Андрей Борисович Земляной - Древо и сталь [HL]

Древо и сталь [HL] 1055K, 216 с. (Пентаграмма войны-2)   (скачать) - Андрей Борисович Земляной

Андрей Земляной
ДРЕВО И СТАЛЬ


1

Что делает нас сильнее и могущественнее, что заставляет биться наши сердца и крепче сжиматься руки? Все это Свет жизни, который мы впитываем с первого мгновения появления на свет. Сила жизни, которая сплетена из солнечных нитей и зеленых побегов, из земли и воздуха и из нашего духа, который и есть часть Света жизни, который встречает нас при рождении и провожает в последний путь слияния.

И сколько бы ни было трудностей на нашем пути, сколько врагов ни породила черная пустота, мы все равно будем идти по пути, что предначертал нам Свет. Мы сломим любого врага, вставшего на нашем пути, и пусть за нами поднимаются молодые леса и зеленеет трава.

Из обращения Великой Матери Флоры к сестрам и детям в честь двухсотой годовщины основания Первого Леса
Флорианская империя, дворец Зеленое Сердце

— Нет, не так. — Наставница шагнула вперед, и шест в ее руках, свистнув, звонко щелкнул по мишени. — Рука должна скользить мягко, но не рыхло. Словно плывешь в воде.

Арна, высокая пятнадцатилетняя девочка в свободных, не стесняющих движение белых штанах, такой же рубахе и поясом синего цвета кивнула и, перехватив шест, легко, словно танцуя, воткнула кончик палки в мешок, заполненный гелем.

— Уже лучше. — Реда Нар, высшая, посвятившая тридцать лет своей жизни полевым операциям и еще двадцать преподаванию в академии, одобрительно кивнула. — Теперь все синхронно. Выдох, движение корпусом, удар и возврат. Одно слитное движение. Быстрее, чем плевок куйры, быстрее, чем мысль… Давай!

Фигура девочки на мгновение смазалась. Свист шеста, звук удара и хлопок ткани рубахи практически слились в один звук. На манекене появилась глубокая вмятина, а прочнейшее дерево, способное при случае выдержать нагрузку в полторы тонны, разлетелось в щепки. Да и вмятина на манекене была такой, что будь на его месте человек в керамопластовой броне, лежать ему в реаниматоре как минимум.

Высшая на мгновение представила, что сама получила такой удар, и неприятный холодок начал вползать в сердце.

Арна с удивлением рассматривала рассыпавшийся шест и подняла глаза на наставницу.

— Что я сделала не так, Высшая? Эта деревяшка развалилась у меня в руках, словно гнилушка.

Реда, глядя на удивленную и встревоженную мордашку своей воспитанницы, загнала свой страх поглубже и рассмеялась в голос.

— Все ты правильно сделала. — Она с улыбкой кивнула. — Просто нужно всегда учитывать специфику оружия, которое ты держишь в руках, и наносить удар в соответствии с этим знанием. Как ведут себя различные материалы и прочее, мы с тобой изучим позже, а пока просто запомни, что дерево лучше всего работает на изгиб и гораздо хуже на сжатие. И чем крепче дерево, тем хуже его пластичность. Это, кстати, характерно почти для всех материалов. Есть, правда, очень хорошие материалы, которые хорошо работают и там и там, например сталь, из которой делают мечи. Однако специфика материала есть и в этом случае. Например, у санто легко выкрошивается кромка, поэтому нежелательно принимать удар на лезвие.

— Санто. — Девочка презрительно фыркнула. — Я лучше рак мортом.[1]

— Рак морт — хорошее оружие. — Высшая кивнула и одним коротким движением метнула свой шест так, что он попал в предназначенное для него гнездо на стене в дальнем конце зала. — Но что ты будешь делать, когда окажешься в тесноте корабельных переходов или дворцовых закоулков? Боевой хлыст не сможет развернуться для нормального удара. Рак морт — оружие больших пространств и к тому же довольно тяжелое. Чтобы управляться им в течение хотя бы десяти минут, нужна большая сила и крепкие сухожилия.

— А кан морт? — Арна взмахнула рукой, и тонкое полуметровое щупальце, мгновенно выросшее из основания ладони девочки, рассекло со свистом воздух.

— Он не пробьет даже самого легкого доспеха, а пока кислота, что выделяет кончик твоего кан морт, будет разъедать пластик брони, ты успеешь десять раз умереть. Кроме того, большой хлыст покрыт чешуйками из биокерамики, и его очень трудно разрезать лезвием. А у тебя там прочная, но тонкая пленка. Пару хороших ударов острым мечом, и ты безоружна. Это оружие последнего шанса, а не для сражений.

— Так что же, таскать с собой целый арсенал на все случаи жизни? — Воспитанница недовольно дернула плечом.

— И арсенал тоже. — Наставница подхватила девочку за локоть и усадила рядом с собой возле стенки зала, где стояли узкие скамейки. — Ты должна понять: все, что ты видишь вокруг, все, что на тебе надето, из чего состоит твое тело, все является инструментом познания или изменения мира. Орудием. Оружие — это лишь частный случай орудия и инструмент для воздействия на человека. Строительный молоток, которым замахиваются на человека, в этот миг становится оружием. Границы нечетки и предельно размыты, и только твоя воля превращает одно в другое.

— А люди? — спросила Арна максимально нейтральным голосом.

Но опытная разведчица прекрасно поняла подоплеку вопроса и улыбнулась.

— Большая часть людей будут для тебя в лучшем случае инструментами того или иного качества. Даже если твоей целью будет улучшение существования тех самых инструментов или уничтожение. Некоторое количество будут для тебя инструментами особого качества. Такими, о которых ты беспокоишься лично, которые бережешь и израсходуешь лишь в крайнем случае. И совсем немногие, а может быть вообще никто, будут частью тебя. Теми, без кого твоя душа будет неполной. Каждый такой человек увеличивает силу души и сердца, но потеря каждого из них обойдется тебе крайне дорого. Так что не торопись в выборе друзей.

Реда легко поднялась и, дождавшись пока девочка вскочит со своего места, церемонно поклонилась.

— Тренировка окончена. В свободное время поработай над ударом, только возьми не деревяшку, а кон гар.[2]

Как всегда после окончания тренировки, Арна быстро искупалась в маленьком бассейне и, наскоро приведя себя в порядок, поспешила в разбитый на уровне земли парк. Здесь на крошечной полянке в окружении могучих деревьев она по официальной версии занималась медитацией перед ужином. На самом деле она приходила сюда для того, чтобы совершить преступление. И не какое-то мелкое правонарушение вроде отравления симбиота, живущего в туалетном коллекторе, когда вдруг из всех дворцовых унитазов ударила зловонная струя, а самого настоящего.

Если бы вскрылась истинная причина ее присутствия в этой части парка, наказанием было бы полное поражение в правах, а может и что похуже. Но пытливый ум девочки требовал дополнительной информации, и эту информацию она получала любым путем, пусть и таким странным. Когда, четыре года назад, она набрела на эту поляну, ей хотелось лишь тишины и спокойствия. Арна только разлеглась на мягкой, словно пух траве, когда ее чуткий слух донес странные чавкающие звуки и негромкую песню, которую напевал явно мужской голос. Мужчин в Зеленом Сердце было совсем немного. В основном они занимались совсем грязной или тяжелой работой, такой, например, как чистка систем жизнеобеспечения. В желтых полотняных кинтах,[3] всегда сгорбленные, с опущенным к земле взглядом, они мелькали где-то по углам, воспринимаясь скорее как сервисные механизмы. И уж совершенно точно никто из них никогда не говорил и тем более не пел. Хотя бы потому, что у большинства были блокированы голосовые связки.

Заинтересовавшись, Арна подошла ближе и прислушалась.

Мой дом сегодня полон гостей,
Я позвал сегодня всех.
Избранница ляжет в мою постель
И растопит в душе моей снег.
Я много лет скитался во тьме
И прошел сто тысяч дорог,
Свое сердце навеки отдал зиме,
Ведь тебя я встретить не мог.

Сквозь плотное переплетение толстых веток живой стены и острых ядовитых шипов, торчащих во все стороны, в глубокой тени был виден лишь силуэт человека, полоскавшего в ручье какую-то тряпку.

Она уже собиралась отойти, когда человек заметил ее и выпрямился, словно проглотил кол. Девочка, в отличие от мужчины, находилась на солнце, и ее хатра бледно-зеленого цвета с вкраплениями мелких бриллиантов сверкала радужными брызгами. Человек, конечно же, заметил и цвет ее одежды, и сверкание драгоценных камней, усыпавших одежду девочки, и ярко-красный пояс с одной белой полосой — знак дворцовой воспитанницы.

— Верхняя. — Мужчина низко, но с достоинством поклонился. — Прошу простить за нарушение вашего покоя. Я уже ухожу.

— Нет, постойте. — Арна подняла руку, останавливая мужчину, шагнула еще ближе и легко, словно пушинка, опустилась на траву возле самой стены. — Спойте еще что-нибудь.

Так началась эта странная дружба между бывшим профессором философии, захваченным в плен пиратами и проданным на невольничьем рынке знатной флорианке, и дворцовой воспитанницей, верхней Арной. Плен и последовавшие за ним десятилетия рабства не сломили мужчину, который сохранил не только ясность мысли, но и свободу духа, свободу, которую было невозможно заключить в клетку. И это ощущение свободы пронизывало каждое слово и каждый жест старика.

Арна почти каждый день приходила в парк под предлогом медитаций и около часа, а иногда и больше беседовала со старым философом. Он, из-за немощности назначенный следить за состоянием ирригационных насосов, мог относительно свободно перемещаться и к ее приходу уже ждал, расположившись на берегу канавы.

Сначала Хион пел песни разных народов, а знал он их великое множество, потом как-то само собой начал рассказывать о тех, кто населяет Саргон, Хаторан и даже Дом Свободных, где он был несколько раз. Потом он плавно перешел к книгам, которые помнил почти дословно, и пересказывал Арне труды величайших умов человечества.

Все сказанное профессором девушка впитывала, словно губка, запоминая с надежностью навтала,[4] и никогда не переспрашивала дважды. За четыре года их общения Арна успела узнать очень многое. Быт, нравы и обычаи других народов, а еще была история. История человечества с самого зарождения на далекой планете Земля до современности. Распад Лигонского Союза, образование Флоры, Хаторанского Союза и Саргонской империи. И история эта очень сильно отличалась от той версии, которую преподавали ей.

Но самое ценное, что дал ей Хион, это знания в области психологии, социологии, общего и прикладного анализа, стратегии и тактики. Для девочки, запертой в стенах пусть и невероятно огромного, но все же ограниченного стенами дворцового комплекса, информация, поступающая от старика, была словно поток живительной влаги для ростка. Арна была одной из полутора сотен генетически измененных детей, в которых ученые Флоры постарались собрать все самое лучшее своей расы. У детей была превосходная реакция и великолепная координация. Острая память и разум, способный перемалывать огромные массивы информации. Учили их лучшие специалисты, но все они, замкнутые в рамках господствующих догм, не могли дать полноценного развития юным воспитанницам. Арне в этом отношении повезло дважды. Ее официальная наставница — Реда Норт за время службы много чего повидала и относилась к идеологической накачке девочек довольно прохладно. Зато она много внимания уделяла боевой подготовке своей воспитанницы и даже приглашала для этого специалистов из других ведомств, не забывая при этом просто учить ее жизненным премудростям.

Девочки получали образование раздельно и собирались лишь тогда, когда их наставники решали провести очередной тест — сравнение между воспитанницами. Долгое время Арна была в числе середнячков, но знакомство со старым философом словно сдернуло покрывало с ее разума. Девочка постепенно выбилась в первый десяток и уверенно держалась на этой позиции. Ей ничего не стоило вырваться вперед, но Хион был очень убедителен, когда рассказывал о быте и нравах Византийского двора и Римской империи.

В теории предполагалось, что именно из воспитанниц выйдут в будущем руководители верхнего эшелона, и даже возможно кто-то из них станет членом Большого Совета. А пока девочки соревновались между собой, даже не предполагая, что они являются участниками такого же напряженного соревнования между Наставниками.


На сегодня Арна с Хионом договорились еще раз обсудить стратегии межличностных контактов. Арна принесла свои выкладки на эту тему и, выложив на траву блокнот, стала с нетерпением ждать прихода бывшего профессора. Но время шло, а он все не появлялся. Такое уже бывало пару раз, но сегодня сердце девочки заныло в предчувствии плохих новостей.

Усилием воли задавив нарождающуюся панику, она собралась и спокойно, словно гуляя, дошла до своих комнат. Там достала из тайника памятные записи, тут же в ванной разорвала на мелкие кусочки и, слегка надрезав бачок утилизатора, залила обрывки кислотой. Дождалась, когда пленка, на которой были сделаны записи, растворится, вылила жидкость в унитаз и, проверив, что надрез на бачке затянулся, запустила слив. Теперь, когда можно быть уверенным, что улики уничтожены, она немного успокоилась и, приведя себя в порядок, отправилась к Маро Тионе, которая преподавала высшую биохимию.

Отсидев положенное время, вежливо поблагодарила за урок и так же не спеша отправилась на открытую галерею северного крыла. Этажом ниже находилась комната отдыха щитоносных — подразделения, охранявшего дворец и все прилегающие территории. У Арны был очень острый слух, и она частенько слушала все новости щитоносных, которыми они делились на перемене. Это было своего рода ритуалом, чтобы вновь заступающие на пост были в курсе всего, что происходило.

Будучи от природы любопытной, она часто бывала в этой части дворца и знала столько подробностей о внутренней жизни Зеленого Сердца, сколько не знала и самая отчаянная интриганка двора — высшая Диана Нера.

Задумчиво просматривая планшет с зубодробительными формулами психотропных ядов, она простояла почти час и узнала о новой любовнице первой фрейлины Великой Матери, об ожидавшейся прибавке к жалованью щитоносных и еще кучу забавных и в перспективе полезных вещей, но нужной информации так и не получила.

Оставалось последнее место, где можно было подцепить ускользавшую ниточку. Беседка у стены, отделявшей крыло Лианы от остального дворца. Конечно, туда можно было пройти и через коридоры, если у вас был пропуск, допуск, специальный одноразовый жетон и сопровождающий. Или конвой, но уж для этого документов вовсе не требовалось.

От беседки до окон здания было около ста пятидесяти метров, но если уйти в транс, то нормальную речь из кабинета с раскрытым окном можно было услышать.

К досаде Арны, беседка уже была занята целующейся парочкой из сотрудницы секретариата Великой Матери и молоденькой девушки — щитоносной, в новеньком, не обмятом еще ракорне[5] с эмблемой внешней стражи.

Она вернулась к крыльцу и, отойдя в сторону, задумалась, как освободить беседку, когда мимо нее проскочила курьер — младшая. Судя по всему, разыскивали именно женщину из секретариата. Девушка сдвинулась за куст и присела. Теперь Арну можно было найти лишь наткнувшись на нее.

Через несколько минут эта часть парка опустела, и вышедшая из засады девушка наконец заняла беседку. Теперь, по неписаным правилам дворца, Арну могли побеспокоить лишь в том случае, если разыскивали именно ее.

Организм, лихорадящий после пропажи Хиона, удалось успокоить не сразу. За себя она не переживала. Все воспитанницы были похожи друг на друга, словно зернышки, и Хион, даже расколовшись, не смог бы узнать ее среди других. Но внутри девочки бушевала странная злость к тому, кто лишил ее пусть и не назначенного никем, но выбранного ею самой наставника. За эти годы мужчина стал для нее даже чем-то большим, чем наставником и учителем. Он стал ей другом, и Арне было совершенно наплевать, что Хион — низший. Что она будет делать, когда узнает его судьбу, девушка просто не думала, предпочитая решать трудности по мере их появления.

Сердце и дыхание наконец вошли в нужный ритм, и она, закрыв глаза, погрузилась в транс.

Сначала как всегда очень громко зашелестели листья на деревьях и по ушам резанули крики птиц. Потом это ушло и в круг постепенно расширяющегося слухового контроля попала часовая возле служебного подъезда, принадлежащего Лиане. Женщина-сержант нетерпеливо переминалась с ноги на ногу в ожидании смены и, судя по звуку, теребила ремешок своего мар глам — тяжелого штурмового ружья. Потом ушло и это, отложившись на периферии сознания негромким фоном, словно за окном шумела листва.

В одном кабинете нудно перечисляли список каких-то предметов, в другом шел допрос девочки, которая, видимо, услышала нечто, не предназначенное для чужих ушей, а вот в третьем шел допрос Хиона.

Несмотря на огромное количество препаратов, ломающих волю, среди следователей Лианы было особым шиком «расколоть клиента всухую», то есть без психотропных веществ. Арна как раз застала стадию, когда старику ломали тонкие кости.

Жуткий хруст и крик слились в один звук, и лишь рефреном, словно заклинание, такой знакомый и родной голос…

— Я ничего не знаю. Я ничего не знаю.

Арна знала, что мужчины слабее женщин. Они не могут блокировать боль, у них совсем низкий болевой порог. И от осознания этого ей было хуже во сто крат. Она бы не задумываясь поменялась местами со стариком хотя бы потому, что знала — в любой момент сможет убить свой мозг, и даже реаниматор будет не в силах остановить этот процесс. Кроме того, воспитанниц так наказывали за любое прегрешение, что слово «боль» для них практически потеряло всякое значение.

— Ты мне всё скажешь! — надрывалась следователь, и снова хруст ломаемых костей.

— Остынь, Мара. — Это уже другой голос. — Не видишь, он ведь в трансе. Сейчас давай в реаниматор его, а завтра продолжим.

— В реаниматор?!! — взревела следователь. — Да я его на ломти настругаю!

— Если у старика откажет сердце, — предупредила другая женщина, — будешь лизать у майора, пока она не подобреет, что, учитывая ее чувствительность, произойдет не скоро.

А Арна все слушала и слушала перебранку офицеров Лианы, запоминая голоса. Старика уже не спасти. Она не боевик Шелеста и не сможет выкрасть заключенного из внутренней дворцовой тюрьмы. И даже если бы это было возможно, то спрятать его тут просто негде. В низших вживлялся чип, и его местонахождение вычислят очень быстро. Но вот сделать так, чтобы Хион ушел в могилу не один, это ей вполне по силам. Она достанет этих тварей, чего бы это ни стоило.


2

Секретно. Нулевая группа. Лично адресату.

Князь. Проведенным силами восьмого управления Черного Легиона расследованием были выявлены информаторы министерства Веры и Благочестия, собиравшие информацию в интересах министерства и лично магистра Теора. Сфера интересов — технологии управления войсками, тактические схемы, новые разработки интеллектуальных блоков и боевые алгоритмы. Кроме того, зафиксированы неоднократные попытки хищения со складов Черного и Алого Легионов дронов различного назначения, навесного оборудования и расходно-ремонтных материалов.

В свою очередь, наш информатор в министерстве представил данные о готовящемся выступлении сил Серого Легиона и подтвердил выводы аналитической группы управления.


Исходя из всего вышеперечисленного, можно с уверенностью предположить:

1 — Подготовка вооруженного выступления силами Серого Легиона вступила в завершающую фазу.

2 — В распоряжении министерства Веры и Благочестия имеются значительные людские и прочие ресурсы для осуществления акции.

3 — В выступлении кроме солдат Серого Легиона будут принимать участие крупные формирования религиозных фанатиков с легким вооружением и территориальная гвардия. Таким образом, общая численность подразделений оценивается в 450–500 тысяч человек.

Генерал-лейтенант Сигар

Секретно. Нулевая группа. Лично адресату.

Докладываю, что в период за последние три месяца имело место более ста боестолкновений с вооруженными формированиями министерства Веры и Благочестия. Во всех случаях подразделения МВИБ вели себя агрессивно, а в ряде случаев применили тяжелое вооружение.

Кроме того, сотрудники МВИБ были замечены при проведении антитеррористических операций и контроле каналов перевозки оружия и сильнодействующих наркотиков.

Премьер-кардинал Коггар
Саргонская империя, планета Сарг, Гианда

После вихря посадок, отставок, самоубийств и перестановок, который пронесся по Саргонской империи, Коггар получил уже давно заслуженное звание премьер-кардинала, что равнялось в общеимперской иерархии генерал-лейтенанту, а в нагрузку руководство всем Священным Трибуналом, поскольку бывший начальник, не дожидаясь группы захвата, решил теорему о свободном падении тел в атмосфере на собственном опыте. К счастью, специалисты успели вовремя, и из уцелевшей по недоразумению головы бывшего магистра было извлечено достаточно информации, чтобы отправить несколько десятков высших офицеров в увлекательные и познавательные экскурсии по дальним рудничным поселкам и специальным производственным зонам.

После этого все немалое и слегка запущенное хозяйство главного контрольного учреждения империи начало быстро приводиться в надлежащий вид, чтобы заработать с удвоенной эффективностью.

Священный Трибунал даже на фоне Объединенного Командования смотрелся настоящим монстром. Исполняя функции политической разведки, контрразведки, министерства внутренних дел и главного следственного управления, Трибунал имел свой флот, учебные заведения, институты, курорты и небольшую по численности, но весьма эффективную армию, не считая полицейских сил и территориальной гвардии.

Но трибунал никогда не выносил приговоров и тем более не приводил их в исполнение, решая всего лишь одну задачу — сбора доказательств и представления их суду. Правда, если будущий подследственный вдруг решал, что ему будет интереснее посоревноваться с Тенями или Черными птицами в стрельбе и рукопашном бое, то такие персонажи задним числом признавались лишившимися рассудка вследствие раскаяния и быстро кремировались во избежание переноса инфекции.

Все надежные люди из следственного управления и управления технического обеспечения, в которое входили подразделения Теней и Черных птиц, тогда работали по пятнадцать-двадцать часов в сутки. Они часто спали прямо в кабинетах, готовя документы для Имперского суда, главой которого традиционно являлся сам Князь, а суды, перешедшие на круглосуточный режим работы, щедро отвешивали всем от щедрот имперского правосудия. Потом всех, кто остался, вновь прогнали через нейротомограф, а затем была беседа с психологами, потому что честный фанатик иногда хуже предателя. Вычистив таким образом ядро организации, Коггар уже перешел ко второй фазе — работе с региональными центрами, когда неожиданно столкнулся с мощным противодействием министерства Веры и Благочестия. Само министерство давно уже являлось рудиментом государственной системы. Отголоском тех времен, когда религиозные верования определяли не только идеологию, но и политику и даже экономику. Со временем ситуация изменилась, но церковников совершенно не устраивала их новая роль в обществе, и они готовились взять реванш, начав перехват власти через региональные организации.

Под совершенно надуманными предлогами проверки, которые начинались в его собственном ведомстве, срывались, а группы из центрального аппарата уже несколько раз вступали в прямое противостояние с Ревнителями, пару раз перешедшие в перестрелки с их спецназом и Серым Легионом. За два с половиной года, прошедших со дня назначения нового Князя, этот мутный вал все нарастал и нарастал, грозясь опрокинуть все саргонское общество.

Последнее сообщение о подобном конфликте Коггар получил, когда подъезжал к высокому, помпезному зданию Трибунала на площади Прогресса. Командир группы прикрытия доложил об обстреле инспекционной группы неизвестными, при котором погибло двенадцать нападавших и водитель мобиля, перевозившего группу из космопорта.

Кивнув охране на входе, кардинал поднялся в свой кабинет и уже оттуда набрал прямой номер Князя.

— Савр?

— Привет. — Князь, несмотря на раннее утро, уже выглядел уставшим. — Ты, небось, снова по поводу святош?

— Еще одна стычка. — Коггар кивнул. — На этот раз я подсунул им команду киборгов с тяжелым вооружением. Они разметали нападавших, но один из моих людей все равно погиб.

— А ты знаешь, что они обеспечили Серый Легион тяжелым вооружением? — Савр пошелестел бумагами и извлек на свет рапорт начальника контрольно-ревизионного управления. — По данным финансистов, они год назад закупили сто сорок тяжелых танков и двести средних орудийных платформ. Это не считая двух тысяч роботов различного класса. Вроде как собираются объявить Танарис владением Ордена Ревнителей, ну и прочая хрень. Тут уже счет жертв пойдет не на единицы, на тысячи.

— Мы же раскатаем их в тонкий блин. — Коггар удивленно поднял тонкие брови. — Синий и Алый Легионы намного сильнее. Но насколько я помню, в Синем Легионе около трехсот тысяч человек и более двух миллионов боевых единиц. Что уж говорить об Алых. У тех вообще за шесть миллионов переваливает.

— А люди? — Савр вздохнул. — Если мы начнем массированные боевые действия на Танарис, погибнет куча народу. Ну а самое главное, все наши мощности по производству боевых блоков управления и процессоров сконцентрированы именно там и сразу превратятся в пыль. Воевать чем будем?

— А склады?

— Ну что ты как маленький? — Князь недовольно нахмурился, как всегда когда ему приходилось повторять прописные, с его точки зрения, истины. — Пока новые производства развернутся, пройдет полгода. — Князь задумчиво посмотрел куда-то вдаль. — На такое время наши запасы не рассчитаны. Если вдруг эти неведомые пришельцы снова полезут, нам будет выгоднее договориться со святошами и покупать блоки. Там нужна не войсковая, а точечная операция. Ну хотя бы на первом этапе.

— А что говорит Тао Венарг?

— Белый Легион готов к проведению спецоперации, но они считают, что потери среди гражданского населения будут очень велики. Кроме того, они не берутся спасти производства.

— Надо было сразу убирать этого Венарга. — Коггар в сердцах хлопнул ладонью по столу.

— Надо было. — Князь пожал плечами. — Но теперь уже поздно. Я подписал приказ о смене командующего, но пока новый начальник примет дела, пока раскачает систему… Вообще, похоже, что у Ревнителей здесь полно глаз и ушей. Покойный князь оставил нам такие кучи, что разгребать будем годами. Ты, кстати, в курсе, что святоши подготовили указ о начале нового крестового похода? Нет? Мало того что они собираются стравить нас с Флорой, так еще и не придумали ничего умней как переть через поля ин кай напролом. Видимо, хотят лишить нас флота, а потом прибрать весь Саргон. Сейчас я не могу натравить на них армию, но выжечь этот нарыв нужно быстро и тщательно. Возьмешься?

Премьер-кардинал задумался.

— Так. Я хочу открытый лист и доступ к складам покойного князя.

— Все уже лежит у тебя в канцелярии. — Савр улыбнулся. — Отправил еще ночью.

— А просто попросить не мог? — сварливо поинтересовался Коггар.

— Можешь считать, что я встал перед тобой на колени. — Князь кивнул. — Но армейские подразделения не проси. За ними сейчас следят в три глаза. Выдернем хотя бы полк и сразу спровоцируем начало конфликта. А мне нужна хотя бы неделя относительной тишины. Так что используй своих людей, можешь подтянуть из резерва или отставников, но армейцев не трогай.

— Понял. — Глава Священного трибунала махнул ладонью на прощание и отключил связь.

Его офицеры были действительно уникальными специалистами. Оперативниками высшего класса. Но в данной ситуации они ничего не смогут сделать. Тут нужны совсем другие люди.

Коггар коснулся пальцем поверхности стола в том месте, где была пиктограмма вызова его зама по силовым операциям примаса Кина.

— Кин, зайди.

Через минуту в кабинет вошел широкоплечий мужчина огромного роста, в черном мундире инквизитора.

— Премьер-кардинал?

— Садись. — Коггар кивнул на стул. — У тебя, сколько штурмовиков-операторов?

— Шесть. — Примас сел поудобнее и с интересом посмотрел на начальника.

— Класс?

— От шестого до пятнадцатого.

— Уровень командира взвода, — констатировал Коггар и нахмурился. — А что с техникой?

— Такравы в основном, плюс какое-то количество Хионов и три Лирана.

— Короче, антиквариат, — невесело резюмировал Коггар.

— Сохраненный благодаря тому, что я чуть не вылетел со службы, — едко напомнил офицер.

— И как мне прикажешь с этим всем штурмовать Цитадель Веры? — Коггар не мигая заглянул в глаза подчиненного.

— У… как все грустно… — Кин сразу расслабился, поскучнел и отвел взгляд. — Был я там как-то раз. Без бомбардировщиков там делать нечего, а после них… тоже делать нечего. Так что давайте врежем с орбиты и забудем про этих длаков. С орбиты-то у нас есть чем стукнуть. Новый тяжелый крейсер только-только сошел со стапелей. Команда почти сформирована, ходовые и стрельбовые проведены…

— Во-первых, бомбардировка сроет только верхний комплекс. До бункера так не добраться. А во-вторых, мне лично очень хочется покопаться в их архивах.

— И как вы это себе представляете? — Кин усмехнулся. — Просочиться под видом паломников? Ну загоним мы туда десяток, ну два десятка людей. А нужно пару тысяч. Кроме того, что они будут делать, когда придется вступить в бой с роботами? Я этих святош знаю. Там наверняка толпа самых новейших боевых систем, да еще и в максимальном обвесе. Им же марши не делать. Их вообще можно посадить на питание от внешних источников и заливать все огнем до исчерпания ресурса.

— Ну положим, машины мы найдем, — задумчиво произнес Коггар. — Есть допуск к самой новейшей технике. А вот кто поведет их? Есть у нас в резерве специалисты от девятки и хотя бы до двенадцатого?

— Есть даже двадцать пятого, — кивнул примас, — но все они работали с машинами предыдущего поколения. А тут нужны спецы по новейшим системам.

— Потрошить Цитадель нужно сейчас. — Коггар твердо посмотрел в глаза примасу. — Иначе они нам тут такое устроят, мало не покажется. Они не ждут удара, поэтому бить нужно именно сейчас и с максимальной силой.

— Я только за. — Офицер бодро кивнул. — А может, все же армейцы подбросят пару десятков спецов? У Венора вроде были там контакты.

— Тира, пригласи кардинала Венора. — Премьер-кардинал задумался. Что-то крутилось в памяти, но никак не желало всплывать из подсознания.

Кардинал Венор, как всегда подтянутый и элегантный, словно с обложки женского журнала, коротко поклонился.

Коггар кивком ответил на приветствие.

— Нужно тихо выдернуть из Синего и Алого Легионов полсотни боевых операторов от двадцатого уровня и выше с опытом работы на новых системах.

— Командиров уровня рота-батальон? — Венор покачал головой. — Быстро столько не соберем. Максимум десяток-полтора, да и то лишь отставников. Остальные или в действующих частях, или в госпиталях. Может, с переподготовки кого вытащить? Но это все равно без командира легиона не решить, а это не мой уровень. Я его, конечно, знаю, но тут нужны совсем другие погоны. Если только из преподавателей академии. Начальника я знаю довольно хорошо.

— Поехали. — Коггар решительно встал. — Ты, Кин, с нами.


Столь внушительную делегацию генерал-лейтенант Ренсор принял незамедлительно, несмотря на то что пришлось отменить совещание. Как и всем армейским офицерам, ему не потребовалось много времени, чтобы вникнуть в проблему.

— Я понял вас, премьер-кардинал. — Он прижал клавишу селектора и чуть нагнулся к микрофону. — Дежурный. Первой группе пятого курса и первой, второй четвертого учебная тревога. Высадка на полигон Нарос. Задача пятому курсу — штурм укрепленного пункта обороны на рубеже. Четвертому курсу занять оборону. — Он поднял взгляд на гостей и сдержанно улыбнулся. — Давно хотел это сделать, чтобы посмотреть результат.


Серг Ракин как раз тестировал блок наведения своего Тиросара, когда над техническим комплексом повис звук сирены учебной тревоги. Проверив последнюю цепь, он быстро собрал блок и, вкрутив винты, вставил его в гнездо на корпусе робота. Толстая стальная крышка со щелчком встала на место, включившийся дрон сразу встал на ноги и двинулся на выход. Серг кивнул помогавшему ему технику и рысью направился в раздевалку.

Когда Серг переоделся в скафандр и выскочил из корпуса, весь его взвод уже был готов к погрузке, заняв места в специальном контейнере. Сергу осталось только хлопнуть по металлическому боку, включая механизм погрузки, как контейнер приподнялся над землей и поплыл в сторону посадочной площадки.

Порядок погрузки и десантирования был определен боевым расписанием, поэтому Серг, грузившийся последним, прибыл уже почти на пустую площадку. Все пять взводов их учебной группы уже были внутри, когда его контейнер неторопливо вполз по пандусу внутрь транспорта.

— Так. — Командир хмуро оглядел курсантов, пристроившихся рядом. — Будем штурмовать УПО-шесть, на пятой площадке полигона Нарос. Холмы, болота и пара приличных дорог, но под прицелом артиллерии. Ползем до рубежей, отмеченных в ваших тактических заданиях в радиомолчании, чтобы не облегчать жизнь артиллеристам. Кого убьют, сразу возвращаемся на сборный пункт, обозначенный на картах синим квадратом. Технику будем собирать потом. После выхода на рубежи. Тар и Квак по команде организуют огневое прикрытие, а Гарм, Серг и Лис начинают штурм. Там всего один этаж, так что все произойдет быстро. Или вы их, или они вас. Всё понятно?

— Да, сар! — хором крикнули курсанты и, захлопнув забрала шлемов, стали проверять оборудование. В навесе вместо боевых стволов стояли лазерные имитаторы, а электроника робота сама фиксировала степень поражения, отключая условно поврежденные части.

Пройдя на бреющем, транспорт сбросил взводные контейнеры, которые гасили скорость уже за счет собственных маневровых, и, впившись в сухой грунт зацепами, распахивал створки, через которые выбиралось на свет железное воинство.


— Первый этап, — пояснил начальник училища. — Взводы занимают стартовые позиции и дальше будут двигаться уже в боевых колоннах. — Он нацелил лазерную указку на контейнер, севший дальше других. — У этого подразделения самая сложная задача. Он должен не только двигаться быстрее остальных, но и максимально скрытно, потому что в его задаче зайти немного со стороны. Сейчас включатся генераторы помех и средства противодействия, которые будут глушить сенсоры обороняющихся. Поскольку координаты бункера известны, отсутствие связи не помешает нападающим.

По команде командира роты взводы начали движение к цели. Благодаря полностью забитому эфиру и дымогенераторам им удавалось избежать огня артиллерийских батарей, которые лупили наудачу. Как только три передовых взвода заняли свои позиции, средства огневого подавления открыли беглый огонь по батареям, прикрывавшим УПО, и по самому пункту обороны, уничтожая антенны связи и повреждая внешнюю инфраструктуру. Координаты целей попадали в полигонный компьютер, который просто отключал ту или иную систему, а если считал, что она еще функционирует, вводил в ее работу дополнительные помехи. Наконец и с противной стороны нащупали позиции атакующих и в ответ полетели виртуальные снаряды и ракеты. Несмотря на постоянное маневрирование, роботы стали быстро выбывать из строя. Но это уже не имело особого значения, так как три остальных взвода начали штурм.

И тут свое слово сказали опытные сержанты, командовавшие обороной. Сосредоточив огонь на командирах взводов, им удалось выбить сначала Гарма, а потом и Лиса. В таких ситуациях управление машинами, потерявшими командира, автоматически передавалось ближайшему оператору, а поскольку единственный из людей, который оказался в строю, был Серг, под его командованием мгновенно оказалось более полусотни боевых машин.


— Смотрите. — Генерал дал увеличение, и камера словно нырнула к земле. — Пятьдесят три машины на одном операторе. — На экране было видно, как, разбившись на тройки, роботы отстреливают метким огнем все, что шевелилось в их секторе, и, заложив условную взрывчатку, начали взлом стены. Компьютер, посчитав мощность взрыва достаточной, сдвинул кусок внешней обшивки в сторону, давая дорогу штурмующим подразделениям, и те начали бой уже внутри бункера.

— На тактических тренировках этот курсант отрабатывал до ста боевых единиц с коэффициентом эффективности не ниже восьмидесяти. — Ренсор весело посмотрел на слегка оторопевших инквизиторов. — На самом деле уже можно не смотреть. Если он не напортачит в конце, то задача уже выполнена.

Экран погас.

— Ну как вам?

— Впечатляет. — Коггар кивнул. — И сколько таких ребят у вас?

— Все шутите? — Начальник училища удивленно посмотрел на главу инквизиции. — Сто боевых единиц без поддержки интеллекта минимум второго класса? Это пока рекорд Алого Легиона. Конечно, парню не хватает тактической подготовки, но пообтесавшись в войсках, это будет очень хороший специалист. Могу еще отдать пару человек с отделения дистанционных систем и несколько преподавателей. У всех не ниже двадцать пятого уровня плюс практикум по системам седьмого поколения.

— Идет. — Коггар повеселел. Если добавить его людей и все-таки выдернуть десяток отпускников, то получится хоть и довольно пестрая, но вполне боеспособная команда.


3

Очередной всеимперский фестиваль боевых искусств как обычно не выявил одного победителя, и сегодня четыре претендентки на высокое звание чемпиона сойдутся в парных схватках. Наш канал будет показывать все бои от начала до конца в реальном времени, а награждение, которое состоится завтра, будет освещаться всеми средствами массовой информации Флоры. Нида Нерго, Сана Лион, Реда Тамарах и Рага Хан сойдутся в поединках на санто, рак мортах, классическом кнэо[6] и ножевом бое.

Интереса схватке добавляет то, что все четыре претендентки представляют разные силовые структуры. Нида — армейский спецназ, Сана — Шелест, Реда служит в рядах щитоносных, а Рага — из контрразведки.

Смотрите наш канал, и вы увидите, кому достанется Венок Доблести и старинный меч ручной работы, который предоставлен в качестве приза Управлением Делами Великой Матери!

Служба новостей канала Росток. Флорианская империя.
Флорианская империя, дворец Зеленое Сердце

Три долгих недели ушло у Арны на выяснение личности загадочной Мары. Высокая Мара Глан оказалась дознавателем по особым делам дворцового управления Лианы и отличалась даже от своих соратников повышенной склонностью к садизму, а проще говоря, была законченной психопаткой, которую держали на службе, словно цепного пса, стравливая на тех, кого нужно было уничтожить морально.

Еще две недели потребовалось для тщательной проработки плана мести, и в одно прекрасное утро крошечный «жучок» замер на стене возле окна кабинета Мары и раскрыл свои крылышки, превратившись в подслушивающее устройство. Радиус действия его передатчика был совсем невелик — пара метров, но рядом сидел еще один жук, который уже транслировал сигнал гораздо дальше. А на той стороне живой стены, на высоте в несколько метров, в переплетении шипастых ветвей лежало записывающее устройство, собиравшее компромат на дознавателя.

Арна полагала, что у любого следователя есть скелеты в шкафу и выявить их лишь вопрос времени. Но дни шли за днями, а следователь не давала и тени подозрений, пока одна фраза, сказанная ею в задумчивости, не запустила цепь неожиданных событий.

— Ну когда же они возьмутся за эту старую ведьму? — произнес голос Мары Глан, и сразу же ей ответил другой голос — ее начальницы Анарды Тио.

— Потерпи. Скоро Великая Мать будет разводить червяков в своем гробу.

Навтал с записью ушел в секретариат Великой Матери с анонимного ящика, так что даже тщательное расследование не смогло бы привести к Арне.


Великая Мать Флоры — Нигала, несмотря на свои сто пятьдесят прожитых лет, выглядела как молодая тридцатилетняя женщина в самом расцвете сил и красоты. Но выглядела не значит чувствовала. Прожитые годы, опыт и знания могущественнейшей женщины Флоры, сотни пережитых покушений и разум острый, словно лезвие санто, прорывался во всем. В каждом жесте или взгляде, который заставлял съеживаться даже лихих фрименов, которым сам черт был не брат, и в каждом шаге, от властности которого замирали даже матерые интриганы Зеленого Сердца.

Сегодня ей доставили последние данные о боях в системе Сеты. За эту планетную систему Флора и Саргон уже давно воевали в надежде не столько отбить богатую и перспективную планету, а сколько не дать закрепиться на ней противнику. И вот больше двух лет назад в схватку вступила третья сила. Сила, которой пока не было названия, но которую нужно было принимать в расчет. Тысячи малых кораблей, по докладу аналитической службы, были всего лишь разведчиками. Плохо вооруженными, но очень быстрыми и маневренными. Совместным ударом двух флотов саргонцам и флорианцам удалось частично уничтожить, частично рассеять вражеские корабли, установив временное перемирие в этом секторе. Но аналитики не сомневались, а Великая Мать была с ними согласна, что это всего лишь первая, самая слабая волна будущей агрессии.

Расческа из кости нархана плавно скользила по длинным волосам нежно-зеленого цвета, а мысли Матери были далеко от беседки, увитой цветами. Она вновь и вновь прокручивала ситуацию, пытаясь принять единственно правильное решение. С фримами работали все, так что здесь и решать ничего не нужно. Сотрудничество с железяками, как презрительно называли саргонцев, было очень неприятным, но не смертельным. Железяки были простоваты, и таскать фрукты из огня их руками было делом нехитрым.

Гораздо хуже выглядела перспектива совместной работы с Хаторан. Маги всегда были вещью в себе, а интриги и тайные операции являлись их сильным местом. И они, в свою очередь, поддерживали тайные, но вполне тесные контакты с саргонцами и могли разрушить любую из комбинаций Флоры. Несколько спецопераций, направленных на то, чтобы поссорить магов и железяк, закончились полным провалом, а после того как колдуны помогли убрать зарвавшегося князя, их дружба стала еще теснее.

Но существовал еще один аспект. Грядущая война сильнее всего била именно по Хаторан и Саргон. И тогда они, ослабленные войной, становились легкой мишенью для флорианцев, которые могли просто отсидеться, прикрытые ин кай, а потом ударить во всю мощь. Тысячекилометровые создания, свитые из потоков энергии, могли уничтожить любой флот, и под такой защитой флорианцы были спокойны за свое будущее. Конечно, все имеет свою цену, но в данном случае она не выглядела чрезмерной. Каждый год, сто — сто пятьдесят человек в старом корабле отправлялись в последнее путешествие в зону ин кай, чтобы исчезнуть навеки в просторах космоса. Зачем существам, питающимся звездами, нужны люди, да еще в таком количестве, флорианцы не знали, а фримены не спрашивали, исправно поставляли живой товар.

И самое главное, что определило решение Великой Матери, было острое нежелание ввязываться в кровавую межрасовую бойню. Она всегда сильно переживала гибель сестер, и в этот раз твердо решила отсидеться в стороне, позволив старым врагам первыми лечь в этот костер.

Таким образом, выбор, по мнению Нигалы, был не между сотрудничеством с Саргон и Хаторан или нет, а в том, как надежнее их бросить под нового врага, так чтобы пыли не осталось.

Она коснулась кончиками пальцев коммуникатора, вызывая секретаря, и дождавшись, пока девушка присядет у ее ног, кивнула.

— Второму и третьему облаку провести эвакуацию наземных сил и отойти на переформирование и ремонт в доки. Провести операцию информационного прикрытия, связав отход флота с проблемами, которые появились у нас на других направлениях. Службе внешнего круга тянуть время, не входя в прямые контакты с представителями Саргон и Хаторан. Контакты с фримами свести до необходимого минимума.


Делина, верховная внешнего круга, получила распоряжение Великой Матери одной из первых. Буквы витиеватого шрифта, словно прорастающие из бумаги побегами вьюнка, складывались в нечто совершенно немыслимое и чудовищное. Делина видела записи боя, в который вступили флоты Флоры и Саргон. Сотни тысяч кораблей, каждый из которых был размером со спасательную шлюпку, были всего лишь первой волной. Поисковым отрядом, который выскочил из подпространственного коридора в поисках новых звездных систем. Не нужно было иметь две головы, чтобы понять. Следующая волна уже будет состоять из ударных кораблей, которых будет не меньше. И противостоять этой угрозе можно, лишь объединив все флоты в один, где фримы смогли бы играть роль легкой кавалерии, Саргон — быть орудием главного калибра, а скоростные и мощные фрегаты Флоры — мобильным заслоном и средством фланговых ударов. Даже синекожие ашш вписывались в эту систему со своими великолепными разведывательными кораблями, способными снимать информацию за много сотен тысяч километров от источника. Кроме того, их многомиллиардное население делает их практически неисчерпаемым источником операторов боевых систем.

И если Флора самоустранится от этого альянса, ей будет только хуже. Расы, объединившиеся для победы над общим агрессором, совершат мощный технологический рывок, а они останутся с тем, что есть. Если же человечество ждет гибель, эта судьба не минует и их, потому что ин кай смогут только уменьшить количество врагов, но никак не уничтожить их полностью. Великая Мать своим решением лишь продлит агонию.

Первым желанием Делины было пойти к Великой Матери, чтобы объяснить все негативные стороны такого развития событий, но она сама остановила себя. У Нигалы была вся необходимая информация, и ее приказы никогда не были скоропалительными. Таким образом, шансы отговорить ее от принятого решения были равны если не нулю, то очень близко к этому значению. А вот шанс потерять место и статус был очень велик.


Нигала получила письмо с записью практически в тот же момент, когда распоряжение о отзыве флота легло на стол Делины. Трудно сказать, что именно привлекло внимание Великой Матери, но пустой конверт с пластинкой навтала недолго лежал запечатанным. Биомеханический манипулятор, распаковывающий письма за толстым бронестеклом, поднес пластинку к детектору и, не обнаружив на ней ничего лишнего, опустил в выдвижной лоток.

Короткую фразу, сказанную дознавателем в порыве острого приступа глупости, глава Флоры прослушала раз тридцать, и сказала она ей куда больше, чем маленькой девочке, только познающей высокое искусство интриги. И то, что операция по покушению на Великую Мать уже давно готова, и то, что в деле если не все, то очень многие офицеры Лианы, и не втемную, а вполне открыто, если об этом знала сотрудница совсем невысокого ранга.

Арна, делая запись, поступила вполне правильно, использовав краденый навтал и чужих «жучков», но она не знала и не могла знать, что к записи добавляется информация и о том, каким устройством был транслирован сигнал, и о том, где именно был записан. Код устройства позволял обнаружить его с расстояния в несколько сотен метров, а уж потом считать ДНК пользователя вовсе не представлялось сложным.

Уже через полчаса и записывающий аппарат, и краткая справка о его последних владельцах лежали перед Нигалой.

— Арна. — Женщина задумчиво просматривала досье на дворцовую воспитанницу и никак не могла понять, как именно запись с разговором оперативника Лианы попала к ней. Зачем воспитаннице нужно было рисковать и красть подслушивающих насекомых, зачем ей было нужно прослушивать оперативников Лианы… Могло ли так быть, что у маленькой девочки свой счет к Лиане? Или к конкретной дознавательнице?

Она открыла личное дело Мары и просмотрела последние дела. Среди всей рутины выделялось лишь дело старого нижнего под номером 6092185. Нижнего поймали в служебной зоне дворца, но не смогли добиться ничего. Даже когда от ломания костей и работы по болевым точкам перешли к спецпрепаратам, все равно не смогли ничего узнать. Но даже не это было самым плохим. Плохо то, что ему дали возможность умереть и начальница Мары покрыла этот вопиющий проступок.

И маленькая девочка вскрыла это змеиное гнездо одним движением. Что это? Глупость отчаяния или смелость безрассудства? Тонкие ухоженные пальцы коснулись интеркома.

— Воспитанницу Арну ко мне. Младшего дознавателя, старшую Марну Глан и старшего дознавателя верхнюю Анарду Тио в допросный блок под двойную охрану.


Что испытывала Арна, входя в личную приемную Великой Матери? Все, что угодно, кроме страха. Страх остался там, в беседке дворцового парка, унесенный хрустом костей Хиона.

— Великая Мать. — Арна, одетая в простой белый ракорн без знаков различия, преклонила колено.

— Называй меня просто Мать, — ласково произнесла Нигала и чуть печально улыбнулась, подавая воспитаннице руку для поцелуя. — Садись. — Она кивнула на широкое удобное кресло и сама устроилась напротив. — Я посмотрела результаты последних тестов и решила лично познакомиться с лучшими воспитанницами.

Теперь улыбка Великой Матери была строгой, но поощряющей. Невидимые взгляду распылители уже работали, насыщая атмосферу препаратом, вызывающим некритичность мышления и болтливость. Но Арна, готовая даже к психотропному допросу, не надеясь на импланты, уже приняла универсальный антидот, и все эти ухищрения прошли мимо нее.

— Радость Великой Матери Флоры — высочайшая награда для меня. — Девочка вежливо опустила взгляд, рассматривая переливающийся мягкими красками узор на живом ковре.

— Но еще более великую радость ты мне доставила своим письмом. — Нигала бросила на колени Арны знакомый конверт. — Опухоль, которую ты обнаружила, очень опасна, и я впечатлена тем, что простая воспитанница предупредила меня об этом.

Видимо, на лице Арны что-то отразилось, так как Нигала улыбнулась еще шире.

— Для меня нет секретов в Зеленом Сердце.


Делина как раз собиралась прогуляться в парке с одним довольно информированным человеком, чтобы обсудить ситуацию, когда к ней практически ворвалась ее помощница — высшая Ниора.

— Щитоносные арестовали двух дознавателей. — Женщина посмотрела в глаза начальнице и положила перед ней небольшой клочок бумаги. — Они сейчас в личной тюрьме Великой Матери.

Делина посмотрела на бумажку, где было всего два слова: «Они начали», и тяжело вздохнула.

— Поднимай наших. Пусть контролируют ситуацию, но не лезут. После зачистки площадки переходят к фазе «два».

Оперативники Шелеста были вершиной биотехнологий Флоры. Хрупкие, стройные девушки, способные провисеть вверх ногами несколько часов или согнуть дугой пулеметный ствол, внешне выглядели обычными людьми, поэтому никто из боевиков Лианы не обратил внимания на двух служанок, убиравших в гостиной, и садовниц, ухаживающих за живым ковром в зимнем саду. Кроме этих были еще около десятка оперативников, буквально растворившихся в закоулках апартаментов Великой Матери так, что даже щитоносные с их легендарным чутьем проходили мимо.

Три десятка лучших боевиков Лианы блокировали казармы, распылив парализующее вещество, и ворвались в крыло Великой Матери с четырех направлений. Щитоносные дорого продавали свои жизни, но против тяжелого вооружения они были бессильны. Массивные бронепластовые плиты, которые должны были отсечь эту часть дворца, почему-то не сработали, и их начали отжимать к личным апартаментам Нигалы.


— Боюсь, нам придется прервать нашу беседу. — Нигала увидела, как тревожно замерцал ковер под ногами. — Не беспокойся. — Она положила руку на плечо девочки. — Это далеко не первое покушение. Я даже устала считать, сколько их было. — Она легко встала и, ударом кулака расколов стенную панель, что-то нажала на пульте, который был скрыт под ней. Потом еще раз и еще.

— Да. Не первое, но похоже, последнее. — Великая Мать покачала головой и подошла к другой панели. — Спрячься. Шанс выжить для тебя невелик, но он все же есть. — Под панелью находился большой шкаф с броней и лучшим оружием всех разумных рас этой части галактики. Тонкий черный комбинезон обтек тело Нигалы, словно вода, и мгновенно стал сначала серебристым, а потом она словно исчезла. И только полупрозрачный силуэт продолжал двигаться. Она нацепила на себя пояс с боеприпасами, взяла в руки штурмовой излучатель, щелкнула предохранителем и скосила глаза на индикатор. — Нормально.

— Я не буду прятаться. — Девочка твердо посмотрела в глаза Нигале. — Я не считаю вас величайшей правительницей Флоры, но я на присяге дала слово быть верной вам и вашему приказу. — Арна уверенным шагом подошла к шкафу и, окинув взглядом пирамиду с оружием, взяла немного знакомый ей мар бок. Памятуя о прожорливости накопителей штурмовой винтовки, надела на левую руку перевязь и набила ее сменными блоками. Потом засунула по два блока в каждый из нагрудных карманов и начала цеплять на пояс продолговатые упаковки с гранатами саргонского производства.

Нигала молча наблюдала за всеми манипуляциями воспитанницы и, лишь когда Арна отошла от шкафа, задумчиво покачала головой.

— Жаль, что мы не познакомились раньше. — Она опустила ствол и, шагнув вперед, одной рукой легко перевернула тяжелый стол из толстой стальной плиты. — Давай устраивайся за ним. Не очень надежная защита, но пока пробьют, успеешь немало накрошить. Сейчас я выключу свет. Они взорвут стену и будут на светлом фоне. Стреляй, пока броня не задымится. У Лианы неплохие доспехи, и одним выстрелом из мар бок их не взять. Нужно как минимум три и желательно в одну точку. Идеально, если это будет голова. — Импланты Великой Матери уже выполнили команду на вброс в кровь сложного коктейля боевой химии, и голос ее стал гуще и словно отдавался эхом в кабинете. — Я встану сбоку и буду бить тех, кто пересечет границу между коридором и комнатой. А ты просто пали по ним не раздумывая. Друзей там нет. Да, и вот еще. — Она вытащила из кармана небольшой флакон и просто раздавила его над головой девочки, обдав Арну с головы до ног какой-то странной жидкостью, которая быстро испарилась. — Это на всякий случай.

Договорить, какой именно случай имелся в виду, она не успела. Грохнул приглушенный взрыв, но стена устояла. Потом еще один и еще, и лишь пятый заряд смог пробить небольшую дыру в стене рядом с дверью. Нигала мгновенным, словно мысль, движением сорвала с подвески хаторанскую гранату и, хлопнув о бедро кнопкой взрывателя, метнула в отверстие.

Словно вздох огромного зверя пронесся по дворцу, а ближайших нападающих просто превратило в тонкую, словно пудра, медленно оседающую пыль. Выждав пять секунд, она повторила трюк с гранатой, и еще пятеро штурмовиков ушли в зеленые чертоги раньше, чем успели хоть что-то понять.

— Нам бы минут пять продержаться, — глухо произнесла Великая Мать и, услышав какой-то скрип, пригнулась. Новый взрыв прозвучал гораздо сильнее, и стена сначала пошла трещинами, а потом осыпалась, словно была из песка.

Арна тоже получила дозу боевого коктейля, впрыснутого ее имплантами, и, словно на полигоне, встретила первую нападавшую точной серией из трех выстрелов в голову. Колени у штурмовика подогнулись, и женщина медленно завалилась на пол. Но воспитаннице было уже не до красот. Она била, словно пулемет, выкашивая нападавших не хуже армейского снайпера.

— А почему Лиана не использует гранаты и тяжелое вооружение? — спросила Арна, когда волна нападавших откатилась, давая короткую передышку.

— Возможно, хотят кое-что заполучить перед моей смертью? — Нигала хмыкнула. — Но все изменится довольно быстро. Как только они поймут, что по-другому никак, в ход пойдет весь арсенал.

Великая Мать жестко усмехнулась и, извернувшись словно змея, метнула саргонскую гранату вдоль коридора. Группа бойцов в тереновых комбинезонах, блокирующих магические атаки, была готова к новой попытке штурма, нахваталась осколков и разлеглась в живописных позах.

— Но ты не расслабляйся. Судя по тому, что они сломали мой аварийный выход, покушение готовилось давно. Ты им спутала все расчеты, так что пощады не жди.

Сверху раздался какой-то гул и стих. Потом он начал звучать все громче и громче, и лампа, висевшая под потолком, начала раскачиваться.

— Ну пошли танцы. — Мать подмигнула девочке и хотела что-то добавить, когда рухнули еще две стены и в кабинет одновременно ворвались два десятка штурмовиков.

Нигала словно размазалась в пространстве, стреляя в нападающих длинными очередями. Воспитанница тоже успела щелкнуть переводчиком огня и, стреляя из автомата левой рукой, успела правой метнуть несколько гранат, когда деревянные панели в кабинете будто взорвались и оттуда выхлестнулись десятки боевых особей незнакомого Арне типа. Невысокие, примерно до колена, но бронированные костяными чешуйками с мощными челюстями и короткими, но острыми когтями, они легко рвали штурмовиков в клочья, погибали под огнем, но их было очень много.

Теперь было понятно, чего ждала Нигала.

Из подвала под дворцом, где звери жили и питались, в кабинет вели длинные трубопроводы. Сейчас взломавшие стены животные, словно река, смели нападавших и, не замечая Арну, вытекли в коридор, находя там все новые жертвы.

Арна прислушалась к удаляющимся звукам боя и оглянулась. Нигала сидела у стены и со странной улыбкой смотрела на воспитанницу.

— Мы победили, Великая Мать?

— Да, милая. — Она кивнула и качнула головой. — Посиди со мной.

Девочка подошла и, не выпуская из рук автомат, присела рядом.

— Дай твою руку. — Нигала осторожно взяла Арну за руку и посмотрела ей в глаза. — А ты знаешь, что вы все, ну я имею в виду воспитанниц — мои дети? — Великая Мать улыбнулась. — У меня была очень удачная мутация, и ее решили закрепить. Конечно, генокод немного улучшили, но основа — все равно моя. — Великая Мать вздохнула и отвела взгляд. — Иногда мне было так тоскливо, что я не ходила с животом, наполненным новой жизнью, и не вставала к вам по ночам, чтобы сменить пеленки. Смотреть, как вы прорастаете из зернышка в прекрасный цветок, который потом даст начало новой жизни…

— Но тогда почему мы так живем? — Арна, потрясенная откровением Великой Матери, казалось, забыла, как дышать.

— Сначала эпидемия унесла всех мужчин, потом на это наложилась наша идеология чистоты… А потом все уже так перемешалось, что сейчас уже не найти концов. И ты знаешь, первые сто лет все было очень хорошо. — Взгляд Нигалы слегка затуманился, словно она воочию видела то, о чем рассказывала. — Ни войн, ни конфликтов. А потом мы словно стали медленно сходить с ума. Ты представляешь, первая Великая Мать умерла своей смертью… — Нигала тихо рассмеялась. — Жили тогда, конечно, поменьше, чем сейчас, но все равно. А я вот… — Она улыбнулась, и только сейчас Арна заметила слезящиеся глаза, чуть сероватую кожу лица и алый ореол вокруг губ.

— Заметила, да? — Длинные ресницы чуть качнулись. — Достали меня все-таки эти твари.

— Где аптечка, я принесу… — Арна рванулась, но была остановлена твердой рукой.

— Сиди. — Нигала улыбнулась. — Это ранарт. Противоядия не существует. Можно было, конечно, лечь в реаниматор, но раз уж пошел такой праздник, прожить полгода в биокамере мне не дадут, так что и дергаться не нужно. Давай я лучше расскажу тебе сказку. — Она вдруг закашлялась и, увидев на руке кровавые капли, покачала головой. — Не расскажу. Нет времени. — Она провела ногтем от горла до живота, раскрывая комбинезон, и стал виден небольшой медальон. — Я знаю, дочка, что это жестоко по отношению к тебе, но я не хочу передавать власть никому из тех, кто сидит в Совете. Но кроме пары сотен свихнувшихся баб у нас еще десять миллиардов сестер, которые работают, учатся и все надеются, что Великая Мать всех защитит. А ты будешь хорошей Великой Матерью, я знаю. Вас ведь готовили и к этому. — Она заглянула в глаза воспитаннице. — Ну как, ты готова?

— Я не знаю… — прошептала Арна.

— Если откажешься, я пойму. Все же эта ноша не по твоему возрасту. Просто вдруг подумала, что это, возможно, шанс все изменить.

Девочка видела, как жизнь быстро покидает Великую Мать, и в каком-то странном порыве коснулась губами ее щеки и обняла.

— Я всё сделаю.

Нигала глубоко вздохнула и, крепко сжав рукой медальон, коротким движением оторвала его от груди, оставив на его месте глубокую кровоточащую ранку.

— Не бойся. Это только отрывать больно. Подвинься ближе. — Она расстегнула на Арне ракорн, рубашку и прижала медальон над солнечным сплетением. — Все. Теперь нирам твой и, кроме тебя, его никто не снимет. Это не только символ верховной власти и симбиот, поддерживающий здоровье, но и единственное средство общения с ин кай. — Она вновь закашлялась, и когда разогнулась, Арна увидела, как кровь струйками стекает от носа и кончиков рта. Речь стала торопливой и сбивчивой, но усилием воли Нигала заставляла себя жить. — Снять нирам ты можешь только сама. Если погибнешь, он умрет вместе с тобой. Кому верить, разберешься сама, но я не доверяла бы никому. Береги сестер и… прости меня, если сможешь.

