Яцек Дукай - Польские трупы [сборник]

Польские трупы [сборник] 1072K (пер. Катречко, ...) (Антология детектива-2008)   (скачать) - Яцек Дукай - Анджей Пилипюк - Анджей Земянский - Рафал Земкевич - Иоанна Хмелевская - Славомир Схуты - Марек Харны

Польские трупы (сборник)


От издателя

«Польские трупы» — сборник современных рассказов. Создали их прозаики и поэты, писатели, придерживающиеся совершенно разных литературных традиций, пишущие в совершенно разном стиле, часто публично спорящие по вопросам мировоззрения. Они не испугались вызова, который звучал так: напишите детективный или остросюжетный рассказ либо триллер.

Авторы не получили конкретных указаний — мы предоставили им свободу в выборе жанра, темы и конструкции произведения.

Польская детективная литература практически не существует в сознании читателя. В то же время поляки читают много иностранных триллеров и остросюжетных произведений, а классические детективы обожают как немногие европейские народы. Неужели такое, несколько пренебрежительное, отношение к «криминальному» отечественному творчеству — результат пятидесятилетнего господства пресного милицейского романа? А может, это из-за неспособности представить себе героя, которого зовут не Джон? Или потому, что в сегодняшней польской детективной литературе слишком много постмодернистского гротеска?

Трудно сказать точно, но наверняка без большого количества польских детективов, без смелых попыток и поиска путей для описания современной — чисто криминальной, как сообщают первые страницы газет, — действительности данный жанр в Польше не возродится.

Вместе с обществом «Труп в шкафу» мы взялись за дело решительно. Мы благодарим авторов, которые старались — порою в муках, чаще всего впервые — извлечь из себя душераздирающий крик новорожденного: произвести на свет детектив.

«Польские трупы» — первая такого рода публикация в Польше.

Открывает книгу рассказ Иоанны Хмелевской — первой дамы польского детектива. Надеемся, что забавная история под названием «Зажигалка» станет началом ее будущего романа[1]. Знаем точно, что так произойдет с рассказом Мартина Светлицкого «Котик». Автор уже заканчивает детективный роман, в котором этот рассказ является первой главой[2]. Учитывая, что это первый подобный прозаический опыт известного поэта, мы, как издатели, очень довольны.

Нам удалось уговорить написать детектив авторов, которые очень далеки от этого жанра. В нашем сборнике как прозаики дебютируют продюсер фильмов и публицист Витольд Бересь, а также издатель и поэт Рафал Групинский. Потрясающую историю написал Славомир Схуты, доказав, что можно вместить в рамки жанра безжалостный социальный диагноз. Литературный критик и поэт Петр Братковский возвращается к прозе после двадцати с лишним лет молчания. Мэтры научно-фантастического жанра и фэнтези Яцек Дукай, Анджей Пилипюк, Анджей Земянский и Рафал А. Земкевич с профессиональной легкостью создают исковерканный образ современной действительности. Если принять во внимание тематику их текстов, складывается впечатление, что от описания такой действительности они получают нездоровое удовольствие. Марек Харны развивает дальнейшую судьбу своего героя Писаки, заманив его в поистине дьявольскую западню. Мачей Петр Прус, резко низвергнутый с высот «настоящей» художественной литературы, демонстрирует свое мастерство в остроумном рассказе с неожиданной развязкой. Артур Гурский, автор солидных остросюжетных книг, доказывает, что умеет играючи обращаться с новым для себя жанром. Ирек Грин ненадолго расстается с шпионами и предлагает сделанный на совесть истинно краковский детектив.

В нашей книге можно найти буквально все присущие жанру темы: почти все зло мира описано на ее страницах. Здесь есть душевнобольные убийцы и ревнивые мужья, угонщики автомобилей и торговцы наркотиками, циничные политики и продажные полицейские, частные детективы и красивые женщины. И даже двенадцатилетний фанатик триллеров, которому кто-то наглядно показывает ужасающую разницу между литературой и жизнью.

Мы присматриваемся к безумной безнравственной действительности Кракова, Варшавы, Вроцлава и Майорки, к бывшему прусскому городку 80 лет назад и апокалиптической атмосфере в деревеньке Зимнодол. К счастью, как это и положено в детективе, большинство преступников понесет наказание, а справедливость восторжествует. Кое-где, не всегда и не везде — в общем, все, как в жизни.

Перевод И. Нелюхиной


Иоанна Хмелевская Зажигалка

Настольная зажигалка была большая, с полпакета молока, из темного благородного дерева, украшенная черной эмалью, опоясанная серебряной полоской, наверное, не слишком ценная. В ней умещалось поразительно много газа, и его хватало до бесконечности, а кроме того, она была мне дорога как память.

Ну и кто-то у меня ее стянул.

Меня не было дома, я сидела где-то в Европе, а за моим имуществом присматривали несколько человек, сменяющихся по согласованному между собой графику. Каждый — когда мог, что было не так уж легко и просто, поскольку все они либо работали, либо учились. К тому же мой дом пребывал в стадии благоустройства, и по нему сновали толпы рабочих, мастеров, поставщиков и просто чужих людей, а единственным разумным существом, записывающим, кто, когда и что делал, была моя племянница Малгося. Во всяком случае, она пыталась записывать.

Незадолго до моего возвращения Малгося позвонила мне на мобильник.

— Слушай, тут к тебе садовник напрашивается. Некий пан Мирек. Что мне с ним делать?

— Гони в шею, — резко ответила я, ни секунды не раздумывая.

— Я-то могу. Но он попал на Гражинку, а она вежливая. И договорилась с ним на завтра, а меня как раз в это время не будет.

— Вот пусть Гражинка его и прогонит. Может встречаться с ним где хочет, только не в моем доме. И пусть не вздумает, случаем, купиться на его дьявольское обаяние, не то останется на бобах. Предупреди ее.

— Сдается мне, она уже купилась, — горестно вздохнула Малгося. — Ну ладно, сделаю что смогу. Он тебе в самом деле не нужен?

— Ни за что на свете! Обаятельная сволочь! Эти штучки уже не для меня, в молодости отыграла. В калитку его не пускать!

Я отключила мобильник, слегка раздраженная, но злость быстро прошла — ведь я была у моря, а оно всегда действовало на меня успокаивающе. Через два дня я двинулась в обратный путь, позволив себе по дороге несколько остановок.

До дома я добралась в воскресенье ближе к вечеру, весьма разумно выбрав время возвращения. В выходной день никто не работал и не учился, кроме Тадзички, который, увы, должен был дежурить в аэропорту. Остальные — Малгося, ее муж Витек, Гражинка и пан Рышард — ждали меня, не проявляя никаких признаков нетерпения.

В составе команды был свой глубокий смысл. Пан Рышард занимался строительными проблемами, Тадзичка — телевизионными и телефонными, Гражинка — садово-декоративными, Витек — сигнализацией, электричеством и климатизацией, а Малгося осуществляла общий надзор. Честно говоря, все вопросы я решила перед отъездом, оставалось только управиться с разными мелочами, но эти мелочи были несказанно обременительны и поистине невыносимы. Я робко надеялась их избежать.

Я въехала в ворота, мужская половина занялась багажом. Женская половина, усевшись за стол, с удовольствием дегустировала привезенное из Франции вино. И сыры — камамбер и бри, — которые, увы, приходилось есть ложкой прямо из коробок, потому что за время пути они вконец расплавились.

Я взяла сигарету и провела рукой по столу в поисках зажигалки. Не обнаружив, окинула взглядом стол.

— Где зажигалка? — спросила я без каких-либо дурных предчувствий.

Малгося и Гражинка тоже посмотрели на стол.

— Нету? — удивилась Гражинка. — Была ж ведь.

— А сейчас — нет. Или у меня что-то со зрением.

— Тут стояла, — сказала Малгося, указывая пальцем на пустое место. — До сих пор.

Мы все втроем полезли под стол и принялись шарить по заваленному газетами полу. Потом я встала и оглядела буфет, обеденный стол и стеллаж. Зажигалки не было нигде.

— Витек, ты не брал отсюда зажигалку? — крикнула Малгося в направлении спальни.

— Пан Рышард, вы нигде не видели настольную зажигалку? — одновременно вскричала я, повернувшись к прихожей.

Витек и пан Рышард уже избавились от груза и с разных сторон вошли в гостиную. Ни один из них не курил.

— Какую зажигалку? — спросил Витек.

— Я ее видел на столе, — ответил пан Рышард. — Кажется, она всегда здесь стояла?

— Стояла, — согласилась я. — А теперь не стоит.

— Может, на кухне?..

Гражинка вскочила с кресла и пошла осматривать помещение. Малгося помчалась наверх. Я достала мобильник и позвонила пани Гене, которая уже много лет деловито ликвидировала устраиваемый мною бардак.

— Пани Геня, вы никуда не переставляли такую темную настольную зажигалку?..

— А ее уже в пятницу не было, — решительно заявила пани Геня. — Я знаю, потому что прибирала на столе. Но я ее не трогала. И вообще нигде не видела, хотела завтра вам об этом сказать.

Я позвонила Тадзичке.

— Тадзичка, ты нигде не видел такую большую настольную зажигалку?..

— Я ее миллион раз видел. Всегда на столе стояла. А что?..

— Теперь не стоит. Нет ее. Ты что-нибудь об этом знаешь?

— Нет. Хотя… погоди, кажется, знаю. В четверг она уже там не стояла. Я как раз над программой сидел и хотел закурить, а тут облом. Не представляю даже, куда она могла деться.

Пять человек приступили к основательному обыску дома: все знали, как я дорожу этой зажигалкой. Она была родом из Дании, из тех времен, когда курение было распространено гораздо больше, — первый подарок в моей жизни, полученный не от близких родственников, а от чужих людей. Такой — даже похожей — нигде уже не купишь, я лично проверяла в разных европейских странах. Уж лучше б у меня пропал телевизор. Или, к примеру, унитаз.

— Не может же быть, чтобы ее кто-то украл? — с сомнением спросила Гражинка, когда мы проверили все места по размеру чуть больше пачки сигарет. — Или спрятал из вредности?

— Если ее кто-то спрятал из вредности, придется разобрать дом по кирпичику, — зловеще предрек Витек.

— Лучше бы не сейчас, а то я только начал работу на новом участке, — расстроился пан Рышард.

— А если украл, то кто? — поинтересовалась я на всякий случай.

— Сейчас, — энергично сказала Малгося, потянувшись к полке под столом. — У меня тут список дежурств, посмотрим. Когда ее уже не было?

— Тадзичка говорит, что в четверг…

— В четверг, в четверг… А в среду?

— В среду была, — решительно заявила Гражинка. — Я здесь сидела и от нее прикуривала. И не смотрите на меня так, я знаю, что краду зажигалки, но маленькие. А настольная у меня бы в сумку не влезла.

Я понимающе кивнула, потому что сама краду авторучки. Гражинка, украв чужую зажигалку, обычно ее возвращает — я авторучки не возвращаю. Только если напомнят.

— В какое время? — сурово спросила Малгося.

— Я здесь была с девяти до двух. В два пришел пан Рышард…

— Он не курит. Мог и не заметить. Пан Рышард, кто тут был при вас?

Пан Рышард уже листал ежедневник.

— Двое моих людей, пришли где-то через полчаса после меня, но мы занимались водой на улице. Краны и шланги для полива. Сюда даже не заходили, только в гараж, в котельную и на кухню. Зажигалок не крали. Вообще ничего не крали, а потом был слесарь, по поводу отопления, он только в котельную заходил. А потом вы приехали. — Он указал подбородком на Витека.

— Точно, — подтвердил Витек. — Посмотрел спокойно матч, никто меня не дергал. Вечером поболтал у калитки с охранником.

— В четверг был столяр?

— Был. Полки привез, мы их занесли наверх, он там что-то подгонял. Он наверху был, а я внизу, когда приехал Тадзичка и сменил меня на дежурстве.

— И они вместе со столяром устанавливали там телевизор, — дополнила Малгося, глядя в свои записи. — Когда я приехала, уже никого не было, дом заперт и поставлен на сигнализацию, потом, почти сразу, явились монтеры с телефонной станции и заткнули эти дыры снаружи, а под вечер пан Рышард привез наконечник для шланга… Впрочем, это уже не важно, если Тадзичка говорит, что в четверг зажигалки не было…

Я с превеликим удовольствием слушала, каких развлечений мне удалось избежать.

— Нас интересует только вторая половина среды и четверг до приезда Тадзички, — подтвердила я. — То есть пан Рышард со своими людьми, Витек с охранником и, возможно, столяр.

Малгося резко обернулась к Гражинке:

— Кто здесь был, когда ты дежурила?

Гражинка немножко испугалась.

— Никого не было, разве что попозже пришел пан Мирек…

Я взвилась:

— Садовник!!!

— Ну да, садовник…

— Говорила ж я тебе, что она говорила, чтоб ты его выставила! — возмущенно завопила Малгося.

— Но, чтобы я могла его выставить, он ведь сначала должен был прийти, нет разве? — заметила Гражинка рассудительно, но слегка смущенно. — Ну, и потом я его выставила. Сразу вам скажу: мне было ужасно неприятно — почему-то всегда мне достается самое худшее…

— Не знаю кому, — разозлилась я. — И пускай радуется, что меня тут не было, я б ему устроила кое-что похлеще! Мошенник поганый, гадина, вкрался в доверие и весь свой неликвид мне впарил! И что теперь прикажете делать, сровнять сад с землей и начинать заново?!

— Может, еще примется… — неуверенно начал Витек.

— Что примется? То, чего я не хочу?! Что он с живой изгородью сотворил, она со всех сторон разная, на кой черт мне четыре елки, я лес сажаю или что?! Два красных клена рядом, это вам городской парк — или маленький садик?! Что за орех он мне посадил, что за падуб, какую липу?! Я платила за большое дерево, а не за прутики, он что, думает, я двести лет проживу?! Луковички тюльпанов по двадцать злотых?! Они что, платиновые?! Горный колокольчик вместо наперстянки?! И куда он это всё понатыкал? В строительный грунт первой категории!..

— Второй, — вежливо поправил меня пан Рышард. — Первая — монолитный камень.

— Окаменелая глина!!! Он должен был это убрать!!! Я платила ему без единого слова, и вообще я ничего этого не хочу!!!

— Не надо было платить, — холодно укорила меня Малгося.

— Жасмина — заросли, а где сирень?! Сирени — кот наплакал!!!

— Не расстраивайтесь, елки уже почти засохли, а у сирени были сухие корни, — утешил меня пан Рышард. — И так, и так заново сажать.

— Дурацкой малины, дурацкой ежевики, дурацкой смородины посадить не сумел! От этой березы мне просто худо, я не такую хотела!!! Вишню мне впарил, терпеть не могу вишни! А счет выставил, как за сады Семирамиды!..

Малгося уже не могла больше выносить мои вопли.

— Поэтому ты не заплатила ему остаток и правильно сделала. Меня удивляет только одно: как он в такой ситуации вообще рискнул прийти. Зачем он приходил?

— За деньгами! — рявкнула я. — Надеялся, что мой идиотизм неизлечим.

— Или не знал, что ты проверила цены?..

— Он предлагал саженцы хвойных и красного дуба, — печально вмешалась Гражинка. — Он не знал, что тебя нет, а про деньги не сказал ни слова.

Мы с Малгосей посмотрели на нее и переглянулись.

— Попалась, — произнесла Малгося с возмущением, но и долей сочувствия. — По лицу вижу. Охмурил ее, как павлин в период брачных игр.

— О боже!.. — простонал Витек.

По мне, так садовник Мирек в павлины для брачных игр никак не годился, а потому я остыла. Он, безусловно, был наглым мошенником, но не кретином, мою наивную доверчивость учуял в мгновение ока, причем безошибочно. Однако, приняв во внимание, что я не питаюсь супчиком для безработных и не сплю под мостом, он должен был бы предположить, что тупоумие клиентки не безгранично — но тогда на что он рассчитывал? Просто рискнул?

— Что ты ему сказала? — надавила я на Гражинку.

— Сказала «нет». Сказала, спасибо большое, но ты больше ничего сажать не будешь. Не собираешься. И я это знаю.

— И после таких простых слов он сразу ушел? — удивилась Малгося.

— Да нет. В том-то и дело. Потому мне и было неприятно. Он упорствовал, настаивал, рисовал такие картины… флористические… Обещал, что завтра это все сюда привезет, и если я буду… Я прекрасно знаю, что вы меня считаете сентиментальной идиоткой, может, я и правда такая, но в ограниченных пределах. Он обольщал и очаровывал, а я таких, как он, хорошо знаю — раз Иоанна велела его гнать в шею, значит, у нее были основания, я в подробности не вдавалась, но держалась твердо и порекомендовала ему эту затею оставить…

Хрупкая, нежная, эмоциональная, впечатлительная Гражинка в роли бизнесвумен становилась тверда как камень, и все об этом прекрасно знали. Но тут, видно, что-то в ней не сработало.

— …и тогда он стал какой-то другой — злобный, что ли. Хотя это скрывал — с виду все время был такой же обольстительный. Таскался за мной по саду, сквозь эти флористические видения, мы кофе выпили…

— В саду? — ехидно поинтересовался Витек.

— Нет, дома. В гостиной. И все никак не мог уйти, выходил, снова возвращался, в саду что-то показывал, мол, тут было бы красиво, а там надо бы так-то и так-то, ну, знаете, этакое «бла-бла-бла». И наконец ушел.

— А ты тогда что сделала? — быстро спросила Малгося. — Убрала со стола?

— Нет, я уже до того убрала.

— И что же ты сделала?

— Проверила, захлопнул ли он калитку. А потом заперла дверь. Я разнервничалась, сварила себе еще кофе и разложила на столе корректуру, чтобы успокоиться, вот здесь, на обеденном столе. Но даже начать не успела, потому что сразу пришел пан Рышард.

— Итак, ты не знаешь, стояла ли там еще зажигалка?

Гражинка устремила на нас взгляд раненой косули.

— Не знаю. Я не смотрела. Прикурила от чего-то, что под руку попалось. И почти тут же ушла.

* * *

Обсудив подробно всех прочих особ, рабочих пана Рышарда, столяра, Тадзичку и Витека, мы сошлись на кандидатуре садовника. Он озлился, что больше ничего из меня не выудит, и скомпенсировал себе разочарование.

Я твердо решила вернуть потерю.

— У тебя два варианта, — безжалостно заявил Витек. — Поехать к нему и дать по морде или сообщить в полицию.

— Ну-ну, в полицию! — презрительно фыркнула Малгося. — Да они палец о палец не ударят, учитывая ничтожность ущерба. Сколько она стоила, эта зажигалка?

— А я что, знаю? Сто злотых? Двести? Может, и больше — это ведь «Ронсон».

— Даже если б она стоила двести тысяч, всё равно ты ничего не получишь. Он от всего отбрешется, а ордер на ревизию им ни один прокурор не выдаст.

— На обыск, — поправила я, кивая, поскольку придерживалась точно такого же мнения. — Это называется «обыск». По морде?.. Тоже отвертится. Разве что пригрозить ему красоту испортить.

— О, это мысль! — одобрила Малгося.

Гражинка тяжело вздохнула и устремила взгляд на пустой бокал. Я тут же велела Витеку открыть очередную бутылку; указание выполнил пан Рышард, потому что был ближе к столу. Звякнул колокольчик у калитки, появился Тадзичка, который, обеспокоенный расспросами о зажигалке, решил заглянуть ко мне по пути с работы домой. Едва войдя, он тут же попробовал камамбер и уронил кусочек расплавившегося сыра себе на брюки, от чего малость разнервничался.

— Да пошли они в задницу, эти ваши законные способы, — заявил он с горечью. — Какой там по морде — связать колючей проволокой и подвесить над муравейником, вот это, может, что и даст. Не было еще случая, чтобы преступник возвращал ограбленному его имущество. Вы тут все что, дети?

— И что ты предлагаешь? — живо поинтересовался Витек.

— Так я ж говорю! Есть тут где-нибудь колючая проволока?

— Найдется немного, — с готовностью заверил его пан Рышард. — И даже муравейников хватает.

— Для начала надо удостовериться, точно ли это он, — вмешалась Гражинка с легким протестом в голосе. — Потому что, если не он, нам эти муравейники ничего не дадут. Мы должны как-то… хитростью…

У меня уже сложилось собственное мнение, которое, возможно, билось где-то под темечком с самого начала.

— Хитростью, да! Чтобы не догадался, а то спрячет ее или бросит в Вислу. Продать он, наверное, не продал, двести злотых — слишком слабая компенсация по сравнению с двадцатью тысячами. Надо проверить, как-нибудь к нему проникнуть и забрать зажигалку. Украсть или даже взять открыто, схватить — и ходу. И пускай тогда он, а не я, обращается в полицию!

Все радостно одобрили идею, потому что ни один полностью законный способ не давал никаких шансов вернуть украденное добро. Воров и грабителей иногда даже ловят, судят, сажают за решетку, а у потерпевшего — что пропало, то пропало, и никто ему этого возвращать не пробовал. Напротив, он еще и кормить бандита должен. Может, такой вот ограбленной жертве надо хоть немного снизить налоги?..

Среди всех участников обсуждения воцарилось полное согласие, единственным препятствием было отсутствие надлежащего опыта. Каким, к лешему, способом проникнуть в его жилище? Хранит он эту чертову зажигалку дома или нет? Держит ее сверху или где-то припрятал? Потому что, возможно, забрав ее из мести и по злобе, попросту выбросил в первую же помойку?..

— Мусор! — подскочила Малгося. — У тебя в среду по утрам вывозят, а днем она еще была! Завтра вывезут!..

Волшебное видение мусорных мешков, на дне которых могла покоиться зажигалка, всех подняло на ноги. Не знаю, что могли подумать соседи при виде шести человек, с безумием во взорах роющихся в помойке и с тысячами предосторожностей пересыпающих содержимое одних мешков в другие. Как-то так сложилось, что заполненные мешки были голубые, а теперь мы схватили черные, поэтому, возможно, зрители спишут всё на счет колористических предпочтений проживающей по соседству особы. Каждый имеет право на собственный пунктик…

В мусоре зажигалки не было.

— Да без толку всё, ее этот сеятель спер, — вынес приговор Витек. — Он мне с самого начала не нравился.

— По правде сказать, мне тоже, — поддержал его пан Рышард. — Я не хотел ничего говорить, потому что, может, чего не понимаю, но мне все время казалось, что Иоанна получает совсем не то, что хотела…

— А надо было сказать! — злобно рявкнула я.

— Если мы остановимся на взломе, — сказал Тадзичка, заходя в прихожую, — я поспрошаю приятелей-механиков, они мастера на все руки: замки, ключи — они в таких делах собаку съели, словом, справятся. Не знаю только, как там у него разобраться, где что.

Гражинка решительным шагом вошла в гостиную, выпила вина (по ошибке из Малгосиного бокала) и храбро заявила, что чувствует себя виноватой. Ведь это при ней Мирек-садовник слямзил мое имущество, а значит, на ней возлежит обязанность совершить все возможное, чтобы оный сувенир был возвращен. И она это сделает!

— То есть пойдешь к нему, дашь в морду, обмотаешь колючей проволокой? — уточнила Малгося. — Вообще-то это было мое вино, но не беда, я вполне могу выпить твое. А кстати, не хочешь ли позаимствовать у моей тетки муравьев? Наловить тебе в стеклянную баночку?

Выведенная из равновесия Гражинка окинула взором все рюмки, начала было извиняться, но раздумала, махнула рукой, выпила еще немного вина и обнародовала свои дальнейшие замыслы. Да, а как же, конечно, она туда пойдет, только без проволоки и муравьев, но что-нибудь подходящее с собой прихватит и соврет, мол, у нее какая-то его вещь, в прошлый раз оставил, вот она ему эту вещь и принесла. А еще она готова притвориться, что в него влюбилась, вполне убедительный предлог, по крайней мере в этом будет хоть какая-то доля истины. Да, действительно, предлог убедительный и послужит ей утешением и опорой, потому как врать она чертовски не любит, и малейшее вранье против нее же всегда и оборачивается. Но сейчас она соберется с духом и…

— Прекрасно, особенно, если учесть, что влюбленность ты сможешь изобразить вполне натурально, — безжалостно заметила Малгося. — И уж точно никому не повредит, если он поверит. К счастью, у тебя нет сада, который можно обустроить засохшими елочками.

— А что, если у него есть жена? — предостерегающе заметил Витек. — Кому-нибудь хоть что-то об этом известно?

Увы, о гражданском состоянии афериста-садовника никто из нас понятия не имел. Но я не сомневалась: жена у него есть — такие, как он, все женатые, третируют своих жен по-черному, а в конце концов разводятся и женятся по новой под натиском охмуренных баб, каждая из которых желает заполучить этого ботанического адониса. Впрочем, жена не помеха, может, он как раз сейчас и разводится.

— Про жену ничего не знаю, но это все ерунда, самое большее, эта баба поверит Гражинке и закатит ему грандиозный скандал. Да, кстати, у меня есть адрес, он оставил мне визитку с телефонами, рабочим и домашним, подождите, сейчас найду…

К собственному изумлению, я нашла-таки визитку в записной книжке под соответствующей буквой «С» — «садовник». Там был даже адрес. Тем временем остальные согласовали между собой, какой именно предмет Гражинка должна счесть его собственностью и пожелать непременно ему возвратить.

— У вас что, крыша поехала? — возмутилась я, вернувшись из кабинета. — Мало он из меня вытянул, так еще пожертвовать ему такие чудесные солнечные очки? Я их для себя покупала!

— Не огорчайся, он скажет, что очки не его и не возьмет, — успокоила меня Малгося.

— Ну уж конечно, не возьмет! Такой ни от чего не откажется!

— А она пусть не дает ему в руки, только издали покажет, — посоветовал Витек. — Пусть сделает вид, что ищет очки в сумке, а сама тем временем осмотрится…

Гражинка выглядела как человек, переоценивший собственные силы. Ее вполне могла бы взбодрить презентация садоводческих достижений красавчика-афериста, но уже стемнело и мало что было видно, а потому оказалось вполне достаточно продемонстрировать счета — они ее просто потрясли. Гражинка вновь была готова действовать.

— Иду! Прямо завтра! А может, сегодня?..

— Сегодня было бы даже вполне оправданно, — заметил Тадзичка. — Гражинка думала, что очки — пани Иоанны, и ждала ее приезда, а она приехала и сказала, что нет, не ее. Ну и Гражинка догадалась, что это его, и вот сразу ему отдает…

— Блестящая идея, — одобрила Малгося.

— Я поеду с пани Гражиной, — решительно заявил пан Рышард, не вызвав ни у кого возражений. — Отвезу ее, а сам подожду у дома с включенным двигателем — неизвестно ведь, как оно все обернется. Вдруг придется спешно удирать с этой зажигалкой?

В дальнейшем все признали, что пан Рышард как в воду глядел…

* * *

Садовник устроился со вкусом, в таун-хаусе — длинной череде домиков на одну семью, каждый с крохотным садиком спереди и сзади. Тесно там было до чертиков, и пан Рышард припарковался у входа с немалым трудом.

Дико волнуясь, но не теряя решимости, Гражинка позвонила в калитку, толкнула ее и вошла. Выглядела она в этот момент, по мнению пана Рышарда, словно ангел небесный, насильно приставленный к психопату-извращенцу. Она сделала еще несколько шагов, поднялась по ступенькам, позвонила в дверь, над которой горел фонарь, минуту спустя позвонила снова, наконец открыла дверь и исчезла в глубине дома.

Пан Рышард сидел с включенным двигателем и внимательно наблюдал.

Появилась какая-то баба с набитой пластиковой сумкой, приблизилась, присмотрелась к калитке, подозрительно оглянулась на стоящую у края тротуара машину и тоже вошла в дом садовника. Дверь она за собой закрыла, но тем не менее пронзительный крик достиг слуха пана Рышарда.

Звучал этот крик совершенно жутко, слегка приглушенно, но отчетливо, вопил один человек, между тем как известно было, что внутри находятся по меньшей мере двое, а может, и трое. Пан Рышард, не склонный к истерическим выходкам, молниеносно вырубил мотор, поставил переключатель скоростей на первую передачу, выбрался из машины и поспешил в направлении источника звука. Разумеется, по пути он пытался сообразить, что же произошло, но в уме промелькнуло столько предположений, что он не остановился ни на одном.

В доме он увидел сцену, от которой кровь застыла в жилах.

Городская скотобойня может отдыхать. Вся довольно большая комната была живописно разукрашена, скорлупки фарфора и куски стекла, а средь них — распростертый на полу садовник, пан Мирек, тоже весьма живописный, едва заметный в таком оформлении. У самой двери — Гражинка, в позиции, к счастью, вертикальной, застывшая, как мраморное изваяние, в своем красном жакетике идеально гармонирующая с обстановкой, с глазами, как блюдца, и ладонью, прижатой к горлу, с ужасом взирает на поле битвы. И баба, представляющая собой единственную подвижную деталь, — видимо, она, оценив происходящее, секунду назад сорвалась с места и теперь пыталась стукнуть Гражинку электрическим чайником.

Что Гражинку, это точно, потому как нечленораздельный вопль начал обретать смысл. Орущая баба давала понять, что Гражинка, личность исключительно низкого морального уровня, убила Миречка, жемчужину человечества, и теперь своё получит. Она не скроется, ею займется полиция, да будь она проклята и да сгниет она в каталажке. Порядок слов указывал, что проклята будет и в каталажке сгниет полиция, но это уже детали.

Электрический чайник оказал сопротивление, ибо был опутан нетипично длинным проводом, благодаря чему начало мести сильно задержалось. Пан Рышард сумел отвлечь взор от злодейской абстракции, посмотрел под ноги, узрел дополнительные следы разрушений, нанесенных содержимым туго набитой пластиковой сумки: расколотая стеклянная банка с требухой… при виде требухи его слегка передернуло… рядом валяются жареные куриные ножки, лопнувшая салатница с чем-то белым и разные другие продукты, упаковки которых еще держались. Пан Рышард огляделся, и взор его упал на отлично известную ему настольную зажигалку. Стоит себе на полке у стены, каким-то чудом не затронутая катаклизмом.

Если бы не эта чертова зажигалка, пан Рышард повел бы себя рассудительно. Позвонил бы в «скорую» и полицию, вместе с Гражинкой подождал бы, пока приедут официальные лица, дал бы показания… Вывел бы из ступора Гражинку, которой тоже придется давать показания… Ни единый обладающий — и даже не обладающий — здравым умом человек не смог бы поверить, что весь этот бедлам, с паном Миреком как частью сценического оформления, она умудрилась сотворить за одну минуту…

Однако зажигалка решила дело.

Чайник окончательно вывел бабу из терпения. Он стоял на шкафчике в обществе иных необходимых в быту предметов, как то: соль, перец, сахар, имбирь, кофеварка… Баба, повернувшись к этому набору и продолжая выкрикивать инвективы и угрозы, стала поспешно сдирать провод с чайника; взгляд ее упал на кофеварку, она схватила ее вместе с подставкой, хорошенечко размахнулась и выплеснула на себя добрых две чашки кофе вместе с гущей.

Это ее на мгновение остановило.

Мгновение может быть коротким или длинным. Данное мгновение относилось ко второй категории, и пан Рышард этим воспользовался. Сделав два осторожных, плавных шага, он приблизился к полке, взял зажигалку, вернулся на прежнее место и крепко схватил Гражинку за вторую руку — первую она по-прежнему прижимала к горлу.

— Уходим, — сказал он спокойно, но весьма настойчиво.

Гражинка, как автомат, покорно последовала за ним. Едва они успели выйти на улицу, изнутри о дверь ударилось что-то тяжелое — это указывало, что обидчица выбралась из кофейного разлива. Пан Рышард ускорил шаг.

Гражинка отвела ладонь от гортани и глубоко вздохнула, только когда села в машину.

— О боже, — невнятно пробормотала она, слегка задыхаясь. — Что это… Что это было?.. Что… что… что там могло… случиться?..

— Ничего, ничего, — успокаивающе произнес пан Рышард. — У меня тут вода, в бардачке. Вы попейте. Сейчас мы всё обсудим. Самое главное — зажигалка у нас, вы это здорово придумали.

* * *

— И что же, о господи, вы натворили?! — воскликнула я в ужасе, выслушав отчет об операции.

— Из всего этого следует, что вернуть свои вещи вовсе не так уж легко и просто, — одновременно со мной высказался Витек. — Если б не баба… Кто это был?

— Не жена, — прожурчала Гражинка, уже немного пришедшая в себя после коньяка, кофе, воды и вина. — Такой жены у него быть не может. Мегера старая.

— Ты успела заметить? — удивилась Малгося.

— Так это ж в глаза бросалось…

Пан Рышард подтвердил ее точку зрения. Он отнюдь не утратил здравый рассудок и все как следует рассмотрел: по его предположению, это могла быть сестра садовника. Явно старшая, поразительно на него похожа, но смахивает на карикатуру. Что у пана Мирека красиво, то у нее преувеличено, что у него мужественно — у нее тоже, а женщина с мужскими чертами лица особых восторгов не вызывает. Кроме того, она ему принесла поесть, пан Рышард собственными глазами видел, типичная ситуация, старшая сестренка заботится о младшем братишке, совершенно очевидно неженатом.

— И она подумала, что Гражинка его кокнула? — переспросила Малгося.

— Все на это указывает, — подтвердил пан Рышард.

— И у нее были на то основания. Потому что я, пожалуй, вполне могла сойти за клиента, у которого полетел к чертовой матери весь сад. Да, клиента — вроде тебя. И что теперь будет?

Я задумалась. Обретенная зажигалка стояла передо мной на столе. Я тщательно ее протерла, чтобы убрать отпечатки пальцев садовника, и оставила свои.

— Итак, — распорядилась я. — По очереди. Пан Рышард, она вашу машину разглядела? Номер, цвет, марку?

— Она смотрела сбоку, а значит, о номере речи нет. Цвет тоже не определишь, там темновато было, сами знаете, как-то раз машина и вам показалась серебряной, а вообще таких «тойот» пруд пруди.

— Прекрасно…

— Словесные портреты, — осмотрительно заметил Тадзичка. — Они составят фотороботы.

Я критически оглядела двух злоумышленников.

— Гражинка, перекрасишься в светло-рыжий и сделаешь короткую стрижку, тебе что-то в этом роде всегда было к лицу. Немедленно, завтра же утром. Или я тебе одолжу парик. Пана Рышарда вообще невозможно описать, у него всё, как у всех. Что она скажет о его лице? Брови обыкновенные, глаза обыкновенные, нос обыкновенный, волосы неопределенного цвета, вы не кривой, не хромой, точно такими же словами можно описать Витека, вы с ним даже почти одного роста…

— Витек толще, — пробормотала Малгося.

— Да что там, пара кило… Гражинка, этот красный жакетик спишешь в расход, оставишь его у меня, может, кошкам понравится. Я тебе куплю другой, тем более, к рыжим волосам красное не идет. Паршиво, но коли уж вы сразу не вызвали полицию, теперь ничего не попишешь, придется скрываться. Может, так даже и лучше, мы бы им только хлопот прибавили.

— А зажигалка? — предостерегающе напомнила Малгося. — Если Гражинка в такой ситуации заметила, что эта гипотетическая сестра — мегера, значит, она и есть мегера. И — голову дам на отсечение — что-что, а уж, как вы стащили зажигалку, она отследила! Такие всё видят!

Я посмотрела на свою бестактную племянницу с ледяным укором.

— Кто стащил? Какую зажигалку? Первый раз слышу. Эта — моя, здесь, стоит на столе… ну ладно, на разных моих столах… уже больше тридцати лет. Все видели! Никто ее не крал!

— А можешь доказать, что она твоя?

Я победоносно перевернула зажигалку задом наперед и продемонстрировала всем. Сама посмотрела тоже.

И застыла.

На моей зажигалке снизу проходила серебряная полоска, на которой была выгравирована надпись: «Meilleurs souvenirs pour Joanna des amis danois Kirsten et Helge 1969 a.». То есть: «C наилучшими пожеланиями Иоанне от друзей из Дании Кирстен и Хельге 1969 г.».

На этой зажигалке не было ничего. Даже серебряной полоски.

Вот тут-то и началась свистопляска…

Ну а о дальнейшем как-нибудь в другой раз.

Перевод Е. Барзовой и Г. Мурадян


Витольд Бересь Аська

Темная «тойота авенсис» остановилась в заснеженном переулке подваршавского Констанчина.

Быстро опускались декабрьские сумерки.

Сивый аж зажмурился, застонал и крепче уперся ногами в пол машины. Когда он снова посмотрел вниз, волна возбуждения с новой силой ударила ему в голову. Между рулем и нижней частью его живота мерно двигалась блондинистая головка с коротенькой стрижкой.

Боооже, эти нынешние соплячки… Шестнадцать лет, папочка при бабле, хата напичкана электроникой, сплошные пятерки в школе, а она минетом промышляет. А еще говорила, что не будет целоваться с языком, подумал он.

По правде сказать, у Сивого не было особого опыта общения с сексапильными девушками. Ему был двадцать один год. Окончив с грехом пополам школу, он с учебой завязал и формально числился безработным. Его отец умер три года назад, а мать давно сбежала со странствующим репортером бульварной прессы, так что воспитание мальчика взял на себя дядя Марьян — дальний родственник отца, всю жизнь занимавшийся темными делами и известный в городе под кличкой Старик. Было ясно, что такой не даст молодому родственничку умереть с голоду. И действительно, очень быстро дядя приспособил Сивого вкалывать в семейном бизнесе. Он любил повторять: «На хер тебе пять лет учиться, в моем университете — все просто, как эти два пальца». Тут он совал племяннику под нос средний и указательный пальцы и, поочередно показывая на них, объяснял: «средний — это приход, указательный — расходы. Главное — не перепутать».

Да, Старик был строгим дядей. Только однажды, когда Сивый украл для него спортивный «мерседес» класса С, кроме бабок он премировал его одной из самых клевых шлюх, которые работали на него в местных мотелях. «В награду моему лучшему угонщику», — пробурчал тогда он, довольный. Та проститутка дала Сивому так, как он даже и представить себе не мог, завлекая за бутылку вина в кусты случайных девах с дискотек. В общем, было круто, хотя Сивый отлично помнил кольнувшее его чувство зависти, когда Стефан — никакая не родня, просто соперник, с которым он соревновался еще со времен дворовых игр и который попал в банду вместе с ним, — в награду кроме клевой шлюхи получил еще фирменные наручные часы.

(Но ведь ни у кого не было сомнений, что Старик — на редкость неприятный шеф…)

Вдобавок на сей раз Сивый чувствовал, что в случае с Аськой это что-то большее, чем то, о чем он имел обыкновение трепаться с друзьями за кружкой пива…

И вот почему: Аська, со своей коротенькой блондинистой стрижкой, была совершенно другой, особенной: девушка, как из «Спасателей Малибу» — любимого сериала Сивого, — не старше тех, с дискотек, а вместе с тем умная и за словом в карман не лезет… Ну и к тому же этот минет…

Будь я отцом такой, я бы для профилактики каждый день по утрам драл ей задницу, чтоб не…

Он не додумал, так как блондинистая головка задвигалась еще проворнее и у Седого хватило сил только подумать, что сейчас он спустит ей в рот. Но когда девушка уже почти завершила свое дело, а он аж застонал: «Я люблю тебя, бля, люблю…» — она остановилась за долю секунды до того, как он кончил.

— Хорош гнать, от этих слов сразу жить перестает хотеться, — пробурчала она.

Аська, хоть ей и было всего шестнадцать, тоже, к своему удивлению, полюбила Сивого, но что ей определенно не нравилось, так это слишком бурные эмоции.

У Сивого еще рябило в глазах, когда до него дошло, что он не кончил.

— Что снова, бля?! Почему опять нет? Мы уже две недели вместе, а ты мне только обещаешь и обещаешь. И ничего больше…

— Потому что меня бесит, когда парень говорит «я тебя люблю». Неужели вы себе думаете, что скажете разок это волшебное слово, и девушка сразу расцветет от счастья? Что это? Какие-то вонючие «Унесенные ветром» и Вивьен Ли, лишающаяся чувств в объятьях Кларка Гейбла? Вы бы для разнообразия иногда поговорили с нами или сделали что-нибудь, а то только «минет» да «минет», — фыркнула она презрительно.

Сивый зашипел от ярости, но стоило ему посмотреть девушке в ее голубые, словно нарисованные акварелью, глаза, как он сразу притих. Он и сам этого не понимал, но Аська была первой девчонкой, которой у него недоставало смелости съездить по роже и которая имела над ним полную власть. Не только потому, что была другая. Она была просто супер. Отлично говорила по-французски, к тому же знала английский и пыталась обучить Сивого, объясняя, что даже угонщик машин нынче должен знать больше, чем просто «enter» «password» и «delete». Ну и смотрела по телеку эти странные фильмы в программе «Я люблю кино».

Это их и сблизило: что-что, а кино Сивый обожал. В особенности ему нравились те старые фильмы, где играл малый с лошадиной мордой. А уж больше всего его трогало, хоть он этого и стыдился, когда в фильме «Касабланка» в который уже раз слышал: «Почему из всех кабаков во всех городах мира ты выбрала именно мой?» Честно говоря, в такие моменты Сивый думал о себе: он чувствовал, что втрескался в эту девчонку. «I really like you baby» — повторял он каждый день по утрам реплику Де Ниро, и сейчас ему тоже хотелось это сказать, но он только процедил, как истинный мачо с брегов Вислы:

— А когда я хочу поболтать, ты говоришь, что я зануда.

— Потому что ты талдычишь только о бабле. Лучше сделай для меня сегодня то, о чем я тебя прошу.

— Что? Я мало сделал? Мало, что принес пушку Старика, — он распахнул куртку, показав на долю секунды кобуру, — чтоб ты могла полюбоваться на ствол, хотя Старик наверняка яйца бы мне оторвал, если бы пропалил. Ну и специально для тебя свистнул эту тачку.

— О, Боже, ну прямо парень из «Любовь как любовь»! — съехидничала она. — Ствол стволом, а тачку скоро придется бросить, потому что ни тебе, ни мне с ней делать нечего. Говорю тебе, раздобудь что-нибудь только для меня одной.

— Что?

— Ну не знаю, что-нибудь из электроники. Прикинь, у моего старика в кабинете стоит супер-телек с плазменным экраном, а мне в комнату отдали обычный аналоговый «Филипс». Подгони мне какой-нибудь крутой. И DVD! Обязательно DVD!

— Мне что, ехать в город и взламывать магазин бытовой техники? В последнюю субботу перед Рождеством? Охуела?

— Ты, бля, не смей так вульгарно со мной разговаривать, я тебе не какая-нибудь шлюха! Просто я прошу тебя, и прошу уже с утра, ковырнуть эту виллу, о которой я тебе рассказывала! Я же говорила — немного страха, зато потом я тебе уже ни в чем не откажу.

— А я все время говорю: надо об этом перетереть с твоим папашей. Я смогу его убедить!

— Но я не смогу. А, кстати, ты уверен, что убедишь еще и своего дядю?

Сивый ничего не сказал, только, взбешенный, не спеша повел «тойоту» вдоль ряда вилл. Но девушка в долю секунды сменила тон:

— Малыш, ну, милый, мы же хотим быть вместе, а ты отлично знаешь, что мой предок на это не согласится.

Она слегка коснулась губами его уха.

— Ну ладно, Аська, хорошо, — уже мягко пробормотал парень, — рискну. Надеюсь, нас не запалят. Какая это хата?

— Вот, посмотри, там, у леса… Окна темные, похоже, дома никого нет, — сказала она.

— Но у гаража свежие следы колес, еще даже снегом не засыпало. А если хозяева скоро вернутся?

— Слушай, забей, мне тоже страшновато, но этот номер, правда, может быть улетным. Давай рискнем, сделаем себе рождественский подарок, будет что вспоминать на старости лет. По крайней мере до тех пор, пока мы друг другу не надоедим. — Она скорчила ироничную гримасу и вдруг прибавила на удивление серьезно: — Я хочу быть с тобой, этот номер должен пройти… И если ты хочешь того же, должен мне доверять независимо от того, что думал или будешь думать. И еще одно: если получится, то уже никогда этот твой вечный враг, Стефан, к тебе не подъедет…

— Ладно, — парень уже полностью сконцентрировался, — оставим тачку рядом в переулке и перепрыгнем через забор. Я захожу внутрь, а ты стоишь на стрёме снаружи, идет?

— Точно — все так, как мы и обговаривали. — Девушка выглядела крайне взволнованной.

Не прошло и минуты, как оба перелезли через ограду и подобрались к неприметной вилле сзади, со стороны заснеженной веранды, выходящей в лес.

Сивый приложил ладонь к глазам, чтобы посмотреть, что внутри, и прямо задохнулся от восхищения.

— Ты права — это мечта…

— А сигнализация?

— Малышка, может, я и не читал всех этих твоих книжек, но если угоняешь «мерсы» с иммобилайзерами, то сигнализация на дверях — это просто смешно. — С этими словами он вытащил из кармана многофункциональный перочинный нож, выдвинул три отвертки, поддел оконную раму, и уже через мгновение тихо скрипнула, открываясь, балконная дверь.

— Останься тут, но, смотри, осторожно… Гляди в оба, — шепнул парень.

— Минутку, минутку, сперва отдай мне пушку, — напомнила девчонка, приоткрывая небольшую сумочку, висевшую у нее на плече. — Знаешь, береженого Бог бережет, мы уже об этом говорили. Так будет безопаснее. — И прибавила ласково: — Вот увидишь, у нас получится. Я люблю тебя, Сивый, — и улыбнулась.

Он неуверенно смотрел на нее какое-то время, а она молча достала из кармана платочек, мягко просунула руку под левый локоть парня и осторожно, через этот платочек, вытащила пистолет из кобуры и аккуратно положила в сумочку.

Сивый снова посмотрел на нее недоверчиво, а затем выпалил скороговоркой:

— Только не смейся надо мной: я тоже тебя люблю, — и зашел внутрь.

Первое, что он увидел в гостиной, куда проник через веранду, — большой накрытый стол, горящий камин и батарею бутылок на внушительных размеров баре на колесиках рядом с переливающейся разноцветными огоньками рождественской елкой. Сивый надкусил крекер и с шиком налил себе бокал виски.

Просторная гостиная производила впечатление. Сплошь стеклянные стены, сейчас заслоненные алюминиевыми жалюзи, потолок под самой крышей виллы. На уровне второго этажа вдоль стен шла небольшая галерея, с которой попадали в комнаты. На эту галерею вела винтовая лестница. Сивый одобрительно покивал головой.

— У кого-то башка варит.

В углу и в самом деле стояла целая стенка электроники, но парень только скользнул по ней взглядом и быстро направился к лестнице. Уже поднимаясь, он прошептал в мобильник:

— Как ты и сказала: прусь прямо в спальню. Старик мне тоже говорил, что мать любила хранить бабки в бельевом шкафу.

— О’кей… Спокойно, хорошенько осмотрись, наверняка там где-нибудь лежит фонарик.

— Откуда ты знаешь?

— Я живу в таком же доме, милый… — сексапильно промурлыкала девушка.

— Точно, я и забыл, — пробурчал себе под нос Сивый, когда в коридоре, прямо у входа на лестницу, нашел большой фонарь. Проверил: работает. Тихо, но уверенно поднялся на второй этаж. Первая комната — ничего. За несколько секунд он вывалил на пол все содержимое прикроватных тумбочек.

Вторая комната. Снова он торопливо выкинул на пол все из бельевого шкафа, пнул стопку простыней, и тут вдруг услышал шум мотора у дома и стук быстро открывшейся входной двери. Он мгновенно выключил фонарик, подбежал к окну и выглянул из-за занавески. Во дворе стояли две машины. Из первой, «ауди», вышли четверо мужчин. За «ауди» припарковывался скромный пикап с крупной надписью на боковой стенке: «СВЕЖИЕ ЦВЕТЫ — доставка немедленно. Тел. 22-1267-987».

Сивый быстро нажал на клавиши мобильного телефона.

— Твою мать! — прошептал он. — Осторожно! Они входят в дом!

— Я как раз собиралась звонить. Не заметила вовремя, так как была с другой стороны дома, — услышал он ее шепот. — Спокойно. Я спрячусь здесь рядом, в сарае для инструментов, и буду тебя ждать, а ты поищи себе какое-нибудь место, где можно укрыться. Чердак?

— Ладно, надеюсь, все будет о’кей. Я справлюсь.

Он отключил телефон и быстро осмотрелся. Действительно, в коридоре на втором этаже была приставная лестница, которая вела к люку в потолке.

— Чердак! — шепнул он и молниеносно взобрался по ступенькам. Поддел плечом крышку люка, протиснулся в темное низкое помещение, на мгновение задумался и втянул за собой лестницу. Когда он аккуратно опускал крышку люка, в гостиную как раз входили четверо мужчин. Сивый присел на корточки у боковой стенки чердака — оттуда через довольно большие щели ему было видно как на ладони все, что происходит внизу.

Но когда он разглядел первого мужчину, то чуть было не закричал от удивления, в последний момент зажав рот рукой.

«Ни хера себе, — подумал он, — Стефан обделывает левые делишки без ведома Старика! Хорош, сукин сын! Но с кем?»

Следом за Стефаном, рослым амбалом в бейсболке, надетой задом наперед, типичном спортивном костюме и столь же типичном китайском пуховике, в гостиную вошел элегантный, чуть тронутый сединой мужчина в хорошо скроенном костюме.

— Располагайтесь, пан Стефан. Снимайте куртку, а я пока велю своим людям внести розы в гостиную, хорошо?

— Розы, бля… — грубовато пробурчал Стефан, — я хочу увидеть бабки.

— Конечно-конечно, — приветливо улыбнулся седой, подходя к стене и отодвигая одну из картин, за которой скрывался сейф. И уже через минуту на огромном столе, стоящем в центре гостиной, появился несессер, набитый долларами.

Тем временем люди седого, качки в характерных рабочих комбинезонах и куртках с такой же надписью, как на машине: «СВЕЖИЕ ЦВЕТЫ — доставка немедленно. Тел. 22-1267-987», внесли две корзины, полные роз, и поставили их на стол.

— Уфф, самые тяжелые цветы в мире, — перевел дух один.

Тем временем Стефан пересчитывал деньги, седой смотрел на него с добродушной улыбкой, а качки в комбинезонах молча стояли у стены.

— Все правильно? Четыреста тысяч? Как мы и договаривались, цена со скидкой — по двадцать тысяч за килограмм, верно?

Стефан молча кивнул.

— Ну хорошо, пан Стефан, а теперь дайте мне растворитель и короткую инструкцию. Мне бы не хотелось платить деньги за замороженные розы. Я люблю эти цветы, ценю их, но не до такой же степени…

Стефан подошел к первой попавшейся корзине, вынул из нее первую попавшуюся розу и начал бесцеремонно обрывать лепестки.

Седой остановил его движением руки.

— Минутку, пан Стефан, позвольте… Рождество на носу, мне бы не хотелось лишний раз затевать уборку. Ребята, расстелите под столом эту пленку, — седой снял с полки заранее приготовленный рулон, а качки молча и старательно расстелили пленку на полу. — Пожалуйста, можете продолжать.

Стефан сорвал с цветка все лепестки, после чего вынул из кармана небольшую емкость типа кюветы и бутылку с какой-то жидкостью. Стебель розы он разломал на мелкие кусочки, всыпал в кювету и залил несколькими каплями жидкости.

Седой наблюдал за ним с интересом.

— Теперь нужно подождать пару минут, — пробурчал парень.

— Конечно, пара минут нас не спасет. Садитесь, пожалуйста. — Седой пододвинул Стефану стул и вручил стакан. — Как насчет хорошего виски?

— Мне бы водки.

— А, пожалуйста, пожалуйста. — Седой подошел к бару и налил парню не скупясь, после чего вернулся к кювете с разломанной розой.

— Поразительно, — проговорил он, — до чего дошла современная наука: немножко химии — и столько радости. — Он поболтал пипеткой в кювете, потом окунул туда плоскую ложечку. На ложечке осела белая масса, которую седой втер себе в десны.

— Уфф, — с шумом выдохнул он, — ну и продирает! Товар — супер!

— Я говорил: самый лучший кокаин. Прямо из Колумбии. Ну, почти прямо. А с розами — это новая идея Старика. Он теперь именно так задумал его доставлять, через Эквадор. В Эквадоре эти цветные из коки уже навострились делать всё, даже плитку и мебель. Нужен только специальный реактив, который обесцвечивает товар и превращает его сначала в белую массу, которая после того, как высыхнет, становится опять чистым порошком, вот и все… Никто ни в жизнь не догадается…

— За исключением нас… — довольно улыбнулся седой.

— Ну тут я вам немного помог.

— Какое там немного, молодой человек, очень даже много! Если бы ты не подогнал транспорт, нам бы не удалось опередить людей Старика в грузовом терминале. Интересно, он уже в курсе, что попал на какой-то миллион?

— Пока он, скорее всего, еще этого не знает, а только ищет своих людей и свой пикап. Но быстро догонит, и тогда его люди выйдут и на ваш след. Но это уже не моя проблема — я с самого начала предупреждал, что Старик откопает того, кто позарился на его собственность, даже в Ватикане. Хотя… вы же сами хотели. Короче, вам товар — мне деньги. И еще сегодня я сваливаю в теплые края из этой мерзкой бесперспективной страны.

Сивый, наблюдавший с чердака за этой сценой, только качал в ярости головой:

— Ух, падла…

Седой же тем временем посмотрел на Стефана так, будто последние слова его позабавили.

— Итак, вы утверждаете, что здесь у вас нет никаких перспектив? Что ж, пожалуй, вы правы… Вот билет в Южную Африку, а там вам уж наверняка удастся замести за собой следы. Приятно было с вами сотрудничать. Ребята, налейте пану Стефану еще стаканчик и вызовите ему такси.

Качки в рабочих комбинезонах послушно отлипли от стены. Один подошел к небольшому столику и поднял телефонную трубку, второй взял бутылку из бара и приблизился к Стефану. Прежде чем тот успел повернуться и протянуть свой стакан, он получил по голове мощный удар бутылкой. Из раны хлынула кровь, Стефан застонал и наверняка оказался бы на полу, если бы к нему тут же не подскочил второй качок. Вдвоем они усадили его на стул и молниеносно обмотали широким серебряным скотчем.

— Шеф, я же говорил, что водка даже крепкому мужику может ударить в голову, — отрывисто засмеялся качок повыше.

— Ой, ребята, ребята. Вам бы все шутки шутить.

Стефан нечленораздельно пробормотал:

— Сволочь… А как же слово?

— Эй, голубчик, полегче на поворотах. Вам еще повезло, что я не требую вернуть те несколько тысяч, которые в вас вложил за последние недели. — И, повернувшись к своим помощникам, приказал: — Заткните ему глотку, чтоб сидел тихо. И поставьте на пленку, а то он мне перед Рождеством насвинячит во всем доме.

Качки мигом заклеили Стефану рот тем же скотчем.

Седой деловито огляделся.

— Потом отнесете его вместе с пленкой в машину, машину в лес и сжечь, а парня в болото. Но сначала товар — одну связку завернуть в пленку и в гараж, а потом быстро все отвезти на склад. Там уже поработаем реактивами. Надо управиться до праздников: обработать столько кокаина это вам не раз плюнуть. Ну, — седой потер руки, как после хорошо выполненной работы, — вы действуйте, а я пойду на кухню сварю себе кофе.

И исчез.

Качки в рабочих комбинезонах засуетились у стола. Один достал с полки еще кусок пленки, вывалил на нее розы и быстро их завернул, а пустую корзину поставил рядом со второй, из которой еще минуту назад Стефан вынул розу, послужившую образцом. Но в этот самый момент из-под его распахнутой куртки выпал полицейский значок. Если бы не товарищ, он бы этого не заметил.

— Эй, осторожнее, еще выдашь нас в самый неподходящий момент…

— Бля, — выругался первый качок и торопливо спрятал значок в карман. В это время в гостиную вернулся седой. Качки поспешно подхватили половину роз, запакованных в пленку, вышли с ними из дома и вскоре вернулись в гостиную с практически идентичной связкой цветов, которую быстро переложили в опустевшую корзину.

— Чего эта Аська придумала?! Мусора мутят дела с наркотиками? Вот только выберусь отсюда, по-другому с ней поговорю… — пробурчал Сивый.

Но он не успел задуматься, почему во встрече внизу принимают участие агенты полиции, и прикинуть, что он сделает своей девушке, когда ее увидит, как зазвонил его мобильник. Прежде чем он в ужасе попытался его выключить, из кухни выскочил седой, которому даже не пришлось указывать своим людям направление: качки вытащили оружие и кинулись вверх на галерею.

— Блядь, ну все, пиздец! — Сивый, не удержавшись, грязно выругался. — Нет, бля, мы так не договаривались!

Однако времени на анализ ситуации у него не было — качки в рабочих комбинезонах уже затаились у входа на чердак и орали, перебивая друг друга:

— Руки вверх и вылезай! Вылезай, не то мы щас тут все расхуячим!

Даже если бы у Сивого был пистолет, он не решился бы стрелять. Даже если бы был… но пистолета — конечно, опять же из-за этой дряни — у него не было: он оставил его у Аськи, она ведь все время твердила, чтобы не таскал с собой пушку.

Так что он высунул из люка голову, одновременно подняв руки вверх, и, естественно, немедленно схлопотал мощный удар дулом пистолета одного из качков. Второй схватил его за отвороты куртки и потащил вниз; Сивый вывалился из люка на пол, и его пинками погнали вниз по лестнице.

Когда наконец он выкатился на середину гостиной, хозяин в знак приветствия залепил ему оплеуху и гостеприимно распорядился:

— Обыщите его.

Нашли только пустую кобуру. И кошелек, который кинули седому. Тот неспеша стал просматривать его содержимое.

— Где твое оружие, сукин сын? С тобой есть еще кто-нибудь? Что ты здесь делаешь? — Этим стандартным вопросам сопутствовали столь же стандартные пинки в исполнении качков.

Седой остановил их взмахом руки и, все еще разглядывая кошелек, начал:

— Смотрите-ка, пан Чажастый, Роман Чажастый по прозвищу Сивый… Ну, почему у нас такая кличка, понятно, — добавил он, взглянув мельком на белобрысую голову парня. — Ребята, не бойтесь, все под контролем. Оставьте молодого человека в покое — он еще потом нам кое-что расскажет. Лучше в темпе осмотрите дом и двор, все ли в порядке.

Качки разбежались, а седой тем временем продолжал:

— Сивый… Новый талант Старика. О тебе поговаривают в городе, да, уже поговаривают. И намного лучше, чем об этом дебиле, которого мы тут связали. — Он указал подбородком на перепуганного Стефана. — Сдается мне, вы с паном Стефаном друг друга недолюбливаете, да? И вроде как Старик тебя недооценивает, верно? Так, по крайней мере, говорят, но куда нам, простым смертным, разбираться в настоящих людях… Вполне возможно, ты лучше меня этих людей знаешь… Стефан этот и вправду порядочное дерьмецо — надо же: продать своего шефа и благодетеля. Впрочем, такое случается. Мы, в конце концов, всего лишь человеки. Но чтобы в эту банду затесался такой самоуверенный придурок, который поверил, будто кто-то вот так вот, за красивые глаза, отвалит ему четыреста штук, купит билет в ЮАР да еще по головке погладит… ну, скажу я тебе, реформа образования нам и в самом деле необходима, это точно.

— А сейчас благодаря ему, — продолжал седой, — считай, все чисто. Старик начнет вынюхивать, быстро поймет, что товар подрезал Стефан, просечет про покупку билетов в ЮАР на его фамилию, даже, скорее всего, пошлет туда своих людей, только вот загвоздка: его шансы найти там Стефана и следы товара будут равны нулю, поскольку наш дорогой друг будет лежать в каком-нибудь болотце, до которого никто никогда не доберется… И есть еще одно обстоятельство, которое, пожалуй, тебя удивит…

— Хата чистая, — перебил седого первый «рабочий». Но прежде чем тот успел ответить, со стороны сада в гостиную ввалился второй качок, подталкивая перед собой девушку с коротенькой блондинистой стрижкой.

Та молча кинулась к седому.

Сивый от ужаса даже зажмурился, но, к своему удивлению, не услышал ни удара, ни ругательств, а только радостное:

— Уфф, папуля… А я уж испугалась, подумала, что-то пошло не так…

Сивый, хотя все еще ощущал на лице оплеуху, резко встал на ноги. Посреди гостиной стоял седой и, блаженно улыбаясь, прижимал к себе… да-да — Аську!

— «Папуля»? Вы знакомы? Ты?.. Этот… — В нем все аж заклокотало. — Выходит, ты меня подставила?

Седой обернулся. Двое качков сразу подскочили к Сивому.

Не прошло и минуты, как он опять сидел у стены и мрачно размышлял, из чего это сейчас делают подошвы зимних ботинок.

Тем временем девушка знаком велела качкам прекратить избиение:

— Хорош ныть, ты же знаешь, у наших отношений не было будущего…

— Лживая сучка, да ты же только что в машине отса…

Он не успел докончить.

«Бля, бабские тапки делают из того же, из чего шузы этих придурков?» — Седой скорчился и харкнул кровью.

— Экая свинья. — Седой посмотрел на него, не скрывая отвращения.

Сивый невнятно произнес:

— Ты, кретин… Это же…

— Тссс… — седой предостерегающе поднял вверх палец, — ничего больше не говори. Если не спрашивают, молчи, так подольше протянешь. А захочешь что-то сказать, подними палец, о’кей? Мы задумали этот номер уже давно, так как узнали — ну, скажем, из надежных источников, — что колумбийский картель в ближайшее время провезет в Польшу крупную партию хитро спрятанного кокаина, и мы хотели так ее перехватить, чтобы не только не остаться внакладе, но и чтоб никто не перебежал нам дорогу. Вначале мы поставили на то, что Старика предашь ты. Он, конечно, тебе вроде как дядя, но все-таки седьмая вода на киселе, к тому же, скажем прямо, — ужасный тупица и сукин сын. Не ценит он своих людей, ой, не ценит. К слову сказать, рано или поздно он наверняка об этом пожалеет: в конце концов они его подставят… Но это уже не наша проблема… Короче, Аська решила попробовать. Познакомилась с тобой, согласилась на свидание, одно, второе, но в итоге сказала, что с тобой у нас ничего не выйдет и что единственный способ — это раскрутить Стефана. Он не только намного менее лоялен, чем ты, но — следует признать — гораздо тебя глупее. И Ася оказалась права: Стефан попал, как кур в ощип. Не подумал хорошенько, ой, не подумал. А мы его сейчас бац по башке — и совершенно безнаказанно, никто нас не заподозрит…

Сивый засмеялся у стены.

— Можете засунуть эти ваши планы себе в жопу…

Качки уже было подскочили, но Сивый демонстративно поднял руку вверх, как школьник на уроке, а седой, которого это явно позабавило, жестом остановил своих людей.

— Интересно… И что же ты скажешь?

— Дело в том, что эти ваши люди… они… менты…

Воцарилась тишина. Трое мужчин и девушка молча переглянулись, а затем… дружно расхохотались.

— О, Боже… Да, конечно, менты. Только что с того? — У седого от смеха даже слезы выступили на глазах. — Хочешь хорошо жить — умей вертеться. Это и менты понимают. А если серьёзно: коли уж ты не читаешь книг, то хотя бы внимательно смотри американские боевики. Сойдут и третьеразрядные. Да. Они полицейские. Но — плохие полицейские. Продажные и плохие. Очень плохие. Дочурка, — седой повернулся к дочери, — пистолет пана Чажастого у тебя, как мы договорились?

Девушка молча открыла сумочку. Седой вынул из кармана своего безупречного костюма от Хьюго Босса белый платочек и осторожно, через платок, достал пистолет.

— Итак, это оружие пана Старевича по кличке Старик, не так ли? И на нем есть отпечатки одного из его ребят, некоего везунчика, пана Чажастого, по кличке Сивый, верно? Предупреждаю — сейчас будет трудное слово: это, конечно, риторические вопросы, молодой человек…

Сивый, честно говоря, был не совсем уверен, что хочет сказать седой, но с самого начала понял, в каком направлении развиваются события этого наипростейшего из налетов на хату, о каких он только слыхал. И потихоньку расслабился, а заметив, что водку стали глушить двое качков-ментов («о, стихами уже заговорил, бля…»), начал перемещаться в сторону веранды.

А седой, видать, был человек образованный: высказался и теперь уже не нуждался ни в чьих комментариях. Он спокойно подошел к связанному Стефану, спокойно прицелился в него из пистолета, который продолжал держать через платок, и не моргнув глазом, с расстояния каких-нибудь шестидесяти сантиметров выстрелил парню прямо в грудную клетку. Голова Стефана беззвучно упала на грудь, на которой появилось красное пятнышко крови, а седой невозмутимо отвернулся от трупа, давая понять, что не желает даже видеть вопросительного знака, в последний момент появившегося в глазах Стефана.

А потом, резко повернувшись, выстрелил второй раз — прямо в руку стоящего неподалеку качка. Тот, удивленный и взбешенный, закричал от боли.

— Ну да, извини, об этом мы не успели договориться, но ранение настолько легкое, что я предпочел тебя заранее не волновать. Зато алиби у нас будет в высшей степени правдоподобное.

Сивый смотрел на все это с ужасом, а седой наклонился над Стефаном, вынул из кармана трупа кошелек, небрежно открыл его и вложил внутрь какую-то мятую бумажку.

