Андрей Борисович Земляной - Камень и пламя [HL]

Камень и пламя [HL] 1037K (Пентаграмма войны-3)   (скачать) - Андрей Борисович Земляной

Андрей Земляной
КАМЕНЬ И ПЛАМЯ

Пока в штабах чертили карты, спецназ давно менял рельеф.

Из давно забытой песенки


Пролог

Империя Хаторан


Она сидела у большого настольного зеркала и легкими мазками пальцев наносила «Эльфийскую пыльцу» — новый модный в этом сезоне макияж, подчеркивавший ее белую кожу и длинные светлые волосы с рыжим отливом. Последнее движение, и девушка встала, поправила поясок на узкой талии, разгладила складки на длинном найонге и коснулась тонким пальчиком коммуникатора в кольце.

— Анива, я готова.

Вошедшая в комнату женщина среднего роста в серой форме молча подхватила тяжелую сумку с вещами и снова вышла.

Эрин вздохнула и тоже поднялась. Пора и ей.

Поездка в отдаленный исследовательский центр свалилась на Эрин так неожиданно, что она даже не успела ничего возразить, как оказалась на борту небольшого скоростного кораблика, предназначенного для перевозки особо важных персон с максимальным комфортом и безопасностью. Ее начальник охраны привычно проверил каюту, после чего сделал приглашающий жест рукой. Можно заходить.

Эрин хмыкнула и, небрежно помахивая сумочкой, в которой было лишь самое необходимое, прошла вперед, отметив, что интерьер мог бы быть и получше. Устроившись с ногами на широком диване, она какое-то время пыталась читать, но ровный убаюкивающий гул корабельного привода усыпил ее, и планшет выскользнул из рук на толстый ковер.

Она не видела, как в каюту вошел начальник охраны, почему-то в защитной маске, и проверив пульс у девочки, удалился, закрыв за собой дверь на личный ключ.

Яхта шла в подпространстве всего пару часов и вынырнула возле никому не нужной звезды, где ее должны были ждать. Но тех, кто был нужен, почему-то не оказалось на месте. Зато лежавшие в дрейфе корабли пиратской эскадры мгновенно сообразили, что надо делать, и после короткого боя курьер был взят штурмом. Так и не проснувшуюся девушку завернули в покрывало с дивана и бросили в трюм, приспособленный для перевозки людей.


1

Война это такое течение событий, при котором всем плохо одновременно.

Лагард Конрой. Дороги забвения

…Мы — свободный народ. Мы народ свободы. Наша свобода, это не только декларация, но и то, что объединяет нас. Универсальная ценность нашей жизни, которой подчиняются все законы, все общественные институты и личные устремления граждан. Никогда еще свобода не была столь значимой для человеческого общества, чем здесь и сейчас. Никогда и нигде. Наша свобода и независимость от религии, навязанной со стороны морали и ограничений, сама по себе есть религия, мораль и самое сильное ограничение, поскольку происходит от внутренней организации самого человека. Никакие ограничения, никакие барьеры не должны стоять перед истинно свободным гражданином, ответственным лишь перед Отцами Завета и своей внутренней сутью.

Но свободная, без всяких ограничений любовь, право на самооборону и другие права доступны будут немногим. Лишь тем, кто преодолеет имущественный ценз и подтвердит собственным состоянием право на свободу без ограничений.

Из Библии Прав и Свобод Ордена Отцов Завета

За прошедшие сутки убито в перестрелках — 328 человек, ранено — 2568. Грабежей — 5621, других преступлений — свыше двадцати тысяч, что находится в пределах нормы. Также зафиксировано 227 смертей ненасильственного типа, связанных с передозировкой сильнодействующих веществ и естественным старением организма.

Участок несет службу в обычном режиме, замечаний к несению службы не было.

Старший дежурный 105-го района младший комиссар полиции Риди Неро. Запись в дежурном журнале районного управления полиции, Руби, Федерация Свободных

Федерация Свободных, планета Руби, Центральный порт


Неделя отпуска перед первой практикой пролетела словно молния, оставив легкий туман в голове и пустоту в кармане. А впереди была долгая дорога на дальнюю станцию, где курсанту предстояло пробыть четыре месяца, получая такие нужные, по мнению командования, навыки в отмывке всего, что можно отмыть, покраске того, что отмыть нельзя, и ремонту того, что давно стоило выбросить.

В темно-синей форме космофлота Свободных, стройный и поджарый, словно гепард, с широкими плечами и волевым, словно рубленым лицом, курсант Ник Росс хоть сейчас был готов на плакат «Патруль — дорога в будущее!».

Он приехал в порт намного раньше указанного в билете времени, надеясь занять в транспорте место поприличнее и не париться всю дорогу возле санблока. Он машинально пригладил короткий ежик волос рукой, продолжая пить свой наранг, по привычке чуть прикрыв глаза и внимательно слушая звуковой фон вокруг.

Здесь, на втором этаже, отдыхали в основном офицеры космофлота и пилоты гражданских линий, хотя в этот час было относительно пусто.

Рядом, за декоративной колонной, сидела парочка флотских офицеров, но видны были лишь спины в черных мундирах Патруля Федерации. Обычно курсанты предпочитали до посадки отсиживаться в малолюдных местах, куда даже комендантский патруль мог зайти лишь случайно. Но Ник вел себя совсем иначе. Отчасти потому, что таиться и скрываться он считал делом недостойным, и потому, что вычищенная и отглаженная форма сидела практически идеально, документы были в порядке, так что поводов для волнения, не было.

— Шестьсот тридцатый садится, — раздался голос одного из офицеров. — Движки совсем запалил, салага. Слышишь, как турбина воет?

И промолчать бы курсанту, и вся наша история стала бы совсем не интересной, но Ник, проживший всю юность возле космодрома, терпеть не мог таких вот всезнаек и поэтому негромко, но веско произнес:

— Не турбина. Свистит лепесток дефлектора, а турбина у него почти в порядке. Но вот сопла и деф менять нужно было еще пару месяцев назад.

— Ну-ну? — фыркнул говоривший, чуть откинулся на спинку кресла, и курсант с недоумением, плавно переходящим в легкую панику, увидел показавшиеся из-за декоративной колонны шитые золотом погоны с тремя большими адмирал-командорскими звездами. Учитывая, что такое звание во флоте Свободных имел лишь один человек, Ник столкнулся сейчас ни больше ни меньше чем с командующим объединенным флотом федерации самим Консом де Наром.

— Дефлекторы не свистят в потоке. — Лицо мужчины, жесткое и грубое, словно вырубленное из камня, неторопливо, будто башня крупного калибра, повернулось в сторону Ника, и тот увидел живые глаза насыщенного синего цвета и тонкие губы, чуть изогнутые в легкой насмешке.

Но, несмотря на волну ужаса перед большими звездами, этот страх был воспитан в нем годом службы, Ник все же нашел в себе силы ответить. Он встал и, вытянувшись по стойке смирно, коротко бросил ладонь к фуражке.

— Сержант второго класса Ник Росс, второй курс восьмого училища флота. Разрешите доложить. Это нормальные не свистят. — Ник твердо посмотрел в глаза адмиралу. — А на этой лоханке деф уже в дырках, поэтому и свист. И кстати, это не шестьсот тридцатый, а шестьсот тридцать первый. Слышите, как звучат маневровые? Звук не пульсирующий с изменением длительности, а постоянный. Могу еще добавить, что звук гулкий, слегка вибрирующий, значит, нагнетатели тоже не в порядке.

Секунд десять адмирал де Нар переваривал все сказанное, внимательно рассматривая курсанта, качнул головой, принимая к сведению, потом, сдвинув указательным пальцем обшлаг мундира, нажал несколько кнопок на нестандартно широком коммуникаторе.

— Дежурный? Соедини с комендантом Китанского порта. — И через несколько секунд, когда в облаке проекции появилось лицо военного коменданта, спокойно произнес, глядя на собеседника, словно речь шла о прогулке по осеннему лесу: — Охрану к боту шестьсот тридцать первой серии, совершившему посадку только что. — Потом встал, подхватил со стола фуражку с высокой тульей, перевел взгляд на курсанта и спокойно добавил: — Пойдем.

— Но, сен адмирал-командор…

— Я отменяю любые ранее данные тебе приказы, и ты поступаешь в мое распоряжение. Если сказал неправду, то на практику полетишь в самое зачуханное подразделение нашего флота, какое вообще существует в природе.

— А если правда? — нахально спросил курсант, уже спускаясь с адмиралом и его спутником с тремя флаг-коммандерскими звездочками в петлицах по широкой лестнице в главный зал космопорта.

— Тоже ничего хорошего. — Де Нар задумчиво кивнул и направился прямо к проходной, ведущей в служебные помещения порта. — Как говорится, у меня для тебя пара новостей, и все три плохие.

Возле бота уже стояла ремонтная бригада из шести человек в засаленных черных комби, а вызванный комендантом патруль отбивался от наседающих работяг, постепенно закипая до стадии, когда уже впору хвататься за оружие.

— У себя на флоте командуй! — надрывался здоровенный мордастый бригадир, наседая на комендача. — Нечего к нам лезть со своим уставом. С вами, вояками, всегда так. Власти до хрена, а мозгов не завезли.

— Отставить базар, — негромко бросил де Нар, и гомон стих, словно отрезанный. — Сержанту мозг по штату не положен. — Адмирал, не глядя ни на кого, прошел, словно ледокол, сквозь толпу, обошел бот кругом и придерживая фуражку, посмотрел наверх, туда, где возле дюз топорщились лепестки дефлекторов, отклонявших тягу во время атмосферных маневров.

Толстый металл был изъеден словно термитами до сквозных дыр, а один из лепестков вообще лопнул пополам и топорщился зазубренными краями в небо.

— Эй, крикливый. — Командующий высунулся из-за корпуса и пальцем поманил бригадира. — А ну тащи свой засаленный зад сюда. — И когда покрасневший от злости бригадир подошел ближе, ткнул пальцем в дефлектор. — Это, мать твою, семь пробоин на квадрат, что за рванина? Ты хоть понимаешь, что эта каракатица с задом, как у старой шлюхи, могла выжечь целый район?

— Ох, еб, — тоскливо произнес бригадир, почесал затылок и потупил взгляд, словно девица. — А мы чего?

— Я тебя, обезьяна, не спрашиваю, чего ты. Для этого есть ваш главмазут, его я сейчас и буду ставить в двести восемнадцатую позицию. Я тебя спрашиваю о другом. Если бы это корыто, что по недоразумению называется ботом тип шестьсот тридцать один, рухнуло на город, над которым заходило на посадку, то ты и все ваше ремстадо отправились бы фуздрячить дроны на астероидных полях пожизненно. Я понятно излагаю?

— Дак куда уж яснее. — Бригадир быстро менял цвет, из красного становясь синевато-бледным, и сгорбился, на глазах уменьшаясь в объеме, словно сдуваясь.

— Но если вдруг по какой-то причине вас все же не закатают лет на сто, а учитывая отсутствие последствий, дадут всего пятерку, благодарить за это чудо ты будешь вот его. — Адмиральский палец уперся в грудь курсанта.


Потом де Нар вдумчиво и подробно, пересыпая речь эпитетами и аллюзиями, полоскал главного механика, главного инженера и инспектора технического контроля, которому досталось больше всех, вместе взятых. Потом подъехал начальник службы гражданских перевозок Руби, министр транспорта, и все началось по новой.

Сначала Ник жадно слушал, впитывая все богатство флотского лексикона, но через полчаса отошел, качая головой, присел на свою сумку и, открыв планшет, стал просматривать новости. Через минуту к нему подсел молчаливый спутник адмирала и по-дружески кивнул.

— Позволишь?

— Да, сен флаг-коммандер. — Ник уже хотел вскочить, когда офицер его ухватил за плечо неожиданно тяжелой и сильной рукой.

— Не прыгай. — Он бросил свою сумку рядом, присел и, чуть склонив голову, словно прислушиваясь к разгоравшемуся скандалу, спросил: — У тебя от природы такой слух?

— Нет, сен. — Курсант замялся. — Я потерял зрение в шесть лет. Ну, совсем. Испытывал грохоталку из пороха, а она мало того что полетела в мою сторону, так еще и взорвалась прямо у лица. Денег у нас тогда совсем не было, и я до пятнадцати лет ориентировался только на слух. Хорошо, за меня взялся наш сосед. Научил, как жить без глаз. Школе это не мешало, наоборот, я меньше тратил времени на всякие глупости, а потом отец все же скопил деньги на операцию. — Ник вздохнул, вспоминая, что для этого вся семья в течение девяти лет отказывала себе во всем и кредит, которым покрыли недостающие средства, придется выплачивать еще много лет. — Ну и, кроме того, я же вырос возле Северного космопорта. Мы с шести лет на слух определяем, кто садится, кто взлетает. У всех же отцы или в порту, или в службах разных. А мне пришлось вообще полагаться только на уши. Я даже людей узнавал по походке или характерному шелесту одежды. Ну и еще по запаху.

Ник не сказал, что тот взрыв фактически сделал его взрослым в один миг. Чернота, которая обрушилась на него после ярких красок мира, чуть было не уничтожила его морально, но старый сарваеди, неведомым ветром занесенный в их края, помог мальчишке справиться с пожиравшей душу тьмой. Борьба эта закалила Ника так, как ничто другое, и он, несмотря на слепоту, учился лучше всех в школе и даже ухитрялся играть в волейбол, ориентируясь на звук рассекаемого мячом воздуха. Но гораздо важнее для него был простой вывод, который он сделал из того происшествия. Необходимо просчитывать свои действия хотя бы на ближнюю перспективу, а действовать не размышляя только в тех ситуациях, которые угрожают жизни.

Все эти мысли лишь короткой искрой промелькнули в глазах Росса, но офицер-контрразведчик, замечавший и не такие мелочи, лишь кивнул, понимая, что такое событие наверняка оставило глубокий след в душе мальчишки.

— И часто вот такие, со свистящими движками, садились?

— Нечасто, но бывало. — Ник чуть помедлил. — Седо Таннар, наш сосед, портовым механиком работал. Он мне про этот свист и рассказал. Он, конечно, старенький уже, но голова варит — дай бог молодым. — Курсант покосился на правое плечо офицера. — А это у вас бионический протез?

— Хм. — Тот вдруг напрягся. — Почему ты так решил?

— Ну… — Росс смутился. — Он при работе чуть слышно шелестит, словно листики между собой трутся, — пояснил Ник. — У седо Таннара примерно такой же, только у него всего один большой палец, а у вас целая рука. Но звук очень похож.

— Да, парень. — Тяжелая ладонь гулко хлопнула по плечу курсанта. — Ты просто уникум.


Когда наконец адмиралу надоело воспитывать чиновников и администрацию космопорта, коммандер и курсант уже беседовали, словно два закадычных друга.

Окинув в последний раз группу переговаривающихся и размахивающих руками гражданских специалистов, де Нар жестом отпустил комендантских и набрал номер начальника училища.

— Привет, Трас.

— О, какие люди! — Адмирал второго ранга Трас Инкром действительно был рад видеть старого друга. — Ты давно в городе? Заедешь?

— Не части. — Адмирал неожиданно широко улыбнулся. — Зайду, но не сегодня. Прилетал буквально на пару часов разрулить одну проблемку. Но я к тебе по делу. Зацепил я тут одного твоего бойца. Ник Росс со второго курса. Хочу, чтобы он прошел практику поближе ко мне.

Секунд двадцать начальник училища просматривал справку по курсанту на боковом мониторе, а потом удивленно посмотрел на старого друга.

— Чет я не понял, Нар. Самый обычный парень, звезд не хватает и хватать не будет. Необычно высокие показатели по боевой, так он, как и ты, росск, и этим все сказано. Из самых низов, поступал по городской программе помощи неимущим семьям. Отмечен высокий уровень агрессивности — была пара стычек с однокурсниками и одна даже с преподавателем по физподготовке. Но тот сам попросил замять скандал, потому что этот глист навалял тому так, что лейтенант пару дней синяки сводил. Есть, правда, еще пометка от преподавателя математики, с рекомендацией о дополнительной специализации по системам шифрования, и довольно негативная характеристика от куратора группы. Его, кстати, определили на Лазурную — сорок четыре, если тебе это еще о чем-то говорит.

— Ну как минимум о том, что твой курсант испортил отношения и с куратором тоже, за что его и отправили в этот гнилой угол. — Адмирал хмыкнул. — Ладно. Короче, этого парня я забираю на всю практику к себе.

— Да не вопрос. — Начальник училища кивнул. — Только обратно привезешь его лично. А то у меня уже год как пылится бутылка коллекционного Бруно Кан сорокового года. Да и крестница твоя уже мне все уши прожужжала. Когда, мол, папа Нар прилетит.

— Договорились. — Адмирал кивнул на прощание, отключил связь и подошел к сидящим рядом курсанту и коммандеру первого ранга.

— Ну что, пошли? — Командующий кивнул и, не дожидаясь ответа, зашагал по бетонке космопорта к стоящему рядом МК-500, уже распахнувшему посадочный люк и начинающему предстартовый продув атмосферных двигателей.

Кресло в адмиральском крейсере было не просто удобным. Оно было по-настоящему роскошным, не теряя при этом лаконичной функциональности, присущей изделиям военного назначения. И лишь широкие подлокотники с непонятными органами управления, находившимися точно под пальцами и прикрытыми до поры прозрачными щитками, позволяли предположить, что это не совсем кресло, или, что точнее, совсем не кресло, а элемент управления какой-то сложной системой.

— Предстартовый прогон — норма. Тест систем — норма. — Бортинженер продублировал голосом то, что уже видел на своем пульте командир.

— Бортовой ноль сорок пять — Кондор, запрашивает коридор выхода.

— Кондор, вам коридор тридцать шесть, три, восемь, зеленый. Доброй дороги!

— Кондор, коридор тридцать шесть, три, восемь, зеленый принял. Светлого неба! — отозвался командир корабля и положил руку на рычаги управления двигателями.

Резко ускорившись, крейсер буквально прыгнул вперед и вверх, и уже через тридцать секунд синева за окном сменилась глубоким черным бархатом космоса, с ярко сверкавшими бриллиантами звезд.

— Небо шесть, принял борт ноль сорок пять Кондор. Приоритет высший. Укажите вектор разгона.

— Передаю вектор. — Капитан стартовал передачу данных.

— Вектор принят, пересечений нет. Доброй дороги, Кондор!

— Чистого пространства, Небо — шесть!

Через несколько минут обзорные экраны подернулись рябью и снова вспыхнули многоцветным переплетением нитей, словно кто-то вокруг корабля размотал бесконечное количество цветных клубков.

Малый крейсер ушел в гипер, легко пронизывая миллиарды километров реального пространства за доли секунды и разгоняясь еще сильнее для перехода на более низкие слои. На втором уровне за экранами была лишь чернота, разрываемая короткими вспышками. Как видно, крейсер был дополнительно оборудован системой перехода на нижний уровень, потому что штатной эту аппаратуру назвать было никак нельзя. На факультете про нее ходили лишь слухи, и только в связи с личной яхтой Председателя Совета Федерации.

Через час корабль вернулся в обычное подпространство, а еще через пять минут вынырнул возле какой-то звездной системы, которую на первый взгляд невозможно было идентифицировать. Впрочем, и на второй тоже. С интересом поглядывая на боковые экраны, Ник не заметил, как корабль приблизился к крупному космическому телу, на поверхности которого громоздились причальные фермы. Насколько он знал, астероид, превращенный в базу флота, был лишь один и находился в системе Хажир, что и подтвердил диспетчер.

— Диспетчерская служба Хажир, створ шесть. Ваш коридор шесть два ноль, синий. Добро пожаловать домой, сен командующий.

Де Нар лишь рассеянно кивнул и, спокойно дожидаясь, пока крейсер пришвартуется к одной из транспортных ферм, чуть прикрыл глаза. Но стоило командиру корабля доложить о стыковке и готовности перехода, одним движением сбросил привязные ремни и вскочил с кресла.

— Анор, давай пока к себе, и я жду тебя через пару часов с докладом. — Взгляд командующего переместился на курсанта. — А ты со мной. Вещи оставь, их потом отнесут.

— Есть, сен.


Стоило лифту опуститься вовнутрь одного из куполов, а адмиралу шагнуть на площадку перед фермой подъемника, навстречу вышел статный офицер в флотской форме и, четко бросив руку к козырьку, отрапортовал:

— Сен адмирал-командор. Начальник базы Хажир, экипаж и персонал приветствуют вас.

Конс кивнул и, окинув взглядом выстроившихся в две шеренги космопехов, шагнул вперед, и неожиданно громким голосом гаркнул:

— Здорово, молодцы!

Десантники слитно, как один, взяли карабины «на караул» и в знак приветствия щелкнули затворами разрядников.

Командующий отсалютовал строю и повернулся к начальнику базы.

— Давай заканчивать торжественную часть. Дел, честно говоря, выше шпиля.

— Есть заканчивать. — Адмирал второго ранга повернулся к десантникам и зычно скомандовал: «На поход, налево — направо, рысью марш!» — И десантура, синхронно развернувшись, потянулась к оголовнику лифта, ведущего во внутренности космической крепости.

Год службы вроде небольшой срок, но Ник успел усвоить несколько простых правил, сильно упрощающих жизнь. Во-первых, задавать как можно меньше вопросов. Даже если очень интересно. А во-вторых, двигаться в потоке, несильно размахивая руками, а то можно привлечь внимание более крупной рыбы. Поэтому он отнесся с философским спокойствием к резкому повороту в судьбе и за адмиралами шел неслышный и невидимый, словно тень. Скоростной лифт проскочил сквозь два верхних горизонта или, как здесь говорили, палубы и мягко затормозил на третьем. Негромко переговаривающиеся начальники вышли и не торопясь двинулись по коридору явно технического назначения куда-то вглубь. Немногочисленный персонал или лихо козырял, прижимаясь к стене, или, если они были гражданскими специалистами, просто кланялся, пропуская процессию мимо себя, вновь устремляясь по своим делам. И лишь высокий седой и тощий, словно швабра, мужчина в светло-сером комбинезоне, выскочив из какого-то закутка, начал громко говорить, размахивая руками:

— Да сколько же можно, седо де Нар. Генераторы поставили еще полгода назад, а наладчиков как не было, так и нет. Половина пушек на голодном пайке, мощности охладителей экономим, как во время блокады, а гидропоника вообще едва выживает. Запускаем регенераторы на час в день, и то только для того, чтобы не перемерли растения.

— Не жужжи. — Адмирал отмахнулся. — У тебя на смене во втором кто?

— Как кто? Половинная смена, как всегда, — оторопел от вопроса главный энергетик.

— Ну вот и скомандуй своим, чтобы отключили рабочую пару и начали запуск генераторов от первого до последнего. Но только по команде и до первого броска напряжения. Понял?

Инженер уже набрал воздух, для того чтобы бросить что-то дерзкое, но наткнулся взглядом на глаза адмирала и тут же сдулся.

— Сделаем.

По небольшой винтовой лесенке уже вчетвером они спустились в зал, где рядами стояли одинаковые кожухи, чем-то похожие на улитку. Высотой примерно четыре метра и площадью в основании десяти квадратных метров. Длинная спираль заканчивалась небольшим прямоугольным ящичком, на котором были видны ряды неработающих сейчас индикаторов.

— Давай первый. Ну который отладили специалисты фирмы, — подал команду де Нар и повернулся к Нику. — А тебе внимательно слушать. Слушать и запоминать. Это эталон.

— Понял, сен адмирал.

Ближайший к выходу генератор вдруг чуть слышно дрогнул, и приборная панель засверкала переливами огоньков. Через секунду возник басовитый гул и перешел в тонкий пульсирующий свист. Ник стоял, прислонившись лбом к отполированному до блеска кожуху генератора и касаясь металла кончиками пальцев, впитывал его дыхание, словно музыку, запоминая каждую ноту в партитуре. Наконец звуки стабилизировались, и система, явно войдя в рабочий режим, начала выдавать одну и ту же последовательность.

— Запомнил?

— Да. — Ник кивнул. — А можно еще раз повторить? Для надежности.

— Ну давай повторим. — Адмирал кивнул инженеру, давая команду, и курсант снова прижался к кожуху.

— Всё. Можно выключать. — Ник, который давно понял, что нужно адмирал-командору, подошел ко второму генератору.

Несмотря на его опасения, второй запустился точно так же, повторив всю симфонию звуков до последней ноты.

— Это точно такой же. — Ник уверенно хлопнул ладонью по боку генератора. — Во всяком случае, я разницы не заметил.

Адмиралы переглянулись, и командующий качнул головой.

— Следующий.

Этот курсант даже не дослушал до конца.

— Не знаю, чего там у него внутри, но звук совсем другой. У первого и второго словно оркестр играет, а здесь — будто толпа с колотушками. Да еще пульсация какая-то низкочастотная…

— Давай, проверяй все, — хмуро скомандовал адмирал-командор, а инженер торопливо достал планшет и стал делать какие-то пометки.

За десять минут Ник проверил все двадцать генераторов, восемь из которых оказались абсолютно рабочими, а еще четыре вызывали какие-то смутные подозрения. Оркестр в них при запуске фальшивил изредка, но почему-то всегда в разных местах, что он и постарался объяснить всем присутствующим.

— Значит, так. — Адмирал-командор строго посмотрел на энергетика. — Два тестовых, и те шесть, которые курсант признал рабочими — включай в систему, но глаз, естественно, не спускать. А четыре сомнительных держать на крайний случай и включать только под боевую нагрузку. Ну и, естественно, двойная смена и контроль за каждым чихом. Остальные отключить механически и опечатать.

Несмотря на то что инженер был, конечно, противником всякого шаманства, он прекрасно понимал, что без ввода в строй дополнительных мощностей база тихо загнется, а вместе с ней и его непыльное и высокооплачиваемое место. Так что он лишь молча кивнул, принимая распоряжение к исполнению.

— Теперь куда? — спросил начальник базы. — Тебя просил зайти Экселенц.

— Теперь? Сдать этого щегла слухачам, и продолжим процесс. А мимо Экселенца мы и так не пройдем. Я собственно ради него и приехал.


2

Количественный состав любой армии определяется прежде всего не численностью ее демографической базы, а способностью вооружить, обучить и эффективно управлять войсками. Люди без оружия — толпа, вооруженные, но необученные люди — пушечное мясо, а вооруженные и обученные, но неуправляемые — банда. И все они не смогут противостоять армейскому подразделению, спаянному дисциплиной, включенному в систему взаимодействия родов войск и имеющему прочный тыл.

Питер Фам. Искусство войны и мира

Виртуальные психоактивные программы на любой вкус! Дешево, безопасно и разнообразно. Добавь в свой мир красок!

Компания Хендор — официальный партнер «Виртуальных миров Мерон»

Сегодня произошло нападение на магазин Ранго, торгующий психоактивными препаратами и ядами на основании городской лицензии. Нападающие, числом около десяти человек, сначала попытались выбить двери таранным ударом тяжелого мобиля, а когда попытка не удалась, решили взорвать дверь мощным зарядом взрывчатки. Прибывший на место летучий отряд частной военной компании «Щит» частично уничтожил, частично рассеял нападавших. Городской собственности нанесен незначительный ущерб, персонал магазина не пострадал.

Криминальная хроника — медиапортал «Город»

Комплекс Теаннон. Нейтральная зона, владение корпорации Ганза


— Я вас заживо сгною! — Невысокий, полноватый, но подвижный Алессор Тиринго, руководитель второго департамента Директората Ганзы, был в ярости. Так долго готовившаяся операция по захвату очень ценного специалиста, настоящая шахматная партия, в которой оставалось лишь поставить мат, развалилась из-за неквалифицированных действий одного-единственного человека. Капитан крейсера вывел корабль не в ту точку, и висевший в дрейфе курьер Хаторан захватили какие-то пираты. Теперь нужно было срочно искать того, кто провернул эту операцию под носом у Ганзы, договариваться и выкупать этого человека и вообще совершать массу затратных и шумных движений. А это было именно то, что второй по власти человек в Ганзе любил менее всего. Шум и расходы. Он вновь посмотрел на капитана, которого назначили на это место вовсе не из-за его профессиональных качеств, а потому, что его мать работала в аппарате самой Тан Герео и предоставляла своей начальнице не только сводки и доклады. Кулаки Алессора сами собой сжались до хруста, и он несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь.

А девочка эта была нужна просто позарез. Нужна, как еще ничто в его жизни, потому что она была единственным во Вселенной существом, способным синтезировать терен. Вещество, без которого не полетит ни один космический корабль, не выстрелит ни одна современная пушка и не начнет двигаться ни один боевой робот. Даже Флора, которая полностью переключилась на биотехнологии, все равно, использовала терен в качестве мутагена и дополнительного источника энергии для своих боевых созданий.

Терен был даже не на вес золота. Он был намного дороже. Кому нужно золото в эпоху межзвездных кораблей? Половина всех астероидов любой планетной системы состоит из железо-никелевых тел, а из них в свою очередь треть имеют богатейшие источники золота и платины. Золото сейчас окончательно перешло в разряд металлов для недорогой бижутерии и технологических материалов. И лишь терен был рассеян во Вселенной так, что его добыча обходилась очень дорого. Платили в основном жизнями шахтеров, экипажами кораблей, работниками обогатительных фабрик. Сотни тысяч кораблей Свободных просеивали системы буквально по камешку в поисках сверхценного сырья, и все оно до грамма расходилось на аукционе.

И вот вдруг у Хаторан появляется человек, способный создавать условия, при которых терен сам синтезируется из атомов сверхтяжелых элементов. Магия, конечно. Пусть его, этого терена, было всего пара килограммов в сутки, но уже это напрочь ломало сложившийся баланс сил в этой части галактики. Поэтому и была затеяна столь опасная и сложная операция по похищению одного-единственного человека.

И теперь, потратив многие миллионы и разменяв десяток агентов, он пришел фактически к краху всей операции.

Алессор тяжело вздохнул, уже гораздо более спокойно посмотрел на офицера и нажал кнопку селектора.

— Пошел вон.

— Что, мастер? — Секретарь главы департамента не удивился. Он просто уточнял, насколько далеко он должен пойти и что там сделать.

— Это я не вам. — Член совета директоров недовольно скривился. — Срочно найдите мне командира «Бешеных котов» и пригласите капитанов еще парочки команд. Мне нужно будет отыскать у Свободных одного человечка. Быстро, надежно и дорого.

— Слушаюсь, мастер.


Федерация Свободных, база Флота Хажир


Слухачами, как оказалось, называли операторов систем слежения и дальней разведки. Техника была в общем знакомая Нику. Гиперволновые детекторы фиксировали колебания во всех диапазонах субпространства и анализировали полученные данные в поисках последовательностей, характерных для того или иного типа корабельного привода, при этом достигая эффективности куда большей, чем любые другие методы, такие, например, как датчики возмущения поля. Неизвестно, кому в голову пришла идея сжимать этот поток и переводить его в звуковой диапазон, доступный для восприятия человека, но такой подход давал очень хорошие результаты. То, что не могла понять электроника, даже самая интеллектуальная, мозг человека часто выуживал из мельтешения шума. Это было очень важно на сверхдальних дистанциях, где были бессильны обычные радары, и позволяло реагировать максимально быстро.

Так как производителей приводов было огромное количество, так же как и сборщиков самих кораблей, за слепками их сигнатур шла настоящая охота. Специально оборудованные корабли патруля заходили далеко в глубь территорий Саргонской империи и даже Флоры, записывая образцы сигналов. Библиотеки звуковых сигнатур различных приводов, корабельных систем и прочих излучающих элементов насчитывали многие десятки тысяч единиц и постоянно пополнялись.

До какого-то этапа для Ника все было просто. Запомнив образы различных кораблей, он часами сидел в удобном кресле с наушниками на голове, прослушивая записи в поисках тех самых следов, и, как правило, это ему удавалось с легкостью. Перед ним на панели был целый звуковой пульт, позволявший, если нужно, выделить тот или иной диапазон или, наоборот, приглушить особо мешающие тона, как, например, шелест межзвездного водорода.

Потом начались сложности, когда ему стали таскать нестандартные звуковые образцы, которые очень часто были едва слышны на фоне шумов. Зачастую анализ таких звуков требовал от сержанта полной концентрации и отрешенности от любых посторонних мыслей.

Тесный коллектив слухачей спокойно принял молодого росска, и уже через неделю курсант с взрывным, но отходчивым характером был признан неплохим парнем, хотя офицеры службы дальнего контроля и продолжали держаться с ним несколько прохладно. Несколько штатных шутников получили неожиданно жесткий отпор, и Ника внесли в список отморозков, к которым лучше не приближаться. Перелом в отношениях произошел, когда слухачи отмечали окончание смены в одном из баров на пятом уровне базы. Там в основном сидели, убивая время, технические специалисты, и скандалы были очень редким явлением. Поэтому, когда в бар завалилась компания космопехов, часть посетителей предпочла сразу покинуть заведение, чего офицеры службы наблюдения просто не заметили. Не заметили они и того, что десантники, постепенно налившиеся пивом до бровей, начали активно искать приключений и несколько раз окликнули слухачей, явно нарываясь на скандал. Наконец кто-то из солдат не выдержал и запустил пластиковую тарелку прямо в голову сидящему к ним спиной лейтенанту Марку Деверо.

Шелест летящей тарелки ударил по нервам Ника, словно кувалда, и, мгновенно ускорившись, он перехватил ее в воздухе в нескольких сантиметрах от цели.

Потом не торопясь встал и, подойдя к столику, за которым сидели десантники, развалясь в креслах, посмотрел на бросившего тарелку.

— Спасибо, но мы не едим объедки. — Его совершенно спокойное лицо не выражало никаких эмоций, но в груди пел, набирая обороты, какой-то невидимый глазу моторчик. — Так что я возвращаю подарок. — Рука с тарелкой метнулась к лицу сержанта, и он размазал остатки соуса и прилипших к нему листьев салата по лицу космопеха, до хруста вминая пластик в физиономию.

Тот еще сидел в натуральном шоке, когда его товарищ с ревом вскочил и тут же рухнул на место, получив молниеносный удар кончиками пальцев в кадык. Второй откинул стул и коротко, без замаха ударил кулаком, целя Нику в бок, но тот легко ушел в сторону и в ответ хлестко пробил обратной стороной ладони по лицу противника с такой силой, что десантника откинуло на стену.

Курсант зафиксировал выпадение из праздника еще одного участника и с интересом наблюдал, как утершийся рукавом космопех медленно тянет из сапога короткий нож с широким листовидным лезвием. Но досмотреть ему не дали, так как последний в компании быстрым ударом опрокинул владельца ножа на пол и прижал его горло ногой.

— Прошу простить нас, мастер. — Он встал и церемонно поклонился. — У ребят был тяжелый рейд, и они еще не пришли в себя.

— Принимается. — Ник кивнул. — Вы нас уже покидаете?

— Да, пожалуй. Хорошего вечера, мастер. — Старшина мазнул браслетом коммуникатора по платежному терминалу, помог подняться лежащему и, поддерживая с трудом стоявших на ногах, повел своих людей на выход.


— Кто бы рассказал, не поверила. — Огненно-рыжая, как все сангарки, Ли Сан покачала головой, машинально ковыряясь в тарелке длинной и толстой спицей с небольшой рукоятью. — Ты просто кладезь талантов.

— Вот вырастешь в припортовом районе, тоже будешь. — Ник, вернувшийся за стол, поднял свой бокал с соком и посмотрел на девушку. — У нас довольно неспокойный район, а уж заблудившиеся десантники просто пачками. Так что все, кто не хотел нарваться, просто не выходили из дома.

— Но утихомирить четверых десантников… — Старший лейтенант де Рон задумчиво посмотрел на курсанта.

— Двоих, — поправил Ник. — Старшина, видимо, что-то умеет, поэтому и сам в драку не полез, и товарищу не дал.

— Еще смешнее. — Словно подтверждая это высказывание, лейтенант Марк расхохотался. — Нет, ты настоящий молодец. — Он положил левую руку на плечо Ника, незаметно пряча правой компактный пистолет Гарант в кобуру под кителем. — И вообще. Пора тебе выходить на самостоятельные вахты. А то так и провозишься всю практику в стажерах.

— И кстати, — де Рон отцепил от своего кителя знак радиотехнической службы и протянул его курсанту, — возьми. А то ходишь как не родной.


Слухачи на базе анализировали данные с кораблей, не имевших своих постов и получавших информацию, требующую расшифровки. База их дешифровала и выдавала рекомендации мобильным подразделениям патруля, который отслеживал все перемещения кораблей в зоне ответственности и приходил на помощь тем кораблям, которые в этом нуждались из-за неисправности оборудования или по другим причинам.

Здесь пересекались межпространственные и обычные маршруты из нескольких миров, и здесь же очень часто пошаливали различные темные личности, от разведок противоборствующих государств до простых бандитов. И хотя перехват в гиперпространстве был невозможен, были способы, зная место назначения корабля, вычислить точку выхода, подкараулить корабль, двигающийся с обычной скоростью, и взять на абордаж, словно древний парусник.

В Патруле служили самые отчаянные офицеры, потому что часто их корабли попадали в ситуацию, когда приходилось вступать в бой с многократно превосходящим противником, не дожидаясь подкрепления. Но несмотря на то что квалификация офицеров Патруля была значительно выше и легкими их крейсера были лишь по серии корпусов, а не по вооружению, корабли часто приходили в базу с пробитой броней, а иногда вовсе не приходили.

Патруль был не единственным элитным подразделением вооруженных сил федерации, но довольно знаменитым. Сам командующий начинал свою службу в Патруле и до сих пор с гордостью носил черную форму и Золотого Сокола, который был официальной эмблемой службы.

Поэтому когда Ник, сдавший сразу на первый класс мастерства и получивший первую в своей жизни нашивку классности — Воин, услышал неожиданное предложение от присутствующего на экзамене офицера Патруля занять вакантное место оператора на легком крейсере «Серебряная Стрела», он не колебался ни секунды.

Теперь у Ника появилось свое персональное хозяйство в виде аппаратного отсека и крошечной комнатушки, куда могли входить лишь капитан и старший помощник. Пост дальней разведки производства концерна Анор был еще совсем не старым, вопреки курсантским легендам о запредельном возрасте компонентов космических кораблей.

Слухачей не ставили на вахты, и первая практика обошлась без очистки вентиляционных каналов и отдрайки различных декоративных элементов, которыми экипажи часто украшали свои корабли.

Боцман, уже раскатавший губу, когда узнал, что к ним в кои-то веки прибывает курсант, ходил злой, но капитану крейсера работающий пост дальней разведки был важнее, чем чье-то мнение. Тем более что Ник честно тащил службу, сведя сон и отдых к минимуму, практически постоянно находясь на посту.

«Серебряная Стрела» была укомплектована высококлассным экипажем, с рангом не ниже мастера боя и имела вооружение, способное при некоторой удаче доставить проблемы даже фрегату или тяжелому крейсеру. Поэтому кораблю нарезали самые глухие участки в зоне контроля, где надеяться на быстрое прибытие помощи было просто глупо.

Экипаж «Стрелы» считал часы до возвращения на базу, когда Ник, неторопливо прихлебывавший обжигающий напиток, дернулся так, что чуть не пролил наранг себе на брюки.

Крутанув верньер настройки, он выделил участок спектра и двинул ползунок усиления вверх до предела. Тонкий побулькивающий звук постепенно накладывался на стальной шелест, словно кто-то сыпал мелкой стальной дробью на броневую пластину, и едва слышное, на грани шума, попискивание гиперволнового радара.

— Центральный. Докладывает пост шесть. Сектор четыре, вектор семь, двадцать, сорок один, — зачастил он в переговорник. — Зафиксирован привод типа двадцать восемь — шестнадцать. Нарастающее наложение привода тип сорок — пятьдесят пять. Предполагаю легкий транспорт класса Макрель и настигающий его рейдер проекта триста сорок пять.

— Центральный пост принял.

Ник еще раз вслушался в звуки. Что-то не давало ему покоя, словно скребло по душе острыми коготками. Пальцы замелькали над пультом, давая команду компьютеру на дополнительную фильтрацию и анализ спектра, и, только вглядевшись во вращающуюся объемную фигуру, понял, что именно ему не дает покоя, и снова нажал клавишу вызова.

— Поправка. Рейдеров три штуки, идут синхронно, маскируясь друг за другом.

— …мать! — Офицер связи не сумел сдержаться и заработал укоризненный взгляд капитана, который никогда не позволял себе использовать инвективную лексику. Впрочем, от этого его разгоны не становились легче. — Центральный принял.

— Корабль к бою, — бросил де Хасс в переговорник, и на корабле зазвучала сирена боевой тревоги. Отдыхающие и дежурные надевали легкие скафандры и разбегались по постам, занимая места операторов пушечных установок и систем жизнеобеспечения. Пятнадцать человек экипажа это совсем немного, если учесть, что на «Серебряной Стреле» стояло больше тридцати артиллерийских автоматических установок и двадцать ракетных пусковых. Главный калибр крейсера уже продувал катушки жидким азотом, готовясь пронзить пространство пучком жесткого излучения, пробивавшего насквозь даже броню линкора.

А противник в этот раз крейсеру достался совсем непростой. Рейдеры триста сорок пятого проекта имели размеры не намного меньше, чем у крейсера патруля, очень мощную защиту и более тридцати пушек среднего калибра.

Ник тоже надел свой скафандр и, подключив тяжелый шланг системы жизнеобеспечения, снова уселся в кресло, продолжая контролировать происходящее.


— Центральный. Есть засечка цели. — Оператор ближнего радиуса промаркировал первую цель и навел на нее глаз оптико-электронной системы. — Есть распознавание цели. Транспорт класса Макрель. Идет на форсаже. Дальность — триста. Маркер службы перевозок Тангон.

— Шесть — восемь. Проводите-ка эту рыбку стволами, — скомандовал де Хасс. — И на всякий вбейте ее сигнатурку в ракету.

— Третий пост принял.

— Есть, цель два. — Оператор, не отрывая взгляд от экрана, скользил пальцами по пульту, фильтруя помехи. — Триста сорок пятый рейдер. Идет на форсаже. Удаление сто… Маркер отсутствует.

— Огонь на поражение, — бросил капитан, и тотчас же корабль едва заметно вздрогнул, выстреливая пучок протонов, разогнанный до околосветовой скорости.

Луч, ударивший прямо в лоб рейдера, был частично погашен противорадиационным щитом, частично броней, но того, что осталось, было достаточно, чтобы в корабле образовалась дыра размером с кулак, проходящая сквозь весь корпус.

Системы жизнеобеспечения тут же залили повреждения быстротвердеющей пеной, но все было тщетно. Реактор со сквозной дырой в корпусе пошел вразнос и, пространство украсилось яркой вспышкой.

— Есть уничтожение цели один.

Шедшие за ним корабли успели отвернуть в сторону и, выйдя из облака осколков, открыли ураганный огонь из своих пушек.

Накопители крейсера еще не набрали энергии на новый выстрел ускорительной пушки, поэтому бой перешел в плоскость взаимных маневров и перестрелки, что, учитывая гигантскую дистанцию, было не очень эффективно, хотя попадания все же случались.

Ник, сидя в своем кресле, почувствовал вибрацию включившейся противопожарной установки и, прислушиваясь к звукам внутри корабля, чуть не прозевал появление нового участника.

— Центральный! Сектор два, вектор шестнадцать восемь двадцать два. Рейдер типа четыреста тридцать. Судя по мощности отклика, он совсем рядом.

Вражеский корабль быстро сокращал расстояние, чтобы открыть огонь с предельно близкой дистанции.

— Не фиксирую! — отозвался оператор ближнего радиуса.

— Значит, идет под полем! — крикнул в микрофон Ник, и де Хасс, который уже полностью поверил своему новому оператору, кивнул сам себе, принимая решение.

— Третий. Торпеду по вектору дальнего поста. Детонация по команде оператора.

— Пост шесть, принимай поводок.

На пульте перед Ником замерцала иконка подрыва ракеты. Он закрыл глаза, уйдя в звуки, и, уже успев сообразить, что нажимать нужно чуть раньше совмещения целей, хлопнул ладонью по пульту.

— А красиво рванула. — Капитан с удовлетворением смотрел на расплывающееся в пространстве облако, которое никак не могло быть следом только от взорвавшейся ракеты.

— Есть уничтожение цели четыре, — отрапортовал оператор, и тут же почти без паузы: — Есть поражение цели два. Есть уничтожение цели три. Цель два транслирует аварийный маркер.

— Пушки стоп. Держать этого клоуна на прицеле. — Капитан посмотрел на старшего помощника. — Десантуру вызвал?

— Десять минут, — лаконично ответил старпом, уже получивший сигнал о подходе корабля с штурмовой командой на борту.

— Доклад о повреждениях.

— Есть повреждения основного броневого слоя и корпуса. Утечка остановлена. Запитана первая резервная система по воздуху. Повреждены девятая, одиннадцатая, двадцать восьмая и тридцатая пушечные установки.

— Давление в отсеках не поднимать, ремонтных дронов по отсекам. Ждем смену, — произнес капитан и повернулся к старпому. — Ну что, отделались легким испугом?

— Да. — Капитан-лейтенант Хольм кивнул. — А я грешным делом сначала подумал, что нам подсунули этого парня высидеться в Патруле.

— Ну, во-первых, он курсант, так что звезд ему тут не высидеть, — задумчиво сказал де Хасс. — Но латнарское в серебряном ведерке он заработал, не находишь?

— Я бы, честно говоря, ему свой знак Патруля отдал. — Хольм посмотрел в глаза командиру. — Но так не делается.

— Конечно, — бодрым голосом подтвердил капитан. — Традиции — это наше всё. Какой ему к хрому Золотой Сокол? Подумаешь, спас корабль и пятнадцать рыл в придачу. Курсант же.


3

Вложения в армию оправданы лишь тогда, когда есть способ обеспечить ее лояльность и контроль. В ином случае правительство взращивает своего могильщика.

Адмирал Энгорн. Войны и корабли

Сегодня в нашем ежевечернем обзоре — новинки мира электроники.

Компания Этенор порадовала нас новой моделью электронного определителя ядов, который должен быть у каждого, кто не желает раньше времени заканчивать свою жизнь. Легкое изящное устройство, собранное в форм-факторе стилуса, легко и непринужденно поместится и в дамской сумочке модной леди, и в боковом кармане преуспевающего джентльмена. Новый прогрессивный алгоритм анализатора позволит ему выявлять не только яды растительного и синтетического происхождения, но и все виды психоактивных препаратов из имеющихся сейчас на рынке.

Другой новинкой, на которую мы бы хотели обратить ваше внимание, является игломет фирмы Арданн, успешно работающей на рынке модного оружия. Элегантное и стильное устройство способно выпустить разом двадцать стальных игл с самонаведением, которые ликвидируют любую угрозу на расстоянии до двадцати метров, чего, как правило, вполне достаточно для самообороны. В наличии двадцать вариантов цвета игломета, а за дополнительные деньги фирма предоставляет корпуса, расписанные вручную и инкрустированные драгоценными металлами и камнями ювелирного качества. Такое оружие может стать прекрасным подарком как мужчине, так и женщине, которые заботятся о своем имидже…

Программа Маркет-адвизор, портал «Грани»

Империя Хаторан. Резиденция Иерарха Седара Лингара


— Как такое вообще могло произойти? — Иерарх говорил настолько тихо, что стоявшему напротив офицеру безопасности приходилось напрягать слух, чтобы не пропустить ни единого слова. Со стороны могло показаться, что Лингар устал и говорит скорее для себя, чем для окружающих, но знающие его люди не обольщались. Он был в ярости и едва сдерживал себя.

— Неужели вся служба безопасности не в состоянии уберечь одну девочку? Она не сбегала от охранников, выполняла все ваши рекомендации, и что?

— Но шестеро наших погибли…

— И что? Я осмелюсь напомнить, что смерть при защите охраняемого лица — это ваша работа, так что не нужно из этого делать подвиг. Подвигом это стало бы, если бы вы уберегли девчонку. А так они бездарно умерли, не успев даже передать информацию о похитителях. Вы прекрасно отдавали себе отчет в уникальности специалиста, которого защищали, и что? — Иерарх поднял свои льдисто-голубые глаза на офицера. — Единственный специалист по субматериальному синтезу исчез, и мы даже не знаем, где ее искать.

— Мы полагаем, что это были пираты, иерарх. — Полковник перевел дух. — Захват нашего корабля был случайностью.

— Да мне все равно, что вы там полагаете, тем более что информации у вас нет, и все это лишь догадки или, того хуже, дезинформация, призванная замаскировать утечку. Делать-то что будем?

— Сейчас сформировано десять оперативных групп, которые будут работать на территории Свободных, по розыску, и три группы силовой поддержки, — бодро произнес начальник управления охраны. — Кроме того, нами был проинформирован руководитель полицейского департамента Свободных Нарон Дерес, и они со своей стороны тоже подключатся к поискам.

— Ладно. — Лингар помолчал. — Работайте. И если вы ее не найдете, то можете бросить свои погоны и пенсию в огонь.


Когда полковник ушел, Иерарх в глубокой задумчивости встал и прошелся по кабинету, бездумно скользя взглядом по затейливой резьбе, украшавшей стеновые панели.

— А чем у нас занят Слав со своими головорезами?

— Отдыхают после очередной операции, — быстро ответил секретарь. — Последнее местонахождение — планета Наг Рата, Федерация.

— Сбрось им все, что есть. Пусть поковыряются в этом деле. — Иерарх еще раз задумался. — Статус задания — Шторм, премиальные, соответственно, в тройном размере.

Легкие и скоростные броневики Ланкорт, оснащенные всеми видами активной и пассивной защиты, будут вашим надежным транспортом в любых ситуациях. Сегодня мы представляем новую улучшенную модель уже зарекомендовавшего себя Ланкор — Эскорт 300 — модель 500. Еще более комфортабельный, еще более безопасный и скоростной, протестированный в самых жестких условиях Свободной Зоны, Руби и Четвертого Материка Смрагда, он станет истинным украшением вашей коллекции мобилей и гарантом безопасности в деловых поездках и на отдыхе.

Дилерский центр Ланкорт — Южный

Федерация Свободных, планета Руби, Арнада Резиденция Семьи Лагон


Наира де Лагон, высокая, молодо выглядевшая женщина с черными, словно уголь, волосами и холеным, чуть вытянутым, аристократическим лицом с тонкими чертами, всегда одевалась в легкую удобную одежду, словно в память о том событии, когда роскошный, но сковывающий движения деловой костюм чуть не стоил ей жизни. Теперь ее охраняло более ста высокопрофессиональных бойцов, но все равно она таскала на себе многозарядный лучевой пистолет, ножи и еще несколько приспособлений для сокращения численности населения.

Если бы ей шестьдесят лет назад сказали, что она станет главой одной из крупнейших частных армий, она бы просто не поняла, о чем идет речь. Тогда, в школьном возрасте, она мечтала о великих свершениях на ниве науки и жадно впитывала знания, собираясь штурмовать академический Олимп.

Она всегда была самой умной, выделяясь среди сверстников не только превосходной памятью и аналитическим складом ума, но и желанием учиться. Все изменилось в тот момент, когда первая красавица школы Тиана Ширс решила пошутить, налив ей в портфель какой-то дряни.

Обычно Наира не связывалась, но в этот раз в ней что-то переклинило, и все содержимое портфеля тут же оказалось на голове Тианы, растекшись бурыми потеками по платью от Виан Дерон и залив ее гордость — коммуникатор Ланран-400 в рутениевом корпусе.

Та в свою очередь, как только отошла от шока, подговорила нескольких своих ухажеров, чтобы они показали, кто здесь хозяин, и девочку в тот же день избили до полусмерти и нанесли несколько ножевых ранений, когда она возвращалась из школы.

Девочка выжила лишь чудом, но родители Наиры не могли ничего противопоставить связям и деньгам родителей Тианы и в общем и не пытались, давно уже предоставив дочь самой себе. Она же отнеслась к тому, что случилось, как к математической задаче, которую нужно было решить. У Наиры действительно был не по годам развитый интеллект, так что решение она нашла — хоть и не бесспорное с точки зрения морали, но эффективное на все сто.

Живущий неподалеку главарь небольшой банды, носивший кличку Ржавый, был сильно удивлен, когда к нему на квартиру, полную девиц определенной категории, наркотиков и вооруженных до зубов боевиков, пожаловала хрупкая девочка в школьном платье.

Охрана была настолько поражена этим зрелищем, что пропустила ее без особых разговоров, а сам главарь очистил комнату для разговора наедине.

— У тебя плохо идут дела, — начала без предисловий Наира. — Машина хоть и дорогая, но старая, дом в плохом месте, да и авторитет у тебя на улице не очень большой. И это понятно. Обычную дурь можно купить в любом уголке города, оружие в супермаркетах, а девок, готовых отдаваться за деньги, вообще полгорода. — Она спокойно перечисляла то, что и так было известно Ржавому, но тот, пребывая в сильном удивлении от происходящего, лишь молчал.

— Крыша никому не нужна. Все и так с оружием, контрабандой занимаются люди посерьезнее, и что остается? Брать под крыло проституток, грабить случайных прохожих да немного навариваться на торговле людьми? Но на этом хорошо не заработаешь. Грабить богатых тоже не выход, так как у нас все богатые, которых можно доить, уже поделены теми богатыми, которых доить нельзя. Чем могут заняться три десятка здоровенных мужиков, которые категорически не хотят работать? — Девочка посмотрела в глаза Ржавому. — Вы сейчас в самом конце пищевой цепочки. Ну, словно муравьи. И вынуждены подбирать крошки, которые падают со стола. И тут или перемещаться на кухню, где крошек хватает на всех, или подниматься выше, на следующую ступень. Стать для начала хотя бы крысами, чтобы получить возможность питаться муравьями. Потом подняться еще выше и уже поедать крыс, и так далее. Я предлагаю провернуть несколько операций, которые помогут поднять денег и чуть укрепят авторитет. Если справимся с этим, будем переходить к другой части плана.

Ржавый слушал девочку, и перед ним словно вставали картины его сбывшейся мечты. Эта пигалица, которую он мог уничтожить одним пальцем, все разложила настолько точно, что он после окончания разговора лично проводил ее на улицу и дал команду двум парням присматривать за девчонкой, а сам занялся подготовкой к придуманной ей операции.


Когда полицейский участок на Дегрон-руд подвергся атаке неизвестных, забросавших здание бутылками с зажигательной смесью, все патрули с прилегающих улиц были собраны для спасения людей, оборудования и снаряжения. А когда другая группа бандитов подожгла еще пару объектов, тушить одно из крупнейших казино было уже некому. Команда Ржавого, усиленная отставным офицером-сапером, вошла практически без помех и, снеся двери хранилища десятью килограммами тетранитроцетана, вынесла оттуда более десяти миллионов тарваи наличными.

То, что при этой операции не погиб ни один из членов банды, подняло авторитет Наиры на такую высоту, что ее иначе чем Принцесса не называли и готовы были сдувать пылинки. Новую операцию девочка готовила тщательно и осторожно, помня о том, что в городе, где полно банд, никто не захочет делиться деньгами.

Но ни многочисленная охрана, ни толстая броня, за которой перевозили деньги из филиала банка в центральное здание, не уберегла конвой, который растворился в Свободной зоне, словно сахар в кипятке.

Тридцать миллионов мелкими купюрами, полученные бандой, сразу вывели организацию на новый уровень, и Ржавый выкупил целое здание, превратив его в неприступную крепость. Несмотря на то что оружие везде продавалось свободно, пушечные турели, как и любое тяжелое вооружение, были под запретом. Но это не помешало Ржавому приобрести в собственность четыре таких орудия и установить на крыше здания, взяв под прицел все прилегающие улицы. Еще один отставник рассчитал углы поражения, толщину стен и даже сделал предварительный расчет по количеству боеприпасов.

Все это пригодилось, когда целая армия наемников, в основном банда Грома, числом более трехсот человек, собралась штурмовать здание.

Наира была внутри, в своих апартаментах, и готовилась к школьному докладу, когда один из ее охранников потребовал, чтобы девочка покинула здание через подземный ход.

Тогда она без лишних слов взяла автомат и пошла к Ржавому учиться командовать боем. И хотя боя как такового не получилось — банду уничтожили операторы автоматических пушек — авторитет Принцессы поднялся еще выше.

А в школе тем временем все очень быстро заметили, что бывшая серая мышка превратилась в настоящую королеву. Наира чуть подправила внешность у пластического хирурга, стала одеваться в дорогие вещи, а поскольку, не доверяя собственному вкусу, пользовалась услугами стилиста и визажиста, выглядела теперь значительно лучше Тианы.

Та, конечно, не смогла стерпеть такой перемены ролей и распустила по школе слухи о том, что Наира спит с бандитами, чтобы те ее охраняли, хотя именно она частенько рассчитывалась за услуги собственным телом, ублажая зараз до трех поклонников одновременно.

Обо всем этом девочка узнала от несдержанных на язык одноклассников и, закончив шлифовать их носы об кулак, нашла Тиану и, пробив без разговоров в живот, ухватила ее за волосы и несколько раз стукнула об колено. Добавив уже лежащей ногами по лицу, посчитала себя удовлетворенной, вернулась в библиотеку знакомиться с образцами поэзии времен Второго Расцвета.

Она уже и думать забыла о происшедшем, когда ее срочно вызвали к директору. Стоя на ковре в его просторном и слегка обшарпанном кабинете и выслушивая бессвязный поток брани, нажала тревожную кнопку на браслете. Через тридцать секунд дверь кабинета просто рухнула под ударом Креста — личного телохранителя Наиры, и трое здоровенных охранников, словно цепные псы, мгновенно взяли девушку в кольцо.

— Крест, — она широко улыбнулась, — тут седо Наргор утверждает, что я с вами трахаюсь и вы меня за это охраняете. Не хочешь ничего сказать?

И тут матерый уголовник удивил даже хорошо знавшую его Наиру. Он вздохнул, словно перед неприятным разговором, пригладил ладонью короткий ежик седых волос и поднял тяжелый, пронизывающий взгляд на директора.

— Знаете, уважаемый. Я, конечно, в жизни много чего натворил. И убивал, и грабил. Но вот никогда в мою тупую башку не приходила мысль заниматься этим с несовершеннолетней. Я, конечно, плохой человек. Это ясно. Но вот вы, которому такая мысль пришла в голову, что, хороший? Не думаю. Вы не предложили ей помочь, вы даже не предположили, что своим бездействием втянули ее в такую ситуацию. Нет. Начали с обвинений и оскорблений. Значит, вы хуже, чем я. — Он обернулся на Наиру. — Иди, Принцесса. Остальная часть разговора не для твоих нежных ушек.