Глаза ее остекленели, лицо заострилось, и голова упала на плечо.

Как раз в этот момент в кабинет ворвались щитоносные, ведомые какой-то властной женщиной в зеленом ракорне, расшитом золотыми нитями, — официальной одежде члена Высшего Совета.

— Сбежала-таки старая ведьма, — констатировала женщина, бросив взгляд на мертвую Нигалу. — Так, девчонку под арест, трупы убрать и вычистить здесь все до блеска. Я не хочу, чтобы в моем кабинете воняло.

— Вы это о ком сейчас, верховная? — Арна встала, потянув за собой брошенный одним из штурмовиков тяжелый пистолет. — Пнуть мертвеца — невелика честь. Жаль, что Великая Мать уже в зеленых чертогах.

— Заткнись, подстилка. — Глаза верховной словно превратились в два горящих уголька. — С тобой я еще побеседую.

— Не в этой жизни. — Мгновенным движением Арна воткнула ствол в подбородок женщине и нажала на спусковой крючок.

Гидроудар вышиб затылочную кость и обдал потолок кровавой кашей. Только теперь начальница охраны заметила нирам на груди девочки и подняла руку, останавливая своих людей.

— Великая Мать. — Она встала на колено и склонила голову.

— Свою Великую Мать вы предали и потеряли, — отчеканила Арна звонким срывающимся голосом. — Теперь все щитоносные будут называть меня — Великая, пока не вернут утраченную честь.

— Но больше тридцати наших погибли…

— Ваша честь — это ее жизнь, — прошипела Арна, склоняясь к самому лицу начальницы охраны. — А теперь уберите отсюда мусор и подготовьте Великую Мать к погребению. Я лично буду стоять у изголовья.


4

Империи, как и люди, проходят в своем развитии несколько стадий. Первая, если так можно выразиться, детская, когда небольшой социум оплодотворяет своими идеями и образом жизни близлежащие народы или пожирает их, если в тех уже сложилось нечто стойкое, что не могло быть вытеснено мирно и быстро. Выбрав таким образом всю мякоть, молодая сила подбирается к границам сил более старых или более агрессивных. Сил размеренных и запряженных в упряжку, где все лежит по полочкам, а любой рывок в сторону тщательно отслеживается. Именно в структуре старых империй и скрыта их смерть. На постах руководителей — сыновья и родственники, а не вожди и бойцы. И если разница в технологиях не принципиальна, старую империю сметут довольно быстро.

И именно это начинает второй этап. Ассимиляции новыми правилами и новыми смыслами. Та часть людей, что была в старой империи неудачниками и тщательно отгораживалась от остального общества, именно она и порождает наиболее активную среду, где зарождаются лидеры переходного периода. Слияние социумов способно вынести на поверхность даже совершенно асоциальные типы или даже законченных преступников.

Но это также является серьезным испытанием для захватчиков. Молодые и голодные, дорвавшиеся до гор золота, неги и разврата, не всегда способны заставить себя встать и вновь брать в руки оружие и идти на новые завоевания.

И именно когда количество желающих оторвать свой натруженный зад от мягкого дивана станет меньше, чем необходимо, в бой пойдут наемники. Это — третья стадия. В бой идут полки из доминионов и провинций и совсем уж отбросы собственного общества. И именно здесь большую и богатую страну с прекрасными дорогами и университетами поджидают молодые, голодные, но готовые к лишениям претенденты на звание новой империи.

Занимательная политология Риам Крано, Саргон, 335 год новой эры.
Саргонская империя, планета Сарг, Гианда

За четыре года службы Серг уже успел немного отвыкнуть от гражданской одежды и теперь все время неловко поводил плечами, оглядывая себя в зеркале. Светло-голубой костюм с орнаментальными вставками из белого шелка сидел на нем идеально, но, несмотря на это, вызывал в офицере чувство глубокого дискомфорта.

— Стой нормально. — Дан сидела в кресле напротив и, чуть склонив голову, внимательно рассматривала, то что у нее получилось. Несмотря на усилия лучшего ателье, Серг все равно выглядел словно штурмовой бот, который обмотали лентами и украсили цветами.

— Боюсь, что это лучшее, что мы сможем сделать. — Звезда столичной моды Норг Ранао покачал головой. — Этот танк сколько кружевами ни обматывай, пушка все равно будет торчать. — Внезапно в голову Норга пришла какая-то мысль, и он рассмеялся. — Послушайте, Дан. Чего мы мучаемся? Давайте превратим недостаток в достоинство?

— Это как? — Девушка заинтересованно оглянулась на модельера.

— Оденем его в костюм времен Второй Реставрации. Строго и со вкусом.

— Такая древность… — Она с сомнением покачала головой. — Сейчас так никто не одевается.

— Он будет основателем новой моды! — Норг щелкнул пальцами, подзывая помощницу, и что-то шепнул ей на ухо. — Уверяю вас, это будет фейерверк! А для вас мы сделаем платье в стиле Мар Людо. Белый цвет и алые бриллианты вам отлично подойдут.

— Дан, ну на кой это все! — взмолился Серг, которому уже до смерти надоело менять костюмы. — Чем тебе моя форма не угодила?

— Так. — Девушка хлопнула ладонью по обшитому кожей подлокотнику. — Это выход на мою территорию, поэтому экипировку определяю я. И прекратите ныть, старший лейтенант.

Серг в ответ лишь вздохнул и посмотрел на потолок, словно рассчитывал увидеть там божественный лик, который разрешит прекратить все это безобразие.

Несмотря на все сомнения Дан, в соседней комнате киберпортной уже мелькал своими многочисленными конечностями, кроя и сшивая материал, и через пять минут ассистентки модельера утащили Серга переодеваться.

Когда он вновь появился перед Норгом и Дан, первые мгновения они отказывались поверить, что это тот самый человек, что стоял здесь минуту назад. Строгий полувоенный костюм черного цвета с воротником-стойкой и алым кантом вдоль краев придавал Сергу вид немного мрачноватый, но вполне гармонирующий с его резкими чертами лица.

— Мать моя, — тихо выдохнул Норг. — Еще дымчатые очки, и вылитый маршал Горн в молодости.

— Отлично! — Дан от восторга даже захлопала в ладоши. — Теперь будем переодевать меня.


Ежегодный бал, который давал промышленник и медиамагнат герцог Фин Эверт, собирал в его загородном дворце весь цвет Саргон. Около тысячи приглашенных олицетворяли собой элиту общества во всех сферах. Здесь не заключались миллиардные сделки и не образовывались новые альянсы. Здесь все это готовилось. Взгляд, короткая фраза, брошенная в нужный момент шутка могли стать основой нового объединения или совместной работы в новом направлении. В Серебряном Дворце, как называлась столичная резиденция Эверта, было много небольших уютных комнат, готовых принять как беседующих промышленников, так и влюбленную парочку. Здесь же, в одеждах оранжевого цвета паслись многочисленные журналисты и фотографы, готовящие очередной материал из жизни звезд и прочих мутноватых личностей, делающих свой бизнес на объедках, падающих со стола великих.

Дан, которая сильно не любила подобные мероприятия, уступила просьбам матери и приняла приглашение Эверта, но только с условием, что Серг будет рядом. Она уже давно избегала выходов в свет, помня, чем для нее закончился такой выход два года назад.

Дан и Серг подъехали на жемчужно-сером лимузине, и тщательно проинструктированный офицер спокойно и чуть вальяжно вышел, подав руку своей очаровательной спутнице. Дочь командира Синего Легиона, несмотря на двухлетний перерыв, все еще оставалась заметной личностью в среде столичной молодежи, и к ним сразу устремились парочки и отдельные личности обоих полов, чтобы высказать свое восхищение выдержкой и мужеством девушки, похищенной бандитами. Дело в том, что реальная версия событий была сильно отредактирована, и об участии Серга в ее освобождении знали совсем немногие. Таким образом, появление Дан в компании статного, красивого и мужественного, но никому не известного молодого человека сразу создало массу вопросов, на которые она как истинная интриганка не торопилась отвечать.

Троица подруг, стоявших чуть в стороне, с легким налетом ревности наблюдали за триумфальным шествием Дан, не упуская из виду ее спутника.

Лоранс Трено, чуть дернув обнаженным плечом, хмыкнула и задумалась.

— На охранника не похож. Не тот типаж. Держится уверенно, даже немного снисходительно. Может, актер?

— Не мели ерунды. — Тинара Генто, дочь генерал-секретаря академии наук, поправила сережку и сделала пару хороших кадров веселой парочки. — Актера, даже знаменитого, сюда никогда не пустят. Служба безопасности строго за этим следит. А вот на работника эскорт-службы с функцией охраны… Видели, как двигается? Словно хамгир перед броском.

— Пфф. — Ланисса Моорт — дочь регионального директора Ганзы и большая любительница разных развлечений громко фыркнула. — Такого парня я бы знала. Но тоже нет. Будь он хоть тридцать раз проверен, никого, кроме элиты, сюда не допускают. Даже ведущая телеканала «Звезды» вон щеголяет в оранжевом платье. А был бы из персонала, неважно какого, был бы одет, как и все лакеи, в серое.

Как раз в этот момент официантка, разносившая игристое вино на большом подносе, чуть покачнулась в сторону Дан и была мгновенно остановлена твердой рукой Серга.

— Ого. — Девушка, представленная ему как Элора, кокетливо улыбнулась, оценив скорость движений. — Вы бы могли, наверное, выступать в цирке.

— Спасибо за честь, дорогая Элора. — Серг широко улыбнулся. — Но у меня уже есть поприще, которому я собираюсь оставаться верным еще много лет. Хотя клоунов у нас хватает.

— Не поделитесь секретом? — Хмурый юнец, высокий и худой словно щепка, шагнул чуть ближе. — Где же откармливают таких здоровяков?

— Я бы сказал, выводят. — Улыбка Серга стала еще шире. — Мы лекарство от тяжелых болезней. Скальпель, если хотите. Отсекаем поврежденный орган для его последующей утилизации. — Серг неторопливо снял дымчатые очки и взглянул прямо в лицо молодому человеку, и тот словно в трансе увидел не глаза, а два ствола крупного калибра, которые, казалось, готовы вышибить ему мозги. — У вас, кстати, я вижу несколько опасных симптомов. Стадия пока ранняя, но если не возьметесь за лечение, последствия будут печальными. Для вас прежде всего.

Тяжелый взгляд старшего лейтенанта словно гвоздем прибил парня к газону, и тот стоял, не в силах пошевелиться. Наконец Серг снова надел очки, и юноша чуть ли не на ватных ногах скрылся в толпе не попрощавшись.

— А мне вы что посоветуете? — Уверенный, словно оператор тяжелого танка, Снерт Лакор — единственный сын городского прокурора, шагнул вперед, поигрывая литыми, словно у статуи, мышцами.

— Давать советы неблагодарное дело, Снерт. — Серг покачал головой. — Тот, кто просит совета, на самом деле хочет переложить ответственность за поступок на другого человека. Но я все же рискну рекомендовать вам не слишком полагаться на боевые импланты. Они все равно не сделают вас добрее и лучше, чем вы есть на самом деле. Это костыли, которые естественны для инвалида и смешны у человека здорового.

Снерт, багровый словно после лучевого ожога, еще постоял некоторое время, будто искал ответа, а потом молча повернулся и ушел.

Опасаясь новых конфликтов, Дан сделала вид, что заметила кого-то вдалеке, и, извинившись перед присутствующими, потащила своего спутника сквозь толпу.

— Ты очень ловко заводишь себе врагов. — Дан покачала головой и, подхватив бокал с вином с подноса пролетающего мимо официанта, сделала маленький глоток.

— Да плевать тридцать раз. — Серг пожал плечами и усмехнулся. — Дальше смерти не пошлют, меньше взвода не дадут. Нехрен было выёживаться. Не я это начал. А они пусть найдут себе объект попроще.

— Да нет, ты молодец. — Девушка звонко рассмеялась. — Давно надо было утереть нос этим снобам. Но ты меня удивил. — Она задумчиво посмотрела на Серга. — Словно родился здесь. Не буду удивлена, если в твоих предках обнаружатся какие-нибудь бароны.

— Графы. — Офицер усмехнулся. — Но это было так давно, что уже и неправда. От всей этой красоты остался лишь фамильный меч и не менее древний пистолет с дарственной надписью на непонятном языке.

— Так ты из древних родов? — Дан с изумлением посмотрела на Серга.

— А это имеет значение? — Он скупо улыбнулся. — Для нас на Ладе родовые регалии имеют значение лишь в плане воспитания подрастающего поколения. Гораздо больше значат личные навыки, профессионализм и верность долгу.

— Ну как тебе сказать. — Девушка стрельнула взглядом куда-то в сторону и предпочла сменить тему. — А ты знаешь, что у герцога Эверта самая лучшая коллекция оружия во всей империи? Лучше, чем даже в Главном Историческом. Многие специалисты годами выпрашивают разрешение поработать в ней. Хочешь посмотреть?

— Ну не знаю. — Серг задумчиво почесал лоб. — Тебе-то это наверняка совсем не интересно.

— Оружие? — Дан звонко расхохоталась. — Конечно нет. Мне интересно посмотреть на тебя в окружении всех этих железок. Так сказать, в естественной среде обитания.


Крыло, где располагалась коллекция, представляло собой более поздний пристрой, щеголявший свежей полировкой стальных пластин, облицовывавших весь дворец. Стоило им появиться у дверей, как створки неторопливо и торжественно распахнулись, пропуская Дан и Серга в царство орудий смерти. По тому, как была организована коллекция, сразу было видно, что многими экспонатами пользуются и за всеми тщательно ухаживают. Здесь были только оригинальные изделия всех рас и народов, изделия, до которых смогли дотянуться перекупщики и археологи Фина Эверта.

— Почему ты молчишь? — Дан нетерпеливо толкнула в бок Серга, замершего перед длинной шпагой. — Я-то уже надеялась на настоящую экскурсию.

— Ну слушай. — Он взял ее под руку и подвел к искусно сделанной скульптуре, изображавшей нарха с Ивены, в руках которого был тяжелый, килограмм на двадцать, булыжник. — Оружие всегда было средством уравнять шансы между сильным и слабым, между быстрым и умным. Человек взял в руки оружие не от хорошей жизни. Сначала чтобы добыть более сильное животное или отбить нападение зверей. Потом он взял в руки палку, позволявшую нанести травму или поразить цель, находясь вне дистанции поражения противника. Палка сначала была просто дубиной, а потом стала заостренной, для нанесения более тяжелых травм. Потом они приделали к ней каменный и чуть позже металлический наконечник, и так появилось копье. — Они сдвинулись к стенду, где в облаке объемной проекции аборигены Венисты отбивались от стаи волкоподобных существ. — Потом появилось первое метательное приспособление — лук. Лук позволял не только достать врага на дальней дистанции, а в случае чего просто сбежать, не принимая бой. Он позволял группе людей успешно сражаться с численно превосходящим противником, потому что пока те добегут, от нападающих уже ничего не останется. И лук и дубина, кстати, дожили до наших дней. Дубина в качестве вспомогательного полицейского оружия, а лук стал спортивным и охотничьим оружием. Желая защититься от стрел, копий и дубин врагов, люди начали придумывать доспехи, защищавшие их от удара. Доспехи становились все лучше и тяжелее, но совершенствовалось и оружие. Появилось оружие, которое специально рассчитано на то, чтобы пробивать металл доспеха.

— Вот эта палка? — Дан с сомнением посмотрела на тяжелую рапиру.

— Именно. — Серг усмехнулся. — Капелька на острие рапиры раздвигала кольца кольчуги и глубоко входила в тело. Кроме того, удар, сконцентрированный на такой малой площади, мог пробить даже стальной панцирь.

— А почему так много разных видов оружия? — Дан оглянулась на бесконечные ряды шкафов.

— Понимаешь, с самого начала было как бы две ветви. Оружие для профессионалов, которым нужно учиться пользоваться годами, и то, чем можно было воевать уже после пары уроков. Профессионалы часто экспериментировали, придумывая новые виды для тех или иных условий, например вот это гибкое копье с Нилаты. Оно могло пробить даже тяжелый доспех за счет того, что гибкий наконечник имел шанс соскользнуть в щель между пластинами. Непрофессионалу с таким не справиться. Но они довольно часто брали первое, что попадется под руку. Поэтому среди оружия есть и нак-сан, предназначенный для боя против всадника, и Нилатский натгар, который вообще-то молотилка для отделения зерна от колосков. Но все изменилось с появлением огнестрельного оружия. — Они встали напротив двухметрового ружья с кремневым замком. — Ценность индивидуального мастерства резко упала, и в ход пошли многочисленные армии плохо обученных солдат, вооруженных ружьями. Кавалеристы, которые набирались в основном из приближенных к правителю родов, могли просто не доскакать до стрелков, особенно если те находились в каком-никаком укрытии. А с увеличением скорострельности все стало еще хуже. На некоторое время. Потом вдруг выяснилось, что пара-тройка снайперов может остановить продвижение сотни бойцов и даже заставить их бежать с поля боя. Так профессиональное владение ручным оружием снова вернулось на поле боя, но уже не было связано с элитой общества. Постепенно у пехотинца появлялись средства борьбы не только с бронированными машинами, но и с самолетами. Теперь на поле боя царствовали небольшие тактические группы, которые наносили удары в самые уязвимые точки противника. Армии сократились до относительно малочисленных подразделений высокопрофессиональных воинов. Потом кому-то пришла в голову мысль, что неплохо было бы загнать на войну роботов. Роботы в то время были дороже, чем пехотинец, но выносливее и точнее. Сначала операторы находились совсем далеко, но из-за развития средств подавления связи постепенно приближались к своим подопечным, пока сами не надели доспехи.

Прямо перед Дан на невысоком постаменте стоял Разрушитель-300 — легкий шагающий танк, специально предназначенный для размещения в нем оператора боевых дронов.

— Трехсотый Разрушитель был по-своему неплохой машиной. Пушки калибром 25 миллиметров на подвижных турелях, противолазерная и противоракетная защита, стабилизаторы и очень хорошая фронтальная броня… Но его главным недостатком было то, что им нужно было управлять как машиной. Нельзя было просто сделать шаг в сторону. Нужно было потянуть рукоять управления хода, чтобы заставить машину сделать это. Что, конечно же, отвлекало оператора. Потом появился Молот. Первый бронескаф современного типа. — Серг кивнул на куда более мелкую фигуру, увешанную разными приборами и стволами. — Смотри-ка, ему больше двухсот лет, а выглядит как новый. — Пальцы офицера откинули в сторону крышку блока внешнего тестирования и набрали команду проверки систем.

Молот сразу вздрогнул и, загудев сервоприводами, распахнул лицевую створку, чтобы показать, что внутри никого нет.

— Отличная машина. — Серг вздохнул и отключил бронескаф. — Потом было еще много разных систем, пока не появилось нейроконтактное управление. Бронескафы сразу же вышли из габаритов человека и стали действительно эффективными боевыми машинами. Ну о прогрессе боевых дронов я рассказывать не буду…

— Отчего же? — Высокий широкоплечий мужчина в белоснежном костюме, тихо стоявший в стороне, подошел ближе. — Несмотря на краткость вашей лекции, она была интересна даже для меня. Думаю, ваша юная спутница тоже под впечатлением.

— Герцог Эверт. — Дан вежливо поклонилась, а мужчины обменялись крепким рукопожатием.

— У вас великолепная коллекция, ар Эверт. — Серг поклонился хозяину дома.

— Откуда такие широкие познания в оружии? — Несмотря на то что в сетчатку промышленника был вживлен экран и система распознавания лиц, он предпочитал на приеме знакомиться с гостями сам, без помощи досье, собранного службой безопасности.

— Пятый курс академии Алого Легиона. Старший лейтенант Серг Ракин. — Серг на мгновение вытянулся по стойке смирно.

— Хм. — Эверт задумался. — Вы так молодо выглядите. Не думаю, что вам больше двадцати.

— Девятнадцать.

— И уже старший лейтенант… Похвально. Но неужели в Алом Легионе так глубоко преподают историю?

— Это скорее увлечение, ар Эверт. Кроме того, мой дядя торгует оружием, и в его доме полно разной литературы исторического и справочного характера. Уже к четырнадцати годам я прочел всё, что у него было, и полез в сеть за более редкими изданиями.

— Ну и кроме того, — с улыбкой добавил герцог, — вы росск, а для них, насколько я знаю, оружие всегда являлось любимыми игрушками. Постойте. — Он на мгновение задумался. — Ракин. Викт Ракин, значит, ваш родственник?

— Вы его знаете? — в свою очередь удивился Серг. — Да, он мой дядя.

— Вы недооцениваете ара Ракина. — Эверт усмехнулся. — Ваш дядя — один из крупнейших торговцев оружием в своем секторе. Мы с ним несколько раз пересекались на аукционах, и один раз он увел у меня из-под самого носа редкий двуручный меч ксантийской работы.

— Да, я помню этот меч. — Слегка ошарашенный старлей кивнул. — Он висит в его рабочем кабинете.

— Еще бы! — Герцог звонко, словно юноша, рассмеялся. — Такая древность. Ему ведь даже в Центральном Историческом музее уделили бы отдельную витрину.

В этот момент коммуникатор Серга негромко булькнул, сообщая о получении важного сообщения.

— Прошу простить. — Он смущенно улыбнулся. — Что-то срочное.

— Ничего страшного. — Эверт уже собирался подхватить Дан, чтобы отойти в сторону, когда Серг машинально включил громкую связь, чтобы прослушать текст.

— Тревога, код желтый — желтый — красный, — четко проговорил женский голос. — Прибыть в расположение части в течение трех часов.

— Прошу прощения. — Серг развел руками. — У меня, как правило, в ушах фонеры от систем моего Малорна, и я привык включать громкую. — Он посмотрел на коммуникатор и нахмурился. До академии, если добираться на такси, было около двух с половиной часов лёта. Если он не хочет опоздать, машину нужно вызвать прямо сейчас.

— Не беспокойтесь. — Герцог, прекрасно поняв суть затруднений молодого офицера, небрежно махнул рукой. — Я дам машину из моего гаража. Будете на месте через тридцать минут.

— Спасибо, ар Эверт. — Серг поклонился.

— Идите направо по коридору, вас встретит мой человек и договорится с вами о всех деталях. А я с вашего позволения задержу на минуту вашу очаровательную спутницу. Она вас догонит.

Когда Серг ушел, Дан вопросительно посмотрела на Эверта.

— Желтый — желтый — красный — это код для обозначения операции высшей степени сложности, — спокойно, словно читая лекцию, проговорил герцог. — Несмотря на то что он фактически еще курсант, привлечение его к такой операции очень многое значит.

Дан, которая ожидала, что старый герцог будет ее отговаривать от продолжения знакомства с простым офицером, напряглась так, что вытянулась в струну и сжала кулачки до боли.

— Это настоящий воин, и если ты не полная дурочка, то женишь его на себе как можно быстрее. Бери сейчас его за хвост, тащи в ближайшую комнату и трахни так, чтобы он зубами держался за жизнь. Это будет совсем не лишним в той мясорубке, куда его кинут.

— Я поняла. — Дан, чуть расслабившись, кивнула.

— Все, догоняй своего спасителя. — Эверт еще постоял какое-то время, глядя ей вслед, и, вытащив из заднего брючного кармана фляжку с пятидесятилетним бренди, сделал хороший глоток и пошел обратно к гостям.


5

Из рапорта начальника отдела уличной преступности, капитана Петра Кона. 29-й район, третий сектор. Арата, в Аратское управление Священного Трибунала.

…В последнее время участились случаи сбыта крупных партий тяжелых синтетических наркотиков типа «Розовое счастье» и «Тяжелый дым». Из-за того что рынок переполнен, цена на них упала до предела и составляет 2 дилар за дозу. Что в пять и более раз меньше, чем средняя цена.

Это в свою очередь резко ухудшило криминогенную обстановку в районе. Число убийств выросло на треть, а ограблений с применением оружия — вдвое. При этом прикомандированные к отделу сотрудники министерства Веры и Благочестия всячески мешают проведению оперативно-розыскных мероприятий, а в случае задержания торговцев с поличным забирают их к себе, и в двух третях случаев торговцы снова возвращаются на улицы. В ответ на неоднократные обращения к руководству дьякон Ритор в частной беседе угрожал расправой мне и моим близким…


Перенаправлено в Главный секретариат Священного Трибунала.

Перенаправлено в группу кардинала Венора.

Резолюция кардинала Венора:
В работу. Капитана вытаскивать. Такие ребята нам нужны.

Рапорт руководителя оперативной группы «Кентавр-3» старшего дьякона Аргиса Нево.


Согласно распоряжению № 962/33 группа провела выемку документов из полицейского управления 29-го района третьего сектора, планета Арата. В ходе выемки произошло боестолкновение с сотрудниками министерства Веры и Благочестия. В результате восемь работников министерства убиты, двое ранены. Убитые и раненые согласно приказу 0105 переданы сотрудникам службы внутреннего контроля. При эвакуации капитана Кона группа попала в организованную засаду. В ходе боестолкновения убиты 28, ранены 12, группа потерь не имеет. Капитан, его жена и трое детей доставлены на опорную базу 328.

Саргонская империя, планета Сарг, Гианда

Через проходную академии Серг даже не прошел, а вплыл на волнах несущего его счастья и в ореоле таких запахов, что дежурный офицер только покачал головой, вручая пакет-предписание, и, буркнув под нос что-то насчет везения, которое достается всяким новичкам, вернулся к своим занятиям. А Серг, с трудом пробившись через канцелярский стиль документа, не сразу уяснил, что ему нужно быть совсем в другом конце города — в резиденции Священной инквизиции и добираться туда нужно как минимум тремя видами транспорта, пройдя через три контрольных точки. Это как раз Серг понял. Все для того, чтобы снять с него возможный хвост. Но вот зачем инквизиторам понадобился легионер-недоучка и тем более без мехсостава, было совершенно неясно.

Здание инквизиции, расположенное в парковой зоне, было построено еще во времена Первой Империи и представляло собой торжественное, хотя и мрачноватое здание в стиле неоромик из серого, массивного даже на вид гранита. Прямо в холле его встретил старый знакомый — кардинал Венор. Щеголявший знаками отличия на новенькой черной форме, он сразу отобрал у Серга коммуникатор и, кивнув охране, проводил к лифту.

— Ничего не бойся: если передумаешь и не захочешь влезать в наши дела, никаких санкций не будет. Давай. — Генерал кивнул на раскрывшийся лифт. — Мне туда пока хода нет, а на тебя выписан персональный пропуск.

Удивленный до невозможности Серг шагнул вперед, и лифтовая кабина ухнула вниз. На минус каком-то этаже кабина сбавила ход, и створки отворились, открывая длинный, устеленный мягким материалом коридор. В конце коридора была дверь, куда он и постучал.

— Разрешите?

— Входи. — Премьер-кардинал Коггар, который должен был вести совещание, кивнул. — Так. Ждем еще двоих и начинаем.

Несмотря на то что почти на всех присутствующих была гражданская одежда, не было никакого сомнения, что здесь собрались только офицеры, а некоторых можно было без малейшей ошибки одевать в генеральскую форму. Среди собравшихся Серг не без удивления обнаружил несколько знакомых ему преподавателей своей академии и инструктора, служившего на полигоне.

Через минуту два последних участника тайного совещания вошли в зал, и магистр без предисловий начал.

— Мне нужны люди, которые добровольно и без принуждения согласятся на войсковую операцию на территории империи. По некоторым причинам, знать которые вам ни к чему, мы не можем воспользоваться услугами регулярных подразделений, и было принято решение сформировать вот такую сборную команду. Те, кто откажется, не будут иметь никаких записей в личных делах и никаких негативных последствий. Это я гарантирую своим именем. — Он помолчал, обводя пристальным взором зал. — Отказавшихся нет? Ну и прекрасно.

За его спиной включилась проекция, и в воздухе повисло узнаваемое всеми здание министерства Веры и Благочестия на планете Танарис.

— Нам предстоит ни много ни мало — штурмовать вот этот комплекс. Площадь, занимаемая всеми зданиями, включая парк, больше квадратного километра, а первого этажа — более двухсот тысяч квадратных метров. Кроме того, есть некоторое количество этажей вверх, и совершенно неизвестное количество этажей вниз. Операция, разработанная одним из ведущих специалистов генштаба, предполагает скрытное выдвижение наших сил к объекту и рассредоточение в ожидании штурма. Первыми начинают артиллеристы. Огневой вал должен подавить их основные точки обороны и образовать сравнительно безопасные коридоры, через которые пойдет штурмовая пехота. В ее составе будут специалисты от восьмого уровня и выше и более шести тысяч единиц техники. Вся техника будет доставлена на планету заранее и складирована в определенных местах. Оттуда вы совершите короткий марш к границе комплекса и дождетесь результатов обстрела.

После занятия первого этажа и окончательного подавления огневых точек противника в здание входят группы зачистки и оперативного контроля, а штурмовики отправляются грызть подземелья.

Одновременно с вами начнется операция по захвату ряда производственных комплексов на Танарис и узла связи. Все будет организовано силами инквизиции и привлеченных специалистов. Противостоять вам будут силы Серого Легиона. Все они объявлены приказом Князя вне закона и подлежат уничтожению. — Кардинал вздохнул и еще раз окинул взором собравшихся. — Что там, мы не знаем. Ни степени укрепленности, ни количества войск… Нам, конечно, важно покопаться в их хранилищах, но главной целью операции будет не захват, а уничтожение всего комплекса вместе с персоналом. Если прижмут, закладывайте тереновые заряды и валите оттуда. Мы попробуем их захватить, но если не получится — уничтожим. Вопросы есть?

Из центра зала встал немолодой коренастый мужчина в темно-сером костюме и белоснежной сорочке.

— Мы с коллегами хотели бы иметь на руках письменный приказ, подтверждающий ваши полномочия.

— Да, разумеется. — Кардинал кивнул. — Каждому из вас по окончании совещания будут выданы именные приказы с личной подписью Князя. Разглашать его содержание вы не имеете права, но если что, он прикроет вас лучше любой брони.

Офицер успокоенно сел.

— Премьер-кардинал? — Сидевший рядом мужчина в модном светло-зеленом балахоне встал во весь свой немалый рост. — А когда мы сможем познакомиться с техникой наших взводов и рот? Нам ведь нужны будут хотя бы сутки, чтобы привести все в рабочее состояние. Дроны ведь со складов?

— Нет. — Коггар чуть заметно улыбнулся. — Вся техника находится в «теплом» режиме и уже готова к погрузке. Но я дам вам трое суток на знакомство. Все будет происходить на нашем полигоне Рамбар, куда уже доставлены все дроны. Так что у вас будет и время и пространство. Планета необитаема и в вашем полном распоряжении.

— А оперативно-технический контроль?

— Будет собран на резервной базе флота — Тенгарин. Там и займетесь боевым слаживанием. Кроме того, у всех вас будет время, пока технику доставляют на Танарис. Это займет какое-то время. Люди будут доставляться разными путями и втайне, так что готовьтесь немного поиграть в шпионов.

Саргонская империя, планета Рамбар, база 244

Десять офицеров, которых отобрали для осуществления прорыва на территорию комплекса министерства Веры и Благочестия, получили внеочередные отпуска и разными дорогами прибыли на борт скоростного корабля, который и доставил их на Рамбар. Ждущая своей очереди на планетоинженерные работы, планета была до недавних пор местом, где покойный Князь собирал свою армию для броска на столицу Саргона — Гианду. Теперь склады с техникой охраняли офицеры инквизиции и работала небольшая исследовательская группа, пытавшаяся восстановить технологии и научные работы, которые велись втайне на этой планете.

Когда массивные ворота заглубленного ангара распахнулись, глаза Серга сами собой полезли на лоб. Перед ним и десятком других офицеров стояли ровные ряды боевых комплексов нового — седьмого поколения, и было их столько, что хватило бы штурмовать не только министерство Веры, но и при необходимости целую планету. Кроме того, что он увидел глазами, его мозг был атакован целым фейерверком электронных образов дронов, которые, словно запах, распространялись по всему помещению ангара.

— Невероятно. — Капитан Кин Рего одним словом выразил отношение присутствующих. — И все это было спроектировано втайне и собрано в таком количестве?

— В большом хозяйстве — глубокие подвалы, — меланхолично ответил заведовавший складом майор и понимающе улыбнулся. — Давайте я проведу для вас обзорную экскурсию и познакомлю хотя бы вчерне с техникой. Осваивать ее вы будете самостоятельно, но полагаю, случайных людей здесь нет. — Он бодро зашагал вперед, и офицерам ничего не оставалось, как пойти следом.

Остановился он возле массивной машины высотой около трех метров, похожей на шестигранную пирамиду, у которой вытянули один из углов, или на утюг необычной формы, сверху которого красовалась небольшая башенка с толстым коротким стволом.

— Гэ пятьсот пять.[7] Гравитационная платформа и обычные электрореактивные привода. Активная и пассивная броня позволяет без ущерба принимать удары пятидесятимиллиметровой пушки. Вооружен скорострельным рельсовым пулеметом калибра десять миллиметров, средствами радиомаскировки, радиоподавления и противоракетной защитой нового поколения. На мой взгляд, идеально подходит для подавления огневых точек и прорыва.

— А скорострельность? — Задавший вопрос капитан Маро из Синего Легиона насмешливо хмыкнул. — У нас лучшие установки стреляли не чаще чем шесть раз в минуту. Больше генераторы не могут выдать.

— Здесь стоят генераторы нового типа, так что энерговооруженность, на мой взгляд, даже чуть выше, чем нужно, — пояснил майор. — Скорострельность же как у обычного пулемета — шестьсот выстрелов в минуту. Кроме того, у него на борту разведывательный, ретрансляционный и три ударных дрона.

Он прошел чуть дальше и остановился у робота, похожего на трехметровую гофрированную трубу диаметром около полуметра. — Не очень понятное устройство. — Бэ триста сороковой. Похож на Такраву, но двигается на десяти маленьких гравиподвесах. Вооружен всего пятью лазерными пушками ближнего боя с индивидуальным наведением и среднекалиберным автоматическим гранатометом.

— А чего тут непонятного? — Серг присел возле дрона, коснувшись его чуть шершавой брони. — Лучше для разных подземелий и не придумаешь. Пролезть сможет даже в вентиляцию, как Такрава, а вооружение и броня куда лучше. Да и для городских рейдов тоже хорошо. Пустить ее по канализации да вовремя поднимать в тылу у врагов.

— Не пробьет такой лазер даже самой слабой брони, — возразил майор — инструктор из его академии.

— А он не для этого сделан. — Серг улыбнулся. — Он против плохо вооруженных и слабо защищенных противников, которых при бое в городах очень много.

Майор уже хотел сделать грозную отповедь наглому мальчишке, но когда увидел ряд наград на кителе Серга — сдулся.

— Ну надо полагать, что ты знаешь, о чем говоришь.

— Да, сар майор. — Серг кивнул. — Я пользовался Такравами именно в таком качестве, но меня не устраивал их маленький боезапас и слабая защита.

— А что скажешь по этому поводу? — Офицер, заведовавший складом, кивнул на следующий в шеренге образец, похожий на человека в тяжелой броне, только почему-то с четырьмя руками. — Вэ четыреста тридцать первый.

— Тоже неплохо. — Серг одобрительно прищурился, рассматривая навесное оборудование. — Верхние конечности несут сменное вооружение и за счет размещения его в манипуляторах могут гибко его применять. Например, выстрелить из-за угла. А вот вторая пара скорее всего для тонких работ типа разминирования или чего-то подобного. А что, сар майор, боевых инструкций к этим машинам нет?

— К сожалению. — Офицер развел руками. — Ни инструкций, ни цифровых моделей. Это все должно было оказаться на улицах нашей столицы, но один несчастный случай все изменил.

— Н-да. — Майор из Синего Легиона только задумчиво потер шею ладонью, а остальные переглянулись. Глухие разговоры о попытке переворота ходили в офицерской среде, но конкретной информации не было. Лишь череда арестов, отставок и самоубийств и такое же быстрое замещение освободившихся должностей новыми людьми.

— А это самый загадочный наш объект. — Начальник склада подошел к чему-то отдаленно напоминающему тяжелую грузовую платформу восьми метров длиной и высотой в рост человека. — Значится в складских документах как Дэ семьсот пять. Даже не смогли его запустить. Наши спецы поковырялись немного, но быстро отстали. Много других проблем. Есть еще машины трех типов, но там все понятно. Одна на базе Дэ семьсот восемьдесят пять — дрон огневого подавления, Гэ триста десять, универсальный ракетный комплекс, и САУ — Е девятьсот пятьдесят — Архан со ста и тридцатипятимиллиметровыми ускорительными пушками. Боезапас правда большой. Двести тридцать больших и почти шестьсот маленьких. Вот, собственно, и все хозяйство. Командование, насколько мне известно, не ограничивает вас в наборе и количестве боевых единиц, так что жду вас через два часа со списками подразделений. Потом получите мехсостав, и на полигон. Полигон у нас большой, так что стрелять можно и врозь, и всем сразу. Проблема только с дронами — подвозчиками боеприпасов, но если не будете устраивать канонаду, они справятся. Ну и последнее. — Майор обвел всех взглядом. — Запчастей на это воинство, можно сказать, что и нет совсем. Так что берегите ресурс. В некоторых случаях мы, конечно, можем разобрать пару машин на запчасти и даже заказать кое-что для срочного изготовления, но это, как вы сами понимаете, нежелательно. Вопросы есть?

— Боеприпасы? — коротко спросил седой подполковник с эмблемой Черного Легиона на плече и внушительным рядом орденских планок.

— Стандартная процедура. Запрос по внутренней сети, и через какое-то время, в зависимости от вашего удаления от склада, подвоз. Загрузчики на дронах стандартные, так что проблем не будет.

— Как будем отрабатывать РЭБ? — подал голос капитан из Синего Легиона.

— Так друг против друга и будете отрабатывать. — Майор пожал плечами. — Могу еще поднять в воздух пару-тройку разведывательных машин. — Он еще раз оглядел всех. — Если больше вопросов нет, прошу всех через два часа со списками.


Поскольку Сергу первый раз в жизни довелось самому подбирать состав подразделения и не ограничивали в количестве дронов, он подошел к вопросу со всем возможным тщанием и размахом. Марш, судя по всему, будет долгим, так что часть быстроходных дронов примет на подвеску все то, что будет снижать скорость. Может быть, даже взять штук пять грузовых платформ. Серг сделал пометку в планшете. Кроме того, есть шанс, что артиллеристы не до конца подавят наземные силы и ему придется добивать огневые точки самостоятельно. Значит, десяток САУ — Архан точно, и плюс к ним еще и пятьсот пятых штук десять. Эти утюги будут просто замечательно выглядеть на прорыве. Из-за формы корпуса и радиопоглощающего покрытия их будут видеть только оптические и гравитационные детекторы, а это в ситуации летающих снарядов, осколков и поднятой ими пыли совсем немного. Кроме того, штук двадцать рукастых четыреста тридцать первых. Сергу очень понравились подвижные манипуляторы дрона, и он полагал, что в тесноте коридоров и переходов они и трехсотсороковые будут его основной ударной силой.

Расхаживая вдоль строя роботов, он незаметно для себя подошел к тому странному механизму, который не смогли раскусить специалисты инквизиции. Он шагнул еще ближе и коснулся чуткими пальцами борта машины. Как и говорил Коггар, все дроны находились в «теплом» режиме и электроника была включена. Ее негромкое биение, словно стук сердца, в непосредственной близи от машины чувствовалось очень сильно. Пытаясь разобраться в хитросплетении цепей, Серг прислонил лоб к броне и на какое-то время полностью отключился от окружающей действительности.

Офицер Синего Легиона, который был все это время рядом, уже хотел что-то пошутить на эту тему, когда на плечо ему легла тяжелая ладонь полковника из Черного Легиона.

— Тихо, — прошептал полковник на ухо капитану Маро и оттащил того подальше.

— Что он делает? — Маро с трудом оторвался от пронизывающего взгляда полковника и снова посмотрел на Серга.

— А ты ничего не слышал о заклинателях? — Ван Риго усмехнулся. — Я бы сказал, что это сказка, если бы сам не видел это однажды. Парень из моего полка как-то принял под команду почти семьдесят машин и управлялся ими, надо сказать, виртуозно. Ты видел классность у этого парня? Четыре полосы![8] У тебя-то вот всего две, а у меня три, и мне без КИПа[9] не обойтись.

— Да и мне без него как-то совсем невесело. — Капитан с уважением посмотрел на замершего словно в прострации Серга.

— КИП, несмотря на все свои положительные стороны, все же довольно медлителен, а заклинатели работают непосредственно с дронами. Так что они и быстрее, чем оператор с поддержкой интеллекта, и управляют гораздо тоньше.


Через пять минут Серг наконец понял, в чем была трудность управления дроном. Внутри машины существовали как бы три независимые боевые модели, которые зависели от конфигурации робота. Серг оторвал гудящую от напряжения голову от брони и почти прошептал:

— Первая.

То, что было похоже в сложенном состоянии на грузовую платформу, мгновенно начало двигаться, и старший лейтенант был вынужден отскочить, чтобы его не задело. Из бортов вылезли маневровые сопла, а из крыши машины выскочила небольшая башенка с длинным стволом калибра 40 миллиметров. Гравиподвес оторвал машину на два метра от пола, и она замерла в ожидании приказа.

— Ни хрена себе мыльница. — Майор, которого привлек шум в ангаре, видел преображение дрона своими глазами. И хотя он не мог себе представить, для чего нужна такая машина, выглядела многотонная конструкция, висящая в воздухе, очень внушительно.

— Вторая. — Уже смелее скомандовал Серг, и из объемистого нутра полезли шестиствольные ракетные установки, собранные в цилиндрический корпус. Судя по дополнительным панелям фазированных решеток, это был режим противовоздушной установки.

— Третья.

Ракетные установки снова втянулись внутрь, затем открылись бронезаслонки лазерных излучателей, на крыше раздвинулись створки минометной установки, а весь корпус словно окутался неярким свечением.

— А вот и конфигурация прорыва, — задумчиво произнес начсклада, наблюдавший за всеми трансформациями. — Занятная машина. — Он подошел ближе и, задрав голову, посмотрел на торчащий из светящегося облака шпиль перископа. — Хорошо!

— Что хорошо?

— Хорошо, что эта штука не вышла на улицы столицы. Боюсь, для многих из нас знакомство с этим экземпляром было бы недолгим.


Несмотря на уникальные боевые характеристики Д-705, немногие захотели иметь его в подразделении. Держать в уме три боевых модели для одной машины для большинства операторов было очень неудобно, и они предпочли не экспериментировать. А Серг не задумываясь добрал до семидесяти единиц десять семьсот пятых и уже к вечеру гонял свое воинство на ровном как стол участке степи. Сначала он отработал несколько вариантов выгрузки-погрузки, выбирая наилучшую конфигурацию, потом попробовал совершить марш и без устали тасовал колонну, подбирая наиболее скоростной и защищенный вариант. По уровню боевых возможностей его рота была чем-то средним между оборонительными системами Синего Легиона и легкими десантируемыми дронами Алого. По уровню защиты и силе вооружения новое поколение уже почти не уступало роботам Синих, а по скорости и средствам маскировки — лучшим моделям Алых. Таким образом, перед Сергом вставала нетривиальная задача выстроить тактику боевого применения машин, учитывая необходимость взаимодействия с соседями, командами прикрытия и обеспечения.

Когда настало время практической отработки боевых порядков, он совсем потерял счет времени. Оторвал его премьер-кардинал Коггар собственной персоной, прилетевший на базу проверить, как идут дела у штурмовой команды.

— Сар премьер-кардинал. — Серг, вытянувшись по стойке смирно, мазнул кончиками пальцев по пропитанному потом и пылью берету. — Курсант академии Алого Легиона, старший лейтенант Серг Ракин. Произвожу плановый технический осмотр вверенного мехсостава.

— Да не тянись ты так, — сказал кардинал, дав команду через имплант маленькому серву, и тот быстро поставил рядом два легких кресла и раскрыл над ними огромный зонт, закрывший людей от палящего солнца. — Садись, сейчас обедать будем. — Генерал-лейтенант с сомнением посмотрел на уже клонящееся к горизонту светило. — Или ужинать?

— Скорее ленч, сар. — Серг отряхнул комбинезон от пыли, сполоснул руки водой из фляги и осторожно присел.

— Ну пусть будет ленч. — Инквизитор благосклонно кивнул и, наблюдая, как роботы быстро сервируют стол, спросил нейтральным тоном, как у Серга идут дела.

Старший лейтенант уже набрал воздух в легкие, чтобы ответить, как в голове его словно что-то щелкнуло.

— Вы ведь не об этом хотите спросить?

— Не об этом, хотя это тоже интересно. — Коггар чуть заметно улыбнулся. — Я приехал, чтобы сообщить совсем неприятное известие. Наш великолепный план по высадке, похоже, накрылся всем, чем можно. Святоши откуда-то раздобыли пару орбитальных крепостей и перекрыли все пространство над Танарис. Князь принял решение использовать силы Алого и Синего Легионов в полной мере, но когда они пробьются на планету, все будет уже в руинах. Но у нас есть шанс прорваться и, пока святоши будут чухаться, навести там образцовый разгром. Точечный удар. Без артподдержки, разведки и пехотных групп…

— Артподдержка, разведка, пехота… Да я вообще понятия не имею, о чем вы говорите. Вы еще про штурмовики скажите. — Серг рассмеялся. — Я их никогда в глаза не видел и никогда на них не рассчитывал. У меня, конечно, не очень большой боевой опыт, но там, где мне приходись бывать, ничего этого даже в планах не стояло. Так что раньше справлялись без них, справимся и сейчас. Тем более что мне очень нужны призовые пойнты. Есть у меня пара идей, как их потратить.

Кардинал кивнул и резко сменил тему разговора.

— Слушай, давно хотел спросить, а каково это быть первым во всей академии?

Серг задумался.

— Это не совсем верно. Скоростная стрельба лучше у Квака, а маскировка у Лиса. Кроме того, есть ряд дисциплин, где мы вровень… Но я, наверное, понял, о чем вы. — Серг кивнул. — Мы всегда помогаем друг другу, и внутри группы нет соперничества в обычном понимании. Если кто-то вырвался вперед по какому-то предмету, то подтягивает остальных, рассказывая, до чего додумался. Лис, например, раздобыл старую работу по маскировке и сначала тщательно изучил ее, потом отработал на полигоне и совместных учениях, а потом выдал свои рекомендации нам в виде краткой брошюрки. То есть саму работу мы уже изучали, имея общее представление, о чем идет речь, и полное усвоение материала заняло куда меньше времени, чем у самого Лиса. А я примерно в это время как раз получил от одного специалиста новые программные блоки первичного реагирования для боевых систем. Это снизило нагрузку на КИП примерно на тридцать процентов и позволило отдать часть ресурсов КИП на тактическое прогнозирование. В целом время реакции взвода улучшилось на пятнадцать процентов, что совсем неплохо.

— А перегрузка собственных интеллектуальных модулей дронов?

— А что перегрузка? — Серг хмыкнул. — Это для учебных машин важно беречь ресурс. В бою дрон живет от получаса до суток и в любом случае ресурса ячеек не исчерпает.

— Логично. — Коггар на мгновение задумался и словно выпал из мира. Затем очнулся и, встряхнув головой, кивнул на заставленный деликатесами стол. — Давай наваливайся. А то за этими разговорами останешься голодным.

Понемногу отщипывая то из одной тарелки, то из другой, премьер-кардинал внимательно смотрел, как насыщается Серг. Манера еды может очень многое сказать о человеке, и Коггар, несмотря на то что собрал на мальчишку внушительное досье, не упускал возможности расширить свои представления об интересующем его человеке.

Ел старший лейтенант очень аккуратно, но быстро, чуть подтормаживая, когда пробовал блюдо в первый раз и когда съедал последний кусок. В целом его манера вполне совпадала с характеристиками в досье, разнясь лишь в крошечной детали. Серг протирал губы салфеткой, сложив ее так, чтобы уголок был точно под указательным пальцем. Сделав себе пометку в памяти покопаться в родословной паренька, инквизитор налил два бокала с искристым безалкогольным напитком и с удовольствием глотнул прохладную и чуть покалывающую язык янтарную жидкость.

— Благодарю. — Серг кивнул и тоже поднял бокал. — Еще один повод стать генералом — замечательная еда.

Коггар расхохотался.

— Мне казалось, что у тебя достаточно средств, чтобы питаться как минимум не хуже.

— Нет, у меня пока совсем другие расходы, — покачал головой Серг. — Амуниция, литература из закрытых фондов.

— Ты так спокойно об этом говоришь? — Инквизитор улыбнулся.

— Вы ведь об этом знаете? — Серг чуть приподнял бровь. — А теперь знаете, что я знаю о том, что вы знаете. Как говорил один мой родственник, жить надо так, чтобы не было стыдно перед службой наружного наблюдения.

— Хорошо сказал. — Коггар весело кивнул. — Жаль, что подавляющее большинство чиновников ведут себя прямо противоположно.

— Почему жаль? Ведь у вас всегда есть способ прищемить им бубенцы.

— Потому, что мне больше понравилась бы ситуация, когда вокруг честные профессионалы, блюдущие интересы собственной родины. И следить бы ни за кем не понадобилось. Кроме того, что они не очень умны или совсем нечестны, они еще и не видят дальше двух-трех ходов. Предательство никогда не было стратегически выгодным, а воровство лишь в редких случаях приводит к богатству. Ты вот честно заработанные деньги тратишь на железки и прочие улучшения мехсостава.

— Ну правильно. — Серг пожал плечами. — Деньги с собой на тот свет не утащишь. Поэтому развлекаться нужно здесь и сейчас.

— Развлекаться? — Теперь брови вопросительно поднял Коггар.

— Конечно. — Серг серьезно кивнул. — Война самое сильное развлечение, которое мне известно. Все остальное — нагар.

— А власть? — Кардинал насмешливо глянул на собеседника поверх бокала.

— А что власть? — Старший лейтенант пренебрежительно махнул рукой. — Двигать фигурки по полю, упиваясь собственной значимостью… нагар, — подвел он черту.

— Ну я знаю как минимум еще одного человека, который имеет точно такое же мнение. — Коггар хрюкнул, давя рвущийся наружу смех. — Будет интересно вас познакомить.

— А кто это?

— Потом узнаешь. — Инквизитор поднялся, и его серв начал быстро собирать посуду. — Всё. Не буду больше тебя отвлекать. Не забывай есть и отдыхать. Через двое суток — погрузка, так что ты должен быть в рабочей форме.

— Есть, сар премьер-кардинал! — Серг лихо откозырял начальству и, дождавшись взлета катера, вернулся к своим делам.


6

Из ежегодного доклада Правлению директората Ганзы регионального директора управления развития Анхао Детро


За прошедший год нам удалось не только усилить наши позиции в трансгалактическом секторе, но и увеличить оборот в пространстве Саргон — Флора — Фримены — Хаторан. С этой целью было проведено несколько специальных операций, в ходе которых были заблокированы прямые поставки между этими государствами и заказы были переданы нашим представителям. Общая доходность в этом секторе превысила показатели прошлого года и составила триста тридцать процентов, что на сегодня является самым высоким нашим показателем. Был установлен финансовый контроль над несколькими ключевыми производствами, и теперь мы контролируем сорок три процента всех кораблестроительных мощностей империи Саргон.

Но наряду с успехами наша деятельность встречает некоторые затруднения. Так, из-за конфликта с руководством Хаторан был депортирован наш представитель в этом государстве, а новый пока не восстановил обороты. Смена руководства у флорианцев также внесла определенные коррективы в наши сделки, выведя их из серой в теневую область. В обоих случаях меры противодействия будут предприняты соответствующими подразделениями Союза в ближайшее время.

Также в Саргонской империи наблюдаются негативные тенденции, которые связаны прежде всего с происшедшей там сменой власти и уходом со своих постов лиц, обеспечивавших нам благоприятный режим для работы…

Несмотря на общий положительный результат, негативные тенденции свидетельствуют о необходимости использовать резервные разработки по изменению ситуации.

Резолюция председателя правления директората Ганзы
Активизировать третью стадию операции «Поворот».
Флорианская империя, Зеленое Сердце

На первое заседание совета Великая Мать пришла в темно-коричневом платье, что означало траур по погибшей Нигале. Отстояв всю двадцатичасовую церемонию в голове погребального тангара,[10] она словно мощный процессор запоминала каждого, кто подошел к усыпальнице, малейший жест или движение лица.

К ее радости, было немало тех, для кого смерть Матери была личной трагедией. В основном это были военные или промышленники. А вот у тех, кто занимался делами политики и разведки, явно наблюдался недостаток искренности. Матерые интриганки ни во что не ставили юную воспитанницу, случайно ставшую на вершине пирамиды власти, и лишь считали время, которое им понадобится для того, чтобы сожрать выскочку с потрохами.

Но Арна вовсе не собиралась кому-то там мстить или тем более заниматься репрессиями. Нет. Она просто собиралась уничтожить предателей и заодно вычистить весь государственный аппарат. Спокойно, размеренно и без лишних эмоций.

На Большом Совете по традиции присутствовали все, кто достиг ранга высочайшая и верховная. Таких было всего около трех тысяч, и зал, рассчитанный на пять тысяч, выглядел полупустым. По требованию Великой Матери происходящее снимали несколько камер и транслировали в прямом эфире на все планеты Флоры. Элита, входившая в Большой Совет, впервые оказывалась под прицелом объективов, и поэтому обстановка в зале была немного нервозной. А вот на площадях и в производственных помещениях, наоборот, царило легкое и немного лихорадочное ожидание каких-то перемен. Все население Флоры приникло к экранам, а те, кто был занят на непрерывных процессах, слушали голосовую трансляцию.

В молчании Арна поднялась на трибуну и спокойно посмотрела в зал.

— Сорок три часа назад в результате предательства погибла Великая Мать Флоры. Пусть древо на ее могиле растет вечно.

— Пусть растет вечно… — вразнобой ответил зал.

— Перед тангаром Великой Матери Нигалы я поклялась уничтожить всех тех, кто был причастен к этому преступлению. Но ночь, проведенная в усыпальнице великой правительницы, наполнила мое сердце не только скорбью, но и любовью к моим недостойным дочерям и сестрам. Поэтому хочу сразу предупредить, что казней не будет. — Девочка обвела пронзительным взором зал и остановилась на черном глазке телекамеры, транслирующей заседание. Теперь она смотрела не на членов Совета, а прямо в глаза десяти миллиардам жителей Флоры.

— Расследование, проведенное щитоносными, показало, что организатором покушения была верховная Ингара Тассо — начальник второго управления Лианы.

— Это ложь! — Верховная, будто подброшенная пружиной, вскочила с места. — Я ничего не знала о покушении.

Арна лишь взмахнула рукой, давая команду оператору.

— Документ.

На огромном экране позади нее возник белый лист с текстом приказа о нападении на Великую Мать.

— Командир штурмовиков решила подстраховаться и выбила из Ингары этот приказ, подписанный ею лично. Кроме того, есть показания выживших в штурме и некоторых сотрудников Лианы, — монотонно перечисляла юная Великая Мать. — Еще кое-кто из Шелеста, спасая свои никчемные шкуры, сдал несколько звукозаписей, где ясно слышен голос Ингары, раздающей указания своим людям. Записи и все документы будут выложены в открытый доступ сразу после заседания, так же как и заключения экспертов. Далее. Заказчица преступления — глава Шелеста Венда Арато была убита мною еще в день смерти Нигалы. Список инкриминируемых ей преступлений на ваших экранах. Теперь я жду решения Совета по Ингаре Тассо, восьмерым выжившим в штурме и двадцати шести знавшим и промолчавшим. Мое предложение — такое. Ингару Тассо — лишить званий, наград, гражданского достоинства, перевести в минус третий разряд и отправить в мужские бараки. Пусть ее тело будет наградой для тех, кто хорошо трудится и выполняет все заветы Жизни.

Женщина, к которой уже подошли две щитоносных, замерла, не в силах произнести ни слова.

— Тех, кто выжил в штурме, тоже не подвергать казни. Раз уж смерть пощадила их, то нам не следует вмешиваться в волю Жизни. Лишить всех заслуг, навести блокировку на память и продать в бордели Фрименов. Двадцати шести молчаливым предателям дать еще один шанс, направив в штурмовые отряды первой линии.

Зал притих. С одной стороны, наказание для преступников было невероятно мягким. Обычно причастные к неудачному покушению проводили свои последние месяцы в стеклянной клетке с хищными растениями, которые пожирали их плоть заживо. Но с другой — Арна смогла придумать для них нечто такое, что было гораздо хуже любой, даже самой мучительной смерти. Женщины, выросшие в атмосфере безусловного превосходства над самцами, которых презирали и которые относились к самому дну общества, не могли и мысли допустить, что их опустят до такого состояния. То же касалось и двадцати шести молчаливых предателей, которые оказывались в боевых подразделениях без надлежащей подготовки и были фактически смертниками. Таким образом, Арна растоптала их морально, что было гораздо более чувствительным.

— Великая Мать. — С места встала начальница генерального штаба Рина Энего. — Это будет стандартным наказанием за подобные преступления?

— Зачем? — Лицо девочки осветилось улыбкой. — У меня богатое воображение. Если кто-то решит совершить нечто подобное, для этих недоумков я придумаю еще что-нибудь.

Рина, хищно улыбнувшись, села и первой нажала зеленую кнопку одобрения. Ей уже до смерти надоела половинчатая политика предыдущей Великой Матери и она, почувствовав в Арне силу, без особых размышлений приняла ее сторону. Вслед за ней потянулись все высшие офицеры армии и флота, а чуть позже присоединились хозяйственники и экономисты.


Ход голосования, как и предшествующее вынесение приговора, наблюдала вся Флора. Кто-то на рабочих местах, кто-то сидя в учебных аудиториях, а кто-то, как две закадычные подруги Лана и Мира, сидя у стойки небольшого бара на берегу морского залива.

Два комбата, отведенных на переформирование, отгуливали законный отпуск на недорогом курорте, отрываясь в меру положенного им денежного довольствия и втихаря проданных трофеев.

— Интересная девочка. — Лана покачала головой и, сделав знак барледи, чтобы повторила, снова уставилась на экран монитора. — Хорошо бы узнать, в какой барак спишут эту тварь Ингару.

— Все никак не можешь простить ей ту операцию?

— Да, — просто ответила женщина и одним движением забросила в себя спиртное. — Сто сорок шесть девчонок полегли ради каприза этой вонючей подстилки. Да я за такой приговор вечно буду молиться Великой Матери.

— Смотри, как бы она не оказалась хуже, — тихо произнесла Мира.

— Нет. — Лана громко расхохоталась. — Мне тут кое-что в клювике принесли. Эта девочка была с Нигалой в последнем бою и положила не меньше двух десятков штурмовиков Лианы. А потом, когда в комнату ворвалась Шальная Венда и стала крошить на нее сухие листья, Арна просто пристрелила ее.

— Да ну. — Мира недоверчиво посмотрела на подругу.

— Вот тебе и да ну. Воткнула той ствол под подбородок и выстрелила. Говорят, мозгами весь потолок уделала. А девочке, между прочим, всего пятнадцать.

— Да никогда не поверю, что такая птичка смогла нажать на курок, — отмахнулась Мира и глотнула из своего стакана.

— Точно! — Лана крутанулась на стуле, полностью поворачиваясь к подруге. — А знаешь, кто ее дрессировал? — Она с превосходством посмотрела на Миру. — Реда Нар. С четырех лет, два-три часа в день.

— Хм. — Мира задумалась. Имя бывшего командира десантно-штурмовой дивизии, прошедшей весь путь от рядовой до генерала, было ей, конечно, известно, потому что именно в этой дивизии она командовала батальоном. — Тогда непонятно, почему там кто-то остался в живых.

— А прилюдно высечь?

— Согласна. — Мира кивнула и снова задумалась, наматывая короткие локоны на указательный палец. — Слушай, а давай и вправду узнаем, куда законопатят эту тварь. — Женщина хищно улыбнулась. — Можно ведь договориться с мужиками в бараке и сделать… — Она нагнулась к уху подруги и начала что-то шептать, размахивая руками. Окончание беседы потонуло в здоровом солдатском хохоте.

