Благими намерениями вымощена дорога в ад (fb2)

Благими намерениями вымощена дорога в ад [СИ] (Акелдама - кровавое поле битвы-2)   (читать)   (скачать) - Елена Вихрева

Елена Вихрева
Благими намерениями вымощена дорога в ад


Пролог

Он смотрит на нее, такую красивую, хрупкую, нежную и такую сильную. Боль рвет сердце на части. Она здесь, совсем рядом, но он не смеет подойти, прикоснуться, обнять, поцеловать, шептать о любви… Они оба знают, что созданы друг для друга, но рок сделал их врагами… Она так и не простила его, не простила ему его жестких решений. Но тогда он просто не мог поступить по-другому. Любовь и боль сплелись в один неразрывный клубок… Затаив дыхание он ждет ее решения, мысленно моля ее отказаться. Но она гордая, чертовски гордая, такая же как и он, и не в силах отступить. Гордость, проклятая гордость стоит между ними. На его лице маска отстраненности и холодности, Боги, как же трудно ему ее удерживать. Ее глаза отражение его собственных — боль пополам с любовью. Она медлит, и надежда поселяется в его сердце. Но вот она подтверждает вызов, и его захлестывает отчаяние и обреченность. Он медленно обнажает мечи, она решила и уже не отступит. Глаза в глаза они сходятся в последнем поединке. Это и мучительно и сладко кружить с ней в смертельном танце под звон клинков, остро чувствовать ее близость, видеть в таких любимых глазах ту же боль, что сжимает ее сердце… Он борется с желанием обнять ее и прижаться к таким желанным губам и ошибается… атака… ее клинок пронзает его плечо…алая кровь выплескивается на его черную броню… рука разжимается и один его меч падает. Он не может проиграть, слишком многие зависят от этого. Как же тяжело, как же больно принимать такое решение. Он знает, что не сможет жить без нее. «Прости», — шепчет он, ловит ее, разворачивает так, что ее спина прижимается к его груди. Острый миг счастья — она в его объятьях, но уже ничего не изменить и… его клинок пронзает обоих. Она поднимает голову, и их губы успевают встретиться в последнем прощальном поцелуе — сладком от любви и соленом от сожалений, крови и слез…

Мужчина резко сел на кровати, дыхание рывками вырывалось из его груди. Он закрыл лицо руками, медленно осознавая, что это был только сон. Яркий, невероятно яркий и реалистичный, но все же сон. Вот только боль была слишком сильной и настоящей, так же как и тревога, что никак не хотела отступать. «Неужели вещий», — холодея, подумал он и, с запредельной грацией соскользнув с кровати, заметался по комнате, освещенной лишь лунным светом. Вдруг резко остановился у стены и яростно ударил по стене кулаком, потом еще и еще… Немного успокоившись, мужчина со стоном отчаяния прислонился лбом к стене, и ночную тишину разорвал его едва слышный хрипловатый шепот:

— Я не допущу твоей смерти…


Тахира

— Вот скажи, чего ты вечно нарываешься? — осторожно укладывая в кровать друга, поинтересовался Морской Властелин.

— Не знаю, — попытался пожать плечами Дамиан и поморщился, — привык уже, наверное. Но так влипаю впервые.

— Самоуверенный ты слишком, — откидывая со лба прядь сине-голубых волос и плюхаясь в кресло, буркнул Янар. — Сразу видно никогда не доставалось.

— Вот погоди, мальчишка, сейчас я доберусь до тебя, — рыкнул Горный Властелин и попытался встать, но со стоном рухнул обратно на подушки.

— Ну-ну, — чуть ехидно рассмеялся парень, — вот только сначала выздоровей, а потом будешь тут угрозами швыряться.

— Умный, да?

— Не обижайся, Дамиан, — Морской Властелин подошел и поправил подушки, помогая другу устроиться поудобнее, — но тебе стоит сначала думать, а потом говорить. Здесь не твоя территория, где ты — олицетворение власти и силы. Ты в гостях у равного. И друзья у него необычайно сильны.

— Я заметил, — хмуро изрек тот.

— Радуйся, что сцепился с Дамиром, а не Рэмом. Он посильнее Дамира будет.

— Да, воина такого класса, как Рэм, я еще никогда не видел, — задумчиво выдал мужчина. — Но он бы со мной не сцепился.

— Что?

— Он бы меня просто убил. Быстро и чисто. Ты видел его глаза, когда Дамир вывел его из себя? Там была сплошная обжигающая тьма.

— Думаю, ты прав…

— Рэм опасен, как тысяча фоморов. Не понимаю, как Витольд разрешил ему находиться на своей территории, — чуть нахмурился Горный Властелин.

— А еще он представляет тут Темного Императора.

— Интересно, что нужно Темному от Аниты?

— То же, что и всем, — небрежно пожал плечами Янар, вновь обосновавшийся в кресле. — Заручиться поддержкой Нубит.

— Тогда почему он столько раз пытался ее убить?

— Да кто этого Темного поймет, — фыркнул парень. — Он же ненормальный. Жестокий, расчетливый, вспыльчивый ненормальный.

— Не уверен… — Дамиан глубоко задумался. — Ну не понимаю, зачем он устраивает бал в честь Аниты. И самое смешное, мне кажется, что бал не подстава.

— Почему? — удивился Морской Властелин.

— Ты заметил, как Рэм относится к Аните? — короткий кивок со стороны парня, и он продолжает: — Такой мужчина, как Рэм, никогда не подставит дорогого ему человека. А Анита ему очень дорога. Значит, он не видит подвоха в приглашении.

— Так чего же Темному, фоморы его забери, от нее надо?

— Не знаю… разве что…

— Договаривай, Дамиан, — нахмурился Янар, чувствуя, что от него ускользает мысль друга, который в силу опыта понимает больше, когда заставляет себя хорошенько задуматься.

— Если Темный видел Аниту, то он просто может хотеть ее соблазнить.

— Боги! — ахнул парень. — У нее ни малейшего шанса устоять.

— Перед Рэмом она ведь устояла.

— А ты заметил, что Рэм не играет с ней? — хмыкнул Морской Властелин.

— Я как-то не в том состоянии был, — поморщился мужчина, понимая, что упустил такую важную деталь. — Он что и правда с ней не играет?

— Ни капельки, — подтвердил его друг. — А Темный точно будет играть на полную, да и не погнушается подлить чего. А если она попадет в его постель…

— Это будет конец, — скрипнул зубами Дамиан. — Его любовницы готовы на все, лишь бы еще раз оказаться с ним.

— Значит надо сделать так, чтобы она не попала в постель Темного.

— И каковы будут предложения? — иронично выгнул бровь Горный Властелин.

— Все просто. Ее нужно соблазнить раньше.

— И как ты себе это представляешь? — устало прикрыл глаза мужчина, прекрасно сознавая, что ему она не поддастся.

— Я видел, как Анита выскользнула из дворца и отправилась в сад практически сразу после того, как ушел Рэм.

— Это интересно…

— Возможно их просто надо немного подтолкнуть.

— Я бы предпочел, чтобы это был не Рэм. Лучше уж Дамир.

— На Дамира она сейчас зла. И не известно сколько еще будет злиться, — заметил парень. — Ты не в форме совсем, к Витольду она относится как к брату, а на меня совсем не среагирует. Так что остается только Рэм.

— Значит Рэм, — мужчина поморщился.

— Понимаю, — рассмеялся Морской Властелин. — Ты предпочел бы сам ее соблазнить. Но прости, друг, времени ждать у нас просто нет.

— Понимаю.

— Тогда осталось их только подтолкнуть, — Янар вынул из кармана небольшой диск и портативный ксей, быстренько их соединил, а потом его пальцы буквально запорхали по виртуальной клавиатуре.

— Как собираешься навести телепорт?

— По ее ДНК, — пожал плечами парень и усмехнулся. — Уже достал.

— Иногда ты меня очень сильно пугаешь, Янар, — со странным выражением в глазах протянул Дамиан.

— Да ладно тебе, — легкомысленно отмахнулся тот, не отвлекаясь от задачи. — Я перенесу ее и Рэма, к Древнему Храму на Кайтону.

— Ты с ума сошел! — пораженно выдохнул мужчина. — Кайтона полностью покрыта запретными лесами.

— Я в курсе. В Храме они будут в безопасности. Он как раз сегодня должен закрыться на неделю. А через неделю я их верну обратно.

— Янар, нас за такое по головке не погладят, — хмуро выдал Горный Властелин, сверкая глазами.

— Переживем, — легкомысленно махнул рукой парень, в фантастических глазах которого сверками лукавые искорки.

— Помоги нам Боги! — выдохнул мужчина, наблюдая как его друг активирует дистанционный телепортатор.


Рэм был невероятно раздражен и зол. Он чувствовал, как больно сделал Аните Дамир своими словами. Но даже эта боль не смогла пересилить ее любовь к нему. Он знал, что она простит Дамира. Он это отчетливо осознавал и это его просто бесило. Он делал все для нее, а она любила его врага. Мужчина резко сжал кулаки, загоняя ярость обратно и запечатывая ее. Анита… от одного ее образа ему стало легче, и легкая мечтательная улыбка появилась на его соблазнительных губах. Анита… она такая красивая, нежная, сильная и непредсказуемая. Он так хотел, чтобы она сама выбрала его, так мечтал об этом. Мечтал прикасаться к ней, обнимать, целовать, ласкать. Со вздохом Рэм рухнул в глубокое кресло у пылающего камина. Он уже немного сожалел о том, что решил ей дать полную свободу выбора. Ведь немного настойчивости, и она бы оказалась в его объятьях, стала бы его уже сегодня… И он бы сделал так, чтобы она и не помышляла больше о другом. Он вспомнил, как она радостно бросилась ему на шею, как потом отвечала на его поцелуи, как льнула к нему, как соблазняла. От одних этих воспоминаний мужчину бросило в жар. Судорожно втянув воздух, он порывисто вскочил: сейчас ему нужна была она или… холодный душ.

Ледяные струи воды остудили тело и немного прояснили голову. Но где-то на грани сознания витало необъяснимое чувство тревоги.

Едва выйдя из ванной, он связался с Витольдом и уточнил, все ли у них в порядке, не было ли нападения на дворец или покушения на Аниту. Получив отрицательный ответ, мужчина вроде как должен был успокоиться, но тревога все нарастала. А вскоре появилось и неприятное предчувствие беды. Что-то должно было случиться, но он никак не мог понять что бы это могло быть. Рэму ничего не оставалась как только дождаться утра. Он невероятно жалел, что не подумал подарить Аните ксей. Ведь будь у нее ксей, он смог бы сейчас связаться с ней. А так оставалось лишь мучиться неизвестностью. Еще раз тяжело вздохнув, он заставил себя лечь в кровать и уснуть…


Анита неслышной тенью выскользнула из дворца и помчалась в оговоренное в письме место. Идеально прекрасная лужайка перед печально известной беседкой встретила ее абсолютной пустотой и безмолвием. Неужели она пришла слишком рано? Или наоборот поздно? На миг девушка похолодела: Весельчак дал понять, что Рэм в опасности, а она не могла его потерять. Нет, только не его. Она задумчиво пересекла лужайку и вдруг остановилась, прислушиваясь к своим чувствам. Инстинкты кричали, что впереди враг, но она ничего не могла различить во тьме. Но вот тени шевельнулись, и под серебристый свет лун шагнул невероятно красивый мужчина. Его высокая, широкоплечая и мускулистая фигура, одетая во все черное, излучала сдержанную силу, длинные темные с синеватыми проблесками волосы струились подобно шелку, идеальная линия челюсти, чувственные губы, точеные скулы и глаза невероятного яркого синего цвета. Если бы она раньше не встретила Рэма, то решила, что это самый красивый мужчина во вселенной. Но если Рэм был соблазнительной тьмой, огненной и обжигающей, то этот был тьмой ледяной. Невероятное спокойствие и холодная решимость горела в его глазах, когда он с тихим шелестом обнажил парные клинки.

— Я пришел за твоей жизнью, — раздался глубокий бархатный голос незнакомца, и в неверном свете лун сверкнула синим отблеском легкая био-броня.

— Где Рэм? — холодно и жестко спросила Анита.

— Рэм?

— Значит у тебя никого нет, — рассмеялась она, чувствуя как все ее существо затопило невероятное облегчение: Рэм был в безопасности. — Отличный ход. Красиво меня выманил, — хмыкнула она, обнажая кинжалы и мгновенно покрываясь легкой броней.

— Эффектно, но тебе не поможет, — прокомментировал мужчина трансформацию ее кинжалов в мечи.

— Посмотрим, — насмешливый взгляд из-под длинной белоснежной челки, хищная улыбка, замершая на губах, и непозволительно дерзкое:

— Ну что, потанцуем, красавчик?

Странная улыбка мелькнула на губах мужчины, и он молниеносно напал. Прыжок и удар, клинки со свистом рассекают воздух, но она легко уходит и контратакует… Удары натыкаются на глухую защиту, проходят в миллиметрах от тела. Скорость и гибкость, грация и сила… Музыка в ушах, адреналин вместо крови, улыбка на губах и наслаждение в горящих глазах. Смертельный танец уже за гранью возможностей… Удар, защита, укол, перекат, разворот и прыжок… Неудача. И вновь глухая защита, а потом контратака. Мышцы на пределе, на броне уже есть царапины, но и у него тоже. И все же, противник слишком силен. Сталкиваясь, клинки высекают искры, свистя пролетают мимо… Чуть отвести меч, скользнуть мимо, прыжок с разворотом, двойной удар и… клинок вспарывает его броню — вид крови врага пьянит, добавляет сил. Рывок вперед, но он резко разрывает дистанцию, и они замирают друг напротив друга, чтобы уже спустя миг продолжить свой фееричный смертельный танец…

Исао мягко отпрыгнул назад и замер, восхищенно вглядываясь в горящие голубые глаза девушки. Такая красивая и хрупкая, но такая сильная и быстрая, такая смертоносная и отчаянная, такая невероятная. И ни капли страха в глазах. Как же жаль ее убивать. Но выхода нет. Он пришел за ней и не отступит…

Мужчина перехватил поудобнее клинки и вновь ринулся в атаку, нанося удар за ударом, и методично тесня ее к стене беседки. Она яростно сопротивлялась, но он все же был сильнее. Рывок вперед и, едва отбив контратаку, он прижимает ее к стене беседки. Занесенный для последнего удара клинок замирает на миг — она полностью в его власти, но в ее глазах по-прежнему нет страха. Вдруг она прижимается еще ближе и ее губы находят его…

Ее льнущее гибкое тело обжигает, прикосновение губ — как удар молнии. Это шок, чувственный шок. Мгновение наслаждения. А в следующий миг он, полностью дезориентированный, уже летит на землю… Жесткое приземление выбивает из легких весь воздух, но вместо завершающего удара он слышит напряженное:

— Похоже у нас проблемы…

Одним грациозно-гибким движением Исао оказался на ногах и огляделся: двенадцать массивных и вооруженных до зубов фоморов окружили их и теперь медленно сжимали кольцо. Слетевшая с его губ тирада, не предназначенная для нежных женских ушек, вызвала у девушки смех. Он покосился на нее, но это была не истерика, о чем он сразу же подумал, едва она рассмеялась, наоборот, в ее глазах светилось предвкушение, а обманчиво расслабленное тело буквально звенело от желания поскорее броситься в бой.

— Как насчет небольшого перемирия? — Анита повернулась к нему и легко улыбнулась. — Разберемся вместе с фоморами, а потом уже решим наши разногласия.

— Согласен, — сердце в груди мужчины вдруг дало сбой — ее чуть насмешливый взгляд и бесшабашная улыбка переворачивали все внутри. Он едва заметно сглотнул и занял позицию, прикрывая ей спину.

— Потанцуем, — ее глаза стали наполняться ярким желтым светом, контролируемая ярость затопила тело, делая ее еще сильнее и быстрее…

Когда Анита ввязалась в бой против фоморов, то даже и подумать не могла, что может быть так тяжело. Она едва уклонялась от молниеносных ударов противников, лишь иногда переходя в контратаку. Эти фоморы были не чета всем тем, что она встречала до этого. Они были слишком быстрые, слишком сообразительные. Бой продолжался уже довольно долго, а от ее руки пало всего лишь два фомора, а от руки невольного союзника — три. Вот ей удалось зацепить еще одного, но она не успела полностью увернуться, и шипастая булава вскользь задела ребра — кровь показалась на ее броне… удар, и девушка, пролетев пару метров по воздуху, падает на траву… Странно, на нее никто больше не нападает. Но разве это не за ней пришли? А если не за ней, а за этим мужчиной? Но почему? Кто он такой? Осознав, что ответы на эти вопросы можно получить только, если он останется жив, она заставила себя подняться. Девушка нашла своего противника-союзника глазами и похолодела — его броня была буквально залита кровью, и он едва держался на ногах. Вот он добил раненого ею фомора, но пропустил удар, швырнувший его на колени. Шипастая булава поднялась вновь, но он был уже не в силах даже откатиться в сторону. Вдруг у Аниты словно щелкнуло в голове — пистолеты. Резко вернув в ножны кинжалы, она вытянула руки и мысленно вызвала пистолеты — они мгновенно появились. Недолго думая, девушка открыла огонь на поражение. Ей понадобилось совсем немного времени, чтобы перестрелять оставшуюся шестерку фоморов и броситься к едва подающему признаки жизни мужчине.


Сил оставалось все меньше, Исао судорожно втянул воздух, чудом уходя от очередного удара фомора. Он был вымотан напряженной схваткой с нубит, оказавшейся невероятно сильным противником, и теперь отчетливо понимал, что выстоять против этого элитного отряда фоморов они просто не смогут. Ухмыльнувшись, он приготовился подороже продать свою жизнь, когда его неожиданно полоснуло изнутри болью — девушка не успела увернуться и, пролетев по воздуху, тяжело рухнула на землю. Резко рванувшись вперед, он добил поднявшего на нее руку фомора, но пропустил удар и тяжело рухнул на колени — встать и продолжить сил больше не было. Еще один удар, и мужчина распластался на земле, уже прощаясь с жизнью. Но вдруг все изменилось: короткие щелчки выстрелов, и больше никто не нападает. Он открыл глаза и встретился со встревоженным взглядом девушки.

— Как ты? — спросила она, опускаясь рядом с ним на колени.

— Жить буду, — стиснув зубы, Исао сел, а потом медленно встал на ноги и чуть покачнулся, чувствуя слабость от потери крови и боль в многочисленных ранах.

— Держись, — Анита поддержала его.

— Я в порядке, — он попытался отказаться от ее помощи, но она только странно на него посмотрела и легонько подтолкнула к беседке.

Сейчас мужчина находился в очень трудном положении: та, кого он должен убить, спасла ему жизнь и продолжала помогать. Он просто не знал, что ему сейчас делать. Сама ситуация не изменилась — ее смерть все еще была меньшим злом. Но убить ее сейчас он просто не мог и не потому, что его жизнь теперь принадлежала ей. Нет не поэтому. Что-то изменилось в нем самом, каким-то совершенно непонятным образом она вдруг стала важна для него. Исао замер, отчетливо осознав, что это может означать, и искоса посмотрел на девушку, находящуюся все еще в состоянии трансформации. Вдруг краем глаза он заметил дрогнувшую вокруг них траву. Миг спустя он уже знал, что происходит, но был не в силах ничего изменить. Их телепортировали…


Кайтона

Телепортация прошла легко и успешно. Советник успел лишь моргнуть, как они уже оказали в другом месте. Беглый взгляд по сторонам, а затем на стремительно темнеющее небо, заставил его вполголоса выругаться. По чьей-то злой воле, они теперь находились на Кайтоне — планете, на которой больше никто не жил. Сплошь покрытая запретным лесом, она была слишком опасна. А особенно в быстро сгущающихся сумерках.

— У нас проблемы, — выдал он, отчаянно оглядываясь в поисках возможного укрытия, и не сдержал облегченный вздох, заметив совсем рядом здание Древнего Храма.

— Похоже на то, — согласилась она, каждой клеточкой чувствуя приближающуюся тьму и опасность. — В Храм? — уточнила девушка, непроизвольно передернув плечами.

— Без вариантов, — подтвердил мужчина, уже увереннее держащийся на ногах, и потянул ее за собой.

Едва они вошли в Храм, как его двери с тихим шелестом запечатались — это тьма резко упала на запретный лес.

Исао посмотрел на нубит и чуть не застонал вслух, вспомнив, что день на этой стороне планеты наступит лишь через семь стандартных суток, а значит на все это время они заперты тут наедине друг с другом. Семь дней с этой невероятной девушкой. Семь дней без возможности что-либо изменить. Семь дней и ночей и всего одна комната для отдыха, всего одна кровать… Он сглотнул, стараясь не думать о ней, но непроизвольно его взгляд упал не ее соблазнительные губы. И он не сдержал стон, когда она их рассеянно облизнула. Боги явно решили его за что-то наказать — она не понимала как действует на него, ее кристально чистые глаза были абсолютно спокойны, когда нубит предлагала ему свою помощь в обработке ран.

— Идем в комнату отдыха, — мягко потянула мужчину за руку Анита, — там я обработаю твои раны.

— Давай сначала твои, — предложил он, осторожно опускаясь на край огромной кровати и активируя мед-комплекс.

— Я бы сначала приняла душ, — чуть смутилась она. — Да у меня просто царапина.

— Любая рана, нанесенная фомором очень опасна, — выдал уже слышанную ею от Рэма фразу советник Темного. — Так что давай побыстрее с душем.

— Ладно, — нехотя кивнула она и мгновенно скрылась за дверями ванной.

Отсутствовала девушка совсем недолго. Он только успел разложить все необходимое, что могло понадобиться для обработки ран, как двери бесшумно отворилась, впуская ее в комнату. На миг мужчине показалось, что воздух вдруг исчез: ее длинные золотисто-рыжие волосы свободно струились до самых бедер, выразительные серо-голубые глаза чуть заметно мерцали, соблазнительные губы манили, а еще… он сглотнул, а еще она была едва одета — кожаные брюки скорее подчеркивали, чем скрывали ее длинные ноги, а вот сверху на ней была лишь полоска-топ и все. Однако вид рваных глубоких царапин на ее белоснежной коже, тянущихся от живота и покрывающих весь ее левый бок, быстро привел его в чувство.

— Сильно тебя, — чуть хрипло произнес он, прикидывая останутся ли у нее шрамы.

— Царапины, — махнула она рукой, подходя ближе и останавливаясь так, чтобы ему было легче обработать их. — К утру буду как новенькая.

— Думаю, следов не останется, — Исао тщательно наносил толстым слоем заживляющую пенку, от одной мысли, что красоту ее кожи могут нарушить шрамы, ему становилось не по себе.

— Спасибо, — мягко поблагодарила его Анита. — Теперь давай я обработаю твои.

— Не нужно, я сам справлюсь, — чуть резче, чем собирался, сказал он, холодея от мысли, что она может увидеть все его шрамы.

— Ты так мне не доверяешь? — она удивленно распахнула глаза. — Даже после того, как я доверилась тебе? — какое-то странное выражение мелькнуло в ее глазах, когда она продолжила: — Я просто помогу тебе с ранами, как ты помог мне. И ничего больше. Клянусь.

Советник Темного Императора немного не понял, что она имела в виду, но заметил, что его якобы недоверие причиняет ей боль. Как бы то ни было, причинять ей боль он не хотел.

— Я тоже сначала в душ, — он медленно поднялся и заставил себя заглянуть в ее глаза. — А потом полностью отдамся в твои руки… и можешь делать со мной все, что тебе угодно, — выдав такую провокационную фразу и оставив ее ошарашено хлопать глазами, он исчез в ванной.

Отчаявшись понять, что же происходит с ее врагом-союзником, девушка быстро сходила за восстанавливающей жидкостью и едой.

«Ты правда не понимаешь, что с ним такое?» — услышала она задумчивый голос Ру.

«Правда», — она пила уже второй бокал восстанавливающей жидкости.

«Есть у меня некоторые предположения, но я бы предпочел еще немного понаблюдать за ним. Если ты не против, конечно, Ани».

«Я всегда рада тебе, Ру» — улыбнулась девушка.

«Я не долго», — пообещал неф. — «Ты и так слишком много энергии потратила».

Но едва из ванной показался мужчина, Рунихера рассмеялся, а потом нежно прошептал:

«Я буду ждать тебя, Ани. Не задерживайся слишком долго. Я уже скучаю», — и исчез, а она чуть не выругалась вслух, понимая, что ее неф уже пришел к определенному выводу, но пока не хочет ей ничего говорить. Мысленно она пообещала ему отомстить и подняла глаза на своего врага-союзника. Непроизвольно сердце забилось быстрее, а губы пересохли. Он был действительно фантастически красив, а еще превосходно сложен — пока он шел к ней, она любовалась тем, как играют мышцы на его груди, руках и животе. Он представлял собой такой же невероятный сплав красоты, силы и опасности, как и Рэм, но при этом был холодно-отстраненным, что немного отрезвляло. Его красота волновала ее и немного ставила в тупик, так же как и странный взгляд его глаз, который он не отводил от ее лица ни на мгновение.

— Я полностью в твоем распоряжении, — едва слышно выдохнул он, подходя практически вплотную к ней.

Анита легко справилась с дыханием и, усадив мужчину на кровать, принялась одну за другой аккуратно обрабатывать его раны. Пара из них оказалась на ее совести, и она чуть заметно поморщилась. Исао, заметивший ее реакцию, решил, что ей не нравятся его шрамы и непроизвольно напрягся, проклиная судьбу, так жестоко обошедшуюся с ним.

— Прости, — девушка же решила, что неосторожным движением причина ему боль, и чуть смущенно улыбнулась, — я постараюсь быть осторожнее.

Ее мягкие и нежные прикосновения буквально дурманили его, заставляли мечтать о несбыточном. О том, что она… Мужчина оборвал себя и резко поднял на нее глаза, встречаясь с ее взглядом и стараясь в глубине ее глаз заметить отвращение к нему, покрытому старыми и новыми шрамами…Но там не было ничего подобного. Он настолько опешил, что вслух задал вопрос, который так его тревожил:

— Тебе не противно ко мне прикасаться?

— Что? — удивление в ее выразительных глазах было неподдельным. От неожиданности он моргнул и спросил еще раз:

— Так тебе не противно ко мне прикасаться?

— Ты очень красивый мужчина, — абсолютно откровенно ответила она, где-то в глубине души чувствуя, что ее искренний ответ важен для него, — мне приятно прикасаться к тебе, — легкая краска смущения от этого признания окрасила ее скулы.

— Как тебе может быть приятно, когда я весь покрыт уродливыми шрамами, — хрипло прошептал он, прикрыв глаза, отказываясь им верить, ведь они говорили, что она не лгала.

— Чего? — фыркнула она и озадачено на него посмотрела. — Ты что девчонка, переживающая не оставит ли порез шрам на ее идеальной внешности? — вдруг в ее голосе появилась едкая ирония, и он от неожиданности распахнул глаза. — Ну прости, может от моего удара и останется небольшой шрам, что испортит твою кожу… Но, блин, сам виноват! Не надо было меня злить, красавчик!

Анита действительно разозлилась на сидящего перед ней мужчину, которому только что закончила обрабатывать раны. Она почему-то думала, что он не из тех поверхностных, которые только и думают, что о своей красоте, а оказалось… Порывисто она встала, но была остановлена его злыми словами:

— Хорошенько на меня посмотри, нубит! Какой, к фоморам, красавчик! — он тряхнул головой, отбрасывая с лица волосы и замер, чувствуя, как медленно скользит по нему ее взгляд.

Наконец их глаза встретились, и он потрясенно замер — в ее глазах не было отвращения. Там было раздражение пополам с восхищением — и это был шок. Он ей нравился, и она на него злилась, но самое главное — она действительно не считала его отвратительным. Удивленно-счастливая улыбка появилась на его губах — она спокойно смотрела на него, смотрела не отводя глаз. И ее раздражение потихоньку растворялось в его удивительно теплой улыбке…


Тахира

Лесной Властелин проснулся мгновенно, но замер без движения, напряженно ожидая следующего хода проникшего в его комнату. Легкие, едва слышные шаги, шелест снимаемой одежды и… гибкая женская фигурка скользнула в его кровать. Мужчина уже хотел попросить незваную гостью выметаться, как произошли сразу две вещи: лунный свет упал на ее лицо, и он пораженно замер, узнав в гостье Джун, а немного неуверенное прикосновение ее пальчиков к его груди опалило подобно огню. Витольд судорожно втянул воздух и дернулся — пальчики становились настойчивее и все увереннее в едва ощутимой ласке касались его груди, плеч, дотронулись до подбородка, скользнули по скулам… Она придвинулась ближе и, заметив, что он не спит, прижалась губами к его губам. Искушение было слишком сильным, и мужчина мгновенно перехватил инициативу, жадно впитывая предложенное наслаждение. Он целовал мягкие, податливые губы легко и нежно, яростно и страстно, и снова нежно-нежно, как бы извиняясь за напор. Он уже давно перехватил ее шаловливые ручки, буквально сводящие его с ума невинностью прикосновений, и осторожно, но прочно удерживал прижатыми у нее над головой. Очередной поцелуй, тихий женский стон, ее тело отчетливо льнет к его… и осознание, что она полностью обнажена, и лишь тончайшая шелковая простыня разделяет их, заставляет его сердце замереть от сладкого предвкушения. А потом понимание того, что в его объятьях сейчас находится сестра Императора, обрушивается на Лесного Властелина подобно ледяной воде. Со стоном отчаяния, он откатывается в сторону, судорожно ловя воздух и моля Богов дать ему силы устоять против ее чар.

— Что же ты творишь, Джун? — хрипло выдохнул он, удерживая ее на вытянутых руках, когда она инстинктивно потянулась за ним.

— Неужели я должна объяснять? — ее глаза медленно наполнялись слезами.

— Джун… — он заставил себя не двигаться, пока она лихорадочно набрасывала халат и судорожно завязывала пояс.

— Прости, это была глупость. Мне не стоило даже и пытаться… — опущенные глаза, вздрагивающие плечи, девушка попыталась соскользнуть с кровати, но он не позволил. Сильные мужские руки обняли ее и притянули к широкой груди, губы прижались к шее, и соблазнительный голос прошептал:

— Теперь я тебя никуда не отпущу, шерити.

— Витольд, — Джун попыталась вырваться, но он только мягко рассмеялся и еще сильнее прижал ее к себе.

— Да-а-а? — мужчина медленно целовал ее плечо, наслаждаясь ощущением ее гибкого тела, плотно прижатого к нему.

— Что ты делаешь? — его поцелуи дурманили, удовольствие захлестывало. С трудом она развернулась в его объятьях и заглянула в его потемневшие от страсти глаза.

— Капитулирую, — медленная улыбка и чувственный поцелуй.

— Я передумала, — сестра Императора уперлась руками в его грудь и попыталась отодвинуться.

— Ты хоть представляешь, что ты со мной творишь, Джун? — простонал Лесной Властелин, пытаясь хоть немного взять себя в руки и оторваться от нее.

— Немного… — краска смущения запоздало окрасила ее скулы. — В книге было написано, что мужчину можно соблазнить если снять одежду и дотронуться до него…

— В книге? — пораженно распахнул глаза он и недоверчиво прищурился. — И кто тебе посоветовал почитать книгу?

— Анита. Ой… — спохватилась девушка, поняв, что сама того не желая подставила нубит. — Она просто сказала, что стоит добиваться того, чего хочешь.

— И?

— Я спросила ее как можно соблазнить мужчину… Она пожала плечами и предложила пойти поискать в книгах. Из всех способов, что мы вычитали, этот самый… эээ… простой.

— Соблазнение по книгам… — он фыркнул, а потом тихонько рассмеялся, перебирая ее волосы. — Тебе не нужны никакие книги, шерити. Ты и без них отлично справлялась.

— Ты меня почти не замечал…

— Джун, я просто старался держаться от тебя на расстоянии, потому что боялся не устоять, — он приподнял ее лицо за подбородок, чуть слышно ругнулся и впился в ее губы жадным поцелуем. — Ты сводишь меня с ума, — на грани слышимости прошептал он, покрывая ее лицо легчайшими поцелуями. — Скажи, что будешь моей…

— Да, — счастливо выдохнула девушка.

— Моей небт-хет, — закончил Витольд, серьезно вглядываясь в ее глаза, в глубине которых уже зарождалась паника.

— Нет, — отрицательно покачала она головой. — Я стану твоей любовницей.

— Мне этого мало, шерити. Я хочу, чтобы ты всегда была рядом.

— Брат будет против.

— Позволь мне самому решить все с твоим братом. Просто скажи, ты согласна стать моей небт-хет? — затаив дыхание мужчина ждал ее ответа. Если бы кто-то сказал ему, что он будет так добиваться согласия девчонки, что когда-то бегала за ним, он бы просто рассмеялся этому шутнику в лицо. Но время все изменило — маленькая девочка выросла и прочно вошла в его сердце.

— Да, я согласна, — с очаровательной улыбкой ответила Джун.

— Теперь ты моя навсегда, — горело в его глазах, когда он медленно склонялся к ее губам. Медленный и нежный поцелуй, легкий и дразнящий, а потом глубокий, от которого просто в голове не остается ни единой мысли… Она согласилась, и теперь он не собирался останавливаться. Сегодня, сейчас она станет его. А ее брату придется просто смириться…


Морской Властелин усмехнулся и аккуратно отключил ксей, отсоединил от него небольшой диск из странного металла с множеством непонятных символов, сложил в карманы и только затем обернулся к другу:

— Все идет по плану, — чисто мальчишеское удовольствие горело в его глазах. — Телепорт сработал, как мы и рассчитывали. На Кайтону перенесена нубит и мужчина, что был с ней.

— Хочешь сказать, что не знаешь кого именно отправил с ней? — напряженно спросил Горный Властелин.

— Я почти уверен, что это Рэм.

— Почти уверен!? — прорычал Дамиан.

— Да ладно тебе, — ухмыльнулся парень. — С кем она еще могла бы встречаться на ночь глядя в саду? Это был Рэм, больше просто некому.

— Моли Богов, чтобы это было так, — непонятная тревога охватила мужчину. — Если ты отправил Аниту не с ним… В общем смерть тебе покажется избавлением, Ян.

— Дамиан, успокойся, — хоть Морской Властелин и пытался успокоить друга, он все же сильно побледнел, на миг представив, ЧТО может сотворить с ними Рэм, — я все отлично рассчитал. Ошибки быть просто не может.

— Хочешь сказать, что у тебя и ДНК Рэма была?

— Эээ, нет… Но все же ей просто не с кем больше было встречаться там так поздно. Я уверен, что телепортировал с ней именно Рэма.

— Надеюсь ты прав. Боги! Надеюсь ты прав, — мужчина устало откинулся на подушки и поморщился от боли в неприятно занывших ребрах. Если они просчитались… Он вздрогнул и сжал челюсти. Ему даже думать не хотелось, о том, что с ними сделает Рэм.

— Знаешь, — задумчиво протянул Янар, — может не будем признаваться, что это мы телепортнули Аниту?

— Что это уже не кажется такой чудесной идеей?

— Да нет идея чудесная. Вот только последствия для нас могут быть слишком неприятными…

— Сам же сказал, что переживем, — иронично усмехнулся Горный Властелин.

— Похоже я мало представлял всю полноту неприятностей, — парень растерянно взъерошил волосы.

— Ладно, Ян, — сжалился над младшим другом мужчина, — будем сидеть здесь, тянуть время и пытаться все разрулить с наименьшими потерями.

Он посмотрел на чуть повеселевшего парня и внутренне вздохнул: ощущение, что они таки допустили ошибку, становилось все отчетливее. И если Янара можно было оправдать молодостью и импульсивностью в решениях, то себя Дамиан клял на чем свет стоит. Именно себя он обвинял в авантюре с телепортацией нубит. Единственное, что он мог бы привести в свою защиту — это невозможность трезво мыслить после чудовищно сильного удара в голову. Теперь, когда боль чуть отступила, и в голове прояснилось, мужчина отчетливо осознал, что Анита ему этого никогда не простит. И от этого ему почему-то становилось очень больно…


Кайтона

Чуть удивленная, но невероятно теплая и обаятельная улыбка сидящего на кровати мужчины разогнала раздражение Аниты. Он почему-то не считал себя привлекательным, хотя в действительности был даже слишком красив для мужчины. Она покачала головой, удивляясь откуда у него мог появиться такой комплекс, и потянулась за курткой, намереваясь ее одеть, но он мягко перехватил ее руку.

— Не нужно, — его голос был тих и приятен. — У тебя пенка еще не высохла.

— Хорошо, — она выразительно посмотрела на его руку, и он сразу же разжал пальцы, отпуская ее.

— Прости, — Исао прикрыл глаза и незаметно перевел дыхание, прикосновение к ее руке странным образом взволновало его. — Похоже мы тут застряли на неделю, поэтому…

— Что? — ахнула девушка. — Как это на неделю?

— Двери Храма откроются только с первыми лучами солнца, а на Кайтоне ночь очень длинная, семь стандартных суток.

— Так мы не на Тахире? — он отрицательно покачал головой, а она, потрясенно распахнув глаза, опустилась на край кровати. — Но как?

— Точно не знаю. Похоже использовали древнюю технологию дистанционного телепортирования, когда телепорт настраивается по ДНК и срабатывает на перенос конкретного человека практически из любой точки, в пределах действия прибора, в выбранное оператором место.

— Черт! — Анита в сердцах откинулась на кровать, она уже начала подозревать, кто мог так с ней пошутить, но все же решила кое-что уточнить: — И какой радиус действия этого волшебного приборчика?

— Точно не скажу, — едкая ирония в ее словах заставила его улыбнуться: она прекрасно поняла, что дистанционный телепортатор всего лишь хитрое изобретение, основанное на технологиях и не имеет ничего общего с магией, чем часто грешило большинство людей.

— А примерно?

— Скажем так, — чуть задумался советник Темного, — оператор должен был находиться во дворце Лесного Властелина.

— Ах, что б вас! — девушка вскочила и заметалась по комнате. — Ну погодите, я вам это еще припомню!

— Значит телепорт был настроен на тебя, и ты знаешь кто мог так с тобой поступить?

— Догадываюсь…

— Один нюанс, — хитро прищурился мужчина, — не знаешь почему он сработал еще и на меня? И почему именно тогда, когда ты обняла меня, удерживая от падения? — она отрицательно покачала головой, а он хмыкнул и выдал: — Мне вот интересно с кем тебя хотели закрыть на неделю? Почему я уже понял.

Под его откровенным взглядом она смутилась и, чуть покраснев, молча отвернулась. Девушка была совершенно не настроена делиться с ним своими соображениями по поводу возможного кандидата, и Исао без лишних вопросов принял это.

Однако природное любопытство и профессиональная привычка взяли свое, и он продолжил размышлять. Проанализировав всю доступную ему информацию, тщательно собираемую множеством осведомителей, мужчина пришел к выводу, что оператором скорее всего был Янар. Только он обладал достаточными знаниями для активации такого портала, да и вполне мог обладать дистанционным телепортатором. Рэма он отбросил сразу — тот давно был в городе и просто физически не мог это провернуть. Да и не допустил бы присутствия с интересующей его девушкой другого. Значит таки Морской Властелин приложил руку. А вот кто должен был соблазнить и привязать к себе нубит, пока оставалось для него загадкой. Почему они решили так поступить? Ну это было совсем просто. Властелины хотели заручиться полной поддержкой нубит, а влюбленная женщина всегда и во всем поддержит любимого. А вот кто бы мог за неделю справиться с таким заданием? Первым снова всплыло имя Рэма, но он его быстро отбросил, ведь они прекрасно были осведомлены о его связи с Темным Императором, а значит не стали бы рисковать. Таким образом, под подозрение попали Дамиан и Дамир. Но ничего точно здесь сказать было невозможно — у Исао было слишком мало исходной информации. Решив временно отбросить все рассуждения в сторону в надежде, что озарение придет само чуть позже, он поднял взгляд на нубит как раз в тот момент, когда она повернулась к нему.

— Раз уж мы тут заперты вместе, — она присела рядом и подтянула поближе поднос с едой и восстанавливающей жидкостью, — может стоит познакомиться?

— Поближе? — поддел ее он, не удержавшись от двусмысленной улыбки.

— Мужчины, — тяжело вздохнула девушка, — прямо дети малые. Я Анита, — насмешка чуть искрила в ее сдержанном терпеливом взгляде. — А как тебя зовут?

— Исао, — неожиданно для себя советник Темного назвал свое настоящее имя и даже больше: — Я Воздушный Властелин.

— О… — только и смогла вымолвить она, вспоминая, что Исао считался правой рукой Темного Императора, а потом уже любопытство вырвалось наружу: — Раз уж у нас все еще перемирие, скажи, почему Темный все время пытается меня убить?

— Анита, — мужчина стал очень серьезным, — Такеши запретил причинять тебе вред после того как увидел.

— Что? Когда?

— Только самое первое покушение, когда ты участвовала в воздушном бое, было санкционировано им. Он увидел тебя в спасательной капсуле…

— Так это он был тем, кто меня сбил, — понимание затопило ее глаза — он мог разнести капсулу, но не стал этого делать. Как бы в подтверждение ее мыслей Исао кивнул, а она, не выдержав, выпалила: — Но почему тогда ты пришел за мной?

— Я сам пришел за тобой потому, что все остальные покушения провалились.

— Так это ты стоишь за всеми теми нападениями?

— Да, я, — почему-то от ее потерянного взгляда ему вдруг стало больно. — Я считал, что так будет лучше для Империи.

— И сейчас так считаешь?

— Сейчас я думаю, что мне нравится идея Янара, — обольстительная улыбка коснулась его губ и зажгла глаза. — Семь дней наедине… — многозначительная пауза и жаркий раздевающий взгляд.

— Стоп, — очень спокойно прервала его девушка. — Ты ведь это не серьезно.

— Абсолютно серьезно, — советник Темного осторожно придвинулся ближе и, воспользовавшись ее замешательством, завладел ее рукой, которую стал покрывать поцелуями.

— Исао, — Анита резко выдернула руку и слегка нахмурилась, — мне и так хватает проблем с красивыми мужчинами, прошу, не усложняй еще и ты мне жизнь.

— Недостаточно хорош для тебя?! — буквально выплюнул он и, резко рванув ее на себя, прильнул злым поцелуем к ее губам. И вновь соприкосновение их губ поразило его как удар молнии. Поцелуй мгновенно стал нежным, ласкающим. Наслаждение нахлынуло подобно цунами, но резкая пощечина быстро вернула его к действительности.

— Как же мне все это надоело! — она вскочила и, яростно сверкая глазами, в упор смотрела на дезориентированного мужчину. — Ну почему каждый красивый мужчина тут сразу же пытается затащить меня в постель?! Разве я даю повод?! Да что же вы во мне находите? Любой из вас красивее меня. Я не дура и прекрасно это осознаю. Так зачем я вам?! Скажи, что во мне такого, что ты, такой красивый, обращаешь на меня внимание? Неужели все из-за того, что я нубит? Я не нужна никому, а нубит хотят все…

— Анита, — Исао встал, но пока не рискнул приближаться к девушке, его сердце сжалось — ее прекрасные глаза неотвратимо наполнялись слезами, — ты вообще в зеркало смотрелась?

— Да каждый день! Я простая симпатичная девчонка…

— Простая? Ты очень красивая, шерити. Невероятно красивая и соблазнительная, — он на мгновение задумался, а потом все же выложил правду: — Нубит я бы убил не задумываясь. А тебя не смог. Подозревал, что не смогу уже тогда, когда Весельчак начал рассказывать о тебе. А окончательно это понял когда скрестил с тобой клинки, — он решительно обнял ее и привлек к себе, осторожно стирая со щек следы слез. — Анита, ты не просто красива внешне, хотя этого у тебя не отнять — ты восхитительна. А еще, шерити, ты обладаешь уникальной внутренней красотой, которая встречается чрезвычайно редко.

— Не нужно меня успокаивать, — она дернулась, пытаясь высвободиться, но он ее не выпустил. — Я понимаю, что нубит ценный трофей. Я уже смирилась, не нужно сладкой лжи, это лишнее.

— Ах ты ж, — все ругательства советник Темного просто проглотил. Он никогда не мог даже подумать, что может существовать действительно красивая девушка, которая такой себя не считает. И вот он смотрел на нее: такую красивую, сильную и такую упрямую, и просто не знал как ее в этом убедить. — Анита… — бархатный голос, отчаянно-восхищенный взгляд невероятно ярких синих глаз, крепкие объятья, тихий стон, его губы в нежнейшей ласке скользят по ее скуле, потом их глаза встречаются: ее удивленные и его откровенно страстные и счастливые. Его губы медленно приближаются… поцелуй, медленный, нежный, уговаривающий. Ее пальцы непроизвольно ложатся на его грудь, взлетают к плечам… Она задевает пробитое булавой фоморов плечо, и он просто не в силах сдержаться… Стон боли, сорвавшийся с его губ, отрезвил обоих.

— Прости, — едва слышно выдохнул мужчина, наблюдая как холодная отстраненность опускается маской на ее лицо. — Ударь, накричи, но не замыкайся, — хрипло попросил он.

— Я лягу с той стороны кровати, — ее ровный, бесстрастный голос заставил его вздрогнуть. — Кровать достаточно огромная, можешь лечь с этой стороны.

— Анита…

— Даже и не думай, приближаться, — она резким движением вздернула подбородок и сверкнула глазами. — Я слишком устала и хочу спать, — девушка скользнула в кровать и укуталась одеялом.

— Анита…

— У меня нет желания с тобой разговаривать, — отрезала она. — Оставь меня в покое.

— Отдыхай, шерити, — Исао выключил свет и унес остатки их ужина. Когда он вернулся, она уже спала. Мужчина позволил себе только жадно впитывать ее образ: белоснежная кожа, разметавшиеся по подушкам волосы, темные дуги бровей, черные веера ресниц, соблазнительные губы. Он вздохнул — она была такой ранимой, кто-то в ее прошлом нанес ей глубокую рану, и она все еще кровоточила.

— Прости, — он легонько дотронулся до кончиков ее волос и, едва прикасаясь, погладил их. — Я обещаю держать себя в рамках. Теперь только то, что ты позволишь, — мужчина сглотнул и, обогнув широченную кровать, скромно пристроился на самом краю поверх покрывала и почти мгновенно провалился в сон.

— Замерзнешь, — донесся до него ее шепот, а потом нежные руки укутали его в одеяло.

— Спасибо, — теплая счастливая улыбка появилась на губах так и не проснувшегося Исао.


Ру осторожно покрывал легкими поцелуями лицо Аниты, удерживая ее руки подальше от себя. Он уже едва сдерживался — одно ее прикосновение и все, он не сможет устоять. А еще было не время. Она еще не была готова к такому развитию их отношений.

— Ани, сладкая моя Ани, — неф не смог полностью избежать искушения и прильнул к таким желанным губам в нежнейшем поцелуе. Стон, сорвавшийся с ее губ, сказал ему, что он зашел слишком далеко, и Рунихера немедленно отстранился.

— Ру, — девушка потянулась к нему, буквально физически ощущая, как сквозь них перетекает мощнейшая энергия, уже давным-давно восстановившая их повреждения.

— Ани, ты уверена? — Разрушитель скользнул руками по ее спине в откровенной дразнящей ласке, прижимая ее к себе и напряженно вглядываясь в ее затуманенные страстью глаза.

— Я не знаю… — под его испытующим взглядом она смутилась и опустила голову. — Прости…

— Все хорошо, Ани, — он легонько поцеловал ее в плечо, а потом развернул так, что она могла сидеть, опираясь спиной на него, а он мог беспрепятственно ее обнимать. — Расслабься. Я никогда не буду торопить тебя.

— Мне так хорошо с тобой, Ру, — едва слышно сказала девушка, расслабляясь в таких знакомых объятьях и наслаждаясь ощущением покоя и защищенности, — но мне немного не по себе.

— Тебя смущает, что мы одно целое?

— Да…

— Рад, что ты со мной настолько откровенна. Спасибо, Ани, — неф рассеянно играл прядью ее волос. — И технически мы не одно целое. Мы симбиоты. Правда уже не отделимые друг от друга.

— Симбиоты…

— Прости, но это единственное верное определение.

— Знаешь, а так даже легче, — после небольшой паузы улыбнулась она. — Теперь нет ощущения, что я просто схожу с ума, и у меня банальное раздвоение личности или ты просто плод моего воображение — идеальная галлюцинация.

— Ани…

— Ру, давай больше не будем об этом, — она плотнее прижалась к нему и переплела пальцы своей руки с его, — пожалуйста…

— Ты вертишь мной, как хочешь, — вздохнул он и легонько потерся щекой о ее плечо. — Хорошо, не будем. А о чем бы ты хотела поговорить?

— Об Исао. Вернее том, что ты там такое понял, но не захотел мне сказать.

— Ох, Ани, — рассмеялся неф. — Так ты действительно ничего так и не поняла? Какая же ты еще наивная.

— Гррр, — она разозлилась и попыталась отстраниться, но он не отпустил.

— Не обижайся, но ты так невинна, — его губы в обжигающем поцелуе коснулись ее шеи, и она замерла, купаясь в остром наслаждении. — Того мужчину невероятно сильно тянет к тебе, Ани. Он пытается сопротивляться соблазну, но проигрывает и прекрасно это осознает. Он мечтает соблазнить тебя, но недостаточно уверен в себе. И он не знает, как ему вести себя с тобой. Ты ставишь его в тупик.

— Так же, как и он меня, — задумчиво выдала Анита, а потом все же спросила: — Ру, а с чего ты взял, что он недостаточно уверен в себе?

— Ани, я увидел это в его глазах, его поведении.

— Я не понимаю, как такой красавец может быть неуверенным…

— Знаешь, многие красивые девушки даже не обратят на него свое внимание.

— Но почему?

— На нем слишком много шрамов, Ани.

— Но ведь он же воин, Ру, естественно у него есть шрамы.

— Знаешь, именно это твое спокойное отношение к его шрамам и ставит его в тупик. Он не может понять, как ты не заметила тех, что у него на лице.

— Вообще-то я их действительно не сразу и заметила, — призналась девушка и пожала плечами. — Да они его, если честно, абсолютно не портят.

— Хм… Он тебе понравился?

— Ру…

— Честно, Ани, прошу, ответь честно.

— Я не знаю… правда не знаю. Это двоякое чувство: он и нравится и раздражает.

— Ты бы убила его тогда?

— Нет, не думаю.

— Ани, я сейчас задам тебе очень неприятный вопрос. Прошу, не злись, ответь как можно откровеннее, — Рунихера глубоко вдохнул, медленно выдохнул и осторожно спросил: — То, что ты чувствуешь к Исао похоже на твои чувства к Рэму и Дамиру? Или ко мне?

— Ру! — Анита ахнула и дернулась, но неф держал крепко.

— Ответь, Ани, прошу, — его тихий голос звучал слегка глухо и… умоляюще. Девушка удивленно моргнула и перестала вырываться. Невероятно, но похоже для него был очень важен ее ответ. Она повернула голову и посмотрела на буквально окаменевшего Рунихеру. В его глазах надежда переплелась с тревогой, приправленной отчаянием. Он и хотел, и боялся услышать ответ на свой вопрос. И ее ответ был важен, чертовски важен для него. И раз ему это было так важно, она готова была ответить. Девушка задумалась: и Рэм и Дамир были дороги ей, очень дороги, она однозначно любила их, а Исао… Он интриговал ее, притягивал, волновал. Да, Исао ей нравился, но она не любила его. Когда же девушка подумала о Ру, ее мгновенно затопило тепло, мечтательная улыбка появилась на ее губах.

— Похоже я люблю тебя, Ру, — она провела кончиками пальцев по его скулам, и зарылась руками в волосы, ласково перебирая белоснежные пряди. — Очень сильно люблю.

— Ани, за всю свою долгую жизнь я никого не любил сильнее тебя, — он буквально светился от счастья.

— То, что я чувствую к тебе, я не чувствую больше ни к кому. Только тебе я безоговорочно доверяю. Доверяю настолько, что мне проще тебе открыться, чем пытаться объяснить, что именно я чувствую.

— Ты даешь мне доступ к твоим чувствам? — его удивлению не было предела.

— И к чувствам, и к памяти, — она обняла его за шею и ослепительно улыбнулась, распахивая для него свой разум.

— Ани, — выдохнул неф, бережно, как самое большое сокровище, обнимая ее и погружаясь в ее воспоминания.

Водоворот воспоминаний и чувств захватил его, закружил, запутал. Судорожно хватая воздух, он вынырнул, совершенно сбитый с толку. Из всей массы ее чувств понятным и однозначным было лишь ее отношение к нему. Все остальное представляло собой невероятно запутанный клубок совершенно противоположных и несовместимых эмоций и чувств. Он тряхнул головой и склонился к ней:

— А ты не ищешь легких путей, — его губы в едва ощутимой ласке дотронулись до ее. — Похоже ты еще сама до конца во всем не разобралась.

— Есть такое, — легко согласилась она, не сводя с него влюбленного взгляда. — Но только не в том, что касается тебя.

— Ты сделала меня невероятно счастливым. Я так люблю тебя, Ани, — не устояв перед соблазном, неф жадно прильнул к ее губам в страстном поцелуе, но очень быстро оторвался и просто прижал ее к себе, невероятным усилием воли сдерживая себя. — Не думаю, что нам пока стоит продолжать. Ты слишком сильное искушение…

— Может тогда просто поговорим? — предложила девушка, уютно устроившись в его объятьях.

— Все, что хочешь, Ани, — выдохнул Рунихера, которого буквально лихорадило от присутствия любимой, так доверчиво прижавшейся к нему.

— Расскажи мне про дистанционную телепортацию, — попросила она.

— Эта технология разрабатывалась специально для разведчиков, — смена темы помогла ему немного успокоиться. — Настраивается телепорт по ДНК основного объекта. Может переносить его из любой точки радиуса действия прибора в точно заданные координаты. Причем координаты выхода могут быть и на других планетах. Программируется так же и обратное перемещение через определенный промежуток времени, но уже только из той же, точки, куда был открыт телепорт. Такой вот путь отхода.

— А может вместе с тем, на кого настроен телепорт, пройти случайно еще кто-нибудь?

— Нет.

— Но как же тогда…

— Сейчас тебя интересует как вместе с тобой сюда попал Исао? — Анита кивнула, и неф продолжил: — Можно запрограммировать перенос основного объекта по ДНК в случае соблюдения дополнительных условий. Например, присутствия очень близко еще одного объекта. Как явно произошло в вашем случае.

— Хочешь сказать, что меня специально отправили на неделю на другую планету с совершенно неизвестным мужчиной? — ахнула девушка.

— Не совсем верно, Ани, — усмехнулся Разрушитель. — Думаю это просто просчет оператора, который либо недостаточно точно настроил телепорт, либо был уверен, что отправляет тебя с кем-то, против кого ты не будешь протестовать, и именно он будет находиться рядом с тобой в момент активации портала.

— Ян и Дамиан… Я придушу эту парочку, когда вернусь!

— Поняла, кто до такого додумался, — рассеялся неф. — Умница.

— Не издевайся, Ру!

— И не думал, Ани, — он потерся щекой о ее волосы и вздохнул.

— Думаешь, они хотели меня тут запечатать с Рэмом?

— Именно.

— Но почему?

— Ани, а ты смогла бы устоять перед ним? — очень спокойно спросил Рунихера. — Смогла бы отказывать ему день за днем?

— Ох… Ру, я…

— Я все понимаю, шерити.

— Но зачем это им понадобилось?

— Не знаю, Ани. Но ты сможешь их об этом спросить, когда вернешься.

— Если сначала не убью, — она была очень зла на Властелинов, что сыграли с ней такую злую шутку.

— Не убьешь, шерити, — рука нефа в невесомой ласке скользила по плечу девушки, — ты слишком добрая.

— Это упрек?

— Констатация факта, Ани, — выдохнул он, чувствуя, как с каждым мгновением его воля становится все слабее, и он уже практически не в состоянии спокойно разговаривать. — Хотя хорошенькую трепку они конечно заслужили.

— Ру, что ты делаешь? — буквально простонала Анита, когда он принялся покрывать легкими поцелуями ее шейку.

— Похоже нам надо сделать перерыв, — сглотнул Разрушитель и осторожно отстранился. — Увидимся позже, Ани, — легкое прикосновение к губам, и она мгновенно уснула, а неф порывисто вскочил и нырнул с утеса в море.


Мирно спящая на кровати девушка вдруг напряглась, глаза под плотно закрытыми веками заметались. Ей снова снился сон…Ослепительная вспышка света, и она вновь в гуще битвы. Легкая растерянность, сменяется яростью: он не послушался ее, снова не послушался. Тревога горит в груди, нехорошее предчувствие сжимает сердце. Она тяжело дышит, от усталости ноют все мышцы, но она заставляет себя рвануть следом за ним. Превозмогая себя она несется вперед, покрытые кровью клинки в ее руках поют песнь смерти. Она должна спешить, ей нужно успеть прорваться туда, где мелькает синяя грива волос, пока еще не поздно. Страх ледяной волной накрывает ее, но она нетерпеливо стряхивает его и ускоряется. Его не должно быть там! Прыжок, удар и уход в кувырок… свист клинков… брызги крови… она больше не может позволить себе сострадание, сейчас на это просто нет времени. Она должна успеть! Просто обязана! Отвести и ударить, поднырнуть, ударить… силы на исходе… уже даже музыка, что всегда так невероятно помогала, почти не в состоянии ее вести, но она упрямо рвется вперед. Холодная, едва контролируемая ярость желтым огнем горит в ее глазах. Удар, отскок, разворот и прыжок… прыжок высокий и отчаянный, клинки знают свое дело — она оставляет позади себя кровь и смерть… Полный боли мальчишеский крик. Темная пелена неконтролируемой ярости застилает ее глаза — теперь она несется, разрубая все на своем пути, не обращая внимания на защиту… не чувствуя ни боли, ни усталости. По многократно пробитой броне течет кровь… Вот она уже рядом, но поздно, слишком поздно… Он лежит на спине, сине-голубые волосы треплет ветер, кровь полчками вытекает из огромной раны на груди… Со стоном отчаяния она падает возле него на колени, ярость прогорела до пепла, силы резко оставили ее — она опоздала… Ресницы дрогнув открывают глаза неземной красоты, едва заметная улыбка появляется на его губах: он рад видеть ее. «Прости», — едва слышно шепчет он. Последний судорожный вздох… жизнь уходит из его глаз. Поздно! Она пришла слишком поздно! Не успела! Не уберегла! Над полем боя раздается леденящий душу женский крик. Обжигающая темная ярость рождается из пепла, наполняет ее силой. Ее глаза пытают алым. Она отомстит! Отомстит жестоко и беспощадно! Истекающая кровью, женская фигура в тяжелой черной био-броне, медленно поднимается на ноги, а потом бросается в бой, безжалостно уничтожая врагов…


Исао проснулся как от толчка и сел, откинув одеяло. Легкое мерцание стен комнаты едва разгоняло тьму. Тихий стон отчаяния, раздавшийся с противоположного края кровати, где спала Анита, откровенно испугал его. Мужчина на секунду замер, не в силах поверить своим глазам: девушка металась и стонала, явно находясь во власти кошмара. Он скользнул к ней и тихо позвал:

— Анита.

Но она абсолютно не среагировала, а только еще сильнее заметалась. Тогда он сначала легонько коснулся ее плеча: ледяная кожа буквально обжигала.

— Проснись, — Исао встряхнул ее за плечи, но все так же безрезультатно. — Анита! Проснись! Анита! — он запаниковал, раз за разом сильнее встряхивая ее. Отчаянный крик сорвался с ее губ, глаза распахнулись, и он похолодел, встретившись с жуткими алыми сполохами в абсолютно черных глазах девушки. Поддавшись импульсу, мужчина обнял ее вздрагивающее тело и привлек к себе.

— Это был только сон, — шептал он, успокаивающе поглаживая ее по спине, — всего лишь сон. Уже все закончилось…

От его тихого, мягкого и нежного голоса она постепенно успокаивалась, алый свет медленно уходил из ее глаз, уступая место прозрачной серо-голубой глади, за которой отчаянно билась боль…


Ужас, пришедший из сна, все никак не отпускал Аниту. Ее тело била дрожь, а разум все никак не мог справиться с отчаянием, что она испытала в своем кошмаре, когда буквально на ее руках умер совсем еще мальчишка. В этот раз сон был намного ярче и реалистичнее. От одного только воспоминания про то, как провалилась в яростное кровавое безумие, она, как маленькая девочка в поисках защиты, прильнула к сильной мужской груди. Девушка не слышала слов, но тихий и нежный голос звучал так успокаивающе, он обещал покой и безопасность. Впитывая тепло его объятий, она потихоньку стала успокаиваться. Ужас схлынул, оставив после себя осознание страшного понимания: тем погибшим мальчишкой был Янар…


Тахира

Рэм практически не спал этой ночью. Странная тревога все сильнее сжимала сердце. И, едва дождавшись восхода солнца, рванул во дворец Лесного Властелина, которого он буквально выдернул из кровати своим слишком ранним визитом. Небрежно одетый и невероятно раздраженный Витольд пригласил его в кабинет, хотя единственное чего хотел — отправиться досыпать.

— Какого фомора, ты так рано приперся Рэм? — буквально рыкнул Лесной Властелин.

— Я должен увидеть Аниту и удостовериться, что с ней все в порядке, — напряженно ответил Рэм.

— Ты что совсем с головой не дружишь?! Она еще спит, — чуть не сорвался на крик Витольд.

— Ты уверен?

— Конечно уверен. Она никуда не выходила, иначе бы мне доложили.

— У меня плохое предчувствие, Витольд, — сжал зубы Рэм. — Все во мне буквально кричит, что что-то не так.

— Рэм, успокойся, никуда она не могла деться. Спит у себя.

— Проверь…

— Я не рискну ее будить. Она будет слишком зла.

— Я рискну, — Рэм встал и направился к дверям.

— Ты не можешь так просто взять и направиться в ее комнату, — голос Лесного Властелина был неимоверно холоден.

— Могу, — тьма в глазах Рэма просто обжигала. — И именно это сейчас и сделаю.

— Я тебе не позволю!

— Витольд, ты не сможешь меня остановить. И прекрасно это понимаешь.

— Не заставляй меня отзывать разрешение, — ударил в больное место Лесной Властелин. — Тебе нечего делать у нее. Я не позволю тебе ее соблазнить.

— Фоморы тебя забери! — вспылил Рэм. — Хотел бы просто соблазнить, давно бы это сделал. Я просто должен удостовериться, что с ней все в порядке.

— Хорошо, — Лесной Властелин нехотя признал, что Рэм прав — он действительно мог легко соблазнить Аниту, но не сделал этого, — пойдем убедимся, что она у себя. Но объяснять почему мы ее разбудили ни свет ни заря будешь сам.

— Договорились.

Мужчины быстро добрались до комнаты девушки и тихонько постучали — ответом была тишина. Солее громкий стук, и все равно никакой реакции. Тогда Рэм просто толкнул оказавшуюся незапертой дверь и решительно вошел. Комната была пуста, а кровать даже и не смята. Боль сжала его сердце — она не ночевала тут.

— Где она может быть еще? — чуть хрипло и сдавленно спросил Рэм.

— Не знаю, — Витольд был удивлен отсутствием девушки.

— У Дамира?

— Вряд ли, — нахмурился Лесной Властелин, теперь беспокойство передалось и ему. А вспомнив, как совсем недавно она ушла из-за обиды на его друга, вздрогнул и предложил: — Но лучше проверим.

Спустя пару минут они уже настойчиво стучали в двери покоев Дамира.

— Анита у тебя? — стиснул кулаки так, что побелели костяшки, спросил Рэм, едва сонный Пустынный Властелин открыл дверь.

— Нет, — он удивленно моргнул. — А что случилось?

— Она не ночевала у себя, — Витольд уже заметно нервничал.

— Но где тогда она может быть? — Дамир не на шутку встревожился: вчера он повел себя как идиот, обидел ее, и теперь страх захлестнул его — что если она в этот раз осуществила свою угрозу и ушла. — Вы уже везде искали?


Поиски во дворце ничего не дали — ее нигде не было: они перевернули все. Витольд даже зашел к Морскому и Горному Властелинам, но и те ее утром еще не видели.

— Витольд, ты сегодня Аниту не видел? — к встревоженным мужчинам подошла Джун.

— Нет, мы ее сами пытаемся найти, — ответил Лесной Властелин.

— Тогда вам надо кое-что знать, — нахмурилась девушка. — Вот это я нашла у нее на подушке, — и она протянула Витольду пластину с запиской. Но тот не успел даже потянуться за ней, как пластина оказалась в руках Рэма, который мгновенно принялся читать записку. С каждой секундой мужчина становился все бледнее и бледнее, а потом вдруг сорвался с места и молнией понесся куда-то, крикнув напоследок «беседка»…


Витольд и Дамир все же нагнали Рэма, потрясенно замершего посреди выложенной серым камнем тропинки, выходящей практически к самой беседке. Пустынный Властелин был очень бледен и тяжело дышал — вчерашнее приключение все еще напоминало о себе. И пусть Рэм жестко поступил с ним, Дамир его не винил. Он понимал, что и не такое заслужил. С трудом переведя дыхание, мужчина выглянул из-за плеча запнувшегося Лесного Властелина и обмер… Идеальная лужайка вновь была залита кровью и усыпана мертвыми телами. Только в этот раз это были фоморы. Правда узнать сколько тут их осталось было весьма проблематично: части тел были буквально разбросаны по всей лужайке аж до самого входа в беседку. Кровь на сочной зелени травы под яркими лучами солнца выглядела неровными мазками сумасшедшего художника.

— Боги! — выдохнул Витольд. — Анита…

— Если судить по состоянию тел, бой был вчера поздно ночью, — сдержанная ярость голоса Рэма хлестала наотмашь. — Как раз примерно тогда я и звонил. Неужели так трудно было проверить?!

— Кто же мог подумать…

— Ты ведь знал, что за ней идет охота. Знал и ничего не сделал для ее безопасности! Такеши бы никогда не позволил такому произойти на его территории.

— Такеши? Да это именно он посылал все время своих убийц к Аните! — вспылил Пустынный Властелин.

— Такеши запретил пытаться убить Аниту, — возразил Рэм. — Покушения на нее не его рук дело.

— Не верю!

— А ты поверь, — хмыкнул Рэм, едва заставляя себя оставаться на месте, тогда как ему невероятно сильно хотелось заехать Дамиру в челюсть. — Император не желает ее смерти.

— Да ну!

— Дамир, успокойся, — Витольд положил руку на плечо друга и сильно сжал. — Я говорил с Темным. Он уверил, что Рэм говорит от его имени.

— Даже так, — нехорошо прищурился Пустынный Властелин.

— Только дай мне повод, — холодная усмешка застыла на губах Рэма. — Пусть сейчас и не время, но пару минут прочистить тебе мозги я найду.