Когда директор вышел из больницы, он первым делом вызвал к себе Тиану и о чем-то долго с ней говорил, после чего та быстренько перевелась в другую школу, хотя это Наире было уже безразлично. Она успешно сдала экзамены и легко поступила на факультет управления Экономической Академии Руби, при этом оставаясь вторым человеком после Ржавого в заметно расширившейся банде. Именно она предложила нанимать бывших военных, платя им деньги, несоизмеримые с пенсией, и это сразу сказалось на боевых качествах всей группировки. Теперь Семья брала крупные подряды на охрану и даже завела свое химическое производство, чтобы не тратиться на перекупщиков. Ржавый купил себе огромный дом, лимузин и уже не появлялся без сопровождения целой толпы красоток.

Закончил он глупо. Напившись и накидавшись какой-то дряни, главарь решил разнообразить свой досуг за счет Наиры и полез задирать ей юбку. Крест, который относился к девушке как к дочери, без раздумий пробил ему кулаком голову. Один короткий удар бывшего офицера космодесанта, и шея Ржавого хрустнула, будто кусок стекла под подошвой армейского сапога. Дернувшийся было охранник Ржавого получил нож в шею и беззвучно, словно в немом кино, осел не пол.

— Что ты натворил! — Наира, уже готовая пустить в дело нейрохлыст, с упреком посмотрела на своего телохранителя, машинально поправляя одежду.

— Да нормально все. — Тот пожал широченными плечами. — Сейчас старших оповещу, будем выбирать Хозяина.

— Думаешь, я не знаю, что вы это давно придумали? — Девушка закусила губу. — Рано мне еще на свет вылезать.

— А это всегда будет рано, — спокойно заметил Крест, переступая через труп бывшего босса и вынимая нож из его телохранителя. — Но Ржавый реально всех достал. Так что готовься, Принцесса. Я не я, если к утру ты не будешь Хозяйкой.

Бывшая банда Ржавого была ее первым шагом к настоящей власти и богатству. Потом были и другие присоединившиеся банды, несколько банков и крупных предприятий и целое юридическое агентство, попавшее из-за глупости бывшего хозяина в сложное финансовое положение.

Но именно юристы стали тем ключом, который позволил заполучить самых нужных ей людей. Целая группа крючкотворов, замаскированных под фонд правовой поддержки военнослужащих, занималась тем, что вытаскивала из-под следствия и из тюрем ценных специалистов. Контрразведчиков, диверсантов да и просто снабженцев. А поскольку выход из Семьи предполагался только на кладбище, работали они на совесть. Был даже один перевербованный сотрудник, подсунутый военной контрразведкой. Но специалисты Семьи не зря получали высокие оклады, и шпиона раскололи на первом же прогоне через нейротомограф.

С расширением Наире пришлось вторгаться в новую для себя сферу легального бизнеса, но основание Семьи всегда было криминальным, и очень часто проблемы, которые не решались официально, урегулировались тайных дел мастерами.

Юную магичку она купила почти случайно, оказавшись на закрытом аукционе живого товара, который устраивали капитаны пиратских рейдеров. Она тогда еще не знала, какое сокровище приобрела, и лишь со временем выяснилось, что девочка может синтезировать препараты, которых в природе быть не может, например, на короткое время создать среду, в которой соединяются несоединимые вещества. Химик, давно уже бившийся над проблемой создания особо сильного наркотика, сразу получил новый толчок в работе, и через месяц продукт под поэтичным названием Двойная Радуга поступил в продажу.


Федерация Свободных, база Хажир


Командир Патруля, адмирал третьего ранга Старк, сидел, подперев голову кулаком, и смотрел на стол-экран, на котором было три документа. Рапорт капитана Хасса о бое с рейдерами, оказавшимися из состава давно уже зажившейся на свете пиратской группировки Морлока, с наградным листом на курсанта восьмого училища флота Ника Росса, письмо из финчасти с сообщением о начислении тому же курсанту премии за наладку шести спин-генераторов и подписанное всеми членами команды «Серебряной Стрелы» письмо о включении Ника Росса в действующий состав Патруля.

Адмирал задумчиво почесал наморщенный лоб и снова задумался.

Команда имела такое право. Подать рапорт напрямую. Но только в случае единогласного решения. Командир вздохнул и, проведя по списку контактов пальцем, прижал его посильнее на фамилии де Норг.

— Зайди ко мне.

Начальник контрразведки патруля — коммандер-красавчик и пожиратель женских сердец Норг — появился ровно через минуту. Благоухая дорогим одеколоном и сверкая ярко начищенными наградами и знаками, он, коротко поклонившись, присел в кресло напротив и изобразил лицом почтительное внимание.

— Так. — Командир поднял тяжелый взгляд на коммандера. — Знаком ли тебе сержант Ник Росс?

— А как же? — Офицер улыбнулся. — Отметился уже. Отметелил в баре троих космопехов. Если точнее, то двоих, причем старшина Кром — серебряный призер первого флота по рукопашному бою первым принес извинения.

— Как говорит наш главпапа, забавненько. — Старк снова потер лоб, словно хотел трением извлечь какую-то ценную мысль. — А тут еще рапорта мне, понимаешь, пришли. От Хасса, который просит наградить этого шустрика Серебряным Щитом, и от команды, требующей внесения парня в списки Патруля.

— Могу еще добавить, что на базу его привез именно Старик. Лично. — Де Норг поднял палец. — На своем корабле. Вот таким вот путем.

— Сын, внук? — Старк, чуть прищурившись, посмотрел на подчиненного.

— Да хоть праправнук. — Начальник разведки развел руками. — Парень-то явно правильный.

— Не скажи. — Многоопытный в хитросплетениях службы адмирал едва заметно улыбнулся. — Это, понимаешь, в любом случае его протеже, а если мы спустим рапорта на тормозах, нам будет весьма невесело.

— Так дать ему, чего попросили, и дело с концом.

— Курсанту?

— А чего? — удивился коммандер. — Он такой же военнослужащий, как и мы. Имеет звание сержанта второго класса. Погонам этим курсантским, конечно, цена — пыль, но через два года будет нам готовый офицер, да еще и с дефицитной специальностью. Сказать вам, сколько у нас незакрытых должностей?

— Да не будет у нас, как ты говоришь, готового офицера, — отмахнулся адмирал. — Если его толкает сам командующий, то шустрить ему в штабе до адмиральских звезд.

— Сомневаюсь. — Начальник разведки покачал головой. — Не тот типаж. Да и главпапа своих при штабе не держит. Скорее дадут ему для начала малый катер или вообще штурмовик, и вперед под пушки. Выживет — честь и слава. Нет — пенсия родным и строчка золотом во флотском мемориале.


Окончание рейда всегда проходило в торжественной обстановке, тем более после победы, одержанной над превосходящим противником. Вся команда, выстроившаяся на первой палубе базы в парадных мундирах, стояла напротив командира патруля, который с довольной улыбкой скользил глазами вдоль строя.

— Экипаж, равняйсь, смирно! Равнение на середину. — Капитан, четко печатая шаг подошел к адмиралу и вскинул ладонь к фуражке. — Сен адмирал. Команда крейсера «Серебряная Стрела», построена.

— Молодцы! — Старк в ответном приветствии отсалютовал экипажу и, выслушав ответное «Служим Федерации!», скомандовал «вольно». — Поздравляю вас с победой. Надеюсь, не последней. Уделать одним крейсером четыре тяжелых рейдера за один выход это пока рекорд Патруля. Кроме того, среди захваченных в плен найден известный пират по кличке Морлок, и причитающаяся за его поимку премия уже перечислена на коллективный счет, как и деньги за четыре уничтоженных корабля.

Потом он начал по одному вызывать членов экипажа, вручая награды. Капитану отвалилась Рубиновая Звезда, а всему остальному экипажу Честь и Доблесть второй степени. И только Ник, к своему немалому удивлению, получил еще и Серебряный Щит, занимавший в негласном рейтинге наград далеко не последнее место.

Но самую ценную награду он получил вечером, когда экипаж обмывал ордена и медали. Когда в зале неожиданно погас свет и шедший в луче света официант на сверкающем подносе вынес бутылку в серебряном ведерке, посетители ресторана даже привстали, чтобы увидеть, кого Патруль чествует на этот раз.

Идя каким-то замысловатым маршрутом, официант постепенно приблизился к столу, за которым сидели сержанты и офицеры «Стрелы» и вдруг, остановившись за спиной Ника, поставил ведерко на неизвестно откуда материализовавшийся столик на колесах. Достав бутылку, обтер ее полотенцем и, хлопнув пробкой, налил искрящийся напиток в бокал курсанта.

Экипаж стоя приветствовал Ника, и он не торопясь отодвинул стул, встал, одернул китель и поднял бокал над головой.

— За Патруль!

— За Патруль!

В ресторане были представители всех служб, включая технические, и даже гражданские специалисты. Но услышав слова тоста, поднялись все, даже охранники у входа.

— За Патруль!

А когда бокал опустел, капитан корабля лично приколол Золотого Сокола к кителю сержанта.


На круизный лайнер Ник попал совершенно случайно. Когда выяснилось, что прямого транспорта до Руби нет, компьютер построил оптимальный маршрут, включавший в себя две пересадки, последняя из которых привела его на борт роскошного пассажирского круизера, совершавшего коммерческие рейсы между планетами Федерации. Несмотря на то что его место было из самых дешевых, обслуживание и питание все равно оставались на высоте. Широкие обзорные палубы, на экранах которых можно было наблюдать планеты, если таковые были рядом, или роскошные виды курортных зон, когда корабль шел в гипере.

Несмотря на обилие красоток, фланировавших по палубам и залам корабля, Ник, сильно уставший за время практики, предпочитал отсыпаться и проводить время в концертных залах и большом бассейне, где можно было даже поплавать с аквалангом.

Высшее общество и публика второго-третьего классов практически не пересекались. ВИПы предпочитали общество себе подобных в виде вечеринок и приемов на верхних палубах, а публика попроще — развлекалась в барах, ресторанах и танцевальных залах.

Концерт солк-флейтиста Рона Геваро проходил в одном из немногих мест, где сословные различия играли минимальную роль — в главном концертном зале круизера, Бриллианс-Холле.

Музыка, исполняемая знаменитым музыкантом, находилась на стыке нескольких стилей и ближе всего лежала к традиционному фьюжн. Но были и отличия, такие как, например, жесткая пульсация ритм-секции и мощная голосовая поддержка в виде вокальной группы из восьми человек. Сам Рон Геваро, в белоснежном костюме с ярко-алым шарфом, вышел к публике, когда оркестр уже отыграл несколько первых тактов, и, поклонившись под овации, поднял инструмент к губам. И тут началась настоящая магия. Звук флейты то взмывал вверх, то проливался россыпью серебряных колокольчиков, то становился похожим на шелест тростника на берегу реки. Весь ушедший в звук Ник был потрясен, насколько разнилась даже самая совершенная запись с живым исполнением. И даже едва слышные щелчки клапанов флейты, поскрипывание гитарных струн и чуть западавшая педаль у барабанщика не портили ощущения праздника, и он просто растворился в звуках.

Негромкий стальной лязг ворвался в музыку фальшивой нотой и заставил Ника резко обернуться. В зале на пятьсот мест было два яруса, и звук, скорее всего, исходил от прожекторов, висевших под потолком. Курсант покрутил головой, когда новый чужеродный звук донесся с самого верха, где располагались всякие технические службы. И лязг этот курсант хорошо знал. Именно так звучал щелчок затвора тяжелого штурмового разрядника, стоявшего на вооружении космопехов. Правда, здесь тон был чуть выше, но Ник был готов поспорить, что это вовсе не детская игрушка. Он еще раз внимательно оглянулся и заметил, как колыхнулась занавеска на небольшом окошке возле блока прожекторов. Небольшое усилие — и глазные импланты приблизили этот участок настолько, что стали видны грязные потеки на стене, пятна на ткани и раструб ствола чуть в глубине помещения. Мысленно проведя линию от ствола, он уперся взглядом в несколько ВИП-лож, две из которых пустовали. В третьей сидел мужчина в сером костюме, но он не мог быть мишенью, так как его от снайпера закрывала тяжелая портьера.

Стараясь не шуметь и не мешать зрителям, он встал со своего места и, быстро пройдя через проход, вышел из зала. Как назло, рядом не было ни одного беза, и он почти бегом направился в обход, надеясь найти хоть кого-нибудь.

У главного входа на бельэтаж действительно стояли двое безопасников, но Ник вдруг решил не обращаться к ним, подумав, что, возможно, кто-нибудь из них в курсе готовящегося убийства.

Обойдя зал, он подошел ко входу в ложу одновременно с группой красиво одетых мужчин и женщин.

Путь ему попыталась преградить пара охранников, но Ник просто отшвырнул их в стороны и шагнул вперед, вклиниваясь между компанией и дверями в ложу.

— Постойте!

Мужчина в шелковом костюме глубокого фиолетового цвета недовольно смерил курсанта взглядом.

— В чем дело, сержант?

Голос мужчины был полон такой властности, что Ник машинально подтянулся, но, уверенно посмотрев в его глаза, произнес.

— Седо, справа-сверху, в слуховом окне на третьем уровне зала, стрелок с штурмовым ганнером. Если он еще не выстрелил, значит, ждет вас.

Охранники уже подскочили к курсанту, но были остановлены коротким жестом.

— Как заметил?

— Я слухач, седо. — Ник гордо вскинул голову. — Патруль Федерации.

— Патруль — это серьезно. — Мужчина кивнул и удивленно посмотрел на своих телохранителей. — Вы еще здесь?

— Но седо де Анор…

— Через три минуты этот снайпер стоит предо мной живой и здоровый, — холодно произнес мужчина. — Я вовсе не намерен пропускать концерт из-за очередного убийцы. — Он перевел взгляд на Ника. — А вы, молодой человек, — с нажимом добавил олигарх, — наверняка захотите составить нам компанию и дождаться результатов действий моих людей…

— Вообще-то это не входило в мои планы, — твердо произнес Ник. — Но если вы настаиваете, дождусь.

— Узнаю Патруль. — Глен де Анор кивнул и повернулся к своим гостям. — Сержант, хочу представить вам седо де Натраха, известного промышленника, мою супругу, седу Анни де Анор, и дочь — сан Дениру де Анор.

— Сержант второго класса Ник Росс. — Он коротко кивнул, на мгновение вытянувшись по стойке смирно.

— У вас хороший послужной список, Ник. — Де Натрах с интересом посмотрел на награды. — Даже Серебряный Щит?

— Да, случайно получилось.

В ответ Натрах громко расхохотался.

— Серебряный Щит, курсанту, случайно! Да это будет шуткой сезона, молодой человек. — Он посмотрел на де Анора. — А все же почему бы нам, в связи с изменившимися обстоятельствами, не переместиться в каюту? А седо Геваро, если нужно, сыграет нам прямо там.

— Это, пожалуй, правильно. — Глава одной из крупнейших корпораций кивнул, и через минуту они уже сидели в большом зале, из которого просматривались несколько комнат.

Апартаменты де Анора были действительно роскошными. И мозаичный пол, набранный из настоящего дерева, и стены, облицованные пусть тонкими, но настоящими мраморными плитками, и многое другое просто кричало о запредельном богатстве владельцев.

Пока беззвучно двигавшийся робот-официант разливал коллекционное латнарское в высокие бокалы, появился один из охранников и что-то начал на ухо рассказывать хозяину номера. Наконец Глен отпустил того и, приподняв бокал, посмотрел на Ника.

— Ваше здоровье, молодой человек. Похоже, вы сегодня избавили меня от некоторых проблем.

— Ваше здоровье, седо де Анор. — Ник чуть пригубил терпкий напиток и поставил его на стол. — Был очень рад быть вам полезным. — Курсант встал и одернул китель. — Желаю всем приятного вечера. — Он коротко поклонился и уже сделал шаг к выходу, когда был неожиданно остановлен тонкой девичьей рукой.

Сидевшая рядом Денира, вскочив, ухватила его за рукав и развернула лицом к себе.

— Нет, сержант. Просто так мы вас не отпустим. — Ее темные миндалевидные глаза словно заглянули Нику в самую глубину души. — Никто и никогда не мог упрекнуть Анор в неблагодарности. — Она подвела его к стулу и снова усадила курсанта на место.

— Но, поверьте, мне от вас ничего не нужно. — Ник улыбнулся. — Знаете, когда я услышал щелчок затвора, то просто взбесился. Какой-то придурок посмел испортить замечательную мелодию. Ну и, кроме того, я совершенно не терплю убийц. Особенно таких. Стрелять в толпе из штурмового ганнера… Так что если вы намотаете его на кол каким-нибудь особенным образом, будем считать, что мы в расчете.

— Это вы так считаете. — Глен улыбнулся. — А у меня совсем другая арифметика. Как вы правильно заметили, ганнер — оружие, которое поражает все вокруг. Так что вы спасли всех нас. Кроме этого, мои люди довольно скоро будут знать заказчика, и его судьба будет куда интереснее, чем у рядового исполнителя. — Лицо главы одного из могущественнейших кланов Федерации осветила мечтательная улыбка. Следующее в списке — это, пожалуй, то, что моя охрана как-то совсем распустилась. Пожалуй, следует принять предложение адмирал-командора де Нара и набрать охрану из бывших флотских офицеров.

— О, вы тоже его знаете? — Ник радостно улыбнулся, а де Натрах почему-то поперхнулся и сейчас натужно кашлял в шелковый платок.

— Гм. Да, знаю. — Де Анор с каким-то странным выражением переглянулся со своей супругой. — Вы, конечно, летите на Руби?

— Да. — Ник кивнул. — Практика закончена. У меня теперь по графику неделя отпуска, и снова учеба.

— Вам тяжело учиться? — Голос у седы Анны был глубокий и насыщенный, словно у оперной певицы. Она правильно поняла сигнал мужа и перехватила разговор, небезосновательно надеясь, что с ней курсант будет более откровенен.

— По-разному. — Сержант покачал головой. — Иногда хоть волком вой, а иногда ничего. Но если бы не мои занятия спортом в детстве, то я бы точно не выдержал.

— В детстве? — переспросила женщина.

— Ну да. Я… э-э-э, пострадал в результате одной выходки, и пришлось восстанавливаться в срочном порядке. А потом втянулся. Сейчас это уже часть моей жизни.

— А что еще важного в вашей жизни? — Денира будто случайно подсела поближе.

— Музыка. — Ник пожал плечами. — У меня огромная фонотека. Ну еще люблю читать. Но в основном книги по психологии, социологии и психодинамике. Беллетристики как-то поменьше, хотя и это бывает.

— М-м… немного странный выбор для курсанта военного училища. — Анна с легкой полуулыбкой склонила голову набок и сразу стала похожа на птицу.

— Понимаете, — Ник широко улыбнулся, — у вас, я имею в виду высшее общество, познание человеческой натуры происходит как бы общим фоном. Интриги, веселые и не очень розыгрыши, уроки, которые дают старшие — младшим. Все это характерно для старых семей, хранящих опыт прежних поколений. В этом одна из составляющих вашего успеха. Ну кроме связей и финансов, позволяющих не тратить время на разгон. А в семьях с не такими глубокими традициями нет передачи знаний младшим поколениям, приходится учиться самому.

— Вам уже говорили, что вы очень интересный молодой человек? — Де Анор задумчиво посмотрел на курсанта.

— Нет. Чаще я слышал в свой адрес нечто, что обычно не произносят в обществе. Из самого приличного можно процитировать нашего старшину. Он часто употреблял словосочетание — тупой осел и недоумок. Ну, разумеется, в обрамлении инвективной лексики.

Денира, не сдержавшись, тихо прыснула в кулачок.

— Он с вами всегда такой грозный? — Голосок у нее был, напротив, тонкий и нежный, словно журчание ручейка, и Ник с удовольствием слушал его звучание.

— Да нет. — Курсант небрежно взмахнул рукой. — Он обычно довольно спокоен, но бывает, что наши шутки заходят слишком далеко. Например, как-то раз один из курсантов установил электрошоковое устройство в его уборной. Говорят, потом техники ремонтировали потолок и ставили вырванную с косяком дверь на место.

Анна засмеялась.

— Виновного, конечно, не нашли?

— Если бы нашли, мы бы с вами сейчас не разговаривали.

Теперь рассмеялись уже все.

— У вас там довольно бурная жизнь. — Де Анор, не прерывая беседу, вызвал на столе-экране какой-то документ и стал быстро скользить пальцами по стеклу.

— Военное училище. — Сержант пожал плечами. — Наши шалости прямо пропорциональны нашей молодости и обратно пропорциональны страху наказания и жизненному опыту. Можно сказать, что ко второму курсу народ в основном успокаивается и занимается только учебой.

Тихо вошедший широкоплечий мужчина подошел к де Анору и, склонившись, стал что-то тихо говорить ему на ухо.

— Хорошо, я понял. — Движением руки отослав охранника, он взглянул на де Натраха. — Это Лагон. Взяли третьего посредника, и тот раскололся. Нехарактерный рисунок для нее. Видимо, совсем отчаялась, если решила использовать снайпера.

— Я сотру эту тварь в порошок, — спокойно произнес Натрах.

Не отвечая, Глен перевел взгляд на Ника.

— Мой долг перед вами растет не по дням. Насколько я знаю, у лагонцев еще не было неудачных покушений. Они собрали у себя всякое отребье, но, к сожалению, очень хорошо подготовленное и прекрасно обученное. Семья Лагон предпочитает иметь дело с проштрафившимися военными. Спецназовцами, диверсантами и прочее. Оплачивают дорогих адвокатов, подкупают судей и вытаскивают их на свободу. Тем деваться некуда, вот и идут под крыло Старой Ведьмы. Впрочем, это уже тонкости. Я позволю себе повторить свой вопрос. Чем я могу помочь?

— Знаете, седо де Анор. — Ник твердо посмотрел ему в глаза. — Еще четыре месяца назад я бы не задумываясь сказал: деньги. Моя семья в долгах, и при нашем доходе это надолго. Но так уж вышло, что в качестве призовых я заработал очень крупную сумму, которой мне хватит на покрытие всех наших обязательств и даже немного останется. Поэтому я позволю себе повторить мой отказ. Несмотря на пропущенный концерт и краткость знакомства, мне кажется, что мы неплохо провели время. — Ник встал и коротко поклонился. — Прошу простить, у меня есть ряд дел, которые не терпят отлагательств.

— Что ж. — Де Анор подошел и крепко пожал протянутую руку курсанта. — Действительно был рад с вами познакомиться. Но если вдруг вам понадобится моя помощь… — Он достал из кармана небольшую тонкую карточку, похожую на визитку. — Это одноразовый телефон с прямой связью.

Когда сержант ушел, глава клана вызвал к себе секретаря.

— Все на этого мальчика. Когда родился, когда первый раз поцеловался и с кем. Откуда знает командующего, ну, в общем, все и даже больше. Копай на максимальную глубину.

— Да, милый, ты обратил внимание на его манеры?

Глен кивнул супруге.

— Нетипично для парня из трущоб. — Он снова перевел взгляд на помощника. — Еще разберись там с его долгами. Я знаю, что банки часто не идут на досрочное погашение или выкатывают дополнительные проценты. Урегулируй этот вопрос, но, разумеется, тихо.

— Понял. — Секретарь поклонился.

— Но ты ведь не оставишь этого мальчика? — Анна внимательно посмотрела на мужа.

— Я достаточно высоко ценю наши жизни, дорогая. — Де Анор улыбнулся. — Мой долг велик, но ведь и жизнь не завтра заканчивается. И смотри, наша дорогая Денира, похоже, без ума от мальчишки.

— Я? — Девушка звонко рассмеялась. — Вовсе нет. Ты, папа, и твои друзья — настоящие хищники. Мощные, сильные и смертельно опасные. Но… сытые и слегка уставшие. А это зверь совсем другого рода. — Она покачала головой. — Молодой, быстрый и беспощадный. Настоящая смерть на двух ногах. Я даже не успела увидеть, как он двигается, а двое охранников уже разлетелись, словно кегли. Этот может начать убивать просто потому, что ему это покажется правильным. И, полагаю, его не купить за деньги. Нет, — она улыбнулась и покачала головой, — я лучше пока постою в сторонке. Возможно, лет через десять…


4

Линия соприкосновения враждующих сторон проходит не только между сражающихся армий. Она также разделяет как вражеские штабы, так и воюющие экономики.

Торговец чаем на Луп-роу Тин Харк

Следствие и суд по делу печального инцидента, когда неуправляемый мобиль стал причиной гибели десяти человек, в том числе и трех детей, закончились вынесением справедливого приговора механику, осуществлявшему плановый осмотр машины. Версия о наличии в крови водителя наркотических препаратов не нашла подтверждения, и подозреваемый — исполнительный директор банка Серенгар — был полностью оправдан.

Бывший механик технического центра Теларк проведет ближайшие двадцать лет в системе исправительно-трудовых учреждений Федерации без права на обжалование.

Судебная хроника. Короткая версия. Издание Миро-Скоп, Нанорг, Руби

Покупая продукцию других производителей, вы получаете качественный товар. Покупая продукцию концерна Анор, вы получаете легенду.

Из рекламной листовки группы компаний Анор

Федерация Свободных, планета Руби


Когда изящный пассажирский челнок мягко отчалил от борта пассажирского корабля компании Транслайн, Ник уже с удобством устроился в кресле отсека третьего класса и, поглядывая на обзорный экран, прикидывал, сколько времени понадобится красивому, но медлительному кораблику, чтобы достичь порта.

Но, несмотря на весь пессимизм, челнок довольно резво провалился в атмосферу и, содрогаясь всем корпусом и оставляя позади себя огненный след, пошел на посадку.

С учетом того, что на самой Руби можно было купить все и даже больше, таможенный досмотр сводился к короткому контакту с менталистом и проходу через рамку детектора. Через пять минут после посадки сержант уже стоял на остановке монорельса с сумкой на плече и смотрел на публику, заполнявшую перрон.

Семья Росс жила в не самом благополучном районе — в Свободной зоне огромной столицы Федерации Арнады, в той ее части, что прилегала одной стороной к Северному космопорту, а другой — к трущобным районам.

Перестрелки между бандами и отдельными личностями случались довольно часто, а уж погромы и грабежи просто регулярно. Но все это было лишь до того времени, когда в квартале поселилась совсем не маленькая колония россков. Сначала один дом стал неприступной крепостью для бандитов, потом другой, пока целый квартал не ощетинился блокпостами и дотами, перекрывавшими путь в глубь квартала всем чужакам. Правила колонии были просты. За любой конфликт с применением оружия — мгновенное выселение на все четыре стороны. За продажу наркотиков, ядов или другой опасной химии то же самое. Своих бандитов в основном прикопали на местной свалке или перевоспитали, а каждого нового поселенца проверяли на вменяемость. Конечно, при том бардаке, который творился в Свободной зоне, порядки в сорок четвертом квартале отличались как небо от земли. Здесь были работающие школы, полицейский участок и внушительный, более четырехсот человек, отряд самообороны.

Но до родного квартала еще нужно было дойти по куску полуразрушенного тридцать второго, и Ник достал из кобуры подаренный отцом на пятнадцатилетие Коршун, навинтил длинный ствол, выдвинул плечевой упор и воткнул увеличенную обойму с бронебойными патронами.

Но все было тихо. Он прошел еще один перекресток, когда услышал нарастающий вой турбины мобиля. Судя по тону, мобиль несся с огромной скоростью и в его направлении.

«Кто может гонять в таком месте?» — подумал Ник, когда его обожгло неприятной догадкой.

Харшеры!

Компания полубезумных подростков, называвших себя харшерами, устраивала гонки по городским улицам, нередко сбивая тех, кто попадался навстречу. Ребята действительно были неплохими гонщиками и ездили на бронированных машинах, что снижало шансы жертвы практически до ноля.

Ник уже не сомневался, что маркер на экране в машине высветил его как потенциальную жертву, но сдаваться просто так было не в его правилах. Приклад Коршуна словно влип в плечо, и, прижавшись к остаткам стены, он ждал, когда машина появится в поле зрения.

Водитель заметил этот маневр и заложил широкий круг, чтобы выйти к цели по прямой.

Стрелять Ник начал, как только дистанция сократилась до ста метров, но тяжелые пули, способные разрывать тело человека в клочья, лишь бессильно выбивали искры по броне. Машина надвигалась с неумолимостью обвала, и лишь реакция спасла Росса от смерти. В момент, когда мобиль вильнул в сторону, чтобы растереть его об стену, он подпрыгнул и, пропуская серебристое тело под собой, успел выдать длинную очередь по крыше.

Он мягко, словно кошка, приземлился и снова поймал врага в прицел, но все было уже кончено. Крыша, более тонкая по сравнению с боковой броней, не выдержала выстрела в упор, и, проскочив еще полсотни метров, неуправляемая машина на полном ходу врезалась в стену полуразрушенного здания.

Ник постоял еще несколько секунд, а потом, чертыхнувшись, вернулся к брошенной на обочине сумке и, забросив лямку за плечо, пошел своей дорогой. Все так же внимательно оглядываясь и внимательно слушая пространство вокруг, Ник пешком дошел до блокпоста, на котором вместе с дружинниками дежурили полицейские.

— Ник! — Высокий и широкоплечий мужчина, увидев издали, кто идет, замахал автоматом и ткнул в бок стоявшего рядом полицейского сержанта. — Ты глянь, кто приехал!

— Да не слепой. — Сержант Лесс с улыбкой кивнул и, уже обращаясь к подошедшему Нику, спросил: — Как практика? — И только рассмотрев награды на кителе и Золотого Сокола, присвистнул. — Нормально ты прогулялся.

— Да, сержант. — Ник крепко пожал протянутую руку. — Просто повезло. Привет, Стаг. — Он кивнул дружиннику. — Как у вас?

— А чего у нас? — Стаг пожал широкими плечами. — У нас пока тихо. Вот у соседей, в сорок третьем квартале, очередной передел. Там сейчас весело.

— Ну нам такого веселья не надо. — Ник, кивнув на прощание, забросил сумку на плечо и зашагал к дому.

А дома его встретил радостно визжащий рыжеволосый снаряд по имени Алиса, которая, услышав звук открываемой двери, не размышляя, метнулась по коридору, чтобы первой обнять брата. Отец, всю жизнь проработавший наладчиком электронных систем, и мама, работавшая учительницей в школе, стояли, обнявшись, и смотрели на внезапно повзрослевшего сына.

А сестра, чуть успокоившись, усадила брата за уже накрытый стол и стала взахлеб пересказывать все местные новости, не забывая наворачивать еду, приготовленную мамой по случаю праздника.

— А это-то откуда? — Отец показал вилкой на эмблему Патруля. — Если покрасоваться надел, то лучше сразу сними.

— Не покрасоваться, пап. — Ник покачал головой. — Десять патрульных выходов, четыре глубоких рейда. Даже пострелял немного.

— Это как? Ты же вроде не артиллерист. А дополнительная специализация, как ты сам говорил, только со второго курса.

— Ранили оператора шестого узла, — спокойно пояснил Ник, — и я встал на его место. Да и невелика наука. Наводи да стреляй. Как в компьютерной игрухе.

— А это что за звездочка? — Неугомонная Алиса потянулась к брату, чтобы получше все рассмотреть.

— Медаль Честь и Доблесть. А это Серебряный Щит и Туманность третьей степени.

— Чего-то ты быстро нахватал. — Отец довольно посмотрел на сына. — Там, в Патруле, всем так дают?

— Нет, па. Я просто неудачно попал. Сначала одну банду распотрошили, потом вторую. Обычно все намного тише и спокойнее. А награды так вообще дают через раз. Но тут чего-то расщедрились. Не отказываться же. И кстати, — он с улыбкой посмотрел на маму, — я тут немного денег получил. Сегодня же пойдем и закроем долг перед банком.

— Может, ты, сынок, побережешь денежки? — Гала Росс коснулась пальцами плеча сына. — Ну на свадьбу там или еще куда.

— Я много получил, мам. — Ник покачал головой. — Хватит и долги закрыть, и на новую квартиру. И не спорьте. Я все равно сделаю так и никак иначе. А ты, пап, подбери приличную квартиру, комнаты на четыре.

— Да сколько же тебе начислили? — Оторопевший глава семьи отложил вилку.

— Нормально, пап. Даже немножко положим на счет Алиски. — Он посмотрел на сестру. — Ты не раздумала насчет университета?

— Да какое там! — Мать взмахнула руками. — Вбила себе в голову невесть что. Представляешь, удумала поступать в твое училище.

— Да еще и на пилотский факультет, — подтвердил отец. — Ты хоть ей объясни.

— Чего вдруг? — Ник пристально посмотрел на сестру. — Реакция у тебя, конечно, отличная, но этого мало.

— А я, братик, тут прикинула… — Лицо у пятнадцатилетней девочки стало неожиданно жестким и взрослым, словно кто-то набросил ей разом лет десять. — Ну кем я стану после того университета? И еще не факт, что поступлю, так потом еще горбатиться на какую-нибудь компанию всю жизнь. В приличную корпорацию без связей не попасть, ты же знаешь.

— Ну традиционно считается, что зарплаты в частном секторе выше, чем в государственном, — дипломатично ответил Ник.

— Да тут даже не в зарплатах дело. — Девочка отмахнулась. — Это же болото. Один раз попадешь, не выберешься. А потом муж-пропойца, двое детей и конура на окраине, да?

— Да вы сговорились, что ли? — Отец от возмущения встал так, что стул отлетел в сторону.

— Я примерно такими же словами уговаривал отца разрешить мне поступление в училище, — пояснил Ник удивленной сестре. — Правда, в моем варианте все было чуть пожестче. — И, уже обращаясь к отцу, произнес: — Па, да не переживай ты так. Ну сам посуди. Ведь шансов пробиться наверх у нас на Руби практически нет. Мы не богаты, не знамениты и не принадлежим к влиятельному клану. А пробиваться в армии намного легче. Там, конечно, тоже хватает подонков и всяких сынков, но ведь нужно и воевать кому-то? Поэтому грамотные офицеры реально могут попасть на самый верх. Тот же адмирал-командор начал с самых низов. А возможность погибнуть здесь, в Свободной зоне, совсем не маленькая. Когда у нас была последняя схватка банд?

— Неделю назад, — хмуро сказал Росс-старший и снова сел за стол. — В тридцать восьмом квартале чего-то не поделили. Правда, с чего-то вдруг прискакали военные и всех разогнали.

— Угу. — Алиса кивнула. — Тех, кто успел убежать. — Говорят, больше двухсот человек положили. Так что пока у нас здесь тишина и спокойствие.

— Ну это ненадолго. — Ник махнул рукой. — Набегут подонки, как мухи на это самое. А вы, девушка, готовьтесь. Сейчас поедим, и я отведу тебя к де Сиру. Пусть он тебя за оставшееся время подтянет. А то не внушает мне ваш мастер доверия.

— Да я, между прочим, второе место по школе заняла! — Алиса выпрямилась и гордо посмотрела на брата.

— Второе место — это, конечно, здорово, но де Сир учит не драться. Он учит, как правильно двигаться. А это, поверь, много важнее. Потом поймешь. И не спорь. Драки между курсантами — обычное дело. И если не сумеешь за себя постоять, то окажешься на самом дне общества. А это, в свою очередь, будет означать, что нормального распределения тебе не видать, как собственной спины.

— Поняла. — Девушка вздохнула и снова принялась ковырять еду вилкой, но уже совершенно без энтузиазма.

— Вот хром! — Ник хлопнул себя по лбу. — Я же про подарки забыл!

Он достал из сумки пакеты и вручил родным. Отцу, любившему возиться со всякими поделками, набор первоклассных инструментов, маме — набор омолаживающей косметики, а сестре — наручный коммуникатор последней модели с объемной проекцией клавиатуры и показываемого изображения.


Потом они с отцом, надевшим по такому случаю праздничный костюм, и сестрой, разодетой, словно попугайчик, в полупрозрачное платьице, постоянно менявшее цвет, дошли до дома, где жил де Сир, и Ник, оставив отца на улице, повел сестру знакомиться с ее новым мастером.

Подарок для мастера уместился в боковом кармане кителя и выглядел совсем неброско. Обоюдоострый нож в потертых ножнах и с почерневшей от времени деревянной рукоятью. Но, к удивлению Алисы, де Сир минут пять смотрел на нож, перед тем как взять в руки.

— Настоящий, — проскрипел старик и поднял выцветшие глаза на своего лучшего ученика.

Ник лишь встал, низко поклонился и снова сел.

Церемониальный нож Сарваеди обошелся Нику очень дорого. Он успел отхватить эту вещь на сетевом аукционе буквально из рук какого-то коллекционера, но горящие глаза учителя окупали любую цену. Наконец последний оставшийся в живых представитель некогда могущественного клана «Мастеров смерти» оторвал взгляд от подарка и взглянул на спутницу своего любимого ученика.

— А это что за создание? Сестра?

— Да, Учитель. — Ник снова поклонился, но уже не вставая. — Она желает прикоснуться к вашему искусству.

Сарваеди бесцеремонно ощупал девушку своими цепкими и сильными пальцами, проверив мышцы и сухожилия. От боли Алиса чуть не вскрикнула, но усилием воли сдержалась.

— Будет толк, — согласно кивнул старик и, бросив девушке: — Завтра приходи, после двух, — неторопливо встал и ушел куда-то в глубь дома.

Когда брат с сестрой вышли на улицу, Ник посмотрел на Алису.

— Малышка, у тебя появился шанс. Не прощелкай его. Понятно?

— Понятно. — Девушка кивнула и неожиданно обняла брата и чмокнула в щеку.

— Теперь беги. А то изведешься вся, пока перед подругами не похвастаешься.

Несмотря на опасения Росса-старшего, знавшего не понаслышке о махинациях банка с кредитами, их приняли словно дорогих родственников и без задержки оформили досрочное погашение кредита, при этом не взяв никаких дополнительных платежей и процентов. Ник сразу перевел им всю сумму, а остатки положил на именной счет отца. И только подписывая документ, Вик увидел сумму — сто двадцать тысяч тарваи, и это с учетом того, что за кредит было уже выплачено более восьмидесяти тысяч, а его совсем не маленькая зарплата была всего триста двадцать тарваи.


5

Переход между войной и миром вовсе не ступенчатый, словно в выключателе. Мира в обычном понимании вообще не существует. Есть только время, когда пушки стреляют редко, и время, когда они палят не переставая. Таким образом, это просто маятник, плавно переходящий из одного состояния в другое.

Лаисса Делинт — владелица крупнейшей частной армии в Федерации

На сегодняшний день основная военная сила Федерации — так называемые частные армии. Оснащенные передовым вооружением и хорошо подготовленные, они способны решать весь спектр задач по поддержанию конституционного строя в любой точке Федерации и за ее пределами. Самой крупной корпорацией является Делинт, способная выставить более двухсот тысяч бойцов одновременно. Делинт имеет не только собственные учебные лагеря, но и производственно-испытательные площадки, где новая техника проходит всестороннее изучение перед отправкой в действующие подразделения. Корпорация Делинт также производит ряд наименований тяжелой техники, такой как штурмовая бронетехника и авиация, поставляя ее другим частным армиям и корпорациям.

Второй по силе заслуженно стоит Частная военная компания Лагон, сформированная в основном из бывших офицеров космофлота и сил планетарного десанта. Их высокая квалификация, тактическая подготовка и дисциплина помогают им одерживать победы в тех случаях, когда бессильны даже более многочисленные подразделения других ЧВК.

У них тоже есть свое производство оружия и снаряжения, и фирменные магазины компании имеют заслуженную репутацию среди всех любителей экстремального отдыха и свободных наемников.

Третья в списке сильнейших, Наркон — совсем немногочисленная, но высокопрофессиональная военная компания, основанная несколькими отставными офицерами разведки и безопасности. Численность оперативного персонала Наркон — всего около двух тысяч человек, но это настоящие профессионалы войны, прошедшие подготовку в подразделениях военной разведки и противодиверсионных службах Флота и Армии.

Справочник «Кто есть кто в военно-промышленном комплексе Федерации»

Командир Диких Котов уже бывал в заведении мамаши Рамбон. Сама мамаша — женщина неопределенных лет с длинными волосами, переливающимися всеми цветами радуги, и телом, разрисованным светящимися татуировками, была заслуженной работницей постельного труда, которая смогла вырваться из низовых проституток и скопить достаточно денег на открытие своего ресторанчика. Заведение любили те, кто желал тихо пообщаться с нужными людьми и вкусно поесть, так что публика была довольно спокойной и серьезной.

Контакт, который капитану Гору дали, имел нужную информацию и обещал разузнать, куда делся разыскиваемый Ганзой человек.

Уже началась музыкальная программа, и под негромкую музыку небольшого ансамбля две девушки на сцене занялись любовью, сверкая молодыми телами в свете разноцветных прожекторов.

— Не занято? — Высокий худощавый мужчина в длиннополом сером пиджаке и серебристых штанах вопросительно посмотрел на Гора.

— Ли Хонг? Садитесь, уважаемый. — Гор кивнул. — В компании веселее.

Но не успел стукач открыть рот, как глаза его закатились, а голова с негромким стуком упала на стол.

— Спокойно, капитан, — раздался негромкий голос прямо за спиной. — Этот человек пойдет с нами.

Парни, прикрывавшие встречу своего командира, не успели вскочить с места, как их столик вместе с людьми унесло плотной, словно от взрыва, воздушной волной.

— Лучше не дергаться. — Хмурый черноволосый здоровяк внимательно посмотрел на Гора и качнул головой.

— Проклятые колдуны. — Капитан, который сжал бокал так, что тот треснул, едва не распоров руку наемника, смотрел, как хаторан, взвалив на плечо человека, словно мешок, спокойно вышел из кабака.

— Зачем же так нервничать? — Рядом стоял невзрачный человечек и улыбался. — Надо уважать своих врагов и давать им хотя бы часть того, что они хотят.

В голове капитана забрезжило понимание.

— Так это вы Хонг? — Он рассмеялся. — А кто же был этот?

— Тот, кто расскажет уважаемым магам интересную и поучительную, но, к сожалению, совершенно неправдивую историю одной девочки.

— Готов выслушать нечто менее интересное, но более правдивое. — Все еще улыбающийся капитан кивнул гостю. — Садитесь, уважаемый Хонг.


А группа Слава, спеленавшая подставного человека, вовсе не торопилась уйти. Сымитировав отход, они, устроившись в салоне небольшого автобуса, внимательно дослушали беседу капитана наемников с информатором и, лишь убедившись, что больше ничего интересного не будет, растворились в лабиринтах городских улиц.

Но стартовали корабли наемников и спецназа хаторан одновременно. Предстояло просеять большой кусок пространства в поисках пиратской базы.


На построение перед началом учебного года Ник выскочил последним, едва успев занять свое место в строю. Старшина Нангор медленно шел вдоль строя, проверяя соответствие внешнего вида курсантов уставу, когда его взгляд цепанула какая-то несуразица. Он повел глазами назад и наткнулся на эмблему Патруля на кителе Ника Росса и ярко сверкавший в лучах солнца орден Серебряного Щита.

— Это что еще… — Он уже потянулся, чтобы сорвать с груди нахала Золотого Сокола, когда его руку перехватил курсант и сжал так, что кости старшины, забивавшего кулаком гвоздь-сотку, скрипнули от нагрузки.

— Не вы вешали, не вам срывать, — четко произнес сержант, и при этом глаза его полыхнули такой яростью, что старшина попытался отодвинуться, но смог это сделать лишь тогда, когда его руку отпустили. Но в себя старый вояка пришел быстро.

— Сержант второго класса Росс! Выйти из строя! — И дождавшись, когда Ник покинет строй, произнес: — За нарушение формы одежды и пререкания со старшим по званию назначаю вам трое суток ареста.

— Есть трое суток ареста.

— К дежурному по училищу, шагом марш!

Провожая взглядом курсанта, старшина уже хотел сплюнуть, но усилием воли удержал себя в последний момент. Плац — это святое.

Тяжелые резные двери старинного особняка, в котором располагался штаб училища, открывались с негромким мелодичным скрипом, который, однако, всегда действовал на нервы Нику. Он подошел к стойке дежурного и коротко откозырял.

— Сен капитан-лейтенант. Сержант второго класса курсант Росс направлен старшиной Нангором для отбытия трех суток ареста за нарушение уставной формы одежды и пререкание со старшим по званию.

— Трое суток это мы с легкостью. — Капитан-лейтенант наконец оторвал взгляд от планшета и уперся взглядом в курсанта. — Не, ну ты в самом деле оборзел, гайка ржавая. Тебе что, не говорили, что вешать всякое разное на грудь не положено? Ты бы еще Алмазный крест повесил. Нет, ну ты гляди. И Честь там у него, и Щит Серебряный, и Туманность. Это тебе не значки, салага. Их надо кровью зарабатывать. И почему всего трое суток? Тебе тут вообще вылет с позором рисуется в полный рост. Это же надо. Сержант! — Он повернулся к своему помощнику. — Вызвать конвой. Пусть проводят этого красавчика в холодную, а завтра с утра доложу начальнику, какой ты у меня красивый. Что молчишь? Стыдно? Это правильно. Плохой поступок ты совершил, курсант. Такое у нас не забывается.

Дежурный, просматривавший личное дело курсанта, неожиданно зацепился взглядом за строчку: «…Занесен в списки Патруля, — и метнулся выше абзацем. В качестве командира боевой установки дальнего контроля участвовал в десяти патрульных выходах и четырех рейдах. Представлен к наградам Совета Федерации».

— Что за хрень!

Он спустился взглядом в раздел, где отмечались награды, и на какое-то время завис, пытаясь переварить мозгом то, что было совершенно невозможно.

— Сен, капитан-лейтенант. Конвой прибыл! — Третьекурсник молодцевато откозырял спине дежурного, и, когда тот медленно повернулся, курсант увидел совершенно безумные глаза.

— Какой, на хрен, конвой? Ах, конвой! — Дежурный нехорошо улыбнулся, привстал и посмотрел на двух солдат и сержанта военной полиции. — Старшину Нангора знаете? Бегом его сюда! — И когда полицейские вымелись прочь, задумчиво произнес, ни к кому особенно не обращаясь: — Вот сука!

Через тридцать секунд в холл вбежал Нангор, за которым гуськом торопились конвойники.

— Сен капитан-лейтенант…

— Что же ты, гаденыш, меня подставляешь? — Несмотря на ласковый тон и тихий голос, вид у дежурного офицера был страшен. — Я же из-за тебя, мазутная рожа, чуть парня на кичу не отправил. Я же на него уже представление к увольнению собирался писать, обезьяна ты нестроевая. Уволить курсанта за честно заработанные ордена и медали и за честно полученный знак Патруля моими руками. Ты это собирался сделать? — Нангор стоял не отвечая и хватал воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег.

Тем временем капитан-лейтенант обошел барьер и подошел к старшине, так и замершему по стойке смирно.

— Ты хоть знаешь, что Патруль — подразделение флотской разведки и подчиняется только по своей линии? Да у этого курсанта по большому счету здесь начальства, кроме нашего контрика, вообще нет. Он просто мог послать тебя на хер, и ты бы пошел строевым шагом и с песней. Знаешь почему? Потому что сержант второго класса Патруля это — старшина, мать твою сотым стволом в корму. И я уж не знаю, как будет разруливать эту беду наш Папа, но ты этого не увидишь. И знаешь почему? Потому что будешь сидеть в маленькой комнатке с бетонными стенами и думать, как это тебя угораздило потянуться сорвать орден, который вручил лично командующий Патрулем адмирал Старк. И размышлять ты будешь долго. А по ночам — ходить строевым шагом в скафандре, громко мычать гимн флота и пугать своим видом неокрепшие курсантские сердца на максимально возможную глубину. А днем будешь изображать бабуина, собирающего трюфеля, и демонстрировать собственной задницей, что означает выражение «двести дырок на квадрат». Ты хоть представляешь, что такое нужно было совершить этому пацану, чтобы Старк лично вручил ему Серебряный Щит? А ну-ка? — Дежурный быстрым шагом вернулся к экрану, на котором все еще висело личное дело курсанта, и, пробежав глазами оглавление, нашел нужный документ. — Так. Своими грамотными и профессиональными действиями обеспечил победу патрульного крейсера над тремя пиратскими рейдерами триста сорок пятого проекта и одним четыреста тридцатым. Ох, ни хера себе, это же фактически крейсера. — Офицер ошарашенно поднял взгляд на курсанта. — Сколько?

— Вначале их вроде три было, — спокойно пояснил курсант. — Они тангоновскую Макрель гнали и шли строем с минимальной дистанцией. А четвертый ждал выхода транспорта под маскировочным полем, так я его ракетой развалил.

— Под полем?!!

— По приборам ракету вел, и, когда до совпадения пеленгов оставалось полсекунды, включил подрыв. А у большой семисотки круговое поражение — десять километров, а векторное — до сорока, так что рейдеру хватило.

— Ясно. — Капитан-лейтенант подошел к Нангору. — Старшина Нангор, за неудовлетворительное отношение к служебным обязанностям, халатность и попытку…

— Отставить, сен капитан-лейтенант. — Начальник училища, наблюдавший всю сцену почти с самого начала сквозь двери лестницы, ведущей наверх, мягко ступая по ковру, подошел ближе. — Вам, сен капитан-лейтенант, выражаю свое удовлетворение быстрыми и правильными действиями по ликвидации последствий действий старшины. Вас, старшина Нангор, я жду в полдень с начальником курса. А вас, сен сержант, прошу за мной.


В кабинете начальника училища Ник еще не был. В основном, потому что еще не попадался.

— Присаживайтесь. — Адмирал показал курсанту на удобное низкое кресло, а сам занял место за рабочим столом. На самом деле он уже разрешил все вопросы с адмирал-командором, с которым они таки распили бутылку коллекционного бренди, но знать этого курсанту было не нужно.

— Ваш перевод прошел все инстанции, и сейчас вы официально числитесь прикомандированным к нашему училищу от Патруля. Но это не значит, что вас не касаются распорядок и правила нашего учебного заведения. Вашим непосредственным начальником на время учебы назначается коммандер Берг, ему я и передам ваши документы. Таким образом, во всем, что касается учебы, вы будете подчиняться вашему старшине и преподавателям, а вопросы внутренней службы будет разрешать коммандер Берг. Экзамены вы будете сдавать объединенной комиссии, в которую будут входить не только преподаватели училища, но и специалисты Патруля, а после выпуска поступаете в распоряжение их, то есть вашей кадровой службы. Так что у вас, на мой взгляд, довольно высокая планка, которую вы просто обязаны преодолеть. — Взгляд адмирала уперся в Ника, словно копье. — Конечно, мы вам немного поможем. Преподаватели получат мой прямой приказ отвести для вас дополнительные часы, особенно по тем предметам, где у вас средние оценки. Их больше быть не должно. Только высшие баллы. Это понятно? — Адмирал еще раз посмотрел в лицо курсанта и кивнул. — Хорошо. Теперь идите к своему командиру и через десять минут — на общее построение.


Когда курсант, так и не проронивший ни слова, ушел, адмирал еще раз пролистал его личное дело. Все же у Нара просто поразительное чутье на кадры. Парень из простой семьи, ничем не выделялся, кроме довольно изощренных шуток. А вот гляди — первая практика и сразу в Патруле, и грудь в орденах.

Трас завистливо вздохнул. Вот поэтому он начальник училища, а де Нар, с которым они прошли через сотни схваток, командует всем флотом Федерации.

Это именно де Нар предложил оформить все как заказ Патруля по подготовке кадров, и если пацан отучится достойно, то в будущем организовать на базе училища факультет по подготовке офицеров для них. А это в свою очередь переведет училище совсем в другую весовую категорию. Тут вполне можно выбить статус академии и стать одним из крупнейших учебных заведений флота. Быть кадровой кузницей флотской разведки — дорогого стоит.


То, что ничего хорошего в ближайшей, а возможно, и в дальней перспективе его не ожидает, Ник понял уже давно. Главный принцип военной службы — голова в цветах, а зад в мыле. Но того ада, который ему устроили преподаватели училища, он ожидать не мог, хотя бы потому, что не подозревал о существовании в курсантской преисподней этого сектора. Зато знания он получал в таких объемах, что голова просто пухла. Он не ведал, что преподаватели училища, вдохновленные перспективой стать одним из головных учебных заведений флота, напрягались изо всех сил, впихивая в него не только стандартную программу, но и немного сверх того. Он даже прослушал и сдал курс по тактике действий пехотных подразделений в городах и на короткой трехнедельной практике в военной полиции понял, что эти парни совсем не даром едят свой хлеб. А вечно скучающий от безделья контрразведчик получил наконец объект для постоянных проверок и неустанной отеческой заботы. Но офицером коммандер Берг был кадровым и тоже постарался научить сержанта многому из того, что считал важным и нужным, например технике боя в помещениях, досмотру кораблей и кое-чему еще.

Естественно, что ни о каких походах в город при таком режиме не могло быть и речи, поскольку и спать приходилось урывками. В комнату Ник приходил, уже засыпая на ходу, и успевал лишь раздеться, перед тем как вырубиться окончательно.

Курсанты, которые первое время завидовали ему черной завистью, через некоторое время решили, что цена за пребывание пусть и в самом элитном подразделении слишком высока, и даже стали жалеть его, но Нику было уже все равно. Последние недели перед экзаменами за второй курс он пер, словно носорог, на одной силе воли и упрямстве. В какой-то момент в голове повис густой кисель из формул, ТТХ кораблей и прочих наук, словно поднятых смерчем и равномерно перемешанных. Именно в этом состоянии его и поймал коммандер Берг и в принудительном порядке отправил спать.

К великому удивлению Ника, когда он проснулся, все знания, словно сами собой, разложились по полочкам и не доставляли ни малейших проблем.

Экзамены он сдал легко, словно его каждый день пытала комиссия из адмиралов управления учебных заведений флота и офицеров Патруля. Сдал и вырубился почти на сутки. Разбудил его противный писк коммуникатора.

— Курсант…

— Давай бегом ко мне в кабинет, — бросил Берг.


Быстро одевшись, Ник выскочил в коридор и был удивлен зрелищем распахнутых дверей и валяющегося на полу мусора. И ни одного человека в корпусе. Дежурный в ответ на вопрос о том, что случилось, лишь махнул рукой в сторону монитора, на котором показывали разгон какой-то толпы полицейскими.

Подобные «фестивали» в Федерации были не редкостью. Дом Свободных, как иногда именовали Федерацию, был изначально построен на принципах полной свободы личности и самовыражения. Правда, практически сразу эти принципы были подвергнуты изменениям в сторону ужесточения, но свобода так и осталась главным принципом общества. Поэтому собрания и митинги, плавно перетекающие в схватки с полицией, были не редкостью. В основном дело ограничивалось парой десятков расквашенных носов, и все возвращались к нормальной жизни.

Но сейчас на экране творилось нечто выходящее за рамки обычных потасовок с полицией. Насколько Ник успел увидеть, толпа штурмовала стену, отделявшую Торговую зону от Свободной, чего вообще никогда не случалось. Кроме того, насколько помнил Ник, курсантов училища первый раз привлекали к помощи силам правопорядка, а это означало, что ситуация зашла очень далеко. Об этом, кстати, довольно внятно намекала распахнутая оружейная комната и вскрытые ящики с боекомплектом.

Когда Росс вошел в кабинет особиста, тот уже надевал бронекомбинезон шестого класса, а еще один лежал рядом, на диванчике.

Ник быстро снял с себя одежду и, не задавая глупых вопросов, стал облачаться в броню.

Тем временем коммандер подошел к стене и, коснувшись нескольких точек на ней, наблюдал, как створки встроенного шкафа раздвигаются в стороны.

Содержимого этого шкафа хватило бы, чтобы вооружить группу из десяти человек, а боеприпасов на двое суток боев.

— Так, что тут у нас… — Берг вынул из пирамиды Лагарок, придирчиво осмотрел и, не найдя изъянов, стал набивать боеприпасами карманы интегрированной в комбинезон разгрузки.

Ник выбрал Сокол-640 и после осмотра поставил у стены. Потом взял себе пару пистолетов и озаботился боеприпасами, особое внимание уделив гранатам, которых взял столько, сколько поместилось, и даже немного больше, не забыв про воду и пищевой рацион.

Потом подхватил автомат и, попрыгав на месте, проверил, чтобы ничего не звенело.

— Сержант первого класса Росс готов, коммандер.

— Хорошо. — Берг неожиданно для курсанта хлопнул его по плечу и быстрым шагом пошел вперед. — Кто-то под шумок решил вскрыть пару наших норок. Пока не прибыли основные силы, наша с тобой задача поотрывать несколько слишком глупых голов и продержаться до прибытия подкреплений. Ты парень, конечно, лихой, командир полицейского спецназа, когда отдавал твой отчет по практике, весь на слюни изошел, но тут совсем другие танцы. Это не бандюганы, а вполне обученные боевики.

Берг свернул в узкий коридор и, не переставая инструктировать сержанта, начал спускаться по металлической лестнице.

— В плен никого брать не нужно, огонь только на поражение, патронов не жалеть, а жалеть собственную голову.

— Есть, сен коммандер.

В подземном гараже горел тусклый дежурный свет и на полу были четко видны следы от бронемашин, которые уже покинули парк.

Коммандер повернул еще раз и остановился перед небольшим четырехместным броневиком с башенкой станкового гранатомета на крыше.

Тяжелая дверь неожиданно мягко открылась, пропуская Ника в нутро, пахнущее металлом, маслом и пластиком.

— Видел такой агрегат?

— Нарлон-четыреста. — Ник, поставивший автомат в специальные зажимы на кресле, уже поднял панель управления боевыми средствами броневика и тестировал системы. — Тест оружия — норма. Тест боеукладки — норма. Оптоэлектронная система — норма.

— Да все тут норма. — Берг включил двигатель и выруливал по гаражу. — Сам проверял месяц назад. Как чувствовал. Даже боекомплект на всякий случай заменил.

— Порядок. — Росс пожал плечами.

— И это правильно, — кивнул коммандер, не отрываясь от управления. — Правила написаны кровью, а тот, кто этого не понимает, долго не живет.

Мигнув фарами на прощание дежурному у ворот, броневик выскочил в город и, постепенно набирая скорость, полетел по опустевшим улицам.

— Есть маркер полицейского патруля. — Ник быстро пробежался пальцами по клавиатуре. — Есть системный запрос от полицейского управления.

— Набери на клавиатуре двести сорок.

— Двести сорок? — Ник удивился, но пальцы отбарабанили код.

— Особая необходимость флотской разведки. — Берг, не снижая скорости, крутанул штурвал, и тяжелая машина, скрипнув покрышками и едва не снеся угол дома, вписалась в поворот. — Код, по которому нам разрешено применять тяжелое вооружение на своей территории.

Через десять минут гонки коммандер неожиданно снизил скорость и приткнул машину в переулке.

