Станислав Лем - Низкопоклонство

Низкопоклонство (пер. Язневич) (Лем, Станислав. Пьесы)   (скачать) - Станислав Лем

Станислав Лем

Низкопоклонство

(Драма не в одном действии)


Действующие лица:


Дементий Психов Бартулыхтимушенко, 42 года, директор завода по производству квашеной соды, большевик с уклоном

Авдотья Недоногина-Праксивтихина, его жена

Егор Недовлазов, 49 лет, продавец холодильников

Варфаламотвей Недоразвиткин, 25 лет, литератор

Тризад Друмилишин-Мичуренко, советский биолог, ученик Лысюрина

Вазелинарий Купов, настоящий рабочий

Викини Изголовидзе, секретарь партийной организации на заводе по производству соды

Иосиф Виссарионович собственной персоной

Занавес красный




Перечисленные и прочие


Действие первое

Психов (расхаживает по кабинету): Жена моя, знаешь что? Социализм – великое дело, а коммунизм – еще более великое, но вчера я вернулся из Америки. Ты только подумай: партия и правительство послали меня подсмотреть за империалистически-космополитическими методами производства квашеной соды, и задание я выполнил. Была у меня одна неприятность: когда я подглядывал за одним старым империалистом через замочную скважину, его секретарь ткнул мне в глаз спицей для чулок, но что такое один глаз по сравнению с коммунизмом? Ну, что ты так молчишь, Праксивтихина моя, товарищ и жена в некотором отношении? Ну раз молчишь, то скажу я тебе, что меня словно змея ужалила в самое сердце.


Знаешь, (понижает голос до космополитического шепота) – все-таки здорово, наверно, иметь настоящую машину и холодильник и даже виллу.


Авдотья (трагически): Не ожидала я от вас такого, товарищ муж. Неужто мы для того творили в семнадцатом году революцию, чтобы разъезжать на каких-то машинах? Чтобы иметь холодильники окаянные? Чего тебе еще захотелось? Может, зубную щетку? Пальцем уже брезгуешь? Одумайся, что ты делаешь? О революции забыл, себя пожалел? Уж не волнует тебя производственный план, наша радость, наш пот, наша кровь…


Психов: Кровь и пот, безусловно, но почему мне нельзя иметь холодильник?


Авдотья: Муж, бросай это низкопоклонство, это гадкое низкопоклонство перед западом. Почто тебе холодильник? Что ты там будешь держать, неужто исподнее? Перестань, а то пойду к товарищу Изголовидзе, он-то уж тебе из головы этот холодильник выбьет (крестится).


Психов: А что это ты крестишься, коммунистка?


Авдотья: Уже можно, с 22 ноября 1942. Ох, Демушка, Бартулыхтимушенькин, что ж с тобою приключилось-то… Был ты незапятнанным, всегда первым шел в соду и последним возвращался, и отмыть-то тебя нельзя было, а теперь…


(стук в дверь)


Психов: Залазь… то есть, прошу!


Вазелинарий (входит): Здравствуйте, Авдотья Праксивтихина и вы, Дементий, инженер вы наш советский. Стряхнули уже американскую пыль с сапог? Ну как там капитализм, гниет?


Психов: Гниет. Аж здесь воняет, не чуешь?


Авдотья: Разве ж можно не почуять? (все смеются по-социалистически, то есть, не ради собственной выгоды).


Вазелинарий: Хорошо, что вы вернулись. Принес я вам горячий соцпривет от парторганизации, НКВД, соцревтрибунала и укррайздравпомдилгоспамтадеревоспитки. А вот бумаги и план.


Авдотья: Говорите, говорите, дорогой Вазелинарий: перевыполнен?


Вазелинарий: План-то?


Хором: План


Вазелинарий: План перевыполнен, но с содой хуже. Недавно в ней появились крошки.


Хором (с ужасом): Крошки…


Вазелинарий: Подозревают нашего соцкота, Марфашу. Кошак соскользнул в котлище и совершенно выпарился. Распался на котян соды.


Психов: А вы?


Вазелинарий: А что мы? Большевика этим не испугаешь. Тут же устроили производственное совещание.


Авдотья: Ну и что?


Вазелинарий: Ваш заместитель, дорогой Дементий, получил несколько лет.


Психов: а… а…


Вазелинарий: Ну, мне пора. Меня ждет печь с квашеной содой, и еще мне нужно закончить главу моей книги: 'Как вывести пятна на лестницу и там им навалять по морде, или Молодой содовец-стахановец'. Желаю вам дожить до коммунизма. (поет): Здравствуй Саша, здравствуй, Маша, жизнь хороша, траляля (выходит).


Действие второе

Варфаламотвей: Ох, брат, я и сам был в Париже… Ох уж этот Мулен-Руж, ох, эти продажные женщины, ох миленький капитализм загнивающий, золотой ты мой империалистишка, а мы-то что?


Психов: А, может, мы ошибаемся, Варфаламотвей Иванович, а? А, может, тебе не пристало облизываться при мысли о телесном упадке? – тебя-то советская власть икоркой кормит. Неужто не ты писал сонеты о Сталине, поэму о Вожде, роман о молодом Иосифе, Книгу афоризмов о Солнце трудящихся масс итэпэ? А? Что скажешь?


Варфаламотвей: Думаешь, низкопоклонство? Я низкопоклонствую? А что делать, если так приятно… можно дышать, делать, что хочешь…


(входит Викини)


Изголовидзе: Докатились, сукины дети. Вот вам коробочку. Ну, товарищи-капитулянты. Слышал я о вашем отклонении от генеральной линии. Думаю так я: последний час врагам пробил. Ну, братцы, стоило вам отклоняться? Плохая линия, не нравится, а? (нервно поигрывает наганом).