— Засекреченный номер оперативного телефона. На случай, если кто-нибудь усомнится, действительно ли он работал на нас. Ты еще не понял, Сивый? Ты был свидетелем контрольной покупки — операции, проводимой под личным контролем прокурора Гольдвассера, известного своим беспощадным отношением к коррупции, кумовству и ко всяким криминальным делишкам. Ха! Хорошо сказано! А смотри-ка, у тебя ведь было предчувствие: Стефан всегда тебе казался паскудой… Знаешь, вскоре СМИ начнут кричать, что он работал на Центральное следственное управление и уже много недель был обычной подсадной уткой в банде Старика. Впрочем, в определенном смысле это будет правда: ведь, когда я его завербовал, приходилось ему платить, а на все это нам требовалась документация. Таким образом, он зарегистрирован как активный оперативный информатор, которому нужно было периодически отстегивать по несколько, даже несколько десятков, сотен. Мне жаль, но мы вынуждены будем сообщить, что попытки перевоспитывать молодых людей — теперь я это сформулирую на вашем языке, чтоб тебе было понятнее, — ломаного хуя не стоят. А знаешь, почему? Потому что ты, отпетый бандит и правая рука известного гангстера, не только вместе со Стефаном решил кинуть своего шефа, но и, когда сориентировался, что этот подающий надежды юноша хочет перекинуться на сторону сил добра и света, из мести его прикончил, а также выстрелил в сотрудника органов при исполнении, да-а… ты, конечно, влип… но куда было деваться… в этой трудной ситуации…

В этот момент вставил слово второй качок, которому не было нужды зализывать раненую руку:

— А мы уже давно сели к тебе на хвост. И стоит добавить, ты последние несколько месяцев жаловался в городе на своего шефа: мол, он — скупердяй, не заботится о своих людях, и не мешало бы ему за это вставить…

— Хмм, а может, в сообщениях СМИ еще будет информация о том, что полиция сожалеет, что не получилось уберечь юного Стефана? Но что поделаешь, подпольный мир жесток и непредсказуем… — добавил седой.

— Только что вы с этого поимеете? Деньги наверняка казенные, и вы должны их вернуть, наркотики тоже не могут просто так исчезнуть, тем более что о них знает Старик, который не спустит даже прокурору Гольдвассеру… — проявив необычайную, если учесть его состояние, догадливость, заметил Сивый.

— А у парня башка работает! — воскликнул с воодушевлением седой. — Может, я бы даже полюбил тебя, Сивый. Знаешь, я всегда повторяю, что сперва нужно научиться есть чайной ложкой. Конечно, налогоплательщик получит свои доллары, которые мы взяли взаймы на время операции. Более того, прокуратура получит розы, которые послужили совершению преступления. Только почему-то окажется, что кто-то нехороший, какой-то грязный латиноамериканец, захотел обмануть Старевича, и не все розы были напичканы кокой. Точнее, только половина. Вторая же половина… да вот она, ты и сам видишь. — Он указал рукой на корзину, куда до этого один из качков положил цветы. — Ну а Старик должен радоваться, что у него не будет особо серьезных проблем из-за того, что его человек из его оружия подстрелил невинного сотрудника органов и убил гражданина, который хотел сотрудничать с правосудием. Я понимаю, тебе больно это слышать, но не принимай близко к сердцу. А Стефана, хоть он придурок, дерьмо и предатель, похоронят по всем правилам, красиво.

Второй качок, видимо, тоже хотел блеснуть диалогами из фильмов:

— А у тебя таких похорон не будет, ибо, когда ты, исключительно по воле случая, догадался, что это контрольная полицейская закупка и ловушка, то украл деньги, застрелил Стефана и ранил полицейского. Так что я или мой коллега, ну, скорее, я, а не коллега, поскольку у него ручка болит, в общем, допустим, так: я, именно я был вынужден тебя застрелить… Сам понимаешь, обстоятельства выше нас: охрана жизни и здоровья должностного лица при исполнении служебных обязанностей…

И с этими словами качок вытащил пистолет и направил его на Сивого.

* * *

Седой молча подошел к бару, налил всем по стакану виски, а когда все выпили, произнес:

— Не смотри на это, доченька, а то еще кошмары будут сниться.

— И правда, зрелище не из приятных, — сказала Аська безразлично и послушно отвернулась.

Один из качков, тот, который имел большую слабость к диалогам из кинофильмов, тоже проявил заботу:

— Может, закуришь, если тебе не по себе? А может, стаканчик виски?

— Дяденька, ты же знаешь, что я такого не употребляю. А то потом прыщи пойдут по коже.

— Ты моя умница. — Седой погладил дочку по голове. — Приберите тут. Уфф, какая же это грязная работа, согласитесь.

— Охуительно. Но как же иначе — прополка сорняков никогда не была приятным занятием. Ну что, Аська, все еще хочешь быть полицейским? — спросил раненный в руку мент.

— Конечно. Таким, как дядя и папа. Мне нравится.

— И хотела бы работать в уголовке? Э-э-э, это не для девочек…

— Нет, зачем же в уголовке? Я бы хотела работать в полицейских профсоюзах. Сам понимаешь, дядя: права человека и гражданина и прочее в этом духе… — Она не закончила и повернулась к отцу: — Па, у меня тут есть одна идея. Я не говорила раньше, все как-то не было случая, но, сдается мне, что на пистолете пана Старевича нет отпечатков пальцев Сивого.

— Дочурка, ты что — бредишь?

— Там только отпечатки пальцев пана Старевича. Я настаивала, чтобы Сивый не касался пистолета, и, кажется, он меня послушал. А такой вот Старевич… Это было бы круче: зачем впутывать его человека, если можно все свалить на него самого? Он ворвался к нам в дом, стрелял… Это вполне объяснимо. А нам, может, удастся впредь более серьезно и обстоятельно заняться этими эквадорскими розами. Да, пап, купи мне еще плазменное DVD на Рождество, хорошо?

— Ты мое сокровище! Знаете, она — лучшая ученица в школе, правда… А не хочешь вместо этого какое-нибудь симпатичное платьице?

— Папа, ты же знаешь, что я обожаю всякие электронные штучки.

Седой потянулся к телефону. Но внезапно, будто что-то его кольнуло, положил трубку и строго посмотрел на дочку:

— А о чем это он начал говорить? Что вроде бы ты с ним в машине… Эй, девочка моя! За эти две недели… у тебя же ничего с этим парнем не было, ну… понимаешь, о чем я…

— Папуля, ну что ты, — она посмотрела на седого своими голубыми, словно нарисованными акварелью, глазами, — мне же еще только шестнадцать лет.

— Ну да, я иногда забываю, что ты еще такая юная. Прости меня, пожалуйста. Хотя окрутила ты его, ого-го… Взрослым женщинам и то редко удается так мастерски подвести своего избранника к алтарю, как ты заманила его прямо в ловушку.

— Пап, — Аська мило улыбнулась, — я даже целовалась с ним без языка.

Перевод П. Козеренко


Петр Братковский Смэш на Майорке

— Да у тебя, сыночек, крыша съехала. Чемодан одного не слишком большого человека не может столько весить! Ты еще, черт возьми, прихвати с собой кислородный баллон, акваланг и доску для серфинга.

— Я почти ничего не беру.

— Ну конечно. В таком случае сейчас я буду это «ничего» выгружать, а ты решай, какие книжки оставить. Чтобы упростить задачу, сразу предупреждаю, что в сумме должно получиться не больше тысячи четырехсот страниц и никаких твердых переплетов.

— Ну вынь плавки и полотенце. И четыре рубашки. Или вообще все. Кроме ноутбука мне ничего не нужно. — Он собрался было надуться, но вместо этого жалобным голосом обиженного четырехлетнего ребенка заныл: — А говорила, что в отпуске мы сможем заниматься тем, что нам нравится…

— Вот именно — тем, что нам нравится, а не тем, что любит Макс. А ты уложил десять романов, но я все их уже читала. А двадцать мы не возьмем. Из чего следует, что мне нечего будет читать, а ты носу не высунешь из комнаты, просидев пол-отпуска с этим своим Уилсоном.

— Пожалуйте в газовую камеру…

— Что ты там еще бурчишь?

— Да ничего, я так, о своем, антисемитском.

— Я тебя однажды придушу.

— Не вижу смысла. Ни у кого не возникнет и тени сомнения, что это ты в конце концов не выдержала. Давай уж лучше полетим на Тенерифе или там на Майорку, и ты столкнешь меня с какой-нибудь скалы. Известно, что такой чересчур возбудимый человек куда угодно влезет, не подумав, как станет выбираться. Ты сама говорила, что вроде у меня есть бумаги с диагнозом СДВГ[3], ну, во всяком случае, будут, если понадобится. Верно?

— Shut up[4], мерзкий мальчишка. Иди лучше в душ, а то будешь вонять возле меня все пять часов. Боже, как я выдержу без сигарет! Да еще с этой неумолкающей шарманкой!

Ночью меня мучили кошмары. Рейс в них задерживали, в аэропорту ликвидировали последнее место для курения, меня не пустили с теннисными ракетками в самолет, зато, несмотря на трехкратную проверку, в сумочке так и не обнаружили двух перочинных ножей, и вдобавок срок действия паспорта истекал к утру. А мальчишка не закрывал рта ни на секунду. В кого он только такой, я не могла вырастить это чудовище.

Да и его ненаглядный папаша, честно говоря, тоже не мог. Хотя он научил Макса всяким глупостям: именно благодаря ему двенадцатилетний мальчишка, вместо того чтобы, как все нормальные дети, читать «Гарри Поттера» или гонять в футбол, упивается историями о серийных убийцах и выслеживающих их, потрепанных жизнью, угрюмых и вечно накачивающихся виски сыщиков. Но они хотя бы накачиваются молча. Пиксель — как за глаза называли моего мужа родственники за его особое пристрастие ко всяким электронным штучкам — никого не мог научить болтать без умолку, потому что разговоры с людьми считал занятием ненужным и лишенным смысла.

Я догадывалась, что именно из-за нежелания общаться с незнакомцами он в последнюю минуту, подумав, отказался ехать с нами активно бездельничать на Майорке. Сослался на то, что теперь-то ему уж точно нужно отправить в издательство новый роман. Правда, он говорил это раз пять за последние два года, с тех пор как решил, что больше заработает на мужских детективах а-ля Чендлер, чем на никому не нужных эссе. Но с романом дело шло не ахти как. Может, потому, что он пытался сосредоточиться, часами играя в «Змейку» на мобильнике, а когда наконец садился за компьютер, то, чтобы лучше работалось, начинал с игры «В гостях у кролика», популярной среди пятилетних детей. Я была уверена, что по возвращении с Майорки вместо чендлеровской фразы он встретит нас сообщением о новом рекорде в «Кролике», поскольку, как любит повторять Пиксель, тренировки совершенствуют мастерство.

Бог с ним, хотя помочь мне в сборах он мог бы. Однако, вместо того чтобы предложить помощь, он заявил, что слишком взволнован нашим отъездом и идет спать, дабы не устраивать панику. И теперь, нисколечко не паникуя, спал себе, судя по всему не имея в виду отвозить нас в аэропорт («Долгие проводы, слезы без повода», — любит повторять он в таких ситуациях). А я никак не могла отойти от ночных кошмаров. Ни предвкушения отпуска, ни восторга от предчувствия приключений. Какие еще приключения? Только покой. Лежать на пляже, купаться, вечером играть в теннис с сыном — и все. Никаких мыслей, никаких впечатлений. И даже мой чересчур возбудимый сынок не помешает осуществить эти грандиозные планы.

О чудо, пока он и не собирался этого делать.

— Пора вставать, Бука.

— Да, мамочка, я уже проснулся. Тебе чем-нибудь помочь? Ты так устала во время сборов. Наверное, у тебя совсем нет сил… — тарахтел он без умолку.

— Что с тобой, детка, ты не заболел?

— …и вчерашнее пиво сделало свое дело.

— А, ну все в порядке. Заткнись. Я буду пить пиво, потому что мне это нравится. А вчера я выпила только два.

— Два… две трехлитровые бутылки?

— Сыночек, давай договоримся: ты обращаешься со мной как с любимой мамочкой, а не как с требующей постоянных нравоучений дебилкой, а я постараюсь тебя не укокошить. Идет?

* * *

Срок действия паспорта не истек, но вылет действительно задержали на час. Кафешка, где еще неделю назад можно было посмалить, оказалась подозрительно пустой. Понятно — антикурительная кампания добралась и сюда. В самолет с ракетками нас не пустили. Я чудом успела сдать их в багаж. Перочинных ножей в моей сумочке не нашлось. Почти. Только маленький фирменный брелок, забытый на дне рюкзака. Но рентген его обнаружил. А алюминиевый ноутбук светился, как большая плоская лампа. Пришлось на глазах изумленной публики перерыть рюкзак. Сын, криво ухмыляясь, стоял рядом. С шестисотстраничным Робертом Уилсоном в руках. Снова из-за меня он не смог вовремя вернуться к чтению. Курить, черт, как хочется курить.

Взлет, сон, посадка.

* * *

— Местное время тринадцать часов тридцать пять минут. Приветствуем вас в аэропорту Пальма-де-Майорка. Температура воздуха тридцать пять градусов. Благодарим вас за то, что выбрали нашу авиакомпанию, и желаем приятного отдыха.

Багаж благополучно выдержал перелет. Даже ракетки не сломались. Но мысленно я была еще в Варшаве. Мне казалось, что среди отдыхающих, высыпавших на раскаленное летное поле, я непременно увижу знакомых. И далеко не тех, с которыми мне хотелось бы провести отпуск. Двух бестолковых куриц из руководства нашей фирмы. Бывшего министра социальных дел. Известного футболиста. И одного телепродюсера: придурка, специализирующегося на низкопробных реалити-шоу.

— Пойдем. Надень кепку. На чем ты остановился?

— Комиссар Фалкон как раз обнаружил на кладбище труп той проститутки.

— А мемуары отца он уже нашел?

— Нет, а что в них?

— Страшные вещи, о которых ни ты, ни Фалкон даже не догадываетесь.

* * *

Отель был небольшой — около восьмидесяти комнат. Несколько соотечественников. Веселый толстяк уже в микроавтобусе, по дороге из аэропорта, пытался угостить новых знакомых виски «Баллантайн», рассказывая о себе, что он — «душа-человек». Теперь администратор спрашивала его, говорит ли он по-немецки или по-английски. «Ja, deutsch!» — бодро ответствовал он, а когда госпожа Маргерита изложила ему на языке братьев наших западных, как пользоваться магнитным ключом, медленно и очень четко спросил по-польски: «Зачем нужна эта карточка?» Я собралась было перевести ему, но прикусила язык, увидев насмешливую ухмылку Макса, наблюдавшего эту сцену с лестницы.

В пакете, полученном от турфирмы, оказались какие-то непонятные гаджеты. Бука сказал, что это биперы «для бестолковых полячишек, чтобы их было легко найти, если они потеряются в чужой стране». Мы засунули устройства на дно чемодана; правда, такая забота о клиентах меня приятно удивила. Интересно, во сколько мне обошлось это дерьмо — в том, что подарок оплачен из моего кошелька, я не сомневалась.

Мы поднялись в номер. О том, чтобы осмотреть окрестности, и речи не шло, потому что сын как раз добрался до мемуаров отца Фалкона, тех самых, в которых содержалась разгадка таинственных убийств с предшествующим отрезанием век будущим жертвам. Вытаращив глаза, он признался, что чувствует, будто в этой тихой гостиничке тоже произойдет «нечто ужасное».

— Это из другой оперы, сынок. В таких местах убивали у Агаты Кристи, а она уже не в моде. Самое страшное преступление, которое может произойти здесь, — нам не подадут вовремя ужин, что, разумеется, приведет к нашей неминуемой гибели. Других ужасов не предвидится. У меня есть неделя, чтобы отдохнуть, и я намерена на всю катушку ее использовать. И никакие трупы и прочая ерунда мне не помешают.

* * *

В бильярдной собралась наша польская группа. Семья с ребенком (толстый душа-человек был его отцом), семья с бабушкой, две молодые пары и мы.

— Я бы хотела поздравить молодоженов. Желаю приятно провести время в ваш… — госпожа Иза, гид, заглянула в записи, — ваш медовый месяц! — закончила она.

Молодые — она блондинка, он брюнет — подняли головы и посмотрели друг на друга, немного смутившись. Я взглянула на сына.

— Они вообще знакомы? — прошептал тот с недоумением. И правда. Единственное, что их объединяло — странные плоские устройства, прикрепленные к футболкам. Точно такие, какие мы получили от турфирмы. Эти двое сидели за нашим столиком во время ужина. Они не произнесли ни слова. На все попытки завязать разговор либо поддакивали, либо качали головами. Мы сдались, поскольку сами не слишком общительны. Но за завтраком опять начали наступление.

— Поздравляем. Когда вы поженились?

— Спасибо. Неделю назад, — тихим голосом ответила счастливая новобрачная.

— И у вас была свадьба со священником, фатой, настоящая свадьба с оркестром и толпой гостей?

Оба меланхолично кивнули, уставясь в свои тарелки. Девушке удалось выковырять устрицу из раковины.

— Много было гостей?

Опять кивнули.

Мне расхотелось продолжать бесплодные попытки. Нас посадили вместе, и хотя плевать мне на их свадьбу, их гостей, но я не умею сидеть за столом молча. Мальчишка начал на удивление быстро есть. Проглатывал шоколадные хлопья и улепетывал в комнату.

* * *

Мы не одни такие. У Каи, парнишки со светлыми дредами, и его красноволосой подружки Вероники аналогичные проблемы. С той только разницей, что они пытаются вести светскую беседу на своем сленге с пожилой парой. С тем же результатом. Видимо, дело не в языке. Обременение этикетом. Похоже, страхи Пикселя были не безосновательны. Хотя, если бы он был здесь, к нам не подсадили бы никаких идиотских новобрачных.

К счастью, неподалеку, в отеле «Сан Бич», мы обнаружили корт. Администратор — вежливый испанец, слегка за пятьдесят. Среднего роста, седоватый, вежливая улыбка.

«Да. Когда ты хочешь играть? Других желающих нет. Слишком жарко. Хорошо, можно в восемь. Откуда ты приехала? — Он не смог опознать мой чудовищный славянский акцент в английском. — Хм, я говорю на шести языках, но по-польски пока нет. Ну, до вечера».

Спросил номер моей комнаты. За каким чертом ему это нужно?

Быстрый ужин и час мучений на теннисном корте. У мальчишки неплохо получается. Когда-то я бегала по пять километров без колик и потери сознания. Сейчас же с ног валюсь после десятиминутной тренировки с сыном. Когда отдавала ключ, администратор Кристиан вежливо заметил: «У тебя неплохо получается, — и добавил: — Для начинающей».

Интересно, откуда он знает? Ведь от его стойки не видно корта.

На обратном пути я свернула к бассейну. На краю сидела Вероника с какой-то подружкой. Они болтали ногами в воде. Приятельница Вероники, несмотря на тридцатиградусную жару, была в черных чулках и обтягивающей юбке из черного кружева. Мне стало интересно, покрасят ли чулки ей ноги. Девушки оживленно обсуждали свои улётные каникулы с завтраком, ужином, уборкой комнаты два раза в день. «Как там с твоим увлечением леваками?» — «Так же, как с твоей затеей создать артистическую коммуну на чердаке в Восточном Берлине», — отрезала незнакомка. Они сделали по глотку — каждая из своей бутылки. Обе бутылки были уже почти пусты. Я остановилась возле бара. Прекрасно их понимаю. Сама уже выбросила из багажника свои старые «мартенсы».

— Bona sera, signorina[5], — сказали мне в ухо. Я вздрогнула. Голос, как в детективных романах, которые читает Макс. И зачем испанец (испанец ли?) вдруг заговорил на ломаном итальянском?

— Buenas tardes, senor[6], — ответила я. Что здесь делает Кристиан? Он стоял почти вплотную ко мне и усмехался. Терпеть не могу, когда кто-то бесшумно подходит сзади. Тогда мое перекормленное психологическими триллерами воображение шепчет: «Ты — труп». Я убежала наверх, но ведь он знал номер нашей комнаты. Что он, черт возьми, здесь делает? Он должен работать, ублажать толстых немцев и долговязых британцев в своем отеле. Выдавать ключи от сейфов, вызывать такси.

* * *

Было душно. Вдали слышались раскаты грома. Ветер убаюкал Буку. И меня в конце концов тоже, уже в пятом часу. Я спала как обычно — с остатками дня под веками, с недремлющим воображением. Незадолго до восхода солнца я решила поплавать, пока не набежала шумная толпа. С балкона посмотрела вниз. Вода в бассейне была не такой голубой, как вчера. Я надела очки и попыталась закричать. Не смогла.

— Мама, проснись. Ты опять стонешь во сне.

— Сынок, она была там. Та девушка в черных чулках. Была. Распятая, как Иисус, только на лесенке. И кровь. Всюду кровь. Боже, что за кошмар. Неужели я не заслужила хотя бы спокойных снов? — стонала я.

Бука, еще сонный, потягивался у перил, ограждавших наш балкон.

— Ну, блин! — выкрикнул он.

— Черт возьми, не смей ругаться! — возмутилась я, уже окончательно проснувшись и приготовившись заняться воспитанием сына.

— Погоди, мама, пожалуйста, подойди сюда, — твердил он тихо.

* * *

Побледнев, он смотрел вниз. Я подумала, что его сейчас вырвет. А девушка из моего сна на самом деле была там. Распятая на лесенке бассейна. Привязанная веревками. Голова свешивалась над розовой гладью воды. Черные чулки в нескольких местах были разодраны, веревка почти отрезала одну ступню.

Бука повернулся ко мне.

— Это же понарошку. Да, мама? Этого не может быть… Так бывает только в наших детективах. Это все неправда? — спрашивал он со странным спокойствием.

Мы одного роста, но он еще такой кроха. Такой маленький мальчик не должен видеть подобных вещей. Ему ведь всего двенадцать. В пижамах, босиком, мы помчались вниз. Не подумав о ключе. Дверь за нами захлопнулась. В администрации никого не было. Я стала кричать, путая языки.

— Is nobody hier?! Murder![7] — Я дергала запертую стеклянную дверь, ведущую к бассейну.

Она в самом деле там была: в обрамлении дверной рамы напоминала героиню какой-нибудь кошмарной картины (Босха, Иисус, распятый на арфе?). Солнце сверкало на ее мокрых черных волосах.

— Hola! Que pasa?[8] — по коридору, профессионально улыбаясь, шла заспанная Маргерита, администратор.

— В чем дело? Там девушка мертвая, а эта идиотка спрашивает, в чем дело! Carabinieros![9] Kriminal polizei![10] — кричала я все тише.

Макс стоял перед стеклом, как загипнотизированный.

— Похоже на ужасную картину, чудовищную инсталляцию. Он хотел, чтобы мы именно отсюда увидели. Мы испортили его задумку, посмотрев сначала с балкона, — говорил он спокойно.

— Боже мой, сынок, все произошло на самом деле, это не твой проклятый детектив. Мы находимся в этом кошмаре, он нам не снится. Хотя я уже видела все это раньше, потому и кричала во сне, — тараторила я.

* * *

Маргерита единственная не потеряла самообладания. Дверь не открыла. Вызвала полицию. Обычные мусора, ничем не отличающиеся от своих привисленских собратьев. Женщину из патруля вырвало на кафель, и она начала всхлипывать. Ее коллега впал в ступор. Так продолжалось добрых минут пять — чтобы они нашли в себе силы вызвать подкрепление, потребовалось несколько грубых ругательств Маргериты. Неумолимо приближалось время завтрака. Вот-вот проголодавшиеся постояльцы выйдут из своих номеров, и о поисках улик можно будет забыть.

— Маргерита, разбуди официанта и бармена. Пусть охраняют два других входа в бассейн. Окна от любопытных глаз мы, к сожалению, закрыть не можем. — Бука неожиданно взял инициативу в свои руки.

Я посмотрела на него с удивлением.

— Малыш, иди в комнату, пожалуйста. Тебе не стоит здесь находиться, — простонала.

— Ему не нужна эта девушка. Не в ней дело, это подстава, мама, — деловито сказал Макс.

— Боже, как ты не понимаешь, тут произошла трагедия, это тебе не очередная глава из Уилсона. Марш в номер и запри дверь. Я скоро приду, — повторила я, подталкивая мальчишку к лестнице.

На площадке появился Каи. Вид у него был помятый.

— Эй, вы не видели Веронику? Fuck, слишком много вина, «Швепса», рома и слишком мало сна, — стонал он.

— Ее нет в комнате? Вы поссорились? В последний раз я видела ее у бассейна примерно в двадцать два часа. Она неплохо проводила время, — сообщила я.

— Даже слишком неплохо. Всегда так, стоит им с Хайди встретиться. Этот ее идеологический бред сивой кобылы, эта ее майоркская революция: проводит здесь восемь месяцев в году. Бунтует против социального неравенства, сидючи на вилле своего папочки. А мы должны вкалывать в берлинском баре, чтобы заработать на учебу и на недельную поездку сюда. И где же равенство? — Каи точно прорвало. — Куда их черти понесли? Не люблю я, когда она так исчезает.

Только теперь он посмотрел в сторону бассейна. Замер.

— О нет, Хайди, не дури. Все, ты меня уже напугала, хватит прикалываться. Вероника! Это не смешно! Немедленно иди сюда. Что происходит? Почему она там висит? Вероника!

— Заткнись. Ее здесь нет, зато есть ее подружка. И сейчас еще будет настоящая полиция, потому что этих двух лохов мы с трудом привели в чувство, — заявил Макс, и не подумавший вернуться в номер.

* * *

В отеле появился испанский инспектор с такой родной фамилией Кравец, Хорхе Кравец. Маргерита жестом указала ему на вход в бассейн.

— Теперь начнутся скучнейшие допросы, сбор улик. А ведь не имеет никакого значения, взял преступник веревку от спасательного круга или украл ее в порту. Это лишь орудие. Не в нем дело, и даже не в девушке. Важно место преступления. Я еще не совсем понимаю, что именно происходит, но точно знаю: главное тут — место. Лучше займитесь наконец поисками Вероники. Прости, Каи, но, скорее всего, ты уже не увидишь ее живой. Я бы стал искать ее тело там, где сухо и жарко. Может, на открытом пространстве. Вероятно, преступник использовал какой-то банальный шифр. Что-то связанное с природной стихией. — Мальчишка увлекался все больше.

Каи смотрел на него со страхом, не в силах понять: этот ребенок, уверенно говорящий на корявом немецком, так страшно шутит, или же он — настоящее чудовище. Когда Каи снова взглянул сквозь стекло, двое полицейских отвязывали Хайди от лестницы. Следов поблизости не было. По крайней мере, тех, что можно увидеть невооруженным глазом. Ночная буря тщательно прибралась вокруг.

* * *

Инспектор Кравец внимательно выслушал мои показания: до четырех утра возле бассейна ничего не происходило, иначе я бы услышала. Да, это я обнаружила тело. Точнее — мой сын. Нет, меня не разбудил шум. Разве что собственный сдавленный крик. Знаю, в это трудно поверить, но мне снилось, будто я нашла в бассейне труп. Да, тот самый. Случалось со мной такое прежде? Что именно — находила ли я трупы? Да, тысячу раз, но только во сне. Откуда мне знать, почему мой сын смотрит на все это с таким спокойствием? Сама не перестаю удивляться. Вы рехнулись? С какими еще преступлениями он мог иметь дело раньше? Я похожа на серийного убийцу, который путешествует с маленьким мальчиком и по дороге перерезает глотки своим жертвам? Разумеется, он много читает. Да, детективные романы, для взрослых. А что ему читать? «Bravo Girl»? «Popcorn»? Со сказками Андерсена он разделался в двухлетнем возрасте, выходит, период страшилок проскочил довольно рано, верно? Теперь начался период детективов и психологических триллеров. Да, я могла бы ему запретить. И вы тоже. Запретить ему может каждый, но это не означает, что он послушается. Я уже давно сдалась. Он сам занимается своим образованием. Иногда получается лучше, иногда хуже, но в целом неплохо для двенадцатилетнего мальчика. Он — исключительно умный ребенок. Иногда мне даже кажется, что это он меня воспитывает. Конечно, вас это не касается. Я только объясняю, почему вам не следует пренебрегать его показаниями.

* * *

— Мама, я забыл раньше спросить: что здесь делал тот тип из «Сан Бич»?

— Понятия не имею. Я слегка испугалась. Ты же знаешь, не в моих привычках завязывать знакомства на отдыхе. Странный он. В нем есть что-то такое… такое…

— Подозрительное? Это мог быть он. Психопат. Сумасшедший администратор, выбирающий жертв из списка желающих поиграть в теннис. Всем, кто играет ниже среднего, перерезает горло скальпелем, — проворчал Бука.

— В таком случае, твоей маме пора попрощаться с жизнью. Ты к этому клонишь? Надо было учить меня играть в теннис, а не разбивать в пух и прах, дрянной мальчишка. Все это не смешно. Я напишу отцу, что мы возвращаемся. Один реальный труп и еще один предполагаемый для двух суток отпуска — перебор.

— Не выйдет: следующий самолет будет только в воскресенье. Напиши ему обычную эсэмэску: солнце печет, Бука — сама воспитанность, чмоки. Зачем его волновать? У него ведь полно работы. Ты же знаешь, что он предпочел бы поехать с нами, а не торчать в пыльной Варшаве и играть в «кроликов».

— Сходи в магазин за водой. Хорошо, возьми колу и донатсы.

Я быстро включила Интернет. Мне вовсе не хотелось мешать сочинению мужских детективов, но ведь мы сами оказались в гуще криминальных событий, и я считала, что муж должен об этом знать, пусть даже наша история стилистически не сочетается с его романом. Кроме того, я боялась, что денег на обратные билеты не хватит. Поменять свои без доплаты, скорее всего, не удастся. Опять такое чувство, что здесь кто-то есть. Похоже, я начинаю сходить с ума. Повсюду мне мерещатся чьи-то взгляды. Злые глаза, следящие за каждым моим движением. Я закрылась в ванной. С ноутбуком на коленях.

* * *

Письмо от Пикселя уже пришло. Я читала его, как зашифрованное послание с другой планеты, и не только потому, что в Варшаве было пятнадцать градусов и лил дождь. Половина откровений моего мужа сводилась к уже почти, почти решенным проблемам с недостаточно эффектной первой фразой романа. Хм… Человек, читавший Камю, должен бы знать, что всерьез гнать такую пургу — пошло. Вторая половина письма состояла из злопыхательств на тему «потребительского рая для среднего класса», в который попали мы с Максом. И еще какой-то ироничный вздор о новом телешоу, снимающемся на одном из этих теплых островов. Якобы сюда привозят пары «мужчина — женщина» и велят им делать странные вещи, и всё это снимают. На рекламу этого идиотического шоу тратят огромные деньги, потому что от его успеха зависит судьба какого-то канала.

Блин, мне-то что до этого?! Хорош рай — с бассейном, полным кровищи. Еще один долбаный революционер нашелся. Гонял бы лучше своих кроликов.

Если у меня и было желание скрыть, что тут у нас происходит, то теперь оно улетучилось. Разумеется, он станет волноваться, но ведь и мое состояние спокойным не назовешь. Я с остервенением стучала по клавишам и, едва успела нажать «Send», как раздался стук в дверь.

— Мама, какие мы все-таки идиоты. До вечера отсюда, естественно, никого не выпустят. Внизу полный бардак: на вертолете прилетели двое из Барселоны. Спецы по перерезанным глоткам. Но Веронику пока не нашли. Как думаешь, крышу уже проверили? Там есть такие устройства для нагревания воды, верно? Что ты делаешь в сортире с ноутбуком? Я же сказал, чтобы ты ему ничего не писала. Все о’кей. Ситуация под контролем. Завтра все закончится, и мы выбросим из головы эти трупы. Вот увидишь. Только как я выдержу без колы? Даже бар не открывают.

— Да я и залогиниться не успела, — соврала я. — Само собой, я не стану его тревожить.

— Там что-то происходит. Они приковали Каи наручниками к бильярдному столу. Спустись и попробуй что-нибудь разузнать. Ведь он не виновен. Скажи им об этом. Самое большее, на что он способен — по пьянке столкнуть ее в бассейн, но распять… Нет. Это точно не Каи. А, и спроси, посмотрели ли они записи, сделанные камерами наблюдения.

— Позволь им поработать. Может, они и не семи пядей во лбу, но ведь ты о них ничего не знаешь. Дай им шанс. Я сейчас вернусь. Никому не открывай.

* * *

На каждом этаже сновали полицейские. Они заталкивали возмущенных постояльцев обратно в комнаты. Ничего не объясняли. Просто закрывали двери. Я проскользнула на боковую лестницу, ведущую прямо к площадке над бассейном. На ступеньках сидели молодожены и о чем-то шептались. У нее были красные глаза. Подходящее время для выяснения отношений, ничего не скажешь. Ребята смотрели на лесенку, от которой час назад отвязали Хайди. Теперь она лежала там в черном мешке.

Я спросила, известно ли им, что случилось. Кивок. Внимательно оглядев их взлохмаченные головы, я в очередной раз дала себе слово, что больше ни за что с ними не заговорю. Проклятая «Любовь с первого взгляда». Наверняка они выиграли эту неделю на Балеарских островах в подобном говенном телешоу.

Что там Макс говорил о камерах? Кажется, тут не ведется наблюдение. Но над моей головой в небольшом углублении в стене мигал красный огонек. Точно такой же я заметила над дверью мужского туалета. Неужели они были тут и раньше? Бука оказался наблюдательнее меня?

Полицейские принялись укладывать мешок на носилки, а Каи — заталкивать в фургон. Маргерита стояла возле бассейна. Силы ее иссякли. Она прислонилась к стене. От нее больше не требовалось быть энергичным и деловитым администратором. Она расплакалась.

— Знаешь, где была Вероника? На крыше, прикованная к…

— …системе нагревания воды? Да?

— Откуда ты знаешь? Ведь там не было никого, кроме полицейских. Боже, ее тело страшно изуродовано. Да еще на такой жаре! Она почти целиком сварилась. — Маргерита не успела добежать до туалета.

* * *

— Что вы здесь делаете? Пожалуйста, немедленно вернитесь в свой номер! — Инспектор Кравец меня по-настоящему напугал. Настолько, что я опрометью кинулась наверх.

В кранах не было горячей воды. А Бука еще раньше услышал крик соседей, доносившийся из ванной. Он деловито поинтересовался, возможно ли технически, чтобы из крана текла кровь Вероники. «Возможно?» — упорствовал мальчишка.

Я не отвечала. Этот ребенок меня поражал.

— Мамочка, пожалуйста, скажи им, что вскоре они обнаружат еще одну девушку. Закопанной в землю или повешенной на высоком столбе. Хотя нет, их будет две. Здесь есть старый маяк?

— Да, но добраться туда можно только на лодке, — ответила я. Спорить с ним было бессмысленно. Хотя на два новых трупа мне тоже соглашаться не хотелось. — Но почему он убивает? Извращенец? Псих? Надо сказать, не слишком изобретательный, раз даже двенадцатилетний мальчишка может подобрать ключ к его шифру, — пыталась пошутить я.

— Он не псих. Во всяком случае, не псих в привычном нам смысле. У него есть цель. И она заключается не в том, чтобы навести на всех ужас при помощи отрезанных пальцев; он не шьет себе нарядов из кожи своих жертв. Я вот что думаю. Он убивает девушек, чтобы скрыть только одно убийство. Как в «Убийствах по алфавиту» Агаты Кристи…

— Ты же говорил, что ее книжки наводят на тебя тоску. Ты не читал «Убийства по алфавиту».

— Но папа читал… — начал было Бука, однако тут же осекся и, что совсем удивительно, смутился.

— Ты ему звонил, обманщик! И что, по-твоему, он, не отходя от письменного стола в Варшаве, определит, кто убивает девушек на Майорке? Он ведь в жизни не видел вблизи ни одного трупа.

Они оба привели меня в бешенство. Я попыталась прошмыгнуть в ванную, спрятав компьютер под полотенце.

— Даже не думай, мама! — остановил меня Бука на полпути. Полотенце съехало с лаптопа. — Ты обещала, что не станешь ему доносить.

— Что значит — «доносить»? Он твой отец и должен, вместо того чтобы нести всякий бред, вытащить тебя отсюда. А заодно и меня. Вашу мать, я больше не выдержу!

— Даже четвертое убийство не даст тебе права выражаться. Сама меня этому учишь, — ядовито усмехнулся Макс.

— Как еще «четвертое»? Мне вполне достаточно двух. Забудь про свои детективы. Это настоящая жизнь, а точнее, настоящая смерть.

— Я бы, конечно, забыл. Но как раз, когда ты спускалась узнать о Веронике, я вышел на балкон. И там стоял он. Этот Кристиан из «Сан Бич».

— О, Боже! Это его рук дело, точно. Они ведь всегда возвращаются на место преступления, да?

Я помчалась вниз. По дороге едва не сбила с ног двоих полицейских. Мне нужно было немедленно увидеть Хорхе Кравеца. В конце концов, я свидетель, точнее, мать свидетеля, обнаружившего первую жертву, и должна с ним поговорить.

— Сеньора, вы что-то вспомнили?

— Этот человек из отеля «Сан Бич», Кристиан, администратор… Он появился тут перед тем, как были совершены убийства. А до этого спрашивал у меня номер комнаты. Я там играю в теннис с сыном. Резервировала корт, этот вопрос меня удивил. А еще больше удивило его появление здесь посреди ночи. Он странный. Улыбается так, будто знает гораздо больше всех, а его взгляд пронизывает насквозь, — начала перечислять я.

— Сеньора, вы психолог? — поинтересовался Кравец.

— Нет, журналист. Но у меня есть интуиция, которая до сих пор не подводила.

— О’кей. Мы проверим его. Как себя чувствует ваш сын? — спросил он вежливо.

— Сын? Отлично: для него это — задача, которую он уже почти решил. Кстати, он спрашивает, посмотрели ли вы записи, сделанные камерами наблюдения. Там может оказаться что-то важное. Кроме того, он утверждает, что будут еще два трупа. Один должен болтаться в воздухе, а второй — лежать в земле, но не целиком. На поверхности останется голова. А может быть, ноги? Впрочем, какая разница, что именно. Во всяком случае, вы их найдете без труда, а я все равно свихнусь гораздо раньше, — обреченно закончила я.

— Возможно, ваш сын тоже обладает интуицией. Но здесь нет ни одной камеры, — сухо произнес Кравец. — Эти красные лампочки — бутафория. Администратор сказала, что их установили для видимости, когда у постояльцев начали пропадать мобильные телефоны. Помогло, кстати.

* * *

От разъяснений Кравеца мне легче не стало. Оставалась последняя надежда — Пиксель. Я воспользовалась случаем и позвонила. Ни слову из моего письма он не поверил. Стал нести какую-то ахинею насчет испанского вина и добавил, что всякий раз, как только он начинает проникаться духом чендлеровских историй, встреваю я с развлекалочками от Иоанны Хмелевской.

Он веселился, говорил, что мне, должно быть, здесь совсем тоскливо, раз уж я начала выдумывать такой бред. А Максу он подбросил разгадку, поскольку понял, что речь, очевидно, идет о какой-то семейной интеллектуальной забаве.

— Дорогой мой, мы знакомы уже двадцать лет. Я когда-нибудь придумывала истории про убийства, чтобы немного развлечься? Все это отнюдь не идиотские шуточки. Мне нужны деньги. Положи мне на карточку Visa четыре тысячи, иначе я не смогу купить билеты. Нам действительно нужно отсюда сматываться. Я боюсь. За себя и за него. У этого ребенка нет чувств, только холодный ум. Сейчас он сидит в номере и разрабатывает следующие преступления. В конце концов, забери меня отсюда. И прекрати ржать. — Я бросила трубку.

Бука читал свой детектив. Он был непривычно взбудоражен. Заявил, что одна из новых жертв будет случайной. По его словам, я подходила под эту категорию и вдобавок вмешиваюсь в следствие и представляю угрозу для плана. А план, по мнению мальчишки, был до омерзения банальный — получить прибыль.

— Необязательно ему за это платят, но деньги тут играют роль. Основную.

Я решила, что мальчишка все-таки съехал с катушек. Впрочем, учитывая обстоятельства, меня это не сильно удивило. Ничего, завтра мы вернемся домой и займемся поисками хорошего психолога.

* * *

Ужинали в гробовой тишине. У меня кусок застревал в горле, поэтому я только выпила сок. И два пива. Даже сын ничего на это не сказал.

— Мне нужно отсюда выйти. У меня начинается клаустрофобия. Я могу сидеть в отеле хоть целый день, но только не тогда, когда меня заставляют, — ворчала я.

— В номере безопасней, — возразил Бука.

Я выдержала только два часа.

— Все, я пошла. Запри дверь. Ключ я заберу. Постарайся уснуть, сынок, — добавила уже с порога.

— Не советую, — спокойно ответил он. — Но это твое дело. Я не могу пойти с тобой — мне осталось всего сорок страниц.

Я старалась держаться многолюдных улиц. На всякий случай. Уже возле корта на меня налетел молодожен.

— Эй, поосторожней! А где твоя возлюбленная?

— Она немного притомилась. Осталась в отеле.

Ну надо же — ответил. Причем целыми двумя предложениями.

Он не ушел. Смотрел на меня, и впервые я заметила какое-то выражение на его лице. И в тот же момент вдруг обнаружила, что под южным загаром и модным прикидом воспитанного на скверном телевидении пижона скрывается глухая деревенщина. И мне вдруг страшно захотелось оказаться в толпе отдыхающих, которая исчезла, стоило ей только мне понадобиться. А деревенщина сплюнул на дорожку, закурил сигарету и неожиданно разговорился.

— Нет. Ангешка не в отеле. Не в нашем. И не совсем в отеле. Ну почему тебе надо больше других? У тебя есть сын, занималась бы его воспитанием. Зачем ты суешь нос в чужие дела? Наша свадьба, мой взгляд на жизнь. Тебе обязательно нужно было перебежать мне дорогу? — прошипел он, а я стояла, потрясенная его многословием, не в силах двинуться с места. Закричать тоже не могла. Он точно вышел из моих кошмаров. — Думаешь, я ни о чем не догадался? Все твои идиотские вопросы я записывал на эту камеру. — Он похлопал по карману, из которого, к моему изумлению, до сих пор торчал один из металлических гаджетов, полученных в день приезда. — Я хотел только срубить немного бабок. Прошел кастинг. Думал, нужно будет пожить пару лет с этой идиоткой — и привет. Ну знаешь, перед камерами мы знакомимся, на глазах зрителей идем на свидание, занимаемся любовью, женимся, рожаем детей — и всякая такая фигня. Камеры мне не мешали. А эту кретинку, мою жену, я хотел по-тихому убрать. Обычный несчастный случай. Разве кто-нибудь удивился бы, если б такая идиотка включила фен, лежа в ванне? Но дальше стало гораздо труднее. От нас потребовали выполнения новых заданий. Мелкие кражи, супружеская измена, попытка отравить ее родителей — и все в таком духе, чтобы подогревать интерес зрителей и давать пищу бульварной прессе. Нам организовали поездку сюда. Я понял, что это прекрасная возможность, а тут как нарочно дали задание кого-нибудь убить. Потому что наша повседневная жизнь начала надоедать телезрителям, и канал терпел убытки. Тогда Агнешке пришла в голову эта проклятая идея со стихиями и психопатом. Начиталась книжек, идиотка. За рост аудитории до двадцати миллионов нам причиталась премия: гонорар за участие на банковский счет и вдобавок сто тысяч евро за каждый миллион зрителей. Я бы на всю жизнь был обеспечен. Можно было обосноваться здесь, на этом милом островке. А эти две немецкие кретинки сами приплыли к нам в руки. Они идеально подошли: надрались в стельку и желали побрататься. Время перевалило за полночь. В отеле погасли все окна. Агнешке даже не пришлось прилагать особых усилий. Она была мало разговорчива, зато знала немецкий: выросла в Германии, оттуда родом ее отец. Ту, что была потрезвее, она уговорила прогуляться на крышу. Соблазнила ее осмотром телеоборудования, огромных антенн, студии, сказала, что мы участвуем в масштабном шоу, на нас смотрят миллионы, и что только мы трое об этом знаем, и что за участие мы получим кучу бабла. Та клюнула. Полезла на крышу. Я поднялся только помочь привязать ее к нагревателю. Агнешка орудовала скальпелем, как заправский хирург. У меня вышло похуже, хотя я тоже нехило перерезал горло той, первой. Как ее звали-то? Хайди? Ну и имечко! До омерзения швабское. Веревки нам выдали с прочим барахлом телевизионщики. В первую неделю я все ломал голову, на кой они нам. Ну да не важно. Важно то, что на счете у меня вся сумма. А из проблем — только ты. Выбор прост.

— Спокойно, — пробормотала я.

— Я спокоен. Взгляни наверх. Видишь? Вон она. Пришлось долго уговаривать ее подняться. Я думал, у нас будет романтическая прогулка на старый маяк, но из-за тебя пришлось все упростить.

Агнешка раскачивалась на высоком фонаре, обычно освещавшем корт, но теперь не горевшем. Скальпель я заметила в последнюю секунду. Но все равно я бы ничего не смогла предпринять. Раздался треск. На меня посыпались ошметки чего-то липкого и твердого. Мой убийца медленно оседал по ограждавшей корт сетке. Без головы.

— Вы целы? — Кристиан держал в руке окровавленные остатки ракетки с болтающейся леской. — Я увидел эту девушку висящей на прожекторе. И вызвал полицию, — непонятно почему оправдывался он. — Они сейчас будут здесь. Еще раньше ваш сын предупредил мою Маргериту, он очень беспокоился. Это он обратил внимание на фонарь.

А Кристиан попросту был мужем Маргериты. И в прошлом — чемпионом Испании по теннису. Голова новобрачного после его двуручного бэкхенда превратилась в месиво. Мяч от его удара летел со скоростью двести семьдесят километров в час. Голова — чуть-чуть медленней.

Перевод О. Чеховой


Ирек Грин Бесхозный пес

Он сидел на крышке унитаза в позе лотоса и слушал стоны, доносящиеся из-за двери. Стонали почти напротив, в том месте, где размещались умывальники, врезанные в длинную мраморную столешницу, и большое зеркало. Диктофон фиксировал все с цифровой чувствительностью: приход мужчины и женщины, щелчок замка с внутренней стороны ресторанного туалета, ее нетерпеливость, его заверения, что в кабинках никого нет, когда он, нагибаясь, заглядывал под каждую дверь, потом скрип кожаных брюк, которые мужчина резко стащил с женщины, и наконец гулкие отзвуки совокупления. Она повторяла его имя и громко требовала, чтобы он входил глубже, и хотя кричала она в основном по-немецки, человек в кабинке понял большую часть слов, а о значении остальных догадался из контекста. Он раздумывал: любовники стоят? — и если да, то как стоит женщина: передом или задом к партнеру? А может, она сидит на столешнице, а он стоит? Скорее всего, оба на ней лежат, не зря же мраморная плита такая широкая и прочная.

Вдруг они перестали издавать звуки. Все прекратилось, и наступила тишина. Почти полная. Только мобильник в кабинке заливался все громче. Так был установлен. Чтобы звонил по возрастающей. Он пришел к выводу, что это трель телефона заставила их затаиться. Не оттого вовсе, что им захотелось ее послушать. Хотя мелодия была довольно приятная. Он сполз с толчка. Открыл кабинку, стараясь не смотреть на сплетенные тела, — женщина стояла задом, — и стремительно бросился к двери. Мужик, спутанный штанами, смотрел на него в зеркало. В ярости.

— А ну, подожди, сволочь!

Он не стал ждать. Открыл дверь туалета и, прошмыгнув через зал ресторана, выскочил на улицу. Не угодил под пролетку лишь потому, что прибавил шагу. Свернул на рыночную площадь. Сел на первый попавшийся свободный стул в садике кафе. Обернулся — нет ли погони. Пригладил волосы. Глубоко вздохнул и поднес телефон к уху: «Детективное агентство “Инквизиция”», Иосиф Мария Дыдух, чем могу быть полезен?»

* * *

Голос в трубке отдал распоряжение. Иосиф Мария Дыдух, стоя под душем, и потом, когда читал уже в постели, и позже, когда засыпал, проклиная шум краковского Казимежа[11], совершенно четко это сознавал. Голос не просил, не спрашивал, не уговаривал — отдал распоряжение. В девять вечера, завтра, жду вас у костела францисканцев. Попытка выяснить цель встречи не удалась. А на вопрос: как мы узнаем друг друга? — ответили частые гудки. Дыдух, окинув взглядом свое недавнее прошлое, заключил, что за приглашением, пожалуй, не скрывается ни один из его врагов, которых у него накопилось изрядно с той поры, как он стал частным детективом. То есть за три года. Три года в деле, и уже по уши в дерьме. Ну что ж, сам выбрал специальность: разводы.

Следующий день он начал с передачи кассеты клиенту. В кабинете заказчика они сосредоточенно прослушали стоны. Иосиф взял деньги и, покивав в знак согласия, мол, вот потаскуха и доигралась, вежливо попрощался. Потом позвонил приятелю, полицейскому из Центрального следственного управления Варшавы, и попросил установить, кто накануне ему звонил с засекреченного номера, но услышал только, чтобы шел куда подальше и сам искал, коли заделался частной ищейкой. Затем отправился в офис, проверил электронную почту, выслушал поток брани, записанной на автоответчик женским голосом, ни с кем не идентифицирующимся, проверил и записал, с какого номера звонили, положил ноги на письменный стол, протер ботинок — он недостаточно блестел — и стал ждать. Через пятнадцать минут, так как ничего не происходило, он отправился в летний садик кафе «Молочная» выпить кофе. Просмотрел заголовки газет. Был звонок на мобильный, кто-то долго дышал в трубку. Он позвонил Матильде, она не отвечала. Заказал еще чашку кофе. Пересел за другой столик, потому что рядом расположилась парочка испанцев, курящих вонючие «дукадос». Поразмышлял о вечерней встрече, недолго. Тот тип, видно, его знает. В девять, за несколько дней до Ивана Купалы, на площади Всех Святых будут толпы, а значит, можно надеяться, он не получит по морде — кругом же люди. Впрочем, иногда клиенты назначали ему встречу вне офиса. Некоторые не желают, чтобы их видели в детективном агентстве. Хотел подсесть знакомый с виду художник, но раздумал, как только Дыдух сказал, что неплатежеспособен. Художник, уже в подпитии, присовокупил еще пару слов на тему того, что Дыдух выглядит как деревенщина в своем неизменном костюме и что не помешало бы держаться раскованнее.

* * *

Он пошел к доминиканцам на «девятнашку». Так вечернюю мессу называла молодежь, знавшая о ней, поскольку служба предназначалась для молодых. Храм был переполнен, поэтому богослужение он слушал в притворе. Молился самозабвенно и только раз рассмеялся. Вспомнил, как он сам, отправляя мессу в этом костеле — далеко не в лучшем психическом состоянии, после бессонной ночи, когда он в оцепенении внимал исповеди отца Адама, — разъяснял прихожанам значение праздника Трех Царей[12], рассказывал про Бонифация, Панкратия и пр.[13], а какая-то баба в первом ряду так хлопала себя по лбу, что эхо просто ошалело от избытка впечатлений.

Без четверти девять Иосиф Мария Дыдух сел в такси на стоянке напротив костела францисканцев и велел ждать. Таксист включил счетчик, и они стояли. Дыдух наблюдал за входом в храм. Много людей расхаживали туда-сюда. Несколько одиноких мужчин. Ни один, однако, ничем не походил на клиента, ожидающего встречи с частным детективом. В силу специфики своей работы, Дыдух встречался преимущественно со взволнованными и смущенными мужчинами, нервно потиравшими щеки, отводившими взгляд и частенько заикавшимися. Женщины — клиент редкий и более требовательный — обычно бывали спокойны, но и они, независимо от погоды, прятали глаза за большими темными стеклами очков. Ксендза Матеуша, личного капеллана архиепископа, краковского митрополита, Дыдух знал с давних пор. Он даже улыбнулся, завидев его, стоящего возле костела. Вот это был бы клиент! Пикантное таинственное дельце. Настоящий, впрочем, по-прежнему не просматривался. Дыдух шарил по площади взглядом: не исключено, что кто-нибудь так же, как он, наблюдает за входом в костел, — но не заметил ничего подозрительного. Таксист начал проявлять нетерпение. От бурной реакции его удерживал, по-видимому, только добротный костюм пассажира. Наконец зазвонил телефон.

— Где вы? — Голос в трубке не тратил времени на приветствия.

— Добрый вечер. Я возле костела. А вы?

— Это я возле костела.

— А возле какого… — Иосиф Мария Дыдух осекся, потому что увидел озиравшегося по сторонам ксендза Матеуша с прижатым к уху мобильником. — Не важно. Я сейчас подойду.

* * *

Они шли по Плантам в сторону Вавеля[14]. В молчании. Ксендз Матеуш заговорил первым:

— Я должен быть уверен, что вы не записываете.

— Пожалуйста, можете меня обыскать, но мы в общественном месте, и это, боюсь, будет превратно истолковано.

— Вы записываете?

— Нет.

— Верю вам, отец.

Не считая шуточек тех, кому было известно монашеское прошлое Иосифа Марии Дыдуха, никто так не обращался к нему уже несколько лет.

— Я уже не доминиканец.

— Ах да, конечно, извините. Перейдем к делу. Я обращаюсь к вам от имени архиепископа. — Ну и ну. Пикантная история крупного калибра. — И все, что я вам скажу, независимо от того, какое вы примете решение, должно остаться между нами…

— Я обязан соблюдать определенные нормы, — раздраженно оборвал его Дыдух.

Взгляд, которым смерил его священник, говорил, что тот относится к подобного рода заявлениям весьма скептически.

— Начну с того, что я был против выхода на связь с вами. Я не доверяю доминиканцам, даже бывшим. Но служба — не дружба… как говорится. Его Преосвященство ставит вопрос так: примете ли вы от нас заказ?

— Я специализируюсь на разводах, супружеских изменах и грязном соперничестве полов. Кроме того, я — та паршивая овца, которая ушла из… института Церкви. Чего может ожидать от меня его преподобие архиепископ?

— Так вы возьметесь или нет?

— Почему бы и нет? Тем не менее расценки я назову, когда узнаю суть поручения.

— Вам хорошо заплатят, — с презрением произнес ксендз Матеуш. — Вчера днем умер доминиканец, отец Болеслав Поремба. Вы его знали?

Дыдух кивнул, вспомнив седовласого старого монаха, и мысленно вверил его душу попечению Господа. Ксендз Матеуш продолжил:

— Врач засвидетельствовал естественную смерть. Отец Болеслав умер в стоматологическом кресле. Печень. По мнению Его Преосвященства и моему личному, есть основания полагать, что это не была обычная смерть.

— Самоубийство?

Ксендз Матеуш фыркнул от возмущения.

— Убийство. — Он не дал Дыдуху вставить ни слова. — Как вы знаете, не в нашей власти приказать доминиканцам заявить в полицию, мы даже не можем намекнуть о своих подозрениях. Поэтому Его Преосвященство, вопреки моим советам, повторяю, решил нанять вас.

Дыдух почти совсем уже собрался с мыслями. Вздрогнул, когда часы на вавельском замке пробили половину десятого.

— Почему вы сами не заявите в полицию, что в монастыре, вероятно, совершено преступление?

— Даже если мы правы, мотивы этого убийства не следует предавать огласке.

— Я вас слушаю.

— Вам не обязательно…

— Я вас слушаю! — Несколько прохожих взглянули на две черные фигуры.

Ксендз Матеуш втянул голову в плечи, но Дыдуха мало волновало его психическое состояние. Он готов был кричать еще громче.

— Отец Болеслав намеревался выставить свою кандидатуру на выборах настоятеля. Он бы выиграл. Этого вам должно быть достаточно. Вполне можно предположить, что кому-то это было не на руку. Например, тому же отцу Адаму… Поремба был слишком открытым. Сейчас нам нужна другая Церковь.

— Такая… для совсем темных?

— Да как вы смеете?! — вскинулся секретарь архиепископа, но быстро взял себя в руки. — Прошу не путать традицию со слепой ортодоксией.

— Вы обратились ко мне, потому что я полтора десятка лет провел в конвенте[15], потому что я знаю всех и в придачу являюсь частным детективом?

Секретарь архиепископа помолчал с минуту.

— Мы обращаемся к тебе, сын мой, потому что ты веришь в Бога. Мы нанимаем тебя, — эти слова он подчеркнул, будто напечатал вразрядку, — потому что ты не «миряшка». Так вы называли наших божьих овечек, да? «Миряшки», я ведь не ошибаюсь? Ты — Domini canis, ты — пес Господень[16]. И мы надеемся, что, найдя убийцу, право решать, как с ним поступить, ты предоставишь Его Преосвященству. Ну и потому еще, что ты хорошо знаешь отца Адама.

По мнению Дыдуха, последнее прозвучало ехидно. Он стиснул зубы.

— Дорого же это обойдется прихожанам, ваше преподобие.

Он не выносил, когда его называли «сын мой».

* * *

Он снял пиджак, расслабил галстук и рьяно принялся делать записи. Сперва в закусочной, затем у себя на чердачке на улице Тела Господня. Стиль умозаключений по-прежнему выдавал в нем доминиканца. Годы формации[17] и деформации, как в их среде говорилось, оставили на нем трудновыводимую печать схоластического мышления. Он был приверженцем философии толчка. Толчка — не в смысле отхожего места, а в смысле толчка, дающего нам бытие и ведущего к познанию. Правда, в его новой деятельности эти понятия обрели иное значение: более практическое и примитивное; на первое место выходят элементы бытия, очевидные следы и их подобие, а затем познание истины. Не каждой, необязательно безусловной, часто несправедливой, но той, которую можно доказать. И он записывал всё пункт за пунктом.

Ксендз Матеуш не много добавил к уже сказанному, если не считать частых замечаний на тему отца Адама, причину которых, несмотря на настояния Дыдуха, не пожелал прояснить. Поэтому детектив предположил, что таким вот, далеко не самым деликатным, способом ему указывают на главного подозреваемого. Поремба договорился со стоматологом на шестнадцать часов. В семнадцать один из монахов нашел священника мертвым в кресле. Врач «скорой» констатировал смерть пятнадцатью минутами позже. Кончина наступила, по мнению доктора, по естественным причинам. Следует побеседовать со стоматологом, с врачом «скорой». А также с монахом-привратником. С монахом-санитаром, у которого ключи от стоматологического кабинета. Поремба был наставником молодых иноков — значит, надо поговорить также с семинаристами. И с настоятелем, но ксендз Матеуш был категорически против этого. Доминиканцы не должны знать, что кто-то что-то у них вынюхивает. Так он сказал. Как же это сделать? — вот задача.

Иосиф Мария Дыдух помнил из прошлой жизни предвыборную возню. Многие были заинтересованы, чтобы победил именно этот, а не другой кандидат. И если ты поддерживал не того, начиналась свистопляска. Службы в шесть утра за пределами монастыря. Стукодром, исповедь — мысленно поправил он себя — в самое напряженное время; после двух часов такого стучанья[18] в исповедальне самые выносливые священнослужители бывали на грани помешательства. Разве что у тебя задатки дятла — умеешь быстро отстукивать исповедующихся. Те же, что были на стороне победителя, могли рассчитывать на кое-какие привилегии. Частые поблажки в соблюдении монастырских правил. Освобождение от заутрени, если накануне вел занятия допоздна. Более легкое покаяние, если не справился с какой-нибудь обязанностью. Лучшая келья. В общем, стоило водиться с победителями. Тогда Дыдух этому не удивлялся, да и, собственно говоря, не задумывался. Так устроен весь Божий свет — почему же тот, за стенами, почему Его земные твердыни должны быть иными? Монастырская братия готова была на многое, лишь бы победила их фракция. Но не убить. Пожалуй.

Он вспомнил отца Адама и слова одного из братьев, с которыми дружил, сказанные однажды во время долгой прогулки, когда они шли втроем, как предписывал устав. От его взгляда веет смертью, не видите? Он может убить за отступничество от веры. Но отец Адам мог убить за ересь или за то, что называл ересью. Еврея, масона, педика — да. Но ради обретения власти убить другого священника? Нет, никогда. Поговаривали, что отец Адам беседует с Богоматерью и строго выполняет ее наставления. Отец Адам был безумцем, это верно, но был ли он способен на убийство? Как он там сейчас? Записал.

И вдруг Иосиф Мария Дыдух засмеялся. Над собой. Вслух.

А что, если Поремба просто умер? Взял да и умер, потому что был уже стар. Искать убийцу в монастыре — абсурд. Что это тебе взбрело на ум, Вильгельм Баскервильский[19]? А может, правы те, кто говорил, что ты ушел из ордена, поскольку всегда хотел быть детективом? Поскольку для тебя всё было не таким, каким казалось, за всем скрывались злоба, ненависть, гордыня? И ты их видел, видел проницательным взором вечно сосредоточенного на своих мыслях очкарика? Ты замечал все зло мира под маской ханжеской отрешенности и святости. Ты слушал сладкую ложь, которой дышала доминиканская silentium[20], и знал, что всё это обман. Как и тогда, когда отец Адам постучал в твою келью и, услышав ave, вошел, молча встал на колени, чтобы исповедаться, оставив открытой дверь, а говоря те вещи, не сводил с тебя взгляда безумца, и ты потом не мог уснуть всю ночь? Так же, как сейчас?

Дыдух прикрыл глаза.

Он не сразу заметил, как сзади бесшумно приблизились две фигуры в капюшонах. Лица в тени. Вокруг так тихо, что слышно их хриплое дыхание. Даже Казимеж уже погрузился в сон. Один из монахов набрасывает сыщику на шею четки. Стягивает. На затылке — дыхание сатаны и горячий язык. Иосиф Мария Дыдух вскакивает и дергает за удавку на шее. Пуговица от рубашки вылетает в приоткрытое мансардное окно. Он ударяется головой о покатый потолок. Упав, с пола видит рассвет за окном. Рука скользит по пестрому галстуку, как по четкам. Раздается звон колоколов на базилике Тела Господня. Монахи исчезают. Он судорожно глотает воздух. Шея мокрая, обслюнявленная потом. После шестого удара наступает тишина.

Он еле дотащился до душа, открыл воду, смыл сон. Насвистывая, ощупывал шишку на лбу. Рубашку снял только тогда, когда она совсем намокла.

* * *

О докторе Пиотровиче, стоматологе, удалось кое-что узнать до того, как в десять утра Дыдух вошел к нему в кабинет и сел в кресло. Врач лечил монахов уже несколько лет. Его вызывали по телефону, если кому-то из братьев требовалась помощь.

— Откройте, пожалуйста, рот. — Пиотрович наклонился к нему, заслонив лицо, словно в боксерской защитной стойке, латексными перчатками. — Что болит?

— Ничего не болит, доктор, с зубами у меня все в порядке.

Стоматолог, удивившись, присел на высокий стул рядом с креслом и посмотрел на него с любопытством.

— Тогда… чем могу быть полезен?

— Меня зовут Антоний Напирала, и по просьбе настоятеля монастыря отцов-доминиканцев я хотел бы с вами перекинуться несколькими словами.

— Антоний Напирала… да. А в чем дело? Я занят.

— Я заплачу за прием.

— В чем дело?

— Позавчера вы лечили монаха в монастыре, правда? — Дыдух поудобнее пристроил голову, не сводя глаз с латексных перчаток врача.

— Меня вызвали к пациенту с острой болью.

— Вы сняли боль?

— Не понимаю. Вы все найдете в медицинской карте.

— Но, может быть, вы сняли боль каким-нибудь нетрадиционным способом?

— О чем это вы?

— Как о чем? Пациент умирает у вас в кресле, а вы даже не помните?

— Пациент умирает? Что вы мне тут, черт побери, рассказываете?!

— Черт здесь, пожалуй, не имеет отношения к делу. Как он умер? Сидел в кресле так же, как я… и…

— Вы просто ненормальный! Кто, к лешему, умер? Кто вы такой?

— Я это я. А вот вы не оберетесь проблем: оставляете труп в кресле и уходите не попрощавшись.

Пиотрович выглядел не ахти как. Побагровевший и трясущийся. А Дыдух ждал. Работа психолога в семейной консультации, которой он занимался у доминиканцев, научила его терпению. Врач встал и медленно подошел к письменному столу. Снял телефонную трубку. Набрал какой-то номер, нажав на одну кнопку. И наконец заговорил:

— Санитар? Это Пиотрович. Слава Иисусу Христу. После моего последнего визита отец Адам почувствовал себя плохо… что-нибудь случилось?

Слушал. Потом поблагодарил и положил трубку.

— С отцом Адамом все в порядке. А вы убирайтесь отсюда. Или я позвоню в полицию. Что за неуместные шутки! К едреной фене!

Прозвучало вполне искренне. Кроме того, вид лица Дыдуха, похоже, успокоил врача. Детектив сидел с открытым ртом, бледный, как всякий пациент в стоматологическом кресле. Он пропустил мимо ушей ругательство, которое в иных обстоятельствах заставило бы его неодобрительно поморщиться. Так, значит, Пиотрович приходил к отцу Адаму, не к Порембе!

— Ты не слышал? А ну вали отсюда!

Дыдух потер шишку на лбу. Встал, одернул пиджак.

Направился к двери.

— И вот еще что! — заорал врач и, схватив латексной ладонью сыщика за плечо, грубо развернул к себе.

Иосиф Мария Дыдух давно не применял силу. Любые агрессивные выпады воспринимал с крайним изумлением, всегда поражаясь, что у людей возникает желание решать проблемы подобным образом. Сейчас, однако, он среагировал рефлекторно. Резко приблизился к Пиотровичу (прибегнув к психотерапевтическому методу: тебя тянут — толкай, тебя толкают — тяни), позволив ему упереться спиной в стену, и не очень сильно, скорее так, для острастки, боднул стоматолога лбом в нос. Оба охнули. Шишку засаднило, как открытую рану. Пиотрович осел бы вниз по стене, как и положено по канонам этого типа единоборств, если бы Дыдух не придержал дантиста, зажав ладонями, будто тисками, его шею.

— Не распускай руки, парень, — выдохнул он прямо в выпученные глаза стоматолога. И засмеялся над своей, отнюдь не самой уместной, фразой. — Чего ты там хотел сказать?

Пиотрович, до смерти перепуганный, издал булькающий звук. По губам, в рот и на подбородок у него из носа текла красная струйка. Дыдух ослабил хватку.

— Я не знаю, не знаю, не знаю… почему отец Адам меня вызвал, зубы у него того. В общем о’кей. Мы с ним немного поболтали, и я ушел.

— Сколько времени?

— Не знаю, в своем кабинете… в моем кабинете… ну, здесь, я был в четыре.

Дыдух отпустил врача и поправил галстук. Он пришел в себя, хотя ноги, отвыкшие от больших доз адреналина, слегка дрожали.

