Анастасия Левковская - Поймать судьбу за хвост [Litres]

Поймать судьбу за хвост [Litres] (Поймать судьбу за хвост-1)   (скачать) - Анастасия Левковская

Анастасия Левковская
Поймать судьбу за хвост

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.


© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *

Моей лучшей подруге Вите посвящается



Пролог

Тусклая лампочка на длинном кривом проводе освещала лестничную клетку, выкрашенную в синий цвет, и дверь с номером 201. Я стояла, упершись лбом в темно-коричневое дерево, и пыталась понять, как мне в свои семнадцать жить дальше. Рука бессознательно поглаживала только что надетое на палец простенькое серебристое колечко с небольшим зеленым камнем. Лишь оно доказывало, что происшедшее было реальностью, а не моей фантазией или сном.

Еще две недели назад мир казался обычным. Дом, школа, ненавистная внешность и не менее ненавистные одноклассники, которые так и норовили позубоскалить надо мной по поводу и без. Я тогда сама себе казалась уродиной. Небольшого роста, полноватая. Овальное лицо с грустными коровьими карими глазами и полными губами. Каштановые волосы до плеч, завивающиеся у висков мелкими спиральками. Да еще и широкие бедра, которые я, стесняясь, прятала за мешковатой одеждой.

Именно тогда в мою жизнь шальными ветрами ворвались близнецы, переведенные в нашу школу. Я долго не могла поверить, что красавчики-новенькие ухаживают за мной всерьез. Да и как вообще это возможно?! Те, по ком девчонки сохнут толпами, не интересуются такими, как я! Да и кто вообще интересуется… Неудивительно, что мне казалось – это какой-то розыгрыш. И я настороженно встречала каждый жест, каждый взгляд парней. Но Саша, которого за легкий, смешливый характер я называла Алекс-плюс, и Леша, благодаря тяжелому, язвительному нраву получивший прозвище Алекс-минус, были настроены серьезно. И каждый день доказывали свою искреннюю симпатию. И я… начала им верить. Боялась, сопротивлялась, как мантру повторяла, что это не к добру, но все равно по чуть-чуть училась доверять. Оттаивала под восхищенными взглядами темных глаз.

Я знала, что наши совместные прогулки не вечны. Увы, я прекрасно осознавала, что отношения втроем хороши только в книжках. А в реальности всегда нужно делать выбор. Безнадежный, невозможный, нежеланный выбор! Ну как можно было отдать предпочтение одному из Алексов?! Особенно если с ужасом понимаешь, что втрескалась в обоих.

Когда прозвучал роковой вопрос, которого я не хотела слышать, черт дернул меня рискнуть. И кто теперь скажет мне, что именно стало решающим фактором? Может, невозможность разорваться между близнецами. Может, нагаданное подругой Асей… Но я, собрав всю волю в кулак, твердо заявила, что буду либо с обоими парнями, либо ни с кем из них.

И после этих слов мир изменился.

Сначала я решила, что как-то незаметно умудрилась спятить. А что еще могла подумать, если вместо двух семнадцатилетних парней передо мной появился взрослый мужчина лет тридцати? Да еще и называющий себя Алексом ди Квиром и утверждающий, что именно он был близнецами.

Будто сквозь пелену я слушала глубокий, с бархатистыми нотками голос мужчины и пыталась поверить в то, что столь любимые с детства сказки вдруг ворвались в мою жизнь. Ведь я всегда любила истории, где девушка спасает от проклятия прекрасного принца…

Алекс обнимал меня так, словно имел на это право, и тихо рассказывал невероятные вещи. Что он не из этого мира и триста лет назад его наказала Судьба, которая принимает облик большой черной зеленоглазой кошки. И нехотя сознался – было за что. Рассказывал, как тяжело было все это время жить на Земле. Появляться двумя семнадцатилетними парнями, искать ту, что снимет проклятие, а к тридцати с горечью понимать – не нашел. И повторять все по кругу… Говорил о том, как долго он искал девушку, которая полюбит обе грани его характера – близнецов. О том, что именно я его половинка и совесть, дарованная высшими силами.

Наверное, я слишком наивная. И слишком отчаянно хотела чуда в своей жизни. Потому что поверила каждому его слову. Даже тому, что он оставит меня на пять лет, но потом обязательно вернется и заберет с собой. И больше мы никогда не расстанемся.

Я тихо млела в надежных объятиях, пока Алекс сетовал на своих врагов, из-за которых не может взять меня с собой. Он – моя ожившая сказка. Я знала, что буду ждать его, что бы ни случилось.

А потом Алекс снял с правой руки один из перстней и надел мне на безымянный палец, где украшение превратилось в изящное кольцо с небольшим зеленым камнем.

– Не снимай его, Вики, – прошептал он и легким касанием пальцев провел по моей щеке. – Так я хотя бы буду знать, что с тобой все хорошо. А если камень покраснеет, значит, меня нет в живых. Сомневаюсь, конечно, что тебе это знание пригодится, но мало ли… Ну а теперь мне пора.

Алекс поцеловал меня и тихо выдохнул в губы:

– Пять лет, Вики, всего пять лет, – после чего исчез.

Я вынырнула из воспоминаний и глубоко вздохнула. Затем тряхнула головой и решительно взялась за ручку двери.

Пять лет.

Ну что же. Отсчет пошел.


Глава 1

Белое платье из последней коллекции, дорогая фата наброшена на опущенное лицо. И никто не увидит слез, блестевших в уголках глаз.

– Имеешь ли, раб божий Александр, произволение благое и непринужденное и крепкую мысль взять в жены сию рабу божию Викторию, ее же здесь пред тобою видишь? – густым басом вещал батюшка.

Что ответил мужчина, я не слышала, да и что он мог ответить, кроме «да»? Вскоре мне задали подобный вопрос, и венчание продолжилось.

Ситуация у меня, конечно, как в стандартных голливудских фильмах. Мне двадцать четыре, и я выхожу замуж за нелюбимого.

Алекс… Мое счастье и моя печаль. После появления, а потом исчезновения загадочного мужчины моя жизнь в корне изменилась. Я перестала быть изгоем и больше ничем не отличалась от сверстников. Только гоняла кавалеров чуть ли не метлой, так как честно ждала Алекса.

А еще я посвятила себя тому, чтобы стать его достойной. Усердно училась, много читала, старалась бороться со своими страхами и комплексами. Пыталась найти вменяемых учителей по холодному оружию, но бросила это дело, поняв, что толковых на моем пути не попадается. Вместо этого сделала упор на физическую подготовку, понимая, что в мире Алекса это может ой как пригодиться. А потому, помимо тренажерного зала, я записалась на айкидо и впоследствии получила черный пояс.

Пять лет… Алекс обещал, что они промчатся очень быстро, на деле же время тянулось мучительно медленно, и отчаяние все глубже запускало когти в сердце и душу.

Тычок под ребра. Недоуменно выныриваю из воспоминаний и понимаю – что-то пропустила.

– Простите? – тихо переспросила священника, ловя недовольный взгляд отца.

– Не обещалась ли еси иному мужу? – терпеливо переспросил батюшка.

Как же… Не обещалась… Эх, семь лет прошло…

– Не обещалась, – тихо ответила трижды, вновь опустив глаза.

Когда пошел шестой год отсутствия Алекса, я уже лезла на стенку. Если бы не моя подруга Ася, которая к этому моменту была благополучно замужем и даже беременна, я бы точно что-нибудь с собой сделала. Ее бессменная колода Таро из раза в раз повторяла одно и то же – жди, он вернется, надо просто ждать. Но… Как же это нестерпимо! Бывало, до боли в глазах всматривалась в оставленное кольцо, но оно радовало ровным зеленым цветом. Временами тоска захлестывала с головой, думалось, что Алекс меня забыл, когда вернулся в привычную обстановку. Однако, как правило, после таких приступов приходили сны, в которых он успокаивал и говорил, что все в порядке.

Но… Прошло семь лет. И Алекс перестал сниться совсем. Карты, правда, так и выдавали, что нужно ждать, но я им уже не верила. Смирилась с тем, что именно на мне дала сбой их правдивость. Алекс обещал пять лет, а прошло семь. Надежды нет.

Примерно год назад бизнес отца стремительно пошел в гору. Как это часто бывает с быстро разбогатевшими людьми, мне начали навязывать определенные вещи. Во что одеваться, с кем общаться, как себя вести. Я сопротивлялась как могла, хотя временами было очень тяжело. И вот в один не очень-то прекрасный день отец поставил перед фактом – они с партнером договорились, и я выхожу замуж за его сына. И напоролся на мой категорический отказ. Был жуткий скандал, после которого я неделю жила у Аси и отец, казалось бы, отступился со своими планами выдать меня замуж. Впрочем, он периодически возвращался к этому разговору, но больше не настаивал.

Следующая атака отца совпала с моей глубокой депрессией. Тогда я как раз окончательно убедила себя, что Алекс не вернется. А потому на ультиматум – либо я выхожу замуж за Александра, либо могу валить на все четыре стороны и он меня больше не знает – ответила согласием. Мне уже было все равно.

Александр оказался милым молодым человеком двадцати восьми лет, который от предстоящего брака был в таком же «восторге», как и я. Мы договорились, что поженимся, раз уж наши родители этого требуют, но будем жить как соседи, пока кто-то из нас не встретит свою любовь.

Именно потому сейчас стою в церкви, а батюшка зычно вещает:

– Венчается раба божья Виктория рабу божию Александру, во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь.

Я украдкой посмотрела на правую руку. Почему-то так и не смогла заставить себя снять кольцо Алекса, даже убедившись в том, что за мной уже никто не вернется. А потому тоненькая золотая полоска обручалки была надета прямо над колечком с зеленым камешком.

Немного повернула голову и посмотрела на людей, которые пришли сегодня полюбоваться на этот балаган. Вот стоят отец и его партнер, теперь сват. Гордые и довольные собой. А как же! Какие дети молодцы! Сделали все, что от них требуется! Теперь еще внуков, чтобы окончательно закрепить союз, и вообще все чудесно будет! Мстительно улыбаюсь, благо через фату не видно. А шиш вам, уважаемые, не будет никаких общих внуков!

Вот стоит Ася с мужем, бледная и серьезная. Она до последнего отговаривала от брака, плакала, что буду жалеть. Именно подруга вчера вечером отпаивала меня пустырником, когда весь ужас ситуации дошел до сознания и со мной приключилась глобальная истерика с мыслями покончить на фиг с такой несправедливой жизнью.

Вот и все. Теперь я замужем. Поворачиваюсь к Александру, позволяю откинуть фату назад и мазнуть по губам в формальном поцелуе. У него, наверное, такое же отчаяние в глазах, как и у меня. Родители… Что же вы натворили… И что мы натворили…

– Потрясающе, – слышится вдруг от двери церкви до боли знакомый баритон. – Стоит всего на полчаса опоздать, а твоя женщина уже замужем за другим.

Не может быть! Резко поворачиваюсь и сразу выхватываю взглядом из толпы Алекса. А он ни капли не изменился за это время… Расслабленная поза, заметная даже на смуглой коже щетина, темные волосы забраны в небрежный хвост, карие глаза смотрят испытующе, а чувственные губы крепко сжаты. Он вернулся! Он все-таки вернулся! Не понимая до конца, что делаю, с радостным криком срываюсь с места и, придерживая юбки, несусь к нему.

– Алекс! – задыхаюсь от слез, обнимая мужчину. – Ты вернулся! Я уже не верила…

– Да я уж понял, что не верила, – фыркнул мой лучший сон, после чего обнял и зарылся лицом в волосы. – Как же тебя угораздило, радость моя? – В его голосе проскользнула неподдельная грусть. – Впрочем, не отвечай, сначала я…

И такие родные губы касаются моих легким поцелуем. На меня обрушивается счастье, я буквально ощущаю, как мир опять расцвечивается красками.

– Вика, ты что себе позволяешь! – отмер мой отец. – Немедленно вернись к мужу! Иначе я…

– Это кто? – лениво поинтересовался Алекс, щелкая пальцами. Отец остановился как вкопанный, раскрыв бестолково рот.

– Мой отец, – ответила, прижавшись к груди своего мужчины.

– А, будущий родственник, – равнодушно бросил тот, сразу потеряв интерес. – Значит, пусть живет. И все-таки что случилось, Вики?

Я срывающимся голосом поведала нехитрую историю моего замужества.

– Тебе повезло, что дочь не держит зла, – медленно проговорил Алекс, вновь поворачиваясь к моему отцу, когда я закончила рассказ. – Потому что за такое подходящим наказанием может быть только смерть. А так… Живи уж.

Он легко снял с моей головы венок с фатой и, чмокнув в макушку, отстранился.

– Милая, погоди минутку, – ласково провел по обнаженному плечу. – Сейчас я освобожу тебя от этого недоразумения, который считает себя твоим мужем, и мы сразу уходим, – резко повернулся и направился к алтарю.

– Алекс, нет! – бросилась наперерез и ухватила за руку. – Не убивай его!

Тот смерил побледневшего Александра тяжелым взглядом и обернулся ко мне.

– Объясни, – потребовал, глядя мне в глаза. – Если бы не знал, что ты моя, мог бы подумать… всякое, знаешь ли. Но внимательно слушаю.

– Он же не виноват! – Я настойчиво заглянула в любимые глаза. – Нельзя убивать людей только потому, что тебе так хочется, Алекс! Вспомни, именно за это тебя в свое время Судьба и наказала! Давай мы просто уйдем, и все?

– Начинаю понимать, почему Судьба назвала тебя моей совестью, – проворчал он и, тяжело вздохнув, переплел пальцы с моими. – Видишь ли, милая, его все равно придется убить.

– Но почему? – Я чуть не плакала.

– Я не смогу на тебе жениться, пока ты замужем за этим. – Он прижал меня к себе. – А потому…

– Но можно же развестись! – воскликнула, перебив его. – Это же не Средние века, сейчас даже церковные браки разводят!

– Это они только на бумажке разводят, – мрачно отозвался Алекс и раздраженно дернул плечом. – А на самом деле – если вы поженились перед лицом высшей силы, а ваш бог – одна из таких сил, – то свободной ты можешь стать только после смерти этого мужчины. Ни один способ признания такого союза недействительным не работает, так как все придуманы людьми. Потому прости, милая, у меня просто нет другого выхода.

– Нет! – Я вцепилась в него мертвой хваткой. – Не верю! Должен быть выход! Должен!

– Так-то оно так, – Алекс скривил губы, – но я его не знаю! А потому…

– Давай поищем? – Я просительно посмотрела на него. – Вдруг найдем, а? Алекс, я не смогу спокойно жить с тобой, зная, что из-за меня погиб невинный человек!

– Совесть, ты такая неудобная, – с грустной улыбкой пошутил Алекс, вздохнул и прошептал на ухо: – Ладно, чудо. Давай договоримся так: три года я отвожу на поиск обратного ритуала. Если не найдем – не обессудь, я этого юношу убью. Потому что ждать еще лет шестьдесят, пока он окочурится по естественным причинам, просто не могу. У меня, конечно, физиология не такая, как у человечьих мужчин, но шестьдесят лет воздержания – это слишком даже для меня.

– А зачем воздерживаться? – удивилась и невольно покраснела. – Мы же взрослые люди… – начала было я, но меня перебили.

– Нет! – рявкнул он, сверкнув глазами. – Для нашего, – выделил последнее слово, – брачного ритуала ты должна быть невинной! А ритуал должен быть проведен, так как я не намерен терять тебя по причине какой-то там естественной смерти! Да, я могу продлить тебе жизнь лет до пятисот, но не больше! А этот ритуал сделает тебя бессмертной!

Я озадаченно притихла, осмысливая информацию. Вон оно, оказывается, как все сложно…

И тут к нам протиснулась Ася.

За прошедшие годы моя подруга сильно изменилась. В браке и материнстве она стала мягче, женственнее и еще поправилась. Впрочем, характер у Аськи остался таким же взрывным. Ой, что сейчас будет!..

– Алекс, – она сразу взяла быка за рога, – у меня к тебе есть два дела.

– Я слушаю. – Тот недоуменно посмотрел на мою подругу.

– Во-первых, это, – и подруга залепила Алексу звонкую пощечину, – за то, что семь лет пропадал где-то!

– Хорошее начало, – хмыкнул он, потирая пострадавшую щеку. – Ладно, за дело, я не в обиде… Но боюсь даже представить, что же второе, – и ехидно усмехнулся.

– Второе проще, – вздохнула Ася и негромко произнесла: – Спасибо, что все-таки вернулся. Я Вику вчера чуть ли не из петли вынимала, знаешь ли… И попробуй только ее обидеть! Я тебя и в другом мире найду, чтобы голову открутить! – Подруга воинственно взглянула на Алекса и погрозила кулаком.

– Помню, помню, ты еще семь лет назад грозилась. – Низкий тягучий смех окутал меня, будто теплое облако. – Ты, малышка, страшна во гневе! А если серьезно, – Алекс резко посуровел и вернул Аське пристальный взгляд, – неужели думаешь, что я могу ее обидеть?!

– Тебя не было семь лет! – палец подруги обличающе уткнулся ему в грудь. – Считаешь, ты не обидел ее?!

– У меня были причины, – вздохнул Алекс и обнял меня крепче. – Я не мог прийти, не подвергнув Вики опасности.

– Хочется верить, что все именно так, – проворчала Ася, заметно успокоившись.

Я скосила глаза на толпу гостей. Оказывается, мы тут даем бесплатное представление – все стоят и слушают, развесив уши. Отец так и изображает рыбу-паралитика. Видать, Алекс в него каким-то заклинанием шандарахнул. Родители Александра хлопочут над сыном: он, кажется, в обморок свалился. Н-да, слабоваты нынче мужики пошли…

– Вики, нам пора, – прошептал мой мужчина, наклоняясь к уху. – Прощайся с кем хочешь, мы уходим прямо отсюда.

Согласно кивнув, побежала обнять маму, которая, не стесняясь, всхлипывала.

– Мам, не плачь, – ласково стерла слезинки с ее щек. – Теперь все будет хорошо, я буду счастлива. И обязательно что-нибудь придумаю, чтобы приходить в гости. Хорошо?

– Хорошо, – сквозь слезы улыбнулась мама, которой папина идея никогда не нравилась. – Иди, дочка, он тебя ждет.

Равнодушно прошла мимо отца и даже не взглянула на него. Он мне за последние годы столько нервов вытрепал – не хочу лицемерно делать вид, что буду скучать. Зато я крепко обняла подругу.

– Мне будет тебя не хватать. – Ася мужественно боролась со слезами. – Пообещай, что будешь выбираться к нам, рассказывать о своих подвигах? – Она посмотрела на моего любимого. – Алекс, только попробуй ее не пустить, я… Ну, ты понял!

– Понял, понял! – расхохотался тот. – Не переживай, грозная, буду отпускать Вики погостить. Ну что, радость моя, пойдем?

Я в последний раз обвела взглядом гостей и вложила ладонь в протянутую руку.

– Пойдем.

– Нужно выйти из церкви. – Алекс потянул меня на выход. – Высшая сила, конечно, здесь давно не появляется, но… Ей не понравится, что кто-то вольно магичит в ее храме.

– Слушай, Алекс, – озадачилась я вдруг, – как же ты меня так свободно оставил на столько лет, если я тебе невинной нужна? А вдруг я бы за это время… Того… – Щекам стало тепло, я немного смутилась.

– Не было бы никакого «того», – фыркнул он, аккуратно прикрыв дверь церкви. – Я, видишь ли, на колечко одно заклинание прилепил…

В этот момент Алекс щелкнул пальцами, и мы провалились в портал. Мой возмущенный вопль затерялся в темноте.


Портал выбросил нас на опушке весеннего леса.

В воздухе витали опьяняющие ароматы хвои, к которым примешивался тонкий запах каких-то цветов. В ветвях деревьев, между которыми пробивались яркие солнечные лучи, щебетали птицы. Прямо под ногами начиналась добротная грунтовая дорога, на ней вполне могли разминуться две машины. А в нескольких сотнях метров от нас начиналась живая изгородь, искусно замаскированная под обычные кусты. Собственно, я сначала и приняла ее за кусты, а потому очень удивилась, что дорога проходит по непролазным кущам. Но красоты природы меня заботили мало, поскольку вопрос об «одном заклинании» оставался невыясненным.

– Алекс, стой! – грозно окрикнула мужчину, который уверенным шагом пошел прямо в кусты. – Ты какое вообще право имел…

– Вики, – вздохнул он, даже не обернувшись, – давай мы сначала зайдем в дом, а потом уже устроишь мне выволочку и допрос. Я чертовски устал…

М-да, а ведь я даже не знаю, что именно ему пришлось перенести за эти семь лет. В конце концов, он от меня уже никуда не денется, можно будет и потом спросить. Совесть напомнила о себе, потому я заткнулась и послушно пошла за Алексом, подобрав неудобные юбки свадебного платья. Жду не дождусь, когда его сниму! Очень надеюсь, что не придется в этом мире носить такое постоянно.

Алекс подошел к кустам и прижал к ним открытую ладонь. Я даже не удивилась, когда часть растительности исчезла, открыв вымощенную гладкими камнями дорожку. Она вела к аккуратному домику, окруженному садом.

– Пошли быстрее, – мне достался быстрый взгляд через плечо, – пока не успели отследить мое перемещение.

Я послушно зашла за изгородь, и кусты вновь закрыли проход.

– А это не очень подозрительно, что дорога упирается в заросли? – поинтересовалась, осматривая сад.

– Ну дорогу, допустим, вижу только я. А теперь еще и ты. – Алекс улыбнулся и подмигнул. – А за кустами любопытствующие увидят только лес, и больше ничего.

– Хм, а что это вообще за место? – вытянула я шею, пытаясь рассмотреть, показался ли мне блеск водной глади между деревьями. – Похоже на какое-то убежище…

– Где-то так и есть, – согласился он, открывая дверь в дом. – Проходи.

Мы миновали небольшую прихожую и вошли в просторную комнату, которая сразу вызвала ассоциации с таким классическим киношным охотничьим домиком. Здоровенный камин, рядом с которым расположились два мягких глубоких кресла. У окна – стол, под ним приютились три табуретки. Помимо этого в комнате была полуторная кровать, а возле нее находилась дверь в еще какое-то помещение.

Алекс стремительным шагом прошел к камину и уселся в одно из кресел.

– Присаживайся, поговорим, – улыбнулся он, и от этой улыбки на миг перехватило дыхание.

– Алекс, – нерешительно замерла в дверном проеме, – у тебя случайно не найдется во что переодеться?

– Случайно нет. – Его улыбка стала шире. – А вот не случайно… Посмотри на кровати.

Там лежало легкое платье темно-зеленого цвета. Я схватила его и замерла в нерешительности.

– А где мне можно переодеться? – спросила, переминаясь с ноги на ногу.

– Стесняешься? – В глазах Алекса мелькнул веселый огонек.

– Да! – рявкнула, чувствуя, как заливаюсь краской.

– Какая грозная! – восхитился он и кивнул на дверь рядом с кроватью. – Направо – кухня, а налево – ванная комната. Вперед, милая, я тебя жду.

Ванная комната, к моему изумлению, оказалась настолько привычной, будто я нахожусь не в другом мире, а в типовой многоэтажке. Душевая кабина, умывальник с зеркалом и унитаз – все как дома!

Платье село идеально, и я с наслаждением вдохнула полной грудью, освободившись от корсета. Вообще если здесь такая мода, то я могу быть спокойна. Никаких накрахмаленных юбок, кринолинов и корсетов. Платье спускалось до лодыжек, скроенное из одного куска ткани. Небольшой круглый вырез, длинные рукава – все вполне приемлемо.

Покрутилась перед зеркалом, внимательно рассматривая отражение. Все-таки за эти годы я сильно изменилась, и в лучшую сторону. В первую очередь похудела. Бедра, правда, все равно оставались моей проблемой, но с этим я почти смирилась. Занятия спортом сделали свое дело, так что тело подтянулось. С лица пропала детская припухлость, и теперь чувственные губы, выразительные карие глаза и немного вздернутый нос смотрелись гармоничнее, чем семь лет назад. Или это у меня самооценка повысилась? Растрепанные после фаты волосы ложились на плечи мягкими волнами, а челка, которую я начала носить совсем недавно, придавала облику легкомысленность. В общем, сегодня своим отражением я была более чем довольна.

Немного нерешительно я вернулась в комнату и села напротив Алекса. Красив все-таки. Сидит, рассматривает меня с лукавым прищуром своих невозможных темных глаз. Несколько прядей выпали из небрежного хвоста, и это делало его похожим на благородного книжного разбойника. Кажется, последние годы он много тренировался. По крайней мере, его фигура выглядит массивнее, чем я помню. Невольно перевела взгляд на руку, пальцы которой барабанили по подлокотнику. Красивая ладонь, узкая, с длинными, но сильными пальцами. В голову вдруг полезли неприличные картинки с участием этих самых пальцев, и я вспыхнула, опустив глаза. Так, я вообще-то поговорить хотела, а не о запретном грезить. Решительно подняла голову и наткнулась на понимающую чувственную улыбку и голодный, многообещающий взгляд. Меня опалило жаром, так что пришлось отвесить себе несколько мысленных оплеух. Не о том думаю, тут важный разговор намечается!

– А теперь поговорим, – произнесла немного угрожающе.

– Поговорим, – эхом отозвался он и усмехнулся.

– Что за заклинание, Алекс? – спросила и нахмурилась. – И вообще – какие ты еще на меня заклинания навесил? Может, мой выбор вовсе и не мой, а? – Раздражение ворочалось колючим ежом – не люблю, когда принуждают, а еще больше, когда за спиной что-то делают, причем со мной же и без моего ведома!

Алекс дернулся, как от удара, и поджал губы. Воцарилась тишина.

– Как ты только могла подумать об этом! – тихим, ровным голосом произнес наконец он. У меня аж мурашки по коже пробежали, как ледяной горох. Ну чисто Алекс-минус. – Я бы никогда так не поступил!..

Ладно, с выбором это я лишку хватила. Но вопроса это все равно не отменяло…

– Но на колечко заклинание наложил, – ехидно перебила его. – И что-то мне подсказывает, что не одно.

– Да, не одно, – неохотно, но все-таки признался.

– Я тебя внимательно слушаю, – благосклонно кивнула.

– Ничего такого. – Он пожал плечами, и во взгляде ни капли раскаяния. – Помимо заклинания, которое не подпустило бы к тебе другого мужчину, там только позволяющее знать, что с тобой все хорошо. Оно же, кстати, и тебе показало бы, если бы я умер.

– И это все? – недоверчиво спросила я.

Ой, чую, недоговаривает мой милый.

Скулы Алекса окрасились румянцем. Какая прелесть, он еще краснеть умеет! Я умилилась. Как хорошо быть совестью! Даже такого железного человека прошибает.

– Ладно, не все, – сдался он и запрокинул голову. – Там есть еще одно заклинание, которое не позволило бы снять кольцо.

– Это точно все? – уточнила, все еще сомневаясь. – Или мне из тебя правду клещами вытаскивать?

– Все! – рявкнул Алекс, теряя терпение, и одарил меня мрачным взглядом.

– Верю, верю, не кричи, – улыбнулась, нисколечко не испугавшись. – Лучше расскажи – что мы будем делать?

– Хорошо. – Он заметно успокоился и расслабился. – Сама понимаешь, это не мой замок. Всего лишь тайное убежище, в котором меня точно не найдут, а значит, не найдут и тебя. Так как брачного обряда мы пока совершить не можем, значит, и о тебе никто не должен знать. – Он внимательно посмотрел на меня. – Помнишь, я говорил, что после возвращения меня ждут крупные проблемы? Так вот, они оказались еще крупнее, чем я мог представить.

– Потому тебя так долго не было? – понимающе спросила я.

– Да, – поморщился Алекс. – Мало того что пришлось свои владения с боем отбирать, так еще и брата нужно было срочно найти и вызволить.

– У тебя еще и брат есть? – Я сразу же заинтересовалась. О брате он точно не рассказывал. Впрочем, вообще почти ничего не рассказывал… Нужно расспросить! – Может, расскажешь мне о себе и своей семье? Я же почти ничего о тебе не знаю…

– Да говорить особо нечего, – глубоко вздохнул он и пожал плечами. – Я – боевой маг и немного артефактор. Родители и сестра погибли много веков назад, из родных в живых остался только брат, Леонард. Он… постоянно создает проблемы. – Алекс слегка поморщился. – Гибель отца, а затем и матери повлияли на него не лучшим образом. Лео застрял на уровне развития двенадцати-тринадцатилетнего подростка.

Сочувственно охнула. Самый дурной возраст мальчишек – подростковая дурь на месте сидеть не дает.

– Вижу, ты поняла, что я имею в виду, – криво усмехнулся он. – Когда я исчез… Лео досталось. Мои враги не нашли ничего лучшего, чем поймать мальчишку и закрыть… В одном нехорошем месте. – Было видно, что Алекс не хочет рассказывать, что это было за место. – У меня два года ушло только на то, чтобы найти, куда Леонарда засунули. Потом еще полгода, чтобы поставить остатки моего брата на ноги.

Ого, даже так… Ну, значит, я ему прощаю эти лишние два года. В конце концов, я-то жила себе тихо-мирно, а с Лео черт знает что творили, судя по скупым словам старшего брата. Надеюсь, теперь с ним все в порядке.

– Спасибо, – дала себе мысленный зарок позже расспросить мужчину подробнее и задала более насущный вопрос: – Что будем делать дальше? Надо же найти способ, как аннулировать мой брак…

– Искать пока буду только я, – сурово отрезал Алекс.

– Это почему? – все еще сохраняя спокойствие, приготовилась выслушать аргументы. В конце концов, ему, как жителю этого мира, виднее.

А в приключения вляпаться всегда успею, мелькнула ехидная мыслишка.

– Потому что ты ничего не знаешь из того, что в Соединенных мирах знает даже младенец, – заявил он и сжал губы. – А значит, без всяких вариантов: ты отправляешься учиться.

– Ладно, – даже не собиралась спорить на эту тему. – Может, ты уже и заведение для этого выбрал?

– Конечно, – кивнул Алекс. – Я посчитал, что самым оптимальным вариантом будет ИМБЭЗ.

– Что-что? – не поверила своим ушам, всеми силами пытаясь не расхохотаться. – В какой имбец ты меня собрался отправить?!

Сначала он никак не мог понять, почему я давлюсь смехом. Но вот и до него дошло, что именно напоминает мне название этого учебного заведения, и Алекс от души рассмеялся.

– Да уж, – выговорил он сквозь смех. – Если бы не жил в вашем мире, даже не понял бы, чего тут такого смешного… Вики, как ни крути, для тебя это самый прекрасный вариант.

– А как расшифровывается этот ваш имбец? – продолжала веселиться.

– Институт магических и базово-эстетических знаний, – любезно сказали мне.

Магических – это хорошо…

Примерно пять лет назад я обнаружила, что обладаю силами предположительно огненной стихии. Мы тогда с однокурсниками по политеху на шашлыки пошли. Как водится, все прилично напились, и один из парней начал ко мне приставать. Ну а я же верно ждала Алекса, потому и отшила. Причем довольно грубо. Парень психанул и сильно толкнул меня. Да так, что мне пришлось рукой почти в костер упереться, чтобы не свалиться в него полностью. Ребята, конечно, перепугались, бегали вокруг… А я с удивлением поняла, что совершенно не обожглась. Даже боли не было.

Дальше начала по чуть-чуть экспериментировать, но максимум, чего добилась, – это зажигать взглядом спичку или конфорку на плите.

Так что теперь тешила себя надеждой, что именно Алекс поможет раскрыть дар в полной мере. В конце концов, если меня обучить, смогу хоть как-то постоять за себя. Но смущало слово «эстетических» в этой аббревиатуре. Что-то это сильно напоминало…

– Скажи мне, Алекс, – постаралась, чтобы мой голос звучал ровно, – а что именно я буду там учить?

– Ну, ты получишь основы знаний по Соединенным мирам, – начал перечислять мой милый. – Научишься читать на всеобщем, благо разговорный язык ты выучила при переходе… Что еще? – Он ненадолго задумался. – Всякие полезные вещи – как использовать магию в быту, управлять прислугой и разбираться в искусстве. А! Еще уроки стиля, правильного подбора украшений и всякие дамские штучки, если я правильно понял.

Все ясно. Раздражение вновь заворочалось внутри. Этот… весьма неумный мужчина решил запихнуть меня в институт благородных девиц. Я, конечно, не феминистка, но тонкий намек на классическое «босая, беременная и на кухне» уловила – и обиделась. Вот мне интересно, за кого он меня принимает?! Ладно, зайдем с другой стороны…

– Алекс, а кто будет учить меня управлять магией огня? – Выражение его лица мне очень не понравилось, и я решила проявить упорство. – И не говори, что у меня нет такой силы!

– Э-э-э, – замялся он, пойманный на горячем. – Зачем тебе она, милая? Это боевая отрасль, я не думаю…

– Значит, этому ты и не думал меня учить, – перебила его и зло сузила глаза. – Скажи, дорогой, ты вообще за кого меня держишь? За аленький цветочек, который надо посадить в оранжерее и следить, чтобы на него лишняя капля не попала? – Я была близка к классическому семейному скандалу, только скалки не хватало.

– Нет, ну не совсем так, – начал оправдываться Алекс, который явно не ожидал от меня такой отповеди. – Ты просто такая нежная, ранимая, ну куда тебе магия огня? А так – станешь учить приятные вещи и искать решение нашей проблемы в моей библиотеке. Да и я не буду волноваться, зная, что с тобой все хорошо…

Захотелось побиться головой о ближайшую стенку. Это я нежная и ранимая?! Да я семь лет учила боевые искусства, занималась физической подготовкой, а оказывается, стоило записаться на курсы кройки и шитья – и Алекс был бы счастлив! Увы, придется его немного разочаровать.

– Так, – хлопнула рукой по подлокотнику кресла и поднялась. – Послушай меня внимательно. Видишь ли, я категорически не хочу учиться в выбранном тобой пансионате для благородных девиц… – Он хотел что-то возразить, наверное, но я предостерегающе подняла ладонь и продолжила: – Так как твердо намерена в кратчайшие сроки присоединиться к тебе в наших поисках. А потому мне нужно нормальное магическое образование. Да, согласна с тем, что ближайший год надо только учиться, потому что ничего не знаю. И ничуть не возражаю против корпения над учебниками. Но предупреждаю сразу, – поджала губы и упрямо посмотрела прямо ему в глаза, – если ты продолжишь проводить свою политику «мягких стен» в жизнь, я наплюю на все и сбегу от тебя к чертовой матери.

Или мы на равных, или никак. Превращаться в «бла-ародную даму» с томным взглядом и жеманными улыбками я не собираюсь. Да Алекс первый сбежит от меня подальше! Я же не этим его привлекла когда-то. Хм, кстати, узнать бы, а что вообще его во мне привлекло? Ну кроме того, что я различала две его половинки. Но потом, когда мы определимся с моим положением в наших отношениях.

Воцарилась тишина, Алекс с напряженным лицом рассматривал меня.

– Ты изменилась, – наконец выдохнул он и расслабленно откинулся на спинку кресла. – Когда я уходил, ты такой не была.

– Да неужели? – спросила насмешливо и сложила руки на груди. – А ты думал, я так и останусь рохлей и мямлей? Между прочим, людям вообще свойственно меняться, а уж подросткам тем более. Я повзрослела, знаешь ли. Удивлен?

Мне показалось, что взгляд мужчины изменился, стал каким-то задумчивым. Несколько минут он внимательно меня рассматривал, а затем улыбнулся.

– У меня еще будет время восполнить пробелы в знаниях. – Он сощурился и вытянул ноги. – Ладно, неаленький ты мой цветочек, хочешь магическое образование – будет тебе. Через два месяца начинаются вступительные испытания в Академии магии, где я преподаю на боевом факультете.

– Какой избитый сюжет, – расхохоталась, ощущая, как отпускает напряжение. – Роман между преподавателем и студенткой!

– Никаких романов! – сурово отрезал Алекс и погрозил пальцем. – Никто даже догадаться не должен, что мы с тобой знакомы! И вообще! Я тебя поздравляю, милая, тебя ждут два месяца ада. – Он вскинул голову и хищно улыбнулся. – Проблемы твоих незнаний никто не отменял. Нанять преподавателя, сама понимаешь, я не могу, потому учить тебя буду сам. Сразу предупреждаю, что учитель я не только требовательный, но и довольно жесткий, а вызубрить тебе предстоит столько, что выть на луну ты будешь обязательно.

– Уж как-то переживу, – улыбнулась не менее хищно и потерла руки.

Вот чего-чего, а нагрузок я не боюсь.

Когда на следующий день я заикнулась насчет учебы, мне достался утомленный взгляд и тихая просьба хотя бы один день отдохнуть. Ладно, смолчала. Тем более что день в результате выдался отличным.

Алекс повел меня к небольшому озеру, отблески которого я заметила раньше. Лежа на животе на покрывале и беззаботно болтая в воздухе босыми ногами, я рассказывала о том, как жила без него. Жаловалась, хвалилась, делилась. Каждое искреннее «я в тебе и не сомневался» и «ты у меня такая молодец» вызывало во мне теплую волну счастья. Чего еще надо – рядом любимый мужчина, который понимает, ценит и даже гордится.

Потом Алекс рассказывал мне о Соединенных мирах. Оказалось, что всего в эту связку входит семь совершенно разных миров. Чем выше номер мира, тем сильнее его обитатели. К примеру, в Первом, который являлся духовным центром связки, обитают высшие силы. А потому это – мир храмов и жрецов. Во Втором живет народ Алекса, названия которого он мне так и не сказал, просто пожал плечами – дескать, самоназвания у них нет. Третий же был любимым местом обитания всевозможных ученых разных отраслей. Алекс обмолвился, что императорская семья издревле благоволит и поддерживает научников, так что не было ничего удивительного в том, что столица мира – Аэрив – стала еще и столицей знаний Соединенных миров. Все лучшие учебные заведения находились именно в Аэриве. Остальные четыре мира отличались друг от друга только расами, их населяющими. Причем если в Четвертом рас было чуть ли не двадцать, то в Седьмом жили только люди.

А вечером мы сидели перед камином на шкуре и просто молчали, глядя на пламя. Я откинулась спиной на грудь Алекса и медленно потягивала вишневое вино. Говорить не хотелось.

– Забавно. – Он вдруг нарушил тишину, и, подняв голову, я увидела легкую улыбку на его губах. – Никогда бы не подумал, что с девушкой может быть уютно вот так просто молчать. Ты открываешь мне новые грани мира, Вики.

– Это самое малое, что я могу для тебя сделать, – прошептала и потерлась щекой о затянутую рубашкой грудь. – В свое время именно ты поверил в меня и заставил измениться. Меня теперешней никогда бы не было, если бы не ты.

Этот день был чудесным.

А вот назавтра Алекс опять попытался увильнуть от преподавательских обязанностей. Но в этот раз я была неумолима. Потому он нехотя взялся меня чему-то учить. Ключевое слово – чему-то. То рассказывал байки из своей преподавательской жизни, то давал задания такой сложности, что у меня глаза на лоб лезли. И долго со смаком ругался, сетуя, какая я бездарь. Признаться, поначалу я даже поверила. Однако упрямства мне не занимать, а потому я не сдавалась и упорно стояла на своем.

К концу четвертого дня меня начали терзать смутные сомнения. Кажется, кое-кто так и не понял, что я настроена вполне серьезно.

– Алекс, – перебила его прямо посреди прочувствованного монолога, какая я бестолочь, – я что, действительно похожа на дуру?

– Нет, ну почему же сразу на дуру… – Он совершенно не понял, к чему я веду. – Просто это не твое, милая, разве сама не видишь? У тебя не получается. Давай ты бросишь эту затею и тихо-мирно поступишь в ИМБЭЗ?

– Понятно, значит, похожа, – резюмировала я, поднялась из кресла и стремительно удалилась на кухню.

Там придирчиво отобрала десяток фарфоровых тарелок и торжественно понесла их в комнату. Всю жизнь мечтала устроить классический семейный скандал, а тут такой повод!

– Вики, а зачем тебе тарелки? – насторожился Алекс, когда я вернулась. – Ты собралась накрыть нам ужин? Но зачем тогда?..

Он не успел договорить, потому что я, прицелившись, запустила в него первую посудину. Алекс увернулся и уставился на меня дикими глазами. Тарелка грохнулась о верхнюю часть камина и живописными осколками осыпалась на пол.

– Значит, я бестолковая? – спросила нежно-нежно, примеряясь к следующей тарелке. – Значит, это не ты срываешь мне учебу? Значит, это не ты даешь мне сложные темы, чтобы я ощутила себя бездарью?!

Еще одна тарелка не нашла своей цели, брызнув на остатки первой.

– Милая, как ты могла такое подумать! – фальшиво оскорбился Алекс, пытаясь подобраться ко мне поближе. – В Академии тебе будет еще сложнее, я вообще даю тебе самое элементарное!..

– Врешь, – бесстрастно оборвала его, и от следующего снаряда он увернулся только чудом.

Очередную тарелку я разбила плашмя о голову Алекса, потому что он вдруг бросился ко мне, намереваясь поймать и обездвижить. Впрочем, снаряд пропал без толку – меня все-таки поймали, скрутили, и остаток посуды посыпался из моих рук на пол. С тоской проводив бездарно пропавший фарфор, принялась ожесточенно брыкаться, совершенно не слушая Алекса. Наконец изловчилась и укусила за руку. И он на секунду ослабил хватку. Моментом я воспользовалась – вывернулась из захвата и помчалась на выход из дома.

– Вики, постой! – закричал Алекс и побежал за мной.

– Иди к черту! – рявкнула, не останавливаясь.

– Милая, ну давай поговорим! – продолжил он увещевать, пытаясь зайти сбоку.

– Хватит, наразговаривались! – фыркнула и, быстро оглядевшись, бросилась к живой ограде.

– Вики, ты куда собралась? – переполошился Алекс и добавил скорости. – Остановись, кому сказал!

– Я тебя предупреждала! – крикнула на ходу. – Если ты не хочешь серьезно ко мне относиться, тогда я от тебя ухожу!

Услышала за спиной сдавленные ругательства, а затем меня подняло в воздух. Все, набегалась…

Алекс подошел ко мне и укоризненно посмотрел в глаза.

– Вики, от меня не сбежишь, – угрожающе проговорил он, аккуратно изымая меня из пут. – Я не дам тебе уйти!

– Все равно сбегу… – прошептала, отворачиваясь.

Со свистом выдохнув, Алекс молча зашагал в сторону дома, прижимая меня к себе. Там сгрузил обратно в кресло и сел напротив.

– Поговорим, – тяжело вздохнул он. – Хочешь честно? Ладно. Мне не нравится и не понравится твоя идея получать образование боевого мага. Ты хоть представляешь себе, какая в этой профессии смертность?

– Процентов шестьдесят, наверное, – задумчиво прикинула я.

– Где-то так, – согласился Алекс и продолжил меня переубеждать: – А я ведь не смогу всегда быть рядом! Ты представляешь, каково мне будет сидеть и думать – а не прибили тебя, часом, на очередном задании?!

– Значит, в твоих интересах обучить меня так, чтобы не прибили. – Я была неумолима. Окинула его внимательным взглядом и ехидно добавила: – Конечно, лучше, если ты будешь рисковать жизнью, а я – сидеть в замке и мучиться примерно тем же вопросом!

– Я – мужчина, риск – моя жизнь, – гордо выпрямился Алекс. – И не женское это дело…

– Слушай, ты точно жил в моем мире? – устало перебила. – Я, конечно, не мню себя гордой воительницей, раскидывающей десятки врагов зараз, причем врукопашную. Но и на кисейных барышень вообще не похожа. Я не собираюсь покорно сидеть в замке!

– Да я тебя там просто закрою, и все! – зарычал Алекс, которого я, похоже, очень вывела из себя. – Со временем поймешь, что так для тебя будет лучше!

Нет, мы с ним говорим на разных языках. Он меня не понимает…

– Со временем вместо меня ты получишь куклу с пустыми глазами, – прошептала, чувствуя, как наворачиваются слезы. – Если, конечно, я до того момента ничего с собой не сделаю…

Воцарилось гнетущее молчание. Мы старательно отводили друг от друга взгляды, обстановка накалялась.

– Ладно, – наконец-то отозвался Алекс. – Хочешь получить образование боевого мага? Помогу подготовиться к экзаменам. Видимо, я был слишком самонадеян… Посчитал, раз на столько тебя старше, то лучше знаю, что тебе нужно… – устало потер переносицу. – Но только при одном условии, Вики!

– Я вся внимание, – слабо улыбнулась, понемногу успокаиваясь.

– Все твои боевые задания будут иметь место только в том случае, если я буду рядом, – медленно, выделяя каждое слово, проговорил он, пристально глядя мне в глаза.

– Может, мне еще на шею табличку повесить: «Я – девушка Алекса ди Квира»? – фыркнула и расслабленно откинулась в кресле. – Как ты себе это представляешь?

– А вот об этом не волнуйся. – На его губах заиграла надменная улыбка. – Лучше побеспокойся, успеешь ли столько всего выучить к началу экзаменов в Академии! Может, все-таки оставишь эту…

– Алекс! – произнесла предупреждающе, предотвращая следующую попытку меня образумить.

– Ладно-ладно. – Он насмешливо сверкнул глазами и соизволил пояснить: – Если ты станешь моей личной ученицей, я на законных основаниях смогу брать тебя на задания. Но для этого ты должна не просто хорошо учиться. Ты должна быть лучшей на курсе. Чтобы никто не сомневался в моем выборе. Понятно?

– Вполне, – кивнула и, немного подумав, спросила: – Алекс… А разве это не опасно? Ну, если у такого, как ты, появится ученица, которую он будет везде за собой таскать?

– Опасно, – вздохнув, согласно качнул головой. – Но из этого тупика вполне есть выход. Будем делать вид, что терпеть не можем друг друга. Для моих врагов этого должно быть достаточно, чтобы они тебя оставили в покое. Да и потом – я же буду рядом.

Представила себе, как мы будем показательно друг друга ненавидеть, и расхохоталась.

– По-моему, ты слишком легкомысленно к этому относишься, – нахмурился Алекс и неодобрительно поджал губы.

– Нет, Алекс, не легкомысленно, – послала ему ласковую улыбку. – Просто я очень рада, что мы наконец пришли к соглашению. Видишь, со мной вполне легко иметь дело.

– Помимо тех моментов, когда совершенно невозможно, – буркнул он и поднял глаза к потолку. – Раз уж пошла такая пляска, нормальное обучение начнем прямо сейчас. Молись, Вики, ты еще взвоешь.

И действительно – взвыла. Алекс так серьезно за меня взялся, что я света белого невзвидела.

Следующая неделя у меня прошла в таком режиме: на рассвете этот учитель-мучитель безжалостно сдергивал меня с кровати и выгонял на пробежку. После этого я делала зарядку и растяжку, а потом меня пытались научить драться на мечах, что получалось с переменным успехом. Ругался Алекс при этом знатно, пророча мне за неумелость провал на вступительном экзамене по физической подготовке. К обеду я никакая приползала в дом, где мне милостиво разрешали полчасика передохнуть, потом поесть, а дальше… начинался полный ад. Теория, теория, теория. Магических потоков, божественного вмешательства, плетений и прочих очень нужных вещей. Это помимо истории Соединенных миров, религий, географии, основ ботаники, зоологии и нежитеведения, а также классификации рас и народов. А еще контроль, медитация, азы управления силой. И конечно же чтение и письмо. Не делая мне никаких поблажек, Алекс взвинчивал темп, и в определенный момент я отчаялась и была готова все бросить – неподъемный объем знаний так перемешался в голове, что я уже ничего не соображала. Но врожденное упрямство не позволило сдаться, и, стиснув зубы, я продолжила измываться над собой. А к концу месяца внезапно поняла, что вся та мешанина, которой утрамбовывали мою голову, выстроилась во вполне понятные мне знания. Система дала свои плоды – то количество информации, которое я благополучно усвоила, потрясало воображение.

Когда до дня «икс» осталась всего неделя, Алекс решил рассказать о самой Академии, чтобы я знала, что меня ждет и как себя вести.

– Ты должна понимать, – просвещал он, сидя в своем любимом кресле, – факультет боевой магии – самый опасный и сложный в Академии. И девушек там не просто мало, они там раритетны. И ведут они себя… Ну в этом у тебя проблем не должно быть, ты себя в принципе так и ведешь… Дальше… Нужно заготовить тебе легенду. Предлагаю следующий вариант – ты сирота, родителей своих не помнишь, тебя вырастил лесной колдун в Третьем мире. Это объяснит некоторые пробелы в знаниях. Скажешь, что полгода назад колдун умер, оставив тебе денег и строгий наказ идти учиться в Академию магии. Подробностями не сыпь, чтобы потом не запутаться и не выдать себя. Поняла?

– Вполне, – кивнула и от души зевнула. – Но есть несколько уточнений… Как меня зовут? Сколько мне лет? Как звали этого колдуна?

– Имя, понятное дело, мы оставим, – медленно проговорил Алекс, размышляя над моими вопросами. – Фамилия… Против Весенней ничего не имеешь? Нет? Вот и отлично… Лет опять же сколько и есть… А что до колдуна, тут вообще все просто. У этих отшельников безумное количество пунктиков. Скажешь, что конкретно твой наставник никому не говорил своего имени, да и вообще о себе ничего не рассказывал. Еще вопросы?

Подумала и покачала головой:

– Вроде бы нет.

– Хорошо, – улыбнулся он и запустил пятерню в растрепанные волосы. – Еще… Я тут подумал, что если мы с тобой появимся в Академии одновременно, это может вызвать подозрения. Потому сейчас договорим, и ты идешь собираться. Переместимся в Аэрив, снимем тебе на эту неделю жилье. Сейчас как раз туда массово стекаются со всех миров жаждущие поступить в учебные заведения столицы. А я на два дня уеду в одно место, так сказать, отмечусь, а потом приеду сразу в Академию. Вики, только очень прошу – когда будешь без меня в Аэриве, поменьше выходи из своей комнаты вплоть до вступительных испытаний. Город, конечно, относительно безопасен, но я все равно буду волноваться.

– Разберемся, – уклончиво пробормотала я, про себя решив, что сидеть в комнате всю неделю точно не буду. – Лучше скажи мне: как ты собрался со мной снимать комнату? По-моему, это будет полный срыв нашей маскировки…

– Я буду под пологом невидимости, – пожал плечами Алекс, и я поняла, что он уже давно все продумал, зря сомневалась. – Моего полога даже засечь никто не сможет… Ладно, это все лирика, нам хорошо бы уже собираться.

Как ни странно, за эти два месяца я обросла вещами. Это при том, что ни Алекс, ни тем более я территории убежища не покидали. Я торопливо бросила в объемную сумку кое-как сложенные платья, штаны и рубахи. Затем пришел черед книг и разных безделушек, которыми меня баловал любимый. Критически осмотрела комнату – вроде как ничего не забыла.

– Ты все? – Сильные руки Алекса обвили мою талию.

– Кажется, да, – с наслаждением откинулась спиной на его грудь и расслабилась.

Он развернул меня лицом, потерся кончиком носа о мой и тихо сказал:

– У нас еще есть полчаса, и совершенно неизвестно, когда я смогу вновь к тебе прикоснуться, поэтому…

Я поднялась на носочки и заткнула ему рот поцелуем.


Глава 2

Столица Третьего мира встретила меня шумом и разнообразием запахов. Я вертела головой, с интересом рассматривая первый иномирный город в своей жизни.

Аэрив не был похож на наши современные города, а потому в нем не было типовых прямоугольников многоэтажек, асфальтовых дорог и тысяч машин, которые укрывали любой мало-мальски большой населенный пункт моего мира тучей выхлопных газов. Здесь же по брусчатке резво носились кареты и просто всадники, а дома были вполне красивой, не однотипной архитектуры и максимум в три этажа. И никакой грязи на улицах! Даже конского навоза не было! Эта чистота сразила наповал!

Зеленые улицы, удобные лавочки, уютные кафешки на каждом углу – не с первого взгляда, конечно, но я влюбилась в этот город.

Неторопливо шла по брусчатке, озиралась по сторонам и изо всех сил старалась не косить глазами направо, где под пологом невидимости невозмутимо шагал Алекс. Время от времени мне казалось, что было бы намного проще, если бы я его тоже не видела. А то рискую заработать косоглазие и репутацию какой-то шизофренички, которая видит то, чего не видят остальные…

Сейчас в Аэриве было начало лета, пора вступительных экзаменов, а потому улицы города переполнены разумными обоих полов и всех возможных рас. Я честно старалась не пялиться на проходящих мимо нелюдей, но ничего не могла с собой поделать. В конце концов, не каждый день видишь на улице тех, о ком до сих пор только читала!

– Значит, так, – коснулся моего локтя Алекс, привлекая внимание. – Сначала идем снимать тебе комнату, а потом – по лавкам, за покупками.

Я, подняв руку, поправила правую сережку. Еще в убежище мы проработали систему знаков. И этот означал, грубо говоря, «да».

Алекс пошел впереди меня, показывая дорогу, и мы очень быстро вышли на аккуратную тихую улочку недалеко от центра. Любимый уверенным шагом подошел к единственному одноэтажному домику в тупике.

– Слушай сюда, – торопливо заговорил он, остановившись у двери, выкрашенной в темно-красный цвет. – Зайдешь, спросишь, не сдается ли комната. Если предложат заплатить больше золотого за неделю – кстати, вот тебе деньги, – протянул мне небольшой, туго набитый мешочек, – торгуйся. Я подожду тебя здесь.

Тяжело вздохнула, бросила на Алекса косой взгляд и решительно постучала в дверь. Несколько минут ничего не происходило, а потом раздались шаркающие шаги.

– Кто там? – произнес скрипучий голос.

– Простите, – попыталась, чтобы это прозвучало как можно более просительно. – У вас случайно комната не сдается?

– Может, и сдается, – ответили мне. – А ты от кого?

Алекс не спешил мне на помощь, потому пришлось импровизировать.

– Видите ли, я первый раз в столице и ничего тут не знаю, – громко вздохнула я. – Гуляла по центру и случайно забрела сюда. У вас тут так хорошо! Вот я и подумала – может, мне удастся пожить здесь до вступительных испытаний…

Дверь распахнулась, явив сухонького старичка лет семидесяти, опиравшегося на клюку. Некоторое время он пристально меня рассматривал, затем, видимо, сделав какие-то выводы, обронил:

– Золотой в неделю. И торг неуместен. Устраивает?

– Вполне, – закивала я. – Если комната мне понравится…

– Понравится, – усмехнулся старичок и лукаво посмотрел на меня удивительно молодыми серыми глазами. – Пошли.

Хозяин дома провел меня через длинный коридор и подошел к самой дальней комнате.

– Заходи. – Он толкнул дверь и отошел в сторону.

И комната действительно мне понравилась.

Она была не очень большой, так что из мебели в ней помещались только узкая кровать, небольшой письменный стол, стул и комод. Зато имелось окно на полстены с широким подоконником, которое выходило в сад. Когда я в него выглянула, заметила вытоптанный пятачок прямо под окном.

– Не имею ничего против, – скрипуче рассмеялся старичок. – Главное, цветы не рви, а так можешь хоть всю ночь с этого подоконника прыгать.

– Спасибо, мне здесь очень нравится, – от души поблагодарила хозяина, отсчитывая три золотых.

– Пожалуйста, – усмехнулся он в ответ и протянул мне два ключа. – Серебристый от дома и золотистый от комнаты. Гуляй, сколько хочешь. Можешь даже друзей приводить, главное, шумных вечеринок не устраивай.

Я еще раз поблагодарила старичка и, бросив сумку, выбежала из дома. Алекс, все так же стоящий рядом с дверью, улыбнулся и, поманив пальцем, развернулся и зашагал к центру. Мне ничего не оставалось, как поспешить за ним.

– Теперь идем в гномий банк. – По дороге Алекс принялся объяснять, куда направляемся. – Стипендия в академии, конечно, есть, но на нормальную жизнь ее не хватит. Я еще несколько месяцев назад успел открыть на твое имя счет. Той суммы, что на нем находится, тебе должно хватить как минимум на год. Если будет не хватать – скажешь мне, добавлю. Сейчас только нужно будет подтвердить личность, чтобы получить к нему доступ.

Через некоторое время мы подошли к зданию в центре, которое архитектурой мне напомнило католический собор. Подтверждение личности заняло несколько минут, в результате чего я стала обладательницей расчетного рисунка на внутренней стороне запястья. Рисунок представлял собой что-то похожее на небольшой, примерно с грецкий орех, круглый кельтский узор, и я, некоторое время рассматривая его, пришла к выводу, что он мне нравится.

Похода по лавкам описывать не буду, потому что шопинг в таких количествах – настоящая пытка. Да к тому же Алекс жестко контролировал все мои покупки, безапелляционно отметая то, что считал ненужным. Так что я не получила никакого удовольствия. Оторвалась только в рядах с одеждой, где он вдруг оставил меня одну, предупредив, что вернется через полчаса. Все покупки донести домой никак не могла и по совету как раз вернувшегося Алекса, наняла носильщика.

У порога моего временного дома любимый быстро меня поцеловал и, грустно улыбнувшись, попрощался. Ох, когда теперь сможем нормально поговорить?..

В свою комнату я ввалилась уставшая. И единственное, чего хотела в этой жизни, – спать. Однако сразу зарыться носом в подушку не получилось, так как гора покупок на моей кровати как бы намекала, что неплохо бы ее разобрать. Тяжело вздохнув, принялась за дело. Было немного грустно оттого, что мы с Алексом не увидимся целую неделю, а потом нам придется играть на публику неизвестно сколько времени.

Неожиданно обнаружив на подушке перевязанную стопку книг, нахмурилась: точно помню, в книжные лавки мы не заходили… Присмотрелась и обнаружила под перевязью сложенный листик. Осторожно его вытащила. Странно, но он был совершенно чистым. Я немного повертела листик в руках и уже думала было смять, как на нем проступили слова:

«Уверен, что ты проигнорируешь мои просьбы меньше выходить из комнаты. Потому вот тебе еще несколько книг, которые было бы желательно выучить. До встречи на вступительном экзамене».

Листок рассыпался пеплом прямо у меня в руках.

Я аккуратно стряхнула пепел с ладоней и села на пол, обхватив голову руками. Этот мужчина неисправим!


На следующий день я с самого утра ушла гулять по городу. Будь воля Алекса, он бы вообще закрыл меня в башне с мягкими стенами, чтобы случайно не поцарапалась. Потому сидеть, как было наказано, неделю в комнате я не собиралась. В конце концов, надо же мне хоть чуть-чуть узнать место, где мне предстоит жить следующие несколько лет! Наметив себе первым пунктом программы поиск Академии магии, я натянула темно-серые брюки, бежевую рубашку с воротником-стойкой, захватила кошель, который мне оставил Алекс, и решительным шагом вышла из дому.

Вообще этот мир поражал меня диким сплавом магии, нашего девятнадцатого века и вполне современных, по земным меркам, технологий.

Начать стоит с того, что тут было электричество. И канализация, правда, магическая. Как следствие – имелась горячая вода, чему я безумно обрадовалась, потому как мысленно уже готовилась к лохани, в которую придется вручную таскать подогретую воду. Когда Алекс рассказывал мне о Третьем мире, помню, у меня был полный ступор оттого, что тут, оказывается, есть телевидение! И компьютеры! И даже местный аналог Интернета! Они, конечно, мало были похожи на то, к чему я привыкла, но тем не менее! Думаю, мой шок можно понять – такой разрыв шаблона…

Телевидение, впрочем, как и местный Интернет, не играло такой большой роли в жизни людей и нелюдей. Телевидение, либо просто вид, как его сокращали местные, даже работало не целый день и предназначалось исключительно для трансляции важных событий в режиме онлайн. Я сразу признала это очень разумным: все-таки далеко не все могут нормально увидеть концерты известных менестрелей, спектакли театров и разнообразные соревнования как спортивного направления, так и магического, и даже военного.

Интернет, который, не мудрствуя лукаво, обозвали просто сетью, существовал для информации и общения. На мой вкус, сеть являла собой идеальный Интернет, каковым последний никогда не будет. Никаких игр, никакого порно, да и вообще никаких тонн ненужного информационного мусора, которым так известен наш аналог.

При всем этом на улицах многие дамы щеголяли в наглухо закрытых платьях до полу, стыдливо прикрываясь ажурными зонтиками.

Спрашивая дорогу, я наконец-то вышла к так называемому Студенческому городку – той части Аэрива на окраине, где и располагались почти все учебные заведения столицы. Каждое из них имело просто громадную территорию, огражденную забором. Немного побродила по центральной улице вотчины учащихся, рассматривая бегающих мимо студентов, а затем вышла к воротам Академии магии.

Что сказать… Зрелище было впечатляющим. Если другие учебные заведения едва просматривались сквозь деревья ухоженного парка, то корпуса Академии разместились недалеко от ворот и больше всего напоминали собой смесь изящного замка и неприступной крепости. Перед центральным входом располагался плац, на котором в данный момент проходил какой-то поединок. Было до жути любопытно, но я стояла слишком далеко, чтобы рассмотреть бой в подробностях. Все, что смогла понять, – дерутся двое, на мечах. Вокруг двумя полукольцами стояли сочувствующие и время от времени подбадривали поединщиков криками.

– Отвратно дерутся, откровенно говоря, – раздался у меня над ухом скучающий голос.

Обернувшись, с любопытством посмотрела на стоящую рядом девушку. Хм, а симпатичная. Была бы парнем – точно мимо не прошла бы: выше меня на целую голову, стройная платиновая блондинка с почти черными глазами. Волосы заплетены в тугую косу, спускавшуюся почти до поясницы. Одета, правда, не так, как столичные дамы, – примерно так же, как и я. Но, может, она просто студентка? А еще от девушки приятно пахло какими-то цветочными духами.

– Я не разбираюсь, – открыто улыбнулась я ей.

– Ой, да чего там разбираться, – поморщилась блондинка и махнула рукой. – Тот, что слева, машет мечом как какой-то дубиной. Его соперник, несомненно, лучше подготовлен, но это уровень максимум факультета травников.

Она задумчиво покрутила массивный, совсем не женский перстень с тускло-желтым камнем и повернулась ко мне всем корпусом.

– А ты с какого факультета? – полюбопытствовала я.

– Пока ни с какого, – вздохнула девушка и бросила тоскливый взгляд на Академию. – Только поступать приехала… На факультет боевой магии.

– И я туда же собираюсь! – обрадованно протянула руку. – Вики!

– Димара! – улыбнулась блондинка и так крепко сжала мою ладонь, что у меня слезы из глаз брызнули. – Ой, прости! Я все время забываю, что вы, люди, такие хрупкие.

– Ничего, все хорошо, – пошевелила пальцами, убедившись в их целости. – А ты что, не человек?

– Я – амазонка! – гордо задрала нос новая знакомая.

– Ага, понятно, – быстро припомнила все, что мне рассказывал Алекс про амазонок.

Пятый мир, государство Ахмеония, мужеподобные дамы, не владеющие магией. Критически посмотрела на новую знакомую и хмыкнула себе под нос. Как-то не подходила Димара под описание классической амазонки. К тому же факультет, на который она собралась, предполагал обязательный дар магии огня. Впрочем, не думаю, что это хорошая идея – пытаться вызнать подробности. Амазонка так амазонка. В крайнем случае, если обе поступим, можно будет удовлетворить любопытство позже.

– Я тут никого не знаю, – вздохнула девушка и смущенно улыбнулась. – Может, если у тебя нет других планов, сходим поужинаем?

– Планов нет, я сама тут никого не знаю… – Вау, кажется, мне выпал шанс обзавестись подругой! – Сегодня лишь приехала.

– Тогда побуду твоим провожатым. – Димара улыбнулась шире и подхватила меня под локоть. – Я тут уже третий день кукую. И за это время мне встретился только один нормальный разумный – ты! Местные спесивы до ужаса, поступающие же все поголовно трясутся перед экзаменами, так что полностью невменяемы!

– Самой, что ли, понервничать, – задумчиво пробормотала, вспоминая, сколько мне еще прочитать надо.

Меж тем мы подошли к уютной кафешке почти на выходе из Студгородка. Двухэтажный домик утопал в зарослях плюща и винограда настолько, что казался сплетенным из растений. По обе стороны от дорожки, которая вела ко входу, располагались небольшие, рассчитанные максимум человек на пять, беседки. Над широкой дверью гордо красовалась вывеска «Перекресток миров». Я про себя хихикнула, отмечая своеобразный юмор такого названия.

– Сядем в беседке или все-таки внутри кафе? – спросила Димара, останавливаясь посреди дорожки.

– А я на втором этаже террасу видела… – начала было я, но амазонка, качая головой, перебила:

– Второй этаж только для преподавателей. – Она тяжело вздохнула и с тоской задрала голову. – Я когда только приехала, тоже на террасу нацелилась… Но мне хозяйка, Криста, разъяснила, что к чему.

– Тогда беседка. – Раз уж мне терраса не светит, то хоть париться в помещении не буду.

Димара кивнула и направилась к самой дальней беседке, которая приютилась у ствола огромного дуба. Хм, а заказа делать мы не будем? Впрочем, я зря опасалась. Не знаю, может, здесь развешаны какие-то маячки, но как только мы сели за круглый столик, в беседку зашла официантка с толстеньким меню.

– Что будешь? – спросила блондинка, открывая книжицу. – Кстати, меню тоже делится на две части. Первые пять страниц – то, что доступно любому студенту. Остального на стипендию не купишь.

– Я как бы в средствах не стеснена, – улыбнулась и машинально потерла рисунок на запястье.

– Это хорошо, – задумчиво протянула Димара и встрепенулась. – Я закажу на свой вкус, ты не против?

– Только «за», – рассмеялась и откинулась на обитую мягкой кожей спинку деревянной лавки. – Ты тут не первый раз, так что доверяю твоему вкусу.

– Тогда нам по две порции куриных ножек в медово-апельсиновом соусе, салат из свежих овощей и фирменное мороженое, – отбарабанила амазонка и, на миг задумавшись, добавила: – И две кружки сбитня со льдом, пожалуйста.

Споро записав названное, официантка слегка поклонилась и вышла.

– А ты откуда? – поинтересовалась блондинка, положив голову на сложенные ладони.

– Отсюда, из Третьего мира, – выдала заготовленную легенду. – Я в лесной глуши выросла, в неделе езды от Аэрива. Моим опекуном был лесной колдун. А в этом году он умер, наказав поступать в Академию. И вот я тут.

Димара тяжело вздохнула и печально проговорила:

– А я – урод. – Она затеребила кончик косы. – Видишь? Мелкая, худая, черты лица слишком тонкие… Еще и магией владею – позорище.

М-да, похоже, во всех мирах девушки одинаковы. По крайней мере, в плане самооценки. Так и хотелось сказать что-нибудь из разряда «мне бы твои проблемы». Но, немного подумав, вслух произнесла совсем другое.

– А по-моему, ты очень красивая, – дружелюбно улыбнулась ей. – Думаю, любой парень ради тебя готов в лепешку расшибиться.

– Да что мне эти парни… – Димара замолчала, так как вернулась официантка с подносом. Когда молчаливая девушка выгрузила все принесенное на стол и испарилась, блондинка продолжила: – Я не по мужчинам.

– В смысле? – непонимающе вскинула брови.

– В прямом, – хмыкнула она и отвела взгляд. – Мне девушки нравятся.

