Иоанна Хмелевская - Смерть беспозвоночным

Смерть беспозвоночным [Rzeź bezkręgowców ru] 1054K, 244 с. (пер. Селиванова) (Пани Иоанна-29)   (скачать) - Иоанна Хмелевская

Смерть беспозвоночным

— …Мы с ней в одну школу ходили. Нет, не то чтобы вместе ходили, но учились в одной школе. Вместе, значит, учились… Нет, не вместе… О Езус, что я плету! Не вместе, потому как она на десяток лет моложе меня. Выходит, она только начинала учиться, а я уже школу заканчивала. Но одну и ту же школу. И я наткнулась на нее случайно, когда была уже в последнем классе… Худенькая малышка сидела в туалете и так ревела, так заливалась слезами, что вода в унитаз спускалась сама по себе. Да и зачем еще вода, ее слез вполне бы хватило… Видно, дошла до крайности, ее уже ничто не сдерживало, а надо было кому‑то выплакаться в жилетку, вот и пришлось мне выслушать исповедь.

Родители назвали ее Клотильдой, в школе обрадовались и иначе как Колодой ее не называли. А тут еще и фамилия дурацкая — Выстшик, только и слышишь все дни: «Глядите, Колода опять стшикает», брызгается, значит, потому что у бедняги глаза всегда были на мокром месте. А ведь девочке дали и второе имя — Эва, дома ее так и звали, а вот, отдавая в школу, записали Клотильдой. И она решила утопиться. А что ей еще оставалось?

Лялька сделала небольшую паузу, чтобы набрать воздуха и отхлебнуть глоточек вина. Я ждала с большим интересом.

И Лялька снова затараторила:

— А я сказала ей — зачем куда‑то бежать, она сейчас в собственных слезах утонет, и я вместе с ней. Но девчонку я от души пожалела, видела, что та и в самом деле на пределе, и решила помочь. Стану для нее эдаким добрым ангелом. В школе я была на хорошем счету, уже выпускница, училась отлично, так что со мной считались. Ну я и толкнулась к педагогам. Тогда еще были нормальные учителя, и я попросила их называть Клотильду Эвой и с учениками поговорить. И, представь, мне это удалось. Нет, погоди, это еще не конец.

Эва просто влюбилась в меня, я стала для нее божеством, кумиром, она не отступала от меня ни на шаг, вцепилась когтями и зубами, да и душевно предана была мне беспредельно. И я привязалась к девчонке — особенно когда поняла, как же она одинока. Чувствовала я, что у нее что‑то неладно дома: она временами являлась в школу чуть не в слезах, мест а себе не находила. Выяснилось, что все дело в драгоценном папочке. Похоже, военная косточка, дочь с малолетства слышала от него лишь команды. Собственно, одну команду: «Марш!»

Еще совсем маленькой, когда мамуля говорила, что Эвуне пора спать, папочка орал: «Эва, марш!» Мамуля просила подросшую дочку помочь ей убрать со стола, отец туг же: «Эва, марш!»; на мамулино: «Доченька, пошли погуляем» — он: «Эва марш!» Издевался над ребенком, как мог, кем только не обзывал, а уж от Колоды–идиотки стены дрожали. Не упускал ни одного промаха дочки, лишь бы унизить ее. Похоже, он из тех отцов, которые мечтали о сыне, а тут дочка, ну так давить ее! Возможно, именно поэтому, когда стала писательницей, она выбрала себе этот псевдоним — ЭВА МАРШ, назло папочке, чтобы знал — не удалось задавить дочь! Ну как, сможешь достать мне ее книги?

Всю эту речь Лялька произнесла на одном дыхании, не давая мне слова вставить и, похоже, совсем выдохлась.

Мы сидели с ней в знакомом мне парижском бистро, малопривлекательном, но расположенном чрезвычайно удачно в самом конце улочки у перекрестка. Кажется, даже успели проглотить что‑то совсем невкусное, и теперь наслаждались отличным вином и старались не упустить ни секунды имевшегося в нашем распоряжении времени. Когда‑то мы с Лялькой тоже учились в одной школе, а теперь она, парижская жительница и известный декоратор по интерьерам, должна была мчаться на презентацию ее холла, так что у нее оставалось лишь несколько минут. Я же утром чуть свет отправлялась в Варшаву, да еще по дороге собиралась заскочить в Копенгаген. Уж не знаю почему, с самых школьных лет мы встречались с нею в таких вот стесненных обстоятельствах, в самых идиотских местах и в жуткой спешке.

— Но ведь она перестала писать, — возразила я. — Уже несколько лет прошло, а ни одной ее книги не появилось. Написала всего семь штук — и привет.

— Видишь, а у меня только три. Я для Каськи хотела, а то, чего требует дочка…

— Твоя Каська читает по–польски?

— А как же! Я с самого ее рождения слежу за этим!

Эва Марш… Конечно же я знакома с замечательными книгами Эвы Марш. Прочтя только что вышедшую, я начинала ждать следующую. И вот… напрасно жду. Лялька должна знать, почему она перестала писать…

Лялька, однако, отрицательно покачала головой.

— Понятия не имею. Я потеряла с ней связь с той поры, как уехала во Францию. Ты представляешь, сколько лет прошло? Восемнадцать, скоро девятнадцать. И у меня такое неприятное чувство… словно вот бросила человека. Очень неприятное чувство, ругаю себя, хотя ведь она уже была взрослой. Ну, не совсем, но и не девчонка. Кажется, выходила замуж, тогда у нее может быть другая фамилия. А вообще‑то характер у девушки твердый, раз уж такой папочка ее не сломал… Так как же, сможешь достать для меня ее книги?

— Конечно. Разыщу где‑нибудь. Или даже саму Эву удастся найти…

Мы с Лялькой занимали столик снаружи, на тротуаре, у самого входа в бистро, здесь было удобней, чем в помещении, и вид прекрасный — на перекресток, и при этом стеклянные стенки, окружавшие бистро, несколько защищали от шума улицы. Тут освободился столик по другую сторону входа в бистро, подошла пара с собачкой. Собачка, невообразимо длинная и упитанная такса, тут же нашла местечко для себя. Она привалилась к единственной ступеньке при входе в бар и вытянулась во всю длину, так что мордой касалась столика своих хозяев, а хвостом нашего. Многие собаки любят так лежать. Тут минуту спустя из бистро выбежал официант с подносом, таксу он не предвидел и инстинктивно, желая переступить ее, сделал шаг пошире, споткнулся и, чтобы удержаться на ногах, во всю прыть устремился вперед какой‑то невероятной трусцой на цыпочках, ну прямо танец маленьких лебедей из «Лебединого озера»! Пролетел так до самой мостовой, не упал и не уронил подноса, но чуть не угодил под машину — слава богу, на светофоре для него зажегся красный. Резко затормозив, он развернулся к нам лицом и с милой улыбкой на устах, но лютой злобой в глазах стал обслуживать клиентов.

А я подумала — какая прелестная сценка для любого фильма! Да нет, куда там! Обязательно попадется толстокожий и примитивный режиссер, который из прелестной вставочки устроит грандиозное бездарное столпотворение, абсолютно противопоказанное содержанию фильма и растянутое до бесконечности, прямо как вот эта такса. Из реалистической комедии учинит пошлейший гротеск и испаскудит всю оставшуюся часть фильма.

И тут вдруг меня осенило.

— Послушай‑ка, а телевидение, часом, не подложило ей свинью…

— О! — обрадовалась Лялька. — Ведь я все время только об этом и говорю!

В нашей стеклянной клетке на тротуаре уже не было места, люди стали заходить в помещение бистро, каждый раз в дверях преодолевая ступеньку вместе с таксой. То же сделал и возвращающийся в зал официант.

Меня все это нервировало.

— Забрали бы они своего пса, — ворчала я, — кто‑нибудь же непременно на него наступит! И ничего подобного, ни о каком телевидении ты ни словечка не проронила.

— Нет? Не успела, значит. Или у меня горло перехватило. Так за собачку волнуюсь… А, вот так лучше. Все, уже не переживаю.

Такса сжалилась над нами и как‑то молниеносно, по–змеиному, проползла под столик своих хозяев, видимо в ожидании чего‑нибудь вкусного. Получила кусочек сыра и осталась в своем безопасном убежище, так что теперь хозяева не знали, куда девать ноги. Однако из‑за их ног мы не переживали.

— Ну! — поторопила я Ляльку. — Скажи, я права? Вспомнила — они вроде там что‑то из ее произведений испаскудили.

Лялька наконец оторвала взгляд от собаки и кивнула.

— И похоже, здорово, во всяком случае, меня чуть не стошнило. Ну, и Каська тоже фильм видела. Я из‑за нее и обратилась к тебе с просьбой. Она у меня очень к языкам способная, только ими и занимается. Французский — ничего удивительного, в конце концов, здесь я ее родила и здесь она ходила в школу. А тут еще английский, немецкий, итальянский, теперь ухватилась за испанский и еще о греческом подумывает…

— И ты говоришь, польский тоже?

Лялька тяжело вздохнула.

— То‑то и оно. Она воспринимает его наряду с другими. А я бы хотела, чтобы к польскому у нее было особое отношение. Теперь слушай, какие колоды свалились мне под ноги. Книги она читает, ничего не скажу, но такие, знаешь, о которых много пишут, и после этих шедевров остается такое ощущение, как от диетических блюд — никакого вкуса, никакого впечатления. И это чаще всего произведения иностранных авторов, вот я и хотела ей представить творчество Эвы Марш. Книг, после первых трех, достать нигде Не могу. Прислали мне кассеты, фильмы сделало наше телевидение, я прокрутила — и меня всю перекрутило тоже, особенно двенадцатиперстную. Каська просмотрела, оценить размера паскудства не могла, но сказала — обычная халтура, ну, может, халтурка, но ничего особенного, и не видит повода, почему она обязательно должна прочесть произведения этой писательницы.

— А те три, которые у тебя есть?

— Вот именно, те три читала, но ты же сама знаешь, что следующие были лучше, и Каська хотела прочесть и другие вещи Эвы Марш. Но вот посмотрела фильмы, и желание отпало, потом посмотрела на меня, а со мной что‑то приключилось, возможно приступ истерии или еще ч то, и я в ярости запустила в Марселя телевизионным пультом, а потом растоптала жутко мелкие запчасти многофункциональной газонокосилки.

— Почему именно газонокосилки? — удивилась я.

— Коробку с ее частями я приняла за телевизионную кассету, обе коробки были одинакового цвета. И теперь мы не можем воспользоваться этими функциями. Да не в этом дело. Каську заинтересовала моя реакция, и теперь она непременно желает прочесть Эву Марш. И я тоже. Может, я излагаю не очень логично, но стараюсь поскорее все рассказать и передаю в сокращенном виде.

Я отрицательно помотала головой — для меня все было логично — и ухватила пробегавшего мимо официанта.

— Еще по одной, — вежливо попросила я, указывая на пустые бокалы. — Нет, я все понимаю. Разыщу и пришлю тебе. Вот лишь не пойму, не подумай только, что я упрекаю тебя, но почему ты сама не приобрела их? Ведь ездишь же в Варшаву?

— Не езжу! — уже со злостью возразила Лялька.

Она угрюмо взирала на марсианина, с трудом загонявшего на тротуар у нашего бистро свою неимоверно декоративную «хонду». Никак у него не получалось. Я не знала, стоит ли задавать Ляльке следующий вопрос, но что‑то мне подсказывало — она его ждет.

— А почему?

— Потому что я подлая.

— Скажите пожалуйста! — опять удивилась я, на сей раз очень вежливо.

Со школьных лет Лялька ничуть не изменилась. Ну, повзрослела, с тех пор, как сдавала экзамены на аттестат зрелости, в темных волосах приятно поблескивали отдельные серебряные нити, на лице появилось немного морщинок, но и фигура и характер остались прежними, не претерпев никаких изменений. Подлой она не была никогда, вспыльчивая и нетерпеливая — этого у нее не отнять, но живая, активная, малость легкомысленная, иногда упрямая и требовательная до деспотичности, однако никак не подлая.

Я молча ждала, что она еще скажет.

— Я перестала ездить, потому что уже не могла выносить нытья моей матери, — раздраженно пояснила Лялька. — Теперь пусть ее нытье выслушивает обезьяна, с меня достаточно.

— Какая обезьяна?

— Моя сестра. Ведь все изливалось на меня — я аж во Францию сбежала, не помогло. Каждый приезд — отпуск, каникулы, праздники — словом, каждое пребывание у мамули в Варшаве — одно сплошное нытье, а главное, от нее не смей и на день отойти! Иногда нам удавалось в воскресенье или субботу выбраться к морю, в горы — тоже не смей, слишком далеко, до моря же всего двести двадцать, но один день — какой это отдых? А считалось — провожу отпуск в Варшаве.

— А если поехать куда‑нибудь вместе с матерью?

— Она — ни в какую. Никогда не любила ездить, путешествие для нее — казнь египетская. И вообще, она не выносит путешествий, никакие достопримечательности ее не интересуют. В самолет не сядет ни за что на свете, на корабль — тем более, даже на трансатлантик, на Черняховском озерце ее укачивает, в автомашине с ней делается истерика.

— Болезнь? Что‑то со средним ухом…

— Какая там болезнь! По городу может кататься круглые сутки, но предпочитает из дома не выходить. И я должна сидеть с ней в квартире, забавлять ее. Забава заключается главным образом в том, что она хнычет, жалуется. Выражает свое недовольство, а я должна со вниманием выслушивать, кивать и утешать страдалицу. На что жалуется? Ты спроси, на что не жалуется. На воду, на свет, на унитаз, на дождь и солнце, на мороз и жару, на государственный строй, на еду, магазины, здоровье и медицину вообще, — окно скрипит, телевизор барахлит, соседи ссорятся. Танцуют, рычат…

— Соседи? Спятить можно! Погоди‑ка, она живет там, где и раньше жила?

— Ну да. И теперь уже одна. О, забыла, больше всего на приходящую уборщицу жалуется, но сменить ее не желает. Она у нее с тех пор, когда еще отец был жив и Миська, моя сестра, с ними жила. И мать уже тогда жаловалась на одиночество. А людей не переносит: нет у нее ни друзей, ни знакомых, гостей не бывает…

Теперь я вспомнила. Четырехкомнатные апартаменты в довоенной вилле, толстенные стены, никакой акустики, полная изоляция, соседи только с одной стороны, с другой — палисадник Кто же там рядом? Духовой оркестр с его бесконечными упражнениями?

— Дочки ей нужны, — продолжала Лялька. — Да, на Миську тоже жалуется: живет близко, а никогда к матери не заглянет. Так оно и есть. Миська всегда умела отделаться от нее. Талант! Но и с меня уже достаточно. Один раз, знаешь… Она покоя мне не давала — я должна прилететь! А у меня как раз аврал, пришлось всю ночь просидеть, с трудом отпросилась на один день, полетела в Варшаву. Так знаешь, зачем я ей понадобилась? Она принимает лекарство от давления, его осталось всего на три дня, а сама пойти в аптеку не могла — насморк. Из дома не выйдешь. А назавтра к ней должна прийти уборщица. Так я, как дура, летела из Парижа, чтобы в аптеку сбегать! Холера! Нет уж, больше я ей не поддамся. Ну, я и взбунтовалась, и совсем перестала ездить на родину. Уже пять лет как не езжу, самое большее — два дня в год. И эти два дня провожу безвылазно на улице Акации. Марсель с Каськой из жалости прилетают со мной, но я позволяю им заниматься в Варшаве тем, чем хотят. Сама несу свой крест.

Я огляделась в поисках официанта и жестом подозвала его. Марсианину удалось наконец поставить свою «хонду» на тротуаре, он снял с себя часть космического облачения и оказался молоденькой стройной блондиночкой. «Хонду» немедленно с большим энтузиазмом обсикал очаровательный сеттер, на поводке ожидающий со своей хозяйкой зеленый свет. Я подумала: если бы это была не хозяйка, а хозяин, бедного песика наверняка бы лишили возможности осуществить свою натуральную потребность исключительно из‑за блондиночки.

— Ну, настолько‑то подлой ты можешь быть, — милостиво разрешила я. — Такой вид подлости даже одобряю. Если я правильно понимаю, у мамули имеются средства на житье?

— Нам бы всем хватило половину того, что у нее имеется. От дедушки с бабушкой у нее много осталось. — Пожала плечами Лялька.

— А Миська что?

— Отбивается. Пока ее дети были маленькие, я ничего не говорила, но теперь могла бы хоть изредка… Ну да мамуля с ней запросто справится, у нее знаешь какая пробивная сила? Ох, разболталась я что‑то, но на душе полегчало. Впрочем, насколько я помню, у тебя в данной области всегда были весьма революционные взгляды, потому я, видно, и позволила себе облегчить перед тобой душу. Погоди, сколько уже?..

Официант поставил перед нами новые бокалы с вином. Лялька добралась до часиков.

— О, еще успею. Поеду на метро, отсюда всего минут восемь. А мы с тобой не сообразили, надо было сразу заказать целую бутылку вместо того, чтобы с бокалами канителиться. Кажется, именно от тебя я когда‑то услышала о тех одиноких людях, которых никто не ждет…

— Ненавижу пиявок, — спокойно и рассудительно пояснила я. Это только так казалось, что ни с того ни с сего. — Считаю их самим омерзительным видом фауны.

— Фауны? — засомневалась Лялька.

— Ну не флоры же! Вот интересно, кто они: земноводные, пресмыкающиеся или вообще брюхоногие моллюски? Нет, не моллюски, это точно. Тогда черви? Черви бывают разных видов. Или насекомые?

— Насекомые летают.

— Смотря в каком виде. Даже бабочки в виде гусениц ползают.

— А разве бабочка это насекомое?

— Холера, не поручусь… Но думаю — насекомое. А вот комар…

— Ты когда‑нибудь видела гусеницу комара?

— Нет, а ты?

— Тоже нет.

— Слушай, ведь мы же не пьяные, правда? О чем же мы тут треплемся?

— О взглядах на характеры людей, — напомнила я, и прозвучало это как‑то ядовито. — А мы вовсе не пьяные и сейчас докажем это, разрешив проблему с пиявками. Вот скажи, чего у них наверняка нет?

Лялька так вся и всколыхнулась.

— Ну, знаешь, ты таким тоном спросила… прямо как в школе. Наверняка у них нет ног. И скорлупы. Сама сказала — они не моллюски.

— Если говорить о внутренних органах, так у меня сомнения насчет сердца…

— Сердца! Точно, нет у них сердца! Безжалостно высасывают…

— Стоп! Я имела в виду орган, как таковой, а не чувства.

Лялька упорствовала.

— Чувства я решительно исключаю. И пожалуй, мозг тоже. Хотя сомневаюсь…

— Я сомневаюсь также насчет печени, почек, селезенки и легких, — поддержала я ее. — Хотя насчет легких не уверена, мне и жабры не подходят. Желудок… о, вот, пиявка вся состоит из огромного рта, и потом сразу кишечник, у нее‑то и головы нет, один рот и кишечник, на конце которого дырка, через которую удаляется переваренная этим паразитом кровь. Да, правильно, они кровососущие паразиты, вот кто такие пиявки!

— Так, говоришь, она вся состоит из пищеварительного органа, как змея из хвоста?

— Верно! Я своими глазами видела: у них есть пищеварительная система, а больше ничего нет.

Лялька стояла на своем.

— В это поверю, а что касается разных чувств — куда уж им. Уверена, нет у них моральной твердости… да и не только моральной…

Я во все глаза уставилась на Ляльку.

— Вот видишь, какая ты. Не только не пьяная, но и очень умная. Твердости в них ни на грош. Напомнила мне — они беспозвоночные. Ты права, позвоночника у них нет. И еще сдается мне, что они каким‑то боком относятся к пресмыкающимся или, наоборот, к плоским червям, плазинцам.. Принимаешь плазинцев?

Лялька охотно согласилась.

— И давай вернемся к началу. Сама удивляюсь, что я его так хорошо запомнила. Пиявки тебе кажутся омерзительными…

— В качестве плазинцев. Ну и, разумеется, в эстетическом плане и в плане непосредственного общения с ними. Их существование стабилизировано. Паразиты. Если не высосут другой живой организм — существовать не могут.

— Ты вроде бы собиралась поговорить о людях…

— Вот и приступаю. К черту пиявка, и хотя они из всех паразитов самые мерзкие внешне, я собиралась обсудить с тобой других паразитов. Ведь некоторые из паразитов очень привлекательны на вид. Взять хотя бы омелу. Или лианы. Но я не стала затрагивать омелу, ее паразитизм не всякий поймет, а вот пиявки всем понятны. А омелу редко кому…

— Допустим, я из редких… Согласна?

— Согласна. Но я вообще не выношу, когда на чем‑либо наживаются, используют без зазрения совести, обогащаются за счет других, эксплуатируют, извлекают выгоду. Ненавижу паразитов. Ненавижу всех тех, внутри пустых, которые стремятся заполнить эту пустоту чужим добром, материальным и интеллектуальным, при полном отсутствии оного у себя, любимого. Набить свое нутро чужим материалом, оказавшимся под рукой. Пусть потом этот материал, будучи использованным, превратится в переработанные отходы, отбросы, годные лишь на то, чтобы спустить их в унитаз. Паразиту это до лампочки. Даже если кто и раскритикует — он скажет, что исходный материал оказался бросовым. И постарается найти другую жертву, чтобы высосать из нее все возможное. Ненавижу таких, не дам пиявке ни капли крови, даже если будет подыхать с голоду, пусть ее поддержат другие сочувствующие глупцы, пусть они подкормят ее. Есть, есть такие элементы, которые проявляют трогательную заботу о пиявках и тем наносят непоправимый вред обществу. Ослы безмозглые! А поскольку мы говорим о людях, которые в биологическом отношении во всем превосходят пиявок, пусть задумаются. О том, что они все же люди. Люди, а не какие‑то ползающие кровососущие!

— Эк тебя задело! — удивилась Лялька. — Знаешь, и меня проняло. А у тебя это откуда? Ведь мы же знаем друг дружку сто лет.

Вино заметно способствовало искренним излияниям.

— Недостаточно знаем. Возможно, ты даже и не заметила, но и я в свое время отличалась некоторыми склонностями… использовать в своих целях ближних. Родных, знакомых. Паразитами становятся из‑за своей лени, по расчету, по полнейшей собственной несостоятельности. Считаю, я одно время излишне часто прибегала к помощи людей, и не из лености или по расчету, а потому, что вела такой интенсивный образ жизни, такой… ну просто времени не хватало. Мне хотелось всего и все было мало. Иной раз, даже не сознавая, что делаю, не подумав, обращалась с просьбой к человеку, в то время как он был занят не меньше меня. Ничего, мне очень скоро разъяснили, что веду себя неприлично, и я устыдилась. Спасибо окружающим, они не горели желанием выступать в роли дойных коров и очень доступно дали мне это понять. Но ты не представляешь, сколько сил от меня потребовалось, чтобы сдержать свои паразитические наклонности! Потом я даже перегнула палку и разрешила себя доить, потом опять спохватилась — тоже нехорошо, в общем, каторга и галеры. Вот откуда моя ожесточенность. Но зато я многое поняла.

Лялька глубоко задумалась и молчала, уставившись на полураздетую девицу, соблазняющую парня в машине совсем недалеко от нас. Похоже, они не договорились, парень отъехал, девица осталась. Меня это удивило, девица была недурна. Лялька очнулась.

— Вот странно, в те давние времена я ничего такого у тебя не заметила. Наоборот, тогда я сама использовала тебя. Паразитировала на тебе, так надо сказать?

— Глупости, какое там паразитировала! Мне даже удовольствие доставляло помогать тебе.

— Ну, ты скажешь… Темно, зябко, ветер воет, дождь со снегом сыпется. Бедная сиротка… Неохотно прихожу к выходу, что ты, пожалуй, права.

— А почему неохотно? — удивилась я.

— Ну как же, будь ты права, это доставило бы мне большое удовольствие. Поэтому я принимаю такое решение: соглашаюсь с тобой не из‑за твоей правоты, а из‑за моего удовольствия.

Интересно, до чего мы договоримся, если закажем еще по бокалу вина? Мне‑то что, отель в нескольких шагах, а вот Ляльке… Ну и что, на свою презентацию она поедет на метро, метро довезет, работу она уже закончила, бригада у нее надежная, давно проверенная, в шестнадцать они должны оценить состояние помещения, и все, ей останется лишь принимать восторги, а если и возникнут какие‑нибудь затруднения, вино поможет пережить их и сохранить душевное спокойствие… А у меня все должно быть готово к восьми утра… Дать ей, что ли, противоядие, у меня с собой…

— Черт бы побрал эти бокалы! — вдруг гневно крикнула Лялька. — Куда подевался? Monsier, toute la bouteille, s'il vois plaît… Даже если я и на целых пятнадцать минут опоздаю, ничего не случится, пусть себе посмотрят, понаслаждаются, а до четверти часа у нас еще прорва времени. Подумай, сколько лет прошло, пока мы смогли вот так, спокойно, все обсудить? А тебе обязательно завтра ехать?

Может, и не обязательно, но я должна, иначе подведу сразу несколько человек А я и без того лечу без остановок. Ждут они меня, хотя по дороге хотелось бы кое–где задержаться. Везде меня ждут, пожалуй, и без меня могли бы обойтись, но уже есть договоренность, и глупо, если из‑за меня у девушки испортится карьера. Очень не люблю подводить людей.

— Жаль, но я и так…

Официант уже радостно откупоривал нам бутылку того самого вина, которое мы пили. Ему и говорить не было необходимости. Нельзя смешивать вина, и раз мы пили бокалами белое совиньон, и бутылка должна быть с тем же вином. И лучше, если того же самого года. Ага, вот и сырок принес, гляди, Лялька. У нас обед получается. Мы правильно пили, не натощак.

— Я преисполнилась боевым духом! — заявила Лялька. — И хочу сказать — неизвестно, когда опять мы встретимся с тобой, буду занята круглые сутки… Но все же ты на отдыхе, а я работаю! И времени — ну никакого!

— Понимаю тебя, сама это пережила в свое время, — посочувствовала я. — Сколько недосыпала!

— Вот именно. И чего тут лапшу на уши вешать друг дружке, обе мы знаем, что речь шла о моей матери, так ведь? Классическая пиявка.

Приятно иметь дело с человеком, который понимает каждую твою метафору, каждый намек, которому нет нужды до одурения растолковывать каждую свою мысль.

И еще: очень приятно знать, что человеку можно довериться.

Лялька меня правильно поняла. Пиявка высасывает из человека кровь. Но может и напускать яда, хотя это уже будет не пиявка, а мошка, она может впрыскивать и впрыскивать человеку свой яд, пока тому не станет плохо. Мне известны были такие случаи, сама не знаю откуда, и я не сомневалась, что и Ляльке они известны.

— Все правильно, — согласилась я. — Но это простейший и самый распространенный случай — пиявки–родственники: мать–ребенок, жена–муж, сестра–брат, две сестры, короче, клинические примеры. Я же имела ввиду более сложные примеры — и хотела упомянуть про те пиявки, которые выползают, так сказать… на профессиональную сцену и связаны с работой человека.

Лялька все мгновенно поняла, но никак не могла оторваться от собственных проблем. А я уже переключилась на социальные проблемы.

— В отношениях на работе у пиявок свои особенности…

— …а тут, в недрах, так сказать, семьи, — гнула свое Лялька, — еще и чувства сказываются. Родственные. Тебе совсем не обязательно любить директора, сотрудника, председателя, режиссера. Здесь же, сама видишь: если особа не перегрызет тебе горла — будет несчастна, а ты бы особе…

— …могла и вред нанести, — перебила я ее. — Мальчик в полном восторге забил до смерти котенка молотком. А потом этого мальчика надо было лечить, потому как, прикончив котенка, он впал в сильнейшее психическое расстройство. А если бы у паршивца вовремя отобрали молоток, да еще надавали по попе, он бы орал не своим голосом и был бы та–а–а–акой несчастный…

Лялька возразила:

— Но детей воспитываем мы. А родителей не мы!

— Вот потому и перестань думать об ответственности за нее. Дадим родным пиявкам столько, сколько сумеем, отдадим все, кроме нас самих. Если же они хотят нас сожрать — ничего не поделаешь, придется сбежать, вот как маленький львенок сбегает от своих голодных папочки или мамочки, когда те хотят его сожрать. А уж если тебе удастся поймать на охоте антилопу, притащи ее своей мамуле, пусть питается, пусть сожрет антилопу, а не тебя. Но мамуля — это одно, а чужой человек — другое. Чужой человек тебя не родил, не вырастил, не выкормил, не воспитал. Он тебя не любит, и ты его тоже не должна любить. А он пытается использовать тебя, какое там пытается, он сжирает тебя со всеми твоими потрохами. Ты выдумала, а он сожрал! Если ему это повредит — радуйся. Но вредит очень редко.

— О, в этом чувствуется что‑то конкретное, — оживилась Лилька, сразу успокоившись и взяв себя в руки. — Ладно, считай, что твои семейные рассуждения я принимаю и соглашаюсь с тобой на все сто. И мне сразу стало легче. Спасибо, подруга. А что скажешь о чужих людях? В чем тут соль?

— В Эве Марш.

Лялька с бокалом у рта выжидающе смотрела на меня. Я постаралась как‑то упорядочить мысли и изложить проблему в сокращенном виде.

— Эва Марш — это символ и квинтэссенция моих, рассуждений, причем в них она не одна, вокруг нее такая же толкучка, как в трамвае в часы пик Это ведь она написала книгу, не так ли? Задумала ее, выносила, написала, вынула из себя какую‑то мысль, какой‑то образ и передала нам — нате, подумайте, посмотрите. Во всяком случае, хотела передать нам. А в ее мысль всосался паразит в лице режиссера, весь материал книги вылакал, снабдил своими излюбленными пошлыми фитюльками, все смешал так, что мысль куда‑то исчезла, переварил сам все украденное и выпустил на свет, прошу прощения, через задний проход!

Лялька так энергично кивнула, что ткнулась носом в бокал, и отпила глоток вина.

— Судя по увиденному мною «произведению», так оно и было. Но почему ты думаешь, что испаскудил его режиссер? Может, сценарист?

— Мне ли не понять? Слишком много я видела прекрасных сценариев, изуродованных именно режиссерами. Нет, ко мне они не имели отношения, не думай, в данном случае не лично меня ели. Пострадали произведения — не моим чета. Сенкевич в гробу переворачивается, Крашевский, Реймонт, Прус, Диккенс… Дюма и вовсе всю могилу разрыл. Я не стану называть современников, которые еще живы…

— От живых трудно ожидать, чтобы они в фобу перевернулись, — верно заметила Лялька, — но их самоубийство меня бы не удивило.

— Меня тоже. А потом какой стыд переживает автор, ведь все валят на него! Вон как твоя Каська. И не сценарист, разрешите вам заметить, распределяет роли, а режиссер. Вот, скажем, вся книга построена на одной толстой блондинке: она главная героиня, от ее внешности многое зависит в повести, — а на экране мы видим худущую брюнетку и ничего не можем понять. Перепутаны реплики и диалоги, не говоря уже о сюжетных линиях. Повесть рассыпается как карточный домик. А все потому, что он, скотина этакая, не выносит полненьких блондинок и обожает тощих брюнеток.

Лялька кивала головой с какой‑то нечеловеческой, а просто автоматической регулярностью, соглашаясь с каждым моим словом. Не выдержав, перебила меня и принялась вспоминать любимые наши произведения, загубленные подонками режиссерами, когда те по–своему перенесли их на экран. Зачастую получалось нечто совершенно противоположное намерениям автора.

А время бежало. Мы как‑то забыли о нем.

Рядом с изящной блондиночкой появился мужчина намного солиднее ее, тоже в космическом костюме. Блондинка набросилась на него, колотя кулаками по груди. Вряд ли она так проявляла свою любовь к мужчине. В этом мы убедились, когда сквозь уличный шум услышали ее писклявые возгласы: «Идиот!», «Кретин!», «Негодяй!». Наверное, он очень уж опоздал и заставил даму долго ждать, не говоря уже о том, что ей пришлось самой загонять на тротуар тяжеленную машину.

Лялька вдруг спохватилась — пошла последняя минута оставшейся нам четверти часа.

— А об одиночестве, которое ты тоже осуждаешь, поговорим в следующий раз. Оставить тебе денежку?

— Окстись, я еще в состоянии заплатить за бутылку вина.

Лялька умчалась. Я продолжала сидеть над своим бокалом, думая об Эве Марш.

…Была полночь, но я еще успела позвонить Ляльке на ее сотовый: эти беспозвоночные паразиты, эти пиявки, не давали мне покоя.

— Слушай, извини, пожалуйста, но я только что вспомнила. Они не плазинцы, эти пиявки, а кольчатые черви. Но с эстетической точки зрения само словечко «плазинцы» мне кажется более подходящим для пиявок, чем кольчатые черви.

* * *

Как‑то так получалось, что в последние годы, когда я возвращалась из длительного заграничного путешествия, меня непременно поджидало какое‑нибудь из ряда вон выходящие событие. Фатум? Я смирилась с судьбой и уже ожидала информации, от которой волосы на голове вставали дыбом, я вся цепенела, только в голове начиналась бешеная карусель. Или напротив, голова делалась пустой, ну прямо космическая пустота, — а ведь требовалось молниеносно найти решение.

Вот интересно, можно ли в космической пустоте вообще что‑либо отыскать?

Я не доехала четырех километров, пришлось свернуть с улочки, притворяющейся автострадой, и притормозить. Услышанная на сей раз сенсация оказалась такого рода, что пришлось остановиться, дабы выслушать информацию со всей серьезностью. А остановилась я перед подъездом какого‑то дома, прижав сотовый к уху.

— Повторите еще раз, пан Тадеуш, — попросила я своего литагента. — Это тот земельный участок, что при Кабатах?

— Именно тот, из‑за которого вы… так сказать… нервничали…

— Из‑за которого я подняла скандал, — нетерпеливо поставила я точку, поскольку вежливый пан Тадеуш никак не мог найти подходящего слова, чтобы не обидеть меня.

— Пусть будет скандал, — согласился мой собеседник. — Он действительно продается, то есть будет продаваться. То есть его можно будет купить, если вы все еще хотите его приобрести. Тогда надо немедленно застолбить за собой право первенства. Ну как же, вы первая выразили желание его купить, короче — право первенства покупки. Такая оказия! Я надеялся застать вас дома, думал, пани уже приехала…

— А я и приехала. Доезжаю до дома. Сколько за него хотят?

— Вот именно, в этом и состоит оказия. По тридцать долларов за метр.

— Сколько?!

— Тридцать долларов.

— А земля выведена из сельхозоборота?

— В том‑то и дело. За давностью могут опять ввести, да и вообще у нас законы меняются каждый день, но надо немедленно проверить, отсюда и спешка.

— А почему так дешево?

— Продает дочка, это она торопится, у них там какие‑то расчеты с мужем, а ведь у нас с ними контракт, так что мы можем быть первыми в очереди, а ведь вы так хотели…

— Минутку. Более двух тысяч пятисот метров по тридцать долларов. Трижды два и половина… пан Тадеуш, у меня не найдется столько! А кредитов не хочется брать…

— И не нужно! Только задаток, чтобы гарантировать право первыми купить, но еще сегодня. Завтра будет уже поздно. Банки работают до двадцати…

Несколько ошарашенная неожиданной новостью, я попыталась собраться с мыслями. В таких выгодных для себя условиях мне чудилось какое‑то мошенничество, какой‑то подвох, ведь на той территории, где расположен понравившийся мне участок, цены доходят до ста долларов за метр, а никак не тридцать. А я так мечтала об этом участке! Рискнуть? Ну, пусть потеряю двадцать тысяч, кто не рискует, тот, как известно, не пьет шампанское, но вот чудится мне какой‑то крючок, на который хотят меня поймать. Где он скрыт?

— Минутку, пан Тадеуш, дайте подумать. Перечислить деньги я могу и из дома, буду там через восемь минут, вы мне дайте номер счета, но почему же так дешево? Предполагают провести там железную дорогу? Обнаружилась радиоактивность местности? В болоте что‑то лежит?

— Да нет же, говорю вам, что продает дочь покойного…

— Ну и что же, что дочь… Стойте, какая дочь и какого покойника?

— Дочка Вайхенманна. Вы что, разве не знаете? Вайхенманн убит!

— Что вы сказали???

— Убит, говорю, как вы могли не знать этого? Правда, шум только начинается, но по телевизору уже намекнули, пока одни общие слова. И по радио сказали, но тоже без подробностей. Я случайно знаю подробности, но вот как вы могли ничего об этом не слышать?

— Я не смотрю телевизор и радио не слушаю, — только и произнесла я. На большее не хватило сил. Но чувствовала, что где‑то в самой глубине души у меня зарождается эйфория. Недолго ждала. Чуть слышное поначалу пение ангелов становилось все громче, и вот ангельские голоса грянули с мощностью духового оркестра.

Вайхенманн мертв! Помер! Убит! Нет, это слишком прекрасно, чтобы быть правдой. Убит, сказал Тадеуш. Где же выискался этот благородный Робин Гуд, Яносик, Зорро, Алый Первоцвет, кто еще способен на столь рыцарский поступок? Даже если обыкновенный бандит — да ниспошлет Господь ему здоровье и благополучие! И ублюдок никогда никому ничего не испортит и не испаскудит! Уже никогда больше этот прохиндей, мерзавец, вандал, кретин надутый, мразь недорезанная, подонок и ублюдок не украдет и не присвоит интеллектуальную собственность человека, посвятившего своему труду много дней и ночей! Никогда не присвоит чужого вдохновения, на которое имеет такое же право, как я на испанскую корону!!!

Я даже не успела решить, почему именно испанскую, ведь с нею я не имею ничего общего, логичнее было бы сравнить с тем, что мне ближе… лучше бы подумала — никогда не получит Нобеля, как я за мои достижения в области физики. Из дома, возле которого я стояла, вдруг вышел какой‑то человек и, со злобой покосившись на меня, стал открывать ворота. В облаке счастья я полюбила и этого человека вместе с его воротами.

Шаря вслепую, я попыталась открыть окно машины, но впопыхах открыла не то, попыталась закрыть его и заблокировала все окна, поспешила их разблокировать и открыла заднее левое, а человек был справа от меня, что делать, что делать, больше открывать нечего, а, правильно, дверь! Приоткрыв ее, я крикнула человеку:

— Пожалуйста, извините, уже отъезжаю!

— Там дальше тоже есть дорога, — ядовито проинформировал меня мужчина.

Благодарность излилась из меня… даже не рекой — широким потоком.

— Большое спасибо! Всего хорошего! Пошли вам…

— Не понял! — удивился в сотовом пан Тадеуш.

— Нет, я не вам, секунду, мне нужна рука…

Немного отъехав, я остановилась подальше от дома, позакрывала все окна и дверь и вздохнула полной грудью.

— А теперь, — попросила я пана Тадеуша, — повторите мне все еще раз. Может, все это мне пригрезилось.

— Ничего не пригрезилось. Вайхенманн убит. Насколько я понимаю, вы об этом?

— Где? Когда? Как? Кто? Пожалуйста, все–все об этом счастливом событии!

— Тогда давайте в другой раз, долго пришлось бы говорить. Вчера вечером… Его дочь… Сейчас для нас с вами есть дела поважнее — берете участок или нет?

— Беру, беру, ничего не понимаю, но это не имеет значения. Вы где сейчас?

— В городе. Подтвержу, что вы берете участок, и тут же еду к вам с договором, вы еще успеете перевести деньги.

— Торопитесь! Через десять минут я буду дома!


***

Участок у Кабацкого леса давно нравился мне, и я непременно хотела его купить. Однако при покупке всегда возникали какие‑то непонятные сложности, причем все было обставлено так таинственно, что не сразу удалось узнать, кому же он принадлежит. Все это требовало сил и времени, я нервничала и в конце концов свалила это дело на пана Тадеуша. До моего отъезда он успел узнать, что владельцем участка является какая‑то важная персона, продавать участок она пока не собирается, но и строить на нем тоже ничего не намерена. Когда же пан Тадеуш назвал мне фамилию владельца — Вайхенманн, я убедилась — персона действительно важная и в деньгах наверняка не испытывает нужды, так с чего бы ему продавать недвижимость, которая сама по себе год от году дорожает? С горечью пришлось распрощаться с надеждами на приобретение собственности, хотя в глубине души теплилась все же надежда. И вот — пожалуйста, правильно теплилась, хорошо, что мы оказались впереди всех желающих приобрести ее, хотя цена казалось несусветно низкой.

Теперь же ввиду непредвиденных обстоятельств было совсем непонятно, чем кончится дело.

Все же, оказавшись дома, я произвела побыстрее все необходимые манипуляции с бумагами, перечислила требуемую сумму денег на счет совершенно неизвестного мне человека, ибо о составе семьи Вайхенманна не имела ни малейшего понятия, на чем‑то расписалась, не вникая в смысл документа. И все это делала механически, почти позабыв об участке, так как все мои мысли, все мое естество было нацелено на одно — узнать, каким же образом этот подлец вдруг оказался на том свете.

Того, что мне мог сообщить пан Тадеуш, было абсолютно недостаточно, его информация основывалась лишь на коротких сообщениях в печати и нескольких случайно услышанных сплетнях.

Своими расспросами я довела беднягу чуть ли не до слез, он горячо оправдывался, что его вовсе не интересовали подробности смерти Вайхенманна, он сразу же ухватился за участок, помня о моем к нему интересе, и по уши был занят хлопотами, торопясь застолбить за нами участок, пока не огласили завещание, ведь в этом случае все переходит к дочери. И вы понимаете, пани Иоанна, что сделанное нами лишь зацепка, но без нее мы могли бы оказаться в задних рядах желающих. Я очень надеюсь, что дочка и продаст, мне удалось разведать, что покойным оставлены дарственные для бывших жен и партнеров по бизнесу.

— К черту дочку, жен и партнеров! Я хочу знать об убийстве! Вчера его шлепнули? Только вчера? Так откуда же столько сведений о завещании? Вскрыли над трупом?

— Нет, откуда над трупом, — растерянно бормотал пан Тадеуш, всегда отступавший под моим натиском. — Пару месяцев назад он кое–кому сообщил о содержании своего завещания, и тогда еще начались склоки и пошли сплетни… И даже говорили, что некоторые партнеры, не доверяя этому человеку, а вы ведь знаете, ему доверять нельзя, потребовали показать завещание, что он и сделал. Показал копию завещания, и читали все из присутствующих, у кого была охота. И так разошлись сплетни. И свою последнюю волю он не изменил.

— Да кто может быть в этом уверен! — выходила я из себя. — Свободно мог в последнюю минуту схватить клочок бумаги и накарябать «Все жене!»… А в свидетели притащить с улицы двух первых встречных…

— Нет, заинтересованные лица стерегли его. Ничего такого не произошло, — возразил пан Тадеуш. — А кроме того, не было у него в настоящее время жены, все в прошлом, с последней он развелся, а дочь по закону наследует после родителей.

— Ну ладно, бог с ним, с завещанием, вы мне про убийство расскажите! Где, когда, как, кто его нашел? Детали попрошу!

— Вот с деталями как раз и плохо, — огорчился пан Тадеуш. — Вчера ему звонила дочь, телефон не отвечал, сотовый отключен, а она знала, что отец должен быть дома. Встревожилась и приехала. Кажется, звонила откуда‑то из города, так что отец у нее оказался по дороге. Вилла пустая, все нараспашку, а он лежал в дверях, выходящих в сад. Застрелен. Она вызвала скорую, а та полицию. Журналистская братия не успела, им поздно сообщили, телевидение тем более опоздало, отсюда и такая скупая информация. Я только удочери и мог спросить, мы знакомы, поэтому хоть что‑то знаю…

Информации о дочери мне было недостаточно.

— У дочери, у дочери… А что говорят в их кругах? — добивалась я. — Лопнуть мне на этом месте, если они уже не придумали штук двадцать убийц! Не одна я желала ему от всего сердца внезапной смерти. Вы многих из этих людей хорошо знаете, ведь в самой их гуще сидите…

Пан Тадеуш совсем растерялся.

— Да нет, киношников я не так чтобы уж очень — больше с прессой общаюсь. А с телевидением так и вообще ничего общего…

— Зато с радио! Радио небось тоже ликует!

От радио пан Тадеуш отвертеться не мог. Начал что‑то говорить, но я отключилась. Вернее, переключилась вдруг на свои соображения, пытаясь продраться сквозь хаос в голове. Надо хоть немного остановить эту карусель в мозгах и упорядочить мысли. Надо было сразу сообразить, что пан Тадеуш может быть бесценным средством информации, поскольку знаком с дочерью жертвы, помню, в свое время они даже дружили… Ясное дело, он постарается всеми силами скрыть свою дружбу с дочерью покойника, но если что и узнает, то наверняка от нее. А дочь имеет шансы располагать обширной информацией, во всяком случае знать больше других. К тому же я что‑то подписала, это не шуточки, деньги перечислила. Хочется быть уверенной, что ей перейдет имущество отца, что мы не поступаем очертя голову, не имея на то права…

И тут уж я без зазрения совести перебила пана Тадеуша, который без конца бормотал одно и то же, пытаясь загнать меня в непролазный малинник, да еще извилистыми стежками–дорожками. Ну уж нет! Хватит вешать лапшу на уши, о таком великолепном событии я просто обязана знать все подробности!

— Все, пан Тадеуш, довольно нести чепуху. Ведь я даже не знала, что у Вайхенманна была дочь, как‑то совсем уж в тени она держалась…

— В тени, вы абсолютно правы, по большей части она пребывала за границей, не очень‑то они с папочкой были близки.

— Понятно, она и папочка недолюбливали друг друга. А где же мамуля? Или он сам себе ее родил?

— Мать давно умерла. Это была его первая жена.

— А дочь у него одна? Больше потомков не было?

— Не было. Другие связи…

— К черту другие связи! Важна дочь. Вы ее знали лично. Для меня без разницы, были ли у вас с ней дети и сколько…

— Не было!!! — страшно возмутился пан Тадеуш, доведенный мною до белого каления.

— Не было, и ладно. Мне без разницы. Главное, вы были с ней знакомы, что ясно следует из права первой покупки. Она не может питать ко мне ненависти. Надеюсь, это мероприятие законное, здесь все чисто?

И я уставилась на пана Тадеуша взглядом Медузы Горгоны. А он вовсе не испугался.

— Все чисто, я же говорил вам — завещание…

— Э, какое там завещание. Сами говорили — никого дома не было, часто могло не быть никого дома, а схватить листок бумаги и черкнуть — все жене, сыну, дочери, на бездомных собак., в данном случае дочери, вместе с отлавливанием свидетелей можно в пять минут уложиться…

Пан Тадеуш сохранил хладнокровие.

— Вот что значит столько времени проводить за границей! — веско сказал он. — Такое у нас невозможно. Такой клочок бумаги немедля подвергли бы сомнению! Ведь речь идет о финансах промышленника, учреждения, возмещение за сорванные договоренности, множество других препятствий, и все это тянулось бы годами…

И он был прав. Даже в приличной цивилизованной стране, где система правосудия создана для людей, а не для мошенников, такой жалкий клочок бумаги непременно вызвал бы просто землетрясение. Главный наследник, налоги, попутные иски, долги, заключенные договоры — все тянулось бы до бесконечности, так что главному наследователю лучше было бы покончить с мучениями и утопиться.

Ох, не мешало бы чем‑нибудь подкрепиться. Обычно, возвращаясь домой после долгого вояжа, я ограничивалась свежезаваренным чаем, но данная ситуация явно нуждалась в чем‑то более крепком. Логичнее всего было бы хватить шампанского, но Вайхенманн ни в коем случае не заслуживал шампанского. Вино? Пиво?.. нет, слишком прост этот напиток в данной ситуации. Коньяк!

Коньяк я выбрала потому, что не люблю коньяка. Никогда не любила, воспринимала его как своеобразное лекарство. А к Вайхенманну очень подходил. Я достала бутылку и бокалы, пан Тадеуш смотался в кухню за минералкой, и мы уселись в салоне.

— А завещание видели, — рассказывал за хлопотами пан Тадеуш, — там еще были отписанные суммы и другим, например весьма солидная для их постоянной домработницы… И дом редко бывал пустым, почти никогда… ведь Вайхенманн, несмотря на возраст… любил общество…

— А что он вообще делал в тот день? Где был? С кем? Дочь знает это? И вообще, она с ним живет или отдельно, а к нему только приезжает?

— Нет конечно, живет отдельно, и редко когда бывает у него. А в тот день они договорились встретиться в середине дня, так что в это время он должен был быть дома. А с кем он еще договорился встретиться, она не знает. И куда подевалась домработница, тоже неизвестно. Аж до приезда доктора и полицейского никого не было. Только дочка…

— Во сколько его шлепнули?

— Пока не знаю, дочка тоже этого не знала, но, скорее всего, во второй половине дня, ближе к вечеру.

— Доктор должен же был что‑то сказать!

— Вот именно, он так и сказал — не уверен, и потом добавил — скорее, ближе к вечеру. И при этом сотни оговорок. Правда, осмелился уточнить — между пятью и шестью, то есть между семнадцатью и восемнадцатью…

Какое‑то время я про себя обдумывала случившееся. Тадеуш в контакте с дочерью убитого. Раз она наследница, у нее есть мотив, а следовательно, вызовет подозрения. Это точно.

— А у нее есть муж?

— У кого? — вздрогнул пан Тадеуш от неожиданности.

— Да у дочки же!

— Есть, но он торчит в Штатах.

— Не важно, где он. Мог уговорить супругу кокнуть папашу ради наследства.

— Да вы что! — возмутился пан Тадеуш. — И вообще, это порядочные и богатые люди. Исключено! К тому же они не в ладах… хотя, может, я и путаю, не в ладах она была с первым мужем… И у нее железное алиби. Перед тем как отправиться к отцу, она все время была на людях, сначала в косметическом салоне, потом обедала с театральным костюмером, потом в магазине одежды на Садыбе, тоже в компании нескольких человек, там она была по работе — она костюмер, а ее муж…

В другое время я бы охотно послушала о перипетиях дочки Вайхенманна, но сейчас дорога была каждая минута.

— Не до мужа сейчас. Он приехал с ней?

— Нет, я же сказал — он в Штатах. А приехала она с декоратором и все время звонила отцу, не поела толком, а уже было почти восемь вечера…

— Ну тогда дочка не в счет, муж тоже. Узнайте у нее, что случилось с домработницей, это первое. А второе — с кем Вайхенманн ссорился в последнее время, с кем вместе работал, у кого были какие‑нибудь претензии к нему личного характера…

— А она здесь уже долго?

— Да всего недели две. Я могу разузнать…

— Нет, это не столь важно. Гораздо важнее, если бы вам удалось узнать от нее что‑нибудь интересное из недавнего прошлого. Да, вот еще что — это третье. Что она застала в доме? Что увидела? Вот так, вошла в дом и осмотрелась, правда? Ну, я имею в виду следы… скажем, того, кто недавно был у отца. Или, наоборот, чего‑нибудь не хватает, не обязательно дорогой вещи, может быть, и самой обычной. Беспорядок в бумагах. Ну, буквально все, что привлекло ее внимание. Вам она скажет, вы же не полицейский, хороший ее знакомый, и все останется между вами.

Откровенно говоря, я не очень надеялась на богатый улов. Я не верила, что дочка может убить отца из желания получить наследство. Любила она папочку или не очень, но даже от неприязненных отношений до убийства очень большая дистанция. А вот знать что‑нибудь такое, что подтолкнуло бы меня к верному решению, могла. Вдруг какая‑нибудь малость и подсказала бы моей душе, где собака зарыта. Никогда не знаешь, какая случайность вдруг окажется главным звеном.

Пан Тадеуш не очень уверенно кивал головой. Я бы еще немного поиздевалась над ним, да сообразила, — что задерживаю его, а он ведь мог бы уже действовать: вдруг и вправду что‑нибудь узнает. Так что выпустила беднягу из своих когтей.

Только он вышел, раззвонились телефоны.

Я говорю, разумеется, о сотовых, ведь еще никто не знал, что я вернулась. Вдобавок один мобильник, что с номером полегче, я по ошибке выключила, а включить не могла, потому что не помнила какой‑то идиотский РШ–код, и включила телефон уже дома, когда докопалась до самого дна чемодана и отыскала этот самый РШ–код в своем блокноте. Вернуться же я собиралась лишь завтра, а может, и послезавтра. У пана Тадеуша были оба моих номера, поэтому он меня сразу отловил.


Первой оказалась Мартуся.

— Слушай, ты уже знаешь? Ты вообще где? Этот мерзавец убит, представляешь, кто‑то его прикончил, с ума сойти, даже не верится, такая радость, все безумствуют, но никто ничего не знает!


Следом Малгося:

— Слушай, не успела я войти в дом, как Витек говорит: *Не поверишь, Вайхенманна кто‑то прикончил!»


Потом Юлита:

— Ты где? Возвращайся немедленно, тут такое!!! Сенсация! Говорят, кто‑то пристрелил Вайхенманна, какое счастье, что не ты…


Только положила трубку — Магда:

— Иоанна? А говорили, ты за границей, так, может, не знаешь: Вайхенманн уже на том свете, шлепнули его! Надеюсь, тебе не пришло в голову заказать его кому‑нибудь?..


Позвонил некий Адам Островский, журналист:

— Пани Иоанна, с убийством Вайхенманна вы никак не связаны? Уж очень эмоционально и чистосердечно, не таясь, сообщали вы всем подряд о своей большой нелюбви к этому человеку… Может, излишне искренне и слишком часто? Теперь почему‑то всем приходит в голову, что это вы…


Затем Тадик:

— Пани Иоанна, что происходит? Вы уже слышали? Агнешка меня толкает, чтобы я вас обязательно спросил, случайно, не вы ли его того… кокнули? Мы ничего не знаем, а вокруг только об этом и говорят!


А вот и Павел прорвался:

— Иоанна? Привет! Похоже, этот мир покинул очень любимый тобою человек Если тебе понадобится какое‑нибудь алиби, так можешь на нас рассчитывать.


Нет, я ничуть не была ошарашена, чего‑то в этом роде и ожидала, знала — буду первой подозреваемой. Может, и в самом деле не стоило столько болтать об этой гниде направо и налево? Причем публично. А с другой стороны — не жалко, пусть думают на меня, и тогда настоящий убийца останется в тени, пошли бог ему здоровья и благополучия! Может, он уж одним махом еще кого из этих пиявок прикончит? Не ограничится одним благородным поступком?

Ох, не в добрый час мне так подумалось…

* * *

Ну ладно, смерть Вайхенманна и переполнявшая меня по этому поводу ядовитая радость — все это замечательно, но нельзя забывать и об обязанностях. Поисками книги для Ляльки я занялась с утра, сначала по телефону.

В знакомом книжном магазине Эва Марш «временно отсутствовала».

Да, две ее последние книги были в магазине, но их недавно продали. Нет, на складе они взять не могут, там книжек Марш давно нет. В знакомом букинистическом их вообще никогда не было, редко кому хотелось расставаться с книгой Эвы Марш. Знакомый книголюб обещал поспрашивать. В незнакомых книжных магазинах последняя книга Эвы Марш, четвертое ее творение, пребывала дольше, но теперь уже и ее нет, и вообще нет ни одной книги Эвы Марш. Они сами удивляются. Почему в такой ситуации издательство не сделает допечатки?

Только теперь я заинтересовалась: кто же, собственно, издавал Эву Марш? Раньше этот вопрос мне как‑то не приходил в голову. Схватив имевшуюся у меня книгу Эвы Марш, я отыскала издателя на обороте обложки.

— Это же надо — «Гратис!» Я с ними когда‑то сотрудничала, они даже, хоть и честные издатели, но, как истинные бизнесмены, не упустили случая урвать у меня кругленькую сумму, что не доставило им никакого труда, — небось и с Эвой обходятся так же, хотя, может, она поумнее меня. В любом случае ее книги просто обязаны у них быть, а ко мне они должны относиться с пониманием, учитывая прежнее сотрудничество. Наверняка не в их интересах настраивать меня враждебно против них…

Позвонила, договорилась, оставила телефон в покое и поехала.

У них и в самом деле оказались книги Эвы Марш, но самые–самые последние, раскопанные на самом дне склада и только для меня! Чуть ли не плача, расставаясь с бесценным сокровищем, они вручили мне четыре книги, и простились рыдая, словно я не книжки у них взяла, а выдрала живьем печень и селезенку на запчасти.

Я не выдержала. Разозлилась.

— Раз такая ценность, тогда почему же панове не шлепнут еще тираж? Или хотя бы допечатку?

Оба пана смутились. А чего тут смущаться? Я ведь не спрашивала их о чем‑то неприличном или интимном, не допытывалась признаний в нарушении уголовного кодекса, речь шла об обычной работе издательства. Они переглянулись, надеясь, что я этого не замечу. И принялись, запинаясь, что‑то вякать в свое оправдание.

— Видите ли, это не так просто…

В их путаных объяснениях мелькали типографии, базы, оптовики и прочая дребедень книгоиздательского дела. Особенно часто слышалось слово «распространители».

— А что распространители? Они у вас глухие и недоразвитые?

— Ну вы же сами знаете, какие это безответственные люди… Такие убытки из‑за них…

Я удержалась и ни словечка не промолвила об убытках, которые якобы именно я в свое время причинила издательству, а на деле спасала некогда издательство и типографию от банкротства, о чем стало известно только много лет спустя. В данный момент я не думала о себе, меня интересовала Эва Марш.

Я им предложила, раз такие сложности, поменять Эву Марш на других авторов и добавила, что Эву Марш каждый примет с распростертыми объятиями.

И тут, похоже, угодила в их слабое место.

Они опять принялись бекать и мекать, упоминать о трудностях заключения договоров с авторами, о рекламе, на которую уходит тьма денег, а без рекламы ни один автор не продастся.

Оба с трудом выдавливали из себя аргументы один глупее другого, и мне стало ясно, что охотнее всего они бы меня выдавили, то есть я хочу сказать — вышвырнули за двери, но как‑то неловко все‑таки. Однако на всякий случай я попрочнее уселась на сумке с тремя добытыми книжками. И постепенно начала догадываться — да ведь у них нет договора с Эвой! Интересно, кто порвал договор, она или они? Может, слишком нажали на нее, эксплуатируя сверх всякой меры, она возмутилась и отказалась подписать новый договор. А они не могли составить новый договор на приличную сумму, не желая сознаться, что старый был копеечным. Тогда сразу стало бы ясно — столько лет ее водили за нос! А вдруг она бы потребовала возмещения убытков задним числом или еще чего‑нибудь в этом роде.

— Ну ладно, а как обстоит дело с новой книгой? — задала я опасный вопрос. — Очень давно ничего не выходило. Почему Эва не пишет?

— А вы разве не знаете? — вырвалось у одного из них

— Пишет, почему не пишет? — усмиряя коллегу взглядом и оттирая его в сторону, прогремел второй. — Пишет, но в издательство пока не приносит. Вы ведь знаете, у каждого писателя случаются творческие трудности, поиски. Короче, надо переждать…

Очень подозрительно. Лгут же, это ясно. Запутали свои отношения с Эвой, такой узел завязали, что трудно теперь распутать. Возможно, решили переждать. Кто кого… Как бы узнать, в чем дело? Ведь у автора есть право разорвать уже заключенный договор и выбрать себе другого издателя. Надеюсь, Эва не спятила и не дала им эксклюзивные права издавать ее произведения сроком на двадцать лет? Лялька ничего не упоминала об эксклюзивности. Лялька ничего не говорила и о паранойе, которая овладела бедной Эвой уже лет десять назад. Будь у нее неладно со здоровьем или психикой, какие‑то слухи непременно бы просочились. Невозможно, что Эвй Марш глупее меня!

И тут проявился мой характер. Упрямство или, вернее, дикое упорство. Адрес и телефон Эвы! Обычно контакта с автором ищут при помощи издательства, которое издает его книги. А я как раз нахожусь в таком издательстве…

— Мне нужен телефон Эвы Марш! — потребовала я. — Или ее адрес. Могу сразу же пояснить, что ее разыскивает ее школьная подруга, которая сейчас живет во Франции, вот она и поручила мне во что бы то ни стало разыскать Эву и заставить ее связаться с этой подругой. У вас же есть телефон и адрес?

— Телефон Эвы Марш не подлежит разглашению, — гут же последовал ответ.

— У меня самой такой, ну и что? Звонят человеку и говорят: такой‑то или такая‑то разыскивает ее, можно ли дать номер вашего телефона? И тогда или получаю ее номер, или она сама мне позвонит. Вот телефон. Давайте‑ка звоните, прошу вас! И нечего медлить!

Оба издателя выглядели так, словно оказались в горящем доме и теперь пытаются выбраться из него по очень извилистой канализационной трубе с многочисленными коленцами. Как только они не выкручивались!

— Ее может не быть дома…

— Так звоните ей на сотовый!

— У нас нет номера ее сотового…

— Она сменила свой сотовый и еще не успела нам сообщить новый номер…

— Сотовый у нее постоянно выключен…

— Адрес! — В договоре должен быть ее адрес!

— Это старый адрес, а она переехала…

— Как же тогда вы с ней общаетесь?

— В принципе мы ждем, что она позвонит… мы по–разному договариваемся… по домашнему телефону звоним, но она часто уезжает… можно на автоответчик… лучше позвонить вечером… лучше позвонить ранним утром…

Мне стало все ясно. От этой парочки я ничего не узнаю. Когда перестанут заикаться, примутся лгать, а в изворотливости и лжи им нет равных. Просто талант! А странно все‑таки, что они не поспешили сменить щекотливую тему и не перешли на сенсацию, о которой говорит вся Варшава. Об убийстве Вайхенманна говорили на каждом углу варшавской улицы, им были заполнены все теле- и радиовыпуски, а они — ни словечка, хотя всеми силами пытались уйти от ответа на неприятный для них вопрос.

Впрочем, пошли они… Мне сейчас тоже не до Вайхенманна. И он тут же вылетел у меня из головы.


Почему уже шесть лет назад Эва Марш перестала писать?

* * *

Вернувшись домой, я поставила на газ кастрюлю с водой, чтобы сварить себе обед из одной головки капусты брокколи, и позвонила Ляльке.

— Слушай, ты не знаешь, Эва Марш изменила свою фамилию по всем правилам или пользуется ею только как псевдонимом?

— Погоди, закрою дверь, ничего не слышу, они там страшно расшумелись, ты случайно дозвонилась, я собиралась отключить телефон, да позабыла, минутку… Повтори, Эва… Понятия не имею. Хотела изменить фамилию с соблюдением всех формальностей, но не знаю, сделала ли это. А что?

— Ничего. Я уже достала ее книжки, завтра отправлю тебе срочной почтой, сейчас позвоню в их контору. У них в издательстве что‑то не в порядке, я говорю об отношениях с Эвой, но узнать ничего не удалось. Дай мне телефон Миськи… Миськи!!! Твоей сестры! Как ее фамилия?

— Чья?

— Да Миськина же!

— Я и сама не знаю. Ведь они развелись, так что она или вернула себе девичью фамилию Каминская, или осталась при мужниной фамилии. А зовут ее, напоминаю, Стефания. Записывай номер. Есть чем писать?

Писать было чем, и хорошо, что она сказала мне настоящее имя своей сестры, я и забыла, что она Стефания, — к «Миське» Лялька меня давно приучила, святой с таким именем нет, просто все домашние так звали девушку. Лялька выразила мне «дикую» благодарность за книжки, и па этом закончился наш разговор.

Потом я позвонила на срочную почту и договорилась с ними не на завтра, а на сегодня, они сказали, что вечером успеют ко мне заехать.

А потом я позвонила Миське.

Она сразу узнала меня, ну почти сразу, помедлив не более секунды. Наверное, ей очень запомнилась недавняя наша встреча, в которой принимали участие три сиамские кошки. Одна кошка была Лялькина, другая Миськина, а третья спорная, и мне предстояло решить, чья она будет. Вопрос решила сама кошка. Метафизика сейчас в моде, и вообще такие моменты не забываются.

Нет, Миеька ничего не знала об официальной фамилии Эвы Марш и никаких связей с писательницей не поддерживала. Но они знали друг друга. Об адресе Эвы Миська тоже понятия не имела.

— Зато я знаю, в каком банке у нее открыт счет, — попыталась Миська утешить меня. — В том же, где и мой, мы с ней случайно встретились в этом банке.

— Ну! В каком же?

— В пятнадцатом отделении ПКО, знаешь, тот, что на ронде…

Ну конечно же я знала.

— Найти человека через банк! — обрадовалась я. — Кто скажет, что мы не Европа? Ты вернула мне веру в цивилизацию, спасибо тебе, мое дитя!

— Не за что. Надеюсь, у тебя получится.

Я тоже надеялась. У меня в этом банке счет был открыт много лет назад, так что я считалась их постоянным клиентом. Поскольку мы все же были не совсем Европой, я даже не стала пытаться дозвониться до них, а сразу решила туда ехать, и сделала бы это немедленно, если бы не кастрюля на огне и срочная почта вечером.

Я даже не очень радовалась, что удалось исполнить Лялькину просьбу — раздобыть книги Эвы, но меня поразило поведение сотрудников издательства Эвы Марш, и вспыхнуло желание разыскать ее.

Туг я подумала и о другом направлении ее поисков. Я вспомнила о фильмах, сделанных по книгам Эвы. Две экранизации, но вот по каким книгам — я не помнила. Да и сами они запомнились лишь потому, что были совершенно идиотскими, кто был режиссером — я тоже не знала. Фильмы как‑то незаметно промелькнули на экране несколько лет назад и исчезли, так чему же тут удивляться?

Делала фильмы вторая телепрограмма, на которой у меня не было знакомых, более того, они меня наверняка не любили с тех пор, когда я подняла крик на весь мир, отказавшись принять участие в их жуткой программе, громко провозглашенной чуть ли не культовой для наших дней. И хотя данная программа исчезла с экрана вместе с ее создателем, они наверняка запомнили меня и эпитеты, которыми я награждала их творение. Полагаю, что их неприязнь ко мне пропитала стены здания и выделяла очень неприятные миазмы.

Значит, надо поймать Магду. Правда, она уже ушла с «двойки» — полагаю, ее вышвырнули за слишком высокий показатель интеллекта. Она перешла на НТВ, но у нее наверняка сохранились и контакты, и дружественные отношения с прежними коллегами. Некоторым удавалось скрывать свой опасный показатель, так что они спокойно продолжали работать на второй программе, не вызывая начальственного гнева, а редкие встречи с Магдой использовали как дарованные судьбой минуты отдыха. Так сказать, релакс после тяжкой умственной пахоты ниже уровня собственных возможностей.

Магда была моей единственной надеждой. Я позвонила ей, и оказалось, что она в данное время пребывает в Ленчице и какое‑то время еще там побудет.

— Езус–Мария! — простонала я. — Как ты могла уехать именно сейчас, когда нужна мне как воздух!

— А что случилось? — встревожилась Магда.

— Ну знаешь! Тут лежит такой замечательный труп, а ты спрашиваешь, что случилось!

— Не до этого мне. Тут у меня репортаж, наверняка тебе понравится, я даже рассчитываю на твою похвалу, такая интересная вещь, немного историческая, очень ко времени, народ безумствует и своевольничает, я уже давно подписала договор и не имею ни малейшего желания портить себе хорошую работу из‑за какого‑то там Вайхенманна. Я спрашиваю, не с тобой ли что‑то случилось?

Я успокоила Магду. Действительно, беспокоить режиссера, испаскудить ему хорошую работу из‑за мерзавца Вайхенманна — последнее дело.

— Да нет, со мной все в порядке, но, кажется, с возрастом я становлюсь все более нетерпеливой и хотела бы сразу все решить! Немедленно! И даже еще скорее! Конечно же, я тебе скажу о своих проблемах, чтобы ты там тоже подумала. Требуется похитить две кассеты из архива «двойки».

— Тоже мне проблема! Особенно сейчас, когда тут такое столпотворение. Какие кассеты?

— Два фильма по книгам Эвы Марш.

Слово «экранизация» язык отказывался вымолвить.