— Рэм, — тьма в глазах посланца Такеши откровенно пугала, но Лесной Властелин все же встал между ним и другом, — сейчас и правда нет времени ссориться. Нам нужно найти Аниту.

— Ее здесь нет, — Рэм сжал челюсти. — Тут еще сохранился остаточный фон от портала. Кто-то воспользовался дистанционным телепортатором. И этот кто-то был совсем недалеко, — он скрипнул зубами, едва удерживаясь от трансформации, и выругался.

— Хочешь сказать, что Аниту куда-то телепортировали? — нахмурился Витольд.

— Да, — резкий кивок и еще одна порция проклятий.

— Но куда? Зачем? — подал голос Дамир, настороженно наблюдая за другом детства.

— Откуда мне знать?! — вспылил Рэм и резким движением вытащил из-под куртки круглый медальон, сплошь покрытый какими-то письменами. — Но я знаю, кто мне об этом расскажет, — его глаза вспыхнули на миг алым, и он крепко сжал в руке медальон.

— Кого ты подозреваешь? — Витольд почувствовал, как по его спине прошелся холодок страха — посланник Темного неуловимо менялся.

— Технология дистанционной телепортации есть у Морского Властелина. Так что пришло его время отвечать на вопросы, — Рэм нажал большим пальцем на центральный камень медальона и буквально растворился в воздухе.


Сидя в глубоком кресле, Горный Властелин задумчиво наблюдал, как его друг нервно мерит шагами комнату, он предпочел подняться с кровати и одеться, хоть это и стало для него испытанием: полученные вчера ушибы разболелись ее сильнее, а поврежденные ребра ныли даже в покое. Он прекрасно понимал, что час расплаты за необдуманное решение все ближе и, как бы паршиво себя не чувствовал, не намерен был оставлять Янара одного.

— Сядь и успокойся, — настойчиво попросил мужчина. — Вместе заварили кашу — вместе и будем отвечать.

— Ее слишком быстро хватились, — простонал парень, не прекращая своих метаний. — Я никогда и подумать не мог, что все случится так быстро.

— Ян…

— Боги! Что же я наделал?! — Морской Властелин схватился за голову и рухнул в кресло.

— Мы допустили ошибку.

— Нет, Дамиан, не мы, а я, — перебил друга Янар и поднял на него виновато-испуганный взгляд: сейчас он выглядел потерянным мальчишкой. — Я не просто сделал глупость, но еще и тебя подставил. Прости.

— Эй, — ободряюще улыбнулся Горный Властелин, — не вешай нос. Разберемся.

— Как?

— Да как-нибудь, — пожал плечами мужчина, стараясь выглядеть беззаботным. — Вдруг пронесет.

— Мне страшно… А вдруг я…

Раздавшийся от дверей грохот не дал ему закончить. Крепкая дверь буквально разлетелась на куски, и в проеме показалась темная фигура с развевающимися черными волосами, от которой веяло едва сдерживаемой яростью и тьмой.

— Боги! — Дамиан мгновенно узнал Рэма и осознание непоправимой ошибки затопило его: кого же они тогда отправили вместе с нубит?

Миг и Рэм, как темный ангел мщения, навис над разом побледневшим парнем: из его глаз рвалась тьма, когда он ледяным тоном спросил:

— Морской, телепорт твоих рук дело?

Янар побледнел еще больше и едва заметно кивнул, не в силах произнести ни слова: самый большой кошмар стал явью — его расчет оказался неверным и с нубит отправился кто-то другой.

— Какого фомора, мальчишка? — буквально прорычал Рэм, стискивая кулаки.

— Я думал, что отправил вас вместе, — под угрожающим взглядом выдал парень.

— Что? — задохнулся от понимания посланник Темного Императора: телепорт забрал не только Аниту, вместе с ней отправился еще кто-то. Его глаза полностью затопила тьма, с трудом сдерживаемая сила вырвалась и буквально врубилась в Янара, ломая защиты, подавляя, подчиняя, выворачивая мозг наизнанку. Парень дико закричал и забился в кресле, из его носа, глаз и ушей потекла кровь.

Ужас происходящего на секунду приморозил Горного Властелина к креслу — он чувствовал, что Рэм опасен, но такого мужчина даже и представить себе не мог. Дамиан рванулся вперед и сбил Рэма с ног тяжелым ударом в челюсть. Посланник Темного оказался на ногах запредельно быстро и ответил… Горный Властелин, считавшийся одним из лучших бойцов созвездия, едва успевал блокировать один из трех ударов противника. Он уже попрощался с жизнью, но упрямо раз за разом поднимался на ноги лишь затем чтобы снова рухнуть на пол. Его вела призрачная надежда, что если он выиграет немного времени, то возможно Рэм немного остынет и пощадит Янара.

— Нет, — простонал окровавленный Дамиан, уже не в силах даже пошевелиться, когда Рэм отвернулся от него и шагнул к безжизненно замершему в кресле Морскому Властелину. — Он же еще совсем мальчишка…

Полный безжалостности и тьмы взгляд Рэма был ему ответом. Стон отчаяния сорвался с разбитых губ мужчины — на этот раз ошибка будет стоить им жизни, и ничто уже не в силах это изменить. Превозмогая боль, он попытался встать, но силы полностью покинули его, и Дамиана поглотила благословенная тьма. Мужчина уже не слышал, как в комнату влетела Джун и встала между Рэмом и его жертвой.

— Стой, — девушка дрожала от страха, но все же смогла заставить себя смотреть в жуткие глаза посланника Темного Императора.

— Уйди, — хрипло выдохнул он, даже в таком состоянии не способный ее ударить.

— Нет.

— Джун, они заслужили, — Рэм шагнул к ней, она вздрогнула и инстинктивно отшатнулась, а он мягко и соблазнительно продолжил: — Отойди, шерити, тебе меня все равно не остановить.

— Назад, — Джун разозлилась на то, как реагировала на его голос, и залепила ему пощечину — он удивленно моргнул и замер. — Назад, — уже более твердо повторила она, — или, клянусь Богами, я расскажу всем кто ты! И плевать на последствия!

— А ты изменилась, — он потихоньку загонял обратно вышедшую из-под контроля тьму.

— Да, — от невероятно чувственной улыбки, скользнувшей по его губам, у нее перехватило дыхание, и девушка резко тряхнула головой, отгоняя наваждение.

— Тебе напомнить, ЧТО я обещал с тобой сделать, если ты проболтаешься? — выгнул бровь Рэм, уже достаточно хорошо державший себя в руках, чтобы восхититься ее попыткой его остановить.

— Повторяю медленно, — она яростно сверкала глазами, пряча за бравадой свой страх. — Мне плевать!

— Подумай, шерити, — его соблазнительный голос опутывал ее, манил, но девушка отчаянно сопротивлялась, — стоит ли это того. Они все равно умирают. Ты не в силах помочь им.

Джун побледнела, а потом гордо выпрямилась и бросила:

— Я нет, но ты можешь. И сделаешь это, — насмешливая улыбка появилась на ее дрожащих губах. — Если не хочешь, чтобы твою тайну узнала Анита.

— Что? — Рэм пораженно отшатнулся от нее и недоверчиво посмотрел.

— Что слышал, — девушка интуитивно чувствовала, что единственное, чем он не рискнет, это доверие Аниты. — Если они умрут, я все расскажу ей.

— Твоя взяла, — Рэм прикрыл глаза, признавая поражение: сестра Императора нащупала его слабое место и теперь умело это использовала.

— Поторопись.

— Сразу двоих я не донесу, — его яростный взгляд обжег ее.

— Займись, пожалуйста, сначала Яном, Рэм, — Джун говорила мягко: понимая, что выиграла эту битву, она не хотела лишний раз напоминать ему об этом. — А я помогу Дамиану добраться до регенератора.

— Хорошо, — посланник Темного едва заметно улыбнулся, оценив ее ход, и легко подхватив бессознательное тело парня, вышел.

— Дамиан, — девушка склонилась над мужчиной осторожно потрясла его за плечо, стон полный боли возвестил, что он приходит в себя.

— Джун? — потрясенный взгляд глаз Горного Властелина и едва слышный шепот: — Янар…

— Будет жить, — она надеялась, что не лжет ему.

— Хвала Богам, — выдохнул он и облегченно закрыл глаза, намереваясь вновь соскользнуть во тьму, но сестра Императора вновь встряхнула его, причиняя боль и заставляя вернуться.

— Дамиан, соберись, я помогу тебе добраться до регенератора, — она настойчиво потянула его вверх, и мужчине ничего не оставалось, как стиснув зубы, заставить себя подняться на ноги.

Дорогу Горный Властелин практически не запомнил, хоть и дошел сам, практически не останавливаясь и не опираясь на плечо девушки. Кое-как дотащившись до регенератора, он заполз внутрь и перевел взгляд на застывшего Рэма.

— Спасибо, — нашел в себе силы поблагодарить его Дамиан, когда тот подошел и активировал регенерационную программу.

— Благодарить ты должен Джун, — холодно ответил тот. — Если бы не она, вы оба были бы уже мертвы…


Кайтона

Осторожно прижимая к себе хрупкое девичье тело, Исао отчетливо понимал, что готов практически на все, лишь бы больше не видеть в ее глазах такой боли и отчаяния, никогда не видеть ее слез. Именно сейчас мужчина осознал, насколько она хрупка и ранима. Невероятно сильная, она все же нуждалась в поддержке и защите. Он нежно перебирал волосы доверчиво замершей в его объятьях девушки и ласково шептал ей слова утешения. Вот она уже полностью успокоилась, подняла на него свои глаза, в которых все еще мелькали отголоски боли, и мягко высвободилась.

Анита недоумевала, почему в объятьях этого врага-союзника чувствовала такой покой и защищенность, не понимала почему он дал ей именно то, в чем она так отчаянно нуждалась — понимание и поддержку.

— Спасибо, — тихо сказала Анита, и подалась назад, медленно выскальзывая из успокаивающих объятий мужчины.

— Обращайся, — тепло улыбнулся он, не делая ни малейшей попытки удержать ее.

Девушка просто смотрела на него, множество вопросов вертелось у нее на языке, но легкое чувство смущения мешало заговорить первой. Молчание затягивалось. Взгляд его невероятно синих глаз был понимающим, губы изогнула чуть насмешливая улыбка, и он откатился на свою сторону, а потом и вовсе поднялся с кровати.

— Голодна?

— Немного, — ответила она, непроизвольно любуясь игрой его мышц.

— Сейчас принесу, — он бесшумно вышел и, спустя пару минут, так же неслышно вернулся уже с подносом.

— Спасибо, — поблагодарила девушка, когда он опустил поднос с едой на кровать возле нее.

— На здоровье, — советник Темного Императора присел рядом и налил в бокалы восстанавливающую жидкость. — Вот, выпей, — он протянул ей один из бокалов.

Рассеянный свет упал на его плечо, и Анита нахмурилась: заживляющая пенка давно впиталась, однако рана, оставленная булавой фомора, еще не зажила. Девушка приняла бокал и механически отставила его в сторону, а потом едва касаясь провела кончиками пальцев по подживающей коже.

— Почему так долго заживает? — спросила она.

— У меня всегда так, — пожал плечами он.

— Странно, — задумчиво закусила губу Анита, — уже должно было зажить, — она замялась, а потом все же задала вопрос: — у тебя проблемы с нефом?

— Откуда… — пораженно распахнул глаза мужчина.

— Просто не видно помощи в заживлении.

— А ты об этом, — чуть нахмурился он и неожиданно продолжил: — Я ее блокирую.

— Но почему?

— Не хочу, чтобы она копалась у меня в голове и пыталась изменить меня так как ей того хочется.

— А что пыталась? — поинтересовалась Анита.

— Да, — сжал челюсти Исао. — Причем неоднократно.

— А ты не пробовал договориться со своим нефом?

— Каким образом? Как только я ослабляю контроль, так она сразу и норовит влезть ко мне в голову.

— Однако, — протянула девушка и мысленно связалась с Ру, чтобы узнать смогут ли они попытаться помочь Исао наладить контракт с его нефом. Получив утвердительный ответ, она легко улыбнулась и предложила:

— Мы с Ру могли бы помочь тебе с переговорами.

— Ру — это твой неф? — уточнил мужчина. Утвердительный кивок был ему ответом, и тогда он заинтересовано заглянул в ее глаза, не решаясь спросить.

— Спрашивай, — она выпила восстанавливающую жидкость и потянулась за фруктами.

— Ру — это сокращенное от Рунихера?

— Ага.

— И ты можешь с ним запросто общаться?

— Ага, — веселая улыбка заиграла на ее губах. — Я спросила его, сможет ли он тебе помочь, и он сказал, что шанс очень велик.

— Хочешь сказать, что можешь общаться с нефом не только во сне? — удивлению советника Темного не было предела.

— Ну да, а что в этом такого странного?

— Анита, — тихо рассмеялся он: эта невероятная девушка не понимала насколько редко такое умение, — такая связь с нефом уникальна.

Она только неопределенно пожала плечами и снова спросила:

— Так хочешь попробовать с нашей помощью договориться со своим нефом?

— Да, — он не понимал почему согласился, не понимал почему решил ей довериться, но почему-то чувствовал, что поступает правильно, чувствовал, что ей можно верить.

— Тогда можем попробовать. Вот только это потребует много энергии, а ты еще до конца не восстановился, — она чуть нахмурилась и задумчиво прикусила губу.

— Ничего, пара бокалов этой восстанавливающей жидкости быстро поправят дело, — заметил мужчина, выпивая один бокал и сразу же наливая следующий. — Похоже это что-то особенное, я буквально с каждой секундой чувствую себя лучше.

— А мне наверное хватит, — допивая остатки из своего бокала сказала Анита. — А то от переизбытка энергии не смогу уснуть.

— Ты собираешься уснуть? — удивился он, допивая третий и принимаясь за четвертый бокал.

— Это единственный способ, — он недоуменно на нее посмотрел, и она пояснила: — Мы заснем, держась за руки, мой неф перехватит нас и перенесет к себе, а дальше уже будем разбираться на месте и договариваться с твоим нефом.

— Где мы окажемся?

— В личности Ру.

— Так он не пытается влезть к тебе в голову? — удивлению Исао не было предела.

— Конечно нет, — улыбнулась она.

— Потрясающе, — выдохнул мужчина. — А как тебе это удалось?

— Ты это о чем?

— Как тебе удалось ограничить его?

— Да я его и не ограничивала. Это было его решение.

— Невероятно… И ты ему веришь? Веришь, что он не будет пытаться прочитать тебя или изменить?

— Я полностью доверяю Ру, — просто ответила она и услышала тихий вздох своего нефа и ласковый шепот «Спасибо, Ани. Твое доверие очень важно для меня. И я никогда его не предам».

— Думаешь, можно будет договориться с моим нефом, чтобы она так же вела себя как и Рунихера? — после небольшой паузы спросил советник Темного.

— Думаю да, тем более, что Ру обещал помочь.

— Мне так хочется тебе верить, — грусть проскользнула в его словах, — но, боюсь, она может не согласиться. Слишком уж настойчиво она пыталась выпотрошить мою память и изменить меня, мои ощущения и чувства.

— Исао, — девушка дотронулась до его руки, — когда-то она была человеком и мне кажется, что уже давно истосковалась по обычному общению. Вот увидишь, она согласится.

— А если нет?

— Продолжишь и дальше блокировать ее, хоть это и не выход.

— Почему?

— Без обмена энергией между носителем и нефом оба слабеют, связи между ними разрываются и это может привести даже к гибели обоих, — поделилась знаниями Анита.

— Вот как, — мужчина рассеянно откинул с лица волосы и задумался. Он действительно чувствовал, что стал быстрее уставать, да и Такеши теперь был сильнее его, хотя раньше они и были равны. Теперь он понимал, почему друг настойчиво интересовался, как у него обстоят дела с нефом, и задумчиво хмурился в ответ на его заверения, что все хорошо.

— Кроме того неф обладает огромным количеством знаний, которыми может поделиться.

— Так вот почему… — едва слышно выдохнул он и его глаза расширились от понимания, что именно от своего нефа Такеши узнал так много про древние технологии, нашел их и научился или пользоваться.

— Ты что-то сказал? — переспросила девушка, украдкой зевая.

— Нет, ничего, — он улыбнулся, наблюдая, как она борется со сном.

— Похоже я засыпаю, так что можем попробовать поговорить с твои нефом прямо сейчас.

— Сейчас?

— А зачем откладывать?

— Ты права, действительно незачем, — он поднялся и забрал поднос с кровати. — Вернусь через минуту.

— Буду ждать.

Почему-то эти слова, произнесенные Анитой спокойным и чуть сонным голосом, прозвучали для него совершенно по-другому и опалили огнем. Мужчина вздрогнул и стремительно вышел. Вернув поднос с остатками пищи в специальную нишу, он прислонился к стене и несколько раз глубоко вздохнул успокаиваясь. Он чувствовал странное волнение и предвкушение, но решил что это просто реакция на предстоящий разговор с нефом. Окончательно взяв себя в руки, он вернулся обратно в комнату отдыха и скользнул на свою сторону кровати. Исао чуть не подпрыгнул, когда пальцы ее руки переплелись с его.

— Нужен контакт, — пояснила свое поведение девушка, уже соскальзывающая в сон.

— Анита, — чуть хрипловато позвал он, невероятно остро ощущая ее прикосновение, — ты уверена, что все правильно?

— Да. Засыпай, все будет хорошо.

— Боги! — одними губами прошептал мужчина, пытаясь лежать неподвижно, когда его как магнитом тянуло обнять ее. Промучившись несколько минут, показавшихся ему столетиями, он сдался и осторожно придвинулся ближе, а потом и вовсе заключил ее в объятья. На миг он почувствовал облегчение и тут же усилием воли провалился в сон…


Анита открыла глаза и удивленно моргнула: мягкий приглушенный свет наполнял уютную гостиную, а она сама сидела на коленях, расположившегося в кресле нефа.

— Привет, — улыбнулся он и легонько коснулся ее губ поцелуем.

— Привет, — немного растерянно произнесла она. — Где это мы?

— Так выглядела одна из комнат моего дома, — пояснил Рунихера, почувствовав ее замешательство. — Я подумал, что она как нельзя лучше подходит для предстоящего разговора. Тебе не нравится?

— Нравится, просто это так неожиданно. Я уже привыкла появляться на берегу моря, — девушка запустила пальчики в его волосы и поцеловала его в ответ.

— Ани, — мягко отстраняясь и с тоской во взгляде произнес неф, — если ты все же хочешь помочь наладить контакт Исао с его нефом, то тебе лучше пересесть.

— Почему?

— Ох, Ани, — простонал Рунихера, а потом ее губы обжег страстный поцелуй, от которого мгновенно исчезли все мысли.

— Ру? — она потянулась к нему, но он уже опустил ее в кресло, а сам пересел в другое.

— Не искушай меня, Ани, — он глубоко вдохнул, а потом медленно выдохнул, прикрыв на мгновение глаза.

— О, — ее глаза наполнились пониманием, легкий румянец окрасил скулы, она коснулась его руки. — Прости.

— Я люблю тебя, — он прижался губами к ее руке, а потом переплел их пальцы, не в силах отказать себе в такой малости, как прикосновение. Их глаза встретились, и у нее буквально перехватило дыхание от нежности его взгляда.

— А вот и наши гости, — Рунихера выпустил ее руку и поднялся из кресла навстречу появившимся фигурам.

— Ру! — вскрикнула красивая высокая девушка, затянутая в легкую черно-синюю броню, и бросилась навстречу опешившему нефу. Ее длинные платиновые волосы взметнулись, когда он подхватил ее и закружил. Веселый смех наполнил комнату.

— Ты, — Рунихера остановился и порывисто прижал к себе все еще смеющуюся девушку. — Как же я рад тебя видеть, Корентайн! Кори!

Анита, наблюдавшая за радостно смеющимся Ру, обнимавшим девушку-нефа, побледнела. Она никогда и подумать не могла, что он может причинить ей такую боль. Ее сердце истекало кровью. Она бросила взгляд на потрясенно замершего Исао и, встретившись с его глазами, мгновенно опустила ресницы, постаравшись не выдать своих чувств. Но он успел все заметить и нахмурился.

— Анита, — едва сдерживая непонятно откуда взявшееся желание познакомить челюсть Разрушителя с собственными кулаками, советник темного подошел к затихшей в кресле девушке и склонился над ней. — Посмотри на меня, — мягко попросил он, и когда ее полные слез глаза встретились с его, тихо выругался и…

Блестящие от слез, полные боли глаза Аниты ошеломили Исао, он едва слышно выругался и вихрем развернулся к обнимающейся парочке. Скользящий шаг, стремительное движение, отрывающего Рунихеру, а потом пара сокрушительных ударов оправляет не ожидавшего ничего подобного нефа на пол. Миг и он снова на ногах, а в глазах ярость смешанная с вселенским удивлением, усмешка изгибает его губы, алые от выступившей крови, неуловимое движение и уже Исао летит на пол. Гибкое слитное движение и советник Темного вскакивает, небрежно стирает выступившую в уголке губ кровь и, не говоря ни слова, бросается на Разрушителя. Мгновенные перемещения, глухие звуки ударов, грохот падений и… две пары женских глаз одинаково ошарашено наблюдающих за сцепившимися мужчинами. От очередного удара Исао буквально впечатывается в стенку, чувствуя как ломаются ребра, у него мелькает мысль, что не зря его противника прозвали Разрушителем. Советник Темного Императора насмешливо ухмыльнулся, стараясь отключиться от боли и выпрямиться, он собирается заставить Рунихеру заплатить кровью за слезы Аниты, пусть тот и был более опытным бойцом. Но он не учел одной маленькой детали, как не учел ее и неф, намертво заблокировавший Аниту в кресле еще в самом начале боя. И именно она стала между мужчинами.

Воспользовавшись секундной передышкой, девушка-неф заслонила собой Исао и твердо произнесла:

— Нет, Ру.

— С дороги, Кори, — рыкнул тот.

— И не подумаю, — она резко свела ладони перед грудью, комнату затопил яркий белый свет, пол дрогнул и они оказались в совершенно другой комнате.

— Как? — пораженно выдохнул Рунихера, а советник инстинктивно поддержал зашатавшуюся девушку-нефа и чуть слышно ахнул, почувствовав, как между ними заструилась энергия.

— Ты потерял концентрацию, — просто ответила Корентайн, к которой буквально на глазах возвращались силы.

— Где мы теперь? — Анита теперь уже легко встала с кресла и подошла к своему нефу, но не дотронулась до него, хоть и чувствовала, что сейчас это ему необходимо.

— Вы в моей личности, — ответила девушка-неф.

— Но почему, Кори? — Разрушитель чувствовал, что стремительно слабеет: она не защищала его, а наоборот вытягивала энергию, восстанавливаясь сама и восстанавливая своего носителя.

— Ты не мог остановиться, — легкая тень скользнула по ее лицу, когда неф чуть заметно пошатнулся и оперся на высокую спинку кресла.

— А ты стала жестокой, — Рунихера стер кровь из рассеченной брови и удивленно посмотрел на девушку-нефа.

— Война сделала меня такой, Ру, — просто ответила она и приглашающим жестом указала на кресла. — Присаживайтесь.

— Понимаю, — кивнул он и осторожно опустился в кресло, стараясь не высказать своей слабости. — И все же странно видеть, тебя такой, сестренка.

— Сестренка? — Анита растерянно переводила взгляд с окровавленного Разрушителя на девушку-нефа и обратно, буквально рухнувшая в кресло недалеко от нефа.

— Я его двоюродная сестра. Младшая, — уточнила Корентайн и, взяв за руку, ошарашенного таким признанием Исао, настойчиво потянула его к дивану, где сначала усадила его, а потом присела сама, так и не выпуская его руки.

Сначала советник Темного Императора напрягся, а потом потихоньку расслабился, чувствуя как от ее прикосновения в его тело вливается энергия, а раны затягиваются буквально на глаза. Он поднял взгляд на Разрушителя и замер в недоумении: тот не регенерировал, наоборот: с каждой секундой неф все больше бледнел.

— Кори, что с ним? — впервые обратился к собственному нефу Исао.

— Она вытягивает из меня энергию, — ответил за сестру Рунихера.

— Но почему?

— Она защищает тебя. Несмотря на то, что ты так яростно закрывался от нее, Корентайн защищает тебя, — неф сжал зубы и откинулся на спинку кресла.

— Что с тобой, Ру? — Анита вскочила и, присев на подлокотник его кресла, заглянула ему в глаза.

— Все хорошо, Ани, — он очень медленно взял ее руку, поднес к губам и поцеловал. Только сейчас он понял, как могла со стороны выглядеть его неожиданная встреча с сестрой, и какую боль он мог причинить любимой, обнимая на ее глазах незнакомую девушку. Неф осторожно перетянул ее к себе на колени и чуть успокоился, когда она расслабилась в его объятьях.

— Ох, — глаза девушки-нефа округлились, когда между его братом и носителем не начался обмен энергией, — у вас же неполное слияние, — выдохнула она и, мгновенно перестав выкачивать из Разрушителя энергию, окружила его защитой. — Прости, Ру, я не знала.

— Ничего, Кори, — он устало произнес он.

— Проси что хочешь, только не обижайся. Пожалуйста, не обижайся, Ру, — она действительно очень жалела, что так поступила с братом. — Я действительно никогда не могла подумать, что кто-то мог бы устоять перед тобой, — оправдывалась она, украдкой поглядывая на Аниту.

— Все, что хочу? — уточнил чуть прищурившись Рунихера, а сидящая у него на коленях девушка чуть не рассмеялась, разгадав его замысел.

— Все, что угодно, — подтвердила Корентайн. — Только прости.

— Тогда ты никогда не будешь пытаться вмешиваться в мысли и чувства своего носителя или заглядывать в его память, без его на то разрешения, — спокойно изложил условие Разрушитель и чуть не рассмеялся, встретившись с одинаково пораженными взглядами сестры и Исао. — Согласна?

— Конечно, — просияла та, радуясь, что может так легко угодить брату. — Клянусь Богами и технологиями, давшими мне вторую жизнь, что не стану пересекать черту. Доволен?

— Полностью, — искренне улыбнулся Рунихера, понимая влюбленную в своего носителя сестру как никто другой.

— И ты сдержишь слово? — советник Темного Императора заглянул в глаза своего нефа.

— Да, — ответила она, чувствуя счастье от того, что он рядом, и она может просто дотронуться до него.

— Мне сложно тебе поверить, особенно после того, что ты пыталась со мной сделать.

— Я всего лишь хотела, чтобы ты забыл ту, что причинила тебе столько боли, и перестал считать себе монстром, — тихо сказала она. — Я сожалею, что не объяснила все сразу. И мне больно, что ты забыл нашу первую встречу и закрылся от меня. Может хоть это тебе напомнит, — она порывисто прижалась губами к его губам в отчаянном поцелуе.

Мужчина замер, а потом память услужливо распахнулась, открыв давно забытую и похороненную страницу. Нежные прикосновения, сладкие поцелуи, волны энергии пронизывающие льнущие друг к другу тела, слетающая одежда и снова поцелуи и прикосновения, но уже более настойчивые и страстные, а потом… Он разорвал поцелуй и замер тяжело дыша, сердце стучало слишком быстро, он просто сгорал от желания коснуться ее.

— А где вы сейчас находитесь? — внимательно наблюдая за реакцией Исао, Корентайн чуть повернула голову и спросила Аниту.

— В Древнем Храме, — удивилась та вопросу, но ответила.

— Ага, — лукаво улыбнулась девушка-неф, чуть отодвигаясь от своего носителя, глаза которого сейчас буквально пожирали ее. — Невероятно сильную восстанавливающую жидкость пили?

— Да, а что? — все еще недоумевала землянка.

— Ох, Анита, — тихо рассмеялся Рунихера. — А я-то думал, что с тобой происходит, — он крепче обнял ее и обратился к сестре. — Ослабь контроль, сестренка, выпусти нас. Увидимся завтра, но у меня.

— Договорились, — она подмигнула ему и пожелала: — Хорошей ночи, Ру.

— Еще не время, Кори, — просто ответил он и растворился вместе с Анитой в яркой вспышке света.

«Возможно, если бы и я не спешила, то все сложилось бы иначе и…», — однако Корентайн не смогла закончить свою мысль: горячие губы Исао скользнули по ее шее, а потом последовал страстный, требовательный поцелуй, за ним еще один более нежный и ласковый, и снова обжигающе страстный. Тихий стон сорвался с губ девушки-нефа, когда его руки коснулись ее обнаженной кожи, и она полностью отдалась во власть того, кого любила так давно, о чьих поцелуях и прикосновениях мечтала. И пусть сейчас за него говорит яд, в этот раз она не даст ему ничего забыть…


Яркий свет исчез, и Анита вместе с нефом рухнула на большую мягкую кровать. Абсолютная темнота окутала ее мягким покрывалом.

— Ру? — тихо позвала она, но только едва слышный сто был ей ответом.

Девушка не на шутку встревожилась и попыталась на ощупь добраться до нефа. Ее пальцы дотронулись до мокрой ткани, и она вздрогнула — он истекал кровью. Быстро рванув рубашку так, что пуговицы разлетелись в разные стороны, она прижала свои руки к его груди. Время отсчитывало секунды, но ничего не происходило, и когда она уже начала паниковать, энергия медленно, как бы нехотя, заструилась между ними. Постепенно поток энергии усилился, и Анита облегченно вздохнула. Сейчас она уже и не злилась на Рунихеру. Страх, что он может умереть, напрочь стер боль и горечь от того, что он мог выбрать другую. В этот момент она готова была его отпустить, лишь бы снова когда-нибудь просто увидеть его непередаваемую улыбку, медленно зарождающуюся в глазах и лишь затем распускающуюся на губах.

— Ани, — тихий шепот и его рука накрывает ее, — прости меня. Я был так удивлен, увидев сестренку. Я не подумал… Прости.

Едва слышный всхлип, и он заключает ее в объятья, нежно целует лицо с мокрыми дорожками слез, продолжая шептать «прости». Энергия уже легко струится между ними, полностью восстановив все повреждения нефа. Он осторожно и чуть неуверенно касается ее губ мягким поцелуем, опасаясь получить отказ, но она не протестует, наоборот целует его в ответ.

Теплый приглушенный свет разгонят чернильный мрак, позволяя им читать в глазах друг друга: боль, надежда и любовь… они не пытаются ничего скрыть, между ними не место для тайн. Ее пальцы медленно скользят по его груди, зарываются в волосы, вызывая судорожный вздох, губы встречаются в головокружительно сладком поцелуе. Энергия между ними уже буквально искрит. Девушка выгибается в руках нефа, стремясь быть ближе к нему. И тут он в отчаянии вспоминает, что сейчас не она реагирует на его прикосновения и поцелуи, сейчас за нее говорит тот сладкий яд, что она по незнанию выпила. Едва сдерживая стон отчаяния, Разрушитель садится на кровати и притягивает ее к себе, даря успокаивающее тепло объятий.

— Что случилось, Ру? — удивляется Анита перемене его настроения, одновременно чувствуя, как ее тело наполняет покой.

— Ани, в той восстанавливающей жидкости был яд азера, — осторожно ответил неф, на всякий случай сильнее прижимая ее к себе.

— Ох, — удивленно выдохнула она. — Но каким образом он туда попал?

— Да как тебе сказать, — немного смутился Разрушитель. — Видишь ли, это результат своеобразного чувство юмора создателей Храма.

— Я не понимаю, Ру. Причем тут юмор? — слегка нахмурилась девушка.

— Ани… — он запнулся и тяжело вздохнул, чуть кривовато улыбнулся, но все же продолжил: — Можно сказать, что в этом есть и моя вина.

— Как это?

— Когда-то я поспорил, что ничто не сможет заставить меня сделать то, чего я не хочу, чего не запланировал. Тогда как раз достраивался этот Храм, а Кори, моя младшая сестренка была той, что создавала систему жизнеобеспечения, — он вздохнул и виновато на нее посмотрел. — Она добавила в структуру обеспечения питания один лишний компонент — яд азера.

— Ох!

— В тот момент мы были в ссоре, и она хотела меня проучить. Знаешь, Ани, ей это почти удалось, — он чуть слышно рассмеялся. — Именно в Храме проходили испытания нового вида биоброни. Тогда из нас семнадцати с катушек не слетел только я. И то потому, что жил один. Самое смешное, что никто так ничего и не понял. Были попытки все списать на несовершенство биоброни, но испытания, проводимые в другом Храме отмели эту версию напрочь. Техники бы долго еще пытались разобраться, но медики все выяснили моментально.

— Анализ крови, — догадалась Анита.

— Да, — подтвердил неф. — В крови всех нас были найдены следы измененного яда азера. А этот яд, смешиваясь с составом восстанавливающей жидкости, без которой невозможно полноценное функционирование биоброни, превращается в сильнейший наркотик, стимулирующий и снимающий все запреты с сознания, обостряющий все чувства и желания.

— И что ей потом за это было?

— Ее похвалили.

— ЧТО? — Анита пораженно уставилась на нефа.

— Я же говорю, что у ученых забавное чувство юмора, — рассмеялся Разрушитель. — Им понравилась ее идея «проверки на прочность» воли носителей брони. Ведь под действием этого наркотика носитель полностью раскрывался: слабости, желания, надежды, предпочтения, а еще страхи и устойчивость к соблазнам. Так что яд был добавлен в систему обеспечения пищей во всех Храмах, что строились позднее.

— Изверги, — буркнула девушка.

— Относительно, Ани, — неф философски пожал плечами. — Тогда шла война, а это был очень быстрый способ выяснить предел прочности людей.

— Все равно, это жестоко.

— Не спорю. Но закаляет характер быстро.

— И как же ты справился?

— Все просто, — он чмокнул ее в нос и поделился:- холодный душ и физические нагрузки приводят в относительную норму, когда ты уже можешь себя контролировать.

— А больше никаких вариантов? — она с надеждой на него посмотрела. — Не люблю холодный душ.

— Неженка, — он ласково заправил ей за ухо выбившуюся из косы прядь волос. — Можно попробовать найти портативный анализатор и перед тем как есть проверять все продукты.

— И где его искать?

— Где-то в Храме. А пока остается душ и нагрузки. И еще обычный сон, Ани, — Рунихера нахмурился, чувствуя как ее пальчики начинают рисовать узоры на его груди, а дыхание ускоряется.

Сейчас у него совершенно не было сил противиться искушению, он уже давно был на грани. Желание воспользоваться тем, что она буквально горит от яда, и соблазнить ее было слишком сильным. Но это было неправильно, и это он отчетливо понимал. Неф прижался губами ко лбу девушки и с сожалением произнес:

— Спи, Ани, — и она мгновенно погрузилась в сон.


Она находилась в невероятно красивой, изящно обставленной спальне, половину которой занимала огромная кровать с балдахином. Мягкий теплый свет играл на темном бархате покрывала, высекая бордовые искры. Анита удивленно моргнула и вдруг оказалась в теплых объятьях подошедшего сзади мужчины. Его горячие губы коснулись ее обнаженной шеи, скользнули по открытому платьем плечу, а бархатный шепот просто ошеломил:

— Ты так прекрасна, шерити. Никто не в силах сравниться с тобой.

Она медленно повернулась в его руках и встретилась с восхищенным взглядом, горящих алым глаз потрясающе красивого незнакомца. Он неуловимо напоминал Рэма: та же фигура, тот же гордый разворот плеч, то же ощущение опасности и тьмы. Но в то же время он был другим — аура властности и повелительности, а еще некой жесткости, возможно даже жестокости неуловимо окутывала его подобно плащу. Его красота была хищной, чуть резкой, но от этого даже более яркой.

— Анита, — выдохнул он и, склонившись, коснулся нежным и легким, как прикосновение бабочки, поцелуем ее губ.

Казалось, это легкое прикосновение буквально воспламенило ее, свело с ума, она сама потянулась к нему, зарылась пальцами в его длинные темные в полумраке комнаты волосы и ответила на поцелуй. Его взгляд был полон нежности и любви, когда его руки уже властно привлекли ее еще ближе, а пальцы принялись чувственно ласкать кожу спины в глубоком вырезе платья. Он смотрел на нее как на самое большое во всей вселенной сокровище. Миг, и он вновь покрывает поцелуями ее лицо, шею, плечи, настойчиво избегая губ.

— Ты не пожалеешь, — шепчет он своим сводящим с ума бархатным голосом. — Ты никогда не пожалеешь. Прошу, скажи да, Анита. Умоляю.

Его невероятно чувственные прикосновения и сладкие поцелуи дурманили, заставляли ее тело выгибаться в его руках. Его глаза соблазняли, умоляли, просили, манили.

— Да, — выдохнула девушка не в силах противиться его притягательности.

Счастье зажигается в его глазах, и он дарит ей головокружительно жаркий поцелуй. Остатки разума покидают ее, она растворяется в его прикосновениях, нежных и страстных поцелуях. Ее платье падает на пол следом за его рубашкой. Он подхватывает ее на руки и, не прекращая целовать, несет к кровати. На миг она приходит в себя, когда ее обнаженная кожа касается атласа простыней, но следующий нежный, но настойчивый поцелуй забирает с собой все сомнения. Ее руки скользят по его груди, поднимаются вверх, она обнимает его и притягивает еще ближе. Тихий стон срывается с его губ. И шепот на грани слышимости:

— Только не передумай, любимая.

Снова нежные, сладкие поцелуи и обжигающие прикосновения, и вот уже ее стон раздается в тишине комнаты. Она тает в его руках, теряется в поцелуях, непроизвольно выгибается, стараясь стать еще ближе. Еще один стон срывается с ее губ. Его горящие глаза встречаются с ее и…

И громкий настойчивый голос, зовущий ее по имени, разбудил ее. Она резко села на кровати, судорожно ловя открытым ртом воздух.

Исао проснулся от стонов девушки, беспокойно метавшейся во сне. Он дотронулся до ее плеча и позвал:

— Анита, — но она не отреагировала, тогда он слегка встряхнул ее, но так же не добился ни малейшей реакции. Он вспомнил, как выглядел ее неф, перед тем как они исчезли, и по его спине пронесся холодок страха: неужели она поплатилась за действия Кори. Мужчина сильнее встряхнул ее, а потом еще и еще, не переставая громко звать по имени. И когда он уже почти отчаялся, Анита вдруг распахнула невидящие глаза и стремительно села. Ее кожа горела, она тяжело дышала и, казалось, была совершенно дезориентирована. Подумав, что ей не хватает энергии, Исао схватил с тумбочки бокал с восстанавливающей жидкостью и поднес к ее губам.

— Выпей это, — напряженно попросил он, и она, прильнув к бокалу, жадно выпила все до дна. — Сейчас тебе станет лучше, — облегченно перевел дух, советник Темного, осторожно обнимая ее за плечи и наблюдая, как ее глаза проясняются.

Успокаивающими движениями он поглаживал ее спину, ожидая пока пройдет колотящая ее дрожь, но она с каждым мгновением становилась сильнее. Вдруг девушка оттолкнула его и подняла на него полные ужаса глаза.

— Что ты мне дал? — паника звучала в ее голосе.

— Всего лишь восстанавливающую жидкость.

— О нет, — простонала она и покачнулась.

Мужчина поймал ее и привлек к себе. Она судорожно вздохнула, когда его руки коснулись ее кожи, а потом со стоном потянулась к его губам. От едва ощутимого прикосновения, его буквально тряхнуло и мгновенно бросило в жар. И теперь он мучительно хотел ее поцелуев, но она вырвалась и с криком «нет» исчезла в ванной, оставив его ошеломленного и жаждущего ее прикосновений.

Исао все еще пытался справиться с дыханием, когда Анита появилась на пороге: неестественно блестящие глаза, с мокрых волос капает вода… Он шагнул к ней, но она выставила вперед руку и быстро выдохнула:

— Яд азера в восстанавливающей жидкости.

Мужчина запнулся на полушаге и выругался. Теперь-то он понял, что именно происходило. Он понял, откуда взялся этот мучительный огонь, буквально сжигающий его, заставляющий совершать глупости. Еще раз выругавшись, он рванулся в ванную и прямо в одежде встал под ледяные струи душа…


Тахира

Рэм сосредоточенно взламывал ксей, что вытащил из кармана Янара, перед тем, как активировал регенератор. Вот он получил доступ и нашел нужную информацию. С каждым прочитанным словом мужчина все сильнее бледнел. Закончив, он осторожно положил ксей на стол, закрыл глаза и стиснул кулаки так, что побелели костяшки пальцев, изо всех сил сдерживая клокотавшую в нем ярость, под которой бились боль и отчаяние.

— Что там, Рэм? — встревожено спросил Лесной Властелин.

— Она на Кайтоне, — резко выдохнул тот, не открывая глаз.

— Боги, — простонали в один голос Дамир и Витольд, а Джун просто тихонько ахнула.

— Это еще не все, — голос Рэма чуть дрожал от переполнявших его чувств. — Ее туда телепортировали вместе с неизвестным мужчиной.

— Я убью их! — рыкнул Пустынный Властелин и попытался рвануть из комнаты, но был остановлен другом.

— Остынь! — холодно и жестко бросил Лесной Властелин.

— Они должны быть в Древнем Храме на ночной стороне планеты, — горький смех Рэма буквально приморозил всех к месту, — а ночь там продлится еще около шести с половиной стандартных суток. И именно на рассвете активируется обратный портал.

— Похоже у нас нет выбора, остается только ждать, — Витольд впился пальцами в подлокотники кресла, заставляя себе сидеть неподвижно.

— А ты вообще историю учил? — опалил его беснующейся в глазах тьмой Рэм. — На Кайтоне все Храмы с неприятным сюрпризом. В системе питания яд азера. Сладкий яд, будь он проклят!

— Только не это, — простонал Дамир, и сделав несколько неверных шагов, рухнул в кресло и закрыл лицо руками. — Боги, нет!

— Неужели ничего нельзя сделать? — Джун с надеждой посмотрела на посланца Темного Императора.

— Если бы я только мог… — он судорожно вздохнул и продолжил: — Если бы ее телепортировали одну, то я мог бы хоть сейчас пойти следом. Запретные леса меня не пугают. А в таком состоянии, как сейчас, я не то что двери Храма вынес бы, а разрушил до основания если бы понадобилось. Но их там двое, а значит я могу и не пересечься с ними.

— Почему? — удивился Витольд.

— Храм многомерен. Он связан с подпространством и какими-то временными сдвигами. Своего рода вершина технологий. Каждая его версия рассчитана не более, чем на двух человек, — пояснил Рэм. — Правда в некоторых Храмах зал для спаррингов бывает общим, — задумчиво добавил он.

— Думаешь и там он общий? — с надеждой спросил Дамир.

— Не знаю, но очень хотелось бы, — Рэм встал и чуть нервно прошелся. — Осталось выяснить так ли это. Значит придется поднимать Летописи и…

— У меня в библиотеке собраны все тома, — Лесной Властелин стремительно поднялся. — Чем быстрее начнем, тем быстрее что-нибудь выясним.

— Тогда ищите в летописях, а я вернусь на Акелдаму и поищу в технической библиотеке, — предложил Рэм.

— Кто первый найдет, даст знать остальным, — произнес Дамир и их взгляды столкнулись, едва не искря.

— Договорились, — усмехнулся Рэм и стремительно покинул Дворец.

Посланец Темного Императора прекрасно знал, что шанс найти в летописях такие технические подробности ничтожно мал. Оставалось надеяться, что он сможет найти нужную информацию среди вала технических записей и дневников ученых. Жаль, что его неф не владеет информацией о том периоде, а то все было бы намного проще. От одной только мысли, что Анита заперта с каким-то незнакомцем в Храме, ему хотелось разнести все. А мысли, что она под действием сладкого яда, буквально выворачивали наизнанку. Он сделает все, лишь бы побыстрее вытащить ее оттуда. А там… он знает как помочь ей все забыть, как кошмарный сон…


К вечеру того же дня Лесной Властелин, устав от чтения бесполезных Древних летописей и ругаясь сквозь зубы, вынужден был, соблюдая договора, сообщить обоим Императорам про массовое нападение фоморов на нубит. И если для Императора Нифонта информацию принял его секретарь, то Темный Император ответил лично.

— Витольд, — кивнул Темный, выглядевший необычайно бледным.

— Такеши, — ответил тот.

— Что-то произошло?

— В саду моего дворца было совершено нападение на нубит. Двенадцать воинов-фоморов, — решил не ходить вокруг да около Лесной Властелин.

— Боги! — алые глаза Такеши вспыхнули ярче. — Что с нубит?

— А разве Рэм еще не доложил?

— Мне хотелось бы услышать вашу версию, — лицо Темного Императора стало абсолютно непроницаемо, однако в голове проскальзывали насмешливые нотки.

— Я поддержу его версию, — осторожно высказался Витольд.

— Значит она таки на Кайтоне. И попала туда из-за Морского и Горного властелинов.

— Эээ… боюсь это так, — Вит чувствовал, что идет лезвию клинка: одно неверное слово и не миновать ему огромных проблем, если не с одной, то уж с другой стороной так уж точно. — Но у них были самые хорошие намерения.

— Да ну, — фыркнул Такеши и прищурился. — Сделаю вид, что поверил. А что там с фоморами?

— Странные они какие-то, и вооружение у них необычное. А еще у одного из них был найден ксей.

— Ксей? И что же на нем.

— К сожалению, у меня нет такого специалиста, чтобы снять информацию, — скрипнул зубами от досады Лесной Властелин.

— У меня есть, Витольд, — серьезный взгляд глаз и деловой тон. — Перешлите мне этот ксей телепортом, и обещаю, что вы получите информацию с него, как только ее снимут.

— Такеши…

— Соглашайтесь, у меня лучшие специалисты с этой сфере. Да вы и сами об этом знаете.

— Хорошо, ждите в течении получаса, — принял решение Витольд, а Темный только кивнул и отключился.

Лесной Властелин вздохнул и отправился к специальному телепорту для почты, как бы он ни хотел утаить информацию от Темного, возможно там было что-то важное. Он так же понимал, что обратно получит едва ли половину расшифрованного. Мужчина поморщился — да, ему уже давно надо было заводить своих спецов, но все как-то руки не доходили, правда и нужды особой не было, а тут вдруг резко понадобилось. Приняв решение исправить это упущение, Витольд запаковал и отправил обнаруженный ксей, дождался подтверждения получения и оправился обратно в библиотеку перерывать книги.


Акелдама

Рэм напряженно размышлял, чем могло быть вызвано такое нападение фоморов на Аниту, и никак не мог понять. Это было очень странно, ну никак не могла она заинтересовать фоморов. Даже если и предположить, что они узнали, что она носитель, и ее неф легендарный Рунихера, то… Нет, все равно остается неясным зачем им она или ее смерть. Разрушитель хоть и отлично разбирается в технологиях, но все же в первую очередь он воин, к тому же он и не может знать где хранится самое разрушительное оружие древних, что однажды чуть не погубило всех. Да, задачка была та еще. Мужчина вздохнул и забрал переданный Лесным Властелином ксей. Вот уж никогда он не мог бы подумать, что Витольд согласится сотрудничать с Темным Императором, а тем более так запросто отдать ему ксей с информацией неизвестного содержания, тем более, что он не мог не понимать какая мизерная ее часть имеет шанс вернуться к нему обратно. Рэм усмехнулся, похоже Анита сильно зацепила Лесного, раз тот готов на такие поступки, ради призрачной надежды узнать что послужило причиной нападения на нее фоморов. Он тряхнул головой и быстрым шагом направился в самую охраняемую часть дворца Темного Императора, где находился секретный вход в подземные лаборатории.

Пройдя множество уровней защиты, Рэм вошел в комнату, где перед кучей экранов сидела девушка с длинными кроваво-красными волосами, собранными в высокий «хвост». Ее пальцы буквально порхали над сенсорной клавиатурой, в то время, как она наблюдала за изменяющимися данными сразу на пяти экранах.

— Что-то отобрала, Глори? — теплая улыбка появилась на губах мужчины.

— Вот смотри, — она радостно улыбнулась ему в ответ и ткнула на экран перед собой, — здесь список файлов, в которых есть упоминание интересующей тебя информации.

— Так много, — выдохнул он, подходя ближе и, отперевшись на ручки ее кресла, заглядывая через ее плечо на все увеличивающийся перечень файлов.

— Убери от нее свои руки! — раздался от двери яростный приказ, и дверь с легким шипением закрылась за вошедшим темноволосым мужчиной.

— О, привет Даичи, — повернулся Рэм и, встретившись с метавшими молнии серо-стальными глазами советника Темного Императора, чуть не рассмеялся. — Ты что-то хотел? — его пальцы нежно скользнули по плечу девушки. Он явно хотел узнать как далеко может зайти этот невозмутимый кусок льда.

— Руки убрал! — обычно непроницаемо-холодные прозрачно-серые глаза вошедшего сузились и буквально пылали от ярости, а руки сами с собой сжались в кулаки.

— Никак ревнуем, — буквально промурлыкал Рэм и улыбнулся своей неотразимо-искушающей улыбкой. — И кого конкретно? Не меня случаем? — его голос буквально был пропитан соблазном, как и шаги, исполненные ленивой грации, что неумолимо сокращали расстояние между мужчинами. Вот он замер на расстоянии вытянутой руки и, полуприкрыв глаза, бархатно произнес: — Думаешь стоит?

Советник Темного вспылил и попытался ударить, но Рэм играючи уклонился и рассмеялся:

— Что-то бы стал неповоротлив. Никак стареешь.

Сдавленные проклятия и Даичи, превозмогая боль в избитом теле, разъяренным демоном бросился на противника, но тот грациозно уходил от его атак с насмешливой улыбкой на губах. С губ непомнящего себя от ревности советника сорвалась едва слышная фраза, закончившаяся словом игрушка, и Рэм, мгновенно побледнев, сжал кулаки, намереваясь стереть оскорбление кровью, как вмешалась Глори.

— Прекратили оба! — ее резкий окрик заставил обоих мужчин замереть на месте. — Рэм, прекрати вести себя как ребенок. Неужели ты не видишь, что ему и так больно. А ты, Даичи, разве ты не знаешь, как сильно ему нравится своей игрой доводить окружающих. Боги, да вы оба как маленькие дети!

— Глори, я… — начал было Даичи, но потом замолчал и, просто медленно подойдя, опустился перед ней на колени, с отчаянием вглядываясь в глаза любимой.

— Что ты творишь? — ахнула она, никогда не ожидавшая от него такого поступка.

— Я так боюсь тебя потерять, — глухо сказал он, обнимая ее колени. — Все знают, что перед Рэмом невозможно устоять. И увидев его так близко склонившегося к тебе… и твою улыбку, адресованную ему… я подумал, что ты выберешь его.

— Даичи… — девушка медленно перевела взгляд с любимого на Рэма, что задумчиво смотрел на них, и в его глазах не было ни тени насмешки.

— Глори, если таков твой выбор, я пойму, — тихо произнес мужчина, нежно прикасаясь губами к ее руке, — и отпущу… Только молю, потом вернись ко мне…

Рэм потрясенно выдохнул: такого он себе даже и представить не мог.

— Даичи, — Глори мягко дотронулась до покрытого ссадинами лица советника и осторожно дотронулась поцелуем до его губ, — тебе не о чем переживать, мы с Рэмом…

— Просто друзья, — закончил за нее тот, помогая Даичи подняться и сесть в пустующее кресло. — Без обид, советник. Она слишком хороший друг, чтобы это портить ради одной ночи, — он лукаво улыбнулся, — пусть и потрясающей.

— Хватит, Рэм, — фыркнула девушка и шутливо двинула его кулаком в живот, — бросай свои игры, у нас работы полно.

— Как скажешь, шерити, — он примирительно поднял руки, — как скажешь. Я принес ксей фоморов, глянешь что не нем? — быстро сменил он тему. — Он на столе.

— Сейчас мы тебя откроем, — любовно поглаживая ксей пробормотала девушка, полностью погрузившись в интересную проблему, а Рэм тем временем занял ее место и стал просматривать отобранные программой файлы.

— Так ты и правда не собирался соблазнять Глори? — не выдержав спросил Даичи.

— Правда, — не отвлекаясь от работы ответил Рэм. — Я просто хотел проверить кое-что.

— И что же?

— Проверил.

— И?

— Я понял, что ты ее безумно любишь и не навредишь. Даже на меня не купился, — Рэм бросил взгляд на ошарашенного советника Темного, — значит изменять больше не будешь.

— Откуда…

— Тише, не стоит ей знать о нашем разговоре, пусть думает, что я просто решил поиграть. Откуда узнал? Слухами земля полнится, — хмыкнул Рэм, пробегая глазами очередной файл. — О вас теперь много говорить будут.

— Боги! — простонал Даичи и попытался схватиться за голову, но замер и, медленно выдохнув, осторожно опустил руки.

— Зря ты поднял с кровати, — неодобрительно покачал головой Рэм. — Боль ведь толком двигаться не дает, сегодня еще хуже, чем вчера.

— Ты это о чем? — сделал непроницаемое лицо Даичи.

— Так, — Рэм кивком указал на лицо советника, — бьет только один человек, и он знает как доставить максимально боли и не изуродовать.

— Фоморы тебя забери, — прошипел Даичи. — И многие уже знают, что я сцепился с Такеши?

— Никто не знает, — ободрил его Рэм. — Вот Исао мог бы по твоему виду все понять, но он куда-то исчез. А больше никто ничего и не заподозрит.

— Спасибо, утешил.

— Пожалуйста, — сверкнул улыбкой Рэм и повернувшись к Глори спросил: — Ну как там дела?

— Аааа, — дальше девушка просто выругалась так, что Даичи опешил, а Рэм встал и подошел к ней.

— Не получается? — мягко спросил он.

— Ни фомора! — подтвердила она. — Ничего не понимаю…

— Давай я попробую, а ты пока просмотришь файлы, — предложил мужчина.

— Потом расскажешь как? — попросила девушка, принимаясь за чтение.

— Конечно, шерити, — ответил он, подключая свой ксей и начиная взлом.

— Хочешь сказать, что он лучше тебя? — удивленно посмотрел на Глори Даичи.

— Намного лучше, — подтвердила она. — Если кто и сможет вскрыть этот ксей, то только Рэм.

— Так, а чего я еще о нем не знаю? — потрясенно протянул советник, вдруг резко осознавший, что игрушка прошлого императора не так прост, как старается казаться.

— Много чего, — хохотнул Рэм, пальцы которого летали над клавиатурой его ксея.

— Поделишься?

— Ни за что, — Рэм довольно рассмеялся. — Получилось! Сейчас скачаю все, а потом буду разгребать.

— Ты гениален! — Глори восторженно на него посмотрела. — Раз-два и уже взломал.

— Вообще-то я его просто разобрал, и подключил носитель напрямую к своему, — пожал плечами Рэм. — С той защитой, что на нем стоит, так намного быстрее.

— Вот ведь, а я и не подумала, — чуть нахмурилась девушка.

— Я так делаю только потому, что у мы ограничены во времени, иначе все же попытался бы взломать.

— Почему?

— Потому что теперь этот ксей ни на что не годен и вскрыть кодировку уже не получится, а было бы время, у нас мог бы остаться готовый алгоритм кодировки защиты фоморов.

— Тогда зачем было разбирать? — нахмурился Даичи. — Эта информация бесценна.

— У нас сейчас приоритет другой, — возразил Рэм, принимаясь просматривать скачанные файлы.

— Какой такой приоритет? Что может быть важнее этого?! — вспылил советник, но ответом ему была тишина. — Какого… — начал он, но осекся, увидев, как побледнел Рэм.

— Что с тобой? — встревожено обернулась к другу Глори.

— Боги, нет, — раздался хриплый шепот, а потом Рэм вскочил, перевернул стол, подхватил кресло, запустил им в стену и вихрем вылетел сквозь дверь.

Из коридора послышался грохот, отчаянный крик «нет», а потом глухие звуки ударов.

— Что с ним? — советник Темного с ужасом смотрел на остатки некогда самой прочной двери, на испытаниях доказавшей, что ее не то что повредить, но даже поцарапать невозможно.

— Сейчас посмотрим, что он там увидел, — девушка подняла ксей и перевела вывод информации на центральный экран, на котором сразу же появилось изображение Исао и несколько строчек пояснения, из которых выходило, что он был целью.

— Так, похоже те фоморы охотились за Исао, а не за нубит, как мы думали, — задумчиво протянул Даичи. — Но почему Рэм так отреагировал? Они конечно друзья, но…

— Боги! — потрясенно распахнула глаза девушка переводя взгляд с изображения Исао на текст в отрытом файле и обратно. — Рэм… — выдохнула она и бросилась следом за ним…


Миновав двери, Глори вздрогнула, коридор был похож на поле боя: сорванные и разломанные картины, деформированные двери и стены, а еще кровь… следы крови были везде. Девушка не на шутку испугалась за друга и метнулась к еще одной жестоко вынесенной им двери. Она шагнула в искореженный проем и замерла: комната была разнесена полностью, а на полу возле дальней стены, закрыв лицо разбитыми в кровь руками, безжизненно сидел Рэм. Глори осторожно подошла, опустилась возле него на колени и мягко коснулась его плеча.

— Рэм, — тихо позвала она.

— Уходи, — его хриплый голос был едва слышен и буквально пропитан отчаянием.

— Нет, — она решительно отвела его руки и заглянула в потухшие глаза. — Рэм, она так дорога тебе?

Отчаянный стон, и он закрыл глаза.

— Ты даже не представляешь насколько, — разрывающий душу шепот.

— Все обойдется, — Глори мягко обняла его, ощущая его боль, пробивающуюся сквозь холодную обреченность.

— Ты не понимаешь, — он открыл полные муки глаза, — он может убить ее…

— Нет, он ее не тронет, — уверенно возразила девушка.

— Он уже не раз посылал к ней убийц… А теперь пошел за ней сам. Он сильнее ее, Глори, сильнее и опытнее.

— Если уж ты не смог ее убить, то и он не сможет, — твердо произнесла она. — Ты намного более безжалостен, Рэм, чем Исао. Поверь, она жива.

— Мне так хочется в это верить, — тень надежды мелькнула в его глазах.

— Так верь! Перестань терзаться зря, — Глори крепко прижалась к нему, сдерживая готовые пролиться слезы: Рэм заслуживал счастья, как никто другой заслуживал, слишком уж много боли выпало ему, — лучше пойдем искать способ попасть в тот Храм. Вдвоем мы обязательно что-нибудь придумаем, — и она ободряюще ему улыбнулась.

— Ты настоящее сокровища, шерити, — мужчина встал на ноги и помог подняться девушке. — Спасибо, — благодарность в его глазах за поддержку была сильнее любых слов.

— Что, фоморы подери, тут произошло? — раздался с порога потрясенный голос Даичи.

— Я немного сорвался, — просто ответил Рэм, пропуская вперед девушку и следуя за ней в коридор.

— И это немного? — фыркнул советник Темного.

— Если бы Рэм сорвался полностью, то от дворца ничего бы не осталось, — между делом бросила девушка, неспешно следуя по коридору обратно.

— Что? — ахнул Даичи и буквально впился взглядом в Рэма.

— Успокойся, я уже не опасен, — ответил тот, открыто встречая его взгляд.

— Что это было, Рэм? — тихо спросил советник, когда Глори уже скрылась из виду.

— Ты видел информацию, из ксея? — после недолгого колебания спросил Рэм, Даичи кивнул, а он чуть прищурился. — И ничего не понял?

— Я знаю, что ты и Исао друзья, но…

— Фоморы, что якобы напали на нубит, на самом деле охотились за Исао.

— Я это и сам понял.

— Исао отправился за жизнью нубит самостоятельно.

— И это я уже знаю…

— Нубит была телепортирована на Кайтону вместе с Исао.

— Ну тогда он жив, не понимаю, почему ты так разошелся, — пожал плечами советник. — Даже если он уже прикончил девку, Такеши слишком ценит его, чтобы убить…

С яростным рыком Рэм прижал Даичи к стене и выдал:

— Анита не девка!

— Боги, — пораженно вытаращился советник Темного Императора, — да ты же любишь ее.

— Люблю, — Рэм резко отпустил Даичи и отвернулся, — люблю больше жизни…

— Рэм, — после небольшой паузы сказал советник, — не факт, что Исао убьет ее. В Храме он этого точно сделать не сможет…

— Это храм на Кайтоне, — стиснул зубы Рэм. — Там в пище яд азера. Ты хоть раз видел, что происходит с теми, у кого в крови бушует сладкий яд?

— Боги…

— Теперь ты понимаешь каково мне осознавать эти оба варианта и не иметь возможности что-либо изменить.

От проскользнувших в голосе Рэма ноток отчаяния, советник вздрогнул. От одной только мысли, какую боль должен испытывать тот, зная, что его любимая сейчас под действием наркотика заперта с другим, и этот другой — близкий друг, его бросило в дрожь.

— Если я могу чем-то помочь…

— Можешь помочь искать в файлах информацию про Храмы Кайтоны, — тихо предложил ему Рэм, и Даичи согласился.


Темный Император тяжело вздохнул и быстро набрал на ксее вызов Лесного Властелина.

— Такеши, — буквально мгновенно ответил тот, старательно прикрывая собой затаившуюся в его кровати девушку.

— Помешал? — понимающая лукавая улыбка появилась на губах Темного.

— Говорите, — чуть сузил глаза Витольд.

— И кто это там у тебя? — ухмыльнулся Такеши, наблюдая как его собеседник медленно заливается краской и сжимает кулаки. — Какая фигурка…

— Чего ты хотел? — рявкнул Лесной Властелин, рывком накрывая девушку одеялом.

— О, — хохотнул Темный, заметивший мелькнувшее лицо девушки, что так старательно пытался скрыть Витольд, и иронично протянул: — А Нифонт в курсе, что ты с его сестрой развлекаешься?

— Фоморы тебя забери, Такеши! — Лесной Властелин разом побледнел.

— Значит не в курсе, — сделал правильный вывод Темный Император и лукаво улыбнулся. — Не переживай так, от меня он точно ничего не узнает. Хотя…

— Так что там за информация? — Джун медленно обвила руками любимого и выглянула из-за его плеча, насмешливо сверкая глазами. — Не тяни, мы тут немного заняты.

— Как можно отказать такой красавице, — ослепительно улыбнулся Такеши и чуть склонил голову: ему импонировала ее смелость.

— Шигео, хватит игр, — соблазнительно пропела она, начиная мягко скользить пальчиками по обнаженной груди Витольда, у которого от этого просто перехватило дух.

— И где же ты этому научилась? — выдохнул Темный, мгновенно перестав улыбаться — уж слишком чувственным был ее голос, да и картинка становилась все откровеннее.

— Да так, — лукаво сверкнула она глазами, — за Рэмом внимательно наблюдала…

— Вот как, — глаза Темного вспыхнули алым огнем, и он неслышно выругался.

— Информация, Такеши, — напомнила Джун, улыбаясь приторно нежно.

— Как скажешь, принцесса, — вдруг ухмыльнулся он, а взгляд его вдруг стал тяжелым и очень горячим, хотя голос так и остался спокойным и ровным. — Ксей удалось взломать. Единственная информация, что там была касается цели фоморов. Задачей той группы было уничтожить не нубит, а моего советника Исао. Похоже ей просто не повезло оказаться рядом с ним во время нападения.

— И что же он делал на Тахире? — нахмурился Лесной Властелин. — Тем более, что я не давал позволения на его присутствие.

— Вернется, спрошу, — небрежно пожал плечами Такеши и обращаясь к Джун с обворожительной соблазнительной улыбкой добавил: — Жаркой ночи, принцесса, — и отключился.

Выключив экран, Темный Император погрузился в задумчивость. Сестра Нифонта открылась с неожиданной стороны: девушка была чрезвычайно умна, красива и к тому же невероятно чувственна. Жаль, что она была сестрой его врага, но ее связь с Витольдом его радовала. Этот козырь может еще сыграть ему на руку. Он хмыкнул, а потом чуть поморщился: он действительно сказал правду Витольду — в том ксее была информация только про Исао, но ему вряд ли поверили. Мужчина вздохнул и устало прикрыл глаза. Как же ему не нравилась эта странная активизация фоморов, особенно когда он никак не мог понять ее причины, а значит и не мог спрогнозировать дальнейшие их действия. Он потер виски: голова болела нещадно. Такеши поднялся и направился в спальню, сейчас ему просто необходимо было хоть несколько часов сна, иначе он рисковал в скором времени просто потерять над собой контроль.

Скинув одежду, Темный Император, скользнул на атласные простыни и усилием воли заставил себя расслабиться. Последним, что он видел, перед тем как погрузиться в глубокий сон, было лицо нубит с нежной улыбкой на таких желанных губах…


Нубит была здесь, в его спальне. И от ее утонченной красоты у него просто захватывало дух, восхищение горело в его глазах: мягкий теплый свет играл искорками в ее волосах, золотил кожу плеч и спины, соблазнительно обнаженным рискованным фасоном платья. Его тянуло к ней как магнитом. Не в силах удержаться, Такеши неслышно приблизился к ней и обнял, тихо млея от ощущения ее тела в его руках. Она манила и соблазняла, он буквально пылал. Со стоном капитуляции, мужчина еще крепче прижался к ее спине, а губы бережно коснулись ее обнаженной шеи, в нежнейшей ласке скользнули по плечу.

— Ты так прекрасна, шерити. Никто не в силах сравниться с тобой, — едва сдерживаясь шептал он между поцелуями.

Она медленно повернулась в его объятьях, и он буквально утонул в ее удивленно распахнутых колдовских сияющих глазах.

— Анита, — выдохнул Такеши и, склонившись, коснулся нежным и легким, как прикосновение бабочки, поцелуем ее губ.

Невыносимо острое наслаждение затопило его, буквально сводя с ума, когда она ответила, потянулась к нему, зарылась пальцами в его комнаты волосы. Он чувствовал, как его переполняет безграничная нежность и любовь. Его сердце неистово билось, руки притягивали ее еще ближе, пальцы чувственно ласкали кожу ее спины. Сейчас для него существовала только она, его нубит, его шерити, его самое большое сокровище. Он уже не может не целовать ее, это выше его сил. Соблазн слишком велик, и он вновь покрывает поцелуями ее лицо, шею, плечи, настойчиво избегая губ. Ведь стоит ему коснуться ее сладких губ, и он пропадет окончательно, а она еще не ответила ему.

— Ты не пожалеешь, — шепчет он, уговаривая ее дать ответ. — Ты никогда не пожалеешь. Прошу, скажи да, Анита. Умоляю.

Ее тело отвечает на каждый его поцелуй, каждое прикосновение, она выгибается в его руках. Боги, как же она соблазнительна, как же чувственна.

Согласие срывается с ее губ, когда он уже и не надеется это услышать. Чистое и незамутненное счастье пронзает его, и он дарит ей головокружительно жаркий поцелуй. Ее платье падает на пол следом за его рубашкой. Он подхватывает ее на руки и, не прекращая целовать, несет к кровати. На миг она приходит в себя, когда ее обнаженная кожа касается атласа простыней, удивление и нерешительность появляются в ее глазах. Такеши медленно склоняется и нежно, но настойчиво целует ее, готовый отступить, если она решит сказать «нет», но Анита отвечает. Ее руки скользят по его груди, поднимаются вверх, она обнимает его и притягивает еще ближе. Тихий стон срывается с его губ, и он едва слышно шепчет, касаясь губами ее губ:

— Только не передумай, любимая.