Какое счастье, что я в этот момент ничего не жевала. Подавилась бы, как пить дать! С интересом посмотрела на хмурую амазонку, ощущая, как на волю пытается вырваться нервный смешок. В чужом мире сразу же напороться на представителя нетрадиционной сексуальной ориентации – это я талант, надо признаться.

– А я как бы не по этим делам, – промямлила, пытаясь выдавить из себя хотя бы некое подобие улыбки.

– Ты не в моем вкусе. – Голос блондинки стал совсем грустным, и она посмотрела мне прямо в глаза. – Теперь ты со мной общаться не захочешь, да? Что ж… Понимаю…

– Димара, что ты! – воскликнула, отвесив себе мысленную оплеуху: такой шанс обзавестись подругой, а я пытаюсь его профукать. Какая мне разница, кого она там любит? – Просто честно тебя предупреждаю, что предпочитаю парней. А так мне бы очень хотелось с тобой подружиться.

– Правда? – обрадовалась амазонка и сразу же заулыбалась. – Это чудесно! А то я уже столкнулась с тем, что в Аэриве на меня странно реагируют.

– Пыталась с кем-то познакомиться? – догадалась я.

– Да, – поморщилась она от воспоминаний. – Девушка такая красивая повстречалась, у меня просто дух захватило. Не удержалась, решила подойти… Всего лишь сделала ей комплимент и предложила прогуляться, а она на меня как на насекомое посмотрела… А потом подошла к подруге и громко, чтобы я услышала, говорит: «Эти ненормальные совсем распоясались. И куда только городская стража смотрит?!» И так презрительно это сказала – я от стыда была готова под землю провалиться!

– Кошмар, – посочувствовала я ей. – Дикий народ какой-то.

Дальше беседа потекла весело и непринужденно. Жаль, что я не могла рассказать правду о себе, пришлось ограничиться несколькими придуманными эпизодами. Записать их, что ли? А то забуду или перепутаю, вот конфуз будет…

Амазонка же не замолкала, рассказывая мне о своей жизни.

Выяснилось, что моей новой знакомой двадцать два и она одна из дочерей великого рода Астэни, защитников трона Ахмеонии. Своему появлению блондинка была обязана короткому, но бурному роману матери с заезжим полуэльфом-менестрелем. Собственно, внешность Димаре досталась именно от него. Кстати, способности к магии тоже – больше не от кого.

– А как ты поняла, что любишь девушек? – Любопытство выискивало важную причину, толкнувшую симпатичную амазонку в розовые края.

– О-о-о… – Она мечтательно улыбнулась и прикрыла глаза. – Я тогда как раз проходила обязательный для нашего народа год послушничества в храме богини войны. Одна из младших жриц, Намира, была ко мне особенно внимательной. И вот как-то раз под покровом ночи она пришла в мою келью… Это было незабываемо, Вики! Вряд ли мужчина способен доставить такое удовольствие!

Посмотрела на воодушевленную блондинку и покачала головой. Затем прикинула, что на тот момент Димаре должно было быть не больше шестнадцати.

– Растление несовершеннолетних, – едва слышно пробормотала себе под нос, подтягивая ближе вазочку с мороженым.

– Что? – чутко среагировала амазонка.

– Говорю, выглядит аппетитно, – как можно более искренне улыбнулась. – Ничего, Академия большая. Думаю, тебе обязательно повезет в личной жизни.

– Хотелось бы, – вздохнула Димара, ковыряясь ложечкой в подтаявших шариках. – А то даже среди моего народа такое считается… не очень-то приличным. Мать мне последний раз такой скандал закатила… – От воспоминаний она поморщилась. – Орала, что я безответственная. Мол, каждая амазонка должна родить хотя бы трех дочерей.

– А ты что на это ответила? – искоса посмотрела на знакомую.

– Что как только придет время, обязательно найду сильного самца, – невозмутимо отозвалась она. – Я свой долг знаю и как-нибудь потерплю.

Удивленно вскинула брови. М-да, ну и подход у нее…

Отставив пустую вазочку в сторону, блондинка достала из нагрудного кармана жилета небольшие часики и нахмурилась.

– Вот черт, мне надо вернуться в квартиру. – Она умоляюще посмотрела на меня. – Это не будет слишком нагло с моей стороны попросить тебя составить компанию?

– С удовольствием, – искренне улыбнулась я. – Заодно посмотрю, где ты живешь.

Мы быстро расплатились и направились к центру.

Выяснилось, что живет амазонка в десяти минутах ходьбы от меня, что не могло не радовать. Она снимала комнату в небольшой уютной гостинице, и временное жилье новой подруги мне сразу понравилось. Просторная, не захламленная предметами мебели и очень светлая комната на втором этаже, к которой прилагалась небольшая, выполненная в морском стиле ванная комната, а также увитый виноградом балкончик, где помещались маленький плетеный столик и два стула. В комнате же было полно приятных глазу мелочей вроде вышитых занавесок, круглых аквариумов в углах, в которых плавали стайки мелких рыбешек. А еще на стенах висели детские рисунки в рамочках. И все смотрелось на своих местах, помимо воли заставляя расслабиться. Ну а небольшие пушистые коврики, якобы в беспорядке разбросанные по полу, придавали комнате домашний уют.

– Класс! – выдохнула я, с любопытством осматриваясь. – Уже жалею, что успела снять жилье на время поступления.

– Нравится? – спросила Димара настолько гордо, будто именно она создала уютный интерьер. – Мне сестра это место посоветовала. Хозяева обожают свое маленькое дело, а потому не жалеют сил, времени и денег, чтобы сделать гостиницу лучше.

– Заметно, – медленно проговорила я, продолжая выхватывать взглядом из обстановки новые любопытные мелочи. – Все подобрано и расставлено с такой любовью… У них небось все номера разные.

– Ага, – энергично кивнула блондинка, роясь в небольшом чемоданчике. – Ты бы видела, какой они номер для новобрачных сделали! У меня даже появилась мечта, когда найду единственную, провести с ней в этом номере несколько дней.

Откровенно говоря, мне даже как-то неудобно стало. Было ощущение… неправильности какой-то. М-да, если хочу наладить нормальные отношения с амазонкой, надо что-то делать со своим ощущением неловкости, когда заходит речь об ориентации Димары.

– Нашла! – Блондинка торжественно продемонстрировала мне небольшой фигурный флакончик из голубого стекла.

– Это что? – поинтересовалась, подходя ближе. Оу, какие запахи! Похоже, что это…

– Духи! – подтвердила мои подозрения Димара.

Все-таки заглянув в чемоданчик, я обнаружила огромное количество разных флаконов. Запахи разных духов – пряные, цветочные, холодные, сладкие – смешивались в воздухе, и хоть результат получался странный, но вполне приятный.

– Ничего себе, – присвистнула, зачарованно рассматривая это богатство. – Димара, зачем тебе столько?

– На каждое время суток надо надевать соответствующие духи, – важным тоном сообщила блондинка. – Сейчас обед, а значит, я не могу ходить в утренних духах.

– Оригинально! – Ну ничего себе пунктик у этой воительницы! Кто бы мог подумать! Это она что, три раза в день меняет духи? В душ каждый раз ходит? А если поход? Или… – Димара, а как ты собираешься в Академии этому следовать? У нас же там уроки могут и до вечера быть.

– Я думала над этой проблемой, – сморщила носик амазонка и сокрушенно вздохнула. – Увы, придется довольствоваться двумя видами духов – свежими утренними и пряными вечерними… Ладно, побежала в душ. Постараюсь побыстрее.

Проводив Димару веселым взглядом, я покачала головой. Стереотипы – наше все. Амазонка, которая выглядит как девушка с обложки, меняет наряды три раза в день ради духов – это просто нереальный разрыв шаблона. С трудом сдерживалась, чтобы не задать какой-нибудь идиотский вопрос из разряда, почему она ведет себя как нормальная девушка.

Меж тем из ванной комнаты выпорхнула Димара в одном полотенце.

– Поможешь мне? – лукаво улыбнулась она.

– Смотря в чем. – Осторожность не повредит.

Может, про то, что я не в ее вкусе, амазонка сказала, чтобы не напугать.

– Выбрать, – тяжело вздохнула она и открыла шкаф. – Я прямо не знаю…

И вот тут моя челюсть реально отвисла.

У любой нормальной девушки в шкафу на плечиках висит что? Правильно – платьица, кофточки, брючки и прочая-прочая. У этой нестандартной амазонки там ровными рядами висели… комплекты нижнего белья. Шелковые, кружевные, атласные, всех возможных моделей и расцветок.

– Ничего себе коллекция! – присвистнула, подходя ближе. – Я столько белья в одном месте только в… э-э-э… лавках видела!

– Это моя слабость, – застенчиво созналась Димара, мило краснея. – Знаю, это совершенно несолидно и даже в чем-то неприемлемо для будущего стража королевы, но… Вики, это сильнее меня! – Она виновато развела руками. – Такое чувство, что, когда я захожу в лавки нижнего белья, мой разум отключается! И прихожу в себя только на улице, с ворохом покупок! Да и потом… ну, нравится мне ощущение хорошего белья на коже…

– Да не оправдывайся ты, – замахала я руками в ответ. – Кто-кто, а я тебя прекрасно понимаю!

– Правда? – обрадовалась Димара и быстро вытащила из шкафа два комплекта – персиковый кружевной, с кокетливыми рюшами по краям, и сиреневый, с черным растительным принтом. – Какой?

– Смотря подо что ты собираешься его надеть, – пожала я плечами, с трудом удерживаясь, чтобы не пощупать эту красоту.

– С одеждой мудрить не собираюсь, – фыркнула амазонка и тряхнула влажными волосами. – Бежевая рубаха, коричневые жилет и штаны.

– Под бежевую рубаху лучше персиковый, – озвучила свой вердикт. – Сиреневый будет очень заметным.

– Да? – Удивление новой подруги было слишком явным. И мне почему-то подумалось, что о такой ерунде, заметно ли белье под одеждой, она до сих пор даже не задумывалась.

– Ладно. – Бросив последний сожалеющий взгляд на сиреневый комплект, блондинка, совершенно не стесняясь, скинула полотенце на пол и повернулась спиной. – Поможешь?

– Конечно. – Сама не раз воевала с застежками бюстгальтера, прекрасно понимаю, каково это. Кстати, а что это у Димары между лопатками? – Классный рисунок. Круг, увитый терновником, – очень красиво. Это что-то значит?

– Ерунда, – равнодушно махнула рукой амазонка, натягивая трусики. – Всего лишь знак того, что я прошла посвящение богине войны.

Через несколько минут, когда Димара наконец собралась и легонько надушилась, во весь рост встал вопрос, куда идти дальше. Лично я хотела получше узнать Аэрив, погулять по тихим улочкам и, возможно, заглянуть в местный парк. Блондинка жаждала сходить на воинский турнир, который каждый год организует императорская семья Третьего мира. Немного поспорив, пришли к компромиссу – сегодня гуляем по городу, а вот завтра идем смотреть на полуфинал турнира.

– Только сначала зайдем в «Воинский приют», – задумчиво произнесла Димара, когда мы вышли из гостиницы. – В этом заведении собираются, как можно понять, причисляющие себя к воинскому сословию. Мне надо встретиться там кое с кем и отдать это. – Она помахала объемным свертком.

Я безразлично пожала плечами. В конце концов, и это должно быть интересно.

«Воинский приют» располагался недалеко от центра. Он представлял собой массивное каменное здание, обнесенное высоким забором. Внутри же этот трактир – по-другому у меня язык не повернулся бы назвать это заведение – был выдержан именно в том стиле, который я всегда представляла, читая фэнтези. Грубо сколоченные столы и стулья, а в отделке зала преобладало темное дерево. На стенах, оправдывая название, висело разнообразное оружие.

Несмотря на то что день только перевалил за половину, в «Воинском приюте» почти не было свободных мест.

– Вот черт, – в сердцах выругалась Димара, с неудовольствием осматривая зал. – Нет ее еще… Подождем?

– Подождем, – эхом отозвалась я, зачарованно рассматривая тихо перешептывающихся дроу, которые заняли самый дальний столик.

Всегда нравилась эта раса. Такие завораживающе красивые, но при этом неимоверно опасные…

– Вики! – прошипела амазонка и сильно дернула меня за рукав. – Не пялься на них! Заметят – прирежут на месте! Это же риэ-тхешш!

Я испуганно отвела глаза, костеря себя на чем свет стоит. Двойка мне по расам! Нет! Единица! Спутать увязших по уши в матриархате дроу и женоненавистников риэ-тхешш чревато смертельным исходом. И ведь видела же, что их белоснежные волосы заплетены в мелкие косички, но даже мысли в нужную сторону не повернулись! Спасибо Димаре, а то осталась бы от меня только память. Вечная.

Меж тем блондинка уверенно лавировала между столами, направляясь к свободному, который обнаружился недалеко от барной стойки. Моего рукава она так и не отпустила, потому приходилось поспевать следом. Увы, такой ловкостью, как новая подруга, я похвастаться не могла, а потому периодически встречалась бедрами с углами мебели и сдавленно шипела от боли.

– Димара! – мрачно посмотрела на амазонку, плюхнувшись на стул. – Если из-за тебя будут синяки, не знаю, что с тобой сделаю!

– В смысле? – Усевшись напротив, она непонимающе вскинула брови.

– Из-за тебя, – направила на нее палец, – я поздоровалась со всеми столами в этой забегаловке!

– Ну прости. – Чего-чего, а раскаяния в голосе Димары не было ни грамма, она пристально наблюдала за входом.

Подошел официант и положил на стол меню.

– Кого ты хоть ищешь? – открыла папку и пробежалась глазами по строчкам. Понятно: простая мужская еда, по принципу – побольше хорошо прожаренного мяса.

– Да мне должны привезти письмо из дому, а я взамен отдам посылку, – отозвалась блондинка, встрепенулась и перевела на меня взгляд. – Что-то закажем?

– Я бы заказала чаю, – задумчиво проговорила я, водя пальцем по странице меню. – Но сомневаюсь, что тут такое водится.

– Почему? – ухмыльнулась амазонка и быстро выдернула из моих рук книжицу. Потом пролистала и ткнула мне под нос разворот. – Вот! Десять видов, выбирай любой.

– Неожиданно, – хмыкнула и вчиталась в состав. – Пожалуй, я хочу вот этот травяной, «Сердце дракона», – захлопнула меню и положила на стол. – Честно говоря, удивлена. Мне думалось, что у воинской братии безалкогольные напитки не в чести.

– С чего ты взяла? – фыркнула Димара и покачала головой. – Совсем наоборот, многие воины практически не пьют алкоголя, так как он плохо влияет на сознание и координацию. Сама понимаешь, в нашей профессии такое может стать смертельным.

Так, похоже, пора начать использовать голову по прямому назначению и перестать попадать впросак со своими замечаниями.

– А вот и она, – вдруг тихо сказала амазонка и резко поднялась, подхватив сверток. – Вики, подожди, пожалуйста. Я быстро.

– Хорошо.

К столику как раз подошел официант, потому я отвлеклась, чтобы сделать заказ. Потом обвела взглядом зал и увидела, как у окна подруга разговаривает с женщиной. Вот та вполне тянула на гордое звание классической амазонки – высокая, массивная, короткостриженая. Передала Димаре какой-то пакет, забрала протянутый сверток и сразу вышла из трактира.

– Чего скучаешь одна, красотка? – раздался над ухом веселый голос, заставив меня вздрогнуть.

Резко повернувшись, обнаружила рядом с нашим столом троицу плечистых парней.

– Вообще-то я здесь не одна, – ответила спокойным тоном.

– Да ладно тебе ломаться! – подмигнул мне один из них, высокий растрепанный брюнет. – Ты не воин, сидишь одна, значит, пришла сюда найти сильного мужчину. Тебе повезло, милая, ты нашла сразу троих!

Я уже было открыла рот, чтобы поставить нахалов на место, но вернулась Димара.

– Опять вы, – скучающим голосом протянула амазонка и окинула троицу пренебрежительным взглядом. – Видимо, вчера до вас не дошло, что, если девушка знакомиться не хочет, лучше уважить ее желание.

– Ты! – прорычал брюнет и подался вперед.

– Кастер, не кипятись, – насмешливо сощурился короткостриженый пепельный блондин. – Не видишь, амазоночка здесь с подружкой. Кстати, девчата, кто из вас сверху? Не стесняйтесь, тут все свои!

Ой, что сейчас будет!.. Судя по тому, как Димару перекосило, прольется чья-то кровь.

– Шли бы вы отсюда, – тихо проговорила я и наступила подруге на ногу. – Не то я сейчас начну интересоваться, кто из вас троих посредине.

Честно говоря, ожидала скандала, но парни замерли эдакими соляными столбами.

– Смотри, Вики. – Димара успокоилась и склонила голову к плечу. – Кажется, ты прямо в цель попала.

Но тут отмер брюнет. С грязными ругательствами он попытался броситься на меня. Я даже испугаться толком не успела – мелькнул кулак Димары, и парня впечатало прямо в барную стойку. Только сейчас до меня дошла запоздалая умная мысль, что последнюю фразу говорить не стоило. Все-таки их трое, и кто знает, какова их подготовка. Амазонка, конечно, очень опасна, да и мой черный пояс не пустяк, но сэнсэй всегда учил нас адекватно воспринимать противника.

– Вот твари, – выдохнул блондин, посмотрев сначала на Димару, а потом на меня. – Вам это так с рук не сойдет!

– Посмотрим! – довольно оскалилась подруга.

– Прекратите! – Рядом с нашим столиком нарисовался сурового вида мужик, очень напомнивший мне медведя: такой же могучий и косматый. – В моем заведении драться запрещено! Кто зачинщик?

– Простите. – Я попыталась как можно более дружелюбно улыбнуться. – Ребята просто не понимают слова «нет». Мы отказали – так они начали непристойности всякие городить. Вот теперь в драку полезли…

Трактирщик внимательно посмотрел на каждого из парней и коротко рыкнул, указав на дверь:

– Вон!

– Да ты знаешь, кто мы… – завелся брюнет, но закончить фразу мужик ему не позволил.

– Плевать. – Он выпрямился и сложил руки на груди. – Выметайтесь, и чтоб я больше вас не видел!

На месте незадачливой троицы я бы уже свалила. Вид у трактирщика был таким… Словом, в том, что этот мужик может размазать всю троицу ровным слоем по полу, я ни капельки не сомневалась. Видимо, парни все-таки вняли голосу разума, потому что блондин и русый молча подхватили под руки рвавшегося в бой брюнета и покинули «Воинский приют».

– Тоже мне бордель нашли, – буркнул трактирщик и пошел обратно к барной стойке, не обращая на нас больше никакого внимания.

– Суров! – восхищенно прошептала я, провожая взглядом спасителя.

– Даже не представляешь, насколько, – тяжело вздохнула амазонка. – Позавчера тут драку попробовали затеять… Так он один отдубасил десять человек и вышвырнул за порог. А на нем – ни царапины!

– Понятно, почему тут вышибал нет, – хмыкнула я, глотнув чая. – Ну что, твои дела здесь окончены?

– Да, можем идти. – Блондинка помахала полученным пакетом в воздухе.

Мы расплатились за чай и пошли гулять по городу. Я зачарованно рассматривала аккуратные домики, увитые плющом и виноградом, густые сады, из которых торчали острые черепичные крыши, улыбающихся людей и нелюдей… Уже обожаю этот потрясающий город!

Некоторое время мы бесцельно бродили по улицам, а потом одна из них вывела нас к парку. Ну, раз уж так карты упали, мы решили продолжить прогулку именно там.

В парк я влюбилась с первого взгляда! На мой вкус, парком этот ухоженный лес можно было назвать весьма условно. Мы гуляли по вытоптанным тропинкам, время от времени натыкались на беседки и говорили обо всем и ни о чем. Димара рассказывала о своем детстве, про обучение и послушничество в храме богини войны, а я… Врала. Увы, откровенность для меня сейчас непозволительная роскошь.

– Слушай, Вики, – амазонка замерла и внимательно посмотрела на меня, – ты говоришь, тебя воспитал лесной колдун… Они же презирают деньги! Откуда тогда у тебя расчетный рисунок и средства?

Упс. Что-то об этом мы с Алексом не подумали. Придется выкручиваться…

– Не знаю, – равнодушно пожала плечами. – Может, от родителей осталось… В любом случае, откуда деньги – мне неизвестно. Наставник в письме только наказал в ближайшем банке подтвердить личность, и все. А уже там я узнала, что являюсь владелицей неплохого капитала.

Подруга посмотрела на меня странным взглядом, но тем не менее промолчала.

– Скоро темнеть начнет. – Сощурившись, она посмотрела на небо. – Пойдем перекусим где-нибудь?

– Хорошая идея, – улыбнулась я, после чего повернулась на сто восемьдесят градусов.

Впрочем, далеко зайти мы не сумели…

– Какая встреча! – будто из-под земли перед нами нарисовалась троица парней из «Воинского приюта».

Ой, как нехорошо… Пустая тропинка, и вокруг лес…

– Договоримся по-хорошему? – сально улыбнулся брюнет. – Вы сейчас перед нами качественно извиняетесь… в разнообразных позах, и мы тихо-мирно расходимся, без претензий друг к другу.

– Предлагаю другой договор, – невозмутимо отозвалась амазонка. – Вы сваливаете, и я не валяю вас в пыли.

– Какая самоуверенная девочка! – расхохотался русый и протянул к Димаре руку. – Мне такие нравятся…

Это он зря-а-а… Так и есть – подруга выкрутила протянутую конечность парнишке за спину и ласково прошептала:

– Такое тебе тоже нравится, а, дорогой?

Вот сейчас и будет драка. Сделать ноги было бы лучшим вариантом, но, судя по блеску в глазах Димары, неосуществимым. Я приготовилась внимательно следить за ходом битвы, чтобы помочь подруге в случае чего. Она сильнее, потому вступать в открытую схватку мне не имело смысла, а вот подножку подставить или в спину толкнуть – за милую душу.

Меж тем брюнет ринулся на помощь другу, но получил удар ногой в грудь и улетел в ближайшие кустики отдыхать. М-да, сегодня у него день полетов – второй раз летит. Блондин оказался умнее и принялся осторожно обходить подругу с тыла.

– Сзади! – крикнула, и тут уже мне пришлось драпать от обнажившего меч блондина, который, судя по перекошенному лицу, прилично разозлился.

Геройствовать с голыми руками против вооруженного парня я не собиралась. Побежала туда, где тропинка делала резкий поворот между деревьями. Хотела выполнить маневр и зайти с тыла, чтобы выбить меч из его рук и хоть немного уравнять силы. Но у судьбы на это были свои планы: я со всей силы в кого-то влетела. «Вот и добегалась», – мелькнула обреченная мысль. Блондин, радостный, что его добыча замерла, попытался было достать меня мечом, но был отброшен. В кого это я так удачно врезалась? Голову, что ли, поднять?

– Что тут происходит? – раздался спокойный уверенный голос, и меня за плечи подняли вверх. – Девушка, вы в порядке?

Пискнув что-то согласное, я все-таки решилась поднять взгляд и полюбоваться на моего спасителя. Мать моя женщина, да это же самый натуральный викинг! Грубые, но приятные черты лица, волевой подбородок, голубые глаза испытующе смотрят из-под кустистых бровей. Довершали образ немного растрепанные светло-русые волосы до плеч, на лбу прихваченные шнурком.

– С вами все в порядке? – терпеливо переспросил викинг.

Вот я дура, там же Димара одна!

– Да, – энергично кивнула. – Но подруга моя… На нас напали…

– Минутку. – Он опустил меня на тропинку и достал из кустов пытавшегося уползти блондина. – А теперь ведите.

Меня не надо было два раза просить.

Картина, открывшаяся моим глазам, не могла не радовать. Русый висел на дереве, вцепившись обеими руками в ветку, и слезать явно не желал. Амазонка вдохновенно гоняла брюнета по небольшой поляне, отвешивая пинки для ускорения.

– Какая прелесть, – ровным тоном сказал мужчина.

Димара, заметив викинга, остановилась как вкопанная и уставилась на него полными обожания глазами. Хм, кажется, моя новая подруга не такая уж безнадежная лесбиянка!

– Амазонка, – сощурился мужчина и кивнул. – Рассказывай.

Запинаясь от волнения, блондинка поведала ему всю историю от начала до конца, включая то, чего я еще не знала. То есть первую встречу девушки с этой троицей.

– Понятно, – хмыкнул викинг, когда она закончила, и повернулся к перепуганным парням. – Где учитесь?

– По какому праву… – начал было возмущаться брюнет, но под взглядом мужчины быстро скис.

– Я спрашиваю – где учитесь? – В голосе послышались металлические нотки.

– Нигде пока, – нехотя буркнул блондин, отводя взгляд. – Мы поступать будем.

– Куда?

– В Академию магии, на боевой факультет.

– Я прослежу, чтобы в этом году вы не поступили, – сурово произнес мужчина. – Вы не обладаете качествами, которые нужны боевому магу. А теперь пошли вон отсюда!

Парней как ветром сдуло.

– Вы тоже поступающие? – Викинг перевел взгляд на нас с Димарой, и мы молча кивнули. – Хм… Амазонка, скорее всего, в Военную академию…

– Нет, – мотнула я головой и скосила глаза на подругу, которая продолжала поедать мужчину взглядом. – Мы тоже на боевой.

– Вот как. – Он приподнял брови в легком намеке на изумление, и его взгляд стал задумчивым. – Тогда будем знакомы – Келрой ди Шелли. Если поступите, буду преподавать вам боевую подготовку. Ну и стратегию с тактикой на старших курсах.

– Я – Вики, а это – Димара… – М-да, амазонка продолжает пребывать в ступоре. И как прикажете ее оттуда доставать?

– Позволите угостить вас ужином? – прищурился Келрой.

– Да! – Слава тебе господи, отмерла! – Скажите… – Димара немного замялась, после чего выпалила: – А правда, что в Шестом мире вы в одиночку разрешили конфликт, который грозил перерасти в мировую войну?

М-да, с диагнозом я ошиблась. Это не любовь, это фанатизм. Видать, этот викинг в воинской среде личность известная и даже легендарная – иначе с чего бы амазонку так пришибло.

– Было дело, – согласно кивнул мужчина и мягко улыбнулся. – Здесь недалеко есть уютная забегаловка. Если хотите – расскажу вам о другой военной кампании, в Седьмом мире, откуда я, собственно, только на днях вернулся.

Судя по глазам Димары, она была согласна слушать все, что этот викинг мог поведать, причем «не отходя от кассы». А вот мне было интересно – почему все-таки он нас позвал ужинать? Подруга понравилась? Не понимаю… Что-то здесь нечисто, в этом я уверена.

Кафешка действительно оказалась очень уютной и тихой, так что мы с удовольствием уселись на террасе и сделали заказ.

– Димара, может быть, сначала удовлетворите мое любопытство? – Келрой играл вином в бокале и, опершись на спинку кресла, внимательным взглядом изучал амазонку. – Откуда у вас дар огня?

Подруга послушно рассказала историю своего появления на свет, после чего викинг тихо рассмеялся.

– Какие причудливые результаты порой дает смесь разных кровей, – задумчиво проговорил он и перевел взгляд на меня: – А вы, Вики, почему решили поступать именно к нам?

И почему мне его любопытство не нравится? Паранойя замучила… Впрочем, если учитывать все обстоятельства, в этом нет ничего удивительного. А потому – улыбаемся и машем. То есть выдаем заготовленную легенду.

– Понятно, – вежливо улыбнулся Келрой в ответ на мое вранье и принялся развлекать нас рассказами о своих приключениях.

Что и сказать… Было увлекательно. Мужчина чередовал сухие факты по той или иной военной кампании со смешными байками из походной жизни, а также фольклором тех стран, в которых бывал. Мы с Димарой так увлеклись рассказом, что потеряли счет времени.

– Увы, мне пора., – Келрой тяжело вздохнул и поднялся. – За ужин я заплачу, не беспокойтесь. Было очень приятно познакомиться. Искренне надеюсь, что вы поступите на наш факультет и разбавите собой суровый мужской коллектив. Всего хорошего!

Коротко поклонившись, мужчина исчез.

– Вики! – выдохнула Димара и блаженно закатила глаза. – Я познакомилась с самим Келроем ди Шелли! Это… Немыслимо! Мне теперь все наши завидовать будут!

– А если поступишь, – ехидно произнесла я, отщипывая мелкие кусочки от булочки, – то получишь счастливый шанс регулярно быть битой этой ходячей легендой.

– Да-а-а, – мечтательно протянула амазонка, даже не среагировав на явную подколку. – Учиться у ди Шелли… Круче только учиться у ди Квира!

Услышав знакомое имя, я чуть не сделала стойку, как хорошо обученная собака. Похоже, у Алекса репутация не только эдакого людоеда, как он мне рассказывал. Как бы ненавязчиво расспросить Димару…

– А это кто? – постаралась сделать голос как можно более равнодушным.

Блондинка поперхнулась и возмущенно уставилась на меня своими черными глазами.

– Создатель, в какой дыре ты росла, что не знаешь элементарного? – выдохнула наконец она. – Алекс ди Квир – это легенда! Самый сильный боевой маг современности! Правда, сволочь редкостная… – едва слышно добавила блондинка, а потом решительно тряхнула головой: – Но это не отменяет того, что учиться у него – это мечта любого будущего боевого мага. Увы, насколько я знаю, личных учеников он не берет.

Кажется, репутация Алекса не мешает ему быть кумиром для молодежи. От этого моя задача не становится проще…

– А он что, тоже преподает в академии? – подцепила ложечкой кусок какого-то фрукта из восхитительно вкусного десерта и искоса посмотрела на амазонку.

– Сейчас не знаю, – с сожалением в голосе ответила подруга. – Он больше трехсот лет пропадал неизвестно где. Поговаривали, что его наконец кто-то пристукнул. Но семь лет назад ди Квир опять появился и начал преподавать факультативы в академии. Говорил, мол, времени на полноценный курс у него пока нет.

О да! Ему однозначно было чем заняться и помимо возни со студентами…

– Но все-таки, – голос блондинки опять стал мечтательным, – я знакома с самим Келроем ди Шелли!

– Не влюбилась ли ты часом, дорогая моя? – Просто не смогла я не съехидничать.

– Знаешь, – Димара тяжело вздохнула и посмотрела на меня серьезным взглядом, – если бы я могла влюбиться в мужчину, то исключительно в такого, как ди Шелли. Настоящий воин, сильный, мужественный. Честное слово, если бы я могла забеременеть от предтечи, попыталась бы через пару лет соблазнить его.

Так. Что-то я вообще ничего не поняла. Какие предтечи? Почему нельзя забеременеть?

– Димар, объясни, – попросила растерянно. – А то я что-то ничего не поняла из твоих слов.

– Чему тебя только твой наставник учил! – фыркнула амазонка и покачала головой. – Предтечами в народе называют расу Второго мира, к которой принадлежат и Келрой ди Шелли, и Алекс ди Квир.

Офонареть! Цензурных слов у меня не осталось! Алекс мне ничего такого не говорил, зараза!

Почему-то слово «предтечи» у меня стойко ассоциировалось с космическими кораблями и загадочными артефактами. Видать, обчиталась Нортон в свое время.

– Хм, не знала, – пожала я плечами. – Наставник говорил, что жители Второго мира никак себя не называют.

– Конечно, – покладисто согласилась Димара и насмешливо сощурилась. – Зато так их называют остальные расы. Первые дети высших сил, самые умные, самые сильные, самые… Ну ты поняла. Есть легенда, что остальные расы уже лепили по их образу. Именно из-за этого их называют предтечами.

– Если все расы лепили по их подобию, то размножаться они должны так же, – заметила я, отставляя в сторону пустую тарелку.

– Предтеча может зачать ребенка только с той, которая связана с ним особым ритуалом, – с сожалением отозвалась подруга и пожала плечами. – Увы, что за ритуал, знают только сами предтечи.

Что-то мне подсказывает – я тоже в курсе.

Мы еще немного поболтали о всякой всячине и разошлись по домам, договорившись, что Димара зайдет за мной с самого утра.


Глава 3

Не могу сказать, что горела желанием попасть на воинский турнир. Но прекрасно понимала – раз собираюсь стать боевым магом, просто обязана посещать такие мероприятия. Хотя бы в целях повышения общего уровня развития. Так что, проснувшись часов в восемь, я, будучи совой, совершила не просто подвиг, а действо, достойное памятника в полный рост. Собиралась тоже довольно споро, а потому к часу «икс» подпирала косяк входной двери и высматривала на горизонте Димару.

Амазонка появилась вовремя. Хмурая, задумчивая и пахнущая чем-то свежим, с легким оттенком перца, как мне показалось.

– Что-то случилось? – тихо поинтересовалась у подруги, склонив голову к плечу.

– Ничего такого, с чем бы я не справилась, – вздохнула блондинка и, схватив меня за руку, преувеличенно бодро заявила: – У нас на сегодня насыщенная программа, так что побежали!

И мы действительно побежали. Впрочем, как вскоре выяснилось, торопились мы зря.

– Мест нет, – равнодушно сообщил скучающий детина у ворот на ристалище.

– Как это нет? – возмутилась Димара и подбоченилась. – Турнир начнется только через два часа!

– А билеты еще вчера раскупили, – невозмутимо отозвался парень и смачно зевнул.

– Что, совсем-совсем ни одного не осталось? – поинтересовалась я вкрадчиво.

Думаю, этот мир вряд ли сильно отличается от моего, где на всякий случай всегда придерживают несколько билетов.

– Даже если и остались, вам бы я их точно не дал. – В голосе привратника начало прорезываться раздражение. – Не дело девкам смотреть на мужские забавы. И так половина трибун бабами забита…

Это он зря, очень зря. Внимательно посмотрела на перекошенное от ярости лицо подруги и покачала головой. Я не самоубийца, чтобы пытаться ее остановить. Потому тихонько отошла в сторону, а не то еще мне прилетит за компанию от разгневанной блондинки.

– А это, дорогой друг, если все сложится отлично, наши будущие первокурсницы, – раздался за спиной знакомый спокойный голос.

– Здравствуйте, мастер! – Я резко развернулась и приветливо улыбнулась Келрою ди Шелли, краем глаза отметив, что Димара моментально успокоилась и опять во все глаза уставилась на предтечу.

Меня ждал громадный сюрприз – рядом с усмехающимся Келроем с непроницаемым выражением лица стоял… Риэ-тхешш! Тонкие белые косички с черными бусинами на концах были собраны в высокий хвост, отчего скулы смуглого до черноты мужчины казались еще более острыми, а сверкавшие янтарем глаза – хищными. Сглотнула мгновенно образовавшийся ком в горле и заставила себя перевести взгляд на предтечу.

– Вики, мы не в Академии, – отозвался тот, слегка улыбнувшись. – Вне стен учебного заведения допустимо называть меня по имени. – Он повернулся к своему спутнику и поинтересовался: – Ну, как тебе наши поступающие?

Ой, сейчас наслушаемся! Риэ-тхешш, видимо, в память о жестком матриархате, из которого сбежали, признавали женщин только в одном качестве. Как говорят у нас: босая, беременная и на кухне.

– Твоя вчерашняя находка? – лениво поинтересовался он и внимательно посмотрел на затихшую Димару. – Амазонка, думаю, вполне способна удержаться на нашем факультете. Учить такую будет довольно интересно. – Перевел взгляд на меня. – Что касается второй… Пока неизвестно, темная лошадка. По результатам вступительных испытаний будет видно.

Эм, я не ошиблась? Что-то этот тип ведет себя совсем не как риэ-тхешш. Но и на дроу он не похож… Совсем запуталась.

– Вы решили посмотреть турнир? – поинтересовался Келрой и подошел вплотную. – Хорошее дело, одобряю.

– Да, но… – Я запнулась и опустила глаза. – Мы туда не можем попасть. Мест нет.

– Это не проблема, – отмахнулся мужчина и небрежно бросил привратнику: – Эти с нами!

Хмурый детина послушно открыл дверь и даже слова против не вякнул.

– Преподавательская ложа, – пояснил Келрой, когда мы вошли в отгороженный сектор, оборудованный мягкими креслами. – Сегодня, кроме нас с Шаорином, никого не будет, так что можете не дергаться.

Мужчина усадил нас с Димарой по обе стороны от себя, и рядом со мной опустился невозмутимый риэ-тхешш.

Амазонка сразу же забыла о моем существовании и пристала к Келрою с вопросами.

Турнир еще не начался, и я от скуки опять начала раздумывать над расой беловолосого, исподволь бросая на него задумчивые взгляды.

– Интересуетесь, к какой расе я принадлежу? – краешками губ улыбнулся неправильный дроу, даже не глядя в мою сторону.

Я покраснела и опустила взгляд. М-да, риэ-тхешш уже прирезал бы на месте. Дроу, впрочем, тоже себя так не ведут.

– Шаорин, не издевайся. – Келрой отвлекся от разговора с Димарой. – Удовлетвори любопытство девочки. Да и мое заодно. Кто ты у нас сегодня – дроу или риэ-тхешш?

Хм, почему-то у меня появилось ощущение, что этот вопрос задается с завидной регулярностью.

– Ни тот ни другой. – Беловолосый повернулся к предтече. – Крайности… меня больше не прельщают. Предпочитаю быть сам по себе. Если так уж интересно, можете считать, что я – темный эльф. Нейтрально, но очень метко.

Он откинулся на спинку кресла, задрал голову и мечтательно улыбнулся:

– Кстати, можешь меня поздравить: в этом году первокурсники будут мучить не меня.

– Вот как? – удивленно приподнял брови Келрой. – Кого же припахал к этому неблагодарному занятию ректор?

– Твоего лучшего друга, – усмехнулся Шаорин.

– Алекса? – От изумления предтеча даже голос повысил. – Ректор решил таким нехитрым способом отсеять сразу половину курса? Алекс же их поубивает!

Хм, интересно, а не моего ли Алекса имеет в виду Келрой? Если да, то это весьма занятная информация. Этот скрытник не говорил мне, что у него есть друзья.

– Ну, ректор сказал, что ди Квир сам захотел, – слегка пожал плечами темный. – К тому же в этом году он берет читать полный курс боевой магии. Видимо, его проблемы разрешились.

– Все равно я себе плохо это представляю, – покачал головой Келрой. – Как-то не вяжется у меня Алекс с терпеливым педагогом.

– Зато с эффективным вполне, – широко улыбнулся эльф. – Думаю, этот предмет теперь будут знать все курсы. Ну если они, конечно, не хотят свести счеты с жизнью столь экзотическим способом.

– Это точно. – Предтеча хмыкнул и расслабленно откинулся на спинку кресла.

Искоса посмотрела на Димару и поняла, что та в прострации. Новость о том, что Алекс будет не только преподавать полный курс боевой магии, но и курировать первокурсников, унесла ее в нирвану. Все-таки два кумира на одну маленькую амазонку – это откровенный перебор.

Сам турнир… Был бы намного интереснее, если бы я понимала, что и к чему. Алекс, конечно, немного подучил меня, но это была однозначно капля в море. Зачастую я даже не успевала рассмотреть всех движений поединщиков, как бой объявляли законченным. И чем больше боев проходило перед глазами, тем в большую тоску я скатывалась. Если хочу быть боевым магом, должна уметь драться, как эти на арене. Но… смогу ли? Выдержу ли? Мне же еще столькому учиться надо…

Объявили очередную пару, студентов Магической академии.

– А вот и тот, ради кого мы сегодня сюда пришли, – вдруг негромко произнес Шаорин, подавшись вперед.

С интересом перевела взгляд на арену. Там как раз готовились к поединку двое молодых мужчин. Один – высокий и гибкий, с коротким ежиком рыжих волос. И второй – худощавый, с неровно стриженной пепельно-синей шевелюрой. Увы, расы обоих я так и не смогла определить. Противники поклонились друг другу, и бой начался.

У меня просто дух захватило! Когда-то, читая книги, никак не могла понять, почему бой сравнивают с танцем. И вот сейчас в полной мере осознала точность этого сравнения. Двое мужчин сейчас танцевали на арене, используя магию и мечи и демонстрируя чудеса гибкости. В какой-то момент они замерли на противоположных концах арены и поклонились друг другу. Трибуны взорвались криками и аплодисментами.

– Эм, а победил хоть кто? – спросила жалобно.

– Тот, с пепельно-синими волосами, – отозвался Келрой и тяжело вздохнул. – И чего он упорствует, не пойму?.. С такими данными ему самое место на нашем факультете, даже без дара огня.

– Может, еще придет, – тихо сказал темный. – В конце концов, вернулся же он учиться целительству и некромантии, после того как получил архимага в природе. Вираэль не дурак, Келрой, он и сам понимает, что рано или поздно дорога приведет его к нам.

– Так он не боевой маг? – воскликнула Димара и округлила глаза от удивления. – Я думала, он один из лучших на факультете боевой магии.

– Лучший на факультете как раз тот, с кем он дрался. – В голосе предтечи проскальзывали нотки недовольства. – Подумать только, Мэйлис, лично мною тренированный, тоже уступил Вираэлю!

– Не принимай это поражение на свой счет, – покачал головой Шаорин. – Тебе ли не знать, что этот миатэ – уникум. Смесь кровей подчас дает поразительный результат…

Ничего себе! Я по-новому взглянула на молодого мужчину, который сейчас раскланивался на арене. Миатэ, что, кстати, со светлоэльфийского означает «ублюдок», изначально называли в Четвертом мире помеси эльфов всех мастей с другими расами. Так как эльфы полукровок не особо жаловали, те начали селиться в одной труднодоступной долине своего мира. Со временем поселок разросся, и сейчас там полноценное государство. За счет того что многие века кровь смешивалась произвольным образом, миатэ выделились в отдельную расу. Кровь различных нелюдей настолько переплелась в них, что и магия проявляется своеобразно. Так что миатэ, одновременно владеющий магией воды и магией огня, для них нормальное явление.

Забавный, должно быть, экземплярчик.

– Ты меня не так понял, – усмехнулся Келрой. – Меня берет досада, что Вираэль наотрез отказывается идти ко мне в ученики. Конечно, его позиция вполне логична – он сейчас тянет два курса сразу, времени на личное ученичество просто нет. Но какой материал! Дайте мне этого миатэ хотя бы на год – и его имя прогремит на все Соединенные миры.

– Оно и так гремит. – Шаорин хмыкнул и махнул рукой в сторону трибун напротив, где радостно пищали представительницы женского пола разных возрастов и осыпали своего героя цветами и лентами. – Даже не знаю, какими именно победами Вираэль Сумеречный известен больше – магическими или любовными. – Эльф поднялся и резко кивнул. – Я увидел все, что собирался. Келрой, вечером жду тебя, как договаривались. Девушки, до встречи на экзаменах.

– Не спеши, Шаорин, мне тоже пора, – вслед за другом поднялся и ди Шелли. – Вики, Димара, вы можете досмотреть турнир, если хотите, вас здесь не потревожат. Всего хорошего и до встречи.

Как только мужчины скрылись из виду, ко мне, сияя восторженными глазами, повернулась амазонка. Турнир был забыт, она принялась выливать на меня переполняющий ее восторг. Это же несказанная удача – учиться у таких выдающихся личностей, как Алекс и Келрой. В определенный момент, когда восхваления пошли по третьему кругу, я просто перестала ее слушать и задумалась о своем, изредка угукая.

Вот интересно, Алекс уже вернулся в Аэрив? Очень хотелось его увидеть…

– Вики, ты меня не слушаешь! – гаркнула на ухо злая Димара, заставив меня подскочить.

– Прости, – виновато посмотрела на подругу. – Задумалась.

– А может, ты влюбилась? – ехидно поинтересовалась она.

Я поперхнулась и удивленно уставилась на нее. Любопытно, кого мне сейчас сосватают – Келроя или Шаорина?

– И в кого я могла влюбиться? – подняла я бровь и откинулась на спинку кресла.

– Кто же тебя знает, – недовольно фыркнула блондинка. – Да вон хотя бы в того миатэ, что на арене дрался.

– Оригинально, – оценила размах ее мысли. – По-твоему, я влюбилась в пепельно-синюю шевелюру?

– Почему именно в шевелюру? – Амазонка недоумевающе захлопала длинными ресницами.

– Потому что, окромя оной, отсюда ничего не видно, – просветила подругу и, немного подумав, добавила: – По крайней мере, мне.

Димара расхохоталась и признала справедливость моих слов.


Оставшиеся дни до вступительных испытаний прошли без эксцессов.

Мы с Димарой виделись каждый день, но в драки больше не ввязывались и с преподавателями не пересекались. Я даже умудрилась прочитать несколько книг из подложенной Алексом стопки.

Меж тем новая жизнь нравилась мне все больше. Здесь, в Аэриве, я ощущала какую-то легкость и свободу. И потому улыбка почти не покидала моего лица. Мне нравилось гулять по сумеречным аллеям столицы, наобум заходить в разнообразные кафешки, где я обязательно заказывала какой-то новый чай, сидеть на берегу озера в парке и кормить черных лебедей сдобной булочкой. Я даже мечтала, что когда-нибудь, когда все проблемы будут позади, уговорю Алекса купить в столице домик с небольшим садом.

А с амазонкой мы действительно подружились. Димара оказалась легкой и веселой девушкой, из тех, с кем можно и загулять от души, и просто помолчать. Может, симпатия к ней была обусловлена тем, что характером блондинка очень напоминала Асю, по которой я скучала. Впрочем, какая разница? Я была просто счастлива, что в этом мире у меня появилась подруга. Правда, угнетало то, что приходится ей врать, но я успокаивала себя необходимостью таких действий. Возможно, когда-нибудь, если наша дружба окажется прочной и выдержит проверку временем, смогу рассказать всю правду о себе.

Так и получилось, что в судьбоносный день мы с Димарой, взявшись за руки, стояли перед входом в Академию.

– Ну что, пошли? – тихо спросила амазонка, несильно сжав мою руку.

– Пошли, – вздохнула, умоляя сердце не колотиться так сильно.

У центрального входа прямо на дорожке стоял широкий письменный стол, за которым скучал смуглый худощавый брюнет лет двадцати пяти.

– Факультет? – чуть ли не зевая, спросил он, едва удостоив нас взглядом.

– Боевой, – прокашлявшись, ответила Димара.

– А ты? – Парень перевел взгляд на меня.

– Туда же.

– О как. – В глазах брюнета мелькнуло что-то похожее на интерес, и он протянул нам два листочка картона. – Ваши номера в очереди. Прямо по коридору, потом направо, лекционный зал номер восемь.

– Спасибо! – поблагодарили мы и отправились дальше.

Оказалось, что в нужном нам коридоре во всех лекционных залах принимают вступительные экзамены. Возле каждой аудитории толпился народ, в нетерпении посматривая на дверь, где время от времени вспыхивала зеленая цифра, приглашая пронумерованного счастливчика пройти внутрь. Восьмой лекционный зал обнаружился в самом конце коридора, и толпы рядом с ним почти не было. Три девушки, две дроу и, судя по блеснувшим в нашу сторону желтым глазам с вертикальным зрачком, оборотень, перешептывались, сгрудившись у подоконника. У самых дверей кружком стояло около десятка парней, скорее всего людей. Они что-то обсуждали, активно жестикулируя. Немного в стороне от них находился еще один молодой человек, свысока посматривающий на остальных.

Вдруг дверь открылась и оттуда высунулся седой мужчина, на вид лет тридцати пяти.

– Тридцатый! – гаркнул он и обвел притихших поступающих недовольным взглядом. – Еще раз мне придется сюда выйти – и вступительное испытание на этом будет закончено!

– Простите, – негромко отозвалась девушка-оборотень и быстро подошла к двери.

Украдкой посмотрела на свой листик. Сорок восемь.

Мы с Димарой встали в сторонке ото всех, не желая растрачивать концентрацию на неуместный сейчас треп. Амазонка сосредоточенно смотрела в одну точку и кусала губы – то ли повторяла что-то, то ли просто волновалась.

Вот интересно, если Алекс там, в аудитории… Смогу ли я с каменным лицом отреагировать на его присутствие? Или все-таки расплывусь в счастливой улыбке, завалив к чертовой матери всю конспирацию?..

Но даже не это меня пугало больше всего. От безделья начали закрадываться мысли, что никакого дара огня у меня нет, а если и есть, то недостаточный, чтобы учиться на факультете боевой магии. Я даже передернулась – что делать в том случае, если не поступлю, просто не представляла. Лишь одно знала точно – в ИМБЭЗ Алекс меня не засунет, как бы ему этого ни хотелось.

А меж тем очередь довольно споро продвигалась. Что самое интересное – из аудитории вышло раза в три меньше абитуриентов, чем заходило. Черная дыра там, что ли? За это время к лекционному залу подошли еще две девушки и около пятнадцати парней, но нас по-прежнему оставалось меньше, чем народу у других аудиторий. Впрочем, меня это ни капли не удивляло. Алекс говорил, что дар огня не является чем-то широко распространенным, к тому же далеко не все, обладающие им, стремятся стать на опасную стезю боевого мага. А кому-то просто не хватает для этого уровня дара.

Что касается тех, кто и без такого дара может учиться на боевом факультете, таких уникумов – один на миллион. Как миатэ с арены, к примеру.

Дверь в нужную нам аудиторию резко открылась и со всей силы хлопнулась о стену. Из кабинета со сдавленными ругательствами вылетел парень, который раньше, стоя в стороне, обливал всех окружающих пренебрежением. Он обвел нас злым взглядом и пулей умчался на выход.

– Интересно, что это было? – Риторический вопрос сорвался с языка сам по себе.

Впрочем, как оказалось, не очень-то риторический.

– Наглядная иллюстрация того, что есть преграды, которых не преодолеть ни с помощью денег, ни с помощью положения, – услышала за спиной и резко развернулась.

Опершись о стенку, рядом с нами стоял тот самый рыжий, который сражался на арене с миатэ. Лучший студент факультета, насколько я помню. Окинула его внимательным взглядом и сразу же поняла, к какому обортничьему клану относится мужчина. Высокий, гибкий, остроносый, с плутоватым выражением лица. Отросшие до ушей непослушные рыжие волосы торчали в разные стороны, а на нас с Димарой нахально смотрели изумрудные глаза с вертикальными зрачками. Лис, однозначно.

– Этот крендель уже третий год к нам поступать порывается, – лениво пояснил он. – Его папочка занимает хорошую должность при дворе императора, вот он и привык все получать по первому щелчку. А у нас ждал облом – нашим мастерам как-то все равно, кто его родители. Да и ректор Академии… на такого не надавишь.

– У него дар слабенький, да? – спросила, внимательно рассматривая оборотня.

Интересно же! Я двуипостасного на расстоянии вытянутой руки первый раз вижу.

– С даром у него как раз все хорошо, – тихо рассмеялся он, взлохмачивая и без того всклоченную челку. – А вот с остальным… Боевой маг – это ведь не только дар, это еще целый набор определенных качеств. И вот с этим у него проблемы, причем большие. Он уже мастерам и взятки предлагал, и отцом грозил – без толку. Как ему еще не надоело позориться…

Увлеченная рассказом оборотня, вскользь посмотрела на дверь и замерла: на ней красовалась цифра сорок восемь.

– Я побежала! – крикнула подруге и оборотню, после чего помчалась к двери.

Влетев в лекционный зал, вдруг замерла в нерешительности на пороге.

Сама аудитория была похожа на наши земные. Только на помосте перед доской сейчас стояли плотно сдвинутые столы, за которыми сидели, надо понимать, преподаватели. По крайней мере, Келроя и Шаорина я заметила сразу. Они сидели с непроницаемыми лицами, ничем не выдавая, что мы знакомы. А вот Алекса не было… Правда, пустое кресло рядом с ди Шелли вселяло некоторую надежду, что он еще появится. Кстати, все, кто входил в аудиторию, обнаружились сидящими за партами. Видимо, ждут еще чего-то.

– Проходите, – ровным голосом сказал один из преподавателей, тот самый седой мужчина, который грозился прекратить испытание.

Молча подошла к столам, стараясь не глазеть на мастеров.

– Имя, фамилия, возраст… – начал было седой, но тут воздух посвежел, и на стол упало несколько снежинок.

– Простите за опоздание, коллеги, – раздался холодный, но такой знакомый голос, и только небо знает, чего мне стоило не развернуться и не броситься Алексу на шею. И как я умудрилась так соскучиться за каких-то несчастных две недели?

Алекс, который появился прямо на помосте, не глядя на меня, прошел к свободному креслу и, скинув с плеч тяжелый теплый плащ, припорошенный снегом, бросил его на спинку.

– Есть что-то достойное внимания? – негромко обратился он к Келрою, дождался неопределенного пожатия плечами, после чего тяжело сел в кресло и обратил наконец свой взгляд на меня. – Будьте так добры ответить на несколько вопросов.

Я послушно отвечала на вопросы Алекса заготовленными фразами и дивилась его выдержке. Ни взглядом, ни тоном – ничем он не показал, что мы знакомы. Впору самой усомниться, что между нами что-то было.

– Прекрасно. – Его голос оставался равнодушным. – Теперь подойдите к мастеру Танберу, он проверит силу вашего дара.

– Подходите, милая. – Мне радушно улыбнулся невысокий, слегка полноватый мужчина лет сорока. – И протяните ладони.

Когда я выполнила требуемое, мастер накрыл мои руки своими и прикрыл глаза.

– Дар огня, – сказал он наконец, так и не открывая глаз. – Потенциал хорош. При должном старании и обучении сможет стать магистром. Выше не потянет точно. Личные качества и характер… Для боевого мага подходящие. Пригодна.

Магистром – это неплохо, должна сказать! Очень даже. Круче только архимагом, – но нет так нет, мне и этого с головой хватит.

– Вы допущены к тестам, – сообщил Алекс, склонив голову. – Садитесь и ждите.

Тихо поблагодарив, я направилась к партам. Немного подумав, села в четвертом ряду, ближе к проходу, предусмотрительно положив на сиденье рядом сумку.

В это время в аудиторию как раз вошла Димара и с немым обожанием уставилась на Алекса. И хоть я понимала, что амазонка мне не соперница, все равно захотелось вцепиться ей в лицо. Блондинка прошла ту же процедуру, что и я, только ей мастер Танбер напророчил звание архимага и по личным качествам вместо «пригодна» выдал «рекомендуема». Даже на секунду обидно стало. И понимаю же умом, что подруга рождена для этой профессии, а все равно…

Димара буквально подлетела ко мне, плюхнулась рядом и торопливо зашептала:

– Ты слышала?! Мало того что мне невероятно повезло и я буду учиться у таких потрясающих воинов, как ди Шелли и ди Квир, так я еще могу архимагом стать!

Похоже, амазонка даже мысли не допускала о том, что она может не пройти вступительного испытания. В отличие от меня.

– Видела, видела, – изо всех сил старалась не дать обиде прорваться в тоне голоса. – Я и не сомневалась, что у тебя большое будущее.

– А у тебя как? – сразу переключилась на мою скромную особу подруга.

– Тоже неплохо. – А ведь действительно неплохо, магистры тоже товар штучный. – Мне напророчили магистра!

– Вики, поздравляю!

М-да, Димара испытывает по этому поводу явно больше положительных эмоций, чем я. Как бы прибить в себе этот долбаный комплекс отличницы, из-за которого, несмотря ни на что, продолжаю ощущать себя неудачницей?

Честно говоря, я настроила себя на долгое ожидание тестов, но уже буквально через полчаса седой выглянул за дверь и, повернувшись к остальным преподавателям, сказал:

– Все!

Те сразу же расслабились. Кто-то, я так и не поняла кто именно, даже облегченно выдохнул.

– Тогда переходим к тестам. – Алекс поднялся, нахмурил брови и хлопнул в ладоши, отчего передо мной появилась стопка листов. Скосила глаза – перед Димарой красовалась такая же. – Перед вами тесты на оценку общего уровня знаний, всего пятьсот вопросов. Для того чтобы пройти в следующий тур вступительного испытания, вам надо набрать минимум сорок девять баллов из ста. Вопрос поступления тех, кто наберет от сорока девяти до пятидесяти пяти, будет решаться после окончания двух этапов. Он зависит от завтрашнего экзамена по боевой подготовке, который примет мастер ди Шелли. На тест вам отведен час. Приступайте.

С трудом оторвав взгляд от любимого, с ненавистью посмотрела на листики. Еще на Земле тесты были моим слабым местом. Если в школе вместо нормальных контрольных проводили тестирование, я, даже идеально зная тему, неизменно его запарывала непонятно каким образом. Вот и теперь мрачно ожидала самого худшего. Впрочем, сначала надо написать… Потому попыталась как-то абстрагироваться от своих переживаний и взялась за ручку. Ну-с, приступим…

Отведенное на тест время промчалось очень быстро. Когда я отложила ручку и подровняла стопочку листиков, оказалось, что до истечения срока осталось каких-то десять минут!

– Время вышло. – Алекс опять хлопнул, и перед преподавателями начали появляться листы с тестами, пропадающие с парт поступающих. – Результаты будут известны через два часа. Пока можете быть свободны.

Лекционный зал сразу же наполнился негромким гулом переговаривающихся абитуриентов. Я поднялась и с тихим стоном потерла онемевшую за время сидения пятую точку.

– Зверски хочу есть. – Димара остановилась в проходе и вопросительно посмотрела на меня. – Идем в «Перекресток миров»?

– Есть – это просто замечательно, – пробормотала я и решительно направилась на выход. – Конечно, идем!

Откровенно говоря, я очень боялась, что в кафе не будет свободных мест ввиду обилия поступающих. Действительность оказалась более оптимистичной – «Перекресток», конечно, был почти забит, но амазонка каким-то образом умудрилась найти свободный столик.

– Переживаешь? – спросила подруга, когда официантка приняла наш заказ.

– Есть немного, – призналась, водя пальцем по вытертой столешнице. – У меня с тестами плохие отношения… Ни разу еще, даже зная тему от и до, я не получала хороших результатов.

– Да ладно тебе, – махнула рукой амазонка. – Я уверена, в этот раз ты все сдала! Вот увидишь!

Пробормотала слова благодарности и отвела глаза. Хорошо ей говорить… Вот она, зуб даю, получит за этот тест если не высший балл, то очень высокий. А я… Сразу вспомнилось, как Алекс до последнего противился моему поступлению на факультет боевой магии, и закралось подозрение. Вот вдруг он мне тест нарочно срежет?

Поняв, что меня несет не в ту степь, постаралась выгнать эти мысли из головы. Тем более что как раз принесли наш заказ. Вот мне интересно – и как они тут все так быстро успевают? Толпа народу, а мы заказа не больше пяти минут ждали! Видимо, магия.

– Приветствую, – раздался вдруг насмешливый голос, и я, подняв голову, обнаружила давешнего рыжего оборотня. – Не дайте погибнуть от голода бедному лису, пустите за столик.

Мы с амазонкой переглянулись и синхронно пожали плечами.

– Надо понимать, я допущен к столу? – весело спросил он, плюхаясь между нами. – Позвольте представиться, Мэйлис Вести, четвертый курс факультета боевой магии.

Это все, конечно, замечательно, но что ему от нас надо? Что-то мне подсказывает, что не наши симпатичные мордашки причина такого внимания.

– Чем обязаны? – озвучила наш общий вопрос Димара после того, как мы представились, и принялась внимательно рассматривать неожиданного сотрапезника.

– Я что, не могу пообедать в компании понравившихся мне девушек? – невинным тоном поинтересовался Мэйлис и поднял бровь.

– Ну-ну, – недоверчиво отозвалась я, а блондинка фыркнула.

– М-да, теряю квалификацию. – Оборотень рассмеялся и, потерев кончик носа, бросил сначала на меня, а потом на амазонку лукавый взгляд. – Собственно, я решил поближе пообщаться с теми, с кем мне предстоит завтра сражаться.

Чего?! Я поперхнулась соком и закашлялась.

– Ты спятил? – прохрипела, вытирая выступившие слезы.

– Как просто, оказывается, перейти с девушкой на «ты», – улыбнулся мужчина, показывая удлиненные клыки.

Я даже вздрогнула, честное слово. Еще бы облизался – и точно бы сорвалась и сбежала куда глаза глядят.

– А действительно, – задумчиво произнесла Димара, каким-то непонятным взглядом рассматривая лиса, – с чего тебе с нами сражаться? Мы даже не студенты пока.

– Ключевое слово – пока, – невозмутимо отозвался Мэйлис. – Сегодня у вас была первая часть вступительного испытания. Как показывает практика, ее проходят девяносто девять девушек из ста. А завтра у вас второй этап…

– Ну да, – перебила я и откинула назад сползшую на глаза челку. – Завтра будет проверка навыков ближнего боя. Только при чем тут ты? Этот экзамен будет принимать Келрой ди Шелли.

– Принимать – да, – беспечно пожал плечами лис. – А вот валять в пыли вас буду именно я. Или вы думали, предтеча лично будет с каждым из вас возиться? Много чести!

– Так нечестно! – возмутилась амазонка, которая, наверное, уже намечтала себе восхитительный бой с кумиром.

– Вот поступишь – и будет тебе счастье поединков с мастером, – ехидно отозвался Мэйлис, а потом смерил мою подругу задумчивым взглядом. – Хотя… Амазонка с даром… Возможно, таким уникумом он захочет заняться сам.

На этом разговор стих, и лис с невозмутимым видом принялся есть непрожаренное мясо. Димара хмуро размазывала мороженое по вазочке, а я… искоса наблюдала за оборотнем. Все равно что-то не сходится. Даже с учетом того, что на факультет боевой магии приходит поступать в несколько раз меньше народу, чем на остальные, сегодня на первый этап пришло порядочное количество разумных. И чего же тогда в нас с амазонкой такого?

– Скажи, Мэйлис, – вдруг заговорила подруга, не поднимая взгляда от стола, – почему ты подошел именно к нам? Мимо тебя сегодня, наверное, толпа поступающих прошла.

Однако мысли читает! Когда это мы с ней успели на одну волну настроиться? С любопытством уставилась на медлящего с ответом оборотня.

– Как бы это поточнее выразиться, – неспешно начал он говорить, явно тщательно подбирая слова. – Скажем так… Из всех, кого я сегодня видел, только вы две вызвали мое любопытство. А я, увы, болею этой болезнью в особо тяжелой форме. Так что…

Он не договорил, пожав плечами.

Нам ясно, что ничего не ясно. Ладно, амазонка – тут еще понятно. Но я? Обычная девица, на лице же не написано, что из закрытого мира.

– И чего же в нас такого? – посмотрела лису прямо в глаза. – Ладно еще Димара. Могу понять, чем заинтересовала… Но я-то обычная.

– Да? – каким-то нехорошим тоном протянул лис и прищурился: – А отчего же вокруг тебя, обычная ты наша, такой ореол тайны, что меня аж подбрасывает, так хочется разгадать ее?

Спрятала руки под стол и до боли впилась в ладони ногтями. Где я прокололась?!

– Не понимаю, о чем ты. – Надеюсь, мое недоумение не выглядело наигранным, а паника в голос все-таки не прорвалась.

– Вики, – усмехнулся Мэйлис и посмотрел на меня острым взглядом, – можешь отнекиваться сколько угодно, но это моя врожденная особенность – носом чуять тайны. Знаешь, на что похожа твоя? На тонкую смесь запахов первых распустившихся цветов с легким привкусом разлуки и горечи.

Кто бы знал, чего мне стоило не отшатнуться. Хотелось вскочить на ноги и, подобно Джеки Чану, взвыть «бед дей!». Вот такого мы с Алексом точно не предусматривали!

– Расслабься, – махнул рукой оборотень и отсалютовал мне бокалом. – Пытать тебя никто не будет. Сама расскажешь. Когда-нибудь.

– А с чего ты взял, что Вики будет с тобой откровенничать? – недоуменно поинтересовалась Димара.

Вот-вот, мне тоже очень хотелось бы узнать, потому начала внимательно следить за реакцией мужчины. Какой-то он… странный. Как будто что-то в нем не то. Даже не так – что-то в нем казалось мне ненастоящим, наигранным. Изначально он показался эдаким весельчаком, душой компании. Ну и шалопаем, куда же без этого… И вдруг передо мной сидел взрослый мужчина, снисходительно поглядывающий на двух растерянных девчонок.

– Считайте, что я немного предсказатель. – Мэйлис подмигнул, моментально превращаясь обратно в веселого разгильдяя. – Милые девушки, ваша компания – бальзам на сердце усыхающего без женского внимания меня, но увы-увы… Мне пора. До встречи.

Лис быстро поднялся, послал нам воздушный поцелуй и был таков.

– Что это было? – выдохнула амазонка, ошарашенным взглядом провожая оборотня.

– Да кто бы мне сказал, – пробормотала я в ответ, не поднимая взгляда от столешницы.

Очень надеюсь, Димара не начнет меня расспрашивать о тайне. Я и так наврала ей с три короба – не хотелось бы усугублять.

– У тебя такое выражение лица, будто ты ждешь от меня немедленных пыток, – весело сказала подруга и откинулась на спинку кресла. – Не волнуйся, Вики. Я не буду тебя расспрашивать. В этом оборотень прав на все сто: захочешь – сама расскажешь.

– Прости. – Мне стало очень стыдно и неловко. Причем до такой степени, что хотелось выложить амазонке всю свою историю. Заманчиво, но… нельзя.

– Да ладно, – фыркнула Димара и подмигнула мне. – Я еще в первый день поняла, что ты темнишь. Но это твое право, и я его уважаю. Еще прекрасно понимаю, что мы слишком мало знакомы, чтобы ты мне доверилась. Так что не извиняйся, я не обиделась. Честное слово.

Своими попытками успокоить амазонка добилась обратного эффекта. Мне стало еще хуже. Желание сознаться стало практически нестерпимым.

– Кстати, нам пора. – Блондинка поднялась и махнула рукой на часы над барной стойкой. – Идем?

– Идем, – тяжело вздохнула я и тоже поднялась.

Но мы все равно заявились слишком рано. Пришлось еще добрых полчаса ждать появления преподавателей. Впрочем, как оказалось, преподавателей ждали зря, так как явился лишь встрепанный и злой Алекс. Он обвел тяжелым взглядом притихшие ряды поступающих и процедил:

– С неудовольствием должен отметить, что этот год у нас выдался неурожайным! С тестом не справились двадцать процентов – это немыслимая цифра! Если вы не обладаете достаточными знаниями, сидите дома, а не отвлекайте от важных дел мастеров факультета!

Закралась мыслишка, что, скорее всего, в эти злосчастные двадцать процентов попала и я. М-да, думала, что победила свои комплексы еще на Земле. Видать, недодавила где-то…

– Теперь по результатам. – Алекс немного успокоился и хлопнул в ладоши, отчего перед каждым из нас появился листик. – Сегодня девушки справились с тестом все. Ваша подготовка выше всяких похвал, можете готовиться к завтрашнему этапу. На листах написано время, в которое следует явиться для сдачи. Я вас больше не задерживаю. Что же касается мужской части, – его голос стал совсем ледяным, – то тем, у кого на листе результат ниже пятидесяти шести, настоятельно рекомендую остаться!

Захотелось подорваться и сбежать из аудитории. Что, собственно, мы с амазонкой и сделали, опомнившись только в коридоре.

– Силен! – выдохнула Димара, тяжело привалившись к стенке. – Мне настолько захотелось быть подальше от ди Квира, что я даже листик с результатом на столе забыла.

– Я взяла, – помахала я в воздухе обоими листами и взглянула на цифры. – Поздравляю, у тебя девяносто! А у меня… только восемьдесят. И завтра нам обеим в пять вечера сдавать второй этап.

М-да, и тут амазонка меня обскакала. Эх, не судьба мне быть лучше нее… Впрочем, долой неизжитый перфекционизм.

