Сергей Евгеньевич Медынский - Тигровые каникулы

Тигровые каникулы 1631K, 49 с. (илл. Мигунов)   (скачать) - Сергей Евгеньевич Медынский

Сергей Медынский

Тигровые каникулы




Солнце попыталось пробиться сквозь пелену облаков, тускло поблестело над горизонтом и исчезло в мутной серой мгле. Начался пасмурный зимний день.

Четыре человека — трое взрослых и мальчик — идут по тайге. За плечами у каждого — вещевой мешок, карабин. В правой руке — палка. Нижний конец палки, как у обычной лыжной; верхний оканчивается продолговатой деревянной лопаточкой.

Широкие лыжи загнуты и спереди и сзади. Внизу они подбиты камусом — шкурой, снятой с ног лося. Шкура прочная, с коротким ворсом.

Люди идут широким накатистым шагом. Каждый отталкивается палкой, ритмично взмахивает левой рукой. Три собаки бегут рядом с лыжниками.

Для взрослых далекие таежные походы — дело привычное, мальчик идет впервые.

Еще вчера учительница, потрепав его за чуб, спросила: «Ну, Вася, как думаешь провести каникулы?»

«Тигра ловить пойду! — солидно ответил он, а увидав недоверчивые взгляды ребят, добавил: — С отцом и его братьями Макаром да Николаем. Четверо нас будет в бригаде. Все документы уже оформили. Мне, как охотнику-промысловику, карабин полагается…»

И вот второй день идут звероловы по тайге, поднимаются на сопки, переходят замерзшие реки, пробираются сквозь бурелом, спускаются по заросшим склонам.

Впереди шагает отец Васи — Игнат Тимофеевич, лучший колхозный комбайнер. За ним идут Макар и Николай — колхозные трактористы. С первых дней весны и до поздней осени братья около своих машин. Только зимой могут они уйти на охоту или на отлов зверя.

Давным-давно, когда они были совсем мальчишками, Васин дед брал их с собой в тайгу, учил мастерству таежных следопытов.

Когда-то Васин отец пошел с дедом Тимофеем впервые, так, как сейчас идет Вася. А потом почти каждую зиму проводил Игнат Тимофеевич в тайге. Охотился, добывал пушнину. Приходилось ему брать живьем изюбров, волков, рысей, кабанов… На тигра ходил не раз!


Во времена далекого таинственного Плиоцена жили на земле саблезубые тигры. Их разбитые кости находят иногда у костров доисторического человека. Как охотились на них наши предки — ума не приложить. Но были храбрыми людьми наши предки! Даже на такую громадину, как мамонт, умудрялись поднять руку. И побеждали!

Саблезубых, с их огромными верхними клыками, давным-давно нет. Нет и пещерного льва, который когда-то жил в Европе и Северной Азии. Его еще называют тигрольвом за то, что он был похож и на тигра и на льва одновременно.

В наше время тигры живут в Индии и Китае, на островах Малайского архипелага, на полуострове Индокитай, в Ираке. У нас в стране они встречаются только на Дальнем Востоке.

Сорок или сорок пять зверей бродят сейчас по дальневосточной тайге.

Площадь, где живут уссурийские тигры, занимает более пяти миллионов квадратных километров.

Чтобы тигры совсем не исчезли, у нас в стране их берегут. Так же, например, как белых медведей в Арктике или зубров в Беловежской пуще. Охота на них запрещена. А на отлов тигра нужно специальное разрешение — лицензия.

Ее-то и имел в виду Вася, когда говорил школьным товарищам: «Все документы оформили. Теперь одна забота — тигра найти…»


Идет Вася по тропе, рядом с ним бежит любимый друг — черный лохматый пес Шарик.

Дружат они давно — с Шарикова дня рождения! А вот на тигра идут вместе впервые. Правда, для Шарика это не первая охота.

Небольшой беспородный пес был прирожденным воином, бесстрашным, самоотверженным, и всегда храбро шел по любому следу. Метили его кровавыми ранами рыси и волки, медведи и тигры, но ни одна рана не остудила его боевой пыл.

Еще в свою первую охоту Шарик попал под удар тигровой лапы. Еле-еле отполз он в сторону от схватки и утих, окровавленный, беспомощный.

Игнат принес его домой в вещевом мешке.

За весну и лето Шарик отлежался, пришел в себя.

Обычно охотники не берут на отлов тигра собаку, которую тяжело ранил зверь. Страх мешает такой собаке, делает ее бесполезной во время охоты. Она только издали лает на тигра.

Когда снова выпал снег и звероловы стали собираться в путь, Шарик с тревогой увидел, что его хотят оставить дома. Он так скулил, так рвался вслед ушедшим, такими жалобными глазами смотрел в тайгу, что Вася не выдержал, спустил его с цепи. Шарик подпрыгнул, лизнул мальчика в нос и понесся по лыжному следу.

— Это еще что? — грозно сказал Игнат, увидев Шарика. — А ну, пошел домой!

Шарик прижался к снегу, будто придавленный свирепым окриком Игната, и остался на месте, жалобно глядя вслед охотникам, уходящим в тайгу.



Вечером у костра, когда Игнат стал кормить собак, из кустов показался Шарик. Как ни в чем не бывало подошел и уставился на Игната, словно спрашивал: «Где же моя порция?»

Игнат оставил его в собачьей своре.

А когда брали тигра, Шарик первым бросился по следу, первым настиг зверя. И с тех пор каждый раз так. Будто мстит за первую неудачу.


Игнат воткнул палку в снег, притормозил и стал спускаться вниз с косогора.

Под кольцом охотничьей лыжной палки вставлен кривой кабаний клык. Если лыжник едет с горы и чуть поворачивает палку, погруженную в снег, то изогнутый клык служит ему, как руль служит лодке: если острие клыка развернуть вправо, носки лыж пойдут вправо; если развернуть клык влево — лыжи пойдут влево.

Вася налег на палку и понесся за отцом.

Летит вниз — дух захватывает, только ветки мелькают. За Васей дядя Коля и дядя Макар съехали. Теперь наверх лезть надо, на другой склон.



Сняли охотники лыжи, перевернули пятками вперед и снова надели. Шкурка, которой подбита лыжа, теперь направлена ворсом назад.

Пошли вверх по склону. Склон все круче, но лыжи обратно не скользят, ворсом в снег упираются. Идти легко.

Справа и слева от охотников — узоры звериных следов.

По заснеженному косогору в молодом осиннике — отпечатки зайчиных лап. Сюда, будто в столовую, приходят зайцы глодать кору.

В стороне под кустами аккуратные маленькие крестики. Это следы рябчиков.

Длинной прямой цепочкой протянулись сдвоенные следы. Расстояние между ними около метра. Это бежал соболь. Он никогда не идет шагом, всегда скачет, коготок в коготок ставя задние лапы в след передних.

А погода все хмурится и хмурится.

Снег пошел. Мелкие снежинки тихо падают с серого скучного неба.

Крутятся легкие снежинки, опускаются на отпечатки звериных лап. Хочет тайга все следы закрыть белым покрывалом. Мешает она охотникам. Будто заступается за тигров, которых мало и будет на одного меньше, если его след попадет на глаза людям.

Макар на ходу сунул руку в сугроб и выдернул зеленый пучок.

— Самые кабаньи места, — говорит он.

Вася тоже выдернул зеленый суставчатый побег.

В школе Анна Александровна говорила, что в далекую палеозойскую эру, более двухсот миллионов лет назад, были хвощи величиной с дерево. Их современники, ящеры-стегоцефалы, давным-давно вымерли, а хвощи выжили. Растут себе, будто самая обычная трава.

Корневища хвоща тянутся под землей во всех направлениях. Кабан находит их, разрывая землю своим пятачком. Орехи зимой достать трудно, желуди тоже трудно; хвощ самая удобная пища. Где хвощ, там и кабаны.

— Давайте-ка для табора место присматривать, — говорит Игнат. — Чего нам в такую погоду снег месить?

Для ночлега — первое дело дрова найти и выбрать место, где палатку растянуть.

— Вон лесина хорошая, — указывает Вася на большую сухую лиственницу.

Белый гладкий ствол, исчерченный длинными продольными трещинами, мертво торчит среди деревьев.

— Вали ее, — говорит Игнат. — Надью сделаем.

— А может, палатку ставить будем? — спрашивает Макар. — Снег идет. Зачем под открытым небом спать? Засыплет.

Все поднимают головы, глядя на тихо летящие хлопья. Вася даже рот открывает — ловит те, какие побольше.

— Я думаю, кончится снегопад к ночи и без палатки обойдемся, — говорит Игнат. — Давайте Макар да Николай надью налаживайте, а мы с Васей на охоту пойдем: надо к ужину чушку добыть, а то сегодня срок охоты на кабанов кончается.

Не успел отец договорить, Вася зашагал в лес. Не станут же братья со старшим спорить, кому что делать… Игнат бригадир. Как сказал, так и будет.

Макар и Николай достали топоры из-за поясов.

Тук-тук-тук… — застучали они вперебой.

Лиственница сухая-сухая, твердая как кость! Рубить трудно, зато такое дерево сразу не сгорит — его хватит на всю ночь!


Отошли Игнат с Васей совсем недалеко и вдруг увидели кабанье гнездо — гайно.

Между старыми деревьями площадка, устланная сухой хвоей и опавшими листьями. В середине углубление — лежка.

Вася снял лыжи, ступил на мягкое дно кабаньего гнезда, попрыгал немного.

— Мягко, пап.

— Конечно, мягко. У нас, поди, Макар с Николаем лучше не сделают!


А Николай с Макаром ночлег ладят. Расчистили снег, одно бревно на площадку принесли и конец его положили в развилок между двумя растущими рядом деревьями. Другой конец зажали между кольями, вбитыми в утоптанный снег. Второе бревно укрепили над первым. Да не вплотную, а так, чтоб оно вроде бы провисло над нижним.

В пространство между ними положили щепки, сухие ветки, березовую кору. Это и будет надья — костер на всю ночь.

Вокруг нагребли снежные валы, чтоб ветер не гулял. Внутри валы прикрыли еловым лапником. На дно тоже настелили еловых веток. Тепло будет около надьи!


В разных направлениях тянутся желоба кабаньих троп. Некоторые завалены снегом, а по иным, видно, совсем недавно проходили кабаны.

Бум-м-м! — вдруг грохнул выстрел, да так близко, что в первое мгновение Вася изумился: «В кого стрелял отец? — И в ту же секунду мелькнуло: — Так отец сзади, а выстрел под самым ухом!»

Повернулся Вася: из-под дерева в упор уставился черный зрачок ружейного дула.

Игнат к Васе кинулся:

— Не раненый?

— Нет.

Шагнул Игнат к ружью, вытащил его из-под заснеженных еловых лап — и об дерево. В щепки разлетелся приклад. Стукнул Игнат второй раз — из ружейного замка железки полетели. Еще раз — ствол буквой «Г» согнулся.

— Вот так!.. — говорит Игнат. — И хозяина этого ружья так бы тоже! Он самострел сделал.

Вася глядит на тоненькую волосяную бечевку, протянутую поперек тропы.

— Ты носком лыжи тетиву тронул, а она к спусковому крючку была привязана. Вот ружье и выпалило.

На правой штанине у Васи — клочки материи. Заряд, предназначенный зверю, чуть-чуть не угодил в Васину ногу.

Игнат кивает на поломанное ружье:

— Как же его хозяин не подумал, что под самострел люди могут попасть? Хуже волка такой человек!


Стадо диких свиней, похрюкивая, топталось на большой поляне.

Услышав звук выстрела, кабаны убежали со старого места и, с трудом пробираясь в глубоком снегу, выскочили на лужайку. Здесь вожак стада — взрослая опытная самка остановилась. Ее сжатое с боков тело замерло, застыв на крепких коротких ногах; клиновидная морда уставилась в ту сторону, откуда прибежало стадо.

Увидев, что она остановилась, кабаны тоже встали, ощетинив загривки. Звери стояли настороженно, готовые к рывку, будто сжатые пружины.



Потихоньку напряжение спадало. Когда самка опустила длинную морду вниз и, хрюкнув, начала разрывать снег, стадо успокоилось.


А Макар с Николаем тем временем запалили надью. Зажгли сушняк, проложенный между бревен, и постепенно бревна занялись. Пламя их не охватило, а вроде огненной ленты тянется, бьется в пространстве между лесинами.

— Чего-то стреляли давно, а их все нет! — удивляется Макар. — Уж не случилось ли чего?

— А чего случится? — говорит Николай. — Промахнулись и снова к табуну подбираются.


Свиньи, хрюкая и повизгивая, добывали из-под снега скудный зимний корм. В стороне ходил огромный старый кабан — секач. Метра два длиной, а в высоту больше метра. Из-под верхней губы на обе стороны завернуты клыки. Ударяет кабаний клык, как кинжал, быстро и точно — не увернешься. И сила удара — кость перешибет! Недаром наши предки звали дикую свинью уважительным словом «вепрь».

Вася первым увидел табун и остановился, указывая отцу на темные движущиеся пятна — свиные загривки, покрытые бурой щетиной.

Глубокий снег защищал зверей от выстрела, и Игнат даже не поднял карабин.

— Обойти надо, — шепнул он Васе и резко выдохнул воздух.

Пар от дыхания потянуло в сторону. Определив, откуда дует ветер, Игнат и Вася стали осторожно подбираться к табуну с подветренной стороны.

В просвете между стволами деревьев и зарослями кустарника снова — уже близко и открыто — показались кабаны.

— Стреляй, — шепчет Игнат. — Вон хороший подсвинок!

Молодой кабанчик насторожился, подозрительно поглядывая в сторону охотников. Маленькие глаза зло смотрели прямо на Васю, раскинутые уши ловили каждый шорох.

— Ну, стреляй! — зашипел Игнат.

Кабан взвизгнул и дернулся назад в ту самую секунду, когда грохнул Васин выстрел.

В один миг стадо кинулось в сторону. Протоптанные в глубоком снегу дорожки не вместили весь табун, и некоторые свиньи убегали по целине, пронизывая толщу снега. Снежные бугры, как живые, вспучивались, опадали и, сталкиваясь, неслись по поляне.

Трах! — Игнат выстрелил по снежному кому, из которого торчала бурая щетина свиного загривка.

— Охотничек!.. — в сердцах кричит Игнат Васе. — Чего ждал?

А Вася смеется. Уж очень чуднó, будто рыбы в воде, носились под снегом свиные тела.

— Вот не буду брать с собой! — сердится Игнат. — Давай работай. Посмотрю, как ты подсвинка разделаешь.

Перестал Вася смеяться. Снял лыжи, достал нож. Ободрал тушу, разделил на куски. Задние ноги кабана сунул к отцу в мешок: «Это на сегодня да на завтрашнее утро». Кабаньи внутренности к себе положил: «Это собачкам угощенье».

Остальное мясо закидал снегом, прикрыл еловым лапником и корягу сверху бросил, чтоб вороны не растащили.

— Правильно, — говорит отец. — А почему с собой не берешь?

— Чего зря лишний вес таскать? Завтра все равно в эту сторону пойдем и захватим.