Низшую Ингару Тассо теперь ждали совсем непростые времена.


Арна, став Великой Матерью, не изменила своих привычек и даже смогла сохранить часть привычного образа жизни. Все так же с ней приходила заниматься Реда Нар, и продолжались учебные занятия по всем предметам, только теперь она слушала лекции, сидя в одиночестве. Зато девочка получила возможность задавать любые, даже самые неудобные вопросы и нередко смущала преподавателей знаниями в тех разделах, которые дворцовым воспитанницам не давали.

Получив в руки такие возможности по образованию, Арна стала тратить на учебу даже больше времени, чем раньше. Теперь ее день был спланирован до предела, и некоторые доклады она слушала во время утреннего умывания или на пробежке.

Перехват управления дался ей совсем непросто. Сначала новая начальница Лианы решила фильтровать информацию, но военная разведка, которая поставляла Арне данные в полном объеме, в первый раз послужила причиной резкой отповеди, а во второй раз — новой смены руководства Лианы. Шелест, оставаясь одной из самых эффективных спецслужб, пережил пару перестановок, но тоже смирился с мыслью о том, что у них теперь совсем юная Великая Мать, которая, однако, не терпела подлогов и лжи. Но все это было бы невозможно, если бы не полная поддержка со стороны военных и промышленно-хозяйственных кругов Флоры. К счастью, там еще оставалось немало людей, озабоченных не только личными благами, но и процветанием общества в целом. На них и сделала ставку Арна, продвигая людей по рекомендации верховной Рины Энего. Причем на людях она даже срывалась на нее пару раз, чтобы никто не заподозрил в начальнице генштаба новую фаворитку. Теперь, когда на щитоносных осталась лишь охрана дворца и ряда первых лиц, охрану Великой Матери осуществляли боевики армейских подразделений Шелеста. Некоторый недостаток опыта, связанный именно с охраной первого лица, они с лихвой компенсировали высочайшим уровнем подготовки и просто невероятным чутьем на всякие гадости.

В один из вечеров, когда Арна, закончив работать с документами, уже готовилась ко сну, к ней в спальню почти ворвалась Рина.

— Великая Мать. — Она, несмотря на их почти приятельские отношения, строго придерживалась норм протокола и, не дойдя двух шагов до Арны, преклонила колено и опустила голову в низком поклоне.

— Что случилось? — Девочка одним движением выхватила пистолет и взвела затвор.

— Это действительно срочно. — Верховная еще раз поклонилась. — По спецканалу на нас вышел глава министерства Веры и Благочестия Саргон магистр Теор. Он просит немедленного оказания военной помощи, так как, по его информации, через несколько дней планету, где располагается министерство, будут атаковать имперские вооруженные силы.

— Так. — Арна, поняв, что никто пока ее убивать не собирается, положила оружие на стол и присела. — Давай разберемся. Этот магистр просит у нас помощи в войне против собственного правительства? Я правильно поняла? То есть он там, у себя, затеял мятеж и хочет втравить нас в новый конфликт? И на что он надеется? Что Князь утрется и позволит святошам откусить от империи промышленно развитую планету? Это ведь Танарис? — Она на несколько секунд задумалась, припоминая список ключевых производств. — Логические блоки для тяжелых дронов и командно-информационной поддержки операторов. — Она кивнула, уставившись невидящим взором куда-то за окно. — Да, при таком рисунке князь действительно может на какое-то время согласиться на их автономию. А потом святоши подтянут или построят орбитальные крепости, и их будет просто невыгодно выкуривать.

— Все так и есть. — Удивленная точностью и быстротой анализа Арны, начальница генштаба кивнула. — Они просят у нас десять линкоров класса Ранеон с кораблями эскорта. Всего получается около двухсот кораблей.

— Нет, корабли я им не дам. — Арна покачала головой. — Святош все равно достанут, а мы вновь будем выглядеть как подстрекатели бунта. Мне бы не хотелось превращать саргонцев во врагов накануне вторжения сил пришельцев. Особенно не зная ни их численности, ни характеристик кораблей…

— Но ведь мы и так воюем с саргонцами?

— Это вообще не война, — отмахнулась Великая Мать, беря в руки гребешок. — Так, небольшая драка на задворках. А вот если мы полезем в их дела, да еще и силами флота, вот тогда все будет очень плохо. — Какая-то мысль не давала покоя Арне, и она, обернувшись на верховную, нетерпеливо дернула плечиком. — Рина, хватит стоять на колене. Сядь в кресло и давай подумаем, как лучше использовать эту ситуацию. Обострение противостояния с Саргоном нам совсем не нужно. Нам ведь с ними вообще нечего делить. В идеале хорошо бы наладить диалог для начала. А потом плавно переходить к сотрудничеству.

— Политическое крыло будет недовольно, — подала голос высочайшая. — Они и так захлебываются от злости, когда слышат ваше имя.

— Слушай, а чего мы вообще терпим это сборище? Разогнать их к черту и делов. Власти реальной у них нет, все держится лишь на предрассудках. — Девочка с интересом посмотрела в порозовевшее лицо Рины. — Вижу, эта мысль как минимум один раз уже приходила тебе в голову.

— Беда, что вслед за этой мыслью в голову может влететь заряд плазмы.

Арна помолчала, что-то прикидывая.

— Организуйте заговор против меня. Соберите их вместе да подорвите. Если собрать хотя бы три-четыре сотни самых активных, то остальные заткнутся и будут сидеть тихо, словно квар под кустом. А потом мы потихоньку их сплавим на пенсию. Будем назначать на освободившиеся места отставников армии и вообще хороших людей. И будут у нас лет через пять жрицы, как и положено, самыми уважаемыми в обществе людьми.

— Вы понимаете, что сказанное вами — это фактически объявление войны всему сословию жриц?

— Да неужели? — Арна расхохоталась. — Да плевать я на них хотела. Смерти я не боюсь, боли тоже. Так что, принимается?

— А, сарт ему в глотку. — В глазах высочайшей зажглись азартные огоньки. — Сделаю. Но учтите, с новыми жрицами договориться будет непросто. Многие из тех, кого вы прочите в совет, заплатили за свою преданность Флоре своим здоровьем и положением. Тут подарками и демагогией не отделаешься.

— А и не надо. — Арна кивнула. — Я думаю, мы найдем с ними общий язык. А вот со святошами сделаем так…

Саргонская империя, планета Сарг, Гианда

По удивительному стечению обстоятельств, в Гианде тоже была ночь, и когда в спальню Князя постучал его личный порученец, тот спал под тонким легким одеялом и видел десятый сон.

— Князь?

— Ну не тяни. — Мгновенно проснувшийся Савр сел на кровати и уже натягивал сорочку. — Пришли предтечи и предложили всем людям по триста граммов счастья в одни руки.

— Нет, князь. — Полковник Веор усмехнулся, представив себе эту картину. — Произошло нечто более фантастическое. В наш аварийный канал с хатами как-то сумела пробиться Флора, и они просят вас к аппарату. Говорят, что Великая Мать хочет с вами побеседовать.

— О как! — Савр почесал стриженый затылок и начал надевать брюки. — Действительно странно. У них же вроде как переворот случился?

— Да, и сейчас Великой Матерью стала…

— Дай вспомню… Арна. Пятнадцать лет, бывшая дворцовая воспитанница. И чего этой пигалице нужно?

— Эта пигалица, однако, уже поставила в шестую позицию и Лиану и Шелест. Ее поддерживают армейцы и промышленно-хозяйственный актив, и противостоят жрицы.

— Девочка умело заводит врагов. — Князь надел китель и, застегнув пуговицы, задумался, вспоминая политический расклад в Совете Флоры. — И друзей.


7

Программа «Идиотские советы».

Инфоцентр Куато


Сегодня — топ советов для пожелавших быстро разбогатеть.

Нет, мы не будем вам рассказывать про карьеру в корпорации или армии. Этот скучный и тягомотный путь нам не подходит! Мы решительно высказываемся за мгновенное решение всех проблем. Только скорость, только жесткий стиль!

И на десятом месте, дорогие мои неудачники, совет набрать кредитов и идти в казино. Вероятность успеха примерно один на тысячу, что в общем неплохо. Минус в том, что когда вы проиграете, то познакомитесь с такими интересными структурами, как агентства по выбиванию долгов, клиники по пересадке органов и другими не менее впечатляющими местами. Так что нескучное время перед смертью вам гарантировано.

Девятое место отдано нами любимой забаве рабочих кварталов — лотерее. Несмотря на то что шанс сорвать джек-пот крайне низок, но и возможность потерять все тоже не очень велика, потому как билет стоит недорого. Весь смак лотереи заключается в том вале мутных и опасных личностей, которые свалятся вам на голову, когда вы вытянете заветную комбинацию. Шанс остаться в живых мы оцениваем как один на десять тысяч.

Восьмое место отдано грабителям банков. Насмотревшиеся старых фильмов парни не знают, что в приемной любого банка денег не больше чем в карманах работающих там клерков, а наличные снимают или в банкоматах, или тратят бабки прямо со счета. Кроме того, системы распознавания способны узнать вас не только под маской, но и даже со спины, так что ждите спецгруппу полиции в ближайшее время. Конечно, есть шанс нарваться именно на тот банк, в котором должны выплачивать крупную сумму наличными или только что привезли деньги, собираемые инкассаторами, но автоматические турели никогда не спят, а вероятность их промаха одна на сто тысяч.

Седьмое место у нас занимает почетный и уважаемый бизнес по торговле нейрочипами. Несмотря на то что в целом шанс уцелеть намного выше, чем в предыдущих случаях, та незабываемая программа, которую устроят вам офицеры контрразведки после поимки, стоит особого упоминания. Ходят неподтвержденные слухи, что некоторые жертвы могут подвергаться пыткам годами и при этом оставаться в полном сознании.

На седьмом — различного рода мошенничество с электронными данными. Даже если вы залезете в сеть с микроволновки соседней закусочной, вас все равно вычислят, и остаток дней вы проведете на карновой ферме по пояс в едкой жиже, выковыривая ночами червей, которые залезли вам под кожу в течение дня.

Шестое место мы отдали гонкам на выживание. Довольно высокий процент калек не должен отпугивать претендентов на славу и богатство. Ведь по статистике финалист гонок — один из миллиона участвовавших получит гонорар в пятьсот тысяч дилар и пожизненный контракт, который конечно же не затянется надолго.

Пятое место будет зачтено тем, кто попробует свои силы в игре на бирже. Получатели доходов давно определились, а если не будет притока новых идиотов, им придется жрать друг друга.

Четвертое место отведено для смазливых мальчиков и девочек, которые надеются заработать много денег раньше, чем они превратятся в развалину. Несмотря на высокую конкуренцию, ротация кадров очень высока, и шанс попасть на панель в Верхнем Городе довольно высок.

И наконец призовая тройка!

Встречаем террориста и убийцу, который решил одномоментно отправить к высокому посмертию целую толпу сограждан. Несмотря на весь облик борца с режимом и властями, он простой деляга. Только товар у него не еда или микрочипы, а смерть. Заказные теракты — это реальность наших городов. Вспомните, как один взрыв перенаправлял туристические потоки с одной планеты на другую или заставлял власти корректировать финансовые дотации регионам. Плюс в том, что это по-настоящему сверхдоходный бизнес, а минус — никто из террористов не умер своей смертью. Мало того, жизнь их проходит по разного рода грязным щелям, откуда их периодически выковыривают бойцы Черного Легиона.

Второе место отдано торговцам различного рода дурью. Тысяча процентов прибыли в этом бизнесе не предел, а конкуренты и антинаркотические службы отлично обучены и прекрасно экипированы. Недолгая, но яркая и полная экстремальных ощущений жизнь ждет каждого наркоторговца.

Ну и наконец первое место.

Мы долго совещались, прежде чем отдать первенство тому или иному способу заработка, пока наконец не пришли к единому мнению, что это конечно же контрабанда товаров из миров Флоры и Хаторан. Даже жалкой тысячи, завалявшейся в кармане матроса древнего рудовоза, промышляющего перевозками в поясе астероидов и заскакивающего временами на планеты Свободных, будет достаточно, чтобы закупить несколько занятных и весьма дорогостоящих в Саргоне предметов. И пусть вас не смущает обстоятельство, что пойманных с поличным расстреливают прямо на летном поле, а неудачная сделка приведет вас прямиком в сточный колодец. Пять тысяч процентов прибыли способны вскружить любую нестойкую голову. Такого разнообразия смертей нет ни в одном из предложенных нами вариантов. Тут и прогулка в открытом космосе без скафандра, и заряд плазмы в голову, и даже весьма экзотический набор от флорианских мастеров смерти. Так что верим в свою звезду и заранее оплачиваем похоронную службу в хорошем храме.

Саргонская империя, четвертый сектор

Теперь по новым планам Серг должен был добираться на поверхность мятежной планеты вместе со своей ротой. Старший лейтенант, у которого теперь был свой десантный бот, маневрировал в пространстве, поджидая транспорт, который должен был забрать их с орбиты и добросить на Танарис. Обычно у бота был свой экипаж — три человека, но в этот раз боты поведут сами командиры подразделений, потому что в сложившейся ситуации экипажи десантных кораблей — явные смертники. Убраться обратно на орбиту им, конечно, никто не даст. В связи с этим у Серга возникли определенные проблемы, так как ротный бот, предназначенный на сто десять единиц, он пилотировал впервые. Тяжелый корабль несколько хуже слушался рулей, чем взводный, и часто запаздывал с маневрами, но понемногу старший лейтенант адаптировался.

Что за корабль должен был их подхватить, никто не знал, и по этому поводу у офицеров были разные предположения. Самым близким к истине казалось использование не очень большого, но до предела бронированного транспорта класса Детан. Но то, что вынырнуло из подпространства в двух миллионах километров от их группы, было совсем не похоже на Детан. И когда система распознавания свой-чужой выдала резкую трель, бот мгновенно ощетинился оружием.

— К бою!

Шансов на победу против тяжелого линкора не было совершенно. Но сдаваться просто так офицеры совсем не желали.

— Отставить к бою! — Голос Коггара прозвучал во всех ботах одновременно, и его корабль, окутавшись облаком тормозных выхлопов, замер между линкором и десантниками.

— Грузимся в отсеки по одному. Ориентир — капсула-лоцман. После стыковки и продувки шлюза сбор с вещами в коридоре, — приказал Коггар, и тон, которым он буквально пролаял распоряжение, не предполагал ни дискуссий, ни размышлений. Через десять минут возле бота Серга остановилась небольшая капсула и, мигая оранжевым огоньком, двинулась в сторону корабля. Сохраняя дистанцию, Серг осторожно повел свой корабль и через какое-то время парковал бот в огромном, словно корабельный док, бортовом отсеке.

Мягкая труба словно живая обтекла входной люк, и через непродолжительное время негромко звякнул сигнал, сообщающий о нормальном давлении за створками шлюза.

— Ну поглядим. — Серг глянул на себя в зеркальном отражении отполированной стальной дверцы пилотской кабины, поправил берет и зашагал вперед.

Инструктаж, который провел Коггар, отличался краткостью и выразительностью.

— Кто откроет рот не по делу, забью дыру снарядом-двухсоткой. Всем понятно?

— Да, сар!

— Ну и славно. — Он еще раз внимательно осмотрел всех, кивнул и повел офицеров по коридорам. В большом зале, куда сходились служебные переходы, их уже ждали. Две ослепительно красивые женщины в черных облегающих словно вторая кожа комбинезонах со знаками отличия планетарной пехоты кивнули гостям и проводили к лифту, который вознес их на уровень, занимаемый командным центром. Принимала их лично капитан линкора — Высшая Нида Эрего и несколько офицеров, включая командира приписанных к кораблю десантников.

— Премьер-кардинал. — Нида вытянулась по стойке смирно и подала руку для рукопожатия.

— Высшая. — Коггар откозырял капитану и осторожно пожал протянутую женщиной руку. — Представляю вам офицеров вооруженных сил Саргон. Полковник Ван Риго, подполковник Сатор Энео, подполковник Мерн Растао и подполковник Сандр Ровс. Майор Бран Ледо, майор Нарг Тено, капитан Лас Маро, капитан Кин Рего. Старшие лейтенанты Нил Герон и Серг Ракин.

— Премьер-кардинал, представляю вам высокую Анарду Вирис и высокую Нарну Гел.

Женщины почти синхронно коротко поклонились.

— В пути мы пробудем около суток, так что было принято решение не держать вас в жестянках, а разместить с комфортом в каютах линкора. Обед через час, в кают-компанию вас проводят.

Каюта оказалась неожиданно удобной. Несколько непривычный душ, цилиндрической формы, с тонкими струйками воды, пахнущей цветами и бьющей с разных сторон, и необычный, но очень приятный мягкий ковер под ногами. Серг привел в порядок свою форму и к указанному сроку был готов на все сто. Миловидная светловолосая девушка с непроницаемым выражением лица проводила его в кают-компанию и указала место. Кроме саргонцев и старших офицеров, уже виденных ранее, на обеде присутствовали еще две флорианки, представленные как старший навигатор и главный канонир.

Тщательно подъедая из тарелок странно выглядевшую, но очень вкусную еду, Серг все время посматривал на флорианок, которых в мирной обстановке видел впервые. Совсем разные по фенотипу, они отличались от саргонских женщин какой-то совершенно неземной красотой и совершенно нечеловеческой грацией. Холодной и немного отстраненной, словно скульптуры, а не живые люди. Но вместе с тем и в их глазах временами вспыхивало нечто такое, отчего в теле начинали вскипать гормоны.

Беседу вела в основном капитан линкора, а отвечал ей Коггар как старший по званию. Остальные благоразумно помалкивали, не желая навлечь на себя гнев начальства.

Наконец ужин закончился, и Коггар от греха увел свою команду, многие из которой имели личный счет к флорианкам и уже поскрипывали кулаками. Завтрак по понятным причинам разнесли по каютам, а потом стало не до женщин, поскольку подготовка к десантированию — это серьезно.

Вместе с дронами разведки и радиоэлектронного обеспечения у Серга было шестьдесят пять боевых единиц, и каждую он еще раз проверил. Потом занялся сбросовыми контейнерами и в последнюю очередь собственной броней. Тоже из числа экспериментальных и мелкосерийных, она была высотой в два с половиной метра, но весила при этом полторы тонны. Из этих полутора тонн оружие и боеприпасы занимали две трети. Несмотря на то что весь комплекс был изделием совершенно новым, преемственность в организации органов управления и справочных систем позволили Сергу освоить броню довольно быстро, хотя у некоторых других офицеров это вызвало настолько серьезные трудности, что им пришлось запрашивать стандартные армейские Панцири-6.

Наконец все было проверено, и ко времени, когда корабль начал обратный переход из гиперпространства, Серг уже фактически «сидел на чемоданах». Отвлек его сигнал из шлюзового блока.

— Иду, — по привычке сказал он и усмехнулся, поняв, что толстенная стальная дверь все равно не пропустит ни звука.

На пороге стояла девушка из числа тех, что встречали саргонцев у шлюзовых камер.

— Капитан распорядилась. — Она протянула ему ящик в полметра на полметра и высотой сантиметров сорок. — Здесь наш спецназовский паек. Ну там все написано.

— Да, спасибо. — Серг благодарно кивнул. — С пайком у меня и вправду негусто. Всего на сутки, а если эта бодяга растянется, придется жевать собственный хвост.

— У вас разве есть хвосты? — Глаза у девушки округлились.

— Нет конечно. — Серг рассмеялся. — Это шутка такая. Ну если хвоста нет, то и жевать совсем нечего.

— А… — Она кивнула. — Там вода такая чуть зеленоватая, но ты не бойся. Это оптимально стабилизированный состав для утоления жажды и промывки организма. Там вообще все может лежать годами.

Серг, уже принявший ящик и поставивший его на пол, вдруг вспомнил, как гонял ее сестер по коридорам заброшенной базы муравьев и как обнимался его дядя Викт со своим знакомым, бывшим некогда врагом и ставшим потом боевым товарищем.

Взглянув в светло-желтые глаза флорианки, он благодарно кивнул и протянул руку.

— Да пребудет с тобой свет Жизни.

Девушка на мгновение замерла, но тут же справилась с собой и крепко пожала протянутую руку.

— Высокого посмертия тебе, воин.

Она ушла, но странная тоска и горечь все не покидала Серга. Он вылил на голову стакан воды, растер лицо и присел в кресло, смотря куда-то в пространство.


Через час, когда на экранах орбитальных крепостей Танарис появилась отметка линкора, офицеры Серого Легиона мгновенно идентифицировали его тип и доложили по команде, что прибыл флорианский корабль.

Дорогих гостей уже ждали и открыли перед кораблем коридор к орбитальному порту, который находился всего в двухстах километрах от поверхности.

Сео Латкор, магистр и Главный Ревнитель Веры получил доклад о прибытии линкора через минуту после появления того на экранах системы раннего предупреждения.

— Все же прислали корабль. — Он задумчиво побарабанил пальцами по столу. — Только почему один?

— Вероятно, передовая группа. — Помощник, одетый как и босс в соломенно-желтую тогу, пожал плечами. — Флора не воюет одним кораблем, как бы силен он ни был.

— Это верно. — Латкор задумчиво кивнул. — Как пристыкуются, командира сразу ко мне.


Но линкор и не думал стыковаться к порту. Заложив пологий вираж, огромный корабль нырнул в атмосферу и на высоте в шестьдесят километров сбросил десантные боты. Все произошло настолько неожиданно, что когда он снова вынырнул на орбиту, экипажи крепостей все еще пребывали в шоке. Это сильно облегчило задачу линкора. Пушки крупного калибра полыхнули голубоватым свечением, и одна из станций украсилась сквозными дырами на месте реакторов. Поскольку крепость не была в боевом состоянии, накопители ее были разряжены, и теперь станция превратилась в орбитальный объект, не имеющий никакого оборонительного значения. На второй крепости даже успели запустить маневровые двигатели, разворачиваясь к неожиданной угрозе, но линкор вновь ювелирно отстрелялся по ним как по мишени, заняв экипаж вопросами собственного выживания.

А в этот момент бот Серга уже пропахал брюхом сто метров по полю, заросшему высокой травой, и, распахнув задние и боковые створки, выпускал все многочисленное воинство наружу.

— Двойное копье. Разведка в воздух.

Сам Серг в громоздком бронескафандре тяжело переваливался по полю, уходя при каждом шаге по щиколотку в землю. Впрочем, для сервомеханики скафа это не воспринималось даже как затруднение движения. Вырывая из земли громадные куски вместе с дерном, он дошел до гравиплатформы, которая висела в середине строя, и взобрался на нее.

Воздушный разведчик уже передавал картинку окружающей местности, и по всему выходило, что святоши еще не очухались.

— Вперед!

Через пять минут гонки на краю экрана уже показались первые строения министерства. Несмотря на то что артподдержка отменилась, диверсионные подразделения сработали на пять, и на территории комплекса начали вспухать взрывы заложенных зарядов. Диверсанты даже не стали уничтожать хорошо укрепленные огневые точки, сконцентрировавшись на линиях электропитания и сигнальных системах. Не имея картинки и электричества, пушки были обречены пропустить все самое интересное.

Но установок, имевших автономное питание и собственные системы целеуказания, неожиданно оказалось очень много. Они открыли ответный огонь, и нападающие сразу стали нести потери. Стационарные пушки имели уже пристрелянные сектора, и тем взводам, которые оказались на их пути, крупно не повезло.

Словно почувствовав что-то, Серг, бросив в микрофон:

— Облако! — положил рычаг управления платформой влево, и удар системы залпового огня достал лишь одного триста сорокового, который, впрочем, еще был на ходу.

— Трезубец! Сто влево! Вперед! Воздушным дронам — атака!

Рота, мгновенно перестроившись в три колонны, рыскнула в сторону и вышла на дистанцию прямого выстрела пушек комплекса.

Утюги, как Серг прозвал пятьсот пятые, первыми накрыли огневые точки в своем секторе и, постоянно маневрируя, двигались вперед, при этом тоже неся потери, но Серг уже отстрелил завесу, и все поле боя заволокло плотным, непроницаемым для систем обнаружения дымом. Под шквальным огнем на линию огня подтянулись Д-705 и САУ — Архан. Их мощные пушки, ориентируясь по координатам, которые еще в начале боя срисовали летающие дроны, быстро расковыряли доты в его секторе и перенесли огненный вал чуть дальше, не давая закрепиться на второй линии обороны подтягиваемым резервам. Через пять минут после огневого контакта Серг скомандовал залп ракетным дронам, и не дожидаясь, пока боеголовки перекопают грунт, двинул свою армию.

К этому моменту наконец проснулись операторы систем РЭБ Серого Легиона, и весь радиоэфир залило белым шумом, генерируемым установками подавления. Управление автоматически переключилось на резервный канал связи направленным лучом, и дополнительно задействовал оптический канал.

Скрипнув остатками кованой решетки, вбитой в землю, рота, не обращая внимания на ответный огонь, ворвалась на территорию комплекса. Перед ним был угол служебного крыла, в котором, по данным разведки, находились кельи послушников и паломников. Под зданием, скорее всего, было подземелье, и именно поэтому корпус еще не был превращен в груду камней. Сергу нужно было найти вход в бункер, чтобы ухватиться за мягкое вымя святош как можно крепче.

Только сейчас Серг смог отдышаться и глянул на тактический экран. Зеленых отметок, кроме полковника Риго из Черного Легиона, не было. Остальные тускло светились красным. И лишь подполковника Ровса и капитана Маро из Синего Легиона, которые шли слева и справа от него, медленно пульсировали желтым, что означало тяжелое ранение. Зато дроны, чьи отметки посверкивали рядом, были вполне боеспособны, и Серг, выделив их на карте, передал приказ на передислокацию.

Через несколько минут дроны, собранные в один кулак, начали штурм бокового предела административного корпуса, отвлекая защитников, а Серг, найдя наконец вход в подвал, уже вел разведку внутри подземелья.

Он втянулся в подземный бункер, оставив наверху всех тяжелых роботов. Пустив вперед крошечных разведчиков, осторожно продвигался вперед, постоянно мониторя окружение. Казармы, места хранения оружия, все выглядело брошенным в спешке. Видимо, люди ушли защищать основной корпус, почему-то не оставив здесь даже заслона. И через минуту Серг понял почему. Мощный тереновый заряд — боеголовка от тяжелой противокорабельной торпеды — стоял посреди коридора, протянув во все стороны тонкие, словно нити, стальные проволочки детекторов. Взорвись эта штуковина, и все подземелье обрушится так, что никого и хоронить будет не нужно. К несчастью, люди, закладывавшие заряд, не знали того, что встроенная защита от случайной сработки в этих боеголовках была очень хорошей. Серг лишь презрительно хмыкнул, увидев на экране картинку, переданную дроном-разведчиком.

— Народное творчество.

Ему даже не пришлось расходовать очень дорогую и единственную в его арсенале электромагнитную гранату. Посверкивание электронных цепей взрывателя Серг воспринимал даже сквозь накладываемый транслятором фон сигналов дронов и выдаваемые ими картинки. Он просто перехватил управление через свой нейрошунт и активировал транспортную блокировку. Теперь, когда бомба была обезврежена, оставалось лишь выдернуть провода из электронного блока, сам блок превратить в кучу осколков и снова отдать команду на продвижение. Через сто метров чувствительные датчики зафиксировали наличие еще более низкого горизонта, и, вырезав с помощью трехсот сороковых дыру в полу, он опустил туда разведчика.

Судя по всему, это был служебный этаж, и, усилив группу еще пятью многорукими четыреста тридцать первыми, он продолжил путь уже по двум уровням. Впрочем, старания были излишни, так как оба этажа привели к массивным стальным дверям, за которыми, по данным ультразвукового сканирования, находилась лифтовая шахта. Пара дронов, похожих на больших пауков, скользнули в черноту шахты, как только 431-й прожег в дверях подходящее отверстие. Как и предполагал Серг, внизу его уже ждали и причем с распростертыми объятиями. Десять подвижных пушечно-пулеметных установок расположились полукольцом, дожидаясь любого, кто выйдет из лифта.

Неожиданно на тактическом экране вспыхнул зеленый огонек и замерцал транспорант вызова.

— Девятая группа, на приеме.

— Здесь третий. — Полковник Риго, как и Серг, прорвавшийся в подземелья, был немногословен. — Чего застрял?

— Десять Нарваков ждут внизу.

— Жди.

Мехсостав, с которым остался полковник, был куда менее внушительным, чем у Серга, но общее состояние было очень хорошим. Видимо, Риго берег машины, с которыми собирался лезть под землю.

— Что делать будем? — Полковник заглянул в шахту. — Предлагаю поставить туда пару мишенных мин, а потом разбираться с тем, что уцелеет.

— Да не взять ППУшки минами. — Серг задумался. — Есть предложение сползать самому и посмотреть своими глазами. Может, чего и придумаю.

— Хм… — Полковник неожиданно улыбнулся. — Давай попробуй.


Скользнув вдоль троса, Серг через непродолжительное время мягко спружинил на крышу лифта и замер. Несмотря на то что было тихо, оператор ППУ[11] уже наверняка обнаружил вторжение, но вполне предсказуемо не давал команду стрелять сквозь бетон лифтовой шахты и ожидал появления врага на этаже. Серг открыл забрало шлема, вдохнул пахнущий плесенью и смазкой воздух и, правой рукой взявшись за корень нейроконтакта, одним движением выдернул его из головы.

Без усилителя контакт с роботами был совсем необычным, но старший лейтенант уже привык. Синими многоугольниками рядом обозначались дроны-разведчики, а поверх этого всего, словно розовое марево, поле детекторов ППУ — Нарвак.

Сергу все никак не удавалось вычленить из этой каши хотя бы одну конкретную установку. Он уже готов был сдаться, когда одна простая мысль вдруг пришла ему в голову.

Повинуясь приказу, один из паучков довернул волосок оптического сенсора и вывел себе на спинку изображение. Теперь в поле зрения находились лишь две установки. Раструбы тридцатимиллиметровых пушек смотрели прямо в объектив сенсора, и пусть не сразу, но Сергу сначала удалось собраться, а потом начать устанавливать контакт с одним из Нарваков. Простой, словно калькулятор, мозг ППУ сопротивлялся недолго. Вжикнув для разгона приводами пушки, он, лихо развернув ствол, ударил длинной очередью, выбивая остальные установки. Переход на ручное управление занял у оператора несколько десятков секунд, за которые бронебойно-фугасные снаряды успели наворотить дел. Половина Нарваков горела, а еще половина была в той или иной степени повреждена.

Более или менее целой выглядела лишь та, что стояла ближе всего к лифту с другой стороны. Очень скоро и этот дрон дал положительный отзыв, и новая очередь вспорола зал. На этот раз под раздачу попали не только ранее не задетые установки, но и пост оператора и нечто сверкавшее огнями далеко в коридоре. Вот теперь можно было выбираться. Серг вернул на место разъем нейроконтакта и, доложившись наверх, отщелкнул запоры дверей лифта, руками раздвинул створки и, осторожно поводя стволом своего любимого «Шершня», оглянулся. Все, что могло гореть — горело, а все, что не могло — просто дымилось. Забрало шлема само прыгнуло на место, отсекая наружный воздух, и дышать стало намного легче. Из лифтовой шахты по одному вылезали дроны его роты и занимали оборону в зале.

Полковник спустился последним и, с интересом оглянувшись, вывел на наручный планшет карту, полученную на основании собранной роботами информации.

— Мы с тобой сейчас в главном стволе вот здесь. А нужно нам в их информационный центр, который предположительно находится вот тут.

Серг, который прекрасно ориентировался под землей, сразу соотнес карту бункера с расположением наземных сооружений.

— Под центральным корпусом? — Серг покачал головой. — Это даже не смешно.

— Да откуда тут веселье? — Полковник пожал плечами. — Святоши и в страшном сне не могли предположить, что их будут здесь штурмовать. Так, приготовили кое-что на всякий случай. Если бы они окопались как надо, здесь было бы так весело, что мы бы с тобой уже до смерти уржались. — Он немного увеличил масштаб. — Значит, так. Я пойду нижним горизонтом. Там наверняка реакторы, а ты будешь пробиваться здесь.

— Нет, сар полковник. — Серг мотнул головой. — Это я пойду нижним коридором. Я родился и вырос в подземельях, так что мне будет в разы проще. А вот если вы устроите здесь шум да погромче, буду премного благодарен.

Риго кивнул, соглашаясь.

— Хорошо. Что возьмешь?

— Пару разведчиков да пару гусениц.

— А если…

— А если что, у меня вот это есть. — Серг шевельнул плечом с висящим на нем двадцатимиллиметровым пулеметом с огромной для человеческой руки рукоятью и дисковым магазином диаметром в полметра. — Практика показала, что даже противоосколочный щит полевой пушки шьет навылет.

Полковник улыбнулся.

— Как у вас, россков, говорят, дальше смерти не пошлют…

— Меньше взвода не дадут, — закончил Серг с улыбкой. — Светлого посмертия, сар полковник.

— И тебе не кашлять.

Коснувшись ладонями на прощание, они разошлись.


8

Прогресс и процветание. Эти простые слова, начертанные на гербе империи, определяют не только смысл нашего существования, но и вектор, по которому движется наше общество. У нас нет привилегированных слоев, но есть заслуженные граждане, у нас нет неподсудных, но есть закон, один для всех.

К моему сожалению, не все граждане и должностные лица империи целиком разделяют эти ценности. В последнее время саботаж, прямое неповиновение государственным органам и подрывная деятельность стали для министерства Веры и Благочестия главными. Поправ все принципы нашего государства, они превратили идеологическую организацию в военную для того, чтобы утопить страну в крови и ужасах братоубийственной войны.

Я, Князь Саргона, на основании конституции Саргонской империи и руководствуясь долгом перед жителями империи, приказываю:

Все учреждения и организации, подчиненные министерству Веры и Благочестия, должны быть открыты и готовы к досмотру подразделениями Священного Трибунала.

Все вооруженные формирования, не относящиеся к Армии и Трибуналу, должны сложить оружие и оставаться в местах постоянной дислокации до особых распоряжений сотрудников Трибунала.

Все отказавшиеся исполнять приказ о сложении оружия объявляются вне закона и подлежат уничтожению.

Войскам, участвующим в операции наведения конституционного порядка, приказываю действовать решительно, жестко и быстро. Специальным подразделениям Священного Трибунала приказываю обеспечить арест основных подозреваемых и их доставку для проведения следственных действий.

Гражданскому населению, которое оказалось в зоне спецоперации, независимо от политических и религиозных взглядов, приказываю оставаться в домах до особого распоряжения. Любой вышедший на улицу может быть определен как враждебный объект и уничтожен…

Из приказа Князя номер 33-010.

Обнародовано по всем каналам массовой информации и всем средствам общественных коммуникаций, включая персональные устройства связи. Роздано под роспись имперским чиновникам до 6-го ранга включительно. Объявлено на общих собраниях рабочих коллективов удаленных производственных зон и особых территориальных образований.

Саргонская империя, планета Танарис

Как раз в это время флорианский линкор уже закончил зачищать космическое пространство вокруг планеты и, встретив корабли Алого Легиона паролем, который предоставил лично Князь, занял место на галерке, продолжая отслеживать бой вокруг министерства через мощную оптику и биороботов, сброшенных еще в самом начале.

Массированная высадка Алого Легиона совсем не похожа на лихой налет. Сначала над будущей площадкой проходят огромные пятидесятиметровые дроны огневой поддержки и выжигают все на несколько метров в глубину. Потом, заняв свои места в боевом охранении, ждут момента, когда транспорты, высаживающие роты и отдельные взводы, начнут растекаться по боевым векторам, и переключаются на функции раннего огневого подавления. За наземными силами так же внимательно следят операторы ракетных комплексов фрегатов, оставшихся на орбите, но готовых в любой момент поддержать десантников морем огня со своих пусковых установок. И каждое движение дронов и их командиров фиксируется и контролируется оперативным штабом на поверхности и резервным пунктом управления на орбите.

Если бы десантные подразделения Алого Легиона первым делом прорывались к министерству, там бы уже шла зачистка, но, следуя приказу Князя, десант первым делом отбивал заводы и лаборатории, беря под контроль стратегически важные производства. Первая волна, в которой пошла сборная группа вместе с Сергом, сделала главное — оттянула силы защитников к комплексу, поэтому бои за производства были короткими и не приносили существенного ущерба оборудованию.

Но дав возможность Серому Легиону оттянуть войска к зданию министерства, Алый Легион поставил в тяжелое положение передовую группу, которая уже находилась внутри бункера. Теперь, чтобы оказать им действенную помощь, штурмовым командам нужно было взломать оборону весьма многочисленного и готового ко всему врага.

Бригада Алые Крылья сдала контроль над захваченными объектами подразделениям бригады Синий Щит и взяла курс на министерство Веры и Благочестия. Подразделение сразу разделилось на полковые колонны и, разойдясь в стороны, ударило по еще не сломленным защитникам с трех сторон. Пять тысяч дронов, составлявших мехсостав бригады, вскрыли оборону крепости, словно консервную банку, и, огрызаясь огнем на оживающие то тут, то там доты, пробивались вперед к центральному зданию.


Подавляющее число Серых составляли офицеры-фанатики с высушенными начисто мозгами, над которыми долго и вдумчиво поработали настоящие профессионалы. Даже простые техники готовы были биться насмерть тем, что было под рукой. Инструментами, цифровым планшетом или просто голыми руками.

Всего этого кошмара Серг хлебнул полной мерой, когда шел по техническому этажу. Сервоусилители бронескафандра не предполагали настолько точного дозирования усилий, и часто один удар убивал кинувшегося на него человека наповал. И запись, которая звучала из мощного динамика на его груди, лишь создавала звуковой фон, на котором раздавались крики бросающихся на смерть людей, тонкий, едва слышный звук сервомоторов, глухие удары и скрип перемалываемых костей.

— Внимание! Вы находитесь в зоне боевых действий Алого Легиона Саргонской империи. Сложите оружие и вы не пострадаете.

Но когда какой-то умник подбежал к нему со шлангом кабеля высокого напряжения, Серг наконец плюнул и, отключив предупреждение, открыл беглый огонь по всему, что шевелилось. Иногда, правда, он лишь заваривал плазмой дверь, чтобы никто не выбрался наружу, как в случае с помещением для отдыха, на которое он набрел, или с залом огромной библиотеки, где работали послушники в синих тогах.

Терен-фарионовый реактор он обнаружил почти случайно, а найдя, сильно задумался. Дежурная смена уже ничем не могла ему помочь, потому как им хватило ума встретить Серга шквальным огнем из ручного автоматического оружия.

В конце концов он не придумал ничего лучше, чем расстрелять центр управления из своей пушки, а напоследок еще и взорвал там мощный заряд.

К удивлению офицера, через несколько секунд свет стал тускнеть, а потом и вовсе погас и зажглись тусклые лампы аварийного освещения. Через сто метров от реакторного зала Серг разглядел непонятное препятствие, перегораживающее коридор. Похоже, кто-то решил организовать здесь свалку, натаскав столы, стулья и даже офисную технику. Он вытащил из контейнера гранату и, выкрутив из взрывателя дистанционное управление, метнул ее по полу к преграде. Плотная волна горячего воздуха лишь качнула тяжелый скафандр, а вот баррикаде досталось куда сильнее. Человек, которого куском стола почти разрезало надвое, дернул губами и, что-то прошептав, умер. Остальным повезло намного больше, и они погибли сразу. Самое гадкое, что ни у кого не было оружия. Видимо, святоши, совсем одурев от страха, бросали свою паству на убой в расчете хоть немного задержать атакующих.

Серг сверился с картой и, поняв, что он где-то в середине подземелья, не стал метаться в поисках лестницы, а налепил на потолок взрывчатку, и стоило осесть пыли, как в дыру полезли его разведчики.

Уровень выше отличался более качественной отделкой. На полу лежал мягкий пластик, а стены были обклеены пленкой под дерево. На полупустом этаже ему пришлось вступить в бой всего лишь два раза, и оба раза это были какие-то гражданские, раздобывшие оружие. Они не смогли остановить Серга, но изрядно добавляли нервозности в обстановку.


Магистр Теор был вне себя. Все так тщательно выстраиваемое здание будущего рушилось на глазах, и не было никакой силы, способной этому помешать. Предательство Флоры было лишь первой каплей, за которой последовали и остальные. Высадка восьми бригад Алого и шести бригад Синего Легиона, прибытие на орбиту Шестого и Третьего флотов, которые блокировали любые попытки перемещения войск, и как финальная точка — полная блокада планеты силами ударных кораблей Синего и Черного Легионов. К счастью, заранее были выкопаны огромные тоннели, позволявшие быстро перебрасывать подразделения на угрожающие участки, и пока эта тактика была эффективной. Разумеется, результат сражения ни у кого не вызывал сомнений. Алый Легион при поддержке флота обязательно догрызет Цитадель, как называли адепты веры здание министерства. Но далеко еще не все карты были выложены на стол и далеко не все силы введены в битву. Сейчас Теор, оставив свиту за дверьми, вошел в одну из самых закрытых лабораторий Серых Маршалов, где изучалось и разрабатывалось оружие на основе стыка магических и электронных технологий. Один из магов, сбежавший из Хаторанской империи, очень любил запретные развлечения, что и стало основным мотивом его бегства и того, что он оказался сотрудником секретной лаборатории.

Именно он разработал и воплотил «поле подавления» — нечто среднее между заклинанием и техногенным влиянием, останавливающим любой электронный прибор в радиусе четырехсот метров. Таким образом, Алый Легион лишался своего главного преимущества — тяжелой техники и высокотехнологичного оружия.

— Ты готов? — Магистр с сомнением оглядел установку, похожую на компьютер, в который попал снаряд. Платы, провода, тереновые накопители и совсем уже непонятные устройства были переплетены в странный клубок, из которого торчали ноги и зад мага.

— Да, сар магистр. — Мужчина вылез наружу и отряхнул комбинезон. — Сейчас мы включим вот этот контур, и он возбудит…

— Просто включи эту рахову установку, и все. — Магистр еще держался, но нервы у него были тоже не железные. — Две группы Алого Легиона как-то сумели прорваться в бункер и сейчас где-то совсем рядом. Если их не остановить, то все пойдет прахом.

— Но я хотел вас предупредить. — Маг твердо взглянул в глаза магистру. — Поле не разбирает, кто наш, а кто чужой. Все, что содержит электронику или сложную механику, просто не будет работать. Включая автоматические турели в вашей резиденции.

— Если мы сейчас не сделаем этого, никакие турели уже не пригодятся, — хмуро ответил Теор и махнул рукой.

Маг набрал какую-то команду на консоли, и сиреневое сияние, появившееся в центре установки, начало быстро увеличиваться в размерах, одновременно уменьшая яркость и словно истончаясь, накрыло собой сначала лабораторию, потом сферу в сто метров, пока не стабилизировалось на расстоянии в четыреста метров от источника. Электрический свет погас, и маг сразу зажег несколько небольших химических светильников.

Магистр с удивлением и любопытством посмотрел на свой наручный коммуникатор и даже потряс его немного, но все было тщетно. Устройство отключилось напрочь.

— А как скоро восстановятся системы после отключения? — задал магистр чуть запоздалый, но правильный вопрос.

— Перезагрузка, автотест, — перечислял маг. — Каким-то устройствам, наверное, придется заменить входные цепи… А что-то уже всё. С концами.


Броня Серга сдохла тихо, словно отключившись, так же как пара разведчиков, семенивших чуть впереди, и две гусеницы, парившие на антигравах чуть сзади. К счастью, как раз в этот момент он находился в пустынном коридоре и делал шаг вперед, поэтому полуторатонная конструкция упала на грудь. Что именно случилось и почему сверхнадежная техника вдруг дала такой массовый сбой, Серг даже не думал. Скосив глаза, увидел, что индикатор аварийного питания, которого в нормальном режиме должно было хватить на поддержание жизни в течение десяти часов, тоже погас, и принял решение выбираться наружу.

Спинной контейнер отвалился штатно, стоило Сергу потянуть тросик привода аварийных замков. Капсулы со взрывчаткой не только откинули тяжеленный короб в сторону, но и сбросили пластину наспинной брони. Остальное было уже делом техники. Вручную вращая маховик раскрытия задних створок, Серг наконец раздвинул их настолько, что смог протиснуться наружу.

В кромешной тьме, которая наступила после отключения всех источников света, Серг на ощупь нашел контейнер и, щелкнув замками, раскрыл его. Химический источник света из аварийного запаса постепенно разгорелся, давая достаточно света, чтобы Серг мог переодеться в бронекомбез, нацепить разгрузку и начать набивать ее оружием и снаряжением. К девятнадцати годам Серг отличался отменным здоровьем и прекрасно развитой мускулатурой, поэтому оружие он выбрал исходя из удобства и боевой эффективности, а не веса. В качестве оружия на крайний случай он таскал десятимиллиметровую штурмовую винтовку с пулеметным магазином на двести пятьдесят патронов и вместительным баком с жидким порохом, позволявшим отстрелять два таких короба. Кроме того, в небольшом штурмовом рюкзаке уместилось около тридцати килограммов разных полезных вещей, так необходимых любителю экстремальных развлечений и не поместившихся в подсумки разгрузки.

Полностью экипировавшись, Серг натянул на голову шлем, а на лицо маску с пленочным фильтром и, убедившись, что коридор просматривается нормально, пошел вперед. Широкая лестница, уходящая наверх, была украшена двумя подвижными пулеметными платформами, которые, судя по отсутствию дрожания воздуха над решетками теплообменников, были так же мертвы, как и скафандр Серга.

Сделав шаг вперед, он прислушался. Наверху лестничного пролета было тихо, но все же, не доверяя таким местам, старший лейтенант переключил винтовку в режим гранатомета и, осторожно подойдя ближе, выстрелил гранатой в стену этажом выше. Дикий крик раненого человека подтвердил тезис о пользе осторожности, и следом полетела уже не винтовочная, а полноценная граната с зарядом в полкило мощнейшей взрывчатки и примерно столько же стальных роликов.

Когда Серг осторожно заглянул наверх, там была уже не баррикада, а нечто порубленное в мелкую щепу и перемешанное с фаршем. Но, судя по звукам, сюда спешили еще люди, и старший лейтенант был полон желания устроить им по-настоящему горячую встречу. Еще одна граната была прилеплена на балку, подпиравшую площадку следующего этажа, и, зажав в руках конец тонкой лески, Серг скачками спустился ниже.

Судя по шуму, на помощь прибежали сразу не менее полусотни человек. Несколько голосов с командирскими интонациями начали раздавать указания, а офицер, подождав еще несколько секунд, дернул за леску.

Граната, расположенная под потолком, за счет угла разлета осколков уничтожила большую часть подмоги, а тех, кого не уничтожила, ранила или контузила. Не дожидаясь развития событий, Серг метнулся наверх и, вытащив из кучи людей относительно целого, вернулся на этаж ниже, подложив под одно из тел очередную гранату.

Пленный, несмотря на твердое желание молчать, недолго сопротивлялся и рассказал в подробностях, где искать главного фигуранта. К этому моменту очередная партия защитников уже почти разгребла завал из мертвых тел и потревожила заминированный Сергом труп, вновь превратив лестничную площадку в филиал морга.

Серг как раз пробирался по вяло копошащейся куче вперед, когда в конце коридора показалась новая группа людей, одетых в легкие пехотные бронежилеты.

Зачистив их короткими экономными очередями, он выглянул за поворот, в тускло освещенный проход и едва успел отпрянуть назад, так как в центре широкого — метров пять — коридора стояла легкая спаренная зенитная установка, и ее оператор не жалел патронов. Двадцатимиллиметровые пули уже выгрызли приличную яму в бетонной стене, а вокруг турели на полу сплошным ковром лежали стреляные донышки от гильз.

О чем оператор должен был знать, но, видимо, не имел представления, это то, что даже самые большие запасы когда-то заканчиваются, а быстро сменить сорокакилограммовый короб с боекомплектом — задача совсем не простая.

Серг достал из подсумка светошумовую гранату и, выставив взрыватель на одну секунду, метнул ее за поворот. Оглохший и ослепленный стрелок, как и предполагалось, от страха высадил весь остаток боезапаса в белый свет, и когда Серг зачистил из своего автомата прикрытие, все еще дергал рукоять боевого взвода, вхолостую щелкая бойком.

— Тебе помочь?

— А?!! — Ошалевший от всего, что произошло, мужчина в синем комбинезоне смотрел на Серга круглыми, словно блюдца, глазами, явно не понимая, чего тот хочет.

— Давай я сам. — Серг широко улыбнулся стрелку и, сбросив пустые короба, легко, словно играючи, навесил новые и, передернув затвор, убедился, что подача в оба ствола работает нормально. — Только если не возражаешь, мы немного сменим прицел. — Он крутанул установку и остановил тогда, когда она уставилась своими стволами в противоположную сторону.

Это было сделано очень вовремя, так как в их сторону кинулись несколько десятков человек в тяжелых бронежилетах.

А мужчине, сидящему за установкой, было уже все равно, в кого стрелять, и, получив поощрительный удар по затылку, он вдавил гашетку и просто залил огнем и сталью все, что двигалось в его сторону. Несмотря на скоротечность схватки, нагрудник Серга пару раз чувствительно дернулся от попавших в него пуль, а одна из них, рикошетом ударившая от стены, пробила защиту на плече и глубоко вспорола мышцу. Оператор спарки получил тяжелое ранение и сейчас тихо умирал с блаженной улыбкой на лице.

— Ну хоть кому-то хорошо в этом аду, — заметил Серг и, залив раненое плечо быстротвердеющей пленкой из баллончика, выставил осколочную гранату на сенсор и метнул ее со всех сил по коридору. Там, где-то вдали, прокатившись по отполированному до блеска деревянному полу, граната отсчитала последние мгновения перед активацией и, отщелкнув ножки, встала, словно маленький космический корабль, на опоры. Сенсор в ней стоял механического типа, так что поле подавления никак не повлияло на работоспособность изделия саргонских оружейников.

Что такое взрыв гранаты в сравнительно узком коридоре, сполна ощутили бойцы элитного подразделения Серого Легиона, спешившие на ликвидацию прорыва. Но ни высочайшие боевые кондиции, ни великолепная броня не были в силах защитить от твердосплавных роликов, разлетающихся со сверхзвуковой скоростью, и от ударной волны. Даже Серг, который стоял в тридцати метрах, прикрывшись щитом спарки и заткнувший уши пальцами, еще пару минут стоял, тряся головой, изгоняя из нее назойливый звон.

Осторожно пройдя вперед, Серг совершенно неожиданно для себя чуть не выскочил на балкон, опоясывавший огромный — метров двадцать высотой и около ста метров в окружности — зал. Он прилег на пол и пополз вперед, надеясь быть замеченным как можно позже.

Зрелище огромного количества людей, у каждого из которых были на груди пластиковые колбочки с химическим источником света, завораживало. Словно бал светлячков в весеннем лесу. Внезапно какое-то движение привлекло внимание Серга. Группа солдат в тяжелой броне тащила связанного человека в простом армейском комбинезоне, а следом еще двое волокли какой-то тяжелый тюк. Присмотревшись, старший лейтенант узнал в пленном полковника из Черного Легиона и прошептал нечто матерное.

Пока Серг размышлял, что делать, процессия вошла в один из коридоров и скрылась из виду.

— А хрен вам в глотку! — Словно подброшенный катапультой, он перемахнул ограду балкона и спрыгнул с шестиметровой высоты вниз, к входу в коридор. Для него, воспитанного при повышенной гравитации Лады, было совсем не сложно выполнить этот трюк, тем более что на Танарис гравитация была существенно ниже общеимперской нормы.

Девушка, спешившая по своим делам, наткнулась на него и, подняв глаза, уперлась взглядом в эмблему Алого Легиона. Она уже набрала в рот воздуха, чтобы что-то крикнуть, когда кулак Серга отправил ее в забвение.

Сорвав светошумовую гранату с подвески, Серг активировал взрыватель, подбросил ее высоко вверх и, не дожидаясь эффекта, опрометью кинулся догонять людей, уносивших связанного полковника. Увидев спину одного из солдат, замыкавших процессию, не размышляя ударил прикладом с такой силой, что все шедшие впереди мгновенно завалились в одну кучу. Работая словно механизм, Серг бил ногами и прикладом пулемета, раскидывая их по коридору, и только поняв, что все враги пребывают в отключке, резко остановился, прислушиваясь. За спиной в покинутом им зале творилось что-то неописуемое. Кто-то голосил, кто-то рычал как зверь, а кто-то просто рыдал. Видимо, мозги послушников были на грани, а громкий взрыв гранаты и ослепительная вспышка окончательно расстроили их и без того слабое сознание.

Острый нож легко взрезал ремни, которыми был связан полковник, и через несколько секунд тот уже потрошил баул, который тащили следом.

— Очень предусмотрительно с их стороны, — хмыкнул Серг, увидев, что в бауле лежало оружие и снаряжение офицера. Он достал из подсумка флягу и, сделав хороший глоток, протянул ее полковнику.

— И не говори. — Риго кивнул, не глядя подхватил емкость, тоже сделал несколько глотков и вернул обратно. — Я как раз выбирался из скафандра, когда ко мне подскочила какая-то тварь и дала по башке. Потом эти суки собрали все, что могли отвинтить или оторвать, и понесли меня куда-то.

— Возможно, хотели зацеловать вас до одурения и искали место поспокойнее, — предположил Серг.

— А возможно, искали оппонента для богословского диспута, — кивнул Риго, не забывая быстро экипироваться.

— Может, их спросим? — Серг, найдя глазами того, кто больше всех был похож на командира, приподнял его и усадил, оперев спиной на стену.

— Милый, вставай. — Полковник Риго сел на корточки рядом и легонько потрепал по щеке пребывающего в прострации офицера Серого Легиона. — Пора вставать…

— Тина… Еще немного… — прошептал серый и причмокнул губами.

— Вставай. У тебя скоро расстрел.

— Что? — У офицера раскрылись глаза, и он, дико озираясь, скользил руками по полу. — Какой расстрел? Где Тина?

Риго похлопал серого по плечу и широко улыбнулся.

— А где магистр?

— Сектор девять А, — машинально прошептал мужчина. — А где Тина?

— Она сейчас будет. — Полковник кивнул. — А как нам пройти в этот сектор?

— Дальше по коридору, потом один пролет вверх. Это и будет сектор девять А, ой. — Он закрыл рот перчаткой и, беспомощно хмурясь, посмотрел на Серга. — Я сейчас предал Магистра?

— Нет, конечно. — Серг положил руку в перчатке на плечо мужчины. — Магистру срочно нужна наша помощь в обсуждении одного места из «Большого флотского загиба».

— Я ничего не знаю про эту священную книгу, — прошептал мужчина и попытался встать, но Серг крепко держал его за плечо.

— Это тайная книга. — Старший лейтенант кивнул, и большой палец четко лег на сонную артерию мужчины, отправляя того в новый обморок.


Магистр Теор, активируя поле подавления, совершил не одну ошибку, а сразу несколько, самой главной из которых была потеря контроля над всем центральным бункером. И если войска могли управляться из запасного центра, то контролировать главное убежище приходилось по старинке — курьерами. Человек, который хотел доложить, что группы заслона потеряли второго штурмовика, а захваченного ранее несут сюда на допрос, уже открыл рот, когда на лице его появилось бессмысленное выражение, глаза закатились, и он упал, открывая двух людей, которых Теор менее всего хотел видеть. Седовласый мужчина с тяжелыми пистолетами в руках и высокий парень, почти мальчишка, с автоматом наперевес.

Охрана магистра, четверо профессионалов, которых воспитывали с детства, только успели метнуться вперед, когда оружие в руках полковника словно зажужжало, выплескивая облако пуль, и у ног магистра легли четыре трупа.


Штурмовики Алого Легиона натолкнулись на поле подавления уже в той стадии, когда обычно идет зачистка помещений от остатков обороняющихся. Но невозможность использования дронов не остановила опытных солдат. Мгновенно были организованы несколько групп в обычном снаряжении, которые пошли дальше. И тут проявилась еще одна ошибка магистра. Мощные заряды, которые должны были уничтожить Цитадель вместе с послушниками и штурмующими, оказались в нерабочем состоянии, так что напрасно оператор долбил по кнопкам дистанционных взрывателей. Кроме того, все процессоры были полностью обесточены, что помешало обслуживающему персоналу запустить программы уничтожения данных.

Когда передовая группа ворвалась в покои магистра Теора, шедший первым капитан Онер Дин резко остановился, наткнувшись взглядом на смотрящий прямо ему в лоб ствол крупного калибра.

— Подтвердите ваши полномочия, офицер.

Молодой парень с эмблемами Алого Легиона, судя по всему, шутить был не намерен, и капитан произнес цифровой код, присвоенный данной операции.

— Как зовут собаку командира бригады Огненные Демоны? — спросил Серг, желая удостовериться окончательно.

Капитан хмыкнул. Это была бородатая шутка для внутреннего употребления. Конечно, если бы кто-то хотел освободить магистра, он смог бы узнать даже код операции, но вот быстро освоить весь фольклор Легиона…

— Собаку командира зовут полковник Ниро.

Серг опустил ствол.

— Отбой, это наши.

И только сейчас капитан увидел, как из тени возле книжного шкафа словно материализуется человек с двумя тяжелыми пистолетами, которые к тому же были снабжены необычайно длинными магазинами. С той позиции, которую занимал стрелок, он бы положил всю группу раньше, чем кто-то успел дернуться.

— Полковник Риго, Черный Легион. — Спрятав пистолеты в открытые кобуры, полковник с чувством пожал руку каждому бойцу группы.

— Капитан Онар, Алый Легион, — представился командир группы.

— Старший лейтенант Ракин, Алый Легион. — Серг козырнул капитану и тоже с большим удовольствием пожал руку всем парням.

— Что-то я тебя среди нашего спецназа не припомню. — Капитан снял шлем и почесал стриженый затылок.

— Да какой спецназ, капитан. — Полковник махнул рукой. — Школяр из вашей академии. Пока меня из плена вытаскивал, столько боеприпасов извел. Никакой бережливости.

— Да… — Онер фыркнул. — Очень смешно.

Вся операция по высадке на Танарис, висящий на орбите флорианский линкор, отзывающийся, однако, правильным сигналом свой-чужой, горы трупов внутри подземелья и полусгоревшие остовы новейших дронов наверху — все это смешивалось в такой адский коктейль, что даже опытному офицеру, прошедшему через десятки боевых операций, становилось не по себе.

— Может, наверху посмеемся? — Серг нетерпеливо переступил с ноги на ногу. А то мне этот бункер уже вот где. — Он провел ладонью по шее.

С удобством устроившись на широких ступенях Дворца Веры и Благочестия из полированного мрамора, Серг, полковник Риго и капитан Онер отдыхали и подкреплялись едой из флорианского пайка. Еда, несмотря на непривычный вид, была вкусной, а вода вообще выше всяких похвал. Зеленоватая жидкость чуть-чуть пощипывала кончик языка, и казалось, что всасывается организмом прямо во рту.

Капитан, который на сегодня уже исчерпал свой лимит на удивление, спокойно угощался рядом и тихо радовался, что кровавой бани, которую он в глубине души ожидал, не случилось и все парни живы.

Упакованного до полной неподвижности магистра уже хотели забирать люди из Белого Легиона, когда Серг неожиданно полез в карман и, выдернув красную ленточку из перевязочного пакета, повязал ее на голове магистра словно бантик.

— Подарок от Алого Легиона, — серьезно пояснил он и вопросительно оглянулся на полковника.

— А чего? — Риго пожал плечами. — Правильно. Какой подарок без бантика? — Он вытянул из разгрузки черный шнурок и повязал его рядом с алым. — И не вздумайте снять. — Он спокойно и уверенно посмотрел на офицеров конвоя. — Приеду — проверю.


9

В ходе проведенной операции захвачено большое количество материальных ценностей и документов, которые переданы в распоряжение Священного Трибунала.

Также сообщаю, что в силу ненадлежащего исполнения своих служебных обязанностей адмиралом Анардо блокаду планеты не успели завершить вовремя и из полярной области стартовал неопознанный корабль, определенный системой как рейдер класса Гонец. Принятые меры по перехвату результатов не дали.