– Тоже отличный результат, – улыбнулась подруга и тут же потеряла интерес к этой теме. – Но каков ди Квир! Раньше я думала, что в россказнях про него не больше трети правды. Теперь охотно верю, что больше половины!

– Да-а-а, – неопределенно протянула, привалившись к стене рядом с подругой. – Кстати, он так и не сказал нам, куда завтра приходить.

– Предлагаешь заглянуть и спросить? – хмыкнула Димара, скосив взгляд на дверь.

Вспомнила холодный взгляд Алекса, поежилась и отрицательно помотала головой.

– То-то же, – криво улыбнулась амазонка. – Поищем кого-нибудь, чтобы поинтересоваться сдачей второго этапа?

Легко сказать – поищем. Не приставать же к каждому встречному-поперечному с этим вопросом! Я даже невольно пожалела, что поблизости нет того странного оборотня, что обедал с нами в «Перекрестке».

В кои-то веки удача была на нашей стороне: недалеко от холла мы увидели Келроя, который сосредоточенно рассматривал расписание. Посмотрела на подругу, которая сразу же сделала лицо а ля восторженный щенок, и тяжело вздохнула. Придется брать все в свои руки.

– Мастер ди Шелли! – Я прокашлялась и обратилась к предтече. – Можно вопрос задать?

– Да, слушаю, – ровным голосом отозвался мужчина, поворачиваясь к нам.

– Скажите, а куда нам завтра на второй этап приходить?

– А вам не сказали? – удивленно поднял он брови.

– Понимаете, – замялась я, не зная, как бы получше обрисовать ситуацию, – мастер ди Квир был очень зол… И мы… В общем, не решились спросить.

– Алекс идет на рекорд, – неодобрительно покачал головой Келрой. – Первый курс еще не поступил, а уже боится его до колик. Завтра жду вас во втором корпусе, пятый зал. Найдете?

– Думаю, да. – Как говорится, язык до Киева доведет, авось не заблудимся.

– Тогда до завтра. – Ди Шелли сделал намек на кивок и удалился.

– Димара, – я повернулась к подруге, – ты каким образом собираешься завтра второй этап сдавать, если при виде Келроя теряешь дар речи?

– Но он же…

– Да-да, легенда, я в курсе. – Некоторое раздражение все же прорвалось в моем голосе, потому следующую свою реплику попыталась смягчить. – Пойми, при самом лучшем варианте развития событий тебе здесь учиться следующие шесть лет. И этого предтечу ты будешь видеть регулярно, более того – он будет тебя учить.

– Ты права, – грустно вздохнула амазонка. – Надо прекращать это ребячество.

Ободряюще улыбнувшись, я махнула рукой в сторону выхода. День получился очень длинным и насыщенным, нам нужно было хорошенько отдохнуть перед завтрашним экзаменом.


Глава 4

На следующий день без десяти пять мы с Димарой уже стояли под нужной нам дверью тренировочного зала. Амазонка была хмурой и сосредоточенной, а на мои расспросы вяло отмахивалась – мол, пытается настроиться перед предстоящим боем. Я пожала плечами – не хочет рассказывать, не пытать же ее! – и принялась осматриваться.

Коридор был примечателен разве что шириной – думаю, она была не менее десяти метров. Гораздо больше меня привлекали постепенно подходящие поступающие. Что можно сказать… Группа подобралась исключительно женская. Помимо нас с подругой присутствовали вчерашние дроу и оборотень, а также семь девушек человекоподобных рас, точнее сказать я не могла.

Ровно в пять дверь зала открылась, явив нам серьезного и сосредоточенного Мэйлиса.

– Входите. – Он посторонился, пропуская нас внутрь.

Само помещение тоже немного разочаровало. Такой большой спортивный зал с каменным полом. Если не считать стойки с оружием, абсолютно пустой. Разве что в дальней стене заметила дверь.

Посреди зала в расслабленной позе стоял Келрой с папкой в руках. Мы выстроились перед ним, ожидая, кого же он вызовет первой.

– Так, очередность. – Мужчина осмотрел нас острым взглядом. – Сразу говорю, Димара Астэни пойдет первой, а Вики Весенняя – последней. Что до остальных… По ходу дела разберемся. Димара, готовьтесь.

Я отошла к стенке в некотором недоумении. А почему меня последней? Даже обидно как-то, честное слово. Впрочем, зато есть возможность понаблюдать за боем других. Чем я, собственно, и занялась.

Вчерашние слова Мэйлиса оказались пророческими – Келрой лично проверял навыки амазонки. И я смогла в полной мере оценить боевую подготовку своей новой подруги, по ходу дела заработав глубокий комплекс неполноценности. Я так не смогу! Даже если меня сам Келрой на пару с Алексом следующие лет десять гонять будут! Амазонка… танцевала. Изящно уклонялась от выпадов Келроя, стремительно переходила в атаку, ловко орудуя мечом, чем-то похожим на катану.

– Достаточно, – предтеча незаметным движением выбил оружие из рук блондинки, отчего та удивленно вскрикнула. – Как и ожидалось, подготовка для вашего возраста прекрасная. Есть несколько моментов, которые нужно исправить, но это мы с вами разберем уже по ходу учебного процесса. Девяносто девять из ста, поздравляю, Димара.

Раскрасневшаяся и довольная амазонка подбежала ко мне.

– Поздравляю! – Засовываем проклюнувшуюся зависть поглубже и искренне улыбаемся подруге. Ведь я действительно за нее рада! – Это было нечто! Я просто глаз отвести не могла!

– Тебе и правда понравилось? – обрадовалась она еще больше и, дождавшись утвердительного кивка, привалилась к стене рядом. – Какой чудесный день сегодня!

– Димара! – окликнул амазонку суровый голос Келроя. – Будьте так добры покинуть помещение! Подождете подругу за дверью!

– Иду! – крикнула та в ответ и виновато посмотрела на меня. – Я так хотела за тебя поболеть…

– Все будет хорошо, – сказала я, на самом деле будучи уверена в обратном.

Бросив на меня последний взгляд, блондинка вышла.

Келрой больше не снизошел до схваток с поступающими, а потому я внимательно наблюдала, как Мэйлис спаррингует с остальными девушками. Да, до амазонки им всем было далеко. Из всей толпы предел в шестьдесят баллов пересекли только обе дроу и оборотень, что закономерно. Остальные не дотянули даже до сорока, но я все равно трезво оценивала свои силы – даже несмотря на некоторую подготовку, я сражаюсь не намного лучше их, а потому максимум, на что могу рассчитывать, это средний результат. Может, Келрой специально оставил меня на десерт, чтобы не позорить? Хотелось просто плюнуть, развернуться и уйти. Только врожденное упрямство не давало этого сделать.

Наконец последняя из девушек получила свою оценку, и ди Шелли ровным тоном сказал Мэйлису:

– Ты можешь быть свободен, с Весенней я сам разберусь.

Эм, с чего мне такая честь? Странно…

Оборотень явно хотел что-то возразить, но под выразительным взглядом мастера быстро закрыл рот, резко поклонился и, шепнув мне одними губами: «Удачи!» – вышел.

– Теперь с тобой, Вики. – Мужчина на мгновение устало прикрыл глаза. – Бери оружие, становись в стойку.

Нерешительно взяла ближайший одноручный меч и вышла в центр зала.

Сам бой, вернее, попытку его даже вспоминать не хочу. То, что это позорное действо длилось около пяти минут, могу объяснить только желанием Келроя увидеть хоть какие-то мои сильные стороны. Иначе я осталась бы без оружия на десятой секунде, наверное.

– Удовлетворительно, Вики, – тяжело вздохнул предтеча. – Даже не знаю, что с тобой делать…

Стояла, до боли прикусив губу, и боялась даже глаза поднять. Было очень стыдно. Казалось, что я не все показала, могла лучше, и вообще – не очень-то и старалась.

– Сама понимаешь, поставить тебе пятьдесят шесть я просто не могу, – продолжил ди Шелли. – Ты, конечно, сдала на средний уровень, где-то на пятьдесят, но, откровенно говоря, этого мало. Я поставлю тебе пятьдесят пять, чтобы ты имела неплохие шансы попасть завтра в пятерку тех, кого зачислят по общему конкурсу.

– Спасибо, – прошептала я, все-таки решившись поднять глаза.

– Пока не за что, – качнул головой Келрой и направился к двери. – Пойдем.

Едва переставляя ноги, поплелась за ним.

В коридоре оживленно переговаривались Димара и Мэйлис, которые при нашем появлении сразу замолчали.

– Вики, что случилось? – осторожно спросила амазонка, но я только ниже опустила голову.

– Мэйлис, на два слова, – коротко приказал ди Шелли, после чего, немного снизив тон, добавил: – Димара, Вики, не уходите пока.

Когда оборотень скрылся за дверью и мы с подругой остались вдвоем, я сползла по стенке и закрыла лицо руками.

– Ты не сдала? – тихо задала вопрос Димара, обнимая меня за плечи. – Сколько?

– Пятьдесят пять, – отозвалась глухо, не отнимая рук от лица. – И он меня пожалел. Я их не заслужила.

– Вики, все будет хорошо, – принялась успокаивать меня блондинка. – Завтра сходим с тобой на общий конкурс, у тебя по первому этапу хороший результат. Уверена, это сыграет свою роль.

Я подняла голову, чтобы сообщить амазонке все, что я думаю о своей персональной удаче, но в этот момент из зала вышел сосредоточенный Мэйлис.

– Значит, так, милые девушки. – Он подошел и рывком поднял меня на ноги. – Сегодня был тяжелый день как у вас, так и у меня, потому мы идем немного расслабиться.

– Никуда я не пойду, – прошипела я и попыталась высвободиться.

Ага, разбежалась…

– Предпочитаешь закрыться в комнате и потихоньку скатиться в истерику? – поднял бровь лис, крепче стискивая мою руку. – Это не обсуждается. Если тебе так будет проще, считай, что это настоятельная рекомендация мастера ди Шелли. Тем более что это так и есть.

Ладно, фиг с ним. Может, действительно настроение поднимется. Я расслабилась и позволила оборотню меня вести. Сама тем временем размышляла над тем, с чего бы Келрою так обо мне заботиться. В конце концов, я ему никто. Закралась мысль, что Алекс его попросил, но я ее отбросила. Он слишком недоверчив для такого. Но тогда чего надо от меня этому предтече? Сразу вспомнился тот вечер, когда Алекс мне в нескольких скупых фразах рассказал о своем народе. Исходя из словесного портрета предтеч, как бессовестных существ, всегда блюдущих свою выгоду, слабо верилось, что Келрой помог по доброте душевной.

Поняв, что запутываю себя еще больше, я вынырнула из размышлений, чтобы с удивлением обнаружить, что мы стоим перед огромным каменным домом, из которого доносятся звуки музыки. Над массивной деревянной дверью висела вывеска, на которой вычурным шрифтом было написано «Роза ветров».

– Мы вовремя. – В голосе лиса звенело предвкушение, и он, схватив нас с амазонкой за руки, чуть ли не бегом направился к двери.

Внутри заведение было… творческим. Стены «Розы ветров» оказались увешаны картинами, совершенно разными как по стилю, так и по сюжету. На ближайшем ко мне полотне с потрясающе нарисованным штормовым морем я заметила что-то похожее на подпись и фразу: «Тому прекрасному месту, что подарило вдохновение». Столы, рассчитанные человек на шесть, занимали только часть зала. Напротив входа, рядом с барной стойкой, приютился невысокий помост, на котором сейчас играл на гитаре парень и звонким голосом пела девчонка. Прямо над ее головой на стене располагался изящно вырезанный барельеф с изображением единорога, опершегося на колючую звездочку. Перед помостом было изрядное свободное пространство, где сейчас лихо отплясывало около десятка человек. Остальные, видимо, еще не дошли до нужной кондиции.

Зал был освещен приятным голубоватым светом. Когда я подняла голову, чтобы понять, что именно дает такой оттенок, так и замерла с открытым ртом: под потолком хаотично двигались сияющие мягким светом звездочки, время от времени образуя фигуры созвездий, чтобы тут же распасться.

– Мэй! – крикнул кто-то из большой компании, которая, сдвинув два стола, активно что-то праздновала. – Иди к нам!

– Я занят! – негромко отозвался оборотень и повел нас дальше.

Наконец он нашел свободный столик у окна и, усадив нас, строго наказал не двигаться с места. Тут я и обнаружила еще одну особенность данного заведения: прямо напротив каждого стула, под столом, был присобачен небольшой ящичек, в котором нашлись стопка бумаги и ручка. Причем у меня верхний листик был исписан и прилично почиркан. Я смогла разобрать только четверостишие, написанное пляшущим почерком:

Спой, гитара, ты песню мою,
Как однажды под полной луною
Я не пал бездыханным в бою,
Но навек обручен с тишиною[1].

– Вики, – таинственным голосом произнесла Димара и посмотрела на меня лукавым взглядом, – а ты ведь Келрою нравишься! Иначе с чего бы он так с тобой возился?

– Сдурела? – отозвалась я мрачным голосом. – Где я и где он… Скорее всего, просто пожалел.

– Кто? Ди Шелли? – изумленно спросила амазонка и расхохоталась. – Предтечи и жалость – вещи несовместимые! У них, по мнению большинства, это чувство атрофировалось за ненадобностью, вместе с совестью. Хотя… – тут она задумалась и прикусила губу, – Келрой из них самый вменяемый и… человечный, что ли? Так что не буду столь категорична.

– Вот и правильно, – буркнула я, рассматривая природный узор дерева на столе.

– Девушки, не грустите. – Вернувшийся лис водрузил на стол большую запыленную бутылку, затем осторожно выставил три бокала на высокой ножке. – Ужин поднесут немного позже, а пока предлагаю выпить.

– За мой проваленный экзамен? – фыркнула я и сложила руки на груди.

– За знакомство, – подмигнул Мэйлис, разливая темно-красный напиток по бокалам. – И дальнейшее плодотворное общение. Нам еще минимум два года тесно общаться. А если меня уговорят остаться, то и все шесть.

– Издеваешься? – тоскливо спросила, отпивая из бокала.

Хм, а вкусное вино. Немного пряное, с едва заметной ноткой вишни и… кажется, мяты. Прикрыла глаза, смакуя терпкое послевкусие.

– Ни в коем случае, – слегка улыбнулся лис. – Ты поступишь, уж поверь мне.

– Мне бы твою уверенность…

– Просто поверь, Вики, – тихо сказал оборотень и посмотрел на меня таким пронзительным взглядом, что я даже вздрогнула. Миг – и будто не было ничего, лис сидит и улыбается. – Так что за знакомство!

Решив плюнуть сегодня на все проблемы, я быстренько выпила вино и ощутила, как приятное тепло растекается по телу.

– Повторить? – шаловливо поинтересовался Мэйлис.

– Хочешь меня споить? – усмехнулась и спрятала свой бокал под стол. – Какой ты коварный, ай-яй-яй!

– Кто? Я? – состроил оскорбленное лицо оборотень. – Да ни в жисть!

Не удержавшись, я расхохоталась. Вино, шутки и приятная компания делали свое дело – напряжение отпускало. Гулять так гулять! А про завтра я подумаю завтра. Решительно подставила бокал Мэю.

Вскоре мне уже было действительно хорошо, а реальность подернулась пьяной дымкой. Я с кем-то знакомилась, потом с кем-то танцевала, дальше, кажется, удостоилась чести декламировать чьи-то сочиненные тут же в честь меня стихи. Потом порывалась петь, но меня не пустили. А дальше – яркой вспышкой, как две девушки слезно упрашивают оборотня спеть, призывно постреливая в него взглядами. Намекнув, что с них причитается, Мэй легко выбежал на помост и, сделав знак рукой музыкантам, взял гитару. Тишину разрезал звучный баритон.

Лети, моя душа…[2]

Я смотрела на сведенное мукой лицо, слушала боль в его голосе и понимала – это все с ним было. Сейчас Мэйлис поет о себе, будто лилась именно его кровь и его друзья падали замертво, чтобы дать возможность ему пройти, победить и… жить дальше. Что-то случилось в его прошлом такое, отчего этому молодому мужчине пришлось натянуть маску беззаботного разгильдяя.

Тяжело вздохнув, лис отложил гитару и тут же спрятался за своей обычной личиной.

– Чего притихли? – весело осведомился он у толпы. – Мы сюда развлекаться, а не грустить пришли! Наливай!

Ошеломленной мне тут же сунули в руки бокал с вином, и вскоре вечеринка пошла своим чередом, будто и не было этой разрывающей своей болью песни.


– Вики, просыпайся!

Какая сволочь трясет меня за плечо? Пусть валит к чертовой матери! Мне слишком плохо, чтобы разлепить глаза!

– Вики, ну, пожалуйста, – умолял голос. – Мы же пропустим конкурс, и тебя не возьмут!

Черт! Конкурс!

Моментально подорвалась с подушки и чуть не рухнула обратно – голова была чугунной. М-да, однако я вчера перебрала.

С трудом сфокусировав взгляд, поняла, что рядом с кроватью стоит Димара и что-то мне протягивает.

– Это что? – спросила сиплым голосом, осторожно поднимаясь на локтях.

Главное, резких движений не делать, а то голова точно взорвется.

– Мэй передал. – Амазонка сунула мне в руки небольшой пузырек, обдав шлейфом какого-то очередного свежего аромата. – Сказал, чтобы ты все выпила. Это от похмелья.

– От похмелья – это хорошо, – пробормотала, залпом выпивая содержимое пузырька.

Странно, вкус приятный, немного кисленький. А я гадостного ожидала, как и положено у лекарства.

Буквально через несколько минут мне стало лучше, а к тому моменту, когда собралась, я была вообще бодрячком.

– Дайте мне этого оборотня, я его расцелую! – от всей души произнесла и улыбнулась – как хорошо!

– Ты поосторожнее со словами, – усмехнулась подруга, когда мы выходили из дома. – А то с этого рыжего прохвоста станется услышать, запомнить и потребовать.

– Пусть требует, – великодушно разрешила я, довольно щурясь на солнце. – Кто же ему даст-то?

Димара расхохоталась и покачала головой:

– Вики, ты неподражаема!

– Это ты меня еще плохо знаешь, – ехидно отозвалась я в ответ. – То ли еще будет, дорогая подруга, то ли еще будет!

Неудивительно, что в знакомый лекционный зал мы ввалились в отличном настроении, даже подхихикивая. Чем сразу выделились из общей массы. За партами сидело около двадцати парней, серьезных, хмурых и сосредоточенных. Из девушек, кроме нас, не было никого. Неужели только я набрала средний уровень? Или остальные просто решили не приходить? Пожав плечами, направилась туда, где заметила два свободных места.

Вскоре в аудитории появились преподаватели под предводительством такого же холодного, как и позавчера, Алекса. Он окинул притихших нас тяжелым взглядом и ровным тоном возвестил:

– Среди вас есть пятеро тех, кому совет мастеров факультета решил дать шанс, так как видит в вас потенциал. Начнем… Фотиар Эшли, человек.

Через два ряда от нас вскочил короткостриженый мускулистый парень с добрым открытым лицом.

– Несмотря на довольно скромный результат первого этапа, – Алекс был бы сама учтивость и вежливость, если бы не лед в голосе, – ваши успехи в боевой части испытания более чем хороши. Потому вы проходите. Но я настоятельно рекомендую подтянуть теорию, если не хотите засыпаться на первой же сессии.

Потом Алекс назвал какого-то дроу, который тоже завалил тест, но справился с боевой частью. Затем был еще один человек – и та же причина. С каждым названным именем настроение мое становилось все хуже, и, когда свободным осталось только одно место, была уверена, что на этом моя затея с боевой магией с треском провалилась.

– И последнее свободное место займет, – Алекс в упор посмотрел на меня, – Вики Весенняя.

Ох, как меня пробрало от этого взгляда! И вдруг на меня хлынул поток эмоций. Я не сразу поняла, что это – ощущения Алекса. Радость, что он меня видит, злость оттого, что надо продолжать этот спектакль. Невольная гордость моими успехами… А потом даже показалось, будто услышала его голос: «…Закрыться с ней в одной комнате и не выходить трое суток». Ой, это ведь не то, о чем я подумала?

Поднялась, ощущая, как мои щеки заливает румянец.

– Вы великолепно справились с тестом, Вики. – В голосе Алекса не было даже намека на те эмоции, которые я только что ощутила. Почудилось, что ли? – Увы, с боевой частью все не так радужно. Но мастер ди Шелли утверждает, что это не от недостатка таланта, а от небольшого опыта. Он видит в вас потенциал, Вики, а потому мы берем вас.

– Спасибо, – прошептала и послала благодарный взгляд Келрою.

Мужчина в ответ едва заметно улыбнулся.

– Я знала, что ты обязательно поступишь, – радостно зашептала мне на ухо Димара, когда я села на место.

Одними губами сказал в ответ: «Спасибо, ты настоящий друг», – и легонько сжала руку амазонки.

Когда мы, сияющие аки два солнышка, вышли из лекционного зала, обнаружили сюрприз в виде развалившегося на подоконнике Мэйлиса.

– У нас есть что праздновать? – невозмутимо поинтересовался старшекурсник.

– А ты в это «нас» тоже входишь? – елейным голосом поинтересовалась я.

– Неблагодарная, – фыркнул лис и спрыгнул со своего насеста. – Я ее сегодня практически от смерти спас, а она…

– Все, все! – со смехом подняла руки. – Поняла, осознала, падаю в ноги, дабы вымолить прощение.

– Падай, – царственно кивнули мне.

– Очумел? – поинтересовалась ласково, а потом едва слышно произнесла: – За пузырек спасибо.

– Прощена, – широко улыбнулся оборотень и подхватил нас под руки. – Значит, сейчас мы вас заселим, чтобы далеко не ходить, а дальше…

– Я не пью! – торопливо вставила я, не желая повторения вчерашнего.

– Даже эльфийское светлое вино двухсотлетней выдержки? – вкрадчиво поинтересовался лис.

Понятия не имею, что это за вино такое, но, судя по взгляду Димары, если откажусь – сразу признают душевнобольной.

– От такого не откажусь, конечно, – улыбнулась как можно искреннее и сразу перевела тему: – А что там с нашим заселением? Вроде как оно только через три дня должно быть, когда группы скомпонуют.

– Остальные пусть расселяются, когда хотят, но вас я поселю сегодня, – беспечно махнул рукой Мэйлис и быстро зашагал по коридору, увлекая нас за собой. – Сначала пойдем в общежитие факультета боевой магии. Если вам не понравится, предложу кое-что другое.

Мы подошли к отдельно стоящему корпусу, у дверей которого, в пропускной, дремал невысокий бородатый мужик лет пятидесяти.

– Брон, – постучал в окошко оборотень, отчего мужик сразу встрепенулся. – Какие комнаты сейчас свободны?

– А по какой надобности? – пробурчал тот, оглаживая бороду.

– Да вот девочки на первый курс поступили. – Лис махнул рукой в нашу сторону. – Хочу их поселить.

– Вот пущай и придут, когда будет общее распределение, – насупился вахтер. – Не положено!

– Брон, – голос Мэйлиса стал властным и не терпящим возражений, – они поселятся сегодня, тебе понятно?

– А я что? – тут же сник мужичок, вытаскивая откуда-то два ключа. – Я лишь по инструкции…

– Пойдемте, – подмигнул нам оборотень и, помахивая ключами, направился к лестнице.

Мы с Димарой переглянулись.

– С ним что-то не то, – шепнула подруге на ухо.

Амазонка согласно кивнула, знаками показав, что потом поговорим.

Поднявшись за лисом на четвертый этаж, остановились у двери под номером сорок пять.

– Прошу. – Он открыл дверь и пропустил нас в помещение.

– Кошмар, – высказалась я, осмотревшись.

Жаль, приличное воспитание не позволяет выразиться более емко.

– Не то слово, – мрачно согласилась подруга.

Что и сказать… Я догадывалась, что казенное жилье будет не фонтан, но чтобы до такой степени! Узкая длинная комната с небольшим грязным окном, через которое в помещение едва пробивался солнечный свет. Две кровати, больше похожие на широкие лавки, между ними не иначе как чудом втиснут стол. Из обстановки могу еще отметить только один скособоченный стул да шкаф без дверцы.

– Мэй, – повернулась к оборотню, – я здесь жить не буду, и, думаю, Димара со мной согласится.

– Полностью, – кивнула амазонка. – Получше ничего нет?

– Есть, – невозмутимо отозвался привалившийся к косяку мужчина. – Но только в том случае, если у вас имеются деньги.

Я поперхнулась и в изумлении уставилась на этого гада. Он что, взятку требует?!

– О, вижу, меня уже заподозрили в злом умысле. – Он весело оскалился. – Девушки, не смотрите на меня так! Просто в Академии есть платные комнаты. И обычные студенты не могут себе позволить снять одну из них, так как месячная плата за такое жилье составляет пять золотых с человека. Это при стипендии в двадцать.

Мы с подругой переглянулись и синхронно кивнули.

– Показывай, – велела я и решительно вышла из этой обители скорби.

– Как пожелаешь, – ехидно отозвался старшекурсник.

Вышли из общежития и прошли немного дальше, к третьему по счету зданию. Здесь вахтером была пухленькая румяная старушка, которая весело поздоровалась с оборотнем, поохала надо мной и амазонкой, что мы такие худенькие, и выдала Мэйлису в руки два ключа.

– Мэй, ты здесь живешь? – спросила Димара, с любопытством вертя головой.

– Ага, – кивнул лис. – Если что, будем соседями.

Он привел нас на второй этаж и открыл дверь с цифрой двадцать три.

Это было уже совершенно другое дело. Две небольшие, но уютные комнаты, в которых стояли кровать, комод, небольшой столик и кресло, имели выход в общую просторную гостиную. Два диванчика и невысокий журнальный столик, по мне, так и намекали на веселые студенческие вечеринки. Помимо этого, гостиная могла похвастаться книжным шкафом, тумбой и письменным столом. Минимализм, однако. Но больше всего порадовал отдельный санузел в каждой из комнаток. Свой душ и туалет – это наше все!

– Нравится? – лукаво спросил оборотень, глядя, как мы с радостными возгласами носимся по комнатам.

– Лично я в восторге! – счастливо улыбнулась я. – Куда и когда платить?

– Провожу. – Мэй поманил нас пальцем.

Вскоре мы с Димарой заплатили полностью за проживание во время первого семестра и получили напутствие не портить казенную мебель.

Решив, что вещи мы перенесем потом, отправились в гости к Мэйлису дегустировать эльфийское вино.

Комната оборотня располагалась на том же этаже, что и наша, но жил он в ней один.

– Не нашелся еще такой сосед, который меня выдержит, – туманно ответил на наши расспросы лис, разливая вино по бокалам. – За начало!

Напиток оказался очень вкусным. Я не поэт, но описала бы его как смесь солнца, настоянного в цветочном аромате, и первого снега, прихваченного морозами.

– Мэй, можно вопрос? – Я пила мелкими глотками и поглядывала на развалившегося на диване старшекурсника.

– Попробуй. – Он таинственно улыбнулся и перевернулся на живот.

– Почему ты с нами носишься? – спросила, внимательно отслеживая реакцию.

Ведь действительно – с чего такая опека? Мы ему никто! А смотри, так заботится…

– Тебе все причины? – Оборотень дождался моего уверенного кивка, не спеша допил вино и налил еще. – Вы интересные, у обеих есть какие-то тайны, к тому же в вашем обществе я почему-то расслабляюсь.

– И настоящий ты прорываешься сквозь маску? – понимающе протянула я, а подруга согласно хмыкнула.

– Я бы не назвал это маской, – покачал головой лис. – Это тоже я… Но если бы от меня зависело, эту часть своей личности я бы показывал только избранным.

– А ты еще про наши тайны что-то говоришь, – фыркнула Димара.

– Ваши интереснее, – прищурился он. – Уж можешь мне поверить.

Разговор сошел на нет, каждый из нас с задумчивым видом потягивал вино, избегая встречаться с остальными взглядом. Да, у всех нас были тайны, и не были мы настолько близки, чтобы вот так, как на духу, выложить всю подноготную. С другой стороны, это даже рождало какое-то странное единение. Пришло понимание – никто в этой комнате не будет лезть тебе в душу, выпытывать, что же ты скрываешь. И само собой зарождалось хрупкое доверие, грозившее стать основой крепких дружеских отношений.

Я улыбнулась, подняла взгляд и постучала ногтем по хрусталю. На меня уставились две пары глаз.

– За нас, ребята, – подняла бокал повыше, не до конца понимая, что делаю, но ощущая – так правильно. – И за начало.

– За начало, – эхом отозвались оборотень и амазонка.

И после этого обстановка сама собой разрядилась. Опять завязался непринужденный разговор, Мэйлис даже уломал Димару на тренировочный поединок в ближайшие дни.

– Кстати, Мэй, – подруга развалилась рядом со мной на диване и качала ногой, – мы видели твой поединок на турнире.

– О, прекрасные дамы болели за меня с трибун? – лукаво усмехнулся оборотень и посмотрел на блондинку сквозь хрусталь бокала. – И как я вам? С каких ракурсов хорош?

М-да, лис опять оседлал своего любимого конька. Скосила взгляд на пол и обнаружила прямо перед диваном темно-зеленую тапку. Подняла предполагаемый снаряд и запустила им в Мэя. Тот со смешком уклонился и укоризненно покачал головой.

– И не стыдно тебе? – В глазах этого шута горохового застыла вселенская скорбь.

– А тебе? – в тон ему отозвалась я.

– Я и стыд – понятия несовместимые, – отсалютовал мне бокалом Мэйлис и залпом допил вино. – Серьезно, как вам бой?

– Красиво, – ответила я ему и честно добавила: – Только я так и не поняла, по каким критериям судьи решили, что ты проиграл.

– У тебя просто опыта мало, потому и не поняла, – усмехнулся лис, сверкнув хищными глазами. – Вот у Димары такие вопросы не возникают, правда?

– Конечно, – слегка кивнула подруга и поставила бокал на столик. – Ты уступал своему противнику в мастерстве, и прилично.

М-да, амазонка выдала. Мне, например, было бы очень неприятно, если бы кто-нибудь сказал такое мне в глаза. Посмотрела на оборотня, но его лицо было непроницаемым.

– Вираэль сильнее, – равнодушно пожал он плечами. – Я с этим уже практически смирился.

– Вряд ли, – отстраненно отозвалась блондинка.

– Вряд ли смирился? – с веселым изумлением переспросил Мэй.

– Нет, – качнула головой подруга. – Вряд ли сильнее. Я пристально за вами наблюдала… По-моему, на стороне миатэ приличный опыт. Сколько ему лет?

– Точно не знаю, но где-то под пятьдесят. – Лис выглядел весьма заинтригованным рассуждениями Димары.

– А тебе? – продолжила она допрос.

– Двадцать восемь.

– Вот тебе и ответ, – развела руками блондинка. – У него опыта примерно в два раза больше. Конечно, ты ему проигрываешь! Думаю, еще лет десять – и вы сравняетесь в мастерстве.

На лице у Мэя появилось скорбное выражение. Он тяжко вздохнул и укоризненно посмотрел на Димару.

– Вот зачем ты это сделала, а? – трагическим шепотом поинтересовался лис.

– Сделала что? – недоуменно подняла бровь подруга.

– Воскресила надежду! – Он расплылся в предвкушающей улыбке. – Неужели у меня еще есть шанс обойти этого вредного миатэ?

Мы с амазонкой переглянулись и расхохотались.

– Мужчины, – простонала Димара сквозь хохот, – неисправимы!


Глава 5

Весь следующий день мы с Димарой занимались переездом, докупали всякие насущные мелочи. Мэй, видимо, плюнул на все свои дела, потому что бегал вместе с нами. Он оказался воистину полезным типом, который все знает, а если не знает сам – найдет того, кто знает. Да еще и очень помог при переноске вещей. Так что к концу дня мы на него молиться были готовы.

– Мне даже как-то неудобно, – чистосердечно созналась мне амазонка в нашей гостиной, когда лис в очередной раз унесся за чем-то жутко нужным, но отсутствующим. – У меня такое ощущение, что мы его нагло используем, а он по доброте душевной не может нас на место поставить.

– Это вряд ли. Мэй не похож на того, кто позволит себя вот так использовать, если самому оборотню того не хочется, – отозвалась я меланхолично, прикидывая, нужно ли нам еще что-то. – Но отблагодарить его необходимо. Вкусный ужин и хорошее вино?

– Пожалуй, – согласно кивнула блондинка. – Думаю, сегодня моя очередь потрошить запасы алкоголя. Припасена у меня одна интересная настоечка, думаю, лис оценит.

– Тогда с меня ужин, – с наслаждением потянулась. – Надо сходить в «Перекресток миров», поинтересоваться у хозяйки, что из еды Мэйлис любит больше всего. Помнится, вчера он хвалился, что у него с Кристой сложились изумительной теплоты отношения.

Амазонка фыркнула, но от комментариев воздержалась, только поинтересовалась:

– Когда пойдешь?

– Да прямо сейчас, – пожала я плечами и уселась на диван, чтобы обуться. – А чего ждать-то?

– Ладно, тогда я подожду Мэя, – покладисто согласилась подруга.

По дороге в любимое заведение всех студентов и преподавателей нашей Академии я все время улыбалась. Как странно все складывается… Там, как временами казалось, в другой жизни, у меня был только один близкий человек – Ася. Причем мы с ней очень долго шли к настоящей дружбе, и на этом пути было всякое. А здесь… Пробыла лишь неделю в свободном плавании, а уже обзавелась подругой и кандидатом в друзья. И пусть я не могла доверить им своих секретов, но чувство, что такой день обязательно наступит, меня не покидало.

А еще… мое пребывание в этом мире почему-то казалось единственно правильным. Будто только здесь я могла позволить себе быть настоящей…

Я прошла по дорожке ко входу в «Перекресток», как меня вдруг окликнули:

– Вики!

Повертелась, затем, не найдя никого, додумалась поднять голову и увидела на террасе опершегося на перила Келроя.

– Здравствуйте, мастер ди Шелли! – искренне улыбнулась этому предтече.

– Поднимайся, – приглашающе махнул он рукой. – Разговор есть.

– Так терраса же только для преподавателей, – начала было я, но ди Шелли меня перебил:

– Со мной можно! Поднимайся.

Интересно, что же ему понадобилось? Ладно, сейчас выясню. Поздоровавшись с хозяйкой, я поднялась по довольно крутой лестнице и подошла к будущему преподавателю.

Столик, занятый Келроем, стоял в самом углу террасы, где переплетенные лозы винограда создавали естественную стенку. Я даже невольно залюбовалась тем, как солнечные лучи, с трудом пробиваясь сквозь прорехи в зеленом ковре, образуют на столешнице причудливые узоры. На самом столике, застеленном кремовой вышитой скатертью, одиноко стояла чашка с чем-то похожим на кофе.

Предтеча указал мне на стул напротив.

– Чего вы хотели, мастер? – Назвать его по имени почему-то язык не повернулся.

– Мы же договаривались, – мягко упрекнул он меня и, склонив голову, медленно проговорил: – У меня есть для тебя предложение… Даже не так. Ставлю тебя в известность, что в следующие полтора месяца перед началом учебного года у тебя занято каждое утро, кроме воскресенья.

Вытаращила глаза, не очень понимая, к чему он клонит.

– Как я уже говорил, – неспешно продолжил Келрой, барабаня пальцами по столу, – задатки для владения мечом у тебя неплохие, но опыта не хватает катастрофически. С учетом того, что на первый курс боевых магов идет внушительная нагрузка, тренироваться сверх выделенных часов у тебя никак не получится. Значит, надо с пользой провести оставшееся до учебы время. Вопросы есть?

Да вагон и маленькая тележка! Только сначала надо мысли в кучу собрать, а то они от таких новостей по всему мозгу разбежались.

– Скажите… – начала нерешительно, но была перебита:

– Скажи, – почти приказной тон.

Ладно, мне несложно. Наверное…

– Скажи, – послушно повторила я и, замявшись, все-таки договорила: – А кто будет со мной заниматься?

– Я, – негромко ответил ди Шелли и внимательно посмотрел мне в глаза. – Возможно, еще мой друг подключится.

Наверное, у меня был довольно идиотский вид – увы, зеркала под боком не было, чтобы оценить. Раскрыв рот от изумления, я глупо хлопала ресницами, не в силах понять логики поступков этого предтечи. С чего бы такое внимание к моей скромной персоне? Должна быть причина, обязательно. В то, что Келрой по доброте душевной решил тратить на меня свое время, не верилось категорически. Каким бы хорошим мужчина ни был, он – предтеча, а значит, сын своего народа. И мне обязательно надо выяснить, что с меня потребуют за такую неожиданную, но очень нужную помощь.

– Почему? – спросила едва слышно и опустила глаза.

– Почему я тебе помогаю? – уточнил ди Шелли, дождался согласного кивка и тяжело вздохнул: – Вижу, в мое бескорыстное желание помочь ты не веришь. Что ж, резонно.

Мужчина замолчал и откинулся на спинку стула, продолжая внимательно меня рассматривать. Мне как-то стало совсем неуютно под этим взглядом, захотелось вскочить и убежать из «Перекрестка» от греха подальше. Но я продолжала сидеть, не веря, что Келрой может потребовать чего-то неприемлемого.

– Мне очень много лет, Вики, – заговорил предтеча, медленно подбирая слова. – И это… дает о себе знать. Нас называют расой избранных, но по мне, мы все давно и надежно прокляты. Своим одиночеством. – На его лицо набежала тень каких-то воспоминаний. – Со временем привыкаешь к этому и учишься жить как в вакууме. И вроде даже начинаешь получать удовольствие от этого холода, как вдруг, будто лучом солнца, появляется кто-то, излучающий тепло. Кто позволяет вспомнить, что это такое – жить без груза веков, просто радуясь каждому дню.

Это он про меня, что ли? Приятно, конечно, но совершенно непонятно, что ди Шелли под этим имеет в виду. Он же не в прямом смысле? К тому же вопрос, чем мне придется заплатить за личное ученичество, остался открытым.

А еще мне упрямо чудилось, что предтеча сказал далеко не все и большая часть айсберга так и осталась скрытой. Впрочем, может, я излишне подозрительна.

– Так что я действую исключительно из эгоистических мотивов, – улыбнулся мужчина и отхлебнул из своей чашки. – Чем дольше ты будешь учиться, тем больше времени я смогу ощущать себя живым. Надеюсь, ты ничего не имеешь против такого обмена?

Конечно, не имею, раз вопрос стоит таким образом! В конце концов, от меня по сути ничего не требуется, только учиться. Хотела было открыть рот, чтобы сообщить о своем согласии, но не успела.

– Прости, я задержался, – раздался за спиной усталый, но такой родной голос.

Алекс! Хотелось вскочить и обнять его, почувствовать сильные руки на своей талии и услышать, как он тихо шепчет мне на ушко, что соскучился. Вместо этого я опустила голову, до боли сжав пальцы.

Тот, кем были заняты все мои мысли, сел рядом со мной и, расслабленно развалившись на стуле, лениво поинтересовался у ди Шелли:

– Чего ты хотел?

– Для начала обрати внимание на девушку рядом с тобой.

Алекс мазнул по мне косым взглядом и равнодушно пожал плечами.

– Помню, – кивнул он и повернулся ко мне всем корпусом. – Показала неплохой результат на тесте, но не справилась с боевой частью.

Глаза в глаза… и меня опять накрыло.

Ревность. Яростная, всепоглощающая ревность. Страстное желание прямо здесь и сейчас набить лицо другу, который посмел находиться в такой близости от его женщины. А еще – досада на то, что нельзя наплевать, заключить в объятия и просто стоять, вдыхая запах чабреца, которым пахли мои волосы.

Я отшатнулась, разрывая зрительный контакт. Ничего себе! А я-то думала, что тогда, в лекционном зале, мне показалось! И вообще с каких это пор я могу ощущать его эмоции?!

– Алекс, не пугай девочку, – рассмеялся Келрой, по-своему истолковав мою реакцию. – Смотри, она белее молока стала!

– Прошу прощения, – немного склонил голову тот, и я в очередной раз подивилась самоконтролю этого мужчины. – Не хотел вас испугать.

Промямлила что-то согласное в ответ, упорно стараясь не встретиться взглядом. А вдруг опять эмоции нахлынут?

– Ну и? – поинтересовался Алекс у друга.

– Я хочу подтянуть эту девочку к началу учебного года, – ответил тот, рассеянно проводя пальцем по вышивке. – Сам понимаешь, заниматься с ней каждый день я не смогу, потому, если несложно, не мог бы ты мне помочь? Если, конечно, нет планов на остаток лета.

– Планов нет, – немедленно отозвался Алекс, и я даже пожалела, что сейчас не ощущаю его эмоций.

Есть ли там радость оттого, что мы сможем остаться наедине раньше, чем планировали? И если есть – насколько сильная? Был большой соблазн опять поймать его взгляд. А вдруг повезет, и почувствую? Останавливало только то, что это выглядело бы очень подозрительно.

– Чудно. – Келрой допил свой кофе. – Тогда сразу просьба – замени меня завтра. Это возможно?

– Вполне, – задумчиво проговорил Алекс.

– Вот и хорошо. – Ди Шелли ободряюще мне улыбнулся. – Вики, не бойся его. Он тебя не съест, честное слово.

– Молоденькими симпатичными девушками не питаюсь, – фыркнул на это Алекс.

Келрой тихо рассмеялся и подмигнул ему:

– Тогда я вас оставлю, договаривайтесь на завтра. Вики, тебя же я жду послезавтра в восемь, в том же зале, где ты сдавала экзамен.

– Хорошо, – тихо ответила, остро осознавая, что сейчас мы с Алексом останемся наедине. Но, скорее всего, будем продолжать играть роли.

Когда ди Шелли ушел, рискнула поднять глаза, чтобы тут же напороться на немигающий взгляд. И хоть эмоции сейчас не поймала, но почему-то подумалось, что Алекс должен ощущать досаду.

– Как же это выматывает – быть на виду, – пробормотал вдруг он.

Хм, я правильно поняла – мне намекают, что за ним следят? Вспомнила нашу систему знаков и поправила правую сережку. Алекс сразу отвернулся, задумчиво глядя куда-то вдаль.

– Значит, так, – опять заговорил он. – Завтра до обеда я занят… В шесть вечера вас устроит?

– Вполне, – согласно кивнула.

– Отлично, тогда больше вас не задерживаю. – Алекс устало прикрыл глаза. – Только не опаздывайте.

– Не буду, – пообещала и быстро ушла с террасы, пока меня не покинули остатки выдержки.

На первом этаже я вдруг вспомнила, что вообще-то пришла сюда не ради занимательной беседы с предтечами. И меня посетила здравая мысль, что если у Кристы с Мэйлисом какие-то амурные дела, то владелица этого заведения не обрадуется девице с такой просьбой. Ладно, буду выкручиваться…

Криста обнаружилась за одним из столиков, уткнувшись в здоровенную книгу, в которой время от времени делала пометки. Невольно залюбовалась ею. Что и говорить, женщиной Криста была красивой. Густая грива медных волос, приятные черты лица, серые глаза, в уголках которых уже появились лапки морщинок. Кстати, что самое удивительное, они ей шли. Добавьте к этому прекрасную фигуру, смешливый и легкий характер – и сразу становится понятно, почему у этой женщины не было отбоя от кавалеров.

– Вы чего-то хотели? – открыто улыбнулась она, оторвавшись от книги.

– Да, – немного помялась, пытаясь подобрать нужные слова. – Видите ли… Нам с подругой сегодня очень помог Мэйлис, и мы хотели бы его отблагодарить ужином. Увы, не имеем ни малейшего понятия о его предпочтениях…

С каждым сказанным словом чувствовала себя все больше не в своей тарелке под испытующим взглядом Кристы и, в конце концов, просто замолчала, пытаясь собраться с мыслями.

– Да не вопрос, – рассмеялась она вдруг. – Сейчас отдам распоряжения на кухню. Вы только адрес мне оставьте, куда это все доставить.

Женщина посмотрела на меня лукавым взглядом и таинственно улыбнулась.

– И передайте этому проказнику, – ее голос упал до интимного шепота, – пусть зайдет ко мне забрать… Он знает что.

Ощутила, как от такого непрозрачного намека начинают алеть уши. Потому быстро нацарапала на предложенном клочке бумаги адрес, скомканно попрощалась и вылетела из помещения.

В отведенные нам с амазонкой апартаменты вернулась в растрепанных чувствах. Мне надо было выговориться, потому сразу же поделилась происшедшим с Димарой.

– Ну, ты даешь, – изумленно покачала головой подруга. – На полчаса в кафе вышла, а столько всего успела.

– Сама не понимаю, как я так умудрилась, – вздохнула и потянула из вазы на столике сочное зеленое яблоко. – Как думаешь, стоит верить Келрою?

– Не знаю. – Димара развела руками и нахмурила брови. – Ди Шелли, конечно, не подлец, но он предтеча… Понять, что за мысли бродят в его голове, вряд ли представляется возможным. Я бы на твоем месте помощь приняла, но внимательно следила. Если хоть чуточку позволит себе какие-то недопустимые вольности, сразу прекращай все это. И помни – ты его не просила, а значит, ничего не должна.

– Ага, – глубокомысленно ответила я на это и поинтересовалась, чтобы перевести тему: – Мэй еще не объявлялся?

Наконец-то вгрызлась в яблочную мякоть.

– Три раза прибегал с момента твоего ухода, – фыркнула амазонка и, посмотрев, как я смачно жую фрукт, взяла и себе яблоко, только красное. – Последний раз убежал такой весь таинственный, спасу нет. Загадочно заявил, что у него есть шикарный подарок нам на новоселье.

Некоторое время мы молча жевали, а затем Димара тихо пожаловалась:

– Такое ощущение, что я просто не успеваю за событиями. – Она тяжело вздохнула и, прицелившись, метко запулила огрызок в мусорную корзину у двери. – Чтобы ты знала, Вики, я в Академии вообще не планировала заводить тесных дружеских отношений. Но сначала встретила тебя и мгновенно ощутила такую симпатию и тепло, что просто не смогла не заговорить. Теперь вот этот оборотень, который сам к нам прицепился и, похоже, отцепляться категорически не хочет. И что мне делать?

– Жить, – усмехнулась и поднялась, чтобы выбросить свой огрызок. Швыряться, как подруга, не решилась – все-таки с меткостью у меня еще есть проблемы. – Если какие-то личности появляются в жизни, пусть даже против твоей воли, значит, это необходимо.

Амазонка хотела, наверное, возразить, но именно в этот момент дверь с грохотом открылась и в гостиную вплыла здоровенная коробка. Впрочем, как потом оказалось, ее внес довольный собой оборотень. Он торжественно поставил ношу на пол у моих ног и гордо произнес:

– Вот!

– Спасибо, конечно, – осторожно проговорила я, с подозрением осмотрев картонный куб. – Но что это?

Вместо ответа Мэй таинственно сощурил изумрудные глаза, опустился на корточки и принялся доставать из коробки предметы. Сначала поставил на стол белый чайник с магическим подогревом, затем несколько больших, около полулитра, чашек с веселым цветочным принтом. Потом пришла очередь разнообразных, плотно закрытых металлических коробочек. Открыв одну, я с удивлением обнаружила внутри какой-то фруктовый чай и принялась с жадным любопытством открывать другие. Всегда любила интересные чаи, а тут такой набор! Не знаю, как лис умудрился попасть прямо в точку, но я была просто в восторге.

– Мэй, спасибо! – наконец выдохнула я. – Это просто сокровище!

– Точнее не скажешь! – согласилась амазонка, бережно прижимая к сердцу одну из коробочек. – Потрясающий подарок!

– Вот и чудно. – Довольный оборотень плюхнулся на один из диванчиков. – Тогда заварите чай, опробуем покупку.

– У нас есть идея поинтереснее, – лукаво подмигнула Димара и достала из шкафа бутылку. – Например, вот это.

– И сейчас еще еду принесут, – вставила я свои пять копеек.

– Девушки, вы просто чудо, – рассмеялся Мэй, довольно поблескивая хищными глазами.


На следующий день около шести я уже сгорала от нетерпения под тренировочным залом. Ходила взад-вперед, посматривая на запертую дверь, гадала, каким будет занятие и сможем ли мы с Алексом пообщаться без этого лицедейства. А если не сможем, то выдержу ли я столько времени, не сорвусь ли? Словом, продолжала себя накручивать по полной программе. Единственным спасением от этого роя мыслей был бы приход любимого, но он почему-то задерживался. Когда ожидание стало совсем невыносимым, я все-таки вытянула из кармана штанов небольшие часики-медальон, которые показывали десять минут седьмого. Да что же он задерживается так?!

Словно в ответ на эти мысли из-за поворота показалась фигура, и вскоре Алекс, поздоровавшись нейтральным тоном, отпер зал и пропустил меня вперед.

Совершенно не понимая, как вести себя в такой ситуации, быстро подошла к стойке с оружием и замерла в нерешительности. А еще мне очень хотелось повернуться, но я почему-то стеснялась.

Вдруг мою талию обвили сильные руки, и я оказалась крепко прижата к мужскому телу. Меня охватила приятная дрожь, и, шумно выдохнув, я откинула голову на грудь Алекса и накрыла его ладони своими. Счастье все-таки есть!

– Наконец-то, – жарко прошептал он и запечатлел легкий поцелуй на пульсирующей жилке, отчего мое дыхание сбилось. – Видеть тебя и не иметь возможности дотронуться оказалось нешуточным испытанием для моей выдержки. Признаю, даже боялся, что переоценил свое терпение.

Я хотела сказать, что прекрасно его понимаю, но не успела. Алекс повернул меня, ласково улыбнулся и невесомо провел подушечками пальцев по моему лицу. Это было… так приятно. Хотелось замурлыкать, как кошка, и потереться щекой об его руку. И если первое было невозможно по биологическим причинам, то второе… я с удовольствием проделала, отчего Алекс тихо, но очень довольно рассмеялся.

– Соскучилась? – нежно спросил он, целуя меня в краешек губ.

– Безумно, – выдохнула в ответ, поднялась на носочки и сама его поцеловала.

Алекс тут же перехватил инициативу, и поцелуй из нежного стал яростным и жадным, а сама я была еще сильнее прижата к его телу. Его напор и почти безумное желание обладать ошеломили меня, и я начала задыхаться от эмоций, желая чего-то большего, но такого же неистового. Не до конца соображая, что делаю, стянула шнурок с его волос и с наслаждением зарылась в них пальцами. В ответ на мои действия Алекс вдруг напрягся, прервал поцелуй и, со свистом выдохнув сквозь зубы, глухо рыкнул:

– Вики, отойди!

Послушно отодвинулась и обиженно поджала губы. Да что же я не так сделала?

– Не смотри на меня так, – попросил Алекс и, опустив глаза, тихо пожаловался: – Вот как мне пережить эти три года, а? Если даже от банального поцелуя самоконтроль по швам трещит? Да и ты еще… – Он поморщился и сцепил пальцы в замок. Сильно, до побелевших костяшек. – Вместо того чтобы как-то меня сдерживать, своими невинными ласками подстегиваешь.

Откровенно говоря, было очень приятно. К тому же в крови до сих пор бушевал жар возбуждения. Только таким коктейлем могу объяснить, почему я вдруг искушающе улыбнулась и едва слышно произнесла:

– Я же не виновата, что у меня от тебя крышу сносит.

– Вики! – сипло выдохнул он, и в следующий момент я уже была прижата к стенке, а мою шею покрывали быстрыми поцелуями. Ну а когда поняла, что кое-кто внаглую расстегивает мою рубаху, осознала – молчать надо было.

– Алекс, – тихо позвала, пытаясь отодрать его руки от моей бедной одежки. – Прекрати!

Он поднял на меня безумный взгляд, потом коротко выругался.

– Я сейчас, – отрывисто бросил и исчез.

С нервным смешком сползла по стенке. Сбылась мечта идиотки – пара моих слов, и у мужчины напрочь тормоза отказывают. Да вот что теперь с этим делать – совершенно непонятно.

Алекс вернулся через несколько минут, растрепанный, с влажными волосами, и первым делом сурово приказал:

– Больше так не делай!

– Да, мастер, – криво улыбнулась и попыталась подняться.

Получилось плохо. Да что там, не получилось совсем. Ноги были ватными, голова гудела, а окружающие предметы виделись будто через полупрозрачную дымку. Хм, с чего бы это меня так скосило? Перебрала эмоций, что ли?

– Ты в порядке? – Алекс быстро подошел и заглянул мне в лицо.

– Относительно, – мотнула головой и тихо вздохнула. – Ноги почему-то не держат…

– Понятно, – глухо отозвался он, после чего щелкнул пальцами.

Прямо рядом с нами появился широкий диван, на который меня осторожно переложили.

– Подушку? – заботливо поинтересовался любимый, глядя, как я умащиваюсь на подлокотнике.

– Спасибо, не надо, – улыбнулась и немного виновато спросила: – Накрылся сегодня наш урок, да?

– Он накрылся еще в тот момент, когда Келрой попросил его заменить, – хмыкнул Алекс и сел на диван, положив мои ступни себе на колени. – Видишь ли, этот зал – одно из немногих мест, где мы можем не притворяться.

Он неторопливо снял мои ботинки и принялся массировать мне ступни. Как же хорошо!

– За тобой так серьезно следят? – спросила и пошевелила пальцами на ногах, отчего Алекс тихо рассмеялся.

– Не просто серьезно, но и очень грамотно. – Его голос стал задумчивым. – На меня повесили интересную следилку, которую теоретически невозможно обнаружить. Попался бы мне этот умелец… В общем, это заклинание не действует в хорошо замагиченных помещениях. А таких, собственно, четыре: мой замок, убежище, комната в Академии, а также этот зал, который зачаровывали все мастера факультета.

От ступней Алекс перешел к лодыжкам, и по телу опять побежали теплые разряды возбуждения.

– Издеваешься? – мрачно поинтересовалась и попыталась выдернуть ноги.

Куда там! Железная хватка.

– Разве что самую малость. – Мне достался лукавый взгляд и воздушный поцелуй, отчего я сразу растаяла. – Кстати, милая, должен сознаться: я тобой безмерно горжусь. Твои результаты теста просто поражают. И с боевой подготовкой ты справилась отлично, если учитывать, что только два месяца тренировалась. Я, честно говоря, был уверен, что второй этап ты завалишь, а значит, оставишь эту дурную затею – учиться на боевого мага.

Наверное, надо было возмутиться столь коварным планам, но мне было слишком хорошо. Так что вместо отповеди я тихонько созналась:

– Мне Келрой баллов набросил.

– Сколько? – Голос Алекса тут же посуровел.

– Пять… – отозвалась еще тише и отвела глаза.

– А, так это ерунда, – сразу успокоился он и легонько пощекотал пятку, отчего я несильно двинула его в руку. – Я-то думал, что ты даже тридцатки не наберешь. А так… средний уровень был твой заслуженно, так что меня разрывают гордость за тебя и досада, что ты все-таки будешь учиться этой опасной профессии. Понять, чего больше, увы, не представляется возможным.

– Просто порадуйся за меня, хорошо? – попросила я. – У меня была трудная неделя… и тебя очень не хватало.

– Мне тебя тоже не хватало, Вики, – последовал легкий поцелуй в ступню. – Кстати, о прошедшей неделе… Не хочешь поделиться подробностями феерической драки, знакомства с Келроем, а также откуда ты выцарапала столь уникальную амазонку? Я, признаться, уже несколько дней изнываю от любопытства.

Поерзав, устроилась поудобнее и принялась рассказывать о своих приключениях в Аэриве. Я была очень благодарна Алексу, что он не перебивал меня, а по его лицу невозможно было понять настоящие мысли – оно выражало только предельное внимание.

– Ну ты даешь, – покачал он головой, когда я закончила свой рассказ.

– Ты это в хорошем или плохом смысле? – У меня вырвался нервный смешок.

Все-таки я ослушалась наказа поменьше выходить из комнаты и за каких-то две недели умудрилась найти кучу приключений и новых знакомств.

– Еще не понял. – Запустив пальцы в волосы, Алекс откинул их назад и с легким прищуром посмотрел на меня. – Мне однозначно нравится амазонка как твоя подруга. Во-первых, у нее ты сможешь многому научиться, а во-вторых, если вы где-то вляпаетесь ненароком, есть шанс, что она раскидает напавших еще до того, как я смогу к вам переместиться.

– Да, Димара полезная, – хмыкнула и немного нерешительно прошептала: – А как насчет Мэйлиса?

Я немного опасалась реакции Алекса на то, что рядом со мной постоянно крутится оборотень. Ясное дело, никаких лямурных отношений между нами быть не могло, но мужская ревность – штука вне логики. Любой.

– Это такой завуалированный вопрос, как я отношусь к посторонним мужчинам вокруг тебя? – ровным тоном спросил он и вдруг усмехнулся. – Не скрою, мне это не нравится. Но если уж совсем по-честному, то Мэйлис – лучший вариант из всех возможных. Несмотря на то что наш лис отъявленный бабник, он всегда чутко ощущает, к какой девушке подкатывать не стоит ввиду ее безнадежной занятости.

Алекс тяжело вздохнул и вдруг тихо рассмеялся.

– Ну и компания у вас подбирается, – покачал он головой. – Все с тайнами, не похожие на других, особенные… Самое интересное будет, если к вам присоединится еще и… Впрочем, не буду пока об этом. Посмотрим.

Внимательно посмотрела на него и поняла, что продолжать никто не собирается. Ну и ладно. Не очень-то и хотелось.

– Осталось мало времени, – негромко проговорил Алекс и притянул меня к себе. – Еще десяток минут есть, но не больше. Нельзя, чтобы кто-то что-то заподозрил.

Тихонько прижалась к нему и прикрыла глаза. Раз есть такая возможность, надо ловить момент и наслаждаться близостью. Увы, все хорошее рано или поздно заканчивается. В моем случае это было именно рано.

– Тебе пора. – В голосе любимого звучало нескрываемое сожаление. – Посмотрим, может, я смогу на неделе еще одно занятие у Келроя отобрать. Надо подумать.

Перед дверью Алекс быстро обнял меня, поцеловал и буквально вытолкнул из зала.

– Плохо, Весенняя, – заявил он в коридоре, и его голосом можно было бы до дна заморозить Марианскую впадину. – Надеюсь, у мастера ди Шелли получится добиться от вас более впечатляющих результатов. А то я начинаю сомневаться в вашей пригодности к обучению на нашем факультете.

У меня самым натуральным образом грохнулась челюсть, и я не сразу поняла, что Алекс играет на публику. Видимо, он продолжал следовать нашей стратегии, по которой мы должны ненавидеть друг друга.

– Всего хорошего. – Больше не глядя на меня, он развернулся и зашагал прочь.

Пожав плечами, я тоже пошла на выход.

В комнате кое-как отбилась от жаждавшей подробного рассказа Димары, отговорившись сильной усталостью. Впрочем, не сильно-то погрешила против истины – сил у меня не осталось никаких. Так что недолго думая отправилась спать.

И мне приснился первый в этом мире сон.


Я сидела на широком подоконнике у расписанного морозными узорами окна. Там, на улице, бушевала вьюга, и отголоски ее сухого голоса пробивались через тонкое стекло. У моих ног спала большая черная кошка. Сама комната была почти полностью погружена в полумрак, только большой, ярко пылавший камин давал вокруг себя немного света. Перед камином стояли два глубоких кресла. Увы, тех, кто в них сидел, рассмотреть было невозможно. С точностью могу утверждать только, что это были мужчины.

– Удалось узнать, что это за артефакт? – красивым глубоким голосом спросил один и забарабанил унизанными перстнями пальцами по подлокотнику.

– Увы. – В ровном голосе второго промелькнуло сожаление. – Единственное, что выяснили, – артефакт уже при нем и даже активирован.

– По каким признакам это видно? – Голос первого стал жестким.

– Он начал исправляться. – Второй тяжело вздохнул. – К примеру, неделю назад его повар пересолил еду. Раньше он за такое убивал на месте, а в этот раз только сурово отчитал, и ничего больше!

– Симптомы тревожные, – признал первый. – Значит, надо ускоряться. Это уже просто не смешно! За столько веков так и не справиться с этим ди Квиром!

При звуке знакомой фамилии я насторожилась. Хотела спрыгнуть с подоконника, чтобы рассмотреть говоривших – а что, это же сон! – но не смогла. Было такое ощущение, что я примерзла к месту.

– Остальной план без изменений? – лениво поинтересовался второй.

– Да, как только Алекс будет обезврежен. – В голосе первого появилась скука. – С… нашими друзьями тоже можно будет разобраться. И заняться наконец более приятными вещами.

– Оценишь план по уничтожению артефакта?

– Захватить никак? – Недовольство первого было явным. – Ладно, не отвечай… И что там с планом?

– Мои люди сейчас организовывают ловушку. Самому Алексу она почти не навредит, что сообразно нашей задумке, а вот артефакт уничтожит.

– Это точно? – поинтересовался первый.

– Конечно! – довольным голосом подтвердил второй. – Более того, я могу гарантировать, что уничтожение артефакта подействует на ди Квира самым удобным для нас образом. Он станет еще более нестабильным.

– Превосходно! Тогда сделай еще вот что…

Увы, дослушать не сумела. Кошка рядом со мной потянулась, подняла свои малахитовые глаза, и меня вышвырнуло из сна.


Проснувшись, подивилась тому, какие извращенные формы принимает тревога, и благополучно забыла об этом сне.


Глава 6

Время, оставшееся до учебного года, летело, словно скорый поезд.

Каждое утро я занималась с Келроем, причем гонял он меня, пока не падала в изнеможении. Изредка, не чаще раза в неделю, его заменял Алекс. Эти занятия, что неудивительно, вылетали в трубу, так как занимались мы чем угодно, кроме самого обучения. Хоть и знала причину, но каждый раз поражалась тому, насколько по-разному он ведет себя со мной наедине и на людях.

Примерно через месяц ди Шелли сделал внезапный ход, пригласив меня к себе на чашечку кофе. Мотивация была вполне невинна – дескать, ему привезли откуда-то потрясающий новый сорт и не хочется смаковать такое чудо в одиночку. Я как человек, выросший в циничном и лицемерном обществе, сразу насторожилась и под наспех выдуманным предлогом отказалась. Келрой сделал вид, что поверил, и заявил – мол, приглашение остается в силе и он ждет меня в гости в любое удобное время.

На следующий день на занятие вместо друга пришел Алекс. Я, обрадованная, сразу выложила эту историю, после чего задала конкретный вопрос – что мне с этим делать? И что вообще ди Шелли от меня надо?

Алекса, конечно, такое пристальное внимание ко мне не порадовало.

– Какая-то примитивная, дремучая часть во мне вопит, что пора бить лучшему другу лицо, – вздохнул он и положил голову мне на колени, а ноги – на бортик дивана. – С другой стороны, я Келроя знаю… очень много лет. Он слишком благороден даже по меркам других рас, так что не верю, будто мог задумать на твой счет что-то гадкое.

– То есть ты мне даешь добро на посиделки с ним? – Ушам своим не могла поверить. Алекс же такой ревнивый!

– Скажем так, я от этого не в восторге, – медленно проговорил он. – Но с другой стороны, как моя будущая жена, ты должна наладить с Келроем контакт, так как видеться и общаться вы будете часто.

– Все равно подозрительно, – с наслаждением вгрызлась в спелый бок хурмы, которой меня сегодня побаловали. – Что ему вообще от меня надо?

Алекс смерил меня странным взглядом, а потом лениво отозвался:

– А я у него спрашивал, кстати.

– И как это было? – заинтересовалась я. – Разве это не подозрительно, что ты таким интересуешься?

– Смотря как сформулировать вопрос, – подмигнул он и сцапал из корзинки мохнатое киви. – Нет ничего более естественного, чем поинтересоваться у лучшего друга, какие у того планы на столь тщательно опекаемую ученицу.

– Звучит как-то пошло, – пробормотала я себе под нос, отбирая корзинку из его цепких рук. – Грейпфрут! Слушай, ты что, втихаря на Землю смотался? Или тут такое счастье тоже имеется?

– Тут и не такое имеется, но специально для тебя выбрал знакомые, – довольно рассмеялся Алекс, глядя, как я торопливо снимаю шкурку с фрукта. – Так вот… Келрой прямо ответил, что твое присутствие излечивает его душу. Так что я не только не против, а даже за то, чтобы ты время от времени ходила к нему на кофе.

– Да, он говорил, что рядом со мной ему становится теплее, – вспомнила я наш разговор в «Перекрестке миров», а сразу за этим пришло воспоминание диких эмоций Алекса. – Слушай, а может, это связано с тем, что я ощущаю эмоции?

Он шумно вздохнул, резко повернул голову и уставился на меня острым, неприятным взглядом.

– Ты – что? – спросил обманчиво мягким голосом.

– Могу ощущать эмоции, – послушно ответила, чувствуя себя не в своей тарелке под этим колючим взором. – Два раза ловила твои… Первый раз – на общем конкурсе, а второй… когда ты, я и ди Шелли сидели на террасе «Перекрестка». У тебя еще дикая такая ревность была, я даже испугалась…

Алекс прикрыл глаза и отвернулся.

– Я даже не знаю, радоваться мне или хвататься за голову, – глухо произнес он. – Эмпаты – это такая редкость… что как только об этом узнают, выстроится очередь, чтобы надеть на тебя келвировый ошейник. И тогда мне точно придется закрыть тебя в замке.

От таких слов меня мороз продрал по коже. Эти ошейники – та еще гадость… Подавляют волю, служат маячком, возвращают на место. К тому же их можно зачаровать на выполнение каких-нибудь действий. Короче, с помощью такой вещицы можно заставить льва есть морковку и просить добавки. Одно радует: келвир – один из самых редких материалов, потому далеко не каждый может себе позволить такое «украшение».

Но все равно было очень страшно, и я принялась лихорадочно припоминать, говорила ли кому-то о своих способностях. Да нет, кому могла говорить, если ловила именно эмоции Алекса? Немного отпустило, но вопросы, вопросы…

– Такие ошейники ведь только на ценных животных цепляют, – искоса бросила взгляд на сосредоточенного предтечу. – А я, слава высшим силам, человек.

– Для эмпатов делают исключение, – отозвался Алекс. – Слишком штучный и нужный всем товар.

Он принялся наматывать круги вокруг дивана, на котором сидела полностью раздавленная новостями я, попутно рассказывая об эмпатах.

– Я решил не нагружать тебя лишней информацией, потому не стал говорить в убежище об эмпатах, – почему-то в его голосе не было ни капли сожаления. – Но раз уж так получилось… Эмпаты – чрезвычайная редкость. В среднем на каждый мир приходится около десятка, максимум. Силы они тоже бывают разной – от таких, которые просто могут ощущать эмоции, до тех, кто способен внушить что угодно. Думаю, несложно догадаться, вельможи всех рангов мечтают иметь эмпатов при себе. А потому, как только где-то засвечивается новый эмпат, на него начинается самая настоящая охота. Это, конечно, не касается самых сильных – таких невозможно подчинить, проще договориться. Но что касается остальных… несмотря на то что рабство есть только в Шестом и Седьмом мире, на приравнивание эмпатов к ценной, но все-таки вещи закрывают глаза. Так что, если тебя поймают, даже мне придется попотеть, чтобы найти и вытащить.

– И что делать? – тихо спросила, до боли сжав пальцы.