Вот и сумерки на землю упали. Снегопад кончился. Подмораживает. Ветерок тучи разнес. Будто серебристая стружка, повис в проясневшем небе месяц.

Пламя надьи в густеющей темноте делается все ярче и ярче. Отблески забираются все выше и выше по заснеженным деревьям.

Издали увидел Вася их оранжевые вспышки.

— Пришли, пап.

— Вижу, — буркнул Игнат.

Как только к надье подошли, Вася сказал:

— А я на самострел напоролся! — И показывает дядьям штанины, пробитые зарядом: — Во и во!..

Игнат вынимает из мешка два окорока, отдает Макару. Макар мясо взял не глядя, передал Николаю. Тот на Игната смотрит. Игнат молчит. Потом Васе:

— Собак-то корми.

— Сейчас, сейчас! — заторопился Вася.

— Побыть бы здесь надо дня два-три, — медленно говорит Макар. — Подождать бы…

— Не надо, — отвечает Игнат. — Во-первых, тот, кто самострел ставил, нашу лыжню увидит и сюда не пойдет. Во-вторых, отопрется, скажет: «Не мой самострел». В-третьих, нам за тигром идти надо!


Пока дядя Николай ужин готовит, Игнат с Васей снег с себя стряхнули, телогрейки сбросили, разуваться начали.

На ногах у охотников олочи — мягкая легкая обувь из шкуры лося.

Испокон веков коренные жители Дальнего Востока — нанайцы и удэгейцы — шили такую обувь, и до сих пор охотники надевают ее, уходя в тайгу.

Выше щиколотки к олочам пришита парусина. Ею плотно обертывают низ брюк, а потом обвязывают ногу длинной бечевкой. Ни одна снежинка не залезет в такую обувь. Внутри для тепла олочи выстилают сухой травой.

Запасной пучок травы и вторые олочи всегда лежат в мешке охотника. Такой запас много не весит, а магазинов в тайге нет: изорвешь олочи — другие не купишь!

Разулся Вася, а на правой ноге носок влажный. Просмотрел обувку. Так и есть — чуть распоролась по шву. Достал Вася из мешка иглу и оленье сухожилие. Оторвал одно волокно, в иглу его продернул и зашил дырку. Сухожильная нитка вечная. Прочная и влаги не боится.

Вася повесил олочи в сторонке, с наветренной стороны, чтоб невзначай не влетела искра. Если зевать будешь — сухожилий не хватит заделывать прожженные дырки!

Когда вешал обувь, увидел, что в сугроб воткнуты какие-то веточки, и кинул их в огонь.

Дядя Николай заострил прут, кольнул им мясо, кипящее в котле.

— Готово, умягчилось, — сказал он. — Давайте-ка наконец ужинать!

Налил Николай каждому по полной миске супу, положил по куску мяса, и все приумолкли — занялись едой.

— Чай заварили? — спрашивает Игнат.

Николай поставил миску, оглянулся и руками развел:

— Вот те на! А где лимонник? Вот здесь я три ветки воткнул. Где же они?

— Наверное, спалил его кто-нибудь? — говорит Вася.

— А кто? — выпучил глаза дядя Николай. — Зачем спалил?

— Ну, случайно… — говорит Вася.

— Кто его случайно спалил, тот пойдет новый искать, — объявил дядя Николай и спокойно принялся за суп.

— Только пусть он на самострелы не наскакивает, — говорит Макар.

Вася ест суп, будто не о нем речь.

— Боюсь, он вместо лимонника малину прошлогоднюю наломает, — снова начинает дядя Николай.

Вася доел суп, поднял голову.

— О ком речь-то шла, Вася? — спрашивает отец.

— Не знаю. Не слыхал. — И к дяде Николаю поворачивается: — Чай-то у тебя готов?

Тут дядя Николай совсем рот разинул.

— Ну и ну!.. — только и сказал.

Отец Васе объясняет:

— Николай хотел лимонник заварить, а ветки куда-то делись.

Вася потянулся за олочами.

— Ладно уж, — махнул рукой Николай. — Куда ты ночью собираешься?

— Рядом растет лимонник, — отвечает Вася. — Там даже ягоды остались.

Отошел Вася метров на триста от надьи. Разглядел в темноте, как по березовому стволу вьется лиана лимонника. На белой бересте видна темная плеть.

Вася ее топориком — есть заварка! Потом потянулся вверх, нащупал гроздь ягод, оторвал.

В темноте оранжево-красные ягоды кажутся черными. Вася несколько штук сунул в рот и пошел обратно.

Подмороженные ягоды приятно холодят рот, а по вкусу они не поймешь какие: и сладковатые, и солоноватые, и кислыми кажутся, и горчат немного, и терпкие в то же время.

Иногда их так и называют «плод с пятью вкусами».

В этих плодах лимонная и яблочная кислоты, витамины, сахар. Кора, листья, семена лимонника — все содержит полезные вещества.

Дядя Николай бросил кусочки лианы в кипяток, заварил лимонник. От такого чая человек бодрее становится, усталость исчезает.

Хорошо лежать около надьи, чайку дожидаться! С одной стороны огонь греет, с другой тепло отражают еловые ветки, поставленные вдоль снежного завала. Со всех сторон охотники укрыты струями теплого воздуха, а вокруг — студеная тишина. Окажись в тайге без спичек, без огня — смерть! Даже деревья иногда не выдерживают: промерзнет оставшаяся внутри дерева влага — и ствол лопается с треском, будто выстрел раздается в молчаливой тайге.

Дядя Николай чай горячий налил в кружки, сахар положил на чистую тряпочку, достал из мешка сушки и конфеты.

Вася потянулся за своей кружкой, с удовольствием отхлебнул коричневатого горячего чая, пряно отдающего лимонником.

Впервые в жизни зимняя ночь застала Васю не дома, не в комнате с теплыми стенами, а около тихого огня надьи. До сих пор он только слышал рассказы старших об охотничьих таежных походах, а вот теперь сам проводит ночь как настоящий лесной следопыт.

За снежным завалом надьи молча стоит могучий частокол лесных великанов. Ветки, согнутые под тяжестью снега, освещены оранжевыми отблесками пламени. Между снежными подушками — черные провалы теней. Васе вдруг кажется, что оттуда кто-то следит за охотниками.

Черная тишина обступила надью. В жизни никогда не слыхал Вася такой тишины.



И как-то не по себе ему становится при мысли, что вот сейчас все уснут, а угрюмая темень будет смотреть на беззащитных спящих охотников…

Ему хочется разбить эту тишину.

— Давайте истории разные рассказывать, — предлагает Вася.

— Я чай пью, — отказывается Игнат.

— А ты пей и рассказывай. Все равно спать неохота. Расскажи, как ты впервые в жизни тигра увидал.

— Ладно, — говорит Игнат. — Налей-ка мне, Николай, еще кружечку!

Николай наклоняет черный, закопченный чайник; коричневая струя, дымясь паром, льется в кружку. Вася подставляет свою кружку, Макар — свою. Вася располагается поудобнее и ждет.

Игнат кидает в рот кусочек сахара, отхлебывает глоток.

— Значит, про тигра…


Конец августа. Давнишнего августа. Васи тогда и на свете не было.

Два человека — Игнат и старый удэгеец Мечина Кимонко — собираются на охоту.

Игнат не тот, который сейчас сидит у костра, а молодой Игнат. Вася видал его только на старой фотографии.

— Садись, — тихо предлагает Мечина, сталкивая в реку узенькую берестяную лодку — оморочку. — Изюбра добывать будем, на стойбище мясо кончилось.

Игнат устраивается впереди, держа в руках карабин.

Лодка глубоко погружается в черную воду.

Мечина, стоя на корме, отталкивается шестом. Течение подхватывает оморочку, и деревья по обеим сторонам начинают быстро уплывать назад.

Игнат сидит неподвижно. Узкая оморочка может опрокинуться от каждого неосторожного движения. Мечина ритмично взмахивает шестом, отталкивается от каменистого дна. Оморочка то и дело меняет направление, прижимаясь то к одному, то к другому берегу.

Мечина ведет лодку мимо растопыренных черных коряг, острых камней, выступающих из-под клокочущих струек, мимо песчаных отмелей, чуть прикрытых темной водой.

Мечина знает путь. Еще мальчишкой плавал он по этой таежной речке. Тогда он сидел на носу оморочки, там, где теперь Игнат, и удивлялся: «Как отец не спутает, где и куда надо направить лодку?»

Теперь Мечина сам ведет оморочку в ночной мгле и нигде не ошибается.

Студеный воздух мягко обвевает лицо Игната, напоминает, что лето кончилось, приходит осень.

Беспокойными были летние месяцы для Игната и Мечины. И все из-за оленьих рогов.

Самцы пятнистых оленей, маралов и изюбров сбрасывают свои ветвистые рога в конце зимы или весною.



Вместо старых рогов у оленей начинают расти новые. В это время, пока рога еще не окостенели и богаты кровеносными сосудами, они называются «панты».

Панты — сырье для ценного лечебного средства. Охотясь за оленями-пантачами, два месяца не выходили из тайги Игнат и Мечина.

Мягкие на ощупь рога, покрытые кожей с бархатистой шерстью, охотники консервировали, много раз опуская в горячую воду, а потом сушили на воздухе и в жаровой сушилке.

Обрабатывать панты не просто. Переваришь или недоваришь рога — исчезнет целебное свойство, ради которого их заготовляют. Старый Мечина сам варил панты. Учил Игната тому, что когда-то узнал от отца.

Потом они отвезли добытые рога в город, сдали на приемный пункт. Из них сделали пантокрин. От многих недугов помогает это лекарство людям.


Луна поднимается все выше и выше. Ее отражение дробится на бегущей воде, и кажется, что впереди оморочки разливается расплавленное серебро.

Вдалеке раздался и утих протяжный рев изюбра.

Мечина повернул к косогору, заросшему кустарником. Над ним высокой черной стеной нависал лес.

Лодка вошла в тень и ткнулась в берег.

Далекий рев изюбра снова раскатился в ночном лесу.

С конца августа по октябрь быки ревом призывают оленух, угрожают соперникам. Они забывают об осторожности.

Мечина вынул небольшой берестяной рожок, приложил ко рту, и густой низкий рев, точь-в-точь такой, как слышался вдалеке, понесся над спокойной рекой. Рев постепенно повышался и закончился высоким протяжным звуком.

Протрубив два раза, Мечина затих. Игнат отчетливо представил себе, как где-то вдали красавец олень поднял голову и, раздувая ноздри, прислушался к реву, который раздавался с оморочки. Потом изюбр ударил окрепшими ветвистыми рогами по стволу дерева…

Снова вдалеке раздался рев, и, немного подождав, Мечина ответил изюбру.

Луна ушла за черные зубцы кедровых вершин. Тень от берега, под которым стояла оморочка, протянулась к противоположной стороне реки.

Изюбр кричал все ближе и все раздраженней.

«Скоро!» — подумал Игнат, и ему стало жалко оленя, ослепленного гневом и любовью. А изюбр, не чувствуя обмана, шел и шел под выстрел.

…Негромкий шорох раздался за спиной охотников. Несколько комочков земли, катясь с косогора, булькнули у самой оморочки.

Игнат и Мечина разом подняли головы. Кусты неслышно раздвинулись, и огромная круглая морда гигантской кошки уставилась на охотников.

Еще не успев испугаться, Игнат быстро развернулся, боясь опрокинуть оморочку и думая о том, что неудобно стрелять с левой руки.

Его опередил Мечина. Встав во весь рост, он сложил на груди руки и, молитвенно кланяясь тигру, начал говорить тихим голосом:

— Куты мафа, нам тебя не надо! Уходи от нас! Не надо так смотреть, куты мафа! Уходи…



Рот разинул Игнат от удивления. Слышал он, что старые удэгейцы тигра не трогают, думают, что он священное животное. Но видел такое впервые.


— А ты чего не стрелял? — спрашивает Вася.

— Как же мне стрелять? — хмурится Игнат. — Если бы я выстрелил, я бы старика смертельно обидел! На всякий случай я взял тигра на мушку. А потом выдернул шест, и оморочку потянуло течением. Как только мы поплыли, тигр зарычал и исчез. Видно, он обманулся: принял наш зов за крик настоящего изюбра. Вот и вся встреча.

Игнат протягивает пустую кружку Николаю.

— Твоя очередь, дядя Макар, — говорит Вася, переворачиваясь на другой бок.

— А про что мне рассказать-то? — спрашивает Макар. — Тоже про тигра?

— Про что хочешь. Но только чтобы про тайгу.


Бат — большая удэгейская лодка, выдолбленная из тополя, — нес охотников вдоль широкой реки. На веслах — Макар.

Впереди бата появились какие-то мелкие бугорки, будто отмель намыло весенним половодьем. Подплыли охотники ближе — белки. Они плыли, высунув головы, встревоженно косили глаза на лодку. Маленькими лапками упорно молотили воду.

Макар протянул весло самой ближней белке. Не задумываясь, она влезла на борт, отряхнулась, обдав брызгами охотников. А по веслу уже лезла другая, а за ней еще и еще.

По обоим веслам выбирались белки из воды, лезли по шестам, которые протянули им охотники, и через несколько минут бат наполнился мокрыми усталыми зверьками. Они смирно сидели, поглядывая на людей.

Макар развернул бат и тихонько стал грести к берегу. Увидев приближающуюся землю, белки стали перескакивать на нос лодки. Когда бат ткнулся в береговую отмель, зверьки спрыгнули на песок и через секунду исчезли в кустах…


Прыгая с дерева на дерево, проскакивая по земле, шли белки.

Переплывая реки, не боясь открытых пространств, не обходя села, шли и шли в одном направлении тысячи коричневых зверьков. Они покидали старые места, и ход этой хвостатой армии длился три дня.

Ястребы, филины и совы пикировали на белок с воздуха. Лисы, колонки, куницы, горностаи уничтожали их на земле. Но белки все шли и шли.

Так бывает в годы неурожая кедровых орехов и других семян хвойных деревьев. Белки спасаются от голодной смерти. Иногда такой беличий поток проходит триста — четыреста километров. Как найдут хорошее место для кормежки, так останавливаются. Бывает, двигаются до самых снегопадов. Только глубокий снег их остановит…


— Это все одно от другого зависит: есть орех — есть белка, есть мышь — есть соболь, — говорит Николай.

— Ты в чужой разговор не вмешивайся! — просит Макар. — Теперь твоя очередь, вот ты и начни про что-нибудь новое.

— А может, спать пора? — спрашивает Николай. — Гляди, у Васи глаза слипаются.

— Не-ет! — говорит Вася. — Я не сплю. Я глаза закрываю, чтобы лучше слушать: зажмурюсь — и все себе представляю, будто кино смотрю!

Николай поправляет пламя надьи и усаживается поудобней.

Вася прикрывает глаза и слушает.


Невысокое растение с двумя-тремя листьями, рассеченными на пять частей. Наверху зонтик бледно-зеленых мелких цветочков. Пройдет мимо несведущий человек — не обратит внимания.

А растение это не простое! Женьшень!

