Андрей Борисович Земляной - Инфильтрация

Инфильтрация 1223K, 221 с. (Агрессия-2)   (скачать) - Андрей Борисович Земляной

Андрей Земляной
ИНФИЛЬТРАЦИЯ

От всего сердца хочу поблагодарить тех, кто оказал мне помощь и поддержку, а в особенности Даниила Гурьянова, Александра Королёва, Александра Усова, Павла Ройтберга и Виталия Крипака. Спасибо, друзья. Без вашей помощи было бы просто очень худо.


1

Движение — это жизнь!

Евгений Рабинович, водитель катафалка, погребальная контора «Милости просим», г. Одесса

По результатам поисково-спасательной операции на месте захвата заложников в Индианополисе было найдено восемьдесят три тела, идентифицированных как боевики Арийского братства, и два тела, уверенно опознанных как технический персонал здания — младший техник Соренсон и оператор систем безопасности Абдул Хамид. Разыскиваемое лицо — девушка двадцати — двадцати пяти лет, рост сто восемьдесят — сто восемьдесят пять в бронекомбинезоне сил специального назначения России — не обнаружено.

Индианская Епархия Американской Метрополии Священного ордена. Кардинал Демиан О'Каллахен

Гисса Айян. Когда мы говорим «Гисса Айян», то подразумеваем не только так называемую старую империю, но и примкнувшие к ней грозди Т'Сваи, Харно и Арнак, сплотившиеся для отпора агрессии гроккр. Четыре части некогда единого государства вновь объединились ввиду общей угрозы, и это объединение как никогда глубоко. Единая валюта, вооруженные силы и полицейские подразделения, а также единая сеть дау — залог ускоренного развития для двухсот пятидесяти миллиардов айя.

Сегодня, в День Единения, мы с благодарностью вспоминаем героев айя, сделавших этот праздник возможным, и тех, кто приближал его по мере сил. Вспоминаем и тех, кто не дожил до этого славного дня, отдав свою Искру Творцам.

Такие разные, но принадлежащие одной ветви Творения, мы, наконец, смогли забыть все распри и недоразумения — для того, чтобы идти в будущее вместе.

Из речи, произнесенной императором сварном на торжественном собрании, посвященном стотридцатилетию Гисса Айян

Гисса Айян, гроздь Харно, порт дау. 5438 год,

месяц эддреа, 26:41 планетарного времени


Кенн-кворт — узловой порт для грозди Харно, всегда был очень многолюдным местом. Торговцы, бизнесмены, путешественники и специалисты — в общем, те, кому нужно было воспользоваться дау — сетью стационарных порталов, находились в огромном здании, коротая время за чашкой линн или чего покрепче, из списка разрешенных к открытой продаже психоактивных средств.

Льдисто-голубые диски портальных переходов, были разбросаны по всему зданию, и каждый пассажир имел при себе памятку-поводок, позволявшую не заблудиться в помещении порта.

Пять порталов ВИП-зоны находились в отдельном крыле, где своей очереди на переход ожидали сильные мира сего и те, кому просто повезло находиться в их свите.

Знаменитые музыканты, топ-модели, богачи и все те, кого принято называть «хозяевами жизни», отлично знали себе цену, и даже здесь, где были собраны настоящие сливки общества, посматривали вокруг с видом собственного превосходства, отлично помня завет Наи Арсо, говоривший: неважно, кто вы — важно, как вы выглядите.

Здесь портальные диски имели темно-зеленый цвет, потому что сделаны были еще полторы тысячи лет назад, и остались единственным элементом с тех времен, когда здесь находилась военная база сил быстрого реагирования.

Люди в просторном зале ели, разговаривали на ничего не значащие темы, пережидая внезапную эфирную бурю, задержавшую отбытие сразу по трем направлениям. Внезапно центральный портальный диск вспыхнул ослепительным изумрудным светом, и на площадке появилась фигура солдата в избитой пулями броне и с окровавленными повязками, наложенными прямо на бронепластик. Солдат, стоявший на одном колене, тяжело поднялся, и голова в матовочерном шлеме повернулась, осматривая пространство. Оружие с ребристым раструбом, висевшее на плече, поворачивалось вместе с головой, и те, на кого долю секунды оно было направлено, замирали в ужасе ожившего кошмара. Сейчас и здесь для смотревшего в глаза ствола было безразлично, сколько у них денег на счету, и на каких медиаканалах светится их лицо, потому что в долю секунды оно, лощеное и сытое, могло быть превращено в кровавую кашу, которую потом не собрать ни одному врачу.

Кто-то тонко, по-бабьи заголосил, и сразу же сотни голосов подхватили этот жалобный вой ведомого на убой скота.

Они были не способны даже на то, чтобы, устроив давку, убежать прочь, скрывшись за бронированными дверями лимузинов и охранными системами закрытых поселков, а лишь тоскливо выли, оплакивая свою, как они считали, уже пропавшую жизнь.

Но к месту инцидента сквозь толпу уже пробирались сотрудники охраны, невежливо расталкивая людей.

Несмотря на ужас и ауру смерти, которой веяло от истекающего кровью бойца, служащие взяли портальный диск в плотное кольцо, наставив стволы парализаторов на одинокую фигуру.

— Охрана Кенн-кворт! — старший смены — рано поседевший мужчина вскинул руку с переливающимся жетоном. — Опустите свое оружие, са.[1]

— Охрана… — голос солдата неожиданно оказался высоким и мелодичным, и кивнув головой, он забросил автомат за спину. — А врача у вас здесь не найдется?

Старший охранник, знавший, что для тренированного бойца вся его бригада на тридцать секунд, понял, что их никто убивать не собирается, и успокоенно кивнул.

— Конечно. Пойдемте, мы вас проводим.

Алиса сделала шаг вперед, и ноги предательски подломились, но крепкие руки охранников мгновенно подхватили ее.

Сквозь кровавую пелену, застилавшую мозг, она чувствовала, что ее куда-то несут, потом снимают броню, и наконец поверив, что оказалась в безопасности, она отключилась.


Врач пересадочного узла действовал строго по инструкции, и пока кибер обрабатывал раны, к порту уже спешили ангры скорой помощи, полиции и сил местной самообороны, носящих гордое название планетарной пехоты. Встретились они у входа, и так как прибывший аварийным телепортом был явно военнослужащим, пока «скорая» готовила раненого к перевозке, прошелся сканером по телу и броне, лежавшей в углу. Не обнаружив идентификаторов, он с озабоченным лицом вышел наружу и, отойдя в сторону, набрал номер местного отделения контрразведки.

Но и там ему ничем не смогли помочь, так как идентификаторы были у всех, и даже у агентов разведки, только они для полицейских сканеров выглядели обычными гражданскими чипами.

В связи с этим резко вставал вопрос, кто оплатит услуги медиков, и куда вообще девать странного человека, в теле которого не было ни одного чипа.

Дежурный офицер контрразведки — молодой лейтенант, ничего внятного не смог сказать, и лишь предположил, что это, скорее всего, вольный старатель, или вообще преступник.

Женщиной с отсутствующими идентификаторами не заинтересовалась даже имперская разведка, так что оставалось лишь направить ее в центр социальной помощи, о чем офицер полиции сделал соответствующую пометку в сопроводительном жетоне, после чего составил опись конфискованного оружия и снаряжения и покинул порт.

Красивый браслет был явной подделкой под нархон класса разрушитель, потому что имперские маги — уважаемые граждане, и им нет никакой нужды скакать через телепорты в броне и размахивать оружием, пугая людей.


Очнулась Алиса от того, что какой-то боров, уже разложивший ее на постели и раздевший догола, пристраивал свои гениталии для последующего использования. Сильно врезав здоровяку в височную кость, она с удовольствием услышала хруст и, проводив незадачливого насильника взглядом, посмотрела на белый потолок и произнесла с укоризной:

— Господи, ты повторяешься!

Потом села на узкой кровати и, найдя взглядом валявшиеся рядом штаны из тонкой ткани, рубашку и что-то вроде туфель из толстого мягкого материала, надела их и наконец осмотрелась. Помещение, больше напоминавшее спортивный зал с высоким потолком, было заставлено койками и плотно населено людьми, которые ели, совокуплялись и спали, совсем не обращая внимания на окружающих. Лишь одна группа из пяти мужчин целенаправленно двигалась в ее направлении, нехорошо посматривая на Алису.

Мгновенно оценив расстояние и скорость, Рокотова проверила свои раны и, оставшись удовлетворенной их состоянием, встала, ожидая группу поддержки.

— Хиро аха не делается кваро сейа.

Слова, произносимые подошедшим, в основном не были понятны Алисе, так как ругательства и лексикон низов, естественно, не входил в курс обучения, и она понимала лишь связки и отдельные предлоги. Но мужик, подошедший первым, двумя фразами, видимо, исчерпал свой словарный запас, выдернул из кармана штанов заточенный кусок металла с перевязанной бинтом рукояткой и выставил заточку перед собой.

Короткий, едва заметный взгляду удар ногой в пах — и мужчина, выронив оружие, упал на колени, держась обеими руками за междуножие. Увидев судьбу своего товарища, другие любители тихих забав остановились, а стриженный наголо широкоплечий, высокий мужчина в легком халате, буркнув нечто неразборчивое, опустил голову и попер вперед словно танк.

Алиса легко подпрыгнула и, собрав в это движение всю силу, врезала коленом в лоб мужчины, свернув ему шею набок.

Получив сокрушительный удар, бандит покачнулся и рухнул на пол, раскинув руки. Оставшиеся на ногах, что-то бормоча, отступили, а к месту сражения уже бежали несколько человек в явно официальной одежде.

— Стоять, руки за голову! — один из официалов навел на Алису какую-то штуку, из-за дырчатого ствола с раструбом сильно похожую на уменьшенную мясорубку.

— Стою, — Рокотова пожала плечами и слегка развернулась для атаки. — А ты кто такой?

— Э… охранник Нахир.

— И чего тебе нужно, охранник Нахир? Ты бы лучше присматривал, чтобы тут беззащитных девушек не обижали.

— По правилам нашего социально-медицинского центра, каждая женщина старше двенадцати обязана удовлетворять текущие потребности мужчин в половых контактах. Наши правила одни для всех, — присоединившаяся к разговору дама с лошадиным лицом и злыми бисеринками карих глаз гневно дышала, глядя то на Алису, то на лежавших на полу незадачливых насильников.

Эту группу она сформировала сама и частенько пользовалась их услугами, когда нужно было поставить на место зарвавшегося постояльца центра. За это она снабжала урок некоторыми препаратами и позволяла им больше, чем остальным, в том числе правом внеочередного доступа к новым женщинам.

Теперь вся эта тщательно и с любовью отлаженная система рухнула из-за какой-то сучки-недотроги, и теперь старший врач центра собиралась отыграться на ней по полной.

— Удовлетворять? — новенькая как-то нехорошо улыбнулась. — Пожалуй, я в это поверю, если ты прямо сейчас отдашься вот этому парню, — она кивнула на Нахира. — Нахир, ты как, не против поиметь свою начальницу? Законы, они же одни для всех?

Судя по глазам, охранник был совсем не против, но вслух сказал совсем другое:

— Прошу вас пройти с нами, — он спрятал свою мясорубку в кобуру на поясе и сделал широкий жест куда-то в сторону.

— Ты что мелешь, придурок, — шипя и брызгая слюной, бросила врачиха. — Надень на нее наручники и волоки в карцер!

— Я, сарин Генира, может, и простой охранник, но мастера боевых искусств вижу. Этой девочке нас убить — все одно что пальцем двинуть, и ни я, ни Мерх, — он качнул головой в сторону напарника, — даже дернуться не успеем. А наши парализаторы против нее все одно не сработают. Так что единственный вариант доставить ее в кабинет сарин Виара для разбора — это договориться, — он твердо посмотрел в глаза начальнице, и та, споткнувшись о неожиданно жесткий взгляд, проглотила уже готовую сорваться с языка брань, молчаливо дернула плечом и, развернувшись на пятках, пошла вперед, распугивая встречных лицом, перекошенным от злобы.

Алиса усмехнулась и, кивнув охраннику, пошла следом.

Двери из прозрачного пластика оказались неожиданно толстыми, тяжелыми, и были снабжены кроме внушительного замка еще здоровенной задвижкой, что наводило на некоторые мысли, которые Алиса смогла обдумать довольно тщательно, так как ее впихнули в небольшую комнату без мебели и, заперев дверь, оставили в одиночестве.

Примерно через час свет в каморке вспыхнул ярче, дверь распахнулась, и быстрым шагом вошел высокий мужчина в зеленом комбинезоне, с символом гражданской медицинской службы.

Откуда-то из пола вырос стул, и мужчина удобно устроился в нем, закинув ногу на ногу.

— Меня зовут Гехром Виар. Вы можете обращаться ко мне сарин Виар. Я начальник этого социально-медицинского учреждения, и пришел, чтобы разрешить создавшийся конфликт, — он помолчал, пристально глядя на Алису. Он видел перед собой не сломленную жизненными обстоятельствами женщину, а настоящую тигрицу, только что наевшуюся человеческого мяса. Конечно, оставлять ее в центре было совершенным безумием, так как человек с такой волей и харизмой вполне мог подмять под себя не только пациентов, но и администрацию, что было совершенно недопустимо. — Правила нашего центра действительно предполагают, что все женщины обязаны, — он подчеркнул это слово, — удовлетворять желания мужчин, и ровно такие же обязанности лежат на каждом из мужчин.

— Рай для уродов, — Алиса сказала это спокойно, но доктор дернулся, словно от пощечины.

— Полагаю, что мы с вами не договоримся, — он встал, и стул мгновенно втянулся в пол. — Вас переведут в другое учреждение, где хорошо умеют обращаться с такими, как вы.

Кивнув на прощание, доктор вышел, и дверь, клацнув замком, закрылась.

Задремавшая на полу Алиса не почувствовала, как в комнату потек газ без цвета и запаха, и ее сон плавно перешел в глубокое забытье.

Два охранника, погрузив бесчувственную девушку на каталку, отвезли ее к машине и там, упаковав в контейнер, закрыли двери.


Второе пробуждение в этом мире для Алисы было куда безрадостнее. Массивные браслеты на запястьях неприятно отдавались в сердце каким-то холодом, и попытавшись вызвать меню нархона усилием воли, она обнаружила, что связи с ним нет, словно его не было вовсе, хотя браслет магического управления все так же болтался на руке.

— Белого света, пациент номер 837509. Вас приветствует система внутреннего управления реабилитационного центра — ЦИР Саронна. Внимательно ознакомьтесь с правилами пребывания в центре. Нарушения правил караются боевым импульсом трех степеней.

Алису неожиданно скрутило болью, словно в живот засунули раскаленную кочергу.

— Первая степень сообщит вам о том, что вы нарушили одно из правил центра.

Она лишь успела отдышаться от вспышки боли, когда ее накрыло куда сильнее, и так, что Алиса почти тридцать секунд не могла дышать, а из глаз непрерывным потоком текли слезы.

— Вторая степень болевого импульса имеет предупреждающий характер и сообщает вам о том, что вы вторично нарушили правила. Третья степень смертельна, и применяется, когда первые две уже были применены в течение одного дня.

Браслеты, которые на вас надеты, неразрушимы и блокируют любой доступ к энергиям высоких уровней, так как пользование нархоном для пациентов центра запрещено.

Запрещено вступать в разговоры с сотрудниками центра, одетыми в красные комбинезоны. Запрещено принимать пищу вне столовой и брать больше одной порции. Все порции рассчитаны на оптимальное питание человека, содержат необходимые для полноценного функционирования витамины и микроэлементы, и рассчитываются для каждого пациента центра персонально.

Для развлечения вам будет предоставлен контролируемый вход в информационную сеть и возможность приобретать товары из открытого списка, используя накопленные положительные баллы, которые вы будете зарабатывать на трудотерапии.

Пока искусственный интеллект перечислял правила и нормы внутреннего распорядка в реабилитационном центре, который был чем-то средним между тюрьмой и психушкой, Алиса безуспешно пыталась оценить глубину задницы, в которую попала, и ни одна из оценок ее не устраивала.

— Вопрос, — произнесла она, когда голос замолчал. — Могу ли я защищаться от посягательств на свою жизнь, здоровье и собственность?

— В этом нет необходимости, — пояснил интеллект. — Каждое движение пациентов центра контролируется по шести параметрам, и в случае малейшей агрессии, направленной на пациентов, имущество или оборудование центра, пресекается болевым импульсом и последующей трудотерапией.

— Это пожизненно?

— Пребывание в центре регламентируется законом номер 289–536 Арсом «О реабилитации лиц с высоким индексом агрессии». Как только ваш индекс опустится до максимально допустимого для гражданских лиц значения — тридцать пять единиц, — вы будете освобождены от пребывания в центре.

— Но я не гражданин Гисса Айян, и никогда им не была, — усмехнулась Алиса. — Как-то глупо применять внутренние нормы для гражданина другого государства.

— Как только поступит официальный запрос на вашу экстрадицию, вы будете освобождены от пребывания в центре.

— И сколько у меня единиц агрессии сейчас?

— Согласно медицинскому заключению и на основании анализа конфликта, происшедшего в медицинском центре, ваш агроиндекс — сто единиц, что является максимальным показателем для учреждений нашего типа за все время существования и полностью исчерпывает шкалу данного параметра.

— Значит, надолго, — Алиса покачала головой и еще раз внимательно осмотрела свои новые «украшения». Глухие, без малейших видимых щелей браслеты округлых очертаний не сковывали движений, но на попытку сдвинуть в сторону отозвались сначала неприятным покалыванием в коже, а потом и резкой болью, которую, однако, можно было терпеть.

Двери мягко распахнулись, и мерцающая желтая стрелка побежала по коридору, приглашая следовать за собой.

— Следуйте по желтой линии. Вы попадете в жилой блок и свою комнату. Блокировать двери или иным способам мешать их открытию запрещается.

Голос теперь звучал из левого браслета и напоминал то, что было уже сказано, видимо не надеясь на человеческую память.

— На ваш счет первоначально начислено пятьдесят баллов. Пользование туалетом — пять баллов. Душевой — десять баллов. Завтрак, обед и ужин двадцать пять баллов в день.

Двери, ведущие в основное помещение тюрьмы, распахнулись, и Алиса увидела довольно обычный интерьер в виде нескольких ярусов комнат с общим центральным колодцем.

Где-то дальше был виден еще один такой же блок, а дальше она не заглядывала.

Комната, отведенная ей, была на пятом ярусе и представляла собой крохотное помещение около десяти квадратных метров с двойной лежанкой, душевой и туалетом в углу. Все было открыто настежь и не имело никаких, даже символических занавесок. Дверь в комнату тоже была весьма условной. Из тонкого пластика, гнущегося даже от усилия открытия, и дверной ручкой, которую рачительный хозяин не поставил бы даже на деревенский туалет.

На верхней полке уже лежало какое-то тело, но стоило Алисе войти, она легко, словно кошка мягко спружинив, спрыгнула сверху, встала напротив и внимательным взором окинула Рокотову с головы до ног.

Высокая, черноволосая, с сильным гибким телом и затейливой татуировкой алого цвета на правой щеке, изображавшей нечто вроде свернувшегося дракона, она кивнула каким-то своим мыслям и произнесла:

— Хорошенькая, — потом обошла Алису по кругу и присела на кровать. — Сколько у тебя?

Алиса сразу поняла суть вопроса и усмехнулась:

— Сто.

Сокамерница задумчиво свистнула. И с каким-то новым выражением посмотрела на Рокотову.

— Я так понимаю, что зарабатывать, раздвигая ноги, ты не планируешь.

— Правильно понимаешь, — Алиса присела рядом и оглянулась. — Да, не люкс, — потом перевела взгляд на соседку. — Давай знакомиться. Меня зовут Алиса.

— Меня Рида, — брюнетка с какой-то смешинкой в глазах медленно склонила голову в малом поклоне, не теряя контакта с глазами Алисы, и та, улыбнувшись, прижала кончики пальцев правой руки к груди и точно так же поклонилась в ответ.

— Анхар гелак через хэнни со, — Рида встряхнула головой, словно отгоняя морок. — Ты просто колодец с секретами, Алиса. Дважды обмануться в одном человеке за одну минуту… А чего, кстати, твои браслеты такие большие? Я таких в нашей тюрячке и не видала никогда, — она подняла к глазам руку Алисы, рассматривая браслет, и взгляд ее упал на нархон.

— Это не подделка, — глаза ее блеснули. — Скажи, что он настоящий!

— Самый настоящий, — Алиса кивнула. — Только толку от него никакого. Браслеты наглухо блокируют нархон.

— И ты?

— Исао анао.[2] Так, во всяком случае, утверждал мой учитель. Официального посвящения не было, как не было и присвоения титула, но он утверждал, что я могу зваться сарм Алиса в любом случае.

— Благослови меня, сиятельная, — брюнетка бухнулась на колени и, сложив руки на груди, склонила голову.

— Да коснется тебя благодать Творцов, киннэ, — Алиса довольно спокойно относилась к любым проявлениям религии, но этикет чтила превыше уголовного кодекса. — Встань и расскажи мне лучше, кто здесь и чем дышит. Не хотелось бы попадать под болевой удар по пустякам.

Сиявшая так, словно ее пообещали отпустить прямо сейчас, Рида осторожно присела рядом.

— У нас все просто. Тюрьму в основном держат две банды. Лигары — это мужской сектор, и Нерессы — это у нас. Щиплют в основном по мелочи: ну, там заставляют работать за себя, потихоньку снимают баллы в свою пользу и трахают все, что не может или не хочет за себя постоять.

— А разве это не запрещено?

— Нет, конечно, — Рида пожала плечами. — Считается, что таким образом мы как бы имитируем настоящее общество. Кое-кто делает небольшие сувениры из остатков производства, и их можно купить за баллы, кто-то заболел, и чтобы не нарваться на штраф, передает свою норму другому человеку, оплачивая ее по договоренности. На том и живут. Подкупают даже охранников, чтобы те таскали с воли всякое разное. Даже выпивку порой приносят. Я, конечно, сама не видела, но как-то раз запах пойла услышала очень отчетливо.

— Забавно, — Алиса покачала головой. — Строгость любых порядков смягчается необязательностью их исполнения. А как снимаются баллы агрессии?

— Для нас никак, — Рида печально улыбнулась. — Нужно со всеми соглашаться и вообще быть пай-девочками, что для нас означает быть подстилками для любого урода. Правда, раз в месяц появляется тут один тип, с рыбьими глазами, беседует с новичками, и кое-кто после этого разговора пропадает из тюрьмы навсегда. Но я его сразу послала коротким маршрутом.

— А сама здесь за что?

— Неудачная операция, — девушка рассмеялась. — Планировали проскочить тихо, да пришлось уводить груз с шумом. Я осталась прикрывать отход, а тут эти… из Лашхор.

— Лашхор — это что? — уточнила Рокотова.

— По сути обычная банда, — сокамерница брезгливо поморщилась. — Нанимаются для разных темных делишек. Корпоративные войны редко доводят до смертей. Ну, пройдутся парализатором, ну, подержат в камере до получения выкупа, и все. А эти сразу стреляют, поэтому с ними и разговор короткий. Сразу валить всех.

— И ты…

— Восемь трупов, к тому же сразу набежала полиция. Спасло то, что все они были асоциалами с высокими индексами агрессии, а то загремела бы в психушку, без права освобождения. Но я здесь, похоже, тоже надолго. Парни с воли меня подкармливают, но тут за каждый переведенный эри приходится платить один к ста, а может, и больше.

— А эта татуировка?..

— Знак клана, — изогнув точеную шею, Рида показала светящийся рисунок, переливающийся алыми красками. — Закатный дракон Ири. Мы средний по численности клан, всего пятьсот тридцать тысяч, но репутация в приграничье у нас крепкая, так что заказы постоянно. Кроме этого, магазины всякие, центры досуга и прочее. Есть даже свои школы, — она опустила голову и тихо добавила: — Теперь только вспоминать об этом.

— Не печалься, — Алиса положила руку девушке на плечо. — Как у нас говорят, из самого плохого положения есть как минимум два выхода. Сдохнуть или быть переваренным. Я подумаю, что можно сделать.

— Правда? — Рида хотела еще что-то сказать, как раздался длинный переливающийся звук. — Ужин. Пойдем, — она вскочила с кровати и, перевязав волосы ремешком, остановилась у дверей, поджидая Алису. — Нужно будет тебя переодеть, — Рида задумалась, что-то считая. — Так. Штаны нормальные — пятнашку, комплект белья — десятку, куртка и перчатки, чтобы руки не портить — четвертак. Итого под полтинник. Нормально, — она кивнула больше самой себе и, увидев кого-то в толпе, помахала рукой.

— Дена! Дена, иди к нам! Это наша портниха и вообще человек незаменимый, — пояснила Рида Алисе. — Может просочиться, словно воздух, в любую щель. Была крупной шишкой в какой-то корпорации, да взяли на махинациях. Говорят, при аресте сломала нос своему начальнику, и загремела к нам.

— Привет, красавицы, — Дена, невысокая, чуть полноватая женщина с короткой стрижкой светлых волос, ухоженным лицом и внимательным взглядом серых глаз, коснулась пальцами груди в приветствии. — Твоя новая напарница?

— Алиса, — Рокотова вежливо поклонилась и коснулась пальцами груди в ответном приветствии.

— Дена, — Рида, не сбавляя хода, подхватила швею под локоток и влилась в общий поток. — Нужно вот одеть подругу. Ну, там штаны, обувь, куртка и прочее.

— Шестьдесят, — сразу ответила Дена, оценив размеры Алисы.

— Побойся Света, Дена! — возмутилась Рида. — Вместе с обувью не больше тридцатки! Ну, пару баллов можно накинуть по дружбе, но не шестидесятник же!

— Куртки новые с подогревом. Дешевле тридцатки не отдадут, хоть утопись, — Дена пожала плечами. — Обувь тоже подорожала. Так что, пятьдесят пять, и ни баллом меньше.

— Ладно, давай пятьдесят пять, мироед, — недовольно буркнула Рида.

— Благодарить потом будешь, — отмахнулась Дена, исчезая в толпе.

— Так. Одно дело сделали, — повеселевшая Рида кивнула.

— У меня только пятьдесят, — Алиса покачала головой. — Может, что-то оставим на потом?

— Не суетись, — Рида небрежно махнула рукой. — У меня пять сотен на счету, да и норму я стабильно выполняю, так что без денег не останемся.

— А чего делаете-то?

— Конвейер, — новая подруга пожала плечами. — Кто его знает, что там. Какие-то детали, схемы… Потом есть еще пошивочный цех, где делают всякие вещи под старину и внешние работы. Там ямы копать, технику чинить, но этим в основном мужики занимаются. Мы так, на подхвате. Ну и прачечная, конечно. Но там вообще лафа. Сиди себе да смотри за зелеными лампочками, да нажимай смену барабана, когда покраснеет.

За разговором незаметно подошли к столовой, где у дверей дежурила группа женщин внушительных габаритов.

— О, цыпочка новая, — одна из женщин протянула руку к Алисе, собираясь пощупать ее ягодицы, и тут же осела на пол от хлесткого удара локтем в переносицу.

Болевой импульс, несмотря на ожидания, Алиса перенесла на ногах, лишь дернувшись и скривив лицо. Видимо, нервная система успела как-то адаптироваться, и боль уже не скручивала тело в бараний рог, как в первый раз.

— Есть еще желающие попробовать? — тихо произнесла она, но услышали все.

— Иди, — старшая из женщин мотнула головой в сторону прохода, но взгляд ее не обещал ничего хорошего.

— Я такого удара даже у Саг Тево не видела! — Рида восхищенно покачала головой. — Это что-то из ваших магических штучек?

— Нет, просто годы тренировок, — Алиса усмехнулась, гася волевым импульсом боль, все еще гулявшую в теле. — А что тут подают? — она потянула воздух носом.

— А, — подруга махнула рукой. — Белок с витаминами. На вкус так себе, но зато точно не потолстеешь, — она коснулась браслетом красного диска на автомате выдачи, и на столик перед ней упал поднос с углублениями для еды. Следом автомат выдавил в него три порции пюреобразной массы, различавшиеся только цветом, а последним плюхнулся стакан, в который налилась жидкость красного цвета.

Алиса повторила манипуляции Риды, и, держа в руках подносы, они пошли вдоль прохода в поисках свободного места.

Пару раз, правда, пришлось отдавить чьи-то заботливо подставленные ноги, но в итоге они сели и принялись за еду.

На вкус было действительно не слишком хорошо, но в своей жизни Алиса ела продукты и похуже, так что очистила подрос досуха. Запив обед из стаканчика, она сыто вздохнула и посмотрела на подругу.

— Это были те самые Нерессы? — она кивнула на стол, который оккупировали женщины, бросавшие в их сторону злобные взгляды.

— Ага, — Рида, шустро работая ложкой, подняла голову. — Изобретают сейчас планы мести. Но они боли боятся, так что ничего серьезного. Будут гадить по мелочам.

— Не помешаю? — Дена с подносом в руках остановилась возле их столика.

— Садись, — Алиса кивнула женщине и повернулась к Риде. — Так можно бить им морды каждый день, — Алиса пожала плечами. — Боль вполне терпимая, так что ради такого случая…

— Не торопись, — подруга ухмыльнулась. — На каждую из них уже есть подробное досье, а на воле с ними разберутся.

— И как это нам облегчит жизнь? — резонно заметила Рокотова. — Нет, тут нужно что-то здесь и сейчас.

— Ну, меня возможность найти их на воле и наказать как-то грела, — Рида пожала плечами. — Но если будут стоящие идеи, говори. Тут они многим насолили, так что желающих найдется масса. Кстати. Сегодня у нас по графику социальный час. Можно будет пройти в мужской корпус и пообщаться. Там, между прочим, есть вполне приличные экземпляры.

— Можно договориться с парой парней, и особо борзых прижмут так, чтобы не вякали, — Дена, деловито поедавшая свою порцию, подняла голову. — Но им, как ты сама понимаешь, не баллы нужны. Там в ходу совсем другие расчеты.

— Не… — Алиса покачала головой. — Сами разберемся, — она встала. — Пойду отосплюсь, а то завтра такого наработаю…

Когда Алиса ушла, Дена внимательно посмотрела на Риду и поразилась, как изменилась девушка с момента поселения Алисы. На щеках заиграл румянец, а движения снова обрели пластичность.

— И чего думаешь? — Должность главы управления, отвечающего за филиалы крупной компании, предполагала не только владение своим лицом, но и умение читать мельчайшие изменения в вазомоторике собеседника. Но тут и не требовалось никаких особых талантов, чтобы увидеть надежду, ярко осветившую жизнь Риды.

— Я думаю, что она сделает все, как надо, — Рида усмехнулась и посмотрела в глаза Дене.

Контакт длился буквально несколько секунд, но и этого было достаточно.

— Я с вами. Если что будет нужно, обращайся. Из-под земли достану.

— Принято.


2

Хотите рассмешить Бога по-настоящему? Расскажите ему, как устроен мир!

Директор Института физики твердого тела академик РИАН Александр Извольский

Земля, Российская империя, Москва


— По нашим данным, завалы были разобраны в течение двадцати часов. Извлечены восемьдесят трупов. Все принадлежат к Арийскому братству. Тело подполковника Рокотовой найдено не было.

Генерал Тарасенко поднял взгляд от планшета, ожидая вопросов.

— Разговаривали с полковником этим инопланетным? — начальник генерального штаба Дмитрий Николаевич Рокотов хмуро посмотрел на начальника главного разведуправления.

— Да, консультировались. Он сказал, что если у Алисы было хотя бы две десятых секунды, то нархон перенес ее по так называемым аварийным координатам. Это где-то в Айянской империи, а где точно, сказать невозможно. Это могут быть и военные базы, и гражданские транспортные узлы. Он уже направил соответствующее распоряжение в свою службу, и контрразведка занимается поисками. Но это дело не быстрое. Таких точек больше ста миллионов, и проверить их быстро невозможно. Так, во всяком случае, он говорит.

— А ты, сам, Николай Иванович, что думаешь?

— Думаю, крутит он, товарищ адмирал, — генерал уверенно взглянул в лицо начальнику, которого знал уже без малого тридцать лет. — Варит, сукин сын, свой супчик.

— Варианты?

— Притормозить отправку наших парней?

— Нет. Это точно плохая идея, — адмирал покачал головой. — То, что поставляют из империи, нам нужно просто позарез.

— А если Елену тоже отправить по аварийным координатам? — озвучил генерал мысль, которая ему самому не очень нравилась. — Дело в том, что нархоны Алисы и Елены не просто из одной серии, а парные. Это означает, что в случае перемещения по аварийным координатам Елена с высокой долей вероятности окажется в том же портальном узле, что и Алиса.

— Николай Иванович, ты думаешь, мне это в голову не приходило? Но ведь нархон срабатывает в таком режиме, только если жизни носителя есть прямая и непосредственная угроза.

— Проблем-то… — генерал хмыкнул. — Организуем в лучшем виде. Кроме того, Алиса наверняка была ранена, и вообще могла находиться в беспомощном состоянии. А Елену и экипируем по последней моде, и денег подбросим, или того, что можно обменять на деньги. Ну, и там по мелочи всякого…

— Хм, — адмирал пристально посмотрел на Тарасенко. — Не угробите девчонку?

— Ювелирно все сделаем! — генерал уверенно кивнул. — Есть у меня пара специалистов, Паганини взрывчатки и Рихтеры разрушения. В прошлом году, помните, вскрывали чернобыльский саркофаг? Так вскрыли, словно автогеном. Весь бетонный колпак дольками разошелся, будто нарезали.

— Ладно, давай готовь операцию, — Рокотов-старший кивнул. — Если нужно чего, сразу обращайся.


Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн,

реабилитационный центр Саронна


Утро началось с пульсирующего воя сирены общей побудки, и быстро приведя себя в порядок, Алиса уже надевала вещи, которые где-то за ночь сумела раздобыть Дена. Штаны были широковаты, но оказалось, что одежда имеет механизм подгонки по фигуре, так что с помощью Риды она перестала быть похожа на пугало и стала выглядеть вполне пристойно.

Через широкие ворота женщины, которых в тюрьме было около двух тысяч, прошли в производственные цеха, где их распределяли по рабочим местам. Распределял ИИ Саронны, так что ни споров, ни трений не возникало. Каждый вставал там, где его поставили, а поскольку операции были примитивными, Алиса быстро втянулась в ритм, и уже через полчаса трудилась словно автомат, пребывая в медитативном состоянии.

После обеда ее поставили на проверку готовых блоков, но и там не было ничего сложного. Требовалось всего лишь быстро и аккуратно вставить блок в контрольное гнездо, и после того как все три индикатора загорятся зеленым, отправить блок дальше по одному конвейеру, а если хоть один из них будет красным — по другому. Тормозил ее лишь сам конвейер, потому что система проверки работала довольно медленно, и на каждый тест требовалось время.


По окончании дня система порадовала начислением дополнительных двадцати баллов в качестве премии, и теперь ее счет вырос до семидесяти единиц, с учетом вычетов за питание и воду. Рида все время была в поле зрения, но беседовать во время работы было некогда. Теперь же, во время ужина, она трещала, непрерывно делясь тюремными новостями.

— Слушай, а есть здесь спортивный зал? — прервала поток Алиса.

— Конечно, — Рида кивнула. — Это же исправительное учреждение, — она с таким лицом произнесла слово «исправительное», словно выплюнула его. — На восьмом этаже. Там даже беговые дорожки есть.

— А что-то вроде боевых тренажеров?

— Только мешки с песком. Говорят, помогает сбрасывать стресс и агрессию. Если хочешь, провожу, — она о чем-то задумалась. — А можешь научить меня драться?

— Понимаешь, — Алиса замялась. — Это не совсем то, что ты думаешь. В смысле, не искусство поединка, а просто наука, как убивать быстро и наверняка. Ты ведь чему-то училась, и я могу лишь подправить твои ошибки, но переучивать — действительно долго и сложно. Наработанную моторику просто так не выкинешь. Если выберемся, посмотрим, что можно сделать. Но как говорили у нас: «Ни один боец спецназа не погиб в результате рукопашной». Так что уметь быстро и точно стрелять все же важнее.

— Ты служила в спецназе? — Глаза Риды округлились. — Боевой маг? Как ты вообще попала в тюрьму? Вас же в случае чего сразу упаковывают в мешок.

— Я далековато отсюда служила. Попала через эвакуацию по аварийным координатам.

— Дела… — Рида сидела, что-то обдумывая. — Знаешь, — произнесла она после долгой паузы, — я связалась с нашими, может, что-то придумают. Но тут особый случай, так что я, пожалуй, сброшу код аварийной эвакуации. Боевой маг для нашей команды был бы очень ценным приобретением. Нет, ты не думай. Мы не бандиты какие-нибудь. Нормальный клан. Берем подряды на защиту объектов и перевозок плюс вполне легальный доход от собственных предприятий. Банд в нашей грозди до хрена и больше, так что без работы не сидим.


Гроздь Харно, планета Кенн, резиденция

Закатных драконов Ири


Электронное письмо из тюрьмы удалось передать лишь на следующий день, и оно тут же ушло далекому адресату. Эви Горм, боевой магистр, крутил в руках пластинку с текстом и все никак не мог принять решения, поэтому, вызвав через интерфейс коммуникатора своего помощника, дождался, пока тот устроится в кресле напротив, положил перед ним сообщение, пришедшее из тюрьмы.

— «Перешлите, пожалуйста, еще немного денег или помогите еще как-нибудь», — вслух прочитал Элор Тинаи. — Странно. Она никогда не просила помощи и тем более денег.

— Ты дальше читай.

— «Новая соседка очень хорошая девушка. На лицо — вылитая тетя Бинала, а глаза как у дяди Горма», — удивленный Элор поднял взгляд: — Такое вообще возможно?

— Давай сверим мнения, — Горм откинулся в кресле и задумался. — Первой фразой она дает нам понять, что ситуация крайне необычная. В продолжении — код аварийной эвакуации, обговоренный с ней после суда. Вторая сообщает нам о том, что подругой у нее исао высокого ранга, причем не просто исао, а боевой маг.

— Да, и я подумал точно так же, — командир подразделения, исполнявшего в клане функции разведки и контрразведки, кивнул. — Но как это вообще возможно, что маг такого класса попал в тюрьму строгого режима?

— Всякое бывает, — магистр пожал плечами. — Гораздо более важен вопрос, не ошиблась ли она, и сможем ли мы вытащить их оттуда, не включая главный калибр. Все же выдергивать одного или двоих — большая разница. Но иметь в клане боевого мага даже второй ступени — огромное преимущество. После смерти сарм Биналы мы капитально просели в боевых возможностях. А вытащив ее из тюрьмы и справив новые документы, мы получаем лично преданного нам человека.

— Красиво, конечно, но если она и вправду ошибается?

— Ты сам-то в это веришь? — Горм прищурился. — Бинала осталась ей за родителей, и она сидела на ее руках, часами играясь с нархоном. Уж подделку от настоящего браслета отличить сможет. Кроме того, у нее есть Дар. Пусть и совсем слабенький, не дотягивающий даже до первой ступени, и потому исключающий пользование нархоном, но есть. Так что вариант ошибки рассматривать не будем. Кроме того, код аварийной эвакуации прописан нами не просто так, а специально на случай всяческих форс-мажоров. Конечно, лучше бы ей отсидеть еще пару лет, и тогда с делом могли бы справиться адвокаты и деньги.

— А если она просто устала от тюрьмы и решила путем обмана перебраться на волю? — Элор высказал мысль, которая и самому магистру не давала покоя.

Организация побега из тюрьмы могла иметь массу неприятных последствий для всего клана, и можно было рискнуть, лишь рассчитывая на то, что плюсы перевесят возможные минусы.

— В данном случае это уже не имеет значения. Если девочка решила, что с нее хватит, значит, так тому и быть, — Горм кивнул. — Нужно подобрать человека, который быстро и ненадолго сядет в тюрьму и поможет в организации побега. Это должен быть человек, хорошо разбирающийся в охранных системах, и достаточно подготовленный, чтобы не быть багажом при любых вариантах развития ситуации.

— Тут и думать нечего, — Элор кивнул. — Только Дейр. У него индекс агрессивности ниже двадцати пяти, но только при приеме препаратов. Если лишить его таблеток, то через пару суток будет кидаться на все, что косо посмотрит. Загремит в тюрягу на контрольный срок с предупреждением о недопустимости прерывать прием препарата, и выйдет максимум через месяц. Увалень, конечно, но сильный и надежный, как скала. И системы сигнализации знает неплохо.

— А сможет он быть активной частью плана?

— А зачем? — Элор усмехнулся. — Пусть покажет магичке, как освободиться от браслетов, а там уже она сама их всех вытащит, если она, конечно, и вправду дотягивает до второго ранга. А на выходе мы их подхватим и доставим сюда в лучшем виде.

— Логично, — магистр кивнул, выражая согласие. — Давай готовь операцию и начинай без согласований. Деньги возьмешь из резервного фонда. Не хочу, чтобы магистр-казначей знал о нашей маленькой шалости.


Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн,

реабилитационный центр Саронна


Дни в реабилитационном центре текли один за другим, похожие, словно капли воды. Попытки свести счеты со стороны женской части банды постепенно сошли на нет, когда те поняли, что Алиса не прогнется и будет жестко отвечать на любые поползновения.

Рокотова даже начала ходить в спортзал, восстанавливая спортивную форму, из-за чего совершенно неожиданно для себя получила уменьшение баллов агрессии, потому что система посчитала, что Алиса так борется с проявлениями неконтролируемого гнева.

После ужина они с Ридой обычно занимались около часа в зале, потом шли гулять во внутренний парк, где собирались любители свежего воздуха.

Именно здесь Рида, заприметив высокого мужчину с широченными плечами и грубыми, словно высеченными из камня, чертами лица, сначала остановилась, потом, сжав руку Алисы так, что той стало больно, на негнущихся ногах подошла ближе.

— Ири Дейр?

— Ири, сиара, — Дейр, который знал Риду с малолетства и часто называл ее так — ласточка, — шагнул вперед и осторожно обнял девушку. — Это твоя подруга? — гигант с интересом посмотрел на Алису, и глаза его скользнули по нархону, болтавшемуся рядом с нестандартно-толстым арестантским браслетом. — Как занятно, — он постоял, что-то обдумывая. — Я разузнаю все, а вам нужно быть готовыми в любой момент, когда я скажу. И учти, исао. Снять браслет не всякому под силу.

— Я справлюсь, — Алиса жестко усмехнулась и склонила голову в ритуальном поклоне.


Через двое суток, наполненных тягучим ожиданием, их на прогулке нашла Дена и передала для Дейра кусочек пластика со схемой этой части тюрьмы. Разработка плана с учетом внешней поддержки не заняла много времени. Через три дня Дейр нашел их во дворе и движением головы пригласил следовать за собой.

— Твои браслеты получают управляющие команды по радиоканалу. Но через воду высокочастотный сигнал не проходит, так что у тебя единственный шанс — сдернуть браслет находясь в воде. В браслете стоит механическая защита от снятия — стальные штифты примерно двух сантиметров длиной. С учетом размера браслета и толщины твоей руки, они войдут в тело как минимум на сантиметр, — неторопливо инструктировал ее Дейр, пока они спускались по длинной винтовой лесенке на технический этаж. — Учти. Вода очень холодная, так что не затягивай. У тебя всего минут пять от силы. Через пять минут я тебя вытаскиваю, что бы ни случилось.

Возле бровки бассейна уже стояла Дена со сложенным одеялом в руках и какой-то коробкой.

— Я поняла, — Алиса сосредоточенно кивнула и поздоровалась с Деной, которая уже распаковывала коробку, оказавшуюся аптечкой.

— Делаешь так, — Дейр сел прямо на пол и, просунув руку между подошв ботинок, потянул, словно счищая браслет с запястья. — Ну, все. Давай, сарм Алиса. Да коснется тебя Свет.

— Благодать Творцов с тобой, Дейр, — Алиса коснулась ладонью лба мужчины и, не давая себе шанса на колебания, кинулась в воду.


Бассейн системы охлаждения оказался заполнен не просто холодной, а ледяной водой, близкой к точке замерзания. Тело сразу стало предательски неметь, но Алиса невероятным усилием воли удерживая себя в сознании, просунула правую руку между ног и, зажав запястье подошвами ботинок, резко рванула на себя руку. Боль в руке, казалось, отогнала на какое-то время холод, и вода вокруг нее окрасилась розовым цветом. Сразу же, как только браслет зафиксировал попытку снятия, в руку воткнулись острые штифты, глубоко впившиеся в тело, но запястье у Алисы было довольно широким для девушки, и она, напрягаясь изо всех сил, продолжала тянуть руку из стального капкана. Наконец металл не выдержал, и стержни обломились прямо в теле, а браслет, раздирая кожу до мяса, соскочил с кисти и камнем ушел на дно. Боясь потерять сознание раньше, чем всплывет, Алиса надвинула нархон поглубже, чтобы не соскользнул, и сделав гребок здоровой рукой, всплыла в облаке кровавой жижи.

Сильные руки Дейра мгновенно подхватили ее, вытащили на бортик бассейна и приподняли голову.

— Подожди, я сейчас тебя разотру.

— Некогда! — Алиса уже активировала нархон, который, несмотря на второй браслет, заработал.

— Обнаружено подавляющее устройство. Уничтожить?

— Да!

И второй браслет осыпался серой пылью.

Баланс энергии в теле был неутешительным, но даже пять процентов было в данной ситуации неплохо.

Бережно отодвинув браслет нархона в сторону, Рида зубами цепляла острые обломки стержней и вытаскивала их наружу, сплевывая на пол, а Дена, уже раздевшая Алису, заботливо вытирала ее и быстро, но без суеты вытряхивала воду из одежды.

— Все, последний.

Алиса благодарно кивнула, и сразу же раны на руке стали затягиваться розовой пленкой молодой кожи.

— Хорошо, — она кивнула все еще державшему ее Дейру. — Сколько у нас времени?

— Сарм Алиса, охрана уже получила сигнал о снятии браслетов, так что они сейчас накапливаются перед броском. Но здесь охранники простые парни, так что это не проблема. Лишь бы не начали стрелять.

— Будем преодолевать сложности по мере их возникновения, — Алиса улыбнулась и скосила взгляд на браслеты друзей.

Секунда, и они тоже осыпались ручейками серой пыли.


Алиса, более или менее пришедшая в себя, начала одеваться и, несмотря на боль в руке, была готова к продолжению банкета.

Вышли через тот же неприметный технический лючок на подвальном этаже и успели подняться наверх как раз к моменту, когда всех заключенных под вой сирены разгоняли по камерам.

Но вместо охранников с шокерами, которых Алиса надеялась вырубить достаточно легко, выход из блока перегородила группа заключенных с лучевыми винтовками в руках. Почему и кто их вооружил, разбираться было некогда, и она, ударив ледяным вихрем, отпрянула за угол стены, спасаясь от шквального огня.

Просчитав ситуацию, она на мгновение высунулась из-за поворота, чтобы отправить огненную волну, и схватила за руку Дейра.

— Вперед!

Пока вооруженные кибермозгом тюрьмы уголовники прятались от нестерпимого жара, беглецы проскочили опасный участок и оказались в непосредственной близости от группы из пяти членов женской банды.

Не давая им ни секунды на размышления, Алиса влетела в центр строя, словно граната, разбрасывая изломанные тела.

— Как из этой штуки стрелять?

Дейр поднял лучемет и показал на рычаг сбоку.

— Предохранитель. Если…

— Я знаю, что такое предохранитель, — прервала его Алиса. — Где указан остаток боекомплекта?

— Статус батарей здесь, — Дейр показал на зеленый столбик в прицельном окне. — Но тебе его все равно не исчерпать. Одной зарядки хватает на полторы тысячи выстрелов.

— Ясно, — Алиса кивнула и, прихватив за куртку труп лежащей на полу женщины, приподняла и слегка выдвинула его за угол.

В ту же секунду открытая часть тела буквально взорвалась ошметками горелой плоти от десятков попаданий.

Труп давно уже упал на пол, а вошедшие в раж уголовники все продолжали поливать его огнем, словно вымещая свои страхи.

Через несколько секунд, когда от тела осталась лишь едва дымящаяся кучка пепла, Алиса повторила атаку огненной волной, направив ее в стену так, чтобы, отразившись, она зацепила стрелков и выбросила еще одно тело.

— Так, — она, не глядя на то, как бандиты бьют по своему же товарищу, обернулась к Дейру. — Сейчас немного успокоятся, и мы резко рванем к лестнице и вверх по галерее. Оттуда попадем во двор и перемелем забор. Ваши как, сообразят?

— Догадаются, — Дейр кивнул. — Народ опытный. Только как мы проскочим галерею?

— Проскочим, — Алиса усмехнулась, раскрыла ладони и толкнула нечто пока невидимое в сторону противника.

— Бегом!

Внезапно весь центральный колодец заволокло плотным туманом, и потерявшие ориентацию боевики открыли заполошный огонь во все стороны. Шальной выстрел пробил грудь Риде насквозь, и Алиса, не раздумывая, подхватила девушку на руки, а Дена, прикрывавшая тыл, просто поливала все вокруг потоками плазмы, словно водой из шланга.

Когда они выскочили на площадку лестницы, ведущей во двор, Дейр, наконец, оглянулся и, увидев, что Алиса несет на руках потерявшую сознание Риду, молча взвалил ту себе на плечо и, не сбавляя скорости, побежал вниз.


Металлическая лесенка содрогнулась под весом гиганта, но выдержала, и Алисе осталось лишь поспешить следом. Удар турельного лучемета не задел ее только потому, что Алиса споткнулась и, едва не упав, была вынуждена резко присесть.

Луч испарил кусок лестницы, но Рокотова, не раздумывая, ударила в ответ узким, словно спица, огненным жгутом, превратившим турель в полыхающие синими искрами обломки.

Вспышку увидела группа поддержки, и сразу же на вторую турель обрушился огонь сразу двух установок, выкорчевавших вместе с лучеметом часть стены и проплавивших дорожку наружу.

Выплеснув в последнем движении остаток сил, Алиса уже плохо соображала, когда Дейр подхватил ее свободной рукой и, словно не замечая веса, рванул к разворачивающемуся рядом броневику.


3

Настоящий друг — это не тот, с кем ты неоднократно пил, а тот, кто поможет тебе спрятать труп.

Начальник третьего оперативного отдела МУР подполковник Мурад Хафизов

Мир путешествий. Медиаиздание туристического центра Килес.


Еще никогда в истории не было такого раздолья для путешественников, как после объединения пространств Айя, Харно, Т'Сваи и Арнакской империи в одно государство Гисса Айян. Двести пятьдесят миллиардов населения, более двух миллионов миров вмещают в себя весь спектр приключений и переживаний — от утонченных и изысканных до самых грубых и естественных.

На десятом месте — захватывающее путешествие по бесконечным прериям и лесам Вархаан, гроздь Т'Сваи. Единение с дикой природой, настоящие приключения и захватывающая охота на диких н'саххи вдохнет в вас новую жизнь и энергию, как ничто другое.

На девятое место мы отнесли Раххатту. Здесь приватность и секретность возведена в ранг официальной политики. Никаких документов, никаких скрытых или открытых камер. Но при этом высочайший уровень безопасности и комфорта, которому могут позавидовать даже лорды-владетели. Именно Раххатта — излюбленное место переговоров всех уровней и дипломатических встреч. Даже в порту, досмотр и проверка проводится строго в индивидуальном порядке, а все без исключения такси оборудованы затемняющим оборудованием. Здесь вы можете не таясь разговаривать на любые темы даже в уличном кафе, не боясь, что содержимое станет известно от кого-либо, кроме участников встречи.

На восьмом месте списка — отдых для настоящих ценителей измененных состояний сознания — заповедные рощи Мсараты, гроздь Харно. Здесь, под внимательным наблюдением специалистов и психотехников, вы можете полностью погрузиться в видения собственного разума и достичь истинных высот познания и самосовершенствования.

Седьмое место отдано планете Нагрин, с ее великолепными храмовыми комплексами и уютными молельнями. Где, как не здесь, ощутить свое единство с Творцами и Светом? Детские молельные дома делают Нагрин идеальным местом посещения всей семьей, а опытные исповедники и прекрасно оборудованные места для покаяния помогут очистить душу от греховных мыслей и дел.

Шестое место пока не очень известно, но быстро набирает популярность в среде любителей экстремального отдыха — планета Гаелла. Дикие звери, девственная природа и величайшее разнообразие природных и климатических зон предоставляют широчайшие возможности для любителей адреналина. Десятки чемпионатов по различным видам спорта — великолепная площадка, где заслуженные ветераны и новички могут встретиться и поделиться впечатлениями. Кроме того, на планете существуют сотни учебных центров, где из вас быстро и за умеренную плату сделают настоящего покорителя дикой природы и мастера-спортсмена.

Пятой мы поставили планету Икари. Попасть туда сложно, ибо обязательно требуется приглашение от секретариата Налди, но если вам это удастся, невероятный мир, созданный величайшим исао оу, произведет на вас глубочайшее впечатление. Знаменитые кадры девочки, спящей в окружении семейства горных львов, — оттуда, так же, как и знаменитый фильм Ранхо Гилеа «В обнимку с природой».

Четвертое место отведено любимому месту тех игроков и любителей азарта удивительному объекту — «блуждающей станции Тадос». Все мыслимые и немыслимые игры, включая невероятно экзотические и смертельно опасные.

И конечно, мы не могли не вспомнить о таком замечательном месте, как Лиартамеан-Сотто. Планета, превращенная в курорт. Все мыслимые и немыслимые удовольствия в одном месте… Десять минут полета скоростным флаером или мгновенное перемещение порталом — и вы уже не на океанском побережье, а в затерянной горной долине, где проходит крупнейший чемпионат игроков в наст, или на борту плавучего города на чемпионате по спортивному сексу. А что может быть прекраснее, чем стать зрителем Большого чемпионата воров? Здесь нет и не может быть никаких медиашакалов, зарабатывающих на сомнительных сенсациях, как нет и представителей правоохранительных служб, кроме как на отдыхе или частных охранных структур. Любое посещение Сотто исключительно анонимно, и здесь не действуют законы о выдаче и экстрадиции.

Универсальность, доступность, разнообразие, безопасность — именно эти слова стали девизом Лиартамеан-Сотто, которую любители называют просто Сотто.

Сотто входит в тройку наших лидеров, а продолжает ее Алсин, гроздь Арнак. Меккой здорового образа жизни Алсин названа недаром. Великолепные пляжи, спортивные залы, центры омоложения и биопластики. Это и бесконечный Карнавал любви, собирающий ежедневно более ста тысяч участников, и знаменитый во всей гисса Центр психологического омоложения. Что может быть лучше для того, чтобы вновь ощутить все краски мира после убогого прозябания в старости и бессилии?

И конечно, настоящим бриллиантом в этом списке и на первом месте стоит великолепная и фантастическая Аррада. Чем-то похожая на Сотто, но в десятки раз более демократичная и доступная. Место, где почти нет никаких правил и запретов. Где вы можете реализовать любые желания, как, например, на гладиаторской арене, где вашими противниками выступят человеко- и звероподобные роботы.

Не дешевая виртуальность, а яркие и насыщенные настоящие впечатления подарит вам Сад желаний, где любую прихоть клиента воплотит в жизнь специально подготовленный персонал.

В этом сезоне центр Килес предоставляет специальные скидки на путешествия и посещения для компаний от трех человек, и исключительную групповую скидку в десять процентов для групп от десяти и более человек.

Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн,

гостевая резиденция Закатных драконов Ири


Алиса проснулась от того, что в воздухе повеяло каким-то приятным цветочным ароматом. Она открыла глаза и увидела, что лежит в широкой постели в комнате с высокими потолками и множеством легких драпировок, раздуваемых ветром, залетевшим из распахнутого настежь окна.

Одетая в ночную рубашку почти привычного для земли покроя, Алиса сначала осторожно села на кровати, проверяя, как слушается тело, потом встала и, уже не сдерживаясь, подошла к окну, чтобы встретить новый порыв ветра лицом, окунувшись в ароматы цветущего сада.

Дорожки, выложенные разноцветной плиткой, вились между деревьев и кустов, а из-за плотной зеленой завесы проглядывала беседка.

Девушка оглянулась в тот момент, когда в двери осторожно постучали.

— Войдите!

— Сарм, — высокий, чуть смуглокожий мужчина средних лет низко поклонился и, стараясь не смотреть в ее сторону, втолкнул в комнату двухъярусный столик, скользивший на гравиподвесе. Зафиксировав его в центре комнаты, стал быстро и умело сервировать завтрак. — Сарин Геноо сказал, что вам нужно много и хорошо кушать, чтобы восстановить силы. Мы приготовили для вас лучшие блюда нашей кухни…

— А где я?

— Это гостевые покои клана Ири, — мужчина все так же, не глядя на нее, улыбнулся, поправляя пару свежесрезанных цветков анасти, и, добившись идеального, по его мнению, положения, сделал шаг назад, оценивая красоту композиции. — Вы — почетный гость клана, и персонал гостевого дворца будет рад исполнить любые ваши пожелания, — при этом мужчина наконец-то повернулся и так посмотрел ей в глаза, что не оставалось никакого двойного толкования в слове «любые». — Меня зовут Нилар, и я буду вашим гидом и проводником в первое время, пока вы не освоитесь.

— Это хорошо, — Алиса, не стесняясь насквозь просвечивающей рубашки, улыбнулась в ответ и оглянулась. — А не найдется ли в столь гостеприимном доме что-либо из одежды? Моя, видимо, совсем пришла в негодность.

— О! — мужчина нахмурился. — Прошу простить мою неучтивость, сарм Алиса, — он шагнул к стене, провел пальцами по сенсорному замку, и широкие панели разъехались в стороны, открывая встроенный шкаф, а точнее целую комнату, заполненную рядами разнообразной одежды. — Мы тут взяли на себя смелость подобрать вам кое-что из наших магазинов. Осмелюсь предложить вам эту серо-голубую фратту, которая будет замечательно гармонировать с вашими волосами, и пару туфель из кожи северного ранханна.

Закрывшись в гардеробной, Алиса путем научного тыка обнаружила ящик с нижним бельем, и уже через десять минут была готова на все сто.

— Сарм, — Нилар, ожидавший ее возле окна, склонил голову в почтительном поклоне и показал рукой на кресло. — Прошу вас.

После того как девушка села, столик медленно подполз ближе, и она наконец занялась завтраком.

— Может, вы пока расскажете, что это за место, сарин Нилар? — Алиса, с удовольствием поглощая еду, поглядывала на мужчину, который стоял рядом в ожидании ее пожеланий. — И если можно — каково сейчас состояние моих друзей?

— Рида уже вне опасности, но ранение тяжелое, так что ей придется пробыть в реаниматоре еще какое-то время. Дейр в порядке и уже приступил к выполнению своих обязанностей, а с сарм Деной работают наши специалисты. Если ее история подтвердится, ей будет выплачена премия за помощь члену клана и предложена работа. Что касается дома, он находится в центре парка Тысячелетнего Дракона, сделанного по заказу клана выдающимся мастером садов, сарин Инассо Ареа. Представляет собой типичную виллу времен реставрации монархии Негоар, второй трети…

— Прошу меня простить, — Алиса усмехнулась. — Возможно, я неточно выразилась. Расскажите о своем клане. Чем занимаетесь, что тут вообще происходит…

— Я понял, сарм, — мужчина склонился в глубоком поклоне. — Закатные драконы Ири — из так называемых старых кланов. Полторы тысячи лет назад, когда вся гроздь представляла собой конгломерат мелких графств и баронств, и когда все воевали со всеми, часть владетелей стала объединять свои войска с войсками соседей, формируя армию не по территориальному принципу, а на принципах вольных дружин. Постепенно этот принцип уступил место клановому, когда все — так или иначе родня друг другу, и если взять, например, наш клан, то больше двух третей пусть и дальние, но родственники. Барон Этран Ири, носивший на щите Закатного Дракона, стал объединяющим центром клана. Тогда мы быстро отвоевали значительные жизненные пространства, и даже какое-то время были самым мощным кланом в грозди Харно. Но…

— Враги как-то договорились, и вас здорово пощипали.

— Да, сиятельная, — Нилар кивнул. — Только я бы не стал использовать слово «пощипали». Нас практически уничтожили. Если бы не отвага и воинское мастерство барона Наинара — сына Этрана, который с дружиной прорвался через системы противовоздушной обороны к дворцу Нара Иги и уничтожил его, нас бы добили до конца. Основной специализацией клана тогда были именно воздушно-космические истребители и корабли-носители. Владетели решили, что мы уже достаточно загнаны в угол, а может, просто не захотели быть очередной целью для гвардейцев клана Ири, но от нас отстали. Больше двухсот лет мы просто копили силы, а потом уничтожили всех предателей, в их домах.

— Вот так запросто?

— Нет, сарм, — мужчина сжал губы, и глаза его сверкнули стальным блеском. — Не запросто. Мы долго воспитывали бойцов специализации «тихая смерть», и преуспели в этом. Теперь все здравомыслящие кланы и корпорации с нами не просто считаются, а обходят стороной.

— Но, видимо, и нездравомыслящих достаточно? — Алиса уже расправилась с чем-то похожим на салат и приступила к напоминавшей сладкий мусс горке, усыпанной мелкими розовыми соцветиями.

— Более чем, — Нилар кивнул. — Крупных кланов практически не осталось, потому что все следят, как бы кто не возвысился, и этим пользуются банды асоциалов. Кстати, цветы тоже съедобны, и они добавляют весьма изысканный оттенок.

— Да, оригинально, — Алиса воспользовалась советом и почувствовала, как на языке растекается свежесть морозного утра.

— Конечно, асоциалов отстреливают и определяют в реабилитационные центры, но их плодовитость и безработица образуют очень продуктивную среду. Единственное, что их сдерживает до сих пор — это флот центральных миров.

— Слушайте, а чего вы стоите? — Алиса вскинулась. — Мест не хватает? Садитесь к столу и рассказывайте.

— Но…

— Я знаю правила этикета айя, но мне неудобно разговаривать, задирая голову, — Алиса широко улыбнулась, и мужчина вздохнул, признавая ее правоту.

Поставив второе кресло напротив, он снова поклонился.

— Я продолжу?

— Да, разумеется, — Алиса, которая давно не ела нормальной еды, планомерно уничтожала все, что стояло на столике, и теперь приступила к тонким пластинкам жареного мяса, политым терпким соусом.

— За последние двести лет в грозди появилось много молодых корпораций, не считающихся вообще ни с какими законами. Своеобразных анклавов, легальный бизнес которых лишь часть, причем меньшая, их деловых операций. Такие корпорации содержат настоящие частные армии, действующие в их интересах, и старым кланам приходится особенно тяжело. Но мы пока справляемся. В основном потому, что флоту и администрации проще иметь дело с нами, чем с бандами. Мы аккуратно платим налоги и вообще стараемся без особой нужды не нарушать законы.

— Это ненадолго, — Алиса, прожевав очередной кусок, посмотрела на собеседника задумчивым взглядом. — Удивительно, как банды еще не скупили всю местную административную верхушку.