– Не светиться. – Он присел рядом на корточки и обнял мои ладони. – Эмпатов невозможно определить никаким образом. Только если они выдадут себя сами. Кстати, то, что ощущает мой друг, – это свойство эмпатов. И думаю, то, что вокруг тебя собираются такие, как Димара и Мэйлис, – тоже. Келрой тебя не выдаст и в личное пользование не потребует. Что касается оборотня и амазонки… они слишком хорошо знают, что такое рабство. В остальном твоя задача – никаким образом не показать, что у тебя есть этот дар. Ты меня поняла?

– Более чем, – вздохнула немного свободнее и бледно улыбнулась. – Тогда завтра соглашаюсь на чашечку кофе?

– Соглашайся, – склонил голову Алекс и улыбнулся. – В конце концов, у Келроя водится самый вкусный кофе в Соединенных мирах.

Так, собственно, и повелось, что два раза в неделю я пила кофе с ди Шелли, который развлекал меня военными байками. Он был предельно корректен и не позволял себе ни одного лишнего движения в мою сторону.

Меж тем дружба между мной, амазонкой и оборотнем крепчала. Мэй так вообще почти прописался у нас в гостиной. Дошло до того, что отсутствие лиса на диване вызывало у нас с Димарой дискомфорт и ощущение неправильности. В душу друг другу мы по-прежнему не лезли, и это всех устраивало.

Впрочем, один вопрос нам с подругой не давал покоя, и однажды она его все-таки озвучила.

– Мэй, – амазонка бросила быстрый взгляд на заваривающего чай оборотня, – прости, если лезу не в свое дело… Но почему ты с нами возишься? Ты на четвертом курсе, у тебя должна быть своя сложившаяся компания. А ты все свободное время проводишь с нами… Нет, мы не против, конечно, правда, Вики? – Я молча кивнула. – Но все-таки странно…

– Нет у меня никакой компании, Димара, – ухмыльнулся Мэйлис, разливая ароматный напиток по чашкам.

– Это при твоем-то общительном и легком характере? – недоверчиво спросила я и покачала головой. – Не верю! Ведь когда мы гуляем по Аэриву, такое ощущение, что тебя каждый третий знает.

– А может, мне просто неинтересны все эти компании? – вкрадчиво промурлыкал лис, вручая мне пахнущий корицей и ванилью чай.

– С чего тогда наша интересна? – фыркнула Димара, отбирая у него свою чашку.

– Вы такие же, как я, – прищурился оборотень, развалившись на диване. – Как шкатулки с секретным замком, не готовые поведать свои тайны каждому встречному… А потому и не стремящиеся вскрыть соседнюю.

Крыть нечем – Мэй попал прямо в точку. Так что мы с подругой дружно хмыкнули и подняли чашки в без слов понятном тосте.

– Впрочем, – голос лиса стал задумчивым, – одну историю я вполне могу рассказать…

Он поднялся, подошел к окну и принялся задумчиво рассматривать парк Академии.

– Был у меня здесь друг. – Голос Мэйлиса звучал глухо. – Трин его звали, учились в одной группе… Полгода назад он отправился на задание. Звал меня с собой, но миссия должна была быть элементарной, а девушка, с которой у меня был тогда роман, казалась такой красивой… Словом, отказался. А через две недели Трина убили. Их команда напоролась на черных магов и почти вся полегла. Самое обидное – если бы я пошел с ними, скорее всего, сумел бы спасти. Ведь был сильнее их всех, причем намного! Перебили бы отступников… В крайнем случае, смогли бы сбежать!

– Ты считаешь, что виноват в его гибели? – негромко произнесла я, внимательно рассматривая серьезного лиса.

– Не считаю, – покачал он головой и повернулся. – Знаю. Ради мимолетного романа я пожертвовал другом.

– Мэй, перегибаешь, – вздохнула Димара. – Ты же не мог знать, что так получится.

– Мог, не мог – какая теперь разница… – зло выдохнул оборотень и стукнул кулаком по подоконнику. – Я его предал, и, как ни крути, это именно так!

Я заметила, что амазонка собирается спорить, а потому сделала ей страшные глаза и показала кулак. Подруга обиженно поджала губы, но развивать тему не стала.

– Кстати, – оживился он вдруг и бросил в нашу сторону лукавый взгляд, – исходя из предыдущего опыта, готовьтесь. На все задания вы отправляетесь исключительно со мной!

Моментально представила выражение лица Алекса, которому Мэй заявляет, что едет с нами, а амазонку тащит на буксире, и прыснула. Видимо, получилось очень заразительно, потому что подруга, глядя на меня, тоже тихонько захихикала, прикрывая рот ладонью.

– Я серьезно! – сурово погрозил нам пальцем Мэй.

Мы с Димарой переглянулись и засмеялись в голос.

– Да чего я сказал такого?

Искреннее недоумение в голосе друга заставило нас взвыть и согнуться от гомерического хохота.

Естественно, объяснить оборотню, с чего нас так пробило на «ха-ха», так и не сумели. Изумленно покачав головой, он дождался, когда мы перестанем всхлипывать и вытирать слезы, после чего напомнил Димаре об их традиционной уже тренировке, назначенной на послеполуденное время. Обычно, прилично уставшая на занятиях с Келроем, я это мероприятие наглым образом игнорировала и филонила. Сегодня ди Шелли опять заменял Алекс, так что решила посмотреть на друзей в бою.

Оказалось, что спаррингуют они в глубине парка. До нужного места Мэй вел нас такими зарослями, что я раз десять прокляла свой порыв. Скосив глаза на амазонку и обнаружив на ее лице невозмутимое выражение, поняла – это не для меня лис так расстарался, они таким маршрутом постоянно ходят. Я пошла на эту тренировку в первый и последний раз!

В результате мы вышли на широкую, залитую летним солнцем и прилично вытоптанную поляну.

– Это вы вдвоем так травку обидели? – Я присела на корточки и погладила примятую и привядшую растительность.

– Нет, сюда ко мне еще Вираэль время от времени забредает, – равнодушно пожал плечами Мэйлис.

– Зачем? – спросила удивленным голосом и поднялась. – Вы же друг друга не выносите.

– Кто тебе сказал? – фыркнул оборотень и улыбнулся жуткой улыбкой, обнажая острые клыки. – Да, мы с ним вечно соревнуемся, но это не мешает объективно оценивать реальность: тренироваться, кроме как друг с другом, нам просто не с кем.

– А я? – ревниво протянула Димара.

– Прости, было не с кем, – ухмыльнулся Мэй и отошел подальше. – Приступим.

Я как раз хотела задать глупый вопрос по поводу того, как можно спарринговать без оружия. Не успела, и слава всем высшим силам! У друзей в руках будто из ниоткуда выросли клинки, и завертелось.

За прошедшее время ди Шелли неплохо меня поднатаскал. Конечно, в бою против той же Димары я по-прежнему недолго выстою. Зато теперь, глядя на друзей, видела, какие приемы они используют. Было… интересно. На мой вкус, Димара мало уступала Мэю, разве что в ловкости прилично проигрывала. Лис вообще творил со своим телом немыслимые вещи, подчас уходя от ударов таким образом, что мне только и оставалось, как мысленно вопить: «Да как вообще можно так извернуться?!»

А еще на стороне мужчины был опыт. Потому ничего удивительного, что вскоре амазонка осталась без оружия.

– Растешь, – усмехнулся Мэй, поворачивая камень на перстне, отчего его меч пропал, словно не было. – Сегодня на минуту дольше продержалась.

– Ничего, будет еще и на моей улице праздник, – мрачно пообещала подруга и провела такие же манипуляции со своим оружием.

– Слушайте. – Я задумчиво посмотрела на повернувшихся ко мне друзей. – Откуда у вас перстни призыва мечей? Они же бешеных денег стоят!

– У нашего рода есть свой артефактор, – пожала плечами Димара. – Сама понимаешь, положение обязывает – оружие должно быть всегда с собой.

– А ты, Мэй?

– А я, Вики, сам артефактор, – хмыкнул лис, усаживаясь прямо в помятую траву.

Я присвистнула, новым взглядом посмотрев на друга. Это же какие силища и уровень мастерства должны быть! Чтобы создать такой перстень, надо месяц сидеть в кузне, переплетая чуть ли не вручную структуру меча и драгоценного камня. Алекс рассказывал, что даже самые сильные артефакторы после такого могут неделями без сил валяться.

– Тогда что ты делаешь на факультете боевой магии? – недоуменно спросила, плюхаясь рядом с ним. – Открыл бы свою лавку, клепал артефакты и не рисковал бы жизнью каждый день.

– Скучно, – фыркнул Мэйлис и улегся, закинув ногу на ногу. – К опасности, щекочущей нервы, привыкаешь. И потом просто не можешь без нее, все кажется пресным.

Так, с этим понятно – адреналиновая зависимость. Причем в острой форме. Впрочем, кто бы говорил. Сама, можно подумать, собралась крестиком вышивать.

– К тому же ему деньги вряд ли нужны. – Рядом с нами присела амазонка. – Кланы оборотней очень сплочены и выделяют деньги каждому из своих. Особенно если он делает что-то полезное для самого клана. А профессия Мэя – полезнее не придумаешь.

– Твоя логика безупречна. – Лис зевнул и заложил под голову руки. – Только ты не учитываешь, что я не завишу от клана. Не желаю зависеть. И вообще. Можете считать, что никакого клана у меня нет вовсе.

Последнее было сказано таким жестким голосом, что я даже поежилась и благоразумно решила эту тему замять. Жаль, подруга моему примеру не последовала.

– Прости, Мэй, не знала, – промямлила Димара, машинально обрывая траву вокруг себя. – Мне очень жаль, что тебя изгнали…

М-да, чуткость нашей блондинки – как у носорога. Который на всех парах несется через джунгли. Дернула ее за руку и сделала страшные глаза, попутно постучав кулаком по лбу. Вот обидится он на нас, как пить дать!

– Меня не изгоняли, – хмыкнул оборотень, кажется, даже не собираясь обижаться. – Я сам ушел. И давайте на этом закончим. А то я тоже могу поинтересоваться… кое-чем. У вас обеих.

Мы синхронно опустили глаза.

– То-то же, – усмехнулся Мэй и поднялся с травы. – Кстати, вы натолкнули меня на дельную мысль. Сейчас сходим на рынок и выберем Вики перстень и меч. Думаю, мне по силам сделать подруге такой подарок.

– Сдурел? – мрачно поинтересовалась я у этого… умника. Предложение более чем заманчивое, но цена для самого оборотня… – Хочешь потом несколько недель в постели провести? Спасибо, как-нибудь перебьюсь.

– Ты так заботишься о моем здравии, сейчас прослезюсь от умиления, – серьезным голосом сообщил мне этот шут. – Не бойся, у меня все продумано. Если не гнать, а делать все потихоньку, вполне могу закончить до первой практики без вреда для себя.

Прикинула – первая практика начинается после экзаменов за первый курс, то есть имеется почти восемь месяцев. Вполне нормальный срок, вряд ли лис сумеет себя загнать.

– Тогда буду очень тебе благодарна, – открыто улыбнулась другу и поднялась.

– Значит, переодеваться, – подмигнул он и демонстративно осмотрел себя – вся одежда была в зеленых пятнах, руки тоже были прилично изгвазданы в травяном соке. – И мне, кажется, еще душ не помешал бы.

– Мне тоже, – буркнула не менее зеленая амазонка.

Неудивительно, что на сам рынок мы попали уже под вечер, когда солнечный свет окрасился янтарным оттенком.

Оборотень сразу же целеустремленно поволок нас в лишь ему известном направлении, ворча под нос – дескать, знает он девушек: дай нам волю – мы перед каждым прилавком по полчаса торчать будем. Димара попробовала было возмутиться, но лис ехидно ухмыльнулся через плечо и, махнув рукой в сторону ближайшей лавки, елейным голосом предложил:

– Спорим?

Я повернулась и увидела, что хитрый Мэй указал прямо на витрину с нижним бельем. Шах и мат, однако. В такого рода лавке амазонка может часами зависать. Судя по недовольному сопению без единого комментария со стороны подруги, она это тоже прекрасно осознавала.

Вот так, на всей скорости, мы и влетели в ювелирную лавку, чуть не сбив замешкавшегося на пороге дородного представительного господина. Тот попробовал было возмутиться, но один взгляд Мэйлиса – и мужчину как ветром сдуло.

– Чего изволите? – невозмутимо, будто в его лавку по сто раз на дню вваливается оборотень с двумя девицами на буксире, поинтересовался лавочник – невысокий худощавый мужчина лет сорока, в круглых очках, лысый, но с аккуратной бородкой клинышком.

– Камень, годный на артефакт. – Лис побарабанил пальцами по прилавку. – И металл… серебро. Камень предпочтительно красный. Если есть гранат – идеально.

Не говоря ни слова, лавочник ушел в подсобку и, немного там погромыхав, вернулся, неся под мышкой две коробки.

– Вам исключительно повезло, – негромко сказал он, выкладывая обе коробки на прилавок. – Вот только сегодня было новое поступление гранатов. В левой пироп, в правой – альмандин. Если интересует, сегодня также привезли немного вулканического серебра.

Амазонка присвистнула, и я ее прекрасно понимала. Вообще в Соединенных мирах серебро водилось нескольких видов, но озвученный был самым редким и дорогим. Алекс рассказывал, что его добывают жрецы одной из высших сил, в чьем храме, собственно, и находится этот самый вулкан. Вернее, вулканчик, так как был он только полметра в высоту. Даже с учетом того, что извергается это чудо примерно раз в месяц, его серебро – настоящий раритет.

– Осилишь стоимость десятка граммов? – повернулся ко мне лис.

Прикинула финансы и нехотя покачала головой. Хочется и колется. Если я сейчас куплю вулканическое серебро, дальше придется жить на одну стипендию.

– Жаль, – вздохнул Мэй. – Такой случай подвернулся, а нужной суммы у меня нет… Димара?

– Аналогично, – сокрушенно вздохнула амазонка. – Мне выделяется неплохое содержание, но его не хватит на такую редкость.

– Значит, давайте серебро, что добывают дроу, – с сожалением в голосе обратился лис к лавочнику.

Тот молча поклонился и исчез в подсобке.

Да, серебро дроу тоже неплохой материал, даже очень, но по сравнению с вулканическим…

Меж тем лавочник вернулся с небольшим мешочком в руках.

– Тут пятнадцать граммов, достаточно? – Он протянул мешочек оборотню.

– Вполне. – Тот как раз закончил рыться в камнях и продемонстрировал нам неровной формы камешек кровавого цвета, размером с грецкий орех. – Отличный экземпляр. Руки чешутся взяться за его огранку…

– Здоровый какой-то, – неуверенно отозвалась я, глядя, как Мэй расплачивается с лавочником.

– Неограненный, – пожал плечами друг, пряча покупки по карманам. – После огранки будет размером с твой большой ноготь.

Решила промолчать. В конце концов, я в этом не разбираюсь, так что оборотню виднее.

– Так, теперь меч. – Лис задумчиво потер подбородок. – Даже не знаю, к кому сначала идти… К Лестеру, которому вчера гномы партию оружия привезли, или все же к Мартину, который тесно с вампирами сотрудничает…

– Если вы ищете оружие для девушки, – раздался спокойный голос за моей спиной, от которого мое сердце пропустило удар, а потом застучало с удвоенной силой. Обернулась и до боли прикусила губу, глядя на спокойного Алекса, – рекомендую наведаться к Финисту. Неделю назад он заключил контракт с дроу на поставку оружия. Думаю, пробная партия уже должна быть на прилавке.

– Благодарю, мастер ди Квир. – Мэй слегка поклонился. – Так и сделаем.

– Не сомневаюсь. – Алекс показал намек на улыбку и, словно потеряв к нам интерес, повернулся к лавочнику: – Авери, я слышал, вам привезли вулканическое серебро.

– Да, господин ди Квир, – уважительно отозвался тот. – Сколько будете брать?

– Все. – Любимый обвел скучающим взглядом помещение и пятерней откинул назад выбившиеся из хвоста волосы.

– Но… – запнулся лавочник и поправил очки на переносице. – Там пятьсот граммов…

– И что? – Алекс опять повернулся лицом к мужчине и уставился на него немигающим взглядом.

– Ничего, – стушевался поименованный Авери лавочник и почти сбежал в подсобку.

Интересно, а зачем Алексу вулканическое серебро? Впрочем, кому оно не нужно.

– Пошли. – Мэй обломал мне всю малину, нетерпеливо потянув из помещения.

Украдкой вздохнула – не дают полюбоваться – и быстро вышла вслед за друзьями. Оборотень опять разогнался, умело лавируя между праздношатающимися. По ходу еще умудрялся отмахиваться от наших слезных попыток хотя бы сбавить темп. Фыркнув, дескать, какие-то мы слишком изнеженные для боевых магов, лис увернулся от подзатыльника злой Димары и вдруг нырнул в какой-то узкий проход между рядами, увлекая нас за собой.

Вскоре он остановился в тупике перед лавкой, на пороге которой привалился к двери самый натуральный былинный богатырь. Я даже глаза протерла – думала, глюк. Добрый молодец за два метра ростом, с широченной грудью и воистину косой саженью в плечах, добродушно ухмылялся в пшеничного цвета усы и рассматривал нас яркими голубыми глазами. Буйные светлые кудри великана были перехвачены на лбу кожаным шнурком – в общем, полный образ Ильи Муромца, каким я его всегда представляла.

– День добрый, Финист, – уважительно поклонился Мэйлис.

– И тебе поздорову, лис, – прогудел богатырь и прищурился. – Что привело достойных адептов Академии в мою скромную лавку?

– Вот хотим подруге меч подобрать. – Оборотень подтолкнул меня в спину, заставляя сделать шаг вперед.

Финист внимательно осмотрел меня и неодобрительно покачал головой. Правда, от комментариев воздержался, за что была ему премного благодарна. Мне и шовиниста-Алекса выше крыши хватает.

– Пожалуй, есть у меня пара подходящих клинков. – Богатырь открыл дверь и приглашающе махнул рукой.

Внутри лавка выглядела как небольшой арсенал – все свободное место на прилавках и на стенках занимало разнообразное оружие. Несколько экземпляров алебард было подвешено горизонтально к потолку, а в одном из углов приютилась стойка с одноручными топорами. Я вертела головой, не в силах надолго остановить свой взгляд на каком-то одном экземпляре. Шутки, что ли, столько холодного оружия, да в одном месте!

Меня кто-то дернул за руку, и пришлось сфокусировать взгляд на требующем моего внимания. Им оказался ехидно улыбающийся Мэй.

– Однако ты настоящий боевой маг, подруга, – рассмеялся он и покачал головой. – Стоило зайти в лавку – и ты тут же выпала из реальности. Впрочем… ты не одна такая.

Оборотень кивнул в сторону Димары, которая со счастливым выражением лица рассматривала какие-то мечи на прилавке, бубня что-то себе под нос.

В этот момент откуда-то из глубины лавки появился Финист с приличным таким свертком в руках.

– Значит, так, – задумчиво сказал он, аккуратно положив ношу на прилавок. – Лучшее оружие для девиц делают дроу. Так что я тут подобрал несколько мечей – попробуйте, который в руку ляжет.

Лавочник размотал ткань, явив нам пять великолепных клинков из тусклой синей стали. Все они были вариациями любимого оружия темных жриц тхирэйты – одноручного меча с легким, немного изогнутым лезвием. Жрицы, к слову, носили парные клинки. Мне такое, увы, не светит, потому решила сосредоточиться на нелегком выборе. Отличались предложенные клинки друг от друга незначительно. У одного немного шире лезвие, у второго – длиннее, третий красовался замысловатой гравировкой, а четвертый – вычурным навершием. В общем, помахав каждым из предложенных мечей, я выбрала пятый – классическую тхирэйту без надписей и прочих прибабахов, с простой рукояткой, обмотанной какой-то приятной на ощупь кожей.

– Этот, – уверенно сказала, протягивая оружие Мэю.

– Прекрасный выбор. – В голосе Финиста явственно услышала невольное уважение, от которого на душе стало теплее. Приятно!

Оборотень, рассматривая клинок, кивнул и показал большой палец в межмировом, как оказалось, жесте. Настроение окончательно взмыло к потолку.

Мы еще некоторое время оставались в лавке, потому как уйти отсюда без покупки было выше возможных сил амазонки, и она купила набор метательных ножей. И даже лис не смог остаться равнодушным к стилету, который Финист, заговорщицки подмигнув, вытащил откуда-то из-под прилавка.

В общем, вышли мы из лавки вполне довольные покупками и потраченным временем.

– Если хотите, можете еще побродить, – ленивым голосом предложил Мэйлис и зевнул. – Но я точно с вами не пойду…

Мы шагали между лавками, не обращая внимания на громко нахваливающих свой товар лавочников.

– Ну уж нет. – Невольно я тоже зевнула. – Устала! Сейчас придем, залезу в ванну, и вы ни за что меня оттуда не достанете!

– Какая прекрасная идея. – В голосе Димары ощущались мечтательные нотки. – У меня как раз еще с прошлого похода на рынок замечательное масло с розмарином и персиком лежит…

– Прекрасная госпожа так тонко разбирается в ароматах! – В ноги опешившей амазонке бросился очередной лавочник. – Для столь искушенной ценительницы могу продемонстрировать большую редкость – коллекцию восточных духов!

Мы с лисом тихо захихикали.

– Спасибо, конечно, – подруга попыталась обойти неожиданное препятствие, – но я не люблю восточных ароматов, они для меня слишком сладкие и тяжелые.

– О, не беспокойтесь, – замахал руками лавочник, который как-то умудрялся мешать блондинке. – Там присутствуют разные ароматы! Клянусь, вы оцените!

М-да, хваткий мужичок, категорически не собирается отставать. Видимо, Димара это тоже поняла, потому как тяжело вздохнула и махнула рукой.

– Ладно, показывай. – И, увидев, как засиял лавочник, сурово добавила: – Но я не обещаю, что куплю хоть что-то!

– Да-да! – понятливо закивал тот, пропуская блондинку в свою лавку.

Я тоже подошла к двери и вопросительно уставилась на оборотня.

– Иду-иду, – проворчал он и усмехнулся. – Где еще доведется увидеть эту неправильную амазонку в, так сказать, рабочем состоянии.

Хмыкнула, оценив иронию в голосе друга, и вошла в помещение. В нос сразу же ударил сложный запах, в котором, наверное, смешалась тысяча ароматов. Захотелось чихнуть, и начали слезиться глаза. Небеса, да что тут вообще можно выбрать?! Мне в данный момент лук дай понюхать – и я его запаха не почувствую! Но Димара была в своей стихии. Она перебирала флакончики, осторожно вдыхая то один, то другой аромат, и до хрипоты спорила с владельцем лавки. Подойдя ближе к прилавку, я с интересом уставилась на коробочку, обитую красным бархатом, на котором лежали разноцветные флакончики, немного сплюснутые по бокам. В один из широких боков каждого бутылька был вставлен небольшой камень, на два тона темнее основного цвета флакона. А ничего так, симпатичненько! Вкус у дизайнера однозначно имеется.

– Этот беру. – Подруга помахала светло-фиолетовым пузырьком и вдруг расщедрилась на комплимент: – Не ожидала, но действительно стоящая коллекция. Спасибо, что уговорили, уважаемый.

– Всегда пожалуйста, – поклонился лавочник, спрятав усмешку в усы. – Кстати, желаете знать легенду об этом камне?

– Восточная вещь и без легенды – так не бывает, – рассмеялся Мэй. – Мы внимательно слушаем.

Дальше нам таинственным голосом поведали – дескать, камешек во флакончике не простой, а волшебный. И если три раза потереть его, а потом загадать желание, то оно непременно сбудется.

Вежливо поблагодарив лавочника за историю, мы вывалились из душного помещения на улицу и дружно рассмеялись.

– Я такого бреда давно не слышал, – фыркнул лис, когда мы немного успокоились. – На что только не идут торговцы, чтобы сделать свой товар интереснее!

– А вдруг! – Я сделала серьезное лицо, хоть это было очень сложно. – Представляешь, желание – бац – исполнится!

– Лови! – Димара бросила мне духи, которые я от неожиданности чуть не упустила на брусчатку. – Твоя идея – ты и проверяй. А мы, если что, посмеемся!

Обиженно посмотрела на веселящихся друзей. Издеваются! И знают же, что несерьезно говорила! Ладно – играть, так до конца. Сделала постное лицо и три раза провела пальцем по насыщенно-фиолетовому камню, который оказался теплым. Уже открыла рот, чтобы брякнуть, мол, сломался, как ощутила, что меня куда-то утягивает. В последний момент успела отбросить в сторону злосчастный флакон и провалилась в воронку телепорта.

Меня вынесло из телепорта, попутно хорошенько впечатав боком в каменную стенку. Хорошо, что сработали вбитые Алексом и Келроем навыки, – успела сгруппироваться, а то вообще размазало бы.

Так, стоит понять, куда меня занесло.

Постанывая, кое-как поднялась на ноги, оглушительно чихнула и внимательно осмотрелась. Узкий пыльный коридор, без окон и дверей, стены и пол сложены из какого-то бурого камня. Повезло, что под потолком через каждые несколько метров подвешены светильники, иначе темень была бы полная. Кстати, видимо, хозяин весьма обеспеченный человек, раз может позволить такую расточительность, как светильники в редко используемом коридоре.

Можно сказать, что это к лучшему. Если здесь редко ходят, могу спокойно подумать над всей этой ситуацией, не беспокоясь, что засекут.

Итак, что мы имеем?

Судя по тому, как активно зазывал Димару торговец, а потом наплел с три короба про этот чертов камень, имеем мы офигительную ловушку, в которую по случайности попала я. Тогда почему сижу в пыльном коридоре, где ни одной живой души? По идее телепорт должен был вынести меня прямо в чьи-то поджидающие ручки… А, поняла. Устойчивые артефакты перехода предтечи делают лишь для себя, а этот был одноразовым. И видимо, отшвырнув флакон, будь он неладен, сбила координаты выхода к принимающему маяку. М-да, повезло, что меня ни в какую стенку на молекулярном уровне не впаяло.

Это все хорошо, но что же делать? Надеюсь, лис с амазонкой уже донесли о происшедшем куда следует. В таком случае, конечно, самым умным будет сесть на месте и ждать. С другой стороны, я же не знаю – а вдруг их отфутболят? Скажут, мол, не наше дело? И Келроя не будет в Академии? Мне что, сидеть, пока не найдут случайные посетители этого пустынного коридора?

Ладно, компромисс. Посижу часик – если не спасут, пойду как-нибудь спасаться сама.

Села прямо на пыльный пол и прислонилась к стенке. Ждать – это я умею…

Через некоторое время открыла глаза и с удивлением поняла, что каким-то образом умудрилась уснуть. Крепкая у меня нервная система, однако. Достала из кармана жилета часы и осознала, что торчу уже в этом подземелье больше двух часов, а меня еще так и не спасли. Затолкала панику поглубже и решительно поднялась. Ну что ж, сидеть дальше нет никакого смысла.

Внимательно вслушиваясь в тишину вокруг, осторожно пошла по коридору. И за первым же поворотом уперлась в тупик. М-да, странный коридор какой-то. Либо тут есть потайные двери в стенках, либо я чего-то в постройках не догоняю – зачем делать такой длинный коридор, который заканчивается тупиком?! Развернулась и пошла обратно.

Вскоре вышла к лестнице. Тут коридор явно был хоженый, но ни одной двери мне так и не встретилось – явно я чего-то не понимаю… Подъем наверх вывел меня к небольшой лестничной клетке, на которой было две двери. Дилемма! Идти выше или тут осмотреться?

Посмотрим… Приложила ухо сначала к одной двери, потом к другой – тихо. Ладно, была не была. Нажала на ручку правой, она оказалась закрытой. Со второй мне повезло больше. К моему разочарованию, это оказалась банальная кладовая. Стеллажи, забитые разными продуктами, к потолку приделано несколько крючьев, на которых висели полностью закопченные туши каких-то животных. А прямо рядом с дверью ровными рядами стояли кувшины.

Я уже хотела было подняться выше, как услышала едва слышные шаги на лестнице. Решение пришло моментально. Прикрыла аккуратно дверь, хоть это и было сложновато из-за того, что изнутри не было дверной ручки, схватила один из кувшинов и замерла. Хоть бы это не сюда шли, хоть бы не сюда…

Увы, мои молитвы не были услышаны. Дверь приоткрылась, пропуская в кладовую немного света, и в помещение вошла невысокая фигура, освещая себе дорогу фонарем. Не особо соображая, что делаю, опустила кувшин на голову вошедшему, отчего неизвестный кулем свалился мне под ноги. Ох, надеюсь, хоть не убила. Кувшин, как ни странно, остался цел. Отбросила ненужную уже посудину в сторону, потом втащила безвольное тело в кладовую и закрыла дверь.

Хм, а моя добыча – женщина. По крайней мере, судя по черной парандже, которая полностью скрывала фигуру. Быстро стянула сей предмет одежды. Да, женщина. Болезненно худая, лет сорока, темноволосая и длинноносая. И дышит, что не может не радовать.

Вдруг она заворочалась и коротко простонала. Недолго думая уперлась коленом в чахлую грудь и нависла над ее лицом.

Когда женщина открыла глаза, я тут же зло прошипела:

– Будешь орать – шею сверну, поняла?

Перепуганно округлив глаза, она судорожно закивала.

– Чудесно. А теперь быстро ответила – что ты здесь делаешь? – Паранджа для меня идеальная штука, посмотрим, может, смогу смыться отсюда.

– П-п-просто пришла проверить кладовую, – заикаясь, ответила женщина.

Сознание обожгло будто плетью. Врет. Надо же, мой проклятый дар эмпатии прорезался! Впрочем, очень вовремя, не могу не признать.

– Ты врешь, – бесстрастно проговорила и слегка сдавила худую шею рукой. Хм, а не палюсь ли я? Подстрахуемся… – У меня есть амулет, который распознает ложь, так что говори правду!

Надеюсь, прокатит…

– Падишах с сыном ужинают… – Кажется, перепугала бедняжку окончательно: вон как дрожит. – Послали меня за вином.

Падишах? Насколько я помню, такой титул есть только в Седьмом мире. М-да, занесло же меня…

Ладно, если я хочу под видом этой женщины смыться из «гостеприимного» дворца местного монарха, нужно расспросить ее серьезнее. В результате нашего милого диалога, во время которого женщина попыталась соврать еще несколько раз, я выяснила следующее. Когда служанка принесет вино, падишах может оставить ее прислуживать или отправить на кухню. Если оставит – стоять позади, молчать, не поднимать глаз, делать то, что говорят. Если отправит – кухня находится отдельно от дворца, так что есть возможность смыться. Надеюсь, будет второй вариант развития событий. А там – вольному воля. Расчетная татуировка, значок студента Академии на жилете, добраться до телепорта – и домой.

Подхватила одной рукой паранджу, второй – кувшин с нужным вином, последний раз рыкнула на перепуганную женщину, после чего спокойно вышла из кладовой и закрыла ее. Немного беспокоило, что выбраться сама служанка не сможет. Не хотелось бы стать причиной гибели человека. С другой стороны, это же кладовая. Вряд ли в нее заходят раз в месяц.

Натянула паранджу и потопала наверх.

Хорошо, что служанка рассказала мне, куда идти, иначе я бы сто раз уже заблудилась в этих коридорах. А так – подошла к украшенной лепниной арке, отвела в сторону тяжелую ткань, поспешно опустила глаза и вошла внутрь.

Искоса осмотрелась. Ну что сказать. Будто в сказку «Тысячи и одной ночи» попала. Восточная роскошь, все в парче, позолоте и каменьях. У меня, откровенно говоря, даже в глазах немного зарябило. В центре комнаты на подушках возлежали двое мужчин. Один пожилой, лет под шестьдесят, в красном расшитом халате и белоснежной чалме с огромным красным камнем по центру. Седые борода и усы, суровое волевое лицо – правитель, одним словом. Вторым был смуглый и черноволосый молодой мужчина лет тридцати, в серебристом халате. Его можно было бы назвать очень красивым, если бы не капризное выражение лица. Между падишахом и его сыном был расстелен ковер, сейчас уставленный разнообразными яствами.

– Наконец-то, – ворчливо сказал падишах, когда я с поклоном отдала ему кувшин. – Джана, останься, ты еще понадобишься.

Блин, почему мне не может хоть чуть-чуть повезти? Поклонилась еще раз и встала за спиной молодого мужчины. Ладно, подожду… А что еще остается?

– Ну что, Фарах, не сработала твоя ловушка, – вдруг насмешливо проговорил старший. – Лавочник еще два часа назад прислал весть, а птички до сих пор нет.

Опачки. Это ведь то, что я думаю? Выходит, за Димарой охотился сын падишаха? Вот это новости! Так, тихонько, Вика, только не выдай себя…

– Успеется, – лениво отозвался Фарах, отщипывая виноградину от грозди.

– Может, откажешься от своей затеи, пока не поздно? – тихо спросил отец, метнув острый взгляд в сына. – Ну не поняла амазонка своего счастья, отказала… Это еще не повод связываться с этими полоумными женщинами.

– Фарах Свирепый не прощает оскорблений! – медленно процедил тот. – Эта тварь заплатит!

У-у-у, как тут все запущено. Скорее бы меня отпустили уже, хочется отсюда смыться…

Внезапно ткань входа отодвинулась, и в комнату вошел высокий короткостриженый мускулистый мужчина с рваным шрамом на щеке. Остановившись в полуметре от ковра с едой, он низко поклонился. А меня вдруг словно холодной водой окатили – опасен! Просто неимоверно опасен!

– Сработала? – Фарах подался вперед.

– Да, принц, но к нам девушка так и не попала, – покачал головой мужчина. – Полагаю, координаты выходной точки были сбиты. В лучшем случае она сейчас бродит по коридорам. В худшем… стала их частью. Я приказал своим людям прочесать каждый закоулок во дворце.

Вдруг он в упор посмотрел на меня, и спину покрыл холодный пот. Принялась мысленно молиться, чтобы он не понял, что перед ним не служанка. Видимо, молилась отвратительно, потому что в следующий момент мужчина показал на меня пальцем:

– Давно у вашей служанки дар огня?

Все! Кранты! Сейчас будет очень плохо! Не особо соображая, что делаю, запустила в него двумя огненными шарами. Первый раз они получились, видать, с перепугу. И конечно же не попала.

Меня трясло, где-то на задворках сознания мелькнула мысль – надо бежать! Блин, я в этой парандже много не набегаю… А как ее быстро снять? Почему она просто не пропадет?!

Видимо, мои панические мысли вызвали вторую неконтролируемую волну силы, и паранджа действительно пропала. Вернее, осела на мне ровным слоем пепла.

– Это не она! – зашипел Фарах и поднял с ковра саблю. – Лазутчица! Кемир, ее надо взять живой!

Я попыталась было рвануть мимо Кемира, но получила нехилый удар в живот кулаком и отлетела в сторону. Перед глазами заплясали круги, дышать стало больно. Меня подняли за плечи и сильно тряхнули.

– Сейчас выясним, кто такая, – негромко проговорил Кемир, и в его голосе слышалось предвкушение.

Мамочки! Вот это я вляпалась!

Выцветшие голубые глаза мужчины смотрели на меня равнодушно. Как на какую-то вещь, которую можно легко выбросить, когда в ней пропадет потребность. Этот вымораживающий своим безразличием взгляд выносил мне приговор – я буду жить ровно столько, сколько этому хищнику потребуется, чтобы вытрясти из меня все нужные сведения. Конечно же я перепугалась до чертиков. Меня прошиб холодный пот, а в голове сделалось пусто-пусто. Последним проблеском надежды мелькнула мысль о кольце, и я вцепилась в нее, как в спасательный круг. Он придет! Он не может не прийти!

– Великий падишах, – мужчина с искренним уважением обратился к падишаху, – могу я поступать с лазутчицей на свое усмотрение?

– Мы доверяем тебе, Кемир, – царственно отозвался тот. – Разве что у моего сына есть возражения.

– Принц?

– Возражений… нет.

Фарах подошел ближе и стал рядом с Кемиром, беззастенчиво рассматривая меня своими темными глазами. На его тонких губах вдруг появилась странная улыбка, от которой кровь застыла в жилах. Что-то подсказывает, этот мерзавец готовит мне нечто не особо приятное. Алекс, блин, да где же тебя носит, когда ты так нужен?!

– Такая милая девушка, – тягучим голосом промурлыкал Фарах и прищурился. – А пыточная – такое ужасное место… Может, будешь благоразумна и просто расскажешь все сама?

Мрачно посмотрела на приторно улыбающегося принца и опустила глаза. Мало верится, что чистосердечное признание меня спасет. К тому же кто знает, как отреагирует Фарах на известие, что я – подруга Димары, которая случайно вляпалась в предназначенную амазонке ловушку. Так что молчу, а там авось Алекс подтянется. Желательно с минуты на минуту…

– Молчит, – сожалеюще проговорил принц и покачал головой. – Глупая какая… Кемир, она твоя, – и он отвернулся, будто разом потерял ко мне интерес.

– Я сообщу о результатах, – склонил голову мой будущий палач, после чего поставил наконец меня на пол и толкнул в спину. – Пошла!

От толчка потеряла равновесие и полетела вперед. Сильно зажмурилась и вытянула руки, чтобы хоть как-то смягчить падение, и… уперлась в чью-то грудь.

– Та-а-ак, – раздался над головой знакомый холодный голос, и сердце радостно застучало быстрее. Накатило такое облегчение, что силы покинули, и я чуть кулем не свалилась Алексу под ноги. – Весенняя, вы в порядке?

Рискнула поднять глаза и сразу же уловила отголоски беспокойства и злости. Очень хотелось ободряюще улыбнуться, но я не смела… Рядом с Алексом, к моему большому удивлению, обнаружились Шаорин и Келрой. Интересно, а почему таким составом? Я думала, он один примчится…

– Да, я в порядке, мастер ди Квир, – прошептала и попыталась выровняться.

Вдруг сильно закололо в боку, и я с коротким стоном осела на пол.

– Шаорин, посмотри, – бросил Алекс и, обогнув меня, пошел в сторону падишаха и его сына.

Те настороженно рассматривали незваных гостей, но агрессии пока не проявляли. Видимо, знали, насколько опасны эти гости. Ди Шелли неспешно последовал за другом, но на миг остановился рядом с застывшим Кемиром и что-то шепнул. Мужчина побледнел и отшатнулся, глядя на предтечу дикими глазами. Сразу прорезалось любопытство – что же такое сказал Келрой? И не спросишь, блин…

– Весенняя, у тебя талант, – покачал головой темный, присаживаясь рядом со мной. – Что болит?

– В боку колет, – прошептала в ответ и поморщилась, когда преподаватель принялся сквозь ткань ощупывать мой многострадальный бок. Заболело еще больше.

– Плохо, отбита почка, – вздохнул он и скомандовал: – Раздевайся!

Угу, сейчас. Еще я только бесплатным стриптизом не баловалась. Мрачно усмехнувшись своим мыслям, задрала рубаху и жилет. Шаорин сразу же принялся осторожно нажимать на пострадавший бок. Больно, как ни странно, больше не было. Видимо, намагичил что-то. Ну и ладно, зато теперь можно и посмотреть, что предтечи с моими обидчиками сделают.

– Падишах Велхар, будьте так любезны уделить нам несколько минут.

У меня сложилось впечатление, что от голоса Алекса даже температура в помещении прилично упала. Умеет же…

Судя по виду падишаха, уж что-что, а любезным быть он категорически не желал. Но связываться с одним из самых опасных предтеч не хотел гораздо больше. Потому тяжело вздохнул и указал на подушки напротив:

– Присаживайтесь, поговорим.

Предтечи одновременно опустились на предложенное место и одинаковым движением сложили руки на груди. У меня прям дежавю случилось – почудилось на миг, будто передо мной Алекс-плюс и Алекс-минус. Фарах замер у отца за плечом. Ой, что сейчас будет!

– Когда мы перемещались сюда, нас интересовало, по какому праву вы воруете наших студенток, – медленно начал говорить Алекс, сверля падишаха взглядом. – Но после перемещения… Знаете, было весьма неприятным сюрпризом оказаться в изолированной комнате, стены которой покрыты платиновым напылением. Так, может, просветите нас, на что вам камеры для магов?

М-да, хорошо, что предтечи могут колдовать где угодно. Платина создает антимагическое поле, так что если бы Шаорин переместился один, то куковать бы ему там, пока кто-нибудь не обнаружит.

– Мало ли какие преступники попадутся во дворце, – осторожно отозвался падишах. – Нужно быть готовым ко всему…

– Велхар, не делайте из нас идиотов, – резким тоном перебил его Алекс. – У вас в подземелье около десятка антимагичных звукоизолированных камер. Более того – хорошо спрятанных, так что для непосвященных там просто глухой коридор без дверей.

Ага, это, видимо, про тот веселый коридорчик, где я появилась. Не сильно и сбился телепорт…

– Вы хотите нас в чем-то обвинить? – прямо спросил Фарах.

– Мы хотим вас предупредить, – отозвался Келрой, переглянувшись с Алексом. – Если вдруг пропадет еще кто-то из наших студентов, в первую очередь проверять будут вас. И не дай высшие силы проверка увенчается успехом.

– Я закончил. – Шаорин поправил на мне рубашку и поднялся.

М-да, я так увлеклась разворачивающимся действом, что вообще забыла о нем.

– Что там? – Алекс повернулся в нашу сторону.

– Отбита почка. В принципе я ее вылечил, но постельный режим и травяной отвар не помешают.

Меня чуть не снесло волной гнева любимого. У-у-у, сейчас кому-то будет плохо.

– Лови. – Алекс швырнул Шаорину один из своих перстней. – Оставишь Весеннюю на диване в гостиной и сходишь за лекарем, хорошо? Мы… Скоро будем.

Последние два слова прозвучали так многообещающе, что я даже поежилась.

Эльф подал мне руку и помог подняться. Жаль, не увижу, чем тут все закончится, но очень надеюсь, что расспросить Алекса все-таки удастся.

А через минуту я уже стояла в незнакомой гостиной, с интересом осматриваясь. Хоть какой-то плюс от этого приключения…

Сама комната была больше похожа на мини-библиотеку – сплошные шкафы с книгами, письменный стол, заваленный бумагами, на которых сверху примостился серебристый сетевик – местный аналог компьютера, очень похожий на земные ноутбуки. Еще в гостиной был широкий мягкий диван, обитый темно-синим бархатом, перед которым расположился низкий деревянный столик.

– Вики, ложись, – скомандовал Шаорин, направляясь к двери. – Сейчас приведу кого-нибудь из лекарей, и тебя осмотрят.

Говорить было лень, накатила внезапная слабость, потому я только вяло кивнула и послушно улеглась на уютный и мягкий диван. М-да, печаль. Такая шикарная возможность осмотреться в апартаментах Алекса, а я не способна даже подняться. Нет в мире справедливости…

Состояние располагало ко сну, поэтому я задремала, положив голову на широкий и мягкий подлокотник. Вскоре меня разбудил Шаорин, который привел с собой, по мне, натурального славянского волхва – высокого, беловолосого и белобородого мужчину лет тридцати, одетого в светлую робу, на которой по подолу и рукавам шла красная вышивка. Имя у него было под стать – Велимир.

Внимательно меня осмотрев, лекарь вынес вердикт – два часа строго лежать, не вставая. Еще пожурил Шаорина – мол, вообще нужно было несколько часов не сходить с того места, где меня вылечили. Выдал список каких-то трав, которые нужно пить, после чего ушел.

– Мне нужно бежать, – тяжело вздохнул темный. – Вернутся ди Квир и ди Шелли – передай, чтобы зашли, хорошо?

– Хорошо, – кивнула в ответ и через минуту осталась одна.

Меня опять сморил сон.

– Надо же, какая приятная неожиданность! – разбудил меня тихий смех. – Я думал, ты уже давно ушла.

Открыла глаза и сонно улыбнулась сидящему рядом с диваном Алексу.

– Велимир назначил два часа строгого постельного режима, – зевнула, прикрыв рот ладошкой. – А Шаорин умчался по своим делам… Кстати, просил, чтобы вы с Келроем зашли.

– Подождет, – хмыкнул он, целуя меня в нос. – Упустить такую возможность побыть с тобой без масок? Да ни за что!

Для начала Алекс поведал – падишаху с сыном подробно объяснили, что с ними будет, если они сунутся к кому-нибудь из студентов. На мой робкий вопрос о Кемире любимый мрачно усмехнулся и туманно отозвался – дескать, тот получил по заслугам. Ну а я не стала расспрашивать.

А дальше было тепло и легко. Меня в очередной раз поразило то, с какой заботой и нежностью относится ко мне Алекс. Да, время от времени меня дергало, что он не говорил слов любви, но разве это не ее проявления? Такого не подделать…

Но Алекс не был бы Алексом, если бы не внес в эту бочку меда ложку дегтя. Он опять попытался отговорить меня от учебы.

– Вики, будь благоразумна, – уговаривал он, сурово сдвинув брови. – То, что ты пережила сегодня, – это мелочь по сравнению с тем, с чем каждый день сталкиваются боевые маги.

– А по-моему, сегодняшний эпизод четко доказывает, что приключения может найти кто угодно и где угодно, – упрямо стояла я на своем. – И лучше быть подготовленным, чтобы иметь хоть какую-то возможность выкрутиться.

В общем, слово за слово, и мы немного поругались. Потом я решила, что как женщина должна быть более мудрой, и поцеловала Алекса со всем жаром. Надо ли говорить, что спор был забыт? Впрочем, подозреваю, любимый на тот момент уже понял, что меня не переспорить, и просто решил заняться более приятными делами.

Увы, все хорошее рано или поздно заканчивается. Оговоренные Велимиром два часа истекли, и мне пришлось возвращаться к себе, где меня ждали изнывающие от любопытства друзья.

Решив не дожидаться изощренных пыток, я тут же выложила всю историю. А в ответ потребовала рассказа о том, что было, когда меня унес телепорт.

– Ничего интересного, – махнула рукой Димара, чуть не заехав по лицу сидящему рядом с ней Мэю. – Схватили пузырек с духами и рванули в академию, искать ди Шелли. Тот нашелся довольно быстро, причем в компании ди Квира и Шаорина. Пересказали им всю ситуацию, после чего они моментально ушли за тобой, наказав нам сидеть у себя в комнатах и ждать. Вот и вся история.

– Твоя часть поинтереснее, – зевнул оборотень, вытягивая ноги. – Считай, первое твое приключение в качестве студентки академии.

– Особенно если учесть, что приключение изначально предназначалось Димаре, – фыркнула в ответ. – Кстати, подруга, не расскажешь ли, когда это ты успела перейти дорогу Фараху?

– Чтобы я еще знала, кто это, – передернула плечами амазонка. – Знаешь, скольких самоуверенных самцов я отшила за свою жизнь? Очень много! Что мне теперь, каждого помнить?

– Логично, – хмыкнула я.

Вот так и закончилось мое первое настоящее приключение в Соединенных мирах.


Глава 7

А потом началась учеба.

Нас разделили на две группы по двадцать человек, причем не удивлюсь, если с легкой руки того же Келроя мы с Димарой без просьб попали в одну. Обе дроу и девушка-оборотень пошли соответственно во вторую. Еще для меня большим сюрпризом оказалось то, что боевой факультет – военный. Потому именовали нас курсантами и грозились после окончания первого курса озадачить воинским званием. Кстати, к моему большому удивлению, система званий в Соединенных мирах была такая же, как на Земле. Или, может, это я ее так воспринимала, ощущая всеобщий – русским? Впрочем, не суть важно. Главное – если не вылечу после первого курса, быть мне младшим лейтенантом.

Отношения с однокурсниками сложились весьма ровные, но отстраненные. Мне с головой хватало Димары и Мэя, потому сближаться еще с кем-нибудь смысла не видела. Амазонка меня в этом поддерживала полностью.

Помню, в книжках про магические школы, которыми я зачитывалась на Земле, главные герои бузили так, что оставалось непонятным, как бедное учебное заведение до фундамента не развалилось. У нас ничего такого не было. Возможно, это было связано с тем, что мы все же были уже взрослыми. Так что – увы и ах – одна учеба, и больше ничего.

К слову об учебе. Несмотря на то что во мне жил затаенный страх не справиться, предметы давались мне довольно легко. Более того, только в процессе обучения я окончательно осознала – мое. На все сто процентов мое. Короче, если Алекс лелеял надежду, что я пойму, как это сложно, и брошу учебу, то его ждало огромное разочарование.

В общем, мне все нравилось. Единственное, что печалило, – с началом учебного года закончились мои тренировки с ди Шелли, а соответственно и встречи с Алексом. И это было действительно тяжело. Судя по тому, какие я время от времени ловила эмоции, еще не поймешь, кому из нас было хуже.

Когда мы проучились месяц, причем впахивала я так, что друзьям иногда приходилось буквально вытаскивать меня из-за учебников, чтобы немного развеяться, мастера объявили свой выбор личных учеников. Димару, как лучшую ученицу в боевом искусстве, забрал себе Келрой, а меня – Алекс. И я могла с полным правом сказать, что заслужила.

В первый же день личного ученичества, помимо жарких поцелуев и объятий, а также разговоров о том, кто как соскучился, эта зараза нагрузила меня списком литературы в полтора десятка книг. Дескать, учись, девочка, чтобы меня случаем не опозорить. И как бы невзначай сообщил, что через две недели примет по этому списку зачет. Высказав мысленно все, что думаю по этому поводу, поплелась в библиотеку. Ну а что мне оставалось делать?

Наш библиотекарь, которого звали Рэйвиль, был стройным юношей лет двадцати пяти на вид, в строгих очках, сквозь которые смотрели льдистые глаза. Он внимательно вчитался в протянутый список и неодобрительно покачал головой.

– Однако ваш наставник имеет грандиозные запросы, – чистым тенором сообщил он мне, поправив пшеничную прядь волос, которая выбилась из аккуратной косы. – К сожалению, половина этих книг запрещена к выносу за пределы читального зала. Принести вторую?

Тяжело вздохнула и потерла подбородок. Вот и накрылась медным тазом моя грандиозная идея прочитать это все лежа на диване, под емкие комментарии друзей. Ладно, раньше сяду – раньше выйду.

– Нет, – отрицательно мотнула головой. – Дайте пока первую из невыносных.

– «Сырая магия огня в защитных и атакующих чарах»? – уточнил Рэйвиль, дождался моего кивка и, не говоря ни слова, ушел на поиски.

От нечего делать принялась рассматривать библиотеку. Несмотря на то что я здесь частый гость, бывала в ней в основном набегами, а потому теперь с любопытством вертела головой. Стол библиотекаря находился недалеко от входа и представлял собой нехилое сооружение метра три в длину. Прямо за ним находилась дверь в хранилище с редкими книгами, куда, кстати, Рэйвиль сейчас и отправился. Недалеко от стола в специально отгороженном углу у широкого окна находился читальный зал. А так… Библиотека, что еще скажешь. Высокие потолки, стеллажи с книгами, ковровые дорожки на блестящем паркете, приятно пахнет бумагой и краской. И… тишина. Все как я люблю.

Эх, что там Алекс, интересно, делает?..

– Вот, держите. – Очнулась от своих мыслей и непонимающе уставилась на протянутый том.

Ой, я же в библиотеке. Забрала книжку, промямлила слова благодарности и удалилась в читальный зал. Там выбрала столик ближе к окну и углубилась в чтение. Содержимое книги оказалось настолько увлекательным, что очнулась я, только когда на улице стемнело. Рэйвиль с важным видом ходил между стеллажами и зажигал магические светильники, а его помощник, мальчишка лет двенадцати, задергивал тяжелые темные шторы.

Бросила взгляд на широкий подоконник, который как раз в данный момент скрывался за складками тяжелой ткани, и в голову мне постучалась шальная мысль.

– Рэйвиль, – тихо позвала библиотекаря.

– Да? – повернулся ко мне и поправил очки.

Ой, ребячество я задумала!.. Но так хочется… Ладно, за спрос денег не берут.

– Ничего, если я книжку сидя на подоконнике дочитаю? – М-да, звучит вообще по-идиотски.

Но библиотекарь вдруг усмехнулся, снял очки и посмотрел на меня острым взглядом.

– Минутку. – Он быстро подошел к самому крайнему окну и, отодвинув штору, щелкнул пальцами. По периметру всего оконного проема зажглись мелкие магические шары. Ничего себе!

– Не одна ты любишь подоконники, – подмигнул мне вдруг Рэйвиль, резко перейдя на «ты».

– Спасибо, – ошарашенно пробормотала, глядя, как он неторопливо удаляется на свое место.

Ладно, как говорила незабвенная Скарлетт О’Хара, я подумаю об этом завтра. Залезла с ногами на подоконник, устроилась поудобнее и опять ухнула в нетрадиционные способы использования сырой силы.

Из читательского запоя меня выдернули злые голоса. Недоуменно моргнув, немного выглянула из-за шторы и сразу же постаралась даже дышать через раз. В читальном зале за одним из столов расслабленно сидел Шаорин, а над ним нависала одна из наших дроу.

К слову сказать, еще на общих парах заметила, мягко скажем, натянутые отношения между мастером и обеими девицами. Дроу Шаорина по большей части игнорировали, а если и снисходили процедить несколько слов, то делали это с таким видом, будто мужчина гадостный таракан, которого даже раздавить противно. Что-то в этом было не то, так как с парнями-дроу на потоке девушки общались хоть и немного свысока, но вполне адекватно.

– Шеана, не вполне понимаю, чего вы от меня хотите. – Голос Шаорина был усталым.

– Ты издеваешься, мерзкий предатель?! – глухо шипела в ответ дроу, нависая еще больше. – Да как ты смеешь делать недоуменное лицо, если ты смутил умы мужчин…

– Если вы не заметили, – язвительно перебил ее он, – я сам мужчина. И не виноват, что мое нежелание жить по таким правилам поддержала некоторая часть мужских особей.

– Ты!.. – Шеана замахнулась, чтобы влепить пощечину, но Шаорин быстрым движением перехватил руку девушки и так крепко сжал запястье, что она тихо вскрикнула.

– Забываешься, девочка. – В тихом голосе мужчины было столько неприкрытой угрозы, что, казалось, у меня волосы на голове зашевелились. – Я даже твоей праматери не позволял на себя руку поднимать.

– Не смей ее вспоминать! – крикнула Шеана, пытаясь выдернуть руку из стального захвата. – Ты предал вашу любовь и…

– Это я предал?! – теперь шипел уже Шаорин. – Значит, это не она привела в дом другого мужчину, заявив мне, что он станет ее вторым мужем?! Значит, это не она кричала, что мое место на коврике у ее порога? Что я смешон со своими идиотскими чувствами?

– Врешь! – Дроу все-таки вывернулась. – Праматерь говорила…

– Пошла вон. – В голосе мужчины звенели осколки льда.

– Да как ты…

– Шеана! – рявкнул он, резко поднимаясь. – Если ты в течение минуты отсюда не испаришься, то я тебя пришибу, даже невзирая на то, что в тебе течет моя кровь!

Дроу вдруг посерела и пулей вылетела из библиотеки. А мастер без сил упал в кресло, сгорбился и закрыл лицо руками.

А на меня накатило видение.


Шаорин с лицом, искаженным мукой, смотрит на безмятежную и потрясающе красивую дроу.

– Как ты могла, Фэарина, как ты могла! – потерянно шептал мужчина, лихорадочно выискивая в облике любимой следы бурно проведенной ночи. С новым, молодым и сильным мужем.

– А что такое, Шаорин? – надменно поинтересовалась женщина. – Тэхиф носитель достойной крови, от него должна родиться сильная дочь.

– Я думал, ты любишь меня, – глухо отозвался пока еще дроу, взглядом умоляя сказать заветные слова.

– Ты смешон, мужчина. – В голосе Фэарины слышалось только презрение, и ничего больше. – Твои чувства забавны, но как смеешь ты ожидать, что я разделяю их?

Глухая ярость разломала скорлупу терпения и выплеснулась острыми, безжалостными словами:

– Значит, забавный, Фэарина? Значит, это не ты, еще маленькой, бегала смотреть на то, как я тренирую молодняк? Не ты рассказывала сестрам, что станешь самой сильной воительницей, только чтобы иметь право взять меня в мужья? Не ты практически заставила полюбить себя, будучи только сопливой девчонкой, недавно ставшей во главе рода? Думала, я не знаю, милая? Да все я знаю! Как и то, что ты испугалась! Придумала, будто чувства сделают тебя слабой и зависимой от меня! И потому в твоей постели появился Тэхиф!..

– Заткнись, – взвизгнула полностью потерявшая самообладание женщина и попыталась со всей силы врезать мужу по лицу, чтобы оставить на гладкой коже несколько кровавых полос.

Но он ей не позволил.

– Даже так. – Глаза Шаорина пылают лихорадочным огнем. – Что ж… Когда-то ты пообещала мне, что после рождения дочери отпустишь по первой просьбе.

– Нет! – испуганно крикнула Фэарина, и в мужчине вновь поднимает голову почти сгоревшая надежда. Но дроу все испортила: – Ты моя собственность и не имеешь права…

– Я сказал. – Безжизненный голос, опущенные плечи.

– Шаорин, вернись! – она злится и не может найти выхода из ситуации. – Если ты сейчас сделаешь хоть шаг за порог, я добьюсь твоего изгнания!

– Ты уже его добилась. – Последний косой взгляд через плечо. – Прощай, любимая.


Но он ушел не один. Их было около сотни. Тех, кто не хотел мириться с существующим порядком. Вскоре они назовут себя риэ-тхешш и прослывут самыми яростными женоненавистниками всех миров.

Буквально выныриваю из воспоминаний Шаорина и с трудом сдерживаю тяжелый вздох. Так вот ты какой, северный олень!.. В смысле основатель государства риэ-тхешш. Хм, сколько же тебе лет тогда? Ой, лучше не думать.

На самом деле грустно это все. Один мужчина, безумно влюбленный в свою жену. И женщина, готовая втоптать в грязь все светлое, что между ними было, только бы сохранить свою власть. Как итог – века раскола между матриархальными дроу и женоненавистниками риэ-тхешш. А еще – безумно уставший и несчастный мужчина. И не менее несчастная женщина, судя по тому что Фэарина продолжает говорить про Шаорина гадости. Жалко их…

Вдруг мужчина резко повернулся в мою сторону, и я торопливо придвинулась к самому окну. Эм, он же меня не видел, правда?

– Выходи. – Негромкий голос похоронил мои надежды.

Ладно, раз уж я так прокололась, не станем усугублять. На корню задавила малодушное и глупое желание сделать вид, что меня здесь нет. В конце концов, будет гораздо хуже, если он меня отсюда за руку выволочет.

– Здравствуйте, мастер, – спрыгиваю с подоконника, старательно отводя взгляд.

– Весенняя, – в голосе Шаорина мировая скорбь, – у тебя талант на неприятности.

Так, на что это он намекает? Что мне подслушивание боком выйдет? Плохо, ой, как плохо… И не сбежишь…

Меж тем мужчина подошел ко мне вплотную, склонился к уху и прошептал:

– Как давно проявился твой дар?

– Что? – Я непонимающе уставилась на него.

Он про дар огня, что ли? Так я еще на вступительном экзамене говорила.

– Как давно ты знаешь, что эмпат? – спокойно спросил Шаорин.

И вот тут я струхнула. Сразу перед глазами появился келвировый ошейник. Потому отшатнулась от преподавателя, лихорадочно соображая, как бы побыстрее сбежать к Алексу и рассказать о своем проколе.

– Стоять, пугливая! – Для верности он схватил меня за руки. – Успокойся! Не собираюсь я тебя сдавать!

Шаорин подвел почти безвольную меня к креслу и силой в него усадил, а сам присел напротив.

– Послушай, девочка, – тихо сказал он, глядя мне прямо в глаза. – Ты так громко думаешь о моей нелегкой судьбе, что считать тебя ничего не стоит. Если бы на моем месте был порабощенный эмпат, плакала твоя свобода. А я тебе не враг… сам такой.

– Чего? – пискнула, уставившись на мужчину круглыми глазами.

– Того, – проворчал Шаорин. – Я тоже эмпат. Слабенький, конечно, но все же.

Темный быстро осмотрелся и нахмурился.

– Так, здесь нормально не поговорить. – Он развернулся и зашагал на выход. – Пошли.

– Но мне надо сдать книгу, – пролепетала я, тем не менее быстро догоняя мастера.

– Рэйвиль! – вместо ответа повысил голос мужчина и, когда из-за столешницы появилась растрепанная голова, указал на книгу в моих руках. – Под мою ответственность.

– Конечно, мастер, – с неподдельным уважением в голосе отозвался библиотекарь.

М-да, авторитет у Шаорина здесь непререкаемый. Ладно, мне же лучше. Прижала недочитанный томик к груди и поравнялась со стремительно шагающим преподавателем.

– А куда мы идем? – Да, мое любопытство неистребимо.

– Ко мне, пить чай, – ровным тоном сказал мужчина.

И я почему-то не решилась спорить. В конце концов, с Келроем я по-прежнему два раза в неделю пью кофе – почему бы не сходить на чай к Шаорину? А ведь есть еще Алекс… Везет же мне на преподавателей.

Остановившись у двери из темного дерева с вырезанной виноградной лозой, Шаорин выудил из кармана жилета ключ.

– Прошу. – Он толкнул дверь и сделал приглашающий жест.

Я шумно вздохнула и все-таки вошла.

Ну что сказать… Стандартная гостиная, как и у нас с Димарой. Два широких дивана, обитых коричневой кожей, которые поставлены друг напротив друга, между ними длинный и узкий невысокий стол из темного дерева. Помимо этого два стеллажа, забитые книгами, письменный стол с идеально ровными стопками бумаги и широкая тумба, на которой стоял чайник, несколько чашек и куча коробочек с разноцветными этикетками.

– Какой чай будешь пить? – поинтересовался темный, когда подошел к тумбе.

– Травяной, если можно, – села на один из диванов и положила книгу себе на колени.

– Можно, – хмыкнул мужчина и замолчал, увлеченный приготовлением напитка.

Вскоре мне вручили широкую кружку с ароматным чаем, сам же Шаорин сел напротив и уставился на меня немигающим взглядом.

– А теперь рассказывай, – негромко приказал мастер. – Когда ты первый раз почувствовала свой дар?

Ой, как плохо-то… Соврать не получится, он сам эмпат, тут же почует. Говорить правду – значит сдать наши отношения с Алексом. Что же делать?

– Расслабься, – рассмеялся Шаорин. – Что там у вас с ди Квиром, меня не интересует совершенно.

Поперхнулась напитком и, прокашлявшись, изумленно уставилась на усмехающегося темного. Откуда он?..

– Откуда я знаю? – уточнил преподаватель и откинулся на спинку. – Ты совершенно не умеешь закрывать эмоции. Каждый раз, когда вижу вас в одном помещении, от тебя летят такие радость и любовь, что, откровенно говоря, самому хочется любить весь мир. Да и Алекс временами так на тебя смотрит… За вами весьма забавно наблюдать, скажу тебе.

Мрачно уставилась на кружку у себя в руках. Ну и на кой сдалась такая маскировка, если первый же не самый сильный эмпат так легко нас раскусил?

– Я же сказал, расслабься, – покачал головой Шаорин. – Тебе не стоит меня опасаться, потом поймешь почему. Давай ты мне расскажешь, когда и при каких обстоятельствах прорезался твой дар. Тебя нужно срочно учить ставить блоки, иначе еще до конца первого семестра кто-то нацепит на тебя ошейник, и ди Квир ничего сделать не сможет. Он силен, но не всесилен. Рассказывай.

Тяжело вздохнув, нехотя поведала темному, как поймала эмоции Алекса на общем конкурсе. Без подробностей, разумеется.

– Хорошо, времени прошло немного, – удовлетворенно кивнул мастер, сцепив пальцы в замок. – Думаю, до первой практики поставим тебе такой блок, чтобы ты могла не опасаться за свою свободу.

– Почему вы мне помогаете? – прошептала едва слышно, рассматривая узоры ковра под ногами.

– Потому что я сам эмпат, – без промедления ответил Шаорин. – К тому же видел эмпатов в ошейниках. Никто не заслуживает такой участи. Тем более совсем юные симпатичные девушки.

Почувствовала, как щекам стало жарко. Мерси за комплимент, конечно, но неужели это все причины? Ладно, потом Алекса расспрошу подробнее. А пока же… Помощь такая штука, которая никогда не помешает.

– Решилась, – опять считал меня темный. – Прекрасно… Пока я расскажу тебе некоторые вещи про эмпатов, о которых, уверен, ты не знаешь.

Информация – это всегда хорошо, так что приготовилась внимательно слушать.

– Общеизвестный факт – эмпаты работают с эмоциями и мыслями, – негромко начал Шаорин, постукивая пальцем по колену. – Думаю, подробности этого тебе рассказывать не нужно. Я же хочу рассказать тебе другую, малоизвестную нашу особенность. Эмпаты, Вики, – спутники предтеч.

– Это как? – не смогла сдержать удивленного возгласа.

– Рядом с эмпатами они ощущают себя живыми, – пожал плечами преподаватель. – Как объяснял мне когда-то Келрой, мы воспринимаемся им как чистое тепло. Причем у каждого эмпата сила этого тепла своя. Кстати, предтечи единственные, кто могут вычислить эмпата, бросив на того только один взгляд. И единственные, кого тебе не стоит опасаться. Потому что они никогда тебя не выдадут, но любым способом попытаются стать ближе.

Вспомнила ди Шелли и согласно кивнула. Да уж, любым способом, не поспоришь. Интересно, если бы я завалила боевую часть испытания, что бы он придумал в этом случае?

– Но это не самое интересное, – усмехнулся Шаорин. – Эмпаты для предтеч самая предпочтительная половинка. Это связано с тем, что обряд с эмпатом усиливает их неимоверно. При учете того, что нас очень мало, а девушек – и того меньше… Можешь считать, что у тебя в данный момент есть около двадцати потенциальных женихов.

– Чего?! – просипела, вытаращив глаза на насмешливо улыбающегося мужчину. – Каких женихов? Зачем они мне?! Да не хочу я!

– А это уже от тебя совершенно не зависит, – развел руками мастер. – Как только кто-то из холостых предтеч тебя засечет, сразу начнет оказывать знаки внимания. И это тебе еще повезло, что согласие на обряд должно быть добровольным и на этот пункт никак не повлиять. Так что кроме назойливого внимания тебе в принципе ничто не грозит.

Темный вдруг тихо рассмеялся и покачал головой.

– Это будет забавно. – В его голосе явственно слышалось предвкушение. – Как ди Квир будет гонять от тебя кавалеров… Интересно, с Келроем они за тебя подерутся или нет?

– Келрой на меня не претендует, – буркнула, ощущая, как настроение медленно, но уверенно катится вниз. Вот не поймешь, вроде хорошо, что я теперь это знаю, а с другой стороны – лучше бы и не знала вовсе.

– Да, конечно, – хмыкнул Шаорин и склонил голову. – Кстати, мой тебе дружеский совет – не верь ни единому слову предтеч. Чтобы получить тебя, они будут врать напропалую, осыпать цветами и подарками. Будут нежными, добрыми – словом, мечтой. И далеко не факт, что такое отношение сохранится после обряда. А понять их истинных намерений ты не сможешь, так как предтечи – единственные, кого эмпаты не могут прочитать.

– А как же я уловила эмоции и мысли Алекса? – недоуменно воззрилась я на темного.

– Вопрос интересный, – вздохнул преподаватель и нахмурился. – На эту тему могу тебе выдать только некоторые смутные слухи. Говорят, что эмпат может читать предтечу, если является его истинной половинкой.

Сердце забилось быстрее, и губы помимо воли начали расползаться в счастливой улыбке. Я – истинная половинка Алекса? Это же замечательно!

