Личное одолжение (fb2)

Личное одолжение   (скачать) - Дениза Алистер

Дениза Алистер
Личное одолжение


Пролог

Доктор придвинул к себе историю болезни и взглянул на нового пациента.

Жесткое, ничего не выражающее лицо. Черные коротко остриженные волосы. Высокий лоб, загорелая до бронзы кожа. Глаза немигающие, чуть изогнутые брови, желваки на щеках и… чуть уловимая улыбка на иссушенных губах. Солдат, не раз рисковавший жизнью.

А что у него внутри?

Так… человек, которого преследует прошлое… резко нарушено душевное равновесие… кошмары…

Он еще раз глянул на пациента.

Господи, да он здоров как бык.

А вот она — сколько же ей пришлось пережить! И ничего, мы ее выходили. А с ним как быть? Хорошо хоть бросил свою опасную работу. Первый шаг сделан. А пока пусть попьет травки. Вот еще тема для профессорской лекции: на протяжении всей истории человечества лекарственные растения занимают почетное место в медицине как единственное в своем роде лечебное средство.

Тьфу, о чем он думает, оставим лекции на потом.

— Травка, травка, — по инерции произнес профессор.

Его недавняя пациентка, вечно утопающая в своих огородных травах, словно угадав его мысли, кинулась к нему:

— Доктор, живая природа помогает?

Он отложил справки и с понимающей улыбкой ответил:

— Девочка, исцеляет любовь!


1

— Шеннон, твое следующее задание — личное одолжение мне.

Найджел Ньюмен сидел со своим другом и подчиненным в маленьком ресторанчике. Лицо Шеннона было непроницаемым, только жесткие синие глаза чуть поблескивали, выдавая его заинтересованность.

— Послушай, — негромко проговорил Найджел, стараясь сохранить ровную интонацию, — нравится это или нет, но я хочу дать тебе задание, связанное с женщиной.

Внешне Шеннон казался совершенно спокойным: он сидел на стуле, сложив руки на груди. Но все, кто был с ним знаком, знали, что он никогда не расслабляется — это только видимость. Бесстрастно взглянув на Найджела, он ответил:

— Не могу.

— Придется.

Шеннон положил руки на стол:

— Я говорил тебе: я не имею дела с женщинами.

— По крайней мере, выслушай меня! — попросил Найджел.

— Это ничего не изменит.

В серых глазах Найджела читалась усталость.

— Просто сиди и слушай.

Неожиданная волна тревожного предчувствия вызвала горечь во рту. Шеннону вдруг показалось, что этот человек, который был ему другом со времен Иностранного легиона в Африке и первых вылазок в дебри Южной Америки, превратился во врага.

— Дело касается кузины Шейлы, — начал объяснять Найджел, устало растирая виски. Он имел в виду свою жену, которая опекала Шеннона настолько, насколько он позволял. — Это важно для меня и для нее, и мы хотим, чтобы этим занялся именно ты. Это — личное, понимаешь?

Шеннон нахмурился еще сильнее и сжал губы.

— Кузина жены Клэр Коннэли приезжала навестить нас, я тебе уже рассказывал. Так вот, насколько нам удалось выяснить, на обратном пути, когда она ждала автобус в Нашвилле, с ней заговорил какой-то мужчина. Через несколько секунд его убили выстрелом в упор, прямо на ее глазах. Мы думаем, что Клэр видела убийцу — он стрелял и в нее, потому что она была свидетельницей преступления. Пуля задела голову, но каким-то чудом повреждений мозга не было. Она два месяца находилась в коматозном состоянии. Месяц назад Клэр пришла в себя, и я надеялся, что она наведет нас на след убийцы, но она не может вспомнить, как он выглядел. И еще, Шеннон, — она не может говорить.

Найджел устало потер руки, голос его был полон неподдельной тревоги.

— Психиатры утверждают, что она лишилась речи не из-за повреждений мозга, а из-за пережитого ужаса. Она загнала в подсознание все произошедшее и поэтому не может описать убийцу. Шейла ездила в Теннесси на неделю, после того как Клэр выписали из больницы, надеясь, что она начнет говорить. Но прошел уже месяц, а она по-прежнему нема.

— Я знаю о такой немоте, — негромко проговорил Шеннон. — У женщин и детей в Северной Ирландии это недомогание…

— Вот-вот, — с болью в голосе перебил его Найджел, — семейство Коннэли, как и ты, — выходцы из Ирландии. — Мы с женой и решили, что только ты можешь понять и помочь.

Раскрытые ладони Найджела тоже, казалось, взывали о помощи.

— И это не все, Шеннон. Мне нужно, чтобы ты охранял Клэр. Есть основания думать, что, как только убийца узнает о ее выздоровлении, он попытается до нее добраться. Я считаю, что Клэр пострадала при выяснении отношений наркомафии, но фактов у меня слишком мало. Ключ ко всему — память Клэр, и преступники не могут рисковать тем, что она вспомнит. Пока она лежала в больнице, ее охраняла местная полиция. Я даже отправил туда одну из работающих на меня женщин. Когда Клэр выписали, я велел ей пожить на ферме у родителей, в горах. Обычно она живет и работает в небольшом городке неподалеку — учит детей-инвалидов… Она мне родня, Шеннон! Шейла ужасно расстроена: они с Клэр близки, как сестры. Я хочу поручить это дело моему лучшему работнику — а это ты.

Пристально взглянув на шефа, Шеннон спросил:

— Я буду личным охранником?

— Да. Но Клэр и ее родители не подозревают, что ей все еще грозит опасность. Я не хочу, чтобы они знали, почему ты там появился. Им и без того тяжело — они чуть не потеряли дочь. Спокойствие — главное, что необходимо для выздоровления Клэр. Я связался с ее отцом Полом Коннэли и сказал ему, что ты — друг, которому нужно немного поправиться. Пол знает, что у меня за компания, и имеет представление о том, чем мы занимаемся. Я сказал ему, что ты только что вернулся с долгого и трудного задания и хочешь передохнуть.

Шеннон пожал плечами: это было достаточно близко к истине. Однако продолжал упрямиться:

— Я никогда не беру заданий, связанных с женщинами, Найджел.

— Знаю. Но тут мне нужен ты, Шеннон. С первого взгляда дело может показаться простым, но на самом деле это не так. Будь начеку. Я сейчас стараюсь разузнать, что за наркогруппы там работали. Этим занимаются мои люди в Южной Америке, и я держу связь с полицией Нашвилла. Есть подозрения, что тут работал картель Мартинеса.

Услышав имя Хуана Мартинеса, Шеннон напрягся. Им только недавно удалось добиться выдачи этого колумбийского босса и засадить его за решетку.

Тяжело вздохнув, Найджел с надеждой посмотрел на Шеннона:

— Клэр уже натерпелась. Я не хочу, чтобы ей снова причинили вред. Я боюсь, как бы ее семью тоже не взяли на мушку.

Найджелу было прекрасно известно, что слабостью Шеннона, его ахиллесовой пятой, всегда была защита невинных жертв.

— И еще одно, — добавил он, увидев, что взгляд Шеннона чуть потеплел, — Клэр сейчас очень ранима. Ее родители — люди простые, работяги. Пол — владелец скольких-то сотен акров садов, ими они и живут. Клэр надо бы заниматься с психотерапевтами, чтобы они помогли ей справиться с пережитым. Я предложил оплатить лечение, но она отказывается от помощи.

— Боится собственной тени, да? — спросил Шеннон, вспоминая свою сестру Дженни.

Найджел кивнул.

— Ты должен позаботиться о Клэр. Я знаю, что это претит тебе — опять женщины, но чутье мне подсказывает, что тут нужен именно ты.

Чувствуя мертвую хватку прошлого, Шеннон испытал глубокую жалость к неведомой ему Клэр, которой пришлось столько пережить. Стараясь не встретиться с Найджелом взглядом, он обдумывал варианты поведения. Наконец, глубоко вздохнув, он пробормотал:

— Я просто не могу.

— Проклятие! — Найджел подался вперед, еле удержавшись, чтобы не заорать. — Ты мне нужен, Шеннон! Я не прошу тебя взяться за это дело, я приказываю!

Гнев вспыхнул в прищуренных глазах Шеннона, лежавшая на столике рука сжалась в кулак:

— А если я за него не возьмусь?

— Тогда, нравится мне это или нет, я уволю тебя из бюро. Извини, Шеннон, я не хотел доводить дело до этого. Лучше тебя у нас никого нет. Но Клэр — часть моей семьи. — В голосе его зазвучала мольба. — Какие бы проблемы у тебя ни были с женщинами — забудь о них. Я умоляю тебя помочь Клэр.

Шеннон раздосадовано смотрел на Найджела и чувствовал, как его захлестывают протест и возмущение. Он не сможет защитить женщину! И в то же время он понимал, что если он откажется, Найджел уволит его, а он сейчас зарабатывает столько, что Дженни может жить вполне сносно. Если бы не это «бюро наемников», ему не удалось бы освободить сестру от финансовых затруднений, вызванных ее трагедией.

Необходимость помогать Дженни перевесила страх перед неизвестностью. Чеканя слова, он сказал:

— Сделаю, что смогу.

Найджел явно успокоился:

— Хорошо. Мне стыдно настаивать, Шеннон, но иначе я не могу выяснить, что произошло с Клэр. Она ни в чем не провинилась — просто оказалась в неподходящем месте в неподходящее время.

— Я уезжаю сегодня же, — хрипло проговорил Шеннон.

Зачем оттягивать неизбежное? Он захватит из мотеля свои вещи и отправится, куда ему приказано… или доверено. Он встал, готовясь уйти. Найджел, конечно, доволен, но от этого ничуть не легче. Все еще не простив угрозы увольнения, Шеннон не стал даже прощаться. Он вышел и быстрыми шагами направился в мотель.

Какая она, эта Клэр Коннэли? Он заметил, с какой любовью говорил о ней Найджел. Она молода или увядает? Замужем? Видимо, нет, раз живет с родителями. Та часть его существа, которая все еще сопереживала Дженни, предупреждала его, чтобы он не ездил в Теннесси. Жалость к беззащитным женщинам — единственный изъян в броне, которая спасает его от боли, достающейся в удел неосторожным.

И в то же время в Шенноне вспыхнула искра любопытства, в чем ему не хотелось признаваться. Клэ-э-э-р… Имя отзывчивое, как эхо: э-э-э-р. Существо чуткое… Она такая? А какие у нее волосы? Какие глаза? Шеннон умел проникнуть в душу человека через его глаза. Эта способность была его самой сильной стороной. А себя он никому не открывал. Даже Найджел Ньюмен, хозяин и шеф одного из лучших частных бюро по обеспечению безопасности, знал о нем больше как о профессионале. Этого Шеннон и добивался. А внутренний мир был его крепостью. Он не хотел, чтобы люди догадывались, какую боль он носит в себе и как с ней справляется. Такие сведения в ненадежных руках могли бы стать грозным оружием. Шеннон не хотел говорить Найджелу, почему он отказывается брать дела, связанные с женщинами, — он никому об этом не говорил.