Под округлым крепким стеблем в землю уходит небольшой мясистый корень. Иногда он точь-в-точь как маленькая морщинистая фигурка человека. Растопырив руки и ноги, он вцепился во влажную глинистую почву.

Трудно найти женьшень. Растет он одиночно, реже небольшими группами.

Его светло-красные ягоды с белыми или бледно-желтыми семенами склевывают птицы, грызут мыши.

Женьшень. «Корень жизни».

Давным-давно узнали о его целебных свойствах. Но кроме правды, о корне рассказывали много легенд. Говорили, что он сохраняет молодость.

За лечебную силу ценили женьшень, искали, но бывало и так, что для многих «корень жизни» становился «корнем смерти».

Это теперь спокойно ходят люди в поисках дикого женьшеня, разводят его на плантациях. А раньше…

С августа по октябрь ходил искатель женьшеня по сопкам. Ходил один, прячась в темных лесах, надеясь на свой карабин, на свою осторожность и свое счастье. Выбирал он юго-восточные или юго-западные склоны гор. Смотрел там, где растут широколиственные породы деревьев — амурская акация, маньчжурский орех, бархат.

Падал искатель на колени перед зонтиком светло-зеленых мелких цветочков и не просто выкапывал корень — выскребал его специальными лопаточками, счищал с него землю, смахивал кисточкой, сдувал. Верил, что, если обломается хоть один пальчик маленького сморщенного человечка, исчезнет чудесная сила корня. И при этом молился, потому что думал — без молитвы не дастся в руки «корень жизни».

Когда у искателя в мешке лежал один или два женьшеня, спал он, не разводя огня, петлял по тайге, запутывая следы, выходил на свою прежнюю тропу, чтобы проверить, не идет ли кто следом. И все равно бывало так, что влетала ему в затылок горячая пуля и маленькие человечки женьшеневого корня оказывались в мешке другого таежного бродяги.



— А ты-то откуда все это знаешь? — спрашивает Вася. — Ведь ты не старый.

— Наш отец, твой дедушка, все это рассказывал, — отвечает за Николая Игнат. — Знатный был искатель твой дед! Однажды семью из шести корней нашел.

— Ну ладно, — вздохнул Макар, — давайте спать.

— Не-ет, — оживился Игнат, — пусть Николай расскажет, как мы втроем за женьшенем ходили!

— Ни к чему, — говорит Макар.

— Расскажи, расскажи! — просит Вася.

— Ну слушай, — соглашается Николай.


Трое идут по осеннему лесу.

Багряные гирлянды виноградных лоз свисают с золотых березок. Охристая листва маньчжурского ореха желтеет на фоне зеленой, как летом, ольхи. Лиловая черемуха, красный клен, бронзовые иголки лиственницы, рубиновые кисти лимонника. Нигде в мире нет такого красивого леса, как на Дальнем Востоке осенней порой!

У каждого из братьев в вещевом мешке растопыренные фигурки женьшеня. У Николая три корня. А у Макара один корешок, и тот какой-то косорукий.

Солнце, закатываясь, пробило лучами плотную подушку туч.

Сопки в оранжевом вечернем свете будто загорелись, а тучи из серых стали лиловыми и, кажется, такой тяжестью налились — вот-вот упадут вниз. Кое-где потянулись от них косые завесы дождей.

В ущельях сумеречный свет. Ночь падает на тайгу…


— Ну ладно, — прерывает рассказ Макар. — Поговорили, а теперь давай спать.

— Ты молчи, не обрывай! — говорит ему Николай. — Я тебе не мешал.

— Рассказал про женьшень, и ладно. А это к чему?

— Да так просто, — посмеивается Николай. — Моя очередь, я и говорю что хочу. Правду рассказываю. Все как было!


А было так.

Не захотел Макар ночевать там, где Николай предлагал, — на открытом месте.

— Здесь, — говорит, — холодно станет под утро.

Взял маленькую палатку и ушел в распадок между двумя сопками.

— Вот тут ветра не будет.

Под обрывом выбрал маленький холмик, на нем растянул свою палатку.

— Вот посмотришь, будет Макар ночью подмогу вызывать! — говорит Игнат Николаю.

— Почему?

— Дожди большие на сопках пролились. Ночью вода дождевая сюда подойдет. Нас она не достанет, по ложбинкам в реку стечет, а вот Макара поток может поднять.

— Подмокнет — сюда прибежит.

— Тонуть будет — стрельнет, помощи попросит.

Среди ночи Игнат проснулся, тревожно ему стало: «Чего-то Макар молчит?» Кругом темнота. Слышно, как вода с сопок скатывается.

Подошел Игнат к обрыву; смотрит, палатка Макара, как на острове, стоит, вода к ней подступила. Макара не слышно. Удивился Игнат: «Куда же Макар делся? Неужели палатку поставил, а сам ушел?»

— Макар!

Из палатки послышалось какое-то шипенье. Вроде бы Макар говорит, но приглушенно. Будто бы хочет сказать громко, а чего-то боится.

Сунулся в воду Игнат — глубоко. Побежал назад, Николая разбудил. Взяли веревку, снова подошли к палатке.

Разделся Николай, вошел в воду. Игнат его веревкой страхует, потому что глубоко и течение быстрое. Если собьет, утонуть можно. В темноте не сообразишь, куда выбираться.

Николай вылез к палатке, откинул полог, спрашивает в черноту:

— Ты что? Заспался, что ли?

— Тш-ш-ш… — шипит Макар. — Не шевелись, пропадем!

— Да ты что? — оторопел Николай.

— Змеи… — говорит Макар.

— Где?

— Под палатку заползли. Клубок целый… Шевелятся! Стронуться боюсь… Часа два лежу не двигаясь!

— Очумел ты, что ли? — кричит Николай. — Да ведь ты едва не утонул! Вода уж кругом по шею.

— Не кричи! — просит Макар. — Змеи…

— Какие змеи?! Это вода под палатку подтекает. Струи под тобой ползают, утопленник ты несчастный!


— Ну и все врешь! — говорит Макар. — Все не так было.

— Так, честное слово, так!

— И все равно ты никого не обманул, — торжествующе объявляет Макар. — Вася, гляди, уснул, как только ты выдумывать начал.

Вася посапывал, подложив под голову чей-то мешок.

— Ладно, — говорит Николай. — Завтра я все ему снова перескажу. А ты, Макарка, нечестный человек! Мог бы мне сказать, что все уже уснули и я тебе одному эту историю рассказываю. А тебе ее к чему слушать? Ты ее лучше всех знаешь!..


Ночь. Звенящая тишина стоит над лесной поляной.

Пурпурные вспышки перебегают по бревнам. Скоро от надьи тепла уж совсем не будет; надо бы поправить ее, да некому — все спят.

Чуть засветлело с востока, и на светлом небе отчетливо проглянуло черное кружево перепутанных веток.

Готовясь попрощаться с ночью, яснее замерцали холодные огоньки звезд.

Молодые елочки будто выбежали из чащи на поляну и замерли, глядя на тихо гаснущую надью.

Спят собаки, уткнув носы в пушистую шерсть.

Спят звероловы. А вокруг на сотни километров застуженная безлюдная тайга. Спят ее обитатели — те, которые охотились и искали себе пищу при дневном свете. А те, которым полагается спать днем, вышли из своих теплых гнезд, глубоких нор, покрытых снегом логовищ.

Идет жизнь в темном холодном лесу. Идет борьба. Все, что происходит вдалеке от костра звероловов, скрыто от них черным пологом ночи. Только утром по следам смогут они разобрать, что делали звери и птицы, пока люди спали у медленного огня надьи.


Соболь бежал размашистыми скачками. Он торопился в свою нору, сделанную в корнях громадного пня.

Вечером он неохотно вышел за добычей. Был мороз, а соболи не любят холодную погоду, несмотря на свой теплый, пушистый мех.

Два или три раза, учуяв мышиный запах, соболь залезал под снег, надеясь поймать лесную мышь, но, ткнувшись в узкую горловину норки, раздраженно фыркал; выскочив на поверхность, отряхивался и бежал дальше.

Под утро он поймал глухаря. Грузная птица спала, глубоко зарывшись в снег. Соболь издали учуял ее запах. Осторожно ступая, он шел к спящему глухарю, замирая от жадного охотничьего азарта. Его заросшие ступни мягко касались снега; перепоночки между пальцами не давали лапкам проваливаться.

Он подошел к спящему глухарю, встал над ним, принюхиваясь, и черно-бурой молнией ринулся вниз, пробивая снег.

Соболь разорвал глухаря на самом краю своего охотничьего участка. Он жил здесь уже четыре года и знал этот уголок глухого, угрюмого леса. В непролазных зарослях горного кедрового стланика обитало много мелких грызунов, которыми питался соболь. Здесь же он всегда мог найти свои любимые кедровые орешки. В густых завалах бурелома, в перепутанном кустарнике было легко подбираться к добыче и прятаться от врагов.

Соболь бежал к своему дому напрямик. Он спешил, хотя бежать становилось все труднее: к утру теплело, снег становился более рыхлым.

И вдруг перед соболем появился заяц. Почти одновременно заяц метнулся от соболя, соболь — за зайцем. Но вековечный инстинкт хищника на какую-то долю секунды толкнул соболя к зайцу быстрее, чем тот бросился наутек.

Заяц крикнул пронзительно и жалобно, как ребенок, и кинулся вниз по косогору, таща на себе соболя, который не успел схватить жертву безошибочной хваткой.



Рысь, словно большая пятнистая кошка, лежала на толстом суку дерева. После ночной охоты она дремала, как всегда чутко улавливая все окружающие звуки.

Когда заяц вскрикнул, она мгновенно отметила это, и ее дремота стала еще более настороженной.

Напрягая последние силы, заяц несся прямо к дереву, на котором просыпалась рысь.

Как недавно прыгнул соболь, так метнулась на них обоих рысь.

Ноги зайца подломились, и все трое, перекувырнувшись, полетели в сугроб.

Еще не успев упасть, соболь извернулся всем телом, кинулся в сторону и через секунду был уже далеко от рыси.


На соболиные следы звероловы наткнулись к вечеру.

Парные отпечатки идут ровной цепочкой.

— Домой спешил, разбойник, — говорит Игнат. — Бежал, не глядя по сторонам. Добычу не искал, сытый.

В одном месте, где соболь коснулся боком снегового завала, что-то красное. Глянул Вася: как красная ягодка кровь.

— Пап, он добычу детенышам тащил?

— Детеныши у соболюшки бывают в апреле.

— Так что же это за кровь?

— Наверное, ранил его кто-то.

— А кто?

— Да хоть свой же сородич — соболь. Они такие злющие: как встретит один другого на своем участке — в драку!

— Вот бы посмотреть! — говорит Вася. — Почему его ранили, где? Вдоль следа обратно бы пойти!

— Ну сходи, — соглашается Игнат. — А мы сейчас привал устроим. Кулеш сварим, да я лыжу свою починю: видишь, ремешок порвался.

— Шарика бы взял с собой! — советует Макар.

— А ну его! Надоел!

— Далеко не ходи! — кричит вслед отец.

— Я быстро!


Идет Вася по собольей дорожке, припорошенной свежим снежком. Идет один. Бояться — он не боится, но, если бы знал, что придется идти одному, не напросился бы. Все-таки вместе веселее.

А тайга все мрачнеет и мрачнеет. Хотя до сумерек еще далеко, а вокруг свет уже не тот, что днем. Тучи низкие, мелкой изморозью сеют. Кое-где уже совсем прикрыло следы.

Вася снял с плеча карабин, держит стволом вперед. Соболиных следов не боится, а как-то неуютно одному на тропе. Вот коряга какая-то из-под снега высовывается, а за кустарником заснеженным она как звериная голова.

Лыжи голос подают: ш-шух… ш-шух… Будто успокаивают Васю: «Не робей, охотник, ты не один. Мы тебе верно служим!»

Карабин уверенной тяжестью лежит на ладони: «Не бойся, охотник, выручу!»

Идет Вася дальше, в чащу зашел. Здесь соболиный след виднее, не запорошило его. Вдруг сзади что-то громко зашуршало, приближаясь: уш-ш… Вася назад крутнулся, карабин вскинул, а с дерева снеговой ком сполз и упал в кусты.


Рысь лежала на суку, опустив голову на передние лапы. Пар от дыхания оседал белым инеем на ее жестких редких усах и колючих бакенбардах.

Она дремала и в то же время внимательно прислушивалась ко всему, что творится вокруг. Застать рысь врасплох невозможно.



Сегодня утром, когда она впала в свою полудрему, ее разбудил заяц.

Рысь кинулась на него и на соболя совсем не потому, что была голодна. Даже сытая, рысь никогда не упустит случая поохотиться хотя бы для того, чтобы поиграть с добычей.

Когда соболю удалось ускользнуть, рысь долго забавлялась пойманным зайцем.

Она отскакивала от него, толкала его лапой, покусывала, отпрыгивала в сторону и снова кидалась к жертве.

Издали могло показаться, что это большая кошка поймала огромную белую мышь.


Одно ухо, украшенное кисточкой, тихонько повернулось в сторону легкого далекого шороха, который не услышал бы человек. Рысь стала следить за этим звуком.

Обоняние у рысей, как и у всех кошек, развито слабее, чем зрение и слух. Поэтому рысь не чуяла запаха, но уже слышала звуки, которые издавало неведомое существо, двигающееся в лесу.

Ветер дул от рыси в сторону этого существа, и если бы это шел зверь с хорошим обонянием, он бы почувствовал врага и понял бы, навстречу какой опасности он идет. Но существо не чуяло запаха рыси, потому что это шел человек.


«А не повернуть ли обратно?» И Васины лыжи будто сами собой пошли медленнее.

Замерзшие кровинки, которые совсем редко попадались по пути, стали попадаться чаще. Наверное, место, где соболь боролся с обидчиком, было близко.

«Нехорошо получится, если вернусь, — подумал Вася, — отец спросит, в чем дело, а мне ответить нечего».

Шш-у… шш-у… шш-у… — шуршат лыжи.

Соболиный след вывел на полянку, а на ней — мертвый, прикрытый снегом заяц.

Сбросил Вася снег лопаточкой лыжной палки.

Заяц лежит окоченевший, неподвижный. Вокруг — следы. Похоже, что волки вокруг зайца топтались. Целая стая!

«Погоди, погоди! — успокаивает себя Вася. — Если это волки, почему же они зайца не съели? Так волки не делают!»

А следы вокруг, точно, на волчьи похожи.

Смотрит Вася на отпечатки. Вот четыре пальца вдавлены в снег, вот пяточная подушечка. Когтей не видно. Рысь по-кошачьи когти втягивает.

Вася оглянулся — никого. Шагнул в сторону и замер. С дерева в упор смотрят круглые немигающие бледно-желтые глаза рыси. Ствол Васиного карабина пополз вверх…


От кипящего котелка вкусно запахло вареным мясом.

— Пшено сыпал? — спрашивает Макар.

— Я пшено… — начинает Игнат.

И вдруг «бум-м…» — далеко-далеко стукнул выстрел.

Остановился Игнат. Зажал в руке мешочек с крупой.

Тишина. Мертвая тишина над тайгой, и только сучья в костре потрескивают да в котле бурлит.