— О–о–о–о–о, — произнесла Магда таким тоном, что заинтриговала меня сверх всякой меры.

— А что?!

— Проблема будет. Я уже не помню подробностей, но слышала краем уха, что там что‑то очень неприятное произошло, ну знаешь, как у нас, из нормальной вещи сделают дурно пахнущую мерзость. Ничего, как только вернусь, сразу же примусь за поиски, а возвращаюсь я послезавтра, невзирая на все мое отчаяние.

— А почему ты в таком отчаянии?

— А потому, что с первых же минут, как сюда приехала, наткнулась на парня словно из сказки или из голливудского фильма, такой только присниться может. Типичный Десперадо[1], только цивилизованный, помереть можно! Откуда такому взяться в Польше?

— И твой Отчаянный занимается родео? — живо заинтересовалась я.

— Ну, ты уж слишком много хочешь! Специальность у него самая что ни на есть прозаичная: он электроник. Да какая разница? И он тоже привязан к корыту. Вот уж не везет так не везет: надо же было встретить такого в самом неподходящем месте и не ко времени. Проклятие надо мной висит, не иначе! Или счастье мое совсем уж несуразное…

— Что разнылась? Неужели нельзя договориться с парнем встретиться где‑нибудь на полпути, в конце концов, ты не в Сибири, Польша — маленькая страна.

В ответ я услышала тяжкий вздох Магды.

— Дорога — мелочи, а время, время! Нуда ладно, действительно, попытаюсь — на обратном пути. Но тебе обещаю: мобилизую все силы и выполню твою просьбу. А ты мне расскажешь, в чем же все‑таки дело, потому что убеждена: какая‑то заноза сидит именно в кассетах.

Телефон — очень полезная штука, простая в обращении и в принципе к людям относится дружески. Не выпуская трубки из рук, я поставила на ноги чуть ли не всю свою знакомую молодежь, заставив искать нужные мне кассеты по магазинам, ярмаркам и среди знакомых. И всех мне пришлось уверять, что это не я прикончила Вайхенманна, — с этого, собственно, начинались все мои разговоры. Вода в кастрюле выкипела, пришлось долить новой и убавить газ, чтобы выиграть время для разыскной деятельности. Из‑за нее я почти не чувствовала голода.

Позвонил Тадик.

— Я порасспрашивал знакомых, никто из них не знает ничего об Эве Марш. А как назывались фильмы?

Если бы я знала!

— Понятия не имею, не знаю также, кто и когда их делал, но обычно наверху бывает написано мелким шрифтом. К примеру, какая‑нибудь… ну вот, скажем «Пансион пани Латтер» по повести Болеслава Пруса «Эмансипантки».

— Ох, нелегко это. Если бы вы хоть название фильма знали…

Я принялась названивать Ляльке, но она выключила сотовый, и привег! А ее домашний телефон не отвечал. Позвонила я и Магде, может, она помнит названия фильмов, но и она выключила сотовый. Еще бы, Десперадо! Позвонила Юлите, велела ей влезть в Интернет и поискать там Эву Марш. К сожалению, Юлиту я застала в пути, она подъезжала к Радому. Занесло же ее…

Поздним вечером приехал курьер срочной почты. Несчастную брокколи мне удалось сварить в третьей воде, и была она излишне соленая, ведь каждую очередную воду я старательно солила.

А что касается кассет, так я уже завелась — лопну, а из‑под земли достану!

***

Следственная группа прибыла ко мне ранним утром — в четверть десятого. С чего бы такая спешка?

Странно. Тот факт, что в связи с убийством Вайхенманна я сразу всем приходила в голову, не вызывал удивления, ибо поносила я его где только могла — мерзавец заслуживал этого. Но одно дело знакомые — можно ведь в шутку бросить: «Ну наконец‑то ты его прикончила!» Но чтобы серьезные люди, прокуратура, следственные власти приняли всерьез мою болтовню… На каком, интересно, основании? В конце концов, вредный покойник лично мне ничего плохого не сделал, мои произведения портил не он, что я для него — мелочь пузатая. Он к таким высотам руки простирал! Ему Мицкевича подавай, Сенкевича, на худой конец кого‑нибудь из наших нобелистов, а не такое жалкое барахло, как я. Не было у меня мотива приканчивать эту мерзость, и личной выгоды не было. Так чего они ко мне заявились?

Еще успела порадоваться, что со вчерашнего дня никаких новых данных не получала, так что не было у меня необходимости кого‑то из знакомых защищать или просто чего лишнего не ляпнуть.

Я приняла двух оперативников со всеми вежливостью и вниманием, на какие у меня хватило сил в такую рань, тихо надеясь, что от них я узнаю больше, чем они от меня. Наверняка количество имеющейся информации было в их пользу.

Оба были мне незнакомы. Это немного огорчило и насторожило — а почему не Гурский? Может, не хотелось ему лично защелкнуть наручники на запястьях особы, с которой знаком более двадцати лет? Тогда и в самом деле они располагали весьма сильными подозрениями по отношению ко мне. Предположение, что и говорить, не очень приятное.

— Где вы были четырнадцатого мая между тремя часами дня и девятью вечера? — спросил один из них, не теряя времени и не скрывая цели своего прихода.

— Может, сядем? — вопросом на вопрос ответила я.

Садиться они не захотели. Нет, они не Гурский, совсем не Гурский. Тот по крайней мере знает, что я просто не умею говорить стоя, виновна я или нет. Нуда ладно, пусть стоят. В прихожей еще валялись наполовину распакованные чемоданы и дорожные сумки, хорошо, что я успела извлечь из них грязное белье и отнести в ванную — хоть этим не скомпрометировала себя, а то переживала бы еще больше.

Итак, они остались стоять, я же села. Хорошо, что мне не пришлось вскакивать и бежать рыться в записях, чтобы проверить, где же я была в указанное время. Я и без того прекрасно помнила, где была и что делала четырнадцатого мая. Это было всего три дня назад, я как раз возвращалась на родину.

Ничего не скрывая, всем видом показывая, что готова помочь следствию, я благожелательно стала давать показания.

— Была я в разных местах и время проводила по–разному. — В Дании, в Германии и в Польше, весь день в дороге. Желаете в подробностях?

— Желаем.

— С парома в Варнемюнде я съехала в четырнадцать пятьдесят, а поскольку толкучки не было, в пятнадцать уже оказалась на автостраде.

С удовольствием, не опуская мелочей, я им описала все перипетии своего путешествия — а они, стоя, слушали, болваны! — закончив тем, как в двадцать один час сидела в щецинском ресторане и ужинала.

— Вы откуда ехали?

— Из Дании.

Они помолчали. У меня создалось впечатление, что мои подробные показания им ужасно не понравились. Готова держать пари — в глубине души… нет, не так Лучше: из глубин души они с усилием изгоняли надежду, что это я шлепнула Вайхенманна и представлю фиговое алиби. Надежда цеплялась когтями и зубами, а они в растерянности не знали, чем ее заменить. С таким действительно трудно примириться.

Мое доброе сердце дрогнуло. Мельком подумала: хорошо, что у меня есть привычка не выбрасывать весь тот мусор, который у меня остается от поездки. И никогда не буду выбрасывать!

— Панове, я же все понимаю. В этой игре очень высокая ставка, и не всегда стоит принимать на веру глупости, которые наболтает подозреваемый. Не стану притворяться, что удивлена вашим приходом, и честно признаюсь: уже много лет при виде этого типа, когда он был еще живым, меня трясло от омерзения. И я бы собственными руками перерезала ему горло, да побрезговала бы к нему даже прикоснуться. Вы начнете искать доказательства — я знакома с методами расследования и облегчу вам задачу: вот счета из отелей, где я останавливалась, и их номера телефонов; границу вам придется взять на себя — я не знаю, что и где там теперь отмечают, но фотокамеры и другие пакости у них наверняка есть. Машина моя стоит в гараже, при номерах, можете оглядеть ее, и, если не ошибаюсь, там, в машине, билет на паром и квитанция со стоянки. А вот мои документы… Ага, и прочие бумаги.

Они не пренебрегли добрым советом. Внимательно и со знанием дела пересмотрели всю вытряхнутую мною из чемоданов и сумок макулатуру, все еще не произнося ни слова. Потом наконец сели. Помолчали и малость помягчели — то есть не были уже такими официальными. Не скажу, что совсем расслабились, но наполовину — точно.

— Вы знаете Вальдемара Кшицкого? — спросил один из следователей. Их фамилий я так и не узнала.

— Что вы спросили?

— Я спросил, знает ли пани некоего Вальдемара Кшицкого?

Я живо заинтересовалась.

— А он кто? Я не помню такого имени и никогда, кажется, не слышала, но, возможно, знаю человека в лицо. Без фамилии.

— Как это? — удивился один из парпей. — Вы узнаёте людей только по лицу?

Ну не идиотский ли вопрос! Снисходя к этому недоразвитому, я объяснила, что ничего в этом странного нет: ведь может же быть, что некоего Вальдемара Кшицкого я встречаю несколько раз в год в магазине «Сад–огород» или чуть ли не каждый день при уборке мусора на нашей улице? И откуда мне знать, что провизор в ближайшей аптеке не Вальдемар Кшицкий?

Похоже, я малость рассердилась, и они это заметили. Задавший вопрос еще больше смягчился.

— Вальдемар Кшицкий — ассистент режиссера, в последнее время сотрудничал с убитым, то есть с Вайхенманном. Вы его знаете?

Я глубоко вдохнула воздух, чтобы успокоиться, и отрицательно покачала головой.

— Нет. И даже если когда его видела, не обратила внимания на этого человека. Ему сколько лет?

— Около тридцати пяти…

— Нет, не помшо. И нет смысла пытаться вспомнить. Разумеется, вы мне не скажете, зачем он вам?

Оба ушли в глухую молчанку. Видимо, мое отсутствие в стране, основательно документированное, а значит, полная невозможность личного контакта с Вайхенманном и незнакомство с Кшицким здорово подпортили органам уже сложившуюся у них версию убийства. Хотя, возможно, они и не поверили, что я не знаю Кшицкого: ведь могла и солгать. И все же — по какой причине они так твердо поверили в мою причастность к убийству, почему решили, что прикончила его именно я? Очень интересно, но ведь не расколятся…

— Понимаю, вам очень неприятно, что не я его кокнула, — как можно искренне произнесла я. — Мне знакома боль, которую испытываешь, когда рушится твоя концепция. Наверняка досконально проверите каждую деталь моих показаний, авось я где‑то наврала. Напрасный труд! Я действительно была в пути и не могла этого сделать. Но неужели за всю мою искренность вы даже не намекнете мне, как именно его прикончили? Слышала я, что он лежал у задней двери своего дома — того выхода, который ведет в сад. А почему он там лежал? Что его уложило в таком неподходящем месте? Огнестрельное оружие? Яд? Удар по голове тяжелым предметом? Должно быть, именно что‑то такое существенное, потому что никто из знакомых не упоминает ни об инсульте, ни об инфаркте, ни о каком‑нибудь случайном падении. Насильственная смерть! Молчите? Может, оно и правильно, тем более, как честная женщина, сразу предупреждаю: даже если расскажете мне, помогать вам в поисках убийцы не стану, но и мешать не собираюсь. А почему помогать не стану? Пальцем не шевельну для наказания благородного рыцаря, избавившего мир от ядовитой мрази. Но как бы все же хотелось знать правду от компетентных лиц, а не слушать все эти сплетни и досужие вымыслы. Знали бы вы, чего только о нем не плетут!

Нет, не понравилась я этим стражам закона — сразу видно. Собственно, им оставалось лишь распрощаться и удалиться, а они отчего‑то медлили — возможно, расставание с большой надеждой требует от людей и сил и времени. Я решила использовать этот момент в своих целях.

— Ну! — деликатно поднажала я. — Слышала — его застрелили. Наверняка не из лука и не из пращи. Правда или нет? Если не хотите говорить, панове, и не надо, узнаю от людей, пусть и в искаженном виде. Но ведь в любой сплетне есть доля правды. А вы бы сказали мне четко и ясно. И тут вдруг выяснится — я что‑то знаю, чему и сама не придаю значения, а для вас это окажется существенным. Что‑то о мотивах, фактах, пусть даже о частичке факта…

Сыщики оживились. Молодые, что с них взять, но профессионализм уже чувствуется. У каждого в глазу сверкнула малюсенькая искорка. Раз я для них потеряна как подозреваемая, возможно, стану источником каких‑либо еще неизвестных им фактов или сведений.

— Ну ладно, — заговорил первый, — ТТ старого образца. Если, конечно, вы представляете, что это такое.

— Представляю, — буркнула я.

— Откуда? — искренне удивился второй, но, поскольку первый явно хотел продолжить свое признание, я проигнорировала этот глупый вопрос.

Первый и в самом деле продолжал, —

— Один выстрел сзади, прямо в спину, с близкого расстояния, но дуло к телу не приставлено вплотную. И попало в сердце…

— В предсердие?

— Вы, случайно, не увлекаетесь охотой? — заинтересовался оперативник.

— Да вы что! — возмутилась я. — Убивать невинные, беззащитные создания?! А как он стоял? Наверняка вы это знаете: лицом к дому или к саду? Входил в дом или выходил из него? Тэтэшка бьет сильно, от ее удара он мог развернуться, но ваш врач такие вещи определит.

— Слишком уж во многом пани разбирается, — недовольно заметил второй, старательно играя роль плохого полицейского.

Я махнула рукой, не желая отвлекаться и уперлась взглядом в первого.

— Он входил, — продолжил первый, заглушая в себе остатки сдержанности, — с террасы в дом. Возможно, не совсем вошел, только открыл заднюю дверь и вернулся…

— А тот, что был в саду, воспользовался случаем и выстрелил, — подхватила я. — Холера, понятия не имею, как все это выглядело на деле, никогда не видела ни его дома, ни сада. Но ничего, узнаю…

— От кого? — незамедлительно последовал вопрос от бдительного второго.

Я нахально улыбнулась ему.

— Конечно от знакомых. Их у меня много.

— Но ведь вы намекнули что‑то о новых фактах, мотивах, — с надеждой произнес первый.

Я перевела дух. Попыталась собраться с мыслями. Нет, я вовсе не намеревалась бросать им под ноги слишком большие колоды.

— Ладно, но предупреждаю, что это я сама придумала, и мотивы предполагаю двоякие. Как вам известно, убитый был уже не молод, с возрастом его раздуло от честолюбия и самомнения. И в своей работе подлец принялся все переделывать по собственному капризу. Вы знаете, он занимался экранизацией литературных произведений, так вот, от них он оставлял лишь рожки да ножки, искажая смысл и содержание величайших творений мировой классики, в том числе и наших лучших писателей, причем с каким‑то омерзительным садизмом превращал все хорошее в полнейшую чушь, гадость, невыносимую для нормального человека. Ну и в конце концов кто‑то этого не выдержал. Полагаю, ему отомстили за уже учиненную пакость или не хотели, чтобы он совершил новую. Ладно, знаю, что скажете: кто такое в нашей свободной стране допустит. Так я вам скажу — еще как допускали! Возможно, он пользовался протекцией важной персоны, а может, наши власти, со школьных лет не державшие в руках хороших книг, просто не осознавали вреда, наносимого обществу этим мерзавцем. И финансировали его. Видать, не было на него управы, вот кто‑то, не видя другого выхода, и ликвидировал мерзкую пиявку таким вот способом. Это одна моя версия. А вторая — элементарные схватки из‑за карьеры: может, он кому‑то подставил ногу или там еще что происходило, я не знаю эту публику, поэтому не берусь уточнять. Поищите других его врагов, я не одна на свете.

Не очень удовлетворили их мои версии, возможно, оперативники ожидали что‑то конкретное. Теперь уж я понимала, что больше они ни на один мой вопрос не ответят. Да, беседа наша не очень долго продолжалась, и получилось так, что я осчастливила их своими версиями, от них ничего не добившись. Единственное, что я от них получила — это какого‑то Вальдемара Кшицкого, о котором никогда не слышала. Наконец они ушли.

А я постаралась взять себя в руки, успокоиться и заняться собой.

***

Кассеты — это одно дело, но теперь меня страшно заинтриговала сама личность Эвы Марш, а пока, в первую очередь, ее адрес. Видимо, потому именно, что его так трудно оказалось найти. Ведь если знать место проживания, всегда можно подкараулить искомую особу. А мне хватило бы даже номера ее телефона, потом я бы уж как‑нибудь сама справилась.

В банке мне удалось добыть только ее старый адрес, по которому она проживала много лет назад. Никаких изменений в него она не внесла, корреспонденция, отправленная по нему, не возвращалась, значит, ее получали. Номера телефонов, которые запрещалось давать посторонним, оказались действительными, но по ним никто не отвечал. Я попросила одну из своих знакомых Эвы при мне позвонить ей. Она позвонила, домашний телефон по–прежнему молчал, а сотовый оказался выключенным. Все говорило о том, что Эва Марш решительно отказалась от контактов с людьми.

Я попросила сообщить на автоответчик домашнего телефона Эвы мои телефоны и номер Лилькиного сотового, — может, хоть подруге позвонит. Больше мне ничего не оставалось делать.

Когда я возвращалась домой, позвонил Тадеуш.

Мне давно надо было установить в машине громкоговоритель, да все как‑то руки не доходили. Да и, честно говоря, отталкивало очередное изобретение для молодежи, ей только бы развлекаться, менять каждые три месяца одно на другое, вот уж действительно занятие для бездельников — устанавливать нововыдуманное устройство и учиться им пользоваться. Все эти кнопки… офонареть можно! Ничего удивительно, что у нас так упал общий уровень образования, ведь молодежь занята исключительно новыми изобретениями в области электроники, стараясь перещеголять друг друга.

Итак, громкоговорящего устройства в моей машине нет, а наличие на улице полиции не позволяло вытащить сотовый и приложить к уху. Изворачиваясь и извиваясь, с трудом втиснулась я на место для инвалида на стоянке улицы Хожей и принялась делать вид, что вовсе здесь не стою, а только проезжаю туда и сюда. Почему так медленно проезжаю? Как, разве у нас отменили ограничение скорости? Правда, сказать, куда именно я проезжаю, не сумела бы, разве что насквозь через стоящее рядом здание. Или намеревалась заехать в булочную: думала, помещусь в ее двери, такая я оптимистка.

Озабоченный чем‑то, пан Тадеуш зачастил в трубке:

— Уж и не знаю, пани Иоанна, похоже на то, что нам придется менять планы. Извините, что морочу вам голову, может, вы сейчас заняты, а я помешал?

— Нет, нет, вовсе не помешали, — как можно спокойнее отвечала я, озабоченно перескакивая взглядом с одного зеркала заднего вида на другое. — Каких планов?

— Боюсь, как бы это не нанесло вам вред, сплетни так быстро распространяются, а уж наши средства массовой информации… Вы ведь знаете их…

— Каких планов?!

— Это касается участка Луизы… то есть дочери Вайхенманна. Возможно, имеет смысл пока воздержаться от его покупки…

— Во–первых, вы сами, пан Тадеуш, торопили меня с покупкой этого участка. Во–вторых, я уже перечислила задаток и получила ее подпись на заявку о праве первенства па приобретение участка. А в–третьих, что произошло со вчерашнего дня?

— Вот именно, все эти сплетни и пересуды… учитывая возможное злословие…

— Какое еще злословие?!!!

— Как какое? Разве вы не знаете? — удивился пан Тадеуш. — Разумеется, все это сплошная ерунда, но ведь начинают будоражить людей, хотя, возможно, это сильно сказано, могут начать будоражить людей, а злословить да перешептываться уже начали… ну, насчет того, что якобы вы, пани Иоанна, как‑то замешаны в смерти Вайхенманна…

Естественно, после визита двух сотрудников следственной группы я ни чуточки не удивилась, зато поняла, чем объясняется занимаемое мной почетное первое место в списке подозреваемых. Мало того что негативное отношение к погибшему, так еще и материальная выгода…

— Кто такую глупость выдумал?

Пан Тадеуш был явно шокирован.

— Ну не я же… Откуда мне знать? Но полиция допрашивала меня в качестве вашего агента, и, похоже, не меня одного…

— Да, да, не огорчайтесь, меня они тоже допрашивали.

— Как, уже? Ой, боюсь, слишком многим говорила пани о своем отношении к покойному, а поскольку теперь он еще собирался взяться за «Крестоносцев» Коссак–Щуцкой…

Хорошо, что я остановила машину, ведь такое известие неизбежно бы привело к автокатастрофе.

— Повторите, за что этот подонок собирался взяться? — слабым голосом попросила я, не очень доверяя собственным ушам.

— За «Крестоносцев».

— Пан Тадеуш, вы, часом, не пьяны? Или мне уже слышится невесть что… Так что вы сказали?!

— Как это, неужели вы не знали?

— Меня же не было здесь.

— А, возможно, поэтому. Он уже начал подготовку и вел переговоры…

— Нет, это уже слишком! За «Крестоносцев»? Богом клянусь, будь он еще жив, я бы собственными руками прикончила его! Где он живет?

— Так ведь он уже мертв!

— А я в этом не уверена! Трупа его я не видела! Вы видели? Собственными глазами?

— Нет, но…

— Где он живет?!!!

Совершенно сбитый с толку и оробевший, пан Тадеуш, заикаясь, пояснил, что жил покойный недалеко от меня, в том же Вилановском парке, на улице». Вот позабыл, Выгода, что ли… Только удивляется, зачем мне улица, ведь тело уже там не лежит.

— Забрали?

— Конечно, сразу же.

— Жаль. Стоило бы созвать парочку футбольных фанатов, чтоб на его трупе отплясали по случаю победы в каком‑нибудь престижном матче. А, допрашивая вас, полиция не поинтересовалась, как я могла пришить его на расстоянии?

— Вам совсем не обязательно было делать это лично. И вообще… Может, разрешите, я заеду к вам, слишком уж скользкая эта тема…

В зеркальце заднего обзора я вдруг увидела двух женщин в полицейских мундирах, проверяющих билетики у водителей машин на стоянке. И они были уже недалеко от меня. С ума сойти!

Дав пану Тадеушу разрешение заехать ко мне и попросив сделать это поскорей, прямо сейчас, ибо я как раз еду домой и буду там через полчаса, я все же успела сорваться с места для инвалида под самым носом контролеров.

Овладевшее мною упорство было сильнее осторожности, сильнее меня. У меня был старый адрес Эвы Марш, на Чечота, а вдруг удастся что‑нибудь узнать. Помню, улица Чечота была по правой стороне, и как‑то смутно помнилось, что найти ее нелегко. Мне предстояло пробиться до Аллеи Неподлеглости, далее проскочить по улице Мандалинского… Однако Пулавская оказалась так забита пробкой, что пришлось свернуть в Нарбутта, а уж глупее ничего не придумаешь. Извиваясь по улочкам одностороннего движения, я все же могла бы добраться до Казимировской, однако уже за Вишневой опять угодила в пробку. Нетипичную. Что‑то произошло, полицейские, две машины скорой, две слегка побитые машины, рулетки и толпа. Выскочить задом нельзя, за мной уже тормозили те, кто увязался следом, не одна я такая умная, решившая объехать пробку на Пулавской — значит, приходится ехать вперед… Объезд займет не меньше получаса, а у меня совсем не осталось времени. Принялась оглядываться, а вдруг удастся как‑нибудь задом добраться до Вишневой, пускай поеду в противоположную сторону, но лучше уж так, чем вообще никуда. Полиция проявила понимание и даже некоторое снисхождение, гаишники принялись всеми способами избавляться от лишних машин, которые внезапно съехались здесь, стихийно затрудняя им работу. Ожидая, когда очередь дойдет до меня и не зная, чем заняться, я опустила стекло в окошке, желая расспросить, что тут произошло и как несчастные машины могли столкнуться. Может, въехали в экскурсию туристов, но откуда вдруг туристы на Нарбутта?!

Зеваки, как всегда, принялись охотно объяснять, что случилось — зеваки всегда разговорчивые, и у каждого своя версия. Выскочил какой‑то, не какой‑то, а какая‑то, и если бы так не мчался, вот я и говорю — баба, так мчаться только баба может, вон из тех дверей выскочила, глядите, и на мостовую, прямиком под машину. Так потому, что ездят как сумасшедшие, лихачи проклятые!.. Какие сумасшедшие, тащились как на похоронах, а она сама прямо им под колеса, он свернул и тюкнул вторую машину. И выходит, она попала сразу под две машины. Да, совсем насмерть ее задавило. Да ничего ей не сделалось… Голова вдребезги, руки–ноги раздавленные… И всего‑то отделалась парой синяков, только колготки разодрала, да шляпка слетела… Ничего подобного, у нее вообще никакой шляпки не было, сама, без помощи, на ноги встала и пошла в скорую. А была‑то пьяным–пьяна!.. Сами вы, пани, пьяны, трезвая она была как стеклышко, бежала и кричала. Факт, орала, что твой микрофон, дескать, ее кто‑то вытолкнул. И еще о трупе вопила! И о бандитах! И тут как грохнуло — и больше не слышали, что еще кричала. Вроде как взрыв, и теперь уже все кричали…

Поди разберись, что тут на самом деле произошло. Вроде, одна баба и две кареты скорой помощи. С чего бы вдруг столь неслыханная щедрость нашей службы здравоохранения? Минутку, вроде бы вторая скорая ехала передо мной, или это другая? И кажется, такая, на которой перевозят трупы…

На повороте в Вишневую мне удалось задать вопрос полицейскому, который уже справился с движением на отведенном ему участке и отирал кулаком пот со лба.

— Оба водителя невиновны! — твердо заявил он. — И у обоих реакция отличная. Вот так броситься под две машины — это же большое искусство…

— Она что же, самоубийца?

— Да где там, на труп наткнулась, войдя в дом, — просто истерика.

— А что за труп? — ковала я железо, пока горячо. — У меня в том доме знакомые, — придумала я, конечно.

— То ли художник, то ли артист… в этом роде. Евгениуш Држончек. Знаете такого?

— А… Это не он.

— Проезжайте, проше пани, не задерживайте движение.

Я послушно проехала. Не было у меня знакомых в этом доме, а вот зато Евгениуш Држончек.. Эту фамилию я слышала.

Пан Тадеуш ожидал у калитки моего дома и уже волновался. Не случилось ли чего? Может, стоит перелезть через изгородь и заглянуть внутрь дома? И сотовый мой не отвечает. Не могла я ответить, поскольку докопаться до сотового было не просто, хотя я и слышала, что он звонит. А на Собеского прямо за мной ехала полицейская патрульная машина, копаться в куче барахла у них на глазах, не останавливая машину, было опасно. Я предпочла не рисковать.

— Пан Тадеуш! Евгениуш Држончек! Я, случайно, не знаю этого человека? — первым делом спросила я.

Проходя в гостиную, пан Тадеуш с сарказмом бросил:

— Ну как же, один из тех, которых вы так любите! Я его сам в Интернете разыскал по вашей просьбе. Это ведь он сляпал мега–комедию, которой вы так «восхищались». «Лишние могут уйти»… нет, не так, «Прелестнейшие могут остаться». Что‑то в этом духе.

Так вот почему мне показалась знакомой эта фамилия! Один из беспозвоночных! Плюхнувшись в кресло, я злорадно уставилась на черный экран телевизора.

— Джеймс Мэзон еще жив? Если да, достанется вам от него, а если нет, то наверняка в гробу переворачивается за такие ваши слова.

— Так ведь Джеймс Мэзон актер, а не режиссер.

— Неважно, главное — уровень шедевра. В любом случае мне кажется, что Држончек уже больше не сляпает никакого мега–непотребства.

— А что случилось?' — встревожился пан Тадеуш и, собираясь сесть, даже завис над стулом, не закончив процесса — Что вы ему сделали?

— Не я! — сожалеючи и в то же время с облегчением вздохнула я. — Вроде бы кто‑то обнаружил его труп. Из‑за этого я и опоздала, заставив вас ждать, извините. Правда, я так до конца и не решаюсь поверить в эту чудесную новость.

Пан Тадеуш наконец сел.

— Минутку. Вы присутствовали при этом, что ли? Ну, при обнаружении его трупа.

— Если бы я лично его обнаружила, тогда бы не сомневалась. Да и в самый момент убийства меня на месте не было. Я была рядом.

— Тоже нехорошо! — огорчился мой верный помощник. — Боюсь, вы вообще не отдаете себе отчета в том, насколько это чревато неприятностями для вас.

— Да вовсе ничем не чревато, и перестаньте морочить мне голову. Я вообще могу не ездить по городу и не выходить из дому, у меня и тут работы навалом. Но тогда вам самому придется все за меня делать.

Не представляя, какие ему самому грозят неприятности, Тадеуш не задумываясь выразил желание все за меня делать, лишь бы я не рисковала. Во мне, однако, еще сохранились остатки совести.

— Спокойно, умерьте ваш пыл. Вам такого не выдержать, а любоваться еще и на ваш труп у меня нет ни малейшего желания. Ну хватит, вернемся к баранам. Что там такое с Вайхенманном?

— Да, да, — заторопился пан Тадеуш, — я вот подумал: может, лучше пока это дело отложить? Вы ведь сами понимаете: идет следствие, для сотрудников отдела убийств самое главное — мотив, а вы, пани Иоанна, извините, слишком неосмотрительно выражали свое мнение о покойном и пожелание, чтоб его черт побрал, и хотя вряд ли кто зафиксировал на видео или другую какую пленку ваши громогласные проклятия, существует такая вещь, как преступление, совершенное в состоянии аффекта…

— Да у меня это был постоянный, можно сказать, непреходящий аффект, — усмехнулась я.

— Вот я и говорю! Действие в непреходящем аффекте… то есть… не то я хотел сказать… А теперь добавится еще и материальная выгода…

— Вы сами до этого додумались или кто надоумил? — не слишком корректно поинтересовалась я.

— Не меня надоумил, а полицию! — твердо заявил Тадеуш. — Кто‑то подсунул им вашу кандидатуру в обоих аспектах.

— Вот интересно — кто. И вы отнеслись к этому со всей серьезностью? Да отчего вы вдруг так завелись?

— Возможно, во мне проявились остатки юридического образования, которое я получил в молодости, — серьезно ответил мой поверенный.

— Остатки и во мне имеются. А какая же материальная выгода? Убивая Вайхенманна, я, по–вашему, преследовала какую‑то материальную для себя выгоду? Какую?

— Учтите, это не мое мнение и не я его распространяю, — с силой произнес пан Тадеуш, не желая, по всей вероятности, чтобы я его считала совсем уж идиотом… — Я лишь рекомендую вам вести себя осторожнее, и в высказываниях тоже соблюдать сдержанность. Береженого Бог бережет… И так далее… Так вот, этот участок…

— Ну конечно, он не хотел мне его продать, так я поспешила его прикончить, чтобы потом купить у кого‑то за бесценок… А откуда мне было знать, что продавать участок будет его дочь, уже не говоря о том, что я не знала, кто его унаследует? Ведь ее я вообще не знала и до сих пор не знаю! В глаза никогда не видела!

— Трудней всего доказать то, чего не было. Попадется какой‑нибудь въедливый и упрямый прокурор, ухватится за этот предлог… А уже сейчас треплют ваше имя…

— И нанятого специалиста тоже удастся мне приписать? Я имею в виду киллера. Ведь убить на расстоянии лишь силой воли мне бы никак не удалось. Жаль, но это так.

— Очевидно. Но возможно, я преувеличиваю грозящую вам опасность.

И вообще, вытерпев их допрос, я невольно задумался, тем более что ничего не украли. Значит, грабеж можно сбросить со счетов. Я пришел к выводу, что следствие может рассматривать несколько мотивов… И даже в принципе один мотив в разных его ипостасях… Вот вы, скажем, вполне подходите к версии о мести… к сожалению.

— Нет, в эту версию я бы идеально вписалась лишь после «Крестоносцев»! — опять не удержалась я. — А теперь месть была бы несколько припозднившейся, вы не находите? Хотя, вы правы, я забыла о действии постоянного аффекта, как вы считаете…

— Не я… Но если еще добавится материальная выгода. Такой мотив, сами знаете, самый привлекательный для значительной части нашей общественности, а особенно для представителей закона и работников прокуратуры, не говоря уже непосредственно о членах следственной группы. Ведь этот мотив людям гораздо понятнее, чем разница в подходах к трактовке литературных произведений при их экранизации. И вообще, там чувства, а тут деньги. И такой мотив мог бы стать последней точкой над «i»…

— Да плевать мне на точки над «i», даже если они поставлены кровью! — разозлилась я. — Чаю хочется страшно. А вам?

— Спасибо, охотно…

Я отправилась в кухню. И пока возилась с чайником, пан Тадеуш продолжал развивать тему.

— Ну и теперь пани меня совсем расстроила с этим Држончеком. Расскажите мне, пожалуйста, хотелось бы услышать поподробнее.

Почему не рассказать, пусть послушает. В подробностях рассказала я ему всю историю, которой как раз хватило на все время приготовления чая и наполнения стаканов, которые мы перенесли в гостиную.

За чаем мой литературный поверенный принялся на все лады прикидывать, каким образом мне может навредить пусть даже краткое мое пребывание на улице Нарбутта в критический момент. Тем более что Држончек вовсе не жил там, и даже вообще не в Варшаве, а в Лодзи, хотя в столице проводил больше времени, чем в Лодзи, пусть даже и неизвестно где. Что там у него было, на Нарбутта? Конспиративная квартира или попросту малина? Девушка? Родственники? Верный помощник? Приятели?

— Вы так любите Интернет, вот и проверьте! — раздраженно бросила я. — Или поузнавайте через знакомых Лучше всего через знакомых девиц. Я могла бы попытаться разузнать через своих знакомых, Мартусю или Магду, но мне не хочется. Как вам известно, к Дронжчеку я не испытывала столь явственно отрицательных чувств, как к Вайхенманну, просто общее презрение. Для преступления этого недостаточно.

— Но тогда тем более участок пока следует оставить в покое! Поменьше о нем говорить.

— А я, как вы видите, разбежалась и не умолкая только о нем и говорю, — не удержалась я от ехидства. Ладно, оставим его в покое. Вы столько сделали выводов из допроса, а вот сами от следователей узнали хоть что‑нибудь? Как оно там вообще все происходило? Кого они всерьез подозревают? И кого подозреваете вы?

Пан Тадеуш дал мне понять, что под подозрением как минимум полгорода. Это конкуренты Вайхенманна, те, что моложе его. Сотрудники Вайхенманна, которыми он помыкал, пренебрегал и которых всячески унижал. Отвергнутые актеры и актрисы. Сценаристы, беспощадно раскритикованные и с позором отогнанные от кассы. Продюсеры, которых он недооценил. Кретины взломщики, которые убеждены, что каждый знаменитый представитель массовой культуры должен держать в доме громадные ценности, ведь у таких не просто дом, а пещера Али–Бабы. И еще несколько социальных групп и слоев народонаселения.

Немного удалось выжать мне из пана Тадеуша. Не имея преступных склонностей, он не мог сделать и далеко идущих выводов. Придется ему помочь.

— Дочь! — прервала я его разглагольствования и зловещие прогнозы. — Вы ведь общались с нею?

Смутившись, он вынужден был признаться: да, общался.

— И что?

— Как что? Вот я и говорю…

— Нет, мне нужны конкретные данные. Где, черт побери, была их домработница, которой не оказалось в тот момент в доме? Ее похитили? Она сбежала? Дочка покойного должна это знать.

— А, вы об этом… Конечно, она знает. Домработница уехала к своим родственникам куда‑то под Бялысток, кажется на похороны брата. Но уже вернулась.

— Что‑нибудь важное она сообщила?

— В каком смысле важное?

— Ну, о знакомых Вайхенманна, о его привычках, может, о тех, с кем он был на ножах, о тех, кто его ругал на чем свет стоит, о каком‑нибудь новом увлечении покойного, об отвергнутых звездах, о многих мелочах, которые дочери хотелось бы знать.

— Да, в самом деле, был разговор… О звездах я ничего не знаю, но, действительно, он кого‑то ждал и даже дверь отпер. И калитку распахнул… Так он всегда поступал в тех случаях, когда ожидал кого‑нибудь, и если тот опаздывал, от нетерпения выходил на террасу, спускался во двор, распахивал калитку и глядел во все стороны. Домработница очень выговаривала ему за такую неосторожность. Ведь тогда любой мог войти. А больше ничего интересного не сказала. Да и немного мы говорили.

Пришлось удовлетвориться и этим. А тут еще пан Тадеуш встревожился, как бы я сама не бросилась расспрашивать домработницу, знал, что я любого могу прижать к стенке, и убедительно просил этого не делать. А я и не собиралась. Следственная группа действовала вовсю. Трагическая гибель Вайхенманна была таким счастливым событием, что я как‑нибудь выдержу, пока не раздобуду правдами и неправдами сведений о достижениях наших Пинкертонов. Лично меня гораздо больше интересовала Эва Марш…

* * *

На улицу Чечота я ехала со специально разработанной легендой. Выдавать банк — не в моих интересах, пришлось придумать, что адрес на Чечота я получила от Ляльки, которая знала его с давних пор. Могла же знать, правда? Вот как раз правды в этом не было ни на грош. До Ляльки я так и не дозвонилась, к тому же у меня не было уверенности, что она помнит адрес, по которому в детстве проживала Эва с папой и мамой, да и знала ли его вообще когда‑нибудь. Впрочем, Эвины родители могли проживать там и не так уж давно, каких‑то лет десять назад, и опять же это не имеет значения. У Ляльки никто не проверит: раз я не могу до нее дозвониться, то и никто не сумеет. А до самой Эвы дозвониться, как я уже убедилась, было вовсе дело дохлое. Банк же получал сведения на автоответчик, через него никто не узнает о моем внезапном интересе к адресу Эвы Марш.

Вот я и решила поехать так, на всякий случай, не очень надеясь на успех Надо же было с чего‑то начинать.

Домофон был испорчен, так что я вошла в дом беспрепятственно и позвонила в дверь нужной квартиры. Никто не открывал. Я набралась терпения и принялась упорно звонить с короткими перерывами. Это тоже было предусмотрено моим планом. Надеялась, видно, на сцену из какого‑то фильма, что выглянет соседка и что‑нибудь скажет. Или по лестнице будет спускаться человек, проживающий в этом доме, и я его попытаюсь расспросить… Такое бывает не только в фильмах, но и в жизни.

К сожалению, ничего такого не случилось, однако я не сдавалась. Принялась звонить во все ближайшие квартиры. Не так уж много их было, всего три. И опять безрезультатно. Что же теперь предпринять? Подняться этажом выше или спуститься на этаж ниже? И вдруг одна дверь распахнулась, выглянул молодой человек, растрепанный и босой, правда в брюках и незастегнутой рубашке. Всем видом он демонстрировал угрюмую неприязнь.

Не дав ему раскрыть рта, я поспешила задать главный вопрос:

— Прошу извинить, вы давно тут живете?

— Год… — ответил он, от неожиданности наверняка позабыв отругать меня. — Нет, уж года полтора будет. А что?

— Тогда у меня больше нет к вам вопросов, я ищу человека, который живет здесь давно, несколько лет.

Желая поскорей от меня отделаться и довольный, что от него больше ничего не требуется, он даже снизошел до совета, не поинтересовавшись, зачем это мне нужно.

— Тогда этажом ниже, — зевнул он, — живет там одна старая кляча… ох, извините, я хотел сказать — ведьма, она… того, дьявольски любопытная…

И попытался захлопнуть дверь. Я успела лишь крикнуть:

— Под вами?

Он ткнул пальцем:

— Не… под ним…

А ткнул в бывшую Квартиру Эвы Марш!

Выразить свою признательность благодетелю я уже не могла — тот, не дожидаясь благодарности, захлопнул дверь.

В дверь этажом ниже мне не пришлось звонить, она была приоткрыта, и в щели блестел чей‑то любопытный глаз. Думаю, в любом большом доме найдется существо, которое от скуки живет чужой жизнью и дотошно интересуется всем, что происходит с соседями. Я остановилась и уставилась в этот глаз.

Щель расширилась, показался и второй глаз, однако цепочки с той стороны не сняли. Вовсе не стремясь к тому, чтобы передо мной гостеприимно распахнули дверь и пригласили в квартиру, я была готова побеседовать и здесь, на лестничной площадке. Ведь по опыту знала, что такие вот любопытные одинокие особы, заполучив желающего их выслушать, стремятся затащить человека в дом и удерживать там до скончания века, даже напоят его чаем и угостят засохшим печеньем, лишь бы посидел подольше.

— А пани тут чего надо? — послышалось из щели.

Я пояснила, что интересуюсь человеком, который жил в квартире номер четыре. Не может ли она рассказать мне кое‑что о своих соседях?

Тот же скрипучий голос подозрительно спросил:

— А пани одна?

Я не совсем поняла. Мужа и детей она имеет в виду, что ли?

— В каком смысле одна?

Глаза в щели вместо горизонтальной позиции заняли вроде бы вертикальную — один над другим, словно любопытная особа пыталась рассмотреть что‑то у меня за спиной, потом в щели опять засветился один глаз, но на большой высоте, и только потом особа изволила пояснить:

— Тут, спрашиваю я, тут, за дверью, вы одна или еще с кем?

— Одна, проше пани, одна я тут. Ходить еще могу и в помощи не нуждаюсь.

Баба за дверью отступила, дверь совсем закрыла и принялась греметь цепочкой. Кажется, мне таки не избежать церемоний.

— Входите, — приказала она, распахнув дверь.

Как я и предполагала — типичная немолодая баба из тех, которые водятся в каждом доме и знают обо всем, что в нем происходит. Жутко любопытные, они не только поделятся своими познаниями, но и высосут, по возможности, подвернувшегося собеседника. Увы, я знала, что мне придется ее разочаровать, вряд ли смогу пополнить запас ее наблюдений.

Хорошо, что в последнюю секунду я припомнила девичью фамилию Эвы Марш. С нее и начала, входя.

— Если не ошибаюсь, в этом доме когда‑то жило семейство Выстшик…

— А, так пани их разыскивает?

— Да. Именно разыскиваю. Может быть, вы их знали?

Она презрительно фыркнула и пожала плечами.

— Тогда вам придется сесть, так скоро обо всем не расскажешь. Как же мне их не знать, если над головой день и ночь топают и стучат! Покою от них нет!

Инстинктивно подняв голову, я прислушалась.

— Не стучат…

— Потому что их сейчас как раз нет!

— А выходит, они все еще тут живут?

— Ясное дело. А теперь их нет, потому как он в санаторий поехал, а она при нем сидит и ухаживает. А зачем они пани? Пани их знакомая?

Я уже давно с первого взгляда научилась оценивать аудиторию и в своих высказываниях легко приноравливаюсь к настроению слушателей. Сколько раз повторяю: в жизни никогда не известно, что пригодится, и в принципе любые навыки и умения не пропадают попусту.

— Вообще‑то не я их знакомая, а одна из моих приятельниц. Раньше она постоянно бывала у них, даже, кажется, приходится им какой‑то дальней родственницей. Так вот она и попросила меня разыскать их.

— А что, она сама не могла?

— Не могла, она не живет в Польше, а ездит по всему миру. То в Австралию, то в Америку…

— Чего ее так по свету носит? А где она сейчас?

Куда бы подальше выпихнуть Ляльку?

— …Сейчас в Пиренеях засела, у нее что‑то с ногой, вот и перестала скакать с места на место. И знакомых растеряла, а уж этих Выстшиков так ищет, так ищет! Видите ли, проше пани, она с их дочерью вместе училась, и они подругами были, а теперь никак не найдет Эву. Она тоже здесь живет?

Моя собеседница немного оттаяла и явно оживилась — поняла, что будет ей о чем порассказать, уж выговорится на славу!

— Да что вы! — живо подхватила она. — Эва давно от них сбежала, когда это было, поди, уж лет пятнадцать как ее тут нет. А то и поболе. И не сказала никому, куда уезжает, не только мне, родителям своим тоже. Подолгу где‑то пропадала, да от меня не скроешься, шила в мешке не утаишь — вылезло наружу! Связалась с одним таким, не расписались, не обвенчались, жили незаконно. И вот тогда у них в квартире начались такие скандалы, что страх и сказать! Просто ужас, скажу я пани. Ведь он, сам‑то, как разозлится — ровно медведь в лесу ревет, на весь дом слышно, даже на всю улицу, что уж обо мне говорить! Да у него характер такой, даже и не злится когда, а все равно — не говорит, а орет благим матом, того и гляди дом развалится! В церковь марш!!! Венчаться сей секунд!!! Через все четыре этажа насквозь пробивало! И что он дочь блудную и ее хахаля знать не желает, если не поженятся, как люди! Тогда она, Эва то есть, сказала: ладно, поженимся законным браком. И тогда что‑то такое произошло, что хахаль вдруг стал сюда приходить без нее! Уж и не знаю, что там у них стряслось. А потом я и сама уже не могла разобраться, тот ли самый приходил или другой какой. Но с папашей такая между ними дружба завязалась, что и сказать нельзя. Раз как‑то у Эвиной мамаши ненароком вырвалось, что Эва и от этого хахаля сбежала, дескать, с нее достаточно приказы отца выслушивать! Так что, пожалуй, они и не расписались. А в чем дело, я так и не поняла, да только Эва с той поры совсем сбежала и больше тут не показывалась. Папаша ревел, что она сама собой разбогатела и не нуждается теперь в нем, что отец для нее ничто, ноги она об него вытирает и что он ей покажет, пусть только появится. Вот о матери как‑то никогда не было речи, да и случая такого не было, чтобы она на улицу вышла или еще куда. Мать у Эвы тихая и спокойная, совсем обыкновенная, только все делает по указу мужа, он для нее ровно бог, она разве что не молится на него.

Сплетница так разошлась, так раскрутилась, что мне не было необходимости ее подгонять, я и сидела тихо, как мышь под метлой. А той, похоже, давно не с кем было посплетничать, вот она и тараторила без передышки. Потом вдруг замолчала, но я боялась пошевелиться, чтобы ее вдохновение не спугнуть, лишь молча не спускала с нее глаз, ожидая продолжения. И правильно поступила, так как это лучший способ поощрить разговорчивую собеседницу. В моих глазах она явно уловила, насколько интересно мне каждое ее слово, так что, переведя дыхание, баба галопом пустилась дальше.

— А еще он, когда ревел, по полу чем‑то стучал: такой грохот стоял — хоть уши затыкай или из дома беги. Мне и подслушивать не было нужды, говорю же — орал на всю улицу. А уж мне ли не слышать, когда такое над самой головой? И не просто вопил — аж надрывался, так драл глотку, что небось с того и разболелся. Вот теперь в санаторий уехали. Да это ненадолго, вернется — и снова все начнется сначала. Мне тут как‑то показалось, что они вернулись, двери у них хлопали и шаги по комнатам слышались, но, слава богу, не он. Тот ведь и пяти минут не мог просидеть без того, чтобы не драть глотку. А почему бы нормально не сказать, без рыку этого? Чаю, дескать, желаю, того–сего не могу найти, по телевизору опять черт знает что показывают… Так нет, нормальным голосом ни за что не скажет, все орет. Натура такая. А уж если какой футбольный матч, не дай бог, совсем пропадай! Уж и не знаю, чем он по паркету долбит, топорищем, что ли? Говорю пани: весь дом трясся, а мне хуже всех, ведь у меня все это прямо над головой. Ведь он, проше пани, даже когда смеялся, тоже медведем ревел, а уж коли смеялся — весь дом знал с чего. То пуговицу в суп бросит и от счастья разрывается, если кому в зубах застрянет. Эвке, дочери значит, в постель под простыню шишки подкладывал или миски с водой, а раз киселя налил, я хорошо слышала, он так просто гремел, от смеха заходясь, — в киселе, мол, искупалась. Любил такие шуточки.

О Езус–Мария! И бедняга столько вытерпела? Почему раньше не сбежала? Хотя, если еще была несовершеннолетняя, ее бы обратно к любящему родителю полиция приволокла.

— Фамилия моя Вишневская, — неожиданно произнесла хозяйка квартиры, и я подумала, что придется знакомиться. Но ошиблась. Это было просто продолжение ее излияний. — Как он только не измывался надо мной! То пани Ягодка, то Вишенка, то прямо в лицо: «Мое почтение пани Свиневской» — и корчится от смеху, заливается. «Ой, простите чешская ошибка», дескать, нечаянно оговорился… Я в долгу не оставалась и тоже обзывала его то паном Выкриком, то Стрикачем, то еще как пообиднее. А он только ржал как лошадь. Ужасный тип, просто невыносимый!

Я получила полную картину того, как жилось в семье бедной Эве. Ее отец и в самом деле жуткий тип, а после того, как сбежала дочь, от злости сделался и вовсе невыносимым, так что ничего удивительного в бегстве Эвы нет. Только вот и пользы мне от откровений соседки тоже немного, вряд ли я узнаю от нее, где же искать Эву Марш.

— Это действительно ужасно, — совершенно искренне оценила я нарисованные женщиной жуткие картины. Только вот… тот, ее… ну, которого вы назвали хахалем, с которым она так и не обвенчалась… Может, вы случайно знаете, как его звали?

— А какой вам толк от того, даже если и знаю, ведь она от него тоже сбежала! — отрезала соседка. — С ним, с этим… — указала она пальцем на потолок — видимо, бедняге даже называть по фамилии мерзкого соседа было противно, — с ним, говорю, они так подружились, что, если бы что о дочке слышал, сразу бы ему сообщил. Но я так считаю: все равно неправильно убегать от отца! — неожиданно закончила она.

Я удивилась.

— А вы бы не сбежали? — непроизвольно вырвалось у меня.

— Я! Я бы ему такой кисель устроила, век бы меня помнил!

— А с матерью она не поддерживала отношений? Мать‑то ведь нормальная.

— Какая там нормальная, вы что?! Она вторая половина этого медведя ревущего. Сама по себе, может, и нормальная женщина, но ему ни в чем не противится, даже если он не знаю что отмочит! Невозможно, чтобы она знала и ему не сказала. Вы не думайте, ему такое тоже в башку приходило, я много чего слышала, орал на нее диким голосом: «Сию минуту выкладывай, где эта паскуда! Ты должна знать, где она скрывается!». А мать клянется спасением души — не знает она, и плачет, плачет, аж жалко ее становится. А он свое знай гнет. Так что Эва правильно сделала, не сказав даже матери.

Да я и сама так думала.

—А раз был такой случай… — Не очень уверенно продолжила сплетница, видимо еще не решив, стоит ли говорить. Но не выдержала. — Похоже, Эве жаль было мать, и она позвонила. Мол, все в порядке, жива, здорова. И все.

— И что?

— А вы как думаете? Все из нее вытянул об этом звонке. Откуда звонила, по сотовому или обычному, и что там попутно было слышно в телефоне, ну все, до самой малости! Ему бы пыталыциком в инквизицию! Говорю вам, она от него ничего не в состоянии скрыть. Двадцать лет я все это слушаю, и всегда так было.

— Какая жалость. Очень огорчится моя приятельница. Я надеялась что‑нибудь узнать об Эве по старому адресу. И ничего. Моя приятельница только этот адрес и помнит.

— А этот хахаль… Я даже знаю, кто он, — вдруг заявила пани Вишневская, не слушая меня. — Такая у него лестничная фамилия… сейчас… перила… поручни… Вот! Поренч он! Флориан Поренч. Раз я слышала, как соседка вышла за ним на лестничную клетку и крикнула вслед ему: «Пан Поренч, муж просит передать вам, чтобы вы о той бумаге не забыли!» Поренч, значит. Я сначала было подумала, что она и в самом деле что‑то хочет ему сказать о лестничных перилах, потому как у них там перила были расхлябанные, легко поранить руку. Но сразу поняла — не то. А что он Флориан, так узнать проще простого. Когда он к ним приходил, этот медведь на весь дом рычал, только и слышно: «Флорек» да «Флорек».

Дрогнуло сердце. Флориан Поренч? С трудом верится. Неужто тот самый? Память моя еще не совсем пробудилось, но смутно припомнилось… Да, и имя и фамилия совпадают. Теперь я по крайней мере знала, где искать и кого расспрашивать…

К счастью, пани Вишневская не делала попыток угостить меня чаем, кофе и черствым печеньем, однако поток ее излияний продолжал стремительно нестись вперед. Я вслушалась. Вот промелькнуло имя настоящего мужа Эвы и быстро исчезло на горизонте. Почему‑то сплетница нашла лишним остановить на нем мое внимание. Кажется, замужество было коротким и пани Вишневская не очень в него верила. К сожалению, она в основном повторялась, со злобной мстительностью на все лады расписывая главное действующее лицо. Видно, Эвин папочка и в самом деле был неординарной фигурой, раз заполонил все сознание жёлчной бабы, так что она даже такой благодатной теме, как моральное падение блудной дочери, и ее сожительству без благословения ксендза не посвятила должного внимания. А ведь такие особы больше всего любят клубничку, к тому же она и в нормальном замужестве Эвы не была уверена. Из дому сбежала, связалась с мужчиной, от родителей отказалась — вон сколько всего. Но для Вишневской Эва была лишь маленьким эпизодом, все затмил папочка.

Наконец я с облегчением попрощалась. Вся моя добыча сводилась к одному имени — Флориан Поренч.

* * *

Уже с порога Магда возбужденно принялась докладывать о результатах своих поисков.

— Знаешь, Иоанна, от этого дела такая идет вонь, ну прямо как от сортира при коммунизме! И я подумываю, нс стоит ли тебе самой подключиться к нему при твоих криминалистических способностях, у меня‑то их нет, у меня стремления совсем другого рода. Такая пошла потеха, что и не знаю, чем кончится.

Я успокоила ее — это ненадолго, кончится скоро — и поинтересовалась, что будем пить.

— Вино! Я специально приехала на такси. Только вчера вернулась, не мешало бы обмыть расставание с моим Десперадо. Обычно у тебя хорошее вино, а как сейчас?

— Как всегда, хорошее. Такое приятное и незверское — пьется с удовольствием. А на закуску паштетики с маслинами.

— Супер! А то я уже пожалела, что не привезла колбасы, чтобы поджарить ее в камине. Хотя сейчас какой камин? Тепло ведь.

— Правильно. Это во–первых. Во–вторых, камин требует внимания, а у нас с тобой, насколько я понимаю, грандиозная афера, так что не стоит отвлекаться. Колбасой займемся в следующий раз, при третьем трупе.

Магда резко обернулась.

— О! Так ты уже знаешь?

Я принялась откупоривать бутылку штопором.

— Знаю, — пыхтя, ответила я гостье. — Евгениуш Држончек. И чуть ли не у меня на глазах.

— Но это не ты?..

— Вот еще! Он меня только смешил, а это не причина и даже не повод. И для мотива слишком мало.

— Ты права, на него не стоило тратить силы. А откуда ты об этом вообще знаешь? Если не ошибаюсь, об этом еще не писали, все раздумывают над формой и содержанием, а если серьезно, говорят, менты потребовали пока не сообщать в печати. Так каким образом тебе удалось узнать раньше? Ведь только вчера…

Я коротко рассказала ей обо всем и достала рюмки. Магда плюхнулась в кресло, чрезвычайно заинтересованная и очень встревоженная.

— А откуда возьмется третий труп? И кто это будет?

— Понятия не имею, но очень надеюсь, что уж кто‑нибудь постарается. Следующий из той же отрасли. Пока они лишились крупной шишки и мелкого примитива, может, теперь окажется нечто среднее… А ты кончай тянуть и говори, что с кассетами? Я вся извелась от нетерпения.

— Погоди, погоди, ведь это такая сенсация! Ты и в самом деле считаешь, что мотив кроется в их творчестве?

— А ты сомневаешься? Любишь классиков? Теккерея читаешь?

— С наслаждением!

— Ну, тогда представь, что на роль Ребекки Шерп Вайхенманн выбрал бы тебя.

Магда подавилась паштетиком и чуть не облилась вином. Как известно, Ребекка Шерп была худенькой, маленькой блондинкой, Магда же являлась воплощением статных, я бы сказала — монументальных красавиц. Высокая, черноволосая, темноглазая она бы могла служить моделью Фидию, Праксителю, даже Микеланджело, хотя, чтобы понравиться последнему, ей пришлось бы малость пополнеть.

— Так я же не актриса.

— Ну и что? Это не имеет никакого значения. Подходишь ему — и этого достаточно. Хорошо, что по «Ярмарке тщеславия» сделан кинофильм, и я, к счастью, не знаю режиссера, а то, если бы того режиссера кто‑нибудь пришил, опять стали бы приписывать мне…

— А его почему?

— Да боюсь, я слишком много кричала, что в экранизации беременность длилась три месяца.

— Не смеши меня! Я не видела экранизации, к сожалению…

— И не жалей, ничего не потеряла, хотя такая физиологическая аномалия стоит того, чтобы взглянуть на нее. Как известно, возвращение Наполеона продолжалось сто дней, то есть три месяца с небольшим, и ровно столько же длилась беременность. Хуже того, Амелия вообще выходит за Джорджа незадолго до битвы при Ватерлоо, Ребекка могла, конечно, постараться забеременеть раньше, но этого никто не заметил, так что обе рожают одновременно, сразу после победы. Можно сказать, в военной суматохе. Знаешь, мне от этого нехорошо делается.

— Мне тоже. Трудно поверить. А ты не ошибаешься?

— Я даже записала на пленку, но, кажется, стерла запись. Так что с кассетами Марш? Отчего афера?

Сев поудобней, Магда отпила глоток вина.

— Не стану тебе рассказывать все с самого начала, сама все знаешь, но представь, при одном упоминании о кассетах все замешанные в этом деле бледнели и пытались уклониться от ответа. Но у меня есть свои каналы, упрямства и настойчивости тоже хоть отбавляй, так что я добралась до сути. И сделала выводы. Так вот, две книги Эвы Марш были экранизированы нелегально!

— Ах! — вырвалось у меня.

— Она ни за что не хотела отдавать их телевидению, нет никакого договора с ней, нет ее согласия на экранизацию…

— Издатель!

— А ты откуда это знаешь? Да, продало издательство, минутку, как его…

— «Гратис»!

— Именно «Гратис». Подай она на них в суд, наверняка бы выиграла. На Западе дело пахнет миллионами: возмещение убытков и все такое… У нас же хоть до посинения мотайся вокруг луны. Пани директор, которая поставила свою подпись перед запуском фильма в производство, уже не работает, а была это на редкость глупая, продажная и сексуально озабоченная баба, любой мужик моложе ста лет мог заставить ее подписать что угодно. Три года как ушла, успев отмочить парочку таких номеров, что глаза на лоб лезут. А ты знаешь это издательство?

Настала моя очередь. Такое удовольствие поведать верному другу про все эти пакости! Я поудобнее устроилась на диване тоже с рюмкой в руке.

— Еще бы мне не знать! Два молодых человека в расцвете сил, оба, откровенно говоря, очень недурны собой. Теперь понимаю, по какой причине окаменели, услышав имя Эвы Марш, и почему у них не оказалось ее договора.

— Она его порвала! — обрадовалась Магда. — И хорошо сделала. В суд не подала, насколько мне известно, но они все еще ее боятся, так как в издательстве до сих пор работают люди, чьи подписи фигурируют под договором с нею. Директриса их заставляла…

— А куда она подевалась, эта директриса? Перешла в Министерство культуры? Тогда не страшно: там никто ничего не делает — значит, и вреда никакого.

— Во всяком случае, малейшего упоминания об экранизации Эвы Марш они боятся как черт ладана и кассеты спрятали в очень укромном месте: под кроватью, под полом или в древней гробнице на кладбище. Но я все равно дознаюсь, назло врагам! У меня, чтоб ты знала, там, кроме приятелей и друзей, имеются и враги.

Я от всего сердца похвалила мою дорогую помощницу. К сожалению, я никак не могла вспомнить фамилий создателей той гадости, в которую они превратили творения Эвы Марш. Лишь в титрах могла их увидеть, но для этого нужны кассеты с фильмами. Я очень сомневалась, чтобы даже у Ляльки они сохранились — она в гневе могла их уничтожить, выбросить, что‑то другое на них записать… Магда тоже никаких фамилий не запомнила. Однако подсказала идею — их могла знать Марчуся. У той вообще больше контактов с продюсерами, непризнанными гениями, чтоб им, этим ублюдкам…

— А я вращаюсь в кругах других извращенцев, — добавила Магда.

— Однако ты можешь знать, кто такой Кшицкий! — не уступала я. — Меня о нем расспрашивали — я говорю о ментах, которые ведут расследование, — а я не знала. Кажется, он был ассистентом Вайхенманна.

Магда удивилась.

— Вальдек Кшицкий?

— Конечно, я знаю Вальдуся. Ассистентом он стал недавно, а может, и вообще не стал, знаешь, такой ученик чародея. Я сама удивилась, что он добровольно сунул башку в ярмо, потому как мальчик он был неглупый и вообще человек приличный. И к Вайхенманну так же подходит, как фрак для сенокоса…

— Подходил…

— Правильно, подходил… Хорошо, что это уже в прошлом.

— А зачем он вообще к нему подался?

— Кажется, Вайхенманн сам предложил ему сотрудничество. Потребовалась свежая кровь, а Вальдусь как раз и подвернулся. А что, он теперь ходит в подозреваемых?

— Похоже на то. Вот ты сама как считаешь, он способен был его укокошить? Скажем, от зависти, в нервах, потому как от идей чародея ему нехорошо делалось. Я ведь не знаю, как он относился к погибшему подонку.

Магда, подумав, отрицательно покачала головой.

— Негативно относился, я знаю. Но Вальдусь начисто лишен бандитских замашек, он в преступники не годится. А за те несколько месяцев, что проработал у Вайхенманна, не мог дойти до такого состояния, чтобы уже не владеть собой. А если бы и дошел, сделал бы это в присутствии всех актеров. Нет, я бы на Вальдуся не ставила…

Я бы тоже. У меня в запасе был еще кое‑кто.

— Слушай, вот еще один. Не приходилось ли тебе слышать такое имя — Флориан Поренч?

— Что ты говоришь! — изумилась Магда. — Да и ты тоже наверняка слышала. О нем тогда только все и говорили, это имя гремело на всем телевидении. Его так и называли: клоп кровососущий, или та же пиявка, да мне он был до лампочки. А вот Мартуся направо и налево поносила его — кажется, он совсем отравил ей жизнь. Ее спроси, она должна знать.

Я и без ее советов собиралась в первую очередь расспросить Мартусю, просто еще не успела. Магда появилась первой, как только я вернулась домой. И вообще, события развивались на редкость молниеносно, следовали одно за другим. Всего четвертый день, как я вернулась на родину, а происшествия обрушились на меня словно Ниагара. Суток не хватало, времени не оставалось на то, чтобы спокойно посидеть и все обдумать. И еще все сердятся, что я так стараюсь скрыть ото всех свое возвращение из‑за границы! Просто не знаю, отчего так получается, но стоит мне появиться в стране, как все приходит в движение и с каждым днем одно накручивается на другое, прямо какая‑то свистопляска! А ведь, говорят, есть люди, которые скучают, выйдя на пенсию.

Словно подслушав мои мысли, Магда поспешила опередить мои возможные упреки:

— Только не говори мне, что я тебе мешаю и явилась лишь отнимать время, — потребовала она. — И не давай понять, что мне следовало бы улетучиться.

— Да ты что! — успокоила я подругу. — Избави бог! Даже смотреть на тебя — и то одно удовольствие, а уж беседовать… И не будь все вокруг так серьезно, я бы сейчас просто вся светилась от радости. Не собираюсь ни на что намекать, никуда тебя не отпущу, тем более что у меня еще есть вино.

Магда схватила в руки свою сумочку.

— Можно, я покажу тебе своего Десперадо? У меня тут несколько его фотографий. Сама понимаешь, я сейчас наполовину им занята, знаешь, такие чувства обуревают, сама удивляюсь. Он будет в Варшаве на будущей неделе, а я попытаюсь организовать себе командировку для репортажа о Тригороде, Гданьск–Гдыня–Сопот, конкуренция ужасная, но я отобьюсь, может, и удастся, тема историческая, шестнадцатый век, янтарь, семнадцатый век..

— Сразу вспоминаешь Деотыму, об этой писательнице как‑то подзабыли…

— А я что говорю? Экранизация для взрослых, настоящая, продуманная, уж я бы собрала материал…

— Минуточку! — спохватилась я. — А ты уверена, что это уже не перехватили? Что‑то такое вспоминается…

— Может, еще довоенное, — отмахнулась Магда. — Я ничего похожего не припомню. А мой мексикано Десперадо уже там зафиксирован, работы мне месяца на три, уж я постараюсь не спешить, вот смотри. Это он.

Нуда, черт побери, и в самом деле, парень — огонь, вот они с Магдой оба на снимке. Магда права — настоящий цивилизованный Десперадо, Техас, Мексика, Европа! Редкий экземпляр.

— Ему бы только коня и лассо, — похвалила я. — И такой, знаешь, кольт на ремне.„

— Два!!!

— Можно и два. Не мой тип, но тебе я не удивляюсь. Очень хорошо, займись янтарем. Однако до того раздобудь мне кассеты с телевидения. Чтобы я уже совсем искренне пожелала тебе больших успехов!

Значит, мне остался Поренч. Что у него общего с Эвой Марш? Хахаль Эвы Марш отравлял жизнь Мартусе, Эва у него была в Варшаве, Мартусе он паскудил в Кракове, такой вот вояжер! И когда это было, не одновременно же?..

Память моя мгновенно проснулась. Давно к чертовой матери выбросила я из головы тему, от которой были одни неприятности. Но вот теперь отчетливее стали проявляться некоторые подробности, вызывающие самые противоречивые чувства. А среди них на первом плане явственно возникал ужас от предполагаемой ошибки.

И возможно ли вообще такое, чтобы Эва Марш выбрала себе такого вот Поренча?!

***

А вот и вовсе не выбрала!

Лишь поздно вечером включила Мартуся свой сотовый, и первое, что она сделала, — выплеснула из него ядом.

— Поренч! Ничего лучше не могла придумать? Как такое тебе в голову пришло? Не смей при мне даже произносить это имя! И чтобы я больше не слышала об этой свинье!

— Вот насчет свиньи, — пробормотала я безропотно, — мне так и казалось, что я кое–какие мелочи подзабыла. Когда это все происходило? Ну, та твоя афера?

— Когда?.. Да почти четыре года уже прошло. И что это ему дало, подлецу? Так и не бросил у них якоря. Да я тебе сто раз об этом рассказывала, хочешь, напомню? Хотя меня всю так и трясет от отвращения. Простить себе не могу, что чуть было и тебя не втянула в это грязное дело!

Вот тут и я припомнила. Ну конечно же, она мне об этом рассказывала, я даже мимоходом познакомилась с Поренчем как с любовником Мартуси, а что? Внешне он производил неплохое впечатление. И все‑таки тут же я почувствовала в нем нечто такое, что меня сразу же от него отшатнуло. И никак не могла понять, что она в нем нашла, хотя, возможно, тут дело вкуса. Однако с самого начала меня охватили нехорошие предчувствия…

В Краков она перетащила его на собственную погибель. Предполагалось, что он станет вторым режиссером у Лапинского, который ставил очень редко, зато выдающиеся вещи. Краковское телевидение решило разориться на производство, я видела результаты, некоторые отрывки просто отличные. Помню, все удовольствие при их просмотре отравляла мне слезами и отчаянием Мартуся, оскорбленная в своих лучших чувствах. Я очень хорошо ее понимала и сочувствовала от всего сердца, ведь ее обвели вокруг пальца, с большой ловкостью использовали и отшвырнули за ненадобностью, а она уже настроилась сделать большую карьеру. Режиссера ей не дали, все ограничилось должностью заведующей производством, просто смех. А этот подонок, Поренч, зацепился там, разыгрывал влюбленного, так весь и пылал от страсти… Взлетел на верхнюю ступеньку карьеры краковского телевидения. Как он это сделал? Ничего удивительного, там всем заправляла пани Иза: она не только переспала со всей дирекцией, но и с этим паршивцем роман закрутила. Однако есть еще справедливость на белом свете он погорел на том, что принялся перечеркивать сценарий Лапинского, внося в него свою лепту. Большой шум тогда поднялся, гром и молнии захлестнули телевидение, но как‑то быстро все потушили, Поренчу дали пинка под зад и вышвырнули потихоньку, лишь пани Иза какое‑то время ходила с кроличьими глазками. А за то, что Мартусе он тогда грандиозную свинью подложил, пусть постигнет его, мерзавца, заслуженное наказание! Да как я могу забыть про эти ее страдания, о которых она мне все рассказала?!