— Вперед. — На полупрозрачном экране тактического шлема зеленой точкой светилась отметка коммандера Берга, а положение самого Ника обозначалось неподвижным желтым треугольником в центре. Особняк, который следовало охранять, уже показался на неширокой улице, полной таких же небольших особнячков для жителей с доходами выше среднего, когда Ник заметил группу из четырех человек, устанавливающих станковый гранатомет на прямую наводку.

Первый предбоевой мандраж остался там, на практике, когда особняк Толстого Грими брала штурмом военная полиция, и теперь, спокойно прижав автомат к плечу, Ник опустил флажок предохранителя и нажал спусковую клавишу.

Короткая очередь, похожая на шелест песка, выкосила нападавших, и Ник замер, поводя стволом. Где-то впереди Берг устроил настоящую войну, и там громко ухнуло несколько гранат и щелкающим стрекотом отозвался Лагарок.

Ник прижался к стене и, высунув из-за поворота кончик ладони со встроенной камерой, тщательно осмотрел пространство, которое ему следовало преодолеть одним рывком, чтобы занять стратегически важную точку. Так ничего и не увидев, он вздохнул и рванул вперед.

Пуля, словно шмель, прогудела за спиной, а рука сама сорвала гранату и метнула в темноту переулка. Прыжок, и он, перелетев через капот выгоревшего автомобиля, перекатился через голову и замер. Взрыв гранаты вынес на улицу облако мусора и каких-то тряпок, мелькнувших перед глазами.

Где-то вверху едва слышно скрипнуло открываемое окно, и, подняв голову, Ник увидел двухэтажный дом, на крыше которого была своеобразная башенка.

Тихо клацнула защелка гранатомета, и подствольник выплюнул реактивную гранату, которая разнесла башенку в клочья.

Наконец тот, кто штурмовал дом, отдал приказ, и часть бандитов начала перемещаться для отражения новой угрозы.

Никому из боевиков и в голову не приходило как-то маскироваться или меньше шуметь, так что Ник, стреляя на звук, не всегда убивал, но практически всегда попадал, и скоро боковая улица перед тайной штаб-квартирой Патруля была уже заполнена орущими и стонущими от боли телами, требовавшими помощь.

Помощь была оказана со стороны защитников самого дома, которые откуда-то сверху выбросили несколько гранат, исключительно удачно разметав раненых в кровавую кашу.

Вдруг по связи прорезался Берг:

— Росс, заходишь через зеленую дверь. Она у тебя прямо под балконом.

— Понял.

Дверь, неожиданно тяжелую, пришлось открывать, потянув изо всех сил. Быстро юркнув внутрь, закрыл за собой и осмотрелся. Короткий тамбур, освещенный лишь крошечным светильником на стене, и вторая дверь, которая медленно начала открываться, сдвигаясь вбок.

— Добро пожаловать! — Высокий седовласый старик в строгом темном костюме церемонно поклонился Нику и, не дожидаясь ответа, повернулся спиной и пошел куда-то вглубь.

Пожав плечами, Ник потопал за хозяином и попал на второй этаж, где в глубоком кресле уже расположился с удобством коммандер Берг, прислонив рядом свой Лагарок.

— Присаживайтесь, молодой человек. — Старик повел рукой в сторону второго кресла.

— Сержант первого класса Росс, Патруль. — Ник отсалютовал хозяину. — Где у вас рабочее место оператора-наблюдателя?

— С тебя бутылка, — напомнил Берг и хитро улыбнулся.

— Надо же. — Старик покачал головой. — А я-то думал, таких уже нынче не делают. Вот и продул коллекционный бренди. Пойдемте, сержант.

Место наблюдателя находилось на крыше, которая частью представляла собой площадку для посадки глайдера, а часть, внешне похожая на изящную беседку под ажурной крышей, на самом деле была настоящим дотом с системами слежения и крупнокалиберным пулеметом на поворотной турели.

Ник быстро освоился и, взяв под наблюдение все прилегающие улицы, стал внимательно следить за оставшимися в живых бандитами. Немногие уцелевшие перевязывали раны и расползались по сторонам, но высокий и широкоплечий мужчина в серо-голубом камуфляже явно чего-то ждал, ведя переговоры через портативную рацию. Его видела лишь одна камера, которая, судя по ракурсу картинки, находилась на соседнем здании, потому что Ник, который сползал к углу крыши, увидел лишь кончик капота автомобиля, возле которого стоял командир нападавших. Зато он засек как минимум двоих снайперов, державших под прицелом дом, и, вернувшись в укрытие, мягко потянул рычаги поворотной системы, разворачивая пулемет.

Двадцатимиллиметровый ствол выплюнул одну короткую очередь, и снайперская точка превратилась в кучу строительного мусора.

Второй стрелок, поняв, что ему здесь не рады, начал отползать назад, собираясь укрыться за вентиляционной трубой, но брызнувшие во все стороны кирпичи превратили его в кусок мяса.

— Что там у тебя?

— Коммандер Берг. Уничтожено две снайперские позиции.

— Молодец, — сказал Берг и отключился.

Ник жевал прессованную фруктовую смесь и запивал водой из фляги, когда заметил, что главарь бандитов засуетился. Забегал, размахивая руками, подгоняя своих людей, а в конце улицы, куда смотрела камера, показался тяжелый грузовик.

— Сен коммандер? Похоже, к ним подкрепление идет.

— К нам тоже, — хмыкнул контрразведчик. Судя по звукам, сопровождавшим радиообмен, у Берга шел полноформатный бой. Пулемет стрекотал почти без пауз, и на этом фоне гулко ухали взрывы ручных гранат.

— Интересно, кто успеет раньше. — Ник, не отрывавший взгляд от монитора, увидел, как главарь шагнул вперед, и, не раздумывая, выскочил на крышу, успев подхватить автомат.

Так быстро он еще никогда не ползал. Перебирая руками, словно краб, он быстро добрался до угла и, подняв автомат, осторожно выглянул из-за бортика.

Потерявший всякий страх агрессор стоял в переулке, полагая, что защитники дома его не видят, и что-то объяснял четырем мужчинам в легкой броне, а Ник прильнул к прицелу.

Целился он не в людей, а в точку под их ногами, потому что ноги всегда были защищены хуже остального тела, а ему было достаточно вывести их из строя. Такому способу стрельбы его научил один сержант в военной полиции, и теперь Ник мог наглядно видеть эффект от такого выстрела. Взрыв разметал людей, словно дрова, и, мгновенно перезарядив гранатомет, он успел засадить еще раз в копошащуюся кучу.

Плечо обожгло словно кипятком, и, гася боль волевым импульсом, сержант развернул автомат и встретился взглядом со стрелком на крыше дома, стоявшего буквально в ста метрах.

Уже не надеясь выжить, он довернул оружие и нажал на спусковую клавишу.

Ответная пуля ударила ему точно в стекло шлема, отбросив голову назад так, что Ник чуть не прикусил язык. Вторая ударила в районе ушного щитка, расколов шлем, но пуля, потерявшая силу, до головы уже не дошла. Ник упал за барьер и, тяжело дыша от боли, застилавшей сознание, проводил взглядом отлетающий в сторону искореженный автомат, начал сдвигать непослушную руку к модульной кобуре, где у него был тяжелый пистолет. Ухо, которое сквозь трещину в шлеме приятно холодил ветерок, донесло до него звук сминаемой крыши. Видимо, боевик перепрыгнул разделявшее дома пространство и сейчас находился на соседнем доме.

Рука добралась до кобуры и, словно чужая, царапала пластик, сдвигая фиксатор. Оружие наконец освободилось, и Ник, стараясь не делать резких движений, вытащил пистолет.

Едва слышный шелест летящего тела словно влил в Ника новые силы, и он вскинул ствол. Дробная очередь, которой он встретил прыгнувшего к нему на крышу, не дала боевику возможности сделать выстрел в полете и развернула боком, куда вошли еще две пули. Остаток обоймы сержант всадил в уже лежащее и истекающее кровью тело, рухнувшее на площадку, словно куль с песком.

Последнее, что Ник увидел, перед тем как вырубиться окончательно, это заходящий на посадку тяжелый глайдер с эмблемой флотской разведки.


Госпиталь разведывательного управления флота был заведением, которое совершенно не желало держать у себя пациентов, поэтому после трех часов в лечебном коконе и проверки глазных имплантов Ника отпустили на все четыре стороны. Вызванное такси быстро довезло курсанта до училища, и он, в рваной броне, пройдя под охреневшим взглядом дежурного по пропускному пункту через воющий детектор, дошел до штабного корпуса. К его счастью, Берг был на месте и занимался высокоинтеллектуальной деятельностью, а именно чистил свое оружие. Оружие Ника, которое доставили из госпиталя, лежало сиротливой кучкой у стены.

— Проходи, садись. — Он кивнул на стул с другой стороны. — Масло вон в банке, ветошь под столом.

Еще час они приводили в порядок оружие и снаряжение. Оба бронекомбинезона были «на выброс», так же как и шлем Ника. Коммандер только головой покачал, посмотрев на следы, оставленные пулями, и молча поставил шлем в угол.

— Так. Теперь заполняй отчет по расходу боеприпасов и снаряжения. — Контрразведчик положил перед Ником планшет. — Там все бланки в одном пакете, разберешься.

— А что с автоматом? — Ник кивнул на Сокол с искореженной пулей затворной коробкой.

— Это под списание. Я сам напишу. — Берг кивнул. — Вообще, я хотел сказать — ты молодец. Хорошо поработал. Самого Брука причиндал лишить — это сильно.

— Брука?

— Да есть такой. — Коммандер скривился. — Бывший офицер Патруля. На чем-то попался и стал наемником. Ловили его года полтора, да все никак. Это он навел бандитов на тот дом. А осколки от твоей гранаты срезали там у него между ног все под корень. Теперь будет на каторге коллективной невестой.

— А стрелок?

— Тот, которого ты завалил на крыше? — хмыкнул Берг. — Это особая статья. Боевой киборг. Ты первой пулей серьезно достал его, и он, к твоему счастью, решил рассчитаться лично, а не просто бросил гранату. За него тебе по уму вообще крест «За заслуги» давать надо. Но вряд ли подпишут. Но уж премию и боевые я тебе выбью. Так что «на погулять» хватит, и даже останется. — Коммандер подмигнул.


Возня с документами отняла еще час, и только когда особист проверил все отчеты, Ник наконец смог добраться до комнаты и привести себя в порядок. Заодно послушал новости и узнал, что бандиты все же смогли прорвать не только стену между Свободной и Торговой зоной, но и между Торговой и Портовой. Потом пробились в Верхний город, и уже там были уничтожены или взяты в плен силами военной полиции.

Ущерб от веселья все еще подсчитывался, но Ник вдруг подумал, что это вообще неплохая мысль — собрать всех маргиналов и бандитов в одну кучу, чтобы разом их перемножить на ноль.

Он высушил волосы и, надев выходную форму, направился к пропускному пункту. Две недели отпуска, из которых сутки уже прошли, нужно было потратить с особым цинизмом, чтобы было что вспомнить.

Новая квартира семьи Росс находилась всего в ста метрах от старой, поскольку уезжать из обжитого района никто не захотел. Дом был, правда, получше старого. Была даже посадочная площадка на крыше для глайдеров городских служб и крошечный парк возле дома. Теперь у Ника была своя комната, и он, быстро переодевшись в домашнее, рухнул на кровать и мгновенно уснул.

На следующий день водоворот друзей и подруг закрутил его так, что выпал он оттуда только через две недели, когда труба уже вовсю звала на новые подвиги. Собрался курсант быстро, тем более что Нора, его старая подруга, вовсю намекала на перевод их отношений в официальную область, к чему Ник был совершенно не готов, и это сильно ускорило его сборы. Попрощавшись с родными, он подхватил сумку и зашагал в сторону монорельса.

На этот раз он, во избежание случайностей, решил не ждать челнок в кафе, а просто постоял у окошка службы военных перевозок, пока не объявят посадку на его корабль.


6

Война имеет мало общего с дракой, потому что в войне, даже после выигранной битвы, воюющая сторона не сможет сразу нанести еще несколько ударов такой же силы. И одно решающее сражение возможно лишь в ситуации, когда после него вражеская армия практически уничтожена.

Капитан Него Тирон, чемпион Флота по смешанным единоборствам

Наллакский договор, закрепивший нынешнюю ситуацию в межзвездной торговле, многие называют Наллакским сговором, и это не простое уничижение документа, подписанного триста лет тому назад, но и реальная оценка тех последствий, к которым он привел.

Тогда, после разрушительной войны с Лигонским союзом, торговые связи были фактически разрушены, а торговцы, прорывающиеся сквозь минные поля, которыми усеяли околопланетное пространство воюющие стороны, часто оказывались в ситуации, когда им не могли заплатить, потому что общепризнанной валюты не существовало, а само понятие торгового кредита находилось в области фантастики. Тогда Ганза взяла на себя функции межгосударственного кредитора и центра, обеспечивавшего обмен валют на независимой площадке.

Но вместе с этими безусловно положительными моментами были и отрицательные.

Ганза фактически монополизировала все торговые операции и рынок межгосударственных перевозок, что автоматически ставило все страны в зависимое от Ганзы положение, и крупнейшая торговая корпорация не преминула этим воспользоваться. Десятки переворотов, войны и контролируемый хаос на межзвездных линиях привели к тому, что Ганза стала главной политической силой в галактике. Даже Саргон, имеющий лучшие вооруженные силы, вынужден считаться с ними, а уж мелкие образования типа Ангольма и вовсе полностью от них зависят и экономически, и политически.

Новая история Галактики. Награнский университет, Руби, Федерация Свободных

Комплекс Теаннон. Нейтральная зона, владение корпорации Ганза


Заседание совета директоров Ганзы, как всегда, проходило в одном из наиболее защищенных мест генеральной штаб-квартиры корпорации. Здесь, на глубине пятьсот метров от поверхности блуждающей планеты, превращенной в космическую базу, собрались те, от кого зависело в немалой степени благосостояние десятков государств. И вначале по традиции обсуждали самые важные проблемы, которые, как правило, требовали дополнительных расходов.

Алессор Тиринго не торопясь встал и внимательно посмотрел на сидящих вокруг большого кольцеобразного стола членов Директората.

— Первым вопросом нашего сегодняшнего заседания я бы хотел поставить ситуацию в Федерации Свободных. — Руководитель службы безопасности махнул рукой, и в центре зала появилась проекция со спадавшим вниз графиком. — Торговый оборот с Федерацией упал за прошедший год на двадцать процентов, а наши доходы почти на тридцать. При этом у Свободных общий выпуск продукции, который требует импортных комплектующих, вырос почти на десять процентов.

— Они не могут получать товары и комплектующие мимо нас.

— Могут и получают. — Алессор кивнул. — Немного, но движение есть. Основной поток идет через планету Лада, которая формально входит в Саргонскую империю. Они в течение последних пяти лет отстроили несколько новых космодромов, и теперь их грузооборот вырос почти в десять раз. Кроме этого, они сильно продвинулись в своих исследованиях и наладили выпуск многих критически важных компонентов.

— Давайте сдадим их министерству Благочестия, и пусть святоши выжгут там все каленым железом, — подал голос директор службы перевозок.

— Вы, наверное, меня плохо слышали. — Один из высших руководителей Ганзы сдержанно улыбнулся. — Я сказал: планета Лада. Это проклятые росски. Вся планета — один сплошной бункер. Основные производства глубоко под землей. Запасов продовольствия на десять лет. Это на тот случай, если все подземные фермы не смогут давать продукцию. Мы можем лишь сбить десяток летающих городов, и то при условии полной внезапности, но вслед за этим получим охоту за нашими транспортами по всей галактике, а воюют они очень хорошо. Нет, мастер Корнст, это не наш метод. Моими людьми был подготовлен план, предполагающий постепенную смену руководства Свободных, и мы начали проработку таких же мероприятий в Саргон. К делу подключены несколько дружественных нам организаций, которые с нашей помощью значительно прибавили и в военном, и в политическом значении. У Саргон это министерство Веры и Благочестия, у Свободных — так называемый Орден Отцов Завета, а у Хаторан — несколько разрозненных радикальных группировок. Все организации имеют значительный военный потенциал, разветвленную сеть осведомителей и агентов влияния, а также прочные общественные позиции. Контроль за лидерами этих организаций мы осуществляем как через ближайших сотрудников, так и через финансовые интересы.

В результате их действий, поддержанных нами, мы планируем не только изменение торгового баланса в нашу сторону, но и долговременные изменения в политике этих государств в необходимом нам ключе. Все будет сделано чисто и чужими руками. Общая стоимость мероприятий — около десяти миллиардов дил.

— Пятнадцать. — Тан Герео, председатель совета директоров, хлопнула ладонью по столу и медленно обвела пронзительным взглядом черных глаз притихший зал. — Возьмите пятнадцать, но чтобы контроль был полным и безоговорочным. Пора уже наводить порядок в этом секторе наших интересов.


Федерация Свободных, Руби


Военный транспорт Пеликан был еще совсем не старым кораблем серии четырнадцать — ноль шесть с модульной конструкцией, позволявшей быстро переделывать несущий каркас под различные нужды. Сейчас на раме Пеликана было три пассажирских и шесть грузовых модулей, заполненных под завязку запасными частями и аппаратурой для ремонта кораблей. Отметив документы у офицера службы размещения и получив ключ-жетон, Ник прошел в свою каюту и переоделся в повседневный комбинезон.

Три дня пути до базы Хажир он в основном спал, так как подозревал, что на самой базе ему отдыхать никто не даст. Несмотря на принятие на вооружение нового комплекса дальней разведки с прогрессивными алгоритмами анализа сигнатур, капитаны патрульных кораблей предпочитали иметь на борту еще и хорошего слухача, а их совершенно не хватало. Набрать на двадцать тысяч кораблей Патруля проверенные экипажи было настоящей проблемой, а уж обеспечить их грамотными слухачами — просто из области ненаучной фантастики.

В этот раз по прибытии его не встречал почетный караул, да и адмирал второго ранга де Хол тоже почему-то не спешил поприветствовать. Но несмотря на это, Ник, пребывая в прекрасном настроении, отметился у дежурного офицера и потопал уже знакомыми коридорами в сектор, занимаемый флотской разведкой, чтобы получить распределение.

На предвыпускную практику его определили на крейсер «Гранит», который был вдвое больше «Серебряной Стрелы», и занимался в основном одиночными рейдовыми и поисковыми операциями. Увеличение размеров, огневой мощи и двигательной системы не сильно сказалось на увеличении численности экипажа, и весь стопятидесятиметровый корабль обслуживали два десятка специалистов, не считая отделения десантников.

Старший помощник, которому Ник представлялся по прибытию на борт, долго листал его личное дело и задумчиво чесал в затылке.

— Какие-то проблемы, сен капитан-коммандер?

— Да до хрена проблем. — Офицер поднял взгляд на сержанта. — С одной стороны у меня незакрытый пост дальней разведки, а с другой — в центральном тоже некомплект. Когда зависаем в каком-нибудь астероидном поле, первый штурман просто дымится.

— Я, конечно, могу помогать штурману, но на два поста не разорвешься. — Ник задумчиво посмотрел на офицера.

— Да это понятно. — Тот отмахнулся.

— А какой у вас поисковый пост?

— Наранх девятый. — Капитан-коммандер с интересом посмотрел на курсанта. — Знаком?

— Пост хороший. — Ник кивнул. — Думаю, в автоматическом режиме его должно хватить для большинства задач. А нужно будет что-то особое, так я всегда могу сесть за пульт.

— Не получится. — Старший помощник вздохнул. — Если тебе оформлять штурманский допуск, то ты не попадешь в аппаратную поста дальнего слежения, а если наоборот, то во время боевой не попадешь на мостик.

— А если два одновременно?

Офицер рассмеялся.

— Тогда наш бухгалтер на базе, уважаемый Сарг Деверо, сойдет с ума, начисляя тебе боевые в двукратном размере. Мне, конечно, нравится твое отношение к службе, но его преждевременную кончину тебе не простят. Так что давай принимай пост, а штурман пока перетопчется.

Дальний пост на корабле этого типа был уже вовсе не комнатушкой, как на малом крейсере. В помещении шесть на пять метров располагался пульт управления Наранха девятого, акустический пост и даже небольшой лежак и санблок. Все управление было уже сведено на одно рабочее место, поэтому Ник, быстро переодевшись, занялся профилактикой довольно капризного оборудования. От предыдущего слухача осталась лишь бумажка с записью «Б-16/55 шумит» и фото морского побережья с лазурной водой и высоким безоблачным небом.

Ник не забивал себе голову подобными вещами. Он не крепил на стенах поста рулонных самоклеящихся экранов и не заставлял стол сувенирами. Ему вполне было достаточно мира звуков, в который он погружался, надевая наушники.

А вот с этим, похоже, были проблемы. Положенные по штату наушники «Норк рем — тысяча», были заменены на какое-то непонятное убожество, собранное, по всей видимости, в сарае на краю деревни. Тонкая дешевая пластмасса скрипела на стыках, а провод был замотан в двух местах изоляционной лентой.

Он вздохнул, поправил форму и посмотрел на индикатор наручного коммуникатора. Тот, судя по мерцающей иконке, уже настроился на корабельную сеть, и сержант прижал клавишу общего канала.

— Центральный? Здесь пост дальнего контроля.

— С прибытием, — отозвался молодой женский голос. — Тебе чего, ушастенький?

— Старпом где?

— В шестом. Но я тебе не советую туда ходить. У нас пробило масляный радиатор, и сейчас капитан со старпомом занимаются ректальным массажем механиков.

— Спасибо, центральный.

Ник отключился и, вздохнув, пошел к месту, где сейчас проходил сеанс коллективного изнасилования. Конечно, был шанс нарваться на командирский разнос, но акустическую систему надо было отстроить сейчас, потому что потом будет уже поздно.

Голоса капитана он не знал, но, судя по спокойной уверенности в достижимости всех перечисляемых действий, никем другим говоривший быть не мог.

— …и, как положено офицеру Патруля, покончить с жизнью с помощью штатного оружия, выстрелив себе в зад, потому что именно этим местом вы думали, когда решили таким образом проверить магистраль под давлением. Запомните, сен лейтенант, и передайте своим детям, что руки вам нужны только для того, чтобы поддерживать сношаемое тело в горизонтальном положении. Ни для чего другого они в принципе не годятся.

Тяжелая дверь отсека открылась, и Ник увидел коммандера, распекающего механиков, и скучающего старпома рядом.

Капитан крейсера уже открыл рот, чтобы продолжить разгон, когда в помещение вошел незнакомый ему сержант.

— Тебе чего? — рыкнул капитан, строго глядя на вошедшего.

— Сен коммандер. Сержант первого класса, курсант Ник Росс. Направлен для прохождения практики на крейсер «Гранит». По приказу старшего помощника принял пост дальнего контроля.

— И взорвал его к такой матери? — Капитан заинтересованно посмотрел в лицо Ника. — Ну обрадуйте меня, сен сержант первого класса, и скажите, что вы там ничего не угробили.

— Внутренний тест систем отклонений не выявил. Акустический пост проверить невозможно из-за нарушения комплектности оборудования, — бодро отрапортовал Ник.

— Это еще как? — Капитан опешил. — Проимели, что ли?

— Не могу знать, но это, — курсант протянул наушники, — точно не могло быть в поставляемом оборудовании.

Капитан протянул руку, взял наушники и задумчиво осмотрел со всех сторон.

— А что не так?

— Да все не так, сен коммандер. Это все равно, если бы нам поставили привод от старого рудовоза.

— И откуда у нас такое чудо? — подозрительный взгляд капитана переместился на старпома.

— А они внешне практически ничем не отличаются, — поспешил вставить Ник. — Это же подделка под нормальные уши. Только вот не услышишь в них ничего. Звук словно из консервной банки.

— Выходит, старый слухач постарался? — задумчиво произнес капитан и перевел взгляд на сержанта.

— Возможно. — Ник пожал плечами. — А возможно, старые просто погорели, и он заменил на эту дешевку, чтобы не отписываться по утере имущества. Это же категория «А», как и все, что относится к посту.

— Так. Получить обычным порядком уже не успеем. — Командир крейсера задумчиво посмотрел на помощника. — Пока документ пройдет по инстанциям, пока перечислят деньги…

— Можно из ЗИПа, — подсказал старпом.

— Это понятно, что можно из ЗИПа, — чуть поморщился командир. — Только потом, если что, будет уже взять неоткуда. А сколько стоят нормальные наушники?

— Нормальные три сотни, хорошие под тысячу. Но это если в магазине. А откуда здесь магазин?

— Ты что, сынок? Это же база. — Капитан неожиданно подмигнул Нику. — Тут за деньги можно все, и даже больше. — Он снова повернулся к старпому. — Выдай мальцу денег и парочку провожатых. Пусть себе купит игрушку.


Проектировщики базы и не предполагали, что горизонт, где будут находиться осушительные системы и воздухоочистка, станет таким популярным местом у жителей астероида, превращенного в крепость. Огромные залы с потолками под тридцать метров и широкие галереи стали местом обитания различного предприимчивого люда.

Здесь, вдали от взглядов начальства, можно было купить действительно все. Единственное ограничение было наложено на оборот тяжелого вооружения. За все, что было крупнее пистолета, можно было очень больно получить от флотской контрразведки, хотя, конечно, желающие купить и продать постоянно находились. Ну и, конечно, бесконечные игорные и прочие заведения с полным сервисом, а также местная специфика — ринг для боев без правил. Причем правил действительно не было, и частенько одного из бойцов принимала реанимационная бригада.

Весь этот гармидер ему взялся показать командир отделения десантников, прикомандированных к «Граниту» — старший лейтенант Комов из россков, который вполне серьезно воспринимал слово «земляк».

Лавочка, торгующая всякими музыкальными товарами, нашлась довольно быстро. Продавец, низкорослый и толстый мужчина с редкими пегими волосами, мгновенно понял, что от него требовалось, и выставил на прилавок целых пять наушников разного класса и стоимости.

Ник после долгих раздумий выбрал «Конт-триста», с чашками из твердого дерева и тремя излучающими головками на канал. Но, после того как продавец озвучил цену, его энтузиазм резко упал.

— Две с половиной тысячи? Да им красная цена девятьсот! — возмутился Ник, но тут его аккуратно отодвинул Комов и о чем-то начал тихо разговаривать с продавцом. Продавец краснел, потел, но цену ниже полутора тысяч не сбавлял. В конце концов старший лейтенант повернулся к Нику.

— Тебе реально нужны именно эти?

— Ну можно взять вот эти, попроще. Но разница — как между автоматом и снайперской винтовкой.

— Ясно. — Комов, видимо, получивший определенные указания от капитана, достал кошелек и, не говоря больше ни слова, стал отсчитывать деньги.

Они уже покидали нижний уровень, когда путь им преградили шестеро здоровенных, словно шкафы, космопехов.

— Ты бы не торопился, Ком. — Один из космопехов подошел чуть ближе. — Тут за тобой должок небольшой. Рассчитаться бы.

— Стойте на месте. — Комов, размяв шею, тоже шагнул вперед. — Это касается только меня.

— А петушка своего нам поиграться отдашь? — добавил смуглокожий сержант, стоявший сзади.

— Да нет. — Ник вручил коробку десантнику с «Гранита» и тоже шагнул вперед. — Это и меня тоже. — Он посмотрел на Комова и неожиданно для всех заканючил, дергая того за рукав: — Дядечка офицер, можно я ему вдарю, а? Ну можно?

Люди, спешащие по своим делам, стали притормаживать, чтобы посмотреть на бесплатное представление.

— Не дури. — Старлей строго посмотрел на сержанта.

— Ну можно?

— Да ты совсем обалдел, салага?

— Ну тогда я без разрешения. — Ник вздохнул и перевел взгляд на старшину. — Готов?

— Как скажешь. — Старшина кивнул и чуть приподнялся на носках.

Короткий молниеносный удар прозвучал словно выстрел, и уже бесчувственное тело рухнуло на металл палубы.

— Кто-то тут вякал по поводу петушков? — Взвинченный до предела боевым состоянием, Ник подошел к космопехам и остановился напротив смуглокожего любителя нетрадиционных отношений.

Тот уже поднимал руки, чтобы встать в защитную стойку, когда колено Ника, словно молот, ударило ему под диафрагму, и, уже улетая, десантник получил распрямившейся ногой в челюсть.

— Жаль, пристрелить не из чего. — Сержант с искренним сожалением посмотрел на оставшихся.

Тем временем за спиной солдат с «Гранита» встали, словно стена, еще шесть офицеров Патруля, и космопехи, похватав своих неудачливых коллег, отвалили.

— Да. Силен. — Комов хлопнул по плечу Ника так, что тот слегка присел. — Отличный удар. Я и увидеть-то ничего не успел.

— А что это за быки? — Ник отнял свою коробку обратно и сейчас шел, прижимая ее к груди. — Им чего, жить надоело?

— Да у нас старая любовь. — Офицер улыбнулся. — Они же вроде десант, как и мы. Ну и постоянно меряемся, у кого, гм… руки толще. А эти вообще постоянно приключений ищут. Я пару раз уже бил их. — Комов усмехнулся. — А они все никак не успокоятся. Кстати, а чего ты и вправду без оружия? Тебе же по штату положено в постоянную носку.

— В каюте остался. — Сержант пожал плечами. — Потом, у меня железка уж больно крупная. У нас в районе с пистолетом много не навоюешь, а я тяжесть таскать не очень люблю. Да и справлялся я как-то без этого.

— Смотри. — Офицер покачал головой. — Капитан у нас строгий. Если заметит, будешь рад с турельным пулеметом бегать. Давай, как придешь, напиши рапорт, и боцман тебе подберет что-нибудь компактное из трофеев. У нас этого железа после рейдов столько, что можно не один взвод вооружить.


Из дока корабль вышел вовремя, несмотря ни на что. Еще устраняли последние замечания, а командир корабля уже получал рейдовое предписание, и по длинной конвейерной эстакаде грузили продукты питания.

Ник уже обжился в операторской и сейчас, негромко включив концерт Моцарта для флейты с оркестром в исполнении киндарского оркестра, заканчивал юстировку субволнового радара.

Негромкий сигнал оповестил его, что за дверью стоит тот, кому разрешен вход, и Ник нажал клавишу открытия.

Старший помощник окинул помещение поста хозяйским взором и, увидев на дополнительных мониторах таблицы настройки оборудования и лежащие повсюду инструменты, поощрительно улыбнулся.

— Молодец. Серьезное отношение. — Он кивнул. — Я получил от тебя рапорт на выдачу оружия и переправил его по инстанции. Но пока они там будут поворачиваться, я тебе рекомендую сходить к нашему боцману и получить ствол. Рейдовая служба — штука довольно непредсказуемая, так что оружие должно быть у тебя постоянно.

— Понял. — Ник кивнул. — Сен капитан-коммандер, разрешите вопрос.

— Спрашивай.

— А эта история с наушниками — это специально, чтобы меня проверить?

— Как догадался? — Старпом улыбнулся.

— Уж больно несуразные уши. — Ник обернулся на стол, где все еще лежали старые наушники. — Такие, что оторви да выбрось. Было бы что-нибудь средненькое, тогда еще нормально. А так…

— Ну должны же мы были проверить твой уровень. — Офицер пожал плечами. — Рекомендации у тебя, конечно, отличные, но тут все очень взаимосвязано.

— А если бы я согласился работать с этим барахлом?

— Тогда мы бы ушли без тебя. — Старпом кивнул на прощание и вышел.


Как правило, рейды Патруля можно было описать фразой: пойди туда, не знаю куда, — найди то, не знаю что. Какие-то догадки, разрозненные агентурные данные или компьютерный анализ давали надежду, что в этом куске пространства может найтись нечто интересное для флотской разведки, и тогда посылали один из крейсеров.

В этот раз корабль обследовал планетную систему, где было целых три пояса астероидов, в которых при желании можно было спрятать даже такой объект, как космическая база.

Ник дневал и ночевал на посту, но все пока было тихо и глухо. Крейсер наворачивал расширяющиеся круги над плоскостью эклиптики, а его чувствительные антенны просеивали пространство в поисках любых аномалий.

Первую засечку Ник не услышал, а увидел. Отвлекшись на еду, которую ему принесла оператор систем наведения лейтенант Лана Трой, он пропустил сигнал, но система исправно отразила его на экране в виде пика странной формы. Крутанув ползунок сканирования, Ник прослушал пик еще раз и еще, пока не решил сместить антенну на этот участок.

Капитан корабля сразу получил доклад дежурного инженера о включении поворотных систем антенн дальнего контроля, но это вполне могло быть ложной тревогой. Пока слухач не доложится сам, суетиться бессмысленно.

— Центральный. Докладывает дальний пост. Сектор четыре, вектор шестьдесят два, сорок, восемнадцать. Множественный гул спин-реакторов. Уверенно распознаются четыре штуки, два под вопросом. Предполагается база класса шесть или восемь.

— Центральный принял. — Дежурный обернулся на капитана.

— Ну и чего ты на меня смотришь? — ласково спросил де Холанд. — Инструкции для чего написаны?

— Луч сто десять вызывает Звезду. — Оператор склонился над пультом. — Ситуация восемь-три, желтый.

— Звезда — восемь-три приняла. Ожидайте.

Крейсера дежурной эскадры, получив приказ, сразу же сбросили шланги, идущие от базы, и, развернувшись, начали разгон для прыжка в гипер. Поскольку двигались они по прямой, время прибытия находилось всего в пределах нескольких часов. Но за это время никто не должен был уйти с предполагаемой пиратской базы. Крейсер подошел чуть ближе, а экипаж уже занимал места по боевому расписанию.

— Центральный. Докладывает пост шесть. Есть движение в четвертом секторе. Спектр приводов легкого транспорта, тип — Долла.

— Уходит? — Ник сразу узнал голос капитана.

— Нет, сен флаг-коммандер. Похоже, причаливает.

— Ну пусть причаливает. — Холанд кивнул. — Больше кораблей — больше призовых.


Секретная база Семьи Лагон, которая предпочитала называть себя Независимой корпорацией, была когда-то космическим заводом по производству фармакологической продукции, а после продажи была переориентирована на выпуск немного других препаратов. Тех, которые весили совсем мало, стоили очень дорого и употреблялись относительно здоровыми людьми.

Завод теперь не был похож на серебристый шар. Его поверхность, покрытая каменной пеной, ничем не отличалась от других астероидов, плывущих в пустоте, в никому не нужной планетной системе, а орудийные башни были скрыты бутафорскими камнями из легкого пластика.

Продукция базы разлеталась по обитаемым мирам со скоростью курьерских кораблей и приносила Семье Лагон существенную прибыль, оседая на банковских счетах миллиардами тарваи.

Дежурная смена защитников была относительно невелика. Всего около двухсот человек, но вооружение самой базы позволяло надеяться на благоприятный исход боя даже с парочкой тяжелых крейсеров.

Но главным гарантом безопасности выступала не мощь пушек, а прежде всего секретность расположения объекта, потому что при желании можно вскрыть любой объект, и не помогут никакие пушки. Флот мог подогнать один из линкоров, который был в состоянии расстрелять цель с трехсот тысяч километров, оставаясь вне досягаемости оружия базы.


Главный дежурный центрального поста смотрел на своем мониторе один из фильмов для взрослых, когда сигнализация взвыла тревожным сигналом.

Один взгляд на главный экран, и стало понятно, что вокруг базы на незначительном удалении зависли крейсера Патруля.

— База концерна Ламарон, — отбарабанил, как и положено, дежурный.

— Говорит командир поисковой группы флаг-коммандер Гарнет. Почему отсутствует маркер и сигнал на поисковой частоте?

— Мы проводим профилактические работы…

— Одновременно на пяти передающих устройствах? — Коммандер усмехнулся. Ему уже давно все было ясно, но порядок есть порядок. — Досмотровая группа у вашего главного шлюза. Открыть и заблокировать межотсечные перегородки, прекратить движение персонала внутри базы до окончания досмотра. Все находящиеся на базе с оружием в руках будут уничтожены. Попытка включить гиперсвязь — и я нанесу удар в район центрального поста.

Рука дежурного картинно зависла над клавишей самоликвидации базы, скрытой под прозрачным колпаком. Конечно, он, как и любой человек, очень любил деньги. Именно поэтому проворовавшийся инженер сразу после отсидки получил предложение, от которого не смог отказаться. Но еще он очень любил жизнь и совсем не собирался подыхать за чьи-то интересы. Он давно уже привел в негодность всю систему уничтожения и даже заменил блоки со взрывчаткой на коробки, заполненные маслом. Дежурный не торопясь откинул крышку и, чуть рисуясь перед сменой, нажал клавишу. Потом, сделав удивленное лицо, нажал еще раз и обернулся к своему помощнику.

— Почему не работает?

Человечек, который уже распрощался с жизнью, мог только смотреть расширенными от ужаса глазами. Губы его, словно живущие собственной жизнью, мелко дрожали, а пот ручьями струился по бледному лицу.

— М-м-м.

— Ладно, — великодушно произнес дежурный и набрал на панели несколько команд. — Поживем еще.


Но наемники, сидевшие на базе, имели совсем другое мнение на сей счет. Кому — чего, а им точно нечего было терять, так как за любым из них тянулся длинный и кровавый шлейф. Именно поэтому они приняли решение продать свои жизни подороже и стали готовиться к обороне.

Десантные партии стали опускаться на поверхность базы практически сразу после получения ультиматума. Четыре полновесных взвода с дежурной группы крейсеров и отделение с «Гранита» быстро, но без суеты причаливали к базе и, пройдя через главный шлюз, стали продвигаться вперед.

— База, тип сто сорок бэ, — доложился штатный инженер одной из групп, и оператор связи начал быстро просматривать каталог.

— Есть такая. Сбрасываю план.

— Данные получены. — Специалист поставил прямо на пол объемный проектор, и командовавший десантом капитан Сомов начал распределять задачи.

Сектор, где укрылись наемники, был отделен от остальной базы стальными перегородками и дополнительно укреплен стационарными турелями. Но опыт и боевое мастерство офицеров и солдат Патруля, помноженные на техническую помощь специалистов на кораблях, позволили им сломить сопротивление почти без потерь.

Группа наемников с транспорта предпочла сдаться без боя, так как им, в отличие от персонала базы, вообще ничего не грозило. Всегда был шанс просто откупиться от нестрогой Фемиды Свободных.

Старший лейтенант Комов, уже закончивший зачистку в своем секторе, подошел к тяжелой сейфовой двери и зачем-то подергал за колесо, запиравшее засовы.

— А это что еще за хрень? — Он удивленно обернулся на стоявшего рядом десантника.

— Ты, командир, нашел у кого спросить. — Крупный от природы сержант, смотревшийся в тяжелой броне совершенным монстром, широко улыбнулся. — Могу из чувства солидарности постоять рядом и поудивляться.

— А открыть нет?

— Не. — Сержант покачал головой. — И не проси. — Сержант подошел к двери и еще раз внимательно ее осмотрел и даже зачем-то постучал рукой. — Могу облепить тут все взрывчаткой, но что-то мне подсказывает, что это, — палец в бронированной перчатке ткнулся в металл стены, — корабельная броня. Можно еще попробовать плазмой, но где гарантия, что за металлом нет каких-нибудь сюрпризов? Мой супердатчик просто криком кричит, что отсюда надо делать ноги.

— Тогда давай тащи свой датчик на выход и высвистывай нашего слухача. Пусть глянет эту дверку, может, чего и надумает.


Ник сидел на своем посту, когда в комнате раздался звонок.

— Открываю. — Сержант включил экран и с удивлением обнаружил за дверью капитана Холанда.

— Сен флаг-коммандер?

— Тут у нас проблемка образовалась. — Капитан перешагнул порог и с каким-то странным выражением посмотрел на Ника. — Наши парни уткнулись в дверь типа сейфовой. За ней большой кусок базы, в который мы не можем проникнуть. Местные говорят, что туда имели доступ лишь люди, прилетавшие на базу со стороны, и никаких кодов у них нет и не было. Может, попробуешь открыть?

— Я вообще-то не взломщик. — Ник пожал плечами и начал отключать шланг внешнего питания. — Но попробую. Там, видимо, вообще больше никак?

— Ты можешь не идти. — Коммандер внимательно посмотрел в глаза сержанту. — Штурмовые операции — это вообще не наша работа.

— Да я только гляну, — уверенно сказал сержант. — Всегда мечтал побывать на пиратской базе. А то девчонкам и рассказать нечего.

Он достал из-под стола металлический чемоданчик и, покидав какие-то приборы, захлопнул крышку.

— Давай. — Холанд кивнул. — Только смени пиджачок. В этом тебе точно прохладно будет.

Тяжелый скафандр, даже с включенными сервоусилителями был настолько непривычен, что Ник освоился с большим трудом, и все равно ему приходилось контролировать каждое движение. Зачистка уже была закончена, и десантники рыскали по всей базе, снимая на видео и стаскивая улики к шлюзовым камерам. Арестованных небольшими партиями отправляли на крейсера Патруля, а куча в главной шлюзовой только росла.


Круглая дверь диаметром в три метра впечатляла своей монументальностью.

— И там несметные сокровища? — Ник с усмешкой посмотрел на Комова.

— Вот ты совершенно зря шутишь, боец. — Старший лейтенант задумчиво посмотрел на Ника. — Ты в курсе, что пять процентов от хабара получает тот, кто нашел, а еще — десять все остальные? Так что, если учесть стоимость этой базы, да плюс кое-какого оборудования… Сумма будет вполне внушительная. И я не знаю, как тебе, а мне деньги точно не помешают.

— Так вы, наверное, уже миллионеры? — Ник снял шлем, поставил чемоданчик у ног и достал прибор ультразвукового сканирования.

— Надеюсь, ты нам поможешь ими стать? — парировал офицер и, присев рядом, стал задумчиво рассматривать приборы, лежавшие в укладке.

— Все. Теперь тихо, — скомандовал Ник и приступил к обследованию двери. Потом поменял прибор и, прикладываясь в разных местах, тихо постукивая по металлу.

— Не откроем. — Он внимательно посмотрел на штурвальное колесо и взялся за обод и осторожно крутанул. — А может, и откроем. — Посмотрел на десантников. — Так. Сейчас кто-то из вас будет держать эту штучку прижатой к двери, а сам забудет, как дышать или, не приведи Высокие, двинуться в сторону.

— Давай я. — Сержант Кром сдернул перчатку, указательным пальцем осторожно прижал датчик к поверхности и замер, будто статуя.

— Хорошо. — Ник кивнул и медленно сдвинул колесо влево. Подумал немного и потянул его вправо, и снова влево.

— Нет, не могу. — Он покачал головой. — Слишком много шумов. — Он виновато поднял глаза на старшего лейтенанта. — Давайте-ка выйдите. А то у этого фильтр хлюпает, а у этого, — он кивнул на стоящего у входа, — серводвигатели в ногах скрипят.

— Любой каприз. — Комов кивнул своим людям, и десантники потопали на выход. И только старший лейтенант задержался, чтобы снять с себя тяжелый штурмовой пистолет, прилепить его Нику на грудь, после чего молча удалился.

Когда стих гулкий звук шагов, Ник снова взялся за штурвал. Теперь, когда он поднял усиление до максимума, щелчки механизма стали гораздо более различимы, и он наконец услышал звук, который не мог быть нечем иным, как вставшим на место штифтом.

Теперь он крутил ручку намного осторожнее, запоминая правильную последовательность действий, и через полчаса напряженной работы где-то в недрах двери вдруг загудел какой-то механизм, и звонко щелкнул.

Ник снял наушники и, положив сверху на чемодан, потянул дверь на себя.

Совершенно неожиданно для него массивная на вид конструкция легко сдвинулась, и через мгновение он стоял перед круглым проемом, ведущим в коридор, который заканчивался уже самой обыкновенной дверью с электронным замком.

Тут уже было не до изысков, и Ник просто вышиб замок выстрелом. За дверью была комната, уставленная приборами и экранами, на которых светились какие-то графики, текстовая информация и прочие непонятные вещи. Все было аккуратно разложено, и даже планшет на столе лежал так, словно его только что оставили.

Где-то едва слышно шелестели вентиляторы и поскрипывал какой-то механизм.

— Стой. Дальше ни шагу.

— Стою. — Импланты, перешедшие в сумеречный режим, четко показывали мужчину невысокого роста в синем комбинезоне, стоящего в дальнем углу лаборатории с каким-то предметом в руках и непонятным комом у ног. — Это у тебя что, бомба?

— Это разнесет весь корпус вместе с тобой в клочья, — нервно проговорил мужчина, прижимая взрывное устройство к груди.

— Ну так взрывай. — Ник пожал плечами и шагнул ближе. — Но ты уверен, что эта штука взорвется? Просто наша десантура очень любит развлекаться со всякими подонками, а уж всяких самоубийц-неудачников обожает больше всего. Так что давай. Проверь еще раз все получше и дергай за веревочку. Я подожду. — Ник, которому на самом деле совсем не хотелось умирать, улыбнулся и сделал еще шаг. — А хочешь, я сделаю это за тебя? Ну вдруг у тебя рука дрогнет или еще что?

— Не приближайся! — взвизгнул мужчина и сделал шаг назад, оказавшись у самой стены. — Если я взорву бомбу, она умрет тоже! — Он ткнул ногой темное пятно на полу, и, приглядевшись, Ник увидел человека — девушку, сидевшую на корточках.

— Вот ты ж на тебе. — Ник сделал еще шаг вперед. — А она-то каким боком здесь оказалась? Твоя лаборантка?

— Можно и так сказать. — Человек облизнул пересохшие губы. — Тафал не получить без помощи магии. Она у меня была в качестве завершающего этапа синтеза.

— Тафал? — Ник задумчиво почесал в затылке и, словно переступив ногами, сделал еще один небольшой шажок. — Это что за зверь?

— Деревня, — осуждающе сказал химик. — Может, слышал о Двойной Радуге? Никакого привыкания, кроме психологического, никаких патологических изменений. Можно глотать всю жизнь, лишь бы денег хватало.

— И много клиентов? — Ник пододвинулся еще и оказался в каких-то трех метрах от мужчины.

— Все, кто может заплатить. — Химик неожиданно улыбнулся. — За такие разработки вообще-то премия Ханвила как минимум полагается.

— Чья премия? — Ник повернулся к мужчине правым ухом. — Ты извини, я плоховато слышу. — Он сделал еще шаг. — Что за Ханвил?

— Это просто очень много денег, — терпеливо пояснил ученый. — Просто огромная куча.

— Больше, чем за наркоту? — Ник даже оторопел.

— Ну нет, конечно. — Химик пожал узкими плечами. — Но зато слава. — Он подозрительно посмотрел на сержанта. — А тебе это зачем?

— Тьфу, да ты чего. Где эта, как ты говоришь, Ханвила, а где я. Ну там срубить деньжат в быструю, ну покувыркаться с девчонкой. А там материи всякие…

— Смотри. А то у меня…

— Что? — Ник шагнул еще ближе. — Да говори ты громче. У меня уши совсем никакие.

— Я говорю: делиться не предполагаю…

— А не нужно делиться.

Ник в долю секунды сократил разделявшее их расстояние и, выбив из руки взрывное устройство, вторым ударом отправил мужчину в нокаут. Он еще успел закрыть от взрыва девчонку, когда устройство все же сработало.

Но то ли химик плохо рассчитал, то ли изготовленная впопыхах бомба оказалась недостаточно мощной, и взрыв лишь разворотил одну из стен лаборатории и разметал по углам оборудование.

Десантники, которые слышали весь разговор от начала и до конца, влетели в помещение лаборатории даже раньше, чем упали на пол последние обломки. Нашпигованного осколками, но живого химика уволокли на один из крейсеров и сразу засунули в регенерационный кокон, а Ника в покореженном и пробитом скафандре и спасенную им девочку отправили на «Гранит», где механики с помощью механического резака и какой-то матери вытащили его наружу и тоже засунули в кокон.


7

Разведку многие сравнивают с глазами армии, но я бы не согласился с такой трактовкой роли разведывательных органов. Разведка — это не только умение видеть, но не менее важна структурная работа с информацией и аналитика поступающих сведений. Надлежащим образом работающая разведка выдает не только картину, не видимую командирами, но и формирует благоприятную среду для принятия решения, путем анализа событий или даже управляя ими через своих агентов.

Адмирал Том Хорам. «Сто лет в разведке»

Вчера, во второй половине дня, было обнаружено тело Динса Роэра, отставника, бывшего в свое время начальником одного из отделов в Управлении специальных операций. Ни совершенная охрана, ни многочисленные ремонтные роботы и стационарные огневые установки не помогли статридцатипятилетнему отставному генералу остаться в живых. Как пояснил один из оперативных работников, вызванных на происшествие, нож, который убийца оставил рядом с телом, является ритуальным клинком сарваеди — полумифической школы тайных убийц.

Полная картина преступления устанавливается специалистами полиции в сотрудничестве с несколькими офицерами контрразведки, но уже сейчас ясно, что убийство было ритуальным и совершенным по мотиву мести.

Начальник полицейского департамента Руби хранит молчание, но нам стало известно его мнение, высказанное в узком кругу ближайших сотрудников, на совещании, посвященном этому печальному событию.

«Хрома с два мы что найдем», — сказал Талах Инкром, и наш медиапортал целиком и полностью с ним солидарен в данном вопросе.

Криминальная хроника, портал Миро-Скоп. Руби, Федерация Свободных

Сто восьмой сектор, зона ответственности базы Хажир, Федерация Свободных


Когда корабль со спецгруппой магов нашел пиратскую базу, там уже было все кончено. Вокруг шныряли верткие истребители, несколько кораблей стояло пристыкованных к базе, а в непосредственной близости замер тяжелый крейсер «Освобождение», который мог дать прикурить целому пиратскому флоту.

Зафиксировав для отчета эту картину, наемники и маги развернулись в обратную дорогу.

А причина треволнений взрослых дядек с большими связями и серьезными пушками, лежащая на кровати в корабельном лазарете, очнулась мгновенно, словно и не спала последние трое суток. Вокруг вместо ненавистных металлических стен лаборатории были переливающиеся зелено-голубыми пятнами стены явно медицинского учреждения. Да и прикорнувшая в кресле женщина в зеленом одеянии совсем не была похожа на одну из тех дам, которых было полно на базе.

Словно почувствовав что-то, женщина открыла глаза и посмотрела на девушку.

— Привет! — Она улыбнулась. — Как ты себя чувствуешь?

— Ничего не болит. — Девушка оглянулась. — А где я?

— Крейсер «Гранит», Патруль Федерации. Как тебя зовут?

— Эрин. Значит, я у Свободных? — уточнила она.

— База пиратов взята штурмом, Эрин. Все, кто там находился, будут допрошены, и после выяснения степени причастности к тому, что там происходило, будет принято решение о наказании. Так что тебе нечего бояться.

— Не думаю. — Девушка нахмурилась. — Если бы не я, то Снарг не мог бы делать свою дрянь.

— У тебя были гематомы и шрамы по всему телу. — Начальница медицинской службы «Гранита» нахмурилась. — Полагаю, ты много раз пыталась отказаться.

— Нет. — Эрин отрицательно покачала головой и едва заметно улыбнулась. — Я много раз пыталась умереть, но эта тварь Снарг меня запихивал в регенератор, а потом избивал до полусмерти. И снова в регенератор, пока ему это не надоедало или не приходило время делать новую партию.

— Тебе нечего бояться. — Женщина мягко улыбнулась. — У нас очень хорошие следователи и быстро во всем разберутся. Кроме того, говорят, что уцелели все блоки памяти лаборатории. Так что просто ответь на все вопросы, и через пару дней можешь быть свободной.

— А… могу я отправить сообщение?

— Со своими можешь связаться только с базы. — Начмед покачала головой. — Но когда прибудем, я думаю, это можно устроить. — Женщина помедлила. — Скажи, ты вроде магичка, ну из хаторан, — быстро поправилась она. — А почему ты не убила там всех?

— Я же без жезла-накопителя как без рук и ног. — Девушка тяжело вздохнула. — Инвалид, по сути. У меня внутренний резерв очень маленький, и Снарг всегда его вытягивал досуха. Да и пояс, блокирующий магию, с меня не снимали никогда.

— Да. — Врач покачала головой. — Как сложно у вас все. Ладно. Я пойду, а ты готовься к разговору с нашими контрразведчиками. — Она встала и уже собралась выходить, когда Эрин остановила ее.

— Последний вопрос. Тот офицер, который закрыл меня, он жив?

— Сержант первого класса Ник Росс. — Женщина помрачнела. — Броня, конечно, собрала на себя почти все, но травмы очень тяжелые. Там одна железка пробила его почти насквозь, едва не зацепив сердце. Сейчас он в коконе, а когда прибудем на базу, сдадим его нашим медикам. На базе оборудование получше, и они смогут залатать его, как нужно.


Когда Ник очнулся, его уже вытащили из кокона и переложили на специальную кровать-гидроподвес. Несмотря на слабость в теле, первое, что он заставил себя сделать, это встать и, собравшись с силами, пройтись по каюте. Шатаясь и раскачиваясь, он добрел до стены и уже обратно дошел почти нормально, сел на краешек кровати перевести дух. Но долго отдыхать ему не дали.

— Уже встал? — Вошедший быстрым шагом мужчина в зеленых штанах и куртке с эмблемой медслужбы поощрительно улыбнулся. — Молодец. Тебе сейчас надо побольше двигаться, чтобы быстро восстановить все функции организма. Дырки мы тебе заштопали, импланты заменили на двести пятую модель, кстати, по личному приказу адмирала Старка, так что теперь только хорошо кушать, двигаться и периодически заходить на проверку. Ну это тебе ваш врач на корабле подробно расскажет. — Он достал из кармана планшет и, развернув его, стал быстро писать, заполняя бланк.

— А моя одежда?

— Там. — Доктор, не отрывая взгляд от экрана, ткнул стилусом в стену, где угадывались створки раздвижного шкафа. Он наконец закончил документ и поднял взгляд на сержанта. — С тобой еще хочет встретиться следователь.

— Из Патруля?

— Нет, он из шестого управления безопасности Федерации. Это…

— Я в курсе. — Ник усмехнулся. — Политическая полиция. Нет проблем. Только пусть захватит с собой кого-то из моих прямых начальников, и я буду счастлив ответить на любые его вопросы.

— Смотри. Карьеру они тебе могут испортить запросто, — вздохнул врач. — Пока ты здесь, я вообще могу отсечь всех, кроме твоего командира. Но когда выйдешь…

— Меньше взвода не дадут, дальше смерти не пошлют. Так говорят у меня на родине. А кроме того, я в свое время подписал довольно много грозных бумаг на тему разглашения и передачи секретной информации. Пусть уж лучше на меня безопасность дуется, чем внутренняя контрразведка Патруля. Вот уж кого я не хотел бы огорчать своим поведением…


Ларк Темон был на хорошем счету у руководства и имел на базе довольно обширные связи среди разных темных личностей, которые исправно поставляли ему информацию о том, чем живет и дышит станция, и давали пусть небольшой, но стабильный доход за счет контрабанды всяких приятных мелочей, ценимых среди офицеров флота.

Когда Патруль расковырял очередное осиное гнездо, к нему обратился один из его непосредственных начальников и попросил помочь похоронить это дело, так как результаты расследования могли привести к нежелательным последствиям. В просьбе руководства Ларк сразу увидел возможность наконец-то покинуть уже изрядно надоевшую ему военную базу, где он практически не имел никакой власти, и пересесть в более теплое кресло в центральном аппарате. Собственно, он и так уже задержался в роли специального представителя на Хажире. И вот теперь задание, после которого ему просто не смогут не дать место в столице.

Капитану довольно легко удалось получить материалы по делу. Конечно, не все, а только те, что соизволили предоставить работающие по этому делу специалисты Патруля, и, на первый взгляд, все было предельно ясно. Рейд, в результате которого была захвачена нелегальная лаборатория, был плановым, и даже место для рейда было выбрано главным компьютером на основании каких-то сложных поисковых алгоритмов. Но вот дальше начиналось нечто странное.

Каким образом сержант-слухач смог вскрыть защищенный сектор лаборатории, а потом освободить заложницу, было совершенно непонятно. Сержант, учившийся на втором курсе обычного училища космофлота, не был ни специалистом по контртеррористическим операциям, ни профессиональным взломщиком сейфов.

Кроме того, на базе был захвачен сотрудник Ганзы, что придавало всему делу уже совершенно фантастическую окраску, потому что Ганза — это совсем не то, что, пусть даже очень крупная, криминальная Семья. Ганза — крупнейшая торговая корпорация, которая по своим доходам и мощи армии могла запросто соперничать с некоторыми государствами, что она успешно и делала, свергая неудобные ей правительства или, наоборот, не давая упасть тем, кто ей был выгоден. Захватив все торговые связи между десятками космических государств, они также стали каналом связи между теми политическими элитами, которые находились в состоянии войны и не могли поддерживать контакт напрямую. Ганза монополизировала все расчеты между государствами, не только взяв на себя роль роль надгосударственной торговой площадки, но и обеспечивая стабильность курсов, пересчитывая все валюты на свою внутреннюю единицу — дил.

Влияние Ганзы было настолько огромным, что даже Саргон часто был вынужден согласовывать свои действия с ними, чтобы окончательно не испортить отношения. Конечно, такая ситуация многим не нравилась, но еще большему количеству людей она была настолько выгодна, что они были готовы приложить все свое влияние и силы, чтобы сохранить существующее положение.

Так что при минимальном анализе версия Патруля была для капитана шита белыми нитками, причем грубо и наспех.

Отказ сержанта поговорить он сначала воспринял как дурную шутку начальника медицинской службы. Но когда Ларк стал в своей обычной манере давить, док, видимо, готовый к такому повороту, положил перед ним на стол приказ самого начальника Патруля с требованием ограничить контакты всех причастных к этому делу.

Дав себе слово, что с медиком он еще разберется, капитан Темон изобразил самую любезную улыбку, на какую был способен, и покинул медцентр.

Как шутили в управлении: «Если гора не идет к Магомету, то гору приводят в наручниках». А тут была совсем не гора. Какой-то мальчишка, не знающий, с кем связался. И то, что у сержанта были высокопоставленные заступники, дело только упрощало. С такими раскладами Патруль сам развалит дело.


Ник восстанавливал физическую форму в спортивном комплексе, где были созданы все условия. Тренажеры, полосы препятствий и даже зона с повышенной гравитацией для космопехов. Закончив тренировку, он быстро принял душ, оделся и скорым шагом пошел в сторону технического центра, где ему обещали показать новый комплекс дальней разведки, не требующий участия оператора.

Пройдя по широкой галерее к пассажирскому транспорту, он уже собирался пристроиться в хвост очереди, когда рядом неожиданно пахнуло смутно знакомым ароматом, похожим на запах свежескошенной травы и фиалки.

Он неторопливо, словно в задумчивости, повернулся и наткнулся на взгляд ярко-зеленых глаз девушки в зеленом комби.