— Чего стрелял? — удивляется Игнат. — На-ка, дайте в ответ!

Взял Макар карабин, выстрелил вверх. Передернул затвор, выстрелил снова. И еще раз.

Слушают братья. Тайга молчит. Отзыва нету.

— Сходи, Макар, — спокойно говорит Игнат. — Узнай, чего парнишка стрелял. Да, пожалуй, я тоже с тобой пойду.


Зря стрелял Вася. Рысь не бросилась бы на него. Встречи с человеком она избегает, и если бы он осторожно отошел, то там, где уже пролилась кровь зайца и соболя, не прибавилось бы крови рыси и человека.

Но Вася выстрелил.

Рысь кинулась на него со всей ненавистью и отчаянием раненого хищника.



Левой рукой, согнутой в локте, Вася прикрыл лицо. В нее и вцепились рысиные зубы. Когти передних лап рванули Васино плечо, когти задних полоснули сверху вниз по ватной телогрейке, перервали ременный пояс, на котором висел охотничий нож.

Падая от толчка рыси, Вася отпустил бесполезный теперь карабин, схватился правой рукой за место, где должна быть рукоятка ножа, — пусто!

Рысиная оскаленная морда тянется к Васиному горлу; когти рвут в клочья телогрейку, достают до тела; лыжные ремни держат Васю за ноги; карабин в стороне; нож где-то в снегу под Васей.


Спешат Игнат с Макаром. Идут как два паровоза — белые клубы от дыхания в сторону так и рвутся. Васина лыжня им путь указывает.

У костра дядя Николай сидит. Кулеш сварил, снял с костра котел. Сходил к речушке. В прорубь, из которой брали воду для супа, спустил закопченный чайник, набрал полный, повесил над костром.

Когда кулеш варил, есть хотел, а сейчас аппетит пропал. «Как там наш мальчонка-то? — думает Николай. — Хоть табор бросай да иди за братьями…»


Рычит рысь, шипит, плюется кровавой пеной. Вася дышит хрипло. Из последних сил оба борются. Кто кого.

Как Васина рука на нож попала — сам не понял. Схватился за рукоятку, и через миг лезвие ножа сидело у рыси между ребер.

Дрогнула рысь, упала, задергалась на снегу.

Оттолкнул ее Вася, сел в сугроб.

В горле пересохло будто жарким летом. Схватил немного снежку — и в рот.

И вдруг подкатился к горлу какой-то комок: плечи Васины задергались и полились из глаз слезы.

Вася плачет, а боли еще не чувствует. Сгоряча не заметил, что рысь его ранила.

Поплакал, вытер слезы, стал собираться. Ремень с ножнами поднял — пряжка оторвана. Завязал ремень узлом. Нож из рысиного бока выдернул. Когда рукоятку потянул, голова рыси повернулась, полузакрытые глаза уставились на Васю в упор. Опять жутковато стало.

Ткнул Вася голову ногой, чтобы отвернулась, а в боку больно-больно.

Раздвинул окровавленные лохмотья — на боку раны. Рысь задними лапами пропорола. Закружилась у Васи голова, сел он в снег.


Жалко ему себя стало до слез. На соболя зло берет, и бок все сильнее болит, и на отца обида: «Взял и послал одного. А теперь небось взрослые сидят, едят кулеш, думать не думают, что Вася тут совсем погибает!»

Поднялся, взял карабин, взял лыжную палку, потихоньку побрел обратно.



А тайга уж совсем потемнела. Уже не различить, где пригорок, где яма, — все сливается в сумеречном тусклом свете. Идти от этого труднее. Оступается Вася, слабость и боль все сильнее.

Вдруг зашумело что-то впереди за сугробами и буреломом. Вася — за карабин. «Неужто медведь?» — успел подумать с отчаянием.

— Да ты что? — кричат из-за заснеженных ветвей. — Опусти ружье!

Все тревоги, все страхи в один миг будто рукой сняло. И боль вдруг прошла.

— А я думал, медведь шатается, — говорит радостно Вася.

— Два целых! — смеется дядя Макар, пролезая под поваленным деревом. — Ну, чего стрелял, охотник, чего не отзывался?

— Рысь напала, вот и стрелял, — говорит Вася. Хочет сказать равнодушно, а губы так и растягиваются в улыбку.

— Как же ты ее?.. — начал Игнат да и не докончил. Увидел Васино лицо в темных пятнах — кровь. Волосы из-под шапки торчат как сосульки — смерзлись. Телогрейка в клочьях.

— А я ее ножом, — говорит Вася. — Вот сюда, — и показывает себе между ребер, там, где сердце.

— Та-ак, — говорит Игнат. — А сам-то?

— А сам ничего, — отвечает Вася. — Только зябко мне что-то.

Игнат снимает с себя телогрейку, дает Васе.

— Макар, возьми у парнишки карабин, да идите живей к табору. Дойдешь сам-то, Вася?

— Дойду. А ты куда, пап?

— Пойду посмотрю, что там случилось, — отвечает Игнат, скрываясь за деревьями. — Я вас догоню.

Еле-еле дошел Вася до палатки. Поскрипел зубами, когда отец с дядей Николаем раны промыли и йодом залили. Потом поел через силу и уснул.


Утро пришло. Пятый день каникул. Не стали Васю, как первые дни, будить до рассвета.

— Сон — первое лекарство, — сказал Макар.

Не спеша приготовили завтрак, а потом и Вася проснулся.

— Ну что, охотник, — говорит Игнат, — будем тебя домой отправлять?

— Как так домой? — оторопел Вася.

— Повреждений у тебя особых нету, а раны-то вот они. Вдруг заражение начнется? Это, брат, не шутка! Рысь, перед тем как тебя драть, рук небось не мыла. Мало ли какая гадость у нее на когтях!..

— Да не раны это, папка, — уговаривает Вася, — это же царапины!

— «Царапины»! — качает головой Игнат. — Твое счастье, что на тебе телогрейка, да пиджак, да всего другого понадевано! И твоя пуля так попала, что у рыси ноги задние ослабли, а то бы она тебе весь живот распорола…

— Первый раз на тигра иду! — чуть не плачет Вася. — Как же мне назад возвращаться? Ребята скажут «струсил»…

— Тебе наука! — отвечает Игнат. — Не болтай никогда раньше времени. Дело сделал, тогда и скажи, а наперед-то чего раззванивать!

— Ну па-ап… — тянет Вася.

Дядя Коля и дядя Макар молчат, но Вася чувствует — они на его стороне.

— Ну ты же сам, пап, рассказывал, как ты раненый был во время войны и не бросил своих, в госпиталь не пошел, воевать остался.

— Так ведь не война сейчас!

— Так ведь у меня и не раны вовсе — царапины!

— Ладно, сделаем так: тут недалеко лесорубы должны работать, зайдем к ним. У них медпункт есть. Тебя врач осмотрит, а там видно будет.


Трудно идти в снегопад. Лыжи все время проваливаются, и приходится напрягать силы, чтобы вытащить ноги из глубокого снега. Особенно тяжело пробивать лыжню — идти первым.

Следов звериных нет. Не любят лесные жители выходить из гнезд да из нор в снегопад. Когда снег рыхлый, звери беспомощны. Они ждут, когда снег осядет, когда его схватит ночной мороз, укрепит твердой корочкой наста.

Первыми выйдут на охоту те, кто не нашел добычи перед снегопадом. Голод выгонит их из теплых гнезд. А потом постепенно оживет тайга, вновь покроется узорами звериных следов.

Внезапно Игнат останавливается, подняв руку вверх. Макар и Николай хватают собак за ошейники.

— Гляди, — указывает Игнат Васе.

Под толстыми стволами упавших деревьев прижался к щиту вывороченного корня сугроб, а над ним едва заметный парок.

— Медведь спит, — тихо говорит Игнат. — Как думаешь, чего ему снится?

— Да уж наверное не охотники, — шепотом отвечает Вася, — а то бы он сейчас так рявкнул!

С веток, склонившихся над берлогой, свесилось несколько сосулек, а повыше на прутьях намерзла бахрома инея.

— Дышит, — говорит Вася. — И как ему всю зиму не голодно?

— А он килограммов на шестьдесят, а то и на все восемьдесят за зиму похудеет, — отвечает Игнат. — Выйдет весной тощий, голодный, злющий — не попадайся!..


Когда в тайгу пришла осень, большой бурый медведь стал жадно и много есть. Инстинкт подсказывал, что он должен накопить запас жира для долгой зимней спячки. Он объедал дикие яблоки и груши, заламывая тонкие ветви, обдирал гроздья рябины. Ел орехи и желуди.

Роясь в земле, выкапывал различные корешки, а при случае съедал и попадавшихся червей.

Медведь ловил лягушек, выхватывал на мелководье зазевавшихся рыб, иногда нападал на крупных животных, не отказывался и от падали.

Когда встречались ульи диких пчел, он бесстрашно расковыривал улей, а потом, повизгивая от жестоких укусов, ел мед, замирая от удовольствия и мучаясь от боли. Медведь морщился, рявкал, отмахивался от пчел лапами и все-таки ел душистый мед, сопя и чавкая. Иногда он падал на землю, визжа от боли, терся о траву, а потом снова кидался к улью и не убегал, пока не съедал весь запас, приготовленный пчелами на зиму.



Еще до первых снегопадов медведь завалился в берлогу.

Сейчас он мирно спал. Совсем рядом с его «квартирой» прошли звероловы.


Тук-тук-тук… — дробно застучало наверху.

Дятел расковырял какую-то трещину — вылавливает жучков.

Ни одна птица не достала бы их, кроме дятла: клюв у него сильный, прямой, как долото, язык длинный, как червяк, и будто клеем смазан. И летом и зимой дятел добывает себе пищу.

Голова с красными перьями, как заводная, качается в такт ударам: тук-тук-тук…

В зимнем лесу птиц мало. Изредка пролетают снегири, они обрывают подмороженную рябину. Еще реже попадаются рябчики, деловито клюющие почки.

Птицы не подпускают охотников близко. Только юркие синицы, обшаривая кусты калины, так увлекаются поиском сухих ягод, что к ним можно подойти поближе.


Игнат показывает на большие деревья с полосками содранной коры.

— Изюбры глодали, — говорит он. — Скажи, что это за деревья?

— Ильмы.

— Горные или долинные?

— Не знаю, — отвечает Вася. — Летом по листьям различить могу, а сейчас как? Кора-то у них одинаковая.

— Зимой даже лесник не разберет, где какой ильм. — говорит Игнат. — Вот только изюбры и отличают. У горного ильма едят кору. Рядом будет стоять долинный ильм — его не тронут.

— А как же изюбры их отличают?

— По запаху, — отвечает Игнат. — У изюбра обоняние такое, что он чует, где какой ильм.

— А почему у долинного он кору не ест? — удивляется Вася.

— Невкусная, наверное.


Тянутся к небу могучие стволы таежных великанов, торчат из-под снега ветки кустарника, перекидываются с дерева на дерево толстые, будто канаты, лианы.

Вот ствол лимонника, как удав, оплел молодую березку. Уж который год идет борьба. Наверное, березке не вырваться, задушит ее лимонник. А рядом крепыш ильм. Он не сдался. Налился соками, потужился, разорвал путы. Лопнула лиана, остались одни усохшие обрывки.

Деревья стоят заснеженные, молчаливые. Сотни разных историй происходило около них. О многих звериных судьбах могли бы они рассказать. Но нет у деревьев ни памяти, ни языка, и ничего не говорят они людям.

Правда, если присмотреться к деревьям, заглянуть в опустевшие звериные гнезда, разобраться в следах, оставленных лесными обитателями, — какие только таежные были не привидятся в пустынном зимнем лесу!..


Давным-давно, лет сто назад, во время урагана сломался старый кедр. Падая, он задел лиственницу, выломал у нее одну из ветвей.

Дождь и снег попадали в отверстие, древесина стала гнить. В лиственнице появилось дупло. Оно становилось все больше, и в нем поселилась пушистая веселая белка.



Однажды морозной зимней ночью, когда белка крепко спала, к ее гнезду подобрался небольшой зверек. Он был похож на большого соболя, только окраска его посветлее, мех погрубее и хвост зверька длиннее, чем соболиный.

Это был лютый враг белок, хищная кровожадная гималайская куница — харза. Подобравшись ко входу в беличье дупло, харза ринулась вниз.



Пронзительно закричала схваченная белка.

Через несколько секунд из гнезда раздалось довольное урчание харзы: это ночная разбойница пожирала бывшую хозяйку дупла.

Много лет в опустевшем дупле никто не жил.

Иногда какая-нибудь белка устраивала в нем склад орехов.

Потом в нем поселились совы.

Самка высиживала в этом дупле яйца, из которых вылуплялись покрытые мягким пухом птенцы, слепые, как новорожденные котята.

В один из студеных зимних дней самка полетела к отмели, где она часто ловила рыбу. Река уже покрылась льдом, и только здесь, на быстрине, мороз не смог затянуть ее ледяной коркой.

Сев на камень, чуть выступавший из воды, сова круглыми неподвижными глазами уставилась в речной поток и замерла.

Журчала река, проносясь по скользким камням, клокотали, пузырились быстрые струи.

Клюв совы окунулся в воду, но рыбы в нем не оказалось. Сова потеряла равновесие, ее когтистая нога сорвалась с камня. Взмахнув крыльями, птица выпрямилась и снова застыла на месте. Постепенно ее намокший хвост стал примерзать к камню.

Сумерки становились все гуще. Первые звезды появились в морозном небе. Тоненькой косой царапинкой заблестел молодой месяц.

Когда сова попробовала шевельнуться, она почувствовала, что кто-то держит ее за хвост. Птица с криком дернулась, но невидимый враг держал крепко. Сова забилась, разбрызгивая воду. Студеные капли застывали на ее перьях, крылья тяжелели все больше и больше.


Рыжая лисица выбежала на берег и увидела странную неподвижную птицу. Лиса осторожно обошла ее, ожидая подвоха. Сова не шевелилась. Только ее голова поворачивалась, следя за врагом.

Короткий, круто загнутый клюв совы с режущими краями, острый крючок на его конце, лапы с подвижными и крепкими когтями — все делало сову похожей на пернатых врагов лисицы — орлов, которых она боялась.



Но сейчас хитрая лисица почувствовала, что ее противник бессилен. Она осторожно зашла с другой стороны. Голова с острым клювом вывернулась ей навстречу. Лиса попыталась изловчиться и схватить сову сзади, но та снова гибко вывернула шею, и страшный клюв рванул лисье плечо.

Взвизгнув, лиса отскочила и потрусила прочь. Скованная льдом птица долго смотрела ей вслед неподвижным взглядом…

Сова не вернулась в свое гнездо, и дупло старой лиственницы опять опустело.


Прошло много лет. Дупло стало таким большим, что его облюбовала для зимней спячки черная гималайская медведица.

Гималайские медведи обычно устраивают берлоги в старых липах, но черной медведице слишком долго не попадалось подходящее дерево, и она остановила свой выбор на лиственнице.