Я не знала пани Изы, и ее любовные перипетии меня не интересовали ни в малейшей степени, однако с интересом выслушала эту несчастную повесть и все вспомнила. Ну как не стыдно, забыла о терзаниях Мартуси, ведь она тогда столько плакалась мне в жилетку!

Я попыталась оправдаться:

— Нет же. В общих чертах о свинстве я помню, только услышала фамилию Поренч, меня словно кто пихнул, просто хотелось убедиться, не перепутала ли чего…

— Убедиться ей захотелось! Убедилась?! Или тебе еще мало?

— Знаешь, он в обстоятельства не очень укладывался, никак я его не могла под них подогнать. Вроде бы раньше он был приписан к Эве Марш…

— Чушь собачья! — выкрикнула Мартуся, извергая огонь, пламя и поливая их мстительным ядом. — Это он сам трепался о таких вещах, вешал людям лапшу на уши, горло драл, особенно перед бабами, которые могли ему пригодиться. Да нет, не только в смысле карьеры, просто помогли бы проникнуть в нужную среду — познакомить с нужными людьми, одолжили бы денег, которых он никогда не отдаст…

— Если не ошибаюсь, то ты тоже…

— А как же! Ясно, я тоже попалась на эту удочку!

— Но говорят, с Эвой Марш он и жил вместе…

Мартуся злорадно захихикала.

— Все правильно. Жил. Вместе. На одном этаже в двух разных квартирах и совершенно случайно. Она там давно проживала с родителями, а он снял квартиру у типа, который вечно уезжал за границу и в той квартире почти не бывал. Вот это у него называлось «вместе».

— Но вроде бы считалось, что они стали парой…

— Кто так считал? Кто так говорил? Ты это от нее самой слышала? Нет, это он давал понять, причем так деликатно, что духовой оркестр по сравнению с ним — тишь да гладь. И на нее же бочку катил, преподносил в таком духе, что это она пылала к нему страстью, а он — нет! Потом из вежливости согласился — надо же уступать дамам — она уперлась: будем вместе писать сценарий, и он опять согласился, и не знаю, что он там еще наплел. А все было как раз с точностью до наоборот.

— А ты откуда знаешь?

— От него самого. Надо было слышать, КАК он об этом рассказывал, даже солгать толком не умеет! У него то и дело вырывалась правда, шила в мешке так и не смог утаить. Возненавидел ее смертельно, и уж чего только о ней не наплел! Из себя строил мученика, а она, гетера бесстыжая, использовала его, обманула и выставила, так что он вынужден был бросить ее.

— Вроде не очень‑то последовательно…

— А он не дает себе отчета, что заврался. И возможно, меня считал кретинкой, так не очень‑то и старался выдумывать. Он ведь внешне хорош, — ты видела его, знаешь, внутри же, тьфу! — одна мерзость. Сверху посеребрено, а внутри дерьмо. Даже если бы она с ним… да нет, не совсем ведь потеряла голову, а если головка слегка и закружилась, все сразу прошло, лишь только приступили к сценарию.

— А к какому сценарию? — не очень поняла я.

Тут что‑то не так, кто‑то напутал. Или я не так поняла, или соседка плохо подслушивала, или папаша позволил обвести себя вокруг пальца.

— Того, который они писали вместе, — пояснила Марта.

— Минутку. Что за сценарий они писали вместе? Первый раз слышу.

— Ты разве не знаешь? А вполне возможно, что и не знаешь. Он хотел писать с тобой, ты уж извини меня, но ты не пошла на это. С тобой все обошлось тихо–мирно в узком кругу, никто и не знал. А в случае с Эвой Марш было совсем по–другому. Как только появилась вторая экранизация по ее книгам, он тут же уговорил ее писать с ним вместе сценарий.

— Так, как ты меня уговаривала?

— Брось, Иоанна, я глупость отмочила, так ведь извинилась перед тобой. С кем не бывает. Но, думаю, ее он обрабатывал, доказывая, что у него есть нужные знакомства, блат, он сам и режиссером будет, ну она и поддалась. Поддалась, раз написали, как же еще? А точнее, написала‑то она. Я читала, очень хороший сценарий, да что я такое говорю — просто супер! Сразу видно — ее заслуга. В нескольких частях. Сняли две части, и даже не стану говорить, что из этого вышло, я и слов таких не знаю. «Дерьмо» было бы незаслуженным комплиментом. Дальше снимать не стали, и отснятое наверняка где‑то лежит. А потом этот… ох, тут бы я выразилась! — вывел из себя Лапинского и вынужден был когти рвать.

— Так, так, — только и сказала я, а в голове — вихрем мысли. И главная: надо же, какой опасности я тогда избежала!

Мартуся вдруг спохватилась:

— Слушай, мы тут с тобой о пустяках, а там Држончек Он и в самом деле убит?

— Магда говорит — и в самом деле.

— Да кому же захотелось пачкаться о такую мразь…

Я не дала ей закончить.

— Наверняка какой‑нибудь эстет, не выдержавший его «творчества». А Поренч адреса не называл?

— Да, минутку, сейчас постараюсь вспомнить. Я еще подумала — какая смешная улица. Вспомнила! Улица Винни–Пуха!

— В центре. Слушай, улицы Винни–Пуха нет!

— Как это нет? — удивилась Мартуся.

— Административно нет. А на практике есть.

Мартуся жалобно простонала:

— Возможно, меня слишком расстроили отвратительные воспоминания и я стремительно поглупела. Не понимаю. Я же отлично слышала — она живет на улице Винни–Пуха, и он даже этим гордился.

— И правильно, очень элитарный район, и все улицу так и называют. Но официально улица Винни–Пуха называется улицей Варецкой. Это все равно что улица Тувима — это Свентокшистская и Новый Свят. Поскольку я лично пострадала из‑за этого, то хорошо запомнила.

Мартуся была заинтригована.

— Вот не знала, надо же, какие странные вещи творятся у вас в Варшаве. Но я все равно не понимаю, откуда известно, что это улица Винни–Пуха?

— По всем стенам написано, вот и известно. А у домов с номерами — Варецкая.

Еще не совсем поняв, Мартуся вдруг о чем‑то глубоко задумалась.

— Знаешь, я не помню… кажется, тоже слышала. Я хочу сказать, Слышала номер квартиры. И еще, какой‑то по счету подъезд… И где же он сейчас, этот Поренч?

— Не имею понятия. Возможно, не в Варшаве, а, например, в Лодзи. Или вернулся уже в Варшаву?

— Да уж не пропадет, отыщется. А он тебе зачем?

— Мне он ни к чему. Наоборот, я бы не хотела с ним столкнуться. Мне нужна Эва Марш.

— Зачем?

— Трудно сказать. Да для всего. Она мне для разных вещей нужна.

Мартуся не стала допытываться, оставила меня в покое и вернулась к тому, что относилось к ее профессии.

— Знаешь, что они сделали с тем ее сценарием? С совместным их трудом? Ни в жизнь не догадаешься! Там были восхитительные, потрясающие сцены, а сняли что? Растянутое, как кишки, не пойми что. Вместо свежей рыбы — сиськи продавщицы, причем растянутые в бесконечность! И больше ничего. И это выдается как величайшее достижение современности! Удачный прием! Тьфу, при одном воспоминании тошнит!

— Это такое новое направление, — поучающе заметила я. — Ну вот как в фильме «Огнем и мечом» вместо фляги знаменитого выпивохи пана Заглобы нам показывают бюст трактирной девки. Знаковые символы заменяются зрительными.

— Что?!

Ничего. Женджян в полузабытьи таращит глаза и оживает при виде такого.

— А диалог в ее экранизации хуже рекламного бреда. Клянусь, я давно нигде такого не видела. А может, и никогда!

Тут вдруг мне многое стало понятным.

— Кто это делал?

А, один восходящий гений, Юлиуш Заморский, кто‑то его силой нам навязал — разумеется, кто‑то из варшавских. С большими амбициями мальчик..

— А чем он занимался до сих пор?

— В муках породил пять или шесть фильмов, стругает их из старых детективов, переделывает по своему вкусу и получается у него… ну как у Агаты Кристи в «Восточном экспрессе», когда Пуаро появляется в виде огромной черной снежной бабы с ноутбуком. Про это иначе и не скажешь…

Тут вдруг в трубке телефона пропал текст, вместо него раздались вой, дикий хохот, ужасающие стоны и хрип… Мартуся не нашла слов, заменив их звуками, которые в экстазе издают певцы–любители на эстраде…

— Поняла? — донеслось до меня через какое‑то время.

— О да! Теперь я начинаю почти все понимать, — подтвердила я.

***

Адам Островский настоятельно просил разрешения навестить меня. Я с радостью согласилась, без сожаления отказавшись от запланированной работы, поскольку и мне тоже очень хотелось побеседовать с ним. По телефону он ни словом не намекнул на тему интервью, которое намерен взять у меня, да я и сама догадалась, о чем пойдет речь. Почему‑то обычно мы с ним встречались там, где происходили какие‑нибудь неприятности, и он никогда не имел возможности спокойно записать все, что хотелось. В моем же доме обстановка спокойная, говори и записывай что вздумается.

Островский был хорошим и — редкий случай — честным журналистом. В своих интервью он никогда не перевирал сказанного собеседником, не приписывал ему сказанного другими, не выдумывал, чего не было. Вопросы задавал обдуманно и на тему. И был грамотным. Кроме того, был просто симпатичным человеком и опытным журналистом, остроумным и находчивым. Мы были знакомы уже много лет, он взял у меня два больших интервью и одно маленькое, и мне абсолютно не к чему было придраться.

Я приготовила и кофе и чай. Островский предпочел кофе.

— Ну, а вы что скажете? — начал он без предисловий. — Такой шум вокруг всего этого подняли!

— А что, разве по моему лицу вы не видите? Мне еще не мешало бы подпрыгивать и хохотать от радости?

Островский полез в свою сумку и предупредил:

— Это еще не интервью, я пока не созрел для него. Но любой знает, что вы второй раз одно и то же не только не сделаете, но и не повторите. Разрешите, я стану записывать?

Я лишь плечами пожала.

— Ясное дело. Только прошу не злоупотреблять отдельными моими фразами, вырывая их из контекста.

— Разумеется. Вы меня знаете. Откровенно говоря, мне и самому любопытно знать, кого вы подозреваете. Так сказать, в личном плане любопытно.

— В личном плане бабка на двое сказала. Лично мне он был противен до такой степени… Минутку, а вы про кого спрашиваете? Про Вайхенманна или про Држончека?

— Меня интересуют оба.

— Вот я и радуюсь из‑за них обоих и не намерена скрывать своих чувств. Я до такой степени не переносила этих мерзавцев, что старалась поменьше о них думать, а потому практически ничего не знаю об их частной жизни. Држончек — это такая маленькая, раздутая от спеси жаба, а вот Вайхенманн… Черт его знает, что он кому сделал плохое и кто его ненавидел до такой степени, чтобы укокошить. Полагаю, все! Наверняка все. Разве что вам известно о каком‑то исключении?

— Ни о каких исключениях я не слышал.

— Вот я и говорю. Значит, не ошиблась. И тут такое дело. С одной стороны, кто‑то пострадавший по служебной линии — человек со сломанной карьерой, вышвырнутый за ворота, отогнанный от корыта, с другой стороны, тот, которому все это «творчество» стало поперек горла. Не выдержал и в ярости пришиб мерзавца. Третьего варианта не нахожу.

— А Држончек? Вы полагаете, что он тоже кому‑то мешал?

— Об этом вам известно больше, чем мне. Я лишь могу предположить следующее: какому‑нибудь рекламщику или составителю программ — неважно, как они правильно называются на телевидении, — он внушил мысль, что работает над шедевром, хитом столетия, экстра–супер и даже больше, начальство огребет все награды, — короче, заливал по–страшному. Кретин поверил и подмахнул не глядя, принялся рекламировать вовсю, вплоть до залпов из «катюш». А когда просмотрел разрекламированный шедевр Држончека и рванул к нему, высказать все, что думает… Короче, когда опомнился, узрел перед собой бренные останки.

Островский слушал с большим интересом.

— Отличный получается у пани детектив, хотя я несколько сомневаюсь насчет таких эмоций… А не полагаете вы, что, напротив, какой‑нибудь патриот…

— Патриот? Вы имеете в виду?..

Островский наверняка больше меня знал о таких вещах и внес свою лепту в версию убийства.

— Мы же посылаем фильмы на конкурсы, фестивали и тому подобное. Ублюдочные фильмы Држончека тоже посылали, мне лично было стыдно за уровень нашей культуры…

— Из патриотизма? Мне бы тоже было стыдно. А что о них на всех этих фестивалях говорили?

— Тактично замалчивали.

Я покачала головой, пытаясь сохранить хоть остатки объективности, но все равно не удалось. И задумчиво произнесла:

— Если бы Држончек снимал фильмы, я бы, скорее, сделала ставку на автора произведения. То же самое в случае с Вайхенманном, если бы он измывался над живыми…

— Так ему же удалось нескольких отловить!

— Вот они у меня и занимают первые места в списке подозреваемых. Разве что их чувства несколько притупила реклама–Тут мой гость взорвался.

— Ну что пани такое говорит, уши вянут, ей богу… Разве это реклама? Чистая антиреклама! Для каждого автора это прямая компрометация. Неужели вы не обратили внимания на такой факт? И никто вам не сказал?

Журналист недоумевал, подозрительно глядя на меня. Я тоже с подозрением и недоумением смотрела на журналиста, не понимая его.

Выпив одним глотком остаток кофе, он заговорил:

— После неудачной экранизации стремительно падает спрос на книгу. Неужели вы об этом не знали? Автор теряет популярность, им больше никто не интересуется. Несколько очень неплохих авторов пострадали от этого, среди них Бенинья, Дышинский, Марш…

Я так и подскочила.

— Эва Марш, сказали вы?

— Ну да. Из‑за того, в каком виде вышли на экране ее творения. А вы сами?..

— Лучше и не напоминайте! Я, можно сказать, поставила рекорд, мои произведения никогда не появлялись на экране и были вычеркнуты из списков экранизаций, но зато я знаю причины этого. Иногда из‑за вражды постановщиков, иногда из‑за противоречий в творческом коллективе… Может, с Дронжеком тоже кто‑то ссорился, а вот с Вайхенманном не посмел бы… И встать ему поперек дороги тоже не решился бы. Да, взрыв эмоций — это сила. А вот насчет того, что после провала фильма падает продажа книги, — это правда?

— А то вы не знали! В разной степени, но вообще падает. Я лично сколько раз сталкивался с этим явлением. Пропадает интерес к автору. А вас это удивляет?

— Что вы, напротив! То есть удивляет факт, что реакция читателей так похожа на мою. Если честно, то такой поддержки я не ожидала.

— Не понимаю я вас, — нахмурился журналист. — Ведь вам же это давно известно и вы сами не раз говорили, что всегда оказывается виноват автор.

Он прав, и я несколько раз утвердительно кивнула. Тут же вспомнила и не преминула сказать журналисту о весьма примечательном факте:

— Откровенно говоря, если бы сначала посмотрела фильмы по романам Агаты Кристи «Выстрелы в Стоунгэйтс» и «Тайна бледного коня», то в руки бы не взяла ее книг. То же с «Усыпленным убийством». Смертельная компрометация и антиреклама, впрочем, она сама именно так оценивала эти творения кинематографа. Точно так же обстоит дело с произведениями Мэри Хиггинс Кларк. Счастье еще, что я много читаю и всегда опережаю фильм. А Эва Марш? Маленькая пухленькая блондиночка в роли Агнешки Дигант! Надо же такое отмочить! Интересно, какой кретин подбирал актеров на роли?

— Могу сказать, какой именно. Разумеется, режиссер.

— Какой режиссер?

— Гениальный постановщик, Юлиуш Заморский. Недавно его даже наградили.

— Заморский! Тот самый, сценарист… Вот и еще кое‑что узнала. Выругавшись про себя, я жестом предложила Островскому вторую чашку кофе. Он охотно согласился, тем более что чашки у меня были очень маленькие.

— И вы думаете, что именно поэтому она перестала писать? — спросила я, ставя перед гостем кофе.

Островский, уже запустив ложечку в сахарницу, замер и бросил на меня быстрый взгляд.

— Вы имеете в виду Эву Марш? Интересный вывод. Но мне казалось, вам лучше знать.

— Почему мне…

— Да такое у меня создалось впечатление, что вы с ней как‑то связаны. Нет, не то слово. Точнее, знакомы. Нет? Ну тогда заинтересовались ею?

— Нет, мы не знакомы, я ничего о ней не знаю, и очень хотела бы узнать. И вообще, с чего вы взяли, что я заинтересовалась?

Островский помолчал, помешивая кофе.

— Наверное, от кого‑то услышал. С кем вы о ней говорили? Фильмы, кассеты? Что‑то в этом роде… Какое‑то легкое дуновение ветерка донесло.

Я еще успела подумать, что на телевидении сплетни разносятся не с легким ветерком, их со свистом рассеивает бешеный вихрь, но тут вдруг хлопнула входная дверь, и грохот в прихожей заставил нас вскочить с мест. В гостиную, уже не бешеным вихрем, а яростным смерчем ворвалась Магда. Не звонила у калитки, не постучала в дверь! Затормозила, уцепившись обеими руками за буфетную стойку, с размаху заехав по лампе качающейся на плече сумкой.

Что с ней? Мы молча смотрели на нее. Всегда элегантная, ухоженная, с отличным макияжем, теперь она не походила на себя, а лишь тяжело дышала и молча взирала на нас.

— Магда? Ты? Что случилось? — тихо спросил Островский.

— Магда? Езус–Мария! Что стряслось? — дико заорала я.

Стуча зубами, Магда с трудом произнесла:

— Дай мне что‑нибудь! Водки, коньяку, что там у тебя найдется? А должна бы ты сама, а не я… Трупы — твое хобби, не мое! Дай же выпить!

Я бросилась к серванту. Под руку попал кальвадос — подходящий, серьезный напиток Схватив большую коньячную рюмку, я щедро плеснула в нее успокоительной жидкости и преподнесла Магде. Не чванясь, та осушила ее одним махом и протянуло мне посуду.

— Я видела машину… Адам меня довезет в случае чего… Надеюсь… Дай еще немного.

Я повторила операцию. Теперь Магда проявила некоторую умеренность. Островский как‑то робко снял с ее плеча сумку, помог сойти с трех ступенек и усадил в кресло. Магда сделала глубокий вдох и попытку немного пригладить прическу. Из вежливости я тоже сделала вид, что пью, вытащив вторую рюмку и плеснув в нее капельку вина. И нетерпеливо потребовала:

— Говори же!

— Я сбежала! — сообщила нам Магда. — Вид ужасный, вынести не было сил! Ну, я и сбежала.

— Откуда сбежала?

— Как откуда? С телевидения. Подальше от трупа.

Детектив они, что ли, ставят? — подумалось мне. — И переборщили с реализмом при показе жертвы. Да ведь Магде уже пора бы привыкнуть. — И недовольно заметила:

— Несмотря ни на что, телевидение все‑таки не морг и даже не прозекторская. Откуда ты там взяла труп?

— Да ничего я не брала, он там уже был! — простонала Магда. — Погоди, сейчас расскажу, только имей совесть, могла бы посочувствовать, вместо этого ты задаешь какие‑то глупые вопросы… Я так не могу…

Островский деликатно предложил Магде рассказать обо всем поподробнее. В упор глядя на него, Магда с подозрением поинтересовалась:

— А мы не обижены друг на друга? Что‑то мне такое вспоминается…

Смутившись, журналист не очень уверенно ответил, что вроде бы нет. После того не очень удачного ужина в Лодзи…

Нашли время разводить церемонии! И я решительно их пресекла.

— Теперь уже не обижены. И вообще, какое это имеет значение? Адам прав, расскажи обо всем с самого начала. Итак, ты пошла на телевидение и…

— А ты откуда знаешь, что я пошла туда?

— Раз ты оттуда сбежала, значит, перед этим требовалось туда прийти. Не отвлекайся! Итак, ты пошла на телевидение. На Воронича?

— Да, на Воронича. Из‑за тебя отправилась, чтобы поискать там кассеты. По телефону мне ничего не удалось узнать, пришлось самой туда отправляться.

— В благодарность в случае чего труп я возьму на себя! — благородно пообещала я.

— Тебе не справиться, он слишком большой. Хотя нет, скорее, такой… средний. Но толстый. Жуть!

Я тоже слегка вздрогнула и потянула к губам свою рюмку, которая почему‑то оказалась пустой. Поспешила налить в нее, а заодно и Магде. Кальвадос еще никому не навредил. Островскому пить нельзя, он за рулем. На всякий случай вопросительно взглянула на журналиста, но он этого не заметил. Наморщив брови, он почему‑то пристально всматривался в брелок с цветком, висящий на спинке дивана.

— Вот странно, — задумчиво произнес он. — Я не могу припомнить, чтобы хоть раз видел толстый труп.

— А худые трупы ты видел?

— Случалось пару раз…

И опять я не дала ему договорить, невежливо перебив, поскольку не хотелось, чтобы мы слишком отдалились от темы.

— Толстые трупы встречаются очень редко, — со знанием дела поучительно заметила я, хотя вовсе так не думала. Может, как раз часто? Ну, рассказывай, поторопила я Магду. Пошла ты туда и…

Тяжело вздохнув, Магда немного подкрепилась и начала:

— Поговорила там кое с кем, сбила с толку знакомого охранника и охмурила его — но ни за что не вспомню, какого именно, — и спустилась в потайной склад. Узнала я о нем по чистой случайности, и вот теперь пригодилось. Разумеется, посторонним туда вход воспрещен, но старый код они не сменили. По недосмотру, как всегда. Хотя и боялась: а вдруг установлена сигнализация и сейчас как взвоет! — успокоила себя тем, что ничего мне не сделают, ведь все равно уже уволили, а второй раз такой случай может и не подвернуться.

— Считай, тебе повезло.

— А я как раз начинаю считать, что не повезло. Там, в самом конце, очень маленькие и узкие ступеньки, темно совсем, ничего не видать, и я принялась вслепую осторожно ощупывать стены, боясь нажать на какую‑нибудь кнопку. Щелкнула зажигалкой, а он там лежит! Прямо у меня под ногами. Я сама чуть трупом не свалилась. Бррр.

Мы с Островским дуэтом выразили ей свое сочувствие. Магда опять вздрогнула и потянулась за сигаретой.

— Ведь я чуть на него не наступила! Хорошо, что остановилась, зажигая огонь, а то еще один шаг — и лежали бы два трупа. При свете зажигалки рассмотрела, что тот лежал в самом низу лестницы, на последней ступеньке, весь окровавленный, просто ужас, еще приснится такой! К тому же лежал на спине, я увидела лицо и узнала его!

— Так кто же это был? — сорвался с места Островский и бросил взгляд на свой диктофон.

— Уверена, что он был мертвый? — одновременно спросила я. — Ведь мог слететь с лестницы и только малость разбиться.

Магда, оказывается, проявила чудеса мужества и самообладания и не преминула этим похвастаться.

— А я потрогала его! Был холодный как труп. Нажать на него у меня не хватило храбрости, но, кажется, уже застывший. И вообще невозможно, чтобы живой человек так выглядел!

— Так кто же это был? — повторил Островский.

— А что, разве я этого еще не сказала? — удивилась Магда. —Заморский!

— Юлиуш Заморский?

— Вот именно, Юлиуш Заморский.

— Ты уверена?

— Разве что у него есть брат–близнец Так о нем мы никогда не слышали.

Я взглянула на Островского. Казалось, он был перед отчаянным выбором; не знал, на что решиться: навсегда остаться рядом с Магдой или немедленно выскочить из моего дома.

— Сущий падеж пиявок! — вырвалось у меня с неподдельной радостью.

Оба моих гостя замерли.

— Как вы сказали? — не понял Островский.

А Магда сразу навострила уши.

— Это можно воспринимать как оскорбление?

— Если пиявки ведут себя как паразиты, высасывают из живых людей пропитание и, переваривая, разбухают, извергая его в виде… дерьма.

Магда сразу поняла, в чем дело, и похвалила меня за сравнение.

— Согласна с тобой, знаю такого, что разбух до того — вот–вот лопнет. Интересно, а что этот там делал?

Островскому хотелось задать нам сразу сто вопросов — по нему было видно, но я не дала журналисту такой возможности. Тут дела поважнее.

— А теперь, Магда, ты вся внимание. Вот я вижу — на тебе узкая юбка. Ты нагибалась, когда ощупывала его? Или присела при этом?

И опять умница Магда все поняла.

— Нет, не приседала, я только нагнулась. Знаю, почему спрашиваешь. Я с самого начала вспомнила о необходимости соблюдать осторожность, чтобы ничем не измазаться.

— Я не совсем это имела в виду, ну да не важно. Ты спустилась до конца лестницы?

— Иоанна, уж слишком ты хорошего обо мне мнения. Я где остановилась, там и вросла в землю. Он свалился не вверх ногами, это ужасная его морда была ближе ко мне, так зачем мне спускаться? Достаточно того, что я отважно его пощупала и стала подниматься. Задом. И ни разу не споткнулась, что и меня удивляет.

Я не жалела похвал отважной женщине. Островский открыл было рот, но опять закрыл его, так ничего и не сказав.

— Тебя кто‑нибудь там видел?

— Не знаю. Очень надеюсь, что нет.

— А что ты сделала потом?

— Попыталась думать, но это у меня не получилось. Недалеко оттуда находился наш медпункт, там обычно дежурят сестры, и туда приходят за медпомощью сотрудники телевидения, если нужно. Я открыла дверь, увидела там много людей, крикнула, что на лестнице лежит труп. Дверь за собой сразу же закрыла и убежала, возможно, меня не узнали. Но чувствовала себя так паскудно, что мне ничего лучшего не пришло в голову, как сразу мчаться к тебе. Тем более ты ближе всех живешь, и дорога прямая.

Тут наконец очень взволнованно заговорил Островский.

— Может, лучше было, не называя себя, позвонить в полицию. По любому телефону на телевидении.

— Они же там записывают передачи, и мой голос знают, — разумно заметила Магда.

— Столько всего лезет в голову, не знаю, с чего и начать, — продолжал Островский. — Ты права, Магда, я вот тоже ломаю голову, почему он там оказался. Зачем полез на склад? Сам, по доброй воле, или его кокнули в другом месте и уже потом сбросили с темной лестницы? Если так, то кто и почему? Мне бы следовало уже там быть, но не могу. Откуда, спросят, я узнал о происшествии? Сами знаете, как к прессе относятся, а я ведь та самая пресса, которую никто не любит. И выдумать никакой подходящий предлог не могу, ну ничегошеньки в голову не приходит! А я даже намекнуть не имею права.

— Не переживайте, в другой раз намекнете. Зато если Магду выявят, то у вас сведения из первых уст!

— Ты думаешь, меня могут выявить? — встревожилась Магда. — Очень бы не хотелось, ведь что я им скажу? Зачем я туда поперлась?

— Как зачем, ты поперлась в медпункт. Понятия не имею, что они там делают, но уж ты сама придумай предлог. Что‑нибудь у тебя со здоровьем не в порядке или… ага! Тебе как раз захотелось узнать, что они там делают. В крайнем случае все вали на меня.

— Но если ты скажешь правду, тогда сразу привлечешь внимание к Эве Марш.

О, холера. И в самом деле, Эва Марш… Несчастье всей ее жизни, самый ненавистный ей человек обнаружен в виде трупа в подземельях телецентра… Враг номер один! Любой дурак решит, что это она руку приложила. Или как‑то иначе связана с его гибелью. Даже если и связана, я буду последней, кто привлечет внимание к ее особе. Скорее, уж я на себя попытаюсь перенести подозрение.

— Вот именно! — воскликнул Островский, опять невольно бросив взгляд на диктофон. — Вы полагаете, пани Иоанна, что это как‑то связано с Эвой Марш? Ведь все только и говорят о том, что в последнее время пани усиленно ею интересуется… Вот мы говорили тут о мотивах. Правда, ни Вайхенманн, ни Држончек пока Эву Марш не затрагивали, хотя… надо бы проверить. Зато вот Заморский… Тот очень много зла причинил ей. Вы полагаете… вы наверняка знаете больше.

И Магда туда же.

— Ты считаешь, что тех, первых двух, она позабивала для камуфляжа, чтобы незаметнее подобраться к Заморскому?

И чего они ко мне пристали? Я вышла из себя.

— Даже если и так, — раздраженно бросила я, не сочтя нужным опровергать их инсинуации, — то она почти добилась своего. Представляю, что сейчас делается на Воронича, от радости все телевидение на голове стоит. Да только где она сама, Эва Марш?

— Так вы действительно этого не знаете?

— Никто не знает! Даже ее родители!

— Интересно, — покачал головой журналист. — А может, ее муж знает?

Магда, похоже, пришла в себя — что значит кальвадос!

— А у нее есть муж? — удивилась она и поворошила волосы на своей голове. — Иоанна, найдется у тебя зеркало? Мне надо бы привести себя в божеский вид.

— Есть у меня зеркало, и не одно, но, полагаю, тебе больше всего подойдет то, что в ванной. Иди в спальню, ванная за ней. А муж у Эвы был, только, кажется, они давно развелись.

Тут мне вспомнилось, что Лялька что‑то говорила о фамилии Эвы, которую она сменила, выйдя замуж, а потом вроде бы от мужа сбежала, как и от отца. Нет, это Вишневская наговорила. Наверняка Поренч не был ее мужем, и вообще этот тип появился очень некстати и неожиданно во всей этой истории с Эвой, ну вот как чирей на заднем месте… А может, она не от мужа сбежала, а от хахаля, к тому же, по мнению соседки Вишневской, сбежала именно от Поренча. Тогда где же муж?

Островский оказался более информированным.

— Был у нее муж, они развелись, но ведь какие‑то контакты должны сохраниться, хотя бы из‑за ребенка… Да, у нее был сын, он остался с отцом. И вообще все произошло тихо, никто не вмешивался. Тогда Эва Марш только начинала писать и была мало кому известна. А сын ее сейчас уже подросток, имени его я не помню, но знаю, что вместе с отцом они уехали из Польши. Кажется, в Швейцарию. Бывший муж Эвы был врачом, специализировался в области ортопедии. Возможно, потому в Швейцарию и подался.

Задержавшись в холле, Магда выслушала эту информацию и, заметив, что Швейцария очень подходящее место для ортопедов, направилась в ванную.

— А его фамилию вы помните? — тут же спросила я журналиста.

— Помню, потому что случайно у моей бывшей тещи была такая же. Седляк. Нет, с тещей они не родня, а если и существовал какой общий предок лет триста назад, какое это имеет значение? Только вот интересно, как этого Седляка произносят в Швейцарии?

Мы принялись строить предположения, как именно в двуязычной Швейцарии могли изменить польскую фамилию, трудную для иностранцев и в произношении, и в написании, Schedlak — Saidlaque и прочее. Вернулась Магда. Она навела красоту и причесалась, стала опять элегантной. Услышав, чем мы занимаемся, вежливо поинтересовалась, не спятили ли мы из‑за всех этих преступлений.

— Ничего удивительно, — вздохнула я. — Просто мы прикидывали, как мне этого Седляка разыскать в Швейцарии.

— А через Интернет?

— Рука у меня бы отсохла! — гневно начала я и вдруг вспомнила о Ляльке. Даже если она так же не любит Интернет, как и я, может использовать мужа или Каську. Каська — интернетное поколение, по уши сидит в этой забаве, а к тому же знает языки. А Лялька знакома с Эвой. Очень хорошо, поручим Каське искать.

У Островского что‑то закончилось в его записывающем устройстве, он попытался его незаметно отключить и спрятать, что несомненно свидетельствовало не только о тактичности журналиста, но и о его предусмотрительности.

— Я не собираюсь ничего советовать и делать свои предложения, чтобы не говорили потом, что это я подзуживал. Убийца Вайхенманна получил удар в спину, значит, самоубийство исключается… У него были свои причины, возможно, Држончек в чем‑то ему напаскудил…

Я не упустила случая и перебила журналиста:

— А он тоже застрелен?

Ведь от полиции я так ничего и не узнала, как‑то она излишне пренебрежительно отнеслась ко мне.

— Тоже. И кажется, из того же самого оружия, хотя об этом я лишь догадываюсь по некоторым из их замечаний, сами они этого мне не говорили. Но вернемся к нашему трупу. Тут кому‑то пришла в голову мысль воспользоваться случаем и, желая приписать убийство первому преступнику, пришлепнуть еще и Заморского. Как вам такая версия, уважаемые пани?

Точки зрения уважаемых пани разделились. Магде в принципе было все равно, она бы охотно согласилась и с наличием трех преступников, мне же больше всего подходил один. И я бы всячески приветствовала также и мотив лишь один, да, да, три трупа, а мотив один. Чтобы они перестали паскудить! Раз нет другой возможности пресечь их «творчество», значит, следует самому действовать решительно!

На разные лады обсуждали мы сложившуюся ситуацию. Островский не во всем соглашался со мной, ему казался сомнительным мотив литературный по сути своей, он делал ставку, скорее, на препятствия в карьере и устранение каких‑то конкретных препон в личной жизни и на работе. Магда не очень настойчиво придерживалась романтических и вообще любовных причин, которые очень живо рисовались ее воображению.

Островский охотно поделился с нами сведениями, которыми он располагал, в том числе и о Држончеке. Только тут я поняла, почему он постарался удалить свой маленький диктофончик из нашего поля зрения. Не вся информация, которой он располагал, добыта им легальным путем, а выводы он уже делал сам, и даже самокритично заметил, что такие выводы не лучшим образом характеризуют его собственный моральный облик.

А было таю кто‑то в Лодзи подслушал, как Држончек сговоривался о встрече с кем‑то в Варшаве, называл день и час, а место — «как всегда». Все и без того знали, что в Варшаве он обычно останавливается на улице Нарбутта, там в одном из домов в его распоряжении есть пустая квартира, короче — малина. Хозяйка квартиры померла, сын и муж постоянно проживают за границей, за квартирой присматривает соседка, она же и сдает Држончеку квартиру за весьма умеренную сумму. Таким образом, он загнездился в удобном и безопасном месте. Вот только входная дверь без захлопывающегося замка, так что, выходя, приходится орудовать ключом, что в определенной степени разъясняет ряд последующих событий, уже известных нам и финал которых я лично видела, оказавшись на улице Нарбутта.

С кем Држончек договаривался о встрече, сначала не знали. Когда его расспрашивали, он раздувался от спеси и напускал на себя таинственный вид. Но все это ни к чему не привело, потому как вскрылась другая сторона. Всем известно, каким пышным цветом расцвели у нас мошенничество и расхищение государственного имущества, за хищения никто не несет ответственности, так вот тот, второй, ну, вы его знаете, известный аферист, прогремевший на всю страну, недавно отхвативший где‑то крупный куш, всенародно хвастался, что теперь он может спать спокойно, никто к нему не придерется, потому что он законнейшим путем отмоет свои денежки. Да, да, если у человека есть голова на плечах, он не пропадет. Вот и он решил стать спонсором. Не кого, а чего — художественного творчества. Как раз сейчас начинаются переговоры, он профинансирует мировой шедевр, режиссер тоже мастер мирового класса. А постановщиком шедевра будет известный мастер Држончек. Именно он будет снимать с большим размахом новую версию «Старого предания», поскольку предыдущая его не устраивает…

Я удивилась.

— А разве найдется хоть один человек, которого она бы устраивала?

— Один найдется. Ее режиссер, — остроумно заметила Магда.

Я уже завелась. О таких вещах я вообще не могу слышать спокойно. И, едва сдерживаясь, почти закричала:

— Так ведь уже само название у него является плагиатом! У нашего национального классика Яна Крашевского произведение называется «Stara baśń» («Старое предание»), а этот недоумок дал название экранизации «Когда солнце было Богом» — так называется книга Косидовского, и говорится в ней, между прочим, об ацтеках. Почему у нас все промолчали?

— Потому что Косидовский, вероятнее всего, уже умер.

— Ну так что? А плагиат живет и процветает!

Магда только плечами пожала. Журналист продолжал рассказывать, не обращая на нас внимания:

— А вот теперь этот недоумок продюсер на ушах стоит, пытаясь доказать, что он у Држончека не появлялся. Он просто не пошел на условленную встречу, потому что от кого‑то услышал, будто мастер мирового класса Држончек вовсе и не такой уж мастер, есть и получше, и он решил не спешить. Пошел в другое место, встретился с другим человеком, и я склонен ему поверить. А у этого свидетеля было бы железное алиби, да вот беда — человек, с которым он встречался в самое роковое время, ни за что не признается в этом, поскольку является одним из замминистров польского правительства.

— А как известно, замминистров у нас что муравьишек…

— Вот именно, особенно если к ним добавить бывших. Но в любом случае из подслушанного разговора можно сделать вывод, что в условленное время Држончек был дома и ждал. Ну и дождался. Только не того, а кого‑то другого. И этот другой лишил его жизни точно таким же способом, каким был убит Вайхенманн, только стреляли в упор, а не в спину. Два выстрела. Сделав свое дело, убийца тут же ушел. Очень спешил, так спешил, что забыл о дверях, хотя мог бы взять ключи Држончека и запереть, тем самым оттягивая момент обнаружения трупа. Даже, кажется, и просто дверь закрыл недостаточно плотно, и это заметила соседка, которой была оставлена квартира. По ее словам, она уже издали увидела — что‑то не так Толкнула незапертую дверь, увидела труп и в жутчайшей истерике выскочила на улицу…

А это я уже видела собственными глазами.

— И тут, — злорадно добавил журналист, — у бедняги сразу же возникла проблема: придется признаваться полиции, что сдавала незаконно чужую квартиру, не оформив всего как положено. Если бы этот Држончек хотя бы самоубийством покончил! Тогда еще можно было бы попытаться доказать, что некто проник в чужую квартиру, чтобы именно в ней лишить себя жизни, дабы специально подложить такую свинью порядочным людям.

— Да, не позавидуешь ей, — согласилась Магда.

Я задумалась. Подумав, спросила журналиста, где же проклятый Држончек сговаривался по телефону о встрече со спонсором.

— Как где? Я же сказал — в Лодзи.

— А конкретно, в каком месте? В забегаловке, на телевидении, у каких‑то знакомых?

— На телевидении, в буфете. Говорил по своему сотовому. Народу в буфете было много.

— Ну, в таком случае через час об этом мог знать весь мир, не только весь город. Я надеялась, что беседа была более камерной, тогда удалось бы, возможно, наметить хоть некоторых свидетелей. А еще лучше, если бы разговор слышал всего один человек

— И ты полагаешь, что этот человек думал…

— Обычно людям свойственно думать, но в данном случае я предполагаю, что он думал об одной, очень конкретной вещи. Представился удобный случай кокнуть Држончека, а преступником пусть считают как раз того, с кем договаривался Држончек. Может, он их обоих не любил.

— Очень, очень возможно, — похвалил мою идею Островский.

Лишь после того, как гости меня покинули и я, оставшись одна, села передохнуть, чувство безудержной радости всецело овладело мною. Вот и третий вредитель погиб на пороге осуществления позорного замысла! Не успел навредить. Это он не успел, а вот Вайхенманна за все его уже совершенные подлости давно пора было обезвредить. По сравнению с ним Држончек — малая сошка, и пакостил только в пределах данной ему возможности, однако учитывая уже проявившиеся в этой области способности мог свободно начать действия в крупном масштабе. Обнаглевший рекламщик наверняка не знал меры, и это кому‑то не понравилось. И вот теперь этот раздувшийся от спеси Заморский…

К радости примешивалась тревога. Черт возьми, куда же подевалась Эва Марш?

* * *

Телецентр и в самом деле переживал очень тревожные дни.

Загадочный, страшный крик из‑за двери, от которого просто кровь в жилах леденеет, услышали все, кто в данный момент находился в медпункте. Вряд ли кто поверил в труп, но любопытство взяло верх. Выкрикнутое слово «лестница» служило указателем, куда надо бежать. Все устремились туда, один из сотрудников щелкнул выключателем — и перед ними предстало страшное зрелище.

В толпе сотрудников были и медики, а как же! Врач оказался на месте, окруженный персоналом медсестер в полном составе, так что в мгновение ока все следы оказались затоптанными. Прибывшую вскоре — редкий случай! — полицию чуть удар не хватил. И откуда сразу такая толпа?

Полицейских наперебой стали просвещать. И выяснилось:

Во–первых, того, кто в приоткрытую дверь крикнул о наличии трупа, никто не видел.

Во–вторых, это наверняка был человек, а не какой‑нибудь другой представитель фауны, вроде говорящего попугая.

В–третьих… вот тут среди присутствующих проявились разногласия, они уже отвечали не хором, а вразнобой, ибо, по мнению некоторых, крик был писклявый, вроде бы ребенок кричал, другие уверяли, что это был пропитой баритон, а по мнению третьих, вообще не разберешь, кто кричал, и даже не кричал, а жутко вопил!

Басом, басом кричали! — утверждали четвертые, из чего следовал вывод: кричал, конечно же, мужчина. — Да нет же, явно дамский голос! — настаивали на своем пятые, причем кричавшая могла быть и певицей, голос прозвучал как меццо–сопрано. Нашлись и такие, которые слышали не голос, а звон колокола, звонившего словно на пожар. С ними спорили те, кому звон колокола показался явно погребальным.

И выходило, что тем, кто обнаружил труп и сообщил о нем, а скорее всего, он же и был преступником, мог быть любой, начиная от пьяного слесаря и кончая пани статс–секретаршей директора. Правда, у последней было не меццо–сопрано, напротив, очень высокое сопрано, но под влиянием стресса ее голос свободно мог измениться. Пани секретарша, в критический момент случайно оказавшаяся в нижних помещениях здания, после того как на нее бросили страшное подозрение, так разволновалась, что ее голос и в самом деле изменился до неузнаваемости. Оживились сторонники версии детского писклявого крика и возвысили голоса их противники.

Спустившееся на шум правление в полном составе стеной встало на защиту секретарши, и тут на полицейских, и без того опешивших от количества и разнообразия показаний, обрушилась лавина новых предположений, по большей части грязных, как и положено селю.

Поскольку труп был очень быстро опознан, выкрики сбежавшейся толпы стали звучать по–новому.

— Езус–Мария! Заморский!!! Заморский?!!! А он кому встал поперек дороги?.. Нет, вы обратили внимание — убивают режиссеров, какой‑то мор на них напал!

— А я вам говорю, все это связано с Вайхенманном!

— Минутку, не скажете, под нож идут только наши режиссеры или иностранные тоже?

— Да откуда Заморский мог там взяться? Что он делал на лестнице перед складом?

— Да его отродясь и на складе‑то никто не видел! Притащили откуда‑то…

— Ну вы даете! Чтобы такого притащить, понадобились бы три сильных мужика.

— Так вы полагаете, что трое мужиков с трупом тащили его по всему телецентру и никто их не заметил?

— Да что говорить, сам пошел!

— Зачем?!

— А то вы не знаете! Он же Кшицкого когтями оторвал от уже обещанной ему экранизации Жеромского…

— Какого еще Жеромского? Ему Родзевичувну подавай!

— Она‑то ему зачем?

— А как же, «Девайтис» — это вам не хухры–мухры!

— Типун пану на язык, какой еще «Девайтис», это же Литва, не хватало нам только международного скандала!

— Я сам слышал, как он упирался!

— Лжет как сивый мерин!

— Нет, правду говорит!

— Вздор, он на самого Крашевского покусился, на «Старое предание»!

— Не на Крашевского, а на Пруса, переделывал его «Форпост» под российский раздел Польши!

— Какой ужас! Какой скандал!!!

Однако намного интересней были инсинуации личного плана, тут выделялась дамская часть толпы. Несколько взволнованных женских голосов старались вдолбить в головы полицейских, что несчастье произошло в связи с тем, что покойник отбросил сценарий Каминской и баба взъярилась! Кто‑то пытался свернуть в сторону писательской братии, уверяя, что погибший испаскудил последнее творение Гжеляка и тот пришел в бешенство, ну и… Женский хор заглушил дальнейшее. Нет, не в этом дело, а в том, что труп отбил у Павляка его лахудру, а Павляк не стерпел, он уже давно грозился прикончить каждого, кто на нее покусится.

— Да вы что же, ничего не знаете? — напирала на них оппозиция, — все дело в Ваське. Та давно клеилась к нему, все ТВ об этом знало, и нож у нее в руке уже сам собой открывался. Издалека было видно! Ну тогда этот коротышка Юзик не выдержал, все насмехались над ним…

Короче, в мотивах недостатка не было, как и в способах убийства жертвы. Тут назывались яд, удушение, выстрелы из всех видов стрелкового оружия, кто‑то настаивал на гарпуне, ссылаясь на склонность покойного к рыбной ловле. И только когда полиция приступила к отдельному допросу свидетелей, выяснилось полное отсутствие конкретных данных.

Разочарованная полиция в свою очередь пришла в ярость и в отместку за дачу ложных показаний запретила — всем, всем, всем! — покидать здание телевидения, окружив его для верности цепью из полицейских. И не допускать никого из прессы! Перекрыть всю связь!

Оказавшись в окруженной крепости без связи с внешним миром, сотрудники телевидения сначала замолчали, а потом взвыли. Они сразу же вспомнили о демократии и принялись упрекать власти за злоупотребления, указав на то, что представители прессы еще до их прибытия оказались в здании и обо всем успели сообщить в свои издания, ибо земля слухом полнится. Слухи докатились даже до меня — правда, оттуда, откуда я менее всего их ожидала.

Позвонил телефон, и в трубке я услышала голос Миськи, сестры Ляльки.

— Вот так всегда бывает, — раздраженно затараторила она, — пятнадцать лет о человеке ни слуху ни духу, а потом раз за разом на тебя валятся известия одно страшнее другого. А я, зная о вашей с Лялькой дружбе, сочла своим долгом предупредить, что некий Яворчик все подозрения старается бросить именно на тебя.

Я лихорадочно стала припоминать, кто такой Яворчик, но напрасно силилась, — нет, не было такого в моей биографии.

— Кто такой Яворчик и какие подозрения? Не знаю я никакого Яворчика, — озадаченно заявила я.

— Да есть такой тип! Я его тоже не знаю. На телевидении работает.

— Тогда откуда у тебя берется такая странная информация и почему ты решила мне позвонить?

— Да просто из самых добрых побуждений. Я знаю тебя как порядочного человека, ты мне никогда ничего плохого не делала, вот я и решила, что мой долг тебя предупредить.

— Ты не могла бы обо всем рассказать подробнее?

— Нет, сейчас у меня совсем нет времени. Знаю лишь, что на телецентре сегодня кого‑то убили, говорят, что это твой враг, и вот Яворчик донес в полицию, что ты как‑то связана с этим. Кроме того, это все каким‑то образом связано и с Эвой Марш, а ты меня в последнее время расспрашивала об Эве, вот я и решила предупредить тебя на всякий случай.

— А откуда ты вообще узнала об убийстве на телецентре?

— Позвонил мой парень, он в этих сферах вращается, и он слышал, как Яворчик об этом говорил. А он, я говорю о моем парне, тебя любит, ну, как писательницу. И вообще мне надо заканчивать, пока!

— Пока, и большое тебе спасибо, — проговорила я в некотором остолбенении в уже отключившийся телефон.

В общем, смысл сообщения Миськи был мне понятен и довольно логичен. Свое нелицеприятное мнение о творчестве Заморского я высказывала неоднократно и зачастую в присутствии незнакомых людей. Итак, оказывается, я разыскивала кассеты с его фильмами, особое внимание уделяя наиболее испоганенным случаям, и вообще подозревала его в каких‑то еще более худших литературных преступлениях Яворчик же, в противоположность парню Миськи, должно быть, меня очень не любил: возможно, я что‑нибудь нехорошее брякнула по поводу его выступления, вот он и нашел случай мне отомстить и с радостью подсунул меня ментам как подозреваемую, припомнив мои неосторожные, слишком эмоциональные высказывания насчет творчества Заморского. Не исключаю, что он мог слышать и мой кровожадный клич по адресу последнего: «Давить таких надо как клопов и прочих кровососущих паразитов на теле человечества!». Черт бы побрал его вместе с инсинуациями!

Из всех лиц, которых сотрудники телевидения подсовывали полиции в качестве подозреваемых, я совсем не знала девицы Павляка и маленького Яся. С остальными иногда перебрасывалась словом–другим, но знакома не была.

А о Миськином парне и вообще никогда не слышала.

Немного ошеломленные многообразием и разноцветьем свидетельских показаний, связанных с преступлением, следователи все же сохранили хладнокровие и непреклонную веру в конкретные факты. Нелегко было остаться объективным под лавиной вымыслов, но им это удалось. И в первую очередь они установили непосредственную причину смерти Заморского. Это был сильный удар по затылку твердым и тяжелым предметом, не гладким, а какой‑то совсем непонятной формы. Эксперты упоминали о гранях и тупых углах, а также, возможно, декоративности орудия убийства. Еще удар, и тем же самым предметом, жертва получила чуть ниже затылка, в шею. Естественно, следователи тут же подумали об исторических реквизитах телевидения, уж очень напрашивались королевский скипетр, гетманская булава или турецкий буздыхан, причем предпочтение отдавалось двум последним.

Убийца обрушил на жертву раз за разом два удара, оба были смертельными и нанесены почти одновременно, так что неизвестно было, которому отдать предпочтение. Заморский был сбит с ног и слетел с лестницы, хотя, возможно, ему помогли слететь. И слетел так неудачно, что повредил себе все, что было возможно, а смертоносный предмет проехался еще и по его лицу.

Судмедэксперт заявил, что покойный умер не сразу, невзирая на число ударов и другие телесные повреждения. Если бы пострадавшему была оказана немедленная и грамотная медицинская помощь, он бы и выжил, но на всю жизнь остался парализованным дебилом. Однако медицина явилась с опозданием, так что он успел спокойно скончаться без дополнительных операций.

В этом темном и редко посещаемом месте труп лежал приблизительно три с половиной часа, что сразу же сняло вину с вестника несчастья, сообщившего о трупе в приоткрытую дверь местного лазарета. Так чтб из этого следует? Убийца прикончил свою жертву и потом три с лишним часа сидел над ним? Наслаждаясь содеянным? Плача от раскаяния? Ожидая прибытия многочисленных зрителей? А потом сорвался с места, сообщил присутствующим в медпункте о трупе и сбежал со страшной скоростью? А до того он не торопился убегать?

Вряд ли так обстояло дело. Скорее всего, Заморского притюкнул кто‑то другой, возможно обычный нормальный человек, если таковые еще сохранились в нашем безумном мире, и скрылся потихоньку и незаметно, унося с собой орудие убийства. Сделал это сознательно, чтобы труднее было раскрыть преступление. Тяжесть декоративной дубинки исключала случайность, то есть, преступник не мог ее прихватить просто по рассеянности.

Поскольку зловещая весть прозвучала около двенадцати тридцати, преступление было совершено в девять утра.

Разве что…

Помещение, к которому вела узенькая полуподвальная лестница, следственная группа осмотрела лишь после длительных, изматывающих переговоров. Телецентр ни за что не желал впустить посторонних, а тем более чрезмерно любопытных полицейских, в свое святилище, где на полках хранилось много стыдливых тайн телевидения. Многочисленные «полковники», фильмы, отложенные на полки и никогда не выходившие на экран; документальные кинохроники минувшего периода, смотреть которые было больно и стыдно; маленькие сценки для вечерних новостей политического и социального плана с возвышенными лозунгами, на которых в неприглядном виде оказались заснятыми отцы нации; «проколы» в выступлениях крупных чиновников, теперь представлявшие отличный материал для шантажа и тому подобное.

И все же полиция выиграла этот короткий бой и ворвалась в секретный архив.

Ее эксперты без малейшего труда обнаружили в тайной комнате некоторый беспорядок. Нет, не полный разгром или бедлам, когда все перевернуто вверх дном, но легкий непорядок бросался в глаза. Кассеты на полках не стояли стройными рядами, они лежали то кучками, то поодиночке; посреди комнаты ящик с кассетами был и вовсе перевернут, и они валялись прямо на полу; а главное — пыль. Опытный взгляд полицейских техников по неровному слою пыли на полках, на полу, на кассетах и пленках сразу определил — в комнате что‑то искали, причем в спешке, не заботясь о том, что этот факт будет обнаружен. С некоторых полок пыль была стерта совсем, и создавалось впечатление, что именно отсюда были вынуты некоторые из кассет и куда‑то переложены или и вовсе унесены из архива. Поскольку большинство сотрудников телевидения даже не знало о существовании тайной комнаты и никогда сюда не заглядывало, а те кто имел дело с архивом, без колебаний поклялись, что очень давно сюда не заходили, — вывод напрашивался сам собой.

Кто‑то был в архиве совсем недавно и что‑то там искал.

Или убийца, или его жертва.

Вопрос: было это до преступления или после него?

И второе: нашел ли человек то, что искал?

Ну и наконец, третий вопрос: что же он, черт возьми, искал?

Следователями были разработаны четыре варианта того, что же здесь делали оба выявленных действующих лица, одно из которых уже мертво, а второе, надо полагать, где‑то пребывает живое.

Первый вариант. Покойник пришел сюда первым и что‑то искал. И тут вдруг появился второй, неожиданно застал первого, пришил его и слинял. Второму плевать было на поиски, он воспользовался счастливым случаем избавиться от врага, а то, что покойник тут нашел и отложил, прихватил с собой просто так, безо всякой причины.

Второй вариант. В таинственный архив первым проник убийца, тоже принялся искать неизвестно что, возможно, нашел, и тут его застукал покойник на собственную погибель. Первый его пристукнул и сбежал со своим трофеем.

Третий вариант. Покойник первым направился в архив, преступник крался следом, пристукнул первого, чтобы не допустить его до тайной комнаты, сам туда прокрался и начал поиски. В данном случае он мог бы провести в архиве и два часа, тут никто не в состоянии точно установить, когда он его покинул.

В трех вариантах убийца немедленно покинул место преступления, то есть сразу же после девяти, в четвертом — находился в тайной комнате неизвестно сколько времени, мог ошиваться там и до двенадцати часов. В каждом из этих случаев следствию приходилось идти особым путем, действовать в несколько ином направлении и, что самое неприятное, все четыре гипотезы технически были вполне осуществимы. Своим декоративным орудием преступления убийца мог грохнуть по врагу, с равным успехом находясь в любой позиции: и сверху, и снизу, то есть мог находиться и ниже, и выше своей жертвы. Только обязательно сзади. Нет, они не стояли лицом к лицу. Пока еще никто не мог сказать, насколько это обстоятельство сыграет свою роль при расследовании.

Дактилоскопия тоже поработала на славу. Туг помогла архивистка, которую удалось отловить в самом начале работы экспертов. Перед ней поставили задачу предоставить следствию сведения о том, что находилось в этом архиве и чего там в данный момент не обнаружено. И сделать это немедленно: раз–два — и готово.

Архивистка, пани Данута, побледнела как смерть и горько пожалела, что не сбежала от этих полицейских куда глаза глядят, что не попала под трамвай и в бесчувственном состоянии не увезена в больницу или хотя бы дома не сломала руки–ноги при опасных домашних работах. Опять же, могла удариться головой, тогда бы с нее вообще взятки гладки. Даже мелькнула мысль притвориться, что ударилась и теперь ничего не помнит и вообще не соображает. Тогда ее наверняка оставили бы в покое или — какое счастье! — поместили в сумасшедший дом. К сожалению, хорошая мысль, как известно, приходит с… опозданием, а она, как последняя идиотка, осталась на месте и в толпе других телевизионщиков, разиня рот, наслаждалась сенсацией. Повяжут ее как пить дать, а уж она‑то ни сном ни духом… Дернулась было, но оказалось, что смываться уже поздно. К ней приставили оперативника из следственной группы, и тот теперь стоял рядом, не сводя с несчастной хищного взгляда. Не сбежишь!

К счастью, эксперты, работающие в архиве над сбором и сохранением следов, несколько затянули сбор следственного материала. За это время Данута смогла взять себя в руки и прийти к мужественному решению: говорить только правду! А что делать? В худшем случае ее взашей вытолкают с работы, но впутываться в какие‑то преступные комбинации, задуманные высоким начальством, во все их пакости и махинации, угодить за решетку — нет уж, увольте! В миг повяжут! Итак — правда, одна правда и только правда. А если бы удалось кое‑что из этой правды утаить, так еще лучше. Не удастся — значит, судьба. Тогда, в крайнем случае, всю правду!

— Начну с того, пан комиссар, — сказала она своему стражу, и нечаянно угадала его чин, — что я работаю здесь всего девять лет, а все это — она широким жестом обвела свое хозяйство — копилось веками!

И это была правда, хотя и с некоторым преувеличением.

А Данута продолжала:

— Еще при старом строе все тут было забито, а тот, что тогда был самым главным на телевидении… ну, вы, помните… как его… Щапельски… нет, Щепаньский, ну тот самый, что своими сапожищами в коровьем навозе все дорогие ковры на телевидении затоптал, — так он то и дело приносил сюда новые материалы. И велел на полки складывать. Видите ли, это ведь не мне решать, что пойдет в эфир, а что сюда угодит, это лишь высокое начальство решает.

Комиссар полиции, стоя на пороге, слушал ее, оглядывал комнату и соображал, с какого угла лучше начать.

— Но вам известно, что записано на кассетах и пленках этого склада или архива?

Пани Данута искренне возмутилась.

— Да господь с вами, пан комиссар, мне этого знать не положено. И все эти материалы не передавались мне как следует после приема комиссией, приведенные в порядок и доступные для сотрудников. Такие у нас тоже есть, но в другом месте, в другом, открытом архиве, а этот… тайный, и не архив, а я бы сказала — мусорный ящик И в том архиве к вашим услугам упорядоченные материалы, и те, что пришли при мне, и даже немного более ранние, но все остальное тут…

— Так назовите мне хотя бы в общих чертах характер накопленного здесь материала, и в каком виде он представлен.

— Правду говоря, здесь представлено все! Ну, конечно, не одежда и обувь. Тут собраны кассеты, пластинки, магнитофонные и прочие пленки, часть из них по причине брака, а часть — секретные материалы, которые нельзя показывать публике, поддельные договоры, заснятые неудачные сцены, компрометирующие высокие особы, в том числе и сцены наказания — в общем, целые метры и даже километры пленки, готовые фильмы, запрещенные цензурой. Столько потрачено денег!

Полицейского больше всего заинтересовали заснятые сцены наказания — такая ужу него профессия, — но он пересилил себя и проявил особое внимание к тому, что требовалось для расследования преступления.

— А то, что при вас поступило, вы записывали?

— А как же!

— В какую‑нибудь тетрадь или заносили в компьютер?

Пани Данута ответила с запинкой.

— По–разному. Если вещь не слишком постыдная, такая, что надо только переждать… знаете, ведь всякое случается… то я, как вы догадались, вводила ее в компьютер, но такой… не подключенный к Интернету… На всякий случай, если что случится, чтоб на меня не сваливали. А остальное в тетрадь, в алфавитном порядке, в одном экземпляре… Оригиналы или копии как пришли, так и лежат.

Комиссара очень заинтересовала эта тетрадь, хотя сначала он подумывал о просмотре пробных компрометирующих снимков. Однако комиссар был человеком ответственным, поборов чисто личное любопытство и желание немного развлечься, он потребовал заветную тетрадь.

И они с архивисткой взялись за работу.

* * *

Не придумав ничего умнее, я поехала на улицу Винни–Пуха.

Я когда‑то уже была на этой улице, приезжала к женщине, но какой — насмерть забыла. Не помнила и того, кто меня к этой женщине привел, все перебила очень неприятная дискуссия с какой‑то протезисткой. Так она меня тогда разозлила, эта зубная врачиха, что даже сейчас мурашки пошли по телу при одном воспоминании. А тогда она уперлась, что медицина абсолютно не в состоянии сделать то, что я от нее, дантистки, требовала. А как же не в состоянии, когда я своими глазами видела, как именно эту штуку в моем присутствии изготовили одной моей знакомой и та уверяла, что все замечательно. Я с трудом удержалась от просьбы укусить меня новыми зубами, чтобы лично проверить качество ее протеза, моя знакомая с радостью сообщила мне, встретившись через четыре года, что до сих пор у нее во рту всё в порядке.

Так кто же привел меня к этой недоделанной стоматологше?

Уже одетая, в курточке и туфлях, я вернулась к письменному столу и стала перелистывать свою записную книгу–календарь. Вроде бы та моя знакомая была на букву «К». И наверняка как‑то связана с медициной, не обязательно со стоматологией.

На «к» Вот! Кристина Годлевская! Ну конечно же, Кшися, у нее вечно собирается весь цвет нашей медицины, не только стоматологи. А больше на улице Винни–Пуха я никого не знаю… Кристина Годлевская, дом два дробь четыре, квартира четырнадцать, третий этаж. И вспомнила, как туда ехать.

Припарковаться я смогла лишь на Свентокшистской, то есть на другом конце Винни–Пуха, но ничего, улица Винни–Пуха совсем короткая. Тут вспомнила, что в последние годы все завели себе домофоны, — не имея ключа, в запертый подъезд не войдешь. По домофону надо позвонить в квартиру, и ее хозяин тебе откроет дверь подъезда, а что я скажу снизу незнакомому человеку? Если Эвы не будет? Какой у нее номер дома?

Кшися Годлевская живет в этом доме на третьем этаже, Мартуся говорила, что Эва с идиотом Поренчем живут на втором этаже, значит, следующий подъезд. Рискну!

Рисковать не пришлось, мне повезло. Передо мной раскрылась дверь подъезда, и из нее выбежал мальчишка школьного возраста с целлофановой сумкой в руке и пачкой картонных папок под мышкой. Одна из них упала в дверях, он попятился, чтобы поднять ее. И я, воспользовавшись случаем, прошла в подъезд, мило улыбнувшись пареньку и порадовавшись, что выбежал мальчик, а не девочка. Те более любопытные, девчонка стала бы непременно расспрашивать, к кому я иду, а мальчишке это было до лампочки.

На втором этаже три двери, вопрос — какая из них мне нужна. Уже давно ушли в прошлое таблички с фамилиями жильцов, как и их визитные карточки, приколотые кнопками к двери, хорошо хоть, что номера квартир остались. Номер двадцать восемь или двадцать девять, одна из них Поренча, вторая Эвы. Какая именно? Ладно, начну с той, что ближе.

И принялась названивать в квартиру двадцать девять. Долго слышала приятный звук звонка, но никто не открывал. Осталась другая возможность, не дай бог, наткнусь на Поренча. Как с ним заговорить? Одна надежда — меня он не помнит или вообще не узнает. И тоже долго звонила, хотела уже прекратить, как в квартире послышался какой‑то шум и в «глазке» что‑то мигнуло, щелкнул замок. Без глупых вопросов обитатель квартиры приоткрыл дверь — не слишком широко, но достаточно, чтобы я могла рассмотреть его. Какой‑то совершенно незнакомый мне высокий и крупный мужчина, совсем на Поренча не похожий, намного выше и толще его.

Одетый в теплый пушистый халат, горло забинтовано и сверху еще замотано шарфом — наверное, ангина. Не хватало еще больного из постели вытащить!

Так и есть. Незнакомец недоброжелательно прохрипел:

— Вы к кому?

Тут я вдруг заметила, что из‑под домашнего халата торчала не ночная пижама, а нормальные брюки, а на ногах — не растоптанные домашние тапки, а опять же нормальные ботинки, причем обувь солидная, уличная. Что же, он в этой одежде лежал в постели? И волосы как‑то так растрепаны, словно специально. Подозрительно все это, ну да ладно.

— Извините, здесь живет пани Эва Седляк? — вежливо спросила я.

— Нет, — коротко ответил тип.

Неразговорчивый… Пришлось ретироваться.

— А, значит, она живет рядом, — протянула я, извинилась и спросила, не знает ли он, когда я могу застать нужную мне особу?

— Нет.

— А вообще она в Варшаве? Не уехала?

— Не знаю. Я с соседями не знаком.

Тут я пожалела, что не захватила с собой книги с фотографией Эвы на суперобложке.

— А вообще видели кого‑нибудь из соседей?

— Нет. Я редко выхожу. Я болен. Болезнь заразная.

— Ничего страшного, меня зараза не берет, — успокоила я больного, но все же оставила его в покое. К тому же от него пахло чем‑то непонятным и странным.

Отделавшись от меня, этот неприятный тип поспешил снова запереть дверь.

Спускаясь по лестнице, я с грустью подумала о том, что как‑то не везет мне в последнее время, то и дело натыкаюсь на людей, испытывающих ко мне явную антипатию. Норму, что ли, какую‑то выполняю? Хорошо еще, что и они мне не нравятся, вот этот больной будет, пожалуй, еще неприятнее того молодого человека с улицы Чечота.

Медленно направляясь к машине, я вдруг решила пока отсюда не уезжать. Сама не знаю почему. Ведь ничего абсолютно не узнала, ну подозрительным показался этот заразный тип, и что из этого? Надо было заглянуть в почтовые ящики интересующих меня квартир, пустые они или в них есть корреспонденция? Надо было отловить еще какого‑нибудь соседа без ангины и вообще поговорить с нормальным человеком. О, Кшися Годлевская!

Я неподвижно сидела за рулем своей машины и пыталась поймать за хвост мелькнувшее в голове воспоминание. Что‑то такое уже было в моей жизни, ну прямо дежавю какое‑то! Где‑то в закоулках памяти промелькнула картина, очень похожая на ту, что я видела пару минут назад. Дверь квартиры, в которую я нахально стучала, открыл мужчина, нормально одетый и вполне здоровый, скорее всего гость, потому что за ним, в глубине комнаты, я видела, безо всякого сомнения, хозяина, в халате и компрессе на шее, а потом оказалось, что это были два мошенника, которые с легкостью обвели меня вокруг пальца и задурили голову. С той разницей, что хозяин дома был действительно болен, ангина или прочая зараза. Молодая была я, глупая и попалась на их крючок. Да, тогда разыграли они меня артистически, что оказалось чревато для меня крупными неприятностями.

И вот теперь я буквально окунулась в атмосферу той уже полузабытой аферы.

Наконец я включила зажигание и медленно стала выезжать со стоянки. Поеду к Кшисе Годлевской, — как кстати я ее вспомнила, и хорошо, что она живет на такой нужной мне улице. И мысли переключились на другое; а есть ли вообще в Варшаве улица, на которой не жил бы кто‑нибудь из моих знакомых? Хмельная, Золотая, Халубиньского, Мадалиньского, Казимежовская, Згода… Можно поставить галочки и на Хожей, Опачевской, Доротовской, Жеромского, Кошиковой… Затем я с улиц переключилась на районы Варшавы, где у меня тоже пропасть знакомых. Ну мой, почти родной, Мокотов — сколько лет я там прожила! — Садыба, Служев, не говоря уже о Центре, Старе Мясте, Праге, Саской Кемпе, Вежбне, Воле, Гурце, Млочинах…

Проехала я всего метра два, а вспомнила всю Варшаву с ее ближними окрестностями. И зачем сейчас мне этот план города, когда Кшися у меня под носом! Так, теперь задний ход…

И тут из подъезда, прямо у меня на глазах вышел неприятный тип, с которым я только что разговаривала через приоткрытую дверь. Ангины у него явно не было, о чем свидетельствовало отсутствие компресса на шее и теплого домашнего халата. На нем было обычное осеннее пальто семь восьмых, на шее галстук, волосы гладко причесаны. Он сел в стоящую передо мной машину и уехал, освободив место.

Я его тут же заняла. Правда, все же бросила взгляд вслед чудесно выздоровевшему: «мерседес», номер… На всякий случай тут же его записала, пока не забыла. До меня даже не дошло, что очень кстати на кресле рядом с водительским лежала и авторучка, и то, на чем можно писать. Неважно, что это оказался прошлогодний каталог сети Кампаниллы, не очень‑то мне нужный, я даже не помнила, как он там оказался.