Начальник генерального штаба генерал-лейтенант Эгон.
Саргонская империя, планета Сарг, Гианда

Бывшего магистра доставили Князю в тот же день, и первое, на что тот обратил внимание, это два маленьких бантика на голове главного ревнителя веры.

— А это что за?… — Он обернулся на невозмутимо стоявшего рядом Коггара.

— Подарок от Алого и Черного Легионов, — четко доложил полковник Бенар, отвечавший за доставку магистра.

Так в своей жизни Князь Савр не смеялся никогда. В конце концов он, ухохотавшись до болей в животе, лишь полулежал в кресле, время от времени посматривая на бантики, но сил смеяться уже не было, поэтому он лишь икал и закатывал глаза, а сам магистр лишь что-то мычал, злобно вращая глазами, не в силах выплюнуть кляп, которым был забит рот.

— Бантик… мать… сувенирчик… твою дивизию… вишенку в рот забыли положить… — Вконец обессилев, он повернулся к так и не улыбнувшемуся ни разу Коггару. — Так. Эту мразь забирай к себе и крути до самого донышка. Я хочу знать все и даже больше. И юмористов этих ко мне. Посмотрим, кто шутит смешнее. И главное. — Он сделал небольшую паузу. — Давай готовить встречу с Великой Матерью Флоры, Великим Магистром Хаторан и фримами.

Сектор Ашш, планета Хон Гар

Сообщение о разгроме Серого Легиона и восстановлении контроля над Танарис Глава Совета Верховных Ашш получил во время утреннего доклада. С трудом дослушав остальные новости, он отпустил помощников и вызвал главу разведки.

— Сколько стоила нам эта операция? — холодно спросил он потеющего офицера.

— Но у нас все было под контролем, — пролепетал тот, тоскливо поглядывая на гвардейцев, подпирающих дверной проем.

— А я вам скажу. — Тхи Он взял со стола документ и, найдя глазами нужную строчку, прочитал вслух: — Двести миллиардов нид. На эти деньги мы могли купить еще один флот. Да, это были бы старые лоханки, но у нас и такие корабли на вес терена. А теперь что делать? Что будет, если Князь докопается до корней этой операции?

— Это совершенно невозможно, — твердо произнес разведчик, хотя внутри он совсем не ощущал такой уверенности. — Все контакты были через подставных лиц или в местах, полностью исключающих запись.

— Им не нужны будут ни документы, ни свидетели, — устало произнес Тхи. — Всего лишь твердая уверенность. И тогда все, чего мы достигли в отношении Саргон и Флоры, будет похоронено под обломками грандиозного скандала.

Он задумался. Большой скандал, тем более накануне грядущей встречи глав четырех сильнейших государств человеческой расы, был ему совсем не нужен. Еще недавно они готовы были вцепиться друг другу в глотку, чем сильно облегчали Ашш задачу по добыванию промышленных секретов. Теперь же давние враги готовы были объединиться, чтобы противостоять какой-то там еще даже не вполне оформившейся угрозе. Один этот факт показывал, как искусственны существующие между ними противоречия. По сути, им нечего было делить, так как даже основной ресурс — терен покупался ими у фрименов, а то, что они находили сами, сами же и разрабатывали.

Теперь срочно требовалось нечто способное если не рассорить их окончательно, то хотя бы отдалить перспективу объединения. Два очевидных варианта, которые крутились в безволосой голове Тхи, ему не нравились совершенно. Первый — подбросить всем троим информацию о сверхценном артефакте, которым никто не захочет делиться. Такой артефакт, а точнее место, где подобная вещь могла находиться в реальности, существовал. Запретная планета и гигантский тысячекилометровый лабиринт, поглотивший в свое время двадцатимиллионную армию мятежника Хам Гара. Это место могло сожрать и всю армию Саргон и Хаторан с Флорой, и еще осталось бы место для фрименов, но при этом существовала реальная опасность, что кто-то из них все же найдет то, за чем так рвался Хам Гар. И тогда это будет полной катастрофой.

Еще один вариант заключался в том, чтобы устроить покушение на кого-то из лидеров человеческих империй, переведя при этом подозрение на других. И у Князя, и у Великой Матери было огромное количество врагов. Оба заняли свои посты недавно и еще не успели сменить всю администрацию. С фрименами было потяжелее, но у главы Федерации Свободных тоже хватало противников. С Хаторан было непонятно, но наличие оппозиции можно было имитировать. Пока разберутся, пройдет много времени.

Но первый вариант тоже возможен, хотя его следовало доработать. Сердиться на генерала не было никаких сил. Этот еще хоть что-то делает, остальных же кроме как на самую примитивную работу, да еще и под постоянным контролем, не поставишь.

Тхи поднял голову на ожидающего решения офицера и качнул головой, показывая на стул.

— Садитесь, записывайте.

Саргонская империя, планета Сарг, Гианда

Программа праздника, посвященного чествованию героев небольшой победоносной войны, в самом начале претерпела серьезные изменения. Князь недрогнувшей рукой вычеркнул из списка награждаемых всех, кто не совершил ничего достойного, приравняв к поступкам, за которые не полагались ордена, командование операцией из уютных центров управления. Потом из списка были убраны герои плаща и кинжала, прохлопавшие всю историю превращения Танарис в мятежный анклав, а исключение сделали лишь для офицеров диверсионных подразделений.

В итоге к награждению были представлены всего двадцать человек, из которых десять посмертно. Из передовой группы, собранной Коггаром, выжили всего лишь четверо, и двое из этих четверых еще лежали в реанимационных блоках. Остальные — офицеры-десантники Алого Легиона были представлены к Серебряному Кресту Чести и премиальным выплатам.

Серг, в первый раз увидевший полковника Риго при полном параде, был поражен количеством и качеством его регалий. На груди офицера гордо звенели не только полные колодки Креста Чести всех степеней, но и очень редкий Алмазный Меч, и две звезды «Знамя Павших», вручавшиеся по традиции последнему выжившему из целого подразделения.

— Богатая биография, — уважительно произнес Серг, пожимая крепкую руку полковника.

— Да и ты время не терял. — Риго кивнул на китель боевого товарища. — Когда учиться-то успевал?

— Битве час — учебе время, — перефразировал Серг старую росскую пословицу. — Как думаете, Серебряный Крест дадут?

— Серебро возможно. — Опытный полковник кивнул. — Золото маловероятно. Может, еще добавят, мне Туманность, а тебе Алое Пламя второй степени, но это всё. Слышал, награждение всех адмиралов-генералов порезали? Никому даже завалящей медальки не дали. Стало быть, и нам рот не разевать.

— Полковник Ван Риго Черный Легион и старший лейтенант Серг Ракин Алый Легион.

Обычно парами не вызывали, и, удивленно переглянувшись, офицеры, подтянувшись, вышли к трибуне, за которой стоял сам Князь.

— Я с большим удовольствием представляю всем присутствующим и гражданам империи двух офицеров, отличившихся не только образцовым выполнением долга, но и высочайшим воинским мастерством. На таких, как они, держится наша страна. — Князь помедлил, переходя к официальной части. — За проявленное мужество и героизм полковник Ван Риго и старший лейтенант Серг Ракин награждаются орденом Герой Империи и Звездой Золотого Легиона с признанием потомственного дворянства. Кроме этого, полковник Риго награждается орденом Туманности первой степени, а старший лейтенант Ракин — орденом Алого Пламени второй степени.

С какой-то странной улыбкой Князь прикрепил к кителям обоих офицеров награды и, полюбовавшись обалделыми лицами награжденных, вернулся на трибуну, а офицеры сели на свои места.

Князь еще долго говорил об исполнении долга и прочее, а Серг, выпятив грудь, рассматривал сияющий золотом новенький орден.

— Да, шутка у Князя удалась. — Риго покачал головой.

— Шутка? — Серг непонимающе перевел взгляд на полковника.

— Золотой Легион — это очень высокий общественный статус. Теперь тебя будут с распростертыми объятиями ждать в любом доме, а потом рассказывать соседям и сослуживцам, что принимали у себя национального героя. Ну а самое главное, это право обращаться напрямую к князю в случае необходимости. Злоупотреблять этим не нужно, но в случае острых конфликтов с начальством или штабными крысами может очень сильно помочь. Да и не будут капать ржавчиной на Золотого Легионера. Себе дороже. Так что ты теперь вполне можешь идти и свататься даже к генеральской дочке.

При этом полковник так хитро подмигнул, что Серг моментально покраснел.

— А шутка заключается в том, что предыдущий Князь вообще не награждал этим знаком отличия, и Золотых Легионеров на всю империю всего около полусотни, и они или олигархи, или высший командный состав армии и флота. Так что мы теперь с тобой, мать его, избранное общество. Приемы, балы и фуршеты.

— И правда смешно. — Серг хихикнул, представив себя в таком качестве.

— У тебя когда выпускные? — неожиданно спросил Ван.

— Через два месяца. — Старший лейтенант чуть погрустнел. — Обещают настоящий ад.

— Да ерунда все это. — Полковник тихо рассмеялся. — Накручивают вас, чтобы не расслаблялись. Ты и, правда, веришь, что вашим преподавателям под силу соорудить нечто более сложное, чем был бункер Ревнителей? Погоняют по полигону, устроят небольшую баню на устном экзамене. Ты учти, что главное на экзаменах не то, как ты будешь отвечать, а то, как будешь выглядеть. Это все же военная академия, а не бизнес-школа.


Как и предупреждал опытный служака, экзамены не стали чем-то сложным. И на полигоне, и на боевых тренажерах Серг вместе со своей группой легко получил высшие баллы, установив новый рекорд академии.

Вручение жетонов выпускникам академии всегда обставлялось очень торжественно и с большим количеством гостей. Но в этот раз руководство академии, которое обычно испытывало с приглашением высокопоставленных лиц определенные трудности, было немного удивлено, потому что на выпуск приехал и премьер-кардинал Коггар, и командир Синего Легиона генерал Лерк, и даже герцог Эверт.

Но Серга вовсе не занимала возня, которая возникла вокруг его имени. В толпе на трибунах вокруг плаца он с радостью увидел папу, маму и дядю Викта.


— Старший лейтенант Ракин!

Четко печатая шаг, Серг подошел к трибуне и замер по стойке смирно. Начальник академии генерал-лейтенант Ренсор одобрительно улыбнулся глядя на недавнего курсанта.

— С особой гордостью я вручаю жетон академии старшему лейтенанту Ракину. За время учебы он показал себя достойным высоко нести знамя нашего легиона. Принимая участие в боевых операциях, проявил себя инициативным и грамотным специалистом, что и было отмечено высокими наградами империи. Решением комиссии ему вручается золотой жетон как признание его заслуг и пожелание успешной службы.

Как ни странно, золотой жетон был для Серга намного ценнее всех других наград. Он повесил его на шею и, четко откозыряв, вернулся на место.

Кроме него, золотые жетоны получили все курсанты его группы и двое из группы, которая все время наступала им на пятки.

После прохода торжественным маршем бывших курсантов наконец распустили, и Серг получил возможность подойти к родным.

Мама почему-то плакала, а отец, стоя в парадном мундире полковника сил планетарной обороны, немного растерянно теребил навершие кортика. И только дядя Викт, который тоже по такому случаю надел парадный мундир Черного Легиона, похоже, чувствовал себя вполне уверенно. Он просто хлопнул по плечу племянника и крепко пожал его руку.

Через какое-то время они все успокоились и, сев за один из столиков, которые расставили в парке академии, беседовали о своем, когда к ним подошла пара из статного генерала и юной красотки, которую, судя по лицу, бросало то в жар, то в холод.

— Генерал Лерк. — Серг вскочил с места и козырнул командующему Синего Легиона. — Сар генерал, хочу представить вам моих родителей. Полковник сил планетарной обороны Ник Ракин и Елена Ракин. Мой дядя — полковник Черного Легиона Викт Ракин.

Генерал обменялся рукопожатием с отцом и дядей, поклонился маме Серга. Потом посмотрел на дочь.

— А я в свою очередь хотел бы представить твоим родным свою дочь Дан Лерк. — Он улыбнулся.

Мама Серга внимательно посмотрела на Дан и тоже улыбнулась.

— У вас очень красивая дочь, сар генерал.

— Можно просто Анор. — Генерал кивнул Елене. — Полагаю, можно отпустить ребят и поговорить в узком кругу.

— Это твоя идея? — насмешливо осведомился Серг, когда они отошли в сторону.

— Бить будешь? — хмуро спросила Дан.

— Нет. Воспитывать. — Серг улыбнулся. — Пороть уже поздно, так что придется кое-что объяснить на словах.

Когда они вернулись, Дан была тихой, словно мышка, и виновато посмотрела на отца.

— Ты ее не обижал? — Лерк строго посмотрел на Серга.

— Нет, сар генерал. — Серг едва заметно улыбнулся. — Всего лишь малый сержантский накат. Для прояснения поля зрения и уточнения ориентиров.

— А что это? — удивилась мама, и дядя Викт неожиданно расхохотался.

— Я тебе потом расскажу.

Вечер они закончили в дорогом, но внешне простом и скромном ресторане в галерее над одним из столичных парков, где к ним присоединилась полковник Седрик в роскошной меховой накидке из пардуса.

Рано поседевший генерал смотрел на то, как его дочь и совсем молодой еще старший лейтенант скользят в танце, и усмехнулся. И нет парню никакого дела, что за него уже схлестнулись три высокопоставленных имперских чиновника, и Князь был вынужден лично вмешаться, чтобы остановить нарождающуюся свару. Премьер-кардинал Коггар, который начал собирать свой собственный легион, недрогнувшей рукой включил Серга в требовательный список, а как только об этом узнал генерал Табриз, он тут же прилетел к Савру разбираться. И надо же было так случиться, что именно в этот момент в приемной находился он, со своим письмом с просьбой прикомандировать к нему некоего старшего лейтенанта Ракина. В итоге Князь принял решение оставить старшего лейтенанта в Алом Легионе и посоветовал остальным учить собственные кадры, а не раскрывать рот на чужие. Табриз уехал сияя, словно получил Звезду Золотого Легиона, а Коггар и Лерк удалились несолоно хлебавши.

Танцы были в самом разгаре, когда к их столу подошла эффектная женщина с точеной фигурой, которую подчеркивало тонкое, чуть просвечивающее платье из голубого шелка и туфли на высоком каблуке.

— Инфоцентр Эхо Гианды. Ведущая Лана Тиго. — Она ослепительно улыбнулась, положила на стол перед Сергом визитную карточку и слегка выгнула спину, отчего высокая грудь, затянутая полупрозрачной тканью, стала еще ближе к его лицу. — Прошу простить, но мы пытались связаться с вами через руководство академии… — Она сделала многозначительную паузу. — Наши зрители будут счастливы видеть героя империи в нашей студии в любое удобное для вас время.

Все это время Виана Седрик сидела, отстраненно попивая шампанское, но в какой-то момент она переглянулась с Виктом, решительно поставила бокал на стол и, подхватив звезду столичной журналистики под локоток, увела ее на балкон.

Но стоило им остаться в одиночестве, как лицо наставницы Серга мгновенно утратило благожелательное выражение.

— Слушай сюда, сука крашеная. Если ты, чушка публичная, будешь крутить гайки у нашего парня, я клянусь высоким посмертием, что лично выверну тебе матку наружу и прибью гвоздями к твоей бестолковой башке…

Все время, пока продолжался монолог офицера, Дан вопросительно поглядывала на смутно различимые в полумраке силуэты женщин.

— А что Виана говорит этой женщине?

— Полагаю, большой генеральский накат, — ухмыльнулся Викт. — С заменой узлов наведения и глубокой ревизией фановой системы нештатным инструментом.


10

Вводная лекция по специальности «Предтечеведение» I курс Университета Руби. Доктор исторических наук Тарман Аладо.

Все, что нам точно известно о расе, ушедшей много тысячелетий назад и названной профессором Лаиронгом Предтечи, можно собрать в короткий текст.

Раса разумных, существовавших еще до Первой Межзвездной экспансии, оставившая после себя несколько десятков строений и десять артефактов, назначение которых до сих пор до конца не понятно. Самое крупное сооружение — так называемый Лабиринт представляет собой площадь в три квадратных километра, застроенную зданиями, расположенными по спирали, расходящейся пятью линиями от центра. Находится это сооружение на территории Ашш и недоступно для исследователей — людей.

Вот, собственно, и все. Остальное — плод наших измышлений и попыток втиснуть логику чужой расы в рамки наших представлений о мире. Известно о десяти артефактах, уверенно относимых к цивилизации Предтеч. Из них пять находятся в распоряжении кафедры артефакторики Университета в Тис Савар Хаторан. Еще три в нашем университете и, по непроверенным данным — по одному предмету у Флоры и у Саргона.

Но несмотря на то что исследуются эти предметы уже более пятисот лет, до сих пор даже не определено их назначение. Например, так называемый Танарский Диск может быть совсем не оружием, а устройством для утилизации мусора или детской игрушкой.

Также пока не расшифрован ни один из шести видов письменности, и даже не определен внешний облик Предтеч.

Саргонская империя, планета Вената

Подготовка встречи глав четырех государств — событие, которое заставляет все спецслужбы работать с полной отдачей. Сначала на Венату — заштатную планетку, интересную лишь своим климатом, высадились отборные части армии Саргон и установили вокруг места будущей встречи стокилометровую зону блокады под воздушным «зонтиком» сил ПВО фрименов. Потом туда же подтянулись части флорианского спецназа и образовали второй круг безопасности. Корабли со стройматериалами и монтажными дронами проверялись представителями всех четырех стран и не допускались к работам без соответствующих отметок. Поскольку больших свит не планировалось, дворец строили небольшой, около тысячи квадратных метров. Точнее, четыре дворца, от которых шли дорожки к изящному залу под легкой ажурной крышей, в котором должны были проходить все переговоры.

Перекрестный контроль спецслужб уже дал свои результаты, так как были выявлены несколько попыток заложить подслушивающие, подглядывающие и даже взрывные устройства. Но даже если бы это удалось, служба РЭБ Саргона все равно блокировала все радиотехнические средства, Флора биотехнологические, а Хаторан гарантировал, что закроет информационное поле планеты. Ашш не позвали, но от зала заседаний было нарезано пять клиньев. Последний предполагался для торжественного прохода делегаций, но всем было понятно, что оставлена эта территория именно для них. Как только приведут свои действия в рамки человеческих правил, так сразу.

Но Ашш не интересовало мнение людей на эту тему. Человек, чья лояльность спецслужбам одной из сторон была неоднократно проверена, уже сделал свое дело и запустил механизм, который был способен разрушить и более крепкий союз, чем объединение четырех недавних врагов. Крошечная пластинка, брошенная в фундамент, заливаемый под будущий зал переговоров, не была ни магическим устройством, ни биотехнологическим, ни просто технологическим. Просто кусочек старого артефакта, который использовали не по назначению.

Несмотря на согласование сроков прибытия до секунд, первым на площадку возле своей резиденции приземлился Князь. Потом возле ажурного, словно застывший водопад, дворца, опустилась яхта Великой Матери Флоры, и сразу за ней, рядом с украшенным драгоценными камнями замком сел вылизанный, словно истребитель, атмосферный бот Председателя Федерации Свободных. Иерарх Лингар просто шагнул на засыпанную гравием дорожку из сгустившегося облака и, оглянувшись вокруг, пошел, словно прогуливаясь, в пятигранную пирамиду, которую выстроили за несколько часов маги-архитекторы.

Первое заседание должно было начаться через час, а пока лидеры государств уточняли свои позиции по ключевым вопросам у помощников.

Вопреки интригам и прогнозам, свиту Князя составляли не политики и матерые переговорщики, а опытные офицеры, побывавшие не в одной операции, и несколько доверенных лиц, таких как кардинал Коггар, начальник генерального штаба генерал-полковник Сандр Трео и командиры легионов.

Так или примерно так поступили и остальные участники встречи. Лидеры понимали, что разговор пойдет прежде всего о войне, а в этом случае лучше послушать мнение тех, кто будет подставлять свою голову под пули, а не профессиональных болтунов.

Встречу начал Председатель Даро, известный всем свободным как Папа или, как его ласково называли девочки, Большой Папик. Кроме своей любви к шумным вечеринкам, он еще был прожженным прагматиком, и когда все стороны, собравшиеся сейчас за одним столом, воевали, извлекал неплохую прибыль, торгуя и общаясь со всеми. Именно поэтому он был единогласно избран ведущим данной встречи.

Лидон Даро, отбарабанив все положенные этикетом любезности и наулыбавшись до лицевого спазма, наконец решил перейти к делу. После несколько театрального взмаха рукой в воздухе над кольцеобразным столом возникла объемная проекция планетной системы Сета и расположенного в ста миллионах километров пространственного коридора.

— Первое столкновение с неизвестной расой произошло не так давно, но все, что мы о них знаем, внушает всем нам большие опасения. В первой волне из колодца вышли несколько тысяч кораблей. К счастью, командующий саргонским флотом и командующая флотом флориан смогли быстро договориться и совместным ударом отбросили их обратно. Через полгода пришельцы восстановили численность своей группировки, а на помощь Саргону и Флоре пришли подкрепления, так что вторая битва едва не стала бойней. Было потеряно около сотни кораблей, что очень существенно для обоих флотов, а пришельцы потеряли почти полторы тысячи. Были захвачены первые пленные.

Проекция показала коренастого жилистого мужчину средних лет, с татуировкой на бритой голове.

— Они называют себя шан рок, или гандары. Генетически — довольно близки к людям, но у всех присутствует странное нейроустройство, назначение которого пока не выяснено.

Обществом управляет номинально выборная власть, но избирательные права лишь у незначительной части населения, а избираться в органы власти могут лишь члены правящих кланов.

Главенствующая идеология называется гандар. Суть ее в том, что личность якобы обладает полной внутренней свободой, которую нельзя ограничивать ничем. И при этом внешней свободы у них нет совсем, фактически существует рабство и есть люди не только второго, но и третьего и так далее сортов. Десять заветов гандар — это свод неких благих пожеланий к человеку, но все, кто не придерживается заветов — дикие звери, которых нужно уничтожать и с которыми невозможны переговоры. Мы уже объявлены порождением зла, и война с нами будет вестись любыми методами, включая планетарное оружие. Им не нужны наши планеты, им нужна наша смерть. — Председатель невесело усмехнулся и обвел взглядом присутствующих. — Словно нам кто-то поставил кривое зеркало, в котором отразились наши собственные пороки.

— Мы никогда не применяли средств массового поражения, — отчеканила Арна.

— Я же говорю — кривое. — Лидон поднял раскрытые ладони в примиряющем жесте. — Самое главное для нас — это две пугающие тенденции. Первая. Флот вторжения, который начинался с нескольких тысяч плохо вооруженных кораблей, постепенно меняется, и сейчас корабли шан рок уже довольно хорошо вооружены, еще лучше защищены, а на некоторых есть даже небольшие десантные партии. Вторая тенденция заключается в том, что сила удара постоянно растет, и уже сейчас объединенные флотские группы Саргон, Флоры и наша Вторая Орда с трудом сдерживают попытки прорыва.

— А почему мы не можем ударить по их коммуникациям и планетам? — Арна вопросительно посмотрела на председателя. — Мы, конечно, никогда не применяли это оружие, но располагаем технологиями полного прекращения разумной жизни на планете, причем экологически чистыми. Через месяц там уже можно будет жить без использования средств биозащиты.

— Мы уже пытались. — Князь обозначил поклон Великой Матери. — Но проблема в том, что канал открыт лишь с двух сторон, и если на нашей стороне просто заброшенная планетная система, то на другом конце — просто открытое межгалактическое пространство. Шан рок выходят из нестационарного окна, используя технологию частичной поляризации части пространства канала таким образом, что лишь корабли, имеющие на борту специальное оборудование, могут проникать сквозь окно. Пока, к сожалению, образцов аппаратуры нам добыть не удалось.

Лидон Даро благодарно кивнул Князю за пояснение и снова взял слово.

— Объединенная экспертная комиссия предложила создать на Сете укрепленный узел, своего рода суперлинкор, где корабли смогут получить полноценный доковый ремонт, а сама планета прикрыть большой участок пространства. Таким образом мы сможем сдержать проникновение шан рок в нашу область пространства и обеспечить защиту наших рубежей.

— Мы можем выделить двадцать больших горнопроходческих комплексов и все четыре планетоинженерных комплекса, — подал голос Князь Савр.

— У нас есть технологии быстрого возведения домов из быстрорастущих растений. — Арна улыбнулась. — Кроме того, наши технологии очистки воды и воздуха значительно превосходят любые другие.

— Я полагаю, что вклад каждой из сторон можно будет обсудить в ходе работы специальной группы, — заметил Иерарх Хаторан, — но в свою очередь могу заверить, что помощь магов-архитекторов будет не лишней.

— Отлично. — Ведущий заседание Даро улыбнулся. — Рад, что мы достигли понимания по этому вопросу. Теперь я хотел бы обсудить с вами вопросы торговли и обмена технологиями… Ганза, которая долгое время монополизировала этот процесс, сейчас должна быть смещена на вторые роли объединенной торговой комиссией, которая возьмет на себя валютные курсы и таможенное регулирование.


Хишан, который присутствовал здесь в роли второго помощника референта, а на самом деле одного из специалистов по защите, стоял за спиной Иерарха и подавал документы помощнику, когда его слуха вдруг коснулась какая-то чужеродная нота. Он замер, прислушиваясь, и через мгновение подал понятный всем магам сигнал «внимание».

— Что-то конкретное? — Нарг Сено вопросительно приподнял брови.

— Пока не пойму, но чувствую, будет жарко, — ответил вполголоса Хишан.

— Давай к Флоре, Берк прикроет железяк, а Сато — Председателя Даро.

Князь, мгновенно поняв, что происходит, кивнул Иерарху.

— Коггар — Флора, генерал Лерк, будьте с Иерархом, а вы, генерал Табриз, защитите Председателя. Код красный-красный-белый.

Офицеры кивнули и передвинулись на указанные места.

Арна уже тоже почувствовала вибрацию пола и быстро распределила своих людей. Последним был глава Свободных. Люди в его свите были в основном флотоводцами, но трех своих специалистов-боевиков он отдал не задумываясь.

Тан Атрео, магистр боя, подошел к Арне и, поклонившись, уже собирался произнести какие-то слова, когда пол дрогнул и по нему с хрустом лопающегося бетона пробежали змеистые трещины.

Хишан, который уже держал несколько заклинаний в режиме готовности, плеснул на пол «Радужным щитом» и, создав вокруг защищаемых им людей сферу из сжатого воздуха, приподнял всю группу на метр вверх. К этому времени Иерарх уже телепортировался вместе со всеми, кто стоял рядом, но никого больше выдернуть не смог, так как зал накрыла сфера, подавлявшая любые попытки телепортации. Генерал Лерк отдал приказ в коммуникатор, и сразу же вокруг Иерарха встали пять штурмовиков-киборгов в тяжелой броне и с оружием.

— Долбите бетон. — Лингар пальцем показал направление. — Метров шесть, не меньше. Там должен быть центр этого безобразия, а я попробую взломать сферу.


Как раз в это время все три оставшиеся внутри группы уже закончили строительство защитных сфер и сейчас лишь усиливали их прочность, вливая в силовой каркас дополнительную энергию.

Радужный щит, который сделал Хишан, задержал древних созданий ненадолго. Несколько десятков существ, похожих на летающих змей, светящихся красным цветом, взломали бетон и сталь, после чего за считанные секунды сгрызли щит, не обращая внимания на бьющие из него сполохи огня.

Разобравшись с последней преградой, они, словно стая хищных животных, накинулись на сферы, и некоторым даже удавалось прогнуть защиту глубоко внутрь.

Сфера у Хишана была прочной, но он специально оставил несколько отверстий для щупов, которые своевременно сообщали ему об изменениях в обстановке вне защиты. И обстановка эта совсем не радовала. Огненные змейки вгрызались в магическую сферу и, словно ввинчиваясь, проникали все глубже и глубже, Хишан лишь успел заметить, как полыхнуло оранжевым где-то сбоку, и не раздумывая прижал ладонь левой руки в том месте, где защита истончилась до опасного минимума.

В ладонь будто ткнули раскаленной иглой, но, не обращая внимания на боль, он метнул вдоль руки одно из плетений, которые показал ему старый дракон, и уже пробившая защиту змейка вспучилась огненным шаром и лопнула, оставив вместо руки красное облачко.

Хишан быстро восстановил повреждения щита и почувствовал, как что-то ложится к нему на плечо.

Это была прохладная узкая ладонь Великой Матери Флоры, которая хотела привлечь его внимание.

— Великая Мать?

— Просто Арна. — Она улыбнулась. — Нужно отверстие, хочу уронить на пол кое-что.

Арна уже оторвала полог своего платья и, скомкав в плотный шар, вложила в центр небольшое зернышко.

— Готов?

— Да!

В сфере на мгновение открылось окно, и невзрачный с виду комок упал на пол. Через мгновение из него вырвался росток, который на глазах увеличивал размеры. С чуть большей скоростью сквозь уже разбитый бетон прорастали корни растения, пронизывая своими поначалу тонкими, словно капилляры, а потом все толстеющими нитями все пространство под залом, пока не наткнулись на чешуйку артефакта.

И сразу же красные искры, непрерывно атакующие сферы и, словно не замечавшие до того странное растение, все разом накинулись на зеленый росток. Но корни уже плотно захватили артефакт, круша его чудовищным давлением, которое нагнеталось внутри живых тканей. Словно получив приказ, разумные искры снова начали долбить осколки бетона и куски грунта, давая передышку людям.

Как раз к этому моменту пушки тяжелой пехоты саргонцев прогрызли последние сантиметры преграды, и то, что уже успело уничтожить растение, попало под удар плазмы. Через мгновение к пушкам присоединились маги, сыпавшие в дыру всеми заклинаниями подряд, и боевики Флоры, забросившие в краткую паузу несколько невзрачных с виду баллончиков с невероятно активной кислотой, реагировавшей практически с любым материалом и веществом вопреки химической науке.

Последними подтянулись охранники Свободных, поставившие на прямую наводку механизированную двадцатимиллиметровую пушку, которая по сути и решила дело.

Древние существа, которые создавали себе охрану из высокостабильных плазменных нитей, имели достаточно фантазии, чтобы предусмотреть разные варианты. Живая плазма была хорошо защищена от механического или иного воздействия. Но вот ситуация, при которой магическое, кинетическое и химическое воздействие происходит одновременно, ими не планировалась.

Адский рев агрегата и сплошной поток вольфрам-урановых пуль заглушил легкие хлопки, с которыми умирали сторожевые псы Предтеч.

Точку поставил Иерарх Хаторан, скастовавший в яму нечто такое, отчего остававшиеся в живых существа мгновенно превратились в тонкую, словно пудра, искристо-черную пыль, осевшую на дно ямы.

Сферы распались, и сразу выяснилось, что в числе защитников первых лиц есть потери. Генерал Норн, увидев, что защитная сфера истончилась под ударами, просто подпер это место своим телом. В результате полуобгоревшего генерала, в котором каким-то чудом еще билось сердце, было мгновенно переправлено на флорианский линкор, и им занялись специалисты, способные вытащить человека с того света, ухватившись за гораздо меньший кусок плоти. Туда же угодил и Хишан с обгоревшей, словно головешка, рукой, дырой в боку и многочисленными ожогами тела.

Арна, которую впечатлил поступок молодого мага, лично посетила реанимационный блок и дала некоторые рекомендации относительно лечения Хишана. Именно поэтому начальник медслужбы линкора не стала просто восстанавливать руку, а вырастив из клонированных клеток самого Хишана, снабдила ее боевым хлыстом, вылезавшим из руки — ран мортом. Освоение этого непростого инструмента заняло у Хишана несколько дополнительных дней, так что когда он прибыл обратно на поверхность планеты, главы государств уже перешли к частностям.

Совершенно случайно в свите всех высоких договаривающихся сторон оказались люди с особой специализацией, позволявшей им раскрутить все подробности.

Сначала выяснилось, что человек, слепок ауры которого нашли на артефакте, был членом саргонской делегации и при этом являлся агентом Флоры. На что Коггар справедливо заметил, что агент-предатель мог думать, что он работает на Флору, при этом поставляя информацию куда угодно.

Параллельно со следователями несколько специалистов занимались артефактом, который, несмотря на все, что с ним сделали, все же подавал какие-то признаки жизни. Срочно выдернутые знатоки древностей, хаторанец, доктор кафедры артефакторики Делан Трао и профессор кафедры предтечеведения археологического факультета главного университета Федерации Свободных сошлись не на жизнь, споря о природе крошечной, доставшейся им чешуйки столь древней, что вся жизнь человеческой расы легла перед ним всего лишь одной песчинкой против целого мешка с песком.

Все это время Хишан находился рядом с Арной, а когда он послал Иерарху вопрос, тот ответил коротким посланием, в котором было и «не сейчас», и «побудь пока с ней», и многое другое. И на вечерний раунд переговоров он тоже вошел в числе флорианской делегации, со стороны их дворца.

Открыл заседание Коггар, представивший выводы сборной комиссии, расследовавшей покушение. На удивление, премьер-кардинал не стал зачитывать многостраничный доклад, а озвучил всего лишь пять пунктов.

— Флора — вероятность ниже двух процентов. Технологии плазменной жизни, тем более полуразумной, слишком ценны, чтобы открывать их по такому незначительному поводу. Саргон — ниже пяти процентов. Наши работы по изучению плазмы не продвинулись дальше оружия ближнего радиуса действия, а попади к нам в руки подобный артефакт, его бы изучали в обстановке такой секретности, что об этом не знали даже некоторые высшие руководители империи. Федерация Свободных Планет — вероятность менее процента. Если бы у них был подобный артефакт, то мы все уже сидели бы на аукционе и торговались за него. Хаторан — вероятность ниже десяти процентов. Они действительно могли теоретически создать подобное оружие, но поскольку был использован древний артефакт, их тоже можно вычеркивать. Еще ни разу ни в одной ситуации противостояния Хаторан не использовали артефактов, которых у них, по нашим данным, немало. Ашш — вероятность выше восьмидесяти процентов. На их территории находятся две планеты, на которых доказана активность так называемых Предтеч — расы, исчезнувшей пятьдесят тысяч лет назад. Ни одна из поисковых групп присутствующих здесь стран никогда не допускалась на эти планеты, тогда как ашш ведут там активные поисковые работы.

— Откуда вы знаете? — быстро спросил Председатель.

Коггар вопросительно посмотрел на Князя и, увидев, как тот разрешающе кивнул, — ответил:

— У нас несколько дронов над планетой и пара ретрансляторов.

— Да уж. — Арна улыбнулась. — Только синеголовые могли не заметить птиц, которые никогда не садятся на землю.

— Точно так же, как они не заметили лягушек мархо, прыгающих днем, — парировал Коггар. — Чище всех там отметились лишь наши уважаемые Хаторан. Крошечное облачко, через которое просовывается волосок объектива, и всё.

— Ну не так чтобы совсем все, — рассмеялся Иерарх, — но в целом вы правы. Мы давно мониторим поисковые работы на Тхати и кое-что даже стянули у синеголовых раньше, чем те успели сообразить. Но я вообще-то хотел поговорить о другом. Поскольку среди присутствующих самоубийц нет, есть всего две версии происшедшего. Это или внутренняя оппозиция кого-то из нас, или все же синекожие. А учитывая, что для любой оппозиции раздобыть подобный артефакт было бы просто невозможно без помощи тех же синекожих, мы имеем всего одну непротиворечивую версию того, что произошло. В связи с чем возникает вопрос.

— Будем ли мы наказывать за подобную наглость? — Князь усмехнулся. — Я уже дал команду штабистам проработать планы операции.

— Разумеется, исходя лишь из возможностей армии и флота Саргон? — уточнил Председатель Лидон Даро. — Нам бы не хотелось оставаться в стороне от этого праздника.

— Да, и мы хотели бы присоединиться. — Иерарх кивнул. — Думаю, эффективность совместных действий будет выше на порядок. Заодно покопаемся в их хранилищах.

— Заодно? — Арна звонко расхохоталась. — На мой взгляд, это главное.


11

Из меморандума глав государств Империи Саргон, Флорианской империи, Хаторан и Союза Свободных.

Сформировать рабочие группы из представителей специальных служб для координации силовых акций.

Дать поручение внешнеполитическим ведомствам сформировать рабочую комиссию по унификации протоколов и форм результирующих документов. Дополнить объект посольскими группами, наделив их соответствующими полномочиями, для решения всех текущих вопросов межгосударственных отношений.

Генеральным штабам флотов и планетарных войск приступить к организации объединенного генерального штаба с выделением в его распоряжение достаточного количества войск для решения поставленных задач.

Создать межгосударственную торговую комиссию, на которую возложить обязанности по установлению обменных курсов и торгово-обменной площадки с равным доступом для всех участвовавших в переговорах сторон…

Саргонская империя, планета Сета

Практически в тот же день вторая флотская группа Саргон, Белое Облако флота Флоры и четвертая орда флота Свободных получили приказ на передислокацию и, выбив из створа пространственного колодца около трехсот кораблей шан рок, выставили заслоны на пути выходящих из коридора.

Для обеспечения действий объединенного флота было принято решение создать форпост на планете Сета, которая долгое время была причиной вялотекущего конфликта между флорианцами и Саргоном и находилась практически по оси колодца.

Уже через неделю на поверхности и в глубине планетоида закипели фортификационные работы и начали концентрироваться объединенные силы трех флотов. Маги, у которых по сути не было боевых кораблей, прислали всего лишь два десятка специалистов-фортификаторов, но они сумели посрамить не только планетоинженерные комплексы саргонцев, но и растущие из земли здания флорианцев. Прямо на глазах изумленных офицеров внутри огромного скального массива появились коридоры, залы и различные служебные помещения в соответствии с разработанным планом. Остатки породы в виде деструктурированной материи и пыли просто выдавило наружу, покрыв будущий бункер дополнительным слоем защиты. Последним движением Ридо Канор запустил внутрь волчок воздушного вихря, и тот продул все помещение свежим воздухом.

К собственному удивлению, офицеры еще недавно враждующих сторон прекрасно нашли общий язык, и все решения принимались быстро и согласованно. Было решено ставить системы очистки и регенерации воздуха флорианского производства, а комплексы управления — саргонского типа. Фримены, имевшие огромный опыт в геологоразведке, указывали местонахождение подземных источников воды, и их включали в общую систему обеспечения сооружений.

Таким образом в рекордные сроки вся планета была превращена в один мощный оборонительный комплекс с подземными космодромами и фортами, который так же быстро начал заселяться войсками. Пока решили разместить представителей всех четырех государств в разных местах, но на большой глубине маги выплавили огромный зал высотой почти в двести метров и диаметром в километр под будущий административный и коммерческий центр. Саргонцы установили на потолке систему освещения, имитирующую настоящее небо, а флорианки подарили будущему городу несколько роскошных садов и зеленых зон с мягкой, но стойкой к вытаптыванию травой.


Когда это великолепие увидел командующий четвертым роем, Миран Детаго, он связался со своим руководством, и очень скоро в самом центре площадки фрименовские мастера начали возводить первое здание города — городскую ратушу, где в качестве строительного материала были блоки из драгоценных камней огромного размера.

Когда перед Иерархом встала необходимость выставить не просто десяток-другой магов для проведения точечных операций, а полноценные армейские подразделения, наружу выплыла проблема, которая еще вчера казалась незначительной. Несмотря на большое количество профессионалов, владеющих тем или иным аспектом боевого применения своих навыков, профессиональных боевых магов среди них было совсем немного. Даже если собрать всех, кто числился за кланами и был на свободном учете, набиралось всего около трех тысяч человек, что, конечно, не шло ни в какое сравнение ни с двухсоттысячным контингентом, который для начала выставил Саргон, ну и уж совсем не лежал рядом с миллионным корпусом Флоры. Даже фримы не напрягаясь выделили десять тысяч легких и скоростных кораблей для ведения разведки и тридцать тысяч специалистов по защитным сооружениям и подземным убежищам.

Проблема была еще и в том, что многие могли просто не согласиться на возвращение в армию, так как выслужили все мыслимые и немыслимые сроки. У некоторых была выслуга в сто и более лет, и от одного вида формы их мотало в сторону.

Конечно, сейчас уже все поступающие в академии подписывали специальное обязательство прибыть в случае необходимости на мобилизационные пункты, но сейчас нужно было принимать срочные меры. Срочные и непопулярные.


Когда маг-транспортник открыл прямой портал на Сету, Хишан в удобном сером комбинезоне и объемистой сумкой на плече шагнул на бетон площадки прибытия. Сюда садились челноки с орбитального порта и сюда же открывали порталы маги. В группе с Хишаном было еще несколько десятков студентов академии, в основном старшекурсников, и около полусотни преподавателей и призванных из запаса. Спецназ и разведка Хаторан уже давно обживали выделенный магам сектор, а партия, с которой прибыл молодой магик, была одной из последних.

Помещения, выделенные для проживания, менее всего подходили под определение «казарма»: чистые просторные комнаты на одного человека, со всеми удобствами и большим панорамным окном, через которое был виден пока еще безымянный подземный город, который все называли «центральный». Освещенный светильником, очень напоминавшим настоящее солнце, город был похож на разворошенный муравейник. Везде суетились строители и техника, поднимались недостроенные пока еще здания, и полыхали искры сварочных аппаратов.

Хишан бросил баул на пол и прошелся по выделенным ему апартаментам. Вода, холодная и горячая, исправно текла из кранов, а видеостена отозвалась на прикосновение к пульту, включив видовой фильм, посвященный флорианским заповедникам.

— Привет! — В комнату, словно вихрь ворвалась Рада и, деловито чмокнув Хишана в губы, посмотрела за окно. — Да, вид у тебя лучше. Зато у меня кровать шире. Кстати, о кровати. Я там уже девочкам расписала, какой ты неутомимый, так что не подведи меня. Тебя куда направили?

— Я тоже рад тебя видеть. — Он кивнул и полез в нагрудный карман. — Вот предписание, но я там ничего не понял. — Хишан достал небольшую карточку, которую ему вручил штабной офицер сразу после того, как он доложился командующему хаторанской группировкой, генералу Даро.

— Так. — Рада, нахмурив лоб, смотрела на цифробуквенный код. — Б-шесть, это сектор где-то на севере. Потом горизонт — нулевой, ого. Значит, форт на скале, и ты на дежурстве не будешь все время пялиться в экраны, а хоть иногда сможешь просто посмотреть в окно. Зато если пойдет атака, то вы там все ляжете первыми. Двести пять — это номер форта. Артиллеристы везде саргонские, совсем редко — флорианцы. Кто будет у тебя, я не знаю, но можно выяснить. Так. — Она оторвала взгляд от карточки. — С батальоном прикрытия ссориться не советую. Если что, они тебя собой прикрывать будут при эвакуации.

— Это еще посмотрим, кто кого эвакуировать будет, — проворчал Хишан.

— Ты что! — Рада громко рассмеялась. — Мы же проходим по категории «высший командный состав», и за наше спасение полагаются такие премиальные… Так что не обижай парней. Если что, дай себя эвакуировать, ну или опиши в рапорте.

— Ладно, там будет видно. — Он кивнул. — Тут вообще пойти есть куда?

— Этого как грязи. — Девушка покачала головой. — Фримы практически сразу наладили торговлю, открыли кабаки и бардаки, так что полный сервис. Но тебе пока не туда. Давай в сектор А-восемь, шестой уровень. Доложишься в командном центре, что прибыл, и они тебя включат в график службы и всякое прочее. Кстати, форма у всех одинаковая. Разница только в нашивках. Награды можешь носить, если хочешь, но нашивки форта — обязательно.

— Да, меня уже просветили. — Хишан поймал взгляд Рады, внимательно рассматривающей висевший на его груди небольшой золотой диск с изумрудной дорожкой, извивающейся по диску в обрамлении венка из красных листьев. — Это Ручей Жизни. Флорианский орден, — пояснил он. — Была там одна заварушка.

— Да… — задумчиво выдохнула девушка и перевела взгляд на город за окном. — Занятно. Ладно. — Она встряхнула коротко стриженными волосами каштанового цвета. — Все. Дуй в штаб своего сектора, потом пересечемся.

Скоростное метро быстро доставило его в нужный сектор, и, поплутав немного по коридорам, он наконец нашел штаб и, козырнув посту, где рядом стоял саргонский киб и флорианская десантница, вошел в высокий обширный зал, уставленный пультами операторов.

— Сар полковник, старший лейтенант Лидд прибыл в ваше распоряжение.

— Прибыл — хорошо. — Рано поседевший офицер поднял взгляд от планшета и уперся взглядом в хаторанский мундир. Пробежавшись взглядом по внушительной колодке наград и остановившись на Ручье Жизни, поднял глаза на лицо Хишана. — Внушает. — Он помолчал и, коснувшись пальцами экрана, вызвал справку по приданному магу.

— Защита — пятнадцатый, атака — четырнадцатый? Не напутали?

— Это невозможно, сар полковник. — Хишан улыбнулся. — Это все равно что оператору дронов второго уровня дать документы на третий. Мало что попалит технику, так еще и людей угробит.

— Насколько знаешь нашу специфику? — быстро спросил полковник, зацепившись за последнюю фразу.

— Не очень сильно. — Магик покачал головой. — На уровне средней школы империи, а потом по бюллетеням, которые распространял наш генштаб.

— Ну хоть что-то. — Он протянул руку. — Вард Герен. В неслужебное время можно просто Вард.

— Хишан Лидд. Можно просто Хиш.

— Нира! — Полковник оглянулся на высокую черноволосую женщину в черном обтягивающем комби. — Проводи нашего мага по форту, покажи пушечный зал и все остальное.

Флорианка, молча козырнув начальнику, сделала шаг вперед, и взгляд ее уперся в награду на кителе Хишана.

— Высший. — Она на мгновение выпрямилась по стойке смирно. — Прошу следовать за мной.

Когда они ушли, к начальнику форта тихо подошел старший мастер войны Венеор, переаттестованный на полковника.

— Что, дружище, наши шансы растут?

— С немыслимой скоростью, — улыбнулся в ответ Вард. — Видал, сколько наград? И насколько я понимаю, не юбилейные медальки за беспорочную службу. А как на него сделала стойку Нира?

— А кстати, чего это она?

— Так орденок на парне, из высших наград Флоры. Я уж не знаю, чем парень отличился, но такую висюльку за просто так не дадут.


Форт, представлявший собой вытянутый и усеченный конус диаметром в основании около двухсот метров, уходил под землю на глубину более чем пятьдесят метров и возвышался почти на сотню. Внизу находились генераторы автономного узла питания, центр управления и узел связи, а выше располагались ангары для техники и казармы для отдыха личного состава. На уровне земли находились пандусы для вывода техники и горловины взлетных дорожек истребительной эскадрильи. Еще выше уже начинались службы обеспечения стрельбы пушечного комплекса, в котором была одна установка главного калибра и более полусотни поменьше. Там же находились антенные службы узла наведения, и совсем наверху — на отметке семьдесят пять метров — широкая смотровая галерея, огражденная невысокими леерами, а еще выше на срезе конуса выходная горловина пушки главного калибра.

Когда Хишан в сопровождении Ниры поднялся на площадку, у него захватило дух от открывшегося перед ним простора. Лесистая равнина, которую попирала башня форта, раскинулась, словно зеленое море, и лишь небольшие островки скальных выходов и других башен возвышались над лесом.

— Красиво. — Он обвел глазами панораму и, посмотрев на свою спутницу, вдруг улыбнулся. — Вы очень гармонично смотритесь на фоне этой красоты, высокая.

— Видели бы вы джунгли Виндама, — зардевшись от удовольствия, сказала Нира.

— Мне почему-то кажется, что недалек день, когда я смогу взглянуть на красивейшие места вашего народа. Нам нужно просто немного больше доверять друг другу.

— У меня сестру убили маги, — глухо произнесла Нира, отворачиваясь в сторону.

— А меня самого чуть не убили флорианки. — Хишан рассмеялся. — Причем дважды. И оба раза я так и не понял за что. Оставьте этот багаж, высокая. Сейчас линия раздела проходит не между нами, а там, в космосе. Если не сумеем закопать свои старые обиды, погибнем все.

— Пожалуй, вы правы, высший. — Женщина кивнула, и они отправились в обратный путь. К моменту когда юркий быстроходный мобиль доставил их на шестой горизонт, освободившийся командир форта и его заместитель со стороны фрименов пригласили Хишана и Ниру на обед, чтобы обсудить проблемы обороны.

Обедали в недорогом, но хорошем ресторанчике в скале, над горным водопадом. Столики стояли на скальном уступе, и до стены падающей воды было всего метров сто. Если бы не противошумовой полог, походя выставленный кем-то из магов, разговаривать было бы невозможно. А так, частенько забегавшие подкрепиться хаторанцы вовремя подновляли заклинание, и до слуха посетителей доносился лишь едва слышный гул.

Когда они поели и официант принес десерт, полковник, кивнув официанту, посмотрел на Хишана.

— Значит, положение такое. Наш форт — узловой. Это значит, что в случае выпадения любого из граничных фортов из системы обороны мы должны будем взять на себя часть его территории. И таких выпадений может быть до трех из пяти. Для этого у нас стоят особо мощные ускорители. Их количество увеличено до шести, а угол наклона луча может составлять до тридцати градусов от оси. Кроме того, у нас есть дополнительное прикрытие из четырех малых фортов, они пока скрыты под землей, будут подняты в случае необходимости, и полк тяжелых дронов. Кроме того, у нас усиленная эскадрилья, а фактически две эскадрильи. Одна смешанная, другая чисто роботизированная. Поскольку здесь все, кроме тебя, в общем обычные солдаты, пусть даже и со своей спецификой, мы бы хотели знать, как и чем ты сможешь помочь в обороне форта.

Хишан пожал плечами.

— Трудно так сразу сказать. Если будет хотя бы пять-десять минут, могу нашлепать десяток големов. Стандартный — высота десять метров, используется в ближнем бою, сохраняет боеспособность при шестидесяти процентах поражения. Еще могу испортить электронику в определенном секторе, на дальности до ста километров. Тут от ширины сектора зависит. Но вообще-то это моя специализация. Я именно боевой маг, поэтому выбор воздействий у меня довольно широк. С дальностью немного похуже, но если заклинание дальнего зрения обеспечит картинку объекта, достану и вне поля зрения и на значительном удалении. Но конечно, не больше чем на двести — двести пятьдесят километров.

— Ближняя орбита, — задумчиво произнес полковник. — А скажем, линкор?

— А что линкор? — Хишан улыбнулся. — Если корпус не защищен специальным образом, то можно начать с телепортации разных вкусовых добавок в систему воздухообмена. — Он обернулся в сторону Ниры. — Думаю, высокая предоставит доступ к наиболее пикантным приправам из арсенала Флоры?

— Хоть тонну, — фыркнула флорианка.

— Тонну никак. — Хишан покачал головой. — Я же не транспортник. У меня ограничения по массе, дальности и виду. Максимум — килограмм сто на дальность в двести километров и только неживую материю.

— Будем иметь в виду. — Начальник форта задумчиво кивнул. — А против пехоты у тебя что-нибудь есть?

— Я бы сказал, что у меня есть как раз именно против пехоты, — пояснил маг. — Длинных воздействий у меня немного, да и энергии они отнимают значительное количество. Тут вся проблема именно в запасе боевого жезла. — Он хлопнул себя по поясу, где в ножнах висел цилиндр диаметром в пять и длиной в сорок сантиметров.

Маги неохотно делились своими секретами, и поэтому офицеры пользовались случаем пополнить свои знания о новых союзниках.

— А если взять два жезла? — поинтересовался Венеор.

— Да хоть десять. — Хишан рассмеялся. — Но человек тоже устает. Точнее, это не совсем усталость. Происходит истощение управляющих каналов. Их, конечно, можно подпитать напрямую от жезла, но сделать это можно лишь один раз и потом отправляться на реабилитацию к нашим докторам. А если исчерпать их второй раз, то энергосистема идет вразнос. Один из тех, кто меня учил, испытал нечто подобное, и если бы не помощь ну очень серьезного специалиста, то превратился бы в лужу грязи. А так… просто год восстанавливался. Но вам беспокоиться нечего. Мой жезл имеет достаточно энергии и на основной цикл, и на аварийный. Так что если будет нужно, я смогу перед смертью здорово попортить жизнь незваным гостям. — Он широко улыбнулся. — Кроме того, я подготовлю и запитаю столько резервных ударных заклинаний, сколько успею, так что надеюсь, нам хватит. Ну и на всякий случай есть еще один жезл.

— А откуда работать будешь?

— Да не знаю пока. — Хишан потер шею. — По идее, нужно из центрального поста, но я боюсь за электронику. Лучше всего, наверное, с площадки, на которой я был. Если сможем поставить экран, на который будут выводиться цели для поражения…

— Экран-то мы тебе поставим. — Венеор развел руками. — Но если ты его сожжешь?

— А сожжет, поставим еще, — негромко произнесла Нира.

— Да нет, один экран я прикрою.

— А может, тебе какой купол из бронестекла? — предложил командир.

— Чтобы меня под ним и похоронить? — Хишан рассмеялся. — Нет, защитный энергокупол — это несложно. Вы мне лучше скажите, кто кроме меня на смене.

— Лейтенант Танир — девочка такая субтильная с черными волосами. По документам — шестой уровень защит и восьмой атаки, и капитан Грент. У него восьмой-одиннадцатый. Я уже им сообщил о твоем прибытии — завтра встретитесь.

— Восемь-одиннадцать — это очень хорошо. — Хишан кивнул. — Кроме того, капитан, значит, уже обстрелянный. А что у девочки — шесть-восемь, это тоже нужно посмотреть. Все зависит от специализации. Бывают такие редкие варианты, что даже шестерка — уже полный привет.

— Например?

— Например, пространственная деструкция, или субматериальный синтез. — Хишан развел руками. — Ведь дело не только в мощности плетения. Есть еще и уровни сложности. Например, есть одно плетение тридцатого уровня, так оно даже на минимуме способно уничтожить все живое в радиусе километра. То есть кроме уровня, который определяется чистой силой, есть еще и уровни мастерства. Вообще, цифры — это, конечно, важно, но живые люди — это живые люди. Так что надо познакомиться сначала. Интересно, кстати, кто на центральной башне.

— Какой-то Вардан Тего, — ответил полковник. — Ты его знаешь?

— Лично незнаком, но человек известный. — Хишан покачал головой. — Можно даже сказать, живая легенда. В хрониках описано, как он выдал импульс двадцатого уровня на дистанцию в сто миллионов километров. Ходячий армагеддон. Характер, говорят, очень плохой, но как воин выше всяких похвал. Его мой учитель очень хвалил. Говорил, что один из лучших его учеников за последние триста лет.

— А твой учитель? — осторожно спросил мастер войны.

Хишан хмыкнул.

— Если бы мой учитель заинтересовался этой войной, то мы бы уже соскребали пришельцев с окрестных космических тел. Для него, по-моему, вообще не существует никаких ограничений, кроме морали и совести. Когда у него сдохли электрогенераторы, то он провесил капиллярный телепорт от звезды до точки над своим домом. Эдакое микросолнце. И все это работало, пока не починили систему отопления.

— А это какой уровень?

— Двадцать пятый — тридцатый примерно. Но тут уже все очень условно. Четких градаций не существует. Это как сравнивать двух музыкантов-виртуозов. Но в нашем мире мой учитель имеет репутацию лучшего мастера.

— А как тебя вообще отпустили на войну? — поинтересовалась Нира. — Тебе же, наверное, и двадцати нет.

— Девятнадцать. — Хишан улыбнулся. — Но дело, как я понимаю, не в войне. Если мы сумеем забыть старые дрязги и объединиться, то перемелем любых врагов. И само по себе объединение куда важнее, чем все остальное. А война… что война? Вон с Лигонским союзом несколько сотен лет воевали, и где тот союз?


12

12-й исследовательский центр (средства защиты)

Отчет

Копия:

Отдел перспективных разработок Вооруженных сил Саргон

Управление вооружений генерального штаба Флоры

Центр научных изысканий Флота Федерации Свободных

Институт специальных исследований научного центра Хаторан


…по теме 09 (костюм высшей защиты) достигнуто значительное продвижение за счет стабилизации осаждения слоев биокерамики фарионным полем высокой мощности и последующей модификации поверхностного слоя наноботами. В результате удалось поднять прочность единичного модуля на 110 % и увеличить срок службы модуля на 60 %. Таким образом уже на сегодняшний день 22-я лаборатория в состоянии выдать технологическую карту для производства универсальной брони для штурмовых подразделений.

…по теме 11 (средства защиты органов дыхания) были проведены испытания образцов, предоставленных соответствующими лабораториями и исследовательскими центрами Саргон, Хаторан, Флоры и Свободных. В ходе испытаний было выявлено безусловное лидерство образца № 3 (Флора). Маска с встроенным фильтром уверенно отсекала все известные поражающие факторы, включая боевые отравляющие газы последнего поколения саргонцев и флорианцев. При этом было также выявлено недостаточная эффективность маски при защите органов зрения (тема 12) и лидирование Саронской оптоэлектронной системы «Око». На основании решения, принятого коллективами, работающими по темам 28 и 29, была разработана маска, объединяющая в себе достоинства обеих разработок с включением технологии упрочнения поверхностного слоя, предоставленным ИСИ НЦ Хаторан.

…по теме 15 (пассивная защита организма от поражающих факторов), работа ведется совместно с 6-м исследовательским центром (медицинские исследования) в рамках темы 51 (снижение факторов патогенного воздействия на организм)…

Руководитель 12-го центра подполковник Нарина Редон
Саргонская империя, планета Сета

Несколько дней пролетели как один. Хишан, которого неожиданно назначили старшим магом форта, долго выстраивал взаимодействие между техникой и магами и наблюдал, как форт отрабатывал поражение дальних целей, используя в качестве мишеней пустые транспортные модули, которые для этого выводили на дальние орбиты. Системы раннего обнаружения исправно выдавали координаты целей, а протонные пушки форта успешно дырявили стальные оболочки. Он успел перезнакомиться со всеми командирами подразделений, приписанных к форту, и везде, куда бы он ни пришел, его встречали с улыбкой и желанием помочь. Происходило это во многом потому, что Хишан сам помогал людям всем чем мог. Выплавил в скале несколько дополнительных помещений для тяжелых пехотинцев, вспомнив свою молодость в подземельях Лады, помог разобраться с плохо работающей вентиляцией у артиллеристов и стал любимцем медицинского блока, выбив дополнительный лимит на медпрепараты флорианского производства.

После переаттестации Хишан получил погоны капитана, и капитан Грент, который был очень недоволен назначением молодого офицера, стал вообще невыносим. Он часто саботировал распоряжения Хишана и практически устранился от службы, переложив свои обязанности на тихую и исполнительную Киру Танир. В конце концов Хишан, устав от этой войны, собрал все свои рапорта в кучу и пошел к командующему силами Хаторан генерал-полковнику Даро, и через час после их разговора новый маг — капитан Тарин уже докладывался начальнику форта.

Рабочее место на широкой галерее вокруг вершины башни ему обустроили с размахом и любовью. Вместо экранов поставили несколько обработанных бронеплит, на которые из отверстий в стене проецировали картинку из штаба форта. На матовой поверхности отображались не только цели в секторе ответственности форта, но и различная техническая информация и общая тактическая ситуация. Рядом поставили удобное кресло и столик, на котором, как предполагалось, будут стоять напитки и еда.

Хишан, которому из этого были нужны лишь экраны, только посмеялся, но решил все оставить как есть, а Рада посетовала, что нет кровати с балдахином и красоток с опахалами. На что присутствующая рядом Нира спокойно заметила, что если высшему будет угодно, появится и кровать и все остальное.

Наконец срок, который высчитала разведка, необходимый для сбора и прибытия очередной волны вторжения, истек, и ревун боевой тревоги поднял войска в планете-крепости. Хишан знал, что по первоначальному плану предполагалось, что флот в случае встречи с совсем крупными силами начнет отступление, а при необходимости в дело вступят дальнобойные пушки фортов.