— Извините. Я не нарочно. Ответная реакция на опасность. Не говорите, пожалуйста, никому о нашей встрече. А то и вам может понадобиться стоматолог.

Он опять засмеялся. Иосиф Мария Дыдух страдал этим недостатком, боролся с ним — не без того, — но безрезультатно: он смеялся над собственными шутками. И почти всегда один. Сейчас этим циничным смехом он пытался скрыть смущение. Чувствуя себя подонком.

* * *

Матильда появилась на открытой веранде «Молочной» с приятелем и небезызвестной Дыдуху подружкой Магдой, опоздав на полчаса. Чмокнула Иосифа в щеку, прощебетала какую-то глупость относительно темного костюма в такую жару, бросила выразительный взгляд своим спутникам и отправилась заказывать пиво. Приятель последовал за ней.

— Вы давно уже встречаетесь? — спросила Магда, близко наклонившись к Дыдуху, как только они остались одни. Она навалилась полной грудью ему на плечо и смотрела в упор в глаза, пожирая его плотоядным взглядом конской мухи.

— Месяца три.

— Вот именно, и ты не собираешься ничего, ну это самое, знаешь…

— Что?

— Так ведь женщина молодая, организм требует, ты что, не понимаешь, святошка-красавчик?

— Ты имеешь в виду секс?

— Да уж. — Отодвигаясь, она кольнула ресницами его щеку. — Умеешь ответить.

— До свадьбы не собираюсь. Насколько мне известно, Матильда относится к этому серьезно.

— Отбиваешь у меня жениха. — Матильда поставила кружку перед подругой.

Обе натужно захихикали.

— Ты не пьешь? — спросил приятель, кивнув на стоящую перед Дыдухом пустую чашку от кофе.

— Он не пьет, не курит, не ест мяса, умерщвляет плоть, игнорирует телесные наслаждения, встает в шесть, бегает и делает зарядку каждое утро, не прибегает к насилию, ходит только в костюме, — скороговоркой выпалила Матильда. — Вот такой мой Иося, дорогая Марыська. Самодостаточный оригинал и антикварный экземпляр. Откуда у тебя синяк на лбу, милый?

— Матильда говорила, что ты был монахом и священником. Как ты относишься к обету безбрачия? — завел разговор приятель. Ему явно нравилось подтрунивать над Иосифом Марией Дыдухом.

— В конвенте у нас было принято говорить, — Дыдух медленно подбирал слова, — что мы ни за целибат, ни за его отмену. Хорошо так, как есть.

И громко засмеялся. Один.

* * *

Пан Юзек сказал, что снова все разглядывают его машину. Представляете, у них прямо-таки глаза лезут на лоб, просто из орбит выходят, вон туда… — чиркнул он палочкой по песку. Пан Юзек присматривает за машинами на охраняемой стоянке. Дыдух садится в автомобиль и растворяется в темноте за тонированными стеклами. Медленно трогается. Двигатель его «субару импрезы» в двести пятьдесят лошадиных сил тихо урчит. Из восьми колонок льется «Miserere»[21] в какой-то странной аранжировке. Двигаясь в сторону Новой Гуты, в больницу Рыдыгера, он собирает все факты воедино.

Стоматолог был вызван к отцу Адаму. У того якобы болел зуб. Но ничего не болело, они немного поболтали, и Пиотрович — зачем я его ударил? — ушел. Если в четыре он уже был в своем кабинете, значит, ушел по крайней мере на четверть часа раньше. Отец Поремба был записан к нему на шестнадцать. Кто его принял? Убийца? Какую роль сыграл отец Адам? Вызвал ли он стоматолога затем, чтобы заманить Порембу в кабинет? Или они договорились, что будут приняты в такой очередности, но потом отец Адам попрощался с врачом, а сам дождался Порембу? Так размышлял Дыдух, плавно катя в автомобиле, а когда эта тема ему наскучила, решил разобраться в себе: почему он не умеет радоваться жизни.

В вестибюле больницы было дикое столпотворение. Он поднялся на лифте на седьмой этаж и повернул направо в ортопедическое отделение. Дверь была открыта. Какая-то медсестра, розовощекая блондинка, сделала ему замечание, что он без бахил. Дыдух проникновенно посмотрел ей в глаза и низким голосом спросил, где можно найти доктора Огородика. Безупречно белая сорочка под двубортным темно-серым пиджаком и неяркий фиолетовый галстук, а также сумка из мягкой телячьей кожи, оттягивающая плечо, сделали свое. Медсестра проводила его несколько метров до ординаторской, и Дыдуху показалось, что, закрывая за собой дверь, он услышал за спиной вздох.

Доктор Огородик был маленький, нервный, с жидкими, сальными волосами, в нейлоновой рубашке и с руками пианиста. Он окинул посетителя враждебным взглядом и встал с дивана.

— Я сейчас ухожу.

— Да, знаю. Простите, доктор, но у знакомого, который мне вас рекомендовал, не было номера вашего телефона, вы принимаете его в частном кабинете, я туда звонил, но мне сказали, что вы заканчиваете в два часа в больнице и у себя будете в четыре, а я не могу ждать, а вы, доктор, вроде бы виртуоз, гений.

Коротышка поправил волосы.

— А что случилось? — спросил он деловито. — Садитесь, пожалуйста.

— Меня зовут Болеслав Врал, такая у меня, хе-хе, фамилия, редкая и, скажем так, курьезная, и мне срочно нужен совет хирурга.

Огородик улыбнулся, обнажив мелкие желтые зубки.

— Так вот, — продолжил Дыдух, — кое-кто очень вами недоволен, доктор.

— Что?!

— Недоволен, скажем так.

Врач подошел к двери и, приоткрыв ее, выглянул на всякий случай в коридор.

Потом повернул ключ в замке.

— Зачем же сюда-то было приходить?

— Я иду, куда приказывают, — многозначительно произнес Иосиф Мария Дыдух и подивился своей гениальности. Когда утром он осознал, что фамилия врача со «скорой», засвидетельствовавшего смерть, ему небезызвестна, он довольно долго рылся в записях и документах, пока не напал на заинтересовавший его след. Позже он целый час беседовал по телефону с несколькими людьми и кое-что разузнал об Огородике — ничего конкретного, одни сплетни, но и этого должно было хватить. — Где деньги?

— Я еще не всё продал.

— Э-э-э, пан доктор, это меня зовут Врал.

— Не желаю знать, как вас зовут. У меня еще осталось пакетиков тридцать. Клянусь.

Дыдуху не понравилось, как ведет себя этот тип. Очень уж был спокоен.

— Кроме того, — коротышка подбоченился, — мы же договорились: я делаю свое, а ваши здесь не рисуются, так всегда и было, а теперь вы сюда являетесь… и с какой стати?

— Фигурально выражаясь, чтобы нести весть миру. — Дыдух вытащил из сумки пистолет и положил себе на колени. — Кое-кому не нравится, когда им подкладывают свинью.

— Вы что, стебанулись? — Доктор Огородик совсем успокоился. — Хотите убить курицу, которая несет золотые яйца? Что это? Что за цирк? Я же говорю, что на сторону не хожу, мы с вами сотрудничаем, и все довольны, нет разве?

— То-то и оно. Уважаемый доктор утверждает, что не крутит дела на стороне, а тут выясняется, скажем так, что крутит. На других работает.

Коротышка гаденько хохотнул.

— А конкретно?

— Вы, пан доктор, — пистолет, как угрызение совести, давил на колени Дыдуха, и детектив снова почувствовал себя омерзительно, — помогли доминиканцам завуалировать преступление. За деньги констатировали естественную смерть. Фу!

— Палёна кура! Ну что вы ко всякой херне цепляетесь? Бросьте. — Огородик, казалось, повеселел, Дыдух тоже улыбнулся — грустно.

— Если я не узнаю всех подробностей этого дела, то мне придется, скажем так, уважаемый доктор, вас пристрелить. — Он поднял пистолет и взвел затвор. Тут что-то наконец начало доходить до врача — он посерьезнел. Потенциальные жертвы не любят этот звук, особенно если раньше его уже слышали.

— Ладно, это уже не смешно. Старичок сидел в кресле. Приблизительно полчаса как отдал концы. Одежда была кое-где порвана, но мне сказали, что его пытались реанимировать. Есть некоторые следы, но вам это мало что скажет…

— Поподробнее, пожалуйста.

— Ну, признаки алкоголизма на лице. Расширенные сосудики на носу и на щеках. Желтая кожа и конъюнктивы. Опухшие веки, пятна на руках и ногах, почти полное отсутствие мышц, кожа да кости, а живот большой, раздавшийся в стороны… ну и прочее. Классические посмертные симптомы злоупотребления. Тем не менее что-то было не так.

— Что было не так?

— Эта порванная сутана…

— Ряса.

— Ряса. Были заметны следы борьбы. На затылке какая-то ссадина. Потом, когда санитар его раздел… свеженький синяк на спине. Большой. А от фиброза и ожирения печени, от цирроза печени, умирают, скорее, по-тихому и долго. Если бы у него лопнули венозные узлы в горле, он, возможно, метался бы, но тогда бы остались следы кровавой рвоты… однако узлов у него не было, не та еще стадия, да и на цирроз не больно похоже. Во всяком случае, я пришел к выводу, что, вероятно, кто-то ему помог. Хотел вызвать полицию, сказал монаху, который там был, что, наверное… И тогда его понесло. Что у покойного священника были проблемы с алкоголем, уже давно, что печень, ну конечно, печень, что в интересах ордена, Церкви и вообще ради всеобщего блага это не должно выйти на свет божий, что Господь милосерден, а доминиканцы не забывают оказанных услуг. Я подумал… печень, да, вроде бы печень, может быть, и печень, какое мне, в конце концов, дело… кожа и кости, вздутый живот, и красочки подходящие — я говорил, что он был желтый? В целом все совпадает. А за те бабки, которые батюшка предлагал, совпадает на сто процентов. Хрестоматийный пример. Вот я и констатировал инфаркт, и делу конец. Церковь и не такие вещи скрывает, а значит…

— Как выглядел тот монах, он был один?

— Один. Старый, худенький, как пацанка, как смерть. Очки с толстыми стеклами… и такая странная татуировка на шее. Что-то наподобие окошка… малюсенького.

Крест, заключенный в квадрат. Отец Адам.

* * *

Он включил кондиционер, но сел в машину не сразу. Выходя от Огородика, он едва сдержал себя, чтобы не блевануть от омерзения прямо в морду этой твари А ведь надо было бы убить паразита, подумал Дыдух. Но на прощание он лишь сказал, что проверку на детекторе лжи тот выдержал, а еще есть информация об осведомителе среди дилеров: надо приостановить продажу товара. Эх… Взять отпуск, где-нибудь отдохнуть. Ждать.

Дыдух позвонил в Варшаву своему приятелю из Центрального следственного управления. И прежде чем успел что-либо сказать, тот выплеснул на него словесный поток: нет, не помогу, хорошего понемножку, да ты что себе воображаешь, теперь система отслеживает каждый запрос, и как мне потом выкручиваться, комиссар Краевский не намерен с тобой разговаривать — приятель, когда был взволнован, имел обыкновение говорить о себе в третьем лице — не звони больше, когда заедешь? тяпнем, а? — Ты — полицейский и по долгу службы имеешь право собирать информацию, да или нет? — спросил Дыдух, когда ему наконец удалось вклиниться. Так вот послушай. И вкратце изложил историю некоего наркодилера, почтенного доктора, которым должен немедленно заняться оперотдел, взять под наблюдение, мужика, того и гляди, начнут разыскивать поставщики, поскольку он намерен на какое-то время залечь на дно.

Дыдух запарковал машину на стоянке и, кивнув пану Юзеку, который с надеждой в голосе спросил, не помыть ли автомобиль, направился в сторону Широкой. Намеченная встреча должна выглядеть случайной, а интересовавший его объект наверняка сидит и пьет кофе в «Klezmer-Hois». Такая уж у него была привычка, и приходил он туда на протяжении многих лет и неизменно в одно и то же время.

Он сидел за столиком перед рестораном в том месте, где была вырублена акация. В белом облачении хорошо смотрелся на фоне еврейских надписей над входом. Шутили, что отец Анджей Пробош пьет здесь экуменический кофе.

— Все еще пытаешься отыскать тех, кого инквизиция изгнала из Испании? — начал с вопроса Дыдух и увидел в глазах Анджея, когда тот встал поздороваться, неподдельную радость от «случайной» встречи. Он снова почувствовал себя мерзко.

— Инквизиция, инквизиция, да сколько можно тебе повторять, что это францисканцы?

— Особенно Торквемада[22].

— И капуцины позже, они-то и были самые остервенелые.

— Проще простого валить всю ответственность на монашеские общаги.

— Негоже так говорить о монашеских братствах.

— О салетинах тоже нельзя?

— Общага салетинов — особый случай.

Рассмеявшись, они обнялись, а Дыдух ощутил себя Иудой. Он принял приглашение выпить кофе и сел рядом с другом.

— Как дела? — поинтересовался Анджей.

— Silentium.

— Выслеживаешь блудливых жен?

— И мужей, а потом направляю их на путь света и пра…

— …восудия?

— Аминь.

Они помолчали, как пристало доминиканцам. Дружба с Анджеем была одной из главных ценностей, какие Иосиф Мария Дыдух вынес из монастыря. Быстро, ибо еще во время новициата[23], когда до пострига оставались две недели, они почувствовали душевную близость. Позже, в период послушничества, в монастыре Пресвятой Девы Марии Царицы Розария в Познани и потом, когда несколько лет изучали теологию и философию в Варшаве, а затем в Кракове, монахи делили общую келью. Собственно говоря, они делились всем, за исключением тела, хотя о них и поговаривали разное. Впоследствии Анджей уехал в Рим для продолжения учебы, а Иосиф, защитив кандидатскую по психологии в Ягеллонском университете, начал работать в доминиканской семейной консультации. Анджей вернулся, когда Дыдух покинул орден. Тем не менее они время от времени встречались, а дружба их сохранилась.

— Отец Поремба умер?

— Откуда ты знаешь? — Анджей настороженно поглядел на него.

— Есть еще пара знакомых в конвенте. Это тайна?

— Да нет, но ты же знаешь принцип монастырских public relation: помалкивать.

— И поэтому я тебя не расспрашиваю. Как он умер?

— Инфаркт. Умер у стоматолога на руках.

— Так, может быть, стоматолог в слишком резкой форме попытался от него чего-то добиться, знаешь ведь, у них там имеются всякие инструменты.

Отец Анджей посмотрел на Иосифа с укоризной.

— Ну ладно, извини. А кто теперь лечит зубы?

— Какой-то доктор Пиотрович, я его не знаю.

— Я тоже. — Легкость, с какой он лгал другу, привела Дыдуха в изумление. — Дурацкая смерть.

Анджей долго изучал Дыдуха взглядом. Наконец медленно заговорил:

— Ну, не знаю. Скорее, хорошая. Смерть мученика. В стоматологическом кресле…

Дыдух думал, что ослышался, но улыбка, заигравшая на губах приятеля, рассеяла сомнения. Анджей был такой же, как прежде. Непредсказуемый. Оба прыснули.

— А что говорят семинаристы? Поремба ведь был преподавателем.

— Преимущественно молчат, как у студентов водится. Сейчас траур, и они редко выходят за пределы монастыря или же сидят в зале капитула возле гроба и молятся.

— Да, но ведь кое о чем поговаривают?

Анджей, казалось, удивился.

— А о чем они должны поговаривать? Умер. Отошел к Господу. Почему ты расспрашиваешь?

— Да так. Просто иногда хотелось бы еще пожить той жизнью. — Дыдух чувствовал себя мерзопакостно.

— Перестань. Я-то знаю, что ты сразу бы возбудил следствие — так у вас, кажется, говорится?

— В полиции говорят: завести дело. Следствие — это больше в литературе. Как знать? Возможно, и завел бы.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Поремба баллотировался в настоятели.

— Ну, ну. Неплохо. И что? Его убрала враждебная фракция?

— Его точно убил не стоматолог, потому что того в ту минуту там не было.

— Ты действительно ведешь следствие… Огорчу тебя, стоматолог там был.

— Откуда ты знаешь?

— Я разминулся с ним на выходе. Как обычно отправился пить кофе, когда брат-привратник провожал его в кабинет. Я подумал, это какой-нибудь гость, но привратник сказал — зубной врач.

— Во сколько?

— Без нескольких минут четыре.

— Как он выглядел?

— Ужасно. Потому я про него и спросил. Худющий, прямо-таки прозрачный, как нынешнее молоко, в длинном пальто, несмотря на жару, и в неестественно толстых очках, как у отца Адама, ты помнишь отца Адама?

* * *

Одно Дыдух мог записать с полной уверенностью. Отец Болеслав Поремба был убит. Ему нанес смертельный удар, а возможно, его отравил кто-то, выдававший себя за стоматолога и внешне походивший на отца Адама, или же сам отец Адам. Татуировка, о которой говорил Огородик, как раз и указывала на последнего. Но все-таки кое-что у Дыдуха не состыковывалось. Зачем вызывать другого, подставного врача, зачем его гримировать — предполагая, что этот тип должен будет изображать монаха перед врачом «скорой», — если отец Адам и так был в кабинете, беседовал с Пиотровичем и мог спокойно дождаться Порембу, мог даже велеть ему сесть в кресло и подождать, пока Пиотрович вернется, например, из туалета. Он мог ему тогда всадить исподтишка смертельный укол или, зная слабость отца Порембы, угостить отравленной наливкой. Дыдух поймал себя на том, что рассматривает отца Адама в качестве подозреваемого, а ведь не следует исключать вероятности, что кто-то его намеренно подставляет. И детектив уже принял решение поговорить с отцом Адамом. Только как, если старик не покидает монастыря? Анджей говорил, что он уже совершенно свихнулся. Не только сам постоянно носит под рясой пояс, начиненный гвоздями, который мучительно напоминает о бренности плоти и «всякой вещи», но и сплотил вокруг себя молодых монахов, которые, как и он, считают, что настала пора новой контрреформации. Он встречается с ними в свободное от занятий время, и они шепчутся по углам, а щеки у них пылают, как у филаретов[24]. Анджей слыхал также, что они собираются ночью в том романском зале — знаешь, — том, наводящем страх. Ну, в том, который так любят журналисты, потому что он соответствует их ужасному представлению о монастырской жизни, полной тайн. В этом смысле у отца Адама был мотив. Руководство Порембы, в случае его победы на выборах, обеспечило бы либеральный, открытый курс. Как знать, может быть, в монастыре произошла бы революция?

Вспомнился разговор с Порембой. По сути, проповедь, которую Дыдух услышал, когда пожаловался на свою беспомощность в общении с «нашими миряшками». Что же мне делать, отец, спросил Иосиф Мария, приходит женщина, избитая мужем, который — на трезвую голову — колотит ее, а потом, окровавленную, насилует? И она снова беременеет, уже шестым ребенком, которого нечем будет кормить, который будет ненавистен матери так же, как остальные дети? А от мужа она уходить не хочет, ведь что Бог соединил… Я же не могу ей рекомендовать противозачаточные средства, правда? Как священник я не имею права.

И Поремба ему ответил. Учись талмудическому разумению. Рассуждай, как наши старшие братья по вере. Если не можешь и не хочешь рекомендовать контрацепцию, посоветуй гормональную терапию, обычное лечение с применением противозачаточных средств. Пусть бедняжка чувствует себя защищенной как на земле, так и на небе. Но и ты не думай об этом в категориях греха, а если не сможешь с этим смириться, приди и исповедуйся. Покаяние не будет тяжелым.

Вот и достаточно веский мотив для фанатичного отца Адама. Крестоносцы всегда были освобождены от соблюдения седьмой заповеди.

Мобильник запрыгал на письменном столе. Дыдух поднес трубку к уху, и она заговорила голосом ксендза Матеуша, секретаря архиепископа, с гулким отзвуком, будто бы тот звонил с неба или из огромной, темной залы, в которой пляшет злорадное эхо, или из туалета.

— Сегодня в девять там же, где в прошлый раз.

И что же он должен сказать? Что подозревает отца Адама, хотя это и соответствует тому, на что его пытаются навести? Дыдух страстно зачитывался детективными романами и знал, что главный подозреваемый редко оказывается преступником. Правда, его приятель полицейский уверял, что в жизни бывает ровно наоборот. Надо в конце концов выработать какую-то линию дознания по этому делу. Дыдух поразмышлял, какая будет наиболее приемлемой для его клиента, и пришел к выводу, что та, которую подсказывает жизненный, а не литературный опыт. Перед выходом он еще позвонил Анджею прямо в келью и попросил об одной услуге. Как ни странно, тот сразу же согласился.

* * *

— Не могу пока говорить об этом с полной уверенностью, впрочем, не знаю, смогу ли когда-либо вообще, поскольку наложенные ограничения не позволяют мне собирать сведения из первоисточника, но в данный момент я вынужден признать, что все следы ведут к отцу Адаму и что он убил отца Болеслава — сам или, что более вероятно, с помощью кого-то извне — и ловко замел следы.

Ксендз Матеуш в сером пиджаке и колоратке[25] стоял, прислонившись к памятнику Бой-Желенскому[26] на Плантах, явно в превосходном настроении, и ковырял пальцем в носу. Отличная получилась бы фотка, подумал Дыдух.

— Ты должен это доказать, сын мой, любой ценой.

— Ничего я не должен.

Ксендз Матеуш отлип от памятника и присел на скамейку рядом с Дыдухом.

Наклонился к нему и прошипел:

— Докажи это, и ты не пожалеешь. У каждого можно отыскать какой-нибудь изъян в биографии, если бы вдруг обнаружился твой, это очень повредило бы твоей карьере, сын мой, испортило бы тебе жизнь. — И снова засунул палец в нос, до крайности разозленный тем фактом, что там находится то, чего быть не должно.

Иосиф Мария Дыдух не выдержал. С силой схватив ксендза за запястье, он всадил ему палец еще глубже в нос. Даже немного надавил и не отпускал.

— Только назови меня еще раз сын мой, хоть раз, — выпалил он и быстро ушел.

— Поторопись, — крикнул ему вслед капеллан, — у нас не так много времени!

И затрясся от смеха. Одинокий прохожий с улыбкой смотрел на развеселившегося священника на скамейке возле памятника Бой-Желенскому.

* * *

Он бежал. Пытался успокоиться. Локти прижал к туловищу. Энергично работал плечами. Громко выдыхал воздух. Искал ритм. Люди уступали дорогу мужчине с ожесточенным лицом, в парадном костюме, который стремглав несся вперед, не оборачиваясь на тех, кого толкнул. Подзамче, Гродская, Страдом[27]. Все быстрее.

Пересек Дителя, проигнорировав светофор. Остановился только на Медовой. Сел возле трансформаторной будки и почувствовал, как по спине и бедрам течет пот. Двое пьянчуг, обычно выпивающих в этом месте, уставились на него с любопытством. Даже с легким сочувствием. Давай-ка с нами винца, — прохрипел один. Взгляд Дыдуха заставил его отвернуться. Второй протянул бутылку вишневки. На-ка. Хлебни. Ишь как упарился. Дыдух, не раздумывая, взял бутылку и сделал большой глоток, не обращая внимания на обсопливленное горлышко. Сладкое пойло застряло во рту. Он с трудом его проглотил. Дальше пошло легче, вишневка потекла прямо в глотку. Один из ханыг вырвал у него бутылку. Он не противился. В голове закружился вальс.

Сворачивая на улицу Тела Господня, он взглянул на телефон. Эсэмэска от Матильды. Она сообщала, что сидит со знакомыми в «Алхимии» и пусть он приходит. Почему бы и нет? Он любил общаться с Матильдой. Под макияжем цинизма скрывалась тонкая и теплая душа. Он ей доверял.

Иосиф Мария прошел через три зала, заполненных сумраком, пивным духом и разгоряченными, красными лицами. Они сидели в последнем отсеке, называемом кухней, освещенные десятками свечей, расставленных как попало на буфете и полках. Словно на похоронах в деревенской хате, за длинным столом, на который еще не принесли тело покойника. Все неприлично хохотали. Матильда, приятель, подружка Матильды Магда, какая-то незнакомая ему пара и седой, чудовищно тощий тип, с большим носом и черными глазами, безнадежно затерявшимися в глазных впадинах. Дыдух решил, что это одна из туристических достопримечательностей Казимежа: старик подсел к компании, надеясь на халявную водку. Он говорил что-то вполголоса, наклонившись к Матильде близко-близко, очень уж близко, обняв ее одной рукой, а остальные слушали, раззявив рты.

— О, Иосиф, Мария! Свят, свят… — воскликнула Матильда, завидев Дыдуха. — Как ты выглядишь?

— Что? — спросил Иосиф Мария и оглядел себя. Костюм немного не в порядке, но чтобы так сразу «как ты выглядишь»?

— Наверное, я впервые вижу тебя непричесанным.

Компания дружно захихикала. Только старикашка нет. Он устремил свои глазницы на Дыдуха и, по-видимому, внимательно его разглядывал.

— Садись сюда. — Матильда освободила место, подвинувшись к старику.

Дыдух заметил краем глаза, что она оперлась боком на незнакомца, а тот даже не пытался отодвинуться. Прижалась к мумии, подумал он со злостью.

— Приятеля и Магду ты знаешь. А это Анджелика и Винцентий, почти Ван Гог, потому что он — художник. А это, — она обернулась к старику, — Марцьян. Красивое имя, правда? Марцьян — прорицатель и испокон веку живет в Казимеже. А впрочем, может быть, вы знакомы? Иосиф тоже живет в Казимеже. Марцьян гадает нам, — она замолчала, пораженная не только фактом, что Дыдух пьет ее джин с тоником, но и тем, с какой скоростью он это делает. Матильда перехватила взгляд Магды. Повторила: — Гадает нам.

— И что же ты нагадал, Марцьян? — спросил Дыдух, ощущая в голове вальс, неистовствующий, как Дунай, в ветреную погоду.

— Марцьян напророчил Матильде свадьбу, — подала голос Магда. — С венчанием.

— А может, погадаешь Иосифу? — подначивал приятель. — А я схожу в бар. Кому что?

Матильда попросила джин с тоником. И второй для Дыдуха, хотя ей совершенно определенно не нравилось состояние жениха. Марцьян прикоснулся к стоящему перед ним пустому бокалу.

— Погадаешь мне? — спросил Иосиф. И протянул старику руку.

— Конечно, — ответил Марцьян тихо. Взял ладонь детектива в свою, костистую и сухую, и крепко ее обхватил, вонзив в кожу длинные желтые ногти. — Не так много тебе терять. Но что у тебя есть, стоит беречь, как и прежде. Ты должен отказаться от того, что сейчас делаешь. Уже сегодня надо сказать себе: хватит. Это плохо. Это не мое. Я избавляюсь от этой раковой опухоли. Не мое это дело. Не мое.

Дыдух второй рукой взял бокал и залпом его выпил. Он с иронией поглядывал на старого прорицателя. Прикосновение руки Марцьяна начинало его раздражать. Он пытался мягко высвободить ладонь. Безуспешно. Рука неприятно нагревалась. Попытался разглядеть глаза ясновидца. Хотел посмотреть в них с угрозой. Безуспешно. За столом повисла тишина. Даже музыка в колонках стихла.

— Не мое дело, — продолжал Марцьян, словно не чувствуя, что Дыдух старается вырвать руку. — Бог дал, Бог взял. Предначертания Господни не подлежат обжалованию. Не мне карать виновных. Не мне их судить. Это превыше моих сил, я страшусь гнева Божьего. Вернись к матери, прижмись к ее юбке. Вспомни, как плакал. Ведь когда осерчавший отец бьет, счастлив тот, кто у матери спасенье найдет. Остается лишь вера, что именно так и должно быть. Вера! Если ты не хочешь уже стеречь овечек, если предпочитаешь бродить по чужим дворам, как бесхозный пес, который подчиняется только инстинкту выживания, то не возвращайся на пастбище Христа, которого ты предал. Держись подальше от этого огня. Ступай в иные края, как ты и задумал вначале, может, тебя другой Бог приютит…

Иосиф Мария с трудом вырвал руку. Ногти старика скользнули по коже, больно царапая ее, оставляя красные борозды.

— Уау! — прошептала Матильда.

— Ну и ну, — с восторгом подхватил приятель.

— Ты на руке это все увидел? — Художник Винцентий силился удержать вертикаль.

Марцьян обернулся в его сторону. Провел пальцами по сползающим на шею густым седым прядям и вынул из нагрудного кармана очки. Надел их и посмотрел на Дыдуха. За толстыми стеклами на миг сверкнули белки, а глаза показались зелеными, как у змеи. Иосиф оцепенел. И тогда старик наклонился к нему, резко оттолкнув Матильду. Воротничок рубашки отогнулся на какую-то долю секунды. Но Дыдух успел заметить. Татуировка — крест в квадрате. Она мелькнула и исчезла. Оставь это дело; запах сивухи ударил прямо в лицо. За очками потемнело.

Старик встал. У двери обернулся еще:

— Я умею и по зубам… если вдруг кому-то понадобится. Бывайте.

Дыдух хотел побежать за ним, но ноги запутались, выстукивая ритм фламенко.

Он с грохотом повалился на пол.

* * *

Дыдух не позвал Матильду к себе, хотя сильно хотелось, особенно после того как старик исчез, а она гладила его под столиком по бедру и шептала что-то успокаивающее. Он кое-как, широко шагая — так легче было сохранить равновесие, — дотащился до дома. А там упал на колени, облокотился на кровать и прочитал молитву. Когда на следующий день он станет воспроизводить подробности этого вечера, воспоминание о молитве заставит его устыдиться, как вид обнаженной монашки. Отче наш, мой единственный Отче. Древний знак креста, строгий крест, заключенный в квадрат, тот самый, что хранит тайну под сводами монастырской галереи, — украден. Я, Иосиф Мария Дыдух, бесхозный пес, частный детектив, специальность — разводы, сообщаю Тебе, что именем Твоим его носят на шее, как на одеянии, нечестивцы. Опасные люди. Старые и тощие. В очках. Точно родимое пятно, помогающее вампирам отыскивать водопой, полный крови. Холодной, как у лягушки.

Дальше Иосиф не помнил. Проснулся он в десять, словно бы от испуга. Сердце бешено выстукивало ритм жизни. Под душем Дыдух попытался призвать на помощь безразличие. Он почти никогда не употреблял алкоголь, поэтому похмелье обходилось с ним вдвойне сурово.

Направляясь в сторону епископского дворца, он размышлял следующим образом: если до сих пор еще могло казаться, что отец Адам, при помощи загримированного двойника, стал пешкой в игре каких-то людей, чьи имена и местонахождение неизвестны, то вчера — когда он столкнулся лицом к лицу с убийцей — сомнения развеялись. Отец Адам — член некой секты, тайного общества либо чего-то в равной мере заговорщицкого, и при содействии сообщников жестоко убил отца Порембу. Дыдух помнил, что крест на шее отца Адама всегда вызывал восхищение у молодых монахов, особенно у семинаристов. Происхождение татуировки, однако, никогда не объяснялось. А теперь Дыдух встречает одинаково помеченных убийц. О Господи, кто же вы? Чего вы хотите?

Мотив? Убиенный… — Дыдух опечалился, как бывает, когда думаешь о человеке, которого уважаешь и ценишь, опечалился, однако, не сильно, поскольку безразличие уже воцарилось в его душе —…символизировал то, что его поколению монахов представлялось истинной миссией доминиканца. Открытость. Понимание. Прощение. Зло в чистейшем виде, то зло, которое полагает себя безгрешным, творя самые гнусные дела, нанесло ему предумышленный удар. Дыдуха вдруг разозлило, что он придает такое значение мотиву. Ведь мотив уже давно не считается оправданием преступления, совершенного одним человеком против другого. Каковы были мотивы Ганнибала Лектера[28]? А с другой стороны, разве мало в жизни соблазнов? Да, есть и другие веские мотивы, которые он даже не принимал во внимание. Например, бабло. После мессы доминиканцы вытрясают на большой стол из почтовых мешков тысячи монет и банкнот, попавших туда с подносов для подаяний, чудодейственным образом размноженных. Затем спрыскивают водой, усердно размахивая кропилом. Чтобы лучше складывались. Некоторые молодые священники даже шутки ради разыгрывают обряд освящения. Потом банкноты сортируют по номиналу. Такая куча денег, проходящая через руки дюжины монахов, может прельстить кого угодно. Или же секс! В исключительно мужском сообществе под влиянием тишины и изоляции зарождаются глубинные навязчивые идеи. Он это помнил. Когда он стал психологом и впервые разговаривал с пациентом из мирян — как и положено, то была очень привлекательная пациентка, весьма скудно одетая, — он понял, что поиски незримого мира в течение долгих лет монастырской жизни, почти мистическая связь с братьями во Христе, привела к неумению перемещаться в видимом мире. Легко было споткнуться об очевидные вещи, которые отражают свет. Он не ожидал, что мир загроможден разнообразными предметами, словно мастерская сумасбродного художника, и был удивлен, что их не видит, хотя, разбросанные где попало, они повсюду его подстерегают. Как психолог он стал жертвой конфликта в последнем круге собственной души. Так было, прежде чем он начал отождествлять душу с разумом. Тогда он заметил этот парадокс и собственную беспомощность. Он был не в состоянии совместить глубокую веру с рациональным взглядом на видимые вещи. А ведь ему все время твердили: учись, если не выбьешься в лучшие ученики, тебя никто не будет уважать. А если хочешь быть лишь набожным, ступай к францисканцам.

Подобная белиберда бесконечно крутилась у него в голове — даже теперь, когда он, переступив порог епископского дворца, поднимался на второй этаж в секретариат архиепископа. Почему он уходил от самого важного? Ведь он знал причину, по которой отец Адам послал к нему убийцу, чтобы тот его предостерег. Только даже себе самому он не хотел раскрыть тайну исповеди.

— Бог в помощь, я хотел бы записаться на прием к Его Преосвященству, — обратился Дыдух к монахине, которая просматривала какие-то бумаги.

— По какому вопросу? — Один из лучших галстуков Дыдуха, шелковый, с вышитой вручную головкой мозаичной ящерицы Гауди из парка Гуэль приковал взгляд сестры.

— По личному.

— Его Преосвященство не изыщет времени в ближайшие недели.

— Изыщет. Меня зовут Иосиф Мария Дыдух. Вот моя визитка. Передайте ее, пожалуйста, секретарю архиепископа, ксендзу Матеушу.

Монахиня минуту изучала карточку, а когда дошла до слов «Детективное агентство “Инквизиция”», похоже, пришла в веселое расположение духа. Обещала сообщить личному капеллану митрополита по возможности быстро.

Телефон зазвонил, прежде чем Дыдух успел выйти за порог епископского дворца.

— Зачем вам понадобилась встреча с Его Преосвященством?

— А зачем волку жилет? — невозмутимо парировал Иосиф. — Дело серьезнее, чем я предполагал. Я бы сказал, положение критическое.

— Довольно и того, если вы расскажете об этом мне.

— Я хочу встретиться с Его Преосвященством самое позднее завтра. И кое-что скажу вам. Вчера вы шантажировали меня, а затем мне угрожал убийца отца Порембы. А когда меня шантажируют и угрожают, я становлюсь охрененно непредсказуемым.

Слово «охрененно» с трудом сошло с языка Дыдуха. Однако — как он и рассчитывал — оно произвело нужный эффект. Минуту помолчав, ксендз Матеуш сказал:

— Его Преосвященство примет вас завтра в десять утра. В вашем распоряжении будет пятнадцать минут.

— Достаточно. Если я вдруг не явлюсь, сообщите, пожалуйста, в полицию, чтобы искали тело в монастыре у доминиканцев.

— Что такое?! Вы идете в монастырь? Я же говорил…

Дыдух отключился. Внезапно что-то его насторожило. Кто-то прислушивался к разговору. Какой-то сгорбленный старик в длинном темном пальто и слишком большой шляпе, надвинутой на глаза, остановился, чтобы завязать шнурок, в нескольких метрах впереди его на тротуаре Францисканской улицы. Теперь он распрямлялся, неуклюже опираясь на палку. Дыдух направился к нему, не обращая внимания на опять зазвонивший телефон. Человек ускорил шаг. Шел теперь энергично, не пользуясь палкой. Иосиф Мария побежал. Старик тоже. Они вскочили в трамвай одновременно через разные двери. Трамвай тронулся. Дыдух протиснулся к старику и сорвал у него с головы шляпу. Незнакомое лицо несчастного выражало страх. Дыдух отогнул воротничок его рубашки и начал рассматривать морщинистую шею. «Что вы делаете? — оттолкнула его какая-то женщина. — Ненормальный!» Старик дрожал.

Детектив вышел на следующей остановке у бывшего кинотеатра «Ванда».

— Ненормальный, — повторил он громко, на всякий случай ни на кого не глядя.

А потому не увидел, что старик наблюдает за ним в окно, хотя трамвай уже отъехал на порядочное расстояние, и улыбается.

* * *

Матильда сидела возле его офиса на ступеньке у наружной двери, ведущей в дом; вид у нее был неважнецкий.

— Неважно выглядишь, — поприветствовал он ее.

— Спасибо, ты тоже. Как лоб?

— В порядке.

— Ты не отвечаешь на звонки.

— Ты звонила? — Он был уверен, что это ксендз Матеуш целых пятнадцать минут почти беспрерывно пытается выйти с ним на связь.

— И не раз. Идем выпьем кофе, нам, видимо, следует поговорить.

— У меня нет времени. Извини.

Она быстро встала.

— Тогда до вечера, встретимся на «венках»[29]. Хотя не знаю, приду ли я… учитывая сложившуюся ситуацию.

— Послушай, Матильда, я не приду точно. Сегодня вечером я очень занят.

— Не придешь… И что же за срочные дела у тебя в субботу, когда весь Краков будет пускать венки?

— Работа.

Она просто ушла. А Дыдух почувствовал облегчение. Неожиданно он окликнул ее. Сделал даже пару шагов в ее сторону.

— Матильда!

Она остановилась и ждала, не оборачиваясь. Он тоже остановился. Несколько торговцев, как обычно стоящих перед магазинами на улице Тела Господня, глазели на них, рассчитывая на happy end. Солнце вышло из-за тучи, и улицу окатило жаром. Из открытого окна полился легкий, непритязательный мотивчик. Мир благоприятствовал примирению. Женщина медленно обернулась. С улыбкой. И Иосиф Мария вдруг почувствовал, что с души свалился камень. Сделал еще несколько шагов в ее сторону.

— Матильда, ты знала раньше этого Марцьяна?

— Иди ты к черту!

* * *

Поиск возможной линии защиты для главного подозреваемого уже превратился в фарс. Дыдух с горечью сознавал, что загадка разгадана. Независимо от того, были ли действия отца Адама связаны с какой-то тайной организацией, членом которой он состоял, или же носили характер бытового преступления, возможно даже — Дыдуху хотелось бы так думать — вынужденного, сомнений быть не могло: именно он стоял за смертью отца Порембы. Визит лжестоматолога должен был стать алиби на тот случай, если бы врача «скорой помощи» не удалось убедить и он все-таки вызвал полицию. Тогда достаточно было бы подтвердить, что в монастырь проник кто-то чужой, который убил Порембу, а затем ушел и растворился бесследно. Единственная зацепка — это то, что он был загримирован и похож на отца Адама. И уж прежде всего татуировка, свидетельствующая о коварстве и предумышленности. Дыдух разговаривал с отцом Анджеем по телефону, и тот сообщил ему сенсационную новость о визите второго стоматолога, полученную им от брата-санитара. Через пять минут после ухода зубного врача санитару позвонил какой-то человек и сказал, что доктор Пиотрович не вернется ко второму пациенту, так как плохо себя почувствовал, но, к счастью, неподалеку есть другой стоматолог, его приятель, прекрасный врач, согласившийся подменить Пиотровича. И не рассердятся ли преподобные отцы, если они так и сделают? Санитар, со свойственной всем доминиканцам — почти всем, мысленно поправил себя Дыдух, — доверием к словам другого и неслыханной наивностью, ответил, что, мол, нет проблем, и сообщил об этом привратнику.

Дыдух позвонил еще Пиотровичу, у которого изменился голос — он говорил в нос, — разъяснил дантисту, что нос у него единственный, и спросил, знал ли тот о втором пациенте. Пиотрович, держа трубку с осторожностью, на некотором расстоянии от лица, ответил утвердительно, но добавил, что прием был отменен. Отец Адам в конце их короткой беседы сказал — я и ватки-то ему в рот не успел положить, ей-богу, — что Поремба не придет, потому что погружен в размышления над требником. А поскольку отец Болеслав Поремба был известен своими странностями (не далее, как неделю назад он покрасил пол в келье в желтый цвет масляной краской в полной уверенности, что натирает его мастикой, а все обнаружилось, когда он пришел к келарю с просьбой дать ему побольше этой мастики, потому что она быстро загустевает на щетке), то Пиотрович, пожав плечами, отправился восвояси.

Иначе говоря: отец Адам отпускает Пиотровича под ложным предлогом и ждет Порембу и убийцу. Вероятнее всего, когда Марцьян приходит, отец Адам оставляет его с «пациентом» и возвращается только после того, как тот уже испустил дух. Создает видимость реанимации, поднимает шум. Платит врачу «скорой» за молчание, прикрываясь интересами ордена, и получает свидетельство о естественной смерти. И ничего бы не случилось, если бы не длинные уши митрополита и озлобленность его капеллана.

В чем же тогда причина неудовлетворенности Дыдуха? Почему что-то приказывает ему пробраться в монастырь и поговорить с отцом Адамом? Что за проклятая сила так тянет его к человеку, которого он надолго вытеснил из своего сознания, уйдя с головой в психотерапевтическую практику? Он посмотрит в глаза беспощадному фундаменталисту как некогда, с безграничным презрением, — и что же он скажет? Зачем ты убил? Расскажи мне о своей ненависти? Я не испытываю желания тебе помочь, но из каких-то бесчеловечных, извращенных соображений хочу услышать твой рассказ?

Потными руками Дыдух собирает небольшую дорожную сумку. Через минуту он постучит в дверь монастыря и войдет туда. Снова пройдет по длинным и темным, запутанным, как мысли безумца, коридорам, гадая, не подстерегает ли его что-нибудь за порогом. Страх обладает очищающей силой. Он вертит в руке пистолет, и руки перестают дрожать. Впервые за три года он вставляет в него обойму, умело снимает с предохранителя и передергивает затвор. Кладет в сумку. Я готов, Господи.

* * *

План был прост, а потому гениален. В выходные привратники из мирян не работают — их заменяют братья-семинаристы. Это имеет огромное значение для его предприятия, поскольку наемный работник, если служит давно, может знать Иосифа Марию Дыдуха. Вероятность же, что его узнает семинарист, исключается. Отец Анджей уже подал заявку на гостевую комнату для родственника из провинции, и хотя сам он в это время должен отлучиться из монастыря, поскольку его пригласили на духовные упражнения, однако очень просит, чтобы кузен, приехавший издалека, мог переночевать в монастыре. Согласие настоятеля он, разумеется, получил, и монах-привратник, не проверив документы — о, святая доминиканская наивность! — показал симпатичному, вежливому господину в отнюдь не провинциальном костюме отведенную тому комнату.

Дыдух не стал распаковывать сумку. Снял лишь пиджак и сменил рубашку на черную футболку, а кожаные ботинки — на легкие спортивные тапочки. Засунул руку под матрас и улыбнулся. Затем лег одетый на кровать, закрыл глаза и поигрывал пистолетом. Ждал.

Может быть, он заснул, а может, просто так лежал в забытьи. Налетевший снаружи шквал звуков подсказал: уже пора. Выстрелы, свист, грохот, взрывы. Красочный, огненный заключительный акцент народных игрищ. Праздничный фейерверк в ночь на Ивана Купалу. Он медленно встал, сунул пистолет за ремень на пояснице и набросил пиджак. Из-под матраса достал большой ключ, оставленный там Анджеем. Хотя он и без того сумел бы справиться с железной дверью, но, чем меньше следов, тем лучше.

В конце коридора, где располагались гостевые комнаты, он подошел к тяжелой огнеупорной двери. Ключ с трудом повернулся в замке, громко заскрежетав, но это не имело значения. Грохот петард заглушал всё, даже тревожные мысли.

Он оказался в хранилище библиотеки. Как можно тише закрыл дверь. В читальне мог кто-нибудь находиться. Ведь он и сам в той жизни частенько приходил сюда ночью что-нибудь проверить или поработать. И поэтому знал, что дверь между библиотекой и остальной частью конвента будет открыта. Бесшумно пробрался в пустую комнату библиотекарей, а затем к двери читального зала и через замочную скважину заглянул внутрь. Потом слегка приоткрыл дверь. Никого не было. Не горела ни одна лампа на столе. Путь свободен.

В коридоре было значительно тише. Долетали, правда, какие-то отголоски взрывов, но уже не столь громкие. Стояла такая темень, что хотя он сознавал, что над ним готические своды, однако их не видел. Миновал единственную здесь келью, немного замедлив шаг, осторожно спустился на несколько ступеней и очутился в довольно широком коридоре конвента. Тут он наконец-то хоть что-то мог разглядеть, поскольку над доской объявлений светилась, рассеивая сумрак, неоновая лампа.

Он не нашел бы вразумительного объяснения своему присутствию здесь, если бы кого-нибудь повстречал. А потому спешил. К счастью, отец Адам жил в первой келье коридора. Дыдух повернул ручку и открыл дверь как раз в тот момент, когда раздались последние, самые оглушительные залпы салюта. Он ринулся в келью, вытаскивая оружие, и захлопнул дверь. Подъем, каналья! Решительно направился к кровати, напрягая взгляд в темноте и регистрируя диковинные отблески рассыпающихся за окном разноцветных искр, холодных, как его руки. Красные пятна запрыгали по постели, когда он склонился над ней. Пистолет в левой руке он навел на кровать, а правую, сжатую в кулак, поднял вверх.

Отзвуки шагов в коридоре в неожиданно наступившей тишине заставили его присесть на корточки возле кровати. Он даже оперся на нее. Постель была холодная и безучастная. Шаги стихли. Где-то впереди он услышал прерывистое дыхание. Свое. Отца Адама в келье не было.

* * *

Он просидел на полу возле кровати больше часа, вслушиваясь в безмолвие монастыря. Отец Адам так и не появился. Шел уже второй час ночи. Дыдух постарался размышлять логично, хотя это давалось ему с трудом. Уже полтора часа он был всего лишь диким псом на охоте. Весь обратился в слух и нюх. Действовал инстинктивно. А сейчас погрузился в давно забытое состояние, затаился неподвижно в темноте, как кобра.

Он выпрямился и помассировал затекшие ноги. Снова спрятал оружие. Он уже понял, где следует искать добычу, хотя здравый смысл подсказывал, что надо ждать. Удостоверившись, что коридор пуст, он вышел и направился к деревянной лестнице напротив настоятельской галереи.

Лесница ужасно скрипела, когда он спускался по ней. Хотя спускался он очень медленно. Сворачивая на площадке между маршами, ощутил на себе чей-то взгляд. Встревоженно огляделся, встретился с этим взглядом. Глаза на большом распятии переполняло страдание. Избегая этого взгляда, Дыдух спустился еще ниже и, миновав трапезную, открыл дверь в атриум. Оттуда вышел во внутреннюю крытую галерею двора. До зала капитула он добрался минуту спустя. По его расчетам, дверь должна была быть открытой. Она открыта всегда, когда там покойник, — а вдруг кто-нибудь захочет помолиться ночью за душу доминиканца.

Гроб стоял посредине, перед алтарем, между четырьмя высокими позолоченными пластиковыми свечами. Отблеск огня, теплящегося в какой-то лампаде, ползал по дубовым скамьям, отражался от позолоты алтаря и играл на полу и фиолетовом покрывале, которым был застлан черный ящик, служащий катафалком. А также по рясе мужчины, стоящего у гроба. Монах этот, сдвинув немного крышку, заглядывал внутрь. Он опирался локтем на край гроба, и сзади казалось, будто бы разговаривает с покойником.

Дыдух тихонько прикрыл дверь и с удовлетворением заметил ключ. Он повернул его и оставил в замке. Монах, прильнувший к катафалку, не шевельнулся. Поэтому детектив направился к нему неспеша. Он подходил сзади, не заботясь о том, что его могут услышать. Даже если бы… теперь это не имеет значения. У отца Адама уже нет шансов убежать. Интересно, понимает ли он, что значит довести человека до такого состояния, когда тому некуда бежать. И еще интересно: а сам он попытается кусаться, если окажется в подобной ситуации? Идеальный пес Господень, отец Адам. Агрессивно стерегущий стадо от волков, ненавидящий все, чего не приемлет его ортодоксальная исступленность. Что ты делаешь над этим гробом? Почему не оставишь в покое отца Порембу почему продолжаешь его убивать?

Он уже мог дотронуться до рясы. Мог схватить за седые волосы. И что же: притянуть к себе его голову и метким движением размозжить череп о ребро гроба? Дыдух постоял с минуту, опять бездумно. Уставившись на рясу. Он заметил, что отец Адам без очков. Но глаза-то у него есть! Может, наконец удастся взглянуть в невооруженные глаза доминиканца?

И только оказавшись с другой стороны гроба, он увидел, что отец Адам спит. Склонившись над покойным, мерно и тяжело дышит. Глаза отца Порембы тоже были закрыты. И у обоих на лицах умиротворенность, чуть ли не улыбка.

Дыдух несколько раз пошевелил сдвинутой крышкой гроба. Отец Адам открыл глаза. Они были какие-то светло-желтые. Маленькие точечки зрачков устремились сначала на отца Порембу, а затем на все еще подрагивавшую крышку. Монах выпрямился и надел очки. И тогда он заметил Иосифа Марию. Долго смотрел на Дыдуха, как тот двигает крышкой, смотрел, будто человек, утративший связь с действительностью. А Дыдух ухмылялся и тер деревом по дереву. Наконец перестал. Сказал:

— Добрый вечер, папа. Что тебе снилось?

Отец Адам не ответил. Улыбнулся лишь грустно.

— Что тебе снилось, папуля? Батальон гномиков насиловал в лесу Красную Шапочку? У тебя был счастливый вид.

— Посмотри, — отец Адам указал на видневшуюся в щели ступню Порембы, — погляди. Отец Поремба велел похоронить себя по старинному обычаю в одних белых носках. А нашего сапожника уже давно просил, чтобы тот перешил его ботинки для меня. Я получу их после похорон.

Дыдух слушал его ошеломленный. Старик совершенно обезумел.

— И поэтому ты его убил? Из-за ботинок? Это что, ваше поколение так развлекается, папа?

— Перестань называть меня «папа»! — рассердился отец Адам. — Мы здесь не одни. Ты нарушаешь тайну исповеди!

Дыдух какое-то время смотрел на высунувшиеся из-под облачения четки, которыми были оплетены руки отца Порембы. И вдруг ему расхотелось и дальше вести эту циничную игру. Захотелось сию же минуту выплеснуть накипевшую злость в лицо этому сатане.

— Знаю, знаю… Целомудрие — чепуха! Убийство — ерунда! А пасть свою, доминиканец, заткни, ты ведь обязан хранить тайну исповеди! Кто ты такой, чтобы меня учить? Кто тебе дал право давать и отнимать жизнь? Кем ты себя, во имя всего святого, почитаешь, монах?!

— Я никого не лишил жизни, а дал ее только тебе, и, поверь, раскаяние мое велико, — тихо промолвил отец Адам и снова потупил голову, всматриваясь в отца Порембу. — Ты не хотел отпустить мне грех. Возможно, ты был прав, возможно, Господь правильно тебе посоветовал, повелев затем покинуть монастырь. А он, он, — монах легонько погладил желтую кожу на безжизненном лице отца Порембы, — дал мне отпущение… и ботинки дал.

— Ну уж… умоляю тебя, юродивый старик! Давай не будем разыгрывать здесь дешевую достоевщину. Ты знаешь, что я пришел, чтобы тебя наказать? Я не в состоянии доказать в суде, что ты убил или распорядился убить отца Порембу, но знаю это точно, и я пришел тебя убить. Однако сначала ты мне кое-что расскажешь о своей секте татуированных живых трупов!

Вдруг отец Адам закашлялся. Зажал рукою рот. Что-то невнятно пробормотал. Хилое, тощее тело сотрясла судорога. Смеха. Сперва тихо, а потом, уже не сдерживаясь, он хохотал во весь свой беззубый рот, жутко, так что потухла стоящая рядом свеча, не выдержав напора воздуха и слюны.

Дыдух вытащил оружие и подошел к отцу. Вставил дуло в открытый рот.

— Прекрати!

Старик, отступив назад, вытолкнул языком дуло и продолжал смеяться, скорчившись, как человек, у которого разболелся живот.

* * *

Несмотря на этот пронзительный смех, стук в дверь был хорошо слышен. А затем и грохот. Отец Адам резко выпрямился. Приложил палец к губам и указал Дыдуху на катафалк. Спрячься. Иосиф Мария, с трудом согнув одеревенелые ноги, присел за гробом. Высунул голову из-за угла катафалка, почти у самого пола. Он увидел, как отец Адам открывает дверь. А затем пятится и падает беззвучно, как в немом фильме. Серая фигура входит внутрь и поворачивает ключ в замке. Стремительно направляется к лежащему монаху. Длинное пальто закрывает ботинки, и кажется, что незнакомец плывет по воздуху. Он приседает, зажимает отцу Адаму ладонью рот и неизвестно откуда взявшимся ножом наносит удар в живот. Дыдух бросается к ним. Не сводит глаз с нападающего, а тот, словно удивившись, смотрит на свое обоюдоострое оружие и заносит его для второго удара. Заметив приближающуюся фигуру, он меняет решение. Бьет краем ладони по обнаженной шее старого монаха, ногтями раздирает татуировку и, сделав молниеносный выпад вперед, пулей кидается на Дыдуха. Детектив пытается перепрыгнуть через тело отца, ставшее похожим на огромную куклу, но кукла словно подставляет ему подножку, и он летит на пол, чувствуя, как нож убийцы с легкостью прокалывает резиновую подошву и вонзается ему в ступню. Дыдух целится в воздух и стреляет в направлении взметнувшегося с пола пальто как раз в тот момент, когда тело его отца амортизирует его падение. Лежа на монахе и тупо повторяя: он мертв, он мертв, он мертв, — Дыдух натыкается пальцами на кусок кожи, которым опоясан отец, кусок звериной шкуры, жесткой, невыделанной, с гвоздями, ранящими тело. Поэтому-то первый удар ножом не достиг цели. Его остановил бронежилет кающегося грешника. Смертельным стал удар по шее.

Пуля прошивает пальто у самого воротника. Согнувшись, оно оседает на пол. Дыдуху и подходить не надо, чтобы убедиться, что под бесформенной горкой ткани не кроется человек. Преступник растворился в темноте. Простреленное пальто лежит — одинокое, скомканное, как мулета матадора.

Свист раздается с того места, где горят свечи и покоится отец Поремба.

Чистая случайность, что нож пролетает на волосок от Дыдуха. Чистая случайность, что Дыдух именно в этот миг резко скатывается с тела отца, отталкивая его, задыхаясь, словно ряса опутала детектива, как подводные растения или живые хищные существа, затягивающие в пучину неосторожного пловца. Поэтому ему удается избежать гибели от летящего стального клинка, который, звякнув, отскакивает от пола. И вообще поднимается страшная кутерьма. За дверью кричат что-то разбуженные люди. В дверь ритмично барабанит чуть ли не целый взвод.

Дыдух кидается в сторону катафалка и алтаря. Пистолет оттягивает вытянутую дрожащую руку. Вторая служит подпоркой. Какая-то тень с несусветной скоростью обегает гроб. Свечи гаснут. Дыдух не стреляет. Собственно говоря, он с трудом контролирует свои действия. Шум за дверью усиливается, и теперь ему сопутствует грохот падающего с катафалка гроба. Вокруг кромешная тьма. Дыдух медленно подходит к стене слева и включает свет. Несколько галогенных ламп освещают зал капитула.

И тут он замечает идущую к нему фигуру. Как живой труп, окостенело и неспешно, с отекшим лицом и закрытыми глазами на него надвигается отец Поремба.

* * *

Иосиф Мария Дыдух, частный детектив, бесхозный пес, сел на пол зала капитула и заплакал. Возле двери, в которую не переставая ломились доминиканцы, лежал его отец. Ряса подвернулась, обнажив босые ноги. В пятнах. Холодные. Тощие. Неподвижные.

С другой стороны приближался отец Поремба, его ноги в белых носках бесшумно скользили по полу. Человек, несущий перед собой отца Болеслава, должен был обладать нечеловеческой силой. Он был почти не виден за широким одеянием монаха.

Сквозь слезы Дыдух смотрит, как глумящийся над памятью, над уважением к покойнику четырехрукий монстр подходит все ближе. Дыдух вытирает рукавом пиджака глаза. Спокойно наводит пистолет на Порембу и говорит:

— О призрак, призрак, прошу тебя… положи тело наземь, осторожно, а потом сам ложись рядом и раскинь руки крестом.

Отец Поремба приближался, не внимая увещеваниям.

— О, призрак, призрак, молю тебя, не заставляй меня осквернять труп этого благочестивого монаха… иначе, клянусь Богом и трупом моего отца… отца Адама, — тебя ждет мучительная смерть.

Поремба был уже совсем близко, надвигался всем телом, а когда Дыдух медленно встал с оружием, нацеленным в голову покойника, и немного отступил влево, чтобы на самом деле взять на мушку человека, который дал новую жизнь отцу Порембе, тот тоже начал неторопливо поворачиваться. Курок, наведенный на закрытые глаза усопшего, на одутловатое, желтовато-синюшное лицо партнера в этом чудовищном танце, постепенно перестал дрожать. Слезы продолжали течь из глаз Дыдуха, но он понимал, что если срочно что-либо не предпримет, то через минуту, вот так же кружась, даже в том же замедленном темпе какого-то ритуального гаитянского вуду[30], убийца приблизится к двери, и тогда, если он бросится к ней, Дыдух не решится стрелять. За дверью по-прежнему не стихали дебаты монахов, их голоса были хорошо слышны, хотя они уже перестали колотить в дверь, как банда недоумков-гномиков. Если он промахнется, пуля, прошив дверь, может застрять в каком-нибудь теле, застигнутом врасплох, совершенно не готовом к смерти, а душа через дырку в том теле, освободившись, мгновенно тайком ускользнет, не получив последнего причастия.

Он снова вытер рукавом левой руки лицо. На сей раз смахнул не только слезы, но и густую жидкость на верхней губе. Шмыгнул носом. Это будет убийство. Прекрасная развязка. Циничное, обдуманное за время этого круговращения тел убийство. И тот там, тот проклятый призрак, привидение, исчадие ада, тот сзади, что прячется, как крыса, хорошо знает, что делает. Еще секунда и будет поздно.

Дыдух опустил руку быстро. Пистолетом ткнул в рясу отца Порембы, выбрал угол, выстрелил.

* * *

До чего же тихо было в келье настоятеля. Суматоха в коридоре улеглась. Беготня и шум растворились в густой тишине. Дыдух сидел на полу, пил горячий чай и старался не смотреть в глаза главы конвента. А тот, расположившись за письменным столом, нервно выстукивал пальцами по дереву какую-то увертюру.

— Значит, вы не позволите вызвать полицию? — Вопрос детектива был адресован глухой ночи за окном.

— Нет.

— Совершено убийство. Он убил на моих глазах отца…

— Твоего отца.

— Вы знали…

Настоятель повел плечами.

— Из тайной кассы провинциала[31] мы давали деньги на алименты твоей матери. Отец Адам тяжело раскаивался за ту минуту, за ту единственную минуту. Наложил на себя суровую епитимью, чего я не одобрял.

— Отец Адам был фанатиком. Он был опасен. Я сумею доказать, что он убил отца Порембу.

— Что за бред, парень. Ты устал.

Еще как. Когда прогремел выстрел, когда сильно рвануло руку, а отец Поремба повалился на Дыдуха, будто тряпичная кукла, все вокруг закружилось и пустилось аллюром, наподобие скрипучих лошадок на детской карусели. Весь зал капитула пришел во вращение. И тот человек, который за долю секунды до выстрела пихнул покойника на Дыдуха, а теперь бежал к двери, открывал ее, и открывал, и открывал, и открывал, пока Дыдух не понял, что фильм не кончился, а только заело пленку и сцена повторяется с целлулоидным безразличием — а потом проектор гаснет.

Очнулся он в келье настоятеля, ощутив на лице запах нашатырного спирта, из чего заключил: «скорую» не вызвали, это санитар подтверждает на практике эффективность прабабушкиных методов. Нога, вполне профессионально забинтованная санитаром, болела. Из-за двери долетал гул голосов, необычный для этого места и времени суток. Позже всё постепенно успокоилось, и лишь настоятель продолжал исполнять свою партию.

— Как ему удалось убежать?

— Мы столпились у двери, перепуганные выстрелами. Он выскочил, как бешеный зверь, растолкал нас и исчез.

— И как же он убежал? Вы его не искали?

— Так же, как ты пришел, — насупился настоятель. — Через читальный зал в гостевые комнаты. У него, по-видимому, имелся ключ. А потом он выскользнул из монастыря. Привратник был с нами.

— Отец, послушай. Если мы сейчас же сообщим в полицию, еще можно будет его поймать, в любом случае вероятности больше!

— Когда выйдешь, звони куда угодно. Но сперва подумай хорошенько. Дело может быть чревато невообразимыми последствиями.

Дыдух стремительно вскочил на ноги. Однако сразу же сел — закружилась голова.

— Люди, да вы что, все ненормальные?! Не понимаете, что это убийца? Убийца! — отчеканил он настоятелю прямо в лицо.

— Успокойся. — Настоятель подбирал сложный аккорд на гладкой поверхности письменного стола. — То, что я не желаю присутствия на территории монастыря посторонних, не значит, что виновный избежит наказания. Понимаешь, я видел его лицо.

— Я тоже видел, совсем недавно, ну и что?! Мы будем ходить по городу, по всем городам и деревням и заглядывать людям в лицо, пока не найдем…

— Не понадобится. Я его хорошо знаю.

Дыдух глубоко втянул воздух, так глубоко, насколько смог. Почти до колен. Посмотрел на настоятеля выжидательно.

— Сначала ты, — сказал настоятель. — Расскажи мне эту историю. Расскажи, почему ты здесь оказался вооруженный, что ты хотел сделать? Всё мне расскажи.

Дыдух пытался справиться с возмущением. Иосиф Мария очень высоко ценил настоятеля. Еще во времена его монашества этот священник был для него образцом и светочем. А затем надеждой, когда мир разлетелся вдребезги. Но он ничего не может сказать. Лояльность по отношению к клиенту в его профессии превыше всего. А для него самого превыше всего честь.

— Простите, отец, я не могу этого открыть.

Настоятель покачался какое-то время на стуле. Перестал барабанить. Наконец посмотрел на Дыдуха ясными глазами. Передвинул стул на середину кельи и сказал мягко:

— Тогда иди сюда и исповедуйся. Тебе ведь это нужно, правда?

— Очень нужно.

* * *

Когда они выезжали из Кракова, рассвет уже занимался вовсю. В маленькую деревеньку — цель их поездки — было около получаса пути. В эту пору шоссе пустовало, и «субару» Дыдуха мчалась намного быстрей, чем дозволяли правила. Каждое нажатие на педаль газа причиняло Дыдуху боль, поэтому он старался сбавлять скорость как можно реже.

Настоятель сидел рядом и, казалось, полностью отключился. Он не шелохнулся с той минуты, как сел; Дыдух был уверен, что монах даже не моргает, только широко открытыми глазами глядит на дорогу. Необязательно на ту, на которой они находились.

Двое доминиканцев — оба завидного роста — на заднем сиденье также не подавали признаков жизни. Сжав губы, они думали о чем-то своем или молились. Настоятель выбрал их, поскольку они славились физической силой, их чаще, чем других братьев, можно было встретить в тренажерном зале. Оба, кроме того, были сторонниками жесткого курса на моральное обновление, который в монастыре символизировал отец Адам. Если бы они знали, что едут с его сыном, подумал Дыдух, разверзлись бы хляби небесные и навечно погребли их в сырости. Он наклонялся к зеркальцу заднего вида, чтобы рассмотреть, есть ли у кого-нибудь из них татуировка на шее, но ничего подобного не заметил.

— Помните, братья, — наконец заговорил настоятель, — месть не является нашей целью. Месть — чувство неблагодатное. Не нам вершить суд.

Ответом сзади была тишина, а Дыдух задал себе мысленно вопрос, вызвавший у него улыбку. Неужели убийство доминиканца не повлечет за собой столь же трагических последствий для преступника, как для иного — убийство копа? Ему не нравилось, что настоятель выбрал не лучшее из решений. Он сейчас едет, чтобы схватить по-настоящему опасного, чрезвычайно ловкого типа — хотя гораздо охотнее пригласил бы для этой цели антитеррористическую группу, — с настоятелем конвента, человеком святым, но немолодым, и двумя детинами, которые, вступив в орден, решили, что будут просто выполнять разные поручения, и даже не приняли рукоположение в сан. Он ничего не знает о них кроме того, что они обожали его отца и сделают все, чтобы виновный был наказан. И к ним в придачу он сам, смертельно усталый, бесхозный хромоногий пес. Доминиканские командос, лучше не придумаешь.

Когда детектив рассмеялся, настоятель взглянул на него с удивлением. Поэтому он подавил смех и извинился. Они снова мчались в молчании.

Дыдух уже немного пришел в себя. Шок, вызванный смертью отца и событиями в монастыре, прошел, сменившись отупением. Ведь для него этот человек умер много лет назад. И теперь он не понимал, как мог пойти в монастырь, чтобы его убить. Неужели он и в самом деле сумел бы это сделать? Минутная невменяемость. Странный и точный диагноз.

Исповедь-рассказ действительно была очищающей. Она не принесла ему бодрости, в которой он нуждался, а лишь вялость засыпающего человека, для которого сон — единственное время покоя. Вероятно, он даже заснул ненадолго. Да, наверное, он спал там, в настоятельской келье, но уже этого не помнит.