В ее глазах не сомнений, она улыбается ему, и он снова дарит ей нежные поцелуи и обжигающие прикосновения. Ее стон сладчайшей музыкой раздается в тишине комнаты. Она тает в его руках, теряется в поцелуях, непроизвольно выгибается, стараясь стать еще ближе. И он готов дать ей все и даже больше. Такеши уже буквально дрожит от нетерпения, на один долгий миг их горящие глаза встречаются и…


Громкий и резкий звук прервал сон Темного Императора: сработал экстренный коммуникатор. Судорожно пытаясь справиться с дыханием, мужчина едва слышно застонал. Боги, каким же ярким и реалистичным был этот сон, настолько реалистичным, что тело нестерпимо требовало продолжения. Он хрипло и отчаянно рассмеялся.

— Да, — рявкнул Такеши, мысленно подключаясь к коммуникатору, взвывшему еще раз.

— Нападение фоморов, — холодный и встревоженный голос Даичи резанул слух. — Периметр прорван. Они скоро будут во дворце. Их слишком много у них два десятка дракардов и пятерка истребителей.

— Поднимай пилотов, — буквально подорвался с кровати Темный, мгновенно покрываясь легкой черной броней, одеваться времени просто не было.

— Два звена готовятся к взлету, но им не справиться с истребителями.

— Хватай Дайске и бегом готовить истребители. Встретимся там, — отдал распоряжение Такеши и сорвался с места, подхватив по дороге перевязь с парными мечами.

Темный Император вихрем пронесся по пустым коридорам дворца, остро сожалея, что рядом сейчас нет Исао — еще один пилот был просто жизненно необходим. Каким-то образом фоморы достали пять истребителей, а это уже было смертельно опасно: ни один дракард не сможет выстоять против истребителя. Каждая секунда промедления для него означала гибель его людей в воздухе, где уже шел ожесточенный бой.

Такеши на полной скорости запрыгнул в кабину своего истребителя и скомандовал взлет. Три хищные машины одновременно ворвались в небо, неся с собой хаос и разрушение…

Истребители фоморов успели хорошо потрепать противостоящие им дракарды, пока черно-красные истребители не включились в бой, и тогда в воздухе разразился настоящий ад. Такого яростно воздушного боя Акелдама не знала со времен последней Катастрофы.

Сбитые дракарды огненными птицами падали на землю, яростно взрываясь при ударе. Город полыхал, и только императорский дворец, защищенный силовым полем все так же гордо возвышался над всеобщим хаосом.

Такеши выжимал из своего истребителя максимум, бросаясь в самую гущу схватки и буквально снося шквальным огнем противников, а за ним неотступно следовали еще два истребителя, прикрывая своего императора от неожиданного удара в спину. И пусть у них не было его мастерства, они легко добивали оставшиеся после его яростной атаки машины противника. Вот они уже сцепились в отчаянном противостоянии с истребителями фоморов… скорость за гранью возможностей и невыразимая жестокость обоих сторон…

Изящный танец смертельных машин… Отчаянна битва пилотов и три истребителя фоморов становятся историей, исчезнув в ярких вспышках прямых попаданий, а сильно потрепанные оставшиеся два спешно отступают, но и черно-красные машины не избежали повреждений.

— Возвращайтесь, — резко отдает приказ Темный Император.

— Такеши, — пытается ему возразить Даичи.

— Они высадили десант! — отметает пререкания Такеши, яростно сверкая алыми глазами. — Вы нужны там. Они не должны добраться до лабораторий! Это приказ!

— Да, мой Император, — в один голос отвечают советники и разворачивают истребители.

— Боги! Ну почему это случилось сейчас?! — Темный в ярости бросается в погоню за серыми истребителями фоморов. Он понимает, что должен сбить их, просто обязан: нельзя оставлять такие технологии в руках врагов. Дракарды противника пытаются прикрыть отступление истребителей, но они просто ничто против его хищной машины. Ни один пилот не может с ним сравниться, и поэтому они обречены стать просто горящими осколками…

— Такеши! — отчаянный крик Глори прорывается сквозь помехи, едва он сбивает последний истребитель. — Фоморы во дворце, они прорываются в лаборатории. Не знаю, сколько мы сможем их еще сдерживать. Ты нужен здесь.

— Держитесь, скоро буду, — ответил он, разворачивая свою машину, с остатками дракардов фоморов теперь вполне могли справиться и без него.

— Поторопись, — настойчиво попросила она. — Системы защиты на последнем издыхании.

— Буду… — но он не успел ничего ответить, как экран вспыхнул ярким светом и погас. Такеши выругался и, заложив крутой вираж, совершил рискованную посадку прямо перед центральным входом во дворец. Он выпрыгнул из кабины и мгновенно ввязался в бой с одним из отрядов фоморов. Клинки пели у него в руках, сея смерть. Но и его противники тоже были сильными воинами, и вскоре его броня покрылась не только чужой, но и своей кровью. Однако он упрямо прорубался вперед к лабораториям, оставляя за спиной только кровь и смерть. Страх, что фоморы могут захватить технологии древних, что исследовались в подземных лабораториях, гнал его вперед несмотря на усталость и боль в ранах.

Вот Такеши достиг входа в подземную часть дворцы и похолодел: двери были выломаны, а пол коридора вперемешку покрывали залитые кровью тела защитников и нападавших. Он рванулся туда, где еще слышал отчаянное сопротивление.

Разъяренным демоном Темный Император напал с тыла на фоморов: его клинки молниями сверкали, разрубая тела, отсекая конечности, снося головы. Сейчас ему было не до осторожности, не до защиты: за спиной яростно обороняющегося Даичи было слишком опасное оружие, и оно ни в коем случае не могло попасть в руки фоморов. Он чувствовал, как с каждой новой раной сил становится все меньше, и еще больше ускорился, сейчас время играло против него. Вот его советник пал, сраженный фомором, облаченным в… био броню. Такеши в ужасе уставился на единственного живого противника. У него был шок: фоморы не могли использовать био броню, но бросившийся не него воин однозначно был фомором, и он был носителем. Один из клинков фомора пробил грудь, замершего на одно мгновение Темного Императора, заставив того отшатнуться и потерять мечи. Кровь хлынула у него изо рта, но он невероятным усилием удержался на ногах и выкинул вперед руку, одновременно срывая с себя все ограничения… Агонизирующий рев фомора, которого насильно разделяли с био броней был слышен далеко за пределами дворца.

Истерзанное тело фомора, в котором не осталось ни капли жизни, лежало в луже крови, а рядом, прислонившись спиной к стене и тяжело дыша, стоял Такеши, а в его руке была деактивированная био броня. Мужчина перевел взгляд на своего советника, изломанной куклой лежащего у неповрежденных дверей, и, выругавшись сквозь стиснутые от невероятной боли зубы, медленно пошел к нему. Каждый шаг давался ему с превеликим трудом: кровь толчками вырывалась из глубоких ран на груди, перед глазами плыло, а периферическое зрение уже окутывала тьма. Несколько метров показались ему километрами, но он дошел и рухнул на колени возле друга.

— Даичи, — позвал он и закашлялся, вновь чувствуя вкус кров на губах.

— Такеши, — едва слышный ответ и слабые пальцы целой руки хватают его за запястье, а в глазах бьется отчаяние. — Внутри Глори. Она отрубила все системы. Намертво… Глори снесла систему…

— Боги, — пораженно выдохнул Темный Император и снова закашлялся, в очередной раз подавляя готовый слететь в губ стон боли, — она же там застряла… Сейчас же даже вентиляция не работает.

— Спаси ее, прошу, спаси, Такеши, — умоляюще прошептал Даичи, его рука разжалась, а глаза подернулись пеленой близкой смерти. — Для меня все кончено, но ей еще можно помочь.

— Я спасу ее, — твердо пообещал тот, — но и тебе не дам умереть, друг.

Темный Император жестко прижал отобранную у фомора и находящуюся в спящем режиме био броню к буквально развороченной груди советника, одновременно посылая в нее активирующий импульс энергии. Миг и броня ожила: ленты взвились в воздух, опутывая тело уже теряющего сознание Даичи.

Такеши уперся одной рукой в пол, пытаясь отдышаться и одновременно не дать себе отрубиться, когда послышался топот. Он устало поднял голову и не сдержал вздох облегчения, когда понял, что к нему спешит Дайске в сопровождении еще трех воинов.

— Мой Император… — ужас показался в его глазах, когда он увидел, в каком состоянии сейчас находится Темный.

— Помоги встать, — спокойно попросил Такеши, отмечая, что его советник хоть и ранен, но совсем легко. — Нужно закончить с фоморами.

— Фоморов больше нет во дворце, мой Император, — помогая подняться отрапортовал Дайске. — Правда части из них удалось уйти, но их было совсем немного. Основная масса нападающих полегла здесь. Даичи сказал, что устоит и отправил меня защищать людей.

— Это он верно сделал, — прохрипел Темный Император и, вновь закашлявшись, сплюнул кровь. — Какие у нас потери? — пытаясь отдышаться, спросил он.

— Точных данных пока нет, но приличные, — советник взволновано смотрел на бледного, как смерть, Такеши, тяжело облокотившегося спиной на стену и едва удерживающегося на ногах: он явно был очень серьезно ранен. — Мой Император, вам срочно нужна медицинская помощь…

— Позже, — отрицательно мотнул головой тот и, со сдавленным стоном, заставил себя выпрямиться. — Сейчас главное быстро восстановить наши защитные системы и вызволить ученых из лабораторий.

— Но…

— Дайске, туда воздух не поступает. Они могут погибнуть. Глори может погибнуть, а я обещал Даичи вытащить ее.

— А что с Даичи? — взгляд советника заметался по телам, буквально усеявшим пол коридора, ставший алым от количества пролитой тут сегодня крови.

— Должен выжить, — Темный Император указал на фигуру, обернутую коконом био брони.

— Что это с ним? — резко побледнел Дайске и с ужасом уставился на своего Императора.

— Слияние с био броней. Сейчас его трогать нельзя, — пояснил тот и попытался самостоятельно сделать шаг, зашатался и чуть не рухнул на пол, но был подхвачен советником.

— Такеши, тебе срочно нужна помощь.

— А я уж думал, что не услышу, — тихий смех Темного закончился кашлем с новой порцией крови. — Ладно, помоги добраться до винного погреба.

— Ч-что? — удивлению мужчины не было предела.

— Нам нужно включить резервную систему, а оттуда быстрее всего попасть в древний центр управления, — тяжело опираясь на плечо советника, Такеши постепенно отключал все свои болевые центры. И пусть это было опасно, но только так он смог достаточно избавиться от терзавшей его нестерпимой боли, туманящей разум, а сейчас это было смерти подобно.

— Ты хочешь включить древний контур? — от потрясения Дайске даже перешел на «ты».

— Больше нет никаких вариантов, — усталость затопила алые глаза Темного Императора, чуть приглушив их страшный огонь. — Сейчас мы беспомощны перед любым нападением. Город не выдержит еще одного воздушного боя, а активировав древний контур, мы сможем развернуть защитный купол над всем городом.

— Такеши, у тебя не хватит энергии…

— Не волнуйся, я справлюсь, — чуть насмешливая улыбка коснулась окрашенных кровью губ Темного Императора. — Только нам надо торопиться, дорога каждая секунда, — он чувствовал, как неумолимо теряет силы.


— Да где ж этот Рэм?! — рыкнул Дайске и грубо выругался, когда они вошли в центр управления древним контуром, и Такеши рухнул в кресло и положил обе руки на панели управления, подсоединяясь таким образом к системе. — Он ведь тоже носитель и мог бы сделать это вместо тебя.

— Успокойся и не мешай, — попросил Темный Император концентрируя необходимую энергию для запуска системы.

— Неужели это он предал нас?

— О чем ты говоришь?

— Фоморы знали куда шли. У них были две цели: вытащить из подземелья своих и забрать из лабораторий древние технологии, и они прекрасно ориентировались во дворце. Возможно они пообещали ему…

— Рэм никогда не предаст, — тихо, но очень жестко высказался Такеши, и его взгляд наполнился тьмой — советник вздрогнул и отступил на шаг, а Темный горько усмехнулся и закрыв глаза спокойно добавил: — Сейчас я включу систему, а потом свяжусь с Рэмом, и ты убедишься, что он тут ни при чем. Сейчас Рэм исполняет мое поручение на Тахире.

— Но…

— Молчи, сейчас мне нужна тишина, — перебил своего советника Такеши, запуская первый импульс своей энергии вглубь сложнейшей древней системы, пытаясь пробудить ее Хранительницу. Еще два импульса буквально выпили все его силы — его колотила дрожь, голова кружилась, а слабость накатывала удушливыми волнами, но ему удалось задуманное — Астарта проснулась. Теперь еще нужно было успеть взять ее под контроль, пока она на разнесла тут все.

Мысленный поединок с Хранительницей окончательно измотал Темного Императора, но он все же выиграл, и она склонила перед ним голову, переходя в полное подчинение.

— Свяжи меня с Рэмом, — едва слышно попросил Такеши на миг прикрывая глаза и собирая остатки сил.

— С Рэмом? — легкий оттенок удивления проскочил в мелодичном женском голосе, раздавшемся как будто ниоткуда.

— Да, — подтвердил Темный и открыл практически совсем потухшие глаза. — Выведи его изображение на центральный экран, — и едва он это произнес, как с зажегшегося экрана на него и Дайске смотрел Рэм.

— Мой Император, — Рэм склонил голову в легком поклоне.

— Рэм, — странная улыбка мелькнула по губам Такеши, — где ты сейчас находишься?

— Там, куда вы еще вечером меня отправляли, мой Император, — в темных глазах Рэма промелькнуло удивление. — На Тахире. Выполняю ваше задание. А что что-то случилось?

— На нас напали фоморы, — рыкнул Дайске.

— Что? Я возвращаюсь…

— Нет, — перебил его Темный Император, отчаянно пытаясь сморгнуть тьму, потихоньку застилающую ему глаза. — Ты продолжишь собирать информацию о Кайтоне. Я свяжусь с тобой позже.

Рэм снова слегка склонил голову, нехотя принимая приказ Императора, который едва смог кивнуть Хранительнице, велев таким образом отключить связь. И как только экран погас, сознание Такеши соскользнуло в темноту.

— Ты чего встал как идиот! — резко прикрикнула на Даичи полупрозрачная женская фигурка, держащая за руку Темного Императора. — Быстро подхватил его и понес за мной. Я едва удерживаю в нем жизнь. Ему срочно нужно в регенератор.

Советник не заставил его просить дважды и уже меньше чем через минуту, опускал Такеши в странного вида регенератор, крышка которого автоматически закрылась.

— Вот и хорошо, — нежно улыбнулась Хранительница, — теперь мальчик выживет. А пока он восстанавливается, я займусь теми неотложными делами, что он просил сделать в первую очередь, — и ее призрачные глаза наполнились первозданной тьмой…


Кайтона

Анита проводила задумчивым взглядом мужчину, вихрем пронесшегося в ванную, и вздохнула — похоже им тяжело придется, если они в ближайшее время не найдут анализатор. Она вытерла голову полотенцем, успела заплести волосы в косу и натянуть тунику, когда Исао шагнул в комнату: босой и абсолютно мокрый с головы до облепивших ноги кожаных брюк, мышцы идеального тела напряжены, а в глазах все тот же лихорадочный блеск.

— Ты забрала все полотенца, — тихо сказал он, не в силах отвести от нее взгляд.

— Прости, — она подошла и протянула ему полотенце, — я не подумала.

Мужчина на миг замер, а потом осторожно взял полотенце, стараясь не коснуться при этом ее руки.

— Твои раны полностью зажили, — улыбнулась девушка и легонько провела по его коже в районе плеча, где не осталось ни малейших признаков глубоких ран.

Едва ее пальцы коснулись его, Исао ощутимо тряхнуло и бросило в жар, полотенце выпало из разом ослабевших пальцев.

— Что же ты творишь, Анита… — хрипло выдохнул он и со стоном прижал к себе, приникая к ее губам жарким поцелуем.

— Нет, — она едва смогла вынырнуть из чувственного дурмана и разорвать поцелуй. — Отпусти, — попросила девушка, чувствуя как сладкий яд огнем горит в ее венах.

Мужчина разжал руки и медленно отступил, буквально чудом сдерживая желание послать все подальше и не останавливаться. Каждая его клеточка буквально вопила о продолжении. «Как же Такеши мог такое терпеть», — промелькнула у него мысль и была мгновенно погребена под еще большей волной жара, когда она судорожно сглотнула и нервно облизала губы.

— Анита… — дернувшись, как от удара, простонал Исао, а девушка глубоко вздохнула, отошла еще на шаг и вдруг там упала и начала отжиматься. Мгновением спустя мужчина присоединился к ней.

Тяжело дыша, Анита села и с удивлением посмотрела на сосредоточенно отжимающегося Исао и ей мгновенно стало жарко. Она чуть не застонала вслух не в силах отвести глаз от игры мышц его рук и спины.

Буквально кожей почувствовав ее взгляд мужчина замер и медленно поднял голову: их глаза встретились, и у него перехватило дух.

— Не смотри на меня так, — простонал он переворачиваясь на спину и закрывая лицо руками.

— Прости, — девушка уже собралась снова отправиться под ледяной душ, когда он сел и искоса посмотрел на нее.

— Будь моим спарринг партнером, — попросил Исао. Как бы то ни было, а больше сотни отжиманий немного прояснили его голову, и он вспомнил, как помогал другу в подобной ситуации.

— Спарринг поможет?

— Да, — кивнул он, стараясь взять под контроль бунтующее тело.

— Идем быстрее, — поторопила она его, грациозно поднимаясь на ноги.

— Я догоню, — выдохнул он и стрельнул глазами в сторону дверей ванной комнаты. — Приготовь пока клинки.

— Хорошо, я буду тебя ждать в зале для спаррингов, — девушка резко отвернулась и буквально вылетела из комнаты, бросив на бегу: — Только поторопись.


Стоя под ледяными струями, мужчина коснулся горящих губ и закрыл глаза: как же его влекло к ней. Он вздохнул, признавая, что не яд виноват в этом, сладкий яд только усилил притяжение, обострил его. Коротко ругнувшись, Исао выключил воду и встал под холодные струи воздуха сушки. Уже в комнате надел брюки от специального костюма для тренировок, а потом и натянул и безрукавку, хоть прикосновение ткани сейчас и раздражало слишком чувствительную кожу.

— Помогите мне, Боги, — резко выдохнул он и помчался в зал, где его уже ждала Анита.

Мужчина замер на пороге, с восторгом наблюдая за грациозными и отточенными движениями девушки. Казалось, она танцует под одну только ей доступную музыку: плавные движения сменялись резкими и рваными, парные тренировочные клинки порхали в ее руках, плетя смертоносное кружево. Вот она почувствовала его взгляд и остановилась. Предвкушение зажглось в ее глазах, когда он поднял с пола мечи и шагнул к ней. Спустя миг они уже танцевали вдвоем…

Свист клинков — она не блокирует, а уходит и мягко отводит удары. Музыка задает ритм, и она танцует с ним в этом спарринге, где клинки хоть и не ранят, но боль от них настоящая… От скорости движений их силуэты размываются. Удар, уход, разворот и прыжок… звон столкнувшихся клинков… Тело движется за пределом возможностей, метаболизм ускоряется максимально, яд буквально выгорает… Опьянение сладким ядом сменяется радостью боя с сильным противником. Скорость против скорости, воля против воли, сила против гибкости. И все же он сильнее и опытнее… Лукавая улыбка появляется на его губах и она, не успев понять, что же произошло, летит на пол, а он прижимает ее руки с оружием к полу, спеленав собственным телом… Удивленный взгляд, а потом веселый женский смех колокольчиками проносится по залу. И он так заразителен, что мужчина вторит ему.

— Ты выиграл, — Анита улыбается.

— Мы выиграли, — возражает Исао и легонько касается ее губ в намеке на поцелуй: пусть его по-прежнему тянет к ней, но теперь он может это контролировать. И пусть остатки сладкого яда все еще будоражат кровь, он уже в состоянии это контролировать. Счастливая улыбка рождается в глазах мужчины: они выдержали, они смогли…


— Слезь с меня, — рассмеялась девушка, упираясь ладонями в грудь Исао. — Ты тяжелый.

— А если я не хочу? — в его глазах странное выражение, а сердце под ее рукой бьется слишком часто.

— Эй, не говори глупостей, — фыркнула она и шутливо ударила его ладонью по плечу, — отпускай давай.

— Нет, — отрицательно покачал головой мужчина, настойчиво разглядывая ее губы.

— Ты что задумал? — выдохнула Анита, когда его губы стали неотвратимо приближаться.

— Забираю свой выигрыш, — прошептал он, у самых ее губ, а потом мягко и нежно поцеловал.

Девушка сначала замерла: неожиданно осторожный поцелуй ошеломил ее, да и целовался Исао просто умопомрачительно, хотелось обнимать его и просто таять от удовольствия, но потом она все же нашла в себе силы повернуть голову в сторону, что его следующий поцелуй пришелся только в уголок губ.

— Остановись, — попросила она, и ее голос звучал чуть хрипловато. — Пожалуйста, остановись.

— Анита… — ее имя стоном сорвалось с его губ, по телу прошла дрожь, и он откатился в сторону, отчаянно пытаясь понять, что же на него такое нашло.

— Прости, — через некоторое время советник Темного Императора немного пришел в себя и сел, опираясь на одну руку.

— Ничего, — ответила девушка, внимательно наблюдающая за ним. — Похоже у тебя еще не весь яд перегорел. Слишком много ты выпил восстанавливающей жидкости.

— Да, ты права, — вслух согласился с ней он, а про себя подумал, что к этому поцелую сладких яд не имел ни малейшего отношения, ему просто очень хотелось узнать каковы ее губы на вкус, когда в его крови уже не бродит яд. Коснувшись ее губ он понял, что пропал, пропал окончательно и бесповоротно. Он встретился с ее задумчивым взглядом и похолодел: а что если…

— Тебе был неприятен мой поцелуй? — очень тихо спросил Исао, и его сердце замерло в ожидании ее ответа.

— Что? — Анита удивленно моргнула и уставилась в его напряженно ожидающие ее ответа глаза. — Ты потрясающе целуешься, — сказала она ему правду, и ее скулы чуть окрасились, выдавая ее смущение.

— Тогда почему ты меня остановила?

— Исао, — она тяжело вздохнула, как бы собираясь с силами, и продолжила: — моя жизнь и так очень сложная. Меня одновременно тянет к двум мужчинам. Они мне одинаково дороги. И я пока не могу выбрать никого из них. А тут еще появляешься ты, весь такой красивый и соблазнительный, и настойчиво целуешь. Не надо так больше, пожалуйста, не делай мою жизнь еще более сложной.

— А может она наоборот станет проще? — осторожно спросил он, аккуратно приближаясь к ней. — Возможно если ты не в силах выбрать кого-то одного из двух, это просто означает, что тебе нужен кто-то третий. А вдруг это я?

— Черт бы тебя побрал, Исао! Не играй со мной! — он невероятно волновал ее, и она злилась, злилась потому, что он расчетливо использовал собственную чувственность, особые интонации голоса, взгляды и движения. Он играл, и его игра достигала цели, заставляя ее сердце биться быстрее, а тело желать его прикосновений и сладких поцелуев. Вот только ее разум бунтовал, она отчетливо видела, что он играет с ней. Одним слитным движением девушка преодолела оставшееся между ними расстояние, и его щеку обожгла пощечина.

Она дрожала, он видел, что она уже готова капитулировать, мужчина улыбнулся и заткнул внутренний голос, что отчаянно протестовал против такого его поведения. Вот она скользнула к нему, и он уже поздравил себя с победой, как его щеку обожгла сильнейшая пощечина. Исао замер не в силах поверить в происходящее, и пропустил еще один хлесткий удар.

— За что? — третий раз он не дал ей себя ударить, перехватив руку и прижав ее к своей груди.

— Ненавижу когда мной манипулируют! — буквально выплюнула ему в лицо Анита, яростно сверкая глазами и замахиваясь другой рукой.

— Стой, — он снова перехватил удар и удивленно на нее посмотрел. — Как ты поняла, что я играл?

— Какая разница! Просто поняла! — она рванулась, но он держал крепко. — Да и не сложно это, сразу видно стало, когда ты начал играть.

— Не понимаю, — он склонился и по-особому заглянул в ее глаза.

— Перестань, — выдохнула она, пытаясь совладать с предававшим ее телом.

— Ты реагируешь верно, но при этом сопротивляешься, — задумчиво протянул Исао. — Почему так происходит?

— Потому, что ты играешь со мной, и я это понимаю.

— Скажи, когда Рэм играл с тобой, ты тоже смогла это понять?

— Рэм никогда не играл со мной.

— Что? — его удивление было так велико, что он отпустил ее руки, чем она воспользовалась, поторопившись откатиться от него подальше. — В это невозможно поверить…

— А ты поверь. Рэм никогда не играл со мной, — отчетливо сказала она и поднялась на ноги.

Каждое четко произнесенное ею слово било мужчину буквально наотмашь. Он понял, что сделал поспешные выводы, и поморщился. Теперь он знал, что не стоило с ней играть. Раз уж Рэм на это не решился, значит ему тем более не стоило этого делать. Он поднял глаза, и сердце вдруг пронзила боль: гордый разворот плеч, рассыпавшиеся по плечам волосы, соблазнительная фигурка и… взгляд, полный боли едва скользнул по нему, как она отвернулась и хотела уже решительно выйти, но он не смог ее отпустить. Исао мгновенно оказался у нее за спиной и его руки мягко притянули ее к его груди.

— Прости, — его тихий шепот заставил ее замереть у него в объятьях: сейчас он говорил искренне. — Я был неправ. Прости меня Анита. Клянусь, больше никогда даже не попытаюсь играть с тобой. Прости, — его теплые губы нежно прижались к ее виску.

— Что на тебя нашло? — ее голос уже не был так невыносимо холоден, она чуть повернула и подняла голову, чтобы встретиться с его взглядом.

— Не знаю, — раскаяние затопило его глаза. — Ты очень злишься?

— Прилично.

— Прости, — он прикрыл глаза, все так же прижимая ее спиной к своей груди, и это прикосновение волновало его, — как мне загладить свою вину?

— И что ради этого ты готов сделать? — сейчас ей было интересно, как далеко он готов зайти.

— Все, что угодно, Анита, — просто ответил он, но в его невероятно синих глазах она прочитала твердую уверенность сделать все, что бы она ни попросила. — Так чего ты хочешь?

— Ничего… — рассеянно протянула она, ей еще предстояло осознать, что этот мужчина, который сейчас так нежно и в то же время крепко обнимает ее, почему-то на многое готов ради нее. — Я тебе, что нравлюсь? — вдруг высказала она вслух свои мысли.

— Очень нравишься, — бархатным голосом подтвердил он, и едва заметная полуулыбка изогнула его губы.

Девушка удивленно смотрела в синие омуты глаз Исао, пытаясь переварить его слова, но это ей плохо удавалось. Он ведь охотился за ней, методично отправлял по ее следу убийц, даже пришел за ней сам, а тут вдруг заявляет, что она ему нравится. Она тряхнула головой — ее логика пасовала перед его поступками.

— Как такое может быть? Ты же хотел моей смерти, — растерянно протянула Анита.

— Больше не хочу, — советник Темного Императора буквально ласкал ее глазами. — Я хочу любить тебя.

— Это все сладкий яд, — она закрыла глаза и сглотнула: как бы то ни было, он был невероятно красивым и харизматичным мужчиной, и его прикосновения волновали ее.

— Я так не думаю, — спокойно возразил он.

— Пока мы не найдем анализатор, точно никто не в силах будет сказать, — девушка чуть дернула плечом, пытаясь высвободиться, и он со вздохом отпустил ее. — Яд может быть не только в восстанавливающей жидкости, но и в любом продукте.

— Значит отправимся на поиски, найдем его, и ты убедишься, что в моем отношении к тебе яд ни капли не виноват, — мальчишеская улыбка расцвела на его губах, и она задохнулась — он был слишком красив для мужчины.

За следующие несколько часов Анита и Исао буквально обшарили все доступные помещения Храма, но так ничего и не нашли. С каждым мгновением голод и жажда становились все сильнее, но перспектива снова гореть от сладкого яда не привлекала ни одного из них.

— Можно попытаться питаться по очереди, — внес предложение мужчина, наблюдая как девушка нервничает все сильнее, — тогда яд будет в крови только одного, а второй сможет трезво мыслить и сможет помочь избавиться от яда в спарринге.

— Мы очень быстро выдохнемся, — она устало вздохнула, а потом вдруг яростно пнула стену коридора: — Черт! Тоже мне шуточки нашли!

— Анита, берегись! — он резко дернул ее к себе и едва удержался от стона, когда ее тело на миг плотно прижалось к его.

— Ух ты! — как бы издалека донесся до него ее восторженный голос, а потом его насильно потащили за руку внутрь непонятно откуда образовавшуюся комнату.

— Это похоже на склад, — медленно окидывая взглядом стойки с коробками на них, задумчиво выдала девушка. — Надеюсь тут по алфавиту сложено, — пробурчала она, подходя к первому стеллажу и снимая небольшую коробочку.

«Это оно, Ру?», — мысленно спросила Анита, рассматривая странную витую полосу с несколькими ответвлениями и чем-то напоминающую коралловый кустик.

«Да, Ани», — ответил тот. — «И это продвинутая модель. Ее можно интегрировать в био броню и тогда она всегда будет с тобой».

«И как это сделать?»

«Все просто. Зажми в руке, лучше левой, сосредоточься и расслабься одновременно. Пошли небольшой импульс энергии в прибор, почувствуй отклик, а потом представь, как он впитывается в твою руку. А остальное я сделаю».

«Понятно, сейчас попробую», — девушка сосредоточено выполнила все команды своего нефа и с удивлением почувствовала, как анализатор без остатка впитался в ее руку.

«Мне понадобится пара минут на настройку, а потом можно будет пользоваться. А вообще версия очень сильная», — довольный голос Рунихеры доносился слегка издалека.

«И как им пользоваться?» — Анита чувствовала, как слабость волнами накатывает на нее.

«Это будет весело», — ухмыльнулся неф: «Тебе достаточно будет коснуться пальцем нужного продукта или вещества и отдать мысленный приказ проанализировать состав. Уже спустя пару секунд ты будешь все знать».

«Как просто», — она уже буквально «плыла».

«Анита! Анита! Что с тобой?», — Разрушитель запаниковал — девушка не отвечала, а ее тело вдруг стало оседать на пол.

Исао с интересом наблюдал за странными манипуляциями девушки, хмурясь все сильнее и сильнее: она стремительно бледнела. Вот она покачнулась, подняла на него невидящие глаза и стала медленно оседать на пол. Мужчина выругался и подхватил на руки ее бесчувственное тело.

«Беги за восстанавливающей жидкостью!» — прорвался в его мысли голос девушки-нефа.

«Но в ней же яд», — возразил он.

«Не факт. Яд мигрирует из продукта в продукт. Но даже если он и там. То лучше он, чем смерть».

«Боги!», — советник Темного Императора опустил свою ношу на мягкий диванчик, а сам рванул за восстанавливающей жидкостью, понимая, что она будет злиться, но не в силах рисковать ее жизнью.

Вернулся он невероятно быстро и, наполнив бокал и осторожно помогая и поддерживая, заставил ее выпить все. Ему пришлось влить в нее еще два бокала, пока бледность немного отпустила. Мужчина замер, напряженно наблюдая за ее дыханием. Вот она глубоко вздохнула, ресницы затрепетали, и она открыла глаза.

— С возвращением, — мягкий голос и тревожный взгляд.

— Что произошло? — от его взгляда у нее вдруг пересохли губы, она их инстинктивно облизала и в ужасе замерла: — Зачем ты напоил меня сладким ядом?

— У меня не было выбора, Анита, да и не факт, что там яд…

— Не было выбора?! Неужели я так сильно задела твое самолюбие?! — она попыталась вскочить, но голова закружилась и девушка покачнулась.

— Осторожно, — Исао поддержал ее и помог присесть. — Прости, но у меня правда не было выбора. Такая потеря энергии могла стать для тебя смертельной.

«Он прав, Ани. Мы слишком много использовали энергии за прошедшие сутки. Теперь тебе нужно хорошенько поесть и лечь спать. И поторопись я буду тебя ждать», — голос Ру доносился до нее устало, да и связь была едва слышной.

— Точно не было другого выхода? — девушка в упор посмотрела на опустившегося перед ней на колени мужчину.

— Прости, — отрицательно покачал он головой.

— Ладно, — сглотнула она, едва удерживаясь чтобы не запустить пальцы в его волосы, — признаю, энергия у меня и сейчас практически на нуле. Мне нужно поесть и отдохнуть, а потом мы поговорим.

— Конечно, — осторожная полуулыбка появилась на его губах, когда советник Темного, как пушинку, подхватил ее на руки и, бережно прижав к груди, понес в кровать.


Исао осторожно опустил девушку на кровать и закутал одеялом, а потом принес поднос с едой и сел рядом, наблюдая, как она ест.

— Ты ничего не ешь, — удивилась Анита, слизывая с пальцев сок персика.

— Пока яд полностью не выведется из твоего организма, я ничего не буду есть или пить, — просто ответил мужчина не в силах отвести взгляд от ее губ.

— Я могу воспользоваться анализатором, и тогда ты сможешь поесть, — ее улыбка была чувственной, а грациозное движение, которым она потянулась за полосками мяса, буквально завораживало.

Девушка коснулась указательным пальцем кусочка мяса и замерла на мгновение, а потом ослепительно улыбнулась и поднесла полоску мяса к губам мужчины:

— Никакого яда, Исао, — прошептала она ему на ухо, — можешь спокойно есть.

Завороженный ее взглядом, он взял предложенное из ее рук и проглотил, практически не жуя. Она предложила еще кусочек, а потом еще один, и он послушно ел из ее рук, стараясь не прикоснуться губами к ее пальцам. Мясо закончилось немного неожиданно, и тогда она потянулась к персику, но в его составе оказался яд. И тогда девушка взяла виноград.

— Он чист, — ее нежный голос, и крупная ягода винограда коснулась его губ.

— Остановись, — выдохнул он и застонал, когда она ловко втолкнула ягоду ему в рот, а кончиками пальцев провела по его нижней губе.

— Почему? — удивилась она, придвигаясь ближе.

— Ох Анита, — хрипловато прошептал мужчина и, поймав ее руку, перецеловал пальчики, через чуть прищуренные веки наблюдая за ее реакцией: она задышала быстрее и медленно облизнула губы — он едва не выругался — от нее у него просто сносило крышу. — Вспомни о яде.

— О, — на мгновение девушка замерла, а потом с тихим смехом обняла за шею и потянулась к его губам: — К черту яд! — горячий шепот коснулся его губ. — Ты мне нравишься, — ее поцелуй неожиданно опалил его, Исао показалось, что он сгорает. Наслаждение от прикосновения ее губ перевесило боль желания, скрутившую его тело, он нежно обнял ее и прижал к себе, отвечая на волшебный поцелуй. Но вдруг все изменилось: она обмякла в его объятьях, дыхание выровнялось и успокоилось — девушка уснула.

— Хвала Богам! — судорожно хватая ртом воздух, советник Темного закутал Аниту в одеяло и удобно устроил на кровати.

Он погладил ее по волосам, легонько коснулся лба поцелуем и попытался отстраниться и встать, но едва он хотел оставить ее, как она, по-прежнему не просыпаясь, схватила его за руку и прошептала:

— Не уходи, останься со мной.

— Анита, это не лучшая идея, — попытался протестовать он, когда она прижалась к нему.

— Пожалуйста, Исао, — попросила девушка, устраивая голову у него на плече, — останься… Прошу…

Судорожно сглотнув, мужчина обнял ее, решив остаться, и попытался расслабиться, но ее гибкое тело, отчаянно льнущее к нему, слишком сильно волновало его.

— Похоже это будет очень долгая ночь, — выдохнул он, впитывая такое странное и такое острое наслаждение: доверчиво прижавшаяся гибкая фигурка, приятная тяжесть ее головы на плече, тепло ладони, лежащей на его груди. Так близко, только протяни руку, прижмись губами к ее губам… она не скажет нет, не сейчас, когда в ее венах горит сладкий яд. Боги! Так невероятно близко и так соблазнительно. Но нет, он не воспользуется, он выдержит эту сладкую пытку — обнимать, но не коснуться, дотрагиваться, но не ласкать, смотреть, но не целовать… Волна острого наслаждения на грани боли прошла сквозь все его тело, когда она пошевелилась во сне и еще крепче прильнула к нему, стон сорвался с его губ, но Исао только стиснул зубы и закрыл глаза, все так же нежно обнимая ее. Через некоторое время его дыхание выровнялось, и мужчина погрузился в сон.


Анита дрейфовала на грани пробуждения, но никак не могла проснуться. Она чувствовала такие знакомые прикосновения и поцелуи Рунихеры, слышала его нежный шепот, таяла в его объятьях, впитывала волнами накатывающую энергию, но не могла ни пошевелиться, ни даже приоткрыть глаза.

— Прости, Ани, — тихо произнес неф, между головокружительными поцелуями, — у тебя опять сладкий яд в крови, я просто не смогу устоять.

— А Исао устоял, — едва слышно выдохнула она.

— Наверняка только чудом, — хмыкнул Разрушитель. — И все равно силен парень. Я бы не смог устоять.

— Правда? — девушка чуть приоткрыла глаза и потянулась к его губам.

— Жаль, что ты не захотела остаться на грани сна, — Рунихера нежно поцеловал ее и с сожалением оторвался от ее губ. — Я вынужден усыпить тебя, Ани, прости.

— Но… — она чувствовала, как начинает проваливаться в сон.

— Тебе лучше поспать, пока яд не выведется из организма.

— Хорошо, Ру, — мягко улыбнулась девушка и, перестав сопротивляться, легко соскользнула в сон.

— Ты уверен, что это хорошая идея? — задумчиво нахмурилась Корентайн, сидящая в кресле у большой кровати, на которой расположились Разрушитель и Анита.

— Да, — ответил неф.

— Но почему ты не хочешь просто…

— Нет, Кори, я никогда не воспользуюсь такой ситуацией. Пусть лучше отоспится.

— Не узнаю я тебя, — покачала головой девушка-неф. — Раньше ты был другим.

— А вот ты практически не изменилась, — он кивнул на спящего в другом кресле Исао. — Не играй с ним, помни, что ты обещала.

— Он мне действительно очень нравится, Ру, поверь мне. И я никогда не предам его доверие.

— Иначе он уничтожит тебя, — просто констатировал факт Рунихера, — даже если для этого ему придется убить и себя.

— Я прекрасно это осознаю, — сказала она и вдруг исчезла вместе с креслами.

— И тебе пока, Кори, — хохотнул неф и вытянулся рядом со спящей девушкой. Он намеревался охранять ее сон и разбудить сразу, как только у нее снова начнется кошмар. А в том, что он будет, Рунихера ни на секунду не сомневался.


Темнота была повсюду, такая плотная и непроницаемая, как бывает в те мгновения, когда солнце уже село, а луны еще не выглянули. Она была физически ощутимой: тревожила, давила, пугала. Но вот Анита услышала едва слышный звук — кто-то приближался. Неслышные шаги замерли за ее спиной, но вместо того чтобы испугаться, девушка почувствовала покой и безопасность, что нахлынули на нее, как только она почувствовала, что ОН рядом. Он мягко обнял ее и притянул ее к своей груди, его губы осторожно коснулись ее виска в невесомой леске, и он зарылся лицом в ее распущенные волосы, шепча слова любви. Она обняла его за шею и заглянула в глаза: его взгляд светился нежностью и любовью. Улыбка расцвела на губах Аниты, счастье затопило ее, она буквально купалась в нежности его прикосновений, растворялась в его любящих взглядах, собирала хриплые признания как сокровища. Только в его объятьях она чувствовала себя так невероятно: она чувствовала себя защищенной, любимой, единственной и неповторимой, желанной, хрупкой и сильной одновременно… Это чувство было таким острым, таким потрясающим, что она едва дышала отчаянно вглядываясь в скрытое во мраке ночи лицо любимого, пытаясь рассмотреть его, узнать. И вот, когда ей это почти удалось, яркая вспышка света стерла все…

Анита вдруг оказалась в странном дракарде, и сразу же пришло понимание, что это истребитель. Не долго думая, она ринулась в бой: невероятная скорость пьянила, адреналин мощной волной несся по венам. Идеальная машина слушалась ее малейшего движения, никто не мог противостоять ей — она сносила противников шквальным огнем. Легко проносясь сквозь строй противника она сеяла хаос и смерть: один за другим дракарды взрывались в воздухе, подобно фейерверкам. Ее губы украсила торжествующая улыбка — она сильнее всех. Резкий крик боли раздался по каналу экстренной связи — она похолодела: «Нет. Невозможно… только не он!». Разворот за гранью возможностей и ее глаза успевают проследить падение знакомого горящего истребителя, а следом разрываются на части еще два. От ужаса девушка замирает не в силах осознать произошедшее: она заигралась, почувствовала себя всемогущей и потеряла друзей. Она должна была прикрывать их, а не рисоваться, показывая, что лучше нее нет пилота.

— Вит, Дамиан, Дамир, — едва шевелились ее губы, а слезы стекали по щекам. Она медленно подняла глаза на вражеский истребитель, отрешенно наблюдая, как тот открыл по ней огонь из всех орудий, но даже и не попыталась уклониться или ответить. Горькая улыбка скользнула по ее губам, и Анита отметила залп.

— Прощай, — бросила она в эфир, узнав врага, и закрыла глаза. Его отчаянный крик «нет» слился со взрывом ее машины. От выворачивающей буквально наизнанку боли ее спасла яркая вспышка света…


И снова она на земле и опять в гуще битвы. Тревога огнем горит в груди, нехорошее предчувствие бередит сердце. Она тяжело дышит, от усталости уже ноют все мышцы, но превозмогая себя она несется вперед. Покрытые кровью клинки в ее руках плетут смертельную паутину. Она должна спешить, ей нужно успеть прорваться туда, где мелькает синяя грива волос, пока еще не поздно. Страх ледяной волной накрывает ее, но она нетерпеливо стряхивает его и ускоряется. Его не должно быть там! Прыжок, удар и уход в кувырок… свист клинков… брызги крови… она больше не может позволить себе сострадание, сейчас на это просто нет времени. Она должна успеть! Просто обязана! Ярость захлестывает ее, бросает вперед. Отвести и ударить, поднырнуть, ударить… силы на исходе… уже даже музыка, что всегда вела ее, поддерживала почти не в силах помочь. Но она упрямо прорубается вперед. Холодная, едва контролируемая ярость желтым огнем горит в ее глазах. Удар, отскок, разворот и прыжок… прыжок высокий и отчаянный, клинки поют песнь смерти, собирают кровавую дань… Но вот она в ужасе замирает, когда полный боли мальчишеский крик разносится над битвой. Отчаяние и боль буквально разрывают ее, она едва стоит на ногах. Еще один крик, и темная пелена неконтролируемой ярости погребает все другие чувства и эмоции — теперь она несется, разрубая все на своем пути, не чувствуя ни боли, ни усталости. По многократно пробитой броне течет кровь… Ей удалось добраться до него, но поздно, слишком поздно… Он лежит на спине, сине-голубые волосы треплет ветер, кровь толчками вытекает из огромной раны на груди… Со стоном отчаяния она падает возле него на колени: она опоздала… Ресницы дрогнув открывают глаза неземной красоты, едва заметная улыбка появляется на его губах: он рад видеть ее. «Прости», — едва слышно шепчет он. Слезы застилают глаза, бегут по щекам. Он пытается бороться за жизнь, но у него нет шансов. Последний судорожный вздох… жизнь медленно уходит из его глаз. Поздно! Она пришла слишком поздно! Не успела! Не уберегла! Над полем боя раздается леденящий душу женский крик. Обжигающая темная ярость рождается из боли и отчаяния, наполняет ее силой, пылает алым в глазах. Она медленно поднимается на ноги, ярость рвется наружу, губы кривит хищная усмешка. Она отомстит! Отомстит жестоко и беспощадно! Истекающая кровью, женская фигура в тяжелой черной био-броне бросается в бой, безжалостно круша врагов…


Яркая вспышка света… Холодные капли все усиливающегося дождя успокаивают. Она поднимает голову и дождь смывает слезы. Анита уже знает этот сон, знает кого увидит, стоит ей только повернуть голову, знает, что не отступит, как не отступит и он. Как же грустно и больно. Судорожный вздох срывается с ее губ: она не хочет поединка с ним, она хочет подойти и прижаться к его груди, оказаться в его объятьях, почувствовать его поцелуй, услышать сбивчивые обещания, что он сможет все исправить. Но это невозможно, выбор сделан давно. И пусть ярость выгорела до тла, поздно что-либо менять. Она медленно поворачивается, ее глаза упираются в него: он стоит напротив нее — такой мужественный, красивый и высокий. Слишком поздно они поняли, что созданы друг для друга — рок сделал их врагами… Ну почему он не мог поступить иначе…Да она всегда знала, что он сильный, невероятно сильный, а сильные люди принимают жесткие решения… но так и не смогла до конца простить его. Затаив дыхание он ждет ее решения, мысленно моля ее отказаться. Но она гордая, чертовски гордая, такая же как и он, и не в силах отступить. Гордость, проклятая гордость стоит между ними. Его лицо холодно и непроницаемо, но она чувствует, что это всего лишь маска. Она ловит его взгляд: его глаза отражение ее собственных — боль пополам с любовью. Но все же подтверждает вызов — отчаяние, боль и обреченность затапливают его глаза. Он медленно обнажает мечи… Глаза в глаза они сходятся в последнем поединке. Это и мучительно и сладко кружить с ним в смертельном танце под звон клинков, остро чувствовать его близость, но не сметь коснуться, видеть в его глазах ту же боль, что сжимает ее сердце, без возможности обнять и сказать «мы справимся, все будет хорошо»… Но ничего уже не будет хорошо, слишком поздно для них обоих. Атака… ее клинок пронзает его плечо… алая кровь выплескивается на его черную броню… рука разжимается и один его меч падает. Она замирает не в силах продолжить, именно в этот момент она осознает, что не сможет жить без него. Он уже совсем близко. Отчаянный взгляд и его губы шепчут: «Прости», а он, ловит ее, разворачивает так, что ее спина прижимается к его груди. Острый миг счастья — она в его объятьях, но тут его клинок пронзает обоих. Она поднимает голову, и их губы успевают встретиться в последнем прощальном поцелуе — сладком от любви и соленом от сожалений, крови и слез…


Когда Анита стала метаться и постоянно повторять «нет», Рунихера встревожился и попытался ее разбудить, но у него ничего не вышло. А когда из ее глаз потекли слезы, а с губ сорвался горький всхлип, неф уже был не рад тому, что усыпил ее. Он обнимал ее, осыпал ее лицо поцелуями, молил проснуться, шептал о своей любви. Вот ее ресницы дрогнули, и на него посмотрели безжизненные глаза — и это было как удар под дых.

— Ани, — простонал он, отчаянно желая все отменить, — это всего лишь сон. Ани, вернись ко мне, — настойчиво шептал он, нежно касаясь губами ее лица, осушая слезы легчайшими прикосновениями.

— Ру, — тень обреченности мелькнула в ее глазах, и девушка крепко прижалась к груди нефа. — У меня внутри такая пустота… мне кажется, я больше не в состоянии чувствовать… — от ее признания он вздрогнул и аккуратно приподнял ее лицо за подбородок, вынуждая смотреть себе в глаза.

— Забудь про сон, Ани, — его голос звучал нежно и чувственно, глаза ласкали. — Почувствуй меня, почувствуй мои прикосновения и поцелуи, — Рунихера медленно склонился и едва коснулся ее губ своими, дразня, заставляя желать большего. И только когда ее губы дрогнули отвечая, он позволил себе насладиться полноценным поцелуем. Он целовал ее отчаянно, вкладывая в каждое прикосновение всю свою любовь, всю нежность, и изо всех сил сдерживая страсть. Сейчас для нее было не время. Он и так сделал слишком много ошибок, и едва не допустил самую страшную — он едва не потерял Аниту.


Девушка доверчиво прижималась к Разрушителю. В этот раз сны оставили после себя ноющую пустоту и ощущение неотвратимости и безнадежности. В этот раз она почувствовала само дыхание смерти и это что-то изменило в ней. Равнодушие затапливало все, равнодушие и безразличие к собственной смерти. Именно сейчас она приняла то, что умрет, умрет так или иначе. И это произойдет достаточно скоро. А значит нужно прожить то, что ей осталось ярко. Анита потянулась к нефу, обняла его за шею, притягивая еще ближе. Сейчас ей было просто необходимо почувствовать себя живой, развеять, сковавшее ее безразличие, ощутить вкус жизни. Она потихоньку оттаивала, буквально кожей впитывая прикосновения и поцелуи нефа.

— Ани, поговори со мной, — Рунихера сел и притянул в свои объятья девушку. — Скажи, что с тобой.

— Все хорошо, Ру, — она положила голову ему на плечо и расслабилась, ощущая как покой медленно заполняет ее, а пустота отступает. — Уже все хорошо. Мне просто приснился плохой сон.

— Расскажешь?

— Я не хочу говорить об этом, — ее голос звучал напряженно.

— Ани… — он задохнулся от безжизненного холода ее глаз, и отражения бездны в их глубине, но вот она моргнула и наваждение исчезло.

— Лучше ответь на вопрос.

— Все что хочешь, Ани, — он сильнее прижал ее к себе и зарылся лицом в ее волосы.

— Каким образом анализатор интегрировался в биоброню?

— Он был разработан как надстройка для биоброни, — ответил неф и пустился в объяснения. — Биоброня своего рода основа, которую можно усовершенствовать при помощи технологий. Так были разработаны различные дополнение, так называемые надстройки, которые позволяли сделать носителя более сильным, более быстрым, а в идеале непобедимым.

— А какие бывают надстройки?

— Защиты, нападения и обеспечения.

— Анализатор относится к обеспечению. Так? — интерес постепенно разгорался в ее глазах.

— Все верно, Ани, — Разрушитель сейчас готов был отдать ей все технологии, даже и запретные, лишь бы окончательно изгнать пустоту из ее глаз.

— А те пистолеты, что подарил Рэм, ведь тоже надстройка, причем надстройка нападения, — задумчиво протянула девушка. — Выходит Рэм очень хорошо разбирается в технологиях.

— Похоже на то, — согласился неф.

— Ру, скажи, а в Храме можно обнаружить еще какие-нибудь дополнительные надстройки для биоброни?

— Думаю можно…

— Класс!!! Ксей, аптечка, дополнительная защита, — предвкушение зажглось в ее глазах, и Разрушитель не рискнул предупредить ее, что не стоит брать в руки неизвестные предметы, мало ли чем это может закончится…


Исао проснулся и замер, невероятно остро ощущая близость спящей в его объятьях девушки. Он медленно открыл глаза и залюбовался Анитой: длинные золотисто-рыжие волосы разметались, темные веера ресниц и дуги бровей резко контрастировали с белоснежной кожей, а слегка приоткрытые губы буквально молили о поцелуе. Искушение было таким сильным, что он не смог удержаться и нежно провел кончиками пальцев по ее щеке, а потом легонько коснулся поцелуем ее губ. Девушка пошевелилась, и мужчина замер, чувствуя как его сердце забилось в ускоренном ритме, он понимал, что проснись она сейчас, и ему придется ответить за украденный поцелуй. Но она не проснулась, и он осторожно выскользнул из кровати, буквально силой заставляя себя разжать руки и отпустить ее. Во сне Анита инстинктивно потянулась за ним в поисках тепла, он склонился над ней и укутал в пушистое одеяло.

— Спи, шерити, — на губах Исао появилась нежная улыбка, и он неслышно вышел из комнаты.

Мужчина решил тоже запастись анализатором перед тем, как отправиться за завтраком. Вчера он заблокировал двери комнаты-склада каким-то ящиком, поэтому легко смог войти внутрь и быстро обнаружить нужную коробочку. Анализатор интегрировался легко и абсолютно безболезненно. Советник Темного Императора только хмыкнул и открыл еще пару коробок чуть больше: понять что в них было невозможно — просто пластины, увитые полосами биоброни. Любопытство победило, и он дотронулся до пластины побольше, секунду ничего не происходило, а потом его тряхнуло так, что он зацепил рукой и вторую пластину — еще один энергетический удар бросил его на колени. И пока он пытался восстановить дыхание, обе надстройки интегрировались в его биоброню.

«Не стоит брать в руки неизвестные предметы. Это может плохо закончиться», — издалека донесся до него голос Корентайн.

«А раньше предупредить не могла?» — он с трудом поднялся на ноги.

«Да тебе, в принципе, ничего не грозило. Вряд ли тут есть что-то действительно опасное.»

«А это? Что я только что интегрировал?» — с каждым словом нефа мужчина чувствовал, как теряет энергию.

«Ксей, базовую модель, и навигатор с картами нескольких созвездий. Это надстройки обеспечения, и похоже здесь их много. Можешь попробовать найти еще что полезное, но прежде, чем дотрагиваться, прочитай название на упаковке. Не будешь понимать, что там — лучше не трогай. Все, я ухожу, а то ты слишком быстро теряешь энергию».

«Кори», — позвал Исао, но она уже ушла, послав ему на прощанье поцелуй.

Мужчина сделал несколько шагов вглубь комнаты и покачнулся: слабость накатывала волнами, а значит у него заканчивалась энергия. Хмыкнув, он отправился за едой, благо теперь ему нечего было бояться сладкого яда. Анализатор легко справился с задачей, обнаружив яд в восстанавливающей жидкости, потом с мясе и фруктах…

Советнику Темного пришлось несколько раз заказывать пищу, пока он смог нагрузить поднос чистыми продуктами и кувшином восстанавливающей жидкости. Сам же он выпил пару бокалов восстанавливающей жидкости сразу, как только получил результат об отсутствии в ней яда. Усиленный состав жидкости быстро восстановил его энергию, и Исао, подхватив поднос, отправился в комнату, где все еще спала Анита.


Едва слышный шорох шагов разбудил девушку, но она не спешила открывать глаза. Как ни старался Рунихера отвлечь ее, заставить чувствовать, холодная пустота и безразличие все еще не покинули ее, а просто спрятались, замаскировались под спокойствие. Она чуть приоткрыла глаза, сквозь ресницы наблюдая за Исао. Отточенные движения полные сдержанной силы и смертельной грации, рассыпавшиеся по плечам длинные волосы, мягкий взгляд невероятно синих глаз — как же он красив, красив и опасен. Он ее враг, но она не в силах воспринимать его как врага… Мужчина поставил переполненный поднос на тумбочку и аккуратно, стараясь не разбудить ее, присел на край кровати. Невероятно медленно, как бы борясь с самим собой, он протянул руку и нежно откинул с ее лица непослушный локон, а потом едва прикасаясь коснулся ее щеки. От неожиданности девушка распахнула глаза, и он потрясенно замер: с ее глазами было что-то не так, совсем не так… жизнь ушла из ее глаз, и теперь его затягивала пустота, на дне которой радостно скалилась тьма.

— Анита… — не думая о последствиях, Исао порывисто обнял и прижал к себе девушку. — Что с тобой, шерити? — он отчаянно вглядывался в ее глаза, пытаясь понять откуда у нее мог взяться такой пустой взгляд, как у человека уже посмотревшего в глаза смерти, смирившегося со скорым ее приходом и покорно ее ожидающего.

— Со мной все хорошо, — ровным голосом ответила она и сильнее прижалась к его груди, спрятав лицо у него на плече.

— Тебе снова снились кошмары, — он не спрашивал, но она отрывисто кивнула, подтверждая его слова. — Расскажи мне, — тихо попросил он.

— Я не хочу об этом говорить, — она напряглась и попыталась высвободиться, но он не позволил.

— Тихо, — его мягкий шепот ласкал, согревал, осторожные прикосновения наполняли теплом и спокойствием, вытесняя холод пустоты и безразличие. — Не хочешь, не надо. Просто позволь быть рядом и обнимать тебя…

— Спасибо, — спустя некоторое время, искренне поблагодарила его Анита, ощущая как ее отпускает безразличие, и сделала попытку улыбнуться.

— Обращайся, — он легонько чмокнул ее в нос и открыто улыбнулся. — Вот видишь, я даже не прошу у тебя поцелуя за свою помощь.

— Ах ты, — она не выдержала его лукавого взгляда и рассмеялась, рассмеялась легко и искренне.

— Завтрак? — мужчина выпустил ее из объятий и переставил на кровать большой поднос с едой, все еще тепло улыбаясь девушке — он действительно был счастлив от того, что ему удалось изгнать из ее глаз то страшное выражение.

— Не откажусь.

— Не переживай, все продукты чистые, — он чуть не рассмеялся в ответ на ее скептический взгляд и пояснил: — Я интегрировал себе анализатор и все проверил. Так что можешь спокойно есть и не опасаться яда.

— Уверен? — она все еще колебалась.

— Полностью, но если мне не доверяешь — проверь сама.

— Я верю тебе, — ответила девушка и принялась завтракать.

А он замер, ощутив как его сердце пропустило удар — она доверяла ему.


Акелдама

Дайске шел по непривычно тихим коридорам дворца, поражаясь как быстро Хранительница восстановила все повреждения, после того, как развернула защитный купол над городом. Прошло чуть меньше суток, а дворец и прилегающие к нему кварталы, основательно потрепанные фоморами были уже полностью восстановлены. В городе, конечно, было все еще достаточно много поврежденных зданий, но и они восстанавливались намного быстрее, чем это могли бы сделать жители своими силами, даже при полной поддержке и финансировании Императора. Если так и дальше пойдет, то город будет восстановлен полностью за пару дней. Да, Такеши явно сделал правильный выбор, разбудив Хранительницу, но ее все возрастающая мощь откровенно пугала — древние силовые линии, проходящие под всем городом, активировались и активно подпитывали системы самовосстановления строений. Единственное чего не мог понять советник Темного Императора, так это откуда поступало такое количество энергии. Он покачал головой и вошел в комнату, где в регенераторе все еще лежал император. Решив, что для его восстановления прошло достаточное количество времени, Дайске потянулся к панели управления, намереваясь отключить программу и разбудить его, но резкий удар отбросил его к противоположной стене, выбив из его легких весь воздух.

— Прочь! — хлестнул ледяной голос, и между ним и регенератором появилась Астарта, и ее фигура уже не выглядела призрачной.

Пока советник Темного Императора заново учился дышать, она подошла и, подняв его голову за подбородок, заглянула в его глаза. Мужчина попытался вырваться, но добился лишь того, что его оправили в полет к другой стенке. Удар был так силен, что он на миг потерял сознание, а когда пришел в себя, закашлялся, ощущая во рту металлический вкус крови.

— Глупый мальчишка, — Хранительница позволила ему подняться, а потом без замаха ударила.

Мужчина удержался на ногах только потому, что его снова откинуло к стене. Он поднял на нее взгляд и замер, удивленно рассматривая странное существо, зовущееся Хранительницей. Перед ним стояла невысокая девушка с невероятно длинными идеально прямыми волосами, а ее хрупкую фигурку обтягивал странный комбинезон, по которому периодически прокатывались серебристые волны энергии. Дайске не успел даже моргнуть, как она оказалось рядом, несколькими жесткими ударами поставила его на колени и рванула за волосы, заставляя смотреть в ее абсолютно черные, лишенные белка глаз, в глубине которых горел багровый огонь.

Астарта одним махом ворвалась в его голову снося все защиты, все преграды, выворачивая наизнанку, вытаскивая малейшие воспоминания и чувства. От охватившей его адской боли, советник Темного Императора зашелся в беззвучном крике, кровь потекла у него из носа и глаз, сознание затуманилось, дыхание прервалось, а сердце начало сбоить. Мужчина не знал, сколько времени прошло в реальности, когда она его наконец-то отпустила, для него же прошла вечность. Он рухнул на пол тщетно пытаясь протолкнуть воздух в не желающие функционировать легкие, но все было тщетно — он умирал…

— Никогда не лезь, когда регенератор работает, — Хранительница опустилась возле него на колени и, нажав на несколько точек, разблокировала дыхание, — это верная смерть для того, кто внутри. Шигео почти умер, его энергия была на нуле. Ему понадобится не менее двух стандартных суток для восстановления, — она провела пальцами по его лицу и потеки крови послушно впитались в кончики ее пальцев. — Кстати, ты все еще жив только потому, что действительно не хотел зла моему мальчику.

— Я его доверенное лицо, — прохрипел Дайске, — и во всем его поддерживаю.

— Не во всем, — ее глаза смотрели насмешливо. — Ты постоянно пытаешься настроить Шигео против Рэма. И чем же он тебе так не угодил?

— Не твое дело, — зло выдохнул мужчина и попытался встать, но она легко удержала его на полу, чуть прикоснувшись ладонью к плечу, а ему показалось, что его буквально размазало по полу.

— Как невежливо, — цинична улыбка изогнула губы Хранительницы. — Я не давала тебе право говорить мне ты. Запомни это хорошенько, мальчишка. И не забудь, что я знаю все твои тайны.

Советник Темного Императора вздрогнул и побледнел, а она ласково улыбнулась и продолжила:

— Если ты не хочешь, чтобы Шигео узнал, почему ты так ненавидишь Рэма, ты, неблагодарный мальчишка, будешь вести себя идеально.

Дайске дернулся, а Астарта рассмеялась и усилила давление на тело мужчины, буквально прожигая его издевательским взглядом.

— Так люто ненавидеть того, кто тебе всего лишь отказал, причем в очень мягкой форме, — в ответ на его яростное сверкание глазами она кривовато усмехнулась. — Согласна, Рэм чистое искушение. Но неужели в твою дурную голову никогда не приходило, что ему противны такие отношения? Ну так подумай на досуге, — Хранительница впилась пальцами в плечо мужчины, медленно ломая тому кости и наблюдая, как он беспомощно ловит воздух широко открытым ртом, стараясь сдержать рвущийся наружу крик боли.

— Больно? — она отпустила его плечо и внимательно заглянула в глаза, отмечая невероятно сильно расширенный от боли зрачки.

— Терпимо, — сквозь стиснутые зубы, выдавил Дайске.

— Ну что ж, силен, — Астарта задумчиво постучала пальцами по поврежденному плечу мужчина, заставив того вздрогнуть и судорожно втянуть воздух. — Надеюсь, ты научишься пользоваться головой, когда станешь еще сильнее, — и с этими словами она впечатала ему в грудь спящую биоброню, посылая одновременно приказ активации. Советник Темного Императора не успел даже удивиться, как взметнулись ленты, и он оказался в коконе активировавшейся биоброни…


Хранительница подошла к работающему регенератору, бросила взгляд на столбики показателей и нахмурилась: до выздоровления Такеши было еще далеко. Удивительным вообще было то, что он выкарабкивался, пусть и медленно, но все же. Она неодобрительно покачала головой — как же он допустил такую колоссальную потерю энергии, особенно при таких серьезных ранениях. Но ничего, кризис уже миновал и теперь его полное восстановление просто вопрос времени.

Астарта коснулась сенсора, и крышка регенератора стала прозрачной. Она подошла ближе и с нежной улыбкой посмотрела на находящегося в анабиозе Темного Императора: мальчик вырос в потрясающе красивого, сильного и несгибаемого мужчину, причем еще и очень упрямого. Едва слышный смех сорвался с ее губ, но резко оборвался — кто-то приближался по коридору. И этот кто-то явно шел не сам, а ему помогали. Хранительница быстро вернула крышке регенератора непроницаемость и повернулась лицом к дверям.

Двери с легким шипением разошлись в стороны пропуская Глори и тяжело опиравшегося на нее Даичи. Мужчина был невероятно бледен, вокруг глаз залегли темные круги, каждый шаг ему явно давался с трудом, он кусал губы, подавляя стоны боли, но упрямо продвигался вперед. Он замер на пороге и внимательно посмотрел на Хранительницу.

— Как Такеши? — негромко спросил Даичи, спокойно встречая ее взгляд и не пытаясь разорвать контакт глаз.

— Кризис миновал, — ответила Астарта, удивленно разглядывая едва стоящего на ногах мужчину: он спокойно допустил ее в свои воспоминания, вернее даже самостоятельно их показал.

— Хвала Богам, — выдохнул он и стал медленно оседать на пол.

— Помогите, пожалуйста, Астарта, — девушка умоляюще посмотрела на Хранительницу, удерживая от падения любимого только благодаря силе биоброни.

— Хорошо, — прищурилась та, отмечая силу девушки и ее трепетное отношение к мужчине, с которым она пришла, — сейчас открою еще один регенератор.

— Даичи, — тихонько позвала Глори, — держись, нужно сделать еще несколько шагов, — подбадривала его она, а мужчина сжав зубы медленно выпрямился, и с ее помощью, добрался до регенератора.

— Так, теперь с ним все будет хорошо, — Хранительница закрыла регенератор, запустила программу полного восстановления и повернулась к девушке. — А теперь ты мне расскажешь, откуда знаешь мое имя.

— Мне о вас Шигео рассказывал, — спокойно ответила Глори.

— Это очень интересно, — Астарта внимательно рассматривала спокойно стоящую напротив девушку. — Кто он для тебя?

— Друг.

— Друг, — задумчивость появилась на лице Хранительницы. — Откроешь мне свой разум?

— Не задумываясь, — ответила Глори и мгновенно полностью расслабилась, почувствовав осторожное вторжение в свои мысли.

— Удивительно, — мягкая улыбка осветила черные глаза Астарты. — А вы действительно друзья, и он на многое пошел ради тебя.

— Я знаю и очень ценю это.

— Ты мне нравишься, — вынесла вердикт Хранительница, такая преданность как у этих двоих была просто невероятной. — Можешь оставаться, присмотришь за мальчиками.

— Спасибо, — буквально просияла девушка.

— Не за что, милая.

— А кто это? — Глори кивком указала на кокон биоброни.

— Дайске. Я его немного потрепала. И хоть он достаточно силен для обычного человека, но не смог бы этого пережить, а так оклемается, да и сильнее станет.

— Простите, но что он такого выкинул, что…

— Этот идиот хотел раньше времени остановить регенератор, — перебила девушку Хранительница. — От смерти его спасло только то, что оказался достаточно мужчиной и не стал умолять пощадить, даже не попытался ответить ударом на удар. Да и верен он моему мальчику, а это очень ценно.

— Он скоро придет в себя?

— Через парочку часов. А зачем тебе?

— Да руки чешутся по шее надавать, — честно ответила Глори. — Ведь не раз ему говорили, что не разбираешься — не лезь.