Но этот замечательный план просуществовал ровно до тех пор, пока ему не нужно было начать исполняться. Когда из колодца почти сплошным потоком начали выходить корабли размером с фрегат, у командиров соединений еще были какие-то иллюзии, но когда оттуда полезли тяжелые линкоры в количестве нескольких сотен, капитаны сразу дали команду на отход под прикрытие пушек крепости.

Флот шан рок в этот раз насчитывал всего около двух тысяч единиц, но это были не крошечные корабли-разведчики, а полноценные боевые единицы и даже два десятка гигантов длиной до километра.

Первую схватку объединенный флот проиграл вчистую. Пушки крейсеров флота не могли существенно повредить кораблям шан рок, тогда как они в ответ довольно эффективно отстреливали все, что попадало в зону действительного огня корабельной артиллерии, и командующий флотом адмирал Тренго сразу скомандовал отход под прикрытие Сеты.

Двести пятый форт находился на ночной стороне и в бой пока не вступал. Хишан, одетый по случаю прохладной ночи в теплую куртку, сидел в кресле и, прихлебывая горячий чай, наблюдал за развитием событий, когда экран вдруг пошел багровыми сполохами, а где-то в глубине башни едва слышно заныла сирена боевой тревоги.

Короткий взмах пальцами, и вокруг галереи замерцало облако комбинированного щита.

— Ты как? — Голос начальника форта, прозвучавший из динамика, скрытого в стене, был слышен чуть глуховато, но вполне разборчиво.

— Норма.

— Они смяли нашу орбитальную группировку и выводят ударные корабли. Сейчас попробуем достать одного большого ударом с шести башен…

— В одиночку непробиваем?

— Нет. Вообще никто не пробивает. Если средние корабли еще как-то, то их линкоры нам вообще не по зубам. — Командир вздохнул. — Сейчас они завешивают тяжелые корабли на орбитальные позиции. В нашем секторе пока один.

— Дальность?

— Сто десять, — ответил полковник.

— Подождите стрелять. — Хишан чуть помедлил. — Это он на экране? Я попробую достать.

— У тебя тридцать секунд, пока мы будем синхронизировать генераторы.

Хишан активировал уже готовое плетение, и перед ним прямо в воздухе вспыхнул белый прямоугольник, на котором скользили какие-то тени. Не сразу он сообразил, что магический глаз показывает обшивку огромного корабля, но изменять масштаб уже не стал. Совместив пространственные координаты шести точек, он активировал плетение, и небольшой контейнер телепортировался из защищенного хранилища в глубине форта прямо вовнутрь вражеского корабля. Несовпадение скоростей привело к тому, что тонкую оболочку просто размазало в брызги о переборку, и боеголовка, начиненная флорианской химией, взорвалась, выжигая все в радиусе двадцати метров.

— Первый ушел! — доложилась оператор, контролирующий содержание хранилища.

— Что-то эффекта не вижу, — с сомнением произнес полковник Герен.

— А чего вы ждете? — чуть язвительно спросила Нира. — Чтобы линкор вздрогнул и начал биться в агонии? И кстати. Если у них в корабле вакуум и на каждый боевой пост свое питание воздухом, то повредить такой большой корабль мы сможем только случайно.

— Значит, работаем с башен, — резюмировал Вард и отключился.

Через несколько секунд в небе над фортом вспыхнуло маленькое солнце. Видимо, удар со стационаров все же смог уничтожить вражеский линкор.

Информация о том, как сбивать корабли шан рок, тут же ушла по сети на другие форты, но в некоторых местах узловые точки обороны были уже уничтожены, и шан рок начали высадку десанта.

Закованные в металлопластиковые доспехи, тяжелые пехотинцы сунулись было в подземелья, но Синий Легион, поддержанный флорианцами, быстро выбил их обратно. Но несмотря на то что в глубине Сеты войска практически повсеместно давали мощный отпор, поверхность постепенно переходила под контроль шан рок.

Территория вокруг фортов уже была усыпана сгоревшим металлом так, что земли не было видно. Сотни и тысячи пилотируемых и беспилотных аппаратов штурмовали крепости, и лишь ценой огромных потерь им удавалось пробиться поближе, чтобы успеть несколько раз выстрелить по орудийным портам.

Двести пятый форт пока держался, и не в последнюю очередь благодаря Хишану, который, тщательно экономя силы, наносил точечные и весьма болезненные удары по штурмующим. Так именно его големы, старательно заготовленные в толще скалы, смели колонну бронетехники, которая могла устроить персоналу форта массу проблем. Но и командующий фортом не зевал, гибко комбинируя удары, наводил настоящее опустошение на прилегающих к крепости площадях. Не успевали беспилотники передать координаты целей, как из вылезших из земли небольших башен Синий Легион наносил удар артиллерией, чтобы тут же снова скрыться.

Ответный огонь тоже доставал форт, и вся поверхность башни была изуродована покореженными и отбитыми бронеплитами. Половина артиллерии форта также была выведена из строя, и ремонтные бригады пытались починить то, что возможно, или заливали бетоном те казематы, которые ремонту не подлежали.

Хишан уже давно сократил свой щит до кокона, который прикрывал лишь его и дверь, ведущую вовнутрь крепости. Галерея была разрушена, и из всех средств связи остался лишь замурованный в стену интерком.

Очередную волну авианалета, пришедшую с севера, встретили лишь одна пушка и пара рельсовых пулеметов. Подобравшиеся близко беспилотники таранили огневые точки, и несколько взрывов отдались глухими толчками во всей башне. Теперь, когда с этого направления форт ничего не защищало, из-за холма осторожно появился идущий на предельно низкой высоте крейсер шан рок, который собирался нанести добивающий удар по крепости. Откуда-то сбоку вдруг ударила сдвоенная пушка, но корабли эскорта были начеку, и один из них просто кинулся в лоб на огневую точку, засыпав ее собственными обломками.

— Вот теперь точно уходи, — раздался голос полковника Варда.

— Ну нет. — Хишан, которого уже захватил азарт боя, усмехнулся. — Именно теперь все и начинается. — Под брюхом крейсера вдруг образовалось мутное облако и, устремившись вверх, словно поток, начало растекаться по поверхности корабля. Уже через тридцать секунд корпус, облепленный глиной, рухнул на поверхность. От удара корпус слегка сплющило, и по броне пробежались трещины, сквозь которые ярко плеснуло пламя. Взрыв уничтожил не только сам корабль, но и повредил три корабля эскорта, которые, натужно чадя двигателями, пошли на аварийную посадку.

Через пять часов капитан Тарин сменил Хишана, а он сам побрел в сторону каюты, надеясь хоть немного поспать.

Волны штурмующих накатывались одна за другой, и когда прикорнувший на несколько часов маг был разбужен посыльным, Кира Танир и Тарин Глан отбивали очередную яростную атаку, стоя во внутренней галерее.

Хишан вышел из лифта на двенадцатом этаже и, картинно потянувшись, сначала посмотрел на экраны, а потом, не меняя позы, перевел взгляд на девушку, занятую плетением огненной волны.

— Как успехи?

— Отстань! — Кира, не отвлекаясь на него, завершила плетение и, толкнув от себя, смотрела, как едва видимая светлая полоска, удаляясь, постепенно набирает яркость и растет в размерах. К земле, где уже громоздились кучи трупов и горы железа, огненная дуга дошла, светясь так, что слепило глаза. Хишан отвернулся, и короткая вспышка на мгновение перекрасила стену башни в алый цвет.

— А как у Глана?

— У Глана-то как раз порядок. Работает этажом выше. — Девушка, прикусив губу, смотрела, как сожженные волной трупы вминаются в землю новой шеренгой штурмующих, и уже начала плести новое заклинание, как почувствовала на своем плече руку Хишана.

— Подожди. — Он улыбнулся девушке. — Чего ты все огнем да огнем. Не видишь — нашим гостям жарко. Нужно быть гостеприимными.

Он толкнул дверь и, выйдя на относительно свежий воздух, сделал несколько движений руками.

Маленькая серая точка, сорвавшаяся с ладони Хишана, начала быстро расти в размерах и, скользнув вниз, на мгновение замерла жемчужно-серой колонной, медленно изгибающейся из стороны в сторону. Затем, быстро ускоряясь, воздушный вихрь рванул вперед и, втягивая в себя металл и людей, начал расти, словно снежный ком, становясь все выше и толще. Две пехотные бригады шан рок, переброшенные к этому участку, слизало вместе с техникой и средствами усиления, а вихрь все не опадал. Наконец он, достигнув высоты в несколько километров и диаметром в две сотни метров, взорвался, разбросав ошметки и осколки, словно шрапнель, достав еще несколько сотен солдат.

— Заодно и прибрались. — Хишан кивнул на землю, которую будто разровняли гигантским утюгом.


— Ты посмотри, что творит. — Вард наблюдал за уничтожением полноценного полка на экране в штабе. — Около трех тысяч человек с техникой как языком слизнуло.

— Эта девочка? — Нира удивленно посмотрела на командира.

— Да какая на хрен девочка! — Полковник отмахнулся. — Твой ненаглядный капитан уже как пять минут на башне. Смотри! — Он ткнул пальцем в экран, где перед заходящей в атаку эскадрильей штурмовиков словно распахнулось серое одеяло. Летательные аппараты не успели ничего сделать, как сизая мгла поглотила их и лишь мельчайшая, будто пудра, пыль осыпалась на землю.

— Да. Было бы у нас десяток таких парней…

Несмотря на отчаянное сопротивление, через сутки пришлось отступить. Оставив в тыловом заслоне несколько тяжелых дронов и около двух сотен боевых особей, персонал организованно спустился в нижние галереи и, заварив за собой массивные ворота, отошел к опорному узлу второго уровня.

Хишан, который наконец получил передышку, просто и без затей завалился спать прямо на мешках на задворках транспортного центра и не проснулся, даже когда его аккуратно подняли и, переложив на носилки, утащили в офицерскую гостиницу, на третьем уровне.


Расчет объединенного командования, что шан рок в какой-то момент не захотят терять людей и технику в тяжелейших боях, не оправдался. К этому времени почти половина опорных фортов уже была покинута войсками, которые концентрировались возле главных шахтных магистралей для нанесения встречных ударов и проведения вылазок на поверхность. Кроме того, маги наладили снабжение войск через постоянно действующие порталы и вывели через них всех не участвующих в обороне, чтобы не кормить лишних людей. Портал провесили на Венату, где уже начал образовываться экстерриториальный анклав, доступный для посещения всеми расами, и где, в отличие от городов фрименов, действовали довольно жесткие законы и правила.

А напряжение боев все возрастало. Не считаясь с потерями, шан рок бросали в бой все новые и новые подразделения, размениваясь не меньше чем один к десяти — один к пятнадцати, платя десятью своими солдатами за жизнь одного врага. И если их такая математика, видимо, устраивала, объединенное командование, которое изначально было настроено на скоротечную операцию, болезненно воспринимало все увеличившиеся цифры безвозвратных потерь.

В конце концов руководство четырех государств провели видеоконференцию, на которой было принято решение полностью сменить руководство операцией, и на это место была назначена Риа Трасс, с четким и недвусмысленным пожеланием если и не переломить ход военных действий, то как минимум устроить шан рок кровавую баню.

Смена руководства сразу сказалась на характере боевых действий.

Когда Хишана в числе прочих вызвали на ковер к генерал-полковнику Трасс, он еще не очень понимал, что к чему, но когда увидел среди приглашенных и Нарга Сено, и даже Вардана Тего, догадался, что закручивается нечто интересное.

Стройная и подтянутая, как все флорианки, генерал Трасс задумчиво посмотрела на собранных по ее приказу людей. Здесь были не только саргонские операторы роботизированных боевых комплексов, были и сестры — погонщицы боевых особей и несколько десятков магов из тех, что проявили в боях стойкость и выдержку.

Она мягко, словно пантера, прошлась вдоль первого ряда и медленно обвела зал тяжелым немигающим взглядом.

И те, у кого при виде совершенной фигуры и звериной грации флорианки в голове начали бурлить игривые мысли, и те, кто прекрасно знал, насколько смертоносной может быть эта красота, сжались, словно им в глаза заглянула корабельная пушка.


— Вас собрали для того, чтобы несколько разнообразить программу нашего с шан рок праздника. — Риа усмехнулась. — До сих пор мы планомерно отходили, задерживаясь лишь на узловых точках. Но если дело пойдет так и дальше, очень скоро нам некуда будет отступать. Поэтому… — Она щелкнула пальцами, и на стене позади нее возникла проекция с планом сектора А-восемь. — Я предлагаю пощупать шан рок за мягкое место, а именно — за их город, который они построили в долине в шестьсот сороковом квадрате сектора. К квадрату непосредственно прилегают три башни, и еще одна чуть в стороне. Четыре группы, поддержанные тяжелой техникой, должны будут пробиться наверх и, захватив башни, открыть огонь по городу и космопорту. По подсчетам штаба, у вас будет десять минут, прежде чем они очнутся и устроят вам самую горячую встречу, на какую будут способны. Это значит, что через пять минут после начала обстрела вашего духа там уже не должно быть. Есть вопросы?

— Подполковник Беран, сто десятый форт. Мы уходя уничтожили орудия. Боюсь, нам не хватит времени на ремонт достаточного количества орудий.

— Все уже сделано до вас. — Флорианка хищно усмехнулась. — Шан рок не только привели все пушечное хозяйство в порядок, но даже восстановили защиту башен.

— Они поменяли системы управления? — уточнил подполковник.

— Естественно. Но ничего сложного. Разведка уже добыла образцы, а наши специалисты смоделировали узел управления, так что вы перед операцией получите возможность попрактиковаться. В каждой штурмовой группе будет полный расчет артиллеристов — шесть человек плюс два резервных офицера. Излишне напоминать, что их нужно сберечь всеми силами, иначе рейд просто не имеет смысла. Также каждой группе будут приданы по четыре офицера флорианских вооруженных сил и такое же количество саргонцев. Это главные ударные силы рейдовой группы, которую будут подпирать маги. На фрименах будет лежать задача физической защиты магов и артиллеристов. Это распределение черновое, и возможно, командиры групп распределят людей по-другому. Распределение по группам — на ваших коммуникаторах, выход через сутки. — Она помолчала, видимо ожидая новых вопросов, и, не дождавшись, коротко скомандовала: — Все свободны.


Хишан стал пробираться к выходу, когда негромкий голос за спиной, пародируя манеру его школьного преподавателя по истории, произнес:

— И куда же это собрался наш всезнайка Лидд? Наверное, он хочет поскорее попасть на отработку по пропущенным занятиям?

— Серг?

Не веря самому себе, Хишан резко развернулся и уткнулся взглядом в насмешливое лицо друга.

Они молча шагнули друг к другу и обнялись.

— Старый ты хром каварг. — Серг на мгновение сжал магика, так что у того чуть не затрещали кости.

— И не такой уж и старый. — Хишан, не стесняясь слез, оторвался от друга. — Рад видеть тебя живым, Серг Ракин.

— Рад видеть тебя живым, Хишан Лидд. — Серг кивнул в ответ и потянул старого друга за собой. — Пойдем посидим.

— Так надо же представиться командиру?

— У тебя какая группа?

— Вторая.

— Надо же? — фальшиво удивился Серг. — И у меня вторая. Так что будем знакомиться вместе.

Вторая группа устроилась в одном из помещений для тактических совещаний. Командир группы — саргонец полковник Седар дождался, пока все сядут, и включил карту, где был вычерчен предполагаемый маршрут.

По одному из магистральных тоннелей им нужно было подняться до двадцать шестого опорного пункта обороны и оттуда служебным коридором подобраться к уже захваченному вентиляционному штреку, откуда предстояло добраться до цоколя самой башни. К счастью, какая-то умная голова в командовании предусмотрела худший вариант, и все коридоры просматривались с помощью крошечных оптоволоконных камер. Таким образом в штаб поступала актуальная и точная информация о количестве и вооружении шан рок, и именно на основании этой информации планировалась контратака.

Друзья еле досидели до конца совещания, и как только оно закончилось, синхронно испарились в направлении одного из ресторанов, которые все еще продолжали работать.

Они показывали друг другу фотографии, рассказывая о том, как провели это время, и о том, что с ними случилось.

— Слушай. — Хишан бросил взгляд на объемное фото Дан, снятое известным столичным фотографом. — А как же Кира? Ты с ней разошелся?

— Скорее она со мной. — Серг улыбнулся. — Я еще на втором курсе был, когда она вышла замуж. Видимо, решила не рисковать. Отправил ей через дядю подарок на свадьбу, заодно вернул то, что она мне подарила на память, и выбросил из головы. А у тебя как на любовном фронте?

— Да никак. — Хишан мотнул головой. — Девчонок много, но о женитьбе я пока не думаю.

— Да… — Серг внимательно посмотрел на товарища. — Как жизнь распорядилась. Ладно. Ты, главное, когда в рейд пойдем, рядом держись. У меня сейчас больше двухсот единиц мехсостава, и если что, пробьемся через любую засаду.

— Смешно. — Хишан улыбнулся.

— Что смешно?

— Смешно, что я хотел сказать тебе то же самое. Меня если хорошо разозлить, то в пике до восемнадцати единиц могу выдать. А это достаточно, чтобы пять квадратных километров до стекла сплавить, а потом заморозить.

— Скучаете, мальчики? — Нира бесцеремонно уселась за столик и кивнула Хишану как старому знакомому.

— Познакомься с самой невероятной дамой во всем флорианском спецназе. — Магик улыбнулся. — Нира Нерго. Командир двадцать шестой группы третьей отдельной бригады Лианы. А это мой старый друг, старший лейтенант Серг Ракин — спецназ Алого Легиона.

— Чрезвычайно польщен таким знакомством, высокая. — Серг встал и галантно поклонился. — А мы тут выясняем, кто круче.

— Вы лучше это им расскажите. — Нира с усмешкой кивнула на двух фрименовских капитанов, сидящих за соседним столиком.

— Ну уж нет. — Серг сел и отрицательно покачал головой. — Говорят, что комендантский карцер здесь совершенно без удобств, так что мы уж как-нибудь в узком кругу. Кстати, слышали, что наши спецы взяли двух командиров шан рок? Парни из Черного Легиона постарались.

— И? — невозмутимо поинтересовался Хишан. — Они рассказали все страшные военные тайны?

— Ага. — Серг улыбнулся и сделал глоток из бокала. — Так и разбежались. Там, как мне сказали, у всех в башке чип, на котором записано всё. Моторная память, профессиональные навыки. Даже частоты и коды.

— Они что, клоны? — не веря своим ушам, спросила Нира.

— Не просто клоны. — На лице Серга появилась кривоватая ухмылка. — Они фактически вообще еще дети. Всем по три года максимум.

— А как же физические кондиции? — Хишан нахмурился. — За три года не стабилизируется ни нервная система, ни мускулатура.

— А зачем? — вопросом на вопрос ответил Серг. — Они же все одноразовые. Кто не погиб и не сильно ранен, получают новый информпакет для чипа и уходят в новый бой. И так для всех до уровня командира бригады, а может быть и выше, потому что старше еще никого не захватывали. И техника у них барахло, и оружие так себе. Но вот накатили, словно муравьи, и загнали нас по норам. — Легионер развел руками. — Тут нужен какой-то другой подход.

— А пока его нет, будем подтираться тем, что есть.

Друзья рассмеялись.


13

В связи с интенсификацией совместных боевых операций принять новую сетку рангов для офицеров, выполняющих свои функции в составе Объединенных Вооруженных Сил.

Младшая — лейтенант

Сестра — старший лейтенант

Старшая сестра — капитан

Верхняя — майор

Высокая — подполковник

Высшая — полковник

Высочайшая — генерал-майор

Верховная — генерал-полковник

Кроме того, вводятся ранги промежуточные: между высшей и высочайшей — с присвоением звания бригадный генерал, между высочайшей и верховной — с присвоением звания генерал-лейтенант, и старшей в иерархии — Старшая дочь и равного ей звания — маршал в сухопутных войсках и маршал — командор во флоте.

Подписано — Великая Мать, Зеленое Сердце, 481 год.
Саргонская империя, планета Сета

В указанное командованием время группы, собранные в отведенных для них местах, начали движение к цели. Серг, одетый в броню высшей степени защиты, шел в авангарде, и картинка, передаваемая дронами, сразу анализировалась штабом группы и отправлялась дальше, в штаб объединенной группировки, где тоже был развернут информационно-аналитический центр. Ко времени их прибытия на двадцать шестой опорный пункт там уже шел бой. Воюющие строго по графику шан рок предпринимали очередную и уже никто не мог сказать какую по счету попытку сбить защитников, занявших узловой зал, из которого расходились несколько крупных магистральных коридоров в глубь планеты. По команде Серга защитники отскочили в стороны, давая проход бронированному клину мехсостава, и дроны, залив все, что двигалось, огнем, втянулись в один из служебных тоннелей. Следом проскочили флорианки, шедшие в окружении страшновато выглядевших зверей, группа магов, которых подпирала штабная группа, и тыловой заслон из фрименовских специалистов по боям в подземельях.

Прошитый серебристой тереновой нитью костюм плотно облегал тело Хишана, а два боевых жезла покоились в набедренных пеналах.

Плетения, которыми была насыщена одежда Хишана, прорывались временами неяркими разноцветными сполохами, пробегающими по нитям, и три флорианки, приставленные для его личной охраны, с уважением косились на молодого мага. Рада, которая шла рядом, выглядела не менее эффектно в своем матово-черном комби, который делал ее похожей на сгусток тьмы. И совсем сзади семенил Нардо Рен — старичок-артефактор, увешанный разного рода висюльками, которые временами позвякивали, стукаясь друг об друга. Несмотря на довольно комичный вид, Хишан прекрасно знал, насколько обманчиво первое впечатление об артефакторах, и обращался к кон Нардо весьма почтительно.

Группа, в которую входил Хишан, пошла в обход, чтобы через резервный воздуховод проникнуть в главную операторскую, а в это время первая группа уже вступила в бой на нижних этажах цоколя. Благодаря слаженному удару с трех сторон башня была мгновенно захвачена, и техники приступили к проверке вооружения.

— Есть питание на основной шине! — Техник систем боепитания заскользил пальцами по экрану переносного планшета, который был уже подключен к резервным блокам управления. К счастью, все заработало с первого включения, поэтому как только прогрелись энергоблоки, элеваторы начали подачу боевых унитаров из подвозимых снизу укладок.

— К открытию огня готовы!

— По координатам первой очереди — огонь, — спокойно скомандовал командир группы — полковник Седар и, не доверяя экранам, приник к амбушюру оптической системы.

Пушки четырех фортов очень быстро перемешали город и космодром с камнями и землей и начали отстреливать все, что летало и двигалось в зоне поражения. Артиллеристы даже успели сделать пару залпов по висящим на низкой орбите кораблям, когда Седар оторвался от оптики.

— Время.

Быстро, но без суеты офицеры начали минирование центра управления, и уже через минуту они нырнули в лифтовую шахту. Основная часть группы уже скользила по стальным канатам вниз, когда оттуда ударили стволы крупного калибра. Людей, оказавшихся в бетонном канале, просто рвало в клочья прямыми попаданиями и рикошетами. Стоявший рядом с Хишаном саргонец, не раздумывая, сорвал с подвески несколько гранат и метнул их вниз. Затем подал команду, и штук пять небольших, похожих на собак дронов нырнули в темноту шахты.

Офицер рассмотрел обстановку внизу через объективы дронов и включил внешнюю связь.

— Не пройдем.

— Вентшахта тоже блокирована. — Сарна усилием воли разорвала телепатический контакт со своими боевыми особями и осмотрелась. — Есть вариант пройти по поверхности. В полукилометре от основания башни есть аварийный колодец. Он хорошо замаскирован, и его могли не найти.

— Чего ждем? — Хишан кивнул. — Вперед.

Тяжелая стальная дверца технического лаза беззвучно отошла в сторону, и в нос магику ударил запах гари и крови. Все пространство перед башней было просто усыпано останками тел и механизмов. Бежать здесь было совершенно невозможно, и им оставалось лишь пробираться сквозь мешанину из мяса и стали.

Пикировавший сверху бот первым заметил саргонец и, вскинув мелкокалиберную автоматическую пушку, изрешетил штурмовик раньше, чем тот открыл огонь. Скользившие по сторонам боевые особи время от времени вступали в скоротечные схватки, но, несмотря на это, кольцо вокруг остатков штурмовой группы все время сжималось.

Хишан несколько раз бросал в стороны самые разрушительные свои плетения, но солдаты, словно обезумев, лезли и лезли, не думая о смерти.

Им осталось пройти буквально сто метров, когда по ним с нескольких точек ударили пулеметы. Девушка, которая все время держалась за спиной у Хишана, коротко вскрикнула и осела на землю, пробитая пулей. Офицер Алого Легиона, который залег синхронно со всеми, прижал клавишу переговорника.

— Меня все слышат? Значит, так. Сейчас все, кто может, отползают в сторону метров на двадцать и со всей возможной скоростью двигаются к люку. Я останусь здесь и прикрою вас.

Сарна кивнула и, выдернув из разгрузки небольшой пенал, поставила его торчком и, потянув за кольцо, выдернула тонкий шнур.

— Что это, знаешь? — спросила она у саргонца и, увидев его кивок, толкнула в бок Хишана.

— Вперед!


Они успели отойти буквально на полсотни метров, когда шан рок пошли в атаку. Легионер, огрызаясь огнем, словно дот, выкашивал наступающих десятками, но казалось, что им не будет конца. Сначала кончились патроны в пушке, потом и в автомате, а когда легионер полез менять кассету, на него со всех сторон кинулись несколько десятков солдат противника.

Выпустив очередь по бронешлему набегавшего на него солдата, он ухмыльнулся и ногой опрокинул пенал.

Короткая вспышка разделила половинки короба, и две сотни насекомых, в которых даже биологи не признали бы обыкновенных ос, облачком взмыли в воздух.

Цикл жизни этих существ был всего лишь пару суток, но для того чтобы найти уязвимое место на теле живого существа и вогнать в него жало, им хватило бы и мгновения.

Под аккомпанемент диких криков умирающих Хишан и Сарна преодолели последние метры, и система, услышав правильный пароль, сдвинула в сторону толстенную крышку люка. Хишан, который бежал вслед за флорианкой, вдруг чуть не врезался в нее, когда девушка упала на колени. Не размышляя, он подхватил ее и успел протащить несколько метров к спасительному отверстию, когда та, извернувшись, словно кобра, толкнула мага вперед, успев ударить кулаком по рычагу аварийного закрывания люка.

Гулко чвакнув, толстая стальная пластина отрезала Хишана от звуков боя, еще в горячке он дергал рычаг открывания заслонки, уже понимая, что Сарну не спасти.

Постояв какое-то время, он вздохнул и, поправив висевший на плече Конвар, шагнул в коридор, наклонно уходивший вниз, когда серебристая сетка из толстых гладких нитей, словно живая, оплела его тело, превратив в неподвижную колоду.

Привычно бросив в ладонь конструкт заклинания воздушных лезвий, Хишан наконец понял, насколько глубоко попал. Вся его энергия втягивалась сеткой так, словно это был бездонный колодец. Даже если такую сетку сделать из терена, то все равно оставался шанс постепенно насытить ее энергией до такого уровня, что металл просто был не в состоянии впитать ни капли. Но это вещество, похоже, могло забрать и вдесятеро больше, чем было у Хишана в отобранном жезле.


Сразу после этого несколько шан рок осторожно вытащили у него жезлы и, взяв Хишана на плечи, понесли куда-то по коридорам. Через двести метров они вышли наружу и, поднеся упакованного до полной неподвижности капитана к летающей машине угловатых форм, закатили его внутрь и, сев рядом, что-то гортанно крикнули пилоту. Машина резко взмыла в воздух, и в окне мелькнуло местное солнце.

После короткого полета и приземления его опять тащили куда-то по коридорам, и наконец, закрепив в узком желобе, похожем на поставленную вертикально лежанку, солдаты, все так же не говоря ни звука, удалились.

Понимая, что находится под постоянным видеонаблюдением, Хишан особо не дергался, но, тщательно сберегая последний резерв магических сил, проверил легчайшими касаниями сковывающую его сеть на предмет прорех или разрывов. Поскольку ничего такого не обнаружилось, он стал осматриваться в помещении, и тоже без особого прорыва, так как комната, предназначенная для каких-то научных исследований, была заполнена приборами и агрегатами, назначения которых он не знал.

И уж совсем от скуки он попытался понять, как работает материал, которым он был связан. То, что это не терен, Хишан понял сразу. Но насколько он знал, вещества с такой способностью к поглощению энергии в природе не могло существовать. Тем не менее оно существовало, и в довольно неприятной форме.

Его размышления были прерваны стуком распахнувшейся двери. В помещение вошел невысокий коренастый мужчина в сером комбинезоне, которого сопровождали еще двое. Видимо, зная о свойствах теренового комбинезона, они не стали напрасно тратить время в попытках взрезать ткань, прочную, словно бронеплита, и, дополнительно закрепив капитану руки, стали втыкать в пальцы тонкие длинные иглы, провода от которых шли к небольшому прибору, смонтированному в чемоданчике. Потом дело дошло до лица и воткнув последнюю, мужчина проверил взглядом расположение игл и, пощелкав переключателями, что-то сделал такое, после чего на мага обрушилась волна боли. Боль на самом деле была вполне сопоставима с тем, что он испытывал на занятиях у Хинхайо, поэтому шока не случилось. Несмотря на то что нервы буквально скрутило от непереносимой муки, Хишан, который уже догадался о назначении прибора, через какое-то время сумел отключить большую часть нервных окончаний, и тело, которое дергалось в путах, вдруг обмякло, несмотря на все увеличиваемое напряжение.

Палач, заметив, что эффект ослаб, несколько раз менял частоты и мощность, переставлял иглы, но все было тщетно. Каркнув что-то напоследок своим ассистентам, он быстро вышел из комнаты.

Те, повозившись какое-то время, повыдергивали иглы и, сложив все обратно в чемоданчик, убыли в неизвестном направлении.

Через десять минут перед капитаном поставили кресло, и седой подвижный мужчина, одетый во что-то напоминающее домашний халат, тут же уселся в него и стал внимательно рассматривать пленника.

— Я прошу простить моих помощников. — Речь мужчины была немного странной из-за обилия шелестящих звуков, но вполне понятной. — Они решили, что небольшой урок боли сделает вас более сговорчивым.

Поскольку Хишан молчал, он продолжил:

— В нашей традиции вообще много боли, так как это помогает правильно ценить ее отсутствие и вообще всякие блага. Признаюсь, когда мне предложили план этой операции, я еще сомневался в успехе, но вот, потратив всего двести тысяч ро гентам, я вижу вас у себя в гостях. Вы очень легко купились на протянутую вам сладость. — Он самодовольно улыбнулся, но глаза оставались такими же холодными. — Я не представился. Командующий сферой безопасности шестого экспедиционного флота хангир Нар Рок. Хангир — это звание, равное вашему генерал-лейтенанту. Теперь в качестве ответной любезности я бы хотел узнать ваше имя.

— Я пока с вашего позволения побуду анонимным. А если вам так хочется присвоить мне какой-то идентификатор, называйте меня… — Хишан на мгновение задумался. — Песец.

— Такого слова я не знаю. — Нар скупо улыбнулся.

— Это древний диалект, — пояснил маг. — И слово обозначает некоего мифического зверька, который приходит к друзьям всегда слишком рано и всегда опаздывает к врагам.

— Хорошо. Пусть будет Песец. — Генерал кивнул. — Так вот, Песец. Давайте сократим вводную часть и перейдем к делу. — Он откинулся на спинку кресла и чуть склонил голову. — Наше общество крайне нуждается в таких специалистах, как вы. Возможно, вы уже знаете, что большинство граждан гандар получают свои знания и навыки путем нейропрограммирования. Общество в целом стабильно и процветает. Все заняты согласно своим склонностям и талантам, а в социуме отсутствуют малейшие намеки на противостояние. У нас нет преступности и нет радикальных элементов. Я хочу предложить вам влиться в наше общество полноправным гражданином. А поскольку мы очень ценим людей, подобных вам, то сразу можем предложить ранг ансир, это нечто вроде полковника, и пять миллионов пунктов жизни. Чтобы вы понимали, насколько это много, могу сказать, что бриллиантовое ожерелье у нас стоит пятьсот пунктов, а юная красотка будет счастлива разделить с вами постель за двадцатку. От вас же потребуется совсем немного. Подтвердите присягу гандару и будете подбирать и обучать специалистов вашего профиля.

— А если не соглашусь?

— Тоже ничего особенного. — Нар чуть печально улыбнулся. — Поскольку пытать вас обычными способами, как я понимаю, бесполезно, мы просто убьем вас во славу гандар и выкинем тело на помойку. Среди ваших коллег есть уже несколько согласившихся на сотрудничество, и, строго говоря, именно в вас никакой особой нужды нет. Но мы очень не любим растрачивать ценные ресурсы впустую, так что это предложение скорее проявление нашей бережливости. Вам даже не придется воевать со своими друзьями. Сразу после присяги вас перевезут на отдаленную курортную планету, где вы восстановите силы, а потом начнете подыскивать себе учеников. Мы даже можем пойти на создание для вас целого учебно-исследовательского центра.

— А как же это сочетается с вашей бережливостью? — Хишан улыбнулся.

— В данном случае мы тратим силы и средства на перспективу. Гандар — это идеология прорыва и инноваций. — Генерал улыбнулся. — Для того чтобы вы могли принять правильное решение, я распорядился показать вам обзорный фильм о планетах гандар. Когда будете готовы продолжить беседу, просто скажите об этом вслух, и я приду.

С этими словами генерал не прощаясь встал и вышел из комнаты, а на стене напротив включился видеоэкран. Кино Хишану было не очень интересно, тем более что встроенный в костюм регистратор все запишет и без его участия. Он пошевелился в опутывающей его сетке и, сконцентрировавшись на левой руке, активировал рак морт. Тоненький хвостик боевого хлыста осторожно добрался до ближайшей к нему ячейки сети и, сделав два оборота вокруг нити, замер на мгновение, выделяя из своих пор кислоту, а потом переполз на следующую и так далее, пока вся кисть не освободилась. Теперь, когда пальцы выходили за границы сетки, воздушные лезвия, стекшие с пальцев, словно вода, перепилили нити, и уже через минуту сеть упала к ногам. Следующим движением Хишан заплавил выходную дверь и сделал это как нельзя вовремя, так как кто-то уже ткнулся в раскаленный металл с той стороны и орал от боли.

Несмотря на то что боевой жезл у Хишана отняли, в кармане у него был небольшой стержень на «крайний случай» и в нитях тереновой прошивки комбеза было запасено довольно много энергии. Свои шансы выбраться с базы противника он оценивал как минимальные, поэтому всю стратегию строил из соображений подороже продать свою жизнь. Скатав и спрятав в карман сетку, которой был связан, он начал быстро плести заклинания. Воздушный молот выбил стену в соседнее помещение, и в облаках пыли Хишан разглядел зажатую в лежанке флорианку со стеклянными глазами и ползающих вокруг оглушенных палачей.

— Давай просыпайся, красавица. — Хишан похлопал девушку по щеке и, подобрав с пола кусок стены, разломал сначала рычаги, которыми была схвачена флорианка, а затем, экономя энергию, добил пыточных дел мастеров, размозжив им головы подручным материалом.

Оружия ни у кого не нашлось, зато на столике лежал неплохой цельнометаллический нож, и первый ворвавшийся в помещение солдат успел лишь хрюкнуть, получив клинок в горло по самую рукоять. Полыхнув по двери волной высокотемпературного пламени, Хишан, с трудом разогнув пальцы трупа, выдернул из его рук здоровенный агрегат, который явно был оружием. Но понять, как эта штука работала, не было никакой возможности.

— Давай я. — Девушка, ковыляя на негнущихся ногах, подошла ближе и, передвинув какой-то рычажок, утопила клавишу на верхней крышке. Сразу же ствол отозвался бодрым гудением и замигал огоньками. — Тут рядом еще допросные блоки, так что наши еще должны быть.

— Тогда их сейчас начнут в срочном порядке вытаскивать и прятать подальше, — задумчиво произнес Хишан и, выбив раскаленную дверь, шагнул в коридор. — Прикрывай меня.

Ледяные иглы, сорвавшиеся с пальцев Хишана, пробили броню шан рок насквозь, и группа солдат рухнула на пол, словно подкошенная. Соседняя камера была открыта, и в ней оказался сам Нардо Рен, лишенный большей части своих украшений и приобретший внушительный синяк на половину лица.

— Кон Рен. — Хишан вежливо поклонился и помог артефактору спуститься.

— Рад видеть вас, молодой человек. — Рен поклонился в ответ и, распустив большим пальцем правой руки нагрудный замок комбинезона, начал деловито выгружать оттуда полыхавшие фиолетовым цветом диски. — Вам придется прикрыть меня, пока я буду строить портал.

— Портал — это хорошо, кон, но тут, насколько я понимаю, еще полно наших людей. — Хишан прислушался. В коридоре уже шел настоящий бой, и гулкие очереди оружия шан рок били уже не переставая. Капитан оглянулся на мастера артефактов и, видя, что непосредственная опасность тому не угрожает и помощь не требуется, создал вокруг него односторонний щит максимально возможной для себя плотности и двинулся дальше. Проломив еще одну стену, он попал в очередную камеру, на сей раз пустую. А в следующей его ждал сюрприз. Связанный по рукам и ногам Серг Ракин бился в болевых судорогах, а рядом стоял тот самый мужчина, который пробовал свои иглы на Хишане.

Удар тяжелым сапогом в грудную клетку выбил дух из ассистента палача, а сам пыточных дел мастер попытался что-то изобразить кулаком и мгновенно заработал двойной удар в печень и солнечное сплетение и прилег на пол.

— Дружище, что ты делаешь в такой злобной компании! — Хишан, разрезав ремни, которыми был связан Серг, помог ему встать на ноги. — Они тебя, небось, не кормили?

— …мать. Рад тебя видеть, Хиш. — Серг помотал головой, разгоняя одурь. — Я-то уж думал — всё. Отбегался.

— Не в этот раз точно. — Хишан рассмеялся. — Кон Рен там строит портал, и почему-то мне кажется, не для нашей эвакуации. — Он оглянулся как раз в тот момент, когда сквозь жидкое зеркало портала на пол пыточной камеры шагнул первый солдат с той стороны. В тяжелой энергоброне, с двумя самонаводящимися пушками на плечах и с огромным пульсатором в клешнях манипуляторов.

— Это что еще за чудо? — Серг во все глаза смотрел на выходящих из портала монстров.

— Штурмовые подразделения Хаторан, — усмехнулся Хишан. — Давай поторапливайся. Нужно проверить все камеры, найти мои жезлы и сматываться отсюда в темпе, потому как здесь скоро будет очень неуютно и грязно.

— Жезлы?

— Это вопрос чести, Серг, — терпеливо пояснил Хишан. — Дело даже не в стоимости, хотя мой жезл стоит столько, что хватит вооружить пару батальонов саргонских десантников. Там в каждом по сто граммов терена, а один из них вообще артефакт, который мне вручил мой учитель.

— Сколько?!! Ну ни хрена себе у тебя амуниция. — Серг кивнул и вышел в коридор, в котором уже затихли выстрелы. Вернулся он с двумя универсальными стрелковыми комплексами шар рок.

— Как пользоваться, знаешь? Нет? — Он передвинул пальцем небольшой рычажок и показал на кнопку сверху кожуха. — Это основная клавиша активации автоматики. Выбор боеприпаса, длина очереди и все такое — происходит автоматически. — Он проверил свой комплекс и кивнул другу: — Вперед?

В двух соседних камерах нашлись лишь Нира, успевшая к этому времени разобраться со своими мучителями, которые были похожи на две заросшие травой кучи и едва шевелились, хрипя от боли остатками легких, в которых тоже проросла трава.

— Портал для эвакуации там. — Хишан махнул рукой в сторону камеры артефактора. — А мы прогуляемся по этому заповеднику.

— И я, пожалуй, тоже. — Нира кивнула и легко вскочила на ноги, сбросив с себя истлевшие, словно тряпки остатки связывавших ее ремней. — Есть у меня пара незакрытых счетов к этим низшим.


Направление на жезлы Хишан чувствовал довольно точно и, проломив несколько перекрытий, они, фактически обойдя линию боевого соприкосновения хаторанских штурмовиков и шан рок, попали в помещения, занимаемые командным составом планетарных войск. Серг и Нира сработались так, что через пять минут уже действовали, словно долго тренировались вместе. Поэтому когда рухнула очередная стена, у охранников генерала Нар Рок не было ни единого шанса.

— Пришел, Песец? — Генерал бросил руку к кобуре на поясе, но Серг, готовый к чему-то подобному, коротко ударил ногой ему в плечо, и рука, уже расстегнувшая застежку, повисла вдоль тела. — Мы все равно вас уничтожим. Это лишь вопрос времени…

Нира сделала короткий жест пальцами, и невесомое облачко метнулось к генералу. Тот сразу осел в кресле, глядя в потолок остекленевшими глазами.

Жезлы лежали рядом в прочном пластиковом контейнере, видимо уже приготовленные для перевозки.

— А вот теперь пакуем тело и сматываемся очень быстро.

Серг кивнул и, забросив оружие за спину, поднял генерала, как вьюк на шею, и пошел вперед.

На той стороне портала был уже развернут настоящий кризисный центр со штабом и госпиталем. Кроме тех, кого освободил Хишан, штурмовики Хаторан вытащили еще три десятка солдат и офицеров, находившихся в ожидании допросов, и несколько десятков командиров шан рок, которых тоже предстояло основательно расспросить. Друзья сдали генерала безопасникам и уже нацелились перекусить и отдохнуть, когда сначала отправили куда-то Ниру, а потом представитель командования Саргон отловил Серга и засадил за отчет.

Хишан в одиночестве побродил по центру в поисках столовой и, поев, завалился на раскладушку прямо в приемном покое госпиталя, развернутого здесь же. Именно здесь его нашел штабной офицер, получивший приказ найти и доставить к Иерарху отличившегося капитана.

После нескольких попыток разбудить Хишана он связался с руководством, и его сразу же соединили с Иерархом.

— Оставьте его. — Иерарх, прекрасно понявший затруднения своего адъютанта, тоже был магом, поэтому небрежно махнул рукой. — Потом напишет. Кон Рен говорит, что там до двадцатки полыхало, так что пусть восстанавливается.


14

Довожу до вашего сведения, что вчера ночью службой внешнего контроля Шелеста (армейское управление) был зафиксирован мощный взрыв, произошедший на территории комбината № 38. Вызванные подразделения спасателей оперативно потушили пожар, но спасти никого не удалось. На месте взрыва было обнаружено около ста тридцати тел и фрагментов. Оперативная генная идентификация показала, что большинство собравшихся были членами Высшего Совета, а еще двадцать один человек — высокопоставленными сотрудниками Шелеста (гражданское управление) и Лианы. Список прилагается.

Экспертиза, проведенная силами привлеченных специалистов, показала, что причиной пожара и гибели людей явился взрыв стандартного пятидесятикилограммового контейнера с взрывчаткой класса «Ниогон», тип — паутина. Причина нахождения контейнера на биохимическом комбинате и его взрыва выясняется.

Командир спецгруппы № 45 «Арадон» внешнего контроля, Шелест, высокая Тара Инор.
Флорианская империя, Зеленое Сердце

Маги по согласованию с руководством всех заинтересованных сторон уже организовали стационарные порталы между Сардом, Флорой, Фримами и Хаторан, поэтому Нира через портал, рамка, которого светилась изумрудным цветом, сразу попала в один из залов Зеленого Сердца, где была организована проверка всех прибывающих и нечто вроде таможни.

Нира подошла к столу, за которым сидели сестры, ответственные за пропускной режим, когда к ней подошла адъютант начальника генштаба Рины Энего, старшая Диана Этон.

— Высокая. — Она коротко поклонилась. — Вас просят срочно пройти к Высочайшей Энего.

— Веди. — Нира сосредоточенно кивнула и, широко шагая, пошла следом за семенящей в узком темно-синем харане старшей.

Но вопреки ожиданию, адъютант свернула не в крыло, занимаемое командованием армии и флота, а на архаичном механическом лифте поднялась на третий уровень и не сворачивая нацелилась прямо на покои Великой.

Несколько постов щитоносных лишь проводили их взглядом, а на последнем дежурный офицер специальным сканером проверила наличие скрытых полостей для ядов и боевых имплантов.

— Высокая, у вас во рту три пустых полости. — Она подняла взгляд от экрана.

— Использовала. — Нира хмыкнула. — Хорошо, что четвертую распаковывать не пришлось. Там наргот.[12]

— Проходите. — Офицер надела на руку Нире блокирующий браслет и кивнула.


Про новую Великую Мать ходили совершенно дикие слухи, которые иногда подтверждались. Но Нира никогда не вступала в эти дискуссии, считая, что обсуждать кого-то за глаза не очень хорошая затея, даже если этого человека ты никогда не увидишь. Великая Мать на первый взгляд не производила впечатления, но это лишь до того момента, когда она не подняла взгляд на свою гостью.

— Садись.

И офицер спецназа, за плечами у которой были десятки боевых операций, на мгновение дрогнула, вглядевшись в глубину светло-желтых, словно из расплавленного золота глаз.

— Я хотела бы услышать некоторые подробности операции, которую проводил объединенный штаб.

— Да какие подробности, Великая. — Нира чуть пожала плечами. — Мы-то ведь вообще ничего не знали. Предполагалось, что отобьем на пять минут четыре башни, сровняем с землей город и космопорт и уйдем. Потом вдруг выяснилось, что нас там зажали отборные войска шан рок, и те, что не пробились сразу и не погибли, были захвачены в плен. А потом как бы между делом выяснилось, что Хаторан только и ждали этого момента, чтобы захватить их штаб. Я, честно говоря, такой чехарды еще не видела.

— Как показали себя саргонцы?

— Нормально показали. — Нира усмехнулась. — Вояки вполне годные и старое не вспоминают. Когда надо, и спину прикрывали, и погибали вместе с нашими девчонками. Да их, если честно, вообще никогда за настоящих врагов не держали. Ну бывало, что пересекались пару раз на операциях, но война — это же контактный вид спорта. Без эксцессов никак.

— А Хаторан?

— И Хаторан точно так же. — Офицер улыбнулась. — Нормальные ребята. А тот, которого я опекала, вообще, кстати, в надзоре не нуждается. На моих глазах несколько тысяч десантников одним взмахом распылил в порошок. У него еще наш высший орден… — Нира наморщила лоб. — Так вы, Великая, о нем спрашиваете?

— Да. О нем, — не стала отказываться Арна и, встав, села напротив Ниры. — Как он тебе?

— Странный он. — Нира мягко улыбнулась, вспомнив Хишана. — Девчонкам нашим из третьей штурмовой на лестнице руку подавал. Они сначала шарахались, конечно, но потом им даже понравилось. Да чего говорить, он росск, и этим все сказано. Они же вообще ненормальные насчет баб и войны. Насколько жесткие солдаты, настолько и мягкие с женщинами. Еще говорят, росски ругаются очень здорово, но я, честно говоря, от Хишана этого ни разу не слышала. И еще одна странность. У него в друзьях — саргонский легионер Серг Ракин, из Алого Легиона. Как такое вообще могло произойти, я не понимаю, но, судя по разговорам, ребята дружат с детства.

Кусочки головоломки у Ниры потихоньку вставали на место.

— Это его прикрывали наши из Шелеста? — И дождавшись утвердительного кивка Арны, заметила: — А я-то еще гадала, чего это у нас три спеца из разведки делают. Хороший парень. — Нира кивнула, смотря куда-то в пространство. — Пулям не кланяется, от крови не шарахается. Когда нас на башне штурмовали, практически все время просидел на открытой галерее. А там, Великая, такие куски летали, что и у старого солдата недержание случилось бы.

— Я хочу пригласить его сюда. Ты мне поможешь? — тихо произнесла Арна, но для Ниры это прозвучало так, словно это прокричали ей в ухо.

— Сюда? — Она задумчиво потерла ладонью шею. — А если с ним что случится? Он, конечно, сам может за себя постоять, но…

— Высочайшая Энего гарантировала мне его безопасность.

— Ну она слов на ветер не бросает. — Нира кивнула. — Хорошо, Великая. Я притащу его.


Поспать Хишану не дали, так как уже через четыре часа его нашла и растолкала взмыленная Нира.

— Пойдем!

— Да куда ты меня тащишь? — Вяло отбивающегося Хишана сначала втащили в какую-то комнату, где наскоро привели в порядок, а потом привели на площадку стационарного телепорта, откуда он вышел в большой круглый зал, стены, которого были выложены чем-то коричневым и бугристым, напоминающим кору дерева. Незнакомый маг дружески кивнул Хишану, разглядев нашивки на плече. Рядом с ним капитан увидел десяток женщин в белых комбинезонах с оружием в руках и женщину в пепельно-сером одеянии до пола, которая сразу предложила сдать все вооружение.

— Вы о чем, конна? — Хишан улыбнулся. — Я, как и вы, одно ходячее оружие. Это саргонца можно раздеть до трусов и тешить себя надеждой, что его навыки рукопашного боя окажутся хуже, чем реакция охраны. А со мной такая история не пройдет в принципе. Даже если мне отрезать конечности и обколоть химией.

— Оставьте его, Высокая. — Команда, прозвучавшая из уст вошедшей в зал стройной женщины с властным лицом, заставила охрану подтянуться. — Это наш гость, который уже доказал верность Великой Матери. Не будем оскорблять его недоверием.

Так и не обыскав, щитоносные провели его длинным коридором и, выведя в сад, показали направление на беседку, увитую цветами, и испарились, как их и не было.


В самой беседке, за накрытым на двоих столом сидела Великая Мать Флоры и, приветливо улыбнувшись Хишану, кивнула головой.

— Проходи, садись.

— Великая Мать. — Хишан вежливо склонил голову и присел на самый краешек глубокого кресла.

— Мы же договаривались, просто Арна. — Девушка, чуть склонив голову, посмотрела, как магик сел, и неожиданно рассмеялась. — Тебе так удобно?

— Нет, — честно ответил Хишан. — Но расслабляться в кресле мне кажется еще более неудобным.

— Спокойно, капитан. Здесь нападать некому. — Арна рассмеялась и добавила: — Уже. Но кресло можно немного поднять. Там такой рычажок внизу, отрегулируй, как тебе нужно. А то и вправду есть будет неудобно.

Какое-то время Хишан стеснялся соседства главы еще недавно враждебного государства, но через несколько минут здоровый голод сделал свое дело, и он уже бодро хрустел флорианскими деликатесами.

Арна смотрела, как Хишан ест, и эта картина рождала в душе какие-то странные эмоции, самой необычной из которых было спокойствие. Она почему-то была уверена, что пока он рядом, с ней ничего не случится, и что этот практически незнакомый мужчина без колебаний заслонит собой любую угрозу, как тогда на саммите четырех государств.

Перехватив ее взгляд, молодой маг запнулся и неожиданно покраснел, словно не вовремя вошедшая в комнату воспитанница.

— Э… Арна, ты ничего не ешь?

— Мне гораздо приятнее смотреть, как это делаешь ты.

Арна скинула сандалии и, устроившись целиком на подушках, обхватила ноги руками, положив голову на колени.

— Тебе вкусно?

Хишан вытер рот салфеткой и отложил вилку.

— Если честно, никогда еще не ел настолько вкусной еды. Ни у Свободных, ни на Саргоне или у нас ничего подобного и близко нет.

— Ты был у Свободных?

— Мне почему-то кажется, — медленно произнес Хишан, — что все подробности моей биографии вам известны лучше меня.

— Совершенно напрасно. — Арна рассмеялась высоким звонким смехом. — Мне, конечно, принесли все, что на тебя есть, и признаюсь, это весьма тонкая папка, несмотря на то что ты и твой отец очень интересуют нашу разведку, но я не стала читать.

— Почему? — обескураженно спросил капитан.

— Не хочу за тобой подглядывать. — Аран улыбнулась. — Ну разве что в душе.

Теперь маг покраснел, так что казалось, мгновение и он вспыхнет, словно термобрикет, а Арна, видя это, расхохоталась в голос.

— У нас девочки с шести лет знают классический способ получения детей. Не могу сказать, что этот способ популярен, но очень многие шли на серьезный риск, чтобы провести лишнюю ночь в мужских бараках. Не беспокойся. — Она с улыбкой кивнула Хишану, увидев, как тот напрягся. — Мы кардинально изменили условия их проживания, питания и всего прочего, и кроме того, отпустили по домам всех, кто захотел.

— Это значит, кто-то остался?

— Очень многие. — Девушка улыбнулась. — У нас очень мало мужчин, а женщины все без исключения красавицы по вашим меркам. Кто же из нормальных мужиков откажется от такого цветника? Конкуренции-то ведь практически нет. Так что три четверти мужчин предпочли остаться. Тем более что теперь у них пусть и не высокий, но положительный статус и относительно полная свобода передвижения. Им даже выплатили компенсации за время пребывания в рабстве, и сейчас они если и не богатые, то во всяком случае обеспеченные люди. Пришлось даже вводить новый ранг в наши документы. Младший брат, брат, старший, верхний и так далее. Кое-кому это пришлось не по нраву, но перемены уже давно назрели и перезрели. У огромного количества наших руководителей были тайные партнеры — мужчины и даже рожденные обычным образом дети. Вокруг этого кормилась целая толпа криминальных прилипал, так что мы еще и здорово почистили наше общество.

— У вас есть преступность? — Хишан удивленно поднял брови.

— Пока еще есть. Но с некоторых пор это стало очень опасным занятием, так что тенденции обнадеживают. Скажи… — Арна помолчала, собираясь с мыслями. — А как у вас знакомятся?

— Знакомятся… — задумчиво протянул Хишан, внимательно смотря на Арну. — Знакомятся по-разному. Тут все от случая зависит. Но мне кажется, я понял, о чем ты спрашиваешь. — Он кивнул. — Сначала — знакомство. Люди как бы примеряются друг к другу. Потом они обычно встречаются где-нибудь. Или идут вместе на концерт, или в ресторан. Ну как бы осуществляют некое совместное мероприятие. Это называется свидание. Но главное в этой истории познакомиться еще ближе. Это, как говорит мой папа, цветочно-конфетный период. Характеризуется тем, что люди стараются показать все свои положительные качества и не очень налегать на отрицательные. Они, конечно, тоже вылазят, но постепенно. Заодно дают возможность людям понять, готовы ли они мириться со всем плохим, что есть в партнере. Хотя самое неприятное проявляется как раз в третьем периоде. Когда люди начинают жить совместно и не имеют возможности спрятать своих демонов.

— А вот эти свидания, они как заканчиваются?

Несмотря на спокойный и даже чуть отстраненный вид, с которым спрашивала Арна, что-то подсказывало Хишану, что вопрос для девушки совсем не праздный.

— Тут все от людей зависит, — осторожно начал он. — Некоторые после пары часов ныряют в койку, кто-то продолжает встречаться… — Маг вдруг запнулся, глядя в глаза Арны, и неожиданно произнес: — А давай встретимся где-нибудь? Погуляем, посидим в ресторане?

— На Хаторан? — спросила девушка и, чуть порозовев, спрятала лицо за коленками.

— Можем на нейтральной, так сказать, территории. В Гианде, например. Я там никогда не был, и там живет мой старый друг.

— Хорошо. — Арна спустила ноги на пол и встала. — Я жду тебя в гостевой зоне порталов через пять часов.

Выйдя из портала на Элоре, Хишан, еще не вполне отошедший от разговора, сразу подошел к дежурному магу-безопаснику и, показав свой жетон, попросил, ни много ни мало, связи с Иерархом.

Понимая, что молодой офицер не будет беспокоить главу государства просто так, маг быстро организовал ему телепорт в секретариат Иерарха, где тому предстояло самому доказать важность своей информации.

К счастью для Хишана, дежурный маг-телепортер уже отправил сообщение о посещении офицером Хаторан Зеленого Сердца, и оно, помеченное грифом «Срочно, Секретно», лежало в папке главного секретаря.

— Иерарх. — Хишан вежливо поклонился, машинально сотворив «визитку», как делал всегда, когда рядом был другой маг.

— Садись давай. — Седой, внешне не старый и крепкий даже на первый взгляд мужчина, едва сдерживая улыбку, кивнул на стул напротив. — Что у тебя?

— Я пригласил на свидание… флорианку.

— От меня-то что надо? — сварливо поинтересовался Иерарх. — Свечку подержать?

— Обменять часть средств на моем счету на саргонские дилар. Несмотря на то что приказ вроде бы есть, без вашего разрешения никто и ничего не делает. А того, что мне дали в экспедиционном управлении, может не хватить, — твердо ответил Хишан. — С остальным я сам справлюсь.


— Флорианку он пригласил, — ворчливо бросил Иерарх, когда двери за Хишаном закрылись. Он вызвал секретаря. — Наши люди уже устроились в посольстве?

— Заканчивают ремонт помещения. Первые двадцать сотрудников уже приступили к работе.

— Там из боевиков есть кто?

— Согласно четырехстороннему протоколу, не более трети сотрудников посольства являются офицерами безопасности и разведки.

— Вот и давай их в зону порталов. — Иерарх тяжело вздохнул. — Глаз с этого Хишана не сводить. Если что с его спутницей случится, пусть сразу шьют себе каторжные робы. И естественно, поставьте в известность саргонцев и Флору.


Ренгор просматривал последние данные по промышленному сектору, когда в кабинет постучался его помощник.

— Отец?

— Заходи. — Негласный, но от этого не менее грозный владыка Саргонской империи кивнул Трогару. — Принес что-то интересное?

— Маги связались с руководством Белого Легиона в связи с прибытием на Сарг Великой Матери Флоры.

— Странная формулировка для официального визита.

— Это не официальный визит. — Помощник Отца улыбнулся. — У них свидание с молодым магом. Приглашен также один из наших офицеров, некто Серг Ракин.

— Герой Империи… как же помню. — Ренгор задумчиво кивнул. — Любопытный расклад. Белый, небось, на ушах стоит?

— Уже заменили весь штат в ресторане на своих людей и высадили снайперов. Сейчас в том квартале легионеров больше, чем простых граждан. Князь, естественно, в курсе. Собирается тоже поужинать с супругой в том кабаке. Пару будут вести четверо хаторанцев, и уже прибыла бригада от Шелеста. Кроме того, наблюдаем повышенную активность агентов ашш, и отчего-то зашевелилась Ганза.

— Отчего-то? — Отец расхохотался. — Да ведь наш союз этим падальщикам, словно кость в одном месте. Они же жили за счет контрабанды между нашими мирами, а теперь все пойдет мимо них. — Ренгор задумался. — Полагаю, что они и ашш снюхались и готовят какую-то подлость. Если что-то случится с Великой, нам будет не отмыться. Кроме того, девочка отличается редким здравомыслием, и смена руководства у Флоры не отвечает нашим интересам.

— Увеличить количество агентов?

— Это понятно. — Отец поднял руку, останавливая помощника. — Князь недаром собирается пойти туда. Если что-то случится, он тоже будет в списке пострадавших, и это сильно улучшит ситуацию. Молодец Савр. — Ренгор кивнул самому себе, размышляя, чем он может в этой ситуации помочь. — Давай-ка поднимай мою бригаду и готовь выход. Посмотрим на ребятишек живьем.


15

В ходе тяжелых оборонительных боев в системе Сеты объединенный флот нанес несколько ударов по разворачивающимся войскам шан рок и занял более выгодное положение в системе. Очень хорошо показали себя новые корабли с системами дальнего обнаружения корпорации Сорда — Федерация Свободных и пушками, разработанными 32-й лабораторией Объединенного исследовательского центра.

Но несмотря на успехи, общее положение Флота оценивается как тяжелое. Большие потери в кораблях и личном составе компенсируются за счет ввода кораблей с консервации и призыва офицеров запаса первой очереди, что отрицательно сказывается на боевых возможностях Флота.

Для решения данной проблемы аналитическая группа Объединенного штаба предлагает:

Формирование смешанных экипажей, в которых будут представлены как представители всех четырех государств, так и кадровые офицеры и запасники в разумной пропорции.

Передача документации по саргонским корветам 602-й серии, фрегатам 707-й серии и специалистов — сборщиков на верфи Свободных для резкого увеличения числа строящихся кораблей.