— Не узнаешь? — Девушка шагнула ближе и улыбнулась.

— А… — Ник кивнул и, не зная, как обращаться к девушке, замялся. — Тебя тоже вылечили?

— Да. — Она кивнула. — У вас неплохие медики.

— Тоже на транс? — Ник качнул головой в сторону посадочного терминала.

— Да мне, в общем, идти некуда. — Девушка рассмеялась. — Корабль за мной прибывает только через два дня, так что я просто гуляю, смотрю.

— А я пообедать собрался. — Ник посмотрел на часы. — Составишь мне компанию?


Наблюдавший за встречей агент Темона тихо выругался. К парню, которого следовало вести, неожиданно подошла какая-то девка, и они, вместо того чтобы сесть на транс, двинулись в направлении центральной галереи.

Он прижал тангенту передатчика.

— Третий. Он не сел в транс.

— Хром его мать, — ругнулся капитан. — А куда пошел?

— К нему какая-то девка подошла, и они направились в сторону галереи «три-бэ».

— Ну-ка, дай картинку.

Несколько секунд контрразведчик смотрел на лицо второй фигурантки этой скользкой истории, с девушкой ему не удалось побеседовать. Он сразу же решил брать эту парочку, даже если придется открывать стрельбу на верхней галерее, потому что в случае успеха ему спишется и не такое.

— Давай за ними, и не спускать глаз. Парни сейчас подойдут.


Сидя за столиком кафе, Ник смог наконец-то разглядеть спасенную им девушку, и то, что он видел, ему очень нравилось. Тонкое, чуть вытянутое лицо, окруженное копной ярко-рыжих волос. Еще были чуть припухшие губы и ярко-зеленые глаза, в которых Ник тонул без остатка. Он о чем-то говорил, отвечал и даже смеялся, но находился при этом словно в полусне, не замечая ничего из того, что творилось вокруг.

Процедура захвата была отработана многими поколениями сотрудников спецслужб, и, когда в ресторане взорвалась газовая граната, никто из посетителей ничего не успел сделать, перед тем как вырубиться в недолгом, но крепком сне. Девушку и сержанта упаковали в контейнеры для мусора и переправили на нижние уровни базы, туда, где у безопасности было тайное логово.


В себя Ник приходил медленно, словно всплывая с большой глубины. Когда пятно света наконец сфокусировалось в картинку, он увидел стол перед собой и незнакомого широкоплечего мужчину в форме капитана, сидящего за ним. Коротко стриженный офицер просматривал планшет и, видимо, услышав шорох, поднял голову.

— Очнулся? Это хорошо. — Он отложил планшет и внимательно посмотрел в глаза Ника. — Извини, что пришлось тебя приглашать таким нестандартным образом, но командование Патруля наотрез отказалось предоставить мне возможность поговорить с тобой.

Ник хотел смахнуть волос с лица, дернул рукой и, только опустив взгляд, понял, что руки накрепко привязаны к подлокотникам металлического кресла и, судя по всему, и ноги тоже.

— Да. Ты же у нас парень шустрый. Со многими талантами. — Безопасник улыбнулся. — А мне, понимаешь, тут не чемпионат по рукопашному бою нужен, а обстоятельный разговор. Ну и ответы, конечно. — Мужчина встал и, обойдя стол, присел на самый его краешек, не выпуская Ника из поля зрения. — И ответы эти я получу в любом случае. Искать тебя здесь не будут, а если и начнут, то все равно не найдут. Связь здесь из-за генераторов невозможна, так что ты у меня в гостях до тех пор, пока мне это будет нужно. И только от тебя будет зависеть, будет ли твое пребывание здесь комфортным и выйдешь ли ты отсюда.

Он замолчал, изучая реакцию Ника, но тот предпочитал слушать.

— Я вижу, ты уже совсем пришел в себя, так что начнем, пожалуй. — Офицер вернулся за стол и взял в руки планшет. — Скажи, как получилось так, что обычный сержант обычного училища стал вдруг Патрульным? Семья у тебя небогатая, я проверял, связей нет.

— Я думаю, этот вопрос вам стоит задать адмирал-командору де Нару.

— Да, мы уже раскопали эту историю в космопорту, но мое мнение, что это все неплохая инсценировка. А вот что за ней стоит, ты мне сейчас расскажешь.

— Ну нет. Так не пойдет. — Ник, несмотря на ремни, попытался устроиться поудобнее. — А как же поторговаться?

— А не будет торговли. — Темон широко улыбнулся. — Видишь эту коробочку? — Он достал из ящика стола и бросил перед собой небольшой прибор черного цвета с проводами.

— Нейродеструктор. — Сержант брезгливо поморщился. — Да, с такими методами работы, неудивительно, что у вас то террористы в Портовой зоне, то похитители. Никакого воображения. Вам слово «нар рон» что-нибудь говорит?

Капитан сразу помрачнел.

— Ты блефуешь. Техника остановки сердца доступна лишь мастерам. Да и не будешь ты себя убивать. Слишком молод.

— Кто же вас так погано учит? — Ник посмотрел на офицера, словно тот был насекомым. — Это не остановка сердца, иначе любой кардиостимулятор справился бы с этой проблемой. Это ураганное свертывание крови. И от этого совершенно точно не спасет даже реанимационный кокон. Мозг, кстати, тоже повреждается безвозвратно, так что нейросканер бесполезен.

— Зачем тебе это? — Тон у капитана изменился, и он сразу стал похож на доброго дядю, увещевающего непутевого племянника. — Тебе и двадцати еще нет. Жить да жить. Ты думаешь, что твои начальники за тебя будут умирать? Да они и пальцем не пошевелят, для того чтобы тебя вытащить. Расскажешь то, что нам интересно, и мы соорудим тебе легенду, такую, что не придерешься. Будешь дальше служить в своем Патруле, если, конечно, захочешь. Но уже с могущественными покровителями.

— Да я только за то, чтобы такую мразь, как ты, оставить с пустыми руками, готов два раза сдохнуть. — Ник рассмеялся. — Ты и вправду идиот. Сам же говорил, что техника нар рон доступна только для мастеров. А для мастера смерть — лишь очередной этап в развитии.

— А если мы возьмемся за твою подругу?

— Она мне не подруга и вообще никто. Но смотреть, как вы будете ее мучить, тоже не собираюсь. И кстати. — Ник оскалился в хищной улыбке. — Она маг, и у нее наверняка есть в запасе пара смешных штучек. Я этого, конечно, не увижу, но уверен, вы отлично проведете время.

— Проклятый росск. — Темон плотно сжал губы и прищурился. — Вечно с вами проблемы. Но я уверен, что это разрешимо. Я свяжусь со специалистами в центральном аппарате, а они наверняка знают, как ломать таких, как ты. Так что не скучай, я скоро.

Когда Темон ушел, Ник перевел дух. Конечно, он блефовал, но не слишком. Техникой самоубийства он владел лишь теоретически и вовсе не хотел опробовать ее на практике. Тем не менее передышку он получил, и теперь ее нужно использовать как можно более эффективно.

Ремни, которыми его связали, были из обычного тарпона, типа тех, что шли на привязную систему в пилотских креслах. Хороший плотный материал, не боящийся ни огня, ни воды. Чуть пружинящий и не пачкающийся, в общем, идеальный для тех функций, для которых и предназначался.

Ник прикрыл глаза, и через минуту запястье левой руки начало разбухать от прилива крови, растягивая ремень. Он чуть привстал, приподнимая петлю на предплечье, и медленно, раздирая кожу в кровь, освободил руку. Теперь все нужно было делать максимально быстро, потому как не исключено, что за ним наблюдают.

Сухо щелкнули защелки на правой руке, после чего он, нащупав за спинкой кресла замок, рванул его на себя, и ремень с тяжелой бляхой замыкающего устройства качнулся в руке, словно кистень. Он успел освободить правую ногу, когда дверь, распахиваясь, хлопнула об стену.

Ремень с тяжелым замком метнулся в голову космопеха, словно змея, и тот, получив удар, молча осел на пол. Второй, шедший за ним, не успел отреагировать на угрозу и тоже упал с окровавленным лицом.

Стандартный Шакрон, висевший на поясе у старшины, перекочевал к Нику, и он, вытащив из разгрузки космопехов магазины, рассовал их по карманам и, проверив оружие, осторожно выглянул в коридор.

Пока все было тихо, но Ник был уверен, что это ненадолго. Вернувшись в допросную, он склонился над старшиной и прижал точку на подбородке. Тот сразу отозвался стоном и, открыв глаза, увидел смотрящий в лицо ствол пистолета.

— Где девочка?

— Я не…

Короткий, но очень болезненный тычок пальцем под ухо заставил бы его закричать, если бы не дрожащий палец на курке, с которого он, словно завороженный, не сводил взгляд.

— Там, по коридору, вторая дверь.

— Налево или направо? — Ник для наглядности покачал стволом в стороны.

— Налево.

— Если соврал, вернусь и заставлю вас жрать собственные яйца. И это ни хрена не метафора, а конкретный план действий, — спокойно произнес сержант и внимательно посмотрел в глаза космопеху. — Ну?!

— Направо, — выдохнул старшина и, получив нокаутирующий удар, отключился.

В коридоре все еще было тихо, что, в сущности, ни о чем не говорило, но несколько успокаивало.

Вторая дверь открылась, стоило Нику постучать стволом по металлу. Невзрачный человечек попытался отпрянуть, увидев у своего носа оружие, но был ловко пойман за воротник, и Ник, прикрываясь человеком, как щитом, вошел внутрь. Космопех, гонявший какую-то игрушку на планшете, отреагировал мгновенно. Он вскочил, потянувшись к кобуре, но, получив пулю в плечо, резко передумал нападать и свалился на пол.

— Девочка где? — Ник вдавил ствол в лоб мужчины и заглянул ему в глаза.

— Там.

Он махнул рукой, и сержант увидел почти сливающуюся с поверхностью стены дверь.

— Охрана, сигнализация?

— Ничего нет. Только кровать и санблок.

— Ключ?

— У капитана Темона.

Ник перешагнул через тело и подошел к двери.

— Эрин, ты там?

— А где мне еще быть, — прозвучал чуть приглушенный, но вполне узнаваемый голос девушки.

— Тогда отойди, а лучше вообще залезь куда-нибудь подальше. Сейчас буду дверь ломать.

— Не нужно. Лучше сам отойди.

Оторопевший Ник вдруг увидел, как часть двери, словно превратившись в жидкость, стекла на пол красивой серебристой лужей. Через секунду девочка, пусть и немного помятая, уже протискивалась сквозь дыру.

— Чего-то ты долго. — Она укоризненно посмотрела на Ника и неожиданно обняла и крепко поцеловала в губы, отчего у Ника почему-то защипало в носу и слегка зашумело в голове.

Девушка весело расхохоталась и толкнула его в грудь.

— Лицо попроще сделай. А то у тебя вид, как у кота перед клеткой с мышами.

— Или у мыши в зубах у кота. — Ник глубоко вздохнул, успокаивая дыхание, и, закрыв дверь за засов, начал деловито снимать разгрузку с все еще пребывающего в шоке космопеха.

Ремни сами подтянулись по фигуре и, подняв с пола автомат, он кивнул девушке.

— Держись за спиной, не зевай, если меня подстрелят, убегай. Мы в самом низу, так что тебе нужно подниматься все время наверх. Готова? — Он тихо сдвинул засов и прислушался. Пара человек стояла где-то в коридоре, чуть слышно поскрипывая ремнями разгрузочной системы.

Когда дверь распахнулась, в створку ударило несколько пуль и рикошетом ушло в комнату, к счастью, никого не задев.

Ник выставил в коридор автомат и дал длинную очередь на полмагазина, поводя стволом, и быстро выглянул наружу.

Судя по всему, двум пехотинцам если и требовалась какая-то помощь, то лишь полкового священника.

Сержант мазнул взглядом по счетчику выстрелов и решил пока не менять магазин.

— Вперед.

Они добрались до какой-то лестницы и, поднявшись наверх, очутились на техническом этаже лабораторного комплекса. Отсюда, поднявшись на лифте до одного из терминалов, уже почти как нормальные люди, доехали до сектора, занимаемого Патрулем.

Все, что потом последовало, Ник долго еще вспоминал как кромешный ужас. Череда допросов, и обычных, и с применением нейротомографа, долгих бесед в присутствии представителя безопасности, и рапорта в ужасающем количестве, которые он уже через два дня писал, не задумываясь о содержании.

Как-то вечером его растолкали и, едва дав время на то, чтобы привести себя в порядок, вывели из камеры.

— Давай быстрее, — разбудивший его майор-безопасник легонько хлопнул Ника по спине. — Экселенц ждать не любит.

Затем Росса отвели в кабинет начальника внутренней безопасности Патруля, где уже сидел мужчина довольно преклонных лет, что было заметно, даже несмотря на его крепкое телосложение.

— Садитесь. — Мужчина, одетый в гражданский костюм, кивнул Нику и улыбнулся. — Решил сам переговорить с вами. А то документы документами, а человека лучше увидеть самому.

— Спасибо. — Ник, несмотря на гражданский костюм мужчины, был уверен в том, что перед ним офицер высокого ранга, поэтому держался настороженно. Но вся скованность Ника не помешала тому, что уже через час они беседовали, словно старые друзья. Ник рассказал о своем детстве, о родителях и даже о своей первой влюбленности во втором классе.

— А как тебе служится в Патруле?

— В Патруле… — Ник задумался. — Здесь все, как у нас. Ну вот в нашем квартале, например, мы, конечно, помогаем друг другу, отбиваемся от банд, если нужно, делимся продуктами или медикаментами, но человек из другого квартала для нас не друг. Он, конечно, пока не начал делать что-то плохое, не враг еще, но не друг точно. И Патруль точно так же. Мы здесь словно один квартал. Если ты доказал, что свой человек, то тебе помогут во всем. И денег подкинут, если надо, и в отпуск подменят.

— И тебя не пугает вражда с флотскими?

— Не пугает. — Ник улыбнулся. — Да и не вражда это. Это словно соперничество между двумя охраняемыми кварталами. У кого девчонки лучше. Но ведь доведись стоять против той же Ганзы, будем стоять вместе.

— А почему не против Саргона или Флоры.

— Насчет Флоры не знаю, их как-то резко поубавилось после очередного «фестиваля», а вот насчет Саргона что-то сомневаюсь. Делить нам нечего. Нет пересекающихся интересов. Мало того, они зависят от нас довольно плотно, как и мы от них, так что если не найдется каких-то придурков или провокаторов, скорее всего, будем нормально торговать. Есть, правда, еще Хаторан, но с ними точно войны не будет. Мало их слишком для внятной экспансии, хотя, конечно, в ответ могут врезать так, что будет кисло всем.

— Забавно. — Мужчина кивнул, словно сказанное находило отклик его собственным мыслям. — А что ты думаешь по поводу наших кораблей в сравнении с саргонскими?

— Много чего. — Ник кивнул. — Но для начала я хотел бы убедиться в том, что касается вашего допуска. Я не могу обсуждать тактико-технические характеристики наших кораблей и кораблей граничных государств без подтверждения допуска.

— Такой устроит? — Мужчина достал из нагрудного кармана карточку, на которой значилось, что некий Алар де Гроув является министром обороны и членом Верховного совета Федерации.

— А откуда я могу знать, что Алар де Гроув — это действительно вы?

Министр хмыкнул и, положив ладонь на панель идентификатора личности, что стоял на столе у начальника контрразведки, развернул его экран так, что Ник смог увидеть то, что там написано.

— Как вас, однако, запугали наши безопасники…

— Вовсе нет, сен генерал, — парировал Ник, который вспомнил звание министра обороны. — Просто я еще в детстве понял: ничто в жизни так не продлевает жизнь, как здоровая паранойя в умеренном количестве.

На это де Гроув лишь усмехнулся.

— Ну а теперь-то расскажешь о кораблях?

— Да и не знаю я многого. — Ник пожал плечами. — Наши корабли, конечно, более маневренны и имеют, соответственно, лучшую динамику. В маневренном бою мы уделаем любой флот, если, конечно, сможем подобраться на дистанцию от ста до пяти тысяч километров. Поворотных систем на лучевых пушках нет, так что, если выскочил из прицела, считай, что выжил. Ну и, кроме того, нас, я имею в виду количество кораблей в Федерации, — очень много. У Патруля больше ста тысяч единиц, и примерно столько же у флота. Правда, учитывая, что мы не вылезаем из схваток, а они разминаются лишь на редких учениях и в виртуале, то соотношение два к одному. Хотя иногда я бы не отказался иметь за спиной что-нибудь вроде линкора класса «Оплот». А у саргонцев все просто. Если наш флот был изначально заточен на крейсерские операции и перекрытие максимально широкого сектора, то у них флот — это настоящий кулак. Линкоры класса «Созвездие» — настоящие монстры, которым расковырять орбитальную крепость — раз плюнуть. Таким флотом можно уже штурмовать планетные системы первого класса, что нам, конечно, совсем не грозит. А вообще было бы неплохо соединить наши флота. — Ник мечтательно поднял взгляд на потолок, где ему уже рисовались картины межзвездных битв. — Мощные корабли прорыва, поддержанные мобильными силами, смогут уничтожить все, что летает в нашей части галактики.

— А сам где хотел бы служить? — Де Гроув задумчиво посмотрел на Ника.

— Да пока не знаю. — Росс пожал плечами. — Все вроде интересно. И большие корабли, и малые, в каждом есть свой смысл и резон. Когда командиром на маленьком, то, как правило, сам себе начальник, экипаж пять-шесть человек, и все. А на крейсере уже десятки, плюс десант, и за каждого ты в ответе. Зато и мощь такая, что даже шестисотому рейдеру можно реактор оторвать и сказать, что так и было.

Они беседовали еще целый час, пока уже совершенно осоловевшего Ника не отпустили отдыхать. А сидевший в кабинете генерал еще раз посмотрел личное дело Ника Росса и на лицевой странице, там, где была фотография, написал «Личный кадровый резерв» и поставил свою электронную печать.


А на следующий день к нему в комнату впустили какого-то мужчину в темно-синем длиннополом ахаро, перетянутом широким ремнем, и тонкой шелковой накидке. Черные, словно смола, волосы блестели в свете ламп, а усы задорно топорщились вверх, словно их хозяин постоянно улыбался.

— Здравствуйте. — Мужчина широко улыбнулся и, не спрашивая разрешения, присел в одно из кресел. — Меня зовут Трон Илар, я посол Хаторан в Федерации Свободных. Когда мне доложили о том, что наша девочка нашлась, то сразу же вылетел за ней. Но, к сожалению, недостаточно быстро, что и позволило состояться второму похищению. Но зато вы у нас теперь дважды герой, а мы такого не забываем. — Он достал откуда-то из складок ахаро небольшую коробочку, открыл и протянул Нику.

— Чистое Пламя, одна из высших наград клана огня, которую я по поручению Иерарха передаю вам.

Ник взял ярко-алый диск, по которому, словно настоящие, скользили язычки пламени. Дождавшись, пока он рассмотрит орден, Трон продолжил:

— Кроме того, я хочу передать вам приглашение на Фестиваль Огня, который состоится через шесть с половиной месяцев в Тис Савар. Все необходимые документы, включая отпускные, уже подписаны. Хочу заметить, что не магов в Тис Савар вообще и на клановых праздниках в частности обычно не бывает, но архонт Аверос настоял на вашем приглашении. Поверьте мне на слово, это действительно высокая честь.

— А у меня не будет конфликтов с руководством, кон Илар? — Ник задумчиво перевел взгляд на мага. — Все же Патруль довольно специфическая организация.

— Полагаю, они будут счастливы получить хоть какую-то информацию из Хаторан. — Посол улыбнулся. — Мы хоть и дружественные государства, но секреты бережем довольно тщательно. Просто Иерархом принято решение смягчить политику изоляции, и вы будете одним из первых, кто посетит нашу столицу. Кроме того, мы даже не будем возражать против видеозаписи. Да хоть прямую трансляцию устройте. — Трон небрежно взмахнул рукой. — Давно пора было это сделать, а тут такой повод подвернулся. Так что ничего не бойтесь и спокойно готовьтесь к поездке. — Маг положил перед Ником небольшую карточку. — Вот в это время вам надлежит быть в нашем посольстве в Руби, а остальное сделают мои сотрудники.

— Неожиданно как-то. — Ник неуверенно улыбнулся. — Но, похоже, тут опять за меня все решили.


Ларк Темон ускользнул лишь благодаря обширным связям и своему хорошему чутью на грядущие неприятности. Когда один из его информаторов сообщил, что мальчишка сбежал, он, недолго думая, выдернул накопители из служебного компьютера и уже через пять минут был на борту небольшого грузового корабля, курсирующего между базой флота и производственным комплексом Танерон.

Лежа в узкой каюте грузовика, он все не мог понять, как же это он облажался на таком простом деле. А перебирая все известные ему факты, убеждался в том, что дело совсем непростое. Теперь ему предстояло держать ответ перед руководством шестого управления, и только от них зависело, прикроют ли его от Патруля, или выдадут с потрохами. С одной стороны, такое пусть и редко, но все же случалось, а с другой — выдача офицера для официального разбирательства всегда плохо влияла на моральный климат в коллективе.

Общество Свободных по определению не могло быть монолитным. Сотни партий, десятки конфессий и совершенно невообразимое количество общественных течений и организаций.

Политическая полиция занималась в основном теми, кто решал сократить путь к богатству и власти, пройдя не утвержденным маршрутом, а срезая путь по головам заслуженных и богатых граждан. Не потесняя их, а уничтожая. Таких старались отслеживать на ранних этапах и приводить к общему знаменателю. Кого путем нравоучительной беседы, а кого и с помощью «универсального уравнителя».

На памяти Темона было две попытки военного переворота и три восстания, численность которых иногда достигала нескольких миллионов человек. Но во всей этой свалке флот никогда не участвовал, строго исполняя свои функции, определенные Советом, и лишь в редчайших случаях чуть более, когда его подразделения штурмовали базу заговорщиков. Патруль же вообще был в стороне даже от этого, занимаясь лишь межпланетным криминалом, вытаптывая всяких отморозков и просто потерявших контакт с реальностью.

И если по поводу незаконных операций на политическом олимпе был достигнут определенный консенсус, то другая проблема раскалывала верхушку Федерации резко и бескомпромиссно.

Одна часть промышленников, политиков и военных была за ускоренную интеграцию с другими государствами, прежде всего с Хаторан и Саргонской империей, а другая категорически против, утверждая, что Свободным нужно становиться торговой империей и упрочнять связи с Ганзой и Марканским союзом.

Нередки были ситуации, когда Патруль действовал вместе с Саргонским флотом в поисках и уничтожении пиратов или вместе с Хаторан гонял диких контрабандистов, поэтому отношения между офицерами часто были весьма теплыми. И напротив, очень часто Патруль вступал в бой с наемниками Ганзы и постоянно конфликтовал со службой дальних перевозок Марканского союза. В результате этих столкновений были убитые и раненые с обеих сторон, что никак не добавляло сердечности в отношениях.

И в такой ситуации Патруль занимал четкую и однозначную позицию сторонников интеграции, потому что офицеры Патруля имели основные проблемы именно от торгашей и марканцев, тогда как Хаторан и Саргон уничтожали пиратов даже активнее, чем федераты. С одной стороны границы был порядок и спокойствие, а с другой — вечные проблемы вроде тайных нарколабораторий и перевалочных баз торговцев живым товаром. Флот в целом тоже придерживался идеи интеграции, а армия просто грезила военными технологиями саргонцев.

Но если военные на этой почве легко находили понимание с производственными корпорациями, то банкиры, торговцы и производители всякого ширпотреба придерживались совершенно иного мнения. Для них был предпочтительнее огромный рынок Ашш, Марканы и прочих государств, тяготеющих к первым двум, чем уже поделенный и отрегулированный рынок Саргона и Хаторан. А политики в этой ситуации предпочитали балансировать между ними, находя помощь, то в одном, то в другом стане.

Федеральная безопасность тоже пока лавировала между двух лагерей, и в этом была немалая опасность для Темона, так как его судьба зависела от того, куда качнулись весы в данное время.


Вся суета с похищением и последующим разбирательством привела к тому, что «Гранит» ушел в очередной поиск без Ника, и тому пришлось еще неделю просидеть на центральном посту, обрабатывая сигнатуры, присылаемые с кораблей, в том числе и с «Гранита», обслуживая его запросы, как член команды, вне очереди.

Командующий Старк, которому осточертели откровенно незаконные действия безопасников и космопехоты, выразил свое удовлетворение действиями Ника, присвоив тому внеочередное офицерское звание, и подписал представление на крест «За воинские заслуги».

Остаток практики прошел в рабочем режиме и без особых приключений, не считая нескольких старателей, которые потерпели крушение на крошечном астероиде и почти месяц пытались починить связную аппаратуру и главный привод. Именно его предсмертные вздохи услышал Ник, когда просеивал этот сектор пространства.

Старателей сняли и, взяв то, что они называли кораблем, на буксир, перетащили к ближайшему узлу технического обеспечения кораблей.


8

Те, кто говорит, что для войны нужны лишь деньги, не понимают, о чем говорят. Вы можете купить самое совершенное оружие, нанять самых отчаянных бойцов, но если у вас не будет собственных людей, готовых умереть за ваши идеалы, то всему этому цена — мелкая монета.

Деньги важны лишь в процессе подготовки к войне, и то далеко не всегда. Важнее всего — идеология, организация и логистика. Вот три действительно краеугольных камня любой войны.

Ларм де Хиасс, министр обороны Федерации Свободных

Управлению специальных подразделений обеспечить безопасную доставку Эринари Карн на территорию Хаторан. Приоритет операции — Ураган. Допустимые потери — 100 %.

Приписка, сделанная рукой Иерарха:

«Можете все там сдохнуть, но чтобы девочка была дома через три дня!»

Завизировано личной канцелярией Иерарха

…в течение контрольного периода отмечен резкий рост активности Службы перевозок Ганзы, в том числе пассажирских рейсов на планеты Федерации. Таким образом, сейчас на планетах Федерации постоянно проживают более пяти тысяч граждан Ганзы, что втрое больше статистической нормы. Анализ зон размещения прибывших, рода занятий и другой доступной информации дает основание полагать, что на территории Федерации идет активное размещение диверсионно-террористических групп на особый период…

Из доклада руководителя аналитического сектора 4-го управления Контрразведывательной службы генерального штаба вооруженных сил Федерации, капитана Неккера.

Ремарка начальника управления общего контроля генерала де Хорамма

Полковник Наргон, прижмите-ка этого умника. Не его это дело — делать такие далекоидущие выводы. И вообще, пусть поменьше пишет и побольше работает.

Резолюция командующего объединенным флотом Федерации, адмирал-командора Конса де Нара

Генерал де Хорамм — директива 43, к исполнению.

Отметка начальника отдела особого контроля флаг-коммандера Искрома

Исполнено.

…Сегодня мы провожаем в последний путь настоящего защитника Федерации, истинного воина свободы, генерала Хорамма. Его славный боевой путь всегда будет примером для молодых офицеров и полководцев, продолжающих немеркнущие традиции боевого братства.

Нелепая случайность, вырвавшая из наших рядов столь яркого представителя вооруженных сил, не помешает нам с новыми силами…

Из прощальной речи командующего объединенным флотом Федерации адмирал-командора Конса де Нара

Федерация Свободных, планета Руби, Арнада Резиденция Семьи Лагон


Наира Лагон получила информацию о захвате базы еще в тот момент, когда десантники Патруля не вошли внутрь. Кодовый сигнал, отправленный оператором, предназначался именно для оповещения о подобной ситуации, и сразу же к делу приступили опытные юристы и другие специалисты по решению проблем.

Но положение ухудшалось с каждым донесением из этого сектора. Агент Наиры в Патруле практически сразу информировал ее о том, что захватили также и курьера Ганзы и каким-то образом вскрыли защищенный сектор. Конечно, там был вовсе не сейфовый замок, а, скорее просто, гарантия, что не будет праздношатающихся посетителей, но скорость, с которой Патруль вскрыл дверь, все равно неприятно удивила. Также настораживала история о причастном ко всему этому сержанте Нике Россе, который уже второй раз попадался ей на пути. И тенденцию эту следовало пресечь самым решительным образом. Именно поэтому, даже не дожидаясь окончания внутреннего расследования, Наира отдала приказ о ликвидации сержанта Росса в «мягком» варианте, что означало несчастный случай. Ссориться лишний раз с Патрулем, тем более по такому случаю, было неразумно.


Центр логистики, база Хажир, Федерация Свободных


Леда Тиронс, старший сержант службы перевозок, открыла очередной запрос на получение проездных документов и уже привычными движениями стала заполнять бланк. Введя имя, фамилию и учетный номер офицера, она подождала немного, пока система не переварит запрос, и проверила соответствие исходного пункта и пункта назначения.

К ее удивлению, маршрут, выданный компьютером, был весьма странным, если не сказать больше. Сначала флотским транспортом до Иснард, а потом почему-то фешенебельным трансгалактником до Руби. Она внимательно вчиталась в текст и от удивления открыла рот. Транслайн не желала перевозить Ника Росса иначе, чем за один тарваи.

— Сен лейтенант! — Леда повернулась в сторону старшего оператора смены, лейтенанта Ковис. — У меня тут ерунда какая-то. — Она показала на транспортную карту, заполненную компьютером.

Сара Ковис встала с кресла, подошла, внимательно посмотрела на документ и, введя курсор в поле личных данных, поменяла информацию.

— Интересно. А вот так?

И тут же система выдала совершенно другой маршрут, который и приличествовал скромному офицеру. Транспорт до Изумрудной-шесть, а далее, ремонтным кораблем, отправлявшимся на профилактику на центральные верфи.

— Понятно. — Лейтенант улыбнулась. — Система же просчитывает самый дешевый маршрут. А в ее расписании есть и круизные лайнеры, и рудовозы. — Сара обернулась к оператору, поясняя логику компьютера. — Некоторое время назад мы стали отправлять личные данные военнослужащих, следующих гражданскими бортами, поскольку было несколько скандалов, связанных с их поведением. Ну вот система отправила запрос, и от Транслайна пришел ответ, что данного офицера они берутся доставить за символическую цену. А поскольку для нас главное — это минимизация затрат, то и маршрут выстроился таким вот образом.

— И что, какой-то офицерик полетит на настоящем круизном лайнере? — от возмущения сержант Тиронс даже покраснела.

— Значит, не совсем «какой-то», — с улыбкой возразила лейтенант и заглянула в глаза девушки. — Какой-то отправился бы до Изумрудной, а дальше на рудовозе. А может, контрразведка в какие игры играет. — Она пожала плечами. — Так что оформляй и забудь. Целее будешь.


Ничего об этом не знавший Ник получил проездные документы и уже через сутки стоял у терминала, где шла погрузка на лайнер. Но стоило ему оказаться на борту «Золотого Ковчега», как специалист по размещению, для которого Ник был окружен ореолом желтого свечения, повторил запрос, и, удостоверившись, что это не сбой, вызвал главного стюарда, в обязанности которого входила опека особо важных персон.

Каюта, в которую проводили Ника, была, конечно, не настолько роскошной, как личные апартаменты де Анора на «Гонце», но для непривыкшего к роскоши Ника это было верхом комфорта. Шесть комнат и даже маленький бассейн, в который Ник с наслаждением плюхнулся сразу, как смог спровадить обслуживающий персонал.

Пассажиры первого класса всегда были в центре внимания не только служащих, в сетчатку которых был встроен микромонитор, выдававший всю доступную информацию о госте, но и других пассажиров, среди которых были дамы, находящиеся в поисках приключений, и просто девицы свободного поведения.

Но ни откровенные намеки, ни случайные обнажения не могли пробить глубокой задумчивости Ника, который накануне отбытия с базы получил, целых три предложения о дальнейшей службе. От флотской разведки, от контрразведки Патруля и даже от командующего базой, который тоже заметил перспективного офицера.

При этом Ник улыбался всем дамам, беседовал со всей возможной заинтересованностью, но на призывные взгляды и позы реагировал не более чем ремонтный дрон, а вездесущие репортеры, уже нацелившиеся на скандальный репортаж, были вынуждены отвалить ни с чем. Ну кому интересен какой-то офицер Патруля, пусть даже путешествующий высшим классом, если он не гуляет напропалую и не устраивает пьяных дебошей? В общем, волна утихла, даже не поднявшись, но ровно до того момента, когда на борт «Золотого Ковчега» не вступил владелец этой и многих других компаний — сам де Анор с дочерью. На личном челноке, в сопровождении свиты из охраны, секретарей и всякого прочего люда, кормившегося, словно рыбная мелочь возле акулы, он устроил настоящий ураган среди обслуги круизного корабля и, наконец, совершив все положенные ритуалы, занял соседние с Ником ВИП-апартаменты.

Встреча Ника и де Анора с дочкой произошла в меру случайно на нижней прогулочной галерее, сквозь прозрачный пол которой была видна планета Аквамарис, известная широкой публике лишь роскошными курортами и не менее дорогими игорными заведениями, которые пользовались заслуженной славой среди богачей всех окрестных миров.

Из-за необычного газового состава атмосфера планеты была зелено-голубого цвета, что собственно и предопределило ее название. В атмосферной дымке были видны многочисленные острова южного полушария и даже край полярной шапки южного полюса. Все это великолепие Ник рассматривал в купленный по случаю цифровой бинокль с двухсоткратным переменным увеличением и стабилизацией изображения.

— Седо Росс? — Певучий девичий голос заставил Ника оторваться от окуляров и оглянуться.

Рядом стоял де Анор собственной персоной с Денирой, а чуть сзади в обманчиво-расслабленных позах находились четверо широкоплечих мужчин с внимательными глазами, похожими на зрачок прицела.

Ник сразу отметил, что этих парней ему уже не удастся отшвырнуть так просто, как предыдущих телохранителей. Явно бывшие офицеры, пожалуй, и сами были способны переломать кости кому угодно.

А Денира, словно решившая участвовать в конкурсе красоты, выглядела совершенно потрясающе. В длинном платье из белоснежного шелка, которое вовсе не скрывало, а скорее подчеркивало стройную девичью фигуру, и легких туфлях на высоком каблуке, она молча кивнула Нику, тепло и чуть печально улыбнувшись при этом, словно тореадор приветствовал быка.

Ник уже не в первый раз замечал, что девушки и дамы высшего света одеваются подчеркнуто скромно. Никаких тканей-экранов, никаких светящихся татуировок и броских украшений. Только одноцветные натуральные ткани и естественный цвет кожи.

— Седо де Анор, сан Денира, — он учтиво поклонился. — Тоже решили полюбоваться видами?

— Не совсем. — Глен, одетый в темно-зеленый хингар — длиннополый пиджак с открытым воротником и розеткой ордена Федерации первой степени на груди — улыбнулся. — Просто это неплохое место для случайной встречи двух старых знакомых. — Он качнул головой на бинокль. — Что-то уже рассмотрели?

— Да я вообще люблю наблюдать. — Ник выключил питание прибора и положил его в карман. — Слушать эфир, смотреть издалека. Вообще немного отстраняться от ситуации. Помогает лучше понять происходящее. Эмоции непосредственного участника часто вносят сильные искажения в общую картинку.

— Вы не перестаете меня удивлять. — Де Анор улыбнулся. — Похоже, это входит у вас в привычку. Но, может быть, продолжим нашу беседу за обедом? Мой повар сегодня обещал нечто совершенно необычное.


Совершенно необычным называлось меню в росском стиле, куда почему-то входили крошечные пирожки с мясом в бульоне непривычного, но тем не менее приятного вкуса, и напиток, который Глен называл «квас», отдающий хлебом и почему-то напоминающий о жарком полдне. Ник, которого мама не баловала национальной росской кухней, с удовольствием пробовал разные блюда и спокойно ждал, пока де Анор не перейдет к делу. Но ждать пришлось еще довольно долго, словно тот испытывал терпение лейтенанта.

Наконец, когда они устроились в просторном холле ВИП-апартаментов, Глен внимательно и с каким-то странным выражением посмотрел на гостя.

— Признаюсь, когда мне предоставили информацию о вас, я и не предполагал, что все так закрутится. — Де Анор вздохнул. — У вас появились очень серьезные враги и не в последнюю очередь из-за того, что вы вмешались в уже готовый сценарий передела корабельного рынка. Покушение, которое вы так любезно предотвратили, должно было стать началом целой серии событий, которые привели бы к тому, что Ганза с помощью Наиры Лагон взяла под контроль большую часть мощностей по выпуску кораблей среднего и крупного тоннажа. И что в свою очередь привело бы к тому, что часть критически важных технологий ушла бы на сторону. Ну а ваши действия на базе и последующее похищение только усилили желание определенных деятелей рассчитаться с вами. Конечно, глупость несусветная, но логика бандитских семей часто укладывается в довольно примитивные шаблоны.

Мы, я имею в виду себя и некоторых своих друзей, уже запустили программу противодействия, но, так как мы немного просчитались со временем, во многом приходится просто импровизировать. И в связи с этим у меня, естественно, возник вопрос о вашей безопасности. — Глен задумчиво посмотрел на бокал с вином, стоявший на парившем в воздухе столике. — Даже на базе никто не может гарантировать безопасности, не говоря уж об училище.

— Да у меня того училища осталось на месяц. — Ник улыбнулся. — Выпускные экзамены, распределение и в какой-нибудь медвежий угол, младшим помощником третьего пилота.

— Вот собственно об этом я и хотел поговорить. — Глен кивнул. — Как вы смотрите на то, чтобы поработать прикомандированным от Патруля специалистом на одной из моих верфей? Там требуется представитель от флота в военную приемку, и вы, мне кажется, для этого очень подходящий человек. Зарплаты там очень высокие, а перспективы, учитывая все ваши данные, даже лучше, чем в боевых частях. Ну и самое важное, что вы сможете обеспечить улучшение качества и, как следствие уменьшить потери флота.

— Пожалуй, я откажусь. — Ник помолчал, подбирая слова. — Понимаете, если я в самом начале военной службы начну бегать от врагов, то ничего хорошего из этого не выйдет. — Он посмотрел в глаза де Анору и добавил: — Какой же из меня будет офицер, если я спрячусь за спины гражданских людей? А насчет тех, кто может прийти по мою жизнь… — Он усмехнулся. — Легкой прогулки не будет.


Окончание неспешного путешествия прошло у Ника в компании Дениры, которая одним взглядом распугала всех потенциальных охотниц за молодым офицером. При этом от нее расходилась такая волна настоящей первобытной ярости, что у парня временами волосы дыбом становились. Девушка оказалась интересной собеседницей и, что самое главное, совершенно не заносчивой и не манерной. Ему было с ней настолько легко, что он обсуждал даже те темы, которые предпочитал держать при себе, например, вопросы отношения мужчин и женщин или какие-то политические проблемы.

Зато Денира, не понаслышке знавшая оборотную сторону политики, многое прояснила ему из того, что обычно недоступно широкой публике.

— Да ты пойми, — девушка внимательно посмотрела на Ника, — вся наша Федерация держится за счет общих врагов и близости планет, а не общих устремлений. Тамру, если очистить их слова от политической риторики, нужно влияние и не важно, какими средствами. Кварт спит и видит абсолютную свободу, под которой они понимают полный беспредел, Смарагд тоже тянет в свою сторону, а Руби все пытается как-то примирить все стороны, хотя Ганза, которая подкармливает сепаратные настроения, совсем не заинтересована в существовании Федерации. Ведь мы отнимаем у них часть дохода своими торговыми операциями. Ну и, кроме того, здесь все же пусть и плохой, но порядок, а ситуация, когда здесь возможно вообще все, очень грела Марканский союз, зарабатывавший здесь торговлей людьми. Так что ты разворошил такое осиное гнездо, которое очень многие хотели бы спрятать поглубже. Но тут, на твое счастье, все, что случилось, сильно играет на руку руководству Флота и Промышленному Комитету, который поддерживает объединение планет на принципах более жесткого договора и установление более прочных связей между нами, магами и железками. Война с Лигонским союзом многому научила нас, и теперь все понимают, что если друг другу не помогать, то можно в итоге лишиться и собственного дома.

— Вот гадюшник, — хмуро прокомментировал Ник.

— Ты еще не знаешь какой. — Денира улыбнулась. — Но если влезешь хотя бы на уровень полковника, то отсидеться в стороне не получится.

— Хорошо бы, конечно, — Ник небрежно взмахнул рукой, — но маловероятно. Если только случайно. Как говорят у нас в училище, сыну сержанта никогда не стать генералом, потому что у генерала есть собственные сыновья.

— Ну с такой поддержкой, как мой папа…

— Брось. — Ник нахмурился. — Один раз помог, и теперь что, всю жизнь идти прицепом к твоему отцу? Лучше я уж как-нибудь сам.

— Конечно, сам. — Девушка посмотрела в глаза Ника со всей честностью, на какую была способна. — Он совсем не собирается тебя продвигать по службе. Но если проблемы все-таки возникнут, ты помни, что у тебя есть как минимум один должник.

— Постараюсь, — ответил Ник и предпочел свернуть тему, которая ему была совсем не по душе.

Расставались они словно близкие друзья, в чем, конечно, главная заслуга принадлежала Денире, сумевшей растопить сердце неприступного росска.

А докладывая отцу результаты разговора, девушка сделала довольно интересный вывод.

— Понимаешь, мне показалось, что ему это действительно не очень приятно, что кто-то будет его проталкивать вперед, но при этом он вовсе не лишен честолюбия и способен ставить себе высокие цели. И к тому происшествию с наемным убийцей он относится довольно легко, потому что уверен, что это был его долг — спасти людей от смерти. Налицо сформировавшийся комплекс понятий, характерный для модуса — защитник, и полное отрицание элементов модуса — наемник.

— Это значит, что его сложно приручить и еще сложнее купить, — резюмировал де Анор. — Спасибо, Денира. Запись я посмотрю попозже, может, что и смогу выловить дополнительно. Кстати, а чего ты его не затащила к себе?

Девушка, уже готовая уйти, остановилась.

— Побоялась. — Она посмотрела на отца, но мысли ее были далеко. — Он весь такой двухцветный, причем не черно-белый, а скорее черно-красный. Любовников я себе найду, каких пожелаю, а вот иметь такого друга мне бы очень хотелось. А постель может как укрепить отношения, так и разрушить их бесповоротно. Но если он проявит инициативу, то я с удовольствием. — Она рассмеялась в голос. — Пока он еще тигренок, с ним можно играть. А вот вырастет — порвет мимоходом и не заметит.


Когда Денира ушла, де Анор глубоко задумался. Но думал он не о Нике, а о том, что пропустил момент, когда его дочь стала по-настоящему взрослой. Он вызвал секретаря и, подняв голову, произнес:

— Дэн, а можно здесь, на борту, отыскать нотариуса?

— Я попробую. — Помощник кивнул. — Но, насколько я помню, во время полета капитан корабля имеет те же права, что и мировой судья и нотариус. То есть может заверять документы и даже подписывать брачные контракты как представитель третьей стороны.

— Это подойдет. — Глен кивнул. — Но все же хотелось бы придать документу более официальный характер.

Через час секретарь привел сразу пятерых, из которых один даже оказался членом Верховного суда, а еще один самым настоящим нотариусом с Руби. Поэтому документ, составленный и подписанный в том числе и капитаном корабля, невозможно было оспорить ни при каких обстоятельствах.


9

Военачальник, который не принимает во внимание ситуацию вокруг его армии, ведет ее к поражению.

Питер Фам. «Искусство войны и мира»

Что может быть дороже свободы? Свободы во всем и везде? Величайшее завоевание нашего общества, позволяющее нам реализовывать наш потенциал максимально широко, сегодня, как никогда, подвергается опасности быть втоптанным в грязь нечистоплотными деятелями от армии и флота, которые начали проводить политику ужесточения по всем фронтам. Закрываются лучшие заведения, создавшие славу району красных фонарей, громят лавки с порошками радости, и даже невинные забавы вроде гонок по улицам Свободной зоны объявлены вне закона!

Только слаженный отпор зарвавшимся солдафонам вернет нам былые завоевания, только публичные суды и аресты остановят вал репрессий. Станем плечом плечу! Не забудем, не простим!

Манифест Воинов Армии Свободы

Федерация Свободных, планета Руби, Арнада Личная резиденция Председателя Совета Федерации Лидона Даро


Председатель Совета Федерации предпочитал вести приватные и секретные переговоры в комнате, которую специально для него оборудовали специалисты Хаторан. Здесь можно было не бояться подслушивающих и подглядывающих устройств любого типа, и именно здесь он принял командующего объединенным флотом Свободных, адмирал-командора Конса де Нара. На публике они иногда ссорились, и Лидон Даро частенько устраивал головомойку командующему. Но когда они оставались наедине, разговор шел совсем в других тонах.

— Садись. — Лидон кивнул на кресло, стоявшее напротив, и положил на стол папку, что была у него в руках. — Просмотрел документы из последнего пакета?

— Конечно. — Адмирал кивнул. — Пока все идет по плану.

— Не люблю я, когда все идет по плану. — Председатель поморщился. — Того и гляди какая-нибудь дрянь вылезет.

— Вылезет — будем давить. — Командующий пожал широкими плечами. А сейчас-то чего переживать? — Он открыл свою папку и взял в руки первый документ. — Свежая аналитика по Ганзе, это ты потом посмотришь, еще кое-что по возможной реакции Флоры, ну это вообще не срочно. А… вот. — Он взял в руки еще один документ. — Есть информация, что Ганза начала забрасывать к нам диверсионные группы. Уже более пяти тысяч человек. Все пока рассредоточены по владениям Ордена Отцов Завета.

— Просто подозрения или?..

— Или. — Адмирал кивнул. — Отработали пока средствами удаленного наблюдения. Я выделил из своих несколько групп. За пару дней до восстания возьмем всех. Там собственно специалистов немного, в основном просто наемники, но все равно многовато.

— Я передам тебе свой резерв. Шестую и девятую бригады и пять спецкоманд. — Лидон кивнул. — Мало, конечно, но все, что могу.

— Хватит. — Адмирал-командор довольно улыбнулся. Это было значительно больше, чем он рассчитывал. — У меня еще в резерве четыре штурмовых бригады и спецполк контрразведки. Но я собственно не по этому вопросу. Со мной связался генерал Табриз…

— Я помню командира Алого Легиона. — Председатель расслабленно кивнул, внутренне подобравшись, словно перед прыжком.

— Я его хорошо знаю, и генерал очень далек от всяких подковерных игр. Если он решил выйти на связь, то только потому, что у него есть прямое указание от князя.

— И что же он сказал?

Адмирал вздохнул.

— Ну, в общем, они в курсе наших проблем и предлагают подогнать пару своих флотских групп, перекрывая опасные места. Они сейчас готовы выделить по нашей команде три линкора, двадцать тяжелых крейсеров, и около сотни фрегатов и ракетно-артиллерийских кораблей. Если учесть, что их тяжелый крейсер это как наш линкор…

— Это понятно, — нетерпеливо взмахнул рукой Даро. — А что они хотят?

— Они ничем свою помощь не обставляли, но у них есть прямой резон — прищемить хвост Ганзе. Если мы войдем в торговый союз с Саргон, то и у нас, и у них появятся огромные перспективы.

— И это понятно. — Лидон кивнул. — Значит, так. Пусть тогда перекроют дорогу Ганзе. Не в одиночку, конечно. Дай им наших истребителей и пяток отрядов легких крейсеров, и чтобы ни одна сволочь там не проскочила! Надо подумать, чем мы сможем ответить на любезность со стороны князя. Но вообще любопытно. Такая синхронность…

— О чем ты? — Де Нар отложил документы.

— Хаторан вышли на связь по прямому проводу и предложили двадцать своих дознавателей, и столько же оперативных групп. Но самое интересное, что они предложили воспользоваться их специалистами портальной магии. Мгновенный маневр войсками фактически утраивает их силу.

— Да… — Адмирал задумчиво потер нос. — Вот так и понимаешь, кто тебе друг, а кто наоборот.


Федерация Свободных, планета Руби, Арнада


Выпускные экзамены были третьим серьезным испытанием перед распределением. Именно в этот момент курсанты с тоской вспоминали непосещенные лекции и прогулы практических занятий. Общая оценка складывалась из трех блоков, первый из которых был средним баллом за экзамены, второй — за прохождение практики, а третий за выпускные экзамены, в которых были и проверка практических навыков, и теория.

Максимально общая сумма равнялась ста баллам, которые еще никому не удалось набрать, в основном потому, что члены комиссии выбирались случайным образом из офицеров флота от полковника и выше, а эти люди ценили свое имя дороже тех денег, которые могли заплатить родители выпускников.

Ник достаточно легко сдал теорию и попал на тестовый полигон одним из первых. Ему предстояло провести легкий истребитель по сложному маршруту, ориентируясь исключительно по приборам и не сбив ни одно из препятствий, а потом провести учебный бой с однотипным кораблем.

Экзамен проходил на полигоне Главной Академии флота, в Трестоне, где над бескрайними степями располагалась пилотажная зона.

Заняв еще не остывшее кресло в машине, Ник включил тестовый прогон систем и внимательно проконтролировал результат. Потом, связавшись с диспетчером, попросил разрешения на запуск и стартовал турбины маленького кораблика. Сразу же ему в звуке двигателей послышалась какая-то неправильность, и он, вопреки правилам и рискуя заработать штрафные баллы, чуть прибавил обороты.

Теперь звук уже явно отличался от нормального гула, и корпус истребителя стало ощутимо потряхивать.

— Диспетчеру, ноль-третий. Обнаружена вибрация корпуса и подозрительный звук, сопровождающий работу двигателя.

— Ноль-третий, — отозвался диспетчер. — Выполняйте задание и не выпендривайтесь. До вас на этой машине уже слетало десять человек, и у всех было нормально.

— Прошу занести в летный протокол приказ о вылете на неисправной машине. — Ник вовсе не желал быть похороненным в куче смятого металлолома, но и диспетчер не хотел в случае аварии сменить уютное кресло на скафандр старателя, тем более что за подобное предполагались сроки от десяти лет и более.

Выговорив лейтенанту все, что он, диспетчер, о нем думает, все же приказал оставаться на месте до прибытия дежурной бригады техников, а Ник, даже не слушая, что там пыхтит в микрофон распорядитель полетов, отключил питание, отстегнул ремни и, открыв затемненное стекло кабины, выскочил на разогретый солнцем бетон.

Ехать техникам было всего ничего, и уже через пару минут они, подключив свое оборудование, проверяли все узлы бота, причем за их спинами маячил не только Ник, но и взявшийся ниоткуда неизвестный ему офицер Патруля.

Конечно, Ник разбирался далеко не во всем, что показывали многочисленные приборы, но вот старший лейтенант, видимо, понимал в этом намного больше, так как именно он ткнул пальцем в цифру на экране.

— А это что?

— Индекс биений на валу.

— Я знаю, что это такое, — спокойно произнес офицер, насмешливо глядя в глаза механику. — Я спрашиваю, почему двенадцать при нормативе — ноль, ноль, один. Насколько я понимаю, опорный осевой узел уже рассыпался в труху и ротор висит лишь на магнитной подвеске. Рассказать, что с ним будет при резком маневре?

— Но мы провели стандартную проверку после полета.

На что старший лейтенант лишь отмахнулся, словно от надоедливого насекомого.

— Поберегите свое красноречие для военной прокуратуры и нашей службы внутренних расследований. Если бы этот парень сегодня погиб, меня бы закатали в самый дальний угол, какой смогли бы найти в Федерации, но поскольку этого не произошло, то я всеми силами постараюсь, чтобы теперь закатали и вас, всю вашу бригаду, диспетчера и даже ваших домашних питомцев.

Он отошел и, связавшись с кем-то, стал рассказывать о происшествии, называя собеседника Экселенц. Почему-то это имя или прозвище вызывало у Ника какие-то смутные воспоминания, но они никак не собирались в цельную картинку.

Тем временем у бота собралась целая делегация. Технические специалисты полезли вскрывать турбинный отсек, а отцы-командиры увлеченно переругивались, спихивая ответственность друг на друга.

Остановился праздник, лишь когда прибыл начальник академии, адмирал второго ранга Горан де Сол. Вопреки ожиданиям Ника он не стал устраивать коллективный разнос, а, хмуро выслушав доклады офицеров, посмотрел данные приборов, потом не поленился и, подтянувшись за решетку воздухозаборника, глянул внутрь двигательного отсека и, лишь вытерев руки белоснежной салфеткой, произнес, глядя на Ника.

— Он же слухач, да к тому же из Патруля. А там дураков не держат. И хорошо, что так закончилось. Сен коммандер, — Адмирал обернулся в сторону начальника летно-технической части. — Выкати ему машину из резерва, проверь там все и вообще давай усиль контроль, пока результаты расследования не подойдут.


Новая, не убитая шаловливыми курсантскими руками машина, работала словно часы, и Ник прошел трассу на «отлично», чему был очень рад, так как до этого времени летал вживую не так часто, а навыки получал в основном на тренажерах. Не рад был лишь техник аэродромных систем, заливший в подшипник абразивную жидкость. Военная прокуратура уже просматривала записи с камер наблюдения, и беседа техника с их представителями была лишь делом времени. И как всегда, одно неправильное решение тащит за собой целую череду ошибок. Он почему-то решил, что новые друзья ему наверняка помогут скрыться, для чего нашел ожидавшего результата посредника, который вовсе не думал платить за услугу, тем более так и не состоявшуюся. Тело офицера остывало в припаркованном рядом фургоне, а план подстраховки перешел в активную фазу.


За годы учебы Ник так и не обзавелся друзьями, в основном потому, что типичным контингентом училища были дети офицеров и обеспеченных родителей. И те, и другие неохотно пускали в свою среду чужаков, и Ник сразу после поступления оказался в своеобразном вакууме. А позже, когда он получил награды и стал Патрульным, предложения перейти в одну из партий были им просто проигнорированы. Но сегодня, хмельной от удачи и отличной оценки, он шел в группе курсантов, перебрасываясь веселыми шуточками и искренне хохоча над немудреным солдатским юмором.

Человека, метнувшегося со стороны торговых автоматов, он не увидел, так как тот двигался со спины. Но, к несчастью, как раз в этот момент путь наемнику преградил один из курсантов, и убийце пришлось расчищать себе путь. Именно вскрик заставил Ника резко развернуться, чтобы встретить мужчину с парными ножами в руках.

Семьи тщательно блюли традицию и предпочитали использовать холодное оружие. И лишь в редких случаях прибегали к использованию снайпера, что всегда считалось низким стилем.

Человек, которого послали устранить Ника, отбросил курсанта, неожиданно вставшего на его пути, и в это время объект повернулся, чтобы встретиться взглядом со своим убийцей.

Ник, на одних рефлексах уйдя от нескольких выпадов, выдернул из крепления на предплечье длинный гибкий хлыст, который, распрямившись, застыл, превращаясь в рапиру с небольшой гардой. Против такого оружия, да еще и в руках мастера, убийца не имел ни единого шанса. Еще секунда — и насаженный на острие киллер обмяк тряпичной куклой и рухнул на бетон.

Все произошло так быстро, что Ник успел вытереть и спрятать рапиру, аккуратно уложив ее на место, и поправить форму, прежде чем от пропускного пункта выскочила пара военных полицейских. Сюда же подошел офицер Патруля, бывший на экзамене, и вновь все завертелось в перебранке между службами.

А тихо слинявший с места происшествия Ник сделал правильные выводы и кроме рапиры стал носить с собой штатный пистолет Патруля — Вампир, а вместо обычной рубашки — внешне такую же, но из пуленепробиваемой ткани.


Распределительная комиссия без всякой помпы выдала ему документы об окончании, и Ник, без особой печали простившись с родным училищем, уже на следующий день был в управлении кадров Патруля.

В Патруль обычно попадали офицеры, уже имевшие опыт и репутацию, поэтому вчерашний курсант, даже с блестящими рекомендациями, несколько нарушил работу кадрового конвейера. Но в конце концов Ник оказался на должности пилота тяжелого штурмовика, приписанного к крейсеру «Нарангат». Все крыло базировалось на совсем крошечной базе Алидор, прикрывавшей сектор входа в космическое пространство Аквамарис и несколько стратегически важных производств, таких как, например, верфь Нефрит, на которой строили очень популярные среди старателей поисковые корабли и яхты для богатых.

Как подозревал Ник, вместе эти производства оказались не случайно, а лишь потому, что сверхудачная конструкция рейдера позволяла сделать из него не только комфортабельную яхту, но и даже разведбот типа того, что стоял в соседнем отсеке. Вылизанный, словно игрушка, бот был красив настолько, насколько мог быть корабль, предназначенный для смертоубийства.

Именно возле окошка в этот отсек Ника застал боцман Рей Наг, который должен был показать молодому офицеру его корабль.

— К сожалению, сен лейтенант, эта птичка не продается. — Седой боцман, усмехнувшись, качнул головой на соседнюю дверцу. — Ваш корабль там.

Но если боцман рассчитывал увидеть какие-то эмоции на лице Ника, то сильно просчитался. Ник был уверен, что ему вручат какое-нибудь старье, и не ошибся. Он бы, пожалуй, удивился, если бы ему предложили корабль прямо с конвейера.

Штурмовик триста тридцать пятой серии был вполне приличной машиной. Очень прочный силовой каркас нес восемь тонн композитной брони и около двадцати тонн вооружения и боеприпасов. Но при общем весе в девяносто шесть тонн корабль имел отличную управляемость и относился к штурмовикам лишь по классу вооружения, так как был предназначен для уничтожения относительно малоподвижных целей и вплотную приближался к классу легких крейсеров. Кроме того, он мог действовать и на планетах, для чего имел мощные генераторы силовых полей, игравших роль крыльев при атмосферном маневрировании.

Ник внимательно осмотрел корабль и приемо-сдаточную ведомость.

— Будем проверять? — Он жизнерадостно посмотрел на старшину и, распахнув люк, полез внутрь штурмовика.

Через час они вдвоем переписывали ведомость, и текст ее был существенно короче, чем вначале.

Старшина, расстроенный тем, что его тактическая хитрость была раскрыта на самом первом этапе, скрипя зубами, подписал документ и отправился на доклад к командиру базы.

Капитан-коммандер Хорс в этот момент как раз занимался стратегическим планированием, а именно — раздумывал, куда именно поехать в очередной отпуск, чтобы с чувством потратить честно заработанные деньги.

На нескольких экранах, висящих в воздухе, красовались рекламные плакаты туристических компаний и разной степени обнаженности юные девицы призывно махали руками, словно обещая прогулку по собственным заповедным местам.

— Ну что тебе? — Хорс движением руки отключил рекламу и уставился на вошедшего.

— Да новый лейтенант этот. — Старшина сморщился, словно в рот ему попало нечто особо горькое. — Заставил пересчитать все вплоть до набора инструментов.