— Ты прелесть, милая, — рассмеялась Хранительница. — Даичи очень повезло встретить такую удивительную девушку.

— Спасибо, — Глори немного смутилась.

— Не будь такой скромной, ты действительно уникальна. Ну же спрашивай, я же вижу, что у тебя буквально на языке вопрос крутится.

— Скажите, а когда закончится регенерация Даичи и Шигео?

— Даичи часов через шесть, — с понимающей улыбкой ответила Астарта. — А вот Шигео… я даже и не знаю. Он очень серьезно был ранен, да и всю энергию подчистую использовал. Скорее всего еще не менее двух стандартных суток пройдет пока он восстановится.

— Боги… — девушка побледнела и рухнула в кресло. — Шигео…

— Не переживай, милая, он будет полностью здоров, просто это займет довольно много времени, — Хранительница легонько погладила Глори по голове. — Не скучай тут. Захочешь, можешь пока порыться в базах с информацией, если тебе будет интересно. Главное не впускай сюда никого.

— Спасибо, — искренне поблагодарила девушка, уже предвкушая, как начнет просматривать древние базы данных. — Я никого сюда не пущу.

— Вот и хорошо, — кивнула Астарта и растворилась в воздухе, а Глори повернулась к экранам и положила руки на сенсорные панели, подключаясь к базам данных…


Стон, а потом сдавленное проклятье отвлекли девушку, и она повернулась на звук: кокон биоброни исчез, и теперь Дайске медленно пытался подняться на ноги, одной рукой упираясь в стену. Злость вспыхнула мгновенно, Глори резко встала и стремительно пересекла комнату, на ходу покрываясь легкой броней.

— Что ты тут делаешь? — пораженно спросил мужчина, наблюдая за ее приближением. — И ты носитель? — он шагнул к ней, но сильнейший удар в челюсть отправил его на пол.

— Ты что творишь? — он сплюнул кровь и попытался встать, но она еще не закончила.

От стремительного удара ногой в грудь он задохнулся, следующий пришелся по ребрам — их треск был слышен даже на расстоянии, сдавленный стон вырвался у него из груди. Дайске был не в силах пошевелиться и мог только наблюдать, как она в очередной раз наносит удар — висок разорвала боль, а потом наступила тьма…

Он осторожно открыл глаза и сразу уперся в сидящую рядом с весьма задумчивым видом Глори.

— Оклемался? — насмешливо бросила она и подняла руку, намереваясь помочь ему подняться, но он дернулся как от удара и побледнел — ее рука медленно опустилась, и девушка удивленно моргнула.

— За что? — сдавленно выдохнул он, пытаясь справиться с болью, терзающей буквально каждую клеточку его тела.

— Ты чуть не убил Шигео! — буквально выплюнула она.

— Что? — распахнул глаза мужчина и попытался приподняться, но не смог — тихое проклятье слетело с его губ.

— Сколько тебе повторять, не знаешь — не лезь, — покачала головой девушка и помогла ему сесть.

— Не понимаю, — он прислонился спиной к стене и прикрыл глаза, восстанавливая дыхание.

— Чего полез к регенератору, если в технике совсем не разбираешься? Если открыть регенератор до того как программа восстановления не закончилась, это автоматическая смерть того, кто в нем находится.

— Боги! — ахнул Дайске. — Поверь, я не пытался навредить Императору…

— Если бы пытался, то уже был бы мертв. Астарта убила бы тебя не задумываясь.

— Так значит она считала меня, — от одного только воспоминания о той боли, что он тогда пережил, Дайске вздрогнул.

— Ты что сопротивлялся? — Глори в шоке на него уставилась, против воли чувствуя как ее захлестывает сочувствие — она ведь неоднократно видела, как ломал сопротивление Такеши, и слышала отчаянные крики его жертв.

— Раньше мои блоки никто не мог пробить…

— А Шигео хоть раз пробовал?

— Нет…

— Значит, ты не знал, чем это тебе грозит. Дайске, где ты был, когда Древнюю историю преподавали.

— На риторике, — улыбнулся одним уголком губ тот, а девушка только неодобрительно покачала головой.

— На будущее, — очень мягко произнесла она, — если тебя будет пытаться прочитать Шигео или Астарта, просто сними все защиты и не сопротивляйся, тогда боли не будет.

С едва слышным щелчком крышка одного регенератора открылась, выпуская Даичи. Он все еще был немного бледен, но раны его полностью затянулись.

— Что тут происходит? — переводя взгляд с Глори на избитого Дайске спросил он, выбираясь из регенератора.

— Да вот объяснила одному непонятливому советнику, что если в технике не разбираешься, то не лезь, — Глори шагнула в объятья любимого и легонько потерлась о его плечо головой.

— Жестоко, — он прижал ее к себе, — особенно если учесть, что ему и так уже досталось сегодня: сначала от фоморов, а потом и от Хранительницы.

— Ничего, переживет, — хмыкнула девушка. — Запихнем в регенератор и будет как новенький.

— Дайске, встать можешь? — Даичи с сочувствие посмотрел на друга.

— Нет, — качнул тот головой и поморщился от очередной волны боли. — Поможешь?

— Давай потихоньку, — Даичи подошел, присел рядом с Дайске и осторожно помог тому встать на ноги.

— Спасибо, — поблагодарил тот, стараясь дышать неглубоко, чтобы не тревожить сломанные ребра.

— Веди его сюда, — подала голос девушка, пальцы которой порхали над сенсорами регенератора, настраивая тот на параметры Дайске.

— Сильно она тебя? — так тихо, чтобы мог услышать только друг, поинтересовался Даичи.

— Прилично, — ответил тот, самостоятельно преодолевая расстояние до регенератора. — Давно мне не было так паршиво.

— Потерпи немного, — Даичи подхватил оступившегося Дайске и помог ему забраться в регенератор, — скоро все пройдет.

— Тебе стоит подняться наверх и взять командование на себя, — сказал Дайске, и крышка регенератора закрылась. Последнее, что он услышал до того как провалился в сон, были слова друга:

— Не переживай, я обо всем позабочусь. А ты восстанавливайся и…

— Он тебя уже не слышит, — остановила любимого Глори.

— Я уже понял, — он улыбнулся и коснулся нежным поцелуем ее губ. — Пойдешь со мной?

— Нет, я обещала Астарте никого не пускать сюда, — с сожалением покачала головой девушка, выскальзывая из его объятий.

— Жаль, мне будет тебя не хватать. Чем займешься?

— Пороюсь в базах. Тут столько интересного, — ее глаза восхищенно вспыхнули. — А еще попытаюсь найти информацию про Храмы Кайтоны. Уверена, что она тут есть.

— Удачи, — мужчина подошел к дверям и обернулся. — Я буду скучать.

— Я тоже, — с любовью в глазах ответила она.

Даичи тепло улыбнулся и решительно вышел, понимая, что стоит ему промедлить еще хоть секунду, и он уже никуда не пойдет, а он просто обязан разбираться со всеми проблемами в отсутствии Императора и других советников. К тому же он просто не мог подвести друга и позволить захватить власть тем аристократам, что всегда были против Такеши и наверняка уже готовят очередной переворот.


Кайтона

— Все, в меня больше ни кусочка не влезет, — с довольным видом откинулась на спинку кровати Анита.

— Уверена? — спросил Исао, доедая персик и запивая его восстанавливающей жидкостью.

— Абсолютно, — чувствуя приятную расслабленность, ответила девушка. — Спасибо, что так заботишься обо мне, — неожиданно сказала она. — Тем более, что мы враги…

— У нас ведь перемирие, — чуть напрягся мужчина. — И я не уверен, что и дальше смогу считать тебя врагом, — он прикрыл глаза, чтобы не дать ей увидеть те эмоции, что бушевали в нем.

— Вот как, — задумчиво протянула она и осторожно коснулась его руки. — Я тоже не считаю тебя врагом, Исао.

От ее прикосновения он вздрогнул, сердце пропустило удар, а потом забилось в ускоренном ритме. Мужчина больше не мог лгать себе, объясняя свою реакцию на эту невероятную девушку влиянием сладкого яда. Яд давно вывелся из организма, а притяжение осталось. И не просто притяжение, а нежность, желание поддержать, защитить. Он сглотнул и позволил себе осторожно коснуться губами ее руки.

— Не хочешь осмотреть комнату-склад технологий древних? — резко сменил тему Исао, ощущая, что с каждым мгновением ему все труднее держать с ней дистанцию.

— Что за вопрос, — рассмеялась Анита и соскользнула с кровати. — Конечно хочу. Ты со мной?

Он кивнул, и последовал за ней, а про себя подумал: «Я бы хотел всегда быть с тобой, Анита. Многое бы отдал за шанс сделать тебя счастливой».


Девушка носилась по комнате, доставая разные коробки и прочитывая на них название, задумчиво хмурилась и раскладывала на полу в только ей понятном порядке. Вот она уселась прямо на пол в окружении кучи упакованных надстроек и снова принялась рыться.

— Ксей, навигатор-сенсор, аптечка, энергетический щит, — тихонько комментировала она, открывая коробки и активируя надстройки, что легко подсоединялись к ее биоброне, — о, мимикрия. Хм… преобразователь кислорода, похоже это что-то типа акваланга. Да ладно, а вдруг пригодится, — она коснулась их.

— Анита, не спеши, — попросил Исао, — помни, что на все тебе нужна энергия.

— Не переживай, все под контролем, — она подмигнула ему и вернулась к изучению содержимого оставшихся запакованных коробок.

Мужчина вздохнул и вернулся к изучению помещения, он старался не трогать ничего без надписей и маркировки, а отбирать только действительно полезные вещи, но при этом только самое необходимое. Он еще помнил, сколько энергии требуется на их интеграцию в биоброню. Интегрировав выбранные надстройки, он обернулся посмотреть на девушку и замер: множество пустых упаковок валялись вокруг нее, а она все продолжала активировать все новые и новые надстройки.

— Хватит на сегодня, — он подошел к ней поближе.

— Подожди, осталось всего парочка, — девушка взглянула на него снизу вверх, и он заметил сквозь возбуждение от такого обилия техники признаки нарастающей усталости.

— Анита…

— Я только посмотрю, — она умоляюще на него посмотрела. — Мне так интересно.

Он только вздохнул и кивнул, а она с нетерпением открыла две небольшие коробочки, абсолютно лишенные каких-либо обозначений и маркировок.

— Какая прелесть, — выдохнула она, рассматривая странные черные жемчужины, в глубине которых пульсировал разноцветный свет. Не устояв, она потянулась и аккуратно провела по поверхности жемчужин…

«Не трогай!» — закричал Ру, но было поздно — сильнейший разряд, проскочил между ней и жемчужинами, мгновенно впитавшимися в ее кожу, и ее буквально вынесло в коридор и хорошенько приложило о стену. Следом за ней бросился Исао, а двери комнаты закрылись и бесследно исчезли.

— Анита, — мужчина склонился над ней: девушка была без сознания, по ее телу волнами проходили судороги. — Боги! Нет… пожалуйста, нет!

Она выгнулась, закричала, и… взметнулись черные ленты биоброни, заключая ее в защитный кокон…


Исао подошел к заключенной в защитный кокон биоброни девушки и пораженно замер: такого он никогда еще не видел, да и Такеши никогда ни о чем подобном не упоминал — биоброня искрила, и по ее поверхности волнами пробегало сияние.

«Бегом за восстанавливающей жидкостью!» — закричала Корентайн.

«Что?» — удивлению мужчины не было предела, он невероятно четко и легко слышал своего нефа.

«Если хочешь ее спасти, тащи много восстанавливающей жидкости и лей на броню!» — чуть не рычала Кори.

«А если в ней сладкий яд?»

«Так даже лучше будет».

«Но…»

«Исао, сладкий яд усиливает действие восстанавливающей жидкости более чем в пять раз. А сейчас главное обеспечить их энергией».

«Понял», — он сорвался с места и размытой тенью метнулся за восстанавливающей жидкостью.

Мужчина раз за разом приносил большими кувшинами восстанавливающую жидкость и выливал ее на кокон биоброни, и только когда броня перестала искрить и впитывать жидкость, он вновь услышал голос девушки-нефа: «Пока достаточно, но расслабляться рано. Может понадобиться еще».

«Что происходит?» — спросил он, устало опускаясь на пол.

«Похоже на мутацию… но я не понимаю почему… Анита случайно не отрывала немаркированные коробки?»

«Она распечатала две маленькие белые».

«С черными жемчужинами, пульсирующими разноцветным светом?» — напряженно спросила Корентайн.

«Да».

«Ах ты ж…» — а далее последовало такое, что лицо Исао удивленно вытянулось.

«Так во что же она вляпалась?» — переждав поток очень крепких выражений, поинтересовался мужчина, уже предчувствуя неприятный ответ.

«Это запретные технологии. Я не могу тебе об этом рассказать. Прости», — ее слова были буквально пропитаны сожалением.

«Хоть скажи, что происходит и чем ей это может грозить?» — тревога буквально захлестывала его.

«Мутация происходит. Мутирует и организм носителя, и сама структура биоброни. Если все закончится хорошо, Анита станет намного сильнее, а если нет…»

«Погибнет», — закончит за нее Исао, ощущая беспомощность и отчаяние.

«Они оба погибнут…» — поправила его неф.

«Неужели ничего нельзя сделать?» — буквально простонал мужчина.

«Только поливать восстанавливающей жидкостью, если будет начинать искрить, и молиться».

«И как долго это продлится?»

«Мутация? Точно не скажу — тут все индивидуально, но в среднем около 12 часов. Потом кокон исчезнет, но носитель будет еще какое-то время спать».

«А если что-то пойдет не так, и она…»

«Не думай об этом, Анита очень сильная, она так просто не сдастся. И не забывай с ней Рунихера — если кто и сможет справиться с этим, то только он. К тому же он слишком любите ее, чтобы дать ей умереть».

«Так хочется верить», — мужчина закрыл глаза, ощущая как от боли сживается его сердце, когда он вспомнил, как девушку обнимал ее неф, а она доверчиво к нему прижималась, явно наслаждаясь его прикосновениями.

«Прости, но ревновать к нефу глупо» — тихо произнесла Корентайн.

«Это не ревность, Кори» — вздохнул он.

«А что?»

«Я просто ему завидую» — откровенно ответил мужчина.

«Она тебе нравится, и ты хотел бы быть с ней» — догадалась девушка-неф и замолчала.

«Кори. Кори ты еще тут?» — позвал он.

«Да, но как бы мне ни хотелось еще поговорить с тобой, я должна уйти. Даже с пси-усилителем ты будешь слабеть, так долго разговаривая со мной».

«Останься еще немного» — попросил Исао.

«Прости, не могу» — грустно произнесла она и ушла, сказав напоследок: «Тебе надо поесть и поспать хоть пару часов, иначе скоро ты просто свалишься»…


В тот момент, как Анита дотронулась до жемчужин, содержащих в себе запретные технологии, чудовищная боль ударила Рунихеру, и уже падая он едва успел активировать защитный кокон, стараясь минимизировать последствия ее необдуманного поступка. Это было последнее, что он помнил, а потом была тьма…

Отчаянный крик повторялся вновь и вновь, заставляя разум Разрушителя выплыть на поверхность. Он с трудом открыл глаза, боль не ушла, казалось она стала еще сильнее, но неф просто был не в состоянии слышать мучительные крики своей любимой. Сжав зубы, он в абсолютной тьме пополз к девушке.

Каждое движение давалось с трудом, но он упрямо продвигался туда, где извиваясь от непереносимой боли, лежала Анита. Она уже не кричала, а только хрипло стонала.

— Ани, — едва слышно позвал он, дотрагиваясь до нее, и испугался — ее кожа была холодна как лед.

Неф порывисто прижал к себе обжигающе холодное тело любимой и невероятным усилием воли переместил их на кровать. Ее одежда исчезла, повинуясь его мысленному приказу, и он принялся энергично растирать ее кожу, а потом просто прижал ее к себе и укрыл обоих одеялом.

— Ани, — выдохнул Рунихера, нежно касаясь поцелует ее губ, — любимая, только не сдавайся, борись… я рядом… я с тобой… что бы ни случилось, я всегда буду с тобой…

Прошло совсем немного времени, и энергия осторожно потекла между ними, сначала неуверенно и лениво, а потом все быстрее и сильнее. Неф облегченно перевел дух: девушка согрелась и перестала стонать и метаться, она доверчиво льнула к нему, хоть все еще и находилась без сознания. Он закрыл глаза и сосредоточился, направляя энергию на поддержание процессов интеграции надстроек и стабилизации мутации биоброни. Анита затихла, а значит мутация носителя была уже полностью завершена. Он вновь осторожно прильнул к ее губам — энергия мощным потоком врезалась в него, заставив отстраниться и судорожно хватать ртом воздух.

Отдышавшись Разрушитель улыбнулся: его Ани все выдержала и стала намного сильнее. Теперь она практически не нуждалась в восстанавливающей жидкости, ну разве что только в том случае, если умудрится полностью исчерпать энергию, но это с той парочкой аккумуляторов, что она интегрировала, было практически невозможно. Он нежно дотронулся до ее лица, едва прикасаясь, очертил пальцами контур, легонько коснулся поцелуем губ и, со вздохом, вернул ей минимум одежды и убрал защитный кокон биоброни, что больше был не нужен.

— Ани, — снова позвал Рунихера, но она только еще ближе прильнула к нему поудобнее пристраивая свою голову у него на плече, и он тепло улыбнулся, решив дать ей еще немного времени.

Боль потихоньку отступала, но несмотря на мощные волны энергии, неф все сильнее чувствовал слабость. Мутация биоброни завершилась, как завершились и все процессы интеграции. Разрушитель чувствовал сильную усталость. Бороться с сонливостью больше не было сил, и он позволил сну увлечь себя…

Его разбудил поцелуй, он открыл глаза и встретился с сияющим взглядом Аниты.

— Привет, — шепнул Разрушитель.

— Привет, Ру, — ответила девушка и снова поцеловала его.

— Как ты, Ани? — он перекатился и склонился над ней, их волосы перепутались: его снежно белые и ее золотисто-рыжие.

— Хорошо, — беззаботно улыбнулась она, обвивая его шею руками, — очень хорошо. Особенно когда ты рядом.

— Ани, — выдохнул неф и прильнул к ее губам медленным, но таким волнующим поцелуем. — Ты хоть понимаешь как рисковала? — тихо спросил он, отстраняясь.

— Рисковала? — удивленно моргнула девушка.

— Ты могла погибнуть, — он сжал зубы и сел на кровати.

— Но почему? — она потянулась к нему, но он не позволил себя коснуться, и она замерла, а в глазах застыла боль пополам с непониманием.

— Ани, — Рунихера не смог вынести ее взгляда и обнял, — ты активировала запретные технологии, а это смертельно опасно, — он не удержался и зарылся лицом в ее волосы.

— Но откуда я могла знать? — возразила она.

— Я ведь просил не трогать подозрительных вещей.

— Они выглядели не подозрительно. Жемчужины выглядели очень красиво. Я просто не смогла удержаться.

— Ани, прошу, пообещай, что больше никогда не прикоснешься к незнакомому предмету, прежде чем не спросишь у меня, это может быть очень опасно.

— Хорошо, Ру, я обещаю, — она положила голову ему на плечо и спросила: — А что это было в тех маленьких коробочках.

— Лучше тебя этого не знать.

— Но…

— Поверь мне, Ани, — он поднял ее лицо за подбородок и умоляюще посмотрел в глаза, — лучше не знать. Если, не приведи Боги, ты окажешься в ситуации когда только запретные технологии смогут помочь, я тебе все расскажу, но не раньше. Прости…

— Хоть намекни, — девушка медленно скользила пальцами по его груди, и у нефа от ее прикосновений перехватывало дыхание.

— Я могу только сказать, что ты стала сильнее. Сильнее во всех смыслах. И еще… больше ничего в броню ты интегрировать не сможешь.

— Но почему? — удивилась Анита.

— Те технологии вызывают мутацию и носителя и самой биоброни, перестраивают так, что больше ни одна надстройка не в состоянии интегрироваться — код разный.

— Жаль, — вздохнула девушка.

— Ани, — тихо рассмеялся неф и, чуть отстранившись, заглянул в ее глаза, — ты и так взяла больше, чем это вообще считалось возможным.

— Как это?

— Понимаешь, надстройки и мутация несовместимы по своей природе. Все исследования говорят про то, что либо надстройки деактивируются, либо носитель погибает.

— Я жива… значит все надстройки деактивировались?

— Нет, Ани, все на своих местах, — он задумчиво играл ее волосами, пропуская длинные пряди сквозь пальцы. — Ты доказала, что невозможного не существует. Я не знаю, как тебе это удалось, но ты совместила несовместимое: надстройки мутировали вместе с биоброней.

— Ру, не думаю, что это я сделала, скорее ты.

— Ошибаешься, я бы их просто выкинул, сохраняя жизненно необходимую энергию. Я не стал бы рисковать твоей жизнью, Ани. Никогда бы не стал, — он поцеловал ее отчаянным поцелуем. — Это ты не дала мне деактивировать надстройки. Заблокировала мне такую возможность намертво. А потом чуть не умерла в процессе мутации, — едва слышно закончил он, оторвавшись от ее губ, но не в силах отвести глаз или выпустить из объятий: страх, что она могла погибнуть, все еще был слишком свеж.

— Но ведь не умерла же, — она улыбнулась и нежно коснулась его лица.

— Я не смогу без тебя, Ани, — выдохнул Рунихера, прижимаясь щекой к ее ладони, и миг прикрыл глаза. — Уйдешь ты, уйду и я.

— Ру… — только и смогла сказать девушка, потрясенно вглядываясь в его горящие любовью и бесконечной нежностью глаза…


Исао еще трижды пришлось поливать защитный кокон биоброни с Анитой внутри восстанавливающей жидкостью. Шло время, и мужчина все больше нервничал, он невероятно сильно переживал за девушку, которую еще совсем недавно считал опаснейшим врагом и мечтал уничтожить, а теперь готов был все отдать, лишь бы она выжила. Анита… Невероятная девушка со странным именем, буквально сотканная из противоречий, разом смела все его защиты и поразила в самое сердце. То, что он чувствовал к ней не шло ни в какое сравнение с тем, что он чувствовал к своей невесте, а ведь тогда он был уверен, что нашел любовь всей своей жизни. Это было странно и страшно, но в то же время он был рад, действительно рад, что еще в состоянии испытывать такие чувства. И пусть он влюбился, как мальчишка, это уже давно забытое чувство было невероятно приятным. Минуты ожидания складывались в часы, и усталость взяла свое — Исао уснул прямо на полу возле кокона биоброни.

Дрейфуя на крыльях сна, мужчина чувствовал легкие, полные любви и нежности, прикосновения, едва ощутимые поцелуи, наполняющие его энергией. Он улыбнулся — его неф старалась помочь, но не хотела будить. Мужчина открыл глаза и встретился с ее немного смущенным взглядом.

— Прости, что разбудила, но тебе необходима энергия, — ее ответная улыбка была немного грустной и неуверенной.

— Спасибо, Кори, — произнес он, поднося к губам ее руку мягко целуя пальчики. Перетекающая между ними энергия усиливалась с каждым его прикосновением губ.

— Почему ты не поел? — она забрала у него свою руку и села на кровати.

— Боялся, что как только выйду, Аните понадобится моя помощь, — Исао одним быстрым движением опрокинул девушку-нефа на кровать и навис над ней. — А потом я похоже просто выключился, — он в жадном поцелуе припал к ее губам, ощущая как энергия буквально захлестывает их.

— Перестань, — выдохнула ему в губы Корентайн. — Ты не можешь сейчас долго оставаться… как бы мне и не хотелось тебя отпускать, а ты должен проснуться, она вздохнула и продолжила: — Мутация вот-вот должна завершиться, и Аните понадобится тепло, много тепла.

— И что я должен буду сделать?

— Отнести в кровать, растереть и хорошенько укрыть, лечь рядом и согреть собственным теплом, — выскальзывая из его объятий, пояснила Корентайн. — И будет лучше, если ты поторопишься, каменный пол слишком холодный, а если она замерзнет окончательно…

— Я понял, — он сглотнул и посмотрел в немного грустные глаза своего нефа, — но как это сделать?

— Просыпайся, — она коснулась пальцем его лба, и он распахнул глаза как раз в тот момент, когда защитный кокон биоброни исчез, оставляя на полу коридора бессознательную хрупкую девичью фигурку…


Исао осторожно перенес Аниту в комнату, положил на кровать и укутал одеялом. Он до последнего надеялся, что не придется следовать инструкциям нефа, но девушка отчаянно мерзла, а ее кожа становилась все холоднее. Мужчина на миг замер, собираясь с силами, а потом решительно принялся за дело. Он снял с нее одежду, оставив только эластичные шортики и топ-полоску, и принялся тщательно растирать ее, улучшая кровообращение. От каждого прикосновения к ее коже, каждого взгляда на ее практически обнаженное тело, его бросало в жар, он едва сдерживался, чтобы не начать покрывать ее поцелуями. Проглотив готовые сорваться с губ проклятья, он прижал ее все еще прохладное тело к себе и укрыл обоих одеялами. Постепенно девушка стала нагреваться, ее дыхание выровнялось, сон стал безмятежен, а Исао все продолжал удерживать ее в своих жарких объятьях…

Быть так близко от нее и не иметь возможности ее целовать и ласкать было пыткой. И все же это была очень сладкая пытка. Мужчина улыбнулся и едва ощутимо коснулся поцелуем ее губ, отчаянно желая большего, но железной волей сдерживая себя: сейчас было не время для этого. Он жадно впитывал малейшее изменение выражения ее лица, любовался едва заметной мечтательной улыбкой, нежно перебирал длинные роскошные волосы, стараясь запомнить каждое украденное мгновение такой отчаянно болезненной близости. Он даже и подумать не мог, что сможет уснуть, но усталость и легкое размеренное дыхание девушки сыграли с ним злую шутку, и он погрузился в сон…


Он пил поцелуи с ее губ и никак не мог остановиться. Ее тихие стоны звучали сладчайшей музыкой, гибкое тело льнуло и буквально молило продолжать ласки. Нежные прикосновения… жаркие поцелуи… От прикосновения к ее обнаженной коже он буквально пылал, а от едва слышного голоса, шепчущего ему «да» полностью потерял голову. Больше ничего не имело значения, только то, что она рядом, только то, что она готова стать его. Какое же это наслаждение держать ее в объятьях, покрывать поцелуями ее бархатную кожу и чувствовать страстный ответ. Она выбрала его. Счастье огненным цветком распускалось внутри: его единственная, его любовь, его сердце, его жизнь, его дыхание сказала ему «да», и теперь он ее никогда не отпустит. «Навсегда», — прошептали ее губы. Умопомрачительно нежный и одновременно обжигающе страстный поцелуй стал его обещанием. И они потерялись в волшебном вихре чувств, прикосновений и поцелуев…


Исао медленно открыл глаза, легкая улыбка блуждала по его губам. Теплая волна прошла по его телу — в его объятьях спала Анита, и она была похожа на ангела, падшего ангела: ее голова покоилась на его плече, а волосы разметались по его груди. В нежнейшей ласке он скользнул пальцами вверх по ее обнаженной спине и вдруг наткнулся на полоску ткани. Мужчина замер, лихорадочно пытаясь понять что же произошло и откуда на ней одежда, когда ресницы девушки дрогнули, и он встретился с ее немного дезориентированным и чуть затуманенным со сна взглядом.

Анита медленно дрейфовала на волнах сна, просыпаться совершенно не хотелось, ощущение покоя и защищенности было таким сладким, что хотелось его продлить еще хоть немного. Но вдруг чьи то пальцы буквально опалили кожу ее спины, и она пораженно распахнула глаза. Это был шок: невероятно синие глаза Исао казалось заглядывали в самую душу, а его ладони буквально жгли обнаженную кожу спины, плотно прижимая ее к его телу.

— Что ты делаешь? — чуть хрипловато спросила она.

— То, что ты просила, — его ответ заставил ее заледенеть.

— Просила? — удивленно протянула она, судорожно вспоминая что такое могло произойти между ними, но так не находя в памяти ничего, что могло бы оправдать его поведение, попыталась отстраниться, но он не позволил.

— Анита… — мужчина потянулся к ее губам, но остановился под ее совершенно ничего не понимающим взглядом. — Ты не помнишь? — выдохнул он, потихоньку начиная понимать, что тут что-то не так.

— Чего не помню? — насторожилась она.

Мысль, что ничего не было, а его воспоминания всего лишь сон, настойчиво стучала в его голове.

— Что последнее ты помнишь? — его вопрос прозвучал очень напряженно.

— Ру и его пояснения, что я вляпалась по самое не балуйся, — хмыкнула девушка.

— Анита, прошу, будь серьезной, — надежда и боль буквально заполнили его глаза на один короткий миг, а голос чуть дрогнул. — Твой ответ очень важен для меня.

— Помню, что дотронулась до странный и таких манящих жемчужин, помню, что меня вынесло в коридор и впечатало в стену… А потом была только боль, обжигающая, выворачивающая наизнанку боль. И когда она наконец-то прошла, рядом был Ру.

— Значит, это был только сон, — простонал Исао и разомкнул объятья. — Прости, — он закрыл глаза и откатился от девушки.

— Объясни, — потребовала она, усаживаясь на кровати и закутываясь в одеяло.

— Мне приснилось, что ты… что мы были вместе, — он рассмеялся, но смех этот был горьким. — Я сразу должен был понять, что это только сон. Такая красивая девушка ни за что не выбрала бы такое чудовище как я, когда за ее внимания добиваются признанные красавцы…

— Ты это о чем?

— Забудь, — он хотел встать, но ее осторожное прикосновение к его плечу, от которого его буквально пронзило током, приморозило его к месту.

— Ты не чудовище. Ты очень красивый мужчина, Исао, — тихо сказала она.

— Если ты так думаешь, то почему постоянно говоришь мне «нет»? — он повернулся и теперь напряженно вглядывался в ее глаза, стараясь найти там ложь, но наткнулся только на удивление и кристальную честность.

— Что тебе приснилось? — вдруг спросила она.

— Что ты сказала мне «да».

— «Да» на что?

— На все, — он снова попытался встать, но она вновь удержала его.

— Что тебе снилось?

— Ты и я в кровати, — он сжал зубы, понимая, что сейчас она оттолкнет его. — Я все еще чувствую вкус твоих поцелуев, ощущение твоей кожи, страстный отклик, тихие стоны, то, как ты плавилась от моих ласк и просила еще…

— Не надо, — девушка прижала пальцы к губам мужчины, вынуждая его замолчать. — Пожалуйста, не продолжай. Я все поняла, — румянец смущения алел на ее скулах.

— Прости, — выдохнул он, целуя ее пальчики.

— Перестань, — попросила она, отнимая свою руку. — Лучше объясни мне, почему я неодета, да и ты тоже.

— После того, как защитный кокон биоброни исчез, я принес тебя сюда, — он встал и одел безрукавку, а девушка механически отметила, что он спал в брюках. — Ты была холодна как лед, а это очень опасно после мутации. Я пытался тебя согреть. Растер, завернул в одеяло, но твоя кожа снова становилась холодной. Кори мне сказала, что согреть тебя может тепло тела… ты действительно согрелась в моих объятьях, Анита. Прости, но это был единственный выход в сложившейся ситуации.

— Спасибо, — она искренне ему улыбнулась.

— Ты больше не злишься на меня?

— Как я могу, ты ведь спас мне жизнь.

— А тот сон?

— Мы не властны над снами, Исао, — девушка философски пожала плечами и подхватила сползающее одеяло. — Мне тоже снятся невероятно реалистичные сны. Но я была бы тебе благодарна, если бы ты больше об этом не вспоминал.

— Хорошо, — несмотря на тупую боль в груди согласился он.

— Знаешь, я бы очень хотела звать тебя другом, — вдруг сказала Анита. — Ты примешь мою дружбу?

— Конечно, — ответил мужчина и мысленно закончил: «От тебя я приму все, что угодно, лишь бы иметь шанс быть рядом, и возможно когда-нибудь ты увидишь во мне больше, чем просто друга».


Тахира

Дамиан открыл глаза и осторожно пошевелился — боль отступила, но осталась сильнейшая слабость. Мужчина в трудом выбрался из регенератора и сразу же наткнулся на Витольда.

— Ну что ж, — холодно протянул тот, в упор разглядывая невероятно бледного Горного Властелина, — жив и ладно. Вот только вопрос в том, как долго проживешь.

— Ян жив? — голос Дамиана звучал встревожено.

— Он все еще в регенераторе.

— Сколько прошло времени? — мужчина едва держался на ногах, но упорно не желал просить помощи.

— Трое суток, — от Лесного Властелина не укрылись ни темные круги вокруг глаз Дамиана, ни его невероятная слабость.

— Так долго, — пораженно выдохнул Горный Властелин.

— Вам еще очень повезло, что живы остались, — хмыкнул Витольд и продолжил: — Правда я не знаю, сможет ли Янар прийти в себя и полностью стать прежним. У него слишком сильные повреждения головного мозга.

— Будь проклят, Рэм! Ян же еще совсем мальчишка, — Дамиан сжал руки в кулаки и прислонился спиной к стене.

— О чем вы вообще думали, когда вытворили такое с Анитой? — со сдержанной яростью, буквально выплюнул Лесной Властелин.

— Мы действовали из лучших побуждений…

— Чего?!

— У нас были благие намерения. Мы хотели не допустить соблазнения Аниты Темным Императором, — тяжело вздохнул Горный Властелин. — Мы решили, что если она влюбится в кого-то до встречи с Такеши, то уже не поддастся на его уловки.

— Боги! Да вы совсем безголовые что ли?! — вспылил Витольд. — Анита не поддается ни на какие уловки и не терпит, когда на нее пытаются давить или манипулировать ею. Знаешь, мне даже вас немного жаль, — криво усмехнулся мужчина, — вернется Анита и места вам обоим точно будет мало. Она вам такого не простит.

— И она будет в своем праве, — очень спокойно произнес Дамиан. — Я приму любую ее месть. Но прошу, помоги защитить Яна, ему и так слишком сильно досталось. Захочет моей смерти, пусть будет так, я готов к этому и не буду ей мешать, но Ян должен выжить, ему едва минуло восемнадцать.

— Успокойся, — Лесной Властелин вздрогнул, услышав, как легко Дамиан рассуждает о собственной смерти от рук Аниты, — она не убьет, но потрепать может.

— Я это переживу.

— А вот доверие ее вы потеряли окончательно.

Горный Властелин выругался и побледнел еще сильнее. Почему-то потерять доверие Аниты для него было гораздо больнее, чем даже любые пытки.

— Понял наконец, что натворил, — устало вздохнул Витольд.

— Да, — хрипло выдохнул Дамиан и медленно сполз по стене на пол.

— Только ты еще не все знаешь, — Лесной Властелин дождался пока собеседник поднимет на него взгляд и добил: — Вы умудрились отправить с ней Исао.

— Боги… нет… — простонал Дамиан и закрыл лицо руками. Он мгновенно осознал весь кошмар их с Яном необдуманного и такого импульсивного решения: они собственными руками толкнули нубит в объятья правой руки Темного Императора…


Акелдама

Даичи буквально сбился с ног пытаясь успеть разгрести все проблемы, но их становилось все больше буквально с каждой минутой. Не успевал он справиться с одной, как наваливалось еще несколько. Двенадцать часов спустя мужчина уже готов был боготворить Такеши, который каким-то чудом умудрялся со всем справляться. Советник находился уже на грани, несмотря на то, что ему со многими проблемами помогала Хранительница. Он чувствовал, что ему просто катастрофически не хватает рук и времени, чувствовал, что упускает что-то важное, но остановиться и подумать ему просто не давали.

— Глори, — Даичи выкроил минутку и связался с любимой.

— Совсем замучался? — ее нежный взгляд согрел его и добавил сил. — Потерпи немного, скоро пришлю тебе Дайске в помощь.

— А как там Такеши?

— Думаю, ему еще сутки как минимум понадобятся, — развела руками девушка. — Придется вам без него обойтись еще немного.

— Боги! Да где же Рэма носит, когда он так нужен!? — раздраженно выдал Даичи.

— Шигео его отправил по особому заданию…

— Неужели с ним никак нельзя связаться?

— Попробуй попросить Хранительницу, но не думаю, что она пойдет против воли Шигео.

— К фоморам все! — ругнулся мужчина.

— Успокойся, не пытайся решить все сразу. Обдумай и выбери только самое основное, — посоветовала Глори. — Может что и я смогу помочь сделать.

— Мне передохнуть просто не дают, а ты говоришь подумать…

— Соберись! — жестко сказала девушка. — В данный момент ты принимаешь все решения, а значит пусть все ждут. Сядь и разберись, иначе можешь что-то упустить.

— Спасибо, что вправила мозги, — чуть кривовато улыбнулся мужчина, никак не ожидавший такого от любимой.

— Скинь мне тот вал задач, что поступает к тебе, я помогу разобрать. Мне такое не впервой.

— Помогала Такеши?

— Иногда, — осторожно ответила она. — Только, Даичи, это только между нами.

— Ты мне не доверяешь? — пораженно застыл он.

— Если бы не доверяла, то не сказала бы, — просто ответила девушка и потерла виски. — Давай отношения выяснять потом, когда кризис уже будет позади. А пока просто будем работать вместе без лишних эмоций.

— Хорошо, — согласился советник Темного Императора, засовывая подальше боль от того, что она ему полностью не доверяет.

— Тогда я жду информацию, — Глори на миг замерла, а потом все же плюнув на официальный тон, выпалила: — Будь осторожен. Я люблю тебя, Даичи.

— И я люблю тебя, — он коснулся рукой экрана и отключился. Едва заметная улыбка коснулась его губ: она любит, и это главное, а ее доверие он еще заслужит, ведь он не привык отступать.


Глори уже почти закончила разгребать тот завал информации, что отправил ей Даичи, когда регенератор выпустил Дайске. Мужчина чуть неуверенно шагнул к девушке и замер под ее холодным оценивающим взглядом.

— Ну и как самочувствие? — жестко и чуть насмешливо спросила она.

— Нормально, — он настороженно следил за ее движениями.

— Расслабься, — рассмеялась она, — бить тебя пока больше не за что.

Он вздрогнул, а она продолжила:

— Я только не понимаю, почему ты даже и не попытался ответить или защититься.

— Не могу поднять руку на девушку, — просто ответил Дайске. — Да я и не ожидал, что ты воин, а пару пощечин можно и стерпеть.

— Значит теперь, когда знаешь на что я способна, то ударишь в ответ? — изогнула бровь она.

— Нет, — отрицательно мотнул головой мужчина и не дрогнув встретил ее взгляд, — попытаюсь увернуться.

— Однако, — озадачено выдала она.

— Удивлена?

— Если откровенно, то да. И даже очень.

— И что ты теперь собираешься со мной делать?

— Выпустить тебя отсюда, — Глори чуть не рассмеялась, когда он облегченно выдохнул. — Твоя помощь очень нужна Даичи. Без Шигео все идет наперекосяк.

— Такеши все еще в регенераторе? — ахнул мужчина.

— К сожалению да, — подтвердила она.

— Боги! Как он?

— Потихоньку восстанавливается, — успокоила она. — Но очнется еще нескоро, да и первое время будет очень слаб. Так что давай на выход и бегом к Даичи.


С помощью Глори советникам удалось более-менее разгрести все неотложные проблемы и даже успеть предупредить зреющий заговор, целью которого было убить Императора и отдать власть законному наследнику — Рэму. Дайске правда все никак не мог успокоиться и клял Рэма последними словами, а еще высказал Даичи недовольство, почему тот до сих пор ничего не предпринял, чтобы устранить постоянную опасность Темному Императору со стороны Рэма. Даичи, не долго думая, просто послал его подальше, посоветовал заткнуться и по-хорошему отвалить от Рэма. Дайске сделал вид, что прислушался, надеясь при случае уговорить Такеши все же избавиться от этого «наследничка». Взбешенная же Хранительница мгновенно вывернула мозг одного из заговорщиков, а потом чуть не разорвала всех, кто был хоть немного причастен к жуткому плану особо жестокого убийства Такеши. Ее едва удалось уговорить повременить с расправой до момента, когда Темный Император сможет сам допросить задержанных и принять решение что же с ними делать дальше. Причем не последнюю в этом роль сыграл как раз Дайске, к которому она почему-то прислушалась.


Уже почти трое суток Такеши находился в регенераторе, и по прогнозам Хранительницы должен был там оставаться еще не менее полутора. Но он решил иначе… Невероятным усилием воли Темный Император перехватил управление регенератором и отключил систему полного восстановления. Еще немного усилий, и он уже смог выбраться.

Глори удивленно оглянулась на тихое шипение, раздавшееся со стороны регенератора, в котором находился Такеши, и пораженно замерла не в силах поверить собственным глазам. Темный Император медленно выбирался из уже открытого регенератора.

— Шигео, — ахнула девушка и бросилась к нему, успев поддержать, когда он стал оседать на пол, — ты должен вернуться обратно.

— Нет, Глори, — твердо возразил он, — я и так слишком много времени там пробыл.

— Ты не успел полностью восстановиться, прошу тебя, вернись в регенератор, — она встревожено отмечала его невероятную бледность, темные круги вокруг глаз, заострившиеся черты лица, едва затянувшиеся шрамы на груди и руках и то, с каким трудом он покрылся легкой биоброней.

— Нет, — он мотнул головой и чуть не застонал от пронзившей его боли.

— Глупый, упрямый мальчишка! — раздался громкий и резкий голос Хранительницы, появившейся буквально из ниоткуда. — Что же ты творишь? — буквально простонала она легонько касаясь его щеки рукой. — Зачем?

— Ты знаешь ответ, — он заставил себя выпрямиться и отстраниться. — И потом, я вполне хорошо себя чувствую.

— Да знаю я как ты себе чувствуешь! — вспылила Астарта. — Я не позволю тебе…

— Не вынуждай меня сейчас с тобой бороться, — тихо попросил он, а в его глазах все ярче разгоралось алое пламя. — Ты ведь понимаешь, что я не отступлю.

Хранительница некоторое время напряженно вглядывалась в его глаза, а потом тяжело вздохнула. Она знала, что он не покорится, не уступит, будет до последнего стоять на своем, и пытаться его сейчас сломить означает подписать ему смертный приговор.

— Неужели…

— Да, стоит, — перебил ее мужчина, и едва заметная улыбка скользнула по его бледным губам.

— Вот значит как, — грусть буквально пропитала ее тихий голос. — Пообещай только не тратить зря энергию, пока полностью не восстановишься.

— Ты ведь знаешь, что я никогда не трачу ее зря, — чуть удивился он.

— Тогда убери броню. Для нее сейчас нет необходимости.

— Я не одет, — просто ответил Такеши и тихо рассмеялся, наблюдая за вытянувшимися лицами Глори и Хранительницы.

— Убирай, я отвернусь, — подала голос Глори и решительно повернувшись к нему спиной вернулась в кресло, где замерла.

— Умная девочка, — похвалила нестандартный ход девушки Астарта и подошла вплотную к Темному Императору. — Отзывай броню и я перемещу тебя в твои покои, где ты сможешь если не отдохнуть, то хотя бы поесть и нормально одеться.

— Хорошо, — сдался Такеши, с каждой секундой чувствуя все большую слабость, и отозвал биоброню. — Спасибо, — одними глазами поблагодарил он Хранительницу, и она мгновенно телепотрировала его.

— Слишком рано, — едва слышно прошептала Астрарта, успевшая заметить его не до конца зажившие раны. — Ну почему же ты такой упрямый, малыш…


Такеши буквально рухнул на кровать в своей спальне: слабость волнами накатывала, тело едва подчинялось, но ему было не впервой преодолевать себя. Мужчина сжал зубы и заставил себя достать из тумбочки флакон с таблетками странного перламутрово-черного цвета. Невеселая улыбка появилась на его губах, когда он высыпал на ладонь сразу пять капсул — Темный Император и не предполагал, что ему снова может понадобиться этот адский стимулятор, но выбора у него не было. Такеши решительно бросил таблетки в большой бокал с восстанавливающей жидкостью, заботливо оставленный Хранительницей на подносе с едой, и после того как они растворились решительно выпил все до капли. А спустя миг невероятная по своей силе боль накрыла его — стимулятор начал действовать, искусственно наполняя его энергией…


Такеши осторожно выпрямился, судорожно переводя дыхание — боль потихоньку отступала. Он медленно сел на кровати и принялся за еду, стимулятор стимулятором, но для поддержания организма пища была необходима. Когда немного отступила слабость, а выворачивающая наизнанку боль стала терпимой, мужчина поднялся и быстро оделся — теперь он был готов заняться делами. Темный Император легко активировал медальон-телепортатор и мгновенно перенесся в кабинет Даичи.


Дайске и Даичи в очередной раз спорили по поводу роли Рэма в раскрытом заговоре, когда прямо перед ними появился Император.

— Такеши… — выдохнул Даичи, ошарашено уставившись на того, автоматически отмечая его невероятную бледность, еще больше подчеркнутую простой черной кожаной одеждой, темные круги вокруг запавших глаз, пылающих лихорадочным алым огнем.

— Паршиво выглядишь, — чувственные губы Темного Императора изогнула понимающая улыбка. — Что тяжело пришлось?

— Нелегко, — кивнул, соглашаясь Даичи.

— Да мы едва катастрофы избежали, — вспыхнул Дайске и зло выплюнул. — А Рэм где-то шляется, и никакой от него помощи! Да еще и подозревается в соучастии в заговоре…

— Ты тоже подозреваешь Рэма? — с непроницаемым лицом спросил у Даичи Такеши.

— Нет, — просто ответил тот. — Я уверен, Рэм верен вам, мой Император.

— Вот и я в этом уверен, — Такеши посмотрел на Дайске и иронично улыбнулся. — Запомни раз и навсегда, больше повторять не буду, Рэм вне любых подозрений, я ему полностью доверяю.

— Но, мой Император, если он верен вам, то где его фоморы носят? — попытался возразить Дайске.

— Не зли меня, — рыкнул Темный и яростно сверкнул глазами. — Сам слышал, как я давал ему распоряжение не возвращаться, а продолжить выполнение задания.

Дайске едва заметно вздрогнул и замолчал, отчетливо осознавая, что ему придется мириться с присутствием Рэма в ближайшем окружении Императора. Но мужчина также понимал, что теперь не успокоится, пока не поймет, почему Такеши так безоговорочно доверяет игрушке прошлого императора.

— Докладывайте, — коротко бросил Темный Император, удобно устраиваясь в кресле. — Только коротко и по существу, а всю дополнительную информацию отправьте на мой ксей.

Доклад Даичи не занял много времени: мужчина изложил голые факты, рассказал про трудности, осветил решенные вопросы и чуть более подробно остановился на оставшихся проблемах.

— Вы хорошо поработали, — похвалил советников Такеши. — Но еще осталось много работы. Правда теперь, когда Хранительница снова с нами, все будет немного легче. Сейчас я свяжусь с Рэмом, а потом дам задания вам, — император внимательно наблюдал за Дайске, когда произносил последнюю фразу, и успел заметить легкую тень неудовольствия, промелькнувшую на лице того. — Астарта, — позвал Темный.

— Да, Шигео? — Хранительница мгновенно появилась в кабинете.

— Соедини меня с Рэмом, — попросил Такеши. — Выведи изображение на большой экран.

Астарта чуть слышно хмыкнула, и уже спустя менее минуты, на большом экране появилось изображение Рэма.

— Мой Император, — склонил голову в приветствии тот.

— Рэм, ты нашел способ? — загадочно спросил Такеши.

— Да, — коротко ответил Рэм.

— Отлично, — облегченно вздохнул Темный Император. — Возвращайся.

— Это займет часов двенадцать…

— Немедленно! — рявкнул Такеши и его глаза стали кроваво-красными.

Советники вздрогнули, а Рэм и бровью не повел, а только кривовато усмехнулся и сменил тон на неофициальный:

— Воспользуйся временем и отдохни, Шигео, — соблазнительный взгляд, невероятно чувственная улыбка и насмешливое: — Паршиво выглядишь, — он отключился.

— Да что он себе позволяет! — возмутился Дайске, у которого от улыбки Рэма перехватило дыхание.

— Заткнись, — устало бросил Император и потер виски.

— Но…

— У тебя два часа на сон, потом явишься в мой кабинет для получения дальнейших инструкций, — холодно оборвал Дайске Такеши. — И чтобы я больше не слышал от тебя ни слова о Рэме в таком тоне. Пора бы тебе уже смириться с его отказом. Свободен.

Дайске вздрогнул и побледнел, он ни на мгновение не мог подумать, что Императору может быть известен его такой тщательно оберегаемый секрет. Мужчина подумал, что несмотря на многочисленных любовниц и постоянную наложницу, слухи о том, что Рэм любовник Такеши верны. Он стиснул зубы, поклонился и стремительно вышел.

— С этим надо что-то делать, — высказал мысли вслух Темный Император, — он становится необъективным.

— Такеши, извини, но Рэм абсолютно прав, — спокойно заметил Даичи. — Тебе действительно нужно отдохнуть.

— Отдохну, когда со всем разберусь, — отмахнулся Император, кивком головы предлагая советнику занять соседнее кресло. — Давай подробнее, что там с этим заговором.

— Группа аристократов снова планировала убить тебя и передать власть Рэму, — коротко ответил тот, опускаясь в указанное кресло.

— Снова, — тяжело вздохнул Такеши. — Да когда они уже угомонятся? Неужели не понимают, что Рэм на это не пойдет?

— Они похоже уже начинают это понимать, — чуть нахмурился Даичи. — Эти планировали держать Рэма на наркотиках и править от его имени.

— Ого, — хмыкнул Темный Император, — это уже что-то новенькое. И что они для меня готовили?

— Смерть под пытками, — скрипнул зубами советник.

— Наивные, — рассмеялся Такеши, — живым меня никто бы не взял.

— Они планировали использовать Амизи, чтобы накачать тебя снотворным. И она согласилась.

— Что? — глаза Темного удивленно расширились. — Где она сейчас?

— Хранительница заперла ее в темнице вместе с остальными.

— К фоморам! — выругался император. — Давно?

— Чуть больше суток прошло.

— Ах ты ж, — Такеши вскочил, ругаясь сквозь зубы, и громко позвал. — Астарта!

— Чего тебе? — раздался ворчливый голос Хранительницы, и она материализовалась в кресле. — Я занята.

— Зачем? — впился глазами в нее Темный Император.

— Ненавижу предателей, — прошипела та, яростно сверкая глазами. — Она уже не первый раз предает, вот пусть получит свое! Жаль убить не дали!

— Неужели не могла ее просто изолировать? — тихо спросил Такеши.

— Все еще любишь ее, Шигео? — удивленно выдохнула Астарта и, мгновенно оказавшись возле него, нежно дотронулась до щеки и заглянула в глаза. — Но как же тогда…

— Не люблю, — он отстранился. — Но ты же знаешь, что я не могу издеваться над женщинами.

— Тогда убей быстро или разреши это сделать мне.

— Нет, — император вздрогнул и отрицательно покачал головой.

— Значит, все еще любишь, — грустно вздохнула Хранительница.

— Ты не права, Астарта.

— Тогда почему не хочешь от нее избавиться?

— Я привык к ней. Да и наложница из нее чудесная, — он криво улыбнулся. — А еще с ее помощью я смогу управлять Пустынным Властелином, если он решит вернуться на Акелдаму.

— Умно, — довольно кивнула Хранительница и исчезла, бросив напоследок: — надеюсь с ней ничего непоправимого не случилось. Хотя пока жива, всегда можно использовать регенератор.

— Боги! — выдохнул Такеши и сорвался с места. Он понял, что Астарта создала все условия, чтобы отомстить Амизи за предательство. Ему хотелось надеяться, что ее план не сработал, но мужчина прекрасно понимал, что за те сутки, что девушка провела в темнице, это невозможно, и все что должно было случиться, уже случилось.


Темный Император вихрем влетел в каменный мешок, где Хранительница заперла всех заговорщиков, и в ужасе замер: посредине камеры в луже крови безжизненно лежала обнаженная и покрытая синяками, ссадинами и кровоподтеками Амизи. Он на миг прикрыл глаза — девушка явно пережила насилие, причем неоднократное. Мысленно он сыпал проклятьями, пока склонялся и осторожно подхватывал на руки истерзанное женское тело. От ярости, горящей в его взгляде, мужчины буквально распластались по стенам камеры: они внезапно вспомнили, что Император никогда не терпел насилия такого рода, и наказанием за подобное была мучительная смерть.

Такеши бережно вынес из камеры Амизи и буквально побежал к регенераторам — девушка умирала, счет ее жизни шел уже даже не на минуты, а на секунды.

— Смотрите, чтобы к его возвращению все были живы, — приказал Даичи, примчавшийся следом за Императором. — В таком состоянии он с вас головы снимет, если кто на себя тут руки наложит, — и не выдержав, окинул ледяным взглядом стражников и, едва не сорвавшись на крик, поинтересовался: — Куда вы вообще смотрели?! Не могли их остановить?

— Так ведь она предательница… — попытались оправдаться те.

— Идиоты! — простонал советник, хватаясь за голову. — Виновна она или нет решать Императору. Как и определять наказание, — он покачал головой, наблюдая как краска медленно сползает с лиц стражников по мере того, как до них доходит, что они натворили, а потом молча развернулся и последовал за Такеши.

Когда Дайске догнал Императора, Амизи уже была в регенераторе, а тот внимательно наблюдал за показателями на мониторе панели управления.

— Выживет, — едва слышно прошептал Такеши, поворачиваясь к ожидающему советнику.

— Хвала Богам, — ответил тот, чувствуя как его немного отпускает напряжение. — Мне нет прощения, — Даичи открыто встретил взгляд Темного Императора, в котором промелькнуло удивление. — Я не должен был допустить этого и готов понести любое наказание.

— Ты не виноват, — Такеши еще раз бросил взгляд на показатели Амизи, кивнул сам себе — регенерация шла успешно, и прошел мимо советника в коридор. — Пойдем в кабинет, обсудим сложившуюся ситуацию.


Темный Император устало откинулся в кресле и задумчиво смотрел на игру языков пламени в камине. Даичи ушел совсем недавно, посвятив Такеши во все события, что произошли, пока он валялся без сознания в регенераторе, и получив ряд неотложных заданий, первым из которых было проспать несколько часов. Мужчина вздохнул, как же ему осточертели эти постоянные заговоры против него, хотя он прекрасно осознавал, что это неизбежно, когда принялся за полное реформирование государства, как только захватил власть и стал императором. Воспоминания вернули его в то время, когда он только пытался навести порядок в Империи…


Империя была невероятно слаба, раздроблена на небольшие владения потомственный, так называемых Древних, аристократов, что постоянно грызлись друг с другом и совершенно не хотели поддерживать новоиспеченного Императора. Такеши пытался объединить их всех в единое сильное государство мирным путем, но постоянно натыкался на сопротивление с их стороны. А тем временем соседняя Империя пыталась захватить его территории. Враги внутренние и внешние заключали договора. Приграничная аристократия готова была поддержать того, кто заплатит больше. Раз за разом теряя верных людей, он все больше склонялся к мысли, что мирным путем ничего не сможет добиться. Он уже потерял счет количеству совершенных на него покушений. В ход шло все: от яда и наемников до подосланных любовниц-убийц, но он неизменно успевал среагировать и остаться в живых. И когда во время очередного покушения чуть не погиб его ближайший друг, Такеши решил, что с него хватит пытаться быть разумным и мягким правителем. Аристократия должна была понять, что он представляет собой неудержимую силу, и склониться перед ним.

Приняв решение все изменить, Император первым делом разогнал Совет Древних аристократов, насчитывающий более сотни представителей, и ввел всего три должности советников, на которые назначил проверенных людей. Потом предложил аристократии либо присягнуть ему на верность, либо покинуть пределы Империи. Но только немногие из них согласились добровольно присягнуть и поддержать молодого Императора, отчетливо осознавая правильность тех действий и реформ, что он проводил. Большинство аристократов взбунтовались, и тогда он показательно утопил в крови самых ярых его противников, уничтожая полностью их семьи, чтобы не осталось ни одного наследника, ни одного врага, что мог бы потом отомстить, ударив в спину. Империя содрогнулась от его жестокости, и многие аристократы на коленях приползли умолять его пощадить их и их семьи. Однако пощадил он не всех. Те, кто не были достаточно искренни, погибали в жесточайших муках, стоило лишь ему заглянуть в их глаза. Страх сковал жителей Империи: его именем стали пугать маленьких детей и постепенно за ним прочно закрепилось прозвище Темный, но он добился своей цели — его Империя стала сильной и мощной.

Прошло совсем немного времени, и он отвоевал у соседей принадлежащие ему по праву земли. Его воины, вооруженные древними технологиями были практически непобедимы. Вскоре именно его армию стали называть лучшей в созвездии и избегать связываться с его воинами и пилотами. Некоторые небольшие провинции просили его защиты от других государств, и он предоставлял эту защиту сначала в обмен на деньги, так необходимые его молодому государству для восстановления и развития инфраструктуры, а потом стал дополнительно вносить условие присоединения этих провинций к Империи. Год за годом Империя становилась все больше, жизнь в ней налаживалась и наконец-то наступил долгожданный мир. Пусть только так казалось и противостояние с другими государствами продолжалось, но уже не было открытых стычек, да и торговля стала потихоньку процветать, налаживались дипломатические контакты, пусть и весьма натянутые, ведь уже все государства опасались Темной Империи и ее жестокого Темного Императора…


Такеши вздохнул, возвращаясь из воспоминаний, стоило ему стать чуть мягче, как сразу снова начали плестись заговоры и интриги. Он понимал, что как бы ему ни хотелось мирно решить вновь возникший конфликт с аристократией, этого он себе просто не мог позволить — не сейчас, когда активировались такие серьезные враги как фоморы. Мужчина осознавал, что ему придется казнить всех заговорщиков, но это ему претило. Он устал постоянно быть жестоким, ему хотелось хоть немного покоя. Хотелось хоть немного пожить не оглядываясь постоянно, не просчитывая окружающих, не считая их потенциальными врагами, но похоже это все так и останется его мечтами, Темный Император горько рассмеялся и закрыл глаза. Он уже знал как поступит с заговорщиками, знал, что ему придется снова воспользоваться своими способностями и буквально выпотрошить их головы, как знал и то, что сделает это прилюдно.

Тихий стук в дверь оторвал Такеши от неприятных размышлений, и он дал позволение стучавшему войти.

— Мой Император, — склонил в поклоне голову Дайске.

— Зря ты не поспал, — хмыкнул Темный, взмахом руки приказывая тому занять кресло напротив. — У меня для тебя будет особое задание, — продолжил он, когда советник покорно занял кресло.

— Как прикажете, мой Император, — ровно произнес Дайске и напряженно застыл.

— К фоморам все! — выругался Такеши, ему совершенно не нравилось состояние его советника.

Он вскочил и прошелся по комнате, рыкнул на вскочившего советника, чтобы тот сел, и замер снова наблюдая за танцем пламени в камине.

— Так, давай заканчивай с глупостями, — повернулся к Дайске Такеши. — Сейчас у нас совершенно нет времени на детские выходки. Если ты не готов нормально сотрудничать, то лучше скажи мне это сейчас, и фомор с тобой, я все сделаю сам.

Советник ошарашено смотрел на Императора, который откровенно нервничал и сейчас выглядел еще хуже, чем пару часов назад, и никак не мог понять, что же с ним такое происходит.

— Приказывайте, Мой Импе… — начал он, но ему не дали договорить.

— Уходи, Дайске, — Такеши рухнул в кресло и закрыл глаза. — Жаль, но похоже ты больше не в силах мне помогать. А ты так был мне нужен.

Советник во все глаза смотрел на своего Императора, всегда такого уверенного в себе, несгибаемого и жесткого, порой даже невыразимо жестокого, а сейчас измученного и…потерянного. Похоже, помимо нападения фоморов были еще проблемы, которые он скрывал невероятно тщательно от всех, и мог бы с ними справиться сам, но видимо что-то пошло не так, и теперь он напряженно решал как ему быть дальше. Неожиданно Дайске вспомнил, когда последний раз видел Императора в таком состоянии — тогда он, еще совсем молодой правитель, принял невероятно тяжелое решение уничтожить самых непримиримых своих врагов и начал приводить свой план в исполнение. А в это время Исао тогда находился при смерти, а сам Такеши был влюблен в Амизи, которую похитили во время очередного покушения на его жизнь. Мужчина замер — неужели Император снова полюбил… Боги! Может хоть в этот раз он сможет быть счастлив. Может в этот раз его избранница или, фомор с ним, избранник смогут принять его таким как он есть и поддержать. Сейчас, когда отчетливо была заметна терзающая Императора боль, он готов был принять даже Рэма в качестве возлюбленного своего старого друга, ставшего Темным Императором, лишь бы тот смог сделать его счастливым.

— Чем я могу помочь тебе, Такеши? — искренне спросил Дайске.

Темный Император моргнул и испытующе посмотрел на своего советника, терпеливо ожидающего ответа на свой вопрос: еще недавно напряженный, злой и недовольный, он был абсолютно спокоен и собран.

— Удивительно, — протянул Такеши, осторожно сканируя эмоции Дайске. — Ты снова стал самим собой. Если бы ты только знал, как я рад этому. Особенно если учесть, что ты теперь носитель, а они чувствуют все намного острее.

— Так вот почему меня накрывало даже от мелочей, — ахнул советник.

— Теперь будет легче, — заверил его Темный Император. — Сложнее всего взять себя в руки первый раз, дальше уже намного легче.

— Знаешь из собственного опыта.

— Да.

— Так чем я могу тебе помочь?

— Чуть меньше, чем через месяц я собираюсь дать бал в честь нубит, — начал объяснять ситуацию Такеши. — Нужно пригласить на него максимальное количество представителей других государств, чтобы показать им мои хорошие отношения с ней. Это поможет нам снять часть внешних проблем, что очень важно сейчас, когда мы стоим на грани полномасштабной войны с фоморами.

— Ты уверен, что она примет приглашение? — чуть нахмурился Дайске.

— А вот это задание Рэма, — губы Императора чуть дрогнули в подобии улыбки. — Уверен, он справится.

— Да, если захочет, он и мертвого соблазнит, — сглотнул советник и отвел глаза, а потом тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли, и спокойно продолжил: — Значит, мне нужно будет просто добиться согласия посетить этот бал всех правителей или их представителей.

— Удастся, Дайске?

— Да не вопрос, с этим я справлюсь играючи, — легко улыбнулся тот.

— Вот и хорошо, — Такеши почему-то напрягся еще сильнее, вместо того, чтобы немного расслабиться. — У меня есть еще одна просьба. Надо как-то выбить разрешение на пребывание Рэма на территории Нифонта. Есть информация, что туда собирается нубит — нельзя дать Нифонту перетянуть ее на свою сторону. Для нас это смертельно опасно.

— Хорошо, я что-нибудь придумаю, — тяжело вздохнул советник.

— Спасибо, — абсолютно искренне поблагодарил Император и на миг прикрыл глаза, пытаясь справиться с болью в ранах.

— Тебе просто необходим отдых, — неодобрительно покачал головой Дайске, — а еще лучше вернуться в регенератор.

— Я отдохну, после того как допрошу заговорщиков и окончательно решу, что с ними делать, — пообещал другу Такеши.

— Помни свое обещание, — тяжело вздохнул советник и, почувствовав, что Император хочет побыть немного один, поспешил отправиться к выходу.

— Дайске, — окрикнул его Темный император, когда тот уже взялся за ручку двери. — Думаю, тебе нужно знать Рэм мне не любовник. И еще, с момента как только он смог выбирать, у него не было любовников, только любовницы.

Потрясенное выражение лица советника было просто бесценным…


Едва советник покинул кабинет, Такеши тяжело поднялся и, налив себе стакан восстанавливающей жидкости, бросил туда очередную порцию таблеток. Он понимал, что ему все же стоило вернуться в регенератор, но не мог себе этого позволить. Только не сейчас, когда на кону стояло слишком многое. Криво усмехнувшись, мужчина залпом выпил стимулятор и судорожно вцепился руками в стол, пережидая волну боли, которая схлынула на удивление быстро. Он успел порадоваться, что все закончилось так быстро, и сделать пару шагов в сторону дверей, когда дикая ослепляющая боль бросила его на пол, а сознание поглотила тьма…

— Что же ты творишь, мальчик мой, — Хранительница опустилась на ковер и осторожно положила голову Темного Императора себе на колени. Она буквально сжималась от его тяжелого хриплого дыхания: видеть его страдания для нее было настоящей пыткой.

— Зачем же ты так, Шигео, — шептала она, нежно откидывая волосы с его лица и невесомо дотрагиваясь до его щеки. — Как же много боли выпало тебе, малыш…

— Ничего, я справлюсь, — едва слышно ответил ей он и попытался улыбнуться непослушными губами.

— Тихо, не шевелись, — она поцеловала его в лоб и успокаивающе погладила по голове, — еще слишком рано. Полежи немного, пусть боль отступит.

— Не надо так переживать, — попросил он, открывая глаза и встречаясь с ее встревоженным взглядом, — со мной все будет хорошо.

— Ну почему ты не остался в регенераторе? — она видела, как он борется с болью, терзающей каждую клеточку его тела.

— Я боюсь опоздать, — Такеши медленно сел, а потом, превозмогая себя, встал на ноги.

— Куда ты собрался в таком состоянии? — для Астарты было мучительно видеть его таким изможденным и слабым.

— Мне нужно допросить заговорщиков и решить их дальнейшую судьбу, — мужчина чувствовал, как энергия потихоньку возвращается к нему, а с ней и сила. — Успокойся, мне уже лучше.

— Шигео, — одним слитным движением она оказалась возле него и заглянула в глаза, — ты же помнишь, что можно выпить за один раз не более трех таблеток и не более девяти за неделю?

— Конечно, — спокойно ответил он.

— Сколько раз ты уже пил стимулятор?

— Дважды.

— Пообещай больше не пить, — настойчиво попросила Хранительница.

— Не могу, — он вздохнул и позволил ей считать его чувства, от чего она охнула и прижала к губам ладонь, а ее глаза наполнились слезами.

— Шигео, — только и смогла прошептать она.

— А выпью стимулятор только еще раз и обещаю перед этим проспать несколько часов, — он на миг обнял ее, а потом уверенной походкой вышел.

— Надеюсь это того стоит, и хоть в этот раз ты не разочаруешься, — она обреченно закрыла руками лицо и исчезла.


Темный Император уверенно вошел в малый зал, где его уже ждал Даичи и Глори, приготовившие все для той демонстрации возмездия, что он задумал. Ему важно было сделать это как можно быстрее и так, чтобы еще долго больше ни у кого не возникло даже и тени мысли пойти против него. Он не мог себе позволить внутренние беспорядки и разногласия в Империи.

Такеши спокойно прошел к стоящему на возвышении креслу, опустился в него и обвел собранных в зале аристократов тяжелым взглядом своих кроваво-красных глаз.