А потом рассказывал настоятель. И о том, кем был убийца, и об отце Адаме, отце Порембе, и они вместе собрали целиком этот паззл, и картинка, предложенная им жизнью, не была по-весеннему радужной. А была старой и грязной. Попахивала сточной канавой. Тем не менее все указывало на то, что никакой секты нет. Татуировка у отца Адама была всегда, и он никогда не объяснял ее происхождения. И сходство со старым крестом во внутренней галерее конвента скорее символически свидетельствовало о его «обручении с монастырем». Настоятель ничуть не удивлялся молодежи, которая тянулась к Адаму. Времена-то какие. Когда всё вокруг продажно, молодые ищут опоры. Но чтобы это переродилось в какое-то экстремистское движение? Абсурд. Иосиф, ты же был доминиканцем, как ты себе это представляешь? Э, всего лишь навсего свойственное молодости метание между бунтом и поисками лидера и гуру. Непоколебимого и харизматического. О причастности отца Адама к смерти Порембы, разумеется, и речи не шло. Именно Адам больше других уговаривал отца Болеслава выставить свою кандидатуру на должность настоятеля. Он простил ему слабость к спиртному, от чего, впрочем, тот вылечился. Он простил ему фантазии о либеральной и открытой Церкви. Они часто дискутировали в перерывах между занятиями, а молодежь слушала их с раскрытыми ртами, видя собственными глазами, как две церковные доктрины могут уживаться под одной крышей без обоюдного ущерба и ненависти.

После того, что Дыдух услышал о Порембе от отца каких-нибудь несколько часов назад, он без труда поверил этим словам. И ему полегчало. Сразу все упростилось.

Позже настоятель подробнее рассказал об убийце. Это был церковный сторож из прихода в Ч., хорошо известный доминиканцам чудак. Монахи часто ездили туда на духовные упражнения. Особенно отец Поремба и Адам. Еще в ту пору, когда приходским священником там был ксендз Матеуш, ныне личный капеллан митрополита. Ты знаешь ксендза Матеуша, Иосиф?

* * *

Солнце уже неспешно прохаживалось по тихой деревне, заглядывая в тенистые сады.

Костел они заметили издалека, и Дыдух свернул к нему; «субару» подпрыгивала на проселочной дороге.

— Думаю, сторож будет в костеле, — тихо сказал настоятель. — Вы знаете, как себя вести.

Ни один из братьев не ответил. Они подъехали к костелу сзади. Монахи вышли и запросто перемахнули через невысокую ограду. Побежали по траве к мощеной дорожке с тыльной стороны костела. Дыдух свернул и поехал вдоль ограды к деревянным воротам. Ворота были открыты, а прямо от них дорожка вела к дверям храма. И эти двери тоже были распахнуты. Дыдух и настоятель медленно приблизились к ним, однако внутрь, где было темно, не вошли. Человек, которого они искали, ждал их в дверях. Глаза его выкатились из глубоких глазных впадин, а потемневший язык высунулся до подбородка, как у школяра. Ветра не было, поэтому он не покачивался. Висел спокойно.

Настоятель опустился на колени. А за ним и два монаха, которые примчались сюда с обеих сторон костела на его негромкий зов.

Дыдух похромал к двери. Теперь ты гадаешь Люциферу, Марцьян? На шее удавленника он заметил красное пятно от удаленной псевдотатуировки. Он подошел к одной из дверных створок с вырезанными изображениями ужасных дьявольских рож и сцен адских мук. Листок бумаги был пришпилен к ней ножом. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Пусть преисподняя поглотит грешных священников и монахов. Вот что я, Гжегож, прозванный Сиротой, или Гжесем-дурачком, органист и церковный сторож:, хочу сказать вам о том, как я стал орудием гнева Господнего…

Дыдух читал. Почувствовал, что за ним кто-то стоит. Настоятель тоже водил взглядом по строчкам текста. Наконец он, тяжело ступая, обойдя тело на порядочном расстоянии, исчез в сумраке храма. Там преклонил колена перед алтарем. В светлых лучах солнца, среди бесконечного множества пылинок, Дыдух видел, как его спина содрогалась от конвульсивных рыданий.

* * *

Было девять часов вечера, когда детектив позвонил в полицию. Попросил настоятеля остаться и дождаться полицейских.

— У меня встреча с клиентом, который, полагаю, обрадуется, что дело закончено. Если я не появлюсь, может подняться дым коромыслом, поскольку я говорил, что проведу ночь в монастыре.

Настоятель покивал и вновь исчез внутри храма, чтобы тихо помолиться вместе с послушниками.

Машина детектива сорвалась с места с визгом покрышек, разметав пыль, вернее, подняв такую тучу, что она обдала даже удавленника, хотя тот находился в конце дорожки. Дыдух пожалел, что у него нет мигалки, которую он мог бы положить на крышу, включив одновременно сирену. Увы, одинокая ищейка, бесхозный пес — лишь отчасти настоящий мужчина. Любой коп в сломанном «полонезе», стоящем на обочине, будет им в большей мере, потому что у него больше прибамбасов. Он засмеялся и почувствовал боль в челюсти. Долго же он будет отдыхать после этой истории! Возьмет Матильду, и они поедут на Тенериф посмотреть вулкан и пить местные крепкие напитки. Во всяком случае, счет, который он выставит Его Преосвященству, будет немалым.

Без пяти десять он прибыл в секретариат и ждал, когда его пригласят в кабинет архиепископа. Наконец пришло его время. Архиепископ сидел в кресле с левой стороны. В кресле с правой сидел его преподобие ксендз Матеуш. Дыдух не среагировал на предложение тоже сесть. Он хорошо себя чувствовал так, стоя посредине, как вестник на старинной картине.

— Извините за мой вид, я сегодня не спал. Хочу сообщить, что я нашел убийцу отца Порембы, но это — не отец Адам.

— Как это? — занервничав, с удивлением спросил личный капеллан Его Преосвященства, ксендз Матеуш.

— Убийца — церковный сторож и органист из подкраковской деревни, Гжегож, прозванный Сиротой.

Глаза Его Преосвященства сузились, а ксендз Матеуш резко вскочил. Архиепископ жестом приказал ему не вмешиваться.

— Да… и еще, — продолжил Дыдух, — отец Адам мертв. Сторож убил его на моих глазах.

Он наблюдал за реакцией священников. Архиепископ слушал с вежливым вниманием. А ксендз Матеуш стоял — взбешенный, побагровевший — и размахивал руками, но еще раз перебить не осмеливался.

— Сторож тоже мертв. Повесился в дверном проеме храма.

Дыдух надеялся, что это прозвучало в достаточной степени патетично. Лицо Его Преосвященства не дрогнуло. Ксендз Матеуш опустился в кресло и как будто бы немножко успокоился.

— Вот что еще весьма интересно, — добавил Дыдух. — Трудно поверить, что этот дикарь питал такую ненависть к доминиканцам, чтобы решиться перерезать их, как овец. И особенно странно то, что он слишком много знал. Например, откуда-то ему было известно, что я буду в монастыре этой ночью. Он также знал, где застанет отца Порембу, знал, как отменить визит стоматолога…

— Зачем вы нам все это рассказываете? — перебил его уже совсем спокойно ксендз Матеуш. — Его Преосвященство, ксендз архиепископ очень занят…

— Я говорю все это, потому что мне следовало раньше разобраться в том, что происходит.

— Идите-ка отсюда, пожалуйста!

— Сейчас, я еще не рассказал вам о письме, которое оставил сторож.

Ксендз Матеуш побелел. Иначе говоря, побледнел, и весьма сильно.

— Может, мне лучше выйти? — спросил архиепископ.

Ксендз Матеуш не ответил. Смотрел на Дыдуха, словно бы тот был духом, а не Дыдухом.

В эту минуту вошли они. Как всегда к месту и ко времени. Вошли учтиво, представились, замахали ксивами (удостоверениями — поправился Дыдух), извинились перед архиепископом и арестовали ксендза Матеуша, вменив ему в вину заказ на убийства. Матеуш, следуя между двумя полицейскими, гордо поднял голову. Уж этого Дыдух никак не мог снести.

— Как ты посмел убить, гнида! Мразь! То, что они знали о тебе и о стороже, еще не повод, чтобы убивать! Ты боялся за свою карьеру! А может, стыдно было, что тебя употребляет церковный сторож?

Матеуш остановился, не обращая внимания на полицейских. Ответил тихо:

— Дурак же ты, Дыдух. Они были опасны для Церкви. Гребаные авторитеты, которые мутят головы молодым. — Внезапно его лицо приобрело хитрое выражение. — И соглядатаи… Любили подглядывать, особенно папенька…

Один из полицейских заслонил собой ксендза Матеуша и остерегающе шикнул на Дыдуха, когда тот решительно шагнул к ним. И они вышли.

Митрополит сохранял полное спокойствие, а улыбка добродушной заинтересованности не сходила с его лица. Дыдух заговорил первым:

— Ваше Преосвященство, вы хотели бы узнать всю эту историю?

— Нет, — на лице архиепископа внезапно появилась страшная усталость, — нет. Ступайте уж, пожалуйста.

— Ну что ж, хорошо. Могу я рассчитывать на вознаграждение за проделанную работу? Непосредственный заказчик какое-то время, очень длительное, как я полагаю, будет неплатежеспособен…

— Нет.

И Дыдух, вконец измученный, потащился в свой Казимеж. Ему не давала покоя мысль, зачем ксендз Матеуш его нанял, ведь было бы лучше, если бы дело само собой сдохло. Или это архиепископ придумал расследование, или же тут просто отсутствует логика. А разве опасные преступники всегда должны поступать логично? Не должны.

Если кто-то и должен что-то — так это спать, спать…

Перевод О. Катречко


Рафал Групинский Последнее дело следователя Гощинского

Мировой судья Гилярий Подневский устало смотрел на бестолково дающего показания свидетеля, счетовода лесничества Смоляры Государственной инспекции по надзору за лесами. Когда же он наконец закончит это свое «не припомню, даже если бы захотел, не мог бы предположить…». Свидетель Мента не подтвердил показаний представителя Управления общественной безопасности в Мендзыходе. Он не помнил, чтобы говорил тому о жалобах мужиков, выигравших аукцион на остатки древесины, которые ничего не получили, хотя и заплатили все, что с них причиталось. Разумеется, он беседовал с господином Гощинским — рассказывал он допрашивавшему его государственному обвинителю, — но скорее мимоходом и так, в общем, ну, что тяжко после войны, что и в лесах нелегко: «диверсантов боимся, пан Теодор». Нет-нет, это как раз правда, что они не получили своей древесины, но я не говорил об этом с… Обвиняемый сидел неподвижно, внимательно разглядывая дающего показания чиновника. Облик его не выдавал никаких эмоций. Обеими руками он опирался на трость с характерной серебряной рукоятью в виде лошадиной головы, слегка покачивая ею взад-вперед. Судья стряхнул с нарукавника невидимую пылинку: ничего у него не выйдет, возможно, он даже прав, однако ничего не докажет, так что надо будет подумать о размере штрафа. Оскорбление государственного служащего, нанесенное следователем, в наши все еще смутные времена — штука серьезная, я должен быть суров. Этот возмутительно спокойный человек, определенно, проиграет дело.

* * *

Тишина вырвала Теодора Гощинского из глубокой задумчивости. Тридцать шесть тысяч марок штрафа — это немало. Однако все же лучше, чем шесть дней ареста. Судья, наверное, догадался, что я прав. Он внимательно осмотрелся: боже мой, где я, пора выходить, а то попаду на боковую ветку… Вскочил с лавки, схватил саквояж, защелкнул металлический замок, энергично потянулся за лежащим на полке котелком и быстро, решительно зашагал по длинной, обсаженной каштанами улице. В ночной тишине было слышно только жужжание сотен майских жуков в ветвях деревьев. Вот напасть, бедные деревья, подумал он, я должен написать в Управление, что окончательно ухожу с работы, одно дело — служить на границе во время восстания, и совсем другое — копаться в человеческих злоупотреблениях и подлостях.

— Довольно! — сказал он неожиданно громко и поспешно огляделся вокруг, испугавшись, что в ночной темноте кто-нибудь мог его услышать. — Надо наконец заняться своими делами. У меня новый дом, а я пока ничего в нем не сделал.

А кроме того, пора подумать о женитьбе, добавил он, на сей раз точно про себя. Стук его трости еще долго раздавался на опустевшей Вокзальной улице.

* * *

Он посмотрел в сворачивающую направо аллею. Это, вероятно, там, надо идти в ту сторону. Если это где-то за могилой тайного надворного советника Рутковского, то наверняка туда. Четвертый слева участок, вторая параллельная аллея, да, кажется, здесь, хотя нет, не может быть, это какая-то заброшенная, заросшая бурьяном могила, перевернутый вазон со старыми увядшими гладиолусами, которые когда-то были белыми, покрытая мхом надгробная плита… Теодор разгреб сухие листья. Лежат тут с прошлой осени, подумал он. Да, и все же это та могила. Ну, если вы, сударыня, так заботитесь о месте упокоения вашего первого супруга, мысленно обратился он к ней, замерев при виде представившегося его глазам зрелища, то нам не по пути. И, глядя на стелющийся среди сорняков вьюн, подумал об уже подаренном кольце и длинных шелковых перчатках. А потом лежать вот так, всеми забытым?

— Нет, ничего не выйдет, — добавил он уже громко и отчетливо, поднимаясь и стряхивая песок с коленей. — Ищи себе другого глупца, моя дорогая…

* * *

— Пан Теодор! Пан Теодор! Вставайте, убили дурачка Казика из Залесья!

Неужели послеобеденный сон придуман только затем, чтобы его всегда кто-то прерывал? Он неохотно снял черную бархатную повязку с глаз и посмотрел перед собой.

Разгоряченный, с побагровевшим лицом, советник Шумский нервно размахивал руками.

— Пан Мачей, я понял, что-то произошло, пожалуйста, расскажите обо всем спокойно и по порядку.

— Спокойно, как же, — пробурчал тот в ответ. — В лесу, у Чертова моста бандиты украли деньги, предназначенные на выплату жалованья работникам из Залесья! Убили беднягу Казика, который поехал с практикантом Мичинским в Заварче, а самого практиканта тяжело ранили!

— Откуда вам это известно, пан советник? — спросил Гощинский, запахивая халат и вставая с дивана.

— От коменданта Куны. Они почти все поехали в лес вести расследование, а сам практикант уже в больнице, в Бирнба… ой, простите, пан Теодор, в Мендзыходе, конечно.

Та-ак, Бирнбаум, вот почему он согласился остаться в следователях. Не потому, что давили в Управлении, а потому, что до него доходили слухи о попытках подкупа его сородичей прежними жителями городка, основавшими в Берлине Verein Ehemalige Birnbaum, Общество бывшего Бирнбаума. У пруссаков были свои методы: тех, кто поселился в их домах либо получил после восстания какой-либо скарб беженцев, запугивали или шантажировали, требуя заплатить за брошенное имущество.

— Все время что-то происходит, пан Мачей, правда? Надо немедленно ехать к Чертову мосту. Пожалуйста, подождите, через пять минут я буду готов!

* * *

Протоколист спустился между густыми зарослями дрока в глубокую придорожную канаву.

— Все ясно, — сказал он. — Пан комендант, следы подтверждают слова практиканта. Повезло парню, что жив остался! Видать, очень тихо лежал. Если б не эти заросли, бандит его бы добил.

— А как все произошло? — Теодор остановился и соскочил с велосипеда, мимоходом пожав руку Леону Куне.

— Видите ли, уважаемый пан Теодор, практикант Мичинский вез, впрочем, как обычно, жалованье работникам в лес, в Заварче. А этот Казик, или как его там, увязался за ним, похоже, он повсюду за Мичинским таскался, ну и сегодня тоже, только в этот раз на свою беду… Молодой человек, несмотря на тяжелое ранение в грудь, успел опознать убийцу, мы ищем его с самого утра. И, видит Бог, скоро найдем.

— И кто же это?

— Пан Теодор, может, вы его и знаете, лудильщик, за рекой живет, Новаком звать, его уже ловили на какой-то контрабанде, он тогда выкрутился, но после этого за ним дурная молва ходила…

— Молва дурная, это точно, — почти весело отозвался со дна канавы склонившийся над каким-то стеблем юный протоколист. — Кажется, у него есть сестра, еще совсем девчонка, а он уже ее всем в любовницы предлагает.

— Да что вы такое говорите?! — Теодор едва сдержал возмущение.

— Ну, так люди болтают, — поправился протоколист. — Я сам не знаю, в постели ее ни кем не видел. Она и впрямь очень молоденькая…

* * *

Как это было? Как было… значится, как все началось? Вы об этом, пани, спрашиваете? Ой, придется сейчас за все стыда хлебнуть, ну да чего уж там, он на нас давно глаз положил, на Каську, значится, не на меня, упаси Боже, она такая бойкая была и уверенная в себе, всегда знала, чего хочет, правду вам говорю, она знала, чего хочет, не то, что я, ну, а я тогда еще в начальную школу ходила, спасибо барышне из Ковно, ну, той, из имения над озером. Хотя он, подлец, давно на меня посматривал, нехорошо так, хитро, будто хотел сказать что-то, ну да я тогда не обращала на это никакого внимания, а Каська, похоже, сама на него запала — как в сенях мимо него проходила, всегда перед ним подолом крутила, что твоя лиса хвостом, а едва пан старший лесничий в дверях появлялся, сразу весело так напевать начинала, только недобрый он был человек, и взгляд у него был недобрый, хитрый, а как в мундир вырядится, то и не подходи, мы тогда носа с кухни не высовывали, только со Смолибоцкой сидели, помогали ей… А почему недобрый — это вы Каську спрашивайте, не меня, мне-то он леденцы давал и даже ликером угощал, тем, из черного буфета, который держал для особых случаев, потом сильно в голове шумело, даже песни хотелось во всю глотку петь… Но он этого не понимал, у него только обжиманцы были на уме…

* * *

— Обжиманцы? — удивился и как будто даже испугался Теодор. — И это вы мне, почтенному гражданину нашего города, говорите, тьфу, черт, о каких-то обжиманцах?

— Точно так, пан Теодор, я вынужден, нет другого выхода. Вы-то человек старых правил… и, наверное, не поверите, но, кажется — и это хуже всего, — что во всем виновата та, вторая Каська, она с самого начала готовила девчонку для этого развратника!

— Я попрошу не разводить здесь спекуляции и не говорить каждую секунду «кажется» — я хочу наконец выяснить, что здесь происходило! Речь идет об авторитете государственного служащего и чести Управления, и даже о добром имени всего нашего общества… Дорогой мой, мы должны спасти то, что еще осталось от нашей репутации, в конце концов, для того мы здесь. Ты говоришь, юноша, что та приезжая сейчас беседует с прислугой старшего лесничего? Это все вы от нее узнали или от коменданта?

Теодор явно помрачнел. Протоколист Миллер с тревогой на него покосился. Что случилось с вице-бургомистром? — подумал он. То, что одна девка гуляла и приучала к этому другую — что ж, это не новость, в деревне они и так обычно черт-те как рано выходят замуж, почему же он так сокрушается, в конце концов, сам уже в годах? Лучше бы жену себе поискал, ведь человек с достатком, только что двухэтажный каменный дом купил, и не одна бы охотно его приветила, только позови.

А еще у нас полтора трупа, и, может, ты этим наконец займешься, — чуть ли не добавил он вслух.

* * *

Ну, прям не знаю, как вам, пани, об этом рассказать. Он, то есть старший лесничий, иногда вел себя просто как дикарь какой-то, нервный такой делался, с ним даже заговорить нельзя было, и близко не смей подойти, вот так! Метался по конторе, точно пес по мясной лавке. И тогда Каська меня к нему посылала, это его успокоит, говорила, вроде я такое влияние на него имею. Но он только меня в кровать каждый раз тащил и приказывал его разминать, я и привыкла, почему бы и нет, если потом он мне денежку мог дать, тут он не скупился, а еще бусы красивые или какую другую цацку…

* * *

«Ваша честь!» — эти слова чернели на чистом листе как два одиноких выстрела. Теодор выглядел крайне взволнованным, он как лев метался по комнате в своей «наполеоновской», как ее называли его друзья, светло-зеленой домашней тужурке.

Я не могу допустить, чтобы мое имя связывали с этой грязью — шептал он — не могу, не могу, пусть лучше эти марки пропадут ко всем чертям… Что с того, что я был прав! Мы имеем не только воровство и мошенничество, не только ложь государственного служащего, но вдобавок заговор и преступление — он схватился за голову — и еще скандал, общественный скандал! Кто знает, может, это и есть самое страшное. Решительно слишком много в последнее время на меня свалилось… В любом случае, я должен написать мировому судье, что, хотя суд и обязан выплатить мне компенсацию, добиваться ее я не намерен и причины своего решения открыть не могу. Потому что не смогу — добавил он — за все золото мира не смогу.

* * *

Он точно исповедоваться пришел. Шептал ей что-то горячо на ухо, легонько гладил по волосам, обнимал. Они сидели в потемках, она в его спальне, испуганная и в то же время горячо надеясь, что наконец-то в ее жизни произойдет что-то важное. Он завел граммофон и поставил венский вальс. Это черное чудо издавало мелодичные звуки, заглушая напряженную тишину. Он велел ей сесть на кровать и начал целовать ее стопы, она машинально погрузила руку в его волосы и стала безотчетно их ерошить, словно боясь собственного бездействия и беспомощности.

— Может, вы проверите, Смолибоцкая уже ушла? — шепнула она стоящему перед ней на коленях мужчине, окончательно соглашаясь, таким образом, на участие в неком безмолвном заговоре.

Он прикоснулся к ее колену. Она инстинктивно сжала бедра, а ее рука замерла на его голове.

— Спокойно, милая моя Кася, я только посмотрю и поглажу, мне так нравится смотреть на твои аппетитные округлости, — шепнул он. — Впрочем, — добавил, — плохо тебе со мной не будет, увидишь.

Его руки деликатно развели ее колени — только слегка, на ширину шершавой ладони, которая затем проскользнула между ними и начала медленное, но безостановочное путешествие вверх.

На нее нахлынули волны дрожи, одна за другой, в низу живота стало горячо, и она вдруг почувствовала, что как будто обмочилась. Резко вздрогнула от стыда и внезапно поняла: ей откроется прекрасный новый мир, все будет так, как хозяин ей шепчет, а она, глупая, и без того не может сопротивляться, а значит, будь, что будет, а потом…

— Хочешь на меня посмотреть? — хрипло прошептал он. — Хочешь, золотце, посмотреть на моего сладкого толкача?

* * *

— Пан комендант, это какое-то неслыханное недоразумение! — Старший лесничий даже привстал с кресла, чтобы перевести дух. — Этот проклятый Гощинский уже однажды вменял мне какие-то подлости, нарушения и даже кражу, я обвинил его в клевете на государственного служащего — и что? Он с треском проиграл дело! А теперь-то зачем снова лезет?

— Пожалуйста, не волнуйтесь, хорошо? Погиб один гражданин, а другой, ваш работник, лежит в больнице, тяжело раненный… Я только хочу, чтобы вы ответили на несколько вопросов, не более того.

— Ну, не будем преувеличивать… какой гражданин из дурачка Казика, это все знают, — отмахнулся Магдзинский.

— Даже не говорите так. — На этот раз Куна повысил голос настолько, что сам удивился собственной решительности. Ведь у этого красавчика большие связи. Какой-то родственник в Инспекции по надзору за лесами или что-то в этом роде, даже бургомистру он оказался не по зубам. Не успел тот представить свой доклад в Познань, как он уже обвинил его в клевете. Само собой, я бы такой штраф не потянул, хотя сегодня это уже не так много, как пару месяцев назад, проклятая инфляция пускает людей по миру, будь здоров как…

— Вы, кажется, не до конца отдаете себе отчет, в какой ситуации оказалось ваше лесничество. И вы сами, — добавил он уже скорее про себя.

* * *

— Откуда стрелял преступник? С дороги или с тропинки? — Теодор указал на светлую линию, которая вилась между соснами параллельно дороге.

— С дороги, — комендант подошел к не видимому в зарослях краю откоса, — и это спасло жизнь практиканту, револьвер с такого расстояния бьет не слишком метко. А парень скатился в ручей и сверху наверняка походил на лежащий в грязи труп. Ловкий малый! Лежал не шелохнувшись долго, очень долго…

— Мы допросим его, пан Леон?

— Можно, хотя Шумский уже разговаривал с ним в больнице и только что вручил мне протокол. Но вы правы, мы должны сами с ним побеседовать, тем более что нам известно уже больше, чем нашему дорогому советнику.

— Знаете, мне так же, как и вам, начинает не нравиться этот Магдзинский. Он сам и его поведение — это какой-то ужас, пан Теодор. Вчера, во время допроса, он при мне почти смеялся над тем, что погиб этот малый, Казик, потому что какой из него гражданин, — тут Куна попробовал передразнить вчерашнего свидетеля, — ну, можете себе представить что-то подобное?

— К сожалению, могу и даже представляю вещи пострашнее, если речь идет о человеческой натуре… Но суть в том, что в данном случае не важно, нравится мне этот человек или нет. У меня были обоснованные подозрения, что он, будучи государственным служащим, совершил растрату, и даже если не он лично украл у мужиков древесину, то как минимум потворствовал краже… И до определенного момента у меня ведь даже был свидетель, этот не слишком смышленый счетовод Мента, который выставил меня перед судьей совершенным мальчишкой, впервые гоняющим тряпичный мячик на спортплощадке.

— Они были в сговоре?

— Возможно да, действительно были, — необычайно серьезным тоном закончил Теодор. — Я, однако, думаю, что причина кроется скорее в недопустимом давлении со стороны непосредственного начальника.

* * *

Смолибоцкая сливала в ведра сыворотку и что-то гневно ворчала себе под нос.

— Чего это вы сегодня злая как оса? — Кася подняла полные ведра, собираясь выйти во двор. — Не были, что ли, вчера на своих посиделках?

— Ты обо мне не беспокойся, потаскуха, — фыркнула Смолибоцкая, — я тебя твоим бездельем не попрекаю. Позаботься лучше о своем кавалере, — тут она понизила голос почти до театрального шепота, — а то им уже полиция интересуется…

Кася не перестала улыбаться и уже с порога, встав боком, чтобы пройти в дверь с ведрами, быстро ответила:

— А ты, старая карга, сама не съешь и другим не дашь…

Возвращаясь в дом по темному двору, она думала о том, что будет дальше. Жениться точно не женится, а вот ребеночка может смастерить, потому как похотлив страшно, да еще учит девчонку таким вещам, что просто срам господень, а ведь никто за нас не вступится, если он нас ко всем чертям выгонит, коли ему эта баба что-то наплетет или своими сплетнями напустит страху. Проклятая стряпуха!

* * *

Дождь. Мелкий упрямый дождь. Сытая, жирная земля и двое мужчин в черных, официально траурных накидках. Глухое шуршанье мокрых канатов, вытаскиваемых из-под опущенного в могилу гроба. Бедняга Казик, подумал Теодор, никто тебя даже в последний путь не провожает. Впрочем, нет, утешил он сам себя, ведь есть викарий ну и я. В конце концов, не каждого провожает в последний путь бургомистр… Интересно, на что жил этот парень — на пособие? Я ничего об этом не знаю, а ведь видел его, как и все остальные, почти каждый день, он попадался в городе на каждом шагу.

— Я премного извиняюсь, пан бургомистр, но, может, бросите горсть земли? Никого из родственников нет. — Старший из могильщиков шепотом прервал его размышления.

— Да, разумеется.

* * *

Он повернулся, громко рассмеявшись, и кивком указал на дверь. Ей были известны эти его игры. Малая наверняка спит. А он, конечно, хочет, чтобы она снова ее привела. Пан хочет, пан требует, значит, пани должна. Хотя какая из меня пани! Ну ладно, ладно, нечего обижаться. Этот Новак, кажется, затем ее сюда и пристроил, иначе, наверное, выкинул бы сестренку из дома или продал цыганам. Эй, малышка, проснись, барин ждет. Только сначала зайди за овин, а потом хорошенько подмойся, помни! Они вдвоем вошли в спальню. Кася сбросила халат, взяла малую за руку и вместе с ней устроилась на кровати. Однако в этот раз, кажется, он имел в виду не привычные обжиманцы с девчонкой, которая, впрочем, как правило, должна была просто за нами наблюдать. Но, усталая, все равно быстро засыпала. В этот раз мы сначала долго разговаривали, то есть в основном он рассказывал какие-то непристойные анекдоты, мы выпили несколько рюмок омерзительно приторного ликера из буфета, малая, похоже, быстро напилась, даже пыталась что-то слишком громко рассказывать, но мы ее не слушали. Вот-вот должно было что-то произойти, у меня сердце екнуло от страха, я знала, что в этот раз он действительно решил по-своему с нами позабавиться.

* * *

Практикант Мичинский приподнялся, опершись на высоко уложенные подушки, словно хотел вытянуться по стойке смирно, и нервно закашлялся.

— Пан комендант, это был тот лудильщик, я уверен. Догнал нас на велосипеде, первый заговорил, сказал, что тоже едет в Смоляры за клюквой и хотел бы к нам присоединиться. Ну, и от Межина мы поехали вместе, а в конце он сказал, что ему по нужде надо, и попросил на минуту остановиться. А уж как мы остановились, он сперва сделал свои дела, а потом достал револьвер. Господи Боже, целился в нас и улыбался…

— Что он говорил, вы не помните, что именно он говорил? Каждая мелочь, каждое слово может иметь решающее значение.

— Болтал чего-то о девках и что… ну, что у нас с ним есть что-то общее.

— Что-то общее?

— Да, вообще вел себя очень странно, было в нем что-то такое… одновременно чрезмерная, фальшивая угодливость и уверенность в себе. Упомянул, что тоже в каком-то смысле работает на моего начальника, то есть старшего лесничего, якобы услуги какие-то ему оказывает.

— А что-то более определенное, ну хоть что-нибудь? Какие-нибудь ассоциации… вы подумали — тогда или сейчас, — что мог иметь в виду этот лудильщик, никаких предположений не возникло? Ничего конкретного?

— Не-е, откуда, я только вспомнил сплетню… говорили, он исполняет разные странные поручения моего начальника… вот и все. И правда, приходил к нему, крутился рядом, вроде бы помогал на кухне и во дворе, но я работал в другой части имения, в конторе, и то с недавних пор… Не-е, тогда я ничего не думал, только о том, как бы живым остаться… Лежал лицом в грязи, так, чтоб хотя бы краешком рта дышать, и только лягушки по мне прыгали, и я боялся, как бы этот бандит не подумал, что это я шевелюсь, Господи Боже…

* * *

— Работает на старшего лесничего, так? Так он сказал?

— Да, так, но он мог иметь в виду эту девчонку, свою сестру, мы уже об этом говорили; она там в прислугах, помогает на кухне или что-то в этом роде.

— А если речь шла совсем не о том?

Теодор остановился в центре темной, почти лишенной света библиотеки. Шумский стряхнул табачные крошки с большого пальца, внимательно глядя на своего гостя.

— Вы не опасаетесь, пан Теодор, что у вас уже пунктик в отношении этого человека?

В ответ тот нетерпеливо пожал плечами и только буркнул:

— Вы только посмотрите, лягушек он почему-то запомнил, вот как…

* * *

Сначала он целовал меня, потом малую, которая вроде бы поломалась немного, но, похоже, уже мало понимала, что происходит. Приказал ей встать на кровати на четвереньки, сам тоже так встал и велел кричать: «а сейчас, собачки, домой, домой». Ну, и мы помирали со смеху, малая просто визжала. А он между тем расшнуровал снизу ее рубаху и приказал мне с нее снять. Девчонка еще худенькая, жирка почти никакого, когда она подняла руки, маленькие, едва заметные груди напряглись и задрожали точь-в-точь как ягнята. Мне даже жалко ее стало. Но он велел мне массировать ей то место, на котором едва-едва появились волоски, «вот тут», кричал, а потом потихоньку засунуть туда палец. А сам хохотал громко и приговаривал: «какая забава, ах, какая чудная забава!» Потом встал позади и всадил в нее так, как обычно мне, когда малая уже спала рядом, после того как мы вдвоем перед сном хорошенько намнем его пьяный загривок. Бедрышки-то у ней плоские, худые, в первый раз он так резко вошел, что она даже стукнулась головой о деревянную спинку кровати и вскрикнула от двойной боли. Тогда я схватила ее за плечи и прижала к себе, а он только сопел и бормотал: «Держи ее, Кася, держи! Держи крепко».

* * *

— Есть! Мы поймали его в Микстате!

— Простите, где вы его поймали, пан комендант?

— В Микстате, это деревня, нет, пожалуй, городок недалеко от Острова. Он спрятался у одной буфетчицы. Слишком много начал парень тратить, швырялся этими марками у своей новой любушки, да так, что привлек внимание местного постового.

— В таком случае, насколько я понимаю, дело закрыто? Бандит схвачен, достойный доверия свидетель готов давать показания, и суровый, но справедливый суд ожидает быстрого решения присяжных?

— Уважаемый пан Теодор, может, вы и были бы правы, если бы не одна загвоздка: он молчит! Как-никак нам известно, что этот человек прошел всю войну на Восточном фронте, имеет награды от прусского командования, а значит, он не трус, и, если даже у него был сообщник или сообщники, мы рискуем ничего не узнать.

— И след обрывается? Вы думаете, пан Леон, что он ничего не скажет?

— Не будем ничего предсказывать, пан Теодор. Может, еще придумаем, как его разговорить. А может, он сам в какой-то момент почувствует, что его обманули и предали? Петухи всегда топчут кур в курятнике, верно?

— Верно. Но, как я понимаю, у ваших дознавателей имеются свои способы раскалывать таких крепких орешков, не правда ли?

— Обычных способов тут может быть недостаточно. Ведь речь идет о хладнокровно совершенном убийстве. И хотя перспектива болтаться на виселице не слишком соблазнительна, этот лудильщик не выглядит испуганным, как Бог свят! Ах да, еще одно: согласно показаниям канцеляриста, из лесничества украдена сумма, в два раза большая, чем была найдена у лудильщика.

— Неужели он успел столько потратить?

— Нет-нет, — Куна медленно встал с кресла, — я сделал поправку на то, что, даже если бы он напоил водкой половину городка, до этой суммы было бы еще далеко.

— Это значит?..

— Это значит, что вы правы, у него должны были быть сообщники. По меньшей мере один.

* * *

Весь город шумит, потому что схватили психованного братца малой. Успел уже поселиться у какой-то официанточки, этот подлец всегда находил способ подцепить очередную дуру. Малая теперь хнычет на кухне, нет чтобы радоваться, что этот ее якобы любимый братец, а на самом деле первостатейный мерзавец, уже не будет ее использовать. Магдзинский невесть почему ходил такой злой, что в конце концов уронил и разбил свой знаменитый фотоаппарат Фохтлендера. Орал потом как сумасшедший. Похоже, это из-за пожара того склада в Смолярах. Больше всего досталось бедному Менте, который и так слонялся по лесничеству как побитый пес, ну, и Смолибоцкой, хотя та всегда умела отбрить любого, невзирая на чины. Вот ведьма! Я только слышала, что всех нас, кто знал этого мерзавца, будут допрашивать. Скорее бы все закончилось! И что стряпуха им наплела, даже представить страшно, наверняка наврет с три короба, и придется мне возвращаться восвояси. Ну уж нет, к себе я никогда не вернусь!

* * *

— Что я думаю? Я думаю, что, во-первых, рассказ о краже древесины — ложь. Вором оказался мнимый пострадавший, который, беззастенчиво прикидываясь, будто понес убытки, обокрал мужиков. Во-вторых, причиной последнего пожара на складе в Смолярах может оказаться поджог, и я бы тщательно это проверил, я бы искал следы, пока не получил результаты, в-третьих…

— Господин следователь, мы приехали в Мендзыход не для того, чтобы выслушивать множество сомнительных гипотез, а чтобы узнать, является ли ситуация в приграничном городке, в котором вы служите, с точки зрения общественной безопасности угрожающей или еще нет? Мы хотим знать ваше мнение.

— Господа, я как раз написал прошение о снятии меня с должности следователя. Могу только добавить, что буду добросовестно исполнять свои обязанности до тех пор, пока в этом есть необходимость. Свое мнение я изложил в последнем докладе, и, думаю, в этом деле — по крайней мере для меня — ничего не изменилось. Лишь прибавилось фактов, которые, увы, говорю это с сожалением, подтверждают, что я с самого начала был прав. В нашей округе, и особенно в нашем городе, ситуация сложная, и враги нашей независимости могут этим воспользоваться. Вы ведь знаете, господа, что когда несколько месяцев назад мы на вокзале хлебом и солью приветствовали генерала Довбур-Мусницкого, местные немцы орали на малой рыночной площади Deutschland, Deutschland uber alles, Германия превыше всего. Это в самом деле непростой регион, поверьте мне, господа.

— В таком случае, думаю, вы сами понимаете, что ваша миссия еще не завершена, поэтому ваше прошение будет отложено ad acta.

* * *

Больше всего я не любила, когда приходил этот урод, мой брат. Он всегда кричал на меня, уж поверьте, пани, а то и врезать мог, рука у него была тяжелая, с малых лет. А Смолибоцкую за всякую мелочь честил, как будто он тут старший лесничий. Были ли они с хозяином на ты? Вроде были, да, точно, только когда посторонние приходили по делам, он помалкивал, ходил хмурый и все время повторял: «да, конечно, так точно, пан старший лесничий». Вот тут он прямо зверем делался, я его тогда больше всего боялась.

* * *

— Вы не поверите, пан Теодор, Магдзинского перевели!

— Как это: перевели? Когда?

— Его нет с понедельника, кажется, кто-то из Гоголице должен приехать на его место.

— Но ведь следствие по делу о пожаре в Смолярах еще не закончено! Господин советник, как же это возможно?

— Что ж, думаю, в этом ему помог его родственник из Познани, кстати, тот же, который и вас помог обвинить. Но сейчас, пан Теодор, можете еще раз побеседовать со счетоводом Ментой: думаю, он наконец-то пожелает рассказать все начистоту.

Теодор резко отмахнулся.

— Я даже видеть его не хочу! Коли у вас есть охота, пан советник, сами можете с ним поговорить. — Он немного помолчал. — А я, если угодно, могу изложить свои соображения в письменном виде.

— Э, пан Теодор, что-то вы в последнее время совсем скисли. Хорошо бы кровь наконец взыграла в ваших жилах — но по несколько иной причине… Поверьте, я говорю это с искренней симпатией.

Ну вот, и этот туда же со своими намеками. Хоть сейчас готов меня сосватать. Неужели в нашем захолустье людям совсем уж нечем заняться?

— Ах да, пан Теодор, еще одно. Вы побеседуете с пани Жултовской? Вчера она расспрашивала обеих девушек из лесничества и, похоже, выяснила кое-что очень важное для нашего следствия, — слово «нашего» советник особо подчеркнул, — а, кроме того, это исключительно красивая и умная женщина. Вы знаете, наш комендант, который сначала возмущался, что ему прислали женщину, сейчас в совершенном от нее восторге и все время — вот смех-то! — пытается кормить ее леденцами! Вьется вокруг нее как мальчишка!

* * *

Ксендз остановился. Оркестр играл все торжественнее, толпа опустилась на колени. Нельзя даже перчатки поправить, подумал он, поддерживая священника под локоть и стараясь приспособиться к движениям его нервных рук, поднимающих дароносицу. Ксендз поворачивался поочередно на все четыре стороны света, ветер трепал балдахин, а в паузах между громкими музыкальными секвенциями отовсюду, поверх моря склоненных голов, доносилось хлопанье хоругвей и ленточек с переносных алтарей, а также более приглушенный, словно специально подобранный фон, шелест листьев березок, недавно срубленных и поставленных в ряд вдоль рыночной площади. Даже солнце сегодня особо не докучает, но ксендз мог бы идти и побыстрее, вздохнул он, и не так обстоятельно совершать обряд литургии у каждого алтаря. Мы еще только у третьего… Вдруг какая-то вспышка вынудила его повернуть голову. Он посмотрел на угловой дом. Отсвет, кажется, еще дрожал на боковом стекле эркера. На мгновение стало слышно фырканье лошадей в конюшне Мойши у реки. Теодору показалось, что именно в этом окне, на втором этаже, мелькнула седая борода самого богатого в городе торговца лошадьми. Вряд ли ему интересны наши праздники, вздохнул он. Надо будет в ближайшее время объяснить ему, почему я, хотя и являюсь председателем христианского союза торговцев, намерен и впредь вести с ним дела… На миг его внимание привлекла еще одна персона. Позади толпы верующих, преклонивших колени перед Святыми Дарами, стояла одинокая дама, спрятав лицо от солнца под зонтиком и лишь слегка склоняя голову в молитве.

* * *

— Господа, представляю вам нашего нового старшего лесничего, пана Чеслава Чводзинского, получившего отменное образование в Тарту. А это, пан Чводзинский, наш вице-бургомистр, пан Теодор Гощинский. Пан Теодор уже полгода, а точнее, восемь месяцев, весьма успешно заменяет бургомистра Якобсона, который сейчас лечится на водах после долгого пребывания в больнице и которого, вероятно, мы еще долго не увидим.

Староста понизил голос почти до шепота:

— Господа, вы сами расскажете о нашей ситуации или я ее вкратце изложу? Правду говоря, я предпочел бы, чтобы это сделал кто-то из вас, поскольку о недавних событиях в лесничестве знаю лишь в общих чертах, точнее, почти ничего.

После краткого взаимного обмена любезностями оба — и советник Шумский, и комендант Куна — выжидающе посмотрели на вице-бургомистра. Тот смущенно откашлялся.

— Уважаемый пан Чеслав, вы должны первым делом провести тщательнейшую проверку запасов древесины в лесничестве, ознакомиться со всеми кассовыми операциями и произвести учет прошлогодних трелевок. Необходимо также сделать своего рода баланс открытия, иначе множество финансовых недочетов, оставшихся после вашего предшественника, могут быть впоследствии, упаси Боже, приписаны вам, хотя вы ни в чем и не виноваты…

— Да, да, пан Чеслав, это важно для всех нас, а не только для ваших дальнейших жизненных и профессиональных планов. Тут я решительно поддерживаю пана Теодора. Без этих сведений мы, собственно говоря, не можем закрыть следствие по делу, которое уже давно будоражит умы жителей нашего города. А у пана бургомистра есть собственное мнение относительно этого дела — точнее, пожалуй, смелая и довольно огорчительная гипотеза.

* * *

И что теперь прикажете делать? Он уехал невесть куда и даже весточки не шлет. Смолибоцкая торжествует и все время гоняет меня как последнюю собаку из дома на двор, со двора в сарай, старая ведьма! Посмотрим, захочет ли тебя этот новый, потаскуха! Что же мне делать? Старуха всем про меня разболтала, люди сплетничают, а кое-кто даже нос воротит, когда я рядом сажусь в костеле. Он очень страшный бывал, но и щедрый, как никто другой, да и было отчего, он один, похоже, не боялся этой инфлянции, не жаловался постоянно…

* * *

И снова этот мальчишка-протоколист выпендрился! Рассказал советнику, что младшая любовница Магдзинского — сестра лудильщика Новака, убийцы. И он, дескать, давно хотел об этом сообщить, потому что за рекой все уже который день о том только и судачат. Неужто и она в эту грязь замешана? Черт побери! Она ведь еще совсем ребенок, помню, кто-то мне ее когда-то показал, босую, смеющуюся, на речном пляже. В скромном коротком темно-сером платьице в мелкий белый горошек, бегала за байдарочниками, участвовавшими в гонках на приз бургомистра. Конечно, молокосос, может, и хотел показать, что умнее всех, но благодаря ему наконец-то обнаружилась хоть какая-то логика во всем этом деле!

— Господин советник! Вы понимаете, что мы узнали благодаря этому юному дуралею? Понимаете, как это важно?

— Кажется, понимаю, пан Теодор, чего ж тут не понять, но родственные отношения никак не могут служить доказательством. Это всего лишь делает вашу гипотезу более правдоподобной. Только и всего.

— Это уже много значит, господин советник, да, очень много.

* * *

Я сидела перед ним и глядела ему в рот, словно школьница. Мне не хотелось произвести на него плохое впечатление — ведь о том, о чем я собиралась ему рассказать, видит Бог, вообще не пристало беседовать с мужчиной, и уж наверняка — даже, если это нужно для дела — с посторонним мужчиной, который совершенно очевидно придерживается строгих правил поведения. Я рассказывала ему обо всем так, чтобы соответствовать его холодной сдержанности, явно обусловленной нравственными принципами. Не знаю, удалось ли мне это. Он был несомненно взволнован, временами в гневе закусывал губу, будто хотел спросить: зачем ты мне все это говоришь? Хочешь доказать, что мир прогнил, а Бог — расчетливый слепец? Нет, я не хотела ему ничего доказывать, и, честно говоря, сама была поражена тем, что услышала. Как мог государственный служащий вести такой аморальный образ жизни? Это лесничество — сущие Содом и Гоморра!

* * *

«Содом и Гоморра!» — таковы были первые слова, которые после долгого тягостного молчания произнес этот интересный мужчина с пышными, затейливой формы усами.

— Вы — случайный или, скорее, невольный свидетель глубокого нравственного падения общественности нашего города. Я подозревал этого человека во многих страшных вещах, вплоть до преступления из-за низменной жажды наживы, но только не в порнографических склонностях и растлении малолетней!

Он даже засопел от возмущения, хотя сам, как бы осознавая, что возмущение никого не красит, еще глубже спрятался в тени библиотеки, где меня принимал. Сказал, что будет обо всем помалкивать, потому что не хочет способствовать распространению еще большего числа сплетен и слухов в Управлении.

— Нет, речь идет не о нашей встрече, хорошо, что все прояснилось, а о том, что мы обсуждаем. В ратуше у стен всегда были уши, и в прусские времена все знали обо всем, что творилось в Управлении.

Признаюсь, меня немного позабавило это последнее замечание. О чем тут можно было бы посплетничать? О встрече двух незнакомых людей? Которые копаются в чужом грязном белье, потому что им кто-то это приказал? Хорошо, пускай. За спиной собеседника раздался мелодичный звон часов Беккера. Почему здесь так темно? Он спрятался от меня, как будто у него есть что скрывать или не хочется показывать мне какие-то боевые шрамы на лице. А ведь он привлекателен, даже по-своему красив…

* * *

— Пан Теодор, вы оставляете службу?

— Да. Наконец-то и, надеюсь, на сей раз окончательно.

— А вы знаете, что нашел Качмарек, старик садовник нашего нового старшего лесничего?

— Нет, что вы, ничего не знаю и ни о чем не слышал.

— В саду, позади сторожки, во время уборки он обнаружил лисью нору…

— И это называется открытие? Вы шутите, пан Леон?

— Нет-нет, речь не о самой норе, а о том, что он в ней нашел! Фотографические клише!

— Клише? — Самые черные мысли мгновенно пронеслись в голове у Теодора. — Клише Магдзинского?

— Конечно, а чьи же еще? А на них, стыдно сказать, обнаженные женщины с ним и этим Новаком, дуэты, трио и квартеты! Одна вообще жуть какая молоденькая. Наверняка мы уже завтра будем во всех газетах! Представляете себе? И все это в нашем городе!

— Нет, не представляю и слышать больше ничего об этом не хочу. Никакие подробности меня не интересуют. Вы хорошо меня поняли, пан Леон? А ваше замечание о газетах сочтем за не слишком удачное или, лучше, за не имевшее места, ясно?

— Разумеется, пан бургомистр. Признаю, что это было неуместно. Весьма неуместно. Мне неловко за свое поведение, так, вырвалось почему-то. А между тем мы уже знаем от Чводзинского, что не хватает древесины на несколько сотен тысяч марок, и это не считая того, что, очевидно, должен был скрыть пожар в Смолярах. А значит, нам известно, что вы с самого начала были правы, пан Теодор. Полагаю, я могу сказать то, что наверняка вас обрадует. Пожалуйста, разрешите — всего пару слов напоследок по поводу этого прискорбного дела.

— Я вас слушаю.

— Только что я объявил этого мерзавца в розыск. Мы поймаем его, как пить дать, он уже не отвертится. Обещаю.

Перевод Е. Шарковой


Артур Гурский Версия Чеслава

Чеслав Новак неподвижно лежал на земле. Лучше сказать — покоился, ибо, глядя на Чеслава, можно было подумать, что действие это, вернее бездействие, приносило ему очевидное удовольствие. На лице Новака отражалось то особое равнодушие, которое мы обычно приписываем состоянию блаженства, когда можно ничего не делать и никто не заставляет нас заниматься производственными, семейными и другими делами. Настоящий рай, по крайней мере, в версии для бедных и непритязательных.

Однако по выражению лица нашего героя было заметно: что-то нарушает идиллию. Может, дурной сон, может, смутное уже воспоминание о неприятной минуте. Тем не менее было понятно: все плохое — позади. Вид этого человека мог бы доставить прохожим удовольствие и даже вызвать зависть (ведь все мы куда-то спешим, что-то вечно нас подгоняет), если б не одна мелочь: на левом виске Чеслава Новака засохла тонкая струйка крови. И эта кровь, на первый взгляд исключительно она, свидетельствовала о том, что случилось нечто нехорошее. Что человек, с виду довольный жизнью, в сущности жизни лишился. Что он мертв. И что это — остывающий труп человека, жизненный путь которого, по крайней мере на последнем этапе, отнюдь не был усыпан розами.

Да, Чеслав уже два часа, как умер, и врач, прибывший на место, в этом не сомневался. Новак был мертв, и непохоже, чтобы он обладал сверхчеловеческой способностью воскресать без помощи Того, кто знал толк в этих делах. И все-таки именно самому Чеславу Новаку, пребывающему в состоянии вечного покоя, предстояло разрешить загадку собственной смерти и навести полицию на след убийцы.

Ведь (это обстоятельство мы можем открыть читателю) несчастный покинул сей мир не по своей воле, а по желанию убийцы, который два часа назад подошел к нему, приставил дуло к виску и выстрелил из «вальтера» модели 1933 года. Однако то, что Чеслав был убит из почти антикварного оружия, такого же раритета, как довоенные плакированные столовые приборы или картины французских экспрессионистов, не доставило Новаку никакого, ну ни малейшего, удовлетворения. Честно говоря, он этого даже не заметил и, вероятно, до последнего вздоха был уверен, что его продырявила пуля, вылетевшая из стандартного ствола, произведенного совсем недавно. А впрочем, разве это важно? Гораздо важнее мотивы убийства.

Откуда взялась мысль, что бездыханный Чеслав должен сам распутать тайну собственной смерти? Да оттуда, что, когда на место убийства приехала полиция, старший по званию, комиссар, взглянув на покойника, твердо сказал:

— Будем закрывать дело.

— Это почему же? — спросил младший полицейский, относящийся к своим обязанностям чересчур идеалистически. Он еще считал, что, раз произошло преступление, должно быть и наказание. Если есть труп, необходимо как можно скорее найти убийцу. Старший же, опытный и давно не питающий иллюзий комиссар (когда причина преступления неизвестна, считай, она связана с деньгами и низким общественным статусом преступника), знал одно: если дело будет закрыто, то и хлопот не будет. И с некоторых пор последовательно этого правила придерживался.

— Потому что нет ни следов, ни улик, ничего не известно о мотивах убийства и о прошлом покойного, — объяснил он.

Младший коллега удивленно посмотрел на него.

— Не прошло и минуты, а вы уже знаете, что нет никаких следов? И даже не пытаетесь разобраться в прошлом покойника?

— Какой смысл ходить вокруг да около, гадать… Труп уже ничего не скажет, и даже если бы он мог говорить, то наверняка ничего не видел и не слышал. Кроме выстрела, разумеется.

— Без причины не убивают…

Комиссар саркастически улыбнулся и процедил:

— Как ты догадался, Шерлок? Невероятно. А я-то считал, что убийство невинных людей вполне обычная вещь.

— Вы ошибались, — ответил младший с невинной улыбкой и наклонился над Чеславом. — Крупный калибр, наверное, с близкого расстояния.

— Этому вас учат в ваших полицейских академиях? — спросил старший, однако в его голосе цинизма поубавилось. Он присмотрелся к Чеславу, протяжно свистнул и с удивлением подтвердил: — Действительно, убийца мог даже приставить дуло к виску. — Затем, повернувшись к коллеге, сказал серьезно: — Конечно, мы проверим всех, кто что-нибудь видел или слышал. И даже тех, кому почему-то кажется, что они имели к этому делу какое-то отношение. Пошарим в архивах, проанализируем наши черные списки…

— А у нас есть черные списки?

— У всех есть, в полиции тоже. И даже больше, чем где бы то ни было еще. Тебе бы следовало это знать.

— Вы о картотеке?

— Обо всем: о картотеке и не о картотеке. О зафиксированных и незафиксированных действиях и разговорах. На их основании складывается мозаика улик и доказательств.

— Если у нас так много всего, то почему надо закрывать дело?

Комиссар охотно бы рассказал всю правду, но промолчал. А правда была такова: близилось лето, и у него уже были выкуплены путевки в уютный дом отдыха у озера, славившегося чистой водой, крупной рыбой и живописными островками. И затянувшееся следствие — а для комиссара было очевидно, что тянуться оно будет бесконечно, то есть, самое малое, до осени, — перечеркнет его планы на отпуск. Старший не для того старший, чтобы рьяно выполнять каждое служебное задание, чтобы с упрямством, достойным лучшего применения, вслепую гоняться за преступником, не рассчитывая на денежную награду, а руководствуясь исключительно чувством служебного долга. Комиссар был сыт по горло этой возней в болоте, и единственное, чего ему не хватало, так именно озера. Разумеется, он тоже когда-то был молод и с горячечным румянцем на щеках зачитывался американскими и английскими шедеврами детективного жанра. Он мечтал стать таким же детективом или комиссаром, как созданные авторами первой половины двадцатого века элегантные, с безупречными манерами и необычайными аналитическими способностями, стражи общественного порядка. И верил, что так оно и будет; но когда в 1982 году (именно тогда он пришел на службу) ему вложили в одну руку палку, в другую — щит и дали команду: «Разогнать толпу!» (толпу, собравшуюся тогда у одного из варшавских костелов), он понял, что времена элегантных джентльменов безвозвратно прошли.

Зато на лице второго полицейского отразилось нечто наподобие мечты об увлекательном приключении. Понятное дело, профессиональном. Он пополнял свои знания, многократно пересматривая одни и те же сцены сериала «Экстрадиция». Он хотел быть таким, как комиссар Хальский, и, чтобы походить на него, даже начал проводить эксперименты с огненной водой. Взболтанной, но ни в коем случае не размешанной.

— Интересно, какова была причина этого жуткого преступления, — бросил он в пространство, надеясь, что более опытный товарищ рано или поздно услышит его слова.

— Может, он хотел продать фальшивого мальтийского сокола, — отозвался комиссар. Младший, не поняв, при чем здесь сокол, догадался, что тут есть какая-то связь с классикой. Скорее всего, с киноклассикой.

— Комиссар Коломбо, да? — спросил он, лукаво прищурив глаз.

— Нет, — прозвучал лаконичный ответ.

— А почему вы думаете, что из-за этого сокола можно плохо кончить?

— Потому что с коллекционерами не шутят. Когда платишь миллионы долларов за птицу, хочется быть уверенным, что подделка исключена.

Младший полицейский не поддержал тему, хотя ему не давала покоя мысль о том, что он не узнает, в чем там дело с мальтийским соколом. Едят его или ставят на полку рядом с хрусталем.

— Я бы так легко не сдавался, — сказал он тихо, опустив взгляд, как будто в этой фразе было что-то неприличное.

Комиссар покачал головой.

— Сдадимся, когда будет можно. Опросим всех, доктор изрежет труп вдоль и поперек, произведет тщательный интеллектуальный анализ покойного, ну и…

— Ну и…

— Слушай, — комиссар посмотрел на своего неопытного коллегу взглядом бывалого человека, который не даст втянуть себя в ненужную авантюру, — мы имеем дело с бандитскими разборками. Или с чем-то похожим. Все равно заказчика нам не найти, а наказывать исполнителя — пустая трата времени, его и так пристрелят. Бандитское правосудие на руку скоро, люди прекрасно об этом знают и не настаивают на проведении следствия. В принципе общество нас любит и заботится о нашей безопасности. И правильно делает, слава богу.

Чеслав Новак (напомним, речь идет о лежащем на земле), услышав это и предчувствуя, что молодой идеалист в конце концов разделит точку зрения своего циничного наставника, всерьез забеспокоился. Тревогу вселяло все: мысли о правосудии, о морали стражей порядка, о безопасности поляков и европейцев, а также о собственном исчезновении из человеческой памяти уже в ближайшие дни.

Вы спросите, как труп мог все это слышать? У автора нет готового ответа, однако он исходит из того, что такой преступный подход к профессиональной этике может расшевелить даже камень. А тем более только-только покинувшую тело душу Новака.

Поэтому в тот миг, когда санитары переложили его на носилки, Чеслав решил действовать. Или же его телом воспользовалась некая высшая сила, о которой здесь не время и не место рассуждать. Достаточно того, что перед пикапом, предназначенным специально для транспортировки подобных Чеславу жмуриков, покойник взмахнул правой рукой. Проще говоря, рука упала с носилок, как бы указывая на что-то важное, находящееся на земле. Полицейские посмотрели вниз и сразу заметили след ботинка…

— Ого, взял след, — засмеялся комиссар.

— Да он сотрудничает с нами, — шепнул немного испуганный молодой полицейский.

— Наши этого не заметили, след не зафиксировали, — пробормотал старший, словно упрекая польскую полицию.

Вскоре оказалось, что след этот не единственный и определенно не принадлежит Новаку. Следы вели к кустам, потом сворачивали в сторону и обрывались. В момент крайнего отчаяния Новак повернул голову (по инерции, не беспокойтесь, метафизика здесь ни при чем) к другим кустам, находящимся примерно в пятидесяти метрах.

— Чудо какое-то, а? — спросил младший полицейский, чувствуя, что его начинает знобить от эмоций и страха. Комиссар, не зная, что на это ответить, направился в сторону кустов. Второй последовал за ним. Шествие замыкали заинтригованные санитары, которые оставили Чеслава лежать на земле, чтобы тот отдохнул после тяжелого труда.

— Кровь, несколько капель крови, — крикнул младший, заметив неопровержимое доказательство того, что здесь происходило что-то неладное.

— Вообще-то это может быть кровь не покойника, а убийцы, — вынес приговор комиссар, понимая, что отпуск у озера отодвигается бесповоротно, но на горизонте маячит награда и, возможно, даже повышение.

— Как это? Он сам себя подстрелил?

— Криминалистике известны подобные случаи. Преступник мог использовать собственную ладонь в качестве глушителя.

Младший полицейский недоверчиво посмотрел на начальника, чувствуя, что тот просто его дурачит.

— Что, серьезно?

— Какова страна, таков и профессионализм киллеров, — кратко ответил комиссар и достал мобильник, чтобы еще раз вызвать людей из лаборатории. — У нас есть ДНК, у нас есть убийца, — сказал он и вытащил пистолет.

— Да вы что? — испуганно спросил второй, тоже взявшись правой рукой за кобуру. Он не знал, что комиссар много раз видел подобную сцену в кино — легавый, который в поисках убийцы не хватается за оружие, ничем не отличается от сборщика налогов или лифтера. Впрочем, начальник тут же спрятал свой старенький пистолет.

Убийцу удалось задержать меньше чем через неделю. Им оказался неоднократно попадавший в поле зрения полиции коллекционер довоенного огнестрельного оружия — поэтому он и стрелял из «вальтера» 1933 года. Он регулярно снабжал оружием мелких бандитов. Чеслав ничего плохого ему не сделал, просто проходил мимо будущего преступника, когда тот заряжал пистолет — хотел проверить, действует ли купленный за несколько тысяч злотых раритет.

Действовал…

Вы спросите, откуда взялась кровь стрелявшего? Как раз перед выстрелом у него из носа потекла кровь — этим популярным, впрочем, недугом преступник страдал с детства, и проявлялся он в наиболее стрессовых ситуациях. А как иначе можно назвать состояние ума убийцы перед выстрелом из старого пистолета в голову человека еще совсем не старого? Бездушному коллекционеру следовало бы знать, что при склонности к кровотечениям нельзя браться за истребление представителей рода человеческого. Однако желание выстрелить из «вальтера» оказалось сильнее здравого смысла. К счастью для правосудия.

Перевод И. Киселевой


Яцек Дукай Дьявол в структуре

Пожалуй, это лучший роман Иэна Бэнкса[32], во всяком случае, лучший из тех, что я знаю. Иэна Бэнкса, а не Иэна М. Бэнкса, и, следовательно, здесь мы имеем дело не с science fiction и не с циклом статей о Культуре; это Бэнкс в мейнстримовском издании, без дополнительного инициала. Впрочем, в своих нефантастических книгах он обычно балансирует на грани хоррора, метафизики, темного психоанализа — и «Линии крови» не нарушают эту традицию.

Романы Бэнкса, как правило, имеют структуру рассказов, то есть девяносто процентов текста — завязка, а содержательная часть сосредоточена в конце, где раскрывается суть игры, каковую автор вел с читателем. Трюк может заключаться в повороте хода повествования (против течения времени), или ином изменении его порядка, или же в какой-то скрытой в сюжете тайне, столь существенной, что ее выявление разворачивает все ранее описанные события на 180 градусов. В кинематографе аналогом вышеизложенной литературной традиции является направление «закрученного кино», известное по таким фильмам, как «Обычные подозреваемые» или «Бойцовский клуб».

«Линии крови» сложны как на уровне композиции, так и на уровне сюжета, однако эта книга держится не на одной лишь Тайне. Роман делится на три части: в первой свою историю рассказывает инспектор Скотланд-Ярда Мэрион Уэсли; во второй — бизнесмен средних лет Джон Донован; в третьей — его сын-подросток Алан. Причем каждая часть в отдельности выдержана в своем литературном жанре.

Пока мы следим за работой Мэрион, мы имеем дело с классическим психологическим триллером в стиле «Молчания ягнят»: в Лондоне орудует серийный убийца, на счету которого уже пять трупов, и единственное, что отличает его от печально известных предшественников, — это, пожалуй, критерий выбора жертв. Все без исключения — белые мужчины старше шестидесяти, в хорошей форме, хорошо одетые, на вид — классические английские «пожилые джентльмены». Составляются различные психологические портреты преступника, но следствие идет главным образом по пути проработки гомосексуальной версии, что приводит в бешенство родственников жертв, а среди них есть люди весьма состоятельные и влиятельные. В результате запускается такая медиально-политико-бюрократическая мясорубка, что Мэрион сдается и — дабы успокоить издерганные нервы — берет отпуск, передав дела своему амбициозному заместителю. Как-то вечером, входя в ресторан, она чуть не сталкивается с мужчиной, в котором узнает сына одной из жертв: это Донован, разведенный красавец; между ними еще промелькнула какая-то искра во время беседы в Ярде. Минута неловкости, замешательства, болезненный укол одиночества — и Мэрион выходит следом за ним. Сцена как из пошлой романтической комедии: идти за практически незнакомым мужчиной по вечернему Лондону, чтобы инсценировать «случайную» встречу. Впрочем, Мэрион теряет его из виду, наткнувшись на давнюю приятельницу. Она даже не знает, сколько времени прошло за разговором, когда слышит полицейские сирены и видит спокойно выходящего из-за угла Джона Донована, снимающего и прячущего в карман перчатки. Они встречаются взглядами. Ни единого слова. Донован ловит такси. Мэрион достает мобильный телефон.

Я не плохой человек, — начинает свой рассказ во второй части Джон Донован, — ведь я не был способен убить отца — пока не обдумал детальный план. Он знает, что сейчас в его дом нагрянет инспектор Уэсли с сотней полицейских; исповедь совершается в спешке. У меня был прекрасный отец.

У него был такой прекрасный отец, что он ни минуты не мог думать о себе иначе как о его сыне. В этом признании нет, однако, ни малейшей иронии. Отец был фигурой родом из капиталистических эпосов Джеймса Клавелла[33]:

судостроительный магнат, начинавший как заводской рабочий и добившийся всего собственным трудом и смекалкой, он никак не решался передать свое дело в руки Джона, хотя самому было уже далеко за шестьдесят. Вместе с тем, он воспитал Джона в собственном духе неукротимых амбиций, и ОЖИДАЛ, что тот не удовлетворится не главной ролью в корпорации. Но мог ли он ожидать, что фрустрации сына закончатся таким вот образом? Должен же был быть в Джоне какой-то изъян, какой-то психологический изгиб, отличающий его от отца, — а может, как раз ничего подобного не было, он был точной отцовской копией, и единственное различие заключалось в том, что Доновану-старшему не довелось расти в столь густой тени родителя? Сыновьям не следует слишком сильно походить на своих отцов, дочерям — на матерей; каждое поколение должно иметь собственное лицо, необходим здоровый протест. В «Линиях» есть сцена праздничного ужина, во время которого Джон вступает с отцом в спор об экономике; вот как Джон потом вспоминает эту ситуацию: уступит — увидит в глазах отца хорошо знакомое презрение, если же не уступит, тот его все равно за это накажет, найдет способ выместить гнев — такой уж у старшего Донована характер, с успехом воспитанный им и в сыне. На том же ужине кто-то пошутил, что в былые времена, чтобы стать главой клана, наследник должен был убить своего отца.

У Джона не было такого намерения — но шутка запомнилась. Убить? Ха, если бы на меня пало хоть малейшее подозрение, я бы потерял право на наследство; а я всегда буду первым подозреваемым. Это стало чем-то вроде логической задачи: как убить его так, чтобы никто меня даже не заподозрил? Первая мысль: имитация несчастного случая или естественной смерти. Но у отца слишком много конкурентов, расследование в любом случае будет очень тщательным, хватит одного следа, одной улики — кто знает, на что способна современная судебная медицина? Тут дело даже не в доказательствах, надо в зародыше пресечь любой шум в прессе вокруг своей персоны. Вторая мысль: нанять кого-нибудь. О, так только навлечешь на себя беду! Что еще? Судя по всему, способа нет.

Пока однажды вечером, когда он смотрел по телевизору кровавый триллер о серийном убийце, его не осенило. Психопат! Первая, вторая жертва — еще ни в чем нет уверенности, еще ведется поиск вероятных мотивов преступления. Но третья, четвертая? Тогда остается только одна версия: серийный убийца. Проще всего скрыть правду в чрезмерном шуме.