— Ну так надо было, как ты обычно делаешь. Извиниться и проводить его к тридцатому, где у нас новые машины.

Капитан-коммандер равнодушно пожал плечами. Он не лез в маленький бизнес боцмана, тем более что он дополнял доходы самого командира базы.

— Да я так расстроился, что подмахнул ведомость, — горестно вздохнул старшина. — Теперь без вашего приказа никак.

— А с чего это я должен приказывать сменить один корабль на другой? — Хорс нахмурился. — Так не делается. Любой проверяющий ткнет меня в это дело носом и будет прав. Если корабль плохой, то почему мы его числим как рабочий? А если рабочий, то зачем его менять на точно такой же?

— Да мы же в эту лоханку поставили всякий мусор! — буквально взвыл от отчаяния боцман. — Его фактически разобрали на запчасти и воткнули все то, что не работало на других кораблях. Движок там с трехсотого, а носовой щит аж с «Нестры», только он не работает ни хрена, поэтому командир «Нестры» летает уже полгода со щитом от штурмовика.

— Зато летает, а не ждет запчастей, которых на этот дурацкий щит триста тридцать шестой серии хрен найдешь, — отрезал командир. — А летает, значит, есть призовые, и прочие приятности, — он задумался. — Значит, так. — Тяжелый взгляд капитан-коммандера остановился на подчиненном. — Если не знаешь, как действовать, действуй по уставу. Сейчас быстренько переведешь все новые корабли в резерв, задним числом. Лейтенант этот за ремонтниками и запчастями, конечно, к тебе побежит, вот и будешь оформлять ему запросы. Техников ему не давать. Пока он будет возиться с этой кучей металлолома, что-нибудь придумаем. Или сороковку спишем, или этот сам рапорт накатает. Отправим его куда подальше, чтобы глаза не мозолил.


Когда Ник положил на стол перед заместителем начальника список запасных частей и агрегатов, тот подписал его, твердо зная, что такое поступит на их базу лишь в случае войны. Поэтому не стал протестовать ни против двух ремонтных дронов высшей категории, ни против непонятных электронных систем. Он даже своей рукой вписал многофункциональный боевой пост-кресло, как на больших крейсерах, и, внутренне ухмыляясь, добавил бортовые скорострельные пушки, которые видел только в каталоге.

Запрос на запасные части поступил в приемно-распределительный центр флота обычным порядком, но система, анализирующая документопоток, мгновенно вычленила в списке детали и узлы, используемые лишь в случае капитального докового ремонта высшего уровня сложности. А поскольку база Алидор числилась как выполнявшая боевые задания, то документ не ушел в стандартный лист ожидания, а был обработан вне очереди, согласно процедуре, прописанной в электронных мозгах системы.

Старшина, увидев двадцать две тонны дефицитнейших запчастей, прошедших мимо него, ушел в глухой запой, а Ник, разобравший к этому времени штурмовик до рамы, радостно перетаскал все это богатство к себе в отсек и, поскольку механиков ему так и не дали, лично принялся за сборку.

Он сразу решил не менять двигатель, так как тот, несмотря на нерабочее состояние, был новым и мощнее штатного почти вдвое. Получив через знакомых Патрульных полный комплект документации, быстро разобрался с неполадками и, заменив два блока, получил отличный привод. Потом настало время отладки носового противорадиационного щита, и с ним Ник провозился больше всего, хотя основную работу взяли на себя дроны. Правда, пришлось пару раз наведаться на склад базы, но деморализованный старшина выдал все, даже дефицитный силовой кабель из сверхпроводника.

Уперлось все в системы высокого давления и датчики трубопроводных систем. Нику часто не хватало элементарных знаний по внутреннему устройству кораблей. Спасла положение помощь нескольких пользователей флотского форума для техников, перегнавших ему сборники программ для глубокого демонтажа кораблей, которые Росс сразу же загрузил в ремонтные дроны.


Старший инженер ремслужбы Ганс Ройс проводил внеслужебное время обычно в своей каюте, общаясь по внутрифлотской сети с многочисленными виртуальными друзьями, но тут он сделал исключение и пришел в кают-компанию техслужбы в самый разгар просмотра матча по оверболлу.

— Отвлекитесь, парни.

Техники, механики и инженеры недовольно повернулись ко входу, но, поскольку явление руководства в такой момент было довольно необычным, остановили просмотр.

— Смотрите, что я нашел. — Ганс вывел изображение со своего планшета на видеостену, и все присутствующие посмотрели на открытую страницу сетевого форума.

— Пользователь Рыжий Инки спрашивает, как ему добраться до блока сто тридцать три — четыреста пятьдесят вентиляционной системы триста тридцать пятого штурмовика. Ну, тут всякие умники рассуждают о том, что ему было бы неплохо учиться в свое время, но вот пользователь Монах интересуется образованием Рыжего Инки, и тот, ничуть не стесняясь, говорит что он — пилот, причем окончивший училище с отличием. И Монах вполне справедливо интересуется, в какой хром провалились все специалисты по техническому обслуживанию и ремонту, на что тот отвечает, что, к его сожалению, таких специалистов рядом нет. Дальше следуют ссылки на архивы с руководствами по ремонту и обслуживанию, и здесь пометка о двухчасовом видеочате Монаха, Скрипача, Торнадо и Гинкара. Ну о том, кто такой этот Инки, мы еще поговорим, а вот Монах — это флаг-коммандер Реонор, начальник инженерной службы базы Стоун, Скрипач — коммандер Нишима, главный инженер суперлинкора «Федерация», а Торнадо я знаю еще со времени совместной службы на Рангуне. Сейчас он в летно-испытательном центре флота, командует инженерами-наладчиками.

И вот эти три монстра о чем-то два часа разговаривают с никому не известным пилотом, и, видимо, довольно успешно, потому что основная часть переписки уходит в приват. Зато наш новый лейтенант заказывает еще шесть блоков памяти для ремонтных дронов, а это, я хочу напомнить, еще как минимум двенадцать ремонтных специальностей. Затем уровень потребления электроэнергии возрастает у него вдвое.

Ганс замолчал, молчали и его подчиненные, переваривая информацию.

— Ему все равно не отремонтировать машину во внятные сроки. — Старший лейтенант Корн покачал головой. — Там нужно было все разбирать до несущего каркаса и смотреть каждый модуль отдельно.

— Я не о том, быстро все это произойдет или медленно. — Коммандер обвел всех долгим взглядом. — Парень молча впрягся и делает нашу с вами работу, и рано или поздно он ее сделает. Я о том, что, когда эта история выплывет наружу и все узнают о том, где все это происходило, нам очень трудно будет сохранить лицо.

— Но командир приказал… — Молодой, только что из учебки, сержант неуверенно оглянулся на сослуживцев, словно ища поддержки.

— Короче, вы как знаете, а я сегодня вечером буду в том ангаре. В конце концов, никто не может запретить мне помогать этому парню во внерабочее время.

— А если это не он — Рыжий Инки?

— А это и неважно. — Ганс покачал головой. — Не всякую подлость можно оправдать приказом. А я уже старый, чтобы мне прятаться за такими вещами. О душе пора подумать.


Визит небольшой, но представительной делегации инженеров базы застал Ника, когда он с помощью одного из дронов вваривал трубу в несущую раму штурмовика. Толстостенная труба из титанового сплава, по мнению старших товарищей лейтенанта, должна была увеличить прочность корпуса по главной оси и дать дополнительный шанс проходящим внутри коммуникациям.

Услышав звук открываемой двери, он закончил шов, снял очки и, спрыгнув вниз, шагнул к выходу.

— Пришли посмотреть, как у тебя дела, — спокойно произнес Ганс и оглянулся на сложенное в кучи оборудование.

— Справляюсь потихоньку, сен коммандер. — Ник, внутренне усмехнувшись, качнул головой. — Сейчас заканчиваю с силовым каркасом и начинаю монтаж модулей.

— А мы тут подумали, — Ройс твердо посмотрел лейтенанту в глаза, — негоже тебе одному тут вкалывать. Надо и нам поучаствовать.

— А как же приказ начальника базы?

— Да пусть засунет его себе в зад, — спокойно ответил коммандер и добавил такое, от чего даже Ник, выросший в припортовом районе, чуть не поперхнулся.


К моменту монтажа пилотского отсека корабль был уже в полном порядке, и лейтенант, обживавший свое рабочее место, лишь контролировал работу ремонтных дронов, потому как с коммутацией боевых цепей человек бы не справился. Три месяца, потраченные на приведение корабля в боеготовное состояние, не пропали даром, и сейчас штурмовик с бортовым номером «40» уже ничем не напоминал того инвалида, которым был еще недавно.

Теперь Ник вполне мог погоняться даже с разведботом, а обычный штурмовик просто порвал бы в клочья, даже несмотря на небольшой опыт пилотажа. Электроника управляла всеми системами штурмовика, оставляя на долю пилота лишь непосредственно пилотирование.

Он и не подозревал, что персонал базы устроил из этого целый тотализатор, и когда он вылетел на пробный полет, то несколько тысяч тарваи перешло из рук в руки.

В том, что у лейтенанта Росса не было большого опыта в управлении таким кораблем, был даже некоторый плюс, так как штурмовик теперь сильно отличался от своих собратьев по характеру и даже внешне.

Собственный генератор гиперперехода позволял штурмовику удаляться на значительное расстояние от базы, и первый свой патрульный выход Ник сделал в составе группы из трех кораблей. Тогда они лишь напрасно потратили топливо, но выход позволил лейтенанту еще раз проверить все системы.

Другие пилоты базы, увидев, как и во что превратил Ник бывшего донора запчастей, приняли его в свой коллектив, и теперь вечерами он уже не сидел в одиночестве, листая бесконечные руководства по ремонту и эксплуатации, а общался в не очень большой, но сплоченной компании, где все знали друг друга как облупленных.

Участок, который прикрывала база, был относительно спокойным, но контрабандисты и прочие темные личности попадались довольно часто. Обычно работу по перехвату быстроходных кораблей выполняли специализированные крейсера, которые могли разнести вражеский корабль одним залпом, поэтому погонь и перестрелок, как правило, не случалось. Нарушители предпочитали отдать товар и заплатить штраф, но не рисковать своими жизнями и кораблем. Ловля контрабанды являлась одним из источников пополнения бюджета флота, и бывало, что на одну лоханку претендовали сразу два корабля из расположенных рядом баз.

На долю Ника оставалось лишь сопровождение патрульных крейсеров в надежде, что для его верткой и кусачей птички найдется работа.

Очередной выход патрульной группы был плановым, и лейтенант, заняв пилотское место, аккуратно вывел штурмовик из дока, поджидая «Нигар» и «Крессу» — два крейсера двести шестой серии, однотипных с «Серебряной Стрелой».

После броска к участку патрулирования корабли вывесили поисковую сеть, чтобы перекрыть максимально возможный угол, и легли в относительный дрейф, готовясь провести ближайшую неделю в ожидании нарушителя.

Обычно экипажи устраивали между кораблями соревнование в одну из популярных сетевых игр, что позволяло находиться в тонусе и не сойти с ума от скуки, а Ник, не являвшийся членом экипажа крейсеров, обычно играл роль судьи.

Вот уже в который раз экипажи азартно резались в сетевую стрелялку, которая, по мнению Ника, не имела ничего общего с реальной действительностью, потому как в жизни никто не будет тебе подбрасывать патроны нужного калибра и латать на ходу броню. Тем не менее он с интересом смотрел на перестрелку, подмечая в поведении аватаров те черты, что были характерны для их владельцев или, наоборот, резко отличались.

Обычно тихий и скромный механик трубопроводных коммуникаций Джи Рон во время игры превращался в берсерка, а командир десантников, старший лейтенант Тха, наоборот, предпочитала залечь со снайперской винтовкой, отлавливая наиболее торопливых.

Звучащий сигнал тревоги Ник осознал уже после того, как его выбросило из игры. Сбросив игровой шлем, он надел боевой и, зафиксировав ремни на кресле, хлопнул ладонью по тревожной кнопке. Впрочем, он мог этого и не делать, так как крейсер уже отсоединил шланг системы жизнеобеспечения, и он стремительно исчезал в технологическом лючке.

— Аргон шесть-два, готов.

— Следовать в ордере, — коротко бросил ему флаг-коммандер, и корабли начали разгоняться для короткого прыжка. Все данные на прыжок уже были просчитаны бортовым компьютером штурмовика и получены, так что вход в гипер и выход получились вполне синхронными. И только на выходе Ник понял, что они, похоже, попали, и серьезно.

Транспортный корабль-контейнеровоз, очутившийся за каким-то чертом в этом глухом углу пространства, окружали десять пиратских рейдеров, которые лишь немного уступали крейсеру Патруля. Опытный капитан «Крессы» уже разрядил свой главный калибр, превратив одного из противников в облако обломков, а капитан «Нигары» чего-то медлил.

Ник бросил штурмовик в сторону, обходя маневрирующие крейсера, и, прикрывшись боком транспортника, зашел в борт одному из пиратских кораблей.

— Получай, тварь!

Очередь из восьми пушек прошлась от кормы до носа рейдера, вспарывая броню, словно лист жести. Сам Ник получил несколько попаданий, но корпус пока держался.

Эфир уже был заполнен матом и криками пиратов, которые в первые несколько секунд еще пытались спасти награбленное, но очень скоро стало ясно, что даже трехкратное преимущество еще не гарантирует победу.

Закрутив штурмовик в спираль, лейтенант Росс дал залп по висящему над грузовиком рейдеру и, уйдя по дуге от потока стальных шариков, включил форсаж, прорываясь к самому крупному пирату, пристыкованному носом к кораблю. Тот в спешном порядке продувал маневровые и уже был готов расстыковаться, когда пушки штурмовика ударили по двигательному отсеку.

— И тебе, говнюк, привет от Патруля!

Ник удерживал врага в прицеле до последнего, пока не понял, что тому конец. Броня сопротивлялась недолго, и сталь, пробившая обшивку, разворотила главный ходовой реактор.

Взрыв реактора вбил остатки рейдера в контейнеровоз, сплавив их в монолит, а Ник увел свой корабль за боковой пилон контейнеровоза, спасаясь от летящих, словно шрапнель, обломков.

Передняя панель уже вовсю полыхала красным, сообщая о массовых повреждениях корпуса, но четыре пушки из восьми и главный привод были в порядке, поэтому Ник, заложив крутой вираж, снова бросил машину в бой. За несколько минут схватки ситуация изменилась довольно резко. «Нигара», видимо получив критические повреждения, вышла из боя, а из пиратских кораблей осталось только трое.

Видя, что все они отвлеклись на поединок с крейсером, Ник дал форсаж и залпом пустил все четыре торпеды, что были у него на борту. Ближайший к нему пират успел отреагировать на новую угрозу, резко рванув в сторону, а двум остальным не повезло. По торпеде на рейдер не оставили пиратам ни малейшего шанса на выживание. Не подкачали и канониры «Крессы», нашинковав последнего врага сталью.


Изрядно ощипанная, но не побежденная группа встретила контролеров, фиксировавших убытки частной собственности, и, не дожидаясь смены, взяла курс на базу, так как всем кораблям требовался серьезный доковый ремонт.

Встречали их как героев, и даже начальник базы не стал произносить никаких речей, а просто пожал руку членам экипажей. Тем, конечно, кто остался в живых. Удар шрапнели, который прошелся по «Нигаре», выбил две трети экипажа, и лишь героическими усилиями оставшихся в живых корабль удалось спасти. На «Крессе» тоже были убитые, хотя и всего трое. А если бы не решительность лейтенанта Тха, которая приказала резать переборки, когда десантники оказались в ловушке своего отсека, трупов было бы намного больше.

Сам Ник чуть не плакал, когда ходил кругами вокруг своего штурмовика. Пробоин было столько, что было вообще непонятно, как машина дотянула до базы. Если бы не бронекапсула пилотского отсека и кресло из прочной стали, самого Ника в виде фарша сейчас отскребали бы ремонтные дроны.

Но, несмотря на некоторое уныние, он все же составил список всего необходимого оборудования и материалов и пошел с ним к заместителю начальника базы.

— Садись. — Флаг-коммандер качнул головой в сторону кресла и, не вставая, склонился назад, доставая из шкафчика бутылку. — Я знаю, что ты не пьешь, — кивнул он в ответ на протестующий жест Росса. — Я совсем капельку. Помянем парней.

Жгучий напиток мгновенно растекся по языку, и Ник едва сдержался, чтобы не закашлять.

Заместитель начальника убрал бутылку и рюмки и лишь тогда посмотрел на бумаги, которые положил ему на стол Ник.

— Это все можешь забрать на память. Твою машину решено не восстанавливать. Центральная лаборатория флота забирает все, что осталось, для изучения, а потом его выставят в одном из парков на Руби. Согласись, нечасто штурмовик вступает в бой с рейдерами и уничтожает четыре штуки. Да, тебе повезло, как не везло на моей памяти еще никому. Но одно то, что корабль выдержал столько попаданий и своим ходом дошел до базы, и этот корабль ты собрал практически своими руками, говорит о многом. Так что везение — везением, а голова и руки у тебя на месте. И в связи с этим у меня есть распоряжение адмирала Крона предложить тебе место в институте. Они как раз занимаются разработкой новых кораблей, и ты реально можешь спасти многих хороших парней, если твои наработки пойдут в серию. — Норс внимательно посмотрел на Ника.

— Да они и так пойдут. — Ник пожал плечами. — Если, конечно, будет принято соответствующее решение. А я в том институте сдохну от тоски. Нет уж. Я, сен флаг-коммандер, лучше буду летать.

— Смотри. Мое дело — передать, а там тебе решать. Но в любом случае за штурмовиком уже вышел корабль, и тебе придется его сопровождать, чтобы дать необходимые пояснения. Потом получишь новую машину на центральных верфях, и обратно сюда.

По лицу Норса было видно, что тот чего-то не договаривает, но Ник не сильно из-за этого напрягся, полагая, что, возможно, на его счет руководство получило какие-то инструкции, которые не желает озвучивать. Так уж получилось, что заместитель начальника базы по совместительству занимал должность начальника контрразведки и все конфиденциальные мероприятия лежали на нем. Так что флаг-коммандер вполне мог получить какие-то тайные инструкции насчет лейтенанта и совершенно не был обязан ставить его в известность об этом.

Сборы не заняли много времени, и, попрощавшись с друзьями и знакомыми, многие из которых еще лежали в госпитале, он занял место на корабле снабжения «Алместа», который как раз шел в сторону центра Федерации.

Трое суток пути он просматривал каталоги последней выставки кораблей, пытаясь понять, что же ему могут подсунуть, но даже в самом худшем варианте все было относительно неплохо. Основным поставщиком флота в этом сегменте была корпорация Настар, и за последние три года они совершили такой технологический рывок, что тяжелые штурмовики по мощности огня уже вплотную подбирались к крейсерам. Конечно, удар тяжелой пушки ему все равно было не выдержать, но на то и пилот, чтобы не зевать.

Уже через пять дней Ник давал пояснения перед авторитетной комиссией, среди членов которой были и представители фирмы-изготовителя, офицеры генерального штаба и несколько инженеров из исследовательских институтов флота.

Штурмовик, а точнее то, что от него осталось, установили в просторном ангаре центральной исследовательской лаборатории флота, которая представляла собой целый научный центр по разработке и испытанию новых кораблей и всего, что к ним относилось.

Что удивило Росса, так это то, что все приглашенные сначала облазили останки кораблика и лишь потом стали задавать вопросы, и вопросы эти касались именно нештатных приспособлений и изменений. Специалисты сразу отметили носовой щит от малого крейсера и реактор, а также дополнительную защиту трубопроводов и главной силовой хорды штурмовика.

В ходе обсуждения выяснилось, что видеозаписи боя, сделанные кораблями Патруля и даже камерами грузовика, уже смонтировали и после одобрения в министерстве идеологии и пропаганды крутят по сети.

— Я надеюсь, его хотя бы переозвучили? — Ник вопросительно глянул на капитан-коммандера Хана, возглавлявшего группу из генштаба.

— Нет, конечно. — Офицер улыбнулся. — Министерство встало насмерть и лишь приглушило особо экспрессивные слова. А вообще фильм получился сильный. Они вставили внизу строчку с фотографиями и именами тех, кто погибал в этот момент, и звук рвущейся струны. Я сначала не поверил, что у вас получается четыре личных победы, но когда компьютеры оцифровали картинку и мы рассчитали бой посекундно, все подтвердилось. Пираты сразу не восприняли вас как противника, потому что на штурмовиках этой серии всего четыре пушки мелкого калибра. Рейдер только поцарапать. А вы натыкали туда вдвое больше, да еще и среднего калибра. Так что тактическое преимущество было вами реализовано на все двести процентов. Хотя, по моим выкладкам, силовой каркас выдержал бы от силы всего пару таких боев. Потом все пришлось бы перебирать заново. Кстати, мы сейчас готовим программу учебного боя на основании анализа боя и собираемся пересмотреть технические характеристики малых крейсеров и штурмовиков. Уже не в первый раз один залп рейдера выводит целый крейсер из строя. Адмирал Крон, кстати, когда узнал, что какой-то штурмовик выдержал более полутора тысяч попаданий, два дня вообще ни с кем не разговаривал. Ходил чернее дефлектора и устраивал всем, кто попадался, разносы. Он же вообще был против этого типа кораблей. Предлагал прекратить закупки для флота, оставив их лишь для охраны крупных объектов. Так что растряс ты это болото довольно прилично.

Они еще поговорили, и в ангаре, и в кафе, куда его пригласил Хан, и расстались только через час, за который Ник успел узнать много нового и полезного.

Из научного центра Росс поехал в штаб флота, чтобы отметить командировочное, но совершенно неожиданно для себя попал на награждение, которое устраивали раз в неделю в центральном зале.

Еще большей неожиданностью было то, что за бой, где он потерял свой штурмовик, ему дали «Золотой Щит» и вручили приглашение на какое-то мероприятие, устраиваемое в честь награжденных.

На мероприятие Ник, вполне естественно для себя, наплевал, поехав в летно-испытательный центр, к давно приглашавшему его Торнадо.

Несмотря на большую разницу в званиях и положении, полковник Кенграсс с удовольствием поводил Ника по площадкам Центра, показав даже экспериментальные модели, и те, что по тем или иным причинам были забракованы и не пошли в серию. Огромная площадка площадью в квадратный километр была уставлена кораблями всех типов, которые когда-либо производила Федерация, а рядом стояли многочисленные вражеские корабли, многие с дырами в обшивке и следами внутренних взрывов.

Особенно Ника заинтересовал вытянутый и хищный силуэт внешне совсем неповрежденного корабля.

— Курьер Ганзы. — Полковник усмехнулся. — Недешево нам дался этот кораблик. Там аж три комплекта накопителей, так что он успел поджарить до хрустящей корочки три малых крейсера, прежде чем его сделал четвертый. А внутренности там интересные. К сожалению, его накопители мы повторить так и не смогли. Но вот броню повторили очень близко, так что на истребители девятого поколения уже пошла новая обшивка.

— А Ганза была не против? — спросил Ник, просовывая голову в дыру, прожженную протонной пушкой.

— Ну, они сообщили, что корабль был угнан, попросили вернуть, но, поскольку он первый напал, да еще и в сфере безопасности Федерации, то сам корабль был арестован по решению суда, а возврат в таких случаях — дело практически безнадежное. — Кенграсс широко улыбнулся. — Пару лет их адвокаты еще как-то суетились, а потом бросили это дело. Все равно все, что скопировано, то скопировано, и разлитую по стаканам водку обратно в бутылку не собрать. А накопители свои скоро сделаем не хуже.


Из Центра Ник собирался отправиться домой, но его планы неожиданно поменял короткий сигнал коммуникатора.

Лейтенант включил связь и бросил в формирующееся облако проекции:

— Ник Росс.

— Добрый день, сен Росс. — Миловидная девушка в строгом костюме улыбнулась и опустила глаза. — У вас на сегодня назначена консультация в министерстве иностранных дел. Удобно ли вам будет подъехать к четырем часам?

— Только я об этом почему-то первый раз слышу. — Росс вздохнул. — А с чего вдруг офицеру Патруля нужно консультироваться в МИДе?

Девушка чуть нахмурилась.

— У вас же поездка в Хаторан. Мы в обязательном порядке консультируем всех, кто выезжает с частным визитом в Хаторан, Саргон или Флору. Несмотря на то что отношения с империей Хаторан довольно стабильны, дипломатический скандал нам совсем не нужен. Это совсем другой мир и другие правила. Кроме того, с вами хотели бы встретиться представители некоторых других служб Федерации и ознакомить с рядом рекомендаций.

— О! Разведка оживилась? — Ник хмыкнул. — Хорошо. Пусть будет в четыре. Диктуйте адрес.


В указанное время Росс уже получал пропуск у немногословного клерка на входе в министерство и, поднявшись в прозрачном лифте на двадцатый этаж, наконец нашел нужную комнату.

В небольшом помещении пять на пять метров был всего один стол и около десятка стульев. Та самая девушка, что приглашала его на консультацию, сразу положила перед ним несколько цветастых брошюр и выпорхнула из кабинета, оставив Ника в одиночестве. Но ознакомиться с шедеврами хаторанской полиграфии ему не дали, так как через пару минут в кабинет вошел подтянутый мужчина в полувоенном костюме и, кивнув лейтенанту, по-хозяйски занял место за столом.

— Меня зовут Рен Гров, я, как вы уже догадались, представляю Управление разведки Федерации.

— Очень рад познакомиться. — Ник лучезарно улыбнулся. — Лейтенант Ник Росс, военная разведка Федерации. — Затем снял с руки коммуникатор, демонстративно включил его на запись. — Надеюсь, у вас есть все соответствующие документы от моего руководства, для того чтобы провести эту беседу?

— Ну зачем же так официально? — Офицер снисходительно улыбнулся. — Это просто частная беседа, которая к тому же в ваших интересах.

— Это почему же? — спросил Росс, но коммуникатор не отключил.

— Не уверен, что руководству Патруля будет полезно знать о некоторых деталях вашей биографии. — Офицер, чуть прищурившись, посмотрел на Ника, ожидая его реакции, но тот в ответ лишь рассмеялся.

— Выстрел наугад и мимо. — Лейтенант рассмеялся. — Я, к вашему сведению, в жизни даже табак не курил, а вы намекаете о каких-то мифических грехах, которые у меня якобы есть. Ничего не нашли, сен… капитан?

— Майор. — Сотрудник управления разведки кивком головы обозначил поклон. — Но попробовать я был обязан, несмотря на то что это наверняка уронило мое реноме в ваших глазах. А теперь серьезно. — Лицо майора Грова стало словно каменным. — Вы отправляетесь в город, где до вас никто из наших еще не был, и нам очень хотелось бы, чтобы вы привезли оттуда как можно больше впечатлений. Нас не интересует ни военный потенциал, ни расположение Хаторан, хотя, конечно, если такое вдруг вам станет известно, это будет отмечено более чем щедро. Нас скорее интересует общее впечатление. Что за люди, как они живут, чем дышат, насколько агрессивны в быту. Вы можете мне поверить на слово, но это в каком-то смысле важнее, чем военный потенциал. Для вас, наверное, не секрет, что в нашем руководстве есть две противоположные партии. Одна выступает за усиление связей с Ганзой и Марканским союзом, а вторая считает, что нам лучше налаживать связи с магами и Саргоном. Если учесть, что у самих Хаторан весьма сложные отношения с Ганзой, а Маркан постоянно на грани войны с Саргоном и при этом Хаторан — Саргон и Ганза — Маркан представляют собой устойчивые связки, ясно, что нам нужно будет определяться уже в обозримом будущем. Не буду утверждать, что ваше мнение окажет существенное влияние на наши расклады, но, как известно, где-то и песчинка может сместить стрелку весов.

— А вы сами за какую из партий? — спросил Ник.

— А не скажу! — Майор улыбнулся в ответ. — Какая, в сущности, разница? Я же прошу вас привезти личные впечатления. Причем не ограничиваю ни в чем. Кстати, как у вас с фотографией?

— Как у всех. — Ник пожал плечами. — Снимаю на коммуникатор иногда. Но не фанат.

— Тогда позвольте преподнести вам небольшой сувенир. — Гров достал откуда-то снизу небольшую коробку. — Фотоаппарат Рэнд Ка-Икс. Последняя модель, кстати. Может снимать объемное видео с высоким и сверхвысоким разрешением, ну и, конечно, делать фотоснимки. Как объемные, так и плоские. Памяти хватит на триста часов обычного видео и на десять тысяч плоского, так что можете не экономить. Никаких закладок внутри нет, так что можете быть спокойны.

«Так я и поверил», — подумал Росс, но подарок принял. Все же лучше иметь подслушивающее и подглядывающее устройство в известном месте, чем непонятно где. Собственно инструктаж на этом и закончился. Разведчик еще сказал пару приличествующих случаю фраз, после чего откланялся.


10

Когда нам нужна победа, мы часто не задумываемся о ее цене. Но когда победа уже достигнута, оценка результата и затраченных усилий порой вызывает в нас пораженческие настроения.

Джинас Тойо, десятикратный победитель «Больших гонок»

Все, что мы знаем об империи Хаторан, можно выразить коротким и емким словом «ничего». Обрывки, слухи и домыслы, которые мы попробуем увязать в непротиворечивую картину и представить на ваш суд.

Колония паранормов или экзотов, как их тогда называли, была организована тогда, когда стало ясно, что содержание их в тюрьмах и исправительных колониях обычного типа потеряло всякий смысл. Приехавшая в такую колонию комиссия с изумлением увидела трудящихся в поте лица охранников и отдыхающих заключенных, что, конечно, не могло обрадовать никакое начальство. Примерно в это же время была найдена аномалия, где корабли просто пропадали бесследно, несмотря на техническое совершенство кораблей и подготовку экипажей. Головоломка в головах тогдашних правителей сложилась, и старые лоханки, набитые магами всех мастей и калибров, просто сбрасывались в эту яму, где они, как рассчитывало правительство, пропадут так же бесследно. Злая ирония судьбы проявилась чуть позже, когда самим правителям уже некуда было деваться и они были вынуждены рвать корабельные привода в надежде скрыться в той самой аномалии, куда ссылали неугодных. Что там с ними произошло, мы не знаем, но можно догадаться, что судьба их была нерадостной.

Но через двести лет в окраинах системы Цанвор появился небольшой кораблик, где, как утверждают исторические хроники, находилась первая официальная делегация империи Хаторан в Федерации.

Приняли их на самом высшем уровне, и с тех пор в наших городах мы можем видеть мужчин и женщин в характерных одеяниях цветов пяти стихий. Кроме того, на основании межгосударственного договора, несколько сотен специалистов работают в различных сферах, таких как правоохранительные органы и исследовательские центры.

Медицинские центры под общей вывеской «Магия Здоровья», довольно широко известны в нашей Федерации, позволяя вернуть здоровье тем, от кого отказалась официальная медицина.

Программа Телескоп, медиапортал Россыпь, Руби, Федерация

На следующий день Ник уже грузился в изящный кораблик Хаторан, следовавший до транзитного порта. В отсеке кроме него было всего два пассажира. Торговец с внешностью пройдохи и моторикой опытного бойца и девушка в полупрозрачном синем ассанге, выгодно подчеркивающем все прелести гибкой и стройной фигуры. И лишь вуаль из тонкой серебряной сетки, опускавшаяся от тонкой диадемы серебристого металла на черных, словно космос, волосах, надежно скрывала черты лица.

Но Нику было не до тайн красавицы соседки. Корабль неизвестного ему типа полностью приковал его внимание. Специалист, хорошо разбирающийся в архитектуре кораблей, очень многое мог сказать о внутреннем устройстве корабля, глядя на его очертания и планировку помещений. А в корабле магов было на что посмотреть. Не было больших технических отсеков и топливных баков, и, как казалось, все пространство было занято пилотской кабиной и пассажирским отсеком.

Стоило ему усесться в кресло, в воздухе перед глазами повисло меню выбора желательного окружения на время полета, и лейтенант, недолго думая, выбрал кабину корабля и мог с некоторого удаления наблюдать то, как работает экипаж. Реалистичность проекции была такой, что поначалу Ник заподозрил, что его каким-то образом перенесли в кабину вместе с креслом. Малейшие детали, звуки и даже запахи металла, пластика и живых человеческих тел — все было в высшей степени достоверно.

Где-то через час ему надоело смотреть за экипажем, и он, с некоторым трудом обнаружив, как вызывается начальный список, выбрал побережье Нигвары, не имея ни малейшего представления, что это такое и где находится.

Впрочем, надо отдать должное дизайнерам виртуальной реальности — место получилось довольно своеобразным. Под ногами был пляж, покрытый небольшими прозрачными камешками с гладкими, отполированными морем боками, которые в свете восходящего солнца играли всеми цветами радуги, и океан густо-синего, почти фиолетового цвета шел от берега до горизонта, а слева и справа стояли высокие, словно стена, горы, над которыми летали драконы. Их неспешное парение над водой и скалами вдруг сменялось быстрой, словно у истребителей, воздушной каруселью, чтобы на какое-то время снова смениться почти неподвижным зависанием в воздухе.

Завороженный игрой сказочных созданий, Ник не заметил, как пролетело три часа, и проекция, медленно растаяв в воздухе, исчезла, вернув его вновь в салон корабля.

— Наш корабль прибыл на пересадочную станцию Айсанра. Служба перевозок Хаторан желает вам удачного путешествия. Следуйте за зелеными стрелками.

Сразу же после голосового сообщения двери корабля раздвинулись, и Ник увидел, что корабль пристыкован к переходу, конец которого выходил на широкую галерею, где бесконечным потоком двигались люди.

Таможенные формальности заняли буквально несколько секунд. Мужчина в светло-серой форме отметил приглашение Ника и пожелал доброго пути.

Все прибывшие кораблями двигались в одну сторону, и Ник влился в поток. Через минуту он увидел, как толпа поднималась по короткому, всего в десяток ступеней подиуму, и исчезала, пройдя в серебристую пленку, похожую на озеро ртути. Машинально чуть притормозив перед самой преградой, Ник протянул руку и почувствовал, как ее на той стороне коснулся теплый ветерок. Уже смелее он сделал шаг и оказался на той стороне портала.

Несмотря на то что среди Свободных о магах ходило немало откровенно диких слухов, Ник, успевший хорошо познакомиться с Эрин, не сильно волновался. Вблизи маги оказались такими же людьми, как и он. Любили, ненавидели, переживали и совершали все то, что делает человека человеком.

Перед ним располагалась огромная площадка, слева от которой находилась стоянка скоростных поездов, а справа — нечто вроде причала, у которого стояло два настоящих корабля. Только вот за кораблями было не море, а горы в туманной дымке облаков, а воды было вообще не видно. Подойдя ближе к краю причала, он увидел, что корабли просто висели в воздухе, удерживаемые чем-то вроде антигравов, а внизу было ущелье глубиной не меньше полукилометра. На приглашении значилось, что ему нужен был «Сполох», и именно он, корпус которого посверкивал огненными искрами, стоял ближе всего.

— Кон Росс? — Рыжеволосый мужчина в длиннополом одеянии красного цвета чуть перегнулся через планшир и пристально рассматривал Ника.

— Ник Росс, — лейтенант кивнул.

— Поднимайтесь на борт. — Мужчина махнул рукой. — Мы ждем только вас.

Не успел Ник взбежать по деревянным, чуть поскрипывающим ступенькам, как боковые стенки трапа сложились, а сам он быстро втянулся внутрь корабля, и, полыхнув алым, «Сполох» отвалил от причала.

Кроме Ника на палубе было всего около двух десятков пассажиров, и все они были одеты в темно-красные балахоны, подпоясанные красным пластинчатым поясом.

— Вы ведь в первый раз у нас в гостях? — Бесшумно подошедший мужчина встал рядом с Ником и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Тогда позвольте, я ознакомлю вас с некоторыми правилами нашего общества. Обращение друг к другу в обезличенно-уважительной форме — кон, конна. Если знаете имя человека, то это ставится перед именем. Например, меня зовут Рес Харс, соответственно, обращение ко мне — кон Рес, или, совсем официально, — кон Харс. Но к членам клана огня вы можете обращаться «брат» или «сестра».

— Я понял, кон Харс. — Росс кивнул.

— Отлично. — Мужчина кивнул. — Кроме этого, есть люди, на груди у которых вот такой значок. — Рес взмахнул рукой, и в воздухе появилось стилизованное изображение язычка пламени на круглом поле. — Это сотрудники службы безопасности клана. К ним вы можете обращаться по любому вопросу в любое время. Все сотрудники клана предупреждены о вашем прибытии, и мы будем тщательно следить, чтобы никто не испортил вам праздник. Дураков хватает и у нас. Фестиваль огня начнется завтра и продлится всего пять суток. Для вас забронированы апартаменты в городской гостинице «Тис Савар», и с балкона можно будет наблюдать большую часть праздника открытия, поскольку она находится на горе прямо над городским стадионом. Но для вас все равно приготовлены места в ложе архонта Тернала, как для нашего почетного гостя. Обращаться к нему можете просто — архонт.

В общем и целом правила у нас как и везде. Незначительные отличия есть лишь в процедуре знакомства с родителями избранницы, но так как вы не маг, это не имеет значения. Но если говорить в общем, то наши общества похожи настолько, насколько могут быть похожи два осколка одной империи. У нас общий язык, общие культурные корни и даже до какого-то момента общая история. Так что на особенную экзотику не рассчитывайте.

Пока они разговаривали, «Сполох» прошел широкую часть ущелья и зашел в теснину, на дне которой бурлила, перескакивая с камня на камень, горная речка.

— Путь в гостевой город Аринар налево, а мы сейчас уйдем направо, к «Тис Савар».

— Я слышал, что не хатты дальше Аринара не заходят?

— Да, это верно. — Рес кивнул. — Но Иерарх решил пересмотреть нашу политику в этом вопросе, и вы первый из не граждан, который попадет куда-то вне гостевого города. Дело в том, — сказал Харс, — что самоизоляция плохо влияет на общество в целом. Сначала, конечно, идет бурный рост, но потом, в исторической перспективе, такие общества проигрывают.

— То есть вы решили начать инъекции конкурентных систем? — Росс усмехнулся. — Тогда вам лучше было начать с более ярких представителей нашего общества. Спортсменов, актеров…

— Возможно, — уклончиво ответил Рес и, внезапно заинтересовавшись наградами Ника, спросил:

— Но вас я совсем не назвал бы серой мышкой. Вижу, вы времени даром не теряли?

— Да, в основном везло. — Ник улыбнулся. — Пару раз так просто на блюдечке все приносили.

Руководитель боевого подразделения клана, отлично знавший, что в Патруле «за просто так» награды не дают, вежливо улыбнулся.

— Тогда я могу констатировать, что вы невероятный везунчик. — Он громко и со вкусом рассмеялся.


За разговорами они миновали горный массив, и корабль, мягко увеличив скорость, пошел над океаном.

— А это что? — Ник кивнул на одиноко стоявшую скалу, на вершине которой возвышался явно старинный замок.

— Дом самого могучего мага Хаторан, — с благоговением произнес Рес. — Поговаривают, что он драконий оборотень, но точно никто не знает, а те, кто знает, конечно, не скажут. Теннайо — линн. Это очень старая раса. Они древнее, чем ашш, на многие сотни тысяч лет, и говорят, что этот замок стоял здесь еще до того, как в этом океане зародилась жизнь.

— Он так и живет здесь, один?

— Нет, конечно. — Маг рассмеялся. — Он вовсе не затворник. У него есть дочь, и она вообще часто бывает в «Тис Савар». А сам Теннайо — член совета Хаторан и регулярно выбирается из своего замка. Он, кстати, называется Иссайно — крыло дракона. Это язык линн, который сейчас знают, может, всего пара сотен человек.

— Сказка.

— Что? — Удивленный Рес повернул голову.

— Я говорю: ожившая сказка. — Ник улыбнулся. — То, чего нам, я имею в виду Свободных, не хватает. В основании каждого народа, там, где его корни, должны быть легенды и сказки. А какая легенда может быть, если даже первая высадка на Руби была запечатлена на видео? Сотни, если не тысячи народов, обычаев и языков при смешении образовали какой-то серый субстрат, в котором размазались все особенности и различия. Еще как-то держатся авры, за счет поддержки со стороны Ганзы, росски, потому что у нас есть своя планета, ну и еще пара народностей. Но на основание общества это никак не влияет, потому что у большей части населения нет преданий, которые они могут назвать общими, которые связывают корни народов воедино. Наш знаменитый плавильный котел стал всего лишь супом, где обломки наций и народностей плавают, практически не смешиваясь друг с другом. А у вас легенды уходят в такое глубокое прошлое человечества, что всякие языковые и прочие различия просто теряют смысл.

— Да, у нас есть записи, которым более двадцати пяти тысяч лет, — подтвердил Рес.

— А почему об этом никто не знает? — Ник недоверчиво посмотрел на мага. Уж слишком велика была цифра, которую тот назвал.

— Кому надо — знают. — Рес небрежно взмахнул рукой. — Просто истинное прошлое устраивает далеко не всех. Кому, например, нужно знать, что те, кто сейчас называет себя Ганзой, выросли из кучки отребья, которое всегда зарабатывало на войне и кому даже пятьдесят лет мира были тяжким испытанием. И что создание Свободных как государства — это целиком их заслуга. Они полагали, что существование такого образования на границе Саргонской империи поможет дестабилизировать обстановку. До какого-то времени это было так, но логика развития все равно заставила вас принять определенные законы и регулирующие нормы, так что полной анархии уже нет. А дальше все будет только по нарастающей.

— Занятно. — Ник покачал головой.

— Что именно?

— Да вот то, что вы говорите. — Росс улыбнулся. — Еще пять лет тому назад наш квартал с его жесткими правилами был всего одним из двух подобных образований. Когда несколько лет назад прокатились волнения, только у нас было все спокойно, хотя, конечно, от патрулей в глазах рябило. Даже тяжелой техникой блокпосты подперли. А уже через пару лет, после перестрелки двух банд, вдруг неожиданно набежали армейцы и устроили в тридцать восьмом квартале такую зачистку, что там еще год все спокойно было. Но и кварталов таких, как наш, появилось еще штук пять. Три из них уже соединились, и теперь у нас даже узловой полицейский участок и станция монорельса. — Он помолчал. — И кстати, даже опорная база военной полиции, которая раньше к нашим делам никаким боком не прислонялась. А теперь шустрят, только свист стоит.

— Конечно, до Саргона вам еще далеко, но согласись, что бардак всем уже надоел. Основная часть промышленников и торгашей желает делать деньги в спокойной обстановке, а не под пулями. Но не все. Например, есть очень влиятельная группировка, объединяющая глав так называемых Семей. Вот им, конечно, выгоден именно беспорядок, хотя тоже до определенной степени. Но постепенно сторонники порядка переламывают ситуацию в свою пользу. Например, есть программа помощи школам, в которую почему-то включены лишь те учебные заведения, которые находятся на территории защищенных анклавов. Вот вы, насколько я знаю, получили вполне приличное образование и довольно легко поступили в военное училище. Простые люди все это видят, и, естественно, их мнение тоже влияет на общую ситуацию. Ну и самое главное, что армии и флоту нужен нормальный спокойный тыл, а не то безобразие, которое творится сейчас. Так что прежней вольницы уже не будет, это точно.

— Ну и правильно. А то я, как сейчас помню, еще пацаном совсем попал между двух банд. Еле ушел. Если бы не полицейский, который меня прикрыл собой…

— Жив?

Ник, который прекрасно понял вопрос, усмехнулся.

— Жив, — сказал Росс. — Командует двадцать шестым спецотрядом. Я, кстати, у него на практике был. То еще приключение. Он меня и не признал сначала, но я-то его лицо никогда не забуду.

— Так вы же вроде пилот?

— Как очень метко заметил мой наставник — коммандер Берг, я прежде всего Патруль, а только потом все остальное. Так что образование у меня получилось довольно широким. Но, может, вы еще расскажете мне о Хаторан? А то в свете сказанного вами, я боюсь, что моя информация будет в лучшем случае фрагментарна, а в худшем — просто неверна.

— Да рассказывать, собственно говоря, нечего. — Рес пожал плечами. — Бывшая колония паранормов, как нас тогда называли. Антисоциальные, зачастую просто ненормальные или совсем шизофреники. Ссылали нас тогда со всей империи сотнями и тысячами. Но, на наше счастье, начальник охраны генерал Такром не стал кроить наше общество под себя, а просто создал такую модель, что все, кто имел хоть каплю мозгов, начали присоединяться. Так, собственно, и началось строительство нашего общества. Еще одной несомненной удачей было то, что к нам попала группа физиков под руководством выдающегося ученого Тино Хат. Тогда вся ссылка заключалась в том, что корабль с людьми просто запуливали в пространственную аномалию и забывали об этих людях навсегда. Но аномалия была нестабильна, и ее дрейф приводил иногда к неожиданным последствиям. Именно так к нам попала группа физиков и несколько сотен ценных специалистов. Потом, когда империя начала разваливаться, через аномалию пытались спастись очень многие, в том числе и те, кто организовал нам такую вот интересную тюрьму.

— И что с ними стало?

— А что с ними делать? — Рес печально улыбнулся. — Ведь то, что на другом конце межпространственного перехода находилась пригодная для жизни планета — это уже не просто удача, а чистая мистика. Некоторые небезосновательно полагают, что Теннайо просто подтянул планетную систему к аномалии, чтобы ему самому было удобнее перемещаться. Ну, в общем, все сбежавшие чиновники получили различные сроки и в основном закончили свои дни на каторге. К этому времени у нас уже были и свои города, и, когда Теннайо сделал портал проходимым в обе стороны и мы, когда надо, могли вернуться в обычное пространство, организовали пусть небольшой, но хороший торговый флот. Настоящий прорыв случился тогда, когда Теннайо и Тино Хат сумели перевести язык древних магических книг на язык физики и математики. С тех пор магия стала не только сутью нашей жизни, но и стержнем промышленности.

— А тем, кому магии не досталось?

— Таких, кстати, больше половины, — усмехнулся Рес. — Но они вовсе не отверженные и не люди второго сорта, как у вас говорят. Капитаны кораблей, администраторы и руководители крупнейших производственных объединений… да мало ли что? Умение структурировать фарионные потоки — это вовсе не выигрышный билет в нашем обществе. Скорее наоборот. Такому человеку нужно учиться долгие годы, а результат непредсказуем. Основная масса останавливается на втором-третьем уровне, а это ну все равно что рядовой в вашей армии. Дополнительный бонус в самообороне при драке с не-магом, некоторые плюсы в быту и совсем немного в продолжительности жизни. И отдав обучению магии восемь-десять лет, многим приходится приниматься за получение обычной профессии. Становиться производственником, агротехником или еще кем. Но все же определенный плюс у них есть, так как у них сразу есть допуск к работе с приборами на фарионных полях, а это весьма существенная часть нашей техники. А в остальном общество как общество. Есть армия, полиция, промышленники и политики. Есть даже своя оппозиция, которая уже лет двести успешно проигрывает все выборы и референдумы, но все равно считает себя элитой и удивляется, почему люди, которых они презирают публично, не стремятся стать под их знамена. Да и просто идиотов и бездельников без идеологии тоже хватает. В общем, обычный такой дурдом.

— А правила этикета?

— Правила? — Рес задумался. — Ну в основе это все тот же Свод Чести, популярный в Лигонской империи. Чуть упрощен, но не слишком. Есть правда и различия. Например, дуэли между магами и не магами запрещены, так же как и поединки до смерти. Можно угодить на каторгу до конца своих дней. Еще у нас особо почитают драконов и все, что с ними связано, и Тино Хата, так что в этой части рекомендую быть осторожным и внимательным. Но никакой особой религии у нас нет, и, соответственно, нет религиозных запретов. В ситуации, когда каждый второй чудотворец, религиозным взглядам просто нет места.

— А почему вас называют то Хаторанским союзом, то империей?

— Ну сначала была вроде империя, потому что Тино Хат имел титул императора, а потом с присоединением других планет появилась эта бодяга про якобы союз независимых планет. Но все равно мы империя, потому что у нас действительно абсолютная власть, и Иерарх может запросто казнить любого человека, не то что без суда, а даже без объяснения причин. Может, именно поэтому в правители выбирают самого спокойного и выдержанного. Сейчас правит Иерарх Седо Лингар, и ему, пожалуй, следовало бы быть иногда более жестким, чем сейчас.


За разговорами «Сполох» незаметно подошел к конечной цели своего путешествия. Огромный город, раскинувшийся на берегу океанского залива, сверкал в лучах полуденного света, словно россыпь мелких бриллиантов.

К удивлению Ника, город выглядел вполне современным. С тонкими изящными шпилями высотных домов, широкими проспектами, зелеными бульварами и многочисленными летающими машинами над ними. Порт, располагавшийся на краю города, тоже пестрел множеством кораблей различного вида, но «Сполох», миновав его на приличной высоте, мягко приземлился на огромной площадке возле старинного замка, на шпиле которого гордо реял алый флаг.

Боковая стенка «Сполоха» с тихим шелестом сложилась в широкую лесенку с перилами, и прямо с палубы Ник сошел на землю, вымощенную плитами из красного гранита. Его проводник куда-то делся, и он в одиночестве наблюдал за тем, как из ворот вышла небольшая процессия из шести человек в таких же, как у Реса, багровых одеяниях. Подойдя ближе, мужчины медленно поклонились Нику, и, дождавшись ответного поклона, стоявший в центре шагнул вперед.

— Огонь приветствует Ника Росса. Мы рады видеть тебя у нас в гостях, воин.

— И я рад присутствовать в гостях у Огня… архонт?

Мужчина усмехнулся и кивнул.

— Пойдем. — Он качнул головой и направился к замку. — Сегодня торжественный ужин в честь начала фестиваля, но до этого еще нужно сделать много дел.


Фестиваль начался с факельного шествия, когда более трехсот тысяч молодых магов прошли по улицам столицы живой рекой огня, а потом устроили на стадионе настоящую феерию.

Чтобы не отвлекаться, Ник просто поставил свой аппарат на запись и дальше наблюдал во все глаза за действием, которое разворачивалось на поле.

Потом на стадион вышли представители других кланов и поздравили огневиков с праздником, устроив целое представление. Особое впечатление на Ника произвело выступление клана земли, когда архонту преподнесли скульптуру девушки из цельного куска рубина, которую буквально на глазах соткали из алых нитей, появлявшихся из воздуха.

Искусно выточенная из красного камня девушка тянулась вверх, держа на ладонях язычок пламени. В чертах девушки Ник с некоторым удивлением узнал Эрин, с которой он так еще и не встретился.

Скульптуру поставили прямо в ложе архонта, так что Ник мог видеть ее каждый раз, когда поворачивался влево, и отчего-то это соседство здорово нервировало лейтенанта.

Закончился день соревнованиями мастеров фейерверков, среди которых были не только маги, но и вполне привычные Нику огненных дел мастера, запускавшие пороховые ракеты.

Наутро его разбудила легкая трель, и, пометавшись по комнатам, он с некоторым трудом нашел источник звука, находившийся в центральной комнате апартаментов. Стоило ему подойти к небольшому столику, как в воздухе над ним раскрылась проекция и на экране появилось улыбчивое женское лицо.

— Сен Росс?

— Конна …?

— Танисса, брат огня. — Девушка ослепительно улыбнулась. — Архонт поручил мне быть вашим гидом и проводником на время фестиваля. Я приглашаю вас на завтрак на верхней галерее гостиницы. Шестьдесят восьмой этаж, от лифта направо. Там мы сможем обсудить дальнейшую программу.

— Через тридцать минут. — Ник кивнул и пошел принимать душ.

В указанное время он подошел к столику на открытой террасе, с которой был виден почти весь «Тис Савар».

— Конна Танисса. — Ник поклонился и после разрешающего жеста присел.

Кивнув официанту, девушка пододвинула тарелку и, бодро наворачивая завтрак, начала знакомить его с программой дня.

— На сегодня в программе фестиваля бои големов, чемпионат по магическим видам боя и конкурс световых картин, который состоится за городом. Это основные мероприятия. Есть также и неофициальная программа. Конкурс огненной скульптуры, гонки на реактивных реликах и чемпионат боевых искусств. Там не будет никакой магии, а лишь соревнование силы и ловкости.

— Все это прекрасно. — Ник с легкой улыбкой кивнул. — Но более меня интересует Эрин. Мне бы хотелось с ней встретиться. Собственно ради этого я и приехал.

— Но э… это, боюсь, будет затруднительно. — Танисса явно не желала отвечать на такой неудобный вопрос. — Программа настолько насыщенна…

— Тогда, может быть, мне стоит спросить самого архонта? — Росс был сама любезность. — Поймите, конна Танисса, мне и в самом деле очень нравится ваш замечательный праздник. Думаю, впечатлений хватит на всю жизнь. Но приехал я только ради Эрин.

— Послушайте, сен Росс. — Девушка, видимо, приняв какое-то решение, успокоилась. — Эринари совсем не простая девушка. И дело даже не в том, что она маг с уникальным даром. Она секретоноситель высшего уровня, и ее контакты ограничены списком, который утвержден Иерархом лично. И вас в этом списке нет.

В душе Ника что-то заледенело и умерло. Продолжая улыбаться, он отодвинул тарелку и аккуратно вытер рот салфеткой.

— Мне было безумно приятно посетить ваш незабываемый праздник, и я увезу от вас самые теплые воспоминания о народе Хаторан. — Ник кивнул, растянув непослушные губы в улыбке. — Прошу также передать архонту мои наилучшие пожелания и официальное приглашение от правительства Федерации посетить нас в любое удобное для него время. — Он достал двумя пальцами из бокового кармана конверт, положил его перед Таниссой, встал из-за стола и коротко поклонился. — Желаю хорошего дня, конна.


Нераспакованные вещи все еще лежали в небольшой дорожной сумке, и Нику осталось лишь сложить туалетные принадлежности и подаренный разведкой фотоаппарат.

Скоростной лифт опустил его на транспортный уровень, и он, найдя с помощью гида-указателя ближайшую остановку скоростного монорельса до портала, вызвал такси.

Он вовсе не надеялся, что его догонят и остановят. Росс не очень хорошо изучил хаттов, но то, что он увидел, говорило ему, что покинуть Хаторан удастся безо всяких сложностей. Сложности начнутся позже, когда нужно будет отчитываться перед разведкой. Из пяти дней он провел здесь всего сутки, и это могло сильно не понравиться парням с Виа Тангор. Но, с другой стороны, Ник при всем его честолюбии понимал, что карьеру надо делать не в кабинетах и строить не на любви всяких там спецслужб, потому что любовь эта крайне переменчива. Ему для карьеры нужно было летать и воевать. То есть делать то, что он умел лучше всего.

Скоростной поезд бесшумно остановился, и Ник шагнул в его прохладное нутро. Путешествие на поезде было, конечно, не таким зрелищным, как на корабле огневиков, и довольно медленным, так как поезд двигался в обход огромного залива. Уже через два часа Росс вышел из вагона и зашагал к порталу.


Красный гоночный рел ваик упал с неба, словно штурмовик, и, ударив тормозными двигателями, остановился лишь в метре от земли, встав на посадочные опоры. Вой перегруженных двигателей заставил Ника повернуться, и он видел, как вылетевшая из глидера Эрин, одетая в ярко-алый комбинезон, скачками понеслась в его сторону.

— И куда это ты собрался? — Девушка, уперев руки в бока, осуждающе посмотрела на Ника.

— Эрин. — Росс шагнул вперед и подхватил девушку на руки. — А мне сказали, что ты вся из себя такая секретная, что мне даже нельзя думать о встрече с тобой.

— Дурак. — Она мазнула губами по щеке Ника и нехотя опустилась на землю. — Эта сарха нарвака ламбиса наго. Тварь подзаборная. Она, конечно, свое получит, но ты тоже хорош. Развернулся и бежать как укушенный. А еще нас упрекают в несдержанности. А ты-то сам? Не мог догадаться позвонить архонту?

— Мне не дали ни одного номера для связи. — Ник развел руками. — Был еще вариант дождаться личной встречи с ним, но после того, что мне сказали, я, честно говоря, на нее и не рассчитывал.

— Ох, у нас такой зверинец, почище вашего, — отмахнулась девушка. — Полетели, я тебя с папой познакомлю.

Ник обошел летательный аппарат вокруг, заглянув даже под брюхо. Зализанные обводы и небольшие дельтовидные крылья сверкали алым лаком под ярким солнцем.

— Красивая машинка. — Росс покачал головой. — Только непонятно, как он двигается.

— Мы же колдуны. — Эрин рассмеялась и открыла кабину. — Но ничего особенного. Движки на стоянке скрыты в фюзеляже и выйдут лишь при включении бортовых систем. Там шесть кристаллических приводов. Четыре основных и два резервных. Подъем на антигравах. Типа ваших гравитонов, но другой принцип работы. А управление вообще простое. Штурвал, тяга вертикальная, тяга горизонтальная, отклоняемые плоскости и генераторы силовых полей для резких маневров. Я на нем позапрошлогодние гонки выиграла. — Она как-то странно улыбнулась. — Хочешь порулить?

— А можно? — Страстный любитель всей летающей техники, Ник от предвкушения даже облизнулся.

— Да, тут все просто. — Девушка сделала приглашающий жест. — Садись. Устрою тебе краткий курс мастерства.

Через полчаса изящный аппарат, мягко приподнявшись над транзитным вокзалом, полетел в сторону «Тис Савар». Сначала бережно, а потом все уверенней и уверенней Ник пробовал разные маневры в воздухе, не успевая поражаться, как легко ему удаются даже самые сложные фигуры высшего пилотажа. Эрин, которую вся эта болтанка ничуть не беспокоила, лишь смотрела с улыбкой на Ника, иногда помогая ему советом.

Они были уже над океаном, когда Ник оглянулся на Эрин и спросил:

— А это твоя охрана? — Он кивнул на следовавший за ними глидер. — Тащится за нами уже минут десять.

— Никого быть не должно. — Девушка пробежала пальцами по настройкам системы кругового обзора. — На приборе чисто. Ты точно его видишь?

— У меня военные импланты, — Ник, который всей шкурой уже чувствовал приближение опасности, подключил дополнительную тягу и направил машину к берегу.

Он обернулся и удивленно глянул на подругу.

— Догоняет. А никакого оружия на борту случайно нет?

— А зачем тебе оружие? — нахмурилась девушка.

— Затем, что к ним, похоже, прибыла подмога. Наверно, первый ждал, пока подойдут остальные, чтобы сделать нам какую-то гадость.

Он с тревогой наблюдал, как три аппарата постепенно зажимают его в клещи, и, точно выбрав момент, бросил машину в восходящую спираль.