— Они бы, конечно, скупили, но флот, который поддерживает здесь порядок, категорически против засилия криминала, и ситуация не переходит неких границ. Пусть и довольно условных.

— Как клан видит мое дальнейшее будущее? — Алиса на мгновение прислушалась к себе и поняла, что наелась на пару дней вперед.

— Мы благодарны вам за помощь в освобождении нашей сестры и готовы предоставить чистые чипы и определенные средства для вашего первоначального обустройства.

— И даже не будете настаивать на привлечении меня к вашим делам? — Алиса поднесла высокий бокал с чем-то темно-красным к губам и сделала большой глоток. На вкус было словно смесь клубничного и киви, с капелькой мяты.

— Мы же не банда, — Нилар вздохнул. — Да и не представляю, как можно заставить исао такого ранга.

— А если бы я согласилась на сотрудничество… барон? — девушка внимательно смотрела на собеседника, контролируя его реакции, но тот был очень хорошо обучен, и эмоции никак не отражались на его холеном лице.

— Мы… были бы очень признательны, — Нилар улыбнулся: — На чем же я прокололся?

— Когда вы садились, сделали это без внутреннего протеста, а спокойно. А значит, роль слуги для вас нехарактерна. Ну, а если вместо слуги, пусть и информированного, и расторопного, присылают кого-то еще, значит, этот кто-то должен составить свое мнение, и оно как минимум будет принято к сведению. В этой роли, я думаю, подошли бы лишь два человека. Боевой магистр и сам барон. То, что вы не боевой магистр, видно сразу. У вас совсем другая моторика. Не профессионального бойца, а скорее, дипломата. Кроме того, ваши манеры предполагают совсем другой способ мышления и действия.

— Превосходно, — барон едва заметно склонил голову, отдавая должное наблюдательности гостьи. — А продолжая тему, могу сказать, что наша благодарность за оказанные вами услуги будет очень значительной. Насколько я понял, ваша родина находится весьма далеко, и без стационарного портала вернуться вы не сможете. А пока эта история будет утрясаться, мы предлагаем вам стол и щит. Ну и всякие приятные мелочи.

— Годится, — Алиса кивнула. — Но у меня есть одна просьба, сай Нилар.

— Слушаю, — Нилар изобразил лицом готовность исполнить любое желание гостьи.

— Я не закончила своего обучения, и было бы неплохо иметь возможность, пусть и нерегулярную, консультироваться с исао анао, а лучше исао оха.

— Анао без проблем, а оха… — барон задумался. — Таких мастеров на всю Гисса Айян восемнадцать. Подход, конечно, найдем, но боюсь, что заинтересовать его мы не сможем.

— И не надо, — Алиса кивнула. — Дальше я разберусь сама. Но если обеспечите подход, буду благодарна.

— Договорились, — барон задумчиво кивнул. — Далее мы предполагали устроить вам экскурсию по городу, а после — обед в узком кругу нашего руководства.

— Предлагаю внести изменения в программу, — Алиса улыбнулась. — Давайте ознакомимся с текущей ситуацией по противникам и подумаем, что можно сделать, учитывая мой опыт и вашу организацию. А потом можно и обед.

— Не любите тратить времени зря? — Нилар усмехнулся. — Хорошо, — он встал и, шагнув к двери, жестом пригласил Алису следовать за собой. Широкие коридоры гостевого дворца привели их на роскошную лестницу из полупрозрачного зеленого камня. Пройдя огромную гостиную, барон с Алисой вышли в парк. Прямая аллея, выстеленная квадратной плиткой, привела их к закрытому дворику, где стоял тяжелый лимузин белого цвета с ожидающим у дверей слугой.

Через несколько секунд мощная машина, полыхнув гравитационным движком, легко взмыла в воздух и взяла курс на штаб-квартиру, находившуюся буквально в трехстах метрах.

— Город и фермы вокруг принадлежат нам, и мы могли бы просто дойти пешком. Но в связи с последними событиями, для управляющего звена было принято решение передвигаться лишь защищенным транспортом и в сопровождении конвоя, — барон кивнул на пристроившиеся по бокам истребители.

— Крепко прижали? — Алиса обернулась к Нилару и увидела, как его глаза сразу потемнели.

— Прилично. Последняя история — нападение на наш перерабатывающий центр в Альса-Тио. Даже персоналу и учащимся технической школы не дали покинуть горящее здание. Двести восемнадцать погибших, включая пятьдесят шесть детей и подростков.

Лицо Алисы окаменело. Смерти детей она не прощала никому.

— Заказчиков нашли?

— Да они и не прятались. Это корпорация Эхо, — впервые с момента знакомства броня Нилара дала сбой, и Алиса увидела, как скривилось его лицо в презрительной гримасе. — Изображают из себя законопослушную организацию, а бандитов держат вне структуры на коротком поводке. Заявились на атаку и ударили по незащищенной цели.

— А что флот?

— Флот мало того что не всесилен, он еще и не вездесущ. Под каждым кустом флотского не поставишь, а пушки крейсеров плохо подходят для полицейских операций. Так что они просто пощипывают самых зарвавшихся и не трогают остальных. По сути, им вообще все равно, пока из нашего сектора поступают налоги и нужные империи материалы. Конечно, если тут разразится полномасштабная война, то флот вмешается, но не раньше.

— То есть тактические заряды отменяются? — уточнила Алиса, глядя куда-то в окно. — Это хорошо. Город все-таки.

Сидя в удобном кресле бронированного лимузина, барон Ири впервые за свою жизнь почувствовал, как ему вдруг становится неуютно. Девушка, похожая на ведущую центрального информационного канала или на подругу олигарха, спокойно и с какой-то отстраненностью рассуждала об оружии массового поражения, и что-то внутри Нилара говорило ему, что опыт применения подобных вещей у нее уже был.


При подлете к зданию изнутри выдвинулась посадочная площадка, на которую сел лимузин. Потом так же неторопливо она начала втягиваться обратно вместе с машиной.

Наконец тяжелые металлические створки сомкнулись, отсекая посадочный ангар, и подскочившие сотрудники штаб-квартиры распахнули двери.

Проигнорировав поданную руку, Алиса вышла из флаера и, пройдя вслед за бароном несколько десятков метров, остановилась перед створками лифта.

— Сейчас я покажу наш мозговой центр. Штаб занимает всего десять этажей из всего здания. Остальное — обеспечивающие подразделения и прочее, — проехав всего пару этажей, лифт остановился, и они попали в короткий коридор, в конце которого была небольшая дверь и узкий колодцеобразный загончик.

— Здесь сосредоточены основные системы безопасности. Пройти через дверь можно максимум двоим одновременно. В противном случае будут активированы системы охраны, — пояснил Нилар, когда они оказались в тесной клетушке, поворачивающейся вокруг своей оси.

— И бывали попытки штурма? — Алиса, увидев, что они снова оказались в узком изогнутом коридоре, усмехнулась.

— Здесь это вообще на уровне спортивных забав, — барон улыбнулся в ответ. — Можно предупредить за час о штурме, и вперед. Никто и слова не скажет. Делают ставки, показывают трансляции.

— И никто не гибнет?

— Гибнут, конечно, как же без этого, — Нилар равнодушно пожал плечами. — Но это лишь придает красочности зрелищу. Кое-кто из медийщиков делает на этом свой бизнес. Наберут отребья, подучат немного, дадут оружие — и вперед, на штурм. Реклама покрывает все затраты с лихвой. Но с нами неинтересно, — барон сделал какой-то жест, и часть стены поползла в сторону, открывая бойницы с торчащими в них хоботами шестиствольных роторных плазмометов. — Был всего один штурм, на котором, правда, мы неплохо заработали. Ну, сделали ставку на себя и получили один к полутора.

— А почему просто не телепортироваться внутрь? — задала Алиса давно смущавший ее вопрос. — Даже один человек с мощной взрывчаткой может наделать такого…

— Генераторы пространственных шумов, — барон улыбнулся. — Здесь все накрыто защитным полем, даже внешняя обшивка здания. Мощность небольшая, но этого достаточно. Никакая телепортация невозможна. Генератор зашумляет подпространственные потоки, на уровне физики пространства. Дорого, конечно, но дело того стоит, иначе все наши штабы и центры управления были бы проходным двором. А вообще, наш комплекс строился с учетом штурма трех исао анао, что, учитывая их статус и расценки, вполне достаточно. Исао весьма ценят свою жизнь, и их участие в подобных авантюрах скорее исключение, чем правило.

Наконец они подошли к двери, распахнув которую, попали в зал, похожий на маленький парк. Были даже деревья и небольшой искусственный водопад. Люди в зале или отдыхали, сидя на удобных диванах, или просто проходили мимо, спеша по своим делам.

— Отсюда можно пройти в зал, где стоит терминал связи с нашим главным цифровым разумом — Роуни, кризисный центр или другие помещения штаба.

— Я бы хотела ознакомиться с конкурентами. Руководство, местонахождение, уязвимые места и прочее, — Алиса озорно улыбнулась: — Полагаю, что для начала нашего сотрудничества было бы неплохо оторвать кое-кому голову.

— Тогда к Роуни, — барон сделал приглашающий жест и пошел вперед, показывая дорогу.


Терминал Роуни находился в полупустом помещении около ста квадратных метров с четырьмя диванами вдоль матово-зеленых стен.

— Роуни? — барон присел, и сразу же перед ним возникла голограмма молодой девушки в облегающем комби темно-зеленого цвета.

— Барон, — девушка поклонилась и повернула голову в сторону Алисы. — А это наша гостья?

— Да, Роуни. Сарм Алиса решила помочь нам в решении некоторых проблем, и я решил, что кроме тебя, никто не сможет ей все разложить максимально точно.

— Спасибо за доверие, сай Нилар, — голограмма вновь изобразила поклон и подошла к Рокотовой, которая ее рассматривала. — Пытаетесь определить мощность процессоров по высоте лба?

— Нет, конечно, — Алиса рассмеялась. — Просто у меня очень небогатый опыт в общении с искусственным интеллектом.

— Мы говорим «цифровой разум» или просто — ЦИР, — поправила ее Роуни и взмахнула рукой, приглашая Алису сесть. — Что вас интересует в первую очередь?

— Кто самый актуальный враг на данный момент? — произнесла Рокотова, после того как устроилась на мягких подушках.

— Таких три.

Перед Алисой в воздухе возник полупрозрачный экран, а на нем схема взаимодействия ключевых организаций в этом секторе грозди.

— Основа экономики сектора — производство блоков памяти для ЦИРов, биохимических компонентов для медицинских комплексов и обеспечение транспортных перевозок из рудных субсекторов грозди на перерабатывающие комплексы. Клан Ири занимается обеспечением безопасности добывающих комплексов, транспортными услугами и экологически чистыми продуктами питания. Есть и другие предприятия, но они в основном обеспечивают внутреннее потребление.

Нашими главными экономическими конкурентами являются корпорации Адари, Эхо и клан Тессариан. Адари противостоит нам в сфере безопасности старателей, Эхо — быстро развивающаяся транспортная компания, а Тессариан — просто старые заклятые враги, готовые ради того, чтобы утопить нас, самим влезть в петлю. Это стоило им в недавнем прошлом больших финансовых и людских потерь, но пока рано списывать их со счетов. Кроме этих трех, есть еще восемь опасных и двенадцать условно опасных организаций.

— Хорошо, — Алиса кивнула. — Насколько я поняла барона, — поклон в сторону главы клана, — сейчас наиболее актуальна ситуация с Эхо?

— Пожалуй, — Роуни согласно качнула головой, и картинка на экране сменилась новой схемой. — Эхо представляет собой корпорацию пирамидального типа, структурированную в шесть управлений: финансовое, логистическое, транспортное, безопасности, кадровое и обеспечения управления. Во главе находится бывший сотрудник имперской контрразведки Шингари Трессо.

— Какую должность он занимал в контрразведке?

— Специалист по финансовым махинациям, — мгновенно ответила Роуни. — Но громких дел за ним нет, так что есть основания предполагать, что полковника он получил по выслуге лет.

— Интересно. — Алиса задумалась, глядя на чуть расплывшееся, напряженно улыбающееся лицо главы корпорации, запечатленное на каком-то официальном мероприятии. — Что есть по сотрудникам?

— Ключевых персонажей всего лишь двадцать один. Шесть сотрудников высшего звена и пятнадцать верхнего. Трое — бывшие сотрудники имперских спецслужб, уволенные за различные правонарушения, а еще двое — криминальные авторитеты — братья Торни и Канни Барсо. Именно их люди осуществляют все силовые действия корпорации, выходящие за рамки законов. По моим данным, в распоряжении братьев от тысячи до пяти тысяч подготовленных боевиков и порядка десяти тысяч «мяса».

Из верхнего эшелона представляют интерес трое. Глава отдела внутренних сетей Демар Нархо, начальник пилотской службы Нерес Тархо и начальник службы внутреннего аудита Меренга Арси. Остальные просто наемный персонал.

— Хорошо, — Алиса, скользя пальцами по гладкому силовому полю экрана, уже работала с информацией, сортируя данные по нужным ей признакам, и не заметила, как барон покинул помещение. Через час Рокотова откинулась на спинку дивана и, смотря куда-то вдаль, задумалась.

— Так, — она встряхнула головой. — Основной доход корпорации — перевозки грузов. Поскольку прямые столкновения для нас нежелательны, предлагаю для начала устроить небольшой саботаж на кораблях корпорации. Можно испортить корабельные пушки так, чтобы они могли сделать лишь пару полноценных залпов?

— Да, — на экране возник какой-то технический чертеж. — Вот силовой блок накопителя корабельного излучателя. Достаточно пройтись мощным микроволновым излучателем, и после одного-двух выстрелов центральная решетка просто рассыплется. Энергия будет сброшена через аварийные каналы, а сам корабль останется практически беззащитным.

— Теперь дело за малым. Нужно найти пару техников, падких на деньги, и команду, способную взять корабли на абордаж, желательно бескровно.

— За процент?

— Разумеется. Сколько это сейчас стоит?

— Думаю, половины будет достаточно.

Алиса кивнула.

— Ты можешь выйти на связь с относительно нормальными каперами?

— Думаю, да, — Роуни через несколько секунд вывела на экран данные на несколько банд, промышляющих в пограничье, и после короткого обсуждения были выбраны две наиболее вменяемые и не сильно замазавшиеся в крови команды.

— Есть кому подойти к этим парням и сделать предложение, от которого невозможно отказаться?

— В этом нет необходимости, я могу это сделать через свои каналы связи.

— А как ты узнаешь, что техник вывел из строя накопители, и вообще проконтролируешь ход операции?

— Так же, как и вы, — Роуни издала звук, похожий на смех. — Оплата после завершения операции. А пираты сами просто так не полезут. Сначала пошлют пару беспилотников, и только если те прорвутся в ближнюю сферу конвойного корабля и начнут сносить орудийные установки, тогда подойдут сами.

— Когда будут первые результаты?

— Думаю, дней через пять, когда отреагирует биржа. Рейтинг Эхо упадет, и тогда перевозчики обратятся в другие компании, прежде всего к нам.

— Так. Еще хорошо бы проделать похожую историю с нашими кораблями, только с другим результатом. Вроде как отбились, и все такое.

— Организуем.

— Кстати, а как у нас с полномочиями? — Алиса обеспокоенно посмотрела на проекцию, словно та была живым человеком.

— В режиме реального времени осуществляется корректировка и утверждение планов малым советом, так что пока все действия одобрены.

— Хорошо, — Алиса вновь задумалась. — Теперь будем организовывать давление на их структуру. Сарин Арси, полагаю, уже давно требуется длительный отпуск. Давай все, что есть на нее.

Материалов было немного. Несколько съемок с вечеринок и корпоративов, переписка с друзьями по университету и статьи в профильных медиаизданиях. Из всего этого вырисовывался облик скрупулезной и дотошной дамы строгих правил, болезненно чистоплотной как в делах, так и в быту.

То, что никакого компромата на нее нет и не будет, Алисе стало ясно. Главный аудитор корпорации если и имеет маленькие слабости, то закопаны они глубоко и надежно. В мыслях, на чем же ее зацепить, Алиса скользила глазами по фотографиям дома, как вдруг одна идея промелькнула в ее голове.

— Живую картинку дома можно вывести?

— Только если вывести микродронов…

— Давай. Нужно получить изображение дома, и по возможности заглянуть в окна.


Барон Ири сидел в кабинете, вместе с начальником службы безопасности и первым заместителем, следя за Алисой и компьютерной моделью, разворачиваемой ЦИРом.

Идея насчет организации налетов на корабли корпорации витала в воздухе, но до такого решения они не додумались.

Сразу же были даны все надлежащие команды, и маховик операции уже начал раскручиваться.

Некоторые опасения вызвал интерес Алисы к главному ревизору компании Эхо, потому что информация о ее запредельном индексе агрессивности уже стала достоянием руководства, но положение, в которое попали Драконы Ири, требовало отставить все рефлексии на потом.

А Алиса, получив свою картинку, наконец поняла, что ей нужно, и черновой план сразу же ушел к руководству, где начал быстро обрастать деталями.


4

Писец — мифологический зверь Судного дня. Превосходная степень — полный писец.

Связанные понятия — Судный день, полный.

Семантический словарь русского языка. Академия по изучению окраинных миров

Гисса Айян, гроздь Айя, Айяс,

административный комплекс Имперской канцелярии


Мужчина неопределенных лет в темно-синей форме, сидевший в высоком удобном кресле, одним движением выключил проекцию экрана и посмотрел в окно, где яркими красками блистало летнее утро. Дел было много, и приходилось выкраивать лишние минуты, даже из отведенного для приема просителей времени. Огромная даже по галактическим меркам империя, четверть триллиона населения и огромное количество людей, так или иначе рвущихся к власти — все это сильно осложняло жизнь руководителя Центрального управления политической разведки.

Маршал Сантар был представителем одного из старейших домов в Гисса Айян и мог рассказать всю историю империи лишь на примере своих родственников. А история эта была богата и взлетами, названными позже «светоносным веком», и долгими падениями, получившими клеймо «время тьмы». Одна социально-экономическая модель сменяла другую, а люди в основном оставались точно такими же, как были и сто, и тысячу лет назад: ели, спали, совокуплялись и интриговали, выцарапывая у общества дополнительные привилегии, часто не положенные и несправедливые. Сюда, в кабинет на двадцать шестом этаже серой массивной башни Управления, стекались данные анализа многих десятков миллионов ЦИРов и дополнительно просеивались Главным ЦИРом управления — внекатегорийным цифровым разумом Деал. На долю маршала и его подчиненных оставалось всего ничего — принятие решения, за последствия которого они несли личную ответственность и перед императором, и перед Временем. И если расы короткоживущих могли себе позволить многое, то при неограниченной продолжительности жизни, особенно на второй-третьей сотне лет, понятие репутации становилось настолько существенным, что перевешивало любые расклады, от политических до семейных.

Собственно, именно долгоживущие и стабилизировали империю, сделав ее движение размеренно-поступательным. Молодые двигали науку, шли в бой и уничтожали асоциалов, а старики следили за тем, чтобы не было неорганизованных кризисов и потрясений.

Тщательный выбор врага в этом процессе играл настолько важную роль, что мог определить успех или провал очередного периода развития, и в этом смысле империи очень повезло с гроккр. Границу Гисса Айян быстро подвинули к ареалу Мусорщиков, и теперь у Властителей не оставалось ни единого шанса отвертеться от войны.

И мнение самих Мусорщиков здесь никого не интересовало. Хотя вначале они довольно бодро отжали несколько планетных систем, спешно введенные в бой гвардейские части мгновенно остановили экспансию и даже совершили пару дерзких рейдов в глубь территории гроккр. Война позволяла не только держать общество в тонусе, но имела еще много неочевидных смыслов. Например, асоциалы более успешно социализировались в армейской среде или утилизировались с пользой для общества. Кроме того, через армию, а точнее через боевые части, старшие семьи пропускали тех молодых людей, на кого решали сделать ставку в дальнейшем развитии. Финансиста и промышленника можно было вырастить в любом месте, а вот вожака и лидера только на войне, со вполне реальными смертями. И именно поэтому были вновь разрешены клановые войны и дуэли. Общество получило инструмент самоочищения и прекрасный клапан для снятия негативных настроений.

Маршал наконец смог оторвать взгляд от окна и увидел мерцающий в воздухе символ синего треугольника с двумя точками.

Посетитель средней важности, но перспективный.

Он коснулся голограммы и кинул взгляд на появившуюся справку о человеке и краткую выжимку из дела просителя.

— Пусть войдет.

Мужчина в официальной светло-серой нилате медленно поклонился, выказывая уважение к высокому положению хозяина кабинета, и, присев в указанное кресло, твердо посмотрел в глаза маршалу.

— Я хочу сообщить о готовящемся перевороте.


Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн


Атаку на корпорацию решили начинать скоординировано по всем направлениям. Кроме планов, предложенных Алисой, были включены заготовки специалистов клана, и через несколько дней над Эхо разразилась настоящая буря. Несколько караванов грузовых кораблей были ограблены до последнего контейнера, и несмотря на то что груз был застрахован, перевозчики сразу же переметнулись к Ири, хотя бы потому, что стоимость страховки у них стала существенно ниже.

Значительно хуже пришлось ремонтным верфям Эхо. Беспилотный штурмовой дрон, систему безопасности которого успешно взломала Роуни, отстрелялся полным боекомплектом по собственному комплексу, напоследок протаранив главный цех и парализовав работу предприятия как минимум на две недели.


Са Меренге была очень чистоплотной дамой. Многие бы ее назвали болезненно чистоплотной, но среди танийцев, выросших под куполами закрытых городов, подобное было нормой. Все дело было в крайне агрессивной флоре и микрофлоре планеты, богатой на ресурсы и яды природного происхождения. Одна царапина или пятнышко грязи на коже могли послужить причиной как минимум тяжелой болезни, а как максимум долгой и мучительной смерти.

Арси обрабатывала свой рабочий стол дезинфицирующим раствором два раза в день, а носовой фильтр и тонкий прозрачный комбинезон снимала только дома, который был защищен от проникновения любых биологических организмов и химических веществ. В доме использовалась специально подготовленная вода, герметично упакованные и обработанные жестким излучением продукты, а воздух поступал через целую систему фильтров.

Она принимала утренний душ, когда стенка душевой треснула, и ее обдало с головы до ног жидкими фекалиями из лопнувшей канализации.

Задыхаясь от вони и вопя от ужаса, она выбежала в столовую и, омывшись кое-как питьевой водой из специального бака, уже протянула руку, чтобы надеть тонкий мембранный комбинезон биологической защиты, когда увидела длинную мохнатую гусеницу, проползающую прямо по ее ноге.

Подоспевшая по вызову охранной системы дома бригада «скорой помощи» нашла сарин Меренге с остановившимся взглядом, по щиколотку в растекшейся по всему дому фановой жиже.

Тем же вечером корпорация получила официальное уведомление о дарсан — что фактически было объявлением о начале боевых действий со стороны Закатных драконов.

Обычно в таких случаях атакующая сторона начинала штурм главного здания противника, и Эхо, учитывая репутацию Ири, стянула к штаб-квартире все свои наличные силы, и даже частично вооружила гражданский персонал.

Пока в корпорации ждали кровавого штурма, Алиса вместе с группой лучших специалистов по «тихой смерти» уже паковалась в просторный флаер без опознавательных знаков. Через час неспешной, не привлекающей лишнего внимания езды группа оказалась в предместьях Эндарха — города, полностью принадлежащего корпорации.

Разведка Ири давно вычислила расположение главного хранилища корпорации, но у Драконов просто не было способов преодолеть мощную охранную систему.

Системы безопасности были готовы встретить любое количество вооруженных людей, пусть даже и с бронетехникой и поддержкой штурмовой авиации, но не одну весьма сердитую магичку, желавшую проучить тех, кто устроил бойню для детей. К сожалению Алисы, просто телепортироваться в хранилище было невозможно из-за защитных генераторов, но этого и не требовалось.

Благодаря эликсирам и магической поддержке трех анао второго класса, Алиса могла не беспокоиться о своем резерве и просто выжгла наземный охранный комплекс, после чего пробила сквозной коридор через подземный бункер, выстроенный на случай полной мобилизации корпорации и увода гражданского населения из опасной зоны. В это время бункер был практически пуст, если не считать обслуживающего персонала, так что броневик проехал насквозь все убежище, останавливаясь лишь для того, чтобы Алиса превратила в песок очередную стену.

Толстый полимерный бетон главного хранилища ценностей корпорации сопротивлялся недолго, и уже через пять минут группа таскала мешки и ящики, плотно набивая вместительный багажный отсек броневика.

Приданный специалист финансового отдела мгновенно определял ценность предметов и документов, поэтому брали лишь самое дорогое и важное.

Десять тонн ценных металлов, документов и наличных набили так, что людям пришлось лежать на куче ценностей под потолком. А кое-что даже увязали в тюк на крыше.

Обратно машина шла, тяжко переваливаясь под предельной нагрузкой, задевая днищем каждый камень на дороге, словно колесный транспорт.

На выезде их уже ждали спешно собранные охранники, но увидев, как накатывается огненная волна, брызнули в стороны, спасаясь от ревущего пламени. От выплеска магической энергии сразу же заглох двигатель, но к счастью, его смогли быстро запустить. А навстречу уже спешили подразделения отсечки и эвакуации, так что через час Алиса вместе с грузом и людьми была доставлена в штаб-квартиру Закатных драконов.

Несмотря на то что магический резерв Алисы помогали восполнить, она сразу же после душа рухнула в кровать и заснула крепким сном.


Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн,

резиденция корпорации Эхо


Шингари Трессо — бывший полковник контрразведки, сидел в совершеннейшей прострации, просматривая справку финансового управления о потерях корпорации, и не верил собственным глазам. Даже полное разрушение штаб-квартиры обошлось бы намного дешевле одного короткого налета на хранилище. Шестьдесят миллиардов эри плюс важнейшие документы по секретным технологическим процессам, которые не патентовались из-за опасности нелегального производства.

Первый удар заставил корпорацию перегруппировать силы на защиту космических перевозок, а второй заняться охраной первых лиц организации. И когда войска были мобилизованы для отражения атаки на штаб-квартиру, в хранилище не было даже дежурного взвода.

Одним ударом корпорация фактически была отброшена в рейтинге с верхних позиций в середнячки. И беда была даже не в потере запаса на черный день, а в том, что организация, не способная защитить собственное хранилище, не будет восприниматься перевозчиками как надежная, а это и есть самый чувствительный удар.

Кроме того, всю информацию о тайных сделках и накоплении хранилища ценностей са Менге держала в памяти, не доверяя цифровым носителям, и ее нервный срыв фактически уничтожил теневой бизнес корпорации, который сейчас нужно выстраивать заново.

Большинство сотрудников работали по краткосрочным контрактам, и наиболее ценные специалисты уже в ближайшее время начнут подыскивать себе новых хозяев, а кое-кто наверняка согласится на пожизненный контракт с кланом Ири.

Шингари понимал, что способов достать Драконов у него практически нет. А если бы такие способы существовали, он бы их давно уже использовал, так как Ири являлись его прямым конкурентом. Но сильной стороной этого человека было не только умение быстро и точно действовать, но и умение ждать. Он был уверен, что случай рассчитаться с Закатными ему еще представится, поэтому допил коллекционный бренди и, поправив воротник, направился к выходу, собираясь крепко напиться в компании доступных женщин.


Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн,

резиденция Закатных драконов Ири


— Общая оценка службы финансового контроля — тридцать два миллиарда эри плюс технологические карты, стоимость которых пока невозможно оценить, так как неясно, насколько их материалы лучше наших, но по приблизительным оценкам — около десяти миллиардов.

Магистр-казначей Орн Таго — низенький полноватый мужчина с широкими, словно у молотобойца, плечами и такими же руками, осторожно держал в огромных ладонях планшет и озвучивал совету клана цифры, от которых у него самого встали бы волосы дыбом, если бы они были.

— Видимо, через корпорацию проводили теневые операции другие финансовые объединения, возможно Мерон.

— Солидно, — боевой магистр Эви Горм, с подачи которого вся эта история и началась, довольно зажмурился. Минус один конкурент в такой напряженной схватке — это гораздо дороже всех миллиардов. Собственно, деньги и ценности хоть сейчас можно было просто сжечь в конверторе. Главной цели операция уже достигла. Конкурент был фактически уничтожен, и возможно, никогда уже не поднимется так высоко. В бизнесе редко кому выпадает второй шанс. — А как выросли наши позиции в секторе?

— Уже сейчас можно говорить о монополизации нами рынка высокорисковых перевозок и значительном усилении управления объектовой охраной. Наши потенциальные клиенты положительно оценили не только слабость конкурента, но и наши возможности по силовому решению вопросов.

— А реакция флота? — подал голос барон, чувствовавший себя именинником.

Лана Тиро, высокая стройная женщина с чуть вытянутым скуластым лицом и огромными синими глазами, улыбнулась.

— Адмирал Тен в неофициальном послании выразил удовлетворение отсутствием жертв среди мирного населения и общим высоким качеством проведения атаки на корпорацию. Также он выразил уверенность, что поступления налогов от Закатных драконов в текущем квартале возрастут соответственно статусу.

— Старый жулик, все ему мало, — проворчал Орн.

— Не жадничайте, сарин Таго, — барон примирительно поднял руку. — Лояльность флота дорогого стоит. Кстати, сарин Тиро, может, в связи с прибавкой в платежах, обсудить с адмиралом списание пары десятков не совсем разбитых кораблей малого класса?

— Уже обсуждаем, — женщина ослепительно улыбнулась. — А если подкинем ему пару миллионов, то вопрос решится максимально быстро. Да и качество кораблей возрастет.

— Хорошо, — барон улыбнулся. — Теперь я хотел бы обсудить размер нашей благодарности сарм Алисе.

— Думаю, десять миллионов эри мы сможем выделить, — солидно произнес Орн Таго, внутренне холодея от такого чудовищного перерасхода средств, но одновременно гордясь своей щедростью.

— Считайте, что шутка удалась, — барон и в самом деле улыбнулся. — Когда я дал посмотреть запись проникновения специалистам, они сказали, что это работа не исао анао, а сырого и необученного исао оха. И если бы она решила взять хранилище в одиночку, то возможно, это заняло бы у нее больше сил, но точно с тем же результатом. Благодаря этой девочке, буквально свалившейся нам на голову, Закатные драконы Ири в пятерке сильнейших нашего сектора.

— И что? — буквально взвился магистр-казначей. — Теперь отдать ей всё?!!

— Знал бы, что ей действительно нужно, отдал бы без колебаний, — спокойно произнес Эви Горм. — А так… Думаю, нужно просто перевести на ее счет пару миллиардов — на первое время.

— Пару… — просипел Орн Таго, у которого перехватило горло.

— Я думаю, пяти миллиардов будет достаточно, — Нилар ударил ладонью по столу, прекращая спор. — Если понадобится, перечислим еще. Я, правда, совершенно не представляю, на что можно потратить такую кучу денег, но на случай, если ее воображение окажется лучше моего, зарезервируйте еще десять миллиардов, — барон Нилар кивнул боевому магистру. — Кроме того, стоит исполнить пожелания сарм Алисы относительно обучения и вообще подумать, как ее привязать к нам.

— Может, парочку профессионалов? — задумчиво произнесла Тиро. — Эмоциональные связи и все такое, — она сделала пальцами жест, которым в трущобах подзывали мужчин-проституток.

— Мы подняли ее досье, — спокойно ответил Горм. — В социально-медицинском центре она убила троих мужчин — за попытку домогательства. Была переведена в реабилитационный центр тюремного типа и там искалечила женщину только за одно касание с сексуальным подтекстом. Полагаю, что подсовывать ей платных красавчиков — неправильный путь. Поэтому предлагаю — пока — просто ограничиться деньгами, причем обеспечить ей максимально комфортное существование. Хотя, насколько я заметил, к роскоши она относится спокойно, а точнее, я бы сказал, равнодушно. Полагаю, в местах, откуда она прибыла, сарм Алиса занимает весьма высокое положение.

— Пятнадцать миллиардов… — Орн Таго покраснел так, что, казалось, его вот-вот хватит удар.

— Вы еще не забыли, что у нас как минимум два врага, не уступающие по силе Эхо, — Адари и клан Ледовых волков Тессариан? — строго поинтересовался барон. — Эти псы спят и видят, как бы добраться до наших глоток. И молите Творцов, чтобы они не договорились.


С момента триумфального возвращения из хранилища корпорации Эхо прошло около месяца, а Алиса уже плотно влилась в жизнь клана Закатных драконов Ири. Теперь ей не нужно было посещать коммуникационный комплекс ЦИРа — тонкий обруч обеспечивал ей связь с Роуни, и ЦИР этим беззастенчиво пользовался, незримо присутствуя везде, где бывала Алиса, доставая вопросами, словно непоседливый ребенок.

По утрам она обычно занималась с Ли Тинар — неторопливым и спокойным, словно дерево, исао класса анао, знавшим, как казалось, всё: управление потоками, коррекция молекулярных структур, ключи активизации тех или иных масок изменений, и многие сотни тысяч плетений всех классов, включая те, что он не мог осуществить в силу энергобаланса и своего уровня. Зато Алиса, заметно подросшая в силе, успешно пробовала все, до чего могла дотянуться, и что ей позволял строгий учитель.

Магия у айя в основном была ориентирована на работу на молекулярном и атомном уровне и позволяла менять свойства материалов в довольно широких пределах, и Алиса пару раз из чистого озорства сделала довольно мощную взрывчатку, взяв в качестве основы песок из парка.

Кроме того, был совсем небольшой боевой раздел, в основном касавшийся разнообразных защит от последствий собственных экспериментов, и еще более куцый отросток атакующих плетений.

На вопросы о причинах столь странного дисбаланса Тинар либо не отвечал вовсе, либо отвечал уклончиво, сводя все ответы к заповедям легендарного императора с'Арна.


Услуги сарм Тинара обходились клану в полмиллиона ежедневно, но по мнению барона, это было одно из самых выгодных капиталовложений. Даже не будучи членом клана, дружественный маг такого высокого уровня резко менял расстановку сил.

Пару раз Адари и Тессариан пытались попробовать на зуб мощь Алисы, и оба раза убрались в кровавых соплях.

Но поскольку Рокотова посчитала, что Ледовые волки во время последней атаки перешли некую границу, она предупредила Волков, что еще одна такая попытка — и она лично придет к ним, чтобы оторвать кое-кому голову.

Сказала и продемонстрировала, сплавив лужайку перед небоскребом Волков в гладкий словно стекло каток, в котором остались и машины, стоявшие на парковке, и даже пять охранных роботов высшего класса.

Но незнание тонкостей этикета приграничья сыграло с ней плохую шутку. Волки, посчитав заявление Алисы вызовом на личный поединок, собрали мощную делегацию и рано утром явились перед очи барона Тессариан, чтобы потребовать от него решить дело, как и положено в приграничье.

Все это подробно рассказал ей барон, заявившийся лично к ней в спальню, как в первый день.

К этому времени девушка уже успела размяться, принять душ и переодеться, так что встречала его не в неглиже, а вполне пристойно одетая в строгую нилату синего цвета.

Выслушав речь барона, Алиса улыбнулась, потом окинула гостя насмешливым взором:

— Вы сегодня без завтрака, барон?

После этой фразы с лица Нилара Ири можно было рисовать картину «Сильное удивление, переходящее в шок», только выраженное одним русским словом.

— Сарм Алиса, я тут перед кем расстилаюсь уже полчаса, рассказывая, что вас, возможно уже сегодня, будут убивать…

— Перед только что проснувшейся и очень голодной девушкой, — Алиса, включив свое обаяние на максимум, улыбнулась и, проводив глазами вплывающий в комнату столик с едой, кивнула. — Составите компанию?

— Я благодаря вам уже два часа как на ногах и успел не только позавтракать, но и проголодаться и еще раз перекусить.

Вместо ответа Алиса уселась в кресло и, передвинув столик мысленной командой, принялась за завтрак.

— А теперь подробнее и без эмоций, если можно, — попросила она, поднимая чашку с белым линном.

Слегка пристыженный отповедью барон поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее, и кивнул.

— Хорошо. Кодекс приграничья формально не действует на планете, поскольку она уже пятьсот лет как вышла из приграничной зоны. Но в данном случае это ничего не меняет, так как и мы, и Волки — пограничные кланы. Для нас кодекс — это вся жизнь, и именно он является нашим основным законом, как во внутренней жизни, так и в разрешении спорных ситуаций.

Бросив от нашего имени вызов Волкам и пообещав наказать за нарушение кодекса, вы таким образом признали себя частью Закатных драконов. Потом вы не оставили Тессариан ни малейшего шанса отказаться, не назвав конкретного виновника нарушения, что автоматически возлагает вину на клан в целом. Ну и самое главное, если вы откажетесь от поединка, то биться придется мне как главе клана, а я, как вы правильно заметили, вовсе не боец. Теперь понятно, почему я был так взвинчен?

— Ну, умирать вроде еще рано, так что давайте-ка обсудим последний пункт подробнее, — Алиса зачерпнула куском мяса соус и замолчала, тщательно прожевывая. — Значит, так. Они хотят поединка и со своей стороны выставляют — кого?

— Ватес Тессариан — барон клана. Знаменитый мастер хаато. Это такой длинный меч. Вы знаете, что такое длинный меч?

— Видела как-то раз, — Алиса небрежно взмахнула рукой. — А почему я не могу убить его силой и чем вам грозит мой проигрыш?

— Драконам Ири — ничем, — барон мотнул головой. — Если бы на поле вышел я, то Ватес мог бы претендовать на место главы клана, а поскольку вы лишь член клана, то и рискуете только своим личным состоянием. А магия на площадке просто закрыта. Кроме того, с вас на время поединка потребуют снять нархон, так что останется лишь меч против меча.

— А Ватес, стало быть, рискует потерять всё?

— Да ничем он не рискует, — раздраженно ответил Нилар. — Вы для него словно заноза в пятке. Когда он убьет вас, то сразу избавит свою псарню от угрозы быть растертой в пыль могучим исао. И я не могу заменить вас, так как это сразу поставит клан Ири перед необходимостью исполнять кодекс, а значит, просто стать частью Тессариан.

— Как у вас все сложно, — Алиса недовольно покачала головой, рассматривая горку сладкого фруктового мороженого, украшенного ягодами вакры, и решительно отодвинув стаканчик с лакомством, подняла взгляд на барона. — А найдется в ваших хранилищах этот, как вы сказали… — она, словно вспоминая, прищелкнула пальцами, — хаато?

Уже открывший рот, чтобы что-то сказать, барон вдруг закашлялся, так что лицо покраснело. Справившись кое-как с приступом, он отдышался, встал и махнул рукой.

— Пойдемте.


В личной резиденции барона она была первый раз, хотя дворец находился в каких-то ста метрах от гостевого дома. Дело в том, что дворец был именно личными апартаментами барона и его супруги, так что там не проводились ни приемы, ни обеды. Для всего этого существовали помещения в штаб-квартире клана, и барон предпочитал не смешивать личное с общественным.

Идя быстрым шагом по длинному коридору, устланному мягким ковром, Алиса едва успела среагировать на вылетевшее к ней нечто похожее на размахивающую крыльями огромную птицу. Мягко перехватив это в воздухе, Алиса обнаружила у себя в руках очаровательную белокурую девочку в белоснежной фратте, подвязанной золотым пояском.

— Привет, — девочка, ничуть не смущаясь, посмотрела Алисе в глаза и сморщила носик. — Ты та самая могучая исао, которую боится все пограничье?

— Наверное, — Алиса широко улыбнулась, осторожно поставила малышку на пол и встала на одно колено, чтобы она не тянулась.

— Нири! — барон строго посмотрел на дочь. — Что ты тут вообще делаешь, и почему не с сестрами?

Девочка опустила лицо.

— Бегом в детскую, и чтобы до вечера я вас не слышал и не видел.

Нири уже повернулась, когда Алиса мягким касанием остановила девочку.

— Подожди.

Рокотова раскрыла ладонь, и в воздухе над ней забегали мелкие огоньки, которые, словно паучки, стали плести светящуюся паутину. Постепенно соткалась крохотная роза, переливавшаяся, будто перламутр, всеми оттенками голубого и розового.

— Это тебе. Подарок.

Рокотова прикрепила цветок к воротнику фратты, и счастливая малышка, чмокнув Алису в щеку на прощание, убежала хвастаться подарком.

— Что это было? — сбитый с толку барон неверящим взглядом провожал дочь, потом обернулся к Алисе.

— Волокно из нилимских бриллиантов в форме цветка, — Алиса с усмешкой показала на раскрытой ладони два прозрачных камешка. — Валялись в кармане после урока преобразования структур.

— И много их было?

— Штук десять.

— Занятный сувенирчик получился, — барон хмыкнул и пошел дальше по коридору, словно ничего не произошло.


Зал, в который они пришли, находился в левом крыле дворца, прямо под домашним кабинетом барона. Здесь хранились реликвии клана, накопленные за более чем двухтысячелетнюю историю, в том числе доспехи и оружие.

Стойка с мечами хаато была самой большой, что было не удивительно, так как прямые, длинные и легкие мечи были самым популярным оружием в пограничье на протяжении многих веков. А после, когда пороховое, а потом лучевре оружие стало главным, мечи не утратили своего ореола символа чести и силы воина, став частью многочисленных ритуалов.

— Выбирайте, — Нилар сделал приглашающий жест и отошел в сторону, как бы устраняясь от процесса выбора.

Алиса прошлась вдоль стойки, с интересом рассматривая разные по весу и длине мечи. Несмотря на то что здесь стояли клинки более чем почтенного возраста, все были в прекрасном состоянии и сверкали отполированным до блеска металлом.

Рокотовой, в принципе, подошел бы практически любой клинок, потому что она тренировалась как с короткими, так и с длинными образцами, а в спарринге с роботом вообще предпочитала утяжеленный меч н'хато. Но один хаато, с тонким шпагообразным лезвием метровой длины и витой рукоятью черного цвета, просто просился в руку. Алиса потянула меч вверх, и сталь отозвалась тонким звенящим шелестом.

— Пожалуй, этот подойдет, — она для проверки баланса крутанула двойную петлю, а потом крыло бабочки, так что клинок совершенно размазался в воздухе, превратившись в туманный силуэт. Рукоять лежала в ладони словно приклеенная, а кончик клинка послушно выписывал пируэты, словно соскучившись по боевому танцу за время, проведенное в музее.

— У вас отменный вкус, сарм Алиса, — барон медленно, словно боясь, что наваждение рассеется, подошел ближе. Конечно, бойцом он не был, но как любой владетель приграничья прошел соответствующее обучение и умел обращаться с оружием. Того, что он увидел, было достаточно, чтобы понять — барона Тессариан ждет неприятный сюрприз.

— Насколько я понял, определенный опыт в общении с хаато у вас есть. Это Тангар — меч знаменитого мастера Раста Ири. Он дополнительно укреплен плетениями высшего уровня и выдержит даже прямой лучевой удар. Теперь по доспехам. Классика лучше противостоит концентрированным ударам и порезам, но энергетический доспех не сковывает движения. Можно, конечно, надеть оба, но тогда из-за взаимодействия защит скорость движений упадет до критической.

— Я, пожалуй, возьму энергетический, — Алиса остановилась возле коробки, где находился медальон и браслеты, образовывавшие замкнутый силовой кокон.

— Помните, что накопители доспеха не бездонны и выдержат лишь пять-шесть сильных ударов, — барон начал доставать браслеты и выкладывать их на столик. — Поле распространяется от браслета к браслету и замыкается на нагрудном медальоне. Таким образом, кисти рук и ноги от колена и ниже не защищены. Имейте это в виду.

Скоро переговорщики согласуют условия поединка, и мы узнаем место и время боя. Скорее всего, это будет центральный городской стадион. Есть еще вопросы по правам на трансляцию и ставкам…

— Полагаю, что магистр-казначей сможет решить эти вопросы лучше меня, — Алиса, не желая расставаться с замечательным клинком, продолжала держать его в руках.

— Сейчас, — барон, правильно поняв затруднения гостьи, метнулся куда-то в сторону и через минуту вернулся с ножнами голубого цвета, и с поклоном подал их. — Вот, возьмите.

— Превосходно, — меч с мягким шелестом вошел в ножны, и Алиса довольно кивнула. — Теперь бы еще соответствующей одеждой разжиться, и вообще порядок.

— Полагаю, с этим проблем не будет, — барон, в глазах которого уже замерцала надежда, улыбнулся.


Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн, стадион Хегарон


К грядущему смертоубийству готовились основательно и со вкусом.

По такому случаю был арендован главный столичный стадион, вмещавший более трехсот тысяч зрителей. Каждый из кланов получил право на половину мест, и вся трехсоттысячная чаша была забита людьми в одеждах клановых цветов, поэтому половина стадиона была в бело-голубом, а другая в багрово-красном, что со стороны выглядело довольно эффектно.

Ири и Тессариан противостояли друг другу довольно давно, так что обе стороны могли вспомнить как досадные поражения, так и блистательные победы. Часто подразделения враждующих кланов сходились на поле боя, или вступали в противоречия экономические интересы, начиная очередной раунд тихих, но от этого не менее напряженных промышленно-финансовых войн.

Но то, что произошло с недавно еще цветущей корпорацией Эхо, напугало даже закаленных финансовых бойцов. Прекрасно понимая, что клан, получивший поддержку исао такого высокого уровня, сразу вырывается вперед, Волки решили сразу решить вопрос, вызвав заносчивую девицу на дуэль.

Большой совет утвердил решение единогласно, потому что даже на взгляд параноидально осторожных людей, магичка не имела никаких шансов на победу. Ватес, несмотря на приличный по айянским меркам возраст — 180 лет, был не просто мастером меча, а главой целой школы, поэтому исход поединка был ясен всем заранее. Оставался, правда, небольшой шанс, что Драконы будут настаивать на замене магички кем-то из членов клана, но на этот счет переговорщики получили абсолютно категорические инструкции, и дуэльный протокол был подписан в том виде, за который ратовали Волки. Включая пункт об отсутствии ограничений во время боя, что позволяло поединщикам драться до смерти и использовать весь возможный арсенал средств.

После подписания баронами, договор был заверен генеральным судьей сектора, и все маневры были уже невозможны. Гарантом законности в секторе были пушки имперского флота и космодесант, а этот аргумент мог остановить даже самые горячие головы.

Крупнейшая букмекерская контора изначально ограничила ставки лишь членами двух кланов, и таким образом даже поставленные на Тессариан фантастические шесть миллиардов в случае его победы были бы выплачены лишь с десятипроцентной надбавкой.

На Алису, несмотря ни на что, тоже делали ставки, но когда она пожелала поставить сама на себя, выложив все пять миллиардов, соотношение резко снизилось от одного к десяти до одного к пяти.


Пока люди собирались на стадион, а специалисты готовили арену, зрителей развлекали наемные артисты и танцевальные коллективы, а между рядов разносили напитки и еду.

Ассистенты уже заканчивали разравнивать приподнятую над полем металлическую платформу метровой высоты, засыпанную мелким песком, и старший бригады взмахнул рукой, давая судьям команду, что все готово.

Первым на поле появился Ватес, как инициатор поединка. Под слитный волчий вой ста пятидесяти тысяч глоток высокий широкоплечий мужчина, одетый в просторную шатту, легкой рысью выбежал на поле и легко, словно для него не существовало гравитации, взлетел на платформу.

Следующим по этикету, разработанному еще полторы тысячи лет назад, появился барон Нилар, и другая половина стадиона взорвалась аплодисментами, которые здесь символизировали хлопанье драконьих крыльев.

И только потом настало время Алисы, одетой в облегающий комби алого цвета с диском энергозащиты на груди, браслетами на запястьях, локтевых и плечевых сгибах, поясом и наколенниках. На плечах Алисы лежал тонкий алый плащ, развеваемый ветром, скрывавший фигуру девушки.

Чтобы не расстраивать противника раньше времени, Алиса шла легкой «модельной» походкой, совсем не похожей на шаг мастера боевых искусств.

Облако объемной проекции над стадионом показало Алису во весь рост, и зрители, покоренные юностью и красотой девушки, буквально взорвались приветственными криками.

Неторопливо поднявшись на площадку, она коротко поклонилась главе клана Тессариан, медленно потянула меч из ножен, и в этот момент шальной ветер заставил плащ заполоскаться на ветру, словно огромные алые крылья.

Алиса рванула защелку на плече, и плащ взлетел еще выше, будто огромное знамя, и опал через несколько секунд на бетон стадиона.

Ватес кивнул и, стряхнув ножны с меча одним движением, сделал шаг вперед и склонил голову в поклоне.

Гонг начала поединка Алиса отметила лишь краешком сознания, целиком сконцентрировавшись на предстоящей схватке.

Слегка поддаваясь под ударами, она двигалась вокруг барона по часовой стрелке, вынуждая того постоянно менять стойку и сбивая атаки. В принципе это была бы очень неплохая стратегия для начинающего бойца, но Ватес, не желая растягивать поединок, вдруг ускорился, и уже был готов нанести секущий удар по корпусу, когда Алиса, сделав финт вправо, ударила левой ногой в плохо защищенную лодыжку противника.

Удар ей ставили настоящие специалисты, и несмотря на то что глава Волков начал убирать ногу, ему не хватило буквально доли секунды.

С коротким хрустом нога подломилась, и он был вынужден припасть на правое колено.

От неожиданности стадион слитно, словно один человек, вздохнул. Девочка, которой в лучшем случае полагалось красиво умереть, вдруг огрызнулась так, что даже мастер меча оказался в весьма опасном положении.

Теперь Ватес уже не атаковал, надеясь на стремительные контратаки. Звон мечей слился в один непрерывный гул, и сейчас даже тем, кто вообще ничего не понимал в искусстве боя, стало ясно, что Тессариан противостоит настоящий мастер.

Еще один мощный удар справа, и мечи со скрежетом сталкиваются в воздухе, а тонкая ножка в облегающем сапожке с громким хеканием врубается в защитное поле вокруг головы, сразу просевшее на треть.

Едва увернувшись от ответного удара барона, Алиса отскочила назад и демонстративно крутанула меч, который на секунду превратился в туманный диск.

В ответ Ватес лишь усмехнулся и приглашающе качнул мечом.

Теперь идея «подрезать магичку», как он выразился на большом совете клана, уже не казалась ему такой удачной. Да, техника Алисы была весьма далека от совершенства, но невероятная скорость движений и сумасшедшая реакция компенсировали это с лихвой. Кроме того, у нее совершенно неожиданно оказалась весьма крепкая хватка и тяжелая рука, так что даже не пропусти он этого удара в ногу, исход поединка оставался под вопросом. А теперь ему нужно было не просто постараться, а приложить все силы, чтобы выжить.

Двигаясь по сужающейся спирали, Алиса подходила все ближе, и в какой-то момент клинки снова зазвенели, сталкиваясь в танце.

Техника и опыт тоже дорогого стоят, и это наглядно продемонстрировал Ватес, привставший на мгновение и ударивший из неудобного положения мечом с такой силой, что просадил щит Алисы почти наполовину. Ударом ее отбросило в сторону, и девушка, уважительно кивнув, снова вошла в спираль, заставляя барона крутиться на колене и в неудобную для него сторону.

Секунда, и клинки вновь запели свою песню.

Уводя меч Ватеса вверх, Алиса на мгновение сблизилась и, пользуясь преимуществом в росте, ударила коленом в лицо противника, практически обнуляя его защиту, и тут же заработала режущий удар снизу вверх по бедру, оставивший от ее щита жалкие десять процентов.

Пользуясь тем, что противник был выведен из равновесия, Алиса скользнула вбок и, крутанувшись волчком, разогнала меч и, падая в длинный выпад, напоролась на мгновенный, словно молния удар, пронзивший плечо на глубину десять сантиметров. Но это лишь помешало Ватесу отразить встречный удар, снесший ему голову.

Рев трехсоттысячного стадиона навалился, словно ударная волна, заставив девушку пошатнуться. Но ассистенты были уже рядом, и ее, теряющую сознание от боли, вынесли на руках к медикам клана.


Алиса пришла в себя в регенерационной капсуле и, скосив взгляд на плечо, увидела лишь толстый слой гелеобразной массы. Но ничего не болело, и даже не чесалось, так что чувствовала она себя превосходно.

Система, мгновенно отреагировавшая на то, что пациент очнулся, включила омыватели, а когда гель смыло, распахнула створки капсулы, позволяя выйти.

Худенькая темноволосая девушка в зеленом комби тут же подскочила и, обтерев Алису пушистым полотенцем, накинула ей на плечи уже разогретый халат и практически без паузы подтянула стойку с одеждой и обувью.

Выбрав темно-синюю нилату, похожую на мундир космофлота, Алиса подпоясалась черным матерчатым ремнем и, удовлетворенно кивнув самой себе в зеркале, вопросительно посмотрела на девушку.

— Ужин готов, сиятельная, — та низко поклонилась, и двери в соседнюю комнату распахнулись.

— Нархон, — Алиса требовательно протянула руку.

— Да, сиятельная, — она куда-то метнулась, и через несколько секунд подала браслет на куске алой ткани.

— Теперь можно и ужин, — Алиса, которая с некоторых пор чувствовала себя без браслета как без одежды, благосклонно кивнула и последовала за девушкой в соседнюю комнату, где уже заканчивали сервировать стол на три персоны.

— Я жду гостей?

— Барон Нилар Ири и барон Тамин Тессариан просили вашего разрешения присутствовать на ужине.

— У Волков новый барон? — Алиса хмыкнула. Она, конечно, не строила иллюзий относительно своего права занять место главы клана. Чужой человек, без малейшей поддержки внутри, прожил бы ровно столько времени, сколько потребовалось бы на его устранение.

Алиса присела на отодвинутый для нее стул и, деловито окинув стол, ощутила, что действительно сильно голодна.

Бароны появились без помпы и фанфар. Выйдя из противоположных дверей, церемонно поклонились и заняли свои места за столом.

— Рад видеть вас в хорошем состоянии, сарм Алиса, — барон приподнял двумя пальцами бокал и сделал большой глоток.

— А уж я-то как рада, — Алиса радушно улыбнулась Нилару и тоже приподняла бокал. — За что пьем?

— За вашу победу, сиятельная, — подал голос третий участник застолья.

— Вы не представились…

— Барон Тамин Тессариан, — широкоплечий, как и все Волки, светловолосый, с четко очерченным лицом и крепкими руками, мужчина привстал и сделал едва заметное движение, обозначая поклон.

— И что же вам нужно, Тамин Тессариан? — произнесла Алиса, игнорируя титульное именование.

— Для начала я хотел бы в знак уважения преподнести вам дар.

Откуда-то появилась длинная коробка из черного полированного дерева. Барон развернул ее к Алисе и открыл крышку.

— Это парные клинки основателя клана Ледовых волков — величайшего мастера са хато и исао анао Тиго Тессариан.

Он с поклоном протянул коробку, а Алиса никак не могла оторвать взгляд от дымчато-голубой стали коротких мечей. Длиной чуть более сорока сантиметров, со слегка искривленным лезвием и простыми рукоятями, обтянутыми шершавой кожей, они приковывали взгляд простотой и законченностью.

— Благодарю, барон Тамин, — Алиса встала и с поклоном приняла коробку. — Надеюсь, что стану достойной памяти Тиго Тессариан, — положив коробку на колени, посмотрела в глаза молодому барону. — Но ведь вы не только для этого прибыли?

— Еще я бы хотел обсудить размеры вашей компенсации, сарм Алиса.

— Компенсации… — Алиса равнодушно пожала плечами. — И сколько же я вам должна за честь убить сильнейшего воина клана Ледовых волков Тессариан?

— Думаю, вы неправильно меня поняли, — Тамин чуть замялся. — Клан предлагает вам компенсацию за ваш отказ претендовать на звание главы клана.

— Деньги? — Алиса усмехнулась и перевела взгляд на Нилара. — Барон, а вы шутник! Рассказывали мне о воинской доблести клана Волков и о их чести. Но видимо, Ватес был последним представителем воинского сословия в клане. Остались лишь финансисты.

— Боюсь, вы несправедливы к нашему гостю, — Нилар врезав Тамину носком ботинка по щиколотке, вовремя остановил уже готовую сорваться с языка грубость и переключил внимание на себя. — Тамин — старший лейтенант имперского космофлота, был вынужден подать в отставку и срочно лететь на Кенн, для того чтобы принять дела клана. Думаю, что ему просто затуманили голову многочисленные советники и консультанты. Такие личности, как вы, сарм Алиса, довольно редки в наших краях.

— И на чем вы летали, Тамин? — Алиса, слегка оттаяв, уже с интересом посмотрела на молодого человека.

— Шестое истребительное крыло, тяжелый крейсер «Звезда Силати», Двенадцатый флот. А вы?

— Силы специального назначения, Главное разведуправление Министерства обороны России, — Алиса широко улыбнулась и добавила: — Майор.

— Что мы можем сделать для вас, сарм Алиса? — произнес Тамин, испытывая весьма сложные чувства. Если бы его прадед знал, что девушка является офицером спецназа, он вряд ли бы согласился на поединок. Но что сделано, то сделано, и теперь лучше всего минимизировать ущерб для чести и репутации клана.

— Вопрос поставлен уже лучше, но я предлагаю другую редакцию. Что я могу сделать для вас? Нужно ли как-то отказаться от прав, или, может, собственноручно возложить на вас регалии главы клана?

— Достаточно просто публично отказаться от прав на клан, — вступил в разговор Нилар.

— Ну так давайте так и сделаем, и дело с концом, — резюмировала Алиса.

— И вы не хотите попросить ничего для себя? — Тамин был обескуражен.

— У меня, честно говоря, было одно требование, но как я вижу, оно уже само собой решилось, — Алиса улыбнулась. — Чтобы два старейших клана в секторе перестали наконец грызться и начали работать вместе.

Оба барона переглянулись, и Нилар улыбнулся.

— Сейчас даже не вспомнить, что послужило причиной вражды, — Тамин невесело усмехнулся. — Но крови эта свара попила достаточно. А в связи с тем, что место барона оказалось вакантным, внутри клана разгорелась такая борьба за власть, что совет фактически перестал существовать после поголовной смерти его членов, — Тамин вздохнул. — В нормальной ситуации у меня не было бы никаких шансов занять это место, но главы совета сильно перестарались, и теперь нужно фактически создавать руководящие органы заново. Так что мы драконам Ири в любом случае не соперники еще довольно долгое время. Ну, и договор о взаимопомощи и совместном решении всех спорных вопросов мы, разумеется, обсудили и подписали.


5

Идя за шкурой тигра, не бери с собой мышеловку.

Виктор Левченко, патологоанатом городского морга, Екатеринбург

Имперская канцелярия. Главное контрольное управление


По результатам служебной проверки объявить о потере чести и уволить без содержания и премиальных выплат:

сотрудника регионального управления имперской контрразведки капитана Лайон Се Аас;

сотрудника имперского управления контрразведки старшего лейтенанта Бирго Кван;

сменного начальника полицейского управления Трено Игаса;

сменного дежурного базы флота Кенн Центральная Трессо Анархо.

Начальнику управления имперской безопасности объявить неудовольствие поступком и предупреждение о потере чести.

Командующему базой флота Кенн Центральная объявить предупреждение о потере чести.

Начальнику федерального полицейского управления объявить предупреждение о потере чести.

Назначить всем троим покаяние третьей степени.

Обязать всех руководителей третьего-двенадцатого ранга ознакомиться под роспись с «Положением о контроле перемещений лиц особого списка», «Особым списком лиц, подлежащих контролю» и ведомственными нормативными актами.

Старший контролер Имперской канцелярии полковник Наро.
Жетон «Око Империи» № 38

Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн


Лам Тангор, глава финансовой группы Мерон, несмотря на задумчивый вид и скучающее выражение лица, был в ярости. Так давно готовившаяся операция по захвату фактических рычагов влияния в секторе разлетелась вдребезги. И все из-за одного человека. Неизвестно откуда взявшаяся магичка сначала обчистила «кошелек» группы в приграничье, а потом совершенно неожиданным образом примирила два крупнейших клана.

Даже психологи, прогнозировавшие развитие ситуации, дали восемьдесят процентов на то, что Алиса займет место главы Волков, разрушив таким образом клан, или погибнет в бесконечных войнах за власть. Но она имела наглость отказаться, и теперь Тессариан возглавил молодой, но крайне перспективный молодой офицер, который к тому же еще имел неплохие связи в имперском флоте. К тому же быстро подмять под себя корпорацию Адари не получится. С финансами у них неплохо, и даже есть свой банк для текущих расчетов.

Теперь перед группой Мерон стояла перспектива или покинуть сектор и свернуть налаженный бизнес по контрабанде ценных металлов и биологических препаратов из приграничья, или ввязаться в полномасштабную войну. А противостоять клану, в котором есть исао анао, смертельно опасно. Прошлая операция по уничтожению Биналы — анао клана Закатных драконов — стоила финансистам более двухсот миллионов эри и крупного пакета акций подконтрольных предприятий. Непросто найти среди исао такого высокого ранга желающих поучаствовать в убийстве, и собрать их в одном месте в одно время. Тем более что все они, как правило, уже неплохо устроены в жизни.

— Танхи!

Внешне неприметный помощник, чуть сутулый мужчина невысокого роста в темно-серой нилате, появился, как всегда, мгновенно и замер в ожидании распоряжений.

— Помнишь Биналу? — и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Мне нужно двадцать-тридцать анао. Можешь взять двести пятьдесят миллионов эри, но никаких акций и долгосрочных обязательств.

— Сарм Алиса?

— Да, ее, — Лам кивнул. — И сделай так, чтобы это произошло как можно дальше от людей. Прошлый раз выплаты по искам составили почти половину той суммы, что мы заплатили.

— Да, хозяин, — Танхи кивнул. — Я думаю, что мы нашли ее слабое место.

— Не подведи меня.


Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн Третья,

гостевая резиденция Закатных драконов Ири


Фактическое объединение двух крупнейших в приграничье кланов мгновенно изменило финансово-экономические расклады в регионе. Теперь Ири и Тессариан фактически монополизировали всю цепочку охранного бизнеса, начиная от защиты рудничных комплексов и отдельных старателей и до конвоев к обогатительным и металлургическим комбинатам. Координация деятельности и гибкое управление резервами сразу же позволили резко усилить качество охраны, что для начала привело к снижению популяции всякого рода вольных охотников за чужим добром, а затем и миграции их подальше от опасного соседства.

Корпорация Адари сделала правильные выводы, и после трехсторонних переговоров о разделе рынка и эта проблема перестала быть существенной.


Пока политики и финансисты договаривались, Алиса продолжала заниматься у сарм Тинара и вдобавок отжала у Волков лучшего мастера клинка, занимавшегося теперь шлифовкой ее техники боя.

Много времени отвлекало новое увлечение — изготовление украшений из переплетенных кристаллических нитей. На это уходило до горсти драгоценных камней за один раз, но, как говорили специалисты, ничего подобного никто в секторе не делал, так что если бы она начала продавать изделия, то многократно окупила бы сырье. Но пока все уходило на подарки и сувениры, чему Алиса была только рада, так как дарить ей всегда нравилось больше, чем получать подарки.