Ускорение работ по передаче в серию системы уничтожения энергощита хаторанского производства и помощь в выпуске готовых изделий.

Скорейший переход всех производственных и исследовательских центров на единый стандарт подключения аппаратуры, размещения боевых и общекорабельных систем…

Начальник аналитической группы ОШ полковник Демаро (Саргон)
Заместитель НАГ ОШ подполковник Зендаро (Флора)
Заместитель НАГ ОШ майор Белтам (Свободные)
Заместитель НАГ ОШ майор Ренар (Хаторан)
Саргонская империя, планета Сарг, Гианда

К своему первому свиданию Хишан готовился как к настоящей боевой операции. Выглаженный мундир сверкал орденами и медалями, а парадный жезл покоился в начищенных до сияния фигурных ножнах. Он еще раз посмотрел на себя в зеркало и, поправив берет, решительно шагнул на выход. Через полчаса он уже выходил из алого портала на Сарг. Саргонцы разместили гостевую зону на территории старого космопорта, так что тут были и гостиницы и рестораны, но Хишана все это не интересовало. Он быстро заказал такси и, сделав контрольный звонок в ресторан, посмотрел на табло.

До указанного Арной времени оставалось два часа, и Хишан набрал номер старого друга.

— Привет, гроза агрессоров!

— А… Хиш. — Серг зевнул так широко, что чуть не свернул себе челюсть. — Чего тебе, страх хромов? Погоди. — Он взглянул на коммуникатор, где мерцал символ местного вызова. — Ты что здесь?

— Да здесь, я, здесь. — Маг хмыкнул. — В гостевой зоне. Не желаешь прогуляться, поужинать?

— Ты вот на часы давно смотрел?

— А то как же? Шесть утра по-нашему и семь сорок две вечера по-вашему. Как раз время поужинать со старым другом.

— Могу накормить плюхами, — отрезал Серг. — Я, между прочим, еще не спал и писал рапорта.

— Серг, дорогой. — Голос Хишана вдруг стал обманчиво ласковым. — Я очень жду тебя через два часа в ресторане «Зенит». Можешь также привести свою девушку.

— Да она сейчас спит, как карвак зимой!

— Нет, я ни на чем не настаиваю, но уверен, что она тебе не простит, если ты ее не разбудишь и не приведешь туда. И да, прихвати с собой что-нибудь. Ну на всякий случай.


Часы отмеряли последние минуты до момента, когда можно было уже начинать ждать Арну по-настоящему, и Хишан не находил себе места. Высокое положение Арны его вообще никак не волновало. Но вот совершенно незнакомое желание защитить ее от всего мира, увезти подальше от всех врагов полыхало в нем не меньше, чем огонь в плазменной печи.

Короткий тенькающий звук, предваряющий сработку портала, заставил его отвлечься от раздумий, и он с удивлением, переходящим в восхищение, увидел Арну, одетую в обтягивающий мундир темно-зеленого цвета. На груди ее переливался небольшой значок, видимо награда, а на поясе висел кинжал в темно-серых ножнах.

Хишан шагнул к Арне и поклонился.

— Выглядишь просто потрясающе.

— Правда? — Арна с улыбкой поправила форменный обруч на голове и решительно просунула свою руку под локоть Хишана. — Пойдем.

К удивлению молодого офицера, как только они вышли из здания, рядом остановился огромный и явно бронированный лимузин, почему-то желтого цвета и с эмблемой городской службы такси на дверях.

— Чего-то я пропустил, — проговорил он, подавая руку Арне и помогая ей зайти в машину.


Лана Тиго, вопреки всем ходящим вокруг нее слухам, не была ни нимфоманкой, ни законченной сукой. Просто она была патологически, до невозможности любопытна, и ей очень нравилось красоваться в свете прожекторов, когда она вываливала очередную порцию горячей информации на головы зрителей. Для получения этих сведений она была готова спать с кем придется, заискивать, угрожать и вообще делать все, что нужно. Именно в этом, в ее понимании, и заключался профессионализм журналиста. Сломанные судьбы и прочее воспринималось ею как достойное обрамление карьеры. И сейчас она в своем красном мобильчике спешила изо всех сил, чувствуя, что настал звездный час. Информатор из Белого Легиона отказался от встречи, посетовав на то, что придется работать в парковой зоне Гианды в каком-то ресторане, и этого ей было вполне достаточно. Лана обзвонила два десятка заведений в этом районе, и ей отказали лишь в «Зените» — заведении, которое славилось прекрасной кухней, музыкантами и ценами, весьма высокими даже по меркам столицы.

Приткнув мобиль на крыше парковки, она получила жетон и, уже не глядя, как ее машина уплывает на лифте в глубину здания, поспешила на улицу.

Опытный взгляд журналистки сразу срисовал белых легионеров, изображавших торговцев, случайных зевак и провинциалов под видом расположившихся на отдых экскурсантов. То, что туристы отдыхали ночью, видимо, совсем никого не смущало, потому что прохожие, наматывавшие круги по кварталу, не отвлекались на такие мелочи.

Тяжелый автобус с наглухо затененными стеклами не мог быть ничем иным как мобильным командным центром, и его журналистка обошла по широкой дуге, постепенно приближаясь к ресторану. Группа девушек модельной внешности, сидевшая на террасе открытого кафе, тоже не привлекла бы ее внимания, если бы не одежда, купленная в дорогом, но одном-единственном магазине. Поверить в то, что десять девушек купят все свои вещи в одном и том же магазине, было совершенно невозможно, даже если учесть, что это был дизайнерский бутик самого Лоа Денаро.

— Да что же здесь происходит, хром мне в гроб! — тихо выругалась журналистка, рассматривая вход в ресторан в отражении огромной витрины ювелирного магазина «Алмазный пик». Там через дорогу стояли не как обычно пара охранников в малиновых ливреях, а около десятка крепких широкоплечих мужчин в дорогих костюмах и несколько машин, в которых при внешности лимузина чувствовалась мощь бронированной боевой машины.

— Разве может прекрасная арра найти в этом месте нечто столь великолепное, как она?

Мужчина, стоявший рядом, был одет в несколько старомодный, но очень дорогой костюм со знаком Золотого Легиона в петлице. Несмотря на то что голова девушки была занята мыслями о том, как проникнуть через охрану ресторана, она нашла в себе силы приветливо улыбнуться.

— А что бы вы посоветовали, сар?

— Мне трудно предположить, но если вы дадите мне время подумать, возможно, какие-то мысли у меня появятся. — Мужчина улыбнулся, и девушка почувствовала, что внутри нее что-то екнуло. Ее собеседник, казалось, был живым воплощением того, что называют словом власть. Чистая власть, незамутненная ничем и даже деньгами, это власть на таком уровне, на котором деньги в обычном понимании уже перестают иметь хоть какое-то значение.

Лана широко улыбнулась в ответ.

— Подумать?

— Да, я бы сказал поразмышлять. Например, за ужином. — Он оглянулся, и взгляд его упал на переливающуюся огнями рекламу ресторана. — Например, вот в этом заведении.

— Но там, похоже, все занято…

— Надеюсь, для нас они все же найдут местечко. — Мужчина уверенно подхватил журналистку под локоть и повел ее через дорогу.

Охрана, еще недавно отправившая подальше скандального господина, подъехавшего на антикварном лимузине, лишь посторонилась, пропуская пару, и вновь сомкнулись за их спинами.

А в ресторане действительно было полно интересных гостей. Премьер-кардинал Коггар, и сам Князь, причем оба с жёнами, и еще несколько высших офицеров империи. Но даже на таком фоне спутник Ланы не выглядел отставником, случайно зашедшим на чужой праздник. Спокойный и неторопливый мэтр с чувством собственного достоинства проводил их к столику, подозвал официанта и, пожелав приятного вечера, удалился. Но добило Лану не это, а бутылка коллекционного красного вина, присланная от Князя. Мужчина, спокойно прочитав короткую записку, нашел глазами Савра и, кивком выразив свою признательность, отпил из бокала.

— Великолепно. — Он чуть прикрыл глаза. — Урожай тридцать пятого года вообще был хорош, но вино с фермы графа Герен просто необыкновенно.

— Герен? — переспросила Лана. — Это тот, который разбился в своей машине?

— Ну работая сразу на две чужих разведки, нужно быть готовым к неполадкам в электронике. — Он улыбнулся. — О, прошу простить мою неучтивость. Я не представился. Ренгор. — Он чуть привстал и поклонился.

— Лана Тиго. — Журналистка не вставая качнула головой.

— Лана Тиго… — Ренгор, словно что-то вспоминая, посмотрел наверх. — Так вы же журналистка. — Ренгор улыбнулся. — Вот почему ваше лицо мне показалось знакомым. Я, к сожалению, нечасто смотрю антар, но ваше лицо мне запомнилось. Это же вы делали репортаж о пожаре в публичном доме? Какая экспрессия!

Лана пытливо посмотрела на собеседника, но на лице Ренгора не отразилось ничего, кроме вежливого интереса к обсуждаемой теме.

— Но я обратил бы ваше внимание на другую тему. — Он равнодушно кивнул официанту, который принес меню и карту вин. — Обратите внимание на столик у террасы.

— Да. — Лана кивнула. — Двоих из них я знаю. Самый молодой Золотой Легионер и его подруга Дан — дочь командира Синего Легиона. А вот остальные… — Мысленное усилие и имплант, вживленный в левый глаз, укрупнил картинку. — Офицер армии Хаторан? Да еще и с флорианкой?

— Это наше будущее, Лана, — спокойно прокомментировал Ренгор. — Саргонец, хат и флорианка за одним столом. У них нет багажа старых обид, они молоды, и будущее для них прекрасно. Кстати, это не просто хаторанец, он офицер их спецназа и очень отличился при обороне Сеты. Думаю, он будет в числе награжденных за эту операцию, в том числе и нашим орденом. А флорианка, судя по знакам отличия, тоже непростая девочка. Орден Зеленого Щита просто так не дают.

Лана вернула зрение в обычный режим и перевела взгляд на своего собеседника.

— А почему вы мне все это рассказываете?

— Хм. — Ренгор усмехнулся. — Хороший вопрос. Наверное, потому, что я хочу показать вам другую сторону жизни. Не ту, где скандалы и интриги, а ту, где честные мальчики и девочки делают свое дело, добывая металл, строя корабли и защищая свою страну.

— Да разве это интересно зрителям? — Девушка кокетливо улыбнулась. Ей совершенно не хотелось говорить о политике с таким самцом, но правила хорошего тона не предполагали вариантов.

— Пожар в доме терпимости интересен лишь тем, кто живет ради самих себя, а обслуживание таких личностей и есть самая настоящая проституция. И вам решать, кем вы хотите быть. Мясом на рынке или садовником на имперском поле. Потому что если вы захотите побыть мясом на поле воспитания, то очень скоро обнаружите себя в машине, которая совершенно не слушается управления.

Несмотря на спокойный тон, от слов Ренгора на журналистку дохнуло могильным холодом.

— Вот так запросто взять и убить?

— Не запросто. — Отец улыбнулся. — Только тех, кто будет продолжать пачкать души наших мальчишек. Считайте это новой политикой империи. Два мира. Большой, где взлетают новейшие корабли, и маленький, где самой важной новостью останется постыдная болезнь очередной «иконы стиля». Маленький мир не будут запрещать, но и при малейшей попытке пролезть выше будем жестко бить по рукам.

— Не много ли на себя берете? — Лана, которая всегда считала себя неприкасаемой, выпрямилась и посмотрела на собеседника, словно хотела прожечь его взглядом. — Вы вообще кто такой?

— Я? — Ренгор рассмеялся. — Тот, кому известно, что Латнарская империя через представителя Ганзы в прошлом месяце выдала вам наличными десять тысяч дилар, месяцем ранее — пятнадцать тысяч, еще ранее — восемь. За год только из одного этого источника сто десять тысяч. Марканский союз хоть и далеко, но тоже вложил посильную лепту. За прошлый год почти восемьдесят тысяч. Того, что вам дали наши теперешние друзья Флора и фримены, мы не считаем, а вот пожертвования от ашш и непосредственно от Ганзы, составили в сумме двести тысяч только за прошлый год. Что-то дешево продаетесь. Вот, например, Нигара Тассо за те же услуги берет вдвое больше. Она, кстати, собралась покупать новую машину… Может, посоветуете ей подходящую модель? Ну чтобы электроника была в порядке. — Он рассмеялся, глядя в лицо журналистке. — Поймите, я разговариваю с вами лишь потому, что чувствую в вас некий потенциал. Во всяком случае, отец ваш был человеком чести…

— Конечно, — едко произнесла девушка. — Умер, не оставив наследства.

— Денег в смысле? — Ренгор удивился. — А почему он должен был оставить вам что-то кроме честного имени? Университет вы закончили за счет государственной помощи, на работу вас тоже взяли довольно быстро и денег платили немало. Неужели вы полагаете, что все это случилось благодаря тому, что спали со всеми подряд? Так посмотрите на девочек, которые делали то же самое, и где они в результате оказались. — Он сделал жест рукой, и, словно ожидая этого движения, к нему мгновенно подскочил официант.

— Дама нас покидает, — бросил он коротко. — Проводите.

Лана Тиго уже набрала воздух в легкие, чтобы закатить грандиозный скандал, но, посмотрев в холодные немигающие глаза официанта, мгновенно сдулась. Пообещав себе, что сделает самый разгромный репортаж, какой сможет, она, гордо подняв голову, удалилась, успев лишь заметить, что десяток девиц-моделей, которых она срисовала недалеко от ресторана, как-то уже переместились в зал.

Тем временем ребята уже отбросили всякие церемонии и болтали, словно были знакомы много лет. Никто почти ничего не ел, занимаясь в основном разговорами. Дан рассказала, что учится на факультете интеллектуального проектирования и будет заниматься системами искусственного интеллекта боевых аэрокосмических платформ, а Арна, которая попросила Хишана не раскрывать, что она Великая Мать, говорила в основном о буднях дворцовых воспитанниц.

Поскольку информация о повседневной жизни империй замещалась в основном слухами, им было что рассказать друг другу. Расстались они глубоко за полночь в гостевой зоне телепортов, куда Дан и Серг поехали провожать Хишана и Арну.


Как ни держались войска за Сету, планету пришлось оставлять. Конечно, войска, на этот раз уже полностью роботизированные, еще раз ударили по опорным точкам шан рок на поверхности, и флорианцы напоследок запустили в пещеры неудачный генетический материал в виде странных монстров, которых наплодили их биоинженеры, но особого удовлетворения это никому не принесло. Первую настоящую схватку за пространство объединенный флот проиграл вчистую. Аналитический центр, куда вошли лучшие специалисты четырех рас, разработал программу взаимного дополнения технологий, так как они считали, что лишь на стыке подходов можно будет разработать действительно эффективное оружие.

Кроме правительственной программы заработал и коммерческий обмен. Новый торгово-промышленный центр решили делать на Венате, жестко отделив торговую зону от научно-промышленной и правительственной, и первым зданием нового города стала ратуша, которую Хаторан полностью перенесли с помощью телепорта на новую площадку. Поскольку город изначально проектировался как торговая площадка, кварталы, которые застраивали разные архитекторы, чередовались между собой. Флорианцы как всегда отдавали предпочтение домам, вросшим в окружающий ландшафт, Саргонцы строили в основном хайтек, а фримены предпочитали классическую городскую застройку. И на этот раз маги решили показать, на что способны, и их здания были иногда похожими на сгусток жидкого огня или переливающиеся всеми цветами радуги — на облако из льдинок, с ними могли соперничать лишь живые дома Флоры.

Много проблем доставила привязка валют к обменным курсам и установление цен на товары, но лишь после долгого обсуждения решили ограничить прибыльность всех операций тридцатью процентами и создали межправительственную комиссию, которая занималась проверкой и аудитом.

Между делом оказалось, что огромное число крупных концернов уже вели разработки на основе гибридных технологий, и прямой доступ к технической документации на некоторые изделия вдохнул вторую жизнь в исследования или значительно продвинул их. Хаторан, добыв какие-то забракованные производственниками Саргон кристаллы, через месяц выдал первый образец фарионного процессора, способного работать в непосредственном контакте с энергиями восьмого — пятнадцатого уровня, что раньше представляло собой неразрешимую задачу, и высокоранговые плетения приходилось рассчитывать в уме и «на глазок».

Кроме всего этого, приятным бонусом было серьезное сокращение или вообще исчезновение контрабанды многих товаров, поскольку без поддержки государства такие операции становились невозможны или крайне рискованны.

Все это поставило торговые операции Ганзы под удар, и торговый союз вынужден был сосредоточиться на торговле с совсем дальними соседями, что не могло не сказаться на доходности. Столетия, в течение которых Ганза зарабатывала на противоречиях близкорасположенных государств, развратили торговцев, и теперь они судорожно искали способы вернуть все обратно. Теракты, саботаж и народные волнения прокатились по всем планетам четырех государств, заставив спецслужбы работать в авральном режиме.

Точку в противостоянии поставили объединенные вооруженные силы. Саргонцы вычислили местонахождение главной перевалочной базы Ганзы, и пять магов-транспортников телепортировали двухтонный контейнер, предоставленный флорианцами, прямо в центр базы, а специальные команды зачистили торговые представительства, оставив в живых только женщин и детей.

Пятикилометровое сооружение, которое стремительно в течение десяти минут пропиталось жуткой удушающей вонью, было оставлено настолько быстро, насколько позволяли возможности спешно вызванного флота. А когда выяснилось, что вещество, вызвавшее запах, способно пропитывать металл, заражая корабли, Ганза чуть было не отказалась от эвакуации людей. К счастью, с увеличением расстояния от эпицентра запах становился слабее и хоть и был совсем не подарком, все же мог хоть как-то переноситься людьми.

Но все попытки эвакуировать блоки памяти или хотя бы уничтожить их провалились. Запах пробивался через все фильтры и сквозь металл и уже через сто метров от входных шлюзов становился нестерпимым даже в глухих скафандрах высшей защиты.

Системы базы автоматически начали трансляцию сигнала «Биологическая и химическая опасность» на всех аварийных частотах, и это был главный просчет проектировщиков, потому что огромное космическое сооружение с этого момента считалось ничейным.

Через пять суток, когда активность вещества, отравившего воздух, стала падать, к базе подошел десяток буксиров из состава Первого Флота Саргон и переместил ее для начала в глубину империи, где специалисты четырех стран начали спокойно и вдумчиво потрошить ставшее вдруг бесхозным имущество.


Во всем этом Серг не поучаствовал, так как три месяца провел на учебной базе спецназа Алого Легиона, а затем осваивал новую технику. С Дан они общались лишь по видеосвязи, и он, конечно, был в курсе всего, что происходило, но боевая учеба не располагала к долгим размышлениям.

Рота, которую он принял, была полностью автоматизирована и не имела в боевом составе людей, кроме него самого. Сто пятьдесят единиц мехсостава управлялись с помощью КИПа последнего поколения, решавшего не только тактические, но и локально-стратегические задачи. Кроме главного процессора, было еще два десятка процессоров помельче, выполнявших функцию командиров взводов, и распределенная сеть управления, позволявшая гибко управлять вычислительными ресурсами роты. Кроме собственно боевых дронов, у него в штате теперь было и пятнадцать многофункциональных ремботов, и даже трое техников — людей. Техники не выбрасывались с ротой и осуществляли технический контроль и ремонт только на базе.

Когда подразделение начало двигаться и работать, словно единый организм, Серга неожиданно вызвали в штаб и представили четверых женщин, возглавляемых старой знакомой Нирой.

— Вот, старший лейтенант. — Полковник Тан Киро кивнул на своих гостей. — Представляю подразделение, с которым тебе нужно будет сработаться как со своей печенью.

— Света жизни тебе, Высокая. — Серг с улыбкой отсалютовал Нире.

— Высокого посмертия, старший лейтенант. — Флорианка козырнула в ответ и крепко пожала руку Серга. — Примешь пополнение?

— Сколько вас?

— Всего? — лукаво улыбнулась Нира. — Около тысячи единиц. Но боевых только семьсот. Остальные — разведка и всякое прочее.

— Солидно. — Он кивнул и обернулся в сторону подполковника.

— Сар, разрешите убыть на предварительное совещание?

— Убывай. — Офицер со вздохом проводил взглядом подтянутые фигурки флорианок и еще долго смотрел на закрывшуюся за ними дверь.

Когда ему сосватали этого парня, командир отдельной бригады специального назначения только чертыхнулся. Несмотря на блестящий послужной список, он хорошо знал, что бывают такие «парадные» офицеры, которых протащили через пару боевых операций, увешали наградами и быстренько перетащили в штаб для дальнейшего продвижения. Но Серг Ракин, похоже, был не из этих. Лично перебрав по винтику весь мехсостав, он почти довел до истерики начсклада, но выбил все положенное, потом неположенное, а затем еще и немного сверху, заплатив за многое из собственного кармана. А потом убыл на полигон гонять свое воинство.

Бригада, которая выполняла самые тяжелые и сложные наступательные задачи, была укомплектована лучшими специалистами, и естественно, офицеры очень пристально смотрели за теми, кто приходил в подразделение. Но Серг прошел все «проверки» на вшивость и довольно быстро был безоговорочно признан «своим». Но когда прибыли флорианки, все опять встало на голову. В подразделении было много офицеров, хорошо показавших себя на Сете и завязавших дружеские отношения и с флорианками и с магами, но эти девки соглашались работать только с Сергом и больше ни с кем. Значит, зацепил их чем-то этот парень. Тан Киро представил себе, как засуетятся офицеры бригады при появлении в зоне прямой доступности пятерых красавиц, и ухмыльнулся. Скачки будут на загляденье.


Отец знал Иерарха Хаторан очень давно. Еще когда оба были офицерами разведки в соперничающих ведомствах. Пару раз они вытаскивали друг друга из переделок на планетах Свободных, несколько раз пытались завербовать друг друга и один раз даже чуть не сцепились за одну флорианку. К счастью, будущий Иерарх поделился с капитаном Ренгором нейтрализатором феромонов, что и позволило обоим спокойно взглянуть на ситуацию. А потом ее нашли мертвой в служебном коридоре торговой станции Ганзы, и по всем службам безопасности торгового союза прошелся мор, беспощадно выкашивая всех тех, кто был причастен к этому делу.

Позже, когда оба достигли такого положения, что играть в шпионские игры было уже ни к чему, они не раз помогали друг другу и даже установили засекреченную линию связи между резиденцией Отца Саргон и дворцом Иерарха.

Теперь, когда уже не нужно было скрывать свои отношения, видеться они стали намного чаще и получили редкую для правителей возможность общаться без оглядок на этикет и прочие условности.

Сейчас они сидели в саду, разбитом вокруг резиденции Ренгора, и, угощаясь сырными печеньями, решали насущные вопросы.

— Слушай. — Ренгор, чуть улыбнувшись, посмотрел на Иерарха. — Мне давно не дает покоя один вопрос.

— Специально ли мы подставили нашего мальчика Великой Матери? — Седар Лингар ухмыльнулся. — Знаешь, нет. Не специально. Но просто когда распределял людей на защиту первых лиц, то подумал, что Хишан из тех, кто умрет, но не допустит вреда женщине, которая находится под его защитой. А тогда это было важно. Если бы погибла эта девочка, боюсь, во второй раз мы бы собрались уже без Флоры. Ну а потом… — Иерарх вздохнул и посмотрел прямо в глаза Ренгору. — Да и потом в общем не суетились на эту тему. От войны его не прячем, денег вот только бросили ему на карту. Так это помощью и не назовешь. Зато, заметь, какая замечательная связка образовалась. Хишан Лидд — Серг Ракин — Арна.

— Ну чем Ракин крепок в нашем обществе, это понятно. У него в покровителях от инквизитора до владельца самой крупной частной военной компании в Сарде, не считая, что в невестах ходит дочь командира Синего Легиона.

— А у Лидда учитель — старейший и сильнейший маг, — спокойно ответил Иерарх. — И его ученики — элита нашего общества. Само собой, что они все к нему неровно дышат и воспринимают как младшего в семье. Мне уже пару раз высказывались в том смысле, что мальчика бы поберечь и вообще для войны нужны взрослые люди.

— Послал? — со смешком спросил Ренгор и долил Иерарху вина.

— Практически. — Лингар благодарно кивнул и, подняв бокал, сделал несколько глотков. — Напомнил кое-кому, сколько им самим было, когда они приняли свой первый бой. Нет, отчасти я их понимаю. У мальчика огромный потенциал. Но и хранить его как древний артефакт тоже нельзя. Без огранки этот алмаз никогда не станет бриллиантом. А чем еще гранить боевого мага как не войной? Вы же тоже, я смотрю, своих мальчишек не прячете? Формируете смешанные с ветеранами команды, но не прячете.

— Да их спрячешь. — Отец хмыкнул. — Вчера весь учебный состав академий Синего и Алого Легионов подписал коллективный рапорт об отправке в действующие части.

— И?

Ренгор пожал плечами.

— Пока посоветовал Князю бросить их на зачистку Танарис. Активная фаза там прошла, но недобитков еще хватает.


16

…и, словно пауки в банке, те, кто называет себя правителями Саргона, собрались в этот вечер в фешенебельном ресторане столицы, чтобы обговорить свои темные делишки. Несколько мутных личностей, фотографии которых мы публикуем, тоже присутствовали там, что предельно четко характеризует нашу власть как плутократов. Зачем им, властителям нашего общества, собираться тайком в ресторане как не для обсуждения новых репрессий и гонений, которые, словно шквал обрушатся на головы творческой элиты, пока еще не сломленной аппаратом государственного произвола.

Свободное общество не может и не должно мириться с тем, что им управляют подобные типы, для которых понятия гласность и общественное обсуждение являются просто фикцией. Они должны уйти! Вот что написано сейчас на наших знаменах, которые мы поднимаем в час войны с тиранией и властью меньшинства.

Вся власть должна перейти к свободно избираемым гражданам и быть открытой для любого общественного контроля. Только народное правление избранными представителями, истинной элитой нашего общества обеспечит процветание и свободу, которую так жаждут наши сердца.

Инфоцентр Эхо, Программа Обозреватель, ведущая Лана Тиго
Саргонская империя, планета Сарг, Гианда

Главный редактор инфоцентра Эхо Гианды еще раз просмотрел ролик с гневным выступлением Ланы Тиго и довольно улыбнулся. На этот раз девочка постаралась на все сто, и опытный журналист был уверен, что и благодарность спонсоров будет соответствующей. Он запустил ролик еще раз, и взгляд остановился на маловыразительном лице собеседника Ланы. Что-то этот тип ему напоминал, но что именно…

Палец коснулся иконки на столе-экране.

— Рори, ты видел последний сюжет Ланы?

— Конечно, шеф. — Смуглокожий уроженец степей Аалараны кивнул.

— А что за мужик там на третьей минуте?

— Сейчас. — Помощник главреда перемотал видео, остановил воспроизведение и увеличил кадр. — Нет, не знаю такого.

— Поищи по базе. И нашей, и полицейской. Кого-то он мне напоминает, а кого, никак не вспомнить.

Через десять минут полицейское управление получило запрос о хулиганском поступке, совершенном неизвестным, фотография которого прилагалась. Компьютер, исправно обработав данные анализа лица, выдал, что такой в базе не значится, но отправил кодовое сообщение на один из городских адресов. Уже через пять минут из неприметного особняка на Тенистой улице вылетел микроавтобус и совершил посадку на крыше инфоцентра.


Когда на стоянку опустился матово-черный экипаж и из него вышли шестеро широкоплечих мужчин в однотипных темно-серых костюмах, все трое охранников съежились и замерли, притворившись элементами пейзажа. Так, никем не остановленные, мужчины сели в лифт и, опустившись вниз, вышли на этаже, где располагалась администрация Эха.

Секретарша, которую принуждали выполнять некоторые дополнительные обязанности, совсем не имеющие отношения к работе, через стеклянные двери приемной видела идущих к кабинету людей, мило улыбнулась входящим и, с особым чувством коснувшись пальчиком значка, изображавшего микрофон, произнесла:

— К вам гости, ар Вен.

— Какие еще гости? — Главный редактор, нахмурив брови, чуть привстал из-за стола, но, увидев лица входивших в кабинет, рухнул обратно.

— Что вам нужно? — Он попытался придать голосу начальственные нотки, но тот предательски сбился на фальцет, отчего прозвучало это совсем не так, как хотел хозяин кабинета.

— Значит, неизвестный разбил стекло курьерской машины и, украв кошелек с тридцатью дилар наличными, скрылся? — Седой, широкоплечий, словно боевой дрон, мужчина сел напротив главреда. — Вы не возражаете, если мы проверим камеры наружного наблюдения?

Мужчина достал из кармана карточку и поднес ее к глазам Вена.

— Особая полицейская группа… Но позвольте…

— Знаете, Вен. — Старший группы спрятал удостоверение и слегка откинулся на спинку стула, отчего стальные дуги жалобно скрипнули. — Вы всегда были нечистоплотны и склонны к предательству. Для творческой интеллигенции моральная проституция — дело обычное. Но дураком вы нам не казались. Поместить на первой странице своего издания фотографию особо охраняемого лица — это еще полбеды. Но вот подавать на него в розыск… Если информация не подтвердится, вы отправитесь далеко и надолго. — Офицер отвел взгляд, получая информацию на имплант, и встал. — Записи у нас, результаты экспертизы будут заслушаны на суде.

Когда они ушли, Вен еще какое-то время сидел, не в силах справиться с дрожью в коленях.

Дураком он действительно не был и заметил кое-что, совершенно не вязавшееся с предъявленным ему документом, а именно крупнокалиберные Стигоны под пиджаками пришедших к нему. Дорогое и очень качественное оружие никогда не стояло на вооружении полиции и очень широко использовалось бойцами спецподразделений Белого и Черного Легионов, наводивших ужас на обывателей. А это значило, что очень скоро к нему придут и разговаривать при этом не будут.

Переведя дух, он набрал на сейфе код, открыл тяжелую стальную дверцу и начал выгребать оттуда документы и деньги. Расслабился Вен только когда сел в широкое и мягкое кресло трансгалактика, который должен был унести его далеко от Саргона.

Заполошное бегство человека, отличавшегося отменным чутьем на неприятности, разом всколыхнуло тех, кто называл себя творческой интеллигенцией, и работники высокохудожественного труда, сначала по одному, а потом целыми толпами устремились в космопорт, торопясь занять места на кораблях Ганзы. Им никто не препятствовал. Усиленные полицейские патрули и таможенные офицеры лишь широко улыбались, провожая взглядом очередную «Звезду подиума» или еще чего-то там, скрывавшуюся в переходе на орбитальный челнок.

Объединенный военно-политический совет четырех империй собрал на Венате военно-промышленную элиту всех стран. Более пятисот человек, и поэтому меры безопасности, принятые по этому случаю, были беспрецедентными. Пространство вокруг планеты блокировали почти три тысячи кораблей в два слоя, а на самой Венате наземные силы окапывались, словно в ожидании штурма.

Но в резиденциях делегаций было тихо и спокойно, как и подобает атмосфере на встречах такого уровня. Обслуживающий встречу персонал был невидим и неслышим, чтобы ненароком не спугнуть какую-нибудь Важную Мысль.

Несмотря на все надежды Ганзы, Латнарской империи и Марканского союза, Саргон, Флора, Хаторан и Свободные в очень быстром темпе двигались к объединению в одно государство, что уже представляло нешуточную угрозу. Остальных игроков можно было пока не принимать в расчет, поскольку, только объединившись, они представляли хоть какую-нибудь заметную силу, а на это нужно было много времени.

Ситуацию ухудшало то, что через тройной фильтр компьютерных биотехнологических и магических технологий пробиться даже самым подготовленным агентам не было никакой возможности. Специалисты по безопасности сделали все надлежащие выводы и теперь осуществляли не перекрестный контроль, а последовательный, что уже привело к полному отсутствию ненужных ушей и глаз на совещании.

Первым пунктом, который планировалось обсудить в только что отстроенном Дворце Согласия, было формирование общего внешнеполитического подхода, но взявший слово глава Управления Внешних Связей Саргон вдруг неожиданно предложил собрать объединенную оперативную группу, которой будут делегированы соответствующие полномочия, для подготовки всех внешнеполитических документов нового союза, с правом вето от каждой делегации.

Скорость, с какой все остальные стремились наладить эффективное сотрудничество, объяснялась отчасти тем, что военные уже давно и плодотворно работали вместе, а быть в отставших не хотелось никому. Но кроме всего прочего, резко возросшая эффективность боевых действий, возникшая от сложения разных подходов, если не гарантировала, то давала надежду на то, что сотрудничество в других сферах будет так же полезно.

Поэтому весь предварительный блок, на который отводилось три дня, был принят в рекордные сроки всего за пару часов, что позволило обстоятельно обсудить другие темы, например ответную реакцию четырехстороннего союза на провокацию Ашш.


Документы, изъятые из компьютеров космической торговой станции Ганзы, дали еще несколько косвенных улик в пользу версии о причастности торгового союза к действиям синекожих, но это, по общему мнению военных, никак не оправдывало Ашш, так как целое государство — это не безмозглый фанатик, которым легко манипулировать и который, по сути, не несет ответственности за свои действия.

— И что вы предлагаете? — Глава промышленной делегации Саргон Тан Треол внимательно посмотрел на флорианку, делавшую доклад от имени объединенной аналитической группы.

— Мы предлагаем атаку на Тхати. — Девушка подняла голову и, найдя глазами Тана Треола, взмахнула рукой, включая проекцию. — Это их запретная планета, с которой связаны очень многие легенды народа ашш. Таким образом, это будет удар прежде всего по их авторитету. Второе. Рядом с планетой находится их крупнейшая верфь, выпускающая полнотоннажные боевые корабли. Если будет уничтожен этот сегмент их военной промышленности, ашш еще не скоро придут в себя. Восполнять потери флота им будет просто нечем. Еще очень важно, что охраняющие планету орбитальные крепости, по сути, являются их оперативным резервом и могут быть быстро переброшены к любой планете и отведены обратно для ремонта. Таким образом, Тхати является еще и стратегической точкой обороны. Ну и последнее. — Флорианка обвела зал взглядом. — На Тхати расположенно единственное подтвержденное сооружение Предтеч — так называемый Лабиринт. Комплекс сооружений на земле и под землей, охраняемый многочисленными и весьма смертоносными ловушками. На сегодня ашш сумели вскрыть большинство из них, остановившись перед последним подземным уровнем, так называемым «чистилищем». Их обычная тактика — заваливание трупами — дала сбой, так как первый этаж уже перемолол более двухсот тысяч ашш и, видимо, не собирается останавливаться.

— Что дает вам основание думать, что мы справимся с этой задачей? — раздался голос главы внешнеполитического ведомства Свободных.

— Ничего. — Флорианка улыбнулась. — Но попробовать стоит. Даже на верхних горизонтах были обнаружены ценнейшие находки. Кафедра артефакторики Академии Магии Хаторан, предоставившая аналитической группе материалы исследования того, что они смогли вытащить с планеты, и сами артефакты, которые могут в перспективе стать основой для разработки новых, намного более эффективных видов оружия. Например, объект 544, так называемый Налетский диск. — В облаке проекции появилось вращающееся изображение черного диска. — Диск диаметром двадцать сантиметров и толщиной в пять сантиметров, при подаче на него напряжения в полторы тысячи вольт способен придать металлическому шарику ускорение в сто раз больше, чем наши лучшие пушки, и разогнать его до околосветовой скорости. Такой пушке нипочем энергетические экраны всех известных нам типов, а соударение двадцатиграммового шара с кораблем вызывает взрыв, равный детонации тактического заряда, и приведет к уничтожению корабля. Но самое главное, диск при выбросе не образует противоимпульса, поэтому на таком принципе можно делать даже ручное оружие.

К сожалению, исследование артефакта приостановлено в связи с тем, что это единственный экземпляр, а все дистанционные и неразрушающие методы — исчерпаны. Таким образом, экспедиция в Лабиринт будет полезной не только с точки зрения политики, но и, возможно, продвинет наши исследования.


Подполковник Рогинс не был идейным сторонником отправившегося на рудные поля магистра Теора. Он скорее был просто неудачником, склонным винить в своих проблемах кого угодно, но не себя. Быстрое продвижение по службе боевых офицеров он считал личным оскорблением, а уж золотой дождь орденов и призовых денег, сыплющийся им на головы, вообще чем-то из разряда вселенской несправедливости. Именно поэтому он недрогнувшей рукой вписал имя Серга Ракина в списки сводной части, готовящейся высадиться на окраине владений ашш, планете Тхати. Любому здравомыслящему человеку было понятно, что это путь в один конец и никто из них не выберется из этого ада.

А сам Серг Ракин, получив приказ, загрузился вместе с ротой в десантный катер и уже через полчаса занимал указанное ему место в огромном доке несущего линкора Атраги, первой флотской группы. Пока техники монтировали дублирующие системы связи, незнакомый ему пожилой маг прошелся между стеллажей, на которых лежали дроны, и, коснувшись каждого, что-то шептал, рисуя на металле сложные узоры, тонкими сухими пальцами.

Шестьдесят кораблей сводного отряда вышибли ашш из системы одним щелчком, словно и не было никого. Дроны-разведчики хищными стаями бороздили небо запретной планеты, но все было тихо. Командующий флотом флаг-адмирал Эно Риссан в который раз просматривал кадры аэросъемки и обернулся в сторону заместителя — флот-капитана Затры Ларс.

— Не нравится мне все это.

— Вы повторяетесь, адмирал. — Женщина вздохнула. — Нам все равно нужно здесь высаживаться.

— И синезадые сбежали, словно только и ждали команды… — Опытный флотоводец покачал головой. — Ладно. Командуйте. Надеюсь, ваши девочки не дадут моим мальчикам сильно рисковать.

— Кто бы еще присмотрел за моими девочками… — Флот-капитан пробежалась тонкими чуткими пальцами по поверхности экрана, активируя связь с операторами десанта. — Всем. Готовность три минуты. Командирам подразделений занять места в спускаемых модулях. — Затем переключилась на внутренний канал десантников. — Так, мальчики, девочки. Повторяю боевую задачу. Пройти как можно глубже внутрь Лабиринта. При потере более чем тридцати процентов личного состава отходить в зону эвакуации.

Два десятка штурмовиков и более полусотни тяжелых истребителей прикрывали высадку немногочисленного, но хорошо оснащенного десанта. Боты сразу распределяли площадки посадки и формирования колонн и выдвигались по маршрутам, определяемым штабом. Рота Серга десантировалась в числе последних, и когда он выводил мехсостав из бота, некоторые подразделения уже вступили в бой с полевыми заслонами Ашш. Короткий, но яростный бой оставил на месте спешно возведенных укреплений лишь дымящиеся руины, а боевые колонны начали втягиваться на территорию Лабиринта.


В полевом штабе, располагавшемся на борту БДК,[13] на карте отмечались точками передвижения всех рот и отдельных взводов, оказывая мгновенную поддержку тем подразделениям, которые испытывали сложности с продвижением. Более четырех сотен разведывательных дронов парили над Лабиринтом, передавая картинку, которую ИИ синтезировал в динамическую карту.

Пока все было похоже на легкую прогулку, но опытные офицеры не расслаблялись. Никто не знал, чего можно ожидать от строения древних, где уже сгинуло больше двух миллионов ашш.

Видеозаписи, предоставленные хатами и саргами, ситуации не прояснили, так как выглядело это каждый раз по-разному. Иногда человек просто растворялся в воздухе, словно объемное изображение, а иногда мгновенно превращался в кровавое облако. Поэтому подразделения двигались медленно и, отбиваясь от засевших по щелям ашш, старательно обходили ловушки, уже отмеченные на карте.

Устоявшееся название — Лабиринт совсем не отражало сути сооружения. Спираль из пяти закрученных в несколько оборотов, своеобразных дорожек из двухэтажных каменных строений сходилась в центре, откуда был переход на второй уровень. И на втором этаже тоже не было особых архитектурных излишеств, а просто разделенные линейками улиц квадратные блоки сооружений, объединенные в нечто вроде кварталов. Именно там, пробиваясь сквозь второй уровень, ашш оставили большую часть своих людей. А вход на третий, представлявший собой отдельно стоявшее здание белого цвета, просто поглощал безвозвратно всех, кто пересекал линию дверного проема.

Именно третий уровень более всего привлекал руководство четырех стран, так как именно там можно было найти места, куда еще не ступал человек, и качественно там все затоптать, к своей пользе.


Рота Серга втянулась в узкий проход между тем, что с некоторой условностью можно было назвать зданиями, и, поддерживая постоянную связь, двинулась к центру сооружения. Большинство ловушек уже были обезврежены передовыми частями, а то, что не обезврежено, обнесено оградой, но все равно временами он чувствовал, как перехватывает дыхание, словно кто-то вдруг убрал из воздуха весь кислород и по броне дронов пробегают сполохи неяркого свечения. Когда он вышел на центральную площадь, там уже собрался весь личный состав десанта, кроме подразделений, прикрывающих высадку.

Было и кое-что новое. Маги, для которых соорудили нечто вроде караульных вышек, дождались, пока все подразделения соберутся вместе, и сотворили огромный защитный купол над всей площадью, накрыв полупрозрачным, переливающимся голубоватым светом пузырем всех, кто собрался для штурма второго этажа.

Первой в полуобвалившийся проход сначала запустили разведывательные дроны размером с небольших грызунов, но после того как серое марево поглотило третий десяток дронов, в проход пошли боевые маги.

Вардан Тего, вызвавшийся добровольцем, поправил переговорник и, не оглядываясь на стоящих за его спиной магов из хаторанского спецназа и нового ученика великого Хинхайо, шагнул вперед.

Широкая полуобвалившаяся лестница вывела магов на нижний уровень, который представлял собой огромное, вырезанное в скале помещение, края которого терялись во тьме. Пол под ногами был густо покрыт серой пылью, из-под которой иногда можно было разглядеть плотно пригнанные плиты.

Луч, похожий по спектру на «серое облако», ударил с невысокой, всего в пару метров, башенки, и защита, которую держали шесть магов, сразу слегка прогнулась. Фаранг[14] остановился, и Вардан посмотрел на башню. При такой мощности луча было совершенно непонятно, как это место прошли ашш. Он оглянулся, и ему на глаза попалась странная конструкция из стальных труб как раз двухметровой длины, полузарытая в высокий сугроб из серой пыли.

Теперь он знал, как синекожие прошли это место. Просто несколько десятков людей врывалось сюда и быстро монтировали заслонку для луча, пока не падали замертво. И так неизвестно сколько раз, пока вся конструкция не была собрана и не поставлена вплотную к башне.

На их счастье, вторая установка, видимо, была разрушена, иначе весь этот смертельный аттракцион был бы напрасным. Луч одинаково хорошо распылял и металл, и живую плоть. Но вот материал, из которого был сделан Лабиринт, лучу, как видно, не по зубам, потому что большой кусок именно этого материала валялся под башенкой. Короткий пасс руками, и обломок стены медленно всплыл к турели, заслоняя ее от людей.

— Воздействия нет, — сразу доложилась Таира.

— Нужно собрать из тех железок платформу и подпереть камень, — коротко скомандовал генерал и, пока все были заняты, начал плести «следящую сеть».

— Круг сто свободен, — бросил в микрофон Вардан, и пока саргонская и флорианская разведки занимали позиции, подразделение магов двинулось по спирали, расширяя зону безопасности.

Они наткнулись еще на несколько ловушек, но многослойный щит, сотворенный ими, мог выдержать даже прямое попадание тактического кваркового боеприпаса.

Здесь на этом уровне уже не было засад ашш, и все дело свелось к постепенному и последовательному расширению плацдарма, который занимался сводными группами из магов, фрименских следопытов и десантников. Практически одновременно с ними к работе приступали и научные группы, одна из которых уже начала потрошить обнаруженные ловушки.


17

…Ум, честь и совесть нации. Так можно коротко охарактеризовать людей, заполнивших сегодня площадку отбытия в главном космопорте Гианды. Люди, добровольно удаляющиеся в изгнание, после того как над их головами повис карающий меч репрессий. Среди тех, кто сегодня покидает Саргон, и знаменитый скульптор, автор нашумевшей работы «Фекаллоскопия» Сарн Иго, и поэт-памфлетист Норс Нараго, и светская львица Тареа Крока. Звезды интеллектуального небосклона уходят, чтобы оттуда, издалека, вести саргонский народ к истинной свободе и прогрессу.

Эти люди знают, что такое правда, и ради нее они покидают родину, чтобы вернуться в ореоле славы истинных борцов за свободу, попранную кровавым режимом Князя.

Наш медиаканал будет внимательно следить за тем, как будут развиваться события в Саргонской империи, и, я надеюсь, первым сообщит о падении режима, само название которого стало нарицательным среди всех людей доброй воли.

Марканский союз, Медиаканал Тоанса. Программа Голос Свободы.
Империя Ашш, планета Ниган

— Как у них продвигаются дела?

— Боюсь, у меня плохие известия, те Син. — Начальник генерального штаба Киин Хон склонил голову. — Объединенные войска прошли сквозь все ловушки, которые мы смогли снова заставить работать, без потерь. Они уже подошли ко входу на третий уровень.

— Ничего. — Тхи Син скривил рот в усмешке. — Думаю, третий этаж выбьет из них спесь. Мы положили там сотни тысяч, но не смогли продвинуться ни на шаг. А даже объединенная армия четырех стран нам не соперник. Пятьдесят миллиардов против ста. Мы их раздавим, словно пустую скорлупу нархна. Начинайте готовить второй этап. Нужно подождать, пока они там увязнут покрепче, и вымести их кости из Святого Города. — Кулак главы Совета Верховных гулко стукнул по шершавой столешнице и заставил вздрогнуть стоящего напротив военачальника.

— Но мы не сможем штурмовать объединенную группировку. Потери будут слишком велики.

— Тогда привезем еще больше солдат! — Тхи повысил голос. — Пусть кровь очистит святое место от грязи чужаков! Тем более что нам все равно не удалось ничего оттуда взять. Начните атаку в день прилива и зажмите их как в тисках. — Он вздохнул и успокоился. — Идите, те Хон. Идите и не возвращайтесь без хороших новостей.

Империя Ашш, планета Тхати

За время, прошедшее с начала операции, на втором уровне вырос целый городок. Саргонцы подняли несколько сотен куполов, а флорианцы привезли системы обеспечения и очистки. Фримены установили такую систему обнаружения, что все офицеры, хоть как-то разбирающиеся в этом вопросе, ходили кругами, словно коты вокруг кучи рыбы. Система засекала любые движения в радиусе километра, и на ней были видны даже подземные реки и неясные тени, скользившие на третьем ярусе.

Команды, работавшие на первом и втором уровнях, существовали автономно, но по ежедневным сводкам Серг сделал вывод, что верхний город был уже полностью очищен и там приступили к работе команды археологов и специалистов по артефактам. А вокруг лабиринта уже разворачивались батальоны Синего Легиона со средствами усиления, превращая таким образом объект в хорошо защищенную крепость.

Найденные артефакты телепортом сразу отправляли в исследовательский центр, сразу втрое увеличив количество исследуемых объектов. Командование, не рассчитывавшее на такой результат, срочно наращивало исследовательские мощности и привлекало дополнительных сотрудников, но часть добытых с таким трудом предметов все еще лежала в упаковке.

Первая попытка проникнуть на третий уровень чуть было не окончилась печально для шестерки магов. Излучение неизвестного типа с такой силой ударило в магический щит, что за считанные минуты исчерпало все запасы энергии боевых жезлов. Спасло их только то, что у всех был небольшой стержень, прозванный хаторанскими остряками «последнее желание». Именно на этом последнем желании они и смогли убраться обратно на второй уровень и сразу попали с разной степенью истощенности в руки медиков.

Пока группа отлеживалась под присмотром медиков, попытку проникновения сделали трое артефакторов, но тоже едва унесли ноги. Потом саргонцы загнали на третий уровень робота высшего уровня защиты, и тот, как ни странно, прошел достаточно, чтобы дать информацию для анализа технической группе. Выяснилось, что поле неизвестной природы было всего лишь мощнейшим гамма-лазером, который довольно успешно гасился силовым защитным полем тяжелого дрона.

Но всех умыли флорианки, запустив на уровень полмиллиона мельчайших биороботов — насекомых, которых лазерная турель просто проигнорировала. И как выяснилось минутой позже, совершенно напрасно, потому что насекомые, каждое из которых несло капельку чрезвычайно едкой жидкости, сначала наглухо заклинили поворотное устройство, а потом вывели из строя и сам лазер, набившись в механизм защитных створок, и залили выходное отверстие кислотой, растворявшей стекло так, что при следующем включении пушка просто вспыхнула и негромко взорвалась, расплескав вокруг себя капли жидкого металла.

К моменту выхода Хишана из госпиталя на третьем уровне уже работала опорная точка, откуда делались постоянные попытки прорваться дальше, но пока никто не преуспел. Хишан, спустившийся вниз, чтобы увидеть все собственными глазами, застал лишь момент, когда очередного дрона класса Д его механические собратья волочили наверх для ремонта. Десятитонная машина выглядела так, словно попала под ракетно-артиллерийский обстрел. Сквозь пробитую пласталевую броню топорщились почерневшие жгуты проводов и развороченные детали силовых приводов, а стволы спаренного артиллерийского автомата были оплавлены, словно сосульки.

— Привет! — Незаметно подошедший Серг хлопнул друга по плечу. — Уже залатали?

— Да вроде. — Хишан пожал плечами. — А я смотрю, у вас тут весело?

— Да. — Серг кивнул. — Праздник в самом разгаре. Вас только не хватало. Артефакторы ваши, правда, что-то пытались сделать, но едва успели сбежать. Да еще парочка фрименских грабителей могил отметились. Сейчас плавают в реанимационных баках. Но прошли далеко. — Взгляд Серга сдвинулся в сторону одного из проходов. — Почти на сто метров. Там сейчас флорианки работают. Обещают к вечеру еще сто метров.

— Негусто. — Хишан окинул взглядом пространство пещеры, концы которой терялись во тьме.

Третий этаж Лабиринта был еще больше, чем второй, и мощные прожекторы едва добивали до стен, находящихся в паре километров от входа.

— Такими темпами мы лет сто будем возиться.

— Так ашш, по нашей информации, тут вообще пару тысяч лет ковырялись и все без толку, — возразил Серг. — Ты уже ел? Пойдем к нам, ребята уже должны были притащить еды.

— Может, к флорианкам по старой памяти сунемся? — предложил Хишан, вспомнив невероятно вкусную еду, которой его угощали в Зеленом Сердце.

— Не. — Серг мотнул головой. — Ты как знаешь, а я к нашим парням. А то ерунда получается. Я у девчонок деликатесы ем, а они пайки рубают.

— Пойдем. — Хишан кивнул, и они зашагали к куполу, где разместились саргонские офицеры.


— Слушай, давно хотел спросить, — сказал Серг, когда они устроились на снарядных ящиках и вскрыли саморазогревающиеся упаковки с пайком. — А чего вас так мало? Ну я имею в виду здесь. Хатов же больше миллиарда.

— Да нечего здесь делать магам ниже пятнадцатого уровня. — Хишан вздохнул. — А таких всего около пяти миллионов. Кроме того, уровень — это же просто способность работать с энергиями определенного потенциала. Нужна еще специальность. А вот боевых магов нужной силы всего пара сотен тысяч. Остальные — транспортники, строители и всякое прочее. И из этих двухсот тысяч большинство — профессионалы в довольно узком диапазоне сил. У кого-то лучше получаются огненные плетения, у кого-то воздушные. Универсалов среди нас еще меньше. Примерно три тысячи, и все они в спецназе и штурмовых частях. Но их же не оголишь просто так. Вот и сняли всего три группы. Но та, в которой я был, — самые опытные. Кроме того, с нами шел сам Вардан Тего, а это, поверь, невероятно круто. Так что если нам тут по шапке надавали, то остальным вообще делать было нечего. Но я думаю, такого специалиста пока рано списывать. — Хишан улыбнулся. — Вот увидишь, он наверняка что-нибудь придумает.

И именно в этот момент в шатер вошел тот, о ком шла речь. Найдя глазами Хишана, генерал подошел ближе.

— У тебя как вода?

— До восемнадцати, но пятнадцать уверенно, — несколько удивился Хишан.

— Закончишь — приходи к третьему коридору, — развернулся и не прощаясь вышел наружу.

— Не очень-то разговорчивый. — Серг закончил хлебать бульон и принялся за второе.

— Это он, можно сказать, целую речь произнес. Со вступлением, эпилогом и комментариями на полях, — вздохнул приятель и начал быстро уничтожать паек. — Обычно из него слова не вытащишь. Характер просто невыносимый. У нас есть такая штука — визитка. Ну это нечто вроде магического привета. Одна для друзей, а другая для врагов. Обычно народ всякие ужасы придумывает, ну чтобы страху нагнать, а у него все просто. В голове, словно транспарант повисает с пожеланием пойти в… на… э… ну в общем ты понял, да? Так вот. Насколько я слышал, все, кто его хоть немного знает, сразу удалялись по предложенному адресу.

Заглотив не прожёвывая еду, Хишан подхватил чашку с напитком и, кивнув Сергу на прощание, торопливо вышел.

К тому моменту, когда он подошел, группа магов уже заканчивала базовый конструкт заклинания, и со всех углов потянулись тоненькие ручейки пыли пополам с мелкими камнями и прочим мусором, который просто отодвинули по краям площади. Через пять минут все это начало формироваться в высокую, больше трех метров фигуру голема.

Наблюдающий за процессом Вардан сделал жест рукой, и четверо солдат в экзоброне подтащили здоровенный, литров на четыреста бак с водой.

Взгляд мага нашел Хишана.

— Пропитать, заморозить, держать температуру до команды.

— Понял. — Молодой офицер сосредоточенно кивнул и вытянул вперед руки с раскрытыми ладонями. Несколько десятков тоненьких струй, словно сами собой поднялись от поверхности воды и, словно сеть, опутали фигуру голема. Постепенно она начала погружаться вглубь, наращивая при этом новые ячейки, так что уже через несколько минут вся фигура была пронизана водой, словно сетью кровеносных сосудов.

— Красиво. — Вардан кивнул и задумчиво посмотрел на Хишана. — Минута тридцать секунд. — Потом перевел взгляд на остальных членов команды.

— Шангор — щит радуги. Слав — закачай в руки десятка полтора деструктов. Уровня пятого-шестого, больше не нужно, иначе голем распадется. Таира и Сана, будете работать кукловодами. Мне нужна не неуклюжая туша, а боевой танцор. Готовы? Поехали!

Такого не видели не то что собравшиеся вокруг флорианцы, саргонцы и фримены, такого не смог припомнить даже почтенный Ром Ганор, наблюдавший за очередной попыткой магов с некоторого удаления. Обычно боевые конструкты создавали целыми группами и, запрограммировав некую последовательность действий, отпускали для того, чтобы те сносили все в поле видимости своими могучими кулаками. Но чтобы одного голема вела целая команда высокоранговых магов, такого еще не было. Впрочем, если учесть, что все они ученики самого Радужного Дракона…

Тем временем каменный воин распрямился, словно живое разумное существо, оглянулся и зашагал прямо к проходу в третий коридор.

Практически сразу перед ним возникла туманная пелена, которую он прошел без малейшей задержки.

— Слав. Право — сорок. Длинная трещина с тремя ответвлениями. Бей в основание!

С руки голема сорвались несколько светящихся шариков, и раздался взрыв. Если бы не щит, поставленный Варданом, осколки могли бы посечь толпу, но куски камня и металла лишь ссыпались вниз, не причинив никому вреда.

— Развернись влево. — Генерал стоял с закрытыми глазами и каким-то образом смотрел через каменного истукана, но мог лишь вертеть головой. — Что там за пятно?

Голем просунул руку, и с нее сразу посыпались камни и пыль.

— Держать форму! Слав, чего ждешь? Бей!

Офицеры, наблюдавшие эту картину, тоже не зря ели свой хлеб.

Воспользовавшись моментом, рядом с големом сразу пристроились два пушечных дрона и несколько самоходных мин, а также какие-то крошечные, похожие на небольших крыс зверьки.

Каким-то образом Вардан понял, что сзади идет подмога, и в какой-то момент поднял руку.

— Кто ведет мины?

— Я, сар генерал. — Невысокий коренастый майор шагнул вперед.

— Давай одну на крышу и оттуда в башенку.

— Понял.

Пять килограммов мощной взрывчатки, упакованные в брюхо стального краба, разметали потенциальную огневую точку в брызги, а пестрая команда продолжила свой путь.

Они прошли почти двести метров, когда в полу раскрылись створки и оттуда вылезло нечто шестиногое или шестилапое, в гладкой чешуйчатой шкуре и с огромной зубастой головой.

Голем неожиданно легко ушел от удара тяжелой лапы, и гранит мостовой загудел от страшного удара. Пушечные дроны рыскнули в стороны и открыли непрерывный огонь, целясь один в ноги, а другой в голову зверя. Тут уже спохватились и остальные офицеры, и на помощь сражающимся покатилась целая волна разнокалиберных машин. Но все было тщетно. Силовое поле, прикрывавшее тварь, успешно гасило и пули и удары.

Серг, надев шлем, наблюдал весь бой через командный канал на лицевом экране, не торопясь спрыгнул с брони своего Е-918 и не включая усилитель, прямо через шунт скомандовал машине выдвигаться.

К тому моменту, когда дрон огневой поддержки выкатился на прямую наводку, зверь уже разметал все железное воинство и увлеченно бился с големом, который проявлял чудеса ловкости, словно мастер боевых искусств. Он уже несколько раз заехал кулаком в голову твари и израсходовал все заложенные в него боевые заклинания, и теперь операторы конструкта лишь тянули время, давая возможность специалистам собрать достаточно информации для анализа уязвимостей монстра.

— Я готов!

Словно ожидая этой команды, каменный воин отскочил в сторону, и уже наведенная на зверя пушка выплюнула первый снаряд. Полкило прочного сплава, укутанные в рубашку из пенокерамики и разогнанные до пяти тысяч метров в секунду, отбросили многотонную тушу дальше по проходу, но Серг и не собирался давать ему встать. Орудие перешло в режим автоматической стрельбы, и, вторя ей, зарычал трехствольный крупнокалиберный пулемет. Защитное поле, прикрывавшее зверя, еще какое-то время мерцало, отражая удары пуль и снарядов, но потом погасло, и почти в то же мгновение металлические болванки разорвали его тело на мелкие куски.

А отвоеванное пространство уже стало наполняться дронами, несущими датчики системы объемного контроля и наделенными прочей машинерией, призванной не допустить проникновения новых гадостей в охраняемую зону.

Серг уже хотел было подойти к Хишану, но увидев, что тот о чем-то спорит с генералом, остановился в нескольких шагах.

— Так давайте соберем конструкт из металла. У нас этого добра как грязи.

— Ну где я тебе найду столько металла? — Лучший боевой маг Хаторан хмуро покосился на Хишана.

— Так картечь в зенитных ракетах из чего? Потом, на кораблях есть еще боезапас для разгонных пушек. Там вообще шарики эти тоннами.

Вардан задумался. В том, что предлагал парень, явно было рациональное зерно. Держать конструкт из однородных элементов в разы проще, масса его и плотность будут выше, а стало быть, и устойчивость к воздействиям как минимум не хуже.

— Ладно. Иди делай расчеты. Сильно не углубляйся, для этого есть профессионалы, но предварительные прикидки мне нужны через час.

— Понял, кон Вардан.

Дождавшись, пока генерал отойдет, Серг подошел к другу.

— Ты извини, я тут краем уха слышал, о чем вы говорили с генералом.

— А… — Хишан отмахнулся. — Не бери в голову.

— Тут такое дело. — Серг на мгновение задумался. — Проще всего отжать картечь у флотских. Там бункеры на десятки тонн, и бункеров этих до черта. Шарики трех стандартов. Четыре миллиметра, восемь и сорок. Кроме того, есть такая зенитная магнитолинейная установка у Синих — «Стальной шторм». По сути, пылесос, выбрасывающий стальные шары сразу через двенадцать стволов. Там бункеры уже помельче. На каждую установку тонн пять, а установок этих на батальон четыре штуки. Ну и если тебе нужны совсем маленькие, в пару миллиметров всего, можно у наших поискать. Только больше чем на пару тонн не рассчитывай.