Вернувшись в мотель, Шеннон упаковал вещи, с которыми не расставался в поездках: длинный охотничий нож, беретту девятого калибра, которую он носил под мышкой в специальной кобуре, темно-коричневую кожаную куртку.

Сложив в потрепанную сумку кое-что из самого необходимого, Шеннон был готов отправляться. Он никогда еще не бывал в Теннесси, так что ему предстояло увидеть новые места. Но волей-неволей ему придется встретиться с Клэр Коннэли. Зачем Найджел так упрямился?! Без Шеннона ей было бы лучше. Как он будет справляться со своими опасными эмоциями, — а тем более помогать ей?


2

— Мы так рады, что вы приехали! — воскликнула Салли Коннэли, ставя перед Шенноном чашку кофе и усаживаясь напротив него.

Шеннон кивнул. Дорога оказалась такой короткой. Правда, радушный прием Коннэли немного приглушил его беспокойство. Шеннон обычно мало разговаривал, но перед добротой этой женщины его обычное немногословие могло показаться невежливым. На вид хозяйке было за шестьдесят, ее обветренное лицо позволяло предположить, что у нее много времени занимает работа вне дома. Пол Коннэли сидел рядом с гостем, сжимая мозолистыми руками выщербленную кружку с горячим черным кофе.

Как ни зол был Шеннон, он понимал, что эти люди не заслуживают его гнева. Поэтому он заставил себя ответить:

— Я тоже рад, что попал сюда, миссис Коннэли.

Наглая ложь, но в глазах женщины отразились облегчение и надежда.

— Зовите меня Салли. Она встала, вытирая руки о красный передник. — Мило, что Найджел прислал вас сюда отдохнуть. Сказать по правде, ваше общество очень кстати — после того, что произошло с нашей дочерью Клэр. В нее стрелял какой-то бандит, и девочка чудом выжила. — Она подошла к столу и начала чистить картошку к ужину. — Па, как ты думаешь, Клэр не захочет побыть в компании?

— Не знаю, ма. — Пол уставился в кофе — дочь, слава богу, жива, а сын? — Наш мальчик Эдвард служил с Найджелом в Иностранном легионе. И что их туда занесло?! Вот и погиб где-то в африканских джунглях. Сын писал восторженные письма о капитане Ньюмене. Я эти письма до сих пор храню. Они помогают, когда мне его не хватает.

Салли вздохнула:

— Клэр родилась вскоре после гибели Эдварда. Она закрыла рану в нашем сердце. Она была такая хорошенькая…

— Ну же, ма, — грубовато прервал ее Пол, — не растекайся. Клэр здесь и, благодарение Господу, жива. — Он повернулся к Шеннону. — Нам надо предупредить вас насчет нашей дочери. После комы она стала какая-то странная.

— До этого несчастья, — добавила Салли, — Клэр всегда была такая веселая, общительная. Она учительница. Слаборазвитые дети — ее истинная привязанность и любовь. Раньше, бывало, она смеялась, танцевала и так прекрасно играла! А теперь даже не подходит к пианино. А если слышит музыку, то, чуть не плача, убегает из дома.

— И она ни с кем не хочет видеться. Часто — даже с нами, — прошептал Пол. — Добрее Клэр никого нет на свете, Шеннон. Она и мухи не обидит. Плачет, когда у нас цыпленок дохнет. Вот увидите ее и поймете, о чем мы говорим.

— Это нападение как-то ранило ее душу, — сказала Салли. — И у нее ужасные головные боли, до тошноты. Они появляются, если она волнуется. Она не преподает, потому что еще не начала говорить. Врачи считают, что голос она потеряла не из-за травмы черепа.

— Это психическое, — печально добавил Пол.

— Да… наверное, — тихо согласилась Салли.

— Это нервное, — хрипло возразил Шеннон, — а не психическое. — Он сразу же пожалел о сказанном, потому что оба вопросительно на него посмотрели. Заерзав на стуле, он пробормотал: — Я знаю человека, который когда-то прошел через такое.

Правда, его Дженни не теряла дара речи, но он страдал вместе с нею и немало узнал о душевных ранах. На лицах родителей Клэр отразилась надежда. Шеннон сжал губы и нахмурился, отводя взгляд.

Утирая слезы, Салли воскликнула:

— Значит, вы понимаете! Мы так растеряны, Шеннон. Клэр пишет нам записки — вот так мы с ней и разговариваем. Но если мы начинаем расспрашивать ее о том случае, она убегает, и мы подолгу ее не видим.

— Она поселилась в заброшенном доме по ту сторону сада, — расстроенно объяснил Пол. — Там наша семья жила больше ста лет, пока мой отец не выстроил этот дом. Когда Клэр вернулась из больницы, она настояла, чтобы мы позволили ей поселиться в том старом, запущенном доме. Там уже больше двадцати лет никто не жил! Оттуда до нашего дома с полкилометра. Мы перенесли для нее постель и кое-какие вещи. Иногда, по хорошим дням, она приходит к нам ужинать. А так — готовит сама и сидит там одна. Она словно хочет спрятаться от всего света, даже от нас…

Шеннон понимающе кивнул, сопереживая боли Пола и Салли. Пауза затянулась, и он заставил себя задать несколько неизбежных вопросов:

— Сколько лет Клэр?

— Скоро двадцать семь, — ответил Пол.

— И, вы говорите, она учительница?

Салли гордо улыбнулась:

— Да — и прекрасная! Детишки так ее любят! Дочь вела уроки рисования. — Вздохнув, она добавила: — Господи, она не рисует больше — ни карандашом, ни красками.

— Угу, — подтвердил Пол. — Она теперь только работает в саду или огороде, да ухаживает за животными. Похоже, что так ей спокойнее.

— А иногда она уходит одна гулять, — вставила Салли. — Я волнуюсь. Она хорошо знает наши места, но иногда у нее такой странный взгляд, — я даже не уверена, что она понимает, где она.

— Никакие незнакомцы тут про Клэр не расспрашивали? — как бы между прочим спросил Шеннон, вспомнив Найджела: он не хотел, чтобы эти простые, добрые люди знали правду о его профессиональной заинтересованности.

— О! — оживилась Салли. — Многие приезжают купить наших фруктов, орехов и овощей. А я умею лечить, так что к нам частенько обращаются. И Клэр тоже любит лечить травами. Она хорошо это делает, обращаются и к ней, если я занята. У старого дома посажено множество трав, их уже пора собирать, и она готовит лекарства на этот год.

Пол со смехом добавил:

— А я понемножку гоню самогон из кукурузы. Но только для лечения.

Шеннон не смог скрыть улыбку. По местным меркам Коннэли жили в достатке. Подъезжая, он видел, что пологие холмы вокруг двухэтажного белого дома утопают в садах. Заметил он и большой курятник, вокруг которого разгуливало не меньше двух сотен кур. Он обратил внимание на пару дойных коров, стаю шумных серых гусей, нескольких диких уток, поселившихся неподалеку от дома в пруду и большую цаплю, разгуливающую по мелководью. Шеннон решил, что это — идеальное место для отдыха человека, уставшего от жизни.

— Почему бы вам не пойти познакомиться с Клэр? — с надеждой спросила Салли. — Ей хорошо было бы пообщаться с кем-то близким по возрасту. Может, это поможет ей поправиться.

Безудержный гнев охватил Шеннона, соседствуя со страхом. Гнев на Найджела, заставившего взяться за это дело. Страх из-за того, что может случиться, если он не удержит в узде свои чувства к девушке. Однако лицо его осталось непроницаемым. Стараясь казаться равнодушным, он ответил:

— Да, я познакомлюсь с вашей дочерью. Но не думаю, что можно на что-нибудь надеяться. — Его слова прозвучали жестче, чем ему хотелось. — Я приехал отдохнуть, миссис Коннэли. Я человек немногословный и люблю, когда меня оставляют в покое.

Лицо Салли отразило огорчение, она растерянно улыбнулась:

— Ах, ну конечно, мистер Шеннон. Вы — наш гость, и мы хотим, чтобы вы чувствовали себя у нас свободно.

Шеннон не привык к доброте. Он резко встал, и скрип стула по линолеуму еще сильнее задел его натянутые нервы.

— Я не намерен прохлаждаться. Пока я здесь, хотелось бы у вас поработать.

— Лишним рукам я всегда рад, — добродушно сказал Пол. — Буду вам за это благодарен.

Шеннон почувствовал облегчение. Занявшись работой, он избавит себя от встреч с Клэр. Но в роли охранника он всегда должен быть начеку и поблизости от нее — путь даже ему этого совсем не хочется. Работая, он сможет лучше узнать ферму, предугадать, откуда может исходить угроза.

Пол, худой и высокий, встал из-за стола.

— Пойдемте, познакомитесь с дочерью, мистер Шеннон. Обычно в это время она ухаживает за цветами и травами. Лучше мне пойти с вами, иначе она может испугаться — ведь вы чужой. И не обижайтесь, если Клэр, увидев вас, убежит к себе в дом. Иногда, если люди по ошибке подъезжают к старому дому, она запирается и не подходит к двери.

Неплохо, подумал Шеннон, раз убийца по-прежнему на свободе. Иногда паранойя бывает полезной. Вот, к примеру, он сам. Он параноик — и не без причины. Шагая по протоптанной дорожке между фруктовыми деревьями, он размышлял, знает ли Клэр, в каком оказалась положении.

— Ну вот, — рассказывал Пол, не спеша шагая по саду, — здесь у нас яблони. Там, направо — груши и вишни. Налево — персики. Ma любит инжир, поэтому мы ради нее посадили рядок. Клэр любит ореховые деревья, так что я засадил ими акров двадцать. Черный грецкий орех, самый вкусный.

Шеннон кивнул. Его взгляд беспрестанно рыскал из стороны в сторону. Окрестные пологие холмы, где на деревьях зрел урожай, казались идиллически спокойными. Множество разных птиц порхало по ветвям, громко пищали голодные птенцы. Тихий разросшийся сад мог легко скрыть убийцу.

После минут десяти ходьбы вверх по пологому склону Шеннон остановился рядом с Полом там, где кончался сад, и начиналась прямоугольная лужайка. Посередине стоял старый домишко с рыжей от ржавчины крышей. Деревянные стены стали серыми, несколько окон нуждались в починке: ставни покосились, поржавели или вообще исчезли. Шеннон удивленно взглянул на Пола.

— Клэр настояла на том, чтобы жить здесь, — пробормотал Пол. — Уж не знаю почему. По-моему, дом не пригоден для жилья, если его хорошенько не отремонтировать. — Он сунул руки в карманы комбинезона. — Пойдемте. Травы растут за домом.


Клэр запустила пальцы в приветливое тепло плодородной почвы. Потом опустила луковицу в приготовленную ямку. Когда порывы ветра стихали, она слышала пение птиц — мирное напоминание о том, что поблизости никого нет. Красногрудая малиновка села на белую изгородь, окружавшую ее огород с травами. И почти сразу же начала беспокойно чирикать, трепеща крылышками.

Это было предупреждением. Клэр поспешно оглянулась: она боялась, когда к ней приближались сзади. Из-за угла дома появился отец, и тут же ее сердце начало тревожно колотиться. Вместе с ним шел незнакомый мужчина.