Она влезла в дупло и, сопя, стала обдирать гнилушки со стенок своей новой квартиры. Мягкие щепки летели вниз, устилая дно ямы.

Медведица уснула в стволе старой лиственницы на двухметровом слое гнилушек. Вход был высоко над ее головой, ей было тепло и сухо.

Беспросыпно спала она до конца декабря, пока не пришло время родиться медвежатам.

Маленькие, как суслики, новорожденные медвежата, слепые и глухие, были почти голыми, с редкими грубыми волосками. Только таких малышей мать может выкормить долгой студеной зимой, не вылезая из берлоги, не имея запасов пищи для себя и медвежат.

Медведица облизала малышей, положила себе на грудь. Придерживая их передними лапами, она наклонила голову к детенышам и снова задремала.

Медвежата тоже дремали, изредка посасывая густое и жирное материнское молоко. Им не было холодно. Густой мех медведицы, ее теплое дыхание согревали их.

С появлением детенышей медведица спала очень чутко. Она прислушивалась к их писку, а особенно ко всякому шуму, доносившемуся снаружи.

В середине зимы медведицу стали беспокоить дальние громкие тревожные звуки.

Они с каждым днем приближались к участку, где стояла лиственница.


Далекий тяжелый гул донесся до звероловов.

— Слышите? — сказал Игнат. — Это лес валят.

Глухие удары падающих деревьев с каждым часом становились все сильнее. К концу дня звероловы подошли к лесосеке, и вдали, между стволами, показались человеческие фигуры.

— Осторожней, — говорит Игнат. — А то как накроет нас кедром, это почище, чем Васина рысь, будет!

Вдалеке, косолапо проваливаясь в снег, идут два лесоруба. К ним заторопился Игнат.

— Э-ге-гей! — кричит.

Двое остановились, руками замахали: «Давай, мол, иди, не бойся».

А сами присели на свежий пенек — устроили перекур. Охотники подошли поближе. Один из лесорубов улыбаться начал, все шире, шире, будто знакомых встретил.

И вдруг говорит:

— Здорово, Игнат!

Вася оглянулся на отца, а тот стоит какой-то растерянный. Видно, не узнал он лесоруба.

— Госпиталь под Курском помнишь?

— Пашка?! — изумляется Игнат. — Пашка, здорóво! Ты как же меня узнал? Вот так встреча!

— А я в газете твою фотографию видел. Прочитал, что знатный ты тигролов. Все написать письмо собирался. Сейчас смотрю, люди из тайги идут. Как глянул — сразу тебя узнал. А ты не изменился!

— Ну да, — говорит Игнат, — седина уж в висках, сын, смотри, взрослый… Знакомьтесь: вот братаны мои, вот сын Вася.

Стоят все, разговаривают наперебой, а Вася смотрит на лесоруба во все глаза: «Неужели это тот самый Паша Соловьев, с которым отец вместе на фронте был?..»

— Давай-ка еще одно дерево свалим, да и шабашить пора, — говорит дядя Паша помощнику.

Лесорубы подходят к большой лиственнице и утаптывают вокруг нее снег.

Потом дядя Паша — он вальщик — смотрит вверх, определяя наклон вершины, смотрит по сторонам, прикидывая, куда лучше уложить дерево.

В руках у него металлическая рама с бензиновым моторчиком. Затарахтел, затрещал мотор, закрутилась натянутая на кронштейне цепь. Цепь вроде той, что на Васином велосипеде, только из нее наружу торчат острые, крепкие зубья. Это ленточная пила. Стремительно, беспощадно вгрызается она в плотную древесину.

Дядя Паша делает два глубоких надреза, выпиливает клин в стволе лиственницы. Помощник обухом топора выбивает этот клин.

Вальщик заходит с другой стороны, и снова зубчатая лента уходит в ствол дерева.

— Сейчас упадет, — через плечо говорит дядя Паша. — А ну-ка, Василий, три шага назад, а то вдруг отскочит комель.

Лиственница начинает клониться. Вальщик с помощником неторопливо отходят в сторону, проваливаясь в глубокий снег, поглядывая на падающее дерево.

С негодующим треском летит вниз лесной великан, глухой плотный удар раскатывается по тайге. Снежный шлейф дрожит в воздухе, оседая.

Вася подходит к огромному пню, остро и свежо пахнущему душистой смолой.



Желтый срез с красно-бурой сердцевиной оторочен толстым слоем коры.

На срезе плотно рисуются годовые кольца.

— Лет сто, сто пятьдесят, — говорит Вася.

— Да нет, побольше. Может, и все триста, — отзывается дядя Паша. — Это уж старая лиственница. Видишь дупло? Надо было ее лет на сто раньше спилить!

— А вот дерево, — указывает отец. — Что это?

— Тисс.

— А сколько ему лет?

— Спилить надо, тогда скажу, — отвечает Вася. — Я кольца годовые сосчитаю.

— Собьешься, — улыбается дядя Паша. — Знаешь, сколько тиссы могут прожить? Три-четыре тысячи лет. Древесина у них такая плотная, что не углядишь ничего на ней. И годовые кольца ложные бывают. Лучше уж не считай, не трать времени!

— Пошли в поселок? — предлагает Игнат.

— Сейчас все вместе поедем, — говорит дядя Паша. — У нас смена кончилась.

Трактор, лязгая гусеницами, подползает к поваленному стволу.

Молодой парнишка, чокеровщик, накидывает петлю стального троса — чокера — одним концом на дерево, другим на крюк трактора.

Надсадно рыча, трактор вытягивает стволы из лесной чащи. Один, другой, третий…

Все растет и растет связка громадных стволов — хлыст, как говорят лесорубы.

Медленно, нехотя ползет хлыст за могучей машиной. Трактор выходит на широкую просеку, охотники и лесорубы — за ним.

Стволами деревьев и стальными гусеницами накатана, утрамбована широкая дорога.

Вася привязал к поясу тонкий ремешок, идущий к лыжным носам. Сам идет, а лыжины за ним скользят. Приятно по тайге идти пешком. Надоело — все на лыжах да на лыжах.


Дальневосточные леса обычно называют тайгой, хотя по-настоящему тайга — это лес, в котором только хвойные деревья. А если среди них растут лиственные породы: амурские бархаты, ильмы, маньчжурские орехи, тиссы, — это, говоря языком специалистов, уже не тайга. Такие леса называют широколиственными и кедрово-широколиственными.


Звероловы вышли на поляну, заваленную стволами срубленных деревьев. Громадные автомашины с прицепами стоят в очереди, а около них суетятся погрузчики.

Погрузчик — большой трактор с огромными металлическими клешнями. Он подползает к дереву, захватывает его и тащит к лесовозу.

Подошел, аккуратно уложил дерево и опять пополз в сторону, подняв клешни, будто громадный стальной рак.

— Вот и верхний склад, — говорит дядя Паша.



«Верхний склад» — это совсем не потому, что он где-нибудь на горе. Да и не склад он вовсе, потому что деревья на нем не залеживаются.

Такое название давным-давно придумали лесорубы, когда заготовленный лес сплавляли по рекам. Порубят деревья где-нибудь на косогоре, и, перед тем как их скатить вниз к речке, они лежат наверху. Вот и название родилось. А сейчас верхний склад пониже нижнего может оказаться.

— Давайте так сделаем, — говорит дядя Паша, — не будем ждать, пока все к автобусу соберутся. Три лесовоза уже кончают грузиться. Мы по два человека к водителям в кабины сядем и вперед всех домой приедем!

— А собак? — спрашивает Вася.

— И собак возьмем.

Загрузились лесовозы. Все сели по местам, в ногах у Васи приткнулся Шарик, и машины тронулись.

Солнце скрылось за деревьями. Только изредка брызнет огненная вспышка сквозь черное переплетенье веток.

«Сегодня в доме ночевать будем», — думает Вася.

Водитель зажег фары. Желтые снопы света закачались по синим сугробам, по темным стволам. Рычит мотор, убаюкивает. В кабине тепло. Вася привалился к плечу дяди Паши и задремал…


— Вставай, тигролов, на нижний склад прибыли!

Вася открыл глаза — свет электрический, дома вокруг.

На громадном помосте срубленные стволы. Люди с такими же пилами, как у дяди Паши, распиливают деревья на аккуратные бревна.

Тянется транспортер, уносит бревна к железнодорожной линии, а там стоят составы. Подъемные краны грузят бревна на платформы. Нижний склад — это действительно склад: горы леса лежат. Каждая гора — различные породы древесины, различные сорта.

Вася щурится от света прожекторов, поглядывает по сторонам.

Рабочие завели стальные тросы под хлыст, лебедка потянула многотонную связку древесных стволов и трах на помост.

Вз-з-з-з… — звенят, жужжат пилы.

Хвоей пахнет, опилками, смолой.

— Пошли, тигролов, или отца подождем? — спрашивает дядя Паша.

— Подождем, — отвечает Вася.

Ловко расправились пильщики с громадным деревом, разделали его на бревна, скатили к цепям транспортера.

Молоденькая девушка с деревянной рейкой ходит вдоль стволов. Меряет длину, мелом разметку делает, как пилить.

Пильщики взялись за лиственницу.

Вз-ж-ж… — пошла в ствол зубчатая лента пилы. Быстро пошла, быстрее, чем обычно. Звук глуше, чем всегда, — сразу видно, пустота внутри дерева.

— Вон отец едет, — сказал дядя Паша.

Из-за поворота запрыгали лучи автомобильных фар, а потом выехал лесовоз.

И вдруг рев какой-то на площадке, крики. Завизжала девчонка-разметчица.

Повернулся Вася — остолбенел: лесорубы в стороны разбегаются, а посреди помоста стоит на задних лапах медведь!

Кто куда кинулись все от зверя, а девчонка-разметчица прямо к Васе с дядей Пашей. Медведь — за ней. Зацепилась девчонка за какой-то сук — растянулась на бревнах.



Дядя Паша бросился ей на помощь. Замахнулся на медведя пилой, а тот трахнул лапой — улетела пила в сторону. Другой лапой зверь дядю Пашу схватил. И тут — бах! — стукнул выстрел.

Упали дядя Паша и зверь прямо на разметчицу. Та визжит, не переставая, а медведь замолк.

Подскочил к ним Игнат — бросил карабин, в руке нож наготове.

— Пашка! — кричит Игнат. — Пашка, живой?

Вася к отцу кинулся. Люди какие-то подбежали.

— Живой пока, — говорит из-под медведя дядя Паша. — Только медведя-то свалите, тяжелый он больно!

Медвежью тушу отвалили в сторону. Дядя Паша встал, от боли кривится. Девчонка вскочила, глаза с перепугу круглые, остановившиеся.

— Ну откуда вы тут медведя-то взяли? — в сердцах спрашивает Игнат.

Девчонка молча на дупло показывает. А оттуда слышится какой-то писк.

— Медвежата?

— Детенышей бросить не хотела, — говорит Игнат. — Смотри ты какая любовь материнская у зверя! Ведь пока дерево пилили, пока сюда везли, она все ждала. А тут, видно, ее пилой задели, она и не выдержала.

— Спасибо тебе, Игнат! — говорит дядя Паша.

— Чего спасибо-то? — удивился Игнат.

— Ты ведь мне жизнь спас! Смотри, когти-то у нее как железные.

Улыбается дядя Паша, но, видно, нехорошо ему — все-таки медведь крепко задел.

— Где у вас тут медпункт? — спрашивает Игнат.

Пошли по морозной ночной улице. Вокруг толпа людей. Игнат Васе выговаривает:

— А ты чего не стрелял?

— Так мой карабин у дяди Макара. Вы же его взяли, чтоб мне идти легче было.

— Ах да… — говорит Игнат.

Подошли к больнице. Доктор в белом халате уже стоит на крыльце — кто-то добежал, предупредил.

— Это что, все ко мне? — испуганно спрашивает доктор.

— Нет, — говорит Игнат, — к вам только двое. Вели одного — рысь его поранила, а по пути и другого прихватили…


— В самый раз прибыли! — сказал наутро дядя Паша.

— Это ты о медведе? — отмахнулся Игнат. — Бывает…

— О медведе, только не об этом, — отвечает дядя Паша. — Шатун тут объявился.

— Вы, что ли, вспугнули?

— Да, может, и мы. Не залег он с осени, теперь где-то бродит. Недавно одного нашего лесоруба загубил.

Посерьезнел Игнат.

— Надо этого медведя пристрелить! А то из-за одного шатуна всем тут свободы не будет.

— То-то и оно! — подтверждает дядя Паша. — Люди боятся по лесу ходить. Мы хотели сами с ним войну начать, но оружие у наших охотников не то и опыта нет.

— Да, — говорит Игнат, — на медведя нужно собираться серьезно. Давай-ка нынче отдохнем, а завтра тронемся.

— Пап! — оторопел Вася. — А тигр?

— Сначала людям помочь придется, — отвечает Игнат. — Медведь-шатун, который на человека напал один раз, второй раз напасть не постесняется. Убрать его надо!

Вася примолк. Знает он, что такое медведь-шатун. Родной его дед погиб, встретившись с таким медведем.


Приближалась весна. Лютовали последние зимние метели, а когда утихал ветер, ослепительно сверкали под ярким, уже греющим солнцем свеженаметенные сугробы.

Васин дед шел из города — был там по своим охотничьим делам. Весело было встречать деда после таких походов. Чего только не доставал он из своего заплечного мешка!

В тот раз не вернулся домой Васин дедушка…



По следам поняли, что шел за ним громадный шатун и напал сзади. Крепко бился с ним дед Тимофей — весь снег был потоптан и кровью залит.

Видно, не одну рану нанесла шатуну крепкая рука старика. Охотничий дедов нож нашли только весной. Наверное, медведь его из себя выдернул и бросил далеко от места схватки.

Говорили люди, что видели в тех местах огромного зверя — вся морда у него была исполосована шрамами. Несколько лет искал Игнат этого медведя. Все хотел за отца рассчитаться. Но медведь как в воду канул.

Вася вспомнил оранжевые мандарины, яркими пятнами украшавшие снег вокруг неподвижно лежавшего деда. Нес гостинцы дед, да так и не отдал…

— Пап, и я с вами пойду на шатуна!

— Это как доктор скажет. Хорошо будешь себя чувствовать, пойдем.

— Пусть пойдет, — говорит дядя Паша, — и меня тоже возьмите. Мы с Васей два битых, а сам знаешь по пословице — за одного битого двух небитых дают…


И вот снова звероловы на тропе. Только уже не тигровый след им нужен, а медвежий. Идут не вслепую — дядя Паша указал, в каких местах последний раз встречались следы шатуна.

Шагает отряд походным порядком. Поскрипывают лыжи. Карабины надели кому как удобнее — кто стволом вверх, кто прикладом, а кто поперек груди.

Пар от дыхания инеем оседает на бровях, на ресницах. Холодно.

Подходят охотники к заброшенной избушке. Рядом сарайчик, навес какой-то.

— Вот тут ночевал наш товарищ, — говорит дядя Паша. — Утром вышел из дома, а медведь его и подмял…

Игнат молча показывает на снег. Следы. Будто здоровый дядька босиком по снегу ходил. Здоровеннейший дядька. Пятки глубоко вдавливал и выворачивал их наружу, а носки — внутрь.