– Но этого не может быть, – спустил меня с небес на землю сухой голос Шаорина.

– Почему? – спросила немного обиженно.

– Потому что Алекс уже ее встретил, давным-давно. – Бросив на меня быстрый взгляд, темный торопливо добавил: – Но она погибла много веков назад.

Сказать, что я была в шоке, – скромно промолчать. То есть как это была и погибла? И почему я об этом ничего не знаю?! Чую, после разговора с Шаорином ждет меня не менее занимательный разговор с самим Алексом…

– Ладно, основные сведения я тебе выдал, теперь займемся практикой. – Мужчина поднялся, забрал из моих безвольных рук чашку и отнес на тумбу.

Из комнаты темного я выползла мокрая, как мышь. Никогда бы не подумала, что мысленные усилия могут так вымотать физически. Прижимая к себе библиотечную книжку, медленно, по стеночке направилась к комнате Алекса. Хотелось, чтобы он все-таки ответил на пару моих вопросов.

– Весенняя? – В голосе открывшего мне Алекса звучало неподдельное удивление.

Еще бы, сегодня он меня не ждал.

– Простите, мастер, – вяло помахала перед его носом книжкой. – У меня возникли кое-какие вопросы, если у вас есть время…

– Проходите. – Он посторонился, пропуская меня в комнату.

Закрыв дверь, он попытался меня обнять, но я отстранилась. Сейчас за этими нежностями забуду, что спросить хотела. А спросить необходимо.

– Поговорить надо, – выдохнула и плюхнулась на диван.

– Что-то случилось? – напряженно спросил Алекс.

– Не то чтобы, – медленно покачала головой и рассказала ему всю ситуацию с Шаорином. – И что ты мне на это скажешь? Как давно ты знаешь, что я эмпат, Алекс?

– С тех пор как пробудился твой дар, – твердо сказал он, глядя мне в глаза. – До этого эмпата никто и никак не может засечь. Даже мы. Предупреждая вопрос – дар пробудился в момент перехода из твоего мира.

– Почему тогда ты так красиво разыграл удивление, когда я тебе об этом сказала? – Еще с того момента, как Шаорин сказал мне про предтеч, в голове настойчиво билась мысль о том, что Алекс меня конкретно дурит. И я страстно хотела, чтобы меня убедили в обратном.

Когда он замолчал и отвел глаза, мне показалось, что сердце рухнуло куда-то в пятки. Он же не мог?.. Или все же мог меня обмануть?!

– Скажем так, – медленно проговорил Алекс. – Я был уверен, что ты и не подозреваешь о своем даре. Так очень часто бывает – с момента пробуждения дара до того, как эмпат первый раз его применит, проходит время. Часто довольно приличное, не меньше шести месяцев. А если сообщить разумному про его дар, в большинстве случаев происходит мгновенный переход дара в активное состояние.

– Все равно не понимаю, почему ты мне не сказал. – Сказывалась усталость, и, несмотря на то что я была прилично взвинчена, реальность воспринималась как сквозь туман.

– Потому что пробужденный, но неактивный дар не привлечет к себе внимания охотников на эмпатов, – терпеливо объяснил Алекс, и мне стало стыдно.

М-да, могла бы и сама догадаться, вроде не дурочка.

Ладно, тут выяснила… Еще бы про погибшую половинку спросить. Бросила быстрый взгляд на хмурое лицо любимого – и поняла, что просто не могу. Не хочу ничего знать. Погибла и погибла. Может, потом как-то…

– Хорошо, – ощутила, как с сердца сваливается приличных размеров булыжник. – А что до остального?

– Мои сородичи – моя проблема, – немного резко отозвался Алекс. – Я позабочусь, чтобы они тебе не досаждали.

Не это я хотела услышать, ну да ладно…

– А что до занятий с Шаорином? – Зевнула – напряжение отпустило, и на меня навалилась сонливость.

– Честно говоря, я думал, что тех занятий по самоконтролю, которые ты посещаешь, достаточно для управления даром, но раз пошла такая пьянка… – поморщился он, пересаживая безвольную меня себе на колени, – не просто одобряю, Вики, а настоятельно рекомендую.

Дальше разговор прервался, так как я самым банальным образом уснула.

Димара потом еще долго подкалывала надо мной историей о том, как в нашей гостиной появился мрачный Алекс с моим «бездыханным» телом на руках.


Глава 8

Я сидела и сосредоточенно писала. Попасть домой не было пока никакой возможности, но Алекс клятвенно грозился доставить маме и Асе хотя бы письма. Так что я вовсю упражнялась в эпистолярном жанре, безжалостно отсекая в тексте для мамы все опасные истории. Впрочем, не так уж много их у меня было.

Вдруг хлопнула дверь, заставив меня вздрогнуть, и в гостиную влетела сияющая амазонка.

– Вики! – радостно воскликнула она. – У меня получилось!

– Получилось что? – Я решила уточнить. – Победить Келроя на мечах? Сдать лабораторную по зельеварению с первого раза? Или выиграть спор с Мэем, свистнув у него любимые тапочки?

– Да ну тебя, – расхохоталась Димара, усаживаясь на краешек стола. – Все это мелочи!

– Колись уже, – решила спрятать начатое письмо от греха подальше, а уж потом повернулась к подозрительно счастливой подруге.

– Я иду на свидание, – понизив голос, сообщила блондинка.

– Серьезно? – с любопытством посмотрела на нее. – С Мираной? – Последовал утвердительный кивок. – Ого! Она же грозилась, что ни за что и никогда! Я жажду подробностей!

Уселась поудобнее и приготовилась к занимательному рассказу.

– Димара! – в комнату ворвался рыжий вихрь. – Как ты это сделала?!

Я рассмеялась. Необъяснимый факт – что бы ни происходило интересного в Академии, Мэй об этом узнавал первым. Его любопытство могло соперничать только с его скрытностью.

Впрочем, конкретно в этом случае прекрасно лиса понимаю. За красавицей-брюнеткой Мираной с факультета иллюзий наша подруга охотилась с первого дня учебы. Сама девушка от амазонки шарахалась, не раз и не два заявляя во всеуслышание, что предпочитает парней. Можно подумать, нашу Димару это когда-нибудь останавливало. И вот, судя по всему, крепость пала. Неудивительно, что мы с Мэйлисом сгорали от нетерпения узнать все из первых рук.

– О, это история, достойная, чтобы ее увековечили на бумаге, – блаженно закатила глаза блондинка. – Вы знали, что несравненная Мирана встречается с Вираэлем?

– Все, все, – замахал руками лис. – Дальше можешь не продолжать.

– Почему? – обиженно поджала губы амазонка, которой обломали весь момент триумфа.

– Примерно понимаю, – тихо хмыкнула я. – Судя по слухам, рядом с Вираэлем еще ни одна девица дольше, чем на месяц, не задержалась. Так что стандартный сценарий – он ее бросил, все мужики – козлы, а тут ты, вся такая восторженная и влюбленная. Права ли я, мой дорогой друг? – повернулась к ухмыляющемуся Мэю.

– Полностью, моя дорогая подруга, – в тон мне отозвался он.

– Все равно вам не удастся испортить мне настроение., – Димара показала нам язык. – Пусть Мирана согласилась пойти на свидание со злости, но я сумею добиться ее расположения!

– Успехов, – отсалютовала ей чернильной ручкой. – Серьезно. Надеюсь, у тебя все получится.

– И я, – помахал рукой Мэй. – Расскажешь, как все прошло.

– Обязательно! – крикнула Димара уже из дверей своей комнаты.

– Вики, а у тебя какие планы? – поинтересовался лис, опираясь руками на столешницу.

– А есть интересные идеи? – ответила вопросом на вопрос и прищурилась.

Ой, чую, этот прохвост что-то задумал. Впрочем, развеяться сейчас совсем не помешает, а то от этой сплошной учебы скоро плесенью покрываться начну.

– Сегодня в «Розе ветров» выступает мой приятель, – друг расплылся в хитрой улыбке и выдержал театральную паузу. – Брендон Миэльский.

Изумленно воскликнула и посмотрела на Мэя неверящим взглядом. Надо же, какие приятели у него водятся! Лучший менестрель Соединенных миров! Этот снежный барс стал легендой при жизни. В его пылких поклонниках числились даже особы королевской крови.

– А попасть на его выступление возможно? – спросила наконец с сомнением в голосе. – Небось там все места еще с утра заняты.

Лис хмыкнул и уселся на краешек стола.

– Так-то оно так. – Вид у него был – загадочнее некуда. – Но лично для меня… столик найдется.

– Придешь за мной через десять минут! – воскликнула, схватила исписанные листы и убежала в свою комнату переодеваться.

Я побываю на концерте Миэльского!

В спину мне полетел тихий смех.

Вскоре мы с оборотнем сидели в «Розе ветров» за нашим любимым столиком недалеко от сцены. Народу набилось – жуть. На каждом стуле по двое сидели, подоконники и площадка перед сценой были тоже заняты. Я даже удивилась, когда обнаружила наше место свободным.

– Что же ты Димаре не сказал? – спросила лиса, когда мы заказали травяной чай и сдобные булочки с ягодами. – Она обидится, наверное…

– Я собирался, – пожал плечами друг, внимательно рассматривая зал. – Но когда услышал про ее свидание… Меня гложут сомнения, что амазонка согласилась бы его отменить, – ведь всем известно, что Мирана терпеть не может песен Брендона. Так что будем считать, мы мстим Димаре за то, что изменяет нам с этой брюнеткой.

Он повернулся ко мне и подмигнул. Я в ответ рассмеялась. Все же масок у этого оборотня – вагон и тележка. На все случаи жизни.

Без предупреждения свет в зале стал приглушенным, и на сцену вышел молодой высокий и худощавый мужчина. Вот уж точно – менестрель, даже по внешнему виду. Серебряные волосы шелковым покрывалом укрывали его плечи, пальцы любовно поглаживали гриф гитары, а на одухотворенном лице блуждала легкая улыбка. Про таких говорят, что они не от мира сего.

Шум в зале полностью стих. Я устроилась поудобнее и приготовилась слушать.

Брендон внимательным взглядом обвел зал, перехватил удобнее гитару и взял первый аккорд. Вскоре к тихой музыке присоединился негромкий чарующий голос, поющий о том, что «остался один, а вокруг – пустота».

Меня будто швырнуло в созданный менестрелем мир. В его боль и горечь, в его тоску по потерянной по собственной глупости возлюбленной. Я чувствовала, как по моим щекам льются слезы, а дыхания не хватает.

– Вики! – ощутила, как меня трясут за плечи, и нехотя сфокусировала взгляд на Мэе. Сильно обеспокоенном Мэе.

– Что? – спросила почему-то хриплым голосом.

– С тобой все в порядке? – Лис протянул мне стакан с водой. – Я перепугался до смерти, когда ты вдруг начала плакать, а потом задыхаться.

– Да, уже все хорошо, – медленно проговорила и жадно выпила воду. – Уж больно твой приятель поет проникновенно. Вот меня и пробрало.

– Смотри мне. – Друг смерил меня подозрительным взглядом и повернулся обратно к помосту.

Больше меня так не накрывало, так что я получила истинное наслаждение от хорошей музыки и приятного голоса. Особенно от последнего. Все-таки красивые мужские голоса – моя слабость.

Посреди очередной восхитительной песни меня отвлекло злое шипение Мэйлиса.

– Вот гадость!

Перевела взгляд туда, куда так напряженно всматривался друг, и обнаружила в дверях «Розы ветров» эффектную рыжую девушку. Она внимательно осматривала зал.

– Очередная брошенная любовница? – не преминула подколоть Мэя.

– Хуже, – процедил он, не сводя с нее взгляда. – Невеста. И если эта стерва меня засечет… словом, мне бы этого очень не хотелось.

У Мэя есть невеста?! Вот это новости! И он еще так о ней отзывается… Интересно, не от этой ли дамочки наш лис смылся из своего клана? И не спросишь же…

– Вики, ты мне друг? – Непривычно серьезный оборотень смотрел на меня немигающим взглядом.

– Смотря что делать надо, – ответила довольно осторожно: мало ли что этот прохвост задумал.

– Мне очень нужна твоя помощь! – Лис смотрел уже умоляюще.

– Ладно, выкладывай, – все-таки сдалась я.

Друзьям надо помогать! Даже если это и рискованно…

– Значит, так. – Он наклонился ко мне ближе. – По моему знаку выбегаешь на сцену и начинаешь целовать Брендона.

– Сдурел? – мрачно спросила, отодвигаясь. – Он от меня шарахнется, как пить дать. Решил меня перед всем народом опозорить?

– Дослушай, – нетерпеливо махнул друг. – Мы с ним знакомы… Целую вечность. Он в курсе моих проблем, так что не беспокойся, он подыграет. Сейчас я только объясню ему, в чем дело…

И он вдруг принялся рассказывать какие-то шутки, при этом активно жестикулируя. У меня чуть глаза на лоб не полезли. Он что, меня разыграл?! Хотела уже ему высказать все, что думаю о его глупостях, как краем глаза заметила – Брендон слегка кивнул и отвернулся. Это что, разговор был, а я и не поняла?

Бросила взгляд к дверям и увидела, как рыжая общается с каким-то мужчиной за крайним столиком. Значит, Мэйлиса она пока не обнаружила, и это просто замечательно.

– Готова? – прошептал лис.

– Не то чтобы, – вздохнула и одним глотком допила остывший чай. – Но командуй.

– Потом встречаемся с тобой у входа в парк, лады? – Дождавшись утвердительного кивка, Мэй отрывисто скомандовал: – Вперед!

Стараясь не очень задумываться над тем, что делаю, решительно поднялась и направилась к погруженному в себя менестрелю. Небеса, что же я делаю? Оборотень за этот позор со мной до конца жизни не рассчитается!

Подошла к сцене, ощущая на себе недоуменные взгляды. Не давая себе времени на размышления, быстро бросилась к Брендону и впилась в его губы поцелуем. Несколько мгновений, пока менестрель никак не реагировал, показались мне вечностью. А вдруг Мэй меня разыграл? Но тут барс прижал меня к себе и ответил на поцелуй. В зале раздался дружный «ох». Сам поцелуй был… Ну приятно, конечно, но такого взрыва эмоций, как с Алексом, не было. Кстати, ему потом надо будет как-то объяснить… Ох, проблема! Постаралась выбросить пока эти мысли из головы и сосредоточиться на происходящем. Например, на том, чтобы дождаться какого-нибудь знака от мужчины, что можно прекращать этот балаган. Но тот почему-то не спешил от меня отрываться. Хм, понравилось ему, что ли? Лестно, но нежелательно…

Брендон наконец отстранился, насмешливо улыбнулся и прошептал:

– Наш общий друг уже смылся отсюда. И тебе, птичка, тоже пора.

– Спасибо! – шепнула в ответ и собралась было в темпе вальса сматываться отсюда, как менестрель вдруг дернул меня на себя и жарко выдохнул на ухо:

– А целуешься ты сладко! Если надумаешь повторить и даже больше – я к твоим услугам.

И отпустил.

Возмущенно воззрилась на нахала. И пощечины ему не залепишь… Подарив ухмыляющемуся барсу мрачный взгляд, быстро выбежала из «Розы ветров». Сейчас дойду до парка и выскажу Мэйлису все, что думаю о его безумных идеях.

Впрочем, до парка я так и не дошла. В квартале от «Розы» меня внезапно дернули в кусты, закрыв рот ладонью. Ожесточенно принялась брыкаться и попыталась создать хоть завалящий огненный шар.

– Тихо ты! – прошипел мне на ухо злоумышленник голосом друга. – Эта гадина где-то рядом!

Послушно затихла, и оборотень меня отпустил. Я повернулась и вопросительно уставилась на него.

– В общем, задача та же, – глухо сказал лис и недовольно поморщился. – Добраться до парка… Есть там одно место, где она меня ни за что не отыщет.

Как мы пробирались к парку – это отдельная история. Под кодовым названием «миссия невыполнима». Потому как этот параноик протащил меня по всем кустам, дворам и даже некоторым крышам, которые встречались нам на пути. Я в определенный момент хотела возмутиться, но заметила за поворотом рыжую шевелюру, знакомую по «Розе ветров», и сама припустила быстрее.

Когда мы добрались ко входу, Мэй предложил разделиться, обозначив точку встречи – озеро в центре. Пожав плечами, неторопливой походкой пошла по одной из дорожек. Даже если встречу лисицу, то просто пройду мимо. В конце концов, она меня не знает.

До озера я дошла без приключений. К слову сказать, на одном из поворотов меня обогнала-таки эта дамочка. И, окинув меня подозрительным взглядом, побежала дальше. В добрый путь, так сказать.

Рядом с озером меня опять дернули в заросли, на что я, уже привычная, даже не отреагировала. А дальше Мэй поволок меня сплошными кустами. Было ощущение, что он нарочно выбирает самые густые, чтобы именно через них протащить. Когда мы наконец вывалились на какую-то поляну, в центре которой рос высокий и широкий дуб, я была растрепанной и злой. Руки и лицо были исколоты, рубаха кое-где подрана, на голове даже не хотела представлять, что творится.

– Мэй, я тебя убью! – мрачно пообещала лису.

– Давай сначала в убежище схоронимся, – уставшим голосом попросил оборотень и потянул меня к дубу.

Только подойдя к дереву вплотную, заметила, что в мощный ствол вбиты небольшие металлические планки, которые по спирали уходили вверх.

– Наверх? – уточнила, не очень желая подниматься по такой ненадежной лестнице.

– Да, – кивнул друг и нервно оглянулся. – Быстрее, Вики!

Пришлось лезть.

К слову сказать, эти ступеньки оказались весьма удобными, потому как вскоре я забралась в самую гущу листвы, где, к моему большому удивлению, обнаружилась изящная беседка. Вот это я понимаю маскировка!

– Заходи! – Поднявшийся Мэй подтолкнул меня в спину.

Но вот чего мы с оборотнем точно не ожидали – так это того, что беседка окажется занятой. Перед нашими ошалевшими взглядами предстали самозабвенно целующиеся Димара и Мирана. Того, какими были их лица, когда девушки обнаружили незваных гостей, без смеха вообще не вспомнить.

Нервное напряжение требовало выхода, потому я, неожиданно для самой себя, хрюкнула, а затем рассмеялась. Следом захохотал и Мэй.

– Ты! – взвизгнула Мирана, резко повернувшись к Димаре. – Посмеяться надо мной решила, да?!

Залепив опешившей амазонке пощечину, брюнетка гордо покинула беседку, а мы с оборотнем окончательно сползли на пол, уже всхлипывая от смеха.

– Так, – мрачно сказала хмурая подруга и подбоченилась. – Либо вы сейчас говорите мне уважительную причину, по которой имели право испортить свидание. Либо я вас прямо тут зашибу!

Эффект от ее слов был обратным – мы опять расхохотались.

Словом, свои объяснения Димара получила не сразу.


Глава 9

Когда на следующий день я собиралась на индивидуальное занятие к Алексу, уже и думать забыла о вчерашнем приключении. Но пришлось быстренько вспомнить, как только увидела злость в его глазах.

– И как я должен это понимать? – Он оперся спиной на закрытую дверь и сжал губы в тонкую полоску.

Меня словно омывало волнами его раздражения, злости и ревности. Я даже перепугалась на мгновение. Ох, нехорошо-то как! И ведь не додумалась озадачиться вопросом, что ему сказать сегодня, сама виновата…

– Это не то, что ты думаешь… – М-да, гениальная фраза. И очень успокаивающая. Срочно надо реабилитироваться. – Я просто Мэю помогала.

– Ты – что? – обманчиво мягким голосом переспросил Алекс, оттолкнулся от двери, в два шага оказался рядом и схватил меня за плечи. – Объясни-ка мне, милая, каким образом страстный поцелуй с лучшим менестрелем Соединенных миров помог твоему другу? А то я что-то логики пока не вижу.

Подняла глаза и сбивчиво рассказала историю наших вчерашних похождений. Ну за исключением той фразы, которую на прощанье сказал мне Брендон. Боюсь, Алекса она, мягко скажем, не обрадует…

С каждым моим предложением он успокаивался. Наконец отошел от меня и тяжело опустился на диван, устало прикрыв глаза.

– Мне очень хочется придушить этого лиса, – глухо проговорил, не глядя на меня. – И менестреля тоже… – Алекс открыл глаза и резко повернулся ко мне: – Вики, пообещай мне, что больше не будешь ввязываться в авантюры оборотня.

– Не буду, – тихо согласилась и опустила глаза.

И незаметно скрестила пальцы за спиной. В конце концов, если Мэй вляпается, я не смогу остаться в стороне. Ведь он мне друг и, уверена, сделает для меня то же самое.

Оставшееся время Алекс посвятил учебе, всем своим видом показывая, как недоволен. Сначала я даже ощущала себя виноватой, а потом подумала – какого черта! Ничего такого ведь не сделала! Так что просто плюнула на его холодность. Ничего, не будет же он на меня дуться вечно.

Тем не менее настроение оказалось безнадежно испорченным. Еще и Алекс на прощанье просто клюнул меня в щеку, что взбесило неимоверно. Так что в комнату я вернулась мрачная и злая. И встретила там Димару. Примерно в таком же расположении духа. Подруга сидела на диване и сосредоточенно метала в мусорное ведро скомканные бумажки.

– Ладно, меня ди Квир довел, – тяжело вздохнула и включила чайник. – А у тебя почему такое похоронное выражение лица?

– К Миране сегодня опять снизошел Сумеречный, – зло отозвалась амазонка, со всей силы швыряя очередной бумажный комок. – Так что я окончательно была послана… в неизведанные дали.

Она чертыхнулась и откинулась на спинку.

– Надо было этому миатэ опять вылезти… – процедила блондинка и сжала кулаки. – Он же обычно не возвращается, вот и не возвращался бы! Такое ощущение, что он нарочно!!!

– Перегибаешь, – покачала головой и поставила перед амазонкой чашку с фруктовым чаем. – Вираэль тебя даже не знает. С чего ему так изгаляться?

Димара хотела было что-то ответить, но тут дверь в гостиную с грохотом открылась, явив нам злющего Мэйлиса с какой-то бутылкой под мышкой.

– Отставить чай, – буркнул он и водрузил на столик принесенное. – Мне срочно нужно выпить.

– А у тебя что стряслось? – хмыкнула я, доставая из шкафчика бокалы и блюдо с фруктами.

– Эта зараза меня все-таки нашла. – Лис скривился так, будто лимон без сахара съел. – Стоило от нее вчера так бегать, чтобы сегодня обнаружить эту стерву у себя под дверью… Еле отвязался – не иначе как чудом.

Оборотень молча разлил приятно пахнущую травами наливку, и мы тихо чокнулись. День определенно не задался у всех.

Впрочем, как вскоре выяснилось, Димара все-таки затаила злобу на Вираэля. Потому что следующие два месяца прошли под девизом: «А отобью-ка я девушку у этого миатэ». После того как подруга с успехом увела у Сумеречного троих, тот заинтересовался прыткой амазонкой и с азартом включился в игру. Чего, собственно, и следовало ожидать – ведь такое полностью в характере расы. При этом Вираэль время от времени рассказывал – дескать, Димара в него просто влюбилась и таким нехитрым способом пытается привлечь внимание. Надо ли говорить, что нелюбовь подруги к этому конкретному миатэ выросла до небес!

Мы же с Мэем просто ухохатывались над всей ситуацией. Естественно, не при амазонке. Скандала нам не хотелось. И делали ставки на ту или иную девушку.

А однажды лис предложил спор.

– Димара совсем помешалась на Вире, – зевнул сидящий на диване оборотень, закидывая босые ступни на столик. – Все разговоры – только о нем.

– Да уж, – согласно хмыкнула я, отрывая взгляд от новенького сетевика. – Не знала бы ее – точно решила бы, что амазонка влюбилась.

– А вдруг, – усмехнулся Мэй и резко подался вперед. – Слушай, а может, именно Сумеречный наставит нашу подругу на путь истинный, раз уж у меня не получилось?

– Мэй, ты что, к ней подкатывал? – весело спросила у лиса и отложила сетевик в сторону. – Когда успел только?

– Было дело, – оскалился в подобии улыбки оборотень и мечтательно прищурился. – Еще в начале знакомства. Ох, как она меня отшила! Давненько такого не было!.. Впрочем, я не о том. Как думаешь, Вир – вариант для нашей Димары?

– С учетом того, как она его ненавидит, – вряд ли, – покачала головой.

– А я вот думаю, что вариант, – упрямо стоял на своем друг.

Я неопределенно пожала плечами и уткнулась в экран сетевика. Появились кое-какие зацепки по нашей с Алексом проблеме – нужно было проверить, что есть на эту тему в Сети.

– Вики, а давай поспорим, – оторвал меня от чтения вкрадчивый голос Мэя.

– Ты о чем? – нахмурилась, припоминая последнюю тему разговора.

Ах да. Вираэль и Димара.

– Спорим, что именно Вир уложит нашу непримиримую амазонку в постель, – выпалил друг и выжидающе на меня посмотрел.

Настроение было шкодливым, ничем другим своего ответа объяснить не могу:

– А спорим! На что?

– На бутылку эльфийской «Серебряной ночи», – медленно проговорил условие лис.

Я поперхнулась чаем. Ничего себе! Пол-литровая бутылочка такого вина стоит как четыре стипендии! Впрочем, предмет спора тоже… Необычный. Да и пить это вино все равно будем вместе. Главное, амазонке не проболтаться, в честь чего такой праздник.

– Согласна! – протянула оборотню руку, и мы скрепили наш спор. – Срок спора?

– Давай год? – предложил Мэй, и я согласно кивнула.

Год так год.

После этого я вернулась к сетевику и Сети. Чтобы не найти там ничего путного.

Вообще стоит сказать, что с информацией по отмене ритуала было что-то странное. Мы с Алексом активно перерывали всю возможную литературу на эту тему, но везде натыкались на одно и то же. В более новых источниках указывалось, что данные следует искать в более ранних. А те, в свою очередь, не содержали на тему ритуала ни полслова. Просто факт – был отменен, и все. И вообще чем больше я копалась в старых книгах и летописях, тем больше во мне зрело подозрение, что тогда такого рода знание считалось всем известным. А потому и не требующим описания.

Собственно, на следующий день, когда сидела в гостиной Алекса и уминала воздушные пирожные, озвучила свои подозрения.

– Знаешь, Вики, – тяжело вздохнул тот, подливая мне чаю, – еще месяц назад я бы отмахнулся от твоих слов, но сегодня… Вынужден признать, что это самое логичное объяснение.

– И что же нам делать? – негромко спросила и сделала глоток. Ароматная жидкость оказалась горячей, и я зашипела от боли.

– Ну ты даешь, – закатил глаза Алекс, пересаживая расстроенную меня к себе на колени. – Кто же кипяток вот так глотает!

– Забыла, что ты подлил, – едва слышно покаялась и опять спросила: – Так что делать будем?

Он не ответил, перебирая пряди моих волос. А мне было слишком хорошо и уютно сидеть вот так, потому не настаивала на ответе. Алекс помассировал голову, отчего я даже немного заурчала, и поцеловал в шею.

– Вариант только один, – положил он голову на мое плечо. – Нужно найти кого-нибудь настолько древнего, кто помнит эту общеизвестную тогда истину. И вот это, я тебе скажу, еще та задачка.

– Среди твоего народа таких нет? – Если предтечи живут так долго, должен же кто-нибудь из них помнить!

– Если и есть, я их не знаю, – тяжело вздохнул Алекс. – Впрочем, мысль резонная, нужно поискать.

На этом решили пока тему закрыть и заняться более приятными вещами. А именно – поцелуями.

Вернулась к себе в комнату на заплетающихся ногах и с мечтательной улыбкой на лице. Хорошо, что амазонки не было, а то, боюсь, пришлось бы на ходу какую-то чушь выдумывать. Сходила в душ, кое-как собрала себя в кучу и засела за уроки – учебы никто не отменял!

Из мира формул по расчету силы и вектора распространения заклинаний меня выдернула хлопнувшая дверь. Моргнула и перевела взгляд на нежданного визитера. После чего моргнула еще раз и для верности потерла глаза. Нет, не показалось… Хм, это каким ветром к нам занесло самого Вираэля Сумеречного, любимчика мастеров и всего женского пола Академии?!

Где-то с минуту мы с миатэ рассматривали друг друга. Такое ощущение, что этот красавчик только из чьей-то постели вынырнул – пепельно-синие волосы растрепаны, белоснежная шелковая рубашка застегнута только на нижнюю пуговицу и съехала с одного плеча, обнажив приличного размера засос. А шею плотно обхватывала цепочка – видимо, подвеска или медальон болтается сзади. Хоть в брюках, и на том спасибо.

– Так и быть, я тебя поцелую, если не будешь визжать, – выдохнул вдруг он, привалившись спиной к стенке.

Эм, а я разве что-то у него просила? Не припомню… Или этот нахал думает, что от одного его вида я обязана лужей растечься? Ха! Три раза ха! Смазливый, конечно, не спорю. Но куда ему до Алекса!..

– Два раза поцелую, – мрачно сказал Вираэль, по-своему истолковав мое молчание.

Надо бы возмутиться… Но вместо этого меня настойчиво пробивало расхохотаться от нелепости ситуации.

– Не буду я с тобой спать! – вспылил миатэ, и я все-таки рассмеялась. От души, так что даже слезы на глаза выступили.

Когда я начала икать от смеха, меня легонько потрясли за плечо.

– Эй, ты чего? – Расслышав изумление в голосе мужчины, всхлипнула и расхохоталась по новой.

– От-т-тойди! – наконец просипела. – Ты… меня смешишь!

Хороший мальчик – послушно отодвинулся на край дивана.

Сделала несколько глубоких вдохов, пока не поняла, что относительно в порядке, и перевела взгляд на настороженного Сумеречного.

– Хороший день, Вираэль, – невозмутимо, будто и не было приступа смеха, поприветствовала его. – Чем обязана такому… внезапному визиту?

Миатэ почему-то насторожился еще больше и ничего не ответил.

– Расслабься, – успокаивающе махнула рукой, правильно истолковав причины его поведения. – Бросаться тебе на шею с визгами не собираюсь. И без визгов тоже. Можешь считать, что как мужчина ты меня совершенно не интересуешь. Теперь-то ты ответишь на мой вопрос?

Честно говоря, не ожидала, что он мне поверит. Но почему-то поверил. Сразу расслабился и окинул меня внимательным взглядом.

– С ума сойти, такие, как ты, еще остались, оказывается, – выдохнул он, откинул голову на спинку и поправил цепочку, перевесив медальон на грудь. – Ты случаем девушек не предпочитаешь, как твоя соседка?

– Не предпочитаю, – дружелюбно улыбнулась взъерошенному мужчине и мягко напомнила: – Так что ты тут делаешь?

– Прошу политического убежища, – мрачно ответил Вираэль, после чего скривился. – Как же мне надоели девушки, кто бы знал! На что только они не идут, дабы оказаться в моей постели, а в перспективе не только в ней… И самое обидное, что не я их интересую, а то положение, которое мне пророчат! Высшие силы, угораздило же родиться таким… одаренным!

– Жалко тебя, бедного, – с убийственной иронией отозвалась на этот спич.

– Я не белый и пушистый, не спорю, – хмыкнул постепенно расслабляющийся миатэ. – Но когда после трех часов серьезной тренировки вваливаешься к себе в комнату с единственным желанием – поспать… А вместо этого попадаешь в цепкие лапки двух… девиц, которые неведомо как проникли в спальню… Короче, достали все. Можно, я у тебя отсижусь? – Мне достался умоляющий взгляд, который настолько не вязался с обликом мужчины, что я едва сдержала смешок.

– Можешь даже отоспаться. – Во мне прорезалось сочувствие, и теперь я подметила и другие мелочи – свежий тонкий порез на щеке, сбитые костяшки пальцев и круги под глазами глубокого синего цвета.

– Серьезно? – в голосе Вира было столько надежды, что я не выдержала и опять рассмеялась.

– Конечно, ты же с ног падаешь, – усмехнулась и махнула рукой на свою спальню. – Иди, пока я добрая.

– Ты – чудо! – выдохнул мужчина и поднялся. – Как тебя зовут хоть, спасительница?

– Вики, – представилась я и поторопила его: – Спать иди, а то у тебя видок, будто ты прямо тут намерен свалиться.

Бледно улыбнувшись, Вираэль скрылся в комнате, а я усмехнулась своим мыслям. Надо же, какая ирония судьбы! На моей кровати сейчас дрыхнет самый желанный красавчик академии! И если об этом узнает Алекс, мало не покажется никому… Так что, думаю, подробностей ему знать совершенно незачем. А вот если миатэ здесь засечет Димара… Ехидно ухмыльнулась. Ой, скандал будет!..

Хмыкнув, погрузилась обратно в формулы. Из которых меня спустя некоторое время нагло выдернули.

– Над чем чахнешь, дорогая подруга? – вкрадчиво промурлыкал над ухом Мэйлис.

От неожиданности вскрикнула и совершенно машинально махнула головой, ощутимо приложившись о лиса затылком.

– Полоумная! – прогундосил друг. Повернулась и увидела, что он держится за переносицу. – Зачем же нос ломать?!

– А ты не подкрадывайся, – буркнула в ответ и, немного помолчав, тихо добавила: – Что, и правда сломала? Дай посмотрю.

– Еще чего! – опасливо отодвинулся Мэй. – Просто ушибла, даже крови нет…

– Тогда было бы с чего так возмущаться, – спокойно пожала плечами и с некоторым сожалением отодвинула тетрадку. – Случилось что? Или ты просто соскучился?

– Ни то ни другое. – Он обошел диван, присел напротив и продемонстрировал мне небольшой кулечек. – Но вот думаю, что своей выходкой ты не заслужила столь восхитительного лакомства.

Голос оборотня стал печальным, как у отца, чья дочь не оправдала ожиданий. Хмыкнула и ехидно улыбнулась.

– А я подожду, – откинулась на спинку и от души потянулась – хорошо! – Все равно поделишься.

– Злая ты, – сокрушенно вздохнул лис, послав мне укоризненный взгляд. – Я к ней со всей душой… А она…

– А она поставит чайник, – рассмеялась и, перегнувшись через столик, щелкнула друга по носу. – И даже заварит твой любимый кофе, кстати. У тебя же там сладости, я правильно поняла?

– И откуда ты все знаешь? – проворчал Мэй и вдруг невинным голосом спросил: – Слушай, Вики, а может, ты эмпат?

Мне очень повезло, что уже набрала воды в чайник и поставила его греться. Иначе уронила бы, как пить дать. А так – просто вздрогнула и искоса бросила взгляд на оборотня. Тот как раз подтянул к себе пустое блюдо из-под фруктов и высыпал из кулечка круглые шоколадные конфеты. Значит, не заметил… Хорошо… Теперь делаем морду кирпичом…

– Ха, из меня такой эмпат, как из тебя – монах, – произнесла как можно более небрежно и тут же перевела тему: – А хоть что за сладости?

Лицо друга стало мечтательным, и он даже облизнулся.

– О, это восхитительное лакомство! – Не нужно быть эмпатом, чтобы заметить явное предвкушение в словах лиса. – Тэмирский орех в нежнейшем сливочном креме, и все это залито лучшим молочным шоколадом!

– Слюнки подбери, – поддела его, насыпая в турку кофе.

Полноценной плиты у нас конечно же не было, но маленькую магическую горелку все же решили купить. А то мало ли…

– Ты просто никогда не пробовала, потому не понимаешь своего счастья! – хмыкнул друг, подбросил один шоколадный шарик в воздух, поймал и быстро запихнул в рот, прикрыв глаза от удовольствия. – Блаженство!

– С ума сойти! Оборотень-сладкоежка, – покачала головой и поставила перед ним кружку, от которой по всей комнате расходился пряный, немного горьковатый аромат. – Димаре отложи. Она нам не простит, если все сами слопаем.

Села со своей кружкой чая на диван и отправила в рот конфетку. Хм, а действительно вкусно!

– Кто это тут такой одурительный кофе варит? – раздался вдруг немного хриплый голос. – Можно и мне чашечку?

Упс! А про Сумеречного-то я и забыла! Ситуация… Представляю, что там себе сейчас Мэй надумает. Подняла глаза на друга и расхохоталась. Лис замер с недонесенной до рта чашкой и ошалевшими глазами смотрел мне за спину. Хм, самой, что ли, посмотреть? Недолго думая повернулась и вперилась взглядом в миатэ. Заспанного, лохматого, без рубашки, с почти что сияющим засосом на плече. М-да, как хорошо, что Алекса тут нет…

– Ты бы оделся, что ли, – кое-как отсмеявшись, поднялась и направилась варить вторую порцию кофе.

– Что? – непонимающе спросил Вир, а потом осмотрел себя и хмыкнул. – Ну да. Сейчас.

И ушел обратно в комнату.

– Вики! – громко прошептал отмерший лис. – Это что было?

Меня опять пробило на «ха-ха», потому не смогла ответить на столь провокационный вопрос.

– Ты меня пугаешь, подруга… – Искоса посмотрела на Мэя и увидела, что тот качает головой. – Я что, не на тот объект вчера поставил в споре?

– С ума сошел? – резко развернулась и уставилась на этого прохвоста возмущенным взглядом. – Не было у нас ничего!

– Да-а-а? – недоверчиво протянул оборотень. – А что он тогда здесь делает?

– Скрываюсь. – Из моей спальни вышел застегнутый на все пуговицы миатэ. – От излишне ретивых дамочек.

– А мне всегда казалось, ты удовольствие получаешь от того, сколько девушек вокруг тебя вертится, – поддел Вираэля лис, сверкнув изумрудными глазами.

– Вот именно, тебе казалось, – невозмутимо отозвался Сумеречный, присаживаясь на диван. – Вики, так кофе будет? Или не заслужил?

– Не заслужил, но будет, – отозвалась и поставила перед мужчиной чашку. – Угощайся.

– Я тебя обожаю! – выдохнул миатэ, обхватывая чашку обеими руками. – Умная, красивая, от поклонниц укрываешь, кофе угощаешь и при этом совершенно не интересуешься мной, как мужчиной. Жениться на тебе, что ли?

Лис выпучил глаза и поперхнулся. Подошла к кашляющему другу и сильно постучала по спине.

– Ну и где логика? – спросила, едва удержавшись, чтобы не покрутить пальцем у виска.

– Да, ты права, – задумчиво проговорил тот, а потом встрепенулся. – Тогда вместо руки и сердца предлагаю тебе свою искреннюю дружбу!

– У нее уже есть друг. И это я! – ревниво рыкнул Мэй и показал своему вечному сопернику кончики клыков.

– Будет еще один! – в тон ему отозвался Сумеречный и оскалился, демонстрируя свои.

Детский сад, ясельная группа. «Ты с ним не дружи, ты со мной дружи». И это еще амазонки нет. О том, какой кипиш устроила бы подруга при виде миатэ, лучше даже не думать.

– А меня спросить никто не додумался? – сказала как можно более холодным тоном.

Хм, по-моему, зря влезла в войнушку этих больших мальчиков. Повернулись оба и смотрят так… нехорошо. Невольно попятилась, следя за ними настороженным взглядом.

– Вики, – заулыбался вдруг лис, вызвав во мне еще порцию нехороших предчувствий, – нам не нужен четвертый, правда? Нам ведь и так очень хорошо!

– Не слушай этого рыжего, Вики, – вклинился Вир и обаятельно улыбнулся. – Я прекрасно впишусь в вашу компанию!

Это все замечательно, но вот почему-то слабо верится, что этот в общем-то взрослый мужчина вдруг воспылал к нам пламенной любовью. Можно, конечно, спихнуть все на мой дар эмпата, но лучше спросить о причинах.

– Вираэль, – медленно заговорила я, осторожно подбирая слова, – а с чего столь внезапное и сильное желание стать частью нашей компании? Я в жизни не поверю, будто твое решение вот такое спонтанное.

Рядом согласно хмыкнул Мэй.

Миатэ смерил нас задумчивым взглядом своих бездонных синих глаз и слегка усмехнулся.

– Резонный вопрос, Вики. – Он отсалютовал мне чашкой. – Я действительно не мальчик и обычно неожиданных решений не принимаю. Но… Как бы получше объяснить… – вздохнул и нахмурился, пытаясь подобрать правильные слова. – Почему-то, находясь здесь, рядом с вами, я чувствую себя комфортно. Будто домой вернулся.

Ничего себе новости! Нет, приятно, конечно, не спорю, но чтобы вот так сразу почувствовать себя своим с чужими людьми… Честно говоря, почему-то очень захотелось порыться в старых летописях на тему каких-то пророчеств. Обчиталась фантастикой, определенно.

Вздохнула и смерила развалившегося на диване Вира задумчивым взглядом. Немного поразмышляла и поняла, что совершенно не против предложения Сумеречного. Было у меня смутное ощущение, что он действительно легко станет четвертым в нашей странной компашке, как тот недостающий кусочек пазла. С другой стороны, у нас Мэй, с которым у Вира вечное соперничество, и Димара, которая только при упоминании имени миатэ разве что огнем не дышит. Ладно, будь что будет…

К тому времени, как я вынырнула из своих размышлений, эти двое опять начали тихо переругиваться.

– Вы прекращайте это ребячество, – покачала головой и сложила руки на груди. – По-моему, вам двоим на роду написано быть либо врагами, либо лучшими друзьями. И это неплохой шанс. Так что, Вираэль, я совершенно не против твоей компании. Но должна тебя предупредить: наша амазонка будет не в восторге.

Оборотень явно хотел что-то возразить, но получил от меня предупреждающий взгляд и благоразумно заткнулся.

– Нет нерешаемых проблем, – пожал плечами Вир и немного рассеянно улыбнулся. – Сознаюсь, немного перегнул палку. Но она так мило бесится, что удержаться невозможно. Тем более если девочка начала игру, мне несложно подыграть.

Воцарилась тишина. Мы с Мэем таращились на миатэ, который невозмутимо прихлебывал кофе, и подозреваю, выражения лиц у нас были одинаковые.

– Ты хочешь сказать, что все это время… – медленно начал оборотень, но Вир его перебил:

– Да, да, я всего лишь играл. Но позволял амазонке думать, что все более чем серьезно.

– Димара тебя убьет! – простонала я и с диким хохотом упала на диван рядом с похрюкивающим от смеха оборотнем.

– А я-то думал, что хорошо тебя знаю! – В голосе лиса мелькнуло уважение.

– Меня никто толком не знает, – неожиданно жестко отозвался Сумеречный и посмотрел на моментально успокоившихся нас тяжелым взглядом. – Но каждому это мнится.

Ох, теперь охотно верю, что этот мужчина – взрослый и опасный хищник, которому лучше не переходить дорогу.

– Не знаем – узнаем, – взяла себя в руки и усмехнулась. – Добро пожаловать, Вираэль. Говорю сразу, мне будет интересно посмотреть, как ты намерен уживаться с моими друзьями.

– Мэй, прекращай скрипеть зубами. – Вир ехидно ухмыльнулся и тряхнул волосами. – Нравится тебе это или нет, но вам от меня теперь никуда не деться.

– Да я уже, собственно, не против, – ровным тоном отозвался лис, вдруг сбросив привычную маску. – Я давно подозревал, что подобное рано или поздно случится. Интуиция лис… впрочем, тебе объяснять не нужно.

Сумеречный молча кивнул, и мужчины обменялись рукопожатиями.

А мне стало как-то зябко. Никак не привыкну к тому, что в Соединенных мирах окружающие постоянно носят какие-то маски. Да и я тоже… Сейчас передо мной сидели не два обормота-студента, вечно соперничающие по любому поводу, но двое взрослых мужчин, которые на моих глазах заключили пакт о ненападении, в перспективе грозящий стать полноценным союзом. Брр, что-то меня совсем в дебри занесло. Пора возвращаться к насущным проблемам. Например, к амазонке.

– Я, конечно, рада, что вы пришли к согласию, – сказала, прочистив горло. – Но предлагаю подумать над тем, что делать с нашей драгоценной Димарой. Боюсь, она будет категорически против.

И надо же было такому случиться, как раз в этот момент наша блудная подруга вернулась с очередного свидания.

– Привет! – с порога крикнула радостная амазонка. – Я все-таки…

Она осеклась и во все глаза уставилась на Вираэля, который развалился на диване. А тот с интересом поглядывал в сторону блондинки, чему-то загадочно улыбаясь.

– Что… этот здесь делает?! – прошипела Димара, одарив нас с лисом злым взглядом.

– Можешь считать, что живет, – вдруг отозвался Мэй, и мы с миатэ, как по команде, удивленно на него уставились.

– Как живет? – пробормотала подруга и растерянно моргнула.

– Расслабься. – Пока оборотень окончательно не задурил ей голову, надо все брать в свои руки. – Это наш дорогой друг лис так иносказательно выражается. Вираэль просто решил присоединиться к нашей компании.

Амазонка молча прошла к дивану и уперлась руками в спинку, как раз между моей головой и Мэя.

– Только через мой труп, – ровным тоном, выделяя каждое слово, сказала она, глядя Сумеречному прямо в глаза.

– Зачем сразу трупы? – усмехнулся тот и прищурился. – Такие красивые девушки полезнее в живом виде.

И вдруг меня накрыло волной сложных эмоций нового друга. Всякий раз доминировало вожделение, когда точеная фигурка этой амазонки показывалась на горизонте. К нему примешивалась снисходительность старшего, видящего в ее ориентации только игру, которая непременно завершится, как только девушка встретит достаточно сильного для этого мужчину. Третьим в букете шло восхищение боевыми умениями Димары, пусть даже еще несовершенными. И предвкушение мастера, опытным глазом видящего, какой чистой воды бриллиант получится после огранки.

Последнее, что поймала от миатэ, была четкая мысль: «Пожалуй, стоит попробовать». Чего именно она касалась, так и не поняла, да и не до того мне было, чтобы обдумать. Оказывается, пока я переваривала то, что обрушил на меня Вир, подруга попыталась вцепиться ему в горло. После чего была закономерно скручена и прижата к телу мужчины. Тот, к слову, нашептывал что-то злющей обездвиженной блондинке, почти касаясь губами уха.

Честно говоря, я ожидала, что амазонка сейчас начнет вырываться и грязно ругаться. Но не дождалась. Димара успокаивалась с каждым словом, которое говорил ей Вираэль, и даже выглядела… заинтригованной.

– Мне кажется или у нее на лице явно проступает предвкушение? – тихо спросил Мэй, мимо которого, видимо, тоже не прошла вся странность ситуации.

– Похоже на то, – кивнула в ответ и немного громче добавила, адресуя этим двоим: – Может, поделитесь?

– Хорошо, договорились, – непонятно кому ответила Димара. – Отпусти.

Сумеречный разжал руки, и подруга с невозмутимым лицом сползла с его колен и уселась рядом.

– Вики, будь другом, сделай кофе? – попросила она и откинулась на мягкую спинку дивана.

– Я вам что, подавальщица? – нахмурилась я и демонстративно сложила руки на груди. – Пока не расскажете, о чем таком шушукались, с места не сдвинусь.

– Действительно, – поддержал меня Мэй, задумчиво рассматривая эту парочку. – Еще даже часу нет, как Вир к нам присоединился, а у вас двоих уже секреты? Забавно. Будто не ты, Димара, еще утром на дух его не выносила.

– Я и сейчас его не сильно люблю, – фыркнула она, бросив быстрый взгляд на усмехающегося миатэ. – Но то, что он предложил… Ради такого даже согласна терпеть его в нашей тесной компании. И если Вики все-таки сделает мне кофе, я, в свою очередь, обязательно поделюсь.

И что с ней делать? Пришлось вставать и переться к тумбе. Ну почему так получилось, что я варю кофе вкуснее всех?! Так не честно.

Конечно же Мэй с Виром тоже захотели кофе и ненавязчиво попросили сварить и на них.

Пока я занималась напитком, Димара все-таки начала рассказ, изредка бросая взгляды на молчаливо улыбающегося Вираэля.

– Начнем с предмета обсуждения, так сказать. – Амазонка зевнула и от души потянулась. – Речь пойдет о небезызвестной всем нам Риане.

Я хмыкнула и покачала головой, а рядом присвистнул Мэй.

Риана последнюю пару недель была головной болью подруги. Впрочем, и Вираэля тоже. Училась она на первом курсе природного факультета и была красива, как картинка. Платиновая блондинка с кукольным личиком и огромными голубыми глазами – короче, хоть сейчас на обложку. И эта красотка с успехом динамила как амазонку, так и миатэ, усердно делая вид, что никак не выберет одного из них. Мы с лисом еще смеялись – мол, именно выбор Рианы станет победой в соревновании этих двух.

Димара в последнее время в адрес Рианы выражалась исключительно нецензурно, настолько ее достали эти перебежки красотки.

На мой взгляд, девушка неплохо устроилась и отлично этим пользовалась. Пошла на свидание с Виром, что-нибудь не понравилось – фыркнула и ушла к Димаре. Та что-то не так сделала? Развернулась и пошла к мужчине.

Мы с Мэйлисом даже спорить не стали, сошлись единогласно, что рано или поздно амазонку и миатэ это достанет, и они ее пошлют. Вместе.

– Так вот, – подруга кивком поблагодарила меня за кофе и принялась рассказывать, – несложно догадаться, что ни меня, ни Вираэля ситуация с ней не устраивает. И он предложил мне превосходный план, как ее проучить.

– О как! – хмыкнула я и уселась рядом с лисом, передав ему чашку. – И в чем заключается этот план?

Амазонка открыла было рот, чтобы поведать нам подробности, но ее остановил Сумеречный:

– Вики, а тебе не интересно это увидеть своими глазами? – Он подался вперед и прищурился. – Давайте вы лучше с Мэем завтра поприсутствуете.

Вот же… миатэ! Страсть этой расы к игре, особенно на публику, видимо, передалась этому конкретному экземпляру в полной мере!

– Так не пойдет! – возмущенно высказал нашу общую точку зрения оборотень. – Колитесь давайте!

– Не-э-эт! – Димара вдруг расплылась в предвкушающей улыбке. – Завтра будет интереснее!

Мы с лисом только рты от удивления пооткрывали. Определенно, этот мужчина плохо действует на нашу подругу. Еще и сам Сумеречный смотрит на нее, как на любимую ученицу, которая с блеском выполнила задание.

– Димара, милая, это еще что за наклонности? – спросила я серьезным голосом.

– Да, подруга, откуда в тебе это? – поддержал меня Мэй. – Может, твоим папочкой был не полуэльф, как ты нам тут рассказывала, а миатэ?

– Мама сказала, что именно полуэльф, – пожала она плечами и усмехнулась. – Короче, ничего я вам не скажу. Хочу видеть ваши лица, когда мы это провернем.

Вираэль тихо рассмеялся, обнажив кончики клыков, и проникновенно заявил:

– Знаешь, Димара, а ты мне нравишься!

– Зато ты мне – нет, – невозмутимо отбрила она его, отчего миатэ только изумленно вскинул бровь. – Но, видимо, у тебя будет шанс доказать, что ты не такой гад, как я привыкла думать.

– Да уж как-то постараюсь, – с непонятным выражением лица протянул он.

Посиделки продолжились, и мы с Мэем даже пару раз пытались от этих конспираторов добиться подробностей, но так и не преуспели. Увы, пришлось смириться.

Поздно ночью, когда зевающий Вираэль все же решился отправиться в свою комнату, мы условились встретиться завтра после пар в центральном холле, дабы сполна оценить задумку.


Глава 10

На следующий день к месту встречи я подходила весьма расстроенной.

Последняя пара у нас вдруг выпала, так как заболел преподаватель по истории Соединенных миров. Я уже предвкушала, как засяду в «Перекрестке миров» с каким-нибудь десертом, но буквально в дверях кабинета меня поймал Шаорин. Он тонко намекнул, что такую прекрасную возможность грех упускать, и уволок меня тренироваться.

К слову, с нашими занятиями дела обстояли скверно. Если блоки у меня со скрипом и на короткое время, но получались, то с сознательным применением дара получился облом. Никак, и все тут! Расстраивало это неимоверно. На кой нужен такой талант, если он в критический момент возьмет и не сработает?

Шаорин меня успокаивал – мол, не у всех с первого раза получается, и с третьего, и даже с десятого. Но почти уснувший во мне пессимист поднял голову и твердил – даже с сотого ничего не будет. И в этот раз для разнообразия оказался прав.

Сегодня мрачный учитель с недовольством констатировал: безнадежно. Похоже, мой дар носит стихийный характер, и черта с два я смогу им управлять. На мое робкое предположение, дескать, может быть, теперь мне не стоит опасаться проклятого ошейника, темный саркастично просветил, что как раз с этим украшением дар будет работать как надо. Потому что по приказу, которого невозможно ослушаться.

Неудивительно, что на встречу плелась добрых полчаса вместо обычных пятнадцати минут, угрюмо размышляя на тему несправедливости бытия.

У меня не было ни малейшего желания торчать посреди помещения, как тот тополь на Плющихе. Потому в холле я сразу направилась к одной из колонн, в которую уперлась лбом и закрыла глаза. Меня продолжали одолевать невеселые думы.

– И что ты намерена делать? – вырвал меня из мыслей глубокий женский голос. – В чем вообще смысл твоей игры, Риана?

Услышав знакомое имя, я насторожилась и замерла, попутно благодаря все высшие силы, что додумалась встать так, чтобы меня не было заметно.

– Какая ты тупая, Брианика, – пренебрежительно отозвалась Риана. – Естественно, я хочу замуж. За Вираэля.

– А Димаре тогда зачем мозги пудришь? – недоуменно спросила поименованная Брианикой.

– Говорю же, тупая!

Небеса, и за этой стервой амазонка с миатэ наперегонки бегали? Если до этого момента мне даже было немного жаль Риану, над которой решили поиздеваться друзья, теперь я была всецело на их стороне. Так ей и надо!

– Пока я Сумеречному не досталась, – тем временем снизошла она до объяснения, – он будет за мной бегать. Чем дольше я буду выбирать между ним и этой амазонкой, тем сильнее будет разжигаться его интерес. В определенный момент Вираэль в меня влюбится, и тогда я в кратчайшие сроки затащу его в храм. А там он уже от меня никуда не денется!

Вот же гадина! Все. Хочу, чтобы Вир с Димарой по ней катком проехали.

– Кстати, вон одна из твоих жертв. – В голосе Брианики слышалось слегка замаскированное пренебрежение.

Хороши подружки – друг друга ни во что не ставят.

– Амазонка? – фыркнула Риана. – Она мне сегодня ни к чему.

– Вообще-то я про Вираэля, – хмыкнула ее подруга. – Он только что вошел в холл.

– Так чего мы стоим? – возмутилась блондинка. – Сейчас идем и начинаем прохаживаться мимо него. Я вроде как на него обиделась, надо дать шанс извиниться.

Переговариваясь, девушки отошли от колонны, а я смогла выдохнуть.

– Забавный разговор мы подслушали, – хмыкнули мне на ухо голосом Мэя.

Вздрогнула и резко развернулась.

– Смерти моей хочешь? – прошипела, одарив друга неласковым взглядом. – Какого ты… так подкрадываешься?!

– А что, надо было заорать «Вики, я здесь!» и прервать такой занимательный диалог? – вскинул каштановую бровь этот плут и вдруг схватил меня за руку и потащил куда-то. – Побежали, подружка, а то пропустим все веселье!

Не стала возмущаться, только бросила взгляд туда, где, по моим прикидкам, находился миатэ. Там как раз вырисовывалась картина маслом: Вираэль, весь такой блистательный и все такое, делал вид, что не замечает двух прогуливающихся мимо него красоток.

За то время, что я пряталась, холл наводнили студенты. Некоторые просто проходили помещение насквозь, спеша по каким-то своим делам. Кто-то кучковался возле стенок и колонн. Время от времени какая-то из таких группок взрывалась веселым смехом.

– Мэй! – От одной из кучек отделился плечистый стриженый парень и махнул лису рукой. – Иди к нам!

– Как не вовремя-то, – пробормотал оборотень, замер, покрутил головой и расплылся в довольной улыбке. – Впрочем, не прав, как раз вовремя. Это мои однокурсники, Вики. И они стоят ну очень удобно для нас, так что пошли.

Я даже опомниться не успела, как оказалась под перекрестными взглядами толпы старшекурсников.

– Мэй, это что, твоя очередная девушка? – с любопытством спросил тот самый парень.

Как мне не понравилась эта фраза. Было в ней что-то… пренебрежительное. Какой-то «ночной бабочкой» себя сразу ощутила. Хотела уже отбрить наглеца, но меня опередил лис:

– Попрошу больше уважения к моей подруге. – Оборотень крепко взял меня за плечи. – Любой косой взгляд в ее сторону будет оцениваться фингалом, это понятно?

Парень стушевался, скомканно извинился и принялся старательно делать вид, что меня здесь вообще нет. Ну не очень-то и хотелось.

– Ребята, повеселиться хотите? – меж тем вкрадчиво поинтересовался Мэй.

– Смотря что делать надо, – осторожно сказал кто-то из старшекурсников.

Видать, уже вляпывался с лисом, раз так осмотрителен.

– Кто хочет, чтобы Риану с природного спустили с небес? – В голосе оборотня явственно слышалось предвкушение.

– Лучше спроси, кто этого не хочет, – хмыкнул худощавый брюнет и прищурил глаза. – Что для этого надо?

М-да, однако блондинка успела за эти несколько месяцев куче парней поперек горла встать. Как… неосмотрительно с ее стороны.

– Смотреть и наслаждаться, – почти пропел Мэй, потом развернулся и махнул рукой.

Только теперь я заметила, что в руке у оборотня зажата цепочка из тусклого металла, на которой болтается подвеска в виде птицы с открытым клювом. Когда повернулась к Вираэлю, который стоял к нам вполоборота, заметила, что у того в руке такая же безделушка. Хм, интересно, что бы это значило? Дернула лиса за рукав и скосила вопросительный взгляд ему на руку.

– Потрясающая вещица, – одними губами сказал мне друг. – Позволяет передавать звук на расстояние. Та птичка, что в руках у Вира, – передатчик, а у меня соответственно приемник. Так что мы услышим все, о чем будут говорить. Кстати, видишь ту группу? – Мэй показал на кучкующихся невдалеке некромантов. – У них тоже есть такой приемник. И если я правильно понимаю, скоро еще целители подойдут, с которыми Сумеречный учится.

– Вот и они, – усмехнулась и кивнула в сторону быстро собирающейся группы в белых халатах.

– Тогда тихо, сейчас начнется, – подмигнул лис.

Миатэ переместился ближе к нам, вынудив парочку красавиц немного изменить траекторию. Когда те подошли достаточно близко, он сделал вид, что только их заметил.

– Риана, какая приятная неожиданность! – Вир заступил дорогу девушкам и слегка кивнул, обозначая приветствие.

– Ах, Вираэль, – томно протянула блондинка, стрельнув глазами. – Я тебя еще не простила.

– Какая неприятность. – В голосе мужчины явственно слышалась насмешка.

Риана посмотрела на него с подозрением, но Вир так нежно ей улыбался, что она сразу же успокоилась. Старшекурсники сзади меня начали тихонько похрюкивать от смеха. М-да, ни разу не палимся. Я бы на месте этой красавицы моментально засекла, что даю бесплатное представление. А она, поди ж ты, не обращает внимания. Может, думает, что парни ее неземной красотой сражены?

– Если ты не решил, как загладить свою вину, я пошла! – капризно заявила Риана и задрала нос.

И в этот момент на этой, можно сказать, сцене появилась Димара. Она была спокойна и собранна, даже слегка улыбалась.

При появлении амазонки Риана растерялась. Видимо, эпизод, в котором поклонники пересекаются, не был прописан в ее личном сценарии.

– Вир, привет! – воскликнула Димара и помахала рукой. – А я тебя везде ищу!

Подруга вдруг резко остановилась и радостно заулыбалась.

– Риана! – воскликнула она. – Как я рада тебя видеть!

Побледневшая блондинка промямлила приветствие и замерла, принявшись нервно ломать пальцы.

То, что было дальше, заставило всех нас замереть от шока. Вираэль быстро схватил Димару в объятия, а та, вместо того чтобы оттолкнуть наглого мужчину, обвила руками его шею. В следующий момент эти двое уже страстно целовались. Не знаю, как остальные, но, думаю, моя челюсть была где-то на подлете к ядру планеты. Хотелось не то глаза протереть, не то ущипнуть себя.

Первым, кто бы сомневался, пришел в себя Мэйлис. Он уткнулся лбом мне в плечо и начал всхлипывать от смеха.

– Во дают! – сдавленно хохотал друг. – Не знаю, что они задумали в общем, но этот момент шедеврален!

Риана прожгла парочку злобным взглядом.

– Вираэль! – прошипела она и сильно толкнула мужчину в спину. – Ты что себе позволяешь?

– Вир, ты что, еще не поговорил с ней? – промурлыкала амазонка, накручивая на палец прядь волос Сумеречного.

– Не успел, милая, но сейчас исправлю свою оплошность. – Миатэ с явной неохотой выпустил подругу из объятий. Затем подошел к блондинке и приобнял ее за плечи.

– Риана, солнце, – ласково проговорил он, – мы с Димарой решили, что ты нам подходишь.

Так, либо я извращенка, либо извращенцы эти двое! Это ведь не может быть то, о чем я подумала?!

– Ты о чем? – нахмурилась Риана и попыталась отстраниться, чего, ясное дело, миатэ ей не позволил.

– Как о чем? – приторным голосом отозвалась Димара и приобняла опешившую девушку с другой стороны. – Ты ведь столько времени металась между нами, не могла выбрать… Радуйся, милая, не нужно будет выбирать! Мы с Виром, – тут амазонка послала мужчине пламенный взгляд, – давно искали третью.

Нет, извращенцы все-таки они. Даже на мгновение стало жалко девчонку. Но только на мгновение.

За моей спиной тихо шушукались парни, видимо, обсуждая ситуацию.

– Третью для чего? – продолжала тупить блондинка.

– Для постели, разумеется, – хмыкнул Вир.

– Ох, эти мужчины! – фыркнула Димара и ласково улыбнулась Риане: – Для отношений! Ну и постели в том числе.

– Я знал! – Мэй продолжал тихо давиться хохотом у меня за спиной. – Эти двое неподражаемы!

– Да уж, – с усмешкой в голосе отозвался один из старшекурсников. – Такое заявить Риане… Мне прямо интересно, что она им ответит.

– Согласится. – У меня получилось сказать ровным тоном. – Когда в игре эти двое, у противника просто нет выбора.

Меж тем лицо блондинки пошло красными пятнами. Она затравленно посмотрела сначала на миатэ, потом на амазонку, явно ожидая, что сейчас кто-то из них рассмеется и скажет – мол, это шутка. Но оба смотрели выжидающе.

Я заметила, что Брианика вдруг усмехнулась и отошла в нашу сторону.

– Не до конца понимаю, что они замышляют, – задумчиво проговорила она, скосив взгляд на меня. – Но от души надеюсь, урок будет ощутимым.

Хм, а эта шатенка не так проста, как кажется. К тому же на нее время от времени бросает взгляды амазонка. Чую, подруга решит свести приятное знакомство с этой симпатичной и неглупой девушкой. Улыбнулась краешками губ и слегка пожала плечами. За моей спиной хмыкнул Мэй и тихо проговорил:

– Я тоже на это надеюсь.

Брианика слегка кивнула и принялась следить за разворачивающимся представлением.

– Вы не можете предлагать это всерьез, – с отчаянием прошептала Риана и опустила глаза.

– Еще как всерьез, – вздохнул Вир и нежно провел пальцами по щеке девушки. – Ты нам очень нравишься… И у тебя есть выбор – либо сейчас ты получаешь нас обоих, либо никого. Увы, солнышко, по-другому никак.

Риана продолжала стоять, опустив глаза. А весь холл замер, ожидая, что же ответит на такое предложение эта красотка. Мне даже казалось, старшекурсники за спиной дышать стали через раз. Интересно, а если она откажется, у Вира есть запасной план?

– Не бойся, милая, – промурлыкала Димара блондинке на ухо. – Тебе будет хорошо с нами, вот увидишь.

– А если отношения нас всех устроят, – шепнул в другое ухо Вираэль, – можно будет заключить тройной брак, у меня на родине такое практикуется.

М-да, вот миатэ и выложил свой козырь. Я бы даже сказала, козырный туз. Риана, которая помешана на том, чтобы удачно выйти замуж, ни за что не прошляпит такого предложения.

– Я… – Девушка сглотнула и опустила голову еще ниже. – Согласна…

– Интересно, громко смеяться уже можно? – задумчиво пробормотал Мэйлис.

– Не думаю, – покачала я головой. – Миатэ – любители эффектных сцен, а в этой не хватает жирной точки. Что-то будет еще.

Тем временем Димара и Вираэль шустренько отлепились от Рианы и отошли на несколько шагов.

– Я так не играю, – буркнула амазонка и тяжело вздохнула. – Как она могла согласиться?! Я была уверена, что она откажет!

– Неопытная ты еще, – открыто улыбнулся ей Сумеречный и сложил руки на груди. – Я-то породу таких, как Риана, знаю. Ради того, чтобы добиться своего, она пойдет на что угодно.

Саму блондинку друзья теперь успешно игнорировали. Более того, Вираэль вдруг повернулся к этой красотке спиной, будто ее и нет тут. А та только стояла и рот раскрывала, как рыба, выброшенная на берег.

– Ладно, ладно, – проворчала Димара. – Этот спор я проиграла, две бутылки «Весеннего полнолуния» с меня. Но я еще отыграюсь! – Она погрозила мужчине пальцем.

Я поперхнулась и уставилась на нее круглыми глазами. Лучшее вино дроу – недешевое удовольствие.

– Увидим, подружка, – подмигнул довольный собой Сумеречный.

И тут отмерла Риана. Она придушенно что-то пискнула, закрыла рот ладонями и попятилась. Далеко не ушла – уперлась спиной прямо в колонну.

Вдруг грянул хохот. Все три группы, которые были зрителями этого мини-спектакля, просто падали со смеху, чуть ли не показывая на Риану пальцами. Та побагровела и бросилась на Сумеречного с кулаками.

– Ах ты, гад! – визжала она и пыталась вцепиться в его лицо ногтями. – Сволочь! Как ты мог!..

Вираэль со скучающим видом быстро перехватил запястья блондинки и ласково улыбнулся:

– Интересно… Как играть с нами – так все нормально, а как тебя перед всем народом на чистую воду вывели, сразу ругаешься. Двойные стандарты, милая.

И легонько оттолкнул ее от себя.

– Брианика! – рявкнула Риана. – Мы уходим.

– Лично я никуда не собираюсь, – усмехнулась шатенка и кокетливо стрельнула глазками в Димару. – Тем более с тобой.

– Предательница! – зашипела блондинка. – Я думала, ты мне подруга…

– Я не дружу с идиотками, – холодно отозвалась та. – Которые к тому же ни во что меня не ставят.

Риана осмотрела веселящуюся толпу бешеным взглядом, грязно выругалась и под бурные овации быстро убежала из холла.

Однако опозорили местную звезду по полной. Я бы на ее месте сквозь землю от стыда провалилась.

Амазонка окинула Брианику внимательным взглядом и послала ей воздушный поцелуй. Та мягко улыбнулась в ответ и кивнула. Да, девочка не промах! Димара хмыкнула и тоже кивнула. Такое ощущение, что эти двое уже о свидании успели договориться.

– Шустра, подруга! – уважительно проговорил миатэ и покачал головой. – Я еще только задумался, чтобы обратить на девушку внимание, а ты ее уже окрутить успела! Уважаю.