Тюльпан из граната почему-то выходил каким-то скособоченным, и уже в пятый раз Алиса превращала его в горстку сверкающей пыли и начинала снова. Наконец плетение заработало так, как надо, и пять небольших цветков устроились на розетке будущей броши. Алиса подняла взгляд на стоявшую рядом девушку, отданную ей в помощницы, и качнула головой.

— Рида, что-то случилось?

— Да, сиятельная, — девушка подняла взгляд, и Алиса увидела, что лицо ее стало бледным, словно полотно. — Барон Нилар просит вас срочно прибыть в Аста Нирео.

— Рассказывай, что случилось.

Алиса сбросила рабочую нилату и, сдернув с держака комбинезон, стала быстро одеваться.

— Они захватили школу в Аста Нирео, — едва сдерживая рыдания, Рида трясущимися руками пыталась помочь Алисе застегнуть комбинезон, пока та не отогнала ее. — Там собраны наши лучшие малыши…

Алиса, взяв девушку за плечи, жестко встряхнула ее.

— Рида, успокойся. У тебя там кто? Сын, брат?

— Брат, — девушка, уже не сдерживаясь, зарыдала, и слезы потекли, что называется, в три ручья.

— Машина где? — крикнула Алиса и, дождавшись невнятного бормотания, выскочила наружу.

Машина, как оказалось, стояла прямо у входа, подмяв днищем цветочные кусты. Влетев в салон, девушка стукнула кулаком в разделявшую салон переборку.

— Давай!

И шофер, даже не оглянувшись на осыпавшуюся осколками перегородку, дал. Тяжелый лимузин взвился в воздух словно ракета и, форсируя движки, пошел над городом, полностью игнорируя разметки воздушных коридоров и скоростные ограничители.

Полиция благоразумно предпочла не заметить столь явного нарушения правил, и кортеж, пулей проскочив через городскую черту, полетел над лесопарком.

Через десять минут машина, тяжело плюхнувшись на амортизаторы, села возле штаба, развернутого в трех сотнях метров от здания школы.

Бароны Нилар и Тамин уже были здесь и координировали работу подразделений, оцепивших район.

— Сарм Алиса, — несмотря на весь ужас ситуации, барон не позволял себе отступать от норм этикета. — Рады видеть вас.

— Требования выдвигали?

— Да, — более молодой и менее сдержанный Тамин с хрустом переломил жезл парализатора, который он крутил в руках. — Требуют, чтобы вы лично пришли к ним, а иначе будут убивать детей по одному.

— Ясно, — Алиса сосредоточенно кивнула. — Так. Давайте сюда штурмовой комплект — ну, броню, оружие и прочее, и связь с этими мерзавцами.

Барон сделал какое-то движение, и ей тут же принесли серебристый цилиндр размером с карандаш.

— Вы меня слышите? — она дунула на карандаш, и из него неожиданно громко и чисто прозвучал мужской голос:

— Слышим, говори.

— Я сарм Алиса, — Алиса вдруг даже неожиданно для себя успокоилась. — Через полчаса я подойду к зданию школы. К этому времени все ученики должны быть собраны во дворе, и когда я подойду, их отпустят.

— Ты не ставь условий, подстилка.

— Я условий не ставлю, говнюк. Но если хоть один из малышей погибнет, я лично соберу ваши чипы и метки, соскоблю генные пробы с развалин, в которые превратят школу корабельные пушки, а затем уничтожу всех ваших родственников, даже дальних. И умирать они будут плохо, говнюк. Медленно и печально. Но самое приятное ждет тех, кто выживет. Ты меня еще слышишь, говнюк? Так что не скучай там. Я скоро.

Алиса отдала микрофон барону, и тот, нажав на боковую грань, отключил связь.

— Вы накрыли долину защитой от телепортов?

— Заканчиваем. Включим через пять минут, но у них своя установка, так что тебе тоже не выскочить.

— Плевать, — отмахнулась Алиса. — Где моя броня и оружие?

— Если не побрезгуете моей… — Тамин распахнул створки командно-штабной машины, и Алиса вошла вслед за ним.

— Это пилотский комплект, но он чем-то лучше спецназовского. Совершенно автономен и имеет встроенную систему жизнеобеспечения. По сути, настоящий скафандр. Оружие — простое и надежное, как молоток. Лучемет Тран-двести, и на крайний случай пара мелких Харн Дэ-А в набедренных кобурах. Я их, кстати, так ни разу и не вынимал.

Алиса, не отвечая, быстро разделась, просто срывая с себя ткань, и, ничуть не смущаясь, что на ней из одежды остались лишь облегающие трусики, стала влезать в скафандр.

Оторопевший от такого зрелища Тамин сначала замялся, а потом стал помогать затягивать многочисленные ремешки и манжеты, подгоняя костюм под гораздо более стройную Алису.

А со шлемом возникла неожиданная проблема, так как волосы у Алисы уже здорово отросли и торчали из-под обрезиненного края, выплескиваясь огненной волной на спину. Но как оказалось, решение было предусмотрено конструкцией. Чуть сдув затылочную подушку, Тамин помог уложить волосы в шлем, потом осторожно надвинул его на голову Алисе и зафиксировал.

— Так, — он что-то нажал на внутренней стороне шлема, и девушка почувствовала, как волной мурашки пробежались по всему телу.

— ЦИР двадцать восемь пятьдесят приветствует носителя, — голос интеллекта комбинезона прозвучал так неожиданно, что Алиса дернулась.

— Света тебе, ЦИР двадцать восемь пятьдесят, — ответила Алиса. — Можно я буду звать тебя Лони?

— Кодовое имя принято. Возьмете себе кодовое имя?

— Кобра.

— Кодовое имя носителя Кобра принято. Статус операции?

— Антитеррор.

— Поддержка?

— Автономная операция.

— Принято, — согласилась Лони. — Статус боекомплекта — полный. Дрон-пеналы — полный. Энергоброня — сто процентов.

Алиса повернулась к Тамину.

— Гранаты есть? Дай штук двадцать, а лучше тридцать.

— Сделаем, — барон вылетел из дверей и пропал.

Еще раз проверив, как сидит экипировка, Алиса попрыгала по привычке и вышла наружу.

— Генераторы установлены, — Нилар, контролирующий ситуацию у большого монитора, обернулся на Алису и нахмурился: — Тьма меня раздери! Там же наши дети, а идешь их спасать ты — даже не член клана.

— Можно считать меня другом клана, — спокойно отмахнулась Алиса, вглядываясь в экран и запоминая карту. — А друзья всегда приходят на помощь. Кстати, а нет ли у вас восстанавливающих эликсиров?

— Сейчас доставят, — барон кивнул. — Немного, но лучше, чем ничего.

— Это точно, — Алиса, заметив бегущего к ней Тамина с ящиком на спине, шагнула навстречу. — Ну?

— Вот, — глава клана Волков осторожно опустил ящик на землю. — Сто штук. Они довольно сильные. Радиус сплошного поражения — двадцать метров. Нажимаешь на головку до щелчка и бросаешь. От удара она детонирует. Или поворачиваешь головку по часовой стрелке. Один щелчок — одна секунда задержки. После того как бросишь, таймер начнет отсчет.

— Угу, — Алиса приняла к сведению информацию и стала рассовывать шарики гранат по карманам. Гранаты были мелкие, поэтому уместилось почти полсотни штук, а остатки она загрузила в небольшой контейнер, где раньше находились рацион и питьевая система.

Зарядив эликсир во встроенный инъектор, подняла взгляд на баронов, стоявших рядом.

— Гранатомета нет? — Увидев синхронно качнувшиеся головы, махнула рукой. — Ну, нет так нет, — скосив глаза на часы, сняла с плеча Тран. — Включение поля подавления по моей команде и не раньше. И не суйтесь, пока живы исао. Иначе будет мясорубка. Все. Я пошла.

— Ты же сама не успеешь эвакуироваться!

— А! — Алиса дернула плечом.

— Да пребудет с тобой Свет.

— А куда он, на хрен, денется? — Алиса, махнув напоследок рукой, порысила в сторону здания, полускрытого парком.

Школа располагалась в центре парка и представляла собой огромное полукольцо, один край которого был наклонен к земле, а второй приподнят метров на десять. Перед входом уже толпились школьники, подгоняемые наемниками с оружием в руках. Скользя между деревьев, она подобралась почти к самому зданию и залегла у основания широкого куста.

— Лони, связь со штабом.

— Штаб флота недоступен.

— Лони, ну не тормози. Конечно, штаб операции. Там, где мы сейчас были.

— Включаю.

— Алиса?

— Барон, а сколько детей должно быть?

— Сто восемьдесят шесть человек, — без запинки ответил Нилар.

— Лони, можешь посчитать, сколько во дворе школьников?

— Видимость плохая, но оценочная численность — сто шестьдесят два человека, погрешность три.

— Ясно. Включай канал этих, из здания.

— Включаю.

— Эй, вы там не заснули?

— Мы ждем вас, сарм Алиса, — голос, отвечавший ей, принадлежал более взрослому человеку, чем в первый раз.

— Школьников во дворе не хватает. Не всех вывели, — констатировала Алиса. — Я вот тут рядом и считаю, и не сходятся у меня цифры.

— Я сейчас уточню, — голос отключился, а через минуту на площадку стали выводить еще детей.

— Оценочное число — сто восемьдесят пять человек, погрешность три.

— Ладно. Считаем, что всех, — Алиса встала и пошла по скрипящему под ногами песку ко входу. Не дойдя метров тридцать, махнула рукой, привлекая внимание.

— Можете отпускать детей.

— Подойдите ближе, — потребовал один из мужчин с лучеметом, но Алиса в ответ лишь усмехнулась, узнав голос.

— Слышь, говнюк, не считай себя умнее, чем ты есть. Не будет тебе щита из детей, так что лучше отпускай их, а то вообще ничего не получишь. Полторы тысячи Ледовых волков и пять тысяч Закатных драконов уже ждут команду на штурм. Ваш единственный шанс уйти живыми — ограничиться дракой со мной лично. Я понятно излагаю?

— Яснее некуда, — стоявший за спиной командира седой наемник, уже попрощавшийся с жизнью, кивнул и сплюнул на песок. — Давай, Хром, отпускай мальцов. Тогда, может, еще и поживем.

Проходившие мимо дракончики делали хлопок ладонями и кланялись, пока одна из девочек не подбежала и не встала рядом с Алисой на колени.

— Благослови, сиятельная!

И сразу же все, словно по команде, стали опускаться на песок.

— Благослови…

— Да пребудет с вами благодать Творцов киннэ, — Алиса сделала рукой полукруг, и розовое сияние на мгновение накрыло детей. — А теперь идите. Ни к чему вам видеть остальное.

Когда последний школьник — смешно подпрыгивающий при ходьбе мальчишка лет восьми — скрылся из виду, Алиса кивнула самой себе.

— Барон? Блокировку!

— Генераторы включены.

— Ну что, смертнички? — она окинула взглядом наемников, готовых в любой момент открыть огонь. — Потанцуем?

Прыжок вверх был мгновенным, словно бросок кобры. В том месте, где она только что была, скрестились лучи и вспучился кипящий от высокой температуры песок. Но она уже била сверху, выкашивая небольшой отряд.

Приземлилась и сразу перекатилась в сторону, уходя от взметнувшегося вверх столба пламени.

Шарик гранаты хрустнул в руке активатором и, пущенный твердой рукой, улетел в окно, где стоял один из нанятых магов.

Вид летящего в него шарика парализовал того настолько, что граната взорвалась от удара о человека, мгновенно превратив тело в фарш и ранив еще двоих.

Магические удары сыпались со всех сторон, но Алиса уходила за счет скорости, потому что атака энергетикой намного медленнее луча или пули, а она привыкла воевать именно в таких условиях.

Понимая, что на открытой площадке ее так или иначе накроют, Алиса метнулась за угол и, вырезав в стекле дыру, пролезла внутрь здания.

— Раз, два, три, четыре, пять, я иду вас убивать. Кто не спрятался, тому п…ц! — прокричала Алиса, подумала и добавила: — А кто спрятался, все равно найду.

Потеряв в первые секунды боя половину вооруженного прикрытия, маги постепенно утрачивали самообладание и уже лупили на любой шорох, не оглядываясь на затраты энергии. Собственные запасы силы у Алисы стали быстро таять, несмотря на отстрел врагов. Все же двадцать пять профессионалов, прошедших, в отличие от нее, нормальную школу подготовки, это было очень много. И боевики кланов ей сейчас не помощники. Конечно, они в итоге просто завалят магов трупами, но это, по мнению Алисы, было бы совсем плохо.

Оставалась еще возможность вызвать огонь прямо на школу, но этот аргумент Алиса решила приберечь до последнего. Сейчас Алисе просто хотелось уничтожить тех, кто решил с помощью детей добраться до нее.


А в среде исао, подписавшихся на эту акцию, постепенно нарастала паника. Они надеялись на поединок энергий, где они были сильны и выучкой, и просто количеством, но пока молодая магичка просто убивала их гранатами и огнем из бластера, не отвлекаясь на магические воздействия, сыпавшиеся со всех сторон. Лон Трасо, руководивший группой, не мог не признать, что это была весьма эффективная тактика — сосредоточиться на защите, а атаковать лишь с помощью оружия. Они и представить себе не могли, что девушка окажется столь опасной целью.

Грохнул очередной взрыв, и на панели перед Трасо погасла еще одна тройка исао. Магичка была уже на втором этаже, и такими темпами скоро доберется до них.

— Мако! — Трасо окликнул своего помощника, распределяющего энергопотоки между пока еще живыми соратниками. — Готовь круг.

Мако Арой, боевой маг-наемник, побывавший в десятках переделок, несколько секунд раздумывал, потом кивнул.

— Да. Похоже, время пришло.

Десять сильнейших магов группы начали чертить прямо на полу гексаграмму стального ветра, а две тройки выдвинулись в тыл Алисе, чтобы отвлечь ее на какое-то время.


Внутренний резерв Алисы таял, словно кусок льда на летнем солнце, и, рванув скобу встроенного инъектора, девушка почувствовала, как жидкость, попавшая в кровь, начала растекаться по организму, и энергобаланс медленно полез вверх.

Движение за спиной заставило ее отвлечься, и еще три гранаты разметали кровавые ошметки по стенам.

Остановившись передохнуть, Алиса чуть не пропустила атаку огненной волной, но вовремя заскочила за угол, и, стоило волне схлынуть, полоснула излучателем вдоль коридора и, поставив двухсекундную задержку, зашвырнула гранату.

— Цели поражены, — Лони, контролировавшая пространство с помощью своих сенсоров и дронов, полупрозрачной проекцией показала коридор и лестницу наверх. — Обнаружены десять целей на третьем этаже. Движения нет.

— Черт! — Алиса уже знала, что такое «круг», и не без основания полагала, что оставшиеся в живых последние десять исао, скорее всего, придумали какую-нибудь особенно изощренную гадость.

Взлетев по лестнице, она остановилась перед дверью, из-за которой просто фонило мощной энергетикой, и, сбросив рюкзак, распахнула его горловину. Двадцать гранат не так уж мало, даже против магов. Последовательно активировав детонаторы, она распахнула дверь ударов ноги, бросила мешок в центр гексаграммы и, не дожидаясь результата, отскочила за стену.

Уплотнившаяся до состояния броневого листа энергетика магов погасила ударную волну и остановила осколки. Но часть линий гексаграммы была уничтожена, и откат незавершенного плетения сначала сжал защитные коконы магов до размера футбольного мяча, а потом выстрелил вверх потоком из бетона, стекла и человеческих останков.

Грохнуло так, что задрожали стекла в соседнем городке, а стальные опоры школы просто порвались, будто натянутые струны.

Последнего удара здание не выдержало и начало складываться, словно замок из песка, осыпаясь водопадом осколков и обломков.

Боевики кланов, увидевшие, как здание школы буквально сложилось внутрь себя, ринулись к развалинам на штурмовых ботах, и к моменту прибытия спасателей со специальной техникой здание было почти полностью разобрано.

Алису, помятую взрывом и рухнувшей бетонной балкой, спасла броня, из которой ее доставал барон Тамин лично, не доверяя никому.

Едва живую исао тут же поместили в регенерационную капсулу военного образца, которую предоставили Волки, и они же взяли под охрану все подступы к госпиталю боевого крыла Драконов Ири, оставив драконам внутреннюю охрану и весь персонал.


Тем временем объединенные усилия контрразведок Волков и Драконов наконец дали результат, и были выяснены заказчики нападения на школу и максимально широко очерчен круг причастных.

По меркам приграничья было совершено не просто преступление, а действие, несовместимое с жизнью, и по Кенн прокатилась волна загадочных смертей. Не удавалось достать лишь Лама Тангора, который спрятался в центре столицы и окружил себя отрядами наемников, никуда не выходя наружу.


Алиса уже начала тренировки для восстановления формы, и ей периодически приносили сводки служб безопасности в части работы по решению вопроса с Мерон.

Здание приграничного филиала крупнейшей в грозди финансовой империи действительно было настоящей крепостью. Высотой более шестисот и диаметром в нижней части больше трехсот метров, напоминало усеченный конус, пронзавший облака. Небоскреб располагался в деловой части столицы среди столь же высоких зданий, поэтому любые боевые действия исключались в связи с высокой плотностью гражданского населения. К тому же вполне возможно, что самого Тангора в штаб-квартире уже не было, и он давно эвакуирован на другую планету.

Но так как ситуация явно требовала разрешения, на переговоры с баронами прибыл один из вице-президентов корпорации.

О чем они договорились, Алиса не спрашивала, но совершенно точно было известно, что Тангор уехал командовать заштатным банком в другой сектор, а на ее счет была переведена круглая сумма в два миллиарда отступных.

В итоге дела Закатных драконов Ири и Ледовых волков поправились настолько, что были открыты два совместных филиала в смежных секторах, и они начали потихоньку отжимать конкурентов в других сферах.

Все это Алисе было малоинтересно, потому что она нашла себе новое увлечение — групповые спарринги с мастерами рукопашного боя Драконов и мечниками Волков. Кроме этого, у нее появилось любимое место — берег широкой реки Вираны, вливавшейся в океан. Роскошный парк и ресторан на холме, откуда открывался замечательный вид на набережную и океан, навевал умиротворение, которого в жизни Алисы часто не хватало.

Но размеренная жизнь и занятия ювелирным делом имели еще одно совершенно неожиданное для Алисы последствие. Она, всегда относившаяся к одежде и украшениям довольно спокойно, вдруг ощутила вкус к красивой одежде, и гардероб стал пополняться вещами, сшитыми специально для нее и часто даже по ее эскизам.

Но и это увлечение через несколько месяцев перестало доставлять удовольствие. А потом ей просто стало до невозможности тоскливо. Вокруг ничего не происходило, и это было самым поганым во всей истории. Даже на боевые операции ее перестали выпускать, мотивируя тем, что она слишком ценный специалист.

Все чаще Алиса чувствовала, будто ей не хватает воздуха. Но подсознательно выбирая для долгих прогулок лесопарки и берег океана, и там не могла обрести душевное спокойствие.

Сводная бригада охраны из лучших специалистов двух кланов охраняла ее днем и ночью, только что не ночуя под кроватью, и острый взгляд армейской разведчицы выхватывал фигуры охранников из зеленой массы или толпы, невзирая на камуфляж или самую неприметную одежду.

Несколько раз она пыталась избавиться от навязчивой опеки, но поскольку ни скандалы, ни уговоры не помогли, Алиса, помаявшись в тоске пару дней, начала обдумывать варианты бегства из пусть золотой, но все же клетки.

Были созданы несколько анонимных счетов, на которые слиты все деньги, и сделан единый управляющий счет, доступ к которому осуществлялся через сложную комбинацию паролей, благо что ее общение с банковским ЦИРом осуществлялось в полностью изолированном помещении. Там же она создала два маленьких магазинчика, сотрудники которых, сами того не ведая, стали закупать все, что Алиса посчитала необходимым для отрыва.

Окончательно план сформировался через десять дней, и Алиса начала готовиться непосредственно к исчезновению. Наблюдая за моторикой Риды, она запоминала все тонкости, и даже пару раз попробовала двигаться, как она, чуть подволакивая правую ногу при ходьбе. Был составлен тщательный график охраны и выявлена самая слабая смена.

А потом, в один из вечеров, когда улеглись дневная суета и охрана, привыкшая, что в это время босс занимается своими украшениями, Рида, что-то напевая, изображала уборку в комнате. Когда она зашла за плотную драпировку, отсекавшую туалетный столик от камер наблюдения, Алиса легонечко прижала шею девушки, погружая ту в глубокое забытье. Потом быстро раздела и, переодевшись в вещи служанки, вытряхнула сумку Риды, заполнила ее своими вещами и вышла в коридор.

Едва сдержавшись, когда один из охранников похлопал ее по попе, вышла из задних дверей особняка и, пройдя короткой дорожкой к посадочной платформе, нажала кнопку вызова такси, как это делала Рида.

Машина — крошечный двухместный флаер ядовито-оранжевого цвета — прибыл через пять очень долгих минут и, пискнув, сообщил, что деньги с клановой кредитки списаны, взвился в воздух, держа курс на северную окраину столицы. Там Алиса зашла в свой собственный магазин, забрала уже собранный заказ и переоделась. Затем села в небольшой разъездной грузовичок, и пролетев еще пару километров, прошла пешком парк, снова сменила машину, оставив, как и в первой, карточку в замке.

Стоянка перед комплексом имперского представительства была в этот час полупустой, но само представительство, а точнее одна, очень нужная его часть работала круглосуточно.

Пройдя по бетонным плиткам посадочной площадки, Алиса вошла в помещение вербовочного центра и уселась перед широкоплечим, словно шкаф, сержантом космопехоты.

— Что, приперло, сестрица? — он совсем необидно усмехнулся и потянулся к полке, на которой стопками лежали бланки. — По правилам, я должен дать тебе сутки на размышления, но вижу, что у тебя их нет.

— Это почему же? — Алиса улыбнулась, полагая, что замаскировалась довольно качественно. Даже нархон, растянутый в несколько раз, висел словно украшение на шее.

— Одежда на тебе новая, из магазина, — сержант кивнул на куртку Алисы. — Одежда монет за сто, а руки у тебя ухоженные. Такой уход за раз стоит под полтысячи. Но ты учти, что тут всем твои тайны до одного места. Справок о нахождении того или иного человека флот не дает, направляет служить в другую гроздь, и даже чип перешивается по новой. Так что пока сама не дашь знать о себе, хрена кто найдет. Проверено миллионы раз. Ну что, подписывать будешь? Есть стандартный контракт на пять лет и расширенный на десятку. Он побогаче, но и головняка с ним вдвое.

— Давай стандартный, братец, — она быстро пробежала глазами короткий, всего в две страницы, текст и вопросительно посмотрела на вербовщика. — Подписать или чего?

— Сюда руку клади, — сержант пододвинул к ней толстую пластину, похожую на планшет, и вставил в него бланк.

Что-то больно укололо ладонь, аппарат загудел, клацнул, звякнул и затих.

— Все. Теперь ты рекрут четвертого класса. Контракт будет храниться в личном деле и доступен по первому требованию. Можешь сразу шагать на медкомиссию, сейчас как раз обрабатывают партию из Рагара, а можешь дождаться утра в гостевом бараке.

Он нажал кнопку на столе, и часть стены отъехала в сторону, открывая проход в глубину базы.

— Хорошего командира тебе, сержант.

Алиса, улыбнувшись на прощание, шагнула вперед, отсекая себя от старой жизни.


6

Удобных окопов не бывает.

Капитан Эдвин А. Мерфи

Земли Священного Ордена, планета Земля.


Заповеди божественных откровений, найденных в хранилищах древних рукописей Королевской библиотеки в Лондоне — яркий пример правды, которую все эти годы пыталось скрыть враждебное народу правительство. Но правду не скроешь. Ее ни за дверями не спрячешь, ни даже завалив это место трупами. Правда всегда пробьет себе дорогу, тем более что эта правда высшего порядка — правда Бога.

И сегодня провозглашая новый кодекс Народов Божественного Согласия, я уверен, что заповеди станут нашим ежедневным советчиком, нашей путеводной звездой, что не даст нам сбиться с пути и погрязнуть в ереси.

Из воззвания Отца Народов, прочитанного Великим Кардиналом Люциусом на Консистории обороны. Вашингтон, Генеральный Престол Священного Ордена Единой Церкви

Выдержки из кодекса Народов Божественного Согласия.


Нет греха большего, чем ересь, богоборчество и недостаточное почитание Святой Единой Церкви.

Узривший в себе грех сей должен явиться пред очи отца приходского комитета СЕЦ и принять назначенную епитимью, но не менее десяти часов работ.

Увидевший же грех сей в ближнем своем должен немедленно донести о том приходскому отцу или уполномоченному лицу и получить епитимью за оскверненный слух и зрение, но не менее пяти часов работ. Для еретика, не явившегося по собственной воле, наказание должно составить не менее ста часов работ и взятие под надзор органами районного комитета. Надзор должен быть возложен на членов семьи потенциального еретика, а в случае отсутствия таковых — на соседей и знакомых.

Повторное нарушение карается удвоенным сроком работ или, в случае невозможности раскаяния, передачей дела в Святую Инквизицию. Надзиравшие за еретиком и допустившие повторение ереси автоматически направляются для перевоспитания в исправительно-учебные заведения апостольской префектуры.

Лица, уличенные в ереси и невосторженном образе мысли в исправительно-учебных заведениях, подлежат изоляции, а в отдельных случаях — очищению…

Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн


— Н-да. Недолго я погуляла.

После химобработки и смены одежды на рекрутский бесформенный комбинезон пыльно-серого цвета, ее запустили в огромное, словно спортивный зал, помещение, где кучковались те, кто решил поскорее рассчитаться с гражданской жизнью.

Алиса встряхнула отросшими за время гражданской жизни волосами и решительно направилась в угол, откуда раздавался шелест парикмахерской машинки. Низкорослый сержант в синем комби с нашивками тыловой службы быстро приводил разнообразные стрижки к двум разрешенным в армии стандартам: «коротко» и «очень коротко». Увидев Алису, он вздохнул чему-то и, кивнув на стул, быстро смахнул рыжие локоны, превратив пышную гриву в нечто, напоминающее каре.

— Это максимальная длина, сеора.

— Да режь вот как у нее, — Алиса кивнула на женщину-офицера, надзиравшую за порядком в вербовочном центре и щеголявшую короткой мужской стрижкой.

И через пару минут Рокотова встала и, проведя рукой по голове, ощутила лишь короткий пушок на черепе.

— Спасибо, сержант.

— Света вам, сеора.

— И тебе Света, сарин.

Вдруг ожила система оповещения.

— Готовые к прохождению медицинского обследования, следуйте в третий коридор.

— Третий, — Алиса оглянулась и увидела в конце зала широкие двери, над которыми горела цифра три.

Поскольку, кроме небольшой сумки, вещей у нее не было, она встала в очереди одной из первых, и когда двери распахнулись, сразу вошла в зал, заполненный капсулами, похожими на регенераторы.

У каждой из них стоял сотрудник медслужбы и помогал рекрутам забраться в капсулу, но Алисе помощь не требовалась. Сбросив куртку и штаны, она уселась в кресло, откинула голову и, дождавшись, пока на лицо опустится дыхательная маска, закрыла глаза.


Старший смены — капитан медицинской службы Ларон Траго — сразу приметил высокую рыжеволосую красотку, которую не портили ни мешковатая одежда, ни короткая стрижка. Девушка поставила свою сумку и легко, словно ее это ничуть не беспокоило, сбросила одежду, оставшись лишь в тонких трусиках, и ловко нырнула в капсулу.

Ларон надеялся, что незнакомка пройдет тесты в нижнем пределе допуска, что позволит ему претендовать на нее при распределении рекрутов в тыловые службы, но первый же тест мышечной активности поставил на всех его расчетах жирный крест.

Столбики, показывавшие статус нервной и мышечной систем, росли так быстро, что через минуту уже проскочили верхнюю границу обученного бойца и подбирались к планке, обозначенной для спецподразделений.

Он знал, что сигнал о перспективном рекруте уже ушел к начальнику центра, который за подобные кадры получал существенную премию, и сейчас к нему уже спешит дежурный офицер. Но тот мог находиться где угодно, в том числе и в ближайшем ресторанчике, так что шанс еще был, и недрогнувшей рукой он перебросил программу теста в сокращенный режим, который позволял ему слегка отредактировать результаты. При этом выпал тест на наличие Дара и многое другое, но уже дрожавший от нетерпения Ларон ждал лишь окончания тестов. Потом все можно будет списать на ошибку системы, а девушка, так взволновавшая его сердце, уже никуда не денется.

— Привет, — тяжелая рука дежурного офицера контрразведки старшего лейтенанта Иквара легла на плечо медика. — Любуешься?

— Да вы же опять отнимете, тьма вас всех забери! — в сердцах ругнулся старший смены и, подняв голову, увидел смеющиеся глаза старшего лейтенанта.

— Для того чтобы были тыловые службы, нужны фронтовые подразделения, — Иквар развел руками. — Или ты желаешь сам повоевать? Слава полковника Негесса спать не дает?

Полковник медицинской службы Негесс, возглавивший прорыв окруженных в ходе боевых действий сотрудников и пациентов полевого госпиталя, был, конечно, героем, но вот повторять его подвиг Ларон вовсе не желал, хотя бы потому, что сам полковник в ходе прорыва погиб. И даже солидная пенсия, положенная герою Гиссы Айян, и имя, выложенное бриллиантами на Стене Доблести, никак не могли повлиять на глубоко мирную натуру капитана.

А тем временем система перешла на последний тест — мозговой активности, и вновь столбики показателей бодро поползли вверх.

— Давить меня плоским шнархом в носовой отсек! — Иквар замедленно, как показалось капитану, выдернул из кармана личную карточку-допуск и не глядя воткнул в узкую щель под крышкой стола, переводя кокон под управление главного ЦИРа базы. Но сбой в программе тестирования уже произошел, так что цифровой разум базы лишь уточнил уже имевшиеся показатели и зафиксировал их правильность.

Уже получила предписания очередная сотня рекрутов, а кокон, где лежала Алиса, все выдавал новые тесты. Когда она вылезла через полчаса, первое, что она сказала — что-то длинное на родном языке, и Иквар мог бы поклясться, что это были не стихи, хотя звучало все довольно музыкально. Просто с таким лицом стихи не произносят, а скорее посылают людей в бой. Или просто посылают.

Подождав, пока Алиса оденется, старший лейтенант достал из кармана жетон, который вот уже три месяца валялся в кармане без всякого движения, и протянул рекруту.

— Ваш личный жетон. Прошу прибыть на посадочную платформу Альса для отправки по указанному маршруту.


Алиса уже ушла, а старший лейтенант все смотрел вслед этой более чем странной девушке.

— Чего замер? — капитан Ларон толкнул приятеля в бок, но тот лишь вздохнул. — Ты чего это с ней такой вежливый? Приказал — и на карачках поползет.

— Вот в кого ты такой идиот? — контрразведчик с каким-то странным выражением посмотрел на медика. — С ее физическими кондициями и показателем агрессивности в сто единиц она запросто могла убить тут пару человек, пока кто-то успел бы рыпнуться. Если бы вообще успел. Так что если желаешь провести эксперимент, давай, догони ее. А мы потом выпьем за помин души хорошего, но бесконечно тупого офицера флота, добровольно засунувшего голову в утилизатор.


Всего этого Алиса уже не слышала, а если бы и слышала, то вряд ли бы отреагировала. Вспышка гнева у капсулы исчерпала ее силы до конца, и вперед она шла исключительно на силе воли.

— Альса? — спросила она высокого плечистого пехотинца, стоявшего в карауле у входа на платформу.

— Альса, альса, — кивнул тот. — Заблудилась?

Вместо ответа Алиса протянула жетон, который так и несла в руке.

Пехотинец мазнул взглядом по жетону, затем, ни слова не говоря, нажал клавишу открытия затвора и, судя по лицу, сразу же потерял к ней интерес.

А на платформе стоял малый рейдер с гостеприимно раскрытыми створками посадочного люка.

Поднявшись по длинной наклонной дорожке, Алиса оказалась в тамбуре, в стенах которого были видны шкафы со скафандрами и оружием.

Вдруг распахнулась одна из дверей, ведущая из тамбура, и в щель просунулась коротко стриженная девичья голова.

— Не заблудилась?

— Любуюсь, — Алиса кивнула на шкафы с оружием. — И часто пользуетесь?

— Бывает, — стройная миниатюрная девушка, одетая в черный пилотский комбинезон, вышла из-за двери и с интересом осмотрела одежду Алисы. — А чего это тебя не переодели?

— А должны?

— Ну, с учетом того, что корабль идет в довольно специфическое место — просто обязаны, — зарывшись в один из шкафов, новая знакомая продолжала говорить: — Ты теперь рекрут первого класса, а значит, кем бы ни была — гражданство третьего класса по окончании контракта. Вот, держи, — она вынырнула из шкафа с пакетом в руках.

— Вот счастье-то! — фыркнула Алиса, рассматривая поданный ей пакет.

— Вот так дергаешь, — девушка потянула за красную полоску, — и он открывается. Переодеться можешь здесь, можешь в каюте, — она распахнула еще одну дверь, и показался длинный коридор с дверями-заслонками.

— Твоя — дальняя по коридору, а в общем можешь занимать любую открытую. Все равно, кроме тебя, никого не будет, — девушка взмахнула рукой. — Как будешь готова, заходи в рубку — поболтаем. А то у меня от тоски уже все мозги отсохли. Второй месяц тут торчу.

Каюты оказались похожи, словно близнецы, и только в той, которую показала хозяйка маленького корабля, было нештатное дополнение в виде мягкого покрытия на полу.

Рокотова быстро переоделась в легкий комбинезон, подогнала обувь по размеру и, кинув на прощанье взгляд в зеркальную поверхность двери, вышла из каюты.

В рубку она прошла через все еще открытый тамбур выходного отсека.

Небольшое, всего десять на десять метров, помещение предназначалось для пяти членов экипажа, что следовало из количества кресел.

— Садись, — маленькая хозяйка корабля крутанулась вместе с ложементом и царственным жестом показала на одно из кресел. — Садись и давай знакомиться. Меня зовут Саари.

— Алиса, — Рокотова вежливо поклонилась и села. — А что ты там говорила про серьезное заведение?

— Серьезнее не бывает, — Саари усмехнулась. — Учебный центр флота империи. И что характерно, всем просто до сраной тьмы, сколько у тебя агроиндекс. Сколько, кстати, у тебя?

— Сто, — усмехнулась Алиса.

— Да ты просто сумасшедшая психопатка, подруга! — с притворным ужасом произнесла Саари. — Добро пожаловать в наши ряды! — она расхохоталась в голос. — У меня, кстати, пятьдесят девять, так что я по сравнению с тобой просто пай-девочка.

— Ага, — Алиса тоже улыбнулась. — У нас есть сказка про нежную девочку в красной шапочке. Но на самом деле шапочка была меховой и серой, просто девочка носила ее мясом наружу.

Пилот расхохоталась так, что чуть было не выпала из ложемента.

— Отличная шутка, — отсмеявшись, Саари вновь устроилась в кресле. — Так. Теперь краткий курс выживания в нашем заведении. Если кто подкатывает с предложениями провести время в кроватке, сразу шли коротким маршрутом в задницу, ну или куда тебе подскажет твоя фантазия и опыт. А вот если начинает ухаживать — ну, там дарить всякие штучки, распушать хвост и прочее — посылать не принято, а если он тебе не нравится, просто спокойно объясняешь, что не в этой жизни.

— А если начнут лапать?

— Не… — Саари покачала головой. — За такое у нас бьют морду сразу, так что это только курсанты из новеньких. Но сразу предупреждаю: за убийство наказывают очень серьезно, так что лучше особо не налегать. Если военный прокурор не признает это самообороной, можешь отправиться на рудники, и надолго.

— Ясно, — Алиса кивнула. — А с кем воюем?

— Да с Мусорщиками, с кем же еще? — пилот вздохнула. — В нашем секторе как раз несколько спорных систем, так что не расслабишься. Мы, конечно, даем жару, но бывает, что хвосты подпалят так, что давишь форсаж и молишься Творцам. Мы в основном за пилотов тяжелых штурмовиков и рейдеров типа этого. На семьсот тонн веса — две трети оружейный комплекс. Лучевые пушки, торпеды… Так что если ты любишь большие стволы, тебе к нам.

— А совсем большие не доверяют?

— А смысл сажать отморозка-пилота за пульт крейсера или линкора? Там же все неторопливо. Подошел на дистанцию, навелся, дал залп. Фабрика смерти. Гроб типа Мерцание может развалить небольшую планету с одного залпа. А у нас все ручная работа! Когда маневрируешь, датчик ускорения просто висит в красной зоне. Там и до сорока бывает. Но если компенсатор сдох, все. Размажет по пространству тонким слоем. Даже рта раскрыть не успеешь.

— А как вообще война проходит? Ну, я имею в виду, что вы — друг друга ловите в пространстве, что ли?

— Да как проходит, — Саари усмехнулась. — Спорные планеты уже, можно сказать, выжжены до корочки, хоть ломтями нарезай да на стол подавай. Но иногда наши или Мусорщики подгоняют флот, ставят обогатительный комплекс и начинают шустро качать ресурсы. Там редкая планетная система, в коре столько всего! Даже если комплекс проработает пару суток, окупает и себя, и страховки пилотов. Потому и грызня идет за него. А рядом еще более вкусный кусок — система шестьсот восемь. По каталогу у нее, конечно, другое название, но последние цифры — шестьсот восемь. А флотские ее иначе чем Задница не называют. Так вот на этой самой Заднице добывают целую кучу элементов, которых во вселенной довольно мало. И их либо синтезировать, что сложно и дорого, либо добывать под огнем пушек.

Ну и прорывы вглубь территории, конечно. Большой группой прорваться подальше от приграничья, чтобы там навести террор, это, можно сказать, любимое развлечение Мусорщиков. После этого у нас и начинается главное веселье. Посбивать все, что на орбите, потом пройтись частым гребнем по поверхности, выжигая все, что успело высадиться, и летать над головой у десанта, вычищая узлы сопротивления. Самое подлое, что у Мусорщиков есть какие-то системы подавления, так что дроны в бой не пустишь. Они сразу же устраивают у них в мозгах полную кашу, так что дроны начинают бить по своим. Поэтому в бой идут только люди — десантники и пилоты.

Еще одна проблема в том, что ареалы распространения экспансии гроккр расположились так, что тем, кто нам противостоит, просто некуда деваться. Слева и справа у них более мощные рои, так что им приходится грызть этот кусок пространства. Кстати! — Саари вскинулась. — Ты вообще ужинала?

— Нет, если честно, — Алиса улыбнулась. — А тут где-то есть столовая?

— Столовая, конечно, есть, но мы туда не пойдем, — Саари вскочила и, подхватив Алису за руку, буквально потащила по коридору. — У меня здесь своя кухня, так что голодными не останемся.

Вопреки ожиданию Алисы, холодильник оказался заполнен не армейскими рационами, а вполне обычной едой, из которой хозяйка рейдера быстро изготовила салат и, не умолкая ни на секунду, запекла мясо в фольге.

— Уфф, — объевшаяся Алиса откинулась на спинку стула. — Хорошо все-таки дома.

— Дома? — с интересом переспросила Саари.

— У меня все родственники военные, да и я довольно долго прослужила в войсках. Так что для меня понятие дома — это армия.

— А чего родственники по службе не помогают? Или ты от них сбежала? Они тебя хотели выдать замуж?

— Не части, — рассмеялась Алиса. — Отвечаю по порядку. Служила я далеко, и даже не в империи. Сюда попала случайно, так что помогать мне особо некому. А замуж меня никто не выдавал, да и не звал, если честно. Сбежала потому, что не люблю клетки, пусть даже тридцать раз золотые. Кстати. Если тебе что-то надо закупить, то давай сейчас, пока можно заказать доставку, — Алиса положила на стол перед Саари свою банковскую карточку.

— Да все вроде есть, — девушка пожала плечами. — Кроме того, и зарабатываем мы вполне прилично.

— Да не забивай себе голову, — Алиса усмехнулась. — Там столько, что за одну жизнь не потратить.

— Это из-за них ты сбежала?

— Не украла ли я их? Украла, но вполне законно. Слышала о дарсан?

— Да, есть такой закон, — Саари кивком подтвердила сказанное. — Ты, значит, взломщик?

— Ну, можно и так сказать, — Алиса качнула головой. — Ну что, устроим праздник излишеств?

— Ну, может, продуктов прикупить? — Саари пожала плечами. — Смысла особого в том, чтобы как-то облагородить корабль, я не вижу. Все равно пару лет эксплуатации, и его можно списывать. Если, конечно, доживешь до этого момента.

— И сколько ты на этом летаешь? — Алиса обвела взглядом крошечную кухню.

— Да получила прямо перед командировкой.

— Это значит — осталось еще фактически несколько лет? — удивилась Рокотова. — Да это же по армейским меркам целая жизнь!

— Ох, ну я и не знаю, — Саари мазнула пальцем по столу, и серая поверхность сменилась заставкой флотского инфоцентра. — Ну вот смотри. В разделе дом и уют, подраздел пилотам, — пальцы ловко скользили по экрану, выбирая пункты меню.

— Подожди, — Алиса с интересом посмотрела на список. — А десантуре предлагается что? Они же в казармах?

— Шкафы защищенные плюс какие-то элементы снаряжения, не входящие в основной список. Пайки расширенные, увеличенные аптечки, сногенераторы с кристаллами и всякое прочее. Но обычно на снаряжение скидываются всем взводом, чтобы не портить вид подразделения.

— Занятно, — Алиса почесала макушку. — У нас все это в полуподпольном виде, а у вас вон как. Выписывай и пользуйся.

— Так правильно это, — Саари уже листала корабельный раздел каталога. — Все равно будут таскать нештатное барахло, а так все сведено к разумному списку, и к тому же стандартизовано по обслуживанию. Вот, смотри, — пилот выделила фрагмент списка и раздвинула на весь экран.

— Предметы интерьера, кухонное оборудование, оружие и спасательная техника, — взгляд Алисы скользил по списку. — Ну, так. Для начала нормальные коврики в каюты, — она отметила пункт и общее количество. — Потом микрохолодильники в каюты и обновление системы воздухоснабжения плюс картриджи «горный воздух» и «морское побережье».

— Слушай, — ладошка Саари легла на экран, закрывая Алисе возможность работать со списками. — Тебе же на этом корабле даже не летать. Посидим с тобой еще пару недель, потом бросок к базе, и все.

— Ты знаешь, что такое покупательский зуд? — Алиса двумя пальцами приподняла руку пилота и переставила ее на край стола-экрана. — Кроме того, ты даже не представляешь, сколько у меня денег. Их реально до хрена. Точнее, нереально до хрена и больше. А завтра может и не настать. Как для тебя, так и для меня. Так что давай займемся приятными хлопотами, оставив заботы на потом.


На следующее утро посадочная платформа Альса была заставлена пакетами и коробками, доставленными курьерской службой флота. Но сначала Алиса и Саари собрали двух многофункциональных роботов, которые и взяли на себя основную работу по распаковке и установке приятных мелочей.

Ковер-экран Алиса сразу настроила так, что он стал походить на зеленую лужайку, и по утрам с удовольствием ходила по покрытию, напоминающему траву. А Саари наоборот — переключила свой ковер в режим имитации песка, а самый край, где он состыковывался со стеной, и на саму стену вывела изображение моря.

Самой приятной и полезной покупкой стал новый кухонный автомат, позволяющий готовить массу разнообразных блюд, так что теперь девушки питались, словно в хорошем ресторане.

Так незаметно пролетели две недели, и срок дежурства рейдера закончился. Как и предсказывала Саари, больше никого, прошедшего отбор в спецшколу, не нашлось, так что маленький кораблик, получив стартовый коридор, мягко отчалил от платформы и, поднявшись на орбиту, ушел в прыжковый разгон.

Вынырнув из гипера в специальной безопасной зоне, рейдер тут же получил кодовый запрос системы идентификации и отправил ответ. Огромные полустационарные орудийные мониторы отключили системы наведения, и кораблик спокойно проследовал по выделенному коридору к одному из причальных модулей.


7

Военное воспитание внедряет отвагу при помощи страха.

Тадеуш Котарбиньский, польский философ

Земля, Российская империя, Москва

На основании договора № 573 в распоряжение распределительного узла поступили:

Технологических установок третьего поколения — 28 единиц;

Металлургических комплексов — 55 единиц;

Мобильных металлургических комплексов — 122 единицы;

Инженерно-строительный комплекс — 2 единицы;

Мобильных боевых комплексов типа Вегор (внутренний индекс — 105, «Василиск») — 850 единиц;

Мобильных боевых комплексов разведки типа Леис (внутренний индекс — 102, «Сакмагон») — 500 единиц;

Ударно-штурмовых комплексов Исахар (внутренний индекс — «Молотобоец») — 500 единиц;

Больших универсальных ремонтных комплексов — 30 единиц;

Средних универсальных ремонтных комплексов — 1200 единиц;

Малых универсальных ремкомплектов — 5600 единиц.

Средства защиты:

Тяжелые бронескафандры высшей защиты третьего поколения Игис (внутренний индекс — «Витязь») — 50 000 единиц;

Тяжелые бронескафандры средней степени защиты с функцией разведки, третьего поколения Наис (внутренний индекс — «Пластун») — 30 000 единиц;

Бронескафандры Даларт (внутренний индекс — «Казак») — 120 000 единиц;

Легкие бронескафандры для операторов техники и пилотов (внутренний индекс — «Скиф») — 4000 единиц.

Тяжелое ручное вооружение лучевого типа — 15 000 единиц;

Легкое ручное вооружение лучевого типа — 100 000 единиц.

Произведено распределение по предприятиям, частям и подразделениям Российской империи согласно указу РИ-128-33.

Расшифровка и детализация распределительной ведомости в приложениях №№ 5, 8, 9.

Отчет Главного финансового управления — приложение № 1.

Министр по делам внешней торговли действительный имперский советник 1-го ранга Топилин

Гроздь Харно, Кенн Третья,

резиденция Ледовых волков Тессариан


— Как это сбежала? — барон Тамин сжал могучие кулаки до скрипа и чуть склонился к секретарю, словно пытаясь что-то увидеть в глубине его души. — Охрана, внешнее наблюдение, наши хваленые следопыты… где все это?

— Но она же исао… — пролепетал секретарь, съеживаясь словно в ожидании удара.

— Да я во тьме видал ваши отговорки! — Могучий кулак барона врезал по толстой столешнице из железного дерева так, что стоявшие на ней предметы подпрыгнули. — Где начальник следопытов? Где шеф охраны?

— Они временно в подчинении у барона Нилара. Сейчас осматривают место…

— Флаер. Мою сотню, специалиста по ЦИРам и нюхача. Быстро!!!


Когда Тамин прибыл в особняк, следственная группа уже заканчивала свою работу, а глава Закатных драконов только-только начинал «шлифовать» проштрафившихся сотрудников по-настоящему.

— А, это вы, мой друг, — Нилар скривился в напряженной улыбке. — Присоединяйтесь. Я как раз начал объяснять нашим людям, как плохо быть бестолковым.

И Тамин Тессариан начал. Сначала он минут десять объяснял, в результате каких половых извращений на свет появились неполноценные ублюдки, обманом взявшие имена Закатных драконов и Ледовых волков. Потом пройдясь коротко по их интеллектуальным возможностям и перспективам произвести вменяемое потомство, закончил перспективами их дальнейшего трудоустройства и шансами на восстановление социального статуса.

— Закончили? — нейтрально осведомился Нилар и сделал приглашающий жест: — Теперь предлагаю обсудить ситуацию в узком кругу.


Устроившись в теперь уже бывшей гостиной Алисы, два барона хмуро посмотрели друг на друга и синхронно рассмеялись.

— Нет, ну какова девчонка! — Нилар покачал головой. — Вот к чему ведет недооценка человека. Мы же знали, что она прошла специальную подготовку. Деньги ушли на номерные счета высшей защиты, а маршрут потеряли у городского парка.

— Я тоже хорош. Поверил, что такой человек, как она, может прожить на привязи, — Тамин вздохнул. — Что делать-то будем?

— Ну, для начала не суетиться, — Нилар откинулся на спинку кресла. — Все, кто надо, оповещены, и изображение Алисы есть во всех поисковых базах данных. Нет, разумеется, никаких криминальных легенд. Просто просьба сообщить о местонахождении за приличную премию. Кроме того, мы просеиваем базу данных поисковых порталов, и думаем, что она так или иначе засветится.

Ну и самое главное, оставили для нее в банке сообщение. Там извинение за инцидент и просьба по возможности связаться.

— Считаете, поможет?

— Будем надеяться, — Нилар пожал плечами. — Ничего другого нам не остается.


Гисса Айян, гроздь Арнак,

Учебно-ремонтная база флота «Кравер»


— Ну все, — Саари крепко обняла Алису, чмокнула в щеку и сделала шаг назад. — Давай, успехов тебе! Будешь рядом, заходи.

Алиса кивнула и, закинув на плечо сумку с вещами, зашагала к штабному отсеку. Теперь она ориентировалась во флотской жизни империи куда лучше, чем двумя неделями ранее, и все благодаря Саари, которая тоже происходила из семьи профессиональных военных. Алисе оставалось лишь вычленять нужное и интересное в бесконечном потоке слов маленькой пилотессы.

Имперская армия и флот имели кроме официальной иерархии и уставных способов решения вопросов как минимум два неофициальных, которые заключались или в банальной взятке, или в силовом решении вопроса. Конечно, нижестоящий офицер не мог набить морду вышестоящему, но вот в случае конфликта между равными по званию или по должности все могло решиться в ходе поединка, результаты которого потом фиксировали в виде приказов.

Такая ситуация сложилась вынуждено, так как армия мирного времени, существовавшая в империи, была переполнена политическими карьеристами, жуликами и просто случайными людьми, а собственно вожаки и настоящие командиры фактически не имели шансов на продвижение. Император, столкнувшись с чередой неприятных поражений флота и армии на первых порах развития конфликта с гроккр, решил вводить новые порядки, и теперь было совсем не диво увидеть на высоких должностях настоящих боевых генералов, а не профессиональных «лампасоносцев».

Все это и многое другое Алиса почерпнула из бесконечных разговоров с Саари, и уже примерно набросала себе политику выживания в новом для себя, но таком привычном мире больших пушек и самцов, залитых тестостероном по самые брови.


Дойдя до караула у входа в штабной комплекс, она молча предъявила жетон, и, дождавшись, пока космопех проверит его, вошла в гудящее словно улей помещение. Здесь в «общей» части штаба располагались службы обеспечения и распределения.

Алиса на несколько секунд замялась, пытаясь определиться, куда же ей надо, и чуть не столкнулась с седым мужчиной в адмиральском мундире с кучей разнокалиберных нашивок.

— А, тьма тебя задери! — адмирал Трамон, уже готовый врезаться в стоящего прямо на дороге человека, с удивлением заметил, что тот каким-то неведомым образом перетек на метр вправо.

— Рекрут первого класса Рокот, — она коротко отсалютовала адмиралу, с интересом рассматривавшему Алису.

— Да ты хоть раз держала в руках излучатель, рекрут, мать твою, первого класса?

— Да, сай адмирал, — Алиса едва заметно, буквально кончиками губ усмехнулась и посмотрела ему в глаза.

А опытный военачальник, видавший за свою жизнь тысячи профессиональных убийц, словно в мороке смотрел, как на девушке в простом комбезе без знаков различия проступают погоны не самого мелкого достоинства и ордена.

Жестом отпуская рекрута, он все пытался вспомнить, где же он уже видел такой наглый кинжальный взгляд опытного палача, а не вспомнив, махнул рукой и пошел дальше по своим делам.

Получив предписание, Алиса вышла из штаба и, сев на небольшой электрокар, доехала до крыла, занимаемого летной школой, и пройдя по широкому и длинному коридору, попала в огромный холл с высоченным потолком, где в центре на постаменте стоял самый настоящий космический истребитель.

Обожженная обшивка кое-где отслоилась, открывая детали внутреннего каркаса и искореженный пилотский ложемент.

Покачав головой, Рокотова сверилась с предписанием и уверенно взяла курс на штаб училища.


— Заполните анкету максимально подробно.

Молодой лейтенант подал Алисе планшет и показал на угол, где стояло удобное кресло.

— Во времени я вас не ограничиваю, но через два часа конец рабочей смены, и если анкета не будет готова, ночевать вам придется в карантине.

— Ясно, — Алиса подхватила планшет и, бросив сумку под ноги, села заполнять документ.

Через полчаса Рокотова уже стояла перед лейтенантом, проверяющим ее ответы.

— Так. Первоначальная военная подготовка — Военное училище вооруженных сил России. Хм. Какой-нибудь окраинный мир, наверное. А вы там хоть воюете? — лейтенант поднял взгляд на Алису.

— Любой наш десантник за подобный вопрос может натянуть вопрошающему глаз на жопу, а после сказать, что так и было, — Алиса очаровательно улыбнулась.

— Все равно вам придется пройти отборочный этап — и на полосе препятствий, и на тренажерах, — лейтенант прокручивал список вопросов, вычленяя главное для себя. — Сразу предупреждаю. Занятия в стартовой группе уже идут около двух месяцев, и вы можете или попытаться нагнать их, или ждать следующего набора.

— Предпочту догнать.

— Ммм… — офицер замялся, неправильно истолковав желание рекрута поскорее попасть в действующую часть. — Если вы нуждаетесь в деньгах, то финансовая служба может предоставить некоторые суммы.

— Нет, спасибо. — Алиса, прекрасно поняв суть предложения лейтенанта, провела ладонью по коротко стриженной голове и, доверительно склоняясь к лейтенанту, произнесла: — Я просто убивать люблю.

Офицер, чей агро был на уровне тридцати единиц, сразу вспотел и, сглотнув тягучий ком, образовавшийся во рту, только кивнул и достал заранее приготовленную карточку.

— Ваша каюта — сорок один, блок девять, третий уровень. Испытания начнутся завтра утром. Решение о вашей квалификации и сроках обучения будет принято по результатам испытаний.

— Спасибо, — Алиса, остановив вязкий, словно змеиный, взгляд на лейтенанте, вынула из его негнущихся пальцев карточку и легко, будто танцуя, пошла к выходу.

Подняв себе настроение, Алиса, уже не отвлекаясь ни на что, быстро нашла свою каюту и, не обращая внимания на трех соседок, занимавшихся какими-то делами, рухнула спать.

Утром, найдя с трудом учебно-испытательный центр, Рокотова сначала сдавала физические нормы, порадовавшись попутно, что продолжала тренировки, а потом легла в капсулу тактического тренажера, знакомого ей еще по Земле. Точно такие же аппараты привез сай Наро, и еще тогда она просмотрела основные тактические решения имперских вооруженных сил.

Получив максимально возможные для рекрута оценки, она уже без дальнейших проволочек получила курсантскую карточку и пошла знакомиться с группой, крутившейся на тренажерах.


Двести восемнадцатая группа, как и все в этом странном учебном заведении, была набрана из отморозков, которых отлавливали по всей империи для войны с гроккр. В исправительном учреждении тюремного типа Алиса буквально на несколько дней разминулась с армейским вербовщиком, посещавшим все заведения подобного типа. Но контракт заключенного и свободного человека имел существенные различия. И в сроках, и в сумме оплаты. В двести восемнадцатой основной контингент составляли именно бывшие заключенные, потому что именно сюда собирали людей с зачатками интеллекта и самым высоким агроиндексом. Была еще сто тридцать пятая, но там, по слухам, держали совсем психопатов, которых даже на увольнения во флотский центр отдыха не отпускали.

Когда Рокотова вошла в зал тренажеров, все восемнадцать человек уже закончили занятия, и командир учебной эскадрильи — лейтенант Миур — проводил разбор полетов.

— Кенра, повторяю в сотый раз. Не научишься держаться в строю, умрешь на первом же вылете. Строй покидать только после команды, и ни секундой раньше. Пары все так же продолжают гоняться за призовыми целями, забыв о приказах и распределении целей координатором. Всем оценка — неудовлетворительно. А это значит — завтра никаких увольнительных. Вместо этого снова будем отрабатывать групповой.

Лейтенант обернулся и увидел молча стоявшую Алису.

— Курсант?

Четко подойдя на два уставных шага, Алиса хлопнула ладонью по левому плечу.

— Курсант Алиса Рокот. Прибыла для продолжения службы.

— Служили раньше, курсант?

— Да, — коротко ответила Рокотова.

— Интересно, — Миур внимательно прошелся взглядом по фигуре нового курсанта и кивнул. — Хорошо. Занимайте девятнадцатый кокон. Программа — свободное маневрирование, полет по квадрату, стыковка.

— Слушаюсь, — не обращая внимания на разглядывавших ее курсантов, Алиса прошла до кокона под номером девятнадцать и, откинув руками тяжелую крышку, ловко скользнула в ложемент.

Лепестки с тысячами контактов мягко обхватили голову, а на лицо надвинулась светозащитная маска.

Через несколько минут, пока система проверяла нейроконтакт, пространство перед Алисой слегка поплыло, и она увидела себя в кресле космического истребителя, висящего в пространстве.

— ЦИР Рагга приветствует пилота номер девятнадцать.

— Привет, Рагга, — Алиса осмотрелась в кабине. Не было ни сотен кнопок, ни экранов, ни тем более рычагов. Широкая панель перед ней была одним сенсорным экраном, на котором в зависимости от ситуации высвечивалась необходимая информация и иногда органы управления. Единственным живым органом управления были два выпуклых диска на подлокотниках, на которые сразу легли руки.

За прозрачными стенками кабины переливалось звездами космическое пространство, а где-то вдалеке вспыхивал координатными огнями авианосец.


— Истребитель Красса-девять шестого уровня предназначен для выполнения патрульных полетов в зоне контроля авианесущего корабля типа Девен. Автономность — десять часов. Суммарная мощность залпа — сто десять ран. Мощность осевой пушки — шестьдесят ран. Перезарядка полного импульса — сорок секунд. Допустимое ускорение при маневре — тридцать единиц.

Передняя панель сразу вспыхнула кучей технической и тактической информации. Тут было и состояние корпуса, вооружения и систем жизнеобеспечения.

— Ну что, полетаем, Рагга?

— Движение вперед осуществляется с помощью пальцев и ладони правой руки. Сделайте движение, словно перекатываете шар.

Алиса попробовала, и сразу же небольшое ускорение вжало ее в кресло. Круговой индикатор скорости сразу пополз по часовой стрелке, но до предела было еще далеко.

— Теперь попробуйте сдвинуть шар вправо и влево.

Истребитель послушно рыскнул по сторонам.

— Включение противорадиационного щита происходит автоматически. Состояние систем щита можно контролировать по показаниям прибора в верхней правой части панели управления.

Сразу же вокруг нужного места на панели замерцал красный ореол.

— Оружейный комплекс управляется с помощью манипулятора левой руки. Им же осуществляется наведение в ручном режиме и конфигурирование защитного экрана.


Полет по квадрату не составил никакой трудности, кроме постоянного желания «нажать педаль до отказа». Алисе казалось, что машина сама рвется в бой, и едва сдерживала себя.

Стыковка тоже не принесла никаких сюрпризов. При ручной стыковке главное оказалось — точно соблюдать график сближения и вовремя оттормаживаться, чтобы не нарушать общий конвейер заходящих на стыковку истребителей. Ошибка одного сразу же могла повлечь за собой нарушение графика как минимум или столкновение машин как максимум.

Из кокона она вылезала, обуреваемая очень разными чувствами, но главным было, что ей понравилось летать.

Миур уже стоял рядом и заботливо поддержал ее за локоть.

— Голова не кружится? Не качает?

— Все в порядке, сарм лейтенант, — Алиса улыбнулась. — Я бы, честно говоря, еще полетала.

— Налетаетесь еще, — инструктор улыбнулся в ответ, сразу став похожим на огромного довольного кота. — В вашем блоке стоят шесть капсул, хоть спите там. А пока — позвольте ваш жетон.

Он мазнул по личному жетону чем-то вроде карандаша.

— За отличное прохождение учебного задания вам начислено двести эри. Можете потратить их в магазине блока или во время увольнительных.

— Спасибо, сарм лейтенант, — Алиса кивнула. — А могу я воспользоваться своей карточкой?

— Мм… разумеется, — слегка удивленный лейтенант кивнул. — Здесь не тюрьма.

— Это радует, — Алиса серьезно кивнула и, отдав честь, пошла устраиваться на новом месте.

Расположение двести восемнадцатой группы находилось в отдельном отсеке, где кроме комнат на два человека были зал капсул-имитаторов, душевые и кают-компания, куда выходили двери всех кают и служебных помещений.

В кают-компании сидело всего пять человек, а остальные уже разбрелись по своим делам.

— Где тут свободное место? — Алиса поставила сумку на пол и вопросительно посмотрела на сидевших вокруг экрана, показывавшего какую-то спортивную передачу.

— А нет свободных мест, — отозвалась широкоплечая женщина с темными волосами, не отрывая взгляд от экрана. — И вообще нам новых людей не нужно. Так что тащи отсюда свою задницу, пока чего плохого не случилось.

— Хочешь поделиться своим местом? — Алиса отпихнула сумку подальше и с интересом посмотрела на незнакомку. — Только тебе придется забрать белье и матрац, а то еще подхвачу болячку экзотическую. Ты же вшивая наверняка.

В ответ женщина просто взвилась со своего места и, размахнувшись твердым сухим кулачком, полетела на Алису, но в какой-то момент замерла и, словно разом лишившись всех костей, упала на пол.

— Еще желающие есть? — Рокотова с улыбкой посмотрела на ошарашенных любителей спорта и показала пальцем на сидящего с краю парня. — Ты. Покажешь мне свободную койку.

— Наверное, можешь занять каюту Ларги, — тот вопросительно посмотрел на товарищей и решительно шагнул к одной из дверей. — Она сама выбила отсюда прежнюю хозяйку, так что теперь это твое, — парень распахнул двери, и Алиса увидела украшенную занавесочками и ковриками комнату, где стояла всего одна кровать.

— Хорошо, конечно, но всю эту мишуру нужно убрать, — Алиса бросила сумку на кровать и оглянулась. — Есть где-нибудь место для хранения личных вещей? Отлично. Я сейчас в душ, а вы приведите, пожалуйста, Ларгу в чувство и попросите ее привести комнату к уставному порядку, убрав все личные вещи.

— Я бы не стал так торопиться, — к дверям каюты подошел еще один мужчина, выглядевший довольно солидно. — Ларга здесь не просто так командовала. Ее космопехи поддерживали. Собственно, они ее и поставили сюда начальницей.

— Да вы охерели тут все! — Алиса расхохоталась. — Устроили тюрьму на ровном месте. А если завтра кто-то из пилотов просто промахнется при поддержке десанта? Ну, на секундочку раньше или позже выстрелит? От десанта даже костей не найдут.