При обычных обстоятельствах Клэр убежала бы, но, как только цепкий взгляд мужчины встретился с ее глазами, что-то приказало ей оставаться на месте. Стоя на коленях, Клэр смотрела, как они подходят.

Мужчина все не спускал с нее немигающих голубоватых глаз, но Клэр не ощущала дикий ужас, как было всякий раз при виде незнакомого человека, после того как она вышла из комы. Ею овладело предвкушение необычного поворота судьбы. Лицо у него было жесткое, ничего не выражающее. Черные волосы подстрижены по-военному коротко, кожа загорела до бронзы.

Отец приветствовал ее улыбкой.

— Клэр, я привел друга, чтобы вы познакомились. Ну же, киска, поздоровайся с ним.

Странный взгляд незнакомца был устремлен на нее. Клэр судорожно сглотнула и отложила луковицу. Пальцы ее потемнели от земли, джинсы испачкались. Клэр с трудом заставила себя встать. Ее не отпускал сильный взгляд незнакомца, а отразившееся в глубине его глаз напряжение настораживало.

— Клэр, — мягко позвал ее от калитки отец. — Киска, он не сделает тебе ничего дурного. Подойди сюда.

— Нет, — тихо проговорил Шеннон, — не торопите ее. Пусть она ко мне привыкнет.

Пол удивленно посмотрел на него, но промолчал.

У Шеннона перехватило дыхание. Клэр была не просто красива — она была ангельски хороша. Ее прямые собольи волосы ниспадали на плечи. Простая белая блузка и джинсы подчеркивали стройное сложение. Когда-то давно у нее, видимо, был сломан нос. Горбинка была довольно заметная. Интересно, как это случилось? Ее нежные губы чуть приоткрылись. Но больше всего покоряли ее глаза — огромные и выразительные, теплого серого цвета.

Клэр осмотрела себя. Кто он? Почему так на нее смотрит? Да, джинсы на ней испачкались, но она весь день работала в саду. И босые ноги тоже все в земле. Она невольно проверила, застегнута ли блузка. Нет, все в порядке. Она снова подняла голову и встретилась с глазами, которые, оставаясь совершенно невыразительными, почему-то притягивали ее.

Она с удивлением почувствовала, что он словно невидимой броней окружил себя. Ей нередко приходилось ощущать то же с детьми-инвалидами, начинающими ходить в школу: они испытывали необходимость защититься от привычных обид. Но Клэр интуитивно поняла, что у незнакомца дело в ином. Этот высокий поджарый мужчина будто окутан печалью. Ему было неспокойно — и она тоже чувствовала беспокойство.

Кто он? Еще один следователь из Нашвилла явился ее допрашивать? Пытаться расшевелить ее застывшую память? У Клэр вспотели ладони. Мужчина пугал ее, но как-то по-новому, непонятно. Может, дело в сдержанном гневе, которым горят его глаза?

Все свое отточенное опасной работой чутье Шеннон направил на то, чтобы понять Клэр. Ее изящные ноздри задрожали и расширились, как у юной лани, готовой броситься бежать. Он чувствовал страх девушки, выдаваемый всем ее телом. Перед ним возникло бывшее когда-то прекрасным лицо Дженни. Он снова вспомнил ужас, который испытал, когда она впервые пришла в себя. Он не умел улыбаться, но заставил себя это сделать — ради Дженни, и это сыграло огромную роль. Она протянула руку, сжала его пальцы и начала плакать, но Шеннон знал, что это — добрый знак, знак того, что она хочет жить.

И сейчас, ради Клэр, он заставил уголки своих губ приподняться. Пусть он зол на Найджела, но вымещать зло на ней не будет. Почти сразу же он заметил, что и ее напряженность стала спадать.

Стараясь справиться с эмоциями, вызванными видом Клэр, Шеннон негромко попросил Пола:

— Познакомьте нас, а потом оставьте вдвоем. По-моему, она не убежит.

Почесывая в затылке, Пол кивнул:

— Будь я проклят, если это не так! Почему-то она не боится вас, как остальных.

Чуть кивнув, Шеннон продолжал стоять под испытующим взглядом Клэр. Она крепко прижала руки к бокам. Пальцы у нее были изящные, артистичные. Она казалась совсем подростком — босым, ощущающим магию земли, а не школьной учительницей двадцати семи лет.

— Кисонька, это мистер Шеннон, — мягко сказал Пол дочери. — Он друг Найджела и приехал пожить у нас месяц, чтобы отдохнуть. Это друг, кисонька. Не чужой. Понимаешь?

Клэр медленно кивнула, не отводя взгляда от Шеннона.

А как ваше имя? Слова были здесь, на кончике ее языка, но звучать отказывались. Чувство бессилия опять охватило Клэр. Как ей хочется снова говорить, но какая-то непонятная сила не позволяет. Чуть заметная улыбка Шеннона обдала ее странным жаром. Смущенная его присутствием, Клэр смогла только кивнуть, робко сжав перед собой руки. Она все равно ощущала неуверенность. Отключить это чувство — не в ее власти.

Шеннон испытывал ужасающую неловкость и поспешил покончить с любезностями:

— Спасибо, Пол, — отрывисто кивнул он.

Пол переводил взгляд с дочери на гостя.

— Кисонька, ужин будет через час. Ма хотела бы, чтобы ты пришла к нам. Придешь?

Не знаю. Не знаю, па. Будет видно. Клэр было стыдно за себя. Она смогла только осторожно пожать плечами. Обычно при ней были бумага и карандаш, чтобы можно было общаться с родителями или друзьями, которые приезжали повидаться с ними. Но сегодня, не ожидая никого, она оставила письменные принадлежности дома.

— Хорошо, — хрипловато проговорил Пол. Может, Шеннон проводит ее потом домой.

Когда Пол ушел, Шеннон продолжал стоять неподвижно. Он заметил любопытство и тревогу в глазах Клэр. Внезапно осознанная комичность ситуации чуть не заставила его улыбнуться. Обычно он немногословен — впервые за многие годы ему самому придется вступать в долгий разговор. Он развел руки в знак мирных намерений.

— Надеюсь, я не помешал вам заниматься посадками?

Не помешали. Клэр перевела взгляд на луковицу и, опустившись на колени, начала присыпать ее землей. Работая, она чутко прислушивалась к тому, что делает незнакомец, остановившийся у калитки. Время от времени она поднимала на него взгляд. А он все продолжал стоять: неподвижно, засунув руки в карманы джинсов, в расстегнутой широкой кожаной куртке. Его серьезное лицо было напряжено, она ощущала, что он чем-то подавлен. Почему? Он не хотел здесь быть? Или видеть ее? Она многого не понимает. Если он один из друзей Найджела, почему недоволен тем, что оказался здесь? Если он приехал отдохнуть, то должен бы быть спокоен.

Шеннон поймал на себе вопросительный взгляд Клэр, когда она пошла вдоль грядок, выпалывая сорняки. Ветерок чуть шевелил пряди ее густых волос, падавших на плечи.

Хотя Шеннон не сдвинулся с места, его глаза продолжали осматривать местность: сады, домик, окружающую его лужайку… Потом он снова перевел взгляд на Клэр, которая по-прежнему была настороже. Наверное, она надеется, что он уйдет и оставит ее в покое, с горькой иронией решил Шеннон. Господь свидетель, ему тоже хотелось бы этого. И в нем снова вспыхнул гнев на Найджела.

— Я не видел босой женщины с того времени, как уехал из Ирландии, — проговорил он наконец негромко.

Можно подумать, женщине нельзя ходить необутой!

Шеннон уловил неприязнь в ее взгляде. Он отчаянно пытался уменьшить напряженность между ними. Если она не будет ему доверять, он не сможет ее охранять. Шеннон снова помянул недобрым словом Найджела.

Он заставил себя еще раз завязать разговор:

— Я не хотел вас обидеть, но это действительно так. Моя сестра Дженни, которой примерно столько же, сколько вам, всегда ходит по саду босиком. — Он указал на грядки. — Похоже, они видят много заботы. Дженни говорит, что растениям хорошо, когда их любят.

Простое упоминание имени сестры немного ослабило боль, с которой он о ней думал.

Вы понимаете, что я чувствую! Клэр изумленно выпрямилась. Шеннон смог прочесть ее мысли! В ней проснулась надежда. Мать и отец, хоть они горячо ее любили, совсем не понимали ее с тех пор, как она вышла из комы. И вдруг этот высокий напряженный незнакомец с небесно-голубыми глазами, черными волосами и мягкой, нерешительной улыбкой смог ее понять.

Вы психиатр? Надеюсь, что нет. Клэр решила, что с нее хватит всяких тестов. Бородатые старички-очкарики объявили, что у нее посттравматическая истерия, и она из-за этого не может говорить.

Шеннон заметил, что на какую-то долю секунды напряженность отпустила Клэр. Ему удалось ее тронуть, он был уверен. Он сделал еще одну попытку заговорить, но слова его прозвучали холодно:

— Сорняки хорошо класть в компост. У вас здесь есть компостная куча?

Клэр пристально смотрела на этого странного мужчину, стараясь почувствовать его, не слушая слова, которые он, похоже, произнес от отчаяния. Если бы она встретила Шеннона на людной улице, она испугалась бы. Лицо у него было такое же худое, как и фигура, нос — прямой и крупный, чуть изогнутые брови широко поставлены. Глаза были удивительно настороженные. И даже в тот момент, когда он ей улыбнулся при встрече, взгляд остался жестким.

После нападения, так изменившего всю ее жизнь, Клэр полагалась на свои чувства, стараясь разгадать намерения людей. Психотерапевт в больнице назвал это паранойей. Сейчас Клэр ощутила, что Шеннона непроницаемой завесой окружает печаль — огромная печаль. В предчувствии какой-то опасности?

Почему? Эта опасность грозит мне? В его чертах нет следа доброты, эмоций. Страх соседствовал в ней рядом с удивлением. Она никак не могла забыть его печальную кривоватую улыбку, на секунду выдавшую его ранимость.


3

Шеннон наблюдал, как Клэр медленно идет к калитке. Одно это зрелище подняло в нем бурю желаний. Она двигалась с грацией танцовщицы, чуть покачивая бедрами и осторожно переступая через узкие грядки. Он решил не идти за ней следом, а дать ей время привыкнуть к его присутствию. В этот момент малиновка, сидевшая неподалеку от него на заборе, перелетела на верхушку старой корявой яблони, росшей сразу за огородом. Тут же послышался отчаянный писк: только оперившийся птенец неуверенно устроился на ветке у гнезда, требовательно трепеща крылышками. Малиновка порхала рядом с пищей в клюве.

Шеннон ощутил присутствие Клэр и медленно повернул голову. Она стояла всего в паре метров, пристально глядя на него. В ее прекрасных серых глазах лежала тень. Шеннону она была знакома — такая же тень лежала в глазах Дженни.

— Этот птенец упадет с ветки, если не будет осторожен.

Да. Вчера он упал, и мне пришлось его поднимать и возвращать в гнездо. Не в силах выговорить ни слова, Клэр кивнула, вытирая руки о брючины. Она опять пожалела, что с нею нет бумаги и ручки. Внутренний голос подсказывал ей, что этому незнакомцу можно доверять. Стоя неподвижно, он наблюдал, как птенец неловко цепляется за ветку.