— Хром. До берега еще далеко. — Ник снова бросил машину в сторону, и аппарат, который явно собирался таранить легкий глидер, проскочил мимо. — Эх, сейчас бы мой штурмовик, я бы объяснил этим хромарям, кто в небе хозяин.

Сбросив с хвоста очередного самоубийцу, лейтенант увидел мелькнувшую в окне одинокую скалу с замком на вершине, и в его голове начал складываться пока неясный, но уже вполне реализуемый план.

— Эрин, а есть у тебя какая-то катапульта или что-то спасательное?

— Конечно. — Девушка нахмурилась. — Это же гоночный аппарат. Кресло вместе с генератором силового кокона и небольшим тормозным агрегатом может безопасно приземлиться с высоты в десять километров. Отстреливается вниз. Но нам, судя по всему, не дадут уйти.

— Этот рычаг? — Ник, не прекращая крутиться в воздухе, постепенно смещался в сторону скалы.

— Да. Но…

— Держись!

Облетая по широкой дуге скалу, Ник дернул рычаг сброса кресла Эрин и, успев проследить за падением кресла, окруженного пузырем силового поля, поднял машину вверх. А увидев врага, который метнулся к спасательному кокону, бросил глидер наперерез.

В состоянии ускорившегося до предела восприятия он успел увидеть, как сминается нос релика, входя в черный бок, и как с радужными сполохами разлетается левый двигатель врага — и яркая вспышка залила все вокруг.


Теннайо, как всегда в это время, предавался размышлениям на верхней площадке башни, возвышавшейся над всем замком. Его ученик Хишан вместе с Фаттрионой улетели на Поля Благодати, где дочь учила его восстанавливать магические силы и заодно хотела попробовать поднять его резерв.

Когда глидеры затеяли вокруг скалы свою возню, дракон сначала принял ее за выходки юнцов. Пока летательные аппараты находились относительно далеко, охранная система замка не реагировала, но, по-видимому, шалость зашла слишком далеко, и ярко-алый рел ваик уже несколько раз прошелся по защитной сфере. Линн уже хотел сбить наглеца, как тот неожиданно сбросил спасательную капсулу, на которую даже боевая система замка отреагировала спокойно, пропустив ее внутрь охраняемого объема и дав спокойно приземлиться на одной из многочисленных террас. И как раз в этот момент один из черных глидеров нацелился на место посадки спасательного модуля, видимо, собираясь уничтожить его ценой собственной гибели, когда красный врезался ему в бок, и оба превратились в облако раскаленного газа.


— Как это произошло?

Стоявший перед Иерархом мужчина в форме Круга Огня вздохнул. Нелегко докладывать о своих промахах, особенно таких глупых.

— После разговора с архонтом она выбежала на стоянку, прыгнула в свой глидер и умчалась.

— Вы что, не догнали ее?

— Гоночная модель. Таких машин, чтобы ее догнать, у нас в службе всего десять штук.

— И их, конечно, не оказалось рядом? — Иерарх кивнул. — Видимо, для того чтобы осуществлять охрану известной на весь Хаторан гонщицы, это вам показалось ненужным. Но продолжайте. — Седар Лингар вежливо кивнул, хотя больше всего ему хотелось просто забить до смерти голыми руками или на худой конец сгноить этого лощеного придурка в самой глубокой дыре империи.

— Мы прибыли к пересадочному порту, когда они уже взлетели, и догнали Эринари уже в момент взрыва. Три неопознанные машины зажали их над заливом, и в какой-то момент произошло столкновение.

— Ясно. — Иерарх вздохнул. — Теперь сдайте личный жетон и ждите вызова. Уверен, что ожидание не будет долгим.

Еще не веря, что все закончилось именно так, руководитель охранного департамента достал из кармана личный жетон, аккуратно положил его на стол Иерарха и вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.

Он не видел, как спокойно и размеренно Иерарх превращает его жетон в маленькие обломки, отрывая их от прочного металлокристаллического монолита, словно от корки черствого хлеба. От такого медитативного занятия его отвлек Теннайо, ворвавшийся в кабинет без всяческого уважения к высокому званию.

— Доигрались? — Драконий оборотень хмуро посмотрел на Иерарха. — Что еще должно произойти, чтобы вы уже наконец начали работать нормально?

— Да не с кем работать. — Иерарх с вызовом поднял глаза. — Кого ни возьми, или чей-то родственник, или протеже. Потом ни уволить, ни подвинуть.

— Прости, я не понял все-таки. Так что же тебе мешает? — Теннайо сел напротив и внимательно взглянул на Седара. — Не хочешь испортить отношения с кланами? Или непременно желаешь остаться в памяти народной как самый бесхребетный правитель?

— Что с малышом? — Иерарх сделал попытку перевести разговор на более приятную тему.

— Нормально все с ним. — Линн небрежно шевельнул тонкими изящными пальцами, словно не желал придавать этой проблеме излишнее значение. — Скормил ему почти пятьдесят килограммов оболочки. Тело, можно сказать, восстановлено, осталось окончательное формирование клеточного обмена и всякие мелочи?

— Сколько? Пятьдесят? — Седар Лингар неверяще покачал головой. — Я от тебя с трудом получаю по пять килограммов в год…

— Я напомню, дорогой друг, что это мой дом. — Дракон помолчал, подбирая слова. — И все, что творится в моем доме, касается меня лично. И когда в непосредственной близости от моего замка какие-то существа начинают творить всякие бесчинства, я не только вынужден прервать процесс, но и постараться восстановить справедливость так, как я ее понимаю. И кстати, те, кто остался в живых из нападавших, уже рассказали в подробностях, что их привело к столь печальному концу. Запись их откровений можешь посмотреть на досуге.

На столе перед Иерархом материализовался продолговатый цилиндрик инфокристалла.

— Полагаю, что контакты главы клана воды с Ганзой — это достаточный повод для самых жестких мер как по отношению к самому клану, так и к Совету, который продавил это назначение.

— Ты же сам говорил, что нужно все делать постепенно?

— Говорил. — Теннайо развел руками. — Но, похоже, весь запас времени мы выбрали без остатка. Если продолжить все ту же травоядную политику, то они сдадут все, что только можно, и что нельзя тоже сдадут. — У тебя все готово?

— Давно, — бросил Лингар и, сняв с шеи небольшой диск с единственным камнем в центре, разломил его пополам.

В то же мгновение коммуникаторы офицеров и чиновников, посвященных в тайну, выдали длинный прерывистый звук, который и был сигналом начала всей операции.


Переворот, если его так можно было назвать, произошел быстро и почти бескровно. Заранее подготовленные подразделения взяли под контроль все ключевые точки империи, включая арсеналы и фабрики по производству боевых жезлов.

Стремительность и жесткость действий сотрудников Внутреннего Круга и гвардии кланов огня и воздуха практически парализовали все возможное сопротивление, и кроме нескольких чиновников, успевших покончить с собой, жертв не было. Зато были очень громкие отставки с публикацией протоколов и записей допросов, с которыми мог ознакомиться любой желающий.


Этран Гонир, несмотря на свои сто двадцать лет, выглядел как тридцатилетний, полный сил мужчина. И не только благодаря тому, что принимал дорогие омолаживающие препараты, но и потому, что предпочитал больше времени проводить в спортивном зале, чем в других местах.

Операция хаторанских спецслужб не застала его врасплох, потому что интуиция, отточенная за долгие годы службы в разведке, уже давно подсказала ему не только время эвакуации, но и наиболее безопасное направление. Небольшой частный корабль уже ждал его на астероиде, куда должен был открыться уже провешенный портальный переход. А дальше — получение заработанных денег от Ганзы и спокойная обеспеченная старость в нескучном уголке Вселенной, полной тихими радостями жизни.

Он в последний раз окинул взглядом собранные вещи и уже хотел активировать портальный амулет, как рука его замерла и волна паралича прокатилась по телу, превращая его в живую статую. Гонир попытался активировать систему самоуничтожения, но оба жезла-накопителя были пусты, так же как и личный внутренний резерв.

Четверка боевых магов, материализовавшаяся в комнате, была Этрану знакома. Легендарная в определенных кругах тридцать четвертая команда специального назначения занималась в основном военными операциями, но вот, видимо, и их привлекли для задержания особо опасного, по мнению руководства, преступника.

Шангор, руководивший операцией, внимательно обвел помещение взглядом, фиксируя все возможные ловушки и сюрпризы, которые добрый хозяин просто обязан был оставить для нежданных гостей.

С бессильной яростью Гонир смотрел, как все его закладки рассыпаются, не успев причинить никому ни малейшего вреда.

— Что с транспортом?

Слав, отвечавший за эвакуацию, на мгновение прикрыл глаза.

— Обещают через пять минут.

— Отлично. — Шангор кивнул и обернулся в сторону Таиры. — Посмотри его багаж. Только не как в прошлый раз, а внимательно.

Девушка лишь недовольно зыркнула в сторону командира и начала неторопливо разбираться с вещами.


Вся эта чехарда прошла мимо Ника, который к концу срока своего пребывания на Элоре только-только начал нормально двигаться. Теннайо, впечатленный самоотверженностью молодого офицера, не просто восстановил ему тело взамен обгоревшего в пламени пожара. Скорлупа драконьих яиц восстанавливала тело на основании генной матрицы и при этом отбрасывала различный генетический мусор, неизбежно накапливавшийся в организме и частично передаваемый по наследству. Но и сам повелитель драконов внес определенные изменения в геном, посчитав, что так будет лучше. Таким образом, Росс получил пусть и нетренированное тело, но совершенно лишенное дефектов и болезней.

Самому дракону давно уже хотелось попробовать восстановить оптимальную структуру человека, но случай представился лишь сейчас. И глядя на бегающего по спортзалу молодого мужчину, он довольно покачивал головой. Все получилось как надо и даже сверх того. Уже сейчас состояние организма Ника было как минимум не хуже того, что было до схватки с похитителями, а если продолжит тренировки, то будет значительно лучше. Правда, глазные импланты, которые в чем-то были даже лучше, чем обычные глаза, восстановить не удалось. Зато Теннайо на основании своих старых разработок смог воссоздать глаза давно канувшей в вечность расы, и новый орган зрения был ничуть не хуже, чем самый дорогой имплант.

В целом старый дракон был доволен сделанной работой. Все получилось даже чуть лучше, чем предполагалось. И если парень не сложит голову, то вполне может стать одной из точек восстановления человеческого генофонда.


Последний день на Элоре был полон суетой и постоянными переездами. Везде его поздравляли, трясли за руку и одобрительно хлопали по плечу. Звуковым фоном шел рассказ о том, какой он весь из себя замечательный и как теперь все будет хорошо в хаторано-фрименских отношениях. Ник широко улыбался, кивал головой, а в душе у него неторопливо нарастали тоска и усталость. Но все смыло враз, стоило появиться Эрин. Девушка, одетая в алое платье, облегавшее тело сверху и свободно падавшее внизу, была так красива, что лейтенант на несколько секунд забыл, как дышать.

Довольная произведенным эффектом, Эрин подхватила его под руку и повела к гостевой трибуне, чтобы увидеть торжественное окончание Фестиваля Огня.

Теперь праздник начался с того, что на стадион втекла настоящая река огня, которая под управлением нескольких магов сформировалась в несколько огромных танцующих фигур, которые через минуту распались на мириады искр, чтобы взлететь высоко в небо.

Не отрываясь, Ник смотрел на все это великолепие, пока не почувствовал прикосновение тонких нежных пальчиков Эрин. Он повернул голову и, встретившись с ней глазами, уже не обращал внимания на праздник, утонув в сиянии ее глаз.


11

Не имеет никакого значения ваша гуманность или отсутствие таковой в ходе ведения боевых действий. История пишется победителем, а потом переписывается столько раз, сколько будет угодно правителям. Не существует никакой «истинной истории», потому что вся она ложь в той или иной степени, подправленная в соответствии с требованиями времени.

Заведующий кафедрой общей истории Академии флота флаг-коммандер де Нарон

По результатам операции, проведенной на территории Хаторан с привлечением сотрудника Патруля лейтенанта Ника Росса, докладываю.

Получено более ста пятидесяти пять часов видеосъемки высокого и сверхвысокого качества, более пяти тысяч фотографий и сто пятьдесят часов аудиозаписи.

Все собранные материалы направлены в аналитическую группу для обработки и анализа. Кроме того, на основании отчета лейтенанта Росса и привезенных им материалов проводится коррекция общего профиля Хаторан и опорных аналитических реперов первого-второго порядка.

Общая и расширенная справка, подготовленная на основании новых данных, будет готова в обозначенные директивой сроки.

Начальник главного аналитического управления майор Гров

Федерация Свободных, оперативная база флота Сапфир-6 борт среднего крейсера Ураган


— Сен флаг-коммандер, лейтенант Ник Росс. — Ник отсалютовал своему новому командиру и замер в уставной стойке.

— Здравствуйте, сен лейтенант. — Командир крейсера кивнул. — Проходите, садитесь.

Флаг-коммандер Корн Хайдер, несмотря на высокое звание, был относительно молод и еще хорошо помнил свое курсантское прошлое. Он, не меняя выражения лица, усмехнулся, глядя, как осторожно присаживается лейтенант на краешек кресла, и перевел взгляд на висящий в воздухе экран, где отображалось личное дело лейтенанта. То, что лейтенант уже отметился в десятке боевых операций, было для Патруля нормальным. В Патруль брали только тех, кто зарекомендовал себя во флоте как грамотный и инициативный специалист. Но вот то, что Ник Росс стал Патрульным еще во время учебы, такое, насколько мог вспомнить Хайдер, было впервые. Но он уже успел связаться со всеми командирами кораблей, где проходил службу Росс, и получил их личные отзывы, которые для него были куда важнее, чем официальный документ.

Все характеризовали молодого офицера лишь с положительных сторон, отмечая, правда, некоторую горячность и склонность к поиску простых решений.

«Ну так у нас ведь флот, а не разведывательная контора», — подумал капитан и отключил проекцию.

— После тяжелого рейда «Ураган» вынужден добирать специалистов взамен выбывших. И хотя основные потери у десантников и артчасти, по общебоевым системам и системам обеспечения у меня тоже некомплект. Пока принимайте артчасть и все, что рядом. Я понимаю, что вам это не очень по профилю, но в Патруле всегда жуткий дефицит кадров. Надеюсь, вы справитесь. — Капитан кивнул.

— Есть. — Ник встал и, откозыряв, отправился принимать свое новое хозяйство.

На крейсере длиной около трехсот метров служили тридцать пять солдат и офицеров, не считая взвода десантников. Всего пятьдесят пять человек. Был даже повар и небольшое гидропонное хозяйство, разнообразившее рацион свежими овощами.

Конечно, крейсеры Свободных не могли сравниться с крейсерами Саргон, огромными пятисотметровыми кораблями, составлявшими костяк военно-космических сил империи, но, учитывая численность флотов и суммарную энергию залпа, вопрос кто-кому был вовсе не однозначным.

На фрименском корабле центром управления боевыми системами служил комплекс, упрятанный в самый центр корабля, дополнительно защищенный броневыми листами и имевший собственную аварийную систему жизнеобеспечения.

В отсеке еще вовсю суетились ремонтные дроны, устраняя последние неполадки, а операторы уже настраивали системы наведения по специальным тестам.

Несмотря на то что главную работу по идентификации целей и наведению выполнял искусственный интеллект, на долю человека все еще оставалось много работы.

Широкоплечий кряжистый старшина в техническом комбинезоне оторвался от мониторов и мазнул взглядом по Нику.

— Сен лейтенант?

— По приказу капитан-коммандера Хайдера принял под командование артчасть. — Росс небрежно махнул рукой. — Сидите, старшина. Можете разговаривать?

— Да чего тут. — Артиллерист кивнул, не отрывая взгляд от экрана. — Юстируем вспомогательный калибр. Тут только поглядывать нужно, чтобы лишних пиков не было. — Старшина потянулся, разминая затекшие плечи. — Удар лучевой пушки выжег нам половину модулей и главный энерговод. Капитан-лейтенант Тихор полез восстанавливать магистраль и попал под паразитный выхлоп. Говорят, ему еще полгода восстанавливаться, так что вот.

— А что с центральным? — спросил Ник, имея в виду главный артиллерийский компьютер.

— Заменили на триста тридцатый БЛ. Хорошие мозги, но капризные. — Старшина дождался, пока желтая полоса, показывающая ход процесса, не позеленеет, и встал с кресла.

— Старшина Рикол. — Он пожал протянутую руку Ника и кивнул в спину второго оператора. — Это сержант Рудан.

— Все, заканчивай, Руд. Все равно на первом прогоне ста процентов не будет.

— И девяноста не будет. — Сержант встал и кивнул Нику. — Вы уже разместились?

— Да какое там. — Ник кивнул на набитый баул из плотной ткани. — От капитана сразу сюда.

— Тогда предлагаю кинуть вещи и пообедать.


Устроились они на галерее под стеклянным куполом с имитацией настоящего неба и видом на доки, где сейчас стоял «Ураган».

— Короче, диспозиция такая. — Только что отобедавший старшина откинулся на спинку кресла и, отхлебнув горячий наранг, блаженно прикрыл глаза. — Мозги мы почти отладили, осталось провести тесты на селекцию целей и смонтировать резервные ячейки. По пушкам еще лучше. Средний калибр — там почти половина новых, тридцатимиллиметровок, а мелкий нам и так не пригодится.

— За что такая нелюбовь к мелкашкам? — Ник осторожно отхлебнул из своей чашки и, убедившись, что наранг и впрямь приготовлен правильно, стал попивать горячий напиток. — Ракеты сбивать самое то.

— Да почти и не бьет никто ракетами. Только на добивание, а если уж дело до такого дошло, тут уже не до размера калибра. — Сержант Рудан пожал плечами. — Сейчас у наших противников в основном лучевые пушки. Я бы, честно говоря, и от среднего калибра отказался, но накопителей хватает лишь на два ствола крупного калибра и не более двух выстрелов в минуту. А если с гарантией поражения, то один выстрел в пять минут. Но мы можем, если припрет, выдать четыре выстрела полной мощности в течение тридцати секунд. Капитан под дополнительные накопители резервный склад отдал. Управляется крупный калибр непосредственно главным корабельным мозгом, так что мы так — вспомогательное вооружение. Пройтись по штурмовикам, добавить огоньку стационарным объектам, ну и там по мелочи. Ну и если повезет, то на коротких дистанциях мы — короли. Уделаем даже тяжелый линкор. Если успеем.

— А чем стреляете? Стандарт?

— Да и стандарта того половина боекомплекта. — Старшина Рикол махнул рукой. — Остальное просто стальные шарики. Зато до хрена. Три бункера мелких и два средних.

— А центральный часто выдает целеуказания? Как у него вообще с логикой?

— Да как. — Рикол скривился, словно проглотил что-то кислое. — На дальних он нас просто не учитывает, а если переходит в ближний бой, иногда подключает мелкашки для создания завесы. Бывает такое облако, берет на себя до восьмидесяти процентов импульса лучевой пушки.

— А откуда получаем боеприпасы? — Нику неожиданно пришла в голову интересная мысль, и он обдумывал способы ее реализации.

— Ну как обычно. Заявка, туда-сюда. Потом со склада грузим.

— А на склад они откуда поступают? — не сдавался Росс. — У нас собственная линия на базе, или везем откуда?

— Да чего его везти? — Старшина усмехнулся. — Весь этот астероид, можно сказать, сплошной слиток никеля и железа. Стоит стандартный плавильный комплекс, вот он и шурует. А вы вроде как придумали чего?

— Не то чтобы придумал… — Ник достал из кармана портативный планшет, раскрыл его и, включив проекцию, стал быстро просматривать каталог. — Вот есть в разделе спецбоеприпасов такая штуковина. — Он вывел изображение на проектор, и в воздухе над столом повисло нечто похожее на наконечник копья. — Серия БГП, что означает большую глубину поражения. По идее предназначен для взлома тяжелых укреплений. Обычный корабль будет шить насквозь. Но нас интересует его форма и сниженный вес. За счет этого можно увеличить скорость.

— Думаешь, не увидят его радары? — Старшина, мгновенно понявший идею Росса, глазами спросив разрешение, пододвинул к себе планшет и вывел таблицу дополнительных характеристик. — ЭПР — меньше миллиметра? Хм. — Старшина задумался. — Может и прокатить. Только предлагаю для пробы взять пару тысяч штук и зарядить турельные установки центрального пояса. У них мощнее компенсаторы, и мы сможем поднять скорость до двадцати тысяч в секунду. Расход энергии, конечно, будет чумовой, но если держать под парами резервный генератор да подключить в качестве буфера наш накопительный узел, то все склеится. — Старшина задумчиво посмотрел куда-то в пространство. — Давайте прикинем начерно, а потом сходим к капитану. Он мужик грамотный, так просто не пошлет.

Капитан, получив документ по внутренней сети, сначала долго вчитывался в текст, потом быстро проверил расчеты и, после нескольких минут размышлений, набрав номер на терминале связи, стал ждать ответа абонента.

— Привет. — Седовласый мужчина в сером костюме с улыбкой посмотрел на монитор. — Что-то случилось?

— Нет, папа. Все нормально. — Флаг-коммандер улыбнулся. — Я чего тебя беспокою. Тут мои гаврики придумали использовать бронебойные болванки для поражения относительно малоразмерных целей.

— Неужто у вас завелись летающие сейфы? — Директор института прикладной математики Исследовательского центра флота заливисто, словно мальчишка, рассмеялся.

— Ну ты же знаешь, что лучевые пушки долго перезаряжаются, а кинетические на дальних дистанциях смысла особого не имеют, так как облако легко засекается и корабль просто сдвигается в сторону. А у этих снарядов мало того что площадь рассеивания меньше, чем у мелкого шарика, но они еще и легче, чем стандартный заряд среднего калибра. Они там много чего предлагают, но я помню, что у тебя делали модели боя для разных типов вооружения. Можно как-нибудь этот вариант просчитать? Я тебе скинул их расчеты.

— Хорошо, сынок. Сделаю. — Гаал Хайдер кивнул. — Лучше расскажи, как там у тебя. Скоро в отпуск? А то мама меня уже, можно сказать, загрызла…


Работая в две смены, Ник со своими новыми подчиненными быстро довел состояние оборудования артчасти если и не до идеала, то во всяком случае до полного соответствия всем нормативам. Как раз к первым испытаниям с практическими стрельбами подоспел ответ капитана, который выразился коротко и емко в десяти контейнерах с новым типом боеприпасов и чуть сдвинутым расписанием в сетке стрельб. Теперь они отрабатывали не «в упор», как обычно, когда дистанция до мишени уже не превышала десяти километров, а после главного калибра — на дистанциях свыше тридцати тысяч.

Поскольку мишень не имела своих двигателей, взаимные маневры имитировал корабельный мозг, перемещая корабль так, как будто цель тоже двигается. Артиллерийский компьютер наконец выдал девяностопроцентный прогноз положения вражеского корабля, и пять пушек центрального пояса выстрелили разом, перекрывая все возможные маневры уклонения.

— Есть попадание. — Оператор боевых систем оглянулся на капитана.

— Нет, повторять не будем, — флаг-коммандер качнул головой. — Давай малой скоростью к мишени. Посмотрим результаты.

То, что увидели на экране центрального поста через объективы дронов-разведчиков, заставляло задуматься. С лицевой стороны старый рудовоз выглядел, как ему и положено. Несколько небольших отверстий, оставленных лучевой пушкой, и десятки более мелких пробоин после попадания стальных болванок. Но вот с другой стороны все выглядело по-другому. Такие же ровные отверстия, прожженные пучками протонов, просто терялись на фоне вырванных кусков брони и торчащих наружу деталей силового каркаса. Удлиненные снаряды после пробития внешнего броневого слоя разворачивались боком и теряли кинетическую энергию уже внутри, взрываясь с силой нескольких килограммов взрывчатки.

— Смешно, — хмуро произнес старший помощник и посмотрел в глаза капитану. — Будем докладывать руководству?

— Нашему — точно будем. — Капитан кивнул. — А ты поработай там с личным составом. Пусть языки попридержат.


Одиночное патрулирование осуществлялось лишь в тех случаях, когда нужно было перекрыть пустой участок, в котором не ожидалось никакой вражеской активности. Впрочем, нарваться можно было и здесь, поэтому экипаж не расслаблялся.

Несколько месяцев пролетели, словно один день, в напряженной суете, свойственной этому месту, в получении разгонов от командира, и ленивом флирте с входившими в экипаж женщинами, и ежедневных изматывающих тренировках в спортзале базы.

Ник как раз находился в тренажерном блоке, беседуя с приятной во всех отношениях помощницей начмеда, когда пришел вызов от старшего помощника.

— Росс.

— Сен лейтенант, подойдите на пост дальнего контроля. Старший лейтенант Ти хотела бы услышать ваше мнение.

— Иду. — И сразу же набрал на коммуникаторе номер дежурившего в артчасти Рикола.

— Давай буди Руда и остальных. Чует мое сердце, будут у нас сейчас танцы с бубнами.


Пост дальнего контроля находился в следующей после центрального поста бронекапсуле. Молодая женщина лет двадцати пяти распахнула дверь сразу же, стоило Россу коснуться сенсора.

— Проходи. — Она кивнула на кресло. — Ты извини, что я тебя дернула, но сначала обратилась к девчонкам на базе, а они уже и сказали, что у нас на борту настоящий слухач.

— А ты чего? — Ник по-хозяйски уселся в кресло и, прижав наушники к левому уху, крутанул выделенный участок сигнала.

— А я просто оператор. — Старший лейтенант вздохнула. — Мне что корабельный привод, что…

— А цвета хорошо различаешь?

— А при чем тут? — Девушка остановилась, увидев предупреждающе поднятую руку Ника.

Он еще раз прослушал кусок записи, надев наушники, пробежался пальцами по звуковому пульту и, уже не сомневаясь, ткнул в пиктограмму связи с главной рубкой.

— Центральный, пост дальнего контроля докладывает. Вектор шесть — ноль — десять, один рейдер пятисотой серии, четыре — триста тридцатой, один с поврежденным приводом. Уверенно засекается спектр приводов тяжелого типа. Или круизный лайнер среднего класса, или грузовоз.

— Центральный принял.

Ник снял наушники и посмотрел на женщину.

— Понимаешь, строго говоря, все равно, в какой форме комп будет тебе выдавать разницу между двумя спектрами. В виде изображения даже лучше, потому что у звука всего три параметра: частота, амплитуда и огибающая. А у визуализированного спектра таких параметров может быть множество. Просто поэкспериментируй с различными формами вывода на похожих сигналах. Ну, например, возьми тот же триста тридцатый и триста тридцать третий. Покрути их, пока не засечешь разницу, а потом выдели эту разницу в отдельный параметр. Все, я побежал к себе.

Ник только успел пристегнуться, как крейсер слегка тряхнуло, а на экранах появилась причина такого странного явления.

Рейдер пятисотой серии был размерами больше, чем крейсер, и не уступал ему в огневой мощи. Стоило кораблю Патруля выскочить из гиперпространства, как в его сторону ударили кинетические пушки пирата, и корпус крейсера покрылся оспинами попаданий.

— Есть захват цели.

— Бей трехсотых! — скомандовал Ник, переключая все турели малого калибра на ручное управление.

Старшина, не задавая вопросов, переключил маркер прицела на следующую цель и вдавил клавишу стрельбы.

— Залп.

— Не экономь, бей, пока от него лохмотья не полетят!

В это время Ник огнем мелкокалиберных орудий пытался отсечь два остальных рейдера, заставляя их хаотично маневрировать.

— Есть поражение. — Рикол мгновенно перевел огонь на новую цель, и снова загудели роторы подачи боеприпасов, поливая стальным потоком пытавшихся уклониться пиратов.

Как раз в это время пятисотый рейдер, представлявший главную угрозу крейсеру, взорвался, превратившись в облако плазмы.

— Команде покинуть корабль.

Голос капитана, сухой и ясный, прозвучал в шлемофонах, словно гром.

— Давайте, парни. — Ник поерзал в кресле, поудобнее устраиваясь. — Я тут еще постреляю, мне понравилось.

— Если кэп дал команду на эвакуацию, значит, у нас пробитие основного и дополнительного бронепояса, — подал голос сержант. — Капсулу может вскрыть в любой момент.

— Это понятно. — Ник, не отрываясь от интерфейса управления пушками, кивнул и дал команду маневровым развернуться другим боком. — Давайте, я сейчас догоню. — Дождавшись, когда сержант переступит порог, он рывком задвинул тяжелую дверь и, закрыв ее изнутри механической задвижкой, добавил: — Только у нас еще парочка рейдеров. Если их не завалим, подмоги не дождемся.

Не обращая внимания на стук в дверь, он дождался, пока корабль развернется, и включил не задействованные до сих пор батареи.

— Ну, давай, малыш. Врежь этим сукам.

Он с силой вдавил клавишу открытия огня, и корпус содрогнулся от отдачи. Один из оставшихся в строю рейдеров окутался было облаком противорадарной защиты, но стальным болванкам это было безразлично. Корабль мгновенно превратился в решето, через секунду вспыхнул, словно звезда. Последний пират ударил протонной пушкой в то место, где у крейсера была командирская рубка, но, Ник, находившийся в другой бронекапсуле, не зевал и ударил сначала мелким калибром, заставляя противника двигаться, а потом поймал его в облако снарядов среднего калибра.

Ответный залп с рейдера лишь оставил в бронекапсуле несколько десятков мелких отверстий, быстро залитых быстротвердеющей пеной, а шальной осколок воткнулся Нику в бедро, глубоко вспоров мышцу. Автоматика скафандра тут же пережала поврежденную конечность, и несколько крошечных роботов вылезли из подлокотника кресла, чтобы залить рану специальным раствором.

К этому моменту спасательные капсулы с крейсера уже достигли транспортника и по одной стали втягиваться внутрь.

— Доклад по системам.

— Системы по воздуху, основные и резервные, повреждены. Запитана внутренняя система второй и четвертой капсулы. Первая и третья капсула — повреждены.

— В медотсеке есть люди?

— Кроме центрального поста и артчасти, на корабле живых людей нет.

— Вот хром! — Ник треснул кулаком по панели и выдернул из своего скафандра шланг внешнего питания и, отстегнувшись, медленно всплыл вверх. Поскольку в коридоре уже воздуха не было, пришлось ждать, пока компрессор не откачает воздух из капсулы, и только после этого сдвинуть тяжелую дверь.

Лишь попав в коридор, Ник понял, насколько досталось кораблю. Сквозь развороченные стены были видны звезды, а панели обшивки годились лишь на утилизацию. Он поплыл мимо вывороченных силовых элементов корпуса, и несколько раз ему пришлось протискиваться сквозь мешанину из стали и пластика.

Дверь в главную рубку была закрыта, но в стене рядом зияла проплавленная дыра как раз нужного размера, чтобы туда смог пролезть Ник.

Капитан, залитый по пояс герметизирующей пеной, кажется, уже не дышал, и лишь индикатор на шлеме чуть помигивал желтым огоньком.

Разложив кресло в лежанку, Росс выдернул стопоры и потянул кресло за собой. Покореженную дверь пришлось выбивать плазмой, а потом еще несколько раз расчищать себе дорогу в нагромождении обломков. Наконец он подплыл к четвертой бронекапсуле, где располагался медблок, и с удовлетворением отметил зеленый огонек на двери, что означало неповрежденную оболочку. Еще полчаса ушло на то, чтобы откачать воздух в медблоке и, загнав туда кресло с капитаном, отдать команду на восстановление атмосферы.

Медицинские дроны уже вовсю суетились над командиром, когда датчик внешнего давления пискнул и несколько раз мигнул зеленым.

Дроны как раз счистили остатки скафандра и втаскивали флаг-коммандера в регенерационную капсулу. Увидев, как забурлил раствор за стеклом, Ник наконец расслабился и, пересев к резервному пульту управления, стал командовать ремонтными дронами.

Через сорок минут после окончания боя подоспела дежурная крейсерская группа, и все, что осталось от «Урагана», взяли на буксир.


Победа далась недешево. Около двадцати человек были убиты, а остальные члены экипажа имели ранения, а сам «Ураган» решили отправить на переплавку, так как силовой каркас был поврежден слишком сильно.

Ник, как только вырвался от врачей, забежал попрощаться с капитаном, но смог увидеть только тело, плавающее в регенерационном баке.

Кадровая комиссия решила не сохранять экипаж, а, быстренько перетасовав людей, выдала Нику предписание на крейсер «Освободитель», стоявший на доковом ремонте и модернизации.

Короткий, всего две недели, отпуск Ник целиком потратил на своего учителя, который уже начал потихоньку сдавать. Но это не помешало ему заметить, что рефлексы и движения Ника стали более быстрыми, хотя и менее отработанными. Многое повидавший старик сразу сообразил, что Нику фактически заменили тело на новое, так как старое он знал не хуже, чем свое. Но с заменой ушла важная часть мышечной памяти, которую сейчас пришлось срочно восстанавливать. Но вместе с тем его ученику теперь стало доступно многое из того, что достигалось лишь на самых верхних уровнях мастерства. На тело, словно сконструированное для боя, многое ложилось так, что старый сарваеди иногда завистливо вздыхал, но радость за ученика быстро смывала эти недостойные мысли.


12

Собирая силы в кулак — опасайся каменной стены, наткнувшись на стену — не плачь, пробив стену — не радуйся, а готовься к новым стенам.

Арион Энего. «Письма забытого века»

Всем специалистам, занятым в операции «Поток», установить день начала — плюс тридцать суток с момента получения данного распоряжения. Оружие и тяжелое снаряжение привести в оперативную готовность, провести дополнительные тесты реакторов силовых установок и систем жизнеобеспечения. По всем возникающим вопросам технического снабжения, информационно-технической поддержки обращаться в соответствующие службы по «красному коду».

Провести дополнительный набор среди наемных отрядов, доведя численность оперативного соединения до ста тысяч боевых единиц.

Службе внешних резидентур подготовить приемные площадки в соответствии с директивой 5–51 и развернуть дополнительные точки контроля.

Службе информационного противодействия обеспечить маскировку операции с применением всех доступных средств и ресурсов…

Из приказа 455 Совета директоров Ганзы

Резкая вспышка туристической активности Ганзы уже привела к ажиотажному спросу на апартаменты средней и малой ценовой категории в городах планет Аквамарис, Галтар и других, специализирующихся на туризме. Кроме того, центральная планета и сама столица, ставшая местом проведения сразу трех крупных фестивалей, принимает сейчас более миллиона гостей со всех краев нашей галактики.

Таким образом, блестяще подтвердился тезис доктора экономических наук Самра Тегоо, предсказавшего падение реального производства в развитых государствах и постепенный переход к экономике четвертого уклада.

Блестящие перспективы также открываются перед теми, кто занят в сфере обслуживания, так как оплата труда в этой сфере за последние полгода возросла более чем на десять процентов и имеет тенденцию к дальнейшему росту…

Издание «Экономист». Редакционная статья. Издательство «Отражение»

Федерация Свободных, Девятый сектор, подвижная база Патруля Агат-4


— Что с пополнением?

Капитан тяжелого крейсера «Освободитель» поднял глаза на старшего помощника, который вернулся из управления кадров.

— Дали десятерых, — коротко ответил старпом.

— Хромовы души. — Командир крепко врезал по столу кулаком, но пятимиллиметровое бронестекло, прикрывавшее экран, даже не дрогнуло. — У нас тут такие дела…

— Говорят, что нехватка кадров по всему Патрулю. Кроме больших боевых потерь, снова ужесточили входные требования, и половина кандидатов не прошла. Зато из тех десяти, что нам дали, восемь — уже обстрелянные офицеры. — Коммандер положил на стол перед командиром небольшой диск, и сразу же перед капитаном крейсера возникли десять фотографий его новых офицеров.

— Капитан-лейтенант Лина Гром, контрольно-ремонтный комплекс. Эту я знаю. — Флаг-коммандер кивнул. — Она у меня на практике была пять лет назад. Толковая девка. — Он пальцем сдвинул фотографию в сторону. — Старший лейтенант Норм Хисс, навигатор второго класса. — Капитан задумчиво скользил глазами по характеристике. — Десять выходов… а чего так мало? — Удивленный командир крейсера вывел более подробный вариант характеристики. — А, в штабе прохлаждался. Однако рапорт на перевод написал сам. Ладно, там посмотрим. — Он коснулся следующей фотографии. — Лейтенант Ник Росс. Выпуск прошлого года и более сорока боевых рейдов? Интересно. — Флаг-коммандер вчитался в текст и, оторвавшись, какое-то время смотрел в пространство, потом повернулся в сторону старпома и сфокусировал на нем взгляд.

— Знаешь, а давай-ка этого мальца забирай к себе. Пока вторым номером, но с перспективой. И себе замену вырастишь заодно. А то уйдешь на повышение, а мне потом в кадрах воевать.

— Парень как парень. — Старпом, успевший бегло ознакомиться с личными делами офицеров, пожал плечами. — Ну спас капитана. Зато там какой-то мутняк с шестым управлением, и вообще…

— Мне не это понравилось. — Командир корабля довольно хмыкнул. — Знаешь, что он в рапорте написал, когда объяснял свой отказ выполнить приказ капитана покинуть корабль? Привел пункт из инструкции сто восемь-сорок, позволяющей командиру артчасти самому решать данный вопрос вне мнения командира. Самой инструкции, конечно, сто лет, но она, кстати, никем и никогда не была отменена, а значит, действует в полном объеме. Не говоря о том, что, если бы он не додавил тот рейдер, спасать было бы уже некого.

— Да ладно, Хорн, — возмутился старпом. — Мне еще не хватало возиться со всякими салагами.

— Забыл, кем пришел в Патруль? — Командир улыбнулся, но в каюте почему-то отчетливо повеяло холодом. — Ничего не знал, ничего не умел. Сколько в тебя вложили сил мой отец и адмирал Клер? Я тебе память-то восстановлю. Это сейчас ты крутой космический волк, а десять лет назад? Кто керамические заглушки ставил на волноводы? Чуть аварийную команду живьем не зажарил. Так что заканчивай пыжиться и давай делай из этого парня настоящего командира. Я знаю, у тебя получится.


За те три месяца, пока корабль стоял у достроечного модуля, Ник облазил его весь от носового отсека до кормы, зафиксировав попутно много недоделок и откровенного брака, который, увы, сопутствовал любому массовому производству, а такое количество кораблей, кроме Свободных, не выпускал никто. Десять крупных и более тридцати мелких верфей обслуживали гигантский флот из ста двадцати тысяч единиц, не считая крупных объектов типа планетарных крепостей, которых только возле Руби насчитывалось двадцать три штуки.

Пока Ник знакомился с кораблем и экипажем, «Освободитель» полностью выполнил программу ходовых и стрельбовых испытаний и вышел в свой первый рейд, закончившийся, впрочем, довольно спокойно. Они пару раз вытаскивали старателей, застрявших в рудных скоплениях, и участвовали в проводке конвоя с редкоземельными металлами, закупленными Ганзой. Сдав транспорт с рук на руки, группировка кораблей была распущена, и крейсер продолжил патрулирование своей зоны.

Первое боевое столкновение произошло, когда крейсер оказал помощь двум кораблям патруля, вступившим в бой с целой пиратской эскадрой. Только тогда Ник понял, насколько «Освободитель» мощный корабль. Три удара лучевыми пушками, и один рейдер взорван, а два других искалечены до состояния металлолома. Подоспевшие к месту сражения малые крейсера уволокли трофеи, а крейсер продолжил патрулирование участка.

Теперь в обязанностях Ника были дежурные вахты, когда он заменял командира корабля. Впрочем, «заменял» — слишком громкое слово, потому что капитану от его каюты до главной рубки было всего с десяток метров.

Дежурная смена на корабле этого типа была всего из пяти человек. Двое в главной рубке, один в артчасти, один в медицинской и один в инженерно-механической.

Ник как раз дочитал последнюю страницу «Дерева грез» — романа великого писателя Натронской империи Сеа Галан, жившего почти три тысячи лет назад, когда пульт перед ним вспыхнул переливами алого цвета.

— Есть контакт с Главным штабом флота. — Связист, несмотря на то что событие было явно чрезвычайным, мгновенно передал ответный код, но вместо видео или текстового сообщения на экране возникли три цифры.

Ник, зазубривший инструкцию наизусть, не глядя, откинул крышку аварийного оповещателя и вдавил красную клавишу.

— Боевая тревога. Код пятьсот пять.

Через полторы минуты капитан вошел широким шагом в рубку и, устроившись на своем месте, начал что-то строчить на клавиатуре прибора дальней связи.

Потом хмыкнул и, достав из-под рубашки ключ, висевший на цепочке, открыл сейф и достал оттуда синий конверт.

— Общая связь. — Печать хрустнула под сильными пальцами, и на свет появился документ в один лист, с двухцветной эмблемой Федерации. — План «Заслон», который вступает в действие с этой минуты, предполагает блокирование всех частных вооруженных сил и взятие под контроль десяти крупнейших планет Федерации силами флотской контрразведки, военной полиции и Патруля. Флот в основном остается в базах, так как после них проще все построить заново, чем восстанавливать. Наше место согласно этой директиве — планета Аквамарис, а точнее ее промышленный пояс. На месте мы должны встретить спецбат «Черный алмаз», который на самом деле даже не полк, а полноценная бригада, так что гонять местное население будем не мы. Наша задача — обеспечить прикрытие сверху, чтобы кроме нас там никакая сволочь не летала. Наши десантники будут обеспечивать точку базирования и, естественно, порядок на прилегающих территориях. Будет еще эскадрилья штурмовиков, но этих будем выпускать только в случае полномасштабных боевых действий. Вопросы у экипажа есть?

Капитан почему-то посмотрел на Ника, а тот лишь пожал плечами и покачал головой.

— Ну и отлично. — Капитан кивнул. — Курс — система Аквамарис, ход самый полный, вахте стоять по расписанию. — Он перевел взгляд на старпома. — Проверь еще раз накопители и давай начинай выводить их в режим. Боюсь, времени на раскачку у нас не будет.


Опытный капитан, как всегда, оказался прав, и в момент выхода из подпространства по крейсеру отстрелялся неопознанный корабль, который ответным залпом крейсера превратился в нечто уже совершенно неопознаваемое и весьма рассеянное в пространстве. Потом была еще одна стычка со старым, но еще вполне крепким крейсером латнарской постройки, но одновременный залп трех лучевых пушек не дал ему шансов на выживание.

Тем временем орбитальная крепость вовсю делала вид, что ничего экстраординарного не происходит, и даже не раскрыла пушечные порты.

При этом в эфире творился полный кавардак. Какие-то подразделения налаживали связь, кто-то жестоко матерился в горячке боя, и уверенный, хорошо поставленный голос рассказывал о принятом сегодня решении вновь назначенного планетарного совета об отделении от Федерации и требование признать полную независимость нового государства.

Батальон «Черный алмаз» уже висел на орбите, дожидаясь, пока ему не расчистят коридор во внезапно оживившейся системе ВКО планеты, а штурмовикам, прибывшим на внешней подвеске несущего крейсера «Корунд», вообще никто никаких указаний не давал.

Флаг-коммандер Хорн, как старший по званию, мгновенно навел порядок, и уже через пять минут после прибытия «Освободитель» утюжил с орбиты батареи воздушно-космической обороны.

— Сен флаг-коммандер. — Ник, улучив паузу, подошел к командиру. — Разрешите, я возьму один из наших штурмовиков? Больше машин — больше шансов у десанта. А то наших ребят и прикрыть-то некому.

Капитан подумал несколько секунд и кивнул:

— Давай. Если что, тяни на орбиту, мы тебя подберем.


Машины, находившиеся в ангарах, были не последнего поколения, но все же не намного хуже, чем то, что ему удалось собрать на базе Алидор. Четыре пушки — две на поворотных турелях и две курсовых, но зато увеличенного калибра и мощная поликомпозитная броня. Техники быстро проверили машину и даже сменили стержни ходового реактора.

От корабля взвод десантников на штурмовом боте типа «Арвант» или, в просторечии, Калоша, и Ник отошли одновременно и взяли курс на город Латтару, являвшийся административным центром планеты.


— Нивал-два, вижу старт двух зенитных ракет. Достать не могу, вы перекрываете мне директорию.

— Понял. — Ник чуть довернул штурмовик и, дождавшись, пока ракеты подойдут на расстояние меньше десяти километров, накрыл их облаком стальной картечи.

— Есть поражение. — Оператор центра управления крейсера, не отрываясь от ведения медленно ползущих к поверхности кораблей, перевел маркер цели на батарею, и крейсер дрогнул от бортового залпа.

— Эскадрилья с «Корунда» завязла в бою над северным материком, но это даже лучше. На вас, похоже, сил не хватает.

— Накаркал, — прокомментировал Ник появление на экране трех точек, стремительно идущих наперерез их курса. — Нивал-один, давай сбавь ход. Я попробую пощипать этих парней. — Ник двинул рычаги тяги вперед, и штурмовик, уже идущий в верхних слоях атмосферы, резко прыгнул вперед.

Звено легких атмосферных истребителей на высоте тридцати километров чувствовало себя не очень хорошо. Машины шли валко и реагировали лишь на управление реактивными рулями. Но штурмовик, которым управлял лейтенант Росс, был изначально оптимизирован именно под космическое пространство и двигался вполне резво. Пока истребители отреагировали на изменение условий, Ник сбил две машины из трех, а третья, не принимая боя, резко ушла вниз, к земле. А через три минуты взвод начал высадку.

Одетые в тяжелые скафандры солдаты Патруля быстро подавили повстанцев, подтянувшихся к месту высадки, и, рассевшись по пяти броневикам, резво взяли курс на комплекс зданий, где располагалась планетарная администрация и где с высокой долей вероятности можно было обнаружить лидеров заговорщиков.

Теперь, когда десантники были на земле, Ник был относительно спокоен за них, но все равно шел чуть сзади на предельно низкой скорости, ведя машину пологой змейкой, чтобы перекрыть как можно более широкую полосу.

Именно он первым заметил разворачивающуюся батарею тяжелых пушек, которые собирались накрыть десантников. Ракета с термобарической боевой частью поставила точку на этой попытке, уничтожив заодно и парк, где пытались поставить пушки.

Тридцать десантников с «Освободителя» действовали, словно один механизм, мгновенно сметя вооруженные заслоны на подходе к комплексу, и начали штурм.

Командир взвода, старший лейтенант Карс, руководил боем из командирской машины, куда стекалась информация от всех групп.

— Нивал, ты еще не уснул?

— А чего тут. — Ник, который из-за высокой скорости не мог рассмотреть подробностей боя, просто наворачивал круги над городом. — Летаю, отдыхаю.

— Сможешь проштурмовать верхние этажи? А то там огневых точек как грязи.

— Ты только учитывай, что у меня на расстоянии в километр рассеивание в атмосфере десять сантиметров. Я эти верхние этажи просто срежу на хрен.

— Потом вместе поплачем, — отрезал офицер.

— Ну и ладно. — Росс крутанулся в боевом развороте и с дистанции в пятьсот метров прошелся потоком стали по зданию. Сразу облако пыли заволокло всю площадь, и, воспользовавшись моментом, командир взвода поднял своих людей в атаку.

Пытаясь разглядеть в клубах пыли результаты своих трудов, Ник чуть было не прозевал появление над городом четырех истребителей.

По скорости он мог бы посоревноваться с любым из них, но маневренность у штурмовика была явно хуже. Кроме того, пилоты истребителей тоже не печалились тем фактом, что ракеты, которые Ник пока успешно сбрасывал со своего «хвоста» и расстреливал в воздухе, взрываются прямо над жилыми кварталами. Отчаянно маневрируя между небоскребами, боевые машины тщетно пытались достать штурмовик, и в один момент Ник, резко развернувшись в воздухе, встретил настигавшую его пару облаком разогнанной до космических скоростей картечи.

Обе машины мгновенно превратились в дым, но вторая пара, израсходовав ракеты, упрямо рвалась в ближний бой.

Удача, так долго опекавшая лейтенанта Росса, на что-то отвлеклась, и очередь из тридцатимиллиметровой пушки прошлась по штурмовику от носа до хвостовых стабилизаторов, срывая листы обшивки и превращая грозную машину в кучу металлолома.

Ник лишь успел проводить вражескую машину огнем боковой пушки и, уже валясь в беспорядочное падение, был отстрелен из гибнущего штурмовика в спасательной капсуле.

Капсула, похожая на решетчатое яйцо, при приземлении раскрыла четные сегменты и, словно паук, повисла в метре от поверхности, опираясь на диски антигравов.

— Нивал-один. Сбит в районе Ангальского холма.

— Телеметрию и маяк вижу, — отозвался оператор крейсера. — Залезь куда-нибудь в щель и жди наших.

— Да ну вас с вашими щелями, — произнес Ник, когда связь отключилась, и с интересом оглянулся. — Я лучше погуляю тут, посмотрю все. Когда еще на курорте высшего класса побывать придется.


Карта, которая высвечивалась прямо на стекло шлема, показывала зеленые отметки дружественных объектов, но были они еще довольно далеко. Карусель с истребителями закончилась в одном из богатых районов города. Роскошные виллы и парки словно притихли под жарким солнцем. Везде было тихо, и только где-то вдалеке слышались звуки перестрелки.

Он открыл контейнер с оружием и, разместив все что нужно по кармашкам разгрузочной системы, потом закрыл крышку, снова сел в кресло, легко тронул джойстик, и капсула двинулась, мягко набирая скорость.

Маршрут, построенный системой, пролегал как раз мимо места, где звучали выстрелы, но Ник вполне справедливо полагал, что крупнокалиберный пулемет на крыше модуля — вполне достойный аргумент в любом споре.

Он быстро проскочил две широкие развязки, успев с высокого моста, пусть и мельком, но все же увидеть полоску океанского залива, и по винтовому съезду спустился вниз, к притихшим городским улицам.

Труп на дороге он заметил сразу и остановился, хотя понимал, что девушка, лежавшая в пыли, уже давно мертва. С такой кровопотерей не живут. Однако проверил пульс и, убедившись в том, что не ошибся, отнес ее на тротуар. Потом разбил ногой стекло какого-то магазинчика и, достав кусок ткани с витрины, прикрыл ее уже посмертную наготу, надеясь, что местные жители все же уберут тело.

Проехав еще два квартала, Ник заметил, что выстрелы стали громче, и теперь уже можно было точно различить гулкие хлопки штурмовых винтовок и сухой треск короткоствольных автоматов. А вывернув из-за поворота, увидел и место боя.

Модуль двигался совершенно бесшумно, так что трое боевиков, наблюдавшие за штурмом возле машины, были настолько увлечены процессом, что Ник имел все шансы просто проехать мимо незамеченным. Да и не хотелось ему сейчас встревать ни в какие местные разборки. Но одна деталь заставила его изменить решение.

Клок окровавленной ткани, которая еще недавно была частью женского платья, видимо, оторванная при ударе, прилипла к переднему бамперу броневика и сейчас колыхалась под теплым ветерком.

Ник развернул модуль и, выдернув из крепления у ног штурмовую винтовку, шагнул на разогретый бетон.

Приклад будто влип в плечо, укрытое металлопластовой броней, и Росс, поймав первого человека в прицел, мягко нажал спуск. Шелест дозвуковой пули и хруст разрываемой плоти слились в один звук, и стоявший спиной мужчина упал. Его товарищи не успели развернуться, как были скошены короткой, всего на четыре выстрела очередью. Подойдя, Ник сделал контроль и, чуть высунувшись из-за капота броневика, посмотрел вперед. Защитники особняка еще держались, в основном за счет крупнокалиберного пулемета на крыше, но, судя по всему, это ненадолго. Атакующие уже подогнали тяжелый бульдозер и под его прикрытием устанавливали пусковую установку.

С новыми глазами Нику не нужен был ни бинокль, ни оптический прицел. Глаза увеличили этот кусок пространства, и точная очередь свалила одного из нападавших как раз в тот момент, когда он доставал из ящика ракету. Несколько пуль, попавших по ракете, было достаточно для взрыва, а детонировавший следом боезапас разнес вдребезги не только расчет, но и половину бульдозера, так что один из осколков прогудел совсем недалеко от головы лейтенанта.

Короткая пробежка, и он, сменив позицию, в быстром темпе отстрелил еще четверых и, пока бандиты не опомнились, метнул в сторону большой группы несколько гранат.

Защитники, мгновенно сориентировавшись, совершили короткую вылазку, и нападавшие отступили, дав возможность Нику выйти из укрытия.

Высокий мужчина в том, что еще недавно было хорошим костюмом, махнул лейтенанту рукой и подошел ближе.

— Ого, Патруль. — Он широко улыбнулся, увидев эмблему на плече Ника. — Какими судьбами?

— Да летел тут мимо, да с местными летунами небо не поделил. — Ник тоже улыбнулся и пожал протянутую руку.

— Пойдем в дом. — Мужчина кивнул. — А то, боюсь, эти еще вернутся.

— Да я, вообще-то, к своим ехал. Они там здание местного руководства штурмуют.

— Туда не проедешь. — Охранник покачал головой. — Если твоим, как ты говоришь, повезло и они уже в здании, то сейчас их штурмует вторая повстанческая армия. Народ там, конечно, дерьмо, но их до хрена. Набрали ублюдков по тюрьмам. Меня, кстати, Нарс зовут.

— Ник.

— Пойдем, Ник. — Мужчина хлопнул лейтенанта по плечу. — Отсидишься у нас. Это только с виду особняк. Там на самом деле стены метр толщиной.

— А модуль?

— И модуль свой загоняй. Глядишь, пригодится.

Первым, кого увидел Ник, войдя в огромную прихожую, был седо де Анор, вполголоса распекавший незнакомого мужчину в легком бронекостюме.

— Седо? — Ник коротко поклонился. — Вот уж кого не ожидал здесь увидеть, так это вас.

— А уж я как удивлен. — Анор рассмеялся и коротким жестом отпустил своего собеседника. — Вы один?

— Не совсем, но в радиусе в пару километров точно один.

— Сбили? — коротко спросил Глен.

— Сбили. — Ник кивнул. — Будь я еще на истребителе, тогда мы бы посмотрели кто кого. А так, на тяжелом штурмовике… Без шансов. Но у вас, я смотрю, тоже весело?

— Да. — Анор кивнул. — Небезызвестная Наира Лагон по кличке Старая Ведьма решила под шумок свести счеты. Сначала нас чуть не достали на орбите, а потом уже вот здесь. Я давно уже стер бы эту паучиху, но пока ее прикрывали из Верховного Совета, там даже с моими связями делать было нечего. Но уж теперь-то точно я до нее доберусь. Кстати, — Глен посмотрел на наручные часы, — вы уже обедали? Давайте перекусим, и заодно я покажу вас еще нескольким людям, которые будут рады вас видеть.

Ник забросил винтовку за спину, снял шлем и перчатки и поспешил за де Анором на второй этаж. Пройдя несколько комнат и коридоров, они вошли в большое помещение, в центре которого находился стол, уставленный тарелками с едой.

— Нарита, у нас еще один гость, — громко произнес Анор, и сразу же откуда-то появилась женщина в переднике с большим подносом в руках.

— Да, седо де Анор. Сейчас Ролли поставит прибор.

Возле Ника на столе словно по волшебству стали появляться многочисленные вилки, ложки, тарелки и другая посуда, но смотрел он на стоявшую у входа в столовую Дениру.

Та наконец справилась со своим удивлением и подошла к гостю.

— Рада видеть тебя, Ник.

Ник вскочил, но немного не рассчитал и оказался слишком близко к девушке. Но Дениру это, похоже, вовсе не смутило. Она с улыбкой посмотрела снизу вверх и покачала головой.

— Какой же ты все-таки огромный.

А офицер, только что отправивший на тот свет полтора десятка человек, стоял, словно приклеившись к полу и не в силах преодолеть охватившее его смущение.

— Денира! — В голосе Анны, вошедшей в столовую, было не столько осуждение, а сколько непонимание, почему это дочь ведет себя неподобающим образом. — Простите ее, сен лейтенант. — Она ослепительно улыбнулась и своей улыбкой словно сняла морок с Ника. — Иногда наши гормоны играют с нами злые шутки.

— Да, седа. — Росс поклонился. — Но то, что делали со мной мои гормоны, шуткой можно было назвать далеко не всегда.

За разговорами Ник не заметил, как перемолол все, что поставили перед ним, и остановился, лишь когда перед ним поставили бокал вина.

— Нет, спасибо. — Он промакнул рот салфеткой. — Что-то мне подсказывает, что сегодня нам придется повоевать.

— Тогда нашим врагам нужно поторопиться. — Де Анор бросил взгляд на часы. — Через пять часов прибывает подмога, и они тут быстро порядок наведут.

— Пять часов — это много. — Ник вздохнул и поднялся из-за стола. — С вашего позволения я пойду, посмотрю, чем могу помочь вашим людям.


Начальник охраны, сидевший у огромного панорамного экрана, лишь взглянул на Ника и снова перевел взгляд на экран.

— Садись. Что, Анор отправил к нам на усиление?

— Я вообще-то сам. — Ник хмыкнул. — Полагаете, что я буду смотреть, как кто-то там за меня умирает?

— Это, конечно, здорово, но у меня нет для тебя ни корабля, ни даже истребителя.

— А и не надо. — Ник покладисто кивнул, хотя этот разговор его уже стал понемногу напрягать. — У меня хорошая стрелковая подготовка, плюс практикум по бою в городских условиях. А кроме того, на спасательном модуле пулемет на турели.

— И много ты там навоюешь с легким пулеметом? — усмехнулся начальник охраны.

— Это он по флотским меркам легкий. — Росс улыбнулся. — В наших условиях десять миллиметров с начальной скоростью полторы тысячи метров в секунду — это довольно существенно. Предполагалось, что модуль на какое-то время сможет прикрыть пилота от вражеских самолетов, пока тот будет прятаться, или отпугнуть охотничьи команды.


В итоге Ник вместе с двумя охранниками был определен прикрывать правое крыло здания. На третьем этаже нашлись даже специальные комнаты, оборудованные как казематы. С бойницами и вмурованными в бетон турелями.

Лейтенант только устроился, как бандиты снова полезли на штурм. Со своего угла Ник мог видеть и частично обстреливать территорию парка и перекрывать весь правый фланг.

Не торопясь раскрывать наличие здесь пулемета, он из автомата начал аккуратно отстреливать тех, кто прятался по кустам или пытался подобраться ближе, рассчитывая на адаптивный камуфляж. Новые глаза уверенно различали малейшие оттенки цветов, и почти ни одна пуля не прошла мимо. Но через некоторое время со стороны центра города подошли несколько бронированных машин, и Росс встал к турели.

Проконтролировав еще раз состояние подающего шланга и то, как уложены бункера с боекомплектом, он поймал в прицел кабину первой машины и нажал на гашетку.