— Шатун еще раз наведывался, — говорит Игнат, — совсем недавно. Сейчас надо осторожно идти! А ну как он близко?

Будто веревочкой связан теперь отряд со своим врагом. Куда следы идут — туда путь держать!

В горы ведет Игнат. На поросшие редколесьем вершины сопок. Противно тут, ветрено. Снег в некоторых местах не то с землей переметен, не то с песком. На лыжах идти неловко. Кое-где из-под белого покрывала торчат огромные камни. Чего здесь делать медведю?

— Вот он! — говорит Игнат и останавливается.

— Да! — подтверждает Макар.

— Здоров! Ну и здоров! — удивляется Николай.

Игнат приставил к глазам бинокль и не опускает его. Значит, не ошибся, когда сказал: «Вот он!»

Распадок между двумя сопками широкой ложбиной тянется вверх, к перевалу. На лысых вершинах редко-редко торчат деревья. Огромные камни чернеют по белым склонам.

Вася глаза напрягает, даже сощурился — ничего нет.

— Давай-ка, Макар, заходи на ту сторону, — говорит Игнат, — и ты, Николай, с ним. Когда вы на противоположный склон выйдете, мы все вместе вверх полезем. Вы по той стороне, мы — по этой.

Посмотрел Вася вверх по распадку. Ведет взглядом все выше, выше и увидел вдалеке, у самой вершины сопки, странный большущий камень.

Кажется, что его кто-то разворачивать начал, и камень стал короче. А потом этот короткий камень словно торчком поставили. Выше стал камень раза в два…

Макар с Николаем, пригнувшись, спускаются вниз, чтобы перейти распадок и выйти на ту сторону. Идут осторожно. Медведя нет, а они берегутся, будто зверь рядом.

Снова задвигался камень. Кто его шевелит? Медведь, что ли? И Вася понял: камень — это и есть медведь! Издали показалось, что камень ворочается, а это медвежья туша.

— Ох здоро-ов! — говорит Вася.

— Нá бинокль, — предлагает отец.

И словно перепрыгнул медведь поближе к Васе на целый километр. Сразу видно, отчего он шевелится. Поднимает коряги, камни. Ищет любую мелочь: хоть лягушку замерзшую, хоть червяка — голодно.



Повернул морду прямо в бинокль. У Васи даже сердце екнуло! А морда у медведя злющая-злющая. Будешь злой, если замерзших лягушек надо есть, да и тех не хватает.

— Ох и здоро-о-ов! — говорит Вася, но на этот раз почему-то шепотом. Будто медведь может услышать его голос.

А потом и вовсе отвел стекла в сторону. Хоть у медведя бинокля нет, а все равно, если друг на друга вот так смотреть, кажется, что и медведь тебя таким же большим видит, как ты его через голубоватые стекла.

Повел Вася биноклем левее — дядя Макар с дядей Николаем уже по той стороне распадка лезут. Крадутся потихоньку, иногда переговариваются друг с другом. Видно, как губы шевелятся, а что говорят, не слышно.

Вася от них снова повел на медведя — в стеклах запрыгали какие-то коряги, стволы деревьев, камни. Долго прыгали — далеко Макару с Николаем лезть.

— Ну, пошли и мы потихоньку, — говорит Игнат.

Игнат, дядя Паша и Вася пробираются по одной стороне распадка, Макар с Николаем — по другой.

Медведь возится наверху, у самого перевала. Вспугни — уйдет за сопки. Догоняй его тогда. Оттого собак не взяли, что ни к чему медведя пугать. Да и собак беречь надо. Разъяренный шатун может покалечить собачек. С кем тогда на тигра идти.

Лезут вверх охотники. Прячутся за деревьями, за утесами. Нельзя, чтобы шатун их увидал. А учуять, пожалуй, и не учует. Ветер сверху тянет, из-за сопок вырывается. Будто легкий дым порывами идет по гребням. Это сухой снежок сдувает с сопок.

Все труднее и труднее лезть вверх.

А медведь все ближе. Вот он оставил в покое камень, перешел к какой-то коряге. Поковырял ее, поворочал. Видно, ничего не нашел. Рассердился, поднял ее двумя лапами да как кинет вперед. А у коряги большой сук торчал за спиной медведя. Когда он вперед корягу бросил, его тем суком — по затылку! Рявкнул медведь, оглянулся перепуганно — никого.

Еще больше рассердился шатун, сбросил с себя корягу и начал ее лапами лупить: на, мол, тебе за обиду, не дерись!

Пока он с бревном воевал, ходко шли вперед звероловы, знали — не до них медведю!

Ударил он еще раз корягу, сук ненавистный отломал, кинул его в сторону. И вдруг скачками бросился к самому гребню сопки.

Трах! — треснул чей-то выстрел.

Рявкнул медведь, вскинулся.

Трах-та-тах!..

Медведь покатился вниз.

Трах!.. Тах!..



С каждым выстрелом рявкает медведь и будто кто его подгоняет — все быстрее и быстрее катится по крутому склону вниз.

А стрелять перестали. Друг против друга охотники: дрогнет рука — выстрел по своим попадет.

Игнат проводил медведя стволом, и как только тот миновал братьев, что стояли напротив, стукнул выстрел, и медведь уж не рявкнул в ответ. Сник и безжизненной тушей пополз вниз. Медленней, медленней — и затих, замер. Все.

Подходят охотники к медвежьей туше.

Стволы винтовок на неподвижного шатуна направлены — вдруг вскинется.

— Да-а, — говорит Игнат, — смотри какое дело…

У зверя поперек морды полосы стародавних шрамов.

Вспомнил Вася, как на потоптанном снегу неподвижно и страшно лежал дедушка, а вокруг оранжевые мандарины раскиданы…

— Кто его знает, — говорил Игнат, — может, сынок, он твоего деда загубил!

Игнат стоит, опираясь на винтовку, глядя на косматую морду медведя, изуродованную шрамами.

Представил себе Вася, как такая же морда, только живая, оскаленная, вплотную приблизилась к деду. И стало жутко и жалко дедушку до слез.

— Что делать будем? — спрашивает Николай. — Мясо есть никто не станет, а шкуру снимать будем?

— Да ну его! — вздохнул Игнат. — Людоед, он и есть людоед. Бросим вместе со шкурой, пускай вороны да волки с ним разделываются… Пошли.

Повернул маленький отряд и тронулся по своим прежним следам молча вниз.



Еще двое суток прошло. Бегут дни Васиных каникул, а тиграм до этого и дела нет!

Снова идут звероловы по тропе.

Тишина. Только под лыжами хрустит снег. Холодно. Собачьи морды заиндевели до самых глаз.

День ясный, морозный. Мерцают на снегу малюсенькие солнечные блики, отраженные ледяными кристалликами. Даже в воздухе сверкают искорки, если смотреть против света. Это невидимые глазу водяные капельки смерзлись и поблескивают, будто вспыхивает воздух. Все кругом искрится.

Иногда скатится с высокой ветви снежный ком, запрыгает по еловым лапам, столкнет наметенный снег, рассыплется на мелкие снежинки. Долго-долго стоит между деревьями серебряная завеса. Потом постепенно осядет.

Бурелом протягивает из-под снежных волн руки-сучья: «Помоги-и-те! Утопаем!»

Ш-шу… Шу-шу… — шуршат лыжи.

Цепочка следов пересекла Васину лыжню. Шла-шла и прервалась около кедрового ствола. Вася голову поднял, нашел вход в гнездышко белки. Постучал по стволу палкой.

Высунулась белка, посмотрела на Васю черными бусинками испуганных глаз и взлетела по сучьям к вершине кедра.


Вот еще одна цепочка следов. В конце — круглая ямка. Это белка нырнула в снег за кедровой шишкой. Вася лопаточкой лыжной палки разрыл снег. На смерзшемся мху углубление — след шишки.

У выхода из этой снеговой норки — скорлупа кедровых орехов и шелуха. Здесь белка расправилась с находкой.

Все ест этот красивый грызун. Грибы и ягоды, различных насекомых и их личинки, желуди, молодые древесные побеги, почки. Но самая основная и любимая еда белки — семена и орехи хвойных деревьев: ели, сосны, лиственницы, пихты и особенно кедра.

Нижняя челюсть белки состоит из двух подвижных половинок. Когда белка сводит вместе эти половинки-челюсти — острия нижних резцов расходятся в стороны. Белка сначала протыкает скорлупу ореха резцами, а потом как бы складывает нижнюю челюсть. Резцы раздвигаются, и орех разламывается.


Лес поредел, беличьи следы кончились. Потянулась по сторонам старая гарь с почерневшими пнями. Отчего загорелось, кто его знает. Может, неосторожные охотники плохо загасили костер; может, молния в дерево ударила.

Снова цепочка маленьких следов. Четкий парный след горностая тянется по снегу. Зверек бежал, делая скачки. Бежал-бежал и вдруг встал. Видно, как лапки вместе собрались. А рядом — ямка. И ни одного следа поблизости.



Куда мог исчезнуть горностай?

— Улетел, — спокойно говорит Игнат.

— Как улетел? — удивляется Вася.

— На чужих крыльях.

— На чужи-их?

В стороне от ямки, которую проделал горностай, будто маленьким взрывом вырвало снежную целину. Здесь взлетел тетерев, ночевавший под снегом.

Прошли еще немного. Вот место, куда упал тетерев. Кровь, перья, косточки изгрызанные.

— Смотри, сколько он пролетел. Как вцепился в тетерева под снегом, так и не отпускал. Отчаянный зверек, ничего не боится!


Снова потянулся по сторонам березовый лес. Неприхотливое дерево береза. Первой вырастает она на месте пожара или порубки.

На деревьях — черные комки птичьих тел. Красавцы тетерева клюют мороженые березовые сережки. Видно, как, дотягиваясь к ним, тетерева выгибаются черно-синими серпами, раскидывают для равновесия крылья, вытягивают шеи.

Заиндевевшие ветви березы будто окружили тетеревов тонкой серебряной сетью.


— Вот мы на лосиный двор набрели, — говорит Игнат.

Впереди — густая лесная поросль с переломанными и перепутанными ветвями.

Ветки толщиной с мизинец перекушены крепкими лосиными зубами. На больших осинах содраны длинные полосы коры. Верхушки молодых деревьев будто отрублены. Это лоси наклоняли деревца и объедали верхние ветки.

Игнат знает, что лоси зимой передвигаются меньше, чем летом. В жаркое время их беспокоит овод, и они ходят, выбирая места, которые обдувает ветер. Иногда, спасаясь от овода, они заходят в реку и стоят там целый день — одни головы над водой… А по рыхлому снегу лоси далеко не уйдут. Если корма достаточно, они где-то рядом.

Собаки зарычали, ощетинились.

Впереди следы. Но не лосиные — волчьи.

Вася даже присвистнул от огорчения. Тигр при случае охотится на волков. Поэтому ни один серый разбойник никогда не зайдет в тигровые владения. Раз волчьи следы звероловам попались, тигра в этих местах искать нечего!

В каждый след волчья лапа ступала несколько раз. Значит, целая стая пробежала здесь неторопливой мелкой рысью. Если волки идут шагом, передние и задние лапы оставляют сдвоенный отпечаток.

Вася представил себе, как ночью по этому месту пробегали злобные и кровожадные звери.

Откуда они взялись, сколько голодали?

Сорок — пятьдесят километров могут пробежать волки в поисках пищи. Проголодав восемь — десять дней, они все равно сохраняют силы и могут без устали преследовать жертву.

Васе вдруг стало тревожно за лосей, которые ночью ходили где-то поблизости.

По следам можно определить: вот здесь волки остановились, сбились в кучу. Постояли, принюхиваясь. Потом, изменив направление, пошли крадучись в сторону лосиной лежки. Лосиный дух дразнил стаю. Волки уже не шли след в след — каждый хотел выйти вперед. Сосчитать можно — прошло семь хищников.

В стороне, среди молодых деревьев, виден утоптанный снег и пять больших округлых вмятин. Здесь до появления волков лежали лоси, спокойно пережевывая жвачку.

— Вот как вскинулись!.. — говорит Вася, глядя на глубокие отпечатки острых лосиных копыт.

— Почуяли, что смертью запахло.

— Семь волков на пять лосей, — говорит Макар.


Испугавшись волков, лоси устремились в чащу леса. Длинные ноги несли их так, что лоси не задевали животами снежный покров. Сильные тела легко проламывали дорогу в густых зарослях. Ловко лавируя между деревьями, они мчались в ночной темноте.



Трое волков бежали по лосиному следу, двое — справа, двое — слева стада.

Боковые группы волков всегда забегают чуть вперед, не давая жертве повернуть, пугая ее, заставляя бежать из последних сил.

Стая, гнавшаяся за лосями, была волчьей семьей, состоящей из двух старых волков, их детей, родившихся прошедшим летом — «прибылых», как говорят охотники, и молодых волков — «переярков», детей, родившихся за год перед «прибылыми».

Такие семьи собираются на зиму вместе, рыскают в поисках пищи, уничтожая дичь, ценных пушных зверей, домашнюю скотину.

За это волк у нас объявлен «вне закона». Во все времена года, любыми средствами истребляют волков. Даже в заповедниках, где охраняются все другие звери.

— Пап, а ты волков отлавливал? — спрашивает Вася.

— Больших не ловил. Волчат брали.

— А зачем?

— В зоопарки.

— Эка невидаль! Чего интересного на волков смотреть?

— Кому как! В Англии, Дании, Голландии, Бельгии волков давным-давно истребили. Там их только в зоопарке и увидишь.


Звероловы выходят на поляну, и Вася останавливается, будто обо что-то споткнувшись: на снегу спят два волка!

— Ловко! — говорит Игнат. — Молодцы лоси!

Оказывается, волки вовсе не спят, а валяются убитые во время схватки, происходившей ночью. В стороне лежит отломанный лосиный рог. Вася поднимает тяжелую костяную ветвь рога и осматривает.



— Лось волков копытами побил, — говорит Игнат. — Передние ноги у лосей самое страшное оружие!

— А почему лосиный рог отломался?

— Сейчас время рога сбрасывать. Наверное, лось на бегу залетел в чащу, рогами зацепился, отломал одну сторону. Волки на него кинулись, но он отбился…

Большие раздвигающиеся копыта, соединенные перепонкой, не дают ноге лося провалиться в снег. Поэтому лосям было легко убегать по глубоким сугробам. Спасало их и то, что зимний снеговой покров не схватился жесткой коркой наста, как это бывает к весне. Наст помогал бы волчьей стае: он изрезал бы лосям ноги, и животные ослабли бы от потери крови. Волкам наст облегчил бы погоню и дал возможность бежать, не проваливаясь в глубокий снег.

«Кар-р… Кар-р… Кры!..» — раздалось где-то впереди.

— Вот и конец ночной охоты, — говорит Игнат. — От волчьей стаи уйти трудно.

Отяжелевшие вороны, лениво взмахивая крыльями, взлетают из-за кустов и усаживаются в отдалении, неодобрительно поглядывая на звероловов.

Васе хочется пальнуть из карабина в какую-нибудь из противных черных птиц. Он снимает с плеча карабин.

Вороны с криком взмывают вверх, не дожидаясь выстрела.

«Еще вчера лось бежал сквозь тайгу, надеялся уйти от погони», — думает Вася.

— Жалко его!

— Конечно, жалко, — соглашается Игнат.

— Вот это да! — кричит из-за кустов Макар. — Смотрите-ка, что получилось!

Звероловы подходят. На снегу лежат два мертвых волка. Шкуры с них сняты.

По следам видно: бежали-бежали волки, а потом два хищника упали, будто их сшибли из винтовки. Волчьи и лосиные пути разделились.

Из-за деревьев к тушам убитых волков идет лыжня.

— Пап, охотник!

— Он и стрелял. Услышал, что по тайге бегут, — встал, затаился. Лосей пропустил, а двух волков успел снять!

— Две волчьи шкуры добыл!


Прошли звероловы по чьей-то лыжне, и к концу дня, будто в сказке, встала перед Васей в дремучем лесу избушка на курьих ножках. Ножек, правда, не видно, но это, наверное, оттого, что они в глубокий снег ушли.



Шарик кинулся вперед, а ему навстречу выскочила огромная лохматая лайка. Они вцепились пасть в пасть, рвут друг другу морды.

Когда такую драку разнимаешь, чужого пса бить не полагается. Нельзя бить собак по спине и бокам, можно ушибить позвоночник, сломать ребро. Тогда пес не охотник. Поэтому Вася стукнул Шарика по лобастой голове и стал растаскивать собак.

Унял их, а сам на отца косится: будет ли ругать его, что Шарика заранее на поводок не взял?

Игнат, может, и рассердился бы, но в это время раскрылась дверь домика и смуглый старик удэгеец шагнул через порог.

— Багдыфи! — сказал он. — Здравствуйте!

— Сородэ, одо, — почтительно ответил Игнат. — Здравствуйте, дедушка.

Старик помог привязать собак, повесить лыжи и карабины на сучья деревьев, ни о чем не спрашивая. У таежных людей обычай: сначала накормить гостя, напоить горячим крепким чаем и только потом можно поговорить.

— Заходите, — приглашает хозяин. — Я как раз мясо варю.



Вася переступил порог, и острый запах охотничьей избушки ударил в нос. Две волчьи шкуры, снятые стариком сегодня ночью, сразу попались на глаза Васе: «Так вам и надо, серые грабители, не разбойничайте!»

Вдоль стен на распялках сохли обработанные шкурки. Соболь, белка, выдра, норка, колонок.

Вдруг залаяли собаки, заскрипел снег под чьими-то лыжами. Хозяин снова вышел из домика. Через маленькое подслеповатое окошечко Вася увидел высокого молодого охотника-удэгейца. Он тоже снял лыжи, карабин, поговорил со стариком и шагнул к двери.

— Багдыфи! — произнес он, увидав незнакомых людей.

— Сороде, агэй, — отвечает Игнат. — Здравствуй, брат.

Улыбаясь, молодой удэгеец положил в угол охотничий мешок, стал снимать олочи.

Старик длинной заостренной палочкой подцепил из котла кусок горячей дымящейся оленины, выложил на чистую доску, лежащую на столе.

Тяжелый запах свежих звериных шкур сменился аппетитным ароматом вареного мяса.

Старик поставил на раскаленную печку чайник и, приветливо улыбаясь, сказал:

— Садитесь все. Будем мясо есть.

Гости сели за стол, потом сел старик, молодой удэгеец сел последним.

Вася взял в одну руку кусок оленины, в другую — кусок теплого вареного жира и не спеша откусывает то справа, то слева.

Старик ест иначе. Он прикусывает часть от большого куска, зажатого в левой руке, потом подносит под мясо правую руку с ножом и рывком отрезает маленький кусочек, который тут же исчезает у него во рту.

Острый, как бритва, нож то и дело мелькает у самого кончика его приплюснутого носа.

Вася на миг представил себе, что так стал бы есть длинноносый дядя Макар, и чуть-чуть не прыснул со смеху, подумав, что Макар обязательно отхватил бы себе кусочек носа!

Потом Вася съел несколько кусков душистой розовой юколы — вяленой рыбы.

После мяса и юколы все принялись за чай.

— Ну как у тебя охота? — без особого интереса спрашивает старик у молодого охотника.

— Хороший след видал, — уклончиво отвечает молодой.

Старик с аппетитом пьет крепкий сладкий чай, и кажется, что он совсем равнодушно выслушал ответ.

— А как ты охотился, одо? — немного погодя вежливо спрашивает молодой. — Была ли удача?

— Я одного соболя долго гонял, — неопределенно сообщает старик.

От горячего чая становится жарко. Вася выходит из домика, садится на пенек и ставит кружку в снег, чтобы остыла.

В стороне заката, на фоне багрового неба, перепутались черные ветви деревьев. Еще один день кончился.

«Что же тигр от нас прячется? — думает Вася. — Пропадут без толку мои каникулы».

— Иди в избу, — кричит Макар, — простынешь!

Вася возвращается и снова садится к столу.

— Один соболь у меня есть, — вдруг говорит молодой охотник. — Положу его, пусть оттает.

Он встает, вынимает из мешка темно-коричневого зверька с нежной шелковистой шерстью.

— Я тоже делом займусь, — небрежно говорит старик. — Мой соболь оттаял, буду шкурку снимать.

Он садится в стороне и начинает обрабатывать великолепного, почти черного зверька. Это самый дорогой сорт.

Вася смотрит, как старик вывернул шкурку, натянул на распялку, соскребает последние жиринки.



Работая, он по-удэгейски говорит с Игнатом, и Вася замечает, что глаза у отца веселеют.

Старик кончил работу, повесил распялку и снова наклонился к своему охотничьему мешку.

— Однако, у меня еще один соболь есть, — сказал он, ни к кому не обращаясь, и вытащил второго зверька, почти такого же темного, как первый.

Засверкали ворсинки соболиного меха. Если подуть на такую шкурку, длинная ость, заискрившись, разойдется и откроется густой голубоватый пух — подшерсток.

Красивая и теплая шуба у соболя!

— Выдра попала в мою ловушку, — безразлично говорит молодой удэгеец, — там, около большой полыньи…

И он вынимает из мешка длинного приземистого зверя, похожего на охотничью лыжу.

— Пап, — шепотом спрашивает Вася, когда старик отворачивается, — а почему они сразу не сказали, кто что добыл?

— Сразу нельзя, — тихонько отвечает Игнат. — Если сразу скажешь, получится, будто ты хвастаешься.

Старик начинает обдирать вторую шкурку, продолжая о чем-то говорить с Игнатом.

Васины глаза слипаются, и голоса доносятся уже откуда-то издалека.

— Ложись спать, — говорит ему старик, улыбаясь. — Отдохни. Тайга не любит усталого охотника.

Вася сдвинул две лавки, бросил на них медвежью шкуру, предложенную стариком, и лег.

Когда Вася сидел и слушал старших, ему очень хотелось спать, а сейчас заснуть не может. Снова и снова перебирает он в памяти рассказы о тиграх, о том, как отец и дяди ходили по тайге, ловили зверей.

Неужели и ему, Васе, придется стать настоящим тигроловом? Неужели после каникул, рассказывая ребятам об отлове тигра, он будет говорить: «я видел…», «я сделал…», «мы поймали…»?


Тигроловы не преследуют взрослых, старых зверей, берут только молодых. Молодого тигра легче поймать, и он скорее привыкает к неволе.

Два-три года водит с собой тигрят заботливая мамаша. На третьем году жизни котенок может весить больше ста килограммов. Обычно именно такие звери попадают в плен к звероловам.

Догнав тигровую семью, охотники выстрелами вверх разгоняют зверей, по следу одного из детенышей пускают собак и устремляются в погоню.

Тигров ловят только зимой. Там, где летом не пробраться из-за перепутанных кустов, поваленных деревьев да растопыренных сучьев, зимой пройти можно. Толстый слой снега покрывает препятствия, и охотники идут на лыжах не останавливаясь.

А тигру снег — преграда. У него лыж нет. Когда за ним погонятся охотники с собаками, ему бежать трудно. Он проваливается в глубокий снег. Широкую канаву пропашет тигр в сугробах могучей грудью, когда будет уходить от погони. Но легкие быстрые собаки все равно настигают его. Хрупкая корочка наста держит их на поверхности. Бегут они стремительно, азартно, а когда догонят зверя, начинают на бегу покусывать его за задние ноги.

Не нравится это тигру! Его — могучего хозяина тайги — кто-то кусает?!

Грозно рычит он, отпугивая собак. Но они не отстают. Тогда он ревет, и кажется, что вся тайга дрожит от страха.

Кого угодно напугает такой рев, но только не собак-тигроловов. Кусают они зверя, а сами лают заливисто, на всю тайгу подают голос охотникам: «Знайте, где тигр! Идите сюда! Мы его сейчас задержим!»

И вправду остановится тигр, начнет отмахиваться от собак передними лапами. А собакам того и надо! Тигр левой лапой отмахивается, а его справа кусают. Он направо повернется — собака отскочит, а другая, слева, куснет. Он опять налево, а его кусают справа.

Так и крутится в тайге черно-желтый клубок. Черное — это собаки, желтое — тигр.



Тигр ревет, собаки лают — только эхо гремит, перекатывается вдали.

Охотники услышат, что собаки «посадили» тигра, — и винтовки в сторону. Выхватывают топоры, вырубают рогатины, чтобы ими прижать зверя к земле. Когда рогатины вырубят, на тигра идут без оружия.

И вот тигр замечает охотников.

Зверь он храбрый и, увидев, что опасность приближается, в гневе забывает о собаках и кидается на людей. А они только этого и ждут. Рогатины у них наготове, и каждый зверолов точно знает, что ему делать. Один из них прижмет зверю левую лапу, другой — правую, третий нацелит рогатину на горло и прижмет его к земле, четвертый направит свою рогатину поперек тигрового туловища.

Если кто-то ошибется — зверя не взять! Он сумеет вывернуться, сбить рогатины, и тогда кто знает, чем может кончиться схватка?!

Всякое бывало с Васиным отцом в далеких долгих лесных походах.


Три следа тянулись по тайге, три свежих тигровых следа.

«Крупноваты вроде бы для тигрицы с детенышами…» — подумал Игнат, но размышлять было некогда.

Выстрелами разогнали зверей, по одному следу пустили собак.

Исчезли псы за деревьями, пошла погоня. Впереди — тигренок, за ним — собаки, за собаками — охотники.

Но оказалось, что это была не тигрица с тигрятами, а тигр с двумя тигрицами. И после выстрелов не убежал тигр далеко. Он сделал круг и вернулся на прежний след.

Стала погоня выглядеть по-другому: впереди — тигрица, за ней — собаки, за собаками — охотники, за охотниками — тигр.

Вот и разберись, кто за кем гонится!..

Чутье таежника подсказало Игнату: оглянись!.. Повернулся, а тигр — рядом!

Успел крикнуть: «Стреляйте!» — а уж тигр на него валится. Падая, поднял Игнат карабин, защищаясь от тигровых зубов. Попала рука вместе с прикладом в пасть зверю — в щепки разлетелось дерево!

И тут — трах! — стукнул выстрел. Это Макар с одной пули попал в лоб тигру, не дал ему ударить Игната лапой, спас брату жизнь.

Об охоте уже не было речи — заторопились в больницу. Раздробили тигровые зубы кость правой руки — чуть не ампутировали ее Игнату…


Утро пришло своим чередом. Когда Вася глаза открыл, показалось ему, что хозяин и не ложился.

В маленькой печке снова пылал огонь, а на ней стояло большое старое ведро. Старик вываривал капканы — хотел убить запах стали. Ветки кедрового стланика кипели вместе с металлом, потихоньку обволакивая капканы своим ароматом, вытягивая из них запахи, чуждые тайге.

Старик подхватывал ловушки сухим сучком, вынимал из ведра, выносил и вешал на деревья, чтобы продуло их на таежных морозных ветрах.

Соболь — самый дорогой для охотника зверь — хитер. Ловить его надо с уважением, каждую мелочь предусмотреть, иначе простоят капканы и ни разу не щелкнут!

Проснулись охотники, позавтракали, покормили собак, стали собираться в путь.

На ногах у старика удэгейца — олочи. Штаны суконные, с наколенниками из лосиной кожи. Это чтобы не холодно было, если придется стрелять с колена. Сверху легкая суконная куртка, из рукавов которой выглядывают меховые рукавицы.

На голове расшитая цветным орнаментом шапочка — богдо, — с беличьим хвостиком на макушке. Из-под шапочки на плечи и шею падает короткий округлый полог. Это помпу — головное покрывало.



— Неужели он не замерзнет? — шепчет Вася отцу.

Старик услыхал, улыбнулся Васе.

— Зачем замерзай? Не надо замерзай! Смотри, олочи как твоя. Штаны, куртка — сукно. Снег попади — мокро нету. Ты своя куртка шибко ходи — жарко! Потеть мало-мало будешь. Моя — нет. Тебе шапка, ух, теплая! Шибко ходи — волосы мокрые. Остановились — зверя карауль — холодно будет. Голова простудит можно. Снег тебе сверху упади — за воротник попади. Моя снег не боится. Помпу, богдо лучше! Вся одежда лучше. Легко! Целый день ходи — уставай нету!

Старик засмеялся и сказал что-то по-удэгейски.

— Чего он сказал, пап? — спросил Вася.

— Говорит, молодец ты. Молодой, а храбрый, на тигра идешь. Раньше, говорит, даже опытные охотники на тигра ходить боялись — думали, за него злой дух накажет.

Старик, улыбаясь, кивнул Васе:

— Молодец! Хороший охотник будешь. Правильно тебя папашка твой учи.

Вышли звероловы из дома, встали на лыжи. Встал на лыжи и старик; улыбаясь, посмотрел на Васю.

— Га! — сказал. — Идем! — и размашисто зашагал впереди.

Тронулись по его лыжне охотники, и скрылась за снежными сугробами гостеприимная избушка на курьих ножках.


Маленькие легкие синички, завидев людей, с тонким писком отлетали в стороны. Две вороны пролетели вдалеке, сели на высокое дерево, зловеще каркнули вслед.

Старик шагал, не глядя по сторонам. Равнодушно придавил широкой лыжней небольшие парные следы. Не то горностай их оставил, не то ласка. Оба — недруги соболя по добыче. Что соболь ловит, то и им нужно. Поэтому не любит их соболь, всегда старается изгнать со своего участка. А здесь они живут, не боятся, потому что близко человеческое жилье. Тут соболь не бывает.

Прошли еще немного. Остановился старик и показал в сторону синих далеких сопок: «Оло» — здесь.

— Кэсие, одо! — поблагодарил Игнат. — Спасибо, дедушка! Пусть охота твоя будет удачной.

— Возвращайтесь со зверем, — сказал старик. — Ходите по тайге хорошо.

И повернул назад.

Прежде чем скрыться за деревьями, он еще раз оглянулся. Увидев, что Вася смотрит ему вслед, махнул рукавицей:

— Расти хорошим охотником! Пусть ноги носят тебя до ста лет!