Так как же следует это сделать? (Снова логическая задача.) Недостаточно просто убивать; надо действовать как настоящий серийный убийца. А какой серийный убийца избрал бы в качестве объекта расправы почти семидесятилетнего бизнесмена? Нужно выстроить психологический образ такого человека.

И он начал собирать в интернет-кафе материалы о серийных убийствах. Покупал учебники психиатрии и биографии маньяков-убийц; хранил их в анонимном сейфе. Изучал интервью с полицейскими психологами и репортажи с судебных процессов. Важен был некий особый знак, по которому следствие могло бы без сомнений установить авторство убийства, — поэтому он придумал кровавые мазки, следы свежей крови на лицах жертв: характерные и при этом многозначительные. Фигура убийцы стала приобретать в его воображении конкретные черты. Какое оружие тот выберет? Конечно, нож; с минуту рассматривал вариант бритвы, но нож более аристократичен. Как будет наносить удар? Пырнет сзади, в почки, или спереди, в сердце, а может, перережет горло? Сквозь глаз в мозг? Ему нужна была кровь для мазков, поэтому в конце концов победило горло.

Так оно и шло. Никто ведь не останавливается на полпути, решая кроссворд.

Казалось бы, в какой-то момент он должен был принять конкретное решение, раз уж вышел в город и убил свою первую «типичную» жертву. А вот и нет. На весенней ярмарке, куда они отправились с сыном, он купил нож — поскольку, увидев его, подумал, что такой наверняка бы понравился вымышленному убийце. Стал этот нож носить при себе — поскольку прикосновение к нему было приятным. А первое убийство произошло так: Донован увидел мужчину, убийца в голове Донована крикнул, распознав объект своей безумной тяги, мужчина заметил заинтересованный взгляд Джона, завязался разговор, с каждой секундой приобретавший все более сюрреалистический характер, мужчина начал что-то подозревать, его внимание привлекли нервные движения руки Донована в кармане пальто, еще минута, две — и выхода не осталось, Джон должен был перерезать ему горло и измазать лицо.

Две следующие жертвы также были — должны были быть — случайными. Казалось, будто Провидение ведет его за руку: на пустой гостиничной парковке он СЛУЧАЙНО встретил отца. Нож был при нем. Убийца в голове орал. Отступить, отвести руку — это было немыслимо.

И, разумеется, серия не могла закончиться Донованом-старшим, это возбудило бы подозрения. Случай подводил под нож очередные жертвы. Пять? Шесть? Семь? В какой момент следует остановиться? Когда будет достаточно? Но Джон снова выхватывал из толпы лицо — и уже видел на нем красные линии. Ох, удался ему этот убийца, даже слишком удался.

Вот что успел рассказать Джон, пока его не арестовала инспектор Уэсли. Исповедовался, конечно, своему сыну, Алану. Алан застал его в минуту отчаяния, когда он, ожидая полицию, звонил адвокату и уничтожал компрометирующие записи; слова полились сами собой. Подросток слушал молча. Не произнес ни слова и когда отца забирал Скотланд-Ярд.

Третья часть — это, прежде всего, история взросления. У Алана уже и раньше не было нормальной семьи: единственный ребенок, он жил с разведенным отцом, который большую часть времени пропадал на работе. Как ему жить дальше и вести себя в ситуации, когда отец оказался серийным убийцей, да еще убийцей собственного отца? Его раздирают противоречивые чувства (серийные убийцы — cool); к тому же отношения Алана с дедом складывались не лучшим образом. Мы невольно стараемся приукрасить и облагородить каждую унизительную ситуацию, в которой оказываемся, чтобы вообще быть в состоянии ходить с поднятой головой. Алан — учитывая обстоятельства и возраст — адаптируется очень быстро. Уже на третий день он приходит в школу в футболке с надписью Я СЫН ЧУДОВИЩА. Сатаниста ведь не обидишь, бросая ему в лицо: «Ты, дьявол!»

Окружение только укрепляет его в правильности избранной роли. Приятели расспрашивают об отце и выпытывают подробности преступления, и Алан начинает изучать газетные отчеты, сравнивая их с рассказом Джона. Так рождается чисто эстетическое восхищение. В кровавых полосках есть красота — то есть Алан ее видит. Линии крови снятся ему по ночам.

Он навещает отца в следственном изоляторе. Дело против Донована лишено серьезных оснований: от ножа он успел избавиться, других вещественных доказательств не обнаружено, объекты биологического происхождения отсутствуют — он был осторожен: все-таки, в отличие от настоящих серийных убийц, ему подсознательно совсем не хотелось быть пойманным, а то, что у него нет алиби на время убийств и есть мотив устранить Донована-старшего — этого ведь недостаточно для обвинения. И какие показания могла дать инспектор Уэсли? О случайной встрече недалеко от места преступления и возникшем у нее предчувствии, ни о чем больше. Но чтобы замарать репутацию и вызвать проблемы с вступлением в права наследства, вполне достаточно. Когда тебя выпустят, папа? — Как сложится.

Лето, ночи теплые, душные, упитанная луна висит над предместьями Лондона. Невозможно заснуть. И даже если Алан засыпает, ему снится только одно. Ждет ли Джон от него этого? Таким ли был его ПЛАН? Так или иначе, это лишь вопрос времени. Однажды ночью Алан выходит в город. На следующий день газеты на первых полосах обсуждают содеянное им.

Убийца не схвачен, убийца по-прежнему на свободе.

Когда спустя несколько месяцев инспектор Уэсли посещает Джона Донована в его новом особняке — она одна ЗНАЕТ, что Джон виновен, — и после разговора (это, notabene, психологический шедевр Бэнкса) выходит, к дому на своем новехоньком «феррари» как раз подъезжает Алан. Подарок на день рождения? — Отец ни в чем не может мне отказать. И пусть лучше не пробует.

Смысл названия книги двойственен: оно отсылает и к ритуальным мазкам на лицах жертв, и — возможно, в первую очередь — к генеалогии темного начала, иерархии наследования зла: как оно переходит от деда к отцу, а от отца к сыну. Это не проклятие — здесь нет фатальной неизбежности, решающее значение имеют гены и воспитание; а поскольку все дело в генах и воспитании, вероятность наследования данных черт в семье особенно высока. Так же, как существует «структурная безработица» (никогда не работавшие родители формируют у детей такой менталитет и прививают такие ценности, что каждому последующему поколению все сложнее представить себе жизнь работающего человека, а это приводит к психологической неспособности работать), существует и «структурное зло».

В свое время в христианскую теологию было введено понятие «структурного греха», которое относят, в частности, к тоталитарным системам (а так называемыми теологами освобождения — и к капиталистическим системам тоже), где сама организация социальной жизни если не вынуждает, то в значительной степени способствует массовому совершению некоторых грехов. Вина грешника тогда меньше, подобно тому, как меньшей считается вина человека, грешащего по неведению или при отсутствии альтернативы греховному поступку. Кто тогда является настоящим преступником? Создатель структуры? Вот только не часто удается определить ее точное начало и автора; как правило, структуры самопроизвольно эволюционируют от форм совершенно невинных, и все участники процесса тогда могут поклясться, что действовали из самых лучших побуждений. Откуда в таком случае берется зло — в государстве, в семье, в человеке?

Теологи ведут по этому вопросу ожесточенные дискуссии. С одной стороны, левые теологи, те, что сидят под пятой южноамериканского олигархического капитализма и глядят на мир сквозь марксистские очки, говорят о «социальном грехе» и присущей свободному рынку несправедливости, о зле безличном и всеобщем, пронизывающем все сферы и нормы жизни в государстве, построенном на фундаменте подлостей и обид; таким образом, здесь наличествует грех, но нет грешника, есть зло, но дьявол кроется в структуре, люди — продукт побочный. С другой стороны, Иоанн Павел II и теологи-традиционалисты с уверенностью утверждают, что не может быть греха без грешника, так же, как не может быть мысли без мыслящего; у падающего с неба камня не может быть цели, а значит, нет и вины; если из мира удалить людей, мораль станет пустой абстракцией, не существует этики математики или аксиологии морских приливов.

История, описанная в «Линиях крови», занимает в этом споре срединное положение, хотя, впрочем, в большей степени подтверждает верность первого варианта, поскольку у читателя после нее остается впечатление, что Джон Донован, по сути, «призвал» зло, как оккультисты призывают демонов и проклятых духов. Зло пришло «извне», вошло в него, овладело им; он передал его сыну, так колдуньи из поколения в поколение передают свою магическую силу. Разница лишь в средствах и ритуалах: вместо пентаграмм, свечей из человеческого жира и латыни — психология патологии, эстетика убийства и монографии по криминологии. Но черная кислота зла разъедает разум с той же неотвратимостью.

Иэн Бэнкс «Линии крови»

перев. Аркадиуш Наконечник

Proszynski i S-ka 2002

Цена: 33 злотых

Перевод Е. Верниковской


Рафал А. Земкевич Идеальное преступление live

Стефан умирал именно так, как Анджей много раз себе это представлял, намечая план действий: на несколько секунд замер в недоумении с пустой рюмкой в руке, подняв изумленный взгляд на приятеля, будто искал ответ на его лице. Не нашел: Анджею казалось, что перекошенная физиономия выражает торжество, а в действительности его злобная гримаса походила на средневековые изображения козлиной ухмылки дьявола. Стефан силился вдохнуть побольше воздуха, взмахнул рукой так резко, что хрустальная рюмка покатилась по ковру, в отчаянии схватился за горло, не сводя взгляда с Анджея, пока не осел с хриплым стоном. Все это длилось считанные мгновения, и Анджей не был уверен, понял ли Стефан, что происходит, хотя твердо и отчетливо сказал, глядя ему прямо в глаза:

— Это цианид, сукин сын. За Марту.

Умирающая жертва опустилась в свое директорское кожаное кресло, а с него сползла на пол. Анджей успел пожалеть, что этих мгновений не хватило, чтобы сказать, как давно и от всего сердца он его ненавидел и как ловко обманул. С другой стороны, время сейчас было слишком дорого, чтобы торжествовать. До возвращения секретарши оставалось еще минут пять, но ведь всегда может случиться что-то непредвиденное.

Молниеносным, многократно отработанным движением он стер свои отпечатки пальцев с нижней части бутылки, которую только что, показывая этикетку, протягивал Стефану таким образом, чтобы тот обязательно взялся за горлышко. Изготовленным две недели назад ключиком отпер бар, единственный ключ от которого, по мнению всех сотрудников, был у Стефана. Затем прошел через секретариат, в коридоре свернул к лифту и подсобным помещениям. Дубликат очередного ключа открыл ему путь на лестничную клетку.

Только здесь он выплеснул в раковину содержимое своей рюмки, быстро надел прямо на костюм рабочий комбинезон и схватил сумку монтера.

Все шло как по маслу: лифт был пуст, никто не крутился у бокового выхода, никто не загородил ему дорогу в переулке, где он оставил машину, в которой, пробив талон автостоянки, якобы уехал с работы домой час тому назад.

Когда он запихивал под сиденье сумку и комбинезон, на лице его все еще сохранялась безотчетная дьявольская усмешка. Он осознал это лишь после того, как ему показали запись видеокамер, скрытых в кабинете Стефана за венецианским зеркалом и ложной картиной.

* * *

— Итак, подведем итог: план был опасный, но осуществить его тебе удалось. У тебя нет свидетелей для подтверждения алиби…

— Я счел это слишком рискованным. Ведь пришлось бы кого-то уговорить дать ложные показания.

— Ты решил, что достаточно будет, чтобы никто не знал о твоем возвращении в офис?

— Именно так. Я ушел пораньше, вернулся, переодевшись, по другой лестнице. Секретарша должна была как раз спуститься вниз за почтой. Обратите внимание, я дал ему шанс — принес бутылку «Амонтильядо». Мы оба читали Эдгара По, и если бы Стефан не был абсолютно уверен, что я ни о чем не подозреваю, то мог бы догадаться. Но он дал себя обмануть: решил обмыть удачную сделку.

— Анджей, — деликатно перебил его ведущий, — легко ли это? Убить друга, смотреть ему, умирающему, в глаза?

Анджей надолго задумался.

— Нет, — наконец сказал он серьезно. — Нет, это не было легко. В какой-то момент я усомнился, получится ли…

— И получилось! — разрядил напряжение ведущий. — Получилось! Сейчас ты сидишь в нашем Кресле Убийцы, и мы можем вместе отметить твой успех шампанским! Разумеется, если ты прямо сейчас, публично, перед нашими зрителями подтвердишь, что совершил идеальное преступление.

— Да, — сказал он без колебаний. — Это идеальное преступление.

Публика, скрытая слепящим сияньем прожекторов, ответила бурными аплодисментами. Анджей схватил с протянутого ему подноса бокал и выпил, не дожидаясь, пока то же самое сделает ведущий.

— Анджей, я все-таки должен спросить, на чем основана твоя уверенность?

— Я позаботился обо всем, но рассчитывал в основном на два обстоятельства. Во-первых, все знали, что у него больное сердце.

А дозу я отмерил такую, чтобы на первый взгляд случившееся производило впечатление сердечного приступа. Велика вероятность, что ни о чем не подозревающие родственники дадут кому-то в лапу, чтобы избежать вскрытия. Если же нет, я — последний, кого можно заподозрить. У меня нет мотива. Мы дружили. Да и какая мне выгода? Более того, на его смерти я потерял больше всех: бизнес рухнул, десятки тысяч долга на мне, да еще целая фирма свалилась на мою голову. С рациональной точки зрения, устранив его, я совершил ужасную глупость. Но, как тебе известно, тут вступили в игру соображения иррациональные.

— Ты сказал: «За Марту».

— Ну да. Всякий мужчина это поймет. Я знаю, что они встречались. Мне трудно толком объяснить, откуда знаю, это как-то неуловимо… Раньше мы с Мартой смеялись над его навязчивыми ухаживаниями, а последнее время, когда речь заходила о Стефане, что-то у нее в голосе… Я способен простить ее, но не его.

— Марта не знает?

— Разумеется, не знает.

— А ты случайно не ошибаешься? Так сложилось, что шампанское, которое ты выпил, — именно от Марты. От Марты и кое-кого еще, с кем она решила прийти сегодня в студию. Встречайте наших следующих гостей!

Ведущий с распростертыми объятьями подбежал к раздвинувшемуся занавесу, из-за которого вышла Марта. Улыбающаяся, откровенно насмешливая… и еще более красивая, чем обычно. Но Анджею недостало времени оценить работу телевизионных стилистов, потому что вслед за ней…

— Нет, — простонал он, чувствуя, что ему не хватает воздуха, коченеющий язык присох к горлу и перед глазами становится темно. — Нет, ведь он мертв… Не может быть…

Шквал аплодисментов.

— Я знала обо всем с самого начала, — сказала Марта, грациозно усаживаясь на высокий табурет напротив. — Он не умеет ничего скрывать. А уж когда я проследила, что он побывал на вашем кастинге…

— Мы давно хотели убрать его с дороги, — добавил Стефан, слегка пожимая руку Марты. — Он сам нас избавил от угрызений совести.

— Марта, это ты подменила Анджею яд?

— Не только. Я добавила кое-что в это шампанское. Через каких-нибудь пятнадцать минут наш бывший компаньон почувствует боль в животе, сухость в горле… Разве что за это время мы решим дать ему противоядие, которое у меня с собой. Если он сумеет нас убедить…

— Анджей, что ты предпримешь в этой ситуации? — повернулся к нему ведущий. И, не дожидаясь, пока герой, сидящий в Кресле Убийцы, хоть что-нибудь из себя выдавит, обернулся прямо к камере:

— Сумеет ли Анджей переубедить Марту и Стефана? Успеет ли он? Ответ в нашем реалити-шоу «Идеальное преступление» сразу после рекламы. Оставайтесь с нами.

* * *

Шквал аплодисментов. Рассудок напоминал Анджею, что для первых симптомов еще слишком рано, но чувствовал он себя так, словно должен умереть сию минуту, еще до окончания первой рекламы.

Перевод Х. Сурта


Анджей Земянский Кормилец, или Любовь зла…

«Давным-давно за тридевять земель, в тридесятом царстве жил-был маньяк по имени…»

Анита вытащила лист бумаги из старомодной пишущей машинки, принадлежавшей воеводскому управлению полиции во Вроцлаве. Скомкала его и бросила в корзину. Ну просто умственная кома. Четырнадцать часов за компьютером — и ничего. Абсолютно ничего, ни йоты, ноль, фиаско. Она вставила новый лист в машинку, реликт немецких времен, поскольку не могла больше выносить мигания курсора на мониторе компьютера.

«Давным-давно уже, черт побери, я должна была поймать этого маньяка, пусть даже за тридевять земель!»

Она задумалась. Земель было не тридевять, а семнадцать. Семнадцать воеводских городов, в которых какой-то извращенец похищал женщин. Всегда одним и тем же способом. И у всех жертв были некие общие черты.

Анита выдернула исписанную страницу. Вставила следующую.

«Имя маньяка? Имя маньяка? — быстро стучала она по клавишам. — Ну же, как тебя, дьявол, зовут? Кто ты? И… где ты?»

Довоенная, а может и допотопная, пишущая машинка, точнее громкий стук клавиш явно ее успокаивал. Она любила эту игрушку. Помогает собраться с мыслями.

«Ну же, как тебя зовут?» — напечатала она.

Нет. Погоди. Давай-ка еще раз суммируем факты.

«1. Все женщины разведены.

2. Во всех случаях развод — по вине мужа.

3. Все были блондинками.

4. Возраст от 27 до 39 лет».

Это, наверное, несущественно. Она прикусила губу.

«5. Ни у одной не было постоянного друга, и они помещали объявления в Интернете. Плюс «свидания вслепую», чаты, «аська», форумы для одиноких женщин, сайты для желающих влюбиться. И подобные идиотства».

Проклятье!

Почему варшавская полиция передала дело (пусть даже в рамках сотрудничества) во Вроцлав? Женщин похищали в Варшаве, в Белостоке, в Гданьске, Щецине, Кракове, Познани, Ополе… Единственным воеводским городом, который пока «уберегся», был Вроцлав. Ну и у варшавян созрела мысль — подставить кого-нибудь. Лучше всего — офицера полиции.

Анита легко, несмотря на усталость, встала и пригляделась к себе в зеркале.

— Да. Вот она, — произнесла вслух. — Идеальная мишень.

Блондинка. Разведенная, суд вынес решение о разводе по вине мужа. Тридцать четыре года. После того как пришло распоряжение из Главного управления, она посетила все чаты, все сайты для одиноких женщин, зарегистрировалась на форуме «Свидание вслепую», отправила мейлы всем, кто где-либо помещал объявление, что «ищет красивую, порядочную женщину, домоседку, без вредных привычек…».

Она была идеальной мишенью для маньяка. От остальных его жертв ее отличали только две вещи. Во-первых, имеющийся у нее пистолет, а во-вторых, маленький навигатор GPS. Достаточно нажать на кнопку, и вся полиция бросится на помощь, зная точно, вплоть до метра, ее местонахождение в данный момент.

— Я выясню, кто ты, маньяк, — пробормотала Анита. — Мы с тобой непременно встретимся.

Она проглотила слюну.

— Я еще посмотрю тебе в глаза, — процедила сквозь зубы. — Уже скоро.

Сейчас, однако, она устала. Надо выспаться. Анита выкрутила очередной лист из довоенной машинки, снова скомкала и швырнула в корзину. Выключила компьютер с базами данных маньяков, известных полиции. Все равно ни один из них не был похож на «похитителя женщин».

Интересно, что он с ними делает? Убивает? Насилует? Истязает? Съедает? Ни одного тела не найдено. Десятки женщин, похищенных в полутора десятках городов. Свидетели упоминают какой-то пикап. Номера, конечно, каждый раз проверялись — и всегда оказывалось, что они украдены на ближайшей к месту преступления стоянке. Теперь вору и в отвертке-то уже нет нужды: после введения нового порядка установки номеров преступник может снять его с любой машины вообще без труда. Ни одного тела не найдено.

Но ведь как-то он должен избавляться от трупов! Ей вспомнились все прочитанные американские детективы. Изувер шьет себе из тел девушек вторую кожу, которую будет надевать в компании других таких же психов. Может быть, он хочет потребовать выкуп (оптимистический вариант). Но коли он похитил несколько десятков баб, то почему до сих пор не просил денег? Может быть, он складывает трупы в яму с негашеной известью? Растворяет в кислоте? Разводит огромных собак, которых не в состоянии прокормить? Или содержит вьетнамский ресторан и подает блюда из человечинки?

Анита выключила свет и вышла из комнаты. Нет-нет. Никаких таких мыслей больше. Она ведь хотела сегодня еще поужинать.

Поужинать — не помешало бы. Она была уже очень голодна. Четырнадцать часов за компьютером. Сосало под ложечкой.

Вроцлавское полицейское управление напоминало средневековый замок. Высокие башни, как в древней крепости, крыша, обрамленная чем-то наподобие крепостных укреплений. Здание, призванное вызывать страх и уважение. Выглядело монументально. Широкие, вполне современные (как в постройках двадцатых годов ХХ века) лестничные марши, много стекла, балюстрадки. Не то что в нынешних домах, где экономисты диктуют свои законы архитекторам. Здесь все было сделано с размахом.

Она отметилась на проходной и вышла в душную ночь. У самого входа был припаркован небольшой пикап. Две симпатичные девушки препирались с ночным сторожем.

— А что же мне делать, если я не знаю, как туда проехать! — кричала та, что помоложе. Ей было лет восемнадцать — девятнадцать.

— Но здесь стоянка запрещена! — орал сторож.

— И что же мне делать?!

— Здесь стоянка запрещена!

— Я хочу только узнать, где Грабишинская улица.

— Я ж говорю: сперва прямо, потом налево и еще раз налево. И аккурат будете.

— Кем? Китайским императором?

— Будете на Грабишинской!

— О, господи! А вы не могли бы мне показать на карте? — Вторая женщина, по меньшей мере лет тридцати, развернула шелестящее полотнище. — Где мы сейчас находимся? Я из Варшавы. Первый раз во Вроцлаве.

Мужчина наклонился над картой, но ничего не увидел, потому что было темно.

— Я покажу вам. — Анита подошла к ним. И действительно, в кромешной тьме не видно было даже, относится ли эта карта вообще к Вроцлаву. — Впрочем, я сама живу на Грабишинской. Это совсем рядом. Могу показать.

— Слава богу. Наконец-то нашелся человек, который не хочет меня убить только за то, что я из Варшавы. Садитесь в кабину. Мы вас подвезем.

— А я? — спросила младшая.

— А ты на ящик в кузове. Женщина покажет нам дорогу.

Анита устроилась на сиденье рядом с водителем. Пикап. Она не думала, чтобы это могли быть похитительницы. Однако незаметно сунула руку в сумочку. Пистолет и передатчик GPS были наготове. Одно нажатие — и вся полиция примчится на помощь. Но… этот пикап. Да нет же. Ведь женщины не похищают женщин. А маньяк и так от нее не уйдет. Тем не менее Анита держала палец на кнопке GPS. Она улыбнулась водителю. Та улыбнулась в ответ.

— Сейчас влево и чуть-чуть прямо.

Младшая просунула голову в окошечко на задней стенке, отделяющей кабину от кузова.

— О, господи, здесь сидеть не на чем и жутко трясет.

— Сядь на пол.

Старшая вела с шиком. Была хорошим водителем.

Анита все время держала палец на GPS. Малейшее подозрение — и их моментально окружит десятка полтора патрульных машин. Ночной патруль предупрежден начальством. Группа оперативной поддержки тоже в полной готовности. Все «гражданские» машины, оснащенные компьютерным терминалом, с огромной скоростью помчатся к ней на выручку. К счастью, она — правша. Правая рука лежала на дисплее передатчика, который невозможно отключить. И невозможно уничтожить за короткое время. А ей хватило бы и полминуты. Та девушка, которая вела машину, не могла ей ничего сделать, потому что сидела с левой стороны. Она не успеет и схватить «жертву» за правую руку, как устройство будет приведено в действие. А кроме того, в сумочке имелся еще один аргумент. Очень веский. Полуавтоматический «вальтер П-99», иначе говоря, маленькая пушка, уже наготове, с патроном в стволе. Достаточно снять пистолет с предохранителя и выпустить дюжину пуль, которые разнесут к черту эту машину и всех людей вокруг. В сумочке лежал также запасной магазин на случай, если бы пришлось защищаться. Ее сумочка была очень тяжелой.

— Теперь влево. Вот здесь, на перекрестке. — Она улыбнулась водителю. — Почему вы говорите, что во Вроцлаве не любят варшавян?

— Я пошутила. Нас в Польше никто не любит.

— Ну, это вы не по адресу. Вроцлав, наверное, — единственный город, которому не хочется конфликтовать ни с одним из других городов.

Женщина засмеялась.

— «Не хочется»? Интересно, почему?

— Да-да. Мы же здесь все с востока. Потомки выходцев из Вильно и Львова. А уроженцам тех мест очень «не хочется» с кем бы то ни было конфликтовать. Натерпелись уже.

Водитель хихикнула. Вторая девушка прижалась лицом к окошечку на задней стенке кабины. Ее можно не бояться. Окошечко слишком маленькое, через него ничего не сделаешь.

— Это правда, что Вроцлав называют Северной Венецией?

— Скорее уж Южной, учитывая его расположение в Польше.

Они снова рассмеялись.

— О, уже приехали. Большое вам спасибо.

— Это вам спасибо.

Выйдя из пикапа, она закурила. И всё — левой рукой. Правая — неотлучно в сумочке на GPS. Нет, это не похоже на нападение. Во-первых, девушки, а во-вторых, они выпустили ее из машины. Проклятье! Снова осечка. И на этот раз она не поймает маньяка. Но непременно его увидит. И уже скоро.

Анита попрощалась с девушками, которые уткнулись в карту города. Направилась к дому. Не спуская пальца с GPS — так, для подстраховки.

У подъезда ее ждал муж. Бывший. Он посмотрел на часы.

— И в котором часу ты возвращаешься домой?

Ее это взбесило.

— Я тоже хотела сказать, что рада тебя видеть. Какое тебе дело, когда я возвращаюсь? Ты, должно быть, не подозреваешь, что в этой стране еще остались люди, которые трудятся в поте лица? В отличие от тебя!

— Я просто принес очередной взнос. Когда-нибудь я расплачусь с тобой и оставлю в покое до конца жизни. И ты меня больше не увидишь.

— Не лучше ли перевести на счет?

— Ну да! А ты повернешь дело так, будто я опаздываю с платежом?

Она уже собиралась, взяв самые высокие ноты, закатить ему очередной скандал, но ей помешал чей-то крик.

— Постойте! — Одна из девушек из пикапа бежала по направлению к ним, держа что-то в руке. — Вы обронили зажигалку!

Анита взглянула на мужа.

— Ты мне уже осточертел.

Она достала из сумочки ключ и вставила в замочную скважину подъезда. В эту минуту муж схватил ее за правую руку, в которой был этот дурацкий ключ, а не GPS! Но… быть такого не может, чтобы маньяком, похищающим женщин, был ее собственный муж!

В ту же секунду к ней подскочила девушка. Вдвоем с экс-супругом они выкрутили Аните руки и сзади защелкнули наручники.

— На по…

Она не успела крикнуть «на помощь». В открытый рот кто-то воткнул кляп. И умело застегнул ремешок на затылке. Сверху накинули мешок, и она лишилась возможности хоть что-либо увидеть. Пискнув покрышками, рядом затормозил пикап. Ее затолкали внутрь. Кто-то надел на нее ошейник. Ей пришлось встать на колени. Ошейник пристегнули цепью к чему-то в полу кузова. Анита стояла на коленях, уткнувшись лицом в холодную металлическую стенку, изогнувшись, со скованными за спиной руками. Вдобавок кто-то стянул с нее и спустил до колен брюки. То же самое сделали с трусами. Она догадывалась, что не для изнасилования. Работали профессионалы. Если бы даже она каким-то чудом освободилась от ошейника, все равно не смогла бы убежать в спущенных штанах.

Женщина за рулем мягко тронула с места. Включила музыку на полную громкость. Ясно… Чтобы снаружи не было слышно ее стонов. Крикнуть «На помощь!» не удалось из-за кляпа. Правда, она могла пищать. Но под звуки задорной мелодии какого-нибудь шлягера из нескольких колонок этого никто не услышит. Машина ехала очень медленно и плавно. Тоже понятно почему. Чтобы их не остановил дорожный патруль. Несомненно, у них все документы в порядке. Несомненно, водитель трезв. Сигнальные огни и шины в отличном состоянии. И даже если их остановят? Что им можно сделать? Все в полнейшем порядке. А громкую музыку каждому позволительно слушать. Полиции дела до этого нет. Украденные номера они наверняка уже заменили на собственные. Пока она разговаривала со своим экс-супругом. Прицепиться не к чему.

Анита стиснула зубами кляп. Изо рта текла слюна. Так она и стояла — на коленях, в ошейнике, пристегнутая к кузову, скованная сзади наручниками, изогнувшись, с голой попой. Она выла. Вернее, издавала тихий писк, полностью заглушаемый музыкой. Дать так себя провести?! А откуда там взялся ее муж? Он-то никак не может быть маньяком, похищающим женщин на территории всей Польши. Слишком хорошо она его знала. Не тот тип мужика. Он даже не из тех, кто захотел бы инсценировать месть. Сущая жопа с ручкой! Работай он хоть сотни лет, со своими «способностями» все равно был бы не в состоянии нанять профессионалов такого уровня, как эти девушки из пикапа. Эти две бабы — суперэлита похитителей. Профессионалы, не оставляющие следов. Не приходилось рассчитывать и на то, что одна из них случайно, желая проверить, что это такое, нажмет GPS в ее сумочке.

А кстати! GPS! Экс-муженек схватил ее за правую руку, когда она открывала дверь. А он ведь не мог ничего знать об устройстве, на котором она держала палец. Откуда же узнал?

Проклятье! Не очень-то хорошо думается с оттопыренной голой задницей. Анита была в шоке. Не получалось даже собраться с мыслями. Машина то и дело куда-то аккуратно сворачивала, не прибавляя скорости. Никаких тебе стычек с дорожной полицией. Ни единого предлога для задержания. Анита пыталась оценить свои шансы. Шины в порядке, сигнальные огни тоже, документы на машину настоящие. Водитель трезв. А музыку на всю катушку никому не запрещается слушать. Шансов — ноль. Профессионалы.

А может, полицейский захочет проверить груз? Она хваталась за любую возможность. Нет, не захочет, ответила самой себе. Нет никаких оснований. Она знала методы работы дорожной полиции. Ну, в общем, каюк.

Что ее ожидало? Какой-нибудь холодный маленький подвал. Грязь, вонь, пытки и, наконец, смерть. Она ведь знает похитителей в лицо. Живой ее оттуда не выпустят. Нет! Она не хотела умирать! Но она же видела их лица. Нет, они не могут выпустить ее живой, поскольку тем самым подпишут себе суровый приговор. Значит, она пропала? Она не желала смириться с этой мыслью. Пропала? Конец жизни? Конец всем делам, проблемам, счастливым минутам, сомнениям? Теперь все это неожиданно показалось очень важным, привлекательным — ее прежняя жизнь, не такая уж и счастливая; она ужасно затосковала по прежней жизни.

Машина внезапно остановилась. Сколько они проехали? Тридцать, сорок километров. Может, больше. Мысли панически разбегались. Кто-то открыл дверцу пикапа. С нее сняли ошейник. По крайней мере две пары рук помогли ей подняться на ноги. Вывели, а скорее вынесли, ее из машины. Она ощутила дуновение ветра. Как трудно идти, когда брюки у тебя на уровне щиколоток. Но ее поддерживали, ей помогали. Они вошли в какое-то здание. Ее посадили на табурет. Кто-то снял с нее ботинки и носки, стянул брюки и трусы. Еще кто-то расстегнул блузку и бюстгальтер. И голую повели по коридору. Одна из похитительниц шлепнула ее по попе.

— Да ты не бойся, — сказала она. — Одежду мы забрали только потому, что не знаем, не зашито ли у тебя там чего. Отвезем куда подальше и выбросим в реку.

Из-за кляпа она ничего не могла спросить. Впрочем, и так ясно, что с ней сделают. В подвал, а там изнасилование, истязания и смерть.

Послышался громкий металлический скрежет. Ее ввели в какое-то помещение. Опять металлический лязг — должно быть, задвинули решетку.

— Вы можете подойти ко мне задом? — раздался мягкий мужской, незнакомый ей голос. — Задом. Я сниму с вас наручники.

Спиной она коснулась холодных прутьев. Мужчина моментально освободил ее от оков.

— Снимите, пожалуйста, мешок с головы и выньте кляп. Если, конечно, не желаете, чтобы это сделал я.

Одной рукой она сорвала мешок. Ослепленная потоками света, долго дергала ремешки на затылке. Наконец выплюнула кляп. Обернулась и инстинктивно прикрыла руками грудь и промежность.

Мужчина лет сорока, довольно приятной наружности, вежливо отвел взгляд.

— Я не собираюсь вас разглядывать, — предупредил он. — Там, на стуле, ночная рубашка и спортивный костюм. Что вам больше нравится. — Он по-прежнему смотрел в сторону.

Потрясенная, она отступила на несколько шагов от решетки. Это не был подвал. Помещение напоминало, скорее, номер в дорогом отеле. Очень дорогом. Она выбрала спортивный костюм и оделась в мгновение ока.

— Что все это значит? — спросила она. Руки тряслись от нервного возбуждения.

— Вы сейчас в шоке. — Он наконец посмотрел на нее. — Поэтому все разговоры отложим на потом. Сейчас как раз время ужина. Может, у вас имеются какие-нибудь особые пожелания? Есть говядина а`la Boulangere [34]. Или предпочтете заливную русскую осетрину? Бифштекс с кровью по-английски? Фазанчика или пулярку?

— Твою голову на блюде! — огрызнулась Анита. — Что ты несешь!

— Я понимаю, вы в шоке, — повторил он. — Пока вот возьмите конфеты. — Он протянул ей коробку, на которой большими буквами было написано «Merci». — Коли уж мы говорим о шоке, вам надо выпить. Что вы желаете? Куантро? Это такой дамский ликер на апельсиновых корочках.

Он сразил ее начисто. Она никогда ничего такого не пила. Ее полицейской зарплаты только и хватало, что на покупки в самых скромных супермаркетах.

— А может, обычный коньяк? — допытывался мужчина. — Может, вино? Французское, итальянское, калифорнийское, испанское, австралийское, мексиканское…

— Водку! — рявкнула она.

— Извольте. Польскую, русскую, немецкую, финскую…

— Просто водку!

— Извольте. Одну рюмку или целую бутылку?

Она уставилась на него, онемев. Что здесь происходит? Что все это значит?

— Целую бутылку.

— Сейчас, мигом принесу. — Он направился по коридору, но вдруг остановился и вернулся. — Прошу прощения. Совсем забыл. — Достал что-то из кармана и протянул через решетку. — Это ланолиновый крем. У вас наручниками стерты запястья. Смажьте, пожалуйста.

Она тупо смотрела, как он побежал выполнять ее заказ. Открыла тюбик с кремом и понюхала. Батюшки! Настоящий. Надо думать, в него не подмешали яду. Да и зачем? Ее могли убить и тыщей других способов. Анита вся дрожала от волнения, не в состоянии справиться со своими мыслями. Съела почти половину конфет из коробки с надписью «Merci», прежде чем прибежал незнакомый мужчина с заиндевевшей бутылкой водки. Бутылка стояла в ведерке со льдом и была перехвачена безукоризненно белой салфеткой. Он подал сраженной наповал Аните ведерко через специальное окошечко в решетке. В придачу изящную скатерку, чтобы застелить столик. И рюмку. Еще он принес две тарелки: на одной — тартинки с икрой, на второй — горка крекера, густо обсыпанного солью. Вдобавок — минеральную воду, тоже охлажденную, и томатный сок. Перец и соль. Из кармана достал сигареты, те, которые она курит, пачку красного «Марса» и, естественно, зажигалку.

Он подавал все это через окошечко в решетке, а она ошарашенно брала. Напоследок он вручил ей лекарство от похмелья. Несколько белых больших таблеток.

— Я знаю, эта ночь будет для вас нелегкой. И, конечно, самый лучший выход — напиться, — вздохнул он. — Но я искренне хочу вас заверить, что ничего плохого с вами здесь не случится. Никто вас даже пальцем не тронет. И очень скоро вы получите свободу. Целая и невредимая, выберете такое будущее, какое сочтете самым подходящим.

Шарлатаны-уфологи! Это первое, что пришло ей в голову! Ждут какую-то комету и тогда всех поубивают. Вот оно, прекрасное будущее. Полиция наконец-то до них доберется! Эта мысль пришла в голову следом за первой. Нет, они перебьют всех из желания жить в «Божьем мире». Третья мысль была еще хуже. Это одержимые жрецы какой-то богини, требующей жертв из числа их пленников. Ее заставят лежать, раздвинув ноги, на алтаре, а перед ней пройдет вереница плакальщиков. И действительно, пальцем никто к ней не притронется. Пальцем нет. А вот кое-чем другим — да. Она даже почувствует это «кое-что» внутри себя. Зачем она читала все эти полицейские рапорты? Зачем? Господи! Сюда приедет антитеррористическая бригада и устроят такую бойню, что никто не выйдет живым. Спалят половину здания, а оставшуюся взорвут. Она ведь знает этих парней. Господи! Господи. Господи. Не хочется умирать от пуль своих же корешей. А уж как заварится каша, ее коллеги строчить будут по всему без разбору — денег-то на стрелковую подготовку не хватало.

Мужчина, видя ее замешательство, снова отвел взгляд.

— Повторяю, с вами в самом деле ничего не случится. Поверьте мне. Ничего… — Он замялся. — Но я знаю, первая ночь — не лучшее время для беседы. Надо переждать хотя бы парочку дней, чтобы приступить к разговору.

— Сколько женщин вы тут держите?

Он потер нос.

— Самое удивительное то, что никого, кроме вас, сейчас мы не держим.

— Ну да. Они здесь по собственной воле?

Он спрятал лицо в ладонях.

— Они же здесь? — настаивала она. — Правда?

— Да. Здесь, — кивнул он.

— И что вы с ними делаете?

— Ничего не делаем. Они здесь по собственной воле.

— И вы хотите, чтобы я в это поверила?

Он пожал плечами.

— Поймите. Первая ночь действительно не лучшее время для серьезного разговора. Говорю вам еще раз: ничего с вами не случится и уже скоро вы получите свободу.

— Тогда почему ни одна из похищенных женщин не вернулась домой?

— Не сегодня. Пожалуйста, не сегодня. Спокойной ночи. — Уходя, он обернулся. — Да, если вам что-то понадобится, над кроватью есть красная кнопка. Кто-нибудь из обслуживающего персонала немедленно прибежит и выполнит ваши пожелания.

Она снова оторопело посмотрела ему вслед.

— Могу я увидеть своего мужа? — крикнула она.

— Я говорю вам, не сегодня, — повторил он. — Желаю доброй ночи. Хотя… она вряд ли будет такой уж доброй.

Анита рванула решетку, но он уже ушел. Трясясь от злости, она повернулась к маленькому окну в стене комнаты. Оно не было зарешечено, но Анита догадывалась, что стекло в нем бронированное: из-за окна не проникало ни звука, по-видимому, оно было многослойным. Она налила рюмку «Финляндии». Выпила, закусила тартинкой с икрой и окинула взглядом свою небольшую камеру. Либо ее обманывало зрение, либо в камере была дверь. Заинтригованная, Анита подошла к ней. Предвидя заранее, что дверь будет закрыта, тем не менее наперекор всему дернула за ручку.

Полный шок! Дверь была не заперта. Анита вошла в просторный апартамент. И прямо-таки потеряла дар речи. Один только раз в жизни она видела нечто подобное. В VIP-апартаменте в отеле. Когда сотрудничала с президентской охраной во время спецоперации во Вроцлаве. Кажется, там был только один апартамент такого уровня, и обычным гостям его не сдавали. Ну, разве что на их банковском счете значилось, по крайней мере, шесть нолей. Мягонькие кожаные диваны, красивые ковры, приглушенный свет. С правой стороны — кабинет для работы. Ноутбук, почтовая бумага и конверты, удобное кресло, ее любимые письменные принадлежности — старая немецкая пишущая машинка и чернильная авторучка. Рядом гардеробная. Потрясенная, Анита открывала шкафы. Платья, джинсы, камуфляжные брюки, ночные рубашки и пижамы. Все именно такое, какое она обожала носить. Слева ванная комната. Ванна что твой авианосец. Пожалуй только, авианосцы редко бывают оснащены джакузи. Душевая кабина размером в половину ее квартиры. И, конечно, телевизор, стульчик перед ярко освещенным туалетным столиком с набором косметики для ухода за кожей. На ее зарплату и трети такой не купишь. И тут же клозет. При большом желании в ванной можно было бы запарковать автомобиль. Например, «вольво». Эдакую громадину на колесах. Поместилась бы запросто, если бы не огромный музыкальный центр, установленный здесь, наверное, лишь затем, чтобы в процессе… ну, в процессе… в процессе того, чем в этом месте занимаются, не было скучно.

Она прошла дальше. Спальня. Широченная кровать с шелковым постельным бельем. На одеяле лежала роскошная ночная сорочка и рядом, на выбор, уютная пижама. На потолке плазменный телевизор, чтобы можно было смотреть лежа. Телевизор хотя и не был величиной со спортивную площадку, но, надо признаться, немногим ей уступал. Здесь же под рукой библиотека. Ряды книг на полках, кожаное кресло, специальная лампа на кронштейне. Журнальный столик прогибался под кипой женских журналов. Но среди них были и более серьезные издания. Все за последнюю неделю. Она проверила.

С другой стороны было что-то вроде оранжереи. Какие-то диковинные растения, неизвестно откуда привезенные. Панорамное окно. Из-за него доносилось стрекотание сверчков. Анита потрогала оконное стекло. Тоже, конечно, бронированное. А почему же она слышит стрекот? Она присмотрелась внимательнее. Заметила два динамика. Значит, снаружи установлен микрофон. Она может слышать всё. Ее — никто. Гребаная технология!

Напоследок она заглянула в подсобную кухню. Сравнительно небольшую. Пожалуй, в ней удалось бы разместить только «фиат». Исключительно из-за холодильников, заполненных, как обнаружила Анита, ее любимыми лакомствами. Шоколадная паста, ореховая паста, бутылки с фруктовым ликером, холодный жареный картофель под соусом. Ее муж за десять с лишним лет их супружества прекрасно изучил, что она таскает из холодильника в так называемые «плохие дни».

Она вернулась в гостиную, совершенно сбитая с толку. Села в огромное кресло и плеснула себе в рюмку водки. Кто похищает женщин и держит их в такой роскошной тюрьме? Из всех своих зарплат ей не удалось бы скопить даже на половину того, что находилось в этих помещениях.

Что могло склонить довольно большую, по ее предположениям, организацию похищать женщин и помещать их в супершикарные тюрьмы? Кто за это платит? Террористы? Почему они выбирают исключительно женщин? Анита налила себе очередную рюмку, выпила и закусила тартинкой. Что же все-таки это значит? Она перешла в кухню и набросилась на запасы ореховой пасты, которую зачерпывала серебряной ложечкой прямо из стеклянной банки. У кого могут быть аж такие финансы, чтобы оплачивать театрализованные похищения и нанимать профессионалов экстракласса? Ведь ни в одном рапорте не отмечалось, что похитителями были женщины. Значит, каждый раз это бывал кто-то другой? Где взять столько хорошо подготовленных наемников? Кто вообще склонен играть в такие игры? Хотя она не испытывала, мягко говоря, большого доверия к деятельности своего ведомства, можно было предположить, что в документах содержится какая-никакая информация.

Она опорожнила очередную рюмку водки. Женщин, участвующих в операции, никто ведь не видел. Значит, каждый раз они вербовали новых людей? Сколько может быть в Польше профессиональных похитителей? Четырнадцать? Пятьдесят? Вряд ли. Минуточку. А убийство Улофа Пальме, премьер-министра Швеции? Убийцы до сих пор не найдены. Она стала вспоминать те события. Маленькая, строго законспирированная группка наемных убийц, которые обстреляли шведского премьера, выходившего из кинотеатра. До сих пор неизвестно, кто это был. А если шведы наняли поляков? И следующая мысль: о, господи! Нет, это невозможно. Пусть даже существует шайка убийц-похитителей, ее муж, хоть он тресни, был бы не в состоянии воспользоваться их услугами. Он был не в состоянии купить даже новый коврик в прихожую. И кроме того, с какой бы стати ему понадобилось впутываться в похищение других женщин? Нет, это не он. Но ведь она его видела! Вихрь мыслей. Анита налила себе очередную рюмку. Добралась до запасов лосося в холодильнике. Взяла ложку и банку с ореховой пастой. Вдобавок мороженое и мусс, а из холодных закусок — сосиски под соусом Kim-Lan.

Улоф Пальме. Джон Кеннеди. И всякий раз убийц так и не нашли.

Следующая рюмка. Всегда кто-то остается неразоблаченным. Но ведь ее мужу не по карману услуги профессионалов. Ему не по карману даже квартплата!

Следующая рюмка. Порция бананового мусса, потому что нервы у нее были на пределе.

Еще одна рюмка.

Еще одна рюмка.

Еще одна…

* * *

Она проснулась утром с жуткой головной болью. Долго не могла вспомнить, где находится. Позже, когда сообразила, почувствовала страшные спазмы в желудке. Помчалась в туалет. Включила музыкальный центр и поискала радиостанцию, которая непрерывно передает в эфир новости. Ей было интересно, сообщают ли о ее похищении. Не сообщали. Взбешенная, она съела немного «подручных» сладостей, которые лежали на подносах, потом приняла душ. Надела камуфляжные брюки, военные ботинки и лётную английскую куртку. Ей стало очень жарко, но в таком наряде она чувствовала себя готовой к бою. Она переключила кондиционер на «очень холодно», то есть градусов на восемнадцать. Съела несколько шоколадных конфет. Сигарета и кофе.

— Будьте любезны! — негромко окликнули ее. — Будьте любезны! Завтрак!

Она перешла в комнату, отделенную от коридора решеткой.

Тот же мужчина, который «приветствовал» ее вчера, прикатил огромный, можно сказать даже многоярусный, сервировочный столик на колесиках.

— Что вы желаете?

Она пребывала в таком стрессе, что была готова сожрать все. Включая этого типа.

— Давай все подряд.

— Хорошо.

Он начал подавать через окошечко в решетке белые колбаски, пожаренные с луком, ломтики копченого угря, бутерброды с ветчиной, блюдо с сырами с плесенью, яйца в майонезе с зеленым луком и укропом, сосиски с острым (судя по запаху) соусом.

Анита ставила еду на небольшой столик. С похмелья ей и вправду очень хотелось есть. Мужчина протянул ей еще бутылку пива.

— Нет, не хочу.

— Ой, я же вижу. — Он жестом указал на ее голову и процитировал народную мудрость: — Старой истины держись — чем ушибся, тем лечись.

Собственно говоря, он был прав. Пиво она открыла в первую очередь. А потом, когда он ушел, принялась за все остальное. Сначала сосиски, потом яйца и бутерброды. Утолив первый голод, она взялась за угря и сыры с плесенью. И в общем-то (хотя никогда прежде она столько не ела) этого оказалось мало. Ведь похмелье — состояние, когда организм пытается восстановить иссякший запас витаминов и минералов. Анита пошла к холодильнику за очередной банкой ореховой пасты. Съела всю целиком. Затем баночку орехов и соломку с солью. Допила пиво и сварила кофе. А к нему — чуть-чуть сладкого. Самую малость. Она почувствовала себя намного лучше. Села на диван, пытаясь разобраться в том, что ей не давало покоя. Что они вытворяют? Сколько будут ее здесь держать? А может, это какая-то изощренная система китайских пыток? Для начала подержат в комфортных условиях, а потом бросят в холодный подвал?

Мужчина, который ее обслуживал, пришел еще раз вскоре после полудня.

— Мы можем поговорить?

— Простите, пока еще нет. Я разношу обеды. — Он протянул ей меню. — Вы знаете, что у короля Людовика, не помню, которого по счету, обеды состояли из шестнадцати блюд?

— Не знаю.

— Был такой король во Франции. Ей-богу, из шестнадцати. На закуску цыпленок, целиком. Потом супы, мясо, дичь, а затем десерты. Малый мог запросто один съесть целый торт.

— Меня это не интересует.

— Ясно. Выберите, пожалуйста, что-нибудь. А вот карта вин.

— Когда я смогу увидеться с мужем?

— Не знаю. Не я здесь решаю. Но… — замялся он. — Вам в самом деле ничего плохого не сделают, и вы в самом деле получите полную свободу. Клянусь честью.

— Иди ты в жопу со своей честью!

— Я понимаю, вы оскорблены и нервничаете. Испуганы. Но очень вас прошу, пожалуйста, не волнуйтесь. — Похоже, он растерялся. — Позвольте, я выберу что-нибудь за вас?

Она открыла меню.

— Пусть будет «тюремная каша», — попыталась она съязвить, увидев подходящее название.

— Ах! — улыбнулся он. — Отличный выбор! Крупу доставляют из Африки, много сала и копченостей, восточные специи, кусочки мяса дюжины сортов. К этому салат, обильно заправленный стопроцентным оливковым маслом «Extra Virgin». Ну и соусы. Мятный, если вы любите английскую кухню, так называемый «жирный», если вам нравится украинская кухня, пикантный, если вам больше по вкусу венгерская. Кроме того, в качестве закуски я предлагаю колдуны. Но не ту дрянь, что продают в магазинах. Настоящие литовские колдуны, каждый величиной с русский пельмень, плавает в компании тридцати — сорока себе подобных в наваристом бульоне. Кроме того, конечно, крокетики. Ну и немного водочки. Буквально чуть-чуть. А на десертик рекомендую слоеный пирог с джемом. И сок из свежих фруктов!

Он побежал выполнять заказ, а она, опешив, смотрела ему вслед. Что все это значит? В том, что повар у них превосходный, сомнений нет. Но чего они хотят добиться? Подсыпать яду в офигительную жратву? Есть способы и попроще. Если кому-то по карману такая роскошь и две профессиональные похитительницы, то разделаться с нею можно было бы и быстрее. Просто застрелить во сне. И какова в этом роль ее мужа?

* * *

Мужчина появился спустя примерно полчаса. Снова с многоярусным столиком на колесиках. Начал подавать блюда через отверстие в решетке. Затем завернутые в салфетки столовые приборы и еще одну салфетку, побольше, на колени.

— Приятного аппетита! — кивнул он ей. — А поскольку мне известны привычки поляков, то вот еще напоследок… салат из свежих огурцов. Вам понравится.

— Не сомневаюсь.

Анита почувствовала, что не на шутку проголодалась. Начала с колдунов. Восхитительные. Обжигающие рот. Она с наслаждением высасывала из них соус. Бульон был отличный. Она выпила его с крокетиками. Наелась и отяжелела, но от еды становилось легче на душе. Она взялась за «тюремную кашу». Впрочем, кашей ее никак нельзя было назвать. Пирамида на тарелке была поэмой. Это приготовил мастер. Вдохновенная натура, которой не сыскать равных. Еду Анита запивала вином. О святые угодники! За такой обед в ресторане она заплатила бы порядка тысячи злотых. Если бы где-либо существовал столь роскошный ресторан. И если бы она когда-либо решилась потратить половину своей зарплаты на один обед. Она выпила немного водки. Принялась за салат, хотя казалось, в ней уже ничего больше не поместится. Назвать этого повара мастером было бы чистейшей воды оскорблением! Оплеухой, которой он не заслужил. Он — первый гений среди гениев. Она никогда в жизни не ела ничего подобного и даже о таком не грезила в самых смелых мечтах. Ощущение от еды напоминало оргазм. Потом десерт, вино. Желудок был набит до предела возможного. Но этот тип был прав. Еще салат из огурцов! Свежие огурчики со сметаной!

С невероятным трудом Анита добралась до кровати. Рухнула на нее и, хотя слипались глаза, включила плазменный телевизор на потолке.

* * *

Разбудили ее двое мужчин, которые молниеносно надели на нее наручники и воткнули в рот кляп. Толком не проснувшись, испуганная, она переводила взгляд с одного на другого.

— Простите нас, пожалуйста. Это ненадолго. Дело в том, что приехала полиция. Как только уедут, снимем!

Они удалились, а она в шоке таращила глаза. Полиция! Коллеги! Они ее нашли!

Анита помчалась в оранжерею к панорамному окну.

Патрульная машина была припаркована возле забора. Один полицейский стоял, опершись на капот и держа руку на кобуре. Как и положено по инструкции. Другой шел в сторону дома. Батюшки! Она знала его! Кшисек Зденницкий. Они ведь вместе бывали на пикниках, целыми семьями. Урраа! Полиция не оплошала.

Кшисек направлялся к входу. Смотрел прямо в ее, прозрачное только с одной стороны, окно, за которым стояла она. Если бы она могла, то завопила бы: «Кшисек! Кшисек! А ну, вставь им пистон!» Победа, победа, победа! Классическая ситуация, один коп у машины, у него рация, рука на пушке; другой идет на контрольный осмотр. Что, попались? Попались! Полиция одержала верх! Ну, теперь с ними разделаются.

Навстречу полицейскому вышел ее муж.

— О, привет, Кшисек, — сказал он. Они ведь были прекрасно знакомы. Пикники по выходным, совместные рыбалки. Вечеринки в кафе и боулингах. Их брак продолжался более десяти лет, и бывший муж знал, наверное, всех ее сослуживцев из полицейского управления.

— Привет. Мы можем где-нибудь присесть?

— Что? — Ее муж притворился встревоженным. — Такие плохие новости?

— Ну… скажем, не очень приятные.

Они сели под окном. Она видела их спины. Слышала голоса. Сама же не могла ничего сделать.

— Ты помнишь нашу последнюю вылазку на рыбалку? — начал Кшисек. — Я говорил тебе тогда, что твою экс-супругу бросили на одну спецоперацию. В качестве приманки.

Некое ужасное подозрение закралось Аните в голову.

— Да, помню.

— Ну, а теперь эти самые плохие новости. Я знаю, что вы не перевариваете друг друга. Но хороших вестей у меня нет.

— Что случилось?

— Ее похитили. Вся полиция на ушах стоит. Но…

— И вы не можете ничего сделать?

— Господи, я же говорил тебе, когда мы ловили рыбу, что у нее есть передатчик GPS и пистолет с запасным магазином. С ней ничего не должно случиться!

Анита взвыла. О боже, боже, боже… Так это Кшисек сказал ее мужу про GPS? Поэтому муж и схватил ее за правую руку? Поэтому. Поэтому, идиотка. Давай соображай.

— Да-а… пистолет и запасной магазин.

«Заткнись, дебил!» — мысленно вопила она.

— Думаю, у нее есть шансы. У нее же этот чертов GPS. Пусть только нажмет на кнопку, и мы запеленгуем ее в течение трех секунд.

«Заткнись, кретин!»

— У нее все это было в сумочке. Уж не знаю, почему она не воспользовалась. Вот я и подумал, что лучше мне самому к тебе съездить. Лучше сообщить тебе лично…

— Ясно, старик, — согласился ее экс-супруг. — Хорошо сделал, что приехал.

Кшисек кивнул в ответ.

— Тогда на рыбалке, когда я тебе все сказал, — он помедлил, — я не предполагал, что существует реальная опасность. Мне очень жаль. Знаю, вы не переваривали друг друга под конец семейной жизни, — повторил он. — Но такое всегда причиняет боль. Ее похитили, вероятно, прямо возле собственного дома.

— Спасибо, Кшисек, что приехал. Ты прав. Любви между нами не осталось. Но это все-таки моя бывшая жена.

Анита в отчаянии начала биться головой о бронированное стекло. Руки у нее были скованы за спиной, рот заткнут. Они не могли ее услышать, бейся она хоть до потери сознания.

— Что это за стук? — удивился Кшисек.

— Рабочие все никак не закончат водопровод, — ответил ее муж.

— А-а-а. — Полицейский медленно поднялся. — Ну что ж, Ясек, крепись. Я буду держать тебя в курсе.

— Спасибо, старик. Спасибо тебе, что приехал.

— Это наш долг. А уж прежде всего в отношении друзей.

— Знаешь, у нас действительно не складывались отношения после развода. Но все равно это очень печально.

— Ну еще бы. Но ты не переживай. Я буду тебе сообщать о ходе расследования. И помни, у нее в сумочке пистолет и GPS, как я уже говорил. Будем надеяться, ей удастся ими воспользоваться.

— Ясно. — Муж тяжело встал. — Когда пойдем на рыбалку?

— Может, в ближайшие выходные?

Анита выла. Но снаружи ничего не было слышно.

— Супер. В субботу мне очень даже подходит. Жена с ребятишками уезжают на море.

— А ты, как обычно, при исполнении?

Полицейский кивнул.

— Такая уж работа. Ну да ладно. Пока, и прости за невеселые новости.

— Пока. До субботы.

Она смотрела, как он уходит. Как и положено по инструкции — держа руку на кобуре. Второй, у машины, тоже был в боевой готовности. Анита пришла в исступление. Они были в двух шагах от нее. А сейчас, она отлично это знала, они поедут в управление заполнять бумаги по каким-то там разным делам. А ведь были в двух шагах от нее!

* * *

— Будьте добры!

Она вышла из ступора.

— Подойдите, пожалуйста, к решетке и позвольте снять с вас наручники.

Анита покорно подошла. Мужчина снял также ремешки кляпа.

— Что вам подать на полдник? Сами выберете что-нибудь из меню или положитесь на мой выбор?

— Когда я увижу мужа?

— Завтра. Вот, пожалуйста, ланолиновый крем, смажьте запястья. Ну и хамы эти охранники. Так сильно сдавить руки! Кто же так делает?

— Завтра? — переспросила она. — И я все узнаю?

— Да. Конечно.

— У вас есть что-нибудь сладенькое?

— Ну, ясное дело. Сию минуту принесу.

— А сигареты? — Вчера она выкурила целую пачку.

— Уже бегу.

Он обернулся за пару минут. Анита получила сладкую выпечку, цукаты и охлажденный шоколадный мусс. А кроме того бананы, политые карамелью.

От волнения она съела все. Закурила и сварила кофе. Так это Кшисек! Это Кшисек сказал ее мужу про GPS! О боже! У нее нет никаких шансов. Ведь ее муж знал всех из управления, кто бывал у них дома. Всех! Со всеми был на «ты». А теперь «встревоженный» экс-муженек получит от приятелей любую информацию о ходе расследования. Ну и — конец истории. Ее истории.

— Будьте добры, — тот же самый мужчина за решеткой, — что вы желаете на ужин? Дать меню? Или снова выбор за мной?

— Уже ужин?

— Здешние дамы любят кушать часто.

— Не понимаю.

— У нас лучшая кухня в Польше. Я предлагаю сейчас поужинать, поскольку потом еще будет снэк.

— Что еще за «снэк»?

— Ну, что-то вроде легкой закусочки после ужина, перед самым сном.

— Что у вас здесь? Ресторан для узниц?

— Вы не узница.

— Значит, я могу уйти?

— Сможете. Уже скоро. Я вас не обманываю.

Она посмотрела на него безумным взглядом.

— Неси что хочешь.

* * *

На следующий день она увидела мужа. Он принес себе стульчик и поставил его возле решетки — чтобы по-человечески поговорить, нужен хоть какой-то комфорт.

— Что вы тут затеяли? — набросилась она на него.

— Сейчас все объясню. — Он явно предпочитал не обострять отношений.

— Что вы затеяли?

— Позволь, начну с самого начала.

— Буду весьма признательна.

— Некий швед женился на польке, а та ему изменила. И очень зря: швед был мультимиллионер, о чем она понятия не имела. Ну, знаешь, обычный курортный секс, но потом они обвенчались в маленьком костеле под Краковом.

— И что же? Он нанял командос, чтобы ее похитили и убили?

— Нет. Она знать о себе не давала, и он с отчаяния приехал в Польшу, чтобы ее найти. Шлялся по ресторанам, пил все больше и искал… свою любимую.

— Не проще ли было нанять детектива?

— Нанял. Она спуталась с каким-то вонючим пьянчужкой, который тянул у нее деньги на выпивку. Да бог с ними. Это не суть важно.

— А что важно?

— Слушай дальше. В одном кабаке он встретил поляка, который попал в подобную ситуацию. Тот рассказал шведу свою историю. Он был безумно влюблен в свою сослуживицу. Она его бросила и начала встречаться с коллегой с работы. Тогда ему пришел в голову гениальный план. Соперник был его «другом» — если вообще это слово уместно в данном контексте. Бедолага хорошо знал привычки своей бывшей возлюбленной. И якобы на правах друга довольно часто передавал ей через нового хахаля ее любимые шоколадные конфеты. Она их лопала и… ну и растолстела так, что тот, второй, нашел себе другую. На что ему такая толстуха, на которую глядеть тошно?

— Зачем ты мне это рассказываешь?

— Дай мне закончить. Парень ее просто любил. И готов был быть с ней независимо от ее внешнего вида.

— С какой стати?

— С той стати, что ее любил. Любовь зла… Он рассказал свою историю шведу, и они составили заговор. Детективы разыскали жену мультимиллионера и сообщили ему ее координаты. Поляк подобрал соответствующую команду Они похитили эту бабу и раскормили так, что никто не хотел на нее и смотреть. За исключением шведа, который ее действительно любил.

— Ах вот оно что. Значит, все эти ваши деликатесы нужны только, чтобы меня раскормить, пока я не лопну.

— Нет. Этот шведский мультимиллионер вместе с поляком создали организацию. Они помогают мужьям, которых бросили жены. Но только тем, которые по-прежнему их любят. И чьи жены не имеют любовников и дают объявления в Интернете. Это самый простой способ их вычислить.

— Минуточку. Ты намерен держать меня в тюрьме, которую содержит шведский богач, до самой смерти?

— Нет. Ты получишь свободу, как только захочешь.

— Ну так я хочу прямо сейчас!

— Пока это невозможно. Но потом мы тебя отпустим — если пожелаешь.

— Ты рехнулся! Да ты реально спятил! Почему ты на такое решился?

— Потому что я тебя люблю, — ответил он не задумываясь.

— Что-о-о?

— Я люблю тебя.

— И хочешь раскормить меня, как корову, чтобы я стала уродиной? Да ты в своем уме? А если я объявлю голодовку? Что тогда?

— Не делай этого. Тогда тебе дадут препарат, вызывающий чудовищный голод. Говорят, это сущий кошмар.

— Ненормальный! Псих! Сумасшедший!

— Я люблю тебя, — повторил он. — Я просто тебя люблю и хочу, чтобы ты была со мной.

— Я объявлю голодовку! Ничего не буду есть!

— Не советую. Тебе в рот вставят трубку, через которую станут вливать жир. А это мучительно, неприятно, сопровождается отвратительными побочными эффектами. Не лучше ли выбрать более приятный способ?

— Какой?

— Есть все подряд. Здесь самая лучшая кухня в мире. Приятное наказание, согласись? Через год мы тебя выпустим. Пойдешь, куда захочешь, или останешься. Но кто же откажется от такого заточения? Тебе по карману хотя бы один из завтраков, обедов или ужинов, которыми тебя здесь кормили? В ресторане ты отдала бы половину своей зарплаты. Если, конечно, найдешь где-нибудь дешевый ресторан с таким качеством обслуживания. — Он наклонился к решетке. — Поступай как знаешь. Приблизительно через год мы тебя выпустим.

— Когда я разжирею? Знаешь, ты просто смешон с этой своей театральной местью.

— Это не месть. Я просто тебя люблю.

* * *

Возле туалета были весы. Анита встала на них. Ну ладно, она распустилась в последнее время. Девяносто три килограмма. Чего он хочет добиться? О’кей, он откормит ее килограммов до ста тридцати. Она подурнеет до безобразия, ни один мужчина на нее даже не взглянет. Но ведь можно будет за месяц сбросить лишний вес и снова стать привлекательной.

Анита вдруг инстинктивно посмотрелась в зеркало. За месяц? Не обольщайся, дорогуша. Она пошла в кухню за ореховой пастой. Принялась есть прямо из банки. Она всегда много ела, когда нервничала.

— Будьте любезны! Послушайте! — надрывался кормилец из-за решетки. — Сегодня у меня для вас венгерские разносолы.

Она подошла к окошечку в решетке.

— Что там у вас?

— Вы, кажется, любите венгерские блюда.

— Что еще за «разносолы»?

— Ну, суп-гуляш, пирог по-венгерски, уха и еще кое-что очень пикантное. Жаркое из молодого барашка с такими приправами, что у меня самого слюнки текут. И салями на закуску. Разумеется, «эгри бикавер» ну и, понятное дело, «токай». Чем-то ведь надо запивать.

Она принимала блюдо за блюдом.

* * *

Весы в ванной комнате были неумолимы. Она достигла психологического предела. Сто килограммов. И решила часть еды спускать в унитаз. Интересно, есть ли у них здесь камеры наблюдения?

Ну а стоило ей понервничать, сразу же захотелось чего-нибудь сладкого. Поэтому пока она взяла новую банку с ореховой пастой.

* * *

Она решила отжиматься, бегать на месте, заниматься аэробикой. Как-никак в ее распоряжении самая лучшая в стране стереоаппаратура.

Сто тридцать килограммов.

* * *

К чертям собачьим эти весы! Они наверняка врут! Сто пятьдесят килограммов.

* * *

О, мать честная, до чего же она омерзительна! Анита возненавидела свое отражение в зеркале. Но, хотя ей давали все, что просила, она постоянно была голодна, как волк. Охранник, ее обслуживающий, заполнял холодильник каждый день. Он менял также одежду в шкафу, чтобы подходила по размеру. Анита часто беседовала с мужем. И, надо сказать, весьма мило. Какие-то приятные воспоминания, сплетни о знакомых.

Она еле двигалась. Двести килограммов.

* * *

Весы наверняка сломаны. Разнервничавшись по этому поводу, она перед ужином съела целую банку шоколадной пасты. Конечно, сломаны. Само собой.