– Вот тебе и неопытная, – показала ему язык амазонка. – Кстати… Вино пьем компанией?

– Конечно! – рассмеялся Вир и повернулся к нам с Мэем: – У вас ведь планов никаких?

– Даже если и были, уже нет! – весело отозвался лис и вытолкнул меня вперед. – Ради такого вина…

– А меня пригласите? – кокетливо поинтересовалась Брианика, бросая на Димару многозначительные взгляды.

– Конечно. – Амазонка послала шатенке еще один воздушный поцелуй.

Словом, в результате почти все остались довольны. Старшекурсники с трех факультетов, помимо отличного шоу, получили моральное удовлетворение. Димара с Вираэлем наказали излишне самоуверенную дамочку. Брианика обратила на себя внимание амазонки. Ну а мы с Мэем вечером на халяву выпили отличного вина. И, честное слово, мне совершенно не было жаль Риану. Сама виновата.

К слову сказать, Брианика показала себя отличной девчонкой, и мы неплохо поладили. Это оказалось весьма кстати, потому что вскоре она стала постоянной девушкой Димары.

Что до Вираэля, то он быстро освоился в нашей компании, будто всегда в ней был.


Глава 11

Я возвращалась с очередных посиделок у Келроя в приподнятом настроении. Все-таки наши редкие встречи вне учебы за чашечкой кофе исцеляюще действуют на мои нервы. От предтечи всегда веет надежностью и спокойствием, хочется просто расслабиться и забыть про все проблемы. Впрочем, иногда я расслаблялась чрезмерно. Вот и сегодня чуть не ляпнула ему про Алекса. Хорошо, в последний момент язык прикусила…

Кстати про Алекса, который уже почти две недели не появляется в академии. Для всех он на каком-то важном задании, но я-то знаю… Мы нарыли информацию об одном из предтеч-отшельников, и любимый, как только удалось выкроить время, ломанулся проверять. А я жуть как соскучилась…

Настроение медленно начало портиться, я опустила голову и поплелась к двери.

В нашей гостиной меня ждал сюрприз в виде по пояс голого Вираэля, который развалился на одном из диванов и читал книгу.

– Не поняла, – задумчиво произнесла я, аккуратно прикрыв за собой дверь. – Скажи мне, Вир, давно мы комнатами поменялись?

– И тебе привет, дорогой друг, – пробормотал он, так и не оторвавшись от чтения. – Здесь меня, по крайней мере, эти полоумные поклонницы не найдут.

– Так иди в соседи к Мэю, – усмехнулась, почувствовав, как настроение опять ползет вверх. – Вас двоих ни одна твоя поклонница дольше двадцати минут не выдержит.

– Кстати, отличная идея, – бодро отозвался миатэ и все-таки закрыл книгу. – Придет Мэй – обсудим. Как твои дела, подружка? Готова к вечерним подвигам?

Сумеречный был в нашей компании всего месяц, но складывалось ощущение, что знаю его долгие годы. Он умел быть… разным. Задорным мальчишкой и взрослым мужчиной. Галантным кавалером и матерым хищником. Список можно продолжать до бесконечности. И это не маски, как в случае с Мэйлисом. Каждая его грань была настоящей, была им самим. Вираэль объяснял это особенностями своей расы.

– А что у нас вечером? – бросила сумку с учебниками на пол и плюхнулась рядом с другом.

– Ну ты даешь, – покачал головой мужчина. – Миэльский в «Розе ветров» выступает! Еще скажи, что не слышала.

Одно упоминание этого чертова менестреля – и мои уши запылали. Может, отказаться? Поет Брендон, конечно, завораживающе, но, если он вдруг опять ко мне полезет, боюсь, Алекс не погнушается прикопать его лично. И меня заодно. Как говорится, и хочется, и колется. А, фиг с ним, буду решать проблемы по мере поступления.

– К таким однозначно готова. – Взгляд зацепился за татуировку на спине у миатэ – зеленый цветущий посох, обвитый с одной стороны черной змеей, а с другой – белой. – Кстати, все забываю у тебя спросить… Твоя татуировка, как я понимаю, символ стихий, которыми ты владеешь?

– Да, – поморщился Вир и торопливо набросил на себя черную рубашку. – Посох – природа, черная змея – некромантия, белая – целительство. Набил пару лет назад, когда достали с этой моей уникальностью…

Это, кстати, был еще один парадокс моего нового друга. Его до жути бесили собственные таланты. И если природой и боевыми искусствами Вираэлю нравилось заниматься, то целительство и некромантию он просто ненавидел. Что, впрочем, не мешало ему в данный момент кропотливо постигать обе эти науки одновременно.

– А твоя подруга сегодня опять меня отшила, – вдруг обиженно произнес Сумеречный.

Ха, тему переводит, а то я не вижу. Ладно, подыграю, мне несложно.

– Она же сразу сказала, что вы только друзья, – хмыкнула в ответ. – И кто же тебе виноват?

– Димара слишком красива, чтобы с ней просто дружить, – усмехнулся Вир и сверкнул синими глазами. – Всегда питал страсть к блондинкам…

– Заметно, – улыбнулась я краешками губ и решительно поднялась. – Чай? Кофе?

– Кофе, конечно! Могла бы и не спрашивать, – попенял мне мужчина и потер руки. – Ты в курсе, что готовишь самый изумительный кофе в Соединенных мирах?

– Льстец, – фыркнула и принялась доставать все нужное. – Лучший кофе готовит ди Шелли. Я так… верхов нахваталась. Кстати, Вир, а почему именно блондинки? Я себя прямо ущербной ощущаю. Перекраситься, что ли?

– Не вздумай, – погрозил мне пальцем миатэ и взял в руки свой неснимаемый медальон. – Моя мама была блондинкой. – Он открыл вещицу и пристально всмотрелся внутрь. – Я ее не помню почти… Смутный образ только остался. Так что с точки зрения психологии мой выбор блондинок вполне объясним.

Да-да, Фрейд нервно курит. Впрочем, я краем глаза видела изображение в медальоне Вира. Амазонка действительно чем-то смахивает на его мать. Что весьма прискорбно, так как она уже устала ругаться на упершегося рогом миатэ. Мы с Мэем посмотрели на их вечные перепалки и пришли к дружному выводу – пока Вир не затащит Димару в постель, точно не успокоится.

– Кстати, а где сама подруга? – поинтересовалась, аккуратно смешивая ингредиенты.

– Гуляет с Брианикой, – тяжело вздохнул мужчина и закинул руки за голову. – Кто бы мог подумать, что их отношения получатся такими прочными!

– Бри не дура, в общении приятная, амазонке искренне симпатизирует, – пожала я плечами и поставила турку на огонь. – Почему бы нет?

– Потому что это усложняет мне задачу! – раздраженно прошипел Вир.

– Оставил бы эту затею, – слегка пожала я плечами. – Ничего у тебя не получится.

– Получится! – упрямо стоял на своем миатэ. – Кто, кроме меня, наставит ее на путь истинный?

– Даже не буду спрашивать, о чем ты. Мне и так все понятно, – рассмеялся влетевший в гостиную Мэй. – Здравствуйте, друзья! Можете падать мне в ноги и благодарить высшие силы за такого полезного друга!

– Иными словами, столик будет свободен, – правильно истолковал спич лиса Вир. – Молодец, получи награду в виде нового соседа.

Оборотень так удивился, что запнулся о мою сумку и с грязными ругательствами полетел на пол.

– Цел? – поинтересовалась, разливая кофе в две кружки. А то знаю этого лиса: сейчас тоже просить будет.

– Еще одна такая заявочка от этого полоумного миатэ – и не буду, – пробурчал Мэйлис, потирая ушибленное колено. – Вир, ты сбрендил? Какой еще сосед!

– Я! – Посмеиваясь, Сумеречный поднялся с дивана и отвесил опешившему оборотню шутовской поклон.

– Вики, – громким шепотом спросил Мэй, пятясь от ухмыляющегося друга, – он часом не пьян?

– Не дождешься, – фыркнул Вираэль и прищурился. – И от моей кандидатуры не отвертишься!

Дальше мужчины принялись вдохновенно переругиваться, причем удовольствие от перепалки получали не только они, но и я тоже. Все-таки друзья – лучшее средство от плохого настроения. Моя хандра стремительно сбежала, будто и не было ее вовсе.

Улыбнувшись своим мыслям, быстро впихнула в руки спорщиков чашки, что моментально заставило их заткнуться.

– Женюсь! – блаженно выдохнул Мэй, сделав глоток. – Точно женюсь! И она будет варить этот божественный напиток только мне!

– Перебьешься, – шутливо оскалился Вир. – Я сам на ней женюсь!

Этот диалог тоже уже стал традицией. И все равно приятно!

– Я еще не настолько сбрендила, чтобы выходить замуж за законченного бабника, – привычно огрызнулась и уселась на диван. – Ну что, договорились? Вир переезжает?

– Да ради всех сил! – махнул рукой лис. – Только, Вир, если твоя кошка еще раз обзовет меня мерзкой лисицей, я ей подпалю шубку!

– Не боись, – подмигнул ему довольный миатэ. – Ева девушка культурная, с первого раза свою неправоту осознает.

Ага, конечно. С первого раза, но со второго удара тапкой. Его Ева – настоящая кошка, хоть и говорящая. Рыжая, наглая и себе на уме. Уж на что я с котами всегда ладила, и то, если забегала к Вираэлю в гости, меня в лучшем случае терпели.

– Кстати, откуда ты откопал это рыжее чудовище? – спросил оборотень, торопливо прихлебывая обжигающий кофе.

Знаю эти маневры, сейчас быстро выпьет и добавку будет канючить.

– Где взял, там нет, – отрезал вдруг Сумеречный и сжал губы в тонкую полоску.

На его лицо набежала тень какого-то воспоминания. И готова поспорить – воспоминание это не из приятных.

– Тайны, тайны… – криво усмехнулся Мэйлис.

Миатэ бросил на друга косой взгляд и уже собирался его отбрить, как лис хмыкнул и, глядя в потолок, произнес:

– У всех нас есть тайны, Вир. Чем хороша наша компания – тебя не будут выспрашивать.

– Вот и чудно. – Вираэль сделал вид, что полностью поглощен пряным напитком.

Тяжело вздохнула и покачала головой. Ну и компания у нас подобралась. Все с какими-то секретами. Причем такими, что даже вспоминать боязно. Недаром Алекс так смеялся, когда к нам все-таки примкнул Сумеречный. Мол, это же надо было вокруг себя таких уникумов собрать. И знает же, зараза, секреты каждого, а мне сказать так и не захотел! Впрочем, если посмотреть с другой стороны, он, наверное, прав. Может быть, когда-то наступит такой день, и мы сможем довериться друг другу полностью. Тогда все наши секреты станут своеобразной клятвой верности.

Ладно, пока это все лишь мечты. А в реальности у меня задумчивый оборотень, одна штука, и хмурый миатэ, тоже одна штука. И мне с ними еще веселиться сегодня надо! Как бы их в себя привести…

В ответ на мои молитвы дверь в гостиную резко распахнулась, явив заинтересованной публике довольную раскрасневшуюся Димару.

– Что лица такие кислые? – весело спросила она, плюхаясь на диван рядом с Вираэлем. – Девушку не поделили, что ли?

– Скажешь тоже, – отмахнулся Мэйлис и расплылся в пакостливой улыбочке. – Димара, где ты Бри посеяла?

– Милая, ты наконец-то поняла, что я лучше? – подхватил Сумеречный и придвинулся ближе к насупившейся амазонке.

Все-таки в этом миатэ и оборотень очень похожи. Настроение у них меняется моментально. И сидят оба, так предвкушающе переглядываются. Ох, чую, опять сейчас станут доводить подругу на тему ее отношений.

– К Бри приехали родные, – ровным тоном отозвалась Димара и сложила руки на груди. – Так что в «Розу ветров» мы идем вчетвером.

– Какая чудная новость, – промурлыкал Вир и легонько провел кончиками пальцев по запястью подруги.

– Руки убрал, – рыкнула она и отодвинулась. – И не надоело тебе? Вокруг тебя столько девушек – выбирай любую, а от меня отстань!

– Ни за что! – покачал головой миатэ и насмешливо улыбнулся. – Чем больше ты сопротивляешься, тем мне интереснее.

В дальнейшую пикировку даже не стала вслушиваться. Подобный разговор, с небольшими вариациями, повторялся изо дня в день, так что ничего нового все равно не услышу. Главное, чтобы сегодня до скандала не дошло, как неделю назад. А то плакал наш поход на концерт горькими слезами.

Мэй помахал пустой кружкой и сделал умоляющее выражение лица. Так что поинтересовалась у Димары, которая с головой нырнула в обмен колкостями, будет ли она кофе, получила быстрый кивок – и отправилась варить еще одну порцию.

– И мне, пожалуйста! – крикнул вдогонку Сумеречный и опять принялся изводить подругу.

Тоже мне нашли ходячую кофеварку! Вот достанут они меня как-нибудь, и выставлю им счет за весь выпитый кофе!

Краем глаза заметила, как открылась входная дверь. Сама собой. Что за черт?! Протерла глаза, но все равно никого не увидела. И только после этого додумалась опустить взгляд на пол. Ха, у нас сегодня особенные гости! Я бы даже сказала, чрезвычайно редкие. К нам пожаловала сама их милость Ева Великолепная, своей рыжей и наглой персоной. А шагает-то как – хвост трубой, морда каменная. И хороша, зараза, причем сама прекрасно это знает. На спине шерсть кошки была почти огненной, но светлела к животу, превращаясь в медовый. Кстати, наконец-то до меня дошло, какую породу она мне напоминает. Ну вылитая сибирка, только крупнее!

– Вир, я же просила тебя не оставлять меня на растерзание этим хищницам. – Недолго думая Ева запрыгнула на стол, где и уселась, обвив хвостом лапы.

– Что на этот раз? – вздохнул миатэ и сгреб любимицу к себе на колени.

Кошка блаженно вытянулась, продемонстрировав всем присутствующим внушительные когти, и умостилась поудобнее.

– Ты представляешь, меня порывались тискать! – возмутилась Ева и прижала ушки с кисточками к голове. – Я, конечно, руку ей исполосовала, но это уже переходит всякие границы.

– Ева-Ева, – хмыкнул оборотень и заложил руки за голову, – вроде молоденькая кошечка, а ведешь себя как пропахшая нафталином старая дева.

– Кто это у нас тут отозвался? – Приторным тонким голоском поинтересовалась та и облизнула нос. – Никак самый драный лис в этой Академии!

Его взгляд потемнел, и он с шипением быстро потянулся вперед, намереваясь схватить острую на язык кошку и задать ей трепку. Но Вираэль оказался шустрее и резво убрал любимицу с опасной траектории.

– Мэй, маленьких нельзя обижать! – сурово отчитал он друга и совсем другим, ласковым голосом пожурил прищурившую зеленые глаза кошку. – Евочка, нельзя себя так вести! Тем более с будущим соседом!

– Он переезжает к нам?! – Рыжая зашипела и даже немного вздыбила шерсть. – Только через мой труп!

– С удовольствием! – кровожадно оскалился Мэйлис.

– Мэй, прекрати! – крикнул Сумеречный и принялся тихо успокаивать любимицу.

М-да, странные отношения у лиса с этой кошкой. Если бы она была девушкой, а не животным, такое общение вполне могло служить признаком зачатка каких-то чувств. А в этом случае даже не понимаю. Знаю только, что Ева задирает Мэйлиса первой, и это точно что-то значит. Но что?..

Димара с нескрываемым интересом следила за тем, как разворачиваются события, но в диалог вступать не решилась. Думаю, и мне не стоит.

– Как это мы к нему переезжаем?! – вдруг взвилась рыжая и спрыгнула с коленей миатэ на пол. – Вир, ты что, пьян? С какой стати такое идиотское решение?!

А хозяина своего кошка тоже не жалует, как видно. Раньше я за ней такого поведения не наблюдала.

– Ева! – с угрозой в голосе рявкнул Сумеречный.

– Ладно, прости, – пробурчала кошка и потерлась об его ноги. – Просто ты меня тоже пойми! Зачем нам менять ставшую родной за столько лет комнату?

– Потому что поклонницы достали, – вздохнул Вираэль, поднял Еву с пола и почесал за ухом, отчего та тихо замурчала. – А если у меня будет сосед, тем более Мэй, известный своим острым языком, думаю, от основной массы как-то отделаемся.

– Да? – с сомнением протянула Ева и окинула мрачного лиса внимательным взглядом. – Как-то с этой стороны не смотрела…

Она опять спрыгнула на пол и не спеша подошла к ногам Мэйлиса. Тот бросил на нее недоверчивый взгляд и отсел подальше. Ева совсем по-человечьи вздохнула и покачала головой.

– Мир? – спросила она и протянула Мэю лапу.

Некоторое время оборотень молча сверлил невозмутимую кошку взглядом, после чего выдохнул сквозь зубы и пожал предложенную конечность.

Это смотрелось настолько комично, что я даже зажала рот рукой, чтобы не прыснуть со смеху. Один смешок, правда, все-таки вырвался, за что я была удостоена уничижительного взгляда со стороны нашей блистательной кошачьей.

– Ева, сливки будешь? – поинтересовалась я миролюбивым тоном.

– Свежие? – В голосе кошки послышалась надежда.

– И жирные, – подмигнула ей, налила в блюдце и поставила рядом со столом.

Рыжая быстро метнулась ко мне и потерлась всем телом об ноги.

– Хор-р-рошая! – промурлыкала она и принялась за еду.

Оказывается, через желудок пролегает путь не только к сердцу мужчины. С сердцами кошачьих та же песня.

Пока Ева изволили вкушать яство, а мужчины тихо утрясали нюансы будущего переселения, ко мне подошла амазонка. На ее лице играла такая довольная улыбка, что я не выдержала:

– Думаю, у Евы будет такое же лицо, когда она прикончит блюдце сливок.

– По мне видно? – рассмеялась подруга и послала мне многозначительный взгляд. – Вики, это случится завтра!

– Вот как? – воскликнула в ответ. – Подробности! Я жажду подробностей!

Я уставилась на амазонку с неподдельным интересом.

Стоит сказать, что все это время отношения Димары и Брианики оставались довольно невинными. То есть дальше поцелуев девушки так и не зашли. Это при том, что амазонка Бри очень нравилась. Я изредка ловила ее эмоции. Но переводить отношения в горизонтальную плоскость шатенка не спешила. И если правильно понимаю, завтра крепость падет!

– Помнишь гостиницу, где я жила до поступления? – спросила подруга, и я закивала. – Так вот… Бри сегодня принесла мне ключ от номера.

– Дай угадаю, – медленно проговорила, уже догадавшись, что именно услышу. – Номер для новобрачных?

– Да! – выдохнула Димара и счастливо заулыбалась. – И сутки только вдвоем, представляешь?

– Я за тебя очень рада, – искренне улыбнулась в ответ.

В этот момент мужчины закончили обсуждение, потому мы с подругой быстренько свернули разговор и присоединились к ним за столом.

– Ева, а Ева, – задумчивым голосом сказал Мэй, наблюдая, как та осторожно, чтобы не испачкать шерстку, вылизывает блюдце. – Вот ты взрослая и красивая де… кошечка. Что же ты еще не порадовала Вира котятами?

Сумеречный бросил на друга затравленный взгляд.

Здрасте приехали. Вторая часть Марлезонского балета. Сейчас оборотень начнет изводить уже миатэ.

Дело в том, что наш новый друг панически боится детей. Любое упоминание о том, что у него когда-нибудь появятся свои отпрыски, приводит Вираэля в ужас. И самое интересное, совсем непонятно, с чего такая реакция. Семья у него большая – у Вира есть старший брат и две младшие сестренки от второй жены отца. Кстати, с мачехой отношения превосходные. Это понятно как минимум по тому, что ее он уважительно называет «леди-мать». В общем, этот мужчина еще та загадка.

– Ага, сейчас, – фыркнула кошка, не забывая старательно вылизываться. – Во-первых, я еще слишком молода для серьезных отношений. А во-вторых… местные коты такие мужланы! Словечка ласкового от них не дождешься! Только мяукают и мяукают!

Оригинально! Интересно, откуда такое чудо выкопал наш миатэ?

– Ева, а ты что, кошачьего языка не понимаешь? – тихо поинтересовалась Димара, видимо, тоже заинтригованная такими новостями.

– Это они нормального не понимают. – Рыжая улеглась на диване рядом с хозяином и положила голову на лапы.

Вираэль опустил глаза и принялся усердно чесать любимице подбородок. По-моему, это явный знак, что расспрашивать не стоит. Переглянулась с остальными и поняла, что они тоже пришли к такому выводу. Потому витавший в воздухе вопрос так и не прозвучал.

– Так мы идем куда-то или уже ни у кого настроения нет? – тихо уточнил миатэ, не отрываясь от занятия.

– Идем, конечно! – с преувеличенным энтузиазмом отозвался Мэйлис.

Собирались мы быстро, потому в «Розу ветров» все же успели. В последний момент, правда. Но это же пустяки, да?


Глава 12

Сам концерт прошел отлично. Брендон был великолепен! Я как ухнула с головой в его голос с первой ноты, так вынырнула, только когда снежный барс отложил гитару. И то меня продолжало мелко потряхивать от нахлынувших разнообразных эмоций.

Но вот чего я точно не ожидала – так это того, что знаменитый менестрель спустится со сцены к нам, легонько толкнет Мэйлиса в плечо и весело заявит:

– Подвинься, охламон! Я сегодня с вами гуляю.

Когда Мэй, немного позубоскалив на тему некоторых любителей примазаться к компании, все-таки подвинулся и процесс знакомства был завершен, менестрель повернулся ко мне и расплылся в предвкушающей улыбке. Невольно вспомнила тот чертов поцелуй в нашу прошлую встречу, внутренне содрогнулась и приготовилась к словесной атаке.

– Вики, – промурлыкал он, потянулся через стол и накрыл мою ладонь своей, – ты в прошлый раз так быстро сбежала, что мне пришлось трясти нашего общего друга на предмет твоего имени. Ты скучала по мне?

– Нет, – процедила в ответ, выдернула руку и от греха подальше спрятала обе за спиной.

– А вот я очень скучал, веришь? – Лицо мужчины стало грустным.

Скосила взгляд на друзей и обнаружила, что эти предатели сидят и давятся смехом. Хорошо-хорошо, я им это еще припомню…

– Нет, не верю, – ответила приторным голосом и сделала страшное лицо оборотню, который явно хотел вставить какой-то пошлый комментарий.

Ситуация такая, что другое услышать из уст лиса было маловероятно.

– Злюка, – усмехнулся Брендон, откинулся на спинку стула и прищурил глаза. – Значит, милая девушка, мне ничего не светит?

Плотно сжала губы и кивнула.

– Жаль, конечно, но не в моих привычках навязываться, – вздохнул барс и повернулся к Мэйлису: – Вообще у меня к тебе дело, лис. Поможешь?

– Помогу, – пожал плечами тот. – Что делать надо?

– Объяснить одному идиоту, что пытаться использовать компрометирующие сведения против девушки – это низко и подло. – Менестрель откинул назад косу.

– Компанию составить? – заинтересовался миатэ.

Еще бы! Он у нас практически рыцарь в сияющих доспехах. Ну кроме тех случаев, когда сам особо липучих дамочек ниже плинтуса опускает. Стоит только вспомнить Риану.

– Если есть желание. – Брендон склонил голову и слегка улыбнулся.

– Я тоже с вами, – встряла амазонка, что тоже было вполне предсказуемо. На Земле таких, как она, называют воинствующими феминистками.

– Ох, вынужден отказаться от столь заманчивой перспективы, прекраснейшая, – печально отозвался мужчина и покачал головой. – Увы, этот недостойный слаб на нижнюю часть тела. Боюсь, при виде вашей несравненной красоты голова его напрочь откажется работать, и втолковать что-либо убогому будет невозможно.

Я уважительно покачала головой. Силен слова в предложения составлять! Это же надо было так закрутить банальное «слюной пол закапает и соображать не сможет». Впрочем, может, это просто отмазка, чтобы не брать с собой Димару. Все-таки девушка в мужских разборках определенно лишняя.

– Поняла, – криво усмехнулась подруга, дав понять Брендону, что раскусила истинные мотивы. – Не хотите – как хотите. Тогда мы с Вики по лавкам пойдем.

– Парфюмерным или нижнего белья? – невинным голосом поинтересовался Мэй.

– А ты что, хочешь надушенный комплектик в подарок? – проникновенно спросила амазонка, наклонившись к лису.

– Если ты мне в нем покажешься – хочу! – шустро сориентировался оборотень.

– И мне! – с энтузиазмом поддержал его миатэ.

– Не дождетесь, – ласково улыбнулась обоим Димара и поднялась. – В таком случае мы пойдем, пока лавки еще работают.

Лавки так лавки. В конце концов, легкий шопинг умиротворяюще действует на женскую нервную систему. Так что я поднялась, попрощалась с мужчинами и вышла за подругой из «Розы ветров».

Как выяснилось, за покупками мы собрались очень удачно. В лавку нижнего белья как раз привезли новый товар, так что в результате амазонка купила шесть новых комплектов. Три эльфийских, два – производства дроу, а последний… Честно говоря, когда я увидела его на манекене, хохотала так, что пришлось сесть на лавочку. И самое обидное, что никак не могла объяснить удивленной подруге, чего такого смешного увидела. Самый настоящий бронелифчик, я бы даже сказала, легендарный. Из мелких металлических чешуек, очень гибкий и прочный, размера эдак пятого. И такие же чешуйчатые шортики. Короче, любая Мери-Сью удавилась бы за такую прелесть.

– Димара, на кой он тебе? – задала вопрос, когда немного пришла в себя. – В нем же плюсов – ноль! К тому же, если я правильно помню, у тебя грудь на два размера меньше.

– В коллекцию, – усмехнулась подруга и дала знак продавщице паковать купленное. – Ты же не в курсе… Но я собираю самые нелепые образчики. Думаю, сие творение станет венцом в моем собрании.

– Ах, ну если так, – с облегчением выдохнула – ура, моя подруга не сбрендила! – Тогда конечно… Ну что, идем дальше?

– Какое идем! – возмутилась амазонка и посмотрела настолько хищным взглядом, что я вся подобралась. – Теперь будем тебе подбирать.

– А может, не надо? – спросила с опаской и попыталась отойти к двери.

Не получилось.

– Надо! – непреклонным голосом заявила подруга и положила руку на плечо, видимо, чтобы я не смылась. – Такие шикарные комплекты привозят не так часто. Ты просто не можешь выйти отсюда без хотя бы двух-трех!

Дальнейшее действо происходило практически без моего участия. Димара с продавщицей вертели меня, как куклу, спорили до хрипоты, сходились во мнении, после чего напяливали на меня очередной комплект. В результате измывательства я стала счастливой обладательницей трех тончайшей работы кружевных комплектов бежевого цвета и четвертого тренировочного, на котором настояла сама.

Таскать с собой покупки не хотелось, потому мы просто заказали доставку на дом.

– Совсем другое дело, – довольно потерла руки амазонка, когда мы наконец вышли из этой лавки. – Теперь – за духами!

Я тихонько застонала. Судя по настроению блондинки, там меня тоже будет ждать экзекуция. При учете того, что я всегда отличалась очень чутким обонянием, это грозило мне как минимум головной болью.

– Димара, а может, завтра? – жалобно спросила я. – Темно уже, и там, скорее всего, закрыто.

– Вики, думаешь, я не помню, во сколько закрываются мои любимые лавки? – весело фыркнула она и крепко взяла меня за руку. – Миранил работает еще… – подруга сверилась с часами, – два часа. Так что мы превосходно все успеваем!

Короче, моя попытка от этого дела увильнуть провалилась с треском. Так что мысленно высказалась о том, что думаю про такое издевательство, но послушно пошла за сияющей Димарой.

Любимая парфюмерная лавка амазонки располагалась недалеко от парка, потому удобнее всего было к ней добраться именно через него. Что, собственно, мы и сделали.

Ярко освещенные магическими шарами дорожки невольно напомнили, как мы с подругой напоролись здесь на трех придурков и познакомились с ди Шелли. Вот вроде бы не так давно было, а ощущение, будто с тех пор прошла вечность. Слишком насыщенная жизнь была у меня все это время.

– Надо же, какая неожиданная встреча, – вдруг раздался язвительный голос.

– Неожиданная, но очень желанная, – поддержал второй.

Медленно повернулась и мысленно застонала. Вспомнила, блин! Получите, распишитесь!

– Вам в прошлый раз было мало? – ласково отозвалась Димара, поглаживая перстень призыва. – Так не стесняйтесь, просите, я добрая, обязательно добавлю!

Не говоря больше ни слова, парни вытащили мечи. Амазонка оскалилась и призвала свой. С завистью посмотрела на подругу – мой будет готов еще не скоро. Так что отходим за спину Димаре и создаем огненные шары. Научилась же я чему-то в академии, не должна сплоховать.

Подруга крутилась, как волчок, умудряясь не пропустить ни одного удара. Я тоже в стороне не осталась, запуская в этих придурков небольшие шарики огня. Метила я по ягодицам, рассчитывая, что будет больше обидно, чем больно. И, надо сказать, превосходно получилось. После очередного, особо меткого шарика блондин взвыл и бросился на меня. Но мне даже делать ничего не пришлось – Димара на мгновение отвлеклась, подставила несущемуся парню подножку, и тот красиво проехал носом почти до моих ног.

– Мы не справимся, – процедил русый и увернулся от атаки. – Майкл, вызывай!

Ой, что-то мне это не нравится!

– Вот сейчас мы поговорим. – Блондин поднялся, отплевался от песка и сложил руки на груди. – Готовьтесь вымаливать прощение, девочки!

Парни вдруг синхронно отошли в сторону, а из-за деревьев появились смутные тени.

– Взять живыми! – отдал приказ поименованный Майклом.

– Димара, что это такое? – Быстро стала плечом к плечу с подругой.

– Кто-то из этих ублюдков знатного рода, – процедила она в ответ, настороженно наблюдая за противниками. – Очень знатного. Таких теней вызывает один интересный артефакт, коих в мирах не так много. Хорошая новость – их можно убить, и они будут восстанавливаться минимум двое суток, – скосила на меня взгляд. – Плохая… Я справлюсь максимум с пятью, а их тут больше двух десятков.

Меня попыталась накрыть волна паники, но каким-то чудом я все-таки этого не допустила. Мысленно проговорила несколько раз про себя, что Алекс обязательно меня вытащит, если запахнет жареным, и прошептала:

– Деремся, сколько сможем. Оружия, жаль, нет… Хоть огненными шарами помогу.

– Мне тоже придется на магию перейти, – недовольно отозвалась амазонка, которая не любила смешивать, потом напряглась и зажгла в левой руке шар размером с добрый футбольный. – Прикроешь?

– Конечно! – Я торопливо создала такие большие шары, какие только смогла.

А дальше… было тяжко. Тени оказались неутомимыми и ранили вполне реально. Подруга уже заработала четыре глубоких пореза на руках, рубаха в тех местах стремительно намокала. Мне тоже досталось… Не уследила и огребла косой удар по лопатке. Увы, посмотреть, что там с раной, никак не могла, так как едва успевала отбиваться.

Еще тяжелее было потому, что та троица язвительно комментировала каждое наше действие и «милостиво» предлагала сдаться на известных условиях. И Алекс никак не появлялся… Так что во мне начала зреть неуверенность. А вдруг не придет? И что тогда? Неволя? От этой мысли толпа ледяных мурашек промчалась по моей спине, заставляя поежиться.

– Не могу больше, – вдруг прошептала Димара и пошатнулась. – И так… шестерых убила. А ты… двоих. Тоже хорошо, но мало. Сил нет…

Вот тут бы мне испугаться окончательно, но, видимо, Судьба меня все-таки любит, хоть и в извращенной форме.

– Вир, там наши девушки! – Злой голос Мэя прозвучал для меня райской музыкой.

Нахлынуло такое облегчение, что я чуть не свалилась без сил на месте. Мысленно надавав себе оплеух, устояла. Не время расслабляться.

Зато свалилась Димара. Мгновенно – вот она еще дралась в полную силу, а в следующий момент кулем упала мне под ноги.

А дальше завертелось.

Услышала сдавленные вопли и, развернувшись в ту сторону, увидела, что троица болтается в воздухе, крепко связанная толстыми ветками. Надо понимать, работа Вираэля. Потом друзья огнем и мечом прошлись по теням. И через несколько минут все было кончено.

– Что с ней? – Лис подбежал к нам первым и присел рядом с амазонкой.

– Без сил упала, – выдохнула в ответ и опустилась на землю. – Как же вы вовремя появились.

– Сейчас подлечу, – отстраненным голосом проговорил Вир.

Подняла глаза и в очередной раз подивилась этому миатэ. Вот теперь передо мной был воин – собранный, холодный и… взрослый. Только теперь я до конца осознала, что из нас Сумеречный самый старший. И в очередной раз изумилась, почему рядом с нами ему не скучно.

Меж тем мужчина присел рядом с амазонкой и сжал место пореза, отчего та тихо застонала и открыла глаза.

– Потерпи, – тихо попросил Вираэль. – Сейчас все пройдет.

Закончив манипуляции с Димарой, он повернулся ко мне и потребовал:

– Покажи.

Повернулась к нему спиной и даже вздрогнула, когда саднящий порез накрыла ледяная рука.

– Все, – выдохнул он и поднялся на ноги. – Теперь разберемся с этими.

Надо понимать, сейчас будет самая интересная часть представления! Оборотень с миатэ пошли к матерящейся троице с такими лицами, что меня любопытство заело. Я помогла подняться Димаре, которая тоже жаждала поучаствовать в словесном избиении, и мы направились к друзьям.

– Вики, предысторию расскажешь? – полувопросительно обратился ко мне Мэйлис.

– Вы ее и так знаете, – пожала плечами и мимоходом подивилась, что бывшая рана даже не саднит. – Это – та самая троица, которая благодаря нам и ди Шелли так и не поступила на факультет боевой магии.

– Вы еще пожалеете, что с нами связались, – прошипел блондин и попытался вытащить руку.

Безрезультатно.

– А лицо-то знакомое, – пробормотал Вираэль и подошел к парню вплотную. – Да это же Майкл Дервил, будущий герцог Астрирский, собственной персоной!

– Сумеречный, – процедил в ответ будущий его светлость, – ты нарываешься на политический скандал!

– Да? – нехорошим тоном протянул миатэ в ответ. – А ты, значит, в своем праве? Как думаешь, сопляк, что будет, если я напишу твоему отцу о том, как ты пытался убить студенток Академии, одна из которых принадлежит к древнейшему роду Ахмеонии? Или лучше написать моему отцу, что наследник торгового партнера нашей страны не заслуживает доверия в связи с неадекватным поведением?

Блондин побледнел и затравленно посмотрел на дружков.

Мы переглянулись с оборотнем, и тот показал большой палец. Димара согласно хмыкнула.

Да уж, Вираэль искусен не только в боевых отраслях. Политика тоже однозначно его поле.

– А это, значит, твои верные прихлебатели, – насмешливо протянул Сумеречный, посмотрев на двух других парней. – Кастер Крит и Освальд Мертин, будущие граф и маркиз, если я правильно помню… Так что, Майкл, осознал всю глубину своей неправоты или мне все-таки начинать писать письмо? Кому-нибудь. Или обоим.

– Я понял, – глухо отозвался блондин. – Приношу свои искренние извинения девушкам за неподобающее поведение.

– Вы довольны? – повернулся к нам миатэ. – Или этого мало?

– Пусть уже уберутся с глаз долой, – скривилась амазонка. – Сил нет видеть их рожи.

– Желание дамы – закон, – усмехнулся Сумеречный и щелкнул пальцами, отчего ветки пропали, и парни попадали на землю. – Чтобы духу вашего здесь не было, и быстро!

Не глядя в нашу сторону, троица бодренько вскочила и в темпе вальса свалила в неизвестном направлении. Как говорится, скатертью дорога!

– Вас ни на минуту одних оставить нельзя, – хмыкнул Мэйлис. – Везде умудряетесь найти приключения!

– Еще немного позубоскалишь – и в глаз получишь, – мрачно предупредила амазонка, а я красноречиво хрустнула пальцами.

– Грозные какие, с ума сойти, – тихо рассмеялся Вираэль. – Ну что, нагулялись? Домой?

– Нет! – уперлась Димара. – Мы собирались в парфюмерную лавку – и пойдем!

Я застонала и едва сдержала порыв побиться головой о ближайшее дерево. Какая лавка, она с мозгами не дружит?! У меня лично было только одно желание – спать, спать, спать. Ну перед этим можно еще в ванне поваляться.

Хорошо амазонке. Мало того что у нее расовая особенность – быстро восстанавливаться, так еще и Вир энергией накачал. Мне тоже от него досталось, но по сравнению с блондинкой все равно выгляжу уставшей.

– Ладно, веди, – невозмутимо отозвался Сумеречный. – Сходим все вместе… во избежание.

Подруга явно хотела что-то возразить, но посмотрела на нарочито бесстрастное лицо миатэ и смолчала. Интересно, в парке никакая живность в этот момент не сдохла? А то что-то на нашу амазонку это было ну совсем не похоже.

Шутливо переругиваясь, мы побрели по одной из самых запущенных тропок центральной части парка.

Я бросала косые взгляды на оборотня, и меня начало съедать любопытство. Интересно, а в звериной форме он большой? Или как обычный лис? А если как обычный, то за счет чего соблюдается закон сохранения энергии? Любопытство мое было настолько сильным, что я даже губы начала кусать, чтобы не ляпнуть просьбу, которая вертелась на языке.

– Ты на меня смотришь таким взглядом, будто прикидываешь, под каким соусом я буду вкуснее, – проворчал глазастый друг. – Выкладывай уж, что тебя там гложет.

Ладно, он сам спросил.

– У меня к тебе просьба. – Я замялась, попытавшись нормально ее сформулировать. – Словом… Обернись, пожалуйста. Меня тут любопытство заело, какой ты в звериной форме.

Мэйлис замер и уставился на меня возмущенным взглядом. Эм, я что, совсем что-то неприличное спросила?

Рядом со мной давился от смеха Вираэль, с интересом посматривая на оборотня. Такое ощущение, что ему тоже любопытно, вот только он вслух этого никогда не скажет.

– Да, Мэй! – внезапно поддержала меня Димара. – Мы уже практически одна семья. Покажись, а?

Друг тяжело вздохнул и окинул нас укоризненным взглядом, который, увы, не дал нужного ему результата. Мы продолжали выжидающе смотреть.

– Ладно, изверги, – едва слышно буркнул он. – Я потом придумаю, чего с вас за это потребовать.

После чего с постной миной принялся раздеваться. А я так и замерла с открытым ртом. Что он делает?! В голову постучала настойчивая мысль, после которой я посмотрела на невозмутимо отвернувшихся Вира и Димару. И сама быстро повернулась к лису спиной, прижав ладони к горящим щекам. Блин, сажусь в лужу регулярно. Забыла, что при трансформации у оборотней пропадает вся одежда, которая есть на них в тот момент. На украшения, что самое интересное, это не распространяется.

– Все, – раздался сзади странный глухой голос.

Резко развернулась и вперила глаза в красивого огненного зверька, который сидел на кошачий манер, обернув хвостом лапы. Лис как лис, каких я много видела в наших зоопарках.

– Довольны? – недовольно спросил он.

Вспомнила из лекций по расам, что говорить в звериной форме оборотни могут благодаря врожденной магии. Все-таки изначально речевой аппарат зверей не приспособлен для такого. И не могла не вспомнить кошку Вира. А может, и она?.. Да ну, бред! Сумеречный говорил, что Ева с ним уже почти семнадцать лет. За это время он бы точно выяснил, если бы его любимица на самом деле была оборотнем. Что опять возвращает нас к вопросу, где миатэ откопал это чудо. Эх, может, когда-то и расскажет…

Теперь к насущному.

– Мэй, – я присела рядом с лисом и едва сдержалась, чтобы не погладить мягкую шерстку, – а как в твоем случае соблюдается закон сохранения энергии? Зверь же в десятки раз меньше тебя! Куда все девается?

– А на этот вопрос, Вики, ни один оборотень тебе не ответит, – хмыкнул Сумеречный, присаживаясь рядом.

– Если вы насмотрелись… – начал было лис и вдруг сделал стойку. Потом смешно поводил носом, коротко тявкнул и, процедив, чтобы мы оставались на месте, исчез где-то в зарослях.

– Э, куда это он? – изумленно выдала я.

– У оборотней в звериной форме максимально обостряется клановая особенность, – тихо отозвался Вираэль. – В случае Мэя – интуиция. Он что-то почуял. Что-то важное для нас.

– Тогда ждем, – обронила Димара, задумчиво накручивая на палец прядь.

Мэйлиса не было минут пятнадцать. За это время я успела расспросить Сумеречного обо всем, что он знал про оборотней, но чего не было в лекциях. Кое-что стало для меня настоящим открытием. Например, то, что межклановые браки не поощрялись, а будущие пары формировались чуть ли не с младенчества. К тому же каждый член клана является, по сути, его собственностью и обязан беспрекословно подчиняться. Начинаю понимать, почему Мэй от них смылся. Я бы сама на его месте сбежала со скоростью звука.

Из ближайших кустов вывалился лис и коротко приказал:

– Отвернитесь!

И только тогда начал рассказ.

– В общем, все плохо, – цедил он, шурша одеждой. – Тут недалеко есть уединенная поляна, на ней сейчас разговаривают четверо. Я подслушал… Если коротко, их наняли, чтобы что-то подбросить ди Квиру. И убить тебя, Вики.

Мне стало дурно. Кто-то что-то понял? Но… как?! Может, мы с Алексом на эмпата какого-то напоролись и он нас сдал? Да ну, бред, предтеча его почуял бы.

– Они рассуждали о том, что заказчик хочет подстраховаться, – буквально выплевывал слова явно злой оборотень. – Мол, вроде отношения между вами довольно напряженные, но ученица самого ди Квира – это в любом случае опасность. И ее надо убрать заблаговременно. Все, поворачивайтесь.

– Что делать будем? – тихо спросила я и опустила глаза.

Мысль о том, что меня хотят всерьез убить, казалась нереальной – будто сплю, и стоит открыть глаза, все пройдет.

– Драться, – жестко улыбнулся Вираэль. – Лучшая защита – нападение.

Оборотень и амазонка кивнули, полностью соглашаясь.

– Тогда идемте, – махнул рукой лис и нырнул в кусты, на ходу продолжая нас инструктировать. – Я заведу вас со спины. Надеюсь, никто тут кодексом чести не обременен? – Мы дружно помотали головами. – Вот и чудно. Значит, нападаем сразу. Вики, только я тебя умоляю. Не лезь на передовую, тем более что у тебя с собой нет оружия. Шариками можешь и за нашими спинами побросаться.

– Не дура и не самоубийца. – В моем голосе слегка прорезалось раздражение.

– Вот и хорошо, – кивнул оборотень. – Димара, приглядывай, чтобы в пылу битвы к ней никто не пробрался.

– Не вопрос, – спокойным тоном отозвалась амазонка.

– А теперь дружно вспоминаем, чему нас учил мастер Шаорин на уроках маскировки, и ступаем бесшумно! – прошептал Мэй и перешел на скользящий шаг.

– Меня, положим, он не учил, – тихо хмыкнул Вираэль, за что получил яростный взгляд от лиса и поднял руки в знак того, что умолкает.

Мы подкрались к плотным зарослям кустарника, и оборотень дал нам знак остановиться. Затем молча призвал меч, что за ним тут же проделали и остальные. Внимательно осмотрев нас, сделал мне страшное лицо и махнул рукой в сторону едва заметного просвета в кустах.

Друзья сорвались с места, и мне ничего не оставалось, как помчаться за ними. Ну не так чтобы сильно – все же в гуще боя мне не место. Когда выбежала на поляну, там уже вовсю дрались. Немного понаблюдала за боем и пришла к неутешительным выводам – наемники ни в чем не уступали. Тяжело вздохнула и создала два огненных шара. В голову постучалась гаденькая мысль, что, возможно, сегодня убью первый раз в жизни (тени ведь не считаются), но я быстро вымела ее из головы. Порефлексировать можно и после. Если выживу.

Так что проделала дыхательную гимнастику по методу Келроя и принялась бросаться шарами, стараясь не задеть никого из своих.

Друзья сражались вполне уверенно, я даже немного залюбовалась ими. Димара изящно махала мечом, даже не думая прибегать к магии. Мэй же, наоборот, атаковал обеими руками, одной из которых сжимал клинок, а второй – огненную плеть. Вираэль… Тот вообще умудрялся делать все сразу. Он дрался мечом, выращивал коряги под ногами наемников и даже умудрился поднять не первой свежести труп, который, видимо, когда-то здесь прикопали. И как тут комплексам не цвести махровым цветом? От такой тоски создала особенно большой шар и со всей дури зашвырнула в громилу, который пытался пробраться к амазонке со спины. Тот упал, как подкошенный, и больше не поднялся. И меня как будто вырубило. Я тупо смотрела на его тело и не верила, что он мертв. Что я его убила. Этого просто не могло быть! Нет, его лишь ранило. Сейчас он придет в себя и поднимется…

– У них за спинами ученица ди Квира! – вырвал меня из ступора низкий голос. – Убейте!

Ой, мамочки, что сейчас будет!

Друзья быстро переглянулись, придвинулись ближе и перекрыли меня собой. Бой стал еще яростнее, они едва успевали отбивать атаки оставшихся троих наемников. Я, несмотря на раздраженное шипение оборотня, время от времени высовывалась из-за спин, чтобы приласкать еще кого-нибудь огненным шаром. Получались они, правда, максимум с теннисный мячик. Сил осталось мало… Вреда от них почти не было, разве что отвлекали.

Один из наемников вдруг сделал своим знак отойти и обратился к настороженным друзьям.

– Давайте договоримся полюбовно, – сказал он. Судя по низкому голосу, приказ убить меня исходил именно из его уст. – Вы оставляете девчонку и уходите отсюда живыми.

– Давайте договоримся, – покладисто согласился оборотень. – Вы нам рассказываете, кто вас нанял и для чего, после чего уходите отсюда живыми.

– Наглый, – протянул наемник. – Слишком молодой. Не справишься.

– А ты проверь! – ощерился Мэйлис, перехватил меч поудобнее и зажег огненный шар.

Опять завязалась драка, я даже замерла, завороженная красотой боя. Все-таки эти трое очень опасны. Но верю, что друзья у меня сильнее. Создала два небольших шара и решила помочь хоть чем-то. И так увлеклась этим делом, что кинжал, который летел мне прямо в грудь, увидела только в последний момент.

Никакого ступора не было. Тренированное предтечами тело само ушло в сторону, и вместо удара прямо в сердце я получила его в плечо. Было… больно! Кинжал вошел в плоть глубоко, видимо, не встретив на своем пути кости. Осела на траву и, сдавленно зашипев, схватилась за рукоятку. Попыталась вытянуть и поняла, что не смогу. Больно!!!

Мелькнула мысль – только бы Алекс не пришел на отголоски боли. Мы справимся сами, а нотации я потом буду слушать еще долго.

Перевела помутневший взгляд на друзей и обнаружила, что бой почти закончен. Видимо, случившееся придало сил, а потому моя троица сейчас наседала на последнего наемника. Вот все было кончено, и ко мне подлетел Вираэль.

– Вики, ты как? – Он обеспокоенно заглянул мне в лицо. – Потерпи, сейчас будет больно.

Мужчина снял мою безвольную ладонь с рукоятки и резко дернул. Я заорала от боли, на глаза навернулись слезы.

– Тсс, – успокаивающе прошептал Вир, накрывая кровоточащую рану рукой. – Сейчас все сделаю…

Боль начала притупляться, а потом и вовсе прошла. Через несколько минут Сумеречный забрал ладонь. Я ощупала место раны и с удивлением поняла, что у меня даже шрама не осталось.

– Спасибо, – слабо улыбнулась нашему лекарю.

– Не за что. – Его улыбка тоже была бледноватой.

– Все нормально? – Рядом со мной устало плюхнулись амазонка и оборотень.

– Да, я ее вылечил, – вяло махнул рукой Вир и улегся на траву. – Простите, на ваши порезы сил нет. Последнее на Вики потратил… А мне еще этого как-то упокоить надо…

Он недовольно поморщился и посмотрел туда, где неуклюже переваливался с ноги на ногу зомби.

– У нас все равно серьезных ран нет. – Димара зевнула и опустила голову себе на колени. – Сейчас немного посидим, и наскребешь сил на упокоение.

– Кстати, смотрите, что мы нашли. – Мэйлис продемонстрировал медальон из тусклого металла и небольшую шкатулку, от которых ощутимо веяло магией. – Первый – передатчик, я так подозреваю, для связи с заказчиком. А вот второе… – Лис аккуратно откинул крышку и продемонстрировал лежащую на бархатной подушечке тонкую булавку с темным камнем. – Гадость неимоверная. Называется Игла Безумия. Если воткнуть в кровать человека, он в течение месяца станет неуправляемым маньяком.

– Судя по всему, именно ее и планировали подбросить ди Квиру, – задумчиво отозвался Вираэль. – Но зачем?

– А с этого места, господа студенты, поподробнее, – раздался за спиной голос, от которого мое сердце забилось чаще.

Как-то опоздал он. Я думала, в самый разгар драки появится.

Он осмотрелся, щелкнул пальцами, и зомби упал на землю кучкой пепла.

– Мастер! – Мэй тяжело поднялся и уважительно поклонился. – Произошло следующее…

Оборотень быстро, не вдаваясь в подробности, рассказал о случившемся. Алекс слушал его не перебивая, а я ловила эмоции. И понимала, что мне крупно непоздоровится. Отчетливо считала мысль «…пойдет в ИМБЭЗ, как миленькая…» и яростно подумала в ответ: «Да я лучше умру!» Любимый моргнул и бросил на меня удивленный взгляд. Хм, кажется, мою реакцию он как-то услышал. Вот и отлично.

– Стоило бы наказать вас за самоуправство, – тяжело вздохнул Алекс по завершении рассказа и потер лоб. – Я знал об этой сходке и шел сюда специально, чтобы покончить со всеми четырьмя одновременно.

Едва сдержала ехидный смешок. Ну да, конечно! Знал он… А врет как складно! Если бы не была уверена, на что именно Алекс примчался, точно поверила.

– Но с другой стороны, вы об этом не знали и проявили себя как сплоченная и разумная команда, что в нашей профессии немаловажно, – меж тем продолжил он. – И никаких взысканий на вас наложено не будет… К тому же своим курсантам я засчитаю предстоящую двухдневную практику. А что до вас, Сумеречный… Знаете сами, двери нашего факультета открыты для вас в любое время.

Одним рывком любимый поднял меня на руки и коротко скомандовал:

– Возьмите меня за плечи.

Когда друзья подчинились, он перенес нас в свою гостиную.

– Так, вы можете быть свободны. – Алекс сгрузил меня на мой любимый диванчик. – А вот моей ученице предстоит неприятный разговор о мерах безопасности!

В его голосе звучала настолько неприкрытая угроза, что я даже вздрогнула. Друзья, которые тоже ее ощутили, топтались на месте, бросая на меня вопросительные взгляды. Пришлось слабо им улыбнуться и махнуть рукой. Мол, идите, все будет пучком.

Как только они ушли, я внутренне съежилась, ожидая справедливого разноса.

Но первый же вопрос Алекса поставил меня в тупик.

– Как ты умудрилась заблокировать кольцо? – Он сел рядом со мной и пристально посмотрел в глаза.

В смысле?! Ничего такого я не делала… Хотя… Мелькала же мысль, чтобы Алекс не засек и не пришел. Причем не раз. Видимо, это и заблокировало артефакт…

Так что была вынуждена честно рассказать.

– Больше так не делай, – раздельно выговорил он и наградил таким взглядом, что я вздрогнула и торопливо закивала.

А дальше был ожидаемый разнос. Я, уже привыкшая к такому, пропустила мимо ушей почти все, что Алекс мне говорил. Какой смысл вообще в таких разговорах? Ждет, что я опомнюсь и стану жить по его указке? Ага, щас. Прожить вечность тенью супруга – это, простите, рехнуться со скуки можно.

На очередном слове Алекс вдруг запнулся и посмотрел на меня подозрительным взглядом.

– Вики, ты меня не слушаешь! – возмутился он.

– Потому что все это я уже слышала, – невозмутимо отозвалась я и поправила упавшую на глаза челку. – И ответ мой прежний – нет, я не брошу боевую магию, нет, в ИМБЭЗ ты меня запрешь только через мой труп. Алекс, давай не будем ругаться, хорошо?

Он явно хотел мне что-то возразить. Даже рот открыл. Но тут коварная память подкинула картинку, и меня начала бить мелкая дрожь. Перед глазами будто огненная надпись пронеслась: я убила человека!

В общем, следующую пару часов у меня была качественная истерика, так что Алексу пришлось отложить душеспасительную беседу. Он отпаивал меня успокаивающими травами, прижимал к себе и шептал всякие ласковые глупости. Короче, приводил в себя, как мог.

Не могу сказать, что тогда успокоилась, но отвары сделали свое дело и попросту меня усыпили. А когда проснулась, все происшедшее уже не казалось таким ужасным.

Но зато друзья получили очередную тему для шуток. Димара даже сказала, что появления Алекса с моим бессознательным телом в нашей гостиной становятся традицией.

Кстати, отшельника любимый так и не нашел.


Глава 13

Кому пришла в голову эта гениальная идея, сейчас трудно было сказать. Но точно не мне. Просто сидели мы как-то вечером вчетвером в нашей гостиной, пили чай. И кто-то выдал – мол, а поехали кататься на лыжах к Северным горам. Посмотрели календарь, прикинули, что через неделю всем вполне по силам освободить выходные, и на этом порешили.

И вот теперь я уныло рассматривала свой гардероб. Дожила – в шкафу ни одной зимней вещи! Это все Аэрив виноват с его вечно умеренным климатом! На улице всегда не слишком жаркое лето… Впрочем, это не отменяет моей проблемы. Ехать с друзьями кататься на лыжах мне просто не в чем. Что подразумевает под собой нелюбимый мной поход по лавкам.

Захлопнула дверцы и задумчиво потерла лоб. Так, одна я эту пытку проходить не собираюсь, значит, нужен напарник. Амазонку отмела сразу, потому что ходить с этой шопоголичкой за покупками – проще застрелиться. А еще воительница…

Значит, остаются парни. Кого же осчастливить – Мэйлиса или Вираэля? Ладно, чего думать. Кто первый припрется, тот и попал.

Как в ответ на мои призывы, в нашей гостиной с шумом и грохотом появился оборотень. В смысле дверью он грохнул так, что странно, почему она в пыль не рассыпалась. Оценила внешний вид друга. Растрепанные больше, чем обычно, волосы, дикие глаза, под которыми залегли глубокие тени. Как финальная точка – подранная рубашка. Точно что-то случилось.

– Мэй, тебя что, опять невеста по всему парку гоняла? – спросила и направилась варить кофе.

Так сказать, предвосхищаю события. Попросит же, как пить дать.

– Хуже, – выдохнул оборотень и улегся на диван так, что головой свешивался вниз. – Будь проклят тот день, когда я согласился, чтобы со мной поселился Вир!

Интересные заявки. Они живут в одной комнате какие-то несчастные две недели, а уже такая бурная реакция. Скосила взгляд на Мэя, но он явно не собирался продолжать.

– И? – решила поощрить друга на раскрытие темы.

– Эта кошка… – выдохнул он и закинул ноги на спинку. – Эта наглая, вредная злобная кошка! Вики, она мне жизни не дает!!!

– У вас же вроде перемирие? – уточнила я.

– Это не отменяет того, что она со мной спит! – завопил лис и с грохотом свалился с дивана. – Да что же за невезение-то?!

– Что значит «спит»? – поставила перед поднявшимся с пола другом чашку, на которую тот уставился с нескрываемым вожделением.

– Вики! – выдохнул Мэй и схватил кофе. – Как ты догадалась? Ты точно не эмпат?

Помнится, не так давно он мне задавал похожий вопрос. Что-то мне не нравится тенденция. Уж не понял ли он?.. Ладно, в любом случае делаем невозмутимое лицо и отвечаем чистую правду.

– Мэй, чтобы понять, что ты потребуешь кофе, не нужно быть эмпатом. – Я ухмыльнулась и сложила руки на груди. – А ты не уходи от разговора, дорогой друг!

Лис отхлебнул напиток и блаженно зажмурился. После чего вздохнул и все-таки продолжил рассказ.

– В общем, эта полоумная спит только в моей постели, – пояснил он уже спокойным голосом. – И спит… Как истинная кошка. То есть главное, что она место заняла. А где я при этом приткнулся – это мои проблемы.

Перед внутренним взором сама собой нарисовалась картинка. Ночь, на огромной кровати по диагонали вытянулась рыжая. А в уголке постели клубочком свернулся несчастный оборотень. Едва сдержалась, чтобы не расхохотаться.

– Так поговори с ней, – все-таки не удержалась от улыбки. – Ева, в отличие от других кошек, разумна. И с ней вполне можно договориться.

– Да, конечно, – ядовито отозвался друг. – Думаешь, я не пытался? Да сто раз!.. Эта паршивка – как настоящая женщина! Хлопает глазками и делает вид, что совсем не понимает, о чем речь!

Из последних сил сдержала совсем неприличный хохот. Ай да Ева, ай да молодец!

– Так с Виром поговори, – предложила еще один вариант. – Он все-таки имеет на нее влияние.

– Вики, я похож на идиота? – устало спросил лис. – Говорил я с ним. Глухой номер. Ева заявила ему, что со мной, видите ли, удобнее спать!

Все-таки не удержалась и рассмеялась, за что огребла мягкой тапкой в лоб.

– Ты чего дерешься? – возмутилась и послала снаряд обратно снайперу. Который, увы, увернулся. – А исполосованный ты с чего? Пытался выпереть Еву из своей постели?

– Почти, – буркнул Мэй, взвесил в руках тапку и с тяжелым вздохом положил ее на пол. – Пришел с тренировки, думал полчаса вздремнуть. Захожу в спальню, а там эта… Разлеглась в центре по диагонали – как хочешь ложись. И главное, непонятно, как она в мою комнату попадает! Я же закрываю всегда… Впрочем, это не столь важно. – Оборотень вспомнил про кофе и вцепился в кружку. – Решил я Ее Наглость подвинуть. А эта полоумная как заорет, как вцепится в меня всеми лапами! И давай кусаться и царапаться!

Честно говоря, очень хотелось опять рассмеяться. Но, памятуя про тапку, я сочувственно кивала на речи лиса и давилась смешками. Ну Ева дает!

– И ты представляешь, – меж тем продолжил изливать мне душу Мэйлис, – она потом даже извинилась! Мол, ей со сна показалось, что враг! Вот она и вцепилась… Но мне-то от этого не легче!

– Да уж, – хмыкнула в ответ и прогулялась взглядом по боевым отметинам. – Знатно она тебя отделала.

– И не говори, – вздохнул оборотень и принялся мелкими глотками пить остывший кофе.

Глядя на потрепанного друга, я вспомнила про поход по лавкам. Ну, лис, ты попал.

– Мэй, а Мэй, ты мне друг?

Вопрос заставил его поперхнуться и посмотреть на меня с подозрением.

– Чего надо? – осторожно поинтересовался он.

– Я тут обнаружила, что мне в поездку надеть нечего… – начала я, но Мэйлис яростно замотал головой.

– Ни за что! – твердо сказал он. – Я ненавижу ходить по лавкам!

– Ну, Мэй! – попыталась все же уломать друга.

– Не проси, Вики! Я в первой же лавке начну ныть и давить на жалость. Оно тебе надо?

Вот же… гад. И что делать? Брать амазонку? Не-э-эт! Лучше одна пойду. Впрочем, оставался еще Сумеречный.

– Ладно, – вздохнула и потерла виски. – А где Вир, ты случаем не в курсе?

– Без понятия, – пожал плечами оборотень, затем немного подумал и добавил: – У Евы спроси. Она должна знать.

Делать нечего, пришлось идти на поклон к ее кошачьему великолепию. Мэй, к слову, так и остался валяться на диване в нашей гостиной. И, по-моему, твердо намеревался подрыхнуть.

Я не стала уподобляться Мэйлису и врываться в гостиную друзей без стука. К тому же во мне теплилась надежда, что Вираэль уже вернулся. Как теплилась, так и погасла. Потому что голос, который крикнул «открыто!», явно принадлежал не миатэ.

– Вики? – Ева села на пороге и склонила голову. – Что-то случилось?

– Привет. – Я нерешительно улыбнулась и присела. – А Вира еще нет?

– Он скоро будет, так что заходи. – Кошка грациозно, покачивая хвостом, прошла в гостиную.

Мне не оставалось ничего другого, кроме как направиться следом.

– Ты на чай или просто поболтать? – светским тоном поинтересовалась рыжая, улегшись на один из диванов.

– Я по делу, – коротко отозвалась я и села напротив.

– И что же за дело?

Да уж, любопытство кошек неистребимо. Впрочем, а что я теряю? Ева хоть и кошка, но вполне девушка. Так что недолго думая выложила любимице Сумеречного свою проблему.

– Ты пришла по адресу, – заявила рыжая, когда я закончила. – Как только вернется Вир, сразу же выдвигаемся. Так что если тебе нужно переодеться, поспеши.

Я опешила. Что значит – выдвигаемся? Она что, с нами собралась?! Этот вопрос я, собственно, тут же и озвучила.

– Конечно, – царственно кивнула кошка. – Эти мужчины совершенно не разбираются в том, что по-настоящему красиво. Даже если это и банальный лыжный костюм. Без меня вы не купите ничего путного!

Я просто выпала в осадок. Сидела и хлопала ресницами, не в силах выговорить хоть слово.

Из ступора меня вывел звук открывшейся двери. Повернулась и увидела основательно пропыленного и измазанного в травяном соке друга.

– Вики? – удивился Вир и радостно улыбнулся. – Какой приятный сюрприз! Ты по делу?

– Мы идем по лавкам! – вдруг заявила Ева и уставилась на миатэ немигающим взглядом.

– По лавкам так по лавкам, – хмыкнул Сумеречный и пожал плечами. – Но только через полчаса. Мне надо принять душ и немного отойти от тренировки.

– Хорошо, зайдешь за мной. – Я поднялась и направилась к двери.

– Мы зайдем, – раздался у меня за спиной голос Евы.

Послала обоим напряженную улыбку и вышла. М-да, еще я с кошками по магазинам не ходила.

Долгожданного стука в дверь я дождалась не через полчаса, а через добрый час. За это время успела выпереть Мэя. Вернее, он сам с удовольствием выперся, когда я сообщила, в чьей компании буду совершать променад с элементами шопинга. Так что я металась по комнате, не зная, чем себя занять. И когда на пороге нарисовался припозднившийся Вираэль с любимицей на руках, чуть не бросилась ему на шею.

Вела нас, как ни странно, Ева. Выспросила, что именно мне нужно купить, и уверенно указала направление. Спросить, откуда у кошки такие познания, так и не решилась. Ведь сама рыжая не носила даже ошейника с камнями, который Вир специально для нее заказывал!

Сначала мы пришли в лавку зимней одежды. Внимательно осмотрела большую шикарную витрину, потом внутреннее убранство – и пришла к выводу, что лавочник не бедствует. Наверное, жители столицы любят путешествовать.

В самой лавке Ева спрыгнула на пол и прошлась между полками.

– Не то, не то, – бормотала она.

– Чего желаете? – тут же материализовался рядом с кошкой продавец – юноша лет двадцати.

Причем на его лице не было ни капли удивления, будто у него здесь говорящие кошки толпами ходят.

– На девушку, – величественно кивнула в мою сторону Ева. – Три теплых свитера, три пары штанов, куртку, шапку, теплый шарф и варежки! И лучшего качества!

– Сию минуту, – поклонился юноша и быстро куда-то убежал.

– Расслабься и получай удовольствие, – шепнул мне на ухо друг. – Ева – мастер дела, так что можешь ей довериться.

Меж тем рыжая запрыгнула на пуфик рядом с прилавком и задумчиво пробормотала:

– Что-то забыла, но что?

– Обувь, – тихо подсказала я.

– А? – встрепенулась Ева, а затем покачала головой. – Обувь не здесь… О! Теплые носки! Конечно!

Появился продавец и сгрузил на стол ворох одежды, после чего был отправлен еще за носками.

– Ты чего стоишь? – недовольно спросила кошка. – Марш в примерочную переодеваться!

Поплелась в указанном направлении. Дожила – животное мною командует, а я послушно выполняю.

Переоделась в темно-коричневые штаны, такого же цвета свитер крупной вязки и вышла на обозрение. Меня добрую минуту рассматривали со всех сторон, а потом Ева повернулась к Вираэлю.

– Что скажешь? – спросила она.

– Цвет категорически ей не подходит, – вздохнул миатэ. – И размер… Слишком болтается, надо меньше.

– Умница! – умилилась кошка. – Моя школа!

Вир на эту наглость только улыбнулся. Видимо, привык уже. А я убежала обратно в примерочную и там расхохоталась, уткнувшись лицом в мягкую ткань свитера. Ева все-таки чудо! Наглое, вредное, но совершенно неповторимое!

В результате мы, конечно, купили все нужное. Которое мне шло, было впору, отличалось хорошим качеством и адекватной ценой. Еве низкий поклон. А Вираэлю – памятник в полный рост на центральной площади. Мужчина, который выдержал три часа активного шопинга и при этом умудрялся вставлять полезные комментарии, заслуживает всяческого уважения. Кому-то достанется превосходный муж. Заранее завидую.

Мы прогулочным шагом шли в сторону академии и увлеченно обсуждали предстоящий отдых. Ева, которая перелезла к Вираэлю на плечи, только презрительно фыркнула и заявила – мол, мы понятия не имеем, что такое настоящий отдых. После чего благополучно уснула.

Когда мы поравнялись с «Перекрестком миров», миатэ предложил зайти перекусить. Идея была весьма своевременной. Мой организм сразу же вспомнил, что его давно не кормили, и принялся возмущаться по этому поводу.

Мы расположились за столиком в зале и даже успели сделать заказ, когда к нам подсела запыхавшаяся Брианика.

– Хороший вечер, Бри, – улыбнулась я.

– Не сказала бы, – медленно покачала она головой. – Хорошо, что я вас все-таки нашла… С Димарой что-то неладное.

Мы с другом переглянулись и насторожились.

– Рассказывай, – отрывисто приказал Вир.

– В общем, – девушка запнулась, пытаясь подобрать слова, – мы с ней гуляли по городу, а потом зашли в «Воинский приют». И она забрала там письмо. Мне не показала, но… После его прочтения резко побелела и почти сбежала, отговорившись срочными делами.

– Не нравится мне это, – покачал головой посерьезневший миатэ.

– А уж мне-то как не нравится, – поддержала я, ощущая, как в груди заныло от дурных предчувствий.

Сумеречный молча поднялся и подошел к стойке. Там он сказал несколько слов Кристе и поманил меня пальцем.

– Я договорился, – тихо произнес он и увлек меня к двери, – еду нам принесут. Пошли искать Димару.

Впрочем, долго искать амазонку не пришлось. Когда мы оставили Еву в комнате Вира и пошли к нам, подруга обнаружилась в гостиной. Сидела в уголке дивана, обхватив голову руками. В нашу сторону даже не повернулась.

– Что случилось? – Я присела перед ней на корточки и попыталась заглянуть в глаза.

Безуспешно, так как блондинка упрямо их отводила.