Оружие, рассчитанное на быстрые и хорошо защищенные цели, не подвело, и броневик разлетелся на куски в клочьях дыма.


Праздник закончился, когда нападавшие наконец подтянули ракетную установку и начали планомерно долбить по зданию. Крейсер был плотно занят поддержкой бригады, зачищавшей центральный промышленный район, поэтому ничем помочь не мог, а десантники с «Освободителя» сами бы не отказались от помощи.

Ник сменил позицию и попытался в который раз хоть как-то достать ракетчиков, но безуспешно. Отвлекшись на разговор с начальником охраны, он выглянул в амбразуру и увидел летящую прямо в него ракету.

Облако раскаленных газов, каменного крошева и стальной картечи ворвалось в узкую щель бойницы и швырнуло тело на стену, вышибая из него дух.


13

Если говорить о войне, используя метафоры, то пехота — это ноги армии. Только земля, на которой стоят ваши пехотинцы, — захвачена вами. Тяжелая пехота и бронетанковые силы — это, конечно, молот, который взламывает оборону противника, а воздушно-космический флот подобен стреле, что разит на большой дистанции.

Функция спецназа в данной модели — сокрушительный и точный укол рапиры, который трудно парировать и еще труднее предугадать, куда он будет направлен. И точно так же, как у рапиры, сила спецназа в скорости, ибо, попав под удар регулярной армии, он, скорее всего, погибнет, пусть даже разменяв десять к одному. Но даже такой размен является недопустимой роскошью, ибо каждый боец — продукт тщательного отбора и еще более тщательного обучения и стоит куда дороже, чем даже тысяча регулярных солдат.

Лакор де Нгрин. «Симфония войны»

В результате столкновений с боевиками радикальной организации Орден Отцов Завета и примкнувшими к ним неопознанными вооруженный формированиями, разрушено или повреждено более трехсот зданий в Арнаде и ее окрестностях. Полицейские части, неожиданно оказавшиеся весьма многочисленными, подразделения военной полиции и планетарной пехоты быстро вычистили Портовую и Торговую части города, постепенно приступая к очистке кварталов Свободной зоны, где еще остались очаги сопротивления. В целом хочется отметить высокую степень оперативности, с какой сработало полицейское управление и управление военной полиции. Также хочется особо поблагодарить адмирала де Нира, выделившего подразделения космической пехоты для поддержки полицейских.

Сейчас ситуация в центре Арнады в целом оценивается как стабильная. Государственные учреждения работают в порядке, определенном приказом об особом положении, а коммерческие структуры в обычном режиме.

Самое тяжелое положение в Федерации сейчас на Аквамарис, где скопилось более тридцати тысяч наемников, и отряды все прибывают. Несмотря на уверения властей в том, что ситуация полностью под контролем, наша медиакомпания получает частным порядком видеоматериалы, свидетельствующие о том, что в Латтаре идут настоящие бои с развертыванием тяжелой техники и применением штурмовой авиации…

Новости дня. Медиапортал «Россыпь», Руби, Федерация

Из сообщений информационных агентств нам стало известно, что в империи Саргон сорвана попытка государственного переворота, начатого Министерством Веры и Благочестия. Крупные воинские контингенты армии Саргон высадились на планете Таннарис и, подавив сопротивление отрядов Министерства и планетарной гвардии, установили полный контроль. Также сообщают о волне арестов и организации военно-полевых судов, занимающихся делами заговорщиков.

Программа «Телескоп», медиапортал «Россыпь», Руби, Федерация

Планета Аквамарис, Федерация Свободных


Очнулся Ник, когда с него снимали покореженные доспехи. Он с трудом разлепил залитые кровью глаза и не сразу сфокусировал взгляд на мужчине в полевой форме планетарной полиции и простом бронежилете. Он молча делал свое дело, а закончив, бросил, чуть отвернувшись в сторону.

— Да, эта хромова броня на себя все собрала. Ты посмотри, Норк, он под ней, можно сказать, как новенький.

— Ну и хорошо, — отозвался пока еще невидимый Норк. — Мамаша убедительно просила, чтобы он к Гараму попал как можно более целым. Видать, у них там долгий разговор будет. — Мужчина жизнерадостно заржал, и подошел ближе, так что теперь Нику стало видно лицо с багровым шрамом через всю левую щеку и сросшиеся над переносицей брови.

— О, гля. Очнулся, кажись. — Он склонился над Россом и, дыша ему в нос странной смесью перегара и какого-то травяного настоя, произнес: — Давай. Очухивайся поскорее, а то самое интересное пропустишь.

Он снова засмеялся, хлопая себя мясистыми руками по коленям, словно отмочил гениальную шутку.

Ник в ответ только прикрыл глаза, мысленно проверяя организм. Ноги-руки, кажется, в порядке. Боль от синяков — ерунда. Ожогов вроде нет, но вообще-то, что он жив, это, конечно, заслуга собиравшего его из обломков драконьего оборотня и старшины, настоявшего, чтобы он, Ник, надел не обычный легкий скафандр, а полноформатную броню, которая использовалась десантниками.

Ускоренная регенерация, обещанная драконом, уже убрала основные повреждения, и через полчаса он будет уже в полном порядке. Если, конечно, ему это время дадут. Он осторожно напряг руки и почувствовал, как связывавшие его ремни натянулись.

Каталку, на которой лежал Ник, развернули и потащили по длинному коридору, в котором он с удивлением узнал особняк де Анора. Спрашивать, что с ними случилось, не стал, посчитав, что все выяснится в свою очередь. Привезли его в ту самую столовую, где он обедал, и, сложив каталку в стул, поставили напротив женщины, что сидела в резном кресле хозяина дома. За спиной женщины стоял грузный мужчина в длиннополом черном одеянии с огромным диском серебристого цвета на груди, висевшем на толстой цепи.

Женщина была красива той особенной хищной красотой, которая отличает совершенные орудия убийства. Черноволосая, с глубоко посаженными глазами серого цвета и холеным лицом с тонкими чертами. Одетая в простой серо-голубой камуфляж с многочисленными карманами, женщина спокойно рассматривала Ника, словно пытаясь проникнуть в его мысли. Молчал и Ник, так как ему совершенно не хотелось разговаривать.

— Хорошо. — Женщина хлопнула руками по подлокотникам, обшитым мягкой кожей, и порывисто вскочила. — Значит, так. Мне нужно знать, куда растворилась эта крыса де Анор со своим семейством. У тебя два варианта. Сказать и умереть быстро или немного поупираться и умирать медленно.

— Пошла в жопу, — четко и ясно произнес Ник. — Сто пробоин тебе в корму, старая ведьма. Сама прожила, словно крыса на помойке, и людей по себе равняешь? Иди нагар нюхай, прокладка нештатная.

Лицо Наиры Лагон сразу пошло пятнами и совершенно лишилось всяческой привлекательности.

— Я тебя, щенок, на ломти настругаю, — звенящим шепотом произнесла она. — А потом найду твою семью и порежу уже их.

Ник насмешливо хмыкнул.

— А потом Патруль сыграет с тобой в старинную росскую забаву под названием зачистка. — Ник широко улыбнулся. — Вижу на твоем лице незнание этого милого слова. Знакомство будет впечатляющим. — Ник кивнул. — Так что не планируй ничего на ближайшее время. Оно у тебя будет занято плотно и насыщенно.

— Ты мне угрожаешь? — Женщина зашипела, словно разъяренная кошка. — Мне, Наире Лагон?

— Нет, — просто ответил Росс. — Предупреждаю. Хотя таким, как вы, говорить что-то бессмысленно. Все равно человеческого языка не понимаете. Одно слово — нежить.

— Но я все же предложил бы вам подумать еще раз.

Мужчина вышел из-за кресла и подошел так близко, то Росс почувствовал даже приторный запах каких-то благовоний, идущий волнами от его одеяния.

— С кем имею честь? — Ник с усмешкой смерил мужчину взглядом.

— Кардинал Него. — Он учтиво поклонился.

— Орден Отцов Завета… — Ник хмыкнул. — Ну как же без вас-то? Всегда сползались на запах помойки.

— Что-то вы слишком смелы, — задумчиво произнес кардинал. — На помощь надеетесь? Нет, вряд ли. — Он покачал головой. — Или на то, что у нас не выдержат нервы и мы подарим вам быструю смерть? Тоже сомнительно.

— Надеюсь на то, что мы окажемся на одной сковородке в аду. — Ник ухмыльнулся. — И уж там я буду глумиться над вами вечно!

С этими словами Ник активировал уже давно готовую формулу ухода в глубокие слои транса и, вздрогнув, обмяк в опутывавших его ремнях.

— Гарам! Гарам! — Наира подскочила к Нику и вздернула его голову так, чтобы видеть глаза.

— Сейчас, Хозяйка.

Тучный ширококостный мужчина в сером комби не торопясь поставил на пол чемодан и, придержав голову Ника пальцами, раскрыл его глаза.

— Ну?!!

— Ничего не выйдет. — Пыточных дел мастер покачал головой. — Мальчишка в глубоком трансе, и, когда выйдет, непонятно. Видать, малец непростой. Таких, кстати, и допрашивать сложно. Они чуть что — и на тот свет норовят упорхнуть. У сарваеди вроде бы учили такому. Хотите, я ему сейчас буром пройдусь до кости? Он даже не вздрогнет.

Глаза Наиры, казалось, готовы испепелить все вокруг, но усилием воли она сдержалась.

— Давай его под охрану, и, как только очнется, сразу ко мне. А сейчас займемся тем охранником, которого взяли на первом этаже.

— Не выйдет. — Гарам пожал могучими плечами. — Улизнул паскудник. Только принялся за него — и привет. Инсульт. Хлипкий, видать, или ментальный блок какой. — Он развел, руками демонстрируя свое бессилие в данном вопросе. — Я, Хозяйка, всей душой, но, боюсь, в этом деле я совсем лишний.

— Ладно, иди. — Наира кивнула. — И этого с собой забери. — Она обернулась в сторону мужчины и развела руками. — Придется подождать, кардинал Него. Но будьте уверены: мои люди все сделают правильно.

— Я надеюсь. — Него медленно кивнул. — Пока мои люди погибают в уличных боях, нам нужно успеть не только вытащить их из норы, но и получить коды доступа к информационным базам верфей. Нашим друзьям очень нужны технологии строительства малых кораблей и комплексов дальней разведки, которые производит концерн Анор. Только получение этой информации будет гарантией нашей с вами спокойной старости под крылом Ганзы.


Очнулся Ник ровно через час, но для тех приборов, которые опутывали его, словно паутина, он все еще находился в глубоком трансе. Поверхностное дыхание, замедленное сердцебиение и низкий альфа-ритм мозга. Тем временем сквозь чуть приоткрытые глаза лейтенант наблюдал за тем, как возится в дальнем углу какой-то невзрачный человечек в сером комби, звеня время от времени чем-то металлическим.

Кисть, сложившаяся в «скрученный лист», с некоторой натугой выскользнула из-под ремня и плавно потянулась к пряжке, молясь всем богам, чтобы те, кто его обыскивал, не обратили внимание на некоторые необычные элементы в конструкции.

Палач, видимо, что-то почувствовал, потому что мгновенно развернулся и встретился взглядом с Ником. Тонкая стальная стрелка, выброшенная щелчком указательного пальца, попала палачу точно в глаз, и он даже не успел поднять руки. Яд мгновенного действия вызвал паралич всех мышц, в том числе и мышц сердца.

Уже окончательно выплыв из имитации транса и выдираясь из ремней, Ник добрым словом помянул учителя, заставившего освоить этот прием, а заодно научившего пользоваться метательной стрелкой, пережившей все обыски под пряжкой.

Общая ревизия организма показала, что все не так плохо, хотя могло быть и лучше. Покойный, видимо, накачал его какой-то дрянью, чтобы подавить волю, но организм, сильно измененный драконом, успешно эту гадость перемалывал, в основном выводя через кожу, отчего от Ника тянуло отвратительным сладковатым запахом, похожим на запах гниющей ткани. Росс вытащил из глаза мертвеца стрелку и, аккуратно обтерев ее о его же одежду, воткнул в зажим на пряжке.

Теперь дело было за малым. Покинуть этот дом, и желательно своими ногами. Он прижался ухом к двери и чуть прикрыл глаза. Судя по звукам, в коридоре время от времени проходили люди, а совсем рядом находилось нечто вроде штаба. Звучали разные голоса явно из радиостанции, и знакомый женский голос, распекающий кого-то никак не могущего разобрать завал.

«Загостился я что-то. Пора и честь знать».

Он подошел к окну, за которым уже почти догорели короткие тропические сумерки, и посмотрел наружу. Окно, к счастью, выходило на левую сторону здания, там, где к дому плотно примыкал парк и виднелась полоска пляжа. Ник, стараясь не шуметь, открыл створки и, не примериваясь, нырнул в плотную листву. Спружинив на мягком газоне, он обернулся как раз в тот момент, когда во всем доме погас свет.

Ник замер, и в нарастающем шуме застигнутых врасплох людей уловил щелчки какого-то электромеханического устройства. Потом, видимо, включился аварийный генератор, и окна дома снова осветились, но через несколько секунд свет снова погас и в воздухе поплыл ни с чем не сравнимый запах сгоревшей изоляции.

Его новые глаза в быстро наступающей южной ночи видели не хуже, чем днем, и Ник, внимательно осмотревшись, понял, что все бандиты сейчас находятся внутри дома, где они, похоже, решили отсидеться, чтобы не попасть под разборку армейских соединений. Он улыбнулся и скользящей бесшумной походкой двинулся к дому.

Первый же встреченный им постовой стоял, чуть прислонясь к стене и даже прикрыв глаза. Но Ника не обманула его расслабленная поза. Человек, несмотря на то что имел на шлеме визор ночного видения, предпочел сдвинуть его вверх, доверяя своим органам чувств. И все равно он прозевал движение лейтенанта. Короткий, словно бросок нархи, удар — и тело мягко сползает по стене.

Ник замер, но кроме бухающих по коридорам сапог бандитов ничего не было слышно. Он быстро начал освобождать труп от оружия и снаряжения, которое тому уж точно не понадобится.

Теперь, увешанный трофеями, лейтенант чувствовал себя намного лучше.

Левое крыло, практически полностью разрушенное ракетным обстрелом, было бандитами не заселено, кроме первого и второго этажей, которые Ник вычистил довольно легко. Пятеро бандитов вовсе не таились, а разгуливали по коридорам с фонарями в руках, громко переговариваясь при этом. Через каких-то пять минут в крыле вновь воцарилась тишина, а лейтенант передвинулся в центральное здание.


Наира Лагон сидела в удобном кресле хозяина дома и, положив подбородок на сомкнутые в замок пальцы, бездумно смотрела на огонек свечи, которая нашлась на камине в столовой. От свечи ароматно пахло чем-то родным и теплым, что осталось где-то там, в прошлой жизни. И в который раз она спрашивала себя, все ли она правильно сделала тогда, больше шестидесяти лет назад, отправившись в логово Ржавого, но ответа не было. Настроение, испорченное исчезновением де Анора, срочным, на грани бегства, отъездом кардинала и этим странным мальчишкой, испортилось окончательно.

Она оглянулась. Посланные еще полчаса назад люди так и не восстановили энергопитание, а хотелось нормальной горячей еды, а не приготовленных в самогрейках армейских консервов.

— Крест! — За дверью было подозрительно тихо. — Крест! — Она повысила голос, но ответа своего верного телохранителя так и не услышала. Она встала и, подойдя к высоким двустворчатым дверям из белого дуба, дернула створку на себя, и прямо из темноты коридора на нее упало тело бывшего космодесантника с уже остекленевшими глазами.

— Как мило, что вы решили меня дождаться.

Тот, кто должен был сейчас лежать связанный по рукам и ногам, вошел в столовую, переступив через мертвое тело.

Рука Наиры метнулась к пистолету на поясе, но плечо вдруг ожгло такой страшной болью, что рука безвольно повисла, будто чужая. Она отшатнулась, пытаясь выхватить левой трубочку игломета, но еще одно размазанное движение — и вторая рука парализованно повисает вдоль тела.

— Рада видеть вас живым и здоровым. — Хозяйка растянула непослушные губы в подобии улыбки.

— А уж я как рад. — Ник хмыкнул и, ничуть не стесняясь, прошелся чуткими пальцами по телу женщины, вытаскивая спрятанное оружие. — Присаживайтесь. — Он отодвинул один из гостевых стульев и подтолкнул его ногой.

— Что вы собираетесь делать? — громко произнесла женщина. — Сдадите меня контрразведке? — Наира внутренне усмехнулась.

— Ну что вы! — Ник улыбнулся. — Отпускать вас совершенно не входит в мои планы. И кстати, если вы хотите громким голосом привлечь внимание своих людей, хочу сообщить, что это бессмысленно. Они уже ничего не услышат. В доме лишь двое живых. Я и вы.

— Так чего же ты тянешь? — с вызовом бросила Наира, вздернув подбородок вверх.

— Да понять пытаюсь. — Ник нахмурился. — Я, когда листал справку, посвященную вам, все представлял себе некое бесполое существо, страшное и ужасное, мстящее за свои детские комплексы всему роду человеческому. А увидел нестарую еще женщину, по моим меркам красивую и явно не глупую. Не складывается, понимаете? — Он присел на соседний стул и внимательно посмотрел ей в глаза. — За вашей бандой и торговля детьми, и всякой прочей мерзости столько, что не перечислить. А уж трупами так можно всю центральную площадь выстелить.

— Слабые всегда были кормом для сильных, — уверенно бросила женщина. — Само существование слабых определяется желанием сильных иметь кормовую базу. Ты же точно такой же, как и я. — Наира торжествующе улыбнулась. — Сколько на твоей совести? Сто, двести? Ты же точно такой же тигр-людоед. И что ты получишь от своего Патруля? Пенсию, на которую до конца дней будешь питаться по грязным забегаловкам вместе со всяким сбродом. Пойдем со мной, и у тебя будет все, что пожелаешь, и даже то, о чем сейчас не догадываешься. У меня работают десятки твоих бывших сослуживцев, и все довольны. Я предлагаю тебе самое ценное в этом мире — власть. И не над быдлом, которое и так склонит свои колени перед нами, а над такими же, как и ты, хищниками. Что может быть слаще власти?

— Ну где-то я так и думал. — Росс кивнул. — Психопатия в терминальной стадии. — Он встал. — Спасибо, вы очень мне помогли, ответив на мои вопросы. — Ник поклонился. — Вам пора. Полагаю, ТАМ вас уже заждались.

В руке его словно из воздуха материализовался длинный тонкий клинок.

Наира напряглась, но ни сделать, ни почувствовать ничего не успела. Мгновенное, словно мысль, движение — и мир для нее погас окончательно.


До утра Ник просидел в темном здании, набитом трупами, и, лишь когда первые лучи местного солнца осветили город, заставил себя встать и, еще раз пройдясь по особняку, набитому трупами, нашел-таки свой коммуникатор, заботливо припрятанный в кармане одним из бандитов. Что он собирался с ним делать, было совершенно непонятно, так как устройство позволяло связываться лишь со своим подразделением или другими Патрульными и на чужой руке не работало. Но лишенный помощи спасательного модуля браслет никак не хотел связываться с кораблем, поэтому Нику пришлось перейти в соседнюю комнату, где бандиты организовали почти нормальный тактический центр с устройством дальней связи.


«Освободитель» ответил мгновенно, как только Ник передал кодовый запрос на резервной частоте.

— Докладывайте. — Судя по голосу, у капитана крейсера была не самая лучшая ночь.

— Нахожусь в районе Награм. Враждебных сил не наблюдаю.

— Конечно. Сейчас все танцы у парламента, — подтвердил флаг-коммандер Хорн. — Ладно. Мы пока не можем тебя выдернуть, так что сиди там тихо и не вздумай ни во что ввязываться.

— Попробую. — Ник, несмотря на то что абонент не мог его видеть, пожал плечами. — Но пока выходит плохо.

— Ты что там натворил? — В голосе Хорна явно послышалось напряжение.

— Да ничего особенного. — Ник сдвинул ногой труп связиста и сел поудобнее. — Бандиты ломились в дом, ну и я их немного того.

— Чего «того»? — рявкнул капитан.

— Ну поубивал, конечно. Что мне с ними целоваться, что ли, сен флаг-коммандер?

— Вот же послало командование офицера. — Командир вздохнул. — Ладно. Не нарывайся там особо. А то нас тут пощипали. Так что ты теперь старший помощник капитана, сен старший лейтенант.

— Служу Федерации! — бодро гаркнул в микрофон Ник, разглядывая лепнину на потолке.

— А куда ты, на хрен, денешься. — Капитан хмыкнул и отключился.

Ник со вздохом встал и потянулся. Ночной бой вымотал его до самого донышка, а ночь вовсе не придала новых сил. Хорошо бы, конечно, убрать трупы, но было их столько, что таскать ему эти тела до вечера, не меньше. А в доме, кстати, становится жарко, и все это хозяйство через несколько часов станет пахнуть довольно отчетливо. Ник вышел в коридор и спустился вниз и вышел на площадку перед домом, где стояли броневики бандитов. Возможно, ему стоит попробовать пробиться к своим. Там во всяком случае кормят.

Но с машинами дело было совсем не так хорошо, как ему виделось. Три из них были просто вместительными чемоданами, позволявшими перевезти за одну ходку аж пятнадцать пассажиров, и были никак не защищены от неизбежных на войне случайностей. Две оказались легкими броневиками, годными лишь для прогулки по относительно безопасным местам, а еще один — вполне прилично бронированный мобиль — был, похоже, безнадежно испорчен попаданием пули крупного калибра в моторный отсек.

От любования электронным блоком, развороченным попаданием пули крупного калибра, его отвлек шум десятка машин.

Настоящие тяжелые броневики — не чета бандитским повозкам — остановились прямо у ворот в поместье, и полсотни подтянутых крепких мужчин в одинаковых полихромных комбинезонах начали сдвигаться к дому, сохраняя при этом грамотное штурмовое построение. Двигались парни мягко и синхронно, словно единый организм, в готовности отразить нападение с любого направления. Оставшиеся под прикрытием брони тоже не зевали, развернув стволы двадцатимиллиметровых артиллерийских автоматов по всем потенциально опасным направлениям.

На бандитов они были совсем не похожи, как, впрочем, и на наемников. Специалистов такого класса государство отпускает со службы лишь вперед ногами.

Ворота, искореженные при штурме, даже не скрипнули, когда по ним прошлись сапоги солдат, и через совсем непродолжительное время они находились уже в десяти метрах от Ника, залегшего за сломанный бронемобиль.

— Стоять. — Ник, удерживая центральную часть группы в прицеле автомата, щелкнул предохранителем. — Патруль Федерации. Назовите себя.

Несколько стволов мгновенно развернулись в его сторону, но остальные даже не дернулись.

— Третье управление военной разведки, — ответил уверенный голос. — Назовите ваш идентификатор.

— Лови.

Ник нажал две кнопки на коммуникаторе, и тот выбросил в эфир сложную цифровую последовательность.

Через секунду на экране у Ника возникло изображение лица и короткая строчка с информацией о том, что подполковник Сид действительно является сотрудником военной разведки Федерации.

Ник вернул предохранитель на место и встал из-за броневика.

— Опустить оружие, — коротко скомандовал командир и, раздвинув своих людей, подошел ближе. — Докладывай.

— Осуществлял прикрытие десанта на штурмовике. После высадки был сбит истребителями и на спасательном модуле двигался к своим. Обнаружил банду, штурмующую дом, и решил вмешаться. В ходе последующего штурма бандитами был ранен и попал в плен. Выбрался и встретил вас.

— Да. Краткость — сестра таланта. — Подошедший слева мужчина в легкой броне поднял стекло и сдернул перчатку. — Майор Гарм. Можно просто Кинни.

Ник коротко отсалютовал и с удовольствием пожал твердую, словно деревяшка, и широкую, как лопата, ладонь.

— Работаем дом, — бросил Гарм как бы в пустоту, но бойцы мгновенно втянулись в особняк.

Командир тоже поднял забрало.

— Мы прибыли по личному распоряжению адмирал-командора де Нара для эвакуации де Анора с семьей.

— И канала связи с адмирал-командором у вас, конечно же, нет. — Ник улыбнулся. — Где бы сейчас ни находился Анор с женой и Денирой, до него, судя по всему, никому не добраться.

— Есть. — Сид удивился. — Только тебе это зачем?

— Да привет хочу передать. — Он улыбнулся.

В ответ подполковник покачал головой и, поскольку ему все равно нужно было что-то докладывать адмиралу, быстро нащелкал на своем коммуникаторе какую-то комбинацию. Чуткое ухо Ника услышало, как где-то недалеко запели моторчики. Видимо, один из броневиков раскрывал антенну дальней связи.

Де Нар ответил мгновенно, словно ждал, когда с ним свяжутся. Адмирала Ник узнал сразу, да и не узнать его было сложно. Голос, грохнувший из коммуникатора капитана, спутать с кем-то другим или подделать было довольно затруднительно.

— Ну, ковырять вас лопатой, что там?

— Докладывает командир…

— Не тяни, Сид. Они живы?

— Тут мы одного лейтенанта нашли, хотел очень с вами пообщаться.

— Что?!! Какой, мать вашу, еще лейтенант?!!

— Сен адмирал-командор, докладывает старший лейтенант Ник Росс.

— Стоп. — Адмирал-командор замолчал на секунду. — Это ты, гроза ремонтников и пиратов?

— Да, — с облегчением произнес Ник.

— Что там у вас случилось?

— Насколько я понял, после моего ранения де Анор, седа Анна и сан Денира, с частью охраны скрылись от преследования в подземном ходе и завалили за собой проход. Бандиты разбирали завал, но безуспешно. Там такие плиты рухнули, что без спецтехники вообще делать нечего.

— Ясно. — Командующий помолчал. — Значит, так. До особого распоряжения переходишь под командование подполковника Сида. Твоему командиру я сообщу. Капитан?

— Да, сен адмирал-командор, — вскинулся командир группы.

— Переключайся на тихую связь.


Тем временем бойцы группы стали выносить тела и складывать их перед домом. Ночью Ник не считал, скольких людей отправил к хрому, но теперь, когда они лежали рядами и все прибывали, он тяжело вздохнул.

— Это ты их? — Заместитель командира группы качнул головой на разложенные на земле трупы.

— Да как-то сразу не задались у меня с ними отношения. — Ник сделал покаянное лицо. — С самого первого выстрела, можно сказать.

Гарм негромко рассмеялся.

— Шутник. Есть хочешь?

— Еще как!

Майор посмотрел в сторону броневиков.

— Ронни, подкинь нам рацион. А то чего-то жор напал.

Что Гарму ответил невидимый Ронни, Ник не услышал, но через тридцать секунд у него в руках была небольшая коробка с надписью «Рацион боевой Д-41».


«А неплохо кормят разведку!» — Быстро разобравшийся с тем, как употреблять упакованные в коробку продукты, и плотно перекусив, он забравшись в тень высокого дерева, впал в ленивую полудрему.

Бойцы к тому времени уже вытащили все трупы и приступили к их идентификации и более тщательному осмотру особняка.

Солдаты быстро нашли завал перед толстой стальной дверью и, пригнав пару многофункциональных дронов, начали его разбор. Тем временем командир и его зам сидели на широких ступенях дома, с некоторой оторопью глядя на разложенные перед ними тела.

— Шестьдесят восемь рыл. Вся личная гвардия Старой Ведьмы, с ней во главе. — Сид задумчиво посмотрел на старого друга, с которым прошел не одну заварушку, и спросил: — Ты хоть что-то понимаешь? Я такое видел только однажды. Помнишь, лет восемь назад, когда старый сарваеди решил перед смертью свести счеты со своим обидчиком? Там тел, конечно, было больше, но не намного.

— И сам сарваеди, если ты помнишь, остался там же.

— Так старый был уже. — Сид развел руками. — Вот и надорвался. Они, говорят, перед боем пьют какую-то дрянь, что повышает скорость и реакцию, но откат, как сам понимаешь, способен прикончить и здорового.

— Наши боевые смеси добрее, что ли? — проворчал Гарм. — Но паренек интересный. И главпапу откуда-то знает… Может, из первого управления? — Он замолчал, напряженно о чем-то размышляя.

— Что с завалом?

— Уже разобрали, сейчас пытаемся восстановить коммуникатор на двери.

— Полагаешь, де Анор там?

— Уверен, что его там нет. — Гарм покачал головой. — Думаю, тоннель идет куда-то в сторону и выходит на территории другого поместья. А для тех, кто сумеет пролезть в подземелье, приготовлено немало сюрпризов. Жаль, люди Ведьмы не смогли туда добраться.

— Да и так хорошо получилось. А аварийный маячок у него так и не отвечает?

— Сейчас запрошу. — Майор набрал короткий код на своем комме, на руке. — Дон, как там у тебя дела с поиском маячка?

— Так шум сплошной. Что-то едва слышно, но направление я поймать не могу. Фильтр полезный сигнал не цепляет.

— Говорит, что не может зацепить сигнал, но что-то в этом диапазоне есть.

— Пусть поднимет пару дронов и поводит кругами над поселком. — Командир подразделения задумчиво оглянулся. — Не могли они уйти далеко. Да и маячок слабенький, если его хоть как-то слышно — значит, рядом.

— Сделаем.

Но не успел оператор дать команду на запуск дронов, как на нужной частоте ясно и отчетливо прорезался вызов, и через несколько минут два броневика, посланные командиром, привезли к дому все семейство Анор вместе с изрядно потрепанными остатками охраны.

Он за руку поздоровался с командиром группы и посмотрел на выложенные рядами тела.

— Вы, смотрю, даром времени не теряли?

— Мы, конечно, не прохлаждались, седо де Анор, но в данном случае работа не наша. Когда мы приехали, здесь все уже было зачищено в ноль. — Он поискал взглядом Ника. — Старлей! Тут тебя хотят видеть.

Росс, который за это время все-таки провалился в сон, вскочил, словно подброшенный пружиной, и сразу встретился глазами с Денирой и Анной, которые, несмотря на все выпавшие на их долю испытания, выглядели, словно из салона красоты. Уже более спокойно подойдя к де Анору, он коротко поклонился и пожал протянутую руку.

— Это вы ее? — Де Анор глазами показал на уже покрытое трупными пятнами тело Наиры Лагон.

— Да, я подумал, тетка скользкая, вдруг еще вывернется. — Ник скривился. — Адвокаты, связи… А так как-то вернее. С того света еще вроде никто не возвращался.

— Я думаю, вы все сделали правильно.

Де Анор еще раз посмотрел на Наиру, кивнул каким-то своим мыслям и просто крепко пожал руку старшего лейтенанта.

Потом они с Сидом и Гармом о чем-то долго совещались, и уже через десять минут вызванный с орбиты крошечный курьерский челнок уносил де Анора с семьей в безопасность и комфорт, оставшиеся в живых охранники куда-то делись, а командир докладывал адмирал-командору о фактическом завершении операции.

Всю эту суету Ник наблюдал с безопасного расстояния, потому как считал, что для песчинки пребывание между тяжелых камней в момент их движения крайне неразумно. Помахав на прощание семейству Анор, он проводил взглядом уходящий в синеву челнок и повернулся к Сиду.

— Какие планы, сен подполковник?

— Да какие тут планы. — Командир прошелся пальцами по своему коммуникатору, и в воздухе замерцала карта города. — За нас тут уже все напланировали, так что выбирать не приходится. Местное полицейское управление. Они вроде как держатся, но нас просили заехать и посмотреть с тыла, кто это там такой умный. Штурмовые операции, конечно, не наш профиль, но выбора нет. Заварушка, похоже, раскручивается, так что скоро здесь будет совсем жарко.

— А я почему-то думал, что мы найдем центр этого безобразия и слегка поубиваем там всех. — Ник задумчиво посмотрел на командира.

— Мысль, конечно, ценная, но, похоже, в штабе Патруля кто-то сильно тормозит процесс. — Сид испытывающе взглянул на Ника.

— Так я же не в курсе всех этих игр. — Росс улыбнулся. — Типа тупой старлей, хочу выслужиться и все такое прочее. Сейчас поговорю с «Освободителем», пусть отследят центры, где радиопереговоры наиболее активны, а потом вы поручите мне проложить маршрут до полицейского управления. Ну с учетом всех возможных опасностей… Ну а я уж расстараюсь, ко всеобщему изумлению.


14

Самое ценное, что может быть у армии, — это сильные и решительные союзники.

Лупи Анай — сотрудник службы дератизации городского совета Арнады

В ходе боестолкновений с неопознанными кораблями шестая экспедиционная группа флота Саргон, при поддержке двадцать второго штурмового крыла, уничтожила двенадцать единиц класса «малый крейсер» и более тридцати — «малый рейдер». Потерь в личном составе группы не имею. Ремонт поврежденных кораблей выполняется силами экипажей.

Командующий шестой ЭГ, полковник Анкетт

Немедленно прекратить все боевые действия, вернуть войска в места постоянной дислокации и сесть за стол переговоров с революционно настроенными гражданами требует двадцать восьмая ассамблея Обитаемых Миров, созванная по инициативе Ганзы, в лице ее председателя Тан Герео. Выступая на заседании, она отметила как беспрецедентную жестокость карательных подразделений Саргон и Федерации Свободных, так и те тяготы, которые свалились на голову беззащитного мирного населения этих государств.

По предложению Тан Герео против этих двух стран введены экономические и военные санкции, которые будут немедленно сняты после реализации справедливых требований всего галактического сообщества.

Отныне ни один корабль, принадлежащий странам сообщества, не может пересечь границу Саргон и Свободных без надлежащего разрешения совета директоров Ганзы, двадцать крупнейших военачальников и политических деятелей внесены в список военных преступников, а их счета в международных банках арестованы и направлены на погашение исковых требований беженцев из этих двух стран.

Кроме того, устанавливается режим информационной блокады, когда любое сообщение, касающееся Саргон и Свободных, должно пройти через комиссию по этике Ассамблеи.

Информационное агентство «Галактика»

Через полчаса все десять машин группы уже выехали по маршруту, нарисованному Ником, и, естественно, в объезд всех опасных точек, но почему-то через центр. Двигаясь со скоростью более ста километров в час, подразделение быстро проскочило район малоэтажной застройки и вкатилось в деловую часть города. По каким-то причинам здесь все было относительно тихо, хотя несколько баррикад и перегораживали улицу. Броневик, шедший лидером, даже не стал открывать огонь, таранив своей тридцатитонной массой хлипкое заграждение и разметав по сторонам его остатки.

Ник, уже переодевшийся в резервную броню, лишь покосился по сторонам, отметив, что машину лишь качнуло на остатках железного мусора.

Через полчаса машины остановились в небольшом переулке, выходившем на Виа Карон, где стояло многоэтажное здание, из которого, по всей видимости, и управлялось восстание.

Крошечный, диаметром в два сантиметра, шарик разведывательного дрона облетел здание по периметру, но ничего ценного не сообщил.

— Видимо, вся охрана внутри, — задумчиво произнес Гарм, на что Сид лишь насмешливо фыркнул.

— А Иннарк или что-то подобное у вас есть? — Ник задумчиво прокрутил картинку нарисованной роботом объемной проекции здания.

— А зачем тебе это летающее недоразумение? — Офицеры-разведчики переглянулись.

— Если не взять крышу, то эти гинкары улетят, как только запахнет жареным. И достанутся нам одни исполнители.

— Мож, еще как? — Сид пальцем сдвинул изображение в сторону. — Вот с этого здания прокинем трос и по нему спокойно переберемся на крышу.

— Днем? — Ник нахмурился.

— А тебя в этом летающем ранце, конечно, не заметят? — с сарказмом произнес капитан. — Да там наверняка на крыше пара зенитных установок стоит.

— Нет. — Ник покачал головой. — Был бы спектр зенитных радаров, мне бы сказали. Скорее всего, они там в дежурном режиме, а значит, у меня пара секунд есть. Пока включат, пока система сообразит, пока произойдет захват. Если набрать вертикальную скорость, прикрывшись вот этим зданием, а потом по баллистической буквально упасть сверху, то есть шанс, что не успеют.

— Такой номер никто из наших не провернет. — Сид покачал головой. — Тут нужно быть пилотом. — Он взглянул в глаза Нику. — Ты представляешь себе, что со мной сделает главпапа, если с тобой что-то случится?

— Не нагнетай. — Ник отмахнулся. — Ты в няньки не нанимался. И я, кстати, такой же офицер, как и ты. Пусть без вашего опыта, но и я кое-что умею. Так что не нужно меня списывать в багаж. Сделаем так. Сначала я перелечу на крышу, потом еще пара парней, потом кто-то заберет ранцы, и повторим заброску, чтобы нас там было хотя бы человек шесть.

— Годится. — Подполковник кивнул. — Только забросим полное отделение. Двенадцать человек. Грузоподъемность у ранца двести килограмм, собственный вес — тридцать. Всего их у нас четыре штуки, значит, четыре рейса.


Резкий свист реактивного ранца раздался, стоило Нику запустить турбины. Даже в холостом режиме его чувствительно тянуло вверх, так как тяга была больше веса самого ранца. Он покачался из стороны в сторону, проверяя гироскопы, и махнул рукой помогавшему ему сержанту. Тот отскочил в сторону, и Росс, чуть прибавив обороты и ориентируясь в основном на слух, а не на показания прибора, приподнялся на метр от земли. Новенький ранец работал как часы, и был это не заслуженный двухсотый, а совершенно новая модель, только что поступившая на вооружение сил специального назначения, которая, к счастью, отличалась лишь более высоким терпением к ошибкам пилота.

Уже более уверенно двинув сектор газа от себя, Ник свечой взлетел в бирюзовое небо и, перевалив через край рядом стоящего небоскреба, чуть прибрал обороты. Угол он все же рассчитал неточно, и ему пришлось корректировать падение, которое завершилось прямо перед лицами охреневшего от такого явления расчета легкой зенитной установки.

Два выстрела из специального бесшумного пистолета — и тела повалились на бетон. Не глядя на их падение, Ник развернулся, но никого больше не было. Пробормотав что-то про край непуганых идиотов, он скомандовал начало операции по переброске, и через десять минут все отделение было уже в сборе.

Несмотря на звание, Ник перешел под командование старшины и спокойно занял место в штурмовых порядках, чуть позже убедившись в правильности своего решения. Разведка предпочитала пользоваться радиосвязью лишь в редких случаях, в основном полагаясь на язык жестов, из которых старший лейтенант знал едва ли четвертую часть. Кроме того, он понимал, что, несмотря на весь его боевой опыт, военные разведчики превосходят его классом во много раз, и не собирался соперничать с ними на их территории.

Отделение быстро втянулось на верхний технический этаж, предварительно заварив остальные двери, и продолжило спуск. Первое живое существо, которое им попалось, был некрупный зверек, видимо, выбравшийся из клетки. Солдаты молчаливо проводили пушистый комочек, перебирающий лапками в известном только ему направлении, и продолжили путь. Через сто метров они наконец встретили двух ремонтников — электриков, которые и прояснили всю обстановку в здании. А еще через минуту два броневика, влетевшие из переулка, врубились в остекление первого этажа, и в облаках осыпающихся стекол остановились прямо перед стойкой охраны. Старший смены уже было потянулся к тревожной кнопке, когда ствол броневика чуть шевельнулся, и он благоразумно поднял руки.

Но солдаты, входившие в группу, были профессионалами, и никого не ввел в заблуждение жест охранника. Не расслабляясь ни на секунду, они брали под контроль этаж за этажом, пока не встретили ожесточенное сопротивление защитников штаба восстания. Те сразу перегруппировались и уплотнили заслон, давая время для уничтожения аппаратуры и эвакуации руководителей, и это была их главная ошибка.


— Пользовался? — Старшина открыл на груди Ника небольшой лючок, под которым находились ролики спусковой системы.

— Пользовался. — Ник кивнул и быстрым движением уложил трос между роликов и, проверив, чтобы они сходились при рывке, накинул петлю на одну из колонн.

— Так. Взрывчатка уже заложена. Ты пойдешь второй волной, так что осколков уже много не будет. Сразу, как увидишь пол под ногами, сбрасывай трос.

— Да ясно все. — Ник еще раз кивнул и, отмотав нужное количество веревки, остановился в ожидании команды.

— Пошел!

Где-то внизу гулко хлопнули пирозаряды, и со звонким шелестом огромные панорамные стекла превратились в облако стеклянных кубиков.

Первая волна штурмующих нырнула вниз, и практически сразу за ними рухнула вторая. Трос, вставший на тормоз как раз возле окна, заставил веревку качнуться вперед, и Ник влетел в огромный зал, где уже гремели выстрелы. Мгновенно отщелкнув трос, он кувыркнулся по полу и, окинув взглядом помещение, сделал несколько прицельных выстрелов, убрав начавшую формироваться группу, и рванул вперед, где за колоннами мелькала странно знакомая черная сутана.

Кардинал Него, несмотря на комплекцию, двигался, словно бешеная белка, все время сбивая прицел и метко отстреливаясь сразу из двух излучателей. Он вовремя заскочил за поворот, где был небольшой аппендикс и массированного огня можно было не опасаться, а одиночных стрелков, которые пытались прорваться, он успешно отстреливал.

Ник только увидел, как под прикрытием генератора силового щита вытаскивают очередного раненого, и уже взялся за гранату, как почувствовал чью-то руку на плече.

— Так мы и сами сумеем. — Старшина кивнул. — Он нам живьем нужен.

— Да и я бы пообщался. — Ник кивнул и, выдернув гранату из подсумка, быстро вывинтил взрыватель и, подмигнув старшине, метнул ее за угол и через долю секунды выскочил сам.

Кардинал, как человек опытный, увидев гранату, прыгнул в сторону и сейчас летел к одной из колонн, поддерживавших свод верхнего этажа. Он не успел откатиться в сторону после приземления, как на него сверху упал Ник и сразу приложил слишком шустрого орденца локтем по голове.

Когда Ник вывел кардинала в основную комнату, там уже все было кончено, а Сид, стоя в центре, задумчиво озирал подготовленное к взрыву оборудование.

— Сен подполковник? — Ник, ведущий связанного кардинала за шиворот, словно щенка, остановился и смахнул пылинку с изгвазданной в пыли и грязи сутаны.

— Хочу представить вам кардинала Него. Одного из лидеров Ордена Завета Отцов. Я просто уверен, что ему есть что рассказать внимательному слушателю.

— Подполковник, — кардинал скривил лицо, уже набухавшее грандиозным, в половину лица, кровоподтеком. — Избавьте меня от этого клоуна.

— Клоуна? — Брови офицера удивленно приподнялись. — Если этот молодой офицер — клоун, то я даже боюсь себе представить, кто вы. — И повернувшись к Нику, добавил: — Отличная работа, старшой.


Бойцам группы не нужно было ничего объяснять или приказывать. Часть офицеров сразу занялась допросами пленников, кто-то уже занимался разминированием тактического центра, а кто-то начал организовывать охрану этажа. Ник некоторое время чувствовал себя бесполезным в этом слаженном механизме, пока к нему не подошел Сид и не попросил разобраться с кодами подразделений повстанцев.

У Ника не было достаточной подготовки, но на орбите еще висел его крейсер, и капитан, немного поворчав для приличия, загрузил главный компьютер корабля данными, которые переслал Росс. Через десять минут эта часть работы была завершена, и для повстанцев начался кровавый цирк.

Подразделения получали приказы и, снимаясь с места, вступали во встречный бой с такими же, как они, убивая друг друга. Не сразу, но довольно быстро давление на засевших в парламенте десантников и батальон «Черный алмаз», снизилось до такого уровня, что они смогли контратаковать.

Теперь бой не был сконцентрирован в двух местах, а распределился по всей столице. Хотя для солдат, подготовленных именно к бою в городских условиях, это было выгоднее всего. Теперь маркеры «свой-чужой» у восставших не работали, и они постоянно вступали в перестрелки с другими отрядами, тогда как системы опознавания федералов работали вполне исправно.

Через четыре часа, когда бои в городе стали стихать, над городом стали раскрываться купола третьей штурмовой дивизии военной полиции, и с этого момента уже можно было считать восстание подавленным.


Ник работал в бывшем штабе восстания, который превратился в центр по подавлению этого самого восстания, по своему обыкновению впрягшись в лямку без понуканий и обещаний наград. Правда, его хозяйственная натура и здесь проявилась во всей красе. Через некоторое время он понял, что с отдыхом и гигиеной нужно что-то делать, он, обыскав близлежащие этажи, отыскал комнату отдыха какого-то крупного коммерсанта, где даже были душевая и роскошный диван. Подачу воды и электричества уже восстановили, так что счастье было полным и незамутненным даже уходом «Освободителя» в док на ремонт и тем, что всех десантников с крейсера подчинили ему лично, в связи с утратой подразделением всех офицеров.


Руководитель сводной следственной бригады генерал де Альмар прибыл на Аквамарис, когда еще вовсю стреляли, но для старой ищейки, побывавшей в разных переделках, это было словно звуки полковой трубы для заслуженной лошади. Спешно собранная команда из офицеров военной прокуратуры, Патруля и военной полиции отработала уже на двух планетах, а перебралась на Аквамарис, потому что все нити заговора вели именно сюда. И только своевременное прибытие тяжелого крейсера и захват космопортов помешали организаторам бежать.

Теперь оставалось раскрутить это дело на максимально возможную глубину, пока опять не вмешалась большая политика. Сам генерал за время своей службы уже успел поучаствовать в одном перевороте и в двух подавлениях, так что опыт имел немалый. Вообще в традиции Свободных такие вещи были если и не типичными, то уж точно не воспринимались как нечто необыкновенное. Но вот с последним «фестивалем» все сразу пошло «не так». Огромное количество погибших мирных жителей, в том числе женщин и детей, большое количество привлеченных наемников и использование тяжелого вооружения резко отличали эту попытку смены политических ориентиров от всех других. И именно поэтому на расширенном заседании Совета Федерации, куда были приглашены все крупнейшие промышленники, финансисты и верхушка генералитета армии и флота, было принято решение разобраться с зачинщиками и исполнителями без обычного в таких случаях либерализма.

Старшего лейтенанта Росса приписали к следственной группе сразу же, как только выяснилось, что у других подразделений масса наисрочнейших и наиважнейших задач, а поскольку у самого Ника такого богатого опыта отмазок не было, он влетел в эту историю со всей возможной скоростью.

Правда, после того как они вместе со всей следственной бригадой переехали в фешенебельный «Адаманс Отель», все стало немного добрее. Взвод не занимался стационарной охраной, ее взяли на себя военные полицейские, но на выездах приходилось бывать постоянно. Самого Ника включил в свою свиту генерал Альмар и таскал везде, где появлялся сам.

После подавления мятежа большая часть наемников предпочла сдаться, но некоторые, которым в силу совершенных дел терять было уже нечего, предпочли затаиться в каменных джунглях десятимиллионного мегаполиса и в многочисленных лесных массивах. И тех, и других потихоньку вылавливали спецкоманды армии и флота, но постреливали на улицах регулярно и не жалея патронов. В такой обстановке генерал предпочел доверить свою жизнь никому не известному старшему лейтенанту, который теперь единолично отвечал за безопасность начальника бригады. Росс сам просчитывал маршруты, контролировал мероприятия по охране штаб-квартиры бригады и даже иногда лично проходился с поисковым детектором по комнатам и кабинетам отеля.

Через какое-то время получилось так, что даже те, кто был взят на других планетах, теперь переправлялись на Аквамарис, и соседний отель, не менее роскошный «Изумруд», тоже был отведен под проживание следователей и охраны.

Много раз колонна с генералом попадала под обстрел и пару раз даже в устроенные инсургентами засады, но Ник с десантниками с честью разобрались со всеми ситуациями. Через три месяца, когда основной накал событий стал стихать, Росса неожиданно вызвал к себе в кабинет генерал.

Ник, кивнув охранникам, стоявшим у входа в тяжелой броне, приложил ладонь к сканеру и, дождавшись появления зеленого огонька, толкнул дверь.

— Сен генерал. — Ник коротко кивнул и подошел к столу, за которым работал начальник группы.

— Садитесь. — Он кивнул на стул рядом. — Тут со мной связался Конс де Нар… устроил, можно сказать, целый скандал по поводу вашего отсутствия. Но поскольку у меня есть право привлекать любые кадры для завершения расследования, то я хотел бы услышать ваше мнение по этому вопросу. Не желаете перейти в армейскую контрразведку на постоянной основе? — Генерал внимательно посмотрел в лицо Ника. — Признаюсь честно, мне бы хотелось иметь в своем аппарате такого офицера, как вы.

— Спасибо, сен генерал. — Росс кивнул. — Предложение более чем щедрое, но я, пожалуй, откажусь. Очень летать хочется. — Он виновато улыбнулся, и генерал тоже улыбнулся в ответ.

— Ну во всяком случае, я хоть сделал попытку.

После чего де Альмар встал и одернул китель.

Вскочил и Ник, вытянувшись перед ним по стойке смирно.

— За образцовое выполнение воинского долга, проявленное мужество и героизм я уполномочен Советом Федерации объявить о награждении вас Изумрудной звездой и о присвоении внеочередного звания капитан-лейтенант. — Генерал с чувством пожал ему руку и, уже прощаясь, добавил: — Если передумаете, дайте мне знать.


Сдав все дела прибывшему на замену капитану из контрразведки, Росс вместе со своими солдатами уже через десять часов был на борту транспортника, который доставил их на Хажир, где все еще ремонтировался их крейсер. Только прибыв лично, Ник смог оценить, насколько сильно ему досталось. Все пять бронекапсул и силовой каркас были повреждены так, что корабль едва не списали, но, посчитав финансы, все же решили восстанавливать, тем более что ходовая и рубка управления почти не пострадали. Делать на корабле, где еще не закончили с разбором поврежденных конструкций, было совершенно нечего, и Ник, помотавшись по коридорам базы, выбил себе месячный отпуск.

Движение коммерческих кораблей уже было восстановлено полностью, и капитан-лейтенант Росс, совершив всего одну пересадку, взошел на борт «Туманности» — одного из наиболее фешенебельных лайнеров-трансгалактников во всей Федерации.

На суету, вызванную офицером, летящим вип-классом, он даже не среагировал, занявшись закупкой подарков для родных и друзей.


Тридцать второй квартал, который раньше был похож на зону боев, теперь напоминал разворошенный муравейник. Мощные агрегаты крушили остатки стен и утрамбовывали мусор в машины-измельчители, из которых с другой стороны вылетали уже готовые строительные блоки, из которых уже начали возведение некоторых зданий. Все это Ник увидел через окно небольшого автобуса, который теперь курсировал между станцией монорельса и сорок первым кварталом. Правда, блокпост никто не снимал, и Ник получил свою порцию дружеских объятий и похлопываний по плечу еще в салоне автобуса.

А дома его ждал настоящий сюрприз. Старшина Алиса Росс, в новеньком черном кителе Патруля с эмблемой Второго Оперативного Соединения, солидно, как и подобает военнослужащему столь серьезной организации, повернулась в его сторону, а потом, не выдержав, рванулась, словно торпеда, и повисла у него на шее.

— Тебя уже выпустили? — Ник с улыбкой посмотрел в счастливое лицо сестры.

— Ага. Ускоренный выпуск. — Она кивнула и скосила взгляд на грудь брата, где уже пристроилась Изумрудная звезда, и скользнула в сторону погон. — Ого. Хорошо ты погулял. — Алиса наконец отцепилась и мягко, словно кошка, приземлившись на пол, обернулась в сторону родителей. — А кормить защитников отечества сегодня будут?

— Руки сначала помой, защитница. — Мама фыркнула и подошла обняться с сыном. — Ты как?

— Нормально, мам. — Ник мотнул головой. — А где папа?

— На совете своем. — Она вроде неодобрительно покачала головой, но по лицу было заметно, что она гордится мужем. — Восемь кварталов объединились в административный округ, и теперь он там заседает от нашего квартала. Тридцать второй вот под себя подгребли…

— Да, я видел. — Ник кивнул. — А чего там такое странное строят?

— Хотят сделать парк и развлекательный центр. А то у нас тут сплошные дома…

— Хорошее дело. — Ник дождался, пока Алиса покинет ванную, и сам быстро сполоснул руки и вышел уже в столовую, где женщины начали накрывать праздничный стол.


Де Анор только что вернулся с заседания Совета Федерации, членом которого он стал после мероприятий по очистке того от коррупционеров и предателей, и сейчас просматривал документы, подготовленные его личным секретариатом. Благодаря быстрой и качественной работе, проведенной Патрулем и другими силовыми структурами, политическое и финансовое пространство стало заметно чище и свободнее. Пострадали в основном представители банковской сферы, слишком погрязшие в спекулятивных операциях, и торговцы, которым нужно было во что ни стало крепить союз с Ганзой, Марканским союзом и расой Ашш.

Сам Анор считал, что будущее лежит в сфере высоких технологий и максимального развития экспансии человечества. Именно расселение людей могло поглотить сколь угодно большой прирост населения и снять все противоречия между ручным трудом и высокотехнологичным производством.

Торговцам же в свою очередь не нужны были ни инженерные кадры, ни грамотные специалисты вообще, потому что для простого потребления достаточно было уметь поставить крестик в кредитном договоре. Да, рано или поздно разразится кризис и все рухнет, но до тех пор праздник кажется вечным и бесконечным. А кризисы страшны только нищим, у которых нет никаких резервов.

Сейчас элиту Свободных весьма основательно почистили, и есть немалый шанс, что государство переживет очередной шторм относительно благополучно. Уже начали развертывание сельскохозяйственных комплексов, способных прокормить все население Федерации, а работать там станут те, кто нахватал кредитов и не смог рассчитаться. Жесткая мера, но гонку за потреблением нужно начинать лечить, и это совсем не худший вариант. Люди будут обеспечены едой, жильем и необходимым медицинским обслуживанием. Там, конечно, не будет ни виртуальных развлечений, ни шопинга, но будет возможность заняться самообразованием и получить одну из профессий, которые нужны государству.

Глен отложил доклад об организации сельскохозяйственных поселений и взял следующий документ. Общая оценка торгово-промышленного потенциала империи Саргон и Хаторан. Саргон в случае активизации прямых связей могли полностью подмять под себя рынок роботизированных боевых систем, но это и нестрашно, так как подобных роботов у Свободных практически не было. А вот рынок кораблей среднего и малого класса будет однозначно за Федерацией. Кроме того, на территории Федерации большое количество курортов высшего класса, на которые иногда добирались высшие чиновники империи и Хаторан, а теперь их точно станет больше. В общем, Свободным было что предложить на общем рынке, и баланс выглядел довольно оптимистично.

Анор сделал несколько пометок и перевернул страницу. Это был доклад инженера, занимавшегося приведением в порядок поместья на Аквамарис. Они уже закончили ремонтные и отделочные работы и теперь приступали к ремонту внешней ограды, восстановлению парка и пляжа. К отчету прилагался счет, и Анор подписал его, добавив пять процентов в качестве премии за скорость выполнения. Потом подумал и нажал кнопку связи с секретарем.

— Огас?

— Слушаю вас, седо де Анор.

— Ты уже подготовил документы на передачу виллы «Астарта»?

— Разумеется. — Секретарь, чье лицо отображалось в виде объемной проекции над рабочим столом, кивнул. — В тот же вечер.

— У вас, разумеется, есть номер коммуникатора лейтенанта Росса?

— Капитан-лейтенанта Росса, — поправил секретарь. — Он, кстати, сейчас в столице. Вас связать с ним?

— Спасибо, Огас. — Анор дождался сигнала и взял в руки коммуникатор, сделанный под старинный телефон. — Сен капитан?


Для чего его попросил приехать один из могущественнейших людей Федерации, Ник, конечно, догадывался. Хотел каким-либо образом высказать благодарность за участие в его спасении. И хотя сам он считал это совершенно излишним, но вежливость просто требовала отнестись к этому визиту со всем тщанием, тем более что злить такого человека означало поставить жирный крест на любом продвижении по службе. Поэтому Ник, с утра нагладив собственноручно парадную черную с серебром форму, даже почистил по такому случаю ордена.

— Это ты куда собрался такой красивый? — В его комнату впорхнула Алиса, одетая по случаю намечающейся у нее гулянки в ярко-красное с голубыми вставками платье.

— Да знакомый один просил подъехать…

Ник задумчиво поправил Алое Пламя и надел фуражку.

— А имя у этого знакомого есть? — подозрительно спросила сестра, которая всеми силами оберегала его от любых брачных поползновений.

— Есть, конечно. — Ник кивнул. — Глен де Анор.

Он удовлетворенно кивнул своему отражению в зеркале и, махнув рукой на прощание, вышел.

— Кто? — Алиса неверяще уставилась взглядом в закрытую дверь, а потом, включив коммуникатор, произнесла: — Поиск. Глен де Анор.

Потом посмотрела на цифру полученных документов: выделила категорию «статьи», и отсекла последний месяц.

По мере чтения ее глаза округлялись, пока не стали размером с юбилейную монету.

— Ни хрена себе старый знакомый.


Ник еще не бывал во владениях Анор в Арнаде, и поэтому, увидев перед собой огромный особняк, окруженный парком, немного оробел, но, мгновенно зажав все эмоции в кулак, подошел к воротам, которые тут же начали открываться. До самого дома было не менее ста метров, но Ник с удовольствием прошел это расстояние, любуясь шедевром паркового искусства.

У лестницы его встречал мужчина в сером костюме, который и проводил его к уже ожидающему де Анору.

Несмотря на некоторую скованность Ника, опытному политику не составило труда разговорить его, и уже через полчаса они общались, как старые друзья. Он передал приглашение от Анны и Дениры посетить их в доме на Корон ти Арг, где находилась особо защищенная вилла, способная при необходимости выдержать орбитальную бомбардировку и штурм целой армии.

— Кстати, насчет имений. — Де Анор мягко улыбнулся. — Я слышал, что вы прекрасно осведомлены в разделах, касающихся пространственного права?

— В этом, пожалуй, нет моей заслуги. — Ник вздохнул. — Просто у нашего преподавателя по этому предмету были очень высокие требования, и каждый, кто сдал хотя бы на средний балл, знает этот предмет достаточно глубоко. Ну а поскольку мне пришлось сдавать на высший балл, то и знания я получил соответственные. Но вас интересует какой-то конкретный аспект?

— Да. — Де Анор сделал жест, и беззвучно ступающий слуга положил перед ним какой-то документ. — Меня интересует статья двести десять пункт три.

— Смена собственника пространственного корабля при оставлении командой? — Ник усмехнулся. — Пункт три: «Первый ступивший на борт оставленного корабля, признается его собственником вне зависимости от предыдущей принадлежности. В случае отказа собственника возместить текущую стоимость корабля первому ступившему на борт, он меняет владельца без наложения на нового собственника долговых обязательств, сопутствовавших данному кораблю». Давно не применялся, в основном потому, что даже в случае покидания командой на борту все равно остается искин, который является, согласно уложению семь — двести один, полноправным членом команды.