Вдруг птичка вскрикнула. Клэр открыла рот, пытаясь закричать, но у нее получился только сдавленный возглас. Птенчик беспомощно полетел через ветви и, перевернувшись несколько раз в воздухе, упал на землю. Опомнившись, малыш заверещал, требуя помощи. Около него кругами носились родители.

Клэр бросилась мимо Шеннона, собираясь спасать птенца, как накануне.

— Нет, — прошептал Шеннон, останавливая ее движением руки, — я сам.

Почувствовав нагретую солнцем гладкую кожу, он мгновенно разжал пальцы. Прикосновение испугало не только его — ее тоже.

Клэр ахнула, отскочив назад. Там, где он дотронулся до нее, кожу чуть покалывало. Изумленный ее реакцией, Шеннон с неприязнью посмотрел на нее, но сразу же укорил себя. У него сжалось сердце при виде отразившегося в ее взгляде ужаса — словно он и есть тот убийца. Конечно, он действовал необдуманно. Почему-то в присутствии Клэр он теряет равновесие.

Клэр увидела в глазах Шеннона неодобрение, сменившееся глубокой печалью. Все еще не оправившись от его прикосновения, она снова попятилась. Наконец жалобный писк птенца привел ее в чувство, и она смогла оторвать взгляд от Шеннона, указав на прыгающего в траве малыша.

— Ага, ладно, я поймаю его, — раздраженно пробормотал Шеннон.

Он злился на себя. На какую-то долю секунды у него дрогнуло сердце при мысли о том, каково было бы целовать Клэр, пока она не начнет задыхаться от страсти. Ругая себя за то, что позволил подумать о таком, Шеннон быстро пошел к птенцу. Какой женщине он может быть интересен? Он, мрачный, замкнутый, необщительный человек. Человек, которого преследует прошлое. И это прошлое может в любой момент ворваться в настоящее и погубить женщину, может быть, готовую его полюбить. Нет, он опасен — и он не станет ставить под удар слабое существо.

Он наклонился и бережно поднял птенца, не обращая внимания на родителей, которые кружили над его головой, пытаясь защитить свое чадо. Осторожно взяв кроху в ладони, он строго заглянул птичке в глаза.

— В следующий раз тебя может отыскать кошка, которая решит, что ты подходишь для вкусного обеда.

Положив птенца в нагрудный карман рубашки, он полез на дерево. Стоя внизу, Клэр наблюдала за его ловким подъемом. Он был удивительно расчетлив: не наступал на ненадежные ветви, внимательно осматривался, прежде чем переставить ногу или подтянуться повыше. И в то же время он был полон мужественной фации.

Шеннон вернул птенца в гнездо и быстро слез с дерева подальше от разгневанных родителей.

— Ну вот, сегодня мы сделали доброе дело, — пробормотал он, отряхивая руки. Голос его был таким же холодным, как и неподвижное лицо, и все же Клэр снова отступила.

Спасибо, что спасли птенца. Но как такой жесткий человек может быть способен на такой мягкий поступок? В чем ваш секрет, Шеннон?

— Мне надо помыть руки, — резко проговорил он, пытаясь разорвать невидимую связь, возникшую между ними. Ему необходимо взять себя в руки. Нельзя, чтобы Клэр волновала его, — это может помешать ему защитить девушку.

Клэр вдруг почувствовала, что глаза ее наливаются слезами. Она изумленно застыла на месте, а по щекам ее потекли крупные слезы, неожиданные, непонятно откуда взявшиеся. Почему она плачет? Она ни разу не плакала с тех пор, как очнулась! Смущаясь тем, что Шеннон на нее смотрит, Клэр прижала ладони к щекам.

Шеннон подался вперед, но остановил себя. Всей душой его тянуло обнять и успокоить Клэр. Сверкающие на солнце бриллианты слез струились по ее разгоряченным щекам. Ему мучительно больно было видеть плачущую женщину. Когда-то слезы Дженни вот так же раздирали ему душу.

Отвернувшись, он начал искать глазами поливальный шланг. Что угодно, любой предлог, чтобы отойти. Заметив тянувшийся от дома шланг, он резко повернулся и зашагал к крану. Пытаясь смягчить вину за то, что оставил ее, он быстро вымыл руки, вытер их о джинсы и снова вернулся к Клэр. Она по-прежнему стояла у калитки, одинокая и беззащитная.

— Время ужинать, — хрипловато проговорил он. — Я голоден. Вы идете?

Клэр ощущала странную пустоту. Сейчас ей больше обычного нужно было общение. С Шенноном ей трудно, но надо было потерпеть и пройти с ним по саду до дома родителей. Она заставила себя снова взглянуть в его темное смуглое суровое лицо. Как трудно жить с этой немотой! Обычно она считала нужным свободно высказывать свое мнение и не прятаться от проблем, а без голоса быть самой собой стало почти невозможно.

Прежняя Клэр давно бы уже спросила у Шеннона, почему он такой. А теперь она только знаком пригласила его идти за нею.

Пока они шли через сад, Шеннон держался в некотором отдалении от Клэр. Он хотел попросить у нее прощения за то, что отстранился от нее, объяснить, почему держится отчужденно. Но тут же презрительно посмеялся над собою. Клэр его не поймет. Ни одна женщина не способна на это. Следуя за Клэр, он заметил, что она не перестает испуганно озираться, словно ожидая нападения. Ему больно было видеть ее тревогу. Ее губы были напряженно сжаты.

Пока я жив, никто не причинит тебе вреда, мрачно пообещал он и даже замедлил шаги, изумившись охватившему его чувству. Солнце пробивалось сквозь листву сада, отражаясь на траве пятнами света, и от его лучей в волосах Клэр вспыхивали рыжие и золотистые нити.

Шеннон заметил, как благодарно отзывчива Клэр на любовь и заботу матери. Сидя за столом, Шеннон старался не показать, что тронут душевным теплом, наполнявшим весь дом. Ароматы готовящегося ужина напоминали ему о далеком детстве в Ирландии. В жизни Шеннона было мало хороших минут, но все же они были: его мать нежно смотрела на них с Дженни, в плите пекся хлеб…

Клэр вымыла руки над кухонной раковиной и с опаской посмотрела на Шеннона. Он сидел за столом, как черная печальная тень. Она пытается понять его, но, похоже, это невозможно. Ее мать улыбалась гостю в надежде добиться хоть какого-то отзвука, но, кажется, он не расположен к общению с окружающими.

Пока Салли подавала еду на стол, Шеннон старался не замечать сидящую напротив него Клэр. У нее была удивительная способность передавать мысли одним взглядом своих прекрасных глаз.

— Ах, ты сегодня намного лучше выглядишь! — воскликнула Салли, ставя на стол блюда с картофельным пюре, жареной корейкой и салатом из свежих овощей.

Ради матери Клэр заставила себя кивнуть и улыбнуться. Даже просто сидеть напротив Шеннона ей было трудно. Но она любила отца и мать и ради них старалась не обращать внимания на его присутствие и вести себя так, будто они одни в семейном кругу.

Пол улыбнулся, передавая ей блюдо с корейкой.

— Как ты, не возражаешь, чтобы Шеннон тут пожил какое-то время?

Ощутив на себе взгляд гостя, Клэр не решилась поднять голову: он наверняка пронизывает ее своими пристальными глазами хищника. Она посмотрела на отца, и его открытое доброе лицо дало ей силы солгать. Ложь во спасение, успокаивала себя Клэр, улыбаясь и кивая.

Шеннон ел медленно, всеми порами впитывая душевную семейную атмосферу. Ароматы жареного мяса с густой подливкой и запекающихся в плите яблок были лучше всех благовоний мира.

— Уж не знаю, что вы сделали, — обратилась к нему Салли, — но только Клэр выглядит значительно лучше! Правда же, Пол?

Муж поднял глаза от тарелки:

— Ма, ты ведь знаешь, как дочке неприятно, когда мы говорим так, словно ее тут нет.

Салли виновато улыбнулась Клэр, но она лишь удивилась, как это вообще возможно хорошо выглядеть в присутствии Шеннона. Она решила, что матери просто хотелось бы думать, что ей лучше. Со сжавшимся сердцем Клэр в который раз подумала, как тяжело родителям в последние месяцы. Они оба заметно постарели. Огорчало и то, что ее глупая попытка «выйти в мир» столько стоила. К счастью, лечение было оплачено за счет ее страховки. Клэр знала, что родители в случае необходимости продали бы ферму, лишь бы помочь ей справиться с расходами.

— Давайте поговорим о вас, Шеннон, — весело проговорила Салли, переводя на него свой добродушный взгляд.

Шеннон увидел, что Клэр пристально смотрит на него — с любопытством и каким-то затаенным чувством, от которого у него вдруг заколотилось сердце. Ему не хотелось быть невежливым, и, помедлив, он с холодком в голосе признался:

— Обычно, Салли, я ни с кем не откровенничаю.

— Это почему же?

Пол запротестовал:

— Кисонька, человек имеет право на секреты, разве нет?

Салли понимающе усмехнулась.

Шеннон кашлянул, размазывая вилкой пюре. Ему стало очевидно, что от дружелюбных расспросов Салли не уйти.

— Моя работа связана с делами чрезвычайной секретности.

Его объяснение прозвучало резковато — он надеялся, что на этом расспросы прекратятся.

— Но, право, — с мягким смешком продолжала Салли, — вы можете, например, сказать мне, женаты ли вы. Или рассказать о ваших родных.

Наступило напряженное молчание. Шеннон положил вилку, стараясь спокойно отнестись к расспросам, понимая, что за ними не стоит ничего дурного. Пол бросил извиняющийся взгляд. Но Клэр смотрела на него с нескрываемым интересом, явно ожидая ответа.

Шеннон почувствовал, как к его шее и щекам приливает кровь. Воспоминание о семье пронизало его мучительной болью. Ему показалось, что всколыхнувшееся горе на мгновение отняло у него все жизненные силы…

И тут он встретился с сочувствующим взглядом Клэр.

Шеннон стремительно встал, чуть не уронив стул.

— Извините, — хрипло проговорил он, — я сыт.

Клэр заметила боль в глазах Шеннона, уловила с трудом сдерживаемое чувство горечи в его голосе. Повернувшись, он молча вышел из комнаты.

— О боже, — прошептала Салли, прижимая пальцы к губам, — я не хотела его огорчать…

Протянув руку, Клэр сжала ее пальцы. Хоть она и немая, но, по крайней мере, может успокоить мать прикосновением.

Пол откашлялся:

— Ма, он человек замкнутый. Разве ты этого не поняла?

Салли виновато пожала плечами:

— Наверное, поняла, Пол, но ты же меня знаешь — вечно во все лезу… Может, мне пойти за ним и извиниться?

— Просто оставь его в покое, ма, и он оттает, — посоветовал Пол.

— Не знаю, — расстроенно прошептала она. — Когда я спросила его о родных… Вы видели его лицо?

Кивнув, Клэр выпустила пальцы матери. Она и сама думала о том же. Шеннон очень болезненно воспринял вопрос о семье: на мгновение в его глазах отразилась мука. Клэр охватило желание обнять его и успокоить, сказать, что все будет хорошо. Но будет ли?