— Спасибо. — Хишан благодарно кивнул. — Пойду считать.


Через десять часов орбитальный бот специальным рейсом привез пятьдесят тонн стальных шариков, и дроны начали таскать тяжелые ящики вниз, в подземелье.

Голем получился невысокий, всего в два метра, но при такой массе плотность его тела была почти в три раза выше, чем у каменного. И что самое главное, когда на него выскочил еще один зверь, первый удар голема сразу пробил брешь в защите, а второй проделал дыру в бронированном корпусе, после чего чудовище просто легло на гранит мостовой и уже не поднялось. Сразу очистка уровня пошла веселей, и через два дня зона безопасности была расширена до круга в полкилометра, что позволило увеличить численность войск и значительно улучшить бытовые условия.

Сразу после зачистки зоны безопасности к осмотру достопримечательностей приступили фрименские следопыты. Именно они находили большую часть артефактов, словно чувствуя, где и под какой плитой искать предмет, сделанный несколько тысяч лет назад.

Количество образцов уже превысило сотню штук и нарастало лавинообразно, и поэтому кафедра артефакторики прекратила учебный процесс и в полном составе переселилась в научный центр на Венату. Через какое-то время туда же подтянулись те из специалистов, которые тихо работали по своим лабораториям в уединенных уголках Хаторанской империи, что сразу усилило научный потенциал лабораторий во много раз. Не остались в стороне и флорианцы с Саргоном, предоставившие исследовательское оборудование, не имевшее аналогов у других рас, потому что ученые этих государств давно уже работали на уровне фемтотехнологий и подбирались к аттоуровням.

Именно с помощью этой техники был разгадан секрет Налетского диска и сделаны первые подвижки в том, чтобы повторить эффект сброса импульса в соседнее измерение.


Всего этого люди, находящиеся в Лабиринте, не знали, да и не очень интересовались, так как были заняты своим основным делом — войной. Через месяц после начала операции командование объединенными силами констатировало, что основные задачи были выполнены и с минимальными потерями. Ученые в большом количестве получили материал для исследования, а совокупные потери войск составили всего сто двадцать три человека. Но поскольку процесс шел вперед, то операцию решили продлить еще на месяц.

К этому времени третий уровень был очищен почти наполовину. Правда передвигаться по нему можно было только с великой осторожностью, потому что количество ловушек, которые так и не удалось сломать, было очень велико. Зато и добыча превышала все ожидания. Хишан, находившийся в составе КСН-34, первым обнаружил то, что впоследствии назвали «подвал», — дверь, которая прикрывала лестницу вниз. Никаких дополнительных выходов оттуда не вело, но содержимое помещения вызвало настоящую истерику в научных кругах. А всего-то пара металлических шкафов с непонятной начинкой, очень напоминающей счетное устройство. Еще один плюс заключался в том, что после изъятия шкафов ловушки целого сектора перестали работать, что позволило добраться до их начинки и тоже вывезти для исследования.


Центральный штаб ашш спланировал контратаку, исходя из всех известных параметров кораблей четырех стран. Сначала в бой вступили огромные и неповоротливые мониторы, главным достоинством которых была броня невероятной толщины, и несколько сотен пушек. Пока флоты были заняты перестрелкой с относительно неуязвимыми монстрами, в бой пошли линкоры и крейсера.

Качество кораблей ашш было не очень высоким. Пушки то и дело отказывали, броня покрывалась трещинами уже после первых попаданий, но их было действительно много. Более чем трехкратный перевес дал возможность десантным кораблям подойти ближе и начать высадку войск.

Но как в любой операции, не все было строго по плану.

Ротация частей Синего Легиона происходила с обязательным ознакомлением прибывших с местными условиями и постепенной передачей зон ответственности подразделениям. Таким образом, в распоряжении командования оказалась не усиленная бригада, а две, и каждая с двойным боезапасом.

Все это на своей шкуре прочувствовали синекожие ашш, сгорая заживо в своих металлических коробках, которые в отчетах именовались «Возмездием Неагро» и были неудачной копией танка столетней давности. Пехота же вообще шансов на прорыв не имела, напарываясь на кинжальный огонь глубокоэшелонированной обороны. И даже десятикратный перевес в людях не мог переломить ситуацию.

Те, кто находились на нижних горизонтах Лабиринта, знали о сражении наверху лишь по трансляциям на общем канале. Сюда не проникал ни один звук, и даже взрывы тактических ракет не заставляли содрогаться монолитные сооружения.

Несмотря на идущий наверху бой, третий уровень работал по сложившемуся распорядку, и группы, сформированные в зависимости от выполняемых задач, продолжали трудиться в обычном режиме. Серг как раз закончил текущий контроль параметров своего подразделения и, закрыв лицевой щиток бронешлема, пошел вслед за неспешно плывущими гравиплатформами и ползущей за ними САУ. На рубеже, перестроив подразделение и кивнув магу, контролировавшему этот участок, дал команду на продвижение. До поворота улицы оставалось всего сто метров, когда с легким шелестом испарилась идущая впереди А-110. Точнее, не испарилась, а целиком и мгновенно превратилась в монолит из всего того, что раньше составляло ее электронные схемы, броню и механическую часть. Только теперь все это было равномерно распределено по всему плоскому блину, в который превратилась «ашка». И тут же запищал детектор ловушек хаторанской выделки.

— Чтоб тебя! — Серг вздохнул. — Эта куча кристаллов и проводков не могла сработать чуть раньше?

Длинным щупом Б-45 он поддел край скрытого в пыли бруска, который и превратил робота в бесполезную кучу металла, перевернул его на бок и, прихватив поудобнее, подтянул ближе. Где-то сбоку бруска была тонкая полоска, отключавшая устройство, и, проведя кончиком манипулятора вдоль желоба, Серг проверил еще раз, что ловушка отключилась, и уже потом дал команду грузить ее на платформу.

Работа была не очень опасной, но требовала предельной концентрации. Десять часов назад один из десантников отвлекся, и ног до колена как не бывало. Небольшой, всего в ладонь, диск, подпрыгивавший из пыли, на небольшую высоту, генерировал силовое поле плоской формы, которое как ножом резало все, что попадалось на пути, а потом также беззвучно плюхался обратно.

Сергу пока везло, но он понимал, что это не может продолжаться вечно. Несколько раз его спасала защита, которую Хишан наложил на скафандр, а в другой раз несколько прозрачных дисков, приклеенных на обратную сторону брони, рассыпались в искристую пыль, приняв на себя удар очередной ловушки.

Несмотря на все усилия друга, Серг понимал, что в какой-то момент всех этих хитростей просто не хватит, и дай Вечный, чтобы у команды спасателей хватило сил и возможностей вытащить его из зоны поражения.

Но все равно он делал свое дело не отвлекаясь ни на что. Взгляд, усиленный оптикой, тщательно осматривал малейшие неравномерности окружающего пейзажа, и довольно часто ему первому удавалось заметить подозрительные места, которые впоследствии оказывались ловушками.

Ученые, которые работали здесь же, совсем не сторонились общества военных и с охотой рассказывали как о найденных предметах, так и о теориях, которые объясняли бы появление всего этого сооружения. На сегодня фаворитом была идея, что весь комплекс Лабиринта — это полигон для обкатки каких-то изделий, возможно боевых систем. И покидали его в крайней спешке, потому что защита Лабиринта, несмотря на всю сложность ловушек, была совсем не на уровне Предтеч.

— Если бы они захотели скрыть это место от посещений, — сказал тогда седой профессор из университета Руби, — мы бы его просто не нашли. Предтечи свободно работали в восьми измерениях, а это практически божественное могущество. Так что кто бы здесь ни работал, он просто достал из шкафа рабочие инструменты, возможно какие-то устройства для защиты от диких зверей или лабораторное оборудование, и просто разбросал это по дорожкам Лабиринта.

— А как же пушки у входа? — Самый нетерпеливый среди саргонцев техник оптико-электронных систем даже привстал от возмущения.

— Пушки? — Профессор рассмеялся. — А кто вам сказал, что это были пушки? Возможно, это просто установка для обеззараживания кожи или утилизации мусора. Мы же вообще ничего не знаем об этой цивилизации. Достоверно только то, что она была. А даже на вопрос когда наука отвечает очень расплывчато.

— Стоп!

Серг, задумавшись, чуть не пропустил крошечный, в пару сантиметров, выступ на мостовой. Оптика второй «ашки» приблизила это место, и Серг явственно увидел все признаки «ямы». Сохранять ее целой не было никакого смысла, так как их уже натаскали пару десятков, а обезвреживать ловушку этого типа могли только маги.

Пробный выстрел подтвердил его мысли. Пуля, которая должна была поднять хотя бы фонтанчик пыли или отскочить от мостовой, канула будто в яму.

Серг уже хотел просто перевернуть диск оборотной стороной наверх и расколоть выстрелом, когда он чуть изменил положение манипулятора и, поддев диск, осторожно понес его на платформу. Его бережливая натура никак не могла смириться с мыслью, что высокотехнологичное устройство будет просто уничтожено, и он аккуратно поместил «яму» в крепление на гравиплатформе. С некоторых пор премиальные за артефакты были тщательно выверены так, что офицерам не было особого смысла рисковать в попытках спасти что-то из техники Предтеч, но и стимулировало их по возможности все же не стрелять по каждому бугорку. При этом за особо редкие экземпляры или вообще уникальные начислялись уже довольно существенные деньги, за которые было не грех и рискнуть. Тем более что с некоторых пор офицеры, занимавшиеся зачисткой Лабиринта, не лезли в новые ловушки, а вызывали специальную группу, которая и решала, что делать с очередной задачкой.


Еще два метра, и на глазах Серга второй дрон просто превратился в серебристую жидкость и растекся по камням мостовой.

— Опа. — Серг покачал головой. Такого он еще не видел. — Ниран двадцать второй вызывает центр.

— Слушаем.

— Ловушка нового типа. — Серг, не сходя с места, открутил запись назад и включил трансляцию.

— Высылаем экспертов.

— Принял.

В ожидании подхода спецгруппы он распределил сектора обстрела и контроля и присел на землю. Но отдохнуть не дали. На небольшом десантном гравиходе прибыли пятеро специалистов, и уже знакомый ему Вардан кивнул головой.

— Показывай.

— А вон там, у перекрестка. Серебристая лужа.

— И что с ней не так?

— Да все нормально, если не считать того, что лужа еще недавно была стокилограммовым дроном. — Серг развел руками.

— Ясно. — Маг кивнул и обернулся в сторону незнакомого мужчины с нашивками майора. — Тип сорок пять Бэ. Интересно, какая серия.

— Будешь творить голема? — Женщина-флорианка поправила упавшие на лицо черные словно смоль волосы и нетерпеливо переступила с ноги на ногу.

— Да. — Генерал кивнул. — Так быстрее всего. — Он сделал движение руками, и из кузова вездехода медленно всплыла большая емкость, в каких обычно подвозили воду.

Тонкий вихрь, зародившийся между ладоней, удлинился и, проигнорировав пробку, устремился внутрь. Маг выпустил из рук кончик вихря, и тот, опустившись вниз, начал извергать из себя тонкую струйку воды, которая тут же превращалась в детали невысокой, около метра, фигуры, похожей на человека.

Когда конструкт был закончен, голем сразу двинулся к ловушке и, подойдя ближе, одним движением отбросил застывший металлический блин в сторону и стал что-то ковырять в толстом слое пыли, которая покрывала весь Лабиринт. Через минуту раздался звонкий щелчок, голем вернулся назад и, точно так же как и появился, втянулся внутрь канистры, а на камнях остался лежать небольшой серый шарик.

Вардан нагнулся, поднял его и поднес к глазам, рассматривая.

— Серый, — с непонятным удовлетворением произнес хаторанец и показал флорианке. — И прожилок почти не видно.

— Смотри-ка. — Она покачала головой, внимательно разглядывая артефакт. — Даже не верится.

— Это что-то значит? — поинтересовался Серг, смотря на совершенно невзрачный шарик.

— Да. — Генерал кивнул и, дождавшись, пока все усядутся, развернул машину и, махнув рукой на прощание, уехал.

— Цирк, — прокомментировал Серг и, глянув на часы, скомандовал: — Вперед.


Через час, умотанный, словно механик на ремонте тяжелого танка, он, загнав мехсостав в ячейки и сдав дежурному инженеру ключ-допуск, устало раздевался, перед тем как зайти в душ. Коммуникатор армейского образца пиликнул входящим сообщением, и Серг, чертыхнувшись, поднес браслет к глазам.

«Зафиксирован перевод средств на оперативный счет. Код перевода — 110-6 — премиальные. Сумма — 130 000 дилар».

— Интересные расценки в нашем цирке. — Молодой офицер задумчиво почесал стриженый затылок и, вздохнув, пошлепал в душевую.


18

В ходе затяжных боев на планете Тхати силами объединенной флотской и войсковой группировки уничтожено более двухсот кораблей различного класса, включая десять тяжелых линкоров, и шесть орбитальных оборонительных станций. Высадившиеся на планету вражеские войска успешно уничтожены совместным ударом шестой гвардейской бригады Синего Легиона и Особой штурмовой группы Алого Круга Хаторан. Также в боях участвовали штурмовые авиационные подразделения Свободных и войсковая разведка Шелеста.

Продолжаются тяжелые оборонительные бои в девятом секторе. Несмотря на мужество и героизм, проявляемые солдатами и офицерами объединенного флота, нами были оставлены планеты Рион и Нарант. Противник, обескровленный тяжелыми боями, остановил продвижение в глубь сектора, и сейчас на орбите Каас формируются четыре ударные эскадры, которые должны отбить все атаки противника и заставить его отступить.

Население, эвакуируемое с захваченных территорий, размещается в специальных территориальных зонах для беженцев, находящихся под личным патронатом Князя.

Информационное агентство Заря. Служба новостей.

Срочно! Конфиденциально!

Командующему Зеленым Легионом, генерал-полковнику Детрео.

Для обеспечения жизнедеятельности эвакуированных прошу дополнительно поставить:

Полевых спин — реакторов класса Диркон — 140.

Мобильных распределительных подстанций — 320.

Куполов жилых 5400 — больших и 18 ООО — малых.

Мобильных станций скорой помощи — 800.

Быстроразвертываемых госпиталей на 300 человек — 120…

Перенаправлено в секретариат Князя.


Выделить со складов госрезерва.

Дополнительно поставить:

Полевых белковых синтезаторов — код 405–239 — 50 ед.

полевых кухонь — код 105–298 — 100 ед.

Со спецсклада.

Князь.

Президент Марканского союза вовсе не был марионеткой, какой его иногда пытались выставить недалекие журналисты. Окончивший в шестнадцать лет закрытую военную школу, он сделал неплохую карьеру во флоте, и к моменту когда его отец — ка Ридон — умер, оставив главную часть состояния сыну, он уже был готов и к бесконечным судебным процессам родственников, и к воровству членов попечительского совета, и к проискам конкурентов. За два года он превратил империю по производству корабельных приводов в образцовую компанию и начал потихоньку подбираться к остальным сегментам корабельного бизнеса. Такую эффективность не могли не заметить на политическом Олимпе Марканы и, дождавшись, пока молодой хозяин не наиграется в корпоративные игры, предложили ему перейти в старшую лигу.

Теперь за ним стояло государство не только самое сильное в военном отношении, но и имеющее глубокие финансовые связи со всеми ведущими игроками этой части галактики. Он ухитрился договориться даже с вечно стоящей в стороне Ганзой, и этот союз с крупнейшей торговой корпорацией человеческого ареала еще сильнее укрепил положение Марканы в негласном рейтинге миров. Остальных игроков удалось ослабить внутренними проблемами и войнами, которые мит Ридон терпеливо и обильно подкармливал из специального фонда.

И вот когда уже все было готово к тому, чтобы серией коротких, но хирургически точных операций склонить соседей к принятию нужных Маркане соглашений, все рухнуло.

Маркана с некоторых пор была намного сильнее любого из ближайших государств, включая Саргон. Но с ним предполагалось расправиться уже после того, как падут Свободные, Флора и Хаторан. Имея за спиной такую мощь, можно было легко планировать даже затяжную войну. Но проклятые шан рок все испортили. Перед лицом такой грозной опасности старые враги почему-то мгновенно забыли о своих распрях и на сегодня уже представляли собой грозную военную силу, с которой ни Маркан, ни Ганза даже не могли и думать о соперничестве. И это было еще не самой плохой новостью.

Объединенные вооруженные силы полностью прекратили у себя на территории торговые операции Ганзы, оставив им только трансгалактические перевозки, и то лишь в государства, не входящие в союз.

Таким образом они лишили и Ганзу и Маркан весьма жирного куска прибылей, и вот это и было самым плохим. Терять прибыли в Маркане было совсем не принято, и через час собирался Президентский совет, который и должен был выработать меры противодействия новой угрозе.

Аналитическая служба уже подготовила несколько сценариев развития событий, но единолично он не мог принимать такие решения. Требовалось согласие всех членов Совета.

Собравшиеся в Облачном Зале люди не привыкли много говорить. За них это, как правило, делали их деньги и влияние. Поэтому все двадцать пять членов Совета заняли свои места и внимательно посмотрели на президента.

— Рад приветствовать вас здесь. — Мит Ридон коротко поклонился гостям. — О текущей ситуации вы знаете из бюллетеня, который вчера был доставлен спецпочтой каждому из членов совета. Для тех из вас, кому дела не позволили ознакомиться с текстом, я коротко озвучу смысл документа.

Операция «Властелин», целью которой был захват и получение влияния на большинство близлежащих государств, была поделена на четыре этапа. Раскол крупных империй на более мелкие, вовлечение их в войну всех со всеми, и как результат — падение промышленного потенциала. После чего планировалось провести собственно военную операцию. Первые две стадии развивались довольно успешно, пока не появился новый фактор. Из гравитационного колодца, на границе Флорианской империи и Саргона, начали появляться некие шан рок. И если тактические схватки были за Саргоном или Флорой, то крупные сражения были ими проиграны полностью.

Видимо, страх перед агрессором заставил их объединить усилия, и сейчас мы имеем перед собой не четыре относительно слабые страны, а объединенный флот, который на текущее время может уничтожить весь Маркан. Но к величайшему моему сожалению, это далеко не всё. Политика, проводимая руководством Саргон и Фрименов, полностью исключила нас и Ганзу из торговых операций на территории всех четырех стран, что уже снизило наши доходы на тридцать один с половиной процента. Кроме того, наша сеть распространителей специальных препаратов практически полностью уничтожена, включая агентов влияния. Специальная заготовка, созданная именно на такой случай, — восстание внутри Саргона силами лояльных к нам войск — полностью провалилась.

Теперь то, чего в бюллетене не было. — Президент внимательно посмотрел на присутствующих. — Есть несколько вариантов нашей реакции на то, что происходит. Первая — подождать, пока объединенные силы четырех стран не втянутся в войну с шан рок, и ударить им в спину. Шансы на то, что они получат тяжелейшие бои, довольно высоки. Уже сейчас Саргон потерял три планеты и скапливает войска на орбите четвертой, параллельно готовя эвакуацию. Корабли захватчиков мощнее саргонских и более многочисленны. Таким образом, через некоторое время Фримены, Саргон, Флора и Хаторан будут обескровлены и легко будут завоеваны нашими армадами.

— А не получится так, что шан рок, переварив их, примутся за нас? — спросил самый старый член Совета глава корпорации Натикон — мит Кранс.

— Такой риск существует. — Президент кивнул головой. — Но даже при этом война с четырьмя странами может занять и займет долгие годы, возможно столетия, что позволит нашему флоту достойно подготовиться. Второй вариант — ударить в тыл воюющим сторонам сейчас и, использовав их наработки в военной сфере и ресурсы, отбросить шан рок к колодцу, после чего наглухо запечатать его с помощью космических крепостей. Ну и третий — некоторая компиляция предыдущих двух вариантов. Мы ждем удобного момента для атаки, параллельно активизируя наши разведывательные ресурсы с целью получения информации о враге и новых технологиях и проводя спецоперации с целью ослабления противников.

— Много там наша разведка добыла, — ворчливо произнес мит Ланхор — владелец крупнейшего производственного объединения, занимающегося электроникой.

— Сейчас, когда Хаторан, Флора и Саргон активно делятся своими секретами, есть уникальная возможность добраться до ранее недоступной информации, — возразил мит Ридон.

— Варианты неплохие, но в случае ожидания удобного момента для удара мы будем нести убытки, — припечатал глава фармацевтического кластера мит Тиро. Именно его объединение несло основные убытки от разгрома сети наркоторговцев. — Напомню, что именно торговля специальными препаратами дает основной доход нашему государству.

— Не основной, а весьма существенный, — поправил его мит Кранс. — Но недополученная прибыль — это тоже убыток. Кроме того, сразу резко выросла нагрузка на остальные сектора экономики. У нас до предела раздутая армия и флот, а обеспечивать их — тяжкая ноша для любой страны. Поэтому, если мы не собираемся нападать в ближайшее время, их нужно разгонять по домам. Ну или во всяком случае неквалифицированный состав, сократив подразделения до минимума, который гарантирует быстрое развертывание в случае мобилизации. Глава Ганзы — почтеннейшая Тан Герео уже связывалась со мной, чтобы обсудить текущую ситуацию, и сообщила, что Директорат не намерен спускать на тормозах всё, что произошло. У них довольно приличный флот и хорошо подготовленные экипажи. Кроме того, они собираются нанять несколько частных армий для проведения наземных операций.

— Все не могут успокоиться из-за той станции? — едко улыбнувшись, поинтересовался мит Тиро. Ему очень не хотелось воевать, и он всеми силами желал протащить вариант отложенных боевых действий.

— Дело не в станции, — спокойно ответил Кранс. — Хотя потеря её очень сильно ударила и по кошельку, и по репутации. Дело в плохом примере, который подали эти четыре государства. Латнарцы уже послали торговое посольство, а Ниртана собирается это сделать. Еще четыре страны серьезно задумались над перспективами прямых торговых контактов. Таким образом, Ганза лишается львиной доли своих привилегий и превращается из монополиста в обычную торговую компанию.

— Войну им все равно не потянуть. — Главнокомандующий войсками Маркан мит Сирг покачал головой. — Их хваленые экипажи хороши против пиратов, но если им придется столкнуться с регулярным флотом… А наемники вообще плохие солдаты. Вы представляете себе столкновение наемников и частей Алого Легиона? Там даже мокрого места не останется.

— А планетарное оружие?

— Упаси вас Хранители от соблазна. — Адмирал даже руками замахал. — Один прорвавшийся сквозь заслон корабль со спорами, и любая наша планета превратится в непроходимые джунгли, разрушающие на своем пути и сталь и бетон. А что в рукаве у Хаторан, я даже представить себе не могу. По непроверенным данным, они могут создать телепорт в любое место галактики, а пропихнуть сквозь него какую-нибудь неприятную штуку вообще запросто. Мы, конечно, выполним любой приказ, но как я неоднократно сообщал в своих докладных записках, воевать против зеленки и магов — полное безумие.

— Мы знаем вашу позицию, мит адмирал. — Президент кивнул. — Но мириться с тем, что происходит, тоже нельзя.

— А кто говорил, что надо мириться? — Сирг пожал плечами. — Давайте устроим им веселую жизнь. Бандиты, террористы, да мало что еще?

— Это как-то улучшит наш торговый баланс?

— Если что и улучшит наш баланс, так это вложения в фундаментальную науку и прикладные исследования. Да и то лет через десять. Война хороша только против слабейшего противника и лишь короткая. Все остальное вредит как экономике, так и государству в целом. Вспомните, сколько лет понадобилось Саргону, чтобы преодолеть последствия войны с Лигонским союзом. И до сих пор очень многие планеты до конца не восстановлены.

— Таким образом, нам остается лишь третий вариант, — подвел черту мит Кранс. — Ждать удобного момента, а пока распустить армию и усилить разведывательные органы. Ну и естественно, попытаться вбить клин между сторонами. Дополнительно финансировать ашш, подкинуть им кораблей из мобилизационных запасов, технологий. Пусть попортят жизнь союзникам. — Он оглянулся и, увидев, что все согласились принять план за основу, добавил: — А насчет финансирования ученых надо серьезно подумать. Возможно, действительно стоит увеличить ассигнования на науку. В суматохе подготовки к войне мы как-то упустили этот момент и сейчас расплачиваемся за это.

После такого подведения итогов мнение было единогласным, и соответствующие службы были тут же озабочены разработкой мероприятий.


К исходу второго месяца работы по очистке Лабиринта от потенциально полезных артефактов близились к естественному завершению, когда одна из поисковых партий из фрименских копателей могил добралась до объекта 388, «Часы», или того, что потом прозвали Живодерня.

Загадочный механизм, состоявший из шестеренок, противовесов и различных движущихся частей, выперся прямо из-под плит мостовой и, скрипанув пару раз на разгоне, быстро набрал приличную скорость и окутался синеватой дымкой.

Все пятеро членов команды, несмотря на свой огромный опыт избегания различных ловушек, в течение пяти минут превратились в идеально отполированные скелеты, а поднятые по тревоге воинские подразделения выставили плотное кольцо окружения. Первыми в пекло, как уже повелось, пошли мелкие разведывательные дроны, но, вопреки всем ожиданиям, вернулись в полной целости и сохранности.

Механизм Живодерни продолжал едва слышно жужжать, но никаких результатов его деятельности, кроме пяти мертвецов, заметно не было. За дронами на разведку сунулись создания Флоры, но тоже не преуспели. Сиреневая дымка не пропустила летающих разведчиков глубже чем на пару сантиметров, и они также невредимыми вернулись назад.

Недолго посовещавшись, командование приняло волевое решение, и пятеро магов встали за спиной Вардана полумесяцем, и сразу вокруг него замерцала пленка силового щита.

Генерал, не торопясь, словно на прогулке, пошел к механизму, но не дойдя буквально пару метров, встал. Даже наблюдателям было видно, как корежит и растягивает пузырь магической защиты, но маги держались. Мало того, повинуясь жестам, они встали немного по-другому, и щит потихоньку стабилизировался и снова замер неподвижно. Вардан сделал еще шаг вперед, и еще, пока обе сферы не соприкоснулись вплотную.

— Кенра! Давай своих стрекоз, — скомандовал он флорианке, и тут же из ячеистого контейнера взлетела целая стая насекомых и, обогнув по дуге защиту мага, замерла в месте касания сфер.

— У тебя будет лишь пара секунд. Когда дыра откроется, заводи своих под сферу и заклинивай самое верхнее колесо.

— Принято! — звонко ответила девушка.

Именно в этот момент Вардан ударил кулаком в точку соприкосновения щитов. От удара обе сферы колыхнулись, но в туманном мареве явственно проступил канал шириной в двадцать сантиметров, в который и устремились генетически измененные создания, а генерал, выдернув все, что осталось от руки, неторопливо отходил назад, заливая пол перед собой кровью.

— Медики, транспорт! — Полковник Кенра Теон, выдернув из-за пояса длинный тонкий жгут, мгновенно перевязала руку у локтя, останавливая кровотечение, и только увидев спешащие к ней фигуры с эмблемами флорианской медслужбы, отошла, давая место врачам.

За всей этой суетой люди как-то не сразу заметили, что высокое звонкое жужжание механизма сменилось сначала гудением, а потом и вовсе перешло в шелест, похожий на звук льющейся воды. Наконец и он стих, и марево вокруг устройства начало рассеиваться, что позволило увидеть, как изделие неведомых мастеров разделяется на четыре части и раздвигается в стороны, открывая длинную лесенку вниз.


Открывшийся в полу проход снимали под всеми возможными ракурсами, вокруг ходили специалисты и фрименские искатели, но так и не пришли к единому мнению. Споры, которые нарастали словно снежный ком, прервал Вардан, которому за десять часов вырастили новую руку.

К этому моменту группа магов уже закончила анализ поражающих факторов новой ловушки, и после недолгого совещания генерал снова пошел к Живодерне и спустился вниз.

Первое время ничего не происходило, а потом в отверстии показалась голова мага.

— Шангор, давай со своими сюда.

И когда четверо боевых магов двинулись вперед, Хишан тут же пристроился сзади.

Лесенка, обычная металлическая конструкция, словно технический ход на каком-нибудь корабле, привела к уже распахнутой двери, и в свете небольшого фонаря, прилепленного прямо к стене, перед Хишаном открылся длинный коридор с двумя рядами дверей. Дорожка следов вела еще к одной открытой двери, за которой находилось небольшое, примерно на двести квадратных метров, помещение, уставленное стеллажами.

— Ничего не трогать! — Вардан предостерегающе поднял руку.

— Что это? — Хишан во все глаза смотрел, как на полках рядами стояли одинаковые серые диски, а в ящиках россыпью лежали шарики, такие же, как тип сорок пять, но почему-то с хвостиком.

— Это? — Вардан усмехнулся. — Ну можно сказать, каптерка. Всякие инструменты, приборы… Представь себе, что человек из эпохи бронзы попадет на наш склад. Что он там увидит?

Хишан задумался. Склад? Ряды промежуточных накопителей, которые применяются для подзарядки боевых жезлов, разное ручное оружие, в том числе и магическое, защитные амулеты, которые сами по себе та еще бомба. Да если неправильно взяться за тот же промежуточник, руку отрежет, словно ножом.

Он поднял взгляд на генерала и кивнул.

— Я понял.

— Ну хоть кто-то здесь что-то понял. — Маг широко улыбнулся и, достав из подсумка очередной светильник, прилепил его к стене. — Так. Давайте аккуратно здесь все осмотрим на предмет ловушек. Мне кажется, что здесь их быть уже не должно, но кто знает…


Хишан потоптался немного, потом прошел чуть дальше по коридору и, вытянув энергетический щуп, осторожно прошелся по поверхности двери и чуть глубже в поисках неприятностей, но все вроде было чисто. Тем же щупом потянул за ручку, и дверь с негромким шелестом сдвинулась в сторону.

Чернильная темнота помещения почти не рассеивалась светильником, и поэтому Хишан, увеличив его мощность до максимума, прилепил к косяку. Потом, подумав, достал из подсумка еще несколько штук и, сдвинув ползунок яркости до отказа, установил их рядом.

Когда он обернулся, то замер.

Большой полукруглый балкон находился примерно в центре гигантского шарообразного помещения приблизительно двухсотметрового диаметра. Как такое могло быть, когда до верхнего уровня было не более пяти метров, Хишан даже не задумался. Но вид таинственного сооружения захватил его целиком. Потолок матово-серого цвета оттенял несколько загадочных конструкций, закрепленных наверху, и ряды блестящих прямоугольников, похожих на прожектора. В самом центре сооружения было нечто напоминавшее озерцо с застывшей ртутью на огромном диске, под которым тоже угадывались какие-то приборы.

— Что тут у тебя? — Сана заглянула в дверь и от неожиданности ойкнула и высунулась в коридор. — Шангор, давай сюда!

— А как они вообще это все сюда запихали? — поинтересовался Слав, когда первый шок прошел.

— Пространственная складка, — пояснил Вардан, — причем статическая, что до сих пор считалось невозможным. Думаю, нашим ученым тут есть над чем поломать голову. У меня, к сожалению, совсем другая специальность. — Генерал задумчиво посмотрел на возвышающийся над ним свод и перевел взгляд на соратников. — Ну чего встали, все двери открыты? Ловушек больше нет? А то потом красней за вас перед союзниками.

Когда Хишан с товарищами выходил из командного центра, вокруг уже не было ни зевак, ни саргонской техники, а лишь молчаливый караул из бойцов Черного Легиона, Шелеста и фрименских мастеров войны.


19

Рапорт

Сообщаю, что объект 133 вышел на агента Хорин с целью приобретения жилья в собственность.

Согласно вашему распоряжению, агенту были предоставлены документы на квартиру по адресу Ло Териан 17 из специального фонда. Операция купли-продажи была оформлена в конторе агента, все документы переданы объекту 133.

Средства специального контроля и мониторинга, установленные в квартире, функционируют нормально. Контроль передан подразделению 76.

Старший группы наблюдения капитан Арин.

Со вскрытием главной тайны Лабиринта деятельность всех причастных сразу приобрела несколько иное направление. Несколько экспедиций, укомплектованных магами-поисковиками, разлетелись по всей планете в поисках сооружений Предтеч, невзирая, что ашш все еще не оставляли попыток прорваться к планете. Но теперь, ввиду предстоящей эвакуации сверхценных призов, число кораблей было увеличено почти втрое, а на саму планету высадились полноформатные дивизии и бригады.

Нашлось дело и Алому Легиону, когда пришлось гонять части десанта ашш, высадившихся в полярных областях.

Серг мотался со своей ротой по дальним уголкам планеты, вступая в бой иногда при десятикратном численном перевесе ашш, но каждый раз победа оставалась за ним. Через месяц такой свистопляски ему приказали сдать мехсостав и перебираться на курьерский фрегат, следующий курсом на Сард, а еще через сутки он, чуть смущаясь, стоял перед воротами в родовой дом Лерков, сжимая в руках роскошный букет из самого лучшего магазина в столице.

Дан кинулась ему на шею, словно атакующая кошка, и едва не сбила с ног, крепко обняв и повиснув на шее, когда идиллию прервал генерал Лерк.

— Дочка, иди погуляй. Мне со старшим лейтенантом нужно обсудить кое-что.

Чуть виновато улыбнувшись, Дан соскочила на землю и, чмокнув Серга на прощание, также быстро ушла в дом, а ведомый Анором Лерком Серг прошествовал сначала через гостиную и, поднявшись на второй этаж, попал в кабинет генерала.

— Выпьешь?

— Спасибо, сар генерал, сока, если можно.

— Сока, — задумчиво произнес командующий Синим Легионом, рассматривая внутренности бара. — Вот есть какой-то. — Он поднес бутылку к глазам. — Авея с Ниткона подойдет?

— Да, конечно. — Офицер вежливо кивнул.

— Держи. — Анор налил сок в стакан, поставил его на небольшой столик, и тот, подчиняясь мысленной команде, неторопливо подплыл к капитану, сидящему в глубоком кресле. — Я, собственно, хотел у тебя поинтересоваться твоими планами относительно Дан. Девочка она, конечно, с характером и сама никогда с инициативой не полезет, но…

— Планы простые, сар генерал. — Серг чуть заметно улыбнулся. — Мы с Дан уже обсудили это и решили просить вашего согласия на брак.

— Хм. — Генерал задумался и поднял глаза на капитана. — Нет, ты не подумай. Я вовсе не против. Мало того. Мы это уже, можно сказать, обсудили с твоими родителями. Но готов ли ты к такому шагу? Тебе ведь и двадцати нет. Кроме того, на войне бывает всякое.

— Мы взрослеем рано, сар генерал. — Серг улыбнулся. — Но что бы со мной ни случилось, Дан останется с очень приличной пенсией и статусом жены Золотого Легионера. Ну и кроме того, росски своих не бросают. В любом случае на Ладе у Дан будет свой дом и поддержка.

— Алый Легион не сдается? — Анор Лерк усмехнулся и пристально посмотрел в глаза Сергу. — Ладно. Считай, что мое благословение вы уже получили. А где жить собираетесь?

— Я купил квартиру на Ло Териан. Оттуда Дан будет удобно добираться к университету, и на крыше хорошая стоянка.

— Ло Териан? — Генерал удивился. — Это рядом с Тенистой улицей? Прошу простить за возможную бестактность, но твои родители не показались мне настолько богатыми людьми.

— Это призовые деньги, сар генерал. — Серг улыбнулся. — Последний рейд был особенно удачным, поэтому мы с Дан решили потратить часть призовых на жилье. Кроме того, квартира досталась нам достаточно дешево. Владелец почему-то очень торопился с продажей, так что мы заплатили фактически половину цены.

— Беден как росск — это не про вас, да? — Анор рассмеялся.

— Мы вовсе не бедны, сар. — Серг промочил горло и поставил бокал на столик. — Просто у нас другие приоритеты. Не новые экраны, игровые коконы или флай-кары, а оружие, снаряжение, укрепление дома. Как-то так получается, что к нам очень часто захаживают незваные гости, вот и приходится помогать им с ориентацией в пространстве. Даже наши летающие города — это, по сути, атмосферные форты, я уже не говорю про подземелья. Даже при старом князе они были неплохо вооружены. А уж теперь, когда ограничений нет, там стоят самые современные пушки.

— Занятно. — Лерк помолчал. — Кстати, тут ко мне обратились из Снарк Клуба, хотят предложить тебе почетное членство.

— И что я там буду делать? — Серг рассмеялся. — Щеголять звездой Золотого Легиона и оправдывать существование этих бездельников?

— Ну в целом да. — Генерал улыбнулся. — Но в общем я считаю, что тебе действительно рано лезть в политику. Вот станешь генералом…

— А что, генералы не воюют?

— Воюют, но в основном со своими. — Анор посмотрел на так и оставшийся пустым бокал и тоже налил себе сок. — Поставщики оборудования, интенданты, учебные заведения, отчеты и рапорта. Такое впечатление, что на каждый выстрел моего солдата я пишу по две бумаги. И все вроде нужные!

— А штаб? — удивленно поднял брови Серг.

— А штаб вообще по десять, — отмахнулся Лерк и вздохнул. — Мы стараемся не нагружать командиров до уровня рота-батальон, но уже командиры полка пару часов в день проводят за столом, а командиры бригад работают с документами по четыре-шесть часов. Так что ты еще хлебнешь этого досыта.

Когда Серг ушел, Дан вздохнула так, словно не дышала все это время, и заметалась по комнате, не зная куда себя деть. Потом остановилась и, достав коммуникатор, набрала необычно длинный номер своей новой флорианской подруги.

Космическая станция Теаннон. Нейтральная зона

Правление Директората Ганзы было мероприятием камерным и даже в каком-то смысле интимным. Люди, владевшие самой разветвленной торговой сетью в галактике, не любили публичности и всеми силами стремились к тишине, так как большие деньги вообще не любят шума.

Вилла, укрепленная, словно узловой форт планетарной обороны, принимала бронированные флаеры, которые тут же скрывались в подземном паркинге, а многочисленная и профессиональная охрана была практически незаметна.

Длинный овальный стол, за которым сидели все двенадцать директоров, сделанный из среза гигантского дерева, отражал высокий потолок и люстру из росских алмазов, стоимость которой была выше, чем годовой бюджет средней планеты.

— Начнем, пожалуй. — Председатель Директората — Тан Герео — высокая черноволосая женщина с холеным, чуть вытянутым лицом, с улыбкой встала, одернула деловой пиджак и окинула внимательным взглядом всех присутствующих. — Повод, по которому было собрано внеочередное правление, вам конечно же прекрасно известен. Наш основной источник дохода — торговля между зелеными, магами, железками и свободными практически остановлена. Кроме того, удар, нанесенный по нашим сбытовым сетям специальных препаратов, можно назвать катастрофическим. Мы, насколько могли, быстро переориентировали товарные потоки на другие направления, но ситуацию это не выправило. Кроме того, мы потеряли станцию Гемба-два. По официальной версии — из-за нарушения работы систем очистки воздуха, но наши специалисты уверены, что это была диверсия флорианского спецназа. К сожалению, станция была оставлена в аварийном режиме и с включенной сигнализацией биологической опасности, так что, когда на нее прибыли дезинфекционные партии флорианцев, она по международным нормам считалась ничейным имуществом повышенной опасности. — Председатель внимательно обвела всех взглядом. — К ним в руки попали все документы, переписка и торговые накладные. Архивы сделок за последние пятьдесят лет, запасы товара на многие миллиарды рат и критически важные технологии создания подобных сооружений.

Общая сумма потерь еще подсчитывается, но она будет не меньше чем двести миллиардов рат или ста восьмидесяти миллиардов дилар. Но куда выше потери для нашей репутации. Латнар и Ниртана уже послали своих торговых представителей и договариваются с новым союзом о прямой торговле.

— У них нет достаточного количества кораблей, — возразил руководитель транспортного департамента Алессор Тиринго. — А даже если построят, мы сможем их подрезать мобильными группами. Космос велик, а пиратов всегда хватало.

— Не нужны им корабли. — Председатель вздохнула. — Маги уже провесили постоянно действующие порталы между столичными планетами и готовят площадки для открытия регулярного сообщения между вообще всеми планетами союза. Задержка, насколько я поняла, только в системе мгновенной идентификации проходящих через портал людей, но флорианцы уже заканчивают опытную партию оборудования для дистанционного сканирования генокода. По моим данным, это ускорит оборот капитала и товаров в десятки раз, что подстегнет производство.

— А что Маркан? — Руководитель департамента внутреннего производства строго посмотрел на начальника разведки.

— Решили отсидеться. — Он развел руками. — Посчитали соотношение сил и решили подождать результатов войны союза с шан рок.

— Но это может затянуться на столетия.

— А куда им торопиться? — Тиринго сморщился, словно прожевал таракана. — Да тут еще и их операция по захвату наследия Предтеч. Они подогнали к Тхати всего шесть десятков кораблей и вымели оттуда ашш, словно метлой. Те позже предприняли две массированные атаки, но все без толку.

— А они нашли там чего-нибудь? — Начальник департамента науки получал бюллетени от разведки регулярно, но все равно подозревал, что не вся информация добирается до него.

— Нет, тиго Сарангон. — Тиринго покачал головой. — Несмотря на то что секретность там высшего уровня, мы все же смогли кое-что узнать. Они откопали еще пару каких-то полудохлых артефактов, но можно сказать, что этих целей экспедиция не достигла.

— А каких достигла?

— Ну союз щелкнул по носу своим старым противникам, да так, что ашш до сих пор в шоке. Потому и Маркан отказался от боевых действий. Вы хоть представляете, что это такое — саргонский каток, усиленный легкими кораблями фрименов и флорианскими десантницами? А если к этому добавить боевых магов, по слухам очень эффективных, то получается довольно взрывоопасный коктейль.

— И какие у нас перспективы? — подал голос глава банковского направления Сеготар Тарассо.

— Смещать деятельность в другие регионы, ждать, как будет развиваться война с шан рок… — Начальник разведки пожал плечами. — Можно еще вывести ряд наших филиалов из формального подчинения Директорату и развивать их деятельность как национальных компаний на территории Союза. Затевать сейчас войну нам абсолютно невыгодно. Даже малейшее подозрение в том, что мы ведем игру против них, и потери будут куда более существенными. Нужно подождать, пока общество стабилизируется. Тогда во всяком случае мы будем знать, какими технологиями располагают их спецслужбы, как им противостоять и прочее. Сейчас любая деятельность равнозначна тому, чтобы лезть руками в корзину, полную ядовитых змей, причем привезенных с чужих планет. Так что я предлагаю на ближайшее время заморозить всю агентуру и свернуть активные действия, ограничившись наблюдением.

— На сколько? — уточнил начальник департамента связи Деранган Ниорго.

— Лет на двадцать. — Тиринго оглянулся на председателя, словно ища у нее поддержки. — Может, на тридцать.

Саргонская империя, планета Сарг, Гианда

Вечером, когда небо чуть потемнело, а уличные фонари еще не включились, Отец, мягко ступая в легких сандалиях на босу ногу, вышел в сад. Это время было целиком отдано уходу за цветами, размышлениям и… докладу его помощника о текущих делах.

Трогар стоял рядом и ждал лишь знака, чтобы начать по памяти зачитывать пространный меморандум, который он сам написал буквально час назад.

— Продолжаются переговоры с Латнаром и Ниртаной. Достигнута предварительная договоренность по согласованию курсов валют и созданию обменного центра.

— Начинаешь как всегда с самого простого? — Отец чуть приподнял веточку и уже примерился, чтобы срезать ее ножницами, но вдруг передумал и сдвинулся чуть в сторону. — Отправь Князю мои предложения по взаимоучету затрат на производство, разработку и энергоэффективность. Пусть его специалисты посмотрят.

— Есть информация по Маркану. На совете принято решение сократить армию до кадрового состава и ждать результатов наших боевых действий с шан рок. К таким же результатам пришел Директорат Ганзы.

— Маленькая победоносная война, — удовлетворенно проговорил Отец и щелкнул ножницами, отсекая засохшую веточку. — Всего одна показательная порка. Что, кстати, с пленными шан рок?

— Сейчас с ними работают сводные команды Хаторан и Флоры. Им удалось обойти психоблокаду, и группа готовит расширенный доклад. Также продолжается работа по анализу вооружения гандамских кораблей.

— Не придется оставлять еще одну планету?

— Князь обещал остановить вторжение на этом рубеже, но эвакуация Каас уже начата. Мы просто не успеем перевооружить флот, а без этого война будет обходиться нам очень дорого. Уже сейчас ощущается некоторая нехватка экипажей для кораблей второй линии.

— Пусть вводят план Лимб-один. — Ножницы щелкнули еще раз, и новая веточка упала на землю.

— Но Князь держал эту технологию на крайний случай…

— Через пару лет, когда пойдут в серию фарионные биопроцессоры, все наши наработки по системам искусственного интеллекта будут вчерашним днем, — спокойно пояснил Отец, не отрывая взгляда от цветочного куста. — Зато сегодня мы сможем сократить экипажи кораблей вдвое-втрое, что поможет нам сохранить людей. Да, и не забудьте передать коды флорианцам. Думаю, у них те же проблемы.

Трогар кивнул, принимая распоряжение к исполнению.

— Сейчас мы обеспечим технологический рывок за счет того, что достанем из-за пазухи старые заготовки, потом пойдут в ход совместные разработки, а далее уже то, что мы накопали в огороде Предтеч. Таким образом, у нас есть задел на три технологических рывка, что очень даже неплохо. Расскажи мне лучше, как продвигается дело по стимулированию науки?

— Программа «Росток» принята к исполнению, — отчитался помощник. — Созданная сеть специализированных детских садов уже укомплектована лучшими преподавателями и необходимыми ресурсами. Сейчас идет развертывание сети школьных учреждений и начато строительство дополнительных учебных корпусов для высших учебных заведений. Через пятнадцать лет они будут готовы к принятию еще шести миллионов студентов. Мы пока опережаем остальные страны Союза, но нечто подобное уже готовится у всех, кроме Хаторан.

— Ну с магами и так понятно. У них там каждый, кто хоть чего-то стоит, и так не бездельничает. — Отец кивнул и перешел к следующему кусту. — Кстати, сделай мне обзор по кросстехнологиям. Что сейчас отрабатывается в объединенном научном центре, что отложено и на какой стадии работа по артефактам. Как дела у гробокопателей?

— На Тхати обнаружено еще пять строений, предположительно относимых к Предтечам. Работают сводные команды специалистов. Все, что возможно, уже перемещено в исследовательский центр и поступило в работу. Кроме того, на ближайшей к Тхати планете обнаружено крупное месторождение терена. Объединенный штаб уже принял решение об увеличении группировки вдвое и начал разметку под карьер.

— А что наши синекожие друзья?

— По нашим данным, готовят еще один флот, но основные корабли мы у них уже выбили, так что это просто агония. Князь предлагает превентивный удар по столице.

— Не нужно. — Отец пристально посмотрел на помощника. — Чем больше наши войска пооботрутся в совместных действиях, тем легче будет воевать потом. Так что пусть синие бодают лбом стену. Быстрее дозреют до того, чтобы договориться.

Флорианская империя, Зеленое Сердце

Великая Мать Флоры тоже любила заниматься своим садом, расположенным на крыше ее личных апартаментов. Отщипывая твердыми, словно сталь, ногтями подсохшие или поврежденные веточки куста ниары с большими бледно-розовыми цветами, дававшими тонкий, но очень стойкий аромат, она аккуратно складывала мусор в деревянную чашу, чтобы газон вокруг кустов продолжал быть идеальным.

— Великая… — Рина Энего, которая теперь командовала всеми вооруженными силами Флоры, почтительно остановилась в трех шагах от Арны.

— Проходи, садись. — Она сделала приглашающий жест рукой, еще раз осмотрела куст и, найдя его состояние удовлетворительным, заняла кресло напротив. — Ко мне приходила Ниса Элего, жаловалась на обменные курсы. Скажи, нам действительно невыгодно торговать с саргонцами и Хаторан?

— Врет она всё, — едко усмехнулась Рина. — Ганза ей откатывала процент, причем переводила сразу на счет в марканском центральном банке. Теперь обменные цены возросли вдвое, но ей уже ничего не капает, вот она и бесится.

— А нужен ли нам такой работник?

Великая Мать не вкладывала в этот вопрос никакого второго смысла, и Верховная знала об этом. Не нужно было начинать планировать ликвидацию или иную сложную комбинацию. Арна всегда предельно четко формулировала свои мысли и была крайне недовольна, когда кто-то пытался найти в ее словах второе дно.

— Работник она неплохой. Прекрасно ориентируется в наших импортных потребностях и экспортных возможностях, — задумчиво произнесла Рина. — По большому счету ее можно пока не менять, тем более что те, кто с ней контактирует со стороны магов, железяк и фримов, находятся на плотном контроле спецслужб, и с этими людьми мы нашли общий язык. Так что крутить у нее не получится. Но с другой стороны, это проблема, так что замену ей все равно придется искать.

— Так и поступим. — Арна кивнула и бросила взгляд на тоненькую папку, в которой командующая носила важные документы. — Там что?

— Выжимка материалов по саргонскому проекту Авинор. — Верховная, несмотря на то что помнила все цифры наизусть, открыла папку и еще раз пробежалась глазами по документу. — Наш представитель при генеральном штабе Саргон доложила о проведенной для нее демонстрации системы управления кораблей, которая позволяет сократить экипаж в несколько раз. Конкретно для корабля типа фрегат, где по первоначальному штату должно быть около пятидесяти человек, это количество сокращается до десяти. Все остальные функции берут на себя чрезвычайно эффективный искусственный интеллект и многофункциональные роботы. Таким образом, появляется возможность сильно увеличить время автономности корабля и степень защищенности экипажа. Пока такими системами оборудованы всего пять кораблей, но по мере выпуска и программирования интеллектов их число будет расти.

— А наш мозг типа Анора подойдёт для этих целей?

— Более чем, — уверенно кивнула Рина. — У нас давно была система, позволявшая реализовать весьма совершенный интеллект, но не было программистов такого уровня. Теперь, когда саргонцы поделились с нами исходными кодами, можно уже ставить их на поток и решить проблему с нехваткой экипажей.

— Я надеюсь, мы тоже поделимся? — утвердительно произнесла Арна.

— Разумеется. — Верховная уверенно кивнула. — Я уже отправила пробную партию из десяти штук и бригаду специалистов для отработки интерфейсов. Полагаю, результат будет известен уже в ближайшее время.

— А чем нас порадовали Хаторан и Фримены? — поинтересовалась Арна и, увидев мелькнувшее на лице Рины удивление, пояснила: — Сейчас нет необходимости держаться за старые разработки. Если нас не сомнут шан рок, то союз достаточно быстро продвинет науку и сделает большинство из них ненужными. А вот авторитет в союзе вещь совсем не эфемерная, так что нужно поторопиться.

— Вы совершенно правы. — Командующая коротко поклонилась. — Иерарх Седар Лингар передал нам документ, в котором предлагает решение нескольких довольно серьезных проблем, среди которых термостабилизация массивных биороботов и укрепление их защиты за счет внедрения под кожу сетки, генерирующей силовое поле. Причем для саргонских дронов это невозможно, потому что их электроника плохо реагирует на фарионное излучение.

Перегрев биороботов был больным местом флорианских сил, потому что возможности кожного покрова по охлаждению организма были небеспредельны. Это накладывало ряд ограничений как на мощность мышечной системы, так и на размеры боевых особей. Поэтому подарок Хаторан был поистине царским. А если к этому добавить еще и усиление брони, то возможности подразделений Флоры резко увеличивались.

— Занятно. — Арна откинулась в кресле, просчитывая ситуацию. — Выходит, мы можем начать выращивать особей трехсотых серий и продолжить работы над четырехсотой?

Рина кивнула, соглашаясь с выводами Великой Матери.

— Как только поступят первые образцы от Хаторан, мы сразу испытаем их и в случае положительного результата сделаем массовую закладку в инкубаторы.

— Только фрименам пока похвастаться нечем, — улыбнулась Арна.

— Не совсем. — Командующая покачала головой. — На них сейчас практически вся разведка. Ни у кого нет таких технологий дистанционного наблюдения и настолько быстрых и незаметных кораблей. Так что и они вносят свой вклад. Информация о численности и передвижениях шан рок поступает постоянно и позволяет быстро реагировать объединенному флоту. Собственно, именно благодаря им гандамы еще не прорвались в глубь нашего пространства. Фримены отлавливают и уничтожают поисковые корабли шан рок и добывают пленных. Наши медики рассказывали, что капитаны рейдеров часто прилетают в таком состоянии, что они с трудом восстанавливают их тела. А многие вообще не возвращаются. Саргонцы, правда, обещали новую броню для их кораблей, так что надеюсь, ситуация будет выправляться.

— Подумай, чем еще им можно помочь, — сказала Арна и уже собиралась встать, когда Рина открыла рот, собираясь что-то сказать.

— Что-то еще?

— Анарда Тино, высшая прикомандированная к управлению специальных операций объединенного штаба, просит вашего разрешения на брак с полковником Керном Тарго.

— Дела. — Арна задумчиво посмотрела на Рину. — И много у нас таких?

— Если решение будет положительным, то еще человек сто точно прибежит за разрешением. — Командующая вздохнула. — Там же не наши низшие. Там, можно сказать, отборные самцы человеческой расы. Настоящие воины.

— А этот, Керн Тарго, он откуда?

— Синий Легион. Армейская контрразведка. Специалист по противодиверсионным операциям. Познакомился с Анардой, когда шли бои за Килант. Есть информация, что наша и их группы подверглись нападению местных животных и, объединившись, они перебили всю живность, а потом без боя разошлись.

— Невероятная история. — Арна покачала головой. — А жить они где планируют?

— Пока при штабе. А потом… — Командующая замолчала.

— Хорошо. — Великая Мать кивнула и неожиданно улыбнулась. — Интересно будет посмотреть на рожи наших ревнительниц расовой чистоты.

— Так их почти не осталось. — Рина пожала плечами. — После того несчастного случая, когда взорвался завод…

— Очень своевременное массовое самоубийство, — заметила Арна. — Просто верх любезности с их стороны было так поступить. Я, кстати, все забываю спросить, а невиновные награждены?

— Да, разумеется. — Верховная развела руками. — Кому-то звание, кого-то продвинули по службе. Хотела спросить, а с остальными что делать? Ну с теми, кто вздумает замуж.

— А что с остальными? — Арна удивленно подняла брови. — Точно так же. Только нужно постараться, чтобы они переезжали к нам. Отстроить им небольшой поселок для начала, чтобы не очень шокировать народ, а потом потихоньку расширять практику. Кстати, я просила разузнать об этом Хишане Лидде поподробнее.

— Новых данных почти нет. — Высшая покачала головой. — Он с планеты Лада, Саргонская империя. До последнего времени вместе с отцом числился в розыске у тамошних ревнителей веры, но розыскной лист был отменен личным приказом Князя. Причины розыска и его отмены установить не удалось. Ученик самого сильного мага Хаторан — Теннайо. Закончил академию в Тис Савар. Это их главное учебное заведение. Несмотря на рекомендацию от ректора, научную карьеру делать не стал, а остался в армии. Имеет несколько боевых наград и именной жезл от Иерарха. Очень хорошо показал себя в ходе последних боев и при вскрытии Лабиринта. Знакомыми характеризуется как ответственный и исполнительный офицер. У начальства на хорошем счету. В употреблении психоактивных препаратов не замечен.

— Негусто, — констатировала Арна.

— Да даже на его друга, Серга Ракина, втрое больше. — Командующая вздохнула. — Но если учесть, что он ученик самого Теннайо, то это уже делает его элитой хаторанского общества. А все данные на таких людей маги берегут даже от своих.

— Ну для меня важно, что он не проходимец и не случайный человек. — Арна задумчиво посмотрела на верховную и добавила: — Впрочем, я это и так знала. Знаешь, когда там, на первом собрании, он закрыл нас защитной сферой, а потом заткнул дыру собственным телом… Я же чувствую чужую боль. Пусть и не так сильно, но даже той малости, что ко мне просочилась, мне было достаточно, чтобы едва не вскрикнуть.

— Как же он терпел такую боль? — удивилась Рина. — У мужчин ведь обычно довольно низкий болевой порог.

— Это не про него. — Арна с каким-то странным выражением посмотрела на небо.

— Вы разрешили браки, для того чтобы развязать себе руки? — тихо спросила командующая.

— Нет. — Девушка рассмеялась и помотала головой, так что волосы расплескались по плечам. — Просто я считаю, что так будет правильно. Не тайком пробираться в мужские бараки и не вынашивать детей на дальних базах, чтобы потом всю жизнь издалека наблюдать за тем, как растет твой малыш, и цепенеть от страха, что кто-то узнает. Это все разрушает наше общество, ослабляет его и в итоге уничтожит, если мы сами не исправим ситуацию. Ну и конечно, мне хотелось бы, чтобы Хишан был рядом, даже если это усложнит мое положение.

— Не особенно. — Высшая покачала головой. — Скорее завидовать будут. Но научники вас точно на руках будут носить, если он хоть как-то присоединится к нашей исследовательской программе. Магов такого уровня даже у Хаторан немного. А у нас ничего выше третьего-четвертого уровня нет и в помине. Кроме того, это такая прочная связь с Хаторан, что нам будет гораздо проще с ними договариваться. И это не учитывая, что он сам по рождению сарг и его друг, очень перспективный офицер Алого Легиона, готовится жениться на дочери командира Синего Легиона. Такие внутренние связи позволят, если что, пережить не одну провокацию, призванную развалить наш союз. А провокации будут. В смысле не вообще, а те, которые мы не сможем предотвратить. Сейчас совместными усилиями мы додавливаем все, что осталось от министерства Веры и Благочестия у саргонцев, наших Чистых Ростков и фрименского Ордена Отцов Завета. Но уже на подходе результаты активизации марканской агентуры и Ганзы. Особого вреда, конечно, не нанесут, но крови попортят.

— Присматривайте там за Хишаном. — Арна серьезно взглянула в глаза командующей. — Полагаю, что на него выйдут обязательно.

— Его уже прикрывают сменные команды на Сарде и на Хаторан, но я все равно дам команду на усиление.


20

В ходе допросов бывшего магистра Теора была получена информация о причастности ашш к финансированию подрывных акций на территории Саргон, Флоры и Федерации Свободных. Также Теор показал, что Марканский Союз регулярно перечислял деньги на специальные счета Ганзы и обналичивался в торговой корпорации для оплаты агентам и подрывным элементам…

Информация, полученная из цифровых носителей министерства Веры и Благочестия, подтверждает показания Теора. За пять последних лет Ашш и Маркан перечислили более двух миллиардов дилар на цели дестабилизации обстановки и провокации, призванные углубить разногласия между Флорой, Саргоном, Фримами и Хаторан.

Основной средой для вербовки агентуры служила творческая интеллигенция и чиновники среднего уровня…

В ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий удалось задержать более 90 процентов агентуры. Оставшиеся 10 процентов находятся вне территорий Саргон, и их поиски продолжаются…

Перенаправлено из секретариата Князя в адрес 105-го аналитического центра.

Принято канцелярией Отца.

Доложено.

Саргонская империя, планета Каас

Орбита Каас — небольшой планеты в системе звезды, не имевшей официального названия, была оживлена как никогда. Четыре ударные эскадры, оснащенные новейшей техникой и полностью укомплектованные экипажами, ждали своего часа, а на поверхности самой планеты шестой корпус обеспечения армии Хаторан уже разворачивал огромные стационарные портальные переходы, начиная эвакуацию населения. Людей выводили на заранее подготовленные площадки Ниаты — одной из планет, так и не дождавшихся терраформирования, но она имела вполне годный климат и территории, подходящие для размещения пятисот миллионов человек. Выходивших из портала людей сразу встречали саргонские легионеры и распределяли их по поселкам, которые возводила инженерная бригада десантного корпуса Флоры. Было сразу решено не городить мегаполисов, а распределять людей по поселкам от пятидесяти тысяч и меньше.