– Ди, не дури. – Вир вздохнул и сел рядом. – Нерешаемых проблем не бывает. Делись, вместе мы что-то придумаем.

Она отрицательно замотала головой и уронила ее на колени.

– Ничего не придумаешь. – Ее голос звучал глухо. – Завтра меня уже не будет в академии…

От такой заявочки я просто опешила. То есть как это не будет? Но почему?! Никаких промежуточных зачетов сейчас нет, потому отчислить ее не могли. Да и чтобы Димара завалила учебу – в жизни не поверю!

– Рассказывай, – посуровел миатэ.

Подруга подняла потухшие глаза, посмотрела сначала на меня, потом на Сумеречного и тихо вздохнула.

– Не знаю, помнишь ли ты, Вики, – все-таки начала она, – в тот день, когда мы с тобой познакомились, мне в «Воинском приюте» передали письмо.

– Помню, – кивнула в ответ.

Да, было такое. Димара потом еще расстроена была, но поделиться не захотела.

– Так вот, – продолжила она, – в этом письме были не очень приятные для меня известия… Если опустить казенные фразы о государственной необходимости и прочую шелуху, мне нашли мужа.

Я практически выпала в осадок. Как это нашли мужа? Мне казалось, амазонки сами выбирают себе партнеров…

Скосила взгляд на Вираэля и поняла, что он тоже ни черта не понимает.

– Так, – миатэ тряхнул головой и пристальным взглядом посмотрел на подругу, – а теперь сначала и с подробностями. Чтобы оценить ситуацию в целом и понять, как действовать.

– Вы ничего не сможете сделать, – вяло покачала головой Димара. – Впрочем… Мне рассказать несложно… – Она послала мне слабую улыбку и тихо попросила: – Вики, сделаешь мне кофе?

– Конечно. – Я быстро поднялась и направилась к тумбе.

Когда кофе был сварен и я поставила перед подругой большую чашку с напитком, она все-таки продолжила рассказ.

– Эта история началась два года назад. – Голос амазонки был до непривычного тих. – Наверное, вы знаете, что Ахмеония раз в год проводит открытые учения.

– Да, я в этом году на них как раз не успел, – отозвался Вираэль и принял из моих рук свою порцию. – Потрясающая школа!

Димара бросила на Сумеречного косой взгляд и отпила из чашки.

– Так вот надо же было такому случиться, – подруга скривилась, – что в тот год нас почтил своим присутствием Сенлер Бельвинский.

Вираэль присвистнул и покачал головой.

Так, похоже, только я здесь не понимаю, о чем речь.

В этот момент в гостиную ворвался запыхавшийся Мэйлис.

– Эта рыжая зараза заявила, что я здесь нужен, – весело сказал он, но увидел лицо Димары и тут же осекся: – Что случилось?

Пришлось в двух словах вводить друга в курс дела. Причем делал это миатэ, так как я даже без напоминания пошла работать кофеваркой.

– Ничего себе новости, – удрученно покачал головой лис. – Сенлер – тот самый военачальник Дерквалфа, государства варваров в Четвертом мире? Ну который еще лучший ученик ди Шелли?

– Он самый, – кивнула Димара. – Только уже несколько месяцев как бывший военачальник. Да и вообще он теперь подданный Ахмеонии.

И меня осенило.

– Дай угадаю, – медленно предложила я и обвела друзей тяжелым взглядом. – Он принял гражданство амазонок, и за это ему отдали тебя?

– Почти. Сейчас расскажу, как дело было, – невесело усмехнулась она. – Собственно, про варваров объяснять не надо.

Мы дружно закивали.

Варвары были антагонистами амазонок в плане мировоззрения. У них роль женщин сводилась к столь нелюбимой в моем мире фразе «босая, беременная и на кухне». Удивительно, но при этом Ахмеония и Дерквалф не только не воевали, а даже считались союзниками. Возможно, это было связано с тем, что амазонки классической красотой женщин не обладали, а потому и не воспринимались варварами как представительницы слабого пола. Это у нас только Димара такая… особенная.

– В один из тренировочных дней мне не посчастливилось по жеребьевке вытянуть именно этого варвара. – Подруга вздохнула и сделала еще глоток. – Когда мы вышли на плац, он смерил меня брезгливым взглядом и заявил, что с бабой драться не намерен. Вы себе не представляете, как я взбесилась.

Почему же. Лично я прекрасно представляю. Стоит лишь вспомнить мои вечные споры с Алексом на тему моего обучения. Все-таки в моей душе крепко пустил корни победно шагающий по Земле феминизм.

– Если бы речь шла не о Сенлере, поинтересовался бы, насколько цел остался этот мужчина, – хмыкнул Вираэль и заложил ноги на столик.

– Ты недооцениваешь девушку в ярости, – подмигнул ему Мэй. – Особенно если у нее такой потенциал, как у нашей подруги. – Он повернулся к Димаре и открыто улыбнулся: – Сознавайся, много синяков ему оставила?

– Достаточно, – хищно оскалилась она.

Кажется, нашу амазонку начало отпускать. Отлично! Сейчас выслушаем суть проблемы, а потом придумаем, как помочь. Обязательно придумаем. В крайнем случае, Алекса подключу!

– Он, конечно, меня разоружил, – уже спокойным тоном продолжила Димара. – Но перед этим я его прилично поколотила. И щеку порезала. Короче, Сенлер не ожидал от меня такой прыти. И даже принес свои извинения после боя. Я еще так радовалась, дура…

Она вздохнула, допила кофе и поставила чашку на пол.

– А на следующий день он пришел к моей матери и заявил, что хочет на мне жениться. – На последнем слове блондинку перекосило от отвращения. – Та конечно же отправила его ко мне. Все-таки наши традиции однозначны – отца своих дочерей амазонка выбирает сама. – Она невесело хмыкнула. – Мать настоятельно рекомендовала согласиться. Такой воин… Один из лучших… А я, естественно, даже слышать этого не хотела. И отказала. Причем довольно резко отказала.

Эх, подруга, подруга… Не умеешь ты мужчин правильно отшивать, вот и нарываешься на неприятности. Сначала принц из Седьмого мира, теперь вот прославленный воин. Сколько еще таких, сильных и озлобленных, ты оставила за спиной?

– Представляю себе, как он взбеленился, – покачал головой Сумеречный. – Талант у тебя врагов заводить, Ди…

– Не называй меня так, – огрызнулась та и одарила его злым взглядом.

– А дальше что было? – спросил Мэй. – Не верю, что Бельвинский оставил все как есть.

– Да, он из тех, кто «нет» не хочет понимать. – Димара прикрыла глаза и продолжила: – Через три дня он попытался меня выкрасть. Собственно, именно тогда и прорезался мой дар огня. Подпалила я его прилично. Мать сказала, пол-лица сожгла.

– Так ему и надо, – проснулась во мне женская солидарность.

Подруга послала мне благодарный взгляд.

– В принципе дальше понятно, – задумчиво проговорил миатэ. – Сенлер, скорее всего, озлобился еще больше и поклялся найти способ, как тебя покорить. И видимо, нашел.

– Именно. – В голосе амазонки опять звучало отчаяние. – Вики почти угадала. Только помимо того, что Сенлер стал подданным Ахмеонии, он теперь будет учить наш молодняк.

Она вдруг вскочила и принялась ходить по комнате.

– Знаете, если бы только в этом было дело, черт с ним. – Димара сжала кулаки. – В конце концов, как самец он вполне меня устраивает. Но ему этого было мало. Сенлер потребовал, чтобы я стала его женой по традициям варваров…

Хорошо, что я успела поставить свою чашку с чаем. А то из рук выронила бы точно. Брак по традициям варваров – по сути, в рабство! У них жена вещь бесправная и права голоса не имеющая. Да куда же смотрела мать Димары, когда соглашалась на такое?!

Вираэль низко зарычал и со всей дури ударил кулаком по столу. Силушкой наш друг обладал немереной, потому дерево хрустнуло и в столешнице теперь красовалась неаккуратная дыра. Из которой миатэ со сдавленными ругательствами пытался вытянуть руку. Хорошо, что мой проклятый дар молчит. Боюсь, меня бы смыло его яростью.

– Вир, зачем портишь мебель? – укоризненно покачал головой подозрительно отстраненный Мэйлис. – Хотя в целом я с тобой согласен. Это ни в какие ворота. И оставлять все так, как есть, мы просто не имеем права.

– Времени нет, – прошептала амазонка и уставилась в окно. – Завтра Сенлер будет здесь, чтобы забрать меня из академии…

Она обвела нас безумным взглядом, черты лица исказились, и Димара выкрикнула:

– Лучше смерть!

– Заткнись! – рявкнул на подругу взбешенный Сумеречный. – Смерть – это не выход, запомни это!

Я прочистила горло, чтобы привлечь внимание друзей.

– Предлагаю поразмышлять над тем, что мы можем сделать, – сказала, когда все взоры обратились ко мне. – Есть идеи?

– У нас мало времени, – задумчиво проговорил Мэй. – Всего сутки… Если бы хоть неделя…

– Это можно устроить, – заявил Вираэль и жестко ухмыльнулся. – Если придумаете, как отпросить Ди с занятий.

Он подошел к безучастной амазонке, подхватил на руки и сел на диван.

– Надо поговорить с ди Шелли или с ди Квиром, – отозвался оборотень и предложил: – Я могу взять на себя первого.

– А я – второго, – усмехнулась я и посмотрела на лиса. – Может, начнем прямо сейчас?

– Согласен, – кивнул друг и повернулся к Виру: – Ты присмотришь?

– Конечно, – отозвался тот и погладил безучастную подругу по волосам.

Мы с Мэйлисом сорвались с места и побежали так быстро, будто от этого зависели наши жизни. Вскоре я, запыхавшаяся и растрепанная, нетерпеливо барабанила в дверь Алекса. И внутренне молилась, чтобы он оказался у себя.

Повезло.

Дверь скрипнула, и показалось заспанное и такое любимое лицо. К тому же Алекс был по пояс голым. Какой же он… Так, перевести взгляд на лицо, и быстро!

– Весенняя? – удивился он, внимательно осмотрел меня и нахмурился. – Что-то случилось?

– Да, мастер, – выдавила бледную улыбку. – Разрешите войти?

Он посторонился, и я быстрым шагом прошла в комнату.

Миг – и я оказалась крепко прижата спиной к обнаженной груди. Ухо обожгло горячее дыхание, которое заставляло мысли туманиться. Легкий поцелуй в шею и крепкие мужские руки на талии – я едва стою на ногах. И почти не соображаю.

Кое-как отстранилась от Алекса и повернулась к нему лицом.

– У Димары проблемы, – вздохнула и послала ему полный надежды взгляд. – Очень нужна твоя помощь.

– Вот как? – Алекс вскинул бровь и сложил руки на груди. – А с чего мне помогать? Амазонка мне никто.

Я опешила и посмотрела на него непонимающим взглядом. Это что, шутка такая? Мне что-то совсем не смешно.

– Но она моя подруга, – попыталась донести простую истину.

– И что? – совсем не хотел понять меня Алекс.

Мне вдруг стало так обидно и горько. Вот теперь я поверила, что он действительно сволочь, которой не переносит большинство его знакомых. Сейчас передо мной был настоящий предтеча, в худшем смысле этого слова. Который и палец о палец не ударит, если ему это невыгодно. Интересно, Келрой Мэю такой же прием устроит?

– Прости, что разбудила, – сухо процедила и рванула к двери.

Алекс глубоко вздохнул и перекрыл мне дорогу.

– Куда собралась? – поинтересовался он.

– Пусти. – Голос начал дрожать.

Хотелось врезать от души этому гаду, а потом сбежать куда подальше.

– И не подумаю. – Алекс попытался притянуть меня к себе, но я начала молотить его кулаками по груди. – Вики, ну что такое?

– Ты! – зло выдохнула, все-таки вырвалась и отошла на несколько шагов. – Димара – моя подруга! Которая не раз выручала меня, поддерживала… Теперь у нее проблемы, и серьезные. А тебе сложно ей помочь?

Он раздраженно выдохнул и потер переносицу.

– Я все равно не понимаю логики, – пожал плечами. – Амазонку же никто не просил тебе помогать, а значит, ты ей ничего не должна.

Это стало последней каплей.

На автомате прошла в глубь гостиной и села на краешек дивана.

– Ты чудовище, Алекс, – прошептала устало и закрыла лицо ладонями. – Скажи, у тебя с Келроем и Шаорином тоже дружба на бартере держится? И без личной выгоды ты ради них даже с дивана не поднимешься?

– Конечно нет! – с негодованием воскликнул он. – С Келроем мы дружим с детства, он равный мне. А Шаорин…

– Эмпат, – тихо перебила и покачала головой. – Дружить можно либо с равными, как Келрой, либо с полезными, как Шаорин. Да, Алекс?

Надо было встать и уйти, но меня покинули силы. На душе было мерзко и как-то пусто. Образ идеального рыцаря, который я носила в сердце еще со школьных времен, оказался фальшивым. Что самое обидное, сама во всем виновата. Сама придумала, сама поверила… Алекс ведь не прятался, не прикидывался. Еще тогда, в школе… Он честно рассказал мне, что его считают чудовищем, и объяснил за что. Но я не поверила. Как же, не могла я полюбить такого мерзавца. И самое страшное, что сделать с этим ничего нельзя. Люблю я Алекса. Таким, как есть, люблю…

Я почувствовала, как на мои колени легли горячие ладони.

– Вики, – тихо позвал меня ставший таким родным голос, – посмотри на меня, пожалуйста.

Отняла от лица руки, которые Алекс тут же сграбастал в свои.

– Знаешь, я действительно не понимаю, что не так сказал, – начал он, ласково поглаживая большим пальцем внутреннюю сторону ладони. – Но если тебя это так ужасает… Что стряслось у твоей амазонки, милая?

Сначала я даже не поверила ушам. Неужели я до него достучалась? И он ради меня готов поступить не так, как привык. Робко улыбнулась и быстро рассказала суть проблемы.

– От меня требуется только официально отпустить ее на неделю? – задумчиво уточнил Алекс, когда я умолкла.

– Пока да, – вздохнула в ответ. – Если мы не придумаем за это время, как спасти Димару от этого брака… Ты поможешь?

Он не ответил, только сел рядом и притянул к себе.

– Обещать не буду, – склонил голову. – Я предпочитаю простые решения, а таковых в данной ситуации два. Либо убить Сенлера, либо выдать амазонку замуж за кого-нибудь еще.

Яростно замотала головой. Нет уж, оба варианта никуда не годятся.

– Так я и думал, – криво усмехнулся Алекс и чмокнул меня в макушку. – Ладно, я подумаю, что можно сделать. И амазонку твою официально отпущу.

– Спасибо! – просияла и обвила шею любимого руками.

Некоторое время мы просто целовались. Потом я неохотно отстранилась.

– Беги, – понимающе усмехнулся мой мужчина. – Спасайте свою подругу.

Виновато улыбнулась и поспешила к себе.

Интересно, Вир привел Димару в порядок?

Когда я влетела в гостиную, получила неожиданный ответ на этот вопрос: амазонка с сосредоточенным выражением лица сидела за столом и старательно черкала в листочке. Миатэ на горизонте не наблюдалось. Просили же его присмотреть! А этого, блин, и след простыл.

– А где Вир? – как можно более нейтрально спросила у подруги.

– Собирает вещи, – пробормотала Димара и вдруг вскинулась. – О! Запасной плащ забыла!

И принялась торопливо строчить в листике.

Я пожала плечами, быстро пересекла комнату и заглянула подруге через плечо. Оказалось, она пишет список вещей. Хм, не знаю, что там придумал Сумеречный, но Димаре оно явно пришлось по душе.

– Так какова идея? – не стала ходить вокруг да около и спросила в лоб.

– Вираэль пригласил меня погостить у них в Долине, – усмехнулась амазонка и злорадно добавила: – Пусть этот варвар попробует меня оттуда выковырять!

Честное слово, я чуть восторженно в ладоши не захлопала. Ай да Вир, ай да… дальше по тексту.

Дело в том, что государство миатэ, которое они, не мудрствуя лукаво, назвали Долиной, имело весьма удобное географическое положение. Труднодоступная местность, окруженная горами, в которую можно было попасть либо через тоннель в горах, либо по довольно опасной дороге. Надо ли говорить, что оба пути тщательно охранялись? Исходя из этого, а также из того, что изначально туда приходили обиженные на весь мир полукровки, Долина – государство закрытого типа. У них даже посольств других стран нет. И попасть туда можно только по личному приглашению кого-нибудь из миатэ, в его сопровождении.

Вот только в плане Вираэля был один изъян, который я тут же озвучила:

– А если Сенлер попросит кого-то из миатэ о помощи?

– У него все равно ничего не получится, – раздался голос Сумеречного.

Развернулась и обнаружила, что друг уже готов к труду и обороне. Одежда походная, сумка собрана, Ева дрыхнет на плече. Быстро он, ничего не скажешь.

– Хм, а почему не получится? – продолжала я упорствовать.

Все-таки план должен быть продуман максимально подробно. Слишком высока цена ошибки.

– Потому что обе пропускные точки сегодня же будут знать, что Сенлер – нежелательный гость, – холодно усмехнулся Сумеречный. – А так как соотечественники меня очень уважают, попасть в Долину варвару не светит.

– Ладно, верю тебе на слово, – открыто улыбнулась я, с интересом рассматривая миатэ, который сейчас выглядел на удивление взросло.

– Ди, быстрее собирайся, – скомандовал Вир.

И к моему большому удивлению, амазонка, даже не возмутившись тем, как назвал ее миатэ, вскочила, быстро кивнула и убежала в свою комнату.

– Кто ты такой и что ты сделал с нашей подругой? – с притворной суровостью спросила у Вираэля.

– Ничего, – рассмеялся он и погладил недовольно заворчавшую кошку. – Вот в Долине я за нее всерьез возьмусь! Надо же ее перевоспитывать.

– Ты сильно не усердствуй, – посоветовала я и села на диван. – Ей и так несладко… А Мэй еще не появлялся?

В этот момент дверь открылась, и в гостиную влетел оборотень. Он что, ждал моей фразы?

– Что там? – нетерпеливо спросил Сумеречный.

– Порядок, Келрой прикроет, – довольно усмехнулся лис.

– Ди Квир тоже, – вставила я свои пять копеек.

– Не поделитесь секретом? – заинтересовался Вир. – Чего вы такого наговорили предтечам, что они согласились даром помочь чужому существу? Или не даром?

Ой, как-то не подумала. Кивнула Мэю, чтобы он рассказывал первый. Авось за это время в голову стукнет, что бы такое правдоподобное соврать.

– Да ди Шелли просто взбесился, когда я рассказал ему эту ситуацию, – рассмеялся лис и присел на спинку дивана. – И знаете, что его возмутило больше всего?

Оборотень сделал паузу и обвел нас взглядом. Мы с миатэ одновременно пожали плечами – кто же этого Келроя знает?

– Что он не сможет закончить огранку таланта нашей Димары! – выпалил Мэйлис и развел руками. – Логика предтеч непостижима. Но зато теперь он на нашей стороне.

– Вики? – повернулся ко мне Сумеречный.

А я не придумала… Ладно, врем на ходу.

– Ди Квира бесит, что я с ним постоянно спорю, – буркнула, понимая, что версия не особо правдоподобна. – Пообещала, что больше не буду пререкаться.

– И все? – уточнил удивленный лис.

– И все! – отрезала недовольно и одарила друга неласковым взглядом.

К моему счастью, наконец-то из комнаты показалась Димара с двумя сумками в руках, чем прервала возможные расспросы. Украдкой перевела дух и преувеличенно бодро спросила:

– Ну что, мы с Мэем проводим вас до телепорта?

– Минутку, сначала о связи, – поднял руку Вир и пустился в объяснения. – Я вам оставляю свое переговорное зеркало. Оно стоит в моей комнате и настроено на дом моего отца. Давайте только договоримся о времени ежедневной связи.

Мы с лисом неуверенно переглянулись. С нашей учебой что-то планировать было делом бесполезным. Никогда не знаешь, где вылезет дополнительная тренировка или еще какое занятие.

– Может, в десять вечера? – тихо предложила я. – Уж в это время мы уже должны быть свободны.

– Мало ли что мы должны, – тяжело вздохнул оборотень. – Ладно, попробуем. Надеюсь, хоть кто-нибудь из нас двоих будет в это время свободен.

– А у нас это будет… – быстро прикинул в уме миатэ, – около восьми вечера. Нормально.

На этом мы закруглились с разговором и отправились к городскому телепорту.

К слову, само сооружение, где он находился, было весьма интересным. Оно представляло собой башню около двадцати метров высотой и всего около трех в диаметре. Внутри ее, прямо в центре, находилась одна-единственная дверь, которая просто висела в воздухе. Для того чтобы воспользоваться телепортом, надо было взяться за ручку и вслух назвать точку прибытия. После чего следовало войти, и ты оказывался в проверочном зале той страны, которую назвал. Я про себя окрестила такие залы пограничными КПП. Там тебя подробно расспрашивали о цели визита, его протяженности и так далее. И если ты проходил этот тест, пускали к следующей двери, которая вела в такую же телепортационную башню. Но уже в самой стране. Башням было просто невероятное количество лет, их когда-то предтечи построили.

Мы попрощались у телепортационной двери внутри здания, и Вир с Димарой друг за другом шагнули в сияющее марево.

– Так, что дальше? – испытующе посмотрела на лиса.

– В «Перекресток миров», – он поднял голову и взглянул на россыпь звезд на небе, – за поздним ужином. Ибо я с обеда еще ничего не ел. Там и подумаем, что делать дальше.

Впрочем, ни до чего путного в этот вечер мы так и не додумались. Крутили эту ситуацию, крутили, но так и не смогли понять, как заставить варвара отказаться от нашей подруги. Потому решили, что утро вечера мудренее, и отправились спать.


Глава 14

Следующий день начался для меня рано.

Проснулась я от страшного грохота. Кто-то так лупил во входную дверь, что в моей комнате стекла дребезжали. Хмуро посмотрела на часы на прикроватной тумбочке и сдавленно застонала. После чего грязно выругалась, быстро надела халат и решительно направилась бить кому-то морду. Потому что будить человека в пять утра – это форменный садизм!

Я рывком распахнула дверь и даже открыла рот, чтобы высказать нахалу все, что я о нем думаю. И тут же закрыла его обратно. Передо мной стоял высоченный накачанный мужчина с красивым, но холодным лицом. Гость был лысым, как коленка, а на голове виднелась какая-то татуировка. Увы, мне снизу было плохо видно. Мужчина в это время недоуменно рассматривал меня своими серыми глазами.

Так, надо понимать, меня почтил своим присутствием сам Сенлер Бельвинский. Собственной персоной. Вспомнила рассказ Димары, как она ему пол-лица сожгла. М-да, следов-то почти не осталось, хорошо над ним целители поработали. Только пара шрамов на левой стороне лица. Да и то – удивительно, но они ему шли.

Замечательно, и что мне теперь делать?! Эх, опять импровизировать…

– Где она? – наконец отмер мужчина.

– Что, простите? – состроила невинную мордашку.

Варвар скривился, но все-таки снизошел до разъяснения:

– Мне сказали, Димара живет здесь. Где она?

– Так уехала, – развела я руками и едва сдержала злорадную улыбку, когда лицо этого мужлана перекосило.

– Что значит «уехала»? – практически прорычал он и со всей силы ударил кулаком о стену. – Какое она имела право без моего разрешения куда-то ехать?!

– А вы, простите, кто такой? – Я сложила руки на груди и посмотрела прямо ему в глаза.

На лице Сенлера отразилась борьба. Прекрасно его понимаю. Как варвар, он считает всех женщин существами низшего сорта. Но как цивилизованный человек, понимает, что пришел на мою территорию и качать права не может.

– Я ее жених, – наконец почти выплюнул он.

– Быть того не может, – отрезала я и покачала головой. – Мы лучшие подруги, я бы знала. – И тут черт дернул меня добавить: – Тем более что уехала Димара как раз со своим женихом. Знакомиться с родителями.

Очень надеюсь, амазонка меня за такое не убьет.

Взглянула на варвара и испуганно попятилась. Ой, кажется, я его взбесила! Лицо покраснело, глаза сузились, ноздри раздуваются, как у быка перед рывком. Как бы не пришиб…

– Куда она направилась? – раздельно, явно едва сдерживаясь, выдавил из себя Сенлер.

– А вот этого я вам не скажу, – твердо ответила, запихнув страх поглубже. – Всего хорошего.

И попыталась закрыть дверь. Ага, проще скалу с места сдвинуть. Уперся рукой и смотрит-то как… Такое ощущение, что решает, пытать меня или лучше прибить сразу. Надеюсь, я все же ошибаюсь и ничего подобного он делать не будет.

– Лучше скажи по-хорошему, – с угрозой в голосе проговорил мужчина.

Черт, как же его отсюда спровадить… Ладно, а если так?

– Я сейчас сюда вызову мастера ди Квира, – отозвалась холодным тоном, – и вы лично будете объяснять, почему его ученица не сможет выполнить ни одного задания банально потому, что не выспалась.

Как я и предполагала, имя Алекса подействовало. Сенлер отпустил дверь, смерил меня на прощанье странным взглядом и, не оборачиваясь, ушел.

Ну и фиг с тобой, золотая рыбка.

Я поплелась обратно в спальню с твердым намерением проспать еще хотя бы часа три.

Увы, ничего не получилось. Сон сбежал окончательно, потому я, злая, мысленно пожелала варвару всего хорошего, затем поднялась и направилась в ванную. Потом выдула три чашки кофе подряд и почувствовала себя человеком. От нечего делать решила почитать книгу, которую на днях подкинул мне Алекс. И это у меня тоже не получилось, так как в дверь опять требовательно постучались.

– Да кого же там еще принесло? – недовольно пробормотала себе под нос и неохотно поплелась открывать.

На пороге обнаружился злой и невыспавшийся Мэйлис, под глазом которого уже наливался приличный такой фингал.

– Дай угадаю, – невесело хмыкнула и пропустила друга в комнату. – Тебя тоже посетил Сенлер?

Вместо ответа лис грязно выругался, в нескольких предложениях обрисовав, где он видел варвара, в каких позах и с какими представителями фауны.

Вздохнула и решила заварить кофе. И Мэй в себя придет, и я чашку выпью.

– Спасибо, – поблагодарил меня заметно успокоившийся оборотень, когда я передала ему любимый напиток. – Мне вот интересно – откуда он узнал, что я имею к вам с амазонкой какое-то отношение?

– Может, Димара матери писала? – пожала я плечами и зевнула. – Выспаться не дал, гад… Что делать будем? Чую, он от нас не отстанет.

– Это да, – поморщился друг. – А когда узнает, куда именно удрала амазонка, и поймет, что не сможет ее достать… Я даже боюсь представить, что будет.

Некоторое время мы молча прихлебывали кофе. Потом поняли, что сонные мозги включаться не хотят. А потому решили, что эту неделю Мэйлис поживет у меня, и на этом закончили напрягать извилины.

На занятиях я была натуральной сонной мухой. Низкий поклон мастерам, что отнеслись к моему состоянию с пониманием и попросту не трогали отчаянно зевающую курсантку. Последним в этот день у меня стояло индивидуальное занятие с Келроем, на которое я буквально приползла.

Предтеча внимательно осмотрел медленно моргающую меня и неодобрительно покачал головой.

– Вики, так не годится, – вздохнул он и сурово сдвинул брови. – Студенческие вечеринки, конечно, непременный атрибут обучения, но надо же меру знать.

– Ты неправильно понял, – вяло отмахнулась и едва удержалась на ногах. – Меня просто сегодня разбудили в пять утра. Не к ночи помянутый жених Димары приехал…

– Быстро он, – оценил торопливость Сенлера предтеча. – Впрочем, он всегда любил все делать быстро, иногда даже в ущерб результату… Ну тогда в занятии нет смысла. Пошли, я тебя кофе напою. Есть у меня один особо бодрящий рецепт. Подожди меня в коридоре, я сейчас.

Кивнула и поплелась на выход из тренировочного зала. Кофе так кофе. Мне сейчас, откровенно говоря, было все равно.

В коридоре я привалилась к стенке и прикрыла глаза. Хотелось только спать, и ничего больше. Увы, пока это не светило. Через час занятие с Шаорином. Я, правда, попробую отпроситься, но, зная темного, это маловероятно. Он еще ни разу не сделал скидки на мое состояние.

Опасность осознала лишь тогда, когда меня вдруг схватили за шею и оторвали от пола. Распахнула глаза и вцепилась в руки противника. Ой, черт, опять этот Сенлер!

– Быстро сказала, где моя невеста! – прорычал он мне в лицо.

А мне не хватало воздуха, и я начала задыхаться. Перед глазами поплыли разноцветные круги, в ушах зазвенело. Но в следующий момент я почему-то упала на пол и все же сумела жадно вдохнуть. Жива, слава всем высшим силам!

Приподнялась, оглянулась и увидела милую мстительному женскому сердцу картину. Варвар лежал на полу, а над ним нависал Келрой, упершись в грудь бывшего ученика коленом.

– Мне казалось, я привил тебе достаточное почтение к женскому полу, – тихим спокойным голосом произнес предтеча.

– Учитель?! – удивленно прохрипел Сенлер.

– Еще одно неверное движение в сторону моей ученицы – и я сверну тебе шею. – Ди Шелли поднялся и, не глядя больше на незадачливого варвара, подошел ко мне. – Вики, ты в порядке?

– Да, спасибо, мастер, – бледно улыбнулась ему.

Он осторожно поднял меня и поставил на ноги. Я скосила взгляд на сидящего на полу мужчину и мысленно показала ему язык. И это ему еще мало досталось. Вот если бы тут был Алекс…

– Что здесь происходит?

А вот и он!

Сосредоточенный любимый быстро подошел к нам. Внимательно осмотрел меня, затем провел пальцами по шее, на которой наверняка остались красные отпечатки пальцев, и резко развернулся к Сенлеру:

– Убью.

За ровным тоном скрывалось такое бешенство, что у меня чуть волосы дыбом не встали.

Мелькнула подленькая мыслишка не останавливать его. Как говорится, баба с возу – кобыле легче. Но… не могу я так. Может быть, моя мораль нежизнеспособна в этом мире, но продолжаю считать, что жизнь – священна.

– Мастер! – вцепилась в руку Алекса. – Пусть он просто уйдет. Не стоит ради меня убивать такого выдающегося воина.

Предтеча посмотрел на меня долгим взглядом, в котором я прочла все, что он думал про мой пацифизм, и тяжело вздохнул.

– Желание дамы – закон, – коротко произнес он и повернулся к Келрою: – Я забираю Весеннюю, ее надо осмотреть.

Затем подхватил меня на руки и переместился в свою комнату. А я в очередной раз завистливо вздохнула – хорошо быть предтечей. Телепортация, а также создание артефактов перемещения – исключительное умение этой расы, остальным, увы, неподвластное.

В этот раз для разнообразия Алекс не стал читать мне нотаций и уговаривать бросить учебу. Просто сгрузил мое безвольное тело на кровать и строго-настрого наказал уснуть. Я с радостью подчинилась и почти сразу отрубилась.

А когда проснулась, кроме меня в комнате уже никого не было. Нашла только коротенькую записку от Алекса – мол, у него срочные дела, когда вернется – неизвестно. Пожала плечами, сладко потянулась и довольная отправилась к себе.

Там меня встретил Мэйлис, который нарезал круги вокруг диванов. Причем делал он это с таким мрачным лицом, что я тут же заподозрила худшее.

– Что-то произошло? – осторожно поинтересовалась у лиса, прикрыв за собой дверь.

Оборотень резко затормозил и повернулся ко мне. Взгляд у него был совсем дикий. Я насторожилась еще больше.

Чего я точно не ожидала – так это того, что Мэй в два шага окажется рядом и сожмет меня в объятиях так, что у меня ребра затрещат.

– Ты цела! – вдруг выдохнул он.

– Пока да! – пискнула в ответ. – Но если ты меня так подержишь еще несколько минут, то не буду.

Друг посмотрел на меня непонимающим взглядом. Затем, видимо, заметил мое перекошенное лицо и все-таки разжал руки.

– Силу рассчитывай, дуболом, – проворчала я и поковыляла в сторону дивана. – С чего бы мне не быть целой?

– Да все с того же, – поморщился лис и плюхнулся напротив. – Мне рассказали, что днем опять заходил этот двинутый варвар. И очень настойчиво искал тебя.

– И что? – все равно не поняла паники оборотня. – Он меня уже утром раз нашел.

– А то, что ты не вернулась после занятия с ди Шелли! – вдруг взвился Мэй. – Что я, по-твоему, должен был подумать?!

М-да, нехорошо получилось. Действительно, мне даже мысль в голову не пришла, что друг будет волноваться.

– Прости, – покаянно вздохнула, немного подумала и тихо добавила: – Я у ди Квира прямо посреди занятия отрубилась. Тот сегодня для разнообразия был в хорошем настроении, потому будить не стал…

Посмотрела на лиса и осеклась. Какой-то взгляд у него нехороший. И лицо закаменело.

Вдруг он рывком подался вперед и ухватил меня за ворот рубахи, обнажив шею. И только в этот момент до меня дошло, на что он уставился. Наверное, после железных пальцев этого Сенлера у меня там заметные синяки.

– Вижу, ты с этим гадом все-таки встретилась, – сурово молвил оборотень и вернулся на место.

– Было дело, – склонила голову и принялась с интересом рассматривать редкое зрелище – Мэйлис Вести собственной персоной без излюбленной маски.

– Где, когда, как? – Он сложил руки на груди и сжал губы.

Зеленые глаза друга словно превратились в два осколка изумруда, такими казались холодными и острыми.

– После занятия с ди Шелли, – усмехнулась я. – Не беспокойся. Ему от Келроя хорошо влетело. – Просто не смогла не похвалиться: – Более того, Сенлера предупредили: если что, лежать ему со свернутой шеей.

Мэй заметно расслабился и даже заулыбался.

– Ну раз за твою честь вступился предтеча, я могу спать спокойно, – заявил он и развалился на диване в своей любимой позе – голова свешивается, ноги закинуты на спинку. – Впрочем, это не отменяет основного вопроса. Что делать будем?

– Ума не приложу, – со вздохом созналась и предложила: – Давай дождемся времени связи? Одна голова – хорошо, а четыре – лучше.

Впрочем, на разговор с Виром и Димарой мы зря возлагали надежды. Их с момента приезда взяли в оборот родственники Сумеречного. Потому мы с лисом полюбовались на уставшие лица друзей и отпустили их отдыхать. В конце концов, еще почти неделя в запасе имеется. Что-нибудь придумаем.

Следующие несколько дней прошли вполне спокойно. Варвар, к нашему большому удивлению, куда-то запропастился. Я даже начала надеяться, что он оставил свою дурную затею. Но лис меня высмеял и заявил, что я плохо знаю таких мужчин. Они просто так не сдаются. А потом этот рыжий ворон начал предвещать нам веселые деньки, когда затишье закончится. Из-за чего, вполне предсказуемо, был бит собственной тапкой.

Наши прохлаждающиеся в Долине друзья радовали нас стабильно уставшими лицами. Отец Вираэля с той радости, что сын приехал в гости, раструбил это на всю округу. Так что в их доме не переводились гости. Впрочем, Сумеречный довольно туманно сообщил нам о каком-то запасном варианте, над которым он работает. Но рассказать подробнее не захотел.

Веселуха началась на четвертый день с начала этого бедлама.

Нас посетила сама Берта Астэни, мать нашей незабвенной подруги.

Когда после занятий я обнаружила в гостиной настороженного до крайней степени лиса и могучую даму интересной наружности, моментально поняла, что за гости у нас нынче. Потому спокойно поздоровалась и направилась к себе переодеваться.

– Значит, ты подруга моей дочери, – произнесла амазонка ровным тоном мне в спину.

– Допустим, – развернулась я на пороге и вскинула бровь.

– Может, хоть ты скажешь, где моя дочь?

– Там, где вы ее не достанете, – ответила, не раздумывая, после чего заметила, что лис давится от смеха. – Чего я такого сказала?

– Ничего, – покачал головой друг. – Всего лишь слово в слово повторила мой ответ на этот вопрос.

Вот оно что! Да, мысли у нас уже сходятся. Что же дальше будет?

– Вы хоть понимаете, что я с вами могу сделать? – низким голосом процедила Берта и одарила нас тяжелым взглядом.

Но я ее не боялась. Тот же Сенлер вызывал у меня панический ужас. А мать Димары… Только презрение. Я видела в ней своего отца, который ради личной выгоды продал меня. Она сделала то же самое.

– А вам Сенлер разве не рассказывал, что бывает с теми, кто нам угрожает? – усмехнулась я и посмотрела ей прямо в глаза. – У нас в учителях – предтечи, которые ой, как не любят, когда их учеников трогают.

Берта промолчала. Видимо, варвар все-таки передал ей подробности своей встречи с Келроем и Алексом. Так что она просто брала нас на испуг.

– Кстати, – встрепенулся Мэйлис, – мастер ди Шелли остался очень недоволен вашим решением. Он считает, что использование такого перспективного воина в качестве всего лишь жены и матери – это пустая трата ресурса.

На миг в глазах амазонки мелькнуло сомнение, но сразу же пропало.

– Договор подписан и изменению не подлежит, – непреклонным тоном заявила она. – Димара выполнит свой долг.

И тут меня прорвало.

– Вы же ее мать! – гневно посмотрела я на невозмутимую Берту. – Скажите, вы вообще любите свою дочь? Или она для вас всегда была только вещью определенной ценности, которой при случае можно пожертвовать? Я не понимаю, как можно вот так спокойно отдавать своего ребенка в рабство! Тем более что, уверена, этот брак убьет Димару! Неужели вам все равно?!

Женщина склонила голову и сложила руки на груди.

– Прекрасная речь, – уголки ее губ приподнялись в подобии улыбки, – но она ничего не изменит. Благо народа в целом важнее блага отдельной личности. Я сама воспитывала Димару и уверена, когда эмоции схлынут, она сделает то, что должна. Так что ее бегство ничего не решает. Это всего лишь отсрочка неизбежного. Что до рабства… Если ее это сломает, значит, она недостойна быть дочерью нашего народа.

На меня будто ведро холодной воды вылили. Я просто отказывалась верить своим ушам. Возможно, у меня слишком наивные взгляды на жизнь и отношения в семье, но это уже слишком! Понимать, что обрекает своего ребенка на мучения, и при этом не испытывать эмоций по этому поводу… Да ну к черту таких родителей, лучше уж совсем без них!

А вот Мэйлис удивленным не выглядел. Даже более того, он бросал на меня сочувствующие взгляды. То есть и этот воспринимает такое в порядке вещей? Да что же это за мир такой?!

– Думаю, мне больше не имеет смысла здесь оставаться. – Берта легко поднялась и пошла в сторону выхода. – Передайте Димаре, что я недовольна.

Мы молча смотрели, как амазонка покидает гостиную, аккуратно прикрывая за собой дверь.

– Мэй, я хочу напиться, – глухо пробормотала я и передернула плечами. – Слишком мерзко от всего этого.

– Напиваться я тебе не позволю, – покачал головой друг. – Но вот отвлечь… Сходим в «Розу ветров»? Я даже ради такого случая сам что-нибудь спою.

– Грустное? – криво усмехнулась я и заправила за ухо прядь, которая выбилась из косы.

– Нет, сегодня сделаю исключение. – Лис быстро подошел ко мне, подцепил за локоть и вывел из комнаты.

А во дворе нас ждал сюрприз.

Берта, растерянная и испуганная, неосознанно все сильнее сжимала рукоять меча. И в упор смотрела на высокого ухмыляющегося мужчину. Его вполне можно было бы принять за светлого эльфа, если бы не откровенно хищное лицо, на котором не было даже тени безмятежной умиротворенности. Платинового цвета волосы были небрежно перехвачены шнурком в высокий хвост. Глаза этого полукровки были почти черными, а бледные губы – тонкими. Он был одет в темно-серый охотничий костюм, на поясе которого болталась перевязь с мечом. И кого-то этот мужчина мне сильно напоминал. Но вот кого?

Додумать мысль я не успела. Мэйлис сильно дернул меня за локоть и кивнул куда-то в сторону.

– Смотри – Вир! – прошептал он, наклонившись к уху. – А где же Димара?

Действительно, в стороне стоял Сумеречный. И предвкушающе глядел на колоритную пару.

– Я не понимаю, чего ты от меня хочешь, Шалар. – Амазонка взяла себя в руки и теперь смотрела на полукровку почти равнодушно.

– Объяснений, моя дорогая, всего лишь объяснений, – промурлыкал мужчина и опасно сузил глаза. – С какого чуда ты решила родить от меня дочку? Я же по вашим канонам как самец не котируюсь!

Все кусочки пазла встали, наконец, на свои места, и меня будто током прошибло. Да это же отец Димары! Но если он здесь с Вираэлем, значит…

– Кажется, моя шутка попала прямо в цель, – ошарашенно выдохнул рядом оборотень. – Отец нашей подруги – миатэ!

Что ж, это многое объясняло в ее поведении. Ведь миатэ – раса эксцентриков, которая вобрала в себя как лучшие, так и худшие черты разных народов. И невозможно предугадать, каким будет тот или иной ребенок.

Меж тем Берта пошла красными пятнами и отвела глаза. Взрослая, наделенная властью амазонка, которая смущается, – такое зрелище не каждому доведется увидеть.

– Я не обязана перед тобой отчитываться, – процедила она и попыталась обойти неожиданную преграду.

Мужчина хищно усмехнулся и резко дернул Берту на себя. Затем крепко сжал ее плечи и принялся нашептывать что-то на ухо. Женщина кусала губы, но отстраниться не пыталась.

– Со стороны смотрятся потрясающе. – Сияя предвкушающей улыбкой, к нам подошел Вир. – Мускулистая амазонка и хрупкий миатэ. С другой стороны, уверен, если потребуется, Шалар моментально ее скрутит.

– Слушай, ты где его откопал? – поинтересовалась я у друга, наблюдая, как отец Димары уже вовсю обнимал ее мать, а та была совершенно не против. И продолжал что-то говорить.

– О, это такая интересная история! – насмешливо протянул Сумеречный. – Вчера поздно вечером ко мне в гости заглянул Шалар, который в детстве учил меня сражаться на мечах. И за чаем принялся расспрашивать Ди о ее жизни, родителях и прочая. Смотрю – с каждым ответом нашей амазонки он все мрачнее и мрачнее. А потом вдруг чуть ли не допрос устроил – когда родилась, как точно зовут ее мать и все такое. Наша подруга, конечно, удивилась и осторожно так поинтересовалась, для каких целей ему это нужно.

Я тихонько прыснула. Да уж, я бы тоже насторожилась такой ярой заинтересованностью в подробностях моей жизни.

Меж тем миатэ замолчал. Причем явно специально. Слишком уж глаза его блестели. Хочет, чтобы повыспрашивали, гад эдакий.

– А он что? – Лис нетерпеливо дернул друга за рукав рубахи. – Вир, будешь тут театральные паузы разводить – я тебе уши оборву!

– Это вряд ли, – улыбнулся Сумеречный, явно нарочно обнажив кончики клыков. Но все же продолжил: – В общем, выяснилось, что Шалар одно время очень любил ездить по мирам под видом полуэльфа-менестреля. И будучи в Ахмеонии, имел умопомрачительный роман с некой амазонкой. Думаю, личность сей дамы уточнять не нужно, – на этом месте мы с оборотнем одновременно хмыкнули. – Димара как это услышала, так дар речи потеряла.

Честно говоря, я едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться в голос. Вот уж никогда не думала, что реальное воплощение индийских фильмов найдет меня в другом мире. Ситуация – один в один. Нашей амазонке еще только не хватает потерянную сестру-близнеца найти для полного счастья.

– Тянуть не стали, сделали магическую проверку, – меж тем продолжал Вираэль. – Ну она и показала… известно что. А потом…

– Вир! – окликнул вдруг нашего друга Шалар.

Он по-прежнему обнимал притихшую и удивительно присмиревшую Берту за плечи. По мне, довольно собственнически обнимал, и даже немного властно. Вот и не верь после этого, что женский феминизм превосходно лечится посредством сильного мужчины рядом.

– Да, наставник? – уважительно отозвался Сумеречный.

– Мне с Берточкой, – голос мужчины опять стал мурлыкающим, – нужно кое-что обсудить. Мы зайдем часа через два, дождитесь.

И увел покорную женщину к выходу с территории Академии.

– Может, в «Перекресток миров»? – предложил Вир, когда родители Димары скрылись из виду. – Отметим удачное окончание этой истории.

– Допустим, история еще не окончена, – не смогла я не придраться. – К тому же не кажется ли тебе, что без Димары такое праздновать… не очень правильно?

– Будет повод отпраздновать еще раз, – негромко рассмеялся он в ответ. – Идемте. Сядем нормально, и я расскажу вам финальную часть этой забавной истории. Самое интересное, кстати.

В «Перекресток» так в «Перекресток». Пожала плечами и поспешила за быстро шагающими друзьями.

На нос упала капля, заставив оглушительно чихнуть. Недовольно подняла лицо к небу и тяжело вздохнула. Ну вот, сейчас начнется дождь. Всю эту неделю Аэрив радовал нас чистым небом и неизменным майским теплом. Ясное дело, столь ровной погода не может быть сама по себе. Такой она поддерживалась специальными магами-погодниками. И понятное дело, что иногда нужно было спускать поводок. Тогда небо над столицей заволакивало тучами и непрерывно моросил мерзкий дождик, время от времени срываясь в полноценный ливень. Похоже, как раз сегодня погоду отпустили погулять. Ох, чую, промокнем… Но не возвращаться же, почти до ворот дошли.

Как и предсказывала, на полпути к «Перекрестку» мелкий дождик резко сменился проливным, а небо окончательно почернело. Так что в таверну мы вбежали под цветомузыку молнии насквозь промокшие и очень злые.

Криста, которая сегодня сама стояла за стойкой, звонко расхохоталась и весело крикнула:

– Гаэла, спускайся! Есть работа!

Раздался громкий топот, и со второго этажа практически кубарем скатилась щупленькая девчонка лет восемнадцати. Она подбоченилась, тряхнула мелкими русыми кудряшками и скорчила рожицу.

– Гаэла! – В голосе трактирщицы звучала явная угроза.

– Ладно-ладно, – пробурчала девчонка.

Она потерла острый нос, затем закусила губу и сделала несколько пассов руками.

Меня чуть не сдуло. Спасло только то, что успела ухватиться за прибитый к полу стол, рядом с которым стояла. А вот парням повезло меньше. Сумеречного, который неосмотрительно стоял почти в дверях, просто вынесло на улицу и хорошенько макнуло в лужу перед порогом. А Мэйлиса подкинуло так, что он встретился лбом с потолочной балкой.

– Ой! Я не хотела! – пискнула эта горе-магичка и закрыла рот руками.

– Если бы хотела, видимо, точно убила бы, – сварливо отозвался теперь не только мокрый, но и грязный Вираэль.

Мэй для разнообразия промолчал. Но наградил Гаэлу таким взглядом, что девчонка сочла за лучшее ретироваться.

– Ох, простите! – Криста вышла из-за стойки. – Это моя племянница, она учится на воздушном. А хвалилась, что с концентрацией уже проблем нет…

Выслушав кучу извинений, дружно пришли к выводу, что идея была дурной. Надо было возвращаться домой и не выдумывать. Потому отказались от великодушного предложения трактирщицы запарить баньку и отправились к себе. Там молча разбрелись по комнатам, чтобы привести себя в порядок.

В общем, разговор был возобновлен еще не скоро.

Когда мужчины разместились в моей гостиной, Вир продолжил прерванный рассказ.

– Скоро придет Шалар, – он посмотрел на часы, – потому постараюсь вкратце. Мой наставник – единственный сын нашего военачальника, который давно пилит своего непутевого отпрыска по вопросу наследников. – Миатэ усмехнулся. – Безрезультатно. Шалара вполне устраивает его жизнь, и вешать себе на шею сначала жену, а потом малявку он и не собирается. Но это с одной стороны. А с другой – его род единственный у миатэ, в котором можно точно сказать, с каким даром родится ребенок. Только огонь, только боевые искусства. Собственно, именно оттого у нас должность военачальника наследственная.

На этом этапе рассказа я четко поняла, что с Димарой может попрощаться не только Сенлер. Вся Ахмеония может помахать ей платочком. Миатэ такого ценного ресурса не отпустят, могу поспорить.

– Дай угадаю, – задумчиво протянул Мэй. – Родители Шалара вцепились в нашу подругу мертвой хваткой?

– У тебя скромная фантазия, – подмигнул Сумеречный. – В нее вцепились все! Во-первых, сам Шалар – потому что взрослая, да еще такая толковая дочь – это вам не орущий младенец. К тому же, как оказалось, к Берте наш бабник до сих пор питает теплые чувства. Во-вторых, военачальник с супругой уже отчаялись дождаться внуков, а тут такой сюрприз! В-третьих, наш князь, который, как мне показалось, в полном восторге от того, какая кровь влилась в род Шалара.

– Слушай, Вир, они ее хоть отпустят? – забеспокоилась я. – Раз она такая ценная…

– Отпустят, не бойся, – махнул тот рукой. – Но то, что в Ахмеонию Ди уже не вернется, могу гарантировать. Ей князь наобещал золотые горы, если она после учебы возьмется тренировать наших воинов.

Я понимающе хмыкнула. Еще бы! В родной стране Димара была, по сути, никем, да к тому же родная мать позволила продать ее, как вещь. А миатэ предлагают интересную службу, почет и уважение. Это помимо новообретенных родственников, для которых она – дар свыше. Лично мой выбор точно был бы очевиден.

До прихода Шалара мы успели еще немного позубоскалить на ту тему, что теперь для Вираэля наша подруга идеальная пара. Сам миатэ, кстати, заявил, что совсем не против. Он туманно высказался, что, мол, именно в Долине он увидел брешь в броне упрямой амазонки. И заявил, что непременно удвоит усилия.

Мы с лисом скептически переглянулись и довольно иронично пожелали удачи. Если Сумеречному не надоело биться головой об эту стенку, кто мы такие, чтобы его отговаривать?

Шалар, к моему большому удивлению, пришел один. Но довольный настолько, что очень хотелось предложить ему чего-нибудь кисленького. Интересно, у Димары часом в ближайшее время сестренка не появится?

– До меня дошли слухи, что здесь готовят отменный кофе, – заявил мужчина после того, как расположился на диване.

Пришлось вставать и готовить. Если так пойдет дальше, то к нам на кофе половина Соединенных миров бегать будет! Мысленно проклиная уроки кофеварения Келроя, я принялась колдовать над туркой.

– Проблема решена, – меж тем приступил к рассказу Шалар. – Берта повезла в Ахмеонию письмо от нашего князя. У амазонок просто нет выхода. Они не захотят с нами ссориться. Теперь осталось дождаться несостоявшегося жениха и объяснить ему ситуацию.

– Хм, может, проще его найти? – с сомнением в голосе спросил оборотень. – Кто знает, когда он решит прийти сюда.

– Думаю, через полчаса будет, – насмешливо отозвался отец Димары. – Берта отправила ему сообщение. Уверен, этот варвар появится здесь так быстро, как сможет.

Как оказалось, миатэ недооценил Сенлера. Уже через десять минут он нарисовался на нашем пороге.

Варвар обвел тяжелым взглядом нашу компанию, потом безошибочно вычленил старшего и повернулся к Шалару.

– Где амазонки? – Сенлер нахмурился и сложил руки на груди.

– Берта уехала объяснять королеве, почему столь выгодная сделка не состоится, – доброжелательно улыбнулся миатэ. – А моя дочь в Долине. Утрясает с князем нюансы своей будущей работы.

Надо отдать должное варвару, соображал он быстро. Тяжело вздохнул, потер виски и глухо пробормотал:

– Значит, все-таки нашла способ сбежать…

Затем Сенлер внимательно посмотрел на Шалара и тихо спросил:

– Я могу с ней поговорить?

– Зачем? – удивился тот.

– Может… хоть в этот раз смогу подобрать слова… – Варвар поморщился, ему явно не хотелось ничего говорить. – Я просто хотел, чтобы она была счастлива.

После этой фразы у нас случился коллективный выпад в осадок. Мэйлис, который лежал на диване в своей любимой позе, с него попросту упал. Вир выпучил глаза и подавился конфетой. А я пролила себе на ногу горячую воду. Хорошо, что не босиком была, а то волдыри были бы гарантированы.

И один Шалар чему-то загадочно улыбался. Сдается мне, он знает что-то, о чем мы понятия не имеем.

– То есть превратить девушку в вещь, которая права голоса не имеет, – это сделать ее счастливой? – У меня вырвался нервный смешок. – Одной мне кажется, что в этом нет никакой логики?

Сенлер метнул на меня злой взгляд, но все же снизошел до объяснений.

– Женщина не может быть счастлива вне семьи и дома, – убежденно заявил он. – Если она берется за меч, то это лишь оттого, что рядом нет достаточно сильного мужчины, который позволит ей быть слабой и заниматься женскими делами.

Я поймала спутанный клубок эмоций, из которого точно уяснила: варвар искренне верит в то, что говорит. А еще очень симпатизирует Димаре и действительно хочет для нее только счастья.

– Сразу видно, что вы, Сенлер, совершенно не знаете нашей подруги, – оперлась я на спинку дивана и окинула мужчину внимательным взглядом. – У нее в роду по обоим родителям сплошные воины. Для Димары счастье – это удачный бой, а не тихие женские радости. Если ее попытаться усадить за пяльцы, боюсь, можно остаться без пальцев. Или головы. Это уж как и что достанет. – На языке крутилось еще несколько фраз, но посмотрела на сурово сжавшего губы варвара и поняла – бесполезно, непрошибаем.

Пожала плечами и отвернулась. Знаю я такой тип мужчин. Моя незабвенная Ася таких метко называла: вооруженные транспарантом «Тебе так будет лучше». Они всегда лучше всех знают, что для девушки хорошо. При этом никто из них даже не додумается спросить ее мнения по этому поводу. И самое обидное, что Сенлер действительно хочет Димаре только добра. Но упрямо не желает понимать: счастье в его понимании – это форменный ад для самой амазонки.

– Значит, поговорить с ней мне не дадут, – ровным тоном проговорил варвар.

– Это уже как сама Ди захочет, – усмехнулся Вираэль и язвительно добавил: – Я очень сомневаюсь, что у нее появится такое желание.

Сенлер даже не повернул головы к Сумеречному, будто и не слышал ничего.

– Моя дочь скоро возвращается в Академию, – склонил голову Шалар, любопытно поблескивая почти черными глазами. – Так что можете попробовать поговорить с ней. Но сразу предупреждаю: попытаетесь увезти ее силой – станете для миатэ врагом.

– Я хочу просто поговорить, – зло процедил варвар и, не сказав больше ни слова, ушел.

Вскоре, допив кофе, откланялся и Шалар.

Кстати, Димара все-таки поговорила с Сенлером. Она вернулась из Долины только через три дня и очень довольная. Получила записку и моментально умчалась. О чем они с варваром говорили – подруга так и не созналась. Но божилась, что больше он на ее горизонте не появится.

С матерью подруга тоже пообщалась. По душам. Они потом еще несколько дней в лазарете лежали, залечивали синяки и трещины в костях. Но главное Димара выяснила. Как она потом объясняла нам, Берта ее никогда особо не любила. Юная амазонка лишь никак не могла понять – за что. Оказалось все до банального просто: влюблена была в ее отца. По уши. Собственно, потому и решилась рожать от такого неподходящего, по меркам своего народа, самца. Но Шалар, откатав свой тур, убрался из Ахмеонии, оставив Берту с разбитым сердцем. И та все свое недовольство отцом недолго думая перенесла на дочь.

Именно потому она и не протестовала, когда Сенлер заинтересовался Димарой вплотную и выдвинул свои условия.

Подруга, конечно, заявила, что теперь даже видеть Берту не хочет, но я бы на ее месте не зарекалась. В конце концов, насколько я знаю, Шалар теперь бывает в Ахмеонии регулярно.


Глава 15

Ровные строчки расплывались перед глазами, но я продолжала отстраненно смотреть сквозь листик. Очередное письмо с Земли принесло странные вести. И заставило в очередной раз пожалеть, что нет возможности съездить домой, повидаться с близкими. Оказывается, у меня будет братик. Или сестричка. Сроку-то лишь два месяца, не видно еще. И как только мама на такое решилась?! В пятьдесят лет… Впрочем, что ей еще оставалось? Единственная дочь неизвестно где и непонятно когда приедет. Если вообще приедет. А тут такое чудо!

Тяжело вздохнула, аккуратно разгладила немного смятый в порыве эмоций листик и положила его на стол.

Жизнь набирает темпы… Отгремела сессия, и до первой практики осталось каких-то несчастных две недели. Не знаю почему, но даже одна мысль об этом вызывала дрожь. Предчувствие? Кто бы мне сказал…

Позавчера, воспользовавшись тем, что его первый курс сдал итоговую сессию без хвостов, уехал Алекс. Официально – по делам факультета. Ну в какой-то мере оно так и было. Нам предстояла двухмесячная практика, причем, помимо нашей общей задачи, нужно обязательно успеть выполнить задания ректората.

Вдобавок еще любимому кто-то продал сведения о месте обитания древнего предтечи. И это место оказалось настолько труднодоступным, что без подготовки туда не доберешься. Так что Алекс сейчас прописывает маршрут, чтобы он не выглядел подозрительным, а также закупает все необходимое.

Вздохнула и легла на живот.

А еще Мэйлис обещал через два дня закончить перстень призыва. Что подразумевало под собой проверку нового оружия в спаррингах и грандиозную пьянку.

К слову про лиса. И остальных предателей. Ну это я, конечно, утрирую, но все-таки… Такая у всех любовь внезапно образовалась, что мне хоть вешайся. И ладно еще оборотень с амазонкой – те хоть с живыми существами милуются. А Вир, извращенец, носится с новым мечом. Разве что не облизывает его!

Димара почти перестала ночевать в своей комнате, все у Брианики пропадает. А Мэй… Тот случайно встретил на территории Академии Гаэлу, племянницу Кристы. И вместо того чтобы высказать ей все, что он думает о своем полете под потолок «Перекрестка миров», вдруг пригласил ее погулять. А девчонка, не менее неожиданно, согласилась. Не знаю, насколько у них все серьезно, но носится оборотень с ней как с писаной торбой.

Так что, можно сказать, друзья меня дружно бросили.

Посмотрела на часы. М-да, дорефлексировала, теперь опаздываю! Меня Келрой через двадцать минут будет ждать у себя. Ему там какой-то очередной потрясающий сорт кофе привезли. А я даже не одета толком!

Натянула первые попавшиеся под руку штаны, быстро затянула шнуровку на рубашке и принялась искать любимые туфли. Перерыла все комнаты – нету!

Решила заглянуть под шкаф: чем черт не шутит. И точно – лежат, миленькие. Знать бы еще, кто их туда зафутболил…

– Какой чудесный вид! – раздался голос лиса, и меня легонько шлепнули по пятой точке.

Я не ожидала такого подлого нападения сзади, а потому прилично приложилась лбом о шкаф.

– Мэй, зараза! – прошипела и резко повернулась, ощупывая пострадавшую голову. – Ты что творишь?!

– У меня беда, – непринужденно отозвался оборотень и облокотился на спинку дивана.

– А по тебе не скажешь, – съехидничала в ответ и приложила ко лбу прохладную ложку. – Мэй, если у меня будет шишка, я тебя убью.

– Если догонишь, – насмешливо протянул тот, у которого беда.

– Что там у тебя? – проворчала и вооружилась веником.

Ну а что, надо же мне как-то туфли достать!

– Меня Гаэла бросила, – печально поведал мне лис.

От неожиданности чуть опять лбом не приложилась. Чтобы нашего Мэйлиса девица по своей воле бросила? Да быть того не может!

– Точно она тебя? – уточнила и удачным движением все-таки вымела туфли из-под шкафа. Ура мне!

– Скажем так, – вздохнул оборотень, который все так же не выглядел особо расстроенным, – решение было обоюдным, несмотря на то что никто из нас этого не хотел.

Быстро обулась и окинула друга задумчивым взглядом.

– Чего-то я не пойму, – честно сказала я. – Почему тогда расстались? Криста узнала и запретила? Приревновала…

– Что? – непонимающе посмотрел на меня лис, а потом тихо рассмеялся. – Нет! У нас с Кристой всегда были только определенного рода отношения. Ну в смысле горизонтальные. Большего ни ей, ни мне не было нужно. – Он задумчиво провел по кожаной обивке. – Но ты права, кое-кто приложил руку к нашему расставанию. Вернее, лапу.

Я моментально поняла, о ком речь. И с хохотом упала на диван.

– Ева! – простонала, вытирая слезы. – Вот паршивка рыжая!

– Полностью согласен, – криво усмехнулся Мэй.

Эта кошка, если быть откровенной, девушек в принципе не особо жалует. А с тех пор как Вир стал жить с Мэйлисом, так вообще как с цепи сорвалась. Без тяжких телесных в комнате парней можем находиться только я и Димара. Остальные хорошо если просто парой царапин отделаются. А так находчивая Ева могла и одежду порвать, причем так, что в ней вообще невозможно было куда-то выйти. Могла и классической кошачьей местью проводить. Ну той, которая в тапках.

Собственно, потому в последнее время друзья старались лишний раз с девушками в комнатах не появляться.

Но это все равно не отменяет того, что лис рассказывает историю своего расставания без эмоциональных всплесков.

– А где тогда ругань и вопли? – с любопытством посмотрела на вполне спокойного друга.

– Да вот сам не понимаю. – Он взлохматил свою отросшую до плеч огненную шевелюру. – И вроде нравилась мне Гаэла, и хорошо с ней было… А расстались – и почему-то облегчение такое. – Оборотень встрепенулся и хитро-хитро на меня посмотрел. – Но ты никогда не угадаешь, что именно сделала Ева!

Так, а это уже интересно. Судя по мечтательному лицу Мэя, кошка на сей раз отчебучила что-то на грани фантастики. И, как ни странно, другу это понравилось. Иначе с чего бы он светился, аки солнышко?

– У тебя есть… – я сверилась с часами, – пять минут. Быстро рассказывай!

– Нетерпеливая какая, – насмешливо фыркнул оборотень, но не стал тянуть резину. – Короче, сначала она действовала по проверенной схеме. Показала Гаэле все, на что способна.

– И воздушница после этого не сбежала? – удивленно уточнила я, доставая из шкафа кулечек с шоколадом.

Не идти же мне с пустыми руками.

– Как потом призналась – подумывала. – Лис зевнул и завалился на диван, поерзал и устроился в своей любимой позе. – Но Гаэла девчонка сильная, ее таким не проймешь. В общем, Ева увидела, что не действует, и сделала следующее. – Он расплылся в улыбке. – Мы тогда сидели у меня в комнате, пили чай…

– Это теперь так называется? – не удержалась и перебила этого прохвоста.

– Что за необоснованные подозрения, Вики! – состроил друг оскорбленное выражение лица.

– А то я тебя не знаю, – фыркнула и, бросив быстрый взгляд на часы, поторопила: – Быстрее заканчивай, мне уже бежать надо.

– Сидели мы пили чай, – повторил Мэйлис. – Тут входит мрачная Ева и предлагает Гаэле выйти для разговора. Вернулась воздушница какая-то пришибленная. Я едва сумел из нее вытянуть, что эта паршивка ей наговорила.

– Ну?

– Вредная ты, – печально сообщил оборотень, но заметил, как я неторопливо примериваюсь к домашней тапке, замахал руками так, что чуть не свалился с дивана. – Только не бей!

Положила любимое орудие избиения лиса на место и сложила руки на груди. Как говорится, вся внимание.

– Рыжая заявила, что им двоим в моей спальне не место, а потому одна должна уйти, – выдал Мэй, чем заставил мой рот непроизвольно открыться.

А звучит-то как! Кабы не знала, что речь о кошке, подумала бы, две девицы, претендующие на благосклонность Мэйлиса, сцепились.

– Вижу, тебе тоже понравилось, – хмыкнул друг, который правильно истолковал выражение моего лица. – В общем, наша незабвенная наглость сказала, что она уходить никуда не собирается, а значит, надо уйти Гаэле. И пригрозила – дескать, если воздушница не проявит благоразумия, то все, что было раньше, покажется ей милыми пустяками.

– Ревнует она тебя, что ли? – изумленно покачала головой.

– Не поверишь, я у нее о том же спросил. – Голос оборотня стал задумчивым.

– Дай угадаю. Она изящно увильнула от ответа?

– И откуда ты все знаешь? – рассмеялся Мэй.

– Точно ревнует, – почесала переносицу.

Да уж. Кошка у Вира – клубок странностей. Увы, нет времени об этом даже подумать. Так что я торжественно распрощалась с другом и побежала к ди Шелли.

Рядом с его комнатами резко затормозила и попыталась отдышаться. Затем три раза стукнула костяшками по покрытому коричневым лаком дереву.

Дверь сразу же открылась, будто Келрой караулил.

– Ты задержалась, – без малейшего упрека констатировал он и посторонился. – Проходи, Вики. Рад тебя видеть.

– И я тоже рада тебя видеть, – искренне улыбнулась мужчине.

Прошла в гостиную и положила на стол кулечек с шоколадом.

У Келроя, в отличие от Алекса и Шаорина, комната была обставлена не по стандарту. Во-первых, из мебели в гостиной были только низенький столик, рядом с которым лежали несколько длинных мягких подушек, узкий книжный шкаф в углу и тумба. Именно в ней хранились кофейные принадлежности. Ну стоит еще отметить, что все стены были увешаны оружием на любой вкус. Кстати, а в кабинете у него на стенах висели карты всех миров.

– Это что? – Предтеча с интересом заглянул в кулек и достал кусочек плитки. – Спасибо, конечно, но я же не люблю сладкого.

– Знаю, – с удобством расположилась на одной из подушек. – Потому искала специально самый горький. Попробуй.

Ди Шелли покосился на меня недоверчивым взглядом, но все же откусил кусочек. Я с интересом наблюдала за выражением его лица и в очередной раз с досадой поняла, что не могу прочесть на нем ничего. Все-таки его выдержка – это нечто.

– Неплохо, даже весьма, – оценил наконец Келрой. – Самый горький, говоришь? Надо запомнить…

Радостно заулыбалась. Хоть чем-то смогла его порадовать! А то все он меня балует…

Он тоже улыбнулся, но слегка, краешками губ, и пошел заваривать кофе. Я наблюдала за ним и ловила себя на мысли, что Келрой мне все-таки нравится. Да и как такой может не нравиться? Безупречный рыцарь с кодексом и принципами. Да, он предтеча со всеми вытекающими, но у кого нет недостатков?

С ди Шелли мысли привычно перескочили на Алекса.

Мне его очень не хватало. Особенно если учесть, что из-за этой сессии мы практически не виделись. А иногда так хотелось плюнуть на все, пробраться к нему в комнату и упасть в такие родные объятия…

– Вики!

Перевела непонимающий взгляд на предтечу и осознала, что тот уже давно меня зовет.

– Прости, – виновато улыбнулась и пожала плечами. – Немного задумалась.

Он кивнул, поставил передо мной чашку и сам сел напротив. При этом смотрел на меня таким странным взглядом, что мне даже стало неуютно.

– Что-то не так? – спросила тихим голосом и опустила глаза.

– Да нет, – медленно ответил Келрой и пригубил напиток. – Просто хочу тебе задать пару вопросов.

– Каких? – насторожилась я.

Что-то мне подсказывало – эти вопросы мне не понравятся.