Ей так хотелось бы успокоить мать, ведь в ее вопросах не было ничего обидного. Просто Салли — человек теплый и общительный. Но Клэр было понятно и то, что Шеннону эти вопросы неприятны. Она попробует объясниться с ним, когда они останутся вдвоем, — ведь ее нужно проводить домой: отец никогда не разрешает ей возвращаться в темноте одной.

Почему ей хочется узнать Шеннона? Ведь она впервые увидела его всего несколько часов назад. Конечно, то, что он друг Найджела, говорит о чем-то. Со слов Шейлы Клэр знала, что Найджела окружают только преданные и порядочные люди. Но в то же время, это — наемники, люди жесткие. Клэр никогда не имела с ними дела. По правде говоря, она вообще редко общалась с мужчинами, особенно своего возраста. Она не надеялась, что сможет сгладить неловкость между матерью и Шенноном, но все же решила попытаться. Иначе мать будет нервничать каждый раз, когда он будет садиться за стол.

Шеннон сидел в гостиной, делая вид, что смотрит телевизор, когда из кухни вышла Клэр. Он не решался посмотреть на нее, пока она не протянула ему какую-то записку. Он заметил в ее глазах неуверенность, нескрываемое сочувствие. Невольно он напрягся, зная, что уже причинил окружающим обиду своей резкостью. В записке было сказано: «Проводите меня домой, пожалуйста». Устоять перед ее умоляющим взглядом было невозможно.

Ничего не сказав, он смял бумажку, встав, направился к двери. Хороший повод, чтобы проверить ее дом и окрестности. Когда он открыл перед ней дверь, и она прошла мимо, он снова напрягся: его окутал нежный аромат ее духов.

На улице смеркалось, серое осеннее небо напоминало, что скоро совсем стемнеет. Шеннон чутко прислушивался, не раздадутся ли какие-нибудь настораживающие звуки. Правда, он и не представлял, какие звуки характерны для этих мест. Так что пока ему придется все время быть начеку. Непривычных запахов не ощущалось, глаза не замечали чего-то необычного в темном саду.

Оказалось, что у Клэр в доме нет электричества. Стоя в дверях, Шеннон наблюдал, как она зажигает керосиновую лампу. Под ее ногами поскрипывали половицы.

Клэр нашла блокнот и ручку и жестом пригласила Шеннона сесть рядом с ней за стол. Озадаченный, Шеннон уселся, наблюдая, как она пишет что-то на листочке.

Дописав, она повернула блокнот. Шеннон взглянул на записку и вслух прочел ее вопрос:

— «Шеннон — это имя или фамилия?» — Поморщившись, он качнулся на задних ножках стула. — Это фамилия. Так все меня зовут.

На листочке появился следующий вопрос: «А как ваше имя?»

Шеннон хмуро размышлял. Он не мог забыть строжайшего приказа Найджела: ему необходимо заставить Клэр вспомнить, как выглядел нападавший на нее. Значит, ему надо завоевать ее расположение. Ее доверие.

— Дэниэл, — рявкнул он.

Клэр поморщилась, но не отстала. «Кому вы разрешаете называть нас по имени?»

Шеннон уставился на бумагу. Несмотря на мягкость и беззащитность Клэр, он заметил в ней и немалое упорство. Нахмурившись, он выдавил:

— Мать и сестра. Только они звали меня Дэном.

Клэр задумалась над его признанием. Может, он использует свою фамилию для того, чтобы держать людей на расстоянии? Но две женщины смогли проникнуть за стену, окружавшую его. В тоне, которым он упомянул о матери, звучало предупреждение. Может, Клэр и провела всю жизнь в глуши, но она прекрасно знает, что такое вежливость. Встретившись с ним взглядом, она снова ощутила окружающую его атмосферу опасности. Холодная броня была на месте. Клэр решительно взялась за следующую записку.

«Моя мать не хотела ставить вас в неловкое положение. Я была бы благодарна, если бы вы смогли как-то разрядить атмосферу. Ей хотелось как лучше. Она не думала прогонять вас из-за стола».

Шеннон долго смотрел на аккуратные буквы. Клэр не ошиблась: он неправильно отреагировал на ситуацию. Как бы ему хотелось найти слова, чтобы объясниться! Его взгляд чуть не утонул в ее бездонных глазах, полных сострадания. Криво улыбнувшись, он пробормотал:

— Когда вернусь, попрошу у нее прощения.

Клэр слегка улыбнулась и кивнула.

«Спасибо. Я так мало знаю о людях Найджела. Надеюсь, вы тоже нас простите?»

Шеннон кивнул.

— Не беспокойтесь. Вам не за что извиняться.

Он привстал, но она с невнятным возгласом схватила его за руку. Шеннон застыл.

Губы Клэр приоткрылись, когда она увидела, что при ее прикосновении в глазах Шеннона лед сменился глубокой печалью. Она не собиралась до него дотрагиваться — порыв был непроизвольным. В глубине души она была уверена, что ему необходимы прикосновения — и как можно больше. Работа с детьми подсказывала, что положенная на плечо рука лечит и дает помощь и поддержку. Шеннон кажется человеком жестким, но так ли он отличается от других? В неярком свете лампы она увидела его лицо — на нем застыли растерянность и мука.

Решив, что Шеннону неприятен ее жест, она поспешила отпустить его руку.

Шеннон медленно сел, чувствуя, как у него колотится сердце. Чертовски трудно держать в узде свои чувства. Хочет он того или нет, но он легко угадывает все чувства Клэр. Ее выразительные, печальные глаза напомнили ему грустную горлинку. Она такая же мягкая и нежная, как это пернатое.

«Мои родители — люди простые, Шеннон. Па сказал, что вы приехали отдохнуть. Это правда? Если да — то насколько?»

У Шеннона было такое чувство, словно он попал в западню, из которой ему никак не вырваться. Найджел потребовал от него невозможного.

— У меня перерыв между заданиями, — зло повторил он ложь, навязанную Найджелом. — Я хотел побыть где-нибудь в тихом месте. Я постараюсь быть более приемлемым гостем, хорошо?

«Я знаю, что вам со мной неловко. Я от вас ничего не требую. Я почти все время здесь, так что вам никто не помешает отдыхать».

Шеннона охватила бессильная ярость: им придется быть рядом. Вот этого-то ему совершенно не хочется!

— Послушайте, — прорычал он, — вовсе мне не неловко, поняли? Я знаю, что с вами случилось, и мне очень жаль. У меня есть сестра, которая…

Он закрыл рот и раздраженно уставился на поднявшую голову Клэр. Ему хотелось убежать. Это было заметно и по его глазам, и по напряженной позе.

«Которая… что?»

Взволнованный ее вопросом, таким больным для него, Шеннон вскочил. Он стал расхаживать по полутемной кухне, пытаясь решить, что сказать ей — и говорить ли вообще.

— Моя сестра Дженни чуть не погибла при похожих на ваши обстоятельствах, — выдавил он наконец. — Она обезображена и напугана, живет одна, как отшельница. Я знаю, что сделало с ней насилие, так что могу понять, что оно сделало с вами…

Он сказал достаточно. Более чем достаточно, судя по слезам, заблестевшим в глазах Клэр.

Тяжело дыша, с трудом сдерживая охватившую его ярость, Шеннон продолжал смотреть на нее, надеясь, что она отступится. Он не хочет, чтобы она задавала все новые вопросы, касающиеся его личной жизни. Дьявольщина, он не собирался рассказывать о Дженни! Но в этой женщине было что-то, что трогало его, вытягивало из затворничества.

«Мне жаль Дженни. И вас. Я знаю, как случившееся со мной отразилось на моих родителях. Это ужасно».

Шеннон прочел эти слова, и гнев его остыл. Устало ссутулившись, он тихо произнес:

— Да. Насилие отвратительно. Оно только ломает жизни.

Он это прекрасно знал и, более того, испытал на себе.

«Раз вы наемник, значит, вы всегда на войне, да?»

Ее слова пронзили Шеннона острой болью.

— Наемники выступают во многих ролях, — медленно проговорил он. — Некоторые — вполне безопасны и без особого риска. Но и с насилием они тоже связаны.

«А вы всегда в опасных ситуациях?»

Он взял записку и медленно смял ее. Клэр подбирается к нему слишком близко. Этого нельзя допустить. Ради нее самой. Шеннон постарался придать своему лицу самое серьезное выражение и жестко произнес:

— Вы должны запомнить, что я для вас опасен.

Шеннон не собирался разъяснять ей, что может случиться, если женщина приблизится к нему, коснется его сердца, заставит его полюбить. Он поклялся, что никому об этом не расскажет — даже Дженни. И еще он поклялся, что никогда этого не допустит. Клэр — необыкновенная женщина, слишком ранимая. Он не позволит, чтобы она к нему приблизилась. Но в ней чувствовалась отвага, пугавшая Шеннона: у нее хватит духа подойти к такому, как он, — человеку, настолько израненному, что его раны не заживут никогда.

— Увидимся завтра утром, — отрывисто проговорил он. Быстрым взглядом обведя комнату, он снова посмотрел на нее и добавил: — Поскольку я наемник, мне надлежит проверить ваш дом и окрестности. А потом я буду у ваших родителей в комнате для гостей. Если вас что-то встревожит, приходите за мной.

«Я живу здесь уже месяц, и ничего не случалось. Все будет в порядке».

Какая наивность, подумал Шеннон, читая ее записку. Но он не мог сказать, что ей грозит опасность — опять-таки по приказу Найджела. Сжав губы, он устало посмотрел на нее и повторил:

— Если понадобится помощь, приходите за мной. Поняли?

Как бы ни требовали обстоятельства быть поблизости и защищать Клэр, Шеннон понимал, что он не может перебраться в ее дом, не объяснив всего ей самой и ее родителям. Да и вообще, он не хотел бы жить под одной крышей с Клэр совсем по другой причине. Как ни тяжело оставлять ее здесь без охраны, у него пока нет другого выхода.

По крайней мере подальше от Клэр он не будет угрожать ей сам, мрачно решил Шеннон. Его разум кричал ему, что он будет абсолютно бессилен, ночуя в доме Коннэли, если убийца попытается застать ее здесь одну. Но что он может предпринять? Терзаясь сомнениями, он решил, что эту ночь будет спать у Коннэли, а потом придумает, что делать дальше.

Клэр ответила на предупреждение Шеннона чуть заметным кивком. Он сказал ей, что имеет дело с насилием. Она ощущала скрытую в нем смертельную угрозу — и все же в те недолгие секунды, когда он казался беззащитным, понимала, что в глубине души он стремится к добру, а не к насилию.


4

Готовясь лечь спать, Клэр пыталась разобраться в своих смятенных чувствах. Она понимала, что Шеннон скорее волнует, чем пугает ее. Почему-то ее тянуло к нему — к человеку, который скрывается под холодной непроницаемой оболочкой.

Свет керосиновой лампы отбрасывал пляшущие тени на дальнюю стену соседней комнаты. Каждый вечер, увидев их, она вздрагивала, но сегодня этого не случилось.