На стене дома у входной двери висела маленькая табличка: «Кристина Годлевская, дерматолог». Выходит, я правильно предположила, что она тоже причастна к медицине, оказывается, имеет право на частную практику, тут мне не придется выдумывать никаких предлогов для нежданного визита. И я спокойно позвонила.

— Иоася! Как же я рада тебя видеть!

О, Езус–Мария, какая же я идиотка! Чтоб мне перьями порасти! Уже сколько раз на различных встречах и презентациях, когда, сияя от радости, мне на шею бросалась совершенно незнакомая женщина, я ничего, кроме неловкости, не испытывала. Вроде бы знакомая, но кто она — насмерть позабыла. Забыть Кшисю Годлевскую! Впрочем, не она одна так радовалась при встрече со мной и бросалась обниматься, множество особ и мужского и женского пола так меня приветствовали, сто лет не виделись, ты небось и не вспомнишь, кто я, узнаёшь меня, коханая?

Но Кшися! Ее я не имела права забыть.

А она словно обезумела от радости при виде меня.

— Каким чудом ты оказалась здесь? — щебетала она. — Надеюсь, со здоровьем у тебя все в порядке? Дайка я погляжу на тебя внимательнее…. Да, выглядишь ты абсолютно здоровой. О боже, через час ко мне заявятся пациенты!

Пациенты мне были даже кстати, я уже совсем припомнила Кшисю и поняла, что нельзя отделаться коротким визитом от человека, который к тебе так привязан и общение с которым всегда доставляло мне удовольствие. Но сейчас у меня не было времени, а если у нее тоже занят вечер — все в порядке, дружескую встречу отложим до следующего раза.

— Оно и к лучшему, у меня к тебе очень важное дело, но я займу немного времени, постараюсь изложить коротко. Ты не сердишься на меня, что я вот так исчезаю на сто лет, а потом являюсь без предупреждения, да еще с просьбой?

— Не теряй времени и выкладывай, с чем пришла, я просто счастлива буду оказать тебе услугу, если это в моих силах. Кофе? Чай? И еще у меня есть сок из сельдерея, знаешь, лучшее средство для кожи…

Я поспешила согласиться на сок, благо он уже готовый, приготовление не отнимет у хозяйки время. И я сразу взяла быка за рога.

— Я разыскиваю твоих соседей, живут вон в том доме, рядом с твоим, шесть дробь восемь. Больше у меня никаких знакомых поблизости нет, только ты, ну я и набралась нахальства, вот и морочу тебе голову…

— Морочь, морочь, сказала же, что всегда мечтала чем‑нибудь помочь тебе, а мы так редко видимся. Валяй, выкладывай!

— Если ты сама не знаешь, то, по крайней мере, может, посоветуешь, кого спросить. Их фамилия Седляк (Хорошо, что я вспомнила фамилию мужа Эвы.) Кажется, он врач.

Кристина уже со стаканами сока в руках приостановилась, поспешила поставить их на стол.

— В том доме? Так это наверняка Якуб, то есть Куба Седляк, конечно же я его знаю! Мы вместе учились, потом на какое‑то время он исчез из моего поля зрения, но я слышала — специализировался в области ортопедии. И вроде бы уехал в Швейцарию. С сыном. А что?

— Так, значит, именно он живет рядом с твоим домом? — спросила я, пробуя сок

— С чего ты взяла? И никогда не проживал рядом. А я живу здесь уже больше двадцати лет.

Кшися тоже присела к столу и отпила из своего стакана. Сок из сельдерея с добавлением каких‑то пряностей оказался очень вкусным. А хозяйка, помолчав, продолжала:

— Так вот, говорю, никогда Куба Седляк не проживал в том доме, а теперь и вовсе не живет в Польше, раз прочно осел в Швейцарии. Что осел — это я знаю точно.

— А мне дали именно этот адрес, — упорствовала я, тоже попивая сок — Мне сказали: человек по фамилии Седляк..

— Он не единственный Седляк в мире, — заметила Кшися. — Может, тут живет какой‑нибудь их родственник Минутку, а вот была ли у него семья? —

Я осторожно рискнула:

— Может, жена?

— Ты про чью жену? А, жену Кубы, так–так, знаю, женился уже очень давно… Ну конечно же была у него жена, раз есть сын. Ты полагаешь, жена взяла его фамилию и теперь проживает здесь? А не в Швейцарии?

— В том‑то и дело, что этого никто точно не знает, но мне назвали этот адрес, и хотелось бы уточнить. Насколько я поняла, ты его жены не знала?

— Не знала. Женился он давно, сразу после окончания института, а потом каждый из нас проходил специализацию в разных клиниках, ведь специальность каждый выбрал по своему вкусу. Студентами мы особенно не дружили, а потом и вовсе редко встречались. Запомнила я одну из наших встреч, очень короткую. На ортопедию он пошел из‑за ребенка, у того были какие‑то неполадки с бедренным суставом и, кажется, еще с коленным. И Куба уже нацелился, получив диплом врача–ортопеда уехать в Швейцарию, там медицина прославилась именно в этой области. Надеялся вылечить парня. И вот теперь смутно вспоминаю, что вроде бы он уже тогда развелся. Как‑то о жене не упоминал, а на вдовца не был похож. Так тебя интересует его жена?

Создавать жизненные трудности для Эвы Марш я вовсе не собиралась. Раз исчезла и никак себя не проявляет — ее дело.

— Да ничего особенного, просто она тоже подвизается в области литературы, всякие там сценарии, телевидение. А у тебя случайно нет швейцарского адреса Седляка?

— Есть конечно, и телефон есть. Дам их тебе, если хочешь, Куба вовсе не скрывается, живет там легально. Работает. Диплом подтвердил, ученую степень тоже, работает на тех же правах, что и местные врачи, слышала, кто‑то из знакомых даже специально ездил к нему со своей ногой. Он не очень общительный, но врач, говорят, прекрасный и человек порядочный.

— А что с женой? Она жива? Как ее зовут?

— Эва. Да вот как раз все дело в том, что я так и не узнала, она ли там живет.

— Только что я была в том доме, в ее квартире никого не застала, соседи ничего не знают. Может, у тебя тут знакомых много, раз долго живешь, и они что‑нибудь о Эве знают?

На этом я с Эвой покончила, нечего рассусоливать, получу адрес и телефон ее мужа (бывшего?), может, через него и до Эвы доберусь. Только вот интересно, что тут наверняка живет Поренч, и не от него ли вышел чудесным образом выздоровевший заразный больной?

Очень не понравилась мне вся эта история с переодеванием, как‑то нехорошо все это пахнет…

Коротко пересказала Кшисе только что увиденное у ее соседей и намекнула о своих подозрениях. Та рассмеялась:

— Я бы тоже подумала о каких‑то махинациях. В самом деле: больной, дерматолог под носом — и не воспользоваться, странно. Я‑то в пациентах недостатка, слава богу, не имею, но если все же ты что‑то на себе обнаружишь — я к твоим услугам в любое время дня и ночи.

— А о Флориане Поренче тебе приходилось слышать?

— Постой‑ка, Флориан… ну как же! Личность известная, большая шишка в кинематографе и на телевидении…

Мне надо получше следить за выражением своего лица. Вот и сейчас, внимательно поглядев на меня, Кшися оборвала на полуфразе.

— А что? Баки забивает? Был у меня в качестве пациента вроде такой свой в доску и в то же время дает понять, что все в его силах, и если бы я только захотела… Будь я помоложе, возможно, и проглотила бы наживку: мужчина интересный и заливать горазд…

Прореагировала я осторожно, предупредив докторшу, что вовсе не следует верить каждому его слову. Он и в самом деле обладает недюжинной пробивной силой, а вот что касается других его сил, то они у меня вызывают большое сомнение.

Кшися не сумела скрыть своего разочарования.

— Жаль, — вздохнула она. — А ведь так приятно, когда столь известный телегерой к тебе с комплиментами подкатывается и расточает картины блестящего будущего. А ты не преуменьшаешь его возможности?

— Он действительно там живет? Квартира двадцать восемь.

— Двадцать восемь? Минутку, сейчас проверю. Да, все так Я ему рецепт выписывала, там адрес.

Не очень‑то он был на себя похож: и в дверях, и на улице. Интересно, кто же там проник в квартиру Поренча, гость или взломщик? Да ну его к черту, этого

Поренча, для меня сейчас гораздо важнее почтовые ящики и вообще почта. А прежде всего — Седляк в Швейцарии.

Адрес и телефон доктора–ортопеда Кшися нашла без труда. Выяснилось, что фамилии он не менял. Так я и не узнала, как там произносят его фамилию и как пишут, но на оставленном адресе он фигурировал как Якуб Седляк. И надеюсь, не запрещал сыну переписываться с матерью, если даже Куба Седляк развелся с женой.

А жена Седляка явно заинтересовала Кшисю. Ей хотелось знать, как она выглядела, почему они развелись и многое другое. И пожалела, что не порасспросила о ней их общих знакомых, да и самого Кубуся при их последней встрече. Я лишь сообщила, что лично с ней не знакома, никогда не встречалась (святая правда!), но слышала, что она красивая и очень талантлива. А что касается причины развода, то мне кажется, развелись они из‑за Швейцарии. Возможно, Эве не хотелось покидать родину, ведь работает она, будучи литератором, с польским языком, а международными являются только технические профессии. Короче, я сделала все, чтобы не наврать и правды не сказать.

Засиделась дольше, чем предполагала, и, выходя, в дверях столкнулась с первым пациентом. Почтовый ящик двадцать восьмой квартиры оказался пустым и даже порядочно запыленным, насколько мне удалось рассмотреть сквозь дырочки его внутренность.

* * *

Сколько глупостей я наделала в жизни из‑за своего нетерпеливого характера! Позвонила Ляльке, в ее доме никого не оказалось, а ее сотовый сообщил, что абонент временно недоступен. Позвонила Миське, чтобы узнать, где Лялька, в ее доме то же самое — никого нет, а сотовый ее отключен. Позвонила Мартусе, чтобы рассказать все о Поренче, и снова неудача. Сотовый не соединил из‑за дальности. Роуминг, видите ли, не тот. Куда ее черти занесли? И что мне оставалось? Нетерпение подталкивало меня, и я позвонила в Швейцарию.

Позвонила по домашнему телефону доктора–ортопеда Седляка, которому в это время в принципе положено быть на работе.

Слушая телефонный сигнал, лихорадочно соображала, как мне представиться тому, кто отзовется. Разумеется, все делать спокойно (а не лихорадочно обдумать и найти лучшее решение) — не для меня. Назваться Лялькой? Сослаться на Ляльку? И вообще опереться на давнишнюю школьную дружбу?

С той, швейцарской, стороны включился автоответчик, заговоривший звучным мальчишечьим голосом и к тому же по–французски. Все же поняла — попала в апартамент доктора Якуба Седляка.

Несомненно сын. Имя и фамилия названы чистым польским языком, без иностранного налета. Прекрасно! Ребенок в совершенстве овладевший французским, не забыл и свой родной.

Тут кто‑то позвонил у моей калитки. Через стеклянную дверь видно, кто звонит. Посмотрела — Езус–Мария, наконец‑то Роберт Гурский!

— …услышав сигнал, оставьте сообщение… Пи–пи–пи…

Опоздала!

— О, холера! — буркнула я в трубку и разъединилась.

Может, «холера» успела проскочить? И тогда получается, я оставила незнакомым Седлякам очень оригинальное сообщение.

Поспешила открыть Гурскому калитку и входную дверь. Как хорошо, что он пришел! С трудом удержалась, чтобы на пороге не обнять его и не расцеловать в обе щеки. Не обняла и не расцеловала только потому, что уж очень давно мы не виделись.

Инспектор Горский тщательно вытер о половичок ботинки, прошел в прихожую. И принялся оправдываться, что явился без предварительного звонка.

— Просто я оказался в ваших краях, и у меня совершенно случайно есть немного свободного времени. Да и все ваши телефоны, пани Иоанна, были заняты.

— Были, факт! — радостно подтвердила я. — Так я в подозреваемых?

— В том‑то и дело, что не знаю. А точнее — не знаю, стоит ли вас к ним причислить. Вот и решил предварительно переговорить с вами.

И это было самое прекрасное, чего я сейчас могла бы себе пожелать! Гурский мне нравился, его приход всегда радовал, хотя он и представлял собой так называемые органы. Мы были знакомы уже так давно, что могли позволить себе говорить искренне, без обиняков, и сколько раз такая беседа с умным и благожелательным сначала милиционером, а потом инспектором полиции помогала мне в трудную минуту. Оба мы прекрасно понимали, что как с моей, так и с его стороны можно совершенно безопасно поделиться имеющейся информацией, ни он ни я не проболтаемся, кому не надо, а полученная информация и без разглашения может пригодиться, скажем, порядочному полицейскому. И я твердо знала, что Гурский никогда не сделает ничего плохого невиновному человеку, какие бы подозрения на него ни падали, а я, узнав от сотрудника полиции нечто важное для себя, не помчусь предупреждать преступника. Опять же, вечные проблемы с прокуратурой нам обоим были одинаково лишними. Гурскому, по долгу службы, пожалуй, от нее доставалось больше, чем мне. Я, конечно, удивлялась, что взять с меня показания и проверить мое алиби он поручил незнакомым следователям и прислал ко мне тех двух молодых сотрудников. Мог бы сам прийти. Может, времени не было?

На этот раз я оказалась в сложном положении, потому что рассказать Гурскому абсолютно все не могла. Я не имела права даже заикнуться об Эве Марш и с горечью предвидела все эти острые камни и колдобины в приятном общении с замечательным ментом и вообще честным человеком. Зато сама очень надеялась о многом узнать от него.

— Ох, как я рада, что вижу вас, но предупреждаю — буду выкручиваться и лгать! — выпалила я, не успев сдержаться. Не следовало этого говорить, да уж что теперь? Все‑таки попыталась исправиться: — Неправильно я сказала, лгать, конечно, не собираюсь, но выкручиваться мне придется и кое‑что скрыть от вас. Возможно, и сплутовать немножко…

— Что вы говорите! — заинтересовался Гурский и сел. — А почему?

— Да потому, что убитые в последнее время — сплошь мои враги. И не исключено, что к их убийце я испытываю некоторую симпатию. Если бы с вашей помощью у меня в голове немного прояснилось и я сориентировалась, что же происходит, я вела бы себя приличнее. А вы наверняка посетили меня не для того, чтобы узнать о новых веяниях в области дамской пляжной моды.

— Да, не для того, но надеялся, что вы мне кое‑что разъясните. Если честно, то я ничего не понимаю и склоняюсь к двум простейшим версиям: это либо ожесточенная личная борьба за теплое местечко, либо какая‑то кошмарная афера вселенского масштаба. Ужасно не люблю подобные аферы.

— Над теплыми местечками я и сама подумываю. Что пьем? А может, вы бы перекусили?

— Нет, спасибо, я не голоден. А пьем?.. Я бы от чайку не отказался.

Очень безопасный напиток этот чай, ничего не скажешь. Возвращаясь из кухни в комнату с заставленным подносом, я пыталась вспомнить, приходилось ли мне слышать о том, чтобы большое количество выпитого чая кто‑нибудь назвал пьянкой. Пожалуй, нет. И взяткой тоже это не назовешь, даже если чай с сахаром, Гурский же последние годы пьет чай без сахара.

— При Вайхенманне вы исключаетесь, — сообщил он мне за чаем. — Мы проверили и со всей определенностью установили: в тот момент, когда в него всадили пули, вы доезжали до Щецина…

— Господи, — простонала я, — на кой вам понадобилось тратить столько времени и сил, когда у вас были железные доказательства моего алиби на казенных бумагах?

— Полагаю, парни разогнались и уже не могли остановиться, вот с разбегу и вас проверили. А вот что касается остального…

— Ну нет! — взъярилась я. — Своего Држончека вы мне не навесите! И Заморского тоже! В случае с Држончеком я расписана по минутам!

— Да, кстати. Где же вы находились и что делали? Дома вас не было, лично проверил.

Никогда не знаешь, что может пригодиться в жизни. Вот сейчас я мысленно похвалила себя за то, что решила взять в банке немного наличными, их компьютер записывает часы и минуты, а потом я отправилась прямиком… Холера, сотовый держал меня на стоянке улицы Хожей… Какая жалость, что я сбежала из‑под носа тех паненок в мундирах, которые проверяли водителей, до меня они так и не добрались, уж лучше бы я заплатила штраф. Но наверняка пан Тадеуш не отопрется, что звонил мне. Очень пунктуальный человек, он привык посматривать на часы, значит, должен знать, когда звонил, ну хоть приблизительно!

— А на Нарбутта я с ментом разговаривала, — обиженным тоном закончила я рассказ невинной жертвы подозрительной полиции. — Правда, разгоняя пробку он смотрел одновременно во все стороны, но и на меня тоже. Если бы я тюкнула Држончека и смылась, ни за что не успела бы сразу после этого…

Да что я плету, какое «после»? Когда я там находилась, уже стояли машины скорой. И вообще нечего на меня катить бочку, сдается мне, его прикончили, когда я еще была в банке.

Гурский вздохнул, но вид у него был довольный.

— Нашим всем известно, что мы с вами уже много лет в приятельских отношениях, поэтому именно вас надо исключить из подозреваемых не только на все сто, но и двести! А с другой стороны, именно вас угораздило выдвинуть один из мотивов, который вы назвали высасываньем, что ли, то есть наживаться за чужой счет. И мотив нетипичный. Вы полагаете, достаточный, чтобы убить человека?

— Таких, как они?! Ну, знаете ли…

— Но ведь сейчас сплошь и рядом все за счет других наживаются, — заметил гурский, с интересом глядя на меня. — Начиная с правящих слоев, которые наживаются на народных массах; посредниках, которые наживаются на тех, кто производит; поставщиках… да разве всех перечислишь?

— Нет! — резко перебила я гостя. — Эти все наживаются, можно сказать, открыто, даже по–своему честно, наживаются материально, и всегда можно подсчитать их прибыль, «сотрудничеству» такого рода обычно придают законную форму, обе стороны знают о связывающей их договоренности, границы которой нарушаются тоже в пристойном размере. Я же говорю о другом. Вы назвали всем известные мошенничество и коррупцию, о них все знают и привыкли к ним. В них задействованы обе преступные стороны. Я же говорю совсем о другом: о преступлениях односторонних, тайных и особенно опасных. Тут нет и речи о сговоре двух преступных сторон, тут мы сталкиваемся с преступником и его жертвой. И тут не денежки кто‑то у кого‑то отбирает, а похищает без ведома жертвы его ум, душу и личность. Как я выразилась, этот кто‑то высасывает из жертвы без ее ведома и согласия всю ее внутреннюю сущность, все, что человек нашел, придумал, отразил в своих произведениях. Вот как пиявка высасывает кровь из того, к кому присосется. И тут преступник загребает денежки, но не станет выдумывать, что это он придумал, нашел, изобрел средство обогащения, независимо от товара, будь то одежда, обувь, поэма или соус… Соус, надо же, как он неожиданно выскочил!

От неожиданности я замолчала, а Гурский слушал меня с растущим интересом.

— Ладно, пусть будет соус, он только что пришел мне в голову, но тоже подходит. Представьте главного повара в каком‑нибудь роскошном ресторане, — потребовала я так решительно, что по Гурскому было видно, как он старается выполнить это мое странное требование. — Значит, этот шеф–повар изобрел… ну, нашло на него вдохновение, и он изобрел какой‑то потрясающий соус, добавил особые приправы, велел брать только особые ингредиенты и велел кухонному персоналу строго следовать новому рецепту. А один тип из персонала считает себя умнее шефа, гениальнее, и при изготовлении соуса добавляет в него то, что считает нужным, опять же, выбрасывает что‑то существенное, и на выходе получается такая гадость, что в рот нельзя взять. А приготовивший эту гадость повар упирается: он действовал по рецепту шефа, просто усовершенствовал и сделал более легким в изготовлении. Клиенты кривятся и перестают посещать ресторан, а шеф сваливается с инфарктом.

Гурский понял смысл сказанного мною, проникся до того, что даже скривился от омерзения, словно он лично попробовал испоганенный соус.

— Вот я сделала все, чтобы представить вам, пан инспектор, оба фактора — материальный и духовный. И подчеркиваю, что в обязанности подчиненных шеф–повара входило точно следовать указаниям шефа, а негодяй позволил себе… как бы это поточнее выразиться… ну, скажем, вдобавок к своим «гениальным» прибавкам расфасовывать готовый соус по банкам или какой другой посуде, которая легче откупоривается. А о результате вы уже знаете — компрометация шефа и потеря клиентов.

— Возможно, вы удивитесь, пани Иоанна, но я понял ваше метафорическое высказывание, — заверил меня инспектор. — Утрата клиентов… чего же тут не понять? Значит, вы приравниваете соус к литературному произведению человека, шеф–повар — автор, возомнивший о себе повар — режиссер?..

— Ясное дело, сам придумать не мог, творческая немочь его сжирает…

— …а легко откупориваемые сосуды — широкая доступность их содержимого?

— В том числе и для совершенно неграмотных, — услужливо подсказала я.

— Компрометация автора и потеря клиентов — все понятно. Знаете, а мне очень понравился ваш пример с соусом. Совсем другая область, но очень доходчиво передает характер самого явления, как такового. А Заморского почему не?..

— Что «не»?..

— Пани его не?..

— Сама удивляюсь. Еще больше, чем в случае с Вайхенманном, ведь и того тоже я не… Но вот о Заморском как раз абсолютно ничего не знаю. Очень прошу вас, пан инспектор… Скажите хоть, во сколько его убили?

— Около девяти.

— Ой, нехорошо, на девять утра у меня нет алиби. Вот если бы мои кошки умели говорить… А с людьми я обычно так рано еще не общаюсь. Начинаю с десяти, не раньше. И вот сразу же после десяти мне звонил Островский. По домашнему телефону, и я уже была дома. Это о чем‑то свидетельствует? И в телецентр не так легко пройти незаметно или анонимно, там у них везде понаставлены камеры наблюдения, так ведь?

— Так Кошмарное количество людей придется проверять.

— А орудие убийства?

— Пока не обнаружено. И неизвестно, что это было…

Короче, умница Гурский не скрывал от меня некоторых интересных и важных деталей убийства. Я высказала предположение, что преступник воспользовался королевским скипетром из реквизиторской. Выяснилось, что театральные скипетры не такие уж тяжелые. И все же казалось странным, что никто не обратил внимания на человека, спрятавшего под пиджаком большой и довольно тяжелый предмет. Впрочем, убийце не обязательно было выносить его из здания телецентра, он мог его спрятать где‑то в помещении. Гурский откровенно заявил, что предпочел бы, чтобы это свинство вынесли, тщательно обыскать все огромное здание телевидения — удовольствие еще то.

О секретном складе компрометирующих материалов я имела право знать, потому и спросила без боязни, не исчезло ли оттуда что‑нибудь. Инспектор и тут не стал темнить.

— Пока удалось кое‑что установить…

— Ну, говорите же! — затеребила я его. — Не томите. Что исчезло? Клянусь, буду молчать об этом хоть сто лет.

— Вам так и следует поступить. Две кассеты.

— Какие кассеты? Что было на них?

Гурский опять немного помолчал. Сердце у меня почему‑то беспокойно забилось.

— Кассеты, которыми именно вы так интересовались. В ходе допросов люди иногда невольно могут проболтаться, сказать что‑то такое, чему они сами не придают значения. А тут речь идет об экранизации двух книг, которые существовали лишь в одном экземпляре, без копий. Режиссер фильмов Юлиуш Заморский — тот, которого убили.

Вот оно! Я так старательно обходила все, связанное с Эвой Марш. А тут две кассеты из ее экранизаций, и убийца их украл? На кой черт ему понадобились ублюдочные творения Заморского?

По каким‑то причинам пани Данута запомнила, где они должны были лежать, и их там не оказалось. Зато обнаружились свежайшие отпечатки пальцев Заморского, этот идиот даже и не старался скрыть, что копался в архиве. Но нашлись там и следы того, кто тоже рылся в архиве. Этот был в кожаных перчатках. И они несомненно принадлежали убийце. Тот не проявлял особой активности, не носился по всей комнате и не копался на всех полках. Создавалось впечатление, что он молча где‑то затаился, ожидая, пока Заморский не найдет свои творения, после чего притюкнул их создателя и сбежал — возможно, в спешке.

Не сомневаюсь — в спешке, раз у него за спиной валяется труп.

И в этот момент, по закону подлости, как это со мной всегда бывает, зазвонил телефон. Такое уж мое счастье…

— Говорит Якуб Седляк, — услышала я голос в трубке.

На секунду замерла, решая, что делать. Выбежать с трубкой во двор? Сказать, что ошибка? Моя ошибка. И тем самым отрезать себе всякую возможность переговорить когда‑нибудь с мужем Эвы. Назвать номер телефона пана Тадеуша и попросить позвонить ему? Но ведь тот немедленно перезвонит мне и начнет расспрашивать, в чем дело. Повеситься?

Гурский сидел в пяти метрах от меня, а я словно окаменела. Во что бы то ни стало мне следовало скрыть от него Эву, так каким чудом я могу это сделать?

О, Кшися Годлевская! Она в курсе.

И я почти свободно, вежливо и со сдержанной радостью поздоровалась с Седляком.

— О, как хорошо, что пан позвонил! — произнесла я, прямо‑таки соловьиным голосом. — Удивляюсь только, как вы…

Собеседник сухо перебил мое щебетанье.

— Удивляетесь, оставив мне такое оригинальное сообщение? — решительно, но довольно вежливо проговорил ортопед. — Просто высветился ваш номер, и я позволил себе позвонить вам. Не знаю, с кем говорю, но, надеюсь, не ошибся, заговорив с вами по–польски?

Холера!.. Надо же было позвонить ему по стационарному телефону!

— Не ошиблись, и я очень рада вашему звонку. Ваш номер я узнала от Кшиси Годлевской, кстати, она просила меня: когда буду с паном разговаривать, передать пану привет…

— Благодарю, и вы передайте.

— Но тут все дело не в Кшисе, а в Эве. Да, да, уже объясняю: ее разыскивает подруга, с которой они вместе учились в школе, а потом расстались, и она потеряла Эву из виду. И теперь ее замучила совесть, поскольку она в этом винит себя. И она хотела бы во что бы то ни стало разыскать свою подругу, с которой они были очень дружны, и попросила меня помочь ей в этом. Тут и пригодилась Кшися, мы с ней давно знакомы, и она подумала, что Эвин телефон я могла бы узнать у вас…

Притворяться осчастливленной соловьихой мне самой было противно, да и Гурский принялся как‑то странно на меня поглядывать. Я уже жалела, что не ушла хотя бы в кухню, оттуда тоже можно было поговорить по телефону.

— А не могла бы пани назвать эту школьную подругу? — поинтересовался обстоятельный доктор по–прежнему сухим голосом.

— Мария Каминьская. Однако Эва наверняка запомнила ее под другим именем — Лялька, все ее тогда так звали. Лялька Каминьская. Хотя сейчас она наверняка уже не Каминьская, ведь вышла замуж за француза и живет во Франции, но его фамилию я не запомнила. Для нас она осталась Каминьской.

Лялька явно способствовала тому, что пан доктор малость помягчел и заговорил уже не таким официальным голосом. А вообще Кшися права, сухарь–сухарем, и речь вон… словно на профсоюзном собрании выступает или делает доклад по своей ортопедии.

— Полагаю, — заявил он, — что Эва охотно свяжется с пани Лялькой. В свое время мне приходилось о ней слышать, они очень дружили. И если пани пожелает дать мне номер сотового Ляльки, я передам его Эве при первом же удобном случае. Если пани не усматривает в этом никаких препятствий.

— Ни малейших, проше пана. Секундочку, мне придется для этого взять сотовый, номер в нем записан, на память я не надеюсь…

От собственного приторно–медового голоса мне даже стало нехорошо. И что я так перед этим сухарем распинаюсь? Положила трубку, огляделась в поисках проклятых сотовых, один должен быть в кухне.

Продиктовала я швейцарскому ортопеду номера всех Лялькиных телефонов, и тут поняла, почему Эва развелась со своим мужем. И тоже, должно быть, сбежала от него. Ведь это же копия ее папочки: Эва — марш! Я еще добавила, на сей раз для разнообразия голосом позаброшенной всеми сиротки Марыси, чтобы швейцарский сухарь постарался поскорее передать Ляльке Эвин номер, и предупредила: Ляльку трудно поймать по телефону, она много работает, часто выключает сотовый, так как у нее вечные переговоры с людьми, так пусть уж постарается. Положив трубку телефона, я почувствовала, что у меня по спине струйками стекает холодный пот.

Гурский не был кретином. Увы, ни в малейшей степени.

— Это мысль! — сказал он задумчиво, разглядывая газон за окном. — До сих пор такое не приходило мне в голову. Спасибо, пани подсказала. Что ж, лучше позже, чем никогда.

— Что вы там себе напридумывали? — подозрительно поинтересовалась я. — И что вы намерены предпринять?

— Пока ничего, у меня еще нет уверенности. Вы же мне больше ничего не скажете, вот в этом я как раз уверен. Придется проверить. Спасибо за гостеприимство, и вообще, рад был с вами встретиться.

И мой гость уже встал со своего места.

Хуже и быть не может! Не мог этот швейцарский обормот немного подождать со своим звонком!

— Стойте, ну что вы торопитесь как на пожар!

Любой ценой мне надо было его задержать, чтобы хоть как‑то сгладить впечатление от моего несвоевременного телефонного разговора. И я скороговоркой продолжала:

— Я как раз собралась сообщить вам о факте, который показался мне подозрительным. Самой мне его не проверить, а вам — раз плюнуть.

Этот упрямец встал со стула, на котором только что сидел, и ухватился обеими руками за его спинку. Всем видом показывал, как он спешит! Я же бросилась опять в кухню, мысленно похвалив себя за то, что вместе с сумкой вытащила из машины и внесла в дом каталог Кампаниллы, а то пришлось бы сейчас целый час рыться в гараже. Так же бегом вернулась и сунула каталог под нос Гурскому.

— «Мерседес», цвет графит–металлик. Вот номер. Если вы проверите, кому он принадлежит… Возможно, я преувеличиваю, но надеюсь — нет, и кое‑кто будет признателен кое–кому. Или вы мне, или я вам.

— А почему я должен его проверять?

— Подозрительный.

— Чем подозрительный? Слушаю вас.

Я оторвала клочок от какой‑то бумаги на столе, переписала номер и вручила его инспектору. Затем коротко рассказала ему о случившемся на улице Винни–Пуха. Всего сказать я не имела права, но надо было как‑то увязать концы с концами.

Итак, я оказалась на улице Винни–Пуха, потому что там живет моя давняя знакомая Кшися Годлевская, врач–дерматолог. И видела, как из квартиры ее пациента, которого знаю в лицо, вышел незнакомый мне мужчина. Десять минут назад он был тяжело болен, видимо ангина, я его видела в домашнем халате и с компрессом на шее, а тут он живой и здоровый, уже без компресса вышел и прошествовал к своей машине — это ее данные я вам сообщила, сел в нее и уехал. Короткая сценка, но дело явно нечисто, слишком уж быстро он выздоровел.

— Как его зовут?

— Не знаю. Поэтому и попросила вас узнать.

— Нет, я имею в виду пациента пани Годлевской.

Тут мне следовало бы тоже сразу же сказать — не знаю, не помню. Но проклятый телефонный звонок Седляка вывел меня из привычного состояния, я плохо соображала и не сразу ответила. А тут еще глаза пана инспектора хитро блеснули.

— Только прошу вас не вешать мне лапши на уши, — попросил Гурский и спрятал клочок бумаги с моей записью. — Я же вижу, что собираетесь.

— Поренч, — пришлось сознаться. — Флориан Поренч.

— Его вы знаете. Кто он?

С трудом удержалась от кретинского вопроса — откуда он знает, что я его знаю. Раз двери квартиры открыл не хозяин и потом он же, уже в здоровом виде, вышел из квартиры — значит, хозяина я должна знать.

— Трудно сказать, кто он, — неохотно начала я. — Скорей всего, мошенник и аферист, а с виду привлекательный бездельник, втерся на телевидение, притворяется режиссером, легко охмуряет женщин и так же легко их бросает, часто живет за их счет, нанес моральный ущерб Мартусе — о, вы же знаете Мартусю? И все это я о нем знаю по слухам, потому как близко мы не были знакомы, хотя, кажется, одно время ухлестывал и за мной. Он любит баб творческих или богатых, за счет которых можно поживиться. Так что я его когда‑то видела и запомнила, но со мной номер не прошел. Так вот, я уверена — двери открыл не он, а вроде бы я звонила в его квартиру. Больше ничего не знаю.

— А где это было?

— На улице Винни–Пуха. Сегодня в первой половине дня.

Ну и конечно, моя память опять сыграла со мной злую шутку. Какой Поренч, откуда я там взяла Поренча, ведь по сведениям, полученным от Мартуси, эта квартира принадлежит другим людям, он в ней только одну комнату снимает. Так что тип с ангиной мог быть просто хозяином квартиры, а Поренч не имел права там прописаться! Да, но ведь Кшися на рецепте написала его адрес… А ну их всех, даже если я здорово напутала и перемешала в одном котле всякую глупость, может, хоть немного отвлекла Гурского от Эвы Марш, а проявления склероза не преследуются законом…

Какое‑то время Гурский еще постоял, глядя в окно и держась обеими руками за спинку стула.

— Не исключено, что действительно буду вам благодарен, — бросил он наконец и отправился к выходу.

Ох, как я взвинтилась! Кинулась за ним, умоляя не нервировать меня и пояснить, что означают его слова. Гурский не вышел из комнаты, а в полном молчании сделал круг по комнате. Обернулся ко мне только в дверях.

— Буду выкручиваться и лгать! — таинственно проговорил он и ушел.

* * *

— Ты дома? — спросила Магда как‑то беспокойно, и вообще в этом не было надобности, ведь она звонила мне по домашнему телефону. Но тут же спохватилась. — Ну да, дома, слышу же. Тогда я к тебе сейчас же приеду, если не помешают пробки — уложусь в полчаса. Пожалуйста, не уходи никуда!

А я и не собиралась выходить, сама только что пришла из магазина канцтоваров, куда собиралась сто лет, и хотела спокойно побыть себе дома, тем более что уже с порога почувствовала аппетитнейший запах из кухни. Что‑то вкусненькое? Ох, черт побери!

Уронив сумки с покупками, ринулась в кухню. Там у меня на плите высилось над маленьким огоньком целое сооружение. Большая кастрюля с водой, на ней дуршлаг, в него я высыпала целую упаковку покупных вареников с мясом, то есть пельменей, если называть их правильно, сверху дуршлаг плотно прикрыт специально подобранной крышкой.

Успела в последний момент. Вода почти вся выкипела, на дне кастрюли поблескивали капли воспоминания о ней. А ведь я так старалась, организовывая хитроумное устройство для приготовления пищи для меня на весь день. И я хотела, чтобы она всегда была в горячем состоянии. Время от времени за едой следовало приглядывать, но я как ушла из дома, так и насмерть забыла о зажженной газовой плите, а ведь это небезопасно. Впрочем, не в первый и не в последний раз…

Ничего страшного. Я долила воды, добавила газа — все в порядке. На соседнюю горелку поставила сковородку, чтобы приготовить в растопленном жиру приправы к пельменям.

— О, едой пахнет! — входя, заметила Магда. — Вкусной! Что это?

— Еда на две или даже три персоны, мечтающие похудеть. К этому можно подать бруснику или корнишоны. Ты что хочешь?

— И то и другое!

— Лень возиться с помидорами, а они лучше всего…

— Плевать мне на помидоры, в другой раз съем.

Поедая четырнадцать малюсеньких вареников, они же пельмени, сдобренные соусом, поджаренным в смальце лучком, мы без малейшего труда убедили друг друга: важно не ЧТО едят, а СКОЛЬКО. По разному проявляют себя пять штук или целая гора. Самое вредное для людей, которые хотят похудеть или боятся растолстеть, можно есть безопасно, если не накладывать вредной еды полную миску, а взять немножко. Затем мы с Магдой опять же единодушно пришли к выводу, что не стоит принимать пищу семь раз в день, лучше всего — один раз, а еще лучше и вовсе не каждый день, это если речь идет о высококалорийных продуктах, которые можно перемежать не такими калорийными и вредоносными. С отвращением вспомнили известных нам особей с избыточным весом, которые тем не менее жрут не зная меры. Ну и наконец, Магда приступила к делу, ради которого приехала ко мне.

— Поверь, Иоанна, я не специально подгадываю к тебе в то время, когда ты собираешься есть, просто так получается, а я очень не хочу говорить об этом по телефону. Нет, не боюсь, что подслушивают, тут совсем другое…

— После того, что нам пришлось вытерпеть в прежние времена, после того, как появились Эриксоновские лицензии и установлен контроль над телефоном, меня уже ничего не удивит, — перебила я гостью. Даже муха с крохотным подслушивающим устройством во рту, которая летает по комнате…

Магда невольно огляделась.

— Где твоя муха? Не вижу.

— Да и нет ее. И вообще, у меня мухи редко летают, ведь на окнах сетки. А если какая и залетит, я не задумываясь совершаю убийство, и она больше не летает. Мне очень жаль.

— Я бы жалела еще больше, если бы она летала. О чем мы говорим?

— О телефонах.

— Да, в самом деле. Послушай, а какое отношение имеет Эриксоновская лицензия…

— А я на ней выросла, можно сказать. Что‑то там на центральной происходило, в мои разговоры вклинивались посторонние люди, или я сама подключалась к кому‑то ни с того ни с сего. Случалось, что переплеталось сразу пять разговорных линий, кошмар! Наверняка все телефонное оборудование здорово изношено и потому плохо соединяет, но для меня уже нет невозможных вещей. Безопасная линия вообще не существует.

— Вот именно! — горячо поддержала меня Магда. — А сейчас ухватывают последний разговор, даже если телефон засекречен, и начинают: почему этой особе подряд звонили шесть человек? О чем это я говорила одиннадцать минут? Ну и тому подобное. Вот почему я не верю, что можно предпринять стопроцентные меры безопасности. Если Америка и Япония могут подслушать любой разговор, почему наши не могут?

Я презрительно пожала плечами.

— Ха–ха! Наши в лучшем случае могут только не хотеть.

— Верно говоришь, — поддержала меня подруга. — Но могут и хотеть. А тут уже такое болото разлилось, что буквально задыхаешься, и в первых рядах — телевидение, но и кино тоже, всякие тайные архивы, искажения, подделки, взятки, и знаешь, кого подозревают? Поренча!

Я еще не успела удивиться, как мотив сам по себе выстрелил фейерверком.

— Поренча? Флориана? А почему? Избавляется от конкурентов?

От восхищения моей неземной мудростью Магда нечаянно проглотила еще один пельмень. И подтвердила правильность моей догадки, проглотив еще один пельмень:

— Об этом не говорят открыто и без тысячи оговорок, только шепчутся по углам. Если он такой головорез… Все боятся. И холера знает, на какое место он в конце концов усядется и кому сможет навредить. Особенно если учесть, какой он бездарь, к тому же вредный, а ведь у нас именно такие и выбиваются наверх. Говорят, он шантажирует Войлока…

— Какого Войлока? Я такого не знаю.

— Да вроде бы серый кардинал в бухгалтерии, командует над средствами частных каналов. Это если коротко. Даже бывшая пани директор ела у него из рук. Все разбогатевшие боятся Войлока, а Войлок в свою очередь боится Поренча. Вот такие ходят слухи.

Я уже собиралась сказать, что это просто чушь, но вдруг вспомнила: ведь ни от первых ментов, ни от Гурского я ни слова не слышала о Поренче. О Вальдемаре Кшицком меня спрашивали, а о Поренче — ни разу. Гурский допытывался у меня, а сам ни словечка, никак не прокомментировал то, что услышал. Не считают ли они Поренча главой всей компании, того, кто организовывает убийства? А я выступала в роли дымовой завесы.

— А что известно о доказательствах, алиби и тому подобном? — хищно поинтересовалась я, проигнорировав Войлока, о котором ничего не знала.

— Доказательства в основном морального плана, этические. Выводы. Вайхенманн гнал его от себя, Држончек втихую насмехался над ним и тоже старался куда подальше отогнать от телевизионного корыта, или, точнее, от кассы. А вот Лапинский не понял, что это за штучка, и проявил легкомыслие…

Я встревожилась.

— Надеюсь, Лапинский еще жив?

— Насколько мне известно, жив, но, полагаю, главным образом лишь потому, что он до сих пор находится в Вене. Слушай, Заморский совершенно открыто смешал с грязью Поренча, который так или иначе сталкивался со всеми ними, и каждый выдрал у него из горла блестящие возможности, они были уже на расстоянии вытянутой руки. В архив Поренч влез через труп Заморского…

Вздрогнув от отвращения, Магда на секунду прервала излияния. Помолчав, нерешительно добавила:

— Вообще‑то это я должна была влезть в архив через труп Заморского. Нет, ты даже не представляешь, как я не выношу трупы!

— Значит, до тебя еще не дошли?

— Странно, но это так Хотя меня уже несколько раз спрашивали, где я тогда была, потому что люди видели меня около двенадцати и даже одна камера меня засекла. Заморского наш гипотетический Поренч пришил в девять, весь город уже только об этом и говорит, но никто как‑то не сомневался, что я могла быть у себя в ванной. И была! Знаешь, я только сейчас оценила, как это удобно говорить правду.

— А в твоем доме кто‑нибудь видел тебя?

— Ты имеешь в виду квартиру? Нет, не видел, но в лифте видела соседка, а в гараже сосед по дому. А кроме того, из ванной меня вытащил телефонный звонок, звонил сценарист и умолял разрешить внести малюсенькое изменение, и я даже ему разрешила.

— Сценарист звонил по стационарному телефону?

— По стационарному. А что?

— Значит, тебе повезло. Во–первых, ты не оставила следов преступления, а во вторых, даже если бы и оставила, их очень хорошо затоптали, так что на тебя не выйдут, а в–третьих… даже если бы и оставила, ведь это ты обнаружила труп, ты сообщила о нем и сбежала, а это не преследуется законом.

— О, какое счастье! — вздохнула Магда. — И если бы ты мне еще и кофе дала…

— Нет проблем.

Я встала и принялась хлопотать, продолжая разговор.

— Но нам надо придумать причину, почему ты сделала еще несколько шагов. Позволь тебе напомнить, ты заглянула в медпункт, и какой черт дернул тебя мчаться дальше, а не зайти туда?

Вскипятив чайник я приготовила кофе для нее и чай для себя, принесла все это в гостиную, а Магда все еще сидела неподвижно за столом, расставив локти и упершись подбородком в сдвоенные ладони. Наконец она тяжело поднялась со стула и, перейдя к журнальному столику, со вздохом пожаловалась:

— Гляди‑ка, я так усиленно думаю, так усиленно, и ничего умного в голову не приходит. Мы же не можем сказать правду?

— Ни в коем случае… Но погоди, что бы ты могла там делать…

Интересно, какая лихоманка или другая холера могла заставить человека лезть в секретную помойку, о которой ему и знать‑то не положено? Так, так, так, попробую себе представить ситуацию. Что бы делала я?

Довольно долго мы сидели молча, напряженно раздумывая.

— Есть! — торжествующе выкрикнула я. — Но тебе придется сыграть роль, войти, так сказать, в образ.

— Готова играть любую роль! — пылко вызвалась Магда. — Раз надо. — И, облегченно вздохнув, наконец с удовольствием отпила кофе. — Ну, выкладывай!

Я стала излагать свою идею и в ходе ее обсуждения вносила коррективы.

— Итак, ты долго там работала в тот день. Медпунктом ты никогда не пользовалась, хотя и знала о его существовании и даже знала, где он находится. И вот теперь тебе приспичило его посетить. Тебя давно беспокоил локоть. Ты недавно сильно его ушибла, прошло несколько дней, а он продолжал болеть… И ты решила посоветоваться с врачом, не надо ли его как‑то полечить. Или что другое, если тебя локоть не устраивает. Может, посоветоваться с косметичкой насчет морщинок о таких вещах с подругами не говорят, еще засмеют, мол, омолодиться захотела, а она специалист, а тебе танцевать хочется, или, наоборот, считаешь нужным похудеть, а у тебя не получается…

— Ну что ты плетешь! — разозлилась Магда.

— Тогда остаемся при локте. Или вот колено. Что смотришь? И колено может болеть с некоторых пор, а тебе танцевать…

— Кончай с танцами!

— Ладно, ты хотела посоветоваться с медиками и направилась в медпункт. Знала, что он где‑то здесь, но в общих чертах — весьма туманно. К медикам телецентра ты пошла первый раз.

— А вот это как раз правда.

— И когда уже к ним подходила, вдруг заметила, что там дальше еще что‑то есть, ступеньки увидела и подумала — а куда они ведут? Спуск узкий, там темно внизу, ты щелкнула зажигалкой, чтобы найти выключатель, и увидела под ногами известно что. Все дальнейшее — логично и понятно даже дураку, никто не прицепится, тем более что ты не просто сбежала куда глаза глядят, нет, в тебе проявилось чувство гражданской ответственности, и, невзирая на испытываемый ужас, ты нашла в себе мужество информировать надлежащее медицинское учреждение. И никто не докажет, что ты не была в шоке.

— Была! Провалиться мне на этом месте!

— Ну тогда, считай, версия у нас есть, ее и придерживайся.

— Ты так мне все убедительно описала, что я и сама поверила. Вот только где этот медпункт располагается… Я ведь совсем не знала и никого о нем не расспрашивала в последнее время. А зря.

— Я же сказала — весьма туманно. Локоть тебя подталкивал.

— А можно вместо локтя сослаться на тазобедренную кость? Я недавно больно врезалась в угол мраморного стола, очень болит, и синяк огромный.

Тазобедренную кость я с энтузиазмом приняла. Впрочем, всю эту историю мы придумали на всякий случай, если бы кто‑то узнал Магду. Гораздо больше на роль крикнувшего подходил Поренч.

Магда вдруг спохватилась, что еще не все мне рассказала. И заторопилась:

— Телецентр по–прежнему гудит, но теперь все чаще в качестве преступника называются весьма высокопоставленные особы, и еще такие, о которых мне не хотелось бы слышать. А все Поренч, он подзуживает. Болтает о Вайхенманне, что тот на фильм получил больше средств, потратил намного меньше, а разницу якобы присвоил один из воротил по реквизиторской части, называли даже фамилию, но я все равно человека не знаю, вот и не запомнила. Вайхенманн потребовал, чтобы деньги вернули или хотя бы заявили, что они у них есть. И тогда этот, из реквизиторской, и пришил Вайхенманна, потому что в деле оказался замешанным какой‑то политик…

— Выходит, наш преступник сделал карьеру?

— Что‑то в этом роде. И наоборот, тот, что прикончил Заморского, совсем мелкая сошка. Ну и наконец, все же говорят о некоторых авторах, недовольных экранизациями своих произведений, в том числе называют и тебя…

— Яворчик? — вспомнился мне вдруг тип, которого называла Миська.

— Ты знаешь Яворчика? — удивилась Магда.

— Нет. И даже не имею понятия, кто он. Однако слышала, что поносит меня безбожно. Так кто же он?

Магда махнула рукой.

— Трудно точно определить. Один из телевизионщиков. У него даже была своя программа, в ней он часто поднимал вопросы преступности, но ничего хорошего не создал, и его турнули. Говорят, кто‑то испортил ему самую важную часть, он очень на нее рассчитывал, ну и все лопнуло. Ты к этому как‑то причастна?

Я только плечами пожала, потому как никогда никому никаких частей сериала не портила.

Магда заметила, что сам по себе он такого бы не придумал, наверняка от кого‑то услышал, и она, Магда, даже догадывается от кого. У Држончека есть оператор, абсолютный бездарь, но с гигантскими амбициями. Он, дескать, и гений, и великий артист, это он подговорил Држончека заняться тем последним фильмом, а снимать будет он, и таких гениальных кадров мир еще не видел! А его уже никто из режиссеров не хотел брать, вот он и присосался к другому несостоявшемуся гению.

— А, так вот почему у него те искусительницы — паненки так странно выглядели?

— Да у него все странно выглядит. А фамилии его я не помню. Впрочем, его никто не называет по фамилии, он просто Трепач или Пустобрех, а камеру даже держать в руках не умеет, она у него болтается, и он не в состоянии снять ни одного путного кадра. Ведь и сам как‑то дергается, словно в конвульсиях. Дошло до него, что ты разнесла в пух и прах творение Држончека, так он принялся на тебя наговаривать, бросать подозрения.

— Да пусть бросает, может, рука занемеет. И на других тоже?

— На других в основном Поренч. И чего только не несет! И права нелегально получены, и автор врет, что ему не заплатили, — телевидение честно расплачивается, просто не дошло до автора. И тут появляется Войлок…

У меня голова пошла кругом, такой клубок всевозможной лжи, и вот еще это тревожное упоминание о нелегальных авторских правах. И что заплачено, а автор не получил. Сразу вспомнились издатели Эвы Марш, которые молчат в тряпочку…

А тут еще Поренч. Мстит Эве. Заметая собственный двор, пытается именно на нее направить все подозрения, такая изощренная скотина! В принципе он бы должен бросать подозрения и на Мартусю, ведь тоже жаждет ей отомстить, она же не постеснялась в выражениях, расписывая его персону, так что я не удивлюсь, коли и в Кракове вдруг обнаружится чей‑то труп. И если бы не Эва Марш, я обо всем этом рассказала бы Гурскому, даже пригласила бы его послушать сейчас Магду.

А та продолжала:

— Тут все так запутано, так взаимосвязано, просто голова идет кругом. Люди связаны друг с другом десятком нитей, и не все говорят правдиво, хотя что‑то и знают. Но каждый раз нет–нет да всплывает чья‑то фамилия. Вот сейчас как‑то неожиданно на первое место в списке подозреваемых зачислили Поренча, у него нет алиби, и он свободно мог прикончить всех трех. А люди в своих показаниях безбожно врут, ведь он их шантажирует.

— У него есть для этого материал?

— Еще бы! Но это не такие преступления, за которые грозит статья Уголовного кодекса, а такие… компрометирующие. Они иной раз бывают пострашнее, каждый дрожит за свое место. Если бы кто‑то занялся этим всерьез, вскрылась бы такая афера!.. То‑то общественность порадовалась бы, ведь у многих наш телецентр сидит в печенках. Но кому заниматься? У нас постепенно смиряются и с порнографией, и с бездарными передачами, так что не исключено — этого Поренча того и гляди еще человеком года объявят. Но только учти, пожалуйста, все, что я сейчас тебе наболтала, — сплошные сплетни и, возможно, наговоры на своих врагов: каждый пытается, воспользовавшись случаем, подложить свинью своему недругу, выкурить этого недруга из телевидения вообще, сплавить куда подальше. Тут уж катят бочку на кого попало. Лишь бы бросить тень на соперника, занять место поближе к кормушке.

Я попыталась представить себе всю эту массу телевизионного люда и вообще атмосферу, царящую на телевидении, но воображение повернулось ко мне задом, явно давая понять, что есть более важные темы. И я стала задавать вопросы.

Я с удовольствием выслушала, у кого еще, кроме Поренча, нет алиби. С мотивами было труднее, и в результате из всего здорового коллектива потенциальных убийц у нас остался лишь один… Правда, всячески нами приветствуемый…

Уже уходя, Магда вдруг вспомнила.

— Очень много может знать Адам Островский. Он часто бывает у тебя?

— Не очень, заходил пару раз. Но он мне нравится, выгодно отличается от остальной журналистской братии, люблю его смелые статьи, в них и смысл, и гражданская позиция. В их профессии таких можно по пальцам перечесть, редкий экземпляр.

— И вы в хороших отношениях?

— Вроде бы. А что?

— Да ничего. Так просто интересуюсь. Возможно, стоило бы тебе с ним почаще общаться…

И когда за ней захлопнулась дверь, я вдруг вспомнила о ее драгоценном Десперадо. Странно, но на этот раз она о нем и словечком не упомянула…

* * *

Гурский нанес мне визит сразу же на следующий день. Увидев его у калитки, я совсем не удивилась, только очень обрадовалась — надо же передать ему информацию, полученную накануне от Магды, — и немного встревожилась, ведь наверняка он приходит не для того, чтобы доставить мне удовольствие.

— Если не ошибаюсь, вы хорошо знаете Марту Форналь? — спросил он.

Вопрос был задан каким‑то ненатуральным, деревянным голосом. Естественно, я удивилась.

— А мне казалось, вы ее тоже очень хорошо знаете?

Вздохнув, Гурский прошел в гостиную и позволил мне сесть, прекрасно зная, что стоя я не в состоянии долго разговаривать. Подумал и сел сам.

— Оказалось — недостаточно, она меня удивила, потому и спрашиваю. А вы вчера вечером не уезжали из Варшавы?

— Не только из Варшавы, я даже из собственного дома вечером не выходила, вот разве что только выбрасывала мусор. Но мусорный ящик у самого дома. А так я весь день и просидела, собирая информацию. Для вас.

— Сейчас мы перейдем к информации, а пока меня интересует отношение пани Форналь к Поренчу.

Вот, оказывается, как умно я поступила! Видно, известия о подрывной деятельности Поренча уже вышли за пределы Варшавы и добрались до Кракова — до Мартуси. Я не стала темнить и с готовностью сообщила, что ее отношение к Поренчу — негативное. И добавила:

— Даже, я бы сказала, очень негативное. И мне кажется, я вам совсем недавно говорила об этом.

— Ничего, я охотно выслушаю ваше мнение еще раз. И почему же?

Тут к моему уже легкому беспокойству прибавились довольно сильные подозрения. Что там еще могло случиться? К сожалению, не было времени разобраться в своих ощущениях, пан инспектор ждал ответа.

Я все же немного подумала.

— В двух словах не расскажешь. Попробую коротко, о главном. Вы этого Поренча лично знаете? Видели ли его когда‑нибудь?

— На фотографии. Не очень удачной.

— Тогда мне придется объяснить своими словами. Интересный мужчина и умеет производить хорошее впечатление. Мартуся попалась на его удочку, паршивец охмурил ее в три счета, попытался втянуть в свои махинации, обвел вокруг пальца и отшвырнул за ненадобностью. Этого вам хватит?

— Хотелось бы поподробнее.

— О боже… Ну, бабы к нему так и льнут: из‑за внешности и уменья найти подход к любой. Некоторые мужики тоже попадаются на его удочку, хотя и с другой наживкой: мнимой предприимчивостью, умением проворачивать дела, знакомствами во всех сферах, ну не парень, а огонь. Якобы у него редкая пробивная сила и нюх на прибыльные дела. Будь у него средства, уж он бы развернулся! И многих матерых бизнесменов так и тянет протянуть руку помощи талантливому молодому человеку. Но на самом деле у того за душой абсолютный пшик: ни таланта, ни пробивной силы, ни полезных знакомств — все ложь и одно сплошное мошенничество, но это раскрывается не сразу. Хочу чаю. А вы?

— Ну, если вам хочется…

Возвращаясь из кухни, я продолжила:

— А правда такова — он способен на любую гадость, моральных преград для него не существует, пойдет на все, если запахнет денежками. Мартусе он подстроил двойной номер: и в личном и в служебном плане. Сначала охмурил девушку, очаровал с легкостью заправского ловеласа. Она его привлекла тем, что работала на краковском телевидении и считалась состоятельной, не говоря уже о том, что просто красавица. Он и наплел с три короба: он всю жизнь мечтал встретить такую девушку, полюбил всем сердцем и прочее в этом духе. Потом как‑то незаметно позволил ввести себя в телевизионный мирок, притворяясь этаким сельским пастушком, пораженным чудесами техники. Сразу нашлись у него и другие покровители и покровительницы. Тут выяснилось, что он прекрасно знает варшавский телевизионный центр, но сначала поражал тем, как быстро все схватывает. Больше всех поразил некую пани Изу, которую я лично не знаю и не помню, какую должность она занимала на телевидении, но знаю, что очень высокую. И он, ни минуты не колеблясь, отшвырнул Мартусю ради престарелой, зато увешенной бриллиантами дамы на какой‑то высокой должности… Ну да вам надо бы с самой Мартой поговорить, потому как я хорошо разбираюсь в человеческих душах, но совсем не знакома с телевизионными порядками.

Гурский отрицательно помотал головой.

— Нет, в данном случае для меня важнее человеческие души.

— Очень мило с вашей стороны, — обрадовалась я и, поощренная, продолжала: — Перед Мартусей в то время открывались неплохие перспективы роста, она получила возможность перейти из документалистики к работе над художественными телефильмами, о чем давно мечтала, ей предложили должность второго режиссера, и тут вдруг… подробностей я не знаю да и не разобралась бы в них, известно лишь, что пылающий страстью обожатель втайне от возлюбленной подложил ей грандиозную свинью, самым мерзким образом с помощью всемогущей Изы оттяпал у Марты обещанную должность, передал ее другому за бешеные деньги. Да, кстати, он и у Марты назанимал много денег и, разумеется, не отдал.

— Минутку. Я вас правильно понял? Он у нее назанимал денег и остался должен? Не она у него?

— Да вы что! Тут все наоборот.

— Ну хорошо, а дальше что?

— Ну, я вам говорила, отшвырнул Марту за ненадобностью. Впрочем, как и пани Изу, использовав ее влияние и финансовое могущество и наобещав другим сотрудникам свое покровительство, тоже за немалую мзду. Марта и за это должна была расплачиваться, ведь все считали, что они действовали вместе. Вот почему она его так любит!

— Понятно. А она… не пыталась отомстить?

— Нет, не было желания да и времени, чтобы мстить ему, ведь ей же приходилось рассчитываться с теми их знакомыми, которых он обирал, ссылаясь на нее. Он же, напаскудив в Кракове, поторопился смыться в Варшаву, пока его не раскрыли.

Гурский пристально рассматривал через окно двух моих кошек на террасе, которые ласково вылизывали друг друга.

— Если не ошибаюсь, пани Форналь — темпераментная девушка, не… как это говорится…

— …не размазня, — охотно подсказала я.

— Да, попадись он ей как‑нибудь под горячую руку…

— И попадался, причем не один раз. Ведь он часто приезжает в Краков, а она в Варшаву, как‑никак оба работают на телевидении. И на работе встречаются, и у общих знакомых.

— И что?

— Она игнорирует его, а этот подлец изображает страдальца, всячески демонстрируя свои поруганные чувства. А поскольку таланта лишен начисто, даже это у него не получается. Вот и все. Ну и что вы на это скажете?

— А что вы хотите услышать?

— А ради чего я старалась? На кой черт сдались бы вам отношения между Мартой и Поренчем, если бы это не понадобилось для дела. С таким же успехом вы могли бы расспрашивать об отношениях между нами.

— А что, Поренч и к пани подкатывался? И пани позволила себя очаровать?

— Ну зачем молоть ерунду! — рассердилась я. — Попробовал бы!!! Да и не наступлю я снова на те же грабли, ведь подобный экземпляр некогда и мне подвернулся, так что у меня иммунитет. И не смейте мне напоминать, что теперешний паршивец пренебрег мною лишь из‑за моего возраста или просто мало старался…

— Да бог с вами! Такая мысль и в голову мне не придет, — горячо заверил меня Гурский.

— А тогда зачем вам понадобились все эти сведения?

— Минутку… А та информация, которую вы вчера якобы для меня собирали, она о чем?

— Телесплетни. О расследовании я ничего не знаю, вы и ваши люди обходите меня стороной, а ведь я уверена, что техническую сторону вы уже провернули…

Последним словам я придала вопросительный оттенок Гурский недовольно произнес, махнув рукой:

— А, сплошные сомнения.

Решила проявить благородство и первой выложить то, что у меня накопилось по делу об убийстве.

— Ладно, хоть вы и обходите меня стороной, выложу, что накопилось у меня. Только учтите, поскольку от расследования меня держат на большой дистанции, мне ничего, кроме сплетен и слухов, не остается. Но ведь вам и не скажут того, о чем охотно насплетничают мне. Возможно, их распускает Поренч, но уж установить их источник не в моих возможностях. У него самого нет алиби, а поскольку он много чего неблаговидного знает о людях и держит их в руках, они ему и алиби придумали. Какие люди? Да много их, но одну фамилию мне называли, сейчас… Выплош? Влохач? Нет… а, вспомнила, Войлок! А что неблаговидное? Преимущественно финансовые злоупотребления, а проще говоря, кража государственных денег. Вот многие в телецентре Поренча и боятся. Но они в долгу не остаются и наговаривают на него. Вот, значит, насчет алиби, и еще говорят, что каждый из убитых в последнее время чем‑то не угодил ему, так потому он и мстит. Мстит таю одного врага отправляет на тот свет, второго оговаривает и устраняет его руками того, который второго возненавидел, третьего… Да, вот еще, пока не забыла, — я беспокоюсь о судьбе Лапиньского, ведь он приличный человек и замечательный режиссер, добился увольнения Поренча, так как бы тот не принялся мстить… Может, не мешало бы как‑то его охранять?

— Может.

— Да, и вот еще что. В деле пользовались пушкой, причем два раза. Вы эту пушку нашли? Знаете о ней что‑нибудь?

— Это я могу вам сказать. Не нашли, но знаем.

— Так чья же она?

— Покойника.

— Спятить можно! Из могилы стрелял? Какого покойника?

Гурский помолчал, но потом все же раскололся, приоткрыл‑таки завесу служебной тайны. Уже потом я поняла, с чего это он раздобрился.

Четверть века назад один из сотрудников милиции буквально за день до выхода на пенсию оказался втянутым в перестрелку в Рембертове. Вечером шел домой, уже кончился его рабочий день, и так случилось, что один из бандюг угодил камнем ему в голову. Милиционер скончался на месте, а личность швырнувшего камень так и не была установлена. Бандитов было несколько, а когда приехал наконец милицейский патруль, избивавшие двух своих недругов храбрецы бросились врассыпную, свидетели сбежали еще раньше, а у погибшего милиционера не оказалось служебного оружия. Осталась пустая кобура, запасной магазин нападавшие тоже прихватили. Некоторых свидетелей догнали, бандитов вскоре переловили, но о милицейском оружии никто ничего не знал. Тщательно обыскали сорок две квартиры — тоже безрезультатно. Огнестрельное оружие исчезло, как в воду кануло.

И вот теперь выяснилось, что не в воду: револьвер несколько раз фигурировал «в деле». Пули, убившие Вайхенманна и Држончека неопровержимо свидетельствовали о том, что они выпущены из того револьвера. Однако теперь, по прошествии двадцати шести лет уже невозможно было установить, кому оружие принадлежит. За эти годы оно наверняка много раз меняло хозяев. Его могли продавать и покупать, терять и находить и даже дарить и красть. Однако самого револьвера никогда никто не видел. И сейчас он находился у неизвестного убийцы. Разве что тот выбросил его в Вислу. Лично он, 1Урский, не верил, что оружие выбросили.

С большим вниманием выслушала я рассказ инспектора, всей душой сочувствуя нашим милиционерам в их опасной и трудной работе, как сочувствовала им всю жизнь. И попыталась вселить бодрость в инспектора.

— Все же хоть какая‑то искорка да промелькнула. Уверена, вы уже роетесь в архивных материалах той поры, ведь это бумаги, так? Тогда же не было компьютеров? Проверяете каждого, кто вызывает сомнение, в здании телецентра на Воронича осматриваете с лупой все закоулки, из свидетелей выжимаете все возможное, разыскиваете людей, которых невзначай назвали первые…

— Да откуда вы все это знаете? — раздраженно начал было Гурский, но спохватился и спокойно закончил: — Глупый вопрос. Так что учтите: я вам ничего не говорил. Вы легкомысленная особа и во всем признались, за что я вам глубоко благодарен.

— Да что вы такое говорите? — взвилась было я, но тоже спохватилась и успокоилась. — Ну конечно, забыла, с кем говорю. Хотела спросить, откуда вам известно, что я не наплела с три короба, но ведь вы наверняка уже двадцать раз проверили каждое мое показание, ведь судьба заставила меня то и дело попадаться на вашем пути при расследовании этих последних убийств, я и сама не рада, и поверьте, никаких усилий для этого не прилагала.

— Может, у вас просто такие активные знакомые?

— Но тогда я, хоть и легкомысленная, но предупреждаю — теперь уж буду лгать, изворачиваться и заливать. Ага, самое главное: что там с Мартусей?

— А что, неужели вас не интересуют отпечатки? Вы всегда меня о них расспрашиваете, ведь вам самой их не заметить и не определить.

— О, еще как интересуют! Так что там у вас?

— К счастью, преступник не уделил им должного внимания. А может, в отличие от вас, и вовсе не знал, что такие существуют и при расследовании играют огромную роль? Во всяком случае, везде были одни и те же ботинки, даже в здании телецентра удалось их выявить. Там, кстати, затоптали в основном ступеньки лестницы, на которых лежал убитый, а из этого следует, что везде действовал один и тот же преступник. Даже удивительно, почему он в телецентре не стрелял. Вы как думаете, почему?

Да… начать с того, что голова моя была в основном занята Эвой Марш и кассетами с экранизацией ее произведений. Ее! Да за одно это словечко она просто обязана отправить меня на тот свет. Если бы кто‑то об экранизациях по моим книгам сказал «мои», я бы волосы на себе рвала. Но ведь на телецентр кто‑то пошел именно за ее экранизацией…

— Пушку не захватил! — вырвалось у меня прежде, чем успела обдумать ответ. — Не было у него при себе того пистолета, небось не всегда носит при себе на подтяжках под пиджаком, тяжелый ведь. А может, боялся, что грохнет! В смысле не хотел поднимать шум. Поэтому ухватил то, что подвернулось под руку, и этим оглоушил.

— То есть, по–вашему, он не планировал убийства Заморского?

— Планировать‑то он, возможно, и планировал, но мог не знать, что именно там он ему попадется. Просто не приготовился.

Тут только сообразила — опять плету, чего не следовало, лучше бы мне было промолчать. А Гурский и не скрывал, что мое мнение выслушал с интересом.

— А раз так — логично заметил инспектор, — тогда зачем он вообще туда поперся? Раз это место так редко посещают, а тут вдруг оба пошли туда: и убийца, и его жертва.

Удивление заставило меня снова раскрыть рот.

— О, ценная мысль! Может, они и пошли вместе? С кем же, черт бы меня побрал, Заморский не побоялся бы пойти туда как ни в чем не бывало?

Не с Эвой, угрюмо подумала я, уж с ней вряд ли. А Гурский принялся оживленно развивать свою блестящую идею.

— Значит, круг подозреваемых ограничен довольно небольшим числом знакомых. Итак, вернемся к вашим увиливаниям и привиранию, ведь на телевидении нет места честной дружбе, никто там не желает добра ближнему своему…

— А вот это правда, и привирать не надо. Хороших друзей там днем с огнем не найдешь. Но тут я вам ничем помочь не могу, людей плохо знаю, многих лишь в лицо, даже фамилий не помню. Не говоря уже о группах, шайках, создавшихся группировках… Но одно знаю твердо: все как один не любят меня. Даже если в личном плане равнодушны к моей особе, то в служебном на дух не выносят. Вам бы, пан инспектор, с Мартусей побеседовать, она в самом центре всевозможных планов и амбиций. Или с Магдой, та еще лучше знает людей с телевидения…

— А почему же они вас так не любят?

— Да не время сейчас рассказывать всю эпопею! Мартуся…

— Отпечатки также оставлены орудием убийства, — невежливо перебил меня следователь. — Вам ни за что не отгадать, учтите, королевский скипетр тут ни при чем.

— Тогда сами скажите!

— Как‑то даже неудобно говорить, выглядишь дурак дураком. Я ведь не историк. Кажется, ошибка реквизиторов…

Заинтригованная сверх всякой меры, я впилась в него вытаращенными глазами.

— Ну!?