– Шаорин сказал, что твой дар эмпата в активном состоянии, – задумчиво проговорил предтеча, и я едва сдержалась, чтобы не сорваться и не сбежать куда подальше.

– Допустим, – осторожно ответила и бросила на мужчину быстрый взгляд. – А что?

– Не нервничай, – улыбнулся он и склонил голову. – Просто я хотел тебе кое-что предложить.

Прикусила губу, чтобы не ляпнуть какую-нибудь глупость. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, к чему он клонит. Но надежда умирает последней, а потому часть меня продолжала верить в то, что Келрой сейчас не будет делать мне предложения. Ведь не будет, правда?

– Слушаю, – смогла сказать на удивление спокойным голосом, в котором не было даже тени тех эмоций, бушевавших в моей душе.

– Думаю, тебе не надо объяснять, что связывает предтеч и эмпатов, – начал ди Шелли, и моя надежда скончалась в муках. – У нас с тобой сложились неплохие отношения, и я подумал, что мы вполне хорошо уживемся. Потому я хочу, чтобы ты стала моей женой.

Сильнее сжала чашку и тоскливо вздохнула. Вот же… мужчины! Все им надо испортить… И ведь так хорошо общались…

– Я тебя не тороплю, – опять заговорил Келрой, когда понял, что я рта открывать не собираюсь. – Понимаю, решение должно быть взвешенным.

– Прости. – Мой голос был тих и безжизнен. – Я… не могу принять твоего предложения.

– Почему? – совершенно спокойно спросил ди Шелли и окинул меня внимательным взглядом. – Что тебе мешает? Мы отлично ладим, у нас общие интересы, к тому же мы друг друга уважаем.

В этой фразе меня дернуло, что основного, как я считала, в отношениях предтеча так и не назвал.

– А любовь? – не выдержала я.

– Любовь… – Мужчина поморщился и неопределенно повел плечами. – Откровенно говоря, я считаю, что она лишняя.

Недоверчиво покосилась на него. Он что, серьезно? Как это любовь в отношениях лишняя? Да она основная! Поверить не могу, что он действительно так думает… А может, у Келроя было сильное разочарование в жизни, потому пришел к такому странному решению?

– Ну а если я так не считаю? – покачала я головой и поставила чашку на столик. – Для меня отношения без любви в принципе невозможны.

– Ты просто очень молода еще. Не видела, что это чувство делает с разумными, – снисходительно усмехнулся предтеча. – Для меня самый яркий пример – Алекс. После того как погибла его возлюбленная, он попросту слетел с катушек. Да так, что его именем сейчас детей пугают. И вот только последние несколько лет начал понемногу приходить в норму.

Скромно промолчала, что это у него клин клином вышибается. Ну по крайней мере, я очень на это надеюсь. Ведь Алекс так ни разу и не сказал, что именно ко мне чувствует.

– Все равно, – упрямо стояла на своем. – Я не хочу отношений без любви.

– Ладно, – покладисто согласился ди Шелли. – Это, в конце концов, не проблема. Мое предложение остается в силе. Так что пока можешь гулять, искать свою любовь. А вот когда поймешь, что без нее проще, – уверен, ты примешь правильное решение.

Нет, ну вы это слышали! Самоуверенный какой. И главное, убежден, что так и будет. И ведь не скажешь, что я вообще-то, по сути, невеста его лучшего друга! Авось тогда бы точно не стал мне такие странные предложения делать.

Кстати, а он не боится, что я за это время, пока он будет терпеливо ждать, найду себе ухажера и с ним… того? Со мной же тогда обряд станет невозможным! Или он намерен контролировать мои похождения? От последней мысли стало не по себе, потому решила прояснить все до конца.

– А ты не боишься, что за время гуляния я… – запнулась и покраснела. Ну не приучена я про такие вещи с мужчинами разговаривать! Но закончить-то надо, потому кое-как выдавила: – Невинности лишусь и стану непригодна для вашего обряда?

– А ты еще девственница? – заинтересованно спросил предтеча.

Поперхнулась и посмотрела на него возмущенным взглядом. И что я ему на такое должна ответить?!

Почувствовала, как краска окончательно заливает лицо.

– Надо же, и краснеть не разучилась, – изумился мужчина и тихо рассмеялся.

Затем он откинул назад упавшие на глаза пшеничные пряди и прищурился.

– С чего ты взяла, что обряд возможен, только если девушка невинна? – заинтересованно спросил Келрой.

Я посмотрела на него с искренним недоумением. Что значит «с чего»? Алекс… Меня пронзила неприятная догадка. Неужели он мне соврал? Но зачем?!

Ладно, это уже потом выясню у самого Алекса. Надеюсь, перед отъездом у меня будет время с ним поговорить. Да и не только об этом. Слишком много вопросов и неясностей накопилось. И нужно с ними что-то делать.

Решила попробовать вытянуть из ди Шелли побольше информации.

– Читала где-то, – пожала плечами и честными-пречестными глазами посмотрела на предтечу. – А что, это не так?

– Нет, конечно, – хмыкнул тот и поднялся, прихватив чашку. – Еще кофе?

– Не откажусь.

– Для обряда вообще ничего особенного не нужно, – просвещал меня мужчина, пока готовил очередную порцию восхитительного пряного напитка. – Только добровольное согласие жениха и невесты. Так что можешь не волноваться, я подожду сколько требуется.

Слава всем высшим силам, на этом неприятный разговор закончился. Видимо, Келрой решил, что сказал достаточно, а потому дальше принялся рассказывать какую-то очередную байку из жизни.

И все равно наша встреча добавила мне вопросов и, чего уж там, подозрений тоже.

Да, я любила Алекса. Но временами ощущала какую-то неправильность в наших отношениях. Списывалось это, конечно, на то, что мы редко можем показывать друг другу свои чувства. Ну а если это не так? Ведь обманывает он меня… Причем не первый раз уже.

Сколько еще всего ты скрываешь от меня, Алекс?

Вздохнула и прибавила шагу. Ничего, вот вернется, и я ему такой допрос устрою – мало не покажется.

В комнате меня ждал погруженный в себя Вираэль. Он сидел на диване и рассеянно листал книгу. Хм, кажется мне, что он ни строчки из нее не помнит.

Вообще после той истории с женихом Димары в нем что-то поменялось. Я не могла с точностью сказать, что именно, – ведь, казалось, он ведет себя как обычно. Но я все равно четко ощущала, что миатэ изменился. Так что за это время не раз жалела, что мой проклятый дар не работает так, как нужно.

Когда Сумеречный вяло поздоровался, я не выдержала.

– Что с тобой происходит? – спросила в лоб, глядя прямо в глаза.

– Ты о чем? – непонимающе воззрился он.

– О твоем состоянии. Ты сам на себя не похож!

Вираэль смерил меня задумчивым взглядом и вымученно улыбнулся:

– Тебе показалось.

Звучит неубедительно, честно говоря. Но что мне, пытать его? Если он сам наотрез говорить отказывается…

– Лучше скажи свое мнение, – вдруг оживился Вир. – Мне тут передали кое-что… Я думал подарить Димаре, но не знаю, понравится ли ей.

– Если это духи или белье, то понравится, – не раздумывая, ответила я. Потом все же чуть помозговала и расширила список: – Ну или оружие.

Не говоря ни слова, миатэ протянул мне продолговатый флакончик из бледно-зеленого стекла с каплевидной крышкой. Повертела его в руках, напрягла память и решила, что такой бутылочки в коллекции подруги я точно не видела. Открутила крышечку и принюхалась. Хм, отличный запах. Сама бы от таких духов не отказалась. Сладковатый, но ненавязчивый аромат, с легким оттенком каких-то цветов. Я лично уловила только фрезию и что-то отдаленно похожее на розу.

– Думаю, ей понравится, – вернула другу флакон.

Тот собирался что-то сказать, но не успел. Нелегкая принесла к нам сияющего оборотня.

– Вир, я твою кошатину уделал! – с порога заявил он.

Мы с Сумеречным на пару так и замерли. Надеюсь, уделал – это не пришиб? Иначе, боюсь, жить лису осталось недолго.

– Что ты с ней сделал? – грозно спросил Вир.

Видимо, не меня одну подобные мысли посетили.

– Заявил, что если она продолжит отшивать моих любовниц, – довольно усмехнулся Мэй, – то ей придется занять их место!

Ушам своим поверить не могла. Как-то не замечала за лисом извращенных наклонностей. Может, я чего-то не понимаю, но каким образом он, если что, намерен осуществлять угрозу? В лисьей форме? Да ну, о чем я думаю. Это полный бред и быть того не может! Видимо, Мэйлис так подшутил, и все.

– Кхм, – прочистил горло не меньше меня изумленный Вираэль. – Каким образом, позволь поинтересоваться?

– Специально для нее достану одно зелье. – Мэй развалился на диване и блаженно зажмурился. – Им маленьких оборотней отпаивают, если те застревают в звериной форме. Так что на два часа она станет человекообразной.

– Извращенец, – буркнул ошарашенный миатэ.

И я была с ним полностью согласна. Вот ожидала от лиса чего угодно – он на выдумки еще как горазд. Но такого… Это, простите, уже совсем ни в какие ворота не лезет!

– Зато эффект налицо! – поднял палец Мэйлис. – Рыжая испугалась. И мы с ней заключили мирный договор. По которому мои девчонки ночевать не остаются, а в остальное время она их не трогает.

Мы с Виром переглянулись и расхохотались. Высшие силы, эти двое друг друга стоят!

– Жаль, что Ева не оборотень, – сквозь смех простонал Сумеречный. – Вы были бы идеальной парой!

– Чур меня от такой оторвы! – быстренько открестился лис и встрепенулся. – Кстати!

Он принялся рыться в карманах и наконец извлек небольшую коробочку.

– Лови! – крикнул и швырнул найденным в меня.

Естественно, я ничего не поймала. Он бы еще в полете вещицы сообщил, что ее ловить надо! Так что пришлось лезть под шкаф. И, поминая лиса незлым тихим словом, выковыривать оттуда предмет.

– Это что? – заглянул мне через плечо Вир.

– Откройте – и увидите. – Было слышно по голосу, что оборотень несказанно доволен собой.

Пожав плечами, откинула деревянную крышку. И замерла в восхищении. На бархатной подушечке лежал изящный серебряный перстень. Я аккуратно достала его и поднесла ближе к глазам. До чего тонкая работа… Перстень был сделан в виде лозы с листьями, которая плотно обнимала круглый красный камень. Причем листики закрывали края граната так, что казалось, будто он покрыт ажурным кружевом.

– Мэй, это то, что я думаю? – первым опомнился миатэ.

– Откуда мне знать, что ты думаешь? – фыркнул надувшийся от гордости лис. – Я же не эмпат… Но если тебя посетили догадки, что это перстень призыва, то ты совершенно прав.

– Спасибо, – прошептала и почувствовала, как губы сами разъезжаются в улыбке. – Он великолепен!

Оборотень вскочил с дивана и быстро подошел ко мне. Затем отобрал перстень и очаровательно улыбнулся.

– На правах мастера, ты же не против? – полуутвердительно произнес он и надел артефакт мне на палец.

Полюбовалась прекрасным творением и в порыве чувств бросилась другу на шею.

– Ты просто чудо! – заявила я и чмокнула Мэя в щеку.

– Спасибо, я знаю. – Лис шутливо раскланялся, а потом погрозил пальцем. – А ты не расслабляйся. Вернется Димара – пойдем опробовать обновку.

Перстень мы, конечно, проверили в действии в тот же вечер. И меч тоже. После этой пробы я приползла в комнату на дрожащих ногах и мокрая как мышь. Что, впрочем, было совсем неудивительно. Ведь каждый из моих друзей захотел со мной сразиться. С учетом того, что я до их уровня даже близко не дотягивала, попотеть пришлось изрядно. Но в целом осталась очень довольной. По крайней мере, теперь в драках не буду чувствовать себя совсем бесполезным балластом. Тем более что благодаря стараниям того же Келроя сейчас боец из меня вполне сносный. Против мастера, конечно, не продержусь, но хоть не проиграю в первые же секунды.

А на следующий день вернулся Алекс. Я встретила его случайно в коридоре, когда пробегал мимо. Увидев меня, он остановился.

– Весенняя, прекрасно, что ты мне попалась, – сунул мне в руки какой-то листик. – Забежишь к ректору: пусть подпишет маршрут. Выступаем завтра в девять, не опаздывай.

И умчался.

Сказать, что я была в шоке, – это значит скромно промолчать. Это что вообще было такое?! И почему выступаем завтра?! А где так ожидаемое мною «Весенняя, зайдите ко мне»? У меня вагон и тележка срочных вопросов накопилось, а он вот так со мной! Стало очень обидно. Ведь в поездке мы будем продолжать играть роли. А мне так хотелось побыть с ним наедине…

Тяжело вздохнула и обратила внимание на сложенный листок в руках. Ладно, ознакомимся, что здесь у нас… Развернула бумагу и едва успела поймать выпавший оттуда небольшой клочок. Повертела в руках абсолютно чистую бумажку. Не поняла…

Вдруг на ней начали проявляться слова. Хм, интересный способ писать записки.

Вчиталась в знакомый почерк.

«У нас не будет времени поговорить нормально, потому пишу. Мои враги усовершенствовали следилку, она теперь работает даже в моем замке. С другой стороны, теперь я могу с чистой совестью ее снять вообще, так как вполне заметна. По крайней мере, тот же Шаорин засек сразу. Я уже составил и запустил специальное заклинание расплетения, но на нейтрализацию следилки понадобится время. Потому пока везде и всегда соблюдаем легенду. Список нужных в пути вещей сейчас появится на обратной стороне листа – ничего не забудь.

Зайдешь к ректору – не пугайся, он тебе ничего плохого не сделает».

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Так мне стало обидно и до слез себя жалко, что пришлось впиться ногтями в ладони. Чтобы не разреветься.

Попыталась взять себя в руки. Получилось не особо. Так что понурила голову и поплелась к ректорату. Там долго кружила перед кабинетом ректора, пока не сочла, что достаточно успокоилась. Глубоко вдохнула и толкнула дверь.

– Здравствуйте, – тихо поздоровалась с секретаршей. – Мне маршрут практики подписать.

Брюнетка с забранными в строгий пучок волосами внимательно посмотрела поверх очков:

– Факультет и мастер?

– Боевой, ди Квир.

– Тогда проходите. – Она сделала приглашающий жест рукой.

Перед светло-коричневой дверью в святая святых Академии немного помялась и даже зачем-то постучала. Поймала веселый взгляд секретарши и стушевалась еще больше. Кое-как собрала себя в кучку и осторожно открыла дверь.

Кабинет ректора, что и сказать… Разочаровал. Большая просторная комната с высокими окнами. Мягкий ковер с растительным орнаментом под ногами, два шкафа с книгами, несколько тумб, два кожаных кресла и массивный стол, на вид из темного со светлыми прожилками камня. За которым сидел и с любопытством рассматривал меня мужчина лет тридцати пяти. И что-то в его взгляде мне категорически не нравилось. Но вот что?

Ректор оказался кареглазым шатеном с добрым открытым лицом. Тем не менее во всем его облике, в том, как он кривил губы в усмешке и прищуривал глаза, виделся хищник. Матерый, опасный хищник. И было ощущение, что он как раз решает, стоит ли охотиться на такую дичь, как я.

– Слушаю, – приятным голосом произнес он и склонил голову.

– Маршрут подписать, – порадовалась тому, что смогла сказать внятно.

Ректор забрал из моих рук листик и вчитался. Затем поднял на меня глаза и удивленно вскинул брови.

– Так вот ты какая, личная ученица Алекса, – протянул он, рассматривая меня уже совершенно другим взглядом. Не менее «приятным». – Что ж… Теперь мне понятен его выбор.

Он махнул мне на одно из кресел и приказал:

– Садись.

Я не смела перечить, потому тихонько опустилась на предложенное место. Пока ректор что-то быстро писал, от нечего делать принялась более детально осматривать кабинет. И первое, что бросилось мне в глаза, – это золотистая табличка на столе. Которая гласила: «Бенджамин ди Фрей».

Почувствовала, как мои глаза лезут на лоб, и изо всех сил прикусила губу. Чтобы даже писк не прорвался. Еще один предтеча! Мало мне двоих было…

– Судя по твоему выражению лица, Вики, – насмешливо проговорил ректор, – ты только что поняла, кто я такой.

Не поднимая глаз, кивнула. А толку отпираться?

– И сразу сделала неверные выводы. – В голосе предтечи плескалось веселье. – Милая девочка, успокойся, я на тебя не претендую. Так как давно безнадежно женат на лучшей женщине в мирах.

У меня просто от сердца отлегло. Ну хоть этот подкатывать не будет! Так что подняла глаза и выдавила улыбку.

Ди Фрей рассматривал меня и едва заметно ухмылялся.

– Могу поинтересоваться, когда обряд? – вдруг спросил он.

– К-к-какой обряд? – изумленно вытаращилась на него.

– Вот только не надо делать таких удивленных глаз, – тихо рассмеялся мужчина. – Или ты думаешь, я поверю, что Алекс с тобой просто так возится?

– Он меня учит, – решила стоять на своем до последнего.

– Вот как? – Голос ректора стал задумчивым, и он немного подался вперед. – Бесхозный эмпат, Вики, – это просто вопиющий случай. Ничего, это решаемо… – На его губах заиграла странная улыбка. – Как минимум самого Алекса можно здорово подстегнуть…

Честно говоря, я совсем не поняла, к чему он это все говорит. Потому решила просто промолчать. А при случае рассказать обо всем Алексу. Почему-то мне кажется, как раз ему этот разговор будет очень интересен.

Меж тем ди Фрей поставил на листке с маршрутом размашистую подпись и протянул его мне.

– Счастливой дороги, – вполне искренне улыбнулся он. – Надеюсь, в поездке Алекс своего не упустит.

От пошлого намека начали пылать уши. Потому я быстро попрощалась и вылетела из кабинета.

Вот же! Развелось в Академии предтеч на мою голову. Будто мне одного Алекса было недостаточно! И главное, у всех на меня какие-то планы. Хоть посылай всех скопом, и то не факт, что поможет.

Тяжело вздохнула и поплелась собираться. Еще как-то друзьям надо сообщить, что у меня практика начнется не через две недели, а завтра. И как пить дать, они решат закатить вечеринку по этому поводу.

В общем, как в воду глядела.

Сначала друзья долго возмущались. Мол, ди Квир вообще обнаглел и все такое. Потом Мэйлис рвался ехать со мной. Едва его отговорила. Пришлось прямым текстом сказать, что за мной присмотрит Алекс, а вот Димара у нас остается одна. Подействовало, слава всем высшим силам.

Как результат, мне помогли собрать все необходимое, после чего утащили в «Розу ветров». Где опять выступал Брендон. Который, кстати, не преминул сделать попытку подбить ко мне клинья. На мой вкус, он это делал слишком активно. Потому пусть будет благодарен, что я всего лишь наступила ему на ногу. А ведь могла и глаз подбить. По крайней мере, мне этого очень хотелось.


Глава 16

Утром злая, немного опухшая и невыспавшаяся, я стояла у входа в корпус и сцеживала зевки в кулак. Маршрут я просмотрела еще вчера и мало что из него поняла. Единственное, что уяснила, – кататься мы будем по Пятому миру.

Алекс опаздывал.

Я переминалась с ноги на ногу и злилась еще больше. Там, куда мы должны телепортироваться, сейчас зима, потому одета я была соответствующе – теплые штаны, носки, свитер и ботинки. Вот и пригодились лыжные покупки. Только куртку пока не стала надевать, справедливо подозревая, что попросту сварюсь. Но мне все равно было очень жарко. И чем дальше – тем жарче. А моего личного предтечу неизвестно где черти носят!

Наконец показался сосредоточенный Алекс с рюкзаком на плече. Мы с ним сейчас, наверное, на двух заядлых туристов похожи… Зимних туристов, с учетом того что он был одет примерно так же, как я.

– Прекрасно, ты уже здесь, – сосредоточенно кивнул он мне. – На время практики можешь называть меня по имени и на «ты». Так будет проще.

– Хорошо, – прошептала в ответ, затолкав раздражение поглубже.

– Надень куртку и рюкзак, – приказал предтеча, прокручивая один из перстней.

Когда я подчинилась, Алекс сжал мое плечо, и нас унесла воронка телепорта.


Переместились мы в лес. Залитый солнцем зеленый летний лес. И это вместо заснеженной городской площади! Хм, а разве мы не должны были появиться в столице Шерийского герцогства?

– Мастер, – повернулась к Алексу, – а мы точно в нужном месте?

– Конечно нет, – зло процедил он, присел и сорвал невысокое растение с широкими листьями. – Скорее всего, нас вынесло где-то в Тиранской империи. Видишь это? – Он продемонстрировал мне свою добычу. – Такие растут только там.

Как Тиранской империи?! Нам к этим фанатикам ни за что нельзя!

Там маги – вне закона. Власть воинствующей Церкви, которая признает только единого бога, во всей красе. А предтеч они вообще считают исчадиями зла, которых нужно непременно уничтожать. Поодиночке церковники нам, конечно, не опасны. А вот если на нас толпа народу набросится, даже Алекс ничего не сможет им сделать…

– Так, – тон предтечи сулил нам неприятности. Крупные неприятности. – Мы не сможем отсюда телепортироваться. Кто-то сильно умный и умелый прилепил на меня магическую заглушку. Она, конечно, спадет сама через неделю… Но за это время мало ли что может случиться.

У меня мороз пошел по коже. То есть мы почти беззащитны?! Да, Алекс и без магии много чего может, но все равно…

– А что же делать будем? – Мой голос прозвучал как-то жалко.

– Думать, – отрезал он и сбросил на землю рюкзак. – Но сначала переоденемся. Здесь в таком виде и свариться недолго…

Молча развернулись друг к другу спиной и переоделись в более удобные для летнего дня вещи.

Алекс надел серую рубашку с воротником-стойкой, темно-серые жилет с множеством карманов и брюки.

У меня же задача стояла посложнее. В Тиранской империи роль женщины была примерно такой же, как в нашем Средневековье. То есть права голоса не имеет и все такое. Так что щеголять в штанах было равносильно красной тряпке с надписью «я не отсюда». Впрочем, в этот раз мое желание быть ко всему готовой сослужило отличную службу.

Порылась в рюкзаке и вытащила коричневую широкую юбку до пят, скромную бежевую блузу в цветочек с длинными рукавами. Немного подумав, все же повязала голову платком.

Подняла глаза на Алекса и получила одобрительный взгляд.

– Значит, так, – он разложил на земле карту Пятого мира, – мы предположительно вот здесь, – ткнул пальцем в нижнюю часть листа. – А нужно попасть вот сюда, – указал на верхний правый угол.

Прикинула расстояние и не сдержала тяжелого вздоха. Если Алекс прав, то пилить нам через весь мир!

– Я вижу только один выход, – задумчиво проговорил он и постучал пальцем по нижней части карты. – Нам нужно попасть в Светлый лес. Эльфы, конечно, еще те снобы, но к ним ближе всего.

Поднялся, аккуратно сложил листок и отправил его в рюкзак.

– Нужно убираться отсюда, – напряженно бросил Алекс. – Думаю, тот, кто сбил мой телепорт, может привести сюда тиранцев.

Нам очень повезло, что взяли с собой необычные рюкзаки. У наших была интересная функция – если сильно нажать на красную нашивку левого ремешка, рюкзак становился невидимым и неощутимым примерно на шесть часов. Если нужно, его можно было перенастроить и на меньшее время. Правда, потом два-три часа с ним нельзя было ничего сделать – заряжался.

– Теперь надо легенду. – Тон Алекса стал задумчивым и каким-то предвкушающим. – Думаю, будет лучше всего изображать из себя супругов. Сможешь сыграть чувства на публику?

Чуть не расхохоталась, но в последний момент губу прикусила. Ай да Алекс, ай да молодец! Нашел, как нам можно пообниматься, чтобы никто ничего не понял. Быстро кивнула и опустила голову, чтобы не было видно, как губы разъезжаются в мечтательной улыбке.

Вскоре мы пробрались через лес и вышли к хорошо наезженному тракту.

Без подсказок Алекса нажала на ремешок рюкзака и почувствовала, как с плеч исчезает тяжесть. Выпрямилась и потянулась – хорошо-то как!

И мы пошли по тракту. Время от времени мимо нас проезжали крестьяне на возах, богато украшенные кареты и просто одинокие всадники. Несколько раз попадались бредущие куда глаза глядят нищие, а один раз даже встретился странствующий менестрель с гитарой на спине. Впрочем, никому из них не было до нас дела. И наверное, это было хорошо.

А к вечеру, когда солнце уже катилось к горизонту, нас достала погоня.

Алекс, в очередной раз оглянувшись, увидел вдалеке на дороге клубы пыли. И сразу же смекнул, что к чему.

– Вики, быстро в кусты! – рыкнул он и прокрутил перстень призыва.

– Но я могу помочь! – попыталась было поспорить, однако получила в ответ настолько яростный взгляд, что пришлось подчиниться.

Развернулась и побежала прочь. По дороге чуть не запуталась в юбке и поняла, что в этом, в случае чего, много не навоюю. С тоской вспомнила оставшийся в невидимом рюкзаке пояс с метательными ножами. Ну что ж… Если что, шариками побросаюсь, как обычно. А меч все-таки призову, мало ли что…

Схоронилась в ближайших к дороге кустах. Повернула перстень и стиснула рукоять тхирэйты.

Можно сказать, что к бою я готова.

Посмотрела на Алекса – он расслабленно стоял посреди тракта, опустив свой бастард.

Меж тем на дороге показались несущиеся во весь опор всадники. Посчитать, сколько их, я так и не смогла. Но, думаю, не меньше полутора десятков. В конце концов, если ловушка была на предтечу, меньше посылать – заведомо гиблое дело. Завидев одинокую фигурку на пути, они замедлились и зашумели. А затем внезапно разделились! Я четко увидела, как большая часть ринулась на Алекса, а пятеро спешились, сошли с дороги и принялись шарить по кустам.

Мама дорогая, они что, меня ищут?!

Задавила панику в зародыше. В конце концов, я боевой маг или как? Так что быстро подобрала сопли и приготовилась!

Алекс даже не взглянул в мою сторону, но в голове внезапно пронеслось: «Вики, быстро в глубь леса! Они не должны тебя найти! Я сейчас расправлюсь с этими и приду за тобой». Нахмурилась и послала в его сторону эмоциональное согласие. Он моментально расслабился и едва заметно кивнул.

Ладно, геройствовать не буду, отойду подальше. Но приготовиться, на всякий случай, все равно не помешает. Так что тихонько отступила дальше в лес и на ходу сплела недавно выученное заклинание. Огненная плеть хороша тем, что хоть и не убивает моментально, как шар, но оставляет вполне серьезные раны. К тому же ее можно было использовать как аркан. Думаю, если на меня наткнется кто-то из наемников, он сразу поднимет шум. В этом случае последнее свойство плети очень пригодится.

По дороге мне попался широкий дуб, и я остановилась. Черт, я же будущий боевой маг! Неужели Алекс с Келроем зря со мной целый год возились? Решительно тряхнула головой и спряталась за деревом. Ну что ж. Если наемники меня найдут, устрою им… неприятный сюрприз. Ведь лучшая защита – нападение, не так ли? Немного подумав, порвала юбку с двух сторон, чтобы не мешала во время боя.

Вскоре кусты впереди зашевелились. Из них, настороженно озираясь, вышел мужчина с мечом наперевес. Набрала в грудь побольше воздуха и послала вперед огненную плеть. Мысленный приказ – и опешивший мужчина не успевает увернуться. Его шею захлестывает огненная веревка. Наемник выпучил глаза и задергался. В воздухе завоняло паленым мясом. Превозмогая подкатившую к горлу тошноту, подтянула добычу к себе. Напавший уже был едва живым. Резким движением всадила прямо в сердце тхирэйту.

Второй убитый мною человек.

И никаких эмоций на эту тему.

Я прекрасно помнила, что по кустам рыскают еще четверо. Потому перехватила меч поудобнее и прислушалась.

В этот момент меня решил побаловать своей милостью мой проклятый дар. Я уловила нетерпение и раздражение слева, буквально в десяти метрах. И мысль: «Да где же эта чертова девчонка спряталась?! Нужно быстрее кончать с ней, пока остальные предтечу отвлекают».

Ага, второй по мою душу.

Так как продолжала ощущать, где находится наемник, решила не мудрить. Создала большой огненный шар, задала вектор и ограничения. А потом запустила его в сгусток эмоций.

Раздался короткий вопль, и я перестала ощущать чужие чувства.

Готов, красавчик. Еще трое осталось. И можно будет Алексу помочь.

Справедливо решила, что на крик должны прибежать остальные. Немного подумала и отошла в сторону, зыркая по сторонам.

Внезапно какое-то странное чувство заставило резко развернуться. Краем глаза увидела росчерк стали. Но я успела увернуться и выставить блок. Наемник свистнул и провел стремительную атаку, которую я едва отбила. Так, сейчас здесь будут остальные. Надо быстрее разбираться с этим.

План сложился моментально. Ну что ж, рискну.

Сделала обманный выпад, намеренно подставляясь. Наемник купился и выбил меч из моих рук. Я упала на колени и быстро создала в другой руке короткий огненный клинок. Резко замахнулась и ударила прямо в пах. Мужчина взвыл и упал на колени. Выхватила из его ослабевших рук меч и… Еще минус один.

Подобрала прилично отлетевшую тхирэйту и отбежала подальше.

Оставшиеся двое появились одновременно, с разных сторон.

Плохо. Не знаю, сумею ли потянуть обоих.

Решила опробовать еще одно заклинание. Огненный рой. Увы, я его не отрабатывала. И сказать, насколько оно сработает, было трудно. Ну попытка не пытка.

Воткнула меч перед собой в землю. Сосредоточилась и сделала движение, будто стряхиваю воду с пальцев. В сторону наемников полетели огненные капли.

Те, видимо, не ожидали от меня такой подлости. Потому что на миг замерли, а заклинанию этого было достаточно. Один пострадал меньше, ему опалило волосы и ранило в бок. А вот на втором загорелась одежда. Так что перестала обращать на вопящее тело внимание и переключилась на более-менее уцелевшего.

Ранение сыграло мне на руку. И с этим я расправилась довольно быстро. Затем неспешным шагом подошла к безжизненному второму, который уже просто тлел, и для верности снесла ему голову.

Осмотрела поле боя, покореженные огнем деревья и покачала головой. М-да, развлеклась от души… Могу собой гордиться. Пятерых человек укокошила. Где-то изнутри начала прорываться истерика. Быстренько затолкала ее обратно – не время! И побежала на помощь к Алексу.

Впрочем, как оказалось, спешила я зря.

С любимым мы столкнулись в тех же кустах, где я пряталась изначально.

Алекс выглядел уставшим. Но на первый взгляд вроде бы целым.

– Тебя не поранили? – В его голосе явственно слышалось беспокойство.

– Нет, – слабо улыбнулась, отчаянно жалея, что нельзя просто к нему прижаться. – Я действовала очень осторожно.

Потом не сдержалась и все-таки похвалилась:

– А я огненный рой с первого раза создала!

– Молодец, – усмехнулся Алекс и увлек меня в глубь леса. – Значит, не зря я с тобой все это время возился.

Эх, не такое я хотела услышать… Но при данных обстоятельствах и на этом спасибо.

Кстати, а куда он меня ведет? Недолго думая озвучила вопрос.

– Идти дальше не имеет смысла. – Он покачал головой. – Так что сейчас найдем подходящую поляну и на ней заночуем.

Я плелась немного позади Алекса и ощущала, как меня начинает бить мелкая дрожь. Адреналин боя схлынул, и я наконец осознала, что хладнокровно прикончила пятерых человек! Да, у меня не было выхода, но это не спасало. Пелена заволокла глаза, я спотыкалась на каждом шагу и, в очередной раз запнувшись о какой-то корень, растянулась на земле, больно ободрав колени. И так и осталась лежать.

Над головой раздались сдавленные ругательства Алекса, и в следующий момент меня подхватили на руки.

– Скажи мне, ты каждый раз собираешься закатывать истерику по поводу загубленных душ? – недовольно спросил он. – Вики, ты будущий боевой маг! Это часть твоей профессии!

Алекс говорил что-то еще, но я его не слышала, так как вообще перестала воспринимать действительность. Вынырнула из своего состояния только раз, когда предтеча заставил меня что-то выпить. Я даже не почувствовала вкуса напитка и провалилась в тяжелый тягучий сон.

А утро встретило меня щебетом птиц и запахом гречневой каши.

Продрала глаза и от души зевнула. От вчерашней истерики осталась только легкая грусть.

М-да, что-то меня нехило накрыло. Если такое будет каждый раз, когда придется убивать, не быть мне боевым магом…

Ладно, буду решать проблемы по мере их поступления.

Вылезла из спального мешка и сонно улыбнулась Алексу. Он сидел рядом с костром, над которым весело булькал казанок. Вернул улыбку и молча поманил пальцем. Когда подошла, он быстро написал что-то в блокноте, который был у него в руках, и протянул мне.

«Несмотря на заглушку, мое заклинание расплетения начало действовать на следилку. Теперь она передает только звук», – прочла я.

Бросила на Алекса быстрый взгляд и торопливо настрочила: «Алекс, вчерашняя засада была на меня. Я поймала мысли одного из нападающих. Может, кто-то знает о нас?»

Он прочитал, нахмурился и медленно покачал головой. Затем написал ответ: «Знать не могут, это определенно. Значит, за тобой идет охота, как за моей ученицей. Жаль, неизвестно, кто их нанял…»

Я вспомнила, что вообще-то у меня к Алексу есть один животрепещущий вопрос. Так что отобрала у него блокнот и нацарапала: «Ты почему соврал мне, что ваш обряд проводится только с девственницами?»

Предтеча вскинул брови и посмотрел на меня странным взглядом. После чего сунул мне под нос строки: «С чего ты взяла?»

Ну, я и объяснила. Пришлось, правда, про предложение Келроя рассказать. Кстати, разозлился Алекс на друга прилично. Но я его осадила – мол, ты официально на меня никаких прав не заявлял. Так что нечего тут гром и молнии метать.

В этот раз писал он долго. И вручил мне блокнот с таким оскорбленным видом, что я чуть не расхохоталась.

Ну, посмотрим, что тут у нас…

«Я тебе не врал. Как ты вообще могла такое подумать?! Келрой просто не в курсе некоторых твоих особенностей. Ты – из закрытого мира и под привычные нам правила просто не попадаешь. Я специально ездил в Первый мир, чтобы выяснить все про обряд. Именно там мне сказали, что ты должна быть невинной!»

Почесала затылок и решила поверить. Звучит вроде правдоподобно…

Забрала из рук Алекса ручку и быстро накорябала: «Ладно, не сердись, я тебе верю». Немного подумала и дописала: «Кстати, а что это за история с твоей погибшей возлюбленной?»

Ох, каким взглядом он на меня посмотрел! Я даже перепугалась, честно говоря.

Следующая его запись гласила: «Догадываюсь, что «спасибо» я должен сказать либо Келрою, либо Шаорину. Ну да ладно. Это долгий разговор, Вики. Может, подождешь, пока мы сможем нормально общаться?»

И я решила не настаивать. Потом так потом. Авось тогда у него настроение получше будет…

На этом мы закончили познавательную переписку и принялись готовиться к дальнейшему путешествию.

Для начала я попыталась реанимировать пострадавшую юбку. Благо иголки с нитками с собой тоже были. Получилось, откровенно говоря, не особо. Расстроенно осмотрела свои труды и показала это убожество Алексу. Тот покачал головой и согласился, что это никуда не годится. Увы, второй юбки у меня не было.

Вдруг Алекс смерил меня проказливым взглядом и достал из кармана блокнот.

«Доставай штаны и рубаху. Сейчас будем из тебя мальчика делать», – прочитала я и очень удивилась. Ладно, волосы еще можно обрезать, хотя и жалко. Но вот что он с моим полноценным третьим размером намерен делать?

Оказалось, что я недооцениваю своего мужчину.

Волосы мне действительно пришлось коротко обрезать, что вызвало закономерный тоскливый вздох. Ничего, вернусь в Аэрив и сразу же пойду в местный салон красоты. Там мне новую шевелюру намагичат.

А грудь Алекс мне перетянул. Так что в широкой серой рубахе я действительно походила на мальчика. Юного, хрупкого, но все же мальчика.

Сегодня на тракте было очень оживленно. Алекс предположил, что недалеко какой-то населенный пункт, и не ошибся. Еще к полудню мы вышли к небольшому городку со смешным названием Тында, что был обнесен высоким каменным забором. Выстояв небольшую очередь, заплатили сонному стражнику по пять медных за проход.

Осмотревшись, Алекс написал, что нам очень повезло. Город находился почти на самой границе со Светлым лесом. Так что если мы удачно купим лошадей, то к вечеру будем на землях эльфов.

Когда стали узнавать, где в этой Тынде рынок, выяснилось, что нам и в этом вопросе очень повезло. Как раз в этот день здесь проходила ярмарка, а потому была возможность купить толковых скакунов.

Выбирать я предоставила Алексу. Да, благодаря урокам в академии я умела держаться в седле. Но вот отличить хорошую лошадь от плохой – увольте.

Мой мужчина выбрал для нас двух гнедых кобыл со спокойным нравом. Мне досталась та, у которой на лбу звездочка. И мы с нею быстро поладили. Не в последнюю очередь благодаря тому, что я догадалась купить несколько яблок.

Так что путешествие к землям эльфов прошло спокойно и быстро.

Граница со Светлым лесом представляла собой сплошной ряд деревьев. Алекс объяснил, что проемы в этом живом заборе есть только в трех местах. И к одному из них мы направляемся.

Почти всю дорогу предтеча был замкнут и на все вопросы отвечал односложно. И только когда вдалеке показались исполинские деревья границы, облегченно выдохнул и сообщил:

– Все, эта чертова следилка больше не действует. Можем нормально общаться.

Я обрадовалась и сразу же попыталась воспользоваться случаем, чтобы все-таки выспросить про погибшую возлюбленную.

– Зачем оно тебе так срочно? – устало вздохнул он. – Это потерпеть не может? Я ведь обещал, что расскажу.

– Прости, – пристыженно отозвалась и дала себе зарок, что больше не буду приставать к нему с этим вопросом.

Но зато решила задать другой.

– Алекс, – я помялась, тщательно формулируя вопрос, – а кто это может быть такой сильный, чтобы поставить на тебя, далеко не последнего мага, заглушку? И следилку накинуть?

– Хороший вопрос, – процедил он, и его голос был очень напряжен. – Увы, ответ на него напрашивается только один, причем весьма неприятный. Это кто-то из наших, Вики. Кто-то из наших…

Я почувствовала, как по спине ползет холодный пот. Если против нас действительно выступают предтечи – а кто же это еще может быть? – нам не поздоровится. Скосила глаза на Алекса и увидела, что тот о чем-то размышляет, время от времени хмуря брови и сжимая губы в полоску.

Глубоко вздохнула и постаралась выбросить тяжелые мысли из головы. Любимый обязательно что-нибудь придумает. Не может быть по-другому.

На границе Светлого леса нас ждал конкретный облом.

– Мне нет дела до ваших проблем, – надменно сообщил нам золотоволосый эльф, равнодушно глядя своими небесно-голубыми, без белков, глазами. – На благодатные земли старшей расы вы не пройдете!

– Ты хоть понимаешь, кому перечишь, белобрысый? – с угрозой в голосе прошипел Алекс, когда все адекватные аргументы закончились. – Старшая раса! Да стоит мне захотеть, от вашего лелеемого леса только головешки останутся!

Взгляд эльфа остался безмятежным.

– Светлый лес охраняется высшими силами, – облил он нас презрением.

Алекс зарычал, и я поняла, что сейчас как минимум на одного эльфа в Соединенных мирах станет меньше. А в перспективе – и на один Светлый лес.

– Пойдем, – потянула его за рукав. – Не стоит марать о него руки.

Предтеча одарил светлого многообещающим взглядом, но все же позволил себя увести.

– Другого пути точно нет? – тихо спросила и заглянула ему в глаза.

– Только в четырех днях отсюда, – вздохнул Алекс и потер виски.

Было видно, что он понемногу успокаивается.

– У нас нет выхода, ведь так? – Я сжала его ладонь. – Пройти через Светлый лес огнем и мечом – не вариант. Тем более что ты пока без магии…

– Ты права, – неохотно признал он и бросил злой взгляд в сторону невозмутимого эльфа. – Но этим я еще устрою… – Заметил, что я хочу возразить, и закрыл мне ладонью рот. – Даже не проси. Такое нельзя спускать – это закон моей расы. Так что эти снобы свое получат, обязательно.

Тяжело вздохнула и пожала плечами. И как прикажете быть совестью этого типа?! Совершенно невозможное дело…

Мы заночевали недалеко от границы, а поутру двинулись вдоль живого забора.

Несмотря на опасения Алекса, нас больше никто не догонял. Не знаю, было ли это связано с тем, что сняли следилку, или еще с чем. Да и мне было не так важно. По крайней мере, можно было представить, что мы с любимым просто на прогулке.


Глава 17

Большая черная кошка потянулась передними лапами и от души зевнула, показав внушительный комплект зубов. Затем прищурила малахитовые глаза и мягко спрыгнула с подоконника. Невидимой тенью прошла к лениво освещающему мрак камину, у которого в кресле сидел молодой мужчина. Время от времени он поглядывал на круглые карманные часы, инкрустированные драгоценными камнями, и недовольно морщился.

«Сейчас будет очень любопытный разговор, – подумала кошка и улеглась у потрескивающего камина. – Ничего, полежим, послушаем. Вдруг что-то полезное узнаем».

Словно в ответ на ее мысли, раздались шаги, и в мягком отсвете пламени показался еще один мужчина, немного постарше.

– Ты опоздал. – Бархатный глубокий голос сидящего был скучающим.

– Задержали срочные дела, – отозвался вошедший и, не дожидаясь разрешения, уселся во второе кресло.

– Как все прошло? – Пальцы первого, унизанные перстнями, слегка постукивали по подлокотнику.

– Отвратительно. Девчонка оказалась опаснее, чем мы думали. Помимо горы трупов на тракте, наши люди нашли в лесу пятерых наемников. Мертвее мертвого. И без сомнений – ее работа.

«Ах, какая досада! – усмехнулась про себя кошка, довольно потягиваясь. – И это вы еще не знаете, на что эта девочка способна».

– Плохо, – вздохнул первый и на миг сильно сжал кулак. – Впрочем… Не умерла сейчас – умрет в конечной точке… Отправь моему дорогому родственнику уточнение. Пусть вместе с артефактом ди Квира разберется еще и с ученицей.

– Он будет рад. – В голосе второго прорезалась усмешка. – Мне отзывать остальных людей? Пусть Алекс дальше идет спокойно?

– Да. Не вижу смысла препятствовать ему дойти до нужного нам места.

Мужчины негромко рассмеялись.

«Смейтесь, смейтесь, – фыркнула про себя кошка и лениво поднялась. – Я посмотрю, как вы потом смеяться будете. Особенно когда поймете, кто такая Вика».

Хвостатая неспешным шагом подошла к широкому подоконнику и немного замешкалась перед тем, как на него запрыгнуть.

«Жаль все же, что Вики здесь нет. – Она покачала головой. – Впрочем… Она все равно не умеет правильно воспринимать мои знаки».

Кошка совсем по-человечески усмехнулась и мощным толчком оторвалась от пола. И… исчезла, не долетев до подоконника.

Ничто в этой комнате не напоминало, что здесь побывала Судьба.


На третий день пути вдоль границы Светлого леса я поймала мысленный вопль о помощи.

Натянула поводья лошади и внимательно прислушалась к себе, пытаясь понять направление.

– Что такое? – недовольно спросил Алекс и подъехал ближе.

Ничего не ответила, только приложила палец к губам. Ниточка чужого зова дрожала и норовила раствориться, но я все-таки ее удержала и вычислила, откуда до меня донесся призыв.

– Нам туда, – махнула рукой налево и развернула кобылу.

– Зачем? – не понял предтеча и поравнялся со мной.

– Крик о помощи, – скупо ответила и вдруг поняла, что Алекс со своими принципами предтеч, сейчас начнет читать мне лекцию.

И не ошиблась.

– Вики, – поморщился он и покачал головой, – это не наше дело. У нас сейчас какая задача? Поскорее выбраться с земель Тиранской империи. И задерживаться нам категорически не стоит.

– Я не могу оставить человека в беде, – упрямо поджала губы, даже не думая сворачивать. – Тем более что меня позвали.

Слушать в сотый раз его размышления на тему, кому и как надо помогать, не было никакого желания. Так что просто перевела кобылу в галоп, нисколько не сомневаясь, что Алекс поедет следом.

Я шла за дрожащей ниткой зова, как хорошая охотничья собака. Вскоре густой лес стал редеть, а потом мы выехали на колосившееся золотой рожью поле. Вдалеке были видны небольшие дома – наверное, там начиналась деревня. Крик о помощи шел оттуда.

Конечно, я не собиралась врываться в село на всем скаку, как ударенный на всю голову рыцарь из женского романа. Вместо этого притормозила лошадь и дождалась, пока меня нагонит злой Алекс.

– У тебя совсем мозги отказали? – прошипел он и ухватил поводья моей кобылы. – У нас нет времени на игру в благородных спасителей!

– Мы должны помочь, – покачала головой и виновато улыбнулась. – Я не могу отмахнуться от того, кто так отчаянно зовет на помощь.

Несколько минут Алекс сверлил меня недовольным взглядом. Видать, пытался таким образом воззвать к здравому смыслу. Бесполезно – христианская мораль, впитанная с молоком матери, буквально вопила во мне, что негоже бросать человека в беде. Я же себя мысленно загрызу, если сейчас соглашусь уехать.

Алекс, видимо, понял, что меня такими взглядами не проймешь, тяжело вздохнул и поднял глаза к небу:

– Я тебе уже говорил, что как совесть ты чрезвычайно неудобна?

– И не раз. – Губы сами собой разъехались в улыбке – если спрашивает такое, значит, поможет!

– Еще я только всяких ведьмочек прямо с костра не спасал, – проворчал он и решительно направил лошадь к деревне.

– Откуда ты знаешь, что это именно ведьма? – Мой голос был изумленным до крайности.

Мы как раз пересекли ржаное поле и выехали на широкую проселочную дорогу.

– Видишь знак? – Он указал мне на криво вбитую на обочине палку, на которую была намотана красная тряпка. – Он означает, что сейчас в деревне идет суд над ведьмой. А после ее просто сожгут.

Потому повернулся ко мне и жестко произнес:

– Говорить буду я. Ты сидишь и помалкиваешь, понятно?

Я торопливо закивала. Уж что-что, а геройствовать даже и не думала. Если Алекс сможет решить проблему без моего участия, я только порадуюсь.

– Не вздумай применить магию, – меж тем продолжал он. – Да и вообще. Попытайся быть как можно более незаметной. Хорошо, что тиранцы не определяют представителей моей расы с первого взгляда. Иначе я бы ни за что не согласился на такое безумство.

Мы въехали в деревню, улицы которой были пустынны. Такое ощущение, что здесь вообще ни души нет, несмотря на обжитость домов. Впрочем, глупых вопросов задавать не стала. И так понятно, что все жители сейчас, скорее всего, в центре, где собираются сжечь какую-то невиновную женщину. Почему невиновную? Да потому что я прекрасно помнила, как и за что обвиняла в колдовстве наша инквизиция. И сомневаюсь, что здесь все происходит по-другому.

Не доезжая до центра, Алекс спрыгнул с лошади и схватил за рукав пробегающего мимо чумазого мальчугана. Серебряная монета перекочевала в загребущие руки мальца, и тот охотно поделился информацией.

Оказалось, что судят местную знахарку, совсем еще молодую девчонку. Ее семья давно жила в этой деревне и отлично ладила с местными. Все же без знахарей было трудно, так что здесь спокойно жили и работали все женщины их рода. Церковь в деревне была небольшой, серьезных священников не присылали. Ну а те, кому все же не повезло получить сюда назначение, предпочитали жить с родом знахарок дружно.

Все изменилось несколько месяцев назад, когда умер старый жрец Единого. Вместо него приехал самый настоящий фанатик. Некоторое время он присматривался к молодой знахарке, а неделю назад объявил ее ведьмой. Сказал, что она не только дарованными Всевышним травами людей пользует, но и темной силой.

Мальчишка бодро оттарабанил это все и быстро сорвался с места, заявив, что не хочет пропустить то, как будут сжигать всамделишную ведьму.

– Люди! – презрительно выплюнул Алекс, когда мальчонка скрылся из виду. – Еще вчера эта девушка была уважаемой, и к ней всей деревней ходили за помощью. А сегодня они, не жалея и не сомневаясь, собрались глазеть, как будет корчиться в огне вчерашняя спасительница.

Я промолчала. Да и что тут скажешь? Увы, он был прав на все сто процентов.

Предтеча привязал поводья лошади к ближайшему забору и сказал мне сделать то же самое. Пожала плечами и подчинилась. Затем мы пошли к центру, где действительно собралась вся деревня. Из-за голов было мало что видно, зато хорошо слышался голос, зачитывающий прегрешения мерзкой ведьмы.

Не сбавляя шага, Алекс схватил меня за руку и потащил вперед, сквозь толпу. Люди, которых он бесцеремонно сдвигал со своего пути, пытались возмущаться. Но стоило им посмотреть на сурово поджавшего губы предтечу, как любое желание ругаться испарялось.

Наконец мы вышли в самый центр и смогли сполна оценить представшее нам зрелище.

Посредине толпы висела девушка, прикованная цепями к врытому в землю столбу. Сколько ей лет, сказать было сложно, так как она опустила голову и ее черные волосы закрывали лицо, свисая чуть ли не до земли. Вокруг столба был сложен хворост, который перемежался соломой и крупными поленьями. Немного в стороне от будущего костра стоял худощавый мужчина в черной робе и с горящими глазами и обличал несчастную. Толпа восхищенно внимала.

Когда священник стал вещать о том, что ведьма своей темной силой лечила людей, вдруг подал голос Алекс:

– В таком случае святой Кермит, который за одну ночь исцелил больше ста человек во время разгула оспы, тоже колдун.

И столько в его голосе было власти, осознания собственной правоты, что толпа притихла, уставилась на него, готовая внимать. Жрец зыркнул на предтечу злым взглядом и соизволил сквозь зубы ответить:

– Деяния святого Кермита – проявление благодати Единого. Сравнивать его и эту мерзкую ведьму – нелепо!

– Да? – скептически протянул Алекс и сложил руки на груди. – И как же вы, уважаемый жрец, определяете, какие чудеса от Единого, а какие – от Темного?

Честно говоря, по мне, он играл с огнем. Это же фанатик! А селяне так вообще – стадо. На кого укажет священник, на того и бросятся. Но почему-то вместо этого зачарованно слушали глубокий голос предтечи. Личное обаяние, что ли? Надо будет потом спросить. Если мы нормально из этого всего выпутаемся… А то что-то я начала запоздало беспокоиться.

– Во мне живет свет веры, – пафосно изрек жрец, – он помогает определять!

М-да, кажется, зря боялась. Нам здесь крупно повезло. Жрец-то тупой попался, как пробка. Видимо, других в такие места не посылают. Если бы были мозги – он Алексу и полслова сказать не дал бы. Натравил толпу – и пылало бы два костра. Ой, три. Про себя забыла…

– А в том, кто был тут до вас, тоже жил свет веры? – вкрадчиво поинтересовался Алекс.

В глазах священника отразилась паника. Видимо, он прекрасно понял, к чему ведет мой мужчина. Еще бы! Раз старый жрец спокойно смотрел на знахарку, значит, никакими темными силами она не владела. Опровергнуть это можно, только сказав, что покойный не имел этого света веры. Но и так фанатик сказать не мог! Потому что признать вслух несовершенство Церкви – это разрушить все свои внутренние устои. Не говоря уже о том, что такое подорвет веру людей.

Пока жрец мучительно думал, как выкрутиться, заговорил здоровый косматый мужик.

– Старий был хорошим священником, – прогудел он, скрестив руки на груди. – Не отказывал в помощи, учил светлому и доброму, говорил о милости и любви Единого… А этот, – обличающе ткнул пальцем в побледневшего фанатика, – только и знает что указывать, мол, мы много поем, смеемся, радуемся жизни. И за это на том свете нас накажут.

О как! В местных умах, кажись, уже назрели разброд и шатание. Как Алекс их четко подловил, прямо поражаюсь.

– Так, может, это он – приспешник Темного? – Голос предтечи постепенно набирал силу. – Пришел сюда сбить вас с пути истинного? Замарать ваши души убийством невиновной?

Селяне замолчали и повернулись к замершему соляным столбом фанатику. Тот перепугался настолько, что даже слова в свое оправдание молвить не мог.

– А и действительно, – заговорил вдруг еще один мужик, чья одежда была явно получше, чем у остальных, – чем докажешь, Мит, что ты – жрец Единого, а не темный прихвостень?

– Вот и все, – шепнул Алекс и скривил губы в подобии улыбки. – Сейчас его свои же прихожане разорвут. Так что, считай, девчонка в безопасности, можем уходить.

В этот момент знахарка подняла голову и посмотрела прямо на меня умоляющим взглядом. А после этого обмякла окончательно и повисла на цепях – видимо, потеряла сознание.

– Алекс, мы должны ее забрать с собой, – тихо выпалила я и просительно сложила ладони. – Пожалуйста!

Он окинул меня укоризненным взором, тяжело вздохнул и пошел к столбу. Хм, и не беспокоится, что вокруг вообще-то толпа народу, а он вот так просто идет снимать знахарку? Оглянулась и поняла – нет, не беспокоится. Селяне окружали жреца плотным кольцом и, кажется, собирались творить аутодафе не отходя от кассы. Ну этого кадра мне совсем не жаль.

Алекс отцепил девушку, быстро подхватил на руки и махнул мне головой в сторону, где были привязаны наши лошади.

Минут через десять мы уже покидали деревню.

С самого начала Алекс пустил лошадь в галоп, да еще и подстегивал ее. Мне это было совсем непонятно. Не селян же он опасался? Те небось сейчас незадачливого жреца линчуют. Девчонку, которая до сих пор валялась в обмороке, предтеча просто прижимал к себе одной рукой, так чтобы она не свалилась в безумной скачке. Наконец мне это надоело, потому я пришпорила кобылу и все-таки поравнялась с ним.

– Куда мы так спешим? – крикнула, изо всех сил стараясь не отставать.

– В идеале – к границе с торговой империей Сайше, – мрачно отозвался Алекс и сдавленно выругался, когда одна из веток, что в изобилии нависали над дорогой, хлестнула его по лицу. – Но туда мы в любом случае раньше завтрашнего дня не доедем. Так что сейчас задача просто скакать как можно быстрее. Чем больше будет расстояние между нами и той деревенькой, тем лучше.

– Неужели ты думаешь, что селяне рванут за нами? – недоверчиво спросила я. – Мне казалось, они там со жрецом увязли надолго…

– Это если нам повезло и церковник совсем умом обделен. – Он, не выпуская из рук своей ноши, повернул голову и быстрым взглядом окинул окрестности. – Но я бы на твоем месте на такое не рассчитывал.

– Почему? Мне казалось, ты так настроил против него толпу, что спасти его теперь сможет только чудо.

– Меня там сейчас нет, – скривил губы в жесткой усмешке предтеча. – Так что стоит жрецу сказать пару фраз о том, что в деревню прокрались темные силы, чтобы смутить умы простых людей и помочь избежать своей адептке справедливого возмездия, как за нами пустят погоню.

Он замолчал, пристально всматриваясь в даль, где лесная дорога подходила вплотную к тракту, что шел вдоль границы Светлого леса.

А меня в который раз начали терзать смутные сомнения… Помнится, в деревне Алекс был полностью уверен, что жрец больше не опасен. Что же заставило его изменить мнение? Только то, что мы еще и бедную знахарку с собой забрали? Что-то не верится…

– Скажи мне, Алекс, – постаралась, чтобы мой голос звучал ровно, – а в деревне ты тоже допускал возможность, что жрец выкрутится?

Он повернулся и смерил меня настолько задумчивым взглядом, что я сразу поняла – сейчас будет врать.

– Только честно! – рявкнула и сдвинула брови.

– Я и собирался, – равнодушно пожал плечами Алекс.

Так я ему и поверила. Мне уже не семнадцать, чтобы верить каждому его слову. К тому же, видимо, я начала узнавать его лучше. Он себе на уме и соврет, не моргнув глазом, если посчитает, что это необходимо.

– Да, я допускал такую возможность, – спокойно ответил этот… предтеча!

От возмущения несколько минут ни слова не могла произнести. Класс! Просто обалдеть! Он без малейших колебаний собирался оставить несчастную девчонку в деревне, зная, что ее все-таки могут сжечь?!

Короче, высказала Алексу от души… Да еще и потом припечатала, что он – равнодушный эгоист.

Увы, все мои усилия были напрасны. Только зря воздух сотрясала… Алекс с интересом меня выслушал, одобрительно улыбаясь, а затем лениво обронил:

– А ты слишком доверчива. Готова помочь и поверить каждому. Даже в твоем мире это не слишком полезно. Ну а в Соединенных – может быть смертельно. – Он бросил на меня острый взгляд и веско заявил: – Верить нельзя никому, Вики.

Честно говоря, от его последних слов мне стало совсем не по себе. Потому я быстренько свернула разговор, но сделала мысленную зарубку поразмышлять на досуге над тем, действительно ли моя доверчивость чрезмерна.

Вопреки прогнозам Алекса, никто нас так и не догнал. Может, худшее предположение не оправдалось, а может, мы просто слишком далеко ускакали, – мне, честно говоря, было все равно.

До границы с Сайше оставалось всего ничего, но ехать по лесу в темноте Алекс не решился. Так что мы свернули с тракта в глубь чащи, нашли подходящее место под сенью какого-то раскидистого дерева и принялись обустраиваться на ночлег. Я попыталась привести в чувство знахарку, но ничего не получилось. Встревоженная, обратилась к Алексу, но тот только плечами пожал. Мол, он все равно пока магией пользоваться не может.

Самое интересное, что девчонку привел в себя запах еды. Я уже доваривала на костре гречневую кашу с мясом, когда услышала слабый стон. Знахарка поднялась, обвела нас мутным взглядом и, тяжело сглотнув, просипела:

– Где я?

Алекс, который сверялся с картой, не обратил на нее никакого внимания. Так что пришлось, не отходя от каши, быстро объяснять, что она пропустила. Девчонка слушала внимательно, не перебивая. А когда я закончила, тяжело вздохнула, машинально потерла запястья, на которых был синий след от веревок, и тихо заговорила.

Оказалось, что зовут ее Фэлиса и ей недавно исполнилось двадцать лет. Была она сиротой, так как родители сгинули, когда еще совсем маленькая была, а бабушка, что ее воспитала, умерла год назад. Девушка жила себе тихо-мирно в деревеньке, помогала местным жителям и мечтала поднакопить денег, чтобы сбежать в Третий мир учиться в Академии магии.

– А потом умер Старий, и к нам прислали нового жреца – Мита. – Голос Фэлисы дрожал. Еще бы, все происшедшее еще свежо в памяти. – Я никому не говорила… Но как только он приехал, сразу положил на меня глаз. И подкатывал, как мог. Сначала просто уговаривал, потом стращать начал. Мол, оговорю тебя ведьмой, и гореть на костре будешь… Я не поверила. Думала, люди меня с детства знают, заступятся. – Она подняла на меня блестящие от непролитых слез глаза. – Никто не помог. Все отвернулись, стоило Миту сказать, что я темными силами их лечила…

Мне было очень жаль знахарку. Натерпелась она… не дай высшие силы кому-то такое. И что бы там Алекс ни говорил, ей нужно было помочь. Так что я лишь уверилась в своей правоте.

– Слушай, – подала ей тарелку с кашей и села рядом, – я ведь учусь в Академии. Через пару дней мы тебя отправим в столицу Третьего мира. Я с тобой пойти не смогу, так как сейчас на практике, но если хочешь, дам ключ от своей комнаты. Поживешь у меня, пока не поступишь. И записку подруге напишу, чтобы она не удивилась твоему присутствию.

– А так можно? – робко спросила она.

– Конечно! – улыбнулась и поймала неодобрительный взгляд Алекса.

Пусть смотрит. Все равно считаю, что я права, а он – нет! Фэлиса мне нравилась. Милая, хорошая девушка. Глядишь, еще впишется в нашу компанию. И кто знает – может, кого-то из наших парней очарует. Правда, есть у меня подозрения, что Вираэль уже очарован Димарой дальше некуда. Но зато у нас есть абсолютно свободный Мэйлис. Так что чем черт не шутит…

Утром, когда мы собирались ехать дальше, знахарка слезно умоляла меня взять ее к себе на лошадь. Причем она бросала такие испуганные взгляды на Алекса, что я едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться. В результате длительных препирательств и выяснения отношений я уступила свою кобылу Фэлисе, а сама полезла к любимому. Девушка обрадовалась и попросила подождать ее пару минут, мол, ей в кустики надо. Оказавшись в седле, я откинулась всем телом на Алекса и расплылась в блаженной улыбке. Хорошо-то как!

Над ухом раздался тихий смешок, и мужские пальцы легко пробежали по моей шее, вызвав целую россыпь мурашек, которые следовали за каждым движением руки Алекса.

– Ты хочешь, чтобы я свалилась? – дернула его за прядь смоляных волос, которая выбилась из хвоста и щекотала мне лицо.

– Сказать бы тебе, чего я хочу, – мурлыкнул любимый мне прямо в ухо и как ни в чем не бывало отстранился. – Но сейчас вернется твоя спасенная.

Я подняла голову и увидела, что он хмурится.

– Алекс, – переплела наши пальцы, – завтра к тебе вернется магия, и отправишь ее в Академию. Мы снова будем вдвоем.

– Меня радует, что ты не настроена таскать девчонку с нами, – усмехнулся он и резко замолчал, так как вернулась Фэлиса.

Честно говоря, я ожидала какой-то гадости на последнем отрезке дороги. Может, сработал мой природный пессимизм, может, невроз Алекса передался. Но последние километры до заветной границы я вздрагивала от каждого шороха и пристально следила за всеми кустами.

Из лесу мы выехали внезапно. Вот только что были густые заросли, р-р-раз – и голая степь, освещенная полуденным солнцем. А на горизонте – стена. Не китайская, конечно, но тоже внушительная. Когда мы подъехали вплотную, смогла оценить рукотворную границу по достоинству. И уважительно поцокала языком. Да уж, сайшейцы отгородились от тиранцев не хуже светлых эльфов. И где столько камня взяли… Не знаю, какова толщина этого забора, но в высоту он был добрых метра четыре.

Алекс привстал в стременах, внимательно осмотрел окрестности и решительно направил кобылу на северо-восток. Вскоре я увидела, что там, куда так настойчиво стремился любимый, в заборе есть ворота. Которые сейчас были закрыты.

Подъехав вплотную, Алекс, не спешиваясь, забарабанил по деревянной поверхности. Открыли почти сразу.

В отличие от Светлого леса, здесь проблем с переходом через границу не возникло. Значок Академии, несколько монет – и нам уже желают счастливой дороги по ту сторону забора. А я наконец-то выдохнула и расслабилась. Все-таки прогулка по такой стране, как Тиранская империя, не слишком хорошо влияет на нервную систему.

Алекс сообщил, что неподалеку от границы есть довольно крупный город, Алмист, в котором он планирует задержаться до завтра. Я даже не думала спорить. Ночевки пусть и на теплой, но все же земле за неделю меня порядком утомили. Кто же в своем уме отказывается от нормальной постели и теплой ванны? Только не я!

Алмист меня впечатлил. Хотя бы тем, что, как и забор, был выстроен полностью из камня. Заметив мой недоуменный взгляд, Алекс охотно рассказал, что камень в торговой империи – самый дешевый материал. Своих лесов у сайшейцев почти нет. Глина, несмотря на то что через Сайше проходят три реки, довольно дорогая. А дешевый камень в неограниченном количестве поставляют соседи-дроу в обмен на мясо и рыбу.

Вскоре мы сняли две комнаты в довольно приличной таверне. Алекс намекнул, что нам нужно обсудить маршрут без лишних ушей. Так что я отправила грязную Фэлису наверх, отмокать в ванне. Мы же заказали обед и сели за столик у окна. Алекс достал карту и, разложив ее передо мной, принялся объяснять, куда мы будем держать путь дальше.

– Перед тем как отправиться к острову Забытой Надежды, где окопался отшельник, – он ткнул пальцем в верхний левый угол карты, – мы должны выполнить несколько заданий Академии. Два твоих, в счет практики, а также мое – заехать кое-куда, кое-что забрать. Ну и по дороге мне нужно будет сделать одно личное дело.

Во мне сразу загорелось любопытство. Так что недолго думая забросала его вопросами.

– Стой! – тихо рассмеялся Алекс и поднял руки. – Я и так собирался тебе все рассказать. Сначала мы пойдем сюда. – Он постучал пальцем по верхней части родины Димары – Ахмеонии. – Здесь я заберу несколько раритетных книг для нашего факультета. Потом мы поедем на границу с империей дроу, там уже несколько месяцев пропадают люди. Их потом находят… в сильно разобранном состоянии.

Хм, что-то такое мы проходили на занятиях. Вроде бы по разделу «Темные культы»… А! Точно! Типичная работа черного мага, который проводит кропотливую работу по подготовке какого-то ритуала первого порядка. Напрягла мозги и произнесла:

– Скорее всего, идет подготовка либо к обряду усиления, либо к открытию инфернального портала.

– А если я тебе скажу, что недалеко оттуда находится поселок чертей? – вкрадчиво спросил Алекс.

Поперхнулась и вытаращилась на него изумленными глазами.

Помню, в свое время я очень удивилась, что в Соединенных мирах тоже чертыхаются. И однажды, когда перед учебным годом Алекс заменял Келроя на тренировке, я задала мучивший меня вопрос. Он долго смеялся, а потом покаянно признал, что это действительно его упущение.

Чертями называли одну немногочисленную, но очень живучую расу. Когда я, уже во время обучения, увидела их изображения, сразу отметила, что они очень похожи на наших домовых, как их часто описывают в книжках. Низенькие, мне примерно по пояс, косматые человечки. Славятся крайней злопамятностью и огромными знаниями. Увы, вредность их зашкаливает, потому этими знаниями черти делятся очень неохотно. А вот переходить дорогу им крайне не рекомендуется.

Но черные маги-отступники умудрились создать ритуал, который порабощает чертей. По мне, он неэффективен, так как требует много жертвоприношений, а на выходе позволяет подчинить только одну особь. Да и то – в зависимости от силы заклинателя, максимум на пять дней.

– Вижу только одно объяснение, – склонила голову и внимательно посмотрела на Алекса. – Отступнику – или отступникам – позарез нужно какое-то знание, имеющееся у чертей.

– Молодец. – Он несколько раз хлопнул в ладоши и довольно улыбнулся. Затем, словно вспомнил что-то, резко нахмурился. – Задание прислали сами черти со словами: «Ходють тут всякие, жить нормально мешают». Сказали, что это наше дело – приструнить зарвавшегося мага. Но, мол, если кто-нибудь из их деревни пострадает, мстить будут жестоко.

– Тогда почему мы не направились сразу туда? – недоуменно поинтересовалась я.

– Потому что в Шерийском герцогстве случилось что-то срочное, – задумчиво отозвался Алекс. – Подробностей не знаю, их обещали рассказать только в Милье. Но этот