— Даичи? — в звенящей тишине раздался его ледяной голос.

— Все готово, Мой Император, — склонился тот в поклоне. — Аристократия прибыла телепортами, трансляция на все ксеи и экраны Империи активирована. Все Ваши подданные в данный момент внимают Вам.

— Отлично, — кивнул Темный и все тем же ледяным голосом, от которого стыла в жилах кровь приказал: — Введите подозреваемых.


От того, что сотворил с пятью заговорщиками Такеши, животный ужас охватил людей. Каждый из этой пятерки аристократов, гордящихся чистотой собственной крови, вопил от боли и молил о пощаде. По одному они подходили к Императору, который ледяным тоном задавал вопросы и, если они упирались, силой вырывал ответы, ментально ломая их защиты, заставляя и заставляя их самих ломать себе кости… Они признались, что хотели при помощи фоморов совершить переворот. А недавнее нападение на город было всего лишь отвлекающим маневром. Ярость горела в нем, и он буквально выпотрашивал их мозг, и они падали на пол, истекая кровью и, уже даже не в силах стонать от невыносимой боли, медленно и мучительно умирали. Вот последний из заговорщиков затих на некогда белом, а теперь залитом алой кровью, мраморе пола у ног Темного Императора, и тогда он повернулся к семьям заговорщиков, стоящим в первом ряду под неусыпной охраной воинов. Алые глаза чуть потемнели и затуманились, но он колебался недолго:

— Плата за предательство — смерть рода, — резко бросил он и взмахнул рукой, отдавая воинам приказ убить семьи предателей.

Миг и все кончено: члены семей заговорщиков, пытавшихся совершить переворот, и по вине которых погибло множество простых людей во время нападения фоморов на город, замертво падают под точными ударами мечей… кровь полностью заливает пол перед возвышением, на котором стоит Император.

— Помните об этом, — разрезает тишину безжалостный и абсолютно невозмутимый голос Такеши, и он величественно удаляется из зала…


Темный Император едва смог добраться до собственных покоев и упасть на кровать: перед глазами плыло, чудовищная боль пронизывала все его тело, а голова вообще, казалось, готова взорваться. Но сильнее всего его терзало то, что он приказал уничтожить семьи заговорщиков. Перед глазами мужчины все еще стояла картина быстрого, но безжалостного убийства жен и детей предателей. Он понимал, что это был единственный способ остановить постоянные заговоры против него, но от этого ему легче не становилось. Такеши закрыл лицо руками и застонал — он так и не смог примириться с жестокостью своего поступка.

— Шигео, — тихий голос и нежное прикосновение к плечу, заставили его дернуться.

— Прошу, уйди, — прохрипел он, — уйди, Астарта.

Хранительница замерла не в силах уйти и оставить его одного в таком состоянии: как бы он ни закрывался, она чувствовала его боль и отчаяние — принятое решении далось ему с превеликим трудом, хоть и было единственно верным для Империи. Он мог бы отдать семьи предателей на суд горожан и снять с себя всю ответственность за их смерть, ведь никто не стал бы защищать семьи тех, по чьей вине город едва не пал под яростной атакой фоморов. Но ее мальчик взял всю вину на себя, когда приговорил семьи заговорщиков к смерти и отдал приказ об их убийстве, предпочел предстать жестоким и кровавым правителем, чем видеть, как яростно настроенная толпа разрывает их на части.

— Не вини себя, — заговорила она.

— Я чудовище, Астарта… это же были невинные женщины и дети, — глухо выдохнул Темный Император.

— Их бы все равно убили, Шигео, только мучительно, а ты подарил им легкую смерть…

— Я мог бы попытаться их защитить, — простонал мужчина.

— И чего бы ты этим добился? — нахмурилась Хранительница. — Только оставил бы за спиной потенциальную опасность, да и спровоцировал следующий заговор, а так…

— А так они меня теперь боятся, — горько рассмеялся Такеши, — боятся до дрожи. Боятся и ненавидят.

— Это не совсем так, Шигео, — мягко возразила Хранительница, опускаясь на край его кровати. — Согласна, часть аристократии ненавидит тебя, но ведь не все же. А то, что боятся — так это даже хорошо, значит не будут делать глупостей. Что же касается остальных твоих подданных, простых людей и воинов, то они верят в тебя, в твою честь и справедливость, в то, что ты всегда встанешь на их защиту.

— Не надо, Астарта, не стоит меня утешать. Я уже не ребенок и не нуждаюсь…

— Не будь идиотом! — повысила голос и сверкнула глазами Хранительница. — Тебя твой народ любит, они очень ценят ту стабильность и законы, что ты принес с собой. Своей жестокой справедливостью ты заслужил их уважение. А страх… страх только усилит их преданность.

— Как же я устал, Астарта… устал видеть постоянный страх в глазах окружающих, устал от заискивающих, вечно недовольных аристократов, устал постоянно не доверять, устал принимать тяжелые решения…

— А жить ты не устал?! — зло прищурила Хранительница.

— Иногда кажется, что устал… — его холодный безжизненный голос испугал ее не на шутку.

— И в чьих объятьях ты предпочтешь ее видеть? — иронично протянула она. — Дамира? Или Витольда? А может Нифонта? Неужели ты думаешь, что он пройдет мимо такой экзотики как землянка?

— Это удар ниже пояса, — ее слова принесли ему боль иного рода. На миг представив нубит в объятьях своего врага, он скрипнул зубами и осознал, что сделает все, лишь бы привязать ее к себе.

— Вот так, Шигео, — едва заметно улыбнулась Хранительница, отмечая как жизнь возвращается в его глаза. — А теперь тебе нужно восстановить силы. Поспи хоть пару часов.

— Я не могу позволить себе спать больше пяти часов.

— Обещаю, что разбужу тебя вовремя, — она нежно коснулась рукой его щеки и заглянула в глаза. — А теперь спи, — сказала она, и он уснул.


Тахира

Дамир в сердцах захлопнул очередной том Древних Хроник и отшвырнул его в сторону.

— Да тут ни фомора не написано! — он вскочил и заметался по библиотеке. — Будь проклят Рэм! Он уже наверняка все узнал, но не спешит делиться с нами информацией.

— Притормози, — Лесной Властелин устало потер лицо и отложил в сторону недочитанную книгу. — Он знает, что мы переживаем, и если бы что-то сумел выяснить, то обязательно бы связался с нами.

— Я ему не верю! — вспылил Пустынный Властелин, яростно сжимая кулаки и сверкая серебром глаз. — Он все сделает, лишь бы получить Аниту!

— А ты нет? — иронично выгнула бровь Джун, которой уже успел надоесть взрывной характер мужчины.

— Не твоего ума дело, женщина! — рыкнул Дамир. — Думаешь, если спишь с Витольдом, то тебе все можно?!

— Да пошел ты! — резко вскочила на ноги девушка и швырнула в него подвернувшейся под руку статуэткой.

Он легко перехватил хрупкую вещицу и поставил ее на стол, подавив желание швырнуть в ответ.

— Угомони свою… — начал Пустынный Властелин.

— Не смей! — перебил его Витольд, мгновенно оказавшись с ним рядом, и его голос дрожал от тщательно сдерживаемой ярости. — Первый раз я тебя прощу. Мы все сейчас на нервах из-за Аниты, но это не дает тебе право никого оскорблять. Не можешь держать себя в руках — иди выпусти пар в зале.

Дамир замер, напряженный до предела, а потом глубоко вздохнул и, прикрыв глаза, выдохнул:

— Ты прав, я веду себя как идиот… Просто от одной только мысли, что Анита там с Исао, мне хочется крушить все… — он повернулся к побледневшей девушке и уже более спокойно произнес: — Прости, Джун, я не хотел тебя обидеть. Не знаю, что на меня нашло, — в его голосе звучало искреннее раскаяние, и она слегка кивнула, принимая его извинения.

— Иди проветрись и успокойся, — Лесной Властелин сжал плечо друга, понимание горело в его глазах. — Тебе это просто необходимо.

Тот тряхнул головой, тяжело вздохнул и вышел.

— Вит, а он знает, что в Храме в пище может быть яд азера? — тихо спросила Джун, после того, как за Пустынным Властелином закрылись двери.

— Знает, поэтому и сходит с ума, — мужчина потер виски — головная боль донимала его уже второй день, мешая сосредоточиться. — Для него это просто кошмар, знать, что Анита скорее всего сейчас с другим.

— Мне его жаль, — девушка подошла к любимому и прижалась к его груди. — Действительно жаль. Но мне становится страшно подумать, что он сделает, когда Анита и Исао вернутся.

— Храни нас Боги! — от одной мысли о том, что может выкинуть его друг, Лесной Властелин вздрогнул. — Может к тому моменту Дамир сможет хоть немного смириться, — он осторожно обнял девушку и коснулся поцелуем ее волос. — Знаешь, я тоже думаю, что Древних Хрониках нам не удастся найти ничего стоящего. Так что предлагаю прерваться и хоть немного отдохнуть.

— Я только за, — она подняла на него глаза и слегка улыбнулась. — Пойдем?

— Ты настоящее сокровище, шерити, — мужчина медленно склонился и коснулся нежным поцелуем ее губ. — Я уже не смогу без тебя. Я так люблю тебя, Джун.

— И я люблю тебя, Вит, — прошептала она и страстно ответила на его поцелуй…


Дамир не знал сколько времени провел в зале. Сначала были мечи, но это помогло мало — не нашлось ни одного воина, что рискнул бы стать с ним в спарринг, и тогда мужчина одел перчатки и переместился к груше. Удар следовал за ударом так быстро, что он был похож просто на размытую тень. Но вот груша не выдержала его напора и от особо сильного удара слетела и, пролетев несколько метров по воздуху, упала искореженной массой на пол зала. В звенящей тишине какое-то время слышалось только его тяжелое дыхание, а потом Пустынный Властелин со стоном рухнул на колени и закрыл глаза. Ярость ушла, осталась лишь пронзительная боль, от того, что сейчас его любимая с другим, и он ничего не в силах изменить. Беспомощность… как давно он не чувствовал ее. Беспомощность, отчаяние и боль — тот коктейль эмоций, что преследовал его все его детство, вернулся снова, и в этот раз было намного тяжелее.

— Анита, — прошептали непослушные губы, — только вернись… вернись ко мне…


Дамиан взволнованно следил за показателями регенератора, где все еще находился Янар. Все было вроде бы уже нормально, но он нервничал все сильнее — Рэм мог непоправимо повредить головной мозг парню, и тут уже никакой регенератор не смог бы помочь. Мужчина винил только себя в том, что случилось и с нубит, и с Яном. Он чувствовал, что с каждым часом приближается расплата за его необдуманное решение, но это его мало волновало. Он готов был понести любое наказание, лишь бы с его другом, к которому он относился как к любимому младшему братишке, все было хорошо.

Вот крышка регенератора с тихим шипением открылась, но Морской Властелин так и продолжал лежать без движения.

— Ян, — позвал Дамиан, но ответом ему была тишина. И тогда мужчина запаниковал — он звал друга по имени, встряхивал его за плечи, но все было бесполезно — тот дышал, сердце билось, но на этом было все…

— Боги, нет, — простонал Горный Властелин и, несмотря на сильнейшую слабость, все еще одолевающую его, на руках перенес в выделенные им Витольдом покои и осторожно уложил в кровать.

Отчаяние сжало сердце Дамиана — Янар выглядел таким бледным, измученным и хрупким, и в то же время таким отстраненным и спокойным, что от этого просто бросало в ужас. Неужели… неужели ничего нельзя сделать, и он так никогда и не придет в себя, никогда больше не откроет глаза, не улыбнется, не… Горный Властелин закрыл глаза и по его щекам впервые в жизни медленно покатились слезы…


Кайтона

Анита совершенно без сил растянулась на полу зала для спаррингов. Рядом сидел также как и она, тяжело дышавший, но довольно улыбающийся Исао. Он жадно впитывал каждое ее мельчайшее движение: вот она глубже вздохнула, откинула с лица непослушную прядь волос, чуть нахмурилась, а потом едва заметная улыбка скользнула по ее губам. Мужчина вздохнул — она все время сохраняла между ними дистанцию и только в спарринге полностью расслаблялась и раскрывалась. Она была невероятным партнером: сильным, быстрым, изобретательным и абсолютно непредсказуемым. Спарринг с ней доставлял ему невероятное удовольствие.

— Повторим? — отдышавшись, спросил советник Темного Императора. — Или слабо? — добил он, видя, что она колеблется.

— И тебе будет интересно, когда я уже так устала? — скептически хмыкнула девушка легко перетекая в сидящее положение.

— С тобой всегда интересно, — его голос прозвучал очень ровно, несмотря та то, как он был взволнован возможностью снова закружиться с ней в боевом танце.

— Ну ладно, — согласилась она, грациозно поднимаясь на ноги.

— Без оружия, — попросил мужчина, занимая позицию напротив нее. — Просто легкий дружеский спарринг.

— Ну если легкий, — Анита кивнула и приготовилась включить музыку, — то ладно, я согласна. Только не полный контакт, Исао, я слишком сильно устала для него.

— До пяти касаний, — предложил он, — или удержание.

— Договорились, — она ослепительно улыбнулась и, активировав музыку, молнией скользнула к нему, легко коснулась пальцами горла и пропела: — Раз.

— Ах вот ты как, — рассмеялся он, легко отражая ее следующую атаку, — ну держись, — он пронесся тенью мимо нее, едва коснувшись пальцами ее плеча. — Один-один, — выдохнул мужчина, невероятно остро ощущая ее близость.

А дальше они закружились друг вокруг друга, стараясь не дать противнику дотронуться до себя. Грация и скорость движений поражали. Идеально отточенные, но лишенные желания причинить боль удары, мягкие блоки и гибкие уклоны, просто фантастические прыжки, создавали иллюзию того, что Анита и Исао танцуют неведомый танец, становившийся быстрее с каждой секундой. Сейчас их скорость была практически равна, и исход поединка зависел от выносливости и опыта. И мужчина это прекрасно понимал, он уже начал замечать, что дыхание девушки становится все более тяжелым, в выносливости ей было с ним не тягаться. Чувствуя, что быстро слабеет, она рванулась вперед на невероятной скорости и сумела дотронуться до его груди рукой.

— Два, — тяжело дыша выдохнула она.

Ее пальцы скользнули по теплой коже его груди и замерли на миг напротив его сердца, вдруг пропустившего удар. Исао судорожно втянул воздух и вдруг, качнувшись вперед, прижал к себя, одновременно падая на спину, перекатился так, что спеленал ее своим телом, а руки прижал над головой, лишая малейшей возможности двинуться.

— Удержание, — он легко пресекал ее попытки вырваться, пользуясь своим преимуществом в силе, росте и весе, — я выиграл, — мужчина улыбнулся и вдруг замер, осознав двусмысленность позы — жар мгновенно опалил его, и он едва сдержался чтобы не застонать от нахлынувших чувств. На несколько долгих секунд он прикрыл глаза и выпал из реальности, пытаясь обуздать себя и не наделать глупостей. Но стало еще хуже — с закрытыми глазами ее близость волновала еще сильнее, и тогда он поспешно открыл их… его взгляд остановился на ее губах, по которым только что скользнул ее язычок. Желание поцеловать Аниту стало просто нестерпимым.

— Ты что-то сказала? — Исао чуть отстранился и заглянул в ее глаза.

— Отпусти, — повторила она. — Ты выиграл, признаю. Только дай встать, я очень хочу пить, — и девушка снова облизнула пересохшие губы.

Он дернулся и поспешно откатился от нее, невероятным усилием воли заставляя себя остановиться за миг до поцелуя.

— Отдыхай, я сейчас принесу, — он воспользовался возможностью немного остыть и поспешно вышел из комнаты для спаррингов…


Исао тенью метнулся за дверь и уже там со сдавленным стоном прижался лбом к холодному камню стены. С каждой минутой наедине с этой потрясающей девушкой, он влюблялся все сильнее, и его выдержка таяла как снег на солнце. Мужчина уже не знал, сколько еще времени сможет сохранять навязанную ей дистанцию, когда все чего он хотел — это целовать ее, ласкать бархатную кожу и… Он тряхнул головой, отгоняя наваждение, и сглотнул, запрещая себе даже думать о гибком теле Аниты в его объятьях, о том что… Несколько глубоких вдохов и выдохов немного привели его в чувство и он смог, наконец, продолжить путь.

Советник Темного Императора колебался: ему очень хотелось положиться на случай и не проверить восстанавливающую жидкость на предмет сладкого яда, но он все же пересилил себя и использовал анализатор. Кривоватая улыбка появилась на его губах — в одном из двух кувшинов был яд азера. Поддавшись минутной слабости, мужчина захватив оба кувшина и бокалы, вернулся к ожидающей его девушке.

— Вот, выпей, — Исао наполнил бокал из кувшина, в котором был сладкий яд и подал его Аните.

— Спасибо, — девушка искренне улыбнулась ему и поднесла бокал к губам…


Акелдама

Такеши с трудом разлепил глаза и встретился с взглядом Хранительницы, в котором горели волнение и молчаливый укор.

— Может отдохнешь еще немного? — умоляюще попросила она.

— Хватит с меня отдыха, — прищурился Темный Император и попытался сесть в кровати, что удалось ему далеко не с первого раза.

— Шигео, мальчик мой, ты еще слишком слаб, — попробовала воззвать она к его здравому смыслу.

— Я в порядке, — мужчина прикрыл глаза, пережидая приступ боли и головокружения. — И потом, я не могу больше позволить себе отдыха. Я очень боюсь опоздать.

Астарта неодобрительно покачала головой и исчезла, бросив напоследок:

— Будь осторожен и… не пей больше стимуляторов.

Такеши криво усмехнулся и потянулся за флакончиком с таблетками. Он понимал, что она права, и злоупотребление еще вылезет ему боком, но без стимулятора он сейчас даже двигаться был не в состоянии, не говоря уже о том, чтобы действовать.

Очередные пять капсул медленно растворялись в бокале восстанавливающей жидкости, когда раздался настойчивый стук в двери. «Как не вовремя», — подумал мужчина, а вслух жестко произнес:

— Ждите в кабинете, — и едва затихли шаги, а затем чуть слышно хлопнула дверь его кабинета, он залпом выпил стимулятор, и волна боли невиданной силы накрыла его…


Темный Император медленно открыл глаза и осторожно сел на кровати. Жестокая боль все еще терзала его тело, а во рту чувствовался привкус крови. Слишком большая доза стимуляторов уже начала сказываться. Мужчина вздохнул и решительно поднялся на ноги — у него было всего несколько часов в запасе, прежде чем его настигнет полный откат, и он явно будет просто кошмарным.

Такеши залпом выпил еще два бокала восстанавливающей жидкости и уже твердым шагом покинул свою спальню. В кабинете его ждал посетитель, и он надеялся, что это будет именно тот, кого он так хотел сейчас видеть…


Из личного кабинета Темного Императора стремительно вышел Рэм и направился в сторону телепортатора. Уже настроив координаты выхода, мужчина достал ксей и набрал на нем вызова Лесного Властелина.

— Рэм? — мгновенно ответил тот.

— Витольд, я нашел способ попасть в Храм на Кайтоне, — Рэм не стал тратить времени на приветствия. — И сейчас отправляюсь туда.

— Решил все сделать сам? — чуть нахмурился Лесной Властелин. — Мы об этом не договаривались. Дамир и так с ума сходит, а тут ты один собираешься за Анитой.

— Больше никто этого сделать не сможет, — на скулах у Рэма ходили желваки, упоминание Дамира вывело его из себя. — Ни ты, ни Дамир пройти не сможете.

— Ты так в этом уверен?

— Да.

— Но почему?

— Не веришь мне на слово, — криво усмехнулся Рэм. — Ну ладно, объясню на пальцах. Я сейчас телепотрируюсь на дневную сторону Кайтоны и войду в Храм. Там есть древняя система перемещений между всеми храмами планеты. Мне предстоит найти ее, активировать и пройти по ней в нужный Храм. Координаты у меня есть, так что не промахнусь.

— Так в чем загвоздка? — недоверчиво прищурился Витольд.

— Пройти по лучу перемещения может только носитель.

— Ладно, я не могу пойти с тобой, но ведь Дамир тоже носитель.

— Витольд, — устало вздохнул Рэм, — ты хочешь вытащить Аниту, или чтобы мы с Дамиром убили друг друга? Я не смогу нормально сосредоточиться, если он будет рядом, а это уже верная смерть для нас обоих.

— Ладно, — Лесной Властелин потер виски — Рэм несомненно был прав, Дамир точно бы с ним сцепился, особенно в том состоянии, в котором находился последние двое суток. — Куда ты собираешься ее переместить?

— Сначала на дневную сторону планеты, а там туда, куда она захочет сама, — ответил Рэм.

— Пообещай, что свяжешься со мной, как только она будет в безопасности, — попросил Витольд.

— Конечно свяжусь, я понимаю, ты за нее переживаешь.

— Рэм, ты осознаешь, что она и Исао… — начал Лесной Властелин.

— Для меня это не имеет значения, — перебил его Рэм. — Я люблю Аниту. И это ничто не в силах изменить.

— Рэм…

— Витольд, мне пора, телепорт уже ждет, — Рэм активировал программу телепортации и, отключив ксей, шагнул в телепорт…


Кайтона

Кайтона встретила Рэма солнечным светом, таким ярким, что ему пришлось на миг зажмуриться, а потом медленно открыть глаза, давая тем время адаптироваться к изменившемуся освещению. Телепортация оказалось на редкость удачной: буквально прямо рядом с ним, утопая в буйной тропической растительности, высился Древний Храм.

Мужчина, едва сдерживая дрожь нетерпения, решительно толкнул двери Храма и вошел. Прохлада зала приятно холодила кожу, а полумрак вновь заставил его перестраивать зрение. Беглый осмотр зала не дал никакого результата, ни одной зацепки, где может быть вход в технические помещения. Рэму понадобился почти час на то, чтобы вычислить и открыть нужные двери, и еще почти столько же он провозился активируя систему перемещений между Храмами Кайтоны. Закончив настраивать систему, он устало оперся на панель управления — активация древних технологий отняла слишком много энергии. По уму, стоило сначала отдохнуть и лишь затем перемещаться, но необъяснимая тревога, железной рукой сжимающая его сердце, заставляла его торопиться. Несколько глубоких вдохов помогли ему сосредоточиться и скользнуть по активированному каналу в Храм, где была заперта Анита.

Перемещение прошло нелегко, да и приземление оказалось очень жестким. Рэм с трудом поднялся с пола — его мутило, а тело ломило просто неимоверно, а ко всему прочему чувствовалась нехватка энергии. Но мужчина упрямо не хотел прислушиваться ни к здравому смыслу, ни к бунтующему организму, он прошел техническими коридорами, пронизывающими весь Храм во всей его многовариантности, и вышел единственном стабильном общем пространственно-временном месте — комнате для спаррингов. Шаг и он замер, казалось налетев на стену, весь воздух разом вышел из его легких, едва слышный стон отчаяния слетел с его губ — прямо в центре комнаты переплелись в страстном поцелуе Анита и, прижимающий ее к полу, Исао…


Анита так хотела пить, что успела выпить половину бокала восстанавливающей жидкости, когда вдруг Исао выбил у нее бокал.

— Ты что творишь? — она удивленно посмотрела на него и встретилась с виноватым взглядом синих глаз.

— Прости, — произнес он, — не знаю, что на меня нашло.

— Там был яд азера? — уточнила девушка, уже начиная чувствовать как сладкий яд зажигает ее кровь.

— Да, — он прямо встретил горящий яростью ее взгляд.

— Я доверяла тебе… — растерянность и разочарование в ее голосе ударили его наотмашь.

— Анита, — мужчина потянулся к ней, но она отпрянула.

— Не прикасайся!

— Анита…

— Почему? — буквально выплюнула она.

— Прости, — он застыл под ее презрительным взглядом. — Я совершил ошибку…

— Ошибку?! Ты мне подсунул наркотик! Как ты мог?!

— Пятые сутки рядом с тобой, — вспылил Исао — несмотря на несущийся по ее венам сладкий яд, она по-прежнему не реагировала на его близость, — а ты не видишь во мне мужчину. Ты все время так холодна, и мне захотелось, чтобы ты хоть на миг ощутила то, что постоянно чувствую я наедине с тобой!

— Ты сумасшедший, — выдохнула она и попыталась встать, но он ей не позволил.

Резкий рывок, и девушка падает на мужчину, мгновенно заключающего ее в крепкие объятья.

— Пусть я сумасшедший, — он перекатывается и теперь прижимает ее своим телом к полу, — но это ты сводишь меня с ума.

— Пусти, — буквально шипит она, одновременно пытаясь справиться с собственным телом, которому нравится такая близость мужчины — сладкий яд уже ревет в крови, требуя уступить и просто наслаждаться.

— Нет, — отрицательно качает головой он, ловит ее руки и, пользуясь преимуществом в силе и ее замешательством, заводит ей за голову и крепко, но нежно прижимает там.

— Остановись… — она буквально тонет в его глазах, которые манят, искушают, обещают блаженство.

— То, что ты сейчас чувствуешь, лишь малая доля того, что ощущаю я каждую секунду рядом с тобой. Ты для меня наркотик, — его голос становится чуть хрипловатым, нежным бархатом скользит по ее коже, его губы приближаются и замирают на волосок от ее. — Прости, — едва слышный шепот и обжигающий, лишающий воли поцелуй.

— Остановись, — она все еще пытается сопротивляться его поцелуям, от которых кружится голова и прерывается дыхание.

— Не сейчас, — еще один страстный поцелуй, — позже, если ты все еще этого захочешь, — и его губы снова накрывают ее.

Сладкий яд туманит голову, горячей лавой струится по венам, сминая сопротивление, и она отвечает на поцелуй, выгибается в его руках. Исао полностью теряет голову, его руки отправляются в путешествие по его телу, ее — скользят по его груди… толчок, и он отлетает, а девушка размытой тенью вскакивает на ноги с явным намерением сбежать.

Анита разворачивается и вдруг замирает, а потом тихий стон-шепот «Рэм», и она срывается с места и буквально влетает с объятья Рэма.

— Анита, — он прижимает ее к себе, все еще не в силах поверить в то, что происходило у него на глазах, — все хорошо, я здесь, я с тобой, — он поднимает полный ярости взгляд на Исао. — Я думал, ты понимаешь слово «нет».

— Рэм, — советник Темного Императора медленно поднимается на ноги, пытаясь понять, откуда тут появился его друг, — я не знаю, что на меня нашло. Но поверь, я не пошел бы дальше поцелуев, — он твердо встречает взгляд полный тьмы Рэма.

— Ты уже пошел…

— Фоморы! Я сожалею, — Исао растерянно запускает руки в волосы, а в его глазах горит вина. — Анита, прости, я был не прав. Ты выпила всего пару глотков, действие скоро бы прошло… И, поверь, прошу поверь мне, я бы остановился… еще один поцелуй и остановился бы…

— Я выпила больше половины бокала, — девушка повернулась и посмотрела на Воздушного Властелина, чуть вздрогнувшего от ее слов, — ты сознательно дал мне яд.

— Боги! — выдохнул Рэм, который вдруг понял, что тут на самом деле произошло. — Анита, — очень нежно позвал он, и она подняла на него взгляд, — прости, но я должен спросить… — он сглотнул, собираясь с силами, чтобы задать вопрос, ответ на который ему уже почти был известен, но в последний момент передумал и просто чуть крепче сжал ее в объятьях. — А в прочем, не имеет значения.

— Несколько поцелуев и то, что ты только что видел, — ответила девушка на его невысказанный вопрос и вдруг улыбнулась — его слова согрели ее, он показал ей, что для него ничего не изменилось, чтобы ни случилось с ней тут в Храме. — Мы нашли анализатор.

— Но тогда… — Рэм вдруг заледенел и поднял полный ярости взгляд на Исао. — Ты сознательно дал ей наркотик? — спросил он, и его голос буквально звенел от напряжения.

— Да, — советник Темного Императора не стал увиливать от ответа. — И я сразу же пожалел об этом.

Рэм мягко отодвинул в сторону Аниту, а потом вихрем преодолел расстояние до друга и одним жестким ударом отправил того на пол.

— Вставай, — такого ледяного тона у Рэма девушка еще не слышала, — я еще с тобой не закончил.

Исао тряхнул головой, вытер кровь, сочившуюся из уголка губ и решительно поднялся на ноги, чтобы спустя долю секунды вновь рухнуть обратно — Рэм в этот раз ударил серией и так, что Воздушный Властелин уже был не в состоянии подняться.

— Вставай!

— Не могу… сам же знаешь, что не могу, — прохрипел Исао: сломанные ребра не давали нормально вздохнуть, голова кружилась, а лицо заливала кровь.

— Рэм, нет! — Анита дотронулась до его руки, и глаза мужчины резко прояснились, а советник Темного Императора судорожно выдохнул.

— Спасибо, что остановила, — хрипло произнес Рэм и притянул девушку в объятья, мысленно благодаря богов, за ее такое своевременное вмешательство, не останови она его, и он бы убил друга.

— Что с тобой? — она нежно провела по его лицу. — Посмотри на меня.

Он обреченно открыл полные тьмы глаза, но она не испугалась, тепло ее взгляда прогнало тьму, легкая улыбка на ее губах, и он забыл обо всем.

— Анита… — он медленно склонился к ее губам и едва коснулся их нежнейшим поцелуем…

— Мне не хочется вас прерывать, — напряженный и полный боли голос Исао нарушил очарование момента, — но похоже у нас большие проблемы…


Чувство опасности, притупленное близостью любимой, вдруг резко подняло голову, и Рэм мгновенно обнажил клинки. Картина, представшая перед ним, была слишком невероятной: их медленно окружали фоморы, часть из которых была облачена в био-броню.

— Их слишком много, — сквозь стиснутые от боли зубы выдохнул Исао, поднимаясь на ноги с помощью девушки. — А у нас с Анитой даже оружия нет.

— А разве они смогут напасть в Храме? — удивилась землянка.

— Смогут, — покрытый броней Рэм не сводил взгляда с самого высокого фомора, в котором признал командира смешанного отряда из двадцати фоморов, причем пятеро были носителями. — Эти смогут.

— Черт! — выругалась Анита и тоже активировала броню. — Придется принять бой.

— Хватай Аниту и бегите, — вдруг не терпящим возражений тоном бросил Рэм. — Я их задержу.

— Рэм, нет, — девушка легко освободилась от руки Исао, — я тебя не брошу.

— Анита, прошу тебя, — буквально простонал Рэм.

— Нет, — твердый взгляд горящих голубых глаз скрестился с тьмой, клубящейся в его.

— Не зачем погибать всем, — раздался глубокий голос с легким незнакомым акцентом — это говорил высокий фомор. — Отдайте нам Исао, и мы оставим вам жизни.

— Я согла… — начал было Воздушный Властелин, но был прервал.

— Нет, — ледяным тоном бросил Рэм.

— Никогда, — рассмеялась Анита и в ее руках материализовалась пара пистолетов.

— Тогда вы умрете, — рыкну фомор и подал сигнал подчиненным.

— Это мы еще посмотрим, — фыркнул Рэм, перебрасывая один клинок другу и материализуя вместо него пистолет.

— Потанцуем, — хищно усмехнулась девушка и открыла огонь на поражение.

— В тех, что в био-броне не стреляй — это бесполезно, — предупредил Рэм, первым же выстрелом разнося голову одного из противников.

— Поняла, — она мгновенно сориентировалась и перевела огонь на тех фоморов, что не были носителями.

Но вот сухие щелчки возвестили, про то, что обоймы пусты, а на нее неслось сразу три фомора. Девушка едва успела отклониться от первого удара, и инстинктивно ответить — фомор упал замертво. А у нее просто не было времени удивляться откуда у нее в руках вместо пистолетов появились длинные черные кинжалы, Аните приходилось прикладывать все силы, чтобы не дать нападающим себя зацепить. Она вертелась волчком, изгибалась, прыгала, уклонялась и била в ответ. Но вот на нее насело сразу пятеро…

— Анита сзади, — отчаянный крик Рэма, но она уже не успевала. Невероятным прыжком он оказался между ней и мечом фомора… и несмотря на био-броню, длинный клинок прошил его насквозь. Но он только сжал зубы и нанес сокрушительный удар командиру фоморов, голова которого легко отделилась от туловища и покатилась по полу.

Лишившись предводителя, оставшиеся в живых фоморы на мгновения замерли, чем сразу же воспользовались Анита и Исао — уменьшив численность противников еще на двоих. Рэм же успел только избавиться от проткнувшего его меча, кровь выплеснулась на черную броню, он закашлялся и едва успел увернуться от смертельного удара парных клинков атаковавшего его фомора-носителя, но все ото успел зацепить его — еще два кровоточащих разреза расцвели на его броне. Мужчина пошатнулся и упал на одно колено, а мимо него пролетел черный кинжал и воткнулся точно в глаз нападавшего, откинув того назад. Короткий крик боли сказал Рэму, чего стоило Аните спасение его жизни. Быстрый взгляд в ее сторону — она была жива, но действовать левой рукой уже не могла — кровь из пробитого плеча медленно стекала по ее броне. Плохо, как же плохо… Он заставил себя подняться и мгновенно оценить обстановку: осталось всего семь фоморов — трое упорно теснили девушку, только каким-то чудом еще державшуюся на ногах, двое носителей прижали к стене Исао, броня коротого была буквально залита кровью и зияла многочисленными пробоинами, но он все еще огрызался, оставшаяся пара фоморов в тяжелой био-броне неслась на него. Мужчина усмехнулся, пусть сил у него осталось совсем немного, но он сможет спасти любимую и друга, пусть даже и ценой собственной жизни…

Рэм закрыл глаза, а когда открыл их, то в них не осталось ничего кроме обжигающей тьмы, он вскинул руки ладонями в стороны фоморов-носителей, на миг его глаза вспыхнули алым, и… вой падающих и корчащихся в муках фоморов в био-броне оглушил…

Даже сквозь музыку в ушах, Анита услышала дикий крик агонии, но в отличии от ее противников не была оглушена. Она воспользовалась моментом дезориентации нападавших и покончила с ними, понимая, что такого шанса больше у нее не будет, и только потом оглянулась в поисках источника звука. Открывшаяся картина заставила ее замереть: у дальней стены без сознания лежал Исао, а рядом с ним корчились фоморы-носители, постепенно превращающиеся в бескостную массу, а у ног Рэма еще двое нападавших уже превратились в растекшуюся жижу, от которой отделились жемчужины деактивированной биоброни и буквально влетели ему в руку… миг и в другой руке оказалось еще две.

— Рэм, — Анита бросилась к нему, с ужасом наблюдая, как самопроизвольно исчезает его био-броня, одежда мгновенно пропитывается кровью, а пальцы безжизненно разжимаются и неактивные жемчужины био-брони с глухим стуком падают на пол.

— Жива, — она едва расслышала его облегченный вздох, и Рэм рухнул там же, где и стоял.

— Рэм! — она упала возле него на колени, пытаясь нащупать дрожащими пальцами пульс. Короткий всхлип вырвался из ее горла, а слезы облегчения потекли по щекам — его сердце билось.

— Он… — Исао тяжело опустился рядом с девушкой, не в силах даже закончить мысль.

— Жив, — хрипло ответила она на его невысказанный вопрос. — Серьезно ранен, энергия на нуле почти, но жив.

«Анита, — ровный голос Рунихеры прозвучал неожиданно, — ему срочно нужен регенератор. Задержка для него означает смерть».

«Но тут нет регенератора», — растерянность охватила девушку.

«Если хочешь его спасти, соберись!» — хлестнул холодом неф.

«Что мне делать?» — она стерла слезы и подобралась, готовая действовать.

«Тебе придется пройти тем же путем, как пришел Рэм — через Древнюю систему перемещений и протащить с собой их обоих. Исао можно было бы оставить здесь, но одна ты просто не сможешь после перемещения доставить Рэма к регенератору. И еще тебе понадобится энергия, очень много энергии, Ани».

«Я поняла, спасибо, Ру», — девушка вздохнула и подошла к чудом уцелевшим кувшинам с восстанавливающей жидкостью.

— В котором из них яд азера, — спросила она у опешившего Воздушного Властелина.

— В фиолетовом, — он растерянно смотрел, как она протягивает ему другой.

— Пей сам и попытайся напоить Рэма, — Анита подняла кувшин с ядом и сделала несколько больших глотков, чувствуя как мгновенно наполняется энергией.

— Что ты делаешь? — ахнул Исао, не в силах поверить своим глазам.

— Так надо, — отрезала она, продолжая пить усиленную ядом восстанавливающую жидкость.

Выпив столько, что уже казалось больше в нее просто уже не влезет, она повернулась к ошарашенному мужчине.

— Мне нужна энергия, — она осторожно повела раненым плечом — было больно, но аптечка сработала на совесть и теперь она могла хоть и с трудом, но все же пользоваться левой рукой. — Нам надо срочно выбираться отсюда.

— Но как? — советнику Темного Императора удалось влить в друга немного восстанавливающей жидкости.

— Я проведу, — твердо пообещала Анита, даже и не допуская мысли, что у нее может не получиться…


Девушка не смогла устоять на ногах и тяжело опустилась на колени: сердце стучало как сумасшедшее, голова кружилась, перед глазами плавали черные пятна, а еще ее колотила дрожь. Но все это были такие мелочи по сравнению с тем, что ей удалось сделать — она прошла сама и провела с собой двух пассажиров по Древнему лучу перемещения.

— Выпей, — Исао положил друга на пол Храма и подал ей флягу с восстанавливающей жидкостью. — Только аккуратно, эта со сладким ядом.

— Спасибо, именно это мне сейчас и нужно, — Анита сделала несколько больших глотков и сразу почувствовала себя намного лучше.

— Нам срочно нужен активный телепорт, — Воздушный Властелин попытался связаться с Акелдамой, но безрезультатно. — Почему то у меня нет связи с дворцом Императора, — он вполголоса выругался.

— У Витольда есть активные регенераторы. Попробую с ним связаться, — она активировала ксей и набрала вызов друга, и едва он появился на экране выпалила: — Вит, срочно нужен телепорт на три человека с дневной стороны Кайтоны.

— Анита, — пораженно выдохнул мужчина не в силах поверить своим глазам. — Но как?

— Вит, все вопросы потом. Телепорт нужен как можно скорее к Главному Древнему храму Кайтоны. И готовь регенератор — Рэм умирает.

— Анита, прости, но у меня нет таких технологий, — с сожалением покачал готовой Лесной Властелин.

— Попроси Дамиана или Яна. У кого-то из них точно есть такая технология.

— Дай мне пару минут.

— Поспеши, Вит, — буквально простонала девушка и отключилась.

— Я помогу тебе доставить Рэма к телепорту, но пойти с вами не смогу. Мне нельзя на Тахиру, Анита, — глухо сказал Исао. — Никак нельзя. Также как и Рэму, но у него нет выбора… Постарайся защитить его — плен для Рэма хуже смерти.

— Ты о чем? Рэм спокойно может находиться во владениях Лесного Властелина. Вит дал ему официальное разрешение.

— Что? Но как? — удивлению мужчины не было предела.

— Не знаю, — девушка осторожно поднялась на ноги — от слабости ее все еще шатало. — И боюсь тебе все же придется пойти с нами. До телепорта я могу даже не дойти…

— Хорошо, я пойду с вами, — решительно кивнул он и подхватил чуть не упавшую девушку — ради нее он готов был погибнуть…


Тахира

Когда в холле его дворца из телепорта вышла Анита, а за ней Исао, несший на руках Рэма, Лесной Властелин замер просто не в силах поверить своим глазам. К нему прямо в руки сам пришел тот, за кем он так долго и безуспешно охотился, тот, кого он давно мечтал захватить — правая рука Темного Императора.

— Вит, помоги, — встревоженный голос девушки с нотками отчаяния заставил Витольда рвануться к ней.

— Анита… — он порывисто обнял ее, — ты… что…

— Рэму просто необходим регенератор, он умирает, — прервала бессвязный поток слов она. — Помоги его донести. Исао сам едва на ногах стоит.

— Вот как, — задумчиво выдал Лесной Властелин и нехорошо прищурился, окидывая взглядом залитую кровью броню советника Темного Императора.

— Вит, быстрее, — поторопила Анита и буквально побежала в сторону регенераторов.

— Я помогу, — Дамиан подхватил едва удерживаемого Исао Рэма и едва слышно сказав Витольду: — Не делай того, что задумал.

— Не тебе меня учить, — огрызнулся тот, а Горный Властелин только неодобрительно покачал головой и так быстро, насколько мог, поспешил за девушкой.

— Ну вот ты и в моей полной власти, Исао, — буквально выплюнул Лесной Властелин, когда они остались одни.

— Радуешься? — советник Темного Императора пытался выровнять дыхание и не показать, насколько он сейчас слаб.

— Ты даже и не представляешь как, — усмехнулся Витольд. — И если надеешься, что твое состояние меня остановит, то напрасно.

— Даже и в мыслях не было, — маска холодной отстраненности упала на лицо Воздушного Властелина, презрительная усмешка скривила губы. — Сделаешь это сам или позовешь подмогу?

— Исао-Исао, — рассмеялся Лесной Властелин и сделал знак воинам окружить того, — не стоит рассчитывать на легкую смерть. Перед тем, как умереть ты мне еще много чего расскажешь.

— Не надейся, — мужчина приготовился защищаться и подороже продать свою жизнь, про то, что его ждет, если он выживет, ему даже думать не хотелось.

— Исао! — раздался рык Дамира. — Я убью тебя за то, что ты сделал с Анитой! — и он разъяренным демоном набросился на Воздушного Властелина.

Измученный и израненный, советник Темного Властелина был не в состоянии оказать должного сопротивления Пустынному Властелину, и вскоре пал под его яростными ударами. Его, едва закрывшиеся раны вновь кровоточили, а пара клинков противника буквально пришпилили к стене.

— А теперь ты ответишь на мои вопросы, — Витольд подошел к нему и поймал его взгляд, пытаясь сломить волю и считать его память.

— Да пошел ты, — хрипло рассмеялся Исао и закашлялся, захлебнувшись кровью. — Тебе никогда не считать меня, — сплюнув кровь на пол, произнес он, — не та квалификация.

— Значит все сам расскажешь, — ярость полыхнула в глазах Витольда, и он повернул один из клинков в ране.

Крик боли разорвал напряженную тишину, а потом перешел в сдавленный стон, когда клинок медленно вынули, а потом так же медленно воткнули рядом…


Анита напряженно следила за постоянно изменяющимися показателями на мониторе регенератора, где уже лежал Рэм, и молилась. Но вот система оповестила ее, что состояние Рэма стабилизировалось и пошло восстановление. Облегченно вздохнув, девушка повернулась к Горному Властелину, ни на шаг не отходившему от нее все это время:

— Спасибо, — она улыбнулась непослушными губами. — Если бы не ты, я бы не успела спасти Рэма.

— Если бы не я, ты бы не оказалась на Кайтоне в обществе Исао, — грустно парировал он.

— Все равно, Дамиан, спасибо, что дважды пришел на помощь, — она дотронулась до его руки и заглянула в горящие раскаянием глаза.

— Прости, Анита, — он сглотнул и медленно опустился перед ней на колени, но взгляда при этом не отвел. — Я так виноват перед тобой… Это ведь из-за меня ты и Исао…Прости… если сможешь…

Резкая пощечина неожиданно обожгла его лицо, и он вздрогнул.

— Это тебе за то, что пытался манипулировать мной и моими чувствами, — холодно сказала девушка и замахнулась еще раз.

— Прости… — он даже и не пытался защищаться, каждой клеточкой ощущая свою вину за то, что сотворил с этой потрясающей девушкой. Не в силах выносить ее пронизывающе-ледяной взгляд, мужчина закрыл глаза, а потом пораженно их распахнул, когда его щеки коснулись ее губы.

— А это благодарность за помощь в спасении Рэма, — уже нормально сказала она.

— Анита… — только и смог выдохнуть мужчина и, не в силах поверить собственным ощущениям, растерянно дотронулся до места поцелуя.

— Думал, буду мстить? — слегка насмешливо спросила она.

— Да, — он смотрел на нее снизу вверх, — это твое право.

Серьезность его тона озадачила девушку: он говорил настолько спокойно и просто о ее праве мстить ему, что это даже немного пугало.

— Только прошу, — Дамиан умоляюще посмотрел на нее, — не трогай Яна. Со мной делай все, что хочешь, но Яна не трогай, ему и так уже сильно досталось.

— Что с Янаром?

— После регенератора он так и не пришел в себя, — глухо ответил мужчина.

— Что тут произошло? — Анита устало опустилась прямо на пол возле Горного Властелина и потерла виски — головная боль нарастала.

— Когда поняли, что ты исчезла, Рэм просто сорвался. Он выбил из нас информацию… — Дамиан замолчал и судорожно сглотнул, заново переживая тот момент. — Яну досталось сильнее, Рэм буквально выпотрошил его мозг.

— Ох… — прошептала девушка, только сейчас обратив внимание на невероятную бледность мужчины и тени, залегшие вокруг его глаз. Она легонько дотронулась до его руки: — Дамиан…

— Я понимаю, что заслужил трепку, — он посмотрел на нее полным муки взглядом, — но Ян еще совсем мальчишка, а Рэм был с ним слишком жесток.

Анита вздохнула — у нее просто в голове не укладывалось, что Рэм может быть жестоким и безжалостным, он всегда был с ней так мягок и нежен, что она ничего не хотела слышать, когда окружающие называли его слишком непредсказуемым и опасным. Но оказалось, что он действительно может быть невероятно жестоким.

«Ру», — мысленно позвала девушка.

«Да, Ани», — мгновенно откликнулся тот.

«Скажи, а можно как-то помочь Яну?» — затаив дыхание спросила она.

«Не знаю», — честно ответил неф. — «Возможно три варианта. Первый — сознание Яна ушло в глубокую спячку, защищаясь от уничтожения, тогда все довольно просто — нужно его найти и разбудить. Второй — сознание расщепилось на части, тогда помочь будет сложнее, но не невозможно — нужно будет собрать все части его личности. И третий — сознание и личность были уничтожены, в этом случае все бессильно».

«Значит шанс у Яна есть? Мы сможем попытаться ему помочь?» — надежда пронизывала каждое ее слово.

«Да, Ани, шанс вытащить парня есть», — обнадежил Рунихера.

«Спасибо, Ру», — она послала ему поцелуй.

«Не за что, Ани», — девушка почувствовала его улыбку, и он ушел.

— Я попытаюсь помочь Яну, — Анита обещающе сжала руку Дамиана, в глазах которого отразилась робкая надежда. Он хотел что-то сказать, но невероятный крик боли заставил девушку замереть.

— Что это? — она вопросительно посмотрела на мужчину.

— Он таки решился, — прошептал тот и отвел глаза.

— Я не понимаю, — она вскочила на ноги.

— Исао знал, на что шел, когда появился на территории Лесного Властелина, — голос Горного Властелина звучал глухо.

Еще один сдавленный крик боли, и Анита размытой тенью бросилась туда, где так опрометчиво оставила Исао одного…


Вылетев в холл, девушка застыла, едва справляясь с дрожью и слабостью: что-то происходило у стены, но рассмотреть что именно возможности не было — плотный полукруг воинов Лесного Властелина полностью закрывал обзор. Анита уже хотела позвать Витольда и спросить, что тут происходит, но хриплый стон боли заставил ее проглотить уже готовые слететь с губ слова. Она мысленно выругалась — неужели они…

— Ты мне все равно все расскажешь, Исао, — донесся до нее голос Витольда, а затем еще одни полный муки стон.

Девушка вздрогнула и, мгновенно потянулась к фляге с восстанавливающей жидкостью, усиленной ядом азера, одним махом выпила половину. Слабость и дрожь ушли, сила и энергия огненным потоком понеслись по ее венам, она быстро пересекла холл и решительно отодвинула в сторону одного из воинов.

— Что здесь… — начала Анита, но буквально задохнулась на середине фразы от представшей перед ней картины: Дамир прочно удерживал истекающего кровью и пришпиленного одним клинком к стене Исао, которому Витольд медленно втыкал кинжал в плечо.

Лесной Властелин резко вогнал клинок до упора, вызвав еще один едва слышный стон у советника Темного Императора, и повернулся к девушке.

— Анита, как же я рад, что… — с улыбкой начал он.

— Что ты творишь? — она потрясенно смотрела на него, не в силах поверить, что Вит способен на подобную жестокость.

— Мы всего лишь допрашиваем пленного, — подходя к девушке небрежно пожал плечами Дамир, Витольд же, встретившись с ее взглядом полным недоверия и ужаса заледенел.

— Пытаете раненого… — ее голос прозвучал ровно, не выдавая никаких эмоций, в то время как устремленные на Лесного Властелина глаза стали стремительно темнеть от сдерживаемой ярости.

— Анита, — Витольд уже понял, что она категорически против пыток, и попытался смягчить ситуацию, — Исао — правая рука Темного Императора, и посвящен во все его дела и планы. Ни один заговор, ни одно убийство не совершаются без его ведома и одобрения. Он заслужил и не такое…

— Заслужил значит? — произнесла она.

Ее холодный тон ввел в заблуждение Пустынного Властелина, и он не сдержавшись добавил:

— За то, что он сделал с тобой, его мало живьем на кусочки разрезать. Но не переживай, шерити, мы отомстим за тебя, он будет умирать долго и мучительно.

— Вот как… — протянула Анита и в упор посмотрела на Дамира так, как будто впервые его увидела. — И что же со мной сделал Исао?

— Шерити, — очень ласково произнес Пустынный Властелин и потянулся к ней, чтобы обнять, но она отпрянула от него, — я понимаю, — он покорно отступил и, сжав руки в кулаки, бросил полный ярости взгляд на Исао, — тебе сейчас любые прикосновения претят. Но, клянусь, он за это заплатит!

— Ты это серьезно? — девушке казалось, что она попала в кошмар. Она не понимала, как ее нежный Дамир мог так хладнокровно рассуждать про медленное убийство другого человека.

— Уходи, Анита, — едва слышно прошептал Исао, — тебе ни к чему это видеть. И не вини себя, я знал на что соглашался когда…

Тяжелый удар в челюсть не дал ему закончить.

— Не смей к ней обращаться! — грозный рык и Дамир снова занес руку для удара, но ударить не смог — девушка мелькнула размытой тенью, и его буквально снесло на пол.

Анита не колебалась ни секунды, ее терпению пришел конец — она не могла смотреть, как у нее на глазах избивают Исао. Молнией метнувшись вперед, девушка нанесла ногой сокрушительный удар в голову Пустынного Властелина и, даже не посмотрев что с ним произошло, повернулась к Исао.

— Я тебя не брошу, — тихо сказала ему она, осторожно вытаскивая клинки из его тела, и заглядывая в замутненные болью глаза.

— Это бесполезно, Анита, — едва слышный выдох сквозь стиснутые зубы. — Мне не уйти живым.

— Я помогу.

— Единственное чем ты сможешь мне помочь, — Воздушный Властелин легонько дотронулся до ее щеки и грустно улыбнулся непослушными губами, — это подарить быструю смерть.

— Нет, не могу, — она испуганно на него смотрела.

— Я понимаю, что прошу, слишком много, но, пожалуйста, шерити, сделай это для меня, — его глаза умоляли избавить его от мучений, но она не могла убить его — вот так просто поднять руку и убить. Клинки выпали из ее враз ослабевших пальцев, и он обреченно закрыл глаза.

— Анита, отойди от него, — голос Лесного Властелина звучал напряженно.

— Вит, то, что ты делаешь — это неправильно, — она повернулась к другу.

— Шерити, за тебя говорит сладкий яд, — осторожно начал мужчина, но она его перебила.

— Действию яда азера можно не поддаваться, если воля достаточно сильна, — жестко отрезала девушка. — И моей, и Исао оказалось достаточно, чтобы не натворить глупостей. А потом мы пользовались анализатором.

— Это слишком невероятно, чтобы быть правдой, — Витольд рассеянно провел по волосам. Ему хотелось ей верить, но он еще не встречал ни одного человека, который смог бы противиться этому наркотику.

— Верить или нет — дело твое, но сейчас ты отступишь и дашь мне отвести Исао в регенератор, — она внимательно смотрела в его глаза, замечая как там происходит борьба чувств.

— Прости, Анита, но я не могу этого позволить, — Лесной Властелин вздохнул и отрицательно покачал головой, а потом отдал приказ своим воинам: — Исао в подземелье.

— Не позволю! — глаза девушки вспыхнули алым, а в ее руках материализовались пистолеты, которые она направила на Витольда. — Отзови своих псов, Вит, — в ее голосе зазвучала сталь.

— Ты не выстрелишь, — он был уверен в этом, хоть кровавый цвет ее глаз и пугал.

— Готов проверить? — усмехнулась она.

Лесной Властелин недоумевал, почему Анита так настойчиво защищала советника Темного Императора. Он уже почти был готов уступить ей, ведь она ничего не делала просто так, когда один из его телохранителей решил, что опасность для его жизни слишком велика и начал действовать: в воздухе мелькнул кинжал и со свистом понесся ей в грудь. Ужас сковал мужчину — он ничего не успевал сделать, чтобы спасти девушку…

Исао краем глаза заметил движение и успел в невероятном рывке заслонить собой Аниту — клинок, брошенный рукой одного из воинов, глубоко вошел в его спину, и он совершенно без сил рухнул на колени, пытаясь не соскользнуть в благословенную тьму, что может избавить его от боли.

— Боги! — хрипло выдохнул разом побледневший Витольд, а пришедший в себя Пустынный Властелин одним движением свернул шею, метнувшему кинжал воину.

Пауза затягивалась, напряжение уже казалось можно было резать ножом, когда вдруг Лесной Властелин прикрыл глаза и поднял в успокаивающем жесте руки, отступая на шаг назад.

— Почему? — сорвался с его губ вопрос, когда он поймал настороженный взгляд советника Темного Императора.

— Не мог дать ей погибнуть, — он буквально прочел по губам ответ Исао, так тихо тот говорил.

— Считай, что у нас перемирие, — Витольд подошел и помог, убравшей после этих его слов оружие, девушке поднять на ноги Воздушного Властелина. — Я помогу довести его до регенератора, — пообещал ей он.

— Спасибо, Витольд, — чуть неуверенная улыбка появилась на ее губах, но так и не коснулась глаз.


Лесной Властелин чуть вздрогнул, услышав из ее уст свое полное имя, а встретившись с ничего не выражающими зеркалами ее глаз, внутренне похолодел — он осознал, что Анита отдалилась, а ее благодарность и улыбка просто дань вежливости, тонкая политика. Она просто не хотела рисковать жизнью того, кого сейчас защищала, того, кто почему-то спас ей жизнь, закрыв собой, хотя совсем недавно просто жаждал ее смерти. Он не понимал, что движет Исао, и это его настораживало. Он помог девушке уложить в регенератор советника Темного Императора, дождался ее удовлетворенного кивка, когда программа восстановления принялась за дело, и лишь потом рискнул попытаться обнять ее, но она холодно отстранилась.

— Если вы не возражаете, я бы хотела отдохнуть, — спокойно и ровно произнесла она.

Обращение на «вы» хлестнуло мужчину почище удара.

— Ты вольна делать все, что хочешь, — тихо ответил он. — Но может ты согласишься поужинать со мной? — с надеждой спросил Лесной Властелин.

— Простите, но я слишком устала, — очень вежливо отвергла его предложение Анита. — Если возможно, я бы хотела сегодня поужинать у себя в комнате, — спокойный голос и глаза-зеркала уже начинали пугать Витольда: такой девушку он еще ни разу не видел.

— Все, что угодно, Анита, — глухо произнес он.

— Благодарю, — сдержанный кивок, и она направляется к выходу.

— Ты дашь мне шанс объясниться? — он поймал ее за руку и с надеждой заглянул в глаза, но едва девушка вздрогнула от его прикосновения — мгновенно разжал пальцы. — Пожалуйста, — буквально прошептал он.

— Избавьте меня от общения с Дамиром, и я подумаю, — бросила она и ушла, оставив шокированного ее словами Витольда и буквально заледеневшего у входа Пустынного Властелина, успевшего услышать ее слова.

— Анита, — выдохнул Дамир, но она просто проигнорировала его и прошла мимо, ни звуком, ни жестом не выдав, что его заметила.

— Подожди, — он догнал ее и попытался обнять, но чувствительный удар в живот отбросил его назад.

— Не хочу тебя видеть, — холодно чеканя каждое слово, выдала девушка. — И даже слышать о тебе не желаю, — добила она и ушла не оглядываясь.

— Анита, — простонал он и хотел броситься за ней, но Лесной Властелин перехватил его и удержал.

— Дай ей время, — Витольд с трудом удерживал порывающегося догнать Аниту Пустынного Властелина. — Или, боюсь, она завтра вообще уйдет.

— Что? — Дамир застыл.

— Анита совершенно измотана, — едва слышно сказал Лесной Властелин, отпуская друга и рассеянно проводя рукой по волосам. — Если бы ни это, она ушла бы прямо сейчас, — он тяжело вздохнул и признал: — Дамиан был прав, не стоило мне трогать Исао.

Пустынный Властелин закрыл глаза и стиснул руки в кулаки, вспоминая какая ярость захлестнула его при виде того, кто был повинен в смерти его любимой сестры, того, кто так долго находился наедине с его любимой…

— Но, Боги, это был такой невероятный шанс… он ведь добровольно загнал себя в ловушку, — хрипло выдал Дамир.

— Я не знаю, что произошло на Кайтоне, — задумчиво протянул Витольд, — но теперь Исао готов рисковать своей жизнью ради Аниты. И это наталкивает только на одну мысль — он влюблен, влюблен настолько, что ставит ее жизнь выше своей…


Едва девушка вошла в свои покои, принесли ужин, состоящий из ее самых любимых блюд. Горькая улыбка скривила ее губы — Витольд пытался ее задобрить, но она была не готова простить ему такую жестокость по отношению к Исао, и не была вообще уверена, что сможет когда-либо простить. А Дамир… про него ей вообще не хотелось думать — ее сердце разрывалось от боли… как же она могла полюбить такого… да, он так хорошо маскировался: был нежным, милым, говорил о своей любви, окружал заботой, готов был выполнять малейшие ее желания, что она просто не обращала внимания на мелочи. И лишь когда своими ушами услышала, что он считает ее своей собственностью, его идеальный образ покачнулся, а сейчас… сейчас он разбился на мельчайшие осколки. Она снова полюбила и опять промахнулась. Она зло смахнула слезы. Дамир не понимал ее, не хотел понимать насколько важна для нее свобода… свобода выбора, свобода воли… он пытался контролировать ее жизнь: указывать что ей делать, контролировать круг общения. Нет, больше она такого не потерпит. Легче сразу забыть о нем, пусть это и невероятно больно, чем медленно умирать день за днем, постоянно переступая через себя, ломая себя, в то время как он будет воспринимать это как должное и устраивать сцены ревности.

— Прощай, Дамир… — выдохнула Анита и сосредоточено принялась за еду. Как бы плохо ей не было, она прекрасно понимала, что пища для нее жизненно необходима.


Девушка едва успела поесть и деактивировать био-броню, как раздался стук в дверь.

— Не заперто, — крикнула она, решив, что это пришли забрать поднос с остатками пищи, и продолжила стаскивать с себя тунику, пропитавшуюся кровью.

Дверь тихо открылась, послышались немного неуверенные шаги, а потом такой знакомый голос едва слышно хрипло произнес:

— Ты ранена…

— Уйди, — она повернулась и разъяренно уставилась на Дамира.

— Анита, тебе нужна помощь, — он шагнул к ней, намереваясь просто подхватить на руки и уложить в кровать, а потом обработать ее глубокую колотую рану на левом плече.

— Сама справлюсь, — резко отпрянула от него девушка и холодно продолжила: — Убирайся.

— Анита, — он сделал шаг к ней, — я просто помогу тебе обработать рану, — еще один медленный шаг.

— Ты снова меня не слышишь, — усталость в ее голосе удивила его. — Я же сказала, что не хочу тебя видеть. А ты ведешь себя со мной как будто я твоя собственность, пытаешься контролировать мою жизнь. Это неприемлемо. Мне это отвратительно. Забудь обо мне, Дамир, забудь навсегда. Осознай — я вообще больше никогда не хочу тебя видеть. Ты для меня больше не существуешь. Уходи.

— Я люблю тебя, — буквально простонал мужчина, чувствуя, как с каждым произнесенным ею словом она отдаляется от него.

— Ты не знаешь что такое любовь, — ее горький смех пугал. — Ты просто хочешь, чтобы я была твоей послушной игрушкой! Хочешь владеть мной, как уникальной вещью!

— Анита… — боль в ее глазах разрывала его сердце. — Не отталкивай меня, шерити… Умоляю. Я готов на все ради тебя, — он шагнул к ней, но она в запрещающем жесте выкинула вперед руку.

— Если ты действительно хоть немного меня любишь, — в глазах девушки заблестели слезы, а голос предательски дрожал, — то сейчас развернешься и уйдешь.

— Но твое плечо…

— Я вполне в состоянии справиться с этим сама, — перебила его она.

— Хорошо, — он отступил, а она настороженно на него посмотрела Он наконец-то понял, что его горячий нрав и сводящее с ума желание оберегать и защищать сыграли с ним злую шутку — она ему больше не доверяла, не верила в его любовь…

— Если я тебе понадоблюсь — позови, я буду рядом, — едва слышно прошептал Пустынный Властелин.

— Не позову…

— Оставь мне хоть призрак надежды, шерити, — он попытался заглянуть ей в глаза, но она упорно отводила взгляд, и тогда Дамир тихо вышел, аккуратно прикрыл за собой дверь, и, со стоном отчаяния, опустился на пол напротив ее двери.

Он понимал, что пришло время платить за ошибки, и готов был на все, лишь бы она снова посмотрела на него и тепло улыбнулась…


Дамиан с задумчивым видом подошел к дверям покоев Аниты, замер на несколько мгновений, а потом постучал раз, прислушался, снова постучал и вошел, совершенно не заметив сидящего у стены напротив Пустынного Властелина, глаза которого неотрывно наблюдали за его действиями.

Дамир напрягся, когда Горный Властелин подошел к дверям его любимой, а когда он вошел без разрешения, чуть слышно простонал и закрыл глаза — боль полоснула по сердцу, она готова была разговаривать с другим, но не с ним. Впрочем, мужчина прекрасно осознавал, что в этом виноват сам, и вмешайся он сейчас, все станет еще хуже. Тяжело вздохнув, он откинулся на стенку и приготовился ждать. Ему хотелось верить, что рано или поздно Анита простит и позовет его, а ради возможности снова быть с ней рядом Дамир был готов измениться, и пусть сдерживать себя было необычайно сложно, а ревность терзала нещадно только от одного только вида другого мужчины, приближающегося к ней, он знал, что выдержит все.

Спустя час Пустынный Властелин уже нервничал не на шутку — Дамиан все еще не выходил. На исходе второго часа мужчина только невероятным усилием воли заставлял себя сидеть неподвижно. Ревность жгла каленым железом, рисовала яркие картины, где его любимая была в объятьях другого, но он только упрямо стискивал зубы, повторяя себе снова и снова, что он не должен ограничивать ее свободу, что она ему ничего не обещала и вольна поступать так, как посчитает нужным… но это не приносило облегчения — тупая боль, поселившаяся в сердце, не проходила, наоборот с каждой минутой становилась все сильнее.

Но вот открылись двери, в коридор шагнул Горный Властелин и замер, увидев напряженно застывшего на полу напротив дверей в покои Аниты Дамира и яростно прожигающего его взглядом. Дамиан уже был готов защищаться и был просто ошарашен, когда Пустынный Властелин только сжал кулаки, стиснул зубы и отвел взгляд в другую сторону: он буквально звенел от напряжения, но так и не сказал ни слова, не сделал ни одного жеста.

— Я обработал ее раны, — Дамиан ощутил сочувствие к этому невероятно сильному и гордому мужчине. Анита сегодня его изрядно потрепала, отказалась видеться с ним и общаться, а он, буквально проглотив свою гордость, сидел у ее дверей в надежде, хотя бы увидеть ее.

— Спасибо, — хриплый шепот, так непохожий на его обычный голос. — Как она?

— Не очень, — откровенно ответил Горный Властелин.

Дамир похолодел, а его сердце вдруг пропустило удар, он медленно повернул голову и посмотрел на Дамиана, который прочел в этом взгляде такое отчаяние, что рискнул рассказать все:

— Анита измотана до предела. В Храм каким-то образом попал большой отряд очень сильных воинов-фоморов, и ей, Рэму и Исао пришлось принять бой. Они чудом выжили. Если бы не Рэм, она бы не вернулась.

— Сколько было фоморов? — безжизненный голос и полный боли взгляд.

— Двадцать…

— Боги, — едва слышный стон Дамира, — двадцать фоморов, возвращение, а потом еще и мы… — он закрыл лицо руками, только теперь мужчина окончательно прозрел: увидеть так пытают того, кто прикрывал тебя в жестокой битве, буквально сразу после того, как только чудом удалось спастись, было чудовищно больно.

Горный Властелин хотел что-то еще добавить, но его собеседник уже полностью ушел в себя и ничего не слышал, поэтому мужчина только покачал головой и хотел тихо удалиться, но был остановлен вопросом Дамира:

— Почему ты приходил? — едва слова сорвались с губ, как мужчина уже жалел о том, что спросил. — Можешь ничего не говорить, я не имел права спрашивать, — побледневший Пустынный Властелин перевел взгляд на дверь, за которой сейчас находилась его любимая.

— Анита пообещала попытаться разбудить Янара, — легко ответил Дамиан, размышляя, что же такого сделала девушка, что постоянно лезущий в ее жизнь Дамир, вдруг стал так невероятно меняться. — Я приходил узнать, когда она совершит попытку, чтобы быть рядом и стать ее предохранителем.

— Спасибо, что ответил, — тихий голос с нотками облегчения.

— Анита мне недвусмысленно отказала, сразу после гонок, — Горный Властелин решил все расставить по своим местам. — Я тебе не соперник, — он чуть улыбнулся в ответ на потрясенный взгляд Дамира и ушел не оборачиваясь…


Время тянулось необычайно медленно, но Пустынный Властелин все так же не сводил глаз с двери покоев Аниты. Он понимал, что пройдет еще очень много времени, пока она хотя бы посмотрит в его сторону, но надежда, что, возможно, это произойдет раньше, жила в сердце влюбленного мужчины. Ночь практически подходила к концу, когда из комнаты донеслись странные звуки, постепенно переросшие в отчетливые стоны, а затем раздался негромкий женский крик, и Дамир не думая больше ни секунды слетел в спальню девушки. Одного взгляда на Аниту, мечущуюся по кровати, ему хватило чтобы понять — ей снова снился кошмар. Мужчина сел на край ее кровати и осторожно потряс девушку за плечо, стараясь разбудить, раз за разом он звал ее по имени, но все было бесполезно — она была полностью во власти кошмара…


Скорость пьянила, кружила голову, адреналин несся мощным потоком по венам, хотелось смеяться — истребитель был идеален: мощный, скоростной и невероятно маневренный. Просто идеальная боевая машина, что слушалась ее малейшего движения, никто не мог противостоять ей — она сносила противников шквальным огнем, сеяла хаос и смерть: один за другим дракарды взрывались в воздухе, подобно фейерверкам. Ее губы украсила торжествующая улыбка — она сильнее всех. Резкий крик боли раздался по каналу экстренной связи, и она похолодела: «Нет. Невозможно… только не он!». Разворот за гранью возможностей и ее глаза успевают проследить падение знакомого горящего истребителя, а следом разрываются на части еще два. От ужаса и невероятной боли девушка замирает не в силах осознать произошедшее… Она заигралась, почувствовала себя всемогущей и… потеряла друзей. Она должна была прикрывать их, а не рисоваться, показывая, насколько она крута.