— Боюсь, сарин, они этого не понимают, пока не начались боевые действия. В боевых частях, говорят, все по-другому, но здесь… — парень развел руками.

— Тогда план такой, — Алиса кивнула. — Я все же в душ, а вы пока соберите всю группу. Говорить будем.

Вымывшись кое-как вонючей и противной на вкус водой, Алиса переоделась в свежий комбинезон и вышла в кают-компанию, где уже собралась большая часть группы.

Пересчитав по головам присутствующих, Алиса повернулась в сторону того парня, что показал ей комнату.

— Где остальные?

— Ромми, Даре и Кенра работают на кухне, Вирг отказался идти, а Ларга утащила свой зад в санчасть.

— Что значит работают на кухне? Это наряд на работы? Вроде бы курсантов не привлекают к работам?

— Они за космопехов ишачат, — подала голос высокая стройная девушка, сосредоточенно рассматривавшая свои красивые ногти.

— Всем сидеть здесь и ждать, — Алиса поднялась. — Маал, пойдем покажешь и Вирга, и кухню.


Когда они ушли, девушка оторвала, наконец, взгляд от ногтей и посмотрела на сидевшего рядом мужчину.

— Как думаешь, Сарн, получится у нее?

— Думаю, да, — широкоплечий и кряжистый Сарн кивнул. — Ты бы видела, как она Ларгу уделала. Я даже движения не засек. Причем привычно так, знаешь, ну вот как ты ногти полируешь.


Тем временем Алису привели в небольшое кафе, и Маал качнул подбородком на угол, где сидел мужчина средних лет и смотрел в одну точку, словно медитируя.

— Вирг? — Алиса шагнула вперед и внимательно посмотрела на мужчину. — Я приглашаю вас на общее собрание. Если, конечно, вам интересно, что будет дальше и с нами, и с нашей жизнью.

— А хватит ли у тебя сил, девочка, на то, чтобы изменить и первое и второе? — мужчина усмехнулся.

— Если вы поможете, точно хватит, — не говоря больше ни слова, она развернулась и вышла из кафе, оставив немолодого курсанта в тяжких раздумьях.

Пищевой блок был автоматизирован, насколько было возможно, но некоторые автоматы по причине крайней изношенности требовали постоянного внимания. Кроме того, постоянно прорывающиеся трубы и плохо работающая вентиляция делали это место совсем не райским, что и почувствовала Алиса, едва войдя в зал. Под ногами хлюпала неприятного вида жижа, которую автоматы не успевали смыть в канализацию, а среди всего этого рукотворного ада, в жаре и влаге метался десяток курсантов в глухих комбинезонах, уворачиваясь от раскаленных струй, бьющих из дырявых трубопроводов.

— Двести восемнадцатая, ко мне!

Команда Алисы прозвучала настолько громко и хлестко, что от неожиданности Маал даже чуть присел, а метавшиеся по кухне курсанты остановились.

Трое из них не торопясь подошли ближе.

— Ты еще кто такая?

— Я ваш новый кошмар, — Алиса жестко усмехнулась, глядя в лицо черноволосой женщины с чертами лица, которые Алиса бы назвала восточными.

— А чем старый был плох? — женщина, улыбнувшись, одним жестом остановила готового что-то сказать напарника.

— Тем, что мы много времени тратим на выяснение, у кого длиннее. А нам через полгода в мясорубку.

— Разумно, — женщина кивнула. — Твои предложения?

— Послать на хер всех и заняться боевой учебой и слаживанием. Тогда, может, и выживем.

— Роми, Даре, снимайте комбезы. Мы уходим, — скомандовала женщина.

— А космопехи?

— Ты ведь придумаешь? — Кенра пронзительно взглянула на Алису, и видимо, увидев в ее глазах что-то, кивнула. — Я сказала — уходим!


Когда почти вся группа была в сборе, Алиса медленно ее оглядела.

— Ну, начнем. Срок нашего обучения всего восемь месяцев, и два из них уже бездарно потрачены на всякие глупости. Вы грызетесь за лучшую койку, лишний кусок и личное время, забывая о том, что при двойной оплате и отсутствии страховки нас будут посылать в бой первыми, а эвакуировать последними. Кто решил таким затейливым образом сдохнуть, прошу сразу дойти до мусорного конвертера и прыгнуть в него. Говорят, смерть настолько быстрая, что совершенно безболезненная. Но самое важное, что на вас не будут рассчитывать, и на вас не понадобится тратить силы во время обучения. А это может сохранить жизнь тому, кто желает в итоге добраться до дома.

— А десантура? — подал голос Маал.

— Я пообщаюсь с ними, — Алиса кивнула. — Я так понимаю, что это единственная преграда к нашему общему счастью? — она улыбнулась. — Тогда так. Для начала устроим великое переселение народов. Если есть те, кто желает жить вместе, и, естественно, те, кто хочет летать парами, составьте список. Полагаю, что Кенра и Вирг этим займутся. Вам предстоит решить все конфликты, которые, возможно, возникнут, и урегулировать их ко всеобщему согласию. Если для этого нужно будет переселить кого-то в отдельную комнату, я готова перейти в любую каюту.

Кроме того, я возьму у лейтенанта список группы с указанием степени подготовки, и будем делать график индивидуальных занятий. Как подтянем основной состав, буду выбивать инструктора более высокого класса.

— А это еще зачем? — подал голос сухощавый молодой человек, небрежно развалившийся в кресле.

— А это затем, чтобы мы стали теми людьми, кого руководство флота будет беречь и эвакуировать первыми. От мясорубки, конечно, не отвертеться, но хоть так. Поверьте моему опыту, первыми горят те, кого начальство считает расходным материалом. Им и техника похуже, и жизни сильно меньше.

— И большой у вас опыт? — Кенра усмехнулась, подозревая ответ.

— Десять лет в войсках, — коротко ответила Алиса. — Еще я хочу, чтобы каждый из вас запомнил следующее. Я буду выбивать из руководства нормальное отношение к нам, но и мы должны летать словно демоны. За оставшееся время стать лучшей группой и получить максимальные выпускные баллы. Если кто не готов работать, скажите сразу. Перевод я оформлю. — И, пресекая все споры, встала. — Все. Занимайтесь, а я пошла разбираться с пехотой, — взглядом найдя Маала, кивнула ему: — Проводишь?

— Да мы бы, честно говоря, все хотели посмотреть на это, — проворчал Вирг, и уже обращаясь к сокурснику, добавил, протягивая что-то вроде толстого жетона: — Снимешь там, ладно?

— Сделаю.


Добираться до расположения космопехов оказалось недолго. Пять минут в транспортном модуле, два коридора, лифт, и они перешли в зону повышенного тяготения, в которой жили и тренировались десантники.

У входа стоял традиционный караул, но он даже не прореагировал, когда мимо прошла парочка пилотов.

Зал, в котором оказалась Алиса со своим проводником, был не менее высоким, чем главный зал летной школы. Только на постаменте стоял не истребитель, а такой же побитый бронескафандр. Но полюбоваться на броню ей не дали.

— Так, а что это за явление? — высокий капитан в полевой форме с интересом стоял рядом, протирая руки ветошью. — Заблудились или как?

— Пришли разрешить некоторые вопросы, сарин капитан, — Алиса четко развернулась и отсалютовала офицеру. — Курсант летной школы Алиса Рокот.

— Вопросы… — опытный офицер видел многое, и сейчас заметил, как двигалась незнакомая девушка, как смотрела и как говорила. В том, что она боец, не было никаких сомнений. И то, что пришла разбираться с несколько оборзевшими пехотинцами, тоже не удивительно. Сам капитан предполагал разрешить эту проблему несколько позже, но сейчас, увидев незнакомку, размышлял, не ускорить ли ему процесс.

— Талли!

— Дежурный по главному корпусу, рядовой первого класса Таллион! — невесть откуда подскочивший космопех отсалютовал капитану и замер в положении «смирно».

— Так, — произнес капитан негромко, чтобы пилоты не слышали. — Где сейчас Карни? В шестом? Проводи гостей до расположения и вызови сразу медиков.

— Наших? — уточнил рядовой.

— Да наших же, конечно. Не флотских же в это дело впрягать. Вони потом не оберешься.

— Сделаю.

Капитан снова посмотрел на Алису и, оценив красоту лица и фигуры, кивнул.

— Вас проводят, — после чего поспешил в центр безопасности, чтобы пусть и через камеры наблюдения, но видеть все от начала до конца.


Шестая рота располагалась в огромном, словно спортивный зал, помещении. Часть его была занята койками, а часть — рекреационной зоной, где были даже рыбки в огромных аквариумах. Но проводник повел их дальше, в небольшой зал, уставленный спортивными тренажерами, причем довольно высокого уровня. Неформальный глава местной шпаны, стоя в одних трусах, не торопясь таскал штангу, с удовольствием поглядывая на себя в зеркале и поворачиваясь так, чтобы видеть себя с разных сторон. К слову сказать, посмотреть было на что. Литые мышцы плечевого пояса, рельефный живот и могучая шея, на которой покоилась небольшая по сравнению с телом лысая голова с маленькими глазками, почти утопающими в глубоких глазных впадинах.

— Ухх, — Карнион поставил штангу на держак и оглянулся на дежурного. — Что за люди? Цыпочка ничего, а парня забирай себе. Я не любитель таких штук.

— Слышь, боров. С тобой пришли разговор иметь, а свою письку пока намотай на кулак. Разожмешь только по команде, и только чтобы отлить кровавой мочой.

Алиса сознательно провоцировала здоровяка на конфликт, и Карни с ревом махнул кулаком, но из-за «забитых» железом мышц, делал это так медленно, что Алиса успела не только уйти от удара, но и переставить своего однокурсника. Придав Маалу ускорение, чтобы не мешал вести беседу, Алиса крутанулась волчком и влепила носок летного ботинка в голову гиганта. Если бы она била изо всех сил, то здоровяк был бы уже мертв, а так он просто рухнул на пол, заставив звякнуть железо на держателе.

— Так. Разговор не получился, — констатировала она, повернувшись к Таллиону. — Есть тут еще, с кем можно поговорить, или этого будем приводить в чувство?

— Да, — дежурный покачал головой. — Наверное, нужно было вас сразу вести к Ранкону.

— Давай зови его сюда. А то я по вашим просторам не набегаюсь.

— Я уже здесь, — быстро вошедший в зал сержант был совсем не высокого роста, и в плечах не столь широк, но плотный, коренастый и жилистый, словно свитый из стальной проволоки.

— Отлично, — Алиса села на скамейку для грудного жима и подождала, пока новое действующее лицо тоже присядет. — Я Алиса Рокот. Судя по всему, старшая в двести восемнадцатой группе. С этого дня мои люди не будут работать на кухне и вообще выполнять чьи-либо распоряжения, кроме моих и непосредственного начальства.

— Откуда такая уверенность, рядовая? — сержант усмехнулся. — Может, решим это дело как-нибудь по-другому? Например, двести шестнадцатая поставляет девочек раз в неделю, а двести пятая тащит разные вкусности…

— А почему бы тебе не отсосать у самого себя? — Алиса чуть прищурилась. — Не гарантирую, что тебе понравится, однако ты сможешь это засчитать в счет наших заслуг перед космодесантом.

— Ты, деваха, края не теряй, и космодесант не впутывай… — сержант начал вставать.

— А почему это я не должна впутывать сюда десант? — Алиса тоже начала потихоньку заводиться. — Сидите тут, прессуете людей… А сколько у тебя боевых операций, щегол?

— А у тебя?

— Да штук тридцать найдется. И одиночные рейды, и Мусорщикам уже жопу подпалила так, что улью пипец. Я сержант, в десанте отбарабанила десять лет, но таких долбодятлов, как вы, не видала. Завтра мои девочки и мальчики будут прикрывать вашу высадку, и даже если они просто плохо постараются, то вы там все останетесь.

— Тогда те, кто останутся на кораблях, порвут твоих пилотов в клочья!

— И в следующий десант пойдут вообще без воздушного прикрытия. Ты идиот, сержант, или просто прикидываешься?!! Флот силен не только выучкой, но и семейственностью. Если хоть один из нас пострадает от ваших костоломов, то в следующий десант пойдете не только без прикрытия, но и с дырявыми скафами. И никто ничего не докажет, и, кстати, искать не будет. Вы — мясо. Расходный материал. Завтра наберут по помойкам еще сколько будет нужно, приоденут в старье и бросят в бой. Вы же не Алые Ножи, и не Мечи Света, в конце концов. А чтобы выбиться в высшую лигу, нужно как минимум пережить первый бой. А для этого не мы вам должны таскать продукты, а наоборот. Каждый пилот должен думать, что десантура — это такие классные парни, ради которых можно раздолбать батарею, даже рискуя поджариться вместе с истребителем, — Алиса выдохнула и, сбросив злость, села. — Садись. В ногах правды нет. Значит, так, — она помедлила. — Как вы там будете разруливать с другими эскадрильями, я не знаю, но сроку у вас всего полгода. Наворотили вы уже немало, но все можно исправить. Если будете вести себя хорошо, помогу, чем смогу. Остальное, уж извините, сами.

— Да… — Сейчас, когда эта странная девушка дала ему полный расклад, все выглядело совсем по-другому. Теперь идея «припахать пернатых», как выражался Карни, уже не казалась ему такой удачной. Карни, конечно, дуболом, каких мало, но он-то должен был соображать. И капитан, который все знал, тоже не подсказал. Наверное, хотел потом сам решить вопрос и выглядеть спасителем. Сука.

— Ой, какая лялечка! — рослый космопех, отличавшийся любвеобильным характером и развязными привычками, вошел в расположение и сразу же направился к ним.

— Осади, боец. Видишь, что с Карни приключилось?

— Я не он, — презрительно сцедил рядовой, сбрасывая куртку и показывая рельефную мускулатуру бойца. — Если девка напялила форму, это не значит, что ее место не в койке или не на кухне.

— Пусть попробует, сержант, — Алиса встала и сделала шаг вперед. — Надеюсь, это не самый худший ваш боец.

— Я бы сказал, из лучших, — сержант нахмурился, но поскольку пилот сама лезла на рожон, решил не вмешиваться. В конце концов, если курсантшу сейчас сделают, у него будет лишний аргумент против нее. Варианта, что летунья уделает пехотинца, у него даже не возникало, потому что Нард был действительно классным бойцом, и успел дать жару не только сержантско-рядовому составу, но и отделать парочку офицеров.

Космопех сделал несколько шагов вперед и, неожиданно даже для себя, сделал ритуальный поклон «вызова на поединок» — скрестив руки на груди, опустил голову, и с удивлением увидел, что девушка, прижав руки к бедрам, склонилась в незнакомом, но тоже явно ритуальном поклоне.

Алиса же сразу поняла, что перед ней профессионал, но сейчас было важно не сдрейфить и рубиться до конца. Она точно знала, что большинство мужиков понимают лишь аргументы силы, а разум им вообще без надобности, или может быть с успехом заменен большой пушкой.

Осторожно пробуя друг друга на излом, оба бойца заскользили по залу. Наконец Нард решился на полноценную атаку, понадеявшись на скорость, и тут же напоролся даже не на удар, а на настоящую оплеуху тыльной стороной ладони. От немыслимого оскорбления адреналин сразу выплеснулся в кровь, и он в мгновение превратился в вихрь ударов, которые Алиса успешно парировала за счет гибкости и отводящих блоков.

Работал противник несколько прямолинейно и жестко, чему в немалой степени способствовала его конституция. Нард был широкоплечим, высоким парнем с длинными руками и кулаками, размером с заварочный чайник. Его учителя в полной мере учли все его физиологические особенности при выработке персонального стиля, что и демонстрировал космопех, гоняя по спортзалу гибкую девушку.

Но несмотря на все старания, ему не удавалось даже зацепить Алису, тогда как она уже несколько раз довольно чувствительно и обидно наподдала Нарду.

— Не устал? — Рокотова отскочила и, склонив голову набок, с интересом посмотрела на противника. — Может, партию в ласдок? Должно же у тебя хоть что-то работать прилично.

— Сейчас узнаешь, что у меня работает прилично! — проревел Нард и, сделав над собой усилие, вошел в боевой транс.

Очнулся он от того, что на него вылили ведро воды, и первое, что он увидел, лицо все еще пребывающего в отключке Карни, который благополучно пропустил все главные развлечения этого дня.

— Чего случилось? — с трудом преодолевая боль во всем теле, Нард сел и посмотрел на сержанта.

— Да хрен его знает, — Ранкон поставил ведро и сел на лавку тренажера. — Ты как-то прыгнул на нее, а девка вообще словно растворилась в воздухе. На пол ты упал уже кучей.

Нард оглянулся, и взгляду предстала картина всеобщего разгрома.

— Хорошо погуляли, — он кивнул сержанту. — Я оплачу все, не переживай.

— А я и не переживаю, — Ранкон хмыкнул. — Деваха спросила, сколько стоит нормальный зал, и перебросила со своей карточки сто тысяч эри. Знаешь, я вот, поверь, всякое видал, но чтобы кто-то небрежно бросил сто штук, словно монетку нищему — в первый раз.

— А что она тогда вообще здесь делает? — Нард наконец заставил тело разогнуться и осторожно присел на краешек сломанной скамьи.

— Вот ты нашел, у кого спросить! — сержант хмыкнул. — Но безы клянутся, что это не их человек. Да и не будет безопасник так подставляться. Но слыхал я как-то, что имперцы, бывает, посылают своих детишек на войну, чтобы ума набрались. Может, эта рыжая волчица из таких?

— Возможно, — Нард, кивнув на прощанье и размышляя о бренности бытия, побрел вслед за медиками, уносящими тело Карни в медчасть.


8

Армия выстраивается для разрушения.

Антонио Миро, испанский писатель

От начальника Четвертого управления имперской канцелярии. Информационное письмо.


На сегодняшний день в Гисса Айян находятся 19 658 (девятнадцать тысяч шестьсот пятьдесят восемь) военнослужащих Российской империи.

1. По линии ВВС (пилоты и техники) — 5630;

2. По линии ВДВ (специалисты различного профиля) — 8300;

3. По линии ГРУ (специалисты различного профиля) — 328;

4. По линии ГАБТУ (специалисты различного профиля) — 2300;

5. По линии ВКО (специалисты различного профиля) — 3100.

Кроме того, согласно справке 556728, по линии Имперской безопасности присутствуют 2400, а согласно справке, предоставленной Министерством труда и занятости, откомандировано 8372 человека для прохождения первоначального обучения и переквалификации.

Таким образом, число граждан РИ, находящихся в Гисса Айян, 30 428 (без специалистов, направленных по линии Службы внешней разведки и других специальных служб).

Начальник Четвертого управления полковник Копыто В. И.

Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн.

Резиденция клана Закатные драконы Ири


— Что это? — Нилар посмотрел на распечатки, где красовалось лицо Алисы в различных ракурсах.

— Первая — розыскной лист имперской контрразведки. Контакт для связи — кто-то в центральном аппарате, — помощник барона сдвинул лист в сторону. — А это — поисковый запрос компании Тен'го. Охотники за головами. Полагаю, что корни уходят к Мерон.

— Это как раз понятно, — Нилар задумчиво посмотрел на лежащие перед ним документы. — Тен'го — фирма заслуженная, и своего не упустят. Но рассылать поисковый запрос… Как-то не вяжется с их методами.

— Аналитическая группа полагает, что это своего рода жест отчаяния, — помощник едва заметно улыбнулся. — Когда все другие методы не дали результата…

— Ясно, — Нилар откинулся на спинку кресла и задумался. Префикс у запроса контрразведки был весьма занятный. Шесть Бэ. Не устанавливать наблюдение, не ограничивать в передвижении. Сообщить о местонахождении, и все. Он вновь помолчал, обдумывая простую мысль, которая, к сожалению, пришла ему в голову слишком поздно. Алиса могла быть близкой родственницей или вообще наследницей одного из Великих Домов, сбежавшей от опеки. И тогда история с дуэлью приобретала совсем неприятный окрас. — Так, — он сфокусировал взгляд на помощнике, — в контрразведку не лезьте. Правды все равно не узнаем, а лишнее внимание привлечем. Усильте работу в направлении контроля пространственных переходов, особенно тех, которые были переданы из ведения флота и армии. Если она в нашей грозди, то обязательно проявится.

— А если нет?

— Будем ждать, пока мы ей не понадобимся, — барон развел руками. — Иных вариантов нет. Искать одного человека среди двухсот пятидесяти миллиардов разумных — занятие бесперспективное.


Гроздь Арнак,

Учебно-ремонтная база флота «Кравер»


Изменения в общем укладе жизни остальных курсантов летной школы проявились не сразу, но для группы Алисы — в тот же день. Общий сбор двести восемнадцатой подтвердил лейтенанту результаты стихийных выборов, и уже к концу дня Алиса щеголяла сержантскими нашивками. Потом она просмотрела документы и личные дела курсантов, сделала перестановки в графике самоподготовки, после чего обревизовала капсулы имитаторов, забраковав четыре из шести.

Ругаться со службой снабжения не пришлось. Небольшая взятка сразу разрешила все вопросы ко всеобщему удовольствию, и вместо шести побитых жизнью и кривыми курсантскими ручками капсул, встали девять полноценных боевых имитаторов.

С лейтенантом пришлось договариваться отдельно, но сколько тот ни намекал на возможность расплатиться натурой, пришлось ему довольствоваться лишь деньгами.

Уговорами, угрозами, шантажом и насилием Алисе удалось более-менее выправить положение в группе, а постоянно саботирующую ее решения Ларгу просто отправили в распоряжение кадровой службы, и больше об этом человеке она никогда не слышала.

Больше всего времени пришлось посвятить групповой работе и вбиванию в насквозь штатские мозги курсантов понятия о воинской дисциплине. Алиса просто дрессировала своих пилотов, словно собачек, и этот подход дал наилучшие результаты. Мгновенное и точное выполнение любого приказа стало в двести восемнадцатой нормой, а нарушения дисциплины — исключением, потому что наказание было фактически одно. Выйти за временной рубеж одного из нормативов, а при неудаче повторять попытки до стадии, когда флотские медики констатируют полное нервное и физическое истощение. После чего следовала процедура восстановления в медицинской капсуле, и все повторялось.

Тех, кто не справлялся, списывали на штурмовики или в летное обеспечение, и через месяц поредевшие двести восемнадцатую и сто тридцать первую группы слили в одну. Работы у Алисы сразу прибавилось, но у нее уже была такая репутация, что из новеньких никто не роптал, а всеми силами пытался влиться в коллектив, который с легкой руки космопехов иначе чем эскадрилья Рыжей, или Огненной волчицы, не называли. Обновленная группа получила номер двести двадцать и расположение вблизи от главного зала симуляторов, чем она сразу решила воспользоваться на полную катушку, устроив несколько занятий всем составом.

Несмотря на слетавшийся состав, несколько раз пришлось перетасовывать пары и звенья для достижения максимальной эффективности. Кенра сначала протестовала против разделения ее пары с Маалом, но увидев, что общая эффективность звена значительно возросла, смирилась.

Все тридцать человек группы, видя разницу между порядками в их группе и другими учебными подразделениями, готовы были молиться на своего командира, тем более что Алиса жестко пресекала любые попытки использования своих людей во внеуставных целях, а любые сексуальные контакты допускала лишь по обоюдному согласию.

К выпускному экзамену, который проходил на боевых машинах, но в режиме имитации пушечного огня, Огненные волки вполне ожидаемо надрали всех остальных и получили назначение на тяжелый крейсер «Созвездие Арниссы» — флагман сто девятой мобильной группы восьмого флота. Курсантам вручили их первые настоящие звания, и пилоты щеголяли сержантскими нашивками, а Алисе присвоили лейтенанта, к чему она отнеслась с юмором.


Гроздь Арнак, Система 344 210.

Место постоянной дислокации Восьмого флота


«Созвездие Арниссы», тяжелый несущий крейсер, имел на борту триста двадцать единиц истребителей, сто штурмовиков, не считая курьерских кораблей и десятка малых рейдеров. Но корабль более восьмисот метров длиной располагал не только авиацией, но и полноценным пушечным вооружением, что позволяло ему быть самостоятельной боевой единицей и совершать одиночные рейды.

Первый день на новом месте ознаменовался небольшим скандалом. Когда Алиса построила бывшую двести восемнадцатую, подошел какой-то старший лейтенант и, протянув руку, процедил сквозь губу:

— Личные дела.

— Представьтесь, офицер, и обозначьте ваши полномочия, — спокойно произнесла Алиса, давая знак своим людям, чтобы не вмешивались. Тренировки и боевое сплачивание коллектива не прошли даром, и группа уже привыкла встречать все неприятности монолитным кулаком.

— Да как вы смеете! — завизжал старший лейтенант, но Алиса, уже имевшая свои планы на дальнейшую службу, просто проигнорировала истерику и, скомандовав подразделению, перешла в соседний отсек, заблокировав за собой дверь.

Выдав указания, она переоделась в парадное и поспешила к командиру авиакрыла, которому нужные люди уже шепнули что нужно и заслали сколько нужно, так что мнение командиров других эскадрилий, ожидавших пополнения, ее не очень интересовало.


— Сай адмирал, лейтенант Рокот прибыла для несения службы.

— А… — широкоплечий и кряжистый адмирал Керринг улыбнулся, глядя на подтянутую фигурку лейтенанта, и кивнул. — Наслышан о вас и ваших успехах. Трамон настоятельно рекомендовал мне использовать вас и ваших людей в одном подразделении. — Он помолчал. — Но, насколько я знаю, практического опыта именно летных боевых действий у вас не много. Так что, думаю, правильным будет назначить вас пока заместителем эскадрильи, дав в качестве командира опытного офицера.

— Надеюсь, сай адмирал, это не будет тот самый, что устроил истерику в ангаре? — невинно поинтересовалась Алиса.

— Керон, наверное, — адмирал нахмурился. — Нет, конечно. Этот клоун давно портит кровь всему авиакрылу. Майор Тарс — действительно опытный командир и настоящий мастер экстра-класса. Если вы сработаетесь, лучшего наставника вам не получить даже в Академии. И у меня есть небольшая просьба, — командующий поднял взгляд на лейтенанта, — мог бы, как вы сами понимаете, просто приказать, но я прошу принять к себе восьмерых пилотов. Это опытные офицеры, но им катастрофически не повезло в последнем вылете. Это все, что осталось от полноценной эскадрильи в сорок истребителей. Это временно. Через пару месяцев придет новое пополнение, и они вольются в другое подразделение, которое будем собирать прямо здесь.

— Сделаю, — Алиса кивнула. — Но вы не будете против, если я попробую оставить этих людей у себя? Такой костяк мне бы самой не помешал.

— Попробуйте, — Керринг одобрительно кивнул. — Кроме того, из текущего пополнения доберите себе людей до пятидесяти человек и приступайте к несению службы. График патрулей и прочее штаб соединения уже подготовил. Особо обращаю ваше внимание на состояние передаваемой вам материальной части и состояние общей дисциплины, — полковник встал, обозначая конец разговора. — Вы хорошо начали, теперь важно закрепить достигнутое.

— Сделаю, — Алиса, отсалютовав, совершила уставной разворот и вышла из отсека, размышляя, что за развалюхи ей могут подсунуть, если даже командующий об этом завел разговор. Не откладывая дело в долгий ящик, сняла в автомате тысячу эри и направилась в доки получить достоверную информацию о состоянии авиапарка.

В соединении использовались преимущественно машины пятого класса, что было гораздо лучше учебной техники в академии, но конечно же хуже, чем у патруля или рейдовых соединений, на вооружении которых были истребители четвертого и даже третьего класса. Такая машина могла практически в одиночку патрулировать пространство, а случись принять бой, была способна противостоять крейсеру малого класса.

Техники, не избалованные премиальными, сразу же дали полный расклад по всему, что было в состоянии самостоятельно летать на борту крейсера, и за небольшую мзду перегнали на ее личный комм список истребителей, находящихся в резерве и уже эксплуатирующихся, с отметками о наименее боеспособных экземплярах, а также имеющих внутренние скрытые дефекты. Так что в техчасть она пришла во всеоружии, и половину приготовленных для нее машин забраковала сразу же.

— Так. Варасса-девять, класс пятый, бортовой номер шестьдесят три восемнадцать, — она скользила по списку со стилусом, отмечая те машины, которые, по ее мнению, нуждались в замене. — Насколько я знаю, там барахлит разгонный блок. Значит, или нужно менять блок целиком, или предоставить другую машину.

Начальник техчасти — майор Ланс — возмущенно заерзал в кресле.

— Да откуда такая информация! Машина совсем новая! — конечно, он знал, откуда у этой ушлой лейтенантши информация, но сдаваться вот так сразу и без торга посчитал для себя недостойным.

— Хорошо, — Алиса подняла тяжелый взгляд. — Посадите своего техника, и пусть он произведет тестовый полет с опечатанным телеметрическим блоком. Если сумеет разогнаться в пределах норматива, машину заберу. Если нет — напишу рапорт о саботаже боевых операций в контрразведку. Договорились?

— Шустрая ты больно, — проворчал Ланс. — На чужом горбу хочешь к Творцам в гости въехать?

— Так, — Алиса ладонью накрыла список. — Сейчас проверим любую другую эскадрилью, и если там точно такое же количество неработающих машин, беру это не глядя.

— Ладно. Шестьдесят третью отремонтируем. Есть у меня новый блок разгона. А сорок четыре десять тебе чем не угодил?

— Про трещину в силовом наборе забыли? — ехидно поинтересовалась Алиса.

— Подвешу всю смену за яйца, — хмуро произнес майор. — Ладно, заменю.

— Можно не менять, — предложила Алиса. — Выпишете нам на эскадрилью молекулярный сшиватель вместе со специалистом, и закроем этот пункт.

— Опытного не дам, — сразу предупредил зампотех. — У меня их всего пятеро. Или вот забирай Ролли.

— Это который алкаш? — уточнила Алиса. — Годится. Только передадите его переводом в эскадрилью, а не как прикомандированного специалиста.

— Да хоть в рабство, — буркнул майор. — Он уже достал со своими выходками.

Остальной список проработали гораздо быстрее, и в итоге Алиса получила эскадрилью пусть и не в идеальном, но во вполне приличном состоянии. На будущее, за символическую плату в пять тысяч эри, с майором была достигнута договоренность о замене энергощитов на десяти истребителях и создании резерва в пять машин.

Теперь ее ждал разговор с восемью ветеранами, и возможно, это было сложнее, чем выбить рабочие аппараты из ушлого майора.

Она скинула список машин Кенре и прошла в отсек, где пока жили пилоты, выжившие в массированной атаке гроккр.

— Да пребудет с вами Свет Творцов, — она сознательно вошла с нейтральным гражданским приветствием, обозначая неформальный статус разговора, и ветераны прекрасно ее поняли.

— И вам Света, сарм лейтенант, — офицер с планкой ордена Мечей на кителе пододвинул кресло. — Присаживайтесь.

— Спасибо… Арнор, — она благодарно кивнула и села напротив большого дивана, где устроились все восемь пилотов. — Полковник Анард попросил меня приютить вас на небольшое время, пока будет сформирована новая эскадрилья. Надеюсь, вам будет комфортно все то время, пока вы будете находиться в эскадрилье Рыжей волчицы.

Пилоты переглянулись. Их уже предупредили о крайне скверном и драчливом характере нового командира, но то, что они видели — противоречило слухам.

— Полеты на патрулирование у нас общие, но в боевые вылеты я вас ставить не буду. Впрочем, если захотите размяться — всегда пожалуйста. Естественно, боевые начисляются только за реальные полеты, и никаких приписок у меня в подразделении нет и не будет. Могу даже выделить вас в отдельное звено и присвоить статус боевого резерва. Так, во всяком случае, будет меньше вопросов. Пожелания, просьбы личного характера или по службе есть?

Лейтенант Арнор, который был готов ко многому, но не к тому, что неопытная на его взгляд девушка спокойно и взвешенно разложит все по полочкам, подал голос:

— Э… вы против того, чтобы мы летали?

— Ну, возможно, вам не понравится летать с зеленью типа нас, — Алиса развела руками, показывая, что ничего не может поделать с этой ситуацией. — А так я, конечно же, не против. Восемь опытных пилотов на машинах четвертого уровня — значительно усилят эскадрилью. Мало того, я готова провести доплату за инструкторские часы, если кто-то из вас решит натаскивать наших ребят в летном деле или по матчасти.

— Выглядит неплохо, — Варе — пилот со шрамом на лице — впервые с начала разговора улыбнулся. Он тоже ждал, что их будут прогибать под новое руководство, и даже заготовил что-то вроде речи, но теперь все выглядело намного добрее. И чего это космопехи, с которыми они вместе пили, так жестко обрисовали Рыжую волчицу?

— А скажите, вы уже приняли матчасть? — самый возрастной из пилотов, старшина Нарх, вопросительно посмотрел на нового командира.

— Да. Уже идет приемка. Список техники у сержанта Кенры. От себя могу заметить, что информация была предварительно проработана с низовым техперсоналом, и уже потом утверждена начальником летно-технической части авиакрыла.

— Главное, чтобы сорок четыре десять не впарил, — уверенно заявил Варе. — Он даже на виражах скрипит каркасом.

— Впарил, но отдал вместе с ним молекулярный сшиватель и Ролли.

— Этого алкоголика? — ужаснулся лейтенант.

— Поверьте, майор Ланс еще не раз пожалеет, что отдал такого аккуратного работника и абсолютного трезвенника, как Ролли, — при этом Алиса так улыбнулась, что даже выросшему в трущобах Арханы стало не по себе.


Уже к концу дня первые звенья стали покидать разгонные эстакады, тренируясь в свободных схватках, заодно выявляя неучтенные дефекты, которые специалисты по мере возможности устраняли. Все, что не могло быть быстро отремонтировано специалистами эскадрильи, отгоняли в дальний бокс, где машины принимали техники авиакрыла. Личная машина Алисы пока стояла в боковом отсеке, так как до нее по плану очередь еще не дошла. Наконец, когда первичная сортировка была окончена, выкатили и ее.

Восемнадцать пятьдесят пять была заслуженной машиной, налетавшей почти триста часов, но недавно был заменен основной привод и проведено полное обследование корпуса, не выявившее дефектов.

— ЦИР восемнадцать пятьдесят пять приветствует пилота.

— Мое имя Алиса, позывной — Волчица.

— Кодовое имя принято.

— Твое имя… ну, пусть будет Волчонок.

— ЦИР восемнадцать пятьдесят пять сменил имя на Волчонок.

— Хорошо, Волчонок. Теперь полетаем немного, — Алиса аккуратно вывела машину на стартовую эстакаду и, полыхнув разгонным движком, выскочила из огромных ворот корабельного шлюза и, пройдя мембрану защитного силового поля, вышла в открытое пространство.

Войдя в зону, отведенную для пилотажа эскадрильи, покрутила различные варианты маневра уклонения и, убедившись, что все работает нормально, сделала пару заходов на мишень и, воткнув с первого же захода луч прямо в центр, развернула истребитель в обратный путь.


Крышка люка со щелчком встала в верхнее положение, и Алиса, зацепившись за край кокпита, выпрыгнула наружу, проигнорировав лесенку.

— Варас, нужно отрегулировать управление тягой и рулями. Сейчас все очень ватное. Ну, словно через подушку управляешь. Порезче сделай, только без фанатизма. И проследи, чтобы гидратор все же заполнили водой.

Техник виновато опустил голову. Это был его персональный косяк, потому что заполнение питьевой системы истребителя делал только механик эскадрильи, и больше никто.

— Сделаю, сарм лейтенант.

— Хорошо, — Алиса стащила с головы шлем и пошла к таблице результатов вылетов. Ожидаемо в самом низу были пилоты из новичков, присланных штабом, а наверху все восемь ветеранов.

Результаты самой Рокотовой были на втором месте после лейтенанта Арнора, что, в общем, было неудивительно.

Особенно приятным было то, что результаты ветеранской эскадрильи Белое облако были не существенно выше, и Алиса надеялась, что в скором времени ее люди станут лучшим подразделением «Созвездия».

— Неплохо, лейтенант, — незнакомый майор улыбнулся Алисе и подошел ближе.

— Сагрин Тарс, я полагаю? — Алиса отсалютовала командиру и качнула головой в сторону выхода. — Не против пообщаться?

— Бар на шестой палубе подойдет? — майор усмехнулся.

— Через десять минут я там буду, — Алиса, кивнув на прощание, быстрым шагом пошла в сторону своей каюты.


Разговор с майором получился вначале несколько скованным, оттого что оба собеседника тщательно подбирали слова и пытались быть максимально корректными. В конце концов Алисе это надоело.

— Майор, ну что мы с вами все кругами ходим, — она очаровательно улыбнулась, включая женское обаяние. — Понятно, что в летном деле вы разбираетесь лучше меня. Понятно, что на этой должности не задержитесь, и следующее ваше назначение — авиакрыло. А имея в виду, что начальником у нас целый полковник, то логично предположить его перевод наверх, а вас поставят над нами всеми.

— Ну, где-то так, — слегка удивленный Тарс кивнул. — Но есть еще кое-что. Заместитель полковника тоже уходит с ним, и у меня есть одна вакансия заместителя начальника авиакрыла по боевой подготовке.

— Жизнь покажет, — Алиса пожала плечами. — Я бы так далеко не заглядывала. Скажите лучше, есть ли информация по тому, как нас кинут в бой?

— Заканчиваем заполнять бункера, добираем матчасть, и вперед, — коротко ответил Тарс. — В штабе шепнули, что Мусорщики накапливают силы в шесть десять, — он прижал несколько кнопок на комме, и на столе перед Алисой развернулась объемная проекция части пространства. — Это здесь, — майор ткнул пальцем в верхний правый угол. — Отсюда они могут рвануть на Содессу, Арант, Киантру… или еще куда, но эти три направления наиболее вероятны. В ударной группе Мусорщиков, как правило, парочка — тип пять,[3] два десятка кораблей — тип шесть и штук сто всякой мелочи.

— И все это на наше соединение? — Алиса неверяще покачала головой, глядя, как в облаке проекции возникают туши кораблей гроккр в сравнении с их авианесущим крейсером.

— Нет, разумеется. В таких случаях из состава флота добавляют еще пару ударных крейсеров и десяток тяжелых рейдеров. Сдержать прорыв или просто связать боем мы можем даже более многочисленную группировку, но вот разбить вражеское соединение без катастрофических потерь не получится. Именно поэтому нас усиливают фрегатами и рейдерами. На первом этапе именно они вычищают корабли от седьмого класса и ниже. Но для того чтобы размолотить облака дронов, нужны истребители. В общем, ничего особенного. Это уже стандарт для наших столкновений. Можно даже спрогнозировать потери с высокой степенью достоверности.

— А от чего они бывают? — спросила Алиса, которая очень не любила терять людей.

— В основном потому, что попадают под удар крупного калибра. Щит сразу схлопывается, и все. Сколько ни говори пилотам, что нельзя пересекать линию, соединяющую крупные корабли, все равно в горячке боя влетают. Удар крупного калибра держат только штурмовики, рейдеры и все, что крупнее. И недолго. Но вот наш корабль как-то держался минут десять, пока мы утюжили поверхность малого улья. Все еще зависит от состояния энергоустановки и наружных щитов.

Но есть и приятные новости. Пушки истребителя пятого класса вспарывают корабль Мусорщиков на метр в глубину, а рейдер, если удачно попадет, может вообще завалить вражеский крейсер с первого залпа. Проблема в том, что корабли постоянно маневрируют, и на таких дистанциях, что даже для лучевых пушек приходится брать упреждение.

В общем, дней через пять, когда выяснится направление движения рейда гроккр, пойдем на перехват. Процедура отработана десятками выходов мобильных групп, так что сложностей никаких. Основную нагрузку возьмут на себя ветеранские эскадрильи Каскад и Гнев Творцов, а нам с другими останется лишь не сдохнуть по-глупому. Вас лично это касается особо, — командир эскадрильи пристально посмотрел на Алису. — Не нужно лезть вперед, доказывая свою крутизну. И у руководства и у меня на вас далеко идущие планы, так что постарайтесь меня не разочаровать. — Майор посмотрел на коммуникатор. — Все. У меня совещание у командира, а завтра пройдемся по учебным планам, и графикам занятий. Может и у меня какая мысль в голове родится. Все же не первый день летаю.

Накрученная словами Тарса, Алиса пересмотрела график занятий в сторону ужесточения, и теперь ее люди работали так, как не работали даже перед экзаменами. Им предстоял главный экзамен, и Рокотова твердо решила, что ее люди должны получить положительную оценку, то есть выжить.

Но через восемь дней, словно почувствовав опасное натяжение, резко сбавила обороты и своим решением объявила три выходных дня, себе не дав на передышку даже суток. Плетения, усиливавшие защитные свойства брони, плохо ложились на материал корпусов истребителей, и несколько раз приходилось повторять попытки, чтобы магия легла так, как нужно. Но в конце концов все пятьдесят машин были обработаны, что давало дополнительные шансы на выживание ее пилотам.


9

— Если камень бросить вверх, то так как на него действует сила тяготения, он упадет на землю.

— А если зависнет в пространстве?

— Это нас не касается, этим занимаются на флоте.

Сержант АйроДеги, 122-й учебный центр планетарной пехоты

Американская епархия Святого Ордена Единой Церкви. Начальнику производственной консистории Отцу Юстису.


…На сегодняшний день работы по проекту Инсайд продвигаются в соответствии с утвержденным графиком. Получены положительные результаты работы установок А-5 и А-6.

В распоряжении исследовательской группы имеются видеосъемки и материальные свидетельства о возможности перемещения физических масс из сопредельного пространства, что полностью доказывает теорию Шелби — Стоктона о сопряженных мирах.

В перспективе, материалы, полученные из миров с иной физикой, могут способствовать улучшению параметров военной техники и специальных средств, стоящих на вооружении Паладинов Священного ордена…

Четвертое управление технического контроля производственной консистории, младший кардинал Диньюс

Излишне напоминать, что именно борьба с ересью и инакомыслием является главной задачей Ордена и всех его детей. И мы не можем равнодушно наблюдать, как ересь захлестывает остальной мир, погружая его в глубины проклятия. Но сегодняшняя расстановка сил на мировой арене и военная мощь Паладинов Ордена недостаточно сильны для полноценной войны.

Таким образом, передовые исследования должны обеспечить Ордену мировое лидерство в военной сфере, чтобы, пройдя по дымящимся следам Паладинов, в бой вступили воины Великой Инквизиции и Радетелей Веры, выжигая до конца малейшие зерна ереси и сомнений в величии Единой Церкви.

Во всем мире не должно найтись уголка, где сможет выжить мерзость нечистого, и в особенности это касается главного оплота порока и ненависти — Российской империи.

Многие тысячелетия весь цивилизованный мир и Церковь ведут борьбу с этим рассадником нечисти и разврата, но только Святому Ордену выпала честь быть могильщиком России и наследником всех ее богатств…

Из воззвания Отца Народов, прочитанного Великим Кардиналом Терцусом на Совете Консисторий. Вашингтон, Генеральный Престол Священного Ордена

Земля, Российская империя, Большая Москва


Елена, одетая в легкое т'шари из шелка, сшитое вручную, и с небольшим двадцатилитровым рюкзачком за плечами, шла по одному из подмосковных полигонов, аккуратно наступая на вросшие в землю бетонные плиты легкими туфельками, и нервно оглядывалась, потому как уже догадалась, что если ее одели в платье айянского покроя, вручили рюкзак с кучей специального снаряжения, значит идея о поисках Алисы все же принята, и сейчас ее будут убивать. Но не до конца и аккуратно, чтобы в империю она прибыла в как можно более презентабельном и, что еще более важно, боеготовом виде.

Конечно, специалисты в армии высочайшего класса, и все же где-то внутри поселился маленький ледяной комочек, куда она загнала все свои страхи. Но когда тропинка привела ее к разрушенному падением с орбиты ядерному энергоблоку с сорванной крышкой, первым ее желанием было заорать что-то матерное в адрес тех, кто это придумал. Блок, судя по всему, находился на последнем издыхании, и контрольные огни уже вовсю полыхали алыми сполохами, сигнализируя о начавшейся тепловой реакции и скором взрыве.

— Твою мать!!! — Елена машинально схватилась за нархон, который, уловив состояние хозяйки и правильно интерпретировав нарастающее жесткое излучение, отозвался резким коротким сигналом.

— Критическая опасность жизни носителя. Запрос аварийной эвакуации… Список эвакуационных координат пуст. Эвакуация по базовым координатам?

— Да уже хоть куда!


Гроздь Арнак, система 237 140, планета Аранти


То, что потом получило название Арантийской бойни, начиналось вполне привычно. Получив информацию о разгонных траекториях противника, мобильная группа поспешила на перехват к планетной системе Аранти, где была небольшая колония, металлодобывающий комплекс, а на Аранти-шесть — крупный исторический заповедник. Люди заблаговременно укрылись в подземных убежищах, а средства обороны переведены в активный режим. Так что оставалось дождаться сигнала об окончании атаки, чтобы продолжить работу.


Мобильная группа настигла рейд гроккранов в момент подхода к системе. Ударные крейсеры и фрегаты сразу отстрелялись по наиболее важным целям, и в пространстве ослепительно вспыхнули облачка раскаленного газа, которые только что были межзвездными кораблями.

Гроккр в ответ открыли шквальный огонь, но три эскадрильи истребителей, взявшие походный ордер в клещи, огненным валом прошлись по поверхности кораблей, выбивая пушечные установки и средства наведения.

Как и было предусмотрено диспозицией, эскадрилья Алисы находилась в стороне от основных событий в оперативном резерве. Еще одна эскадрилья ждала на стартовых эстакадах, а штурмовики паслись неподалеку в ожидании команды на добивание.

Алиса наблюдала за боем через прямой канал с крейсера, когда перед глазами вспыхнул транспарант срочного вызова.

— Красные волки на связи.

— Волчица, вам десять-десять. Вектор восемь — ноль — шестьдесят. Данные траектории сброшены.

— Получены, — подтвердила голосом Рокотова, давая «общий боевой» для эскадрильи.

— Зафиксировано облако межпространственного перехода. Бей всем, что есть, пока не полезли. Потом отходи. Есть подозрение, что это прорыв улья.

— Сделаю, — Алиса перешла на внутренний канал. — Делай, как я! — И, довернув машину, крутанула управляющий роллер до отказа, бросая машину вперед.

— Четные номера, торпедами по маркеру — огонь!

В отличие от штурмовиков, истребитель мог взять на борт лишь две торпеды, но выпущенные залпом всей эскадрильи, они могли удивить любой корабль, что и произошло, когда из облака перехода, уже видимого в обычном спектре, выхлестнулся фонтан обломков и светящегося газа.

Выдвинутый командором гроккр как раз на этот случай старый корабль разошелся на обломки мгновенно, словно капля крови в воде.

Следом шел уже настоящий линкор третьего класса, готовый отразить атаку истребителей, и именно в этот момент Волчица отдала новую команду.

— Нечетные номера, торпедами — огонь!

Сорок четыре торпеды смолотили второй корабль в труху, а три штуки сумевших избежать разлета осколков ударили в бок корабля третьего класса, проделав огромные дыры в обшивке и повредив основной ходовой.

Через облако корабль вывалился, уже фонтанируя облаками пара из развороченных трубопроводов и полыхая пушками противокорабельной обороны.

Но полсотни истребителей разошлись веером, чтобы, сделав разворот, пройтись кинжальным огнем по обшивке крейсера, превращая его в решето.


Полковник Анард, наблюдавший за тем, как эскадрилья Волчицы метнулась в разные стороны, уже наклонился к микрофону, чтобы приказать ей добивать опасного противника, но увидел развернувшихся словно стая птиц истребителей, которые набросились на улей, и откинулся в кресле.

— Хорошо работают, — старший инженер соединения подполковник Ахар подошел и сел на свободное кресло. — А почему прохлопали прорыв?

— Это нам потом начальник разведки расскажет, — хмуро произнес Анард. — Если, конечно, до этого скорбного момента доживет.

— Почему если доживет?

— Да потому что на девятнадцать-девять-шесть новое облако! Каскад и Белое безмолвие, цель на девятнадцать-девять-шесть. Отсечь, по возможности уничтожить.

— Принято.

— Вторая штурмовая, добивайте и возвращайтесь на дозаправку.

— Принято.

— Огненная волчица, заканчивай там.

— Принято.


Алиса, увидев, что сзади подходят штурмовики, крутанула свою машину и, добавив тяги, выскочила из зоны огня агонизирующего улья.

— Волки, перестроение облако. Возврат на позиции ожидания. Доложить о потерях.

— Восемнадцать — восемьдесят шесть. Трек капсулы сброшен спасателям.

— Одиннадцать — двадцать три. Трек сброшен.

— Сорок — двадцать три. Критическое падение мощности.

— Сороковке — на базу.

— Принято.


Оценивая результаты первого боя, Алиса понимала, что им просто повезло. Две машины уничтожены, но пилоты имеют все шансы выжить. А повреждение реактора вообще плевое дело, если, конечно, носитель рядом.

Пока юркие дроны таскали торпеды от корабля-заправщика к истребителям, ремонтные роботы занимались внешними повреждениями. Всего пять минут, и готовые к новому бою машины начали перестраиваться в стартовый ордер.

Эскадра, предназначенная для ликвидации одного прорыва, уничтожила уже более двадцати кораблей верхних классов, а Мусорщики все прибывали. Корабли, оборудованные портальными установками, формировали облака перехода, через которые в пространство империи лезли все новые и новые силы.

Сейчас адмирал Керринг уже не помышлял о победе, а лишь о том, чтобы продержаться до прибытия ударного флота и по возможности не дать Мусорщикам закрепиться в системе.

А до подхода основных сил флота оставалось еще не меньше пятидесяти часов. Достаточное время, чтобы ульи сбросили стационарные модули наземной обороны, и те, зарывшись в скальный грунт, стали настоящими крепостями. А выковырять их потом без применения тяжелого корабельного вооружения будет совсем не простой задачей.

И словно вторя самым черным прогнозам адмирала, на орбите Аранти-шесть засверкало облако межпространственного перехода.

— Волчица, Гнев, Безмолвие, десять-десять на десять-шесть-двенадцать!

— Принято, — отозвались командиры эскадрилий, и три клина истребителей устремились к новой цели.

Уже отстрелялись корабли эскадры, уничтожив три вражеских корабля, затем ударили торпедами Облака и Гневные, а Алиса все медлила с приказом.

И словно подтверждая все ее затаенные страхи, из перехода полезла туша улья первого класса.

— Торпедами — огонь!

Через секунду двадцатикилометровая громадина окуталась вспышками взрывов. Повредить такую махину торпедами было невозможно, но большая часть артиллерии и часть выходных створов истребительных роев оказались заблокированы. Три эскадрильи разошлись, обтекая улей со всех сторон и поливая огнем неповоротливого левиафана из всех стволов.

Шедшая сзади эскадрилья штурмовиков тоже не осталась в стороне от праздника. Ведя огонь из мощных бортовых пушек, они прошлись по центру корабля, выкрашивая системы активной обороны и шлюзовые затворы.

Но словно не замечая шквального огня, корабль Мусорщиков, фонтанируя воздухом из пробитых дыр и кусками обшивки, двигался вперед, к планете.

— Рейдеры, чего замерли! — Алиса окликнула корабли, которые были классом чуть ниже фрегатов, но по маневренности лишь немного уступали штурмовикам.

— Умная больно, — командир крыла рейдеров старший лейтенант Керон уже потратил все торпеды и очень не хотел подставляться под удар, но в итоге именно его колебания решили дело.

Улей вздрогнул, и из раскрывшегося словно цветок носового отсека в сторону планеты буквально выстрелили один за другим десяток удлиненных словно веретено кораблей.

— Тип семь «А» — десантный транспорт, — сухо прокомментировал командир эскадрильи Каскад капитан Оллис. — Не достанем. Ты, Керон, пока обратно лететь будем, попку активнее разминай, потому что адмирал будет иметь тебя долго, со вкусом и под шорох облетающих нашивок.

А Алиса, словно завороженная, смотрела, как влетевший на полном ходу в атмосферу гигантский корабль начал разваливаться на куски, и окутанные огнем обломки устремились к планете.

— Всем-всем. Возврат.

— Приняла, — Алиса продублировала команду для эскадрильи и, не торопясь, взяла курс на материнский корабль.


Когда истребитель качнулся в последний раз, становясь на парковочные захваты, Алиса нажала рычаг открытия и, дождавшись, когда зажимы разойдутся в сторону, вылезла наружу.

— Знатно вас потрепали, — Ролли, который после двух принудительных протрезвлений, сделанных с помощью десантной аптечки, полностью завязал с пагубными привычками, прошелся взглядом по корпусу истребителя.

— Ерунда, — Алиса глянула мельком на сорванные листы обшивки и дыру от лучевой пушки, махнула рукой. — Давай, поднимай всех. Чует мое сердце, что так просто этот день не закончится.

— Так расколотили же всех? — техник удивленно поднял густые брови домиком, отчего его широкое морщинистое лицо сразу стало похожим на бульдожью морду.

— Мусорщики сбросили десант на Аранти.

— Ох, твою тень…


Совещание, собранное у командира соединения — адмирала Керринга, началось с того, что командующий лично подошел к старшему лейтенанту Керону и свернул два из трех золоченых уголков на петлицах. Такое понижение в звании автоматически влекло за собой не только лишение статуса командира эскадрильи, но и вообще ставило под вопрос дальнейшее прохождение службы, так как разжалование на две ступени рассматривала дисциплинарная комиссия при штабе флота.

Проводив взглядом Керона, покинувшего совещание, адмирал оглянулся на офицеров.

— Есть мысли, как выбираться из этой задницы?

— Ударить с орбиты крупным калибром? — деловито произнес главный канонир эскадры подполковник Храмм.

— Кое-где обязательно, — адмирал включил объемную проекцию, и в воздухе высветилась вся планетная система. Затем, укрупнив Аранти-шесть, показал места высадки десантных модулей гроккр. — Северный материк и часть океанского побережья северо-западного материка — можно накрыть с орбиты. Крейсера уже выдвигаются. Но вот здесь, — повинуясь жесту адмирала, кусок поверхности с тремя полыхающими красными точками приблизился, — придется уже ручками. Потому что там не только поселения рабочих рудного комплекса, но и закрытая зона Имперского комитета перспективных исследований.

— Десантников всего полк, — флегматично отозвался командир подразделения космопехов, базирующихся на крейсерах — полковник Тарс. — Эффективно можем зачистить только одно место высадки. На вторую точку и уж тем более на третью физически не успеем. Нужно погрузиться, проверить технику и снова высаживаться. Кроме того, капсулы фактически одноразовые. Собрать и привести их в порядок, конечно, можно, но долго и тяжело. А десантных ботов у нас всего на батальон. Так что высадка на вторую точку не ранее десяти-пятнадцати часов. Или наземный марш. Но пока расковыряем башню, пока соберем людей… Раньше плюс трех часов не выйдем. Потом время на марш и развертывание…

— А они потом закопаются так, что их и тяжелыми зарядами не выковыряешь, — Керринг покачал головой.

— Осталось сорок восемь часов.

— Им и десяти хватит, — отмахнулся адмирал. — Они уже сейчас вгрызаются в грунт так, что клочья летят.

— Штурмовики посбивают на хрен. У Мусорщиков в атмосфере преимущество. Их машины более приспособлены именно к атмосферному бою, — командир штурмовиков понимал, что именно ему идти в атаку на зарывшиеся в землю комплексы, и просто предупреждал о потерях.

— У рейдеров пушки менее мощные. Можно попробовать с орбиты.

— Не настолько мощные, чтобы пробить через атмосферу, хотя… — Адмирал задумался. — Пусть попробуют. Их пушки действительно не выжгут там ничего существенного. А если хоть десяток раз попадут, все легче будет.

— Адмирал? — Алиса приподняла руку, прося слова.

— А… Волчица. Хорошо отработали, — Керринг улыбнулся. — Что вы хотели предложить?

— Сначала мы имитируем заход штурмовиков, — Алиса стилусом провела линию в проекции. — Потом, после взлета перехватчиков и дронов, сразу же отстреляются рейдеры. Цель будет более размытая, и меньше шансов промазать. Это сильно проредит их авиапарк. Можно сказать, почистит воздух. Потом штурмовики уходят на круг ожидания, а мы заходим на башни. Сразу освобождаемся от торпед и начинаем воздушную свалку. В бой они кинут оставшийся резерв, поэтому у нас есть все шансы не только выжить, но и подпалить им хвост. Ну и пока Мусорщики будут гоняться за нами, ударят штурмовики. В один заход. Попал — не попал, сразу уход на форсаже на орбиту.

— Ну, ты — ладно, а своих людей, неужели на смерть поведешь? — адмирал пытливо посмотрел на женщину, которая уже второй раз за день удивила его.

— Попробую набрать добровольцев. Неужели из трехсот истребителей не найдется полсотни сорвиголов? — она улыбнулась, и адмирал улыбнулся в ответ.

— Как, полковник, сработает?

Анард, что-то считавший на своем планшете, поднял голову и кивнул.

— Должно. Так, конечно, не воюют, но возможно, в этом шанс. Но все равно — сработает эта штука лишь один раз. Потом Мусорщики придумают, чем ответить.

— Но будет это лишь одна башня, а не три, — возразил Храмм. — В конце концов, можем на это дело потратить один из рейдеров. Снять главный ходовой реактор, перевести в беспилотный режим и штурмовать, а если не получится — таранить башню. За один рейдер как-нибудь отчитаемся.


Несмотря на полную самоубийственность атаки, нужное количество пилотов набрали быстро. Шестьдесят ветеранов и двадцать новичков решили рискнуть получить тройные боевые, объявленные адмиралом в качестве приза, а чтобы не было вопросов по командованию, руководить налетом поставили полковника Анарда, для которого выделили единственный в эскадре скоростной рейдер.


Десантники тоже готовились к атаке на гроккр.

Сержант Нард, уже получивший по результатам выпуска должность командира отделения, последний раз проверил своих бойцов и, заскочив в десантную капсулу, дернул рычаг закрывания дверной заслонки. Теперь оставалось только ждать.

Войдя в атмосферу, крейсер сразу же выбросил облако ложных целей, а через секунду — два десятка пустых капсул, которые понеслись вниз, забивая системы гроккр отвлекающими сигналами. Зенитный огонь Мусорщиков был не очень сильным, поэтому даже большинство ложных целей прорвалось. Следом за ними пошли капсулы с личным составом, техникой и еще одним ворохом ложных мишеней. Зона высадки была выбрана очень удачно, и благодаря этому уходящие к земле десантники оказывались закрытыми скальным массивом, прорезанным длинным ущельем так, что сама гора напоминала двузубую вилку.

Боевая техника десанта — громоздкие, но мощные бронетранспортеры с пушкой крупного калибра и энергощитом — вмещали в себя пятнадцать десантников, что, учитывая их огромные бронескафандры, было очень много.

Организованно покинув капсулы, десантники тут же грузились в бээтры, которые строились походной колонной.

Разведка уже давно ушла вперед, когда машина четвертого взвода тронулась с места. Сто машин, где кроме бронетранспортеров были и командно-штабные, и служб обеспечения, втянулись в длинный узкий проход между скалами. Скорость колонна набрала максимальную, и скользящие в метре над дорогой бронемашины лишь мягко приседали на особенно крутых поворотах.

Из ущелья бронетранспортеры вылетали по одному, что представляло определенную угрозу, но разведка уже вступила в бой, отвлекая основные силы, так что полк, развернувшись в линию и высадив десант, начал артподготовку, обстреливая башню.

— Четвертый взвод, марш!

— Третье отделение, марш! — машинально продублировав команду, Нард легко, словно на стадионе, побежал вперед. Бронескафандр, весивший при полной загрузке чуть меньше тонны, имел не только собственный силовой щит, но и реактор, питавший всю его сложную механику и электронику. Сейчас эта электроника не только отслеживала своих и чужих на поле боя, но и выдавала прогноз зон поражения на пути следования. Поэтому пехотинцы метались из стороны в сторону, словно блохи, тем не менее двигаясь вперед. Взводу Нарда досталось чистить от Мусорщиков одну из верхних секций, и взлетев на гравитронах на нужный уровень, сержант забросил гранату в уже проделанное пушками отверстие. Полыхнул взрыв, дыра сразу увеличилась в размерах, и отделение начало поэтапную зачистку своего участка.


А в это время вокруг второй башни уже кипела собачья свалка воздушного боя. Здесь техническое преимущество флота империи было совсем небольшим. Верткие истребители Мусорщиков были лучше приспособлены для полетов в атмосфере. Кроме того, сказывалась подавляющая численность их дронов и перехватчиков. Счетчик сбитых у Алисы перевалил за третий десяток, а в небе все так же было черно от вражеской техники. Как и договаривались, истребители постепенно оттягивали машины Мусорщиков от башни, давая лишний шанс на выживание пилотам неповоротливых штурмовиков.

Близкий взрыв заставил щит просесть сразу наполовину, и Алиса бросила машину в пике, давая генератору набрать мощность. Сразу же за ней увязалась тройка дронов и два перехватчика, и ей пришлось добавить тяги. Из пикирования она выходила под вой гравитронов, пропахав энергощитом глубокую борозду в земле. Из врагов такой фокус не смог повторить никто, и сразу пять машин продолбили глубокую воронку в каменистом грунте Аранта.

Счетчик побед снова скакнул вверх, но Алисе было не до того. Активировав с помощью нархона свой последний резерв — магический щит, и ввинтившись в небо, она подловила очередной перехватчик и, влепив в него из осевой пушки, бросила машину в переворот, чтобы снять с хвоста парочку дронов.

— Штурмовики пошли! — полковник Анард, руководивший боем, сжав кулаки смотрел, как по одному выбывали из боя его лучшие пилоты. Конечно, кое-кого подберет разведрота, выдвинутая специально на этот случай на место боя, но не всех. К его удивлению, Волчица еще держалась. И не просто держалась, а была в пятерке наиболее результативных пилотов. Оправдывая свое прозвище, лейтенант раз за разом рвала в клочья врагов, словно заговоренная.

А штурмовики уже сбросили ракеты, и пятьсот трехтонных сигар, оставляя за собой быстро тающий голубоватый след, устремились к башне. Частично уничтоженная противоракетная оборона не смогла сбить даже трети, и на обшивке разом вспыхнули несколько сотен разрывов. А штурмовики были уже совсем близко и, пройдясь словно плугом по избитой башне, подрубили основание, и она, наконец, стала заваливаться набок.

Штурмовики, задрав нос, устремлялись вверх, на орбиту, где их могли прикрыть пушки эскадры, а для истребителей ничего еще не кончилось. Дроны, лишенные управления, перешли в режим камикадзе и начали просто таранить противников. Юркие машины горели десятками, но просаживали щиты. И следом, не давая имперским пилотам выйти из боя, к самоубийственной атаке подключились перехватчики.