* * *

Полиция наведывалась к ним еще два раза. Каждый раз Кшисек сообщал ее мужу, что ничего нового они не узнали. Но вместе с тем не обнаружено ни одного тела, а значит, есть надежда, что Анита еще жива. И они умножат усилия и сделают всё, чтобы отыскать свою коллегу. Есть надежда, есть, — успокаивал он. Анита не билась уже головой о стекло, потому что не могла встать с кровати. На весах уже не хватало делений.

* * *

Муж ухаживал за ней. Смазывал кожу кремом, массировал, прокладывал марлей складки, переворачивал ее с помощью специального подъемного устройства, чтобы не было пролежней. Решетку в ее апартаментах давно уже не закрывали. Она не могла сама передвигаться. Зато знала, что муж ее действительно любит. Платонически, разумеется — при ее весе невозможно было заниматься сексом. Любила ли она его?

* * *

Однажды он перенес ее подъемником в специальное кресло на колесиках. И с помощью двух мужчин вывез это невообразимое сооружение к озеру. Там было так чудесно. Май, весна бьет ключом вокруг из каждого росточка. Анита увидела неподалеку еще несколько колясок с женщинами и их мужей.

— Ты свободна, любимая. Можешь идти куда хочешь.

Она даже не шелохнулась.

— При весе триста с лишним килограммов? — буркнула она. — Далеко я не уйду.

— Если хочешь, мы отвезем тебя туда, куда укажешь.

Она взглянула на мужа. Он, вне всяких сомнений, говорил серьезно.

— Съешь что-нибудь, милая?

— Принеси меню. И…

— Да, я тебя слушаю!

Она решилась на отчаянный шаг. Он же знал, что у нее было с собой в момент похищения. Но иногда стоит «сработать под дурочку».

— Вы, когда меня похитили, забрали мою сумочку. У меня там были кое-какие личные мелочи.

— Ну, конечно, душечка!

Он бросился со всех ног по направлению к вилле-каземату. Она сделала вид, что читает меню. Естественно, она была голодна, однако вся дрожала от возбуждения. Неужели он так запросто попался на крючок? Неужели в сумочке могло что-нибудь остаться?

Он прибежал через пару минут.

— Вот, пожалуйста, моя милая.

— Знаешь, я выбрала креветки в пикантном соусе, омлет с вином, гренки со смальцем и шкварками. А что еще — потом решу.

— Ясно. Сию минуту принесу.

Когда он ушел, она проверила сумочку. Батюшки-светы! Внутри был ее GPS (все еще действующий, что было видно по мигающему диоду) и «вальтер» с запасным магазином. Она машинально передернула затвор и сняла пистолет с предохранителя. Притронулась к кнопке на дисплее передатчика. О боже! Если нажать посильней, через считанные минуты сюда прибудет несколько патрульных машин, а потом и антитеррористическая бригада. Она вооружена и опасна. Одно короткое движение, и вся полиция сломя голову сюда примчится.

Анита вдруг невольно подумала, как она со своими тремястами килограммами покажется сослуживцам. Нет, стоп. Она им и не покажется. Ее будут лечить. Лечить? В больнице в кошмарных условиях, с этой ихней говенной жратвой? С этой разваренной картошкой, воняющей карболкой?

Что будет, если ее увидят сослуживцы? Один плюс — она раскрыла дело. Но как появиться им на глаза в таком виде? Есть и минус — она поймалась, как глупая девчонка. Впрочем, это менее всего важно.

Вихрь мыслей. Что делать? Поднять стрельбу и поставить на ноги половину польской полиции или?..

Или что?

Ее муж возвращался с большим подносом. Он не удивился, увидев пистолет и GPS. Улыбнулся.

— Ты свободна, я же сказал. — Он начал раскладывать салфетки на переносном столике. — Можешь сделать все, что захочешь.

— Даже выстрелить в тебя?

— Стреляй. Самое большее — убьешь человека, который по-прежнему тебя любит. Как тебе известно.

Она прикусила губу.

Боже мой! Он и вправду любит ее. Теперь она убедилась. Он пошел на страшный риск, вступил в преступную организацию. Ради нее. Рискует жизнью и свободой. Она смотрела, как он раскладывает салфетки.

— Будь любезен…

— Да, я тебя слушаю.

— Дай мне карту вин.

— Пожалуйста.

— Ах да. Еще одна просьба.

— Только?

— Брось эти две штуковины в озеро. — Она протянула ему GPS и пистолет.

Перевод О. Катречко


Анджей Пилипюк Самолёт Риббентропа

Глухой гул зенитной артиллерии то усиливался, то ослабевал. Черноту неба над Лондоном прорезали осветительные ракеты и лучи прожекторов. Ночь была безлунная, тучи низко проплывали над землей. За окнами клубилась серая мгла.

— Скоро должны быть на месте. — Командир был спокоен. — Отправь сигнал в центр. Пусть сообщат, что ждем двадцать минут, пока гражданские спустятся в убежища, потом сбрасываем бомбу. Если самолет уцелеет, приземляемся к северо-востоку от Лондона.

— Паршивая идея, — буркнул поручик. — Пусть даже это очень благородно, но…

— Да они и так знают, что мы здесь.

— Вот британцы нас на вилы посадят, тогда запоем. Чую, в этот раз живыми нам не выбраться. Что ж, пожил двадцать два года, и хватит.

— Если сгинем, то не зря, — утешил его товарищ. — Этот старый алкаш Черчилль думает, что он сильный, вот мы ему и покажем, какой он слабак. По крайней мере, надолго отобьем охоту высаживать десанты и заключать союзы со швабами.

— Если эта бомба такая мощная, нужно сбросить ее на районы дислокации войск, а не на город, — проворчал подчиненный. — Или флот ихний затопить, когда пойдет через Ла-Манш…

— Это не мы решаем. Приказ есть приказ.

Кашлянуло радио. Поручик надел наушники.

— Лондон под нами. Население предупреждено.

— Прими штурвал.

Капитан направился в хвост машины. Поднял люк, потом тяжелый свинцовый чехол, закрывающий корпус бомбы. Открутил два болта, открыл клапан. Вытащил одну за другой три чеки и щелкнул переключателями. Опустил люк на место.

— Готово.

— Осталось одиннадцать минут.

Командир сел в кресло.

— Пропадем, — сказал поручик. — Чую. Эта бомба… Я видел снимки Берлина с воздуха. Громадная воронка, целый район в щепки. Сила взрыва эквивалентна тысячам тонн тротила… Ударная волна сметет нас как нечего делать. А если нет, то их машины только и ждут, когда мы высунем нос из-за туч.

— Думаешь, нас бросили на убой?

— Предполагаю. Мы последние, кто участвовал в погоне за самолетом Риббентропа. И последние, кто видел этого странного типа с чемоданом.

— Может, ты и прав. Но приказ мы выполним…

— Да. Но я все же хотел бы знать зачем.

— Ты знаешь, какие ходят слухи. — Капитан сделал глоток из фляги и передал ее товарищу. — Человек, которого мы видели, это спецсоветник из нашего генштаба. Он запланировал всю операцию.

— Тогда откуда он знал… Погоди, когда мы начали тренироваться? Пятнадцатого августа? Значит, он за восемь дней до тайных переговоров в Кремле знал, когда вернется министр?!

Издалека снова донеслись разрывы снарядов. Зенитная артиллерия упорно нащупывала самолет. Затрещал будильник. Поручик перекрестился и дернул рычаг бомболюка. Потекли бесконечные секунды.

— Время прошло. — Командир потряс часами. — Теперь уже не рванет.

— Дрянь дело. Почему?

— Не знаю. — Он ударил кулаком по спинке кресла.

Неожиданно самолет тряхнуло. Потом еще и еще. После очередной встряски в воздухе закружились куски обшивки.

— Мы сбиты!

— Тихо! — велел командир. — Это…

Очередная серия разрывов заглушила его слова. Поврежденный мотор заглох, пилот потянул на себя штурвал и заблокировал его. Оба схватили парашюты.

— Любопытно, эти вилы, на которые нас посадят, они для сена или для навоза? — пробурчал поручик.

— Мы еще над городом, здесь нет вил. Самое большее, напоремся на какой-нибудь забор. Кончай строить рожи, — рявкнул на него командир. — Держись поближе ко мне — если разделимся, встретимся через несколько недель. Когда этот жирный, попыхивающий сигарой боров обосрется со страха и выкинет белый флаг, вернемся домой.

Он затянул ремни парашюта, и они двинулись к люку.

— Ну, бывай.

— Удачи, капитан.

Первый раз я увидел его, когда мне было лет восемь. Мы пошли на школьную экскурсию в варшавский Музей вооруженных сил. Сначала два часа бродили по залам, слушая болтовню гида. Смотрели на ржавые мечи, раскопанные на полях сражений и извлеченные из рыцарских могил. Пялились на длинные ряды блестящих винтовочных дул, напоминавшие органные трубы. Наконец нас выпустили наружу.

Здание стоит на бугре, заканчивающемся крутым обрывом. Внизу, в обширном парке выставлены разные экспонаты. Мы осмотрели орудия, стоявшие перед музеем, и направились к лестнице. Под навесом было собрано вооружение со всех концов света: захваченные у гитлеровцев и Советов танки, несколько французских самоходных установок, вроде той, что была в немецком фильме о четырех танкистах[35].

Трофейную германскую подлодку разрешалось осмотреть изнутри. Ребята немедленно воспользовались этим, побежали к лодке, а затем, грохоча ботинками по жестяным ступенькам, принялись карабкаться на башню, чтобы добраться до люка. Моя память сохранила только обрывочные образы. Помню, как я стоял на краю обрыва и глядел сверху на подлодку. Она походила на большого, дохлого, выброшенного на сушу кита. Потом наступает пробел.

Кажется, я попросил у учителя разрешения отойти. Или просто пошел себе по краю обрыва в сторону выставочных залов. Мне захотелось взглянуть на самолеты. Они стояли в большом ангаре. Дальше память работает как часы: я замер в дверях, ошеломленный огромными размерами помещения, но уже спустя минуту, слегка поколебавшись, двинулся вперед. Несколько минут я восхищался машинами. Их установили согласно хронологическому принципу: сначала первые конструкции из металлических трубок, обтянутых брезентом, потом истребители Первой мировой…

В конце стояло несколько новейших моделей: стратегический бомбардировщик «Хальны», истребители «Ирбис» и «Жбик». Был даже макет атомной бомбы — копия той, которую мы сбросили на Лондон. Я дошел до дальней стены и уже хотел возвращаться, как вдруг заметил незакрытую дверь. Видно, она вела в служебные помещения, куда был закрыт вход посетителям. Но преодолеть искушение я не смог и вошел внутрь.

Помещение за дверью тонуло во мраке. Судя по эху, раздававшемуся от моих шагов, оно было столь же огромным, как предыдущий зал. Неожиданно под потолком зажглись галогенные прожектора. Скорее всего, сработали фотоэлементы. Передо мной предстал самолет. Самый большой и самый прекрасный из всех, что были в музее. Огромная, четырехмоторная машина… И в то же время хуже всех сохранившаяся. Она стояла, опираясь на несколько бетонных подпорок. Без них разбитая конструкция, пожалуй, рассыпалась бы на кусочки. Пропеллеры были погнуты и разломаны. Нос сильно вдавлен, стекла в иллюминаторах покрыты паутиной трещин. Я обошел самолет, чтобы посмотреть сбоку. Фюзеляж снизу был изрядно изуродован. Внезапно я понял — бомбардировщик просто врезался в землю. Дыры от пуль в крыльях и на обшивке не оставляли никаких сомнений. Его сбили.

— Эй, мальчуган, сюда нельзя входить! — Человек в сером рабочем комбинезоне вырос словно из ниоткуда. С ним был высокий мужчина в летнем костюме и очках с толстыми стеклами.

Вид у меня был, должно быть, напуганный, потому что охранник смягчился.

— Эта часть экспозиции еще только готовится, — добавил он с улыбкой. — Мы пока никого сюда не пускаем.

Я извинился и вернулся в первый зал. Здесь у меня опять провал в воспоминаниях — не помню, как нашел свой класс.

Профессия журналиста имеет то преимущество, что время от времени можно помочь какому-нибудь приятелю. Витека я знаю со школы. Уже тогда он был помешан на моделировании. Постепенно это увлечение переросло в опасную манию. После того, как его выгнали из школы за нерадивость в учебе, он открыл магазинчик для таких же любителей, а затем и небольшую фабрику по изготовлению микродвигателей… Наши контакты оборвались на несколько лет, но вот возник подходящий случай, чтобы их обновить.

Свою лабораторию он устроил в подвале особнячка на Жолибоже[36], унаследованной от деда-офицера. Ко мне вышел в белоснежном халате. На носу у него красовались очки в проволочной оправе, делавшие его похожим на ученого.

— Привет, Павел. — Он стиснул мою ладонь. — Сколько лет, сколько зим.

— Вот уж точно.

— Прошу в мои владения…

Я оглядел помещение и усмехнулся. Судя по всему, он предвидел, что я буду делать снимки, и расставил все экспонаты так, чтобы они создавали необычайно зрелищную композицию. Мне как-то не верилось, что он каждый день работает в такой обстановке.

Я вынул из кармана аппарат и нащелкал несколько фотографий: висящие под потолком модели самолетов, препарированные кости крыла лебедя, и рядом такие же, но сделанные из тонких дюралевых трубочек.

— Повторить движение птичьего крыла очень трудно, — без предисловий заявил он, предвосхищая мой вопрос. — Я использовал кибермышцы, применяемые в протезах. — Он показал мне очередную модель. К искусственным костям были прикреплены гладкие мышцы, оплетенные сетью тонких кабелей. — Если сейчас мы подключим их к рулевой модели, — он воткнул конец провода в компьютерный порт, — то увидим движение, очень похожее на натуральное…

Искусственное крыло принялось загребать воздух.

— А как с питанием? — полюбопытствовал я. — Кибермышы жрут, наверно, ужасно много электричества.

— Верно, но на целого лебедя, — мы прошли дальше, и он с гордостью показал мне готовую модель птицы, — его уходит примерно столько же, сколько на протез одной руки. Всю модель приводят в движение две литиево-кремниевые батарейки. Одной зарядки хватает на шестьдесят километров полета, при этом он еще может взять до двух килограммов полезного груза. Этот лебедь в четыре раза легче настоящего.

— Понимаю. — Я записал его слова.

— Это, разумеется, всего лишь игрушка. Моя фирма думает прежде всего о коммерческом использовании наших моделей. — Он открыл небольшую коробку. — Вот летучая мышь Z-128c, — произнес он торжественно.

— Расскажи о ней поподробнее, — попросил я.

— Думаю, что основное применение она найдет в исследованиях и диагностике промышленных установок, — пояснил Витек. — Мы проверили ее на АЭС в Секерках. Мышь оборудована двумя камерами, реагирующими на инфракрасный свет. Она способна влететь в трубу диаметром десять сантиметров, измерить радиацию, заснять коррозию на стенках, взять пробы воздуха и пыли.

— А как с управлением? — поинтересовался я. — Ведь стальная труба экранирует радиоволну.

— Да, а еще вблизи работающих реакторов быстро садится электроника, — добавил он. — Мы применили специальную защиту. Микрокомпьютер, управляющий аппаратом, рассчитан на выполнение довольно сложных заданий… Если наметить ему ориентировочную цель исследований, он осуществит ее, даже если наткнется на непредвиденные трудности. В его оборудовании имеется также система возврата на базу в случае повреждения канала связи.

— Не боишься, что эта игрушка попадет в руки террористов?

— Летучая мышь не может перенести груз тяжелее нескольких десятков граммов, — мгновенно ответил он, как видно, не впервые услышав этот вопрос. — Впрочем, она способна выполнять шпионские задания, но наша армия не проявила интереса. Вероятно, у них есть что-то получше, — вздохнул он.

Мы поболтали еще немного. Он старался объяснить мне, чем отличается полет птицы от полета летучей мыши, потом распространялся о начальном этапе своих исследований… Заодно мы выпили бутылку молдавского вина. Наконец пришло время прощаться.


Главный вздохнул и положил мою статью на стол. Минуту глядел в окно. Отчего-то текст пришелся ему не по душе. Я прикинул, где может скрываться ошибка, и спокойно ожидал нагоняя.

— Видишь ли, Павел, — подал он наконец голос. — Я не совсем это имел в виду. Мой грех, нужно было сразу тебе растолковать. То, что ты написал, неплохо, но не сильно отличается от того, что по случаю годовщины опубликуют наши конкуренты. От того, что пишут каждый год… Всякий раз одно и то же: 27 августа, объявление войны Третьему рейху, крупнейшая победа польского оружия со времен Грюнвальда и прочая пропагандистская лабуда… И каждый год одни и те же снимки: колонны немецких военнопленных, наши перекрашивают захваченные танки… А я бы хотел, — щелкнул он пальцами, — чего-то большего.

— Вы же сами говорили, что это серьезная газета, — буркнул я. — Мы не можем опускаться до чепухи уровня «Турбоэкспресса».

— Сдается мне, в прошлом году они тиснули заметку о том, как Гитлер, переодевшись раввином, удрал в Бразилию. — Это воспоминание развеселило шефа. — Нет, на них мы равняться не будем. — Он взглянул на меня поверх очков. — Попробуй раскопать какую-нибудь тайну, оставшуюся с тех лет. Мы ведь не все знаем.

— Подумаю, — обещал я. — Вскорости представлю вам предварительные наметки.

— Ну, дерзай.

— А второй текст? — Я остановился в дверях.

— О том чокнутом, который собирает искусственных пташек? Пойдет в отдел «Наука», без купюр.

И на том спасибо.


Я ткнул в кнопку пульта. Телестена расцветилась красками. События дня. Перед зданием штаба толпа репортеров окружила генерала Ковальского. Я повеселел: мужик был бесшабашный и острый на язык.

— Скажите пожалуйста, вы не боитесь реакции Лиги Наций? — спросила крашеная блондинка с третьего канала. Я знал ее лично.

— Милая барышня, — звучным басом ответил генерал. — Пока польская армия защищает интересы страны, Лига Наций может сунуть голову в ночной горшок и булькать сколько вздумается. Статья первая нашей конституции ясно гласит: «Любой гражданин Речи Посполитой имеет право на жизнь, свободу, собственность и защиту чести и достоинства, независимо от места своего пребывания. В целях обеспечения этих прав наша Родина окажет ему любую техническую, дипломатическую и военную помощь. Всякий ущерб, нанесенный гражданину Речи Посполитой, повлечет за собой незамедлительное и беспощадное возмездие», — процитировал он. — Наша археологическая экспедиция, работающая в Боливии, была обстреляна боевиками, прибывшими с территории Бразилии. Конечно, преследуя этих бандитов, мы слегка нарушили границу…

— Власти в Рио-да-Жанейро утверждают, что наши солдаты углубились на расстояние в четыреста километров, сожгли восемь тысяч гектаров джунглей и взорвали дамбу… — Это был темноволосый парень из «Львовского слова».

— Чтобы поджарить этих террористов, мы действительно применили напалмовые бомбы, но взрыв дамбы был продиктован исключительно желанием погасить возникший пожар. Может, я и солдат, но забота об окружающей среде мне совсем не чужда. Я люблю деревца, птичек, зверушек и прочее лесное дерьмо. — Генерал широко улыбнулся. — Остальную информацию сообщит вам пресс-атташе корпуса.

Зарубежные новости я смотрел, заваривая себе чай. Царь Владимир Кириллович вручил ордена своим приближенным, в военном округе «Дальние Рубежи» еврейские террористы снова взорвали мост, польская нефтяная компания «Бизон» расширяет зону своей деятельности в Кувейте, Лига морей и колоний празднует годовщину основания польских поселений в Родезии, делегация США просит упразднить визы[37], руководитель грузинской военной миссии на приеме у президента… Скукотища.

Я опустил жалюзи. Неон на соседнем небоскребе, рекламировавший польские фотоэлементы, страшно действовал на нервы. Я бросил кристалл в считыватель и хлебнул армянского коньяка из граненого хрустального стаканчика.

Начался фильм. Я знал его почти наизусть. Поглядев несколько минут, стал щелкать пультом, останавливаясь на отдельных сценах. Самолет Риббентропа охвачен огнем. Сановник прыгает с парашютом, самолет врезается в землю… Местный крестьянин, превосходно сыгранный Кобушевским[38], приближается к обломкам с топором в руке и начинает рыться внутри, ища, чем бы поживиться. Находит бронированный чемоданчик с договором… Мне не хотелось смотреть, как стальной чемодан курочат в овине и как мужик со старостой читают обнаруженные бумаги. Я перескочил сразу к заключительной сцене.

— Что это такое? — Кинематографический Гитлер, несмотря на добротный грим, выглядел слегка неестественно.

— Это акт об объявлении войны между нашими странами. — (Линда[39] в роли польского посла был, как всегда, великолепен). — Не трепыхайся. Вы хотели международной заварухи — так получите…

Фюрер, багровый от бешенства, подписывает акт.

— А еще у меня проблема. Лимузин сломался, — историческая фраза прозвучала в устах Линды с неподражаемой развязностью, — поэтому оставляю его во дворе. В посольство вернусь на такси. А за машиной пришлю механика…

Я нажал на пульт. Последняя сцена. Припаркованный к обочине сельской дороги автомобиль нашего дипломата. На горизонте, над Берлином, растет атомный гриб. Богуслав стоит возле машины и любуется на зрелище.

— Вырвали сорняк, — бурчит он.

Я сделал еще глоток и переключился к началу фильма.


Со стороны бухты тянуло холодным ветром. Заключенный миновал столб, обозначавший границу лагеря. Никто не обращал на него внимания… С трудом волоча ноги, он побрел к ближайшим холмам. Забрался на одну из вершин. Среди кустов вереска лежало несколько сотен камней. С земли могло показаться, что они валяются без всякого порядка, но с высоты птичьего полета было видно, что на самом деле это сложный узор.

Старик, опираясь на сучковатую палку, посмотрел в небо. Где-то там, высоко в космосе, висят спутники — глаза и уши польской разведки… В один прекрасный день чей-нибудь взгляд задержится на этом месте, и счастливая карта вернется к нему.

В следующий раз я попал в Музей вооруженных сил нескоро. Мне было тринадцать лет. Польский межпланетный зонд Вителон-8 как раз вернулся с Марса, привезя образцы почвы и скал. Как все дети, я был захвачен космосом. В музейном парке собирались громадные толпы. Чтобы проникнуть внутрь, нужно было отстоять гигантскую очередь.

Первый раз в жизни я видел что-то подобное. Мне казалось, что такие очереди возможны только в Германии или Англии. Наконец, после часа ожидания, мне удалось пройти в музей. Первый ангар не изменился — те же самые самолеты, стоящие в два ряда. Прибавился только один экспонат. Я думал, что для осмотра достаточно будет попасть внутрь, но человеческая змейка вилась через все помещение…

Прошло еще два часа. Я добрался до дальней стены. В ней уже не было серой двери, вместо нее пробили широкий вход. Охранники запускали по тридцать человек. Тяжело дыша, я ввалился в зал. Он был уже иным. Целую стену занимал макет марсианского пейзажа с настоящим зондом и роботом для сбора проб и анализов. Вдоль другой стены, в стеклянных витринах, лежали камни и серая марсианская пыль…

На больших цветных диаграммах в увеличенном виде были представлены инопланетные бактерии и водоросли, а также фрагменты какого-то более крупного организма, напоминавшего насекомое. Самих марсиан еще не нашли, но несколько снимков со спутника демонстрировали что-то похожее на развалины городов и пятистенные пирамиды, изрядно разрушенные тысячелетней эрозией. Их исследованием должна была заняться очередная экспедиция — уже с людьми. Прошло три минуты, и охранники принялись деликатно оттеснять посетителей к выходу — нужно было освободить место для новой группы.

Помню, несмотря на переполнявший меня восторг, я невольно задумался: а где же разбитый самолет? Пусть музейный парк и обширен, но самолет — не иголка в стогу сена…


— Вот примерный набросок. — Я положил на стол шефа листок бумаги. Он даже не взглянул.

— Перескажи.

— Есть несколько вещей, которые до сих пор не удалось прояснить. Я выбрал три, они представляются мне самыми интересными. Во-первых, кто летом 1939 года сделал для нас три атомные бомбы на основе радия? Во-вторых, загадка лондонской осечки и взрыва газа, при котором погибли все физики, создававшие бомбу для Лиги Наций. В-третьих, история с самолетом Риббентропа.

— Что ты выбрал?

— Первое дело до сих пор засекречено, и если мы станем в нем копаться, то можем нарваться на неприятности. Второе очень любопытно, но, может, лучше опубликовать эту статью в годовщину взрыва?

— Гхм… К тому же это грязная история, — вздохнул он. — Каждый ребенок понимает, что гостиница взлетела на воздух не случайно, да и Эйнштейн вряд ли сам утопился в бассейне… Собери материалы, тогда и обмозгуем, что с этим делать.

— Третье дело, пожалуй, самое многообещающее. Перехват копии пакта Молотова — Риббентропа. Это событие привело к началу войны.

— От него тоже немного разит, — заметил он.

— Вы читали немецкие газетенки? Все эти россказни, будто самолет министра был сбит над Польшей.

— Да, я слышал об этой версии.

— Мне кажется, я могу это доказать, — произнес я с гордостью. — Возможно, обломки самолета, которые я как-то видел, тот самый…

Он задумчиво помолчал.

— Если это правда, то мы нарушили венскую конвенцию 1815 года, — сказал он наконец. — Нападение на иностранного дипломата. Получится, что такая статья льет воду на мельницу немецкого меньшинства, вервольфов, оппозиции. Болваны из Лиги Наций тоже поднимут вой.

— Необязательно, — покачал я головой. — Из того, что мне удалось выяснить, он не имел разрешения на пролет над нашей страной.

— Что? — Шеф вскинул голову и посмотрел на меня прояснившимся взором.

— Я просматривал сегодня утром в библиотеке каталог архивных документов МВД и МИДа с июля по август 1939 года. Иностранный дипломат, пролетающий на военном самолете, над территорией чужой страны, должен, по крайней мере сообщить об этом, а вернее — попросить разрешения.

— То есть…

— Наши не знали о переговорах в Москве. Советские газеты сообщили об этом утром 24 августа, они думали, что гитлеровский сановник уже в безопасности.

— Иначе говоря, наши пилоты, случайно наткнувшись на самолет Риббентропа…

— …Могли заставить его приземлиться, а в случае отказа — открыть огонь. Развивая эту мысль, можно предположить, что если бы они знали, кто летит и какой договор везет…

— А они знали? — прищурился он.

— Это будет трудно установить, — вздохнул я. — Но постараюсь. Доступ в архив я не получу, поэтому единственный шанс — найти живого участника или свидетеля…

— А ты не подумал, что кто-нибудь после войны, опасаясь расследования со стороны Лиги Наций, мог выкинуть из архивов МИДа запрос Германии и наше разрешение на пролет?

— Подумал. Но поскольку ни того, ни другого нет, как они докажут, что это было? Кроме того, цензорам пришлось бы изменить нумерацию нескольких тысяч разных документов, а это маловероятно.

Начальник широко улыбнулся.

— Ты настоящая журналистская ищейка, — похвалил он. — Утверждаю все три темы, а третью — как основную. Жду тебя через несколько дней с материалами.


Есть два вида цензуры. В тоталитарных странах, таких как бывший Советский Союз, Бразилия или США, применяется всеобъемлющий контроль. Любой материал, появляющийся в прессе, проходит через соответствующий орган, который его утверждает. В демократических странах цензура действует более тонко. Например, из библиотек вдруг исчезают какие-то книги или номера журналов… Разумеется, даже старательные господа-цензоры не в состоянии вычистить все… Я вошел в сеть и принялся рыскать по виртуальным архивам. Для затравки взял «Варшавский курьер». В конце концов, самолет Риббентропа разбился где-то возле Отвоцка. Утренний номер от 26 августа 1939 года коротко доносил:

«На поле Зенона Склибинского сегодня ночью упал советский самолет. Когда хозяин прибыл к месту крушения, машина была уже пуста. Находку взяли в оцепление солдаты и полиция, пассажиров ищут».

— Советский? — изумился я. — Почему советский?

В дневном выпуске была новая информация:

«В полдень в близлежащем лесу найден брошенный парашют. После недолгих поисков с участием собак-ищеек был схвачен пилот. Во время задержания беглец оказал сопротивление, ранив из пистолета трех полицейских. Он был разоружен и доставлен в отвоцкое отделение полиции. Там в результате обыска у него были обнаружены документы, на основании которых удалось установить личность загадочного парашютиста. Им оказался… министр иностранных дел Рейха Иоахим фон Риббентроп! Нежданного гостя ждет экстрадиция из Польши».

Меньше чем через час появился специальный выпуск, представляющий документы, которые были найдены в обломках самолета. Вечерний номер содержал информацию о многотысячных толпах, собравшихся возле сейма и Бельведера[40]. Армия была вынуждена взять в кольцо немецкое посольство, которое два раза пытались поджечь митингующие.

На следующий день газета сообщила об акциях протеста и чрезвычайной сессии сейма. Кроме того, в ней промелькнула короткая информация о том, что задержан еще один парашютист. Им оказался какой-то русский по фамилии Голованов.

Я выключил экран и уставился на озаренную неонами варшавскую ночь. Потом подошел к книжной полке и вытащил энциклопедию. Минуту листал ее, пока не остановился на знакомом снимке. Самолет Риббентропа «Дорнье», стоящий на свежевспаханном поле с закопченным мотором. На крыльях гитлеровская символика…

— Это еще что? — пробормотал я.

Неужели редакторы «Курьера» ошиблись? Или нет? «Иллюстрированный еженедельник»?.. Я открыл новый файл. Большая статья, рядом две фотографии, гитлеровский самолет на вспаханном поле. Увеличил снимок. Появились пиксели. Я уменьшил разрешение и повторил операцию, затем тихо присвистнул. Кто-то несколько десятков лет назад, сканируя газетную полосу, заменил подлинные фотографии. Поскольку при увеличении не проявился растр, скорее всего, умелец наклеил на страницы другие фотографии, а потом сунул их в машину…

Я скрипнул зубами. Наверняка в нашей стране в домашних библиотеках, в коллекциях есть сотни экземпляров этого номера — на букинистические магазины я особо не рассчитывал. Может, маленькая районная библиотека, где выдают старые журналы в бумажном виде? Я помнил такие с детства, но сейчас… Я взглянул на часы. Было около девяти вечера.

Жюль жил в общежитии для зарубежных студентов на Повислье[41]. Я познакомился с ним случайно, когда делал репортаж об иностранцах, обучающихся в Польше.

В вестибюле пахло дешевыми французскими духами. Стены были изрисованы спреем. Я поднялся в дребезжащем лифте на восьмой этаж. Постучал в обшарпанную дверь. Изнутри донесся грохот, звон бутылок, скрежет передвигаемой мебели. Наконец открылась дверь. Увидев меня, он вздохнул с облегчением.

— А, это ты…

Он говорил по-польски правильно, но — как всякий француз — со странным мягким акцентом, из-за которого его не всегда можно было понять.

Мы вошли внутрь. Я, кажется, прервал какую-то оргию — на диване сидели три девушки. Все были одеты, но размазанный макияж свидетельствовал, что еще минуту назад они жадно облизывали друг друга. Явное преобладание одного пола подсказывало, что для полиции нравов тут нашлось бы немало работы.

— Нужно поговорить, — сказал я.

Жюль указал подружкам на выход.

Мы уселись на разболтанные стулья, стоявшие возле стола. Жюль с трудом отыскал чистые рюмки и налил нам коньяку. Я сделал глоток. По сравнению с грузинским или молдавским это было жуткое пойло, но я пересилил себя. Хозяин открыл холодильник. О нет, только не этот заплесневелый сыр.

— В Польше после первой не закусывают, — буркнул я. — Убери эти старые носки. Садись и слушай. Есть работа.

— Ага. Тяжелая? — Возможность заработать не вызвала у француза большого воодушевления.

— Не особенно, — ответил я и еще раз хлебнул вонючей дряни. — Но ты можешь заработать больше, чем от продажи этой вашей бормотухи…

Покрывало, закрывавшее какую-то кучу в углу, сползло, обнажив несколько коробок с бутылками.

— Это для собственного употребления, — испуганно ответил он, поправляя маскировку.

— Не сомневаюсь. У нас даже бомжи не станут пить такую мочу, — пробурчал я. — Но к делу. Мне нужно отксерить или отсканировать статью из одного журнала.

— Хм, — встревожился он. — Легально?

— Если бы я мог достать журнал в нашей библиотеке, я бы тебя не просил.

— Легко. — Он хитро прищурился. — Двести злотых.

— Пятнадцать. И чтобы статья была у меня до одиннадцати утра.

— Двадцать пять? — сразу сбавил он тон.


Начальник ждал меня в кабинете. Утро было восхитительным. Жюль сработал на славу, но мне еще пришлось показать добытый материал Витеку.

— Что у тебя интересного? — спросил шеф.

— Сталин выслал за Риббентропом самолет. — Я положил перед ним фотографию. — Мой приятель идентифицировал его.

— Надпись на борту. — Он постучал по фотографии. — «Сталинский путь»? — прочитал он по-русски. — Что это значит?

— Что-то вроде «пути, начертанного Сталиным». Это его личный самолет, управляемый многократным чемпионом страны по высшему пилотажу. Он отправлял его, когда нужно было срочно кого-нибудь доставить к себе…

— Хм… Дальше.

— Очень интересная модель. ТБ-3, мощная машина, способная преодолеть более тысячи километров и перенести несколько тонн бомб. Могла летать на высоте, почти недостижимой для тогдашних самолетов.

— Ты уверен? — прищурился он.

— Да, — твердо ответил я.

Он долго сравнивал две распечатки: присланную из Франции и скопированную с «официальной версии».

— Обратите внимание, — сказал я. — На настоящей фотографии самолет стоит на жнивье, а на подделке…

— …На картофельном поле, если то, что валяется вокруг, это ботва, — мгновенно сообразил он. — Иначе говоря, «Дорнье» сняли в сентябре… И ты говоришь, что советский бомбардировщик отправили на склад?

— Я видел его в Музее вооруженных сил, когда учился в школе. Залез в хранилище, закрытое для посетителей.

— А как ты собираешься это доказать?

— Попробую достать фотографии. Пока у меня есть только снимки из архива, но, если получится, мы сравним их и…

— Отправим официальный запрос в музей, — пообещал он. — Еще один вопрос: за каким чертом это сделали?

— У меня есть несколько предположений. В 1939 году могли рассуждать так: Голованов, личный пилот Сталина, полетел в Берлин за германским министром, вернулся с ним в Москву, потом должен был отвезти его обратно… Два раза он пролетел над Польшей незамеченным. Если бы это открылось, в военном ведомстве полетели бы головы…

— А потом? Электронные версии журналов создавались в пятидесятые годы. В то время уже не имело значения, кто там пятнадцать лет назад чего недоглядел…

— Может, это дезинформация? Или боялись Лиги Наций… А может, тот, кто напортачил, потом пошел в гору и решил уничтожить компромат…

— За работу! — благословил меня начальник.


Предположим, что самолет был сбит, — рассуждал я, гуляя по городу. Кто-то должен был это сделать. Есть два варианта. Первый: случайное обнаружение вражеской машины в воздушном пространстве Польши — попытка посадить ее — обстрел — попадание. Второй: запланированная акция. Перехват противника, о котором известно, кто он и откуда летит. А также, что везет… В этой акции должно было участвовать немало людей, возможно, несколько десятков. Учитывая высокую стоимость ставки, на перехват и погоню за министерским самолетом нужно было направить несколько машин, может, даже больше дюжины… Что стало с пилотами? Война с Германией, потом кампания во Франции стоили жизни нескольким десяткам наших летчиков. А может, Восточный фронт? И если кто-нибудь из них еще жив…

Я вошел в ворота музея и пересек несколько раз весь обширный парк.

— В экспозиции нету, — бормотал я себе под нос. — Но ведь где-то, черт побери, он должен стоять…

Главное здание отпадало. В открытых галереях, где были выставлены танки, слишком неглубокие фундаменты. Зато ангар… Я свернул туда и двинулся меж самолетных рядов. Вентиляционные решетки на стенах есть? Есть. Я перешел в зал, посвященный завоеванию космоса. Здесь тоже есть. Кроме того, наверняка под зданием имеются подвалы… Подземные склады? Весьма вероятно. Я вышел наружу. С запада к ангару примыкал большой газон. Он был неровный, и, как мне показалось, местами слегка проваливался.

Я присел на траву в нескольких метрах от загорающей блондинки. Вынул из портфеля выдвижной металлический стержень и осторожно воткнул его в землю. В метре от поверхности он ткнулся во что-то твердое. Я повторил попытку чуть дальше. Метр двадцать.

— Засыпанный пандус, — сделал я вывод.

Несколько простых расчетов… Наклон около пятнадцати градусов, вероятно, бетонная основа. Самолет могли вытащить из зала ночью, спустить по пандусу и вкатить в подвал под ангаром… Я усмехнулся.

Теперь нужно придумать, как туда попасть. Хотя способ напрашивается сам…

Мы сидели в лаборатории. На столе стояла непочатая бутылка лучшего армянского коньяка. Искусный вентилятор из птичьих крыльев шумел под потолком. Легонько колыхались модели самолетов.

— К черту, — проворчал Витек. — Как ты себе это представляешь? Если моя техника где-нибудь застрянет и попадет в чужие руки…

— Ну и что? Фотографировать экспонаты не запрещено. — Я пожал плечами.

— В выставочных залах. А ты хочешь, чтобы моя летучая мышь пролетела по вентиляционной шахте в подземный склад!

Он тяжко вздохнул. Прошелся по лаборатории. Глаза его сверкали нездоровым блеском — похоже, идея ему понравилась.

— А, пропади все пропадом, — пробурчал он. — Все равно не получится…

Он вынул модель из коробки и вставил новые батарейки.

— Мы подъедем к музею и… — предложил я.

Он пожал плечами и, приоткрыв форточку, выпустил устройство. Затем включил телестену и взялся за рычаг управления.

— Она сумеет долететь туда и вернуться? — изумился я.

Он кивнул.

— Микроэлементы на красной ртути, — пояснил он. — Только никому ни слова…

— Понятно.

Аппарат достиг музея меньше чем за полчаса.

— Которое из зданий?

Я показал на ангар, потом разъяснил, какой из воздухоотводов может вести на склад. Летучая мышь приземлилась, схватилась коготками за решетку и вырвала ее. Около десяти метров вниз, новая решетка…

— Не снимет она ее, — процедил Витек. — Нужно резать.

— Лазером?

— Точно… Но так сразу заметят, что там кто-то хозяйничал…

— Ничего не поделаешь.

Летучая мышь влетела в зал. Витек включил тепловые видеокамеры и программу обработки изображения.

— Качество почти как при нормальном освещении, — похвастался он.

Самолет выглядел в точности таким, каким я его запомнил. Большая четырехмоторная машина ТБ-3. На борту надпись. В картере двигателя зияла огромная дыра величиной с лисью нору. Во втором — аналогичная. Третья перфорировала середину корпуса.

— И что ты об этом скажешь? — спросил я.

— Мощно его приложили. — Витек приказал летучей мыши сделать еще несколько кругов. — В любом случае попали в него наверняка снизу. — Он показал на дыру.

— Почему ты так думаешь?

— Там есть пятый двигатель, который нагнетал воздух. Благодаря ему эта громадина могла подниматься на такую высоту и летать в разреженных слоях атмосферы.

— Ух ты, черт. Я и не знал…

— В любом случае врезали ему в самое сердце. Когда прекратилась подача воздуха, он пошел вниз с высоты пяти или шести тысяч метров. Там его уже ждали. Он получил еще два выстрела по двигателям, а затем его крылья изрешетили из автоматов. Наверно, для того, чтобы вытекло топливо, а то бы он сгорел. Эх, горячее, наверно, было дельце… Вот только как его достали? Наши машины в принципе могли летать на такой высоте, но значительно уступали ему в скорости…

— А вот чего я не понимаю — почему Риббентроп после нападения не уничтожил договор?

— Может, запаниковал, а может, был уверен, что поляки не тронут иностранного дипломата.

— Возможно…

Летучая мышь сделала еще несколько кругов вокруг самолета. Теперь мы могли досконально изучить все повреждения.

— У стены какие-то витрины, — обратил я внимание.

Через секунду перед нами появилось изображение.

— Бутыли с кислородом, — определил Витек. — Видать, наши использовали чистый кислород или сжатый воздух, чтобы на несколько минут поддержать работу двигателей.

— Чтобы приблизиться к самолету?

— Точно…

Аппарат повернул, и мы снова увидели кабину самолета.

— Погоди. Что за чертовщина?

На металлическом борту чернели какие-то надписи.

— Можно увеличить?

— Бог ты мой, — прохрипел мой приятель.

Наверху была дата: 23.VIII.1939. Ниже чернели фамилии. Мы смогли разобрать только верхние, они были написаны большими буквами:

— Марьян Писарек и Станислав Скальский, — изумленно расшифровал я.

— Скальский, — пробурчал Витек. — Чтоб мне провалиться…


Я включил компьютер и настучал еще несколько фраз в готовую статью: «Имена остальных участников погони за самолетом Риббентропа в ближайшие несколько лет должны оставаться в глубокой тайне. Как мы знаем, сообщение о том, что генерал Марьян Писарек участвовал в рейде на Лондон, привело к его гибели (вероятно, от рук агентов американской разведки). Мы не можем допустить, чтобы остальных героев постигла та же судьба. Лишь когда последний из них покинет этот мир, придет время опубликовать полный список тех, кому мы обязаны своей свободой и мирным существованием». Я прочитал и скривился. Объяснение звучало слишком напыщенно.

Я положил материалы на стол начальника. Почти готовая статья, описывающая схватку в воздухе и подбитие самолета Риббентропа, отсканированные страницы «Иллюстрированного еженедельника» и фальшивой фотографии, несколько снимков самолета в ангаре. Шеф читал внимательно и неторопливо. Наконец кивнул.

— Ювелирная работа, — оценил он. — Из тебя выйдет толк. Стаж тебе зачислен.

— Я могу получить бесплатный отпуск на три-четыре дня? — спросил я, поколебавшись.

Он взглянул на меня поверх очков.

— Дело Писарека, — потупился я. — Мне бы хотелось в нем разобраться.

— А что с ним не так?

— Все знали, что он летал со Скальским бомбить Лондон. Тогда почему прошло столько времени, прежде чем его убили? Ведь это случилось в восемьдесят седьмом…

— Над этим ломали голову люди и покруче тебя, — ответил начальник. — Или ты напал на след?

— Писарек обрабатывал снимки со спутников для географического атласа Северной Америки, — сказал я. — Считается, что на одной из фотографий он заметил что-то сугубо секретное или американцы испугались, что он это увидит. В любом случае, предполагают, что он поделился своими догадками с библиотекарем.

— Признаться, я уже подзабыл эту историю, — нахмурился шеф.

— Сотрудник архива Института картографии на следующий день исчез без следа. Он мог быть американским агентом.

— Если интуиция подсказывает тебе, что наклевывается стоящее дельце, то вперед. Даю тебе неделю оплачиваемого отпуска, ты неплохо поработал.

Я поблагодарил начальника и вышел.

Я вышел из поезда «Люкс-Торпеда», курсировавшего между Варшавой и Вильно[42]. Над городом сгустилась августовская жара. Я вытер пот со лба и нырнул в метро. Через двадцать минут я уже был в Институте картографии.

Здесь много лет работал генерал Марьян Писарек, один из величайших национальных героев Речи Посполитой. Вспоминаю уроки истории в школе… Польская армия увязла на юге Франции в затяжных боях с гудериановцами, наше восточное наступление на время остановлено в киевском укрепрайоне. И именно тогда этот мерзавец Черчилль начал готовить десант… Тупая, проспиртованная падаль. Сначала не сдержал своих обещаний, а когда мы, нарушив союзнические договора, объявили войну Англии, снюхался с гитлеровцами. В последний момент на Лондон отправили Скальского и Писарека. Атомная бомба, сброшенная на английскую столицу, почему-то не взорвалась, но и пропагандистского эффекта было достаточно…

Я вошел в библиотеку. Бодро представился и показал документы.

— Мне бы хотелось взглянуть на ваше собрание орбитальных снимков.

Девушка в мундире государственной картографической службы встревожилась.

— Там в основном секретные и сугубо секретные материалы. Мы выдаем лишь небольшую часть, да и то разное старье, — пробурчала она. — А какие конкретно фотографии вас интересуют?

— Кусочек Канады, снимок восемнадцатилетней давности, — объяснил я. — Я хотел бы взглянуть, над чем работал генерал Марьян Писарек непосредственно перед смертью…

— Нет проблем. Документы уже давно рассекречены. В принципе, это всего один снимок. Генерал занимался им почти две недели. — Судя по всему, девушка хорошо знала подробности. — Но следователи изучили его уже со всех сторон.

— И тем не менее… — улыбнулся я.

Девушка настучала на клавиатуре заказ. Через минуту пневматическая почта выплюнула контейнер с соответствующим кристаллом памяти.

— Место номер пять, — показала архивистка на компьютер.

Я уселся и вставил носитель в считыватель. Неплохая фотография, почти восемнадцать гигабайт… Я окинул ее взглядом: ничего выдающегося, берега Гудзонова залива.

Я подошел к девушке.

— Извините, генерал изучал ее в этом виде? Не в напечатанном?

Служащая задумалась.

— В напечатанном, — сказала она. — Но после сканирования ее ввели в кристалл.

Я еще раз оглядел снимок. Увеличил его, чтобы рассмотреть все повреждения на поверхности. Небольшой кружок, сделанный ручкой, несколько стрелок, отметки картографов или военных… Я представил себе Писарека, сидящего над картой. Старый человек в мундире… Что он так упорно искал две недели? Я опять пошел надоедать девушке.

— Сколько времени обычно работают с такими снимками? — спросил я.

— Недолго, для того и существуют компьютеры.

Кажется, она сразу догадалась, что мне надо, и ее пальцы забегали по клавиатуре.

— С остальными фотографиями он работал по два-три дня, — сказала она. — Брал партиями по десять штук, а через несколько дней возвращал оптом. Пожалуй, именно то время, которое он затратил на этот снимок, привлекло внимание следствия.

Я вернулся на место. Наверняка детективы проверили все эти стрелки и точки… А может, нет? Я в очередной раз подошел к леди и начал препираться с ней, требуя оригинал.

В конце концов мне его выдали. Это был огромный, скрученный в рулон, лист размером полтора метра на три. В кладовке рядом с читальным залом был старый как мир аппарат для просмотра таких снимков — девушка даже не знала, как он работает. Я вставил ролик в верхний зажим, натянул и зацепил за нижний вал. Включил лампы и начал крутить рукоятку. Двигалось хорошо. Я подождал, пока архивистка вернется в читальный зал, вытащил снимок и снова вставил его, перевернув. Теперь, крутя рукояткой, я видел перед собой его оборотную сторону — квадратные метры слегка пожелтевшей, тонкой бумаги.

Любой след, оставленный на лицевой стороне карандашом или ручкой, здесь выглядел чуть заметной выпуклостью. Я установил лампу так, чтобы свет падал сбоку, и начал передвигать лист.

Писарек был осторожен. Обнаружив место, он обвел его карандашом и стер резинкой. Я долго смотрел на кружок и восклицательный знак рядом. Все же генерал проявил неосмотрительность. Он рассказал о своем открытии архивисту. Вероятно, он же стер кружок.

Я обозначил место и посмотрел, что находится с другой стороны. Какой-то поселок? У меня не было лупы. Я записал координаты — все-таки на компьютере работать удобнее…

Запустил поисковую программу. Ввел данные со своего листочка. Градусы, минуты, секунды широты и долготы. И наконец, узнал это место. Деревенька? Нет. Странные длинные здания. Я увеличил резкость. Бараки?

Исправительная колония или трудовой лагерь в канадской тундре… Я дал максимальное увеличение и прочесал квадрат за квадратом окружающую местность. И наконец нашел то, что надо. Примерно в километре от лагеря на небольшом лугу лежали белые камни. Кальцит или песчаник, не важно. Из них была сложена стилизованная фигура летящего гуся или утки и цифры 66. Что бы это могло значить, черт побери? На всякий случай я скопировал рисунок.

По пути на вокзал я купил две иллюстрированные монографии о Второй мировой войне. И еще до прибытия в Варшаву я уже знал все. И знал, кто мне поможет.


Сорок вертолетов мчались над канадской тайгой. Машины новейшего поколения, на ртутных реакторах, тихие, быстрые, способные пролететь без дозаправки восемь тысяч километров. Грузовые отсеки как сельди в бочке набиты пленниками. Наши спецназовцы захватили всех охранников и начальников лагерей. Они держали в заключении польского гражданина, нарушая законы Речи Посполитой. Их ждал суд в Варшаве и неизбежная виселица.

Я смотрел в окно, хотя смотреть там было не на что. Меня не отпускало ощущение, что мы сунули голову в пасть льва. Пусть старого и полинявшего, но все-таки льва… Соединенные Штаты, империя, раскинувшаяся от канадской тундры до Панамского канала, населенная пятьюстами миллионами человек, располагающая второй по численности армией мира. Наш рейд был шпилькой, глубоко вонзившейся в львиный зад, а ни один лев таких шуток не любит. Успеем ли мы смыться, прежде чем пасть захлопнется?

— В общем это все, — сказал Скальский. — Никакого подвига. Мы хорошо отработали манёвр, точно определили время и маршрут полета. В намеченное время сели в самолеты, долетели до места встречи, продырявили ему корпус и двигатели, а когда он потерял высоту — добили…

— Но зачем тогда это скрывают? — воскликнул я. — К чему это все — ложные следы, поддельные снимки — если скрывать нечего?

— Самому хотелось бы знать, — вздохнул Скальский. — Полагаю, все это дымовая завеса. А в действительности речь идет о том типе с чемоданом. Знаешь, у моего приятеля поручика Писарека была собственная теория. Он был уверен, что этот человек прибыл к нам из будущего. Из другого будущего, из мира, где мы проиграли войну. Говорю тебе как солдат — тогда, в 1939-м, у нас не было ни малейшего шанса победить Третий рейх. А о войне на два фронта и говорить нечего. Но тут появился он. Человек, которому известны все слабые стороны противника. Располагающий сведениями, где ударить небольшими силами, чтобы достичь намеченной цели…

— Но зачем вся эта дезинформация?

— Если кто-то заподозрит подвох и начнет копать, то назавтра докопается до второго дна, как и ты. Большинству этого будет достаточно. Решат, что открыли великую тайну. И мало кто догадается, что под вторым дном есть еще третье, а может, и четвертое.

— Хм, — задумался я. — В таком случае и мне, пожалуй, не следует в этом копаться… Что будем делать, если нас запеленгуют? — спросил я генерала.

— Что ты так нервничаешь? — удивился он. — Летим мы низко, защита от радаров действует. Эти напыщенные ослы даже не знают, что мы здесь.

Вдруг включилось радио.

— Говорит президент Соединенных Штатов Северной Америки. Кто вы такие и что, черт возьми, здесь забыли?

Он говорил по-польски с чудовищным акцентом, характерным для американцев, работавших по черному в Центральной Европе. Тот факт, что он обращался к нам по-нашему, указывал, что нас не только запеленговали, но и определили национальную принадлежность. Начальник корпуса взял микрофон.

— Говорит генерал Якуб Ковальский, — рявкнул он. — Наши действия вполне законны. Мой экспедиционный корпус выполнял задание по поиску международных преступников. Мы схватили их и везем, чтобы предать суду. Если вы предоставите нам свободу действий, мы будем вести себя вежливо и культурно.

— Это нарушение всех международных договоров. Сообщите, кого вы хотите осудить и за что. Мы сами найдем их и передадим вам, — добавил президент миролюбивым тоном.

— Исчезни, валенок, мы и без тебя справились. — Разъяренный генерал выключил микрофон. — Так о чем мы говорили?

— Не важно, — бросил я.

— Две машины противника, — доложил пилот.

— Дайте два предупредительных выстрела, а если не отстанут, сбейте, — приказал генерал.

— Есть!

— Вы нарушили воздушное пространство нашей страны, похитили сорок граждан! — Президент США снова был на линии. Судя по всему, он уже знал, что мы захватили всех работников лагеря вместе с пенсионерами из соседнего городка. — Поворачивайте и приземляйтесь на аэродроме в Монреале. Там сдадите оружие. В противном случае я отдам приказ сбить вас.

— Заткнись, не то получишь атомной дубинкой!

— Разрешите доложить: новые данные со спутника. — Адъютант подал Ковальскому распечатку.

— Фью, фью, — присвистнул Ковальский. — Они выставили все, что есть… Скоро тут станет жарко. Сообщи базам в Гренландии, пусть вылетят нам навстречу. У нас вообще имеется связь с полковником Савченко?

— Да. «Карась» на перископической, занял позицию согласно приказу.

— Пусть приготовит четыре обычные ракеты и ждет. Если мы погибнем, пусть что-нибудь взорвет… Чтоб им тошно стало.

— Он готов. Вот предполагаемые цели. — Адъютант передал присланную по факсу фотографию Нью-Йорка.

— Что это за два высоких здания? — ткнул пальцем Ковальский.

— World Trade Center. Всемирный Торговый Центр или что-то вроде этого. Дурной язык, ни черта не разберешь.

— Гражданский объект, отпадает. А жаль… Может, шарахнуть по Пентагону? Только объясните этому психу, чтоб подождал, пока пришлют подтверждение нашей гибели или приказ, а то получится, как в прошлый раз. И пусть использует о-быч-ны-е боеголовки, а не атомные. Повторите ему это по-украински, если не поймет по-польски.

— Есть.

— Говорит генерал Джонатан Вудбайн, командующий Военно-воздушными силами Соединенных Штатов, — пролаяло радио. — Вы окружены. У вас нет ни единого шанса. Сдавайтесь и освободите заложников.

— Польская армия не берет заложников, вбей это себе в башку, дебил! Это уголовники, предназначенные для суда и ликвидации! — Глаза генерала налились кровью. Кажется, он действительно впал в ярость.

— Если спокойно сложите оружие, мы гарантируем вам честный процесс с участием наблюдателей от Лиги Наций.

— Сгинь, холуй. Сначала поймай нас, а потом будешь судить! — Начальник корпуса переключил диапазон. — Малиновский! Как там эти?

— Спокойно сидят в грузовом отсеке. Комендант пробовал кочевряжиться, но схлопотал по морде и затих, — доложил майор.

— Если станет горячо, прочитай им приговор. Обязательно по-американски, чтобы сукины дети все поняли, и выталкивай по одному за борт. Ага, прицепи к каждому тубус с копией приговора. Когда их соберут, будет по крайней мере известно, за что. Коменданта пока оставь, ему устроим публичный процесс в Варшаве, показуха не повредит.

— Есть! У меня предложение…

— Давай.

— Может, лучше приземлиться в каком-нибудь городе и просто повесить их на фонарях? С точки зрения наглядности это было бы эффектнее… К тому же и смерть более позорная, соответствующая тяжести преступлений.

— Хорошая идея, но у нас нет на это времени.

— Приговоры сейчас распечатаем. Пункт двести семьдесят шестой? — спросил на всякий случай майор.

— Да. Научим американцев раз и навсегда, что каждому, кто поднимет руку на нашего гражданина, Речь Посполитая немедленно отсечет эту руку до самой мошонки. И добавь еще упоминание о нарушении Женевской конвенции, пан Скальский ведь был военнопленным.

— Есть!

— Впереди истребители. Штук восемьдесят, — доложил штурман, глядя в экран спутникового наведения. — Противовоздушная оборона выпустила ракеты.

— Включить силовое поле!

— Есть.

— Ну что ж, пусть будет третья мировая. — Начальник корпуса радостно потер руки. — Самое время…

— Стоило ли ради меня одного отправлять целую армию? — огорченно вопросил Скальский. — Еще люди погибнут.

— Для того и война, чтобы мы погибли. — Перспектива гибели не очень расстроила генерала. — Зададим им жару, двести лет будут помнить.

— Не проще ли было отправить несколько человек и втихаря выкрасть меня? — Старик все еще мучился сомнениями.

— Может, и проще, но нужно было напомнить сукиным детям, что нарушение законов Речи Посполитой никому и никогда не сойдет с рук. А если не понимают по-польски, вобьем это в их пустые башки нагайками.


Я вошел в кабинет начальника с конвертом в руке. Главный оживленно беседовал с кем-то по телефону.

— Говорите внятней, черт подери! — рыкнул он так, что стекла в окнах задрожали. — Я уже знаю, что мы прервали переговоры с делегацией США. Да, знаю, что все их дипломаты получили статус «персона нон-грата», а вы выясните, почему! Да, я в курсе операции в Канаде, узнайте подробности. А меня не волнует, что заявление представителя правительства будет вечером! Тогда все будут знать, а я хочу, чтобы узнали из дневного выпуска нашей газеты.

Он отшвырнул трубку и увидел меня.

— Что ты щеришься? — подозрительно спросил он.

— У меня есть дополнение к статье года.

— Номер уже набран. Нужно было прийти тремя днями раньше.

— Ничего, пойдет в макулатуру.

— Яааасно… И четыре миллиона злотых из моего кармана на печать нового номера… Что за дополнение?

— Интервью капитана Станислава Скальского, человека, который сбил самолет Риббентропа, — скромно улыбнулся я.

— Где ты его раскопал? Забрался в армейский архив?

— Нет, встретился лично. Между прочим, у меня имеется эксклюзив на отчет об операции по его освобождению…

— Что?

— Я летал в Канаду с экспедиционным корпусом генерала Ковальского. Мы прорвались на тысячу километров вглубь их территории, сбили примерно половину их самолетов…

Шеф выкатил зенки.

— Ты бредишь? Дури насосался?

— Скальский жив. Америкосы держали его с самой войны в трудовом лагере. Но он перехитрил их. Выложил в степи рисунок летящей утки — тот, который был на борту его самолета, — и номер своей части. Я как раз возвращаюсь с операции по его освобождению. Если бы не смерть генерала Марьяна Писарека, мы отбили бы его еще восемнадцать лет назад. К слову, — усмехнулся я, — если хотите вставить информацию в дневной выпуск, то их торговая и дипломатическая миссии были выдворены именно за это.

Перевод В. Волобуева


Мачей Петр Прус Она убьет меня в четверг

Йовите

Я сажусь писать, я уже почти нащупал первое предложение — оно пока неуловимо, но уже вот-вот, еще мгновение сосредоточенности… — и тут она начинает, тут ей срочно понадобилось узнать, куда я дел пульт от телевизора и не буду ли я против, если она закурит? Да кури, подавись ты своей сигаретой, чтоб тебя рак сожрал, заткни себе эту сигарету в задницу и пускай дым кольцами через уши.

Неделю назад она снова так выступила, и я замыслил ее убить. Я и раньше несколько раз хотел ее убить, но теперь решил бесповоротно. Собственно говоря, с моей стороны это будет акт самозащиты во имя свободы и безопасности единственно близкого мне существа — самого себя. Это она меня вынудила, я лишь отвечаю на ее тайные происки: стремление подсунуть мне на завтрак таблетки со стрихнином под видом витаминов (якобы в заботе обо мне); попытки, оставив терморегулятор включенным, обварить мне лицо горячей водой; поползновения отрезать мне палец, прикрываясь просьбой подержать цыпленка на разделочной доске.

Я подумал: проще всего было бы сбить ее машиной на стоянке перед «Теско», когда она, навьюченная покупками, топает ко мне, глупо улыбаясь. Опять набрала два здоровенных пакета, а ведь пошла всего-навсего за колготками!

Она приближается, я трогаю с места, разворачиваю машину и направляю на нее, а она, уверенная, что я собираюсь к ней подъехать, делает шаг в сторону и останавливается у бетонного столба, я нажимаю на газ, разгоняюсь и, крутанув руль, пригвождаю жену к столбу. Сначала бампер переламывает эти ее красивые ножки в голени, потом капот дробит ей таз, я плавно даю задний ход, она оседает, и тут я снова давлю на газ и расплющиваю ей грудную клетку.

Надо поторопиться, пока она не заразила меня гриппом и не удушила подушкой. Но следует быть осмотрительным — не выдать себя, нечаянно показав, что я разгадал ее гнусные намерения, что давно заметил, как она раздражается, когда я не опускаю за собой крышку унитаза, что давно сообразил, зачем она пересаливает суп — с целью повредить мне почки…

Притворяться, говорить: «Да, солнышко, извини, солнышко» — и улыбаться. Усыпить ее бдительность, подкрасться сзади, когда она развешивает белье в ванной, вставая на цыпочки на невысокой стремянке в своем коротеньком халатике, так что заголяется часть попки, — подкрасться с улыбкой, схватить, приподнять повыше, взяться за веревку где-нибудь между лифчиком и носком, обернуть ее худую шейку и отпустить. Я уже вижу мысленным взором, как вздрагивают эти ее маленькие пальчики с красными ноготками.

Она предложила вместе поехать куда-нибудь на уикэнд. Например, в горы. Вот он, долгожданный случай. Прогулка вверх по склону, мокрая тропинка, моросит дождь, я уговариваю ее подняться чуть выше, она сначала артачится, но потом соглашается, мы взбираемся на самую кручу, под нами пропасть глубиной почти сто метров. Легкий толчок, и она летит, отскакивая от камней, как манекен, и исчезает в тумане внизу.

Но я прокололся, слишком было заметно, как я рад поездке (даже купил себе туристические ботинки), — и она догадалась. Сообщила, что, к сожалению, на этот раз все отменяется, потому что она неожиданно получила дополнительный заказ и в субботу ей придется выйти на работу.

Я понял, что мне нужно быть осторожнее. Она забыла возле телефона свой синий календарик. Пошла в ванную. Четверг на следующей неделе был обведен красным фломастером, наверное, в этот день она запланировала окончательно со мной разделаться. Надо управиться до четверга. Наверное, лучше всего сжечь ее в автомобиле. Разолью в салоне бензин и спрошу, чем так воняет в машине? Она туда сядет, а я, заблокировав дверцу, брошу внутрь зажигалку Zippo.

Нет, вряд ли это удастся, она выскочит через другую дверь, обожжет себе лицо, останутся рубцы, и я всю жизнь буду состоять мужем при страхолюдине.

Первый раз она попыталась убить меня сразу после свадьбы. Под видом таблеток от головной боли дала мне свои противозачаточные пилюли, а когда я не умер, принялась надо мной подшучивать и даже со смехом рассказывать знакомым, какая, мол, она ужасно рассеянная, — но меня с толку не собьешь. Я знал, что последовательный план устранения меня из этого мира и присвоения моего цифрового фотоаппарата начал осуществляться.

С тех пор всю еду, которую она мне подает, я стараюсь проверять на собаке. Улыбаясь, заговариваю жене зубы и тяну время, украдкой косясь на суку: не корчится ли та в конвульсиях. А для верности беру с тарелки первый кусок, насаживаю на вилку и подношу к пухлым чувственным губам жены.

Поняв, что я ее раскусил, она сменила тактику. Попросила, чтобы готовил я, — мол, у мужчин лучше развиты вкусовые рецепторы и богаче фантазия. Хотела меня унизить. Это ее способ усыпить бдительность противника. Низвести его до уровня раба, лишить остатков собственного достоинства, растоптать гордость, заставить целовать ей ноги и бросаться исполнять команды, стоит госпоже повести бровью. Нет, я этого не допущу. Может, как в кино, привязать ее к кровати, растянув в стороны руки и ноги?

Она постоянно меня контролирует. Прежде чем уйти на работу, спрашивает, чем я собираюсь заниматься, иногда даже звонит:

— Привет, мой хороший. Что поделываешь?

— Пишу.

— О, извини, что помешала.

— Ну, я вообще-то еще не начал.

— Ну, так начни. Купи потом что-нибудь, а то в холодильнике пусто.

Не для того же она мне звонит, чтобы проинформировать, что в холодильнике пусто. Я это знаю еще с завтрака. Могла бы придумать предлог получше.

Возможно, удастся уговорить ее вымыть окна. Мы живем на пятом этаже. Или положу обручальное кольцо в вазочку с десертом. Она зачерпывает полную ложку и давится. Я делаю вид, что колочу ее по спине, а сам колочу по голове, она теряет сознание, падает на пол, кольцо выскакивает изо рта и катится под газовую плиту. Потом она будет трезвонить на каждом углу, как я ее спас, когда она подавилась.

Знакомы ли ей угрызения совести? Сдается мне, что нет. Она действует расчетливо и хладнокровно, как типичный наемный убийца.

— Я люблю тебя, котик, — говорит она, иезуитски скаля эти свои белые зубки, уход за которыми стоит целое состояние.

Но напрасно она думает, что хитрее меня, я тоже улыбаюсь и отвечаю:

— А как я-то тебя люблю.

Однако мы оба, похоже, знаем, что у другого на уме. Только кто окажется проворней?

Ушла на работу. У меня есть немного времени, чтобы все приготовить. Наточить ножи, достать большую кастрюлю, налить туда масла, чтоб разогревалось, порезать картошку длинными брусочками (чтобы сбить с толку следователей). Она возвращается, я стою возле плиты и, состроив плаксивую физиономию, как у малого дитяти, говорю ей жалобно:

— Прямо не знаю, достаточно ли разогрелось масло для картофеля фри?

Она подходит, наклоняется, и я пихаю ее лохматую башку в раскаленное масло, а потом, слушая, как скворчат ее уши, спрашиваю:

— Боюсь, оно таки холодновато, да, прелесть моя?

Тут на днях она потеряла бдительность. Вдруг, ни с того ни с сего, брякнула: заменил ли я резину на летнюю? Словно ее когда-то интересовала моя машина! Но я, не подав виду ответил — вполне правдиво, — что нет, забыл. Тогда она заметила деланно небрежным тоном:

— Может, съездил бы завтра в мастерскую и сменил?

Я поехал. Там, внимательно всматриваясь в лица механиков, пытался определить, которого из них ей удалось обработать. Этого? Небось переспала с ним и пообещала, что, когда станет свободной, они вместе отправятся в теплые края, где она каждый божий день будет подавать ему в постель яичницу. Механик был толстоват, но с приятным лицом. Мы перекинулись парой слов. Болты на колесах он дотянул пневматическим пистолетом. Наверное, не поверил ей.