Почему? Клэр задумчиво пошла по дому. Старые доски под линолеумом изредка поскрипывали. Неужели встревожившее ее присутствие Шеннона укрепило в ней чувство безопасности? Прежнюю тревогу сменяла новая. Несмотря на его сердитые взгляды и раздраженный тон, Клэр чувствовала, что, если окажется в беде, он ей поможет.

Тряхнув головой, полной противоречивых мыслей, она прошла в центральную комнату двухэтажного дома. По крайней мере четыре поколения Коннэли жили в нем, и это внушало ощущение прочности бытия. В старом и знакомом всегда было для нее что-то успокаивающее, и сейчас это чувство стало для нее нужным как никогда.

Она вернулась на кухню, где все еще горела лампа. Стены были увешаны рисунками, выполненными цветными карандашами: напоминание о детях, которых она недавно учила. Класс прошлого года. Рисунки говорили о детской вере в добро, и, глядя на них, Клэр могла живо припомнить лицо каждого ребенка. Это вселяло надежду, что, может быть, жизнь ее все же не окончательно сломалась.

Наклонившись, она задула лампу, и комната погрузилась в темноту, заставив ее вдруг испугаться. Той ночью, когда она была на автобусной станции, тоже было темно. Она припомнила человека, которого убили у нее на глазах. Он был модно одет, приветливо улыбался. Подошел к ней, словно к старой знакомой. Она доверилась ему и, честно говоря, он ей даже понравился. Она улыбнулась и разрешила взять у нее большую дорожную сумку с ремнем через плечо. Содрогнувшись, Клэр постаралась не вспоминать страшный конец этой встречи. Прижав пальцы к закрытым глазам, она ощутила приближение сильнейшей мигрени, которая начиналась вдруг, без всякой объяснимой причины.

Направляясь в свою спальню в задней части дома, Клэр с удивлением подумала, что неожиданное появление Шеннона не спровоцировало ее головную боль. А ведь он опасен — он сам ей это сказал. Снимая с постели покрывало, Клэр спорила со своим здравым смыслом. Шеннон, распространяющий вокруг себя такую ледяную атмосферу, наверняка пережил много ужасного, травмирующего.

Положив голову на взбитые подушки, она облегченно вздохнула. К счастью, во сне мигрень обязательно проходит. А сегодня она устала сильнее обычного и сразу уснет.

Несмотря на усталость, перед ее мысленным взором вновь встало лицо Шеннона. В нем совсем нет нежности. И все же, глядя в его немигающие глаза, которые приказывали оставить его в покое, она ощутила такую печаль, что вот-вот навернутся слезы. Шмыгнув носом, она поддразнила себя: до чего же ты нюня! И как ей не хватает ее ребятишек! Учебный год начался без нее — она не встретила новых испуганных, не уверенных в себе учеников, которые поспешно выползут из своих раковин и начнут новую жизнь.

Клэр с болью вспомнила предупреждение докторов: она еще месяца два не сможет вернуться на работу. Тот мир, который она знала, больше не существует. Таинственная темнота всегда завораживала ее, а теперь она только пугает. Заставив себя отбросить все мысли, Клэр постаралась заснуть.

Последнее, что она видела, — был Шеннон. Его окружала атмосфера печали…


Клэр разбудил негромкий щелчок, нарушивший ночную тишину. Она замерла под одеялом, прислушиваясь. Сердце учащенно забилось, во рту пересохло. Свет молодого месяца врывался в широкое окно у изголовья старинной кровати. В горле у нее застыл крик. На фоне ставни был виден силуэт мужчины. На нее лавиной обрушились воспоминания о страшном вечере на автобусной станции в Нашвилле, и разбуженная память воскресила лицо убийцы. Не будь она так испугана, Клэр ликовала бы — наконец-то вспомнила весь его облик. Но теперь она обливалась холодным потом, так что ночная рубашка прилипла к телу.

Затаив дыхание, она смотрела в окно — силуэт пошевелился. Она этого не выдержит! С искривленных губ сорвался стон отчаяния. Бежать! Ей надо бежать! Надо добраться до дома родителей — там она будет в безопасности.

Клэр вскочила с постели, больно шлепнув по полу босыми ногами. Она отчаянно рванула дверь, которую всегда запирала перед сном. Ломая ногти, сорвала цепочку и распахнула створку. Промчалась по гостиной и кухне и вырвалась из задней двери. Ее босые ноги тонули в росистой траве, пока она мчалась по лужайке. Хватая ртом воздух, она бежала что было силы.

В саду ее окружили огромные тени деревьев. Задыхаясь, она слышала за своей спиной тяжелые шаги. О боже! Нет! Не надо больше!


Вздрогнув, Шеннон проснулся: кто-то стучал во входную дверь дома. Услышав повторный стук, он вскочил. На нем были только голубые пижамные брюки. Он сразу же схватил свою беретту. Вытянув ее отработанным движением из кобуры, он быстро пробежал из комнаты для гостей, находившейся на втором этаже, вниз, через темные помещения — к двери, в которую все еще стучали.

Занавески мешали ему выглянуть на улицу, но он почувствовал, что это — Клэр. Отперев дверь, он распахнул ее.

Там действительно стояла Клэр. Лицо ее было искажено ужасом, по щекам струились слезы. Шеннон шагнул вперед, она бросилась навстречу и прижалась к нему, рыдая. Ее ночная рубашка промокла от пота. Шеннон одной рукой обнял ее ослабевшее тело, держа на весу пистолет со снятым предохранителем в другой. Он осторожно подтолкнул рыдающую Клэр к стене подальше от двери, чтобы ее не мог увидеть возможный убийца. Быстро осмотрев двор и прилегающий сад, вернулся в дом.

Сердце его отчаянно билось. Он ощущал мягкое дрожащее тело Клэр, зажатое между ним и стеной, и продолжал стоять живой преградой между нею и опасностью — на тот случай, если убийца поблизости. Но в залитом лунным светом саду никого не было видно.

Проходили секунды, но Шеннон по-прежнему не видел никаких признаков угрозы. Рыдания Клэр не позволили бы ему услышать шаги нападающего.

— Успокойся, душенька, — прошептал он, чуть отодвигаясь. Дрожащее рядом с ним тело лишило его присущей сдержанности: он даже назвал ее душенькой. Этого слова он не произносил так давно. Проведя ее на кухню, он захлопнул ногой дверь. — Ну же, садись.

Он подвел Клэр к обеденному столу и выдвинул ей стул. Она упала на него, все еще не опомнившись от страха, с опаской глядя в сторону двери. Шеннон положил руку ей на плечо, ощутив, как она напряжена.

— Все в порядке, — глуховато успокоил он ее, стоя рядом, прислушиваясь и выжидая.

В кухне было только два маленьких окошка, над кухонным столом и раковиной, а обеденный стол стоял в углу, так что в них невозможно было бы выстрелить. Они в безопасности — пока. Шеннон быстро прикинул, как может поступить убийца. Он может ворваться на кухню следом за ними или уйти и притаиться в старом доме. Или вообще скрыться и искать новой возможности выследить ее.

Клэр обернулась и несколько раз ткнула пальцем в сторону двери. Она посмотрела на Шеннона. Глаза ее расширились при виде пистолета, который он не выпускал из рук. Она только теперь заметила его обнаженный торс: лунный свет высвечивал широкую грудь и мускулистое напряженное тело. Машинально отвернувшись, Клэр снова перевела взгляд на дверь, ожидая, что за ней раздадутся все те же тяжелые шаги, которые преследовали ее, как фурии. Она все еще тяжело дышала, но рука Шеннона, лежащая у нее на плече, немного ее успокоила.

Шеннон еще раз осмотрелся, вслушиваясь в тишину. Удивляясь, что шум не разбудил хозяев, он зажег неяркую настольную лампу и посмотрел на Клэр. Подавшись вперед, он встретился с ее широко открытыми потемневшими глазами. В них по-прежнему царила паника. Одна рука была прижата к напряженно вздымающейся груди. Казалось, что все ее нервы обожжены произошедшим.

— Клэр, что случилось? Там кто-то был?

Она резко кивнула. Мать всегда держала для нее на обеденном столе бумагу и карандаш. Схватив их, она дрожащей рукой нацарапала:

«Мужчина! Он пытался пролезть в окно моей спальни!»

Сузившиеся глаза Шеннона вспыхнули опасным огнем, и Клэр невольно вздрогнула.

Он мягко похлопал ее по плечу, пытаясь хоть немного успокоить.

— Сидите на месте, понятно? Надо попробовать его найти. Я вернусь к вам домой и все осмотрю.

Клэр чуть слышно вскрикнула и схватила Шеннона за руку, отчаянно тряся головой. Нет! Нет! Не ходите! Он там! Он вас убьет! Ему нужна я, а не вы!

Шеннон понял бессловесную мольбу не оставлять ее и не подвергать опасности себя, но отступать было не в его правилах.

— Ш-ш!.. Со мной ничего не случится, — заверил он ее. — Только вы должны оставаться на месте. Здесь вам ничто не угрожает.

Клэр кивнула, неохотно выпуская его руку.

Стараясь подбодрить ее, Шеннон успокаивающе проговорил:

— Я скоро вернусь. Обещаю.

Не в силах унять дрожь после пережитого ужаса, Клэр съежилась па стуле, замерзнув в своей влажной ночной рубашке. Шеннон бесшумно двинулся к двери. Когда он закрыл ее за собой, Клэр охватила новая волна боли и страха. Шеннона могут убить!


Шеннон быстро обошел вокруг дома Коннэли. Если убийца и явился сюда, сейчас его поблизости не было. Пробираясь среди фруктовых деревьев и промочив ноги и пижамные брюки в высокой росной траве, он не стал сворачивать на тропу, которая вела к дому Клэр. Двигаясь бесшумной тенью, он осматривался в серебристом свете луны. Оказавшись у старого дома, он поднял пистолет и, чутко прислушиваясь, пошел к задней двери. Глубоко втягивая воздух, он старался уловить запах, который был бы посторонним среди сладких ароматов сада.

Найдя спальню Клэр, Шеннон не обнаружил там ничего подозрительного. Он вышел и, затаившись в густых кустах сирени, решил выждать какое-то время — терпение в его деле прежде всего. Он мрачно подумал, что его решение оставаться в доме Коннэли оказалось неудачным. Ему придется найти повод перебраться к Клэр, чтобы оберегать ее, находясь рядом. Его окружала предрассветная прохлада, но он ее не замечал.

Взгляд его обшаривал двор и сад, уши настороженно ловили каждый шорох. Ничего. Шеннон подождал еще минут десять и решил снова войти в дом. Возможно, убийца там — и ждет возвращения Клэр. Он сжал губы и бесшумно прокрался к открытой задней двери, застыв у нее с пистолетом наизготовку.

По-прежнему не слышно было никаких тревожных звуков, но Шеннона это не расслабило. Он стремительно нырнул в прихожую, готовый к любой неожиданности. Тишина. Двигаясь все так же осторожно, он, озираясь, прокрался через кухню. Потом через гостиную. Пусто.