Оставшиеся в строю полтора десятка истребителей творили чудеса, но этого было явно не достаточно. Одна за другой машины вспыхивали огненным облаком, и далеко не всегда из этого облака к земле устремлялась спасательная капсула.

Алиса вывалилась из боя последней и, крутанувшись в иммельмане, увидела рой из двух десятков вражеских машин и ни одного истребителя.

— Ну, суки, получите.

Осевая пушка перечеркнула облако огненным пунктиром справа налево, а потом и в обратную сторону, превращая в обломки еще десяток противников и рассеивая оставшихся.

За ней никто не гнался, хотя сейчас истребитель, получивший больше десятка попаданий, держался в воздухе настоящим чудом. То, что до орбиты ей не дотянуть, было ясно еще в самом начале самоубийственной атаки. Но плохой новостью было то, что, увлекшись боем, она очень сильно удалилась от точки, где ее могли подобрать спасатели.

— Восемнадцать пятьдесят пять — центр.

— Центр, — голос полковника Анарда был усталым, словно тот двое суток лично разгружал вагоны. — Вы удалились из зоны спасения. Можете ли вернуться в квадрат?

— Отрицательно, — Алиса бросила взгляд на приборную панель, половина которой превратилась в обугленный кусок пластмассы. — Тяги на пять минут.

— Следуйте курсом двести десять. Пересекающимся курсом следует батальон пехоты, они вас подберут. После прибытия на место вы будете эвакуированы спасательным ботом медслужбы.

— Принято.

ЦИР истребителя уже перегрузился по аварийному протоколу в оболочку бронекомбинезона, готовый к катапультированию пилота, а все полости залиты противопожарной пеной.

Алиса осторожно начала разворачивать разваливающуюся машину на нужный курс и вывела на уцелевшую часть приборной панели карту, полученную из центра. До места лететь было всего ничего, так что свои шансы на выживание она сразу повысила до пятидесяти процентов, что, по ее раскладам, было совсем не мало.


— Сержант? — голос командира роты прозвучал в шлемофоне чуть громче, чем хотелось, и Нард немного понизил уровень. — У нас пернатый по курсу. Подобрать, обогреть, приласкать. И смотри, у нас не учебный центр. Тут летунов, если нужно, телами прикроют. Потом догонишь и примешь арьергард.

— Сделаю, капитан.

— Конечно, сделаешь, — командир, хмыкнув на прощание, отключился.

— Сержант, есть отметка аварийного маяка! — оператор систем связи ткнул пальцем в экран и увеличил масштаб карты. — Восемь километров, курс тридцать три.

— Давай на подбор, — Нард, который после гибели командира принял взвод, оглядел своих людей. — Так, парни. Сейчас подберем летуна. Они сегодня практически вручную выкрошили башню Мусорщиков. Без пехоты, без пушек крейсеров и наземной поддержки. Так что отставить идиотские приколы и шуточки. Со всем уважением и почестями. Нам еще не раз вместе воевать.

Бодро вильнув в сторону, бронетранспортер свернул в густой лес, оставляя за собой поваленные деревья, срезанные мощным бронированным отбойником. Пилот нашелся практически сразу. Он ухитрился посадить избитый истребитель на вытянутую полянку, и уже на земле, видимо не выбравшись штатным порядком, отстрелил капсулу.

Десантники мгновенно высыпали наружу, взяв под контроль окружающее пространство, а пилот, одетый в легкий боевой скафандр, пошел навстречу. По сравнению с громоздкими, словно шкафы, космопехами в бронескафах, он выглядел хрупким и миниатюрным, но укороченный Тран держал в готовности, а рукояти коротких са хати в набедренных ножнах совсем не были похожи на ритуальное или парадное оружие.

— Привет, пехота! — Бронестекло шлема ушло вверх, и Нард с удивлением увидел ту самую девушку, что так ловко надрала его в учебном центре.

— Привет, крылатая, — он тоже поднял забрало.

— А… Старый знакомый, — девушка громко расхохоталась и хлопнула сержанта по плечевой пластине. — Рада встрече. Есть выпить?

Глядя, как один из бойцов отстегивает пенал с капсулой гидратора, Нард остановил его жестом, нажал кнопку, а когда набедренная пластина приподнялась, достал из-под нее титановую флягу. Одним движением ладони свинтив крышку, протянул пилоту.

— Мм… Лагарский бренди, — Алиса сделала большой глоток и блаженно зажмурила глаза. — Напиток богов и героев. Это вас так в поле снабжают? Надо подумать о переходе в пехоту, — она снова рассмеялась и, закрыв флягу, протянула ее Нарду.

— Ну что, мальчики, доедем кататься?

— Да, сарм лейтенант, — Нард, улыбнувшись лишь кончиками губ, кивнул. — В машину!


10

Тяжело в учении — легко в раю.

Неизвестный сержант

Служба внешней разведки Российской империи. Первое управление. Из рапорта начальника управления генерал-лейтенанта Хаджиева


…Из поступающих данных можно уверенно сказать, что ученые Ордена интенсивно работают над продолжением исследований по проблеме межмировых переходов. Внутренний код проекта — Инсайд.

Достигнутые успехи подтверждаются регулярным поступлением в исследовательскую группу веществ иномирного происхождения и биологических материалов.

Вместе с тем хочется обратить ваше внимание на то, что ряд экспертов (академик, доктор ф.-м. наук Савин, доктор ф.-м. наук Калюжный, академик, доктор ф.-м. наук Абашидзе) предполагают с высокой степенью вероятности, что речь идет о пробое в сопряженные пространства.

Таким образом, идет интенсивная работа по пробою барьера мерности с целью получить передовые технологии, что в связи с резким усилением в военной сфере может говорить о ведущейся подготовке к военным действиям.

Также в экспертном заключении содержится категорическое требование не начинать подобные исследования на территории Российской империи, так как они потенциально имеют высочайший уровень опасности и могут проводиться лишь на полностью изолированных территориях, таких как безлюдные планеты или удаленные космические станции.

Гисса Айян, гроздь Харно, центральный порт дау


Кенн-кворт был, как всегда, полон и кипел жизнью. Люди будто сумасшедшие спешили по своим делам, не оглядываясь по сторонам, и лишь маленькая девочка, засмотревшаяся на переливы свечения платформы портального перехода, выпадала из этой суеты. Именно она и была тем человеком, который видел, как перед тем как вспыхнуть изумрудным сиянием, платформа налилась густым синим цветом и на мгновение почернела, отдавая весь резерв для аварийного перехода.

Появившаяся на платформе девушка, высокая, стройная и одетая по последней айянской моде, с массивным посохом в руках, окинула зал прибытия пристальным взором и остановила взгляд на замершей у основания диска девочке. Легко спрыгнув с метровой высоты, она шагнула к девочке и присела рядом.

— Что ты тут делаешь совсем одна?

— Я не одна, — девочка кивнула на стойку регистрации, у которой стояла невысокая молодая женщина в форменной курточке «Лапароу тане» — транспортной компании, обслуживавшей ВИП-терминал.

— Мама?

— Сестра. Она разрешает мне гулять здесь. А дядя Наргин дал мне вот это, — маленькая ручка вытащила из-за отворота платья маленький медальон. — Говорит, пока в здании есть хотя бы один охранный дрон, мне бояться нечего.

К этому времени сигнал о прибытии странной гостьи и ее изображение были уже опознаны, и выскакивавшие через наведенный портал боевики раскидали охрану и взяли на прицел человека, за которого корпорация Мерон платила пятьдесят миллионов наличными. Они же обеспечивали нейтрализацию охраны в перевалочном порту и блокировку системы безопасности.

Елена, увидев всю эту нездоровую суету, встала и, спрятав девочку себе за спину, взяла свой посох наизготовку.

— Кто вы такие, и что вам нужно?

— Медленно положите жезл, руки за голову и встаньте на колени, — старший группы захвата нетерпеливо дернул стволом.

— Незаконное проникновение, опасность нулевого уровня. — Охранная система, для которой облик девочки был прописан высшим приоритетом, переключилась в аварийный протокол, и из-под потолка к месту противостояния мягко спланировали два десятка невзрачных серых дисков, замерших прямо перед глазами наемников.

У тех оставалась единственная возможность — медленно положить оружие на пол, но кто-то из парней решил дернуться. Короткое серебристое сияние на мгновение окутало боевиков, и они словно бревна попадали на пол.


— Сарм Алиса, — скромно одетый мужчина с баронским диском на груди с поклоном шагнул вперед, но остановился, так как острие посоха уже смотрело ему в лицо.

— Сарм Елена, — Елена, зорко оглядываясь по сторонам, взяла девочку на руки, готовая убить всех, кто приблизится. — Вы, наверное, прибыли, чтобы рассказать, где и при каких обстоятельствах видели сестру?

— Но это долгий разговор, — барон Нилар запнулся, видя, как вокруг острия начинает раскручиваться черный вихрь.

— Хорошо, — Елена, видя, что к ним уже бежит сестра девочки, шагнула в сторону и, опустив жезл, передала маленькую путешественницу из рук в руки. — Но хоть одно слово лжи, и я накрою ваш драный город Черным вихрем.

Наблюдавший за всей сценой мужчина в скромном сером бари — своеобразной униформе наемников — дождался, пока девушка с бароном не покинут здание порта, и включил свой коммуникатор.

— Сай Наро? Да, я сделал, как вы говорили. Вы, как всегда, правы. Внезапно активировались охранные дроны и парализовали всех наемников. Мерон блокировал охранную систему, но она почему-то переключилась в особый протокол. В итоге объект покинул здание в личном лимузине барона Нилара… Да, как договаривались. Две бутылки «Ахо таса» желтой серии. Отправлю сегодня же.


Гисса Айян, гроздь Арнак, система 237 140, планета Аранти


Отставший от колонны броневик резво набрал ход и уже через десять минут пристроился в хвост, взяв на себя функции тылового охранения.

Четыреста километров марша батальон преодолел менее чем за три часа, и зайдя по пологой дуге, начал высадку.

— Сарм лейтенант, — Нард мыслями был уже там, у подножья башни, которую сейчас утюжили из всех стволов наземные части и оставшиеся в строю штурмовики. — Эвакуатор будет минут через двадцать, когда зенитный огонь ослабеет. А пока побудьте здесь, возле бэтры, — оглядев своих людей, он кивком захлопнул забрало шлема. — Перебежками, тройками, вперед марш!

Глядя, как грамотно двигаются космопехи, Алиса одобрительно хмыкнула, вернулась в бронетранспортер и ткнула кулаком в бок рядового, сидевшего за пультом управления пушки.

— Двигайся, боец.

— Волчица, обнаружен ЦИР младшего разряда. Доступен перехват управления.

— Маркер нашлемного прицела работает?

— Доступны все функции с учетом изменений параметров оружия.

— Годится, — одобрила Алиса. — Давай перехватывай. Постреляем немного. Рядовой! — Алиса окликнула оператора защитных систем. — Щит в режим зонтика. Вектор — башня плюс тридцать градусов. Волчонок, синхронизация с пушкой?

— Две миллисекунды.

— Покинуть борт. Сейчас здесь будет жарко.


Устроившись с относительным комфортом в ложбинке между двух деревьев, Алиса поворотом головы перевела маркер прицела на орудийную башню и моргнула два раза, давая команду стрелковому комплексу, и сразу же поняла, что это совсем не пушка истребителя. Бронетранспортер имел в луче более пятисот единиц, а с учетом экономии на конфигурации щита, перезарядка занимала всего пять секунд.

Бок башни сразу же вспучился и вспыхнул фонтаном искр, словно фейерверк. Дальше Алиса уже не отвлекалась и лупила по всему, что могло помешать взводу Нарда продвигаться вперед.

Десантники сразу же почувствовали, что дышать стало легче, ускорились, и к основанию подошли одними из первых, хотя вступили в бой последними. Теперь Алиса стреляла тридцатипроцентными зарядами, но два раза в секунду, выкашивая дроны над космопехами, спешно взрезавшими обшивку башни.

Полтора десятка мин ухнули одновременно, и круг диаметром в три метра вылетел наружу, открывая проход в нутро оборонительного комплекса.

Система башни тоже отреагировала на излишне эффективную пушку, и на бронетранспортер начали заходить по одному дроны. Какое-то время Алиса успешно их отстреливала, но через несколько минут поняла, что еще минут пять — и их просто сомнут массой и перемешают с грунтом.

— Волчонок, переключай бэтру в автономный режим. Будем рвать когти.

— Принято, Волчица.

— Боец, как там тебя… — окликнула она солдата, залегшего в неглубокой яме в метре от позиции Алисы.

— Хемис, сарм лейтенант.

— Хемис, найдется пара десятков гранат?

— Да, сарм…

— Волчица. Просто Волчица. Давай, бегом доставай и двигаем отсюда.

— А куда? — Хемис оглянулся. Вокруг уже поднимались дымы от подбитых бронетранспортеров. — Дроны найдут даже под водой.

— Вперед, Хемис. Предпочитаю сдохнуть, наматывая на приклад кишки Мусорщика, а не убегая от дронов.

Боец метнулся в содрогающийся от разрядов пушки бронетранспортер и через несколько секунд вернулся, волоча за собой ящик серого цвета.

Быстро развесив гранаты и проверив интерфейс своего Трана, Алиса кивнула бойцу.

— Готов? Вперед!

Рванув по перепаханному полю, словно вспугнутые зайцы, Алиса и Хемис успешно проскочили триста метров, разделявшие их старую позицию и башню, и не снижая скорости влетели в дыру, чуть не сбив по дороге пару космопехов, охранявших вход.

— Волчица, теперь куда? — Хемис, который уже успел с начала боя дважды попрощаться с жизнью, вдруг поймал боевой кураж и готов был идти хоть к черту в зубы.

— Думаю, самое интересное сейчас происходит внизу, — Алиса усмехнулась и заглянула в чернеющую дыру лифтовой шахты. Активировав подключение к командному каналу, вывела объемную проекцию уже осмотренных помещений и решительно направилась к лестнице.

— Лифты для пижонов, Хемис. Ну, то есть для тех, кто желает непременно умереть глупо и бестолково. А мы с тобой будем жить недолго, но счастливо, и красиво подохнем на огромной куче из боевых особей.

При столкновении с землей основание башни сразу погружалось в грунт, становясь, таким образом, нижними этажами и будущим центром разветвленной системы подземных сооружений. Именно там сейчас кипел основной бой.

Тысячи боевых особей и даже вооруженные лишь жвалами, способными перекусить стальной лом, рабочие особи нападали из всех углов, несмотря на потери и устилая переходы хитином, хрустящим под подошвами солдатских ботинок.

Алиса сразу перевела комплекс в режим максимальной мощности, предпочитая сделать один точный и безусловно смертельный выстрел, чем полосовать воздух маломощными импульсами и надеясь попасть за счет статистики. Но первого своего врага она от неожиданности убила ударом тяжелого ботинка, снеся ему голову. Ствол лучемета зацепился за стену, и пришлось бить ногой. Боевая особь, вооруженная чем-то вроде короткоствольной пушки, закрепленной на спине, отлетела вдоль коридора, разбрызгивая зеленую жижу, а голова ускакала куда-то в бок.

— Прошу прощения, Волчица, — Хемис что-то повернул на цевье и отстегнул узел фокусировки, сделав лучемет в полтора раза короче. — Можно еще убрать приклад.

— Убирай, а то так сапог не напасешься, — Алиса хрипло рассмеялась и, приняв от напарника изрядно полегчавший и уменьшившийся ствол, довольно улыбнулась. — Ну вот, совсем другое дело. А себе?

— Сейчас, — Хемис снял наспинный контейнер и спрятал обе насадки и приклады в него.

— Готов? Вперед.

По мере приближения к зоне боев, запах паленой плоти становился все чувствительнее, пока не перешел в едкую вонь. Алиса берегла батареи до последнего, но в итоге была вынуждена перейти на дыхание через фильтровентиляционный прибор.

Обугленные трупы боевых особей и человеческие останки стали попадаться все чаще, и пару раз они встретили десантников в искромсанной броне, бредущих наверх.

Линия боевого соприкосновения встретила их суетой и беготней полевого штаба. Офицер космопехоты с майорскими звездами на плечевой пластине руководил зачисткой нижних уровней с помощью объемной проекции. Сюда же поступала вся информация о ситуации в подразделениях и техническом состоянии скафов.

— Так, это что еще за явление? — разумеется, часовые у входа уже доложили, что вниз идет какой-то на всю голову раненный пилот в сопровождении пехотинца, но майор Элдис решил сам посмотреть на это чудо.

— Лейтенант Рокот, эскадрилья Красные волки, — Алиса лихо отдала честь и замерла.

— А… Волчица. Хорошо отработали. А что здесь потеряла?

— Да чего-то жарко стало на поверхности, — девушка улыбнулась. — Подумала, что так сдохнуть куда интереснее, чем зажариться в броневике.

— Оно, конечно, так, но мне потом Анард все мозги продолбит, если с тобой что произойдет.

— Я, сарин майор, взрослая девочка, — Алиса усмехнулась. — И точно знаю, что делать с любой стороны прицела. А людей у вас не хватает.

— Ладно, — майор кивнул. — Примешь пятый второй. Я туда свел все остатки других подразделений. Задача — блокировать главный ход. Все просто. Все, что лезет — жарить, пока не осыплется пеплом. Они сейчас здесь, — стилус прочертил светящуюся линию внутри проекции.

— Ясно, — Алиса кивнула и, коротко хлопнув ладонью по нагрудной пластине, вышла наружу.

— Вот кромешная девка, — майор вздохнул и оглянулся на начальника штаба. — Ну что там с подкреплением?

— Заканчивают проверку ботов, — старший лейтенант, словно это зависело от него, потупил взгляд. — Я думаю, еще минут сорок — час как минимум.

— Схарчат нас тут за час.

Найти место расположения сводного взвода оказалось непросто, но в итоге их вывел к месту боец из взвода инженерной разведки. Около тридцати десантников, собравшихся в небольшом отнорке магистрального хода, посменно постреливали вдоль коридора, а остальные занимались кто чем, коротая время.

— Скучаем? — Алиса оглянулась и, увидев бойца с двумя полосками на плечевом сегменте, кивнула ему, как старому знакомому. — Привет, сержант. Чего такой скучный? Все никак конца света не можете дождаться?

— Так не минует нас, — сержант улыбнулся сквозь толстое бронестекло и поднял щиток. — По-быстрому не получилось, так теперь все. Пока подтянут основные силы, нас тут уже нарежут ломтями, — он хлопнул ладонью по груди в воинском приветствии. — Корс.

— Волчица. Направлена командованием принять сводную роту. Давай соображать, — Алиса включила карту. — Здесь мы, здесь штаб, отсюда они лезут. Воздуховодов нет, так что сзади, кроме недобитков, никого не будет.

— Пытались сунуться, — сержант мотнул головой. — Там такое месиво. Секты друг у друга на головах стоят, а огонь такой, что защита схлопывается за пару секунд. Даже убежать не успеешь. И сюда они не суются. Сразу всех в сечку крошим. Как говорил покойный лейтенант Забо, позиционный тупик. Сейчас контролируем проход микродронами, но у Мусорщиков хорошие системы радиоподавления, так что менять приходится часто.

— Ясно, — Алиса осторожно выглянула в проход и увидела высокий, больше трех метров в высоту, и широкий, около четырех метров, коридор овального сечения, уходивший от нее в обе стороны. Только вправо он поднимался вверх и заканчивался чем-то вроде пандуса, а влево — уходил со снижением и изгибался дугой.

— А чего такая странная конструкция? — Алиса вновь посмотрела на план. — Все коридоры прямые, а этот кривой.

— Да тьма их знает, — сержант с задумчивым лицом развернул проекцию, Чтобы видеть проход. — Я, честно говоря, о таком и не слышал даже. Может, обходили особенно крепкий камень?

— А может, водяной пласт? — Алиса переглянулась с сержантом.

— Предлагаете затопить здесь все к черту? — Корс с сомнением покачал головой. — А сколько там? Может, метр, а может, и все десять. Да и не дадут нам резать камень. Сразу навалятся такой толпой…

— А взрывчатка у нас есть?

— А если завалит другие коридоры? — резонно возразил сержант. — Там же полно наших парней.

Внезапно на плане, который рассматривала Алиса, замерцал еще один коридор. Видимо, десантники сумели прорваться в новый проход, и система тут же отобразила его на плане. И сразу же в шлемофоне раздался голос майора Элдиса:

— Волчица, там наших зажали в коридоре двести семь — три. Попробуйте ударить со своей стороны. Хоть отвлечете их немного. Если прорветесь, заминируйте ход двести восемь — три и уходите.

— Сделаю, — Алиса подняла взгляд на сержанта, уже получавшего текстовую версию приказа.

— Ну?

— Пошли, чего тут, — он обернулся. — Подъем, парни. Лорни, Хатт, Дего, пойдете головняком.

— Так, — Алиса остановила сержанта, уже разбивавшего взвод на тройки. — Прорываться будем по-другому. Две колонны вдоль стен коридора. Та, что слева — на три-четыре шага впереди. Как только идущие по длинной дорожке заметят или почувствуют что-то, мгновенно все останавливаются. Потом сразу готовят гранаты и запуливают их вдоль прохода. Гранату кинул, взрыв, шаг вперед. Снова гранату, и снова шаг. Понятно? Чтобы не сбавлять ход, можно работать в четыре руки. Вперед!

Первое время Алиса несколько раз поправляла идущих вразнобой десантников, но очень быстро они сообразили, как нужно двигаться, и к повороту, за которым находился заслон, подошли в более-менее боеготовом состоянии. Рокотова двигалась в центре между двух колонн, четко контролируя обстановку.

Идущий первым сержант сдернул гранату с подвески и, хрустнув взрывателем, метнул вдоль коридора. Удачно срикошетив от стены, ребристый шарик улетел за поворот, и взрыв хлестнул по стене осколками хитина.

— Не тормозить! — Алиса забросила еще одну гранату за поворот и, переждав разлет осколков, шагнула вперед. Мощный излучатель в ее руках сразу же ожил басовитым гудением генератора, и луч добил остатки заслона боевых особей.

Все произошло так быстро, что десантники чуть припоздали и вывернули из-за поворота, когда все уже было кончено.

Подняв руку в жесте «внимание», Алиса бросила беглый взгляд на край стекла, куда высвечивались данные от разведывательных дронов, и рубанула ладонью — «вперед».

Второй заслон прошли уже более слаженно и двинулись вперед, когда из бокового прохода вывалилась стая рабочих особей в количестве более двух десятков.

Вооруженные лишь плазменными насадками на жвалы, они тем не менее были грозным противником в ближнем бою, потому что взмах таких клешней мог за один раз срезать ногу или руку в тяжелом доспехе.

Излучатель в руках у Алисы выплюнул последний луч, и пустая батарея упала на пол. Но менять аккумулятор было уже некогда и, метнув Тран в очередного секта, Алиса выхватила из ножен клинки.

Серебристый вихрь остановился у прохода, и сектоиды, выдавливаемые оттуда, выпадали наружу уже в виде отдельных частей. Через пару минут все кончилось, и Рокотова, взмахнув клинками, сбросила остатки зеленоватой слизи на пол и вернула мечи в ножны.

— Ваше оружие, командир, — сержант Коре подал оружие, но это был не штатный пилотский Тран, а стандартный десантный Храм-9.

— Спасибо, сержант, — Алиса привычным движением проверила положение предохранителя и оглянулась. В глазах солдат вместе с обожанием была решимость и нужный боевой кураж, что ей как опытному командиру было очень важно.

— Так. До обеда у нас еще пара часов. Предлагаю сейчас добраться до застрявших парней, покуролесить там немного, а потом сделать перерыв.

— Да, командир, — гаркнули десантники, и Алиса довольно улыбнулась. Парни почувствовали вкус крови врага, и им понравилось.

— Что с картой, Корс?

— Вперед двадцать метров, потом влево и вниз.


К этому моменту взвод, а точнее то, что осталось от взвода Нарда, оказалось зажато в узком коридоре, и боевые особи атаковали практически непрерывно. К счастью десантников, главная боевая сила Мусорщиков — антропоморфные биороботы были практически полностью уничтожены в самом начале боя удачным попаданием тяжелой торпеды в верхний отсек боевой башни, но горстке десантников и того, что осталось, было с лихвой. Из двадцати человек в строю осталось лишь семеро. Остальные были или тяжело ранены, или убиты. От некоторых остался лишь жетон с номером.

Тяжелого вооружения практически не осталось, а последнюю ракету он берег на совсем уже крайний случай.

Нард метнул гранату вдоль коридора, и та, перевернувшись и встав торчком, переключилась в сенсорный режим.

— Ты как, сержант? — Дего Радо присел рядом и осторожно выглянул в коридор. — Новости есть? Что там руководство нарешало?

Нард устало привалился к стене и вздохнул.

— Наверху вообще ад. Там на орбите наши с Мусорщиками сцепились, так что десанта не будет. Еще передали, что к нам идет сводная рота, но я как-то…

Гулко ухнула граната, и густая масса сектоидов, прущая по коридору, на мгновение вздрогнула, но продолжила двигаться. Семь излучателей полосовали плотную массу, заставляя гореть даже то, что гореть никак не могло, но сектоиды перли, словно у них было как минимум по сто жизней.

Вдруг с потолка что-то начало сыпаться, и один из солдат вскинул голову, чтобы посмотреть, но в дыру уже прыгали десантники прорвавшейся к ним группы.

Два десятка стволов, влившиеся в перестрелку, быстро поставили точку в попытке прорыва, и Нард с удовольствием увидел знакомую лейтенантшу.

— Как танцы? — нейтрально осведомилась девушка и подняла забрало шлема. — Ну и вонь! — Она закрыла шлем и развила бурную деятельность. По установленной лебедке раненых и убитых начали поднимать наверх, а оттуда опускать контейнеры с боеприпасами.

— Значит, так, — Алиса оглянулась, — есть два варианта. Прорываться к нашему штабу по девять-три, и уходить той дорогой, что мы пробили к штабу. Там будет центр обороны. К Мусорщикам подошло подкрепление, и сейчас на орбите настоящая свалка. Так что пока не подойдет третий ударный и не разнесет тут все вдребезги, нам нужно как минимум дождаться этого светлого момента.

— А здесь?

— Здесь… — Алиса кивнула на три продолговатых ящика, которые уже спустили вниз. — Оставим им пару сюрпризов и уйдем.

Нард, несмотря на уверенность, что место женщины на кухне и возле детей, был разумным человеком и видел в лейтенанте серьезный опыт, которого не имел сам.

— Думаю, второй вариант лучше. Кроме того, наверху должны остаться оперативные склады и кое-какая тяжелая техника, — он помедлил. — А сюрприз серьезный? В смысле, нужно из башни совсем сваливать?

— Не знаю. Не могу предсказать, как сработает в этих условиях, — девушка легкомысленно отмахнулась. — Да хоть как бухнет, лишь бы коридоры завалило. Своды не укреплены, так что достаточно тряхануть, чтобы все поплыло. Тогда давай поднимай своих людей и поднимайся сам, а я начну готовить сюрприз.

Алиса не хотела светить свои возможности как исао, поэтому сначала для вида стащила ящики со взрывчаткой в один угол и, лишь убедившись, что свидетелей нет, активировала взрыватели и начала работать.

Бледно-голубое свечение, оторвавшись от пальцев, сначала коснулось стен, изменяя их структуру, а потом, набрав силу, начало внедряться глубоко в толщу породы, превращая обычный скалистый грунт в нестабильный материал.

Но отсутствие опыта сыграло с ней злую шутку, и плетение, которое должно было превратить грунт в нечто вроде аммонала по способности к взрыву, на глазах делало камни и землю полужидким студнем, от которого резко пахнуло озоном.

По тросу, опущенному в дыру, Алиса не поднялась, а взлетела.

— Бежим!

К ее счастью, никто не стал задавать вопросов, а дисциплинированно рванули, словно на стометровке. По дороге Алиса успела передать код срочной эвакуации майору Лартану, командовавшему сводным батальоном, и поскольку подразделения и так начали стягиваться к центру, он циркулярно объявил срочный выход на запасные позиции.

Что это такое, десантники знали прекрасно и, выскакивая из полуразрушенной башни, лишь гадали, почему это тактический заряд не активизировали раньше.

Взвод Алисы, вылетевший одним из последних, успел преодолеть метров триста, когда башня вздрогнула и, в облаке раскаленного газа и пламени, словно ракета взвилась в воздух.

Поднявшись метров на пятьдесят, башня замерла и, сначала медленно, а потом все ускоряясь, двинулась вниз, проваливаясь вглубь земли.

Взрывная волна швырнула Алису вперед, и если бы не спина одного из десантников, девушка улетела бы далеко вперед. А так ее словно лягушку распластало по бронескафандру, а Нард, принявший дополнительный груз и понявший, что произошло, лишь ускорил ход и нырнул в глубокую ложбинку, стараясь не повредить нежданного пассажира.


Первое, что увидела Алиса, когда очнулась, был майор Лартан, меланхолично употреблявший что-то из банки с невзрачной серо-коричневой этикеткой.

— Бля, что это было? — Рокотова со стоном перевернулась на бок и попыталась встать, но тут же подскочил Нард и обратно уложил ее на мягкую траву.

— Я надеялся услышать это от вас, лейтенант, — Лартан со вздохом заглянул в банку, но, видимо, больше не найдя ничего съестного, смял ее, словно бумажный стаканчик, клешнями экзоскелета.

— Вскрыла ящики согласно инструкции, активировала взрыватели, а потом увидела, что в коридор ползет какая-то хрень типа студня. Ну и приказала всем рвать когти. Были у меня подозрения, что это совсем не сливочный крем.

Майор кивнул, принимая к сведению сказанное.

— Вы приняли правильное решение. Судя по тому, как разлетелась башня, нас всех там просто распылило бы на атомы. Думаю, что Мусорщиков здесь не осталось, так что можно выдвигаться к точке эвакуации.


11

Рано или поздно любопытство становится грехом; вот почему дьявол всегда на стороне ученых.

Анатолъ Франс, писатель

Из книги «Искусство империи». Глава «Балансы и противовесы».


Разделение технологических уровней в соответствии с уровнями миров, входящих в империю, является сколь устоявшимся, столь и логичным порядком, принятым во всей Гисса Айян. Технологии молекулярного морфинга недоступны планетам с десятой категории и ниже, а энергомеханоиды доступны лишь в тройке центральных миров. И разделение это происходит не административным путем и запретами, а самым эффективным — экономическим методом.

Зарплаты в центральных мирах и даже социальные пособия сопоставимы с доходами среднего менеджмента в основной массе миров и невероятно высоки для миров отсталых. При этом постоянно осуществляется ротация населения из мира в мир. И если из центральных миров в нижестоящие переселяются в основном маргиналы, то в обратном направлении едут талантливые инженеры и ученые на пике своей карьеры, чтобы полноценно вкусить благ цивилизации, даже учитывая неизбежную потерю в социальном статусе.

Таким образом осуществляется социальная фильтрация, и центральные миры имеют наиболее низкий процент маргинальных элементов и наиболее высокий суммарный коэффициент интеллекта.

Но верно и то, что идет вымывание людей с высоким агроиндексом, а наверх взбираются в основном те, кто предпочитает обходные пути.

Но империя успешно решила и этот вопрос, предоставив своим более агрессивным членам социальные лифты иного типа.

Лица с высоким агро отжимаются на периферию общества, где их уже ждут вербовщики армии, флота и специальных служб. Это как раз те места, где высокий агро является конкурентным преимуществом, что обуславливает успешное продвижение именно агрессивных особей.

Но для успешного руководства людьми этого мало, и на командные должности попадают те, кто имеет безусловный талант руководителя и достаточно сильный волевой потенциал, чтобы сдержать собственную агрессию.

Этот своеобразный кольцевой поток человеческих ресурсов активно стимулируется и политикой корпораций, привлекающих перспективных сотрудников с периферии империи, и деятельностью правоохранительных структур, активно вытесняющих антисоциальные элементы на периферию, где работает настоящий плавильный котел для человеческого материала.

Доктор социологии, академик Карон Гахо

Гисса Айян, гроздь Харно, планета Кенн


Встреча Елены с руководством двух кланов началась напряженно, ибо боевой жезл в руках разъяренной магички полыхал разрядами, демонстрируя ее настроение лучше всяких слов. Но барон Нилар, как опытный переговорщик, через какое-то время смог переломить ситуацию и доказал, что происшедшее — результат несходства культурных традиций, а никак не злого умысла. И хотя все присутствующие прекрасно все понимали, такая версия помогла Елене отступить, не теряя лица. Потом последовал обильный обед, где барон постарался накормить Елену лучшими сладостями, прекрасно зная, как они действуют на женщин, и к концу обеда сестра пропавшей Алисы уже не смотрела волком по сторонам и даже начала немного улыбаться.

— Как только мы обнаружили ее пропажу, то сразу же начали аккуратные, но масштабные поиски. К сожалению, при населении в четверть триллиона это почти невозможно.

— И что теперь? — Елена, уже давно отставившая боевой жезл в сторону, нахмурилась.

— Только ждать, — барон Тамин пожал плечами. — Если мы ей понадобимся, Алиса сможет связаться с нами в любой момент, даже из тюрьмы строгого режима.

Перелив аварийного вызова прозвучал в воздухе, и барон Тамин развернул браслет коммуникатора к себе.

— Барон, дежурный оперативного штаба. Семь-восемь. Красный.

— Кто? — бросил Тамин и шагнул к голоэкрану, переводя входные данные на большой экран.

— Ранбор Тамо из Лашхор. По нашим данным, он уже запросил дарсан.

— И с чего это он такой смелый? — Нилар нахмурился. — Не самый сильный клан, к тому же у нас сейчас больше десяти тысяч боевиков.

— Видимо, была утечка, что сарм Алиса нас покинула, — Тамин уже стоял возле проекции своей штаб-квартиры и наблюдал, как в отдалении концентрируются штурмовые группы, которых было на удивление много. — Скорее всего, ему дали денег, и он подтянул под это дело наемников, а может, втянул еще несколько кланов. А вот как раз пришел вызов на дарсан, сейчас узнаем, — он ткнул пальцем в иконку входящего сообщения.

На экране появился мужчина в сером баари, стоявший на фоне приземистой БМП с пушечной башней. Ствол установки был развернут в сторону камеры, и казалось, смотрит прямо в лицо зрителю.

— Настало время платить, — мужчина усмехнулся. — Теперь, когда твоя ручная сучка сбежала, уже никто не прикроет твою задницу. Я собрал больше ста тысяч воинов, и мы наконец снесем вашу псарню, так что и следов не останется.

На основании статьи сто восьмой кодекса гражданских отношений, я, барон Ластро, глава клана Лашхор, объявляю клану Ледовых волков Тессариан дарсан, до последней крови.

Экран погас, а Елена медленно, словно кошка, потянулась, разгоняя кровь.

— Кто-то страх потерял? — спокойно осведомилась она. — Бывает. А не покажете ли вы мне, барон Тамин, где сейчас находится это смелое, но глупое существо?

— Северная граница Гехати, — машинально ответил Нилар, прошелся пальцами по столешнице, и над поверхностью вспыхнула карта окрестностей. — Километров двести, — он поднял голову и увидел, что Елена уже рассчитывала координаты прыжка на своем нархоне. — Но постойте, вам нельзя туда одной!

— Разберусь.

Елена встала с кресла и, одним движением подхватив шест, следующий шаг сделала в раскрывшийся перед ней портал.

— А, тьма меня забери! — Нилар сдавил браслет коммуникатора. — Клану код красный. Всем подразделениям и предприятиям боевой императив, «адаларо». Дежурную сотню и сотню воздушного прикрытия к штаб-квартире. Войскам быстрого развертывания занять места по расписанию.

— Будем поднимать объединенный флот? — Тамин развернулся к Нилару.

— А успеют?

— К началу — нет. Но через пару часов подойдут.

— А как отреагируют имперцы?

— Потом будем разбираться, — Тамин отмахнулся. — Сейчас главное — вытащить эту безумную девку из пекла. Минут десять она продержится, а там мы опустим три-четыре рейдера и отсечем ее защитным полем.


Из облака портального перехода Елена шагнула на едва поросшую травой землю. За ее спиной громоздились корпуса служб обеспечения клана Тессариан, а перед ней на огромном поле разворачивались атакующие колонны бронетехники и солдаты в тяжелой броне.

Нехорошо улыбнувшись, Елена легко крутанула шест и, взявшись за него двумя руками, сделала движение, словно толкала от себя.

Туманная волна, начавшись от древка, рванула вперед, набирая силу и плотность, а через сто метров больше напоминала стремительно летящую серую стену. Ударившись в силовую броню машин, она чуть прогибалась, но снеся защиту, устремлялась дальше.

Пять секунд, и перед хрупкой девушкой в тонком шелковом т'шари лежала вымороженная до звона равнина с холмами покрытых льдом машин и людей. Кто-то из уцелевших, не раздумывая, открыл огонь из бортовой пушки, и шест крутанулся в руках, превращаясь в туманный щит, о который с хрустом бились снаряды мелкого калибра.

Мгновенно сдвинувшись в сторону, Елена ударила в ответ длинной ветвистой молнией, и оплавленный до состояния бесформенного куска металла броневик вспыхнул, словно был сделан не из металла, а из бумаги.


Когда рядом приземлился рейдер Волков, все было уже кончено. Из стотысячного войска уцелело не больше пяти сотен, и все были в критическом состоянии. Медики кланов спешно вытаскивали уцелевших и отправляли их в госпиталь, а для погибших мощные грейдеры уже копали котлован братской могилы.

— Ты ставку успел сделать? — хмуро поинтересовался Тамин, глядя на картину локального апокалипсиса, устроенного Еленой.

— Конечно, — Нилар сдержанно улыбнулся и кивнул. — Вбухал весь наш совместный фонд и добавил из своих. Так что мы теперь богаче на… — он обернулся в сторону секретаря.

— На двадцать миллиардов двести восемь миллионов эри, — произнес секретарь. — Пул букмекеров уже обратился за страховым возмещением в банк сектора, а те запросили помощь от объединенного банка грозди Харно.

— Два годовых бюджета за пять минут? — Тамин недоверчиво покачал головой.

— Плюс то, что мы сострижем с Ранбора.

— Или его наследников.


Гисса Айян, гроздь Арнак, Система 237 140, планета Аранти


Через десять долгих часов, когда майор собрал разбросанное подразделение в одном месте, на поляну приземлился БДК из состава эскадры, принявший не только людей, но и уцелевшую технику.

К этому моменту Алиса уже вполне пришла в себя. На борт поднялась своим ходом и до медотсека добралась тоже самостоятельно.

Из уютного ничегонеделания в очереди на медицинское обследование ее выдернул срочный вызов к адмиралу Керрингу. Пришлось срочно изыскивать транспорт на материнский корабль и, отбившись от подчиненных и техников, радостно приветствовавших ее, срочно приводить себя в порядок и мчаться на тяжелый линкор «Элорианский щитоносец», куда адмирал перенес свой штаб.


— Сай адмирал, — Алиса, одетая в «парадное вне строя», коротко отдала честь и едва заметно поклонилась, отдавая должное неформальному табелю о рангах.

— Садитесь, — адмирал совершенно неожиданно для Алисы встал и, выйдя из-за рабочего стола, сел напротив. — У меня двойственное чувство, — Керринг улыбнулся. — С одной стороны, я вижу перед собой прекрасного офицера, готового выполнить свой долг в любой ситуации, а с другой — подозреваю, что вы полны секретами, как подземелье старого замка, — адмирал покачал головой и, хлопнув ладонью по столу, словно подвел итог всем своим сомнениям. — Ваш результат этого боя, по данным ЦИРа соединения, шестьдесят три сбитых машины. Таким образом, вы автоматически переходите в статус ветерана, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поскольку майор Тарс вполне ожидаемо уходит на повышение, эскадрилья теперь полностью ваша. Доберете людей до штатного состава и примете технику уже через пару дней, а пока побудете в оперативном резерве. Отпустить на переформирование пока не могу, сами понимаете. Ну, звание очередное, это понятно, премия, орден «Честь и Верность» и всякие другие приятности. Надеюсь, что в дальнейшем могу рассчитывать на вашу высокую боевую эффективность. Что-то не так? — спросил адмирал, видимо уловив настроение Алисы.

— Просто обычно награды как-то перед строем…

— Обычно? — переспросил Керринг. — Я так понимаю, что определенный опыт в этом смысле у вас есть, и наверняка немалый, — он усмехнулся. — На вас можно табличку вешать: «Образцовый офицер». А такое требует времени, чтобы прорасти. Осмелюсь предположить, что ваше звание — там, откуда вы прибыли — существенно выше, о чем говорит опыт руководства людьми и кое-что еще. Но уверяю вас, что если дело так пойдет, то в старших лейтенантах вы не задержитесь.


Когда Алиса ушла, адмирал какое-то время сидел, уткнувшись взглядом в двери каюты, а потом вызвал адъютанта.

— Кренг, ты уже отправил ответ на запрос от контрразведки?

— Да, сай адмирал, — офицер уверенно кивнул. — Стандартный ответ. Ничего не обнаружено, и все такое. ЦИР эскадры уже почистил логи, так что все нормально.

— Смотри, — Керринг вздохнул. — Контрразведка вполне может нам устроить неприятности.

— А может… — Капитан Норвик замолчал, но и так было понятно, что он имел в виду.

— Нет, не может, — адмирал вздохнул. — У меня боевых офицеров — каждый третий. Вот ты, например: и аккуратный, и точный, и вообще парень хороший, но конечно же, не сможешь повести людей в бой. И уж тем более орду десантников, которым сама тьма сестра. Сдадим мы ее сейчас, и кто воевать будет? Что подумают другие офицеры? Не те, кто заполняют технические и сервисные должности, а вожаки? Что скажут десантники, которых она спасала, рискуя жизнью, хотя могла отсиживаться в безопасности? Молчишь? Правильно делаешь. Все, давай. И будет связываться начтех эскадры — скажи, я полетел на планету. Пусть сам ревизует реакторные группы.


В Арантийской бойне эскадрилья потеряла десять пилотов, что было отличным результатом, так как потери других подразделений доходили до половины состава. Гораздо тяжелее бой обошелся силам флота. Был уничтожен крейсер «Заря Эденго» и серьезно повреждены больше десятка кораблей эскадры. Но теперь, когда в систему вошла ударная группировка флота, рассчитанная на ликвидацию таких вот прорывов, контроль полностью перешел к империи, и никакие силы Мусорщиков уже не могли решить дела. Два авианосца с более чем полутора тысячами истребителей четвертого класса на борту, сверхтяжелый линкор и десяток ударных крейсеров мгновенно разогнали всю армаду гроккр, и теперь тщательно обыскивали систему в поисках выживших врагов.

Изредка к этой работе привлекали и эскадрилью Алисы, но в основном они патрулировали небо над Аранти-шесть. Пару раз она замечала вражеские силы, и туда сразу же устремлялись штурмовики и группы зачистки в огромных Лонн-декр-10 — шагающих танках высшей степени защиты.

Было совершенно непонятно, что нужно Мусорщикам на этой заштатной по всем понятиям планете, но еще более непонятным выглядело висение столь мощного флота и постоянное патрулирование силами истребительных и штурмовых эскадрилий.

По собственной инициативе Алиса таскала на внешней подвеске пару тяжелых ракет, несмотря на то что они сильно ухудшали маневренность. Но ракеты позволяли нанести удар сразу, по обнаружении цели, или поддержать десант чем-то более существенным, чем бортовая пушка.

Как-то вдруг выяснилось, что пустынность планеты была сильно преувеличена. Алиса с высоты лично видела несколько довольно крупных городов и тысячи поселков.

В один из таких вылетов Алиса и ее ведомая Шанга работали в квадрате, где еще недавно шли бои, и черное выжженное пятно на месте третьей башни было заметно даже с орбиты.

— Это здесь? — Шанга чуть рыскнула в сторону, проходя над огромным котлованом, заполненным водой.

— Здесь, здесь, — Алиса переключила поисковый детектор в узкий луч и повела машину по дуге, сканируя отведенную территорию на всю глубину.

Пока все было чисто, но это ничего не значило. Гроккр любили и умели забираться довольно глубоко, и выковыривать их из нор было сущим проклятием для десанта. Алиса усмехнулась, вспомнив, как парни преподнесли ей особый знак отличия, которым награждались офицеры, вытащившие подразделение из окружения. Орден назывался «Стальное сердце», но его никто иначе чем «Стальные яйца» не называл. Несмотря на это, офицеров, имевших такую награду, уважали даже самые оторванные бойцы. Кроме этого, сначала космопехи, а потом и все пилоты стали называть Алису Кровавой волчицей, и она, немного побурчав по этому поводу, смирилась. И теперь возле кабины, где значился номер подразделения и борт приписки, красовалась оскаленная волчья морда с окровавленными клыками.

От воспоминаний отвлек оператор эскадры, что-то углядевший на своем экране.

— Волчица, десять-десять на курс пятьдесят шесть.

«Десять-десять» означало безусловную атаку, и уже бросая истребитель в вираж, Алиса втопила клавишу активации систем самонаведения ракет.

— Десять-десять на пятьдесят шесть приняла.

Уйдя на предельно низкую высоту, два истребителя проскочили горную гряду, и за ее склоном увидели странную конструкцию из переплетенных труб.

Алиса не успела ничего сказать, как из глубины конструкции ударил ослепительно-синий луч, и защита ведомой сразу просела практически полностью.

— Шанга, уходи!

Развернувшись буквально на месте, Алиса отстрелила обе ракеты и нырнула к земле, надеясь добраться до установки и расстрелять ее из пушек.


Институт перспективных исследований располагался на Аранти совершенно не случайно. Место, которое высчитали специалисты по пространственным возмущениям, было само по себе уникально, и только здесь работа академика имперской академии Ларо Грисар могла оказаться успешной. Но было еще два соображения, повлиявшие на размещение научной станции. Это секретность и относительная пустынность окружающей местности.

Дело в том, что академик занимался вовсе не тривиальным делом, а именно — взломом межпространственных мембран, пробивая физический коридор в сопряженные пространства. Два раза подобные эксперименты заканчивались грандиозным взрывом, а один раз принудительной дезинфекцией тактическим зарядом, но даже те крохи, что уцелели в результате, настолько продвинули науку вперед, что попытки продолжались.

Адмирал Керринг, прибывший для осмотра объекта, не имел бы ни малейшего шанса попасть на его территорию, если бы не «золотой» знак «Око императора».

А так руководство станции и академик Грисар были вынуждены принимать его со всем почтением.

Именно это выражение было на вытянутом лице светила экстремальной науки, когда он встречал адмирала у трапа его личного рейдера.

— Сай адмирал, — академик в знак почтения слегка поклонился. — Рад приветствовать вас на научной станции Гора-девять, — Грисар сделал приглашающее движение рукой и пошел вперед, показывая дорогу. — Вы исключительно удачно прибыли. Мы как раз готовим важный эксперимент и решили провести его в вашем присутствии, чтобы показать, что нам нечего скрывать от ока императора.

О том, что накопители, которые собирали энергию в течение двух месяцев, не могут ждать, и эксперимент, назначенный на сегодня, перенести не было никакой физической возможности, академик, конечно же, умолчал. Зачем именитому гостю такие ничего не значащие подробности?

Когда академик с адмиралом заняли свои места в капсуле над установкой, располагавшейся в огромной искусственной пещере, оператор начал отсчет.

— Мы здесь пытаемся пробиться тонким лучом сквозь межпространственную мембрану. Подбираем частоту луча и длительность импульсов. В результате хотим получить некий материальный артефакт того мира. Если хотите — весточку из зазеркалья.

— И зачем нам эта весточка? — адмирал вопросительно посмотрел на ученого. — Объект Гора-семь пришлось чистить тактическим зарядом.

— Это так, — академик терпеливо кивнул. — Но даже три грамма вещества, которые удалось извлечь из остатков лаборатории, позволили нам изменить взгляд на его природу, а в итоге существенно усилить корабельную броню. Помните, какой была защита кораблей еще десять лет назад?

— Еще бы! — Керринг усмехнулся. — Не раз и не два горел в стальном гробу.

— Вот! — Грисар торжествующе поднял палец. — А мы уже стабильно таскаем по пять-десять граммов, и по слухам, сто двадцать седьмая лаборатория на основании наших материалов уже готова выдать тестовый образец новой пушки, которая при тех же габаритах и энергозатратах почти на тридцать процентов мощнее — пока, к сожалению, только корабельной, но придет время, и для истребителей сделают, и для десантников.

Тем временем отсчет закончился, и в недрах скалы зародился густой мощный гул, от которого в желудке что-то заныло, но неприятное чувство быстро ушло, а через секунду раздался тяжкий удар.

Бам!

Челюсти адмирала клацнули, и он вопросительно посмотрел на академика.

— Фокус пробоя? — не обращая внимания на гостя, Грисар склонился к экрану.

— Увод луча! — судя по тону оператора, происходило нечто не очень хорошее. — Угол пять.

— Масса?

— Двести граммов!

— Тьма! Силовая коррекция луча!

— Срыв коррекции, — раздался другой голос. — Захват. Ведение… Срыв!

— Спокойно, — академик на секунду задумался. — Определить радиус рассеивания.

— Сто двадцать километров, — сразу же ответил еще один голос. — Сто тридцать четыре… Сто шестьдесят… Двести двадцать один… Двести пятьдесят. Конечное значение двести пятьдесят два.

— По массе коррекция есть?

— Двести тридцать шесть граммов.

— Тьма! — Грисар откинулся в кресле и повернул голову в сторону Керинга. — Первый раз захватили что-то относительно массивное, и сразу — срыв ведения. Предполагается, что объект будет захвачен нашей установкой и переброшен сюда в бункер.

— А сейчас нечто неизвестное, из другого измерения, имеющее высший индекс биологической и техногенной опасности, находится в радиусе двести пятьдесят километров? — адмирал покачал головой.

— Поисковые команды уже подняты по тревоге, — произнес Грисар с уверенностью, которой вовсе не чувствовал. — Это профессионалы, и они отыщут нашу потерю в кратчайшие сроки.

— Хорошо, если так, — адмирал кивнул и со словами: — Держите меня в курсе, — вышел из центра управления.


12

Инстинкт животных — совершеннее нашего разума.

Морис Мело-Понти. Французский философ

…За отчетный период к высшей мере покаяния были приговорены 3428 человек, в том числе за неоднократную ересь — 1738 человек. Более десяти тысяч отправлены на перевоспитание, а около десяти миллионов получили взыскание в виде исправительных работ по месту жительства.

В связи с нехваткой людей на строительстве первоочередных объектов, Приходские комитеты Истинной Веры и вышестоящие деканства получили предписания ужесточить контроль над паствой, рьяно вычищая всякое проявление инакомыслия и ереси.

Продолжается работа Святой Инквизиции по привлечению к тесному сотрудничеству лиц, связанных со средствами массовой информации, и творческой интеллигенции.

Так на основании рапортов об имевшей место еретической деятельности было направлено на перевоспитание более пятисот человек, а пятеро подвергнуты высшей мере покаяния.

Также вынужден информировать вас о переполнении мест перевоспитания членов семей еретиков. Некачественное питание и отсутствие медицинской помощи ведет к неоправданной утрате паствы, что влечет за собой падение отчетности.

Управление Святой Инквизиции Мичиганской апостольской префектуры Американской епархии,
Епископ-инквизитор, Кариус

Гисса Айян, гроздь Айя, планета Алари


После памятной бойни у складского терминала, Елена полностью опустошила свой резерв и резерв артефактного посоха, и теперь понемногу восстанавливала и то, и другое. Кроме того, наконец-то ответил Бейро Теги — один из восемнадцати исао оха империи айя, и ей пришлось отправиться к нему на уединенный остров на Алари, гроздь Айя.

Планета Алари, превращенная из безжизненного куска камня в цветущий сад, имела всего два небольших материка, где трудились ученые, и большой остров, являвшийся резиденцией Бейро Теги.

Фантастическая природа острова, огромные радужные бабочки и совершенно ручные звери сразу настраивали редких посетителей на миролюбивый лад, так что к особняку на скале Елена подошла в умиротворенном состоянии.

Молчаливый слуга проводил ее на террасу, где в это время обедал знаменитый маг империи айя, и, выйдя на отполированные до зеркального блеска плиты, Елена остановилась, пораженная зрелищем висящего в десяти метрах облака, на котором, словно на экране, высвечивалась сложная формула.

Рядом сидел мужчина невысокого роста в длиннополом пиджаке, расшитом драгоценными камнями, и узких штанах, заправленных в короткие сапожки. Голову знаменитого мага увенчивала небольшая, похожая на тюбетейку шапочка, тоже расшитая сверкающими камнями. Мужчина неторопливо поедал пирожок и запивал светло-желтой жидкостью из широкой чашки, а формула вела себя словно живая, меняя какие-то знаки, удлиняясь и сокращаясь сама по себе.

— Ну, что вы по этому поводу скажете? — Теги, не утруждая себя протокольными сложностями, взмахнул рукой, и кресло, словно само, развернулось к гостье, и Елена увидела широкое лицо с крупным мясистым носом и небольшими, глубоко сидящими глазами.

— А что это? — Елена еще раз пробежала взглядом формулу и, несмотря на то что знаки были понятны, общий смысл будущего плетения полностью ускользал от ее понимания.

— Халари, — буркнул маг и снова отвернулся к импровизированному экрану.

— Халари?

— Да! Мерзкие кусачие и летучие халари, которых кто-то завез на планету! И теперь эти твари расплодились так, что не дают мне покоя ни днем, ни ночью.

Елена почувствовала, что на шею село что-то мелкое и летучее, машинально хлопнула ладонью, затем поднесла останки насекомого к лицу. Больше всего трупик напоминал комара, но крылышки были более широкие, почти как у мотылька.

— Вот-вот, — Бейро Теги кивнул и поставил опустевшую чашку на столик, левитировавший рядом с креслом. — Именно они. Думаю, если изменить касси ам на отрицательный, то можно будет…

— А почему бы не выдуть ветром всю эту летающую дрянь? — Елена прихлопнула еще одного комара и вопросительно посмотрела на мага.

— Попробуйте, — исао оха сделал приглашающий жест и, встав, демонстративно шагнул в сторону, давая Елене пространство для маневра.

Жезл уже вибрировал в ожидании новых бесчинств, но Елена отставила его в сторону и взмахнула руками.

Нарастающий ветер сначала лишь шевелил верхушками деревьев, а потом зашумел, набирая силу, пока над островом не прокатился настоящий шквал, срывавший ветки и несущий целое облако листьев, мелких птиц и даже камней.

Через минуту ветер стих, а где-то над океаном распалось плотное облако вынесенного с острова мусора.

— Нда, — Бейро снял шапочку и почесал лысоватую макушку. — Ну, сломанные деревья не в счет, ученики восстановят. Разбитый шквалом родник на горе — тоже. А вот арнархо будет восстановить куда сложнее. Хотя… — он вгляделся вдаль. — Большинство, конечно, найдет обратную дорогу. Но в целом я могу констатировать излишек силы и явный недостаток ума.

— А ваш вариант? — Елена насмешливо посмотрела на мага.

— Предполагал сделать халари чуть более вкусными для птиц и переместить их в списке рациона на первое место, — Бейро вздохнул. — Но учить я вас, конечно же, буду. Творцы ведают, что вы сможете наделать, если не научитесь хоть немного думать.


Гисса Айян, гроздь Арнак, планета Аранти


Вертясь, словно уж на сковородке, Алиса все же смогла разрушить огневую точку, и теперь тянула искалеченную машину подальше от скал, надеясь спасти истребитель.

— Давай, Волчонок!

— Критическая потеря мощности. Угол снижения — метр в секунду.

— Метр в секунду нам по фигу, правда, Волчонок? Ты же крепкая девочка, дотянешь до вон той проплешины?

— Прогноз отрицательный, — машина клюнула носом, и снижение резко ускорилось.

— К черту прогнозы! — Алиса вбросила в пространство «воздушный щит» и на три коротких, но таких важных секунды он принял на себя вес машины, позволяя ей проскочить через изгиб реки и относительно мягко коснуться брюхом земли.

— Уфф, — Алиса отщелкнула зажимы и не торопясь выбралась из кокона. Оглядевшись, поняла, что ее угораздило приземлиться не просто на единственном свободном пятачке земли, но и совсем рядом с крошечным поселком, что стоял прямо на берегу довольно широкой и быстрой речки.

— Двадцать один ноль шесть. Сбита. Требуется эвакуация техники. Помощь медиков не нужна.

— Принято, Волчица, — отозвался дежурный оператор эскадры. — Ориентировочное время прибытия транспорта — два часа. Наблюдаете ли враждебные силы вокруг?

— Нет. Враждебных сил не наблюдаю.

— Если нужна поддержка, рядом отрабатывает третий взвод второго батальона.

— Да вроде все тихо, — Алиса еще раз оглянулась и решила, что пару часов на берегу реки в тишине и покое ей совсем не помешают. — Вы там не торопитесь. Место уж больно хорошее. Когда еще на природе посижу.

Оператор коротко хохотнул.

— Договорились, Волчица.

Алиса еще раз оглянулась и, подпрыгнув с места словно кошка, устроилась на крыле истребителя.

— Волчонок, ты уже перебрался?

— По аварийному протоколу, — ответил ЦИР истребителя, перезагружавшийся в случае аварийной ситуации в специальный блок скафандра.

— Ну и чудненько, — Рокотова с наслаждением стянула шлем, и подставив лицо теплому ветерку, дувшему прямо от реки, начала стягивать перчатки. С сожалением подумала о том, что удочек в аварийном комплекте не предусмотрено, и сделав себе зарубку на будущее, разлеглась на крыле, бездумно глядя на текущую воду и скользящие по небу пуховые комочки облаков.

Тихий, на грани слышимости вскрик выплеснул в кровь такое количество адреналина, что волосы встали дыбом. Где-то недалеко тонкий детский голос в надрыв кричал:

— Мамочка, мама, спаси меня!

В голосе было столько боли и тоски, что Алиса не раздумывая вскочила и, стоя на крыле, начала внимательно осматриваться, надевая перчатки и защелкивая шлем. Определившись с направлением и расстоянием, она шагнула через окно телепорта и, вывалившись из перехода в метре над землей, мягко спружинила и прислушалась. Голос теперь раздавался значительно громче, и к нему примешивался разноголосый шум толпы.

Бежать оказалось всего ничего, и через десять секунд она, расталкивая плечами толпу, собравшуюся возле огромного сарая, увидела, как группа подростков, около десяти человек, травят крошечное существо, похожее на собаку или скорее маленького щенка. Она на секунду остановилась, ища глазами ребенка, который кричал так пронзительно, а услышав крик снова, не поверила собственным глазам. Кричал щенок, в которого тыкали острой рогатиной. Искристо-белая шкурка щенка была уже в пятнах крови, и уже не сомневаясь, Алиса шагнула вперед.

Отбив рогатину в сторону, она склонилась над крошечным комочком, и взяв его на руки, развернулась к толпе как раз в момент, когда раздвоенное острие остановилось прямо у лица.

— Нападение на офицера империи в боевой обстановке наказывается уничтожением виновных, — динамик в шлеме был довольно мощный, так что он с легкостью перекрыл гомон толпы. — Немедленно бросить оружие! Руки за голову!

Речь, после которой в обитаемых мирах подавляющее большинство обывателей уже стояли бы с мокрыми штанами, на аборигенов оказала совсем другое действие. Откуда-то в толпе появились разнокалиберные ружья, и даже несколько лучеметов.

Забросив щенка в наспинный контейнер, Алиса выдернула из кобур на бедрах два штурмовых пистолета, щелкнув предохранителями перевела в режим стрельбы очередями и вскинула оружие.

— У вас пять секунд, чтобы положить оружие.

— Слышь, воин, — огромный мужчина в штанах и меховой жилетке на голое тело, легко раздвигая толпу, словно ледокол, подошел ближе. — Совсем одурел? Тут наша земля, и мы делаем, что хотим. Отдай нам это исчадие тьмы, и катись по своим делам. — Толстая суковатая палка в его руках казалась легкой тростинкой, но то, как он ее держал, сразу сказало Алисе, что это не просто опора для ходьбы.

— Это ты меня послушай. Каждый ваш вздох и каждое ваше слово записывается и уходит сейчас в штаб на орбите. И даже если вы каким-то чудом меня завалите, то через полчаса-час здесь будет толпа злых безопасников. Я, может, этого и не увижу, но говорят, эсбэшникам нравится оставлять после себя долгую и плохую память. Готов поучаствовать?

— Иди, — мужчина, хмуро скрипевший пудовыми кулаками, сделал движение головой. — Пропустите ее.


Пройдя через истекающую ненавистью толпу, Алиса спокойным шагом дошла до своего истребителя и наконец-то решила осмотреть найденыша.

Внешне он был похож на обычного, едва новорожденного щенка, только с огромными голубыми глазами. Щенок, несмотря на две раны — на боку и на бедре, судя по всему, чувствовал себя неплохо, так как от них остались лишь бурые пятна на искристо-белой шерстке. Алиса тщательно просмотрела кожу малыша и, не найдя ничего, задумалась о том, как быть дальше. Вопрос, оставлять его или брать с собой, не стоял совершенно. Несмотря на то что протаскивать животных на борт корабля категорически запрещалось, у многих офицеров и солдат жили домашние питомцы.

Возникавшие проблемы ухода и кормления решали сообща, так что на кухне можно было запросто раздобыть кусочек мяса или полезной мелким организмам травки, а в некоторых случаях даже устроить небольшую грядку в переплетении технических коридоров корабля, куда не ступала нога начальства.

— Мама? — щенок наконец закончил оглядываться и посмотрел Алисе в глаза, так что ей вдруг показалось, что это не крошечный зверек, а умудренный богатым жизненным опытом человек.

— Да, малыш, — Алиса погладила голову щенка. Только теперь она поняла, что голос звучал у нее в голове, а щенок, скорее всего, был каким-то экзотом, и к тому же телепатом. Чего на него взъелась толпа селян, было не совсем понятно, но Рокотова знала, что в деревнях и мелких поселках люди часто страдают от всплесков агрессивности, так что эту проблему она выкинула из головы.

Через три часа транспорт-эвакуатор втянул обездвиженный истребитель в бокс, а Алиса, заняв один из ложементов, сняла шлем и, устроив в нем малыша, закрыла глаза.

Разбудил ее толчок стыковочного устройства. Перейдя по рукаву на Созвездие Арниссы, она отметилась у дежурного оператора и, разложив на полу перед щенком несколько посудок с разной едой, завалилась спать.

Наутро Алиса с удивлением обнаружила, что съедено было все, включая алюминиевые тарелки, роль которых исполняли заглушки от двигательных отсеков торпед, а сам щенок тихо поскуливал, топчась лапками на пустом месте.

— Мама, еда! Еда!

— Хмм. — Рокотова задумалась. В принципе, не было ничего удивительного, что щенок сгрыз посуду. У него могли резаться зубы, у него вообще могла быть масса причин для этого. Но возможно было также и то, что в его обмене веществ как-то присутствуют металлы, и в значительно большем, чем у человека, количестве.