Звонила ее мать. Спрашивала, придем ли мы в воскресенье обедать. Она ведет себя столь нагло потому, что однажды ей уже удалось избежать наказания. Скорчив кислую мину, приговаривает: «У Казика было такое слабое сердце».

Но я-то знаю, и она знает, что я знаю. Мерзкая Баба-Яга. У всей ее семейки руки в крови. Я не собираюсь становиться их очередной жертвой вслед за Казимиром.

По параллельному телефону я подслушал их разговор.

— Все в порядке, доченька? Сделала?

— Не успела еще, надо хорошенько подготовиться.

— Так когда же наконец?

— Не позже четверга, даю слово.

Мне нужно действовать более решительно. Перед сном быстро принимаю душ и наливаю для нее воду в ванну. Добавляю душистое масло для купания и шарик с запахом сосновой хвои.

— Я приготовил тебе ванну, прелесть моя. С хвойным ароматом.

Идет, захватив с собой какой-то бабский журнал. От горячей воды ее разморило, я сажусь на край ванны. Боюсь, меня выдает звериный блеск в глазах. Но я всегда могу отпереться.

— Спинку потереть?

Она наклоняется, это не самая подходящая поза — лучше, чтоб легла, распластавшись. Тогда достаточно было бы макнуть ее головой в воду и удерживать там несколько минут, она будет брыкаться, колотить ногами, зальет водой всю ванную, пока не успокоится, — из носа пойдут пузыри, руки и ноги вытянутся, как во время глубокого сна, и можно будет ослабить хватку.

— Спасибо, золотце, еще попу.

Мне удалось дожить до тридцати девяти лет, главным образом благодаря своему уму и бдительности, ну и отчасти везению. Жена и не догадывается, что те чертовы пилюли, которые она дает мне с утра, я прячу под язык и незаметно выплевываю ей в кофе. Я с удовольствием обнаруживаю происходящие в ней изменения — кожа становится все более дряблой, появилось несколько седых волосков, ее мучают головные боли и случаются кишечные колики. Это, несомненно, действие лекарств, день за днем изнуряющих ее организм. Но сколько будет длиться этот процесс? Боюсь не успеть к четвергу.

Я должен действовать как настоящий боец. Хватит коварства, хватит трусливых трюков, хватит прятать голову в песок. Мы встретимся на узкой дорожке, лицом к лицу, и, со всей ненавистью, которую в себе накопили, ринемся в последний бой как древние рыцари.

Я готов.

— Выходи на бой! Кто кого! Победа или смерть!

— Да что с тобой, золотце? Ты, никак, обдолбался? — говорит она и с этой своей улыбочкой смотрит на меня, как на замаранные трусы, как на любовника, у которого не стоит, как на сумочку, которая не подходит к обуви. Смотрит и улыбается, сука такая.

Внешне все шло как обычно. С утра она отправлялась на работу, возвращалась не позже обычного, звонила матери, гладила меня по спине — видимость семейной идиллии, — но подспудное напряжение нарастало, атмосфера сгущалась так, что становилось трудно дышать.

Четверг приближался неотвратимо. Я все хуже спал, мне снилось, что она кладет мне на лицо подушку. Они вместе с матерью садятся на нее, толстая задница тещи расплющивает мне лицо, я не могу втянуть воздух, задыхаюсь, а они сидят, курят и обсуждают, какие шляпы больше подойдут к траурным платьям.

Я вставал чуть свет, шел на кухню и на нервной почве опустошал весь холодильник. Вот так и погиб Казик — не выдержал напряжения: его нашли утром лицом в ведерке с ореховым мороженым. Разрыв сердца.

В газете я прочитал, что работники «скорой» умерщвляли пациентов не только при помощи павулона, но и укола хлористого калия, который мгновенно разлагается в организме и его нельзя обнаружить.

Вечером мы занимались любовью. Я изучал каждый миллиметр ее кожи. Примеривался, куда лучше воткнуть иглу, чтобы следы укола были незаметны. И нашел идеальное место. Пупок, таинственные врата, ведущие внутрь ее смердящего, признающего только законы пищеварения, мирка. Вонючий пупок, вымытый абы как и такой глубокий, что на дне его наверняка найдутся остатки котлеты, запиханной туда в детском саду, обломок искусственного ногтя, жвачка, засохший муравей и потерянное приглашение на презентацию шерстяного постельного белья.

На следующий день я приобрел в магазине реактивов хлористый калий, а в аптеке — шприц с длинной иглой средней толщины. Еще я купил букет кроваво-красных роз и две бутылки «Ballantine’s». Ее слабость к виски мне известна. Да, собственно, что скрывать — моя жена настоящая алкоголичка. Если где-нибудь в доме еще оставался коньяк или виски, она не в силах была устоять. Я всегда ей говорил, что это ее погубит. Но кто бы мог подумать, что так скоро.

Я приготовил раствор хлористого калия, набрал в шприц пять кубиков и спрятал его за ножку кровати. После отправился стряпать говядину с имбирем и овощи в соусе карри. Рис решил варить по-тайски, то есть довольно долго, покуда не склеится. На десерт я запланировал грушевый шербет. Накрыл стол свежей скатертью, поставил цветы, сменил рубашку и зажег свечи. В конце концов это наш прощальный ужин.

Она только слегка удивилась, но все женщины в таких ситуациях глупеют. С быстротой мячика, отбитого игроком в сквош, их осеняет мысль, что так и должно быть, и они поражаются, как могли столь долго существовать без цветов и свечей.

Я подал блюда, наполнил рюмки. После третьей она вдруг насторожилась. Внимательно взглянув на меня, спросила, щурясь и растягивая слова:

— Мама тебе уже сказала?

— Это о чем?

Неужели она не доверяла собственной матери? Даже мать могла ее предать! Ну и семейка!

Когда она ела, кусочек жареного перца прилип в уголке ее рта, как струйка крови.

Когда была выпита половина второй бутылки, язык у нее начал заплетаться, а когда виски подошло к концу, она без чувств сползла со стула. Ковер смягчил удар. Жена издавала звуки, похожие на хрип, изо рта вытекла капля слюны. Моя принцесса напилась. Я отнес ее на кровать и попытался раздеть. Ужасно трудно раздевать женщину, когда она тебе не помогает, но в конце концов я справился. Она лежала голая и храпела. Я с нежностью подумал о ее округлой, прекрасной формы груди, сосках, сейчас довольно плоских, но под пальцами твердеющих и вздымающихся, как Карпаты. О слегка выступающих костях таза, о художественно подбритом лобке. Интересно, кто «художник»?

Она лежала такая беззащитная и невинная. Я достал из-за ножки кровати шприц и воткнул ей в пупок. Игла, преодолев небольшое сопротивление, вошла довольно глубоко. Я впрыснул содержимое до последней капли. Она тихо застонала и, открыв глаза, уставилась на меня бессмысленным взглядом. А я нежно поцеловал ее в губы, незаметно бросив шприц под кровать.

— Спокойной ночи, жена моя, надеюсь, ты проснешься в лучшем из миров, — ведь я не желал ей зла.

Но, вероятно, где-то я ошибся, потому что ночью ее начало рвать. Из туалета она вернулась смертельно бледная. Мне стало ее жаль. Я принес ей полстакана воды с двойной дозой растворимого аспирина и до утра гладил по голове.

С опозданием выходя на работу, она все жаловалась, что на ней живого места нет — болит даже пупок. Потом попросила одолжить ей мою машину. Она и правда так плохо выглядела, что моя покореженная «мазда» была ей больше к лицу, чем ее новая «альфа ромео».

— Отгони мою машину в мастерскую, вчера она не завелась.

Мотор заработал сразу: едва я вставил ключ в замок зажигания, раздался тихий звук, похожий на журчание воды в туалете. Был прекрасный послеобеденный час, среда, я ехал по городу и думал о четверге, последнем дне моей жизни. Я смотрел на играющих детей, на красочные витрины, на всё великолепие мира: ветер трепал девичьи волосы, автобус словно подмигивал мне фарами и улыбался — и я расчувствовался. Из глаз брызнули слезы. Одна затекла в уголок рта, другая на нос и там повисла на кончике. Я хотел еще раз увидеть лес, корову на лугу, курицу, клюющую зернышко, канюка, кружащего в вышине. Городская застройка быстро кончилась, появились поля, а дальше излучина реки. Я свернул на боковую дорогу и доехал до опушки леса.

Воздух был чистый, прогретый мягкими лучами солнца. Я шел по тропинке, совершенно опустошенный, как солдат после проигранного сражения. Мне уже не на что было надеяться. Впервые за много-много лет я принялся молиться.

— Господи Боже, не обижайся на меня за те немногие грехи, которые я ношу в себе: я жарил на костре головастиков, мне не чужда была гордыня, я прелюбодействовал, иногда злоупотреблял алкоголем… но, Господи Боже, всё перечисленное еще не повод, чтобы эта ведьма уничтожила меня, как вошь, раздавила ногтем, и только тихий хруст стал бы моей последней жалобой, подобной жалобе Твоего сына на кресте. Господи, не допусти, чтобы агнец Твой, сотворенный по образу и подобию Твоему, был стерт с лица земли, чтобы сатана восторжествовал, яви свою мощь, да поможет она мне победить зло и обречь на погибель адские силы…

И тут я заметил ее. Бело-желтая шляпка гордо возвышалась над травой. Amanita phalloides, бледная поганка, божья посланница, окончательное решение проблемы. Первое, что я почувствовал, — бесконечную благодарность. Я упал на колени и сорвал поганку у самого основания. Вполне достойный экземпляр.

Голова была ясная. Я начал действовать, как хорошо запрограммированная машина. Помчался домой, затормозил у супермаркета. Купил сметану 18-процентной жирности, пачку масла и двести пятьдесят граммов грибов-вешенок. К счастью, ужин нужно было приготовить к восьми, потому что после работы у нее оставалось еще какое-то дело.

Когда я услышал стук ее каблучков за дверью, все уже было на столе. На этот раз я не стал усердствовать, создавая романтическую атмосферу. Встретил ее в старой футболке, будто только что отошел от плиты. Тайную вечерю нельзя повторять. Но жене и так следует мною гордиться — тушеные грибы и нежнейшие gnocchi[43].

Я подал предназначенную ей тарелку. Свою поставил с другой стороны стола. Наливая в бокалы белое вино, заметил, что она грустно улыбнулась. Я успокоил ее, сказав, что у нас только одна бутылка.

Не знаю, кто из нас был слишком напряжен — то ли она, то ли я, — но разговор не клеился.

— Вкусно?

— Да, мой милый, очень.

— Добавить тебе грибков?

— Да, спасибо.

Она смотрела на меня как-то странно. Я наслаждался вешенками. Если вкус того, что ела она, был таким же — ей повезло. После доброй трапезы вспоминается лучшее. В конце концов, мы прожили вместе почти десять лет.

Я уже мыл посуду, когда она позвонила матери. Чтобы лучше слышать, я замер за кухонной дверью.

— Всё в порядке. Тебе надо только послать оставшуюся сумму.

— Да, я уже послала, но поговорим об этом завтра.

Она положила трубку, а я вернулся к недомытой посуде. Затем она включила телевизор и притворилась, что смотрит фильм. Незадолго до полуночи сказала, что как-то странно себя чувствует, и предложила пойти спать.

Я лег, но не мог заснуть. Вслушивался в ее учащенное дыхание. Amanita phalloides начинала действовать. Я не разузнавал, через сколько часов наступает смерть, но предполагал, что до утра все должно быть кончено.

Ночью я слышал, как жена топталась по кухне, но, проснувшись утром, увидел, что она лежит без движения. Никаких признаков дыхания, ступни холодные — она казалась мертвой.

Я встал и пошел в ванную. Избегал смотреть на себя в зеркало. Почистил зубы, оделся и направился на кухню, чтобы сварить кофе. На столе лежал элегантный красный конверт, на котором было написано мое имя. Я распечатал его. Там оказались документы на автомобиль, ключи и короткое письмецо. Почерк у нее не очень, но было заметно, что она старалась:

Наилучшие пожелания по случаю твоего сорокалетия. Мы с мамой приготовили тебе подарок. Подойди к окну и посмотри на стоянку.

Целуем — твоя любящая жена и заботливая теща.

Я с удивлением посмотрел на календарь И правда — сегодня четверг, 23 сентября, мой день рождения. Подошел к окну. На стоянке вместо моей «мазды» красовался великолепный «форд мустанг» кремового цвета, шестьдесят восьмого года выпуска.

На глаза навернулись слезы, я ощутил себя обманутым. Ничего никогда не может сделать нормально, всё какие-то секреты, каверзы, — снова выставила меня идиотом! Я был совершенно раздавлен — взбешен и раздавлен. Теперь я уже не был жертвой, я был убийцей и, как у нас в семье заведено, опять обязан был страдать от чувства вины. Наверное, я бы окончательно расклеился, но тут зазвонил телефон.

— Желаю всего наилучшего! Ну как подарок, понравился, ты же всегда хотел иметь такую модель?

— Да, это машина моей мечты. Совершенно не ожидал… просто чудо, спасибо, мама!

— К сорока годам мужчина должен воплотить свои мечты в жизнь, и хорошо, когда рядом есть тот, кто ему в этом помогает.

— Еще раз спасибо.

— Жду вас сегодня вечером к ужину. А сейчас заканчиваю разговор, и так уже опоздала.

— Непременно будем, мама.

Я не сразу отнял трубку от уха, словно вместо гудков ожидал услышать, как теща успеет напоследок ввернуть своим приторным тоном, что будет салат с кукурузой. Она прекрасно знает, что я терпеть не могу кукурузу.

Я взял ключи и пошел на стоянку. Это была действительно великолепная машина (ограниченная серия) — она сверкала новым лаком, будто только что сошла с конвейера. Салон был отделан деревом и красной кожей. Я опустился на сиденье. Не хотелось шевелиться, я помедлил, потом мягко коснулся руля. Внезапно на меня накатила волна сомнений, я почувствовал сожаление и грусть. Вдруг в действительности всё совсем не так, как мне мерещилось? Вдруг это во мне не было любви, и я поддался паранойе? Ведь она постоянно была рядом, спала со мной в одной постели, кормила завтраком, покупала мне подарки, подавала аспирин, когда я страдал от похмелья… Может, еще не поздно отвезти ее в больницу, что-то сделать, вдруг удастся ее спасти?

Я вставил ключ в замок зажигания, повернул. Раздался грохот, и меня с огромной силой бросило на лобовое стекло. Кусок обшивки врезался мне глубоко в висок. Время вдруг замедлилось, и в абсолютной тишине огненные языки поползли по капоту, начали пробираться внутрь, уже занялась красная обивка, деревянные детали, мое тело, во рту я ощутил вкус крови, но боли не было. В последнюю секунду перед смертью я увидел, как она откинула занавеску и помахала мне на прощание. Тварь такая!

Перевод М. Курганской


Мартин Светлицкий Котик

— Настоящий герой должен быть одинок.

Так сказала эта женщина, встала и ушла. Он подошел к окну и смотрел, как она идет. Она шла уверенно, с большой элегантной сумкой в руке. Шла по заснеженной площади, в сторону вокзала… эта женщина. Не оглянулась, не посмотрела в его сторону, ни разу. Хотя точно знала, что он — смотрит.

Ну в полном-то одиночестве он не оказался. Рядом с ним встала, положив обе лапы на подоконник, собака.

— Ушла, — сказал он собаке.

— Видишь, ушла, — сказал.

Она ушла не потому, что они поссорились. Они никогда не ссорились. Каждый раз, стоило появиться хоть какому-либо намеку, причине для ссоры, он вставал, выходил, шел в «Офис». А потом возвращался и засыпал.

Они вовсе не ссорились, пообедали, покормили собаку, эта женщина после обеда почему-то замолчала, посмотрела на его запущенную квартиру, которую не спасали никакие ее старания, усилия, проветривание, пылесос… Квартира ей не поддавалась. Да и он не поддавался. Он по-прежнему ходил небритым, по-прежнему курил в ванной, по-прежнему выкидывал окурки в унитаз, по-прежнему у него не было никаких забот, кроме как ежедневно напиваться.

— Это от счастья, — объяснял он. — От счастья, что вы со мной.

Она не верила.

Как можно верить сорокачетырехлетнему человеку, у которого уже давно нет удостоверения личности, работы, заграничного паспорта, у которого нет телефона, компьютера, банковской карточки, который не заботится о своем здоровье, не старается быть внимательным, уступчивым? Как можно верить человеку, который не читает глянцевых варшавских журналов, не ходит ни в театр, ни в оперетту, как можно такому верить?

Они вовсе не ссорились, просто она наконец посмотрела трезвым взглядом на эту квартиру, в которой невозможно навести порядок, на этого мужчину, которого нельзя спасти, на собаку, которая никогда не будет нормальной. И пошла в другую комнату, собрала вещи, зашла в маленькую неопрятную ванную, забрала всякие женские мелочи. Она сказала, что настоящий герой должен быть одинок и, не вдаваясь в подробности, ушла. Эта женщина.

В квартире она не оставила после себя ничего. Никакого запаха, даже ни одного волоса. Прожив здесь почти весь январь, она не сумела никак отметиться в этой квартире. Не удалось.

— Теперь правильнее и лучше всего было бы встать, выйти, пойти в «Офис» и напиться, — сказал он собаке.

У собаки не было имени, ее звали собака.

— Конечно, она, эта женщина, сейчас так думает. Что я так сделаю. Но ее представления обо мне всегда были банальны. Мы же так не поступим. Мы же пойдем гулять. Мы же сильные.

Собака, услышав слово «гулять», подпрыгнула, тявкнула и завиляла остатком ампутированного хвоста. Он что-то на себя накинул, открыл дверь, она схватила поводок в зубы и помчалась вниз по лестнице, они вышли на Малую рыночную площадь, прошли мимо закутанной в тысячу драных одежек старухи в парике, обитательницы соседнего дома, которую они обходили издалека с тех пор, как она их обругала последними словами из-за того, что собака обнюхала ее лохмотья: чего это она меня нюхает? зачем это? кто ей позволил?

Они описали большой полукруг, чтобы обойти старуху, и побежали по Сенной на Планты по собачьим делам: пописать и сделать кучки, там собака неожиданно рванулась, выдернула из его руки поводок, побежала прямо, в сторону Вавеля, он кричал, бежал за ней, она исчезла в вечерней дымке, он еще долго надеялся, что где-нибудь ее высмотрит, но нет, он ходил несколько часов — на Вислу и обратно, — без толку. Наконец он остановился, еще раз посмотрел вокруг, ощутил всю безнадежность ситуации, беспомощно свистнул — без толку.

И пошел пить.

* * *

— Вернется, — сказал бармен.

— Надеюсь, — ответил он бармену.

— Они всегда возвращаются, — сказал бармен и, не спрашивая, налил ему сто грамм болгарского бренди.

— Если б не возвращались, ничего не имело бы смысла, — добавил, подавая ему рюмку.

— Надеюсь, — улыбнулся он бармену.

— Надеюсь, — сказал он содержимому рюмки.

— А, у меня для вас записка, — вспомнил бармен. — Уже пару дней здесь висит.

И протянул ему розовый, небольшой, не внушающий доверия листок.

— Потом прочту, — решил он и спрятал листок в карман.

Сел за свой столик и повернулся к залу спиной. Потом пересел на другой стул. Лицом к залу. Выпил.

* * *

— А это кто? — спросил варшавянин, который в поисках волшебных краковских достопримечательностей оказался в этом месте и в это самое время.

— А ты не знаешь? — возмутился бармен.

— Ну, я сразу подумал, что это он, но он слегка изменился, а? Поседел, вроде опух, постарел… это точно он? Он к вам сюда приходит?

— А куда ему приходить? Вон тот маленький столик — его, там всегда табличка «зарезервировано», хозяин так придумал, они с хозяином приятели, пусть сюда как знаменитость приходит, но это уже давно было, ему тут наливают в разумных пределах бесплатно, а он за это приходит и сидит, но все меньше людей его помнит, а даже если и помнят, то им уже без разницы, даже если его узнают, то скорее говорят какие-нибудь гадости, пристают к нему, глупо это все, водка эта бесплатная, это его просиживание здесь, но они ж с хозяином приятели… — Бармен разговаривал больше сам с собой, чем с варшавянином, который, очевидно, мало что понял, поскольку перебил бармена:

— Мне пиво с «Ред Буллом», пожалуйста.

* * *

Он взял пиво с «Ред Буллом», заплатил и подошел к самому маленькому во всем заведении столику, на двоих, стоявшему почти вплотную к стеклянной входной двери.

— Можно к вам подсесть, мэтр?

— Нет, нельзя, — ответил человек, сидевший за столиком.

— Я не буду мешать, просто посижу рядом с вами, мэтр… — Варшавянин был человеком необычайно назойливым. От него пахло каким-то необычайно противным дезодорантом.

— Идите отсюда, — огрызнулся мэтр. — Идите отсюда!

* * *

На самом деле только эта первая стопка подарила ему ясность мысли. Только первая стопка его отрезвила.

— Этот несимпатичный молодой человек назвал меня мэтром. Ну, в каком-то смысле я, конечно, мэтр. Как правило, пьяный мэтр. Сегодня среда. Девятнадцать тринадцать. Над баром висят вокзальные часы. Короткая стрелка на семерке. Длинная почти на тройке. Девятнадцать тринадцать. Заведение называется «Офис». Улица называется Святого Иоанна. Бар «Офис» находится между галереей Анджея Млечко и другим кабаком под названием «Красивый пес». Я пришел сюда с Малой рыночной площади. Я там живу. Уже конец января 2005-го. Сегодня я был с собакой на Плантах, и собака убежала. Я искал ее несколько часов. Чуть раньше из моей квартиры ушла эта женщина, которая прожила со мной несколько недель. Наверно, передумала, что-то ей не понравилось. Я пришел сюда, в «Офис», потому что прихожу сюда каждый день. Несколько лет назад у меня здесь были приятели, я крутил романы со многими девушками, с большим или меньшим успехом, я до сих пор в дружбе с хозяином, который не имеет ничего против того, чтобы я сюда приходил, даже сам меня приглашает. Я здесь просто работаю. У меня здесь есть свой столик и свои клиенты, которые иногда дают мне какое-нибудь задание. Не часто, но такое уж сейчас время. В такие времена трудно ожидать большего. Раньше такое и в голову не могло прийти…

* * *

— Растолстел, опух и поседел. Что же это такое? — сказал варшавянин бармену.

«Столько свободных столиков, — подумал бармен, — столько свободных столиков, а этому обязательно понадобилось сесть у барной стойки…»

Он повернулся к клиенту спиной, стал мыть уже вымытые стаканы.

— Все ему это говорят, — скорее себе, чем варшавянину, сказал бармен. — Все ему это говорят, подсаживаются к нему и говорят: ты опух, растолстел и поседел.

Как будто ничего другого сказать не могут.

Как будто у них к нему какие-то претензии.

Как будто он их обидел.

Варшавянин не слишком внимательно слушал бармена. Он вынул мобильник и стал набирать эсэмэс следующего содержания:


А Я В КРАКОВЕ КАК РАЗ СЕЙЧАС ВИЖУ ТВОЕГО ГЕРОЯ ДОЛБАНОГО МЭТРА ОПУХ РАСТОЛСТЕЛ ПОСЕДЕЛ

* * *

Честно говоря, почти все посетители и посетительницы посылали эсэмэски. Ряд голов, склоненных над телефонами. Это особое выражение лица. Сосредоточенность собаки, делающей кучу. Папуас, которому дали авторучку.

* * *

Первая порция закончилась, он подошел к бару, поставил на стол рюмку и улыбнулся бармену.

— Зачем же пачкать новую, в эту, пожалуйста. А начальство сегодня будет?

— Если придет, то будет, — усмехнулся бармен.

— Ты растолстел, мэтр, опух и поседел, — дыхнул «Ред Буллом» варшавянин.

Бармен вышел из-за стойки и встал рядом с ними. Приветливо улыбнулся.

— Проваливай, — предложил он варшавянину.

* * *

Варшавянин шел по улице Святого Иоанна. Шел расстроенный.

«Жаль, что я не работаю в культурном приложении к местной «Выборчей», я бы им задал перцу, — думал он. — Но я и так опишу это в своем блоге, предупрежу друзей. Никто туда не пойдет.

Обходите стороной «Офис» на Иоанна в Кракове оформление убогое как в зале ожидания на вокзале музон древний отстой обслуживание плохое единственное сомнительное развлечение этот долбанутый пьяный мэтр но он уже давно сдал поседел опух

* * *

Мэтр закрыл глаза. А когда открыл, она сидела напротив. Девчонка в большой разноцветной шапке. Хитрая мордашка. Вроде бы близорукая, но без очков. Из-под шапки торчала одна, покрашенная в какой-то ненормальный, нереальный цвет, прядь. Она разглядывала его с оскорбительным интересом. Он снова закрыл глаза.

* * *

— Ой, папик, не спи, — неожиданно сказала она глубоким бархатным голосом, как будто на каком-нибудь радио работала, вела ночные передачи на психологические темы.

— Ну, не спи, папик, ты же еще столько не выпил, чтобы спать… — сказал она этим своим неожиданным голосом.

— Извините, я вас не знаю, — возразил он.

— А я разве говорю, что ты меня знаешь?

Он поискал рукой сигареты, куртку. Хотел уйти.

— Эй, не уходи, папик, у меня к тебе дело…

* * *

За соседним столиком он заметил три веселые знакомые физиономии. Они многозначительно подняли свои бокалы с пивом.

— Извините, — сказал он, встал, вышел на улицу.

* * *

Но уже через минуту за его спиной раздался топоток. Он сразу же вспомнил другой топоток за спиной. Топоток много лет назад. Топоток, который стал началом короткой, бурной, нехорошей истории. Он прибавил шагу.

* * *

Тем временем бармен терпеливо объяснял другому клиенту:

— Да, тот, который только что вышел, это он. Несколько лет уже тут сидит. Они знакомы с хозяином, так что у него особый счет. Сидит тут, и иногда мне вот уже где, но больше всего осточертели расспросы о нем, хотя я так и так со следующего месяца уже тут не работаю, к черту, поеду в Непал… А он по пьяной лавочке когда-то выдумал себе, что у него тут офис, точно у какого-нибудь детектива из Лос-Анджелеса, это они с хозяином так придумали пару лет назад, чушь какая-то, поначалу даже вроде как криминальный интерьер здесь был, в газетах даже писали, но это все закончилось, все заполонила молодежь с «Ред Буллом», постоянный долбаный клаббинг, чилаут и неолингвизм. Только он с той поры и остался, сидит там, где всегда сидел, и ждет.

И пьет.

— А ведь опух, поседел и растолстел, а?.. — отозвался посетитель.

* * *

— Я и выпил-то всего двести грамм, время еще не пришло, а я шатаюсь, это черт знает что — шататься после двухсот грамм, будь здесь Доктор, он бы меня просто на смех поднял… — Мэтр шел по улице Святого Фомы, как раз поравнялся с баром «Дым». За спиной у него по-прежнему раздавался топоток, он не оборачивался, все еще надеясь, что это какой-то случайный топоток, какой-то посторонний топоток, какой-то совершенно безобидный топоток.

* * *

— Ну подожди, папик… — выпалила, слегка запыхавшись, девица. — Ну не убегай… Я же тебе сказала, что нам нужно поговорить…

— Я не убегаю. Я иду домой, — с достоинством заявил мэтр.

— Я тебе, папик, должна рассказать, это меня мучает, я не знаю, как быть, мне говорили, что есть такой чувак, то есть ты, папик, который в этом разбирается, а со вчерашнего дня стало еще хуже, я раньше хотела тебя найти, но как-то не удавалось, я записку оставила в «Офисе», что тебя ищу, но только сегодня нашла…

— Вы ужасно бессвязно говорите, — вежливо заметил он, одновременно нащупывая в кармане еще не прочитанную записку.

Когда-то у него была жена, которая говорила еще более бессвязно, но он уже от этого отвык.

— Мне говорили, папик, что ты интересовался историей Кароля Кота, правда?

— Я многими историями интересовался. Теперь у меня только своя история. Только она меня интересует. Я больше этим не занимаюсь.

— Ой, а все-таки ты, кажется, малость поддатый, папик. Малость запинаешься. Лучше бы, конечно, ты был совсем трезвым, но у меня уже нет времени.

Они остановились перед его домом. Он посмотрел на два своих темных окна. Глупо, не оставил свет включенным. Было бы приятно возвращаться домой, где горит свет, играет радио и крутится стиральная машина. Он взглянул на девчонку — не было никакого смысла тащить ее за собой наверх, совершенно никакого…

— Я иду на Планты, — заявил он. И двинулся. Топоток раздался снова.

* * *

— …знаешь, папик, я ведь не здешняя, я из такого маленького городка, ты наверняка не знаешь, я ж вообще-то почти деревенская, сюда учиться приехала, сейчас на первом курсе, в педагогическом, но это ерунда, на следующий год буду сдавать на психологию, я ведь так и хотела, я еще в сентябре приехала, осмотреться, пожить, сняла комнату по объявлению, у одной семьи, ну знаешь. Муж и жена, старик со старушкой, общая прихожая, грибок, тараканы, воняет сыростью и капустой, ну знаешь…

* * *

Он вздохнул. Алкоголь отпускал его. Отпускал, но мучительно. Мучительные двести грамм.

Они шли по Плантам, он все время смотрел по сторонам, нет ли собаки, все время. Мимо прошла какая-то пара, он заметил, что они его разглядывают, он почти узнал в них кого-то почти знакомого, но не настолько, чтобы поклониться, поймал любопытные взгляды. «Хо-хо, — подумал он, — вернусь в «Офис» и через минуту какой-то другой почти знакомый спросит, что за телка прогуливалась со мной по Плантам, здесь нельзя никуда пойти, здесь нельзя нигде бывать, ничего нельзя делать, потому что непременно заметят, непременно прокомментируют». Впрочем, это неопасно, если нет лица… Как у них. У тех, что говорят.

* * *

— …и я, папик, поселилась в комнате, в которой сын жил, а где сын? — спросила, а они такие мины скорчили странные и говорят, он умер, ну умер и умер, чего уж тут. В этой комнате от сына ничего не осталось, только старый дерьмовый стол, железная кровать с железными шарами и все, ну еще шкаф, стул, полка, а когда я спала в первую ночь, мне приснился этот их сын, он стоял за окном, в кустах, хотя там за окном нет никаких кустов, но во сне были, и смотрел на меня, говорил со мной, и будто бы меня знал, будто мы с ним в школу вместе ходили, будто я была его лучшей подружкой в районе, и вроде бы и я его в этом сне знала, знакомое лицо, симпатичный, но чокнутый, в плаще, слишком большом, светлее, чем брюки, кажется, он даже неглупо говорил, но странно, играл с ножом, потом показал мне штык, а в конце концов вынул из кармана плаща тетрадь, такую синюю, в косую линеечку, и стал мне показывать какие-то картинки, нарисованные карандашом, смеялся, я проснулась вся мокрая и побежала в ванную выпить воды, а там, в коридоре, стояла эта старушка, и я ей, как дура, сказала, а знаете, мне как раз ваш сын приснился, а она вскрикнула и что-то выронила, в руках у нее была какая-то посуда, я тоже вскрикнула, потому что она так закричала, что и я сама закричала…

* * *

Что-то издалека бежало в сторону мэтра и девицы, но это что-то было не цвета пропавшей собаки, а белесое. За этим белесым бежал мальчик в очках.

— Извините, — перебил мэтр девицу и подошел к мальчику. — Добрый вечер. Ты ведь знаешь мою собаку, да?

— Угу! — подтвердил мальчик.

— Она сегодня от меня убежала и куда-то пропала. Будь так добр, проведи расследование, а? Погляди, поспрашивай. Может, кто-нибудь ее видел…

— Нет проблем, — бодро ответил мальчик. — Там дальше гуляет мужчина с таксой, женщина с хаски и три овчарки… Вашу собаку я не видел. Мы пойдем в сторону Вислы, посмотрю еще там.

— Если что, я живу на Малой рыночной площади…

— Знаю, знаю. Тыщу раз вас видел. И трезвым, и нет.

* * *

Мэтр козырнул мальчику и вернулся к девице.

— Песик пропал?

— Сука. Убежала.

— Вернется, — сказала она и вернулась к своей истории.

* * *

— И с того первого дня, первой ночи, этот парень за мной таскается, реально таскается — и во сне и наяву. Войду в бар, он тоже там, войду в трамвай — он за мной, так и ездит, серьезно, всегда далеко от меня, всегда какой-то расплывчатый, но постоянно, постоянно…

— Наяву? — удивился мэтр. — А вы случайно не злоупотребляете… хм… наркотиками?

— Ой, папик… Как все, не больше. Но никому не является умерший сын квартирных хозяев. Я сдуру рассказала об этом подругам, и они меня держат за идиотку. Только тебе еще, папик, расскажу, потому что ты тоже вроде как не очень живой, только ты поймешь…

— Ну не знаю, — буркнул мэтр.

— Когда я старушку раз попросила показать фотографию этого сына, она на меня так наорала… А когда я поехала на выходные домой и смотрела телевизор — у старичков я его не смотрю, — документальное кино про Кароля Кота, я не знала, что в Кракове был такой убийца, что его казнили, и вдруг показали его фотографию — это был он, тот самый, который мне снится, который за мной таскается, он посмотрел на меня из телевизора тем же взглядом, я, папик, не сбрендила, так и было, у меня прямо лихорадка началась, мать «скорую» вызывала… И тогда я поняла, что старички эти — его родители, только фамилию поменяли, они вообще из этой квартиры не выходят, потому что знают, что люди знают, — только я не знала, они вообще не выходят, дочь им все покупает, через день приходит, а он все еще в этом доме и ходит по улицам, не знаю, как это у него получилось, но он живой, снится мне и за мной таскается, он хочет меня убить, папик, или еще чего похуже сделать, затащить меня с собой на тот свет, сегодня он тоже, наверно, где-то тут…

Неожиданно оказалось, что они стоят на Лоретанской улице. Прошли порядочно. Темно, черный снег. Мэтру отчасти передался ужас девицы, он огляделся в поисках не только собаки, но и призрака преследователя. Никого.

* * *

— …наяву не говорит, только смотрит, а во сне говорит, говорит страшные вещи, я не все запомнила, он говорит про кровь, стреляет в мясо и в книги, он меня знает, он все обо мне знает, помоги мне, папик…

— И что же я должен сделать?

— Сделай так, чтобы он не приходил. Ты наверняка знаешь способ.

— А вы не пробовали просто переехать?

— Ну, я перееду, в начале февраля, но это точно не поможет, он не перестанет за мной ходить, я знаю, он мне говорил…

Они шли мимо одного из зданий Ягеллонского университета. Мэтр посмотрел на черные Планты, громко вздохнул и сказал девице:

— Сто злотых в день плюс расходы.

* * *

Владелец «Офиса», человек, зовущийся Манго Гловацкий, лысый высокий мужчина с лицом, покрытым шрамами, подошел к бармену.

— Тут висел такой розовый листок…

— А, да. Он сегодня его забрал.

— Ах, он уже был?

— Был, был.

— Ну тогда я один выпью. Налей-ка мне, сынок, беленькой.

За стеклом появилась перекошенная физиономия Шизика. Этому известному на всю округу персонажу давно уже было запрещено переступать порог «Офиса». Хозяин жестом подтвердил актуальность запрета. Шизик состроил еще более устрашающую гримасу и исчез.

* * *

— В «Офис» вернемся порознь… — сказал мэтр. Они пересекали Рыночную площадь, на Марьяцком костеле как раз протрубили девять вечера. — Вы войдете первой, я приду через полчаса. Сядем отдельно. И если он там появится, прошу дать мне какой-нибудь знак, ну, например, снять шапку…

— Волосы у меня ужасно подстрижены, предупреждаю! — сказала немного повеселевшая девица.

«Хо-хо, как мало всем нам нужно, чтобы сразу отлегло от души… Достаточно что-нибудь пообещать, сказать “я этим займусь”, и все. Хо-хо», — подумал мэтр.

* * *

Он посмотрел, как она идет в сторону улицы Святого Иоанна, откуда как раз выкатился известный на всю округу персонаж, Шизик, и попытался с ней заговорить, но не агрессивно, так что вмешательства не потребовалось, проводил ее взглядом, пока она не скрылась из виду, закурил и побрел в сторону дома.

* * *

В квартире мало что изменилось. Но что-то все-таки изменилось. От собаки осталась ее подстилка с костью и мячиком. Две миски: одна — с водой — полная, вторая — для еды — тщательно вылизана. После этой женщины не осталось ничего.

И все же у него было такое чувство, будто в его отсутствие тут кто-то побывал, кто-то что-то искал. И в воздухе ощущался едва уловимый запах чужака. Но что бы могло пропасть? Разваливающаяся стиральная машина? Разваливающийся проигрыватель? Груда пластинок, которые никому не интересны? Старые рассыпающиеся книги? Почти развалившийся холодильник? Сломанный телевизор? Ничего не могло пропасть.

— Боже, спиртное!

Он подошел к кухонному шкафчику, откуда достал полную, не тронутую, большую бутылку «Джек Дэниэлс», подарок на день рождения от Доктора. Вздохнул с облегчением.

Поскольку некоторым образом он был алкоголиком, то не умел пить дома.

Абсурдный недуг. Эта бутылка спокойно могла простоять здесь больше месяца, однако сейчас пришло ее время: он налил полный стакан и переместился в комнату. Там, сделав изрядный глоток, со стаканом в руке встал на стул и, не выпуская стакана, другой рукой снял со шкафа старый, видавший виды чемодан. Поставил его на стол и открыл.

Стопки старых газет. Он приподнял одну и выгреб из-под нее толстую тетрадь. Безошибочно нашел нужное место. Отпил немного из стакана и начал читать.

* * *

— Мой пример — последний в истории этого города. Лучше меня уже никого не будет, хоть я и проиграл. Мне не много уже дней осталось, может, и этот разговор последний… Что вы хотите знать?

— Расскажите что-нибудь о себе.

— Ну что ж, сначала я, пожалуй, родился. Это было прямо перед Рождеством 1946 г. Здесь, в Кракове. По знаку я Козерог, восемь лет был единственным ребенком. Потом родилась сестра. Мать не работала, я не ходил в детский сад. Легко закончил среднюю школу и решил поступить в техникум связи. Из-за нехватки мест меня не приняли. Я долго не мог этого понять. Потом сдавал в энергетический техникум на Лоретанской. Меня приняли. Я ходил туда, пока не получил аттестат.

— На суде вы говорили о своем необычном хобби.

— Это длинная история, мы бы не успели закончить к ужину. Скажу только, что меня интересовало то, что на войне служит для уничтожения человека и его благ, а именно: яды, ножи, огнестрельное оружие, а также способы их наиболее эффективного использования. У меня была довольно большая коллекция ножей: финки, ножи с выкидным лезвием, монтерские, рыбацкие и другие. Милиция забрала у меня 17 штук. Я ходил в секцию стрельбы в клубе «Краковия». Я был лучшим в Кракове стрелком из спортивной винтовки. Еще я собирал медицинские атласы и учебники по судебной медицине, изучал расположение вен и органов, поражение которых приводит к немедленной смерти. Вы знаете, что самый простой путь к сердцу — через спину?

* * *

Мэтр отпил из стакана один глоток. Он читал интервью с Каролем Котом, прямо перед смертью последнего, которое когда-то откуда-то старательно переписал. В те времена, когда еще переписывали старательно. Множество всяких, теперь уже совсем непонятных вещей делали давным-давно.

Некоторое время он читал, несколько раз подлив себе из бутылки. Читал и удивлялся, что много лет назад собственноручно это переписал.

* * *

— Что вы ощущали в момент убийства?

— Вы хотите затронуть мои самые чувствительные места, ну да ладно… Каждому моему шагу предшествовала странная мысль, такая назойливая, изнуряющая мозг, она мучила меня, преследовала, ходила за мной, мешала на каждом шагу. Я не мог спать, учиться, я жестоко страдал. И мне приходилось быстро соображать, где и кого убить. А для убийства многого не надо: должен быть я, должна быть жертва и должно быть спокойно.

Он прочитал последнее предложение.

— Скоро я встречусь с жертвами, там, куда я отправляюсь, мы и поболтаем, здесь, на Земле, мне не с кем разговаривать.

* * *

— Ну вот ты и нашел занятие, — сказал мэтр, закрутил крышечку, отнес бутылку в кухню, оделся и вышел. В дверь он всунул микроскопический кусочек бумаги.

— Уже поздно, — пробурчал он себе под нос на лестнице.

* * *

По дороге он заглянул в «Дым», в «Дыме» были разные мужчины и женщины — из тех, которым он перестал кланяться или которые сами первыми перестали кланяться, не важно. Короче говоря, никто никому не поклонился. Он двинулся в направлении «Красивого пса», хотя знал, что опаздывает, однако не мог удержаться, чтобы не посмотреть, нет ли там кого-нибудь, кто не перестал ему кланяться и кому он кланяться не перестал. Но в «Псе» была толпа молодежи, а также бывшие и нынешние сотрудники телеканала TVN — такого коммерческого канала, — которые разговаривали об этом коммерческом канале, а также сколько-то там будущих сотрудников канала TVN, которые выспрашивали бывших и нынешних сотрудников TVN, стоит ли работать на TVN и не будет ли это предательством идеалов. Понятно было, что и так все они окажутся на TVN, а сейчас просто ломаются.

И он ушел. Даже не выпил. Под окном «Офиса» торчал Шизик. Он держал в руке четвертинку вишневки и посылал в сторону входа в бар красноречивые жесты.

* * *

Мэтра подмывало спросить Шизика, что он помнит из истории Кота, ведь Шизик, по городской легенде, был в 60-е годы известным угонщиком автомобилей, позже валютчиком, потом гэбистом и только потом спятил, но мэтр ни о чем его не спросил, потому что было совершенно не время о чем-либо его спрашивать. Совершенно.

Поэтому мэтр вошел в жаркое, смрадное нутро «Офиса». Толкучка. Молодежь и сотрудники TVN, как всегда. За его маленьким столиком на двоих с табличкой «зарезервировано» сидело человек шесть; спорить из-за места не имело смысла. Девицы нигде видно не было. И он начал протискиваться к бару.

А вокруг суетилась толпа. Раскрасневшиеся женщины, мужчины с блуждающим взглядом. Чужие люди. Мой пример — последний в истории этого города.

* * *

— Ну здравствуйте, здравствуйте. — На плечо мэтра тяжело опустилась рука хозяина. — Что будем пить?

Он вспугнул взглядом сидевшего рядом с ним на барном стуле мужчину, который безмолвно встал и уступил место мэтру. Барные стулья неизменно вызывали у мэтра опасение, но он рискнул.

— Ой, не знаю, стоит ли мне еще пить, я уже немного выпил, может, кофе… — Мэтр заметил, что намечается серьезная выпивка, а это было ему не очень-то на руку.

— Кофе и текилу, два раза, — распорядился Манго.

Над баром висел телевизор. На экране двигался мусульманин. Среди больших розовых цветов. Звук был выключен. Они выпили.

* * *

— Давай сегодня надеремся, есть повод, — сказал Манго Гловацкий.

— А именно?

— А именно — Маженка возвращается.

Мэтр не был уверен, является ли та Маженка, о которой он в этот момент подумал, той Маженкой, которую имел в виду Гловацкий: Манго отличался исключительной любвеобильностью и за двадцать с лишним лет их знакомства был смертельно влюблен в такое количество Маженок, что мэтр перестал за ним успевать и запоминать их лица и имена. Было известно, что Манго вечно влюблен и вечно трагически. Объекты менялись незаметно.

— Маженка послезавтра возвращается из Лондона, завтра я буду наводить порядок в квартире, а сегодня еще можно напиться. Надеремся на радостях, Маженка возвращается!

— Уррра, — добродушно прошептал мэтр.

— А что у тебя? Еще раз текилу два раза. И себе тоже налей, сынок, — распорядился хозяин «Офиса».

Они выпили втроем с барменом. Движение временно прекратилось. Толпа еще не разошлась, но понемногу замирала. У молодежи кончались деньги на «Ред Булл» и пиво. Те, что постарше, начинали задремывать. Девицы нигде не было видно. Или вся эта история мэтру привиделась, или девица была записной вруньей, да к тому же еще и обдолбанной.

— А что у тебя? — вспомнил свой вопрос Манго Гловацкий.

Они выпили.

Какой-то сотрудник коммерческого канала TVN подсел к ним и рассказал, что нового на TVN.

— Может, возьмешь его к себе на работу? — Манго указал на мэтра, и они с мэтром оба рассмеялись.

* * *

Все дымилось и парило. Наверно, уже за полночь, уже четверг. В бар вошел варшавянин и, избегая встречаться взглядом с барменом, подсел к каким-то девушкам.

«Ну что у меня? — подумал мэтр. — Да ничего хорошего. Эта женщина сбежала. Собака сбежала. Какая-то странная девчонка понарассказывала страшных историй, а потом тоже сбежала. Плохо».

Он встал и направился к туалету.

— Сколько воспоминаний! — вздохнул он, глядя на мрачный интерьер.

* * *

Кто-то схватил его сзади за руки. Кто-то другой, с лицом таким же, как все лица, роста такого же, как любой рост, с особыми приметами, как все особые приметы, ударил в живот.

— Запомни это, мэтр, — сказал тот, кто держал сзади.

Еще один удар в живот, мэтр упал.

Ушли.

А для убийства многого не надо: должен быть я, должна быть жертва и должно быть спокойно.

* * *

Погодя мэтр поднялся. Было больно. Он вошел в кабинку, задвинул щеколду.

И несколько долгих минут просидел, запершись. Кто-то рвался в кабинку. Кто-то громко пел. Краны шумели, хлопали двери. Он медленно вышел из кабинки и встал напротив зеркала. Трудно было ожидать благоприятного впечатления.

* * *

— Что же это творится? — спросил он у своей физиономии, заросшей сизой щетиной.

— Что же это творится? — спросил он еще раз. — Раньше такое было просто немыслимо!

* * *

Когда он вернулся в зал, посетителей было уже меньше. Пришла пора, когда песни становятся более сентиментальными. Манго сидел не у стойки, а за столиком, собака сбежала, женщина сбежала, девчонка исчезла, кто-то его избил, может, он здесь еще, тот, кто бил, их было двое, кто именно, за столиком с Манго Гловацким сидит несколько, который из них? Хо-хо, где же тебя носит, тут про тебя спрашивали, кто? да откуда ж я знаю, сука какая-то, что будете пить? если вы не с TVN, с удовольствием выпью, но что? это вы сами думайте, а сколько? думайте сами, сто? ну-ну, продолжайте думать, сто пятьдесят? ну, думайте, двести? ну, ради бога, сколько закажете, столько и хорошо, Маженка возвращается…

Перед мэтром очутился стакан водки типа сливовки.

— Он предпочитает такие говенные цветные настойки, — объяснил бармен тому, кто угощал.

— Что, значит, у меня… — Мэтр начал отвечать на вопрос хозяина, заданный какое-то время назад. — Женщина эта сбежала, собака сбежала, кто-то был в моем домике, спал на моей кровати, ел из моей миски, девица сбежала, а может, ее вообще не было, мне прилично врезали два раза по брюху в туалете, в твоем баре…

— В моем баре? — Хозяин, возмущенный, встал.

— В твоем баре, но не знаю кто и не знаю, правда ли. Но брюхо болит. Чертовски болит.

Манго Гловацкий сел.

— Выпьем, — предложил он.

Выпили.

* * *

Разговаривали об истории со списком агентов коммунистических времен, рассекреченном честным и благородным человеком, выдающимся журналистом и прозаиком, несравненным стилистом по имени Бронислав Вильдштейн.

— А как его на самом деле зовут? Вильдштейна этого? Как его настоящая фамилия? — спросил Манго.

Мэтр молчал. Не было уже у него ни на что ответов. Выпил. Прошло немного времени. Вдруг оказалось, что он сидит за столиком, где кроме него остался только один человек. Вроде бы откуда-то знакомый, почти знакомый, такой, которому не кланяются, но он кланяется первым, так что приходится ответить.

— И это все, что я знаю? — спросил мэтр. (Не исключено, что это прозвучало как ЭЭСА СЁ ШО Я НАУ?.. Алкоголь возымел свое действие.)

— Да, да, — успокаивающе сказал почти знакомый.

Мэтр пытался рассмотреть собеседника чуть более трезвым взглядом. Свитер со старомодным узором с оленями.

— И это все, что я знаю? — еще раз спросил мэтр.

Он заметил, что перед ним стоит несколько полных рюмок. Почувствовал, что с этим ему не справиться.

— Пиф-паф! — сказал тот, встал и, нисколечко не шатаясь, вышел из «Офиса».

Мэтра словно что-то толкнуло. Он мигом поднялся, мигом отыскал на полу свою куртку, заметил дыру, прожженную этой ночью его собственной или чьей-то чужой сигаретой, поискал глазами хозяина заведения, не нашел, отдернул тяжелую пурпурную портьеру, закрывающую входную дверь, пошатываясь, вышел на резкий зимний воздух, оперся рукой об оконную раму, внутри «Офис» горел странным желтым светом, немногочисленные потные танцующие пары, одиноко дремлющие за столиками мужчины, потом мэтр посмотрел на улицу Святого Иоанна, пусто, он двинулся в сторону Рыночной площади, спотыкаясь о бело-черно-серо-грязные бугорки снега, какая-то фигура замаячила у костела на углу Святого Иоанна и Святого Фомы, как будто читая висящие там объявления о смерти, он ускорил шаг, описывая красивые полукруги, фигура исчезла внутри костела, в такое время костел открыт? может, сейчас вовсе не ночь, может, это у меня чего-то перепуталось, — подумал он, — может, перевели время с зимнего на вечность, он подошел к костелу, споткнулся о массивную цепь, огораживавшую площадку перед входом, падая, заметил не одну, а две фигуры у входа, девицу он узнал, а второй вынул нож и всадил его в спину девицы, со спины легче попасть в сердце, развернулся и, облизывая нож, пробежал мимо лежащего мэтра.

* * *

Пытаясь встать, мэтр пытался запомнить это лицо. Он почти знал его, но не мог ни с чем связать. Почти запомнил.

Перевод Е. Поповой


Славомир Схуты Дорога через лес

— Здравствуйте, будьте добры пана Обегло.

— Мужа нет дома, я могу вам чем-нибудь помочь?

— Хм… Позвольте представиться, меня зовут Иоанна Чайковская, я классная руководительница Бартека.

— Ах да, мы же познакомились на последнем родительском собрании.

— Совершенно верно. Видите ли, я звоню узнать, как ваш сын, его уже две недели не было в школе, и мы не знаем, что с ним. Я бы не стала вас беспокоить понапрасну, но у Бартека серьезные проблемы с учебой, и я боюсь, как бы его не оставили на второй год.

— Впервые слышу, он мне ничего не говорил, а ведь на последнем собрании…

— Это было три месяца назад.

— Ну да.

— Бартек сильно отстает по математике, физике и польскому, вы же понимаете, в сложившейся ситуации нельзя позволять ребенку так долго пропускать занятия. Это ведь в первую очередь нужно ему самому, чтобы избежать возможных проблем в будущем.

— Да, конечно, я все понимаю, но, к сожалению, сын сейчас в городе, потребовалось срочно пройти обследование в онкологической клинике.

— Онкологической? Что-нибудь серьезное?

— Мы еще не знаем, но боюсь, что да, мозг, сами понимаете…

— Понимаю, мне очень жаль.

— Можете себе представить, что сейчас переживает наша семья, достаточно вспомнить, что уже произошло с другими детьми.

— Если я могу быть хоть в чем-то вам полезной…

— Просто сейчас самое главное — здоровье Бартека.

— Разумеется, извините за беспокойство.

— Ничего, ведь это ваша работа.

— Я передам учителям, думаю, никаких проблем не будет.

— До свидания.

* * *

Малгося некоторое время стояла неподвижно, машинально прижимая трубку к пластиковому корпусу телефона. После разговора на нее вдруг нахлынули тяжелые воспоминания, а в сердце зашевелился страх, расползающийся по всему телу, словно раковая опухоль.

— Кто это? — спросил мужчина, сидящий перед телевизором.

— Учительница из школы, вроде у Бартека были серьезные проблемы.

— Почему эти люди все время цепляются к нашим детям?

— Я немного волнуюсь.

— Из-за чего?

— Из-за всего.

— Все будет хорошо, увидишь. Приготовишь мне что-нибудь вкусненькое?

— Может, подождем с этим до воскресенья?

— До воскресенья? А зачем ждать? Сегодня почти что воскресенье, праздник! У нас будет ребенок, ты не рада?

— Очень, только…

— Вот и отлично, все не так уж плохо, на следующей неделе двоюродный брат привезет своих детей.

— Но ты же понимаешь, что они не заменят нам наших?

— Понимаю не хуже тебя, но сегодня приготовь мне хотя бы малюсенький кусочек с этим твоим фирменным соусом, хорошо?

* * *

Юлиан и Малгожата на удивление подходили друг другу. Во время воскресной проповеди приходскому священнику случалось говорить о кризисе отношений между людьми и о том, что распад союзов, подобно болезни, терзает молодое поколение, делающее первые шаги в жизни. И тогда он ставил их брак в пример всем злопыхателям, утверждающим, что в современном мире сохранить семью невозможно. Малгожата взяла на себя всю работу по дому, ухаживала за скотиной, возилась в огороде и превосходно готовила. Ее муж, более всего на свете любивший вкусно поесть, много раз шутил, что Малгося через желудок пронзила его сердце. Юлиан в свою очередь отвечал за семейный бюджет. Зарплаты, которую он получал на городской скотобойне, хватало. Жили они скромно, умели экономить, благодаря чему уже через пару лет совместной жизни смогли купить машину и надстроить второй этаж в своем небольшом доме.

К несчастью, бесы, столь часто вторгающиеся в нашу жизнь, не прошли мимо идеальной, казалось бы, семьи. Двое маленьких детей, не справившись с тяжелой болезнью, умерли в больнице. После их смерти Малгожата замкнулась в себе и с головой погрузилась в религию. Она перестала навещать старых знакомых, избегала появляться на людях и регулярно ходила лишь в церковь. Ксендз часто хвалил ее за набожность и участие в церковной жизни прихода. Семейная трагедия отразилась и на Юлиане, который, несмотря на все страдания, старался не поддаваться апатии, неизбежно сопутствующей такому горю. Каждое утро можно было видеть, как он трудится по хозяйству, работает в поле, что-то чинит. Такого работящего хозяина нужно было еще поискать. Кроме того, все жители Зимнодола хвалили копчености, которые Юлиан время от времени делал у себя в подвале. Свиней он умел резать как никто другой, а о его колбасах впору было слагать стихи. Большого дохода это ему не приносило, зато еды в доме всегда было вдоволь.

* * *

Их дом, стоящий на отшибе, достался им от не так давно умерших родителей Малгожаты и ничем особенным не отличался. Не слишком красивый и не слишком уродливый, типичная коробка с плоской, покрытой жестью крышей. Построенный из дешевого серого кирпича, с облупившейся штукатуркой на стенах, снаружи дом походил на бетонный бункер, которому неведомая сила приказала выползти на поверхность. Именно в ту сторону, на самый конец деревни, одним пасмурным субботним днем отправилась Иоанна Чайковская, молоденькая учительница из школы имени Яна Красовского в Зимнодоле.

Миновав магазинчик с продуктами и хозтоварами, она шла вдоль припорошенного белым налетом высокого бетонного забора химзавода, соседство с которым конечно же сказывалось на здоровье окрестных жителей. Их горячие протесты, многочисленные письма представителей местного самоуправления неизменно наталкивались на стену равнодушия городских чиновников, объясняющих все соображениями высшего порядка, прежде всего необходимостью передвижения на последних моделях автомобилей, строительства шикарных особняков и оплаты дорогостоящего обучения своих отпрысков в столице. Результатом безразличия властей стала повышенная смертность жителей близлежащих районов, постоянно растущее количество раковых заболеваний, многочисленные болезни органов дыхания, повальные инфаркты, а также случаи рождения детей с деформированными конечностями.

Иоанна попала в школу сразу же после окончания института. Сначала нос воротила — работать в деревне? А как же развлечения, походы в кино, встречи с подругами, и, наконец, где же найти себе мужа (ведь уже самое время)? Она пыталась зацепиться за место в нескольких городских школах, но в ответ везде слышала одно и то же: приходите в следующем году, — и в конце концов решила отработать годик в Зимнодоле. «Поработаю чуть-чуть, — думала она с оптимизмом, — подтяну квалификацию, узнаю, что такое сельская школа, а потом что-нибудь да найду». Но как это обычно бывает, все вышло несколько иначе: смерть матери, ухудшение ситуации на рынке труда, а также привязанность к своим ученикам привели к тому, что Иоася работала здесь уже третий год.

* * *

Дорога к домам, стоящим на краю деревни, вела через лес, вдоль которого тянулась нелегальная свалка: клубки кабеля, пластмассовые бочки из-под навоза, груды бог знает чем набитых мешков, словом, место, не слишком подходящее для романтических прогулок. Путь по тропинке, одиноко бегущей вдали от людского жилья, приятным назвать было нельзя. К тому же несколько лет назад рядом с парком нашли труп молодой девушки. Приехавшую на каникулы домой студентку мединститута жестоко изнасиловали и задушили (не о такой судьбе мечтала молодая учительница).

Неожиданно на тропинке, метрах в десяти перед ней, появился мужчина в рваной и выцветшей рабочей одежде. Человек в лохмотьях был похож на сумасшедшего, в руке он держал странного вида сверток. Ноги молоденькой учительницы, сделавшись вдруг мягкими, как из пластилина, перестали слушаться, но некая внутренняя сила, принуждение, которое, будто в гипнотическом сне, толкает невинные жертвы в руки их неумолимых палачей, приказало ей продолжать движение навстречу приближающемуся мужчине. Как же она пожалела, что у нее нет с собой купленного в городе газового баллончика или чего угодно, что могло бы ей помочь!

— За грибами идете? — Она взяла себя в руки и атаковала первой, сохраняя выработанное за время работы в школе самообладание.

— Да какие там грибы, — пробормотал мужчина. Его темное лицо бороздили морщины, свидетели жизни, выстланной не лепестками роз, а скорее колючей проволокой. — Банки пивные собираю и бутылки. Каждую пятницу, после этой дискотеки, приезжают сюда всякие, трахаются, пьянствуют и бросают бутылки куда попало, а иногда и кое-что получше попадается… — таинственный сверток в его руках оказался свернутым в рулон джутовым мешком.

— Ну, тогда удачи. — Она улыбнулась.

— А я вот вам спасибо не скажу, а то знаете, что бывает с теми, кто спасибо говорит, знаете, а? — Он расплылся в беззубой улыбке.

* * *

Увидев приближающийся с каждым шагом дом семьи Зайонцев и стоящий прямо за ним дом Юлиана Обегло, Иоася вздохнула с облегчением.

* * *

— Здравствуйте, можно войти? Не хотела вам портить субботний отдых, просто я гуляла тут неподалеку и подумала, зайду-ка, спрошу, как там Бартек. — Учительница поспешно поздоровалась и без передышки продолжила: — Вот уже два месяца, как он не появлялся в школе, все беспокоятся о его здоровье, мы думали, как бы ему помочь, сами понимаете, нельзя, чтобы ребенок так долго пропускал занятия, и дело не только в переводе в следующий класс, речь о его будущем, о том, где учиться дальше, и даже о будущей профессии, жаль ведь тратить время впустую, и вот мы решили, что раз в неделю кто-то из учителей будет навещать Бартека в больнице, заниматься с ним индивидуально, и я как раз об этом хотела с вами поговорить, не возражаете, если я войду на минутку?

— Кто? — крикнул мужчина, не отрываясь от экрана телевизора.

— Никто, — ответила Малгожата, — учительница.

— Чего ей надо? — спросил Юлиан, медленно поворачивая голову.

— Она спрашивает о Бартеке…

— Объясни ей… Даже сейчас не могут оставить людей в покое!

— Что-то случилось? — спросила учительница. — Мне неловко, что я вас беспокою…

— А вы разве ничего не знаете? Присядьте, пожалуйста. — Малгожата усадила ее за стол в кухне. — Может, чаю?

— Спасибо, скажите, что случилось, надеюсь, ничего плохого?

— Бартек умер. — Малгося отвернулась и оперлась руками о раковину. — Уже почти месяц прошел, а мы никак не можем с этим смириться…

— Пусть они наконец перестанут к нам приставать! — рявкнул из комнаты Юлиан. — Даже после смерти ребенка не оставляют в покое!

— Простите, пожалуйста, что я вас тревожу в такую минуту, но…

— Не обращайте внимания на мужа, он так подавлен… — Малгося повернулась, в ее глазах стояли слезы. — С тех пор, как Бартек нас оставил, он почти не выходит из дому.

— Вы можете рассказать мне, что произошло?

— Бартек жаловался на постоянные головные боли, мы не знали, что с ним, обследование выявило опухоль, врач сказал, что, привези мы его на полгода раньше, еще был бы шанс. Ему сделали операцию, но, к сожалению, было уже слишком поздно, мы ничего не смогли сделать…

— Зачем ты ей все это рассказываешь?! Зачем?! Мало еще тебе досталось?!

— Я тогда, пожалуй, пойду, вы уж простите, — прошептала растерянно учительница.

— И чаю не выпьете?

— Нет-нет, большое спасибо. Вот только я хотела еще спросить… во время нашего последнего разговора вы упомянули, что Бартек лежит в детской больнице в городе, на улице Каспровича, да?

— Ну да, отделение онкологии.

— И там… значит, именно там он умер?

— Врачи боролись за его жизнь до последней минуты.

— Видите ли, так получилось… когда я была в городе, я решила проведать вашего сына, но в отделении онкологии на Каспровича больной с такой фамилией не значился, и вообще не было мальчиков из наших мест, а за последние полгода не зарегистрировано ни одного случая детской смертности. Я и в других больницах узнавала, там все то же самое.

— Я не совсем понимаю, о чем вы, сын умер от рака…

— Дело в том, что люди… то есть я, конечно, понимаю ваше горе, понимаю, что и с другими вашими детьми произошло подобное, понимаю, что наследственность и экологическая обстановка в районе таким вещам способствуют, только я хочу сказать… люди не исчезают вот так, без следа, поймите меня правильно, и учителя, и школьники, его друзья и подружки, мы все вам соболезнуем, но в этой истории есть что-то непонятное, вы только не волнуйтесь, наверняка ведь найдется объяснение, просто это нужно выяснить, и еще меня кое-что тревожит, в смерти ваших предыдущих детей также не все до конца ясно… я, правда, не хочу лезть в ваши семейные дела, просто мне кажется, этой истории нужно положить конец, не хочу больше вас терзать, может быть, я зайду в понедельник, и мы поговорим спокойно.

— Вы знаете… пожалуйста… понимаете… — бормотала Малгося.

— Закрой дверь! — приказал жене Юлиан, внезапно возникший на кухне за спиной сидящей учительницы. Иоася, услышав его голос, нервно заерзала на стуле, затем попыталась встать, но Юлиан силой прижал ее к спинке.

— Перестань, сука, тут шпионить, понятно?

— Что вы делаете?!

— Сидеть, сука, я сказал! А ты, закрой на хрен дверь, — приказал он жене. — Не слышишь, что я тебе говорю, быстрей давай, твою мать!

— Тогда пусть этим делом займется полиция, отпустите меня! — Учительница изо всех сил пыталась вырваться. — Что вы делаете?!

— Что я делаю? А ты, сука, что делаешь? Кончай лезть не в свое дело, поняла? Не твоя, бля, забота, что у нас в семье происходит, и попробуй только вывести меня из себя, поняла, сука, я тебе говорю, бля, хочешь, чтобы я объяснил по-другому?

— Объясняйте все полиции, отпустите меня! Пустите!

— Заладила про полицию! Хватит орать, сука, ты в гостях! Нельзя ее отпускать, бля, иди сюда, держи ее, — крикнул он стоящей за его спиной жене. — Хватай ее! Держи эту мразь!

— Оставьте меня! Я позвоню в полицию!

— Врежь ей! Врежь этой дряни!

— Что вы собираетесь сделать?! Чего вы хотите?!

— Кричи, сука, кричи, хрен тебя кто услышит, падла, — сказал он и ударил кулаком вырывающуюся девушку.

— На помощь! — крикнула, дрожа всем телом, Иоася. — О боже!

— Надо перетащить эту суку в подвал, включи свет, дай мне топор, быстро! А я откуда знаю, где этот гребаный топор?! Что стоишь, бля, двигай! — Жена покорно отошла в сторону. — Ааааа! Эта падла меня укусила!

Вырвавшись, учительница в отчаянии бросилась к входной двери.

— Ага… ну давай-давай, дергай-дергай. — Юлиан спокойно подошел к сражавшейся с дверью женщине и с хирургической точностью ударил ее по макушке, на всякий случай заслонив свободной рукой глаза от осколков костей, брызг крови и ошметков мозга. Топор вошел глубоко в голову.

— Живучая, сука! Тащи нож! — заорал он. — Быстрей! — Но было уже поздно. Перед учительницей, которая по непонятной причине не упала после огромной силы удара, распахнулась дверь, и она выбежала наружу, истошно крича и брызгая кровью, словно недорезанная свинья. Малгожата в шоке от происходящего едва стояла на ногах; Юлиан сохранил хладнокровие. — Дай сюда. — Он вырвал из ее руки нож.

* * *

— Что у них там происходит, свиней режут, что ли? В субботу уже отдохнуть нельзя, — пробурчал сидящий перед телевизором грузный мужчина. — Что там творится, почему молчишь? — добавил он, подходя к стоящей у окна жене. Когда до него дошло, что сосед борется вовсе не со свиньей, а скорее с человеком, суп из потрохов, которым он сегодня плотно пообедал, подступил у него к горлу.