Капитулянты: А… а… помилуй, Викини Изголовидзе… дорогой наш уважаемый секретарь… мы на вас как на солнышко… мы вам и того… и этого… и еще… только дайте нам искупить вину. Мы больше не будем.


Изголовидзе: Опустились до низкопоклонства? Я, как вошел, сразу почувствовал.


(врывается Мичуренко, обращаясь к Дементию):


Мичуренко: Дядя Психов, знаете, что я сделал великое открытие? Средь белых акаций гроздьев душистых я вывел новый вид кактуса, скрещенный с коровой, у которого вместо шипов – соски. Сейчас его доят у твоих ворот.


Изголовидзе: Не может быть, а что он дает?


Мичуренко: Кактусовый сок.


Изголовидзе: А пить его можно?


Мичуренко: Ну, он еще чуть-чуть воняет, но пить можно. Впрочем, это пока только социализм. Увидите, что будет при коммунизме.


Изголовидзе: А на что вы опирались, товарищ научный работник? Часом, не на гнилую буржуазную науку?


Мичуренко: Фу, фу. Я опирался на Лысюрина. О, мы советские агробиологи, можем все. Все невозможное возможно с Марксом и Энгельсом (громкие одобрительные восклицания).

А что ты, дядя Психов, так печально смотришь? Может, ты в прогрессивном кактусе сомневаешься?


Изголовидзе: Ваш дядя запятнал себя низкопоклонством.


Мичуренко: Каким таким? Перед кактусом? Что? Низкопоклонством? Какой дядя? Кто?


Изголовидзе: Да вот этот, Дем Психов Бартулыхтимушенко, до сегодняшнего дня директор завода по производству квашеной соды.


Мичуренко: Шутите. Какой дядя? Чей дядя? Мой? Не знаю этого господина, то есть, товарища этого. Вообще, я только в шутку называл этого типа дядей, но мне всегда казалось, что из него прямо-таки лезет какой-то коспополит, реакция и, спаси Господи, контрреволюццияя. Ладно, пойду я, а то кактус ослабеет.


Изголовидзе: Да-да, но адресок оставьте.


Мичуренко: Я? Адресок? А… адресок: А… зачем? Может, хотите сочку кактусового… о, я вам лучше, может, молочка…


Изголовидзе: Кактус кактусом, а мне ваш адрес нужен.


Мичуренко: Ага (медленно записывает адрес и, еле живой, удаляется).


Изголовидзе: Ну, что дальше?


Варфаламотвей и Психов (смотрят друг на друга, поднимают правую руку и говорят, обращаясь к залу):


О мерзкие машины, гнусные чистые рубашки, гадкое ароматное мыло, ненужная, вредная и распутная зубная паста. Прочь, гнилой комфорт, мерзкие кресла и диваны. Мы хотим трудиться много и тяжело. Мы хотим выполнять 560 процентов нормы, хотим лезть из штанов и плеваться кровью, ибо так надо. А теперь клянемся сделать такую массу соды, что империалисты в ней размякнут и разложатся вместе с атлантическим пактом и голосом Америки.


Изголовидзе: Уже лучше. Но не знаю, могу ли я вас простить.


(Трубы, барабаны, тарелки и фанфары. Социалистическая атмосфера сгущается. Пахнет коммунизмом. Нечеловечески открываются двери, нечеловечески входит Сталин. Нечеловечески добрый, нечеловечески приветливый, гениально улыбчивый).


Сталин (нечеловечески добрым голосом): Ну, чевой там, товарищи? Как так? Захотелос немножко понизкопоклонствоват, да?


Изголовидзе (стоит по стойке 'смирно'): Так точно, Таащ Сталин.


Сталин: Разобрались? Ну, молодцы.


Все в унисон: Вы все знаете, Таащ Сталин.


Сталин: А это благодаря марксистко-ленинскому анализу ситуации. А ты, Дементий, холодильник хотел, да? (с нечеловеческой улыбкой) А вот его и несут.


(Егор Недовлазов вносит холодильник. За ним в дверь впадает стоявшая на коленях Авдотья).


Психов и Авдотья: О спасибо тебе, великий Сталин.


Все: Великий Сталин.


Психов: Сталин Великолепный.


Все: Сталин Великолепный.


Психов: И вообще


Все: И вообще


Авдотья: Спасибо, что идейно укрепил моего мужа и приклепал его к линии. Заклинаю вас, Таащ Сталин, делайте дальше этот коммунизм. Дышать без него невозможно. Делай же!


Все: О делай с нами все, что хочешь, ведь это так приятно.


Изголовидзе Чтобы к коммунизму.


Психов: И в коммуну.


Все: Так точно.


Психов (шепотом, дрожа): А что мы будем делать тогда? Когда уже будет коммунизм?


Сталин (нечеловечески приветливым голосом): Будем работать в поте лица. Только не низкопоклонствуйте. Это я вам говорю (барабан, тромбон, выходит).


(Психов подключает холодильник).


Психов: Ой, он не морозит. Ой, да он греет. Ой, да он варит, что же это такое? (холодильник взрывается; в потолке и на полу по обугленной дыре. Остатки холодильника догорают на лицах присутствующих).


Вазелинарий: А потому что мы все спешили, ведь это сверх нормы, поэтому и монтаж шел поспешно.


Психов: Как это?


Изголовидзе: Молчать, коммунизм ждать не будет.


Психов: Сталинский холодильник.


Все: Безумец, это уже не соцреализм. Ату его! (разрывают его на куски – занавес).



Оглавление

  • Действие первое
  • Действие второе
  • X