Несмотря на то что к работе привлекались подразделения разных армий, взаимодействие было налажено быстро и четко, словно командиры готовились к этому. Временные лагеря росли, словно на дрожжах, и по готовности передавались частям территориальной гвардии и Зеленого Легиона, занимавшегося тыловым обеспечением саргонской армии.

Под шумок флот списал несколько сотен транспортных ботов, выслуживших гарантийные сроки, и между поселками, еще не имевшими названий, а лишь порядковые номера, удалось наладить регулярное сообщение.


Но вокруг спешно покидаемой планеты было все совсем не так хорошо. Уже шли бои на подступах к системе, и флот, отбивавший передовые отряды шан рок, нес потери.

Командир фрегата «Королевская чайка» магистр войны Хорт де Хольм еще недавно был обыкновенным наемником, сопровождавшим караваны вольных торговцев, и поэтому не понаслышке знал и о вольных дружинниках Нарваго, работавших на Ганзу, и о совершенно отмороженных капитанах латнарских крейсеров, чьи латаные-перелатаные корпуса появлялись возле точек выхода из гипера и, забрав все, что находилось в радиусе действительного огня корабельных орудий, исчезали в бескрайней пустоте космоса.

И всегда его выручало невероятное, просто звериное чутье, помогавшее не только избегать неприятностей, но и первым собирать цветы на еще не вытоптанных полях. Именно он пришел первым в контору вербовщика, когда на Руби объявили наем кораблей в регулярную армию, и именно его корабль подвергся пробной модернизации на верфях Саргона, когда каждый элемент подбирался и настраивался практически вручную и отбраковывался по малейшему подозрению. Это потом наступит время конвейера и дооснащение будут делать быстрее, чем гайки на револьверном станке, а первый корабль — это первый корабль. И мастера на верфи постарались на все сто двадцать процентов.

Какая вроде бы разница между тремя десятками совершенно одинаковых корабельных приводов, учитывая, что все они проходят сверхточный контроль качества, определяющий не только параметры двигателя, но и время его жизненного цикла? Но пара маленьких буковок в длинном серийном номере, оказывается, была важнее, чем даже хваленая «Гарантия верфей Тарон», красовавшаяся на каждом втором приводе.

Верный своему правилу вникать во все мелочи, капитан сразу же перезнакомился со всеми инженерами, техниками и прочим персоналом верфи, и именно там ему выпал первый приз в этой странной гонке. Пожилой начальник службы технического контроля после третьей бутылки объяснил, что внешне одинаковые, словно капли воды, движки предназначались для кораблей двух десятков серий и совершенно различного назначения. Даже на несущих линкорах стояло несколько десятков таких приводов, правда, в качестве маневровых.

Таким образом, на фрегате прописались шесть двигателей, предназначенных для скоростных курьерских кораблей, объединенных в один блок, система управления и синхронизации от стационарной зенитной установки с искусственным интеллектом и в качестве совершенно неожиданного довеска два саргонца, занявших кресла главного канонира и главмеха, женщина-флорианка, ставшая новым специалистом по системам жизнеобеспечения, и похожий на борца-тяжеловеса хаторанец, занимавшийся системами слежения и наблюдения. Экипаж таким образом уменьшился с тридцати до пяти человек, но общая эффективность возросла многократно, потому что специалисты принесли с собой не только новые приборы и технику, но и тактику.

Теперь на корабле Хольма были продублированы почти все электронные цепи корабля и заменены на биологические или техномагические. Сначала пользоваться всеми этими странными приспособлениями и непривычными приборами было, конечно, не очень удобно, но через какое-то время экипаж, состоявший всего из пяти человек, привык, а капитан с удивлением отметил, что воздух в корабле с момента включения флорианской системы стал ощутимо чище и был куда приятнее для дыхания, а еда стала куда вкусней, чем даже в его любимом ресторанчике на Виа Сол.

Зато теперь в оптическом и радиочастотном спектре он ничем не выделялся на экране радаров шан рок и с отключенной электрикой и электроникой мог просочиться куда угодно.

И ничего удивительного, что из пятидесяти фрименских фрегатов ему одному удавалось пока избегать попадания в ремонтные доки или чего хуже — распыления в плазму от попадания чудовищных пушек шан рок.

Сейчас «Королевская чайка», разогнавшись до предельной скорости, скользила в пространстве с погашенными огнями и полностью обесточенной электроникой в направлении гравитационного колодца, откуда командование желало иметь оперативную и точную информацию, для чего требовалось ни больше ни меньше установить там автоматический буй.

Предыдущее устройство саргонского производства проработало буквально пару часов и было уничтожено вражеским сторожевиком. Теперь изготовлением шпионского буя занялись маги, и именно их изделие лежало в грузовом отсеке фрегата.

А для сторожевиков у де Хольма был свой сюрприз. Он стукнул тяжелым ключом в стену, и через несколько минут в коридоре забухали шаги его первого механика, одетого во флорианский скафандр. Тот, махнув рукой, прошел мимо и, открыв первый шлюз, запер массивную дверь, начал потихоньку стравливать воздух. Механику предстояло вручную снаружи открыть торпедный отсек, включить на каждой торпеде автоматику вывода и проконтролировать визуально выход, что было совсем не подарком, даже учитывая невесомость и мышечные усилители.

Через час Ранс стукнулся в переборку, и капитан, проверив замки на внешнем люке, открыл клапан подачи воздуха в шлюз.

— Ты как? — Де Хольм помог снять тяжелый шлем и вытер лоб механика от пота.

— Да чуть не сдох, нахрен. — Ранс рассмеялся. — Одну дуру пришлось чуть не на руках выносить. Ладно, кэп, давай в рубку, а то проскочим точку…

— Не проскочим. — Капитан уверенно кивнул и посмотрел на свой хронометр. Творение флорианских мастериц менее всего было похоже на прибор для измерения времени, показывая часы и минуты раскрывающимися лепестками странного устройства. Несколько необычно, но в разы надежнее и точнее любого механического хронометра.

Капитан помог расстегнуть скафандр и, кивнув на прощание, пошел к себе в рубку. Экраны, установленные прямо поверх старых, каким-то образом позволяли видеть окружающее корабль пространство и даже чуть четче, чем штатная оптоэлектронная система. Сейчас де Хольм видел, как все пятнадцать тяжелых торпед, отрабатывая углекислотными двигателями, распределились вокруг «Чайки», словно эскорт, готовые по команде уйти вперед, расчищая путь.

Система дальнего обнаружения-оповещения Лагон, смонтированная на новейшем крейсере, была одним из наиболее совершенных творений ученых и инженеров шан рок, и обеспечивала практически круговой обзор пространства, прилегающего к гравитационному колодцу, связывавшему несколько галактик, словно широкий торговый тракт. Малейшие колебания электромагнитного поля сразу приводили в движение детекторы более высокого уровня, которые классифицировали угрозу и давали команду на висевшую неподалеку космическую крепость, чьи пушки и ракетные турели были готовы отбить нападение целого флота.

Но корабль, летящий со скоростью пять тысяч километров в секунду, так и остался для системы невидимым, пока двигатель одной из торпед не выдал разгонный импульс. Мгновенно вся сложная электроника системы пришла в движение, но двести тысяч километров при такой скорости это совсем немного, и стальная болванка влетела в крейсер, мгновенно превратив его в облако плазмы и вихрь разлетающихся осколков, часть из которых изрешетила приемные антенны космической крепости. Точно так же вспыхнули и шесть дежурящих в пространстве сторожевиков, не успевших даже сыграть боевую тревогу, и сама орбитальная крепость, которой хватило всего трех торпед.

Де Хольм, уже включивший электронные системы, отдал команду на отделение разведывательного буя и, заложив широкую дугу, собирался покинуть негостеприимный участок космоса, когда сенсоры засекли приближающийся на всех парах крупный объект.

Это линкор первого класса Лавак возвращался к месту приписки после плановой ротации. К несчастью бывшего вольного капитана, на корабле уже сообразили, что происходит, и в корпусе гигантского корабля уже открывались орудийные порты и распахивались аппарели для вертких и скоростных истребителей.

Не видя иного шанса на спасение, де Хольм завернул спираль еще круче и, словно мошка был затянут в глубь гравитационного колодца.

— Кэп, есть формирующий луч!

— Неужели эти идиоты приведут нас прямо к себе домой? — Капитан быстро заскользил пальцами по панели управления, перестраивая боевые системы и давая команду на отделение оставшимся десяти торпедам, которые, в отличие от предыдущих, несли вполне полноценные боеголовки, снаряженные мощными кварковыми зарядами и системами радиоподавления.

Штатно в колодец можно было войти лишь из устьев, которых на канал было несколько штук. Но построив в определенной точке нечто вроде перехватывающего узла, можно было сформировать нестационарный выход, доступный только тем кораблям, которые имели установку луча, формирующего нужный угол разворота портала.

Таким образом, по мнению капитана вражеского линкора, они загоняли фрегат де Хольма прямо в ловушку, хотя сам капитан придерживался другого мнения. Получив команду, все пять торпед ушли вперед, а на самом корабле опускались боевые переборки, готовя корабль к бою.

Связь внутри колодца не работает. Во всяком случае, все те способы, которые были известны на тот момент шан рок. И потому пять ракет, вырвавшиеся из канала, навели в оборонительных порядках дежуривших у входа кораблей порядок, который остается после посещения слоном посудной лавки. Остальное довершил фрегат, открывший шквальный огонь по всему, что с точки зрения искусственного интеллекта представляло хоть какую-то опасность. Ополовинив боекомплект, «Королевская чайка» завершила вираж и снова нырнула в портал, лишь на пару секунд разминувшись с линкором.

Империя Саргон, оперативная база объединенного флота, девятый сектор

— Есть сигнал со станции слежения! — Оператор информационного комплекса Дальней разведки от избытка чувств даже ударил рукой по подлокотнику кресла.

— Ты еще мне пульт сломай, — буркнул старший смены, хотя он вполне разделял радость своего подчиненного. Парни на «Королевской чайке» не подвели и вывели модуль в точно указанное место. Сразу заработала цепочка ретрансляторов, передавая узконаправленный сигнал в систему станций Дальней разведки, а оттуда в единый информационно-аналитический центр штаба объединенной группировки. Чего там наворотили колдуны со своим оборудованием, уже и неважно, но картинка того разгрома, который учинили бывшие охранники караванов, была четкой и ясной.

Возвращался де Хольм, словно триумфатор, переливаясь стояночными огнями и освещаемый лучами прожекторов более крупных кораблей, приветствующих своего удачливого собрата.

Для обсуждения результатов рейда было собрано срочное совещание, куда пригласили не только военных, но и ученых, занимавшихся тематикой гравитационных колодцев, и специалистов по досрочному переводу людей под юрисдикцию божественных сущностей, а проще говоря — диверсантов. Случайность, которая позволила «Королевской чайке» зафиксировать параметры формирующего луча, давала довольно широкие возможности для маневра, и по результатам совещания было принято решение готовить специальную операцию, названную «Переход».

Империя Саргон, планета Вената. Лаборатория 233, оранжевый сектор

— Ничего не выходит. — Молодой парень в темно-синем комбинезоне и легких удобных ботинках в очередной раз просмотрел данные, выводимые на экран, и крепко врезал кулаком по подлокотнику кресла. — Деградация структур происходит так быстро, что непонятно, как это вообще работает. — За толстым бронестеклом на специальном постаменте и в окружении датчиков лежал невзрачный серый диск, который и являлся предметом самого многообещающего исследования и тайной надеждой всех военных Союза.

Диск при подаче на него относительно небольшого напряжения формировал гравитационную волну, разгонявшую предмет массой в сотни граммов до околосветовых скоростей и при этом не дававшую обратного импульса, то есть отдачи, доставлявшей так много проблем артиллеристам. Но при этом сам диск разрушался. Быстро и неотвратимо, превращаясь в кристаллическую пыль.

Над артефактом работали одновременно в шести лабораториях, а данные обрабатывали на самых совершенных суперкомпьютерах, но это пока мало помогало делу. Десять разгонов, и диск становился похожим на кусок дерева, изъеденный термитами, из дырок которого сыпалась сверкающая серовато-синяя пыль. Целый стакан с этой пылью сейчас стоял перед молодым ученым как немой укор.

Какие только анализы они ни проводили. Нир Агат, известный специалист по артефактам, даже договорился о привлечении флорианских биохимиков, но и здесь все было пусто. Диск крепко хранил свои тайны, даже после того как полностью рассыпался в пыль. Сандр потянулся к зажигалке, чтобы разжечь ароматический кубик, и с неожиданной даже для самого себя злостью ткнул металлическим цилиндриком в стакан и несколько раз нажал на кнопку.

Кто-то говорил, что, возможно, это вовсе не порошок, а разрушившиеся боты фемто или даже атто[15] уровня. Так пусть теперь поджарятся. Газ в зажигалке, видимо, кончился, так что пламя не появилось, но искра полыхнула довольно приличная.

Но к его удивлению, под действием искры порошок на какое-то мгновение свернулся в крошечный шарик и снова распался в пыль.

— Не понял. — Сандр замер, тщательно воспроизводя в памяти свое движение, и снова повторил его, поднеся зажигалку к порошку, нажал кнопку.

Ничего не произошло.

Несмотря на это, Сандр аккуратно отсыпал небольшое количество порошка на стекло и, установив его под линзу микроскопа, поставил рядом блок питания, выдававший до миллиона вольт.

Но как он ни бился, эффект так и не удавалось повторить. Сандр менял напряжение, частоту импульса и все возможные параметры напряжения, все было тщетно. Искры сыпались на горку из порошка не переставая, но все оставалось по-прежнему.

Он не заметил, как рука, сжимавшая зажигалку, смяла тонкую оболочку и замкнула контакты пьезоэлемента. Несильный удар остаточного напряжения был достаточно неожиданным, чтобы Сандр дернулся, ударив коленями по столу.

И тут же на его глазах произошло сразу несколько событий, которые потом пусть и в сильно измененном виде войдут во многие учебники и книги. Волна удара достигла горки порошка одновременно с очередным импульсом высоковольтной установки, и сначала пыль слиплась в плотный шарик, а потом под воздействием новой искры он сгенерировал гравитационную волну шарообразной формы.

Но на этом везение молодого исследователя не закончилось. Напряжение было не очень высоким, да и плотность шара была далека от оптимальной, так что Сандра просто вбило в стену эквивалентом взрыва стограммовой тротиловой шашки, а осколки лабораторного оборудования просвистели мимо. Кроме этого, дежурная бригада медиков и спасателей прибыла уже через минуту, и они, достаточно оперативно отскоблив от стены то, что осталось от ученого, передали это флорианским медикам, которые в течение месяца полностью восстановили тело.

Хотя это, в общем, не имело уже никакого значения. Камеры высокого разрешения фиксировали в мельчайших подробностях все, что происходило в лабораториях, так что опытным специалистам не составило никакого труда восстановить всю цепочку событий.

Уже через месяц ученые демонстрировали на полигоне первый прототип пушки, стрелявшей зарядом в один грамм с начальной скоростью в пятьдесят километров в секунду, что составляло всего одну шестую часть от скорости света, и при этом без малейшей отдачи. Правда некоторые проблемы возникали от образующегося вокруг вихря, но оружие изначально было приспособлено исключительно для безвоздушного пространства.

И первым кораблем, на котором установили новое орудие, был фрегат фрименской постройки «Королевская чайка», теперь уже с полным кавалером Креста Чести де Хольмом в качестве капитана.


21

Вчера Гианда принимала звезду флорианской сцены певицу Риону Тегго. Зал, рассчитанный на сорок тысяч зрителей, был полон, несмотря на прямую трансляцию по общедоступным каналам вещания. Ранее недоступное для нас, но раскрывающееся сейчас, несравненное вокальное мастерство в буквальном смысле потрясло зал. Диапазон в четыре октавы, перекрываемый мощным сопрано, порхал, словно бабочка в верхнем регистре и гудел подобно шторму в нижнем. Кроме незнакомых публике песен флорианских композиторов, Риона Тегго в финале спела дуэтом с Ниной Тессаль несколько композиций широко известных саргонской публике, в том числе гимн Алого Легиона и Песню Ушедших Леса Нирама.

Напоминаем, что полную версию концерта вы можете заказать для просмотра на портале «Радуга» и на голографическом носителе через магазин «Колокол».

Новости недели. Медиаканал Гианда.

Операция «Переход» началась скромно и неторопливо с отбытия в неизвестном направлении четырех новейших линкоров саргонской постройки и одного модернизированного фрегата. Только в этот раз на всех них были смешанные экипажи, куда кроме фрименов и флорианок входили маги и саргонцы.

Сделав большой крюк, корабли зашли к гравитационному колодцу с обратной стороны, что до определенной дистанции гарантировало скрытность. Теперь возле устья прохода висели целых три космические крепости шан рок и в качестве подвижных сил два дивизиона легких кораблей, общей численностью в сто единиц.

Обстрел группировки начал линкор «Асато» с предельно дальней дистанции и, опустошив десять процентов боезапаса, сдвинулся назад. Корабли шан рок, шокированные такой наглостью, попытались ответить, но шесть магов соткали такую защиту, что врагам не удалось даже поцарапать броню линкора. Оставался единственный шанс, что в ближнем бою защита все же не выдержит, и свора легких крейсеров ринулась вслед за уходящим кораблем.

Замершую на фланге сражения «Королевскую чайку» не посчитали достойным противником, и клин кораблей, догонявший «Асато», приблизился на дистанцию выстрела.

Де Хольм, всеми силами изображавший спокойствие, наблюдал за приближающимися кораблями и вполглаза за тем, как его главный, а с некоторых пор и единственный канонир наводит свою новую игрушку.

— Открыл огонь, — спокойно, словно на полигоне, произнес канонир, и капитан едва успел перевести взгляд на соседний экран, где рукотворной звездой вспыхнул передовой крейсер шан рок. Потом еще один и еще… Группа попыталась изменить курс, чтобы выйти из-под обстрела, но крошечные, всего в пять граммов шарики, разогнанные до околосветовых скоростей, настигали корабли и, врезавшись в броню, почти полностью переходили в энергию, взрываясь с силой тактической кварковой боеголовки и разнося крейсер в клочья. Через пять минут с подвижной группой все было кончено, и корабли, сократив дистанцию до крепостей, но не входя в зону их действительного огня, накрыли их по очереди, превратив в кучу искореженного металла.

Теперь дело было за линкорами. Подойдя к устью гравитационной воронки, они начали сброс мин, которые, включив собственные двигатели, устремлялись в переход. Потом, отсчитав точно выверенное количество секунд и миллисекунд, мины активировали изготовленное магами устройство, которое останавливало движение устройства, подвесив его внутри. Срок жизни такой мины определялся прежде всего размерами тереновых накопителей на борту, но двое суток маготехники Хаторан гарантировали.

— Уходим. — Команда адмирала де Сорго, продублированная кодовым сообщением, прозвучала через десять минут после начала операции, и группа, мгновенно ускорившись, вошла в гипер. Остались лишь осколки кораблей и гравитационный колодец, нашпигованный минами.


«Свет Веры» — тяжелый несущий линкор, на борту, которого гордо красовались два треугольника, обращенные друг к другу основаниями, — знак частей, полностью укомплектованных адептами веры, — вошел в канал гравитационного колодца, ведя за собой целую флотилию десантных транспортов и кораблей обеспечения. Требовалось быстро зачистить уже отвоеванную планету от врагов, ибо путь, которым вели шан рок Наставники, не прекращался ни на мгновение.

Навигация внутри колодца была практически невозможна, но корабли точно держали дистанцию, отмеряя интервал, с которым корабли входили внутрь. Поэтому когда линкор «поймал» сразу три мины и под действием гравитационных возмущений стал превращаться в рваные обломки, последние корабли флотилии еще ждали своей очереди войти в проход. Второму кораблю — линкору «Время Гандам» мина не понадобилась, так как часть металла от корпуса весом в миллион тонн просто смяла его, словно консервную банку. Потом осколки от второго корабля задели мину, оставшуюся чуть сзади, и третий корабль, несущий почти двадцать тысяч десантников, разлетелся, словно дымная клякса. К этому моменту гравитационные возмущения в колодце достигли максимума, и остальные корабли, вошедшие в проход, были частью разорваны, частью смяты в ком сверхплотной материи. Остатки конвоя выбросило через окно на стороне шан рок с такой скоростью, что все попавшее под удар осколков тоже быстро превратилось в мусор.

На долгие месяцы бьющийся, словно в агонии канал был заблокирован.

Но на этой стороне оставалось еще довольно много кораблей шан рок, поэтому ни о какой победе речь идти не могла. Объединенный штаб решил выметать незваных гостей постепенно, не расходуя самый ценный ресурс — людей, и спланировал операцию с максимальным привлечением сил флота и тяжелой бронетехники.

Сводная рота Серга, усиленная двумя взводами биороботов, десантировалась на Каас через огромный портал. Прикопанный заранее маячок помог синхронизировать расположение порталов с идеальной точностью, и платформы, несущие на себе взводы и отделения роты, проскакивали на ту сторону один за другим.

Чуть правее и сзади были видны другие порталы, вылетающая через них тяжелая бронетехника синих, а вдалеке у излучины небольшой речки десантировался батальон черных.

— Разворачиваемся! — Серг, знавший не понаслышке правило «золотых минут», первым делом вывел не боевые дроны, а систему раннего обнаружения-оповещения. Потом шли зенитные установки и разведка, и уж только после всего этого приходили в боевое положение тяжелые дроны огневой поддержки и все остальное.

Подразделение, в котором было всего пять человек боевого состава, сработало, словно единый механизм, и уже через две минуты на экран штабной машины поступили первые данные о текущей задаче.

— Построение — клин, направление — пятьсот десять, скорость — сто. Воздух?

— Воздух чист. — Тисса, работавшая с небольшими, похожими на хищных птиц боевыми особями, уже подняла стаю вверх и теперь внимательно следила за всем, что происходило в радиусе трехсот километров.

— Тисса, разведка мне шепнула о новых способах маскировки, так что вся надежда на твоих птичек.

— Приняла.

Серг, сидевший на крыше командирской бронемашины, кивнул и, оторвав глаза от экрана, осмотрелся. Рота, набрав заданную скорость, уже двигалась к первой точке — брошенному при отступлении мощному бункеру планетарной обороны, который требовалось отбить и потом передать батальону синих.

Впереди уже показались холмы, внутри, которых и был замаскирован бывший центр управления, но контакта с противником все не было.

— Право сто тридцать. Колонна колесных машин общим количеством пятьдесят три штуки. Прикрытие — шесть бронетранспортеров, два летающих дрона.

— Сейчас. — Серг кивнул и переключился на командира первого взвода — лейтенанта Нарса.

— Первому, выйти наперехват колонны.

— Принял.

Конечно, можно было бы шарахнуть по врагам оперативно-тактической ракетой, но в арсенале роты таких изделий было всего две штуки, и их следовало поберечь.

Гэ пятьсот пятые, сразу набрав скорость под двести километров, вырвались вперед, а САУ, выйдя на дистанцию удара, с ходу обрушили на вражеские грузовики целый вал огня. Выжившие бестолково метались среди встающих разрывов, но все очень быстро закончилось. Бронетранспортеры попытались сманеврировать, но были уничтожены ускорительными пушками пятьсот пятых.

— Первому — отход. — Серг, смотревший на уничтожение вражеской колонны через оптику своего дрона, сделал отметку на тактической карте и сместил поле зрения на самый большой холм, под которым находился главный вход в подземелье.

— Лина, давай запускай своих мелких.

— Нам пленные нужны? — деловито осведомилась флорианка.

— Ты видела, что они сделали с теми, кто не успел эвакуироваться? Если только какой генерал попадется, тогда да.

Рота уже разделилась на взводы, и Серг занялся перехватом командных высот, уничтожая минные поля и огневые точки, которыми были густо утыканы склоны холмов. Впрочем, и здесь свое слово сказали биороботы. Забираясь в смотровые щели и вентиляционные отверстия, пара крошечных, размером всего с палец созданий могла за считанные минуты уничтожить весь расчет дота или наблюдательного поста. Некоторую проблему доставили лишь дистанционно управляемые турели, но после того как их поворотный механизм был выведен из строя, дроны быстро выбили их по одному. Как раз к этому времени небольшие, похожие на крыс боевые особи наводили геноцид на персонал крепости, убивая солдат точными плевками яда. Они же привели в действие механизм открывания ворот и уничтожили систему самоликвидации, просто обесточив все взрывные устройства.

Серг, убедившись, что бункер полностью под контролем, нажал клавишу связи со штабом операции.

— Сполох-шесть докладывает. Задача выполнена. Жду распоряжений.

— Отлично, шестой, — отозвался оператор. — Бат синих на подходе. Позывной Луч-десять. Время прибытия — одиннадцать минут.

— Одиннадцать минут. Принял. — Серг кивнул и переключился на командирский канал. — Всем. Собираем зверье, технику и делаем текущий контроль состава. По исполнении доложить.

Бронемашина медленно вползла на небольшую площадку возле вершины одного из холмов, и Серг, мягко соскочив с подножки, поднялся, посвистывая экзоскелетом на самую верхнюю точку. Отсюда, с двухсотметровой высоты была видна широко раскинувшаяся степь южного материка и даже тонкая полоска океана на западе. Он поднял стекло и с удовольствием вдохнул терпкий воздух степи.

— Первый на связи. Расход боеприпасов десять процентов, потерь мехсостава нет.

— Хорошо, Нарс. Давай начинай формировать клин колонны, чтобы потом не бегать.

— Принял.

Молодого, но уже вполне обстрелянного лейтенанта ему сосватал командир бригады, и Серг еще ни разу не пожалел об этом назначении. Да и остальные офицеры тоже были на уровне.

Постепенно доложились остальные командиры взводов, и как раз к окончанию текущего контроля на карте замерцала пиктограммка, обозначавшая спешащий к ним на всех парах батальон Синего Легиона.

— Луч десять, запрашивает Сполох-шесть.

— Сполох на связи.

— Мы в пяти минутах от тебя, Сполох. Как успехи?

— Норка очищена и ждет вас. Только там немного пованивает, но это нейтрализатор. Вообще было бы неплохо сначала прибраться.

— Да не напрягайся, — хохотнул командир синих. — А то я не знаю, что после вас остается.


Передача объекта заняла совсем немного времени, и к моменту когда в шлемофоне Серга возник торопливый говорок оператора, он уже успел получить отметку принимающего о состоянии бункера, отчего не в последнюю очередь зависел размер призовых выплат, и занять место в командирской машине.

— Сполох-шесть. Выдвигайтесь к точке, обозначенной на вашем тактике как красный треугольник-три. Там сейчас Заря-четыре и три. Прибытие Облака — тридцать одна минута.

— О как. — Серг, не отрываясь от тактического экрана, уже разворачивал ротную колонну и, спустившись с холма, влился в строй. — Точка-три была обозначена на карте как поселок шахтеров, где в том числе был двухуровневый бункер и большая площадка для приема орбитальных шаттлов-рудовозов. Видимо, готовые к эвакуации войска шан рок наконец-то поняли, что помощи ждать неоткуда, и решили биться до последнего. Хотя других вариантов после расправы, учиненной над мирным населением, у них не оставалось. Кадры, снятые разведчиками в поселках, куда свозили не успевших эвакуироваться, показали не только солдатам и офицерам Союза, но даже пустили по общегражданским медиаканалам, правда, после небольшой редакции. Теперь даже высокие призовые за пленных часто не останавливали подразделения, уничтожавшие врага до последнего человека.

Бригада специального назначения Алого Легиона, где служил Серг, была не исключением, и офицеры рисовали на правом плече бронескафа кто вторую, кто третью, а кто и четвертую звездочку, обозначавшую тысячу убитых врагов.

Облако — тактический позывной ударной группы бригады, которая и разрешала различные проблемы, оперативно прибывая на те участки, где требовалась высокая концентрация сил. Но тут система дала небольшой сбой, и прибытие через полчаса означало, что командир бригады сейчас где-то капитально залип и вообще не факт, что он уложится в указанное время. Значит, роте нужно поторопиться.

Серг включил командирский канал.

— Принять на платформы медленный состав и всех зверей. Курс триста тридцать, скорость двести.

— Командир, нарги вполне могут двигаться со скоростью двести, — отозвалась Лина.

— Сто тридцать километров? — уточнил Серг. — Давай загоняй своих на транспорты, Линни. Мне к окончанию марша нужны дееспособные единицы, а не заморенное стадо.

Разогнавшаяся на ровной, словно стол, равнине, рота быстро наматывала километр за километром, когда пришел вызов по аварийному каналу бригады.

— Шестой, здесь Заря-три. Быстро уводи роту на двести пять — двести восемь.

— Что так?

— Они прорвались как раз в твоем направлении. Там примерно тридцать тысяч, гусеничные танки и подвижная артиллерия. Если успеешь, есть неплохой шанс вцепиться им во фланг и здорово покусать. Идут под маскирующим полем, поэтому ты увидишь их в последний момент.

— Не успею. — Глаза Серга уже оценили расстояние до фронта, накатывающегося, словно широкая волна, армии шан рок.

— Слушать всем! Скорость пятьдесят. Состав высадить с платформ. Все огневые средства открывать огонь по готовности. К бою!

Руки, словно у них был свой, отдельный от человека разум, уже откинули защитную крышку блока управления ракетами и задавали параметры недолгого полета.

Старт!

Две шестиметровые сигары, стартовав одновременно, разошлись в стороны и, нырнув к самой земле, понеслись на врага.

— Дронам — сектор поражения, вперед, плюс минус тридцать от курсовой. Боевым особям — назад плюс-минус девяносто от курсовой.

Шестьсот килограммов взрывчатой смеси взметнулись над передовыми порядками шан рок и детонировали, полностью выбив авангард наступающей дивизии, и в эту дыру, непрерывно молотя из всех стволов, ворвалась рота, судьба которой, как уже казалось, была предрешена. Боевые особи, разошедшиеся веером, убивали все, что избежало огня дронов, и, оставляя в плотных рядах просеку шириной в несколько сотен метров, подразделение шло вперед.

— Уничтожаем тяжелую технику и системы ПВО! — скомандовал Серг, бросая машину в сторону от уже прицелившегося танка и вбивая в него в ответ ракету.

Встречный бой был настолько скоротечен, что шан рок не успели должным образом среагировать, и штаб соединения, выбитый наполовину точным огнем САУ Архан, захлестнуло волной атакующей стаи бронированных кошек, с мощными когтями, способными снести голову пехотинца одним ударом.

Через пару минут какой-то глазастый враг влепил в борт командирской машины противотанковую ракету, и Серг, успев лишь включить самоликвидатор, подхватить с укладки стволы и устройство тактической связи, выскочил наружу, в самое пекло.

Блок связи со щелчком встал в гнездо на броне, и старший лейтенант, содрогаясь от отдачи мощных стволов и осколков, барабанящих по броне, двинулся вперед. К счастью, глубина строя у шан рок была не очень большой, так что, даже потеряв первоначальную скорость, рота все же вырвалась.

Рассеченное пополам, лишенное всякого управления и средств противовоздушной обороны, подразделение врагов было обречено, и стоило остаткам роты Серга пробиться через арьергард, как над полем боя прошлась эскадрилья штурмовиков.

Провожая взглядом тающие в небе серебристые точки, Серг, не обращая внимания на мерцающий красным анализатор автодоктора, устало сел прямо на землю и, открыв забрало, мучительно сплюнул тягучей слюной на обожженную и перепаханную землю.

— Доложиться.

— Первый, потери мехсостава девяносто три процента.

— Сам жив и ладно. — Серг кивнул. Первый взвод был на самом острие удара, так что даже удивительно, как у него хоть что-то уцелело.

— Второй, потери семьдесят пять.

— Третий, потери восемьдесят шесть.

— Четвертый, потери восемьдесят два.

— Пятый, потери девяносто.

— Ну поздравляю нас всех со вторым днем рождения!

С грохотом и воем над их головами прошли сделавшие круг штурмовики и, сделав «горку», отсалютовали полыхавшими, словно маленькие звезды, тепловыми ловушками.


То, что Каас будет отбита, командование армии гандам понимало. Но их шокировала скорость, с которой это произошло. Миллионная армия, хорошо вооруженная и имевшая достаточно возможностей для сопротивления, была уничтожена за считанные дни с начала высадки, а самое плохое, что группировка не смогла передать никакой информации о применяемой тактике и характеристиках боевой техники, поэтому на Тхати готовились серьезно. К сожалению для командования оккупационной армии, им не удалось глубоко проникнуть в систему подземных сооружений из-за сплошных завалов, но даже то, что уже было возведено и приспособлено под их нужды, могло противостоять самой интенсивной бомбардировке. Кроме того, на орбите планеты был сконцентрирован весь имевшийся в распоряжении флот шан рок, а это без малого двести линейных крейсеров и более двух тысяч кораблей среднего класса, причем все они имели силовую защиту от второго до нулевого класса, позволявшую парировать выстрелы даже самого крупного калибра.

Поэтому надежда шан рок отсидеться в течение месяца, пока не разблокируют гравитационный колодец, была не такой уж призрачной. Но командование силами Союза на сей счет имело не только собственное мнение, но и четкие инструкции всех глав государств, поэтому операция по освобождению Тхати планировалась в ближайшее время.

Саргонская империя, Кинрата

Серг, получивший за Каас внеочередное звание и Алое Пламя первой степени, пробыл в госпитале ровно столько, чтобы медики, срастившие перебитую осколком руку, закончили свою работу, и мгновенно покинул лечебное подразделение. Десятидневный отпуск, полагающийся после ранения, он с Дан решили провести на одном из курортов Кинраты.

Довольно крупный остров, окруженный теплым и не очень глубоководным океаном, был по-настоящему райским местом, где отдыхали в основном семейные пары — одинокие мужчины в возрасте и девицы, охотящиеся за богатыми женихами.

Туда же через пару дней подтянулся Хишан со своей подругой-флорианкой, которую Дан сразу же потащила по магазинам, так как выяснилось, что, кроме мундира и пары платьев, у Арны не было ничего.

На следующее утро, когда обе девушки грелись в шезлонгах на крыше арендованного ими дома, Хишан торжественно вынес небольшую коробку, или скорее контейнер со сложной системой ремней и креплений.

Не отвечая на вопросы друзей, он молча напялил на себя всю эту сбрую и, выпрямившись, дотронулся до одной из лямок, после чего из контейнера медленно, словно вырастая, появились сдвоенные, как у стрекозы, крылья размахом около шести метров. Еще одно касание, и крылья зашелестели, расплываясь в воздухе туманным облаком, и Хишан медленно поплыл вверх, словно поднимаемый на лебедке.

После того как восторги, охи и ахи друзей достигли нормального уровня, он показал, как все это управляется, и когда Серг уже стоял готовый взмыть в воздух, Хишан строго предупредил:

— Там сейчас стоит самый низкий уровень, так что ты даже не думай разгоняться или выделывать в воздухе кренделя. Все будет медленно и печально, пока не освоишься.

Управление аппаратом было настолько простым, что все быстро освоили основные принципы и уже через пару часов резвились в воздухе под одобрительными и завистливыми взглядами других отдыхающих. Когда Хишан убедился в том, что аппарат освоен достаточно хорошо, торжественно презентовал всем по комплекту. Дан с золотыми крыльями, Арне с радужными, а себе и Сергу оставил с простыми белыми.

На все вопросы относительно того, откуда появилось данное чудо, Хишан отнекивался и отшучивался, и даже Арне не удалось расколоть его на признание, хотя она пустила в ход все свои чары. Точно так же отступали разные любопытствующие личности, которых на острове хватало, а несколько журналистов, прискакавших в поисках сенсаций, удовольствовались лишь съемками со стороны.

Между делом выяснилось, что летать на пляж куда удобнее, чем ходить, и что, несмотря на подвеску, плотно обтягивающую тело, в ней можно летать часами, забираясь в самые недоступные участки острова.

В один из дней Серг, который мгновенно стал фанатом полетов, был отнесен внезапным шквалом в дальний угол острова и, опасаясь, что очередной порыв ветра снесет его в открытое море, почти отвесно спикировал на площадку возле бассейна и быстро сложил крылья.

— Дядя, а вы ангел? — раздался сбоку тоненький детский голос, и Серг, обернувшись, увидел мальчишку лет пяти в небольшом кресле, парившем над газоном на гравиподвесе.

— Нет. — Серг отрицательно помотал головой и улыбнулся.

— А мастрисс говорит, что летают только ангелы, — серьезно сообщил мальчишка и, крутанув небольшой джойстик на подлокотнике кресла, подплыл ближе.

— А ты почему в кресле? — задал Серг естественный с его точки зрения вопрос, потому как он сам видел, как армейские врачи возвращали к жизни полуобгорелые куски мяса, в которых благодаря имплантам все еще билось сердце и не умер мозг.

— У меня двигательная дисфункция, — серьезно произнес малыш, объезжая Серга по широкой дуге и заглядывая тому за спину. — А где твои крылья?

— Крылья? — Серг, для которого двигаться значило не меньше чем дышать, совершенно машинально нажал на нагрудный ремень, активируя расправляющую систему. — А хочешь со мной полетать? Немного?

Малыш не ответил, но по тому, как вспыхнули его глаза, Серг все понял и осторожно, словно хрустальную вазу, прижал мальчишку к груди и медленно взлетел на несколько метров вверх и так же медленно вернулся на землю.

— Ну как?

— Шкрово! — выдохнул парень и с явной неохотой оторвался от Серга, когда он его устраивал обратно в кресле. — А ты еще прилетишь?

Ответить Серг не успел, так как на лужайку, словно торпеда вылетела полная женщина, размахивавшая руками так, словно тоже хотела полетать.

— Охрана, охрана! — орала дама, скача вокруг Серга, пытаясь вклиниться между ним и малышом.

— Спокойно. — Серг поднял руки, показывая пустые ладони. — Я здесь отдыхаю и случайно залетел на вашу территорию. Я просто немного покатал малыша, и все.

К этому моменту на лужайке возникли двое мужчин в неброских серых комбинезонах и такой же невзрачной наружности, но с пистолетами на поясе.

— Отойдите, мастрисс, мы сами. — Один из мужчин решительно обошел орущую женщину. — Ты что здесь забыл, хамгирова лепешка? — Охранник придвинулся так, словно хотел вцепиться в Серга зубами. — Сейчас мы тебе рожу поправим.

— Вот так сразу? — Серг нажал несколько кнопок на браслете коммуникатора и, вытащив из-под отворота комбинезона личный жетон, чуть согнул его, чтобы в воздухе замерцала объемная проекция герба Вооруженных Сил Саргонской империи. — Спецназ Алого Легиона, капитан Ракин. — Он улыбнулся. — Допуск — два ноля. И если у вас, ребята, не трехнулевой объект, то вам придется сбавить тон. А насчет геометрии лица… попробуйте. — И он улыбнулся самой радушной улыбкой, на какую был способен.

— Это спецобъект, принадлежащий империи Хаторан, — уже чуть вежливее ответил охранник. — И тут твои понты не играют.

— А мои? — Рядом мягко приземлился Хишан, слышавший весь разговор через коммуникатор друга. Он опустил замок комбинезона и, сдвинув ткань в сторону, продемонстрировал переливающуюся красным цветом татуировку на плече. — Хат рам, войска специального назначения Хаторан, капитан Лидд. Неограниченный допуск.

За спиной ребят с негромким шелестом приземлились девушки, также внимательно прислушиваясь к разговору.

— Они не в курсе, господа. — Мастрисс неожиданно для всех вышла вперед, оттеснив охранников в сторону. — Это специальная операция Флоры, и это экстерриториальная зона. Требую немедленно удалиться.

— Чья, чья операция? — Арна подошла ближе и посмотрела на женщину так, словно та была неведомым насекомым. — И тогда ты, наверное, флорианка? Шелест или Лиана?

— Шелест, — твердо ответила женщина и почему-то шагнула назад.

Арна расхохоталась хозяйке прямо в лицо и, прижав на коммуникаторе какую-то кнопку, коротко бросила в переговорник: «Тревога».

— Тогда у тебя сейчас будет прекрасная возможность встретиться со своими коллегами.

Тяжелый флаер рухнул на лужайку, так что корпус летающей машины недовольно скрипнул, и через распахнувшиеся дверцы выскочили десять девушек в броне, надетой прямо поверх платьев и купальников и с оружием наперевес.

— Объект под контроль, этих в носок, — скомандовала Арна, и Серг с изумлением увидел, насколько быстро трое непонятных личностей оказались обезоружены и связаны тонкой сеткой, действительно чем-то напоминавшей носок.

— Великая. — Командир группы охраны на мгновение коснулась одним коленом земли и тут же встала. — Десять взрослых, все вооружены, двадцать семь детей различной степени неподвижности. В подвале — хирургический комплекс.

— Вызывай бригаду медиков и представителей Саргонского руководства. — Арна строго посмотрела на связанную троицу. — Будем разбираться, что здесь происходит.


Разбираться пришлось долго. Сначала прилетел, словно ошпаренный, губернатор острова и блеял нечто невнятное относительно правильно оформленных документов и прочее. Потом прибыл начальник территориальной гвардии и, вытолкав губернатора прочь, взял виллу под охрану, окружив ее тройной цепью солдат, а где-то через час позже через портал пожаловал премьер-кардинал Коггар собственной персоной во главе одной из своих спецкоманд и с прикомандированным магом-телепортером в придачу.

Пока Арна с Сергом негромко ругались с руководством Саргона, Хишан и Дан, потихоньку собрав всех детей, начали их катать над островом, оглашая воздух радостными криками малышни.

Через час, когда у Дан, по ее выражению, уже «отваливались руки», всеми арестованными занялись саргонские спецслужбы, а премьер-кардинал уже почти заканчивал раздавать то, что у любого начальника есть в неограниченном количестве.

— Какая интересная штука. — Коггар внимательно осмотрел летательный аппарат Хишана. — Ваша новая разработка?

— Нет, сар премьер-кардинал. — Хишан покачал головой. — Это моя научно-практическая работа на соискание звания мастера.

— И как, соискал? — Генерал улыбнулся.

— Да, сар. — Хишан улыбнулся. — Правда сейчас магистр Тангор требует разработать модель для армии. Более прочную и скоростную, но времени совсем нет. То война, то отпуск…

— Ты действительно сам это придумал? — тихо поинтересовалась Арна, глядя на него расширенными глазами. — Ты представляешь, что отдаст любая флорианская девка за возможность полетать над кронами деревьев, вот так, без всяких костылей в виде летательных аппаратов?

— Да и наша разведка не отказалась бы от такого подарка, — заметил с улыбкой Коггар.

— Великая. — Старшая медчасти дежурившего на орбите флорианского крейсера преклонила колено. — Дети осмотрены.

— Прогноз?

— Десятерых поставим на ноги сразу, а с остальными придется повозиться. Но думаю, что через неделю лечение будет в основном закончено, и мы сможем передать их для реабилитации.


Вечером, когда все четверо ужинали на открытой террасе небольшого ресторана на самом берегу океана, Арна рассказала, что пансионат, в котором собирали безнадежно больных детей, был на самом деле прикрытием для лаборатории киборгов, поставлявшей воинов криминальным группировкам по всей Сардской империи.

— Вот твари, — прокомментировал Серг. — Делать из малышей пушечное мясо.

— А почему такая острая реакция? — поинтересовалась Арна, поедая очередной салатик. — Ты ведь в некотором смысле тоже пушечное мясо.

— Я мог стать спасателем на Ладе, мог стать старателем или оружейным мастером. И даже после окончания академии вполне мог просто уволиться. Призовых пойнтов мне хватило бы для закрытия контракта. Но мой выбор был сознательным и продуманным, — жестко ответил Серг. — Малыши ведь на такое не способны. Родители должны дать им максимум знаний, раскрыть их возможности для того, чтобы их выбор был максимально широким. Нет, Арна. Я бы этих деятелей живьем ломтями настругал, а потом сшил и снова нарезал.

— Или можно скормить их храскам. — Хишан мечтательно улыбнулся.

— Не беспокойтесь, мальчики. — Арна рассмеялась. — Я думаю, что у премьер-кардинала воображение не хуже вашего, а возможностей побольше.

— Слушай, подруга, а почему эти шишки перед тобой так гнулись? — поинтересовалась Дан. — И что это за девицы с оружием, которые так бодро всех сложили в кучу?

— Да. — Серг кивнул. — Я, конечно, не очень разбираюсь в иерархии Флоры, но титул Великая мне кажется довольно высоким. Получается… — Он мысленно прикинул табель о рангах. — Восьмой ранг?

— Девятый, — спокойно ответила Арна и с сожалением отставила тарелку в сторону. — Я Великая Мать Флоры, если это о чем-то вам говорит.

За столом повисла тишина, нарушаемая лишь звяканьем посуды и приглушенными разговорами за соседними столиками.

— А ты знал? — Серг посмотрел на Хишана.

— С первой секунды. — Маг улыбнулся. — Она когда вошла в зал, так словно освещение включили. Ну это когда собирались все вместе, Князь, наш Иерарх, Президент и Арна. — Он посмотрел на нее и коснулся кончиками пальцев руки девушки.

— Ой, а я хотела пригласить тебя на нашу свадьбу. — Дан виновато посмотрела на подругу.

— А я с удовольствием приду. — Арна широко улыбнулась. — Надо же посмотреть, как проходят у вас свадьбы. — Потом чуть развернулась и бросила такой взгляд из-под ресниц на Хишана, что у того мгновенно покраснели уши.


22

На основании четырехстороннего договора о сотрудничестве приказываем учредить единое кредитно-финансовое учреждение — Союзный Банк, выделив в его распоряжение по сто миллиардов дилар в пересчете на эквиваленты сторон. Единой валютой расчетов считать саргонский дилар. Обеспечить переход на единую расчетную единицу всех внешнеторговых операций в течение трех месяцев со дня подписания настоящего соглашения.

Все торговые операции проводить только через единую биржу, а расчеты через Союзный Банк.

Сформировать единую базу товаров и услуг, которые будут обращаться на бирже, исключая вооружение, элементы военного снаряжения и боевой техники, поставляемой сторонами в соответствии с Договором об Обороне.

Местом расположения банка определить планету Вената — Саргонская империя, с филиалами в столицах всех государств Союза.

Руководство банком осуществлять на основе ротации всех четырех вице-директоров, срок исполнения обязанностей каждым назначить в шесть месяцев.

Охрану банка возложить на создаваемое Союзное управление полиции. Обеспечение средствами связи — на Управление межправительственной связи Союза.

Контроль за перемещаемыми ценностями и товарами возложить на межправительственное таможенное управление.

Подписано — Вената первый год новой эры.
Великая Мать Флоры
Князь империи Саргон
Президент Федерации Свободных
Иерарх Хаторан
Империя Саргон, девятый сектор

Так как на Наранте уже не было мирного населения, освобождали его с помощью флорианских технологий, засеяв материки быстроразвивающимися лианами, которые в течение десяти суток покрыли всю землю плотным зеленым ковром, скрывшим и остатки техники шан рок, и останки самих захватчиков. Зеленые ростки с легкостью проламывали бетон, а кислота, которую выделяли шипы, быстро приводила в негодность любые металлические изделия и убивала живую плоть. Через пятнадцать суток, когда закончилась генетическая программа, лианы быстро сгнили, дав жизнь уже вполне обычной траве, и планета снова была готова принять переселенцев. Но вместо этого на планете высадился отдельный корпус хат нир, инженерных войск Хаторан, и вдумчиво поработал над тем, чтобы будущие захватчики чувствовали здесь себя совсем не как дома.

Примерно таким же образом зачистили и Рион, а Сету было решено отбивать обычным способом.

Маги открыли порталы в подземелья, куда не смогли добраться шан рок, и несколько сотен флорианских погонщиц для начала взяли под контроль всю ту живность, которая за это время расплодилась в великом множестве в переходах и залах. Потом маги взорвали перемычки между закрытой частью подземелья и той, которую освоили шан рок, и на захватчиков выплеснулась волна чудовищных порождений генных инженеров.

Шан рок взрывали перекрытия, отгораживались стальными дверями, и если бы против них были действительно животные, пусть даже наделенные зачатками разума, эта тактика могла иметь успех. Но за боевыми особями стояли люди, которые прекрасно знали не только расположение всех ходов, но и основы минно-взрывного и инженерного дела. Поэтому все заграждения быстро уничтожались, а гандар получали очередной прорыв, заканчивающийся массовой бойней.

За три недели подземной войны флорианки с магами фактически выдавили шан рок из подземелий, и тогда в бой пошла механическая пехота Саргон.


Бригада Серга десантировалась первой, а его рота, имевшая свой участок, совершила посадку, когда в воздухе еще шел бой.

Рота, состоявшая из шести взводов, насчитывала более ста пятидесяти единиц мехсостава и более двухсот боевых особей, причем нового типа. Похожие на тигра и на броненосца, более полутора метров в холке, агасты двигались невероятно быстро, не уступая штурмовым дронам, но при этом обладали по-своему неплохим интеллектом, позволявшим им самостоятельно ориентироваться в бою. Как это выглядит, Серг увидел через пять секунд после приземления, когда агаст одним прыжком заскочил на дерево, и практически сразу к его подножию упал окровавленный труп наблюдателя.

— Развертывание закончил. — Серг, кивком поблагодарив Лину, посмотрел на тактический экран. — Задача получена. — Он продублировал через клавиатуру полученное распоряжение штаба и перевел взгляд на другой экран, где с высоты летящего в небе разведчика двигалось изображение местности.

— Курс сто два, скорость двести. Построение трезубец. Вперед!

Но как он ни торопился, к моменту его прибытия база, располагавшаяся в небольшом ущелье, уже горела. Кто-то из флотских начальников решил, что так будет спокойнее, и, глядя на длинные траншеи, надолбы, колючую проволоку и огромное количество трупов, Серг был с ним полностью согласен.

— Линни, давай зверей на зачистку. Только мелких, а то там наверняка полно мин.

— Приняла.

Щелкнули, раскрываясь, створки контейнера, и несколько сотен мелких, похожих на грызунов особей ринулись вперед.

Сразу раздалось несколько хлопков, и осколки хлестнули по броне.

— Да. — Серг, машинально отскочивший под прикрытие брони, выглянул наружу. — Сколько же тут этого барахла?

— Ничего, сарки вычистят все досуха. — Кира, командир взвода тяжелых особей, улыбнулась, показав белоснежные зубы. — У них нюх на взрывчатку и электронику.

Снова раздался взрыв, на этот раз мощный, и куски грунта и рваного металла забарабанили по броне.

Серг через нейрошунт включил общий канал.

— Так. Всем оттянуться на двести метров. Кто знает, чего они там припасли.

Но обошлось без особых сюрпризов, если не считать какого-то вражеского военачальника, которого и обнаружили-то совершенно случайно, под рухнувшей бетонной плитой.

Изрядно помятого, в отваливающейся кусками броне и с какими-то огромными наплечниками, на которых был изображен непонятный рисунок, его подвели к Сергу.

— Ну и нахрена вы его мне притащили? — Он оторвался от тактических экранов и недовольно посмотрел на Нирса и Киру, поддерживавших пленного с обеих сторон, чтобы тот не упал.

— Э! — Нирс посмотрел на командира чистым взглядом ребенка. — Ну полагается же сказать какие-то слова над поверженным врагом. Я в детстве смотрел. Там еще такие слизни были, а их командир говорил что-то про победу всего хорошего над всем плохим и звал к новым победам, вот.

— Клоуны. — Серг покачал головой. — Пакуйте эту падаль аккуратнее, а то призовых и так мало, а если этот сдохнет, то, можно сказать, даром прогулялись. — Он посмотрел на своих взводных. — Такая речь подойдет?

— Вдохновляет. — Кира кивнула и, забросив одним движением пленного себе на спину, пошла к площадке, где уже мерцал огонек посадочного маяка.

Сектор шан рок, Пирам

Скала Гандам на Пираме была в действительности вовсе не скалой. Выстроенный в пустынной местности огромный дворец было видно за несколько сотен километров, и издалека он действительно напоминал громадный утес.

Дворец был зримым и вещественным символом идеологии гандам. Пути, который не имел ни начала, ни конца и который определял жизнь простого шан рок от рождения до смерти.

Острый пик его пронзал небеса, возносясь над пустыней на два километра, а подножие дворца, раскинувшееся на площади более шести квадратных километров, окружал не менее величественный парк, где в любое время года зеленела трава и распускались красивейшие ледяные розы.

Величественные скульптуры полководцев прошлого, словно сошедшие со страниц учебников, смотрели с постаментов строго и поощрительно, словно настраивая душу для новых подвигов. А там, за границей парка, начиналась зона песков, которая отсекала суетный мир от забот небожителей — гатранов.

Десятки планет, почти двести миллиардов населения, все их надежды и чаяния сходились тончайшими нитями сюда, в Скалу Гандам, чтобы превратиться в решения и законы, которые чуть позже будут исполнены любой ценой, как и завещано Сводом Гандам.

Элита общества шан рок была продуктом настолько хитроумных интриг и тайных операций, что на каждом руководителе высшего уровня крови было, как на мяснике. Наверх пробивались лишь те, кто был готов в буквальном смысле идти по трупам, и здесь не было места ни сантиментам, ни глупой гуманности. Все это и многое другое было аккуратно сложено и сожжено еще в нежном возрасте, а пепел развеян в местности, адрес которой забыт навсегда.

Именно таким был сан ханг — руководитель шестого ранга Кон Са, который просматривал документы по продвижению в выделенном ему секторе. Со смесью изумления, негодования и отвращения к тому, кто нагородил столь впечатляющую гору из некомпетентности, глупости и элементарного головотяпства, он листал полупрозрачную бумагу, и все никак не мог решить: сейчас пристрелить командующего или дать ему возможность сгореть заживо на площади в окружении гандар.

— Сколько кораблей потеряно? — Он еще раз посмотрел на цифру, а потом перевел взгляд на стоящего напротив ми хангира, словно не мог прочитать то, что написано.

— Две тысячи четыреста сорок шесть малого класса, восемьсот среднего и двести шесть большого, включая двенадцать космических крепостей, — спокойно отвечал хангир. Уже при подготовке доклада он знал, что с ним все кончено, поэтому попрощался с женой и детьми и, набросав от руки номера счетов, куда сбросил все деньги, покинул свой уютный дом навсегда. Таких ошибок не прощают никому, и самое лучшее, что можно сделать в такой ситуации — умереть достойно.

— Наши корабли примерно равны по силе и немного превосходят по численности, — начал перечислять Тимм Кан, не надеясь на хороший исход. — Наземные силы их значительно сильнее наших, хотя и уступают в численности почти в двадцать-тридцать раз. Но это нам вовсе не помогло. Там, где мы бросаем в бой гандаров, они воюют проклятыми роботами или вообще пускают в ход зверей. Мы разменивались в лучшем случае десять к одному, не считая того, что это десять наших солдат против одного вражеского робота. А их звери — это вообще что-то немыслимое. Они словно самой природой созданы для войны. Мощные мускулы, броня, когти и зубы, а часто и ядовитые шипы. Не могу даже представить, где водятся такие создания.

— Предположим. — Чиновник кивнул. — Но как вы ухитрились проспать блокаду перехода?!! — Кон Са хлопнул ладонью по столу, и в огромном зале это прозвучало как выстрел.

— Они применили какой-то новый тип кораблей, — попытался объясниться генерал. — Наши детекторы способны засечь любую упорядоченную активность электронных полей, но тут они совершенно бессильны. Такое впечатление, что подлетает не корабль, а мертвая оболочка! Мы не видим его до последнего момента, когда он уже не начнет стрелять. Я пытался запросить корабли усиленного класса, но мне отказывали.

Кон Са задумчиво смотрел на уже попрощавшегося с жизнью генерала и думал, как ему выкрутиться из этой крайне неприятной ситуации. Конечно, рано или поздно экспансия гандам должна была нарваться на достойное сопротивление, но то, что это произошло так быстро, было крайне неприятно. Да, в пробной волне экспансии были использованы корабли третьего эшелона и наименее боеготовые части, но фактический разгром группировки ставил под вопрос не только способности данного руководителя, но и всей идеологии гандам, чего в принципе допустить было нельзя. Кроме этого, несмотря на громадное население, действительно толковых офицеров всегда не хватало, как не хватало специалистов в любой другой отрасли. Гандары с их имплантированными знаниями были хороши на конвейере или на поле боя, но уж никак не в лаборатории и не в штабе.

— Похоже, мы недооценили угрозу, исходившую от этого направления. — Сан ханг поощрительно улыбнулся. — Что ж, извлекать уроки нужно и из поражений. Именно этому нас учат Наставники. — Кон Са встал и прошелся по глубокому ковру, совершенно гасившему все звуки. — Мы обратим наше поражение в победу только тогда, когда поймем все причины наших неудач и подойдем к делу с позиций истинного адепта веры. — Он, словно вдруг в голову пришла важная мысль, замер и повернулся в сторону продолжающего потеть генерала. — Я выступлю на президиуме с предложением включить в состав войск вашего направления дополнительно два флота второй линии и пять экспедиционных корпусов. Уверен, вооруженные таким инструментом, вы сломите сопротивление врагов нашей веры и придете сюда как триумфатор!

Генерал наконец выдохнул, вдруг поняв, что на этот раз пронесло, но каким-то змеиным движением Кон Са сократил дистанцию и негромко произнес прямо в ухо Тимм Кану:

— Но если тебя постигнет неудача, лучше пусть будет гас рон.[16]

— Я все понял, сан ханг. — Ми хангир поклонился и, не испытывая терпения руководства, быстро исчез.

— Придурок, — презрительно бросил Кон Са в закрывшуюся за генералом дверь и плюхнулся в мягкое кресло, обитое кожей его предшественника.

Разумеется, он все сделал правильно. Ни один параграф многочисленных инструкций не был нарушен. Но все равно на душе или в том месте, где у людей находится душа, у сан ханга было муторно и тоскливо. Если командующий опять провалится, ему самому придется сделать что-то выдающееся, чтобы его кожа не пошла на обивку мебели. И кого раньше постигнет кара Наставников, еще большой вопрос.

Он встал и подошел к окну, за которым бушевал первый в этом сезоне зимний шторм. Рваные тучи, гонимые ветром, обтекали гигантский пузырь силового поля, и на территории комплекса как и всегда царило вечное лето.

«Зима будет долгой», — внезапно подумалось сан хангу. «А война еще дольше», — всплыла следующая мысль, и он, как в детстве, прижал разгоряченный лоб к стеклу, в тщетной попытке успокоить нервы.


Примечания


1

Рак морт — длинный боевой хлыст, кан морт — короткий боевой хлыст.

(обратно)


2

Кон гар — металлический шест.

(обратно)


3

Кинт — рабочая одежда. Широкие штаны с рубахой из плотной ткани.

(обратно)


4

Биоэлектронное запоминающее устройство. Часть биокомпьютера.

(обратно)


5

Ракорн — мундир флорианских вооруженных сил.

(обратно)


6

Кнэо — вид рукопашного боя, практикуемый на Флоре.

(обратно)


7

В Саргонской армии дроны классифицируются по массе. Серия «А» — до 500 кг, «Б» — до 1.5 т, «В» — до 3 т, «Г» — до 5 т, «Д» — до 10 т, «Е» — до 50 т, «Ж» — свыше 50 тонн.

(обратно)


8

Полоса — знак классности у операторов дронов, означает управление двадцатью машинами. Соответственно четыре полосы — восемьдесят машин.

(обратно)


9

КИП — Комплекс информационной поддержки боя. Искусственный интеллект, помогающий оператору управлять большим количеством боевых единиц.

(обратно)


10

Татар — погребальный ящик из ствола дерева.

(обратно)


11

ППУ — подвижная пушечная установка.

(обратно)


12

Наргот — яд мгновенного действия.

(обратно)


13

БДК — большой десантный катер. Длина — 55 метров, грузоподъемность — 50 тонн.

(обратно)


14

Фаранг — боевое построение магов. Как правило, это фаранг-сат (пятиугольник с центром) или фаранг-лим (квадрат с центром).

(обратно)


15

Фемтоботы — роботы фемторазмера. Меньше чем нанороботы в 1 миллион раз. Атто — меньше еще в тысячу раз.

(обратно)


16

Гас рон — ритуальное самосожжение. Позорная смерть для ищущего прощения, в отличие от ритуального замерзания, которое даруется за прошлые заслуги.

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • X