубить хворост. Перемолол зерно на ручной мельнице. Принес воду ведрами из родника, который находился поблизости. Сходил за хворостом, набрал огромную связку. И даже успел немного поправить крышу.

Мужских рук в доме явно не хватало, это всегда заметно. И дети от разных отцов, не ошибешься.

Но мое ли это дело? Они меня накормили, одежонку какую-никакую дали. И пусть мальчишка все еще хмурился и неприветливо на меня косился, так вроде бы ему и не за что меня благодарить.

Я даже успел выучить пару незнакомых слов. Язык оказался не слишком сложным, не было в нем таких непроизносимых вещей, как, например, «кетцалькоатль» или «тлауискальпантекутли». Если бы меня спросили, на какой язык он больше всего похож, то я бы, не задумываясь, ответил, что на итальянский. Но только в том случае, если бы жители Апеннинского полуострова перестали тараторить. Правда, сам я итальянского не знаю совсем, и единственная фраза, что сразу приходит на ум, звучит так: кретино феномено.

Когда-то преподаватель английского на вводной лекции говорила, что изучение иностранных языков легче всего дается тем, у кого хороший музыкальный слух. Не знаю, насколько она была права, но на отсутствие слуха пожаловаться я явно не могу. Да и что тут особенно сложного, если дом называется «брубер», а, к примеру, рука – «чилса».

Грассировать или в нос говорить тоже не нужно. Думаю, что смогу освоить. Все же не тлауиска… как там дальше… Конечно, и в моем языке дом можно назвать жилищем. И пусть кто-нибудь, кто никогда не подозревал о существовании такого звука, как «щ», попробует все это выговорить. Но меня пока необычными словами не удостоили. И прекрасно, обойдусь как-нибудь.

Еще я успел выяснить, что мальчишку зовут Стрегором, а девочку – Карминой. Хозяйка звалась Аниатой. Моим именем никто не поинтересовался, я же навязываться особо не стал.

Уже в сумерках, после вечернего чая, если можно так выразиться, Кармина, время от времени показывающая мне исподтишка язык, подошла знакомиться.

Бойкая девчонка сначала что-то лепетала, затем, судя по интонации, задала мне вопрос. Поскольку буквально перед этим прозвучало «Кармина», я решил, что наконец-то у меня спрашивают имя.

– Артур, – представился я.

– Артуа-р-р-р, – засмеялась она.

– Не Артуа-р-р-р, а Артур, – поправил я ее.

Она засмеялась еще сильнее. Затем согнула пальчики на руках, словно показывая когти, и стала клацать зубками, как будто собралась кого-то разорвать и съесть.

– Артуа-р-р-р, – и убежала, все еще продолжая рычать.

Аниата постелила мне под навесом, сделав это как само собой разумеющееся. Она выделила мне набитый сухим сеном тюфяк и кусок грубой ткани вместо одеяла. Вот и славно, куда мне на ночь глядя, пусть и в новеньком наряде? Однако нервы, уже и стихами заговорил…

Я долго ворочался перед сном, хотя и лежать было очень удобно – все-таки не на песке, пусть и теплом, скрючившись в позе эмбриона, – и смотрел на звездное небо. Все-таки оно очень красивое. Только вот Луны я за все это время ни разу не видел, хотя погода была ясная. Еще одно доказательство, что я не на своей родимой планете. Даже если с большой натяжкой предположить, что звезды могли измениться, то уж спутница Земли никуда бы не делась. Отчего-то вспомнилось, что вроде бы Луна – это осколок Земли, отделившийся от нашей планеты из-за столкновения с метеоритом. Только вот не помню, гипотеза это или научно доказанный факт. Да и какая теперь разница?

Почему-то подумал о Светке. Как она? Вокруг нее постоянно кто-то вертится. Наверное, она решит, что я опять куда-то рванул, даже не предупредив, всерьез обидится, а там…

Утром я проснулся от рычания над самым моим ухом:

– Р-р-р-р!

Убедившись, что я открыл глаза, довольная Кармина убежала. Так, стол уже накрыт и меня к завтраку ждут. Вот спасибо, и не надеялся даже. Быстро умывшись, я отправился к остальным.

На завтрак была каша из зерен, напоминавших кукурузные, но со вкусом пшена. Черт, а я и не знал, что каша без всяких намеков на масло и сахар, да еще на завтрак, – это так вкусно.

Что это у Стрегора глаза такие красные? Ага, понятно, не выспался. Всю ночь, поди, караулил, чтобы я все их богатство не спер. А тут есть что брать. Одних коз штук пять, козел и еще козлят парочка. Куры опять же. Да и под навесом возле печи горшки с ухватами. Им еще и полусотни лет нет. Ну что тут скажешь? Молодец, мужчина растет.

За завтраком Аниата назвала меня Артуа. Хорошо, пусть будет так, не Пантекутль же какой-нибудь, в конце концов. Вообще-то я мог бы и Афродитом назваться, если бы эти козлы, или кто там еще, сделали бы меня длинноволосым блондином. А так несоответствие получается. Я же люблю, чтоб во всем логика была.

Судя по всему, прогонять меня никто не собирался. Да и зачем? Прокормлю себя как-нибудь, заодно и по хозяйству помогу. Вспомнилось, что один мой знакомый каждое лето брал себе на фазенду работника-бомжа. Тот вкалывал у него за еду и стакан водки вечером, больше ему ничего и не требовалось. Ну еще обноски получал. Разговорился я с ним однажды, про жизнь свою он мне рассказывал. Всю жизнь в Донбассе проработал: и проходчиком, и горноспасателем, а потом вот так все обернулось. Еще говорил, что ему чуть было Героя Труда не присвоили.

Так что работай, Артур-Артуа, кормить тебя здесь кормят, обноски опять же выделили, водку ты и сам не будешь. А героической биографии шахтера у тебя все равно нет.

Если смотреть на мое положение серьезно, то лучшего развития событий для меня и вообразить трудно. Как это у шпионов называется? Даже термин специальный есть, забыл только. Адаптируешься в новом обществе и социально акклиматизируешься, да и язык легче учить с полным погружением в языковую среду.

Интересно, на какой социальной ступени я сейчас нахожусь? Да и какие они вообще здесь бывают, эти ступени? Но как бы то ни было, я все равно очень благодарен этим людям. Работать буду, пока никуда не пойду.

И я работал. Трудился с утра до поздней ночи. Работы было много, и вся она – из разряда тяжелой физической. Не представляю даже, как они без меня справлялись. А может быть, я и сам для себя искал занятие.

Домишко представлял собой сплетенный из прутьев каркас, обмазанный глиной вперемешку с соломой. Наверное, при здешнем климате этого было достаточно. Местами глина обвалилась, обнажив прутья, и в одном из углов образовалась приличная щель. Несложная работа – все это исправить, да вот только глину приходилось таскать издалека. Покривился навес, загон для коз тоже требовал ремонта, да и много еще чего нужно было сделать, пусть и по мелочам. Курятник опять же подправить нужно: он особенно крепким должен быть, чтобы ни один мелкий лесной хищник не мог в него проникнуть. Судя по тому, что имеющиеся в хозяйстве у Аниаты козы свободно пасутся в лесу, крупных-то хищников здесь нет, иначе давно схарчили бы они рогатых животных за милую душу.

И все это помимо повседневных мелких дел. Хворост, грядки, вода для полива, поле ухода требует. Я даже козу доить пробовал, пока меня Анюта (так я однажды случайно ее имя переиначил, а потом уже привык) со смехом не отогнала.

После второго ночного бдения Стрегор уснул прямо за завтраком и с тех пор перестал меня караулить. Правда, первое время он еще продолжал поглядывать на меня с подозрением, затем успокоился. Особенно после того, как я починил старые верши, и мы с ним на рыбалку ходить начали. На ту самую речку, где мне пришлось хряка из себя изображать, барахтаясь в луже грязи.

От Анютиного дома до моря было рукой подать. Но если бы я в свое время пошел вдоль самого берега, то и знать бы не знал, что рядом живут люди, – стена деревьев была слишком плотной и надежно скрывала домишко со стороны моря. Видно, какая-то своя логика была у человека, который выбирал место для строительства.

Маленькая Кармина стала моим учителем языка. Как это происходило? Покажет она пальчиком на какой-нибудь предмет и скажет название. Я повторю за ней. Ей смешно, она несется с веселыми криками к матери, чтобы пересказать, как этот глупый дядька вещи называет неправильно.

Спал я под навесом и внутри хибары ни разу не был, хоть и успел уже стены в порядок привести. Да и чего я в этом домишке забыл? Единственная комната площадью примерно десять – двенадцать квадратных метров, разделенная пополам перегородкой из жердей. Стол, три лежанки, вешалки с какой-то одежонкой и пара-другая полок. Больше там и не было ничего, через открытые двери видно.

Вот так в работе и забывался. Чем еще от всяких навязчивых мыслей отвлечься можно? Лучший способ. Есть, конечно, средство и получше, но как-то не складывалось. Анюта – женщина симпатичная, с хорошей фигурой. Руки вот только натруженные, видно, что всю жизнь она работает, и работает физически. А так очень даже ничего, такая грация в движениях присутствует, непонятно даже, откуда что берется.

Я в общем-то никогда вниманием прекрасного пола обделен не был, но вот не случилось до сих пор у нас с ней, и все тут.

Поздним вечером, после обязательного вечернего чая, вернее, заменяющего его здесь бадана, растения с мелкими ярко-красными бутонами, я повалился на свой тюфяк и принялся размышлять.

Хозяйство у Анюты бедное, оно и понятно: одна она, без мужа. Но суть не в этом. Все равно даже по бытовым предметам можно хотя бы приблизительно определить уровень развития цивилизации.

Взять, например, мой мир. Понятно, что у людей обеспеченных есть все, и вещи эти очень дорогие. Но если заглянуть в любой дом, даже в тот, где живут люди с довольно низким достатком, там ведь тоже много чего найдется: и телевизор, и утюг, и кофемолка, и магнитофон какой-нибудь, в конце концов. Конечно, все дешевенькое, не огромная панель на всю стену и не тостер со встроенным пылесосом.

Так вот, в доме Аниаты не было ничего, хоть косвенно указывающего, что цивилизация ее мира достигла каких-то высот. В сравнении с земным обществом, конечно. А с чем мне еще сравнивать? Парус, само собой, не в счет. Под парусом и у нас многие ходят и получают от этого больше удовольствия, чем от скоростных скутеров.

Теперь голые факты.

Швы на одежде были сделаны вручную, а не на швейной машинке. Да и все остальные предметы – от топора до ножа – явно ручной работы. Есть вещи железные, стальные, медные, оловянные. Но нет ничего такого, что говорило бы о более высоком уровне развития. Вряд ли Аниата с детьми живут в отрыве от всего остального мира. Пусть даже так, что очень сомнительно, но, по крайней мере, шесть-семь лет назад контакты с внешним миром у нее были, судя по возрасту дочери. Вчера вечером, когда мы собирались пить вечерний чай, она накинула на плечи цветной платок, который выглядел достаточно новым. Кстати, и бусы у нее вчера на шее имелись, из красного стекла. К чему бы это? Так, отвлекся.

Видимо, эволюция и здесь происходит по тем же законам, что и у нас. А если это так, то напрашивается грустный вывод. Может, здесь уже и не Средневековье, но явно не позже земного девятнадцатого века. Иначе у них уж наверняка бы свой Зингер нашелся, впрочем, дело даже не в швейной машинке. Данных, впрочем, для выводов было маловато. Я немного полежал, гордясь собственной сообразительностью, затем продолжил размышлять.

Всю свою историю человечество только и делало, что воевало, воевало и еще раз воевало. В мое-то время военные конфликты не редкость, а уж в эти века… Мне не удастся отсидеться в этом богом и людьми забытом уголке, да и не хочется этого делать. Как бы то ни было, передо мной новый мир со своими особенностями, чудесами, сокровищами, тайнами и всем остальным-прочим. И так хочется все это увидеть. Если уж я здесь, значит, это кому-нибудь нужно, может быть, даже мне самому. И для того чтобы выжить здесь, мне придется освоить как минимум две вещи – выучить местный язык и научиться себя защищать.


Глава 3
Незваные гости

Разбирая в сарае хлам в поисках нужного мне металлического штыря для починки двери, я обнаружил обрывок цепи, вплавленный в кусок железа граненой формы. Отлично, о чем-то вроде этого я и мечтал. Анюта пожала плечами: бери, вещь в хозяйстве бесполезная. Ну это кому как. Мне вот она просто необходима.

Так, теперь нужна рукоятка, равная длине цепи с билом, и петля на ее конце. Я даже знаю, из чего ее сделаю. Есть у меня на примете кусок превосходной древесины, достаточно крепкой для таких целей. Когда-то нунчаками крутить довелось, так, для общего развития, – значит, не придется с чистого листа начинать. Во-первых, остались кое-какие навыки, а во-вторых, техника немного похожа.

Если подумать, то мой кистень, конечно, ничто против профессионального воина с клинком приличной длины. Что еще я мог бы противопоставить неприятелю? Неполный год занятий боксом да два года – спортивным фехтованием. Так когда это было? Еще в школе… И потом, бокс против меча или сабли – совсем не круто, а спортивное фехтование значительно отличается от махания тем же мечом. Ну что там дальше было? Недолго увлекался единоборствами, потом переключился на железо и решил, что этого будет вполне достаточно для поддержания отличной формы. Н-да, негусто…

Теперь, отправляясь за хворостом или проверять ловушки, я обязательно брал с собой кистень. Пусть я приходил на целый час позже и весь взмыленный, но даже такие занятия давали мне хоть какую-то цель. А цель была одна: научиться обращаться с кистенем, просто научиться бить. Но бить точно и мощно. А что еще с ним можно делать? Может быть, парировать удары или даже вырывать оружие из рук противника. Кто бы меня еще научил, как это делается… Не сомневаюсь, откопай я среди хлама ржавую саблю, я тренировался бы с нею, но… нашлось то, что нашлось.

Я старался, чтобы никто не видел моих занятий. Когда человек моего возраста начинает постигать азы, это всегда смешно. И все равно чувствуешь себя намного увереннее, когда имеешь в руках хоть какое-то, пусть и примитивное, оружие. Необязательно же моим противником станет закаленный в боях мастер меча. Возможно, это будет обыкновенный бродяга, такой же славный боец, как и я, если не хуже.

С изучением языка дела у меня обстояли неплохо. Той неполной сотни слов, что я уже знал, вполне хватало, чтобы объясняться даже на такие тонкие темы, как кормление коз или необходимость принести охапку хвороста. Что характерно, понять смысл обращенной ко мне речи было значительно проще, чем самому выразить собственную мысль. Насколько я знаю, язык можно считать усвоенным, если можешь на нем думать. Конечно, до этого было еще очень далеко, но даже Кармина все реже смеялась над моим произношением. А может, все дело было в том, что ей уже надоела новая забава.

Я не считал дни, проведенные в доме Анюты, но прошло никак не меньше двух недель.

Утро обычно начиналось с того, что я приносил пару ведер свежей воды, затем выгонял пастись коз. Они отлично знали, где можно найти себе пропитание, и всегда возвращались домой к вечеру сами. Дальше – огород, грядки, поле, и все это в произвольном порядке. Обед, часовой отдых и опять фермерство до самой темноты. Ужин в сумерках и обязательное чаепитие перед сном.

Меня всегда интересовало, почему эта семья живет отдельно от всех и именно здесь. Должна же быть на это причина. Попытки расспросить Аниату ни к чему не привели. Когда она начала объяснять, я вскоре замахал руками, потому что не мог понять и половины. Все-таки в ежедневном общении мы пользовались в основном одними и теми же словами, такими же одинаковыми, как и то, что мы делали.

Нет, не получится у меня жить здесь долго, слишком все однообразно. Да и все здешние занятия ничего, кроме уныния, не вызывают: никогда не любил ковыряться в земле. Хорошо еще, что делать все это мне приходилось по собственной воле, а не по принуждению. Кто знает, как бы обстояли дела, попади я в другое место. До сих пор мне так и не удалось выяснить, где я, что это за страна, кто ею управляет. И существует ли здесь, например, рабство. А как узнать, спрашивается, если я понятия не имею, как это слово звучит.

Я возвращался с очередной охапкой хвороста, раздумывая над тем, действительно ли Аниата строила мне сегодня глазки или это всего лишь мои домыслы. Пару моих попыток познакомиться поближе она решительно пресекла. Причем сделала это не то чтобы с отвращением, просто отстранилась мягко, но настойчиво, покачала головой и сказала: нет. Ну нет так нет. Бывали у меня периоды и подлиннее. Сегодня же она и поглядывала как-то по-особенному, и улыбки ее были не такие, как обычно.

Вот вечером и попытаюсь выяснить, так ли это или мне все же показалось. Сколько можно? Я же вижу, что совсем ей не противен. Да и она молодая здоровая женщина, к тому же очень даже милая. И думал я так не потому, что других женщин здесь нет. Я ее еще с бугра разглядел, когда наблюдал за ними, не решаясь приблизиться.

Подойдя к самому краю леса, я обнаружил, что под навесом, там, где я обычно сплю, стоят четыре лошади. Нет, ну что за дела, там же сейчас столько конских яблок будет, а еще мокро и вонюче. В доме всего три лежанки. Доступа к телу хозяйки я не имею, так что мне теперь, в курятник переселяться?

Интересно, кто это? Может, родственники навестить приехали? И как они на меня отреагируют? Вдруг Аниата уже монетки (вряд ли здесь есть бумажные деньги) пересчитывает, полученные за удачную продажу молодого и сильного раба. Кстати, местных денег я еще в глаза не видел.

Лес подступал почти вплотную к хижине. Ну что же, поглядим, послушаем, а уже затем выводы будем делать.

Под навесом, рядом с очагом, где мы обычно обедали, сидели два крайне неприятных типа, которые занимались тем, что жрали и ржали, изредка поглядывая в сторону дома.

Странно все как-то. Так, теперь поближе к домику подберемся, стена со стороны леса глухая, никто в окошечко не увидит.

Из дома доносились гомон и смех, затем я услышал звук пощечины. И снова ничего не понятно, но точно не родственники с визитом нагрянули. Я осторожно заглянул на детскую половину – две лежанки, вот и вся обстановка. Пусто. Где же остальных два наездника? Ведь во дворе их тоже нет.

Попробуем забраться в дом через окно. Главное – не шуметь. Голоса были слышны рядом, в соседней части, отделенной перегородкой из прутьев. Если что-то пойдет не так – нырнем в окно, на улицу, дальше влево, в заросли. План отхода давно разработан, не один только хворост на уме был.

Осторожно заглянув через дверной проем, который был прикрыт занавесью из нанизанных на нитку кусочков тонкого бамбука, я увидел то, чего совсем не стремился увидеть.

На лежанке – Аниата, устремившая застывший взгляд в потолок и заранее закусившая нижнюю губу. Рядом – мужик, спускающий штаны и радостно скалящийся в предвкушении. Тут же и второй, внимательно наблюдающий за действом и явно рассчитывающий вскоре занять место первого.

Ну и при чем здесь я? Может быть, здесь так принято.

Когда я взглянул в противоположный угол, то сразу понял при чем.

В углу, прямо на полу, сидел Стрегор, прижимая к себе сжавшуюся в комочек сестренку, прикрывая ей ладонью глаза. Его взгляд светился ненавистью. Губы мальчишки были разбиты, а из носа тонкой струйкой бежала кровь, которую он даже не пытался вытереть.

«Вот скоты, по крайней мере, могли бы хоть детей выгнать», – подумал я. Словно желая опровергнуть мои слова, один из гостей с мерзкой улыбкой повернулся к Стрегору и что-то прокричал, указав рукой на лежавшую мать.

Насильники весело переговаривались друг с другом, двое других, сидящих под навесом, громко смеялись. Я понимал лишь некоторые слова, одно-два из десяти, но даже не пытался вникнуть в смысл. Ситуация выглядела привычной для этих людей, слишком уж свободно они себя здесь вели. Да и реакция Аниаты говорила о том же.

Впервые за все время моего пребывания в этом мире я оказался перед выбором. Все мое естество кричало о том, что нужно немедленно бежать отсюда. Ведь чтобы хоть как-то повлиять на происходящее, придется убивать людей, пусть и не самых лучших представителей человечества.

Конечно, Артик, ты можешь легко покинуть дом, так же тихо и незаметно, как и вошел, и дождаться, пока они уедут. Вернувшись, объяснить, что испугался этих людей и решил переждать в лесу. И вокруг ничего не изменится, ничего. Только внутри тебя, в душе, появится немного гнили. Со временем ее будет все больше и больше. Затем она полезет наружу, и люди станут ее замечать. Так что думай. Думай.

Одним прыжком преодолев расстояние до ближайшего из насильников, я с размаху опустил било на его голову. Человек в помятой замызганной шляпе кулем рухнул на пол, даже не вскрикнув. Второй резко повернулся ко мне и успел подставить под удар руку. Било лишь слегка скользнуло по его голове. Я рывком заставил его развернуться и взял шею в захват.

Плечо и предплечье давили на яремные вены, перекрывая доступ к кислороду, а сзади, к затылку, было прижато предплечье левой руки. Теперь наклоняем его к себе и тащим, отступая. И душим так, как душат свою жертву удавы. Они на мгновение расслабляют свои объятия, чтобы затем сдавить еще сильнее. И так снова и снова, снова и снова. Отпустив на пол безвольно поникшее тело, я ударил кулаком в висок. Ничего нельзя делать наполовину, как говорят умные люди, и они, как всегда, правы.

Я метнулся к Анютке, ухватил ее под мышки и поставил рядом с лежанкой. Дави на нее, дави или садись и подпрыгивай. Делай так, чтобы она ритмично скрипела. Она у тебя очень скрипучая, вечерами я отлично слышу со своего места, как ты ворочаешься перед сном, хоть и довольно далеко нахожусь. Она поняла меня. Со двора донесся довольный смех.

Фу, наконец-то можно перевести дыхание. Несколько минут я выиграл: те, во дворе, ничего не услышали. Их еще двое, а из меня воин как не скажу из чего пуля. Нельзя мне через дверь выходить, услышат. Воспользуемся уже проверенным способом.

Я осторожно выглянул из-за угла дома. Так, до мужиков пара прыжков, они сидят один напротив другого и весело ржут, прислушиваясь к ритмичному скрипу, доносящемуся из хибары. Один точно мой, добежать успею. И не промахнусь, руку достаточно набил, как знал. Ну на счет «три», а то как-то не по себе, их все-таки двое, оба при тесаках, и пистолеты на столе лежат.

Не выдержав, я рванул вперед на счет «два», заводя назад руку для удара. С разбегу удар получился такой силы, что брызнуло серыми с кровью ошметками. Второй мгновенно выскочил из-за стола, выхватив свой клинок, больше похожий на огромный мясницкий нож с гардой. И мы начали движение по кругу.

Сначала оставшийся «гость» поглядывал на домик и даже пытался позвать на помощь. Я тоже с беспокойством озирался на дверь. Не факт, что второй не сможет прийти в себя. С первым-то железно получилось, удар грузом такого веса быку голову проломит.

Но на помощь никто не спешил, и мы продолжали кружить. Что-что, а уж чувство дистанции мне еще в секции бокса крепко привили, разрывать ее я не спешил, слишком уж зловеще смотрелся тесак в правой руке противника. Правда, нервничал мужик гораздо сильнее, чем я. Ну с этим-то как раз все понятно, он не самый крутой в их компании. Иначе, так сказать, право первой ночи было бы за ним.

Положение спас Стрегор, показавшийся в дверях хижины и запустивший в «гостя» тяжелой оловянной кружкой. Удар в спину вышел слабым, но хватило и этого. Мужик на мгновение отвлекся, отвернувшись от меня, да еще и в правую сторону, и я свой шанс не упустил. Все.

Нет, еще не все, в доме посмотреть нужно. Подхватив тесак в свободную руку, я бросился внутрь.

Бившаяся в истерике Аниата раз за разом опускала тяжелый пестик на лицо все еще остававшегося в спущенных до колен штанах насильника.

Все закончилось, девочка. Я с трудом оттащил Аниату от мертвого тела. Бандиты здесь действительно не в первый раз, и она испытывала к ним лишь ненависть. На мгновение я крепко прижал женщину к себе, погладил по голове и чуть подтолкнул в спину, направляя к Кармине. Малышка продолжала лежать в углу, плотно сжавшись в комочек и закрыв ручонками голову, словно пытаясь защититься от жестокого мира.

Вот теперь точно все. Нет, еще нужно подальше убрать тела бандитов. Хоронить их я точно не буду, дотащу да моря и сброшу. Пусть ими рыбы кормятся и всякие там крабы с омарами.

Меня вырвало. Хорошо хоть успел из дома выскочить. Рвало все время, пока я волок тела к морю. Под конец я уже просто содрогался от мучительных позывов.

Погода менялась на глазах, и, когда я закончил свое страшное дело, небо заволокло низкими черными тучами, поднялся сильный ветер и пошел дождь. Даже не дождь, а сплошные потоки воды, падающие косо из-за шквального ветра.

Я сидел на берегу и размышлял обо всем произошедшем. Подошла промокшая до нитки Аниата в развевающейся на ветру одежде и за руку увела меня в дом. Да, да, пойдем, девочка, наверняка это не вся банда, и они могут заявиться снова. Правильнее было бы скрыться в лесу, но куда в такую непогоду?

Всю ночь я просидел в доме, разложив перед собой на столе четыре трофейных ствола с взведенными курками. Три пистолета и ружье с коротким граненым стволом. Все они были с кремневыми замками. А значит, это отбрасывало составленную мной хронологию на пару веков назад.

Слева от меня, тесно прижавшись, сидела Аниата, справа – Стрегор с распухшим от удара лицом. А на руках спала маленькая Кармина, вздрагивая во сне. Да и все мы вздрагивали при каждом резком порыве ветра, ожидая бандитов.

К утру буря стихла, выглянуло жаркое солнышко и быстро высушило землю… Мы уже было собрались садиться за обеденный стол, когда приехали всадники, много всадников, не меньше полсотни человек.

Нет, они не были бандитами. Больше всего они были похожи на солдат регулярной части или на егерей. Одинаковая форма с преобладанием зеленых цветов. Одинаковое вооружение: короткое кавалерийское ружье, пистолет, палаш и кинжал. Старшим у них был надменный офицер в широкополой шляпе, отличавшийся от других и мундиром, и оружием. На боку у него висела шпага в дорогих ножнах, пистолеты с изукрашенными рукоятками торчали из-за широкого пояса.

Аниата долго разговаривала со старшим, так и не соизволившим сойти с лошади. Она что-то объясняла ему скороговоркой, жестикулировала, указывала на меня рукой. Я ничего не понял из их разговора, разве что довольно часто слышал: «Артуа».

Я же сидел и размышлял, смогу ли впихнуть в себя хоть кусочек чего-либо съестного. Сейчас мне было совершенно все равно. Захотят забрать с собой, чтобы выяснить, не шпион ли я враждебной Кампучии, – пусть забирают. Но нет, офицер выслушал хозяйку, еще раз одарил меня надменным взглядом, коротко, но выразительно взмахнул рукой, и они уехали.

Зря я думал, что не смогу ничего съесть. Первую ложку с кашей я едва протолкнул внутрь, вторую распробовал, а затем съел столько, что чуть не оставил голодным все семейство. Стрегор просто поглядывал на меня, а Кармина сидела с открытым ртом. Со мной такое случается: если сильно понервничаю, сначала много ем, а затем иду спать. Так было и на этот раз. Но сначала мы с Аниатой осмотрели пояса разбойников, которые снял перед тем, как сбросить трупы в море. Пояс – это не ремень, чтобы брюки не сваливались. Снаружи на нем имеется несколько карманчиков для разных необходимых мелочей. А на внутренней стороне есть особые кармашки, для денег.

Монет оказалось не так уж и много. Я первый раз увидел местные деньги и не заметил на них ничего такого, что оказалось бы для меня непривычным. Реверс с изображением профиля лобастого бородатого мужика, аверс с малопонятным гербом и такой же непонятной надписью, гладкий гурт. Такими были монеты из серебра.

На медных монетах тоже имелся герб, разве что вместо изображения правителя там красовались какие-то буквы и цифры. О том, что это буквы и цифры, легко было догадаться, а вот что именно они обозначают, оставалось загадкой. Придется, как первокласснику, с азбуки начинать и со счета. Вот где бы только учителя найти? Но этот трогательный момент можно отложить, сначала нужно научиться на чужом языке разговаривать. Такая вот прогрессивная форма обучения у меня получается, сначала устный иностранный, а затем уже все остальные предметы.

Среди монет нашлась даже золотая, размером с ноготь большого пальца. Обнаружила ее Аниата, тщательно осматривающая пояс, лежащий перед ней на столе. Краем глаза я наблюдал за ней: припрячет или нет?

Аниата положила ее на стол, в общую кучку. Золотая монета оказалась точно такой же, что и из серебра. Видимо, под одним прессом чеканили, только металл использовали более благородный.

Когда мы закончили, Аниата сложила все в маленький кожаный кошель, затянула на нем ремешок и поставила передо мной. Ну что ж, вполне справедливо. Только ведь ты хозяйка, вот и припрячь деньги до тех времен, пока они нам понадобятся.

Затем я все же поспал. Проснувшись, сходил на море и даже искупался. И это был мой первый выходной за все дни, проведенные здесь. А вечером, когда дети уснули, Аниата сама пришла ко мне.

Я лежал на своем любимом тюфяке, но уже в другом месте, потому что на старом продолжали стоять четыре трофейные лошади. Женщина сняла с себя одежду и юркнула ко мне под одеяло. И все у нас получилось так легко и замечательно, как будто мы знали друг друга много-много лет.

И звезды уже не казались мне такими враждебными. Засыпая, я думал о том, что люди, живущие здесь, совсем не отличаются от нас, землян. И дело было даже не в Аниате.


Глава 4
Гирд

Вот и настала пора научиться мне ездить верхом. Одну лошадь я решил оставить себе. И теперь нужно было выбрать из четырех моделей, представленных в гиппосалоне. В наличии имелись три жеребца и одна кобыла.

Жеребцы имели более приглядный, нежели кобыла, вид, один – так вообще красавец. Но всех их объединял существенный недостаток: встроенная опция в виде сенсора, определяющего неопытность седока даже на расстоянии.

Когда я приближался к ним с седлом наготове, они так гневно фыркали, что отбивали всякое желание к дальнейшему общению с ними. Кобыла же доверчиво тянулась головой, даже не пытаясь возмутиться. Всегда подозревал, что женщины ко мне относятся значительно лучше, чем соперники-самцы, вот и еще одно доказательство.

В принципе из любого, даже самого трудного, положения можно найти несколько блестящих выходов. Взять, например, вот этого самого красивого жеребца, который ведет себя по отношению ко мне особенно нахально. Если привязать его задом к одному дереву, а головой – к другому, то вполне можно его оседлать. Потом влезть в седло, перерезать веревки и кататься сколько влезет. Мне и не такой трудности задачи приходилось решать легко и непринужденно. Вот только веревок надо много, да и деревья придется постоянно искать.

Решено, оставлю себе кобылу, а остальных продам. Обязательно найду покупателей посуровее, они станут много ездить на конях и плохо их кормить. Тогда те будут вспоминать обо мне и лить свои лошадиные слезы. А свою Мухорку буду холить и лелеять, каждый день чистить и кормить досыта. Потом кони с ней встретятся, она им все расскажет, и тогда они пожалеют, козлы.

Почему Мухорка? А ее Кармина так назвала. Имя как имя, красивое даже. Только о махорке напоминает, а курить иногда просто жуть как хочется.

Первый раз оседлать Мухорку мне помог Стрегор. Быстро взнуздал ее, положил потник, седло надел и подпругу затянул. Затем засунул ладонь под подпругу и момент натяжки показал. Еще и засмеялся. Ах ты, малолетка, да я натяжку ремня генератора на машине вообще двумя пальцами проверяю. И почему тебя так веселит тот факт, что я уже два раза Мухорку скреб и чистил, а еще ни разу не ездил? Я когда первую свою машину купил, целых две недели только мыл ее – и все потому, что ездить не умел и прав не было.

И еще, мои дальние предки – из кубанских казаков, а ты знаешь, что такое генетическая память, неуч? Я и на любой машине могу, и океанскими кораблями управлять. Да мне один раз друзья даже «кукурузник» пилотировать доверили. Минут десять всего, но это же не кобыла.

Еще я, кстати, всегда в будущем оказаться мечтал, чтобы на флаерах летать, а вовсе не в вашем Средневековье дремучем, где даже бритв приличных нет. Каждый раз бреешься и потом холодным исходишь, когда сам себе по горлу опасной бритвой проводишь.

И хватит уже тут смеяться. Это не то, что ты думаешь. Не собирался я падать, приноравливался я, как на скаку предметы с земли подбирать. И сестре своей скажи, чтобы не смеялась, а то сейчас лопнет. А мамке твоей я сам все ночью скажу, она для этого специально и приходит, чтобы меня послушать.

Вот с языком шло все хорошо. После первой нашей ночной встречи с Анютой меня как прорвало, сам даже не ожидал. Видимо, назрело уже, и произошел качественный скачок. Или метод такой хороший – в постели разговаривать.

Хотя это как посмотреть. Знал я одну девушку, без имени обойдусь. И познакомилась она однажды с парнем. Встретились они в стране, где оба были иностранцами. Все у них было замечательно, отношения прекрасные, и спали вместе. Только вот одна маленькая проблема: не понимали они друг друга. Если хотелось им по душам поговорить, то отправлялись они в интернет-салон и общались через электронного переводчика. Мы все еще смеялись над ней, как же она умудрилась в стране с самым большим населением, в Китае, американского негра себе найти?

Знание языка – великое дело. Если говоришь чисто, то и отношение к тебе будет нормальное, пусть даже и вид у тебя не совсем привычный. А можешь выглядеть как самый настоящий местный житель, но лепетать что-то вроде: моя твоя не понимай. И выйдет все наоборот.

Язык в этой стране не особенно трудный и давался мне довольно легко. Обличьем от местных, по крайней мере, от тех, кого довелось увидеть, я тоже ничем не отличаюсь. Так что, можно сказать, повезло.

Мы с Анютой собрались в город, как оказалось, до него всего день пути. В Дертогене нужно продать лошадей, купить кое-что необходимо, да и вообще пора мне уже свой нос за пределы гасиенды высунуть. Как говорится, белый свет посмотреть и себя показать.

Отправились мы еще до восхода солнца, оставив Стрегора за старшего. Мать так замучила его наставлениями, что он даже спрятался от нее.

Поначалу я мужественно ехал на Мухорке, потом решил-таки пойти пешком – натер себе с непривычки. К вечеру, когда солнце одним своим краем коснулось морского горизонта, нам открылся замечательный вид на бухту, на берегу которой и расположился Дертоген. Синее-синее море, голубое-голубое небо, огненно-красные отблески заката на пушистых облаках. От такой красоты даже дух захватывает. Я не удивлюсь, если треть жителей этой планеты – художники-пейзажисты.

На берегу почти идеально круглой бухты расположилось множество хижин, дальше местность шла в гору, на склоне которой домики были побольше и выглядели основательнее. А на вершине горы стоял замок, больше похожий на крепость со всеми обязательными атрибутами: башнями, стенами с зубчатым парапетом и донжоном, над которым на высоком остром шпиле развевался стяг. На конце мыса возвышался маяк. В гавани – десятка полтора суденышек, в основном одномачтовых. Посреди бухты стоял на якоре двухмачтовый парусник. Еще я сумел разглядеть множество лодок, вытащенных на берег, за линию прибоя.

Ну надо же, все как у людей. На первый взгляд ничего необычного. И все-таки я волновался. Очень. Ведь совсем скоро я увижу новый мир, в котором мне придется жить, хочу я того или нет.

– Спать где? – обратился я к Аниате.

Та долго что-то объясняла, показывая рукой. Понял я лишь то, что на земле спать не придется. Ну и зачем так много слов?

Вообще-то есть у меня собственная гипотеза о причинах женской болтливости, согласно которой центр речи в прелестных женских головках находится в непосредственной близости от центра удовольствия. Ясное дело, при разговоре один центр раздражает другой. Правда, и у мужчин так бывает. Это особенно заметно, если повнимательнее к ведущим популярных телепрограмм присмотреться. Только где ж теперь их взять, всякие там ток-шоу? Клянусь, целыми днями буду смотреть то, что раньше ненавидел. Только домой верните, пожалуйста.

Переночевали мы в доме каких-то Анютиных родственников. Нормально так переночевали, даже покормить нас не забыли. Анюта о чем-то долго им рассказывала, но я даже не прислушивался и не пытался разобрать. Встав из-за стола, я поблагодарил гостеприимных хозяев и пошел на уже приготовленное мне для ночлега место.

На местный рынок мы отправились чуть свет, и первым, кого встретили, был городской стражник. Он важно шествовал по еще пустынной улице, преисполненный чувства собственной значимости. Поравнявшись с нами, он оценивающе посмотрел на меня и поприветствовал мою спутницу:

– Привет, Аниата. Что, нового гирда себе нашла?

Женщина на мгновение смутилась, затем поздоровалась с ним, схватила меня за руку и поволокла за собой. Естественно, я заинтересовался значением неизвестного мне слова.

– Гирд? Что это? – обратился я к ней.

Никогда не думал, что можно так стремительно покраснеть. Понятно, можешь не объяснять. Девочка, просто ты не представляешь, из какого мира я прибыл. У нас давно уже любой, кто не первый, считается вторым. Ну в нашем случае я третий, поскольку у тебя двое детей, совершенно непохожих друг на друга.

Я на мгновение крепко прижал ее к себе и чмокнул в макушку, получив в ответ благодарный взгляд. Стражник-то явно не к Аниате обращался, это же понятно. Не мог он знать о том, что мне незнакомы какие-то слова, что я вообще язык только-только осваиваю. Просто так он выразил свое отношение ко мне: вид-то у меня аховый. Конечно, сейчас я был не в той одежде, в которой на огороде работал, да и на ногах какие-никакие постолы имелись, и все же… Значит, именно с этого и начнем. Присмотримся, цены узнаем и ассортимент.

Ну вот и добрались. Бесконечный гвалт, широкие улыбки продавцов, яростный торг – словно на южном рынке очутились. Сначала заглянули в рыбные ряды. Нет, приобретать рыбу в наши планы не входило, но было интересно, что в местных пелагиалях водится. Оказалось, что ничего особенного: морские окуни, скумбрии, кефали, головоногие моллюски и перепончатокрылые. Насчет последних шучу. В мясных лавках опять же вырезкой единорога не торговали, все вполне традиционно: свинина, баранина, птица.

А вот промышленные товары заинтересовали меня больше. Где еще можно получить столько информации о стадии развития общества? Я посмотрел много всяких вещиц, пощупал, повертел в руках и сделал неутешительный вывод. Всюду следы ручной работы, никаких намеков на массовое производство. Провода или антенны в городе тоже отсутствуют.

По хозяйству Аниаты об уровне прогресса судить было сложно: вдруг она какая-нибудь отшельница и все вещи, которыми пользуется остальной цивилизованный мир, у нее под религиозным запретом. Теперь же все предельно ясно. Семнадцатый-восемнадцатый век, если сравнивать с моей горячо любимой родиной.

Ладно, чего уж тут. Ну нет здесь флаеров и гиперпространственных перелетов, так ведь и питекантропов тоже не видно. И люди вполне вменяемые, вон сколько радостных, открытых лиц вокруг.

Себе я приобрел замечательные штаны, приличного качества рубашку и короткие сапоги с острыми носами. Почему именно с острыми? Чтобы в стремя попасть. Я ведь теперь всадник, черт побери, пусть и с натертой с непривычки пятой точкой. Сапоги, кстати, не делились на правый и левый. Ну так этого и у нас долгое время не было, насколько я знаю. Переоделся я прямо в лавке.

Когда проходили мимо рядов с женской одеждой и украшениями, Аниата замедлила шаг. Погоди, солнце, вот расторгуемся – тогда уж непременно. Это одно из достойнейших занятий для мужчины – тратить деньги на свою женщину. То, что мне самому пришлось сразу переодеться, – это острая необходимость. Нам сейчас коней продавать, а это серьезный бизнес. Вот и выглядеть нужно соответственно. Вернемся за лошадьми, я пояс надену трофейный, тот, что решил себе оставить. Сбоку клинок прицеплю и кинжал. Здесь все так ходят, кроме, конечно, последних оборванцев.

Лошадей вместе с седлами и всей остальной упряжью мы продали удачно. По крайней мере, Аниата, судя по ее виду, осталась очень довольна. Она торговалась азартно, даже яростно, забавно было за этим наблюдать. Все время торга я простоял рядом с самым невозмутимым видом, скрестив руки на груди и чуть выпятив нижнюю челюсть, для мужественности. Не особо я в таких делах силен, да и не с моим знанием языка лезть в это.

Затем продали лишнее оружие. Оказалось, что стоит оно недешево, даже бывшее в употреблении, судя по количеству полученных за него серебряных монеток. Себе я оставил лишь ружье – в хозяйстве пригодится, – пистолет да палаш с кинжалом.

Вот теперь пойдем, Анюта, и посмотрим, что у нас в тут смысле высокой женской моды имеется. Нет, готовые изделия брать будем, хоть и дороже. Понимаю, что ты сама сшить можешь, но тогда ведь на меня времени меньше останется. Так что я больше о себе забочусь. Юбка нравится? Берем. И еще вот эту посмотри. Блузка? Конечно, берем, я даже уже представить успел, как ткань будет обрисовывать некоторые места. Красиво получается. Бусы понравились? Кстати, вот эти сережки к ним вполне подходят. Смотри, какая ты у меня получилась: картинка просто. Ну и пусть поглядывают на нас, пусть шепчутся, какое нам до них дело.

Теперь твоими детьми займемся. Стрегору – пояс и еще небольшой кинжал с ножнами, мужчине без него никак, я его вон в той лавке видел. А Кармине – эту замечательную куклу. Знаю я, что у нее аж целых две. Зато у этой глаза есть и даже волосы. И платьишко очень симпатичное. Теперь отрезы ткани им на одежду, сама выбирай.

Все, теперь пора о хозяйстве подумать. Здесь уж ты лучше меня знаешь, что купить необходимо. Я же в качестве носильщика пригожусь. И еще хорошо бы приютившим нас хозяевам подарочек небольшой сделать.

И вообще мне отличная мысль в голову пришла. Как тебе объяснить-то? В общем, давай в этот замечательный городок переселимся, мне здесь так понравилось. Никто на меня с криком «Чужак!» не бросается и руки мне не заламывает. Далось тебе это сельское хозяйство. В конце концов, им и здесь заниматься можно. Да и я себе занятие найду, руки из правильного места растут. Вот только с жильем необходимо вопрос как-то решить. Но все это я тебе потом расскажу, слишком уж ты сейчас в возбужденном состоянии. Придется какое-то время ночной кукушкой побыть.

На обратном пути к дому родных Аниата несколько раз останавливалась поговорить со знакомыми женщинами. Насколько я сумел понять, разговор шел о недавних событиях. Она смело рассказывала об этом чуть ли не каждому встречному, а это могло означать только одно: мстить мне не будут.

Назад мы возвращались на другой день, и оба шли пешком, поскольку Мухорке приходилось тащить на себе все наши покупки. Но задержались в пути мы не только из-за этого, чего уж там греха таить. Не смог я ночи дождаться, когда мы присели передохнуть и перекусить на укромной лесной полянке. Слишком уж милые ямочки на щечках у Аниаты, когда она улыбается, и глаза такие блестящие…


Глава 5
Фред

– Словом, займет все это не больше пары недель. Ты даже по Аниате своей соскучиться толком не успеешь.

Моим собеседником был Фред Груен, владелец двухмачтового парусника, который я классифицировал бы как бригантину: те же прямые паруса на фок-мачте и косые на гроте, разве что обвод линий несколько отличается и на юте есть высокая кормовая надстройка. Ходкое суденышко, судя по всему. Вероятно, при постройке сначала думали о скорости, а уж потом о вместительности трюмов.

Сидели мы в дертогенской таверне, в той, что поприличней. Всего их здесь две, и вторая выглядела совсем уж забегаловкой. Да и нравы там были очень свободными. В любой момент тебе на колени могла плюхнуться развеселая пьяненькая девица, попробуй потом объясни Аниате, что она сама проявила инициативу. Дертоген – город маленький, все друг друга знают. Так что сплетни распространяются мгновенно, обрастая за время полета новыми подробностями.

Здесь, конечно, доступных девиц тоже хватало, но вели они себя более скромно. Куда же без них – городок-то портовый. Они любому моряку рады, лишь бы монеты за душой водились.

Меандрия – держава великая. Прошло уже полгода, как я был занесен сюда невесть каким ветром, поэтому могу смело судить об этом. Государством этим, которое все называли Империей, правил Конрад III из династии Крондейлов. Территориально Империя разделена на десять провинций. Рабства или крепостного права здесь, как такового, нет, хотя крестьяне привязаны к тем селениям, где проживают. Словом, распродавать людей оптом и в розницу нельзя, но если кому-то придет в голову избавиться от одного из своих поместий вместе с прилегающими деревнями – всегда пожалуйста. Если это не противоречит имперским законам, которые я до конца еще не уяснил. А вообще можно достаточно свободно передвигаться по стране (если, конечно, финансы позволяют), и никто не скажет тебе грозно:

– Ты чей, холоп? Ничей? Значит, моим будешь.

В Меандрии и аристократия имеется: герцоги, графы, бароны всякие. Когда-то давно Империя состояла из разрозненных герцогств и графств, затем дедушка нынешнего императора волевым решением поделил подвластные ему территории на провинции.

Отличительным знаком благородного происхождения является шпага. Она может быть какой угодно. И настоящей боевой, с которой можно смело выходить на несметные полчища врагов, и абсолютно декоративной, на манер гигантской зубочистки, словно говорящей: вот он я, человек с голубой кровью. Титулы наследуются только по мужской линии. Так что если дочь герцога выйдет замуж за купца, пусть даже и очень состоятельного, то станет обыкновенной купчихой.

Незаконное ношение шпаги приравнивается к самостоятельному присвоению дворянского звания. И карается такой проступок очень и очень серьезно. Нарушителя могут даже вздернуть перед толпой любопытствующего народа. Преступление против короны как-никак.

Все это мне объяснил мой собеседник, Фред Груен. И я серьезно подозревал, что перед его фамилией должна стоять приставка «фер», указывающая на благородство его происхождения, хотя многие дворяне прекрасно обходятся и без этого дополнения. Почему я решил, что его социальный статус именно таков? Да хотя бы по манере держаться, умению вести разговор, отношению к собеседнику, в конце концов. Кстати, он обмолвился, что подозревает то же самое в отношении меня, уж не знаю почему.

Фред был брюнетом с голубыми глазами, крепкого телосложения, примерно моего роста и моего же возраста. И еще он был бабником – закоренелым, завзятым, неисправимым и дальше в том же духе. Даже сейчас, когда мимо проходила служанка, обслуживающая посетителей таверны, он постоянно косил на нее глаза. А на что там косить-то? На его корабле, по-моему, корма меньших размеров, чем у этой милой дамочки. Наверное, все моряки, в том числе и бывшие, такие. Но сошлись мы с ним не на этой почве.

Однажды, спеша домой после небольшой, но довольно хорошо оплачиваемой работенки, я увидел обычную драку, правда, не совсем справедливую: четверо на двоих. Тем, кто был в меньшинстве, приходилось несладко, поэтому я решил вмешаться. Тем более что бились они только при помощи кулаков, хотя иногда противникам удавалось довольно удачно пнуть друг друга. Относительно холодного оружия в Империи жесткие законы. Это дворянам позволительно протыкать друг друга шпагами и дырявить из пистолетов по поводу и без. Люди же попроще за применение ножа могут легко получить направление на имперские рудники лет на десять. Или вообще до конца жизни там задержаться, это если произошло убийство или, к примеру, нанесено тяжелое увечье. Нет, можно хоть с ног до головы обвешаться палашами и ружьями, но применять оружие разрешено только против бандитствующих элементов, посягающих на жизнь или имущество. Надо сказать, что здесь, на окраине Империи, подобное случается нередко.

Короче, в спарринг-партнеры мне достался крепкий жилистый мужик, на удивление верткий. В секции, где я когда-то занимался, тренер имел интересные взгляды на технику бокса. Восемьдесят процентов техники приходится на переднюю, лидирующую руку, любил повторять он. Так почему же сильная рука, например правая у правши, постоянно находится сзади? В двух словах это выглядело так: если правша – занимай правостороннюю стойку, и наоборот. Новатором был, однако. Уже потом я узнал о подобной технике совсем из других источников. Если еще короче, то я достал челюсть своего противника именно правым хуком, он у меня всегда неплохо получался, и именно из правосторонней стойки.

После такого удара мой оппонент приземлился на пятую точку. Затем помотал головой, поднялся на ноги и полез здороваться со мной за руку, еще и бормоча при этом, что за всю его карьеру драчуна такой случай впервые. От нападавших здорово попахивало вином, да и у представителей защищающейся стороны в крови явно имелось слишком много промилле.

Закончилось все дело грандиозной попойкой в таверне, где упомянутая уже девица уселась мне на колени, черт бы ее побрал. С нами был и ревнивый супруг той дамы, из-за которой, собственно, весь сыр-бор и разгорелся. История выходила довольно темная: то ли у Фреда с ней действительно что-то было, то ли, наоборот, как раз ничего не было, и женщина, обидевшись, пожаловалась мужу на его якобы домогательства. Скандально известный своим кобелиным характером Фред должен был в полной мере испытать на себе крепость кулаков разъяренного собственника. Муж уговорил своих друзей принять участие в мести. Ожидали они местного ловеласа в засаде, не забыв при этом прихватить с собой небольшой бочонок вина последнего урожая, чтобы не очень скучать. Совсем крохотный, всего-то литров на двадцать. Чем все это закончилось, уже известно.

К концу нашего застолья бывшие противники уже сидели в обнимку и горланили песню о несчастной судьбе моряка, вернувшегося из дальнего плавания и заставшего жену в постели с лучшим другом. Сам-то Фред женат не был, и, видимо, поэтому его манера исполнения не была такой жалобной, как у напарника по дуэту.

Следующим утром я сделал два не очень приятных открытия. Первым было то, что, если выпить достаточно много, голова болит нисколько не меньше, чем на моей далекой родине. И второе – если влить в себя несколько бутылок вина, то захмелеешь точно так же, как и от более крепких спиртных напитков. Последних, кстати, здесь не было. Ни рома, ни виски, ни джина. И водки, кстати, тоже.

Сопутствующие выводы тоже имелись. Оказывается, Аниата тоже способна на ревность. А пьянство и здесь может пагубно повлиять на состояние наполненности кошелька монетами.

Фреда я видел и раньше, до той драки, – личность-то он примечательная. Один раз даже пришлось присутствовать при его разговоре с Аниатой. Мне совершенно случайно довелось услышать, как он проявлял мужской интерес к прелестям моей подружки. Сначала он прошелся по ее красивым глазкам, а затем заявил что-то в том духе, что у нее есть и другие замечательные особенности фигуры.

Ответ Аниаты мне понравился:

– А еще у меня есть мужчина, который умудрился обрывком цепи отправить на тот свет несколько разбойников, – заявила она. – Среди них был даже Троуг. Да ты и сам должен помнить эту историю, не так уж давно она произошла.

К своей чести, Фред не стал стучать себе кулаком в грудь, заявляя, что плевать он хотел на всяких там Троугов и людей с цепями и без. Он просто откланялся – и все. Чего ж тут непонятного, отказали ему во взаимности.

Этот случай произошел больше трех месяцев назад, когда мы только что переехали в Дертоген. С жильем сложилось как нельзя более удачно. Практически за бесценок нам посчастливилось приобрести неплохой домишко. Правда, не в самом лучшем состоянии. Моей заслуги в этом не было, разве что деньги на его покупку пошли из моего кошелька.

Мы переселились сразу после окончания сезона дождей. Здесь их два, каждый примерно по полтора месяца. В это время небо плачет практически не переставая, только интенсивность меняется. Проливные дожди чередуются с моросью, затем следуют затяжные. А все остальное время благодать, лето.

Вот и сидели мы в хибаре Аниаты, изредка выходя под дождь по самым неотложным делам. На плантациях делать нечего, урожай к тому времени собран, рыбалки никакой, поскольку реки выходят из берегов. Время вынужденного безделья, конечно, даром не пропало. Когда еще выпадет такая возможность попрактиковаться в знании языка. Я даже сказки научился Кармине рассказывать. И еще каждый день уделял пару часов маханию саблей, ну это так, пародия на бойца.

А в остальном, конечно, жуть. Все сыро, да еще и крыша протекать начала. Поэтому как только дожди стихли, мы и перебрались в город. Дом небольшой, зато каменный, вот только крыши не было – обвалилась. Поначалу я твердо намеревался починить ее сам. Затем прикинул цены на материалы, узнал сумму, запрашиваемую за работу местными строителями… И заплатил последние деньги профессионалам, у которых и инструмент необходимый найдется, и материал подходящий.

Да еще и как раз на время ремонта подвернулось мне одно дельце, поэтому заниматься хозяйственными делами было некогда. Заплатить пообещали хорошо, поэтому я согласился. Моя неожиданная работа затянулась на целую неделю, а заключалась она в том, что пришлось съездить в компании развеселых парней в одно забытое всеми местечко. Там мы изображали группу поддержки во время переговоров двух благородных дворян (это если судить по раззолоченным ножнам шпаг и манере держаться). В подробности разговора нас, само собой, не посвящали. Противоположная сторона также была не обделена собственным штатом «болельщиков». Наша работа как раз и состояла в том, что выглядеть мы должны были гораздо круче и мужественней, чем наши возможные противники. От одного взгляда на этот фарс хотелось смеяться. Но… заплатили нам неплохо, по серебряной полукроне. Так что дельце того стоило.

К моему возвращению дом был уже отремонтирован. Аниате здесь обязательно понравится. Тем более рядом с домом еще и огородик имеется, и небольшой сад. А во дворе колодец есть. Эх, мне бы еще денег раздобыть, чтобы Анюта не нуждалась ни в чем какое-то время. Там, глядишь, и личная жизнь у нее наладится – дама она очень даже привлекательная.

А я вот здесь надолго остаться не смогу: еще толком и адаптироваться не успел, а уже куда-то тянет. Передо мной новый мир, и не хочется сидеть в этой забытой местным Создателем дыре всю оставшуюся жизнь. Но и для этого деньги тоже нужны. Для начала мне хотелось побывать в столице Империи, Дрондере. Столица – это всегда центр, и научный, и культурный, и промышленный, и еще какой угодно. Интересно же, черт возьми!

Аниата, как и все женщины, отлично понимала, что я из той самой мужской породы вечных странников, которым не сидится на месте. Но пока молчала. Вот и умница.

Как-то она очень подробно рассказала мне про свою жизнь. Не скажу, что я так уж сильно хотел все это слушать, но человека можно серьезно обидеть, оттолкнув его в тот момент, когда он изливает тебе душу. Была у нее большая любовь, в результате которой и родился Стрегор. Затем не стало ее любимого, море к себе забрать решило. Потом встретился один козел (у какой же женщины такого козла не было?), который вскоре исчез, прихватив с собой все, что посчитал ценным. А уже после Кармина родилась. Через год женщина осталась без родителей, и жизнь покатилась вниз. Одно время ей даже в таверне пришлось подрабатывать, чтобы накормить детей. В конце концов Аниате пришлось уйти на выселки, где я ее и встретил. В том доме когда-то одинокий бобыль жил, пока однажды не нашли его мертвым на берегу моря. Самое страшное началось, когда ее повадился навещать Троуг. Да не один, а в компании таких же негодяев, как и он сам. Чем закончился его последний визит, известно всему городу.

Зато сейчас она ходит с гордо поднятой головой. В Дертогене я в числе пусть и не самых уважаемых, но вполне приличных людей значусь, можно не стыдиться. Только постоянного источника доходов я себе все еще не отыскал. Да и детей ее я не обижаю, даже наоборот. Относительно Стрегора у меня были кое-какие планы. Для своих лет парень он рослый, через пару годков меня догонит. И серьезный, редко улыбается. Нужно попробовать пристроить его в ученики к какому-нибудь мастеру. Сначала на побегушках, потом в подмастерья попадет, а там, глядишь, и ремеслу обучится.

Кстати насчет обучения. В соседнем доме дедок живет, забавный такой. Ему за шестьдесят уже, последние лет двадцать пять на деревяшке скачет – одной ноги нет. Я было думал, что он на море ее потерял. Оказалось – нет. Дед с гордостью сообщил мне, что служил кирасиром в Тунгейском полку. Посидели мы с ним как-то по-соседски, поговорили по душам и договорились до того, что решил он мне показать то, что когда-то умел хорошо. Вроде и старый, и ноги одной нет, но как взял в руки клинок – преобразился весь, даже взгляд стал другим.

Я начал брать у него уроки. И деду развлечение, и мне наука. Наставником он оказался на удивление хорошим, а главное – совсем не насмехался над моей неуклюжестью.

Так вот и жил я до того самого ночного разговора с Фредом.


Глава 6
«Элиза в лунном свете»

В море мы вышли затемно, с первым дуновением легкого бриза, потянувшего с берега.

Когда рассвело, ветер немного посвежел и карасса, а именно так назывался здесь этот тип судов, рванула вперед, словно породистая беговая лошадь.

Я стоял, облокотившись на планширь, и поглядывал на Фреда, который пытался что-то втолковать рулевому. Жаль, что не видят его сейчас многочисленные подружки и те дамы, что все еще сомневаются в своих чувствах. В красном камзоле нараспашку и широкополой шляпе (у нас такие когда-то называли зюйдвестками) смотрелся Фред весьма достойно.

На корабле имелось четыре пушки, по две на каждом борту, и длинноствольная кулеврина, уткнувшаяся зевом в море за кормой. На баке орудий не было, что и неудивительно, вряд ли команде приходилось кого-то преследовать, скорее уж наоборот. Парусное вооружение судна впечатляло. Поймав мой взгляд, Фред лишь развел руками, мол, знаю, что «Мелисса» моя – красавица, так ведь и сам я на своем месте и выгляжу ничуть не хуже корабля. Веселая бесшабашность, иначе и не скажешь.

Команда «Мелиссы» состояла из тридцати семи человек. Обычно Фред обходился и меньшим количеством, расширяя экипаж по мере надобности. В Дертогене это сделать несложно, моряков там хватает.

Как и все морские порты Империи, этот городок принадлежит короне. При каждом порте есть крепость с гарнизоном. Комендантом Дертогена являлся барон фер Энгнуа. Дважды в неделю он со своей свитой объезжал вверенный ему объект с самым важным видом. Довелось и мне его видеть несколько раз.

Фред появился в городке четыре года назад, продемонстрировал коменданту крепости рекомендательные письма, да так и остался на постоянное место жительства. О своем прошлом мой новый знакомый никогда не рассказывал. Зарабатывал он на жизнь тем, что брал фрахты за перевозку грузов. Причем по известным только ему причинам мог отказаться от очень выгодного дела и не менее легко взяться за другое, чуть ли не копеечное. В общем, человек-загадка.

Но был у него и еще один приработок, о котором мы и говорили в таверне.

В нескольких днях хода от Дертогена, в открытом море, проходит торговый морской путь, ведущий в крупнейший порт Империи, Гроугент. Это только кажется, что по морям существует множество дорог, ведущих к намеченной цели. На морях и океанах тоже есть свои, строго ограниченные пути, разве что не огороженные бордюром и не отмеченные столбиками с километражем. Цель любого плавания – добраться до порта назначения с наименьшими затратами времени и ресурсов.

Так вот, в том месте, куда мы сейчас направлялись, судоходство было довольно оживленным, а в непосредственной близости находилось множество банок с острыми подводными скалами. И практически после каждого шторма эти особенности морского ландшафта собирали свои жертвы. Такое случалось здесь регулярно, и, как правило, непогода налетала внезапно, в этом я и сам успел уже убедиться.

Для Фреда стало уже чем-то вроде игры в лотерею появляться на этих банках после каждого шторма. Зачастую ему улыбалась удача в виде разбитых и полузатопленных кораблей. Иногда он зарабатывал на спасении таких судов. Случалось, что покидал заповедные места впустую. Бизнес, вероятно, не очень солидный, я даже не догадываюсь, чем он его привлекал, но он почему-то предложил мне составить ему компанию.

Когда я решил узнать о причинах интереса к моей персоне, сообщив ему, что лазить по вантам его «Мелиссы» меня только крайняя нужда заставит, он только рассмеялся и заявил, что у меня очень забавный акцент. А еще, как он сказал, ему нравится, что я постоянно задаю вопросы. Трудно понять, когда он говорит серьезно, а когда шутит. Как человек он мне нравился, еще бы ему на Аниату чуть иначе поглядывать… Вот так и вышло, что отправился я вместе с ним на «Мелиссе» в это путешествие. Фред уверял, что выплатит мне мою долю сполна, если я буду ему помогать. Не в моем положении проявлять особую гордыню, тем более что не душегубством ведь мы собирались заниматься.

Я отстоял часть вахты за штурвалом, удерживая корабль на курсе. Дело в общем-то привычное, с единственной разницей, что нужно еще и за парусами присматривать, чтобы не потерять ветер. На обед был приглашен в капитанскую каюту Фреда, занимавшую большую часть кормовой надстройки.

Убранство каюты впечатлило даже меня, что уж говорить о его гостьях, которым он наверняка не раз хвастался подобным великолепием. Резная мебель, кровать с балдахином, мягкий ковер на полу, серебряный сервиз в шкафчике со стеклянными дверцами, где каждый предмет был закреплен в специальной нише для защиты от шторма и сильной качки. У Фреда даже зеркало имелось. Почему даже? Да потому что за время своего пребывания здесь я видел этот замечательный предмет лишь во второй раз. А первый был на городском рынке. Далеко не бедный торговец использовал его как приманку для покупателей. Возле небольшого зеркала, висевшего на стене его лавки, постоянно толпились люди, любуясь своим отражением. А где много народа, там и покупатели всегда найдутся.

Наконец хозяин каюты указал мне на картину, скромно висевшую на одной из переборок. Поначалу я даже не заметил ее, разглядывая разложенную на столе морскую карту. И совершенно напрасно не заметил: это творение живописи было достойно внимания.

Как ни странно, на картине не был изображен морской пейзаж. Я вообще с трудом мог понять, что решил запечатлеть неизвестный мне художник. Откуда-то из глубины пробивался слепящий свет – вот, по сути, и все, если бросить на картину беглый взгляд. Но если присмотреться повнимательнее… Художнику совершенно невероятным образом удалось передать бесконечную глубину перспективы и придать изображению объемность. Какие средства он для этого использовал – непонятно, ведь свет не может изгибаться так, как изгибаются реки или дороги на картинах.

Среди широких темных мазков угадывались искаженные полупрозрачные лица, изо всех сил тянущиеся к свету. Картина завораживала, хотелось стоять и рассматривать ее бесконечно.

С трудом избавившись от наваждения, я повернулся к Фреду. Тот внимательно наблюдал за моей реакцией.

– Что ты увидел? – спросил он заинтересованно.

– Колодец, – не стал напрягаться я.

– Колодец? – Он был явно удивлен моим ответом.

Ну да, колодец. А что я там должен был увидеть?

Перебравшись в город, мы со Стрегором решили первым делом почистить колодец во дворе дома. Им давно не пользовались, и он изрядно забился всяким мусором. Я сидел на беседке, это такая доска с веревками, и вычерпывал ведерком скопившуюся грязь. Ведерко было небольшим, чтобы Стрегор мог вытаскивать его заполненным, не очень надрываясь.

То ли я переполнил ведерко, то задел случайно за кладку колодца из крупных неотесанных камней… В общем, липкая масса попала мне точно в лицо. Еще и комком грязи в голову угодило. Вот тогда я и увидел примерно то же, что и на картине. Даже искры были, они кое-где и на полотне присутствуют.

– Обычно тех, кто в первый раз ее рассматривает, мне приходится за руку оттаскивать, они еще и сопротивляются, – сообщил мне Фред.

Ну что тут скажешь? Волшебная сила искусства. Но картина действительно впечатляла.

А еще мне вспомнился один мой хороший знакомый по прежнему миру. Художником он был от Бога и получил соответствующее образование.

Так вот, есть у него картина, навеянная музыкой великого Людвига ван Бетховена. Навеянная двумя, наверное, самыми известными его произведениями, она так и называется – «Элиза в лунном свете».

Только почему-то Элиза у него обнажена, опустилась на колени и локти и грациозно выгнула спинку. Хорошо хоть боком к зрителю стоит, только голову повернула. И серебристый лунный свет затопил все вокруг. Только вот образ девушки часто меняется: она и блондинкой успевала побывать, и брюнеткой, и рыженькой. Так вот, эта картина меня тоже сильно притягивала, всякий раз у него в гостях подолгу ее рассматривал.

На следующий день, ближе к вечеру, на самой границе видимости появились пятнышки островов, растянувшихся по всему горизонту.

– Немного ближе подойдем и будем до утра ждать, – сказал Фред. – То, что нам нужно, как раз за островами и находится. Но в темноте мы туда не полезем, чревато.

Всю ночь, убрав паруса, мы пролежали в дрейфе. Спать я отправился далеко за полночь, слишком уж впечатляла картина: такие близкие звезды отражаются в почти неподвижной воде.

Под утро поднялся ветер, принеся с собой волнение. Балла три, не больше, определил я: на гребнях волн барашков не видно. Шли мы круто к ветру, приближаясь к островам. Наконец один из них, поросший буйной растительностью, оказался почти на траверзе левого борта. Неожиданно из-за острова показался трехмачтовый парусник с высокими носом и кормой. На его правом борту я насчитал двенадцать орудий, бомбард, по-моему, но ручаться не буду, далековато.

– Право на борт! – заорал мгновенно побледневший Фред и сам же бросился выполнять свое приказание. Оттолкнув рулевого, он с бешеной скоростью закрутил штурвалом.

«Мелисса» неохотно откликнулась на приказ: слишком мала была ее скорость. И потянулись томительные минуты, когда ничего нельзя изменить и ничего уже от тебя не зависит. На корабле, движущемся в нашу сторону, часть парусов была зарифлена, но ветер ему благоприятствовал, задувая в корму.

Наконец наша карасса развернулась достаточно для того, чтобы захватить парусами полный ветер. «Слаженно у Фреда команда работает», – подумал я, наблюдая за действиями матросов. Я бы и сам помог, но не с моим опытом туда лезть.

Трехмачтовик взял еще правее, чтобы ударить пушечным залпом. Было хорошо видно, как суетятся канониры на его борту. «Мелисса» рванула с места, недаром хозяин ее даже лишним количеством орудий не отягощает, хотя мог бы установить еще не меньше дюжины. Правый борт нашего противника окутало дымом, затем донесся грохот пушечного залпа. Поздно. Ядра подняли столбы воды за кормой, и лишь одно проделало дыру в стакселе грот-мачты.

Рявкнула кулеврина, установленная на корме «Мелиссы», и через некоторое время на нижнем фоке преследующего нас корабля появилось аналогичное украшение.

Канониром у Фреда был старый Могнир, всю жизнь отслуживший в имперском флоте. Теперь он выходил в море просто потому, что не мог без этого обойтись. Чего на берегу сидеть? Дети выросли, внуки тоже, а правнуками еще не обзавелся. Был он подслеповат, глуховат – издержки профессии, но ядро положил мастерски. Фред даже кулак на одной руке сжал, в знак одобрения. Один-один получается, если считать по попаданиям.

Старик продолжал возиться со своей кулевриной, задирая жерло ее ствола все выше в небо. Наконец он застыл, выбирая момент для выстрела. Мы тоже все замерли в ожидании. И старый комендор не промахнулся. Ядро попало в марс – площадку на мачте, в бочку, называемую вороньим гнездом. Бочка накренилась, выпавший из нее человек скользнул по раздутому ветром полотнищу грота и упал в воду. Команда «Мелиссы» прокомментировала увиденное восторженным ревом. Вряд ли Могнир стремился попасть именно туда, куда угодило ядро, возможно, ему даже не удалось разглядеть результаты своей работы, но принимал поздравления он с самым спокойным видом.

Пока наш противник разворачивался левым бортом, расстояние между нами увеличилось, и следующего залпа уже не последовало.

– Старый знакомый, – ответил на мой молчаливый вопрос Фред. – Из тех знакомых, что век бы не знать и не видеть.

Через пару часов гонки стало очевидным, что преследующий нас корабль безнадежно отстал. Враг понял это и прекратил гонку. Еще два часа – и мы потеряли его из виду. Я так и не сумел его классифицировать. Три мачты, бизань расположена вплотную к гроту, и на ней лишь одинокий косой парус. Да, здесь в кораблестроении имеются свои особенности. «Мелиссу» я успел облазить, что называется, от киля до клотика. Все в наличии: и шпангоуты, и пиллерсы, и бимсы всякие. У баллера руля пятка присутствует. Внешне, конечно, есть отличия, но в основном все, как и у нас было. Вон даже ахтерлюк имеется, в него как раз судовой повар полез.

Мне почему-то казалось, что после этой встречи Фред решит повернуть на Дертоген, но я ошибался. Он не из тех людей, кто отступает так просто. На следующий день карасса огибала гряду островов, вытянувшихся в линию до самого горизонта. Этим путем обычно и следуют суда, стремящиеся попасть в Гроугент. Все свободные от вахт матросы пытались высмотреть то, ради чего мы сюда и прибыли.

Фред рассказывал, что эти воды – излюбленное место обитания пиратов. Правда, в последнее время их стало здесь не так уж много, зона активных пиратских действий переместилась на юг, где пролегал морской путь, связывающий Империю с другим могущественным государством – Абдальяром.

Раньше в этих местах постоянно курсировала эскадра военных кораблей Империи, чьей основной задачей и являлось обеспечение безопасности мореплавания торговых судов. Сейчас этих судов стало гораздо меньше. И получается, что встретить пиратов значительно проще. Корабль, с которым мы недавно столкнулись, тоже был пиратским. Назывался он «Пулус», что на местном наречии обозначает морское животное, похожее, судя по описанию, на моржа. Командовал кораблем Бундриг Стор, давний недруг Фреда.

За день плавания вдоль гряды островов нам попалось два торговых каравана. Один весьма приличный, судов пятнадцать. Купеческие суда обычно сбиваются в целые флотилии, так им легче отбиваться от пиратов. Правда, после шторма их может раскидать, а в одиночку сопротивляться джентльменам удачи гораздо труднее.

Другой караван был значительно меньше, всего три торговца. Но охраняли их два военных трехпалубных корабля с незнакомыми флагами и непонятным гербом.

Имперский герб я уже знал, практически каждый день им в Дертогене любовался, когда ветер разворачивал штандарт на шпиле. И соответствовал он гербу правящей династии Крондейлов. На нем изображена стоящая на задних лапах фигура какого-то животного, похожего на стилизованного льва. Сверху три короны, верхняя самая большая. Внизу – два перекрещенных меча. И еще две ленточки по бокам, похожие на муаровые. Девиз – просто верх глубокомыслия: «могущество в мощи». Ага, «победность в победе», «правдивость в правде», «стильность в стиле» и так далее…

– Это абдальярцы, – пояснил Фред, заметивший мой интерес.

Повезло мне, наверное, что попал именно сюда. Тут тебе и пираты, и романтики полно. И воздух чистый, не загаженный. Возможно, вон на том острове с длинной желтой песчаной косой, выступающей далеко в море, какой-нибудь местный Морган клад свой зарыл.

Попади я в будущее, во мне бы давно чужака обнаружили. И изрезали бы мой бедный мозг тонкими-тонкими ломтиками, чтобы понять, как далеко шагнула эволюция за пару столетий.

Хотя вряд ли. Вот смотрю я на этих людей и понимаю, что ничем они от нас не отличаются. Разве что знаниями и какими-то навыками. Но вот перебрось любого из них в мой мир, так им еще легче, наверное, чем мне здесь, будет адаптироваться. Долго ли микроволновкой научиться пользоваться или телефоном? Да враз.

Это что же получается: наше общество, выходит, больше потеряло, чем приобрело с течением времени? Бред какой-то.


Глава 7
Звериный оскал

На следующий день Фред смирился с тем, что удача на этот раз ему не сопутствует. Он принял решение вернуться в Дертоген, но перед этим зайти в еще один порт Империи, Торпент, в надежде захватить попутный груз. Мы прошли между двух островов и взяли курс вдоль северного берега левого из них.

Я поинтересовался у Фреда причиной столь странных маневров, ведь нам следовало идти почти в противоположную сторону.

– Есть там укромная бухта… Вдруг там какой-нибудь купец ремонтируется, – посвятил меня в свои планы предприимчивый капитан.

Зрелище, открывшееся нам при входе в бухту, было более чем неожиданным. К стоявшему на якоре посреди бухты купеческому кораблю при помощи абордажных крючьев был пришвартован тот самый «Пулус». Его несложно было признать по окраске и характерным обводам корпуса, да и марсовая бочка была по-прежнему накренена в сторону. Схватка была в самом разгаре, до нас доносился шум боя.

Фред заметался по мостику, и его нетрудно было понять. Ведь именно сейчас подходящий момент, чтобы свести счеты с давним врагом. Хотя здесь тоже было над чем подумать. Пираты уходят в море, имея на борту столько людей, сколько позволяют возможности их кораблей. На захватываемых ими судах экипажи защищаются яростно, ведь их ждет незавидная участь – отправиться за борт со вспоротым животом и чаще всего еще живыми. Здесь так принято. И акул хватает, и питаются местные рыбки явно не планктоном.

Купеческий корабль, сильно напоминавший пузатый бочонок, здорово пострадал во время последнего шторма, оставшись без двух мачт. Уцелела только бизань. Вот и спрятался капитан в этой укромной бухте, чтобы поправить такелаж и установить новые мачты. На берегу высоких деревьев достаточно, выбор большой.

Вот только об этой бухте знали не только торговец и Фред, но и хозяин «Пулуса».

У Фреда на борту тридцать семь человек, включая меня. Реальных воинов – еще меньше, всего пятнадцать, и себя я к ним не причисляю. На «Пулусе» – сотни две людей, сделавших пиратское ремесло своим образом жизни.

У купца экипаж около сотни моряков, может быть, чуть больше. Очень нехорошее соотношение получается, даже если напасть на Бундрига Стора со спины.

Наконец марсовый разглядел, что на борту торговца было гораздо больше людей, чем обычно бывает на таких судах. Похоже, купец подобрал людей с затонувшего судна, иначе никак было нельзя объяснить такое количество защитников.

Я посмотрел на Фреда: интересно, какое он примет решение сейчас, когда все так удачно складывается. Оказалось, Фред его уже принял. Послышались распоряжения, забегала палубная команда, задрожали и поползли гитовы, подтягивая шкаторины к реям. На правый борт навешивались плетенные из конопляных тросов кранцы. Люди Фреда, уже в воинском облачении, состоявшем из кирас и шлемов, расположились у борта корабля с абордажными крючьями наготове. Вскоре к ним присоединился и сам Фред в таком же «наряде». Но даже в нем он умудрялся выглядеть щеголем.

За считаные минуты на «Мелиссе» была убрана большая часть парусов. Мы продолжали идти вперед только за счет инерции, да еще кливеров на бушприте.

– Ты с нами? – спросил меня Фред, и я кивнул.

– Кто бы сомневался, – пробормотал он себе под нос, но мне все же удалось разобрать его слова.

Кто, кто? Да хотя бы я сам. Ну какой из меня боец, тем более сейчас, когда все действие будет происходить в тесноте переплетений всех этих шкотов, брасов, фалов и остальной оснастки такелажа, да еще и на скользкой от крови палубе. И не пойти нельзя, есть моменты, когда ценность собственной жизни должна остаться где-то там, в глубине, а на первый план выходит надежда людей на твою помощь.

Когда расстояние между «Мелиссой» и «Пулусом» сократилось, в ход пошли кошки. И вскоре борта кораблей встретились со стуком и скрежетом.

Наша абордажная команда с яростным ревом бросилась на борт пирата. Вторым эшелоном, вместе с десятком матросов, туда же направился и я.

Как оказалось, чтобы немедленно столкнуться нос к носу с врагом, совсем не обязательно бросаться на абордаж в числе первых. Достаточно сделать несколько шагов по чужой палубе – и вот он, враг, сам нашел меня.

Крепкий рыжеволосый тип в сшитом из нескольких слоев буйволовой кожи жилете и с абордажным топором в руках. Перекинув опасное оружие из одной руки в другую пару раз, он ухватился за него обеими руками и нанес удар страшной силы, пытаясь попасть в голову. В ту самую, где хранится множество знаний, еще недоступных здешнему миру. Уже одно это заставило меня отскочить в сторону – навстречу, отводя удар левой рукой, а правая с палашом пошла между его ног. Затем режущим движением дернул клинок на себя. Целился я в бедренную артерию, а вот куда пришелся порез, не знаю. Янычары когда-то славились таким ударом, вот уж не думал, что и мне пригодится. Бородач, зажимая руками рану, упал на колени, уткнувшись лбом в доски палубного настила.

Со вторым пиратом я тоже справился на удивление быстро. Парировал его удар своим клинком, сделал выпад, метясь в горло. Попал.

Третий же мой противник чуть не стал для меня последним. Спас меня один из людей Фреда, вовремя толкнув в плечо.

Я поупражнялся в полетах и со всей силы шлепнулся о палубу. Зато вспомнил о пистолете – чудо местной оружейной мысли пребольно врезалось мне в бок. При помощи этого оружия я и достал одного из трех пиратов, наседавших на моего спасителя. Затем отвлек еще одного, делая вид, что сейчас обрушу на него всю свою ярость, и Бронс – именно так звали человека, спасшего меня от верной гибели, – быстро разделался со своим, а затем уже и с моим врагом. Оказывается, у нас отлично получается работать в паре. Пока я вношу ужас в ряды противника, грозя оружием и пугая звериным оскалом, Бронс успевает нашинковать отвлекшихся на меня врагов. В общем, для первого раза вышло неплохо. Это даже Фред отметил.

Бой почти закончился. Экипаж торгового судна, получив неожиданную поддержку с нашей стороны, перешел в контратаку. Совместными усилиями мы загнали уцелевших врагов, среди которых оказался и Бундриг Стор, на высокий ют «Пулуса».

Наступила минутная передышка. Казалось бы, победа уже одержана, но несколько десятков пиратов по-прежнему готовы сразиться с нами. Сейчас, когда эмоции схлынули и весь запал пропал, мирным торговцам было трудно заставить себя снова рисковать своей жизнью. А вот пираты будут стоять до последнего, им терять нечего. В плен их, конечно, никто брать не будет и справедливому имперскому суду не предаст. С ними покончат здесь и сейчас, и совсем не обязательно, что их смерть будет мгновенной и легкой. Поэтому терять им нечего. Хотя нападение они тоже не провоцировали, стараясь держаться как можно тише.

Я был уверен, что дело закончится выстрелами из пушек купеческого корабля. Но все оказалось гораздо интереснее.

На палубе перед кормовой надстройкой появился Фред в красном камзоле с золотыми позументами и в треугольной шляпе с пышным белым пером. И когда это он успел переодеться?

Он важно прошелся перед всеми, затем, не повышая голоса, сказал:

– Бундриг, все равно ведь подохнешь через пару минут. Так, может быть, доставишь мне удовольствие, спустишься и примешь смерть от моей руки? Ты же знаешь, сколько лет я об этом мечтаю.

И Бундриг не заставил себя долго ждать. Через пару минут он уже спускался по трапу. Пиратский предводитель оказался крупным мужиком лет сорока с длинной угольно-черной кудрявой бородой в форме лопаты.

– А его прозвище случайно не Черная Борода? – спросил я у стоявшего рядом Бронса, припомнив известного пирата из земной истории.

– Нет, – усмехнулся тот, – за глаза его называют Хряк, и он очень этого не любит.

Пират небрежно помахивал зажатой в правой руке саблей, больше похожей на длинный меч с односторонней заточкой. Фред, к тому времени успевший скинуть камзол и шляпу, был вооружен не менее длинной саблей со слегка изогнутым клинком.

Похоже, что сейчас я стану свидетелем дуэли двух давних врагов. Должно быть, потрясающее зрелище. Это не общая схватка, когда заботишься в основном о том, как увернуться от сыплющихся со всех сторон ударов, – на все остальное попросту не хватает внимания.

Но зрелища не получилось. Отбив размашистый удар пирата, Фред немного отклонился назад и атаковал противника двумя быстрыми выпадами. На втором выпаде он достал Хряка уколом в объемистый живот, погрузив в него чуть ли не треть клинка, правда, сам он при этом получил ранение в левое плечо.

Моряки одобрительно зашумели, Бундриг – фигура зловещая, а вот Бронс недовольно поморщился:

– Я же сто раз показывал ему, что после такого выпада следует защита клинком и нельзя так глубоко проваливаться.

Я с удивлением посмотрел на моряка. Бронс выглядел по меньшей мере лет на пять моложе меня или Фреда.

Вероятно, гибель Бундрига и послужила той искрой, после которой вспыхнула атака. Оставшихся пиратов смели сразу. Сломленные потерей главаря, пираты сопротивлялись ожесточенно, но были обречены. Эх, я бы все-таки сначала картечью пальнул, чтобы уж наверняка.

Чтобы отметить победу и поблагодарить за неожиданную подмогу, хозяин торгового судна угостил всех вином. На корабле даже небольшой салют (если можно так выразиться) устроили, пальнув пару раз из пушки.

А Фред решил обсудить дела с купцами – владельцем шнорка «Глистри» и капитаном со спасенного «Глистри» судна. Разговаривали они долго, и мой приятель остался очень доволен.

Подробности выяснились уже на следующий день, когда мы под всеми парусами летели прямым курсом к Дертогену. За обедом, как обычно проходившим в капитанской каюте, Фред посвятил меня в подробности разговора. Суть его заключалась в следующем.

Пиратский «Пулус» стал призовым кораблем, и дело стояло только за тем, как разделить этот приз. Сначала Фред настоял на том, чтобы распределить доход на три равные части, невзирая на количество людей, принимавших участие в битве. Затем капитан спасенного экипажа решил выкупить у моего приятеля треть «Пулуса», чтобы сразу стать хозяином корабля. С первым купцом он уже договорился заранее, и тот пошел ему навстречу, тем более что два торговца состояли между собой в родстве.

Фреда предложенный вариант более чем устраивал. Ведь лучше получить деньги на месте, пусть даже и потеряв при этом часть суммы, чем перегонять трофейный корабль и мучиться потом с его продажей.

Выглядел наш переговорщик крайне довольным. Не менее довольным был и я, после того как получил свою довольно-таки приличную долю – четверть от выплаченного за «Пулус» золота пошла Фреду, остальную сумму поделили на всю команду. Мне причиталась неплохая сумма – двенадцать славненьких золотых имперских крон. Теперь у меня было достаточно денег для того, чтобы сделать наконец то, к чему я давно стремился, – отправиться в Дрондер, столицу Империи.

После обеда ко мне подошел Бронс. И бесплатно предложил мне то, за что я согласен был заплатить золотом.

– Мне нравится скорость, с которой ты движешься, Артуа. Но вот оружием ты владеешь так, что любой сразу разглядит в тебе новичка. Если хочешь, я мог бы тебя немного поднатаскать. Конечно, фехтованию нужно учиться годами, но уверен, что некоторые вещи ты сможешь освоить довольно быстро.

Еще за обедом Фред сознался мне, что поручил Бронсу присмотреть за мной, и лишь благодаря такому присмотру я и остался жив. На память об этом сражении остался только едва заметный порез на левой щеке.

Не знаю, почему Фред решил позаботиться обо мне, вряд ли из-за моего забавного акцента. А вот Бронс решил позаниматься со мной исключительно по собственной инициативе.

Когда Фред увидел наши тренировки, то был сильно удивлен.

– Как ты его смог убедить? – поинтересовался приятель.

– Я раскрыл ему тайну твоей картины, – заявил я.

– И в чем же она заключается?

– На ней изображена дырка в заднице, если смотреть изнутри. Потому люди и застывают перед ней, мысленно стремясь выбраться из того места, куда определила их жизнь.

Фред хохотал так, что у него разболелось раненое плечо.


Глава 8
Перевод с французского

Наши занятия с Бронсом продолжались почти месяц. Наверное, в конце концов он сам пожалел о своем предложении, ведь я постоянно допекал, все больше входя в роль ученика. К счастью, он никогда не отказывал мне в наставлениях и был готов скрестить со мною сабли в учебном бою. Единственное, что меня огорчало, – у Бронса было не так уж и много свободного времени, поэтому занятия наши были не такими продолжительными, как хотелось бы мне.

То, что он мне показывал, не было полноценной техникой фехтования на саблях или хоть какой-то стройной системой. Короткие связки, приемы защиты и нападения, уловки, позволяющие ввести возможного противника в заблуждение.

– Захочешь – доведешь все это до ума сам. Правда, сначала тебе нужно выработать свою собственную технику и научиться ей, – усмехался Бронс. – Порой я и сам не понимаю, почему учу тебя некоторым вещам, которые знать тебе совсем не обязательно.

Даже не догадываюсь, что стояло за его словами, но своего прежнего противника по учебным боям – дряхлого одноногого деда – я победил легко. Тоже прогресс, наверное.

Затем Фред на своей «Мелиссе» ушел в море, и Бронс вместе с ним. Их плавание обещало быть долгим. Опасаясь, что больше не увижу Бронса до своего скорого отъезда, который был уже делом решенным, я купил ему подарок. Приобретение обошлось мне в половину золотой имперской кроны.

Презент Бронсу понравился. Кстати, он преподнес мне ответный дар, правда, для того, чтобы его вручить, потащил меня в каюту Фреда. Мельком взглянув на картину, он ухмыльнулся:

– Дырка, говоришь? Очень подходящее определение ее сущности. Теперь смотри внимательно. Бывают моменты, когда ты оказываешься в такой ситуации, что кажется: все, конец. Возможно, тогда тебе поможет вот это…

Надеюсь, я хорошо все запомнил.

С Фредом мы попрощались, сидя за его любимым столом в таверне категории «поприличнее». Он был в курсе моих планов, но разговор у нас шел не об этом.

– Что-то на сердце у меня не очень спокойно, – пожаловался приятель, имея в виду предстоящее плавание, – давит что-то, давит. Нехорошее, словом, предчувствие. А отказаться не могу.

В его поведении не было ничего удивительного – ведь и в моем мире полно суеверных людей, особенно среди представителей профессий, связанных с риском для жизни. Моряки занимают в списке опасных профессий одно из первых мест.

– Ладно, я не об этом, – продолжил Фред, – есть у меня к тебе маленькое предложение. Богатым не станешь, но пять-шесть золотых монет поднимешь. Здесь как раз именно это слово и подходит, – усмехнулся он и объяснил суть «дельца».

На запад от Дертогена, на морском побережье недалеко от города, была подводная каменная гряда, уходящая далеко в море. Так вот, некоторое время назад (еще и пары лет не прошло) там потерпел крушение корабль с грузом гевойского масла. Товар был контрабандным и стоил довольно прилично. Само же судно и кораблем-то назвать трудно, так, большая лодка с мачтой. Такими здесь пользовались контрабандисты. Ход она имеет приличный, и для грузов места вполне хватает.

В общем, подъемом этого самого масла, которое в кувшинах с узкими горлышками, похожими на амфоры, перевозят, и предложил мне заняться приятель.

– Кувшины, наверное, за такой срок песком уже затянуть успело, – засомневался я. – Или масло испортилось давно.

Фред уверял меня в обратном. Ничего, мол, с грузом не сталось, проверено. Грунт в том месте каменистый, и глубина самая подходящая. Я так понял, что это был его прощальный подарок. Когда я спросил, чем могу его отблагодарить, он ответил, что ничего не нужно. И с усмешкой добавил:

– Ты помог мне понять смысл картины.

Далась же она вам всем!

Уже после отплытия «Мелиссы» я арендовал ялик у соседа-ветерана, страстного рыбака. Вдвоем со Стрегором мы отправились на место крушения. Затонувший кораблик нашли в первый же день, метрах в трехстах от берега. Обнаружили и амфоры. А вот дальше начались проблемы.

С первого раза я не смог до них донырнуть. Казалось бы: вот они, пару гребков руками – и все, но именно в этот момент я остро начинал чувствовать, что воздуха хватит, только чтобы выбраться на поверхность. А ведь я пользовался методом японских ныряльщиков за жемчугом, подсмотренным в одной из книг о самом известном шпионе всех времен и народов, имеющем лицензию на убийство. Метод действительно работает, и с его помощью можно задержать дыхание на большее, чем обычно, время. И все равно не помогло.

На такой глубине все попытки зацепиться за одну из двух ручек, имеющихся у каждого кувшина, с помощью металлического крюка тоже ни к чему не привели. У Стрегора добраться до них тоже не получилось. И думать, как разрешить эту проблему, он даже не собирался. Его больше волновало, куплю ли я ему новую рубаху, если у нас этот бизнес получится, паразит юный. Девочки его, видите ли, интересовать начали.

На отливы надежды тоже никакой. Луна отсутствует, а от имеющегося светила ни отливов, ни приливов нормальных не дождешься, сплошное недоразумение.

И тут мне пришла в голову замечательная мысль. Я даже не понял сначала, дурак я или гений. Дурак – потому что не догадался сразу, а гений – потому что все-таки додумался. Я даже из ялика чуть не вывалился от радости.

Нужно с камнем нырять. А чтобы не возить их в лодке целую кучу, камень мне нужен многоразовый. Обвязать его фалом достаточной длины, ручку из него же сделать – и вперед. Вернее, вниз. И еще необходим хотя бы один буй. По буйрепу спускаться буду, чтобы не угодить своим камнем в скопление кувшинов с маслом. Только подводный буй нужен, он не привлечет ненужного внимания. Будет кто-нибудь мимо проходить, поинтересуется, что мы тут делаем… А что мы делаем? Рыбачим мы. Место здесь уловистое, чтобы узнать о нем, золотом плачено. Ну и пусть пальцем у виска крутят. Пока я буду изображать из себя Ихтиандра, Стрегор рыбы наловит: и для маскировки, и для ужина. Жить мы пока будем здесь, на берегу. Далековато до дома, слишком утомительно будет возвращаться каждый день.

И работа наладилась. Когда кувшин подходил к самой поверхности, мы заводили под него сачок, чтобы не оторвать ручку. Каждую амфору отвозили на берег и прятали – масло ведь не перестало быть контрабандным. С одной стороны, конечно, неправильно: какой пример молодежи подаю, мало того – еще и участие заставляю принимать. С другой – я же бандитов у него на глазах убивал, о чем еще после этого говорить…

Не все кувшины оказались целыми. Не знаю, сколько их было, но черепков и горлышек с ручками среди длинных зеленых водорослей хватало. Но и тех, что мы умудрились поднять, оказалось достаточно много.

Сбывал я находки по одной. Определиться с покупателем было не сложно, я его уже давно знал, городок маленький. Отдавать груз оптом я поостерегся, хотя общая сумма была не слишком большой – около восьми золотых монет. Иногда быстрее по голове получить, чем оплату за товар. Тем более когда за тобой никто не стоит. Теперь, когда «Мелисса» ушла, мне и обратиться-то, по сути, не к кому. Разве что к родственникам Аниаты, но после ее исповеди никакого желания с ними общаться не возникало, ведь все это происходило на их глазах.

После продажи масла кое-кто начал коситься в мою сторону (видимо, утечка информации все же произошла), в том числе и страж, назвавший меня гирдом при первой встрече. У него вообще в глазах немой упрек читался: как же так, я тут при исполнении, а мне совсем ничего не капает. Так и подмывало сказать ему, что это была только разовая акция.

Хотя, если подумать, поприще довольно волнующее. Если бы я оставался в Дертогене, то наверняка бы занялся контрабандой. Раз уж пираты этого мира – такие глубоко неуважаемые личности.

На заработанные таким способом деньги я купил для Анюты лавчонку, торгующую готовой одеждой и тканью. Хозяин срочно избавлялся от своего заведения по причинам, от него не зависящим: он готовился к спешному отъезду. Лавку отдавал вместе с товаром, и цена нас обоих устроила. Как раз в заработанную на продаже контрабандного масла сумму и уложился. Почти.

А что, как сказали бы у нас: точка наработанная. И с поставщиками проблем нет, и с клиентами. В том, что у нее получится эта работа, у меня даже сомнений не возникло: видел я, как Аниата лошадок лихо распродала. А ведь тут торговля лошадьми считается чисто мужским бизнесом. Ну и работа такая куда лучше, чем земледелием заниматься. Да и товар такой, что не прокиснет и не протухнет. И станет Аниата владелицей бутика. Если с французского перевести, то бутик и означает – лавка.

Я даже советоваться с ней не стал, боялся, что перехватят. Потом уже к ней пришел, показать, чем она с завтрашнего дня заниматься будет. Давно я ее такой довольной не видел. Забавно было наблюдать, как она лицом в товары уткнулась.

Наверное, это чисто женская черта – плакать от радости. Разве же это радость? Вот если бы я ей, к примеру, замок подарил… А здесь ведь еще и работать надо.

Сообщил мне о срочной продаже лавки все тот же стражник. Когда он меня окликнул, я уж было решил, что сейчас начнутся рассуждения о том, что делиться нужно. Начал даже прикидывать в уме, как бы помягче его послать. А тут такая новость. И даже гирдом меня ни разу не назвал, что вдвойне приятно.

Вот теперь можно и уезжать со спокойной совестью. В общем, я готов к первому путешествию по новому для меня миру. В седле я держался уже довольно уверенно. Конечно, я не смог бы на скаку подхватить зубами платок с земли, но и посадка моя усмешек уже не вызывала. Ехать верхом придется много. До столицы чуть ли не месяц пути, одному отправляться рискованно, придется к какому-нибудь обозу прибиваться. Конечно, скорости это не прибавит, купцы не любят торопиться, так ведь и мне пока спешить особо некуда. Зато будет время осмотреться вокруг. До следующего сезона дождей успею добраться.

Со снаряжением, одеждой и прочим все в порядке, времени на подготовку было достаточно. Из оружия я решил взять только пистолет да еще тесак с кинжалом. Джентльменский набор путешественника средней руки. Ружье пришлось оставить, слишком тяжелое и громоздкое.

Эх, мне бы в охрану какого-нибудь каравана, идущего в столицу, пристроиться. И добрался бы без приключений, и, глядишь, подзаработал бы какой-никакой медный грош. Вид-то у меня достаточно мужественный, даже шрамом на левой щеке успел обзавестись в том самом абордаже. Ну это уж как повезет. Вряд ли кто незнакомого человека брать станет.

С языком особых проблем нет, если не скороговоркой и не шепотом, вполне отчетливо все разбираю. Встречал я тех, кто на общеимперском еще хуже меня разговаривает. Империя – страна многонациональная.

А вот в плане воинской подготовки… Где-то посередине между крестьянином и поваром второго года службы. Так мой дедуля-сосед оценил, язва. Ничего, прорвемся. Не на войну ведь собрался, в конце концов.

Мы с Аниатой любовались пламенеющим на полнеба закатом. Все, что можно и нужно, уже было сказано, и сейчас мы просто сидели и молчали. Завтра с утра я уезжаю, Анюта напекла мне в дорогу пирогов.

Кармина давно уже спала, обняв любимую куклу, ту, что с волосами. Стрегора нет, он поздно приходит и никогда не говорит, где был. Я с ним поговорил серьезно, и он дал слово, что о матери будет заботиться. Хороший парень растет.

Так бывает. Повстречаются люди, согреют друг друга теплом и расстанутся, чтобы никогда уже больше не встретиться. У Аниаты все будет в порядке, и я даже знаю, кто рано или поздно займет мое место. Слишком уж он заглядывается на нее, по-хорошему так заглядывается. И еще вздыхает. Хоть кому-то будет радость, что я уезжаю.

И все равно тяжело на душе. Наверное, потому, что с Анютой у меня так много связано.

Аниата прижалась ко мне и положила голову мне на плечо. Правая рука ее была в моих руках, а левая, со сжатым кулачком, лежала на коленях. Не так давно я вложил в нее шесть из имеющихся у меня десяти золотых монет. Так будет честно. Почти честно, ведь их трое.

Пойдем, Аниата. Наверное, мы больше никогда не увидимся. Но эта ночь наша.


Глава 9
Гийд

Через два дня пути я уже был в Смоугенте. Городок небольшой, хотя… смотря с чем сравнивать. Если с Дертогеном, то почти мегаполис.

Вообще-то это была не единственная дорога в столицу. Проще всего было выстроить маршрут таким образом, чтобы добраться до Торпента, морского порта, лежащего на побережье к востоку от Дертогена, там пристроиться на попутный корабль и дойти на нем до Гроугента, самого крупного порта Империи и второго по величине города страны. От Гроугента до столицы – три дня пути. Так и быстрее получается, и выгоднее, и безопаснее во всех отношениях. Когда мы с Фредом обсуждали этот вопрос, он посоветовал мне выбрать дорогу морем.

Я долго раздумывал, какой же путь мне все-таки предпочесть. Морем – быстрее, дешевле и в любом случае комфортнее. И теряю я лишь свою Мухорку. Нет смысла брать ее с собой, перевозка дороже обойдется. Да еще и пристроить ее на корабль – целая проблема. А так все замечательно: спишь себе целыми днями, просыпаясь, только чтобы поесть. В остальное время шляешься от борта к борту и любуешься водной гладью. Разве что в шторм попадешь. Да нам разве к этому привыкать, после ревущих сороковых. Думал я, думал и все же выбрал сухопутный маршрут. И вовсе не от любви к своей кобыле.

Да, не очень-то привычно будет трястись в седле столько времени. И наверное, не так безопасно. Но если я буду добираться сушей, мне придется пересечь чуть ли не треть Империи, а значит, я смогу увидеть, как живут люди, проникнуться духом эпохи, в конце концов.

А что я смогу увидеть с корабля? Пару портов, в которые мы зайдем, и очень много воды. Пусть даже все время пути мне будут рассказывать о жизни в стране, о ее обычаях и обо всех тех вещах, что я могу увидеть собственными глазами. Но и в этом мире никто не отменял правоты выражения, что лучше один раз увидеть.

И прибуду я в столицу после морской поездки даже не провинциалом, а вообще неизвестно кем, дурак дураком. Нет, лучше я на лошади, как д’ Артаньян в Париж, пусть и без шпаги.

И еще надеюсь, что за месяц пути стану со своей лошадью единым целым, как и подобает настоящему кавалеристу. В том смысле, что ездить буду хорошо, а не в каком-нибудь другом.

Через Смоугент проходил Сверендерский тракт, ведущий к столице, если следовать на восток. На запад эта дорога идет до границы Империи с королевством Трабон.

Сам Сверендер, центр провинции Тосвер, будет через три-четыре дня пути.

Город назван по имени крупной реки Сверен. В месте впадения реки в море находится город-порт Торпент. Так что в любом случае у меня есть время на размышление. Если передумаю, доберусь по реке до Торпента – и там уже морем.

Так подробно я все узнал от Фреда, с которым мы несколько раз обсуждали мой путь. Приятель набросал мне все схематично на листе бумаги, а затем я еще свои пометки оставил. Вот только к торговому каравану, идущему в столицу, примкнуть мне не удастся. Во всяком случае, в ближайшее время. Море недалеко: кому взбредет в голову на телегах свой товар в такую даль везти? Дешевле корабль нанять, если собственного нет. Пока же, в путешествии от города к городу, можно будет пристроиться к мелким торговцам, благо их предостаточно. Завтра с утра на выезде из Смоугента попробую влиться в небольшой обоз.

К Сверендеру я подъезжал, погрузившись в грустные раздумья. Еще вчера я заметил вдоль тракта каменные столбы, отсчитывающие лиги, местную меру длины. Сегодня с утра, не поленившись, я решил подсчитать, сколько моих шагов составляет лига. Результаты разнились: первая лига вышла две тысячи семьсот тридцать девять шагов, вторая – чуть меньше: две тысячи семьсот десять, наверное, я где-то немного сбился. Мухорка, которую я вел в поводу, уже начала тревожно на меня поглядывать, словно говоря: «Хозяин, ты что? Ты меня для чего брал?» И успокоилась лишь тогда, когда я снова на нее взобрался.

Лихо оседлав скакунью, я принялся за расчеты. Правда, я не очень хорошо помнил длину среднего шага. Кажется, она составляет примерно семьдесят – восемьдесят сантиметров. Ладно, меня и такая погрешность устраивает, не астрономическими вычислениями занимаюсь.

Вот к чему я пришел. Вывод первый. Одна лига примерно равна двум километрам. И вывод второй. Даже если примерно прикинуть время в пути и мою среднюю скорость, чтобы определить расстояние в километрах до Дрондера, то в столицу, при таком состоянии дороги, которую я вижу перед собой, на автомобиле я мог бы добраться за сутки. Это куда же меня попасть угораздило? Да уж, Средневековье.

Видимо, из-за невероятных умственных потуг меня одолела жажда. Повезло хоть с этим. Я заметил немного в стороне от тракта родничок. Возле него кто-то, позаботившийся о проезжающих путниках, сложил из каменных серых плит что-то наподобие скамейки. Сам родничок тоже был обложен камнями. А на ближайшем дереве висел ковшик.

Накинув повод Мухорки на одну из ветвей, как будто специально для этого обломанную, я от души напился. Хороша водичка! И такая ледяная, что даже зубы ломит. Заодно поменял воду в кожаной фляжке: она согрелась за время дороги и приобрела не очень приятный привкус.

Решил заодно и прогуляться – вдруг как приспичит не к месту. Где я тогда это самое нужное место искать буду?

Закончив со всеми делами и еще раз напившись, я совсем уж было собрался сесть на Мухорку, когда услышал посторонние звуки. По каменным плитам тракта цокали копыта. Вскоре показалась пара лошадей, запряженных в открытую карету. Сзади, по двое в ряд, экипаж сопровождали четыре всадника в одинаковых бордовых камзолах. Карета проехала мимо, сверкая лакированными боками. И я долго провожал ее взглядом, забыв обо всем на свете. И впечатлен я был, понятное дело, не самой каретой, а сидевшей в ней дамой. Какие глаза… Потрясающая красавица.

Спину ожгло болью. Давно я так быстро не разворачивался.

Передо мной на коне очень светлой масти возвышался человек в белой широкополой шляпе. На боку у незнакомца висела шпага. Его взгляд не предвещал мне ничего хорошего. А что я такого сделал-то? Можно подумать, мимо меня проехал правительственный кортеж, а я показывал ему… Неприличностями занимался, короче.

– Ты что себе позволяешь, гийд? – Голос у него был под стать взгляду, и оба они выражали крайнюю степень негодования.

Интересно, что я себе позволяю? Разве что бросить полный восхищения взгляд на девушку, которая своей красотой поразила меня до самой глубины души? Ну да, я не остался незамеченным незнакомкой. Так что с того? Она ведь не моей персоной заинтересовалась: ей было любопытно узнать, кто же так пристально ее рассматривает. И что означает слово «гийд»? Он что, знает о наших отношениях с Аниатой и просто не выговаривает букву «р»?

Дворянин занес руку для нового удара плеткой. Ага, сейчас. Расслабленной кистью руки я ожег ноздри его скакуна, заставляя того вскинуться на дыбы и сбросить седока. А что тут удивительного? Даже самого буйного племенного быка можно легко вести за собой одним пальцем, если схватиться за кольцо, продернутое сквозь ноздри. У многих животных так. Да и практически все мы получали по носу и хорошо помним последствия. Скажу больше. Если заехать расслабленной кистью в пах противника, то это будет гораздо эффективнее удара ногой.

Мой неожиданный враг соскользнул на землю, хватаясь за эфес шпаги. Наверное, он смог бы удержаться, будь задняя лука седла чуть выше.

Приблизившись к нему рывком на нужное расстояние, я атаковал кончик его подбородка двумя быстрыми джебами. Теперь оплеуха расслабленной ладонью. Все.

Несколько минут у меня есть. Это не смертельно, но собираться с мыслями он будет достаточно долго для того, чтобы успеть скрыться.

Я пустил Мухорку бешеным карьером, и причин для этого было множество.

Фред, тщательно вдалбливая мне правила поведения на предстоящем мне нелегком пути, несколько раз повторил – никаких конфликтов со знатью. Абсолютно никаких. Разбираться и искать, кто прав, кто виноват, не станут. Прав всегда будет тот, у кого на боку имеется заостренная арматурина метровой длины. А уж в моей теперешней ситуации – и подавно.

В открытую глазеть на проезжающую мимо благородную даму… Я ведь знал, что это запрещено, но не смог сдержаться: слишком уж она была красива, потрясающе красива. И как я смог не услышать приближения этого дворянина? С такими рефлексами мне долго здесь не протянуть.

А Мухорка моя молодец. С виду ведь и не скажешь, что она способна на такое. И правильно сделал, что оставил именно ее. При всей своей резвости она еще и удивительно терпелива. Лошадям ведь достается не меньше от неопытности ездоков, чем самим наездникам.

Один опытный лошадник, тщательно осмотрев ее, заявил, что мне повезло. Никаких изъянов. Единственный недостаток – ее возраст. У лошадей век короткий, и через пару-тройку лет она потихоньку начнет сдавать.

Ну это не самая большая проблема, мне самому бы до этого момента протянуть, что не очень-то и легко, судя по моему образу жизни в последние полгода.

Так, все, дальше шагом: показались люди, а бешено скачущие всадники всегда привлекают внимание и отлично запоминаются. Вот и примыкающая к тракту дорога, вынырнувшая из рощицы, мне туда.

Сверендер уже близко, вон он, вольготно раскинулся по обоим берегам реки. Вот это город как город, в смысле величины. Отсюда он хорошо просматривается.

На холме возле реки возвышается местная твердыня с множеством башен и всем прочим перечнем необходимых укреплений. Вероятно, исторический центр города. С моего места и мост виден, кстати единственный. И его мне никак не миновать. Предместье рядом, через него и поеду, а не по центральному тракту. Меньше шансов встретиться с оскорбленным дворянином.

Черт, как же жжет в спине, надо было этому поборнику дворянских прав и привилегий еще и ногой в печень приложиться от души.

Так, теперь немного поразмышляем о маскировке. С Мухоркой ничего делать не надо, таких лошадей вокруг тысячи, и упряжь на ней обычная. Не перекрашивать же мне ее, в конце концов.

Теперь я. Что во мне есть такого, что выделяет меня из толпы всех остальных? Да абсолютно все. Мой облик просто безупречен. Есть у меня подозрения, что и отправили меня сюда по одной простой причине: на моей родной планете появился еще кто-то, столь же идеальный. А двоих таких для одной Земли многовато. Вот и сбагрили меня сюда, выбрав методом слепого жребия.

Если серьезно, то рубаху необходимо сменить, на спине она пропиталась кровью. Как будто бы подсохло там, коркой покрылось, но через весь город в таком виде не поедешь, а набрасывать что-нибудь сверху жарко.

Что же касается всего остального… Воспользуемся вековой мудростью моего народа. С ее помощью он непобедимым стал и территориями огромными обзавелся. Так что теперь в остальном мире и побаиваются, и хулить не забывают, от зависти конечно. А мудрость эта довольно проста: авось кривая вывезет.

На противоположной стороне моста меня остановил стражник с дубинкой. Неужели кривая все-таки не вывезла? Черт, ему бы еще дубинку черно-белой краской расписать. Ладно, сколько с меня? Как он вообще определил, что я здесь проездом? По региону, указанному на номере моей кобылы? Ведь я видел, что он не всех останавливает.

– Сколько? – поинтересовался я.

Всем известна родственница краткости. Чего – две? Понятно, что монеты. А номинал? Начнем, пожалуй, с меди. А то, знаешь ли, слишком тяжело мне что-то деньги достаются. И с бандитами, и с абордажем этим, когда Бронс еле успел меня в сторону отбросить. И когда за маслом нырял. Я ведь один раз так воды нахлебался, что в тот день даже продолжать не стал. А на следующий только после обеда начал. Хватит? Ну тогда все, спокойной службы.

Слово «сколько» мне не так давно часто пришлось повторять. Мы с Анютой в ее лавке находились. Я указывал пальцем на товар и спрашивал: «Сколько?» Она, с таким видом, как будто явился крайне неплатежеспособный покупатель, называла мне цену, едва сдерживая смех.

Затем я прижал ее в углу… Вот такие у нас ролевые игры получились. А что, пусть у нее лавка с чем-нибудь хорошим и приятным ассоциируется. Иначе попадется первый клиент вредный и все настроение испортит. Самое первое впечатление надолго запоминается.

Как они там? Я ведь так и не уговорил Стрегора в ученики податься. В море он хочет. Наследственное, видимо: отец у него моряком был. Ничего, пока в лавке будет помогать, а там, глядишь, и передумает…

В Сверендере на ночь я останавливаться не стал. Проехав мост, взял вправо и опять окольными путями добрался до тракта. Но и после этого долго ехал с опаской, скрываясь среди придорожных деревьев.

Отмахав порядочное расстояние, я обнаружил, что нервы успокоились. Все-таки повезло. Не нашел меня дворянин, а может, даже не искал. Не захотел никому признаваться, что получил пощечину, да еще от кого. Сейчас только гадать и остается.

На ночлег снова устроился в рощице. Все у меня для этого имеется: и чем поужинать, и на чем спать. Вот только обязательно позаниматься нужно хотя бы полчаса. Ничего сложного, но Бронс настаивал на постоянных тренировках. Для начала – самое простое и самое необходимое. Выхватил клинок из ножен, затем вновь вложил. И так много-много раз. Чепуха, казалось бы, но это лишь на первый взгляд. Можно быть лучшим в мире фехтовальщиком, но в нужный момент просто не успеть оружие обнажить. Вот и последний мой соперник. Вынул бы он шпагу – что бы мне тогда оставалось делать? Только бежать сломя голову, бросая все свое движимое имущество.

Так, теперь встать, расставив ноги самым невероятным образом. Сейчас, по крайней мере, я уже могу так стоять, раньше все время набок заваливался. Сначала я даже подумал, что Бронс надо мной издевается. Оказывается, нет. Бронс сказал, что когда научусь передвигаться таким образом, то перемещаться обычным способом буду значительно быстрее. Еще и заявил, что он вообще не должен был мне этого показывать. Так и в моем мире всегда было. Сами технические приемы никто и не скрывал никогда, а вот методы их отработки являлись самым страшным секретом.

Ну вот, теперь еще помахать своим тесаком, поужинать и завалиться спать. В махании тесаком, кстати, тоже все не так просто. Мой учитель любил повторять, что при этом нужно включать воображение: дескать, не в воздухе железом машешь, а бьешься насмерть, только так.


Глава 10
Тругин

Прошло еще несколько дней, за время которых не случилось ничего примечательного. Разве что интрижка на постоялом дворе с одной болтливой хохотушкой или хохотливой болтушкой, не знаю даже, как будет точнее. Она не только поведала мне всю свою жизнь в мельчайших подробностях, но и просветила насчет значения слова «гийд». Как я и предполагал, самое близкое по смыслу будет «смерд».

Трясясь на Мухорке целыми днями, я о многом успевал поразмыслить. А чем еще заниматься? И думы эти были не всегда веселые. Все-таки хоть и очень похожа была окружающая меня местность на мои родные края, но все равно отличий хватало, пусть даже мелких. Манера разговаривать, жестикуляция, построение фраз, еще что-то едва уловимое. Казалось бы, не первый день здесь, пора привыкнуть, но пока что-то плохо получается.

Не должен человек моего положения так держаться и так разговаривать. Я же веду себя совершенно обычно, как всегда и вел. И в итоге выходит, что выгляжу как гийд, а манеры как у высокородного. Вот и случаются всякие казусы.

Недавно остановил меня один местный дворянчик. Похож он был больше на разорившегося фермера, но наличие шпаги не давало сомневаться в его благородном происхождении. Честное слово, и одет я лучше, и денег у меня на целых четыре золотых монеты больше, факт.

С деньгами-то как раз проблем нет. Если только на питание тратить, то на год точно хватит. Даже серебром редко пользуюсь, и только в том случае, если медь заканчивается. А со всем остальным у меня нормально. В столице, правда, придется потратиться на новую одежонку, чтобы в глаза своей провинциальностью не бросаться. Но туда еще попасть надо.

Так вот, преградил этот тип мне дорогу и вопрошает, как ему пройти к местному муниципалитету, то есть к ратуше, получается. Выглядел он при этом так, что впору рассмеяться: дворянчик напыжился, приняв горделивый вид, левую руку положил на эфес шпаги, правую ногу чуть отставил вперед и правой же рукой плавно так повел в мою сторону. И интонации такие, как будто ему пришлось сделать неимоверное усилие над собой, и лишь крайняя необходимость заставляет его ко мне обращаться. Наверное, я все же не смог бы сдержать смех, если бы лихорадочно не подбирал слова, готовя ответ. Как же, до меня такая особа снизошла.

Такого я даже в исторических фильмах не видел. С подобными манерами можно любую трагедию в комедию превратить, честное слово. Неужели и у нас так было?

– Сьютрум, – отвечал я ему, это слово «вашу милость» обозначает, на «вашу светлость» он точно не тянет. – Вам достаточно проследовать вон к тому шпилю, – и рукой ему показываю, чтобы более доходчиво было. Ну еще головой что-то среднее между кивком и неглубоким поклоном изобразил, на большее меня не хватило. Перебьется.

Кто бы видел, как его взгляд изменился. Как будто бы я его в нетрадиционной ориентации обвинил вместо ответа на вопрос. Пока он глаза пучил и ртом воздух набирал, слинял я, от греха подальше. Иначе пришлось бы в челюсть приложить – и успеть сделать это в тот краткий миг, пока он свою шпагу достает.

Да уж, имею я обыкновение по улицам города побродить перед сном, конечно, если время позволяет, чтобы получше ко всему присмотреться. Останавливаюсь обычно на постоялом дворе подальше от центра и гуляю по улицам, пока не стемнеет. Правда, ходить я всегда стараюсь так, чтобы в любой момент можно было смыться.

Мне бы как-то произношение свое исправить. Понимают меня отлично, но почему-то улыбаться начинают. Даже не представляю, в чем дело. Читал как-то, что одному человеку волей случая среди чукчей долго жить пришлось. Учила его языку женщина, и, когда он начинал говорить с мужчинами, те всегда смеялись. Как оказалось, у чукчанок свой особый женский язык.

И ведь местное-то наречие довольно простое. Так что даже не догадываюсь, в чем дело.

Здесь, в Стоклерде, я уже второй день. Причина для задержки была более чем уважительная. Бронс попросил навестить его родных и письмо вручил. Еще на словах велел передать, что все у него в порядке. Адрес простой: квартал Оружейников, дом Родеринфов. Ага, простой: кружу уже который час. И сегодня, и вчера достаточно времени потерял.

Сам квартал Оружейников я нашел быстро, а вот где Родеринфы живут, никто подсказать не смог. Наконец нашелся один, объяснил, что кварталов с таким названием здесь два. И второй находится чуть ли не в противоположном конце города. И рукой неопределенно махнул, указывая направление. Понятно, не слишком-то и намашешься, если на плече бочонок, литров семьдесят навскидку будет. И на том спасибо.

Все-таки дворяне, на мой взгляд, слишком много себе позволяют. Например, вон те двое стоят на самом перекрестке и о чем-то громко разговаривают. Причем расстояние между ними не меньше двух метров. И плевать они хотели, что мешают всем. На перекрестке застыла груженная каким-то барахлом телега, в которую впряжена понурая лошаденка. И не менее понурому возчику даже в голову не приходит попросить их посторониться.

Нет, надо определяться, чем мне здесь дальше заниматься. Например, создать политическую партию и бороться со всем этим негодяйством. Затем, когда местная политическая охранка совсем продыху давать не будет, эмигрирую. И стану я спокойно доживать свой век в каком-нибудь курортном местечке на партийные деньги. Еще буду хорошеньких кандидаток в партию принимать, вдумчиво так, не спеша. Может быть, даже «Капитал» свой напишу, чтобы память о себе на века оставить.

С другой стороны, слишком уж опасно. Вдруг здесь диссидентов, как в свое время у нас еретиков, сразу же на костер отправляют. Нет, в политику все-таки не полезу.

Есть у меня и другой вариант, не менее привлекательный. Смотрю я внимательно вокруг и вижу, что блондинок здесь не больше, чем от природы отпущено. А это уже безобразие получается. У нас перекись водорода еще в Древнем Риме изобрели. Нисколько не сомневаюсь в том, что многие женщины и здесь хотели бы стать светловолосыми. Спят и во сне такими себя видят. На их счастье, я объявился. Вполне может быть, что в этом и есть моя миссия.

Начну со скромного. Открою в столице пару салонов, где помогу женщинам их мечту осуществлять. Именно со столицы начинать нужно. Ведь оттуда вся мода распространяется. Дальше – больше. Широкая сеть по всей державе, обязательная монополия, деньги – рекой, а женщины – толпой. Живи и радуйся. Еще стилистом стану и визажистом, наверняка у меня и в этом смысле знаний больше, чем у местных цирюльников.

Во всем этом я вижу только две проблемы. Я понятия не имею, как его получить, этот самый пергидроль.

Вторая проблема значительно круче. Станешь стилистом и перестанешь на женщин внимания обращать. А как на них можно внимания не обращать, вон какая миленькая куда-то спешит, не забывая глазками постреливать. Засмотревшись на симпатичную горожанку, я столкнулся с тем, кого уже и не рассчитывал встретить. Вот это да! Наконец-то за все время пребывания в этом мире мне по-настоящему улыбнулась удача. С ума сойти можно.

Передо мной стояли два дворянина. Одним из них был тот, кто так неудачно соскочил с коня при въезде в Сверендер. А вторым оказался тип, которому буквально вчера я попытался объяснить дорогу к ратуше. Похоже, они оба тоже были рады меня видеть.

– Представляешь, Ониор, этот гийд у меня не так давно кошелек украл. И так мне мечталось его встретить, – обратился давний мой знакомец к недавнему.

– А еще я ему с удовольствием по морде настучал, – в свою очередь радостно сообщил Ониору я. Не знаю, что у меня получилось, но, по крайней мере, именно это я пытался сказать. И меня отлично поняли.

– Ги-ийд! – с веселым изумлением протянул первый и хлестнул мне по лицу зажатыми в руке перчатками. Зря. Мне не вручали в пять-шесть лет маленькую шпагу, сообщив при этом, что именно она символизирует мое отличие от обычных людишек. Со мной не занимались в детстве и юности опытные наставники. Но некоторые вещи я делаю несравненно лучше.

Поднырнув под его правую руку, я с огромным удовольствием заехал кулаком ему в печень. Когда-то давно такой прием я увидел в старом американском фильме о нью-йоркской шпане, в одном из самых моих любимых фильмов. И я немало времени потратил, отшлифовывая удар.

Моя маленькая мечта сбылась. Все, в его сторону можно даже не смотреть. Боль при ударе в печень приходит не мгновенно, но выдержать ее не может никто.

Довернув корпус, я от души приложился Ониору подъемом стопы под колено. Его развернуло ко мне спиной. А я чего добивался? Теперь наносим тяжелый сокрушающий удар локтем в спину, и тоже в правый бок. Для пущего эффекта не забываем обхватить ладонью левой руки кулак правой, ударной. И делаем ноги.

Так быстро я не бегал давно. С разбегу перескочив через прилавок с фруктами, умудрившись не задеть его, забежал в щель между двумя близко стоящими домами. Затем пробежал через маленький дворик, перепрыгивая через клумбы и виляя между деревьев. Затем слегка сбавил скорость и вышел на очередную улицу уже обычным шагом.

Да уж. Пройдет немного времени – и в каждом городе меня будут встречать радостные лица местных дворян. Надо срочно что-то менять в своем поведении. Сегодня мне повезло. В этом мире, как и когда-то у нас, поместье наследует старший сын. Остальные, сколько бы их там ни было, стремятся сделать карьеру, военную или гражданскую – неважно. Иначе, если делить любое, даже очень крупное, имение, через несколько поколений от него останутся клочки.

К чему все это я говорю. Обычно выбирают военную стезю, но и остальные дворяне, за редким исключением, шпагу носят не только для украшения. Понятно, что сегодня меня не проткнули только лишь потому, что это могло вызвать усмешки у других высокородных господ. Как же, вонзать в гийда благородную сталь… Боюсь, что при нашей следующей встрече любой из них сначала продырявит меня, а уже затем примется объяснять столь неблаговидный поступок.

Ну и этому, что не Ониором зовется, не повезло. Теперь ему будет трудно объяснить, что дело было именно в кошельке. Как говорится, где один раз, там и второй. И в любом случае впредь надо быть осторожнее.

И еще я понял одну немаловажную вещь. Этот таинственный незнакомец является злым гением нового для меня мира. Моим личным злым гением. Доводы? Да легко. Стоит мне засмотреться на хорошенькую девицу, так он сразу же тут как тут. Невероятно.

Так, а куда это меня ноги принесли? Интересный район. Дома сплошь в два и три этажа. И жизнь кипит, хотя скоро уже стемнеет. Вот это да. Так это же квартал с интересными заведениями, только фонарей красных не хватает. Как я вообще сюда попал, неужели по зову сердца? Нет, не до такой же степени я женщин люблю.

Когда я спросил дорогу у здоровенного амбала, дежурившего возле входа одного из таких заведений, тот дружелюбно оскалился:

– Уважаемый, куда спешишь, ты пришел уже. Проходи, проходи, дорогим гостем будешь. – Ему бы еще акцент соответствующий – и вообще один в один.

Не пойду я к вам, ни за что не пойду. У вас в винной карте каждое наименование со слова «клофелин» начинать нужно. Ну или как его здесь называют.

Дорогу к кварталу Оружейников громила все же объяснил. Правда, как-то уж больно подозрительно при этом улыбнулся, словно намекая: «Лучше бы ты здесь остался».

«Лучше бы я там остался», – пронеслось у меня в голове минут через тридцать бодрого вышагивания в указанном направлении. Случилось это после того, как из сгустившихся сумерек непонятно откуда вынырнули три крайне неприятных субъекта и перегородили мне дорогу. И по крайней мере двое сжимали в руках ножи, лезвия которых ловили последние отблески света.

Ну ситуация-то довольно предсказуемая, путь к нужному мне кварталу лежал чуть ли не через трущобы. Нужно пройти через мостик, который я раньше почему-то не приметил. Что самое неприятное, свой тесак я на постоялом дворе оставил, посчитав за ненужную в городе вещь, только кинжал с собой прихватил.

– Смотри-ка, Вебс, этот тругин тоже ножик достал! – со смехом в голосе произнес один из бродяг. Нет, а вы что думали, я сейчас начну орать: милиция? – Так все равно не докричусь, далеко слишком. Вот, опять слово новое услышал – тругин. Надо будет не забыть узнать его значение. Если уцелею, конечно.

Я прижался спиной к глухой стене дома. На помощь звать бесполезно, вряд ли эти типы вышли бы здесь на охоту, если бы не были уверены в собственной безнаказанности. Что-то многовато событий для одного дня. Черт, и куда это стража смотрит? Я вообще, можно сказать, иностранный подданный. Международного конфликта хотите?

Шайка разделилась, два бродяги начали обходить меня, намереваясь зайти с обеих сторон. Ну что ж, попляшем, братия.

Бандиты попались несуетливые: не сопят, не нервничают. Видно, что это вполне привычная для них ситуация. Двое из них с приличной длины ножами. А у третьего, которого Вебсом кличут, – дубинка. Видел я такие, сверху кожей обтянуты, а внутри свинец залит. Вот этот-то тип и самый опасный, судя по всему. В принципе с него и начинать надо. Если бы на кулаках, я бы так и сделал. Но здесь ставки слишком высоки. И потому начнем с того, что слева подкрадывается, как с самого слабого. Если все получится, то бродяг двое останется. С Вебсом же завязнуть можно. А исподтишка любой ткнуть сможет, даже дохляк. Так что выберем самого хилого: не до благородства тут, живым бы остаться. Тем более кто его знает, может, именно он у них – мастер ножевого боя.

– Что-то молчаливый нам сегодня тругин попался, – засмеялся мой потенциальный противник. Или нервничает, подбодрить себя пытается, или по жизни такой. Неужели не знает, что говорить во время драки нельзя: это скорость реакции замедляет.

Все, пора действовать, сзади стена, пространства для маневра никакого. Еще пара шагов – и шансов у меня не будет. Тот, что слева, снова открыл рот, видно, хотел очередную шутку озвучить. Выпадом в сторону Вебса я обозначил ложную атаку и рывком приблизился к говоруну, беспокоясь только о том, чтобы не нарваться на встречный удар. От неожиданности он дернулся назад и лишь судорожно вытянул руку с ножом в моем направлении. Отклонив его руку в сторону своим предплечьем, я с размаху полоснул кинжалом, целясь ниже его уха. Колющим ударом бить не отважился: лезвие может застрять в теле, а сзади, совсем близко, еще двое. Затем, ухватив за плечо, отшвырнул бродягу навстречу оставшимся двоим. Получилось удачно, безжизненное тело приостановило того, кто подходил ко мне справа.

А вот теперь колющий, в смутно белеющее лицо. Есть. Все-таки как похож мерзкий звук рвущейся мышечной ткани, показавшийся мне сейчас музыкой, на звук рвущейся ткани обыкновенной. Не потому ли у них одинаковое название? Все, теперь один на один, и это уже легче.

И тут на меня накатило. Нет, я не почувствовал себя всесильным и неуязвимым. И не было в том, что я чувствовал, ничего мистического. Просто я перестал бояться. Бояться того, что одно неверное движение – и я останусь лежать здесь, а они поживятся моим нехитрым имуществом и уйдут. Вернее, Вебс поживится и уйдет.

– Вебс, – словно со стороны я услышал свой голос, звучавший даже немного нежно, – как ты себя чувствуешь? Боишься смерти?

Бандит не убежал. Но теперь уже я теснил его, прижимая к каменной кладке стены. Когда он коснулся ее спиной, то оттолкнулся лопатками и ударил дубинкой, целясь мне в голову. Ну с дубиной иметь дело мне не приходилось, а вот палкой по голове – такое мы много раз проходили. В этом случае главное – подставить предплечье как можно ближе к руке, сжимающей предмет. Целясь в грудь, я ударил ножом недостаточно сильно и почувствовал биение сердца, отдававшееся в рукоятке. После еще одного нажатия нож перестал чуть заметно подрагивать в моей руке, и Вебс сполз на колени.

Все. Звуки снова стали обычными, и в левое предплечье пришла боль, острая и режущая. И еще меня начало трясти. Это откат, я знаю.

Господи, восемь человек. Я здесь немногим больше чем полгода – и уже восемь человек. Всех их я убил руками. Нет, одного застрелил из пистолета.

Последние трое были самыми трудными. И еще я почему-то ничего не ощущал. Не было у меня ни чувства вины, ни чувства радости. Как будто всего лишь сделал неприятную работу. Никогда не думал, что к такому можно привыкнуть.

– А что, вполне прилично сработано! – громом среди ясного неба раздался чей-то голос.


Глава 11
Походки бывают разные

Если есть на свете рекордсмен мира по прыжкам с места, да еще и с широко открытым ртом, то передайте ему, что теперь он абсолютный неудачник. Тем более вряд ли он умеет выхватывать в полете кинжал.

Я приземлился на широко расставленные полусогнутые ноги, лихорадочно водя из стороны в сторону оружием и безуспешно пытаясь рассмотреть обладателя спокойного и слегка ироничного голоса. Наконец я увидел одетого в темные тона человека, довольно среднего роста и довольно хрупкого телосложения. Он вышел из-за растущего рядом кустарника и протянул ко мне обе руки с раскрытыми ладонями:

– Все, все. Вам нечего опасаться. Вот, возьмите лучше.

С этими словами человек протянул мне предмет, оказавшийся платком. Не нужно быть особенно прозорливым, чтобы догадаться, зачем он мне может понадобиться. Мне достаточно сильно досталось лезвием ножа по руке, я так и не смог понять, от кого именно. Но не от Вебса, это точно. Ну что ж, спасибо тебе, таинственный незнакомец.

Интересно, откуда он взялся? Неужели стоял все это время и спокойно наблюдал, как меня чуть было на фарш не искромсали. Словно услышав мои мысли, незнакомец продолжил:

– Мне было любопытно, справитесь ли вы с этими флоями.

Нормальный поворот. А если бы не справился?

– В этом случае оказалось бы, что как боец вы абсолютно ничего собой не представляете.

Ты что, и вправду мои мысли читаешь?

– Нет, просто те же самые вопросы задал бы и я, – вновь раздался его голос, но уже без тени иронии. – Добивать будете?

Нет уж, спасибо. Хотя, наверное, следовало бы. Вебс и говорун уже остывать начали, а вот второй мой противник все еще стоял на коленях, обхватив руками лицо.

– И у меня желания нет. Пойдемте. – Развернувшись, он зашагал прочь, почему-то уверенный в том, что я последую за ним. А я и последовал.

– Кто такие флои? – задал я вопрос спине, маячившей передо мной в паре шагов.

– Это те люди, что напали на вас.

– А что значит – тругин?

– Это вы. По крайней мере, были им до встречи с флоями.

Доходчиво, черт побери.

Мы спустились вниз к речушке и перешли ее по узкому мостику.

– Позвольте поинтересоваться, куда это вы направляетесь не в самое удачное для прогулок по этим местам время?

– Мне дом Родеринфов нужен, – сознался я. Чего скрывать, нет здесь никакой тайны.

Сейчас мы шли рядом, но мне все не удавалось как следует рассмотреть незнакомца.

– Тогда нам по пути. Я и сам зайду к ним с удовольствием.

В доме родственников Бронса еще не спали. Да и время не слишком позднее, просто темнеет рано. Мой таинственный спутник открыл дверь безо всякого стука и пропустил меня первым.

В прихожей, занимавшей большую часть первого этажа не слишком большого двухэтажного дома, никого не оказалось.

– Мирта, – громко позвал он.

Сейчас, при свете двух свечей, мне наконец-то удалось его разглядеть. Лет пятидесяти, высокий лоб, седеющие волосы, вернее, то, что от них осталось. Чисто выбрит. Ни роста, ни стати не прибавилось даже при свете. И еще взгляд, обычно такой называют пронзительным.

На его голос со второго этажа спустилась женщина. Едва увидев ее, я сразу понял, что Мирта и есть мать Бронса. Письмо было у меня с собой, и я поторопился извлечь его, беспокоясь только о том, чтобы не запятнать бумагу своей кровью. Слишком опасно вручать матери послание от сына, покрытое пятнами крови. Пока во всем разберется, может и инфаркт получить.

Женщина взяла протянутое мною письмо кончиками пальцев.

– Бронс жив? – спросила она.

– Да, и с ним все в порядке, – поторопился я с ответом. Хотя какой может быть порядок в том, чем он сейчас занимается, с его-то способностями. Но об этом не мне судить.

Мельком взглянув на мою руку, хозяйка дома решительно отложила послание в сторону и указала на стул, стоявший рядом с массивным столом явно из какой-то дорогой породы дерева. Кстати, остальная обстановка тоже не казалась дешевой.

Мой провожатый удобно расположился в кресле и с любопытством наблюдал за нами.

– Положи руку на стол, – обратилась ко мне Мирта, и я безропотно подчинился. В самом деле, не отсечь же мне мою конечность собираются. Женщина вышла, вероятно, на кухню, вернулась с тряпкой, миской с водой и какой-то бутылкой. Затем на столе оказалась большая деревянная шкатулка и подсвечник с двумя свечами. Рану будет обрабатывать, озарило меня.

Все движения Мирты были неторопливо-уверенными, похоже, не так уж редко ей этим приходилось заниматься.

Рукав моей рубахи пропитался кровью, но прилипнуть к руке он еще не успел.

Мирта закатала его и теплой влажной тряпкой начала обрабатывать руку, смывая засохшую кровь. Да уж, порез немаленький. И все равно, можно сказать, легко отделался. Счастливчик. Самое главное: и не тошнит, и аппетит не пропал. Скорее даже наоборот. Матерею на глазах, душегуб чертов. Как я их, а? Честное слово, сам от себя такого не ожидал. Был момент, когда едва бежать не кинулся, еле сумел удержаться.

При абордаже было легче. Там своих полно, и очень не хотелось опозориться у всех на виду. Да и у Анюты, хоть и в первый раз тогда пришлось… Как ей потом в глаза смотреть? А тут свидетелей не было, и никто бы не увидел моего позорного бегства. Впору начать уважать себя и даже гордиться.

– Где его так? – обратилась к моему провожатому Мирта, не отрываясь от своего занятия.

Ответить тот не успел. Входная дверь распахнулась, и в дом вошел парень, настолько похожий на Бронса, что я даже вздрогнул. Приглядевшись, я понял, что таким Бронс был несколько лет назад. Это его брат, ошибиться невозможно.

Мирта взглянула на него:

– Ну как?

Парень отрицательно покачал головой:

– Да никак. Не получается.

– Потерпи, сейчас немного пощиплет… – Это уже снова ко мне.

Конечно, потерплю. На моем мужественном лице даже мускул не дрогнет. Ошибался. Женщина с характерным звуком вынула пробку из бутылки темного стекла, и в воздухе повеяло чем-то знакомым.

– Уксус, – подтвердила мою догадку Мирта, щедро поливая место пореза. – Так понадежней будет.

Ничего себе: немного пощиплет. После такого «немного» выдержать несколько стежков кривой иголкой труда совсем не составило. Когда она уже заканчивала бинтовать мою руку, по лестнице спустилась девушка.

– У нас что, гости? – поинтересовалась она. Затем посмотрела на меня, вздернула носик и удалилась, вероятно, тоже на кухню.

Эй, ты куда? Посмотри на меня внимательнее. Я только что один трех флоев положил и лишь царапиной отделался. Знать бы еще, кто такие эти самые флои. Кстати, девушке-то точно перекись без надобности. Вся семья Бронса, как и он сам, были светловолосыми.

Мирта, закончив перевязку, на минутку отлучилась. Затем вернулась и поставила передо мной кружку с вином, емкостью не менее полулитра.

– Выпей, очень помогает при потере крови, – сказала она.

– Забавно было наблюдать за ним, – подал свой голос человек, сидевший в кресле, – с его умением я бы постарался убежать как можно быстрее.

Вот тебе и раз, даже почувствовать себя бойцом не дают. Спустили с небес на землю. А я уж чуть было не загордился.

Я остался на ужин. Мирта, успевшая прочитать послание, постоянно расспрашивала меня о сыне. Плохое из меня звуковое письмо, да и Бронс, кроме привета, ничего не передавал. Поэтому я в основном односложно отвечал на ее вопросы.

Бронс с Фредом? Да. В Дертогене? Да. На «Мелиссе»? Да.

Ну и еще по мелочам, о том, что обычно волнует всех матерей. Не болеет, не похудел, жениться не собирается, и дальше в том же духе. Немного рассказал о своем плавании вместе с ним, о том, что Бронс спас мне жизнь и что я очень благодарен ему за это.

Мирта только слегка кивнула, словно говоря: «А как ты хотел, ведь это мой сын! Глупо было бы даже думать о том, что он мог поступить иначе».

Кроме нас за столом сидели Дерк, действительно оказавшийся братом Бронса, и их сестра Тиасса. А вот мой проводник дом покинул, сославшись на срочное дело. Семья оказалась очень милой. Было очень приятно с ними общаться. Только Тиасса, каждый раз, когда встречалась со мной взглядом, забавно вздергивала носик и немного поджимала губки.

Еще за ужином я почувствовал легкий озноб и принял его за последствия бурно прожитого дня. Спать мне постелили в небольшой комнате, судя по всему, давно пустовавшей. И я был очень благодарен семье Бронса за это. При одной только мысли, что мне придется возвращаться на постоялый двор через чужой ночной город, еще и не зная дороги, ощутимо передергивало. Среди ночи я проснулся мокрым от жара. Сердце бешено колотилось. Затем меня начало трясти от холода, я еле заставил себя уснуть.

Следующие несколько дней прошли в череде нескончаемых кошмаров, сменявших один другой. Снова я спасал Аниату, и ноги словно прилипали к земле, не давая сдвинуться с места. А когда мне удавалось сделать один шаг, вместо кистеня у меня оказывался непонятный предмет, вырывавшийся из рук, как живой. Потом место Аниаты занимала Тиасса, и теперь я не мог помочь уже ей. Появлялся Бронс и укоризненно смотрел на меня. В кратких промежутках между кошмарами надо мной смутно вырисовывались лица то Мирты, то Тиассы, то еще какого-то пожилого незнакомого седобородого мужчины.

Затем я оказывался лежащим на земле, а вокруг меня стояли и молчали фигуры всех восьми. Лица одних я мог разглядеть хорошо, другие были в странных масках. У двоих последних на месте лиц были только светлые пятна.

Когда я пришел в себя, слепящие лучи местного светила немилосердно били в лицо. Было непонятно, рассвет это или закат. Я разглядел сидевшую рядом с постелью Тиассу. Девушка встрепенулась, заметив, что я открыл глаза.

– Пить хочешь? – спросила она.

Я кивнул. Я много чего сейчас хочу, и среди этих «хочу» желание сдохнуть не на последнем месте.

Господи, какой же вкусной может быть обыкновенная вода с легким привкусом какой-то травы. Даже такое немудреное действие совсем лишило меня сил. Я провел рукой по подбородку и обнаружил щетину. Трудно определить вот так, на ощупь, но дня три-четыре ей было точно.

Что со мной случилось? Какая-то инфекция или реакция организма на события последних месяцев? Не знаю, но, напившись, отправляться на тот свет я передумал.

Теперь необходимо было собраться с силами, спуститься со второго этажа и выбраться на дворик. Причем сделать это нужно как можно быстрее. Не знаю, как я обходился без этого все это время, не хочется даже думать об этом.

Вдруг промелькнула страшная мысль, что Мухорка и мои вещи остались в таверне. Но затем увидел свой мешок с вещами в углу комнаты, а окончательно успокоила меня Тиасса, сказав, что и за лошадь переживать не надо, она в хорошем месте и в хороших руках.

На дворе пахло утренней свежестью, радовала глаз яркая зелень, мокрая после ночного дождя, весело порхали птички. В общем, помирать расхотелось окончательно.

После обеда в комнату ко мне зашел лекарь – пожилой мужчина с седой бородой. Теперь мне стало понятно, чье лицо я видел на грани бреда и яви. От денег он решительно отказался, заявив, что вопрос с ними уже улажен и мне беспокоиться не о чем. Еще раньше от них отказалась Мирта, причем с таким видом, что настаивать мне показалось неудобным. Ничего, это от денег можно отказаться, а от подарка не выйдет.

Доктор осмотрел руку, заглянул мне в рот, послушал трубкой сердце и успокоил, заявив, что все плохое уже позади и жить мне предстоит долго и счастливо. Затем этот бодрый старик хлопнул меня по плечу и ушел.

Любят же здесь по плечу хлопать. Так и приветствуют, и прощаются, и выражают свое мнение по самым разным вопросам. Прямо целая наука получается.

На следующий день я почувствовал себя почти замечательно и совсем уж было собрался продолжить свой путь, но Мирта попросила задержаться еще на пару дней. Лекарь сказал ей, что будет лучше немного подождать, чтобы окончательно убедиться в том, что рецидива болезни не будет. Что ж, я совсем не против такого решения, вот только вопрос с содержанием нужно решить.

На этот раз я разговаривал с Миртой более решительно, заявив о том, что если она не возьмет денег, сколько необходимо, то я пойду и накуплю подарков, которые могут оказаться абсолютно бесполезными предметами. И тогда ей самой придется жалеть о том, что она позволила мне это сделать. Очень не люблю быть кому-то обязанным, если этого можно избежать.

Вечером ко мне в комнату зашла Тиасса. Все время моего вынужденного беспамятства она добросовестно исполняла роль сиделки, так что в ее визите я не увидел ничего необычного.

Я как раз стоял в той самой оригинальной позиции и пытался хоть немного передвинуть ноги. До болезни у меня получалось пройти парочку коротких шагов, сейчас же меня словно отбросило назад.

Из этой стойки и встать нормально не сразу получается, так что я всегда начинал движение с того места, где можно было за что-нибудь уцепиться. В данном случае рядом со мной находился комод.

Тиасса посмотрела на меня, встала точно так же и легко дошла до противоположной стены. Затем развернулась, подошла ко мне и выпрямилась. Ну ничего себе! Может быть, я уже слишком стар для этого?

На вид Тиассе было не больше двадцати. Но определять возраст местных женщин – занятие абсолютно бесполезное, никогда не угадаешь. Они, бывает, и в четырнадцать замуж выходят. И выглядят при этом совсем не соплюшками.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила она.

– Просто отлично, спасибо вам за все, – не задумываясь, ответил я. – У меня к тебе одна маленькая просьба: пожалуйста, не подходи ко мне слишком близко. У тебя внутри какой-то магнитик есть, и он меня сильно притягивает.

Тиасса подошла вплотную и провела ладонью по моей щеке.

– Вид у тебя немного бледный…

Девочка, отойди, пожалуйста, я же сейчас не выдержу, взгляд сам собой скользнет ниже. У тебя красивое платье, и оно очень тебе идет. Вот только вырез на нем можно было бы сделать и поскромнее. Да пойми же ты наконец, что мне потом трудно будет смотреть в глаза твоей маме и твоему брату. И совсем не за этим попросил меня заехать к вам Бронс. А женщины так часто страдают именно из-за своей жалости. Это наваждение, и оно быстро пройдет.

Тиасса все поняла по моим глазам, и выражение ее лица изменилось. Она резко развернулась, и я еле успел придержать дверь, чтобы не дать девушке уйти.

Похоже, объясниться все-таки придется. Практически слово в слово я пересказал Тиассе все, о чем успел перед этим подумать. Она внимательно выслушала мою тираду, затем как-то по-особенному на меня посмотрела. Красивые глаза, да и сама она очень и очень хороша.

– Чтобы ты знал, Артуа. У меня был муж, и я его очень любила. Его не стало, как не стало и моего ребенка. – Плечи ее явственно вздрогнули. – И нужно мне от тебя не так уж много. И еще я скажу тебе одну вещь. Если девушка приходит к мужчине сама, значит, она для себя уже все решила. Но все равно спасибо, что объяснил. Так я пойду?

Я покачал головой. Кто же тебя теперь отпустит?

– Мой отец занимался тем, что давал уроки фехтования. Желающих учиться у него было настолько много, что он сам выбирал из тех, кто обращался к нему. И далеко не всегда на первом месте были деньги. Он мог отказать благородному, были и такие, и взять в ученики чуть ли не нищего за сущие гроши.

Что удивительно, никто никогда на него не обижался. Он был лучшим здесь, в Стоклерде, а может быть, и не только здесь. С ним мог сравниться разве что Доминкус, это тот человек, что привел тебя сюда. Не чаще пары раз в год они сходились на площадке, где отец тренировал своих учеников. Никто не знал заранее, когда они встретятся. Да они и сами не знали. Но на их поединки всегда приходил посмотреть весь город. Я сама видела несколько раз их бои.

– И кто побеждал?

– Да никто. Вообще трудно было понять, что происходит. Только непрерывный звон металла и сверкающие круги клинков. Потом учителя внезапно замирали, кланялись друг другу и расходились. А люди еще какое-то время продолжали стоять и молчать.

– Тебя он тоже учил? – Мне вспомнилось, как свободно Тиасса проделала то, что у меня совершенно не получалось.

– Отец говорил, что мне нужно научиться этому для того, чтобы у меня была красивая походка.

А походка у нее действительно очень волнующая, тут отрицать не станешь. Сзади так вообще любо-дорого смотреть. Стоп. Не значит ли это, что и у меня она такой станет? Нет, мне этого совсем не надо. Не буду я больше это упражнение делать, я и так быстро двигаюсь, Бронс сам говорил. Но у него ведь я не замечал ничего такого: обычная мужская поступь.

Тиасса, посмотрев на мое лицо, рассмеялась, уткнув лицо в подушку, чтобы не было слышно ни звука.

– Не беспокойся, Артуа. Мужчинам такое не грозит! – с трудом сказала она и снова попыталась заглушить смех.

– А что было потом? – спросил я, когда она отсмеялась.

– Потом? – Лицо Тиассы посерьезнело. – Потом к Доминкусу ночью кто-то влез в дом и вырезал всю семью. Его не было в городе в это время. Когда он вернулся и узнал об этом, у него словно сознание помутилось. Как же так, у него, у лучшего фехтовальщика города (он всегда считал себя лучше отца), убили всю семью, а он не смог ее защитить. С тех пор он часто бродит по ночному городу, чтобы увидеть тех, кто пытается сделать то же, что и с его семьей. Говорят, что пару раз ему это даже удавалось, и он никого не щадил. Флои его очень боятся.

– Тиасса, а кто такие флои? – Сам я так понимал, что это обычные ночные разбойники, подстерегающие в темных местах одиноких жертв. Так оно и оказалось, разве что иногда они занимаются еще и тем, что произошло в доме Доминкуса. А «тругин» значит «фраер», точнее не перевести.

Дальнейший рассказ девушки тоже не был веселым. Сначала уехал Бронс, обвиненный в убийстве, которого не совершал. Затем пропали отец Тиассы и ее муж, с которым они прожили всего лишь год. После всех этих ужасных событий она потеряла еще не родившегося ребенка.

Мне с трудом удалось сделать так, чтобы Тиасса вновь улыбнулась.


Глава 12
Держи дистанцию

В доме Родеринфов я прожил почти два месяца. И дело было не в том, что произошло между нами с Тиассой, тем более мы тщательно старались скрывать сам факт наших встреч. Дело было в ее брате Дерке.

Он давал уроки фехтования. Соглашусь, что молодой человек не имел такого мастерства, как его брат, Бронс, не говоря уже об их отце, непревзойденном мастере, если судить по рассказам Тиассы. Но даже то, что он умел, привлекало множество людей, стремящихся за деньги постичь хотя бы часть того, что знал и умел он сам.

Желающих было более чем предостаточно. Огнестрельное оружие пока не достигло того уровня развития, чтобы заменить клинки всех форм и размеров благодаря удобству в обращении, многозарядности, скорострельности и точности, поэтому умение обращаться с узкой полоской остро отточенной стали было необходимостью.

Взять, например, мой пистолет, тот самый, что был моим первым трофеем. Длиной около полуметра и весом чуть ли не пару килограмм. Из него я успел выстрелить лишь один раз, при абордаже «Пулуса». Необходимо постоянно следить за состоянием кремня, наличием пороха на полке, заботиться о том, чтобы не отсырел порох и не выкатилась из ствола пуля. А что, это вполне возможно, особенно когда трясешься на лошади, а сам пистолет направлен стволом вниз, пусть и в седельной сумке. Хорошо, что он мне не понадобился.

И еще частые осечки. Насколько я помню, пистолеты и носили всегда в паре, тогда существовала вероятность того, что хотя бы один не подведет. Кроме того, что это за оружие, если попасть в цель на расстоянии тридцати шагов можно только благодаря случаю.

Вот и приходится людям, очень далеким от войны и всего того, что с ней связано, всегда иметь под рукой лезвие достаточной длины. И причина самая прозаическая – хочется вернуться домой, к деткам и жене. А возможностей, чтобы этого не произошло, сколько угодно.

Нет, с преступностью в Империи борются самыми радикальными средствами, попросту вешая разбойников на глазах собравшейся толпы. Но почему-то потенциальных висельников не становится меньше, и их можно встретить и на темных городских улицах, и на дорогах, больших и не очень. Причины тому разные, но вот как раз они-то меня абсолютно не интересуют.

Одинокий всадник всегда привлекает внимание и является слишком лакомой добычей. Не принято здесь путешествовать в одиночку, особенно с моим-то обликом. Люди живут семьями, кланами, общинами. Так же и перемещаются, если заставляет необходимость или возникает нужда.

Нет в Империи никаких ограничений на оружие: ни на длину клинка, ни на длину ствола, ни на их количество, кроме шпаг, разумеется. Да и чего бояться властям? Империя – держава богатая, могущественная, на своей территории уже пару столетий не воевала. И катаклизмов, таких, как страшные засухи, наводнения или еще что, тоже не было давным-давно. Следовательно, и предпосылок, чтобы оголодавший люд за вилы и колья взялся, тоже нет. Да и когда и где изъятие оружия у добропорядочных граждан помогало остановить восстание? Как правило, у бандитов-то оружия всегда хватает.

В общем, к Дерку я отважился подойти после того, как увидел, что он занимается с мужчиной лет на пять меня старше и в несколько раз шире в обхвате талии. Мужчина, с виду больше всего похожий на торговца средней руки, старательно повторял за учителем все движения. Вряд ли он мечтал стать бойцом экстра-класса. Сомневаюсь и в том, что жена отправила толстяка избавиться от лишнего веса.

Дерк мою просьбу воспринял спокойно, безо всякой усмешки, и лишь поинтересовался, чему бы я хотел научиться. Да всему, чему смогу. Подумав, он коротко кивнул в знак согласия и лишь добавил, чтобы я не питал надежд стать его единственным учеником.

Даже в голову не приходило. И так слишком удачно все сошлось, ведь их семейным бизнесом вполне могла оказаться торговля лошадьми или выращивание кактусов. Мне и сейчас торопиться некуда, а будет ли другая такая возможность? Не сомневаюсь, что в столице полно заведений подобного толка, как и не сомневаюсь в том, что обойдется обучение мне значительно дороже.

Теперь следовало решить вопрос с проживанием и питанием, желательно вкусным и разнообразным. Встать на полный пансион, так сказать. Все-таки проживание на постоялом дворе обойдется дороже, и с каждым лишним днем разница будет все более ощутимой.

С этим вопросом я и обратился к Мирте. Женщина, даже не дослушав меня до конца, предложила остаться в ее доме. Нет, конечно, в глубине души я надеялся на такую возможность. Так, слегка. И очень обрадовался. Ее, наверное, тоже можно было понять. Дом хоть и не выглядел гигантским, но свободных комнат пустовало несколько, никого не потесню. И лишний медный грошик, вернее, пара серебряных монет достоинством в четверть ала каждая за неделю не помешает.

Сейчас, по прошествии полугода, я наконец разобрался с имперской денежной системой. Одна золотая имперская крона состояла из четырех серебряных крон, любая из которых равна двум серебряным полукронам. Полукрона, в свою очередь, состояла из восьми серебряных алов, ал – из четырех серебряных контов, а дальше шла уже медь.

Экономия выходила существенная, ведь проживание на постоялом дворе обошлось бы за неделю в два раза дороже, и это еще без питания.

Вообще-то, помимо того что Дерк продолжал заниматься семейным бизнесом, Мирта была владелицей лавки, занимавшей соседнее с ее домом здание.

Был я в ней. Смесь антикварного магазинчика с продуктовым ларьком. Для меня, естественно, антикварного. Горожане же видели здесь лишь предметы повседневного пользования. Фасады обоих зданий выходили к улице, а на огороженном дворе располагались всякие грядки, клумбы, неизменный курятник и отделенная приличным по высоте сплошным забором площадка, где и проводил свои занятия Дерк. Одна часть площадки была крытой, с деревянным полом, а другая находилась под открытым небом. Ну и всяких тренажеров с манекенами полно.

Вот те несколько плотно увязанных снопов соломы явно для отработки колющих ударов, я такие в фильмах видел, в них штыки вонзали. Справа от них – для рубящих ударов, неоспоримый факт.

Бум из отесанного бревна, видимо, чтобы на нем сражаться, когда необходимо продемонстрировать ограниченность ристалища.

А это что еще за страшилище? На лошадь похоже, даже седло на нем имеется и стремена. Не иначе как рубке верхом посвящено. Тоже необходимый инвентарь.

Помню, я на своей Мухорке пробовал изобразить летящего в атаку кавалериста, так чуть без ушей ее, бедную, не оставил.

Всему остальному оборудованию я дать объяснений пока не смог. Ни на что не похоже, и понять их назначение трудно.

И принялся я со всем энтузиазмом изучать благородное искусство фехтования. Глупо, конечно, рассчитывать, что мне удастся за сколь-нибудь короткий срок стать даже не мастером, а так, подмастерьем. Но у меня появилась возможность заняться тем, что, наверное, необходимо мне в первую очередь, – научиться себя защищать. Это чужой мир, случись какая неприятность, на помощь не придет никто. Поэтому я и поставил перед собой именно такую цель.

А к чему еще мне сейчас стремиться? Потрясти местную цивилизацию своими познаниями? Какими? Ходить и изображать из себя сумасшедшего пророка, которому ведом путь на многие века вперед? И как ее найти, эту самую другую цель? В чем она должна заключаться? Я не хочу ничего здесь менять, да и зачем? Любое общество принимает изменения только тогда, когда оно уже созрело для них. Все у них будет, и революции, и гражданские войны, и всякие там индустриализации. Всему свое время.

Меня не интересует власть, ни абсолютная, ни вообще какая-нибудь. Я никогда не представлял себя во главе могущественной армии, побеждающей одну державу за другой. Мне совершенно не нужны знамена, валяющиеся у моих ног. А что же тогда нужно? Да откуда я знаю?

Домой мне нужно, чужое здесь все, до сих пор не привык и привыкать не хочется. Иной раз проснешься утром и не спешишь глаза открывать. Лежишь и прислушиваешься, как чирикают воробьи на ветках, совсем как у нас чирикают. И сердце замирает: вдруг сейчас мимо окон проедет автомобиль или заговорят на родном языке.

Но вместо этого – Кер Артуа менйл коуст троуглишьес ксот? И хотя отлично понимаешь, о чем идет речь, но как же хочется вместо этого услышать на телефоне «Каприз» Паганини, установленный у меня на входящий вызов от Светки. А затем поднять трубку и ответить на звонок. Эх, где это все? Нет, исчезло, испарилось, и нужно вставать, потому что все уже поднялись и завтракать без тебя не сядут, хотя каждого ждут дела.

Спускаясь к завтраку, я продолжил свои размышления. Я должен просто вписаться в то общество, что существует сейчас. Удачно вписаться.

Пока мне везет. И люди хорошие попадаются, и трудностями не очень загружен. А если и появляются какие-то проблемы, то, в первую очередь, я сам в этом и виноват. Так что сейчас нужно просто плыть по течению, чтобы было время осмыслить все и сделать выводы. И самое главное, нужно проникнуться всем тем, что меня окружает. А вот когда проникнусь (вернее, если проникнусь), можно будет подумать и о многих других вещах.

Как я уже сказал, утром мы все вместе собирались за завтраком, затем расходились по своим делам: Мирта открывала лавку, Тиасса обычно уходила вместе с ней, но затем возвращалась, чтобы приготовить обед. Дерк отправлялся по своим делам в город, его ученики обычно приходили всегда после обеда. Я оставался предоставленным самому себе. Поэтому я шел в тренировочный зал и занимался самостоятельно. Занимался до самого обеда, на который мы снова собирались все вместе. После обеда к Дерку приходили клиенты. Их никогда не было много, один-два, реже три человека. Никаких стройных рядов учеников, повторяющих за учителем все движения.

Дерк говорил, что если их больше, то невозможно уследить за каждым. А тут еще и я, так сказать, сверх плана. Но у него хватало внимания и на меня. Чуть выше локоть, до конца разгибай руку, или наоборот – в этом положении никогда нельзя до конца ее разгибать.

Затем одни ученики уходили и приходили следующие.

Было все – и бессчетное повторение одних и тех же приемов, и учебные схватки с такими мастерами, как и сам я, и продолжающиеся часами уколы и рубящие удары, отрабатываемые на несчастных чучелах.

– Это очень важно, – говорил Дерк, – тело, когда очень устает, само начинает выбирать наиболее легкий путь. Пойми, только когда ты уже не можешь без напряжения поднять руку, и начинается сама суть твоих занятий. Все остальное делается лишь с целью довести тело до такого состояния. От таких усилий у меня несколько раз судорогой сводило правую руку.

Вечерами, правда, не так часто, как мне бы того хотелось, в мою комнату приходила Тиасса. Как правило, она заставала меня за попытками сделать очередной шажок все из той же крайне нелепой позы. Конечно, я продолжал отрабатывать эту самую походку, но очень сильно сомневался, что подобный способ передвижения хоть как-то прибавит мне скорости.

Занимайся я тем, чем сейчас занимаюсь под присмотром Дерка, хотя бы лет семь-восемь, наверняка двигался бы достаточно быстро и без всяких экзотических упражнений. Но бросать не бросал, будет толк – хорошо, не будет – не так уж много времени у меня это занимает.

А еще Тиасса учила меня грамоте.

Что характерно, грамотные люди в Империи не были редкостью. Даже если по вывескам судить. Изображения дублировали надписи, а не наоборот. Книги я уже видел, взять, например, каюту Фреда, где их имелось несколько штук. И доктор, когда осматривал мою руку с незаживающей раной, в какую-то книгу при этом заглядывал, и она не была написанной от руки на пергаменте. Мирта иной раз какие-то записи вела.

Словом, взялась Тиасса со мной заниматься. Я даже специально в город ходил, за бумагой, чернилами, перьями и всяким песком. Книги у них в доме свои были. Заодно и лексикон свой обогащал во время наших занятий. Самым первым слово «дурень» выучил, уж слишком часто она его повторяла.

Мне казалось, что Мирта догадывалась о наших с Тиассой ночных встречах, но ни разу на эту тему не заговаривала, по крайней мере со мной. А Дерк меньше всего обращал внимания на такие мелочи.

Иногда приходил Доминкус. На первый взгляд он не производил впечатления человека, который немного не в себе. И все же, если приглядеться внимательнее, можно было уловить легкий отпечаток чего-то непонятного, не присущего обычным людям. Вполне возможно, это происходило потому, что я знал его историю и пытался увидеть в нем признаки безумия.

Обычно он усаживался где-нибудь в сторонке и наблюдал безо всяких реплик, комментариев и попыток влезть в чужое обучение. Иногда правая рука у него рефлекторно дергалась, и похоже это было на то, как если бы футболист наблюдал за игрой со стороны и видел подходящий момент для удара. С той лишь разницей, что у футболистов дергаются ноги.

Я всегда приветствовал его, хотя осадок в душе все же оставался. Как же так, при его мастерстве бездушно наблюдать бой со стороны, а потом еще с улыбкой заявить, что мне следовало бы убежать. Злило меня еще и то, что мой порез все никак не заживал и иногда напоминал о себе резкой дергающей болью.

Только один раз мужчина подошел ко мне и посоветовал проворачивать немного кисть руки в том уколе, который я пытался выучить уже который день подряд. Не знаю, помог ли мне его совет, или просто подошло время, но дело сдвинулось с мертвой точки.

Через две недели моих занятий с Дерком я решил поинтересоваться у него, каковы мои успехи. Тот с улыбкой ответил:

– Артуа, у тебя превосходно получается держать дистанцию. Так вот, держи ее всегда, и все будет отлично. И ничего больше делать не нужно.

Затем, посерьезнев, добавил:

– Иногда у тебя какие-то вещи выходят так замечательно, что я даже диву даюсь. Но в следующий миг ты действуешь так, будто взял клинок в первый раз. Я не пойму, в чем дело, такого не должно быть. Был бы отец жив…

Его лицо сразу погрустнело. Я знал, что он пытается узнать подробности исчезновения своего отца, пропавшего вместе с мужем Тиассы.

– Почему ты считаешь, что он погиб? – поинтересовался я.

– Мы нашли тела обоих и похоронили их, – начал рассказывать Дерк. – Об этом знают все, кроме Тиассы. Она так тяжело переживала смерть своего ребенка, что мы просто не смогли рассказать ей еще и об отце и муже. А потом не стали ничего менять. Кстати, спасибо тебе.

– Это еще за что?

– В последнее время Тиасса начала улыбаться. И так давно этого не было.

Вот тебе и раз. Я-то думал, что Дерк ни о чем даже не подозревает.

Однажды под вечер он явился в крайне возбужденном состоянии и позвал меня в тренировочный зал. Вероятно, ему нужно было снять напряжение, и он не нашел лучшего способа. Нет, я не оказался в роли избиваемого, хотя несколько раз прилетело крепко. И один раз даже умудрился достать его длинным выпадом, таким, какой он мне и рекомендовал в качестве основного тактического приема. После этого мы оба застыли от изумления. Затем Дерк махнул рукой: все, хватит. Мы присели на бум, мой самый нелюбимый снаряд из всего, что тут было собрано.

– Сколько я должен тебе за этот урок? – попытался подколоть его я.

Однажды Дерк заявил, что каждый урок, в котором мне удастся коснуться его, будет бесплатным. Такое он говорил не только мне, и, поскольку занятия стоили не слишком дешево, задеть учителя желали все. Правда, на моей памяти таких случаев было не больше двух.

– Да иди ты, – отмахнулся он, – все равно я твои деньги Тиассе отдавал.

И рассмеялся, посмотрев на выражение моего лица.

– Рассказывай, что случилось. Сегодня ты сам на себя не похож, – потребовал я.

Дерк немного помолчал, а затем произнес:

– Я знаю, кто убил моего отца.


Глава 13
Флои

Недели через три после нашего разговора приехал Бронс. Приехал он не один, с ним были еще три человека из экипажа «Мелиссы», и в доме сразу стало шумно и весело.

Я узнал о его приезде по радостному визгу Тиассы, раздавшемуся с первого этажа.

– Что-то долго ты письмо передаешь, – пошутил Бронс, увидев меня.

Я пожал плечами, мол, сам не ожидал.

Конечно же был праздничный ужин, во время которого желанный гость рассказал все новости Дертогена. Три недели здесь не срок, и новости не успевают выйти из разряда свежих. Все там было по-прежнему, все мои знакомые живы-здоровы, и даже Аниата еще не успела найти себе нового ухажера.

Люди, приехавшие с Бронсом, были из числа тех пятнадцати членов экипажа «Мелиссы», что по праву считались настоящими бойцами. Парень, которого звали Лурк, был среднего роста и непомерной ширины. Про таких говорят: легче перепрыгнуть, чем обойти. Он предпочитал действовать кистенем с большим шиповатым билом, в левой руке обычно зажав короткую абордажную саблю с широким лезвием и гардой, прикрывающей кисть почти полностью.

Второй – Тергиль, высокий носатый молчун. Если ему вдруг случалось что-то вымолвить, от смеха помирали все. Этот парень любил топоры и владел ими мастерски. Кроме того, на поясе у него всегда висел обоюдоострый клинок с длинным, почти полуметровым, лезвием. Это оружие можно было бы назвать кинжалом, но заточка с одной стороны лезвия не доходила даже до половины.

Сайес, третий, был очень похож на испанского мачо. Длинные темные прилизанные волосы, тонкие усики, продолговатое лицо, большие темно-карие глаза. Ростом мы были примерно одинаковы, возрастом и телосложением тоже. Сайес взял на вооружение нечто напоминающее шпагу, но имеющее более широкое, заточенное с обеих сторон лезвие и рукоять с легким намеком на крестовину гарды. Мне он отчего-то пришелся не по нраву. Весь какой-то скользкий. Но бойцом он был отменным, и техника у него своеобразная.

И еще мне не понравился взгляд, устремленный им на Тиассу. Он как будто в воспоминания окунулся, глядя на нее, и воспоминания эти были из разряда приятных. Ладно, будем считать, что мне это показалось.

Кроме холодного оружия у всех бойцов были пистолеты, поражающие даже не длиной ствола, а калибром. При абордажах дистанция до врага минимальная, так что особой дальнобойности не требуется. А приехали они с Бронсом с вполне понятной целью: решить проблему, о которой мне недавно поведал Дерк. Если слово «проблема» можно применить к этой ситуации…

На следующий день, после обеда, все собрались в школе – так наиболее точно можно назвать место, где обучал своих учеников сначала старший Родеринф, а затем и Дерк. Мой учитель попросил Бронса посмотреть на мою впечатляющую технику. Это явилось результатом памятного разговора, в котором Дерк посоветовал мне держать дистанцию, чтобы быть успешным в бою.

Я и один из моих «одноклассников» (таких же учеников) начали топтаться с тренировочными клинками в руках. Представляю, как это выглядело в глазах профессионалов.

Наверное, я все же смог бы победить своего соперника, и сделать это достаточно быстро, но тогда мне пришлось бы применить кое-что не совсем из области благородного искусства фехтования. Слишком уж заманчиво открывался иной раз противник, так и хотелось прибавить к сабле ногу. По-моему, оппонент неоправданно далеко отставлял от себя правое колено.

Топтались мы достаточно долго, пока наконец Дерк нас не остановил. Братья что-то обсудили, Бронс покачал головой и пожал плечами. И тут подал голос Доминкус, по своему обычаю молчаливо сидевший в углу площадки:

– Попробуйте дать ему шпагу.

Оружие выглядело как-то непривычно. Вместо клинка – прут с набалдашником на конце, разве что гарда присутствовала. Но как сказал мне когда-то Бронс, главное в учебном оружии – это не копирование формы боевого, а соблюдение правильного веса и балансировки. Когда я взял оружие в руку, то сразу понял – это мое. Именно шпага, а не какое-нибудь другое оружие, например, такое, которым владеет Сайес. Стокис Сайеса, а именно так называется его клинок, трудно держать на полусогнутой руке долго, баланс не тот. Да и техника владения отличается.

А вот шпага – другое дело. Я вообще люблю длинную дистанцию, сколько бы Дерк ни шутил по этому поводу. Да и тот же самый бокс именно на этом строится. Еще мой бывший тренер говорил: представьте, что в правой руке у вас шпага, а в левой кинжал. Рукой-шпагой наносите длинные быстрые удары, а в подходящий момент пускаете в ход руку-кинжал.

С таким оружием и бой со своим оппонентом у меня прошел значительно легче. Нет, я не убил его двести раз, просто преимущество в длине клинка многое мне давало. Жалел я лишь о том, что у меня нет в левой руке кинжала, – для его использования было множество удобных моментов.

А вот Бронс, понятное дело, победил меня легко, понадобилось ему для этого меньше минуты, секунд на тридцать дольше, чем при последней нашей встрече. Запутал он меня своими финтами, отбил клинок, уводя его в сторону, и приблизился вплотную.

Моряк поинтересовался, учил ли меня кто-нибудь когда-нибудь владению шпагой. Пришлось сознаться, что такой факт в моей биографии действительно присутствовал, и продолжалось обучение целых два года. Но было это очень и очень давно.

Бронс с Дерком переглянулись. И нечего тут переглядываться, парни, это у вас не принято владению шпагой простолюдинов обучать. В вашем дурацком мире и шпаг-то солдатских нет. Кстати, после обучения мне довелось держать шпагу в руках от силы раза три, так что крайне сомнительно, чтобы какие-нибудь навыки остались с той поры.

Эх, парни, парни. Мне бы пистолет нормальный в руки: с короткостволом у меня всегда отлично выходило. Даже когда я его вверх рукояткой переворачивал. Помню, подглядел этот прием в одной передаче и решил как-то испробовать.

Вечером Дерк поинтересовался у меня, отправлюсь ли я вместе с ним. Ну помнится, кто-то сам советовал держать дистанцию. И на этот раз она будет очень, очень большой. А вот когда ты, мой уважаемый учитель, вернешься и начнешь взахлеб рассказывать, как все произошло, я поинтересуюсь, куда делись Тергиль с Лурком. Ты отмахнешься, скажешь, что их убили, и попросишь не перебивать, потому что сейчас будет самое интересное. В конце рассказа ты мне еще и рану свою покажешь, ты будешь гордиться тем, какая она большая и что через нее даже внутренности видно…

Отправились мы пешком, тем более идти было не так уж и далеко. Моряки на лошадях – это та еще тема. Сразу вспомнилась чья-то шутка о психической атаке – матросах на зебрах.

Вышли мы еще затемно. Мы – это Дерк и Бронс, три человека из экипажа «Мелиссы», двое незнакомых мне людей, один из которых был даже в кирасе, я и, что удивительно, Доминкус. Хотя, впрочем, что в этом такого удивительного? С отцом братьев он был очень дружен.

Мы устроили засаду, спрятавшись в зарослях кустарника. Чего мы ждали – мне было непонятно. В общем, занимались мы тем, что всматривались в руины старого замка, несколько столетий назад принадлежавшего местному феодалу. От нечего делать Дерк рассказал мне историю этих развалин. В те далекие времена еще не было сильной централизованной власти во главе с императором, а был обычный для Средневековья сюзерен с не всегда верными ему вассалами. И этот владелец замка остался в памяти народа как человек жадный и жестокий. Чего только народная молва ему не приписывала. Барон, или кем он там был, и младенцами питался, и кровь девственниц употреблял вместо аперитива. А еще любил он собственноручно пытать провинившихся в подвалах своего замка, наслаждаясь муками и воплями истязуемых. Плюс ко всему этот феодал питал непреодолимую страсть к женскому полу, что в общем-то вполне понятно. В общем, довел он людей на подвластных ему землях до того, что вспыхнул бунт. Как обычно, нашелся человек, который смог поднять толпу и повести за собой.

Понятно, что все это закончилось бы ничем. Побунтовали бы доведенные до отчаяния люди недельку-другую, потрясая в благородном гневе вилами и топорами… Отсиделся бы барон в своем замке, поди, не в первый раз. Волнения бы успокоились, и все шло бы своим чередом. Но случилось несколько иначе.

Давний недруг барона, живший в Бенгорде, городе, который мне придется миновать по дороге в столицу, решил воспользоваться ситуацией. И двигало им явно не стремление помочь простолюдинам. Словом, замок пал. Все остались довольны: и народ, избавившийся от ненавистного господина, и сосед, присоединивший к своим владениям бывшую собственность барона.

А вот самого поверженного феодала не нашли. После тех событий его больше никогда не видели.

За замком, вернее, за его развалинами с тех пор закрепилась недобрая слава. Как утверждали очевидцы, время от времени там появлялись ужасные привидения, слышались леденящие стоны жертв бывшего владельца, а иные смельчаки умудрялись наткнуться и на самого владельца, появляющегося среди руин в полночь со своей головой в руках. Ну как говорится, народ всегда прав.

Ясное дело, собрались мы тут не для того, чтобы убедиться, что исчезнувший барон не появится или появится с головой на плечах, а не под мышкой. Развалины являлись местом обитания стоклердского криминалитета. Вот этим-то парням как раз и было выгодно, чтобы это место пользовалось дурной славой, так для них спокойнее. А мы пришли как раз затем, чтобы провести здесь зачистку.

Когда я спросил Дерка, почему этим не занимается местная стража, тот лишь криво усмехнулся и ответил, что местные блюстители порядка предпочитают заниматься поборами с торговцев. На все остальное у бедных стражников времени не хватает. Нет, иногда они здесь появляются. Но почему-то флои, обитающие здесь, узнают об их визитах гораздо раньше иных рядовых стражников. Кстати, поговаривают, что в развалинах остались тайные подземные ходы, где легко спрятаться.

Правда, однажды нагрянула стража с самого Сверендера. Вот тогда действительно зачистка прошла на славу – и тайные ходы не помогли. Было это пару десятков лет назад.

Но мы прокрались сюда не за тем, чтобы взвалить на свои плечи обязанности стражи. Дерку удалось узнать, что именно люди, скрывающиеся среди руин, виновны в гибели его отца и мужа Тиассы. Обременять меня подробностями он не стал, сказав только, что сведения верны, а поделился с ним информацией человек, словам которого доверяет, как своим собственным.

К слову, Бронс прибыл домой на вполне легальных основаниях. Все обвинения с него сняты, поскольку нашелся человек, признавшийся в приписанном матросу убийстве.

Колокол на башне городской ратуши отбил полдень, но мы все еще выжидали. Оно и понятно: сомневаюсь, что флои сидят с ложками наготове, дожидаясь последнего удара колокола, чтобы приступить к трапезе. Наверняка многие из них отсыпаются после ночной смены.

Меня удивляло, как же флои могли справиться с отцом Дерка и Бронса. Ведь не нападали же они на него десятками до тех пор, пока не смогли с ним покончить. Дерк объяснил, что на телах не было ни одного ножевого ранения, только следы от пуль. И произошло это примерно в том районе, где и мне в свое время посчастливилось наткнуться на ночных грабителей. А вот что делали там родные Дерка, парень опять не удосужился мне объяснить.

Наконец Бронс подал знак, все встали и неторопливо двинулись к руинам, на которые мы любовались последние несколько часов. Наша команда старательно пыталась слиться с кустарником, густо росшим с северной стороны замка.

По примеру других я достал пистолет и взвел на нем курок. Доминкус, посмотрев на меня, указал рукой за свое левое плечо: мол, здесь твое место. И еще добавил, что надеется на меня.

Понятно, что ж тут непонятного. Я прикрываю твою спину и слежу за тем, чтобы человек, которого ты уже успел одолеть и счел мертвым, вдруг внезапно не ожил. С другой стороны, неизвестно, кто кому больше помогать будет. Я так думаю, что все же ты мне. И небольшая просьба: ты, Доминикус, далеко вперед не вырывайся, а то кто мне спину прикроет, с моим-то умением. Но это так, мои досужие размышления.

То, что флои были слишком беспечны, – факт неоспоримый. На их месте я бы выставил наблюдателя вон на той полуразрушенной башне. Ну хотя бы патрульного, что ли, заставили окрестности обходить. Мальчишку какого-нибудь. Ладно, это проблемы разбойников, а нам такая бесшабашность очень даже на руку.

Мы попали во двор замка через частично обрушенную стену. Флои, среди которых было и несколько женщин, в это время удобно расположились на травке, гремя ложками о посудины с похлебкой. От котла, висевшего на треноге над очагом, пахло, кстати, довольно аппетитно. У разбойников и небольшой бочонок присутствовал, то ли с вином, то ли с пивом. Этакий пикничок с посещением местных достопримечательностей.

Когда раздались первые выстрелы, я направил ствол своего пистолета в ближайшего разбойника, сидевшего к нам спиной и едва успевшего обернуться на звуки. Затем в дело пошли клинки. Почему-то все происходящее напоминало форменное избиение младенцев. Когда все закончилось, в живых из флоев не осталось никого, даже женщин. Слава богу, что хоть к этому я руку не приложил. Я вообще ее приложил только к трем флоям, которые, по моему мнению, падали недостаточно быстро после ударов Доминкуса.

Сайенс позаботился о том, чтобы никто из разбойников уже не смог неожиданно воскреснуть. Вот на это я даже смотреть не смог. Потом мы внимательно осмотрели развалины, разыскивая затаившихся флоев, тех, что предпочли сон обеду. Я ходил вместе со всеми и так же внимательно, как и остальные, осматривал самые темные закутки. Потом мы ушли, захватив с собой тело человека, единственного из нас, кто был в кирасе.

Никто не осматривал трупы, не оценивал даже на взгляд стоимость вещей разбойников, только Дерк зачем-то пнул котел. Тот завалился набок, и из него вылились остатки жидкого варева. Но сейчас оно пахло так, что начинало тошнить.

Когда мы вернулись в дом Родеринфов, нас ждал роскошно накрытый стол. Мы долго сидели за ним, съедено и выпито было немало. Только атмосфера была не слишком праздничная.

Первым компанию покинули Дерк с Бронсом, прихватив Лурка с Тергилем и предупредив, чтобы раньше чем через два дня не ждали. Затем ушел Сайес, объяснив это тем, что очень устал и хочет выспаться. Немного погодя удалилась Тиасса, сославшись на головную боль.

За столом остались только Мирта, Доминкус и я. Мы посидели еще немного, затем Доминкус попросил меня проводить его. На дворе давно уже стемнело, на смену дневному зною пришла долгожданная прохлада.

Мы немного подышали свежим воздухом, затем Доминкус поинтересовался:

– Артуа, ты все еще зол на меня за то, что я тогда тебе не помог?

Я пожал плечами. Не то чтобы зол, но в глубине души неприятный осадок все же есть.

– Понимаешь, – чуть помолчав, продолжил он, – если бы я тогда вмешался, то ты не смог бы почувствовать то, что почувствовал. А ведь ты кое-что почувствовал, верно?

В ответ я лишь кивнул. Только вот откуда он это знает?

– Судьба забрала у меня самое дорогое. И взамен дала то, о чем я совсем не просил. Порой мне кажется, что все это просто иллюзии, а иногда я уверен в этом. Тогда, наблюдая за тобой, я чувствовал, что ты едва удерживаешь себя, чтобы не сбежать. Побеги ты – и я обязательно помог бы тебе. Но как видишь, тебе не понадобилась моя помощь. И еще, ты ощутил в себе то, что и должен был ощутить. А без этого любое мастерство не более чем красивое размахивание куском железа.

Помолчав еще, он добавил:

– Знаешь, Артуа, если ты очень хочешь что-то сделать, то сделать это обязательно нужно. Лучше жалеть о содеянном, чем всю жизнь страдать от того, что мог, но не сделал.


Глава 14
Любовный порошок

Что-то скучно спать одному. И Тиасса давно не наведывалась. Самому, что ли, в гости сходить? Со свечкой. Мирта на первом этаже спит: и не увидит, и не услышит.

Батюшки-светы! Как я вовремя, и свеча к месту. Надо же такому случиться.

Так, а кто это у нас? Надо же – сам Сайес! Не прикрывайся, солнышко, чего я там не видел. Это я не тебе, Сайес, какое ты мне солнышко.

Тихо, тихо! Успокойся, Сайес. Ничего страшного не происходит. Вот только захотелось мне самому убедиться. Знаешь, в общем-то никакие особые чувства нас с Тиассой и не связывали. Встретились два одиночества и разошлись, как в море корабли.

Помню-помню, это из разных песен. Хотя ты этого точно знать не можешь. Да я и не в претензии. Мне обидно немножко, могли бы и сказать. Нет, не так, не обидно – мужчины не обижаются, немного огорчительно.

Ага, точно, огорчительно, лучше и не скажешь. Знаю я, что завтра ты уезжаешь, догадался и о том, что знакомы вы уже давно.

Ну и куда ты тянешься? Совершенно напрасно, поверь. Мне ведь в отличие от тебя никуда тянуться не нужно, все при мне. Омниа меа… и так далее. Ну что же ты так громко падаешь? Весь дом перебудишь. Запомнил хоть, как это делается? Согласись, несложно. Вся хитрость в том, чтобы именно тем местом бить, откуда волосы расти начинают, там еще кости черепа сходятся. И еще два обязательных момента – плотно зубы сжать и лбом в челюсть противнику не попасть. Да это ты и сам должен знать, как-никак азы.

Давай, я тебе нос на место вправлю, через неделю как новенький будет. Я умею, я это уже делал. Сам ломал и сам на место ставил. Несложно.

Вот только людей убивать мне до вашего идиотского мира не приходилось. А так всякое бывало. Нет, до утра нельзя откладывать, потом опять ломать придется. Ну как знаешь. Я свечку с собой заберу, у вас свои есть. До свиданья, солнышко. И тебе, Сайес, не кашлять.

Все-таки как хорошо быть образованным человеком, даже просто грамотным. Почитаешь разных книжек – и столько мудрости наберешься, что потом сам себе удивляешься. Казалось бы, какая мелочь – два деревянных клинышка, они ведь могут даже и не пригодиться, если дверь в комнату наружу открывается. Но моя-то дверь вовнутрь открывается. Пожарников на них нет. Ну в нашем случае это даже хорошо. Положу обе деревяшки на пол, и, если кто-нибудь дверь начнет открывать, они ее и заклинят.

Это мне в одной книге прочитать довелось, все про того же агента, только у него один клинышек был, а я перестраховщик. Я их еще в Дертогене выстрогал, когда в дорогу собирался. Так деревяшки и валялись у меня в мешке без дела. Наконец-то пригодились, а то прямо хоть выкидывай.

Я клинышки почему поставил – перед дорогой выспаться хочу. По крайней мере, проснуться. Кто его знает, как себя Сайес поведет.

Утром я попрощался с Миртой. Жаль, что Бронса с Дерком не дождался, ну да ладно.

Хорошие у тебя сыновья, Мирта, и дочь тоже хорошая. Это я тебе искренне говорю. Просто так получилось. Не связаны мы с ней узами священного брака, а других уз, видимо, не хватило. Житейская ситуация, я не в претензии. Но оставаться здесь уже не могу, как ни хотелось бы.

Бедная Мухорка, как же ты застоялась. По-моему, ты даже пополнела, зайка. Нельзя же так, женщины за фигурой следить должны. Это нам, мужланам, все позволено. Все, все, теперь долго ехать будем, еще пожалеешь.

К полудню я был далеко от Стоклерда. Движение на тракте было такое оживленное, что даже удивительно. Пристроишься к группе повозок и едешь вместе с ними некоторое время. Затем высмотришь впереди идущий караван, догонишь его на рысях и с ним дальше следуешь. Никто особого внимания не обращает, думают, отстал от своих, сейчас догнать пытается. Так и передвигался рывками.

Эх, Тиасса, Тиасса. Ведь не делается так. Я все понимаю: старая любовь и так далее. Уехал бы он на следующий день, и, если бы я в комнату не вошел, все бы по-прежнему продолжалось. Самое неприятное то, что все у меня за спиной происходило. И как мне после этого уважать самого себя?

Да, как боец он меня сильнее, кто же спорит. И пропади я вдруг, кто бы меня спохватился? Утром, когда уезжал, я не видел ни его, ни Тиассу. Не было их обоих за завтраком, мы вдвоем с Миртой за столом сидели. Дело не только в мастерстве, оказывается. Да ну их обоих. Нашел о ком думать.

К вечеру решил остановиться в какой-то деревне, на постоялом дворе, расположенном на самой окраине. Названия узнать не смог, какие-то хулиганы оторвали табличку на въезде. А может, и не было этой самой таблички, еще нигде не попадались, с чего бы здесь ей взяться. Хотя даже если бы и была, вряд ли сумел бы прочитать: не очень у меня еще хорошо с местной грамотой.

Свободных мест не оказалось, другого постоялого двора тоже. У меня и так с самого утра настроение не очень, а здесь еще этот боров – хозяин двора – пренебрежение проявил по отношению ко мне, через губу разговаривал.

Еле сумел взять себя в руки.

В принципе и на дворе переночевать можно, главное, что безопасно. Правда, разбаловался я за то время, что в Стоклерде жить пришлось. Ничего, придется снова привыкать, сколько их еще предстоит, ночевок под открытым небом. Ярмарка у них в ближайшем городе – Бенгорде, потому и движение оживленное. Вот когда его миную, проще будет с ночлегом.

Надо было поесть да сразу спать заваливаться, но черт меня дернул заглянуть за какое-то строение из свежего теса, еще не успевшего потемнеть. И настроение испортилось окончательно.

В недостроенном сарае спрятались три мужичка и одна девчонка, молоденькая совсем. Огромные глазищи смотрели поверх руки, зажимавшей ей рот. Вторая рука под юбкой у девчонки скрылась.

Мужик, ну и что ты там такого обнаружить пытаешься, чего у твоей жены нет? Ты уже в годах, можно сказать, явно старше меня будешь. У тебя, наверное, дочка такого же возраста, и не факт, что старшая.

Двое других мужиков тоже разве что слюни на землю не роняют. Братва лихая, статья тяжелая и совсем не уважаемая. Эх, не те это приключения, о которых я всю жизнь мечтал. Я у вас тут всего ничего, а уже второй подобный случай. В общем, ничего хорошего. И я поинтересовался:

– Мужики, кто крайний?

Оказалось, что с юмором у них никак. Нет чтобы сказать, что самим мало, так даже послали. Беда в том, что я уже достаточно овладел языком, чтобы понимать, куда именно. И добавили еще: иди, мол, пока цел. Вот я и пошел. Вернее, подошел. Поближе. Подробности рассказать?

Можно нанести очень быстрый и очень мощный удар крепко сжатым кулаком. Если указательный палец не сгибать до конца, а прижать его к подушке большого, то удар будет еще быстрее, но уже не таким мощным. А вот если кулак вообще не сжимать, но в последний момент сделать рогатку из указательного и среднего пальцев, то вообще никакой мощи не будет, а будет только скорость и сплошная темнота. Не у самого нападавшего, конечно.

И еще почему-то не рекомендуется защищаться от удара ножом снизу сложенными крестом руками. Да почему нет-то? При условии, что противник правша, а твоя правая рука поверх левой находится. После этого правой ладонью руку с ножом к левой руке прижимаем, а она скользит себе вверх, пока до плеча не дойдет. И уж затем резко с поворотом и наклоном корпуса, так, чтобы хрустнуло.

Теперь плетение боевого мага, не помню, как оно там точно называется, но наносится пяткой в живот. Только слишком низко бить не стоит, там такая ерунда внутри находится, если пивом или любой другой жидкостью ее переполнить, то это чувствуется сразу. Если она лопнет – все, смертельный исход. А мы себе такой задачи не ставили.

Все, девчонку я себе забираю, понравилась она мне.

Да не скули ты так. Ничего с твоими глазами не случилось, не лопнули они и не вывалились. То, что очень больно, верю. Над глазными яблоками точки есть, они так и называются – болевые. Потом, на досуге, пальцем нажмешь, убедишься. Но это еще не все, парни.

– Деньги.

Это не ограбление, это компенсация за моральный ущерб – вон как девчонку до сих пор трясет, бедную. И еще, чтобы я дело в суд не передавал. Взятка то есть.

– Деньги.

В нашем случае это такие металлические кружочки, они бывают трех видов: из золота, серебра или меди. Меня устроят любые, лишь бы побольше. Не мне это, не мне. Но я передам. Прямо сейчас и передам.

Я положил монеты девчонке в руку и заставил ее сжать кулачок. Не такая уж она и малолетка, хоть и юная очень. Ростом мне до плеча достает, а там, где положено, выпирает все, как надо.

А теперь фраза под занавес:

– Я остановился здесь же, на постоялом дворе. Если понадоблюсь, найдете.

Когда мы отошли в сторону, я поинтересовался у девчушки:

– Тебе куда?

На вид она очень даже ничего. И фигурка тоненькая, как тростиночка, даже непонятно, откуда талия взялась. Глазищи огромные, темно-синие. На мой вопрос не отвечает. Только вздрагивает и всхлипывает. Честное слово, была бы она лет на пять постарше, влюбился бы сразу, с первого взгляда. Я так умею.

– Ты с кем-то сюда приехала? Или живешь здесь?

Опять молчит. Все понятно, имя можно и не спрашивать. Может быть, она немая? В таком случае, повезет кому-то, кто ее замуж возьмет. Одета в юбку и вышитую сорочку с широкими рукавами. Все же немного великоват ей размерчик. А вот обувь остальной одежде не соответствует, дорогая обувь. На это я сразу внимание обратил.

– Как ты здесь оказалась? – предпринял я еще одну попытку.

Девушка подняла глаза и опять промолчала. Не глухая, уже легче.

Из-за сарая показалась вся троица. Один придерживал левой рукой правое плечо, другой прижал руки к глазам, но кое-как передвигался. А вот и третий, ему меньше всех досталось. Паршивенькое у меня плетение получилось, совсем навыки растерял, надо было больше веса добавить, да провалиться побоялся.

Девчонка, увидев их, спряталась за мою спину.

– Да не бойся их уже, они теперь хорошими стали. Ты зачем с ними пошла?

В самом деле, на улице еще светло. Непременно кто-нибудь увидел, если бы силой потащили.

– Тот, что с бородой, сказал, что женщине помочь надо, а он сам не может. Мы туда пришли, а он… – У нее даже губы задрожали.

С бородой у них один, тот, что по глазам получил. Вообще-то было бы правильнее пониже ударить, чтобы надолго охоту к такому отбить.

Не удержавшись, я погладил девушку по голове, на миг испугавшись, что она сейчас резко отпрянет. Нет, прильнула даже на мгновение.

– Все, все, успокойся, теперь уже все позади. Как зовут, хоть скажешь?

– Милана, дочь… – и снова замолкла.

Спасибо, что сказала, иначе трудно было понять, что не парень.

– Артуа, сын. Что дальше будешь делать?

Милана пожала плечами:

– Не знаю.

– Здесь жить будешь?

– Нет.

Нет, просто замечательная жена кому-то достанется. И красивая, и говорит мало. Вот только бы понять еще хоть что-то из ее речей.

– Мне в Велент нужно, – снова подняла она на меня свои глазищи. Уже прогресс. В принципе я и отвезти могу. Если уж вмешался, то не останавливаться же и не бросать ее. Знать бы только, в какой он стороне, этот Велент. Сколько я сегодня деревень проехал и ни у одной названия так и не узнал.

– Велент твой в какой стороне находится? – Мне, понятное дело, туда же надо. – Далеко до него?

Вот здесь и выяснилось, что Велент сразу же за Тринскером, а до него я рассчитывал за пару недель добраться. Да уж, ситуация. И что же теперь, бросать ее, что ли? Ладно, потом разберемся. Утро вечера мудренее.

– Есть хочешь?

Снова молчаливый кивок.

И снова я стоял перед стойкой, за которой расположился боров-хозяин.

– Мне нужна отдельная комната, – постарался я сделать свой голос непреклонным.

Хозяин мазнул взглядом по мне, по Милане, по местному вышибале, еще более здоровому, чем он сам, снова посмотрел на меня.

Уважаемый, что-то у меня в последнее время нервы сдают. Честное слово, давай лучше по-хорошему договоримся. Вот, смотри, у меня между пальцев ал зажат, из чистого серебра. Не надо на вышибалу поглядывать, давай лучше бизнес делать. Обе мои руки на стойке лежат, а рядом с ними тарелка, обыкновенная, глиняная, каких у тебя сотня, наверное. Вот сейчас я возьмусь за ее края обеими руками и ударю по углу стойки. И будет у меня в каждой руке по обломку с о-о-острыми краями. Останется только по горлу чиркнуть. Знаешь, сколько в моей дурной башке всяческих идей? Чем-то приходилось пользоваться, чем-то нет. Тебе это надо? А мне еще меньше. Давай полюбовно, а?

Не знаю, что он сумел прочесть в моих глазах, но комната нашлась. Еще бы, ал – деньги неплохие.

Когда мы поднимались по лестнице на второй этаж, в спину кто-то из находящихся в зале посетителей сказал нечто крайне неприличное. Милана даже вздрогнула. Ничего, девочка, переживем.

Мы остановились на пороге комнаты. Да уж, за такие деньги – и натуральный чулан. Ну не все так страшно. И окно имеется, и кровать. Одна, но широкая. Мощная задвижка на дверях, что тоже плюс. Не смотри так, девочка, мне здесь тоже не нравится. Тут даже одной звездочкой не пахнет. Правда, в общих комнатах вообще по восемь – десять, лежанок. И кто-нибудь обязательно храпит и воздух портит. Так что по сравнению с общей комнатой здесь просто люкс.

– Милана, подожди немного, я сейчас поесть принесу. Цыпленка будешь? Вот и славно. Еще нужно не забыть много вина взять.

– Зачем много вина?

До чего же огромные у нее глаза, как два омута.

– Как это зачем? Мне же чем-то напоить тебя нужно. Так всегда мужчины поступают, когда одни с девушками в комнате остаются.

– Я не буду пить вино, – насупилась Милана.

– Не будешь? Очень жаль. Ладно, ничего страшного. У меня еще порошок есть, буквально вчера купил у одного доброго человека. Если им что-нибудь из еды посыпать, то и вина не надо. – Нет, ну до чего же забавная, каждому слову верит. – На задвижку закройся. Когда вернусь, в дверь вот так постучу, – напутствовал я наивную девчонку.

Вина я все же принес, целую кружку. Что делать, нет у них в меню ни компота, ни какао. Милана так быстро растерзала бедную птичку, что мне пришлось поделиться своей. Я вообще-то трех цыплят взял: одного ей и двух мне. А получилось с точностью до наоборот. Такое впечатление, что она со вчерашнего дня ничего не ела.

Когда мы управились с цыплятами, я схватился за голову. Что же мне теперь делать, я ведь забыл их порошком посыпать. В ответ я услышал, что обманывать нехорошо. И еще, когда обманываешь, глаза должны быть соответствующими, а они у меня добрые, с такими не обманывают. Много ты знаешь, девочка.

В душе я даже возмутился. Это у меня-то глаза добрые? Не видела, что ли, как я ими на хозяина посмотрел? Тот даже комнату сразу нашел. Или это серебряный ал помог?

Вина она отпила совсем немного, буквально пару глотков. И сразу начала клевать носом, засыпая. Теперь нам предстояло разделить общее ложе. На полу спать так не хочется, да и пыльно очень. Давненько здесь с мокрой тряпкой никто не появлялся. Ничего, перебьемся как-нибудь, на такой кровати и вчетвером вполне разместиться можно. Вот только во взгляде девушки сквозила тревога. Как же, оказаться с незнакомым мужчиной в одной постели…

На языке вертелась пошленькая фраза, и я с трудом сдержался. Милане, бедняжке, и так достаточно сегодня досталось. Хорошо, что вовремя подоспел. Я в тот момент вообще-то искал укромное местечко совсем по другой причине. Ничего особенного, так, секундное дело. Вовремя приспичило.

– Милана! – обратился я к девушке, с трудом удерживающейся от того, чтобы не уснуть прямо на стуле. – Кровать одна, но на ней достаточно места для нас обоих. И бояться тебе нечего. – Я все же не смог удержаться. – Вино ты пить не стала, а порошком цыплят я посыпать забыл. Так что выбирай, с какого края ляжешь, и спи себе спокойненько. Я к тебе приставать не буду, самое честное слово, какое у меня только есть. – И снова не сдержался: – Только и ты ко мне не приставай, договорились? Я мужчина серьезный, у меня и невеста имеется.

Она лишь слабо кивнула. Еще пара минут – и мне ее на руках до кровати нести придется, на ходу засыпает. Милана прилегла на самый краешек, и я даже испугался, что она во сне свалится на пол.

Одеяло у меня было свое, а вместо подушки можно и кулак использовать, многократно проверено. Перед тем как уснуть, я долго ворочался, размышляя. Кого-то мне эта девчонка своим поведением очень напоминала. Уж не меня ли самого, когда только в Дертоген попал? Казалось бы, и люди такие же, ничем не отличаются, и дома похожие – четыре стены и крыша, а все не то. Вот и она ведет себя так, словно в незнакомом мире очутилась.

И еще. Явно она не дочь зажиточного крестьянина или ремесленника, манеры не те. Пусть я в этом деле не специалист, но даже с моим не слишком большим опытом общения с местной знатью такие выводы могу делать смело. Ладно, никогда излишним любопытством не страдал, потому и проблем, наверное, особых не было. Вот другое более интересно и относится это другое ко мне. Ведь я действительно мог убить хозяина, а за что? Что он такого сделал, за что его можно жизни лишить? И вряд ли Тиасса во всем этом виновата. Не было у меня к ней ничего такого, только злость на то, что за лоха держат. Но какая-то причина, объясняющая подобное мое поведение, все же должна иметься. Только вот какая?


Глава 15
Кронор

Среди ночи я проснулся оттого, что почувствовал, как Милана прижалась к моей спине. Ночью задул свежий ветерок, затем пошел дождь, и в комнате стало прохладно. Окно с вечера я закрывать не стал: когда мы вошли, воздух в комнате был спертым.

Милана спала, скинув на пол одеяло. Наверное, во сне от мужиков убегала. И выражение ее лица было таким, как будто у нее забрали любимую игрушку. Ну может быть, и не совсем таким, уже взрослая девочка. Сейчас, когда платье обтянуло ее тело, это особенно заметно. Не удержавшись, пару раз чмокнул ее в губы. Так, безо всяких эротических умыслов, слишком уж они красивые у нее, как вишенки. Хотел еще разок поцеловать, но передумал. Вдруг как проснется, а над ней рожа взрослого мужика нависла, пару дней не бритого. Испугается до визга.

Пришлось встать, чтобы окошко захлопнуть. Я зажег еще одну свечу, первая почти догорела. Милана просила, чтобы свет в комнате был.

Да уж, задал я себе задачу. Ну и что мне теперь с ней делать? Как она вообще сюда попала? Вряд ли здесь все так просто, не девчонка, а сплошная загадка. Мне бы свои проблемы решить. Вечером поговорить с ней так и не удалось, она, как только легла, сразу и уснула. Перенервничала, бедняжка.

Прикрыв Милану одеялом, я заботливо прижался к ней спиной, отложив принятие всех решений на утро. Проснулся я опять из-за девушки – обнаружив себя в опасной близости от почти незнакомого мужчины, она поспешила отодвинуться. Конечно, я снова не смог удержаться, заявив вместо «доброго утра» с укоризной:

– А ведь вчера обещала, что не будешь приставать. – Слишком уж забавное у нее становилось лицо всякий раз, когда она принимала мои попытки пошутить за чистую монету.

Когда спускались по лестнице, я совершил очередную глупость. За тем же столом, что и вчера, расположилась та же самая компания, как будто бы и не уходила вовсе. И опять тот же тип, сидевший на самом краю скамьи, прокомментировал наше появление. На этот раз он заявил, что девочка выглядит слишком уж грустной, а это может быть только по двум причинам: или я не заплатил ей сколько положено, или не слишком усердствовал как мужчина. Но возможен и третий вариант, в котором сошлись оба этих обстоятельства. И он, по его мнению, наиболее вероятен. Естественно, излагая свои домыслы, мужик не особо выбирал выражения: из приличных слов были, пожалуй, только предлоги.

Затем, обратившись к сидевшим с ним за одним столом и нисколько не понижая при этом голос, он решил пофантазировать, что бы сам сделал с этой молоденькой красоткой. Милана ахнула, отшатнувшись и прикрыв ладошками рот. Твоя реакция понятна, девочка, но вот вопрос: откуда ты-то эти слова знаешь? Даже я о значении некоторых только по общему смыслу догадался.

Нет, эти люди явно не бражничали всю ночь, они лишь встали чуть раньше нас и сейчас завтракали, все семеро. Вероятно, кашу им только что принесли, поскольку тарелка, в которую я воткнул рожу острослова, была почти полной. И еда еще не успела остыть. Я двумя руками удерживал его голову в тарелке, благо волос на голове было предостаточно. Но смотрел я не на него.

Из всех семерых, сидевших за столом, меня больше всего заинтересовал тот, что занимал противоположный от меня торец стола. Он был по-настоящему огромен – в сравнении с ним все остальные выглядели просто детьми.

Я не бросал ему вызов, я только хотел сказать ему взглядом: ведь это твои люди, и ведут они себя неправильно, а ты за них отвечаешь. Ведь даже если все было именно так, как сказал этот упырь, а ты отлично понимаешь, что это не так, почему ты позволяешь ему это? Ведь глупым ты явно не выглядишь.

Остальные молчали, поглядывая на вожака. Один его мимолетный жест – и меня начнут размазывать по полу, по стенам, а возможно, и по потолку. И я ничего не смогу сделать, даже если успею выхватить свой тесак.

Пару раз остряку удалось высунуть голову из тарелки, повернуться к здоровяку и окликнуть его:

– Брой!

Но Брой молчал.

– Сейчас ты скажешь: извините, леди Милана, – чуть ли не ласково прошептал я говорливому упырю на ухо. На второй раз он произнес эти слова достаточно громко и отчетливо.

– Довольно! – Голос у Броя оказался вполне соотносим с его комплекцией.

Я отпустил свою жертву. Конечно, достаточно. И еще спасибо тебе. Слишком не хочется подохнуть на заплеванном полу убогой харчевни, а ведь я уже почти смирился с этим.

Когда мы выходили, Милана обернулась на миг и взглянула на продолжавших сидеть за столом и наблюдавших за нами людей. Ну-ну, ты им еще язык покажи.

Я тоже посмотрел на Броя и еще раз поблагодарил его взглядом. Правильный мужик. Вот так мы и остались без завтрака, а возвращаться обратно в таверну отчего-то не хотелось.

Мухорку я оседлал быстро, не задумываясь над тем, что и в каком порядке необходимо сделать. Да и задумываться об этом было недосуг, поскольку рядом стояла Милана. Что же мне с тобой делать, девочка? Может быть, сама подскажешь?

И Милана заговорила. Из ее скороговорки и недомолвок я понял, что ей нужно попасть в Велент, и если я помогу ей туда добраться, то там меня ждет большая награда. Денежная награда, естественно. Закончив тараторить, Милана с надеждой взглянула на меня. Конечно, согласен, солнце. И по дороге нам, и, кроме того, появилась возможность подзаработать. Удачно.

Тогда поступим так. Жди меня здесь, возле лошадки, а я пойду во-о-он с тем дяденькой поговорю. Мне кое-что спросить у него нужно.

Разузнав все, что мне было необходимо, я снял узду Мухорки с коновязи и пошел в указанном мне направлении. Милана шла рядом со мной.

– О чем вы разговаривали? – поинтересовалась она, заглядывая сбоку. И снова я еле смог удержать себя о того, чтобы не ляпнуть что-то в том духе, что мне предложили ее продать в бордель.

– Предлагает он мне тебя людоедам сбагрить. Они хорошую цену за молоденьких красивых девчонок дают. Вон там они живут, в самой чаще. – Я указал на темнеющий у самого горизонта лес.

Сам не понимаю, что со мной происходит. Чушь несу, да еще удовольствие от этого получаю. Милана, услышав о людоедах, почему-то пугаться не стала, наоборот, улыбнулась. И еще сказала, что подобных сказок она еще в детстве наслушалась. «Как будто оно у тебя уже закончилось», – подумал я, но говорить ничего не стал.

Нам необходимо было пристроиться к какому-нибудь обозу или торговому каравану. Вдвоем на одной лошади такое расстояние ехать просто неразумно. Пешком девушка долго пройти не сможет. Физически она явно никогда не работала, чтобы это определить, достаточно взглянуть на ее руки. А раз так, то и пешком ходить ей много не приходилось.

Купить еще одну лошадь? В таком случае проще телегу какую-нибудь приобрести. И зачем она нужна, если девушку можно и на чужую повозку посадить. Перегруза не будет, с Миланиным-то весом.

Когда мы уже подходили к намеченной мною цели в виде десятка груженых телег, показалась группа всадников. Впереди ехал гигант Брой на не менее могучей лошади. Их как будто бы долго и тщательно подбирали друг для друга. Да уж, Илью Муромца с него писать, тот, с картины Васнецова, мальчишкой рядом с ним казаться будет.

Милана юркнула мне за спину. Я повернулся к ней и ободряюще улыбнулся. Не бойся, девочка, если бы что-то плохое могло произойти, оно бы уже случилось. Когда Брой поравнялся со мной, то кивнул, как старому знакомому. Еще раз убеждаюсь в том, что он правильный мужик. И не глупый. Отлично понимает, что не мог я пройти мимо после всего услышанного. Потому что кончился бы Артур как мужчина. Последним ехал охотник до острой словесности. Лицо у него было красным, как если бы он только что из бани вышел, горячеватой все же кашка оказалась. Любитель каши старательно делал вид, что нас с Миланой в природе не существует.

Договориться со старшим обоза удалось на удивление легко и за вполне приемлемую цену. Пронтий, крепкий бородатый мужик лет пятидесяти, оценивающе взглянул на Милану, меня, мой пояс и мою Мухорку и согласно кивнул.

– Ал, – коротко сказал он.

Да не вопрос. Надеюсь, что заработаю много больше, даже с учетом того, что нужно будет тратить деньги на еду.

Перед нашим отъездом я успел купить девчонке нечто, напоминающее куртку с длинными полами, и соломенную шляпку. Пригодится в дороге. И эта хламида, и шляпка, чтобы солнцем голову не напекло. Подсадив Милану на телегу и сунув ей в руки большой, еще горячий пирожок, я взобрался на Мухорку. Обоз тронулся в дорогу.

В полдень устроили привал. Мы с Миланой перекусывали в сторонке тем, что я прихватил с собой. Девчонка немного пришла в себя, и посыпались вопросы:

– Артуа, ты так забавно говоришь. Ты в Империи родился?

– Нет, я родом издалека и появился здесь совсем недавно.

– А откуда ты? – Глаза у нее горели искренним любопытством.

Я помолчал немного, набираясь решимости, всем своим видом показывая, что сейчас мне придется поведать страшную тайну своего происхождения.

– Родом я из очень далекой страны и прилетел сюда на кроноре… – начал я свой рассказ, дождавшись, пока ее интерес достигнет высшей точки.

– На кроноре? – У Миланы даже дыхание перехватило от изумления.

В местном фольклоре имеются существа, похожие на наших драконов. Не знаю, бились ли с ними рыцари в пору расцвета, но в детских сказках эти животные присутствуют.

– Ну да. Моя страна совсем не такая, как Империя. Там кроноров этих – ну как коров, например, – и я указал на пасущееся через дорогу стадо, – есть у нас и могучие маги, и злые волшебники, и еще много существ, похожих на людей, но людьми совершенно не являющихся.

Милана слушала зачарованно, даже вперед подалась.

– У нас много чего по-другому. Однажды со мной случилась беда. Злобный маг, которому я случайно перешел дорогу, превратил меня в осла. На мое счастье, это увидел добрый волшебник и расколдовал меня. Но мне пришлось выкрасть королевского почтового кронора и сбежать, потому что злой маг поклялся самой страшной клятвой, что не оставит меня в покое. Вот так я здесь и оказался. – Заканчивая свою речь, я старался выглядеть как можно более удрученным.

Милана, слушавшая весь мой рассказ с самым потрясенным видом, вдруг переменилась в лице и очень серьезно спросила:

– Артуа, а этот твой добрый волшебник точно сделал тебя таким же, каким ты был прежде, до превращения в осла?

Черт, неужели это так заметно?

– А сколько тебе лет? – поинтересовалась она.

Я серьезно задумался. Календарный год здесь немного длиннее, чем земной. Но если считать в местных годах, то я получаюсь немного моложе. Совсем чуть-чуть, вряд ли даже год получится, но как говорится: мелочь, а приятно. Я устремил взгляд в небо и совершил кое-какие подсчеты на пальцах, а затем выдал через пару минут:

– Семьдесят. Почти.

Милана заразительно рассмеялась. И я наконец понял, отчего порой смех сравнивают с перезвоном серебряных колокольчиков.

– Артуа, тебе обязательно нужно снова обратиться к доброму магу. Явно он что-то напутал, когда снова обращал тебя в человека.

Когда мы продолжили путь после привала, я предался размышлениям. Черт с ними, с этими кронорами и ослами, а вот с питанием нужно что-то делать. Ехать с обозом долго, он идет почти до самого Велента. Хорошо, если на ночлег будем останавливаться на постоялом дворе. А если нет?

С этим вопросом я и обратился к Пронтию. Он, не задумываясь ни на миг, опять запросил ал. Получалось очень недорого, но у меня не осталось монет достоинством меньше серебряной полукроны.

Мы проезжали мимо телеги, на которой сидела Милана, когда Пронтий отсчитал сдачу и вложил ее мне в ладонь. Милана внимательно смотрела на то, как старший обоза передает мне деньги. Побренчав зажатыми в кулаке монетами, я многозначительно посмотрел на Милану. Девушка соскочила с телеги и бросилась в колосящееся ржаное поле, заросшее по краю многочисленными васильками.

Когда я догнал ее верхом на Мухорке, девчонка лежала на земле и содрогалась от рыданий. Соскочив с лошади, я упал рядом с ней на колени и попытался прижать к себе.

– Уйди от меня! Я тебя ненавижу! Ты!.. Ты!.. Ты продал меня мерзкому бородатому старикашке!

Она рыдала, размазывая кулачками по лицу грязь и слезы.

Господи, может, при переносе в этот мир мои мозги действительно стали ослиными?

– Все, все девочка, успокойся. Да с чего это тебе в голову пришло? Я заплатил Пронтию, чтобы мы могли есть из общего котла. И он всего лишь отдал мне сдачу. Видишь эти деньги? – Я все еще продолжал сжимать монеты в кулаке. – Если хочешь, я выкину их прямо сейчас. Хочешь?

– Не надо, ты говорил, что у тебя их немного, – услышал я в ответ сквозь всхлипывания.

Я еще долго прижимал Милану к себе, пока она не успокоилась. Девочка, тебе сейчас нелегко, все кругом непонятно, чуждо, и ты во всем ищешь подвох, даже там, где его и быть-то не может. И почему ты подумала о том, что даже в мою дурацкую голову не пришло? Я лишь хотел подшутить над тобой, сказав, что теперь тебе придется работать, лошадей кормить, обед варить и прочими делами, о которых ты даже представления не имеешь, заниматься.

Когда мы догнали обоз, Пронтий мне ничего не сказал, только метнул в меня далеко не самый одобрительный взгляд. А Милана все равно обиделась. И в этом, наверное, виноват я сам. Ну что мне стоило тогда улыбнуться ей или даже просто помахать рукой. И вовсе не смотреть тем взглядом, который можно истолковать как угодно.

Я подъехал к ней, с задумчивым видом сидевшей со шляпкой в руках, и водрузил на ее голову венок, только что сплетенный мною из васильков. Венок немедленно полетел в придорожную пыль. Затем, словно опомнившись, Милана испуганно посмотрела на меня так, словно пыталась извиниться.

Эх, знала бы ты, сколько трудов мне стоило его сплести. Я ведь только один раз за всю жизнь и делал это, когда был совсем мальчишкой. Учила меня этим премудростям одна красивая девчонка, и интересен мне был не сам венок, а именно она. Так сладко замирало сердце, когда наши руки случайно соприкасались. И поцеловался я первый раз в жизни именно с ней.

А сейчас я не поленился и сплел новый венок, тем более дело пошло значительно быстрее. На этот раз подношение было благосклонно принято и меня даже одарили замечательной улыбкой.

А вечером, уже после ужина, перед тем как ложиться спать, мы снова поссорились. Я опять сказал что-то не то, и Милана обиделась. Так я и уснул, пытаясь понять, чем на этот раз не угодил своей спутнице.


Глава 16
Долг платежом красен

На следующее утро ничего не изменилось – Милана продолжала на меня дуться. Она старательно делала вид, что я прозрачный, как стекло, и сквозь меня можно смотреть так же просто, как если бы меня вообще не существовало.

Когда мы остановились на обочине тракта, разделяющего какое-то село на две половины, Милана купила себе у вездесущих торговок что-то сладкое, куда девушке без этого. Я краем глаза за ней приглядывал, так, на всякий случай. Мало ли что может случиться.

Деньги у Миланы были, правда, совсем немного. Те, что я у мужиков забрал. Сущие гроши, горстка меди, среди которой от силы была парочка серебряных контов. До сих пор не могу понять, почему мне пришла мысль потребовать с них деньги. Выделили они капитала по принципу: лишь бы отвязался. Вероятно, я мог бы стребовать и больше, но мне хотелось не ограбить их, а окончательно добить, пусть и без помощи кулаков.

Женщинам, понятное дело, деньги всегда нужны. Они, когда их тратят, по-моему, получают не меньше удовольствия, чем от… А Милане, сдается мне, и сравнить-то эти два удовольствия при всем желании пока не получится.

Вот тогда я и подошел к девушке с предложением: если захочется что-нибудь купить, пусть не стесняется и обращается ко мне. Или же попросит необходимую ей сумму. В разумных пределах, конечно. Еще и фразу на всякий случай приготовил, что в оплату эта сумма входить не будет. Чтобы не подумала, что мириться решил. И она сразу попросила, целых пять золотых крон. Я чуть было рот не открыл от удивления. Куда ей столько денег? Да и нет у меня такой суммы.

Милана продолжила:

– Ты не волнуйся, Артуа. Как только приедем, сразу же все верну. Вот в том доме, – и пальцем через плечо показывает, – могучий волшебник живет. Берет дорого, но голову тебе опять нормальную сделает. Точно такую же, как и была, до того как ты ослом побывал.

Дом, на который она пальцем не глядя указала, был развалюха развалюхой. Набок весь покосился, и крыши нет. Нельзя девчонкам малолетним, пусть и очень симпатичным, с мужчинами так разговаривать. Я на это ответил ей, что предлагали мне умные люди к людоедам обратиться, нет чтобы послушаться, дураку. В ответ снова выслушал просьбу о пяти золотых для все той же надобности. Вот и поговорили.

В конце концов до меня дошло: Милана – взрослая симпатичная девушка. И вести себя с ней нужно соответственно. А не как с маленькой девочкой или даже подростком. Отсюда и все ее обиды. Кому же понравится, когда за ребенка принимают, да еще и ведут себя соответственно. Не сомневаюсь, что она немало комплиментов по поводу своей внешности уже услышать успела. Да я и сам бы несколько не самых плохих добавил, если бы не… Ну вот, опять я за свое.

На ночлег мы остановились у какой-то речушки. Все-таки мысль заплатить Пронтию была очень удачной. Никакой суеты, делать ничего не нужно. На ужин пригласят, и ночью за лошадью будет кому приглядеть, она в общем табуне пасется.

После ужина я уединился в рощице, чтобы позаниматься не на глазах у всех. Все в этой жизни – вопрос мотивации, а она у меня куда как сильна. Перед сном решил искупаться: конский пот едкий. Только взял полотенце и к реке направился, как Милана остановила меня вопросом, куда это я собрался. Честно признался, что топиться пошел:

– Ты же со мной разговаривать не хочешь и внимания не обращаешь, что мне еще остается?

– А полотенце зачем? – полюбопытствовала девушка.

– Как это зачем? Когда узнаешь, придешь на берег и рыдать начнешь. Тут тебе и полотенце, чтобы слезы вытереть. Только тогда поймешь, какой я хороший – даже после своей смерти о тебе забочусь.

Все-таки заставил ее улыбнуться. А остановила она меня вот для чего.

Милана объяснялась путано, снова что-то умалчивая и многое недоговаривая. В нескольких словах суть ее просьбы заключалась в том, что добраться ей до Велента необходимо так, чтобы люди, которые, возможно, будут ее искать, не заметили бы ее приезда.

Нет, она ничего не украла и не натворила, но… Вероятно, я сумел бы выпытать все подробности, но не стал даже пытаться. А зачем? Что это даст и что это изменит?

Пусть даже из-под венца сбежала, это ее право. Только спросил строго – труп хорошо спрятала? И сразу язык прикусил, ведь только-только снова нормально общаться начали. Но похоже, она успела привыкнуть к моим шуткам, поскольку никак на эти слова не отреагировала.

И еще посоветовал не садиться с левого края телеги и шляпку как можно реже снимать. Иначе что это за маскировка, первый же из тех, кто ее раньше видел, сразу признает.

Здесь движение тоже правостороннее, если можно так выразиться. Да и безо всяких выражений все левыми бортами разъезжаются. Только имперская почта несется посередине, и ей все обязаны дорогу уступать.

А о том, чтобы она не садилась слева, я и раньше хотел сказать. Подхватит кто-нибудь прямо с телеги, бросит поперек седла – и поминай как звали. Плакали тогда мои денежки.

Какая же она все-таки симпатичная девчонка. Ну что ей стоило хотя бы на три года старше быть.

Посидели мы, поговорили еще немного и спать пошли. Естественно, в разные стороны. Милана на телеге спит, а я под телегой. Так надежнее. Но на речку перед этим я все же сходил.

Буквально на следующий день и объявились люди, разыскивающие Милану.

Мы давно уже должны были отправиться, но на одной из телег сломалась ось. Запасная нашлась сразу, с собой везли, да вот домкраты здесь пока не в ходу, поэтому пришлось сначала телегу разгрузить. Они подъехали как раз тогда, когда вся работа была сделана и мы были готовы отправляться в путь. Четыре всадника, не дворяне. Одежда красно-синих оттенков, с добавлением черного. Я давно заметил, что у состоятельных дворян челядь носит одежду в родовых цветах хозяев.

Вооружены они так же, как и я, разве что пистолет у меня один, и тот в седельной кобуре. Больно нужно эту тяжелую дуру за поясом таскать.

Милана заметила приближающихся людей раньше меня и поспешила спрятаться под дерюгу, которой закрывался груз в телеге. Я встал рядом с повозкой и сделал вид, что рассматриваю подпругу своей Мухорки.

Три всадника остановились на дороге, и один из них, вероятно старший, подъехал ко мне вплотную и своеобразно так оторвал от моего важного дела, пихнув в плечо не вынутой из стремени ногой в высоком сапоге. Когда я повернулся к мужчине, то обнаружил позвякивающий кошель, которым он тряс перед самым моим лицом. Посмотрев на меня, всадник что-то неразборчиво пробурчал себе под нос и тронул коня, направляя его к Пронтию. О чем они говорили, слышно не было, а по жестикуляции трудно что-то понять.

Я стоял и размышлял, что же мне делать, если Пронтий сейчас укажет в нашу сторону. В том, что они кого-то ищут, нет никаких сомнений, и с большой долей вероятности можно утверждать, что ищут они именно Милану. Слишком уж о многом говорит ее реакция: либо лицо знакомое заприметила, либо разглядела цвета одежды.

Так ничего и не решив, я увидел, что всадники, коротко переговорив между собой, поехали дальше, в ту же сторону, в которую и нам предстояло проследовать.

Выждав пару минут, я окликнул Милану: задохнется еще, бедная. Дерюга-то достаточно плотная. Никакой реакции. Осторожно отогнув край полотна, я обнаружил, что Милана лежит на животе, а плечи ее мелко и часто трясутся. Вот дела, неужели до слез испугалась?

Когда она наконец повернулась ко мне, в ее глазах я действительно увидел слезы – девчонка смеялась.

– Артуа! – попросила меня она, еле выговаривая слова сквозь смех. – Пожалуйста, очень тебя прошу, никогда, слышишь, никогда не делай такого лица, какое у тебя только что было.

Да нормальное у меня лицо было. Помню, в детстве, когда мы играли – кто скорчит самую дебильную рожу, я всегда выигрывал. Просто сейчас, судя по ее реакции, я немного перестарался.

А вот Пронтий молодец. Мог бы просто указать на нас пальцем, еще и заработав при этом. Но ведь не стал. Не знаю, что явилось причиной этого, но на добрые дела у меня память хорошая. Хотя и о плохих долго не забываю. И еще я подумал, что Пронтий подъедет ко мне и тонко намекнет, что долг платежом красен. Нет, я ошибся: ни сейчас, ни потом, до самого конца нашего совместного путешествия, он ни разу даже не затронул эту тему.

За несколько дней пути я перезнакомился со всеми. В обозе было четырнадцать человек. Везли они всякую ерунду: один барон с их господином за карточный долг расплачивался. К последней, девятой телеге даже две коровы привязаны были.

Вряд ли при игре проигравший дворянин ставил на кон десять мешков зерна. Сомнительно и то, что играл на коров. Кроме того, на телегах и откровенного барахла хватало. Непохоже на то, что все эти вещи из барского дома. Скорее уж по крестьянским подворьям собраны в счет погашения долга.

Вообще-то люди в Империи довольно зажиточно живут. Климат благодатный, не меньше двух урожаев в год снимают, и если с крестьян три шкуры не драть или в карты играть разумно… Не видел я никого босиком и в лаптях тоже не видел. Хотя, возможно, у них здесь и лыка-то не найти. Хотя вру: несколько раз попадались нищие. Но не сказал бы, что их голодные судороги мучили. Вероятно, они больше по велению души этим ремеслом занимаются.

С Пронтием ехала его жена, Коста, дородная женщина примерно его возраста, она же и кашеварила. В обозе было девять возчиков, по количеству телег, двое верховых с оружием и еще дед, Куртис, старше Пронтия лет на десять. Рослый такой, с широким костяком. Даже сейчас понятно, что в молодости настоящим богатырем был. Выбрит чисто, что для его возраста не совсем характерно, только усы пышные. Почти все время он на передней телеге ехал. Но видел я однажды, как он соколом на коня взлетел, именно взлетел и именно соколом. После этого я старался на глаза ему не попадаться, когда взбирался на свою Мухорку.

Вот что действительно утомляло, так это скука. Скорость движения минимальная, лошади не то чтобы еле плетутся, но двигаются крайне медленно. Единственное развлечение – с Миланой по дороге поболтать, да еще вечером разговоры крестьянские у костра послушать. Не слишком интересно, но хоть познавательно.

Вот с Миланой у нас действительно интересные разговоры получались, вернее, слушания. Убедившись в том, что возчик на ее телеге – глухой на оба уха дядька, Милана оттачивала на мне свой язычок. Хотя зачем еще оттачивать, он у нее и так как бритва острый. Отпускала она мне язвительные замечания направо и налево.

Досталось мне за все те тупые шутки, что она успела выслушать от меня еще в первые дни. Иногда даже отшлепать ее хотелось. Но нельзя. Да и понять ее можно – скучно девочке.

Затем мы себе другое развлечение нашли, когда я вывеску из пяти букв прочитать не смог. Она даже изумилась, что я безграмотный.

Естественно, я возмутился. Сами вы тут все безграмотные, и язык у вас варварский, и алфавит у вас варварский, да и вы от варваров недалеко ушли. Если буква обозначает звук «г», то и похожа она должна быть на «г» или, по крайней мере, на какую-нибудь «g». И вовсе не на тильду, к которой сверху знак, похожий на обозначение японской иены, приделали.

То, что писать умею, я Милане легко смог доказать, так что само собой стало понятно, что и читать могу. Нет в мире таких людей, кто бы писать мог, а читать не получалось. Тогда девушка потребовала, чтобы я книжку какую-нибудь купил: вывески по дороге редко попадаются.

– А где у вас тут сказки продаются? – полюбопытствовал я. – И мне читать будет легко, буквы крупные, и тебе будет чем в дороге заняться, чтобы не скучать.

Милана намек поняла правильно, но возмущаться не стала. Только головой покачала из стороны в сторону и собралась что-то сказать в ответ. Ага, буду я дожидаться, у меня дела срочные есть.

Что действительно угнетало, так это то, что вскоре должен был начаться сезон дождей. Тоскливое время, даже если под крышей находишься. А если в пути застанет, так вообще жуть.

И расходы увеличатся – под открытым небом комфортно не переночуешь. А в ночлежках, что на постоялых дворах, такое творится… Как вспомнишь, так сразу вздрогнешь. Люди простые, и поведение у них соответствующее. Отдельную комнату брать – никаких денег не хватит.

Собственно, я не о себе пекся, о Милане. Ей это путешествие давалось нелегко. Одни утренние умывания холодной водой чего стоили. Да и другие тысячи мелочей, о которых она, вероятно, даже не задумывалась, когда пускалась в путешествие. Иногда она даже плакала по ночам, тихонечко так, чтобы никто не услышал. Но все равно держалась молодцом, есть характер у девчонки. И еще один момент мне нравился, тот, что касался наших отношений. Она не обращалась со мной как со слугой, нанятым за деньги. Если даже и попросит о чем, что не совсем в круг моих обязанностей входит, то обязательно с милой улыбкой.

Словом, выходит так, как будто я за ней ухаживаю, а не прислуживаю. И ведь не пыталась даже поставить себя выше меня. Молодец.


Глава 17
Снова Кронор

На ночлег в тот вечер мы остановились чуть ли не на обочине, лишь слегка удалившись от тракта.

Телеги были сильно перегружены, поэтому ломались чаще, чем им положено. Да и скорость движения у нашего обоза была ниже, чем у остальных. Из-за этого и на постоялые дворы мы редко заглядывали.

Устроились в месте, где, видимо, постоянно кто-то на ночь останавливался. И по кострищам это понять было можно, и по вытоптанной траве, которая не успевала отрасти. Расположение удобное, недалеко ключ бьет.

Телеги поставили подковой – так здесь было принято повсеместно. Наша повозка следовала предпоследней и поэтому замкнула один из рогов подковы.

Вскоре запылал костер и вкусно запахло готовящимся ужином. На себе убедился, что, если бросить курить, обоняние становится заметно острее. А как тут не бросишь, не сухие же листья для этой цели использовать.

У меня были добрые полчаса, и я решил использовать их с толком. Недалеко рощица, пойду помашу шашкой, вернее, тесаком. Мне теперь такие понятия путать не следует. И разомнусь после целого дня в седле, может, и толк какой выйдет. Заодно и дровишек принесу. Нам самим не понадобятся, так другие спасибо скажут. Обычно я упражнениями после ужина занимался, но на этот раз решил посвятить время после нехитрой трапезы разговорам с Миланой. Правда, во время наших бесед девушка все выяснить пытается, сколько по времени я ее колкости могу выслушивать. Да хоть до утра, тоже мне мука.

Задаст мне какой-нибудь каверзный вопрос и сама же на него и ответит. Зато слов много новых узнаю, я раньше и не подозревал об их существовании. Словарный запас знати и простонародья очень сильно отличается. Милана считает, что если одета как крестьянка, то ее и признать уже нельзя. Ну-ну. Манеры и речь трудно спрятать, особенно если не знаешь как.

Да и у нас так было, испокон веков. Знать свой особый язык имела, жрецы – свой, а остальным приходилось пользоваться тем, что осталось. И потом ничего не изменилось, сейчас даже сумничаю. Ага, вспомнил: знание терминологии – половина знания науки. Какой же ты, к примеру, бизнесмен, если значения слова «франчайзинг» или «волатильность» не знаешь. Или врач, не имеющий представления о том, что такое анафилаксия. Да у всех есть свой жаргон: и у блатных, и у юристов, и у политиков. Хотя с политиками я явно погорячился. Их язык должен быть прост и понятен, чтобы у электората не возникало проблем. Изредка вставлять умные и незнакомые слова можно и нужно, хотя бы для важности, государственные деятели все-таки.

Что-то Милана задумалась, сидит себе на телеге, как будто за день не насиделась, и смотрит куда-то, уперев локоть в колено и положив на ладонь подбородок. И еще старательно делая вид, что меня не замечает. Наверное, о принце на белом коне мечтает, здесь это очень актуально. Сейчас и спрошу.

Но Милана опередила меня:

– Знаешь, Артуа, над той рощей кронор летает, и я вот все думаю, не твой ли это, тот, на котором ты сюда прилетел? Потерял он своего хозяина и теперь найти пытается, бедненький. По-моему, у него даже слезы на глазах.

Язвочка вы, леди Милана, хотя и очень симпатичная. Терпения вам, что ли, не хватило, обычно после ужина начинаете.

Я решительным шагом направился к роще.

– Артуа, ты куда? – и голос такой, как будто я любимую навек решил бросить.

Как же ошибался я насчет хорошей жены. Если она себя уже сейчас так ведет, то что будет потом, когда власть свою над бедными мужчинами в полной мере почувствует?

– Пойду проверю, может быть, действительно мой кронор. Улечу на родину, чтобы всяких девчонок противных больше не видеть, – не оборачиваясь, ответил я.

На ужин я немного опоздал. Тренировка вышла отличная, даже останавливаться не хотелось. Ну и дров принести нужно было, чтобы порожняком не ходить.

Милана встретила меня вопросом:

– Ты куда так надолго пропал?

Оголодала, бедная, не ест она без меня. Сидела, запахи аппетитные глотала, рядом люди трапезничают, а этот негодяй кронора своего искать пошел.

Мы с ней хоть и из общего котла питаемся, но едим отдельно. Понять ее можно, люди в обозе собрались простые. Кое-кто и чавкает, и словечко может отпустить не совсем благозвучное, и отрыжки не скрывает.

Ситуация сложилась интересная: если к Милане обратиться кому-нибудь нужно, то только через меня это делают. Даже если она рядом. Кроме совсем уж неотложных случаев. Не знаю, Пронтий ли распоряжение дал, или само собой так получилось. Это меня, кстати, вполне устраивало.

После ужина я угостил Милану купленной еще днем конфетой, похожей на леденец без палочки. Она сладкое любит, ну и приходится все время держать про запас, приятное всегда делать приятно. Затем поудобнее пристроился спиной к тележному колесу, сейчас вечернее ток-шоу начнется.

Если бы я уже не находился на земле, когда услышал ее вопрос, то упал бы непременно.

– Артуа, а я умру?

Это с чего тебе такая мысль в голову пришла? Даже я об этом еще не задумываюсь. Рано тебе еще умирать, ты и пожить-то толком не успела. Молодая, здоровая, еще все впереди.

Сидит, ответа ждет. И взгляд грустный-грустный. Я сначала даже засомневался, подумал, что опять каверзу припасла. Оказывается, нет. А успокоить надо.

Не гожусь я в качестве утешителя для молоденьких девиц, непонятно, как с ними себя вести. Ребенка уже нет, а женщина еще не выросла. Так и не нашелся что сказать. Успокоил в нескольких словах и спать отправил. Пришлось еще одну конфету дать, а они здесь жуть как дорогие. Может быть, сладкое от глупых мыслей поможет избавиться.

Когда уж засыпать начал, услышал сверху:

– Артуа, а я красивая?

– Мой кронор красивее, – ответил.

Сверху хихиканье донеслось. Вроде угомонилась.

Под утро проснулся оттого, что мне наступили на пальцы левой руки. Глаза открыл, смотрю, рядом с телегой кто-то стоит и руками в ней шурует. Сначала я подумал, что это Ритер, есть тут один такой, среди возчиков, все Милане знаки внимания оказывал. Я поначалу спокойно к этому относился, как бы там ни было, девочка взрослая, и ухажеров отгонять уговора не было.

Поначалу она разговаривала с Ритером, даже улыбалась ему. Я думаю, что просто позлить меня хотела, слишком уж выразительно иногда на меня поглядывала. Если честно, своего она добилась, хотя я старательно не подавал виду. Но потом Милана мне на него пожаловалась. Когда ухаживания стали слишком настойчивыми.

Я отвел Ритера в сторонку и начал ему объяснять, чего он может себе позволить, а что ему делать крайне опасно для здоровья. Тот в ответ начал глаза пучить, мол, могу себе позволить, что захочу, как захочу и когда захочу. К счастью, дед Куртис поблизости оказался. Как он мою руку успел перехватить, даже не знаю, ведь совсем не рядом стоял. Иначе Ритер точно бы без правой кисти остался, той, что он одну фигуру, которая была отлично мне знакома, показал.

Только смысловой диапазон у этой фигуры оказался значительно шире. Никогда бы не подумал, что одной комбинацией пальцев так много можно объяснить. В этом плане они далеко нас обошли.

Уже потом задумался, что это со мной было. Вспышка немотивированной агрессии? Или мотивированной? Наверное, все же мотивированной, поскольку слова его и жестикуляция не только ко мне относились.

Вот и сейчас я поначалу решил, что опять Ритер к Милане полез. Сейчас выберусь и задницу так ему напинаю, что она потом ни в одни штаны не влезет.

Но нет, Ритер долговязый, а здесь ноги как две тумбы. Еще, что ли, один любвеобильный нашелся, так наши все знают, что я под телегой сплю.

Одновременно сошлись два события: некто позволил себе сойти с моей руки и в этот же самый момент раздался визг Миланы.

Я когда под телегой спать устраивался, заботился не только о спальном месте.

И тесак без ножен у меня удобно под рукой был пристроен, и это чудище с кремневым замком, называемое кавалерийским пистолетом. Единственное, что мне в нем нравится, так это то, что, если за ствол схватиться, дубинка на загляденье получалась. Конструкторская мысль такую возможность сразу предусмотрела.

Вот с этими двумя предметами в руках я и выскочил из-под телеги. Правда, выскочил с другой стороны, потому что от визга Миланы обладатель ног-тумб от неожиданности отпрыгнул, но недостаточно далеко для того, чтобы не успеть треснуть меня, если я перед ним окажусь. Затем я яростно зарычал и рванул вокруг повозки, отвлекая на себя внимание и укоряя себя за трусость. Потому как возьмет сейчас этот неизвестный тип и ударит Милану, она от него в паре шагов.

Справа послышался какой-то шум и уже затем истошный вопль Пронтия. Лошади!

Неужели конокрады? Их тут тоже хватает, и занимаются этим ремеслом сплошь бедовые ребята, которые отлично понимают, что лошадь в любом крестьянском хозяйстве – самое ценное, поэтому церемониться с грабителями никто не станет.

Только какого черта этот тип возле нашей телеги делал?

Когда я обежал вокруг телеги, незваный ночной гость поджидал меня уже с широким палашом в руке. Да и сам незнакомец, под стать клинку, казался поперек себя шире. Непонятный тип отчего-то радостно щерился мне навстречу. Ага, есть упоение в бою, и ты его, наверное, уже чувствуешь.

Я же ощутил некоторое облегчение, не от его радушной улыбки, понятно, а оттого, что он к Милане даже приблизиться не попытался.

Помимо практических занятий с Дерком я прошел, если можно так выразиться, и теоретическую подготовку. Заключалась она вот в чем. У различного оружия и техника владения различная, нужно знать особенности. И у всех клинков есть плюсы и минусы. Дерк уделял этому не меньше внимания, чем мгновенному извлечению оружия.

Шум справа усиливался. Грохнул выстрел – это точно Пронтий. У этого мужика не обычное ружье, а фузея, и калибр у нее о-го-го какой, звук выстрела ни с чем не спутаешь. Мой пистолет по сравнению с ней как щенок гавкает.

Но я не стал отвлекаться – не до этого, противник, прямо скажем, не дремлет. От его первого выпада я ушел легко, да и не то у него оружие, оно больше для мощных рубящих ударов подходит. Решил инициативу взять – так флаг тебе в руки вместо палаша. На втором подловил его своим выпадом в кисть. Будь у него гарда чашеобразной, не получилось бы. А так: полоска металла, идущая от навершия до крестовины. Противник не сумел удержать оружие. Дело сделано. Осталось лишь как следует приложить незнакомцу рукояткой пистолета по голове. Удар получился славный, даже в плечо отдалось. Ночной тать рухнул на колени. И вот тут уже с подходом и переносом веса тела я заехал ему ногой в белеющий лоб. Получилось примерно так, как если пнуть в подходящий по размерам валун. Но результат был налицо – глубокий аут оппонента.

Здесь я застыл, соображая, что делать дальше. Бросить Милану и поспешить на помощь, туда, откуда доносится шум схватки? Но как ее одну оставишь? Забрать ее с собой – тоже не вариант, это значит потащить девчонку в самую гущу боя.

Вот она, Милана, совсем рядом. Ее бледное лицо и прижатые к груди кулачки белеют в сумраке ночи. На миг приблизился к ней, погладил по голове и снова застыл, весь внимание, слух и зрение.

Эх, ну почему мне так не везет! Неужели не мог тот, кто меня сюда закинул, преподнести мне небольшой бонус в виде кошачьего зрения. Насколько жизнь легче бы оказалась. А тут еще этот туман, в десяти шагах уже ничего не видно.

Незваный гость лежит себе на боку, не пытаясь даже пошевелиться. Сейчас самое время ударить валяющимся рядом с ним палашом ему же по шее, между третьим и четвертым шейными позвонками. Это оружие как раз для таких целей и предназначено. Наверное, я так и поступил бы, но только не у Миланы на глазах. И так шок у ребенка. Можно, конечно, отволочь мужика в сторону, а затем вернуться и бросить голову к ее ногам – вот, Милана, что бывает с теми людьми, кто самым наглым образом лапать тебя пытается. Глядишь, и гонорар бы накинула.

Вот же чушь в голову лезет. Что делать-то?

Шум схватки, поначалу очень сильный, со звоном металла и парой выстрелов, к этому времени затих, и было непонятно, кто победил. Наверное, все же наши, голоса как будто знакомые слышны у людей, что к нам приближаются.

Мои душевные терзания продолжались недолго. Буквально через несколько мгновений из вязкого тумана появились Пронтий, Куртис и еще несколько человек, все с оружием в руках.

– Как вы? – спросил Пронтий, все еще взбудораженный горячкой боя.

– Нормально. Лошади целы? – Моя Мухорка вместе с остальными паслась. Все мое движимое имущество.

Славный у Куртиса клинок, даже сейчас в темноте это видно. Сабля кавалерийская и эфес не из самых дешевых. Не удалось бы рассмотреть, если бы у него в другой руке факела не было.

– Не успели они. Вот только Мозис вряд ли выживет. По голове ему досталось. А это кто? – Пронтий наконец обратил внимание на лежавшего в беспамятстве человека.

– Не знаю, – пожал я плечами. – Наверное, жених к Милане приходил, соскучился.

За спиной возмутилась «невеста», заявив что-то вроде того, что в глупые головы редко приходят умные мысли.

Двое парней подхватили под руки моего недавнего врага и поволокли куда-то с глаз долой. Остановив их, я снял с него пояс. Вряд ли я еще раз увижу этого типа, а пояс – мой законный трофей, так же как и его оружие. Рассветет, осмотрю добычу внимательно. Глядишь, что-нибудь интересное обнаружу.

Что-то расходы мои оказываются гораздо больше запланированных. Да и как их планировать? Милана – девочка с запросами, ей постоянно чего-нибудь хочется, а отказать я не могу. Посмотрит на меня, пару раз ресницами взмахнет – и помчался Артур что-нибудь вкусненькое покупать. А сладости здесь дорогие. Нет чтобы мясо любить, запасся бы сразу парочкой копченых окороков – и до самого конца путешествия хватило бы, и экономия получилась бы существенная.

– Он живой еще, – бросил я им вслед.

Тот, что справа, обернулся на голос и ответил:

– Живым он раньше был. А сейчас он самый что ни на есть дохлый.

Надо же. Еще один на моем счету. Ну хоть не зря себе пятку отбил, до сих пор вставать на нее больно. Не умеют здесь подошвы приличные делать, да и не из чего. Или это ему так пистолетом досталось?

До самого рассвета уже не ложились. И завтрак получился очень ранним.

Мозиса, одного из возчиков, похоронили тут же, под могучим раскидистым деревом, вырезав на стволе какой-то косой крест в виде римской «х», только палочка была одна, сверху. Лошадей ночным налетчикам увести не удалось, но и трофейных животных не было. Видимо, кто-то ждал разбойников с готовыми к бегству конями и скрылся сразу, как только запахло жареным. Хотя, может, и не скрылся вовсе, а наблюдает сейчас из той самой рощицы, где я вчера кронора искал.

Было в этой истории и еще кое-что интересное – в ответ на мой вопрос о том, что могло понадобиться тумбоногому возле нашей телеги, Пронтий вильнул взглядом, отвел глаза и пробормотал что-то несвязное, мол, от своих в тумане отбился. Да и черт бы с ним, хорошо, что их трое не отбилось. Но искал-то он в телеге явно не Милану.

Все утро девушка на меня как-то странно поглядывала. Успокойся, ничего я не слышал. Главное – сдержать себя и не улыбнуться. Ночью, спросонья, пока не поняла, что это чужак, ты приняла его за другого, потому что окликнула. И имя было очень знакомое, много раз его слышал.


Глава 18
Ученик ученика

– Артуа, а ты меня как поцеловал: как любовницу или как любимую?

Ну спи же, Милана. Какая разница между двумя этими поцелуями? Я уже тысячу раз пожалел, что вообще это сделал.

Мы лежали на телеге, и я старательно пытался отодвинуться от Миланы как можно дальше. Да где же такое возможно, места и так едва хватило, чтобы разместиться вдвоем. А виной всему этому была всерьез ухудшившаяся погода. Дождь еще вчера начал намекать о том, что намерен заняться нами всерьез и надолго. Месяца эдак на полтора. Сегодня с утра его намеки перестали быть редкими и робкими. И под телегой стало сыро.

Я даже не стал устраиваться там на ночлег. Ну и естественно, сразу стал острым вопрос, где мне пристроить свое пусть и не сахарное, но все же нетерпимое к излишкам холодной влаги тело.

Вообще-то решение, которое я принял, было здравым и взвешенным. Где же еще охранять доверившегося мне человека, как не бок о бок с ним. Другое дело, будь мой принципал существом одного со мной пола, я бы себе такого не позволил.

Остальные отнеслись к моему решению достаточно спокойно. Они уже давно решили, что мы спим вместе и только ради приличия держим на людях дистанцию. Ну это их проблемы. Правда, некоторые молодые мужчины с огромным удовольствием заняли бы мое место, я нисколько в этом не сомневаюсь.

С другой стороны, чего в этой ситуации такого особенного? Я еще молод, Милана, если разобраться, тоже не ребенок. И подобная разница в возрасте – явление достаточно обычное. И не только в этом мире.

Сегодня, между прочим, у Миланы очень серьезное событие в жизни – ей исполнилось шестнадцать лет. Об этом я узнал еще утром. По поведению девушки было видно, что ей не терпится о чем-то сообщить. Впрочем, ей явно не хотелось начинать разговор первой. Она с какой-то тайной надеждой посматривала на меня.

Помучив ее немного (а как без этого, подозреваю, что и с родной планеты меня выслали именно из-за моего характера), я все же поинтересовался, что ее гложет. Вот тут девушка и сообщила о своем дне рождения. До самого обеда я мучился вопросом, что же купить в подарок, но потом все сложилось довольно удачно. Дело в том, что к этому времени мы въехали в небольшой городок, и мне удалось найти лавку, торгующую всякими поделками из драгоценных (и не очень) камней.

На что-то очень существенное у меня попросту не было денег, но и браслету из красивых разноцветных минералов Милана очень обрадовалась. Вообще-то браслет шел в комплекте с ожерельем, но за это запросили просто невообразимую сумму.

Понятно, что привыкла девушка к другим украшениям, стоящим на порядки выше. Но как говорится, дорог не сам подарок, а внимание. В этом я пытался убедить сам себя. Тем не менее подарок Милане очень понравился. Как же, я очень старался – торговца едва удалось убедить продать браслет отдельно от ожерелья.

Тем не менее, когда он назвал новую цену, я, не сдержавшись, присвистнул. Потом пришлось догонять обоз: яростные споры с торговцем заняли слишком много времени. Никогда не любил торговаться, но так хотелось сделать для Миланы что-то приятное.

Вот и лежим мы, наверное, уже второй час, пытаясь уснуть. Вернее, уснуть пытаюсь только я, а у Миланы очень лирическое настроение. Да и не стал бы я ее целовать, просто получилось так. После того как она поинтересовалась:

– А Тишка хорошо целуется?

Ну вообще-то не целовались мы с Тишкой почти, там все несколько по-другому было. Как-то само получилось. Но ты об этом знать не должна. В тот раз я ушел тихонечко, когда Милана уснула, и пришел так же. Нельзя тебе знать о Тишке, я и сам бы забыть рад. Но не получилось у меня от себя убежать. Я ведь был уверен, что девушка точно спала, а значит, не могла слышать, как я отлучался. Или она тогда притворялась?

А вышло все вот как. Несколько дней назад два обоза, наш и еще один, с солью, в одном месте на ночевку остановились. В чужом-то обозе Тишка и была, славная такая девица, лет на пять старше Миланы и моралью не слишком обремененная.

Переглянулись мы с ней пару раз, ну и встретились потом, когда все уснули. Я и знать не знал, что моя нанимательница о чем-то догадывается. Словом, поцеловать Милану мне пришлось в подтверждение того, что с Тишкой я не целовался. Немножечко непонятная для меня логика, да уж какой есть.

Поцелуй наш надолго затянулся, я еле сумел себя взять в руки. У нас с Миланой ничего не было и не будет. Всего лишь несколько дней нам вместе ехать осталось.

Я лежал и размышлял, как бы ей все объяснить так, чтобы она не обиделась. Ее, конечно, тоже понять можно – рядом мужчина, готовый за нее любого на куски порвать. И не только готовый, но и пару раз уже сделавший это. Дело в другом. Расстанемся мы через неделю и больше никогда не встретимся. Пройдет месяц-другой, и все забудется.

Если она и будет вспоминать о своей поездке, то с легкой усмешкой: надо же, как жизнь тогда повернулась. Найдет человека из своего круга, влюбится. И все у них будет хорошо. Или не совсем хорошо, не это главное. Главное, чтобы чувства сильные были.

Говорят, женщины первого своего мужчину всю жизнь помнят. И не должен он быть случайным попутчиком, да еще и имеющим социальный статус гийда. Наделает Милана глупостей, о которых потом всю свою жизнь жалеть будет. Да и я совсем не собираюсь всю оставшуюся жизнь хвастать, что была у меня дочь барона или графа. Увольте. Я себя еще немного уважаю. Конечно, она мне нравится, даже очень. Всю жизнь на руках носил бы. Но не судьба. Сплошной мезальянс получается. А здесь это очень серьезная штука.

Кстати, кто она такая, эта Милана, я до сих пор так и не сумел узнать. Она обещала все рассказать, когда доставлю ее по назначению.

Эх, все-таки нужно было к столице морем отправиться, сто раз уже пожалел, что выбрал именно этот путь. Из-за нее пожалел, конечно. Да кто же мог предположить, что все так получится. Но Милане всего этого знать не положено.

В общем, не знаю, чем бы у нас сейчас дело закончилось, но, к счастью, меня позвал Пронтий. Он предусмотрительно не стал приближаться к телеге и окликнул меня метров с пяти. Да ничего страшного, старшой, ты как нельзя вовремя. Только на дождь не хочется вылезать: под плотной тканью, прикрывающей телегу, тепло и сухо. Но если позвал, значит, надо, по пустякам беспокоить не стал бы. И голос какой-то странный. Да вы вообще здесь все какие-то мутные. Одни недомолвки и непонятки. Ничего, пару дней с вами – и все, дальше сами доберемся.

Перед тем как покинуть уютное логово, я чмокнул Милану в губы. Так, ни к чему не обязывает, а приятно, черт возьми. Надеюсь, когда вернусь, девушка уже заснет.

Есть у меня для такой погоды одежонка водонепроницаемая, захватил на всякий случай. В море без нее делать нечего, но и на берегу пригодиться может. Вот как сейчас, например. Пронтий, тоже в накинутом балахоне-дождевике, немного помялся, не зная, с чего начать. Я его не торопил, понятно, что ничего приятного не услышу, наверняка какие-нибудь проблемы. Так оно и оказалось. В общем-то я давно был готов услышать что-то в этом духе.

Они ждали гостей. Причем гости хоть и были запланированные, но еще хуже, чем из поговорки о нежданных. Вот он и предложил мне расстаться прямо сейчас, но при этом посмотрел на меня с надеждой.

– Сколько их будет?

– Десятка два, не меньше, – не задумываясь, ответил главный.

Ну и какого черта мне все это нужно, спрашивается? По-моему, это я вам деньги заплатил за проезд, а не вы мне за охрану. И еще вопросов целая куча. Что вы в телегах везете? Почему на вас должны напасть? И откуда вы знаете, что нападут именно сегодня? С виду-то вы обычные крестьяне, и очень сомневаюсь, что это маскировка. Что у вас тут: наркотрафик, контрабанда или еще какой запрещенный бизнес?

Самое интересное в том, что я даже не хочу знать ответов на эти вопросы. А хочу так немного: спокойно поспать до утра и покинуть вас вместе с вашими проблемами. Теперь же мне предстоит сделать выбор, а это я никогда не любил.

Естественно, что сейчас, в темноте и под дождем, мы с Миланой никуда не поедем, придется спрятаться где-нибудь поблизости. И будем сидеть в мокрых кустах до утра, прислушиваясь к тому, как вас здесь будут убивать. Ну может, не убивать, а грабить. Хотя, вернее всего, ваши гости будут делать и то, и другое одновременно.

Ты погоди немного, Пронтий. Сейчас я позлюсь немного, затем приду в себя, организую грамотную оборону, мы легко отобьемся, а завтра продолжим наш путь. Как тебе такой вариант? Нравится? Мне и самому он очень нравится, вот только что для этого необходимо сделать, понятия не имею. Знал бы, что мне придется в ваш вонючий мир попасть, я бы свою жизнь с самого детства совсем иначе построил. Ну может быть, мир и не совсем вонючий, скорее даже наоборот. Но от этого все остальное нисколько не меняется.

– Когда ждете? – задал я очередной вопрос, чтобы хоть как-то отложить принятие решения. Не хочу я решать, любой из вариантов (уехать, спрятаться, попытаться помочь) не сулит ничего хорошего.

– К утру точно будут, – не задумываясь ни на секунду, сказал Пронтий.

А ответа требует сейчас. Ну хоть заранее сказал – и на том спасибо. Мог бы промолчать и поставить перед фактом: помогай – или сейчас нас всех замочат. Черт, какие же они тут все таинственные, кого не коснись.

– Откуда узнали? – Еще один вопрос с той же целью.

– Паренек один приехал и весть с собой привез. Повезло, что мимо не проскочил, случайно нас увидел.

Это что же получается? Втемную выступить на их стороне глупо. Выведывать все подробности не менее глупо. Вдруг я узнаю что-то такое, после чего буду нужен только на время боя с неведомыми врагами. Самый подходящий вариант – выпытать все, затем похлопать Пронтия по плечу и сказать: ну вы, брат, попали. И уже в конце крикнуть Милане: собирайся, лапочка, мы срочно уезжаем. Этот вариант мне нравился больше всего.

Я потащил Милану к остальным. Никто не спал. Все были начеку и встревоженно всматривались в ночную пелену дождя.

Так, наблюдателей и без меня хватает, значит, я насчет этого могу не волноваться. Меня нисколько не прельщает первым вскинуть руку и ткнуть указательным пальцем в темноту, сопровождая этот жест тревожным шепотом: «Идут!»

Сейчас меня больше всего заботит совсем другая мысль: успею ли я спрятать Милану во-о-он в том кустарнике до момента нападения. Заранее ее там оставлять смысла нет. Неизвестно, сколько ей придется просидеть в холодной мокрой темноте.

Я посмотрел на свою нанимательницу, во взгляде которой читался укор. Согласен, девочка, непохожа ты сейчас на сказочную принцессу в этих огромных чеботах и всей той одежке, что я заставил тебя на себя напялить. Зато ноги не промокнут. И еще, поверь мне на слово, мы, мужская половина рода человеческого, обладаем уникальным свойством разглядеть стройную фигурку, даже тщательно упакованную во множество безобразных одежд.

Поцеловав Милану в лоб, удачно избежав при этом подставленных губ, я подошел к Куртису. Есть в нем что-то притягивающее, даже не знаю, как выразиться, основательность, что ли. С первого взгляда обычный старик – высокий, очень худой, с кустистыми бровями и выцветшими глазами. Обычно молчит, хотя может иногда в общий разговор пару слов ввернуть, всегда по делу.

– Хороший у тебя клинок, – обратился я к нему, чтобы завязать разговор.

Нет, я не специалист в холодном оружии, и судить о нем могу больше с эстетических позиций. Но не может клинок так выглядеть, если выполнен он из дерьмовой стали низкого качества. Куртис погладил навершие рукояти пальцами, на миг сжав эфес ладонью.

– Это все, что осталось, – ответил он. – Раньше, в молодости, я «диким» был. – Голос у него звучал как-то умиротворенно.

А сейчас, интересно, он каким стал, ручным или домашним? Или это слово что-то другое обозначает? Наш с Аниатой сосед, одноногий дед, очень уж гордился своей службой в Тунгейском полку и постоянно об этом рассказывал.

– Ты, парень, вот что. Когда все начнется, держись рядом со мной. У нас своя задача. И расслабься пока, раньше рассвета они не полезут. – Голос у Куртиса был таким, словно ему точно все было известно и наши неведомые враги сами ему сообщили время своего нападения. Да еще и попросили совета при этом, когда им лучше всего начать.

Дождь то почти стихал, то снова начинал лить сплошным потоком. Уже под утро, когда вокруг начало сереть, Куртис обратился ко мне:

– Ты бы, девушку, Милану свою, увел отсюда. Так, на всякий случай. Красивая она и дети у нее такими же будут.

Да я и сам собирался уже идти к ней, все, нервов больше не хватит. Сколько можно тянуть. Милана успела задремать, и мне пришлось ее будить. Подхватив на плечо седло и взяв девушку за руку, я пошел к заранее облюбованному мною месту.

– Вот здесь и будешь ждать, пока все не закончится, – сказал я ей. – А седло для того, чтобы не на земле сидеть, мокрая она, насквозь влагой пропиталась. Тут, в этих кустах, тебя никто не увидит, разве что специально искать будет, но это вряд ли. Чтобы не скучала, вот тебе орешки в сахаре, вкусные такие, твои любимые, и две конфетки. Последние они у меня, закончились. И вот еще мой плащ, накройся, мне-то он скоро только мешать будет, так что все равно скидывать.

– Артуа, тебя не убьют? – В глазах Миланы было столько тревоги.

– Конечно нет, да и с чего бы? Мы их просто попугаем – и все. А когда люди кричат друг на друга, никто никого не убивает.

– А Коста говорила…

– Коста сама ничего не знает, – перебил я ее. – Я с Куртисом разговаривал, вот он-то точно в курсе. Но все равно, Милана, ты обязательно дождись, пока я сам за тобой не приду. А если меня долго не будет, ты дня жди, когда совсем уже рассветет. Хорошо?

Милана часто закивала и попыталась снова что-то спросить. Да знаю я, девочка, что у меня концы с концами не сходятся, только лучше не выпытывай больше ничего. Я отошел уже на несколько шагов, затем вернулся и поцеловал Милану, сидевшую с зажатыми в обеих руках сладостями. Сейчас можно себе позволить то, что хочется больше всего на свете.

Возвращаясь к месту ночевки, я костерил себя последними словами, проклиная на чем свет стоит. Мы могли бы уже несколько раз присоединиться к другому обозу, идущему быстрее, такая возможность была, и не раз. И денег бы много не потерял, Пронтий – мужик порядочный.

Так признайся же себе наконец, что ты просто оттягивал момент, когда с Миланой придется расстаться. Но ведь все равно это произойдет через несколько дней. Так при чем здесь она, зачем ей все это нужно, все эти неприятности, в которые ты имеешь обыкновение влипать по поводу и без?

– Спрятал? – спросил у меня Куртис, и я лишь молча кивнул в ответ.

– Скоро они пойдут, парень.

Ну парень так парень, для тебя – да, ты ведь старше меня раза в два.

– Когда они нападут на обоз, – продолжил он, – мы зайдем сбоку и ударим им во фланг.

Мы – это кто? Видимо, мой вопрос так явственно читался на моем лице, что Куртис не стал дожидаться, пока я его озвучу:

– Мы – это я и ты.

Ага, отличный план. Да чего уж там, просто превосходный.

Хорошенькая из нас команда получается. Один – старый дед, который решил спеть свою лебединую песню. Я, конечно, догадываюсь, что «дикие» – это очень серьезно. И даже нисколько не сомневаюсь в том, что в прошлом он воин с большой буквы. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что такую саблю нельзя поменять на рожь или капусту. Но если это и получится, то никто не сможет носить саблю так открыто, как носит ее он. Подобное право нужно заслужить. Второй – это я. Несомненно, тоже великий воин. В будущем. Вероятно. И вероятность эта составляет процента полтора-два. Мы нападем на них и искрошим в ту самую капусту, легко и непринужденно, как и подобает двум славным бойцам: пенсионеру и ученику ученика мастера. Как же иначе меня можно назвать? Совершенно очевидно, что я даже в ученики еще не гожусь.

– Не бойся, парень, сегодня не твой день. Знаешь, когда я служил в «диких», меня прозвали Годимом. Тебе знакомо это слово?

Я кивнул: знакомо. Милана рассказывала мне, что есть легенда о таких людях. И обозначает это слово что-то вроде прорицателя или ведуна. Но это совсем не говорит о том, что они действительно существуют. Да и прозвище можно дать какое угодно. Например, в большинстве случаев верзилу под два метра ростом будут называть Малышом.

Ну хоть как-то успокоил, и на том спасибо. Да и чего, собственно, волноваться. Их всего-то десятка два ожидается. Для таких матерых бойцов, как мы с дедом, – плевое дело, как раз аппетит перед завтраком нагулять. А в том, что в этом мире никакого антисептика, кроме уксуса, не существует, ничего страшного нет. И антибиотиков тоже нет. Получу какую-нибудь рану, подумаешь, заражение крови. С моим-то иммунитетом смешно даже думать об этом.

– Так ты пойдешь со мной? – Голос у старика был абсолютно безразличным.

Да уж, одно во мне хорошо – я не родился женщиной. Иначе со своей неспособностью сказать при необходимости «нет» я пользовался бы огромной популярностью среди мужской части населения.

Мы шли недолго, шагов сто, не больше. И остановились возле какого-то деревца с резными листьями. Кажется, мы оказались чуть в стороне от сбившихся в кучу телег. Куртис снова обратился ко мне:

– Когда мы пойдем на них, держись за мной сзади и справа. – Ну что ж, такая просьба вполне понятна, ведь Куртис – левша. – И еще, не приближайся слишком близко. Глаза у меня уже не те. Эх, молодость, молодость. – Здесь по закону жанра ему было положено вздохнуть, но вместо этого я услышал совсем другое: – Сейчас я расскажу тебе одну вещь и даже попробую научить тебя этому. Освоить это несложно, у любого, кто постарается, получается. Слушай внимательно.

И я весь обратился в слух. И было это не расхожим выражением. Вряд ли Куртис станет меня учить тому, как подманивать свистом певчих птиц.


Глава 19
Годим

Когда до нас донеслись крики и звон металла, мы все еще стояли возле дерева с необычными листьями. Грохнул выстрел. Это Пронтий из своей фузеи. Смотри-ка, смог же воспользоваться. Я свой пистолет даже брать не стал, в такую погоду очень мало надежды на то, что он не подведет. Кинжал вернее будет.

Бой разгорелся серьезный.

Куртис кивнул подбородком: давай. И я попробовал снова. Дед даже не стал спрашивать, получилось ли, такого не скроешь, и только коротко бросил:

– Пошли.

И мы пошли. Господи, как мы пошли!

Чуть впереди и слева – Куртис, его движения были похожи на какой-то танец. Да я и сам едва чувствовал под собой землю – настолько легким казалось мое тело. А внутри бушевал огонь. Или хмель. А может, и не хмель даже. Как же точнее это состояние назвать? Когда чувствуешь в себе такую силу, что способен руками порвать врага на части, когда весь мир вокруг тебя замедляется, а сам ты боишься только одного: того, что это ощущение внезапно исчезнет.

Куртис несколькими движениями клинка разбросал в стороны вставших у нас на пути людей, но не стал останавливаться. Я был рядом с ним, и мои удары тоже не пропадали даром. И мне отчего-то было абсолютно безразлично, что следующий мой противник опередит меня на доли секунды и я упаду на землю, а Куртис пойдет дальше. Да и как такое сможет произойти, когда за то время, что он потратит на замах, я смогу обежать вокруг него, успеть парировать его удар и даже нанести свой.

Из-за телег бросились наши (а как их еще называть) и яростно атаковали врагов. И нападавшие дрогнули. А что еще им оставалось делать, когда сквозь их строй играючи прошел этот непонятный высокий худой старик с разящей молнией в руке. Наши противники побежали, за ними гнались люди, еще несколько минут назад принявшие свою смерть как данность. И сразу мое наваждение пропало, пропало в один миг. Вместо этого пришла боль в левой руке, сильный озноб и не менее сильный страх.

Ведь я несколько раз был буквально на волосок от смерти: и когда нанес встречный удар, вместо того чтобы защититься, понадеявшись только на свою скорость, и когда отпрянул от еще одного удара недостаточно далеко и смазанный блеск металла разошелся с моим горлом буквально в каких-то миллиметрах. Было еще несколько моментов, и любой из них мог стоить мне жизни. И еще меня совсем не радовало, что от моего клинка как минимум трое остались лежать на мокрой истоптанной траве.

Трясло меня так, что я еле смог вставить свой тесак в ножны. Не было никакого волшебства в том, чему научил меня Куртис. Он просто показал мне способ выплеснуть адреналин в кровь. Выплеснуть по желанию, а не тогда, когда он появляется в крови в результате сильного стресса. Ведь именно в таком состоянии мы можем совершать гигантские прыжки или, например, легко поднимаем немыслимые тяжести. А то, что со мной происходит сейчас, – это всего лишь откат. Обычная реакция организма. Но от понимания не становилось легче.


Куртис лежал на дерюге, брошенной прямо на мокрую грязную траву. Его рубаха была разорвана на груди, и рана при каждом вздохе исходила кровавыми пузырями. Он заметил меня, подмигнул и попытался улыбнуться. Да уж, улыбка вышла у него из рук вон плохо.

Куртис рухнул на одно колено в тот момент, когда Пронтий со своими людьми выскочил из-за телег и отогнал налетчиков далеко в сторону. Но я не видел, когда же старика ранили. Я поклонился ему в ответ, стараясь, чтобы в этом поклоне он смог разглядеть все мое уважение. Ведь этот дед дал мне значительно больше, чем простой способ вызвать в себе ощущение неуязвимости. И еще, я запомнил его слова, что это чувство тренируется так же, как, например, задержка дыхания.

Милана! Эти люди в сереющей мути рассвета отступили туда, куда я ее спрятал. И я помчался к девушке со всей скоростью, на которую только был способен. Уже совсем рядом я резко сбавил бег, опасаясь увидеть то, чего страшился больше всего на свете.

Милана сидела зажмурив глаза и что-то неслышно шептала. Оба ее кулачка были по-прежнему сжаты, и из одного выглядывал краешек конфеты. Другой, по всей видимости, был пуст: все орешки валялись на земле.

– Милана, – окликнул я ее шепотом.

Девушка открыла глаза, и я заметил в них нечто, очень похожее на радость. Затем она побледнела еще больше.

– У тебя кровь на лице…

Нет, нет, девочка, не надо лицо руками трогать, запачкаешься. Эта кровь из рукава в ладонь набежала, а затем я ею по лицу провел нечаянно. Теперь у меня на левом предплечье три шрама будет, целая коллекция. С первым я сюда прибыл, его и не видно почти. Давно это было. Да и второй рубец давно затягиваться начал. А сегодня совсем маленький, даже кости не видно, и кровь уже запеклась.

Пойдем к остальным, вполне возможно, что им необходима помощь. Только ты побудь здесь, с краешку, посиди на телеге, дальше не ходи. Там сейчас очень некрасиво, незачем тебе это видеть. И подожди еще немного, столько времени ждала. Видишь, и дождя почти нет, только небо хмурится.

У Пронтия погибло пять человек, и среди них был Годим, думаю, так называть его все же правильнее. Если бы не он, потери были бы гораздо больше. Вероятно, в живых остались бы только те, кто сумел убежать. Наверное, именно такой смерти и желал старик, чувствуя, как покидают силы когда-то могучее тело. Знал он, что не пережить ему эту ночь, и насчет меня правильно предсказал. Хотя в принципе первым должен был лечь я.

Я подошел к Пронтию, молчаливо наблюдавшему, как его люди копают пять могил. Что-то вы все слишком уж спокойны, не торопитесь отсюда уехать как можно быстрей. Зато это с чистой совестью смогу сделать я, не ставя себе в вину то, что бросил вас в трудной ситуации.

Пронтий снова отвел глаза, поймав мой вопросительный взгляд.

Понимаю, ты так и не расскажешь, почему эти люди напали на вас, везущих всякий хлам на девяти телегах. Может быть, среди этого хлама есть высохшая смола очень редкого дерева житоя, и от ее крупицы, положенной под язык, люди цепенеют на целые сутки и все это время живут в своем мире. Этот мир настолько прекрасный, что людьми овладевает стремление остаться в нем навсегда.

А вдруг здесь плоды невзрачного кустарника, которые обладают отличным тонизирующим эффектом, только вот желание жить от этого совсем пропадает.

А может, так доставляются обыкновенные контрабандные товары? Не скажешь, значит? Ну как знаешь, как знаешь, а мне пора откланяться. Ваши проблемы теперь только ваши проблемы.

Уже в спину Пронтий окликнул меня. Когда я обернулся на голос, он протянул мне саблю Годима. Что ж, очень ценный подарок, и ты понимаешь это лучше меня.

До половины обнажив клинок, я полюбовался узорчатостью его стали. Затем вынул полностью, несколько раз взмахнул рукой. Не легкий и не тяжелый, в самый раз, как будто сам специально по весу долго его подбирал. Проблема только одна: всякий раз, когда выхватываешь его из ножен, можно потерять несколько очень важных мгновений, чтобы лишний раз полюбоваться изящной хищностью клинка.

Оседлав Мухорку, я помог Милане взобраться на нее. Все, девочка, нам пора. Сразу и поедем, без завтрака. Зря ты выбросила орешки и слипшиеся в руке конфетки. Не осталось у меня ничего съестного. Когда состоишь на полном довольствии, такие вопросы перестают заботить. Так что придется немного потерпеть. Что-нибудь по дороге купим.

И еще один очень важный момент. Пару минут буквально. Я подошел к могиле, в которую уже опустили тело Годима, и положил клинок старику на грудь. На какой-то миг мне почудилось, что тело дрогнуло, принимая то, что принадлежит ему по праву. Это морок, я знаю. Просто я не выспался и еще очень много нервничал. Но так будет правильно.


Завтра мне предстоит расстаться с Миланой. Я сидел в харчевне и битый час тянул дрянное кислое вино безо всякого намека на крепость. И больше всего хотелось, чтобы сейчас передо мной на столе оказался обыкновенный стакан с обыкновенной белой жидкостью привычной мне градусности. Чтобы жахнуть его залпом, уткнуться носом в рукав, а затем вытереть им же набежавшую слезу. Потом перевести дух и выкурить подряд пару сигарет. Наверное, меня бы отпустило.

Милана осталась наверху в большой, сухой, теплой, чистой комнате с двумя широкими кроватями. Мы остановились на этом постоялом дворе еще засветло. Я снял комнату, лучшую из свободных. Распорядился принести туда много горячей воды. Изучил местное меню и заказал много еды. Затем ушел вниз.

Еще я купил Милане новое платье. Конечно, оно не было таким, к каким она привыкла, хотя я потратил на него почти все деньги, найденные в поясе жертвы моей все еще побаливающей пятки. Завтра Милана будет там, куда так стремилась все это время, и очень не хочется, чтобы она выглядела, как одна из тех девушек, которые зарабатывают себе на хлеб ласками на обочине имперского тракта.

Когда она переоделась и попросила оценить, я увидел то, что боялся увидеть все это время. Платье оказалось ей в самый раз, и передо мной предстала не девочка-подросток, а юная женщина во всей своей хрупкой красоте. После этого я ушел вниз и полночи просидел за столом, мечтая о полном стакане национального напитка, пусть даже и очень теплого.

Когда я наконец поднялся в комнату, Милана уже спала. И на ее лице было выражение не обиженной девчонки, а женщины, обманувшейся в своих ожиданиях.

Прости меня, Милана, прости и пойми, что так будет правильно.


Мы шли тропинкой по замечательному лесу, держась за руки и беседуя обо всем на свете. С почти безоблачного неба ярко светило солнце, словно говоря: вот оно я, а ведь вы не ожидали увидеть меня еще долго-долго.

– Этот лес, – рассказывала Милана, – граница между владениями моего дяди и его соседа, барона. Много лет они не могут выяснить, кому же он должен принадлежать. Мы могли бы свернуть с тракта немного дальше, но почему-то мне захотелось пройтись в тени этих деревьев. Правда ведь, здесь очень красиво?

Истинная правда, Милана, мне тоже очень не хочется расставаться с тобой как можно дольше.

Завтра я проснусь и уже не увижу тебя, и некому будет оттачивать на мне свой язычок. А мне так нравилось просто слушать твой голос. Мне уже некому будет помогать спрыгнуть с телеги на землю. И сердце не будет замирать оттого, что все это хочется закончить поцелуем. Мне незачем будет просыпаться среди ночи от подозрительного шороха и прислушиваться к темноте и к твоему спокойному дыханию. А затем уснуть с мыслью, что скоро утро и ты опять мне улыбнешься. Завтра всего этого не будет.

С каждым нашим шагом это завтра становилось все ближе и ближе. И я наконец решился сказать то, о чем боялся признаться все это время даже себе, сказать то, что понял сразу, как только ты немного пришла в себя и перестала казаться просто испуганной девчонкой. Всю дорогу я старательно придумывал причины, по которым этого делать не следовало: твоя молодость, твое происхождение и все остальное-прочее. Сейчас я это могу себе позволить, ведь завтра я тебя уже не увижу.

Мы целовались через каждые несколько шагов. Потом просто стояли, крепко прижавшись друг к другу. И затем целовались снова.

Мухорка каждый раз тактично делала вид, что ее больше всего на свете увлекает зеленая трава под ногами. Когда я сказал об этом Милане, она рассмеялась и заявила, что женщины всегда были умнее мужчин, и к животным это тоже относится. Затем погрустнела и сказала, что совсем не хочет со мной расставаться и что она…

Я остановил ее слова поцелуем. Понятно, что она хочет сказать. Увы, но это невозможно.

Когда мы вышли на широкую лесную поляну, из-за деревьев показались три всадника.

Один из них, крупного телосложения, с заросшим кудрявой бородой лицом и надменным взглядом, был дворянином. Два других являлись вооруженными слугами, из тех, что принято держать под рукой и которые повязаны с хозяином общими, далеко не всегда законными делами. Такие и через несколько столетий не переведутся. И в любую эпоху их будет легко узнать, как бы они ни назывались.

Мне очень не нравился взгляд, которым дворянин смотрел на Милану. Так смотрят на очередную прихоть, оценивая, в течение какого времени она сможет поддерживать интерес. Судя по настороженности Миланы, он никак не мог являться ее родственником.

Мухорка плелась в нескольких шагах за моей спиной. Она вообще замечательная лошадь, никогда никаких проблем, следует за хозяином, как собачка. В седельной сумке пистолет, стволом вверх, я уже так привык. К седлу прицеплен тесак в ножнах, когда гуляешь с девушкой за руку, он как будто бы и ни к чему. А на поясе – нож не нож, кинжал не кинжал, с лезвием сантиметров тридцать длиной. Вот и все мое вооружение. Нет, есть еще то, чему научил меня Годим, то, что всегда будет со мной, до последних дней жизни, сколько у меня их там еще осталось.

Прячься за спину, Милана, сейчас плясать начнем, а там будь что будет.

Главный мельком посмотрел на меня и снова уставился на Милану. У меня возникло непреодолимое желание погасить этот взгляд сильным и хорошо направленным ударом.

– Смотри-ка, – обратился он к тому, кто ехал от него справа и чуть сзади, – какая симпатичная барышня по моим землям гуляет. Нельзя ей тут, в диком лесу, оставаться. Здесь хищников полно, нужно спасать девушку. Спасти, накормить и обязательно обогреть.

Слуга радостно заржал, поддерживая своего хозяина, позволившего себе такую удачную шутку. Мое присутствие они старательно игнорировали. Вполне возможно, что очень зря.

Милана, вместо того чтобы спрятаться за моей спиной, вышла вперед и заявила тем голосом, что мне еще ни разу не доводилось от нее услышать:

– Вы что это себе позволяете? Не имею сомнительной чести быть вам представленной, но позволить себе такое по отношению ко мне может только грубый неотесанный мужлан. Я – дочь графа Робера Эврарна! – выпалила она на одном дыхании.

Должен заметить, что на бородача вся эта гневная тирада не произвела ни малейшего впечатления. Скорее, он даже обрадовался:

– Надо же такому случиться! Какой сегодня удачный день! Недаром у меня с самого утра хорошие предчувствия были. Сначала Тойра легко ожеребилась, а сейчас сама леди Милана в лесу встретилась, кто бы мог подумать. Ее ищут повсюду, а она здесь, под самым носом, разгуливает, да еще и под ручку с каким-то гийдом. Уж не из-за него ли вы буквально из-под венца сбежали, милая леди? И уж вам ли после всего этого делать мне замечания о правилах благородного поведения?

Улыбочка у него вышла довольно гаденькая. Или это было мое субъективное мнение?

Милана беспомощно обернулась на меня.

А что я? Я стоял и наблюдал. В голову не приходило ни одной хорошей мысли. Это люди твоего круга, Милана, и я даже не представляю, как можно вести себя в подобной ситуации.

– Так что, леди Милана, сочту за честь пригласить вас к себе в гости. Вы побудете у меня некоторое время, а затем я вас «найду». Недельки через две, вероятно. Судя по взглядам, брошенным вами на вашего спутника, вашему будущему мужу уже не удастся обнаружить то, на что он рассчитывал. Скажу больше, вы и интересны ему совсем не из-за этого. Вы это понимаете не хуже меня. Не это ли явилось причиной вашего бегства? Кроме того, думаю, что и ваш будущий муж будет на меня не в обиде. Да мы ведь и не расскажем ему ничего, не так ли, леди Милана?

Вот теперь Милана попыталась спрятаться за мою спину. Поздно.

Повинуясь едва заметному жесту дворянина, слуга, находившийся от него слева, конем оттеснил меня в сторону. И мне пришлось шагнуть вправо. А что тут поделаешь, если на тебя прет такая масса?

Когда я рассказывал о терпеливости своей Мухорки, то не озвучил того, что даже мои чертовы тучи попыток вскочить на нее быстро и без помощи стремян бедное животное выносило так же безропотно, как и все остальное. Тренировался я, понятное дело, для того, чтобы можно было быстро свалить в случае необходимости. Но и в данной ситуации мои навыки пригодились. А сделать удушающий прием, когда сидишь сзади за наездником, так же легко, как и стоя и даже лежа на земле.

А вот чтобы освободиться от такого захвата даже при помощи кинжала или ножа, необходимы навыки на уровне рефлексов. Ну как, например, ладонь к своему горлу подставлять, чтобы его удавкой не захлестнули. Сначала рефлекторно подставил, а затем уже разбираешься, действительно ли что-то за спиной происходит или померещилось. Иначе темнота почти мгновенно приходит.

Вот я уже и на коне. В гордом одиночестве, кстати. Вдвоем некомфортно. Хотя вряд ли этого жеребца Боливаром зовут.

И вот имеем мы то, что имеем. Один я, одна лошадь и один кинжал в руке. Нет, был бы я крутым бойцом, я бы у слуги еще и палаш успел выхватить, пистолета у него все равно не было. А то, что было, он на поясе носит. И нечего на меня глаза пучить, благородный ты мой. Нет у меня в крови никакого уважения к твоему происхождению, в другом месте я вырос. А есть только ярость из-за твоих высказанных планов.

Я направил коня к бородачу, думая о том, что, если он успеет выхватить свою шпагу и я напорюсь на нее в полете, когда прыгну на него, ее тонкое жало не сможет меня остановить. Затем мы свалимся на землю, и, возможно, мне повезет, и я отделаюсь не смертельной раной. Если рана окажется смертельной, то какая мне разница, что произойдет потом. Большего я все равно сделать не успею.


Глава 20
Разновидности памяти

Управлять чужой лошадью оказалось легко. Во-первых, сказался опыт, полученный за время моего путешествия. Во-вторых, мне ее, в отличие от Мухорки, ничуть не было жалко. Не жалко было огреть по бокам каблуками, не жалко рвануть повод сильнее, чем следовало, чтобы направить в нужном мне направлении.

Да и не нужна она мне надолго, мне бы только до бородача добраться. А добраться до него стало сложнее. Второй его спутник направил своего коня наперерез, и в руках у него заблестело лезвие сабли. Кинжал против сабли, понятное дело, не оружие, да и навыки конного боя отсутствуют у меня напрочь.

И я рванул повод еще раз, уводя своего коня в сторону. Мне хотелось добраться до Мухорки, чтобы на скаку схватить висевшие на луке седла ножны с тесаком. Возможно, мне бы это и удалось, но на пути встала Милана. И я решил подхватить ее и усадить рядом с собой. Но в самый последний момент девушка испугалась скачущей прямо на нее лошади и отпрянула в сторону, оказавшись в нескольких сантиметрах от Мухорки, все это время спокойно щиплющей траву.

Наверное, со стороны все это выглядело очень нелепо, но мне было не до смеха. У меня даже лопатки на спине сошлись в ожидании удара сзади.

В руке у бородача был пистолет. И хотя он пока что держал его стволом вверх, было понятно, что дворянин выбирает момент для выстрела. И останавливало его только то, что я прижался к гриве лошади, так что легко можно попасть именно в животное. А делать этого он явно не хотел: как-никак – собственность.

На землю я приземлился крайне неудачно, чуть ли не на четыре кости, кроме того, умудрился завалиться набок и выронить кинжал. Но свою главную задачу выполнил, нырнув под брюхо Мухорки и сорвав перевязь с тесаком.

Эх, Милана, ну как же ты умудряешься все время оказаться не в том месте. Умоляю тебя, отойди шагов на десять в сторону, никто тебя не тронет. Девочка, пойми, нет ничего хуже: стоять вот так, оцепенев от страха… Мешаешь ты мне, очень мешаешь.

Снова нырнув под брюхо Мухорки, я оказался в тылу преследующего меня врага. Сейчас только проворство может меня спасти. Все-таки на ногах мне легче будет маневрировать, и единственная защита для меня сейчас – лошадь.

Бородач направил своего коня ближе к нам. Сейчас гостеприимные хозяева зажмут меня с двух сторон – и все. Да еще этот, первый. Я ведь только слегка его придушил и скинул с лошади. И он уже приходит в себя. Еще пара минут – и их снова будет трое.

А тут еще Милана. Да уйди же ты в сторону, умоляю тебя!

Уже отчаявшись, я выпрыгнул прямо из-под брюха лошади, держа клинок в вытянутой руке и направляя его в преследовавшего меня всадника. Есть.

Острие попало ему куда-то под ухо и ушло вбок, устремляясь в сторону носа. Это не смертельно, но некоторое время ему будет точно не до боя.

Бородач выстрелил в упор и, скорее всего, попал бы, но за долю секунды до этого я рухнул на колени, одновременно наотмашь ударив лезвием клинка по правой передней ноге лошади, оказавшейся перед самым моим носом.

Три звука слились почти воедино – гром выстрела, ржание раненой лошади и визг Миланы.

И посреди всего этого невообразимого шума вдруг послышался незнакомый голос. Он принадлежал человеку, который явно привык, чтобы все подчинялись ему с полуслова.

– Что здесь происходит?

На поляну выехали несколько всадников, и, по крайней мере, у троих из них были шпаги. Ну вот, а я только размечтался о том, что мы остались с бородачом один на один. И уже успел обрадоваться тому обстоятельству, что в моих руках оказался пистолет, чудом выхваченный из сумки за то время, пока вставшая на дыбы раненная в ногу лошадь сбрасывала бородача на землю.

– Дядя, дядя! – радостно закричала Милана, бросаясь к одному из прибывших на поляну.

Человек в расшитом золотом камзоле и в шляпе с пышным пером, ехавший первым, был немолод. Но с лошади он соскочил сам, вернее, не соскочил, а соскользнул, так будет правильнее. Мужчина крепко обнял Милану, а девушка уткнулась ему в грудь и разразилась слезами. Именно разразилась, точнее не скажешь. Меня же окружили остальные всадники, и я аккуратно положил на землю свое оружие – пистолет и тесак. Теперь они мне уже не помогут.

С моего места не было слышно, о чем разговаривала Милана со своим дядей. Время от времени девушка указывала рукой то на меня, то на моего недавнего бородатого врага. Он, кстати, старательно делал вид, что все происходящее его не касается.

Затем дядя Миланы погладил племянницу по голове и приблизился к бородачу. И опять я не расслышал ни слова. Но то, что дворянин, затеявший ссору, побледнел, было заметно даже отсюда.

Люди, окружившие меня, разъехались, я подобрал свое оружие, сунул так и не пригодившийся пистолет в сумку, опять подвесил тесак к седлу и застыл в ожидании, не представляя, что мне делать дальше.

Понятно, что Милана встретилась с тем, с кем и стремилась встретиться. Ясно и то, что мне никто не даст с ней попрощаться. Нет, не будет мне последнего поцелуя, но хотя бы пару слов благодарности все же можно было позволить. А ведь еще вчера вечером все было совсем по-другому. И сегодня я услышал от нее то, что даже не мечтал услышать.

Оказалось, что обо мне тоже не забыли. Я даже стал предметом небольшого спора, донесшегося до моих ушей.

Один из дворян – обладатель усов с завитыми кверху кончиками и небольшой бородки-эспаньолки – утверждал, что достаточно дать мне горсть серебряных монет, и я буду на седьмом небе от счастья. Милана доказывала, что я не такой. Тогда этот тип заявил, что нет на свете ни одного гийда, который бы не любил денег, и он сейчас это докажет. Слова с делом у него надолго не разошлись.

Окликнув меня, он эффектным жестом бросил мне звякнувший кошель. Я довольно ловко поймал деньги, отвесил ему поклон (при этом успел отметить удовлетворенное выражение его лица) и, выпрямившись, запустил кошель за спину, туда, где сбились в небольшую кучку несколько слуг, прибывших вместе с хозяевами.

Судя по звуку, кошель благополучно прилетел в чужие руки. Я снова поклонился, взял Мухорку за поводья, отвел ее в сторону и вскочил в седло. Больше всего мне тогда хотелось сделать это легко и непринужденно, не обращая все в комедию. Я ясно представил, что мне не удастся усесться в седло с первого раза, ведь с моими навыками верховой езды я запросто могу перелететь через лошадь и оказаться на земле с другой стороны. Со страха у меня даже спина покрылась холодным потом. Но нет, все получилось как нельзя лучше.

Я тронул повод и поехал: а что я теперь здесь забыл? Если бы я не стал ловить кошелек, и он шлепнулся у моих ног, это было бы похоже на оскорбление. А то, что я переправил деньги слугам, – это только мое дело.

Я мог потратить неожиданный капитал на вино, доступных женщин, купить себе бархатные портянки или рубаху из кумача… Словом, вести себя так, как, по мнению человека, бросившего мне кошель, надлежит вести себя простолюдину, на которого внезапно обрушилось богатство в виде горсти серебра. Но я не оправдал его ожиданий.

Поехали, Мухорка, с голоду не помрем, а жизнь гораздо интереснее, когда приходится заботиться о деньгах. Так, по-моему, сказал Ренуар Эдуарду Мане в одном замечательном фильме.

Вскоре меня догнали двое слуг, и один из них перегородил мне дорогу.

– Его сиятельство… – Он запнулся, подыскивая нужное слово. Просить меня его сиятельство не станет, я не того полета птица, а на то, чтобы придумать что-то другое, слуге потребовались немалые умственные потуги. Наконец ему удалось объяснить, что мне необходимо следовать вместе с ними, поскольку их хозяину, герцогу Кейтскому, взбрело в голову поговорить со мной. А свой путь я отлично смогу продолжить завтра с утра.

Резиденция герцога очень меня впечатлила. Она был такой, какой и должна была быть в моем представлении. Три замковые башни возвышались на острове посреди озера. Через воду был перекинут каменный мост.

А уж о роскошном убранстве внутренних помещений я вообще молчу. Разглядеть это великолепие мне удалось лишь мельком, через открытые двери: для лиц моего положения существуют совсем другие помещения. Но и небольшая комнатка, предоставленная мне, вполне меня устраивала. Поскольку никаких указаний не было, я провел часть времени, осматривая замок, при этом стараясь быть лишь в тех местах, где мое присутствие не вызовет никаких нареканий.

Поел я вместе со слугами, еда была довольно однообразной, но вкусной и сытной. А еще я наконец вымылся, совершенно не экономя горячую воду и нечто желеобразное, применяющееся здесь вместо мыла и шампуня.

Когда я окончательно решил, что герцог позабыл о моем существовании, за мной пришел слуга его сиятельства. Принял меня герцог в помещении, по всей видимости исполнявшем роль кабинета. Сесть он мне не предложил, но я почему-то забыл обидеться. Некоторое время хозяин замка молчал, внимательно рассматривая меня. Затем все же соизволил произнести несколько фраз. И его слова отчего-то меня удивили. Нисколько не делая над собой усилий, герцог поблагодарил за помощь, которую я оказал Милане в ее непростом путешествии, после чего поинтересовался моими планами. Я не стал скрывать того, что стремлюсь побывать в столице Империи, Дрондере. На вопрос, чем я буду там заниматься, ответил, что решу на месте, поскольку задумываться об этом еще рано.

Пару слов было сказано мной и о том, что в Империи я недавно и попал на ее берега по воле случая: меня смыло за борт во время сильного шторма. Мне почему-то казалось, что именно эта тема будет герцогу наиболее интересна. Но он довольно равнодушно выслушал меня, кивнул – и все.

Пару минут герцог барабанил пальцами по столешнице, явно о чем-то размышляя. Затем, улыбнувшись, сказал, что денег мне предлагать не станет, поскольку, вероятно, у меня их столько, что я даже ими разбрасываюсь. Ну это как сказать: из рук герцога я бы деньги с удовольствием принял, поскольку такой жест не выглядел бы подачкой. Да чего уж теперь: что сделано – то сделано.

Следующие слова его сиятельства заставили меня приободриться. Все не так уж плохо, без подарка я не остался. Герцог предложил зайти в столице по одному адресу, где мне предложат нечто, крайне для меня привлекательное. Но сразу предупредил, что решение о том, подойдет моя кандидатура или нет, принимает не он, его задача – только рекомендовать меня, а там уж как получится. Если сумею произвести должное впечатление, то и выйдет все замечательно. При условии, что мне самому захочется, чтобы все получилось.

По крайне мере, у меня будет выбор. Иначе можно попасть в такую ситуацию, когда вход будет бесплатным, а за выход могут потребовать немыслимую сумму.

Адрес я решил записать, не надеясь на себя. Да и «заветные» слова не мешало бы зафиксировать на бумаге тоже. Пока я доберусь до Дрондера, эта информация вполне может улетучиться из моей головы, потому что не обладаю я ни фотографической, ни ассоциативной, ни другими видами памяти, какие они там еще бывают. Как-то я даже книгу приобрел, обещавшую улучшить память в разы. И буквально в предисловии прочитал замечательную фразу о том, что даже самая хорошая память никогда не сможет заменить клочка бумаги. Ну и к чему тогда все это?

Герцог любезно предоставил мне голубоватый лист бумаги и кивком указал на вычурный письменный прибор: небольшая скульптурная группа изображала битву рыцарей с неведомым мне чудовищем.

Спасибо, без надобности. Для того чтобы писать птичьими перьями, требуется необходимый навык. И откуда, спрашивается, я его возьму?

Вот у меня в кармане кусочек грифеля совершенно случайно завалялся. Хорошо, не случайно, ведь Милана меня письму обучала. И хоть больших высот я в этом пока не достиг, но свое имя писать научился. Не опозорюсь, когда что-нибудь подписывать придется. Не на родном же языке это делать, в конце-то концов. Словом, нацарапал я на листке, все, что посчитал нужным. Заодно и перед герцогом обнаружил, что писать умею, хоть и непонятными каракулями, но быстро.

В конце разговора мой собеседник поинтересовался, найду ли я дорогу в свою комнату самостоятельно, покосившись при этом на серебряный колокольчик, лежавший у него на столе.

Конечно, ваше сиятельство, меня же в ваш кабинет не с завязанными глазами привели. Это я уже себе пошутить позволил. И он нормально воспринял мою шутку. Хороший мужик, хоть и герцог. Все бы такими были…

– Артуа, – услышал я негромкий зов, когда направлялся к себе. Милана.

Господи, девочка, да ты же, наверное, замерзла.

– Почему ты так долго? Здесь прохладно, – пожаловалась девушка.

– Ты что, ждала меня все время, пока я был у твоего дяди?

– Да. Я боялась, что не смогу тебя больше увидеть. – У нее даже голос дрожал от озноба.

Я крепко прижал Милану к себе и безошибочно нашел в темноте ее губы. Затем содрал с себя куртку и надел на нее. Так тебе будет теплее, малыш. Буквально на руках перенес ее в какую-то нишу. Здесь нас точно никто не заметит, можно обнимать тебя и целовать, никого не опасаясь.

Я уж совсем было подумал, что ты забыла обо всем, оказавшись в родной, безопасной обстановке. Так бывает, и знаю я это не понаслышке.

Мы с тобой совсем как подростки, прячемся в темноте и целуемся. Ты даже возрастом почти подходишь. Правда, здешние девушки в твои годы уже замуж выходят и ребенком обзаводятся, а порой и не одним.

Милана взяла меня за руку и куда-то повела. Мы прокрались полутемными коридорами и очутились в комнате, где горела одинокая свеча.

– Погаси свечу, Артуа. Почему-то мне сейчас совсем не страшно без света…


– …Мама умерла, когда я была еще совсем маленькой. Я плохо помню ее, только руки, такие ласковые и теплые. Отец так и не женился больше. И он всегда говорил мне, что я выйду замуж только по любви. Его самого не стало полгода назад. Потом мой дом вдруг стал для меня темницей, где я была заключена в ожидании шестнадцатилетия. В мужья мне прочили человека, от одного вида которого меня брала нервная дрожь. – Милана явственно передернула плечами, видимо вспоминая того, о ком рассказывала.

– Он что, был таким безобразным?

– Вовсе нет. Некоторые находили его даже очень привлекательным. Молод, хорош собой, из знатной семьи. Но… – И ее снова передернуло от отвращения. Бедная девочка, это же надо так ненавидеть своего будущего мужа, чтобы убежать из дома.

– А почему именно шестнадцать? Насколько я знаю, бывают браки и в более молодом возрасте.

– У простого народа действительно такое случается, и очень часто. Дворянам же для заключения раннего брака необходимо разрешение самого императора. Никто бы не обратился к его величеству с подобным прошением, ведь тогда бы выяснилось и все остальное. Представляешь, через два дня после моего побега дядя приехал в мое поместье, потому что узнал все подробности. Всего два дня – и мне не пришлось бы почувствовать на себе все сомнительные прелести этого путешествия. Но может быть, это и к лучшему, ведь иначе мы бы никогда не встретились, ведь так? – И Милана прижалась ко мне еще крепче.

Это на самом деле так, любовь моя. Наша встреча случайна, и мы вполне могли не обратить друг на друга внимания, где-нибудь столкнувшись. Но долго ли продлится наше счастье? Только до завтрашнего утра. А ночь так коротка. Утром мне придется покинуть замок, это неизбежно. Хотя есть еще один вариант: попросить герцога пристроить меня на вакантную должность свинопаса или еще кого в этом же духе…

– Ты, кстати, понравился дяде. Знаешь, что он сказал Арману, тому человеку, что бросил тебе кошелек? – Милана на мгновение замолчала, вспоминая слова герцога. – Он сказал: для того чтобы совершать благородные поступки, иногда совсем не обязательно быть дворянином. И это относится не только к деньгам.

Все это так, любимая моя, но, прибудь они несколькими минутами позже, я бы уже убил барона, оказавшегося соседом герцога и претендентом на тот лес, где мы и повстречались. И неизвестно, как бы твой дядя повел себя в этом случае.

И еще, мы не будем сбегать отсюда вдвоем. И даже не пытайся меня уговорить.

Сначала все пойдет замечательно и я смогу устроить нашу жизнь так, что ты не будешь ни в чем нуждаться. А затем ты все чаще будешь с тоской смотреть на проезжающие кареты с родовыми гербами и ловить обрывки разговоров знатных дам о последнем бале, на котором им пришлось танцевать. Жизнь, к которой ты привыкла, будет проходить мимо, и у тебя не появится возможности к ней вернуться.

Конечно, если мы расстанемся, ты сможешь вернуться в свой круг. Но на тебе останется пятно, несмываемое пятно бывшей жены простолюдина. Вряд ли от него можно будет избавиться. Пойми, любимая, больше всего на свете мне не хочется с тобой расставаться, до боли не хочется. Но я не вижу других вариантов, чтобы мы могли быть вместе.


Когда первые лучи солнца возвестили о начале нового дня, я уже был на пути в Дрондер. Мне пришлось очень рано покинуть спальню Миланы, чтобы никто не смог меня заметить. Перед тем как уйти, я поклялся самому себе, что вернусь сразу же, как только смогу. Вернусь с тем, за чем и уезжаю. Меньше всего на свете мне хотелось сейчас куда-то мчаться, я не хотел бы расставаться с тобой ни на миг.

Зато теперь я точно знаю, что мне было необходимо сделать в этом мире в первую очередь. Я должен получить дворянство. И не простое дворянство, а такое, которое передается по наследству, чтобы дети, которые обязательно родятся у нас с Миланой, могли гордиться своим знатным происхождением. Для меня это совсем неважно, но будет очень важно для них.


Глава 21
Гранит науки

До чего же замечательно думается, когда трясешься верхом на лошади. Раньше я считал, что так хорошо мысли раскладываются в голове по полочкам только при ходьбе. Оказывается, ошибался.

Лошадь – существо достаточно умное и способна принимать собственные решения. Задай ей общее направление – и нет нужды постоянно корректировать курс и скорость.

Мысли мои вертелись вокруг одного и того же вопроса: как же мне его добыть, это самое благородное происхождение. Вернее, стать благороднорожденным прародителем для своих потомков. Конечно, есть беспроигрышные варианты. Например, можно податься в армию. Отслужу положенный срок, лет эдак пятнадцать – двадцать, выслужусь до какого-нибудь чина, подвигов немыслимо совершу. Мой вклад в процветание Империи оценят на высшем уровне и, вполне возможно, дадут дворянство. Я появлюсь перед Миланой со шпагой на боку, весь в боевых наградах, убеленный красивыми сединами. Гордой походкой прошествую к ней и первым делом расцелую милые морщинки на ее лице. Проживем мы долго и счастливо все то время, что нам останется. Если до этого момента меня, конечно, не убьют.

Другой вариант – поступить в столичную академию. После ее окончания тоже дают дворянство. Каких-нибудь шесть-семь лет гранит местной науки погрызу – и вожделенная грамота в кармане. Правда, перед поступлением придется с репетиторами позаниматься, чтобы знать местные представления о природе вещей и подучить всякие там химии, физики и прочие астрономии. Главное, не высовываться со своими потрясающими знаниями во всех областях науки и техники сразу. Иначе в психушку упекут.

Хотя, наверное, нет здесь еще психиатрических лечебниц, их костер заменяет. Или плаха.

Ну ладно, время костров у них уже прошло, но мои претендующие на ересь утверждения явно сыграют со мной дурную шутку. Может быть, не все так трагично, кое-что мне легко будет доказать на практике, но вот только срок, за который я получу местное образование, меня не устраивает никоим образом.

И еще один немаловажный аргумент против этих способов: в обоих случаях дворянство не наследуемое. То есть мной начнется – на мне и закончится. Значит, это не выход.

Если хорошенько поразмыслить, то самый подходящий вариант называется самозванством. Самовольно присвоенное происхождение. Естественно, заграничное. Из очень, очень далекой страны, что существует на самом деле, но встретить земляка в Империи мне будет проблематично. Необходимо такое гражданство выбрать, чтобы родина на краю Ойкумены находилась. По слухам, такое государство вроде как и есть, а вот кто там живет и что там творится – черт его знает. Единственная сложность в том, что я должен выглядеть именно как житель моей далекой и загадочной отчизны. Иначе получится анекдот о негре-шпионе, заброшенном к нам в глубинку. Придумывать несуществующее государство – чревато. Слишком уж подозрительно получится. Никто никогда о нем не слышал, и ни на одной карте не обозначено. Разве что язык выдумывать не придется, можно воспользоваться родным.

Кроме того, чтобы изображать из себя чужестранца, нужна железобетонная легенда. Ну и учитель хороших манер не помешает, ведь умения правильно пользоваться столовыми приборами будет явно недостаточно. Я ведь выйду в свет уже готовым дворянином, который с детства должен был получить соответствующее воспитание.

Тогда уж и титулом сразу необходимо обзавестись. Чего уж тут, воровать – так сколько унесу. Ну на герцога или графа замахиваться, пожалуй, не будем, а вот барон вполне сойдет. Интересно, а как оно будет звучать, мое новое баронское имя? В новом мире я очнулся на побережье Койна, это я еще у Фреда выяснил, по его морским картам. Узнал местность, ткнул пальцем и поинтересовался, как это называется. Хотя, конечно, водить по карте пальцем – это морская серость.

Итак, что получается? Барон Артуа Койн. Нет, не то. Барон Артуа фер Койн. Опять не то, да и приставка «фер» в самой Империи используется применительно к местным титулам. Я же прибыл издалека. А что у нас в этом плане имеется? Фон, ван, дон, де, ди, дю, просто д… Фон Койн, ван Койн, дон Койн, д’ Койн, де Койн. Ну-ка, ну-ка…

Барон Артуа де Койн! Вот это то, что мне надо! Поскольку имя сам себе придумываю, значит, и нравиться оно должно, прежде всего, мне самому. А мне в таком варианте очень нравится.

Барон Артуа де Койн.

Сразу и грудь вперед подалась, и подбородок вверх задрался, и взгляд по сторонам начал посматривать с чисто дворянским презрением. Плохо одно: самовольное присвоение дворянства считается преступлением против короны. И наказывается сурово – смертной казнью. И пусть я присвою не имперское дворянство, но если меня раскроют – каторга будет самая что ни на есть имперская, никто на далекую родину не этапирует.

Люди здесь живут далеко не глупые, как бы мне ни хотелось уверить себя в обратном. Они точно такие, каких я и до посещения этого мира видел. С той лишь разницей, что знания у них лет на триста устарели. Так или иначе, мое псевдодворянство рано или поздно раскроется. Это однозначно. И последствия коснутся не только меня, но и других людей, которые мне очень дороги: Миланы и наших будущих детей. Эх, если бы речь шла только обо мне, то я бы, не задумываясь, этот вариант выбрал. Но приходится думать и о других.

Хорошо, какие еще есть варианты?

Ну можно, например, стать любовником императрицы. Тогда в обмен на мои жаркие объятия ее величество легко подарит мне требуемое. И таких примеров в истории – тьма. Только вот муж ее, император Конрад III, – на редкость суровый мужчина. Когда о нем разговор заходит, люди даже голос понижают. Нет, он не кровожадный тиран или сатрап, но говорят, что строг, очень строг. И вряд ли он поймет, что я не из низменных чувств помогаю его супруге рога ему наставлять, а движет мною нечто светлое и прекрасное. Такое, как любовь к прекрасной даме, к другой прекрасной даме, разумеется. Не оценит он этого, как пить дать не оценит. Да и где гарантия, что не пошлет она меня с моими притязаниями, императрица? Вали, скажет, куда подальше, не быть тебе бароном. Бароны, они такие… – и мечтательно улыбнется при этом. А у порога ее комнаты я поинтересуюсь: ваше величество, тогда, может быть, хотя бы одно дворянство? Затем ловко увернусь от ее башмачка.

Да и вообще, как говорят, Элеонора своего мужа очень любит. Ничего у меня не получится. Это мне от отчаяния такие мысли в голову лезут.

Ладно, хоть имя придумал. Для начала неплохо.

Времени у меня, как мне кажется, не больше полугода. Милана уверяла, что будет ждать вечность, но так только в сказках бывает. И потом, вечность для молодых и очень симпатичных девушек обычно именно через такой срок и заканчивается. Что-то циничные у меня размышления выходят. Так ведь и поможет мне сейчас только здоровый цинизм. Иначе отправлюсь туда, откуда только что убыл, и буду серенады под балконом петь, это у меня всегда хорошо выходило. Но не получится, не та ситуация. Гийд – он и в Империи гийд.

Мы с Миланой так и не заснули в ту ночь. Я обещал, что вернусь, как только получу проклятую полоску стали, которая называется шпагой. И я обязательно ее получу. И все у нас будет хорошо.

Сейчас мне необходимо забыть обо всем, что будет мешать моему плану. Нужно загнать все чувства в дальние уголки души. Расслабляют они, делают мягким и добрым. Мне же нужно быть твердым как кремень. И окончательно решить для себя: или добьюсь, или сдохну. Только так. Вот только стоило ли отправлять меня черт знает куда для того, чтобы я сделал то, что и дома мог успешно сделать. Я ведь как только увидел Милану, так сразу и понял – все, пропал. Но хватит о чувствах. Я – кремень.

Хийом, старший торгового каравана, к которому я примкнул, не производил особого впечатления. Внешность невыразительная, небольшого роста и такой худой, как будто на солнце очень долго вялили. Но стоило заглянуть ему в глаза, и становилось понятным, почему все слушаются его с полувзгляда, полуслова и полужеста.

Договорились мы с ним примерно так же, как и с Пронтием. Еду вместе с ними, они меня кормят из общего котла, никаких ночных дежурств и всего остального-прочего. Только дешевле вышло, до столицы осталось всего несколько дней пути. И питаться одному. Одному.

Стоп. Уже забыл о своем обещании? Вспомнил? И правильно сделал. Главное, в корне загасить.

Обоз состоял из двенадцати телег, груженных бочками с вином. У хозяина каравана свое дело в столице, напрямую связанное с грузом, он вино продает. И тот напиток, который ему везут на этих телегах, – с собственных виноградников.

Не сомневаюсь, что дело у него поставлено на широкую ногу, поскольку караван этот постоянно курсирует по маршруту: столица – виноградники – столица.

Нет, до самой столицы я с ними не поеду. Хоть и идет караван резвее по сравнению с предыдущим обозом, но в одиночку все равно быстрее получится. Денька три-четыре с ними, а дальше выхожу на финишную прямую и иду в отрыв.

Чтобы перед самым Дрондером на разбойников нарваться, нужно обладать особой удачей. Об этом и еще о многих других вещах мне рассказал Хийом. Нормальным оказался мужиком. Жизнь повидать успел, ему было о чем поведать. Я больше кивал да поддакивал. Послужить Хийом успел от души, но и без этого в его жизни произошло достаточно много событий.

От него я и узнал, кто такие «дикие» – оказывается, так бойцов Дикого эскадрона называют. И все сразу стало понятно, это я о Годиме.

Конечно, Хийом и сам знал о «диких» не слишком много, больше по слухам. Но и из его отрывистых рассказов картина складывалась впечатляющая.

Бывают талантливые музыканты, художники, математики… В эскадрон брали талантливых бойцов, но не уже состоявшихся, а тех, кого обнаружили в результате серьезного поиска и тщательного отбора и которые могут выдержать несколько лет предстоящего жесточайшего тренинга.

Из этих парней начинали готовить все тех же бойцов. Курировал «диких» сам император Конрад III, при упоминании его имени Хийом понизил голос. Да уж, если и Хийом это делает, значит, с императрицей точно не вариант, можно даже не рассматривать. Это у меня шутки такие, от безысходности.

«Дикие» не выделялись ни мундирами, ни знаками отличия, ни еще чем-либо. Сегодня они выглядят как егеря, завтра – как тяжелые кирасиры, а через день вообще как абордажная команда. Особой статью, кстати, они похвастать не могли. Главными для них были боевые умения, а не внешняя красота.

Статью выделялась императорская гвардия. Вот в нее точно гигантов подбирали. Как сказал Хийом, если он мне на плечи усядется, то сможет посмотреть любому из гвардейцев в глаза. Преувеличение, конечно, но, на мой взгляд, очень образно. Выходит, что и с этой стороны к императрице не подступиться. При моих-то ста восьмидесяти с небольшим. И я не о килограммах.

Настроение мое и без того было не очень хорошим, а здесь еще и дожди начались. Днем еще было терпимо. Но вот ночью… После заката небеса разверзались тоннами воды. Хорошо хоть ночевали мы на постоялых дворах.

Лежа на жестких нарах очередного постоялого двора и слушая шум дождя за окном, я думал о Милане, о нашей единственной с ней ночи и корил себя за то, что не смог остаться хотя бы на один день. Наверное, я все же смог бы задержаться в замке еще немного. Но был в нашем разговоре с герцогом один момент.

– …И отправляетесь вы… – замолчал он, вопросительно посмотрев на меня.

– …завтра с утра, – закончил я за него фразу. И его сиятельство кивнул. Перед этим он долго разговаривал с Миланой и, вероятно, сделал для себя кое-какие выводы.

В наших отношениях была и еще одна сложность. Милана рассказала, что у герцога нет прямых наследников, а титул передавать все же придется. Никто не вечен, и сам герцог, несомненно, в числе всех остальных. Самой близкой его родственницей является Милана. Будь она не девицей, то и проблемы с наследованием не возникло бы. А сейчас решение необходимо будет принимать императору.

Есть у герцога и дальние родственники, десятая вода на киселе, которые спят и видят себя с герцогской короной на голове. И для них будет отличным козырем связь Миланы с простолюдином. Сам герцог желает другого, чтобы корона была у девочки, повзрослевшей у него на глазах. Помирать он пока не собирается, и все же…

Милана успела поведать мне и о людях, в собственном доме державших ее как в плену. У них задача была другая: выдать замуж за человека, при воспоминании о котором у девушки лицо становилось таким, как будто внезапно ее посетила острая зубная боль.

А вот то, что я не вписываюсь ни в один из сценариев, понятно даже мне, бесконечно далекому от всяких интриг. Понятно и то, что висящая на боку шпага не сделает меня равноправным участником взрослых игр… Но без нее я вообще не смогу в них участвовать.

В разговорах с Хийомом для меня были и два довольно приятных момента. Осмотрел он мою Мухорку, в зубы ей заглянул и сказал – хороша кобылка. Мне-то самому дай деньги и скажи лошадь себе выбрать, я бы на нее в предпоследнюю очередь посмотрел. В последнюю – на трехногую калеку, если бы у кого-нибудь хватило ума на торг ее выставить. Не то чтобы Мухорка невзрачная, обыкновенная она, с какой стороны ни посмотри.

В моем представлении лошадь должна быть красивой, с огнем в глазах и нервной поступью. А еще должна ржать каждые две минуты, гордо изгибая при этом шею. О Мухорке же лучше всего сказать: не все то золото, что блестит. Повезло мне, чего уж там.

Кстати, Хийом предложил мне работу, ту же, чем и сам он занимается. Сопровождать караваны, доставляющие в столицу вино. С хозяином обещал переговорить, так что проблем не будет. Сначала среди помощников у него побуду, а со временем и самостоятельно этим заниматься стану.

Сам он мужик жизнью битый, и то, что он обратился ко мне с подобным предложением, должно быть для меня очень лестным.

Поэтому мне пришлось очень долго и тщательно подбирать слова, чтобы отказаться.


Глава 22
Дрондер

Дрондер был по-настоящему огромен. Даже если сравнивать его не только с теми городами Империи, что повстречались мне по пути. Миллионов сто семьдесят населения.

Хотя это я загнул, не подумав. Миллионов на сто шестьдесят девять точно загнул, если не больше. Столица вольготно раскинулась по обоим берегам широкой полноводной Арны. Даже не представляю, как умельцы умудрились два каменных моста через эту реку перекинуть, при здешних-то технологиях.

Город утопает в зелени, это сразу в глаза бросается. Небоскребов нет, но здания в три-четыре этажа, а то и больше, – не редкость. Но все же большинство домов рассчитано на одну семью. Возле каждого дома разбит небольшой сад. Видимо, поэтому и сам город занимает немаленькую территорию. Наверное, наступит такое время, когда Дрондер изменится и потянется ввысь, а новые постройки беспощадно расправятся с многочисленными деревьями. Но пока этого нет, и дай бог, чтобы никогда не было.

Широкие мощеные улицы, множество площадей с фонтанами и без, парки и скверики… Заметно, что план города при строительстве составляли знающие люди.

Историческая столица Империи находилась южнее, в портовом городе Гроугенте. Несколько сот лет назад ее перенесли на нынешнее место, и с тех пор Дрондер, удобно расположенный на пересечении торговых путей, многократно разросся в размерах.

А еще столица поражает своей чистотой. Конечно, на окраинах, в трущобах хватает и грязи, и мусора, и воняет соответствующе. А где такого на окраинах нет? Взять хоть Сингапур. На что уж современный город, и небоскребы, кажется, вот-вот небо проткнут. Но стоит заглянуть на окраины…

Словом, Дрондер мне очень понравился. Лошадку свою я пристроил в пригороде, в одном из тех заведений, где при желании можно оставить коня на какой угодно срок за довольно скромные деньги. Лошадей там кормили, ухаживали за ними, даже лечили при необходимости. В ближайшее время мне Мухорка все равно не понадобится, ездить на ней по городу не слишком удобно. Дел у меня особых нет, а ходить и глазеть пешком удобней.

Ну и поостерегся я. Оставишь ее где-нибудь у коновязи, зайдешь в харчевню перекусить, а потом ищи-свищи ее, мою красавицу. Столица. Ухо востро держать нужно.

У меня оставалось еще несколько дней до того срока, когда нужно явиться по указанному герцогом адресу, так что для полноценных и крупномасштабных экскурсий по столице чужого мира времени было навалом.

На второй день пребывания в Дрондере я отправился к портному. Как бы то ни было, мой наряд смотрелся слишком провинциально. Да и поистрепался он за последний месяц не слишком спокойной жизни. Там прореха, тут разрез, а где и вовсе пятно несмываемое. А здесь ведь тоже встречают по одежке. Да и провожают, наверное, точно так же. Если по адресу, который дал герцог, мне могут предложить действительно что-то особенное и интересное, вполне вероятно, что именно мой внешний вид сыграет важную роль в принятии решения относительно моей кандидатуры.

Портной, назвавшийся Гронмом, запросил с меня три серебряные кроны и две недели сроку. Это уже после того как мы выбрали с ним ткань и фасон моего будущего прикида. Еще и три примерки предстояло. Долго. Я что, фрак для визита во дворец заказываю? Так нет их еще здесь и не скоро появятся. Это я о фраках. Что-то в этом духе я портному и сказал. Тот немного поморщил лоб, почесал затылок, затем неожиданно вспомнил, что есть у него готовый наряд, сшитый практически на меня. Он и рад бы его отдать, да вот только придет за ним заказчик, и что тогда бедному портному делать? Он, конечно, что-нибудь придумает, но мне такой вариант обойдется немного дороже. Всего лишь на одну серебряную крону. Ну чего уж теперь, тащи то, что есть.

Я попытался прикинуть, как выгляжу в этом наряде со стороны. А что, вроде бы недурно. Вполне респектабельный мужчина в самом расцвете своей мужественной красоты. Чтобы окончательно убедиться в этом, я попросил у портного зеркало.

Ну и что это ты мне принес, спрашивается? Я себе что, глаза подводить собрался? С этим осколком и не сделать ничего большего. Ладно, верю на слово, что твой наряд для огородного пугала словно на меня пошит. Вот только карманов придется добавить, вот здесь, здесь и здесь. И не нужно спрашивать зачем, просто я так хочу.

За костюмом приду завтра, ближе к вечеру. Задатка не дождешься. Понятно же по твоей физиономии, что если хозяин костюма неожиданно заявится, то ты ему его законный наряд и отдашь. А относительно незапланированных карманов скажешь ему, что сейчас так модно, буквально со вчерашнего дня. И вообще, ты не свое место здесь занимаешь. С такими способностями тебе в торговле работать надо. Там ты точно развернешься. Это ж надо, неликвид спихнуть, да еще и навариться при этом.

Если честно, мне мой новый наряд очень понравился. Именно то, что я хотел, и даже лучше. Я ведь перед визитом к портному полдня по Дрондеру разгуливал и присматривался к местным фасонам. И потратить на обновки решил как раз один золотой. Один из трех оставшихся у меня. Стоит того дело, стоит. В таком платье я и за дворянина легко сойти могу. Вот только бы дальнюю родственницу кочерги еще сбоку прицепить.

Даже подходящий к такому наряду кинжал у меня есть. Я его с пояса тумбоногого снял. Со старой одеждой не носил, не подходят они друг к другу: это как вместе с телогрейкой надеть стетсон ручной работы. Клинок у кинжала знатный. Сталь легкой синевой отдает, и не потому, что перекалена. И рукоятка красивая и удобная.

Кстати, Пронтий в свое время постерег меня кинжал носить, пока мы с обозом путешествуем, дескать, приметный очень. Но объяснять, как обычно, ничего не стал. Ну я и послушался, в основном, конечно, из-за Миланы. Не хватало еще неприятностей добавить добровольно. Теперь же как надену новый костюм, так сразу его и прицеплю.

Сдается мне, что в Дрондере не так уж и много узких и извилистых переулков, но один я нашел самостоятельно, без всякой подсказки. Я, уже в новом наряде, возвращался от портного и решил срезать путь. Ага, как же.

На моем пути снова оказались три флоя, а я опять выступал в роли тругина. Только на этот раз меня волновал не выбор между постыдным бегством и желанием принять бой. Больше всего меня волновал другой вопрос: не испачкаю ли я свой новый наряд их кровью?

Вероятно, мучительное беспокойство настолько ясно отразилось на моем лице, что мои возможные враги исчезли так же быстро, как и появились. Повезло, что они все же не решились напасть.

Один из них совсем молодой был, почти мальчишка. Тот, что в мятой соломенной шляпе и очень голодный на вид. В конце концов, могли бы и просто денег попросить, уж на пару-другую пирогов с ливером я бы выделил. Ладно, это их проблемы.

И даже несмотря на этот случай Дрондер мне нравился. Я целыми днями осматривал город. Вот только к императорскому дворцу приближаться остерегался. Там дворян – как блох на барбоске, и к каждому уважение проявить нужно, будто бедному солдату в увольнении.

Зато я успел осмотреть главную местную достопримечательность – Маренизанскую мортиру.

Ну что сказать? Нашли чем гордиться, тоже мне Царь-пушка.

Правда, из этой достопримечательности здесь еще и палят раз в год, в день основания города. И при этом держат пари, взорвется мортира при очередном выстреле или опять цела останется.

А так и посмотреть почти нечего. Ни тебе музеев, ни гладиаторских боев, ни картинных галерей, ни других объектов культурного досуга.

И развлекаются они здесь по-другому. Одних только домов, где должны присутствовать красные фонари, целый квартал, на любой вкус и кошелек. Питейных заведений опять же немерено.

Ну а самым главным развлечением, как не трудно догадаться, остается знакомство преступников с пеньковой тетушкой. На площади, где это действие происходит, всегда аншлаг. Как же, такое зрелище, к тому же бесплатное. Там же и перекусить, и выпить можно в перерыве. Торговцев с лотками хватает.

И расходятся люди, обсуждая, кто и сколько ногами дрыгал. Забавно, наверное, но не для меня. Нет, жители столичного Дрондера вовсе не жестокие. Просто для них это зрелище является обычным. Казнят-то ведь не за косой взгляд в сторону местной знати.

Кстати, перед каждой процедурой народу подробно разъяснялось, за что очередного преступника через несколько минут лишат свободного доступа к кислороду. Все кандидаты были более чем достойны этого наказания. Зачитывались материалы следствия, иногда даже свидетели выступали. Не совсем понятно, правда, зачем во время казни словно второй суд устраивали. Ну наверное, местные традиции, иначе не объяснить.

В большинстве случаев собравшиеся сами начинали требовать, чтобы казнь совершилась как можно скорее. Приговор преступникам уже был вынесен, но со стороны казалось, что именно горожане вершат правосудие, приговаривая негодяев к смерти.

В одном случае я даже сам чуть не стал скандировать вместе со всеми, требуя немедленно привести приговор в исполнение, настолько проникся речью обвинителей. И действительно было за что.

Одна из казней мне, правда, совсем не понравилась – за самовольно присвоенное дворянство. В этом случае реакция толпы оказалась не такой уж и бурной, но на итог это не повлияло, и приговоренный получил причитающуюся ему веревку на шею. Именно после этого я и потерял интерес ко всему представлению.

Не сомневаюсь, что я смог бы осмотреть Дрондер гораздо лучше, если бы не дождь. Иногда он начинал лить с такой силой, что приходилось срочно искать убежище, скрываться в какой-нибудь корчме или таверне. Аппетитные запахи манят, и нет никаких сил, чтобы преодолеть соблазн. Турист, одним словом.

А другим препятствием для прогулок стали симпатичные горожанки. Хорошеньких девушек в Империи и без того немереное количество, а в Дрондере так вообще каждая вторая. Воздух, что ли, тут особенный. Ну почему у меня всегда так бывает: стоит только определиться с очень сложным выбором, как сейчас, например, как на горизонте появляется множество женщин, старающихся обратить на себя внимание и поглядывающих с явным интересом. Судьба, наверное, такая. Или не только у меня подобные проблемы?

Ну и не стоит забывать о еще одном моменте, никак не располагающем к праздношатанию. На меня постоянно охотились люди, сделавшие уличные кражи своим основным ремеслом. Их опытный взгляд сразу мог обнаружить в толпе никуда не спешащего человека, с любопытством озирающегося вокруг. Когда внимание становилось слишком назойливым, я ласково им улыбался. Обычно хватало и этого. Если одной улыбки было недостаточно, то я старался оторваться от них. Так, забавы ради. Сам не пойму отчего, но я находил в этом удовольствие. Один раз, правда, пришлось применить пару приемов из того вида спорта, который здесь еще предстоит придумать, – уж больно настойчивый сопровождающий попался. Как ни странно, помогло. Правда, в тот квартал я больше не заходил, мало ли, вдруг этот тип злопамятным окажется.

Такие вот нехитрые забавы помогали мне избавиться от назойливой мысли, постоянно сверлившей мозг. И мысль эта была совсем простой: «Что делать?»


Глава 23
Площадь Красных гилотов

По указанному герцогом адресу я решил наведаться с самого утра. Я с трудом дождался нужного дня, поэтому откладывать визит на более позднее время не было никаких сил. Слишком уж хотелось узнать, что же мне там предложат.

Быть может, я просто терял время, вместо того чтобы заниматься действительно нужным мне делом. Вся беда заключалась в том, что я по-прежнему не знал, с какой стороны к этому самому делу подойти. Но почему-то мне казалось, что именно назначенная встреча тормозит мои действия по дороге к такому желанному дворянству.

Мне нужен был четкий поэтапный план, после выполнения каждого пункта которого я должен был ставить жирную галочку. В голове, конечно. И после каждой такой галочки я приближался бы к своей мечте. А что мы имеем на данный момент? Ни плана, ни соответственно галочек, не говоря уже обо всем остальном. С помощью денег добиться желаемого нереально. Почти нереально. Нет у меня такого капитала, и в ближайшее время взяться ему неоткуда.

Все указы о присвоении дворянства подписывает лично император, а его, к сожалению, никакими деньгами не соблазнишь. Сама мысль об этом смахивает на идиотизм. Те, кто мог бы меня рекомендовать и ходатайствовать за меня перед императором, находятся на недостижимых высотах. И от осознания этих фактов на душе становится невыносимо тоскливо.

Хийом в одной из бесед рассказывал мне, что мог бы получить дворянство, пусть и не в том виде, которое мне было нужно, но предпочел деньги. В подробности он не вдавался, только обмолвился, что выслуги на это хватило бы. Деньги, кстати, у него тоже не задержались, но вот как раз об этом он не жалел. Не знаю, на что он их потратил, но Хийом всегда мечтательно улыбался, когда рассказывал о тех временах.

Утро ответственного дня встретило меня легким моросящим дождиком, потом, правда, немного прояснилось. Расставаться с плащом я не стал, погода в этот период так же непредсказуема, как… как мое настроение в последнее время. Да и сапоги сейчас совсем не лишними оказались – последствия ливней на улицах были более чем заметны. Хотя надо признать, что дренажная система здесь, да и в других городах, которые я уже успел осчастливить своим присутствием, на хорошем уровне. Жизнь заставляет позаботиться об этом, иначе любой местный город превращался бы в Венецию на весь мокрый сезон.

Разумеется, я уже успел исследовать тот район, который мне предстояло сегодня посетить. Местность совершенно не примечательная, застроена двух– и трехэтажными каменными домами. Когда я в первый раз сюда забрел, даже немного расстроился. Я-то размахнулся, что меня будут ожидать в каком-нибудь дворце. И предложат нечто такое, за что я буду благодарен герцогу всю оставшуюся жизнь. Увы. Дворцами здесь не пахло даже отдаленно. И жили в этом районе обычные люди, со средним, по местным меркам, достатком: мастеровые, лавочники и всякие там булочники.

Чтобы добраться до своей цели, мне следовало пересечь мост через Арну, тот, что назывался Императорским. Кстати о мостах. Второе подобное сооружение сразу по окончании строительства местные остряки прозвали Горбатым Айвом. То, что мост горбатый, заметно сразу, а вот почему именно «Айв», объяснить никто не может.

Надеюсь, я сумею расположить к себе своих неведомых собеседников. Всем известная истина: если хочешь составить о себе хорошее впечатление, достаточно внимательно выслушивать своего собеседника, не перебивая его и не вставляя свои комментарии, чтобы не сбить его с мысли. При этом не забывать менять выражение лица от удивленного до понимающего. Главное – не перестараться, чтобы не выглядеть совсем уж идиотом.

Думаю, мне совсем не обязательно рассказывать о том, что в Империю я попал совершенно случайно, смытый волной с палубы корабля. Можно лишь упомянуть, что прибыл я из Дертогена, а затем объяснить, в какой глубокой дыре это место находится.

С Миланой мы тоже много разговаривали, особенно в конце пути, когда она уже не слишком скрывала своего происхождения. Но ее рассказы были несколько иными.

– Представь себе, в ответ граф заявил, что поскольку считает подобное предложение глубоко безнравственным по своей сути, то нисколько не станет противоречить жизненным принципам, имеющимся у него, если предложит встретиться завтра же, на известных обоим условиях.

Глаза девушки при этом горели восторгом. А ведь речь шла о дуэли неизвестного мне графа с еще одним подобным ему ценителем изящной словесности, затеянной лишь потому, что собеседник опрометчиво послал его к черту, причем в весьма шутливой форме. Дело между тем могло закончиться тяжелым ранением, а то и вовсе смертью.

Нет, не была Милана жестокой девочкой. Она даже могла скормить бродячей собаке купленные мной вкусности, когда до обеда еще слишком далеко, а кушать уже хочется. И при этом смотреть на меня так, как будто я должен накормить всех голодных собак в Империи и еще о ней не забыть. Просто время, наверное, здесь еще такое. Это я о жестокости. Правда, из рассказов Миланы можно сделать далекоидущие выводы – в высшем обществе за словами нужно следить особенно тщательно…

Мне нужно было перейти через Арну, пересечь площадь Красных гилотов, далее свернуть на улицу Мечников, преодолеть два квартала, и все – цель достигнута. Час ходьбы весьма средним шагом.

На мосту меня остановили – проезд закрыт. Ну и проход, естественно, тоже. Ремонт, с этим не поспоришь.

Да уж, незадача. В обход пилить далеко и долго. Пришлось попробовать решить проблему при помощи подручных средств, а именно – серебряного ала. На моем уровне все вопросы обычно с его помощью и решаются.

Был у меня один, припасенный специально для таких целей. Не новенький, но блестел, как только что из-под монетного станка. И немудрено: я сам тщательно натер его о шерстяное одеяло. Таким он смотрелся более соблазнительно.

Не знаю, что больше подействовало: вид ярко начищенной серебряной монеты или тот факт, что ее достоинство достаточно велико для оказания столь мелкой услуги, но первый же представитель городской стражи, обеспечивающий порядок на мосту, охотно согласился мне помочь.

Мост, расширяясь у самого берега, плавно переходил в площадь Красных гилотов. Этим странным словом здесь именовали рыцарей, являющихся частью истории этого мира.

Посреди площади на невысоком круглом гранитном постаменте стояло два конных изваяния из меди. Вчера был всеобщий праздник – день основания Дрондера. По этому случаю медных гилотов отполировали до блеска, прямо как я свой ал. Мне даже посчастливилось услышать, как бахнула Маренизанская мортира. Она опять не разорвалась, так что выиграли те, кто ставил именно на это.

Интересно, кому пришло в голову основывать город в разгаре сезона дождей? Правда, что самое интересное, на праздник по каким-то неведомым причинам небеса всегда делают кратковременный перерыв. Вчерашний день не стал исключением.

Мой путь лежал мимо памятника древним героям Империи. Когда я увидел изваяния впервые, то долго рассматривал их, вернее, детали экипировки всадников. Если приглядеться, никаких принципиальных отличий, те же шлемы с забралами, всякие зерцала, щиты и латные перчатки. Разве что чуть иной формы, но не более того. Сейчас же я просто скользнул по гилотам взглядом – и все. Затем отчего-то посмотрел снова. Мама?!

У памятника стояла с протянутой рукой пожилая женщина. «Этого не может быть, этого просто не может быть, – думал я, на негнущихся ногах приближаясь к нищенке. – Это невозможно».

Не передать словами, какое облегчение я испытал, поняв, что ошибаюсь. Женщина посмотрела на меня с робкой надеждой. Господи, как же они похожи, даже цветом глаз… Немудрено, что я смог ошибиться.

Она не выглядела профессиональной нищенкой, об этом говорили и опрятная чистая одежда, знавшая когда-то лучшие времена, и само ее поведение. А еще взгляд, в котором смешались стыд, безысходность и надежда. Женщина заговорила о тяжелобольном внуке, о том, что он нуждается в лекаре и лекарствах, а ей уже нечего больше продать.

Да, я понимаю, что вид у меня вполне обеспеченный. Именно этого я и добивался, держа в голове ту мысль, что чем меньше у тебя денег, тем лучше ты должен выглядеть. Но у меня осталось всего две золотые кроны, несколько серебряков и чуть-чуть меди, которую в столице и за деньги-то считать нельзя. А впереди у меня неизвестность и куча разных проблем, среди которых и самая главная, которая занимает все мои мысли. И я представления не имею, где достану еще денег, когда закончатся эти. Разве что буду продавать то, что у меня есть, начав с дорогого кинжала, висящего у меня на поясе. Да пропади ты пропадом, вся моя новая жизнь и тот, кто для меня ее создал.

Я вложил в руку так похожей на мою маму женщины золотой, стараясь сделать это таким образом, чтобы со стороны не было видно номинала монеты – нищенка ведь здесь не одна, – и сжал ее пальцы в кулачок. Затем быстро пошел прочь: всегда испытываешь чувство неловкости, когда не можешь помочь ничем, кроме денег.

В нужный мне дом я вошел все еще под впечатлением встречи.

Перед самым входом по бумажке повторил слова, те, что мне необходимо было произнести. Хорошо хоть обошлось без всяких там паролей и явок, чтобы ситуация совсем уж не стала похожей на дешевый шпионский роман. Нет, мне нужно было выучить лишь имя человека, к которому я пришел.

Всего лишь имя человека, с которым мне необходимо было встретиться.

– Ну вот, еще один, – услышал я, не успев войти в дверь.

Мне помогли снять плащ и освободили от пояса. Сопротивляться я не стал – как-то не тянет возражать против такого железного аргумента, как направленные в тебя пистолеты. И почему-то у меня возникло такое чувство, что я попал в западню.

Но стоит ли так напрягаться из-за моей скромной персоны. В конце концов, у герцога было куда как много возможностей сделать это сразу, еще в замке. Укромных уголков для моего содержания в плену нашлось бы предостаточно. Только что же это у вас, ваше сиятельство, знакомые весьма бандитской наружности? Это, несомненно, бросает тень на вашу безупречную репутацию.

Я твердо уверен, что любая профессиональная деятельность практически всегда оставляет свой отпечаток на облике человека. Встретившие меня люди выглядели как бандиты. Следовательно, бандитами они и являлись. Насмотрелся я здесь на таких ребят вдоволь, возможностей было предостаточно.

Их опять было трое, подобная стабильность уже начинала раздражать. Парадокс: все эти люди имели весьма колоритную внешность, но их облик я бы не смог описать при всем желании. Рослые, здоровые, с мощными шеями, массивными челюстями и покатыми лбами – вот, пожалуй, и все. И у всех взгляд убийцы, словно передающий привет с того света. Казалось бы, примет более чем достаточно, но, если мне понадобится когда-нибудь опознать кого-то из них, я ни за что не смогу этого сделать.

Помещение, куда меня препроводили, больше всего было похоже на кабинет.

Письмо, что ли, написать? И изложить в нем все те сведения, которыми я, в отличие от этих типов, обладаю. Так сказать, завещание потомкам. Тут и письменные принадлежности имеются.

Дел всего-то на недельку. Ну может, чуть больше времени понадобится, ведь писать придется гусиным пером. Старательно обрисую, что ждет цивилизацию дальше, в течение трех-четырех грядущих веков. Вряд ли общество здесь будет развиваться как-то по-иному, не как в моем родном мире.

Предостерегу от будущих возможных революций и настою на том, что все изменения нужно делать экономическим путем. Это чтобы политическими партиями не шибко увлекались, досталось от них уже всем. Предскажу появление электричества, двигателей внутреннего сгорания, авиации, атомной энергетики. На военной промышленности внимание заострять не буду, сами разберутся. Она и так всегда считается двигателем прогресса. Ну и о всяких там мелочах не забуду: о медицине, астрономии, физике, химии, все на уровне школьного курса. В конце немного политэкономии.

Да, здесь за неделю не справишься, дай бог, чтобы месяца хватило.

Мне почему такая мысль в голову пришла? Да только лишь потому, что смотрят они на меня так, как будто только и дожидаются команды «Фас!». И не станет бедного Артика. Все мои мечты о шпаге пойдут псу под хвост. Да мне она тогда в принципе уже не нужна будет. Только о березке в изголовье мечтать и приходится, если, конечно, в Арну не выбросят. А тут какая-никакая, но отсрочка, тем более по очень важной причине.

Они даже не скрывали своих намерений, как меня в комнате и вовсе не было. Один бандит, правда, ответил на невысказанный вопрос другого странными словами: «Без приказа господина – нет», да еще и слово «господин» с какой-то особой интонацией произнес.

Ну и что мы здесь имеем во всех смыслах? Помнится, кто-то не так давно хвалился, что голова у него буквально забита всякими хитростями, способными нанести вред живым существам вплоть до их летального исхода.

Имеем мы здесь трех очень серьезных противников, а вот никаких подходящих идей не имеем. В открытой и честной борьбе мне с ними не совладать, не стоит даже и пытаться.

Вышли бы они из комнаты минут на пятнадцать, лучше двадцать, я бы смог что-нибудь изготовить из того, что имеется в наличии. Не гранату, конечно, и не пулемет, но подобие кистеня или чего-нибудь режуще-протыкающего – вполне.

А сейчас только и остается чернильницей кому-нибудь в рожу запустить, хоть какой-то вред. Да и напарники его потом засмеют, не принято в этой среде соболезновать. Но если чернильница – «непроливайка», никакого толку не будет.

Выпрыгнуть в окно? Не вариант, стекло толстое, и рама состоит из множества небольших прямоугольников. Да еще и не добраться до него, не позволят.

Ведь приходила же мне в голову мысль иметь при себе какое-нибудь тайное оружие, которое не бросается в глаза: нож небольшой, пику какую-нибудь. Или тот же кистень на кожаном ремешке. И почему я себя не послушал?

На полу, кстати, плохо замытые пятна крови. Что тоже дает дополнительный повод для грусти.


Глава 24
Удивляться умеют все

Живым мне отсюда не выйти, теперь уже никаких сомнений в этом нет. Оставалась еще крохотная надежда, что меня приняли за кого-нибудь другого, что сейчас все образуется и я, забрав принадлежащие мне вещи, скорым шагом покину этот дом. Затем, удалившись от него на пару кварталов, облегченно переведу дух.

Но даже она растаяла, когда к нам присоединился еще один человек, выглядевший не в пример более респектабельно, и что-то сказал старшему из бандитов на тарабарском языке.

Надо же, какие пробелы в моих знаниях. Из всей его речи единственным понятным словом оказалось «гийд». А вот жест, который он продемонстрировал, уже выходя из комнаты, трактовать можно только в единственном смысле.

Я рванулся к столу, до которого было всего лишь три шага, туда, где на самом краю столешницы лежал мой пояс с кинжалом. Почти достигнув стола, я оттолкнулся от него ногой, поймав бросившегося за мной бандита ударом головы в лицо и стараясь попасть в нос. Удалось.

В награду за такое удачное действие я получил сильный шум в голове. Зато в руке я теперь сжимал кинжал, выхваченный из ножен противника. И сразу же метнулся назад, перемахнув по пути через стол. Жаль только, что входная дверь оказалась в противоположной стороне.

Следующим движением осуществил свой первоначальный замысел, выплеснув чернильницу прямо в горевшие бешенством глаза самого здоровенного из бандитов. И того мгновения, что он потратил на смахивание с лица черной жидкости, мне как раз хватило на то, чтобы вонзить в его тело длинное лезвие чужого ножа.

А вот дальше мне пришлось резко уйти назад, вновь оставшись без оружия. Возможно, все сложилось бы по-иному, в худшую для меня сторону, но их старший в самом начале отвлекся на то, чтобы закрыть дверь на задвижку. Наверное, чтобы птичка из клетки быстро вылететь не смогла. Он помог мне тем, что в дверь уже пару раз требовательно постучали.

Мой последний враг сделал выпад, и мне едва удалось перехватить его руку с ножом. Противник оттеснил меня в угол комнаты. Захват у меня получился чрезвычайно неудачный, а подключить вторую руку не удалось. И я как будто со стороны наблюдал, что лезвие кинжала медленно приближается к моему обожаемому телу…

«Спасибо тебе, Бронс!» – успел подумать я, бросаясь к дверям.

Наверное, местная богиня удачи была в этот день на моей стороне, потому что человек, стоявший за дверью, никак не ожидал увидеть того, что он увидел, когда я открыл дверь. Он даже не успел захлопнуть открытый для гневной тирады рот, он вообще закрыл его только после того, как я воткнул клинок ему под нижнюю челюсть почти вертикально. Затащив тело в комнату, я обессиленно рухнул на первый попавшийся стул, озираясь.

Меня опять трясло, трясло от той картины, что предстала передо мной. Кровь, много крови, кровь на полу, кровь на стенах, кровь на телах, и я сам весь залит кровью.

Когда Бронс показывал мне то, что можно назвать последним средством для спасения жизни, он не научил меня особо секретной технике или очень коварному приему. Он просто сказал, что силы в челюстях человека вполне достаточно, чтобы перекусить шейную артерию. Именно это и спасло сейчас мою жизнь.

Мне следовало убраться отсюда как можно скорее, укутавшись в плащ, чтобы не было видно безнадежно испорченного кровью костюма. И смыть этот мерзкий привкус чужой крови во рту.

Но прежде всего нужно было довести дело до конца, чтобы не бояться, что кто-нибудь из них сможет выжить и узнать меня. Окончательно отправить в мир иной нужно было двоих. Я сделал то, что хотел. Затем прополоскал рот водой из кувшина.

Неожиданно дверь распахнулась от резкого удара ногой. Я застыл, потому что кувшин, который я сейчас держал в руках, показался мне слишком слабой защитой от пистолета и шпаги вошедшего в комнату человека. Люди, следовавшие за ним, также держали оружие наготове.

Незнакомец, попавший в комнату первым, прошелся по ней, стараясь не запачкать кровью свой нарядный плащ, затем произнес:

– Люблю, когда за меня делают мою работу. Причем делают это бесплатно.

Его люди с какой-то непонятной мне целью начали осматривать помещение.

Один из вошедших, высокий розовощекий здоровяк, хлопнул меня по плечу:

– Не повезло тебе, парень. Приди ты на час позже – и все было бы нормально! – Затем он вдруг как-то погрустнел и добавил: – Возможно, тогда и Кериан остался бы жив. Ну и здоров же ты кусаться!

Меня передернуло при воспоминании о том, как в рот хлынула тугая струя чужой крови из перекушенной артерии.

– Как ты сюда попал? – поинтересовался главный из них, со шпагой и в дорогом плаще.

– Этот адрес дал мне его сиятельство герцог Кейтский, – ответил я и прикусил язык. Это не та информация, которую можно рассказывать первому встречному. Пусть даже и врагу моих врагов.

– Зачем?

Вот на этот вопрос отвечать можно смело.

– Здесь я должен был узнать, где могу встретиться с… – имя человека, который должен был ждать меня здесь, напрочь вылетело из головы, и я этому даже не удивился. Пришлось заглянуть в «шпаргалку», запачкавшуюся кровью. К счастью, имя, написанное в самом углу листка, разобрать было можно, – …с господином бароном Эрихом Горднером.

Человек со шпагой кивнул и бросил короткое распоряжение румяному здоровяку. Я понял, что мне необходимо куда-то следовать вместе с ним.

Перед тем как покинуть комнату, я наклонился и вытащил из-за пояса убитого мною бандита пистолет. Главный лишь слегка пожал плечами в ответ на мой немой вопрос.

А почему бы и нет? Мне давно хотелось иметь такое оружие, более легкое и удобное в обращении, чем мой пистолет.

Утро следующего дня я встретил в небольшом поместье, находящемся в паре лиг от столицы и неизвестно кому принадлежащем. Тибор, тот самый человек с ярким румянцем, произнес с довольным видом:

– Нет, ну как ты его!

Эту фразу я уже слышал от него пару раз еще вчера вечером, когда мы только прибыли сюда. Правда, сейчас воспоминания уже не вызывали рвотных рефлексов. И все равно он мог бы уже успокоиться.

– Ты знаешь, Артуа, этот флой имел кличку Пес, но чаще его называли Бешеным Псом. Хочу заметить, что заслуженно. Нет, ну надо же, загрызть Бешеного Пса!

Вообще-то Тибор мне понравился, и я даже порадовался тому, что он оказался моим соседом по комнате. Жизнерадостный такой тип, весельчак и балагур, от его оптимизма самому хотелось улыбаться.

Двухэтажный каменный дом, в котором я сейчас находился, был с трех сторон окружен хозяйственными постройками. И все это было обнесено каменной же стеной примерно в два моих роста. Причем выглядела эта стена не в пример более новой, чем остальные строения.

Больше всего поместье было похоже на чью-то базу. Пара тренировочных площадок для фехтования, что-то вроде тира, длинный стол под навесом. Конюшня явно рассчитана на пару десятков лошадей. И совсем не было видно женщин. Только мужчины, молодые и сильные. Вполне годились на роль неплохих воинов. Конечно, все это не могло меня обрадовать, я вовсе не собирался проводить свое время в военном лагере.

Я свободно передвигался по поместью, заглядывал куда душе желалось, но ворота были закрыты, и возле них всегда дежурила охрана. Хотя «стражники» и убивали время за игрой в кости, но были вооружены и не походили на деревенских олухов.

На все мои расспросы Тибор сказал лишь, что ответить на них мне сможет только господин барон.

Дворянин, который первым вошел в комнату после памятных вчерашних событий, и оказался тем загадочным Эрихом Горднером. И теперь мне предстояло ждать его в этой непонятной резиденции.

После ужина, накрытого под навесом, я отправился в свою комнату. Тибор остался за столом, как и большая часть проживающих здесь мужчин.

Оставшись один, я решил опять потренировать ту нелепую позу, которая никак у меня не выходила. За этим занятием и застал меня Горднер, войдя без стука в комнату. Мы поднялись на второй этаж. Усевшись, он какое-то время рассматривал меня, затем жестом показал на один из свободных стульев.

Мы немного поиграли в молчанку. Взгляд у барона был тяжелый, а сам он производил впечатление человека, которого очень трудно чем-либо удивить.

Наконец он произнес:

– Господин герцог что-нибудь передавал на словах?

Герцог и на бумаге ничего не передавал, если тебе угодно.

– Нет, господин барон. Только указал адрес, по которому мне следует явиться. И еще добавил, что решение будет приниматься на месте.

Не соизволил его сиятельство мне объяснить никаких подробностей, я до сих пор в полном неведении, для чего мне понадобилось прибыть именно сюда. Надеюсь, что сейчас все прояснится.

– Мне нужны люди, и ты меня вполне устраиваешь. Мне абсолютно неинтересно, кто ты и что ты. Сразу по нескольким причинам неинтересно. И первая из них та, что люди, повстречавшиеся тебе вчера, были людьми небезызвестного Варона Кройта.

С этими словами он впился в меня взглядом, ожидая ответной реакции. Черт, любите же вы здесь называть незнакомые имена и при этом пристально вглядываться в лицо собеседника.

Похоже, вчера мне удалось досадить кому-то из довольно значимых людей, и теперь мне остается только примкнуть к тем, кто способен меня защитить. То есть крышует меня пан Горднер.

И еще, на столе у барона вскрытое письмо. Только вот сургучная печать осталась цела, Горднер оборвал бумагу вокруг нее. В том, что сургуч известен в этом мире, ничего удивительного нет, он получается из смеси пчелиного воска и древесной смолы. Не сомневаюсь, что такого добра здесь хватает.

Интересно то, что оттиск печати на сургуче очень напоминает родовой герб герцога Кейтского, я его отлично запомнил. Так что вполне возможно, что в письме парой строк упомянута и моя скромная персона.

Горднер же продолжил:

– Работа, которая тебе предстоит, ничем не будет отличаться от той, что тебе пришлось сделать вчера. Разве что твои вчерашние противники будут казаться щенками по сравнению с теми, с кем тебе по большей части и придется иметь дело. И еще, в ближайшее время нам необходимо покинуть Дрондер месяца на три-четыре.

В общем-то я и сам догадывался, что вряд ли мне придется под его руководством заниматься архитектурой, садоводством или дизайном веб-сайтов. Но чего ради я должен соглашаться? Тем более если отъезд предстоит на такой долгий срок. Все, что мне нужно, находится в столице. И пусть я еще сам не знаю как, но, по моему скромному мнению, добиться желаемого в Дрондере мне будет значительно проще, чем черт знает где.

И еще один момент: я не убийца. Просто вчера попал в такую ситуацию, где мне пришлось защищать свою жизнь. Пусть и не совсем обычными способами. Что касается, как его там, Варона Кройта, где гарантия, что завтра я не перебегу дорогу еще одному такому же, послезавтра список пополнится, а через некоторое время и целая коллекция подобных персонажей соберется.

Как бы мне тактично отказаться? Все, что мне нужно, я уже узнал, а подробности неинтересны.

– И что господин барон желает мне предложить? – Наверное, фраза у меня вышла не слишком удачной.

– Как что? Деньги, что же еще? Причем приличные деньги. Может быть, ты мне сам подскажешь, что тебе нужно? – Голос у него при этом звучал слегка насмешливо.

– Баронство, ваша милость. Я хотел бы получить дворянство и титул.

Ну вот, а я уж было поверил, что тебя действительно нельзя ничем удивить…


Глава 25
Общие знакомые

Похоже, удивляться барон отвык уже достаточно давно, потому что на пару мгновений выражение его лица стало довольно забавным. Затем он успешно справился с собой, но больше уже не усмехался. Я приготовился к любой его реакции. Сначала я даже решил, что сейчас Горднер вскочит на ноги и в гневе произнесет что-нибудь типа: «Да как тебе такое вообще в голову пришло, гийд!»

Признаться, я и сам полностью не отдавал себе отчета, почему произнес то, что он только что услышал. Вероятно, потому, что устал. Устал от того напряжения, что преследует меня все последнее время. Устал делать вид несокрушимого бойца, устал от неприятностей, которые меня постоянно сопровождают. Устал оттого, что не могу просто вернуться к герцогу Кейтскому, крепко прижать к груди Милану, заглянуть ей в глаза и увидеть в них радость. Ведь мы любим друг друга, так почему же этого недостаточно?

Давай же, господин Горднер, разразись гневной тирадой, и мы с тобой, надеюсь, расстанемся. Не узнал я никаких твоих секретов, да и не прячешь ты их. Иначе это поместье было бы посреди дремучих лесов или непроходимых гор, а не в двух шагах от столицы.

Но реакция Горднера была несколько иной. Неожиданно для меня он полюбопытствовал:

– И ради этого ты готов пойти на все, что угодно?

Нет, господин барон, даже ради этого на все, что угодно, я пойти не могу. Есть вещи, через которые я не смогу переступить при всем своем желании. Даже ради той, для которой я все и затеял. Естественно, мой ответ барону был гораздо менее красноречивым.

Горднер помолчал пару минут, углубившись в свои мысли, затем произнес:

– И все же я настоятельно рекомендовал бы тебе оказаться на ближайшие пару месяцев подальше от столицы. Поверь, так будет лучше. Что касается твоей мечты… Это ведь твоя мечта, я правильно понимаю?

Мне пришлось утвердительно кивнуть. Какая разница, как это назвать? Что от этого изменится?

– Мне известны несколько случаев, когда подобные тебе люди получали то, что ты только что озвучил. Но не более того. Как и почему это случилось, не знаю. Что же касается обратного процесса, здесь примеров значительно больше. Иди и не затягивай с решением. Времени у тебя до утра.

Утром я в сопровождении Тибора и еще одного обитателя поместья, Струмера, на взятой из конюшни лошади отправился за Мухоркой и вещами, оставленными на постоялом дворе на окраине Дрондера.

Чтобы все обдумать, мне понадобилась половина ночи. Я решил остаться. Причин тому было множество: и деньги, и тот же Кройт, и еще одно маленькое, но очень важное обстоятельство. О нем мне рассказал Тибор, когда удобнее устраивался перед сном на своей скрипучей лежанке.

Он знал о том, что до утра мне предстоит сделать выбор, и всячески нахваливал свою службу. Уже угомонившись, после протяжного зевка Тибор сонным голосом сообщил:

– Несколько лет назад, еще до барона Горднера, один из наших даже умудрился получить дворянство. Правда, меня и самого здесь еще не было.

Все же приятно ехать в компании с людьми, которые, не задумываясь, помогут тебе, в случае чего. Да и ты готов ответить им тем же. С вещами мы управились до обеда, а после часового отдыха нас ждал самый настоящий строевой смотр. Мы, шестнадцать человек, в полной боевой амуниции выстроились в одну шеренгу. И каждый держал за поводья свою лошадь, тоже полностью готовую к походу.

Горднер, заложив руки за спину, прохаживался перед нами с самым грозным видом и делал замечания. За них не давали нарядов вне очереди, здесь наказывали рублем. То есть звонкой имперской монетой.

На этот раз обошлось без штрафов. Мне повезло по одной простой причине: я даже не знал, что именно мне надлежит при себе иметь и как я должен выглядеть. Хотя сам себе я нравился с пистолетом за поясом, тесаком и кинжалом. И еще в новой одежде, которую приобрел на обратном пути по совету Тибора.

Возвращаясь с постоялого двора, мы заехали в лавчонку, торгующую готовой одеждой. Там я и обновил свой гардероб, разменяв последний золотой. На этот раз наряд мне обошелся значительно дешевле, но и требования к нему были другими. Обычная походная одежда, чьим единственным достоинством была крепость ткани, из которой она была изготовлена.

«Что-то у меня все деньги на наряды и уходят», – думал я, принимая сдачу. Их и так уже почти не осталось, а впереди меня ждали немалые траты, которых невозможно было избежать: мне предстояло проставиться перед своими новыми коллегами. Традиция из тех, что почему-то всегда и во все времена свято чтут.

Плату за новую работу мне пообещали неплохую, но все необходимое пришлось покупать за свои деньги. Разве что порох, свинец для пуль и кормежка предоставлялись бесплатно. Пули, кстати, тоже нужно было изготавливать самому, по калибру имеющихся у тебя стволов. Слишком рано еще для унификации, прогресс только на пути к этому.

Кем были люди, среди которых мне предстоит провести долгое время, и чем они занимались, оставалось непонятным. Но не наемные убийцы, это точно.

Вероятнее всего, маленькая частная армия профессионалов. Мне очень приятно, что я попал в их число, но не более того. Сам я сюда не набивался, мне предложили, и я дал согласие. Еще и покочевряжился при этом.

Предпоследнее дело, которым им пришлось заниматься, – это розыск человека. Искали его в Гроугенте, крупнейшем морском порту Империи. Искали долго, а когда нашли и захватили, погибло несколько человек. В доме, где его выследили, он был не один, а доставить его следовало живым.

Все это мне рассказал Тибор. И еще добавил, что помимо основной оплаты все, кто принимал участие в поисках, получили неплохую премию, или, как ее здесь называют, тидус.

Последним было сопровождение одного известного человека в известное место для только ему одному известных целей. Вот тогда сумма тидуса была совсем маленькой.

В общем, по словам Тибора, работа мне предстояла интересная, достойная мужчины и при этом хорошо оплачиваемая.

После того как нас распустили из строя, я отправился пристреливать новый пистолет. С виду он был не очень новым, а вот во всем остальном выглядел отлично. Его первый хозяин выложил за него когда-то кругленькую сумму. Разве что последний его обладатель, тот, с чьего пояса я оружие и снял, вниманием слишком не баловал. Запустил он его немного. Ну это дело быстро поправимое. Навыки имеются, пусть и не на таких допотопных образцах отточенные.

Самым старым оружием, что мне проходилось держать в руках и из которого довелось стрелять, был наган 1913 года выпуска, с царским орлом на раме. Помнится, когда-то я даже немного гордился тем, что мне посчастливилось держать в руках такую древность. Теперь он мне представлялся вершиной человеческой мысли и венцом технической революции.

Ничего, и к этому пистолету привыкнуть можно. Главное – навыки. А они, как известно, зависят только от опыта. Намного лучше он в руку ложится, в отличие от его прежнего собрата, тоже трофейного.

Стрелять здесь принято боком к мишени, держа пистолет в вытянутой руке. Конечно, когда есть возможность и время встать в нужную позицию. Действительно, держать оружие таким образом удобнее, все-таки вес нешуточный, раза в два больше мне привычного. И другая причина есть, не менее важная: стоя боком к врагу, ты значительно уменьшаешь площадь своего тела как мишени.

Со временем от этого, понятное дело, откажутся, как и в моем мире. Современные мне пистолеты обладают достаточной пробивной силой, чтобы выпущенная из них пуля могла прошить тело насквозь. Так что боком лучше не вставать: больше шансов выжить при ранении, иначе одним выстрелом могут быть поражены оба парных внутренних органа.

Но это так, лирическое отступление. Пока же мне нужно научиться стрелять левой рукой. Потому что основным оружием останется клинок, у которого не бывает осечек и пуля не выкатывается из ствола в самый ответственный момент.

И еще один важный момент: если положить во время выстрела рукоятку пистолета на правую руку с клинком, ствол не так «играет», да и встать можно если не боком, то уже вполоборота корпуса, что тоже существенно. Интересно, это моя собственная находка или кто-то уже так делает? Надо будет у Тибора спросить, он в таких вещах дока.

Вот только заряжать пистолет после каждого выстрела долго и хлопотно. Да и кремень менять пора, что-то осечки зачастили. Все, стрельбы на сегодня хватит, иначе можно и оглохнуть.

Я возвращался в свою комнату, когда меня подозвал к себе Горднер и спросил, не приходилось ли мне слышать в тех краях, откуда я прибыл, о таком человеке, как Фред Груен. Надо же, оказывается, мир тесен не только на моей родной планете.

– Да, господин барон. Я знаю этого человека. И должен вам признаться, многим ему обязан, – не замедлил я с ответом.

Мои рассказы о времени, проведенном вместе с Фредом, закончились далеко за полночь. Скрасить вечер нам помогли две бутылки вина. Кроме барона у меня был и еще один слушатель – Михен, правая рука Горднера. То, что Михен не слуга, – это точно. Слугой барона был пожилой мужик, прихрамывающий на правую ногу, Бетор. И держал его Горднер скорее из жалости, потому что бывали дни, когда тот даже с постели подняться не мог. Особенно в сырую погоду.

Я Бетора и не видел еще, о его существовании мне Тибор поведал. Вот у кого точно рот никогда не закрывается, он даже во сне иногда что-то бормочет. И что характерно, не надоедает его слушать.

Возможно, когда-нибудь потом надоест, а пока любой из его рассказов является для меня источником информации.

Горднера интересовало все, что было связано с Фредом. Где он, кто с ним, чем занимается и что планирует делать дальше. Ну насчет его планов мы особо никогда не разговаривали, а вот все остальное мне было известно. Как было известно самому Горднеру о картине, висящей в каюте Фреда. Ему тоже, кстати, понравилось мое толкование ее сущности.

Внешне они похожи не были, так что вряд ли являлись родственниками. Наверное, когда-то у них были общие дела.

Некоторые эпизоды мне пару раз приходилось повторять. А о дуэли Фреда с капитаном «Пулуса», я и имени его уже не вспомню, только кличка Хряк в памяти задержалась, вообще не меньше четырех раз рассказывал.

Потом Горднер с Михеном ударились в воспоминания о делах минувших. И в их воспоминаниях тоже присутствовал Фред.

Следующим вечером мне пришлось здорово раскошелиться, потому что традиции нарушать нельзя, на то они и традиции. Хорошо хоть с визитом в ближайшую корчму отправились не все. На количество моих гостей повлиял и тот факт, что несколько человек должны были прибыть через пару дней. Отсутствующих решили не дожидаться, потому что сразу по их прибытии нам предстояло удалиться в неизвестном направлении. А что же это за гулянка, если на следующий день нет возможности от нее отдохнуть?

Я, по наивности своей, думал, что люди, с которыми мне теперь предстоит «работать», повышают боевое мастерство все свободное от сна и принятия пищи время, благо возможности позволяют. Оказалось, что это не так, вернее, не совсем так. Тренировались эти парни больше от скуки, не более пары часов в день. В остальное время каждый занимался своими делами. Правильно это или нет – судить не мне. Да у них, наверное, и не было особой надобности в изматывающих тренировках: все они в той или иной степени были мастерами своего дела и стремились лишь поддерживать форму.

Поэтому я до сих пор был в недоумении, какими критериями отбора руководствовался Горднер, предлагая мне остаться в его отряде.

Посмотреть на наш с Тибором учебный бой собрались практически все. Оно и понятно: каждому интересно, кто я такой и насколько мне можно будет доверить свою жизнь. Продержаться мне удалось минуты полторы-две, я даже запыхаться не успел. Мог бы и дольше, поскольку следовал рекомендациям Дерка – не забывал держать дистанцию. Были моменты, когда мне почти удалось достать Тибора, но… скорости не хватило. Все-таки техника у него была… не сравнить с моей. Он всегда успевал отбить мой клинок.

И все же он молодец. Не стал задаваться, не говорил, какой он крутой боец, а сразу же все мои промахи объяснил. И дал мне целую кучу советов.

Горднер тоже наблюдал за нашим поединком. Только по его лицу никогда ничего не понять. Да и без того все ясно, небось думает, какого крутого бойца он нашел. Это он еще не видел, как я верхом биться умею.

В корчме мы посидели отлично. Видимо, парни не в первый раз ее посещали и даже не во второй, поскольку чуть ли не всех их знали по именам. И кухня оказалась вполне приличная. Вино, мясо, сыр, зелень – что еще нужно для хорошего настроения? Ну разве что немного женской ласки. Из той, что по доступным ценам. Но тут уже без меня обошлось и без моих денег. Не стал я парням компанию составлять, когда они отправились в веселый дом.

Как обычно, пирушка началась с воспоминаний о тех делах, в которых им пришлось вместе участвовать. А вспомнить им, судя по рассказам, было что. Давно я так не веселился, потому что каждая история была связана с каким-нибудь смешным случаем из их обширной практики.

Затем, на минуту взгрустнув, помянули погибших, не доживших до этой вечеринки.

Но, как говорится, живым живое, и вновь пошли тосты, здравицы, шутки и дружеские подковырки.

В самом начале мне пришлось осушить здоровенный рог, даже не представляю, какому животному он мог принадлежать. Рог, кстати, с собой принесли. Так я должен был подтвердить свое право находиться среди новых своих боевых товарищей. И этот обычай меня вполне устроил. Вот если бы мне предстояло срубить на полном скаку несколько соломенных чучел, тогда наш поход пришлось бы отложить на неопределенное время. Потому что такая задача для меня, прямо скажем, пока не очень выполнима. А влить в себя, не отрываясь, почти два литра виноградного вина… да за милую душу и за здравие всех присутствующих! Тем более что следующие тосты можно было лишь поддерживать стуком своей оловянной кружки о другие емкости и только слегка пригубить ее содержимое.

Потом, как это частенько бывает в сугубо мужских компаниях, речь зашла о женщинах. И чуть ли не каждому пришлось поведать о своих небывалых успехах у представительниц прекрасного пола. К счастью, в обязательную программу эти рассказы не входили, так что можно было просто открывать рот в изумлении: везет же некоторым.

Никогда бы не подумал, например, что вот этот невзрачный мужичок, чьими достоинствами с виду являются только лишь пышные усы самой что ни на есть сивой масти, пользуется бешеной популярностью у женщин в возрасте около сорока лет. Наверное, он и сам не подозревал в себе подобного таланта, пока не выпил так много.

Вдохновившись темой разговора, кто-то вспомнил, что у Милашки Сьюи в «Гордом одуванчике» появились новые «сотрудницы», свеженькие, хорошенькие и молоденькие. Поскольку народ за столом собрался битый и не привыкший все принимать на веру, было принято решение немедленно подвергнуть агентурные данные девушек тщательной проверке.

Тем более «лазутчик» никогда не отличался особой правдивостью.


Глава 26
Всему свое время

В имении на следующий день все собрались только к обеду. К этому времени я уже вдоволь успел намахаться тесаком, выгоняя из организма вчерашние излишества.

За обеденным столом только и разговоров было что о визите к Милашке Сьюи. Не врал, оказывается, тот, кому не очень доверяли. Посетившие заведение так аппетитно и красочно рассказывали о своих похождениях, что все неприсоединившиеся трижды пожалели о своем отказе составить компанию. После горьких сетований тех, кто вчера так опрометчиво отказался от встречи с прекрасным, было принято решение повторить визит сегодня вечером в расширенном составе.

Так что после ужина в усадьбе остались только двое дежурных да я. Чуть позже приехал Горднер в сопровождении Михена.

Барон не без интереса понаблюдал за тем, как я топчусь вокруг соломенного чучела с тесаком в руке и пытаюсь выполнить очень быстрый колющий удар. Со своей техникой я давно уже определился, выбрав за основу тактику, присущую волкам. Знатоки звериных повадок рассказывают, что хищник сокращает дистанцию, кусает, потом мгновенно возвращается на безопасное расстояние. Затем кружит в ожидании подходящего момента для повторной атаки. Учитывая мой предыдущий опыт, я понял, что и мне такое поведение позволит добиться наибольшего эффекта. Поэтому сейчас я пытался привязать к волчьей тактике все те знания и умения, которыми успел овладеть хоть в какой-то степени. Да и Бронс в свое время советовал мне почти то же самое.

Через некоторое время Горднер подозвал к себе. Вот и отлично, всегда испытываешь чувство неловкости, когда твои неуклюжие действия оценивает профессионал, ведь в том, что барон – боец высочайшего уровня, не было никаких сомнений. Вчера, когда он решил немного размяться и вышел один против троих, мне захотелось посмотреть, как бы он повел себя в схватке с Бронсом или Дерком. За такое зрелище и денег не жалко.

Я думал, что Горднер даст мне какие-нибудь указания или захочет узнать что-то новое о Фреде, но все оказалось не так.

– Знаешь, в чем твоя проблема? – спросил он.

Конечно, ваша милость. Во-первых, я никого не просил отправлять меня сюда, в этот мир, а во-вторых, влюбился именно в Милану. И я до сих пор не знаю, что мне со всем этим делать.

– Основная твоя проблема, Артуа, состоит в том, – продолжил Горднер, – что твои действия не успевают за твоими решениями. Говоря проще, руки не поспевают за головой. Обычно происходит наоборот. То, что я сейчас тебе расскажу, знают многие. Но далеко не все уделяют этому должное внимание.

Он помолчал мгновение, как будто пытаясь разжечь мое любопытство.

– Для того чтобы выполнить любое движение очень быстро, нужно сначала научиться делать его очень медленно. Если ты сможешь растянуть свой выпад на несколько минут, то благодарностью тебе за это будет скорость. Возможно, ты добьешься этого тысячами повторений на протяжении многих лет, а может, это займет у тебя значительно меньше времени. Пока не попробуешь, не узнаешь. И еще запомни, Артуа, главное – скорость. Кроме того, смени свой тесак на что-нибудь более тебе подходящее. Это не твое оружие.

Затем кивком он дал мне понять, что я могу быть свободен.

Я все же решился и задал ему вопрос, который меня мучил последнее время. Дело в том, что мне стало известно, кто такой Варон Кройт. Узнать о нем оказалось просто, достаточно было поинтересоваться у Тибора. Но вот почему в том доме, куда я прибыл по указанию герцога Кейтского, оказались его люди, до сих пор оставалось для меня непонятным.

Варон Кройт являлся криминальным авторитетом, известным далеко за пределами столицы. Нет, он не сидел на малине, раздавая своим помощникам распоряжения. Кройт был вполне респектабельным гражданином и владельцем нескольких банков. Еще говорили о том, что он опутал долговыми расписками значительную часть представителей столичной аристократии. Благодаря этому Кройт позволял себе то, о чем люди его круга и помыслить-то не решались.

По тому адресу, что дал мне герцог, устраивались «собеседования» с кандидатами на ту работу, которую я сейчас и должен был выполнять. Приходили и другие люди, их цели были мне неясны, но все визиты так или иначе имели непосредственное отношение к Горднеру. Как в доме оказались люди Кройта, успевшие даже кого-то убить, оставалось для меня загадкой. Но на мой прямой вопрос барон сказал лишь, что всему свое время. Это означало, что мне совсем не стоит совать свой нос в чужие дела. Любопытство никогда не было моим пороком, но все же выяснить подробности тех событий представлялось мне интересным.

С Кройтом все понятно без слов, он сам по себе величина. А вот за бароном явно стоит кто-то повыше рангом. Видимо, произошло какое-то столкновение между местным мафиози и неведомыми мне людьми. И интерес мой во всем этом, прежде всего, шкурный. Стоит ли она того, предложенная мне оплата? Вот в чем вопрос. Я слишком мелкая пешка, поэтому меня легко могут принеси в жертву при первой необходимости.

Что же касается предложенной бароном методики, то ее, безусловно, стоит опробовать. Что-то подобное я уже слышал, и эффективность такого подхода к тренировкам напрямую строится на мышечной памяти. Можно делать движения очень быстро и очень часто, чем я до этого и занимался, а можно дать телу время на тщательное запоминание. То есть в первом случае количество переходит в качество, а вот во втором случае… Черт его знает, что происходит во втором случае, но слишком уж хорош Горднер как мастер фехтования, чтобы давать заведомо недействующие советы.

Ну а насчет тесака… Я и сам чувствовал, что это не мое. Недаром же среди холодного оружия существует так много разновидностей. И не проще ли не подстраиваться под уже имеющийся, а подобрать клинок по себе? Нет здесь таких требований, чтобы оружие у всех было одинаковым. Это автомат Калашникова всем без исключения подходит и мне бы отлично подошел. Эх, сколько бы мы с ним дел натворили… Да что там автомат, кургузый «макарка» – и тот бы порадовал. И шли бы все эти мастера фигурного махания железяками метров на тридцать, дальше я патроны переводить бы не стал из-за боязни промахнуться.

Какая все же у Годима сабля была, как будто специально под мою руку сделана… Надеюсь только, что хватит у Пронтия совести оставить клинок там, куда я его и положил.

Сейчас у меня была одна надежда, что сумею поменять свой тесак с доплатой на одну из сабель Тибора. У него их чуть ли не целая коллекция, не меньше пяти штук. Нет, я не претендую на ту, что он постоянно носит, или даже на другую, украшенную непонятной вязью. Есть у него один клинок, более скромный во всех отношениях. К нему сам владелец, кстати, относится весьма пренебрежительно. И именно это оружие больше всего напоминало шпагу. Мне даже удалось немного подержать его в руках. В присутствии Тибора, естественно. Брать в руки оружие в отсутствие хозяина и тем более без его разрешения для местных воинов сравнимо с заигрываниями с их женами в отсутствие мужа. И неизвестно еще, в каком случае оскорбление будет сильнее.

Металл на приглянувшийся мне клинок пошел немногим лучше, чем на тесак, что был у меня, если не сказать обратного, а вот что касается всего остального… Конечно, не сабля Годима, но мое это, мое. Есть еще крайний вариант – поменяться с соседом по комнате на мой замечательный кинжал. Тем более Тибор сам проявлял к нему интерес.

Среди вернувшихся днем из похода по злачным местам моих будущих боевых товарищей Тибора не было. Он приехал ближе к вечеру и выглядел очень расстроенным. Судя по его настроению, было не самое удачное время для торговых операций, поэтому я отложил дело на потом. Окружающие не привыкли видеть весельчака в таком состоянии, но на все расспросы он только отмахивался да отмалчивался.

Почти одновременно с Тибором прибыло еще несколько всадников, как оказалось, тех, кого мы и ожидали. Горднер выстроил всех нас, объявил, что отправляемся послезавтра утром, и потребовал, чтобы никто не покидал поместья. После того как строй распустили, Тибор не пошел под навес, где собирались любители скоротать вечерок за игрой в кости. Вместо этого он повалился на постель и уставился глазами в потолок.

Я проведал Мухорку, понаблюдал за игроками и даже сам дважды попытал счастье. Лишний раз убедившись в том, что кости – это не мое, вернулся в комнату. Тибор продолжал молча рассматривать потолок. Иногда человеку просто необходимо побыть одному, и я уж совсем было собрался лечь спать, не задавая лишних вопросов, когда он вполголоса произнес:

– Наверное, я так и не дождусь твоей просьбы, Артуа.

Голос у него был не такой, как обычно. Было похоже, что он принял для себя какое-то трудное, но единственно верное решение.

– Не раньше, чем ты мне все подробно объяснишь.

– Объяснить? Что именно тебе непонятно?

– Что могло тебя так изменить, да еще за столь короткий срок? Единственное, что мне приходит в голову, так это то, что ты влюбился, побывав в гостях у Милашки Сьюи.

– Влюбился? – Мой сосед расхохотался и резко сел, свесив ноги с постели. – Влюбился, говоришь?

Тибор снова рассмеялся, но сейчас его смех был наполнен какой-то горечью и не походил на тот, что я услышал несколькими мгновениями раньше.

– Нет, Артуа, я не влюбился. Хочешь объяснений? Пожалуйста. И черт бы меня побрал, если ты и после этого сможешь относиться ко мне по-прежнему.

Я хорошо к тебе отношусь, но знаем мы друг друга всего пару дней. Может, ты придаешь моему мнению о себе слишком большое значение?

Тибор извлек откуда-то из-под изголовья бутылку вина, пару оловянных стаканов, так похожих на те, из которых мы пили недавно в таверне. Затем наполнил их и один протянул мне. Все это было так похоже на то, с чем мне приходилось сталкиваться и раньше, как будто снова в своем мире оказался. С той лишь разницей, что никогда до этого в стаканах не плескалось почти безалкогольное вино.

– Слушай. – Он помолчал немного, собираясь с мыслями, затем начал говорить, изредка прерываясь на то, чтобы сделать глоток вина. – Моя семья живет совсем недалеко отсюда, в местечке, называемом Мельничьей падью. Старик-отец, мать, чуть младше его, и четыре сестры – вот и все мои родные. Две старших сестры давно уже замужем, одна даже успела овдоветь. Герия, младшенькая, тоже недавно замуж вышла, а Терсиле не судьба, калека она у нас. Еще маленькой под телегу попала. Так и выросла скособоченная и ходит еле-еле, не расставаясь с клюкой.

И вот мне пришло в голову навестить их сегодня, настроение хорошее было. Я нечасто дома бываю, хоть и рядом. То уезжаю надолго, то поругаемся мы. Мать постоянно меня пилит, что по возрасту скоро и в деды сгожусь, а все в бобылях. Сам посуди, какой из меня семьянин, смех один получится. Но я не об этом.

Тибор помолчал, допил вино, снова наполнил свой стакан…


Мы, пять человек, собрались у западной стены, прячущей поместье от посторонних взглядов. Вплотную к ней расположилась конюшня, с крыши которой перемахнуть через стену не представляло никакой трудности. Мы – это я, Тибор, Лигрус, его закадычный друг, они и попали сюда, к барону Горднеру, вместе, и еще два брата-близнеца, которых и при свете дня отличить друг от друга трудно, а сейчас, почти в полной темноте, так и вообще невозможно. Последних я не знал, просто не было времени познакомиться, поскольку прибыли только сегодня.

Спрыгнув со стены, мы оказались в небольшой рощице, разросшейся по всему западному периметру поместья. Через час мы рассчитывали попасть в ту самую Мельничную падь, где жили родственники Тибора.


Глава 27
Температура пива

Дом, который был нам нужен, представлял собой безобразную двухэтажную каменную коробку безо всяких архитектурных изысков, зато с высокой крутой четырехскатной крышей. Зачем такая крыша понадобилась хозяевам – непонятно. Разве что множество хлама на чердаке разместить можно или зрительно вытянуть строение ввысь, что еще более абсурдно.

Мы ввалились в дом всей хмурой компанией. Потребовалась пара мгновений на то, чтобы глаза адаптировались к свету после ночной тьмы. Хмурые мы были для поддержания статуса крутых ребят, которые по правилам игры не должны расточать вокруг себя любезные улыбки. Это по меньшей мере несолидно.

За большим столом, расположенным в глубине единственной комнаты, сидели семеро человек в возрасте от шестнадцати до сорока. При нашем появлении они дружно вскочили, одарив нас крайне недружелюбными взглядами. Во главе стола возвышался здоровенный мужик в расхристанной до пупа рубахе. Выражение его лица тоже было хмурым, не иначе как нам подражать решил. Судя по описанию моего соседа по комнате, это и был Грюой, человек, ради общения с которым мы сюда и прибыли.

Тибор шагнул вперед, отделившись от нашей компании, и уже было совсем открыл рот, чтобы выступить с наверняка продуманной речью, когда я позволил себе обратиться к нему жестом.

Помолчи немного, быть может, у меня получится решить вопрос несколько иначе.

Мы пришли сюда из-за сестры Тибора, той, что, овдовев, снова вышла замуж. Понятно, что замуж вышла она не сразу, относив положенный траур и потратив некоторое время на то, чтобы найти человека, способного стать хорошим мужем и отцом ее детям, оставшимся после первого брака. В этот промежуток у нее и было несколько встреч с Грюоем. Встреч, ничего для них не значащих, но, видимо, очень для обоих приятных.

Казалось бы, и все на этом, если бы не стремление Грюоя эти встречи продолжать. Никаких высоких чувств, естественно, он к женщине не испытывал, просто время провести хотел.

Но то, что в какой-то степени позволено вдове, совсем не подобает замужней даме. А ее новый муж не был героем и постоять за свою вторую половинку не мог. Хотя во всем остальном он был хороший человек, по рассказам того же Тибора. И любил он ее с молодых лет, и замуж предлагал еще тогда, когда она в невестах ходила, но получилось так, как получилось.

Грюой же в местных масштабах личность известная. Даже вон свита своя имеется, судя по тем, кто в комнате собрался. Тридцати лет от роду, не женат, владелец двух мельниц, доставшихся ему по наследству. Жил он в свое удовольствие, нисколько не беспокоясь о состоянии дел на принадлежащем ему производстве. Да и к чему это, если есть наемные работники, следящие за тем, что ему неинтересно, и есть множество занятий, куда как более привлекательных.

Тибору нельзя было распространяться о том, чем он занимается, – это являлось одним из условий при приеме на работу к барону. Он состоит в свите барона – и на этом точка. Тому, кто не знает подробностей, этих сведений должно быть достаточно.

Я представил, что произойдет дальше.

Тибор начнет наезжать на Грюоя, тот ответит ему должным образом и должными оборотами речи. Владельцу мельниц неизвестно, что незваные гости стоят десяти таких людей, что сидят сейчас за столом. Затем разговор зайдет в тупик. После этого будет много крови и как минимум семь трупов. Среди них и мальчишка лет шестнадцати, что сидит на противоположном от Грюоя конце стола. Возможно, трупов будет больше, поскольку неизвестно, есть ли кто-нибудь на втором этаже дома.

Вероятно, и у нас тоже будут потери.

Управившись с делами, мы незаметно покинем дом и растворимся в ночи. А потом еще и уедем на несколько месяцев. Но этот отъезд будет всего лишь отсрочкой, потому что городская стража непременно отыщет тех, кто побывал в памятную ночь в доме Грюоя. Пусть стражники и не смогут провести дактилоскопическую или какую-нибудь еще экспертизу, но голова-то на плечах у них точно есть. Сопоставят факты, составят список подозреваемых, а потом будут действовать методом исключения. И доисключаются до того, что в подозреваемых у них останется только Тибор.

Нет, Горднер не выдаст его страже, но и его, и всех остальных, принимавших участие в ночном походе, будет ждать немедленный расчет и отставка. Нечто подобное бывало и раньше, и мы все прекрасно представляли себе последствия, когда согласились помочь Тибору.

Вот такая получилась длинная предыстория.

Я еще раз показал тот же знак, но теперь он был предназначен для всех остальных, кто пришел с нами в этот дом. Затем прошелся по комнате, занимавшей весь первый этаж здания. Да уж, негусто: необходимая мебель, весело пылающий камин да лестница на второй этаж – вот и все.

Надо же, у Грюоя даже книги есть, по крайней мере, одну я умудрился обнаружить.

Затем я подошел к вешалке. Снял с нее самую нарядную шляпу и на освободившееся место пристроил свою. Чужую хотел бросить на стоявший рядом стол с парадной серебряной посудой, но передумал.

Говорят, примета плохая – если головной убор на стол положить, голова болеть будет. Пусть и не у меня, но я же не мелкий пакостник, в конце-то концов. Пристроил ее сбоку, на той же вешалке.

Придвинул стул поближе к камину, снял плащ и развесил его на спинке, пусть хоть немного просохнет. Мой морской непромокаемый – не для прогулок по столице и даже по ее окраинам, поскольку имеет не слишком презентабельный вид.

Пройдя к заставленному выпивкой и закуской столу, уселся за противоположный от Грюоя торец.

По дороге захватил с вешалки чью-то похожую на скомороший колпак шляпу, жаль, бубенчиков на ней не было. Шляпа пригодилась – я вытер ею столешницу.

Свиньи какие-то за столом собрались, все пивом залили, книгу положить некуда. А книга – это источник знаний. Пусть даже и таких… хм… своеобразных.

Почему-то все мои действия проходили в гробовой тишине.

– Садитесь, – махнул рукой я, обращаясь к стоявшим и смотревшим на меня людям Грюоя, – в ногах правды нет.

Первым с самым независимым видом уселся сам хозяин дома, старательно делая вид, что давно уже собирался это сделать. Остальные последовали его примеру. А наши? Наши пусть постоят, ничего страшного, не так уж долго мы здесь и задержимся.

Книга, раскрытая мною наугад примерно посередине, представляла собой аналог широко известной в моем мире «Камасутры», но явно ей проигрывала. В книге даже гравюры имелись чуть ли не на каждой странице, пусть и не цветные, но… Черт, никакой вычурности, практически пособие для молодоженов. Ладно, не для этого сюда заявились.

Я извлек кинжал, отрезал тонкий ломтик от выглядевшего аппетитным окорока, сунул кусочек в рот и заглянул в самый конец книги. Может быть, там что интереснее сыщется. Как бы не так.

Взяв ближайшую кружку с пивом, я засунул в напиток палец.

– Теплое, – констатировал я, – принеси холодненького.

Моя просьба относилась к сидевшему слева от меня молодому парню. А кого еще посылать, как не его? Кружку-то я забрал у своего правого соседа, мордатого мужика, старше меня на несколько лет. Не малолетку же обижать. А вот за пивом ему слетать в самый раз, если судить по возрасту.

– Грюой, с тебя три кроны. Сам знаешь за что. Одна должна быть золотом, вторая серебром. Третья тоже серебром, но мелким. Меди не нужно. И побыстрее, нас Милашка Сьюи заждалась, – самым обычным тоном произнес я и снова углубился в книгу.

Пиво я увидел быстрее, чем деньги. Я решил не обижать никого недоверием и не стал проверять температуру напитка. Но и пробовать его тоже не стал. Еще чего, вдруг этот парень в кружку плюнул.

Когда передо мной на столе образовалась кучка монет, я на минуту оторвал взгляд от книги. Вы что, предлагаете мне собирать монеты с липкого стола самому?

Как оказалось, нет. Небольшой кошель нашелся сразу, пусть не новый и потертый, и переложить в него деньги тоже нашлось кому.

Вот теперь почти все. Аккуратно захлопнув книгу, я поднялся на ноги, обошел стол, встал сзади Грюоя и положил руки ему на плечи.

– Если тебе еще раз придет в голову мысль навестить… – черт, забыл ее имя, – сестру Тибора, я настоятельно рекомендую сначала внимательно изучить свою книгу. Вот только на мужчин в ней обращать внимания не надо. Это тебе не пригодится. Ты меня хорошо понял?

Так и подмывало вылить ему на голову пиво из кубка, он единственный за столом пользовался таким сосудом. Но ограничился лишь тем, что замерил в нем температуру пива.

Плащ еще толком не просох, но задерживаться здесь не было никакого желания.

Уже за порогом отдал кошель Тибору – нельзя выпадать из образа. Лишь добавил, чтобы он передал деньги сестре: мол, Грюой жутко извиняется.

Конечно, в бордель мы не пошли, а зашагали в сторону нашего лагеря.

И вообще, эти слова были только для Грюоя, так более доходчиво. Заглянули к нему мимоходом, поставили на место, взяли денег, сколько в голову взбрело и какими монетами взбрело, и пошли себе дальше веселиться.

Не дурак, поймет, что я его от смерти спас, что бы он там о себе ни воображал. Благо хватило мозгов, чтобы по-мирному дело решить. Свет клином на сестре Тибора не сошелся, а жизнь – такая сладкая штука.

Нет, надо было еще книгу с собой захватить. У меня только одна и есть, со сказками, по которой меня Милана читать учила. Несолидно мне с ней, взрослый мужчина, да и прочитал я ее уже сто раз. А вот эта была как раз то, что надо. И гравюры занимательные, и много новых слов узнал бы. Эх, да чего уж там.

На завтрак я проспал, не услышав двойной удар небольшого колокола, возвещавший о подъеме.

Когда вышел во двор, все обитатели поместья сидели за столом под навесом. Все дружно уставились на меня, словно увидев нечто невероятное. Разговоры смолкли.

Трепло ты, Тибор, мог бы и держать язык за зубами. Я ведь в первую очередь о себе заботился. Может быть, имеются и другие способы разрулить такую ситуацию, да где ж мне об этом знать? И не надо во мне крутого парня видеть, их только в фильмах и показывают.

«Крутым и ночью солнце светит» – вспомнил я одно выражение. И фильм вспомнил, где главный герой кружил в черном затонированном джипе по улицам ночного города в темных солнцезащитных очках. Вот это да, вот это я понимаю – крутизна.

Кино. Черт побери, что же мне давно это в голову не пришло. Нет, ну надо же, а? Так, что я об этом знаю? Братья Люмьер, целлулоид. Целлулоид – это нечто прозрачное, из него кинопленку делали, и еще горит он хорошо. А вот как его получают и из чего? Понятия не имею.

Хорошо, что у нас еще есть? Фотографии. Что об этом помню?

Пластинки, покрытые эмульсией с серебром, магний для вспышки, проявитель с закрепителем. Все. Тоже зацепиться не за что. Ну что же я тогда ту книгу для улучшения памяти как следует не изучил? Читал же обо всех этих изобретениях когда-то, но теперь уже и не вспомнить ничего.

Ладно, необходимо хорошенько все осмыслить, наверняка что-нибудь подходящее в голову придет. Сама же идея просто замечательная, никто не станет отрицать.

Читал я в очень желтом и очень популярном журнале, как один тип при дворе какого-то из Людовиков получил и дворянство, и титул, и даже поместье – он снабжал короля определенными изделиями из бараньих кишок. В общем, был поборником безопасных отношений. Такое производство, конечно, не по мне, но какова идея!

Надо просто вспомнить какое-нибудь эпохальное открытие, удачно его пристроить, и тогда дворянство в кармане. Нужно что-то такое, чтобы и сделать можно было сразу, и эффект от этого был сногсшибательным. Дальше дело техники. Есть над чем подумать. И главное, должно сработать.

– Артуа! – окликнул меня Тибор.

Ну вот, не дали мне себя Сократом почувствовать. Он однажды сутки простоял на одном месте, задумавшись. Я же от силы минут пять задумчиво восседаю за столом с ложкой у рта.

Свой тесак на клинкерт Тибора я все же обменял. Обошлась мне эта операция в сам тесак, пригоршню кремней для пистолетного замка и пару серебряных монеток не самого высокого номинала. И мы оба остались довольны: Тибор избавился от не слишком практичного, по его мнению, клинкерта, а я получил наконец то, к чему достаточно давно стремился.

Лезвие нового клинка было длинным, нешироким, с едва заметным изгибом. Долы по обеим его сторонам доходили почти до самой гарды, достаточно мощной, чтобы принимать на нее сильные удары, поскольку ширина и толщина самого клинка настоятельно этого не рекомендовала. Мощные рубящие удары тоже были противопоказаны: не хватило бы массы.

Имелась у оружия и хитрость, состоящая в интересной заточке средней части клинка: благодаря ей режущие удары должны получаться очень эффективными. Навершие эфеса представляло собой мощный латунный набалдашник, что делало балансировку клинка пригодной для фехтования им как шпагой. Елмань полностью отсутствовала.

Правда, непонятно, какой металл пошел на изготовление клинкерта… Да что металл, тесак ненамного лучше был. Почистим, наточим, отшлифуем, поменяем кожу и проволоку на эфесе…

Нет, мой новый клинок определенно мне очень нравился.


Глава 28
Мастера древности

Следующий день начался с того, что Горднер построил всех нас, задумчиво походил перед нами и четырежды ткнул пальцем в случайных бойцов.

В числе осчастливленных оказался и я. Горднер объявил, что вечером мы будем сопровождать его, и велел привести себя в максимально пристойный вид. Он приглашен в один из самых известных домов столицы, и ему не хотелось бы, чтобы его свита вызывала усмешки.

Когда я поинтересовался у Тибора, тоже попавшего в этот список, что это значит и как же все-таки мы должны выглядеть, тот лишь усмехнулся и махнул рукой. Не бери, мол, в голову, достаточно побриться и постараться до вечера не набраться сверх меры.

Мы, все четверо, поедем позади кареты барона, чтобы подчеркнуть его вес в обществе. Ну и на месте придется подождать, пока он не надумает возвращаться. Сам Горднер не большой любитель таких мероприятий, но не всегда имеет возможность от них отказаться.

Словом, ничего выдающегося. Сопроводим, отсидим положенное время в теплом сухом помещении среди таких же страдальцев, как и мы. Нас даже покормить не забудут, ни разу такого не было. Успокоил.

Вообще-то сегодня еще до рассвета мы должны были отправиться в путь. Но накануне вечером стало известно, что наш поход задерживается на несколько дней.

Поскольку никто толком не знал ни места нашего назначения, ни цели путешествия, разговоров было достаточно много. Выдвигались различные версии, но к единому мнению так и не пришли.

Уже затемно карета, запряженная четверкой одномастных лошадей, в сопровождении опять-таки четверки бравых всадников на лихих скакунах, подъехала к огромному, с ярко освещенными окнами, дому, больше похожему на дворец. Мы проследовали по широкой, выложенной каменными плитками дороге к парадному входу.

Горднер вышел из кареты, махнул рукой и скрылся за дверьми, услужливо открытыми лакеями в парадных ливреях. Наш же путь лежал дальше, за угол особняка. Там действительно оказалось достаточно строений, чтобы спрятать лошадей и карету и укрыться от дождя самим.

Ну и зачем было нас с собой тащить? Все равно никто не увидел, темно и сыро, все в доме прячутся.

Я поинтересовался у Тибора, кому принадлежит этот дворец, но тот лишь махнул рукой с таким видом, как будто бы ему уже так осточертело наносить визиты всяким графьям да баронам, что он даже их имена путать начал. Это было забавно, поэтому я рассмеялся.

Тибор в ответ неожиданно насупился и заявил, что прогадал с обменом своего великолепного, сделанного великими мастерами древности, клинкерта на мой тяжелый, ржавый, совершенно неотбалансированный тесак, который я, несомненно, спер у рубщиков сахарного тростника. Нет, даже не спер, его просто выбросили за ненадобностью.

Если бы я успел узнать его чуть хуже, ни за что бы не догадался, что он шутит. Слишком уж серьезно он все говорил. Пришлось немного подыграть ему, заявив, что прошлого не воротишь и теперь уже поздно говорить об этом. Ну и будто между прочим поинтересоваться, какие именно мастера древности сделали этот замечательный клинок. Уж не дальние ли предки тех, что изготовили его пистолет, один из трех имевшихся у него? Историю его приобретения он сам мне и рассказал, еще и подшучивая над собой при этом.

Дело было так. Совсем уж за смешную цену ему предложили пистолет работы знаменитого мастера-оружейника. Здесь их несколько, и этот считается одним из лучших. Тибор был в приличном подпитии и отдал за него все деньги, которые у него на тот момент имелись. Еще и присовокупил приличного качества кинжал, при этом радуясь такой удачной покупке.

Долго ему радоваться не пришлось, поскольку уже на следующий день нашелся знаток, объяснивший ему, что это не настоящий Крисель Брегинье, а всего лишь качественная подделка. Ценой как минимум в четыре раза меньше, чем он за нее отдал.

Прямо как Vertu за шесть тысяч рублев. Пистолет Тибор, правда, частенько носил за поясом, но стрелять из него опасался.

Именно об этом я и вспомнил, поинтересовавшись именем мастера, сделавшего клинкерт.

Долго препираться нам не пришлось, поскольку за мной пришел один из лакеев. Как оказалось, меня срочно желает видеть Горднер.

Почему бы и нет, надеюсь только, что ожидает он меня не в мокром саду с поникшими от избытка влаги ветвями деревьев и не в одной из беседок.

Перед нужной дверью слуга сделал мне знак подождать, осторожно постучал и скрылся за ней. Затем вышел и с важным видом, словно он сам являлся владельцем дома, пригласил меня в комнату.

Как и следовало ожидать, я очутился в кабинете. Не принято здесь отчего-то дела за барной стойкой обсуждать.

Ну, после кабинета герцога меня интерьером такого помещения не удивишь, а вот хозяин дома достоин более подробного описания. Далеко за шестьдесят, умный взгляд, хищный профиль, щурит правый глаз, когда задает вопросы. О росте судить сложно, но телосложение далеко не богатырское. Манера держаться – властная, хотя это совершенно не напрягает и выглядит довольно естественно, совсем как у дяди Миланы.

Разговор опять пошел о Фреде. Присесть мне не предложили, но и долго не задержали. Я вкратце рассказал историю знакомства и ответил на несколько вопросов, касающихся Фреда. Сначала я назвал его по имени, но приметил, что хозяин кабинета чуть заметно поморщился. В следующий раз, когда я сказал «фер Груен», мужчина поправил меня: фер Груенуа. Хорошо, пусть будет так. Но мне все же больше нравится звать его Фредом, да и сам он против этого никогда не возражал.

Наконец Горднер сказал, чтобы я подождал его за дверью. Ждать пришлось недолго, считаные минуты. За это время мимо меня успела пролететь хорошенькая служанка с ошарашенным лицом и пылающими щечками. А в конце коридора какой-то господин в лиловом с серебряными разводами камзоле пристроился целовать даму ну в очень открытом платье. Хорошо, что они вовремя меня заметили и испарились.

То, что Горднер вышел из кабинета, я определил по движению воздуха за спиной. Барон двигается практически бесшумно, ничто никогда не скрипнет, не стукнет и не зашуршит. И говорит мало, только в случае крайней необходимости.

Мы спустились со второго этажа и прошли через полутемное помещение. Если бы я не знал, где нахожусь, то подумал бы, что это один из выставочных залов музея. Исторического конечно же. Экспозиция посвящена Средним векам и рыцарству, судя по немалому количеству доспехов, оружия и гобеленов, находящихся здесь.

Я бы с удовольствием задержался здесь подольше. Но, увы, Горднер миновал все это великолепие и остановился перед приоткрытой дверью, через которую бил яркий свет и доносились звуки музыки. Музыка была мне, конечно, незнакома, но я почему-то решил, что она танцевальная. И не ошибся. Мы увидели множество пар, которые кружили в необычном танце.

Вообще-то я предпочитаю несколько другие развлечения, но полюбоваться на танцующих не прочь, особенно на представительниц прекрасной половины человечества. Тем более что посмотреть было на что – от изобилия нарядов просто глаза разбегались. Впечатляет, черт меня возьми. Особенно декольте. Правда, почтенные матроны предпочитают поражать окружающих не демонстрацией собственных прелестей, а обилием роскошных украшений. Хотя мой взгляд на солидных дамах почему-то не задерживался, другие у меня пристрастия.

На миг я даже представил, как среди этого буйства красок и сияния драгоценностей под прекрасную мелодию танцуем и мы с Миланой. И от этого мне стало очень и очень грустно: словно приоткрыл мне кто-то дверцу в волшебный мир: вот он, рядом, только через порог перешагни, да только мне туда хода нет. А вдруг Милана в этот самый момент с улыбкой отвечает на приглашение очередного кавалера. Кстати, вон та молодая особа очень даже на нее похожа.

Голос Горднера вырвал меня из мира грез:

– Видишь того господина, что разговаривает с дамой в ярко-голубом платье?

Конечно, вижу, ее сложно не заметить, и даже не из-за необычного цвета ее бального платья: она настоящая красавица. Понятное дело, Милана в сто раз красивее, пусть даже это мое субъективное мнение, но второе место я бы отдал даме в голубом.

А вот и кавалер, моложе ее лет на пять, – высокий черноволосый юноша с тонкими редковатыми черными усиками. На вид ему не больше восемнадцати-девятнадцати. Если сбрить усы и одеть в женское платье, то девица получится на загляденье. Но с возрастом это пройдет – наберется мужественности. И манеры у него не жеманные, нормальные мужские манеры.

– Хорошо его запомнил? – Голос барона, как обычно, не выражал никаких эмоций. Не сомневаюсь, что он такой и в бою, и за бокалом вина в кругу близких друзей. Если, конечно, эти самые друзья у него есть, ведь Горднер – одинокий волк, а такие люди, как правило, самодостаточны.

– Да, господин барон. Я запомнил его хорошо. – Мне хотелось с помощью интонации выразить невысказанный вопрос.

Мой наниматель отлично меня понял.

– Нет, Артуа, – усмехнулся он. – Не знаю, почему это взбрело тебе в голову. Здесь все как раз наоборот. Если с ним что-то случится, мы ненадолго его переживем. Но… – Горднер крутанул кистью левой руки и сжал ее в кулак.

Общеимперский язык, в отличие от языка жестов, давался мне значительно легче. Конечно, акцент все еще оставался, и со временем я надеялся от него избавиться, а вот все эти невербальные коммуникации… Черт бы их побрал.

В этом мире, где мне, видимо, придется провести остаток своих дней, жестам уделяли внимание не меньше, чем словам. Мне же второй язык давался совсем не легко – слишком уж их много, жестов, чересчур много.

Но значение того, что показал мне барон, я знал: мне следовало забыть услышанное как можно быстрее. А вот если бы Горднер закончил жест быстрым движением кулака к плечу, то это означало бы, что он с удовольствием поможет мне «очистить память» самым радикальным способом. В том случае, если я все же буду чрезмерно болтлив.

Когда я вернулся в отведенное для слуг помещение, Тибор развлекал присутствующих рассказом о пекаре, ходившем по ночам в гости к жене своего коллеги, тоже булочнику. Вся пикантность ситуации заключалась в том, что коллега в это время наведывался к супруге самого пекаря.

Тибор указал на стол – моя порция находилась именно там. Остальные, естественно, давно уже перекусили. Еще мне оставили полбутылки вина, которое в скором времени намеревалось стать уксусом.

Ладно, Артуа, не все так мрачно: и тушенная в овощах свинина достаточно аппетитна, и вино не самое плохое. Тебе приходилось и много хуже пить. Просто настроение испортилось от всех этих мыслей о Милане.

В ту ночь мне снились весьма безнравственные сны. Все бы ничего, но каждый раз в постели с дамой меня обнаруживала Милана и всякий раз плакала, причем навзрыд. А мне было очень-очень стыдно.

После обеда на тренировочную площадку, где я оттачивал вольт со следующим подходом, финтом под правую руку и быстрым выпадом в горло предполагаемому врагу, в сопровождении Тибора ко мне подошел Край по прозвищу Ухо. Одно из ушей у него отсутствовало полностью. Зато через все лицо шел шрам от сабельного удара.

Было бы логичней называть его Шрамом, но такой уже имелся, причем еще до прихода Края к Горднеру в отряд. Здесь почти у всех были прозвища, и очень подозреваю, что я избег такой участи только лишь благодаря необычному звучанию моего имени. И зачем в таком случае что-то менять?

Мои неожиданные зрители, естественно, пришли полюбоваться на меня не просто так. Как я уже упоминал, болтливость Тибора не знала границ – его рассказ о нашем ночном рейде в Мельничную падь не слышал, пожалуй, только ленивый. Не знаю, что он там наговорил, я при этом не присутствовал, но Край подошел с просьбой о помощи в решении схожей проблемы. Ухо просил разобраться с человеком, который никак не возвратит взятые взаймы деньги. Сумма, одолженная им, была недостаточно мала, чтобы попросту позабыть о ней, и в то же время недостаточно велика, чтобы пойти на крайние меры, наплевав на все. В общем, они с Тибором решили, будто бы у меня получится сделать все так же тихо и ровно, как и в гостях у мельника.

Я не стал обещать ничего, попросив немного времени на раздумья.

В принципе в прошлый раз я не сыграл ни одной фальшивой ноты, а то, что было у меня внутри, пусть там и останется. Никому об этом знать не обязательно.

Что касается Края, у меня к себе целых два вопроса. Смогу ли я сделать такое же опять и нужно ли мне это? Ведь в доме мельника я действовал больше по наитию.

С другой стороны, человек я здесь новый, и если ко мне обратились за помощью, то это кое-что значит. Парни у господина Горднера собрались простые и долгим разговорам за жизнь не обученные. Порубать кого – так это в два счета. Так что их логика понятна.

Ну и потом, когда у меня самого возникнут проблемы (а как без этого), кто согласится мне помочь после моего отказа?

Да и подзаработать бы не мешало хоть немного, денег у меня – кот наплакал. Во всяком случае, попытка не пытка. Надо только сразу договориться: если что-то пойдет не так, никаких военных действий.


Глава 29
Буссоль

Дождь закончил свое мокрое дело через пару дней нашего отъезда из Дрондера. К полудню небосвод переливался всеми оттенками лазоревого. И местное солнце, воскликнув: «Ага, заждались!» – без всякого перехода начало жарить, как в парилке.

Колонна наша, состоявшая из без малого трехсот всадников, была разделена на три неравные между собой группы. Самая большая группа была свитой и охраной наследного принца Великого герцогства Эйсен-Гермсайдр, того самого молодого человека, на которого указывал мне Горднер через приоткрытые двери.

Звали наследника престола Жюстин Эйсен, и в Империи он побывал с неофициальным визитом. А вся неофициальность заключалась в том, что принц решил навестить одну весьма очаровательную леди, ту, которой я великодушно подарил второе место на негласном конкурсе красоты собственного изобретения.

Эта леди не так давно сама побывала в герцогстве и сумела очаровать наследника престола. Юный Жюстин без ума влюбился в роковую красотку и даже пал перед отцом на колени, умоляя дать благословение на брак. Что характерно, сама красавица о планах принца даже не подозревала.

Отец влюбленного Жюстина, старый циник, – а что же ему еще оставалось при такой должности? – высказался категорически против. Леди Биссиоль, а именно так ее звали, не устраивала его в качестве невестки по многим причинам: красавица имела далеко не безупречную репутацию, к тому же была несколькими годами старше наследника. Но главная причина состояла том, что великий герцог Дрюмон XVII, вдовец, сам неоднократно мог убедиться в том, что выбор сыном леди Биссиоль как любовницы великолепен. Правда, было это еще до того, как принц познакомился с роковой красоткой. Ну и какая из нее после этого невестка, спрашивается?

В общем, был у герцога разговор с леди Биссиоль, в течение которого он ясно дал понять, что перспектив стать супругой сына у нее нет никаких, но и причин, чтобы отказывать в ласках его отпрыску, тоже не имеется.

Леди все отлично поняла, и сумма, запрошенная ею, оказалась не очень велика. В любом другом случае просить денег ей, наверное, и в голову бы не пришло, но слишком уж ситуация к тому располагала.

Дама, сославшись на неотложные дела в Империи, в спешном порядке отбыла из Великого герцогства Эйсен-Гермсайдр. Разумеется, в окружении Жюстина сразу же нашелся человек, который открыл наследнику глаза на некоторые вещи. Естественно, этот тип получил нескромное вознаграждение от герцога-отца и срочно покинул родину, сославшись на внезапно полученное наследство.

Через некоторое время герцогство покинул и сам Жюстин, отправившийся в Империю. Понятно, что он бросился в погоню за своей прекрасной леди, все еще пытаясь сделать то, что сделать было уже невозможно. Чтобы все не было слишком уж очевидным, отец снабдил его письмом к Конраду III и попросил решить один вопрос, недостаточно важный, чтобы отправлять целую делегацию, но и не настолько мелкий, чтобы доверить его кому попало.

И вот теперь наследник возвращался домой, старательно пытаясь удержать маску повидавшего жизнь циника, давно уже понявшего, что некоторые вещи существуют только в необузданной фантазии недалеких людей. Такие, как любовь, например.

Откуда я все так подробно узнал? Да просто слышал разговор Горднера с одним человеком. Причем не подслушивал, а присутствовал при этом.

Когда из каких-то непонятных соображений барон решил держать мою скромную персону при себе, сначала мне это совсем не понравилось. Подай, принеси, натри сапоги, разбуди с первыми лучами солнца… Не та это роль, о которой можно мечтать. И я уже заготовил целую речь, почему я не буду выполнять подобные поручения, и приготовился к самому худшему после вполне закономерной реакции Горднера.

Есть такая заповедь: для того чтобы научиться командовать, научись подчиняться. Но исполнять приказы и быть на побегушках – это совершенно разные вещи.

Но мои опасения не оправдались: Горднер просто держал меня при себе и иной раз даже интересовался моим мнением по тому или иному вопросу. Я ехал рядом с ним впереди нашего маленького отряда и изредка выполнял его поручения, по большей части касавшиеся всяких мелочей. Таких, например, как обратить внимание Лигруса на то, что его переметная сумка расстегнулась и он рискует потерять часть своего имущества.

Вторая группа состояла из сотни имперских кирасир, которые должны были сопровождать его сиятельство наследника престола Жюстина Эйсена до границ с герцогством.

Задачей третьей, самой малочисленной группы (в ее состав входило двадцать восемь человек, возглавляемых бароном Эрихом Горднером) заключалась в том, чтобы сопроводить наследника до Кергента, небольшого городка, расположенного в предгорьях Агнальского горного хребта, на самой границе с герцогством. Затем мы должны были отделиться от остальных и заняться каким-то делом, о котором никто из нас ничего не знал. Кроме Горднера, конечно.

Герцогство Эйсен-Гермсайдр представляло собой суверенное государство и управлялось великим герцогом Дрюмоном XVII, к которому следовало обращаться «ваше королевское величество».

В свое время, когда предки императора Конрада собирали под единое начало все графства и герцогства, до которых только могли дотянуться, герцогство Эйсен-Гермсайдр сумело сохранить суверенитет. Вероятно, тогдашний император не слишком настаивал на своем или просто посчитал, что небольшая горная страна ничего не сможет добавить в его корону, но факт остается фактом.

С тех пор прошло несколько веков и ничего в этом плане не изменилось. Кроме того, вольнолюбивое герцогство пресекло и посягательства соседей на свою территорию, кстати, не без помощи имперских союзных войск. В последней такой войне за независимость участвовал отец Горднера, командовавший полком драгун, одним из трех, что Империя прислала на помощь.

Издревле герцогство славилось своей промышленностью и передовыми технологиями. В Империи даже существовала поговорка о чем-то необычном: такого и в Эйсен-Гермсайдре сделать не смогут.

Двигались мы довольно быстро. Дорога до самого Южного Мулоя (а это примерно две трети расстояния, которое нам предстояло преодолеть) была отменная, вымощенная большими каменными плитами. Кстати, и путаница же у них здесь с географическими названиями: тех же Мулоев, к примеру, целых две штуки: Южный, тот, куда мы сейчас и направлялись, – город на Мулойском тракте, и просто Мулой – столица одноименной провинции.

Жюстин ехал верхом, не желая путешествовать в раззолоченной карете, предназначенной специально для его передвижения. Надо сказать, отец потратил немало усилий на то, чтобы его отпрыск производил впечатление не избалованного барчука, изнеженного мамками-няньками и окруженного постоянной лестью придворных подхалимов, а достойного продолжателя славных традиций династии Эйсен. Это было заметно даже мне.

Мои размышления об этимологии слова «отпрыск» были прерваны окликом Края. Вот уж несколько дней после истории с возвратом долга каждый раз при встрече он всегда показывал мне большой палец – жест, выражавший высшую степень одобрения, восторга или похвалы. Да что уж там, мне и самому смешно до сих пор вспоминать об этом небольшом приключении.

Человек, которому Край в свое время одолжил деньги, владел корчмой у Горбатого Айва – моста через Арну. Название корчмы – «У Айва» – было весьма лаконичным и указывало на ее местоположение.

Вообще-то денег на покупку корчмы Край дал своему другу – Перну по прозвищу Горелый (одна половина лица у него была обожжена) в расчете на то, что станет ее совладельцем. В свое время они занимались одним и тем же делом – были наемниками. Затем Перн решил, что пора перестать испытывать судьбу и заняться чем-то более спокойным, бизнесом в сфере услуг, например. Слова с делом у него не разошлись, и Горелый приобрел корчму на совместные деньги. К слову, дольщиками выступали не только Край и Перн, но и еще один их товарищ, Нечид. Последний, правда, уже несколько лет как отправился в мир иной, а Край отсутствовал в столице достаточно продолжительное время.

Вернувшись в Дрондер, Край первым делом навестил компаньона. Вот тогда и выяснилось, что Горелый не только взял владение корчмой в свои руки, но и отдавать вложенные деньги не собирался. Край, конечно, удивился такому поведению теперь уже бывшего друга и попытался на него наехать.

Но не тут-то было. Денег Перн упорно отдавать не хотел, а угроз не испугался. Наверное, по той простой причине, что у него появился новый совладелец, бывший городской стражник, который мог рассчитывать на поддержку своих товарищей практически во всех вопросах.

Собирались в корчме городские стражники, как действующие, так и ушедшие на «пенсию по выслуге лет», и всем им отпускалось в долг и делались скидки на вино и пиво. Своих бывших коллег Горелый не приваживал, и даже наоборот, отдавал явное предпочтение приятелям своего нового компаньона.

Словом, остался Край и без денег, и без надежды получить их обратно.

План, который пришел мне в голову, был не сложный и не требовал особых усилий и затрат.

Когда я поделился им с Тибором, Краем, Лигрусом и еще с парочкой ребят, тех самых близнецов, что ходили с нами к мельнику, идею восприняли с энтузиазмом.

Весь мой расчет строился на том, что корчма находилась слишком близко к мосту. То есть рано или поздно ее придется снести, чтобы расширить к нему подъезд. И мне в голову пришла мысль всего лишь немного поторопить это событие.

Примерно в то время, когда отдежурившие ночь стражники, посетившие корчму после тяжелого дежурства, чтобы порадовать себя вполне заслуженной кружечкой-другой свежего холодного пива, уже разошлись по домам, а их менее везучие коллеги еще исправно тащили службу, к корчме подкатила телега. В ней сидели несколько парней, знать которых Горелый уж точно не мог. Дальше все пошло как по маслу.

Парни с самым озабоченным видом обошли вокруг здания корчмы, один даже что-то записывал. Естественно, что хозяину сообщили о непонятном поведении странных визитеров. Тот вышел из корчмы и попытался выведать, чего им, собственно, нужно. Его вежливо попросили подождать, сообщив, что сейчас приедет господин архитектор и все объяснит. На глазах хозяина из кладки стены вывернули один из камней и опять что-то записали.

Затем работнички решили скоротать время до прибытия архитектора за кружечкой пива. Он, правда, не заставил себя долго ждать, прибыв буквально через четверть часа.

Первым делом он дал разгон своим нерадивым сотрудникам за то, что они вместо выполнения своих непосредственных обязанностей вливают, как он выразился, в свою требуху пиво. И дело закрутилось дальше.

Работники растворили окна, находящиеся на противоположных стенах, отодвинули в стороны мешающие им лавки и столы и вбили в деревянный пол здоровенный железный лом. Затем привязали к нему веревки, пропустили через открытые окна и, хорошенько натянув, застыли.

Господин градостроитель бережно извлек из кофра нечто очень напоминающее буссоль, водрузил ее на вершину лома и начал усиленно «снимать показания», изредка выкрикивая какие-то непонятные слова, которые тут же старательно записывались.

После чего он так же бережно спрятал прибор обратно в кофр, тщательно смахнул со лба выступивший от непосильной работы пот и потребовал у хозяина бокал самого что ни на есть лучшего вина, что у него имеется.

Здесь владелец решился-таки робко поинтересоваться у него, что же, собственно, происходит. И ему охотно ответили, что ничего особенного. Просто возникла необходимость расширить подъезд к мосту, время настоятельно этого требует. Так что корчму придется снести. Но пусть хозяин не беспокоится: буквально полгода-год (в самом худшем случае – полтора) – и городские власти непременно возместят ему стоимость харчевни.

Вообще-то подъезд к мосту было бы значительно удобней расширить на противоположной стороне, но что сделано, то сделано. И господин архитектор еще раз обругал своих помощников, которые в силу своей тупости не могут разобрать, где тут лево, а где право.

Во всем этом действе было два скользких момента: исполнитель роли важного начальника и бумага, подтверждающая его полномочия. Вообще-то бумага была, даже что-то вроде печати на ней имелось. Поскольку мы не знали, как эта самая печать должна выглядеть и нужна ли она вообще, то постарались выполнить ее в соответствии со своим представлением о ней. Тибор даже спер со стола из кабинета Горднера лист бумаги вполне приличного качества. Нашлась и древняя монета, медная, но достоинством в целый конт. Сейчас таких уже не выпускают. Герб на ней отличался от того, каким пользуются сейчас, но по размеру вполне подходил для печати.

В общем, можно было помахать «официальной бумагой» перед лицом хозяина, а вот рассматривать документ настоятельно не рекомендовалось. Лигрус со своей ролью справился просто блестяще.

Я сидел в самой глубине корчмы и от души забавлялся развернувшимся передо мной спектаклем. Лигрус был неподражаем. И манерами, и выражением лица, и усталой вальяжностью человека, которого в своем кругу не слишком-то и замечают, зато здесь он царь и бог. Сумма, запрошенная архитектором за то, чтобы перенести расширение подъезда на противоположную сторону, была вполне приемлема для корчмаря: двенадцать процентов за каждый год просрочки плюс семь процентов за срочность. Почему срочность? Да потому что нам скоро из столицы уезжать, чего же здесь непонятного. А почему именно семь? Так ведь цифра уж больно хорошая, счастливая. Ну и расходы нам нужно было покрыть на аренду гужевого транспорта и прибора. Чем же архитектор должен измерения свои производить, голыми руками, что ли?

Интересно будет узнать, что он там выкрикивал своим помощникам, крутя-вертя морскую буссоль, которую видел первый раз в жизни.

Выплатив необходимую сумму, Горелый выпроводил всю честную компанию, убедился в том, что они действительно отправились на противоположную сторону, и облегченно вздохнул. Вероятно, Перна утешало то, что на противоположной стороне дороги располагался кабак, называемый «C Айвом», и, чтобы устранить конкурирующую фирму, никаких денег не жалко.

Мне же пришлось просидеть в корчме еще четверть часа, потому что едва я отрывал лицо от кружки с пивом, как менял начинал душить безудержный смех. Наверное, самое сложное в работе афериста то, что все время необходимо сохранять серьезное выражение лица. Когда я окончательно пришел в себя, хозяин успел уже навести в заведении порядок, поставив на место мебель и даже выдернув железный штырь, для чего ему понадобилось приложить немалые усилия: парни постарались на совесть. После этого я подозвал его к себе жестом и предложил сесть. Перн на миг замешкался, затем все же плюхнулся на лавку. Немного помолчали.

– Видишь ли, в чем дело, Горелый. Край – твой старый боевой товарищ. Он ведь когда-то даже жизнь тебе спас. А ты поступил с ним очень нехорошо. И дело в общем-то даже не в деньгах. Но я не стану мучить тебя нотациями. Скажу лишь, что деньги бы ты отдал в любом случае. И ты должен поблагодарить Края хотя бы за то, что дело решилось мирным путем. Он очень об этом просил. Как бы там ни было, когда-то вы были друзьями. – Я соврал, конечно, но мне захотелось сделать так, чтобы у Перна к Краю было поменьше обид.

Сначала Перн выслушивал мой монолог с недоумением, затем наконец до него дошло, и он посмотрел на меня совсем другими глазами.

– Да-да, Горелый, все это придумал я. И согласись, вышло даже забавно. Если у тебя есть какие-нибудь вопросы, то вот он я, внимательно тебя слушаю.

Взгляд Перна скользнул по двум стражникам, зашедшим в этот момент в корчму. Затем хозяин понурил голову.

– Разумное решение. Ты вот что, Перн, принеси-ка мне лучше кружечку холодного пива, – с этими словами я положил перед ним серебряный конт, – а я, в свою очередь, сделаю так, что обо всем этом никто никогда не узнает. Поверь мне, Край не носился по Дрондеру с криками, как же подло ты с ним поступил. Вот и я этого делать не буду. Ты просто вернул свой долг – и все.

Выйдя из корчмы, я увидел поджидавшего меня Солиса, одного из близнецов.

– А ты что здесь делаешь? – поинтересовался я у него.

– Остался на всякий случай, – ответил он, затем, помолчав секунду, добавил: – Я слышал все.

И протянул мне руку открытой ладонью вверх, но не для того, чтобы я в нее что-нибудь вложил.


Часть вторая


Глава 1
Переправа

Отблески пламени играли на стволах росших вокруг поляны деревьев. Я смотрел на полулежащего возле костра Жюстина и ломал себе голову, как мне его величать. Угораздило же меня попасть в такую ситуацию – остаться наедине с наследным принцем. Не по своей воле, конечно. Хотя с какой стороны на это посмотреть.

Господин герцог – нельзя, да и не герцог он еще вовсе. Станет он им только после того, как займет место отца. Кроме того, этим обращением могут пользоваться только равные ему по родовитости люди. В моем случае это будет звучать если не как оскорбление, то как проявление неуважения – точно. Ваша светлость, ваше сиятельство, мой господин? Ага, и еще кланяться после каждого обращения. Нет, никак я не могу привыкнуть к подобным вещам, хотя и пора бы уже. Кроме всего прочего, он моложе меня почти на добрых десять лет.

Я нес его на себе несколько часов. Нес на закорках, так, по-моему, это называется. И еще старался при этом бежать. Тогда у меня не возникало проблем с обращением, главное было уйти от погони как можно дальше. В итоге нам это удалось. Мы сумели оторваться и сейчас размышляли, как поступить дальше. Возвращаться назад – крайне опасно, во всяком случае, наследнику Эйсенского престола. Да и мне в общем-то тоже, поскольку я стану нежелательным свидетелем убийства будущего наследника Эйсенского престола. Если уж они не побоятся сделать это с сыном весьма могущественного герцога, то меня попросту раздавят как случайно попавшуюся под сапог букашку.

Поначалу ничто не предвещало такого поворота событий. Начинался отличный солнечный денек, и мы сворачивали лагерь. Накануне мы потеряли много времени, преодолевая бурную речушку, названия которой я так и не запомнил. Речушка была неширокая, но с очень крутыми берегами. Мост через нее смыло паводком, поэтому власти соорудили временную переправу, все-таки имперский тракт проходит. Только вот переправа получилась слишком уж временной, и ее приходилось постоянно восстанавливать. Нам не повезло: очередной ремонт пришелся именно на то время, когда нам необходимо было перебраться на другую сторону. Ждать нам пришлось чуть ли не весь световой день. В результате вместо запланированной остановки на ночь в небольшом городке Сютемдер мы вынуждены были разбить лагерь, отъехав от переправы буквально на пару лиг.

В Сютемдер мы попали ближе к обеду. К прибытию наследника в город все было готово: посланные вперед люди об этом позаботились. Хлебом-солью его, конечно, не встречали, но в лучшей корчме города столы ломились от блюд, которые могли заинтересовать принца хотя бы потенциально. Да и остальные голодными тоже не остались.

Едва городок скрылся из виду, все и началось. К этому времени дорога резко пошла вниз, устремляясь к одной из крупнейших рек Империи – Сотре, делавшей здесь петлю. Сотра брала свое начало с ледников Агнальских гор, до которых было уже буквально рукой подать.

Последние пару дней Горднер заметно нервничал, хотя до этого времени я считал его образцом невозмутимости. Нетрудно было догадаться, что происходило это по вине принца, вернее, из-за него. Барон определенно что-то знал, но делиться этим не спешил. Кстати, люди из окружения наследника не выглядели встревоженными, напротив, чем ближе мы приближались к границе с герцогством, тем лучше у них становилось настроение.

Я по-прежнему находился рядом с Горднером, и мне это начинало даже нравиться: так я всегда мог быть в курсе всех событий. Ну а самое главное – Горднер имел обыкновение перед сном заниматься фехтованием. Конечно же в спарринг-партнеры я ему категорически не годился, он предпочитал людей более искусных в этом деле. Но как-то так получалось, что всякий раз он уделял немного времени и мне. Понять его можно, людей у него не так уж и много, и, вероятно, барон стремился к тому, чтобы каждый из них был полноценным бойцом. К тому же он видел, что я тренируюсь практически каждый вечер, обычно привлекая в качестве наставника Тибора. Наградой за это ему было пиво, которое Тибор любил до безумия.

Ненавижу свою ущербность, неважно, в какой сфере. Понятно, не стать мне великим художником или скульптором, но что касается фехтования…

Время от времени Горднер тренировался с кем-нибудь из дворян из окружения принца, и ни разу я не видел его проигравшим. Однажды я даже стал свидетелем того, как барон схватился в учебном бою с юным Жюстином. Несомненно, с наследником занимались лучшие учителя герцогства, но то, что продемонстрировал мой патрон, впечатлило меня гораздо сильнее. Все-таки принц обладал техникой, больше подходящей для дуэлей, проходивших по определенным правилам и с рядом ограничений. Движения его смотрелись очень эстетично и даже эффектно. Горднер же фехтовал так, что сразу становилось очевидным: во главу его стиля ведения боя поставлена эффективность, но никак не зрелищность. Схватка завершилась ничьей. Но даже мне стало понятным, что Горднер не пожелал ставить принца в неловкое положение, хотя с легкостью мог сделать это несколько раз. Жюстин понял это не хуже других, выразив благодарность несколькими комплиментами технике своего оппонента…

На костре, на лезвии клинкерта, доходила до готовности крупная рыба. Мне удалось изловить ее в протекающей в нескольких десятках шагов реке. Безрассудно, конечно, было остановиться на ночлег на самом берегу, потому что одинокий огонек костра виден за много лиг.

Жюстин лежал на боку, стараясь держать левую ногу как можно выше, положив ее на камень, который мне с трудом удалось к нему подтащить.

Оно и понятно, нога распухла до такой степени, что казалось, ткни пальцем – и брызнет кровь. Да и опухоль расцвела разнообразными оттенками, от багрово-красного и черного до редкостной разновидности желтого. Надеюсь, я правильно поставил диагноз – сильное растяжение связок. Врач из меня тот еще, просто однажды у меня было нечто подобное. Это, кстати, очень болезненно, и на ногу ступить невозможно.

Все, костыль готов. Широкая рогатка, обмотанная на развилке тканью. Без костыля не обойтись, следующие несколько дней Жюстину придется скакать на трех ногах.

Принц поблагодарил меня несколькими словами, и среди них не было ни одного, хоть как-то указывающего на мое положение в нашей компании. Вот и славно, тем более что сейчас мы как будто на равных.

Единственное, что меня смущало, так это то, что штаны мои были распороты суком. Если бы я сидел в седле, то прореху совсем не было бы видно. Но лошадей у нас не было. И я успокоил себя тем, что теперь полностью оправданно то обстоятельство, что нельзя поворачиваться к такой высокой персоне тылом…

Чем ближе мы спускались к Сотре, тем сильнее нервничал Горднер. Наверняка он знает нечто, напрямую связанное с возможной угрозой жизни наследника, иное просто не приходит в голову.

Мы уже довольно давно ехали рядом с сопровождавшими принца в этом путешествии людьми. Накануне вечером у Горднера был разговор с начальником охраны высочайшей особы, и вернулся барон с крайне недовольным выражением лица.

Сотра, через которую нам снова предстояло перебираться, была в этом месте не очень широка. Сначала на противоположный берег отправились полсотни кирасир, следом – часть гвардии из охраны принца и затем уже он сам. Ну хоть чего-то Горднер добился, поскольку первым хотел переправиться Жюстин со своей свитой.

Наш отряд был следующим и на паром поместился полностью. Когда мы почти приблизились к правому берегу Сотры, все и произошло. На наших глазах из густого кустарника, росшего чуть в отдалении от береговой черты, начали появляться люди, много людей, и все они были вооружены. Затем из рощи показались всадники на невысоких мохноногих лошаденках. Сначала я даже обомлел – настолько они были похожи на индейцев. Им бы в вестернах сниматься, никакого грима точно бы не понадобилось. Правда, орали они совсем не так. У индейцев какое-то улюлюканье на высокой ноте, эти же издавали что-то наподобие уханья. Томагавков у них не имелось, но остального добра в виде луков, копий, а порой и ружей хватало вполне.

Даже на мой неопытный взгляд, их было сотни две, не меньше. А еще есть и стрелки с длинными ружьями, их численность точно переваливала за сотню.

Ясно, что у страха глаза велики, но противника явно было много больше.

Момент для атаки враги выбрали самый благоприятный. Примерно половина наших людей все еще оставалась на противоположном берегу Сотры, и в самом ближайшем будущем оказаться рядом с принцем им не светило.

На Горднера было страшно смотреть. Он с самым яростным выражением лица заметался по парому. Когда шестеро паромщиков как по команде бросили канат, увидев открывавшуюся перед ними картину, барон издал такой рык, что половина лошадей на пароме от страха присела на задние ноги. Но на паромщиков это подействовало, а к канату бросилось еще несколько наших парней, и паром пошел чуть ли не вдвое быстрей, чем до этого.

Ну а мне стало грустно. Особенно когда вспомнились слова Горднера о том, что в случае смерти наследника нам его долго не пережить. Нет, конечно, в равной степени я могу найти себе приют в любой другой стране. Но слишком рано еще для эмиграции. Да и вряд ли здесь принято просить политического убежища.

И Милана. Ведь в этом случае почти наверняка я не смогу ее больше увидеть.

Я стоял рядом с Мухоркой, прижавшись щекой к ее морде, и наблюдал за развитием событий.

Не нужно было обладать огромным военным опытом, чтобы понять, что основная цель напавших на нас людей состоит в том, чтобы отрезать принца с его окружением от места, к которому должен причалить паром. Тогда все, его гибель – вопрос считаных минут. Задача обороняющихся заключается в обратном. Стоит наследнику оказаться на пароме – и попробуй тогда его возьми, пусть даже канат будет перерублен. Прикрыть наследника от пуль и стрел можно и своими телами.

Я мельком взглянул на левый берег Сотры. Вдоль кромки воды толпились кирасиры и оставшаяся часть гвардии из охраны принца. Могу себе представить, что творилось у них в душе. Конечно, выражения их лиц я не разобрал, но мне это было и не нужно.

К счастью, на том берегу имелись лодки, и в них уже грузились. Конечно, можно было бы попросить лодки в Шертулье – ближайшей рыбацкой деревушке, чтобы вместить большую часть оставшихся, но времени на это совсем не было. Название деревни переводилось как Окунево. Кстати, имперские деревни мудреными именованиями не баловали: такие же Хомутовы, Баклановы и всевозможные Петушки. Во время пути я развлекался тем, что старался перевести названия деревень и сел. Если с ними это получалось легко, то названия городов, как правило, так просто не давались. Да и чему удивляться, ведь и у нас все примерно так обстоит.

Нападавшие не хуже нас понимали, что главное – это отрезать принца от парома. И этим занялись всадники, выскочившие из густой дубравы. Но на пути у них встала гвардия, четыре десятка ветеранов, успевших переправиться на тот берег. Напрасно я думал, что гвардия герцогства Эйсен – это последнее пристанище стариков, перед тем как покинуть армию и уйти на покой. Седоусые и седоголовые ветераны стояли насмерть. Узкий проход между берегом реки и кустарником не дал псевдоиндейцам развернуться в лаву, да и дистанции, чтобы набрать скорость, им не хватило. Но всадников было много больше, и именно на этом и строился весь их расчет.

Левее шла ожесточенная схватка кирасир с пешими воинами. Кирасир было вдвое меньше даже на беглый взгляд, и все их преимущество заключалось в том, что они были верхом.

После залпа, в результате которого кирасиры понесли чувствительные потери, пехота ощетинилась штыками, а на их длине в этом мире не экономили. Несмотря на это, кирасиры сумели вгрызться в левый фланг пехотного построения и сейчас пытались закрепить успех.

По парому продолжал метаться Горднер. По всей видимости, барона приводил в ярость тот факт, что принц со своим ближайшим окружением принял участие в битве вместе с гвардейцами, вместо того чтобы прорываться к парому. Ведь стоит только Жюстину оказаться на пароме и отойти от берега, как ситуация изменится коренным образом. Это не война, и напавшим на нас людям уже не нужно будет так яростно атаковать защитников наследника. Они получат возможность перестроить свои ряды таким образом, чтобы просто защищаться. Получат возможность для маневра, в конце концов.

Да и вряд ли напавшие на нас люди продолжат атаку, видя, что дело безнадежно провалено. И ненужное геройство со стороны Жюстина только повлечет за собой новые смерти.

Мы давно сидели на конях, когда паром наконец уткнулся в пристань. Конечно, мы не стали бы дожидаться этого момента, покинув паром гораздо раньше. Но слишком уж круто берег уходил под воду, не оставляя мели ни единого шанса.

Ситуация к тому времени стала совсем уж критической. Число гвардейцев таяло буквально на глазах.

И Горднер повел нас туда, где бился Жюстин в окружении последних своих людей. Нам удалось отбросить врагов назад, но ненадолго. И все это было зря.

Наследник, вместо того чтобы воспользоваться ситуацией и вернуться на паром, продолжал изображать из себя былинного героя, способного в одиночку разогнать несметные полчища врагов. Напрасно Горднер орал ему, позабыв о всякой почтительности, все было тщетно.

Затем под принцем рухнула лошадь. Рухнула как подкошенная. Жюстину удалось спрыгнуть с нее, но сделал он это крайне неудачно. Когда наследник вскочил на ноги, то сразу же упал рядом с мертвым конем, умудрившись при этом сломать свою шпагу.

Таким я и подхватил его, сжимающего разряженный пистолет и обломок шпаги с богато украшенной рукоятью, брыкающегося и что-то орущего на незнакомом мне языке.

И я не придумал ничего лучшего, как броситься в кусты. Потому что возле парома уже орудовало немало всадников, таких же лохматых и нелепо выглядевших, как и их лошади, коротконогие и с несоразмерно большими головами.

Я рванул с Жюстином вдоль речного берега, поросшего кустарником до самой воды, а слева от меня поднималась высокая каменная круча.

Затем я долго пробирался густым подлеском, обливаясь потом под тяжестью этого недоделанного героя, который все еще продолжал брыкаться. Было очень жарко, пот заливал лицо, грудь, тек по спине…

Наконец я упал на поросшую жесткой колючей травой землю, все еще прижимая к себе Жюстина, и некоторое время не мог пошевелить ни руками, ни ногами.


Глава 2
Палево

Затем мы долго прятались в какой-то промоине, полной жидкой грязи, куда я рухнул, оступившись на скользком склоне, и напряжено вслушивались в звуки леса. Погони не было слышно, вероятно, она сбились со следа и прошла стороной. Или еще не настигла нас. Или исчезновение принца прошло для них незамеченным событием. Или еще что.

Напряжение немного спало, и я услышал от Жюстина сожаление по поводу того, что у него на глазах погиб его лучший друг Корнелиус. И тут меня прорвало. Я забыл о том, что мы только что спаслись от верной гибели, что возможная погоня может находиться недалеко от нас и мой гневный рев будет слышен далеко в лесу. Я орал на наследного принца, как на какого-то несмышленыша, благодаря тупости которого кроме Корнелиуса погибло еще очень много хороших людей.

Наверняка мертв Солис, один из братьев-близнецов, тот, что задержался возле таверны, так, на всякий случай. С ним у меня наладились отличные отношения, и, возможно, в скором времени у меня появился бы друг, первый мой друг в этом мире. С полученной им раной не живут ни в одном из миров. Копье кронта, именно так назывались люди, принятые мной за индейцев, пробило ему живот насквозь.

Я видел, как слабеют удары Края, наносящего их левой рукой, потому что правую ему отрубили.

Еще раньше упал с лошади Тибор, сжимая горло, из которого торчала стрела с пестрым оперением.

Горднер, закусив ус, бился сразу с тремя противниками, и именно по его приказу я бросился к принцу, пытающемуся встать на ноги рядом со своей убитой лошадью. И для этого ему пришлось отвлечься на долю секунды, и последние слова приказа он прокричал, содрогнувшись всем телом от удара сзади…

Когда у меня кончились ругательства на общеимперском, я перешел на родной, и самыми ласковыми из них было: осел с набитой дерьмом головой. Сначала Жюстин смотрел на меня изумленно, затем изумление сменилось выражением гнева: кто это смеет на него орать! Но вскоре он поник головой, потому что все, что я ему сказал, было правдой.

Потом мой запал пропал, и на смену ему пришел стыд. По крайней мере, этот мальчишка пытался хоть что-то сделать, хотя гибель грозила в первую очередь именно ему. И пусть его действия были насквозь неправильными, и вряд ли ему удалось дотянуться до кого-то своей шпагой, но он хотя бы не струсил.

А что сделал я? Вероятно, Горднер, отдавая мне приказ, ожидал, что я помогу Жюстину встать на ноги и посажу его на свою лошадь. Я же сделал то, что мог лучше всего сделать в такой ситуации, – убежал. Пусть и не один.

Мы сидели, измазанные грязью с головы до ног. Жюстин все еще сжимал в руке шпагу с обломанным лезвием, а разряженный пистолет отбросил в сторону за бесполезностью. Назад нам дороги нет. Еще перед тем как соскочить с лошади, я успел заметить вдали отряд всадников, показавшийся на опушке леса. И больше всего эти всадники походили на кронтов. Значит, нужно валить отсюда как можно скорее. Лес густой, и чем дальше мы уйдем, тем больше у нас будет шансов выжить.

Я помог Жюстину, прыгающему на одной ноге, выбраться из промоины. Затем вынул у него из руки обломок шпаги, вставил его в ножны и всучил в руки свой клинкерт. Пусть будет так, если ему спокойнее с оружием в руках. Подумав, снова нырнул в промоину и подобрал пистолет. Нечего вещами разбрасываться, оружие такого качества стоит немало. Много места он не займет, и пусть у нас обоих нет ни пороха, ни пуль, но мало ли каким боком судьба повернется.

Телосложения принц был весьма хрупкого и весил не так уж много, да вот только кроссом по пересеченной местности с мешком муки на плечах я никогда не увлекался. Теперь понял, что зря.

Жюстин попытался извиниться за те неудобства, что он причиняет, катаясь по лесу на моей спине. Я успокоил его, заявив, что сейчас он является обладателем единственной в Империи говорящей лошади. Эти слова мне удалось произнести за три приема, и наградой стал еле сдерживаемый смех Жюстина.

Действительно, смотрелись мы нелепо: один едет на другом, да еще и с обнаженным клинком в руке.

И опять был пот, потоком заливавший меня, начиная от макушки, и опять сердце пыталось вырваться из груди, и снова не хватало воздуха в легких.

Кроме того, жгло правую ногу, где через дыру в штанине виднелся порез. Порез несильный и неглубокий, но постоянно кровоточивший. И я не помнил, когда получил его, в бою возле пристани или когда в очередной раз упал под тяжестью Жюстина.

Я снова рухнул на землю и долго не мог заставить себя подняться на ноги. Не знаю, сколько бы я пролежал, ловя широко открытым ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег, но, когда послышался треск сучьев на склоне холма, у меня хватило сил вскочить, подхватить на руки чертова наследника Эйсенского престола и даже побежать.

Шум приближался, мы не успевали уйти от него, он становился все ближе.

Отчаявшись, мы встали плечом к плечу, выставив в сторону приближающегося врага все, что у нас оставалось из оружия, – клинкерт, пистолет и кинжал.

Жюстин держался рукой за дерево, потому что его левая нога упорно не хотела разгибаться.

Когда шум погони приблизился, из кустарника показалась кабанья голова, здоровенная такая, под стать самому ее обладателю. Именно таких кабанов и называют секачами. На наше счастье, вепрь оказался в благодушном расположении духа и обошел нас по широкой дуге.

Солнце уже скрылось за верхушками деревьев, когда я выдохся окончательно. Надеясь на то, что нам удалось удалиться достаточно далеко, мы остановились на ночлег.

Получить огонь с помощью кремня и огнива – сущая безделица, мне повезло практически сразу. Крупная рыбина, не иначе как из семейства лососевых, поскольку мясо у нее было красного цвета, будто бы специально дожидалась меня в устье небольшого ручья, впадающего в Сотру.

Я с трудом вырвал из рук Жюстина эфес клинкерта, поочередно разгибая ему пальцы, насадил добычу на лезвие и пристроил над костром. Конечно, рыбу такого размера нужно запекать, обмазав глиной, или жарить, порезав на куски, но слишком уж сильно хотелось есть. Жюстин закрыл глаза, прижавшись спиной к стволу дерева. На наследного принца он был сейчас похож в последнюю очередь. Грязное лицо с потеками пота, волосы, сосульками свешивающиеся с головы. Когда-то нарядный камзол, весь расшитый золотой нитью, тоже являл собой весьма печальное зрелище.

Во сне у принца было обиженное выражение лица, и он выглядел совсем юнцом, несчастным и грязным. Да я и сам выглядел не лучше.

К тому времени, когда рыба сделала вид, что готова к употреблению, я успел прополоскать в речной воде свои вещи и пристроить их сушиться рядом с костром. Но вскоре от солнца остался лишь последний привет, и костер пришлось затушить. Жюстин не понял значения слова «палево», пока я не объяснил его в доступных ему выражениях.

Ужинали мы почти в полной темноте, и нам едва хватило полусырой рыбины, чтобы приглушить чувство голода.

Всю ночь мы просидели, прижавшись спиной друг к другу. Ближе к утру я почувствовал, как спина Жюстина становится все горячей.

Когда рассвело, он еще держался, но уже к полудню потерял сознание и начал бредить.

Кроме того, у него ужасно распухло колено, и, когда я слегка надавил на него пальцем, Жюстин не смог сдержать болезненный вскрик. В голеностопе дело было ничуть не лучше.

И что мне было делать? Я понятия не имел, как все это лечится. Кровотечение из носа останавливать умею отлично, хоть из своего, хоть из чужого. Для этого необходимо не слишком сильно и достаточно резко ударить ребром ладони под основание черепа – и все. Такое действие поможет непременно, проверено много раз. Но не течет кровь из носа ни у меня, ни у Жюстина, вот в чем беда. А вот жар у него нешуточный.

Наверное, в этом лесу много трав и кореньев, которые могут помочь, да как их определить? И в чем заваривать?

Я прикрыл Жюстина своей уже успевшей высохнуть на жарком солнце курткой и отправился исследовать окрестности, не отваживаясь уходить слишком далеко. В нескольких десятках шагов мне удалось обнаружить чью-то стоянку со старым кострищем. Но ничего такого, что могло бы нам пригодиться, я не нашел, хоть и тщательно осмотрел все в округе.

А вот шалаш был отличный, так что в любом случае был смысл сюда перебраться. Что я и сделал. Перенес на руках Жюстина, благо недалеко.

Потом я наловил рыбешек размером в ладонь, но жирных и очень вкусных. И еще нашел кусты со стручками желто-красного цвета, похожих на те, что я обнаружил еще в первые дни своего пребывания в этом мире, разве что были они не в пример мельче. Но от этого не потеряли свой аромат. Получилась печенная на углях рыба в жгучем кисло-сладком соусе. На вкус вполне, но долго этим питаться не будешь.

Но не это самая большая проблема. Парня срочно нужно к лекарю. У него жар, и рыбу вполне можно запекать на его груди.

К тому времени я успел заметить, что судоходство на реке было довольно оживленным. Лодки и более крупные суда, некоторые из них шли даже под парусом. Попытаться привлечь к себе внимание, махая чем-нибудь с берега или разведя дымный костер? Где гарантия, что нас не заметят те, кого мы будем рады видеть в самую последнюю очередь?

Нисколько не сомневаюсь, что наследника ищут. И ищут его обе стороны: и те, кто желает доставить Жюстина к отцу, и другие, мечтающие увидеть его мертвое тело.

Но в любом случае нам необходимо переправиться на противоположный берег реки. И сделать это лучше ночью, тайком. На другой стороне, ниже по течению Сотры, расположено какое-то селение, я увидел его огни еще вчера, перед тем как уснуть.

Самое умное было бы посоветоваться с самим Жюстином, он должен быть в курсе местных реалий, хоть в какой-то степени. Но сейчас это занятие бесполезное, в те редкие минуты, когда он не находится в горячечном бреду, я могу лишь напоить его. Даже от предложенной ему пищи он отказался.

Быть может, я перестраховывался, но почему-то сам Жюстин, стуча зубами о край деревянного ковшика, который я нашел подвешенным к одной из стоек шалаша и из которого поил принца водой, сказал, что люди Ромерта будут искать его непременно. И его слова нельзя было трактовать иначе как в том смысле, что именно Ромерт заинтересован в его скорейшей гибели.

Дилемма. И здесь нельзя оставаться, и в путь отправляться опасно. Да и на чем? Необходимо плавучее средство, лучше в виде лодки. Нашел я одну, полузатопленную недалеко от места нашей стоянки. Но когда попытался сдвинуть ее с места, взявшись за острый нос, лодка от ветхости переломилась пополам.

Можно сделать плот. Правда, из инструментов у меня только кинжал. В принципе можно пережигать стволы деревьев на костре, не так уж много бревен нам и нужно. Три, от силы четыре, в зависимости от диаметра. В конце концов, я могу плыть рядом с плотом, держась за него и задавая ему движение и курс.

Вот этим я и занялся, поиском подходящих для плота бревен, зайдя вверх по течению, чтобы было удобнее их сплавлять. Первое бревно я нашел быстро, и это было именно бревно. Гладко ошкуренное, оно лежало на небольшой отмели возле берега, принесенное высокой водой. И диаметр его был подходящим, и длина. Если пережечь пополам и добавить еще одно такое же, то проблема будет решена.

Чем бревна скрепить между собой? Да придумаю что-нибудь, ветки кустарника, лианы, часть одежды разорву на полосы, шканты какие-нибудь на поперечинах. Главное, раньше времени не заморачиваться, выкручусь.

С веселым настроением я сплавил бревно до нашего убежища. Вода, кстати, совсем не холодная, бывало и много хуже. Помню, поднимали мы утопленную баржу. С реки только сошел лед, и пришлось напялить на себя все, что было теплого из одежды. Баржа едва возвышалась над водой, а где-то там, внутри нее, находилась пробоина, которую и необходимо было заделать, перед тем как откачивать воду. Жутко не хотелось лезть в ледяную тьму, где воздуха было только несколько сантиметров под палубой, а сама баржа заметно покачивалась и в любой момент могла сползти на глубину.

Вот тогда да, до сих пор мурашки по коже пробегают при воспоминании. А сейчас – прямо Крым в разгаре купального сезона.

Лодку, приткнувшуюся к берегу напротив шалаша, я увидел сразу. Но почему-то забыл обрадоваться такому легкому решению проблемы. Наверное, потому, что все четыре ее пассажира стояли на берегу, держа в руках обнаженное оружие, и о чем-то разговаривали с Жюстином. Так вот, в руке принца тоже блестел клинок. Я положил клинкерт рядом с ним, отправляясь на охоту за подходящими бревнами. Положил на всякий случай, чтобы ему было спокойнее, если он придет в себя.

Мне, например, в последние полгода было значительно спокойнее, если под рукой имелся подобный предмет. Не думаю, что в этом смысле мы с наследником очень различались. И именно поэтому, отправляясь за материалом для постройки плота, я захватил с собой помимо кинжала еще и пистолет. Тот, первый, длинноствольный, который можно использовать как дубинку. С ним я во время нападения соскочил с Мухорки, когда бросился на помощь наследнику. И ведь не бросил его, черт побери, когда изображал собой лошадь Пржевальского. Воин!

Сегодня с утра я извлек из ствола пулю, потому что придумал, чем ее заменить на все то время, пока не вставлю ее обратно, но уже в новом виде.

Четыре медные монетки отлично подошли по диаметру ствола. Все эти телодвижения были потому, что не было ни у меня, ни у Жюстина ни пороха, ни пуль, все осталось на лошадях. Пулю из своего пистолета я решил превратить в картечь. Потому что есть очень хочется, а с картечью больше шансов добыть дичь. Вытащив пулю из ствола и заменив на время четырьмя медными монетами, я старательно ее сплющил. Затем разрезал получившуюся свинцовую лепешку на девять примерно равных кусочков и обкатал каждый из них. Все, картечь для охоты была готова.

Вот только не попалось мне на глаза ничего стоящего, заслуживающего единственного заряда. Кстати, у Жюстина в руках пистолет. И даже курок взведен. Только не заряжен он, нечем. Но действие, на мой взгляд, грамотное. Не будь пистолета, его давно бы уже обезоружили и скрутили. Не боец он, на одной-то ноге. Да и жаром от него буквально пышет, даже на расстоянии это заметно.


Глава 3
Щенок

До лопухов, за которыми я прятался, совершенно не торопясь себя обнаружить, легко доносился разговор. Вот только толку от этого было ноль, потому что диалог велся на незнакомом мне языке. Некоторые слова казались похожими на те, что я уже знал, но составить даже общее представление о теме разговора я все же не мог.

Говорил с Жюстином только один из мужчин, судя по всему, главарь. Вот его-то принц и держал под прицелом. Понятно для чего: чтобы остальные не окружили его со всех сторон. Видимо, говоривший был достаточно значим для остальных, поскольку они не пытались сделать это даже незаметно.

Жюстин не осматривался по сторонам, пытаясь увидеть меня, со всех ног спешащего на помощь. А то, что он держался из последних сил, было очевидно. Не только для меня, надо сказать. Поэтому старший говорил с ним спокойно, даже как-то убаюкивающе. И еще, подавая пример остальным, опустил оружие. Да и зачем оно сейчас? Еще пара минут – и все, бери принца голыми руками. Пока Жюстина спасало только то, что он оперся спиной о ствол дерева, похожего своими резными листьями на клен.

Здесь вообще интересный лес, это я уже успел заметить, и больше всего своим разнообразием он напоминает Уссурийскую тайгу. Тут тебе и сосны, и кедры, и лиственницы, и другие виды деревьев, более присущие холодному климату Сибири. А еще полно бамбука, всевозможных лиан и дикого винограда. Одни лопухи чего стоят, ведь под каждым можно свободно укрыться от дождя.

Вот из-под одного из таких лопухов я осторожно и выглядывал.

Разговор меж тем продолжался дальше, и становилось очевидным, что это не бандиты, случайно наткнувшиеся на одинокую жертву.

Потому что не станут бандиты говорить таким примирительным тоном, уговаривая на что-то свою жертву. И еще. Несколько раз главный из них обратился к Жюстину словом «генйтрум», и больше всего это обращение было похоже на титул.

Когда в очередной раз Жюстин отрицательно помотал головой, я решил, что пора действовать: парень выглядел совсем плохо.

Курок я взвел заранее, сразу, как только увидел уткнувшуюся острым носом в берег лодку. Слишком характерный звук. И реакция на него вполне предсказуема.

Теперь же нужно было выбрать цель для своего единственного выстрела. Напрашивался предводитель, но с моего места вполне можно зацепить и Жюстина. Расстояние не слишком велико, и все же разлет картечи это допускает. Значит, начать нужно с крайнего из них и ближнего ко мне.

Когда я прицелился, моя жертва удачно повернулась ко мне спиной, обратившись с каким-то вопросом к своему вожаку. Теперь промахнуться было сложно, будь даже в стволе пуля.

Почти одновременно с выстрелом Жюстин в выпаде достал человека, разговаривающего с ним, и тут же рухнул на колени. Вряд ли он успел мгновенно среагировать на выстрел, вероятно, готовил этот удар заранее, и просто так совпало. Отлично, черт возьми, пронеслось у меня в голове, когда я выскакивал на поляну, перехватив разряженный пистолет за ствол.

Его конструкторы предусмотрели возможность использовать пистолет как ударное оружие, а применить в качестве метательного догадался я сам. Что и сделал, постаравшись попасть им еще в одного из противников. Попасть-то попал, только вот не совсем удачно, угодив в левое плечо.

И тут же нарвался на встречный удар палашом.

Удар, вернее, укол получился у моего противника смазанным, вероятно, он сделал его рефлекторно. Не сомневаюсь, что мне вполне хватило бы и такого, но меня спас сапог. Да, мой собственный сапог, один из двух, что висели у меня на груди.

Нет, обычно я ношу их, как и положено, на ногах. Но в этот раз я перекинул их за шею, когда сплавлял бревно по воде. Штанины высохнут быстро, а вот лишний раз мочить обувь мне все еще было не по карману. Затем когда я прятался в лопухах, то попросту забыл об этом висевшем у меня на груди амулете. И как оказалось – к счастью.

Голенище одного из сапог приняло на себя удар, и лезвие палаша ушло в сторону, оставив на груди довольно глубокую царапину. В горячке я даже этого не почувствовал. Следующий удар у нападавшего не получился: с кинжалом в глазнице много не повоюешь. Целился я в горло, но и так получилось нормально, за исключением того, что кинжал остался в ране.

Но был еще один, живой, невредимый и очень злой, судя по бешеному выражению глаз.

К дереву, росшему у самого входа в шалаш, было прислонено какое-то древко. Тщательно оструганное и отшлифованное руками до блеска. Вот к нему-то я и устремился. Когда-то на одном его конце что-то было, уж не знаю что, может, наконечник копья или остроги. Сейчас там ничего не оставалось, но даже в таком виде древко привлекло меня своей длиной. Потому что против стального остро отточенного лезвия длиной в добрый метр вся моя предыдущая жизнь мне навыков не давала.

Я выставил палку перед собой: хоть какая-то защита. И даже попытался атаковать, обозначив удар в лицо, но в последний момент перенаправив выпад в колено. Не прокатило. И еле успел уйти назад, после того как мой противник лезвием отбил древко в сторону, чуть не заставив меня провалиться.

Когда прогремел выстрел, мы вздрогнули оба. Я от неожиданности, а мой враг – оттого, что в него попала пуля.

Жюстин стоял на коленях, сжимая в руках еще дымящийся пистолет. Он сумел вытащить оружие из-за пояса человека, все еще хрипевшего и пускающего изо рта кровавые пузыри. Того, что упал первым, после укола Жюстина моим клинкертом.

Первым делом я надел сапоги на ноги. Вряд ли получится так, что они во второй раз смогут спасти мне жизнь. И так очень удачно все сошлось.

Теперь нам нужно было срочно покинуть это место. И чем быстрее, тем лучше. Черт его знает, сколько их поблизости, людей, разыскивающих Жюстина. Да еще лодка удачно подвернулась. Хотя плевать я хотел на такую удачу, когда только чудо в виде добротной кожи сапога и спасло мне жизнь.

Уже привычно подхватив Жюстина на руки, я отнес его в лодку. Подожди немного, парень, у меня имеется несколько неотложных дел. Первое из них то, что мы не должны оставить здесь живых свидетелей. Свидетелей того, что здесь находился именно тот человек, которого они и ищут, – наследный принц Жюстин Эйсен. Если их сообщники обнаружат четыре трупа, трудно будет связать это с нами. Если не найдется живого свидетеля. Так что делать это трудно, но необходимо.

И я сделал это. Сделал, стараясь не столкнуться взглядом с единственным оставшимся в живых, тем, кто был у них за главаря. Затем постарался об этом забыть хотя бы на время.

Следующий шаг – это трофеи. Пояса, оружие и одежда. Потому что у нас нет ничего, и в первую очередь нет денег. А они понадобятся, и понадобятся в самом ближайшем будущем.

Камзол принца, с завернутым в него камнем, полетел в воду. Вместо него я накинул ему на плечи обнаруженную в лодке куртку из домотканого полотна. Камзол – слишком приметная вещь, пусть и в нынешнем его состоянии. Хотя, если его сжечь, золота, пошедшего на шитье, хватило бы на цепь для любого конкретного пацана. Еще и на гайку бы осталось. Вот только некогда этим заниматься, а возить с собой – себе дороже.

Когда я зашвырнул наряд в воду, Жюстин, вяло интересовавшийся происходящим вокруг него, все же спросил:

– Палево?

Смотри-ка, запомнил новое слово. Я не смог сдержать улыбку.

И я ответил:

– Да, генйтрум.

Коль скоро его недавние собеседники обращались к нему так, да еще и с должным почтением, то, вероятно, и я могу так сделать. Заодно покажу, что тоже умею учиться. Жюстин в ответ на мое обращение одарил меня весьма странным взглядом, который я никак не смог истолковать. Да и не до этого было.

Штаны я решил ему оставить, пусть думают, что он купил их на распродаже. Тем более в таком виде, в каком они пребывали сейчас, никаких подозрений к их владельцу они не вызовут. Своих сапог Жюстин лишился давным-давно, и тоже не без моей помощи. На левую ногу сапог не налезал, ну и какой смысл был в правом сапоге?

Я сложил трофеи в носу лодки и отвел ее подальше от берега. Забрел я почти по пояс, решив, что сейчас не время опасаться замочить обувь.

Грести веслами мне в общем-то не привыкать, разве что заменявшие уключины кожаные гужи требовали определенных навыков. Я не сводил взгляд с мешка, стоявшего у самых ног Жюстина, поскольку успел заглянуть в него и обнаружить множество прекрасных вещей – от ржаных лепешек, твердого как камень сыра, копченой колбасы и до кожаной бутыли с вином. Прекрасными вещи были потому, что печенная на костре рыба, мелкие орешки, напоминавшие по вкусу фасоль, и терпкие, приторно-сладкие ягоды начинали вызывать стойкое отвращение.

Мы потеряли немного времени по дороге к селению, расположенному за излучиной реки, потому что решили сначала причалить к небольшому острову – хотели разобрать трофеи. Вернее, разбирал их я, потому что Жюстин безучастно наблюдал за моими действиями, кутаясь в обновки.

И большую часть времени я потратил на то, чтобы зарядить все пять имеющихся теперь у нас пистолетов. Среди трофеев было еще и ружье, но оно тоже отправилось в воду, и я лишь скрутил с него замок. Замок – вещь сама по себе дорогая. Само же ружье имело слишком приметный вид.

А вот финансами мы сильно не разжились, не денежными оказались люди, напавшие на нас. Одна-единственная золотая монета, горстка серебра и немного меди – вот и все.

Деньги нам были нужны. И в первую очередь для того, чтобы вылечить Жюстина. Из меня неважный медик, и все мои познания ограничиваются оказанием первой помощи, в том числе при поражении электротоком. Весьма полезные знания в этом мире, черт побери.

Жюстину становилось все хуже. Приходилось даже поглядывать за тем, чтобы он не вывалился из лодки, потеряв сознание. Правда, держался он стойко, даже пытался шутить. Когда я в очередной раз назвал его генйтрумом, Жюстин спокойно поинтересовался:

– Я что, действительно так молодо выгляжу?

В ответ на мой недоуменный взгляд он пояснил:

– Слово, которым вы настойчиво меня называете, означает не что иное, как «щенок». В отличие от слова «дейднтрум» – «сын герцога», обращения к лицам, подобным мне.

Вероятно, выражение моего лица стало очень забавным, поскольку Жюстин расхохотался, но потом закашлялся.

Расположенное на противоположном берегу селение Крунстрилье оказалось довольно большим. Если попытаться перевести его название на родной язык, то опять выходит что-то рыбье. Вот только названия такой рыбы на родном языке я не знаю, и поэтому с переводом у меня ничего не получилось. Мы причалили в самом конце пристани за длинными смолеными лойдами, так назывались здесь рыбацкие лодки. Дело было к вечеру, и свидетелей нашего прибытия оказалось не так уж и много, всего два человека: сгорбленный дед со встрепанной седой бородой и малец лет семи, видимо его внук. Когда я обратился к деду с вопросом, есть ли в селении лекарь, тот лишь грустно посмотрел на меня. За него ответил мальчик:

– Он не может говорить, господин. Ему вырвали язык люди Мергина.

При этом он посмотрел на меня так, словно я обязательно должен был знать, кто такой этот Мергин. И еще, трудно увидеть во мне господина, тем более сейчас. А вот насчет лекаря он рассказал мне подробно: есть здесь лекарь, и не один, а целых два.

Первый, приехавший несколько лет назад из Мулоя, столицы провинции, жил недалеко отсюда. Если господин поднимется от пристани к во-о-он тому дому, то упрется прямо в корчму. Их, кстати, здесь три, даже больше, чем лекарей. Так вот, во втором доме слева от корчмы и живет лекарь. У него над дверью еще зеленый фонарь есть. Только сейчас еще не стемнело, и потому он не зажжен. Но все равно мимо не пройдете, больше ни у кого фонарей над входом в дом нет.

Но он советует господам пойти к другому лекарю, что живет на самой окраине. Вернее – к другой, потому что бабка она. Мальчишка, сделав большие глаза, сообщил, что она страшная, но добрая. И лечит хорошо. Ее тот, городской, не любит очень, даже обзывает всячески. Но все равно она лучше, об этом все говорят.

Все это он выпалил на одном дыхании. Славный мальчишка, бойкий такой и смышленый. Рука моя помимо воли потянулась в карман и выудила монетку.

Монету Руй, так он представился, принял с достоинством. И еще добавил, что мог бы проводить нас, но деда бросать нельзя, он иногда как маленький становится, и всегда внезапно.

Шли мы долго, потому что я не только поддерживал Жюстина, мне приходилось нести еще и пару мешков с нашими трофеями. Принц опирался на костыль, но на одной ноге много не попрыгаешь. К тому же Жюстина мучила одышка. Я так и не мог взять в толк, когда он успел простудиться. Не до такой же степени он изнеженный, чтобы из-за пары валяний в грязи лихорадку схватить. Правда, был еще один момент, когда мы в ручей свалились. Вода в нем была ледяная, до сих пор от озноба передергивает. Но у меня тогда было гораздо больше шансов простудиться, потому что от пота я был мокрый как мышь.

Над входной дверью в дом лекаря действительно висел затейливый фонарь со стеклами зеленого цвета. А вот сам лекарь не понравился мне с первого взгляда. Наверное, из-за того, что первым делом он окинул нас быстрым взглядом, определяющим нашу платежеспособность.

Черт, тут человеку плохо, причем очень плохо. Чтобы сразу и окончательно не испортить с лекарем отношений, я перевел взгляд вниз и объявил, стараясь говорить спокойно:

– Деньги у нас есть. И их вполне достаточно для того, чтобы вы приступили к лечению незамедлительно.

В какой-то степени это соответствовало действительности. Средства у нас были, пусть и не в звонкой монете. Оружие – вещь в этом мире дорогая. А его теперь хватало. К тому же у Жюстина была пара перстней, и, если удастся продать их хотя бы за треть цены, денег вполне хватит на перемену пола и покупку соответствующих нарядов. Хватит лекарю, конечно, кому же еще. Меня так и подмывало сказать ему это вслух, только в несколько иной форме. Ну не нравился он мне.

Перстни я заставил Жюстина снять, потому что при его нынешнем облике смотрелись они явно ворованной вещью. Но помощи мы все равно не получили.

Когда я снял с Жюстина хламиду, которую ее прежний владелец наверняка называл не иначе как камзолом, лекарь увидел, что кожа принца покрыта мелкой красной сыпью.

– Фибус! – прошептал он, отшатываясь назад.

Значения этого слова я знал. Фибусом называли опасную болезнь, выкашивающую под корень население целых городов. В Империи даже существовало проклятие: чтоб тебе сдохнуть от фибуса! От этой болезни умирали мучительно, и случаев выздоровления не было.

Жюстин вздрогнул, и выражение глаз его стало очень тоскливым. Новость о том, что ты болен неизлечимой болезнью, вряд ли прибавит настроения.


Глава 4
Брат Жюстина

Лекарь отступил на пару шагов, указывая дрожащей рукой на дверь. И Жюстин поковылял к выходу, опираясь на костыль. На глазах у него блеснули слезы.

Представляю себе его состояние. Оказаться вдали от всего привычного, лишиться любви и в довершение всего узнать, что болен тем, от чего нет спасения. Какой же мерзавец этот лекарь! Поставить вот так, с ходу, такой страшный диагноз…

Ну и что, что красная сыпь? Да мало ли от чего она может появиться. От простуды, от несоблюдения правил гигиены… Да в конце концов, от аллергии на мое общество…

Дождавшись, пока Жюстин скроется за дверью, я, стараясь говорить вежливо и холодно, хотя внутри все клокотало, объявил лекарю:

– Если диагноз, который вы поставили, окажется ошибочным, умрете вы. И хоть произойдет это не от фибуса, умирать вы будете не менее мучительно. И поверьте, это не пустые слова.

В душе я решил, что мне совсем не составит труда исполнить обещанное. Пусть он тысячу прав как обычный человек, но он лекарь, доктор. И самое последнее дело поступить так, как он только что поступил. Потому что вытаскивать занозы и лечить насморк или запоры – это каждый дурак сможет. Разве для этого люди становятся врачами?

Встретившись со мной глазами, лекарь снова отшатнулся.

Жюстин ожидал меня, устроившись на ступеньках. В его взгляде не было ничего, абсолютно ничего, сплошная пустота. Я ни за что бы никому не поверил, что такое возможно, если бы не увидел сам. Он попытался что-то сказать, но я прервал его жестом. И так понятно, что я сейчас услышу: болезнь заразна и мне нужно держаться от него как можно дальше. А еще он поблагодарит меня за ту помощь, которую я успел ему оказать. И сообщит, что не хочет медленно умирать, наблюдая за тем, как заживо гниет его тело.

Поэтому я обратился к нему сам:

– Милорд, если вы не хотите, чтобы я снова назвал вас генйтрумом, но теперь уже сознательно, думаю, что вам не стоит впадать в отчаяние раньше времени. Совсем не обязательно, что этот распрекрасный лекарь поставил правильный диагноз. И потом, в тех краях, откуда я родом, эту болезнь лечат, и лечат успешно. Ко всему прочему, изготовить снадобье достаточно несложно, нужны лишь необходимые ингредиенты.

Конечно же я лгал насчет лечения болезни. Откуда бы взяться лекарству там, где о такой болезни даже не слыхивали. Но своего я добился, в глазах его появился крохотный лучик надежды.


Крунстрилье вытянулось дугой вдоль берега Сотры, и окраину хорошо было видно. Далековато, если тащиться на трех ногах. И чтобы добраться до дома знахарки, расположенного на самой окраине селения, нужно было раздобыть повозку.

Жюстину лучше было подождать, пока я не найду необходимое средство передвижения. Сделать это лучше всего было в корчме, расположенной в нескольких шагах от дома лекаря. К тому же оттуда доносился дурманящий запах жарившегося мяса.

Перекусить мы успели еще на острове. Но во-первых, это было достаточно давно. А во-вторых, когда это и где продукты длительного хранения обладали приличным вкусом? В жизни всегда так, одно в ущерб другому, и за все нужно платить. Тем более Жюстин и есть-то не стал, так, клюнул пару раз. Может быть, эти замечательные запахи разбудят в нем аппетит и заставят отвлечься от грустных мыслей.

Я помог ему добраться до стола, находившегося в самом углу – там мы меньше всего будем привлекать внимание, – сложил рядом с ним на полу нашу поклажу и подошел к стойке. Шкварчащие и пышущие жаром свиные колбаски, свежий хлеб, сыр, зелень и запотевший кувшинчик даже на взгляд вкусного пива. Уж если и это не пробудит в нем аппетит, тогда не знаю.

Найти повозку мне удалось довольно быстро. Едва я вышел из таверны и огляделся по сторонам, как тут же обнаружил крестьянина, перевозившего на телеге кучу пустых мешков. Ну что ж, груз у него, по всей видимости, неспешный.

Так оно и оказалось. Владелец кобылы сивой масти – седой дед с длинным носом и редкой бороденкой – даже торговаться не стал, когда я предложил ему за аренду повозки пару медных монет.

Однако! Ну и сколько я, интересно, отсутствовал? Да минут десять, не больше. Похоже, у некоторых есть дар притягивать к себе неприятности. Когда я вошел в корчму, то увидел следующую картину.

Жюстин стоял в углу, с обнаженным клинкертом в правой руке и пистолетом с взведенным курком в левой. Перед принцем стояли трое мужиков, ни один из которых не выглядел ни землепашцем, ни рыбаком, ни углежогом. Жюстина заметно шатало, но глаза его горели бешенством.

Так, ну и что мы тут имеем? Эти трое, несомненно, умеют держать оружие в руках и знают, как им пользоваться. На бандитов они непохожи, но далеко от них явно не ушли. Хотя и на профессионалов не очень-то тянут, иначе как можно оставить без внимания открытую по случаю жары дверь, через которую я и вошел, причем вошел далеко не беззвучно.

Слева, в глубине зала, четверо посетителей пьют пиво, закусывая вяленой рыбешкой величиной с ладонь. Эти-то точно ввязываться не станут, типичные селяне. В правом углу еще один посетитель. На него я обратил внимание сразу, как только мы с Жюстином вошли в корчму. Точнее, не на него самого, а на примостившуюся на его коленях девицу, которую природа одарила весьма щедро – никакого силикона не нужно. Посетитель производил впечатление опытного бойца. Насмотрелся я на них, и теперь меня в этом обмануть трудно. Но особого интереса ко всему он не проявлял, в отличие от тех же селян, глазевших за милую душу. И все равно на заметочку его возьмем, так, на всякий случай.

Ну и каковы же теперь будут мои действия? Я не знаю причины ссоры, но не сомневаюсь в одном – по пустякам затевать ее Жюстин точно бы не стал. Так что по умолчанию будем считать, что прав именно он. Самый ближний из троицы громко смеялся, отпустив, по его мнению, очень удачную шутку, из которой я расслышал лишь последние несколько слов. Если я преодолею разделявшие нас несколько шагов, а затем резко и сильно толкну его двумя руками в поясницу, то на несколько минут мы его потеряем.

Следующий, закрывший глаза от мнимого испуга и усиленно демонстрирующий, как у него трясутся от страха руки, получит свое хотя бы вон тем кувшином. И останется один-единственный мужик, по всей видимости являющийся их главарем, вожаком, командиром… или как будет угодно. Он чуть в стороне, и маневры его ограниченны: сзади от него лавка, а перед ним пустой стол.

Так что после удара кувшином у меня будет время отскочить назад и уже потом выхватить тесак. Ну и вдобавок к тесаку пистолет. Или кинжал. Или просто два пистолета. Вариантов куча. Да и Жюстин, нисколько не сомневаюсь, даже в нынешнем его состоянии вполне сможет поддержать меня огнем в случае крайней необходимости.

И еще, мне очень не понравилась шутка человека, стоявшего ко мне спиной. Хотя полностью я ее не расслышал, но даже того, что успел, было достаточно, чтобы понять: о Жюстине он сказал в женском роде. Вот только ни к чему нам сейчас лишняя шумиха, и без того проблем достаточно. Так что вначале попробуем договориться. Как говорится, ласковое слово и кошке приятно.

– Та-а-ак, ну и что здесь происходит? – начал я, заложив большие пальцы за пояс. А что, поза вполне солидная. Дождавшись, пока на меня обратят внимание, я прошел в угол к Жюстину. Развернувшись, сложил на этот раз руки за спиной и немного покачался с пятки на носок. – Я что, недостаточно громко говорю?

Мои вопросы не относились ни к кому конкретно, но и ответы мне совсем не требовались.

Жюстин сполз на лавку, видимо израсходовав весь остаток сил. А ведь он даже не притронулся к еде. Или не захотел?

Я обвел всю троицу взглядом, стараясь, чтобы в глазах, кроме скуки, ничего не было, почему-то я решил, что так будет круче.

– Я не хочу крови. Но у меня нет выбора, – добавил я, немного помолчав. – Впрочем, если мой брат Тимур согласен принять извинения…

Не слишком-то мы и похожи как братья, если только цветом глаз. Да разве же в этом дело? Дело лишь в том, чтобы эти люди могли понять, что можно заступиться за друга, товарища, да за кого угодно. Но если один называет другого братом, это значит, что шуток уже не будет. Что же касается Тимура… Это имя первым пришло мне в голову, когда я чуть ли не на себе тащил Жюстина от причала к лекарю. Не Жюстином же его называть, в конце-то концов. Даже принц понимает, чем это может обернуться в нашей ситуации. И слово это он уже выучил – палево.

Когда Жюстин спросил, кто такой Тимур, я ответил, что был такой знаменитый полководец, завоевавший полмира. Его еще Великим Хромым называли. После этого принц покосился на меня, но ничего не сказал. Мне только оставалось в очередной раз поздравить себя с поразительным чувством такта…

Я посмотрел каждому из них в глаза, начав с самого ближнего. Первый сломался практически сразу, отведя взгляд в сторону. Самым устойчивым из них оказался старший, тот, что стоял в стороне. Но и он никуда не делся, значит, разговоров дальше не будет. А будет кровь, и кто-то победит. Возможно, победят они, возможно, – мы. Кто-то этой победы не увидит.

И все это будет всего лишь из-за одной неудачной шутки.

– Я не знаю и знать не хочу, кто оскорбил моего брата, но извиниться придется всем. Ты первый. – Не надо объяснять, что начал я с главного. Если тот извинится, остальным это дастся значительно легче. Я очень на это надеюсь.

И он извинился. Остальные сделали то же самое, причем едва не одновременно. Теперь я взглянул на Жюстина: все зависело от его реакции. И он сказал:

– Не трогай их, – затем добавил: – Пожалуйста.

Вероятно, он и сам верил в то, что стоит мне начать их «трогать», как через пару мгновений будет три трупа. Если бы.

– Пошли, Жюстин, – произнес я и тут же чертыхнулся про себя, конспиратор, черт возьми. – Нас ждут.

Если он не захотел есть эти замечательные, такие аппетитные даже на вид колбаски, то вряд ли станет делать это сейчас, после всего того, что произошло.

Быть может, стоит захватить с собой хотя бы одну, вон хоть ту, что с краю тарелки, с поджаристым бочком и самую толстую? Но вдруг я выпаду из образа? Или, наоборот, получится, что таким образом я только еще больше войду в роль крутого парня?

На приглянувшуюся мне колбаску села жирная зеленая навозная муха, и это все решило.

Возчик ждал нас, и мне осталось лишь подсадить Жюстина в телегу, поскольку на это у него не хватило сил. Первым делом я извинился перед ним за то, что посмел набиться к нему в родню, пусть и таким образом. Извинился в шутливой форме, но Жюстин лишь кивнул. Затем сказал то, что я совсем не ожидал от него услышать:

– Спасибо, что вернулся, Артуа.

И я поперхнулся сухарем, который успел извлечь из мешка, где хранился запас продуктов, захваченный с лодки.

Жюстин посмотрел на меня и добавил:

– Извини, что сомневался в тебе.


Всю дорогу я старался не думать о том, что знахарка, скорее всего, подтвердит диагноз.

Нас подвезли к самой калитке. Во дворе нас встретил огромный кудлатый пес с лобастой башкой и длинными ушами, на удивление добродушный, несмотря на прямо-таки зверский вид.

А вот хозяйки дома не оказалось. Мы, дожидаясь ее, присели в тени на скамеечке под невысоким раскидистым деревом, плоды которого напоминали и вкусом, и видом абрикос, но более сочный, и еще они имели фиолетовую полоску посередине. И так мне захотелось съесть один из них, вот этот, что висел на ветке чуть ли не перед самым моим носом.

Я почесал грудь, сорвал его, отправил в рот целиком и снова запустил руку за ворот своей рубахи. И тут меня будто ударило молнией в голову. Не из-за фрукта, совсем не из-за него. Просто я сообразил, что только что почесался.

Я извлек руку и попытался осторожно осмотреть себя. Осторожничал я по двум причинам. Мне не хотелось, чтобы на мои движения обратил внимание Жюстин. А еще я до ужаса боялся обнаружить там то, из-за чего ему и был поставлен такой страшный диагноз.

До этого момента все выглядело значительно проще. В глубине души я допускал возможность того, что Жюстин действительно болен самой страшной на этой планете болезнью. Нет, конечно, я был почти убежден, что произошла ошибка. Но тогда все это касалось не меня лично.

Со мной-то этого точно не может произойти. Ведь каждый из нас не такой, как все, и именно с нами не может случиться ничего дурного. Пусть в данную минуту у нас не все так, как нам хотелось бы, но это временно. Скоро все наладится. Мы станем теми, кем и должны быть, а дальше все будет только лучше и лучше. А уж что-то очень плохое, нет, только не с нами…

В ложбинке между грудных мышц, размером которых я всегда немного гордился, краснели крохотные прыщики.


Глава 5
Лиойя

Жюстин посмотрел на меня и горько усмехнулся. И мне нечем было ободрить его.

Так, и что я могу предпринять? Да ничего, кроме того единственного, что советуют умные люди. А советуют они принять самое плохое как данность и заранее смириться с этим. И тогда все остальное-прочее будет казаться не таким уж и страшным.

Ну и что же будет для меня самым плохим? Всего-то навсего смерть, долгая и мучительная.

Фибус, начинающийся с того, что на груди высыпает сыпь, затем переходит на ноги. И начинается процесс разложения ткани. Сначала больной не может ходить без посторонней помощи, затем теряет способность шевелить конечностями, и лишь потом болезнь убивает его.

Это может растянуться и на месяц. Конечно, в том случае, если за больным найдется кому-то ухаживать. Мне это не грозит.

Эпидемии этой болезни начинаются и заканчиваются неожиданно. И никто не может предсказать, в какой местности появится это смертельное заболевание вновь.

Нет, я не стану ждать, пока болезнь разовьется слишком сильно. Надеюсь, у меня хватит мужества сделать то, что останется единственно верным решением. И хватит об этом. В конце концов, остается еще надежда на неправильный диагноз.

Я уж совсем было собрался попытаться ободрить Жюстина шуткой и даже успел для этого открыть рот, когда из-за дома знахарки вышла девушка лет пятнадцати с лукошком в руке. Она не замечала нас и что-то тихонько напевала.

Мы с Жюстином смотрели на нее не отрываясь, и было от чего. Стройная, с роскошными золотистыми волосами и такой заразительной улыбкой. Надеюсь, мы не выглядели слишком уж глупыми, когда она нас заметила.

– Вы, наверное, к бабушке пришли? Лечиться? – Голосок ее полностью соответствовал облику.

Я вскочил на ноги, позабыв обо всех подозрениях относительно своего здоровья. Жюстин тоже попытался это сделать, но у него ничего не получилось.

Улыбка девушки сменилась выражением соболезнования, когда она разглядела состояние принца.

– Вы не волнуйтесь, бабушка обязательно вас вылечит, – обратилась она к нему.

Ох, что-то я подозреваю, что теперь ему придется лечиться от другой болезни, от которой лекарство еще никем не придумано. Тут я вспомнил, для чего мы сюда заявились. Вот от фибуса точно нет никакого лекарства.

– А вот и бабушка, – радостно воскликнула незнакомка.

Прав был мальчишка, назвавший лекарку страшной.

Нет, она не была похожа на Бабу-ягу с кривым крючковатым носом, огромной бородавкой на самом его кончике и с седыми космами, выбивающимися из-под платка. Ничего такого не было и в помине. Мы увидели женщину лет пятидесяти, отнюдь не худую и вовсе не горбатую. Вот только черты ее лица были удивительно неправильными, как будто кто-то долго мял его руками, словно они были из мягкой глины, которая затем застыла.

Мне это далось легко, я достаточно насмотрелся в своем мире на причуды гримеров фильмов ужасов, а вот Жюстин слегка вздрогнул.

Девушка приблизилась к лекарке и чмокнула ее в щеку. Да, в сравнении с ее милым личиком уродство знахарки смотрелось еще контрастнее.

Последняя наша надежда скользнула по нам взглядом, задержавшись на Жюстине значительно дольше, затем указала подбородком на свой дом, приглашая войти.

Дом знахарки, совершенно обычный снаружи, внутри представлял собой огромную коллекцию гербариев, занимавших почти все свободное место. По крайней мере, в той комнате, куда мы попали.

Мне сразу в голову пришла мысль о необходимости предупредить ее о том, что, возможно, у моего спутника фибус. Я затаил дыхание: вдруг диагноз сейчас подтвердится, а потом… Как же не хотелось думать об этом «потом».

Знахарка, проведя пальцем по сыпи, краснеющей на груди у Жюстина, удачно срифмовала слово «фибус» с другим словом, в котором от названия болезни осталось только последние три буквы, а первая часть в самой что ни на есть разговорной форме называла мужское достоинство. Сделала она это вполголоса, потому что девушка вошла вместе с нами. Затем спросила громко и отчетливо:

– Какой дурак сказал эту чушь?

– Лекарь, тот, что живет возле корчмы, – ответил я.

– Могла бы и сама догадаться, – пробурчала она себе под нос.

– Так, значит?.. – Дальше я заткнулся, потому что продолжать было страшновато.

– Значит-значит. Вот только почему ты не привел его хотя бы пару дней назад? – напустилась она на меня.

– Пару дней назад он вообще ничем не болел, – оправдывался я с улыбкой, которую не смог сдержать от той вести, которую только что услышал.

Я буду жить! Нет, конечно же я тоже сдохну, но это будет не сейчас.

Я шел по центральной улице Крунстрилье по направлению к дому лекаря. Шел и улыбался счастливой улыбкой человека, которого сначала приговорили к смертной казни, потом отменили приговор, а затем и вовсе отпустили на свободу. Правда, отправился я в дом с зеленым фонарем над входной дверью не для того, чтобы исполнить свое обещание выпустить лекарю кишки в том случае, если диагноз, поставленный им, не подтвердится.

Знахарка, которую звали Верина, послала к нему купить микстуру с труднопроизносимым и труднозапоминающимся названием. Она повторила его три раза, а потом обозвала меня балбесом. А я лишь улыбался ей в ответ, потому что не злая она и ругательства у нее не злые, просто характер у Верины такой. И вообще она хороший человек.

Кончилось все это тем, что я записал мудреное название лекарства на клочке бумаги, опять пару раз переспросив.

В доме лекаря я получил жидкость ядовито-желтого цвета в склянке с длинным узким горлышком.

Верина заявила, что хоть этот лекарь и последний дурак, но и у него есть некоторые вполне нормальные лекарства. Но это лишь потому, что он их купил, а не сделал своими руками. И она могла бы сделать снадобье сама, но для этого требуется время, которого сейчас нет. Потому что один балбес не смог привести другого балбеса хотя бы день назад.

Наверное, не слишком приятно было принцу крови и наследнику престола выслушивать в свой адрес подобные вещи, но не сказал бы, что Жюстин выглядел слишком уж недовольным, потому что к тому времени он уже лежал в чистой уютной постели. Хозяйка успела напоить его каким-то отваром, после которого Жюстин почувствовал себя значительно лучше. Даже дрожь, постоянно колотившая его в последнее время, куда-то ушла. А может, это случилось потому, что рядом с Вериной постоянно крутилась Лиойя, ее внучка. Славная девушка, красивая, как картинка.

Нет, я люблю Милану, девочку мою ненаглядную, мое солнышко. А Лиойей просто любуюсь.

Обошлась мне склянка с лекарством всего лишь в половину серебряной кроны. Это четверть тех денег, что у меня были.

Лекарь, кстати, увидев меня, смертельно побледнел. Наверное, потому, что свою угрозу я высказывал с самым серьезным выражением. Но я успокоил его еще с порога, сказав, что послан за… Тут мне пришлось извлечь бумажку и прочесть название лекарства. Всего лишь с третьей попытки он понял, о чем идет речь.

Когда на обратном пути я проходил мимо корчмы, меня окликнули. Это был мужик, не так давно сидевший в корчме с девицей на коленях. Я подождал, пока он подойдет ко мне сам. Буду я еще на каждый оклик бросаться. Мне этот человек без надобности, ему нужно – пусть и подходит.

Вообще-то была у меня мысль заглянуть в корчму, уж больно аппетитные запахи из нее исходили. Вот только времени совсем не было.

Оказалось, незнакомец хотел предложить свои услуги. Поскольку времени на то, чтобы обсудить его предложение, у меня совершенно не было, разговаривали мы с ним по дороге к дому Верины.

Крижон, а именно так он представился, предложил себя в качестве бойца, охранника и так далее. И запросил вполне разумную сумму. Вот только нужен ли он нам сейчас? Ведь я все еще не знал, что нам делать дальше. Ладно, какое-то время уйдет на то, чтобы Жюстин поправился. А что потом?

Если бы принц дал мне конкретное указание или попросил куда-нибудь доставить его… Но нет. Порой мне казалось, что он и сам не знает, что ему делать дальше. И причина его поведения мне тоже была неизвестна.

Как они меня все достали со своими загадками! Никогда их терпеть не мог. Сюда нужно было попадать человеку, который такие вещи обожает. И который любит поломать голову над имеющимися фактами, сложить одно с другим и сделать вывод, точный и безукоризненный.

В общем, мы договорились с Крижоном, что встретимся завтра и тогда я скажу ему свое решение. Заодно я решил поинтересоваться причиной конфликта, произошедшего в корчме между принцем и теми людьми. Ничего нового я, понятное дело, не услышал. Один из них назвал Жюстина переодетой девицей весьма легкого поведения.

Да уж, думаю, что они легко отделались одними лишь извинениями. Не сомневаюсь: если бы Жюстин чувствовал себя немного получше, среди них было бы как минимум два трупа. Да и я бы в этом с удовольствием ему помог.

Тут я услышал уверения Крижона о том, что, если бы началась заваруха, он непременно выступил бы за нас. Ну да, теперь можно говорить все, что угодно. С другой стороны, треплом он вроде бы не выглядел. При прощании я озадачил его просьбой найти человека, который мог бы купить у нас излишки оружия. Нужно решать вопрос с деньгами, поскольку лечение Жюстина может быть довольно затратным. Конечно, оставалась надежда на то, что Верина согласится взять в оплату один из перстней, но слишком рассчитывать на это не приходится. Ведь у нее могут возникнут такие же проблемы, что и у нас. Украшения Жюстина – вещь слишком дорогая и приметная. Несомненно, перстни родовые, передающиеся в семье из поколения в поколение. Это же касалось и эфеса шпаги Жюстина, выполненного в виде фигуры хищника. И гарда очень богато изукрашена, покрыта сложной гравировкой с вкраплениями драгоценных камней.

В общем, вроде бы и есть что продать, и трудно, а еще больше жалко.

Крижон при моих словах встрепенулся и заявил, что в счет оплаты (не всей, конечно, а части) он готов взять один из пистолетов. Конечно, в том случае, если оружие в хорошем состоянии.

Мы расстались, договорившись встретиться завтра ближе к полудню.

Следующим утром Жюстин почувствовал себя немного лучше, и мне удалось переговорить с ним о наших дальнейших планах. Конечно, реализовать их в ближайшее время точно не удастся, но необходимо хотя бы знать, к чему готовиться. В результате принц решил отправиться водным путем в приграничный город Империи Кергент. Согласен, по воде будет и комфортнее, и безопаснее. Река – не дорога, где довольно легко проверить все повозки и всадников. Движение по Сотре оживленное, а ширина ее немалая, так что проскочить мимо охотящихся за Жюстином людей будет значительно проще.

Я напрямую спросил принца, почему ему приходится скрываться, и он дал слово все мне объяснить, но немного позже, когда ему станет легче. Еще он добавил, что пока не может никому доверять и что проблемы, свалившиеся на него в последнее время, связаны с его старшим братом. Тут он хмыкнул, вспомнив недавние события в корчме, и добавил, что не со мной. Ну хоть этим утешил.

На следующий день Крижон, как мы и договаривались, ждал меня в корчме. Мы быстро уладили с ним все вопросы, касающиеся найма. Я лишился одного из пистолетов и пары серебряных монет. Разумеется, я сначала обговорил все с принцем, и он решил, что надежный человек в нашей ситуации совсем не помешает, потому что дело обстоит куда серьезней, чем выглядит на первый взгляд. Ну что ж, ему виднее. Надеюсь только, что подробные объяснения я все же получу. И я хочу этого вовсе не из-за чрезмерного любопытства. Поскольку чаще всего решения приходится принимать именно мне, хотелось бы иметь достаточно информации, чтобы они были наиболее верными.

Еще Жюстин заверил меня, что покроет все расходы сразу же по прибытии в Кергент. Неплохо, конечно, вот только сейчас мне и расходовать-то особо нечего.

С Крижоном мы проговорили достаточно долгое время, за которое я успел составить о нем вполне объективное мнение. Торопиться было некуда, и он рассказал мне историю своей не слишком-то и долгой жизни. Родился Крижон в небольшом селе, расположенном чуть выше по течению Сотры, в многодетной семье рыбака. Ничего особенного в его жизни не происходило, пока однажды отец не взял его с собой в город, тот самый Кергент.

Там и повстречала его судьба в обличье вербовщика, угощавшего всех желающих пригодного возраста вином и расписывающего прелести солдатской службы.

В итоге отслужил Крижон в кавалерии семь из положенных пятнадцати лет, пока четыре года назад не получил ранение в схватке с кронтами, с которыми и мне самому посчастливилось встретиться не так давно. Дело кончилось тем, что он чуть не лишился левой ноги. Ногу полковому лекарю все же удалось спасти, но легкая хромота все же осталась. С армией Крижон распрощался.

Вернувшись в родной дом, он долго не мог найти себе занятие по душе. Заниматься отцовским бизнесом не тянуло, крестьянствовать тогда он еще не мог из-за незаживающей раны. По совету одного из своих знакомых он обратился к Верине, и она сумела ему помочь. Через пару месяцев Крижон и думать забыл, что совсем недавно не мог передвигаться без костыля.

При очередном визите к целительнице он встретил в Крунстрилье ватагу бедовых парней, среди которых обнаружилась и парочка бывших сослуживцев. Ребята занимались тем, что тайно навещали степи, сейчас принадлежащие кронтам. Прежние народы, жившие в степи задолго до «индейцев», оставили после себя множество курганов. Вот они-то и интересовали парней, и явно не в качестве объекта археологии: в этих курганах было много золота. Кронты относились к могилам с почтением, как к захоронениям дальних пращуров, иначе сами бы давно обчистили их до последней монетки. Был у «черных копателей» и еще один бизнес – сбыт смолы дерева житоя, чьи крупицы ценились чуть ли не на вес золота. Крижон случайно проговорился об этом занятии, увлекшись своим рассказом. Я же сделал вид, что не успел ничего понять.

Словом, четыре года ходил он по краю пропасти вместе со своими новыми знакомыми, но риск себя оправдывал – доходы были велики. Естественно, что деньги, добытые таким путем, крайне не любят задерживаться в карманах своих владельцев. Веревочка перестала виться пару месяцев назад, и из последней экспедиции вернулись только Крижон да еще один его коллега, который и умер у него на руках чуть ли не на пороге целительницы Верины.

В итоге остался он без средств и без компаньонов. Вот только желания заняться землепашеством или рыболовством у него нисколько не прибавилось.

Кстати, те люди, с которыми у нас произошел конфликт в этой самой корчме, и были частью одной из таких ватаг. Последнее время Крижон постоянно подумывал о том, не присоединиться ли ему к какой-нибудь из них. Но каждый раз он сравнивал этих парней со своими бывшими коллегами и не мог заставить себя сделать решительный шаг. Хотя предложения, понятное дело, были.

Из его рассказа я сделал два вывода. Во-первых, на мой взгляд, Крижону можно доверять. Доверять в такой степени, в какой вообще возможно доверять практически незнакомому человеку. И во-вторых, наследник Эйсенского престола попал в руки женщины, которая по праву может называть себя целительницей.


Глава 6
Лекарство про запас

Крижон выполнил мою просьбу, найдя покупателя на оружие. Сделать это ему было легко, поскольку селение Крунстрилье, отнюдь не маленькое, являлось поистине пристанищем искателей приключений. Отсюда они и уходили на юг, в степи, принадлежащие кронтам. Местный торговец скупал у них добычу, одалживал деньги в счет будущих барышей и обеспечивал удальцов всем необходимым, в том числе и оружием.

Когда мы вышли из лавки, Крижон передал мне кошель с деньгами. Переговоры он вел от своего лица, потому что случайному человеку вроде меня никто бы не назначил хорошую цену. Конечно, и в этом случае торговец приобрел товар далеко не в убыток, но все же пару лишних монет мы выторговали. А вот лодки, на которой мы с Жюстином прибыли в Крунстрилье, у причала не оказалось. То ли я ее плохо привязал, что вряд ли, то ли у нее сам собой нашелся новый хозяин. Жаль, конечно: я уверен, что и ее нам удалось бы столь же легко продать.

Крижон мне нравился. Пусть предыдущее его занятие не совсем почетно даже в эти времена, но то, что он сам подошел ко мне с подобной просьбой, можно считать большой удачей. Он мотивировал свое решение тем, что ему очень понравилось, как лихо мы с Жюстином обошлись с совсем не робкими парнями, к которым он, кстати, питал далеко не дружеские чувства. А что, мотивы как мотивы, тем более за такую в общем-то разумную плату. Да и носить Жюстина на руках мне одному теперь не придется. А в конце пути мне принц еще и расходы возместит.

Был в Крунстрилье и постоялый двор, но разместился я не там. На подворье Верины нашлось достаточно места, чтобы устроиться такому неприхотливому человеку, как я. Кроме того, мне не хотелось находиться далеко от Жюстина, мало ли что могло произойти.

Договорившись встретиться с Крижоном у лекарки, я, вполне довольный с пользой проведенным временем, возвратился к ней в дом.

Верина покрывала колено Жюстина какой-то темной и очень пахучей мазью. Рядом находилась и Лиойя, внимательно наблюдающая за действиями своей бабушки. Знахарка даже тонко съязвила на этот счет, мол, никогда раньше не замечала за внучкой такого интереса к ее ремеслу.

Лиойя вспыхнула как маков цвет и, одарив родню не самым лестным взглядом, в котором даже слезы блеснули, гордо удалилась. На целых пять минут. Потом у нее нашлась причина, чтобы вернуться.

Я с трудом сдержал улыбку, чтобы совсем уж не обидеть ее. Не менее забавно выглядел и наследник престола, казалось бы, мужчина опытный и имевший любовницу, а то и не одну.

Жюстин украдкой посматривал на девушку, боясь, что Лиойя это заметит. Потом их взгляды случайно встретились, и оба они покраснели.

Нет, ну надо же! Вот чего бы никогда не подумал. Это Жюстин-то, принц и вообще, как я много раз успел убедиться, человек далеко не робкий. И краснеть от взгляда самой что ни на есть простолюдинки, девушки из забытого Создателем селения.

Верина конечно же тоже все видела. Но никаких замечаний больше не делала.

Принцу явно стало лучше. Опухоль на подъеме стопы спала, оставив многоцветный кровоподтек. И дышал он не так тяжело и хрипло. Даже легкий румянец на щеках появился. Хотя последнее обстоятельство наверняка связано с присутствием внучки целительницы.

В конце сеанса лечения Верина напоила больного каким-то зельем и что-то долго шептала, положив руку на его лоб.

Мы окончательно условились обо всех деталях лечения Жюстина. Лечение обошлось мне во вполне подъемную сумму, и это при условии питания, как моего, так и Крижона, который тоже должен был жить здесь. Иначе какой смысл в его найме? За что, спрашивается, ему платить, если он будет находиться неизвестно где?

Неожиданно Верина вспомнила, что у нее есть срочные дела, а ведь нужно еще и Жюстина накормить. Неотложные дела обнаружились и у меня, и мы даже посетовали с ней по поводу того, что больному придется ложиться спать голодным. И оба очень обрадовались, когда оказалось, что эту проблему нам поможет решить Лиойя.

Ужин, который она ему быстренько собрала, мог бы накормить, по крайней мере, четырех здоровых мужиков, весь день занимавшихся тяжелым физическим трудом, да еще и забывших пообедать.

Проводив девочку улыбками, мы продолжили наш разговор. И тут мне пришлось туго.

Ее интересовало, кто мы, откуда прибыли и куда держим путь. Я к подобным расспросам был совсем не готов. Тем более что скрывать простые вещи – это только вызывать лишние подозрения.

Тут я как нельзя кстати вспомнил о царапине, оставшейся у меня на груди после неудачной атаки одного из людей, обнаруживших Жюстина. Затем пришел черед ноги, где тоже оставалась царапина, полученная мною еще раньше. Все это время я судорожно придумывал легенду нашего здесь появления. И получалось это у меня из рук вон плохо. Тем более что и времени практически не было. Потому что Верина лишь бегло осмотрела обе мои тяжелейшие раны и ничего делать не стала, заявив, что и так все отлично заживет.

Когда откладывать ответ совсем уж было нельзя, в дом к знахарке нагрянули гости. И Лиойя, до этого оживленная и улыбающаяся, сразу потухла.

К тому времени на улице уже стемнело, но пары свечей, зажженных Вериной, вполне хватило для того, чтобы рассмотреть визитеров. Несомненно, за главного у них был крепыш с жесткими кучерявыми волосами и почти квадратным лицом, который старался держаться в тени. Говорил в основном один из его спутников, значительно выше ростом и тоньше в кости. Третий гость был рослым и широкоплечим.

Верина разговаривала с ними предупредительно, отбросив свое обычное ерничество, и сразу стала сама на себя непохожа. Сначала я даже не понял, о чем идет разговор. И лишь через несколько минут меня молнией озарила догадка. Так это же жених Лиойи! Тот, что у них за главного, краснорожий и приземистый. Вот только невеста явно не рада ему до безумия. Да что там, радости вообще не ощущалось. Лиойя забилась в уголок и сидела себе тихо, как мышка. Нет чтобы угостить суженого.

Не мог же Жюстин съесть все, что было предложено ему на ужин, он едва клюнул, слаб еще. Не пропадать же добру. Так нет.

Жених был постарше Жюстина, но моложе меня, на вид – года двадцать два – двадцать три. Самое время семьей обзаводиться. Хотя тут и в шестнадцать женятся, я уже о замужестве не говорю.

Я понял, что разговор о свадьбе идет уже давно, но Верина все тянет с ответом. Сейчас гости настаивали, чтобы она окончательно определилась со сроком.

Судя по тому, что Верина не послала их подальше, а она, с ее-то характером, может сделать это легко, жених в Крунстрилье – фигура значимая.

В моем представлении они совершенно не подходили друг другу, даже строчка откуда-то вспомнилась: в одну упряжку впрячь неможно коня и трепетную лань. Я чуть было вслух ее не произнес, еще и на родном языке. Даже улыбнулся от своих мыслей.

Жених если уж и напоминал коня, так вовсе даже не скакуна, а какого-нибудь битюга-тяжеловоза. Но это в моем представлении они не пара, а так – попробуй пойми женское сердце.

Так-то он, несмотря на возраст, мужчина основательный. Это видно и по одежде, и по манере держать себя. Да только девочки в возрасте Лиойи все больше о принцах мечтают. Не сталкивались они еще с суровой прозой жизни. Кстати, у нас и принц в наличии имелся. Да не какой-нибудь там завалящий, а самый что ни на есть наследный. Правда, не знал об этом его статусе никто, кроме меня. И если уж быть до конца циничным, принцы предпочитают жениться на принцессах, обычай у них такой.

Судя по всему, моя улыбка не была образцом радушия, потому что жених буквально впился в меня взглядом. Эй, уважаемый, а вот этого делать не надо. У каждого своя букашечка в голове живет, и у меня, ясное дело, такая есть. Моя вот просто ненавидит такие взгляды и всегда реагирует на них должным образом. К главному присоединились оба его спутника, да по барабану. Гляделок у вас не хватит, зуб даю. Да и не те вы люди, чтобы взглядом размазать, тут я еще одного зуба не пожалею. Когда напряжение в комнате стало почти материальным, в комнату вошел Крижон. И я сразу смог поздравить себя с удачным приобретением. Потому что бывшему кладоискателю было достаточно одного взгляда, чтобы понять и расклад, и обстановку. И хватило пары шагов, чтобы занять выгодную позицию. Вот что значит опыт. Мне бы на это явно больше времени понадобилось, пусть и на пару мгновений, но именно они иногда и бывают решающими.

Крижон отошел к окну, оказавшись в полутени за спинами двоих гостей.

– Ладно, – после минутного молчания первым отвел свой взгляд жених, – через пару дней я снова загляну.

После чего встал и направился к выходу. На выходе оглянулся, посмотрев на меня. Но к тому времени я уже повернулся к нему спиной, обратившись к Верине с каким-то незначительным вопросом, и все его маневры видел в отражении оконного стекла. Вали, пока при памяти, ты мне больше неинтересен.

Бедная Лиойя с облегчением вздохнула, когда за незваными гостями закрылась дверь. Нет, взаимностью здесь даже и не пахнет. С другой стороны, это для нее вполне удачная партия, да и, как говорится, стерпится – слюбится.

Заглянув в комнату к Жюстину, я обнаружил его сидящим на полу возле самых дверей, в длинной ночной рубашке, выданной ему гостеприимной хозяйкой. В руке он сжимал клинкерт. Интересно зачем? Жениха Лиойи на дуэль вызвать? Так не по рангу ему, простолюдину. Видимо, принц слышал весь разговор и решил, что ему необходимо вмешаться.

Я помог Жюстину добраться до кровати. Когда вышел из комнаты, сказал Лиойе, что больной хочет пить, лишь потом сообразив, что на столике у изголовья постели есть и кувшин с водой. Уж на то, чтобы налить себе воды, сил у него явно бы хватило. Ну не смог я придумать более подходящего предлога. Слишком уж часто бедная девочка поглядывала на дверь его спальни.

Лиойя подхватила ковшик с водой и отправилась поить больного. Судя по времени, проведенному ею там, поила она его из чайной ложечки. Эх, молодежь, молодежь. С высоты своего почти тридцатилетия я с улыбкой поглядывал на их игры. Боюсь только, что никакой перспективы у их отношений нет.

В путь мы отправились значительно раньше, чем смогли бы предположить, потому что всего через пару дней произошло событие, основательно нас поторопившее.

К этому времени Жюстин почувствовал себя значительно лучше. Не знаю, чем лечила его Верина, но изменения были разительны. Появился блеск в глазах, пропал ежевечерний жар и ежеутренняя слабость, когда он с трудом поднимался с постели. Разве что боль в колене мучила его по-прежнему. Опухоль спала, но сгибалось оно с трудом. Тем не менее до скамеечки, расположенной в небольшом саду, Жюстин доходил свободно. С одной стороны он опирался на костыль, а с другой его поддерживала Лиойя. Верина заверяла, что боли в колене со временем пройдут, а вот легкая хромота может остаться. Видимо, не зря я его Тимуром назвал.

Поторопила же нас дошедшая до нас печальная новость. И касалась она отца принца. Герцог – фигура известная, особенно здесь, вблизи границы с Эйсен-Гермсайдром.

Дрюмон XVII находился при смерти в результате то ли ранения, то ли отравления, то ли падения с лошади во время верховой прогулки. И это напрямую было связано с покушением. Ко всему прочему, пропал его младший сын, наследник престола. Находились даже свидетели, видевшие мертвого принца.

В подобных обстоятельствах единственным, кто мог вступить на престол, был старший брат Жюстина Ромерт, лишенный наследства и изгнанный из герцогства еще несколько лет назад. Разумеется, он не преминул объявить о своих претензиях на трон. Конечно же при дворе у него сразу же нашлись сторонники, задвинутые далеко-далеко при нынешнем правителе и рассчитывающие при новом герцоге здорово подняться.

Об этих событиях мы узнали из разговора Верины с одним купцом.

Купец, крупный солидный мужчина в годах, владелец нескольких речных судов, явился к ней с благодарностью. И благодарил он ее за снадобье, которое она ему приготовила.

Мужчина не так давно женился во второй раз. И у него возникло определенное беспокойство, поскольку женушку он взял почти на тридцать лет моложе. Снадобье же помогало отлично. Понять это было нетрудно, поскольку на довольно ехидный вопрос Верины о действенности своего препарата купец ответил довольным смехом, дескать, он бы и в молодости от такого лекарства не отказался. И еще признался, что взял жену с собой, чтоб показать ей белый свет и чтобы надолго не расставаться.

Судить об этом можно было и по взгляду, которым он одарил Лиойю, когда заявился в дом в сопровождении двух дюжих мужиков, вероятно своих телохранителей. На собак и прочую живность мужчины так не смотрят. Бедный Жюстин даже заерзал на скамеечке, на которой мы сидели и беседовали о местной географии.

Я же постарался просканировать его телохранителей. И решил, что смогу справиться с ними, сразу с обоими. Возможно, слишком оптимистичное заключение, но почему-то я был в этом уверен. Далеко не всегда достаточно наесть здоровенную ряху и с ног до головы обвешаться оружием, чтобы стать бойцом.

Затем, когда я вник в суть разговора, задумался о другом. Вообще-то у меня жена тоже молоденькая будет, если разобраться. И где гарантия, что лет через двадцать – тридцать мне самому не понадобится местная виагра?

С другой стороны, через столько лет Верина будет уже весьма и весьма преклонного возраста, и где гарантия, что она не начнет путать количество и соотношение ингредиентов? И впрок не запасешься, срок получается солидный.

Потом купец начал рассказывать своей спасительнице новости, и вся эта чушь мигом вылетела у меня из головы, потому что Жюстин изменился прямо на глазах. Еще минутой раньше он выглядел обыкновенным юношей с мечтательной улыбкой на лице, а теперь рядом со мной сидел человек, которому можно было доверить целое государство. Изменилось все – осанка, жесты, манера разговаривать. Он словно надел привычный для себя костюм, скинув маскировочный халат. И я уже приготовил ответ на его еще не высказанный вопрос: да, милорд, все готово, и мы можем отправиться в путь хоть сейчас.

У нас действительно все было готово, чтобы немедленно отправиться в путь: и провиант, и снаряжение, и транспортное средство в виде лойды. Она была новехонькой и еще не успела пропитаться навязчивым запахом рыбьего жира. А что, лодка вместительная, управлялась она тремя парами весел, даже возможность поставить парус при попутном ветре была. Ее хозяева, братья-погодки, выглядевшие, как близнецы, согласились доставить нас в Кергент. Их тоже нашел новый телохранитель принца. Двух гребцов должно быть достаточно, а в случае необходимости мы с Крижоном всегда сможем им помочь.

Сотра в этих местах широка и спокойна, так что путешествие не обещает быть мучительным. Можно попрощаться с лекаркой, поблагодарить ее за лечение и уходить. Верина действительно чудесница, поднявшая Жюстина на ноги за столь короткий срок. И хотя он все еще хромал на больную ногу, но от других его недугов не осталось ни следа.

Как я понял, для Верины дворянское происхождение Жюстина уже не было секретом, правда, думаю, она не догадалась, что он и есть тот самый пропавший наследник Эйсенского престола. А для Лиойи он и был как раз тем принцем, что иногда встречается девушкам, если очень повезет. Хотя она до сих пор считала его сыном небогатого купца.


Глава 7
Идиот Артур

Нет, у Жюстина хватило выдержки отложить отправление до утра.

Да и какой смысл был отправляться немедленно, ведь буквально через пару часов стемнеет, мы едва успеем отчалить от берега.

Когда я вошел в комнату, отведенную нам с Крижоном, тот, как обычно, кидал кости. По-моему, он даже когда сам с собой играет, то делает ставки. И сейчас на столе лежали две кучки монет, одна несравненно больше другой. Интересно, кто выигрывает, Крижон или снова он сам?

Страсть у него такая, игра в кости. Чуть ли не все свободное время ей посвящает. Сам же и рассказывал, что проблем у него из-за этого было предостаточно. Иной раз чуть ли не до нательного белья проигрывался. А все неймется человеку. Привык к адреналину в крови, каждый его по-своему ищет. Вот в остальном всем хорош: спокойный, исполнительный, а иной раз и сам инициативой блеснет, нужной и своевременной.

– Отправляемся завтра с утра, еще до рассвета. Предупреди братьев, чтобы к этому времени ждали на берегу. И еще, нужна повозка для Жюстина – вот и все, остальное сам сообразит.

Крижон блеснул улыбкой, кивнув: все сделаем в лучшем виде.

Верина, узнав о нашем скором отъезде, предупредила, что Жюстину в ближайшие дни желательно не нагружать колено ни ходьбой, ни тем более бегом. Иначе все пойдет насмарку. Денег, чтобы оплатить лечение, хватило, даже перстень остался у нас, хотя я и держал его наготове. В конце разговора она выразительно на меня посмотрела, словно ждала от меня какого-нибудь объяснения. Когда я сделал вид, что не понял ее взгляда, она в ответ лишь пожала плечами. Вот всем хороша тетка, что ж ей так с внешностью-то не повезло?

Когда солнце показалось из-за Агнальских гор, мы давно уже были в пути. Я сидел за кормовым веслом, держа курс на один из горных пиков, виднеющихся вдали. Гора эта называлась Сестра, Брат, кстати, тоже имелся.

На веслах сидели братья Слои, Брук и Сток, дюжие парни, ладони которых немногим уступали размерам лопастей. Я подозревал, что это не настоящие их имена, а прозвища, но выяснять не стал, пусть зовутся так, как им самим удобно. На носу расположился Крижон, держа наготове заряженное ружье, так, на всякий случай. Вот он и сядет при необходимости на третью пару весел.

Жюстин устроился на свернутом парусе, между мной и гребцами. Вид у него был такой, что сразу становилось понятным: не спал он в эту ночь. И не из-за Лиойи. Мне пришлось провести ночь в его комнате, потому что вернувшийся от братьев Крижон сообщил, что в селении появились незнакомые люди. Я спал на полу, у самой двери принца, как сторожевая собака.

Лиойя выглядела утром хмурой и заплаканной. Очень трогательно было наблюдать за сценой прощания. Меня так и подмывало крикнуть: «Ну поцелуйтесь же вы наконец, черт бы вас побрал!» Но этого так и не произошло. И я сдержался, и они не решились.

Шли мы ходко, братья, казалось, вообще не знали, что такое усталость. Ближе к полудню поставили мачту и укрепили на ней парус. Так что теперь мы почти летели.

Жюстин все время смотрел в сторону оставленного нами селения, пока оно не скрылось за излучиной реки. Да уж, достается ему. Проблемы со всех сторон, еще и влюбиться угораздило.

Конечно, не хочется быть циничным, но не пара она ему. И не потому, что я считаю, что ему нужна девушка, равная ему по положению, у меня у самого ситуация с точностью до наоборот.

Жюстин очень многое может себе позволить, но такой шаг вряд ли. Да и Лиойя, знай она хоть наполовину, кто он, вела бы себя по-иному. А так, получается, влюбил в себя девчонку и бросил, даже ничего не пообещав. Обещать и не выполнить – плохо, но еще хуже, когда… Да черт его знает, что в таких случаях хорошо, а что плохо. Мне бы со своей проблемой разобраться. Я вот как раз наобещать успел, и что толку? Никакого просвета впереди, что делать, понятия не имею.

Братья уверили, что в Кергент мы доберемся на четвертые сутки пути. А пока лежи себе на боку и любуйся местными пейзажами. Места же здесь действительно красивые. Леса, вплотную подступающие к реке, недалекие горы с покрытыми снегом вершинами и луга, чем-то похожие на альпийские.

Сотра, перед тем как повернуть на запад и устремиться в глубь Империи, соединяла между собой несколько озер. Первый ночлег застал нас на острове посреди одного из них. Кроме нас на ночевку остановились еще несколько лодок, одна из которых больше напоминала речной корабль, с приличной по высоте мачтой и восемью парами весел. Тем спокойнее будет спать, поскольку в этих местах тоже имелись пираты, называемые строгдерами. Днем на этот счет можно не беспокоиться, мы не должны представлять для них никакого интереса. Пятеро вооруженных мужчин и никакого груза, кроме самых необходимых вещей. А вот во время ночлега – другое дело: кто-то из них может случайно нарваться на нашу стоянку, и тогда может произойти всякое. По крайней мере, теоретически. И хотя на стоянке все держались обособленно, не стремясь знакомиться друг с другом, но, случись что, помощь будет обязательно. Как нам, так и от нас.

Следующий день пути прошел скучно и монотонно. Та же река вокруг, те же виды на берегу и те же горы на горизонте.

Обедали мы с телохранителем на ходу, подменив братьев на веслах. На ночевку остановились в какой-то протоке среди небольших островков, густо поросших кустарником. На этот раз мы были одни, и ночь нам с Крижоном пришлось поделить на две смены. Братья Слои не в счет, им необходимо хорошо отдохнуть, а от Жюстина, в случае чего, толку будет мало, даже если он сам изъявит желание заступить в караул.

Я взял себе первую смену. Мне всегда было нелегко ложиться раньше полуночи, и Крижон с удовольствием согласился на такой расклад. Вот ему хватило буквально пары минут, чтобы заснуть сразу после ужина. Он в очередной раз предложил братьям сразиться с ним в кости, получил незамедлительный отказ, увалился на походное одеяло, завернулся с головой и тут же уснул.

К счастью, он не храпел, в этом я уже смог убедиться. Когда я пошутил по этому поводу, то Крижон объяснил мне, что в его прежнем бизнесе храпунам было не место, а если такие и попадались, то существует пара надежных способов за один сеанс отучить их от этого.

Жаль, что я тогда не поинтересовался этими способами, даже в моем мире и в мое время храп является неразрешимой проблемой.

Весь вечер Жюстин посматривал на меня странным взглядом, явно желая о чем-то спросить, но не решаясь. Что-то он сам на себя стал непохож. Нелегко ему приходится в последнее время, что и говорить. Тут и в отчем доме полный бардак, неизвестно, чем все дело закончится. И со здоровьем проблемы, да еще и любовь, судя по его внешнему виду, расцененная им как несчастная.

Еще одна наша ночевка, теперь уже заключительная перед прибытием в Кергент, пришлась на небольшой залив, скрытый от основного русла реки огромными каменными валунами. Младший из братьев, Брук, позевывая после ужина, заявил, что здесь полно рыбы. Молчал он, кстати, только во сне. Именно от него мы узнали много интересного о реке, о расположенных на ее берегу селениях, о проплывающих мимо нас разнообразных посудинах. Еще он рассказал нам местные сказки, легенды и поверья, а также историю его жизни, жизни его брата, семьи и всех своих родственников.

Мы все с нетерпением ждали, когда же он наконец замолчит. Но и во сне он не давал нам покоя своим храпом. Так что я с удовольствием применил бы к нему оба способа Крижона, даже будь они самыми изуверскими.

На этот раз мне предстояло нести вахту во вторую половину ночи. И конечно же мне сейчас не спалось. На это было сразу две причины. Во-первых, я ждал наступления полной темноты. Пришла мне в голову мысль немного порыбачить. Пара факелов уже готова, острога в лодке имелась. И нужно было как-то загладить свой вчерашний утренний проступок. Вернее, не проступок, а… Не знаю, как объяснить.

Этим утром мы встали, как обычно, еще до рассвета. Завтрак – жидкая каша из неведомой мне крупы – был уже готов. К ней наш повар подал по куску ветчины, ломтю хлеба и кружке горячей воды с медом и какой-то травкой.

Я быстро прикончил свою пайку (а чего рассусоливать? Мы ведь торопимся, будь такая возможность, ночами бы шли) и подошел с кружкой к самой воде. К этому времени светило показало свои первые лучики, взойдя между Братом и Сестрой. Красиво, черт побери. Водная гладь Сотры была похожа на зеркало, и лишь изредка на ее поверхности появлялись круги от рыбы, охотящейся за мошками. Я стоял, любуясь открывающимся видом, когда из-за острова в протоку выплыла пара лебедей. Вот уж действительно величественные птицы с необыкновенной, царственной грацией. До них было совсем близко, и я затаил дыхание, боясь их спугнуть. Они проплыли несколько метров, затем в лучах восходящего солнца их перья окрасились розовым. Захватывающее зрелище, честное слово.

Я всего лишь во второй раз в жизни видел лебедей в дикой природе. Впервые я увидел этих птиц в низовьях Ангары. Тогда было тоже раннее утро. Только стоял я на борту теплохода, с кружкой кофе и сигаретой в руках.

Сразу навалилась тоска по прежней жизни. Не знаю, сколько бы я ностальгировал, если бы не заметил прицеливающегося в птиц Крижона. Я успел увести ствол в сторону, заплатив за это оброненной в воду кружкой. Картечь, а именно ею было заряжено ружье, хлестнула по воде в метре от лебедей, спугнув их и заставив улететь. Кружку я так и не нашел, слишком большая глубина была у самого берега. Но разве это цена за спасение такой красоты?

Крижон ворчал, что мы лишились вкусного мяса, а ведь вполне вероятно, что он одним выстрелом смог бы достать обеих птиц. Наверное, это действительно было так, именно в этот миг лебеди подплыли друг к другу, и тот, что был немного крупнее, положил голову на шею подруги.

Да, я знаю, когда-то лебедей подавали к царскому столу. И даже был способ приготовления, когда целую птицу вносили на блюде и перед самой подачей на стол одним движением руки срывали с нее оперение. Но я не хочу говорить потом с всезнающим выражением лица, что мясо лебедя намного лучше гусиного или, наоборот, гусятина вкуснее. Особенно сейчас, после той картины, что увидел.

Мы ведь не умираем с голоду, и у нас достаточный запас продуктов. И еще, у моего народа существует поверье – у того, кто убьет лебедя, дети будут рождаться уродами.

Крижона поддержал Брук, заявивший вполголоса, что давно мечтал попробовать лебедя, птицу, в этих местах достаточно редкую. Брат его Сток, по обыкновению, промолчал, а Жюстин чуть заметно пожал плечами. Так я и не понял, поддерживает он меня или тоже жалеет об упущенной возможности…

Вторая причина моей бессонницы заключалась в том, что я клял себя последними словами. «Идиот» и «тупица» были самыми ласковыми в этом перечне. «Милана, жди меня, и я вернусь! Вернусь со шпагой на боку!» Идиот, какой же ты идиот, Артур.

Ведь она ясно говорила, что любит тебя, что твое положение для нее совсем не главное. И что мешало быть нам вместе до того момента, когда ты действительно сможешь раздобыть эту железяку? Получишь ты ее, обязательно получишь, не через полгода, так через год, два, три. И все это время ты мог бы быть с ней. Она уже достаточно взрослая девушка и не нуждается в опекунах, перед которыми должна отчитываться в своих поступках.

А что ты делаешь сейчас? Ты с каждым днем и с каждым шагом отдаляешься от нее. И это не приближает тебя к цели. И кто ты после этого, признайся честно? Ведь себе ты можешь не врать.

Ну и какой может быть сон с такими мыслями? Все, решено. Сопровождаю Жюстина туда, где он окажется в безопасности, и сразу же возвращаюсь назад. Надеюсь, он сможет проявить свою благодарность и мне этой благодарности хватит на обратную дорогу в Велент.

Я целыми днями ломал голову над тем, что же мне все-таки сделать, чтобы получить желаемое. Так вот, это же самое я могу делать рядом с Миланой.


Глава 8
Отличник имперской стражи

Стемнело, и я уже совсем собрался пройтись с факелом и острогой в надежде добыть рыбу, подплывшую на ночь к берегу, когда меня окликнул Жюстин. Он сидел возле костра с вытянутой ногой, все еще продолжавшей докучать ему болью в колене.

– Артуа… – начал он и замолчал. Даже при свете костра можно было догадаться, что он желает о чем-то спросить и не решается этого сделать. И уж совсем несложно понять, что вопрос его будет о Лиойе. Потому что ему не нужен мой совет относительно ситуации, сложившейся у него на родине, тут он и сам прекрасно разбирается.

Да и нет у меня никаких перед ним преимуществ, даже при условии того, что я владею знаниями, которые станут доступными здесь лишь через несколько веков, – они ничего сейчас не представляют. Какой толк в умении обращаться с автоматом, компьютером, автомобилем, если они еще не существуют и появятся очень не скоро. То же самое и со многими другими вещами, понятиями и методиками. Нет в них сейчас практического смысла, тем более если речь идет об управлении целой страной. Принца же учили лучшие преподаватели, так что с этой проблемой он вполне справится.

А вот делам сердечным обучиться можно только на собственном опыте. Выждав еще минуту, я решил помочь Жюстину сам:

– Милорд, если вас интересует, любит ли вас Лиойя, то я отвечу: да, и любит очень сильно.

– Вы так считаете? – В его голосе было столько надежды.

Конечно же я так считаю, я даже убежден в этом, и для этого у меня есть все основания. Я сам видел, как она поправляла принцу волосы, убирая их со лба, когда он уже спал. Столько нежности было в каждом ее движении! И еще, даже со стороны было очень заметно, что ей стоило немало усилий, чтобы не поцеловать его. И выражение лица, что было в тот момент у Лиойи, трудно подделать, особенно тогда, когда не подозреваешь, что за тобой наблюдают. А эти взгляды, какими она одаривали его, когда считала, что их никто не увидит?

Только нужно ли это им обоим? И какие могут быть перспективы в их отношениях?

Но это не мое дело, совсем не мое, и они отлично разберутся и без меня, хотя эта девочка действительно достойна лучшего, чем стать женой соседа-горшечника и нарожать ему кучу сопливых ребятишек.

И я в осторожных выражениях сказал Жюстину то, в чем был глубоко убежден, добавив лишь, что Лиойя даже не подозревает о его происхождении и любит таким, какой он есть сейчас. Любит неизвестного хромоногого странника.

– А этот вот… – Жюстин замолчал, размышляя, как назвать человека, прибывшего с намерениями обговорить день свадьбы.

– Если вы хотите спросить о ее так называемом женихе, милорд, то здесь беспокоиться нечего. Мы с Крижоном побывали у него в гостях и убедили его навсегда забыть дорогу к ее дому. И еще, Лиойя не родная внучка Верины. Верина обнаружила ее на своем крыльце, когда та была совсем малышкой. Сама девушка об этом даже не подозревает.

Все это я добавил на тот случай, если Жюстина будет беспокоить тот факт, что у нее когда-нибудь может родиться ребенок, похожий на ее бабушку. Меня бы такие вещи не остановили. Но разговор-то не обо мне.

Я оставил его в глубокой задумчивости.

Когда я возвратился со своей неудачной рыбалки, умудрившись сломать острогу, но так ничего и не добыв, Жюстин о чем-то разговаривал с Крижоном. Хотя какая тут загадка, он расспрашивал подробности нашего визита к тому человеку, что считал себя женихом Лиойи.

Его мы нашли в корчме, но не в той, в которой я успел побывать уже целых два раза. Он сидел в окружении своих людей, коих было пятеро. Когда мы вошли в корчму и он нас увидел, то выражение его лица словно говорило: на ловца и зверь бежит. Понятно, он далеко не последний человек в своем мирке, а в доме Верины с ним обошлись неподобающим образом, да еще и при свидетелях.

Мне пришлось ему объяснить, что пришел я просто поговорить на одну тему, а уже потом можно будет принимать какие-то решения. К концу нашего разговора «жених» имел совсем другой вид. Расстались мы не друзьями, но свое намерение поставить меня на место он растерял окончательно.

История, услышанная им, была выдумана мною с начала и до конца. А что еще оставалось делать? Не приставать же было к человеку с пустыми угрозами, мол, если ты еще раз подойдешь к этой девушке, не жить тебе, гадом буду. Несерьезно это. Начал я издалека, с событий, произошедших почти тридцать лет назад. Вряд ли он в силу своего возраста может знать о том, случились ли они на самом деле. Тем более что действия происходили достаточно далеко от этих мест, в Мулое – столице провинции. Обошелся я без имен, потому что все равно их не знал. Главное было в том, чтобы голос звучал убедительно и намеки присутствовали, те, по которым он сам должен сделать нужные мне выводы. Получилось хорошо, даже Крижон поверил, хотя при желании мог бы выявить некоторые несоответствия в моем рассказе.

Сама же история заключалась в следующем. Один высокопоставленный человек провинции Мулой, такой, что выше и не придумаешь, попал в чрезвычайно неприятную историю, из которой ему едва удалось выбраться живым. И получилось это у него не из-за стечения обстоятельств или еще из-за чего-нибудь, а только лишь благодаря помощи одного человека, которого он до этого времени и знать-то не знал. Естественно, благодарность его простиралась так далеко, что он приблизил своего спасителя к себе, невзирая на его неблагородное происхождение. Дела у спасителя резко пошли в гору, а потом случилось так, что они практически одновременно стали счастливыми отцами, тот самый очень высокий и значимый человек провинции Мулой и его спаситель.

Но и это еще не конец. Надо же такому случиться, что и с их детьми произошла подобная история, вот же чудо. И теперь уже сын спасителя сам стал спасителем.

Понятно, что отношения их после этого не стали хуже, как раз наоборот. Благоволит этот высокий человек к той семье очень, чего уж тут. В этом месте у меня случайно вырвалось слово «герцог», поскольку все предыдущее время я усиленно намекал, что именно наместник провинции Мулой и является тем самым таинственным благодетелем. Так вот, именно сын спасителя и лежит сейчас у Верины. И надо же такому случиться, влю