— Вит, Дамиан, Дамир, — едва шевелились ее губы, а слезы стекали по щекам. Она медленно подняла глаза на вражеский истребитель, отрешенно наблюдая, как тот открыл по ней огонь из всех орудий, но даже и не попыталась уклониться или ответить. Горькая улыбка скользнула по ее губам, и Анита отметила залп.

— Прощай, — бросила она в эфир, узнав врага, и закрыла глаза. Его отчаянный крик «нет» слился со взрывом ее машины.

Био-броня плавилась, кожа горела, раскаленный воздух опалил легкие не давая возможности вдохнуть. Нечеловеческая боль терзала ее тело, но еще сильнее была иная боль — боль от потери дорогих людей, понимание того, что сама виновна в их смерти терзало намного сильнее. Перед глазами раз за разом проносились картинки, как их истребители расцветаю огненными цветками. Отчаянный крик «нет», и она резко садится и распахивает глаза…


Анита все сильнее металась по кровати, ее губы раз за разом шептали слово «нет», слезы медленно текли по щекам, а Пустынный Властелин чувствовал отчаяние от того, что не в силах помочь любимой, не в силах даже просто ее разбудить. Но вот девушка громко закричала, выгнулась дугой, а потом резко села, судорожно хватая открытым ртом воздух. Ее полные невыразимой боли и муки глаза остановились на нем, она медленно протянула руку и коснулась его груди дрожащими пальцами, а потом со всхлипом прижалась к нему и крепко обняла.

Ничего не понимающий Дамир заключил в объятья отчаянно прижимающуюся к нему плачущую девушку. Шепча слова утешения, он нежно гладил ее по волосам, ощущая, как она потихоньку успокаивается, но продолжает все так же цепляться за него, как будто боится, что стоит ей его отпустить, и он исчезнет навсегда.

— Анита, — его тихий нежный голос смог прорваться через ее боль и отчаяние, порожденные кошмаром, — это был всего лишь сон. Что бы там ни было — это был всего лишь сон.

— Это было так реалистично, — дрожь все еще сотрясала ее тело. — Я потеряла тебя… сделала глупость и ты погиб… — тихий всхлип, и она еще сильнее прижимается к его груди.

— Шерити, успокойся, я жив, и я с тобой, — он осторожно приподнимает ее лицо за подбородок и заглядывает в полные слез и отчаяния глаза. — Это был только сон, — шепчет мужчина, а его сердце сжимается от боли — он готов на все, лишь бы она больше не плакала. Сейчас он может ей дать только тепло объятий и молчаливую поддержку… хотя готов положить к ее ногам весь мир, не говоря уже о собственной жизни.

Анита доверчиво замирает в объятьях Пустынного Властелина, буквально впитывая излучаемую им любовь и нежность, чувствуя необычайный покой и защищенность. Его теплые губы в невесомой ласке скользят по ее щеке, на миг замирают на виске, и он едва слышно шепчет:

— Я люблю тебя и буду рядом, пока не прогонишь, — теплый, полный обожания взгляд серебристых глаз, и он осторожно заворачивает ее в одеяло. — Тебе нужно отдохнуть, шерити. Попытайся уснуть, — он укладывает ее в кровать, поправляет подушки, откидывает с лица непослушный золотисто-рыжий локон и склоняется к самому ее лицу, едва слышный вздох и легчайший поцелуй в уголок ее губ. — Если я понадоблюсь — только позови, я буду за дверью.

— Останься, — чуть хрипловато попросила девушка и уже с закрытыми глазами протянула ему руку.

Дамир опустился на одно колено рядом с кроватью, взял ее руку в свои и перецеловал пальчики, а потом с сожалением положил на кровать.

— Как бы мне ни хотелось остаться, — его голос чуть дрогнул, — это будет неправильно. Я не хочу, чтобы утром ты пожалела.

— Я не пожалею. Прошу, останься…

— Анита, — буквально простонал Пустынный Властелин, борясь с невероятным искушением остаться рядом с ней. — Хорошо, я остаюсь, — он не смог отказаться от возможности быть рядом, охранять ее сон, наблюдать за ней.

— Спасибо, — девушка чуть приоткрыла глаза и, нащупав его руку, переплела их пальцы.

— Анита, — выдохнул мужчина, но она уже ничего не слышала — она уже спокойно спала, а он только улыбнулся и сел на пол у кровати так, чтобы наблюдать за ней и не разрывать контакт их рук…


Дамир смотрел на девушку и все никак не мог оторвать взгляд — во сне она выглядела совсем юной и такой невероятно невинной. Смотреть на нее, быть рядом, чувствовать ее руку в своей руке — сейчас это было для него счастьем, осознав, что может ее потерять, он начал ценить малейшие проявления ее расположения. Мужчина осторожно прижался губами к ее руке, стараясь не разбудить девушку. Он постоянно оттягивал момент своего ухода, хоть и понимал, что будет лучше, если она не застанет его в комнате, когда проснется. «Еще совсем немного», — думал он: «Еще чуть-чуть…» Минута проходила за минутой и, незаметно для себя, Пустынный Властелин уснул, уронив голову на их переплетенные руки.

Его пробуждение было невероятно приятным: он почувствовал, как женские пальчики погладили его скулы, осторожно коснулись губ, а потом скользнули в волосы, от чего он чуть не замурлыкал и приоткрыл глаза. Счастливая улыбка появилась на его губах, едва он увидел Аниту, но спустя миг события вчерашнего вечера всплыли в его памяти и заставили его замереть.


Анита проснулась отдохнувшей — остаток ночи сны больше ее не тревожили, и ей удалось выспаться. Она улыбнулась и уже хотела потянуться, как почувствовала, что пальцы ее руки все еще переплетены с пальцами Дамира, который остался с ней после того, как разогнал ужас кошмара. Девушка осторожно села, стараясь не разбудить спящего мужчину, и тепло улыбнулась — он уснул сидя на полу, и лишь положил голову на кровать рядом с ее рукой. Похоже, он очень серьезно воспринял ее вчерашние слова и теперь боялся сделать неверное движение. Она вспомнила, как пришедший вечером Дамиан удивленно рассказал ей, что Пустынный Властелин сидит на полу буквально напротив дверей в ее покои и абсолютно никак на него не отреагировал. Тогда она решила провести эксперимент и попросила ей в этом помочь Горного Властелина, который легко согласился. Анита была приятно удивлена поведением Дамира: он не пытался ворваться к ней в покои, не подслушивал и даже не устроил сцены ревности Дамиану, когда тот от нее вышел. Некоторое время девушка ждала, что он ворвется к ней и потребует объяснений, но и этого не произошло — Пустынный Властелин с потерянным видом продолжал сидеть прямо на полу у ее дверей. Она уже хотела позвать его, но усталость взяла свое, и девушка уснула. Ночью снова пришли кошмары… Она сглотнула — для нее не было ничего страшнее и ужаснее, чем терять близких людей, а в том сне… Анита тряхнула головой, пытаясь избавиться от смутного беспокойства, вызванного этим кошмаром. Именно он пришел и помог ей справиться с той бездной боли и отчаяния, его осторожные объятья принесли облегчение, его присутствие прогнало сны, и она смогла выспаться. Ее взгляд скользнул по Дамиру, и она непроизвольно улыбнулась: сейчас он был похож на спящего ангела, не хватало только крыльев. Поддавшись порыву, девушка легонько провела кончиками пальцев по его лицу, коснулась губ, а потом не выдержав искушения запустила руки в его шикарные волосы. Его застывший взгляд и едва мелькнувшая паника насторожили ее.

— Прости, — Пустынный Властелин отвел глаза, — я должен был уйти раньше… — он попытался встать и уйти, но она не выпустила его руки.

— Дамир, посмотри на меня, — тихий задумчивый голос, от которого у него буквально перехватывает дыхание.

Мужчина медленно поднимает глаза и встречается с ее удивленно-задумчивым взглядом, ее губы шевелятся, но он ничего не слышит, лишь старается запечатлеть ее образ в памяти, ведь сейчас она снова прогонит его.

— Что с тобой? — Анита касается рукой его щеки, пытаясь привлечь его внимание.

— Не прогоняй, — едва слышно выдыхает он и, закрыв глаза, прижимается к ее ладони. — Умоляю, оставь мне надежду…

— Дамир, — она высвободила свою руку из его, и он застыл, даже не пытаясь продлить прикосновение, — ты и Вит… то, как вы себя повели с Исао… — девушка вздохнула, замолчала, но потом все же продолжила: — Мне трудно описать, что я тогда почувствовала — это и разочарование, и боль, и ужас, и… — она покачала головой и снова вздохнула. — Это все изменило…

— Анита, — простонал Пустынный Властелин, а в его серебристых глазах билось отчаяние, — прошу, дай мне шанс. Я ведь все тот же…

— Для меня нет, прости, — девушка отодвинулась от него. — Пусть и Миан вчера мне многое объяснил, но… — боль, затопившая его глаза, заставила ее вздрогнуть — несмотря ни на что, он все еще был ей дорог, и ей не хотелось причинять ему боль.

— Я понимаю, — едва слышно выдавил он непослушными губами, — теперь я тебе противен, — он сглотнул и прикрыл глаза. — Я пойду… прости, Анита, если сможешь…

— Дамир, — она удержала его за руку и, приблизившись, заглянула в глаза, — мне нужно время, чтобы все обдумать и осознать. Этот мир оказался намного более жесток, чем я предполагала. И я не уверена, что готова это принять.

— Анита, — его голос дрогнул, а в взгляд отражал бурю эмоций, что сейчас владела им, он поднес ее руку к губам и поцеловал. Едва его губы коснулись ее кожи, девушка вздрогнула, а он решил, что ей неприятно его прикосновение, мгновенно отпустил ее и с мукой произнес: — Прости…

— Ох, Дамир, — она по его глазам поняла, что он сделал неверные выводы, и вздохнула — сон показал, что потерять его она была не готова.

Девушка смотрела в такие дорогие глаза и совершенно не узнавала их хозяина: неуверенность вместо напористости, страх вместо чуть насмешливой самоуверенности, боль и отчаяние вместо тепла, надежды и счастья. Ей совершенно не нравились эти изменения, казалось, из него разом выкачали всю жизнь. Она хотела вернуть обратно импульсивного, немного несдержанного, но такого привычного и живого Дамира. Девушка еще раз вздохнула, а потом просто обняла его за талию и положила голову ему на грудь.

— Анита, — его сердце пропустило удар, а он немного неуверенно и бесконечно нежно прижал ее к себе, готовый отпустить по первому требованию.

— Ты все так же дорог мне, — тихо призналась она, ощущая как его сердце вновь пропустило удар, а потом забилось в просто бешенном ритме, — но…

— Ничего больше не говори, шерити, — он зарылся лицом в ее волосы, а потом легонько коснулся губами макушки, — мне достаточно знать, что ты даешь мне шанс. Ведь даешь? — напряжение вопроса буквально повисло в воздухе.

— Да, — девушка высвободилось из уютных объятий и улыбнулась в ответ на его едва заметную улыбку.

— Спасибо…

— Не думай, что все будет просто, — чуть прищурилась она.

— С тобой не бывает просто, — потихоньку мужчина оттаивал.

— А то, — рассмеялась Анита, а потом, выгнув бровь, сказала: — Выйди, мне нужно переодеться.

— Может я просто отвернусь? — соблазнительно-лукавая улыбка скользнула по его четко очерченным губам.

— Не может, — она вспомнила, что похожий разговор у них уже был, и едва снова не рассмеялась. — Давай на выход.

— Анита… — вся веселость мгновенно слетела с мужчины — он вдруг подумал, что позволил себе с ней лишнее, и замер, пытаясь подобрать правильные слова.

— Ни слова, — хмыкнула девушка и шутливо вытолкала его за двери, замерла на пороге, любуясь его ошарашенным взглядом, весело рассмеялась и исчезла, бросив уже из-за закрывающейся двери: — Я быстро, ты не успеешь соскучиться.

— Я уже скучаю, — одними губами прошептал Пустынный Властелин, ощущая себя так, как будто ему подарили весь мир — ОНА общалась с ним.

Вдруг дверь снова распахнулась, явив девушку в одном полотенце — он пораженно замер, а она очаровательно улыбнулась и попросила:

— Можешь организовать завтрак ко мне в комнату?

— Конечно, шерити, — едва смог вымолвить он, не в силах отвести от нее взгляд.

— Спасибо, — еще одна улыбка, от которой у него перехватило дыхание, и девушка скрылась в своих покоях.

Дамир некоторое время простоял у ее дверей, надеясь, что она выйдет еще раз, а потом отправился вниз за ее завтраком. И пусть это совершенно не мужское дело, ему сейчас было абсолютно наплевать как на него будут смотреть другие воины — он принесет ей завтрак. Боги! Да он готов сделать для нее все, что угодно. А завтрак… завтрак — это такая мелочь…


Едва Анита успела принять душ и одеться, как раздался стук в двери.

— Не заперто, — крикнула она, доплетая косу и поворачиваясь к дверям. — Долго ты… — она замолчала, когда вместо ожидаемого ею Пустынного Властелина в комнату шагнул Витольд.

— Привет, — он прикрыл двери и шагнул в сторону стола, намереваясь разместить там поднос, — я принес тебе завтрак.

— Зачем?

— Ну тебе ведь надо позавтракать, — попытался пошутить он, но глаза выдавали его напряжение.

— Надо, — согласилась девушка. — Вот Дамир принесет еду, и я обязательно позавтракаю.

— Значит, его ты простила, — мужчина вздохнул и отвернулся. — Я рад, что ты простила его…

— Я еще не простила, — перебила Анита, — просто дала ему шанс, о котором он просил.

— Могу и я попросить тебя о таком же шансе? — Лесной Властелин шагнул к ней и заглянул в глаза.

— Нет, — отрицательно покачала головой она.

— Но почему? — его голос дрогнул, а в глазах промелькнула какая-то тень. Отчаяние?

— Ты не Дамир, — дала странный ответ девушка, сохраняя непроницаемое выражение лица.

— Анита, ты хотя бы дашь мне возможность объяснить тебе все?

— Это ни к чему, — ровно начала она, и он вздрогнул как от удара. Анита ощутила, как ее буквально захлестнули его чувства: боль, разочарование, обреченность, тоска, пустота… На миг у нее даже перехватило дыхание.

Витольд еще раз посмотрел на нее, а потом просто развернулся и шагнул к дверям, так и не сказав больше ни слова.

— Мне вчера все рассказал Дамиан, — ее слова заставили его замереть у самого выхода из комнаты. — Поэтому я и сказала, что тебе ни к чему объясняться, я уже и так все знаю.

— И что дальше, Анита? — мужчина все так же стоял напротив дверей, не пытаясь повернуться к девушке лицом.

— Я считала, что у тебя голова лучше работает, Вит, — чуть насмешливо бросила она, а он резко повернулся и уставился на нее во все глаза, лихорадочно соображая, что она имела в виду. Прошло несколько секунд, и его глаза блеснули, а по губам скользнула легкая улыбка.

— Ты сказала мне «ты» и назвала Витом, — он старательно пытался сдерживать надежду, но она уже вопила во всю, что она его простила. — Значит, уже не злишься?

— Злюсь, причем прилично так, — Анита стянула с подноса персик и, аккуратно его разрезав, принялась есть, — но я понимаю что тобой вчера двигало. Понимаю, Вит, но не принимаю таких методов. Это для меня просто отвратительно.

— Поверь мне, это я еще вчера понял, — он рассеянно провел рукой по волосам и чуть кривовато улыбнулся.

— Так поэтому ты так быстро решил помочь? — она подозревала нечто подобное, но решила все же уточнить.

— Да, — кивнул он и чуть дернулся от очередного стука в дверь.

— Прямо проходной двор, — пробурчала девушка и уже громко разрешила войти.

— Твой любимый завтрак, шерити, — Пустынный Властелин легко внес перегруженный поднос и замер, наткнувшись взглядом на друга, улыбка медленно угасла, когда он увидел еще один поднос с едой.

— Однако, — задумчиво протянул Витольд: Дамир, принесший завтрак… это просто не укладывалось у него в голове. На Акелдаме воин никогда бы не унизил себя таким, да и на Тахире были подобные традиции, но Лесной Властелин уже достаточно всего нарушил, что наплевал и на эту. А вот друг его сильно удивил.

— Что ты сделала с Дамиром? — повернулся к девушке мужчина и удивленно на нее уставился. — Ментальное воздействие?

— Анита ничего не делала, — Пустынный Властелин пристроил свой поднос на столе и открыто встретил взгляд друга. — Это было целиком мое решение.

— Тайм аут, — девушка рассеянно опустилась в кресло и задумчиво переводила взгляд с одного мужчины на другого. — Что-то я ничего не понимаю.

— Дамир принес тебе завтрак, — как будто это все объясняло заявил Витольд.

— Ну и что с того? — она все еще ничего не понимала. — Ты тоже принес.

— Ага, — тихо рассмеялся Дамир, а потом легко объяснил реакцию Лесного Властелина: — Анита, у нас не принято воину приносить завтрак кому бы то ни было, а особенно девушке. Это считается ниже достоинства воина и осуждается. На Тахире конечно традиции не так сильны, а вот на Акелдаме…

— То есть вы оба только что нарушили традиции? — чуть растерянно протянула девушка, не в силах осознать подобную глупость, мужчины кивнули с очень серьезным видом, и она не выдержала и весело рассмеялась. — Могу обрадовать, вы не единственные нарушители.

— То есть? — удивленно моргнул Витольд, а его друг просто замер, стисну кулаки, прикрыл глаза и… промолчал.

— Меня завтраком кормили и Рэм, и Исао. Оба кстати с Акелдамы, но абсолютно спокойно это перенесли, — усмехнулась Анита, наблюдая, как вытягиваются лица мужчин.

— А обедом? — вдруг тихо спросил Пустынный Властелин.

— И обедом, и ужином, — ответила она. — А что тут такого?

— Анита, принимая пищу из рук воина с Акелдамы на завтрак, обед и ужин, ты принимаешь его ухаживания, — пояснил Дамир, а девушка потрясенно охнула…


Рэм с трудом разлепил глаза и сфокусировал взгляд — он был в регенераторе. Вполголоса выругавшись, мужчина принудительно отключил программу и выбрался. Он чувствовал слабость и боль в не до конца заживших ранах, но ощущение тревоги заставило его покинуть регенератор и отправиться на поиски Аниты. С каждым шагом тревога все нарастала, и он сорвался на бег.

— Где Анита? — он влетел в покои Витольда.

— И тебе привет, Рэм, — Лесной Властелин продолжил застегивать пуговицы белоснежной рубашки. — Зачем тебе Анита?

— Фоморы тебя забери! — паника проскользнувшая в голосе Рэма, заставила Витольда внимательно посмотреть на того и пораженно ахнуть: мертвенная бледность, темные круги вокруг лихорадочно блестящих глаз и кровь от вновь открывшихся ран. — Где она?

— Пытается помочь Яну, — механически ответил Лесной Властелин не в силах вынести полный тьмы взгляд Рэма.

— Что?

— Янар так и не очнулся. Анита хочет заставить его очнуться…

— Боги! — не дослушав, выдохнул Рэм и побледнел еще сильнее. — Она может погибнуть… Где она?

— В гостевых покоях, — тревога за девушку передалась и Виту. — Я проведу, — он рванул по коридору в сторону комнаты Морского Властелина, а Рэм не отставал от него ни на шаг.


Дамиан напряженно следил за спящей девушкой, крепко державшей за руку Янара, когда двери вдруг резко распахнулись и в комнату влетели Витольд и Рэм. И в тот же момент Анита дугой выгнулась на кровати и забилась в судорогах, истекая кровью, а Ян застонал и медленно открыл глаза.

Рэм мгновенно понял, что Анита рискнула слишком сильно, восстанавливая личность Морского Властелина, и теперь ей самой нужна была помощь. Мужчина мгновенно оказался рядом, прижал ее к кровати собственным телом, приподнял веки и заглянул в глаза с невероятно расширенными зрачками. Плохо, очень плохо — она не пускала его, а причинять ей боль он не хотел, да и она могла и не выдержать его насильственного вторжения в ее разум.

— Анита, — нежно прошептал Рэм, решительно отбросив страх и колебания. — Шерити, откройся мне, — уговаривал он не отводя взгляда и чуть касаясь губами ее губ. Но все было напрасно, она не реагировала, а жизнь медленно покидала ее, девушка умирала.

— Не отпущу, — полустон-полурык и Рэм прильнул к ее губам в завоевывающем, подчиняющем поцелуе, одновременно пытаясь проникнуть в ее разум.

Он ощутил ее замешательство, удивление и… она уступила — он провалился в ее разум: тьма мгновенно обступила его. Но Рэма это не испугало, он рванулся туда, где еще чувствовал огонек жизни.

— Быстрее, — полупрозрачная фигура Рунихеры появилась прямо из ничего, — мои силы на исходе.

— Разрушитель? — уточнил Рэм, еще быстрее следуя за нежданным проводником.

— Да. А ты Рэм, — неф ухмыльнулся уголком губ. — Так и знал, что ты придешь ей на помощь.

— Почему? — удивился мужчина.

— Дамир бы не смог ее вытащить, недостаточно силен, — Ру чуть прищурился. — А вот ты оказался намного сильнее, чем я предполагал.

— Разве это плохо? — Рэм уже заметил фигурку Аниты в кругу света, что медленно сужался, и рванулся к ней с удвоенной силой.

— Еще не знаю, — задумчиво ответил Рунихера, но мужчина его уже, казалось, не слушал, подхватывая на руки девушку.

— Зато мне точно хватит сил вытащить ее, — Рэм повернулся и, сверкнув тьмой в глазах, поймал задумчивый взгляд нефа.

— Значит в данный момент хорошо, — Разрушитель не дрогнул, а его глаза резко почернели, и он усмехнулся. — И насколько ты опасен? — Рэм чуть заметно вздрогнул, а Ру удовлетворенно кивнул. — Хорошо, что осознаешь всю свою опасность, и, похоже, можешь это контролировать. Ну что ж, рад был познакомиться. Поспеши, ведь не до конца восстановился, — и неф исчез так же внезапно, как и появился.

Рэм же прижал к себе проекцию личности Аниты, легонько коснулся ее губ поцелуем и позвал:

— Посмотри на меня, шерити.

— Рэм, — она медленно открыла глаза.

— Очнись, — выдохнул он, и ее губы обжег властный поцелуй.

Девушка на миг опешила, а потом резко дернулась и… открыла глаза, чтобы удивленно замереть: Рэм крепко прижимал ее к кровати и настойчиво вглядывался ей в глаза. Едва она моргнула, он облегченно вздохнул.

— Пусти, — она чувствовала, как горят губы от его яростных поцелуев, и злилась.

— Прости, — шепнул он и едва ощутимо коснулся губами ее губ, — по-другому ты не отзывалась, — мужчина с трудом сел, ощущая, как комната почему-то пришла в движение. — Я не хотел причинять тебе боль, — он покачнулся и чуть не упал на пол — девушка вовремя дернула его он свалился на кровать рядом с ней.

— Рэм, что с тобой? — встревожено склонилась она над ним.

— Все в порядке, Анита, — он поймал ее руку и нежно поцеловал.

«Он почувствовал, что ты в опасности, вылез раньше времени из регенератора, примчался сюда и спас тебе жизнь», — раздался у нее в голове голос Рунихеры. — «Когда в следующий раз задумаешь сделать что-нибудь сумасшедшее, бери его предохранителем. Он успеет вовремя вмешаться или, на крайний случай, сможет тебя всегда спасти».

— Ох, — вслух выдохнула девушка.

— Сдал неф, — грустно усмехнулся Рэм, — а я думал, что мы друг друга поняли.

«Передай ему, что так надо было», — попросил Аниту Разрушитель.

— Ру говорит, что так надо было, — озвучила она слова своего нефа.

— Вот как, — чуть нахмурился мужчина, а потом вдруг улыбнулся своим мыслям и спросил девушку: — Ты на меня не сердишься?

— Конечно нет, — ответила она, а потом замявшись добавила едва слышно даже для него: — Только не целуй меня больше так… мне не понравилось.

— Не буду, — так же на грани слышимости пообещал он, ощущая, как отпускает напряжение: Разрушитель был прав, когда рассказал ей все — теперь Анита не злилась.

«Ани, он мне нравится», — хмыкнул неф и удалился до того, как она смогла ему что-либо ответить.

— Анита, — слабый неуверенный голос заставил ее повернуться.

— Ян, — девушка порывисто обняла парня и радостно рассмеялась. — Как же я рада, что с тобой все хорошо.

— Ты уже на меня не сердишься? — смущенно спросил он, когда она чуть отстранилась чтобы заглянуть в его глаза.

— Думаю, Анита тебя уже простила, Янар, — Рэм поднялся с кровати и чуть насмешливо посмотрел на Морского Властелина, резко побледневшего под его взглядом. — Спокойно, парень, — мужчина сделал маленький шаг назад.

Повисшее напряжение было физически ощутимым и невероятно тяжелым. И неизвестно, что произошло бы дальше, но в очередной раз вмешалась судьба — пронзительный звук сирены, раздавшийся во дворце, заставил всех вздрогнуть…


— Что происходит? — Витольд связался с капитаном охраны дворца.

— У нас нападение фоморов, — отрапортовал тот.

— Да сколько можно! — простонала Анита, инстинктивно покрываясь био-броней.

— Один отряд вошел через парадные двери, еще один появился из комнаты перемещений, — продолжил обрисовывать ситуацию капитан, — и они продолжают пребывать…

— Отключите все телепорты, — приказал Лесной Властелин.

— У нас нет доступа, мы блокированы, — хрипло выдал капитан.

— Похоже, вас взломали, — уже облаченный в био-броню Рэм повернулся к Витольду и предложил: — Я могу заблокировать их и восстановить контроль над телепортами. Только мне нужен ваш центр управления.

— Хорошо, я проведу, — мгновенно согласился тот, понимая, что сейчас главное остановить фоморов, а проблемы с доступом доверенного лица Темного Императора к центру управления можно разгрести и потом, и больше не говоря ни слова выбежал в коридор.

— Береги себя, — прошептал Рэм неотрывно глядя в глаза любимой, а потом размытой тенью скользнул за Витом.

— Ян, — девушка повернулась к парню, который уже тянулся за оружием, и отрицательно покачала головой, — нет, ты остаешься тут и не высовываешься, ты слишком слаб.

— Анита, я в норме, — попробовал перечить он.

— Ты остаешься, — поддержал девушку Дамиан. — Ян, прошу, не делай глупостей.

— Я постараюсь, — хмыкнул тот и отвернулся.

— Поговорим после того, как уничтожим фоморов. Серьезно поговорим, — ровно произнесла Анита, и парень чуть вздрогнул от ее слов, а она кивнула Горному Властелину и неслышно выскользнула в коридор, на ходу обнажая клинки.


Девушка по полной скорости вылетела на широкую лестницу и на миг замерла: холл внизу напоминал ад — звон клинков, крики боли и агонии, алая кровь, заливающая светлый мрамор пола, веером брызг разлетающаяся на стенам… Крепче сжав в руках мечи, Анита на полной скорости пронеслась сквозь группу фоморов, что теснили нескольких совсем еще молоденьких воинов. Клинки пели в ее руках, собирая кровавую дань, фоморы взвыли и уже набросились на нее, заставляя двигаться на пределе сил и возможностей… уход, удар, изгиб, скользящий шаг и удар, прыжок назад и защита… а потом снова в атаку…

Музыка вела, и она скользила между противниками, клинки мелькали, на губах играла насмешливая улыбка, а в глазах разгорались алые сполохи. Вперед, поднырнуть, ударить, гибко уйти от удара… прыжок… еще одна голова фомора покатилась по полу, но его партнер оказался проворнее — она едва успела уклониться от прямого удара — бок задело по касательной, но от боли на миг потемнело в глазах. Когда девушка проморгалась, оказалось, что ее прикрывают Пустынный и Горный Властелины, причем Дамиан уже едва держится на ногах.

— Спасибо, ребята, — тихо прошептала она, стараясь не отвлекать их, и окинула взглядом поле боя. Девушка едва сдержалась, чтобы не выругаться: фоморов было слишком много, к тому же треть из них была в био-броне. Противостоять таким противникам могли только носители, остальные даже толком не смогли бы задержать их. Она понимала, что им срочно нужна помощь, если они хотят хотя бы выжить, не говоря уже о том, чтобы победить.

Анита мысленно попробовала активировать ксей и связаться с Янаром.

— Анита? — донесся до нее удивленный голос парня, и она его увидела на внутреннем экране появившегося шлема.

— Ян, нужна твоя помощь, — было немного непривычно так общаться, изображение отвлекало.

— Отключи видео, — посоветовал Ян, — это ведь у тебя встроенный ксей? Тогда мысленно оставь только канал звука.

— Да, так намного лучше, — девушка снова могла включиться в битву, одновременно разговаривая с Морским Властелином. — Надо вытащить из регенератора Исао и найти Рэма, тут без них нам конец.

— Держитесь, все сделаю, — пообещал Янар и отключился.

Окрыленная надеждой, девушка с новыми силами накинулась на противников, стараясь не подпускать к воинам Витольда фоморов в био-броне, но она просто не успевала везде и была вынуждена наблюдать как то там, то тут, истекая кровью, падают защитники, сраженные мечами фоморов. Ее броня уже была покрыта множественными царапинами, а в двух местах даже пробита, но Анита раз за разом бросалась в бой, не думая ни о чем, отбрасывая боль и усталость. Ее клинки несли смерть врагам, которые наконец поняли, что если хотят пройти дальше, то сначала должны ее уничтожить… и тогда фоморы разделились — те, что были в био-броне сконцентрировали все свое внимание на маленькой гибкой фигурке с горящими алым глазами, а остальные продолжили теснить защитников…

Вперед, удар, уклон, разворот в прыжке и снова удар и отскок… девушка вела свой рваный боевой танец, такой грациозный и невероятно сложный, такой неповторимый и непредсказуемый, но такой опасный, невероятно опасный. Она танцевала с фоморами, клинки пели в ее руках, а на губах мелькала несменная улыбка. Она кружила… быстрее, еще быстрее… она танцевала… без права на остановку, без права на ошибку… ведь даже маленькая ошибка будет означать смерть, ее смерть и смерть тех, кто ей дорог…


Исао открыл глаза и поморщился от боли в ранах — это было странно, очень странно, что регенератор полностью не восстановил повреждения. Мужчина сел и встретился взглядом с невероятно серьезными глазами какого-то парня, практически мальчишки.

— Я вытащил вас раньше времени, но Аните очень нужна помощь, — тот не тратил время на представления и сразу перешел к сути. — Нападение фоморов. Нубит в холле, — он подхватил длинные парные клинки и скрылся за дверями.

— Да что же происходит-то? — пораженно выдохнул Воздушный Властелин, выбираясь из регенератора и покрываясь броней. Он хмыкнул, увидев перевязь со своими мечами, аккуратно прислоненными к боку регенератора, быстро надел их и тенью метнулся на помощь девушке. Мужчина понимал, раз Анита попросила вытащить его до окончания программы регенерации, то дело действительно плохо. Но только увидев, что творится в холле, он осознал насколько все плохо…

Мгновенно оценив ситуацию, Исао прорубился к девушке, на которую наседали фоморы-носители — самые опасные представители этого рода, и едва успел парировать удар ей в спину. Резкое движение, и фомор, пытавшийся заколоть Аниту, потерял голову в прямом смысле этого слова, его тело осело на пол, заливая все вокруг кровью.

— Эффектно появился, — тяжело дыша прохрипела девушка. — Спасибо, — ее клинки ни на миг не замирали, плетя смертоносное кружево.

— А Рэм где? — Воздушный Властелин прикрывал теперь ей спину, давая возможность чуть отдышаться.

— Восстанавливает контроль над телепортами и системами безопасности. Их взло… — ее слова прервались стоном боли — отвлекшись она пропустила удар, и меч фомора прошил ее бок насквозь. Боль пронзила огнем, замедлила движение клинков и меч еще одного фомора вошел ей в грудь за миг до того, как Исао буквально отбросил ее себе за спину.

— Анита! Не молчи! — у мужчины не было возможности оглянуться и проверить что с ней, он яростно отбивался от фоморов. — Анита!!!

— Не отвлекайся, — выдавила она, медленно поднимаясь на ноги и, стиснув зубы, избавляясь от застрявшего в груди клинка. — Уничтожим фоморов — выживу. А нет, тогда нам всем и так конец, — девушка материализовала в руках длинные кинжалы и, не обращая внимание на кровь, во всю заливающую ее броню, скользнув мило Воздушного Властелина вступила в ближний бой.

— Что ты творишь, — страх за ее жизнь стиснул сердце Исао, и он пропустил скользящий удар в плечо.

— Соберись, ты нужен мне, — Анита в прыжке снесла двух фоморов, пытавшихся добить советника Темного Императора.

— Как скажешь, шерити, — увидев, что она достаточно уверенно держится на ногах, он немного успокоился и смертоносным торнадо прошелся по нападающим, автоматически отмечая, что она движется следом, прикрывая ему спину и добивая тех, кто сумел выжить после столкновения с его клинками.

Секунды тянулись как часы, усталость брала свое, заставляла делать ошибки… кровь уже во всю текла по броне, воздуха не хватало, а фоморы все теснили, оставшихся в живых защитников, и вот их уже взяли в кольцо. Всего пятерка оставшихся в живых воинов Лесного Властелина, Дамир, Дамиан, Исао и Анита вот и все, кто выжил в бойне, устроенной фоморами. Но те так и не смогли пройти дальше большого холла дворца, а значит все жители были в безопасности, да и нападающих полегло очень много, что не могло не радовать. Истекающие кровью защитники, едва уже держались на ногах, но не собирались сдаваться и только рассмеялись на такое предложение фоморов. И тогда те открыли огонь…


Аниту резко сбили на пол, падение немного оглушило, и она не сразу поняла, что от выстрелов ее прикрывает Исао, покрытый тяжелой био-броней, которой никакие выстрелы не помеха, а все остальные давно лежат на полу. Радовало только одно — эти фоморы стреляли просто отвратительно, а значит все защитники остались живы. Девушка повернула голову и встретилась взглядом со сбившим ее с ног Дамианом, грудь которого прошили, адресованные ей пули.

— Держись, Миан, — она просто не знала, чем может сейчас помочь.

— С тебя штраф — поцелуй, — едва слышно выдохнул он и попытался улыбнуться.

— Не вопрос, только продержись еще совсем немного, — попросила она, заметив, как с тыла на фоморов напали Рэм, Витольд и Янар.

— Прости, Анита, — одними губами прошептал он и потерял сознание.

Обживающая ярость вспыхнула в груди, унося прочь усталость, боль, сомнения, смывая отчаяние, затмевая все, девушка медленно встала, подняла на фоморов полные огненной тьмы глаза и, жутко улыбнувшись, бросилась на них. Сейчас никто не мог противостоять ее невероятной силе и скорости, никто не мог поспорить с ней в жестокости и беспощадности… она не защищалась, не дралась, не нападала, она просто убивала, убивала быстро, эффективно и максимально жестоко. Ее движения было невозможно проследить, лишь там, где она прошла фонтаном била кровь из рассеченных артерий, а потом на пол тяжело падали тела так ничего не понявших фоморов…

«Анита! Анита!», — голос нефа никак не мог прорваться через боевое безумие, в которое впала девушка.

«Ани, остановись, ты сжигаешь себя», — молил он, но она не обращала внимания, сейчас ей было все равно будет она жить или умрет.

«Надеюсь, ты простишь», — прошептал Рунихера и самовольно нырнул в ее незащищенное сознание в поисках того, что могло стать спусковым крючком для ее срыва. Ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы понять все и принять сложное решение.

«Ты можешь спасти Дамиана», — выдал он.

«Что? Как?» — как он и думал, девушка откликнулась.

«Артефактная био-броня спасет его».

«Но где мне ее взять?» — ее отчаяние чувствовалось слишком отчетливо.

«Ты можешь развоплотить фомора».

«Как сделал тогда Рэм?»

«Да. Посмотри на фомора и прикажи броне вернуться к тебе в руку», — он на миг запнулся, а потом продолжил: — «Только тебе будет очень больно, Ани. Мне очень жаль».

«Спасибо, Ру», — ее тепло и надежда омыли его.

Алый свет ушел из глаз девушки, она замерла на миг, а потом посмотрела на стоящих перед ней фоморов в био-броне абсолютно черными глазами, медленно протянула в их сторону руку и даже не вздрогнула от их нечеловеческого воя, борясь с волнами просто чудовищной боли, что пронизывали буквально каждую клеточку ее тела. Три фомора-носителя, попавшие в ее поле зрения корчились и постепенно растворялись на глазах у пришедших в ужас воинов. Несколько фоморов поняли, что сейчас девушка беззащитна и бросились к ней, мечтая отомстить за своих — один клинок прошил насквозь ее плечо, а еще два вошли в тело закрывшего ее собой Витольда, а сами фоморы пали под ударами мечей Янара лишь на шаг отставшего от Лесного Властелина.

— Жива, — хрипло прошептал Вит и рухнул на пол у ее ног не в силах даже пошевелиться.

— Анита! — Рэм увяз в схватке с пятью фоморами и не мог прийти ей на помощь. — Сзади!

Его крик помог девушке чуть отрешиться от боли и немного сместиться в сторону, позволяя Морскому Властелину вступить в бой с теми, кто пытался напасть на нее со спины.

«Анита! Торопись!» — донесся до нее крик Разрушителя. — «Витольд умрет через минуту, если ты не поспешишь».

Девушка резко выдохнула, напряглась и спустя несколько невероятно долгих мгновений у нее в руке оказались две жемчужины био-брони. Она опустилась на колени рядом с Лесным Властелином, решительно выдернула из его груди клинки и прижала рукой одну из жемчужин, активируя ее так, как подсказал неф. И едва она отняла руку, как взметнулись ленты био-брони, заключая мужчину в кокон. Анита судорожно выдохнула и попыталась встать, но не смогла.

— Помоги, — едва слышно попросила она прикрывающего ее Янара. — Надо помочь Миану.

Не говоря ни слова, парень подхватил ее на руки и бегом пересек холл, легко уклоняясь от атак одиноких фоморов, и опустил ее рядом с едва дышавшим Горным Властелином. Анита мгновенно активировала вторую жемчужину био-брони, прижала ее к ране на его груди и отключилась, успев заметить, как ленты био-брони заключили его в кокон, но не увидев, как с тихим стоном осел на пол Морской Властелин…


Анита чувствовала, как ее бережно куда-то несут, осторожно прижимая к груди как самое большое сокровище. Она с трудом заставила себя открыть глаза и сфокусировать взгляд.

— Рэм, — шепнули ее губы.

— Шшш, тебе сейчас нельзя разговаривать, — его встревоженные, полные любви глаза не отрывались он нее, пока он укладывал ее в регенератор.

— Не хочу, — она попыталась встать, но он легко удержал ее, прижав за плечи.

— Анита, ты очень серьезно ранена, — его голос дрогнул и практически сорвался. — Я думал, что потерял тебя, когда ты потеряла сознание.

— Рэм, — она попыталась поднять руку и дотронуться до него, но не смогла и потрясенно распахнула глаза.

— Тихо, — он чуть коснулся ее губ поцелуем, — ты выздоровеешь. А сейчас спи, набирайся сил, — еще один нежный поцелуй, и мужчина выпрямившись запустил программу полного восстановления на регенераторе.

— Вит и Миан? — умоляющий взгляд.

— Выживут и станут носителями, — успел ответить Рэм, перед тем как крышка регенератора отрезала его от нее.

— Спасибо, — прочел он по ее губам и улыбнулся — она уснула спокойной.


Рэм медленно сполз на пол, оставляя на корпусе регенератора кровавый след, и тяжело перевел дыхание. Спустя минуту к нему присоединился Исао.

— Тебе нужно в регенератор, — хмуро заметил он, неодобрительно качая головой.

— Тут нет третьего, — Рэм закрыл глаза, пытаясь справиться с болью, и вдруг закашлялся.

— Ты немедленно отправляешься на Акелдаму, — безапелляционно заявил советник Темного Императора.

— Телепорты не работают, — попытался возразить, сплюнув кровь, Рэм.

— У тебя есть портативный, — с нажимом сказал Исао.

— Хочешь от меня избавиться? — напряженно спросил Рэм.

— Думай, что говоришь, — фыркнул советник Темного Императора. — Рэм, я бы предпочел запихнуть в регенератор тебя тут, но ты настоял, чтобы я положит туда этого мальчишку, хотя согласен боец из него хоть куда.

— Я не мог позволить ему погибнуть, — едва слышно сказал Рэм, и застонал сквозь стиснутые зубы.

— Так, все, хватит, — Воздушный Властелин с тревогой наблюдал за пытающимся отдышаться другом, — ты немедленно возвращаешься на Акелдаму и сразу же в регенератор. Пообещай мне это.

— Исао…

— Пообещай, — настойчиво повторил советник Темного Императора. — И потом, если поторопишься, успеешь вернуться до того, как Анита покинет эту комнату.

— Умеешь ты убеждать, — кривовато усмехнулся Рэм. — Хорошо, обещаю, — он достал медальон и активировал его. — Присмотри за ней, пока меня не будет, — попросил мужчина и исчез в открывшемся телепорте.

— Боги, — простонал Исао, — и что мне теперь делать. Он мой друг…и просит позаботиться об Аните… А я ведь так люблю ее…


Пустынный Властелин с трудом добрался до комнаты с регенераторами, повязки постепенно пропитывались кровью, но он не мог лежать в постели, когда не знал, что произошло с Анитой, особенно когда ему сообщили, что она была без сознания, когда ее на руках унес Рэм. Дамир ввалился в комнату и замер, наткнувшись взглядом на советника Темного Императора. Напряжение повисло в воздухе, мужчины буравили друг друга тяжелыми взглядами, каждому из них было, что припомнить другому.

Пустынный Властелин стиснул кулаки и с шумом выдохнул успокаиваясь: сидящий на полу у регенератора Исао совсем недавно в очередной раз спас Аниту, да можно сказать и их всех, когда так вовремя появился и вмешался в бой с фоморами. Он не знал, какую цель преследовал тот, но он действительно переживал за нубит и сделал все и даже больше, чтобы сохранить ей жизнь.

— Как насчет перемирия? — спросил Дамир, прислонившись к стене и чувствуя, что ноги становятся ватными, а перед глазами начинает плыть.

— Интересное предложение, — хмыкнул не ожидавший такого Воздушный Властелин. — Я не против.

— Тогда договорились, — Дамир медленно сполз на пол, оставляя на стене кровавый след.

— Совсем с головой не дружишь? — нахмурился Исао, наблюдающий эту картину. — Чего в постели не лежалось?

— Анита… как она? — тихий вопрос.

— В регенераторе, — такой же тихий ответ и сдавленное: — Остается только молиться… с ней плохо…

— Боги… — Пустынный Властелин закрыл лицо руками. — Только не она…

Советник Темного Императора задумчиво посмотрел на Дамира: это было просто невероятно, но, похоже, тот действительно любил девушку. Впервые Исао об этом подумал, когда увидел, как Пустыный Властелин прикрывает ее от фоморов, совершенно не заботясь о собственной безопасности. А теперь ему даже немного стало жаль истекающего кровью соперника, что мучился от неизвестности.

— Рэм уверен, что она выкарабкается, — сжалился он и дал тому надежду.

— Хвала, Богам, — облегченно выдохнул Дамир, а потом очень серьезно посмотрел в глаза собеседника и произнес: — Спасибо. Я понимаю, что помощь нам — последнее, чего бы ты хотел, после того как мы с тобой поступили. И все же ты невероятно помог.

— Фоморы — общий враг…

— Исао, не стоит лгать, ты бы и пальцем не пошевелил, если бы это не коснулось Аниты, — перебил Пустынный Властелин, и его голос звучал устало. — Любишь?

— Не твое дело, — огрызнулся тот.

— Значит любишь, — вздохнул Дамир и больше не сказал ни слова, чем чрезвычайно удивил советника Темного Императора.

— Эй, ты там еще живой? — позвал Исао, не понимая, почему Пустынный Властелин ведет себя так необычайно тихо и непохоже на самого себя.

— Да, — отрывистый ответ, но голос спокойный.

— Удивительно, один хороший удар в голову и кое у кого появились мозги, — чуть насмешливо бросил Воздушный Властелин.

— Я не поддамся на провокацию, — просто ответил на это Дамир.

Исао быстро проанализировал всю имеющуюся у него информацию — выходило, что все-таки Анита повлияла на поведение Пустынного Властелина, заставила его обдумывать свои слова и действия. И так быстро поменяться он мог только в одном случае, если понял, что может иначе потерять ее. А значит его действительно сейчас будет бесполезно пытаться спровоцировать.

Молчание затягивалось, а повязки, плотно затягивающие грудь и живот Дамира, уже почти полностью окрасились красным.

— Истечешь кровью, — нарушил тишину советник Темного Императора. — Тебе необходима перевязка и отдых.

— Ты тоже ранен, но…

— У меня в био-броню интегрирована аптечка, так что не стоит равняться на меня, — Исао тяжело поднялся на ноги, проверил показатели регенераторов, удовлетворенно кивнул и подошел к Пустынному Властелину. — Давай помогу.

— Не стоит, — напряжение в голосе выдавало Дамира с головой: как бы он ни старался себя сдерживать, а принять помощь от врага он не мог, к тому же помощь предлагал не просто враг, а убийца его сестры и серьезный соперник за сердце и внимание любимой.

— Твоя сестра жива, — Исао легко просчитал мысли Пустынного Властелина и выдал именно ту информацию, которая смогла ввергнуть того в ступор и позволить спокойно отвести туда, где ему смогут оказать помощь. Как бы мужчина ни злился на Дамира и Витольда, он прекрасно понимал мотивы их поступка, и не мог просто так позволить одному из них погибнуть из-за собственной глупости.


Анита медленно дрейфовала в холодной тьме, тело казалось совсем невесомым, легкая эйфория кружила голову, а в крови все еще бурлил сладкий яд, что она выпила перед тем, как пытаться разбудить сознание Янара. Мысли разбегались, не желая нарушать покой хозяйки, а мозг посылал яркие отрывочные видения, но внимание на них совершенно не фокусировалось — эти картины просто проплывали мимо, не цепляя, не волнуя, не соблазняя. Но вот тьму осветила вспышка яркого света, и девушка чуть не застонала — близился очередной сон, который она аж никак не хотела видеть.


Темнота была повсюду, такая плотная и непроницаемая, она тревожила, давила, пугала. Легкий шорох шагов замер за ее спиной… Но вместо того чтобы испугаться, она почувствовала покой и безопасность: ОН рядом. Он мягко обнял ее и притянул ее к своей груди, его губы осторожно коснулись ее виска в невесомой леске, и он зарылся лицом в ее распущенные волосы, шепча слова любви. Она обняла его за шею и заглянула в глаза: его взгляд светился нежностью и любовью. Улыбка расцвела на губах Аниты, счастье затопило ее, она буквально купалась в нежности его прикосновений, растворялась в его любящих взглядах, собирала хриплые признания как сокровища. Только в его объятьях она чувствовала себя так невероятно: она чувствовала себя защищенной, любимой, единственной и неповторимой, желанной, хрупкой и сильной одновременно… Это чувство было таким острым, таким потрясающим, что она едва дышала отчаянно вглядываясь в скрытое во мраке ночи лицо любимого, пытаясь рассмотреть его, узнать. И вот, когда ей это почти удалось, он склонился и коснулся нежным и легким, как прикосновение бабочки, поцелуем ее губ.

Казалось, это легкое прикосновение буквально воспламенило ее, свело с ума, она сама потянулась к нему, зарылась пальцами в его длинные волосы и ответила на поцелуй. Его взгляд был полон нежности и любви, когда его руки уже властно привлекли ее еще ближе. Он смотрел на нее как на самое большое во всей вселенной сокровище. Миг, и он вновь покрывает поцелуями ее лицо, шею, плечи… Его невероятно чувственные прикосновения и сладкие поцелуи дурманят, заставляют ее тело выгибаться в его руках…

Обжигающий поцелуй и невероятно чувственный шепот «Ани…»… и снова медленный и такой невероятно реалистичный поцелуй, от которого, казалось, кровь начинает кипеть, а тело плавиться. Тихий стон срывается с ее губ, руки зарываются в мягкий шелк волос, а глаза медленно открываются чтобы встретиться со взглядом пронзительно голубых и таких любимых.

— С возвращением, Ани, — радостная и одновременно соблазнительная улыбка расцветает на губах Рунихеры.

— Так это был сон? — девушка дезориентирована: ее сердце бьется невообразимо быстро, губы горят от поцелуев, а ее тело льнет к его, энергия буквально клубится вокруг них.

— Смотря что, — его глаза искрятся весельем.

— Ру, перестань, — она отталкивает его и садится на уже знакомой кровати, — мне не до смеха.

— Я не знаю, что тебе снилось, Ани, — он мягко обнимает ее и заглядывает в глаза. — Покажи, что тебе снилось, — шепчет он, касаясь губами ее губ. — Пожалуйста…

— Смотри, — его близость слишком волнует ее, и она не в силах отказать ему в такой малости.

Он ныряет в ее воспоминания, мгновенно его дыхание убыстряется, и он со стоном закрывает глаза прерывая поток картинок и ее ощущений.

— Это был сон, — хрипло выдыхает он. — Ровно до того поцелуя, после которого я тебе позвал.

— О… — это все, что может сказать Анита и медленно заливается краской, когда Разрушитель зарывается лицом в ее волосы и притягивает еще ближе к себе, а его пальцы проникают под рубашку и начинают рисовать узоры на коже ее спины.

— Слишком соблазнительна, — едва слышный шепот. — Я не в силах устоять, — его губы уже нежно скользят по ее шее, рубашка каким-то чудом падает на пол, а его руки уже более настойчиво ласкают ее спину, забираются под полоску топа… еще один стон срывается с его губ и следом едва слышные слова: — Останови меня, Ани…

— Не хочу, — она распахивает на нем рубашку и чуть дрожащими пальцами проводит по его груди, касается кубиков пресса, ощущая, как под бархатной кожей сокращаются мышцы, — больше не хочу, — выдыхает она прямо ему в губы.

— Дороги назад не будет, — неф все еще сдерживаясь заглядывает в ее глаза.

— Ловлю на слове, — больше она не боится, теперь Анита уверена, что хочет этого, пусть даже это сладкий яд делает ее такой нетерпеливой.

— Ани… — горящие счастьем и любовью глаза Рунихеры… легкое движение ресниц и… одежда исчезает. — Я люблю тебя, — шепчет он за миг до того, как его губы накрывают ее в абсолютно нереальном, волшебном поцелуе, таком нежном и сладком, что девушка просто забывает обо всем и инстинктивно приникает еще ближе к нему.

— Люблю, — шепчут его губы, пальцы не знают запретов, даря изысканные ласки, глаза сияют… Она обнимает его и притягивает ближе… поцелуй… бесконечно нежный, обжигающе страстный, сметающий все мысли, оставляющий лишь ощущения и желание быть ближе, еще ближе, таять от его прикосновений, растворяться в поцелуях…

— Ру… — полустон-полувсхлип.

— Да, Ани, — неф склоняется к ней, заглядывает в затуманенные страстью и наслаждением глаза, покрывает легкими поцелуями ее лицо, тщательно избегая губ, а руки надежно прижимают ее запястья к подушке ограничивая движения.

Она пытается поймать его губы, но он легко ускользает, продолжая дразнить ее поцелуями в шею, плечи, постепенно спускаясь все ниже и… вновь возвращаясь к лицу. Девушка уже не в состоянии ничего сказать, только чуть хрипловатые стоны срываются с ее губ, она изгибается и плотно приникает к Разрушителю, у которого от этого прикосновения перехватывает дыхание.

— Ру, — она пользуется его замешательством и, освободив руки, скользит ими по его предплечьям, поднимается к плечам, обнимает за шею и притягивает к себе…

Ее такие легкие и невинные прикосновения срывают весь его самоконтроль, стон капитуляции вырывается из его груди… тяжело дыша он на миг замирает… глаза в глаза…

— Я принимаю это за «да», — его губы приближаются так медленно, глаза гипнотизируют, соблазняют, обещают… поцелуй… глубокий, страстный, поглощающий, отбирающий дыхание и дарующий рай…

Стон… она растворяется в его прикосновениях, его поцелуях, он ведет ее, и она послушно следует за ним, ее тело буквально поет в его руках, искрит под его поцелуями и ласками… вихрь ощущений подхватывает ее и несет все выше и выше, туда, где нет ничего кроме ярких звезд… крик… и звезды вспыхивают, проливаясь на нее дождем разноцветных огней…


Акелдама

Телепортация далась Рэму нелегко — его била дрожь, кровотечение из ран усилилось, а голова кружилась так, что сделав один шаг, он просто рухнул на пол, как подкошенный. На звук падения в зал вбежал Дайске, тихонько ахнул при виде израненного мужчины и уже спустя мгновение склонился над ним.

— О нет, — простонал Рэм, встретившись с глазами советника Темного Императора, — только не ты…

— Успокойся, я всего лишь помогу тебе встать и добраться до регенератора, — Дайске аккуратно помог подняться на ноги Рэму и поддержал его, когда тот пошатнулся. — Боги! Да ты на ногах не держишься. Я могу…

— Нет, — четко и холодно произнес Рэм и сделал шаг назад, разрывая дистанцию.

— Фоморы! — выругался Дайске и ударил кулаком по стене. — Рэм, я был не прав, прости.

— Что? — удивленно выдохнул тот и устало прислонился к стене — самостоятельно он был не в силах не то что ходить, даже стоять.

— Прости, я был идиотом, — Дайске открыто взглянул в глаза Рэма. — Я не должен был вовсе делать то предложение.

Рэм удивленно моргнул — в глазах советника Темного Императора он прочел искреннее сожаление и желание помочь, он облегченно перевел дух: похоже, Дайске наконец то пришел в себя.

— Забудем, — Рэм снова закашлялся, сплюнул кровь и едва слышно попросил: — Помоги мне добраться до регенератора.

Дайске кивнул и подставил плечо Рэму, на которое он сначала оперся, а потом и вовсе практически повис, так что его практически дотащили до регенератора.

— Спасибо, — поблагодарил Рэм и буквально рухнул в регенератор. — Включи, пожалуйста, автоматику. И еще, — он замялся, но все же рискнул сказать: — Не говори Хранительнице в каком виде я вернулся.

— Не скажу, — пообещал Дайске, включая на регенераторе автоматический режим.

Легкая улыбка скользнула по губам Рэма, и он позволил себе расслабиться и закрыть глаза. Крышка регенератора с легким шипением отрезала его от внешнего мира, боль потихоньку отступила, и он погрузился в целебный сон.


В полной темноте он тихо шел по коридору, шел туда, куда его вело сердце. Шаг, еще один и вот он уже рядом с ней. Он замер так близко, как только мог, пытаясь взять себя в руки — ее близость невероятно волновала его, туманила разум. С едва слышным стоном он мягко обнял ее и притянул ее к своей груди, его губы осторожно коснулись ее виска в невесомой леске, и он зарылся лицом в ее распущенные волосы. Он шептал ей о своей любви, отчаянно желая целовать ее, но не решаясь этого сделать — его выдержка и так была на пределе. Девушка подняла руки и обняла его за шею, заглянула в глаза и счастливо улыбнулась. Больше он был не в силах сдерживаться… он медленно склонился и запечатлел на ее губах нежнейший поцелуй. И едва их губы соприкоснулись, его пронзило настолько острое наслаждение, что он потрясенно распахнул глаза…


Рэм распахнул глаза и, увидев над собой крышку регенератора, застонал от разочарования. Приснившийся ему сон был слишком реалистичным, слишком ярким, слишком… И это подтверждало напряженное тело мужчины, все еще ощущающее близость любимой девушки. Он судорожно вздохнул и закрыл лицо руками: как же ему ее не хватало. Анита… Мечтательная улыбка скользнула по его губам, скоро, совсем скоро он сможет заключить ее в объятья, осыпать поцелуями и… Мужчина тряхнул головой, отгоняя соблазнительные картинки от которых перехватывало дыхание, а сердце стучало как сумасшедшее. Еще не время… ему еще нужно подождать, но, Боги, как же трудно себя сдерживать… Еще один судорожный вдох, а потом медленный выдох, и он, подняв и прижав руку к специальной панели, отключает регенератор и выбирается наружу.

— Привет, Рэм, — знакомый женский голос, чуть подрагивает от сдерживаемых чувств.

— Глори, — мужчина поворачивается на голос и встречается с недовольным взглядом девушки, — прекрасно выглядишь, — ослепительно улыбается он и, грациозно скользнув к ней, медленно целует руку, не сводя при этом с нее своих чернильно-синих колдовских глаз.

— Перестань, — едва находит в себе силы отвести взгляд она. — Знаешь ведь, что никто не в силах противиться тебе, если ты этого хочешь, — ее голос звучит потеряно, а еще в нем пробиваются сдерживаемые слезы.

— Прости, — Рэм мгновенно становится серьезным и уже по-братски обнимает ее чуть вздрагивающие плечи. — Прости, я был не прав.

— Не делай так больше, — тихо попросила она, прижимаясь лицом к его плечу.

— Никогда больше, — обещает он, ласково ероша ей волосы.

— Эй, прекрати, — она отстраняется и принимается переплетать косу.

— Помоги мне, — напряженно просит мужчина, — пожалуйста.

— Что в этот раз? — тихо вздыхает девушка, понимая, что просто не в силах ему отказать в любой из его небольших просьб. Она ему доверяла и верила, что он никогда не попросит слишком многого.

— Прикрой меня еще на пару часов, — попросил он.

— Еще? — она попыталась грозно на него посмотреть, но смешалась под его умоляющим взглядом.

— Прошу тебя…

— Хорошо, — она согласно кивнула и тяжело вздохнула. — Как долго тебя не будет?

— Максимум до утра…

— Будешь должен, — после еще одного тяжелого вздоха, согласилась Глори.

— Спасибо! — он чмокнул ее в щеку, рассмеялся и уже телепортируясь бросил: — Я пришлю Исао…


Глори только вздохнула и покачала головой, а потом вспомнила выражение глаз Рэма, когда пообещала его прикрыть, и улыбнулась: ну надо же, кто бы мог подумать, он влюбился, влюбился отчаянно и по-настоящему. Девушка тихо рассмеялась — она уже и не надеялась, что появится та, кто сможет разбудить его сердце. Да, Рэм менял любовниц как перчатки, но ни одна его не трогала, хоть с некоторыми он и проводил больше, чем одну ночь. Однако нужно отдать ему должное — ни одна его любовница не была зла на него. Он никогда им ничего не обещал, но любая была готова практически на все, лишь бы оказаться в его кровати, они буквально бегали за ним, а тут именно он искал встречи. Это было настолько необычно, что Глори ощутила невероятное желание познакомиться с той, что сумела настолько увлечь Рэма, что он полюбил.

Тихий перелив звуков, возвестивший про окончание программы регенерации, оторвал девушку от размышлений. Она подошла к одному из регенераторов и встретилась с полными ужаса глазами Амизи.

— Ты в безопасности, — мягкий ровный голос Глори навевал спокойствие. — Я помогу тебе выбраться и отведу в твои покои, где тебя никто не побеспокоит. Шигео, попросил позаботиться о тебе, сам он навестит тебя чуть позже.

При звуке имени Императора Амизи вздрогнула и вся сжалась, а из ее прекрасных глаз потекли слезы. Она ни на секунду не забывала, как жесток Такеши с предателями, и только от одной мысли о наказании она уже начала дрожать, чувствуя как неотвратимо приближается истерика.

— Что он со мной сделает? — едва слышный дрожащий голос прорвался сквозь рыдания и донесся до Глори.

— Ты это о чем? — удивилась та.

— Император. Как он меня накажет? Ведь я… — Амизи отчаянно всхлипнула и едва выдавила, не в силах справиться со слезами: — предала его…

— Шигео ничего тебе не сделает, — Глори успокаивающе погладила ту по плечу и аккуратно вытащила ее из регенератора. — Он был очень расстроен, когда узнал, как с тобой поступили заговорщики. Он так переживал за тебя, — она закутала наложницу в тонкое одеяло и, обняв за плечи, повела в ее комнату, — неужели ты думаешь, что он причинит тебе после этого зло? Глупая, он просто зайдет проверить как ты. А может и вообще отпустит.

— Отпустит? — удивленный голос и страх в глазах. — Но мне некуда идти… Наверное это и есть наказание…

— Ты хочешь остаться? — пораженно распахнула глаза Глори. — Разве тебя не привлекает свобода?

— Нет, свобода мне ни к чему, я ее никогда не знала. Сначала моей жизнью распоряжался отец, потом муж, а потом — Шигео, — Амизи опустила глаза, а слезы еще быстрее побежали по ее щечкам. — Я не знаю, что такое свобода, а вот остаться одной и без покровительства я боюсь отчаянно. Я и так уже знаю, что происходит, когда остаешься одна… и я не хочу такого больше… никогда больше! — и она зарыдала, бросившись на кровать и обнимая свою подушку.

Глори немного постояла, задумчиво разглядывая плачущую наложницу: она всегда поражалась пассивности и чрезмерной покорности женщин, когда с самого детства пыталась отстаивать право на собственное мнение, право учиться, право самостоятельно выбирать. Девушка прекрасно понимала, что не встреться ей тогда на пути Шигео, ее ждала бы смерть за то, что она бросала вызов традициям, за ее гордость и непокорность. Вот только Император защитил ее, забрал во дворец и начал самостоятельно учить.

Когда она вернулась на несколько часов домой, чтобы забрать вещи, ее поймали и жестоко наказали. Того наказания ей было не пережить, и это поняли все — они ее просто бросили, но она сумела послать Шигео просьбу о помощи. И он пришел, пришел буквально мгновенно. Никто не знал, что тогда он спас ей жизнь, сделав носителем. С тех пор дома она не была, а Император запретил ее родственникам под страхом смерти появляться в столице. Он поддерживал в ней независимость, стимулировал самостоятельное мышление, учил и защищал. Он стал для нее самым близким человеком, она знала многие его тайны, помогала с делами, но так и не смогла понять, как Шигео умудрился влюбиться в такую амебу как Амизи. Она, конечно, была красивой, невероятно красивой, а еще девушка слышала, как он говорил, что его наложница очень хороша в постели, но все равно она не понимала его — страсть да, но любовь…

Рыдания все не стихали, и Глории тихо вышла, дала задание приставленной охране осторожно наблюдать за наложницей Императора, чтобы та вдруг не учудила чего, а затем отправилась в покои Такеши.

Девушка шла коридорами дворца и ловила на себе быстрые взгляды придворных, воинов и чиновников: недоверчивые, завистливые, ироничные, злые… все такие разные и такие неприятные. Она завернула в коридор, в конце которого были двери в Императорские покои, и передернула плечами от отвращения — от этих взглядов украдкой и гнусного шепотка она чувствовала себя грязной.

— Глори, — раздался грустный и такой любимый голос, когда она почти дошла до дверей, и мужчина медленно вышел из-за пышного дерева, служившего одновременно декорацией и предлогом для Такеши перенести пост охраны в начало коридора.

— Даичи, — выдохнула девушка, едва удерживаясь от желания броситься в его объятья, но сейчас она не могла себе этого позволить. — Что ты тут делаешь? — холодно спросила она, в то время как ее сердце дрогнуло от его потерянного вида.

— Я должен был увидеть тебя, — он шагнул к ней и, едва прикасаясь, скользнул пальцами по ее щеке.

— Ну вот увидел, — ее голос звучал все так же спокойно и ровно, а глаза смотрели абсолютно безмятежно, — теперь можешь идти, — она отвернулась и взялась за ручку двери.

— Я не могу без тебя, — полустон-полухрип. — Я умираю без тебя, Глори…

Он стоял так близко, что она чувствовала тепло его тела, но так и не решился обнять ее, обнять фаворитку Императора — его любовницу.

— Я понимаю, мне с ним не тягаться, — едва слышно произнес Даичи, изо всех сил сжимая руки в кулаки, чтобы удержаться и не обнять любимую, — и не мне тебе указывать, с кем быть. Прошу только помни, шерити, я люблю тебя. Помни и вернись потом ко мне…

— Я помню, — прошептала девушка, чуть качнулась назад, на долю мгновения прижимаясь спиной к его груди, а потом решительно открыла дверь и вошла в Императорские покои…


Тахира

Исао осторожно вошел в комнату Аниты и огляделся. Удивленная улыбка появилась на его губах — она была совершенно иной: никаких лент, ворохов платьев и украшений. На туалетном столике стояли только несколько баночек странной формы да лежала маленькая сумочка. Мужчина прошел в ванную, но и тут его ждал сюрприз: только самое необходимое. Он покачал головой, недоумевая, как Витольд допустил, чтобы у Аниты не было всего того, к чему привычны девушки. Если бы она остановилась у него, то он бы окружил ее роскошью. Советник Темного Императора попытался представить Аниту, методично занимающуюся своей внешностью, и рассмеялся — даже в его мыслях девушка послала его подальше. Он дотронулся до флакончиков, стоявших на полке, вздохнул и с тоской посмотрел на душевую кабину: осторожность кричала повременить, но уж очень ему хотелось смыть с себя кровь, да и встречаться с Анитой в таком виде ему совсем не хотелось. Исао покосился на входную дверь, а потом просто махнул на все рукой и решил принять долгожданный душ.

Мужчина натянул кожаные брюки, обулся и с сомнением посмотрел на лохмотья, бывшие когда-то рубашкой — это больше невозможно было носить, но и ходить без рубашки он бы не рискнул: старые и совсем новые шрамы причудливо исчертили его тело. Пока он пытался решить, что же делать дальше, двери ванной открылись, и на пороге появился невероятно бледный Лесной Властелин.

— Исао… — глаза Витольда сузились при виде советника Темного Императора. — Что ты тут делаешь и где Анита? — от мужчины не укрылось как вздрогнул Воздушный Властелин и выпустил из рук обрывки рубашки, как и не укрылись множественные шрамы на его теле, особенно самые свежие, едва переставшие кровоточить — этот мужчина не понаслышке знал что такое боль.