— Сознаюсь, нашей заслуги в этом нет, открытием мы обязаны уборщице. Некая пани Виолетта, триста раз повторив, что к убийству она ни в малейшей степени не причастна, сообщила следствию, что уже давно на ящике у дверей что‑то лежало, нечто непонятное. Не будучи уверена, что имеет право без прямого указания начальства что‑либо выбросить, она на всякий случай этот предмет оставила там же, все собиралась спросить о нем, да как‑то позабыла. А теперь спохватилась, а его уже и нет! Она его не трогала, не знает, важно ли это для нас, но на всякий случай решила сказать, чтобы потом не сваливали на нее.

— Просто чудо! — восхитилась я. — Ну так что это было?

— Точно не знаю, да и никто не знает, буздыхан или пернач, вид булавы. Или вообще неправильно изготовленный реквизит, впрочем, пусть об этом думают историки и реквизиторы, не моя проблема. Главное, что у них там никто такого не помнит.

— Даже пани Данута?

— И она тоже. Так привыкла к этому предмету, что перестала обращать на него внимание. Впрочем, этот псевдопернач лежал в сторонке, никому не мешал, в глаза не бросался.

— Мне почему‑то всегда казалось, что пернач — это нечто мягкое, а буздыхан, наоборот, очень твердый — задумчиво рассуждала я. — А пани Виолетта не пощупала его?

— Нет, щупать не щупала, но описала очень подробно. И выходит, это был несомненно буздыхан с прикрепленным к нему плюмажем из перьев. Точнее, как ей кажется, этот плюмаж был сделан из перьев и шерсти. Некогда он был зеленого цвета и наверняка пышным, теперь же полинял и полысел. Описание уборщицей непонятного предмета просто идеально соответствует нанесенным им ранам на теле покойного. Даже то самое полинявшее зеленое оставило следы. Уборщице показали снимки различных буздыханов, и один из них она узнала безошибочно.

Понравилось мне такое орудие убийства.

— А убийца, насколько я поняла, унес его с собой?

— Унес.

— Но ведь это жуткая тяжесть. А камеры не запечатлели кого‑нибудь, сгибавшегося от жуткой тяжести?

— Камеры многих сгибавшихся запечатлели, в телецентре часто носят тяжести — например, камеры, штативы, прожекторы… Много всего.

Воображение, получив новую пищу, тут же представило сценку. Заморский обнаружил кассеты со своим паршивым шедевром и попытался их забрать с собой, убийца увидел его, когда тот выходил или чуть–чуть раньше (следов битвы в архиве не было обнаружено), его взгляд упал на подходящую палицу, он схватил ее, догнал Заморского на лестнице, хорошенько размахнулся и нанес удар один повыше, другой пониже. Тут дело в одной ступеньке. Трахнул изо всех сил. И сбежал. Буздыхан забрал с собой, боялся, что мог на нем оставить свои следы. Смылся с вещдоком.

Я вкратце изложила инспектору мое видение случившегося. Гурский похвалил мою концепцию и признался, что менты пришли к таким же выводам.

Гость уже собрался уходить, а я все пыталась вспомнить, что же еще хотела у него узнать. Ведь очень важное. С трудом, но вспомнила.

— Погодите, пан инспектор, вы же мне так и не сказали, что вам требовалось от Мартуси? Не можете же вы предположить, что она… О нет, только через мой труп!

Мой труп ему явно не требовался. Он приостановился на минуту в прихожей.

— Ну ладно. Не следовало бы мне этого говорить, да так и быть. Только учтите — никому ни слова! К тому же я еще не до конца уверен. Видите ли, мы получили сигнал от краковской полиции. Все указывает на то, что вчера вечером пани Форналь убила пана Поренча в подземельях Алхимии на Казимеже…

Я так и осталась стоять, разинув рот. Езус–Мария!..

* * *

…как гром средь ясного неба! И все произошло на торжественном открытии после ремонта, ничего особенного я не сделала, но, если честно, вышло неплохо, и вдруг вижу ее! Узнала сразу же, ведь столько лет прошло, даже сама удивилась, а еще больше удивило меня то, что и она меня сразу узнала. Глазам не верю, стала расспрашивать, и оказалось, что она пребывает во Франции уже с полгода, а меня разыскала, получив мой телефон. О, лестница! Я первый раз в твоем доме, ты же зарекалась уже раз и навсегда покончить с лестницами, а это что?

Свой монолог Лялька начала еще у калитки и болтала не переставая, так, не закрывая рта, и прошла в гостиную. И тоже свалилась на меня как гром среди ясного неба.

— Не обращай внимания, я дом строила для себя, а эта лестница ведет на второй этаж в комнаты для гостей. Я туда не хожу.

— Понятно. Так вот, больше тебе не надо ее искать, сама нашлась. Но тут у вас бог знает, что творится, так она просила меня разобраться и сообщить ей, потому как сама боится сюда соваться. На родину боится возвращаться! Узнала, что я еду, и поспешила связаться со мной и попросить об этом. Да, так и сказала: все еще боится возвращаться… Да мне все равно, чем накормишь, а вот бутылка, не гневайся, это я символически привезла… а к тебе ехала на такси, самой бы не найти твое новое жилище. Да и Варшава изменилась — нет, теперь только на такси.

— Оставь в покое топографию, ну ее к черту, я уверена, что у тебя, как всегда, очень мало времени.

— Да, у меня его всего с гулькин нос, ты права, — с горечью подтвердила Лялька и уселась на диване. — А вообще‑то я приехала к кошке.

Тут уж я не выдержала: как‑то слишком много тем для разговоров у нас накопилось, вряд ли мне выдержать такой темп. Если даже нам удастся проговорить весь остаток вечера и всю ночь, и то сумеем лишь вкратце обсудить самое важное. А ведь надо еще справиться с хаосом в голове, от которого я так и не опомнилась после разговора с инспектором. Надо как‑то все эти вещи отделить друг от друга, разложить по полочкам… Пронумеровать все темы, что ли?

А Лялька между тем продолжала тараторить:

— Миська сломала себе правую руку, треснула кость, вот в этом месте, вроде бы называется предплечье. Правильно? Уверена — сделала это нарочно, ведь она хоть и правша, а работает в основном головой и глазами, так ей не важно, что рука в гипсе. И такая довольная, ты бы слышала ее! О, ты решила откупорить красное?.. Очень хорошо, и не удивляйся, что я трещу без умолку, мне надо выпустить пар, не то лопну, если не выговорюсь. Как я про ее руку услышала, с тех пор трясусь, как в желтой лихорадке, и счастье, что хоть какие‑то из новостей приятные… Каська пришла в восторг от Эвы Марш, принялась читать все ее книги, которые оказались под рукой и о которых она знала по фильмам, не удивляйся, она же на пяти языках читает, наплевала на Интернет и прочие молодежные развлечения, даже в ванне читает, за столом, ты не представляешь, говорит, как прикольно пишет пани Марш, и ничего общего с тем, что на экране… А за столом так даже старается помедленнее есть, чтобы больше прочитать, это ей на пользу, надо бы немного сбросить вес, и под влиянием чтения решила после школы пойти учиться на журналиста, критиком хочет стать… А я не возражаю. Лучше критика, чем восьмитысячники… Что смотришь? Просто ее парень увлекся Гималаями, кретин несчастный, и ее с толку сбивает. Я ей дам Гималаи! Пусть он подавится своими Гималаями, а я не допущу погибели ребенка!

В последнем я целиком и полностью согласилась с мнением Ляльки. У меня тоже были дети, и их судьба меня также волновала.

…Да что ты опять умчалась в кухню? Никогда такой гостеприимностью не отличалась, не могу я за тобой бегать, посиди спокойно… вот ведь есть какая‑то закуска… Что это? Сырок? Вот и чудесно, оставь и посиди послушай…

Сыр я вынуждена была притащить в гостиную в таком виде, каким вытащила его из холодильника — одним куском, мне не дали возможности взять тарелки, ножи, вилки, я умудрилась на ходу прихватить большой кухонный нож и разделочную доску с остатками помидора.

— …Сегодня я прилетела, в полдень, надо было кошку отвезти к ветеринару, Миська сидит с рукой, а кошка толстенная и тяжеленная, как колода, скоро окотится…

— А ее парень? — сердито поинтересовалась я, не сомневаясь: Лялька поймет, — Миськин парень, а не кошкин.

— А у него аллергия на кошек, причем достаточно даже просто увидеть, но и польза от этого — предлог не посещать нашу мамулю, у нее три кошки, Миське пришлось и свою ей подбросить из‑за парня.

Презрительно фыркнув, я жестом указала на террасу, где за окном нежились на скупом солнышке семеро из моих питомцев, и совсем не голодные, вон, в мисках еще полно еды. Так просто суетятся, радуются жизни.

Лялька с удовольствием полюбовалась на моих кошек, она вообще любит животных, и продолжила кошачью тему, заявив, что у ее матери кошки домашние, а это совсем другое дело.

…Ну, свозила я кошку к ветеринару, у нее гноится ухо, а матери наврала, что доктор велел дать Флорке наркоз… Флорка, ну и имечко для кошки! Сделать, значит, кошке наркоз и несколько часов посидеть рядом, держа ее за лапку. Так что мамулю я заняла делом. Сама предупредила, что вернусь поздно, а они там уже организовывают круглосуточное дежурство у подстилки больной. Тебе названиваю без конца, и все занято. Что тут у вас происходит?

— Да ничего особенного. — отмахнулась я. — Просто трупы. Это ты говори, что у вас происходит?

А Лялька обрадовалась, услышав мой ответ.

— Ну конечно, трупы! Эва говорила то же самое, она этого опасалась…

И только тут до меня дошло: раз Эвы не было в Польше уже полгода, не могла она принимать участия в преступлениях, так что не было у меня никакой необходимости увиливать и умалчивать, давая показания полиции и даже разговаривая с Гурским. И тогда Гурскому тоже не придется выкручиваться и лгать, как он мне пообещал. Значит, надо как можно скорее сообщить ему эту радостную новость! Я уже потянулась к телефону, да отдернула руку. Успеется, ведь кто его знает — вдруг сразу захочет приехать, узнать, что я могу ему еще рассказать без утайки. И отнимет у нас с Лялькой время, а его и без того кот наплакал. Позвоню позже.

— …А она себе локти теперь кусает, что тогда выдержала, не впала в депрессию, только не могла уже всего этого переносить и, чтобы не впасть, из Польши сбежала. Что издатели вокруг пальца ее обвели — наплевать, как‑нибудь перетопчусь, говорит, о процессах даже не думает, останусь, говорит, белой и пушистой, нег желания ввязываться в их дерьмовые войны. И про ее мужа, что в Швейцарии сидит, я тоже узнала. Три года с ним прожила, потом развелись… А тот шум поднял, дескать, какая‑то ненормальная ей из Польши звонила…

— Это я! — радостно сообщила я.

— А я так и подумала. Номера телефонов, которые просили передать Эве, он ей факсом переслал, дескать, некогда висеть на телефонах…

— А сын?

— Ему тоже некогда. Лечение и школа, до них ли… Что‑то много там было номеров, так?

— Может, вместе с твоими он ей и мой переслал?

— Вот и хорошо. Она разобралась, выискала мои, вышла на фирму, та ей сообщила, что я как раз сдаю объект, и адрес назвали, ну она и приехала. Слушай, она и в самом деле боится. Нашу прессу читает, знает, какая у нас резня на беспозвоночных, опасается, что она тоже каким‑то боком в этом замешана. А вчера утром узнала, что некий Заморский — гнида во всех отношениях, ни ума ни культуры, тоже убит, пришили, уже третий из кровопийской братии, хотя ей, Эве, лично хватило бы и первых двух, меня же очень заинтересовал Вайхенманн, я уж подумывала — не твоя ли работа. Даже попыталась вычислить, уложилась бы ты во времени…

— Не уложилась бы.

— Нет? Какая жалость. А то была бы у тебя заслуга перед нашей общественностью, да еще какая! Но Эве жизнь отравил третий, именно гнида Заморский, и потому, как только она узнала, что и его замочили, страшно перепугалась, что теперь на нее подумают…

— А почему?

— Как бы не перепутать… Погоди… там у вас остался один такой…, ну, мразь полнейшая, гадюка ядовитая, прет вверх по головам тех, кто на пути стоит. Вот забыла, как его… Потащ? Пружняк?.. ну да не важно так он их приканчивает и Эве приписывает. Ему такое сварганить и не своими руками — раз плюнуть. Знаешь, о нем никто и не подумает, а подлец Парчак так устраивает, чтоб думали на Эву. Ее врагов пришивает, а заодно и своих. Мстит ей и распускает сплетни про нее, и такой, паскуда, активный, чего только не выдумает, чтоб на Эву думали. Деловой, гад, я б его сама вырубила, да где мне. А уж Эва чего только ему не желает, меня колотун бьет, когда на нее смотрю, а она говорит: простой черной оспы на него мало…

— Теперь может успокоиться, — перебила я Ляльку и подлила ей вина. Остановленная на полном скаку, она только рот раскрыла.

— Почему?!

— Во–первых, ты говоришь о Поренче…

— Как? Повтори.

— Поренч!

— Ага, такой, что при лестнице?..

— Нуда, поручни… И ради бога, называй кошку как‑нибудь по–другому, Флорка, Флориан… Видишь ли, этого паскуду Поренча зовут, точнее, звали Флорианом…

Лялька так была занята кошкой, что даже пропустила мимо ушей прошедшее время в моем сообщении.

— Да не могу я менять ее имени, она уже привыкла, ей шесть лет, а для кошки — это возраст, поздно ее переучивать. Пускай твой Флориан сменит свое!

— Он не может. И не только имя поменять, вообще уже ничего не может. Так получилось, что именно сегодня, часа за два до твоего появления, я узнала, что его тоже пришили. Четвертый по счету, улавливаешь? Вдобавок к тем предыдущим. В Кракове его прикончили.

Схватив свой бокал, Лялька поскорей сделала хороший глоток и почему‑то долго смотрела на кошек за окном. Поскольку передо мной тоже стоял бокал с вином, я дала время гостье прийти в себя.

Наконец Лялька что‑то для себя решила. Во всяком случае, так я заключила из ее мрачного резюме:

— Ну и что? Опять могут Эве приписать. Дескать, подзуживал, подставлял ее, вот она и расправилась с ним. А почему в Кракове?

Я только плечами пожала.

— А черт его знает! Разве что специально позволил себя там убить, чтобы теперь еще и на Мартусю пало подозрение.

— Я не знаю Мартуси. Кто такая?

— Моя приятельница. Трудно описать ее в двух словах.

— А ты попробуй.

— Ну ладно. Молодая… еще молодая, очень красивая. Прекрасная документалистика на телевидении. Режиссер. Давно мечтает перейти на художественные фильмы, и совсем недавно именно Поренч перебежал ей дорогу, причем еще напакостил…

— А он сам каков? — поинтересовалась Лялька. — Делал ли он когда что‑нибудь не отвратительное?

— Даже если и делал, я о таком не слышала. А Мар тусю он подкузьмил, можно сказать, со всех сторон: и в любовном плане, и в служебном, да еще назанимал у нее денег и, разумеется, не вернул долг…

— И она его убила? Да что ты такое плетешь! Никто не убедит меня, что кредитор убивает своего должника. Вот если бы наоборот. Она нормальная?

Я ответила, подумав:

— В общем да, вполне нормальная. Хотя… кто знает, если в аффекте — могла и забыться. А в некоторых отношениях иногда бывает несправедливой, ссорится с людьми напрасно…

— В каком смысле напрасно?

— Когда слишком многого требует от них, чаще всего разогнавшись… Уж если она разойдется, то действует необдуманно, очень требовательна и от людей порой требует невозможного, даже не отдавая себе в том отчета.

— Выходит, тоже пиявка, но такая… не отдает себе в этом отчета, а от людей требует не для собственной выгоды…

— …а просто считает, что так будет лучше. Не для нее лично.

— Значит, суть ее мы с тобой определили. А что дальше?

— Определили также территориально. Она живет в Кракове.

— Погоди, не так быстро, не догоняю. И мне надо перестроиться. Она что же, и в самом деле прикончила этого, как его… Поренча… в Кракове?

Я заставила себя притормозить.

— Во–первых, это страшная тайна, мне ее сообщили с условием никому не говорить, и я пообещала. Так что ты…

— Могила!

— То‑то. Во–вторых, откуда мне знать, что это сделала именно она? Так считают краковские менты.

— Что‑то очень торопятся, если это только сегодня…

— Вчера вечером. Да я никаких подробностей не знаю, хотя кому только не звонила. Потому и все телефоны у меня были заняты, ведь мне сразу же перезванивали знакомые. Так что мне ничего неизвестно — только место, где произошло убийство. Там я была лишь один раз и чуть насмерть не убилась. Это старинное здание, сплошные лестницы, причем и лестницы, и даже полы жутко неудобные, каменные и неровные, освещение никакое, кругом все загажено, а я принарядилась и туфли на высоких каблуках надела. Кстати, в полутьме этого никто, увы, не заметил.

— Адидасы надо было напялить, — поучающее заметила Лялька.

— Да у меня нет никакой удобной спортивной обуви. И сразу хочу тебя предупредить — действительно этому твоему Поренчу удалось основательно запутать дело, так что тут почти утвердилось мнение, что это именно он всех убивал. Устранял конкурентов. А теперь сам подставился под топор, чтобы всем вконец задурить головы, того и гляди общественное мнение опять свернет в сторону нескольких убийц, когда каждый убивает следующего и сам погибает.

Лялька отрицательно помахала пальцем у меня перед носом.

— А тогда при чем же она, эта твоя полупиявка? Еще неизвестно, не она ли вообще поработала над всеми вашими беспозвоночными.

— Исключено, разве что действовала на расстоянии: она в Кракове, они в Варшаве — убивала дистанционно.

— Не могла сюда на минутку заехать?

— Сомневаюсь, но это легко проверить.

— В черную магию не верю, не могла же в самом деле слепить из воска фигурку и проткнуть ее шляпной булавкой. Вот только откуда ей взять шляпную булавку?

— В Кракове, как известно, сохранилось много памятников старины, — заметила я ни к селу ни к городу.

— Вот я и говорю: дистанционное управление — это вполне реально, поэтому Эва так и нервничает. Ведь чего проще — нанимаешь специалиста — и дело в шляпе, все так поступают, правда энную сумму придется выложить. Эта твоя Мартуся богатенькая?

— Нет, так что можешь ее сразу исключить.

— Она любила их? Я имею в виду убитых.

— А это исключи еще быстрее.

— Но ты сказала — она красивая. А это те же деньги. Ведь или наличные, или расплата натурой: красивая баба из мужика что хочешь сделает. Впрочем, и смазливый мужик из бабы запросто веревки вьет… Хотя бывают и исключения, равноправие им мозги перемешало…

Я деликатно позволила себе заметить, что Мартуся — не мужик, но Лялька уже разогналась:

— Хотя голубые отпадают, разве что один ради другого пожертвует собой, но тут я пас, слишком мало встречала педиков, да и те были тихие. Так что в данном случае мог какой‑то мужик постараться ради нее. Но тогда выходит, что все они ей очертели до такой степени, что он из любви их всех мочил по очереди? Или воспользовался случаем и прикончил того, который только нацеливался на нее, чтобы ей сделать приятное? А попутно оказывал услуги Эве Марш, просто случайно, или действовал по вдохновению, не говоря уже о ясновидении? Тогда, выходит, он их обеих любил? Ой, я, кажется, случайно сбилась с темы…

— Может, только немножко. Ты собиралась мне рассказать об Эве.

— Ну да, конечно. И тут у меня всякие сомнения… знаешь, когда она мне об этом говорила, у нее тряслись руки и даже зубы стучали — так она напугана! Может, сейчас уже меньше, но когда со мной говорила — боялась жутко, себя не помнила от страха — уж в этом я уверена. И пыталась мне все сразу объяснить, так что я не очень‑то поняла. У нее к тому времени уже завелся один приходящий: она сказала, что ни с одним мужчиной теперь не будет связываться серьезно, предпочитает свободу — это как раз я в состоянии понять — ну и этот ее приходящий хахаль посоветовал ей уехать. И даже заставил ее это сделать. Она сама призналась, что у нее ненормальное состояние, а это создает в доме такую атмосферу, что выдержать трудно. Почти такое же, как тогда, перед ее бегством из Польши — вытерпеть невозможно, и она того и гляди опять впадет в депрессию или какое‑нибудь нервное расстройство. Ну и уехала, хотя ей вовсе не хотелось опять уезжать из Польши, а теперь вдруг узнает, что там мор на режиссеров и как‑то ее касается, но не уверена, может, все преувеличено. Вот и велела мне все досконально разузнать, вернее, просто просила со слезами на глазах: хочу, говорит, наконец, знать, нет ли случайно в этом и моей вины и стоит ли ей испытывать угрызения совести, потому как ей очень неприятно, что ее так обрадовал последний труп, как‑то это негуманно… И не из‑за нее ли вообще пошла такая резня? А я тебе признаюсь, хотя я не очень была уверена, однако подозревала тебя. Но раз ты уверяешь, что не ты убийца, я тебе верю. Тогда расскажи мне все, ведь ты наверняка что‑то об этом знаешь, поделись со мной, чтобы я тоже знала и могла Эву успокоить, ведь жалко ее! Ладно, сейчас, ты минутку подожди, так получилось — ты попала в цвет. Сначала скажи, почему она бросила писать? Ты догадалась?

— А мне и догадываться не было необходимости, она сама призналась, что после какого‑то сценария ее так придавило — сил не было! И выходило, что тут руку приложил третий покойник, теперь опять же догадываюсь — вместе с четвертым, два года она потеряла, ей требовалось прийти в себя после двух экранизаций ее книг, вконец испоганенных, а когда она рассказывала, как ее, недотепу, обошли по всем статьям, — даже мне плохо делалось. Но потом опять взялась за перо, готовы почти две книги, одна целиком, а другую немного дописать осталось, но теперь она уже никому не верит и не знает, где издать. Ее новый хахаль, кажется юрист, советует создать собственное издательство, и она склоняется к этой идее, они даже предприняли некоторые шаги, но тут у вас началась эта кошмарная неразбериха, и она вынуждена была уехать. Ты как думаешь, она в чем‑то права в своих опасениях?

— Я же говорила тебе, — с упреком начала я. — И нечему удивляться, отстреливают кровососущих беспозвоночных. Вот только еще не известно, кто этим занимается. Во всяком случае, мне неизвестно. Даже пусть последнего беспозвоночного прикончила Мартуся… Но, знаешь, боюсь, менты действительно могли бы своих покойников как‑то увязывать с Эвой Марш. Между нами: я именно на нее думала. Какое счастье, что она к этому времени уехала из страны!

— Да, вовремя слиняла.

— А свидетели найдутся?

— Какие свидетели?

— Ну, которые смогут подтвердить, что все это время она где‑то там, за рубежом, ошивалась? Могла ведь вскочить в самолет, слетать сюда, прикончить паршивца и быстренько обратно. Ведь скорее долететь из Парижа до Варшавы, чем доехать на машине до Варшавы из Кракова. Каждую минуту потребуется доказывать. Я могу тебе назвать нужные даты и время, запишешь, пусть она там сориентируется и подумает о надежном алиби. Ты сможешь с ней связаться?

— Да, по телефону…

— А где она вообще живет? Если не на Винни–Пуха, тогда где проживает этот ее хахаль и, наконец, как его зовут?

— О боже… Понятия не имею. Зовут Хенриком, а вот фамилии не знаю, она в разговоре ни разу не назвала его по фамилии, а я не поинтересовалась. Да сама сообрази, сколько мне на нее осталось времени! Презентация моя закончилась почти в полночь, а рано утром мне надо было поспеть на самолет. У вас же такая заварилась каша — сразу не разберешься. И если тебе кажется, что я рассказываю о наших делах скомканно, то можешь представить, как она мне все это передавала! Мы с ней так условились: как только вернусь, сразу же встречаемся, — а возвращаюсь я завтра, — вот завтра же вечером встречаюсь с ней, а когда смогу отдохнуть — одному богу известно.

— Ты просто ненормальная, можно ли жить в таком темпе! Я о твоей работе говорю, а не о наших событиях: эта резня — явление исключительное, мы не всегда так обращаемся с нашими режиссерами и сценаристами.

— Приходится пользоваться конъюнктурой, — поучительно заметила Лялька, и я не сразу поняла, что говорит она не о наших режиссерах, а о своей работе. — Туг уже пенсия маячит на горизонте, вот и хватаешься за все, что подвернется. У нас, дизайнеров, жуткая конкуренция! Хотя не хвалясь скажу, что я вообще‑то ушлая… Так вот, все в жуткой спешке, и не удивительно, что я где‑то прошляпила, хотя Эва говорила, где он проживает. Знаю только, что не в центре, а где‑то на окраинах Варшавы, и там тоже всякого хватает, поэтому она решила оттуда переехать. И вообще, квартирный вопрос скоро сведет ее в могилу — она сама жаловалась.

— Скажи, я правильно поняла, что Эва стала скрываться из‑за проклятых экранизаций ее книг, именно они ее доконали?

Лишь спустя какое‑то время Лялька сумела членораздельно произнести:

— Выбирай слова, ты же писательница! Не экранизация, а компрометация, вроде звучит похоже, но совершенно разные понятия! Услышав слово «экранизация», Эва почти теряет сознание и за сердце хватается. Ей, бедняге, пришлось стать свидетельницей такой сценки: как‑то в книжном магазине одна из покупательниц взяла в руки Эвину книгу, собираясь ее купить, а ее спутница на весь магазин воскликнула: «Я смотрела фильм по этой книге, и если ее книга такая же, как фильм, так лучше повеситься, чем читать такую дрянь!» И задом к продавщице повернулась. И Эва тоже, чтобы та ее случайно не узнала.

* * *

Только тут я с ужасом убедилась, насколько же прав Адам Островский — испоганенная экранизация и в самом деле мощная антиреклама. Вот такие они, эти журналисты! Нет чтобы рассказать человеку о том, какой информацией располагают, — они, напротив, тщательно ее скрывают, и человек выглядит дурак–дураком!..

Лялька продолжала:

— А сценарий… о, именно к сценарию этот Поруч…

— Поренч!

— Хорошо, Поренч, постараюсь запомнить… К сценарию и приклеился этот подонок! И говорит, что скатилась на самое дно и еще ниже…

— Это Поренч так говорит?!

— Нет, Эва. Он говорит, что без него она уже ничто — кончилась, полный тухляк…

У меня потемнело в глазах, и я захлебнулась глотком вина.

— Свинья он, паскуда, мразь подзаборная!

Предусмотрительно отставив от губ свой бокал с вином, Лялька энергично закивала головой, соглашаясь с моим мнением о Поренче.

— Целиком и полностью согласна с тобой! Ну, а она, получив такую клизму, уже не принималась в расчет: камеры, монтаж, распределение ролей — все обходилось без ее участия, всем распоряжался Поренч. Потом она, увидев содеянное, впала в бешенство и устроила Поренчу страшнейший облом, а он — ничего, не отцепился от нее, присосался как пиявка… Вот, пожалуйста, клинический пример кровососущих беспозвоночных! Она его гонит, а он жизнь ей отравляет, ведь живет…

— Жил! Это уже в прошедшем времени.

— Ну и слава богу, передай от меня сердечную благодарность этой Мартусе… Жил в том же доме, что и она, дверь в дверь, потому она и скрывалась у хахаля. А тут еще чертово издательство, где ее обвели вокруг пальца самым бессовестным образом и поставили перед дилеммой — одно из двух: или она расторгнет договор, и тогда судебный процесс, или ее следующая книга для них. Срок действия договора закончился в мае, так что она разделалась с издательством… Слушай, я не уверена, все ли верно передаю тебе так, как она мне рассказала, я могла чего‑то в ваших издательских делах не понять…

— Пока все верно, мне все понятно, а главное, я подозревала как раз нечто подобное. Ты говоришь — срок действия договора закончился, это просто счастье, теперь она может делать что захочет. Книг ее в продаже не осталось, они же их не переиздавали и даже допечаток не делали из боязни окончательно поссориться с автором: она бы не выдержала и сама обратилась в суд, но тогда такая бы вонь поднялась — до неба! Она права, пришлось бы швыряться дерьмом друг в дружку, а тут бы еще вскрылись телевизионные финансовые подтасовки… Знаешь, все это сложно, пришлось бы до утра тебе объяснять.

— Так не объясняй, я все равно не пойму. Только у нее получилось еще хуже, потому что какие‑то деньги ей все же дали, а она взяла, не зная, за что платят, и теперь у нее голова идет кругом…

— А, вот теперь я все поняла. А на телевидении такие сплетни распускали… Договора не подписала, а гонорар получила… Будь я на ее месте, тоже не побежала бы судиться…

— А почему? — не поняла Лялька.

— Дело спорное, а кроме того, в суде я бы выглядела последней идиоткой. Представляешь, как мне нужна такая реклама!

— Все‑таки реклама… Но погоди, она еще что‑то о нем сказала, теперь я понимаю — о Поренче. А до этого я совсем, можно сказать, утонула в этом словесном потоке, потому что она говорила хаотично и обо всем сразу, немудрено, что и у меня голова пошла кругом. Так вот, она говорила, что он с ее папочкой что‑то такое комбинирует, и вообще, о ее папочке я ничего не поняла, только потом, когда она этого Поренча послала ко всем чертям и не желала его видеть, тот на ее папочку переключился. Кажется, она же их и познакомила в свое время, «в приступе умственного затмения», как она выразилась.

— Да как же она могла!

— Это случилось в самом начале ее знакомства с Поренчем, она еще не разобралась в нем, если не ошибаюсь, просто на улице мать увидела ее с этим Поренчем и чуть ли не силой затащила дочь домой. Вместе с Поренчем. Так он и познакомился с ее папочкой. А тот был тот еще тип!

— Это я как раз знаю, мне их соседка много чего порассказала о ее папочке. На месте Эвы я бы сбежала даже в Австралию, дальше уже некуда Хотя… можно проверить на глобусе.

Мы еще не прикончили бутылки вина, но все равно побежали ко мне в кабинет, где стоял глобус. Чтобы не ошибиться и проверить, что же находится еще дальше Австралии. Лялька предложила мне перерезать глобус проволокой, но я и без проволоки догадалась, что речь могла идти лишь о Новой Зеландии. Ну и прекрасно, климат там получше австралийского. Таким образом, мы наметили будущее Эвы Марш — пусть уезжает в Новую Зеландию!

Я уже разливала по бокалам остаток вина, когда Лялька вдруг вспомнила, что из‑за всей этой сумятицы Эва решила совсем переселиться с улицы Винни–Пуха. А я пожалела, что все‑таки не пронумеровала все темы, которые нам с ней надо успеть обсудить.

— …Ведь она все равно там не жила, — понеслась Лялька опять с бешеной скоростью, — ей, бедняге, приходилось скитаться по разным квартирам, то кго‑то из знакомых уезжал и можно было пожить у него, то жила у хахаля, то просто снимала комнаты за деньги, то возвращалась в свою квартиру, если отец куда‑то выезжал, но ей надоело так скитаться, и она решила где‑нибудь стабилизироваться, чтобы навсегда исчезнуть из поля зрения кровопийцы Поренча…

Я успела вставить — теперь в этом уже нет необходимости.

— А, в самом деле, — спохватилась Лялька, — видишь, все забываю. Значит, ты мне, на всякий случай, назовешь точное время — дни и часы, на которые ей необходимо алиби.

— Ну да, я тебе это уже сама предложила. И лучше бы ты сразу записала. У тебя есть чем писать?

У Ляльки оказалась в сумочке шариковая ручка, бумаги же в моем доме было достаточно. Я откупорила следующую бутылку вина и принялась, без зазрения совести, раскрывать ей тайные сведения, установленные расследованием.

— Начнем с первого трупа. У Вайхенманна, точнее, в его палисаднике обнаружено множество отпечатков пальцев и порядочно следов обуви. Менты догадались, что это следы чьей‑то обуви, потому что все они оказались залиты водой…

— В его палисаднике? — удивилась Лялька. — Это еще почему?

— А он устроил у себя автоматическую поливку, она включалась в определенное время, и в критический день и час самостоятельно включилась как раз перед тем, как был обнаружен его труп. Об этом я узнала не от следователей, а от пана Тадеуша.

— И труп тоже залило? — поинтересовалась Лялька.

— Нет, он лежал на террасе, а вот убийца мог оказаться на траве и не намокнуть, полицейский врач считает, что поливалка включилась примерно через час после убийства Вайхенманна. Выходит, убийца сбежал сухим. Менты в этом первом расследовании зачислили в подозреваемые, во–первых, меня, во–вторых, Вальдемара Кшицкого, ассистента покойника, но Магда Кшицкого оправдывает… Холера! — отвлеклась я. — А есть ли у Кшицкого алиби? Хорошо бы было, потому как я на его стороне, а одной Магды может не хватить…

Лялька сурово перебила меня:

— Вот, теперь ты отвлекаешься. Я не знаю ни Магды, ни Кшицкого, давай диктуй дальше, не сбивай меня, ну что схватилась за мобильник, потом ей позвонишь. Или Кшицкому, все равно.

Я послушно вернулась к Вайхенманну:

— Еще он был на ножах с одним типом, с писателем, но я его на дух не выношу, а он у Вайхенманна еще и в сценаристах ходил. И представляешь, эта скотина Вайхенманн, кроме Коссак–Щуцкой, нацелился еще и на экранизацию Тырманда! Ему, видите ли, тырмандовский «Злой» покоя не давал, а что эта пара нечистых способна была сделать из «Злого» — я и думать не хочу! Надо все же иногда и о собственном здоровье позаботиться. По слухам, на этой почве между Вайхенманном и сценаристом возникли серьезные разногласия, и я лично поставила бы на сценариста, но у полиции могут быть свои соображения. На Тырманда ставить не могу по уважительной причине, все‑таки он давно на том свете, но полицией обнаружены в бумагах Вайхенманна очень небрежные замечания по сценарию… хотя, с другой стороны, если бы Вайхенманна прикончил соавтор по их общей попсе, убийце следовало бы эти замечания прихватить, а они остались, так что и не знаю… Впрочем, судя по всему, убийца вовсе не входил в дом, палил из садика. В подозрительных числятся еще несколько человек, с которыми я не знакома, даже и фамилий их не запомнила, но мотивы у всех одни и те же, так что их может спасти лишь железное алиби…

Лялька опять призвала меня к порядку:

— Ты же обещала назвать точную дату и время!

— Правильно, минутку, загляну в свой календарик.

Заглянула и продиктовала Ляльке все, что требовалось.

Пошли дальше.

— Пока я еще не знаю, как пришили Поренча, — недовольно заметила я, — Вайхенманна же и Држончека прикончили одинаково — выстрелами из огнестрельного оружия. Заморского огрели по голове твердым и весьма декоративным предметом, а вот что случилось с Поренчем — понятия не имею, и, знаешь, даже боюсь, что Мартуся не владела собой… никак не могу до нее дозвониться, ни до нее, ни до ее дочки. Но она вряд ли носит при себе предметы убийства, а поскольку Поренч все же живет в Варшаве, скорее всего, не ожидала, что встретит его в Кракове, и не могла подготовиться.

— Ты сказала, что там здание старое и все кругом каменное, — задумчиво произнесла Лялька. — Мог случайно свалиться какой‑нибудь камень.

— Кто знает…

— Послушай, а у этой држончки — есть такая декоративная травка, — у Држончека что нашли?

— Тоже отпечатки пальцев, множество текстов в компьютере и прорву бумаг. Преимущественно отрывки «художественных» произведений, вроде бы он наметил себе три новых сценария, один хуже другого. И попытки переделки в кинофильмы нескольких книжек, среди них одна, которую я очень люблю, и уже за одну эту книгу своими руками бы его придушила!

— Меня как‑то не удивляет, что ты числишься у полиции в подозреваемых, — логично заметила Лялька. — Да и Эва очень подходит, ей просто невероятно повезло, что она уехала из Польши. А не найдется ли еще кого, кто был бы прикончен так же или похоже?

Я прямо‑таки обиделась за наших нерасторопных убийц.

— Смеешься? Со времен Шекспира… хотя нет, еще начиная с Гомера до наших дней набралось бы несколько сотен.

— Нет, оставим в покое мертвых, что они могут? Разве только пугать по ночам. Я лично не верю ни в какие проклятия мумий. Ну представь себе: какая‑нибудь Эмилия Бронте, дочь пастора, в качестве привидения хватает пушку и палит из нее. Тут у вас кто‑нибудь заинтересовался такой массовой гибелью творческих работников?

Я подумала, ответила не сразу. Озадаченная и озабоченная, пришла к выводу, что не могу дать определенный ответ.

— Видишь ли, точно не знаю… Из опасений подставить Эву Марш я не позволяла себе слишком акцентировать внимание полиции на данном прецеденте, но боюсь, что поздно спохватилась. Уже давно много чего наболтала насчет бездарных паразитов, высасывающих жизненные соки из творческих личностей наподобие кворососущих пиявиц. Причем несколько раз и в присутствии органов правопорядка. И органы проигнорировали меня, а самостоятельно им вряд ли что путное придет в головы, они в каждом конкретном случае ищут конкретные мотивы убийства, из них самые распространенные — такие жизненные, как ограбление, конкуренция, любовь–ревность–месть, ну и прочие, не обобщая явления, как такового. Мотивы литературного плана им вряд ли придут в головы, даже когда они о них услышат со стороны, они просто сомневаются, что такие мотивы могут стать причиной убийства. Правда, есть среди полицейских один, который над этим задумался, но ведь только он один. Впрочем, раз у Эвы алиби, я могу более настоятельно подсовывать им свои соображения.

— Правильно, подсунь, возможно, тогда они и раскроют преступления. Мне самой интересно. А теперь о личном…

Я не позволила Ляльке продолжать и перебила ее, поскольку мои кошки вдруг начали испускать какие‑то таинственные флюиды, причем все разом. Я‑то знала, чего они хотят, ведь их миски были начисто вылизаны. Наступило время очередного кормления. Через большое окно на террасу они видели меня и принялись воздействовать, пока не слишком давили, просто давали знать, что не мешало бы мне и о них вспомнить. Чего это я так задержалась с обслуживанием их? И они правы. Мне самой мешало в разговоре с Лялькой такое постороннее воздействие, я предпочла избавиться от своих обязанностей, тем более что они не были такими уж обременительными. Я давно разработала систему кормления кошек, отнимавшую у меня всего несколько минут.

Лялька пережидала перерыв в нашем общении не просто терпеливо, но и с видимым удовольствием. Оно и понятно. Если человек любит кошек, ему всегда приятно наблюдать за ними. Кошки вообще действуют успокаивающе на нашу нервную систему, общение с ними смягчает нрав любой, даже самой стервозной язвы. Если, конечно, язва любит кошек.

В процессе кормления я заговорила с гостьей на свою любимую кошачью тему, поделилась и соображениями насчет успокоительного воздействия кошачьей ауры на нехороших людей. А Лялька, выразив сомнения насчет воздействия кошек на таких людей, поскольку это воздействие испытывают лишь благородные натуры, тут же вспомнила еще об одном нюансе нашей общей темы — Эвы Марш. Кстати, вполне логично.

— Знаешь, она прямо не сказала, но по ее отрывочным высказываниям я поняла — ей хотелось бы что‑нибудь узнать о матери. Об отце не хотелось.

Я холодно отреагировала, предположив, что о папочке она охотнее всего услышала бы весть, что тот попал под трамвай. Это вполне в папочкином духе — покончить с жизнью, подстроив напоследок пакость еще и вагоновожатому. Причем именно покончить с жизнью, а не просто получить увечье, иначе этот тип устроит ту еще жизнь целому корпусу врачей, медсестер и вообще сиделок Мамуля ее, насколько я поняла, затоптана супругом до последней степени, о чем Эва, конечно же, знает. В настоящее время она ухаживает за ним в санатории, хотя санаторий ему вовсе не требуется, просто для удовольствия, об этом мне поведала их соседка. Так что насчет мамули узнавай с осторожностью, чтобы папочка не дознался чего о дочери. Короче, охоться осторожно. Кстати, Киплинга тоже испаскудили.

— Киплинг вообще трудный.

— Так нечего было и браться за него! Если понимаешь, что не в состоянии, — не берись.

— Ну ты даешь! Тогда в нашей стране и правительства бы не было…

— Только давай не будем о политике, иначе вообще потонем в тематике и всего не успеем обсудить!

Ляльку явно испугала грозящая нам перспектива, и она поспешила долить вина в наши бокалы. А я вспомнила, чего мне не хватало, но это тесно связано с темой.

— От тебя я узнала о хахале Эвы, знаю, что зовут Хенриком, и это все. А мне нужно на всякий случай знать его фамилию и адрес. И еще — как зовут парня Миськи?

— Пожалуйста, записывай. Зовут его Петр Петер.

— Как ты сказала?!

— Ну чего придираешься, я же не виновата, что так его окрестили. Но если бы ты знала, кто к этому причастен! Только не падай в обморок Тот самый папочка, шановный пан Выстшик, отец Эвы.

— Каким образом?!

Лялька как‑то легко вышла из себя и обрушила на мою голову недовольство, которое и она испытывала из‑за дурацкого совпадения, выпавшего на долю парня ее сестры.

— Ты что, жизни не знаешь! Только на свет родилась? А ведь предыдущее поколение, ну то, что перед нами, тоже состояло из знакомых, родственников, приятелей, причем они помнили еще и о довоенных обычаях. И о довоенных персонах, с которыми приходилось считаться, когда выбирали имена новорожденным. А как же, племянники пана советника, внуки пана министра, кузены шурина пана судьи…

Я жалобно простонала, что люблю историю, но только не тогда, когда она так активно вмешивается в нашу современность. Хотя и у нас внуки пана министра и кузены прочих деятелей играют свою роль, они актуальны, как никогда не были раньше… Лялька пояснила, что она точно не знала, какие отношения связывали родителей Миськиного парня и их довоенных предков.

— Она и сама удивилась, когда познакомилась с Петриком, — пояснила Лялька, — но он философски относится к своей доле и не имеет претензий к своим старикам. Просто им попался крестный отец с таким своеобразным чувством юмора, так что Петрик только смеется и старается не злиться, раз уж вынужден жить с такими именем и фамилией. Этим крестным оказался пан Выстшик, и он убедил отца новорожденного, что так будет лучше, ведь до войны был какой‑то деятель с такими именами. Отец Петрика малость прибалдел и согласился, а мать не могла сказать своего слова — она еще лежала в постели после родов и не принимала участии в крещении сына. Видишь, папочка Эвы и тут свою лапу приложил, подстроил пакость людям. Я же не могла заранее знать, что моя сестра свяжет свою судьбу с этим… видишь, меня и теперь всю трясет, как вспомню о дурацких именах, а тогда у Миськи вообще был другой муж, Господи, ну что я плету, тогда у Миськи никакого мужа не было, все произошло позже. Ну, вот опять я запуталась… И откуда мне было знать, что его крестным окажется этот мерзавец… А наше поколение уже не придавало никакого значения именам выдающихся деятелей, да мы их вообще не знали, а я только теперь отдала себе отчет в том, что мой старший сын своего крестного отца только по фотографии знает, да и я своего тоже, и вообще у нас почему‑то практически не придается никакого значения крестным матерям, я только одну припомнила в нашем роду, да и то лишь потому, что она славится своим уменьем заполнять налоговые отчеты, так что крестница раз в год все же посещает свою крестную мать…

С трудом удалось прервать эту неожиданную литанию о крестных отцах и их крестниках.

— Да ладно, пусть зовется, как ему нравится, но кто он? Чем занимается? Миська дала мне понять, что он каким‑то боком причастен к телевидению. И еще — вроде бы любит меня. Как писательницу, разумеется.

— Может любить, никому не запрещается.

— А к телевидению причастен, но точно не скажу, чем он там занимается. Если не ошибаюсь, чем‑то связанным с озвучиванием. Голосами ведает.

— И своим тоже?

— Нет, только чужими. Сам больше молчит. — А он следит, чтобы при монтаже какой накладки не случилось. Ну вот, к примеру, картинка — дитя тянет кота за хвост и произносит при этом: «Ах, какой прелестный запах!» Не туда вставили звук. Это восклицание должно быть при рекламе овощного пюре. Кажется, такая профессия называется звукорежиссер.

Стремительно порылась в памяти и вспомнила.

— Понимаю, когда‑то это называлось синхронизацией звука и изображения. Очень важно, особенно при дублировании фильмов. Теперь этим ведает так называемый редактор, но даже и редактору не положено задавать идиотский вопрос «Ты собираешься жениться на ней?», когда на экране герой уже показан мертвым, сраженным пулей, а его невеста сбежала. Ну и рекламы переводят, картинка и звук должны совпадать. Значит, он работает со звуком, значит, обязан знать людей на телевидении, в том числе и режиссеров… Ты с Миськой сегодня виделась?

— Мимоходом. А что?

— Видишь ли, именно этот Петрик через Миську предупреждал меня о том, что некий Яворчик плетет козни против меня и свинью мне подкладывает, и я хотела, опять же через Миську, разузнать, кто он такой, этот злокозненный Яворчик, который, в отличие от Петрика, так меня не любит. Может, я его чем‑то обидела? Он обо мне мерзкие слухи распускает и бросает на меня подозрение в убийстве режиссера. Вот мне и захотелось узнать, кто он такой. Просто из любопытства, вообще‑то меня эти козни мало беспокоят.

— Ну что ж, воспользуйся, тем, что Миська так гордится своей ролью, и у нее обо всем разузнай. Именно у нее — я сомневаюсь, сохранится ли у Петрика любовь к тебе при вашей личной встрече, разве что ты его примешь сразу после душа и на тебе будет одежда сразу после прачечной, уж слишком много на тебе кошек Я же тебя предупредила — у него аллергия на кошек.

— Скажите, какая мимоза! — рассердилась я. — Но ты же видишь, они у меня в доме не живут, на колени я их никогда не беру, и вообще могу говорить с ним на почтительном расстоянии, причем пусть он встанет с наветренной стороны.

— А, ну тогда можешь. Не исключено, что в таком случае выдержит. Но давай о деле. Вот ты упомянула о микроследах, а я знаю — это такая штука, что достаточно было преступнику лишь вздохнуть, а полицейский компьютер из этого даже дату его рождения определит!

Я тоже вздохнула.

— Боюсь, что они действительно насобирали этих следов воз и маленькую тележку. И уж сумеют ими воспользоваться. Только вот захотят ли стараться Бог знает для кого… Известная личность в нашем деле — только первый труп, но точно я тебе все равно не смогу ничего сказать, потому как всех этих павших я лично не знала, и являются ли они важными персонами, тоже не знаю. А я не настолько сильно ими подозреваюсь, чтобы они со мной цацкались, меня не допрашивают, а это всегда шанс и самой что‑нибудь узнать. А специально меня никто не информирует, вот только один знакомый мент немного сообщил. Я тебе уже говорила — о ботинках и орудии убийства. Счастье еще, что хоть один знакомый среди них завелся. Надеюсь еще от Мартуси хоть кое‑что узнать, в конце концов, вся ее идиллия с Поренчем разыгрывалась чуть ли не у меня на глазах, правда, по телефону, но все‑таки при моем участии… Ага, а у Држончека вроде бы в покровителях состоял кто‑то из наших известных мафиози, но кто — не знаю, да это и без разницы, ведь их имена ни тебе, ни мне ничего не говорят, так что не будем играть в угадайку. И тут я как раз спокойна, и ты не беспокойся за мафиози, они сами разберутся, один другому донесет или шепнет — и конец песне. Меня гораздо больше тревожит Мартуся.

— Если что‑то узнаешь, сразу же позвони!

— Взаимно. Мне очень хочется знать, что скажет Эва Марш, так что — сама понимаешь…

* * *

Я попала в самую точку, когда говорила Ляльке о своих видах на доносы. Так все и произошло.

Раз мне нужен специалист по озвучиванию, значит, надо звонить Магде.

И я позвонила.

— Ты знаешь такого двойного Петра, Петра Петера?

— Да, и в данный момент даже вижу его. А что?

Я начала объяснять ей свои пожелания как‑то с середины, и Магда сразу перебила меня:

— Погоди, я отойду за стеклянную перегородку, похоже, он работает и махнул на меня так, будто отгонял… Ну вот, можешь говорить. Чего ты хочешь от Петрика?

— Много чего, хотя, нет, совсем немного, самую малость. Вообще‑то он приписан к Миське Каминской, я не могу говорить с ним прямо, вынуждена через посредников.

— Почему через посредников?

— У него аллергия на кошек, а я, ты знаешь, вся в кошках.

— Тогда почему ты не обратишься через Миську Каминскую, а звонишь мне?

— Через Миську я тоже обращусь, но она мало о чем знает, а ты как раз в курсе всех наших событий, а кроме того, она не имеет представления, где он, скажем, находится в данный момент, а ты имеешь.

— Имею. Вижу его через стекло. И что?

— Я бы хотела, чтобы он мне сказал, кем на самом деле является некий Яворчик и почему он старался бросить на меня подозрения. И вообще, знаю ли я Яворчика? Если я чем‑то его обидела, хочу знать, чем именно, и радоваться ли мне из‑за этого или огорчаться?

Магда явно удивилась.

— Нет проблем. Сейчас спрошу его, раз ты этого хочешь. Но ведь я тоже знаю Яворчика и даже тебе о нем говорила.

— А, в самом деле, — спохватилась я и сердито добавила: — А раз ты его знаешь, почему же тогда ты не заметила, что он бросает на меня… эти самые? Слова ему не сказала?

Магда принялась оправдываться. Она его редко видит, а когда видела, он ничего такого не бросал. И вообще они работают в разных редакциях ТВ, так что если и бросал, то в другом коллективе. А ей, Магде, никто ни о чем таком даже не намекал, возможно, ее сочли неподходящим объектом. А в настоящее время он состоит вторым режиссером при Пызяке, а Пызяк притих и даже скукожился после того, как я устроила ему разнос из‑за плагиата, а может, и наоборот.

И я вспомнила о внутреннем скандале, какой учинила режиссеру. Очень неприятное воспоминание.

— Наоборот, — недовольно поправила я подругу. — Он воткнул в мой кусок текста извращенную порнографию и основательно припечатал ее моей фамилией.

— А… правильно! И я все хорошо вспомнила. Пызяк, похоже, вызвал общее неудовольствие, мы узнали, что он лишился всех надежд на «Оскара» или на какую‑нибудь «Золотую пальмовую ветвь», и его спонсоры как‑то стушевались. Он и сейчас что‑то ставит, но ничего выдающегося, а больше я о нем и не скажу. О, Петрик опять мне машет, теперь зовет, так что я пойду. Пока.

Магда не выключила свой сотовый, и в ходе достоявшегося разговора со звукорежиссером я вмест е с Магдиным часто слышала и его голос. Надо же, какой у Магды оказался полезный мобильник!

Магда начала свое сообщение:

— Оказывается, он был вторым режиссером очень недолго, всего один раз, а Петрик просит передать тебе его самое глубокое уважение… А, ты сама услышала? Да, и восхищение. Яворчик плохо зарекомендовал себя в работе над фильмом, он сделал попытку заняться с репортажами, как‑то зацепился в журналистике, и тут его новая карьера в самом начале зарубается на корню, потому что она отказалась дать ему интервью.

— Это не я, а пан Тадеуш, — успела вставить я, — но я бы тоже…

— А Яворчик утверждает…

— …что это из‑за меня?

— О, ты сама слышишь? Я бы отдала мобильник Петрику, но мне тоже интересно. Итак, из‑за своих глупых капризов ты сломала ему карьеру…

Я успела вклиниться:

— Ну конечно, в принципе сексуальные извращения можно отнести к моим глупым капризам…

— Кажется, это дело вкуса. Яворчик постарался сообщить всем, всем, всем, что Пызяк отверг твои сексуальные домогательства и не пустил тебя в свою постель. А ты из мести погубила Яворчику карьеру. И все знают».

— …что в этом правды ни на грош.

— Вот именно! А ты из ревности… что?!

Дальнейшее мне частично изложила Магда, а кое‑что я и сама услышала. По мнению Яворчика, который во мне увидел главное препятствие на своем жизненном пути и люто меня возненавидел, я иззавидовалась Эве Марш, поскольку ее произведения были нарасхват, ее рвали друг у друга из рук и издатели, и постановщики, сам Вайхенманн ею заинтересовался, Заморский в нее вцепился, Држончек собирался по Эве вскарабкаться на вершину своей служебной карьеры, а меня вытеснили куда‑то к чертям собачьим, мной никто не интересовался, и мне ничего не оставалось, как только погубить всех ее поклонников, начиная сверху. Ведь всем известно, что я давно рвалась на киноэкран, один режиссер даже умер из‑за меня, и вообще я премерзкая и мстительная особа, а душой моей завладел самый настоящий криминал!

Надо же! Все эти идиотизмы почему‑то раньше до меня не доходили.

— Господи боже мой! — в ужасе произнесла я. — Во всем этом единственная правда о смерти режиссера, это факт — умер мой знакомый режиссер. И он мне очень нравился. Но даже если бы я убила его собственными руками, то уже никакая статья Уголовного кодекса не покарает меня за истечением срока давности: ведь он скончался двадцать лет назад. Остальное просто потрясло меня!

— Меня тоже! — с трудом произнесла Магда. — Не верю собственным ушам.

— Так кто же всю эту пакость выдумал?! Яворчик? Сам?

— Как ты сказал? — Это относилось к Петеру. — А.. Петрик говорит, что нет, кажется…

— Я слышала. Ему все это кажется очень мутным и непонятным…

— Вот именно. Кто‑то напустил на тебя Яворчика, убедил его, что именно ты приложила руку к лавине обрушившихся на него неудач, отказав ему в интервью…

— Знаешь, я уже жалею, что не дала ему интервью, наверняка он бы побил рекорд по количеству глупых вопросов. Может, он все еще хочет со мной побеседовать? А так человеку одна надежда: раз я всех поубивала — конец мне, и какая радость для него… Что говоришь? Что у меня алиби? Это тебе Петрик сказал? Какое разочарование для бедняги… А, не алиби, просто у меня блат в полиции? Ну так он доиграется, катить бочку на полицию — себе дороже, за это у нас по головке не погладят. Ну хорошо, с Яворчиком все ясно, хотя я его никогда не видела, а в интервью ему отказали по телефону. Но спроси Петрика, кто же тот человек который напустил его на меня? Мой личный недруг или любитель всем делать пакости?

Магда держала свой мобильник далеко от уха, так что Петр Петер тоже мог слышать сказанное мной. И он сразу принялся отвечать мне. По его мнению, это мог быть не один человек а Яворчик упрямый и агрессивный, вот он и собирал со всех сторон все негативное по моему адресу и сам рассеивал мерзкие слухи, а люди с ним не спорили — себе дороже. Хочет сделать из меня убийцу — пусть делает, никто не станет с ним цапаться.

И тут Петрик высказал еще одно соображение — из числа этих, с негативным ко мне отношением, следует исключить Пызяка. Желая после всех своих неприятностей сохранить лицо…

— А у него есть лицо? — удивилась я.

— …Решил заболеть и месяц назад выехал за границу полечиться на каком‑то курорте. А что касается лица, то и мне удивительно, — признался Петрик. — И вообще при всех разговорах, в которых вам перемывали косточки, он только презрительно молчал, всем видом показывая, что просто считает ниже своего достоинства говорить об этой глупой бабе.

— Ну хорошо, спасибо вам, я узнала, что хотела, а Яворчик пусть подавится, только работы прибавил полиции, балбес, ведь им пришлось проверять меня. Собственно, это было бы все, разве что у Петрика есть еще какая информация для меня за пазухой.

В сотовом послышалось глухое неразборчивое бормотание, конец которому положила Магда, доложив мне, что Петрик в силу разных обстоятельств пришел к выводу, что этот Яворчик дружит с Поренчем. Кажется, Поренч тоже тебя не слишком жалует?

— Перестройся на прошедшее время, — мрачно посоветовала я подруге. — Не жаловал. И теперь уже никого не сможет пожаловать.

Тут я вспомнила, что Гурский потребовал от меня держать информацию о гибели Поренча в тайне и прикусила язык, да поздно — слово вылетело.

Магда как‑то не очень заинтересовалась моей секретной информацией.

— Что? Почему? Что с ним?.. Погоди, Петрик что‑то говорит… А, и до него докатились слухи о смерти Поренча, но ничего конкретного, кто‑то слышал звон… А больше он ничего не знает и должен возвращаться на работу. Зато у меня к тебе тьма вопросов, но уже из другой песни, и нужно время. Я перезвоню позже. Пока!

И я осталась одна со своими проблемами. Голова раскалывалась. С Пызяком все так, мы еще раньше столкнулись, а вот о Яворчике я понятия не имела. Теперь имею, хоть это удалось выяснить, а то бы продолжала ломать голову — с чего это он такой на меня озлобленный? А вот слухи о том, что все жертвы неизвестных убийц старались ради Эвы Марш, что они расстилали перед ней красную ковровую дорожку — такую белиберду кто выдумал? Выходит, и ее издатели заботились об Эвином благосостоянии. Кстати, а не лишились ли сотрудники «Гратиса» кого‑либо из своих членов?

— Хорошо, а как же Поренч? Он‑то может быть включен в этот круг любителей Эвы Марш или нет? И если нет…

Ужасно! Из этого следует, что Мартуся и в самом деле перестала владеть собой. И что же, мне теперь следует ехать в Краков?

* * *

Может, я бы и ринулась в Краков, если бы не Адам Островский. Похоже, журналист последнее время работал над циклом репортажей, причем не прошел мимо и моих воззрений и высказываний на животрепещущую тему. Перед моей калиткой он появился в тот момент, когда я, вся на нервах, искала ключи, понимая, что, уезжая из дома на неопределенное время, владелец должен дом запереть. У ключей было постоянное место, но сейчас я их там не обнаружила и, хлопая себя по всем карманам, старалась вспомнить, в чем я была вчера и в какой карман мне надо лезть. Островский прервал поиски.

— Я только что вернулся из Кракова и прямо из аэропорта примчался к вам, — начал он, едва переступив порог дома. — Вы знаете, что там произошло?

— Батый налетел со своей конницей! — проворчала я. — Прошу меня не нервировать и говорить дело. Чай, кофе?

— Кофе, если можно кофе! В самолете подают помои. У меня в Кракове свои возможности, так что я все знаю. Но не верю. Разве что Марта сошла с ума.

Очень встревоженная, я лишь спросила:

— Но ведь вы ее знаете?

— Знаю, конечно, но я думал… Импульсивность тоже имеет границы, а идиотизм в ее случае исключается. Чтобы до такой степени забыться? Нет, не верю!

Поскольку он не верил, я не подсыпала ему в кофе яду. Вероятнее всего, Мартуся пришила своего Поренча в аффекте, но раз Островский не верит — он по правильную сторону баррикады. И я приняла его в союзники.

После чего передо мной начертали мрачную картину, нечто из Средневековья, как и само здание «Алхимии».

Некий Ливинский, шахматист, получил от своих сотоварищей — шахматных маньяков задание разведать, нельзя ли в модном клубе «Алхимия» организовать небольшой шахматный турнирчик, лучше бы официальный, но можно и без официоза. И хотя Ливинский знал этот памятник старины, все же примчался прикинуть насчет турнирчика. Покрутился, кое с кем переговорил, потом оттащил от буфета свою девушку Крысю и некоего Янушека, который о шахматах не имел ни малейшего понятия, но зато проявлял излишне активный интерес к Крысе. И они вместе спустились вниз в уютной темноте по очень крутой лесенке, на которой и черт шею сломит. Крыся спускалась первая и все время смотрела под ноги, так как была на высоченных каблуках. Это именно она увидела жидкость, которую приняла за красное вино, проследила путь этого красного ручейка и, узрев его истоки, испустила нечеловеческий вопль. Его услышали все наверху, но поначалу не отреагировали, решив, что это Ливинский с Янушеком используют Крысю, ну и что такого, дело житейское, но, во первых, зачем им надо этим заниматься здесь, а во–вторых, чего это она так орет? Кое‑кто решил все же полюбопытствовать — ну и разразился ад на земле.

Теснота закоулков старинного здания очень способствовала затиранию всех возможных следов, ведь весть о случившемся в мгновение ока разнеслась по дому и все находящиеся там в данный момент посчитали делом чести лично осмотреть место преступления до того, как явится полиция и никого не пустит. Полиция явилась, и ее чуть кондрашка не хватил. Конечно, перекрыли доступ к трупу, да поздно было. А в набежавшей еще до них толпе случайно оказались журналист и фоторепортер, который, не веря своему счастью и пользуясь подвернувшейся оказией нащелкал все, что мог, смылся еще до прибытия полиции и теперь орудовал у себя в редакции, сразу став предметом зависти конкурентов.

Свалившись вместе с толпой на место преступления, в толкучке и общем ажиотаже одна из женщин даже наступила на палец откинутой левой руки трупа и теперь, сидя наверху, проливала горькие слезы над своей испачканной в крови туфелькой, будучи уверена, что нечаянно осквернила мертвое тело.

Комиссар из отдела убийств, прибывший вместе с прокурором на место преступления и констатировавший, что место преступления затоптано окончательно и бесповоротно, решил переключиться на живой материал, зная по опыту: не все показания можно принимать на веру. Но в конце концов, из двадцати трех свидетелей авось да удастся что‑нибудь выдоить.

Ну и выдоил.

Половина из свидетелей знала друг друга, и они не скрывали своего знакомства, так что можно было допустить — остальные и в самом деле чужие для них. Ливинский с Кристиной пришли последними, Крыся застряла в буфете, а Ливинский разыскивал директора клуба, нашел и о чем‑то переговорил с ним, потом с одним из журналистов, долго на повышенных тонах общался с одним из игроков в бридж — и тоже о проведении в «Алхимии» шахматного турнира, — похоже, они договорились, и Ливинский опять принялся разыскивать исчезнувшего директора, наконец извлек Крысю из буфета, и они пошли вниз. Вместе с Янушеком, который приклеился к буфегу и проторчал там не меньше часа, и только появление Крыси его оживило. Ну и именно они обнаружили труп…

Ладно, а кто был внизу раньше? Еще до того, как они спустились?

— Без всякого сомнения, жертва. Поренч. Да, его здесь знали. Его везде знают. Ну, может, не все, но многие.

— А кроме него кто еще спускался вниз?

И тут из путаных показаний свидетелей следовало, что каждый видел каждого. И если верить их показаниям, то получалось, все посетители клуба толпились внизу, а вверху было совсем пусто. Хотя обычно нижнюю часть здания запирали и все собирались наверху. К тому же некоторые из тех, кто был внизу, уже успели уйти.

Комиссар полиции не был обескуражен такими показаниями, а принялся задавать всякие наводящие вопросы. Когда, уточните, сюда пришел погибший?

Холера его знает. Три человека заявили, что вроде бы заметили, как он входил в здание, было это около часа назад, а остальные уже видели его в зале, не исключено, что прибытие Поренча видел еще кто‑то из тех, кто уже ушел из клуба. Четверо признались, что разговаривали с ним, просто перекинулись парой слов, таких, знаете: «Привет, как жизнь?», «Какая уж тут жизнь, так, ползаю помаленьку, и все».

Он один пришел или с кем‑нибудь?

«Один пришел». «Ничего подобного, пришел с каким‑то незнакомым типом». «Да нет, он пришел с Маевским!» «Ну что несешь, Маевский пришел с Боженой». «Да нет, они вместе пришли, только по очереди, а за ними еще какой‑то незнакомый. В конце концов, здесь 11С все знают друг друга, вход в клуб свободный».

Как выглядел этот незнакомец?

«Да никак. Такой обыкновенный». «Солидный, кажется, на голове что‑то было… Не на голове, на лице». «Усы? Борода? Какая там борода, бритый был, даже кусочек пластыря прилеплен». «Никаких пластырей, только очки». «Тут, как видите, темновато и видимость недостаточная. Да и вообще, кроме него еще и другие входили, почему именно этот незнакомец оказался вдруг таким важным?» «Ничем особым он не отличался от других».

Уточните, когда Поренч спустился вниз?

«Сразу после Маевского. Маевский же поспешил вниз почти сразу же, как появился, а Поренч направился туда сразу же вслед за ними, еще какой‑то человек спускался, какой‑то человек поднимался, так что довольно много крутилось тут людей, туда и обратно, но, опять же, при этом освещении трудно за всеми уследить. Только вот вроде бы вышли они снизу все вместе, чуть ли не группой, а внизу вроде бы совсем одна осталась Марта Форналь». «Да, она была тут. Заявилась как раз в тот момент, когда те стали спускаться вниз». «Да нет же, она позже пришла». «Ничего подобного, раньше!» «Одновременно!»

Больше возможностей не оставалось — или раньше, или позже, или одновременно.

«А она покрутилась, покрутилась, искала некоего Возьняка, оператора, расспрашивала всех, не видели ли его, да, Возьняк тут был, но раньше, спускался вниз и теперь наверняка уже ушел, но никто не станет утверждать наверняка, просто не придавали значения таким мелочам. Еще она пила кофе…» «Да не кофе, а пиво!» «И вовсе нет, она пила минералку». «Да кто этому поверит, чтобы Марта Форналь вместо пива пила минеральную водичку, это для нее противоестественно!» «Кто‑то ей шуточно заметил: зачем ей искать Возьняка, если тут находится чудо столетия Поренч, она отреагировала прямо как дракон какой, что выпускает из пасти огонь, и вся взбеленилась». И долго так испускала огонь? «Ну, довольно долго. А потом все видели, как она спустилась вниз, злая как сто тысяч чертей, одна спустилась, и стало тихо. А потом вышла и пошла себе. Да, совсем ушла из «Алхимии». Все принялись сплетничать, шум поднялся, обычное дело. И уже никто не смотрел, кто входит, кто выходит».

А потом Ливинский спустился, и Крыся нашла труп…

— А Маевский со своими все еще здесь?

— Здесь, а как же, весь на нервах, коньяк за коньяком хлещет, и с ним еще двое. Они знают жизнь, понимают, что пан комиссар захочет их опросить.

Пан комиссар не обманул ожиданий общественности. От Маевского и его окружения получил сведения, а как же. Оказалось, никто из них Поренча вообще не знает. Выяснилось, что бородатый очкарик, инженер–строитель, ждал внизу Маевского и просматривал фотографии, был там еще кто‑то из литературной братии, Маевский прихватил с собой оценщика и вообще занимался своими делами, разные люди входили–выходили, возможно, среди них был и Поренч, потом Маевский со своими людьми вышел, а литераторы вышли еще раньше, до них, он сразу же за ними, и еще какие‑то люди выходили. Кто‑то остался, но они не знают кто, возможно, и ваш Поренч, и никто не в состоянии сказать, кто же там остался и даже сколько человек Может, один человек, может, два или три, там темновато, такая, видите ли, полутьма якобы создает средневековое настроение. А там внизу еще и всякие закоулки, совсем темные, в них они не заглядывали.

Никто не мог бы точно сказать, сколько людей спускалось и сколько поднималось. Ну, теперь ясно — поднялось на одного человека меньше.

А задержанная следователями в кафе группа свидетелей уже шумела и волновалась, щедро перебрасываясь мотивами.

О да, у Поренча были враги. Хотя правильнее их было бы назвать врагами наоборот, потому что это он считал их своими врагами, им же на него было сердечно наплевать. С ним все было ясно, и никого он не интересовал. Вот если бы это он кого‑нибудь пришил — тогда другое дело, было бы понятно, а так.. Ну кому это понадобилось? Что напаскудил? И тоже слишком сказано, скорее, пытался напаскудить, но отогнать его от корыта не составляло никакой трудности, кому понадобилось беспокоить Уголовный кодекс?

Единственная особа, которой он и в самом деле основательно испортил жизнь и в личном и в служебном плане, была Марта Форналь. Женщина с характером и справилась с жизненной неудачей, которую тяжело переживала, однако не исключено, что при виде занюханного любовника взыграла в ней прежняя обида и она не сдержалась…

Прямо из мрачных подземелий следственная группа отправилась к Мартусе, которая, к сожалению, оказалась дома и беззаботно распахнула дверь.

Тут уже я не выдержала и напустилась на Островского.

— Ну кто так рассказывает? Да скажите же, как именно он был убит? Хоть кто‑то знает это?

Островский рассмеялся.