Пробежавшись по кораблю, она притащила целую кучу металлического мусора, где были и титановые пластины, медный провод, заботливо очищенный от изоляции, кусок серебра и даже смятые в кашу золоченые контакты от разъемов ходового реактора.

Щенок, деловито обнюхавший все куски, сначала все же отдал предпочтение белковой пище, потом немного погрыз титан-иридиевую решетку вакуумного накопителя и, опробовав на десерт граммов пятьдесят серебра — улегся на выделенный ему коврик.

«Вкусно». — Глазки закрылись, и он почти мгновенно заснул.

— Ладно, спи пока. Надеюсь, ты не съешь корабль в мое отсутствие.


Заботы по переформированию эскадрильи и приему новой техники, вылеты на патрулирование и поддержку десанта, который продолжал чистить планету, отвлекли ее на весь день. Когда она ввалилась к себе в каюту, уже практически не чуя под собой ног, щенок радостно кинулся ей на грудь, мгновенно свернувшись калачиком на подхвативших его руках.

— Интересно, ты мальчик или девочка? — Алиса задумчиво посмотрела на лобастую головку и почесала между крохотных ушек. — А то я тебе еще имя не придумала. Звездочка? Облачко? И вообще, ты мальчик или девочка?

«Гррар, мама! Ну мальчик, конечно. У девочек шерстка рыжая», — не открывая глаз, внятно произнес щенок, покрутил головой, устраиваясь поудобнее, и заснул окончательно.

— Гррар, — Алиса пожала плечами. — Гррар так Гррар, — она аккуратно переложила малыша на кровать и, сев в кресло, стала раздеваться.


Как ветерану Алисе был положен истребитель четвертого класса, и разницу в поколениях машин она почувствовала на первом же вылете. Мишень, которой прежде требовалось от четырех до шести попаданий, теперь разлетелась в брызги с первого же выстрела. Осевая пушка могла бить до трехсот единиц, а перезарядка занимала всего пятнадцать секунд. Кроме того, броня была существенно сильнее, и теперь Рокотова понимала, почему среди ветеранов низкие потери. К сожалению, машины третьего класса были положены лишь командирам полков и выше, а истребители-двойки защищали центральные миры. О них ходило много слухов, но судя по разнице между шестеркой, пятеркой и четверкой, машина была действительно выдающейся.

Пока ЦИР Волчонок осваивался в новой оболочке, а техники с удовольствием рисовали на борту девять больших и три маленькие звездочки, означавших девяносто три победы, Алиса разбиралась с документами эскадрильи. Теперь состав подразделения насчитывал почти сто человек, из которых только пилотов шестьдесят пять.

Пришлось формировать свое звено управления, так как эффективно командовать такой кучей людей в одиночку было невозможно. Сам собой образовался взвод технического обслуживания и снабжения, которым командовал Вирг, отделение управления и шесть звеньев, по десять машин в каждой. Теперь эскадрилья патрулировала не только воздушное пространство планеты, но и других зон. Несмотря на то что Мусорщиков вроде как вычистили, поисковые работы над планетой разворачивалось все интенсивнее. Прибыли даже поисковики из центрального аппарата Имперской безопасности, хотя как Алиса ни напрягала мозги, понять, что потеряла ИБ на просторах заштатной планетки, так и не смогла. Наконец их корабль вывели из состава эскадры и погнали на ремонт, а для пилотов была предусмотрена особая программа в виде отдыха, совмещенного с учебой. То есть учеба, но в небольших размерах, проходящая в теплом климате.

Хиант-три был вполне обжитой планетой восьмой категории, что было очень даже неплохо, учитывая, что категорий существовало двадцать — от куска камня с временным поселением старателей до центрального мира Гиссы Айян, планеты Айяс.

Эскадрилья получила в свое распоряжение отдельный корпус на сто двадцать мест, с бассейном и кухонным блоком, так что сплачивание команды шло ударными темпами и днем и по ночам, когда одновременно шуршали десятки матрацев.

К Алисе тоже подкатывали и командиры других эскадрилий, и офицеры-десантники, но ей отчего-то все время думалось о Нарде.

В последний раз они виделись с ним, когда десантники отмечали завершение операции на Аранти. Ее и некоторых других пилотов пригласили как почетных гостей, но только ей выпало пройти через строй парадной шеренги космопехов, чтобы получить из рук полковника Тарса «Стальное сердце» и десантный тесак в роскошных ножнах. Тесак носить с летной формой было нельзя, а «Стальное сердце» заняло свое место на парадном кителе.

Тогда они даже успели поговорить с Нардом, спрятавшись ото всех в боковой галерее. Но батальон отправили на переподготовку в другой сектор, так что теперь, если они и встретятся, то лишь случайно. Флот в этой части империи насчитывал более пятидесяти тысяч единиц, и куда отправят батальон в следующий раз, знали только Творцы, а они никогда не спешили делиться с людьми своим знанием.

От тоскливых мыслей очень хорошо отвлекал Гррар, ухитрявшийся залезать в такие закоулки комплекса, что для его обнаружения приходилось обойти всю территорию. Когда Алисе это надоело, был приобретен тонкий ошейник с трекером, и теперь она видела на экране поискового прибора точное местонахождение малыша.

За время отдыха Гррар разъелся до размеров среднего пса и стал всеобщим любимцем. Даже взрослые мужики с удовольствием гоняли со щенком бабочек и таскали ему разные куски металла, которые доставали неведомыми путями. Тут же проявились его не вполне обычные привычки. Например, Гррар мог лазать по деревьям и вовсю пользовался этим, гоняя по веткам мелких грызунов типа земных белок. Прыгал он, правда, не так, как кошка, но зато мог точно рассчитать траекторию падения и быть на месте приземления врага заранее. Хотя белок не ел, предпочитая мясо копытных, и все так же с жадностью грыз различные металлы.

Выбравшись в город, Алиса наконец купила себе превосходную удочку, которая могла вытягиваться на четыре метра и выдерживала рывок в полтонны; а также массу полезных для рыбака приспособлений.

Период отдыха заканчивался соревнованиями на тренажерах, и эскадрилья Кровавых волков выиграла первое место, получив возможность выбирать место прохождения службы из списка, предоставленного штабом флота. Посоветовавшись с людьми, в том числе своими подчиненными, Алиса выбрала сто девятую мобильную, где командовал адмирал Керринг. Кроме того, «Элорианский щитоносец» был только что со стапеля, и неизношенные системы жизнеобеспечения были весомым фактором выбора.


Гисса Айян, гроздь Арнак, система 344 210.

Место постоянной дислокации Восьмого флота


— Командир эскадрильи Кровавые волки представляется по случаю прибытия с переформирования и переподготовки.

Алиса хлопнула ладонью по груди и, увидев приглашающий жест адмирала, присела на стул.

— Рад вас видеть, старший лейтенант, — Керринг благосклонно улыбнулся. — У нас тут, пока вас не было, целая история приключилась, — адмирал откинулся в кресле. — Мы теперь не сто девятая мобильная, а третья рейдовая эскадра Восьмого флота. Численность больших кораблей увеличили почти вдвое, а всякой мелочи от рейдеров до истребителей почти в три раза. Так что у нас есть ряд интересных вакансий, — он помолчал, внимательно смотря в лицо Алисе. — Полагаю, что вам стоит принять авиакрыло «Щитоносца», а учитывая, что это флагманский корабль эскадры, — должность заместителя командира легкими силами эскадры.

— А как же майор Тарс?

— Подполковник Тарс и будет вашим непосредственным начальником, а вот полковник Анард принял тяжелый авианосец Рандор. Скажу более. Через пару месяцев начнется формирование на нашей основе Первой эскадры Особого назначения. Задача эскадры — операции по пресечению гражданских беспорядков на территории империи.

— Мне показалось, что все более или менее спокойно?

— Вам показалось, — адмирал кивнул, встал и неторопливо прошелся по кабинету. — Проблема Мусорщиков — одно из наименьших наших зол. Союз Варради, Федерация Инсомархан и некоторые другие государства в нашем рукаве тратят много сил на разжигание внутриимперских конфликтов. Дарсан — официально разрешенная процедура корпоративной войны и дуэлей — лишь частично снимает проблему, — и увидев удивленное лицо Алисы, пояснил: — Силы Флота, контролирующие сектор, обычно выбирают организацию или клан для сдерживания сепаратистов и прочих невменяемых деятелей, поддерживают ее техникой и информационно, а взамен организация воюет с теми, кто переходит черту. Но когда возникает сила, с которой таким образом не совладать, в дело вступает флотская и имперская контрразведка. Но бывают ситуации, где по недосмотру дело заходит очень далеко. До уличных боев и прочих безобразий. Тогда в бой идут силы флота. Но в секторе обычно находится довольно слабая эскадра. Несущий крейсер и пара десятков легких крейсеров. И в случаях особо серьезных затруднений в бой вступает Отдельная эскадра, которая на гроздь всего одна. Но и силы там собраны значительные: линкор тяжелого класса, пять авианосцев, десяток тяжелых крейсеров и даже мобильная крепость, не считая всякой мелочи типа фрегатов и тяжелых рейдеров. Также в зоне ответственности Особых эскадр границы с обитаемыми мирами и, в случае необходимости, рейды на их территорию.

— А Мусорщики?

— А что Мусорщики? — адмирал улыбнулся. — Их, в принципе, можно уничтожить довольно быстро. Собственно, линия боевого соприкосновения сейчас постепенно уменьшается, потому что рои уходят в менее плотные области галактики. Если война касается не боевых особей или рабов, тогда Властители сразу сворачивают экспансию, а недавно на границе грозди Айян был уничтожен суперулей, так что они лишь ускорили свой отход. Предполагается, что гроккр уйдут в шестой суперсектор, где вообще не зафиксировано никакой разумной активности.

Главная наша проблема не они, а Варради и Инсомархан, примыкающие к грозди Арнак. Пока на границе все тихо, но там два очень существенных фактора. Сама гроздь весьма слаба в военном отношении, но видеть новые войска они не желают, так как они говорят, что это плохо влияет на суверенные права грозди.

— Что? — Алисе показалось, что она плохо расслышала адмирала.

— То самое, тьму мне в печень. Сама империя лишь носит название империи, а по сути — федерация.

— Так в чем проблема, сай адмирал, — Алиса твердо взглянула в глаза командиру. — Флот, на мой взгляд, вполне в состоянии нагнуть этих пацифистов, для того чтобы обезопасить границы. Ведь одно дело защищать границу сектора, а совсем другое — растянутые линии соприкосновения грозди Арнак с Айян и Т'Сваи.

— Мыслите в правильном направлении, — адмирал хмыкнул и, обойдя стол для совещаний, подошел к сейфу, встроенному в переборку каюты. — Думаю, мы сработаемся. А на первое время держите, — он выложил перед Алисой петлицы с майорскими нашивками и медно-красный диск с изображенным на нем глазом и шестизначным номером.

— С нашивками разберетесь сами, а вот это — жетон «Око императора». Пока — самого младшего достоинства, медный, но это только пока. Жетон означает, что все чиновники и военные империи до тринадцатого ранга включительно обязаны исполнять ваши распоряжения, исключая ситуацию, когда у данного лица есть жетон серебряного или золотого достоинства. Носится скрытно, под кителем, но в определенных случаях вы можете его предъявить и получить всю необходимую помощь. Отказ в помощи носителю медного ока — государственное преступление, и самое малое, что грозит такому человеку — двадцать пять лет исправительных работ. Но если приказ не был продиктован насущной необходимостью, или будет признан инспекцией Имперской канцелярии незаконным, тогда в тюрьму поедете вместе. Так что козырять жетоном направо и налево не стоит. Жетон кроме представительских функций работает как шифратор для отправки сообщений вашему куратору — это я — или напрямую императору. Сзади на диске — специальный разъем под гнездо на коммуникаторе. Ну и конечно, это ключ-доступ к разным недокументированным возможностям ЦИРов. В вашем случае — до одиннадцатого уровня включительно.

— Ясно, — Алиса расправила тонкую прочную цепочку и, надев жетон на шею, спрятала под китель и почувствовала, как жетон ощутимо нагрелся, видимо осуществляя настройку на носителя.

— Теперь по задачам авиакрыла. Должностную инструкцию штаб вам отправит на личный коммуникатор, там же и несколько секретных формуляров, которые нужно будет тщательно изучить.

Обязательно познакомьтесь с командиром подразделения эвакуации и начальником эксплуатационно-ремонтной части. Вообще лучше, если вы будете знать всех руководителей смежных подразделений лично и иметь доверительные отношения. В нашем деле это много значит.

Штаб соединения и крыла сформирован и вполне работоспособен, но частично можете поменять на своих людей, хотя лучше не усердствовать. Люди там тоже в основном наши, и не хотелось бы им срочно подбирать новые должности. Но если с кем-то категорически не сработаетесь, то тогда — конечно.

Подполковник Тарс вам хорошо известен, и он о вас отзывается крайне положительно, так что надеюсь, с этой стороны проблем не будет.

Личный шифратор и коммуникатор старшего офицера получите в отделе контрразведки, финчасть вас ждет для переоформления контракта. И кстати, о деньгах, — Керринг остановился, словно в голову ему пришла неожиданная мысль. — Вас тут упорно разыскивают деятели из одной финансовой корпорации, какой-то клан из грозди Харно, и отчего-то имперская контрразведка. Правда, никаких обвинений не выдвигают, а просят сообщить о местонахождении.

— Шлите всех в…

— Ну, так я примерно и ответил. Флот своих не выдает, а если проштрафитесь здесь, то здесь же и закопаем. Это понятно?

— Ясно, сай адмирал.


13

Прицел — это такая точка зрения.

Старшина Михаил Сурков

Из информационной справки «Логистика и движение грузов в Гисса Айян». Генеральное управление общего надзора (политическое) Союза Варради. Аналитическая служба.


…Сеть портальных переходов, существующая в Гисса Айян, покрывает все планеты, а на развитых планетах (категории двенадцать и выше) имеется собственная планетарная сеть порталов. В основном эта сеть рассчитана на перемещение людей и грузов массой до двухсот килограммов. Связано это с ограничением портальной сети по массе, существующем из-за резкого увеличения энергозатрат при перемещении грузов свыше двухсот килограммов.

Таким образом, через сеть дау осуществляются пассажирские перевозки и почтовое сообщение.

Крупнотоннажные перевозки обеспечиваются транспортными кораблями большого тоннажа (от миллиона тонн и выше) и каботажными скоростными кораблями среднего тоннажа (до ста тонн). Отличие первых от вторых в том, что крупнотоннажники загружаются на орбите, а каботажные корабли загружаются непосредственно на планете. Среднее время в пути для большого корабля — четырнадцать суток, а для скоростного — трое суток.

Общее количество кораблей крупного тоннажа оценивается в две тысячи, а каботажных — в тридцать тысяч. Кроме того, имеются многочисленные частные корабли, совершающие нерегулярные грузовые перевозки по краткосрочным контрактам, и собственная транспортно-логистическая служба имперского флота, обеспечивающая военные перевозки.

Дополнительную устойчивость системе перевозок придают многочисленные перевалочные базы для грузов и единая информационная сеть, позволяющие догружать корабли попутным грузом и гибко управлять всей системой…

Гисса Айян, гроздь Харно, Трегга-четыре


— Сарм капитан! — оператор связи оторвался от своего экрана и посмотрел на Нарда. — Нижние горизонты зачищены.

— Ясно, — Нард кивнул и включил командный. — Всем взводам, отход. Тела эвакуируются в обычном порядке. Раненые в приоритетном. Докладывать при прохождении выходного створа о потерях и состоянии личного состава.

— Принял, — отозвались словно эхо командиры подразделений, и десантники начали планомерный отход из подземелий.

Нард, командовавший зачисткой из бронекапсулы БТР, откинулся в ложементе и, продолжая наблюдать за ситуацией через камеры солдат роты, задумался.

Всего год назад шумная гулянка и пьяный спор между тремя извечными соперниками в играх и соревнованиях о том, чьи шансы на выживание более высоки, окончился принятием пари. Все трое поступали на военную службу, и выигрывал тот, кто выкупал свой контракт только за свои, полученные на службе деньги, и у кого звание будет выше.

Дети так называемых старых семей всегда относились к войне, как к сафари. Более опасному, но в целом такому же экзотическому развлечению. Действительность была куда более впечатляющей.

Виран погиб, сгорев вместе со своим истребителем, а Дарис, будучи командиром батареи эскортного крейсера Эледар, вел бой до последнего, пока не взорвались перегревшиеся накопители.

Можно сказать, что Нард уже выиграл этот спор. Призовых денег хватит не только на то, чтобы выкупить контракт, но и на разные приятные мелочи. Отец, которого Нард очень любил и уважал, даже повесил над своим столом фотографию сына в парадной форме, потеснив портрет предыдущего императора.

Но уходить категорически не хотелось, и этому была одна, но веская причина.

— Второй взвод вышел. Потери пять, ранено восемь.

— Второй принял.

Девушка, которая так лихо надрала ему зад в учебном центре, а потом показала настоящее Высокое Искусство Боя, работая с парными са хато, никак не желала переходить в категорию полузабытых воспоминаний. Ее лицо, сделавшее бы честь любой айянской аристократке, в обрамлении коротко стриженных рыжих волос, и легкий, почти танцевальный шаг, словно у молодой кошки, стояли перед глазами, будто кадры кино.

По информации «Флотского вестника», она сейчас геройствовала в Восьмом флоте и уже имела чин майора, что было неудивительно, учитывая ее просто инфернальную ярость в бою. Кроме того, Нард как исао тасоаи мог видеть энергооболочки человека, и облако аур у Алисы было вовсе не похоже на обычного человека. Так что девушка с высокой степенью вероятности была магом, причем не ниже второго-третьего уровня.

— Четвертый взвод вышел. Потери два, ранено девять.

— Четвертый принял.

Но все это меркло по сравнению с ее улыбкой. Только за то, чтобы еще раз увидеть, как она улыбается, Нард был готов на любые подвиги.

— Третий взвод вышел. Потери два, ранено шесть.

— Третий принял.

Нард встал, выйдя из бэтээра, посмотрел в небо, где уже был виден транспортный бот. Медики батальона споро сортировали раненых и убитых, а на поле уже выстраивались взводные колонны для погрузки.

— Первый взвод вышел. Потери один, ранено три.

— Первый принял.

Нард усмехнулся. Первый взвод — взвод разведки, всегда входил первым и уходил последним, и при этом имел самые низкие потери. Собственно, вся его рота — рота разведки полка — была сформирована из отморозков, но первый, привезенный с какой-то периферии обитаемого пространства, отличался даже на этом фоне кардинально. Дрались бойцы просто страшно и никогда не оставляли своих, даже убитых. На эмблеме у них красовался какой-то тотемный зверь с оскаленной мордой, и когда командир взвода как-то рассказал об этом mevede, капитан подумал, что совсем не хочет встречаться с таким представителем живой природы.

Пребывая в глубокой задумчивости, Нард отдавал приказания автоматически и почти пропустил тот момент, когда оказался в своей каюте, уже вымытый и переодетый в легкий комбез.

Затем он для чего-то понажимал на иконку включения и выключения видеоцентра и решительно ткнул в значок связи. Выбрав из выпадающего меню строчку с надписью «Папа», прижал ее на секунду, надеясь, что звонок не будет слишком ранним. Впрочем, отец Нарда мог работать в любое время, так же как и спать, так что выгадывать дневное время для звонка не имело особого смысла.

— Папа?

— Привет, малыш, — широкоплечий мужчина с коротким ежиком светлых волос откинулся в кресле. — Как у тебя дела? Мама интересуется, как вас кормят.

— Да нормально нас кормят, — отмахнулся Нард. — А дела… закончили зачистку Трегги-четыре. Потерял десятерых. В основном от боевых особей нового поколения. Жвала, знаешь, в руку толщиной, и еще ножи на лапах. Берет только граната, а иногда не одна.

— Я понял, — Велард Ао кивнул. — Думаю, эту проблему мы решим. Но ты ведь не для этого решил связаться со мной?

— Да, папа, — Нард вздохнул, словно перед прыжком в холодную воду. — Я хочу просить у тебя разрешения на брак.

— Вот так вот, да? — отец Нарда улыбнулся. — Кто же эта несчастная?

— Майор Алиса Рокот. Восьмой флот. Но…

— Что но?

Взгляд Нарда посмурнел.

— Я еще не делал предложения, и, боюсь, она не согласится.

— Явишься перед ней в сиянии родовых регалий…

— Да нет, папа. Тут другое, — Нард помедлил. — Во-первых, она мастер боя. Ну, не ниже мастера точно.

— Пилот?

— Я тебе сейчас картинки сброшу, посмотри сам.

Объемное видео и куча фотографий ушли адресату, и полторы минуты, пока длился просмотр, мужчина молчал, переваривая информацию.

— Красотка, кстати. Но похоже, ты прав. Никак не ниже мастера боя. Но какое это имеет отношение к отказу?

— Кроме того, она в рукопашной схватке надрала меня, как начинающего. Видео я тебе потом отправлю. Еще она довольно обеспечена, или по крайней мере в деньгах не нуждается. Ну и самое главное, она не подпускает к себе мужиков.

— Возможно, ее сексуальные интересы лежат в иной плоскости?

— Да нет, — на лице Нарда проступила явная досада. — Женщин она тоже не жалует, во всяком случае, ничего такого не замечено. Она явно испытывает интерес к мужчинам, но что-то ее останавливает. Словно существует какая-то граница, дальше которой она не идет.

— Такое бывает, сынок, — Велард Ао кивнул. — Физическое насилие, да еще и неоднократное, могло иметь такой эффект. Тебе будет совсем не просто растопить сердце этой королевы льда, — он вгляделся в черты лица девушки в парадной форме офицера Флота. — Кстати, а за что ей дали «Стальные яйца»?

— Вытащила меня и кучу другого народа из колонии мусорщиков. Это именно тогда было снято то видео.

— Просто Дева Огня, — Велард улыбнулся. — Так. Насколько я помню, ты сейчас в Девятом флоте, а судя по данным на твою избранницу, она в Восьмом. Давай для начала я переброшу тебя вместе со всем подразделением в Восьмой флот и намекну Алвадеру, что тебя было бы неплохо пропихнуть на «Элорианский щитоносец». Дальше уже сам.

— Спасибо, папа, — Нард кивнул, дождался отключения канала и со счастливой улыбкой откинулся в кресле.


Гроздь Арнак, система 344 210.

Место постоянной дислокации Восьмого флота


Теперь, когда в подчинении Алисы находилось две тысячи восемьсот тридцать два человека, дел резко прибавилось. Штаб авиакрыла был самым внимательным образом проверен на наличие бесполезных кадров, и два офицера убыли на новые места службы. Еще пятеро получили «малое предупреждение по службе», что было первым шагом к переводу на сервисную должность.

Кенра, доказавшая свою надежность и работоспособность, получила пока должность командира эскадрильи, которая продолжала именоваться Кровавые волки. Маал, проявивший недюжинные аналитические таланты — работу в штабе соединения, а незаменимый и хозяйственный Вирг обживал кабинет начальника службы снабжения и технического обеспечения авиакрыла.

Десять истребительных эскадрилий, пять эскадрилий штурмовиков и три — рейдеров, которые по ударной мощи были сильнее штурмовиков, и которые условно можно было отнести к категории бомбардировщиков, требовали постоянного внимания и контроля, так что Алисе было чем заняться.

Провозившись с текущими делами, Алиса только к концу первого дня просмотрела список подразделений, и была немало удивлена, увидев среди наименований эскадрилий Перун. Потом вздохнула поглубже, протерла глаза и снова посмотрела список, и поскольку Перун никуда не делся, подняла взгляд на Кенру.

— А где сейчас четвертая?

— Перун? — Кенра что-то передвинула на своем экране. — Регламентные работы, шестой ангар.

— Ясно, — Алиса встала, одернула форму и шагнула к выходу. — Пойду пройдусь до них. Посмотрим на этих перуновцев.


В шестом ангаре, где проводила текущий ремонт четвертая, стоял дым коромыслом. Пилоты и механики что-то разбирали, группа техников на тележке-антиграве волокла ходовой двигатель, а над этим всем стоял, словно скала посреди бушующего моря, незнакомый Алисе старший лейтенант.

— Света вам, сарин старший лейтенант.

— Света, — лейтенант, который по возрасту мог быть уже полковником, лихо крутанулся, и увидев нашивки Алисы, молодцевато отдал честь. — Командир эскадрильи Перун. Проводим регламентные работы согласно графику.

— Показывайте, что тут у вас, — Алиса шагнула в проход между машинами.

— Сто девятая — нарушена геометрия силового каркаса. Пытаемся вытянуть гидравликой.

— Микротрещины?

— Зашьем молекулярной машинкой, — старлей пожал плечами. — Вариантов все равно нет. Главтех отказался давать машины из резерва.

— Так. Машину под списание. Оформите документы, а с главтехом соединения я сама побеседую.

— Так у нас почти треть машин в таком состоянии! Пятнадцать единиц словно со свалки, — в сердцах воскликнул командир эскадрильи. — Эта еще ничего, а вот на пятьдесят пятнадцать вообще ходовой отказал. Причем проблема не в движке, а в коммутации, а где — разобраться не можем. Куда только не обращались.

— Командир, — один из пилотов, высокий белокурый парень в заляпанном комбинезоне, выскочивший из-под крыла истребителя, небрежно откозырял Алисе и снова повернулся к старшему лейтенанту, перейдя на русский: — С этой херней нужно что-то решать. Крыло вообще в труху. За что ни возьмись, расползается в руках. Гнилье одно. Ты бы этой объяснил, что на этом говне мы ни хера не налетаем.

— Что он говорит? — не дрогнув ни единым мускулом, Алиса повернулась к комэска.

— Утверждает, что сроки использования механизации крыла давно вышли из положенного срока и не подлежат дальнейшей эксплуатации, а также что прогнозируемая аварийность будет значительно выше норматива.

— Какой интересный язык, — Алиса улыбнулась. — Перевод вдвое длинней оригинала. Что ж. Я поняла суть проблемы. Готовьте дефектную ведомость на все машины, которые не соответствуют техусловиям, и сбросьте в штаб авиакрыла. Все работы на дефектных машинах прекратить. Сосредоточиться только на потенциально работоспособных аппаратах. Жду с документами в штабе через два часа. Успеете?

— Сделаем, сарм майор, — старший лейтенант уверенно кивнул.


Заместитель командира эскадры по инженерно-технической части был занят важнейшим делом, а именно — пытался реанимировать старинный гиперволновой приемник, доставшийся ему с распродажи антиквариата. Но монокристалл, который был главным элементом детектора, никак не желал вставать на место, и вот уже второй час подполковник Белор мучился с пинцетом, пытаясь поставить крошечную деталь на место.

— Сарм подполковник?

— А… заходите, — Белор лишь скосил взгляд на нового командира авиакрыла, не отрываясь от своего занятия. Наверняка пришла клянчить новые машины.

Алиса некоторое время наблюдала за попытками загнать серебристый кристаллик на место, и через минуту, отобрав пинцет, одним движением воткнула его в гнездо.

— Ловко, — подполковник покачал головой. — Но истребителей все равно нет. На складе десять штук пятых и пара четверок, причем обе с дефектами. И взять пока неоткуда.

— А когда будет поступление?

— Все выгребли для Третьего флота. Их здорово побили у Сенвар-девять, так что теперь только через пару месяцев.

— А тряхануть запас производителей? — не сдавалась Алиса.

— Тряхануть, конечно, можно, — Белор согласно кивнул, — только вряд ли что выйдет. Этот запас держат на случай срочных контрактов, которые оплачиваются с пятнадцатипроцентной надбавкой.

— А кто производит истребители?

— Талаи — те получше и подороже, а Диросс — дешевле, но хуже.

— Талаи Трам?

— Нет, Талаи Трам занимаются финансами. А наш поставщик — Кегор Талаи. Гроздь Т'Сваи.

— Ясно, — Алиса кивнула. — Есть смысл просто подождать поступления? Нам ведь в бой не завтра, но и выпускать пилотов на аварийных машинах я не буду.

— В любом случае это будет решать адмирал. Сами понимаете, что это не наш уровень принятия решений.


А в это же самое время в ангаре, где трудились пилоты и техники четвертой эскадрильи, шло импровизированное совещание. Разговор шел на русском, потому что подавляющее число техников было тоже из России.

Полковник российских ВВС Манцев, дослужившийся пока лишь до старшего лейтенанта в имперском флоте, поднял руку, разом прекращая галдеж.

— Так. Руководство сказало списывать — значит, будем списывать. Но с умом. Нужно будет демонтировать все работоспособные агрегаты и поменять их на то, что стоит на строевых машинах. Короче, собираем из наших сорока машин сколько сможем рабочих, остальные в утиль.

— Тащ полковник, а эта майорша не обманет?

— Знаешь, Егоршин, думаю, что какое-то количество машин она, конечно, выбьет. Но вряд ли достаточно, чтобы заполнить все наши прорехи. Так что летать будем посменно, по скользящему графику.


А упомянутая героем России капитаном ВВС Егоршиным майорша уже сидела в кабинете у адмирала.

— Таким образом, общий некомплект по истребителям — шестьдесят три машины, не считая отсутствующего резерва, по штурмовикам — двадцать две машины, а учитывая те, что едва дышат — и все тридцать. С рейдерами ситуация лучше, но и там не хватает расходников и запчастей.

— Что вы предлагаете?

— Отправить меня в командировку в Кегор Талаи. Буду выбивать истребители и запчасти лично.

— Хм, — адмирал очень задумчиво посмотрел на Алису. — А почему вы думаете, что вас вообще будут слушать? Нет, конечно, жетон ока, даже медный — очень сильный аргумент, но вас пригласят, выслушают и расскажут, как им на этом свете тяжело жить. Скорее всего, оплатят пару суток пребывания в роскошном отеле и назначат в провожатые профессионального красавца.

— Возможно, вы не поверите, но у меня есть определенный опыт общения с различными экономическими деятелями. И теневыми, и легальными.

— Да я не против, — адмирал улыбнулся. — Поезжайте, проветритесь. Вреда-то от этого точно будет немного. Если наценка будет хотя бы тринадцать процентов, возьмем до пятидесяти единиц, а десять процентов и меньше — все, что дадут. Я дам команду, чтобы вам выплатили командировочные и какую-нибудь премию. Но учтите, что военнослужащим боевых частей флота запрещено передвигаться в гражданской одежде. Наши граждане должны знать, что потенциально вы способны оторвать им голову. И последнее. Через месяц эскадра перебазируется в другой субсектор, так что исходите из этих сроков. Удачи!


От адмирала Алиса вышла в задумчивости. Следовало быстро сделать несколько дел, не терпящих никакого отлагательства, а после уже можно и за техникой съездить.

Первым делом она пошла к командиру Перуна, и найдя его в спортивном зале, где пилоты и часть техников отрабатывали навыки рукопашного боя, дождалась, пока он подойдет.

— Сар майор?

— Поговорить надо.

— Я понял, — офицер кивнул и, задумавшись на несколько секунд, продолжил: — Давно хотел вам показать наше энергетическое хозяйство, — он накинул куртку, быстро привел себя в порядок и повел техническими коридорами куда-то в сторону «верхнего левого» бокового пилона линкора, соединенного с корпусом широкой, но относительно тонкой перемычкой. В данном отсеке находились запасы воды и часть резервных генераторов. Ровное гудение веретенообразных корпусов, подвешенных в гравитационных ячейках и располагавшихся бесконечными гирляндами прямо в воздухе, заполняло весь отсек, где мог бы разместиться стотысячный стадион.

Они взошли на обзорную галерею, и потом, поднявшись по узкой лесенке к мобильному ремонтному модулю, снова спустились, теперь уже по скобам, в довольно обширный закуток, где стояли пара десятков кресел, а на стене висел простой стальной лист, выкрашенный белой краской под учебную доску.

— Говорите, — старший лейтенант кивнул, присаживаясь. — Здесь такое напряжение всех видов полей, что любая техника, кроме специально защищенной, не сможет ничего транслировать или просто выходит из строя.

— Мне нужна связь с материком, — произнесла Алиса по-русски и посмотрела в глаза командиру эскадрильи.

— Нормально, — тот даже не моргнул, переваривая неожиданный поворот, чем показал не только степень своей выучки, но и ее направленность.

— Просто сообщение для адмирала Рокотова.

— Вы, насколько я понимаю…

— Внучка. Рокотова Алиса.

— Нда. — Офицер покачал головой. — Ведь узнал же вас, но сам себе сказал, что так не бывает.

— Нужно доверять себе, товарищ… полковник?

— Полковник Манцев, Виктор Георгиевич, — мужчина кивнул. — У меня завтра будет очередной сеанс связи с нашими. Докладываю текущую обстановку, ну и вообще как тут идут дела. Заодно передам ваш текст. Там в коммуникаторе есть опция отправки документов. Можем даже посылки отправлять, правда до полсотни кэгэ. Диктуйте.

— Так надежнее, — Алиса вручила полковнику небольшой кусок тонкого пластика с рядами цифровых групп.

Командир эскадрильи оценил объем текста и кивнул.

— Все переправлю. Нужна помощь? У меня тут небольшой фонд есть на непредвиденные…

— Давайте лучше наоборот. Я номер запомню и сброшу вам миллионов пятьдесят. А то мало ли что, — Алиса взяла протянутую карточку и внимательно прошлась по номеру, запоминая идентификатор. — Заведите себе анонимную карточку «Ави Элор». У них отрицательные проценты, но полная анонимность. Это можно сделать через флотскую почтовую службу, — Алиса достала из кармана и продемонстрировала прозрачную карту банковского объединения. — Кроме того, выясните, кто еще из наших служит во флоте империи. Будем по возможности собирать всех в кучу.

— Смысл?

— Смысл в том, что скоро начнутся танцы, и будет правильно не раздергивать наших парней по подразделениям, а держать всех в одной эскадре. Наши и подготовлены лучше, и опыт боевой имеют, так что будем двигать не чужих командиров, а своих.

— Резонно, — не болтливый по жизни полковник кивнул, признавая логичность построений Алисы.

— Последнее. Пока не получу инструкций из центра, никому из наших — ничего.

— Это понятно.


Расставшись с командиром четвертой, Алиса поспешила к своему непосредственному начальнику — подполковнику Тарсу, который в это время как раз просматривал базу данных по запасным частям, надеясь, видимо, на чудо или на то, что детали сами начнут размножаться.

— Сарм подполковник.

— Сарм майор, — Тарс приветливо кивнул Алисе и указал на стул. — Присаживайтесь. У меня, правда, нет лагарского бренди, но есть кое-что не хуже, — он достал из шкафчика пару металлических стаканчиков, бутылку и, нацедив черной, словно деготь, жидкости, кивнул: — Попробуйте.

Алиса сначала осторожно пригубила, а потом сделала нормальный глоток.

— Превосходно. Что это?

— Травяная настойка с Ва Жи — моей родины. Дед лично делает, — подполковник улыбнулся, и Алиса впервые поняла, что несмотря на ранние морщины, командир не намного старше ее.

— А насчет лагарского бренди откуда информация?

— Так на форуме десантуры ваши приключения в красках описаны, — Тарс улыбнулся. — С фото и видео.

— Тьма меня в пятку, — Алиса одним движением влила в себя ароматный напиток и поставила стаканчик на край стола.

— Да не расстраивайтесь. Они от вас в полном восторге. А видео, где вы крошите сектов парными клинками, вообще в топе уже почти месяц. Так что вы теперь знаменитость как минимум флотского масштаба, — подполковник усмехнулся. — Адмирал предупредил о вашей командировке. У меня в принципе возражений нет, но учтите, что подобное удалось лишь одному человеку, и учитывая, что человек этот имел незаурядную харизму и был поддержан как минимум из имперской канцелярии, дело хоть с трудом, но сдвинулось. Может, лучше не тратить силы, а просто подождать? Через пару месяцев все так или иначе разрешится. Пока мы просто не боеспособны. А как потребуется бросить эскадру в бой, так сразу найдется и техника, и ремкомплекты.

— А если не найдется? — Алиса упрямо опустила голову. — А если начнется заварушка внутри империи? Да и как слетывать пилотов? На тренажерах много не сделаешь, да и тех тренажеров — на пол-эскадрильи. Нет. Если шанс, хоть небольшой, есть, нужно ехать. Хоть сколько-то машин выбью, и то будет легче.


14

Лучше купить хорошую компанию за честную цену, чем честную компанию за хорошую цену.

Уоррен Баффет

Медиапул Паската. Программа «Неизвестный мир». Ведущий Лано Шарги.


Что мы вообще знаем об исао, которых называют самой закрытой кастой Гисса Айян? Люди, которые отринули все человеческое, или такие же, как мы, только более способные и талантливые?

Ответ на этот вопрос я попытался получить у старейшего исао империи — исао оха Ганта Ресса.

— Скажите, си Ганта, что изменилось в вашей жизни, когда в вас обнаружили Дар?

— Работа. Я узнал, что такое работа по-настоящему. Кроме школьной программы, мне пришлось много читать и еще больше запоминать, потому что плетения — это совсем не формулы, а скорее пространственные построения. Много времени отнимали занятия по концентрации и тренировке памяти, и многое другое.

— Это как-то повлияло на ваши отношения с друзьями?

— Повлияло. Большинство друзей стало относиться ко мне еще более уважительно, а девочки нашего класса меня совсем замучили (смеется). Но главное, изменилось мое отношение к миру и степень ответственности. Теперь я уже не мог себе позволить опоздать куда-то или нарушить данное слово. А в остальном жил как раньше. Бегали на очистные купаться, воровали наргри в пригородных садах и танцевали до утра на вечеринках.

— Си Ганта, многие полагают, что обладание нархоном сразу сделает их исао…

— Глупость. Нархон просто не активируется на руке человека, не обладающего достаточным запасом энергии и не умеющего им управлять.

— А говорят, существуют нархоны, которые могли активировать эти способности в человеке?

— Если стакан пуст, вода там ниоткуда не возьмется. Это все легенды, которые распространяют торговцы подделками и различными как бы магическими, а на самом деле высокотехнологичными изделиями. Если вы навесите броню на подростка и дадите ему в руки оружие, супербойца все равно не получится. Не получится даже среднего воина. Именно поэтому в десант идет довольно жесткий отбор, и после отбора их почти год тренируют и обучают.

— Еще одна легенда гласит, будто исао могут заменить целую армию.

— Тоже ерунда. Наша основная специальность — работа со структурой материала. Исао-металлурги, исао-биологи, исао-технологи и исследователи — вот наше основное поприще. И совсем малая часть занята искусством. Боевые маги стали уже даже не прошлым, а действительно легендой. И если действительно есть исао подобной специализации, то невысокой категории, и с подпорками из артефактов и накопителей. Боевой раздел нашего искусства — это всего одна тоненькая брошюрка, описывающая пару десятков плетений, а собрание плетений полностью — внушительная библиотека…

Гисса Айян, гроздь Т'сваи, планета Т'кверси


Бюрократические процедуры были решены уже на следующий день, и Алиса, передав заботу о Грраре девочкам из Волчьей эскадрильи, одетая, как и положено, в парадную форму со всеми регалиями, отправилась скоростным курьером на Анди, где находился крупный узловой порт дау.

Двадцать минут ожидания, и ее через имперский служебный портал переправили в Т'кверси — столицу грозди Т'сваи.

Портальный комплекс находился прямо в городе, хотя и не в центре. С вершины холма, где стоял комплекс, была видна деловая часть Т'кверси, застроенная многоэтажными высотными зданиями и перевитая нитями монорельса. Со стороны мегаполис был больше всего похож на урбанистический улей, сверкавший в свете заката сполохами алого света.

Слева от города располагался лес, уходивший до горизонта, а справа — невысокие холмы, за которыми было видно море или большой залив.

Граждане, спешившие по своим делам, немного диковато оборачивались на коротко стриженную девушку в парадной форме флота и с вызывающе висящим на боку ручным излучателем, но Алисе все эти взгляды были глубоко параллельны.

Полюбовавшись роскошным видом, она вздохнула и спустилась на нижний уровень, откуда ходили транспортные капсулы монорельса и флаеры.

Заняв сиденье за водителем, Рокотова задумалась. Ехать в гостиницу на окраине совершенно не хотелось, как минимум потому, что номера, заказанные финчастью, были, мягко говоря, бюджетными, а если быть откровенными до конца, могли запросто оказаться клоповником в какой-то ночлежке. Об этих кошмарах ей поведал командир эскадрильи рейдеров капитан Келам, и она решительно нажала клавишу связи с водителем.

— Гостиница поприличнее, в центре.

— «Нав Хар», — мгновенно ответил водитель и обернулся так, что через разделяющее салон стекло стало видно его лицо и кустистые брови над широким морщинистым лицом. — Лучшая гостиница в столице. Только, боюсь, может быть дорого для вас. Там номера и за десять тысяч, и за сто в сутки, и вообще за сколько хочешь.

— Гулять так гулять, — Алиса с улыбкой кивнула. — Поживу как королева хоть пару дней.

Водитель кивнул, поднял машину в воздух и, не глядя на навигатор, вошел в воздушный коридор. Через полчаса полета они уже подруливали к посадочной площадке, находившейся на уровне четырехсот метров над землей.

Портье в строгой синей нилате метнулся к флаеру и, распахнув дверь, подал руку, но увидев, что пассажиром в машине девушка в форме офицера флота, дернулся назад и выпрямился по стойке смирно.

— Вольно, — Алиса улыбнулась. — Багажа нет, так что можешь меня сразу проводить к стойке регистрации.

— Сделаю, сарм майор, — он коротко кивнул и пошел вперед четким размашистым шагом, словно на плацу.

— Чем могу помочь, сарм? — яркая женщина в белоснежной фратте с логотипом отеля на плече ослепительно улыбнулась.

— Номер с видом на залив, или что там у вас. Солидный, чтобы не стыдно было принять гостей, но без показной роскоши. Пока на двадцать суток, дальше посмотрим.

— Могу предложить апартаменты в восьмом блоке, уровень А, — женщина, не прекращая улыбаться, вывела над стойкой объемную проекцию планировки номера. — Шесть комнат, свой мини-бассейн. Посадочная платформа и парковка на этаже. Ресторан этажом ниже, но доставка блюд из ресторана включена в стоимость номера. Сто тысяч эри в сутки.

— А вид из окна?

— Сейчас, — картинка сменилась, и во всю ширину экрана распахнулось море.

— Отлично. Беру, — Алиса достала свою карточку и положила на панель считывателя.

— Два миллиона эри, — женщина, все так же улыбаясь, достала из-под стойки небольшой квадратик счета и положила перед Алисой. — Рекомендую ресторан Альвари с традиционной кухней Т'Сваи, и сегодня в развлекательном комплексе выступает знаменитый нернист Аль Да Рош.

— Нернист — это, конечно, здорово, — Алиса задумчиво кивнула. — А можно у вас арендовать машину или лимузин?

— Разумеется. Гараж отеля к вашим услугам тридцать часов в сутки, десять дней в неделю. Также у нас есть услуги охраны и эскорта. Лучшие специалисты «Лаварон-Эскорт» сопроводят вас в любую точку грозди, проследят за вашей безопасностью, а также окажут массу других услуг.

— Это просто превосходно, — Алиса любезно кивнула. — Теперь я могу подняться к себе в апартаменты?

— О, простите, — дама стрельнула глазами на стоявшего рядом портье. — Хасс, проводи нашу гостью.


Номер, как и ожидалось, оказался вполне приличным. Дав бывшему флотскому сержанту десятку за помощь, Алиса сначала разделась, а потом долго плескалась в небольшом, три на пять метров, бассейне.

Вынырнув из блаженного состояния, ощутила жуткий голод и, быстро приведя себя в порядок, спустилась в ресторан, где отдала должное кухне Т'Сваи, которая оказалась весьма похожа на высоко ценимую ею кавказскую. Много мяса, много пряностей и весьма приличное вино.

Официанты летали, словно наскипидаренные, а мэтр снизошел до того, чтобы лично принести ей второе, которое оказалось восхитительным. Выразив свое восхищение искусству поваров и оставив чаевые не только для официантов, Алиса покинула царство желудка в отличном расположении духа.


Панель информа оказалась встроенной в стену, так что информацию о фирме, производящей истребители, и ее руководстве Алиса смотрела прямо с дивана.

Штаб-квартира корпорации находилась здесь, в Т'кверси, а основные производства на орбите четвертой планеты — там, где в поясе астероидов не было недостатка в металлах и не нужно было заботиться об экологии.

Генеральный директор корпорации, и он же ее владелец, Кегор Талаи, был младшим в семье удачливых финансистов и промышленников Талаи. Его старший брат владел банковским объединением, а дядя, Гигор Талаи, занимался производством продуктов питания для экипажей космических кораблей.

На самого Кегора информации было не много. Алиса внимательно перечитала официальную биографию промышленника, но там из общих фраз и обтекаемых формулировок ничего нельзя было понять. Девяносто пять лет, что, по меркам Гисса Айян, самый расцвет, имеет два высших образования и докторскую степень по инжинирингу. Вот уже полгода добивается благосклонности знаменитой певицы и светской дамы Ларин Таго, засыпая подарками, но безуспешно.

Алиса несколько минут смотрела на изображение молодой красивой женщины в сверкании драгоценных камней, и какая-то мысль начинала потихоньку брезжить в ее сознании.

День рождения у Ларин оказался не скоро, через три месяца, но это ничего не значило. Алиса быстро оделась, и проверив в зеркале, чтобы все сидело, как надо, вызвала такси, прошла к стоянке, где ее уже ждал лимузин, предоставленный отелем.

В головной конторе крупнейшей на Т'Сваи ювелирной фирмы ей сначала отказались продавать камни без оправ, но деньги решили проблему, и через час Алиса стала владельцем полукилограмма мелких бриллиантов четырех оттенков синего цвета.

К утру главный аргумент в борьбе за внеочередную поставку для флота был готов, и осталось лишь упаковать все это в своевременно доставленные коробки из синего трайского дуба.

К удивлению Алисы, договориться о встрече с Кегором оказалось довольно просто, и уже через день она в форме, пошитой специально для этого случая, сидела в приемной главы компании, ожидая назначенного времени.

— Войдите, — молодой мужчина с еще заметной армейской выправкой любезно открыл дверь, и Алиса, неся в руках два небольших ящичка из полированного дерева, вошла в огромный кабинет. Несмотря на то что офис Кегор Талаи был оформлен в традиционном стиле — деревом и серебром, кабинет главы корпорации щеголял не только сталью и стеклом, но и моделями истребителей и штурмовиков, производимых компанией.

Небольшие, по полметра длиной, копии перемигивались огнями и покачивались под потолком, словно на позициях ожидания.

Заметив, что Алиса обратила внимание на его коллекцию, Кегор улыбнулся и встал из-за стола.

— Добрый день, проходите, — он мазнул взглядом по наградам и, ничем не выдав своего удивления, подвел гостью к роскошному низкому креслу и сам сел напротив. — Сарм майор, рад приветствовать вас в нашей компании, — Кегор радушно улыбнулся и, подняв взгляд на вошедшую в кабинет девушку с подносом, разрешающе кивнул, и девица начала споро сервировать стол. — Полагаю, мне стоит для начала выразить свое восхищение героине Арантийского сражения и преподнести небольшой сувенир.

Откуда-то сбоку появилась длинная узкая коробка, и когда хозяин кабинета положил ее себе на колени и раскрыл, в глаза Алисе ударил зайчик, отраженный от полированной стали клинка.

— Вад Расо был одним из семи величайших мастеров, и гиссары, сделанные его руками, это не только произведения искусства, но и память нашего народа, — подавшись вперед, он вручил пенал Алисе, и она некоторое время любовалась хищными линиями меча, напоминавшего ятаган, но с развитой гардой и крупным синим камнем в навершии эфеса.

— Надеюсь, что я буду достойной этого славного клинка, — Алиса коснулась ладонью груди и поклонилась как равная. — Ваши истребители и штурмовики тоже можно назвать произведением искусства, а вас — равным старым мастерам Т'Сваи. И в качестве признательности за высочайшее качество оружия, которое благодаря вам уже не раз служило основанием наших побед, вручить скромный сувенир.

Алиса достала первую коробку и, раскрыв, протянула Кегору.

На подставке из прозрачного бриллианта чуть голубоватого оттенка рвался вверх истребитель Латта-девять, сделанный настолько точно, что были видны даже бортики эмиттеров силового щита, проходящие поперек крыльев.

— Невероятно, — глава корпорации, не отрывая взгляда, любовался на модель, понимая, что перед ним изделие не просто выдающегося ювелира, но и незаурядного исао.

Да, у него в корпоративном музее уже была целая коллекция подобных моделек, преподнесенная в дар от адмиралов и высших чиновников империи, но эта будет стоять у него на столе. Кегор встал и, пройдя к рабочему столу, с величайшей осторожностью достал истребитель и поставил его так, чтобы он был одинаково хорошо виден со всех сторон.

— Фантастический дар.

— Да вы смелее, — Алиса широко улыбнулась. — Алмаз укреплен дополнительно поверхностными плетениями так, что ему даже удар молотком нипочем.

Когда наконец Кегор вернулся в кресло, во взгляде его было еще больше удивления.

— Скажите, это ведь ваша работа? Почему исао такого высокого уровня занимается войной?

— А мне ничто другое не интересно, — Алиса задумалась на мгновение, вспоминая свою жизнь вне армии. — Там у нас все честнее и чище, чем здесь. А жить мирной жизнью я пробовала, и ничего мирного из этого не получалось. Все равно одна сплошная война.

— Могу ли я что-то сделать для вас? — Кегор, уже зная, о чем пойдет разговор, приготовился слушать.

— Можете, — Алиса кивнула. — Я заместитель командира легких сил третьей рейдовой эскадры Восьмого флота. Некомплект только моего авиакрыла составляет более пятидесяти единиц, а по всему соединению достигает ста пяти единиц. Там и штурмовики, и истребители, хотя, конечно, самое тяжелое положение у истребителей. У них и износ выше, и выбивают их десятками.

— Список есть?

— Конечно, — Алиса достала из нагрудного кармана прозрачную пластину с документом, и Кегор не глядя воткнул его в щель считывателя в кромке стола.

Через секунду над тарелками и бутылками повис голубоватый прозрачный экран, где были перечислены все потребности эскадры.

— Так. Истребителей-пятерок у меня на складах всего штук двадцать. Это вообще не наш профиль, получаем по взаиморасчетам и держим на всякий случай. А четверок могу отдать сколько нужно. У меня их сейчас даже больше, чем нам нужно. Десять процентов флот потянет?

— Возьму до пятидесяти единиц четверок и все пятерки! — быстро произнесла Алиса, пока хозяин не передумал.

— Хорошо, — переправив стилусом цифру, Кегор опустился ниже. — Движков, и ходовых, и маневровых, дам, сколько унесете, а вот с крыльевой механизацией и бортовым вооружением нужно выяснять. Мы не производим эти части, а получаем от Ледарин. Но, думаю, Лавар согласится. Ему сейчас лишние деньги не помешают.

— Финансовые трудности?

— Да, начал разворачивать производство пушек крупного калибра для кораблей последнего поколения, и тут ему обрезали кредитование. Сейчас крутится, как может.

— И сколько ему не хватает? — невинным голосом поинтересовалась Алиса, но опытный переговорщик Кегор сразу вскинулся.

— Десять миллиардов, я думаю, стабилизируют ситуацию.

— Десять миллиардов? — Алиса задумалась. Получить доступ к таким технологиям было ну просто очень заманчиво, и такие возможности по десять раз на дню не выпадают. — А вот, скажем, если бы у меня была такая сумма, я же не могу подойти к нему и просто предложить вложиться в дело?

— Вы случайно не ганти? — с нервным смешком произнес Кегор.

— Ганти? Это что?

— Ганти называют детей высокопоставленных чиновников империи Айя, которые отправляются полностью в автономное плавание — гантиор. Своеобразное сафари для старых семей, только сроком на двадцать-тридцать лет. Результаты гантиор потом являются основанием для дальнейшей карьеры. Можно сказать, определяется вся дальнейшая жизнь. Но я первый раз слышу о настолько богатой ганти. Обычно дают десять-двадцать тысяч — и в путь.

— Нет. Мои родные и близкие вообще не в Гисса Айян, — Алиса улыбнулась. — Я с окраинного мира. А деньги честно заработаны. Что-то выиграла в тотализаторе, что-то получила как часть военной добычи.

— Подождите, — глава корпорации покачал головой. — Нельзя так. Нужно проконсультироваться с адвокатами, составить договор, потом утвердить состав рабочих групп…

— Это лишь один из вариантов, — Алиса улыбнулась и, налив в бокал какой-то красной жидкости, осторожно пригубила. Вино оказалось превосходным, и она уже смелее сделала глоток. — Еще возможно, что я просто приеду к нему с вашей рекомендацией — вы ведь не откажетесь порекомендовать ему меня? И предложу деловое сотрудничество. Стоимость его корпорации на сегодня можно узнать на бирже, а процент моего владения можно с легкостью рассчитать. Думаю, все будут довольны, и не нужно будет кормить толпу дармоедов.

— И вы не боитесь, что вас обманут? — воскликнул Кегор.

— Нет, — и улыбка Алисы стала задумчивой. — Ведь тогда я его уничтожу. А свое все равно заберу.

— Да вы опасный человек, сарм майор.

— Только для врагов, — Алиса вернула улыбку Кегору и вспомнила о втором подарке. — Кстати о друзьях, — она подняла с пола шкатулку и подала ее промышленнику. — Надеюсь, эти безделушки помогут вам в решении ваших затруднений с Ларин.

— О… — Кегор открыл крышку и был буквально ослеплен бриллиантовым сверканием голубых роз, сплетенных в колье.

— Там под ожерельем серьги и кольцо. Если она и после такого не сдастся, то нужно искать какие-то другие подходы.

— Тьма, — Кегор, не отрываясь, любовался игрой света на острых гранях и с трудом оторвал взгляд. — Такое сокровище… занимается войной? Не понимаю.

Алиса рассмеялась в голос.

— Ничего странного. Мне просто постоянно нужны яркие ощущения. А где их еще раздобыть, как не на войне?

— Да. С ощущениями у нас здесь сложновато, но кое-что у меня для вас есть, — Кегор внимательно посмотрел на Алису. — У вас, я надеюсь, нет никаких планов на сегодня?

— Визит к вам — это то, для чего я сюда приехала, — просто ответила Рокотова.

— Отлично, — Кегор встал и вернулся к рабочему столу. — У меня была назначена деловая встреча, но мы поедем совсем в другое место, — проделав какие-то манипуляции на рабочем столе, он обернулся к Алисе. — Готовы? Отлично.


Передвигался Кегор на тяжелом восьмиместном лимузине с высокой крышей, и у Алисы первое время было ощущение, что она села в автобус. Развлекаясь по дороге светской беседой, она и не заметила, как машина выскочила за городскую черту и пошла вдоль океанского побережья.

— Так куда же мы летим?

— Пусть это будет моим маленьким секретом, — промышленник улыбнулся, и увидев хищный оскал, Алиса вдруг подумала, что мир корпоративных войн вряд ли сильно гуманнее, чем открытая война против Мусорщиков.


Сделав небольшой круг над уединенным поместьем, машина мягко села на площадку рядом с высоким трехэтажным домом. Оттуда сразу же выскочили несколько слуг и открыли двери.

— Это, сарм майор, одно из мест, где коротают время главы крупнейших корпораций нашей грозди и гости Т'Сваи. Бассейн, ронхо, игари и вообще всяческие развлечения. У них, кстати, великолепный выбор эскорт-партнеров…

— Я уж как-нибудь без этого, — буркнула Алиса. — Но мы ведь здесь не ради развлечений?

— Естественно, — Кегор, показывавший ей дорогу, полуобернулся и подмигнул. — Но не будем торопиться. Сейчас пообедаем и, возможно, решим некоторые из наших вопросов. Кстати, сегодня выступает известнейший на всю Т'Сваи нернист Аль Да Рош.

— Всю жизнь мечтала, — фыркнула Алиса и проследовала за Кегором в высокий зал, отделанный резным деревом и золотом.

Промышленник перехватил ее взгляд и усмехнулся.

— Да, пошловато, конечно, но традиция отделки золотом пошла еще с тех времен, когда металл стоил дорого и применялся в основном для ювелирных украшений. Из него, кстати, до сих пор делают всякие побрякушки, но или совсем дешевку — для рабочих кварталов, или произведения искусства, когда сам материал уже не важен.

Боковой столик у высокого стрельчатого окна с видом на лес и небольшую речку быстро стал заполняться приборами, и Алиса с легкой паникой вспомнила, что столовый этикет айя лишь пробежала взглядом, полагая, что ей это вряд ли пригодится.

— Не беспокойтесь, — Кегор понимающе улыбнулся. — Здесь все по-простому. Мы ведь в основном не потомки старых семей, а аристократы в первом поколении, — он посмотрел куда-то поверх головы Алисы, и его улыбка стала еще шире. — Ага, — он привстал, и мужчина, вошедший в зал, резко изменил направление движения и пошел в их сторону.

— Лавар Ледарин — крупнейший на Т'Сваи производитель оружия, — представил мужчину Кегор. — А это моя гостья, сарм майор Алиса Рокот. Прибыла за истребителями для своей эскадры. Присаживайся, Лавар. Я тебе ничего не заказывал, так как не был уверен в твоем выборе, но байское светлое урожая сто тридцать первого года превосходно.

— Благодарю, — Лавар отвесил церемониальный поклон, сел и, дождавшись, пока официант наполнит бокал, сделал большой глоток. — Вы редкая птица в наших лесах, сарм майор. Обычно за техникой прилетают толстые угрюмые полковники со встроенными калькуляторами откатов и процентов.

— Мне через два месяца в бой на этих машинах, сарм Лавар, — Алиса благодарно кивнула официанту, поставившему перед ней розетку с чем-то овощным. — Так что я думаю не об откатах, а о процентах потерь моих пилотов. Но я слышала, что у вашей — прекрасной во всех отношениях — компании есть некоторые трудности?

— Вот так вот сразу? — глава оружейной компании рассмеялся тихим смехом.

— Хотите, поговорим о погоде? — Алиса вопросительно приподняла бровь. — Но время слишком дорогой ресурс, чтобы тратить его так бездарно.

— Хорошо. Давайте поговорим, — Лавар поставил бокал на стол. — У вас есть конкретные предложения, или это все… — он шевельнул пальцами в воздухе, но фразу не закончил.

— Десять миллиардов эри прямым перечислением на счет вашей компании. Деньги — мои личные. Заработаны честно.

— Действительно сразу, — Лавар поднял взгляд на Кегора. — А ты-то чего веселишься, кромешник старый? Небось, уже душу-то продал этой дочери тьмы?

— Причем с удовольствием, и думаю, что это выгодная сделка, — Кегор ухмыльнулся. — А ты-то чего ерепенишься? Думаешь, я не знаю, что ты уже начал подбивать клинья к Барху Эрасо? — он перевел взгляд на Алису. — Это глава местного криминального сообщества. Бандит и убийца. У этого ублюдка ты хотел взять деньги, а здесь вдруг тебя коробит. Забыл, как мы с тобой в школе отбивались от Олиса? Кто мне потом обещал давить их по жизни?

— К тебе не приходили с десятью миллиардами наперевес, — хмуро ответил Лавар.

— Я тебе потом покажу, с чем она ко мне пришла, ты вообще захлебнешься слюнями. Ну что, рефлексировать будем или дело делать?

— Ваши условия, — Лавар пристально посмотрел Алисе в глаза.

— Меня интересует все, что вы сможете предложить, — Алиса зачерпнула крошечной вилочкой салат и, задумчиво прожевав, решила, что это вполне съедобно. — Меня в первую очередь интересуют оружейные комплексы тяжелого и среднего класса, пусть не новые, но с нерастраченным ресурсом; корабли, желательно новые; и комплексы мобильной пехоты. Технологии — возможно. Причем не новейшие, а подойдут даже устаревшие у вас. Ну и разумеется, станки, технологические карты, обучение специалистов и консультации. То есть вы получаете возможность обновить оборудование, сбросив все старье за вполне приличную цену. Ну а если от щедрот поделитесь какой-нибудь экзотикой типа боевых автономных комплексов третьего-пятого поколений, то будет просто замечательно.

Лавар даже отодвинулся от Алисы.

— Зачем вам такие технологии и вооружение?

— У нас очень неспокойный мир. Причем даже не мир, а одно государство. Мы довольно далеко от Гисса Айян, зато уже граничим с Мусорщиками. И пока разница в технологических уровнях такова, что мы предпочитаем вообще не попадаться им на глаза.

— Да, это серьезно, — Лавар вытер рот салфеткой и задумался. — Если честно, все это вы получили бы за куда меньшую сумму. Мы производим вооружение до третьего уровня включительно, но четвертый уровень в принципе доступен на рынке, так же, как и производственные комплексы. Есть, конечно, определенные сложности с имперским управлением по технологиям, но вполне решаемые, особенно если учесть отдаленность вашего мира. Но деньги компании нужны как воздух… — Он снова задумался, глядя куда-то вдаль.

Алиса уже успела расправиться с салатом и приняться за мясо в зелени, когда Лавар наконец пришел к какому-то решению.

— Корпорация по последним данным стоит тридцать миллиардов эри. Стало быть, вы приобретаете тридцать три процента акций и становитесь таким образом совладельцем компании. Могу предложить место вице-президента — начальника управления по контролю производства.

— Ну, ты хмар, — восхитился Кегор. — Получаешь деньги, да еще и закрываешь вакансию, которая у тебя пустует полгода.

— А нужен вам такой директор, который будет на работе самое большее пару месяцев в году? — Алиса удивленно посмотрела на Лавара. — Из флота я ведь пока уходить не собираюсь, а в свете последних веяний, еще и не хочу.

— Да? — Лавар помолчал. — Ну и ладно. Зато мы установим ваш бюст в холле штаб-квартиры и повесим золотую табличку на двери вашего кабинета. Пусть знают, что у нас на флоте свои люди.

— Да невелик чин, — Алиса рассмеялась.

— Я наводил о вас справки, — мягко возразил Кегор. — Вы поступили на службу чуть меньше года назад, и уже майор и заместитель командира легких сил эскадры. Так что думаю, нашивки на скульптуре нужно сделать съемными — для оперативной замены.

— Мои юристы подготовят договор, и полагаю… да, завтра, уже можно будет подписать, — Лавар поднял взгляд, и его улыбка стала напряженной. — Так. В нашу сторону двигается сама Ларин Таго. Все, кто не желает стать участниками скандала, могут покинуть опасную зону.

— Кегор, обнимите меня, — Алиса соображала быстро, а вот Кегор начал тормозить.

— Зачем? — Его глаза в ужасе расширились до невозможных пределов.

— Делайте, что вам говорят! — прошипела Алиса и сама приобняла промышленника и склонилась так, словно собиралась его поцеловать. — Зато сейчас узнаем, чего стоит ваша избранница в экстремальной ситуации.

— Кегор?!! — Красивое, чуть вытянутое лицо девушки пошло пятнами, и она застыла словно изваяние в двух шагах от столика.