— Анита в регенераторе, — ответил на вторую часть вопроса Исао и по привычке тряхнул волосами, частично скрывая шрамы на груди и плече.

— Боги! — выдохнул Лесной Властелин и еще сильнее побледнел. — Что с ней?

— Скоро должна быть в порядке. Рэм вовремя ее уложил в регенератор.

— Хорошо. Вернемся к вопросу о том, что ты тут делаешь.

— Душ принимал, — картинно ухмыльнулся советник Темного Императора.

— Не язви, — одернул его Витольд, и тот мгновенно напрягся и стал серьезным.

— Я остался вместо Рэма, которому пришлось телепортироваться. Он был серьезно ранен, а тут только два регенератора работают. В одном Анита, а в другом Янар — мальчишка спас ей жизнь, мы не могли допустить его смерти, — едва сдержавшись, чтобы не послать все к фоморам, спокойно объяснил Воздушный Властелин.

— Спасибо за помощь, — вдруг сказал Лесной Властелин и, открыто улыбнувшись, протянул ему руку. — Особенно спасибо, за Аниту.

Мужчина принял предложенную руку и коротко кивнул.

— Теперь я твой должник, — чуть напряженно произнес Витольд.

— Вот как, — взгляд Исао стал задумчивым, а потом он рассеянно откинул рукой волосы с лица, обнажая шрамы, и спросил: — Могу я попросить разрешения находится на твоей территории?

— Ты же понимаешь, что это невозможно, — хмуро ответил Лесной Властелин. — Ты правая рука Такеши, я не могу позволить тебе находиться на моей территории. Для меня это слишком опасно.

— Я дам слово воина, что не наврежу тебе, — советник Темного Императора напряженно замер. — Ты же знаешь, что слову акелдамского воина можно верить.

— Но зачем тебе это? — чуть нахмурился Витольд, а потом вдруг ему все стало кристально ясно, и он только пораженно покачал головой. — Анита. Она привлекает тебя. Я ведь прав?

— Да, — резкий выдох и Исао повторяет вопрос: — Ты дашь разрешение?

— Придется, — рассмеялся Лесной Властелин, — а то с тебя станется и без него искать с ней встречи. Хорошо, давай слово.

— Слово воина, что мое присутствие на твоей территории не повредит тебе или твоим подданным, — Воздушный Властелин сжал в кулак правую руку и прижал ее к груди. — Однако оставляю за собой право на самозащиту и защиту дорогих мне людей.

— Принимаю, — про себя Витольд хмыкнул, услышав поправку Исао. — Даю разрешение Воздушному Властелину Исао находиться на моей территории, пока он держит данное им слово. Поверишь так или будем подписывать договор?

— Я поверю так, — напряжение частично покинуло мужчину, его плечи немного расслабились, что сразу отметил Лесной Властелин.

— А Такеши настоял на договоре, когда я дал подобное право Рэму, — прищурился Витольд. — Не скажешь почему?

— Откуда мне знать, — с абсолютно непроницаемым выражением лица пожал плечами советник Темного Императора.

— Знаешь, но молчишь, — хмыкнул Лесной Властелин, а Исао снова напрягся. — Расслабься, допытываться не буду. Понимаю, ты ему полностью предан. Но вот скажи мне, — он испытующе посмотрел на собеседника, — если придется выбирать между жизнью Аниты и твоего Императора, кого ты выберешь?

— Аниту, — ни секунды не колеблясь ответил Воздушный Властелин.

— Вот оно как, — удивленно протянул Витольд, потом кивнул своим мыслям и резко сменил тему: — Рубашку одолжить?

— Буду благодарен, — Исао принял предложение шаткого перемирия, что прочел в глазах Лесного Властелина.


Воздушный Властелин удобно устроился в кресле, что лично принес в комнату с регенераторами, и приготовился ждать окончания программ регенерации. По данным на встроенных панелях выходило, что Анита на несколько часов раньше выйдет из регенератора, чем Янар. Советник Темного Императора только покачал головой — да, мальчишке сильно досталось. Он был еще совсем юным, но его бесстрашие и мастерство воина поражали, как и преданность — редко кто рискнул бы так ради всего лишь призрачного шанса спасти друга, а он рискнул.

Дверь тихо открылась, пропуская пошатывающегося Дамиана. Исао вполголоса ругнулся, подхватил едва не рухнувшего на пол мужчину и сгрузил в кресло.

— Совсем с головой не дружишь? — рыкнул он, выпрямляясь и сверля того взглядом.

— Как Анита и Ян? — Горный Властелин проигнорировал вопрос и тяжелый взгляд советника Темного Императора.

— Выживут, — покачал головой Воздушный Властелин не одобряя глупого поведения Дамиана, который вместо того чтобы лежать в кровати и восстанавливаться пошел неизвестно куда. — Сам-то как?

— Жив, — тихо ответил тот и закрыл глаза, пережидая приступ головокружения.

— Похоже совсем едва, — вздохнул Исао. — Восстанавливающую жидкость пил?

— А что это?

— Ладно, жди тут и не двигайся, сейчас принесу тебе восстанавливающую жидкость, а потом объясню кое-что, — тяжелый вздох и Воздушный Властелин стремительно вышел.


Исао вернулся с еще одним креслом, бутылкой восстанавливающей жидкости и тарелкой с полосками вяленого мяса. Разместившись в кресле, он заставил Горного Властелина выпить почти всю бутылку восстанавливающей жидкости и поесть, пока рассказывал тому, что означает стать носителем и какие теперь у него могут быть возможности. Дамиан выглядел немного ошарашенным, особенно когда речь зашла о нефах, и он понял, что тот сон, который ему снился, пока происходило слияние с био-броней, на самом деле не совсем сон. А приснившаяся ему девушка на самом деле неф его био-брони.

— Ты вообще счастливчик, — рассмеялся Исао. — Стал носителем, да еще и неф девчонка. Так везет далеко не всем.

От мысли, что его нефом мог оказаться парень, Горный Властелин побледнел и в ужасе уставился на советника Темного Императора.

— У древних ученых было забавное чувство юмора, — усмехнулся Исао, — такой специфический обмен энергией. Ты уже в курсе?

— Да, — хрипло ответил тот. — А…

— Поэтому и не принято задавать вопрос носителям про пол нефа, — прервал вопрос Дамиана Воздушный Властелин, рассмеялся его озадаченному выражению лица и с хитрым видом ответил: — Девушка.

— Тоже повезло?

— Нет, мне специально выбрали, — после небольшой паузы все же ответил советник Темного Императора. — Давай больше без таких вопросов, — чуть более холодно, чем хотел, сказал он.

— Молчу, — поднял в примиряющем жесте руки Горный Властелин и действительно замолчал.

— Спасибо, что заслонил тогда Аниту, — нарушил затянувшееся молчание Исао.

— Она была в броне и пули бы ей не повредили, — пожал плечами Дамиан и чуть поморщился — раны все еще давали о себе знать, хоть боль постепенно отступала.

— Та очередь пробила бы легкую броню насквозь, — серьезность тона не позволила усомниться в правдивости слов мужчины. — Так что ты спас ей жизнь.

— Ну тогда она моя должница, — весело улыбнулся Горный Властелин и мечтательно добавил: — Стрясу с нее еще один поцелуй за это.

— Это как? — замер от удивления Исао.

— Один поцелуй она мне обещала, если я выживу, а второй потребую за спасенную жизнь, — Дамиан зажмурился, как довольный кот.

— Вот так просто поцелует?

— Не-а, — весело рассмеялся Горный Властелин, — с Анитой просто не бывает.

— А почему это со мной должно быть просто? — раздался тихий голос девушки, и она села в уже открывшемся регенераторе. — Привет, ребята, — легкая улыбка родилась в ее глазах и медленно расцвела на губах: она была невероятно рада видеть их живыми.

— Анита, — Воздушный Властелин мгновенно оказался рядом с ней и порывисто обнял, чуть дрогнувшие губы едва ощутимо скользнули по щеке. — Анита, — он еще крепче прижал ее к себе.

— Задушишь, — рассмеялась девушка его реакции.

— Прости, — мужчина чуть ослабил объятья, а потом осторожно подхватил ее на руки. — Удобно? — едва слышно спросил он, вглядываясь в ее лицо и едва удерживаясь от поцелуя.

— Не очень, я бы предпочла встать на ноги, — горящий взгляд его синих глаз смущал ее, заставлял быть осторожной.

— Все, что хочешь, — советник Темного Императора аккуратно поставил ее на ноги, но так и не выпустил из объятий, отчаянно желая хоть на миг прижаться к ее губам.

— Отпусти, — мягко попросила Анита и дотронулась рукой до его лица. — Со мной все хорошо, отпусти меня.

— Я так испугался за тебя, — мужчина накрыл ее руку своей и закрыл глаза, а затем повернул голову и прижался губами к ее ладони.

— Привет, — Дамиан бесцеремонно вытащил девушку из рук Исао только для того, чтобы легко обнять самому, и бросил на того предостерегающий взгляд, на что советник Темного Императора отреагировал коротким кивком и судорожно перевел дыхание. Он понял, что почти перешел границу, и только вмешательство Горного Властелина смогло его остановить от совершения непоправимой ошибки.

— Привет, — весело улыбнулась она Дамиану, — рада, что успела, и ты выжил.

— А как я рад, — он так лукаво смотрел на нее, что она сразу поняла, что он что-то задумал.

— Давай без фокусов, — чуть прищурилась девушка, а мужчина только обаятельно улыбнулся. — Хулиганишь, — Анита покачала головой — сердиться на него, когда он так улыбался и преданно смотрел в ее глаза, она просто не могла.

— Хочу получить свой поцелуй, — он склонил голову на бок и сверкнул глазами, — за то, что спас тебя от превращения в решето.

— Ладно, — девушка едва сдерживала смех, понимая, что для Горного Властелина это просто игра, и он не станет серьезно чего-то от нее требовать, — наклоняйся, буду целовать.

Вместо того, чтобы наклониться, мужчина с хитрой улыбкой опустился в кресло и потянул девушку к себе на колени, она легко поддалась, но в последний момент приземлилась на подлокотник кресла и подмигнула ему.

— Спасибо, — она поцеловала его в щеку и уже хотела подняться, но он ее удержал.

— А как же тот поцелуй, что ты мне обещала, если я выдержу? — улыбка пряталась в уголках его губ. — Я выдержал.

— Я верила в это, — тихо сказала Анита, заглянула в его глаза и легко поцеловала в губы. — Всегда держу свое слово, — она отстранилась и встала, наслаждаясь его замешательством.

— А меня поцелуешь? — раздался соблазнительно-бархатный мужской голос.

— Рэм! — девушка буквально вихрем влетела в его объятья и прижалась к его груди, чувствуя, как его губы легонько коснулись ее виска.

— Так поцелуешь? — прошептал он ей на ухо, от чего ее вдруг бросило в жар.

— Нет, — она подняла голову и встретилась с непонимающим взглядом потемневших глаз, в глубине которых мелькнула боль, — это ты меня поцелуешь, — закончила мысль Анита.

— Что же ты со мной делаешь, — выдохнул Рэм и прильнул к ее губам в медленном и нежном поцелуе, но заставил себя быстро оторваться, чувствуя, что еще миг и уже не сможет сдерживаться. — Несмотря на то, что ты просто светишься от энергии, твое тело нуждается в отдыхе, — он легко подхватил ее на руки, лукаво улыбнувшись, когда она залилась краской. — Полное слияние. Да, Анита? — чуть слышно поддразнил он, вынуждая ее спрятать лицо на его плече.

— Исао, тебя ждут на Акелдаме, — Рэм повернулся к другу и твердо посмотрел тому в глаза. Он понимал, что Воздушного Властелина невероятно влечет к Аните, но он сам видел, как она сказала ему нет, поэтому считал такое решение правильным — Исао нужно было остыть, прежде чем снова находиться с ней рядом. — Очень ждут, — с нажимом сказал мужчина, чувствуя, что Исао впервые в жизни готов послать долг к фоморам.

— Хорошо, — все же коротко кивнул советник Темного Императора и с тоской посмотрел на девушку. — До встречи, Анита, — грустная улыбка скользнула по его губам.

— Береги себя, — девушка подняла голову и серьезно посмотрела в его глаза.

— Ты тоже, — он перевел взгляд на Рэма и добавил, сжимая в пальцах медальон телепортации: — Не задерживайся, — бросил он и исчез в портативном телепорте.


Дамиан задумчиво наблюдал за уходом Исао и тем, как бережно прижимая к себе, Рэм уносит Аниту. Мужчина отчетливо видел, что Воздушный Властелин совершенно не хотел уходить, но почему-то подчинился словам Рэма, пусть весьма неохотно, но все же подчинился. Он также заметил, что советник Темного Императора буквально сходит с ума от Аниты, и даже его невероятно сильная воля едва удерживает его в рамках приличий, правда весьма относительных. Горный Властелин так же не пропустил, как рада была видеть Рэма девушка, и как тот побледнел и застыл, когда она чуть поддразнила его, отказавшись целовать, правда она сразу же пожалела об этом. Он так же видел боль в глазах Исао, когда Рэм целовал Аниту. Получалось, что теперь уже двое подданных Темного Императора, двое его приближенных и, если осведомители не лгут, близких друзей готовы на все, лишь бы быть с нубит, а значит пойдут на многое, чтобы защитить ее от Такеши. Девушка же беспокоилась о них обоих, и хотя предпочтение отдавала Рэму, в ее отношении к Исао проскальзывала нежность. Выходило, что их с Янаром план сработал, пусть немного не так, как они планировали, но им все же удалось положить начало раздору среди подданных Темного Императора. Дамиан вздохнул — ему совершенно не хотелось втягивать в политические игры Аниту и использовать ее как разменную монету, но что-либо уже менять было поздно. И почему-то от этой мысли мужчине вдруг стало пронзительно больно…


Рэм принес, доверчиво прильнувшую к нему девушку в ее покои и замер, не находя в себе сил отпустить ее хоть на мгновение. Мужчина голодными глазами смотрел на губы любимой и только чудом удерживался от такого желанного поцелуя.

— Поставь меня, — Анита чувствовала как невероятно быстро бьется его сердце, — пожалуйста, — она подняла на него глаза и у нее перехватило дыхание от обжигающего взгляда его колдовских глаз.

Не в силах противиться искушению, девушка провела кончиками пальцев по его скулам, очертила губы и улыбнулась, почувствовав как он судорожно втянул воздух.

— Не делай этого, — чуть хрипловато попросил он, прижимаясь губами к ее пальчикам.

— Поставь меня, — снова попросила она.

Рэм подчинился и осторожно разжал руки, позволив ее телу медленно соскользнуть вниз по его. От этого легкого, но в то же время невероятно чувственного движения, дыхание перехватило уже у обоих. Они так и замерли, вглядываясь в глаза друг друга, где одинаково отражались любовь, замешательство, надежда и жар. Стон срывается с его губ, и мужчина приникает в горячем, нежном и невероятно страстном поцелуе к ее губам. Поцелуй становится все требовательнее, заставляя Аниту прижиматься к Рэму все крепче, отчаянно обнимать за плечи, зарываться пальцами в его волосы и просто терять голову от потрясающе острого наслаждения.

— Анита, — он сам не понимал, как смог удержаться, как не попытался получить сразу все, — шерити, — он тяжело дышал, зарывшись в ее волосы и успокаивающе поглаживая ее спину, все так же покрытую био-броней, и мысленно благодарил Рунихеру, что не позволил девушке сейчас деактивировать био-броню — одно прикосновение к ее обнаженной бархатной коже бросило бы его за черту невозврата.

— Д-да? — она подняла на него затуманенные глаза, все еще пребывая в чувственном дурмане.

Если бы ему еще совсем недавно кто-то сказал, что он будет сдерживать себя, когда полюбит по-настоящему, Рэм бы этому человеку рассмеялся в глаза. Раньше он бы просто провел ночь с понравившейся красоткой, а утром забыл бы обо всем. Но Анита была не такой, и он любил ее отчаянно. Мужчина не хотел пользоваться минутной слабостью любимой — он понимал, что сейчас она с легкостью уступит, но потом… потом все запутается так, что он может даже ее потерять, а этого Рэм бы просто не вынес.

— Душ? — предложил Рэм, и не в силах сразу оторваться от нее, принялся покрывать легчайшими поцелуями ее лицо.

— Ммм, — невнятно ответила она и потянулась к его губам.

— Анита, — простонал он ей в губы и отдался такому невероятно сладкому поцелую.

— Я в душ, — едва слышно прошептала девушка, пытаясь взять себя в руки — сейчас был неподходящий момент поддаваться соблазну, да она еще и не решила окончательно с кем хочет быть, а значит нужно было остановиться, пока не стало совсем поздно.

— Иди, — Рэм заставил себя выпустить ее из объятий и сделать малюсенький шажок назад. — Тебе принести чего-нибудь? Может восстанавливающую жидкость или фрукты?

— Не откажусь, — Анита улыбнулась чуть подрагивающими губами — ее все еще трясло от его поцелуев и прикосновений, и скрылась в ванной.

— Боги… — простонал мужчина и хрипловато рассмеялся: его, признанного соблазнителя, перед которым никто не мог устоять, и который никогда не терял головы, заставила забыть обо всем хрупкая неопытная девушка, от одного легкого поцелуя которой у него буквально срывало крышу…


Когда Анита вышла из ванной, одетая в широкие брюки и тунику без рукавов, Рэм как раз закончил сервировать стол и наливал в бокалы насыщенно-золотистую жидкость. Стараясь ступать бесшумно, девушка медленно подошла к нему и уже хотела напугать, когда он повернулся к ней сам, сверкнул неотразимой улыбкой и подал ей один из бокалов.

— Попробуй, — попросил он, когда она взяла протянутый бокал.

— Что это? — спросила она.

— Этот напиток когда-то был завезен с Земли одной из нубит, — он поднял свой бокал и сделал небольшой глоток. — Она называла его шампанским. Единственное место, кроме Земли, где его производят — это Акелдама.

— Шампанское? — удивленно распахнула глаза Анита и чуть пригубила напиток из своего бокала. — Потрясающе, — рассмеялась она, почувствовав знакомый вкус — в бокале действительно было шампанское, причем невероятно вкусное.

— Тебе нравится? — Рэм внимательно наблюдал за ее реакцией.

— Да, очень, — она снова сделала глоток. — Я люблю шампанское. Спасибо, что принес его.

Мужчина откинул с ее лица еще чуть влажную прядь волос, отставил свой недопитый бокал и отодвинул кресло так, чтобы ей было удобно сесть за стол.

— Поужинай со мной, шерити, — бархатным голосом попросил он не сводя с нее своих потемневших колдовских глаз.

— С удовольствием, — ответила она, грациозно опускаясь в предложенное кресло.

Он вновь наполнил ее бокал, а потом сел в кресло рядом с ней и начал накладывать на ее тарелку самые красивые кусочки мяса и ломтики фруктов, оставив крупные персики напоследок.

— Вряд ли я смогу столько съесть, — рассмеялась девушка, когда ее тарелка полностью заполнилась.

— Это не проблема, — он перехватил ее руку, в которой она держала кусочек похожего на ананас фрукта, склонился к ней и медленно забрал кусочек, мягко прикоснувшись к ее пальцам губами, — можешь скормить мне лишнее.

Его взгляд смущал и искушал одновременно, прикосновение губ бросало в жар, отбирало дыхание. Дрожащей рукой Анита поднесла бокал с шампанским к губам и сделала несколько больших глотков, пытаясь успокоиться — сегодня он волновал ее намного сильнее, чем всегда.

— Рэм, не играй со мной, пожалуйста, — тихо и слегка хрипловато попросила она.

— Я не играю с тобой, — он вдруг стал абсолютно серьезен. — Клянусь, Анита, я не играю.

— Ох, — потрясенно выдохнула девушка и отчаянно залилась краской, понимая, что если он не играет, то притяжение между ними, которое все время усиливается, настоящее.

— Я никогда не попрошу больше, чем ты сама захочешь и будешь готова мне дать, — он пристально смотрел ей в глаза, позволяя убедиться в его искренности. — Поверь мне, шерити, я слишком сильно тебя люблю, чтобы пытаться манипулировать твоими чувствами.

— Рэм, я…

— Не нужно ничего говорить, — он поцеловал ее руку и отпустил, — я знаю, что еще не время, — мужчина слегка грустно улыбнулся и снова подлил шампанского в ее бокал, — и я не буду тебя подталкивать.

Анита замерла: его слова были неожиданными, но очень приятными, ее радовало, что он готов отдать ей привилегию принятия решения. Однако он иначе воспринял ее молчание, помрачнел, сглотнул и произнес:

— Мне уйти?

— Зачем? — удивилась девушка и непонимающе на него посмотрела.

— Ты хочешь, чтобы я остался? — уточнил мужчина, а его сердце замерло в ожидании ее ответа.

— Конечно, — импульсивно ответила она, а потом смутилась своей смелости и рассеянно отпила из бокала.

— Спасибо, шерити, — его глаза окутали ее теплом и любовью.

— За что? — удивилась Анита, принимаясь за еду.

— За то, что позволила остаться, — улыбка, от которой перехватывает дыхание, и он отпивает из своего бокала. — Позволишь воспользоваться твоей тарелкой?

— Рэм? — она скептически приподняла бровь.

— Без всяких задних мыслей, — поспешил уверить ее он. — Я в спешке взял одну тарелку. Это чистая правда Анита.

— Значит никаких странных традиций? — прищурилась она.

— Никаких, — подтвердил он и вдруг рассмеялся: — Тебе кто-то рассказал о древней традиции Акелдамы? Про то, что приняв еду из рук алекдамского воина, девушка принимает его ухаживания? — она кивнула, а он продолжил: — Во-первых, это очень древние традиции, которые уже почти не соблюдаются, а во-вторых для того, чтобы все сделать правильно, я должен был бы кормить тебя собственными руками.

— Ох…

— Дамир этого не сказал? — усмехнулся Рэм.

— Нет… Стоп, откуда ты знаешь, что это мне Дамир рассказал? — пораженно распахнула глаза девушка.

— А больше просто некому было, — он хитро подмигнул ей, хотя в глубине души невероятно злился на Пустынного Властелина, поколебавшего доверие Аниты к нему своим неполным рассказом.

— Знаешь, — задумчиво произнесла она, — я бы поделилась с тобой тарелкой, даже если бы это и была какая-то странная традиция.

— Даже если бы это означало помолвку? — хрипловато поинтересовался Рэм, неотрывно вглядываясь в ее глаза.

— А это означает? — осторожно спросила девушка.

— И да, и нет, — запутанно ответил он и потянулся к ее тарелке.

— Может объяснишь как это и да и нет, — она взяла с тарелки очередной кусочек и совершенно не отреагировала, когда и он поступил так же.

— Действительно по одной древней традиции то, что мы делаем может считаться помолвкой, — хитро усмехнулся мужчина и отправил в рот, подцепленный с ее тарелки кусочек мяса.

— И почему мне кажется, что там есть какое-то но? — Анита механически слизнула с пальцев сладкий сок фруктов. Рэм застыл, наблюдая за ней, его сердце колотилось как сумасшедшее, а сам он мог только думать о том, чтобы заключить ее в объятья и прижаться губами к ее таким нежным и сладким.

— Так в чем подвох? — она сделала очередной глоток из своего бокала, и с чуть лукавой улыбкой прикусила нижнюю губку.

— Подвох? — его голос звучал едва слышно, но невероятно соблазнительно. — Нет, не подвох, шерити, — слова казалось бархатно скользили по ее коже, заставляя мечтать о его прикосновениях. — Для того, чтобы это можно было считать помолвкой, нам не хватает хотя бы одного свидетеля. Так что можешь не переживать по поводу этой традиции.

— Также как и ты, — девушка чуть склонила голову к плечу и спрятала за ресницами ставший серьезным взгляд.

— Я бы предпочел свидетеля, — его слова стали совершенной неожиданностью для нее, и она пораженно распахнула глаза.

— Почему?

— Я люблю тебя, Анита, — нежный и невероятно откровенный взгляд мужчины и смущал и волновал ее, — и хочу быть с тобой рядом. Хочу быть единственным для тебя, хочу назвать тебя своей… навсегда.

— Рэм… — она напряглась: то, что он сказал, с одной стороны нравилось ей и невероятно льстило, а с другой — пробуждало старые страхи и неуверенность.

Мужчина почувствовал ее состояние и поспешил успокоить:

— Не переживай, шерити, — он поднес ее руку к губам и легонько поцеловал, — все зависит только от тебя. Как ты решишь, так и будет. Я приму любое твое решение.

— Ты слишком хорош, чтобы быть настоящим, — она смутилась, осознав, что высказала вслух свои мысли.

— Значит ли это, что я тебе нравлюсь? — его горячие губы коснулись ее ладони, и у нее перехватило дыхание. — Очень нравлюсь? — он заглянул в ее глаза, осторожно поглаживая ее запястье пальцами и ощущая быстрый пульс.

В ее глазах отражалась борьба самых разных эмоций и чувств — девушка еще не успела разобраться в себе. Рэм чуть грустно улыбнулся — она еще не была готова сделать выбор, а он так надеялся. Ну ничего, он умел ждать. Пусть сейчас и было невероятно трудно сдерживаться и ничего не предпринимать, он смог удержаться в рамках. Мужчина вновь наполнил их бокалы шампанским, взял крупный сочный персик, аккуратно разрезал его на части и протянул кусочек девушке.

— Попробуй, он с Акелдамы, — ушел от смущающей ее темы он.

Анита взяла предложенный ломтик любимого фрукта и благодарно кивнула, оценив его такт.

— И как тебе? — напряжение исчезло, как только он сметил тему.

— Волшебно, просто волшебно, — ей настолько понравился персик, что она хотела облизать пальцы, но он перехватил ее руку и тщательно вытер сок влажным полотенцем.

— Не делай так, — чуть хрипловато прозвучала его просьба, — это слишком жестоко, шерити.

— О… прости, я не хотела, — краска смущения выступила на ее скулах.

— Я знаю, — он переплел свои пальцы с ее и тепло улыбнулся. — Значит, тебе понравились персики с Акелдамы?

— Очень, — кивнула девушка и подавила желание поцеловать Рэма.

— Тогда ведь ты не откажешься от небольшой экскурсии по Акелдаме? Нет, не прямо сейчас, — заверил ее он, почувствовав ее замешательство и беспокойство. — Через пару недель.

— Почему у меня снова чувство, что ты что-то не договариваешь? — тихо спросила Анита, невероятно остро ощущая его прикосновение к ее ладони, и заставила себя высвободить руку.

— Я не знаю, как тебе это сказать, — с сожалением мужчина отпустил ее пальчики.

— Скажи все как есть, — попросила она. — Честно и откровенно.

— Император Такеши в твою честь в конце месяца дает бал, — Рэм решил воспользоваться ее предложением и выложить все сразу, — и приглашает тебя погостить на Акелдаме. Он обещает неприкосновенность тебе и всем, кто будет тебя сопровождать.

— Неожиданно, — задумчиво протянула девушка. — Почему он это делает?

— Такеши заинтригован и хочет с тобой познакомиться, Анита, — ответил мужчина, а в его глазах мелькнуло какое-то непонятное чувство, но он его слишком быстро подавил, и она не была уверенна, что вообще что-то видела, не говоря уже о том, что именно это было.

— Знаешь, что-то мне не хочется…

— Пожалуйста, шерити, — его голосе появились умоляющие нотки, — соглашайся. Клянусь, он не причинит тебе вреда.

— Как ты можешь быть в этом уверен? — усталость и настороженность сплелись воедино в ее словах.

— Поверь мне, Анита, я знаю, что говорю. Император Такеши не навредит тебе.

— Я не уверена…

— Неужели тебе не интересно увидеть Темного Императора? — лукаво улыбнулся Рэм. — Кстати, это именно он сбил твой дракард над лесом. Именно он отправил меня попытаться найти тебя и спасти. А еще он запретил охотиться на тебя, правда кое-кто ослушался приказа…

— Исао, — ахнула девушка и побледнела. — Что теперь с ним будет?

— Он понесет наказание…

— О нет, — простонала она и закрыла лицо руками.

— Анита, — напряжение снова появилось в воздухе, — ты так сильно переживаешь за Исао? Он дорог тебе?

— Ему и так сильно досталось. Очень сильно, Рэм, — девушка подняла на него полные боли глаза и схватила за руку. — Вит и Дамир…

— Я понял, — остановил ее он, ласково скользя пальцами по ее ладони. — Этого и следовало ожидать. Наш мир жесток, шерити. Исао вернулся на Акелдаму, и теперь ему придется ответить за свои ошибки. Он знал, что его ожидает, когда решился нарушить приказ Такеши.

— Скажи, может я смогу хоть как-то ему помочь?

— Не уверен, — слезы, появившиеся в таких любимых глазах, заставили его исправиться, — но ты можешь попробовать поговорить с Императором, уговорить его смягчиться.

— И он станет меня слушать? — скептически спросила девушка.

— Станет, — уверенно кивнул Рэм. — Только тогда уж тебе точно придется отправиться на Акелдаму и попасть на тот бал.

— Но бал только через две недели, а это слишком много времени. Исао… — она сглотнула и замолчала: от одной только мысли, что Исао снова могут пытать ей становилось плохо.

— Я могу устроить тебе разговор с Такеши, — со вздохом предложил мужчина, — через ксей.

— Сегодня? — надежда появилась в ее глазах.

— Если ты тебе это так важно, то сегодня.

— Спасибо, — благодарность и надежда светились в ее глазах.

Рэм усмехнулся уголком губ и поднялся с кресла под удивленным взглядом девушки. Ее забота о другом мужчине причиняла ему боль, хоть он никогда бы ей это и не показал. Он действительно был готов принять любой ее выбор, но только теперь стал представлять, как тяжело ему это может даться.

— Уходишь? — Анита тоже поднялась на ноги и порывисто обняла его, когда он без слов только кивнул ей в ответ. — С тобой будет все в порядке? Точно? — в ее голосе была искренняя тревога за него, что не могло не радовать.

— Все будет хорошо, — он ободряюще улыбнулся, коснулся ее губ коротким нежным поцелуем и спросил: — Как я смогу с тобой связаться?

— Я не знаю, — она смутилась, — у меня интегрированный ксей…

— Пустишь посмотреть? — он все еще никак не мог выпустить ее из объятий, едва удерживаясь от большего.

— Да, — ни секунды не размышляя, согласилась девушка и распахнула для него свои воспоминания.

Горячий поцелуй воспламенил ее кровь, она крепко прижалась к целующему ее мужчина и застонала ему в губы, когда он чуть отстранился.

— Анита, — соблазнительный шепот и невероятно сладкий поцелуй. — Шерити, — Рэм крепко прижал ее к себе и попытался успокоиться, — мне нужно идти, — он едва не забыл, что пообещал ей — она для него была сильнее наркотика.

— Возвращайся, — едва смогла выдохнуть девушка, подняв на него затуманенные наслаждением глаза.

— Обязательно, — улыбка-вспышка, и он поспешно вышел из ее комнаты, пока решимость не покинула его…


Девушка отчаянно боролась со сном, но чувствовала, как с каждой минутой держать глаза открытыми ей становилось все тяжелее и тяжелее. Она заставила себя встать и выйти на небольшую террасу — ночная прохлада и чуть влажный ветер немного освежили ее, но и этого хватило ненадолго, измотанность организма давала себя знать. Она вернулась обратно в комнату, залезла в кровать и оперлась спиной об изголовье, намереваясь продолжить ожидание, но незаметно для себя задремала.

«Ани, у тебя вызов с Акелдамы. Отвечать будешь?» — сквозь сон прорвался голос Рунихеры.

Она резко открыла глаза и несколько раз моргнула, просыпаясь.

«Конечно буду», — ответила она, и неф помог ей материализовать в руках ксей.

«Так будет для тебя безопаснее. Лучше, чтобы никто не знал, что у тебя есть интегрированные надстройки», — пояснил он свои действия.

«Спасибо, Ру», — поблагодарила его девушка и приняла вызов.

— Анита, — напряженный голос и встревоженный взгляд чернильных глаз, — ты так долго не отвечала, что… — Рэм глубоко вздохнул и попытался улыбнуться. — Уснула?

— Да, задремала, — подтвердила она, украдкой зевая, — и даже не поняла в какой момент.

— Тебе необходим отдых, шерити, — даже через экран ксея, ее окутало тепло его взгляда, — может перенесем беседу с Императором на завтра, когда ты восстановишься?

— Нет, — напряглась девушка, — я боюсь опоздать. Что там с Исао?

— Он под стражей, — осторожно ответил мужчина и быстро добавил, увидев, как она резко помрачнела: — Такеши еще ничего не решил по его поводу.

— Рэм, Император готов говорить со мной сегодня? — напряжение и надежда звучали в ее голосе, а сон мгновенно оставил ее.

— Анита, он готов говорить с тобой в любое время, — странные нотки промелькнули в его словах, и он на мгновение отвел глаза. — Так что, если ты этого хочешь, я пришлю тебе координаты его личного ксея.

— Спасибо, Рэм, — поблагодарила она и буквально мгновенно получила информацию.

— Свяжись со мной, по окончании разговора, — очень тихо попросил мужчина, — пожалуйста, шерити.

— Конечно, — девушка улыбнулась и отключилась.

Она глубоко вздохнула и уже хотела отправить вызов Императору, но ее отвлек настойчивый голос нефа:.

«Если ты хочешь чего-то добиться от такого мужчины, как Император Такеши, Ани, то его стоит заинтриговать и вызвать хм… стажем так, интерес. Ты заинтриговала его своей силой и способностями, теперь тебе стоит поразить его своей красотой».

«Намекаешь, что мне нужно одеть что-то пособлазнительнее?» — хмыкнула девушка.

«Именно», — мгновенно согласился Рунихера.

«А это обязательно?»

«Если хочешь добиться того, чтобы он тебе уступил в вопросе Исао — обязательно».

«Ну хорошо», — обреченно вздохнула девушка и отправилась переодеваться. У нее была одна идея, что одеть для того, чтобы дезориентировать мужчину.


Анита открыла шкаф, достала черные кожаные облегающие брюки и задумчиво посмотрела на тончайшую белую блузу-рубашку, украшенную пеной кружев по горловине и манжетам, а потом перевел взгляд на еще один свой эксперимент: длинное черное льющееся платье из слегка мерцающей ткани абсолютно закрытое спереди и совершенно открытое сзади.

«Ру, как ты думаешь, что лучше одеть?» — спросила у нефа девушка.

«Платье, Ани. От него просто дух захватывает», — неф ответил чуть взволновано. — «Только тебе нужно будет заколоть волосы».

«Спасибо, я все поняла», — на ее губах появилась лукавая улыбка.

«Мне его уже жалко», — рассмеялся Рунихера и оставил девушку переодеваться.

Она окинула комнату быстрым взглядом, прищурилась, чуть передвинула огромное, намного больше ее роста, зеркало, подсоединила свой ксей к большому экрану и, довольно кивнув, занялась собой. Прическа и макияж не заняли много времени, а вот взяв в руки платье чуть не передумала его одевать, но все же глубоко вздохнула и, решительно раздевшись, потянулась за платьем. Легкая прохладная ткань скользнула по ее коже, идеально повторяя линии ее фигуры и закрывая ее спереди от подбородка до кистей рук и кончиков пальцев на ногах. Девушка подошла к зеркалу и еще раз критически окинула себя взглядом — да, это было именно то, что она хотела. Она расправила плечи, вздохнула, отошла от зеркала и, остановившись рядом с камином, послала вызов Темному Императору.


Акелдама

Такеши с нетерпением ожидал возможности поговорить с нубит, минута проходила за минутой, и он все больше нервничал. Не в силах усидеть на месте, мужчина лихорадочно мерил шагами простор кабинета. И когда он уже почти отчаялся, на его личный ксей поступил вызов с Тахиры. Мужчина мгновенно принял вызов и замер, разглядывая появившуюся на большом экране девушку: она была невысокой, а ее гибкую фигурку мягко облегало самое закрытое из всех виденных им ранее платьев странного мерцающе-черного цвета, строгая прическа подчеркивала изящный овал лица, на котором особенно выделялись глаза.

— Приветствую Темного Императора, — мелодично произнесла она и чуть склонила голову в приветствии.

— Счастлив говорить с нубит Анитой, — он изящно поклонился и чуть усмехнулся — девушка открыто встретила его взгляд и спокойно назвала его Темным.

Девушка с интересом рассматривала Такеши, он оказался намного моложе, чем она себе представляла, и был просто преступно красив: его высокая широкоплечая, сильная и в то же время изящная фигура была затянула в черную кожу, длинные темные волосы шелковистыми прядями рассыпались по плечам, то тут то там отливая красным, чуть хищные черты слишком красивого лица, чувственные губы и чуть смущающие горящие алым глаза.

— Я получила ваше приглашение на бал, — осторожно начала свою игру она, даже через экран ксея ощущая его ауру силы, властности и смертельной опасности.

— И что вы решили? — его бархатный голос завораживал и был смутно знаком, так же как и его внешность — она никак не могла отделаться от ощущения, что где-то его уже видела, но вот где и при каких обстоятельствах абсолютно не помнила.

— Я склонна ответить согласием, — очаровательно улыбнулась Анита и медленно сделала несколько шагов к камину, — тем более что меня заверили в неприкосновенности моей и моего сопровождения.

— Я гарантирую это, слово акелдамского воина, — мужчина чуть расслабился, легкая улыбка появилась на его губах.

— Тогда, я точно приеду на бал, — еще один небольшой шаг, и она замерла, ожидая когда экран перестроится и покажет ее в ином ракурсе.

— Я просто счаст… лив, — едва смог выговорить Темный Император, у которого перехватило дыхание от открывшегося вида: в огромном зеркале, случайно попавшем в фокус камеры ксея отразилась спина девушки. Мужчину бросило в жар и только то, что в его легких совершенно не осталось воздуха, помешало ему застонать вслух: насколько строгим и закрытым было платье Аниты спереди, настолько провокационным оно было сзади — ее спина была полностью открыта: от тонкой ленты воротника на шее и до… Он сглотнул и попытался вдохнуть вдруг оказавшийся раскаленным воздух, не в силах отвести взгляд от изящного изгиба ее спины, мечтая прикоснуться, скользнуть пальцами по бархату ее кожи, осыпать поцелуями… Такеши тяжело дышал, а его сердце стучало как сумасшедшее — такого с ним еще никогда не было, она ошеломила его, пленила, покорила. Сейчас он был способен думать только о том, есть ли под платьем хоть что-то еще, хотя должен был признать, что с таким вырезом на спине это просто невозможно. Он слышал, что девушка что-то говорит, но никак не мог сосредоточиться и понять что именно.

— Простите, вы что-то сказали, Анита? — хрипло прошептал мужчина, буквально пожирая ее невероятно потемневшими глазами.

— Что это с вами? — она чуть нахмурилась и повернулась так, что он теперь мог видеть лишь небольшую полоску белоснежной кожи ее спины, но перед его глазами все еще стояла полная картина, и он снова жаждал ее увидеть. — Я трижды обратилась к вам, а вы совершенно не реагировали, — мягко упрекнула она.

— Простите, я был невежлив, — его голос все еще звучал хрипловато, чуть смущенно, но уже снова соблазнительно. — Мне бы хотелось загладить свою вину. Просите о чем угодно, Анита, я выполню любую вашу просьбу.

— Действительно любую? — удивленно уточнила девушка, она на такое и не рассчитывала, как и не рассчитывала, что Темный Император настолько потеряет голову всего лишь от вида ее обнаженной спины.

— Абсолютно любую, — он ослепительно улыбнулся и добавил, прожигая ее страстным взглядом: — особенно если вы будете назвать меня Шигео.

— Хорошо, Шигео, — он вздрогнул, услышав, как мягко и нежно она произнесла его имя.

— Так чего вы хотите, Анита? — мужчина скользнул взглядом по ее губам, по которым она под его взглядом нервно провела языком, и едва слышно застонал.

Девушка удивленно посмотрела в его глаза и чуть не задохнулась от того жара, которым они пылали, но помимо его там была еще и тоска, и боль, и восхищение, и еще что-то неуловимое. Не выдержав накала чувств, она отвела глаза в сторону и едва заметно перевела дух, прежде чем снова поднять на него глаза.

— Даже не знаю, как это сказать, — она потупила глаза, переплела пальцы и чуть повернулась — ровно настолько, чтобы он снова смог увидеть в зеркале ее вырез.

— Анита, — едва слышный шепот и хриплый стон.

— Видите ли, Шигео, — девушка решила не замечать его странного поведения, хотя и недоумевала, почему он реагирует настолько сильно, — я не успела поблагодарить Исао за то, что он неоднократно спасал мне жизнь. И вот я хотела бы попросить, чтобы вы отпустили его завтра на Тахиру…

— Простите, я не могу его отпустить, он нарушил мой приказ и теперь ожидает наказания…

— Но вы говорили «все что угодно», — расстроено произнесла она.

— Хорошо, — со вздохом согласился он, — я дам ему отсрочку на завтра.

— Только отсрочку? — от мысли, что Исао снова причинят боль, ее сердце замерло, и она побледнела.

— Что с вами? — Темный Император напрягся.

— Неужели вы не можете простить его? — ее глаза потемнели и теперь смотрели умоляюще.

— Это невозможно…

— Прошу вас.

— Мне очень жаль, — ему было очень больно отказывать ей, да и наказывать друга он совершенно не хотел, однако неповиновение было слишком серьезным проступком, чтобы просто так простить его.

— Пожалуйста, Шигео, — тихий, чуть дрожащий голос и полные слез глаза девушки ударили его в самое сердце.

Мужчина прикрыл глаза пытаясь справиться с той бурей чувств, что она вызывала в нем. Он чувствовал ее боль, а ему совершенно не хотелось причинять ей страдания. Он открыл глаза и уже хотел пообещать ей не наказывать строго Исао, как был в очередной раз буквально ослеплен видом ее обнаженной спины — она шла к столу, на котором он в последний миг заметил ксей.

— Анита…

— Вы и правда Темный, — она взяла ксей в руки и обернулась к нему, — и жестокий. А мне говорили, что Исао… — она горько рассмеялась. — Видимо это ложь, у вас не может быть друзей. Про…

— Анита, — перебил Такеши девушку, и она заметила как в его абсолютно черных глаза промелькнула боль, — попроси правильно, — он не сводил с нее обжигающего взгляда.

— Правильно? — задумчиво повторила она, а он только кивнул.

Она механически подошла к камину, снова позволяя мужчине любоваться изящным изгибом ее спины в отражении зеркала, а сама тем временем размышляла, что же он имел в виду. Но вот идея вспышкой озарила ее, и она с улыбкой подняла на него глаза, отмечая затуманенные глаза и тяжелое дыхание.

— Исао неоднократно спасал мне жизнь, — Темный Император с трудом перевел свой взгляд на ее лицо и сглотнул, а она сделала еще пару шагов, чтобы больше не отражаться в зеркале. — Я бы хотела попросить его в качестве телохранителя хотя бы до бала в наказание за то, что он пытался ранее убить меня.

— Ваша просьба закон для меня, — слегка склонил голову мужчина и поднял на нее полные восхищения глаза.

— Значит завтра я могу ждать Исао на Тахире? — в ожидании ответа она затаила дыхание.

— Утром он прибудет во дворец Лесного Властелина, — подтвердил Такеши, буквально пожирая ее глазами и стискивая пальцы, которые буквально ломило от невозможности прикоснуться к ней.

— Благодарю, вас Шигео, — искренняя улыбка появилась на ее губах, и она снова потянулась выключить ксей. — Я действительно рада нашему знакомству.

— Анита, если я еще смогу что-либо сделать для вас, — он настойчиво посмотрел на нее и нежно закончил, — свяжитесь со мной.

— О… — пораженно выдохнула девушка, она совершенно не ожидала такого от Темного Императора.

— Я буду всегда рад слышать и видеть вас, — он грустно улыбнулся. — Спокойных снов, Анита.

— До свидания, Шигео, — попрощалась она и, уже отключая связь, успела услышать его бархатный шепот «Спасибо за Исао, шерити».


Девушка перевела дух — эта беседа вымотала ее невероятно сильно. Темный Император был сильной, несгибаемой личностью, и ей едва удалось уговорить его пойти ей на встречу, хотя она подозревала, что если бы он сам частично не хотел простить Исао, то все могло бы закончиться совершенно иначе. Она вздохнула, а потом усмехнулась, вспоминая, как был ошеломлен и дезориентирован Шигео особым кроем ее платья. Такая реакция красивого мужчины невероятно льстила ей, как и его жаркие и восхищенные взгляды. Уже собираясь распускать волосы, она вспомнила, что забыла связаться с Рэмом, и тут же отправила ему вызов.

— Анита, — мгновенно ответил тот и вдруг замолчал, а его глаза заполнила обжигающая тьма.

— Рэм?

Тихий стон был ей ответом, а потом мужчина судорожно втянул воздух, заново учась дышать.

— Это удар ниже пояса, шерити, — сдавленно и хрипло прошептал он.

— Ох, — девушка поняла, что ее выдало зеркало, и быстро отошла в сторону. — Это вышло случайно.

— И кого ты так доводила специально? — он уже почти справился с голосом, и только дыхание все еще оставалось затрудненным.

— Темного Императора, — легка краска смущения окрасила ее скулы.

— И тебе его не жаль?

— Нет, — покачала головой она.

— Жестокая, — хмыкнул Рэм.

— Это было не смертельно…

— Да как тебе сказать, шерити, — дернул уголком губ он, — у меня сердце замерло и дыхание перехватило от вида твоей кожи в вырезе платье.

— Прости, я не хотела… я даже не ожидала, что кто-то может так среагировать.

— Ты очень красива и соблазнительна, Анита, — его глаза окутали ее теплом и нежностью. — Удивительно, что ты этого не осознаешь.

— Рэм, ты меня смущаешь… не надо больше об этом.

— Хорошо, я не буду, — пообещал мужчина и спросил: — Как прошел разговор?

— Сложно, но мне все же удалось вытащить Исао, — она устало опустилась на кровать. — Правда ему придется побыть моим телохранителем какое-то время, но думаю это лучше, чем наказание Императора.

— Я тоже так думаю, — Рэм ослепительно улыбнулся. — Я рад, что все хорошо закончилось. Ну почти хорошо…

— Ты это о чем? — насторожилась она.

— Просто раз Исао будет с тобой, я не смогу так часто, как раньше быть рядом, — грустная улыбка не коснулась его глаз, — мне придется помогать Такеши.

— Но ведь мы сможем видеться? — ей стало очень грустно.

— Конечно, шерити. Я буду стараться телепортироваться к тебе так часто, как смогу.

— Спасибо, Рэм, — она почувствовала головокружение и чуть не упала.

— Анита, похоже тебе срочно нужен отдых.

— Это точно, — она легко вытащила длинные тонкие шпильки из прически и волосы тяжелой волной рассыпались по ее плечам. — До завтра, Рэм.

— Спокойной ночи, — его голос бархатной лаской скользнул по ее коже, вызывая у нее улыбку. — Я люблю тебя, шерити, — прошептал он и отключился.

Анита же, с трудом стащив с себя платье, залезла в кровать и со счастливой улыбкой мгновенно уснула, едва прикрывшись одеялом.


Даже после того, как девушка отключила ксей, Такеши все еще никак не мог придти в себя: его преследовало видение того, что мог увидеть только любовник — ее полностью обнаженная спина манила и искушала. Мужчина стиснул руки в кулаки и застонал — нубит была чистым соблазном: умная, сильная, красивая и невероятно притягательная. Он мечтал обнимать ее, скользить пальцами по ее спине, прижиматься губами к бархату ее белоснежной кожи. Темный Император тяжело дышал, а по его венам несся огонь, требующий выхода. Он попытался немного остудиться под холодным душем, но ничего не вышло. Коротко выругавшись и наспех одевшись, он вышел из своих покоев и направился к своей наложнице.

Такеши стремительно вошел в покои Амизи и, не говоря ни слова, притянул ее к себе и принялся страстно целовать. Но едва вокруг нее сомкнулись мужские руки, девушка замерла от ужаса — ей казалось, что все повторяется, паника захватила ее, и она стала резко вырываться и сдавленно повторять:

— Нет! Нет! Нет! Пожалуйста, нет!!!

Слезы заливали ее лицо, она дрожала и вздрагивала от прикосновений попытавшегося ее успокоить мужчины. Амизи сжималась на полу в клубок и даже и не слышала обеспокоенного голоса Темного Императора. Он чувствовал беспомощность, ее отчаяние и боль рвали ему сердце. Мужчина понял, что ничем не может ей помочь — наложница сейчас панически боялась его и все больше скатывалась в истерику. Тяжело вздохнув, Такеши тихонько вышел и вернулся к себе. Его очень сильно волновало состояние Амизи, он опасался за нее, боялся, что она может что-то с собой сотворить. Он знал, что ей необходима помощь и поддержка, но от него она ее не примет. Темный Император нахмурился: был только один человек, с которым она, возможно, станет говорить. Значит только он…


Рэм остановился возле массивных дверей и кивком головы отпустил охрану, повиновавшуюся ему беспрекословно. Глубоко вздохнув и проведя рукой по абсолютно мокрым волосам, он медленно открыл двери и вошел в покои наложницы Темного Императора. Тихие, отчаянные всхлипы заставили его вздрогнуть, а свернувшаяся в позу «зародыша» женская фигурка разом выбила у него из легких весь воздух — это был оглушающий удар. Мужчина мгновенно преодолел разделяющее их расстояние и подхватил девушку на руки, она сразу же забилась, как птичка, попавшая в силки, и закричала.

— Тише, Ами, — он назвал ее детским именем и еще крепче прижал ее к себе и опустился с ней к глубокое кресло. — Ты теперь в безопасности.

Услышав мягкий, полный сострадания голос, зовущий ее так, как ее называли так невероятно давно, что она стала потихоньку забывать об этом, девушка вздрогнула и подняла глаза на мужчину, в чьих объятьях сейчас находилась, и буквально застыла.

— Рэм… — едва смогла вымолвить она, и слезы еще быстрее потекли из ее глаз.

— Шшш, не плачь, Ами, — он вытирал ее слезы белоснежным платком и успокаивающе гладил другой рукой по спине, но ее слезы было не остановить.

Амизи вцепилась в его плечи и полным боли и раскаяния голосом прошептала:

— Прости меня, Рэм…

— Что ты такое говоришь, Ами…

— Я так виновата перед тобой… теперь я понимаю, на что мы с братом обрекли тебя тогда… умоляю прости, — она спрятала лицо у него на груди и разрыдалась, продолжая повторять, как мантру, слово «прости».

Он не мог больше сердиться на нее: ее боль, ее страдания, искреннее раскаяние — все это перевесило, и он понял, что готов простить. Мужчина осторожно приподнял за подбородок ее голову и заглянул заплаканные глаза.

— Я прощаю, — тихо и невероятно серьезно произнес он.

— Спасибо, — ее губы дрогнули в жалкой попытке улыбнуться.

— Ами, хочешь, я помогу тебе забыть, что с тобой произошло? — вдруг предложил Рэм.

— Нет, — она отрицательно покачала головой, хоть по щекам все так же бежали слезы.

— Тебе не нужно терпеть всю эту боль, — его голос убаюкивал, успокаивал, обещал безопасность и покой.

— Не надо, Рэм, — Амизи чувствовала, как тонет в его глазах без возможности сопротивляться — она никогда не могла ему сопротивляться, его воля была намного сильнее ее.

— Все будет хорошо, Ами, — шептал он, и она безоговорочно верила ему. — Я только немного притушу твои воспоминания и успокою боль, не переживай, ты ничего не забудешь.

— Спасибо, — одними губами произнесла она за миг до того, как потерялась в нем…


Рэм несколько раз моргнул, выныривая из ее сознания, а потом очень осторожно встал, стараясь не разбудить уснувшую на его руках девушку, и перенес ее на кровать, где тщательно укрыл одеялом. Некоторое время он просто стоял рядом и смотрел на ее безмятежное ослепительно красивое личико — Амизи спокойно спала. Ему удалось приглушить те ее воспоминая, что несли с собой ужас, боль и бездну страха и отчаяния, искусственно «состарить» их, сделать так, что они перестали мучить ее, отодвинулись. Он также скорректировал ее чувства, убрал панику и страх мужских прикосновений — чтобы она ни сделала, было слишком жестоко калечить ее таким образом, превращая в призрак женщины, неспособной выдержать малейшее мужское прикосновение. Рэм удивился, как она вообще смогла быть рядом с ним, хотя, возможно, тут сыграло свою роль знание того, что именно он, как никто другой, знает через что ей пришлось пройти. Мужчина вздохнул, ему все же пришлось избавить ее от части воспоминаний, слишком жуткой части. Он непроизвольно сжал кулаки и стиснул зубы — если бы ее обидчики были живы, он бы медленно разрезал их на части за то ЧТО они с ней делали. Да, он обещал, что она ничего не забудет, но лучше пусть Амизи на него злится, чем покончит с собой, а это бы непременно произошло, если бы он не забрал у нее те воспоминания. Рэм заставил себя расслабиться и неслышно выйти из покоев — ночь была не бесконечной, а ему нужно было еще очень много всего успеть.


Такеши остановился перед дверью одной из камер подземелья, на миг замер, а потом решительно вошел и в ужасе замер на пороге не в силах поверить собственным глазам. В дальнем конце каменной камеры за руки был подвешен к потолку Исао, длинные волосы закрывали лицо, небрежно перекинутые вперед мучителями со спины, которую расчерчивали кровавые следы от ударов плети. Свист плети… удар… невольное сокращение мышц… кровь выступает на коже… ее ручейки медленно стекают вниз… тяжелое, срывающееся дыхание и снова свист… но удар так и не был завершен…

Темный Император оказывается рядом и перехватывает руку палача, алые глаза пылают яростью, когда он буквально рычит:

— Кто?

Но на лице человека лишь страх, его начинает бить дрожь, и он не может вымолвить ни звука. И тогда Такеши буквально разрывает его разум в поисках того, кто посмел отдать такой приказ и содрогается от ужаса и непонимания. Мертвое, истекающее кровью тело, еще недавно бывшее палачом, тяжело оседает на пол. Едва заметное движение руки с мелькнувшим в ней клинком, и второй мучитель лишается головы, а Темный Император уже отвязывает Исао.

Едва путы перестали поддерживать его в вертикальном положении, Исао покачнулся и упал бы, но Такеши вовремя поймал его и удержал.

— Я не знал, — хрипло выдохнул Темный Император, осторожно, стараясь не причинить лишней боли, поддерживая друга. — Ты знаешь, я бы никогда так с тобой не поступил.

— Знаю, — едва слышно прошептал Воздушный Властелин и попытался выпрямиться, но только с шумом выдохнул сквозь стиснутые зубы воздух и побледнел.

— Если бы я только мог предугадать такое… — он убрал волосы с лица друга и остолбенел: рассеченная бровь, кровоподтек на скуле и кровь в уголке губ. — Боги… как она могла?

— Все немного не так, Такеши, — Исао все же выровнялся и шагнул в сторону выхода. — Давай уйдем отсюда, — попросил он.

— До регенератора дойдешь? — испытующе посмотрел тот.

— Не будет регенератора, — жестко сказал Воздушный Властелин.

— Что ты несешь?!

— Так надо, Такеши…

— Исао, ты в своем уме? Такие раны заживают слишком долго, да и оставляют следы, — Темный Император снова поддержал покачнувшегося мужчину.

— Плевать, — он буквально вывалился в коридор и, тяжело опершись рукой о стену, поймал взгляд алых глаз.

Такеши моргнул от неожиданности, хоть Исао и раньше обладал зачатками телепатии, теперь его сила была достаточно мощной, чтобы он смог передать ему мысленное послание, не желая говорить такое в присутствии свидетелей.

«Я ослушался твоего прямого приказа, а значит подорвал твою власть, и ты просто обязан был жестоко меня наказать. Но я знал, что для тебя будет слишком тяжело определить для меня наказание, ты попытаешься избежать этого. Поэтому мы с Глори сделали все за тебя. Правда исполнители увлеклись. Но это сути не меняет. Ты не можешь сейчас отправить меня в регенератор — это перечеркнет все», — Исао едва заметно усмехнулся и недоверчиво прищурился, заметив похожую усмешку на губах друга.

«Я сейчас подтвержу слухи, что ты мой любовник и заберу тебя с собой», — он достал из кармана медальон-телепортатор и шагнул к Воздушному Властелину.

«Фоморы тебя забери, не делай этого!»

«Поздно. Я не оставлю тебя в таком состоянии», — ухмылка Темного Императора стала шире, когда он обнял Исао и вместе с ним телепортировался в свои покои…


Едва они оказались в покоях Такеши, Исао сбросил руки друга и выругался.

— Зачем? — чуть успокоившись и присев на край кресла устало спросил он.

— Приводить тебя в порядок и пытаться уговорить на посещение регенератора, — хмуро ответил Темный Император.

— Ты весь расклад испортишь своим регенератором.

— Боги! Она меня не простит, — простонал Такеши и рухнул в кресло.

— Ты это сейчас о чем? — насторожился Воздушный Властелин.

— Тебя Анита спасла от моего «наказания», — он закрыл лицо руками и тяжело вздохнул.

— Что? — ахнул Исао и вскочил, чтобы со стоном опуститься обратно.

— Она связалась со мной через ксей и… — Темный Император вспомнил платье девушки и опять задохнулся от услужливо подсунутой мозгом картинки ее обнаженной спины. — И уговорила отправить тебя к ней в качестве телохранителя в наказание за попытки ее убийства.

— Ох…

— Согласись, такую иронию приказа поймут все — это то еще наказание. Тем более для тебя, — он встал и нервно прошелся по комнате. — Может все же регенератор?

— Нет, Такеши, — отрицательно покачал головой Исао, — так даже будет лучше. Если уж ты так сурово обойдешься со мной, то остальные даже и не посмеют подумать о чем-либо подобном.

Темный Император горько рассмеялся, а потом спросил:

— Значит, ты согласен стать ее телохранителем?

— Да.

— И гордость больше не мучает? Ты же клялся никогда им не быть.

— Сейчас это не имеет значения, — Воздушный Властелин осторожно поднялся. — Ради нее я стану кем угодно.

— Вот как… — странным тоном протянул Такеши, отвернулся и уже нормально сказал: — Раз отказываешься от регенератора, иди смой кровь.

— Ты ее любишь, — едва слышно произнес Исао, пораженно уставившись на друга, всегда повторявшего, что для него любви не существует.

— Люблю, — согласился он и напомнил: — Душ, Исао.

— Мы еще поговорим об этом, — уже входя в ванную бросил мужчина.


— Такеши, я принесла аптечку, — без стука в комнату вошла Глори и замерла: он снимал окровавленную тунику.

— Зачем ты вмешалась? — устало спросил он, шагнув к ней и забирая из ее рук аптечку.

— Исао проигнорировал твой приказ и…

— Это не причина, Глори. Почему? — с нажимом вновь спросил он.

— Я не хотела, чтобы тебе было больно назначать ему наказание, — честно ответила она. — Тебе и так слишком часто бывает больно.

— Не делай так больше, — горько попросил он. — Своим решением ты сделала намного больнее. Мне предложили самое легкое решение, и я не отказался. А теперь все выглядит так, как будто я нарушил свое слово.

— Шигео…

— Не говори больше ничего, просто оставь сейчас меня одного, — Темный Император подошел к столу, налил себе в бокал золотистую жидкость и выпил все в несколько глотков.

— Прости, — тихо сказала девушка, но он услышал и чуть заметно кивнул.

— Иди, отдохни, Глори, — она слышала нотки боли и грусти в его голосе, но как бы ей ни хотелось, она не посмела обнять и утешить его — вина огненной змеей свернулась в груди, и девушка решила обязательно найти способ обелить Такеши в глазах дорогого ему человека. Бросив на него взгляд полный сожаления, Глори вышла и аккуратно прикрыла за собой дверь.


Темный Император налил еще в стакан ту же золотистую жидкость, поднес к губам, а потом поморщился и отставил в сторону — пить было не выходом. Он тяжело вздохнул и принялся распаковывать аптечку, подготавливая все необходимое для обработки ран. Он бы предпочел все же отправить Исао в регенератор, хотя и понимал, что его вариант действительно испугает тех, кто привык считать себя неприкасаемыми — его ближайшее окружение. Мужчина стиснул зубы и вполголоса выругался — он был зол на друга, решившего все за него. Если бы так поступил кто другой, он бы безжалостно уничтожил его, но ни Глори ни своего советника он не мог убить, они были слишком дороги для него.

— Злишься? — Исао воспользовался сушкой и вышел уже с сухими, заплетенными в косу, волосами.

— Да, — коротко, но абсолютно откровенно ответил Такеши.

— Понимаю, — кивнул Воздушный Властелин. — Бросишь вызов?

— Какой, к фоморам, вызов! — резко развернулся мужчина, и черные с красноватыми проблесками волосы взметнулись и шелковой волной разлились по плечам, а глаза яростно вспыхнули алым светом. — Не придумывай себе глупостей, — Темный Император усилием воли заставил себя успокоиться и указал рукой на стул, повернутый спинкой к столу. — Садись, обработаю тебе спину. И никаких «я сам», — отрезал он.

Исао молча подошел и уселся так, чтобы другу было удобнее заниматься его ранами. Он так ни разу не вздрогнул и ни проронил ни звука пока Такеши промывал, дезинфицировал и заливал заживляющей пенкой его спину.

— Спасибо, — чуть сдавленно произнес он, когда друг закончил.

— Где еще?

— Дальше я сам…

— Где еще? — с нажимом повторил Темный Император и Воздушный Властелин медленно повернулся: алый взгляд столкнулся с пронзительно синим.

— Такеши, я ей все объясню, — мужчина встал, чуть поморщившись от боли в спине.

— Нет, — резко отрезал тот и уже спокойно попросил: — Сядь, ведь едва на ногах держишься.

— Почему? — удивленно уставился на друга Воздушный Властелин и осторожно опустился обратно на стул.

— Начнешь объяснять это, придется слишком много ей рассказывать, а этого делать никак нельзя. Анита еще не выбрала на чьей стороне будет. Так что пусть все идет, как идет, не говори ей ничего, — он осторожно смазал кровоподтек на скуле друга заживляющей пенкой, обработал бровь и задумчиво выдал: — Били аккуратно, почти идеально, пара дней и у тебя никаких следов не останется. Кто?

— Глори, — Исао усмехнулся. — Выглядит похоже на то, как бьешь ты.

— Я бы так рано не остановился.

— Она вообще не хотела этого делать. Еле уговорил.

— Зачем?

— Знал, что она твоя ученица, — просто ответил советник, — и сделает все правильно — а любопытные подумают, что вышел из себя…

— Знаешь, у меня просто руки чешутся вправить тебе мозги, — рыкнул мужчина и полыхнул алыми глазами.

— Так в чем проблема, Такеши? Я тут перед тобой…

— Уймись уже, — Темный Император устало опустился в кресло и закрыл глаза. — Тебе и так порядком досталось.

— Переживу, не впервой… — он потянулся за восстанавливающей жидкостью и резко выдохнул — боль не дала ему закончить движение.

— Такое первый раз, — Такеши встал, налил и подал другу большой бокал восстанавливающей жидкости, а потом вернулся обратно в кресло. — Постарайся меньше напрягаться, у тебя вся спина исполосована.

— Я знал, на что шел.

— Да? И как самочувствие? — ядовито осведомился Темный Император.

— Да не очень как-то, — честно ответил Исао и, заметив, как друг вздрогнул, тяжело вздохнул. — Это был идеальный выход. Мы все продумали…

— Вы не учли Аниту, — перебил Такеши.

— Я не думал, что она пойдет на переговоры с тобой из-за меня, — мужчина залпом допил жидкость из своего бокала и поставил его на сто, слегка поморщившись при этом: малейшее движение отзывалось огненной болью в спине. — Чего ты потребовал в замен?

— Ничего…

— ЧТО? — сказать, что у советника был шок — не сказать ничего.

— А вот так, — тихо рассмеялся Темный Император. — Еще немного и я бы сделал все, чего бы она ни попросила.

— Как ей это удалось?

— Анита надела платье, полностью закрытое платье… так я думал, пока не увидел отражение ее спины в зеркале… — он сглотнул, едва вспомнил открывшуюся ему тогда картинку, а дыхание чуть ускорилось. — Белоснежная кожа спины в обрамлении мерцающей черной ткани платья… больше я уже ни о чем не мог думать.

— Похоже тебя соблазнили, — весело рассмеялся Воздушный Властелин. — Думал, этого никогда не случится.

— Мне совсем не смешно, Исао. Особенно теперь…

— Разреши рассказать ей, — мужчина попытался поймать взгляд своего Императора, но тот встал и повернулся к окну.

— Нет.

— К фоморам, Такеши!

— Нет, — твердо заявил тот и обернулся — Отдохни тут, а у меня еще есть дела, — он сделал несколько шагов в сторону выхода, когда слова друга буквально приморозили его к полу и заставили повернуть обратно.

— Что мы будем делать с Анитой? — очень серьезно спросил советник. — Ты любишь ее, и я люблю ее. Что мы будем делать?

— Ничего, абсолютно ничего. Решать будет она, и мы примем ее решение, какое бы оно ни было, — грустно улыбнулся Такеши и стремительно вышел, оставив друга размышлять над сложившейся сложной ситуацией.


Тахира

Едва заметной тенью Рэм скользнул через балкон в спальню Аниты, неслышно приблизился к кровати, на которой спокойно спала девушка и замер, затаив дыхание: длинные волосы разметались по подушкам, одеяло сползло, позволяя рассмотреть обнаженные плечи и изящный изгиб спины. Мужчина судорожно выдохнул и осторожно опустился на край кровати, его рука самопроизвольно потянулась к ней, кончики пальцев в нежнейшей ласке скользнули вверх по белоснежной коже руки, погладили плечо и переместились на спину. Казалось, его руки живут собственной жизнью, вычерчивая на бархатной коже любимой замысловатые узоры. Рэм понимал, что должен остановиться, но не мог — она манила его, дурманила, от ее близости он просто терял голову. Мужчина со стоном капитуляции прижался губами к ее затылку, а потом начал покрывать легкими поцелуями ее спину, медленно спускаясь вниз. Его губы нежно скользили по ее коже, приходя на смену рукам. Он чувствовал, как убыстряется ее пульс, учащается дыхание, но никак не мог насытиться этими украденными ласками. Тихий стон сорвался с ее губ, и мужчина замер, тяжело переводя дыхание — сейчас он почти пересек грань, за которой бы уже не было возврата. Он позволил себе еще один поцелуй, еще одну ласку и решительно поднялся, напрягая всю свою волю. Рэм смотрел на девушку, щечки которой разрумянились, а губы приоткрылись, но она все еще крепко спала, и понимал, что едва не преступил границу дозволенного, чуть не предал ее доверия. Он стиснул руки, что так и тянулись обнять ее, в кулаки и буквально метнулся в ванную — ледяные струи воды потихоньку остужали разгоряченное тело, успокаивали бушующий в крови огонь, возвращали возможность реалистично мыслить.