Улыбнулся и исчез за кустами.


Сопки — направо, сопки — налево. Переходят звероловы замерзшие ручьи и речки, поднимаются на крутые склоны, спускаются вниз.

Кончаются Васины каникулы. Еще четыре денька, и все. Сколько за это время звероловы прошли? Если лыжню распрямить, длинная будет! А с тигровым следом она так и не пересеклась.

Идет, тянется лыжня. Теперь до следующего большого снегопада каждый человек будет знать, куда шли и что делали звероловы.

Только сами звероловы не знают, куда идти и что будет впереди. Может, повезет, а может, и даром ноги топчут.

Игнат спускается по речному берегу к большой промоине и останавливается.

Река здесь течет так быстро, что мороз с ней не справился. Под самым берегом длинный серп открытой воды. Сюда подходил какой-то зверь — попить захотел.

Зверь упирался передней лапой в край заснеженного берега и оставил глубокий след.

Макар становится на колени и осторожно выдувает снежинки из четкого отпечатка звериной лапы.

След точь-в-точь как у кошки. Как у Васиного домашнего Барсика. Только будто смотришь на него через толстенное увеличительное стекло.

— Края у следа твердые, и сам он заледенел, — объясняет Игнат. — Значит, зверь здесь был в оттепель. А потом след замерз. Когда у нас была оттепель?

— Четыре дня назад.

— Вот он здесь и напился четыре дня назад.

— Это… тигр? — Вася не верит своим глазам.

— Нет, маловат он для тигра.

— Тигренок?

— Тигренок один не гуляет. Он с матерью ходит.

Дали собакам понюхать заледеневший отпечаток — не берут след. Хвостами виляют, умильно смотрят на хозяев, тычутся носами в ямку, а толку нет.

— Давнишний след, — говорит Игнат.

— Тут думать нечего, — предлагает Макар, — разделимся и двинемся поодиночке. Если до вечера следы не найдем, встретимся во-он у тех сопок.

— Пошли, — говорит Игнат. — Веером разойдемся. Далеко он от нас не ушел, он где-то там! Если что — стреляй.

Вася смотрел в сторону молчаливых сопок, широкой панорамой раскинутых вдоль горизонта. «Попробуй найди, — с тоской думал он. — Как иголку в стоге сена».

— Ветер на нас дует, — продолжает Игнат. — Это хорошо. Ему нас не унюхать. Ты, Вася, по распадку прямо иди, а мы через сопки перевалим. Шарика с собой забирай. Ну, тронулись!


Идет Вася вдоль замерзшей речки. Заснеженные берега поросли тальником. Хорошие поеды для зайцев и куропаток.

Неровная, слегка извилистая цепочка следов тянется над берегом. Вдоль нее на снегу — бороздка от волочившегося хвоста. Это выдра ступала своими перепончатыми лапами, кое-где задевая брюхом снег. Туловище у выдры длинное, ноги короткие, ходить ей не очень-то удобно.

Полынья пáрит на морозе. Наверное, туда ходила выдра?

Из-под берега еще следы показались.

Заглянул Вася вниз. Под снежным навесом — промоина, и вокруг много следов. Там у выдры нора, только вход не виден — он под водой скрывается.

Посидел Вася над полыньей, подождал, не покажется ли усатая морда. Но выдра — зверь осторожный. Немногие люди могут похвалиться, что видели ее на свободе. Только ночью можно заметить выдру, если повезет.

Шарик на Васю поглядывает, будто спрашивает: «Ну чего ждем? Пошли!..»

— Пошли, Шарик!


Солнце приготовилось завалиться за вершины деревьев. Вторая половина дня.

Шарик бежит без азарта, нехотя.

Вышли из-за перепутанных валежин, Шарик остановился, тихонько зарычав.

Чистые красивые следы протянулись из-за бурелома, сделали плавный поворот и скрылись за деревьями.

Осторожно, будто опасаясь вспугнуть зверя, Вася пошел к следам. Поглядел — они! Точь-в-точь как те, у полыньи, где зверь воду пил.

Шарик в след носом ткнулся, зарычал.

Вася сорвал с плеча карабин. Передернул затвор, патрон в патронник загнал. На Шарика цыкнул:

— Молчи…

Сломал прутик, ткнул им в след. Веточка мягко пошла в снег — мороз не очень схватил, следы свежие!

Медленно поднял Вася ствол карабина вверх и прислушался.

Ни звука.

Только толчки его собственного сердца отдавались в ушах.

«А вдруг сейчас кто-нибудь выстрелит — отец или дяди! — замирая, подумал Вася. — Тогда моя находка будет считаться? Или не будет?»

Он подождал несколько секунд и плавно нажал спусковой крючок.

Выстрел раскатился как гром салюта, и сопки ответили Васе торжествующим эхом.



И вдали — бум-м… бу-бум-м… — ударили почти одновременно три ответных выстрела. Словно ждали Васиного известия.

— Нашли! Шарик, нашли! — закричал Вася и вдруг запрыгал, не снимая лыж. — Нашли-и-и!..

Шарик смотрел на хозяина и жмурился от снега, отлетавшего с Васиных лыж.

— Ведь это ты нашел первый, — вдруг сказал Вася, — ты нашел! Спасибо тебе! — и, нагнувшись, поцеловал Шарика в лоб.

Шарик почувствовал Васину радость, лизнул руку хозяина, уставился на него ласковым, любящим взглядом, весело виляя хвостом.

— Теперь скоро! — сказал Вася, беря Шарика на поводок.

Шарик, будто поняв, что его хозяин поджидает старших, спокойно пошел рядом.

Идут не спеша. Тигр не рысь. Тут один на один делать нечего. Вася следы рассматривает. Вот здесь прыгнул зверь на поваленное дерево. Прошел вдоль него, снова вниз спрыгнул.

Заметно, что зверь несколько раз куснул сугроб. Наверное, пить захотел. Снегу наелся, не побоялся простудиться.

«Может, все-таки это тигренок? — думает Вася. — Может быть, мать у него погибла, вот он один и ходит?»

Наверху, на сопке, отец показался.

— Эгей! — кричит. — С находкой тебя!

И вниз, к Васе.

А с другой стороны дядя Макар появился. Потом Николай подъехал.

— Ну, зверолов, на чей след напал?

— Да вот, — говорит Вася, — глядите. — Здоровый котенок! Одна пятка с кулак!


Снова четверо идут по тропе. Только тропа эта уже не впустую, а по следу. А чей след?

Около пня, где зверь потерся загривком, Вася увидел несколько ворсинок. Поднял их со снега, положил на ладонь. Три желтых волоска, один черный.

— Вроде бы и тигр, — говорит Вася. — Смотри, пап, расцветка-то тигровой масти!

Идут звероловы широкими скользящими шагами, каждый отталкивается палкой, зажатой в правой руке, и, как крылом, взмахивает левой.

Разговоры смолкли. На таком ходу говорить неудобно. Тому, кто идет впереди, не расслышать идущего сзади. А головой вертеть некогда. Идти надо. Зверя догонять. Отмеряют охотники километр за километром.

У большого дерева видно, как вставал зверь на задние ноги, а передними всю кору изодрал. Точил когти, точь-в-точь как домашняя кошка о табуретку. Ясно отпечатались следы задних лап.

«Молодой тигр, потому и след невелик, — думает Вася. — Или это тигрица? У нее следы меньше, чем у тигра».

След прервался. Вокруг чистый снег.

— Ну, куда твой тигр улетел? — смеется отец.

— Горностай на тетереве улетел, это еще понятно, — говорит Макар. — А этот на чем? На вертолете?

У ствола старой липы лежат кусочки отломанной коры. Рядом, с ветвей другого дерева, сбит снег, большие комья упали вниз.

Похоже, что зверь перепрыгнул с липы на сук амурского бархата, а оттуда соскочил на упавшую лиственницу и по ее наклоненному стволу сошел вниз.

— Видал? — спрашивает Игнат.

— Видал, — говорит Вася. — Тигру так не прыгнуть.

Где-то далеко-далеко завизжал, закричал какой-то зверь в предсмертной тоске. Слабо пролетел по тихой белой тайге звук и замер.

— Охотился, — говорит Игнат. — Кабанчика задрал. А скоро мы его самого в плен брать будем!


И вот уж совсем не сладить с собаками. Тянут поводки, повизгивают, будто просят: «Пустите! Близко зверь! Пора начинать!»

Вышли тигроловы на поляну — лежит туша дикого кабана. Мясо свежее. Видно, хищник услышал, учуял людей. Бросил добычу, стал уходить.

— Пора! — кричит Игнат.

Пустили собак.

Рванулись псы, исчезли за пушистыми белыми кустами. И скоро — лай! Собаки голос подали: «Спешите, хозяева! Видим зверя! Гоним его!»

Спешат охотники. Вещевые мешки полетели в стороны. Игнат сбросил рукавицы. Вася на ходу размотал, бросил шарф.

Жарко. Пот льет градом. От горячих рук идет пар.

Следы зверя стали иными. После каждого прыжка он проваливался глубоко в снег.

Собаки заливисто и дружно лают где-то впереди.

«Сейчас посадят тигренка!» — ждет Вася.

Но торжествующий, азартный лай сменяется недоуменным и обиженным.

Охотники выбегают на поляну и видят: собаки с визгом кидаются на ствол кедра, по которому лезет красивый пятнистый зверь.

— Леопард! — звонко кричит Вася.

Все затихли. Собаки стоят, упершись передними лапами в ствол кедра, не отрывая глаз от леопарда. Тот, не мигая, смотрит на собак, скалится, злобно рычит и потихоньку лезет вверх по стволу.



Разом взрывается тишина. Собаки снова лают, с визгом кидаясь на дерево.

— Вот тебе нá! — почесывает затылок Игнат. — Теперь его не достанешь. Пилить надо.

Вася идет обратно. К одному из рюкзаков была привязана двухручная пила.

«Хорошо хоть, мешки не далеко бросили», — думает он.

Охотники вырубают рогатины.

Леопард уже около самой вершины. Оттуда он спокойно смотрит на людей и беснующихся внизу собак. Он понял, что враги не могут залезть к нему, и приготовился сидеть до бесконечности.

Запыхавшийся Вася приносит пилу.

— Вот твоя рогатина, — говорит Игнат, — ты леопарду горло прижмешь. Макар будет справа, Николай — слева, я его поперек возьму.

Начали пилить. Золотисто-розовые опилки сыплются на белый снег, пила со свистом врезается в ствол дерева. Жалко кедр, а что делать?.. Зверь нужен. Его могут продать в какой-нибудь заграничный зоопарк. Получат за него плату золотом, принесет леопард пользу народному хозяйству.

А пока он не спеша поднимается все выше и выше. Смотрит вниз, скалит зубы, рычит.

Дерево затрещало. Люди и собаки отступают в ту сторону, куда упадет кедр.

Все быстрее и быстрее клонится дерево, оставляя за собой искрящийся снежный шлейф. Леопард спокойно переходит с ветки на ветку, на лету выбирает себе место поудобнее.

Описав огромную дугу, вершина рухнула в глубокий снег.

Дрожат зеленые ветви, летят сверху отставшие снежинки, затихло эхо. Леопарда не видно.

Настороженно переступают собаки, изготовились звероловы. Шаг за шагом идут к вершине.

Молнией выскакивает леопард из густых ветвей кедра.

Шарик еле увернулся от леопардовых когтей. В три прыжка зверь подскакивает к высокой березе, и через секунду он уже высоко над головами охотников.

Собаки укоризненно посматривают на хозяев: «Эх, вы, упустили!»

Леопард не спеша забирается на самую вершину березы и раскачивается, похожий на пеструю сказочную птицу.

Игнат снова почесывает затылок.

— Плохо дело, — говорит он. — Всю тайгу нам не перепилить.

— Пап, — предлагает Вася, — я же по деревьям здорово лазаю! Я на соседнее дерево залезу и его палкой столкну!

Николай вырубает длинный шест. Вася сбрасывает рукавицы, берет шест и лезет на соседнее дерево.



Игнат стоит с карабином. На всякий случай держит леопарда на мушке.

Вася толкнул леопарда. Хищник зарычал, ударил по шесту лапой, полез еще выше.

И Вася полез выше. Сел верхом на сук, устроился поудобнее, толкает зверя, раскачивает его как на качелях.

Леопард едва держится на тонких ветвях и не может прыгнуть на Васю. Он рычит, кусает шест, отбивает его лапой. Ветки гнутся под тяжестью зверя, и Вася каждым новым толчком усиливает размах его полета.

Макар с Николаем держат рогатины наготове. Леопард устал, ему трудно держаться на тонких, гнущихся ветвях. Он начинает спускаться с дерева. Лезет по стволу березы вниз головой, и его зеленые глаза, не мигая, смотрят на врагов.

Вася тоже заторопился вниз. Собаки начинают чуть слышно рычать. Игнат бросает винтовку, берет рогатину.

Вдруг леопард делает громадный прыжок. В воздухе мелькнули распластанные лапы, белое брюхо зверя.

Перелетев через людей, он падает в глубокий снег.

Собаки кидаются вперед. Шарик первый успевает схватить зверя за заднюю лапу. Лай, визг, рычание. Снег взлетает на месте схватки. Один из псов с жалобным воем отскакивает — из его губы фонтаном бьет кровь.

Охотники прижимают леопарда к земле. Зверь яростно ревет, грызет рогатины, старается выдернуть лапы, вывернуться из тисков.

Трое держат. Подоспевший Вася связывает леопарду задние лапы, потом передние, перетягивает морду крепким шнуром. Леопард рычит, обнажает клыки, но раскрыть пасть уже не может.

Зверь взят.



Собаки сидят в стороне, зализывают раны. Они уже не глядят на злобно скалящегося леопарда. Будто не бились с ним только что в смертельной схватке. «Лежачего не бьют», — говорят их равнодушные морды.

Макар с Николаем наломали елового лапника, уложили леопарда на хвою, чтобы разгоряченный борьбой зверь не простудился на снегу.

Вася тихонько гладит вздымающийся и опадающий бок леопарда. Тот глядит на Васю ненавидящими и непрощающими глазами.

Васе становится жаль своего недавнего врага.

— Пап, — говорит он, — давай выпустим его?

Игнат широко открывает глаза.

— Да ты что? — говорит он.

— Жалко его!

— Ничего, — отвечает отец. — Может быть, он к неволе привыкнет. Может, еще и цирковым артистом станет. Если к нему люди будут хорошо относиться, он о тайге нашей и не вспомнит.

Слова отца немного утешают Васю, и он спрашивает:

— А мы узнаем, куда леопард попадет?

— Можем узнать. Я директора зооцентра попрошу — он сообщит. Тогда ты сможешь леопарду письма писать!

Вася улыбается шутке и оглядывает притихшую лесную поляну, на которой он стал настоящим звероловом.

— Иди подбирай карабины, одежду да остальные вещи, — говорит отец. — В обратный путь пора.

— А как же тигр? — спрашивает Вася.

— Тигра пойдем ловить на будущий год. А сейчас в школу надо успеть. Каникулы-то у тебя кончаются!..


X