— Ммм… дорогой, — Алиса оторвала взгляд от мужчины и медленно, словно пушка главного калибра, развернулась в сторону певицы. — Это что за насекомое? Ты мне не говорил, что мы сегодня втроем.

— Ты! Я! Как… Я тебя уничтожу, скотина! Я… — Ларин дышала, словно выброшенная на берег рыба, хватая воздух ртом и теребя полы длинного до пола серебристого платья с алым отливом.

— Она точно не робот? — Алиса звонко расхохоталась. — Похоже, из бракованной партии.

— Мне… — Лицо Ларин стало совершенно багровым, раздулось и утратило всякую привлекательность. — Тебя, подстилка, сотру, сотру, тварь…

— Вот, собственно, так и могла выглядеть ваша супруга, встречая вас с затянувшихся переговоров или совещаний, — Алиса отодвинулась и усмехнулась. — Девушка была уверена, что вы уже никуда с ее крючка не денетесь, и когда кто-то из персонала или гостей ей стуканул, что вы с женщиной, прилетела, даже не сняв концертное платье. Вы уверены, что это то, что вам нужно?

— Уже нет, — Кегор вздохнул, провожая взглядом охрану, уводившую взбешенную женщину прочь. — Действительно насекомое. Но к ее угрозам я бы прислушался. У нее брат работает у Эрасо.

— Это ваш главный бандит? — Алиса улыбнулась. — У вас есть его номер? Звоните и дайте коммуникатор мне.

Лавар быстро набрал номер и протянул браслет Алисе.

— Сарм Лавар?

Мужчина, появившийся в проекции экрана, был широкоплеч, грузен, но взгляд имел не рыхлый, а острый, словно клинок.

— Нет, са Эрасо, — Алиса холодно улыбнулась. — Просто у моего друга возникло некоторое недопонимание с сестрой вашего человека, и я решила побеспокоить вас.

— Сарм…

— Алиса, сарм Алиса. — Лицо майора застыло словно маска. — Лавар Ледарин и Кегор Трасо — мои старые и хорошие друзья. Мне будет очень печально, если с ними случится какое-нибудь досадное недоразумение.

— Не много на себя берете, сарм майор?

— А не хотите персональный дарсан, са Эрасо? — Алиса уже считала пространственные координаты кабинета главного мафиозо, и после короткого взмаха рукой, стена за спиной Эрасо дымилась от растекшейся по ней кляксы «огненного щита».

— Это, конечно, аргумент.

Босс обернулся на скрипевшую от перегрева стену и покачал головой.

Размышлял Эрасо недолго. Несмотря на невысокий статус, дураком он не был. Более того, окончил в свое время Академию управления Т'Сваи и иногда публиковал научные статьи под псевдонимом. Сейчас же ситуация и вовсе не требовала дотошного анализа. Звание у нее, конечно, невысокое, но вот орден «Стальное сердце» у пилота да еще и парочка других наград недвусмысленно говорили о том, что регалии заработаны не в штабе. Если же к этому приплюсовать нахождение в компании двух крупнейших промышленников грозди и то, что она была исао не самого низкого ранга — перспективы противостояния становились совсем призрачными.

Эрасо понимал, что его бизнес существует лишь до того времени, пока он строго соблюдает правила игры. И наезд на оружейных князей ему не простят. Просто сотрут в пыль. А за деньгами Лавар так или иначе прибежит к нему, так что он фактически ничего не теряет.

— Ваша взяла, сарм майор, — Эрасо растянул губы в резиновой ухмылке. — Разойдемся бортами.

— Точного привода, са Эрасо.

— Ровной тяги, сарм майор.

— Ну вот, — Алиса протянула коммуникатор хозяину. — Проблема, а может и не одна, решена. И я совсем не удивлюсь, если в ваших трудностях с кредитом есть след этого Эрасо.

— Вы всегда действуете словно тяжелый танк, сарм майор?

Кегор, которого еще потряхивало после скоропостижного развода с пассией, нервно хохотнул.

— Спокойно, сарм Кегор, — Алиса вздохнула. — Для начала вы должны решить, что именно вам нужно от девушки. Если статусная игрушка, чтобы все восхищались вашей крутизной, то это одно. Если же женщина, которая расслабит вас после трудового дня и исполнит любую прихоть — другое. И уж совсем третье, если требуется надежный соратник и мать будущих детей. Как только определитесь, все сразу станет ясно и просто. Постельную игрушку вы скорее найдете среди профессионалок, а статусный манекен чаще всего встречается в модельных агентствах.

— А третий вариант? — Кегор в три глотка осушил полный бокал с вином и дал знак официанту.

— А тут придется побегать, и столько, насколько серьезно отношение ваше к этому делу. И кстати. Если вы в течение ближайшего времени заявитесь к Ларин с дорогим подарком, то будете, разумеется, прощены и, в качестве аванса на будущее, допущены к телу.


15

Всегда случается что-то неожиданное. Я хочу сказать, стоит немного расслабиться, как Господь дает тебе пинка.

Рэй Бредбери, писатель

Свободная редакция И'шан, программа «Как это работает». Ведущий Риол Сатги.


Сегодня, в программе «Как это работает», мы представляем советы для тех, кто решился наконец предстать перед священником храма Творца для свадебного обряда.

Женские издания пестрят советами, как найти себе мужа, мужские — как найти жену, и лишь у нас вы сможете найти спокойный непредвзятый анализ самого процесса, никак не завязанного на гендерные различия.

Итак, начнем.

Высокое место в советах различных «знатоков» занимают курорты. Пляжи и различные фестивали действительно привлекают людей различных слоев и достатка, но беда в том, что курорты прежде всего ассоциируются у людей с необременительным флиртом и последующим соитием без обязательств, так что этот способ найти невесту или жениха мы помещаем на последнее место.

Также невысок шанс перейти к серьезным отношениям в барах и клубах.

Еще на одну ступеньку выше стоит старый как мир способ уличного знакомства. Возможно, возможно. Но не следует забывать, что и знакомство, и последующие встречи будут проходить в местах скопления людей, и ваш партнер будет иметь возможность наглядно сравнивать вас с другими. И замечательно, если это сравнение в вашу пользу. А если нет?

Чуть выше по перспективам отдых, экстремальный. Адреналин в венах может сделать ночь, проведенную с партнером по приключениям, незабываемой, но похмелье наступит быстро. Если для вас и потенциального партнера такой отдых не является регулярным способом проведения времени, шансы на длительные отношения невысоки.

Действительно серьезные игры начинаются в рабочих коллективах. Тут и совместный стресс, и возможность узнать характер будущего партнера даже не сближаясь… В общем, почетное пятое место.

Заслуженный ветеран нашего списка — знакомство по объявлению или в Сети. Вы уже имеете достаточный опыт, знаете, что хотите, и данные на потенциального партнера не смоделированы домашним ЦИРом, а соответствуют тому человеку, который разместил объявление. Рекомендуем поковыряться в социальных сетях и посмотреть странички объекта вашего интереса. Много времени не займет, а шанс на ошибку резко снизится.

Также на основании отзывов опытных людей мы можем посоветовать знакомства на крупных мероприятиях. Статус мероприятия, его направленность и поведение потенциального партнера могут вам многое подсказать для принятия правильного решения.

Второе место конечно же — армия. По статистике, больше двух третей офицеров находят мужа или жену среди сослуживцев, и этому есть масса объяснений. Там, где опасность — каждодневная реальность, там, где люди раскрываются наиболее полно, уже нет места фальшивым улыбкам и игре. Все по-честному и все открыто. А если учесть, что женщины составляют примерно пятьдесят процентов состава, шанс найти будущего супруга очень высок.

А первое место отдано нами по праву знакомству с помощью специализированных ЦИРов. Мощные интеллекты, способные не только оценить все параметры, но и смоделировать поведение партнера в различных ситуациях, а также выдать прогноз на развитие отношений, делают этот способ знакомства наилучшим.

И да пребудут ваши дни в радости, а мир вокруг вас в совершенстве.

Земля, Большая Москва, резиденция императора Николая III


— Таким образом, более пятидесяти тысяч наших сейчас находится в Гисса Айян, — пожилой офицер закрыл папку, давая понять, что он закончил доклад и ждет вопросов.

— Техники и инженеры — это понятно. Военные — тоже ясно, — Николай Сергеевич Батов, принявший при коронации имя Николай III, задумался. — А что у нас с нашими магами-колдунами? Пиндосвятоши ведь, насколько я знаю, тоже не сидят на месте?

— Не сидят, товарищ верховный главнокомандующий, — генерал-полковник Гатин снова открыл папку. — По нашим данным, сейчас у них около тридцати тысяч специалистов по управлению энергопотоками и, несмотря на то что основной инструмент активации способностей ими утерян, они постепенно наращивают количество за счет поиска и тщательного отбора кандидатов. Но у нас ситуация не хуже, если не сказать лучше. Все наши специалисты, прошедшие отбор, сейчас обучаются в Гисса Айян, и уже получили персональные нархоны. А это усиливает возможности мага как минимум на порядок. Таким образом, у нас есть пять тысяч профессионалов, а не тридцать тысяч недоучек.

Кроме того, успешно осуществляется программа по отбору талантливых детей в специализированные школы с начальным обучением основам биоэнергетики. Удалось даже переманить парочку преподавателей из Гисса Айян, что резко улучшило ситуацию. Подозреваю, конечно, что без айянской контрразведки не обошлось, но ситуация развивается в полезном направлении, как для нас, так и для них. Они же фактически утеряли боевые разделы магии и теперь вынуждены как-то менять ситуацию.

— Хорошо, — император России кивнул. — А как обстоят дела у наших военных?

— Тоже неплохо, — Гатин, быстро пролистав папку, достал какой-то документ. — Мы сейчас проводим ротацию кадров, и под это дело пропихнули еще несколько групп. Сейчас только по линии военного и военно-технического сотрудничества задействованы более тридцати тысяч человек. Наибольшие успехи в продвижении, конечно, у истребителей и десантников, но это и понятно, так как они находятся на передовой, а там и погоны, и ордена падают почаще. Особо хочу отметить подполковника Рокотову, которая сейчас занимает должность заместителя командира легких сил эскадры и, насколько мы знаем, состоит в списках на ускоренное продвижение.

— Молодец девочка, — Николай III улыбнулся. — Еще не окрутили там ее?

— Насколько я знаю — нет, — генерал отрицательно кивнул. — Но если что, мы будем знать.

— Знать, — император нахмурился. — А как насчет помощи, если ей потребуется? Деньги, спецсредства?..

— Деньги? — брови Гатина встали домиком. — Да она перечислила на счет эскадрильи Перун пятьдесят миллионов, и в дружеских отношениях с начальником контрразведки эскадры. Так что вопрос, кто кому будет помогать, совершенно не стоит.


Гисса Айян, гроздь Т'сваи, планета Т'кверси


Вихрь забот, связанный с отправкой техники, подписанием контрактов и различных мероприятий, посвященных этим событиям, закрутил Алису на три дня, но когда все было окончено, Рокотова с удивлением обнаружила, что делать ей совершенно нечего. Проехавшись по традиционным туристическим достопримечательностям, она поняла, что это ей совершенно не интересно, хотя виды заботливо сохраненных кусочков дикой природы были великолепны. Но никто не разрешил бы ей искупаться в Радужном водопаде или посидеть с удочкой на берегу Тайной заводи, отлавливая реликтовых жемчужных рыб.

Она даже сходила наконец на знаменитого нерниста Аль Да Роша и была немало удивлена, что нарнис оказался инструментом, весьма похожим и по форме, и по звуку на саксофон, а в целом оркестр играл то, что на Земле бы назвали жестким свингом. Но поскольку к музыке она относилась довольно спокойно, то просто убила полтора часа, разглядывая публику в зале.

Правда, после концерта к ней попытались подкатить пара каких-то придурков, но Алиса просто пронаблюдала, как группа зрителей, шедших к выходу, вокруг нее мгновенно скрутила нападавших и, пиная по дороге, уволокли куда-то вдаль.

Через неделю, когда тоска окончательно сгрызла печень, Алиса, сердечно попрощавшись с Кегором и Лаваром, отбыла в дау-порт и, пройдя порталом в гроздь Харно, уже через два часа взошла на борт курьерского корабля.


Встречали ее словно триумфатора, только что не раскатали под ноги ковровую дорожку, которая полагалась по уставу лишь высшему командному составу и членам Императорского совета. Но уж кланялись ей и салютовали, как полному адмиралу. А сам адмирал Керринг, наблюдавший все это безобразие с галереи личных апартаментов, лишь довольно жмурился. Совершенно неожиданно для него легкие силы эскадры оказались полностью укомплектованы, и даже появился небольшой резерв. Техники уже расконсервировали истребители и штурмовики, а пилоты устроили настоящие танцы с бубнами, выясняя, кому из них достанутся новые машины, а кто будет летать на старых.

Подполковник Тарс вообще ходил сияя, словно начищенная бляха, будто это он лично добыл так необходимую технику.

А заметно подросший Гррар вообще первое время не отходил от Алисы, словно боясь, что она снова исчезнет.

В распределении машин по эскадрильям Алиса почти не участвовала, лишь настояв, чтобы Волки получили две машины сверх списка. После чернового распределения она прошлась по подразделениям, и когда страсти более-менее улеглись, заглянула к землякам, печально обсуждавшим, что им делать с двумя десятками старых машин, переданных из других подразделений.

— Скучаете? — Алиса подошла к пилотам, сидевшим на ящиках с энергоячейками, и обвела всех насмешливым взглядом. — Отставить тоску, слушать сюда. Эскадрилья в боях не была, ветеранского статуса не имеет, так что я не могу вас выделять. Но двадцать машин, что вам передали — вполне рабочие аппараты. Перебрать, снять все, исчерпавшее ресурс, поставить новые блоки. С запчастями проблем не будет, специально для вас зарезервирован двойной комплект. Кроме того, пушки.

— А что с пушками, сарм майор? — заметно воспрявший командир эскадрильи лейтенант Манцев вопросительно посмотрел на Алису.

— По маркировке они пятого уровня, хотя реально — чуть слабее троек. Это значит, что лучом в сто единиц можно будет молотить как из пулемета — полторы тысячи выстрелов в минуту. Ну, и главные ходовые. Получите на всю эскадрилью новые движки и управляющие модули. Все четвертого уровня. Так что от пятерок у вас будут только корпуса. Но и вы меня не подведите. Надеюсь, вы оправдаете свой высокий агро — реальными победами.


Отойдя с командиром эскадрильи в сторонку, Алиса качнула головой.

— Как?

— Отправил, получил. И для себя, кстати, тоже с приказом полностью перейти в ваше подчинение.

— Так вы и так уже… — Алиса насмешливо хмыкнула.

— У меня есть специалисты разного профиля, — Манцев достал из нагрудного кармана свернутый вчетверо листок и, нагло развернув его, начал водить пальцем по цифрам шифровки, словно держал в руках список оборудования. — Тут еще проблемка нарисовалась. У Ванченко, в шестой десантной бригаде, конфликт возник с замком бригады. Он опасается, как бы их не слили в какую-нибудь мясорубку. Это тоже Восьмой флот, тридцать вторая эскадра.

— А у нас с этим Ванченко проблем не будет?

— Сашка нормальный мужик, — убежденно сказал Манцев. — Если у него конфликт, значит, там командиром вообще полный гаденыш. Да и не отправили бы конфликтного человека в такую командировку.

— Подожди, Ванченко Александр Егорович, из сто второй? Знаю его, — Алиса кивнула и спрятала шифровку в карман. — Будем вытаскивать. Как по остальным подразделениям?

— Вот список, — командир эскадрильи достал еще один лист. — Здесь все. И десант, и пилоты, и техперсонал. Тяжелее всего будет, конечно, отжать Черных медведей. Они уже поучаствовали в пяти операциях и имеют ветеранский статус.

— Спецназ?

— Да, гэрэушники, сборная команда. Здесь уже полгода. Первая партия.

— Ясно, — Алиса спрятала второй листок и кивнула. — Буду думать. Пока займитесь разборкой и дефектовкой блоков, а с завтрашнего дня уже начинайте подготовку основного состава. Если будут вопросы, сразу обращайтесь.

Негромко пискнул коммуникатор, и Алиса включила связь.

— Сарм майор, это старший техник сержант Рендро. Тут у нас контейнер с вашим именем. Замок не открывается, а ломать стенки не хотим, можно повредить то, что внутри.

— Вы где, в седьмом?

— Восьмой ангар.

— Иду.


Восьмой ангар находился у противоположного борта, и через пять минут Алиса уже входила в помещение, забитое уже распотрошенными и целыми контейнерами.

— Сарм майор, — подскочивший сержант отдал честь и сразу же потрусил куда-то в сторону приемного шлюза. — Пытались аккуратно вскрыть, но куда там. Только краску содрали. А резаком нельзя, — он говорил на ходу, не оборачиваясь, и Алисе приходилось напрягать слух, чтобы в какофонии звуков расслышать слова. — Вот, — он остановился рядом со вполне обычным транспортным контейнером среднего класса — двадцать на пятнадцать метров и пять метров высотой — в которых перевозили военную технику и снаряжение.

Разглядев на металле надпись, выполненную яркой краской: «Самому красивому пилоту имперского флота», — она, покачав головой, приложила ладонь к замку.

Короткая вспышка, что-то кольнуло в руку, и Алиса, мгновенно парализованная сильным ядом, рухнула на пол.


16

Девушкам, не умеющим отдавать честь, два шага вперед!

Капитан Котов, 132-й учебный центр

Докладываем о закрытии договора 239784 о поиске и уничтожении объекта код Змея. Объект получил дозу вещества, которое полностью разрушает нервную систему и в результате приводит к смерти в ста процентах случаев. Напоминаем вам о необходимости перевести оговоренную сумму в трехдневный срок после получения извещения. В противном случае могут быть применены штрафные санкции.

Руководитель службы исполнения Тен Го
Зар Тассахи

Резолюция начальника отдела специальных операций объединения Мерон:

Пока не будет официального некролога, никаких денег!

Гроздь Айя, планета Айяс, пригород столицы Гисса Айян


Зал подземного храма, освещенный лишь огнем факелов на стенах, сверкал блеском полированного гранита кроваво-красного цвета и узорами из драгоценных камней на стенах. Тишина храма нарушалась лишь медленной капелью крови из растерзанного тела и едва слышным хрипением жертвы, умирающей на круглом алтаре в центре храма.

Си Аларо Атрос вытер руки о поданное слугой влажное полотенце и, выронив окровавленную ткань на пол, обернулся в сторону гексаграммы, где доживала последние секунды очередная жертва ритуала. «Сто пятая», — машинально отметил про себя Аларо и вздохнул. Гексаграмма вызова Проклятого бога войны Ттнаро отказывалась принять жертву, несмотря на скрупулезное соответствие всем канонам Эгхи Гахо — старинного руководства по демонологии.

Но все было не так плохо. Те капли энергии, которые не пропадали в неизвестность и не рассеивались в пространстве, благотворно повлияли на Атроса, улучшая не только его внешность, но и состояние организма. Он сильно помолодел, подтянулся и чувствовал себя, как в лучшие свои годы.

Бросив прощальный взгляд на светильники, которые должны были загореться при явлении демона, Атрос быстрым шагом покинул зал. Пройдя несколько коридоров и дойдя до лифта, поднялся из подземного храма в рабочий кабинет и вновь, в который раз, раскрыл гримуар, чтобы перечитать правила вызова. Собственно, ничего сложного в них не было: гексаграмма, наполнение нитей и контрольное плетение — могло быть исполнено даже исао раато. Об этом в тексте было прямо сказано. Непонятное начиналось, когда описывалась предполагаемая жертва. Женщина. Не старше сорока лет. Обязательно с магическим даром и привлекательной наружности. Жертв Аларо обычно покупал у тваси — торговцев живым товаром, а иногда их привозили прикормленные им д арато — бандиты, промышлявшие мелким разбоем и вымогательством.

Аларо уже перепробовал все расы, входившие в Гисса Айян, и ни одна жертва не была принята. Возможно, дело в этом? Нужна кровь особого существа? Богатейший человек Гисса Айян раздраженно захлопнул старинный том и принялся ходить по кабинету.

А возможно, что для ритуала нужна магиня высокого уровня, и только ее предсмертные эманации пробьют грань между мирами? Ответа не было.

Отложив Эгхи Гахо в сторону, Аларо открыл папку с ежедневной сводкой и погрузился в текст, который готовила его аналитическая служба.

Си Аларо чувствовал и называл себя истинным патриотом Гисса Айян. Он поддерживал несколько десятков проимперских организаций и неизменно участвовал в их торжественных мероприятиях. Кроме того, он был категорическим противником утечки высоких технологий, полагая, что недоразвитые расы смогут в итоге создать проблемы для всех айя.

Семьи у Аларо не было, но большой штат тщательно отобранной и обученной прислуги был готов исполнить любое пожелание своего хозяина.

Си Аларо еще раз вчитался в строчки, которые привлекли его внимание, и откинулся в кресле.

Тренированный мозг в течение нескольких минут просчитывал варианты, и когда вызванный сигналом секретарь вошел в кабинет, решение, безупречное по сути и форме осуществления, было отдано в виде приказа, который привел в движение сложный механизм реализации.


Гроздь Арнак, система 344 210.

Место постоянной дислокации Восьмого флота


Гррар, приткнувшийся к гладкому боку реаниматора, понимал, что вторая мама умирает, но ничего не мог поделать. Толстый пластик медицинского кокона был ему пока не по зубам, и он лишь тихо поскуливал, чувствуя, как жизнь по капле покидает Алису.

Он попытался подобраться ближе к ее голове, но все было тщетно. Мощный токсин необратимо разрушал ткани и нервную систему.

Люди давно ушли из бокса, оставив Рокотову на попечении приборов, а Гррар, догадавшись, что конец близок, вышел на середину каюты и, подняв голову вверх, запел Песню смерти, собираясь умереть вместе со своей второй мамой.


Беззвучный и оттого еще более страшный вой сотряс корабль от двигателей до носового отсека, нарушая работу всех систем и сводя с ума ЦИРы. Система обеспечения и защиты еще сопротивлялась какое-то время, но когда в медицинском отсеке закружился хоровод огненных искр, она не выдержала.

Вихрь пламени ворвался в помещение облаком светящихся огней, и огромный корабль, рассчитанный на выживание в самом страшном бою, мгновенно оказался полностью обесточен, вплоть до индивидуальных приборов связи. Автоматически опустились бронезаслонки, блокируя любые перемещения по кораблю, а ЦИР эскадры просто отключился.

Плотное облако портального перехода возникло посреди каюты, и белая, словно снег, волчица размером с лошадь, мягко переступая лапами, шагнула на металлический пол медицинского бокса.

«Великая Мать», — Гррар распластался в позе безусловного подчинения, и лишь короткий хвост нервно подрагивал, выдавая волнение.

Не отвечая, Мать подошла к капсуле и несколько секунд всматривалась в заострившееся бледное лицо второй мамы волчонка. Потом одним ударом тяжелой лапы снесла крышку саркофага так, что осколки разлетелись по каюте словно шрапнель.

Мать Волков смотрела на едва живую девушку и отчаянно, до скрежета зубов, завидовала волчонку, еще не сменившему свою первую шкуру и не отведавшему крови первого врага.

С тех пор, когда Илори создали Стаю, волки служили и помогали сильнейшим воинам, оставаясь рядом даже тогда, когда те удалялись от мира или, преданные ближайшими соратниками, оставались в одиночестве. Илори уже давно покинули этот мир, а Стая жила, помня о своем предназначении.

И вот теперь Мать видела перед собой воительницу, в ауре которой, словно в сетях, запутались даже не тысячи — миллионы смертей врагов. Так много, что даже сосчитать было сложно. И еще больше искр-теней. Тех, кто были убиты подчиненными воинами. Воительница, полководец, магиня… Настоящая Илори если не по крови, то по духу. А кровь… Волчица улыбнулась. Кровь дело поправимое.

Как и почему щенок, случайно выброшенный в пространство, не погиб, а обрел такую вторую мать, уже было не важно.

Глава Стаи когтями, подвижными, словно кончики пальцев, вытащила изо рта девушки загубник, затем раздвинула челюсти и, прокусив лапу до крови, занесла ее над головой так, чтобы ярко-алые, светящиеся в темноте капли падали прямо в рот девушке.

— Десять, — волчица убрала лапу и, лизнув ранку, мгновенно залечила ее. Потом обернулась к все еще склоненному в поклоне волчонку. — Будь достоин своей второй матери, Гиониррар.

— Да, Великая Мать, — волчонок поднял голову от пола и твердо взглянул в глаза тающей в огненном вихре волчицы.


И словно гигантский вздох прокатился по линкору. Включились реакторы, заработали системы обеспечения и стартовали электронные системы.

Дежурный инженер, еще минуту назад безуспешно колдовавший над мертвым пультом управления, с оторопью наблюдал, как оживал безнадежно обесточенный корабль, и надеялся только на то, что сверхзащищенные системы контроля зафиксировали причину такого катастрофического сбоя.

Когда поднялись гермощиты, блокировавшие корабль, Алиса уже пришла в себя и, выбравшись из геля медицинской капсулы, на подгибающихся ногах прошла в душевую и с наслаждением встала под струю воды, смывшую зеленую жижу и сладковатый, пахнущий тленом пот.

Гррар уже стоял рядом и, повизгивая от нетерпения, переступал лапами, словно месил тесто.

— Сейчас, сейчас, малыш, — Алиса включила осушитель и, дождавшись, когда с кожи исчезнут капельки воды, вернулась в бокс и поискала глазами свой комбез. — Это я тут голой, что ли, рассекать буду? — она коротко хохотнула и, приметив тонкий одноразовый медицинский балахон, не раздумывая натянула одежду на себя и, распахнув двери, вышла в центральное помещение медицинского блока.

— Сарм майор? — медтехник вскочил, словно ужаленный. — Как это?

— Что именно? — спокойно поинтересовалась Алиса. — И где моя одежда?

— В дезинфекторе, — машинально ответил техник. — Вы же это… — он чуть было не произнес «умирали», но Рокотова прекрасно поняла, что он имел в виду.

— Не дождетесь.

Под ее тяжелым взглядом медбрат метнулся к стене и, распахнув дверку встроенного дезинфектора, достал оттуда сложенную в стопку одежду.

— Вот.

Подумав секунду, Алиса сгребла одежду и вернулась в бокс реаниматора, где переоделась, и, поправив форму перед полированным торцом медкапсулы, прошла мимо техника и через несколько секунд влилась в плотный поток носящихся по коридорам людей.


Потом в течение пяти суток прибывшие специалисты флота пытались найти причину всеобщего сбоя, но ничего так и не обнаружив, отбыли обратно. Вся эта суета была только на руку Алисе, так как на этом фоне все странности с ее выздоровлением просто поблекли, а адмирал Керринг даже не стал слушать медиков, выпроводив их с пожеланием не отнимать у него драгоценное время.

Алисе тоже досталось от щедрот начальства, так что она, несмотря на не очень хорошее самочувствие, носилась, словно наскипидаренная, готовя легкие части эскадры к очередному рейду.

Шифровка, благополучно пережившая все ее приключения, была довольно короткой, но информативной: кроме разрешения не скрывать свое родство с прибывшими в империю россиянами, сообщение о присвоении ей звания подполковника и награждении званием Герой России за операцию на Американском континенте.

Информация, поступившая от флотских контрразведчиков о поимке агента Мерон, никак не изменила ее самочувствия, как и то, что формула токсина тщательно изучена, и теперь медики флота знают, как с ним бороться. А вот экспериментальный истребитель Латта-22, предоставленный концерном Кегора якобы для испытаний, был действительно шедевром технологий айя. Пушка мощностью в восемьсот единиц и двухслойный силовой щит позволяли вступать в поединок даже с ульями первого типа, правда шанс уцелеть был невелик. Вместе с истребителем в комплекте шел бронескафандр и даже личное оружие, с дарственной надписью от Кегора.


Несмотря на последствия отравления, Алиса укрепила усиливающими плетениями корпуса всех истребителей, а перуновцам даже наложила двойной слой, так как у них были самые старые корпуса. При этом она не выдохлась до полного истощения, а неожиданно для себя почувствовала, что еще есть силы, и втихаря прошлась по штурмовикам, изменяя структуру противолучевого покрытия.

День отбытия был таким же суетливым, как и остальные. Истребители, штурмовики и десантники замерли в своих отсеках, и эскадра начала разгон.

На этот раз руководство объединенного флота айя решило нанести удар по системе, которая давно была отвоевана мусорщиками, и теперь выполняла роль опорной базы для оперативных действий на стыке грозди Харно и Арнак.

Выскочив из гиперпространства относительно далеко от системы, группа начала перестраиваться в боевой ордер, чтобы вступить в бой с ходу. Все полторы тысячи единиц легких сил эскадры покинули ангары и замерли в пространстве, образовав четыре клина, в каждом из которых было по три эскадрильи. Штурмовики шли двумя облаками в арьергарде, а рейдеры выдвинулись вперед, образовав первую линию.

В точно таком же порядке с другой стороны шла двадцать вторая ударная эскадра, а тридцать восьмая должна была пробить пространство прямо внутри системы, для удара по базовым кораблям.

Вопреки всем инструкциям, Алиса заняла место в голове одного из клиньев, собираясь лично вести своих пилотов в атаку, а подполковник Тарс занял место за пультом управления легкими силами.

— Начать разгон! — адмирал Керринг, откинувшись в кресле, наблюдал на огромном экране, как синхронно, словно единый организм, эскадра начала ускорение. Истребители и штурмовики держались будто приклеенные, и он в очередной раз порадовался, что принял в свое время правильное решение двинуть Алису на командные должности.

— Есть цель. Цель групповая, два тип пять, три тип шесть. Начал сброс дронов и перехватчиков.

— Огонь по дистанции.

— Доворот три градуса. Залп, — старший оператор — девушка лет двадцати пяти — не отрываясь смотрела на тактический экран, машинально облизывая пересохшие от волнения губы. — Есть уничтожение цели пять-один и пять-два. Поражение цели шесть-два. Повреждение цели шесть-три. Залп! Все цели уничтожены. Эскадрилья Перун — отклонение восемь градусов. Перехват группы малоразмерных целей. Фиксирую уничтожение целей.

— Легким силам — перестроение «Цветок».

— Транслирую.

Клинья истребителей, изгибаясь, разошлись в стороны, словно раскрывая лепестки вокруг ощетинившейся пушками эскадры.

Мусорщики отреагировали быстро, но недостаточно массово, и вышедшая на перехват группа кораблей также была растерзана в считанные минуты. Десяток истребителей был поврежден, но пилоты вернулись в строй, получив машины из резерва. К удивлению Керринга, у Перуна потерь пока вообще не было, несмотря на то что они уже второй раз вступали в бой.

Наконец гроккр оценили угрозу адекватно, и навстречу эскадре вышли сразу два десятка тяжелых кораблей четвертого и третьего классов, надеясь задавить истребители айя толпой, а потом расстрелять крейсера эскадры.

Сразу же образовалась собачья свалка из нескольких тысяч машин, и чтобы не задеть своих, корабли третьей рейдовой разошлись в стороны двумя группами и скрестили лучи пушек на линкорах мусорщиков.

В это время Алиса на своем Волчонке металась словно белка в колесе, пытаясь успеть везде, и, как правило, ей это вполне удавалось. Превосходные ходовые качества плюс мощнейшие гравикомпенсаторы позволяли мгновенно набирать огромную скорость и так же быстро гасить ее, или закладывать немыслимые маневры на стапятидесятикратном ускорении.

Счетчик побед уже давно перевалил за полсотни единиц и продолжал щелкать, когда ЦИР Волчонок получил новое целеуказание.

Забравшийся неведомым образом в тыл эскадре линкор уже разворотил главным калибром борт «Латника Эглари» и собирался продолжить, когда на него бросилась стая Кровавых волков.

Пока истребители уничтожали дроны прикрытия, Алиса, двинув регулятор мощности пушки до отказа вперед, поймала в перекрестье прицела реакторный отсек и со словами: «Получи, фашист, гранату!» — втопила клавишу осевой пушки.

Короткий импульс в восемьсот единиц прорезал семьсот метров корпуса насквозь, и линкор мгновенно прекратил огонь, а через секунду вспух облаком плазмы.

— Цель уничтожена, — Алиса голосом продублировала то, что и так видел штаб на своих экранах, и, заложив крутой вираж, сбросила скорость, чтобы собрать разлетевшиеся машины эскадрильи.

К этому моменту потери истребителей уже достигли двухсот тридцати пяти машин, но и корабельная группа гроккр перестала существовать. А эскадра уже вломилась в планетную систему, где хозяйничали Мусорщики.

Сразу же стали подтягиваться корабли со всей системы, блокируя выход эскадры к центру обороны, но в тот момент, когда сформировалось готовое для удара облако кораблей, в тыл ударила двадцать вторая и тридцать восьмая эскадры.

Встречным ударом с обратной стороны системы группировка Мусорщиков была рассечена на две части, а когда из облака портала начали выходить корабли тридцать восьмой эскадры, разгром уже фактически состоялся.

Но главная цель — улей нулевого класса — сопротивлялась отчаянно. В пространстве разом сошлись сразу более десяти тысяч истребителей и перехватчиков. Счет потерь имперского флота начал постепенно набирать обороты, а спасательные команды едва успевали вытаскивать пилотов из разлетающихся в пространстве капсул.

Алиса вела бой в районе условного низа корабля — там, где располагались технические шлюзы и шлюзы для грузовых кораблей. Все ее пилоты пока были живы, хотя в строю осталась лишь треть. Как она и предполагала, по числу сбитых Волки и Перун держались примерно на одном уровне, несмотря на то что первая эскадрилья была ветеранской.

ЦИР Волчонок, заселивший позитронный мозг второго класса, что было нормальным для среднего крейсера, но несколько нетипично для истребителя, вел машину практически по идеальной траектории, оставляя Алисе лишь вооружение и управление боем.

Свалка истребительного боя постепенно смещалась к матке гроккр, и в какой-то момент перед Алисой открылся вспыхивающий искрами борт огромного корабля. До него было всего сто километров, и выглядел улей словно серо-стальной мяч, сплюснутый по оси.

К этому моменту мусорщиков осталась всего пара сотен единиц, и вышедший со стороны эскадры резерв легко перетянул бой на себя.

— Дивизион, слушай команду. Наведение торпед на кормовую часть улья. Огонь!

Три тысячи торпед стартовали почти одновременно и устремились плотным роем к цели. Сто километров по космическим меркам вообще ничто, и резко ускорившись, истребители пошли вперед, укрывшись идущими перед ними торпедами словно щитом.

На обзорных экранах гроккр это выглядело как мутное облако, быстро двигавшееся навстречу. Алгоритм противодействия еще прорабатывался, когда Алиса подорвала все торпеды. После того как управляемый взрыв выбросил в сторону цели облако стальных шариков, шедшая в тени этого «зонтика» группа уплотнилась и вполне благополучно пережила обстрел пушками главного калибра.

— Дистанция три. Перестроение «зубы».

Эскадрильи перестроились в пять колонн, и на подлете к цели разошлась по своим направлениям, подбираясь на кинжальный выстрел.

ЦИР эскадры, командовавший всем боем, уже просчитал открывавшиеся возможности, и каждая пара получила список приоритетных целей на корпусе левиафана: выпускные шлюзы перехватчиков и дронов, антенные устройства и пушечные порты. Полторы тысячи истребителей прошлись над поверхностью улья словно наждак, уничтожая все, что попадало в прицелы пушек. Потом прошлись еще раз, и еще, пока материнский корабль Мусорщиков не затих.

Медленно и величаво подошли тяжелые крейсера «Навигор» и «Тальба», входившие в третью ударную, и также не торопясь нанесли лучевой удар, вскрывший корпус улья на всю пятидесятикилометровую глубину.

Последний рубеж обороны гроккр в системе — планета Ириба — за два года оккупации была почти насквозь изъедена ходами и коридорами, уходившими на несколько километров вглубь. Но десант и не собирался ввязываться в штурмовую операцию, которая могла длиться годы. Вместо этого штурмовики вылили на поверхность больше пятисот тысяч тонн специальной отравы, которая тут же потекла вниз, убивая все живое. Через пять лет отрава должна была разложиться до безвредных компонентов, и планету можно будет снова попытаться колонизовать. А пока больше пятисот миллионов рабочих особей и гроккр были фактически уничтожены.


Гисса Айян, гроздь Арнак, планета Олари


— Отличная работа, — адмирал Керринг, получивший по результатам операции на Ириба следующее звание — адмирал флота, приподнял бокал с креонским светлым и с улыбкой оглядел старших офицеров трех эскадр, собранных в Серебряном зале Конгресса на Олари, где флотская группа проводила переформирование и выгуливала экипажи. — Две недели — и планетная система очищена от гроккр, словно их там и не было. Но самое главное, что в ходе боев был уничтожен базовый улей. Так что сектор, можно сказать, полностью очищен от вражеского присутствия.

Он вызывал офицера и, кратко рассказав о его действиях, вручал награду. Не обойденными оказались даже специалисты тыловых служб, тоже немало сделавших для общей победы. Но настоящий гром аплодисментов собрал начальник ремонтной группы эскадрильи Перун капитан Сергеев, практически в одиночку залатавший пробоину во внешнем корпусе и державший ее герметичность до прибытия ремонтной команды. Подвиг был тем существеннее, что пробоина пришлась на критически важный отсек, и все могло кончиться гораздо печальнее.

Капитан здорово обгорел, но специально вызванная бригада флотских медиков не только подлечила Сергеева, но и сделала настоящим красавцем — с медальным профилем и фигурой атлета. Стоила такая операция немыслимо дорого для простого офицера, но командующий, впечатленный стойкостью и мужеством Сергеева, подписал платежку с ощущением внутренней правоты.

Потом настал черед его командира — старшего лейтенанта Манцева, который по результатам операции получил не только новые погоны, но и ветеранский статус для всей эскадрильи.

Дивизион легких сил третьей ударной потерял в боях за систему около пятидесяти пилотов из трех тысяч, что было своеобразным рекордом, но Алису как заместителя командира подразделения это совсем не радовало. Она вообще крайне болезненно переживала потери в собственных подразделениях, а тут сразу пятьдесят три капсулы под флотский марш стартовали к местной звезде, чтобы по айянским традициям стать светом и новой жизнью.

Хорошо, что похоронки — официальные извещения о гибели пилота — составлял штабной ЦИР, а Алиса только подписывала документы. Но и так это была самая тяжелая часть боевой работы.

Она уже встала, чтобы пойти к своим, когда ее остановил голос адмирала.

— Майор Рокот? — Керринг не торопясь встал, взял несколько листков со стола и дождался, когда Алиса подойдет к трибуне.

— Точные и взвешенные решения на поле боя, высочайшая эффективность возглавляемых подразделений, умение принимать нестандартные решения и личное мужество. Кроме того, хочу отметить рекордно низкий уровень потерь для операций такого уровня и общий высокий боевой дух всех легких сил третьей рейдовой эскадры. Решением наградной комиссии восьмого флота, майор Рокот награждается: за образцовую выучку пилотов и экипажей — званием подполковник и назначением командиром легких сил эскадры; за грамотные тактические решения, позволившие выполнить поставленные задачи с опережением сроков и обеспечить полный разгром всей группировки гроккр — орденом «Крылья Империи» второй степени; за личное мужество и самоотверженность в боях — орденом Серебряного дракона; и за достижение личного счета в двести побед — статусом сай-нор и лентой Алмазной эскадрильи.

— Честь и Верность! — Алиса, несколько ошалевшая от дождя наград, смотрела, как адмирал лично прилаживает сверкавшие золотом и драгоценными камнями ордена на китель.

Потом была традиционная офицерская гулянка, которую посетил человек, менее всего ожидаемый Алисой в этом месте.

Черный с серебром китель в орденах не помешал ей сразу узнать вытянутое скуластое лицо.

— Сай Наро, — Алиса отдала воинское приветствие и замерла, ожидая продолжения.

— Сай Алиса, — Наро легонько хлопнул кулаком по груди и улыбнулся. — Рад видеть вас в сиянии заслуг и почестей. Все-таки это была правильная идея попросить вас о помощи.

— Полагаю все же, что это был взаимовыгодный обмен, — Алиса вежливо улыбнулась. — Но и вас, как я вижу, можно поздравить, — она кивнула на генеральскую десятилучевую звезду, украшавшую погоны контрразведчика.

— Император высоко оценил мой вклад в общую победу, — Наро тоже улыбнулся. — Но может, мы присядем? Разговор, как я полагаю, будет долгим.

— Присядем.

Мгновенно подскочивший распорядитель банкета отвел их в отдельный кабинет, и, судя по звукам, с той стороны двери встала пара коллег сай Наро, чтобы никто не нарушил интимность встречи.

— А вы удивительный человек, — Наро открыл бутылку вина и плеснул едва-едва, чтобы смочить бокалы. — Первый раз я вас потерял, когда вы ушли по аварийным координатам. Ну никак я не мог предположить, что кому-то в голову придет использовать военный портал в гражданских перевозках. Потом наши головотяпы не удосужились даже оторвать зад от кресла и проверить, что это за бойца зашвырнуло в гражданский порт, и когда я вычислил координаты портала, вы снова исчезли.

Мы с вами, кстати, разминулись в тюрьме буквально на несколько часов. Утром я прилетел в социальный центр, но вы были уже далеко.

Потом мы решили понаблюдать за вами в интерьере одного из боевых кланов приграничья, и в результате снова вас потеряли, уже надолго.

— Как нашли?

— Гостиничный ЦИР сообщил в контрразведку сразу же, как только зафиксировал ваши данные. Дальше — дело техники, — Наро пригубил вино и отставил бокал. — Но у вас удивительная способность заводить могущественных врагов. Финансовая группа Мерон организует уже пятое по счету покушение, и все никак. Они даже оплатили дархан десятка малых кланов и попытались напасть на драконов Ири и Волков.

— Результат?

— А вы не в курсе? — генерал рассмеялся. — К этому времени Елена уже была здесь и готовилась приступить к вашим поискам. Ну и решила слегка поразвлечься. У них даже были защитные генераторы. Но от артефакта, который продемонстрировала Елена, никакие защитные поля не помогли. Теперь на том месте одно огромное кладбище: поскольку некоторые тела вывезти не удалось, решили и остальных не трогать.

— Как с Ленкой, она в порядке?

— Более чем, — Наро кивнул. — Сейчас проходит обучение у Бейро Теги. Это выдающийся мастер, даже в когорте исао оха. Вам, конечно, тоже было бы неплохо поучиться, но в свете текущих событий просто некогда.

— Что это означает? — Алиса насторожилась.

— Понимаете… — генерал помедлил, словно подбирал слова. — Война с Мусорщиками была выгодна всем. Военные заказы, мобилизационные законы в приграничных секторах и, конечно же, некое напряжение, которое позволяло договариваться с империей на своих позициях. Теперь, после фактического уничтожения одной из семей гроккр… кстати, уже второй, и к счастью, никто не знает, что вы тоже участвовали в первой операции. Так вот, уничтожение еще одного материнского улья резко меняет расклад сил, и теперь весь Восьмой и Девятый флоты отправляются в соседний сектор, где свили гнездо целые две семьи. Учитывая, что флоты предельно мобилизованы и имеют ветеранский статус, прогноз для гроккр печален. Их выбросят и оттуда. А это начало конца. Конечно, ваше убийство ничего не решит, и даже более того — озлобит пилотов, но гроккр в этом смысле идеалисты и считают, что исчезновение человека приведет к исчезновению проблемы.

Но и это не все, а точнее всего, малая доля проблем империи. Теперь, когда придется отменить статус приграничных областей, очень многие кинутся перекраивать финансовые потоки. Финансовые и прочие войны, и просто гражданские столкновения и требования повысить статус той или иной территории. Вот вы были в Т'кверси. Что вам бросилось в глаза?

— Цены, — Алиса покачала головой. — Раньше я полагала, что сто тысяч — это деньги, а заплатив за восемь дней пребывания почти миллион, перестала так думать.

— Но и это еще не все, — Наро вновь плеснул себе вина и сделал глоток. — Уровень жизни на планете второго класса во много раз выше, чем на планете третьего. Даже сантехник на Т'кверси получает в месяц столько же, сколько и руководитель средней фирмы здесь, на Олари. Пятьдесят тысяч эри — это средний доход квалифицированного рабочего, а руководитель корпорации уровня Талаи меньше десяти миллионов в месяц не зарабатывает.

— Да, десять миллиардов они проглотили не поперхнувшись.

— Это была, кстати, весьма дальновидная сделка, — Наро кивнул. — Вы вложили деньги в момент, когда стоимость активов корпорации была искусственно занижена в несколько раз, и сейчас вы можете продать свою долю за пятьдесят-восемьдесят миллиардов, — он помедлил. — Скажите, а экономику и финансы у вас не преподавали? Уж больно ювелирно проведена сделка.

— В крайне ограниченном масштабе, — Алиса усмехнулась. — Понимаете, для меня деньги — это как патроны или взрывчатка. Инструмент. С его помощью можно решить какие-то задачи, но это не озарение Творца. Деньги могут сделать тебя счастливым, только если идеал твоего счастья — набитое брюхо. Нормальному человеку кроме этого еще много чего нужно. А в той ситуации я увидела загнанного в угол человека, которому решила помочь. Все следствия из этого поступка, я полагаю, описываются нашей поговоркой: «Бог не фраер — бог все видит».

— Ну, где-то так я и думал, — Наро задумчиво кивнул. — Теперь вернемся к вашим проблемам. Скоро вам поступит приглашение на Звездный бал. Это мероприятие проходит во дворце императора и под его личным патронажем. Будут приглашены все высшие офицеры империи, а также промышленники и политики. Всего больше тысячи пятисот человек. Если не растеряетесь, сможете обзавестись весьма полезными знакомствами.

Алиса на это лишь молчаливо дернула плечом: «Надо так надо».

— Слушайте, ну что, в самом деле, вы ведете себя, словно капризная принцесса, — Наро покачал головой. — Это же праздник. Бал. А вы сидите тут с таким лицом, словно я загоняю вас на каторгу.

— Для солдата праздник, как для лошади свадьба. Голова в цветах, а зад в мыле, — Алиса усмехнулась. — Ну что я там буду делать, среди этих снобов и засранцев всех мастей?

— Ну, кроме, как вы говорите, засранцев будет много весьма достойных людей, а кроме того, праздник собирался почтить своим присутствием лично император Гисса Айян. Так что не ерепеньтесь, а потихоньку собирайтесь в дорогу.

— Принято, — Алиса коротко кивнула.

— Еще кое-что, — генерал жестом остановил девушку, уже поправлявшую берет. — Насколько я знаю, вы обращались к штабному офицеру тридцать второй эскадры с просьбой перевести спецподразделение Медведей в Восьмой флот? Мы тут подумали, что это правильная идея, и решили собрать вообще всех ваших соотечественников в одной эскадре, благо что штатное расписание рейдовой позволяет иметь десантную бригаду. Но руководство этими сорвиголовами вам придется взять на себя, так же, как и ответственность.

— Но я ведь назначена на должность командира легких сил эскадры? — Алиса нахмурилась. — Совмещать две должности?

— Ничего совмещать не придется, — Наро улыбнулся. — Сейчас будет переформирование эскадры, и вам предложат должность заместителя командира эскадры по приданным соединениям. Место хлопотное, но ценное тем, что вы сможете контролировать всех своих соотечественников. Ну, и самое главное, — контрразведчик внимательно посмотрел Алисе в глаза, — мы находимся в сложном положении. Равновесие нарушено, и кое-кто попытается извлечь из этого личную выгоду. Есть серьезные подозрения, что сепаратизм некоторых областей — лишь прикрытие для развязывания гражданской войны в преддверии нападения наших заклятых друзей — Союза Варради и Федерации Инсомархан. Они долго ждали, что война с Мусорщиками нас ослабит, но попутно прорабатывали и альтернативные варианты.

— Насколько это серьезно?

— Если ударят вместе, да еще и в момент, когда войска будут заняты наведением порядка в империи, то шанс есть, — Наро бросил взгляд на пустой бокал и налил себе еще. — Их прежде всего интересует технология длинных портальных переходов и наши гибридные маготехнологические разработки. Своих исао они уничтожили еще пару тысяч лет назад, а Варради ухитрились еще и выполоть все генетические линии, дававшие высокие шансы на рождение магов.

Так что они теперь хоть как-то пытаются выправить положение за счет технологического шпионажа, но результаты откровенно никакие. А когда исход войны с гроккр стал ясен, спецслужбы Варради и Инсомархан получили пинка, и вовсю занимаются организацией у нас революции или хотя бы цепочки гражданских мятежей.

— Тут главное, чтобы в разведке-контрразведке гнили не было, — Алиса усмехнулась. — Если на этом этаже порядок, то и в остальном здании пожара не будет.

— Работаем, — Наро согласно кивнул. — Кстати, помощь ваших соотечественников довольно существенна. В моем управлении уже работает сводная следственно-оперативная бригада из пятидесяти двух человек и две команды зачистки. Методы несколько грубоваты, но я их для этого и выписывал. Заодно мои сотрудники поучатся, как действовать в ситуации обострения.

А ваша задача, в связи с новыми вводными, быть готовыми как к контртеррористическим операциям внутри империи, так и к отражению внешней угрозы.


17

Самое интересное в процессе жертвоприношения — не финал, а охота на жертву.

Епископ Нариус, Святая Единая Церковь

Величайшее событие в Китайской Народной Республике — смена официального названия на Поднебесная Империя — вполне очевидно продолжилось принятием титула императора Ци Шенем, восстановившем древнюю традицию государственного управления страной, прерванную лишь временем ускоренной модернизации в двадцатом и двадцать первом веках. Таким образом древний и вечно юный Китай открывает новую страницу своей истории, объединяя для грядущих перемен все прогрессивные силы страны.

Вновь избранный император Поднебесной первый свой визит совершил в Российскую империю, подтверждая старую истину о прочности союза русских и китайцев, закладывая новое основание для более плодотворного сотрудничества в области высоких технологий и строительства общего для всей Азии военного щита.

Переговоры пройдут в новом комплексе правительства России в Екатеринбурге, который два императора откроют для эксплуатации.

Жеминь жебао. Редакционная статья

Российская империя, планета Земля, Екатеринбург.

Комплекс правительственных зданий


Два властителя крупнейших государств на планете Земля молча пили чай, дожидаясь, пока многочисленные журналисты покинут зал приемов после фотосессии. Тем для разговора было много, но все они были не для длинных ушей.

Когда вышел последний фотограф и огонек в дужке очков Николая III мигнул зеленым, император поставил чашку и откинулся на спинку кресла.

— Прекрасный напиток, — Ци Шень, отлично знавший русский язык, тоже поставил чашку. — Что-то не могу узнать сорт.

— Это тарнайский линн, — спокойно пояснил Николай и улыбнулся. — Подарок от друзей из империи Гисса Айян.

Весь подготовленный план разговора у китайского императора рухнул словно карточный домик. Психологи и переговорщики были уверены, что характер контактов с инопланетной цивилизацией русские если и раскроют, то лишь под давлением неопровержимых фактов, которых было, увы, немного. А тут такое. Шень напряженно улыбнулся, наблюдая, как его российский коллега снова наполняет чашки удивительно вкусным и ароматным напитком.

— На Гисса Айян мы вышли практически случайно, благодаря одному из наших офицеров спецназа. И теперь развиваем связи по всем направлениям.

— Очень интересно, — китайский император был вынужден продумывать новую стратегию разговора практически на ходу, поэтому немного тянул время.

— Да. Но более того, наши люди сейчас занимаются подготовкой планеты для заселения и нарабатывают навыки и технологический задел для проведения подобных работ в других местах.

— Подготовкой планеты? — Лицо китайца чуть не вытянулось от удивления.

— Это планетоинженерные комплексы, которые прибыли из империи Гисса Айян. Каждый такой комплекс в состоянии переработать миллион тонн грунта в месяц и движется со скоростью тридцать километров в час, захватывая полосу шириной в двести метров. Конечно, широкие русла для будущих рек в один проход не сделаешь, но в самом комплексе есть искусственный интеллект, который позволяет спланировать будущее пространство и дальше работать самостоятельно.

— А топливо? — воскликнул Ци Шень. — Такая машина должна потреблять огромное количество энергии!

— Пока заливаем радиоактивные отходы, правда уже остатки. Будем переходить на низкообогащенный уран и прочие делящиеся материалы. Все равно после получения устойчивой термоядерной реакции все эти запасы нужно куда-то девать.

Руки китайского императора словно сами по себе выдернули салфетку из зажима на столе и промокнули вспотевший лоб.

— Ладно, чего уж. Добивайте, — он взмахнул рукой, признавая, что никакой внятной стратегии в такой ситуации быть не может, и русский при желании может потребовать хоть половину Китая в рабство в уплату за доступ к такой кладовой чудес.

— Зачем же добивать? — Николай рассмеялся, обнажив прекрасные ровные зубы. — А вот удивить еще не раз, конечно, смогу. Но для этого сейчас полетим на военный полигон, где для нас уже приготовили демонстрацию. Надеюсь, она вас не разочарует.


Гисса Айян, гроздь Арнак, система Одари.

Место постоянной дислокации Первой эскадры Особого назначения


Предсказания Наро стали сбываться уже утром, когда адмирал Керринг объявил о назначении Алисы заместителем командира эскадры по приданным силам, что повлекло довольно много последствий, как приятных, так и не очень. Теперь она, конечно, не могла вести в бой эскадрильи, а Волчонка ей оставили лишь как разъездной транспорт. Кроме того, число подчиненных возросло до шести тысяч человек, и по традиции Алиса пришла на новое место уже со своими людьми, оставив лишь кадровых офицеров-десантников как знакомых со спецификой и десяток толковых штабников.

Теперь штаб Алисы занимал целый уровень внутри «Элорианского щитоносца», а к Керрингу можно было дойти пешком, чем последний частенько пользовался, обедая исключительно в компании Рокотовой и заместителя командира соединения — полковника Теора.

Лишь Гррар испытал чистое, ничем не замутненное счастье, переехав в новые апартаменты, где у него была собственная комнатушка, хотя ночевал он по-прежнему в ногах у Алисы. Рос щенок не по дням и уже не помещался на коленях, хотя исправно пытался устроиться, сворачиваясь калачиком, словно кошка.

Разговор с Еленой, которая училась у опытного мага, тоже пошел на пользу Алисиному спокойствию, потому что теперь она почти физически ощущала присутствие рядом родного человека и его поддержку.


Боевое слаживание пилотов занимало массу времени, и Алиса часами просиживала в кресле командного центра, наблюдая, как эскадрильи отрабатывают тактические элементы боя. Потом наступило время десантников, и усиленный полк, состоявший на две трети из россиян, десантировали на планетарный полигон для отработки взаимодействия с воздушными силами и общего усложнения смысла жизни.

В общем, десант не подвел: продемонстрировал высочайшую выучку и разметал бригаду планетарной самообороны втрое большую по численности, и за них Рокотова была спокойна.

Кроме этого, у нее случился неожиданно приятный сюрприз, когда прибыл на представление командир роты, переведенный из Девятого флота.

Глядя на высокого статного офицера с огромными голубыми глазами, Алиса почувствовала, как сердце вдруг дало сбой и забилось так, словно хотело выскочить из груди.

Усилием воли взяв себя в руки, Рокотова дождалась окончания церемонии и, кивнув капитану, указала на стул рядом.

— Садись.

Нард степенно, как и подобало боевому офицеру, присел на краешек и поднял взгляд.

— Ты чего такой взъерошенный? — Алиса достала из-под стола бутылку с линном и разлила ароматный напиток в две чашки.

— На себя посмотри, — Нард, одним духом влив в себя сок, налил еще, и вторую чашку выпил уже почти прилично.

— Да? — Алиса, так и не притронувшись к линну, встала и шагнула к ростовому зеркалу, которое бесстрастно отразило всю гамму чувств, испытываемых девушкой. — Я перед первым боем выглядела лучше, — она рассмеялась и, вытащив из щели рядом с зеркалом влажное полотенце, смочила разгоряченное лицо.

— Ты как перевелся-то? Без скандалов?

— Да какие скандалы, — Нард улыбнулся. — Там сразу из трех мест такие указания пришли, что адмирал Неус, наверное, до сих пор по стойке смирно стоит.

— А твои парни?

— А им-то что? — Нард пожал плечами, не отрывая взгляда от Алисы, которая уже закончила приводить себя в порядок и уселась в кресло напротив. — Куда пошлют, там и служить будут.

— Ладно. Будут проблемы, сигнализируй. Я немного знаю этих парней, и у меня найдется пара слов для очистки оптических систем и прояснения поля зрения.

— Думаю, нет необходимости, — Нард покачал головой. — Парни — профессионалы, так что с ними никаких проблем. Больше всего головняка с теми, кто вырос в городских трущобах. Какие-то левые понятия, понты… Но все это до первого боя. Если выжили, то все как рекой смыло.

— Это точно, — Алиса с удовольствием смотрела на чеканный профиль капитана и с трудом сдерживала гормональную бурю, что сейчас бушевала в ее крови. — Так. Давай пока занимайся размещением и графиками, а вечером пересечемся. Переезд-то праздновать будем?

— Да уж намекали, — десантник рассмеялся. — Здесь, насколько я понимаю, с этим строго.

— Ты даже не представляешь насколько, — Алиса в один шаг оказалась рядом и, наклонившись к его лицу, пристально посмотрела в глаза Нарду, отчего у парня почти вышибло пробки.

— Все. Гуляй, — она развернула одеревеневшего десантника и подтолкнула в спину. — До вечера.

Проводив Нарда, Алиса еще раз подошла к зеркалу и недовольно покачала головой.

— Ай-яй-яй. Как нехорошо, товарищ подполковник! Крутите мозги младшему по званию… — потом расхохоталась и, показав отражению язык, занялась документами.


Обычно подобные вечеринки-прописки устраивались в кафетерии на третьем уровне, но в этот раз из-за обилия желающих пришлось задействовать малый ремонтный ангар, где расставили и сервировали столы. Флотские умельцы быстро поставили аппаратуру для праздника, и к моменту появления Алисы и адмирала Керринга все уже крутилось и вспыхивало огнями. Народ вовсю веселился, а Рокотова все никак не могла найти достойный повод, чтобы покинуть почетный стол для командования.

Керринг, как опытный и знающий мужчина, мгновенно понял суть затруднений своего заместителя и, усмехнувшись, взмахнул рукой.

— Идите уж. А то сейчас под вами стул задымится.


Для Алисы и Нарда вечер прошел словно в тумане и закончился он вполне естественно в апартаментах Алисы, которые капитан покинул под утро изрядно ощипанным, но непобежденным. А уже в полдень Рокотова получала предписание явиться на бал в императорском дворце и, скрипя зубами от несвоевременности данного события, металась по подразделениям, распределяя обязанности и нарезая задачи на все время своего отсутствия. Тяжелее всего было протащить назначение полковника Ванникова, который в императорском флоте не выслужил даже капитанские погоны — заместителем начальника штаба полка. Но в итоге Керринг подписал приказ, свалив всю ответственность за возможные последствия на Алису.

Лучше всех себя чувствовал Гррар, которого Алиса просто побоялась оставить одного и протащила с собой в багаже, надеясь сделать на него документы в ближайшем дау-порту. Волчонок, уже доросший до размеров среднего дога, мог сгрызть три килограмма мяса и полкило металлического мусора за один присест, и Рокотова серьезно опасалась за состояние силового набора корабля, тем более что трехмиллиметровую стальную пластину Гррар жевал будто печеньку, с хрустом и повизгиванием.

Тяжелее всего было договориться с вторым Волчонком — ЦИРом истребителя, который пришлось пристраивать в капитанской рубке на место резервного вычислителя, чтобы тот не скучал.

Личный курьер адмирала отвалил от борта «Щитоносца», стоило Алисе пристегнуть ремни ложемента, и пыхнув разгонной решеткой, корабль отбыл на Олари.


Долетев от космопорта до портального комплекса, Алиса нашла взглядом указатель имперской таможенной службы и решительно направилась туда для решения вопроса.

Таможенный пост был довольно обширным помещением, обставленным роскошной мягкой мебелью, явно не из армейского каталога.

Пожилой полноватый офицер таможенной службы, сидевший за столом в центре, сначала мазнул взглядом по очередной посетительнице, но увидев черную с серебром форму имперского флота, бластер в кобуре и короткую стрижку, которую носили все военнослужащие боевых подразделений, взлетел с места, словно ужаленный.

— Сай подполковник, чем могу быть полезным?

— Нужны документы на домашнего питомца, — Алиса остановила ударом ноги ползущую за ней гравитележку с багажом и достала из сумки пачку бумаг, которые ей организовали девочки из медицинского центра эскадры. — Здесь все прививки, здесь проверка на агро, а здесь документ о том, что животное не является уникальным или вымирающим.

— Но… эээ… — Горло у таможенника пересохло от того, что он силился назвать стоимость услуги, а организм, которому именно в этот момент сильно не хотелось умирать, всячески этому препятствовал.

— Пятьдесят тысяч, — Алиса положила на стол таможенника квадратик платежной карточки на предъявителя и тут же увидела, как офицера отпускает.

Он шумно вздохнул удачно разрешившемуся конфликту между мздоимством и инстинктом самосохранения и мгновенно смел деньги со стола.

— Оформлю как домашнего зверька пятой категории! — Руки, словно сами собой, выдернули из стойки нужный бланк и, заправив в программатор, офицер стал вносить данные на питомца.

— Имя?

— Гррар, — Алиса обворожительно улыбнулась, желая разрядить обстановку, но таможенник почему-то сразу отвел глаза и не поднимал их до окончания процедуры.

— Агро — двенадцать единиц. Значит, вам не нужен ни поводок, ни другие контролирующие устройства. Особой диеты тоже нет, так что пишем «без ограничений». Все. Готово, — он подал Алисе карточку и капсулу с чипом. — Чип можете вколоть в медслужбе на втором этаже, а можете у нас.

— Нет, спасибо. Я позже, — Алиса отщелкнула замки огромного металлического чемодана и открыла крышку, словно отворяла дверь. — Выбирайся, проглот.

Степенно и спокойно Гррар вылез из чемодана и вопросительно взглянул на вторую маму.

— Так. Это ошейник, пусть всегда будет с тобой. А чип мы вложим в сам ошейник, и не вздумай срывать или испортить. Сразу же отправлю домой, на линкор.

Гррар кивнул, подтверждая, что он все понял, зевнул, показав всему персоналу таможенного поста огромные клыки розового цвета, и, глядя прямо в глаза офицеру таможни, облизнулся. Потом спрыгнул с платформы, заставив качнуться тележку, рассчитанную на тонну груза, и дисциплинированно уселся у ног Алисы.

— Чего сел? Пойдем. Нам еще два прыжка до столицы, — Алиса оглянулась на замершего словно соляной столб таможенника и, сделав ручкой на прощание, покинула пост.


Очередь до Накраты была короткой, около двух сотен человек, и уже через пять минут Алиса вошла в мерцание портального перехода. Оттуда таким же переходом попала в неожиданно небольшой центральный порт империи айя кворт, где села на скоростной флаер до столицы.