Анита легко дрейфовала на волнах сна, буквально каждой клеточкой своего тела впитывая ощущения ласки, защищенности и легкости. Ей хотелось улыбаться, и даже уже привычная тьма, предшествующая обычно ее снам не пугала. В этот раз вспышки не было. Она просто мягко соскользнула в другое место и сразу же открыла глаза. После кромешной тьмы, темнота ночи не казалась такой уж сильной. Девушка легко различила высокие двери, осторожно толкнув их, вошла в комнату и потрясенно огляделась. Эта невероятно красивая, изящно обставленная спальня, была ей уже смутно знакома. Поворот головы, и она замечает огромную кровать с балдахином. Улыбка касается ее губ — она осознает, что это уже было с ней, что эта комната ей уже ранее снилась. И все же ей нравился мягкий теплый свет, что не до конца разгонял полумрак комнаты, высекал бордовые искры на темном бархате покрывала. Анита чувствовала, что не одна в комнате, и все же удивленно моргнула, когда оказалась в теплых объятьях подошедшего сзади мужчины. Его горячие губы коснулись ее обнаженной шеи, скользнули по открытому платьем плечу, а бархатный шепот просто ошеломил:

— Ты так прекрасна, шерити. Никто не в силах сравниться с тобой.

Она медленно повернулась в его руках и встретилась с восхищенным взглядом, горящих алым глаз потрясающе красивого мужчины и мгновенно его узнала. Он больше не был для нее незнакомцем, с сегодняшнего вечера не был. Анита стояла в объятьях Такеши и наконец-то позволила себе его хорошенько рассмотреть. Чем-то он ей неуловимо напоминал Рэма: та же фигура, тот же гордый разворот плеч, то же ощущение опасности и тьмы. Но в то же время он был другим — аура властности и повелительности, а еще некой жесткости, возможно даже жестокости неуловимо окутывала его подобно плащу. Его красота была хищной, чуть резкой, но от этого даже более яркой. Ее взгляд задержался на его четко очерченных губах, у нее вырвался едва слышный вздох.

— Анита, — чуть хрипловато выдохнул он и, склонившись, коснулся нежным и легким, как прикосновение бабочки, поцелуем ее губ.

Казалось, это легкое прикосновение буквально воспламенило ее, свело с ума, она сама потянулась к нему, зарылась пальцами в его длинные темные в полумраке комнаты волосы и ответила на поцелуй. Его жаркий взгляд был полон нежности и любви, когда его руки уже властно привлекли ее еще ближе, а пальцы принялись чувственно ласкать кожу спины в глубоком вырезе платья. Он смотрел на нее как на самое большое во всей вселенной сокровище. Невероятно долгое мгновение он просто любовался ею, а потом медленно склонился к ней и стал вновь покрывать поцелуями ее лицо, шею, плечи, настойчиво избегая губ. Его бархатный шепот буквально сводил ее с ума, увлекая за собой все дальше и дальше туда, откуда уже нет возврата:

— Ты не пожалеешь. Ты никогда не пожалеешь. Прошу, скажи да, Анита. Умоляю.

Его невероятно чувственные прикосновения и сладкие поцелуи дурманили, заставляли ее тело выгибаться в его руках. Его глаза соблазняли, умоляли, просили, манили.

— Да, — выдохнула девушка не в силах противиться его притягательности. — Да, — теперь она точно знала о чем он ее молил.

Вспышка счастья в его мгновенно потемневших глазах… головокружительно жаркий поцелуй. Остатки разума покидают девушку, она растворяется в его прикосновениях, нежных и страстных поцелуях. Ее платье падает на пол следом за его рубашкой. Он подхватывает ее на руки и, не прекращая целовать, несет к кровати. На миг она приходит в себя, когда ее обнаженная кожа касается атласа простыней, но следующий нежный, но такой жаркий и настойчивый поцелуй забирает с собой все сомнения. Ее руки скользят по его груди, поднимаются вверх, она обнимает его и притягивает еще ближе. Тихий стон срывается с его губ, и он едва слышно шепчет, касаясь губами ее губ:

— Только не передумай, любимая.

Но у нее больше нет сомнений, кровь в ее венах буквально горит, тело плавится и стремится к нему. Соблазнительная улыбка распускается на ее губах, подобно экзотическому цветку, и мужчина снова дарит ей нежные поцелуи и обжигающие прикосновения. Стоны срываются с ее губ, она тает в его руках, теряется в поцелуях, непроизвольно выгибается, стараясь стать еще ближе. Его невероятно темные глаза встречаются с ее, он склоняется еще ближе и черный шелк его волос скользит по ее коже, невольно вырывая у нее еще один стон. На один долгий миг они замирают — глаза в глаза. В его взгляде восхищение, любовь, нежность, обжигающая страсть и понимание, что она не скажет «нет».

— Люблю тебя, — одними губами произносит он. Гибкое, стремительное движение и…

Анита проснулась от прикосновения ледяных рук к коже спины и резко села на кровати, одеяло мягко соскользнуло вниз, оставляя ее полностью обнаженной. Рэм буквально остолбенел не в силах даже вдохнуть, а сердце замерло, когда она потянулась к нему, и только абсолютно дезориентированный взгляд ее глаз вернул ему относительный контроль — его пальцы все еще дрожали, когда он обернул вокруг нее одеяло и прижал к себе, пытаясь успокоить бешено стучавшее сердце. Но девушка аж никак не облегчила ему задачу — она скользнула руками по его плечам, обняла за шею, притянула к себе и поцеловала. Рэм сдался мгновенно и перехватил инициативу. Легкий поцелуй превратился в жаркий и волнующий, но все такой же безгранично нежный. Ее пальцы погрузились в его волосы, и девушка замерла, а он, мгновенно почувствовав это, чуть отстранился и заглянул в ее глаза.

— Почему у тебя мокрые волосы и ты сам холодный как лед? — удивление постепенно приводило ее в себя.

— Потому что ты слишком соблазнительна, — вздохнул мужчина, все еще не выпуская ее из объятий, — даже когда просто спишь, — он улыбнулся ее смущению и сорвал быстрый поцелуй. — Ты металась во сне, что тебе снилось?

Анита опустила глаза и совсем залилась краской. Его тихий смех она скорее почувствовала, чем услышала, а затем уже теплые губы коснулись ее виска.

— Это всего лишь сны, шерити, — мягко произнес он, окутывая ее теплом и негой своего голоса. — Но они могут стать реальностью, стоит лишь тебе…

— Рэм, перестань, — она вырвалась и спрятала лицо в ладони.

— Прости, — он протянул к ней руку, но так и не коснувшись опустил, а затем глухо спросил: — Мне уйти?

Тишина затягивалась, и мужчина, помрачнев, встал с кровати и хотел уже уйти, когда почувствовал, как она торопливо схватила его за запястье, останавливая.

— Останься, — попросила девушка, одной рукой придерживая на груди одеяло, она крепко вцепилась в него другой.

— Спасибо, шерити, — он сел на край кровати, поднес к губам ее руку и поцеловал.

— Рэм, — Анита замялась, а он тихо рассмеялся.

— Хочешь одеться, — лукавые искорки зажглись в его чернильных глазах. — Куда мне выйти?

— Просто закрой глаза, — попросила она и улыбнулась его замешательству.

— Ты настолько мне доверяешь? — казалось, он смотрит ей прямо в душу и затаив дыхание ждет ее ответа.

— Я полностью тебе доверяю, — сказала она, и он буквально задохнулся от ее слов.

— Анита, — чуть хрипловатый бархатный голос и промелькнувшая глубоко в глазах боль, но он так быстро закрыл глаза и повернулся к ней спиной, что она не была уверена в том что именно видела, — когда будешь готова скажи.

Девушка выскользнула из кровати и быстро натянула одежду, остановив свой выбор на свободных брюках и тунике, одев под них эластичные шортики и полоску-топ. Она неслышно обошла кровать и замерла перед сидящим с закрытыми глазами Рэмом.

— Анита, — позвал он, не открывая глаз, — ты уже оделась?

— Да, — ответила она, отмечая, что он прекрасно знает, где она находится.

— Могу я открыть глаза?

— Нет, — лукавство прозвучало в ее голосе и зажгло веселые искорки в ее глазах, — пока нет.

— Почему?

— Вот почему, — девушка шагнула к нему и кончиками пальцев провела по его скулам, откинула с лица еще не просохшие пряди волос и коснулась его губ легким, как прикосновение бабочки, поцелуем.

Рэм вздрогнул от ее осторожного прикосновения, он не ожидал от нее такого, а потом затаил дыхание, моля богов продлить эту незамысловатую ласку, от которой у него замирало сердце. Он ощущал ее совсем близко, чувствовал тепло ее тела, и это было сказочно хорошо. И вдруг он почувствовал на своих губах ее поцелуй и чуть не распахнул глаза от потрясающе острого чувства наслаждения, смешанного с удивлением, но все же смог сдержаться и не посмотреть на Аниту, хотя ничего сейчас так не хотел, как поймать ее взгляд.

— Можешь открывать, — разрешила девушка, устраиваясь на кровати рядом с Рэмом, и сразу же запнулась о его потяжелевший взгляд горящих глаз.

Какое-то время мужчина просто смотрел на нее, и в этом взгляде было все: и любовь, и нежность, и напряжение, и недоумение, и тревога, и надежда… Он медленно взял ее руку в свои, поднес к губам и мягко поцеловал, а потом перевернул руку и… Ее ладонь буквально опалил уже иной поцелуй, от которого мурашки побежали у нее по спине.

— Рэм… — смущение в ее глазах заставило его отступить.

Он с сожалением выпустил ее руку и выпрямился, с каждым разом отпускать ее становилось все сложнее. Сама того не осознавая, она играла с ним, причем играла так, как никто не мог до нее. Он чуть улыбнулся — с такими способностями она могла бы быть очень опасна, если бы прошла специальное обучение, как когда-то его прошел он. С одной стороны он хотел бы помочь ей развить этот талант, а с другой немного опасался этого. Но все же решил дать ей самой решить, как поступить, и поэтому сказал:

— Анита, ты никогда не думала развивать свой особый талант?

— Ты это о чем? — удивленно моргнула она.

Рэм внимательно на нее посмотрел и буквально потерял дар речи — она не знала, даже не подозревала о том, что обладает талантом соблазна.

— Шерити, — осторожно начал он, — у тебя уникальный талант, очень редкий…

— Я не понимаю, — она видела, что он колеблется, и потихоньку начинала переживать. — Что-то страшное?

— О, нет, наоборот, — легкая улыбка чуть изогнула его губы, и он прямо сказал: — Ты прирожденная соблазнительница, шерити, — девушка замерла, а он поспешно продолжил, настороженный ее реакцией: — Талант соблазна — это особый талант, невероятно редкий. Странно, что я раньше не понял, что ты обладаешь им…

— Я «играла» с тобой, как ты «играл» тогда с Витом? — убитым голосом спросила она. — Именно поэтому ты…

— Анита… — ее реакция на его слова насторожила мужчину, он заглянул ей в глаза и испугался, действительно испугался — ее глаза не выражали абсолютно ничего… это было зеркало, серебристо-голубое зеркало. — Шерити, — Рэм порывисто обнял ее и отчаянно прижал к себе, уже сожалея, что поднял эту тему. Пусть он и хотел как лучше для нее, ведь если она отточит свой талант, то получит потрясающее по своей силе оружие, но, похоже, сделал только хуже. Он чувствовал ее напряжение, желание высвободиться, сбросить его руки, но не отпустил и быстро зашептал, прижимая еще сильнее: — Никогда, ты никогда не «играла» со мной, — эта маленькая ложь сработала — девушка облегченно вздохнула и чуть расслабилась. — Я люблю тебя, Анита. Действительно люблю, никогда не сомневайся в этом.

Девушка крепко обняла его в ответ на эти слова и спрятала лицо у него на груди. Рэм замер, опасаясь ее спугнуть и потерять. Но вот она расслабилась у него в объятьях, задышала ровно и спокойно. Он чуть заметно усмехнулся — еще никто и никогда просто так не засыпал у него в объятьях, когда он хотел иного, и в то же время еще никогда он не был так этому рад. Она уснула, а значит, по-прежнему доверяет ему. Он осторожно уложил ее на кровать и лег рядом, привлекая к себе. Он смотрел, как она спит, и ласково перебирал ее локоны. Анита… Она была уникальной, ни на кого не похожей, яркой, сильной, стремительной, невероятно умной и красивой, ранимой и соблазнительной. Мужчина не знал, что с ним будет, если она выберет другого, но он даже и не думал как-то повлиять на ее выбор — любое принуждение претило ему, особенно когда это касалось его любимой.


Девушка проснулась от легкого нежного поцелуя и, открыв глаза, встретилась с чуть настороженным взглядом Рэма.

— Привет, — пошептал он и улыбнулся, когда понял, что она не собирается вырываться из его объятий.

— Привет, — она провела кончиками пальцев по его скулам, спустилась к губам и немного рассеянно обвела их — ей нравилось ощущение его кожи, идеально гладкой… Она моргнула и удивленно на него посмотрела.

— Мне не нужно бриться, шерити, — он поцеловал ее пальцы и чуть не рассмеялся ее пораженному виду. — Технологии позволяют решить эту проблему раз и навсегда.

— Как интересно… — она буквально тонула в его глазах.

— Анита, — мужчина с трудом удержался от поцелуя и нежно откинул с ее лица непослушный локон, — мне пора уходить.

— Рэм, — девушка замялась, а потом все же произнесла, — я не хочу, чтобы ты уходил.

— Ох, шерити, — простонал он и прикрыл глаза, как же ему хотелось остаться с ней, но это было невозможно, — если бы я только мог, но мне до рассвета нужно вернуться на Акелдаму.

— Надолго?

— Я не знаю, Анита, — он чуть нервно провел рукой по волосам, — правда не знаю, — сейчас он буквально разрывался между долгом и любовью, и это было невыносимо больно.

— Я понимаю, — она грустно улыбнулась и, немного приподнявшись, коснулась губами его губ. — Я буду скучать.

— Шерити, — его взгляд окутал ее теплом, руки притянули ближе, а губы шепнули: — я люблю тебя, — а дальше был просто головокружительный поцелуй: такой сладкий, такой нежный и такой волнующий, обещающий и манящий.

Рэм с огромным трудом смог прервать поцелуй и заглянуть в ее затуманенные глаза — как же ему не хотелось уходить, тем более сейчас, когда она уже почти готова сделать свой выбор, и выбрать его.

— До скорой встречи, — его бархатный голос буквально физически ласкал ее кожу, вызывая легкую дрожь.

— Я буду ждать, — чуть хрипловато шепнула девушка, а мужчина стремительно встал и шагнул в открывшийся телепорт…


Акелдама

Исао так и не смог уснуть — израненная спина взрывалась болью от малейшего движения и почему-то не спешила заживать. Он попытался связаться со своим нефом, но и тут потерпел неудачу — Корентайн не отзывалась. Мужчина тяжело вздохнул и поморщился, даже такое легкое движение причиняло ему боль.

«Дурак!» — не выдержала девушка-неф, и это единственное слово было наполнено таким количеством разнообразных чувств, что было просто непонятно, откуда она взяла силы молчать раньше.

«Кори», — как же он был рад ее слышать.

«Вот скажи, — неприкрытая обида захлестнула его, — ты вообще понимаешь, каково мне сейчас? За что ты так со мной?»

«Ты это о чем?», — удивился Воздушный Властелин.

«Мы с тобой одно целое, — неф убедилась, что он действительно не понимает, о чем она говорит, и немного успокоилась, — и твою боль я ощущаю как свою. Твои повреждения — мои повреждения».

«Ох… — он пораженно выдохнул, осознав что сотворил своими решениями с ней. — Прости, Кори, я не знал, действительно не знал…»

«Я уже поняла, — едва слышно ответила она. — Только не делай так больше».

«Прости, но я не могу этого тебе обещать, — честно ответил мужчина. — Мало ли что может случиться в будущем».

«Хотя бы пообещай не нарываться», — попросила неф.

«Обещаю», — ответил он.

«Спасибо, — Корентайн вздохнула. — Энергия уходит слишком быстро, мне нужно уходить. Жаль, что помочь тебе я сейчас не в силах — слишком мало энергии и слишком сильно измучен твой организм. Тебе бы сейчас в регенератор…»

«Нельзя, Кори, — нотки сожаления проскользнули в его словах, — иначе все это будет бессмысленно».

«Жаль. Заживать будет долго, да и шрамы опять останутся».

«Ничего, у меня их и так полно. Парочкой больше, парочкой меньше — никто и не заметит», — ирония и легкая насмешка прозвучали очень отчетливо.

«Ох и дурак», — фыркнула девушка-неф и исчезла, оставив его в полной тишине, пытающегося понять что же она хотела этим сказать.


Темный Император сидел в глубоком кресле на небольшой скрытой от посторонних глаз террасе и задумчиво наблюдал за медленно светлеющим небом, а на коленях у него лежал ксей, с экрана которого загадочно улыбалась Анита. Тьма вокруг него очень медленно поддавалась лучам восходящего солнца, как бы нехотя уступая им возможность касаться того, кого обнимала с нежностью любовницы. Она льнула к нему, пряталась в его волосах, пытаясь остаться с ним хоть на мгновение дольше. Но солнце все же победило, его лучи затанцевали алыми отблесками на его волосах, осветили лицо с четкой вертикальной морщинкой между бровей и замерли на экране ксея.

Вот мужчина вздохнул, перевел взгляд на изображение девушки, и вертикальная морщинка разгладилась, а на губах появилась грустная полуулыбка, он коснулся рукой изображения так легко и нежно, как будто дотрагивался до лица любимой. Но уже несколько коротких мгновений спустя, Такеши бросил быстрый взгляд на небо, выключил ксей и стремительно поднялся. Начинался новый день, день, который не сулил ему ничего хорошего, день, когда его возненавидит та, что так важна для него. Он глубоко вздохнул и гордо выпрямился — ему было не привыкать к тому, что его боятся и ненавидят, так что он сможет пережить это. Но все же мысль о ее ненависти причиняла ему боль.


Исао уже встал и оделся, когда в свои покои вернулся Темный Император, пребывающий в весьма мрачном настроении. Он был настолько мрачен и погружен в себя, что советник не рискнул даже поприветствовать его. Такеши же задумчиво прошелся по комнате, а потом повернулся к другу.

— Паршиво выглядишь, — вместо приветствия сказал он, отмечая сильную бледность, чуть заметную ссадину на скуле и незажившее рассечение.

— И чувствую себя соответственно, — попытался пошутить Воздушный Властелин, но шутка не удалась — Темный Император помрачнел еще сильнее. — Успокойся, мне уже лучше, — попытался исправить положение мужчина.

— Кому ты рассказываешь, — едва слышно пробормотал Такеши и уже громче спросил: — Спина сильно болит? Только честно, Исао.

— Прилично, — скрипнул зубами тот, но ответил откровенно.

— Не одевай куртку, — посоветовал Темный Император, — рубашка достаточно свободна, чтобы не беспокоить раны, а от прикосновения куртки может быть намного хуже. Да и не сможешь ты ее одеть сейчас.

— Одену, — он решительно взял куртку и, превозмогая боль, натянул, ее еще больше побледнев при этом.

— Глупо, — устало покачал головой Такеши.

— Зато ничего не заметно…

— Ты скованно двигаешься, — перебил друга Темный Император, — сразу понятно становится, что ты ранен.

— Скажу Аните, что раны еще не зажили, если спросит. Она решит, что это дело рук фоморов, если не увидит своими глазами, — Исао твердо выдержал взгляд алых глаз.

— Почему?

— Не хочу, чтобы она обвиняла тебя в том, чего ты не совершал, — просто ответил советник.

— Можешь попытаться, но она все равно узнает, — горько усмехнулся Такеши. — Ничего уже не изменить. У меня будет только одна просьба — убеди ее не отказываться от моего приглашения на бал.

— Я привезу ее на Акелдаму к этому времени, — пообещал Воздушный Властелин, — даже если придется сделать это насильно.

— Нет, Исао, если она наотрез откажется, пусть будет так, но никакого принуждения, — напряжение буквально пропитало голос Темного Императора.

— Но…

— Пообещай, это, — с нажимом произнес Такеши, сверкая алыми глазами, ставшими еще ярче, выдавая его волнение и сдерживаемую ярость.

— Обещаю, — покорно склонил голову советник.

— Спасибо, — тихо поблагодарил Темный Император и уже собранным голосом спросил: — Готов?

— Уже время?

— Да.

— Отлично, начнем шоу, — ухмыльнулся Исао и вышел следом за другом.


Да, шоу им действительно удалось не славу. Жадные до чужого страдания взгляды были направлены на Исао с первой секунды его пребывания в зале перемещений, отмечая невероятную бледность, следы ударов на его лице, напряженность, осторожные движения, подтверждающие, что слухи о его наказании в темнице были чистой правдой. Аристократы, присутствующие при отправке Исао на Тахиру в качестве телохранителябыли в ужасе. Император жестоко наказал своего самого приближенного советника, свое доверенное лицо, по некоторым сведениям любовника. И если многие, пользующиеся благосклонностью Такеши, думали ранее, что разговоры про то, в каком состоянии он забрал Исао из темницы, всего лишь домыслы сплетников и злопыхателей, то уже сегодня лихорадочно вспоминали ничем ли не провинились, ведь если он так обошелся со своим советником, то что может сотворить с ними.

Страх удушливой волной накрыл зал и Темный Император слегка поморщился при виде того, как присутствующие отводят от него глаза и вздрагивают, почувствовав на себе взгляд его горящих алым светом глаз. Он вспомнил, как легко и просто встретила его взгляд Анита, и еще больше помрачнел.

— Ты слишком пугаешь их своим видом, — так тихо, что его услышал только Такеши, произнес Воздушный Властелин. — Постарайся немного успокоиться.

— Зачем, — зло хмыкнул Темный Император, — пусть боятся, если только это они и умеют.

Исао вздохнул, осознав, что именно Анита является причиной отвратительного настроения друга, и пожалел, что у него совершенно не осталось времени нормально объяснить ему почему его так боятся подданные — телепорт уже был активирован.

— Такеши, — мужчина поймал взгляд Темного Императора и уже мысленно продолжил: «Она совершенно иная и мыслит не так, как мы привыкли. И боится иного».

Тот кивнул другу, что понял его, и Исао решительно шагнул в телепорт, одновременно встряхнув головой так, чтобы волосы максимально закрыли повреждения на его лице, и молясь чтобы Анита ничего не заметила.


Тахира

С раннего утра Анита находилась в зале перемещений и нетерпеливо ждала Исао. Почему-то она нервничала, хоть ни на мгновение не усомнилась в том, что Такеши сдержит свое слово. Темный Император заинтриговал ее — умный, сильный, опасный и невероятно красивый, он производил впечатление человека чести. Девушка как раз подумывала о том, чтобы пораньше перед балом попасть на Акелдаму, когда из телепорта вышел Воздушный Властелин. Один взгляд на него — и она буквально заледенела: черные с синими проблесками волосы, ниспадающие на плечи и закрывающие половину лица, лишь сильнее подчеркивали его невероятную бледность. Мужчина явно не ожидал встретить ее тут и чуть замешкался перед тем как шагнуть к ней.

— Анита, — его улыбка хоть и была искренней, но какой-то натянутой, а движения лишились своей плавности, хищности и особой грации.

— Что с тобой произошло? — напряженно спросила девушка, стараясь говорить тихо, чтобы не привлекать к ним ненужного внимания.

— Ты это о чем? — попытался выкрутиться он. — Со мной все чудесно.

— Исао, — она изогнула бровь и выразительно на него посмотрела, — ты едва на ногах держишься. Рассказывай.

— Давай не здесь, — сдался он под ее взглядом, понимая, что зря надеялся утаить от нее свою слабость.

— Хорошо, — согласно кивнула Анита и едва слышно спросила: — До моих покоев сам дойдешь?

— Вполне, — холодно ответил он.

— Не лезь в бутылку, — вздохнула она и, поймав удивленный взгляд синих глаз, слегка улыбнулась — он понял ее слова верно.

— Иногда мне кажется, что ты с Акелдамы, — она шагнул к ней и попытался поцеловать руку, но только замер, закусив губу и пережидая приступ боли.

Девушка это заметила, но ничего не сказала, а только подождала, пока он придет в себя, и медленным шагом отправилась в свои покои. Она шла и размышляла, что же могло случиться с Исао за тот небольшой промежуток времени, пока она его не видела. От мысли, что его могли пытать, у нее сжималось сердце. Ей было сложно поверить, что такой человек как Такеши, мог нарушить слово и… Она решительно тряхнула головой, отгоняя такие мысли. Нет, он не мог быть так жесток, ведь она видела, как искренне он переживал за Исао.

Они в полном молчании добрались до ее покоев, не встретив по пути ни одного человека. И едва за ними зарылись двери, как Анита повернулась к Воздушному Властелину и решительно отвела с его лица волосы. Мужчина вздрогнул от неожиданности, но не успел ей помешать — она успела все рассмотреть. Ее нежные пальцы чуть дотронулись до ссадины на скуле, а глаза опасно потемнели. Он замер, не решаясь нарушить затянувшееся молчание и стараясь не смотреть ей в глаза.

— Тебя избили? — ее голос дрогнул, и она попыталась расстегнуть и снять с него куртку, но он удержал ее руки, хоть это и причиняло ему боль.

— Не надо, — попросил он.

— Это он приказал? Темный? — струйка ярости проникла в ее голос.

— Шерити, все совсем не так, как выглядит, — связанный словом молчать, он умоляюще посмотрел в ее глаза, подивившись, насколько темными они вдруг стали.

— Но ты не можешь рассказать, — фыркнула Анита, прекрасно разглядев сожаление, вину и боль в его синем взгляде.

— Не вини Такеши, — осторожно попросил мужчина.

— Да? — насмешливо протянула она и сверкнула глазами, пытаясь осторожно высвободить руки, которые он прижимал к своей груди.

— Не нужно его ни в чем винить.

— Он не сдержал слово, — она резко освободилась, а Исао вздрогнул и не смог сдержать едва слышный стон боли.

— Ох, прости, — девушка уже сожалела о своей вспышке, особенно когда поняла, что причинила ему боль своим резким движением.

— Ничего, — выдохнул он, отдышавшись.

— Я хочу помочь…

— Анита, — перебил ее он, — прошу, не делай поспешных выводов. Не вини Такеши, он…

— Исао, я не хочу сейчас говорить о нем, — она легонько дотронулась до его руки. — Сейчас я должна знать, насколько ты пострадал.

— Бывало и хуже, — он напустил на себя веселый вид.

— Исао, — ее тихий голос и укоризненный взгляд заставили его вздохнуть, — мне нужно знать.

— Шерити, — он какое-то время вглядывался в ее глаза, а потом уступил, осознав насколько решительно она настроена узнать правду о его повреждениях, и, стиснув зубы, стянул куртку, стараясь не поворачиваться к ней спиной, — видишь, ничего особенного.

— Пока ничего не вижу, — девушка подошла и провела руками по его груди и ребрам, но не нашла ни одной повязки, да и он ни разу не вздрогнул от боли. Но вдруг она вспомнила шрамы на спине Рэма и обняла Воздушного Властелина, решив проверить свою страшную догадку — под пальцами она почувствовала мокрую ткань. Один миг понадобился ей, чтобы скользнуть ему за спину и застыть от шока — его белоснежная рубашка была пропитана кровью.

— Нет, — простонала Анита, в ужасе понимая, что Исао приказали высечь. — Он ведь мне обещал. Как он мог?

— Шерити, — он, совершенно не обращая внимания на боль, стремительно обернулся и поймал ее взгляд, в котором смешались неверие, боль и разгорающаяся ярость, — поверь мне, Такеши не нарушил данного тебе слова.

— Я вижу, как не нарушил, — ее глаза вдруг стали похожи на зеркала, спрятав от него ее эмоции.

Воздушный Властелин вполголоса выругался — она не верила ему, а он не знал, как это изменить.

— Очень больно? — нарушила затянувшееся молчание девушка и дотронулась до его руки.

— Нет, шерити, — солгал он — на самом деле боль была невыносимой.

— Ложь, — неодобрительно покачала она головой и вздохнула. — Я понимаю, что будет очень неприятно, но одевай куртку и пойдем, уложу тебя в регенератор, — ее напряженный взгляд сказал ему, что она не потерпит отказа.

— Пообещай мне, что не станешь делать поспешных выводов, — мужчина быстро натянул куртку и замер, пережидая волну нестерпимой боли, — и не станешь отказываться побывать на Акелдаме.

— Исао, если ты беспокоишься, что я могу не пойти на бал Темного Императора, то напрасно. Я обещала Рэму, что буду там. А я, в отличии от вашего Императора, держу слово, — сейчас она была такой холодной и отстраненной, что Воздушный Властелин вздрогнул — такая нубит была невероятно опасна.

— Анита, — он понял, что сейчас второй раз в жизни нарушит приказ Такеши и расскажет ей всю правду.

— Я не понимаю, — она механически взяла его за руку и потянула за собой, — он поступил с тобой жестоко, а ты его еще и защищаешь.

— Все не так, как кажется, — он послушно следовал за ней в комнату с регенераторами.

— Похоже все еще хуже, — пробормотала девушка, включая регенератор и выбирая автоматическую программу полного восстановления всех повреждений.

— Анита! — мужчина резко развернул ее к себе лицом и оперся руками по обе стороны от нее так, чтобы она не смогла вывернуться. — Такеши не виноват! Он не знал…

— Ну да, конечно, — фыркнула она, скептично приподнимая бровь. — Темный не тот человек, который не знает, что происходит в его государстве, не говоря уже о дворце. Хватит, Исао, признай, он поступил с тобой невероятно жестоко, когда приказал избить.

— Ты говоришь о жестокости, — голос мужчины дрожал от сдерживаемых чувств, а глаза буквально прожигали ее насквозь, — но ты еще более жестока. Для меня стать телохранителем более жестокое наказание, чем любое другое. Ты низвергла меня, Анита. Для Властелина стать телохранителем хуже смерти.

— Вот значит как, — пронизывающий холод был в ее словах, когда она бросила: — Вылезешь из регенератора и топай себе на все четыре стороны, — девушка резко оттолкнула его, намерено причиняя боль. Он отшатнулся и побледнел, а его резкий выдох, отозвался в ней тупой болью, но она внешне не дрогнула.

— Снимай куртку и залазь в регенератор, — ее слова падали в тишину как осколки льда.

— Анита…

— Ну же, — поторопила его она и отвернулась обратно, вернувшись к настройке аппарата.

Девушка услышала, как его куртка упала на пол, и почувствовала, как он подошел к ней и остановился так близко, что она чувствовала тепло его тела.

— Анита… — Воздушный Властелин понимал, что наговорил ей лишнего, и теперь многое бы отдал чтобы забрать назад те слова.

— Если снимешь рубашку, время регенерации существенно уменьшится, — ровный отстраненный голос — она так и не повернулась к нему.

Одним движением мужчина стащил с себя рубашку, резко отрывая присохшие места и ощущая, как кровь вновь заструилась по спине, но ему сейчас было плевать на это.

— Поговори со мной, — он не сдержался и обнял ее со спины, — пожалуйста, шерити, не отгораживайся, — буквально простонал он.

— Забирайся в регенератор, — она дернула плечом, но он только сильнее сжал руки. — Исао, прекрати, отпусти меня, поговорим позже.

— Обещаешь? — его голос дрогнул от пронзившей его надежды.

— Обещаю, — тихо ответила она, и мужчина отпустил ее.

Воздушный Властелин скользнул в регенератор, лишь на миг повернувшись спиной к девушке, едва сдержавшей потрясенный возглас — его спина была так исполосована, что вообще казалось чудом, что он в состоянии двигаться.

— Отдыхай, — нежный голос и ласковое прикосновение к щеке, заставили его широко распахнуть глаза, но было поздно — крышка уже закрылась, отрезая его от нее, а запустившаяся программа погрузила в сон.

Проверив, что все работает как надо, Анита вернулась в свои покои, ей нужно было подумать.


Девушка потерла пальцами виски — голова просто раскалывалась, но головоломка все никак не хотела складываться. Она точно знала, что Исао не боится своего Императора, а значит не стал бы его выгораживать из страха. Тогда возникал вопрос, кто мог отдать такой приказ, если не Император, да еще и так, что он был не в курсе — если конечно верить Исао, хотя поводов ему не верить он не давал. Единственным человеком, который мог бы хоть немного объяснить что же произошло был Такеши. Анита вздохнула, материализовала ксей и, пока не передумала, оправила вызов Темному Императору.

— Анита, — буквально мгновенно ответил он, появляясь на экране ксея в распахнутой рубашке.

— Да или нет? — без предисловия спросила она, внимательно наблюдая за его реакцией.

— Что? — удивленно моргнул мужчина и его алые глаза вдруг стремительно потемнели.

— Исао, — веско обронила девушка.

— Анита, — в темных глазах промелькнула боль, а потом они снова вспыхнули алым, — как он?

— В регенераторе.

— Спасибо, — облегченно вздохнул мужчина.

— Значит это был не ты, — от удивления она перешла на «ты». — Ты бы не причинил ему боли.

Темный Император замер, осознав, что она его «прочитала» по жестам и мимике, и рассеянно провел рукой по волосам, откидывая их назад, от чего мышцы его пресса напряглись и обозначились еще четче.

— Чего ты хочешь от меня? — едва слышно спросил он. — Технически я не сдержал слово.

— Я хочу освободить Исао от унизительной для него роли телохранителя.

— Не делай этого, — мужчина был очень встревожен и сильно побледнел. — Проси что угодно, только не делай этого.

— Я не понимаю, — нахмурилась девушка. — Исао сказал, что быть телохранителем для него хуже смерти.

— Анита, — осторожно спросил Такеши, — он сказал для него или для Властелина? Подумай, это очень важно.

— Он сказал «для Властелина», но ведь это одно и то же.

— Не совсем, — Темный Император рухнул в кресло и чуть слышно рассмеялся. — Для властелинов это действительно смертельное унижение, вот только Исао плевать на такие мелочи как традиции и мнение аристократии. Но даже если бы это и имело значение, то я все рано настаивал бы на том, чтобы он оставался телохранителем, — мужчина не просто посерьезнел на глазах, а даже помрачнел. — Если ты освободишь его от обязанностей телохранителя до бала, это будет означать для него смертный приговор.

— Что? — ахнула она.

— После того, что ему придется вынести, он просто не сможет выжить, — Анита увидела, как Такеши впился пальцами в подлокотники кресла и попросил: — Прошу, не освобождай Исао от обязанностей телохранителя до бала.

— Не буду, — пообещала она.

— И не спрашивай, какая расплата его ожидает, если ты откажешься от него, — предвосхитил ее вопрос мужчина. — Я не могу сказать, но поверь мне, это чудовищно… и у меня нет ни малейшего шанса вмешаться.

— Я не отпущу его, пусть даже придется его приковать к себе, — пошутила девушка и улыбнулась.

— Тебе для этого хватит и улыбки, — он зачаровано смотрел на улыбающуюся Аниту, чувствуя, как кровь все стремительнее бежит по его венам, а сердце бьется все быстрее.

— Шигео, — произнесла она, удивленная мягкими и мечтательными нотками в его бархатном голосе, — что…

— Не спрашивай, — тихо попросил он, — тебе не понравится ответ, — и резко сменил тему: — Анита, ты приедешь на бал?

— Да, — после некоторого колебания ответила она и, не выдержав любопытства, спросила: — Почему мне не понравился бы ответ?

— Можно я не буду отвечать на этот вопрос? — мужчина прикрыл глаза, чтобы она не смогла увидеть, как они вдруг ярко вспыхнули — ему было приятно такое ее пристальное внимание.

— А если я скажу нет? — чуть лукаво улыбнулась она.

— Тогда я отвечу, — от мягкости и нежности его голоса, с чуть хрипловатым нотками, у нее перехватило дыхание, — но только на балу.

— Ловлю на слове, — рассмеялась девушка, с удивлением отмечая, что ей невероятно легко и приятно разговаривать с Темным Императором.

— Анита, — начал мужчина, но его прервал настойчивый стук в двери, — прости, я на минуту, — сказал он, встал из кресла и исчез с экрана ее ксея.

Вернулся он быстро, но был взволнован и немного мрачен, а его глаза буквально искрили алым.

— Спасибо, что уделили мне время, — девушка мгновенно поняла, что ему уже пора отключаться, но он, по какой-то непонятной причине, не решается ей сказать это. — Не смею больше отрывать от дел. Впредь поста…

От ее официального тона он помрачнел еще сильнее, вцепился пальцами в спинку кресла и не дал ей закончить мысль.

— Анита, — грустная улыбка чуть коснулась его губ, — тебя я счастлив слышать и видеть в любое время. Для тебя я всегда свободен.

Сказать, что она была удивлена и поражена — это не сказать ничего. Но к крайней степени удивления примешивалось, смущение, а еще тревога — неужели она «играла» с ним, и он поддался этой игре. Девушка молчала, не зная, что ему ответить на это откровение и как себя вести с ним дальше, когда уже в ее двери постучали.

— Похоже, тебе пора отключаться, — Темный Император чуть поклонился. — До встречи, Анита. Надеюсь, до очень скорой встречи, — он хотел еще, что-то добавить, но сам себя оборвал и, еще раз поклонившись, отключился. А она пошла открывать дверь, в которую упорно стучали, причем все сильнее и сильнее.


Девушка открыла дверь и встретилась со встревоженным взглядом Дамира. Мужчина замер на миг, облегченно выдохнул, а потом порывисто обнял и крепко прижал к себе.

— Что-то случилось? — удивленно спросила она, ощущая, как отчаянно стучит у него сердце.

— Нет, — чуть хрипловато ответил он, вздрогнул и еще крепче прижал ее к себе, — просто дурной сон.

— Что тебе приснилось?

— Я не хочу говорить об этом, шерити, — едва слышно прошептал он, зарываясь лицом в ее волосы.

— Дамир…

— Нет, Анита, не спрашивай меня, — он отрицательно мотнул головой и чуть ослабил объятья, чем тут же воспользовалась девушка — вывернулась и втащила его к себе в комнату.

— Тебе приснилась моя смерть? — прямо спросила она, поймав его взгляд.

— Откуда… — пораженно выдохнул Пустынный Властелин.

— По твоим глазам поняла, — она подвела его к дивану, усадила и присела рядом. — Рассказывай.

— Я не знаю, что это было за место, — начал рассказ мужчина, — но мы были там вдвоем. Почему-то я был очень слаб, а ты — расстроена. Мы уходили от погони… и почти достигли телепорта, когда нас таки нагнали воины в биоброне. Бой был жестоким и кровавым, мы дрались отчаянно, но силы были не равны… нас смяли числом… — он замолчал не в силах закончить.

— Как я погибла в твоем сне? — спокойно спросила Анита.

— От удара в спину, — едва слышно произнес Дамир.

— Понятно, — она придвинулась к нему ближе и, положив руку на его щеку, заставила посмотреть себе в глаза. — А что случилось там с тобой? — очень мягко спросила девушка.

— Не знаю, — он прижался к ее ладони, буквально впитывая крупицы наслаждения от ее прикосновения, — я проснулся едва ты… — он вздрогнул и прикрыл глаза.

— Дамир, это всего лишь сон, — она обняла его.

— Это было слишком реалистично, шерити, — его руки сомкнулись на ее талии, притягивая ее еще ближе.

— Пфф, — фыркнула Анита и, не удержавшись, запустила пальчики в его волосы. — Добро пожаловать в клуб. Сам знаешь, как часто мне снятся кошмары, — она нежно ему улыбалась и перебирала его шелковистые белоснежные пряди.

— Шерити, — он буквально растворялся в ее ласковых прикосновениях, таял от ее улыбки, сходил с ума от ее близости, — ты позволишь поцеловать тебя? — Пустынный Властелин замер за волосок от поцелуя, не смея навязывать ей то, чего она может не хотеть.

Девушка удивленно посмотрела не него, заметила неуверенность в его глазах и страх, страх быть отвергнутым. И в то же время его глаза были полны любви и надежды. Ее сердце затопила теплая волна — несмотря на его импульсивность и горячность, он был невероятно дорог ей. Ей было непривычно видеть его таким тихим и неуверенным, таким сдержанным. Этот новый Дамир интриговал, и она хотела его поцелуя.

— Да, — прошептала она и коснулась губами его губ.

Но едва их губы соприкоснулись, его сдержанность рухнула, и ее опалила страсть его поцелуя. Мужчина целовал ее так, как будто дышал ей, жил ей. Он целовал и целовал ее не в силах остановиться, не в силах оторваться. Ловил губами тихие стоны, покрывал ее лицо нежнейшими поцелуями и снова возвращался к губам. Нежно, страстно, легко, сладко… Боги, как же ему было хорошо с ней… Он не хотел останавливаться, но все же заставил себя оторваться от таких желанных губ и зарыться лицом в ее волосы, пытаясь хоть немного отдышаться и взять себя в руки.

Анита понимала, что делает глупость, но не могла отстраниться он него — ее слишком сильно тянуло к нему, так же сильно, как и к Рэму. Она чуть не застонала вслух, когда вспомнила про свой особый талант. Сейчас она не могла точно сказать, почему Дамир хочет быт с ней, почему обнимает и целует — вдруг это все результат ее неосознанной «игры». От этой мысли у нее противно заныло сердце, и она медленно отстранилась.

— Анита, — Пустынный Властелин мягко заключил ее руки в свои и нежно произнес: — Я люблю тебя, — в его глазах светилась решимость. — Шерити, я понимаю, что мне практически нечего тебе предложить, но ты для меня все. Только рядом с тобой я живу, только рядом с тобой я дышу, — он на миг замер, как бы собираясь с силами, и продолжил: — Анита, стань моей небт-хет.

Девушка потрясенно уставилась на мужчину. Она даже подумать не могла, что он может сделать ей предложение. Тем более такое. Мужчины предпочитали не связывать себя на всю жизнь, поэтому небт-хет становились настолько редко, что это слово практически исчезло из употребления. Его предложение застало ее врасплох, удивило, ошарашило, а еще заставило задуматься. Притягивал ли он ее? Да. Нравились ли ей его поцелуи и объятья? Да. Дорог ли он ей? Да. Любила ли она его? Да. Готова ли была ради него отказаться от Рэма? Нет, однозначно нет. Рэм… она вспомнила его нежность, озорную улыбку, железную волю и… грусть в его чернильных глазах, когда он уходил… Она любила его и не могла потерять. Сердце Аниты разрывалось от любви к двум мужчинам — таким абсолютно разным как день и ночь, но одинаково дорогим. Нет, она не готова была выбирать.

— Дамир… — едва слышно выдохнула девушка и отвела взгляд.

— Не отвечай сейчас, шерити, — мужчина по ее глазам понял, что она в смятении, и нежно притянул в свои объятья, — подумай. Я готов ждать столько, сколько ты скажешь.

— Ох, Дамир, — так тихо простонала она, что он и не расслышал.

— Обещай, что подумаешь, — попросил Пустынный Властелин.

— Сначала ответь честно на один вопрос, — она подняла глаза и замерла, едва не утонув в расплавленном серебре его взгляда.

— Все, что угодно, шерити.

— Я «играю» с тобой, Дамир? — девушка напряглась в ожидании ответа.

— Играешь? — недоумения появилось на его лице, и он уточнил: — Ты имеешь в виду то, что периодически делает Рэм? — она кивнула, и он продолжил: — Нет, Анита, ты не «играешь». Иногда флиртуешь, но никогда не «играешь».

— Спасибо, — облегченно вдохнула она, прикрывая глаза.

— Шерити, это тебе Рэм сказал, что ты «играешь»? — его голос звучал обманчиво мягко, скрывая ярость на бывшего друга, посмевшего сказать ей подобное.

— Не совсем верно. Он сказал, что у меня талант к этому…

— Анита, — рассмеялся мужчина, — каждая женщина обладает подобным талантом. Кто-то больше, кто-то меньше, — он философски пожал плечами и добавил: — Рэм судит предвзято потому что ты все еще сопротивляешься ему. Несмотря на все его уловки и «игры», сопротивляешься.

— Дамир, Рэм никогда не «играл» со мной, — возразила она.

— Ты не можешь этого знать наверняка, он слишком хорош, ты могла даже и не заметить.

— Я чувствую и вижу такие «игры». Поверь, он не «играл» со мной.

— Как скажешь, шерити, — уступил для вида Пустынный Властелин и вернулся к интересующему его вопросу: — Ты подумаешь? Прошу, Анита, подумай. Я на все готов, лишь бы ты была рядом.

— Я подумаю, — пообещала она, и надежда зажглась в его глазах…


Когда Анита и Дамир спустились в столовую, там уже завтракали Витольд с Джун, а также Пустынный и Морской Властелины, замершие при виде девушки.

— Анита, — Янар отложил приборы и встал, — я…

— Расслабься, Ян, — девушка улыбнулась его неуверенному и встревожено-виноватому виду. — Пообещай больше так не чудить, и забудем.

— Никогда, Анита, — ошарашенный взгляд невероятно синих глаз и чуть дрогнувший голос. — Поверь, больше никогда.

— Я верю, — просто сказала она и подмигнула ему, от чего он хлопнул глазами и медленно опустился обратно на стул, а девушка подошла, ласково взъерошила ему волосы и заняла место рядом.

— Спасибо, — тихо произнес Дамиан, дотрагиваясь до ее руки, и в его глазах было такое облегчение, что ей стало как-то не по себе.

— Неужели ты думал, что я могу что-то сделать Яну? — у нее даже пропал аппетит от подобного предположения.

— Ты была бы в своем праве, — осторожно вступил в разговор Лесной Властелин.

— Вит, ему и так досталось, — отмахнулась от него девушка и повернулась к напряженно молчавшему Янару: — Забей.

— Ох, Анита, — рассмеялся тот, прекрасно понявший переносное значение слова. — Значит, ты уже на меня не сердишься?

— Нет, не сержусь, — подтвердила она. — Давно не сержусь. А после того, как я складывала твою личность, ты вообще мне как младший братишка.

— Анита, — фыркнул Горный Властелин, — ты же не старше его.

Девушка только неопределенно пожала плечами и загадочно улыбнулась.

— Старше, — тихо произнес Морской Властелин с невероятно серьезным видом.

— Не верю, — подал голос Дамир, устроившийся напротив Аниты.

— А я верю, — задумчиво выдал Витольд.

— И я, — поддержала его Джун.

— И кто прав? — испытующе посмотрел на девушку Дамиан.

— А какое это имеет значение? — веселье искрилось в ее глазах.

— Просто любопытно, — прищурился Горный Властелин, пытаясь хоть как-то по внешности вычислить возраст девушки.

— Ну это твоя проблема, — рассмеялась она.

— Не скажешь? — Дамир бросил ей персик, который она легко поймала.

— Не-а, — рассмеялась Анита и с наслаждением впилась зубами в сочный фрукт.

«Ани, а мне скажешь?» — спросил чуть неуверенно неф.

«Любопытно?» — игриво хмыкнула она.

«Невероятно», — подтвердил он.

«Я довольно прилично старше Янара, — Анита решила не мучить Рунихеру. — Ему ведь чуть больше восемнадцати, а мне восемнадцать уже достаточно давно исполнилось».

«Спасибо, что была откровенна со мной, Ани, — ей показалось, что он улыбается. — Увидимся позже», — добавил неф и ушел.

— Иногда мне кажется, что ты еще совсем девчонка, — раздался голос Исао, медленно приближающегося к столу. Он кивнул Лесному Властелину и расположился на свободном стуле, — а временами это отнюдь не так, — закончил он свою мысль.

— И как ты тут оказался? — чуть прищурился Витольд.

— Вит, давай не сейчас, — напряглась Анита.

— Такеши отправил меня сюда по просьбе Аниты в качестве ее телохранителя, — спокойно ответил Воздушный Властелин.

— Что? В качестве кого? — потрясенно выдохнул Дамиан.

— Телохранителя, — бесстрастно повторил Исао и спокойно встретил встревоженный взгляд девушки.

«Прости, я бы не прав, — поймав ее взгляд, передал он, — просто хотел показать тебе, что не все может быть так, как выглядит на первый взгляд. Я хотел, чтобы ты поняла и не винила Такеши».

«Не знаю, что у вас там произошло. Да и Шигео мне ничего так и не рассказал, но я верю, что это не он отдал приказ», — таким же образом ответила ему девушка.

— Спасибо, — облегченно выдохнул Воздушный Властелин и в несколько глотков осушил бокал с восстанавливающей жидкостью.

— На здоровье, — усмехнулась Анита и повернулась к Витольду, но не успела ничего сказать, как раздался настойчивый звук вызова ксея. Лесной Властелин бросил быстрый взгляд на экран, чуть побледнел и стремительно вышел.

— Что это было? — выгнула бровь девушка.

— Мой брат, — как приговор выдала бледная как стенка Джун, — а он не должен был связываться с нами еще пару недель. Видимо ему донесли про нападение фоморов.

— И чем это нам грозит? — поинтересовалась Анита.

— Не знаю… скорее всего придется ехать к нему, — предположила Джун. — И ехать очень быстро.

Джун оказалась права, Витольд вернулся в столовую достаточно быстро, но был невероятно бледен.

— Император хочет всех нас видеть, — мужчина подошел к любимой и успокаивающе погладил ее плечи. — К вечеру мы должны быть на месте. Завтра утром нас ожидает аудиенция.

Горный Властелин выругался, посмотрел на Янара и еще раз выругался. Морской Властелин только болезненно поморщился и обреченно вздохнул. Исао задумчиво посмотрел на Аниту, усмехнулся уголком рта и вернулся к завтраку. Пустынный Властелин резко вскочил и заметался по комнате, а потом застыл, изо всех сил стискивая руки в кулаки и сдерживая рвущиеся с его губ проклятия.

— Дамир, что случилось? — Анита подошла к мужчине и дотронулась до его руки.

— Когда Император так настаивает на прибытии, это всегда означает проблемы, — пояснил тот.

— Или, что ему что-то нужно, — добавил Дамиан.

— И что ему может быть нужно? — поинтересовалась девушка.

— Мало ли что, — неопределенно дернул плечом Лесной Властелин.

— Возможно он хочет узнать о нападении фоморов, может переживает за сестру или его интересует как поживает Ян, ставший совсем недавно Властелином — советник Темного Императора небрежно откинулся на спинку стула и посмотрел в глаза Аниты. — Но скорее всего он хочет познакомиться с нубит, — ироничная усмешка скользнула по его губам, — очень близко.

Кровь разом отхлынула от лица девушки, а глаза вспыхнули яростным огнем.

— Вы как хотите, но я однозначно еду с Анитой, — Исао очень понравилась реакция девушки на его слова.

— А тебе не опасно показываться во дворце Императора Нифонта без особого приглашения? — нахмурилась Анита.

— Переживаешь за меня? — он как-то странно посмотрел на нее. — Не стоит. Я сейчас нахожусь под защитой твоего имени.

— Как это? — удивилась она.

— Он твой телохранитель, а значит куда ты — туда и он, — пояснил Дамиан, задумчиво постукивая пальцами по столу. — Меня больше тревожит то, что Нифонт может настоять на более близком знакомстве с тобой, шерити.

— Что? — ахнула девушка не в силах поверить собственным ушам. — Ты меня разыгрываешь…

— Мне жаль, Анита, но это чистая правда, — хмуро заметил Витольд, а девушка неверяще на него уставилась.

Исао поднялся, подошел к нубит, заглянул в ее ошарашенные глаза, чуть сжал плечо и твердо произнес:

— Пока я рядом, можешь ни о чем не беспокоиться, никто не посмеет прикоснуться к тебе против твоей воли или навредить. Я всегда буду рядом и защищу от любой опасности, — он легко улыбнулся и, понизив голос до бархатного шепота, закончил: — ведь я твой телохранитель.


Хоть они и прибыли во дворец Императора Нифонта все вместе, разместили в разных крыльях. Комнаты Горного и Морского Властелинов располагались в одних покоях, рядом разместили и Дамира, а вот Витольду выделили просторные покои в дальнем крыле дворца. Что же касается Аниты, то ей отвели небольшую комнату в том же крыле, где находились покои Императора, а для ее телохранителя вообще не нашлось места. Узнав об этом, девушка хмыкнула и отправилась в покои Лесного Властелина вместе со следующим за ней тенью Исао.

— Вит, мы с Исао остановимся у тебя, — девушка нашла Лесного Властелина в одной из спален и остановилась на пороге, поражаясь роскоши обстановки и величине кровати, занимающей большую часть комнаты.

— Анита, это не лучшая мысль, — попробовал возразить тот.

— Мне не понравилось расположение отведенной для меня комнаты, — нахмурилась она. — А еще Исао там негде расположиться.

— Он может остаться тут, здесь есть еще одна спальня, — предложил Витольд, — но тебе придется вернуться в свою комнату.

— Я не оставлю Аниту одну, — мягко возразил Воздушный Властелин, — тем более в такой непосредственной близости к покоям Нифонта.

— Император поселил ее рядом с собой? — ахнул мужчина.

— Да, — подтвердил советник Темного Императора.

— Такое ощущение, что он уже считает меня своей любовницей, — девушка нервно прошлась вдоль зеркала, занимающего всю стену спальни. — И мне это совершенно не нравится, — резко добавила она.

— Анита, прости, но ты не можешь ослушаться его приказа, — Лесной Властелин со стоном отчаяния рухнул в кресло.

— Очень даже могу, — фыркнула она. — Он для меня никто, Вит, — отрезала девушка, — и я не обязана ему подчиняться.

— Согласен с Анитой, — озвучил свою позицию в этом вопросе Исао, — она не присягала Нифонту на верность, не давала ему никаких клятв, да она его даже в глаза не видела, так что действительно он не может ей приказывать.

— Вит, — девушка видела, что друга сильно насторожило то, как к ней отнесся Император — как к собственности или послушной игрушке, и предложила: — давай я на ночь останусь у тебя, а завтра уже попытаемся со всем разобраться после встречи с Нифонтом.

— Думаю, это разумно, — согласно кивнул мужчина. — Ты можешь воспользоваться второй спальней. Правда тогда для Исао не останется места.

— Я лягу в гостиной, там есть довольно большой диван, — Воздушный Властелин позволил себе чуть заметную улыбку, вспомнив как в Храме на Кайтоне делил кровать с Анитой, — так я буду достаточно близко чтобы в случае необходимости прийти на помощь нубит и, в то же время, не нарушить правила приличия.

Предложение Воздушного Властелина было принято без возражений. Только девушка удивленно посмотрела на него, когда заходила в выбранную спальню и тихо произнесла:

— Ты ведь не хотел быть моим телохранителем, зачем же теперь разыгрываешь его из себя.

— Я не разыгрываю, шерити, — так же тихо ответил он. — Что бы я ни делал, я делаю с полной отдачей. И охранять тебя я буду всерьез.

— Но…

— Анита, я ведь уже извинился за те глупости, что тебе наговорил, — ее недоверие больно ранило его, он вздохнул и ровным, спокойным голосом произнес: — Комнату я проверил, опасности в ней для тебя нет. Но будь осторожна — мне не нравится огромное зеркало на стене: через такие частенько подсматривают, чем именно занимаются гости.

— Спасибо, — искренне поблагодарила мужчину девушка, — хорошо когда знаешь чего нужно опасаться, — она улыбнулась ему и исчезла за дверями второй спальни, а он улегся на диван и, сам того не осознавая, буквально мгновенно погрузился в сон.


Император в сопровождении советника тихо отворил двери и прошел в комнату, одна стена которой являла собой противоположную сторону зеркала, что находилось в спальне покоев Лесного Властелина. Он задумчиво посмотрел на безмятежно спавшую на кровати девушку и усмехнулся. Похоже девушка, что так настойчиво выдают за нубит, не так проста, как он думал — отказалась расположиться в выделенной для нее комнате и заняла смежную с Витольдом спальню, что не могло не наводить на определенные мысли. Нифонта заинтересовала эта загадочная «нубит» еще до того, как он ее увидел, а теперь она интриговала его еще сильнее. Мужчина периферическим зрением наблюдал за реакцией своего советника, которому в последнее время все меньше доверял, в то время как его глаза медленно скользили по изящным линиям тела девушки, скрытого от его любопытного взгляда тонкой простыней. Миниатюрная и хрупкая с разметавшимися по подушке длинными волосами она неимоверно волновала его. А то, что она была любовницей Лесного Властелина не имело значения — одно его слово и Витольду придется уступить, как бы он ни упирался. Желание обладать ей с каждой секундой становилось сильнее, а он привык, что все его желания всегда удовлетворяются.

— Хочу, — четко произнес император. — Кто она?

— Лесной властелин привез ее вчера с собой, — ответил советник Нисон.

— Нейфр, — холодно отметит император, наблюдая через одностороннее зеркало за спящей девушкой, — чистое совершенство. Впрочем, у Витольда всегда был отменный вкус.

— Говорят, она не сошлась с его нефтис, вот ему и пришлось взять ее с собой, — советник никогда не выкладывал сразу всю информацию.

— Интересно, а чего еще он мог ожидать знакомя леди дома с любовницей, — фыркнул Нифонт.

— Она ему не любовница.

— ЧТО? — император был поражен. — Но ведь она находится в его покоях.

— Витольд оберегает ее, относится как к младшей сестре…

— У него никогда не было младшей сестры, — Нифонт задумчиво потер подбородок. — Узнайте кто она и откуда.

— Будет сделано, мой император, — советник поклонился и вышел из смотровой комнаты.

«Кто же ты такая? — император размышлял, неотрывно наблюдая за спящей и жалея, что кровать стоит на другом конце комнаты. — Откуда появилась? Почему приехала с Витольдом?… Какого цвета у тебя глаза?»

Вдруг девушка резко села на кровати, одной рукой придерживая простыню, а в другой сжимая длинный кинжал…

Анита проснулась от ощущения того, что на нее смотрят, буквально ощупывают взглядом. Она инстинктивно потянулась к кинжалу, который каждый вечер клала под подушку, и резко села на кровати, в последний момент подхватив левой рукой ускользающую простыню и прижав ее к груди… Ее глаза уткнулись в большое зеркало, занимающее всю противоположную стену. Инстинкты кричали, что сейчас она смотрит в глаза подглядывающего. Лукавая улыбка скользнула по губам девушки, когда она решила немного подразнить мужчину за стеклом, в том, что это был именно мужчина она ни секунды не сомневалась. Анита медленно обвела взглядом комнату, выпустила из руки кинжал, тряхнула головой, заставляя свои длинные густые волосы заструиться по груди, отпустила простыню и томно потянулась, потом плавным чувственным движением выскользнула из кровати и неторопливо, в одних малюсеньких шортиках, прошла мимо зеркала в гардеробную…

Император вздрогнул, встретившись с холодным и настороженным взглядом глаз незнакомки, от которой веяло первозданной агрессией, но спустя пару секунд он уже думал, что это ему просто примерещилось, наблюдая за грациозными движениями девушки… вот простыня соскользнула с ее груди, и он замер, затаив дыхание…невольно застонал, когда она потянулась как кошка и встала с кровати… сделал шаг к зеркалу — она спала практически обнаженной, только в маленьких эластичных шортиках… Нифонт снова застонал, когда она легкой походкой прошла мимо него — ее золотисто-медные вьющиеся волосы струились до самой талии надежно закрывая соблазнительные изгибы фигуры, которые так жаждал увидеть мужчина. Император прижался лбом к тыльной стороне зеркала, пытаясь справиться с порывом послать все к черту, разбить зеркало и…

— Ты обязательно будешь моей, — он тряхнул головой, в попытке развеять наваждение, и усилием воли взяв себя в руки, тихонько вернулся в свои покои…


Анита быстро натянула на себя брюки и рубашку, а потом поспешила в гостиную, где на диване спал Исао. Легкой тенью она скользнула к мужчине и замерла, колеблясь — он все еще спал, совершенно не отреагировав на ее приближение, а значит был измучен сверх меры. Она вспомнила, что ему довелось пережить за последние несколько суток, и решила дать ему максимально отдохнуть. Девушка тихонько опустилась в кресло и настроилась на длительное ожидание, когда вдруг мужчина медленно открыл глаза и чуть сонно ей улыбнулся.

— Привет, — после сна в его голосе проскальзывала легкая хрипотца.

— Еще очень рано, ты можешь… — она замолчала, когда он одним запредельно гибким движение сел на диване, небрежно придерживая на талии простыню.

— Почему же тогда ты не спишь? — мягко спросил он и чуть не рассмеялся, когда она несколько раз моргнула и с трудом переместила взгляд с его груди на лицо.

Анита чуть не выругалась вслух, когда от его движения простыня сползла и открыла ее глазам его идеальное тело — он был так красив, что ей было сложно перестать его рассматривать.

— За мной наблюдали через зеркало, — ей пришлось сделать глубокий вдох, чтобы сосредоточиться на вопросе.

— Что? — Воздушный Властелин вскочил на ноги, забытая простыня упала на пол.

— А я думала, что под простыней на тебе ничего нет, а ты оказывается в брюках, — высказала мысли вслух девушка.

— Я хотел немного тебя поддразнить, — ухмыльнулся он и поднял руки в примиряющем жесте, когда она нехорошо так прищурилась. — Спокойно, шерити, это была всего лишь невинная шутка.

— Доиграешься, что я над тобой пошучу так, как пошутила над подглядывающим, — чуть напряженно произнесла Анита.

— Что ты сделала? — напрягся мужчина.

— Да так, — чуть дернула она плечом.

— Расскажи, — попросил он.

— Да там и рассказывать особо нечего, — вздохнула девушка, — я просто проснулась от неприятного ощущения чужого взгляда, потом встала с кровати и прошла мимо зеркала в гардеробную. Вот и вся история.

— Анита, а в чем ты спала? — прищурился он. — Что-то мне подсказывает, что это точно были не брюки с рубашкой.

— В эластичных шортиках, — с озорными чертиками в глазах ответила она.

— Боги… — у него перехватило дыхание от ее слов, а сердце пропустило удар. Воображение сыграло с ним жестокую шутку, подсунув картинку, как она должна выглядеть практически без одежды. Он отвел в сторону взгляд, чтобы не смущать ее и украдкой сглотнул, пытаясь выровнять дыхание и притушить вспыхнувший в его крови огонь.

— Исао? — девушка удивленно посмотрела на мужчину, недоумевая, что она такого сказала.

— Ты мне уже отомстила, шерити, — сдавленно выдохнул он, все еще не в силах посмотреть на нее. — Жестоко…

— Ты это о чем?

— Видишь ли, Анита, — он сделал еще один глубокий вдох и повернулся к ней, — в нашем мире чем выше сословие человека, тем тоньше и ярче он чувствует. Самые яркие чувства испытывают Властелины и Императоры. А то, что ты сделала — это действительно жестокий удар: видеть и не иметь возможности хотя бы прикоснуться, — Воздушный Властелин тряхнул головой, как бы пытаясь избавиться от навязчивых мыслей, и едва слышно прошептал: — А еще у нас прекрасное воображение.

— Ох… — только и сказала девушка, осознав, что ее неосторожное замечание наверняка вызвало у него определенные ассоциации.

— Теперь тебе ни в коем случае нельзя будет оставаться ни с кем наедине, — странные нотки прозвучали в его голосе, но она не смогла понять что именно это было.

Его категоричность бесила, и она не сдержавшись съязвила:

— Даже с тобой?

— Сейчас я твой телохранитель, а значит абсолютно безопасен для тебя, — ровно произнес мужчина, стараясь не показать той боли, что причинила ему ее фраза.

— Прости, — она увидела промелькнувшую в его глазах тень и уже раскаивалась в своих словах.

— Ты не обязана извиняться, — его голос был абсолютно лишен каких-либо эмоций, — но тебе придется доверять мне, без доверия я не смогу эффективно защищать тебя.

— Исао, — она подошла к нему и замерла совсем рядом, — я доверяю тебе, полностью доверяю.

Он не издал ни звука, только коротко кивнул, повернулся к ней спиной и потянулся за рубашкой. Легкое прикосновение ее пальцев к его спине заставило его вздрогнуть и судорожно выдохнуть.

— Неужели еще больно, — прикосновение стало еще более нежным, она осторожно провела по едва различимым линиям на его спине, — ведь все уже зажило. Или ты опять раньше времени вышел из регенератора?

— Все в порядке, — Воздушный Властелин отстранился и быстро натянул черную рубашку, стремясь избавиться от ее обжигающих прикосновений.

— Тогда почему ты вздрогнул? — тихо спросила она.

— Боги! Ты волнуешь меня, Анита, — он резко развернулся и схватил ее за плечи, — невероятно волнуешь! Неужели ты не понимаешь, что твои прикосновения обещают то, чего ты не собираешься мне давать?! — на миг он замер, вглядываясь в ее ошарашенные глаза, и потрясенно выдохнул: — Ты действительно этого не понимаешь… Но как такое может быть? — жесткая хватка его рук сменилась мягким прикосновением.

— Если тебе так неприятны мои прикосновения…

— Наоборот, шерити, — его приглушенный голос шелком скользнул по ее коже, — слишком приятны. Настолько приятны, что хочется большего: поцелуев, прикосновений, откровенных ласк, — его пальцы нежно скользнули по рукавам ее рубашки и завладели ее ладонями, вызвав у нее удивленный вздох. — Теперь ты понимаешь? — шепнул он ей на ухо, борясь с желанием привлечь ее к себе и поцеловать такие соблазнительные губы.

— Остановись, — едва слышно попросила она, — остановись, я все поняла. Больше не прикоснусь, буду держать дистанцию.

— Анита, — он заледенел — она восприняла все неправильно.

— Отпусти…

— Шерити, — мужчина вместо того чтобы отпустить крепко обнял ее и прижал к себе, — пока я твой телохранитель, я не могу ничего просить, не могу ни на что претендовать, — его голос чуть дрогнул, и он на миг замолчал, переводя дыхание. — Но все изменится с того момента, как ты приедешь на бал. С того дня я больше не буду твоим телохранителем и смогу… — он резко оборвал себя и размытой тенью переместился к камину.

— Исао? — девушка удивленно моргнула, но он только загадочно улыбнулся и промолчал.

Когда она уже готова была подойти к нему и потребовать объяснений, в комнату бесшумно проскользнул Лесной Властелин, одежда которого была в полном беспорядке. Анита некоторое время удивленно смотрела на него, а потом тихо рассмеялась, поняв, что он не смог удержаться и остался на ночь у Джун.

— И ничего тут нет смешного, — буркнул тот, спешно застегивая рубашку.

— Конечно ничего, — легко согласился Воздушный Властелин, чувствуя, что немного завидует счастью Витольда. — Вот только стоило ли так поступать, когда сам находишься под пристальным вниманием Нифонта?

— На это и был расчет, — ответил насмешливым взглядом мужчина.

— Собираешься назвать Джун своей? — хмыкнул Исао, просчитывая чем этот ход может грозить Такеши.

— Да.

— И она соглас