Наконец, осмотрев еще раз спальню Клэр, Шеннон проверил окна. Оба открыты навстречу осенней свежести. У одного ставни были на месте, у другого — оторваны. Выйдя во двор, Шеннон тщательно обследовал, нет ли следов у обоих окон, но трава вокруг дома была не смята. Оглянувшись, он заметил, что ступни оставляют отчетливые вмятины на росистой траве. Других следов у дома не было.

Шеннон озадаченно направился к дому Коннэли. Он по-прежнему не выходил на тропинку, был чуток и зорок, но теперь приходил к убеждению, что Клэр просто привиделся страшный сон. Глубокое облегчение охватило его при этой мысли. Но он снова напомнил себе, что не имеет права расслабляться в этой кажущейся мирной обстановке. Сквозь деревья забрезжил рассвет: бледно-сиреневый проблеск под серым плащом отступающей ночи. Когда Шеннон стремительно поднимался на крыльцо, в курятнике уже запел петух.

Клэр встретила его у дверей. В ее широко открытых глазах застыл вопрос.

— Там никого не было, — сказал он, входя в полную тепла и покоя кухню. Он заметил, что Клэр уже поставила на огонь чайник. Услышав его короткое замечание, она еще сильнее раскрыла глаза. Потом снова посмотрела на пистолет, который он все еще сжимал в руке: оружие ее явно беспокоило. — Сейчас я его уберу и переоденусь. Вернусь через секунду. Ваши родители еще не проснулись?

Клэр покачала головой. Несмотря на еще не прошедший страх, она не могла остаться равнодушной к красоте стройного мускулистого тела Шеннона. Она судорожно сглотнула, смущенно отводя взгляд.

В своей спальне Шеннон быстро переоделся, пригладил растрепанные волосы пальцами. Потом надел кобуру и сунул в нее пистолет.

Потирая рукой небритую щеку, Шеннон вернулся на кухню, снова удивившись, как это Коннэли проспали такой шум. Тем больше у него оснований оставаться начеку — ради Клэр, напомнил он себе.

Клэр уже налила ему чаю в фарфоровую чашку с цветочками. Она сидела у стола, сжимая в руке карандаш и блокнот, с нетерпением явно ожидая его. Шеннон сел рядом с ней.

— Вам привиделся кошмар, — сказал он. — Только и всего.

Клэр быстро написала что-то и повернула блокнот к Шеннону.

«Не может быть! Я видела его тень».

Шеннон взял чашку и отпил глоток, наслаждаясь мятным привкусом заварки.

— Возле ваших окон не видно следов, — извиняющимся тоном объяснил он. — Я тщательно осмотрел ваш дом, но ничего не нашел. Это был сон.

Нет! Клэр откинулась назад, скрестив руки на груди и вглядываясь в его глаза. Отвернувшись, она снова написала в блокноте:

«Я видела его! Я видела лицо человека, который чуть не убил меня!»

Шеннон не мог не заметить в ее взгляде отчаяние и мольбу поверить ей. Он осторожно положил руку на ее пальцы.

— Вы вспомнили, как он выглядит?

До сих пор она не могла опознать нападавшего.

Клэр кивнула.

— Прекрасно. Полиции нужны его приметы. — Смутившись, что непроизвольно коснулся ее холодных пальцев, Шеннон отдернул руку и взялся за чашку. Черт, что происходит? Неужели он совершенно потерял над собой контроль? Эта мысль его насторожила. Клэр заставляет его становиться мягким. Но ведь в нем прячется чудовище, которое может причинить ей зло. Сделав глоток, он поставил чашку на стол и, стараясь скрыть раздражение, требовательно произнес: — Когда вы немного успокоитесь, попробуйте нарисовать его лицо. Я отнесу рисунок в полицию — он может дать хоть какую-то зацепку.

Клэр сидела неподвижно, ее терзали сомнения: она не могла поверить, что ей привиделся кошмар. Все было настолько реально! Притронувшись к ноющему лбу, она закрыла глаза и попыталась угомонить свои чувства. Неожиданное теплое прикосновение Шеннона на минуту ее успокоило, но он так быстро убрал руку!

Выслушав его просьбу сделать рисунок, она открыла глаза и написала:

«Нарисую лицо потом, когда смогу».

Шеннон кивнул и смолк в тревожном размышлении. Он остро воспринимал душевное состояние Клэр и понимал, что ее беспокоит. Она все поглядывала то на него, то на кобуру, и в глазах ее читался вопрос: насколько она может положиться на него? А насколько ему следует это показывать? Он ощущал, наконец, нетерпеливое женское любопытство, которое вызывали в ней и он сам, и причина его появления.

Шеннон пытался мыслить холодно и трезво, но в присутствии Клэр с ним что-то происходило. В его жизни уже давно не было нежности, и Шеннон полагал, что так должно быть и впредь. И все же он не мог забыть чувств, охвативших его, когда ее тело прижалось к нему. Ему следовало усадить ее на пол, а не прикрывать обнаженной грудью, досадливо упрекал он себя. Тогда не было бы нужды размышлять о том, чего ему сейчас так не хватает и чего он никогда не получит. Но он не раздумывал в тот момент — он действовал в силу годами выработанной профессиональной привычки.

Он строго заглянул ей в глаза:

— С этого дня, Клэр, вам надо жить в доме родителей. Здесь безопаснее.

Я не буду жить здесь! Не хочу! Если это был только сон, тогда мне можно жить там!

Заметив упрямо выставленный вперед подбородок Клэр и ее вспыхнувшие глаза, он вздохнул и твердым голосом повторил:

— Нет. Вы будете жить здесь. В этом доме.

Клэр замотала головой и схватилась за блокнот.

«Вы не понимаете! Я пыталась здесь жить, когда вышла из больницы. Мне все время снились ужасы! И я боялась заснуть. А в том доме кошмары мне почти не снятся. Я не знаю, почему. Этого нельзя объяснить, но сюда я не перееду».

Шеннон бессильно уставился на записку. Кому, как не ему знать, какие ужасы преследуют человека в ночи! Он понял мольбу Клэр так, как не понял бы ее, наверное, никто другой, потому что он слишком долго вел такую же, полную тревог, жизнь. У него больно сжалось сердце, и он, согласившись, кивнул:

— Ладно, — жестко произнес он. — Вот вам правда. Найджел уверен, что тот, кто стрелял в вас, появится снова, узнав, что вы не погибли. Вы можете его опознать, и он готов на все, чтобы не допустить этого…

Шеннон смолк, увидев, как Клэр потрясенно раскрыла глаза. Злясь на себя за то, что причинил ей боль, сказав правду, он рявкнул:

— Я здесь выполняю задание — приехал вас охранять! — Чуть понизив тон, он продолжал: — И прошу не выдавать родителям причину моего приезда — они пережили достаточно. Я и с вами не собирался откровенничать, черт подери, но вы с вашим упрямством не оставили мне другого выхода. Я не могу позволить, чтобы вы оставались в том доме одна.

Клэр показалось, что гнев Шеннона захлестывает ее, как порывы ветра. Несмотря на испуг и отчаяние, она страшно разозлилась.

«Как вы посмели! Как Найджел посмел! Вы должны были сразу же мне об этом сказать!»

Шеннону не хотелось выглядеть провинившимся школьником, и он раздраженно ответил:

— Послушайте, я подчиняюсь приказам. Я нарушил слово тем, что открылся, и, наверное, мне сильно попадет. Мне это нужно не больше вашего. Если хотите знать правду, то я вообще не хотел сюда ехать — я не беру заданий, связанных с женщинами. Но Найджел пригрозил меня уволить, если я откажусь, так что мы с вами в одинаковом положении. Вам не нравится, что я здесь, и я, черт подери, не жаждал этого!

Клэр изумленно заморгала — сколько же эмоций прячется в его скрытной душе. Она ощутила отчаяние в словах Шеннона, и оно обезоружило ее, уняв несправедливый гнев.

«Извините, Шеннон. Мне не следовало на вас сердиться».

Он покачал головой, не смея взглянуть ей в глаза. Его пугало, что всякий раз, встречая ее взгляд, ему хотелось забыть обо всем и обнять ее.

— Не извиняйтесь, — пробормотал он. — Вы ведь тоже не виноваты. Мы оба оказались в житейских жерновах.

Клэр безвольно подняла руку и положила ее на сжатый кулак Шеннона, которым он уперся в стол. Как только ее пальцы прикоснулись к его руке, он резко поднял голову. Лед в его взгляде растаял, и в какое-то мгновение — Клэр могла поклясться — в его глазах сверкнуло затаенное желание. Но оно моментально исчезло, снова сменившись льдом. Она отдернула руку, чувствуя себя отвергнутой.

Ей хотелось просто обнадежить Шеннона: она не испытывает неприязни. Клэр снова подумала, каким благотворным бывает человеческое прикосновение. Казалось, Шеннону мучительно находиться здесь, с нею. Она старалась показать ему, что разделяет его противоречивые чувства. Он не желает иметь с ней дело, потому что она — женщина, но он приехал ее защитить. Любопытство ее было возбуждено, хотя она понимала, что расспрашивать его бесполезно. Шеннон сидел, покручивая чашку длинными мужественными пальцами.

«Вам не обязательно жить в моем доме».

Шеннон что-то хмыкнул и резко встал. Он отошел от стола, устремив взгляд в окно.

— Нет, — раздраженно ответил он, — я обязан поступить именно так. Мне это тоже не нравится, но ничего не поделаешь.

Но ведь это был кошмарный сон! Вы сами так сказали. Оставайтесь в доме родителей. Казалось, эти слова вот-вот сорвутся с ее языка.

Шеннон круто повернулся и твердым голосом проговорил:

— Вы меня все равно не заставите передумать. Вам нужна охрана, Клэр.

Она провела по лбу дрожащими пальцами. Трудно жить одной в заброшенном доме. Она отчаянно боится темноты, ночные страхи одолевают ее каждый раз, когда она ложится спать. Но чтобы Шеннон поселился с нею? Конечно, он мужествен, решителен и чем-то притягивает к себе. Борясь со своими терзаниями, она долго сидела неподвижно, прежде чем написать в блокноте:

«Пожалуйста, скажите моим родителям правду. Я не хочу лгать им о том, почему вы решили переселиться. Они будут удивлены этому».

Шеннон не мог не согласиться с ней. Молча расхаживая по кухне, он пытался найти простой и убедительный повод для переезда. Наконец остановился и взглянул в озабоченное лицо Клэр.

— Я поговорю с ними сегодня утром.

Клэр с облегчением кивнула.

— А теперь о главном, — продолжал Шеннон. — Вы видели во сне лицо убийцы. Мне надо, чтобы вы сегодня же нарисовали его портрет. Я отвезу его в полицейский участок, чтобы передать по факсу в Нашвилл и Найджелу. Договорились?

Клэр вздрогнула. Прижав руку ко лбу, она старалась справиться с новой волной ужаса и боли, которую вызвало в ней возникшее перед глазами лицо преследователя.

Шеннон почти физически ощутил, как чужая боль на мгновение пронзила и его. Он не знал рецепта обезболивания для женщин и, воспользовавшись своим, давно уже проверенным, неуклюже пошутил:

— Давайте дышать глубже, Клэр, и все будет хорошо.

Он видел, как ее грудь резко вздымается под смятой ситцевой рубашкой, и, ругнув себя, — нашел же время — подумал: до чего она хороша!