— Я полагаю, это как раз наш случай. — Де Анор хитро усмехнулся. — Капитан и команда покинули борт корабля, а вы вошли и, почистив корабль от пиратов, стали фактическим владельцем.

— Я все же откажусь. — Ник рассмеялся, представив себя в огромном доме, где впору ездить на каре. — Он такой огромный. Мне просто не прокормить его. Представляю счета за энергию и налоги на землю! Там, наверное, ноли в два ряда.

— Ну, во-первых, арендной платы там нет, так как земля под домом и парком входит в стоимость поместья. А во-вторых, все налоги уплачены на девяносто девять лет вперед, без права изменения суммы выплаты. — Анор отделил от стопки листов один документ и пододвинул его к Нику. — Кроме того, там стоит полноформатный спин-реактор, так что можно вообще не беспокоиться о внешнем питании. Еще я внес в местный банк некоторую сумму, которой должно хватить на оплату персонала и все затраты по эксплуатации здания на довольно значительный срок. — Еще один документ заскользил по полированной крышке стола к Россу. — Отнеситесь к этому проще, Ник! — Де Анор чуть нахмурил брови. — Сейчас вам этот дом, конечно, не нужен. Но впоследствии, поверьте, ситуация может сильно измениться. Кстати, соседняя вилла тоже принадлежит мне, и мы сможем чаще общаться, если синхронизируем наши выходные. Ну и самое главное. — Глен подровнял оставшиеся в пачке документы и положил их перед Ником. — Я хочу, чтобы у вас было еще одно место, куда вы сможете вернуться. Дом, куда вы впоследствии приведете свою избранницу и где, возможно, будут расти ваши дети. Поверьте, Аквамарис совсем неплохое место для этого.

— Да я, в общем, совсем не против. — Ник поднял ладони вверх, словно капитулируя перед напором Глена. — Просто это довольно неожиданно.

— Да что тут может быть неожиданного? — Анор пожал плечами. — Анна теперь в этом доме жить не захочет, это понятно. А иметь в соседях кого попало тоже нежелательно. Так что принимайте хозяйство и не раздумывайте. Сейчас там трудится бригада мастеров, которые обещают привести дом в жилое состояние уже через пару дней. Персонал — прежний, они собственно и живут там, в доме для прислуги, так что можете просто приезжать и жить там. Конечно, сам город еще долго будут приводить в порядок, но к следующему сезону все будет в порядке.


15

Не придавайте мести сакрального значения. Месть — это всего лишь окончательное решение наболевшего вопроса.

Безымянный наркоторговец на Илми-руд

В результате мероприятий, проведенных силовыми структурами Федерации, произошло значительное (около сорока процентов) изменение в составе правящей элиты общества. Многие неформальные лидеры и теневые руководители получили официальные посты и увеличили зону своего влияния многократно.

Так, Глен де Анор, глава и владелец корпорации Анор, сейчас занимает место руководителя промышленного комитета Совета Федерации, и в его ведении находится практически вся промышленная политика государства.

С учетом того, что сам Анор крайне заинтересован в продвижении интеграционных проектов и совместных предприятий, следует ожидать появления компаний со смешанным (Саргон — Хаторан — Фримены) капиталом и, соответственно, кумулятивным эффектом от соединения научных разработок в различных сферах. Так, аналитическая группа Кодон предполагает резкий рывок в области трансплантологии, систем искусственного интеллекта и новых видов вооружения. Также для крупных инвестиций предполагается благоприятной область строительства космических кораблей всех типов.

Инвесторам среднего уровня можем порекомендовать вложения в шоу-бизнес и индустрию развлечений, так как на рынки, ранее закрытые друг для друга, пойдут игры и исполнители, ранее неизвестные, что может вызвать ажиотажный спрос и высокую норму прибыли.

Консолидированным инвесторам и тем, кто только пробует свои силы в этом виде бизнеса, мы можем рекомендовать покупку акций кораблестроительных корпораций и предприятий смежных секторов, так как ожидаемый бум на рынке кораблей обязательно затронет производителей оборудования, металлургов и добывающие компании.

Программа «Инвестор», Информаторий, Руби

Общее участие вооруженных сил Ганзы в последних событиях доказано материалами уголовных дел наемников, завербованных службой найма Третьего Директората. Оригиналы документов направлены в ваш адрес курьерской почтой.

Также хочу особо отметить подчеркнутый и местами демонстративный нейтралитет армейских подразделений даже в тех случаях, когда существовала угроза жизни мирного населения. Многие корабли находились на боевых постах с разукомплектованными силовыми установками и выведенными из строя орудийными комплексами, что привело к массовым прорывам подкреплений к повстанцам на планетах Аквамарис и Меро.

Из меморандума руководителя сводной следственной группы генерала де Альмара

Принять хозяйство и поплавать в теплом океане Аквамарис Нику было не суждено. Срочный вызов в управление кадров, и через сутки капитан-лейтенант Росс, вылетевший армейским курьером на Тиро, уже принимал малый крейсер «Инара», только что сошедший с верфей Анор.

Вытянутый клиновидный корпус с башенками пушечных установок был выкрашен в глубокий черный цвет, и на этом фоне выделялся лишь герб Федерации и бортовой номер.

Ник сразу влюбился в свой кораблик, в немалой степени еще и потому, что экипаж у него был всего шесть человек, и те были скорее данью перестраховке, чем насущной необходимостью. Из пятерых пока прибыло всего двое. Начарт — старший лейтенант Треол, и начальник инженерной части — лейтенант Анарин.

С начартом, успевшим повоевать на трех кораблях, Нику было все ясно, а вот девушка, только что выпущенная училищем флота, да еще и по сокращенной программе, вызывала определенные сомнения.

На приемо-сдаточные вышли сокращенным составом, тем более что дирекция верфи выделила полный комплект специалистов для боевых постов. Ник погонял двигатели во всех режимах, совершил несколько прыжков в гипер, проверяя навигационное оборудование, и отстрелялся по куску астероида, который для этих целей держали в окрестностях завода.

Корабль вел себя просто идеально, что было совсем неудивительно, учитывая то, как накрутили мастеров представители головного директората корпорации. Изменения, внесенные инженерами верфи, были незаметны на первый взгляд, но очень существенно улучшали тактико-технические характеристики корабля. Но поскольку крейсер был головным в серии, то сравнивать было не с чем, и Ник всех улучшений не заметил, кроме роскошной отделки капитанской каюты, но и это он списал на то, что корабль мог предназначаться в качестве курьера для высшего командного состава.

Так и недобрав экипаж, Ник получил предписание прибыть на базу Янтарь в девятом секторе, граничившем с Ганзой. Через одиннадцать часов капитан-лейтенант Росс в парадной форме уже стоял в кабинете начальника базы, адмирала третьего ранга Нила Тихо.

Адмирал, грузный мужчина с тяжелым мясистым лицом, глянул исподлобья на Ника, молодецки отбарабанившего свой доклад, и кивнул на кресло.

— Садись. — Он помолчал, глядя в стилизованный под окно обзорный экран. — Участок у нас сложный. Пиратов немного, но зато полно контрабандистов, а они, как сам понимаешь, тоже совсем не подарок. Кораблик у тебя шустрый, так что на тебя ляжет нагрузка, соответственно, чуть большая. Зато я дам тебе досмотровую группу из десантно-штурмового подразделения Патруля и хорошего навигатора. Девочка как раз осталась без корабля, а ставить ее вторым навигатором на крупный корабль не хочется. Пусть начнет у тебя сольную карьеру. Расписание по выходам и зачетам возьмешь у флаг-коммандера Роджа. Потом зайди в сто шестую, к начальнику службы размещения. Разместишься и встанешь на довольствие. — И, отвечая на невысказанный вопрос Ника, произнес: — Нет начальника второго дивизиона, так что пока я за него.

— Ясно. — Ник кивнул. — Меня бы еще к грамотной бригаде приписать. Корабль головной в серии…

— Найдешь в техслужбе капитан-коммандера Дарела, он все сделает. — Адмирал внимательно посмотрел на Росса. — Мужчина он непростой, но тебе с ним так или иначе контакт нужно налаживать.


Суета по размещению корабля и экипажа так закрутила Ника, что остановиться он смог только тогда, когда вошел в отведенную ему комнату и устало рухнул в глубокое низкое кресло.

В свете автоматически включившихся ламп он оглянулся и уважительно присвистнул.

— А неплохо живут капитаны.

Пусть небольшая, но отдельная гостиная, душевая, спальня и крошечный кабинет были удачно скомпонованы и не вызывали ощущения тесноты. Мебель, хоть и не новая, была тщательно вычищена даже от старых запахов, и по каюте плыл едва уловимый химический запах, имитация хвойного леса.


Первое, что Ник достал из своего кофра, была компактная звуковая установка, стоившая ему в свое время почти пять тысяч. Два звукоизлучающих модуля, усилитель и блок памяти, совмещенный с экраном. Это была вторая установка — почти точная копия первой, уже занявшей место в его каюте на «Инаре».

Включив Первый концерт для фортепиано с оркестром Чайковского, Ник наконец занялся раскладкой оставшегося багажа.

Вообще он, конечно, мог жить и в каюте своего корабля, тем более что она была значительно просторнее и комфортабельнее, чем апартаменты на базе, но флотские психологи в приказном порядке настаивали на том, чтобы команды кораблей жили на самой базе, и Нику приходилось принимать правила такими, как они есть.


Служба началась с самого подъема, когда он, переодетый в повседневную форму, присутствовал на совещании у начальника базы. По графику его корабль должен был выйти на патрулирование через восемь часов, так что времени рассиживаться не было.

Ник вместе с офицерами команды получал боеприпасы, продукты и многое другое, что требовалось кораблю в автономном выходе. Потом настало время полной проверки систем корабля, и наконец в назначенный срок все было готово. Новый навигатор Ника — старший лейтенант Нина Тирис, стройная высокая девушка модельной внешности, с мягкой кошачьей грацией — колдовала над навигационным пультом, уточняя углы разгонных треков и ориентацию приводных маяков.

Нику сразу понравилось то, что девушка, не доверяя автоматике, проверяла все сама и в нескольких местах даже внесла какие-то поправки.

— «Инара», ваш разгонный коридор — шесть, восемь, двадцать один.

— Разгонный принял, чистого пространства, «Гнездо»!

— Чистого пространства, «Инара».

— Разгон завершен.

Ник пробежался взглядом по панели.

— Прыжок.

— Переход начат. — Навигатор все продолжала колдовать над пультом. — Переход закончен. Соответствие координатам — девяносто восемь процентов.

— Неслабо! — Ник покачал головой. Уровень мастерства навигатора впечатлял. — Пост три, начать сброс сети.

— Принято. — Кира начала отстрел малых разведывательных дронов в секторе ответственности. — Обнаружены восемь дронов. Маркер Патруля.

— Ресурс?

— Тридцать процентов.

— Странно.

Ник задумался. Вообще было принято собирать дроны перед уходом, потому что стоило это компактное и в высшей степени высокотехнологичное устройство весьма дорого, а списывать их было довольно непросто. А тут целых восемь штук… Соблазн включить их в свою сеть был очень велик, но мутная история с гибелью флагманского корабля второго дивизиона — крейсера «Анарры», уже успела обрасти на базе таким количеством мифов и легенд, что Ник в такой ситуации вполне естественно шарахнулся бы даже от собственной тени.

— Включаем их в нашу сеть? — нетерпеливо спросила начальница инженерной части.

— Нет. — Ник чуть повысил голос. — Наблюдать за обменом. Несколько дронов осмотреть дистанционно, проверить пломбирование электронного блока и сохранность защиты. И не вздумай тащить эту дрянь к нам на борт.

— Но, капитан, это же наши дроны. Ребята их оставляют, чтобы не разворачивать сеть каждый раз заново…

— Исполнять! — рявкнул Ник и, немного устыдившись своей реакции, отключил связь и тяжело вздохнул.

— Принято.

Кира Анарин недовольно нахмурилась, но все же отправила среднего дрона-разведчика за одним из оставленных роботов. Но исполнение приказа капитана не отвлекло ее от выполнения своих обязанностей. Через десять минут она доложила о полном развертывании сети и переключила входящий информационный поток на центральный пост.

— Есть информация от чужих дронов… — Голос у Киры звенел от напряжения.

— А можно его загнать в изолированную область или куда-то в другой процессор? — спросил Ник. — Уж больно интересно, что там, в потоке.

— Это можно посмотреть и так. — Девушка замолчала на несколько минут. — Идет повтор потока с наших дронов.

— Просто повтор? — переспросил Ник.

— Ну почти, — задумчиво произнесла девушка. — Сдвиг на доли секунд.

— Сдвиг? — Навигатор прошлась по своему пульту. — Точное значение.

— Двадцать три сотых, — ответила Кира и тут же поправила: — Двадцать четыре, нет, двадцать пять. Он растет!

— Да поняли уже, не ерзай.

Навигатор напряженно работала над своим пультом, а Ник, которого не покидало ощущение нарастающей опасности, коснулся пиктограммы вызова артчасти.

— К бою.

— Принял, — отозвался Треол. — Начал охлаждение катушек. Готовность главного калибра — десять секунд.

— Командир. — Навигатор повернулась в сторону Ника. — Нам сейчас ложную цель выкатят.

— Что значит ложную? — опешил Росс.

— Ну какую-нибудь старую лоханку, — нетерпеливо пояснила Кира. — А потом двинут корабль на прорыв. Система считает среднее направление по целеуказаниям дронов, и если мы после отстрела ложной мишени сможем успеть сделать выстрел главным калибром, то не попадем из-за смешения реальных координат.

— Треол?

— Слушаю.

— Сможем ударить в четверть силы, так чтобы было непонятно, сколько мы выдали?

— Сделаем, — уверенно ответил старший лейтенант, сразу поняв, что нужно капитану. — Есть цель. — Начарт, взявший на себя все системы обнаружения, сразу загнал мишень в прицел.

— Дави помалу.

— Есть поражение цели, — доложился Треол, и на экране Ника вспыхнуло облако взрыва.

— Сколько же ты в луч загнал?

— Двадцать процентов, — ответил начарт и гордо добавил: — Стрелять надо уметь.

— Есть вторая цель!


Капитан тяжелого рейдера шестьсот пятого проекта — гигантского корабля длиной в пятьсот метров — давно уже окучивал этот участок границы секторов. Большинство патрульных кораблей с удовольствием пользовались чужими разведывательными дронами, которые, как они полагали, были оставлены предыдущими патрульными кораблями. Это было верно, но лишь отчасти. Тщательно собранные дроны были подвергнуты некоторой модернизации, позволяющей удаленно влезть в систему патрульного корабля и сделать так, чтобы он просто не заметил нарушителя. Но если это по каким-то причинам не произошло, то сразу включался план «Б», и дроны начинали выдавать информацию, приводившую к ошибке в прицеливании.

Самая последняя страховка заключалась в древнем рудовозе, на который крейсер Патруля должен был потратить импульс главной пушки. Остальные орудия пирату были не так страшны, и он мог просто оторваться от преследования, не вступая в бой.

Так что у Нейла по кличке Барон было все продумано и под контролем. Воевать он не любил и считал каждую схватку потерей времени и денег. А потому организовал себе в разных местах такие вот окошки на границах, через которые таскал различный товар.

В этот раз у Нейла был особый груз, и ему никак нельзя было попадаться. Патрульный крейсер, закрывавший этот участок пространства, ему был не соперник, но прямого столкновения он хотел бы избежать. Предыдущая схватка, которая произошла тоже на этом участке, здорово потрепала его корабль, и хотя крейсер они уничтожили, в драку ему лезть совершенно не хотелось.

Крейсер, который не поддался на уловку с дронами, лихо расстрелял рудовоз и на ближайшие несколько минут был практически небоеспособен, поэтому капитан почти, не сомневаясь в успехе, двинул свой корабль вперед.


Ник, увидев на экране вторую цель, положил руки на пульт управления.

— Треол. У тебя один выстрел. Я сейчас доверну к цели, а ты уработаешь его в металлолом.

— Есть, капитан.

— База. У меня восемь ноль, красный.

— База восемь — ноль приняла.

Импульс поворотных систем, включенный на полную мощность, рывком развернул многотонную тушу крейсера и, не обращая внимания на протестующий стон силового набора корабля, Ник выдал противоположный импульс, гася вращение.

Протонный луч полной мощности продырявил пиратский рейдер насквозь, и автоматика тут же отстрелила пошедший вразнос реактор. Секунда — и он взорвался, не причинив кораблю особого вреда. Через минуту рейдер выдал сигнал сдачи и подтвердил готовность принять досмотровую группу.

— Досмотровая группа? — Ник включил трансляцию из бота десантников. Все пятеро уже сидели в тяжелой броне, в готовности к вылету.

— Группа готова, капитан. — Командир десантников, капитан Наргон, поднял руку в латной перчатке и помахал перед объективом.

— Артчасть?

— Артустановки готовы.

— Я сокращу немного дистанцию, и, если что, сразу накрывай их средним калибром. Можешь превратить там все в труху, только не задень наших парней.

— Принял.


Небольшой бот отделился от корабля Патруля и поплыл в сторону пиратского рейдера. Барон, наблюдавший эту картину с экрана монитора, недовольно сморщился.

— Может, причешем их средним калибром?

— А потом нас нашинкуют в мелкую пыль? — невесело усмехнулся капитан рейдера. — Нет. Сделаем так. Там, в боте, стандартная тройка. Сразу бери их на прицел турельных установок шлюза и упаковывай в трюм. Как возьмем заложников, начнем торговаться. Патруль своих не бросает, так?


Но замечательному плану было не суждено сбыться. Шестеро десантников, направленные на отдаленную базу за беспримерное раздолбайство и неуемный характер, были совсем не простыми парнями, и не успела открыться дверь шлюза, как вброшенная в щель граната превратила сенсоры турельных установок в комок горелого пластика.

Пираты попытались дать бой в коридоре, но были сметены потоком огня. Через пять минут весь корабль был под полным контролем, а будущие работники астероидных рудников связаны и заперты в одном из трюмов.

К этому времени подоспела тревожная группа крейсеров, и специальная группа, оснащенная всем необходимым, начала полный досмотр корабля.

Атмосфера в корабле была уже восстановлена, и Ник, не снимая пустотный скафандр и подняв стекло шлема, попивал горячий наранг, наблюдая на экране за тем, как продвигается потрошение пиратского корабля.

— «Инара»? — на панели замерцал огонек вызова от командира дежурного звена крейсеров.

— Слушаю. — Ник отставил стакан с трубочкой в сторону и включил видео.

— Ты сегодня именинник, каплей! — Капитан-коммандер Лиос тепло улыбнулась. — Знаешь, что везли эти твари? Полный трюм саргонских девчонок. Все для продажи на рынках Эсгарты.

— Действительно твари. — Ник покачал головой. — И что с ними теперь?

— Сдадим саргонцам, — Лиос удивленно подняла брови. — А что с ними делать?

— Да я про пиратов.

— И я про них. — Капитан-коммандер кивнула. — У нас за такое пока только каторга, пусть и надолго. А в Саргоне все строго. Так что конец жизни будет у этих поганцев короткий, но довольно яркий в смысле ощущений. Уж очень они работорговцев не любят. А ты готовься. Командир у нас тоже таких сильно не любит. У него пять лет назад дочь украли, да так и не нашли, хотя и перетрясли полгалактики.

— Ад хромов, — коротко прокомментировал Ник.

— Ты даже не представляешь какой. — Женщина кивнула. — Не дай тебе Светлый испытать такое.


Оставшиеся пять суток дежурства прошли скучно и тихо, чему сам Ник был только рад, потому что бой с пиратами хоть и обошелся без потерь, но нервов потрепал немало. А на базе их встречал настоящий праздник, устроенный в их честь адмиралом Тихо. Каким образом среди саргонских пленниц затесалась дочь адмирала, теперь выясняла флотская разведка, а сам адмирал, казалось, не ходил, а парил, не касаясь ногами пола, а следом за ним двигалась больше похожая на тень девушка лет восемнадцати в наскоро перешитом для нее платье. Адмирал не хотел отпускать дочь даже на мгновение и соглашался на это лишь под давлением медиков и дел конфиденциального характера.

Поначалу он хотел лично разобраться с пиратами, но в первый день это ему не удалось из-за вставшего стеной начальника контрразведки, а потом прибыли офицеры флота Саргон и в приватной беседе рассказали, что и в какие сроки ждет работорговцев, после чего адмирал решил, что и он сам не сделал бы смерть подонков более яркой.

А Нику на радостях отвалилась приличная премия и орден Серебряный крест, врученный лично командующим шестой флотской группой Саргон — адмиралом Наваргом, и Огненное Сердце от командования флотом Саргон.

Офицер, вручавший орден, прикрепив награду к кителю капитан-лейтенанта, с интересом посмотрел на «Чистое Пламя» Хаторанской империи, но ничего не сказал, лишь задумчиво качнув головой.


16

Обидеть девушку может каждый, но не каждый это сможет пережить.

Командир отдельной десантно-штурмовой дивизии генерал Нина Тего

Если у вас мало времени, но есть желание провести его с толком, немедля отправляйтесь в Золотой квартал Латтары, где вы сможете найти приключения на любой темперамент и любой кошелек. От «черных» стрип-клубов, где вы сможете попробовать любую из танцовщиц, до заведений элитного класса с выпускницами Академии эротического танца Эмин Арсо. Прошедшие волнения уже давно стерлись из недолгой памяти жителей Аквамарис, и живущие одним днем жители этой прекрасной планеты снова сделают все, чтобы ваше пребывание на ней стало незабываемым праздником.

Из путеводителя «Жемчужины Аквамарис»

После несколько бурного начала служба покатилась плавно и размеренно. Корабль Ника выходил в рейды, а поскольку он был самым новым, то и часов ему доставалось больше, чем другим. Но были заботы и другого характера. С некоторых пор все базы имели выход не только во внутрифлотскую сеть, но и канал на гражданские коммуникации, и Росс регулярно получал сообщения от Дениры, Эрин и сестры, которая получила лейтенанта и летала в составе второго дивизиона тяжелых штурмовиков, приписанного к базе Хажир. Эрин все еще не выпускали из Хаторан ни под каким предлогом, хотя сам Ник еще раз съездил к ней в гости. С Денирой они поддерживали вполне дружеский контакт, хотя девушка делала недвусмысленные намеки на развитие отношений.

Ник, еще не разобравшийся в своих чувствах, не поддавался на провокации, полагая, что время все расставит на свои места. Обе девушки были просто великолепны, но Росс жениться не хотел категорически. Одна мысль об этом вызывала у него приступы легкой паники. Дров в этот огонь также усердно добавляли многочисленные девушки, служившие на базе, так как в Нике они видели легкую добычу и не понимали, почему он все время ускользал из их ловчих сетей и капканов.

Год прошел в непрерывных полетах, где было все — от схваток в коридорах блуждающей пиратской базы до вытаскивания старателей из всех мест, куда заводила их пытливая и беспокойная натура. Как-то неожиданно для себя, он оказался во главе крейсерской группы, куда входили, кроме его «Инары», еще два корабля такого же класса, и пара тяжелых штурмовиков, где в пилотских ложементах сидели две совершенно безбашенные сестры-близняшки.

Теперь он все свободное время тратил на выбивание запасных частей и ругань с главмехом базы, который все время норовил поставить детали с продленным ресурсом, то есть фактически отслужившие свой срок, но признанные годными к эксплуатации.

Вызов к командиру базы и приказ выдвигаться к неизвестной планетной системе Венаты, находящейся к тому же в пределах империи Саргон, был неожиданным, но Ник вовремя задавил в себе желание задавать вопросы и пошел готовить группу к выходу.

Через восемь часов пути корабли вынырнули в окрестностях пустынной, как Росс искренне полагал, системы, и тут же оповещение об атаке буквально взвыло, сигнализируя о том, что корабль взяли на прицел как минимум десяток прицельных комплексов.


— Неопознанный корабль. Назовитесь, — произнес сухой обезличенный голос, и Ник нажатием одной клавиши стартовал передачу идентификационных кодов, выданных ему перед операцией.

Практически сразу прицельные радары отключились, и уже явно человеческий голос произнес:

— Приветствуем вас, оперативная группа «Инара», Патруль Федерации. Следуйте выделенным коридором до базы Нерган.

Тактический экран рисовал тысячи засечек активных целей, и некоторые из них даже на мелком масштабе не выглядели точками.

Нина Тирис удивленно обернулась в сторону Ника.

— Если мой искин не врет, то рядом один из тяжелых линкоров Саргон.

— Это такая штучка длиной в полтора километра? — Ник покачал головой. — Смешно. Нас они сметут и даже не заметят.

— Ну пока вроде не стреляют. — Нина пожала плечами.

— Ты даже не представляешь, как меня это радует, — хмыкнул Ник. — Если флотский справочник не врет — у него в луче больше четырехсот тераватт. Даже пара не останется. Разойдемся на атомы.


Следуя выделенным коридором, группа вскоре подошла к борту подвижной базы флота Нерган, где и находился командующий флотом — адмирал де Нар собственной персоной. Крейсера легли в дрейф, а Ник на своем корабле вошел в приемный док базы.

Выйдя из корабля, Ник сразу остановил взгляд на капитан-коммандере в черной форме Патруля и, подойдя ближе, поднял руку в военном приветствии.

— Командир сводной крейсерской группы «Инара» капитан-лейтенант Росс прибыл согласно приказу…

— Вольно, сен капитан-лейтенант. — Офицер, не сводивший взгляда с ремонтников, суетящихся вокруг крейсера класса «Прорыв», мельком глянул на Ника и кивнул. — Берите кар и следуйте в штаб за предписанием. Кораблик ваш убирать не будем, так что найдете его на этом месте.

Простой кар на электрической тяге включился, стоило Нику сесть в кресло. Потом высветилась карта, которую в виде полупрозрачной проекции выводили на лобовое стекло, и Ник, влившись в плотное движение, быстро покатил в сторону штаба.

Количество людей на базе было огромным. Везде суетились техники, куда-то по делам перемещались офицеры флота и Патруля, а пару раз дорога проходила над огромными залами, где десантники в количестве не менее батальона занимались обслуживанием техники.

У входа в штабную зону кар пришлось оставить и, пройдя через проверку документов и сканер генокода, Ник наконец попал в зал, где находился оперативный штаб третьего сектора. Таких штабов было восемь, а над ними стоял центральный штаб объединенной группировки.

С удивлением, переходящим в состояние, близкое к шоковому, Ник смотрел на ругающихся между собой флорианку и офицера флота Хаторан. Флорианка в темно-зеленом облегающем комбинезоне была гладко выбрита, а на ее голове змеилась причудливая татуировка в виде растений, которые обтекали лицо, так что казалось, что оно выглядывает из переплетенных ветвей. Холодная, но вместе с тем невероятная красота этого лица на мгновение заворожила Ника так, что он сбился с шага.

Флорианка вдруг резко обернулась в сторону Ника.

— На что засмотрелся, малек?

— Капитан-лейтенант Росс. Патруль Федерации. — Остановившись, он коротко поклонился, судорожно вспоминая содержание статьи из разведбюллетеня, посвященной этикету Флоры. — Не смог пройти мимо столь возвышенной красоты, сестра. Я знал, что красота флорианок потрясающа, но я не знал, что она затмевает собой звезды.

— Хм. — Женщина неожиданно улыбнулась. — Какой вежливый офицер. Я, к сожалению, пока не могу назвать тебя братом, но хочу надеяться, что у меня все впереди.

— А я могу. — Хаторанец, уже рассмотревший на кителе Ника Чистое Пламя, сделал шаг вперед. — Подполковник Марн, крейсер «Сияние». — Он поклонился. — Рад приветствовать тебя, брат огня. Могу ли я чем-то помочь?

Ник кивнул.

— Да, брат. Я ищу капитана первого ранга Шанира. Мне сказали, он где-то здесь.

— А вон он. — Подполковник показал рукой в сторону небольшого возвышения, над которым висела проекция, изображавшая участок космического пространства. — В синей форме рядом с вашим полковником.

— Спасибо. — Ник поклонился и пошел в указанную сторону.

— Сар капитан первого ранга, капитан лейтенант Росс. — Ник коротким движением бросил руку к обрезу фуражки.

— Здравствуйте, капитан-лейтенант. — Офицер устало кивнул, с интересом посмотрев на Пламенное Сердце. — Сейчас вам передадут шифроблоки, и с этого момента общаться только в режиме защищенной сети. Ваши корабли будут играть роль аванпоста, и после дозаправки вы отправляетесь в восьмой субсектор. Раскрываете свою поисковую сеть и замираете. Любой, я подчеркиваю, любой корабль, появившийся в вашем субсекторе, должен быть уничтожен. Но, — полковник предупреждающе поднял палец, — без фанатизма. За вашей спиной линкор «Сполох» и крейсерская группа флота Саргон, и, если что, вызывайте подмогу. Ваша роль — сделать так, чтобы в случае прорыва мелких целей, тяжелым кораблям не пришлось за ними гоняться.


На борту Ника встречал весь немногочисленный и крайне заинтригованный экипаж.

— Ну? — Как самая нетерпеливая, Нина Тирис буквально пританцовывала от нетерпения.

— Что ну? — Ник усмехнулся и поднял руки, призывая свой маленький экипаж к вниманию. — Нормально все. Похоже, наши с Саргоном, Хаторан и Флорой договорились или в процессе. Так что занимаем места, согласно купленным билетам, поезд следует без остановок.

Оставив штурмовики в тылу, Ник выдвинул крейсера клином и, насколько было возможно, растянул вокруг поисковую сеть, сам заняв кресло у поста дальней разведки.


О готовящейся конференции глав четырех государств руководство Ганзы узнало заблаговременно, так как скрыть такое масштабное мероприятие было совершенно невозможно. Сразу несколько ведомств и департаментов Ганзы вместе с офицерами марканской разведки стали готовить акции, призванные если и не сорвать переговоры, то во всяком случае уничтожить лидеров, посмевших организовывать союз, не учтя неоднократных пожеланий и прямых требований Ганзы.

Разведка готовила диверсию на поверхности планеты, а у флота был свой план. Крупный астероид, практически сплошной железо-никелевый слиток, весом более пятисот тысяч тонн, был обработан в форме куба и покрыт противорадарной и противоотражающей пеной, что давало дополнительную маскировку. Кроме этого, в центре каждой грани был смонтирован мощный генератор маскирующего поля, который уменьшал шанс обнаружения цели до совсем незначительных величин.


Потом он был сброшен с суперлинкора, и два мощных буксира начали его разгон в сторону системы Венаты. Высчитанный курс космического тела должен был привести его в то время и в то место, где уже готовилась встреча глав государств, и уничтожить все живое на планете. Куб с ребром около восьмидесяти метров должен был вызвать взрыв такой силы, что даже существование на ней микроорганизмов вызвало бы серьезные затруднения. Но как любили говорить сотрудники Ганзы: «Ничего личного. Это только бизнес».

Черным призраком огромный слиток металла рассекал пространство, словно пуля, рвущаяся к цели.

Несмотря на то что мысли старшего навигатора крейсерской группы Нины Тирис были далеки от исполнения служебных обязанностей, на сигнал общей тревоги, поданный искином, она отреагировала довольно оперативно.

— Зафиксировано искажение спектра луча звезд в секторе девять, восемнадцать.

— Хром! — Тонкие, но сильные пальцы навигатора уже скользили над пультом, выводя картинку с камер оптической системы на главный экран рубки. Сверки с каталогом, уточнение астральных координат — все это не заняло много времени, и рука уверенно сбросила колпачок с кнопки боевой тревоги.

— Что у тебя?

Ник, который прилег в своей каюте, проснулся мгновенно и, уже одеваясь, включил связь с рубкой.

— Сен капитан…

— Короче, Нина.

— Объект в секторе.


В рубке Ник появился уже через минуту и внимательно рассматривал данные искина и навигатора.

— Работаем. — Он быстро натянул пустотный скафандр и занял командирский ложемент. — Треол, давай главным калибром по цели.

— Так ни хрома ж не видно, капитан. Куда стрелять-то?

— Маркер цели выведен, — отозвалась навигатор.

— Давай серией по одной десятой, так чтобы накрыть все пятно.

Первые три выстрела ушли, что называется, «в молоко», но еще два четко отметились на экране яркими вспышками.

— Есть точная засечка!

— Эхо, есть цель. — Ник, действуя строго по инструкции, включил связь со штабом.

— «Инара», цель не вижу.

— Всем. — Ник переключился на командный канал. — Бить в одну десятую, по вспышке. Огонь вести до полного исчерпания энергии накопителей.

— Принял!

— Принял!

Словно эхо, отозвались командиры крейсеров, и на астероиде заплясали сполохи вспышек.

— Эхо, цель видит.

И почти сразу же, незнакомый голос:

— Малыши, а ну-ка разойдитесь. Дедушка щас этому говнюку врежет из СВОЕГО главного калибра.

Линкор «Сполох» был рядовым линкором саргонской постройки и в качестве главного калибра имел всю ту же протонную пушку, только мощность ее была примерно в тысячу раз выше, чем у крейсеров Свободных, и она могла выдать и двадцать полноформатных импульсов подряд. Не успели крейсера и штурмовики группы порскнуть в стороны, как протонный луч тяжко, словно молот, врубился в металлическую глыбу, уже подлетавшую к сфере защиты.

— Есть изменение траектории, — зачастила навигатор, отслеживающая полет космического тела. Теперь, когда поглощающая пена и прочие средства маскировки были сметены огнем протонных пушек, системы наведения уверенно захватили цель.

— Торпедный залп!

Ракет у крейсеров было всего по две, но это были тяжелые ракеты, способные расколоть тяжелый крейсер пополам, они в свое время были разработаны для того, чтобы нанести более крупным кораблям вражеского флота «неприемлемый ущерб». Сами саргонцы прозвали такие корабли по имени маленькой, но очень опасной змеи, яда которой хватило бы на сто человек — нарха.

От взрыва ракет астероид сдвинуло с траектории, и теперь он проходил без малого в миллионе километров от планеты, что сразу понизило уровень тревоги до желтой.

— Группа «Инара», принять корабль снабжения.

— Принял. — Ник быстро построил график перезарядки торпедных шахт кораблями группы и, дав команду Хираме отойти на стыковку, обернулся в сторону Нины. — Ну? Похоже, отделались легким испугом?

— Командир, да мы вообще круче всех! — Навигатор широко улыбнулась, показав белоснежные зубы.

Еще одна попытка прорыва произошла в шестом секторе, но экипаж малого крейсера Хаторан заметил его еще на дальней дистанции, и саргонский линкор быстро превратил астероид в облако раскаленного газа.


О чем договорились главы государств, Нику, естественно, не рассказали, но, когда корабль вернулся на базу, его ждала благодарность от командования и внушительная премия, которую Ник все же решил потратить на отпуск.

В голове уже крутились хороводом сверкающие девичьи прелести в обрамлении тропической растительности, когда на коммуникатор пришел вызов от сестры.

Межзвездная связь была делом не дешевым, но у флота, работающего через собственные ретрансляторы, были внутренние цены.

Алиса, у которой тоже намечался отпуск, предлагала провести его на Руби, и Нику стоило большого труда уговорить ее изменить планы на Аквамарис. Росс не сказал сестре, что у него теперь есть собственный дом, и он хотел сделать ей приятный сюрприз.


Высокая стройная девушка в черной форме Патруля, стоявшая в зале ожидания космопорта Танис, приковывала всеобщее внимание, так как офицеры были нечастыми гостями Аквамарис. Высокие даже для пилотских зарплат цены заставляли флотских и армейцев искать более демократичные места отдыха, и все, кто видел одинокую девушку, решили, что она ждет богатого друга, пригласившего ее на модный курорт.

Ник увидел Алису еще издалека и, небрежно покачивая сумкой с личными вещами, подошел ближе.

— Сен лейтенант! — произнес он строгим голосом, и Алиса мгновенно обернулась, но, увидев брата, расплылась в широкой улыбке и бросилась ему на шею.

— Ник!

Придержав пилотку, которая чуть было не свалилась с рыжей макушки, он осторожно поставил девушку на пол.

— Привет, Рыжик. Скучаешь?

— Ну не совсем. — Алиса усмехнулась. — Пробовали тут подойти пара хлыщей, так от одного взгляда испарились.

— Пойдем. — Ник подхватил и ее, точно такую же, как у сестры, черную офицерскую сумку с длинными ручками и решительно направился к выходу. — По идее нас должны встречать.

— Тебя пригласили твои друзья?

— Не совсем. — Ник загадочно улыбнулся. — Уверен, ты не будешь разочарована.

Стоило им выйти из здания вокзала, как тут же подскочил плечистый мужчина в широкой рубашке и таких же парусообразных штанах и, не дойдя пару метров до Ника, коротко поклонился.

— Сен капитан-лейтенант, я Бархо, ваш водитель. Пойдемте, машина здесь, недалеко. — Он качнул головой на стоянку. — Вас сразу в имение или желаете сначала куда-нибудь заехать?

— Возможно, в магазин одежды? — Ник, которому уже было неуютно под жарким солнцем, посмотрел на Алису. — Ты как?

— Ну не знаю… — Девушка неуверенно посмотрела на брата. — Боюсь, мой счет не выдержит местной роскоши.

— По магазинам. — Ник кивнул водителю. — Есть какое-нибудь не слишком пафосное, но хорошее место?

— Конечно, сен капитан-лейтенант. — Водитель подошел к длинному серебристому лимузину и, открыв багажный отсек, бережно уложил туда обе сумки. — Через двадцать минут будем на месте.

— Ни хрена ж себе! — Алиса с опаской заглянула внутрь машины. — Да тут вся наша эскадрилья уместится! — Она решительно взялась за ручку и нырнула в обшитое кожей нутро, словно в пилотский кокон.

Тяжелая машина мягко тронулась, и картинка в панорамных окнах сдвинулась и поплыла назад.

— Ох разоришь ты меня! — Алиса, недовольно нахмурившись, посмотрела на брата. — Лучше бы денег папе с мамой отправили.

— Не переживай, Рыжик. — Ник усмехнулся. — Я им уже два раза по сто тысяч перевел, так что они теперь точно не бедствуют. Я же тут премию отхватил от флота, и еще немножко от управления военной полиции, так что на погулять нам точно хватит. Зато будет что вспомнить.


Сообщение, вывешенное на «форуме любителей экстремального отдыха», который был тайной площадкой для размещения заказов для сообщества наемных убийц, можно сказать, взорвало рынок, потому что никогда еще не предлагали столь высокую оплату за простую, в сущности, операцию — завалить какого-то офицера Патруля, тем более что вся сумма — пятьдесят миллионов — была уже положена на счет в банке, паролем для которого был кусок сердечной ткани — не менее ста граммов, с генокодом клиента.

Пятьдесят миллионов были таким заманчивым кушем, что возбудились даже специалисты, давно вышедшие в отставку, и команды, явно не дотягивающие по классу. Несколько десятков подобных любителей быстрых денег сгребла военная контрразведка при попытке проникновения на базу флота, еще какое-то количество попалось военной полиции, а основная масса попалась уже в сети генерала Альмара, который с удовольствием принял наемников в свои цепкие руки.

Причина такого ажиотажа вокруг малоизвестного офицера Патруля прояснилась мгновенно. Но генералу очень понравилось ловить на «живца», хотя он и приказал выделить негласную охрану для капитан-лейтенанта и ввел в состав обслуживающего персонала особняка своих людей. Сам заказчик, а точнее заказчица — Наира Лагон, по прозвищу Старая Ведьма, была уже мертва, но ее завещание, по которому пятьдесят миллионов тарваи назначались в виде награды за голову ее убийцы, было оглашено в узком кругу и принято к исполнению ее душеприказчиками.


Федерация Свободных — планета Аквамарис


Магазин, куда привезли Ника и Алису, находился на одной из самых фешенебельных улиц Латтары — Рассветного Бульвара, находящегося в знаменитом Золотом Квартале. Увидев, как у дверей останавливается длинный лимузин, работник магазина кинулся открывать дверь и был немало удивлен тем, что из машины вышли офицеры Патруля. Мужчина и женщина в черных мундирах не выглядели завсегдатаями модных салонов, но репутация Патруля была такой, что у него и мысли не возникло не пустить их в магазин.

— Седо, седа… — Молодая женщина, одетая по последней моде в белоснежное платье из тончайшего шелка, уже спешила к ним, изобразив самую радушную улыбку, на которую была способна. — Могу ли я вам чем-то помочь?

— Конечно. — Ник вежливо кивнул и улыбнулся в ответ. — Вот эту молодую даму хотелось бы одеть так, чтобы она чувствовала себя здесь, на Аквамарис, как дома.

— Но у нас…

— Я знаю порядок ваших цен. — Ник коротким взмахом руки остановил женщину. — Можете рассчитывать на пятьдесят-сто тысяч, а если этого не хватит, то скажите мне.

— А для вас лично мы могли бы что-то сделать?

— Возможно, если у вас найдется не слишком фривольная одежда.

— Но сейчас у мужчин в моде как раз яркие цвета. — Девушка сделала движение, и к ней сразу подскочили еще две продавщицы, которые увели Алису куда-то вглубь.

— Я не попугай, седа…

— Нилисса. — Девушка чуть зарделась и выпятила вперед высокую грудь, на которой красовалась табличка с именем.

— Нилисса. — Ник кивнул. — Я все же настаиваю на более спокойной гамме. Потому что за модой не угонишься, а жизнь кончается не завтра. Представьте, что завтра вдруг возникнет мода ходить по улицам голышом и с разноцветными лентами, повязанными в разных местах, а я встречаюсь на улице с губернатором Эннархом? — Росс усмехнулся, представив себе эту картинку в красках. — Боюсь, лучшее, что в такой ситуации можно сделать — это сделать вид, что мы незнакомы.

— Я поняла вас, сен капитан. — Девушка кивнула. — Уверена, что у нас вы сможете найти одежду на любой вкус.


Через час Ник, одетый в спортивный костюм из белого шелка, задумчиво перебирал гору вещей, которые ему буквально впарили как совершенно необходимые для господина его уровня. Ну вот с этим он бы поспорил, потому что никак не мог понять, зачем мужчине нужно два десятка рубашек, которые отличались друг от друга лишь рисунком вышивки и незначительными деталями, или, например, необходимость в целой куче гигиенических принадлежностей. Дезинфицировать полость рта не с помощью короткого пшика аэрозоли, а допотопной щеткой, на которую полагалось мазать зубную пасту, было совершенно немыслимо, но продавщица уверяла, что это и есть самый распоследний писк моды, и без этого ну просто никак. Отчасти утешало лишь то, что ошалевшая от возможности выбора Алиса выволокла из недр магазина больше десятка коробок и целый тюк одежды, который обещали доставить немедленно. В смысле денег все было не так печально, как он полагал, но на семьдесят тысяч тарваи карточка полегчала. Хотя это Ник считал необходимыми тратами. Он надеялся, что Алиса зацепит на курорте какого-нибудь приличного парня, выйдет замуж и перестанет летать, а у него не будет за сестру болеть сердце.

Самый большой шок у девушки вызвал не сам дом, а то, что вышедший к дверям мужчина поклонился, вежливо, но с достоинством назвал брата по имени и, спросив, когда подавать обед, вызвал двух служанок, и ее проводили в апартаменты, роскошь которых затмевала даже то, что она видела в журналах про богатую жизнь. Но более всего Алису поразил собственный бассейн в апартаментах и роскошная кровать под балдахином.

Откуда все это взялось у брата, которого она считала пусть и очень удачливым, но все же простым офицером Патруля, она и думать боялась, но за обедом брат рассказал вполне правдиво звучавшую историю про де Анора, которого он пару раз спас, и его благодарность.

Сказать, что Алиса целиком и полностью поверила, было бы неправдой, но она приняла эту версию как рабочую, тем более что внутренняя безопасность Патруля умела задавать правильные вопросы, и если бы с домом были бы какие-то неясности, то Ник не сидел бы сейчас в резном кресле ручной работы, а парился на жестком металлическом стуле, привинченном к полу в допросной камере.


В первый же день они плавали и ныряли в теплом океане до одурения и в постели рухнули, словно дрова, без сновидений. Утром Ника разбудило солнце, заглянувшее в щелку между тяжелых занавесок. Росс неторопливо, словно большая кошка, потянулся и, выскользнув из-под легкого, почти невесомого одеяла быстро оделся в спортивный костюм и выбежал на зарядку. К его удивлению, Алиса уже была в парке и, видимо, закончив разминаться, отрабатывала один из боевых комплексов.

Наскоро разогрев мышцы, Ник присоединился к ней, и через пару минут можно было наблюдать, как они вдвоем синхронно двигались в боевом танце. Потом они снова купались, завтракали и, заказав флаер, отправлялись любоваться туристическими достопримечательностями этой красивейшей планеты.


Когда флаер с объектом полетел в сторону Нарвакского водопада, Линн Холар уже занимал место на одной из вершин горного массива. Оружие — лучевая винтовка армейского образца — уже было расчехлено и дожидалось своего часа, когда Линн заметил пожилую пару, поднимавшуюся по тропинке в его сторону. Он проигнорировал их появление, так как двигались те крайне медленно, останавливались через каждые десять-двадцать шагов и до него дошли бы в лучшем случае через полчаса. Он не видел, как «старички», скрывшиеся из виду, бодро взбежали по лесенке, а потом, бесшумно взобравшись по четырехметровому участку вертикальной скалы, поднялись на площадку, которую облюбовал снайпер. Едва слышный хлопок, и игла впилась в шею незадачливого убийцы. Тело обмякло, а через минуту его уже грузили в флаер без опознавательных знаков.

Так или примерно так закончили свою карьеру более двадцати киллеров. Все это время Нарс Ири, по кличке Призрак, жил, словно обычный отпускник. Посещал рестораны, казино и предавался умеренному разврату с эскорт-леди. Несколько его агентов уже давно пасли объект и к тому времени вскрыли всю систему охраны. В обычной ситуации Призрак никогда бы не сунулся в такое змеиное гнездо, но сумма в пятьдесят миллионов перевешивала все аргументы разума.


Ник и Алиса как раз собирались пойти на выставку украшений эпохи Арриси, когда его комм чуть слышно звякнул, сигнализируя о входящем сообщении. Росс бросил взгляд на браслет и нахмурился.

— Гости? Ты кого-нибудь звала? — Он посмотрел на сестру.

— Нет. — Та чуть дернула плечиком. — Ты же мне всех ухажеров распугал.

— Я сейчас. — Ник, не отреагировавший на шпильку в свой адрес, быстро вышел из комнаты и двинулся в сторону ворот, где стояла большая машина и смутно знакомая фигурка в легком платье.

— Эрин? — Не веря своим глазам, он почти бегом подскочил к воротам и нажал кнопку открывания. — Ты же в этом, как там его, Институте фарионных полей?

— Я выгрызла этот отпуск! — гордо произнесла девушка, подошла ближе и заглянула в глаза Нику. — Ты рад меня видеть?

— Даже не представляешь как. — Росс с улыбкой кивнул. — Пойдем, я тебя с сестрой познакомлю.

— Сейчас. — Она кивнула и махнула рукой. — Нирис, заезжай!

— Ты не одна?

— Шутишь? — Девушка расхохоталась. — Пять телохранителей из личной службы Иерарха, не считая магистра Нирис, которую отец лично попросил присмотреть за мной. — Она окинула особняк долгим взглядом и уважительно кивнула. — А неплохо живут фрименские офицеры.

— Да это так, подарок. — Ник смущенно посмотрел на Эрин. — Мне бы на такой дом никогда не накопить, даже если каждый день ловить транспорт с контрабандой.

— Да? — весело удивилась Эрин, которая благодаря сотрудничеству разведывательных органов Фрименов и Хаторан точно знала, сколько и за что Ник получил за все время службы. — Ну тогда показывай мне этот сувенирчик. Будем восхищаться вместе.

Но не успели они отойти от ворот, как рядом притормозила еще одна машина, из которой уверенным шагом вышла Денира в полукольце плечистых парней.

— Оп-па, — машинально произнес Ник, разом поскучнев. — В смысле я очень рад видеть тебя, Денира.

— Привет. — Девушка, одетая в светло-голубое платье, изящные золотые туфельки, тряхнула длинными соломенно-желтыми волосами и мягко подошла, подставив щеку для поцелуя. — Ты познакомишь меня со своей знакомой? — Денира широко улыбнулась и, уже обращаясь к Эрин, добавила: — Вы ведь впервые на Аквамарис? Империя Хаторан так далеко. — В глазах ее словно сверкнула молния.

— И я рада видеть вас, сан Денира. — Эрин с улыбкой поклонилась, не опуская взгляда, и глаза девушки полыхнули в ответ. — Ваш отец много сделал для взаимопонимания наших народов, надеюсь, и мы с вами тоже найдем общий язык.

— Ну я полагаю, вас нет нужды представлять друг другу. — Росс поежился, словно от порыва холодного ветра. — Эрин, думаю, Денира лучше меня сможет провести экскурсию по этому замечательному имению, а мне нужно сделать несколько распоряжений относительно обеда.

— Отлично! — Денира с улыбкой кивнула. — Только не вздумай никуда сбежать.

— Найду даже под землей, — добавила Эрин и, посмотрев со значением на Дениру, взяла ее под локоток, словно давняя подруга.


Несмотря на предупреждение, Ник собирался сделать именно это. Сбежать. Именно за лихорадочными сборами его застала Алиса, успевшая увидеть часть сцены встречи через широкое окно своей комнаты.

— Куда собрался, братик? — Она заглянула в сумку. — Неужели срочный вызов на службу?

— Ну вот ты хоть не грызи меня. — Ник возмущенно обернулся, ища глазами свою фуражку.

— И это я слышу от человека, вышедшего на штурмовике против четырех рейдеров? — Алиса всплеснула руками.

— Это тебе не пиратов плющить. — Ника передернуло. — Там хоть какой-то шанс на выживание был.

— Так! — Алиса уперла руки в бока. — А ну быстро втянул сопли! Твою корму сто дырок на квадрат, колотить тебя трехсоткой в центр мирового равновесия с присвистом! А если бы я тебя познакомила с парочкой моих подруг? Да они бы из тебя вообще лужу сделали, а мне потом от позора не отмыться.

— Уфф. — Ник встряхнулся, словно кот, и присел на краешек кровати. — Что ты предлагаешь?

— Ты им что-то обещал? Ну типа жениться или еще что?

— Да ничего я не обещал! — вскинулся Росс. — С Денирой даже не спали.

— Ну и все, — словно отрезала сестра. — Заканчивай паниковать, надевай свою лучшую улыбку и спускайся вниз. Патруль не отступает и не сдается.

— Но иногда очень хочется, — вздохнул Ник и начал выкладывать вещи из сумки.


Когда он вышел в сад, обе девушки уже беседовали, словно старые подруги. Эрин что-то рассказывала, а Денира слушала с такими горящими глазами, каких у нее Росс никогда не видел.

— Девушки… — Ник приветливо кивнул. — Денира, я разместил твою охрану в левом крыле, возле твоей комнаты, а твои люди, Эрин, разместятся в правом. Обед через два часа, так что предлагаю сходить на пляж или покататься на катере.

— Здесь есть пляж? — взмахнула руками Эрин.

— Здесь есть даже подводный городок для желающих поплавать с аквалангом, — улыбнулась Денира. — А где-то в подвале стрельбище и помещение с киберкапсулами. Здесь вообще много чего есть. — Она стрельнула глазами в сторону Ника. — Я как-нибудь покажу.


Того, чего Ник боялся больше всего — активного соперничества между девушками, не произошло, хотя бы по той причине, что обе знали о существовании друг друга и внутренне были готовы к встрече. Кроме того, обе принадлежали к элите общества и никогда бы не допустили примитивной склоки. Ну и самое главное, и Денира, и Эрин прекрасно знали, как дорого их странам обошелся тот хрупкий мир, который сейчас ударными темпами крепили их отцы, и что человек, на которого они обе имели виды, несколько раз чуть не отдал жизнь за то, чтобы главы государств могли сейчас договориться. А дальнейшее было просто, так как девицы сами еще не вполне определились в том, что им необходимо от Ника, а устраивать полноформатную войну по такому пустяшному поводу посчитали глупым. После чего соглашение было достигнуто быстро и по всем пунктам.


Прибытие двух девушек с немногочисленной, но вполне профессиональной охраной лишь позабавило Призрака. Он давно наблюдал за перемещениями вокруг виллы через крошечных жучков, расставленных на территории рядом стоящих поместий и объектов, так что и графики смены внешней охраны, и даже используемые ими технические средства были ему полностью известны. Оставив себе еще сутки на наблюдение, наемный убийца прилег на узкий диван и забылся неглубоким чутким сном.

Проснувшись точно в установленный себе срок, он вышел легкой походкой к катеру, который стоял на небольшой пристани, и, включив ходовую турбину, вывел его в океан на точку в десяти километрах от бывшего имения Анор и стал готовить легкое водолазное оборудование. Датчики и сенсоры, которыми было оборудовано поместье, не смогли помешать опытному специалисту пробраться незамеченным к самому берегу. Небольшая беседка, отсеченная от остального парка плотной колючей изгородью. Здесь, в приватной зоне, новый хозяин поместья просто обязан был появиться и наверняка в сопровождении одной из своих подружек. Вот тогда-то его, мягкого и рыхлого, и решил исполнить убийца.


Соседи нового домовладельца, которые поначалу сторонились Ника, резко изменили свои настроения, после того как прибыла Денира, которую они хорошо знали. Сразу все встало на свои места, тем более что девушка взяла на себя мероприятия, которые, как правило, организовывал новый владелец, чтобы познакомиться с теми, кто жил рядом. Концерт-прием для людей в возрасте, на который она смогла вытащить настоящий симфонический оркестр, и коктейль-пати для молодежи с модным стрип-шоу.

К своему изумлению, Ник оказался нарасхват. Не избалованный женским вниманием, после того как Денира поделилась по секрету, что он, оказывается, незаконнорожденный сын самого де Нара, оказался в центре напряженного внимания женщин и девиц, почувствовавших легкую мишень. В конце концов он, устав от всей этой суеты, сбежал в глубь парка, где за хитрым лабиринтом из живой изгороди находилась небольшая беседка с видом на океан. Там его и нашла Эрин, тоже подуставшая к этому времени от ухажеров.

— Скучаешь? — Она, не спрашивая разрешения, присела в одно из плетеных кресел рядом и вытянула уставшие ножки так, чтобы Ник мог рассмотреть их во всем великолепии.

— Отдыхаю. — Ник, не отрываясь от лицезрения полоски лунного света на воде, подхватил бокал с соком и, бросив короткий взгляд на то, что ему с таким старанием демонстрировали, сделал глоток. — Никогда не думал, что вся эта светская жизнь по сути такой цирк. Уже жду не дождусь, когда отпуск закончится. В пространстве все как-то честнее. А здесь я просто теряюсь.

— А ты не теряйся.

Эрин встала и положила руки на плечи Ника. Потом она наклонилась и нашла губами его губы. Ник, не вставая, приподнял ее за талию и посадил себе на колени.

Руки девушки уже вовсю скользили под чужой рубашкой, когда в беседку тихо вошла Денира.

— Да вы тут времени не теряете! — Она негромко рассмеялась. — А мне кусочек оставишь подруга?

Ник от удивления только и смог, что открыть рот, и, естественно, не смог вовремя среагировать на тело, беззвучно отделившееся от стены колючего кустарника. Убийца только поднимал свое оружие, когда Эрин взмахнула рукой, и его фигура мгновенно выцвела, словно на черно-белом снимке, а через секунду осыпалась невесомой пылью.

— Что это было? — Росс повернул голову в сторону, откуда появился киллер, и посмотрел на Эрин.

— Не знаю, кто это был и что ему было нужно, но эту ночь я никому не дам испортить. — Коротким жестом Эрин сотворила за спиной Ника портал и чуть толкнула кресло, так что Росс мгновенно перенесся в свою спальню прямо вместе с креслом. Через секунду туда же вошли обе девушки и, с улыбкой переглянувшись, синхронно, словно репетировали это движение, уронили свои платья к ногам.


Эпилог

Новенький, только что сошедший со стапелей корабль был вершиной кораблестроительного мастерства Свободных и нес в себе немало технологий Саргон, Хаторан и даже Флоры. Система жизнеобеспечения, спроектированная в конструкторском бюро, где работали представители всех четырех государств Союза, работала на странной смеси магии и биотехнологий, но воздух и вода были выше всяческих похвал. Кроме того, изменилась броня и вооружение корабля, который нес всего одно главное орудие, но способное уничтожить целый линкор одним выстрелом. Именно на такие корабли, подвижные и хорошо вооруженные, делало ставку объединенное командование Союза, не расходуя ценные ресурсы на громадных монстров. Хотя и их тоже строили, но совсем с другой целью. Большие корабли теперь предназначались для переброски к месту боевых действий нескольких десятков малых крейсеров и пятисот штурмовиков, для выполнения задач на поверхности планет или подавления крупных орбитальных объектов.

Но у корабля, которым командовал молодой коммандер Росс, было совсем другое задание. Он должен был прибыть в определенную точку и принять штурмовую команду, которую потом следовало доставить на место и поддержать огнем всю десантную операцию. За время службы Ник видел и спецназ, и разведку, и вообще много чего. Но когда через стыковочный узел прошел первый контейнер с плотно упакованными в нем боевыми дронами саргонского производства, он крепко задумался. Контейнеров таких было целых пять штук, и куда командование собиралось бросить такую орду железных воинов, ему было совершенно непонятно. Но потом сквозь шлюз стали проходить контейнеры с боевыми особями Флоры, и мысли молодого офицера забуксовали окончательно.

В себя он пришел, когда рядом с ним остановились трое офицеров, одним из которых была настоящая красавица в форме флорианской планетарной пехоты, и двое парней примерно одного с Ником возраста.

— Капитан Ракин — Алый Легион Саргон. — Офицер коротко откозырял и пожал протянутую Россом руку.

— Капитан Лидд — Силы специального назначения Хаторан. — Второй в хаторанской форме просто кивнул и тоже обменялся рукопожатием.

— Подполковник Нерго, третья штурмовая дивизия планетарной пехоты Флориан. — Женщина несколько небрежно бросила руку к обрезу берета.

— Коммандер Росс. — Ник отсалютовал всем троим. — Полагаю, нас собрали для какого-то важного дела?

— Скучно не будет, это я обещаю. — Флорианка улыбнулась и коротко кивнула.


Приложения

Табель о рангах Федерации Свободных
Ступени классности в армии и флоте Федерации Свободных

Воин

Мастер боя

Наставник боя

Мастер войны

Мастер-тактик

Мастер-стратег


Оглавление

  • Пролог
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • Эпилог
  • Приложения
  • X