Водитель загрузил багаж и даже откинул специальную платформу, чтобы Гррару было удобно, затем, испросив разрешения, поднял аппарат в воздух.

Огромные панорамные окна позволяли видеть все вокруг, и Алиса с удовольствием любовалась изящными строениями, искусно вписанными в ландшафт. Собственно города как такового практически не было, потому что между зданиями часто были промежутки в сто и более метров. Вся планета была превращена в парк, находящийся под неусыпным наблюдением сервисных и специальных служб.

Сделав по просьбе Алисы круг над заливом, флаер аккуратно сел на посадочную платформу отеля «Най Тирин», где Рокотрва уже забронировала номер, и пока она получала ключи и документы, расторопные сотрудники гостиницы уже занесли ее багаж в номер.


Стоило ей войти, как гостиничный комм выдал короткую трель, и над столом в гостиной возникло объемное изображение незнакомого мужчины в светло-синей нилате.

— Сай подполковник, — он учтиво поклонился. — Я представляю информационный центр «Лапароа» и более ста миллионов наших подписчиков. Вы не хотели бы выступить в нашей студии и ответить на несколько вопросов? Вопросы мы заранее согласуем.

— Не вовремя как-то, — Алиса покачала головой и посмотрела на журналиста. — А когда?

— Когда вам будет удобно, в любое время, — поняв, что подполковник не против, мужчина слегка засуетился. — Хоть сейчас. Наш лимузин уже ждет.

Алиса прикинула время и кивнула. Лучше сразу отмучиться, потому что через пять часов уже нужно быть во дворце на балу.

— Давайте ваш лимузин. Гррар, остаешься за старшего.


Быстро приведя себя в порядок с дороги, Алиса вышла на площадку и, увидев большой серебристый флаер с затейливым логотипом на борту, шагнула вперед.

— «Лапароа»?

— Да, сай подполковник.

Водитель открыл пассажирский отсек и, дождавшись, когда она устроится, закрыл дверь.

Мягко, почти нечувствительно, тяжелая машина оторвалась от посадочной площадки, и Алиса почувствовала, как что-то кольнуло ее в шею.


Нард, который хотел сделать сюрприз Алисе, не успел лишь на несколько секунд. Когда флаер взлетел, он торопливо набрал номер коммуникатора Алисы, но увидев пиктограмму «абонент не отвечает», сразу насторожился и взмахнул рукой, подзывая служителя.

— Машину, быстро!

— Отель может предоставить вам полный комплекс…

— Да быстрее, тьма тебя раздери! — он уже хотел взять служку за грудки, но тот все понял и нажал кнопку на брелоке, вызывая дежурный флаер из гаража.

Нард распахнул водительский отсек и буквально выбросил шофера из кресла.

— Без водителя!

К счастью, машина, которая увезла Алису, была довольно заметной, и через минуту капитан пристроился сзади, не выпуская лимузин из виду.

Подозрения резко усилились, когда флаер с Рокотовой свернул в сторону загородных резиденций и прибавил скорость.

Нард двинул рычаг тяги до упора вперед, но система фактически заблокировала рост скорости, и его машина начала быстро отставать.

С утробным рычанием Нард сорвал с груди золотой жетон ока и прижал его к приборной панели.

Тут же отозвался ЦИР флаера.

— Проверка подлинности жетона… успешно. Функция полного доступа активирована.

— Полное ручное управление!

Нард спрятал жетон в нагрудный карман и, сбросив тягу, снова двинул рычаг до упора вперед.

— Активировано.

Значительно ускорившийся флаер стал быстро сокращать расстояние, и когда лимузин пошел на посадку, Нард не раздумывая бросил свою машину в пике, тараня водительский отсек.

Системы безопасности сработали мгновенно, и сцепившиеся машины не упали, а жестко приземлились, перевернувшись на зеленой лужайке.

Нард выбил бластером заклинившие двери и выкатился на траву перед высоким особняком.

Охранники, уже выскочившие из здания, были расстреляны словно в тире, и обугленными, хрустящими телами повалились на ступени.

Капитан успел даже уничтожить несколько летающих дронов, но их было почти два десятка, одному все же удалось подобраться ближе и выстрелить из парализатора.

Одеревеневший до полной потери чувствительности Нард повалился в траву, все еще сжимая в руке бластер.

Как выламывали из окостеневшей руки оружие, как его тащили куда-то в глубь здания, он не помнил, а очнулся уже лежащим на огромной круглой каменной плите, накрепко схваченный металлическими кандалами.

— Какой день, какой день.

Нард скосил глаза и увидел Аларо Атроса — богатейшего человека Гисса Айян, в темно-красном одеянии, похожем на жреческую одежду Проклятых богов. Си Аларо перебирал какие-то инструменты и с доброй отеческой улыбкой пробовал остроту нескольких ножей, лежащих перед ним.

— Атрос, старый говнюк… — Нард мучительно закашлялся и выплюнул на пол тягучий сгусток какой-то слизи. Сразу стало легче дышать, чем капитан и воспользовался, вентилируя легкие. — Все никак не успокоишься.

— Ничего, малыш. Зато ты успокоишься довольно быстро. Я решил принести тебя в жертву перед твоей подругой, чтобы она могла насладиться этим незабываемым зрелищем. О, кстати, вот и она очнулась. Что-то быстро, — си Аларо внимательно осмотрел кандалы на Алисе и, оставшись довольным, вернулся к перебиранию своего арсенала.


Нард перевел взгляд на Алису, зажатую на вертикально поставленной плите, и поразился перемене, которая с ней происходила. Глаза налились даже не кровью, а огнем, черты лица заострились, а руки, только что безвольно висевшие вдоль тела, сжались в кулаки.

— Ты заплатишь… — произнесла Алиса шепотом, но факела на стенах забились, словно от сильного порыва ветра, а пара из них даже погасла.

— Конечно, конечно, — си Аларо не поворачиваясь отложил в сторону пять жертвенных кинжалов и принялся тщательно протирать их какой-то жидкостью из бутылочки.

Шелеста осыпающихся кандалов он не услышал, а услышал лишь мягкий, на грани слышимости скрип шнурованных сапог Алисы, когда она мягко, словно кошка, спрыгнула на пол.

Огненный хлыст, вылетевший из правой руки Алисы, прошелся алым росчерком по стене и столу с палаческими принадлежностями, разрезав металл и дерево словно лазерным лучом. Задымившие останки еще ссыпались на пол, а си Аларо уже отскочил к стене и дергал за факел, вмурованный в стену.

— Тревога! Тревога! — верещал он, загнанно оглядываясь в поисках пути к бегству, когда его настиг второй удар.

Нить, сотканная из первородного пламени, легко взрезала человеческое тело наискосок, отбросив левую руку, торс и часть правого плеча вместе с головой в сторону.

Все еще пребывая в боевом безумии, подполковник подошла к жертвеннику и просто вырвала вмурованные в камень металлические скобы, державшие кандалы.

— Пора идти, — пробулькала Алиса странным голосом и, взвалив Нарда себе на плечо, пошла к единственной в зале двери.


Алиса шла вперед словно тяжелый танк, выбивая двери и выжигая автоматические турели до белесого пепла, так что чуть оправившийся Нард лишь успевал шарахаться из стороны в сторону.

Проблемы начались, лишь когда офицеры поднялись на уровень первого этажа. Сразу несколько десятков летающих дронов атаковали с разных сторон, и Алиса устроила настоящий геноцид, выжигая ударами пламени все, что могло представлять даже гипотетическую опасность.


В тот момент, когда спортивный флаер из обширной коллекции Атроса взвился свечой в воздух, внизу над телом хозяина дома сгущался розовый туман.

Факела едва-едва разгоняли наползающую тьму, а свечи и вовсе прогорели, вмиг оставив после себя лишь дымящиеся огарки.

Верхняя часть тела покойного адепта Проклятых богов вдруг рывком сдвинулась в сторону, потом еще раз, и еще, пока обе части не замерли в считанных сантиметрах рядом.

Облако, висевшее над телом, опустилось, окутало останки блеклым свечением, а через секунду рана мягко соединилась, и свечение словно впиталось в тело.

Рана затянулась, и си Аларо резко сел на полу, внимательно оглянувшись по сторонам.

— Ранкор, доклад!

ЦИР особняка отозвался на голосовую команду мгновенно.

— Здание переведено в режим активной обороны. Потери среди охраны — двенадцать живых, двадцать три дрона, восемь автоматических турелей. Нарушители периметра покинули здание на Варакс-200. Противоугонный модуль выведен из строя и не отвечает. Полицейский ЦИР на запрос о местонахождении флаера не отвечает. Предполагаю наличие подавляющего устройства.

«Как все не вовремя!» Атрос от злости стукнул кулаком по полу, расколов каменную плиту.

Но постепенно мысли от панических — бежать на собственном корабле в сопредельное пространство — конкретизировались до стадии: «Мы еще посмотрим, кто кого».

Конечно, все еще не было в должной степени подготовлено, не все люди на ключевых постах, не все подразделения снаряжены и вооружены, но это сейчас не имело значения. Противник вообще не готов к такому развитию событий, а значит — бить нужно сейчас и в полную силу.

Атрос, с трудом переставляя ноги, добрался до своего кабинета и начал поднимать всю заготовленную им систему государственного переворота.

Сотни тысяч боевиков, диверсионные группы и просто прикормленные бандиты, сдернутые со своих лежек приказами, начали занимать узловые точки для одновременной атаки, начало которой должно было положить уничтожение императорского дворца во время Звездного бала.

Но и о двух беглецах си Аларо не забыл. Тваси — торговцы живым товаром — уже получили все данные на Алису и Нарда и поднимали своих людей. Также ориентировку получили и полицейские подразделения, и несколько десятков специалистов по решению разнообразных проблем. Доставившему труп была гарантирована выплата ста миллионов, а премия за живого увеличивалась в пять раз. Атрос все же хотел закончить ритуал.


Нард, севший в пилотское кресло Варакса, несмотря на все возражения, все же был вынужден заехать в гостиницу, чтобы забрать питомца Алисы, а после на предельной скорости рванул в Старый Город.

Он остановил машину в месте, которое гораздо больше напоминало мегаполис, чем все виденное ранее: теснота высоких строений и полумрак улиц, до которых, несмотря на яркий день, почти не доходило солнце. Круглое трехэтажное здание, стоявшее между небоскребами, девушке сразу не понравилось. Но дождавшись, когда Алиса и Гррар покинут салон, и отправив флаер в какой-то замысловатый маршрут, Нард уверенно направился именно к нему.

— Спокойно, здесь только друзья, — Нард, видя, что Алиса уже напряглась, успокаивающе погладил ее по руке. — Это, конечно, не самые законопослушные граждане, но я в них уверен.

— Все же я думаю, что стоило сейчас метнуться в дау-порт и рвать когти в сторону эскадры.

— Оно, конечно, так, — Нард, подошедший к массивным дверям, приложил ладонь к замку. — Только в дау уже не продохнуть от желающих сделать из нас охотничий трофей. А устраивать бойню в месте, где полно гражданских, я пока не готов.

Двери с рельефным логотипом птицы, сильно напоминающей журавля, медленно начали расходиться, открывая полумрак, в котором была видна лишь ковровая дорожка, уходящая во тьму, и крошечные светильники на уровне лица.

— Пойдем, и ничего не бойся. Хотя после того, что я увидел, это звучит несколько глупо.

Алиса негромко рассмеялась и шагнула вперед.


Пройдя по коридору, они поднялись на второй этаж и оказались в огромном зале, по краям которого располагались кресла и несколько барных стоек.

— Когда-то здесь был клуб для ашарс, но наркоманы постепенно переместились в другой район, и теперь здесь…

— И теперь здесь просто берлога старого Вараи! — совершенно седой мужчина со смуглым морщинистым лицом и походкой медведя шел к ним навстречу, подметая плиты длинными полами своего гаро фиолетового цвета. — Здравствуй, мой мальчик, — Саги Вараи обнял Нарда и с интересом посмотрел на Алису. — А это что за красотка? — он оценивающе пробежался по фигуре Алисы. — Смертоносна, беспощадна и… одинока. Или не одинока? — он неожиданно расхохотался. — Нард, из ста семидесяти миллиардов женщин империи ты выбрал самую опасную и самую неспособную к сделкам со своей совестью. Она же тебе просто оторвет голову, если что будет не так.

— Надеюсь не дать ей повода, — буркнул Нард и обернулся на шаги еще одного человека. — Привет, брат.

— И тебе света Творцов, брат, — выбритый до синевы мужчина средних лет, в чем-то похожем на просторный халат из толстой, но мягкой ткани ярко-оранжевого цвета, обнялся с Нардом. — Вижу, ты никак не успокоишься. Сейчас передали по внутренним каналам, что на тебя объявлена охота. На тебя и на твою великолепную спутницу. Си Аларо лично объявил награду за ваши головы.

— Мы же его убили? — Нард нахмурился. — Я своими глазами видел, как он разлетелся на половинки.

— Видимо, не до конца, — Вараи пожал плечами. — Хотя вид у него был… перекошенный. Теперь он жаждет видеть ваши тела, а еще более горячо желает видеть вас живыми.

— Не думаю, что это будет просто, — Алиса упрямо сжала губы.

— А что им? — оранжевый отмахнулся. — Угробят сколько нужно и просто завалят вас трупами. Кроме того, наши люди отметили выдвижение боевых подразделений гвардии и армейских частей. Если это не переворот, то я нарский вульх.

— Хочу представить тебе, Алиса, моего сводного брата Ли Арана, — Нард церемонно поклонился. — А тебе, брат, представляю Алису Рокот. Подполковника флота, и я очень надеюсь — мою будущую жену.

— Ну кто же так делает предложение! — Вараи, увидев, как вытягивается лицо Алисы, расхохотался. — Ну-ка, маленький негодник, быстро поклонился и сказал все, что нужно, а то, боюсь, сарм Алиса подумает о тебе как о невеже.

Сориентировался Нард мгновенно. Развернувшись к Алисе лицом, он глубоко, почти в пояс, поклонился и, не выпрямляясь окончательно, посмотрел ей в глаза.

— Хочешь ли ты, Алиса Рокот, соединения наших судеб?

— Как правильно ответить? — тихо спросила Алиса. Склонившись в ответном поклоне и читая по губам Нарда, она произнесла: — Желаю соединения судеб перед Светом Творцов.

— Ана! — Вараи и Ли Аран синхронно подняли руки, становясь свидетелями древнего ритуала.

— И теперь мы…

— Нет, — Нард улыбнулся. — Пока не муж и жена, но осталось немного.

— Оторвать голову си Аларо?

— И всем, кто будет шевелиться рядом.

— Нужна наша помощь? — Ли Аран улыбнулся.

— Да, — Алиса быстро сориентировалась в ситуации. — Насколько я понимаю, Звездный бал состоится в любом случае?

— Традиция, — Вараи усмехнулся. — Даже когда дворец накрыли с орбиты лучевым ударом, там под куполом продолжался праздник. Было уже восемнадцать попыток продолбить защитный купол, но все никак.

— Что, безусловно, радует, — Алиса сосредоточенно кивнула. — Еще хорошо бы пару закладок в городе — оружия, брони и спецсредств, а также транспорта, и хотя бы один коридор аварийной эвакуации.

— Солидно готовитесь, — Аран с улыбкой покачал головой. — Закладками поделюсь, у меня их достаточно, транспорт… пару бронемашин и парочку скоростных глайдеров тоже поставим, а насчет аварийной, эвакуации — только через дау-порт. Там, конечно, будет не протолкнуться, но есть спецпортал для сотрудников разведки. Пропуск я организую.

— Еще хорошо бы «пустить дымку», — Вараи повернулся к Арану. — Наблюдатели сообщают, что вокруг здания начинают скапливаться штурмовые бригады. Давай выпускай Алдо, пусть потаскает их по городу.

— Алдо? Киссао? — Нард покачал головой. — Легенда гоночного мира…

— Брат Алдо давно покинул суетный мир, но все так же любит быструю езду, — Вараи сделал приглашающий жест и пошел вперед, показывая дорогу. — После катастрофы, когда его машина врезалась в ограждение и, пробив энергощиты, стала причиной смерти пяти человек, он хотел закончить жизнь самоубийством, но я вовремя отговорил его. Теперь он находит утешение в молитвах Творцам и… гонках на пустых трассах. Но я полагаю, брат Алдо не откажется поучаствовать в хорошем деле.


Высокий и худой словно жердь мужчина стоял в пустом помещении и проверял пилотский комбинезон, очень похожий на тот, что носила Алиса.

— А машина? — Алиса с интересом оглянулась.

— Машина здесь, — Вараи кивнул на ящик, стоявший посреди помещения. — Гартах Си.

Он коснулся крышки ящика, и тот мгновенно окутался желтым сиянием. Через секунду словно из ниоткуда проявился светящийся каркас, похожий на автомобильную раму, а еще через несколько секунд каркас будто оброс панелями.

— Силовой механоид, — пояснил Вараи. — В коробке аккумулятор, задающий генератор и система пространственного контроля. Таким образом, масса механоида всего триста килограммов. Мгновенный разгон до пятисот километров в час и такое же быстрое торможение. Может даже летать, но брату Алдо нравится ездить.

— Благословите, светлейший, — гонщик встал на одно колено, и Вараи ласково потрепал его волосы.

— Да пребудет с тобой Свет Творцов, брат Алдо.

Голубое свечение на мгновение вспыхнуло между ладонью Вараи и головой Алдо и тут же погасло.

— Благословите и вы, сиятельная, — Алдо повернулся к Алисе, и она опустила руку на его стриженую макушку.

— Да пребудет с тобой Свет Творцов.

Сияние ярко-алого цвета вспыхнуло, словно блик электросварки, и погасло.

Гонщик занял место водителя, надел шлем и, махнув рукой на прощание, с легким, едва заметным шелестом выехал из гаража на городскую улицу. Мгновенно набрав скорость, машина скрылась между домов, а вслед ей неслись заполошные вспышки выстрелов.

А через полчаса Алиса, Гррар и Нард через старый коммуникационный тоннель тоже покинули гостеприимный храм Творцов.


18

У бродяги все дороги ведут домой.

Наро Треги. Настоятель церкви Творцов

Гроздь Айя, планета Айяс. Имперская Академия управления

Выдержки из лекции доктора социологии Алъдаро Треги.


Сегодня я хочу поговорить о тщательно замалчиваемой обществом проблеме — проблеме свалки, или если хотите — помойки.

Как вообще может существовать в нашем обществе такое явление, как помойка, и социальные группы, живущие там? Вне социальных программ и правового обеспечения?

Ответ прост. Неконтролируемые ресурсы. Все, что плохо лежит, или слабо контролируется и может быть отчуждено, будет непременно украдено и продано. Но если это касается крупных объектов или больших партий, то в дело сразу вступают правоохранительные органы, одна из задач которых состоит именно в том, чтобы ресурсы попадали к месту назначения.

…Но есть и другая сторона проблемы. Что делать тем же органам, когда воровство, так сказать, диффузно? Выпавшие из контейнера вещи, ошибка или пересортица товара, когда на свалке оказываются тонны вполне добротных вещей или продуктов, порождают такой вал преступлений, что его невозможно пресечь в силу его массовости. И именно этот кажущийся нам слабым ручеек удобряет почву, на которой произрастают низовые социальные группы.

Каждое общество в ходе своей жизнедеятельности производит огромное количество материальных ценностей, и многие из них попадают на свалку, минуя даже одного-единственного пользователя.

То, что бизнесу кажется несущественным, порождает целый слой общества, словно придонные рыбы, живущие на этих остатках цивилизационного пиршества…

…Кроме того, нужно обязательно упомянуть территориальный фактор. Подобные сообщества могут существовать лишь там, где не существует законов и официальной власти.

Почему? Да потому, что люди, которые не смогли устроиться при существующем законодательстве, все равно как и любой социум, порождают определенные правила и обычаи, пусть и странные с нашей точки зрения.

…Даже здесь, на Айяс, где проникновение служб контроля и надзора кажется повсеместным, находятся уголки, где не действуют законы империи, а царит первобытный дух и культ силы.

Я говорю о технологических подземельях мегаполисов и различных подземных сооружениях, многие из которых брошены за ненадобностью и заселены низовым социумом.

Общество почти не контактирует с жителями помоек, предпочитая не замечать их, а между тем число жителей подземных уровней, по моим оценкам, уже составляет внушительные десять миллионов человек и имеет тенденцию к увеличению.

Гисса Айян, гроздь Айя, планета Айяс


Вопреки ожиданиям Алисы, подземелье под мегаполисом было довольно людным местом. Все время сновали какие-то мутные личности с котомками, мешками и тележками, временами беглецы выходили на целые поселения людей, собравшихся в технологических залах, чего-то вроде рынков и даже алтарей неведомых богов. На парочку, экипированную словно на войну, поглядывали с интересом, но без особого желания пограбить, да и Гррар, сверкавший в полутьме ярко-алыми глазами, тоже не вызывал энтузиазма у любителей легкой поживы.

— Слушай, а откуда у тебя такой странный зверь? — Нард, разговаривая с Алисой, не забывал внимательно поглядывать по сторонам и держать палец на спусковой клавише тяжелого бластера.

— В одном из вылетов нарвалась на зенитку, аварийно села и подобрала его в деревне, — Алиса машинально опустила левую руку на загривок волка и потрепала его шелковистую шерсть. — А он буквально за полгода вымахал так, что уже на диване не помещается. А чего спрашиваешь?

— Да странный он, — Нард, не поворачивая головы, пожал плечами. — Хотя у странной хозяйки просто обязан быть не менее странный зверь.

— Ты, что ли, не странный? — Алиса усмехнулась. — Капитан с «золотым» жетоном ока — это покруче, чем волк-экзот у пилота.

— А то, что пилот еще и исао высокого ранга, не в счет? — Десантник выглянул в коридор, пересекавший их путь и, не увидев ничего опасного, двинулся вперед.

— А то, что у десантника в друзьях настоятель храма Творцов? — не осталась в долгу Алиса. — И вообще, ты сам экзот почище моего волка. Сначала пытаешься избить беззащитную слабую девушку, потом делаешь предложение…


Банда Варко И давно уже получила информацию о идущих подземными галереями воинах, и не нужно было семи пядей во лбу, чтобы сопоставить эту информацию с контрактом, объявленным самим си Аларо.

Конечно, парень и девка были вооружены и в приличной броне, но Варко И собирался просто завалить их трупами. Людишек у него было много. Много больше, чем зарядов в штурмовых бластерах, а кроме того, было еще пару сюрпризов. Не надеясь взять парочку живой, некоронованный король подземелья сразу приказал их убивать, и на тайных складах и сборных пунктах сразу закипела работа.

Каждый, кто мог удержать оружие, ставился в строй, а кто не мог, должен был поработать живым щитом, валясь на беглецов из всех возможных щелей по маршруту следования кровников си Аларо.


Когда первая группа оборванцев с остро заточенными железками полезла из технического люка, Алиса не успела даже выстрелить. Гррар полоснул клыками горло одной из жертв, а остальных разметал ударами лап с неожиданно длинными и острыми когтями, оставлявшими чудовищные раны. Все произошло так быстро, что когда Нард обернулся на шум, все было уже кончено.

И только Гррар тыкался своей головой в ладонь Алисы, а та чесала у него за ухом, приговаривая что-то ласковое.

— Это у вас таких зверей пилотам выдают? — Нард тоже погладил голову волка. — Надо подумать о переходе в летные части.

— Не возьмут, дорогой.

— Это почему же? — возмутился Нард.

— Потому, — Алиса подняла забрало и подошла ближе, — что пилотам нужно знать хотя бы таблицу умножения. А для десантников это немыслимый подвиг.

— Зато мы хорошо бегаем, — и уловив тень движения, вскинул бластер. — Слева!

Лучевое оружие бьет почти бесшумно, если не считать едва слышных щелчков разрядника и гудения генератора накачки. Но когда стреляет такая штука, полно других звуков. Крики заживо горящих людей и хруст падающих наземь тел заполнили подземелье какофонией ужаса и смерти, заставляя выживших броситься врассыпную.

Перебив очередную группу нападавших, беглецы, не сговариваясь, ускорили темп передвижения. Основная часть босяцкого воинства сразу начала отставать, не в силах состязаться с физически развитыми и отлично тренированными бойцами. Таким образом они избежали столкновений с основной частью ведомых на убой людей и выскочили прямо на заслон из боевиков подземной армии.

Алиса, шедшая первой, сразу увидела кучу мусора, подозрительно похожую на баррикаду, и ударила волной огня, мгновенно превратившей коридор в филиал ада, а полсотни боевиков — в легкий сероватый пепел.

И сразу же пошла атака из боковых коридоров, откуда, словно паста из тюбика, начала выдавливаться визжащая и размахивающая оружием серо-коричневая масса людей.

Нард, поливавший толпу длинными очередями, на какое-то время потерял Алису из виду, а когда вновь заметил, она почти танцевала в плотном облаке магического щита, разрезая тела огненно-красными нитями, словно выраставшими из ладоней.

Гррар, занявший место тылового прикрытия, тоже вполне справлялся, заслонив проход, по которому они вошли в зал.

Через пять долгих минут боя все было кончено. Вонь от сожженной плоти, к счастью, не пробивалась через фильтры, и проскочив через зал, они вошли в магистральный ход, идущий через всю столицу.

— Тьма! — Нард посмотрел на покрасневший столбик батареи и вставил запасную. — У меня последняя.

Алиса скинула наспинный пенал и достала оттуда батарею.

— Держи. Будешь должен.

— Patronov mnogo nye byvaet? — произнес он, старательно выговаривая русские слова.

— Это тебе наши парни объяснили? — Алиса расхохоталась. — Ты их слушай. Мы давно воюем и кое-что в этом понимаем.

— А что у тебя в пенале, кроме батарей?

— Так ничего и нет, кроме них, — Алиса улыбнулась. — Без еды я как-то проживу, а без зарядов — вряд ли. Так что по пять штук на брата еще есть. А потом придется воевать трофейным или пойти в рукопашную.

— Два килограмма каждая батарея. У тебя их еще десяток — значит, за спиной ты таскаешь как минимум двадцать килограммов?

— Мало того, я еще и отключила экзоскелет, чтобы усилить защитное поле, — и увидев, как вытягивается лицо жениха, добавила: — Эх, тебя бы в нашу учебку. Сразу бы в голове прояснилось. Ну, куда дальше?

— А мы, собственно, пришли, — Нард провел рукой по внешне монолитной стене, и круг высотой в рост человека сначала ушел вглубь, а потом сдвинулся в сторону. — Прошу, — Нард, шагнувший в проход, сделал приглашающее движение головой, и Алиса поспешила следом.

Массивная плита за их спинами неторопливо задвинулась обратно, и уже через несколько секунд место прохода ничем не отличалось от обычной стены.

Длинный коридор с датчиками системы активной обороны и объемный сканер они прошли за минуту и стали подниматься по длинной винтовой лестнице.

— Противоштурмовая, — пояснял Нард на ходу. — Каждый метр под прицелом автоматических турелей, так что здесь скорее будет одна братская могила, чем атакующие поднимутся хотя бы на третий уровень.

— А мы на каком?

— Уже шестой, — Нард одобрительно кивнул Алисе. — Скоро будем дома.

Они одолели еще несколько витков лестницы, Нард сунул руку в узкую щель в стене, и через некоторое время стена отъехала в сторону. За ней была небольшая, пять на пять метров, глухая комната.

— Лифт? — догадалась Алиса.

— Лифт, — Нард кивнул и присел на небольшую лавочку. — Только не совсем обычный. Сначала вперед, потом немного вбок и уже потом вверх. Это уже часть транспортной системы, так что мы, можно сказать, на месте.

Он поднял забрало шлема и улыбнулся.

— А куда мы вообще рвались? — Алиса тоже села и положила бластер на колени. — Бал через час, а мы неизвестно где.

— Подожди немного. Ты скоро все узнаешь, — Нард вздохнул. — Сейчас главное — проверить системы безопасности дворца и, по возможности, ударить по заговорщикам первыми. Вся эта возня настолько внезапна, что у меня складывается стойкое впечатление импровизации и какого-то отвлекающего маневра.

— А разве Звездный бал не самое удобное время для атаки на дворец?

— Нет, конечно, — Нард негромко рассмеялся. — К этому событию спецслужбы уже работают на полную мощь, а кроме того, к столице стянуты части гвардии. Я бы сказал, что это самое удобное время для самоубийства.

— Значит, тот, кто это все придумал, надеется ввести в игру новый козырь, — Алиса пожала плечами и, уловив, что лифт замедляется, встала и подняла излучатель к плечу.

— Оставь, — Нард мягко опустил ее ствол. — Не стоит никого пугать.


Двери кабины распахнулись, и Алиса осторожно шагнула вперед, оглядываясь по сторонам.

Небольшой холл с пятью раздвижными дверями, видимо, был одним из узлов транспортной системы, о которой говорил Нард. Толстый ковер песочного цвета мягко пружинил под ногами, а над головой едва слышно шелестела система вентиляции.

Нард обогнал Алису и, подойдя к высоким металлическим дверям, прижал ладонь к темному квадрату на стене. Дождавшись, когда тяжелые бронированные створки разойдутся, сделал приглашающий жест.

— Прошу.

Еще один лифт — и они оказались в просторном зале, заставленном оружейными витринами и висящими на стенах огромными гобеленами.

— Зал чести, — Нард оглянулся на Алису. — Здесь собраны реликвии семьи Арн. Оружие, доспехи, неопасные артефакты и прочая рухлядь.

— Сынок, — широкоплечий высокий мужчина в просторной голубой нилате, вышедший из боковой двери, укоризненно покачал головой и подошел ближе. — Имей хоть каплю уважения к истории семьи, — он вздохнул и посмотрел на Алису. — И ты не желаешь представить свою гостью?

Теперь вздохнул Нард. Набрав полные легкие воздуха, словно перед нырянием на глубину, он оглянулся на Алису и решительно шагнул вперед.

— Мой император, хочу представить тебе сай Алису. Подполковника императорского флота, исао оха и мою невесту.

— Вот так, да? — С'Арн покачал головой и широко улыбнулся. — Хорошо хоть невесту, а не жену. С тебя станется обвенчаться где-нибудь тайно.

— Это совершенно невозможно, — Алиса сняла шлем и улыбнулась в ответ. — Почти тысячу лет все члены нашей семьи по традиции венчаются в Успенском соборе города Владимира.

— Хороший срок для традиции, — император кивнул, любуясь лицом Алисы. — А это что за гость? — он присел перед Грраром и аккуратно погладил волка по голове.

«Мама?» — Гррар вопросительно посмотрел на Алису.

«Это хороший человек, не нужно его обижать».

Гррар кивнул и длинным шершавым языком осторожно лизнул С'Арна в щеку.

— Да… — император рассмеялся. — Интересный зверь, — он встал и кивнул: — Пойдем. Времени мало, а забот много. — С'Арн широким шагом направился вдоль витрин. — Я так понимаю, что вы уже в курсе, что у нас намечается маленький переполох? Я, честно говоря, надеялся, что у меня есть еще целый год, но этот безумец, старый си Аларо, чего-то вдруг решил все провернуть сегодня.

— Он затеял ритуал вызова Проклятых богов, папа, — подал голос Нард.

— Это точно? — император резко остановился.

— Точнее не бывает, — Нард ухмыльнулся. — Я очнулся на жертвенном камне, и если бы не Алиса, то сейчас с тобой не разговаривал бы.

Некоторое время С'Арн раздумывал над новой информацией, а потом, кивнув, снова пошел вперед.

— Это отчасти меняет дело, но не существенно. Сейчас пилоты гвардии взяли под охрану центральную часть столицы, а в небе объявлена бесполетная зона. Все гражданские транспортные средства двигаются не выше ста метров, а через час всякое движение прекратится. Кроме того, части флота уже заняли ключевые точки в городе и сменили персонал на орбитальных крепостях. Так что переворот, можно сказать, провалился не начавшись.

— Но на что-то же он надеялся? — задумчиво произнесла Алиса.

— Безусловно, — император кивнул. — Боюсь, что вся эта возня с переворотом и гражданским мятежом — просто прикрытие для чего-то, что мы не видим.

— А может, это как-то связано с ритуалом вызова? — Алиса посмотрела императору в глаза, и тот кивнул.

— Может. Правда, я вообще ничего не знаю о сути подобных ритуалов. Действительно вызвать бога — затея глупая. Это вообще невозможно по ряду причин. Да и если бы было возможно, появление такой сущности в нашем плане сразу вызовет ответное появление равновесной сущности.

— Так, может, это ему и надо? — Нард, уже вошедший в огромный рабочий кабинет отца, остановился. — Сцепятся тут две божественные сущности, и будет на месте центральной планетной системы — черная дыра.

Алиса аккуратно обогнула застывшего посреди дороги Нарда и тоже остановилась.

— Но зачем-то он нас похищал?

— Не нас, а тебя.

— Хорошо, меня, — Алиса кивнула. — Значит, ему для завершения ритуала нужна была женщина моих лет, или что-то особое?

— Скорее всего, все вместе, — император кивнул. — Но думаю, самое главное — чтобы она была исао высокого ранга.

— Но я знаю лишь одного исао высокого ранга — женщину, — Нард улыбнулся. — И этот маг сейчас в самом защищенном месте в империи.

— А я вот знаю еще одного исао, — Алиса, сжав губы, быстро набрала на коммуникаторе номер Елены и нахмурилась. — Не отвечает.

— Подожди, может, она занята, или еще чего, — император успокаивающе положил руку на плечо девушки. — Где она?

— У Бейро Теги.

Император подошел к своему рабочему месту и, сдвинув пачку документов, прошелся чуткими руками по поверхности стола-экрана.

— Не отвечает, — он задумчиво посмотрел куда-то вдаль и коснулся нескольких пиктограмм в углу экрана.

— Штурмовую группу к Бейро Теги. При обнаружении Елены Рокот — доставить во дворец.

— Бейро? — ответил невидимый собеседник.

— Приглашение на бал и извинения, что мне срочно понадобилась его ученица. Ну, сам сообрази.

— Спецсредства?

— По необходимости, — коротко ответил С'Арн и отключил связь. — Пока там все выяснят, предлагаю пообедать. Снимайте ваши доспехи, мойте руки и садитесь за стол, — император дождался, пока на полу вырастет горка из деталей бронекостюма, и пошел вперед, показывая дорогу в столовую. — У нас все по-простому, сай Алиса, — он обернулся и кивнул гостье, показывая на стул с высокой спинкой. — Я так понимаю, что пропавшая — ваша родственница?

— С'Арн, — Алиса покачала головой. — Зачем эти танцы на ровном месте? Вы же наверняка знаете, что я — дубликат Елены. Старый нархон как-то не так сработал, и нас стало двое.

Император развел руками.

— Знаю, конечно. Мне просто была интересна ваша реакция. А тот нархон сработал вполне штатно. Ситуация в понимании псевдоинтеллекта была сложной, и он на всякий случай сделал копию носителя. Это ведь класс Спасатель, и некоторая параноидальность ему свойственна. Потом, при необходимости, он мог слить копии в одну, сохранив воспоминания. Но думаю, в вашем случае это уже нереально. Елена имеет аспект воздух, а ваш аспект — огонь. Так что слияние невозможно. Кроме того, такие нархоны с псевдоразумом уже давно не выпускаются. Технология, к сожалению, утеряна, так что мы пользуемся костылями попроще.

— Костылями? — Алиса удивленно подняла брови.

— Разумеется, — император подтверждающе кивнул. — На самом деле исао не нужны никакие нархоны или что-то подобное. Ну, разумеется, если он в состоянии самостоятельно просчитать структуру плетения и управлять энергопотоками.

Обед проходил спокойно под неспешные разговоры обо всем, и к десерту Алиса уже успокоилась, решив, что у Елены действительно мог отказать коммуникатор. Она как раз заканчивала нечто похожее на фруктовое желе, когда в столовую быстрым шагом вошел офицер в черной форме контрразведки империи и, склонившись над императором, что-то сказал.

— Где? — голос Веларда прозвучал негромко, но от какой-то непонятной вибрации зазвенела вся посуда на столе.

— В передвижном центре связи, — офицер протянул пластинку коммуникатора, и император, сдвинув в сторону посуду, положил пластину перед собой и мазнул пальцем по матово-черной поверхности, и сразу же над столом возник незнакомый Алисе мужчина с широким перекошенным лицом и сдвинутой набок шапочке.

— Как случилось, что какой-то мадари забрал у тебя твою ученицу? — голос императора был холоднее жидкого азота, и Алиса просто физически почувствовала, как морозным дыханием у нее прихватывает спину.

— Он пообещал уничтожить мой остров и всю планету! — мужчина верещал, словно ему придавили междуножие, и размахивал руками. — Я не солдат, Велард, и никогда им не был. И тут ко мне вваливается какой-то мадари и начинает угрожать разорением всего, что я создавал столетиями!

— Но ты ведь не просто отошел в сторону? — император взглядом словно пригвоздил Бейро, и тот замер, будто кролик перед удавом.

— Я… усыпил ее… и они сразу ушли, — маг спрятал лицо в ладонях и вполне натурально зарыдал.

— Ты хоть понимаешь, мразь, что предал свою ученицу? — император был в ярости, и эта ярость выплескивалась так, что оконные стекла в столовой начали тихо осыпаться сверкающим дождем. — Большой совет через пять дней. Я надеюсь, тебе хватит времени, чтобы привести в порядок дела.

— Но ты не можешь… — когда Бейро поднял лицо, на нем не было слез, а лишь один животный страх. — Я оха! На таких, как я, держится империя.

— Империя держится на таких, как она! — император развернул коммуникатор, и в поле зрения попала Алиса.

— Это как? — Бейро сначала подумал, что перед ним Елена, но потом, увидев комбинезон и короткую стрижку, догадался, что это родственница его бывшей ученицы. — Мне очень жаль…

— Значит, так, — Алиса подняла полыхающий пламенем взгляд, и в нем Бейро Теги прочитал свой приговор. — Если я узнаю, что Большой совет вдруг проявил человеколюбие и вы через пять дней будете еще живы, я лично нарежу вас ломтями. И поверьте, это не преувеличение и не фигура речи. Я именно так и сделаю, если, конечно, не придумаю к этому времени что-то более интересное.

Алиса вытерла губы салфеткой и, поклонившись императору, вышла из-за стола.

Задержавшийся на несколько секунд Нард нашел ее в кабинете, где Рокотова надевала броню.

— Собираешься штурмовать дом си Аларо в одиночку?

— Тебе туда точно нельзя идти, — Алиса накинула наспинный сегмент и прижала нагрудник так, чтобы они срослись вместе. — Ты же принц.

— Принц, — Нард кивнул. — Но кроме этого, я еще и офицер десанта, и твой жених. Так что снимай это барахло, пойдем экипироваться по-настоящему.


Подземелье только-только оправилось после прохода Алисы и Нарда, когда они вновь спустились вниз, собираясь подобраться к бункеру Аларо через коммуникации. Только теперь они шли в боевых скафах высшего уровня защиты и с тяжелыми лучевыми пушками в руках.

Несколько попыток вступить в бой парочка просто проигнорировала: прошли словно на прогулке сквозь размахивавших ножами людей, расталкивая их силовыми щитами, а когда вылезла очередная банда, один выстрел Нарда сделал на месте группы людей большую полость с потеками расплавившейся арматуры. Гррар, на которого дворцовые оружейники подогнали энергоброню, на такие мелочи внимания не обращал, труся ровным шагом в арьергарде.

— Так, — Нард справился с картой и мазнул лучиком прицела по стене. — Это здесь. Если я ориентируюсь в пространстве, то за стеной как раз подземные сооружения храма Проклятых.

— И чего стоим? — Алиса вскинула свой бластер. — Сейчас продолбим стену и вперед.

— Сделаем проще, — Нард сбросил со спины контейнер и, повернув несколько замков, отошел в сторону.

Через минуту крышка контейнера откинулась набок, а из него начал выбираться механоид, похожий на паука. Выбравшись окончательно, он шустро подбежал к стене и, вскинув свои устрашающие конечности, врубился в бетон не хуже проходческого щита.

Осколки искусственного камня разлетались словно шрапнель, и очень быстро проход заволокло пылью.

— Дрон-шахтер, — Нард отошел в сторону, чтобы не просаживать щит под непрерывной долбежкой осколков бетона. — Минут пять, и можно будет двигаться, — он скосил взгляд на часы, светящиеся в углу стекла шлема. — Идем по графику. Сейчас гвардейцы уже штурмуют дом.

— А они как? Ну, в смысле…

— Я понял, — Нард кивнул. — Самые отмороженные парни, которых я знаю. Отбирают их еще в школьном возрасте, из асоциальных детей, а потом воспитывают и тренируют. Это своеобразная армия внутри армии. Свои центры управления, свой флот и свои части десанта. Кроме этого лучшее вооружение и снаряжение, что, кстати, очень существенно. Истребитель первого класса вашим птичкам просто не по зубам. Щит держит до тысячи единиц урона в секунду, — он прислушался. — Все. Вперед.

Когда они прошли через проделанный дроном коридор и попали в один из служебных переходов подземелья виллы, дрон уже сцепился с охранным роботом. Успешно разобрав его на части, потрусил куда-то по коридору, а Нард, сверившись со своим навигационным устройством, повел Алису в другую сторону.

— Кажется, мы здесь уже были, — Алиса кивнула на торчащий из стены обугленный пучок проводов и остатки приводного механизма турели.

— Похоже на то, — Нард кивнул и выпустил облако мелких, словно мухи, дронов-разведчиков. — Впереди чисто.

Они проскочили еще один коридор и остановились перед кое-как восстановленной дверью, за которой находился алтарь.

Нард ничего не успел ни сказать, ни сделать, как дверь просто раскалилась добела и стекла на пол светящейся лужей.

Алиса влетела в зал словно торпеда, и сразу же коридор озарился отсветами вспышек излучателя.

В зале храма проклятых богов кроме пустого еще алтаря и плиты, на которой висела Елена, стояли пять штурмовых дронов, изо всех сил пытавшихся попасть по невероятно юркой цели.

Алиса двигалась, словно у нее вообще не было массы и инерции, мгновенно меняя направление, скорость, и при этом успевая вести ответный огонь.

Гррар же сразу пролез в тыл одному из дронов и вовсю разбирал механизм, разбрасывая бронепластины и внутренности.

Нард, увидевший всю картинку разом, не раздумывая сдернул гранату и, хлопнув об колено, запустил в ближайшего робота.

Мгновенно включившийся реактивный двигатель закрутил траекторию гранаты немыслимой спиралью. Продавив защитное поле, она прилепилась к нагрудному сегменту дрона и вспыхнула маленьким солнцем, выжигая внутренности робота.

Алиса наконец добила второго из своих врагов, а Нард сжег третьего.

— Пять — ноль! — держа излучатель направленным на бледного от злости Аларо, Нард подошел к плите, на которой сам висел недавно, и уперся в пружинящую поверхность защитного поля.

— Вылезай давай, — Алиса помахала сестре рукой, и с каким-то вздохом защита исчезла.

Елена, в отличие от сестры, была одета во вполне приличное платье и имела роскошную гриву длинных рыжих волос.

— Привет, сестренка, — Елена метнула какое-то плетение в си Аларо, спрыгнула на пол, обняла Алису и стрельнула взглядом в сторону Нарда. — А это кто?

— Жених, — тихо произнесла Алиса и опустила взгляд.

— Ну наконец-то! — Елена внимательно оглядела фигуру в тяжелом скафе. — Под броней непонятно, конечно, но судя по размеру костюмчика, под ним что-то есть.

А сам Нард, смотря на сестру Алисы, поражался разнице в их поведении и внутреннему сходству. Только Алиса была обнаженным стальным клинком, а Елена — клинком, завернутым в шелк.

Он отвлекся на девушек ненадолго, но этого хватило си Аларо, чтобы чудовищным усилием воли преодолеть заморозку, брошенную Еленой, с улыбкой рухнуть на жертвенную плиту и острейшим кинжалом рубануть себя по горлу. Нард перевел взгляд на дергающегося в конвульсиях герцога и увидел, как кровь из перерезанного горла начинает растекаться по каменному диску тонким слоем.

— Чего-то мне это не нравится, — капитан вскинул оружие, но старый алтарь уже принял свою последнюю жертву.


Из каменного диска в потолок ударил столб алого сияния, и под хруст рвущихся перекрытий из сияния полезло нечто бугристое, двуногое, метров четырех ростом, с мордой, похожей на спеченное яблоко, и длинными узловатыми руками.

Елена ударила первой, и ее волна холода заставила существо недовольно взреветь и хлестнуть в ответ длинной плетью, светящейся, словно она была соткана из раскаленной стали.

Огненные нити Алисы столкнулись с хлыстом в метре от Елены и замерли на мгновение, не в силах перебороть друг друга.

Не сбавляя темпа атак, Елена взмахнула посохом, и в чудовище ударила ветвистая молния, оставившая на его груди черную рану, похожую на вулканический кратер.

Существо взревело так, что Елене показалось, что она оглохла, но это не помешало ей подморозить пол под монстром так, что тот, сделав шаг вперед, просто растянулся на полу, ударившись лицом.

Гррар словно ожидал этого момента, метнулся белой молнией и вцепился в загривок врага, отрывая огромные куски плоти. И этого движения было достаточно Нарду, чтобы выйти из ступора и открыть шквальный огонь по ногам и корпусу монстра, который даже лежа полосовал пространство вокруг себя огненными плетями.

Капитан сдвинулся в сторону и, сдернув с подвески гранату, метнул ее на спину поднимавшегося гиганта.

— Гррар, в сторону!

Волк понятливо метнулся в угол, и взрыв проделал в спине монстра огромную дыру, куда Нард тут же забросил управляемую гранату, и та вспыхнула ослепительным пламенем.

Демон еще смог подняться на колени и выстрелить из руки ветвистой молнией, снесшей щит Алисы и прожегшей броню.

— Ну, скотина, — Алиса, которую швырнуло об стену, с трудом поднялась и с горящими от ярости глазами толкнула от себя нечто, напоминавшее розовый диск размером с тарелку.

Вылетевший из скрещенных рук диск мгновенно начал расти и врезался в голову монстра, на мгновение пропав из виду.

Глаза призванного существа вдруг расширились, будто хотели выпасть наружу, и с чавкающим звуком голова, как срезанная бритвой, рухнула на пол.

— Вот затрещали барабаны,
И отступили басурманы.
Тогда считать мы стали раны,
Товарищей считать,[4]

— продекламировала Елена, тяжело опускаясь на пол. — Ты как? — она посмотрела на Алису, которая держалась за бок.

— Рану затянула, но кровопотеря большая и, похоже, этот красавчик мне ливер зацепил. А ты?

— Вот, — Елена, улыбнувшись бескровными губами, оторвала руки от груди, где виднелась маленькая круглая ранка. — Больно, просто писец.

— Сейчас, светлейшие, — подошел Нард, подволакивая ногу. — Эвакуация через одну минуту. Этот гад стянул на виллу больше трех тысяч наемников. Надеялся, что они дадут ему время для проведения ритуала.

— И что, мы прикончили бога? — Елена слабо улыбнулась.

— Нет, конечно, — Нард качнул головой. — Насколько я понимаю, только один из аватаров. Но это даже лучше, потому что если бы здесь был Проклятый бог, он бы разорвал нас на лоскуты. Но думаю, что это даже не аватар, а просто какая-то тварь из сопредельного пространства.


Эвакуационная команда прибыла даже раньше, чем планировалось, и, открыв портал прямо с лужайки перед домом Аларо, девушек и Нарда передали в руки медиков дворцового госпиталя.


19

…Привычку воевать в бальном наряде и в состоянии заметного алкогольного опьянения иначе как истинно дворянской и не назовешь.

Татьяна Устименко, писатель

Ваше святейшество, довожу до вашего сведения, что нашей лабораторией получены стабильные результаты по удержанию портального перехода в течение сорока секунд.

Получено более ста граммов биологических и технологических материалов. Дальнейшие исследования тормозятся энерголимитом, выделенным нашей лаборатории и мощностью подстанции.

Для проведения завершающей стадии эксперимента по квазистабильному порталу прошу вашего разрешения на выделение дополнительных мощностей в размере 3 ТВт сроком на два часа и мобильных подстанций суммарной мощностью в 4 ТВт.

Старший викарий Научного экзархата Апостольской Дэлаверской префектуры Американской епархии Священного Ордена
Брат Пертинакс

Виза аббата Научного экзархата Апостольской Дэлаверской префектуры:

Предоставить требуемое. Сообщить о проведении эксперимента за сутки.

Ничто, даже бал дебютанток сезона на Т'кверси и феерический Прием Лордов в Алабе, не сравнится по своей пышности и значимости с Императорским Звездным балом. Проводимый ежегодно в течение последних двух с половиной тысяч лет, этот праздник оброс таким ворохом традиций и правил, что для их соблюдения нужно выучить целый учебник. И при этом все равно у каждого приглашенного на бал есть микронаушник со своим персональным гидом, который не даст совершить ошибку или нарушить этикет.

Самая известная традиция — выход императора к гостям — насчитывает уже более двух тысяч лет и ведет свое начало от основателя династии Арн — императора Хеа.

Имя той, кто выйдет из Сияющих Врат под руку с императором, держится в строгом секрете и является почвой для всевозможных слухов и грандиозных ставок на тотализаторах.

Кто-то называет имя блистательной Кераны Тивз — звезды Имперского театра, а кто-то — даже си Ливару, столичную красавицу, буквально взорвавшую своим появлением Айясский бомонд.

Но правды мы не узнаем все равно до того самого момента, когда откроются Врата и королева бала шагнет на паркет Звездного зала.

Наша компания будет вести прямую трансляцию с праздника, и вы сможете во всех подробностях увидеть это грандиозное зрелище, равного которому нет во всей вселенной.


Гисса Айян, планета Айяс. Дворцовый комплекс


Когда Алиса очнулась, возле капсулы уже ждала целая толпа женщин и девушек, ждущих ее пробуждения.

Вежливо, но настойчиво ее выполоскали в ванне, а также быстро одели в парадную форму офицера флота.

Гррар, который все это время просидел рядом с медицинской капсулой, встрепенулся лишь тогда, когда в помещение вошел сам император. Одетый в форму маршала флота, он смотрелся величественно, как и подобает главе государства.

— С'Арн, — Алиса, которую слегка подташнивало после скоростной регенерации, поклонилась, и даже волк изобразил что-то вроде поклона.

Пристально взглянув на гостью, император коротко взмахнул рукой, и вместо тошноты Алиса почувствовала прилив сил, словно отсыпалась как минимум неделю.

— Присядь, — повинуясь безмолвной команде, персонал испарился, а Алиса села на указанное место. — Перед выходом я хотел бы у тебя кое-что спросить, — Велард внимательно посмотрел в глаза Алисе. — С Нардом — это у тебя как, серьезно? Ты понимаешь, что брак с принцем империи — это не только почести, но и огромный ворох обязанностей?

— Серьезно?.. — Алиса задумалась. — Если честно, не знаю. Мне просто не с чем сравнивать. Я как-то не сталкивалась раньше с подобным. Сначала не было времени, а потом, после пары инцидентов, вообще на мужиков смотреть не могла.

— Это я уже знаю, — император кивнул. — Безопасность уже отследила твой путь в империи буквально по часам, так что все твои приключения нам известны. Но что ты будешь делать, если вдруг у вас с Нардом не сложится?

— Уеду домой, — Алиса пожала плечами. — Для меня Родина очень многое значит, и там каждому найдется работа. Сейчас, насколько я знаю, идет подготовка и терраформирование планеты под переселение, так что забот хватит.

— Признаться, для меня это худший вариант, — Велард покачал головой. — Исао оха, пусть даже необученный и не вошедший в полную силу, это ценнейшее приобретение, которое мне бы не хотелось терять ни при каких условиях. Кроме того, вы с сестрой имеете высокий агро, а значит, ваша специализация — боевая магия, где у нас не просто слабые позиции, а откровенный провал. Я готов поставить вашей родине боевые комплексы последнего поколения и планетоинженерную технику, если это изменит ваше решение.

— Но пока ведь ничего не произошло? — Алиса нахмурилась.

— Не произошло, но я знаю характер своего сына, — С'Арн вздохнул. — Он шалопай, каких мало. Конечно, он немного изменился в войсках, но насколько? Я в данном случае пока просто прорабатываю самый негативный для меня вариант таким образом, чтобы минимизировать потери. Я знаю, что после развода, неважно по каким основаниям он произошел, женщины часто совершают необдуманные поступки…

— А вы хотите, чтобы я непременно осталась в империи? — Алиса задумалась. — Я полагаю, что это возможно. Особенно если слова о боевых комплексах последнего поколения не фигура речи.

— Слово императора, — лаконично ответил Велард. — Кроме того, орден Золотой короны второй степени за уничтожение твари в подземелье и знак «Меч империи» за спасение принца, — С'Арн выложил на столик две коробочки с наградами. — Давай прикрепляй, а я буду радовать тебя дальше. — Понаблюдав, как Алиса возится с крупной звездой Золотой короны, он решительно отнял у нее орден и прикрепил на положенное место, а потом чуть ниже закрепил «Меч империи». — Еще я присвоил тебе звание полковника — это просто аванс на будущее, — он успокаивающе поднял ладонь, гася все возможные возражения Алисы. — Ты делом доказала свою высочайшую квалификацию, и должность командующего легкими силами третьей рейдовой эскадры твоя по праву. Ну, и поскольку я единственный носитель титула С'Арн, считаю, что вы с Еленой успешно сдали экзамен на ранг оха. К нему прилагается титул герцога империи и право выбрать себе место для проживания, — император выложил на столик сверкающий знак магического ранга и меч-хаато с герцогской короной на эфесе.

— И таким образом Нард берет в жены не никому не известного пилота, а…

— Герцогиню империи, полковника, исао оха и весьма состоятельную даму, — закончил за нее император. — Теперь это союз равных, и неизвестно, кому повезло больше. То есть я, конечно, знаю, кому повезло, но чтобы тебя не смущать, не буду продолжать эту тему, — Велард улыбнулся. — А теперь пойдем, я представлю тебя нашему зверинцу.

Он встал и, одернув китель, сделал приглашающий жест.


Бал Алисе запомнился каким-то невероятным количеством представленных людей. Ее буквально засыпали приглашениями на вечеринки и праздники, и Алиса как могла любезно отвечала улыбкой, которая очень скоро стала резиновой от того, что мышцы лица болели, словно после хорошего мордобоя.

А принц выглядел настоящим именинником, и с явным удовольствием принимал знаки внимания от собравшихся. Елена тоже не скучала, и в компании из десятка офицеров флота благосклонно внимала распушаемым хвостам и яркому оперению самцов, сражающихся за ее внимание.

Веселье приглашенных было тем сильнее, что переворот сдулся, едва начавшись. Все заговорщики были схвачены, а корабли Союза Варради отошли на исходные позиции.

Средний агроиндекс у жителей империи был около тридцати, и все они просто панически боялись войны и вообще любых видов насилия. И тем более волновало их присутствие герцогини, чей высокий агро подчеркивался военной формой и короткой стрижкой.

Алису боялись, но страх этот был таким сладостным, что первые лица империи летели словно мотыльки на этот ослепляющий свет, не в силах противиться страшноватому обаянию герцогини.

Какая-то девушка, давно строившая свои планы на Нарда, решительно подошла, чтобы сказать какую-то резкость, но остановившись в трех шагах, напоролась на взгляд Алисы, и, не в силах ни вздохнуть, ни сдвинутся с места, пискнула что-то вроде: «Ма», — и упала в обморок.

Гррар сидел у ног второй мамы и внимательно следил за публикой, которая, столкнувшись взглядом со странным зверем, замирала на какое-то время и, словно очнувшись от морока, продолжала свои игры.

А сама Алиса смотрела на эту суету немного отстраненно, словно сквозь бронестекло шлема, и все считала минуты, когда она сможет покинуть бал без особого ущерба этикету.

— Думаете, как сбежать? — генерал Наро, в парадной белоснежной нилате, с фамильным мечом на поясе и улыбкой змея, подошел ближе и отвесил церемониальный поклон. — Как вам наша публика?

— Как очень верно заметил император — зверинец, — Алиса усмехнулась. — Отдельные придурки даже подходили с непристойными предложениями.

— А трупы куда дели? — Наро оглянулся, словно надеялся увидеть за портьерой груду тел.

— Идиоты, чего на них обижаться? — Алиса улыбнулась. — У нас вообще не принято трогать убогих. Так что пусть живут. Лишь бы Нард не услышал. Он как-то болезненно это воспринимает.

— Не сердитесь на него, — Наро вздохнул. — Вы воспитывались на настолько разных культурных основаниях, что первое время придется притираться. И сколько бы вы ни прожили в Гисса Айян, проблемы все равно будут вылезать. Кстати, если это вас развеселит, я получил указания С'Арна считать ваш мир родовыми владениями герцогинь Рокот. Так что можете запросить полицейские подразделения и навести там необходимый порядок.

— Семь миллиардов? — Алиса с сомнением покачала головой.

— Стандартный миротворческий корпус — это двести тысяч операторов и двадцать миллионов тяжелых дронов, — мягко возразил генерал. — И ни один из них не по зубам земной технике. Ваши ракеты и пушки просто не пробьют силовой щит. То есть их пушки и ракеты.

— Да черт с ними, — лицо Алисы дернулось в гримасе. — Пусть живут, как жили. На самом деле там всего около миллиарда тех, кого стоило бы построить в три шеренги. Остальные — простые люди, которые хотят жить и чтобы им не мешали это делать. Труженики. А учитывая, что готовится новая планета под заселение, так и вообще неактуально. Лучше скажите, чем закончилась история с переворотом?

— Да ничем, можно сказать, — Наро вздохнул. — Арестовали пару сотен подстрекателей, разогнали несколько тысяч мародеров, да отправили на рудники около пятисот активных участников. Самое главное, что Варради отвел свой флот.

— И много там его?

— Прилично. Примерно как объединенная группировка грозди. Но мы пока не можем себе позволить роскоши ввязаться в эту войну. Пока Мусорщики не уберутся из наших секторов, будем играть в прятки.

— Генерал, — неслышно подошедший Нард коротко поклонился. — Обсуждаете, кому бы еще надрать задницу?

— Пока в империи есть такие воины, как си Алиса, мне нужно беспокоиться о том, чтобы враги заранее не разбежались, — Наро усмехнулся. — Оставляю вас и надеюсь, что вы найдете время посетить старого друга для приятной беседы.

— Вот ашнах, — восхитился Нард, когда генерал достаточно удалился. — Их там в контрразведке клонируют, что ли?

— Нет, — Алиса рассмеялась. — Просто другие там не выживают. А ты чего такой загадочный? — герцогиня внимательно посмотрела жениху в глаза. — Придумал какую-то гадость?

— Ну почти, — Нард, улыбаясь во весь рот, кивнул и, взяв Алису за руку, повел куда-то по переходам дворца. — Сейчас я покажу тебе то, что ты точно не видела.

Маленький лифт взмыл вверх, словно у него был реактивный привод, и уже через несколько минут они стояли в огромном ангаре, где находились несколько кораблей типоразмера «тяжелый рейдер».

Нард подвел Алису к ближайшему, и корабль приветливо выдвинул трап.

— Единственный в своем роде корабль класса «Звездный гонец», — Нард уверенно сел в боковое кресло и кивнул невесте. — Ну, чего ждешь? Занимай место пилота. Теперь это твой корабль.

— Нард… — Алиса сделала еще шаг, села на колени жениха и обняла его. — Ты сумасшедший.

— Надо соответствовать, — произнес он, когда, наконец, оторвался от губ Алисы. — Если у меня будущая жена — самый кромешный пилот во всей империи, каким мог быть мой свадебный подарок? Ну, куда летим?

— Тебе понравится, — Алиса еще раз поцеловала Нарда и заняла пилотский ложемент. — Гррар, в кресло! — И дождавшись, когда ремни прихватят волка, надела шлем.

— ЦИР Волчонок приветствует Волчицу.

— Привет, Волчонок, — Алиса счастливо расхохоталась. — А ты-то каким ветром здесь?

— Перегружен в носитель внекатегорийным ЦИР Альбара на основании приказа С'Арна.

— Это здорово, — Алиса действительно была рада Волчонку, как старому другу. — Есть координаты планеты с названием Земля?

— Координаты загружены, — подтвердил ЦИР. — Начать предстартовые операции?

— Минуту, — Алиса набрала на браслете код вызова Елены, и та сразу же отозвалась.

— Ты куда исчезла, сестричка? — раздался довольный голос. — Небось, тискаетесь там по углам?

— Ты знаешь, нет, — Алиса рассмеялась, представив, как они с Нардом действительно могли бы обниматься, забившись в какой-нибудь темный и пыльный закоулок дворца. — Домой хочешь?

— Да ты что! — ужаснулась Елена. — Только-только оторвалась от опеки и надзора! Не ломай отпуск!

— Ладно. А мы на Землю. Но через три дня чтобы как штык во Владимирском соборе. Ясно?

— Куда уж яснее.

— Давай.

Отключив связь, Алиса активировала процедуру предстартового теста, и через минуту огромные створки потолочного люка стали расходиться. Волчонок пулей взмыл в ночное небо Айяс, а через несколько минут, когда очистился стартовый коридор, корабль начал предпрыжковый разгон и исчез в ослепительной вспышке межпространственного перехода.


Приложение 1

Титулы


Приложение 2

Ранги владения магией


Исао тасоаи — первый, низший

Исао раато — второй

Исао анао — третий

Исао оха — четвертый

Исао оу — пятый, высший


Приложение 3

Типы кораблей Мусорщиков


Тип ноль — базовый улей роя. Сплющенный шар пятьдесят на тридцать километров.

Тип один — боевой улей. Толстое веретено двадцать на восемь километров. Носитель кораблей и артиллерийская платформа.

Тип два — малый улей. Корабль-носитель истребителей и штурмовиков, вытянутое веретено восемь на полтора километра.

Тип три — линкор. Вытянутое веретено шесть километров на семьсот метров.

Тип четыре — крейсер. Сдвоенные вытянутые корпуса сложной формы три километра длиной.

Тип пять — фрегат эскадренной обороны. Километровый корпус, вооружение — торпеды и пушки.

Тип шесть — носитель дронов. Корпус сложной формы около километра длиной.

Тип семь — грузовой корабль. Семьсот метров, вооружение — противоабордажные пушки.

Тип восемь — малый грузовой корабль. Пятьсот метров, не вооружён.

Тип девять — малый охотник. Двести метров, артиллерия, ракеты.

Тип десять — защитник. Пятьдесят метров. Лучевые пушки, две тяжёлые торпеды.

Тип одиннадцать — игла. Курьер, десять метров.


Примечания


1

См. приложение 1.

(обратно)


2

См. приложение 2.

(обратно)


3

См. приложение 3.

(обратно)


4

Лермонтов М. Ю. Бородино.

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • Приложение 1
  • Приложение 2
  • Приложение 3
  • X