* * *

На два последующих дня пастбище Франека Квятковского превратилось в лагерь кочующих вокруг дома Обегло съемочных групп, каждая из которых старалась первой передать последние новости с места происшествия. В самом доме криминалисты устанавливали обстоятельства преступления. На второй день привезли обоих супругов для следственного эксперимента. В ржавой бочке под крышей сарая были найдены еще два тела, вернее то, что от них осталось. Каждый квадратный метр сада был прочесан, везде с собаками на натянутых поводках носились, перекрикиваясь, полицейские. На деревьях, растущих вблизи, на дороге, которая с каждым годом имела все меньше прав называться таковой, в соседнем от дома подозреваемых дворе — везде было полно людей, с нетерпением ожидающих дальнейшего развития событий. Едва весть о случившейся трагедии облетела деревню, в домах начали разрываться телефоны, в результате чего на место происшествия хлынули заинтригованные жители окрестных сел. Из ближайшего городка пустили специальные микроавтобусы, которые каждые несколько часов привозили очередных доморощенных экспертов, детективов и просто любителей криминальных сюжетов. Даже продавец жареной колбасы уже сновал в толпе, надеясь подзаработать. Увы, напирающая со всех сторон людская масса втоптала его дразнящий обоняние товар вместе с надеждой на прибыль в пыль и придорожную грязь.

* * *

— Я ничего не вижу, ничегошеньки не видно, подвиньтесь уже наконец!

— Попрошу не толкаться! Чего вы толкаетесь?

— Да не видно ничего! Что там происходит?

— Ну что там, что?

— Ходят, ищут…

— Осторожней, ребенок! Господи боже, мой сыночек!

— Чего-то они там нашли!

— Опять он сюда голову сует!

— Каждому хочется посмотреть!

— А ну, убери голову, убери голову, я сказал!

— Руки прочь, не то получишь!

— Сам сейчас получишь! — было слышно в распалившейся толпе.

* * *

— Вроде они всех детей убили, чтобы потом съесть.

— Ну ладно вам, прям уж чтобы съесть?

— Да говорю вам, они этих детей откармливали, как свиней, а потом бац и в кастрюлю!

— Да чего тут понимать, все ясно, но чтобы вот так вот… этого я, знаете, не понимаю.

— Немного сварили, поели, остальное заготовили впрок, этакий маленький колбасный цех…

— Ну, знаете ли, чтобы ребенка собственного съесть, это уж, знаете ли, чересчур, что же это такое в мире творится!

— Видите, видите, что телевидение с людьми делает.

— Ну нет, не понимаю, да как же такое возможно, нет, я даже слышать этого не хочу!

— Но ветчинку-то, колбаски он отменные делал, вы на последние праздники у них брали? — Соседка с трудом сдержала рвотный позыв.

* * *

— Ну что, Франек, вроде перепадет тебе кое-что за пастбище?

— Пожалуй, — согласился Франек, — что-нибудь да заплатят.

— Повезло тебе, Франек, а?

— Спорить не буду, — ответил Франек.

— Эй! Их выводят! Люди, их выводят! — грянуло в толпе.

Тотчас же вспыхнули прожекторы, а телерепортеры бросились вперед, словно голодные звери на добычу. То здесь, то там мелькали вспышки любительских фотокамер.

— Мы находимся в деревушке Зимнодол, неподалеку от расположенного тут крупного химзавода. Жители окрестных сел многократно обращались к властям с жалобами на столь близкое соседство с ядовитым предприятием, ежегодно собирающим урожай смертей, но никто и не подозревал, что настоящая трагедия разыгрывается здесь, за забором соседей, на первый взгляд обычных, нормальных людей, оказавшихся преступниками-извращенцами, которые чудовищным образом лишили жизни троих своих детей, объяснив их смерть онкологическими заболеваниями… Если бы не вмешательство учительницы, борющейся сейчас за свою жизнь, кровавая коллекция двух маньяков могла бы пополниться новыми жертвами, — комментировала события девушка-репортер.

— Разойдитесь, пожалуйста, пропустите подозреваемых, — объявил полицейский. — Освободите проход!

— Пан Юлиан, как случилось, что вы решились на хладнокровное убийство собственных детей? — бросилась к нему с микрофоном журналистка.

— Не задавать подозреваемым никаких вопросов, попрошу в сторону! — Прокладывать путь через напирающую отовсюду толпу было делом не из легких.

— Ваша жена принимала участие в этих кровавых оргиях?

— Расступитесь! Пропустите! Дорогу!

— Вы любили своих детей? — Девушка с телевидения не сдавалась.

— О да, я обожал их… — оживился, услышав эти слова, Юлиан, — есть… Я опережу ваш следующий вопрос: полная версия моих воспоминаний скоро выйдет в свет, наш адвокат ведет переговоры с известным издательством, обещаю, это будет хит сезона…

— Прекрасная новость! — Журналистка повернулась к камере. — Настоятельно всем рекомендую прочитать эту захватывающую книгу! Магдалена Пюрко, для экстренного выпуска новостей из Зимнодола.

* * *

До наблюдающего за этой сценой сына Франека Квасьневского дошло, что он упустил уникальную возможность взять автограф у настоящего маньяка.

Перевод М. Алексеевой


Марек Харны Папка Глисты, или Ловушка для писаки

В жизни Адама Буковского беды не ходили парами. Если уж налетали, то целой тучей. И потому он нисколько не удивился, когда утром после ночного скандала, в результате которого Дорота выгнала его из своей квартиры, проснулся на Плантах без куртки, кошелька и мобильника. Очнувшись, он сразу это понял, и ему не захотелось открывать глаза. Его охватило пронзительное чувство обиды. Почему это произошло именно с ним? Он, конечно, знал, что журналистика — опасная профессия. Но ведь не рвался в горячие точки. Такого рода амбиций у него давно уже не было. Впрочем, как и необходимости туда рваться. Кирпич мог упасть ему на голову и в Кракове, с дерева в парке.

Впрочем, на сей раз был не кирпич, а нечто куда более страшное. С трудом разлепив веки, он увидел двух полицейских, разглядывающих его со строгостью, свойственной их юному возрасту. «Нет! Еще и это?! С нормальным человеком такое не может случиться!» — подумал он.

Один из полицейских стоял чуть поодаль и тихо разговаривал по мобильному. Непонятно почему, но они им явно заинтересовались. Если бы посчитали его обычным спящим на лавке пьяницей, то просто разбудили бы и прогнали. Следующая мысль: сделать ноги! По собственному опыту он знал, что неожиданный побег часто удается. Мельком взглянул, свободна ли дорога в сторону улицы Подвале. Свободна.

— Даже не думайте, пан журналист, — услышал он. — Вы уже не такой шустрый, как когда-то. С нами этот номер не пройдет.

Буковский быстро оценил свои реальные шансы и передумал. Уже не притворяясь спящим, открыл глаза и сел, трясясь от холода. Июльское утро было необычно прохладным.

— О, мы знакомы? — Он старался говорить дружеским тоном. — Писал о вас или я настолько знаменит?

— Я вас не знаю и не имею желания знакомиться, — второй, с телефоном, бросил на Буковского презрительный взгляд. — Но в отделении вас узнали и велели привезти.

Буковский слегка запаниковал, но еще пытался хорохориться.

— У вашего отделения есть волшебный глаз, что ли?

— А вы как думаете?

Полицейский поднес к его глазам мобильник. На дисплее Буковский увидел свое опухшее синеватое лицо и всклокоченные волосы.

— И вы в столь ранний час не поленились идентифицировать обычного гражданина, спящего сном праведника? Это ли не пустая трата государственных денег? — спросил он с притворным удивлением.

— Это уж забота начальства. Нам велено только вас доставить. Ну что, пойдем по-хорошему? — В голосе полицейского слышалась плохо скрываемая надежда, что Буковский будет сопротивляться.

— Вам, кажется, хочется кому-нибудь с утра врезать, — вздохнул журналист. — Я мог бы, конечно, доставить вам такое удовольствие, только что-то вы мне не больно нравитесь. Поскольку вы обо мне не слышали, то не заслуживаете симпатии.

У полицейского заходили желваки.

— Надеюсь, скоро вам станет не до шуток.

Буковский вовсе и не собирался шутить. Но таким уж он был — несусветные глупости сами срывались с языка. Иногда это даже могло быть небезопасно. Он слишком хорошо понимал, что в полиции по меньшей мере несколько человек охотно расправились бы с ним именно за его шутки. И только искали предлог. Интуиция подсказывала ему, что нашли. Только какой?

В полицейском автомобиле он постарался собраться с мыслями, что было нелегко в ситуации, когда желудок подкатывал к горлу, а мозги стремились выскочить из черепа. Может быть, речь идет о его репортаже о банде Хельмутов, опубликованном в последнем номере еженедельника «Вперед»? Там он разоблачал сотрудничество Хельмутов с полицией. Главное управление впало в бешенство и делало все, чтобы узнать, откуда произошла утечка. Он надеялся, что краковское отделение точит на него зубы именно по этой причине. Была, однако, и другая, куда более опасная. Пока он не хотел даже о ней думать.

А Дорота предвидела, что именно это его погубит. Журналистский опыт научил ее осторожности. Она предпочитала все проверять по десять раз. Он же иногда сокращал путь ради быстрого достижения цели. Насколько мог вспомнить, именно поэтому они так страшно разругались этой ночью.

* * *

— А, вот мы и опять встретились, пан журналист! — Выражение лица комиссара Фуляры было как у ловкого кота, которому удалось зацепить лапой мышь.

— Я тоже очень рад, — пробормотал Буковский.

— Сомневаюсь. Вам это только кажется под влиянием алкоголя.

— Боже сохрани. Беседы с вами, пан комиссар, всегда для меня огромное удовольствие.

— На этот раз будет по-другому.

— Исключено. Я настоящий мазохист.

Полицейский резко ударил ладонью по столу, а у Буковского в голове прогремел взрыв.

— Хватит! Не паясничай, Буковский, тебе это не к лицу. Шутки кончились. Где папка Глисты? Рассказывай, или тебе каюк. На этот раз наверняка.

Так и есть — вот она, наихудшая из причин, о которой он подумал несколькими минутами раньше. Теперь Буковский понимал, что придется выдержать, кто знает, возможно, самое большое испытание в жизни. Он решил еще немного потянуть время, собраться с мыслями.

— Что я слышу, пан комиссар? Полиция позволяет себе тыкать добропорядочному гражданину Речи Посполитой только потому, что он немного выпил?

Фуляра скрипнул зубами.

— Могу обращаться к тебе на вы, если хочешь. В твоей ситуации это ничего не изменит. Не обольщайся, что найдется идиот, который поверит, будто ты — добропорядочный гражданин. Итак, что вы, пан Буковский, делали вчера после семнадцати?

— Ничего особенного, был в гостях у доктора Мручека, известного историка, специалиста по…

— Я знаю, кем был доктор Мручек. Дальше! — Полицейский прервал его на полуслове.

Буковский почувствовал вдруг дискомфорт в желудке. С большим трудом, напрягая мышцы, ему удалось сдержать физиологический рефлекс. Значит, Мручека нет в живых! Этого следовало ожидать.

— Был? Доктор Мручек является знаменитым… — Он пытался блефовать.

— Является, был — какая разница, — махнул рукой Фуляра, пристально глядя ему в глаза. — Есть более важные проблемы. Еще раз спрашиваю, что вы вчера делали, вы оба. С начала и до… до конца.

— Дайте подумать. Ну, выпили водочки, болтали…

— О чем?

— О том о сем…

— Достаточно. Держите меня за идиота, Буковский? Я знаю, о чем вы говорили. О записках генерала Червякевича — о так называемой папке Глисты. Так?

— Попробую вспомнить…

— Так? — гаркнул Фуляра.

— Кажется, и об этом тоже.

— Ну и где она сейчас, эта папка, пан Буковский?

— Честно? Думаю, она никогда не существовала. Скорее всего, то, что называют «папкой Глисты», — фальшивка.

— Фальшивка, — кивнул Фуляра, растянув губы в язвительной усмешке. — Я так и думал.

— Что фальшивка, правда? — в раскалывающейся голове журналиста опять сверкнула слабая надежда.

— Нет, пан Буковский. Там есть кое-что и на вас. Так говорят.

Буковский опять почувствовал, что сфинктер вот-вот сдаст.

— Кто говорит? — спросил он севшим голосом.

— Наши люди. А точнее — ваши коллеги из Союза журналистов.

— Чушь… Обычная профессиональная зависть, неужели вы не понимаете?

— Может, понимаю, а может, нет. Из зависти тоже иногда говорят правду. Ну что? Есть там какой-нибудь компромат на вас?

— Вы прекрасно знаете, что все можно сфабриковать.

— Конечно. Но если это фальшивка, вам нечего бояться. Мы все проверим. Только не морочьте мне голову, а расскажите, где она спрятана.

— Спросите у доктора Мручека. Только он знает.

— Ваше упорство вызывает сожаление, Буковский. Вы что, правда советуете мне допросить труп?

— Труп? — прошептал Буковский.

Он пытался подготовиться, но, когда момент настал, сфинктер опять настойчиво о себе напомнил.

— Не прикидывайтесь дураком, Буковский. Защищайтесь как-нибудь поумней, черт подери. Скажите хотя бы, что действовали в состоянии аффекта, в ярости, потому что Мручек вас шантажировал. Ну? Так было дело?

* * *

Он проклинал день, когда впервые услышал о папке Глисты. Слухи о том, что генерал, а тогда еще полковник Гражданской милиции Червякевич в восьмидесятые годы организовал собственную сеть агентов, ходили давно. Фамилии тайных сотрудников не фигурировали в документах госбезопасности, а значит, никогда не попадали в архив ИНП[44]. После 1989 года[45] Червякевич уехал за границу, и о деле забыли. Всплыло оно несколько месяцев назад, после смерти генерала. Говорили, что он оставил записки, которые могли стать настоящей нейтронной бомбой. Первым это определение использовал именно Буковский, хотя на авторство претендовали многие. Ведь записки тоже были оружием, которое убивает избирательно, не разрушая окружающие структуры. И теперь получалось, что он может стать первой жертвой. Хотя к властным структурам отношения никогда не имел. Кто бы мог подумать!

Еще недавно он сам не верил в существование какой-то папки Глисты. Мнение его изменилось, когда к нему обратился Мручек. Заверениями известного своей честностью историка трудно было пренебречь. Буковский знал Вацека Мручека много лет. В студенческие годы они проводили время в одних клубах, вместе пили водку и, бывало, ухаживали за одними и теми же девушками. Позднее, по мнению Буковского, Мручек стал едва ли не самым компетентным в Польше специалистом по новейшей истории. Может, поэтому как-то не мог пробиться. Менее талантливые давно были профессорами, смотрели на него сверху вниз, иногда публично высмеивали его взгляды. Больше всего Мручек страдал от того, что его не допускали к сотрудничеству с ИНП. Об этом позаботились его давние коллеги. Он затаил обиду и решил всем отомстить.

Однажды ночью Буковского разбудил телефонный звонок.

— Адам? У меня есть потрясающая тема для смелого журналиста, который ни перед чем не остановится.

Мручек предложил срочно встретиться в открытом до утра пабе. Буковский был несколько удивлен — они с историком не общались несколько лет, — но знал, что лучшие темы часто появляются неожиданно, и тогда их нужно сразу хватать. А именно сейчас ему была просто необходима хорошая тема. Историк, забившийся в самый темный уголок паба, успел слегка набраться в одиночестве. Но его приглушенное бормотание прозвучало убедительно:

— Слышал о папке Глисты? Знаешь, где она?

— Понятия не имею.

— Она у меня.

И тут Буковский решил рискнуть втемную. Спросил только:

— Почему ты вздумал обратиться именно ко мне?

— Тебе практически нечего терять.

Прямолинейный ответ только утвердил Буковского в убеждении, что он должен заняться этим делом. Даже если откровения Мручека не до конца достоверны, игра стоила свеч. Тема гарантировала, что статью будут цитировать другие газеты и радиостанции, а фамилию автора повторять по нескольку раз в день во всех телепередачах. Короче говоря, у Буковского появится шанс напомнить о себе и поднять свой рейтинг в журналистской среде.

Однако Мручек не собирался допустить, чтобы вся слава досталась журналисту. Несмотря на немалое количество выпитого, он говорил неожиданно трезво, а его тон исключал дискуссию.

— Слушай, сделаем так. Для начала напиши пространную статью, просто чтобы подогреть атмосферу и вызвать кое у кого панику. Пока без фамилий.

Буковский насторожился.

— Но ты назовешь мне фамилии?

— Позже. Я назову их в интервью, которое ты возьмешь у меня после статьи. Я уже придумал название: «Доктор Мручек открывает правду». Слушай, чтобы все было ясно: я должен быть на первом плане. Это мое открытие и мой шанс показать всем этим говнюкам, что мое место в ИНП.

— Конечно, — притворно согласился Буковский. — Но какая у меня гарантия, что ты меня не кинешь? Я проторю дорожку, а ты потом побежишь в другую газету или прямиком на телевидение.

— Даю слово.

В откровениях пьяного Мручека не было информации, которой жаждал Буковский. Но его собеседника, похоже, невозможно было переубедить. Он производил впечатление человека подавленного, погруженного в депрессию, но в этом деле проявил железную волю. Будто интервью «Доктор Мручек открывает правду» могло спасти ему жизнь.

Выхода не было. Буковский не хотел упустить шанс. Если даже половина того, что внушает ему историк, окажется правдой, славы хватит им обоим. Получалось, что полковник Червякевич создал тайную команду, которая проникла во все структуры антикоммунистической оппозиции. Возможно, некоторые из этих структур даже созданы его людьми. Никто другой не знал, кто они. Только он один.

— Сейчас лишь скажу тебе, что сегодня это люди с первых полос газет. Члены правительства, парламентарии, генералы, епископы, главные редакторы. Нравственные авторитеты. Таков, например, тайный сотрудник Сократ. Раскрытие его фамилии потрясет общественность. Поэтому пока я не стану ее называть — боюсь, ты не выдержишь и проболтаешься.

Ему следовало уже тогда что-то заподозрить. Тем более что Дорота его предостерегала. А он, кретин, считал, что она просто завидует. И попался в ловушку, как ребенок. К этому Мручеку!

* * *

— Ну что, признаетесь, наконец? Сами видите, нам и без того все известно, — давил комиссар Фуляра. — Вас заманили в ловушку, так? Когда писали статью о папке Глисты в еженедельник «Вперед», вы еще не знали, что ваша фамилия в списке, верно? Мручек только вчера вам об этом сообщил.

— Издеваетесь? Как я мог быть в секретной команде, о том не зная?

— А может, и правда не знали и действовали бессознательно? Может, в том и гениальность этого гэбэшника? Понимаю, вы испытали шок. — Полицейский сочувственно покачал головой. — Вы ничего такого не ожидали. А тут Мручек пригрозил: либо вы сами об этом напишете в интервью с ним, либо он пойдет на телевидение. Вот тут бы вы и прославились, о чем давно мечтали, да? Он просто не оставил вам выбора, пан журналист, не правда ли? Кстати, а почему он вас так не любил? Знаете?

— Нет-нет, это просто в голове не укладывается. На что идут деньги налогоплательщиков! Ничего не выйдет, комиссар. С Мручеком мы расстались, довольные друг другом, еще до теленовостей.

— А откуда вы знаете, что Мручек убит позднее? — поймал его на слове Фуляра.

— Потому что, когда я от него уходил, он был жив, черт вас подери!

— Кто-нибудь может подтвердить, что вы ушли из квартиры Мручека именно в это время?

— А вот и да, — обрадовался журналист. — В лифте со мной ехали две пожилые дамы. Наверняка меня запомнили. Нужно их отыскать. Удивлены, да?

— Отнюдь. — Фуляра глянул насмешливо. — Мы их нашли.

— Ну и что?

— Они вас, конечно, помнят.

— Вот видите! — воскликнул Буковский.

— Я вижу только, что вы неудачно пытаетесь состряпать себе алиби. Вы всегда устраиваете в лифте непристойные представления для пожилых дам только потому, что они носят мохеровые береты и голосуют за ЛПС[46]? Не верю. Вы сделали это специально, чтобы они до конца жизни не могли вас забыть. Но такие номера с нами не проходят, Буковский.

Журналист вдруг понял: что бы он ни говорил, только еще больше себя губит.

— Позднее множество людей видели меня в нескольких пабах.

— Конечно. Это было продолжение комедии. Но по дороге из одного паба в другой, а точнее из «Алхимии» на Казимеже в «Бровары» на Подвале, вы легко могли вернуться к Мручеку и сбросить его с балкона. Страх перед разоблачением придал вам решимости, не так ли?

Буковский вдруг понял, как себя чувствуют невинно осужденные люди. И еще у него мелькнула мысль: какое счастье, что в Польше нет смертной казни, — хотя он тут же понял абсурдность таких мыслей.

— Нет, это какой-то кошмар! — воскликнул он.

— Согласен. И я лично вам очень сочувствую, — вздохнул полицейский. — Понимаю, как вам тяжело. Вы ведь не убийца, просто так уж случилось.

— Но…

— И правда, очень жаль, — не позволил себя перебить полицейский. — В вашем возрасте перспектива попасть в тюрьму к молодым беспощадным бандитам, которые ненавидят интеллигентов, действительно малоприятна.

— Никакой суд меня не осудит. — Буковский сам почувствовал, как жалко это прозвучало.

— Заблуждаетесь! Вы ведь сами так смело писали, какие скверные и необъективные у нас суды.

Буковский слишком хорошо знал, что полицейский прав. Не надо даже сажать его в тюрьму. Хватило бы трех месяцев в СИЗО. Он и этого не выдержит.

— У вас нет доказательств, — прохрипел он.

— И опять вы ошибаетесь, — хитро усмехнулся Фуляра.

Он протянул руку к сложному аппарату, занимающему соседний столик, нажал какую-то кнопку. Послышалось шуршание, а потом взволнованный голос прокричал:

— Полиция? Пусть кто-нибудь приедет! Это доктор Мручек, улица… — Он продиктовал точный адрес. — Я в опасности. Меня преследует один журналист, Буковский. Хочет добиться от меня некой информации, отобрать один документ… Угрожает мне. Умоляю, скорее. Я жду на балконе.

Буковский не мог шелохнуться. Вибрирующий вой громкоговорителя, наполнивший комнату, отдавался в его голове невыносимой болью. Но ужас был не в этом: голос действительно принадлежал Мручеку Комиссар опять нажал кнопку. Наступившую тишину вынести было еще труднее. В голове Буковского крутились панические мысли: «Ты погиб! Это они убили Мручека. И теперь им нужен козел отпущения. Не выпутаешься, тебя прикончат».

Но в следующую секунду включился профессиональный инстинкт, последняя защита от безумия: «Они — это кто? Кому в действительности служит Фуляра? Для кого так важна папка Глисты? И зачем она этому человеку? Чтобы перед выборами убрать своих конкурентов или уничтожить компромат на себя? Какая потрясающая могла быть тема! Какую популярность приобрел бы автор, написавший об этом первым!» Буковский пожалел, что этот шанс достанется не ему.

— Вы все это состряпали, — прошептал он обреченно, скорее лишь из принципа.

— Вы думаете? А если и так, не все ли вам равно? Важно, что скажет суд, а это легко предвидеть. Разве что…

Полицейский сделал многозначительную паузу. Журналист затравленно взглянул на него.

— …доказательство просто исчезнет. Между нами говоря, процесс над вами, пан журналист, по большому счету, никому не нужен. Зачем баламутить измученную общественность еще одной аферой? Что бы это дало? Хватит того, что найдутся записки генерала Червякевича.

Буковский старался не позволить призрачной надежде завладеть собой. Это было нелегко.

— А убийство доктора Мручека?

— Надо подумать… Это могло быть и обычное нападение с целью ограбления. Доктор унаследовал от родителей ценные картины — Коссаки, Вайсс[47].

— И что, пропали? — вырвалось у Буковского.

— Пока нет. Но… Вы ведь знаете, на счету банды Хельмутов несколько нападений на коллекционеров. Некоторые детали могут указывать на их методы…

— Только бы я отдал вам папку Глисты, да?

— Именно, господин журналист.

— Но у меня ее нет! — завопил Буковский в отчаянии.

— Жаль, — вздохнул полицейский. — В таком случае я вас больше не задерживаю. Если вам что-то придет в голову, прошу незамедлительно мне позвонить. А если захотите что-нибудь написать… Мой вам совет: сначала десять раз подумайте.

Буковский сидел неподвижно, оглушенный.

— Правильно ли я понял? — заикаясь, произнес он наконец. — Я свободен?

— По крайней мере, пока. Хотя не могу ручаться, что надолго. А сейчас поезжайте-ка домой или к какой-нибудь симпатичной даме, примите ванну, выспитесь в удобной постели, лучше не один. А потом совершите долгую прогулку по Кракову, желательно в приятной компании. И посмотрите хорошенько, как прекрасен мир, когда человек на свободе. Может, это будет последняя возможность.

— Не боитесь, что я убегу? — решился на отчаянную провокацию Буковский.

— Вы? — Полицейский бросил на него насмешливый взгляд. — А куда?

* * *

У него не было иллюзий. Его выпустили лишь затем, чтобы он привел их к папке Глисты. Как только у них в руках окажется то, что им нужно, они без колебаний свалят на него вину за смерть Мручека, арестуют и посадят. А может, и того хуже. Если они действительно убили историка, зачем им такой свидетель? Не проще ли, вместо того чтобы устраивать судебный процесс, организовать несчастный случай, и он погибнет, сэкономив налогоплательщикам ненужные расходы?

Была еще одна возможность, хотя неизвестно, не худшая ли. Эти записки искала, конечно, не только полиция. У каждого из списка генерала Червякевича было достаточно причин, чтобы постараться заполучить их первым. За папкой Глисты гонялась чуть ли не сотня бывших тайных агентов, готовых на все, лишь бы избежать скандала, который бы их уничтожил, лишил надежды и впредь пользоваться милостями властей. Возможно, кто-то из них, сам или с помощью наемных киллеров, сбросил Мручека с балкона и завладел бумагами. Если именно так и случилось, все остальные заинтересованные лица просто обезумели. Как и полиция, они могли подумать, что это Буковский.

Так или иначе, за свою шкуру он сейчас и сам не дал бы ломаного гроша. Сразу вспомнил, что обычные бандиты делают со своими жертвами, дабы выбить даже самые ничтожные суммы. Теперь на кону была ставка, которая оправдала бы сдирание с Буковского шкуры постепенно, день за днем. Он мог бы поклясться чем угодно, что не знает, куда подевалась папка Глисты. Но даже Фуляра ему не поверил, что же говорить о хитрющих оборотнях, которые когда-то ходили на поводу у Червякевича, а сейчас распробовали вкус свободы.

Страх не отпускал журналиста. Он, однако, понимал, что, если хочет жить, должен победить страх и действовать. У него был, собственно, единственный выход — самому найти убийц Мручека, кем бы они ни были, разыскать папку и опубликовать документы. Только тогда дальнейшая охота на него потеряла бы смысл. А заодно он связал бы концы с концами.

Думать, думать! — торопил он себя: время не ждет. Необходимо вспомнить все очень подробно, найти что-нибудь, за что можно зацепиться. Он чувствовал, что ключ к загадке надо искать в последнем разговоре с Мручеком. Ведь на самом деле они вовсе не расстались друзьями. Историк в последний момент выкинул гнусный номер.

— Ну, приступим к финалу?

Буковский дрожащими от волнения руками вынул из рюкзака диктофон: наконец-то он увидит знаменитые записки и узнает фамилии членов тайной команды полковника. И поначалу не обратил внимания на еще более угрюмое, чем обычно, лицо хозяина. Понял, что что-то не так, только когда Мручек ответил ему странно изменившимся голосом, будто перестав скрывать прежде подавляемую злость.

— Не так быстро. Ситуация изменилась.

Журналиста охватила ярость.

— Что изменилось? Кто-то пообещал тебе больше славы? А может, денег?

Мручек злобно скривился.

— Не суди о других по себе.

— Что такое? Что вдруг случилось?

— Мне очень жаль, но я узнал, что и ты в этом списке.

— Обалдел? Ты бредишь! Покажи!

— Ты что, считаешь, в этой ситуации я хоть что-нибудь тебе покажу?

— Вацек, ты ведь сам не веришь в то, что несешь. А если говоришь правду, то твой список ни хрена не стоит. Я ведь точно знаю, что не был тайным агентом.

— Червякевич придерживался другого мнения. Да, в материалах нет твоей фамилии. Но, внимательно изучив записки, я понял, что секретный агент под псевдонимом Писака — это ты. Помнишь Париж и «Свободное слово»? Думаешь, не осталось никаких следов, да? Ан нет.

— Нет, это какой-то кошмар. Тебе надо лечиться, Мручек.

Воспоминание, вызванное историком, конечно, приятным для Буковского не было. Но по совершенно другой, чисто личной причине. В Париже их любовь с Доротой Май претерпела первый серьезный кризис. Коммунизм в Польше бился в предсмертных судорогах, когда оба они наконец вырвались на Запад. Но их положение во Франции было довольно сложным. Дорота получила стипендию и работу в эмигрантском «Свободном слове». Он бегал по временным унизительным подработкам, все больше завидуя ее успехам и знакомствам. Роман закончился разрывом на многие годы.

— Будешь отрицать, что твоей задачей была идеологическая диверсия в «Свободном слове»? — спросил историк. — Ты использовал Дороту, чтобы внедриться в редакцию. А потом занимался подрывной работой.

— Ты бредишь, Мручек. Поговаривали, что в «Свободном слове» есть стукач, но это был не я! Я и дела-то с ними почти не имел. Напечатал под псевдонимом два или три материала с критикой коммунистического режима, вот и все.

— Верно. — Мручек иронически ухмыльнулся. — Но с каких позиций? Либеральных и космополитических. Ты издевался над якобы пресловутой польской провинциальностью, польской ксенофобией, над чувствами истинных поляков, над их страхом попасть из одной неволи в другую. Следуя директивам полковника Червякевича, который уже тогда предвидел переворот и работал над размещением своих людей в структурах новой власти. Твои статьи в «Свободном слове» именно этой цели и служили, тайный агент Писака. Глиста за это получил генерала. А ты что получил?

Буковский смотрел на историка с неподдельным ужасом. Этот человек действительно болен. Как он мог раньше не заметить? Самым горьким было ощущение бессилия. Споры с сумасшедшим, попытка повлиять на него с помощью рациональных аргументов бессмысленны. Он мог только дать выход своей злости.

— Ты псих! — заорал он. — Я уничтожу тебя, понимаешь? Разделаюсь с тобой раз и навсегда, ты, философ доморощенный, ты…

Ему не хватало слов, и, замолчав, он понял, что сделал очередную ошибку. Угрожал, хотя не мог осуществить своих угроз. Как теперь доказать свою невиновность? Если Мручек распространит клевету, он конченый человек. Коллеги-журналисты вцепятся в него, как собаки. Он собственными глазами уже много раз видел такую травлю. Иногда и сам участвовал.

Из кабинета Фуляры Буковский вышел с четким пониманием того, что ситуация еще хуже, чем ему казалось накануне вечером. Он должен защитить не только свое доброе имя, но и свободу, а может, и жизнь. Но как?

* * *

Он не смог бы выразить охвативших его чувств — счастья, облегчения и благодарности, — когда увидел Дороту, которая ждала его перед отделением. Значит, несмотря на все недоразумения, она не обманула его надежд. После долгих лет разлуки они с трудом привыкали друг к другу, беспрерывно ссорились. Но когда она была ему нужна — пришла. Он так расчувствовался, что обнял ее посреди улицы, не обращая внимания на невидимых полицейских, которые конечно же следили за ним из укрытия. Дорота не только не отстранилась, но и сама к нему прижалась. Зашептала в самое ухо:

— Ничего не говори. Разделимся. Через полчаса там, откуда при коммуняках бежали от ЗОМО[48].

Через тридцать минут, подходя к нужному дому на улице Святой Гертруды, Буковский чувствовал себя конспиратором. По дороге пытался оторваться от хвоста, дважды сменив трамвай, но ему казалось, что попытка не удалась. На месте его ждала неприятная неожиданность. На дверях подъезда был домофон — раньше отсутствовавший. Но дверь вдруг приоткрылась, и чья-то рука втянула его внутрь.

— Теперь быстро, — шепнула Дорота.

Как когда-то, они пробегали, крадучись, через дворы мимо старых деревьев, преодолевали ограждения, вскарабкиваясь на них по мусорным бакам и выброшенной старой мебели, пробирались по крышам гаражей и пристроек. Наконец через какую-то темную подворотню выбрались на улицу Сарого, быстро перешли на другую сторону. На улице Богуславского было пусто. Дорота подвела его к подъезду, открыла дверь ключом. Дом был ему незнаком. Поднялись на третий этаж. Дорота ввела Буковского в квартиру справа от лестницы. Тщательно закрыла дверь на два замка, задвижку и цепочку.

— Ну, теперь можно спокойно поговорить, — сказала она. — Здесь наверняка нет прослушек.

— Что это за квартира?

— Не важно, — махнула она рукой. — Хозяева ненадолго уехали. Поливаю цветы.

Квартира была темноватая, заставленная мебелью, запущенная, типично краковская. В ванной комнате он увидел огромную чугунную ванну, и это разбудило в нем желание на минуту забыть обо всем, что случилось.

— Примешь со мной ванну?

Вопрос он задал, не надеясь получить согласие. После стольких лет они с трудом возвращались друг к другу. Все еще не были любовниками. А уж после предыдущей ночи он тем паче мало на что мог рассчитывать. Сердце учащенно забилось, когда Дорота неожиданно ответила:

— А почему, собственно, нет?

Они уже сидели в горячей воде, покрытой прохладной пеной, когда Буковский признался:

— Честно говоря, после вчерашней ночи я думал, ты меня до смерти не простишь.

— Что? — удивилась она. — Это ты жутко обиделся и убрался ко всем чертям.

— Я? Ты выгнала меня на улицу, как собаку.

— Ну знаешь! Сказала только, что если не нравлюсь тебе такая, какая есть, то проваливай. Решение было за тобой. Ты его принял. Между прочим, даже забыл взять куртку и бейсболку.

— Что-что? Значит, меня не обокрали? А кошелек и мобильник?

— Все оставил у меня, до того я тебе осточертела.

— А из-за чего мы поругались? — спросил он осторожно.

— Не помнишь?

— Ммм… не очень.

— Ну вот, этого я и боялась. Из-за несчастного Мручека, конечно. И из-за того, что ты так бездарно влип. Говорила я тебе, чтобы был осторожен. А ты не послушал.

— Я журналист, не мог упустить такую тему.

— И добился того, что сам можешь стать темой для других стервятников.

— Если бы ты сказала…

— Что именно?

— Что Мручек влюбился в тебя, пробовал за тобой приударить. Если б я знал, что он считает меня соперником, вел бы себя осторожнее. Зачем ты меня обманывала?

— Боже, обманывала? Да если б я вздумала рассказывать о всяких придурках, которые стремились со мной переспать, не хватило бы времени ни на что другое. А этот был глупее всех. Хотел на мне жениться…

— А ты?

— Что я? Сижу с тобой в ванне, а он лежит на столе патологоанатома. Ну, сам себе ответь.

Буковский неуверенно прикоснулся к ней. Кожа была скользкой от пены.

— Впрочем, сейчас это действительно не важно, — добавила она. — Мы должны найти ответ на гораздо более существенные вопросы.

— Увы, — поддакнул он.

— Но мы оба слишком скованы, тебе не кажется? Может, сначала решим эту проблему? — неожиданно спросила она. — Часок ничего не изменит. Идем.

Ему было трудно поверить, что это происходит наяву. Дорота наконец сдалась. В спальне хозяев стояло большое супружеское ложе. Она знала, где чистое белье, и через несколько минут они лежали на свежей простыне, пытаясь воскресить друг в друге себя прежних, какими были когда-то. Оба старались, чтобы все продолжалось как можно дольше, и прошел почти час, прежде чем они упали рядом без сил. Неожиданно Дорота громко рассмеялась.

— Ты что? — спросил он.

— Убедился, что нигде нет скрытого микрофона? А если я его проглотила? Может, на всякий случай сделаешь мне клизму?

— Ну, знаешь! Свинья! — обиделся он. — А я-то старался!

Но почувствовал неловкость: ведь такие мысли действительно пару раз промелькнули у него в голове.

— Не принимай близко к сердцу, — шепнула она, снова прижавшись к нему. — Я тебя тоже немного подозревала. Ох, до чего мы дошли во всеобщем безумии! Это же паранойя.

— В чем ты меня подозревала? — поразился он.

— Хотя бы в том, что ты подумал, не была ли я случайно тем самым стукачом в «Свободном слове». И решил меня разоблачить.

— А была? — спросил он почти всерьез.

— Нет. Но хватило бы, чтобы кто-нибудь так написал. Ты или кто-то другой. Я бы не отмылась до конца жизни. Пьянчужка, распутница, да еще и агентша. Великолепно!

Сейчас в ее шутливом тоне послышалась горечь.

— Одно утешение — оказалась бы в хорошей компании, — добавила она.

Протянула руку к столику, взяла сумку. Вынула сложенный вчетверо листок.

— Что это? — спросил он.

— Составила гипотетический список. Подумай, поразмышляй. Может, что-нибудь надумаешь. Хотя задача не из легких. — Она развернула листок. — Ну, вот. Одиннадцать теперешних и семнадцать бывших депутатов парламента. Девять сенаторов. Четыре министра. Двадцать два замминистра и госсекретаря. Два епископа. Четырнадцать прочих священнослужителей. Четыре знаменитых альпиниста, покорители гималайских восьмитысячников. Двенадцать актеров и режиссеров, известных антикоммунистическими взглядами. Один нынешний генерал разведки. Пятнадцать профессоров. И, внимание: сорок два журналиста из разных изданий. Надо признать, что Червякевич, мать его, ценил нашу силу!

— Ты права, это чистая паранойя, — вздохнул он.

— Именно. Но кто-то все же убил Мручека. Мы не должны об этом забывать.

— Я наверняка не забуду, — его передернуло. — Постой! Тебе эти фамилии дал он?

— По-моему, это должна была быть приманка, чтобы я согласилась стать госпожой Мручек. Но никаких бумаг он не показал. Всё только на словах.

— Мою фамилию тоже назвал? — воскликнул Буковский возмущенно.

— Твою нет. Может, боялся, что я тебе протреплюсь и пропадет эффект неожиданности.

Дорота поднялась с постели, и он несколько мгновений мог видеть ее тело в ярком свете полудня. Оно мало изменилось за эти годы.

— Куда ты? — спросил он с обидой.

Она наклонилась и быстро его поцеловала.

— Час прошел. Мне пора начинать расследование. Тебе нельзя показываться в городе. Сиди здесь, никому не открывай, не подходи к телефону. Выспись, а потом немного подумай. Я поработаю ногами, а ты попробуй головой. Мы разгадаем эту чертову загадку, увидишь.

* * *

Он ничего не смог придумать. Провалился в неглубокий беспокойный сон, в котором появлялись люди из списка, оставленного Доротой. Был ли это настоящий список из папки Глисты или хотя бы его фрагмент, он не знал. Не имел понятия, в чем мог обвинить персонажей своего сна, каким образом к ним подобраться, заставить признаться, кто из них убил историка Мручека.

Поэтому, наверное, они обнаглели. Когда, ненадолго проснувшись, он опять погрузился в сон, все появились снова и все на него ополчились. В каком-то задымленном холле, похожем на вокзальный зал ожидания, вдруг раздались крики: «Это он! Этот писака убил! Убийца! Хватай убийцу!» Бежать было некуда. Он стоял и кричал: «Люди, не слушайте! Это не я! Я не виноват!» Ему ответил громкий хохот: «Он не знает! Не знает, что в квартире была видеокамера!» На огромной стене вдруг появился кадр, снятый видеокамерой. Четкие очертания фигуры, проскользнувшей в полумраке по комнате. Буковский помертвел во сне.

Это действительно был он! На фигуре была его куртка, его бейсболка, которую он носил в плохую погоду. В ужасе он смотрел, как фигура на цыпочках приближается к открытым дверям балкона, где доктор Мручек поджидал прибытия полиции. Буковскому опять захотелось крикнуть: «Нет!» — однако он не сумел издать ни звука. Но ведь это не мог быть он! Кому, как не ему, это знать. Кто-то прикинулся им. Кто? Во сне ему стало холодно. Кто знал его настолько хорошо? Знал, как он ходит, его жесты… Дорота! У нее были его куртка и бейсболка. Она убила Мручека? Исключено. И все-таки… Он должен сказать об этом разъяренным людям, которые наступали на него со всех сторон, размахивая кулаками. Напряг все силы…

* * *

— Не ори. Это я, — сказала Дорота.

Внезапно разбуженный, Буковский судорожно хватал ртом воздух. Несколько минут не мог отличить, где сон, а где явь. Потом до него дошло, что он в чужой квартире. Сидит голый на матрасе, смятая и перекрученная простыня съехала на пол. На улице было уже почти темно. Из окна дуло, наверное, сквозняк его отворил.

— Слава богу, — сказал он. — Надеюсь, что мне все это только приснилось.

— Я тоже, — ответила она. — Одевайся, у нас гость.

На пороге гостиной Буковский остановился как вкопанный, увидев человека, который сидел за столом, весело на него глядя.

— Ну, вот мы и опять встретились, пан журналист, — заговорил комиссар Фуляра.

— Ты… — произнес Буковский, заикаясь. — Ты предала меня.

— Спокойно, пан журналист, — усмехнулся Фуляра. — Если бы у всех преступников были такие адвокаты, как пани Май, тюрьмы стояли бы пустыми.

— Что-что?

— Я пришел не для того, чтобы вас арестовать. Мы встретились здесь, так как пани Май утверждает, что квартира не прослушивается. Будет лучше, если это дело останется в тайне.

— Ничего не понимаю. — Буковский бессильно опустился на ближайший стул. — Вы знаете убийцу?

— Вроде того.

— То есть?

— Я нашла свидетеля, — сказала Дорота.

— Значит, был свидетель?

— Оказалось, что был, — поддакнул комиссар. — Одна пожилая дама… Обратите внимание, опять пожилая дама! И вдобавок — сторонница ЛПС. Между прочим, мы допросили старушку еще утром, но она нас обманула. Видимо, пани Дороте свидетели больше доверяют. Сила масс-медиа, — закончил он с легкой язвительностью.

— О, пожалуйста, не преувеличивайте, комиссар, — скромно сказала Дорота. — Просто с этой женщиной я была знакома раньше. Помогла ей, когда родственники хотели отправить ее в психушку, чтобы завладеть квартирой. Это была услуга за услугу.

— Ради бога, что она тебе сказала? — потерял терпение Буковский.

— Сам послушай.

Дорота вынула диктофон и нажала на кнопку.

«Дорогая пани Дорота, вам я расскажу все, что видела, — раздался дрожащий голосок. — Тем, из полиции, или каким другим чертям я бы не сказала. Все это, милочка, одна мафия. — В этом месте комиссар Фуляра хмыкнул. — Знаете, я не могу спать после того, что пережила. Да и жаль тратить время на сон. Хочу еще немного на этот свет поглядеть. Особенно с утра, когда солнышко всходит, птички просыпаются. Сегодня я тоже встала рано. Светало, и я сразу узнала мужчину на балконе напротив. Это был пан Мручек, говорят, он ученый, но — между нами, милочка, — немного тронутый. В голове у него помутилось от науки, ну и от одинокой жизни — все женщины ему отказывали. Мне ли не знать, я ведь помню его с младенчества, понятное дело, соседи. Не везло ему в любви, вот и неудивительно, что жить расхотелось».

— Что она говорит? — произнес пораженный Буковский.

— Ш-ш-ш. Слушай дальше, — остановила его Дорота.

«Ох, милочка, никак не могу успокоиться. Разве ему одному расхотелось — только посмотрите, что творится вокруг! Но взять на душу смертный грех? Сперва-то я не догадалась, в чем дело, когда он перелез через перила, думала, антенну хочет поправить или что. Только когда руки от перил оторвал и поднял вверх, у меня прямо сердце остановилось. Закричала во весь голос: «Матерь Божья!» А он наклонился и бах!..»

— Его точно никто не толкнул, пани Богуслава? — раздался голос Дороты.

«Клянусь Божьей Матерью! Видела, как вас сейчас», — заверил голосок.

Дорота выключила диктофон.

— Ну, повезло вам, пан журналист, — сказал комиссар Фуляра. — Мои поздравления.

Буковский долго молчал. Наконец спросил:

— Вы верите этому, комиссар?

— А что, вы бы предпочли, чтобы Мручек погиб в результате сговора агентов? А еще лучше, чтобы сам тайный агент Сократ, сегодня уважаемый нравственный авторитет, столкнул его с балкона. Вот была бы тема!

— Прошу не издеваться, — вскинулся Буковский.

— Почему? Вы считаете, что ко всему этому следует относиться серьезно? Это комедия, хоть и с трагическим финалом. Бедный Мручек так заигрался, что плохо кончил. Так хотел, бедняга, заслужить похвалу, так мечтал попасть в ИНП, что начал болтать о папке Глисты раньше, чем до нее добрался. Загнал себя в угол, в чем вы ему изрядно помогли, пан журналист.

— Не чувствую за собой вины, — возмутился Буковский.

— Конечно, вы ведь боролись за право общества на информацию, верно? Так или сяк, после появления вашей первой статьи Мручек должен был представить общественности папку Глисты. А у него ее все еще не было. Надежда на место в ИНП становилась призрачной. Ну он и предпочел смерть позору.

— А заодно решил погубить Адама. Невероятно! — покачала головой Дорота.

— Наоборот, совершенно логично. Таким образом могло создаться впечатление, что папка Глисты действительно у него, только ее забрал убийца. В этом случае он сам становился мучеником за правду. И губил соперника, которому проиграл в борьбе за благосклонность некой дамы. Что ему оставалось? Только попытаться после смерти сохранить доброе имя. Не предполагал, бедняга, что у пани Богуславы бессонница.

Теперь молчание длилось еще дольше. Наконец Буковский спросил с легким разочарованием в голосе:

— Следовательно, папка Глисты вообще не существует?

Полицейский развел руками.

— Кто знает? Может, где-то ждет своего часа? А если и нет, то, может быть, надо ее выдумать?

Перевод С. Равва


Послесловие Анджея Стасюка

Я пытаюсь представить себе детективный роман, где говорится не об убийстве, а о другом преступлении, — и ничего у меня не получается. Может ли сюжет с ограблением так захватить нас, чтобы мы несколько часов были не в силах оторваться от чтения? Или с мошенничеством? Или с изнасилованием? Конечно, подстегиваемые своим воображением, мы можем пуститься на поиски лжесвидетеля, охальника, вора, двоеженца или разбойника с большой дороги, но такая книга будет скорее литературной игрой, нежели полнокровным детективом.

То-то и оно — только пролитая кровь способна заинтересовать нас настолько, что мы, как гончие псы, помчимся по пятам убийцы. Убийство и смерть возбуждают в нас любопытство. Особенно когда на мокрое дело идет за нас кто-то другой. Доискиваясь, вынюхивая, кто убийца, мы в глубине души хотим убедиться, что он ничем не отличается от нас: «нормальный», неприметный человек, преступивший границы своей нормальности.

Дело в том, что детективный роман — это наша трансгрессия[49] в мягкой обложке. Наше преступление на сон грядущий в теплом свете настольной лампы. Мы жаждем, чтобы свершилось убийство, и боимся, что оно будет слишком быстро раскрыто и нам недолго придется наслаждаться своими опасениями и подозрениями. Да мы просто мечтаем, чтобы преступник остался недосягаем для правосудия и избежал наказания. Мы одни должны знать, в чем его вина, только между нами образуется теснейшая связь «палач — жертва». Тогда мы сможем заставить его с первых страниц постоянно поверять нам мотивы своих действий, раскрывать душу и разъяснять методы. Терзая злодея, мы получаем шанс влезть в его шкуру и удовлетворить свою жажду преступления, оставаясь невиновными. Более того — еще и воображая себя при этом орудием справедливого возмездия.

К сожалению, мы лишь бессильная тень некоего инспектора, лейтенанта или частного детектива. Мы поспешаем за ними, не имея возможности шепнуть душегубу: «Осторожно!», чтобы тот сумел ускользнуть из ловушки и совершить еще более кровавые злодеяния. Ведь, чем серьезнее преступление, тем суровее кара и тем толще книга.

Лихорадка чтения должна длиться бесконечно. Преступник должен постоянно ускользать, его зверства должны разрастаться до таких размеров, чтобы кара превосходила наше воображение. Да, хотим мы того или нет, наше сердце на стороне убийцы. Это он доставляет нам наслаждение, он нас искушает.

Однако существует и совершенно другой тип книг — я бы назвал их антиподом детектива. Нас перестает интересовать преступление, наказание, кровь и тому подобное. Мы ждем, когда легавый, частный детектив или кто другой встанет поутру и выйдет из дома, чтобы столкнуться лицом к лицу с действительностью. Часто он страдает от похмелья, сложностей в личной жизни и денежных затруднений. Но его отношение к миру, его лишенный иллюзий взгляд и горький юмор притягивают нас так, что мы готовы провести в его обществе целый день до самого вечера. Он без всякого удовольствия общается со смертью, и поэтому от книги, в которой описана картина мира, увиденная его глазами, остается хорошо ощутимый благородный привкус настоящей прозы. Но и тут мы хотим, чтобы злоумышленник как можно дольше ускользал от правосудия, потому что мы привязались к главному герою, от чьего лица, как правило, ведется повествование, и просто-напросто боимся одиночества. Боимся момента, когда этот усталый и всё понимающий парень последний раз закроет за собой дверь.

Перевод М. Курганской


Разное, или Послесловие к послесловию


Фрагмент письма Анджея Стасюка к Иреку Грину:

Свой непритязательный текстик я сначала хотел завершить каким-нибудь актуальным акцентом: когда на Новый Орлеан обрушилась «Катрина», я, конечно, осознавал, что это поистине ужасно и т. д., но в глубине души больше беспокоился о детективе Робишо, его доме над озером Пон-шартрен, его любимом кабаке и лодках напрокат[50].

Само собой, я переживал и за Клита Пёрсела[51], но как-то меньше.

Потом, однако, мне пришло в голову, что этот намек на Джеймса Ли Берка вряд ли будет понятен.

С наилучшими пожеланиями, а.с.

Перевод М. Курганской


Указатель трупов Составил Павел Дунин-Вонсович

Принцип составления указателя: фиксируется первое сообщение о чьей-либо смерти.

NN — рассказчик, взлетел на воздух в подаренной женой машине (М.П. Прус. «Она убьет меня в четверг»)

4 не названных по имени мужчин, зарезаны в Англии ножами и оставлены с измазанными собственной кровью лицами (Я. Дукай. «Дьявол в структуре»)

отец Адам — доминиканец, зарезан ножом в зале капитула краковского монастыря возле гроба отца Порембы (И. Грин. «Бесхозный пес»)

Вероника — юная немка, обнаружена мертвой на крыше гостиницы на Майорке, была прикована к системе нагревания воды, ее кровь текла из гостиничных кранов (П. Братковский. «Смэш на Майорке»)

Гжегож по прозвищу Гжесь-дурачок, или Сирота — церковный сторож из подкраковской деревни, обнаружен повесившимся в дверном проеме своего храма (И. Грин. «Бесхозный пес»)

девица — студентка I курса Краковского педагогического института, убита ударом ножа в спину у костела на углу Святого Иоанна и Святого Фомы в январе 2005 г. (М. Светлицкий. «Котик»)

Донован — старший — судостроительный магнат под семьдесят, зарезан ножом, оставлен с измазанным собственной кровью лицом (Я. Дукай. «Дьявол в структуре»)

Казик — деревенский дурачок из Залесья, убит выстрелом из револьвера в 1919 г. в лесу у Чертова моста в окрестностях Мендзыхода (Р. Групинский. «Последнее дело следователя Гощинского»)

Казик — тесть рассказчика, найден мертвым, лицом в ведерке с мороженым (М.П. Прус. «Она убьет меня в четверг»)

пан Мирек — поставщик садовых растений, найден мертвым в собственном доме в Варшаве (или под Варшавой), в комнате, напоминающей городскую скотобойню (И. Хмелевская. «Зажигалка»)

доктор Мручек, Вацлав — краковский историк, умер в результате падения с балкона собственной квартиры в 2005 г. (М. Харны. «Папка Глисты, или Ловушка для писаки»)

Новак Чеслав — убит выстрелом в висок из «вальтера» модели 1933 г., обнаружен на пленере (А. Гурский. «Версия Чеслава»)

Обегло Бартек (а также его брат и сестра) — якобы скончавшиеся от смертельной болезни дети супругов-людоедов из деревни Зимнодол (С. Схуты. «Дорога через лес»)

генерал Писарек Марьян — летчик, национальный герой в альтернативной истории Польши, убит в 1987 г. (А. Пилипюк. «Самолет Риббентропа»)

отец Поремба Болеслав — доминиканец, найдет мертвым в своем краковском монастыре в стоматологическом кресле (И. Грин. «Бесхозный пес»)

Сивый — см.: Чажастый Роман.

Стефан — бандит, застрелен в Констанчине (В. Бересь. «Аська»)

студентка мединститута — жестоко изнасилована и задушена рядом с парком в Зимнодоле (С. Схуты. «Дорога через лес»)

Хайди — юная немка, найдена распятой на лесенке бассейна на Майорке (П. Братковский. «Смэш на Майорке»)

Чажастый Роман, он же Сивый, 21 год, бандит, застрелен в Констанчине (В. Бересь. «Аська»)

Кроме того, не известно, выжила ли Чайковская Иоанна — молодая учительница из деревни Зимнодол, которой нанесли удар топором (С. Схуты. «Дорога через лес»).

Перевод Е. Верниковской


Об авторах


Иоанна Хмелевская

Прозаик, публицист, сатирик, автор радиопьес, соавтор киносценариев. Принадлежит к числу самых популярных польских писателей последнего пятидесятилетия.

Родилась 2 апреля 1932 года в Варшаве.

В годы войны жила с родителями в городе Груец, где ее отец был директором банка. После войны неразрывно связана со столицей. Окончила варшавскую гимназию им. Королевы Ядвиги, затем, в 1954 году, — архитектурный факультет Варшавского политехнического института, получив диплом инженера-архитектора. Во время учебы вышла замуж за инженера Станислава Куна. Прожив вместе больше десяти лет, супруги разошлись. У Иоанны Хмелевской два сына и две внучки. После развода в официальном браке не состояла.

До 1971 года работала архитектором в Бюро энергетических проектов (1954–1958), в строительном управлении (1958–1961), где принимала участие в строительстве варшавского Дома крестьянина и других общественных зданий по всей Польше, в проектных бюро «Блок» (1961) и «Столица» (1964–1965). В 1966–1968 годах дважды побывала в Дании, работая в проектных бюро в Копенгагене.

С 1970 года занимается только литературной деятельностью.

Начинала как публицист в профсоюзных журналах циклом репортажей на архитектурные темы.

Дебютный роман «Клин» опубликован в 1964 году К настоящему моменту Хмелевская — автор более 50 художественных и публицистических произведений.

Награждена Офицерским крестом Ордена Возрождения Польши, присуждаемым президентом Республики Польша, который был вручен ей 3 мая 2004 года; является почетным гражданином города Крыница Морска.

Общий тираж произведений И. Хмелевской, изданных в Польше, превысил 6 млн. экземпляров, а в России, по данным российских издателей, — 10 млн. экземпляров. Следует добавить, что российская литературная критика считает ее создателем уникального вида детективного романа, именуемого «ироническим детективом».

Произведения Иоанны Хмелевской послужили основой для многочисленных кино- и телеэкранизаций, в том числе кинофильмов «Украденная коллекция» и «Лекарство от любви», телевизионного шоу «Свидание с дьяволом», а также российских многосерийных фильмов «Что сказал покойник» и «Пан или пропал» (по мотивам романа «Все красное»).

О произведениях И. Хмелевской в различных польских университетах написаны и защищены двадцать с лишним дипломных работ.

Поклонники творчества Хмелевской создали фан-клуб: Общество «Все Хмелевское».

С 1973 года И. Хмелевская — член Союза польских писателей. В течение всей своей жизни она оставалась беспартийной и не связывала себя ни с одним политическим объединением.

Романы, а также публицистические и сатирические произведения И. Хмелевской переведены на чешский, эстонский, испанский, литовский, немецкий, словацкий, русский (все произведения) и шведский. Готовятся к печати новые переводы на испанский, немецкий, шведский и другие языки.


Витольд Бересь

Родился в 1960 году. Публицист и сценарист. Едва начав различать буквы, написал рассказ «Инспектор Риск начинает следствие», который, к счастью (для любого следствия), был положен под сукно. Потом взялся за ум и начал соединять буквы так, чтобы это приносило какую-никакую прибыль. Написал несколько сотен статей для самых разных издательств: добропорядочных и сомнительных, больше десяти сценариев и штук тридцать публицистических книг (в одиночку или совместно с друзьями), был продюсером нескольких фильмов. Сейчас же, ловко загнанный в угол издателем, Бересь вернулся к истокам, снова взявшись за уголовщину. Впервые он публикует прозу и задается вопросом, не пора ли начать рвать на себе волосы, утешая себя только тем, что еще больше проблем с этим текстом возникнет у издателя. Является одним из отцов основателей Общества любителей детективов и приключенческих романов «Труп в шкафу». Член жюри премии «Крупный калибр» за лучший польский детективный или приключенческий роман.


Петр Братковский

Родился в 1955 году в Варшаве. Дебютировал в прессе в 1975 году. Литературный и музыкальный критик, публицист, постоянно печатался в таких изданиях, как «Литература» и «Газета Выборча», в последнее время сотрудничает с «Ньюсвиком». Опубликовал поэтические сборники «Университет» (1981), «Зона заражения» (1983), «Наука стрельбы» (1991), «Старые и новые стихотворения» (2003), роман «Состояние свободы» (1983), а также сборник посвященных рок-музыке фельетонов и эссе «Личная фонотека» (2003). Перевел книгу Тони Мейсона «Страсть миллионов. Футбол в Южной Америке» (2002). Является одним из отцов основателей Общества любителей детективов и приключенческих романов «Труп в шкафу». Член жюри премии «Крупный калибр» за лучший польский детективный или приключенческий роман.


Ирек Грин

Родился в 1969 году в городе Жары. Писатель и фотограф. Автор цикла приключенческо-шпионских романов «В добрый путь, Анат» и «Пурпурная сутана». Цикл не завершен, писатель обещает опубликовать третью — последнюю — часть.

Кроме того, Грин — автор триллера «Дневник дьявола» и романа «По злобе».

Совместно с Анис Д. Пордес написал книгу «Их Город».

Является одним из отцов основателей Общества любителей детективов и приключенческих романов «Труп в шкафу». Член жюри премии «Крупный калибр» за лучший польский детективный или приключенческий роман.

Живет в Кракове. Рассказом «Бесхозный пес» И. Грин начал новый литературный цикл, герой которого — бывший монах Иосиф Мария Дыдух, ставший частным детективом, специализирующимся на разводах.


Рафал Групинский

Историк культуры, литературный критик, публицист, издатель.

Основатель познаньского независимого литературного журнала «Время культуры», опубликовал три сборника поэзии, в том числе «Бег в темноту» (1998), а также критический анализ интеллектуальной и политической жизни Польши «Подворье для самок страуса» (1992) и анализ молодой литературы 90-х годов «Вот-вот хлынет грязь» (в соавторстве с Изольдой Кец). Соавтор антологии молодой поэзии 90-х годов «Цеппелин».

Редактор серии «Библиотека “Времени культуры”».

Председатель правления издательства «Прушинский и Ко».


Артур Гурский

Родился в 1964 году С детства хотел быть писателем, но, только опубликовав несколько книг, понял, что зря корпел над осуществлением своей мечты. Поэтому сейчас если и пишет, то исключительно ради собственного удовольствия: для того, чтобы порадовать глаз не столько изданной книгой, сколько рецензиями (выпрошенными) на свои сочинения (иногда, впрочем, он сам является их автором). По профессии журналист, военный корреспондент, а также так называемый литературный критик, пишет книги, преимущественно опирающиеся на факты (даже если эти факты выдуманы лично им). Действие некоторых его приключенческих романов — например, «Gucci boys» или «Охотник за телами» — происходит на охваченных войной Балканах, хорошо ему известных по собственному опыту. Гурский — лауреат одной известной польской литературной премии, которую организаторы забыли ему вручить и лишь после убедительной просьбы автора выслали факсом информацию, подтверждающую его победу. Кроме того, он играет в мини-футбол (в качестве вратаря) и является одним из отцов основателей Общества любителей детективов и приключенческих романов «Труп в шкафу». Член жюри премии «Крупный калибр» за лучший польский детективный или приключенческий роман.


Яцек Дукай

Родился в 1974 году. Дебютировал в 1990 году на страницах журнала «Фантастика». Работает главным образом в жанре научной фантастики. Его рассказы публиковались, в частности, в журналах «Новая фантастика», «Феникс», «Science Fiction», многочисленных антологиях (например, «Альтернативное видение», «PL+50. Истории будущего»). Кроме того, работает в жанре публицистики, пишет рецензии.

Опубликованные книги: «Ксаврас Выжрын» (1997), «В краю неверных» (2000), «Черные океаны» (2001), «Экстенса» (2002), «Кафедральный собор» (2003, в соавторстве с Томеком Багинским), «Иные песни» (2003), «Ксаврас Выжрын и другие национальные мифы» (2004), «Совершенное несовершенство» (2004). В настоящее время готовятся к изданию роман «Лед» и сборник рассказов «Король Боли».

Многократный лауреат премий, присуждаемых читателями фантастики (в т. ч. премии им. Януша А. Зайделя), трижды номинировался на премию «Сертификат журнала “Политика”». Короткометражный фильм «Кафедральный собор» Томека Багинского по мотивам рассказа Я. Дукая в 2003 году номинировался на премию «Оскар».

Интернет-сайт: http://dukaj.fantastyka.art.pl/


Рафал Александр Земкевич

Родился в 1964 году. Окончил Варшавский университет по специальности «польская филология», дебютировал в 1982 году рассказом в жанре научной фантастики, в журналистику попал в 1990 году. Работал на радио, телевидении, в прессе (в качестве публициста), руководил отделом публицистики еженедельника «Газета Польска». С 1997 года — независимый публицист, в настоящее время сотрудничает с журналом «Ньюсвик Польска» и газетой «Речьпосполита». По вторникам ведет авторскую утреннюю радиопередачу на радио «Ток ФМ» и выступает в кабаре «Под эгидой» Яна Петшака. В 2001 году был награжден премией Киселя (премия, учрежденная в 1990 г. польским прозаиком, публицистом, музыкальным критиком и композитором Стефаном Киселевским) за политическую и экономическую публицистику. Является автором пяти постоянно переиздаваемых романов, сборников рассказов и фельетонов. Читатели фантастики трижды награждали его премией им. Я. Зайделя, а сборник публицистических произведений Дукая «Полячество» попал в список бестселлеров 2004 года. В сентябре 2005 года опубликовал роман на современную тему «Инородное тело».


Анджей Земянский

Выдающийся дегенерат и ипохондрик. Ничего не умеет. Единственное, что у него получается, — это зарабатывать деньги и заниматься сексом. К сожалению, только с лицами противоположного пола, поэтому в обществе он даже не может похвастаться, что является геем или хотя бы теткой. Перепробовал уже все, чтобы привлечь к себе внимание. Заблокировал дорогу в Оборниках Шлёнских, но, к сожалению, его приняли за Леппера (лидер польской партии правого толка «Самооборона», известной своими националистическими и популистскими лозунгами). Пытался внести себя в список Вильдштейна (перечень лиц, сотрудничавших со спецслужбами социалистической Польши), но перепутал милицию с полицией, а Управление безопасности — с Агентством внутренней безопасности, так что получил от ворот поворот. Ему даже крикнули: «Никого ты не закладывал, сукин сын!» Редкий кретин. Пытался взорвать себя на ступеньках Сейма, обвязался взрывчаткой, но забыл, как будет по-арабски «Аллах акбар» и из-за языковых трудностей не выдернул чеку. Лауреат 11 литературных премий, которые получил, приставив нож к горлу спонсора (его собственная версия) или к своему, умоляя проявить милосердие (официальная версия).

Его тексты не стоит читать, потому что там слишком много секса, насилия и вульгаризмов. А, кроме того, он просто мужская шовинистическая свинья!


Анджей Пилипюк

Родился в 1974 году. Писателем решил стать в возрасте 12 лет. Десять лет в одиночестве приобретал профессиональные навыки. Дебютировал в 1996 году на страницах журнала «Феникс». Признание читателей принесли ему фантастическо-сатирические рассказы о приключениях бомжа-экзорциста. Они вошли в сборники «Хроники Якуба Бродяжко», «Волшебник Иванов», «Возьми черную курицу», «Загадка Джека Потрошителя».

Наиболее значительные тексты изданы в книге «2586 шагов». Пилипюк — автор трилогии «Кузины», «Принцесса» и «Наследницы» о приключениях женщины-алхимика Станиславы Крушевской, ее двоюродной сестры — агента Центрального следственного управления Катажины и вампирши Моники. К изданию готовятся романы «Операция “День воскресения”» и «Теория поля». Для юных читателей он написал трилогию «Норвежский дневник» и, под псевдонимом Томаш Ольшаковский, — 19 книжек о приключениях Пана Самоходика. Вместе с Марией Весоловской-Старнавской разработал новаторский учебник по обществоведению «Ближе к миру».


Мачей Петр Прус

Родился в 1958 году, хотя утверждает, что не помнит этого факта. Согласно документам, получил высшее образование. Из его биографии следует, что он не приспособлен к жизни и не способен найти в ней свое место (больше десяти лет провел в эмиграции). Брался за разную работу, от простого физического труда до исполнения обязанностей главного редактора в журналах с сомнительной репутацией (ежемесячный журнал «Макс», еженедельник «Пшекруй»). Опубликовал два сборника стихов и сборник рассказов, хотя не исключено, что это плагиаты. Живет в Кракове. Готовит к изданию роман «Куклы».


Мартин Светлицкий

родился 24 декабря 1961 года в Люблине;

польский поэт;

живет в Кракове;

автор многочисленных сборников стихов;

вокалист и автор текстов песен группы «Светлики»;

лауреат множества премий;

единственный польский деятель культуры, который номинировался на получение как литературной премии Ника (трижды), так и музыкальной Фридерик (дважды);

опубликованный здесь рассказ является первой главой романа под названием «Двенадцать»;

один из отцов основателей общества любителей детективов и приключенческих романов «Труп в шкафу»;

член жюри премии «Крупный калибр» за лучший польский детективный или приключенческий роман.