— А вы имеете представление, как досталось полиции? Ведь я передаю вам уже несколько упорядоченную версию, как‑то причесав то, что наговорили свидетели. Да вы хоть имеете представление, сколько всяких нелепостей и в какой форме способны наговорить свидетели?

О, я‑то прекрасно это знала. И не обязательно свидетелей должно быть много, даже три человека давали совершенно разные показания об одном и том же явлении. Мне самой пришлось имегь дело с одним таким следствием, и, хотя оно происходило сорок лет назад, помню его в мельчайших подробностях, так как оно касалось близких мне людей. Тут же, сдается мне, следствие не поприжало как следует баб.

Последнее соображение я высказала вслух, и мой собеседник с ним не согласился.

— Напротив! — возразил Островский. — Еще как прижало! И только благодаря этому хоть как‑то удалось разобраться, кто когда пришел и кто когда ушел. А ваша Марта явилась в такой блузке, что женская часть присутствующих просто глаз не могла от нее отвести. Я сам в блузках не разбираюсь, так что о ней ничего не скажу…

— И не надо. Скажите, отчего он умер?

— От ножа. Один сильный и точный удар. Полицейский врач утверждает, что это был штык времен Второй мировой.

О, надо же, какое совпадение! Или старинный буздыхан, или штык времен войны. Везет ментам, такое разнообразие орудий убийства! Но тогда Мартуся исключается.

— Из‑за штыка? А почему она не могла его позаимствовать в реквизиторской?

— Вздор! То есть позаимствовать могла, но вот употребить его с такой целью — ни за что. У нее какое‑то особое отношение ко всему живому, она ни за что не лишит жизни живую тварь, ни лягушку, ни курицу, ни даже человека. И этот факт окончательно убедил меня, что Мартуся тут ни при чем.

— Боюсь, менты не знают о такой особенности Мартиной психики.

Я сделала второй кофе Островскому и, позабыв все правила гостеприимства, налила себе немного вина.

Он за рулем, а я перед ним даже не извинилась, нагло наливая себе.

Спохватилась и в виде оправдания попросила в следующий раз приезжать на такси.

Островский вздохнул.

— Одна вещь меня беспокоит… Вы знаете, что я сейчас записываю? Спасибо. Так вот, не было времени продумать все досконально, но ведь из зернышек мака можно насыпать курган Костюшки.

— Вы о чем?

— Этот Поренч приехал в Краков два дня назад, остановился у одной из своих девиц… Хотите, я могу и отключить магнитофон, если вам неприятно, уж о слишком тонких вещах пойдет разговор, а я хочу задать очень личный вопрос.

Догадываясь, о каком вопросе пойдет речь, я лишь рукой махнула. Учитывая свой возраст, подозрения подобного рода я бы сочла грандиозным комплиментом.

— Вы считаете, что он в сексе проявлял какие‑то потрясающие способности? И этим объясняется привязанность к нему некоторых женщин?

— Что‑то в этом духе. — Лично я не проверяла, но у меня есть основания полагать, что он относится к тем редким мужчинам, которые обладают какой‑то сверхъестественной способностью покорять женщину. Встречала такого в жизни всего один раз, но и этот раз запомнился. И тот парень был ничто в сравнении с Поренчем, я говорю о внешности, но было в нем нечто… словно какую ауру испускал, бабы к нему липли без разбора, а у того за душой ни ума, ни чувства, один чистоган. Причем бабы всякого рода, от интеллектуалок до деревенских девок У Поренча дело обстояло по–другому. Он отбирал только тех баб, которые что‑то собой представляли и могли помочь в его карьере, с их помощью он и взбирался на верхние ступени карьеры.

— Так вы полагаете, он женщин не любил?

— Он любил только одного себя и свою карьеру, но мог расточать восторг перед избранницей, восхищаться ею, уверять, что она — единственная в мире такая. И возможно, в постели тоже был неплох. А зачем вам это?

— Вот я вам сказал, что в Кракове он остановился у одной девицы, так она фанатически предана Поренчу, на костер взойдет, если он потребует, и жизнь за него отдаст. Просто безумие какое‑то!

— Я же вам объяснила!

— Тогда получается, что она ему зачем‑то временно понадобилась? А потом необходимость в ней отпала.

— Да, типичный жиголо с учетом современных условий и обычаев, хорошо умеет приспосабливаться. Вы хоть и мужчина, но соображаете, — похвалила я, и опять пожалела, что прежде не откусила свой болтливый язык В конце концов, я была заинтересована в Островском и мне не стоило его обижать.

А он и не обиделся. Значит, я права — не глуп.

— Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что в данном случае пани целиком полагается на психологические нюансы, которых мужчины, как правило, не выносят. Все эти последние разговоры, слухи, инсинуации… Он наверняка почти все их слышал, ну уж три четверти — наверняка, потому и завел себе в Кракове такую укромную малину. Учитывая, что больше всего он навредил Марте, а вы ее оправдываете… впрочем, я тоже, ну не могу представить ее со штыком в руке, следует больше внимания уделить словам людей, чего полиция, даже если лопнет, не в состоянии сделать. Так что разрешите вернуться к нашим баранам. Всем известно, что между собой люди говорят о многом таком, о чем никогда не скажут полиции. И если не целый курган, то хотя бы небольшую кучку из их нервных высказываний нам удалось собрать. Я переговорил со своими в редакции — кое‑что удалось узнать.

Маевский был занят переговорами, недвижимость — неплохой бизнес, но незачем обсуждать во всеуслышание все его нюансы. Где бы тут уединиться? Маевский огляделся. В одном углу нижних апартаментов сидели два типа и что‑то шепотом обсуждали, второй угол занял кто‑то один, в третьем целовались парень с девушкой, но они сразу же вышли. Пришел кто‑то совсем незнакомый, его Маевский не только не знал, но даже и не разглядел толком. Поскольку тип из второго угла пытался их подслушать, Маевский решил подняться наверх, тот за ними не полез, остался.

Знакомый Островскому журналист знал Поренча в лицо, он рассказал, что видел, как тот спускался в закоморки подвала — факт, сразу за Маевским. Он знал, что Маевский собирается обсуждать, знал, что представляет собой Поренч, и хотел знать, станет ли тот подслушивать тайные переговоры Маевского. Даже спустился вниз, огляделся. Он подтверждает: все было так, как Маевский описал полиции. Тогда журналист быстренько вернулся наверх, с трудом разойдясь на узенькой лестнице с кем‑то спускавшимся вниз. Того человека он не знает, да и не очень разглядел в полутьме, говорит только: большой, грузный, высокий, чего просто нельзя было не заметить на узкой лестничке. А потом Маевский со своими собеседниками ушел, и знакомый журналист больше никем не интересовался.

О Мартусе больше всех могла рассказать ассистентка постановщика, не любившая Мартусю и завидовавшая ей. Она точно знает: эта лахудра провела внизу целых семь минут. Вылетела вся злая и вздрюченная, да у нее на лице было написано — преступница!

А вот Поренча ждала некая Нюся из рекламы, которая благодаря ему уже два раза показывалась на экране с бутылью оливкового масла первой выжимки. Правда, из‑за бутыли Нюсю почти не было видно, но девушка уже считала себя кинозвездой, а Поренч, расточая обаяние, обещался ей помочь. Она видела, как он вошел, и ожидала, когда же поднимется. И клянется всеми святыми, что два раза испытала разочарование. Во мраке появилась человеческая фигура, но не он, и потом вторая фигура — и опять не он! Первым при ближайшем рассмотрении оказался текстовик–неудачник, а вторым — какой‑то неизвестный громила, не стоящий внимания. Текстовика она знает в лицо, громилу же вряд ли опознает.

— О Езус–Мария! — переживала я.

— И вот здесь для меня прозвенел звоночек, — заметил Островский. — Я вообще больше верю заносчивым девицам, чем эксцентричным типам. У меня получается, что Марта угодила в какой‑то перерыв, Поренч остался внизу, но вряд ли она пошла туда из‑за него…

— Не мелите ерунду. Если бы она его долбанула штыком, вообще бы оттуда не выскочила — скорее всего, потеряв сознание, свалилась бы рядом с ним, она при сильном волнении обычно падает в обморок, — такая уж у нее физиологическая конституция. Второй вариант: без сознания свалилась бы уже с некоторым опозданием, в дверях. Но хоть кто‑нибудь обратил внимание на того громилу на лестнице?

— То‑то и оно! Я не мог выжать из звездной идиотки, в какой очередности разочаровали ее мужчины, поднявшиеся вместо Поренча. Сначала текстовик, потом громила или наоборот? Потому как у меня получается, что кто‑то остался внизу с Поренчем один на один.

— У текстовика были какие‑нибудь претензии к Поренчу?

— Этого никто не знает, текстовик уверяет, что не было.

А что касается громилы, то и тут проблема, там в принципе было два таких громадных мужика. К тому же оба совершенно незнакомы присутствующим. И они очень путают все расчеты. Вроде бы, считают некоторые, один из них иностранец — скорее всего, немец, швед или американец. Он вышел с паненкой — из тех, которых нанимают, — и ее тоже никто из присутствующих не знал. И который из громил вышел — непонятно. Но оба ушли еще до того, как был обнаружен труп. Обе буфетчицы тоже путаются в показаниях.

— А что менты?

— Ничего, от них много не узнаешь. Магда там здорово увязла. Мотив такой — лучше не придумаешь: оказия подвернулась. Предполагаю, что действовала в аффекте.

— А кто первым ее придумал?

Островский был шокирован.

— И вы еще спрашиваете? Конечно же ассистентка постановщика, и ее горячо поддержала в подозрениях несостоявшаяся телезвезда, остальным все до лампочки, они пассивно согласились с этой версией. А Марта не нашла ничего лучшего, как на первый же вопрос следователя наброситься на него с явным стремлением выцарапать глаза, едва тот упомянул Поренча. Застав ее дома, они обрадовались как дети. Ну и что вы скажете?

Что я скажу, что я скажу… А что я могу сказать вот так сразу, даже не обдумав услышанное? Однако мрачно заметила:

— Если бы не проклятый штык…

— Вот именно! — обрадовано подхватил Островский. — Знаю лишь, что у нее при обыске штыка не нашли. Время им удалось высчитать, она из «Алхимии» поехала прямо домой, никаких пробок по дороге не было, более того, ей могли бы даже влепить штраф за превышение скорости, у дома ее видели соседи, целых три человека. Машину ее осмотрели сразу. Что она сделала со штыком?

— Сточные канавы на ее пути проверяли? Водостоки?

— Этого не знаю, но насчет сточных канав я бы не обольщался. Вы можете себе представить пацана, который бы обнаружил штык и не воспользовался счастливым случаем?

— Да я и насчет девчонки бы не сомневалась. И сама бы подняла, вы не представляете, какой это полезный предмет.

— Представляю! — отрезал Островский. — Значит, подводим итоги: первое место Марта заняла у следствия по причине мотива… И тут стоп. Мотив, а ведь Поренч не первая жертва в таком коллективе, вот почему краковская полиция и испытывает сомнения.

— Ее арестовали?

— Предварительное заключение — на двадцать четыре часа. Сегодня ночью она уже будет дома. Учтите, все ее телефоны будут прослушиваться.

— Вот уж ни за что бы не догадалась! На какое время приходится окончание этих двадцати часов?

— На двадцать три.

— Ждать осталось недолго. Но ведь вы знаете больше и даже сами не догадываетесь, что знаете!

Не мешало вы выжать из журналиста абсолютно все, что он узнал в силу своей профессиональной деятельности, уверена — что‑то еще знал, и чему он за более поздними сведениями не придавал значения.

Островский жутко заинтересовался, что же такое он еще знает, и выжидающе смотрел на меня.

И я начала, подумав:

— Вам приходилось брать когда‑нибудь интервью у Эвы Марш?

Журналист осторожно заметил, что не хотел бы упоминать всуе имя этой писательницы.

Прекрасно понимая, почему он так сказал, я поспешила успокоить этого порядочного человека, сообщив, что Эвы уже довольно давно нет в Польше, она за границей.

— А, понятно, — успокоился Островский. — Да, я брал у нее интервью.

— И она уже тогда была знакома с Поренчем?

— Не уверена, но полагаю, что тогда она его еще не знала.

— О чем вы с ней говорили?

— Так, на общие темы. Расспрашивал о ее семье. Была крайне осторожна, но я уловил: в семье что‑то не так Знаете, как в пословице: «Самые лучшие отношения с семьей на фотографии».

Коротко проинформировала журналиста о своих изысканиях в этой области. Он подтвердил.

— Вот и у меня создалось впечатление, что она начала писать как бы вопреки…

Еще бы, драгоценный папочка, чтоб ему…

Спросила я Островского и о Яворчике, повторились уже известные мне ложные обвинения и подозрения, журналисту тоже приходилось слышать их, но уколы Яворчика были направлены не против Эвы, а против меня. В интерпретации Островского получалось, что Поренч с Яворчиком изо всех сил помогали Эве в ее работе, проталкивали ее произведения для экранизации.

— Пани тоже хотелось попасть на экран, — заявил Островский, — так мне рассказывал Яворский, но вами пренебрегли. Прошу меня извинить… Я не собирался быть таким… невежливым, говорю, что слышал.

Я только пожала плечами и покрутила пальцем у виска. Чего мне стоило сдержаться! Но выскочила‑таки из‑за стола и сбегала в прихожую посмотреться в зеркало, нет ли на лице печати идиотизма… может, в виде каких‑нибудь отвратительных прыщей или еще чего. Нет, хорош этот Островский, даже ненароком повторить мне пошлые сплетни!

Заставила себя успокоиться, вернулась, упрекнула гостя, что позволил себе оскорбить меня даже тенью таких позорящих меня подозрений, но мне на них наплевать, я смеюсь, услышав их, и полагаю, что Эва Марш точно так же относится к ним, если уже перестала скрежетать зубами.

— Ничего удивительного, — ответил Островский, — и зачем мне приписывать то, чего я не говорил? Может, это именно те сведения, которые во мне где‑то накопились и которым я не придавал значения, а теперь вот благодаря именно вам и припомнились. Да, я слышал, как Яворский распускал такие слухи.

И вдруг меня осенило:

— Яворский распускал слухи с подачи Поренча! Ведь не Эва ухлестывала за ним, а он за ней, и любовное фиаско совпало у него со служебным… Если какой‑то кретин уверовал в пасквильные выпады Яворчика и, ненавидя Эву Марш, хотел прикончить ее карьеру, устраняя с этого света ее могущественных покровителей, которые помогали ей карабкаться по писательской лестнице… Знаете, я уже запуталась в ее союзниках и недругах И он решил приписать ей гибель всех, кто ей напаскудил. Так неужели он такой недоумок, что сначала не проверил, в Польше ли Эва или уже за тридевять земель?

Островский что‑то сказал, я не расслышала, целиком погрузившись в свои предположения. Пришлось замолчать, прислушаться.

— …Магда должна лучше знать, она в том соку варится. Вы часто видитесь?

— Вот интересно, как ее Хенрик выглядит, — произнесла я ни к селу ни к городу, следуя извилистому течению своих мыслей. И тут до меня дошел смысл вопроса гостя.

— Чей Хенрик? — нахохлился журналист. — Магдин?

— Да при чем тут Магда? Эвин. А что вы спросили насчет Магды?

— Да так, ничего… выходит… Да, кстати, вы бы хотели увидеть Яворчика? Нет, я не храню у сердца его портрет, просто делал репортаж, и он у меня на групповом снимке. Хотите? Вы где?

Ясное дело, мне хотелось увидеть этого подонка. Ни слова не говоря я вскочила и бросилась за лупой, пока Островский копался в своей папке, вываливая из нее на стол множество бумаг и фотографий. Выхватив одно фото, протянул его мне.

— Вот этот, сзади слева.

— Морда как морда, ничего особенного. Вроде бы глуповатая, напыщенный павиан. Видела ли я его когда‑нибудь? Не исключено, но, похоже, не обратила на него внимания, он как‑то ни с кем у меня не ассоциируется. Возможно, что он увидел меня когда‑то, и я ему очень не понравилась.

Островский вернулся к сказанному.

— Вы не обратили внимания на мои слова, а я предположил, что Магде может быть больше известно всяких подробностей, в которых она не отдает себе отчета. Она ведь там работает.

Ну да, журналист только что упомянул Магду. Непроизвольно я еще раз внимательнее взглянула на молодого человека с фотографии и обнаружила, что это очень интересный мужчина. Наверняка я заметила это и несколько лет назад, когда меня с ним знакомили, а потом попривыкла к его внешности и перестала обращать на нее внимание. Вот если бы он был старше, кто знает?.. А такая молодежь мной воспринимается лишь как приятели моих сыновей. Мысль промелькнула и исчезла, сейчас не до глупостей.

— Магду я постараюсь как можно скорее поймать. Уверена, Мартуся уже там, и у них дым идет столбом. Вам же признательна за откровенный и очень полезный для меня разговор, непременно созвонюсь с вами в самое ближайшее время.

Островский ушел. Я сделала попытку созвониться с Мартусей, но ее сотовый по–прежнему молчал. Так, надо привести комнату в порядок, хотя бы посуду собрать со стола. Уронив при этом авторучку, я нагнулась и увидела на ковре под столом какую‑то бумажку. Развернула ее…

«Свидетельство о разводе». Глядя на него, как баран на новые ворота, я долго думала, каким образом под столом могло оказаться мое свидетельство о разводе, которое с давних пор благополучно покоилось в коробке с другими документами: моим дипломом, свидетельством о браке, метриками сыновей и прочими ценными бумагами? Каким чудом это свидетельство перебралось под стол?

Наконец сообразила внимательнее взглянуть на то, что держу в руках. О боже, Адам Островский! Наверное, упало на пол, когда он копался в своей папке с макулатурой и не заметил этого. А теперь, возможно, роется в бумагах, беспокоится… Где у меня записан его сотовый?

Он сразу взял трубку.

— Я очень извиняюсь, — голосом сиротки Марыси произнесла я, — но ваш развод оказался у меня под столом, мне очень неприятно, я прочла, но не из любопытства, просто думала, что это мой документ и ломала голову, отчего он там валяется. Очень, очень извиняюсь.

Островский явно смешался.

— Надо же, как неприятно. И вам беспокойство. Я еще недалеко отъехал, можно, сейчас вернусь за ним? Только сегодня я его получил, и он мне понадобится. Да не извиняйтесь так, я не делаю из этого секрета, все уже давно в прошлом…

Он даже не входил во двор, я передала ему бумагу сквозь калитку.

* * *

— Слушай, ну и напереживалась же я! — кричала мне в ухо взволнованная Мартуся. — Я им предложила надеть мне наручники, а они, представляешь, не захотели. С чего вдруг? А если я чемпионка по карате? Они же не знали!

Я наконец с облегчением перевела дыхание. Не верила я, что она убийца, но какое‑то беспокойство осталось в сердце: вдруг она не справилась с эмоциями? А я столько раз имела возможность видеть ее в состоянии стресса! Никогда не знаешь, какое направление выберет взрыв эмоций.

— Возможно, полицейских было много, — ответила я. — Когда больше пяти, даже чемпиону приходится туго.

— Но на их месте я бы все же заковала себя в наручники. Но они сразу же спросили меня про этого подонка, а я ничего не знала, не поверила им, вообще не поверила в то, что он убит, и потребовала предъявить мне его труп. Нет, не показали, такие упрямые! Но в принципе очень симпатичные, позволили мне позвонить моему адвокату.

— У тебя есть адвокат? — удивилась я.

— Я еще не спятила, позвонила своему бывшенькому, чтобы пришел накормить кошек и выгулять собаку. Менты вроде как немного прибалдели. А Дыська сейчас в горах, туда роуминг не достает.

А, так вот почему я не могла дозвониться до ее дочери.

— Это все, конечно, ужасно, я им в конце концов поверила, что я там была. Ты как считаешь, они правду сказали?

— В каком смысле?

— Ну, что там валялся этот пес трухлявый, мертвый, кем‑то зарезанный, какое счастье, что я этого не увидела! Я разыскивала Яцека, своего оператора, опоздала, но надеялась, что он там где‑нибудь ждет. Не найдя его, осмотрелась, может, где сидит, но не было его, и я ушла. А он валялся где‑то в углу — по углам я не шарила. Ты ведь знаешь, там темно, но Яцек не булавка, и он бы просто так не валялся, а где‑нибудь сидел — под мебель я не заглядывала. Хорошо, что меня арестовали, я ведь все равно не смогла бы заснуть!

— И где же тебя держали?

— В комнате для допросов, это они так сказали.

— Целые сутки?

— Нет, конечно! Я даже вздремнула у них там на кушетке, а вообще было очень приятно. Мы все сидели и пили пиво, половину ставили они, половину я, пытались запугать меня, описывая, как выглядел зарезанный, но среди людей я уже не боялась. И старались на полном серьезе убедить меня, что это именно я его прикончила, — спятили, должно быть. Ведь я за нож не возьмусь, хоть убей меня! Не переношу крови, меня бы трясло до конца дней моих Я им все это высказала, и свое мнение обо всей этой истории тоже, им даже понравилось, хотя наверняка мне не верили и считали, что я преувеличиваю его подлость! Представляешь? Разве ее можно преувеличить?

— Выходит, ты дала исчерпывающие показания…

Мартуся вдруг замолчала, потом неуверенно спросила:

— Считаешь, это могло бы стать моей эпитафией?

— Полагаю, что для эпитафии твои показания пришлось бы сильно подсократить…

— Тогда, может, знаешь, почему меня выпустили? Правда, запретили покидать Краков, но из квартиры выходить разрешили. Что же это значит?

— Ну как же, значит, считают тебя очень опасным бандитом.

У нас же, как известно, самые опасные бандюги пребывают на свободе, особенно рецидивисты. Уж не знаю почему, но, видно, кто‑то очень важный поставил перед собой цель уменьшить численность польского населения, ведь такой зверь на свободе непременно воспользуется случаем, чтобы резать и убивать направо и налево. Какая ему разница?

— Как же! Получит пожизненное.

— Пожизненное ему и без того гарантировано, а вот смертная казнь — тю–тю.

— И почему же у нас так?

— Черт его знает. Вроде бы всплеска демографии не наблюдается, скорее наоборот, но ведь меньше людей — меньше и молодежи, и что отсюда следует? Меньше школ, больниц… Сплошная польза.

Мартуся заявила, что она в ужасе, и если уж причислена к определенной категории граждан, то чувствует себя обязанной кого‑нибудь прикончить. А если так, то кого?

— Тебе лучше знать. А кроме того, они тебя немного у себя все же подержали, это для того, чтобы ты не смогла перепрятать орудие преступления. Обыскали твой дом и машину и, насколько я поняла, ничего не нашли. С другой стороны, раз так, должны бы тебя содержать в казематах, ведь выпускают тех, у кого находят целые склады орудий убийства. Может, все же у тебя хоть что‑нибудь обнаружили?

— Что они могли обнаружить, Господи Боже!

— Откуда мне знать? Яды, бомбу, стилет…

— У меня есть отвертка, вернее, была, я не проверяла…

— А теперь выкладывай, что тебе удалось от них узнать! — серьезно потребовала я.

— Как это — от них узнать? — не поняла Мартуся. — Что же я могла у них узнать?

— Да много чего. Сама же говоришь, что сидели в большой компании. О чем‑то с тобой говорили? И между собой. А ты слышала. И никаких выводов не сделала? На тему всех этих преступлений, с Поренчем на десерт.

— Прошу тебя, не надо таких съедобных сравнений. Тут бы потеряла аппетит даже моя собака. И говорили, и переговаривались так как‑то… вполголоса, кому он был опасен. Или кто ему чего плохого сделал. И как вообще этого вот теперь Поренча связать с Вайхенманном, отсутствует звено. Несколько раз упоминали это несчастное отсутствующее звено. А меня несколько раз просили припомнить, кто там был, в той забегаловке, и я ничего путного не могла сказать. Им от меня ну. никакой пользы не было.

Всем своим видом я излучала недовольство и осуждение. Мне тоже никакой пользы от нее. Пришлось опять послужить примером:

— Вот, возьми меня. Я могу тебе сказать, что Поренч дружил с Яворчиком.

— Ну и что?

— А то, что ты мне никогда об этом не говорила.

— А надо было говорить? — забеспокоилась Мартуся. — Это так важно?

— Пока не знаю, важно или нет, но ведь именно Яворчик бросал на меня подозрения, и я уже догадываюсь почему… — Вдруг вспомнив, что телефоны Мартуси прослушиваются, я поспешила закруглиться: — И вообще мне уже надоели все эти глупости, а ты отправляйся поспать.

Мартуся смертельно обиделась.

— Да ты что! Я так напереживалась, только переступила порог, сразу звоню тебе, а теперь должна отправляться спать?!

— Вот именно. Нельзя же тебе каждую ночь развлекаться. А перед сном, если хочешь, можешь себе поразмышлять над дружбой Поренча с Яворчиком…

И тут же подумала: раз Поренч под тяжестью подозрений был вынужден перебраться в мир иной, теперь наверняка его место займет Яворчик. Несчастная полиция!

* * *

Я не успела ничего сделать, даже ни с кем не переговорила по телефону — полиция помешала. Гурский появился у моей калитки с самого утра. Хорошо еще, что я успела выпить утренний чай.

Без предисловий Гурский сразу взял быка за рога.

— Или вы обе прекрасные актрисы, или Марта Форналь невинна как дитя. И давайте больше не усложнять мне работу. Ведь мы имеем дело не с какими‑то разборками мафии, а с серьезным делом. Какое значение имеет тот факт, что некий Яворчик дружил с покойником?

— Прекрасно знаете, если не войдем и не усядемся, вы от меня ничего не услышите, — твердо заявила я. — А у меня как раз чайник вскипел. Кофе, чай?

— На этот раз кофе, если вы уж так настаиваете.

Поставив на столик напитки, я тоже присела.

— Насколько я поняла, о покойнике вы уже собрали все сведения, — осторожно начала я, но Гурский перебил меня.

— Вы же прекрасно знаете, что мы могли услышать от людей. Никто ничего не знает, никто ни с кем не дружит, никто ни в чем не уверен, все слепые и глухие. Материальных причин для убийства нет, я говорю о мотивах: никто не крал кошелька с деньгами, автомашину или картины Коссака со стены. А копаться в слухах, сплетнях и вымыслах — неблагодарная работа. Ищем иголку в стогу сена. Вы же прекрасно разбираетесь, кто с кем, кто за кого и кто против, какие тут группки и группировки.

— Да я не…

— Никаких «не»! У меня нет времени на реверансы, поэтому хочу выяснить сразу. Почему вы ни разу не назвали мне Эву Марш?

В голове вихрем пронеслось: могу солгать, что она тут ни при чем и вообще я о такой не слышала. Могу сказать, что мне и в голову не пришло увязать с ней все наши трупы. Могу признаться, что, раз уж меня перестали подозревать и я сама выпуталась, не хотелось еще и ее впутывать. А потом подумала: раз теперь нет необходимости мне юлить и увиливать, могу наконец сказать правду.

— Надеялась, что вы на нее не выйдете! — выпалила правду, и, признаюсь, мне самой стало легче: не надо ничего скрывать от этого хорошего человека. — Ведь полиция не отличается деликатностью… в принципе.

— Так, собственно, я и думал. О ней я давно знаю, но раз вы молчали — и я не заговаривал, подозревая какие‑то неизвестные еще мне обстоятельства. Впрочем, я и сейчас еще уверен, что всего не знаю: уж слишком сложные тут взаимосвязи и между покойными, и между еще живыми. И считаю, что вы обо всем знаете, раз так упорно молчите об Эве Марш. Ведь сколько мы с вами говорили, а вы ни разу не назвали эту особу. При этом Эва Марш не один раз выходила на первое место как одно из главных лиц. Карьера — это реальный мотив: люди устраняют любые препятствия на пути к ней. Но вот такой вид мести — постфактум — нам и в голову не приходил, тем более что с Вайхенманном она никак не была связана. Вы ее любите?

— Люблю и ценю.

— Очень хорошо, моя жена тоже. Так прошу вас, не молчите хоть теперь и расскажите все, что знаете о связях Яворчика с Поренчем. Уж их‑то вы не любите, надеюсь?

Поблагодарив его за хорошее обо мне мнение, я рассказала все, что приходилось слышать о Яворчике. Ну почти все.

Гурский молча слушал.

— Порядок Вижу, перестали увиливать и запутывать меня. И что вы из этого поняли?

— Немного. Нечто странное — в клеточку: то так, то иначе. Вам бы об этом лучше поговорить с Петриком, Магдой и Островским.

— Попрошу их адреса и телефоны.

Выполнив его просьбу, я вернулась к Эве.

— А что касается Эвы Марш, теперь могу признаться, что сначала не исключала ее участия в резне, но, к счастью, выяснилось, что она уже давно пребывает во Франции. Уж скорее меня можно заподозрить. Но поскольку я все про себя знаю и к убийствам не причастна, нас обеих можно спокойно исключить из подозреваемых. А теперь хочу сказать о таком своем соображении: как‑то в моем представлении Поренч не укладывается, в эту цепочку. Правда, он во все вмешивался, но лично ничего не предпринял. Он был связан с Эвой — это так а вот с остальными — нет. И все больше я склоняюсь к предположению, что он науськивал Яворчика. Только вот зачем? Разве что из врожденной вредности, такой уж у него паскудный характер, вечно стремился напакостить людям и перевернуть все с ног на голову. Не успела я как следует все это обдумать, вы пришли явно раньше времени.

Гурский молча слушал мою болтовню, похлопывая по ладони стареньким блокнотом, и я вдруг подумала: а ведь он должен знать больше меня, ведь они докопались до конкретных афер, шантажей, компрометаций и прочих уголовных и не уголовных преступлений. А я зачем‑то хотела позвонить Гурскому, помню, даже к телефону потянулась, да отложила. Зачем же я упрекаю ега за слишком раннее появление? И вспомнила.

— Да, я тогда просила вас узнать, что собой представляет тот больной у Поренча, который открыл дверь его квартиры весь в бинтах, но через пару минут вышел на улицу здоровехонек, сел в машину и уехал? Я еще назвала вам марку машины и ее номера. Вы уже знаете, кто это?

— Не уверен, что знаю. Владелец квартиры лежит в гипсе, машина, вероятнее всего, украдена и потом подброшена хозяину. Странная какая‑то история, приходится добираться по цепочке, людей не хватает.

В голосе Гурского звучала усталость, и он с горечью продолжал:

— Не скажу, что такое возможно только у нас, в других странах тоже наблюдается, но, боюсь, тут мы впереди планеты всей. Официальный владелец — тот, на кого выписаны документы, — торчит в Швейцарии и занимается бизнесом, машина уже давно продана и до сих пор не зарегистрирована, а в гипсе лежит тот, кому она фактически принадлежит в настоящее время. Лежит четвертую неделю, и тут без дураков, переломал себе кости, слетев с лестницы. Живет он в курортном городке Буско–Здруй: большая вилла — сдают комнаты курортникам. Машина стояла в гараже. Приходящая уборщица, совсем темная баба, упорствует: гараж вымыла, потому как в это время стоял пустой — удобно приводить в порядок, вот она и воспользовалась случаем. Действительно, гараж вымыт, но машины в гараже нет. Ну и какой из этого вывод? Кто в этой машине мотался по улице Винни–Пуха?

С жены я сразу же сняла все подозрения. То, что с компрессом на шее отворило мне дверь, а потом село в «мерседес», наверняка не было женщиной. И я предположила: какой‑нибудь кореш загипсованного? Или сын, брат, сват? И чем он вообще занимается — ну этот тип, в гипсе?

— Его специальность — лечебные травы и поиски подземных вод с помощью лозы. Сельчанам дает советы насчет откорма скота, но помогает и людям, продает лечебные травы, но не признается в этом, потому как без лицензии. Да никто его там и пальцем не тронет, он местному прокурору сынишку вылечил.

— А наемная рабочая сила».

— Трудится какой‑то мужик — сущий мозгляк, худющий, маленький… Подходит вам?

— Как раз наоборот.

— Остальные женского пола. Сыновей у него нет, две дочери, маленькая девочка вряд ли уведет папашкину машину, это, скорее, дело сыночков. Проверили мы и родственников: один из двоюродных вроде соответствует вашему описанию, но у него алиби, все последнее прсмя пребывает на Мазурских озерах, преподает парусное дело, и за последний месяц ни разу не покидал училище. Остальные не подходят.

— Но у них есть знакомые… — упорствовала я.

Гурский скривился.

— Да все старье, вы уж извините. Трое стариков, две немощные старушки. Один старичок бодрый, но седые волосы, бороденка, усы — все настоящее. А тот ваш, подозреваемый, насколько помнится, был без усов и бороды?

— Так кто же тогда это был?

— Вот мы и не знаем. Ищем, конечно. Но это не так просто, а у нас кошмарно много работы. Да и вообще — что он такого сделал? Если бы хоть какой из конкретных подозреваемых! А я ведь целиком полагаюсь на ваши неясные предчувствия, и, того и гляди, окажусь в дураках.

Я огорчилась и даже растерялась.

— Но ведь могло быть и так, — не очень уверенно предположила я, — что машину увел неизвестно кто, а потом она оказалась у громилы с Винни–Пуха. А тот, кто увел, может выглядеть и как отощавший гномик, и вообще быть женщиной. Да нет, я не просто упорствую: думала, для вас это пустяк — раз–два, и все узнали о человеке. А оно вон какой сложностью оборачивается! Ведь не нарочно же я придумала вам лишнюю работу, вот чувствую: тут что‑то не так Сама бы этим занялась, но не ехать же мне в Буско! Может, пошлю кого‑нибудь, — Только без самодеятельности!

— Тогда дайте мне хотя бы фамилии местных жителей, которых ваши люди установили.

— Не помню, могу прислать список, да и, в конце концов, чужой человек на курорте не такая уж редкость.

— Только, пожалуйста, не по почте! Никогда не прикасаюсь к их корреспонденции. Факсом. У вас есть мой факс.

— Хорошо, пусть будет факсом.

— Еще минутку. А все эти проклятые Войлоки, все мошенничества, которыми Поренч шантажировал высокопоставленных обезьян?

Гурский махнул рукой, нетерпеливо и раздраженно.

— Сплошное болото. Никто не станет вызывать контрольную комиссию, но даже издали видно, что на этой почве они свободно могли бы придушить друг друга. Шантаж — ерунда, кто теперь обращает внимание на шантаж, тут никто никому ничего плохого не сделал, самые что ни на есть государственные преступники процветают, им бы даже не хотелось кого‑нибудь убивать, да к тому же четырех человек! На кой им лишнее заботы? Договорились: я ничего не говорил, а вы ни слова не слышали — скажем, как раз в это время отправились к своим подопечным кошкам в сад. Хорошо, раз желаете, пришлю вам список проверенных нами в радиусе километра от вашего проклятого «мерседеса», а вы уж сами ищите своего преступника, вдруг чудом выздоровевшего. Мы не станем мешать.

Я ни минуты не сомневалась, что Гурский всеми силами пытается меня чем‑нибудь занять, чтобы я его наконец оставила в покое…

* * *

Курорт. Буско–Здруй. Санатории, пансионаты…

Когда я думала о курорте, смутно чувствовала: что‑то у меня с этим связано. Не воспоминание, тень воспоминания. Упорно казалось, что мне надо над чем‑то подумать, связанным с курортом, но, как я ни напрягала свои умственные силы, ничего не вспоминалось. Может быть, это как‑то связано с тем, о чем мне говорила нижняя соседка Выстшиков, ведь Эвиного отца поместили в санаторий? Поскольку я постоянно думала об Эве, наверняка и навязчивая необходимость что‑то вспомнить о санатории связана с ней, в данном случае с ее отцом. 11о зачем мне он?

Навязчивая мысль о санатории не оставляла меня, и я хотя бы для того, чтобы избавиться от нее, решила съездить на улицу Чечота.

Перед поездкой я подумала, что не мешало бы мне приехать с каким‑нибудь подарком для пани Вишневской. Только вот каким? Проще всего было бы заявиться с бутылкой, но соседка Выстшиков не походила на пьянчугу. Купить какой‑нибудь дорогой чай или кофе? Она может воспринять это как намек на необходимость устроить мне угощение, и устроит! Пирожные? Коробку шоколадных конфет? Цветы! И даже можно цветок в горшочке. Но я ведь будто бы иду не к ней, а к Выстшикам, которые, надеюсь, еще не вернулись. И что, явлюсь с цветочком к этому рычащему чудищу? Так ничего и не придумав, решила ехать без подарка.

Мне повезло. Выстшики еще не вернулись, а пани Вишневская оказалась на посту. Меня она сразу узнала, хотя я на всякий случай оделась так же, как и прошлый раз. Меня практически втянули в квартиру!

— Ну и как нашла пани Эву? — первым делом спросила любопытная соседка, поразив меня отличной памятью. — А их еще нет, того и гляди вернутся, уезжали будто бы ненадолго, недели на две, на три. И опять начнется. Так пани нашла ее?

Что ответить? Раздумывать некогда, а если скажу правду и дойдет до папаши, Эве и в самом деле придется смываться в Новую Зеландию.

— А вы им не скажете?

Пани Вишневская даже побагровела от возмущения.

— Да вы что! Он‑то наверняка хотел бы знать, еще как! Да помереть мне на месте, если я ему такую радость доставлю! И ей тоже ни словечка не промолвлю, она ему непременно все выболтает, не сдержится. Вот те крест!

И я решилась считать ее союзником.

— Да, я ее нашла, но это длинная история, по цепочке от человека к человеку добралась до нее. Она сама позвонила потом моей подруге — помните, я вроде бы вам о ней рассказывала. Так вот, Эва уехала из Польши, по Европе мотается, сейчас временно во Франции сидит и, кажется, собирается в Италию.

— А на какие шиши она так мотается? — хотела знать подозрительная соседка. — Кто за нее платит? Ведь дороговизна, поди, жуткая.

— Не такая уж и жуткая, и платит она сама. Есть дешевые гостиницы, и питание не столь уж дорогое, гроши стоит.

— Как же! Гроши не гроши, да на улице не валяются.

— Какие‑то деньги у нее есть.

— Держи карман шире! Разве что какой хахаль раскошелится или те опекуны, что ее за уши тянули, еще и теперь ей кой–чего подкинут. А сама по себе она ведь ничего собой не представляет, где ей. Телевидение ее выпихнуло на первый план, большой шум вокруг нее подняли, крутятся всякие там богатенькие: фигуры политические, важные особы. Она им хоть что покажет, а они уже из этого целое состояние сварганят, ей же от него одни крошки достаются, те всё себе огребают, хотя слышала я: раз она воспротивилась, на своем настояла, так ей поболе подкинули — может, и осталось у нее кое‑что. Но все одно, без них она сама ничего не сделает, и к папочке придется ей воротиться, поджав хвост. Потому я немного удивляюсь, что она еще строит из себя важную персону и мотается по миру. Неужто и в самом деле выехала? И когда же? Давно?

Сумбурная болтовня разозленной бабы чуть с панталыку не сбила меня, я с трудом переваривала услышанное и еле сумела ответить на ее вопрос: уехала семь месяцев назад, — без зазрения совести прибавив один месяц.

— Опять, значит, сбежала. Всякий раз от кого‑нибудь да сбежит, но я так понимаю: если ей как следует заплатят, опять вернется. Невезучая она, да вот как только она от этого чудища ревущего сбежала, большие шишки ею занялись, потеснились и освободили местечко у кормушки.

Заставив себя успокоиться, я с деланным равнодушием поинтересовалась:

— А почему вы так решили? Откуда вам это в голову пришло?

— Ну как же! Этот ее приятель, Флорианчик коханый, которого она бросила, то и дело к ее папаше являлся и жаловался: дескать, сам ее на руках под небеса вознес, путь ее розами устлал, а она так его отблагодарила…

Уж не знаю почему, но пани Вишневская чувствовала какую‑то особую неприязнь к Эве, и он все набирал силу. Похоже, отсутствие рычащего папочки дало соседке возможность отдохнуть от его воплей и позволило ей свернуть немного в сторону от излюбленной темы. Теперь навалилась на Эву.

…А он, этот бык оглашенный, так орал и топотал, что мне известка на голову сыпалась, — и все о дочке, что набрала силу, — он просто перенести этого не мог. Из Флориана при каждом его приходе выжимал, кто же так ей помогает, кто ее прославляет, оказывает ей благодеяния, кто там за нее все делает, а ей достается только слава. И не понимает, дура набитая, что для нее лишь слава, а настоящие‑то денежки для них. Хотя — вот от пани слышу — вроде бы она ума немногого набралась, и для себя тоже кое‑что оставляет. Вы не подумайте, я ей добра желаю, и не верю, что она такая уж ни на что не способная, как орет ее папочка. Я думаю, он больше разоряется из‑за того, что она без его помощи справляется, и вообще больше наговаривал на дочку, чем там было на самом деле…

Я уже стала подумывать, не подслушивала ли любопытная баба своих соседей внизу через их замочную скважину, но она, словно подслушав мои мысли, пояснила:

— Да я бы и половины не поняла, кабы он не орал как оглашенный. Глухой бы услышал, я же, благодарение Господу, на слух не жалуюсь. Так он правду орал или нет?

Вопрос прозвучал как‑то неожиданно, что я готова была извиниться перед пани Вишневской за свои подозрения относительно ее подслушивания. Так что, опровергнуть наговоры Поренча? С удовольствием, Эве это не повредит.

— Какая там правда? Вы совершенно правы: разъярился он из‑за того, что дочь ускользала из‑под его влияния. А этот паскудный Флорек не только не помогал девушке, а, наоборот, изо всех сил мешал. Она очень способная девушка, стала талантливой писательницей, сама работает, хотя и тут вы правы — обогащаются за ее счет другие.

— Так ему и надо! — мстительно вскричала соседка. — А уж он старался, чтобы совсем придавить девку, чтобы из рук его ела и самому разбогатеть за ее счет. И злился, злился страсть! Мне как‑то удалось разобраться, когда речь шла о папочке, а когда о Поренче.

— Так это ее папочка от злости разболелся?

— Какое разболелся, здоров как бык!

— Но ведь санаторий…

— Так он туда поехал не из‑за болезни, а просто отдохнуть, развлечься, ему какой‑то знакомый устроил путевку — не в сезон, а поэтому недорогую. Может, у него какой ревматизм и завелся — подумаешь, болезнь, у кого ее нет. Вот увидите, еще станет притворяться, что хромает.

— А где находится этот санаторий?

— Откуда мне знать? Об этом я не слышала. Жена его что‑то там пыталась вякнуть, что и ей не мешало бы полечиться, да где там, когда у нее на голове такой изверг!

А на чем они поехали? У него есть машина?

— Да, старая керосинка, но все еще как‑то на ходу. На ней и поехали. Зеленая, «опель» называется, так вопил, что стекла звенели. У дома ее держит, и никто на такую пакость до сих пор как‑то не польстился…

Ну вот, узнала, санаторий, в котором лечат ревматиков. Лично мне известны три таких: Буско–Здруй, Чехочинок и Наленчув. А, есть еще и маленькое озерко в Зеленке под Варшавой, сплошная лечебная грязь, но сомнительно, чтобы пан Выстшик пожелал полечиться в зарослях на его берегу. Хотя… кто знает, что там на этой Зеленке понастроили в последнее время, да и существует ли еще само озеро.

Не напрасно посетила я снова пани Вишневскую, вон какие ценные сведения удалось получить. И насчет драгоценного папочки, и насчет Поренча. Правильно я догадывалась, что именно он был тем источником, который подпитывал Яворчика. Ну ладно, об Эве шла речь, но с чего ему пришло в голову и ко мне прицепиться? Правда, материала я доставляла предостаточно, своего мнения о пиявках не скрывала, мотив был, но зачем же впадать в крайность? Если бы каждый давал такой исход своим чувствам, погром «творческих» работников во всех отраслях принял бы гигантские размеры. И Сейму пришлось бы ограничить дозволенную месячную норму похорон, как они поступили с дозволенной месячной квотой пациентов в лечебных учреждениях.

Ну, пациент, на то он и многотерпеливый пациент, возможно, и переждет, а вот покойник ждать не станет, сразу же протухнет.

То‑то возрастет у нас потребность в морозильных агрегатах…

***

Специальная контрольная комиссия ТВ проверила осененный преступлением свой тайный архив, но ни о чем не известило заинтересованную общественность. Оставалась надежда на пани Дануту.

Половина телевизионщиков перешептывалась о каких‑то секретных бумагах, которые преступникам удалось найти и унести, и большинство склонялось к тому, что это были договоры. По мнению пани Дануты они, во всяком случае, больше всего походили на договоры. А может, это были счета, расписки, но скорее всего договоры. И по мере активного обсуждения общественностью документы эти превращались в любые, вплоть до судебных приговоров о смертной казни, и касались любого, кого вздумалось называть обсуждавшим. В первую очередь звучали фамилии высокого руководства.

А специальная контрольная комиссия в лице комиссара Липовича отерла пот со лба и сделала доклад Гурскому.

О его реакции я могла кое‑что узнать от Магды.

Ко мне она прилетела разъяренная, намереваясь устроить мне скандал за то, что я наслала на нее ментов из‑за Яворчика, но как‑то сразу отказалась от мысли о скандале и даже от претензий вообще. Как только я сказала ей, что телефоны — ее, Петрика и Островского — сообщила в полиции безо всякой мысли навлечь на нее какие‑то подозрения, причем на первый план выдвинула Петрика, именно с него посоветовав полиции и начать. А потом Островского.

— Как же! — фырчала Магда. — У Петрика семейные обстоятельства, и его нет на работе, Островский же где‑то скрывается, вот они и вцепились в меня. Представляешь, я первой пошла на огонь!

— И что?

Вместо ответа она поинтересовалась — то, что у меня в руках, это еда для людей или как?

Внимательно оглядела то, что было у меня в руках. Подносик с колбасными обрезками, остаток макаронов в соусе, жареная рыба, о которой я напрочь забыла, и она находилась уже на грани съедобности. Все аккуратно разложено, аппетитно.

— Нет, это для кошек. Они любят такие закуски перед ужином, сейчас им отнесу. Для людей у меня приготовлен креветочный салат.

— Снижает вес?

— Идеально!

— Я не обижусь, если и мне ты малость уделишь. Нет, сюда я пришла не есть, а малость посплетничать, но менты отняли у меня время на завтрак, и теперь внутри так и подсасывает.

Не тратя времени даром, я поставила на стол салатницу, мисочку, положила приборы. Магда упорно худела. Не потому, что была слишком толстая, но как раз для того, чтобы не растолстеть. Одновременно принялась есть и рассказывать.

– Как ни странно, самым легким оказалось говорить о трупе Заморского, а вот о Яворчике… Вот где мне досталось! Уж они меня мучили, уж они на меня давили и так и этак, я уподобилась макаронине, по которой проехал дорожный каток, и опять проехал, и опять… Для меня Яворчик совсем посторонний человек, о нем я ничего не знаю, а они нажимают и нажимают. И чтобы им хоть что‑то сказать, мне пришлось перемыть косточки чуть ли не всему телевидению. Труднее всего было не затронуть архив и кассеты с Эвой Марш, вот и пришлось хвататься за кого попало! Впрочем, ничего особенно плохого я не сделала, и без меня на ТВ трепещут все на должностях повыше уборщицы.

Меня это в определенной степени встревожило, и к чему людей допрашивать, если Эва Марш в безопасности и вне подозрений, но потом сообразила, что не имею права так уж твердо этому верить, пока не получу от Ляльки подтверждения алиби Эвы.

— А они к кассетам проявляли повышенное внимание?

— Я бы не сказала. Просто затронули их, расспрашивая о Яворчике. А кроме того, я боялась как бы невзначай не упомянуть пани Дануту, чтобы не навредить ей, и, напрягая внимание в эту сторону, перепутала, что от кого слышала. Ужас!

— А что говорила Данута?

И тут я услышала красочное описание деятельности контрольной комиссии, закончившееся вынесение ем кучи подозрительных документов. Пани Данута, ясное дело, знала, что он выносит, расцвет бумажной вакханалии имел место лишь в сплетнях перепуганных сотрудников, передаваемых из уст в уста.

Магда же к этому отнеслась спокойно.

— Обычные искажения и извращения фактов, подделки, липовые договоры, некоторые совсем местного масштаба, другие масштабнее. Во всяком случае, он заинтересовался договором, в котором издали Эву Марш. Похоже, там был не только ее такой перекрученный договор, в котором права на произведения передаются издательству вопреки воле автора и за жалкие гроши или он вообще не извещен об этом. И ведь ни один автор не судился, у нас права человека на его творческие мысли приравниваются к дерьму, не мне об этом тебе говорить. Вспомни хотя бы Дышинского, бестселлер, вопли, безумная радость, а он заявил, что лучше голым изваляется в крапиве, чем прикоснется к этой гадости, наотрез отрекся! А ты сама? В цивилизованной стране за бесправное использование твоей фамилии ты бы получила миллионы возмещения морального ущерба!

— Не говори со мной на эту тему, — сказала я голосом, который наверняка несколько задержал катастрофическое потепление климата на нашей планете.

— Ладно, не буду, извини, пожалуйста. Но если бы ты только представила, как там все бурлит! И все начинают отказываться от всего, они ничего не видели, ничего не знают, они друг друга не знают. Паника страшная! И почти забыли, что все началось с Вайхенманна. Да, кстати, Вальдек Кшицкий чудом отделался легким испугом.

Я порадовалась за него и поспешила выбросить из головы гадость, которую он мне подстроил — не спросись, воткнул меня в рекламу какого‑то продукта. И попросила объяснить, каким же чудесным образом он отделался от полиции. Ведь вроде бы состоял в подозреваемых.

Магда растроганно вздохнула.

— А все любовь, моя дорогая, все любовь. Одного равнодушного секса наверняка бы не хватило. Он договорился о встрече с Вайхенманном на определенный утренний час и позабыл обо всем на свете. Был не в состоянии оставить свою девушку. Это самая новенькая из его невест, возможно, она не сразу на все соглашалась, так что это заняло время. Их мотель находился далеко от Варшавы, я забыла его название, но там подают шампанское, может, ты знаешь? Ну, и достигнув согласия, они не могли оторваться друг от дружки аж до полудня. Вальдус потом засомневался, садиться ли ему за руль, ходили слухи, что как раз на этом участке шоссе свирепствуют гаишники, но тут подвернулся знакомый с женой, они как раз разводятся, ну и забрал их… Этот знакомый всю дорогу ссорился с супругой и ехал, как хворая корова, тащился так, что гаишники их занимали за малую скорость, ну просто цирк, а главное, до Найхенманна добрался с кошмарным опозданием, одновременно с приездом полиции.

— Ты хочешь сказать, что сто километров он ехал четыре часа?

— Часов я не считала, слишком уж многого ты хочешь от меня. Во–первых, это будет немного больше ста, может, даже сто сорок, а во–вторых, в Магдаленке они увязли в какой‑то грандиозной пробке. Приехали, а их всех и задержали, они не успели сбежать. А у Вальдека не было ну никакой возможности пристукнуть шефа два часа назад, сама видишь, какое у парня замечательное алиби, и даже гаишники на шоссе подтвердили.

— Ну и замечательно, а то я за него немного переживала, такая уж у меня чувствительная душа, ничего не поделаю. А что еще говорила пани Данута? Что еще у нее забрал контрольный полицейский?

— Общественность считает — кассеты с Эвой Марш.

Не понравилось мне это. Я сама охотилась за кассетами Эвы Марш. Но если это правда и наслаждается ими полиция, а не убийца, возможно, мне удастся как‑то заполучить их через Гурского.

— Может, хотят просмотреть, — проворчала я. — А на кой? Бедняги, еще разболеются…

— И пускай, это будет наказание Господне за то, что на меня давили, — злобствовала Магда.

— И все равно радуйся, что ты не знала того, о чем я теперь знаю, иначе так легко не отцепились бы от тебя.

— А что?

— Тебе свалился бы на голову еще и последний труп.

Вздрогнув, Магда уронила вилку.

— Ну, зачем пугаешь меня? Ты имеешь в виду того, Мартусиного? Поренча? А он при чем? Ага, а что ты знаешь теперь?

— Перейдем в гостиную, там приятней общаться. И вид приятнее. Да и надо проверить, что слопали кошки, наверняка начали с рыбы. А знаю вот что, причем безо всякого сомнения: Яворский только то повторял, что ему велел говорить Поренч.

Затаив дыхание, слушала Магда несколько видоизмененное сообщение пани Вишневской. Мне пришлось следить за собой, чтобы не слишком выставлять на первый план папочку, ведь личная геенна огненная Эвы Марш — ее сугубо личное дело, незачем разглашать ее на весь свет. Да и вообще, Поренч мог распускать язык без удержу, не обязательно сплетничать лишь Яворчику и папочке.

— А все зависть! — верно заметила Магда. — И не скроешь, во все стороны стреляет новогодними фейерверками! Ты посоветовалась уже с каким‑нибудь умным человеком? С Петриком, например? Да и с Островским не мешало бы…

Не знаю уж, что навело меня на мысль о ее драгоценном Десперадо, вроде бы мы его никаким боком не затронули. А я все же спросила без всякой задней мысли:

— Если не ошибаюсь, ты должна была уехать? Что там с твоим парнем? И едешь ли ты, в конце концов, в свой Гданьск или нет?

Магда вдруг отвернулась от меня, словно ей надоело смотреть на такую бестактную особу. И каким‑то деревянным голосом произнесла нечто непонятное:

— Я еще радуюсь, когда хоть кому‑нибудь где‑нибудь нужна.

А сама уставилась неподвижным взглядом на какой‑то непонятный сорняк, выросший перед террасой. Давно полагалось бы его выдернуть, да мне было интересно, что из него получится. А он рос и рос перед самой террасой, заслоняя вид на весь сад.

Что ж, вроде бы все понятно. Я была уверена, что никакого сорняка она не видит, мысли заняты своим, чем‑то неприятным. Вот оно что… Но я решила идти до конца, чтобы не осталось никаких недомолвок

— А как же твой мексиканец–техасец?

— Он там.

— И не торопит тебя? — спросила я напрямик, отказавшись от дипломатических тонкостей. Магду я знала, она не из беспомощных лилий.

Вот и теперь, встряхнулась и отвела взгляд от сорняка.

— Ладно, чего там, тебе скажу. Только очень прошу — никому!

— Был у меня где‑то мегафон, да лень искать. Валяй!

— Вообще‑то дело не в нем, просто я изменила свои взгляды. Да, он восхитительный самец, огонь–парень, но нельзя всю жизнь играть с огнем. Признаюсь, хотелось испытать пару раз несколько восхитительных минут, может, хотелось бы и продлить эти минуты, но что‑то такое, знаешь! — надоел, что ли… А в его постоянстве я и с самого научала не была уверена. Был он тут в Варшаве, и выяснилось — женат. А у меня женатики уже в печенках сидят, не люблю я этого, и меня сразу как‑то заморозило, что ли… Нет, ни о какой депрессии и речи быть не может, но отвратило от него. Напрочь. Похоже, я вышла из себя и позволила себе больше, чем следовало. Оказывается, я совсем не гожусь для таких… отношений, а я думала — гожусь.

И тут ход моих мыслей приобрел логичность и ясность. Я тихонько произнесла:

— Островский.

Магда развернулась ко мне всем телом, и даже вскрикнула от неожиданности.

— А ты как догадалась? Неужели так видно?

— Нет, просто флюиды. Ведь у вас взаимно…

— И не заикайся о взаимности! Не стану тебе рассказывать всего в подробностях, но Адам занозой застрял в моей биографии.

— Из этого следует, что вы давно знаете друг друга?

— Больше десяти лет. Я его годами не видела, мы совсем не встречались, и вдруг встретила его тут, у тебя. Не знаю, хочется ли мне, чтобы все снова вернулось…

Она как‑то совсем поникла в кресле.

Я тактично промолчала, хотя и дураку ясно, что оно уже вернулось. Дело тонкое, и я не знала, как себя вести, ведь мне же было яснее ясного — Островский во всю гравитирует к Магде, это прямо в глаза бросается. Мое же вмешательство не всегда бывало удачным. Может, в данном случае самым разумным будет промолчать.

— Я бы предпочла хоть что‑то услышать от тебя, — жалобно произнесла Магда. — Ты так страшно молчишь…

— Потому как изо всех сил стараюсь подавить в себе бесцеремонность и нахальство, — вежливо пояснила я. — Есть у меня такие врожденные черты, гены, должно быть, которые меня же не раз доводили до беды, вот и не хочу проявить по отношению к тебе то, что было бы мне неприятно в других по отношению ко мне. И бывало, что услышавший о неприятном для него мой собеседник внезапно срывается с места и с проклятиями покидает мой дом — уши его бы не слышали! В Островском я не заметила склонности покинуть меня и с проклятиями выскочить, так что и не знаю…

Скрючившаяся в кресле и уронившая голову на руки Марта вдруг развернулась и села нормально, лицо ее порозовело.

— Ну вот, я всегда считала, что ты поможешь человеку выпрямиться! Но может, на него так повлиял труп Заморского?

— Может, и труп. Островский журналист, а журналисты, пренебрегающие трупами, недостойны своей профессии.

Довольно долго мы дискутировали на эту тему, но все же решили, что труп здесь ни при чем, фамилию Заморского Магда назвала позже, а начала она с кальвадоса. Это было первое, что она назвала. Труп был потом.

— И вообще, в том, что ты пришла ко мне, не было ничего необычного, ведь ты же не вернулась из какого‑то длительного путешествия, скажем из ЮАР…

— Да, но меня выперли с «двойки»! — напомнила Магда.

— Ну и что? Разве я принимаю только представителей государственного телевидения? А мне казалось, как раз наоборот.

— Ладно, допустим, ты права. Так ты думаешь, что он… О боже, я скольжу рядом с темой, как на обледенелом шоссе, лучше скажу прямо. Ведь сейчас вот я верчу–кручу, а собиралась прийти к тебе поговорить серьезно и начистоту, надо же мне с кем‑то поговорить. Все же я здорово напереживалась. Давно я его не видела…

Такси у нас имеются, без проблем. Так, а насчет еды? Хорошо бы продукт стоял перед носом и не приходилось бы то и дело бегать в кухню, копаться в холодильнике. Красное вино и коньяк, пусть будет и одно и другое… ведь красное вино под креветки не идет, так что коньяк обязательно…

И Магда, похоже, вспомнила о такси, потому что не стала возражать.

— Если честно, то я почти решила остаться с моим Десперадо, пусть будет такой роман, с приходящим, ему, я поняла, так удобнее, а я… знаешь же, что я не замыкаюсь на чем‑то одном, готова рассмотреть и другие предложения… Жена… ну что ж, пусть будет жена, мне есть чем заняться. И тут вдруг появился Адам, и во мне все перевернулось.

Вздохнув, Магда отпила глоток коньяка, посмотрела на сорняк, в поле ее зрения попал кот — он уставился на нее, должно быть, морально поддерживал.

— Мы любили друг друга, — почти сухо заявила она. — И что касается меня, то оказалось, это чувство не безвозвратно.

— С его стороны тоже, — еле слышно произнесла я, но Магда услышала.

— Может быть, — согласилась она. — Но сила этого чувства слабее. Для него жена — самое главное, я могу занять лишь почетное второе место. Знала бы ты, как меня тошнит от этих почетных мест!

— Была, — еще тише заметила я.

— Что «была»?

— Жена, говорю, была…

— Брось, он мне тоже в свое время заливал, но все это псу под хвост, развод исключается, видите ли, ребенок, То, другое, третье, нашел себе отдушину в моем лице, да я не захотела и порвала. Опять же, если честно, может, сейчас и жалею об этом, осталось же во мне чувство к нему, что‑то там, в середке, трепыхается, вот я и захотела выговориться и чтобы ты послушала. Ты хорошо слушаешь. Или одно, или другое.

А если Островский за это время нашел себе еще кого‑то? — мелькнула мысль. Но что‑то говорило — нет.

И я отважно сообщила:

— Он развелся.

Магда пожала плечами.

— Теоретически? В настоящий развод не поверю.

— А ты поверь. Развелся практически. По закону.

Магда наконец оставила в покое сорняк и кота и повернулась ко мне.

— А ты откуда знаешь?

— Сама видела.

И вдруг меня осенило.

— Так ведь он специально копался в своей папке, чтобы уронить мне под стол свое свидетельство о разводе! Фотография Яворчика, тоже мне важность, нужна она мне как дыра в мосту — я бы не пережила, если бы ее не видала? Вот видишь, как я поглупела из‑за этого проклятого мора паразитов!

Магда не на шутку встревожилась.

— Иоанна, ты в порядке? Что‑то такое плетешь…

— Я говорю о разводе Островского. Он специально копался в своей папке с бумагами, чтобы будто нечаянно уронить мне под стол постановление о разводе, знал ведь, что я тебе расскажу.

— А я тебе все равно не поверю! Он мне пятнадцать раз обещал — вот, уже развожусь, и шиш! Она стояла стеной, ни за что не хотела развода, прикрывалась ребенком, а ребенок уже студентом стал, и такой он был благородный, что я не выдержала, просто мутило! Вот мы и разошлись. Погоди, говоришь, сама видела эту бумагу? Потерял ее специально?

— Ну да. Я же тебе сказала. Постановление о разводе… нет, не так, признание вступившим в силу постановления о разводе, что‑то в таком духе.

— Думаешь, настоящее? Не фальшивка?

— Печать суда я видела ясно. И еще какие‑то печати. Слишком много для подделки. На дату не посмотрела. Даже если вчерашнее, то все равно действительное.

И тут я вспомнила — ведь Адам же отвозил Магду на своей машине в тот день, когда она нам тут рассказала о трупе Заморского.

— О чем же вы тогда говорили? Ты что, из машины его сбежала?

— Нет, он высадил меня на стоянке машин в Виланове, я вышла нормально. Да и вообще при встречах мы официально разговариваем друг с другом, вроде как поддерживаем знакомство, что же тут такого?

— И он даже не упомянул тогда о разводе?

— Не осмелился. Никаких личных тем, вот о трупах можно поговорить, замечательная тема.

— А он не подумал, что у тебя уже кто другой завелся?

Магда взглянула на террасу, где уже сидели три кошки, и внимательно оглядела свой бокал.

— Вино все же легче пьется, — вздохнула она. — Коньяк какой‑то предательский. Знаешь, я сделала все, что могла, чтобы он в этом уверился. И думаю, поверил.

Я замолчала, тоже глядя на кошек Потом произнесла речь:

— На то человеку и дан рот, чтобы он им пользовался. Для взаимопонимания. Особенно когда люди говорят на одном языке. Можешь передать Островскому эту мою глубокую мудрость.

— Сама ему передай. Слушай, ты и в самом деле думаешь, что он тогда нарочно уронил под твой стол эту бумагу? Чтобы ты мне передала? Расскажи, как это происходило.

Пришлось повторять еще и еще раз. Несложное происшествие занимало нас так, словно речь шла о страшном пожаре или каком‑нибудь катастрофическом явлении природы. Но, повторяя одно и то же, я старалась сохранить объективность, не высказывая своего мнения по данному вопросу. В конце концов, Магда и Адам взрослые люди — им решать. И опять все сначала.

Спас меня телефон.

— Есть чем писать? — спросила Лялька. — Тогда записывай. Первая дата, если не ошибаюсь, Вайхенманн. Она заночевала в мотеле под Парижем, не сезон, так что место нашлось. Отель при казино. И только на следующий день приехала в Париж. По дороге заправлялась, расплачивалась карточкой…

Проклятая шариковая ручка с трудом писала, и я кое‑как нацарапала на обратной стороне какой‑то официальной бумаги все, чем занималась Эва Марш во время всех очередных убийств. И с каждой записью легче становилось на сердце, но тут выяснилось, что на Поренча у нее нет алиби. Ее никто нигде не видел.

— А сама она что говорит? — нервно спросила я. — Где она тогда была?

— Говорит, что сидела дома, и все. То есть в гостинице, снимает комнату в дешевенькой гостинице в Терне, вместе с ноутбуком они кое‑как там помещаются.

— И целый день ничего не ела?

— Пока убирали комнату, выскочила в ближайшее бистро. Так что уборщица ее тоже не видела.

— Но могла видеть мокрое полотенце в ванной, мокрое мыло…

— По словам Эвы, баба несообразительная, вряд ли обратила внимание на такие вещи, и неизвестно, запомнила ли их. Так что алиби очень сомнительное… Знаю, знаю, все сомнения толкуются в пользу обвиняемого, не трудись разъяснять. А фамилия ее Хенрика — Вежбицкий, она позволила мне дать тебе номер его мобильника, записывай… Но о нем никому ни слова до тех пор, пока все не успокоится и она сможет вернуться.

— А как она прореагировала, когда ты ей рассказала то, что я тебе рассказала?

— Сначала долго молчала. А потом наговорила столько, что мне пришлось бы тебе повторять до вечера, тем более что у меня сразу возникли комментарии. Знаешь, у нее такие странные и… ужасные подозрения, она так и не смогла их выговорить, знаю, о чем ты подумала, ее Хенрик тут ни при чем… По профессии? Адвокат он, специалист по гражданским делам.

Почему такой адвокат не мог совершить убийства ради любимой женщины, я не поняла, но расспрашивать пока не стала и даже не пыталась в это вникать. Мне хватило твердого подтверждения алиби Эвы почти при всех убийствах. Однако вспыхнула опять искорка беспокойства из‑за Поренча. Холера! На ее месте я бы сама его пришила…

Лялькин звонок несколько сбил меня с Магдиных проблем, и об Островском я забыла.

Магда, разумеется, уехала от меня на такси.

***

Адвокат Хенрик Вежбицкий излучал спокойствие. Было в этом человеке что‑то такое умиротворяющее. Он из тех, кто во время бушующего пожара скажет: «У нас нет иного выхода, как прыгать из окна. Ничего, что шестой этаж. Прошу вас, господа, без паники, спокойно, по очереди, и все будет хорошо». И все послушно, чуть не задыхаясь от дыма, становятся в очередь и один за другим сигают вниз. А что самое смешное, ведь и вправду все приземляются целыми и невредимыми. И вообще, в присутствии таких людей все кончается хорошо. Непонятно, как они этого добиваются, но таким людям просто нет цены в нашей жизни.

А к тому же он умен и очень хорош собой.

Встретилась я с ним в маленьком кафе своего Виланова еще в этот же вечер. Мне просто необходимо было что‑то сделать, а я, как нарочно, никого не могла заловить — ни Петрика, ни Островского, ни Миськи, ни тем более Гурского. Только один адвокат Вежбицкий отозвался в трубке телефона, и оказалось, что он как раз выходит из дому, чтобы встретиться с клиентом метрах в двухстах от упомянутого кафе.

Я оказалась там через четыре минуты, возле моего дома как раз не было пробок.

Кафе мне нравилось по двум причинам. Во–первых, там подавали хороший кофе. А во–вторых, два столика стояли на улице под тентом, так что можно спокойно поговорить.

Пан адвокат подкрепился кофе с явным удовольствием. И он же начал разговор.

— Откуда у вас такой интерес к этому делу? — мягко поинтересовался он. — Насколько мне известно, вы с Эвой не знакомы. Эва давно хотела с вами познакомиться, но как‑то все не получалось, и, уверяю вас, она была бы в восторге, узнай о вашем интересе…

Я сразу же оборвала этот версаль.

— Уже знает! А что я о ней думаю, я уже несколько лет назад не только высказывала вслух, но и писала пару раз. Наше знакомство получилось как‑то так через Ляльку. Эва Любит Ляльку со школьных времен, а я тоже дружу с Лялькой. Эвины неприятности нас обеих взволновали, и в результате Лялька настроила меня… уговорила… нет, просто после общения с ней я решила вплотную заняться Эвой. Впрочем, сейчас мне некогда вдаваться в подробности, да и вы торопитесь, как‑нибудь расскажу вам обо всем подробнее. А сейчас мне надо срочно заняться делом.

— Понятно, — отреагировал Вежбицкий. — Из сказанного я понял, что место пребывания Эвы стало известно…

— Кому как, — опять перебила я адвоката, не дав договорить. А что делать? Но я постаралась проявить максимальную вежливость, извинившись. — Известно лишь мне и Ляльке, но даже в разговоре мы ни разу не назвали гостиницу, где проживает Эва, а в том районе Парижа гостиниц — что муравьев. Я сама в последние годы жила там в восьми. И очень скоро, надеюсь, кроме нас двух о месте проживания Эвы узнает полиция в лице самого замечательного своего представителя и самого порядочного, который тоже оставит эти сведения при себе. Он должен знать все об Эве, иначе у него будут связаны руки и скованы мысли.

— А почему вы лично так заинтересованы в правильном разбирательстве данного дела?

А он неглуп и уловил самую суть!

— По двум причинам, — объяснила я. — Первая не столь важна. Видите ли, об меня ноги вытирают, а мне интересен сам механизм ненависти, это единственное, что может направить подозрения на меня. Вторая же касается в значительной степени Эвы. Ликвидация пиявок, паразитов, короче, беспозвоночных, высасывающих жизненные соки из литераторов. Вы не заметили этого?

— Откровенно говоря…

Тут адвокат сам вдруг замолчал, я ему не мешала говорить, а он как‑то особенно внимательно принялся разглядывать меня. Уверена, не моя красота вдруг его сразила. Из дома я выскочила, как была, не причесав всклокоченные волосы, не припудрив наверняка блестевший нос, в домашних шмотках, как назло, на которых изображена реклама всевозможных спиртных напитков. И в тапках, что заметила только что, взглянув на свои ноги. Ну и пусть, у меня же не было цели отбить у Эвы поклонника!

При мысли, что в таком случае интерес в собеседнике возбудил мой интеллект, доставил мне истинное удовольствие.

— Ну! — без зазрения совести подогнала я пана адвоката. — Уж позвольте себе!

Не сразу, подумав, адвокат признался:

— Я принимал во внимание и такого рода мотивы. Правда, лишь в весьма ограниченных размерах, ибо в принципе они были лишь у Эвы. В ее невиновности я был абсолютно уверен. Так что виновным должен оказаться кто‑то другой, который пострадал точно таким же образом. А что, такие особы имеются?

Меня так и подбросило на стуле, и я прошипела разозленной змеей:

— Вы сумели оценить Эву Марш, так что, если теперь на коленях станете заверять меня, что вы пустоголовый идиот, безмозглый олух, лопоухий недоучка, чурбан и вообще кретин, я вам не поверю! Ведь невозможно, чтобы вы с детства ничего не читали, книг в руках не держали, в кино не ходили, телевизор не смотрели. И даже если вы за Хемингуэем света божьего не видите, так ведь его тоже испаскудили. Уж на что я его не люблю, а нюансы в экранизациях его творений просто в глаза бросаются. Гомер? Вы что, так и не разобрались, с кем тут у нас расправляются? Под нож идут пиявицы ненасытные, высасывающие всю душу из лучших литературных творений человечества! «Великие режиссеры», разбогатевшие на вдохновении истинных гениев, нажившиеся на чужом таланте! Покойный Диккенс им уже ничем не опасен, он просто ничего не может им сделать, но те, кто еще жив, могут. Я все никак не соберусь подсчитать литераторов, которым эти паразиты испортили всю жизнь, но подсчитаю. Вы хоть знаете, что после этого телевизионного дерьма резко упала читаемость Эвиных книг? Знаете? А сколько таких, как Эва, свалились подкошенными? А другие, получив обухом по голове, бросили писать? Так знаете вы об этом или нет?!

— Значит, все‑таки…

— Да, все‑таки! И что?!

На сей раз адвокат замолчал надолго. И опять осторожно заметил, что, несмотря ни на что, такая сильная реакция все же редкость.

— Почему‑то убийство ради денег у нас никого не удивляет, — парировала я. — И ради карьеры тоже.

— Вот именно! — подхватил адвокат. — И меня меньше бы удивила обратная ситуация, то есть убийство автора, который не желает продать свое произведение для экранизации. А режиссер или там сценарист предвидит грандиозные барыши, уже со всеми договорился, и теперь препятствием у него на пути становится лишь автор. И еще, когда я вот так рассуждаю, мысленно убивая бездарных постановщиков, автор как бы наказывает их даже не за намерение, а за их бездарность, неумелость, даже небрежность в работе.

— Не исключено, и чтобы уже никогда больше не допустить такой небрежности и бездарности по отношению к талантливым первоисточникам. И сдается мне, пан адвокат, что вы сейчас мне немножко навешали на уши лапши, ведь вы наверняка что‑то такое подозревали, когда заставили Эву покинуть Польшу. Боялись, что станут ее подозревать? Ну, признайтесь же!

Теперь адвокат ответил сразу, не раздумывая.

— Раз уж вы столько знаете, нет смысла мне скрывать остальное. Не хотелось бы, чтобы добрые намерения предстали в искаженном виде.

— А могли бы! — безжалостно добавила я, решив уж идти до конца. — Ведь можно предположить, что Эву вы отослали в безопасное место, чтобы самому их прикончить!

Пан адвокат не потерял хладнокровия и не уронил чашечки с кофе, хотя рука его предательски дрогнула. Пристально глядя на меня — не шучу ли? — и поняв — отнюдь, он возразил:

— А вот тут вы ошибаетесь. Я говорю только о случае с Эвой. Не знаю, как далеко простирается ваша осведомленность, но тогда по всему фронту началась яростная кампания против Эвы, ей мешали во всем, подставляли подножку, не давая и шагу ступить, и всячески стараясь испортить ее имидж. Что оставалось делать? Нервное состояние ее дошло до того, что она не только писать — спать и есть не могла. В ней развилась какая‑то болезненная склонность ото всех скрываться и вообще бежать на край света. Но мне представлялось, что прежде всего следует изолировать ее…

— Поренч! — вырвалось у меня.

Похоже, пан адвокат уже несколько приспособился к моим убийственным познаниям, поскольку на этот раз очередной мой залп выдержал относительно спокойно.

— И не только, — добавил он. — Отослав Эву в безопасное место, я сам, и, уверяю вас, безо всяких убийственных намерений, решил хорошенько разобраться в причинах такой агрессии против Эвы. Теперь вижу, что вы, уважаемая пани, могли бы значительно пополнить собранные мною сведения.

— Но только с разрешения Эвы! — заявила я. — Мне ведь не известно, в какой степени она ознакомила вас с тем, что ей пришлось пережить, так сказать, внутренне. По себе знаю — иногда до того муторно, хоть вешайся. И даже самой себе трудно в таком признаться. Может, ей не хотелось так выворачиваться наизнанку, особенно перед мужчиной.

— А ей и не надо! Простите, вы знаете ее… родителей?

— А вы знаете? Лично?

— Имел удовольствие один раз…

— Странное у вас понятие об удовольствиях, пан адвокат… И сдается мне, вы и без меня уже достаточно знаете. Фирма «Поренч и папочка» была в состоянии прикончить стаю крокодилов. У меня же с самого начала создалось ощущение, что Эву Марш затаскивают в омут, и, похоже, ее гонители не знали, что ее нет в стране. Она уехала без лишнего шума?

— Я бы даже сказал — украдкой.

— Вот это правильно вы сделали. А чего вам еще не хватает?

— Конкретных фактов профессионального плана. Хотя бы таких: каким образом ее несомненно талантливые произведения превратились в невыносимо пошлые подделки? Ниже всякого допустимого уровня! Ведь насколько мне известно, она лично принимала участие в их написании, в договорах речь велась о соавторстве, так как же получается, что написанное превращается в свою противоположность? Я, естественно, предложил ей подать в суд гражданский иск, но она когтями и зубами отталкивала его, заявляя, что «меня просто публично выпотрошат», так она выразилась.

Я стала кивать головой еще на середине адвокатского высказывания, так под конец его голова у меня чуть не отвалилась.

— И она права! Поймите же, она внутренне самодостаточна, и умственно, и творчески. Любое сотрудничество с кем‑то, любое партнерство ей только мешает. Заставляет вводить изменения, которые она не предвидела, и инициатива партнера никак не укладывается в ее литературный замысел, а ее идеи вызывают критику партнера. Он бесцеремонно корректирует ее текст, вносит поправки, в корне искажающие первоначальный замысел. Поймите, это не работа, а мука! И если она все же настоит на своем, никакой гарантии, что это останется в конечном варианте. Чаще получается все наоборот, и у автора опускаются руки. Кому пожаловаться, как доказать? Неужели вам самому, пан адвокат, никогда не приходилось иметь дело с режиссером, который по–своему претворяет созданный автором образ?

— Лично никогда.

— А интервью? Неужели вам не выпадало такое счастье? Вот вы даете интервью, что‑то там говорите, а журналист переделывает все на собственный лад, как ему правится.

— Я не даю интервью.

— Так закажите благодарственный молебен, — мрачно посоветовала я. — Это как раз тот случай. Тактичность, деликатность, нюансы — все оборачивается примитивом. Вот, скажем, автор пишет, что героиня сидела рядом и изредка несмело касалась его локтем. Режиссер же бросает героиню ему на колени и крутит смачную порнографию. И как вы объясните суду, что имели в виду нежные чувства, а не сексуальное пособие для распалившихся подростков? Какой суд в состоянии понять ваши претензии? Или, опять же, вы утверждаете, что проверяли знакомства героя, .а журналист заявляет, что вы позабыли о клиенте и занялись посторонними лицами?

Вежбицкий внимательно слушал. Кажется, с пониманием.

— Разумеется, мне приходилось сталкиваться с таким подходом, — признался он. — И не только при чтении Хемингуэя. Допускаю, что некто, доведенный до отчаяния такими искажениями, мог решиться на месть…

Но я уже понеслась:

— И не только автор художественного произведения, страдает и сценарист. Режиссер берет его сценарий, выхватывает сюжет, а все остальное переделывает на свой лад. Ведь режиссер — первый после Бога, больше никто не смеет и слова сказать, пригасить разошедшегося режиссера можно лишь деньгами, тогда он согласен отказаться от своих идиотских идей, но это бывает еще хуже, потому как обнажается дно — его полная творческая импотенция. Нет, у нас есть, конечно, и хорошие режиссеры, есть и просто замечательные. Я говорю о паразитах–пиявках. О «великих художниках» с пустой головой, кровопийцах, разжиревших на высосанных жертвах!

— Очень образно. Вы, пани Иоанна, весьма доходчиво формулируете свои выводы. Признаюсь, и Эва говорила нечто подобное, только другими словами. А мне удалось выяснить, что упомянутый вами Флориан Поренч очень ловко и умело вредил ей в общественном мнении и при каждой встрече преподносил какую‑нибудь неприятность. А он очень старался эти встречи организовать…

Я не выдержала.

— Хватит, давайте уж говорить прямо, к черту дипломатию! Ведь он давно жил в одном доме с ней, вы не могли не знать об этом. Как же допустили до этого? Он подружился с ее родителями?

Мне очень хотелось услышать, что Вежбицкий знает об этом. А тот как‑то заговорщически осмотрелся, обнаружил, что нас никто не подслушивает, а сквозь окно видно буфетчицу за стойкой, жестом попросил у нее еще чашку кофе и наклонился ко мне.

— Да, я хотел обратить на это ваше внимание…

— Нет необходимости, — опять невежливо перебила его. — Я охотно беседую с любопытными бабами. Знала ли Эвина семья ее адрес, — вот что интересно, ведь Поренч только с ему известной целью мог и скрыть его от папочки…

— Из вашего вопроса следует, что в агрессивной кампании против Эвы вы чувствуете и руку ее отца?

— О, и вы тоже?

— Да, и безо всякого сомнения.

— Но о том, где она живет, он узнал, кажется, лишь совсем недавно?

Пан адвокат, поколебавшись, решил, что все же может выдать мне эту тайну. С проживанием Эвы после ее бегства от родителей все не так просто. Сначала она жила в квартире мужа, после того, как они развелись и он уехал из страны. И тут совпали во времени знакомство с очаровашкой Флорианом, экранизация ее книг и проклятый сценарий — все это заняло около двух лет, после чего она, воспользовавшись пребыванием Поренча в Кракове, сделала попытку освободиться от него, исчезнуть из поля его зрения и заменила свою квартиру на ту, что на улице Винни–Пуха. А он тоже поселился в том доме, совершенно случайно, о чем она не имела ни малейшего понятия, и почти три года они не общались. Фамилия Седляк Поренчу ничего не говорила, а они как‑то не встречались, хотя жили на одной лестничной клетке и пользовались одним лифтом. Но счастье не длится вечно, Поренч ее обнаружил, плясал от радости, а Эва впала в панику.

И не нашла ничего лучшего, как не появляться в собственной квартире, и ютилась где придется, из чего можно сделать вывод, что боялась появления отца. Вежбицкий был знаком с ней со времени ее бракоразводного процесса, хотя сам в нем не принимал участия, просто познакомился с Эвой. И сдается мне, влюбился в нее с первого раза и навсегда.

Тут я наконец первый раз внимательно оглядела адвоката и пришла к выводу, что на месте Эвы восприняла бы этот факт как великую милость судьбы. Надеюсь, она так и сделала.

Воспользовавшись подвернувшимся случаем, я попыталась выяснить у Вежбицкого кое‑что из непонятных для меня ложных измышлений Поренча, которые он неутомимо вдалбливал в головы Мартуси, Яворчика, а главное, отца Эвы. Тут меня малость сбила с толку сплетница–соседка своими измышлениями, поэтому я принялась думать вслух, напрочь позабыв о всякой необходимости соблюдать осторожность.

В жизни не встречала я человека, который слушал бы меня так внимательно, как адвокат Вежбицкий. И когда я закончила, задумчиво продолжил:

— Состояние Эвы было ужасным. Она боялась выходить на улицу, не спала ночами, вздрагивала от каждого звонка в дверь. Это было не просто нервное расстройство, боюсь, нечто большее. И знаете, она стала искать спасения в работе. Принялась писать, но публиковать своих писаний не собиралась. Я читал, это было прекрасно! А она боялась издательств. Мне же казалось — любое издательство, любой журнал схватили бы ее вещи обеими руками, так они были хороши. Да она и сама это понимала, и как‑то призналась мне, что боится успеха. Даже собиралась сменить псевдоним. Но было в ней и упорство, и какая‑то непонятная мне сила. То есть физически она совсем ослабела, но творчески была тверда — я это я, и точка! И вот так сама себя загнала в замкнутый круг. И если бы мне пришлось кого‑то убивать… хотя нет у меня таких склонностей, — то только этого Флориана Поренча.

— На вашем месте я бы нашла и вторую цель, — выпалила я, не успев удержать язык за зубами. — Нет, нет, я ничего не говорю, меня всегда считали малость ненормальной, пусть так и остается.

— Вы — прелесть, пани Иоанна, — произнес торжественно Эвин поклонник.

А у меня в голове все время вертелось то, что я услышала от пани Вишневской и что должно быть учтено. К этому прибавлялось услышанное от Ляльки. И я вдруг пожалела, что не могу раздвоиться, тогда вторая я смогла бы пообщаться с Гурским, тут уж наверняка мы бы пригодились друг другу и достигли бы грандиозных успехов.

А вслух я торжественно заверила пана адвоката, что самым великим и мудрым его жизненным деянием была отправка Эвы за пределы Польши, к чертям собачьим. Ничего не поделаешь, у меня нет другого выхода, как ознакомить со всеми этими нашими тонкостями одного мента, и вам придется с этим согласиться. Да, а как сейчас обстоит дело с Эвиным папочкой? Он вроде бы отбыл на лечение в санаторий, ревматизм у него. Вы знаете, в какой санаторий?

— Понятия не имею, я лишь от вас узнал об этом, как‑то не придал значения… Мне надо узнать?

— Нет, он уже должен скоро вернуться. Холера, будь я на тридцать лет моложе!

Оглушив напоследок адвоката этим выкриком, я наконец оставила его в покое.

Еще не доехав до дома, я из машины позвонила Мартусе по мобильнику, позабыв, что ее телефоны прослушиваются.

— Мартуся, слушай, ты должна сказать мне правду! Ты убила этого подонка или не ты? Если ты — признайся, мне просто до смерти надо знать, а от меня ни одна душа не узнает, ты же знаешь, мне можно верить. Так ты убила его или не ты?

— Нет! Христом Богом клянусь, на коленях, вот те крест — не я! Почему тебе так надо, чтобы я его убила? Ведь знаешь же, я по природе брезглива, такие вещи не для меня. Езус–Мария! Потому что он мне портит все мое расследование! Я бы распутала все эти убийства, все доказала. Если бы не этот подонок. И если ты — у меня все получается, а если нет — рухнут все мои построения. Говори правду, не то вообще не хочу знать тебя!

Что‑то грохнуло в мобильнике — не иначе, Мартуся плюхнулась на колени. И точно. Послышался жалобный голос.

— Вот, на коленях клянусь — не я! Хочешь, поклянусь». чем бы таким… Да, пусть у меня до конца жизни будут болеть зубы, если я тебя обманываю! Не убивала я этого гада ядовитого, пусть у меня рука отсохнет! Я ведь даже его паршивый труп в глаза не видела! Клянусь жизнью моей собаки и моих кошек — не я!!!

Ну, это решает дело. И выходит, во всем этом нет ни малейшего смысла.

* * *

Факс от Гурского я нашла на полу. Это мое устройство как‑то так действовало, что присылаемые мне информации, обретя вид распечатки, непременно соскальзывали с чуда техники и, описав полукруг, плавно приземлялись под письменным столом, становясь совершенно незаметными.

Ясное дело, до этого я позвонила, намереваясь устроить скандал, даже несмотря на то, что не застала Гурского, но не успела — секретарша поспешила сообщить мне, что факс отправлен. Эта особа добавила, даже с некоторой обидой в голосе, что факс отправляла она лично и сделала это уже несколько часов назад.

Ну, тогда я заглянула под стол.

Целый список. Даже в алфавитном порядке, со всеми данными — некоторые из них, я знала, являлись секретными. Только вот какие? Место рождения? Адрес проживания? Место рождения пусть остается государственной тайной, кому оно нужно, но вот актуальный адрес бывает очень даже необходим, иначе как, например, договориться с человеком о встрече? Договорилась я встретиться с журналистом, а куда ему приезжать — секрет, тайна за семью печатями. Образование? От кого его утаивать? От будущего работодателя? Разве что в том случае, если у меня диплом садовода–огородника, а я претендую на место технического директора аэропорта. Имена родителей?.. А, я боюсь расистов, потому что мою мамулю звали Мба Ву Пси… Но не в том случае, когда потомку Мба Ву Пси достаются в наследство золотые копи…

Все это пронеслось в моей голове, пока я вылезала из‑под стола. Я жадно набросилась на список, начала от какого‑то Антония Болончика, но до последней фамилии не доехала, резко застопорившись где‑то в середине перечня.

Оказывается, в Буске лечился от ревматизма Дышинский, мой хороший знакомый, прекрасный, серьезный писатель, увенчанный многими наградами, тот самый, который предпочел скорее голышом изваляться в крапиве, чем судиться с телевидением, отстаивая свое доброе имя и честь. Правда, после того как на телевидении испоганили его лучшее произведение, он поклялся, что бросит писать, но наверняка все равно не переключился на угон автомашин.

Задержавшись на нем и как следует поразмышляв, я поехала дальше и где‑то в самом конце списка наткнулась на супругов Выстшик.

Ромуальд и Ядвига Выстшик. Постоянное место проживания: Варшава, улица Чечота. Родители Эвы Марш. И многие лица из полицейского списка оказались связаны невидимыми нитями. А некоторых я связала в своем воображении, очень уж напрашивалось. Если, допустим, пан Выстшик крадет машину у этого, как его… Я заглянула в список… Ага, Маевского, жена которого содержит пансионат в Буске… А Маевский лежал в гипсе… И вообще, все они уже старые трухлявые пни. Кстати, Дышинский тоже, выходит, живет в Буске. Но Выстшик, так же как и Дышинский, не очень то годился на роли угонщиков автомашин.

И вообще, чего я так привязалась к той автомашине на Чечота? Может, просто кто‑то приехал по делам к Поренчу. Правда, тот уже наверняка был в Кракове, а Эва обосновалась во Франции, так чего я прицепилась к несчастной автомашине? Машина Маевского, это полиция установила, Маевский с супругой проживает в Буске и лежит в гипсе. Ну и что, Маевский мог кому‑то одолжить машину, а полиции не признается, потому что он не хочет называть человека. Почему — его дело, может, у него и есть на то основания.

Вот интересно, как выглядит ревущий подонок. Кто его знает? Ну, Поренч, но того уже не спросишь. Парень Миськи, Петрик! Ведь орущий отец Эвы — его крестный. Должен же он знать своего крестного! И знает, разумеется, пани Вишневская.

Ах, какая жалость, телефона Петрика у меня нет, вот шляпа, не догадалась раньше о нем позаботиться. Значит, ловлю Миську. А та, как всегда, отключила сотовый, а у нее дома никто не поднимает трубки стационарного телефона. Кто еще? Адвокат Вежбицкий, ведь он упомянул, что один раз встречался с отцом Эвы.

Когда у моей темной калитки брякнул звонок и встревоженный сторож поинтересовался, почему перед моим домом не включен свет, уж не померла ли я случайно, я очнулась и глянула на часы. Скоро одиннадцать. И хотя я нашла номер телефона адвоката Вежбицкого, но звонить ему не стала. Порядочные люди в такую пору не звонят, если не хотят, чтобы потом и им тоже звонили в ночь–полночь. Никуда не денется пан Выстшик со своим внешним видом, подожду до утра.

***

На улице Чечота я оказалась на рассвете, в двадцать минут десятого, и первое, что увидела перед нужным домом, был зеленый, обшарпанный «опель». Я остановила свою машину за ним и стала думать.

Значит, вернулся, голубчик. Могу тут постоять, подождать, пока не выйдет из дома, и осмотрю его как следует. Хотя, раз он только что вернулся, возможно, будет отдыхать и вообще выйдет из дому не сегодня, а только завтра, а в машину не сядет, пойдет себе пешком, может, ему только в киоск за сигаретами или вообще захочет пройтись пешком ради здоровья? И как я тогда узнаю, что это именно он? А с пани Вишневской мне все равно не мешало бы поговорить. Бесценная женщина, никаких подслушивающих устройств не надо, она и без них все прекрасно слышит и охотно выложит мне. Итак, к кому из них лучше пойти? Вдруг она потом отправится за покупками, а сейчас у меня есть шанс застать ее дома. И вообще, под каким предлогом я к нему пойду? Ах, извините, ошиблась, я ищу портниху, значит, перепутала адрес… А мне откроет жена, он же и вовсе не покажется, ему портниха до лампочки…

После долгих размышлений я выбрала пани Вишневскую.

И, как тут же выяснилось, напрасно. Видно, любопытная соседка относилась к ранним магазинным пташкам, потому что на мои звонки не ответила.

Я опять вернулась к своей машине и села в нее. Эх, надо было приехать еще раньше!

И тут из парадного вышел какой‑то мужчина — высокий, грузный, явно немолодой, но держался прямо, как струна. Я уставилась на него во все глаза. А он, энергичным шагом подойдя к «опелю», обошел его кругом, так что я на долю секунды смогла увидеть и его лицо, постоял, разглядывая машину, при этом что‑то бормотал себе под нос и покачивал головой, а потом так же энергично зашагал прочь.

Я осталась сидеть неподвижно, ошарашенная, но взяла себя в руки. Это оказался тот самый тип с улицы Винни–Пуха, который открыл мне двери квартиры Поренча, с всклокоченными волосами и компрессом на шее, и который, моментально выздоровев, вышел без компресса и уехал со стоянки на «мерседесе», принадлежавшем Маевскому из Буско–Здруя.

Папочка Эвы Марш посетил отсутствующего Поренча, по каким‑то причинам скрыв свой визит и притворившись больным…Чепуха какая‑то, может, я чего перепутала и нелогично рассуждаю? Или этот сегодняшний тип вовсе не папочка Эвы? Но ведь машина Маевского о чем‑то говорит…

Нет, надо твердо убедиться.

Срочно найти Миську. И адреса не знаю, и вообще, как я решилась впутаться в такую идиотскую историю, не продумав предварительно всего как следует и не получив нужных сведений? Обе мы с Лилькой хороши, две растяпы, надо было заранее раздобыть все адреса, номера телефонов, фамилии, показать друг дружке имеющиеся фото, а не сидеть теперь вот так, дура дурой, совершенно не зная, на что решиться.

Телефоны Миськины у меня дома, звонить ей сейчас не могу, для этого надо вернугься домой.

Но тут зазвонил мой мобильник Пан Тадеуш.

— Я могу на минутку заехать к вам? Накопились кое–какие мелочи, нужно бы обсудить, а я сейчас как раз недалеко от рашего дома, так что, если вы не заняты…

Я была как раз занята, но подумала, что в данной ситуации именно Левковский пригодится, просто в голове промелькнула одна еще неясная идея. И я ответила Тадеушу, что он может заехать ко мне, и чем скорее, тем лучше.

Вернувшись, я успела записать на автоответчик Миськиного сотового просьбу позвонить, убедилась, что Лялька неуловима. И вот уже появился пан Тадеуш.

— Разрешите передать вам сердечный привет от пана Дышинского, — начал он, входя. — Но я, разумеется, приехал не из‑за этого.

— Как раз из‑за этого! — перехватила я инициативу. Надо же, как кстати. — Откуда у вас взялся этот привет? Ведь он вроде бы пребывает в Буско–Здруе, этом романтическом курорте.

— Действительно пребывал, но уже не пребывает, вчера вернулся, так как вечером у них состоялась какая‑то литературная встреча, одно из мероприятий, которые вы не выносите…

— А почему вы мне раньше не доложили, где он пребывает, или хотя бы вчера, я помчалась бы на это их проклятое сборище, каким бы оно ни было…

— В основном поэтическое.

— Я бы и поэзию выдержала!

Очень удивился мой поверенный, впервые услышав от меня такие слова, раньше я решительно отказывалась от участия в любых сборищах литераторов. И кажется, потерял надежду быстренько решить со мной какие‑то пустяковые вопросы, с которыми пришел и уже наполовину вытащил из папки нужные бумаги. И мой внезапный интерес к Дышинскому тоже был для него неожиданным.

— Если бы я знал, что он вам нужен…

— Был нужен. И как раз в Буске. Возможно, мне удалось бы узнать, общался ли он на курорте с одним таким… тупым и ужасным, который тоже находился в Буске. А теперь уже нет необходимости, оба вернулись с курорта.

— Вот интересно! — удивился пан Тадеуш. И в ответ на мой вопросительный взгляд пояснил: — Интересно то, что вы мне сказали. Видите ли, Дышинский мне признался, что общался в Буске как раз с таким типом, глупым и… он сказал, устрашающим. Ну почти ваши слова повторил.

Нет, я не сразу решила, что мне несказанно повезло. Такой фарт в жизни — большая редкость.

— Не знаю, был ли это тот, кто мне нужен, — только вздохнула я и направилась в кухню. — Но чаем я вас все равно угощу. Будете пить?

— От чая еще никогда не отказывался. Пожалуйста, если можно. А говорили они с Дышинским на темы, которые живо обсуждаются во всех окололитературных кругах, и не только. Вся польская интеллигенция взбудоражена. И хотя Дышинский не привык откровенничать, вчера даже со мной разговорился, так злободневна эта тема, от нее все в их среде если не кипит, то по крайней мере булькает…

Не дойдя до кухни, я резко развернулась и рысцой бросилась к гостю, в конце концов, стаканы никуда не денутся, а чайник я издалека услышу, когда закипит.

— Ну, говорите же! — затеребила я своего литагента. — Что он вам сказал, когда разоткровенничался?

За долгое наше знакомство пан Тадеуш, став моим литературным агентом, привык к мысли, что его главной обязанностью является удовлетворение всех моих капризов. Задвинув бумаги обратно в папку, он сосредоточился, старясь поточнее передать мне содержание откровений писателя.

— У него в этом Буско–Здруе состоялась встреча с читателями. Он отдыхал в Буске. Так библиотекарша или хозяйка их пансионата?

— Это неважно! Дальше!

— Ну да это не столь важно. Воспользовалась случаем и попросила его провести такую встречу. И на этой встрече как раз и произошел разговор, столь расстроивший его. А встреча обычная, знаете, как всегда…

— Знаю! Дальше! — нетерпеливо взмахнула я рукой.

А я никогда и не утверждала, что у пана Тадеуша сладкая жизнь в общении со мной.

— …Один из участников, возможно читатель, прицепился к пану Дышинскому, наверное, это был последний вопрос из зала, так мне кажется, иначе писатель мог бы как‑нибудь от него и отвертеться…

Тут из кухни раздался свист чайника. Крикнув пану Тадеушу, чтобы молчал, пока не вернусь, я бегом помчалась в кухню, побила все рекорды в приготовлении чая и бегом же вернулась с двумя стаканами на подносике. Ничего не разбив и не разлив!

— Ну, и что дальше?

— Вот я и говорю — очень нахальный тип! Он во что бы то ни стало захотел поговорить со знаменитым писателем об экранизации литературных произведений, представляете? Ведь это все равно что в доме повешенного говорить о веревке. А на эту тему с ним пытались уже поговорить некоторые из его слушателей, раз вся общественность бурлит, и бедняга так после этого разговора расстроился, что раздражение и сегодня в нем чувствуется. Вы же понимаете, какие у писателя возникают ассоциации…

— К черту меня! О чем они говорили?!

— Поэтому он начал с привета вам…

— И привет к черту! Дальше! То есть, я хотела сказать, — большое спасибо, и ему передайте привет от меня…

— Что удивило Дышинского, — с некоторой опаской поглядывая на меня, продолжал пан. Тадеуш, — так это то, что его собеседник выразил глубочайшее убеждение: любая экранизация делает писателю отличную рекламу, без нее никто бы не знал о книге и не читал бы ее. Дышинский воспринял такое заявление как оскорбление…

— Приступ ярости Дышинского можете опустить, — поспешила вставить я. — И без того очень хорошо это себе представляю.

— Да я и не сумел бы вам его как следует описать, он никак не мог успокоиться и даже в разговоре со мной гневно фыркал. К тому же собеседник Дышинского был из тех людей, которые всегда все лучше всех знают, упрям как дикий осел и разумом тоже ему подобен, приводил множество каких‑то бессмысленных примеров. У Дышинского создалось впечатление, что этот субъект, видимо, пришел к самому концу авторской встречи, никаких высказываний писателя и его аргументов не слышал. Дышинский, человек культурный, взял себя в руки, набрался терпения и попытался объяснить нахалу, что дело обстоит как раз наоборот, во всяком случае тогда, когда речь идет об известных и широко читаемых произведениях. И ему показалось, что он в чем‑то убедил собеседника или, по крайней мере, заставил его засомневаться в своей правоте. И даже этот самонадеянный тип вроде бы чему‑то обрадовался, хотя это показалось Дышинскому уже и вовсе странным.

— И кем был этот самодовольный читатель?

— Не знаю, об этом как‑то не зашла речь.

— А как он выглядел?

— Тоже не знаю, Дышинский не описывал.

— А что еще говорил тот субъект?

Пан Тадеуш явно растерялся.

— Боюсь, больше вам я ничего не смогу рассказать. Речь шла в основном о реакции Дышинского. И еще о Вайхенманне. Это понятно, он главная персона во всех этих преступлениях. Дышинский даже пошутил, что заподозрил бы самого себя, если бы не был слишком ленив…

— Мало! — пожурила я своего литагента. — Уж не могли его поподробней расспросить!

— Так я же не знал, что пригодится, — оправдывался пан Тадеуш. — А собственно, о чем расспрашивать?

— Да о том типе! Раз уж слепой курице попалось жемчужное зерно… Мне бы и в голову не пришло…

— Так, может, пани просто лично побеседует с паном Дышинским, я могу это устроить. Да хоть прямо сейчас!

— Нет! — остановила я своего усердного помощника, который уже принялся листать свой блокнот в поисках нужного телефона. — Давайте лучше сделаем так: вы мне оставите его номер, сотового или домашнего, а я еще подумаю.

Пан Тадеуш так и сделал и предложил перейти к тем делам, из‑за которых он ко мне приехал. Я согласилась и подписалась под чем‑то, чего даже не прочла, занятая своими мыслями. И пришла к выводу, что не я буду беседовать с писателем Дышинским, а следователь Гурский. Может, мне удастся уговорить его, только надо подобрать аргументы поубедительнее и убедить его… В чем? Вот именно, в чем? Может, Гурский догадается сам? А то я вот ломаю голову, вся издергалась, а никак не ухвачу какую‑то дельную и умную мысль, которая наверняка засела у меня в голове, но никак в руки не дается. А то, что дается, — ну просто невероятно глупое и противоречивое! К тому же никак не отловлю нужных мне людей.

Не успел пан Тадеуш уйти, как я снова принялась отлавливать.

***

— Да не скрываюсь я от тебя, и вообще ни от кого, только от своей матери! — нетерпеливо бросила мне в телефон Миська. — Вот, увидела на автоответчике, что ты звонила, и, видишь, сама звоню тебе. Если бы я не отключала телефон, драгоценная мамуля звонила бы мне весь день напролет. Знаешь, я как‑то устроила эксперимент, не стала отключаться и позволила ей звонить, сколько хочет, а потом подсчитала ее звонки. Двенадцать штук! Нет, я не ограничилась одним днем, позволила ей звонить несколько дней подряд. И вывела средний показатель — двенадцать звонков в день!

Я невольно заинтересовалась экспериментом.

— И ты отвечала на ее звонки?

— Конечно. Чтобы потом не говорила: десять раз звонила потому, что я не отвечала.

— И что же она тебе говорила?

— Что какая‑то странная погода установилась — не известно, тепло или холодно, так, может, хоть собственная дочь соизволит посоветовать родной матери, как одеться, выходя из дому. Что, кажется, испортила клетчатый зонтик, а кошки так неудобно заснули в кресле, не задавят ли они друг дружку? Что у нее кончается мука, а в аптеке теперь новая фармацевтка, и ей совсем незнакомая? И почему к ней никто не приходит в гости? А сосед очень приволакивает ногу при ходьбе и вообще жутко шаркает. И кажется, один из ее домашних цветочков погибает. Порвалось кружево на рубашке, которую ей еще отец подарил. В телевизоре совсем нечего смотреть. А за дверыо кто‑то так страшно расчихался, что она наверняка заразилась. И еще ей просто необходим новый чай с мятой, у старого, возможно, кончился срок годности…

Ничего не поделаешь, пришлось невежливо перебить собеседницу.

— Опомнись, сколько можно? И все это ты помнишь наизусть?

— Запомнишь, если приходится выслушивать по сто раз. И что самое обидное — она безошибочно умудряется позвонить в самое неподходящее время, начиная с семи утра. Ты до сих пор была безопасной, потому я тебе и звоню. Говори, в чем дело.

— Ничего особенного, мне нужен твой Петрик Если можно, номер его телефона домашнего и мобильного.

— И зачем он тебе? Я просто из любопытства спрашиваю.

У меня не было никаких оснований укрывать от нее пана Выстшика.

— Из‑за его крестного. Наверняка он его видел? Мне надо знать, как тот выглядит.

— Крестный отец Петрика?

— Ну да, крестный Петра Петера.

— Странные у тебя желания. Я лично не знаю, как он выглядит, но слышала, что недавно просто вывел из себя его мать. Я говорю о мамаше Петрика.

— И ничего удивительного…

— Я тоже так думаю. А что, ты его знаешь?

— В какой‑то степени. И вот теперь мне нужно подтверждение.

— А как обстояло дело с мамашей Петрика? Из‑за чего она была так расстроена?

— Да он просто неожиданно явился к ней, а этого одного уже достаточно, чтобы испортить человеку настроение. А мамаша Петрика в последнее время нездорова, и вообще она очень впечатлительная, а тут до того разнервничалась, что просто не в состоянии была рассказать нам, чем же конкретно он так на нее подействовал. Сама она нормальная женщина, только вот с позвоночником у нее давно нелады, женщина почти неподвижна, но не теряет бодрости духа и даже работает по мере сил. Сидя дома. И очень довольна жизнью. Видела бы ты, какие прелестные коврики она из шерсти делает! А тут мы позвонили и угодили как раз на ее реакцию после визита проклятого крестного. Слышала бы ты, как она смешно злится! Я даже позавидовала Петрику, вот если бы моя мать была такой…

— …ты бы не отключалась, правда?

— Конечно! А тут все свалилось на меня, потому как эта обезьяна злостно отделилась…

— Ты о сестре, что ли? О Лильке?

— Ну да, о ком же еще?

— Но ведь она как‑никак подальше, чем ты. Во Франции…

— Жаль, что я не выношу жары, а то сбежала бы еще дальше, в какую‑нибудь Австралию, в Америку…

— А в ЮАР климат почти такой же, как у нас

— И вовсе нет, там гораздо жарче. Но моря больше, так что я еще подумаю. А из‑за матери Петрика уже третий день переживаю, потому что бедняга после стресса двое суток была не в себе. И гляди, ни к кому из нас не приставала, не искала поддержки и помощи, сама пыталась справиться с такой бедой.

Я не перебивая слушала болтовню Миськи, потому что у меня концы не сходились с концами. Что‑то тут не так

— Погоди, скажи точно, когда же этот очаровательный джентльмен нанес визит несчастной женщине?

— Откуда мне знать? Считать надо…

— Уж потрудись, сосчитай.

Похоже, Миська уже излила желчь и теперь могла мыслить спокойно.

— Считая со вчерашнего дня… трое суток, а ей еще до того пришлось переваривать двое суток, получается — пять дней. Пять дней назад надо отнять от вчерашнего дня. И что с того?

— Пока не знаю, мне надо хорошенько подумать, в голове такой сумбур! Тут простой арифметикой не отделаешься. Ну, давай номер телефона Петрика.

Вместо этого Миська опять свернула с темы, но я уже знала — ее излияния имеют смысл. И потому слушала внимательно, не перебивая.

— Знаешь, Петрик и сам со времени неожиданного визита крестного тоже стал какой‑то странный, я даже рассердилась, по какому праву? При такой матери?! Какого хрена ему еще надо? Надо познакомить с моей, узнает, почем фунт лиха. Холера, хотя, может, это из‑за кошек..

— Успокойся и перестань нести околесицу, а с матерью не знакомь. Кто знает, вдруг парню придет в голову, что ты уродилась в нее…

Миська от неожиданности замолчала. Задумалась, должно быть.

Так оно и было. Помолчав, уже спокойнее она согласилась со мной.

— Ты права, ведь нет худа без добра. Ладно, я перестала психовать, вот тебе номер телефона… Есть чем записывать?

Петрика я безрезультатно отлавливала так долго, что в конце концов отловили меня. Гурский. Прорвался через телефонную блокаду! Сначала, как положено, позвонил, а потом и сам приехал.

Как всегда, я была ему очень рада.

— Чем угостить вас? — вместо приветствия спросила я. — Если б могла, закатила б такой пир — небесам тошно стало бы. А мне самой категорически необходимо с вами пообщаться, да потонула я в море самых необходимых звонков, и хоть бы до одной собаки дозвонилась! Ох, извините… и не слушайте глупую мою болтовню, лучше сразу говорите, что подать.

— Чай? — не очень уверенно предположил инспектор.

— Пожалуйста, хоть целую цистерну. У вас что‑нибудь есть для меня? Потому что у меня для вас — множество!

— Очень хотел бы услышать от вас это множество, — без тени улыбки ответил полицейский.

— А у вас для меня совсем ничего? — крикнула я из кухни.

Гурский что‑то ответил, но я не услышала — пронзительно засвистел чайник Прибежав с чаем, переспросила. Оказывается, он спросил о моих кошках, почему ни одной не видно. Предложила ему пока обойтись без них.

— Начну с фактов, — предложила я. — Хотите?

Как‑то странно глянув на меня, инспектор лишь кивнул в ответ.

И тут вдруг оказалось, что у меня фактов — кот наплакал. И все какие‑то сомнительные, недостоверные, двусмысленные — ну, словом, такие, от каких у следственных органов темнеет в глазах и того и гляди их хватит кондрашка.

И все же я отважно попыталась их преподнести лучшему из представителей следственных органов.

— Тот тип с автомашиной в гипсе, помните? — начала я и уточнила, что в гипсе тип, а не его авто — и побрела дальше: — Так вот, им оказался некий Выстшик, отец Эвы Марш. — Тут мне вспомнилось, как соседка Выстшиков снизу, пани Вишневская, при нашей первой встрече что‑то упоминала о каких‑то звуках — …который должен был находиться в Буске, вы дали мне его в списке, так он устроил себе экскурсию в столицу и притворился больным ангиной на Винни–Пуха, хотя головой за это не поручусь, ведь не знаю, как выглядит отец Эвы Марш. С ним у Дышинского состоялся очень странный разговор, и мне очень бы хотелось, чтобы вы первым делом поговорили с Дышинским, потому как у меня концы с концами не сходятся, а у вас все полномочия. С чего вдруг я примусь расспрашивать Дышинского? А Тадеуш Левковский, растяпа, конечно же не спросил, как выглядел тот субъект в Буске… А тут еще Поренч к нашим первым трупам ну прямо никак не подходит, так что я теперь уже вообще отказываюсь что‑либо понимать…

Гурский выслушал все это не моргнув глазом. Только прокомментировал:

— А вот ваш последний факт, пожалуй, самый достоверный. И теперь вы раскроете передо мной целый веер ваших предположений и выводов?

Я попыталась поглубже вдохнуть, даже хлебнула глоток чаю. Придется, видно, мне вскрыть другую бочку, похоже, из этой мало что выплеснулось. Взяла себя в руки и, вспомнив, что наступление — лучший способ защиты, сурово спросила:

— А вы сами кого подозреваете, пан инспектор?

— Я не подозреваю, — не согласился с моей формулировкой полицейский. — Мне интуиция подсказывает. Следы ведут к одному убийце, точнее сказать микроследы. Но и следы тоже, причем главным образом от обуви. Ботинок он никогда не меняет.

— Должно быть, какие‑то любимые и очень удобные.

— Должно быть. Две первые жертвы больше ничего нам не дали, убитый на Нарбутта сам ему открыл дверь, убийца даже не пошел дальше, на ручке двери с внутренней стороны смазанный след перчатки, он оглоушил жертву и вышел. Никто его не видел, то есть наоборот, множество людей видели сорок разбойников с дикими зверскими лицами, а шестнадцать свидетелей узнали по фотографиям разыскиваемых полицией преступников, уже давно пребывавших за решеткой. В двух последних случаях обнаружено по одному волоску — короткому, принадлежащему мужчине, причем один седой, а второй нет, но из одного источника, а это говорило бы, что у преступника волосы с проседью. Правша, физически сильный. Столько нам смогла поведать техника. А что видели краковские свидетели, вы, уважаемая пани Иоанна, знаете лучше меня.

— Но это не Мартуся! — тут же решительно заявила я. — Она своей собакой поклялась. А я верю в собак

— В собаку и я склонен поверить, — кивнул мент. — Мотив же подходит — тут как раз трудность — к очень многим лицам. В принципе один и тот же, можно сказать, профессионального плана, но у каждого убитого с некоторыми небольшими отклонениями. Да и каким образом можно предположить один и тот же мотив убийства, скажем, Вайхенманна и Поренча? И даже никакая девушка их не связывает. Ведь мы и это принимаем во внимание. А в дополнение ко всему самые подозрительные, самые правдоподобные кандидаты в убийцы имеют, как правило, отличные алиби — не подкопаешься. Можно, конечно, предположить, что некто уничтожает плохих режиссеров просто так, из любви к искусству, но, во–первых, Вайхенманн не был уж так безнадежно плох, а во–вторых, Поренч вообще никогда ничего не снимал.

— Вот почему он мне и не подходит, — согласилась я. — И кабы не собака, я бы сама заподозрила Мартусю. Но не мог бы кто‑то другой просто воспользоваться представившейся возможностью?

— Ботинки одни и те же…

Мы оба помолчали, очень уж сложная попалась задача. А как передать Гурскому ту невообразимую сумятицу, что царила в моей голове? Вот, попыталась — и, боюсь, ничего не вышло. Попытка не пытка…

И я неуверенно проговорила:

— Не знаю, стоит ли толкать вас на тот путь, который подсказывает мне интуиция… и не только. Я могу себе позволить навоображать, а вот вы — нет.

— Позволяйте. И расскажите, наконец, обо всем, что знаете и какие из этого делаете выводы.

— В том‑то и дело, что не очень много я знаю, а выводы делаю. И ничего не могу с собой поделать. Во всем, что мне известно, где‑то в самом глубине, а вернее, на фоне всего у меня упорно маячит фигура Эвы Марш… погодите, не перебивайте, я и сама не знаю, в каком качестве маячит. Жертва? Инспирация, то есть вдохновительница? Причина? Взгляды? Точка зрения? Волею случая на этот раз я вернулась из своего заграничного турне переполненная мыслями о ней. Намеревалась перечитать ее книги, сопоставить с их экранизацией. И еще не имея понятия, где находится автор. И еще у нас не разразилась резня режиссеров… А теперь вы уже знаете, где она?

Колебалась я недолго. К черчу мои предположения, должны и факты быть.

— Знаю. Во Франции. И вот тут специально для вас набросала график… или как вы это назовете, ее алиби. Спотыкается она лишь о Поренча, зато остальное — невинно как слеза младенца. Прошу вас, возьмите. Хотя…

Я извлекла заранее составленный мной график. Оказалось, на обратной стороне очень ценные для меня записи, да и сам график составлен небрежно, а авторучка почти совсем не писала, всего не разберешь.

— Извините, давайте я лучше вам продиктую. Бумаги у меня много, вот с пишущими инструментами плоховато…

Гурский не возражал и принялся терпеливо записывать под мою диктовку информацию, полученную от Ляльки, а заодно и мои комментарии при каждом убийстве. И как‑то не особенно прореагировал на мое замечание о том, что на Поренче Эва споткнулась.

Затем я вернулась к своим фактам, получившим такую нелестную характеристику специалиста. Ведь ясно же, что и меня он отнес к разряду излишне болтливых свидетелей с кучей недостоверных фактов.

— Оказывается, мерзкий папуля Эвы является крестным отцом Петра Петера, это звукорежиссер на телевидении и большой друг Миськи Каминской, сестры Ляльки, уже вам известной. А вот в роли такого же друга или любовника при Эве выступает некий Хенрик Вежбицкий, юрист, они держат это в тайне, но я честно предупредила, что одному из ментов расскажу, то есть вам, зная вашу порядочность, и даже дам вам номер его сотового телефона. У него тоже в голове смутные подозрения, с которыми он пока не в силах разобраться, но на всякий случай вытащил Эву из Польши в Европу, и в результате у меня получается, что вся эта жуткая резня, вся сумятица с убийствами режиссеров была задумана… была с самого начала направлена против Эвы Марш. К тому же идиотски глупо задумана. Для этой кампании был необходим какой‑нибудь из ее заклятых врагов, тут нечего далеко ходить — Поренч. Но ведь и Поренч убит, тогда что же получается? Невозможно, чтобы кто‑то был одновременно врагом и Поренча и Эвы Марш!

— Но и другом тоже не мог быть…

— Именно! А этот Петрик… я имею в виду Петра Петера, он наслушался россказней Яворчика. А Яворчика направлял Поренч, вдохновлял и науськивал. И получается, круг замкнулся, а в середине его — пустота, проклятый папуля топчется по окружности, и делайте теперь с этим, что хотите!..

Гурский задумчиво глядел в окно.

— С кем вы велели мне переговорить в Буско–Здруе? — внезапно спросил он. — С Дышинским?

— Теперь для этого не обязательно ехать в Буско–Здруй. Дышинский уже вернулся оттуда.

— А сами вы не хотите?

— Ну вы прямо как Левковский! Сговорились с ним, что ли? Нет, мне не с руки. Он не отнесется ко мне с нужной серьезностью, подумает, я собираю материал для очередного детектива. Из чувства порядочности не бросит мне на съедение незнакомого человека, а я ведь могу при этом использовать в будущей книге и самого Дышинского! Я такая! Вам же он ответит честно, без утайки, и по возможности точно передаст весь разговор с читателем. Дышинский — порядочный человек, хоть и литератор, а не какой‑нибудь прохиндей. Возможно, ему не захочется вспоминать неприятный для него разговор, но, как человек с чувством гражданской ответственности, он сочтет себя не вправе увиливать и честно передаст все представителю следственных органов.

— Прекрасно. И с Петром Петером. И несомненно, также с тем любовником… как его… Хенриком Вежбицким. А с кем еще из тех, кто никак не связан с расследуемыми преступлениями и не вызывает ни малейших подозрений?

Я сразу скисла и вздрючилась.

— Ведь предупреждала же, в голове сумятица, нужно вам самому разобраться. А вы сказали, что чуете. Что это значит?

Гурский тоже тяжело вздохнул.

— Вот именно — чую что‑то. Ухватить трудно, но явственно ощущаю неприятный запах. И честно вам признаюсь, что таких неясных подозрений, как ваши, у нас целая куча, никогда раньше не встречалось столько неясностей вместо неопровержимых фактов. Учитывая же наше законодательство, учитывая опыт и методы работы правоохранительных органов, с тоской думаю: даже если раскроем преступления, вряд ли кто из властей будет удовлетворен, ну, разве что другие потенциальные преступники разного калибра почувствуют себя неуютно. И то не слишком. Ни один из уважающих себя криминальных авторитетов не отколол бы такой номер — уничтожать мастеров культуры, ничего не получая взамен. Обычно в таких случаях дело заканчивается публичными ссорами и шумом на весь мир, а в целом продолжают действовать по–своему. Потому и говорю, что пока разнюхиваю что и как Должен же быть какой‑то метод в этом безумии!

Я несколько расслабилась.

— Понимаю. И очень прошу помнить, что и меня втянули в это безумие, мне приписывают стремление стать кинозвездой и полностью окунуться в экранизации, и еще что‑то, столь же несуразное. И тут совместно действовали Поренч с Яворчиком, с одним я не хотела совместно творить, а второму отказалась дать интервью, и это единственная правда. А мне почему‑то начинает казаться, что больше всех знает Петрик, но сам этого не осознает. Ага, и Островский. Вы уже отловили Адама Островского?

— Отловил и договорился о встрече. Да, вот еще что: откуда вам известно, что пресловутый Выстшик приехал в Варшаву на машине Маевского?

— Я не знаю, я только предполагаю. Предчувствую, так сказать…

— Почему?

— Машину Маевского я видела собственными глазами.

— А при чем тут Выстшик? Престарелый ревматик…

— Так ему не было необходимости тащиться пешком и преодолевать полосу препятствий! Подумаешь, бег с барьерами! А тут не такая уж выматывающая трасса, на машине преодолеть ее и ревматик может. А…

Я запнулась. Бросить ему на съедение пани Вишневскую? Эта баба может лишь еще больше запутать следствие. Хотя Гурскому не впервые иметь дело с трудными свидетелями.

— Жаль мне вас, ну да ладно. Есть одна соседка, этажом ниже…

— Чья соседка?

— Да Выстшиков же! Живет под ними.

Не скажу, что лицо инспектора просияло радостью.

— А адрес вы мне сообщить можете? Где я должен их искать.

— То есть как? — изумилась я. — Вы этого не знаете?

— Да на кой„ Зачем мне это знать? До сих пор никто о таких даже не упоминал. Никого они как‑то не заинтересовали. И вас прошу подумать, вы же как раз имеете представление о том, как проводится расследование. Следствие занимается окружением погибших: их друзьями, родными, знакомыми, — людьми, с которыми они имели дело, в том числе врагами, конкурентами… Это у вас пунктик — Эва Марш, а у следователей особый интерес вызвали совсем другие персоны, хотя некоторые свидетели и упоминали это имя и меня вы заразили своим интересом к ней. Но слухи и мое личное чутье не в счет, к тому же я и не знаю названных вами персонажей. Итак..

Он неприязненно глядел на вредную бабу, взвалившую на него столько дополнительной работы, и держал наготове авторучку. Мне даже стало неприятно: выходит, именно я подсунула ему под нос те свои соображения, которые во что бы то ни стало собиралась скрыть, ослица несчастная! Людей подведу…

— Очень прошу вас, — жалобно начала я, но продолжил он сам:

— …поклянусь, сделаю это тактично, дипломатично, никого не задевая и что там еще вы потребуете?

— Чтобы папочка не спохватился. Я убеждена: она сбежала главным образом из‑за него. Человек много способен выдержать, но, случается, его добивает последняя капля. А папочка — это не капля, а целое ведро, да что там ведро, водопад! И в этом отношении мне представляются достоверными показания пани Вишневской. И с Поренчем он действовал заодно, а когда этот жлоб горло драл, соседка все до единого слова слышала И пану с удовольствием повторит. Несчастья дочери для него — бальзам на душу, и я даже склоняюсь к мысли, не он ли был инициатором ее преследования.

— И вы настаиваете, чтобы все это проверить осторожно, тихо и незаметно?

— А как же еще? Дело деликатное, тут преступник не кувалдой орудовал, на которой оставил для вашего удовольствия отпечатки пальцев, и никаких других следов на месте преступления не оставил, чтобы ваши эксперты имели достаточно материала для определения его, например, ДНК, не покалечился и не забрызгал все вокруг своей кровью. А в нашем деле психиатр нужен, да еще в атласных перчатках…

— Боюсь, эта роль не для меня.

— Не хотите ли сказать, что не справитесь, пан инспектор? Только вот в общении с пани Вишневской вам бы лучше всего быть бабой, обычной бабой, как я. Совсем другое дело — мент. А я во время общения с ней и после него все жалела, что нет у меня с собой какого‑нибудь вашего шпионского жучка в пуговице или в часах, да где угодно. Тогда мы с вами теперь могли бы совместно порассуждать над ее показаниями.

Гурский опять задумался, по обыкновению глядя в окно, а я вздохнула с облегчением. По нему видно: мои дурацкие предложения не показались ему лишними и обременительными, в худшем случае — действительно дурацкими, но надеюсь, каким‑то образом не противоречили той вони, которую учуял его опытный полицейский нос.

— А с Дышинским, Петером и Островским я могу говорить, как следователь? И с юристом Вежбицким тоже? А в качестве психиатра в атласных перчатках обязан предстать лишь перед пани Вишневской или еще перед кем‑нибудь?

— Возможно, перед папочкой Эвы.

— А что с мамочкой? Она имеется?

— Имеется, но обретается под пятой супруга и словечка против не скажет. Если бы хоть что‑то могла сделать, не позволила бы так притеснять дочку. Что же касается папочки, у меня насчет него одни сплошные сомнения, и я даже не представляю, как бы я могла с ним говорить. И в каком амплуа вам лучше выступить в этом случае — тоже не знаю. Может, прикинуться журналистом?

— Неплохая идея. Вот еще неплохо бы знать, что мне от него вообще требуется…

— Как что! Поренч. Неужели не поняли?

Клянусь, у Гурского в глазах промелькнула искорка. Полицейскому незачем было от меня скрываться, мог себе позволить. Видно, не очень‑то он был доволен результатами расследования, и кое–какие соображения насчет дальнейших шагов следствия у него появились.

Поренч! Самая загадочная фигура в череде убитых Мы наперебой стали высказывать новые соображения:

— И в самом деле, он ведь практически ни с кем не был тесно связан.

— Одна охмуренная им девушка и очень сомнительный Яворчик — не скажешь, что широкий круг.

— И все как один энергично гнали его от себя к чертям собачьим.

Вот, подсунула Гурскому всю собственную неразбериху и головную боль — сразу легче стало. Голова настолько прояснилась, что я сумела вспомнить еще одну важную вещь.

— Минутку, пан инспектор! Столько наболтала, а о главном умолчала. По крайней мере, это не мутные соображения, а самый что ни на есть действительный факт. — Он был здесь, я говорю о Выстшике, одновременно находясь в Буске!

— А мне кажется, вы уже об этом сказали.

— Нет, я не все сказала. Пять дней назад он зашел в гости к матери Петра Петера. Не знаю, под каким предлогом, может семейным, ведь он — крестный отец ее сына. Очень редко он у них бывает, а тут вдруг заявился. Она его очень не любит, он это знает и избегает контактов с ней. Можете использовать это, как найдете нужным. А не захотите, я сама…

На этот раз Гурский не стал поощрять моей самодеятельности.

* * *

Под вечер Островский привез Магду.

— А ты даже не заметила, что моя машина уже два дня стоит у твоего дома, — упрекнула меня Магда с некоторым удивлением.

— Внимания не обратила, — оправдывалась я. — Знаешь, по всему забору пошли такие сорняки, что за ними ничего не видно. Да и некогда мне было даже оглядеться, все дни вишу на телефоне. Куда, черт возьми, мог запропаститься Петрик? Ну никак не могу его отловить, ни один телефон не отвечает.

— Он студию оккупировал, — просветила меня Магда. — Завалили работой, ни минуты продыху. Не думай, это за деньги. Завтра к утру собирается закончить.

— Ладно, до утра вытерплю.

— Зато меня отловила полиция, — печально заявил Островский. — Некий инспектор Гурский, кажется, вы знакомы? Ему вы все же рассказали об Эве Марш?

— Потому что у нее алиби! — важно заявила я, опять извлекая из‑под стола свой двойной документ, благо Гурский переписал себе все, что требовалось. — Вот, смотрите, Лялька мне продиктовала, да я знаю, что ничего не разобрать, но я все наизусть выучила и могу вам прочесть. Что пьем?

— Ничего, — вздохнула Магда. — Надо же мне забрать машину, сейчас она мне понадобилась, а Адам свою не может оставить, она ему тоже нужна.

— Но хоть кофе?..

Кофе все сразу же одобрили, а приготовить его недолго. В процессе приготовления опять подумалось каким‑то краешком мозга, свободным от главной проблемы, что мало осталось кофе, вот–вот кончится, Витек вроде бы пообещал купить. Посмотрела: стоит на полке баночка, значит, все в порядке, успокоилась и вернулась в гостиную. Внимательно оглядела Магду и с облегчением убедилась, что призрак мефистофельского Десперадо перестал около нее маячить.

Островский и не думал скрывать свой интерес к ходу расследования вообще и к Эве Марш в особенности.

— Мне представляется, что все каким‑то странным образом связано с ней, — заговорил Островский. — И что удивительно, с нею преступления ассоциируются не у полиции, а только у телевизионщиков и вообще у общественности…

— …К тому же безо всяких оснований, — поддержала его Магда. — Ведь Вайхенманн к ней не цеплялся, Држончек тоже…

— Држончек собирался. Он уже нацелился на экранизацию, вел переговоры со сценаристами, а тот спонсор, который сделал ему заказ, соглашался финансировать экранизацию произведений лишь Эвы Марш. Никакой Родзевичувны, как тут шумела ваша общественность, никакого «Девайтиса», а именно Эву…

— А ты откуда знаешь? — недоверчиво поинтересовалась Магда.

Слушая их перепалку, я негодовала. Вот, опять чего‑то не знаю. Эта холерная журналистская мафия на редкость информированная шайка, к тому же имеет наглость скрывать столь важные сведения именно от меня!

Что я и высказала Островскому без обиняков. Тот вроде малость смутился.

— Пани Иоанна, да ведь наша планида такая. Репортер обязан знать раз в десять больше того, о чем он говорит или пишет. На том стоим.

— И дурачком прикидываетесь! — не унималась я. — Да мне все равно, откуда ваши сведения, но вот правда ли это?

— Абсолютная. Я сам говорил со сценаристами, некоторые даже не отказывались взяться за работу, но уж слишком дурной репутацией пользовались его прежние шедевры. Тогда Држончек сам принялся кропать сценарий, у него даже был обнаружен конспект, точнее, два варианта, потому что он не знал, на каком произведении Эвы остановиться. На последней ее книге, или лучше взяться за предпоследнюю.

— И кто‑то его пришил, благодарение Господу!

— Заморский и Поренч столько пакостей ей учинили, что мотив напрашивается сам собой. А в масштабе всех этих преступлений подбор жертв кажется лишенным всякого смысла. Ведь если бы Эва Марш как‑то приложила к этому руку или хотя бы палец. Где тут место для Вайхенманна?

— Получается, трое в нее впились, а четвертый даже не прикоснулся?

— А она начала именно с четвертого. Где логика? Ошибка?

— А не приходилось вам, вездесущий репортер, слышать, что Вайхенманн тоже имел на нее виды?

Не дав Адаму ответить, вмешалась Магда:

— Ну как же, было такое. И насколько я понимаю, именно из‑за этого ты и разыскиваешь Петра Петера? Это он якобы от Яворчика слышал о том, что Эву поддерживают телевизионные воротилы, а ведь Вайхенманн, безусловно, относится к таковым. И ты же сама догадалась, что все это выдумал Поренч.

— И был пришит только за выдумку?

— Возможно, переполнилась чаша терпения, — рассуждал Островский. — Кто‑то решил, что слишком много накопилось мерзостей, надо положить им конец. Ведь даже и вы, уважаемая пани Иоанна…

Он прав, меня тоже переполняло возмущение. И будь я моложе, будь у меня больше сил и не столь закаленный в жизненных невзгодах характер… Кто знает…

— Вот я и говорю — благодарение Господу, что ее здесь не было!

Вымысел в качестве мотива… Интересно!

* * *

— Как он выглядел? — задумался Дышинский. — Да я особенно к нему не присматривался. Помню лишь, что толстый, из таких, знаете, пожилых любителей пива. Я еще удивился: обычно они не очень‑то интересуются книгами, а этот втянул меня в дискуссию о литературе и кинематографии, да еще с таким азартом и энергией, которых от людей его комплекции трудно ожидать. Еще запомнились брови — такие, знаете, широкие, что бросались в глаза.

— И больше ничего не запомнилось?

— Ну, примерно моего роста. Зато я знаю, кто это был. Некий Язьгелло, немного испорченная историческая фамилия.

— Он вам представился?

— Он попросил у меня автограф, какие обычно дают читателям с дарственной надписью на книге. Тут же никаких моих книг, никому я на этом вечере автографов ие раздавал, а этот подошел после всех, задержал меня, да еще и автограф потребовал. К тому же эта странная фамилия… Как вы считаете, настоящая? Возможно, на моем лице отразилось то, что я чувствовал, потому что он счел нужным оправдаться, дескать, поспорили с корешем, правда ли то, что болтают о сказочных гонорарах писателей за экранизацию их произведений, вот он и решил выяснить у специалиста, то есть у меня. И так канючил, извините, просил, что вызвал у меня жалость, потому я с ним и говорил…

Содержание разговора уже было передано полицейскому комиссару во всех подробностях, и следователь порадовался: есть фамилия любознательного читателя, к тому же небанальная, наверняка он его разыщет. Писатель понял, что его собеседник проживал в самом Буско–Здруе, а этот курорт, к счастью, по размерам очень уступает, скажем, Нью–Йорку.

Влодзимежа Язьгелло полиция в Буске нашла быстро и без хлопот. От варшавских коллег поступила просьба, местные пинкертоны справились с ней в один миг, не задавая лишних вопросов и не допытываясь у варшавских, что этот их Язьгелло отмочил. До сих пор он не привлекал их внимания, не был судим, спокойно работал диспетчером в ремонтных мастерских, взяток не брал, да и за что их там брать, крупных денег у него никогда не водилось, политикой не интересовался, но это законом не преследуется, был женат, дети уже взрослые, никто из них не нарушал уголовного кодекса, так что причина такого интереса столичных ментов была непонятной.

Всю информацию о Язьгелло Гурский получил сразу же по приезде в Буско в свой первый выходной, который полагается всем, в том числе и полицейским.

— Свидетель! — коротко бросил он буским коллегам, и они сразу все поняли.

После чего как ни в чем не бывало, прихватив Язьгелло, Гурский отправился с ним в пивную. И тут неожиданно судьба облегчила задачу следователя, а именно по телевизору повторяли показ одного из телефильмов по книге Дышинского. Правда, недолго показывали, пивная — это вам не изба–читальня, сюда не за культурой приходят, и кто‑то из посетителей быстро переключил программу на спортивный канал. Однако и этого гурскому хватило для того, чтобы ненавязчиво затронуть интересующую его тему, не сообщая собеседнику причин своего интереса.

Язьгелло простодушно сам схватил наживку.

— Да чего там, проше пана, какой из меня знаток, разве что запомню, как умные люди чего скажут. А как же, книги читаю, почему не читать, и случается, потом специально из любопытства гляжу, какой фильм они из этой книги смастерили. Я человек простой, нет у меня всяких там интересов или хобби какого, даже рыбной ловлей не занимаюсь, люблю себе спокойно посидеть, поглядеть. Спорт не для меня, стар я, да и чего последнее здоровье тратить, глядя, как наши все едино продуют, ведь проигрываем и проигрываем и конца этому не видать. Тут не всякий выдержит, иного и кондрашка хватит, лучше уж что другое посмотреть, не такое нервное. Вот я потому и предпочитаю фильмы.

— По книжкам сделанные? — подсказал Гурский.

— А почему бы и нет? Да только тут, проше пана, такое дело — по–разному выходит. Человек книжку помнит, там здоровущий бык действует, а ему в кино заместо быка плюгавого мозгляка показывают и концы с концами у них не сходятся. Поневоле задумаешься — а что смотришь‑то? То или не то? Ну и бывает по–другому. Вот ты что‑то смотришь — так себе, а тут крики, а тут шум, что по книге сделано расчудесной, награду та книга получила, и в затылке чешешь — за что же? Даже не хочется читать и проверять. Я знаю одного: он смотрел в кино «Охоту на Красный Октябрь». Я и кино видел, и книгу читал. Вы, небось, тоже? Книга в десять раз лучше, а этот жлоб кино посмотрел и книги уже читать не стал, как я ему ни долдонил, чтоб прочел. Это же человеческое понятие превосходит, а он знай свое — нет и нет, на кой мне такое барахло! Так я и не смог ему втолковать.

Собеседник инспектора так разнервничался, что заказал еще кружку пива, а Гурский словно нехотя бросил:

— Вот и авторы то же говорят.

— О, тогда вы поймете. Я тоже тут с одним автором переговорил, он классные книги пишет. Дышинский его фамилия, так ему фильм до невозможности испаскудили, скучный вышел — глаза бы не глядели!

— Я Дышинского знаю, — сказал инспектор. — И он даже упомянул в разговоре со мной, что, когда был в Буске, с кем‑то на эту тему разговаривал.

— Дак это со мной! — расцвел Язьгелло, обрадованный, что знаменитый писатель его запомнил. — Может, и еще с кем общался, но со мной точно, как в банке! 11 помнит, надо же!

— И еще он говорил, что вы даже на пари с кем‑то поспорили!

— Ну, тогда железно со мной. Я и в самом деле поспорил с одним корешем, иначе не осмелился бы отнимать время у известного писателя. Но как он со мной на спор перешел, да еще так вопил, что аж гул стоял, он, скажу я вам, не говорит, а ревет, как бык, голосище у него такой, то я и позволил себе у знаменитого писателя отнять время, чтоб наш спор разрешить.

— А что этот кореш…

— Дак и вы, пан комиссар, то во внимание примите, ведь уму непостижимо, что он такое молол, будто любой писатель гроша ломаного не стоит, если его в кино не покажут, никто его за писателя не считает, будто его и вовсе на свете нет, без рекламы он ноль без палочки, а рекламу ему телевидение да кино делают. И вот как сделают рекламу, тогда он и пойдет в гору, и богатым станет, и все его признают. И что он, кореш то есть, лучше знает, потому как ему один такой спец от рекламы на телевидении все досконально растолковал. И даже примеры приводил…

С ангельским терпением выслушал Гурский содержание всего разговора читателя с Дышинским, хотя и знал его наизусть, и выжидал подходящий момент, чтобы задать своему собеседнику два вопроса. И дождался.

— А что это за упрямый кореш такой? Вы с ним давно знакомы?

После шести кружек пива Язьгелло разошелся вовсю и темнить не стал.

— Давно, еще с армии. Он, скажу я пану комиссару, крепкий орешек. Представляете, в армию сам, добровольно пошел служить, хотя и мог отделаться с помощью высшего образования, в те времена это учитывалось. Сам он не здешний, в Варшаве живет, а фамилия ему Выстшик, Роман Выстшик, я его запросто Ромеком зову, но вот упрямый, что твой осел. Факт! А после того, как вы ему рассказали о своем разговоре с настоящим писателем, он вам поверил? Кто же выиграл пари?

— Какое там поверил, упирался, уже не просто как осел, а целое стадо ослов, ему, дескать, лучше знать, и не поверил в писателя, пока я ему собственноручную подпись самого Дышинского на моей книжке под нос не подсунул! Как увидел он тот автограф, аж перекосился весь и нехорошо выразился о своем телевизионщике. И еще долго кипятился и бурчал, но пиво мне поставил. Раз пари, никуда не денешься.

— А что это за специалист такой у него в советчиках? Он его называл?

— Отколь мне знать? Специиалист, сказал, на телевидении работает, ему ли не знать. А имя–фамилию не называл, да и мне она до лампочки. Только сдается мне, он такой же специалист, как я папа римский. А Ромек уж так разнервничался, так разошелся, что на него не похоже, я аж испугался, как бы его удар не хватил, ведь он всегда веселый да компанейский, уж такие анекдоты отмачивал — закачаешься…

А вот о том, сколько времени и в какие дни его разговорчивый боевой товарищ провел в Буске, пан Язьгелло ничего путного сообщить не мог, как и о машине Маевского. Они ведь с дружком не каждый день встречались. И все равно инспектор не пожалел, что поддался на уговоры Хмелевской и потратил время на поездку в Буско–Здруй и на неофициальный допрос свидетеля. Наверняка на официальном допросе в милиции пан Язьгелло не был бы таким разговорчивым.

Весь этот разговор я прослушала, запустив привезенную гурским кассету. И еще подумала: может, инспектор и разговор записал незаметно от свидетеля благодаря мне, вон как я жалела, что у меня не оказалось в свое время их специального подслушивающего жучка. А о том, легальная ли запись или сделана втайне от свидетеля, я не стала допытываться. Спросила о другом.

— А у Маевского, который в гипсе, вы тоже были?

— Был, и угодил в тот момент, когда ему как раз снимали гипс. Пришлось подождать, зато бедняга был таким довольным, что потом общался со мной чуть ли не с радостью. И жена его тоже разговорилась — у нее мужнин гипс уже давно сидел в печенках, уж очень она намучилась с больным мужем.

А я подумала: столь удачным общение было еще и потому, что наверняка и сам Гурский разоткровенничался после первой удачной встречи с Язьгелло.

Выяснилось, что супруги Маевские довольно хорошо знакомы с паном Выстшиком, он не первый раз приезжает в их пансионат, вот только мнения о нем мужа и жены диаметрально противоположны. Для Маевского пан Роман веселый и разговорчивый шутник, свой в доску, для пани Маевской — кошмарный тип, невоспитанный, с какими‑то извращенными наклонностями, чуть ли не уголовный элемент. Она с трудом выносила его и старалась с ним пореже встречаться. Муж в гипсе, твердила женщина, это если не ад, то чистилище, и дополнительные муки ей ни к чему. К счастью, пан Выстшик в последнее время часто исчезал, они его по целым дням не видели, и это помогало бедной женщине как‑то терпеть своего постояльца. Куда он пропадал — ей не известно, она понятия об этом не имеет.

— Да и Маевский в своем гипсе наверняка был не слишком подвижным? — предположила я.

— Правильно, из спальни ни ногой, так он там офонарел от скуки и не знал, что в мире происходит. Потому и радовался каждому приходу Выстшика. Но составлять ему компанию в поездках не мог, Выстшик, оказывается, любил длительные и дальние прогулки.

— А как они питались?

Вздохнув, Гурский прокрутил кассету и снова запустил ее. Я прихватила ее с собой в кухню, чтобы не терять времени, приготовляя чай. А также еду для кошек, ибо пришло время кормления. Чайник булькал, я нарезала сырую рыбу, поскольку вискасы все вышли, и раскладывала ее на пластмассовом подносе. С ним я и в салон вернулась, продолжая слушать кассетную запись. Гурский несколько ошеломленно уставился на сырую рыбу, должно быть, испугался, что я в своих безумствах перешла на японскую кухню. Не было времени выводить его из заблуждения. Он вышел сам — когда я, все еще не отрываясь от кассеты, выставила поднос на террасу. Подала чай и к нему малюсенькие деликатесы из мяса индейки, такие, что на один кус. Это было нечто необыкновенное, настоящее кулинарное чудо, уж очень мне хотелось проявить себя перед инспектором хорошей гостеприимной хозяйкой. Боюсь, такие чудеса в моей жизни — большая редкость, удавались мне раза два–три, не больше. Да и не было у меня времени заниматься кухней, обычно, принимая гостей, я подавала им только чай–кофе и что‑нибудь купленное в магазине. Тут же все совпало: я слушала интервью о еде, а у меня еда как раз была под рукой, только подать. Я даже и вилочки не забыла.

Гурский не производил впечатления умирающего с голоду, но его явно заинтересовало необычное угощение. Он схватил вилку и, не дожидаясь моих приглашений, сам подцепил на нее крохотный шарик Положил в рот. Разжевал. И тут же выключил кассету, прервав Маевского на полуслове.

— Что это?!

— У вас ведь есть жена? — несколько растерявшись, спросила я вместо ответа.

Многолетнее общение с полицейскими научило меня с большой осторожностью относиться к их женам. Разные они бывают, и никогда не известно, на какую угодишь. По большей части к работе мужей относятся отрицательно, хотя «глаза знали, что брали», и могли бы предвидеть, какая семейная жизнь им предстоит. В ответ на утвердительный кивок Гурского я предложила сразу позвать к телефону жену, потому что он все равно не запомнит и перепутает рецепт. Если, конечно, пожелает…

— Очень даже желаю.

— Может, хоть кассету дослушаем? Или так сразу и позвоните?

— Лучше сразу. После кассеты могут появиться соображения, которые потребуется обсудить…

Надо же, какой предусмотрительный! Тут же поймал жену на свой мобильник, а я вспомнила ее имя.

— Пани Кася? — пустилась я с места в карьер. — Да, добрый вечер, у меня случайно это получилось, просто я запекала индейку и много мяса осталось. Намочите в молоке сухую булку, отожмите, далее: прокрученная индюшатина, ложечка сахара, немного соли, ложка изюма, ложка миндальных хлопьев, все равно каких, лишь бы мелких, одно–два яйца, в зависимости от общего количества, консистенция очень густого теста, жарить на сливочном масле, на среднем огне. Вашему мужу очень понравились.

— Он что, проводит расследование? — сухо поинтересовалась супруга Гурского.

— В общем, да. Хотя сейчас я слушаю кассетную запись, и мне пришлось его чем‑то занять на это время. Он попробовал мое угощение, и ему понравилось. Вам это записать?

— Спасибо, я пока еще не склеротичка…

Гурский отобрал у меня мобильник

— Я нахожусь у пани Хмелевской, — подчеркнуто официальным тоном заявил он. — Кася, запоминай рецепт. Это настолько вкусно, что ты просто должна такое сделать. Нет, не обязательно сию секунду, а вообще. Это вкусно и ни на что не похоже. В холодном виде. А в горячем? — обратился он ко мне.

— Еще лучше.

— Во всех видах, — бросил он в телефон. И не сложно? Я так и подумал, ведь знаю, кто их готовил. Что?.. Прошу вас!

И он сунул мне в руку мобильник.

— Так я же не знала, что он у вас! — смущенно оправдывалась жена Гурского. — Я была очень… невежлива? Ну, слава богу! Я считаю вас своей хорошей знакомой… через Роберта.

Я возмутилась — как Гурский смеет обо мне рассказывать! Кася в ответ тоже возмутилась:

— Я же ведь не только жена, но и прокурор!

В ответ я напомнила ей, что таинство исповеди распространяется лишь на адвокатов, а с прокурорами по–всякому бывает…

— Да если б я когда‑нибудь что‑нибудь разболтаю, он меня убьет и вообще перестанет со мной разговаривать! — решительно заявила мне жена Гурского. — То есть в другом порядке… А это жарится большими котлетами или маленькими шариками?

— Чем меньше, тем вкуснее, но отнимает больше времени. Разве что при этом читать книжку — время с пользой будет потрачено, можно и целый день жарить. Маленькие удобнее есть.

— Поняла. Большое спасибо.

Я могла вернуться к питанию Маевских. Учитывая гипс мужа, хозяйка пансиона свела питание к минимуму. Завтраки и ужины постояльцы должны были готовить себе сами, для этого в их распоряжении имелось все необходимое: холодильники, чайники и доступ в кухню, а с обедами каждый перебивался, как мог. Кто порасторопнее — получал его от хозяйки, а остальные могли поесть и в диетической забегаловке, что находилась по соседству с пансионатом. Постояльцев у Маевских было девять человек, каждый из них занимался, чем считал нужным: кто просто отдыхал, кто ходил на процедуры в лечебницы, на них никто не обращал внимания. А оставшийся от обеда суп можно было разогреть на вечер и даже съесть на следующий день. Из оставшейся вареной картошки хозяйка придумывала на следующий день рагу с овощами, из макарон — запеканки, мясные же зразы, котлеты и прочие отбивные спокойно доживали до следующего дня и шли в дело. И вообще, из показаний пани Маевской получалась очень практичная «Поваренная книга».

Прослушав запись, я пришла к выводу, что почти все блюда хозяйской кухни любой из постояльцев запросто мог разогреть себе сам, из чего следовало, что Маевские целыми днями могли не видеть своих постояльцев.

— Так оно и было, — подтвердил Гурский. — Тем более что большинство из них были женщины. Это хозяйке и уборку облегчало. И показания их практически мне ничего не дали, никакого графика наличия отдельных лиц составить не удалось. Даже и по отношению к двум женщинам, проживавшим в одной комнате. Я допросил ту и другую, обе дали разные показания, даже поссорились из‑за дней, часов и минут.

— А супруги Выстшики тоже занимали одну комнату?

— Да.

— И что жена рассказала о муже?

Гурский утратил обычную невозмутимость и не удержался от недовольной гримасы. Затем процитировал показания жены Романа Выстшика: «У мужа ревматизм проявляется в разных местах и по–разному, то ему грязи помогают, то нет, один врач велит сидеть на солнышке, а другой в тени, прогулки приносят ему то вред, то пользу», и так далее в том же духе. А что касается поездок, то вместе они вроде бы немного поездили по округе, но она толком не помнит, потому что замучилась приготовлением мужу напитков и закусок

— Поездку в Варшаву она бы обязательно запомнила.

— Не уверен, но и мне бы все равно о ней не сказала. А кроме того, не отличит зеленого «опеля» от черного «мерседеса».

— Так я и думала. Муж превратил ее в форменную идиотку! И что же в результате?

— Честно говоря — не знаю.

Я терпеливо переждала несколько минут задумчивости Гурского, по очереди обозревавшего виды из моих окон, особое внимание уделяя некрасивой, растрепанной живой изгороди. Съев еще два шарика, он вздохнул.

— Странное какое‑то попалось мне дело. То, что представляется очевидным, при ближайшем рассмотрении не находит подтверждения. Рассыпается сухим песком. Зато на первое место просто нахально лезет сущий идиотизм — наверняка высосанный вами из пальца, — и тоже не хватает фактов. Но он затягивает, от него никак не отмахнешься. И у меня по–прежнему остается убеждение, что вам, пани Иоанна, известно нечто такое, о чем вы мне не поведали, возможно не придавая этому значения. И не исключено, что это еще одно из ваших предположений, ощущений, о которых вы умалчиваете.

— Надо же, а у меня такое же подозрение насчет вас, пан инспектор!

— …И я с минуты на минуту ожидаю сурового окрика начальства и насмешливого замечания коллег, дескать, вот, ищу неизвестно кого, какого‑то рыцаря, уничтожающего врагов Эвы Марш или, наоборот, врага, стремящегося стереть ее с лица земли. И вообще, при чем тут эта женщина? Ее не было в стране, когда совершались убийства, а нанять киллеров она не может по причине отсутствия наличности. Одного мотива мало, такой мотив нашелся бы у большой группы людей, в том числе и у вас, уважаемая, к тому же этот мотив не ко всем убийствам приставишь, Вайхенманн не подходит, да и Држончек, пожалуй, тоже…

— Погодите, разве Островский не сказал вам, что Држончек тоже?

— Что вы имеете в виду?

Я предложила четко охарактеризовать каждый случай, поскольку не могу ответить на вопрос, что я имею в виду. Гурский охотно согласился. Нам удалось согласовать следующее: из четырех жертв только первая была безопасной для Эвы Марш. Вайхенманн. Он уродовал в основном произведения уже покойных писателей, к живым не приставал, ну разве что только к Дышинскому. Остались трое…

Их мы распределили по степени заинтересованности Эвой.

— Држончек на нее нацелился, — напомнила я. — Планы строил насчет нее. Заморский радикально испаскудил две ее книги и начало сериала, сделал ей антирекламу, чем и допек ее капитально. Последний, Поренч, ничего не снимал по ее книгам, но испортил ей два года жизни, и последующие годы пытался отравить: клеветал на нее, возводил напраслину, настраивал против нее всех, кого мог, и стал причиной так называемого творческого бессилия писательницы, доведя ее почти до безумия. По–моему, он самый страшный из всех. И выходит, убийства совершались странно, начиная с нейтрального объекта и кончая самым вредоносным. Так как же это понимать?

— Я рассчитывал, что вы отгадаете, пани Иоанна.

— От этого отгадывания я и сама скоро свихнусь. У меня упорно каждый раз всплывает какой‑то поклонник или обожатель Эвы Марш, который за одно свинство, сделанное ей, отомстил, а других не допустил. Но тут мне всю картину портит Вайхенманн, он никак в нее не вписывается.

Я приостановилась в своих рассуждениях, глянула на Гурского. Тот вроде и слушал внимательно, но явно думал о чем‑то своем.

— Очень обидело Эву издательство. Наверняка обвели ее вокруг пальца, раз им удалось продать ее книги без согласия автора, — заметил он. — Вот результаты работы их человека в тайном архиве телевидения!.. Значит, удалось обнаружить доказательства обмана в договорах и подключить их к делу.

— Но издатели‑то живы? — на всякий случай поинтересовалась я.

— Насколько мне известно — живут в жутком страхе.

— Сомневаюсь. Это ушлые парни, они и не с такими вещами справлялись, выйдут сухими из воды. Отделаются легким испугом, какой уж там жуткий страх.

— Вот я и говорю. Если бы этот рыцарь или обожатель действовал последовательно, он бы не оставил их в покое. Вам не кажется?

Я неохотно должна была признать правоту инспектора, хотя именно этим издателям зла не желала, невзирая на нанесенный мне ущерб.

— Но ведь вам нужны факты, а единственный известный мне факт… — начала я и сама себя перебила: — Так и быть, пожертвую собой, сунусь в клетку льва, то есть схожу еще раз побеседовать с пани Вишневской. Кто знает, что она еще услышала через потолок..

Гурский не успел высказать своего отношения к этой идее — зазвонил телефон. Я приложила трубку к уху.

— Больше я не выдержу! — крикнула мне в ухо Миська. — Пусть же хоть кто‑то поговорит с Петриком. У меня ни времени, ни терпения, а он разговаривал со мной, то и дело начинает астматически задыхаться, словно я — не я, а кошка. В конце концов, чем занимается ваша полиция? Мух не ловит, говорили, что непременно снимут с него показания, и до сих пор не удосужились. Целую неделю парень занимался постсинхронами, не спал, не ел, теперь его требуют в Лодзь, и он не знает, что ему делать, ехать или полицию ждать? А тут еще мамуля со своими штучками, сил нет! Сделай что‑нибудь!

— Без проблем! — заверила я девушку пользуясь тем, что полиция у меня, так сказать, под рукой. И принялась работать на два фронта. Да, полиция по–прежнему заинтересована в беседе с Петриком, но Буско–Здруй перепутал планы инспектора, он твердо решил идти дорогой моих предчувствий и намерен лично побеседовать с Петриком. Когда? Да пожалуйста, хоть сейчас. Где он в данный момент находится, твой Петрик?

— У своей мамули! — кричала в телефон обрадованная Миська. — Я ничего против его мамули не имею, мне бы такую, но вот угораздило ее как раз теперь схватить аппендицит! Вчера! С ней будет сидеть медсестра, но пока еще не приехала, так что приходится сыну сидеть с больной. Пусть твой мент сам туда едет, Петрик мамулю ни за что одну не оставит! Звоните прямо сейчас!

Чуть ли не силой я вырвала у Миськи адрес Петриковой мамули и номер сотового самого Петрика, а потом оказалось — глупо сделала, Петрик сотовый отключил, а о стационарном телефоне я не подумала. Позже узнала, что Петрик не отключал мобильника, просто у него разрядилась батарея, а зарядить ее у мамули он не мог по причине отсутствия аккумулятора.

Махнув рукой на предварительную договоренность, Гурский решил прямо от меня ехать к Петрику — авось повезет.

***

На авось понадеялась и я, отправляясь к пани Вишневской.

По дороге обдумала способ действия. Уже нельзя было притворяться, что разыскиваю ее соседей Выстшиков, которых никак не могу застать. Они как раз были, так что этот номер не пройдет. И не дай бог, если обстоятельства заставят меня и в самом деле зайти к ним. У меня уже сложилось вполне определенное мнение о папаше Эвы, и не было ни малейшего желания встречаться с ним. Не могу же я, в самом деле, войти к ним в квартиру, взглянуть молча на его рожу… и так же молча удалиться. Молча, потому что нет в моем лексиконе слов, достойных таких подонков.

Значит, мне нужна только пани Вишневская, и следовало обдумать причины — для чего нужна. Как я ей объясню причину еще одного визита. И его цели. Решила выложить ей часть правды в надежде, что услышанная сенсация заставит женщину позабыть о таких мелочах, как подозрительная настойчивость моих посещений и необходимость соблюдать приличия. Вот только какую именно часть правды можно приоткрыть?

И еще одно. Поскольку сейчас я шла именно к ней, опять же элементарные приличия обязывали меня явиться с каким‑нибудь подарком. Долго ломала голову, что подарить. Может, просто прийти с бутылкой вина? Сама пить не буду, я за рулем, так что могу не опасаться, что хозяйка примется хлопотать и накрывать на стол. Да и по всему видно — женщина из непьющих, а вино, ведь если кто в нем знает толк, то оно у каждого свое, излюбленное, поди угадай. Может, она выпила бы рюмочку сладкого? Но у меня скорей рука отсохнет, чем я куплю сладкое вино. Коробку шоколадных конфет? То же самое: обяжет хозяйку устроить хотя бы чаепитие, а этого хотелось бы избежать. К черту шоколадки! Значит, цветы. А лучше один цветочек, в горшочке. По крайней мере, хозяйке не придется разыскивать вазочку.

А лучшей темой для разговора с пани Вишневской я сочла смерть Поренча, о ней все знают, вот и поговорим.

Обшарпанный зеленый «опель» стоял у дома, но это еще ни о чем не говорило. Я уже знала, что его хозяин много ходил пешком.

Пани Вишневская оказалась дома. Я не старалась пройти бесшумно, наоборот, использовала большие возможности высоких каблуков, не напрасно же я обулась в такие туфли. На лестничной площадке я даже готова была отплясать трепака, но в этом не было необходимости. Как только я преодолела последнюю ступеньку, дверь приоткрылась.

— А, это вы! — обрадовалась пани Вишневская. — Входите, входите. Вернулся этот любитель драть горло. Но сейчас его нет, ушел куда‑то, так если вы к нему, еще успеете. Пожалуйста, входите, садитесь… О! Это мне? Надо же, какая прелесть!

Я и не возражала, гладиолус и в самом деле выглядел достойно, обещал долго цвести, и хозяйке не пришлось изображать притворное восхищение — цветок стоил расточаемых ему комплиментов. Я пробормотала что‑то насчет извинений за неудобства, вызванные моими частыми приходами, но она меня не слушала. Потрогав пальцем, не сухо ли растеньицу, она заботливо поставила мой подарок на самое лучшее место на подоконнике, потеснив его обитателей. И все время не переставая тараторила.

— Представьте, она даже зашла ко мне! Собралась в магазин, а знает, что я готовлю иногда ячменную кашу, и зашла спросить, где я ее покупаю. А я как раз знаю один киоск, где ее изредка выбрасывают. Вроде бы в санатории ему велели эту кашу есть. А сама такая довольная, пришла похвастаться, каким муж сделался хорошим, даже на экскурсии ее возил, и в Краков как‑то выбрались, а у нее в тех краях кузина, она ее уже целую вечность не видела, вот как раз и навестила. И никаких глупых номеров не отколол, даже сам вызвался ехать, по своему обыкновению только приказал: «До Зюты марш!»

— И не ревел медведем? — не поверила я.

— Ну да, как раз не ревел! Вел себя как человек, ее привез к кузине, а сам уехал, дескать, не буду мешать, пусть бабы наговорятся.

— А куда же он сам поехал?

— Да вроде бы к какому‑то знакомому, главное, им не мешал, ведь она, бедняжка, только тогда и отдохнет, когда его рядом нет. И дышит не надышится.

Туг пани Вишневская наглядно продемонстрировала мне, как свободно дышит мать Эвы, когда мужа нет рядом, и так старательно изображала, словно мы не в Варшаве, а где‑то на природе. Я воспользовалась ее кратким молчанием.

— Может, и в санатории бывали у бедняжки оказии немного передохнуть, там он не оставлял ее одну?

— Как раз оставлял! Что‑то там у них с питанием не заладилось, хозяйка обещала полный пансион, а тут вдруг ее муж расхворался, нога в гипсе, лежит и ни с места, но вот что значит порядочный человек, хоть нога в гипсе и болит, а он лежал тихо, голоса не подавал, смотрел себе потихоньку телевизор. А кабы с нашим ревуном такое приключилось, уж вся округа бы оглохла от его рева, а может, и весь город. Ну понятное дело, у его жены забот прибавилось, так что постояльцам самим приходилось себе и завтраки, и обеды разогревать, а то и куда в закусочную пойти поесть, недосуг хозяйке за всем приглядеть. Так она, жена нашего ревуна, больше времени в кухне проводила, да по магазинам бегала, а он сам на свои целебные процедуры ходил, но зато, по крайней мере, не измывался над ней целыми днями, а теперь она и говорит, как санаторий помог, она и не надеялась, а оказалось фактически помогло, и ему, и даже ей. Но я так думаю потому, что он иной раз по целым дням где‑то пропадал, говорил, в Горы Свентоховские ездил, а ее не хотел взять, потому как там, на Лысой Горе, его жена в ведьму сама может свободно обратиться и на метле полететь, на что ей машина? О, как он грохотал, ревел и заходился от смеха, и вопил «На шабаш марш!». Не очень я поняла, какой такой шабаш, должно быть, куда ведьмы слетаются? — вопросительно глянула на меня пани Вишневская.

Я поторопилась подтвердить — да, такой слет ведьм, и боялась, как бы соседка не переключилась на другую тему. Нет, она твердо придерживалась прежней:

— Да какая из нее ведьма? Уж скорее он сам на ведьмака смахивает, или еще на какого дракона, что огонь из пасти извергают…

Я не вытерпела:

— Пани вроде бы упоминала, что он и в Варшаве за это время побывал?

Не сразу ответила хозяйка, призадумалась, как‑то даже сникла. Оставив в покое цветочек, села на стул.

— А вот этого наверняка не знаю, — выговорила она наконец. — Я ее даже спросила, так она твердо так отвечала — нет, а вот мне сдается, что там у них двери хлопали. Однако как это возможно, чтобы он был и не рычал, не вопил? Да и машины ихней я у дома не видала, а так всегда она стоит, когда они дома. Но вот сдается мне, раза два я такие шумы слышала, а у меня этих., как их… галлюцинаций не водится. Ни слуховых, ни зрительных, так что же это означает? Втайне приехал и на цыпочках ходил? Но точно не скажу, и присягать не стану. А вам что известно? Вы как считаете?

— Я считаю — был! — не подумав, брякнула я, хотя вовсе не в эти тайны собиралась посвятить любопытную соседку.

А та расцвела ну прямо майским цветом, услышав эти слова. Я с удивлением смотрела на нее.

— А на кой ляд это ему? — набросилась она на меня, должно быть в чаянии каких‑то новых сенсаций. — Что ему тут делать? Красть? Так он не вор, о таких вещах я бы знала. К бабам — так какая баба его выдержит? К тому же скупердяй и вообще старый хрыч, разве что какую старую ведьму приглядел, но вряд ли, на кой ему старуха? Тогда пошто на цыпочках и вообще тайком?

Все правильно. Эту женщину никакие преступления не интересуют, пусть даже в масштабе всей страны, ее волнует то, что происходит вокруг, рядом, близко, у соседей. В масштабах одного подъезда. С чего вдруг ревущее чудовище преобразилось в невесомую пушинку…

Я тут же ухватилась за другую версию.

— Так ведь у него в Варшаве приятель был, тот самый Поренч, может, он хотел с ним встретиться втайне от всех? Только почему такие тайны?

Кажется, я попала в яблочко.

— Приятель! — фыркнула пани Вишневская, и в ее голосе я явственно услышала шипение чем‑то очень довольной змеи: — Приятель, говорите? Да, был такой, только весь вышел. Он мне про него сверху столько наорал, аж уши вспухли! Уже в первый же день, как вернулись, началось, но сначала это был еще не медвежий рев, а будто собачий лай, да такой, что слова не разберешь. И сквозь лай прорывался этот Поренч, но уже не Флорчик дорогой, а Поренч–поганец. Из чего я поняла, что перестал ему нравиться этот приятель. Я тут как‑то даже ее спросила, что у них там такое с паном Поренчем, а она нехотя выдавила из себя, что муж из‑за него убытки претерпел, побился с кем‑то о заклад и проиграл, и должен был поставить пиво…

Меня бросило в жар. С трудом пробормотала подобно пани Выстшиковой: «Подумаешь, какие расходы — пиво!» — но соседка знала свое:

— Я же вам говорю — страшный скупердяй! Да и не одну кружку он проиграл, потому так рычал: у меня вся мебель ходуном ходила. Он ведь только представляется, что живет в достатке, ни в чем не нуждается. Себе‑то он и верно, ни в чем не отказывает, но за грош — удавится. И тут, говорю вам, хоть из дому беги, такой рев поднял. «Из‑за этого жлоба заср…» — ну нет, не буду я губы пачкать и выражаться из‑за ревуна паршивого, он же его поносил так, что и мне страшно стало: «Такой–сякой, так меня околпачил! Чтоб ему света белого не видать!» — орал, такие баки забивал! — и опять его поливает: «Мало!» — орет. Я так и не поняла, чего мало. «На куски, на куски!» — вопил, тоже не представляю, о каких кусочках он разорялся. «А я в жизни никому!!!» И опять так я ничего и не поняла, говорю вам, так отрывисто бранился, словно лаял. Надо будет еще послушать, как снова начнет орать, может, чего и пойму. Потому как от нее человек и словечка не узнает, одна надежда на его рыки. А что с Эвой? Вы говорили, вроде бы отыскалась. Ну и как она?

Пани Вишневская за свои бесценные, хоть и отрывочные подслушанные откровения безусловно заслужила получить и от меня информацию.

— Она сейчас во Франции находится, — сообщила я любопытной соседке, — уже давно там живет. Да я вам об этом, кажется, уже сообщала. А вот что не сказала: не верьте, что она с Поренчем какими‑то делишками занималась. Неправда это, он нарочно возводил на нее напраслину, чтобы отомстить. Она ведь его, как паршивого пса, оттолкнула, не хотела с ним не встречаться и вообще даже не разговаривала с этим подозрительным типом — Эва его все же раскусила. А теперь вот и папочка вроде бы понял, какой это негодяй.

Подумав, я подбросила еще новость для соседки — чего там, не стану скупиться:

— Теперь у Эвы другой мужчина есть, не чета Поренчу, человек солидный, культурный и на хорошей должности — адвокат, скоро поженятся, а уж как он Эву любит! Как только вернутся, так и поженятся, и хотят свою фирму открыть. Но учтите, это держится в тайне, я только вам по секрету сказала, пожалуйста, никому ни слова, а уж тем более ее родителям.

— Да неужто я не понимаю! — возмутилась пани Вишневская. — И кому я могу разболтать? Не этому же, который отцом прозывается, а сам дочь родную чуть не в могилу свел! А уж как я за нее рада, что хороший человек попался. Она заслужила, бедняжка. Так, говорите, сейчас она живет хорошо?

— Хорошо, и даже снова стала писать. И наверняка добьется успеха.

Соседка удовлетворенно кивала головой, радуясь за Эву, и вдруг неожиданно спросила:

— Так вы говорите, драгоценный Флорианчик околпачил ее папочку?

Вот те на! Неужели это я ей сказала? Холера! Но вроде бы она сама из его воплей это поняла.

А соседка, не дожидаясь моего подтверждения, уже понеслась:

— Так ему и надо, ревуну проклятому! Заслужил, а уж как теперь разоряется, как из себя выходит — и не расскажешь. И еще свою жену заодно с грязью смешал. Что та говорила, я не слышала, она женщина тихая, а он на нее коршуном налетает: «Дура ты последняя, и чего встреваешь, все одно не твоего ума дело, дубина стоеросовая, а туда же, указывает, заткни пасть и помалкивай!» И еще как‑то странно ее обзывал, Кассандрой и пифией какой‑то, велел ей язык за зубами держать, а уж это лишнее. Она и без того все время молчит. Говорю вам: крику, крику, весь дом трясется, а толком ничего не понять. Но что‑то там у них стряслось. А вы говорите, он из санатория сюда приезжал?

Тут я поспешила свернуть наш разговор, что‑то слишком о многом эта баба знает или догадывается, надеюсь, все же не я проболталась, а она из подслушанного сама выводы делает. Хорошо все‑таки, что я не наслала на нее Гурского, представляю, сколько неприятных слов потом услышала бы от него. Он бы и базу юридическую подвел — например, обвинив меня в подсовывании свидетелю ложных показаний.

Домой возвращалась не торопясь, стараясь немного упорядочить хаос, царящий в голове.

Папочка Эвы метал на Поренча громы и молнии — это хорошо. Поренч его объегорил — это и вовсе замечательно! И отсюда следовал вывод, который напрашивался с самого начала: образовалось товарищество Поренч–Яворский, сеющее слухи и поливающее грязью честных людей. Я тоже стала их жертвой, с той только разницей, что меня как раз Эвин папочка никоим образом не касался. И мне не было необходимости бежать на край света.

Попыталась собраться с мыслями, и тут сообразила, что Гурскому я все‑таки не все рассказала, и даже то, о чем сообщила, получилось у меня как‑то неубедительно и сумбурно. Он меня словом не попрекнул — должно быть, сам пытался упорядочить мой сумбур. Но он не говорил с пани Вишневской, а ведь я главное узнала от нее, вернее, почувствовала, сопоставила и сделала выводы. Главное же во всем моем заключении — драгоценный папочка спятил, нет, зациклился на почве дочери. Дочь принадлежит ему, она его собственность, не имеет права жить своей жизнью, должна слепо подчиняться ему — так же, как жена. Так по какому праву она проявляет такую самостоятельность, убегает от него и живет, как вздумается, занимается тем, чем хочет, и даже осмеливается добиваться каких‑то там успехов? Без него?!

Эва, дочь, которая не пожелала быть сыном. И совсем другая: оказалось, она ни в чем на него не похожа, ктому же излишне самостоятельна. Он хотел, чтобы она во всем от него зависела, повиновалась всем его приказам. А она осмелилась ослушаться! А вдруг ей бы какую золотую медаль дали? Он бы наверняка считал это своей заслугой, и получалось бы — ему дали, не ей!

Тут появляется Поренч, сразу понимает, с кем имеет дело, и успокаивает папочку: взбунтовавшаяся дочка не сама добилась успехов, она ведь ноль без палочки, тут папочка прав, но ей помогли всякие такие прохиндеи на телевидении, которые ловят таких простаков и используют в своих целях. Они и последнюю дурочку способны вознести на невиданные высоты, у них связи и возможности, любое дерьмо так преподнесут почтеннейшей публике, словно это бесценное сокровище, из идиотки звезду сделать — им раз плюнуть. Нет, для этого вовсе не обязательно затащить ее к себе в постель, им бы деньжат побольше огрести. Вот и из вашей Эвы — объявят ее открытием года и — выдоят все, что у нее за душой. Разрекламируют, растрезвонят, глупая публика послушно проглотит все, что ей преподнесут. Реклама, как известно, Двигатель торговли.

И этот жлоб, этот папочка громогласный поверил всему, что наплел лучший друг Флорианчик. Нет, так он этого дела не оставит, он покажет негодяйке, где ее место, и растолкует, что она сама по себе — ничтожество, о которое он может ноги вытирать. Только надо устранить всех этих ненужных покровителей. Ишь, и ей голову задурили, а главное, ему от этого — ни гроша медного.

Мог ли Поренч убедить кретина в том, что к вознесению Эвы причастен и Вайхенманн? А почему нет? Ведь ему нужна была знаменитость — небось сколько раз трепал эту фамилию, распаляя папочку. А Држончек? И его приплел. Теперь он тянет Эву на пьедестал, папочка слушает и багровеет, и Заморский, тот вообще Эвой завладел, она его как собачонка слушает. Вот не представляю, каким чудом можно убедить человека поверить в такие бредни, увидеть в так называемом творчестве Заморского хотя бы след Эвиного участия… Впрочем, такой ослепленный ненавистью болван во что угодно охотно поверит, если это в одной струе с его психозом.

До сих пор получается у меня вроде бы логично. Но вот дошли до Поренча, его роль, его доля участия в травле…

Дышинский и Язьгелло. Совместными усилиями они развенчали бред, который наворотил Поренч. Они понимали и другим разъяснили, что так называемые великие режиссеры–постановщики — бездарные недоноски, за душой ни капли таланта, а лишь безумная жажда обогащения, когда попирается и совесть, и даже здравый смысл. Они не помогают писателям — напротив, они их губят. Разрушают творческую атмосферу, загоняют писателя в угол, и, если он слабый и не с кем посоветоваться, затопчут, загрызут, убедят, что он — ничтожество, а без них и вообще пропадет. Вот папаша и кумекает: выходит, драгоценный Флорианчик всю дорогу катил бочку на Эву, наплел с три короба насчет помощи могущественных воротил телевидения, устраняя чужими руками своих собственных конкурентов. Папаша пришел в ярость и решил отомстить. Уж себя, любимого, никому не позволит обижать!

Вроде бы все складывается логично, но ведет к однозначному выводу: Поренча пришил папочка.

К выводу я пришла, остановившись на красный у очень сложного перекрестка — Аллеи Неподлеглости и Вилановской.

Стоп! Это я и машине, и себе. Машина послушно замерла, а я, наоборот, помчалась в своих рассуждениях дальше. Невозможно! Не мог он убить! Убийство врага всегда предполагает разрядку ненависти к нему. Убив, можно радоваться победе над поверженным противником, наслаждаться тем, как ты сумел собственной рукой уничтожить ненавистного подлеца. Злоба и ненависть исчезают, сменяясь торжеством и радостью — теперь он уже не станет пудрить ему мозги, и не надо думать, как уничтожить этого мерзавца: изрешетить пулями или изрубить на куски! О, вот откуда эти «куски»…

Пани Вишневская — просто бесценный источник информации.

И все же мне удалось взять себя в руки и свернуть в нужную улицу, а не умчаться в синюю даль…

***

Петр Петер распахнул перед Гурским дверь квартиры, не спрашивая: «Кто там?» Он ждал сиделку и был уверен — наконец, пришла.

Гурский первым делом извинился, что пришел без предупреждения — так получилось. Поздоровался и опять стал извиняться.

— Вы уж извините, приход полиции всегда не очень‑то приятен, а тут я даже не сумел вас предупредить. Знаю, у вас сейчас неприятности в семье, а тут еще я, но, поверьте, это очень важно. Мне срочно надо с вами поговорить, и я очень рассчитываю на вашу помощь.

Петрик сначала онемел и даже струхнул, а потом взял себя в руки и впустил полицейского без лишних слов.

— Все о'кей, не стоит извинений. Вот–вот придет сиделка, мы уже договорились с медсестрой, а операцию мама перенесла хорошо, теперь надо оправиться после нее. На всякий случай мы не хотели бы ее на ночь оставлять одну и без медицинской опеки…

Мама Петра Петера проживала не в замке, а в обычной варшавской квартире, так что она прекрасно слышала, что к ее мальчику пришел полицейский, и сочла своим долгом вмешаться:

— Да со мной все в порядке, обо мне не беспокойтесь. Петрик, отведи этого пана в другую комнату и поговорите там спокойно. Только двери оставьте открытыми, я позову, если что… Хуже всего с питьем, вот, хочется пить, а врачи не разрешают. Да ничего, уж потерплю. Ага, вот еще что. Не забудь показать пану полицейскому ту вещь — ведь сам говорил, что надо бы ее в полицию снести, а тут полиция сама к нам пришла…

— Мамуленька, ты бы вздремнула, — ласково предложил сын, поправил постель больной и увел полицейского в другую комнату, побольше, которая показалась Гурскому какой‑то очень пестрой от обилия разложенных по всей мебели мотков разноцветной шерсти. — Черт бы их всех побрал! — неожиданно рявкнул парень, так что следователь, уже готовясь присесть к столу, вздрогнул.

— А в чем дело? — вежливо поинтересовался он.

Жестом пригласив его сесть, Петр и сам опустился на стул, тяжело вздохнул и подпер подбородок руками, опершись локтями о стол.

— Так ведь я хотел рассказать вам об этом как‑то дипломатично, не сразу, а может, и вообще не говорить, — попытался объяснить Петрик свое неуместное восклицание. — Ведь с полицией никогда не известно, что она преподнесет человеку. А родная мать сразу—из тяжелого орудия… ну да ладно, начинайте вы, вам положено.

Гурский тоже присел к столу и начал снимать показания.

— Да я в основном из‑за Яворчика. Сразу оговорюсь: его преступлениями я не занимаюсь, ничего о них не знаю, меня они не интересуют. И его алиби мне ни к чему, допрашивать его нет необходимости. Я хочу знать, что и кому он говорил. А из тех, кому мы можем доверять, вы, пожалуй, больше всех знаете.

А сейчас я поясню, что именно нас интересует. Вся эта последняя череда убийств неким иррациональным образом связана с Эвой Марш, хотя официально она нигде не фигурирует, и нам хотелось бы выяснить, насколько это ошибочно или, напротив, важно. Насколько нам известно, на Яворчика оказывали большое влияние…

Вздохнув с облегчением, Петрик убрал локти со стола и постарался как можно обстоятельнее отвечать на вопросы пана следователя. Он понял: речь пойдет о том, что он слышал, то есть о сплетнях или слухах, а они не имеют соответствующих статей в Уголовном кодексе. Вот, например, если бы пан Возняк опубликовал в газете заявление, в котором обзывал кретином и идиотом пана Ковальского, последний имел бы полное право обратиться в суд, защищая свою честь и достоинство. А когда те же слова произносятся в разговоре в узком кругу знакомых, у пана Ковальского не будет никаких юридических обоснований для обращения в суд. Так что Петрик мог себе позволить пересказать то, что слышал, не опасаясь юридических последствий.

И он позволил себе, причем весьма охотно, потому как не выносил Поренча и Яворчика, но зато любил и ценил Эву Марш. Он постарался как можно точнее припомнить все бредни и измышления Яворчика. Ну, хотя бы о том, что Вайхенманн собирал книги Марш и агитировал сценаристов; как Заморский своими фильмами делал ей рекламу; как Држончек выбирал самого щедрого из кучи спонсоров, горевших желанием поставить фильм по книгам Эвы Марш; как без поддержки поклонников Эва просто исчезла бы с горизонта. Повторяя все эти оскорбительные выпады, парень каждый раз добавлял, что это они такой грязью поливали писательницу, а он только их слова повторяет по просьбе полиции, сам же придерживается прямо противоположного мнения.

— И это было не только мерзко, но и глупо, — добавил Петрик, — потому что любой человек на телевидении прекрасно знает, как обстоят дела на самом деле, кто есть кто и чего стоят его слова. Телевизионщики очень хорошо разбираются в ситуации, пан инспектор. И знают цену рекламе. Ведь что там греха таить, бывает и такое: кто‑то хочет себя разрекламировать и платит большие деньги…

— И Эве Марш тоже случалось?..

— Да что вы! Никогда в жизни! Поренч, как известно, сознательно вел такую политику, а Яворчик всему верил и лишь повторял как попугай. Знаете, иной раз услышишь такое и ушам своим не веришь, а вот Яворчик верил всему, что наговаривал на честных людей. Я не могу точно сказать, чем он руководствовался, тут психолог нужен или, вот как вы, следователь, но скорее психиатр. Ну да, наверняка, не Яворчик вас интересует?

— Нет, — не стал возражать Гурский, — не Яворчик Только то, что он говорил, и те, которые верили его бредням.

Петр Петер задумался.

— Ну, кто верил? Наверное, те, которые что ни услышат с экрана телевизора, всему верят, короче, глотают все. А Поренч, надо отдать ему справедливость, умел изящно подать всякую гадость, придав ей убедительность. Можно сказать, что он и заразил Яворчика.

Записывая показания свидетеля, Гурский параллельно дополнял вновь услышанным то, что ему было уже известно и что он инстинктивно чувствовал, говоря о своем чутье.

— Спасибо, — сказал он наконец, — я услышал от вас много ценного, знаете, вроде бы пустяки и мелочь, а в целом создают определенную картину. А теперь, может, вернемся к тому, что вы хотели мне показать.

Петрик как‑то сник и не сразу отреагировал. Его спас приход сиделки. Мать и сын обрадовались ей, а мамуля, до этого не издавшая ни звука, опять сочла своим долгом вмешаться.

— Это, собственно, я нашла, проше пана. Петрик, ну что ты так колеблешься и делаешь из этого большой секрет, может, оно там уже и не лежит? Потому что, видите ли, пан следователь, я считаю, нужно вам об этом сказать, хотя мне и нелегко издалека кричать…

— Мама, успокойся, перестань волноваться, тебе вредно. Я сам скажу! — решился наконец сын. — Видите ли, так у нас все как‑то несуразно получилось, мама совсем не заботится о своем здоровье, а давно надо было обратиться к врачу, и в результате все произошло сразу — и мамина болезнь проявилась, и эту штуку мы обнаружили, то есть хуже некуда — и скорая помощь подъехала, и тут эта находка, все сразу, я совсем растерялся, не знал, за что хвататься, а потом, как подумал, испугался, что попаду в подозреваемые. Понятия не имею, откуда оно тут взялось…

— Да покажи же пану! — Мама даже рассердилась. — Мне и самой любопытно поглядеть.

Гурскому тоже очень хотелось поглядеть на их находку. Первый раз о ней слышит!

— Одновременно все получилось, — бормотал свое Петрик — И мамин гнойный аппендицит, и эта штуковина как с неба свалилась…

Петрик встал, подошел к разложенным на диване кучам разноцветной шерсти, подобранной по оттенкам, раздвинул мягкие пряди. Под ними виднелся какой‑то предмет.

— Мамуля доставала вот эту, ярко–красную, в самом нижнем ряду, и тут ее схватило, — рассказывал молодой человек Врачу еще успела позвонить и даже поглядела на эту штуковину, пока ехала скорая. И я тогда же ее увидел, ведь я сразу же приехал, вместе со скорой, но занялся уже мамой и больницей. А ее сразу, как привезли, — на стол, и операция! Я там при маме ошивался, пока ее домой не отпустили, а тут, на диване, ничего не трогал, и факт, колебался, говорить — не говорить, человек боится, как бы ему хуже не вышло. Но если хотите — смотрите, чего уж…

Под мягкими пасмами шерсти лежал буздыхан.

— Спасибо, пани Аня, так мне очень удобно, — оживленно щебетала мамуля. — Пан инспектор, вы же видите — там я собрала шерсть только красных оттенков. И вот эту киноварь. И когда она мне понадобилась — вы ведь знаете, я плету коврики на продажу, — так среди яркой киновари в глаза бросилось что‑то зеленое. Говорю вам, прямо по глазам ударило! Я уж думаю — может, со мной оттого и аппендицит приключился, что уж очень я испугалась, решила — привиделось мне. А оказалось никакое не привидение, а просто непонятная вещь. И почему‑то я сразу подумала: может, вещь историческая?

Гурский переглянулся с Петриком. Тот бессильно поднял руки — сдается, дескать.

— Я даже не потребую от вас ордера на обыск, — отрешенно признался он. — И мама со мной согласна, уверен. Значит, все‑таки, это то, что вы ищете? Этого я и боялся. Тут ведь чего только не услышишь, я о таком старинном оружии и не слышал. Оно?

— Пока наши эксперты не дали заключения, воздержусь от официального заявления… Мое же личное мнение — да, это именно орудие убийства. Во всяком случае, я очень на это надеюсь. Но даже если это и так, вы разрешите мне не возлагать подозрения на вашу маму?

— У нее уже и без того слепая кишка, — жалобно проговорил сын немного некстати. — Я не брал этого в руки, но, кажется, тяжелое? И никогда раньше таких штук не видел, только слышал, а это какое‑то странное сочетание буздыхана и бунчука.

Инспектор со знанием дела поправил, что плюмаж не с той стороны и вообще он должен быть из конского волоса.

— Ага, такой бракованный реквизит. Ну да мне на это наплевать, я только очень хотел просить вас, пан инспектор, маму не трогать.

Инспектор не намерен был подозревать не только пани Петер, но и ее сына. Не стали бы они так идиотски прятать орудие преступления, а если допустить, что все же такое пришло им в голову, не предъявили бы его добровольно следователю, внезапно зашедшему к ним. О буздыхане вообще знали лишь хозяйка квартиры и ее сын, и не скажи они о нем полицейскому, бракованный реквизит продолжал бы прятаться в гуще шерстяных мотков, ведь и мать и сын были вне подозрений. Никто их за язык не тянул, сами признались, обыска в их доме не предвиделось, а теперь инспектору надо поломать голову, каким образом проклятый реквизит, раздробивший затылок жертвы, перенесся на мягкий диван этой уютной квартиры?

Сам не перелетел, его кто‑то принес. И скорее всего — убийца. Интересно, а почему именно сюда принес и так глупо спрятал, чуть прикрыв слоем мягкой шерсти? На что рассчитывал? Ведь полиция не преследовала убийцу, тот не метался в панике, не сунул орудие убийства куда попало, а принес именно на этот диван.

Что‑то в этом роде Гурский высказал вслух.

Мамуля Петра Петера, хоть и перенесла острое воспаление аппендицита, не потеряла способности мыслить и рассуждать.

— Кто бы его ни принес, проше пана, — сказала она своим мягким голосом, — знал, что делал. Если бы мне не понадобилась срочно киноварь, я бы еще не скоро стала рыться в том месте. Петрик, я буду рассказывать, а ты покажи пану. Вам меня слышно, пан инспектор? Сейчас я работаю с серой и бежевой шерстью, яркий акцент не просто красной, но киноварной шерсти пришел мне в голову внезапно, а там, на диване, вы видите, пан инспектор, уже все готово, пряжа разрезана на куски, разложена по порядку, и вот в таком, рассортированном виде, еще долго бы лежала нетронутой. Это для будущего коврика я заготовила.

— Значит, преступник вас знал?..

— Да никто к нам посторонний не заходил. Я уже давно неважно себя чувствовала, и мне было не до гостей.

— А кто у вас был, скажем, на прошлой неделе?

— Да никто…

— Мама! — счел нужным вмешаться сын. — Назовите всех, кто был. Все человеческие существа. Да хотя бы меня и Миську.

— Ну да, вы были. И еще, раз существа… Уборщица приходила, она раз в неделю у нас бывает. Была и Катажина. Это моя приятельница, она рекламирует мои коврики направо и налево, дай ей Бог здоровья, и вечно приводит клиентов. Но на сей раз пришла одна. Ну и этот был… Вот уж не знаю, какая нелегкая его принесла, он вообще бывает у нас раз в десять лет, а тут вдруг заявился, и, главное, не предупредил. Если бы позвонил, я бы придумала что‑нибудь: уезжаю, например, такси уже ждет — лишь бы его не видеть, не выношу этого болвана!

— А кто этот болван?

— Да крестный Петрика, дальний родственник моего покойного мужа, двадцатая вода на киселе, Роман Выстшик Еще счастье, что недолго просидел и как‑то обошелся без своих идиотских выходок

— Не могли бы вы поподробнее описать его визит?

Не только по лицу пани Петер было видно, насколько неприятно ей говорить об этом человеке. Вся небольшая фигурка старушки напряглась, выражая негодование и неприязнь. Инспектор уже пожалел, что заставил пожилую женщину, к тому же только что перенесшую полостную операцию, тратить столько сил, но ничего не поделаешь. Он чувствовал — вот главный свидетель обвинения, и его показания могут оказаться решающими.

Взяв себя в руки, старушка постаралась как можно точнее рассказать о том неприятном дне. Тоже, должно быть, понимала, не стали бы к ней приставать после операции, если бы не крайняя нужда.

— Дверь ему открыла Веся, наша уборщица, я бы наверняка попросила сказать, что меня нет дома, а ей это в голову не пришло. Вошел в комнату, как к себе домой, кофе выпил. Вот и все. Так просто зашел, сказал: был тут рядом, решил зайти. Он на минутку, времени нет. Ага, чуть не забыла. Он не может не сказать человеку какой‑нибудь гадости. И тут не удержался. Сказал, что я здорово постарела и пора бы мне носить парик, и зачем мне столько шерсти, не иначе как выложить гроб изнутри, чтоб помягче лежать было, хотя только что спросил, сколько времени у меня уходит на изготовление одного коврика. И, довольный своей шуткой, глупо загоготал. Придурок!

Сидевшая дотоле тихо, как мышь под метлой, сиделка не выдержала.

— Пожалуйста, не нервничайте так, проше пани, и не дергайтесь, вам пока двигаться ну никак нельзя. И ночь надо проспать спокойно, и весь завтрашний день — полный покой. Вот послезавтра, если захочется потанцевать, — пожалуйста, уже можно будет. Но не сейчас.

И, повернувшись к следователю, медсестра сурово потребовала:

— Выбирайте более приятные темы для разговора. Больную нельзя волновать. Смотрите, как вы ее расстроили, она просто не в себе! Не смейте волновать пациентку!

Гурский извинился и попросил разрешения задать еще один, последний вопрос. Очень важный для расследования преступления!

— Прошу не гневаться, уважаемая пани Петер, но для нас очень важно знать, когда точно он нанес вам этот неприятный визит?

Мамуля Петрика перестала дергаться, оцепенела, напряглась и сосредоточенно уставилась на зимний пейзаж, висевший в ногах ее кровати. Сначала она считала про себя, потом стала считать вслух. Гурский тоже считал про себя, и у них обоих вышло, что отец Эвы Марш навестил мать своего крестника точно в день убийства Заморского.

— Во сколько?

— Да аккурат в середине дня. Около полудня. Погодите, дайте подумать. Он так разозлил меня, что я тогда забыла сделать что‑то очень нужное… Ага, вспомнила! Котлеты. Мясо разморозила и совсем забыла о нем, так что оно у меня завонялось. Значит, и в самом деле было около двенадцати или двенадцать с минутами… А что?

— Да, все совпадает. Только вот я по–прежнему не вижу смысла… Ах, простите, не буду морочить вам голову, но вот обыск придется сделать, это уж так положено. Мы постараемся провернуть все поскорее и аккуратно.

Обыск, действительно облегченный, но по всей форме, мамуля, к радости сына, восприняла как развлечение, к тому же ей от него была прямая польза — в ходе обыска криминалисты нашли такую особенную деревяшку для разрезания и расчесывания шерстяной пряжи, которая у мамули давно потерялась, а это затрудняло ее творческий процесс. А мамуля с самого начала настроила сыщиков на эту деревяшку, предупредила, что она где‑то в комнате завалялась и попросила, как найдут, не забирать ее, а оставить на видном месте. Оказалось, бесценная деревяшка лежала себе спокойно в качестве закладки в огромном альбоме с семейными фотографиями.

Других преступных трофеев не обнаружили. Ни пистолета, ни штыка.

Бунчук–пернач–буздыхан эксперты без труда признали тем орудием, от которого принял смерть Заморский, к тому же оставленные Заморским следы можно было видеть невооруженным глазом. Убийца даже и не пытался отмыть свое оружие горячей водой с мылом, не задал себе труда малость его щеткой потереть. Его заботила лишь дактилоскопия, и вместо отпечатков пальцев он оставил отпечатки кожаных перчаток Вернее, одной перчатки, старой и изношенной, которая полностью стерла находящиеся под ней следы пальцев того, кто приволок буздыхан из реквизиторской и поставил зачем‑то в дверях архива.

Мамулю Петруся так вдохновила беседа со следователем, потом обыск и обретение драгоценной деревяшки, что даже суровая медсестра вынуждена была признать — здоровье больной улучшается быстрыми темпами.

Отчет о событиях с обратной стороны луны поступил ко мне из трех источников и почти одновременно.

Поздним вечером позвонила Миська и, прикрывая трубку ладонью, вполголоса поинтересовалась:

— Иоанна, что происходит? От матери Петрик вернулся какой‑то странный. Мать его в порядке, а вот он — не очень. В отличном настроении и все хихикает. Говори скорее, пока он в ванной!

— У них должен был состояться разговор с моим знакомым ментом, кристальной души человеком. Разговор наверняка состоялся, возможно, это Гурский так положительно на них подействовал. Тебе Петрик что‑нибудь сказал?

— Если бы! Я тогда не стала бы тебе звонить. Говорю — все хихикает как ненормальный, а я страх как боюсь сумасшедших. Но ты ведь должна знать, из‑за чего он так перенервничал и сейчас не в себе?

— Случайно догадываюсь, но не уверена. А он в перерывах между хихиканьем хоть что‑нибудь говорил?

— Отдельные слова, иногда вырывались у него и обрывки фраз.

— Напрягись и процитируй.

— Попытаюсь, но не уверена, что повторю точно.

Миська замолчала, напряженно сосредоточилась и начала:

— Ну вот, например, ярко–красная киноварь… Дурак — Полагаю, это он о себе. — Ушлый мерзавец… А у мамули бывают гениальные проблески… Сукин сын… Подбросил, подонок!.. Не верю. Невозможно! «Невозможно» он повторил три раза!

Мозг получил пищу для размышления, и я начала отчаянно соображать. Прикидывала так и эдак. Я знала, чем занимается мамуля Петра Петера, и знала, что Гурский направился к ним. Сочетать проблески мамули с ярко–красной киноварью было легко, у меня самой сколько раз случались такие внезапные цветовые озарения, но как все это увязать с наветами Яворчика? Миська терпеливо ждала в мобильнике, я слышала ее заинтересованное дыхание и поспешила успокоить:

— Кое о чем догадалась, но маловато фактов. Может, еще что подкинешь?

— Могу! — тут же отозвалась Миська. — Еще он выкрикивал: «Под носом лежало, раз плюнуть, легче легкого», и еще: «На подносе преподнесли, а я балбес». Это, пожалуй, самое длинное его высказывание. С трудом выхватила его из его бесконечных ха–ха–ха и хи–хи–хи, о, вот еще: «Бракованный реквизит»! Как заорет, и чуть не помер со смеху, еле отсморкался, до слез его проняло. Слушай, что с ним? Я просто его боюсь!

— А ты не бойся! — посоветовала я, уже начиная догадываться, причем меня тоже вдруг начало трясти. — А, случайно, не проговорился он о том, что у них что‑то нашли?

— Погоди, подумаю… Нуда, было, я же тебе с этого и начала: «Как на сковородке», «Под самым носом».

— И «бракованный реквизит», говоришь? Ну так поздравляю: они нашли орудие убийства!

Возможно, это было скорее моим горячим желанием, чем действительным выводом из полученных фактов, но так уж у меня получилось. Сразу после этого я услышала вскрик Миськи, шум какой‑то возни и затем голос Петрика: Пани Иоанна, это вы? Да нет, я не свихнулся, хотя так себя чувствую — чрезвычайной легкости состояние… Мисенька, кохане, не вырывай у меня трубку, а тоже слушай, все поймешь. Видишь, как слушает пани Иоанна, а она взрослая умная женщина, и у нее тоже были сыновья, и наверняка была и мать, правда, пани Иоанна? А моя мать скрывала от нас состояние своего здоровья изо всех сил, но было видно, что ей плохо, и в больницу ее увезли с гнойным аппендицитом, а я, балбес, недооценил свою маму! Мисенька, да перестань дергаться, холодный душ — то, что надо, и я уже пришел в норму. А та штука, которую она мне показала среди своих заготовок, меня просто оглушила, я сразу понял — это то, что ищет полиция, но откуда оно взялось у нее? И как это связано с ее здоровьем, потому что тут уже разразился прямо ад — и скорая, и операция, и мама такая слабенькая, так что я боялся заявлять об этой вещи, не до нее мне, а вдруг меня загребут, и как она без меня? Поди докажи, что ты не верблюд. Да я и собственными глазами видел, как проклятый реквизит на нее подействовал, разве ей можно было так волноваться? Вот я и метался, что делать? Отложить, пока мама не оправится? Сразу стану подозреваемым — медлил, не сообщал. А сообщить — опять же в дураках можешь остаться, если окажется, что это не то, только мамулю обеспокоил, сиделка сказала, у нее высокая температура, а это очень опасно. Точно еще эксперты не сказали, но, скорее всего, это тот заср… Ох, я хотел сказать — тот самый буздыхан, о котором вся телестанция вопит. А вот сейчас думаю: ну что я за кретин, и сам извелся, и мамуля изнервничалась, надо было сразу пани позвонить, вы бы нам дело посоветовали, а так…

Я сочла нужным прервать бурный поток излияний.

— Тихо! Вы не виноваты, вас взвинтили обе, Миська и Лялька. А сейчас попрошу отвечать на вопросы.

— Да, конечно, спасибо!

— Гурский был?

— Ясное дело, был. Ведь от того…

— О Яворчике спрашивал?

— Ясное дело. Я ему все…

— И что‑то у вас нашел?

— Ясное дело, я сам ему показал, хотя нашла эту вещь моя мамуля.

— Наверняка в ярко–красной киновари! Головой ручаюсь!

Парень был потрясен моей гениальностью.

— Откуда вы знаете?

— Я разбираюсь в колористике. Ну, показали вы ему это, и что дальше?

И дальше пошло, как в следствии положено.

Петрик совсем успокоился, и мы с Миськой смогли получить ясное и четкое описание всего, что произошло в их доме. У Миськи хватило ума помолчать и не перебивать парня, я же, понятное дело, боялась лишним словечком сбить рассказчика с темы. Наконец он закончил и я, потрясенная, отключила сотовый.

Телевизионное орудие убийства в киноварной шерсти невинной женщины!

Следующим позвонил Островский.

Каким‑то таинственным образом Гурский сумел с ним пообщаться между обнаружением буздыхана и окончанием обыска у пани Петер. И задавал вопросы вполне определенного содержания.

Островский рассказал мне, что провел у себя на работе тоже небольшое расследование, в связи с тем звонком, когда к нам в редакцию якобы звонила Эва Марш, желая дать интервью. Ему так и не удалось докопаться до источника этих слухов.

— Выходит, кто‑то пустил утку? Ведь известно, что Эва не дает интервью, а уж сама навязываться ни за что не будет.

— Вот именно, — подтвердил Островский.

— И вы полагаете, это Яворчик?

— Я расспросил всех, кого мог. Выяснил лишь, что звонивший приписывал инициативу самой Эве Марш, а я в это не верю.

— Так вы считаете, звонил Яворчик? Так и не ответили мне.

Островский фыркнул в трубку.

— Я скорее считаю, звонил Поренч. И считаю, он что‑то задумал, сознательно позвонил — в планах своей акции, но дальше — стоп. У меня получается вообще какая‑то паранойя.

— Не у вас одного, — буркнула я. — Ну ладно, кто звонил — вы выяснить не сумели. А выяснили ли хотя бы, что этому неизвестному ответили в вашей редакции?

— С трудом, буквально выжал. Разумеется, ответили как можно неопределеннее. Что не исключено, возможно, а вообще дать более определенный ответ могу лишь я. Меня же на месте не было, и звонивший ответа не получил.

— И все это вы передали Гурскому?

Да, и еще кое–какие мелочи, потому что он тоже умеет человека прижать к стенке так, что не вздохнешь! Я вспомнил, что у нас телефон спаренный с секретариатом, а там полиция уже знает способы, как вычислить звонившего. Кажется, ему моя идея понравилась.

У меня в голове молнией пронеслось: звонил прохиндей из уличного автомата, и пиши пропало — такого не отловишь.

Повезло Гурскому…

И тут позвонил Гурский.

— Знаю, что поздно, — сухо заявил он, — но решил позвонить. У матери Петра Петера обнаружилось орудие убийства на телестанции, от которого погиб Заморский. Я не подозреваю, повторяю: не подозреваю ни Петра, ни его мать. Я ясно говорю?

Заверила Гурского, что говорит он очень даже ясно. Хотя и мало.

— А вы наверняка успели поговорить со свидетельницей, с той соседкой, для разговора с которой я, по–вашему, не пригоден. Так рассказывайте. Слушаю.

Разумеется, я ему постаралась подробнее пересказать весь разговор с пани Вишневской, хотя он все равно остался недоволен и, по выражению Островского, основательно прижал меня к стенке, допытываясь малейших подробностей. А об остальном говорить отказался, сказал, в другой раз. Что мне оставалось делать? В другой так в другой…

***

Я проехалась по ботинкам Петра Петера.

К счастью, его ног в ботинках в тот момент не было.

А произошло это так. К дому я подъезжала в спешке и еще издали увидела у своих ворот две машины. Притормозила. Машина, подпрыгивая, снижала скорость, и после последнего ее подскока, когда я уже заворачивала в ворота, распахнувшиеся пультом, в стоящей рядом машине раскрылась дверца и из нее вывалилась коробка с ботинками. Я нажала на тормоз и остановилась, но, к сожалению, одно из моих колес остановилось также на проклятой коробке.

Вслед за коробкой выскочил сам Петр Петер, оказывается, я знала его в лицо.

Ворота успели два раза открыться и два раза закрыться, из второй машины вышли Магда с Островским. И все рассыпались в извинениях и любезностях. Островский утверждал, что виноват он, это из‑за него случилась коллизия с ботинками, я извинялась за то, что раздавила коробку, Магда извинялась за то, что позвонила в последний момент, а Петрик вообще за свои ботинки. Я съехала наконец с ботинок и проехала в ворота.

Ничего бы такого не случилось, если бы я после звонка Магды не обнаружила отсутствие кофе в моем доме. А в той коробке, на которую я уповала, оказалась просто соль. Значит, Витек не купил, а обещал. Вот, понадеешься… А гостей могу лишь чаем поить. Да еще, кажется, изюм остался.

Магазин близко, всего две минуты езды, я подумала — успею, выскочила, в чем была, и помчалась за покупками. Мои гости уже спешили ко мне, и, подъехав к дому, сразу поняли — меня нет. В спешке я оставила распахнутым гараж, вот они и сообразили, что хозяйка срочно улетучилась. Значит, ненадолго, и решили подождать. А Петрик по дороге купил новые ботинки, покупал тоже в спешке, и почему‑то ему казалось, что в коробку положили оба левых ботинка. Воспользовавшись свободной минутой, он решил проверить, открыл коробку, убедился, что все в порядке, и не успел сунуть коробку под ноги, она так и осталась у него на коленях. И тут подъехала я. Он распахнул дверь, выскакивая мне навстречу, а коробка возьми и свались мне под колеса…

Затем какое‑то время мы занялись финансовой проблемой, ибо я уперлась вернуть ему деньги за испорченные ботинки, а он считал виноватым себя и отказывался брать деньги, в конце концов, и сумма‑то пустяковая, всего сто шестьдесят злотых. Тут Магда с Островским дуэтом принялись доказывать, что это их вина, так что я уже не выдержала и крикнула, чтоб они все заткнулись, никто не виноват, а сто шестьдесят злотых я переведу на счет приюта для бездомных животных. — И это заставило всех успокоиться.

За это время вскипел чайник, который я включила, отъезжая.

И тут выяснилось — моя квартира стала местом встречи из‑за того, что я знакома с Гурским.

Первым начал Петрик, который, невзирая на все уверения, так до конца и не поверил, что над ними с мамулей не тяготеют ни малейшие подозрения.

— Я бы на его месте засомневался, — утверждал Петрик Хотя, с другой стороны, в тот день я вообще не был на Воронича, приехал на ТВ лишь после часа, а моя мамуля вообще не считается. Эта штуковина для нее совершенно неподъемная.

— А ты что, поднимал ее?

— Попытался. Мне позволили. Тяжеленная, сволочь, ну прямо мачуга разбойника Мадея!

Я успокоила парня, рассказала, что поздно вечером благородный мент специально позвонил мне, чтобы ясно и четко сказать — никаких подозрений у полиции ни к нему, ни к его матушке нет! Два раза повторил и еще раз спросил, правильно ли я его поняла. А вот кто эту штуковину к вам принес, так и не сказал мне. Кто?

— Так до конца мы и не уверены. Холера ее знает! — чесал в затылке Петрик. — У нас вообще было очень мало людей, а тут еще мамуля вспомнила, что заходил техник проверить газ.

— Знакомый?

— В том‑то и дело, что не знакомый, а какой‑то новый.

— И он по всей квартире носился?

— Попробовали бы вы узнать это от моей мамули. Она не может припомнить, оставляла его одного хоть на минуту или нет. Совсем не следила за ним, только может сказать — огромный мужичище! Были еще уборщица, мамина приятельница, но уж если мне эта вещь показалась неподъемной, то им тем более.

— Тогда кто же?

И тут забренчал мой мобильник Где‑то в отдалении. Я помчалась в кухню, в данной ситуации любой звонок мог оказаться важным. И в кухонное окно я увидела еще одну машину у моего дома, из которой как раз выходил адвокат Хенрик Вежбицкий.

— Могли бы вы уделить мне пару минут?

— Конечно, заходите, калитка открыта. Только предупреждаю вас, у меня тут уже целая толпа, но все тесно связаны с нашим делом, а если хотите сказать что‑то с глазу на глаз, в этом доме найдется и свободное помещение.

— В таком случае я позволю себе…

Подбежала к дверям, впустила нового посетителя, загнала его тоже в гостиную, и они там начали знакомиться. Кстати, Островский с Вежбицким были знакомы, похоже, Островский знаком со всеми на свете.

— Оказывается, как хорошо было купить в свое время вот эти крекеры и нехороший сырник, — вполголоса произнесла я, расставляя на столе в гостиной упомянутое угощение.

— Почему ты считаешь его нехорошим? — тут же заинтересовалась Магда.

— Не очень он вкусный, а потому надолго его хватает, — честно призналась я. — Ведь с сырником всегда так — неизвестно, какой попадется. И еще зависит, от какой части тебе отрежут, он в этом магазине чудовищной длины, так мне, должно быть, досталось от хвостовой. Да вы не беспокойтесь, он свежий, но ела я его без особого удовольствия.

Усаживаясь в кресло, адвокат Вежбицкий начал без обиняков:

— Итак, я понял — все присутствующие в курсе дела и все стоят за Эву. Я разговаривал с ней полчаса назад, она попросила помочь вам распутать этот чудовищный клубок и сообщить ей. Я должен извиниться, что являюсь без предупреждения, но у меня тут рядом канцелярия, ехал мимо, дай, думаю, рискну… Но все‑таки я позвонил, когда подъехал.

Из всех присутствующих он один близко знал Эву, остальные были знакомы с ее книгами, фильмами, интервью, лишь Островский как‑то раз лично брал у нее интервью. И тем не менее с этого момента Эва Марш как бы невидимо присутствовала среди нас. Сидела на диване, ела невкусный сырник.

— Трудное и непрятное дело, — запинаясь начал адвокат, что свидетельствовало о степени его взволнованности. — Я и без Эвы догадывался о многом, остальное она мне сама рассказала, а теперь я считаю своим долгом все передать вам…

— Всего не надо, — сжалилась я над юристом, — мы тоже о многом догадывались, так что вы расскажете нам лишь недостающее.

— Ну, не очень то! — остановила меня Магда. — Я лично вот до сих пор многого не понимаю. И требую рекомпенсацию за труп, на который чуть не наступила!