Клэр почувствовала, как под действием излучаемой им теплоты ее паника улеглась. Трудно сказать, что именно ей помогло: действительно ли глубокое дыхание или само присутствие Шеннона. Наверное, он прошел через многое — иначе не знал бы, как помочь ей. Почему он это делает, хотя и не скрывает, что находится здесь поневоле?

Клэр притягивал его открытый взгляд. Но какая-то затаенная в этом человеке мука выдавала себя…

— Я устроюсь в спальне напротив вашей, — говорил тем временем Шеннон. — Я сплю чутко. У меня у самого бывают кошмары… Но я не буду вас беспокоить, — добавил он, заметив ее смятение. Как бы он хотел, чтобы это было правдой, и его не посетил один из жутких, разрывающих душу кошмаров.

Взволнованная его словами, Клэр встала и подошла к окну. Бледно-фиолетовый восход напомнил ей цвет любимой сирени. Нервно сжимая руки, она погрузилась в раздумья.

А Шеннон внимательно смотрел на Клэр. Темные волосы в беспорядке рассыпались у нее по плечам — соболиная мантия на белоснежной рубашке. Ему мучительно хотелось прикоснуться к ее волосам, зарыться в них пальцами и почувствовать их шелковистую нежность. Будут ли они такими же мягкими, как ее тело?..

— Послушайте, — нарушил он затянувшееся молчание, — может, все закончится скорее, чем я думаю. Я буду работать в доме, чтобы на всякий случай быть рядом. Отремонтирую и покрашу окна и двери…

Что угодно, лишь бы не думать все время о нем, ответила она себе. Клэр повернулась к Шеннону лицом. Она не могла забыть его заботливого взгляда и чувства безопасности, которое охватило ее, когда она с рыданиями упала в его объятия, вбежав в дом. Почему теперь она медлит, не решаясь пустить его к себе?

Облизав пересохшие губы, она кивнула — пусть перебирается к ней. Почувствовав накопившуюся усталость, подумала: хорошо бы уснуть. Пора идти домой. Когда она подошла к двери, Шеннон быстро встал.

— Я провожу вас, — сказал он тоном, не допускающим возражений.

Стараясь выглядеть совершенно спокойным, Шеннон все время оставался настороже. Небо чуть порозовело. Скоро взойдет солнце. Шеннон ощущал тревожное состояние Клэр, которая озиралась по сторонам, крепко обхватив себя руками. Невольно подумалось: подойти бы к ней, обнять за плечи и вселить ощущение безопасности, которое так необходимо ей сейчас. И в то же время он знал, что, вновь прикоснувшись к ней, окончательно потеряет власть над собой. Этого не должно случиться — никогда! Шеннон поклялся, что не позволит Клэр проникнуть ему в душу, вот-вот готовую открыться перед ней. Ему надо набраться терпения и держать ее на расстоянии.

Любой ценой. Ради нее самой.

— Когда я починю ставни у вас и сделаю задвижки на окна, вам будет спокойнее. — Она бросила ему благодарный взгляд. — Я расскажу вашим родителям о том, что произошло, когда они встанут. А потом свяжусь с Найджелом.

Клэр кивнула в знак согласия, с болью подумав: разве дело в задвижках… Как ей хотелось просто шагнуть к Шеннону и снова оказаться в его надежных объятиях! Она не могла забыть сильное тело, щитом заслонившее ее в опасный момент…

— Я проверю, все ли в порядке, — сказал он, проводив ее в спальню. — А вы ложитесь и поспите. Потом нарисуете мне то лицо из вашего сна.

Шеннон увидел, как у Клэр померкли глаза.

— Не тревожьтесь, я буду поблизости. Даже когда меня не видно и не слышно, знайте — я рядом. Как тень.

Клэр досадливо отвернулась. Вся ее жизнь превратилась в тень. Прижавшееся к ней тело Шеннона было реальностью, и ничто ей не было так необходимо. Но она не нравится ему, он не хочет быть с нею. Она подавит свою потребность в его прикосновении: надо быть благодарной и за то, что он будет поблизости. Кажется, ее память воскресила, что она видела, — в конце концов, хоть это притягивает его интерес к ней.

Клэр сжала рукой горло, она горько жалела, что не может говорить. Бросив взгляд в окно, она увидела во дворе озабоченного чем-то Шеннона. Она рада его обществу — пусть даже ему это в тягость. Сейчас ей так необходимо человеческое общение!

Ей уже стало ясно, что раздражение, которое не смог скрыть Шеннон, вызвано тем, что ему навязали это задание, а не ею лично. Конечно, он здесь гость поневоле, но, если нападавший на нее действительно где-то поблизости, ей будет намного спокойнее от того, что Шеннон рядом.

Тщательно осмотрев дом и двор, Шеннон позволил себе подойти к двери в спальню. Неожиданно для него Клэр распахнула ее. Она стояла перед ним, нерешительно и мягко улыбаясь. Ее глаза выражали нечто большее, чем благодарность, и Шеннону понадобилась вся его воля, чтобы не шагнуть навстречу.

— Отдыхайте. Я вернусь около полудня, — хрипловато проговорил он.


Сидя за кухонным столом в ожидании Шеннона, Клэр пыталась разобраться в себе. Ее настоящий дом в городке, где находится школа, в которой она работает. Почему же у нее недостает решимости переехать туда? Она мрачно призналась себе, что боится остаться в полном одиночестве. По крайней мере этот заброшенный домик находится поблизости от родителей. А сейчас здесь появился и Шеннон…

Шеннон нарочито громко затопал по крыльцу, предупреждая Клэр о своем приходе. Уж он-то знал, что настороженность спасает от любой неожиданности. Ему не раз случалось уложить противника, неожиданно подошедшего к нему сзади. Так было и с Карделем, на задании в Медельине. Остальные члены банды сделали вывод и вообще старались обходить Шеннона. Конечно, к Клэр это не имело отношения — просто профессиональные привычки были неизживаемы.

Клэр встретила его у двери. На ней была длинная джинсовая юбка и ярко-лиловая кофточка с короткими рукавами. Волосы она стянула розовой лентой, и мягкие пряди падали на виски. Шеннон напрягся, чтобы не поддаться искушению поцеловать ее.

Войдя на кухню, Шеннон принюхался:

— Вы сварили кофе? Вот умница…

Он поймал себя на том, что хочет казаться непринужденным и хоть немного умерить серьезность, сквозившую в ее взгляде. Темные тени у нее под глазами говорили о том, что после ночного кошмара она с трудом приходила в себя. Ему было неловко от того, что может вновь растревожить ее, но опасный поворот событий требовал принятия быстрых мер.

Положив на стол принесенные эскизную бумагу, карандаши и ластик, Шеннон неторопливо уселся. Клэр достала из шкафчика белую керамическую кружку и налила кофе. Он кивнул в знак благодарности.

— А теперь сделайте набросок того человека, который вам привиделся.

Клэр неуверенно прикоснулась к коробке с карандашами. У нее перехватило дыхание, и она на секунду прикрыла глаза. Как объяснить Шеннону, что после всего пережитого ее любовь к рисованию куда-то исчезла?

— Мне не нужен шедевр, Клэр. Изобразите какие-то детали. Какие угодно. Я знаю, как идентифицировать даже приближенный рисунок с фотографиями в полицейской картотеке.

Он заметил боль в ее глазах. Она отдернула руку, касающуюся карандашей, и нижняя губа у нее жалобно задрожала. Он вспомнил мучения сестры, рыдавшей в его объятиях, потрясенной тем, что ее прекрасное лицо обезображено. Его охватило страстное желание протянуть руки, обнять Клэр и вселить в нее надежду и уверенность, что ее-то беды поправимы. Нет, он не должен этого делать: он же поклялся держать дистанцию… Наклонив голову, он сухо спросил:

— В чем дело?

Беспомощно пожав плечами, Клэр проглотила ставший в горле комок и дрожащими руками открыла эскизный альбом. Ей надо попытаться. Она верит Шеннону, верит, что он сможет ей помочь. Смутившись, она взяла свой блокнот и, черкнув что-то, передала ему.

«Я давно не рисовала. Разучилась».

Шеннон прочитал записку и поспешил подбодрить ее:

— Я не знаток и не ценитель изящного, Клэр. Я сам даже прямой линии не проведу. Любой ваш рисунок покажется мне прекрасным. Постарайтесь.

Клэр взяла карандаш и принялась рисовать. Она старалась сосредоточиться на своей работе, но ее не оставляли мысли о Шенноне. Все утро она думала о том, как он будет тут жить, и поняла: это не ему она не доверяет, а себе! Это открытие ее поразило. Еще никогда она не реагировала так на присутствие мужчины. Чем тронул ее Шеннон? Как бы ей хотелось заговорить с ним!

В кухне царила тишина. Шеннон осмотрелся. На стене было развешано множество красочных рисунков, явно сделанных малышами. Наверное, ее учениками. Его охватила умиротворенность, которую он испытывал так редко. Может быть, все дело в этом старом доме? В том, что он оказался вдали от городского шума и суеты? Или он повернулся к склонившейся над рисунком Клэр — все дело в ней?

Он взглянул на ее собранные сзади волосы, снова заметив золотистые искры среди собольих прядей. Волосы у нее роскошные. Можно сойти с ума от желания прикоснуться к ним и… Шеннон заставил себя сосредоточиться на том, ради чего он здесь, а не на своих чувствах.

В течение долгих и томительных для него минут под пальцами Клэр постепенно возникало лицо мужчины. Она часто оставалась недовольна каким-то штрихом, стирала его и начинала снова. Шеннона изумило ее мастерство. Может, она и считает, что утратила навык, но рисует явно профессионально. Наконец она подняла голову и, застенчиво улыбаясь, медленно повернула к нему рисунок.

— Неприятный тип, — сквозь зубы произнес Шеннон, оставляя чашку и беря в руки рисунок, чтобы получше его рассмотреть. — Карие глаза, светлые волосы и неровные передние зубы?..

Клэр кивнула и замерла. На ее глазах спокойный взгляд Шеннона преобразился: в нем пылали гнев и ненависть — такие яростные, будто его сильные руки вцепились не в портрет, а в горло того, кто на нем изображен.

Он похож на злобного хорька: маленькие, близко поставленные глаза… хотелось добавить Клэр.

Шеннон перебил ее, отбросив рисунок:

— Я отвезу его сегодня же в полицию. Я позвонил Найджелу и сказал, что вы вспомнили убийцу. Он ждет этого рисунка и знает, что с ним делать. Если этот подонок на учете в полиции, то его наверняка поймают.

Клэр зябко растирала себе руки, и Шеннон подумал, как хорошо бы согреть их в своих ладонях. Вставая, он взял рисунок со стола и предупредил:

— Вернусь, как только смогу. А пока будьте осторожны.

Его предупреждение снова заставило ее похолодеть, и она посмотрела на него. Почему-то он показался ей менее напряженным. Этот старый дом всегда распространяет какое-то чудодейственное спокойствие — наверное, оно подействовало и на Шеннона.

— Вам стоило бы пойти к родителям, пока меня не будет. Теперь они знают правду и будут оберегать вас. В конечном счете, это необходимо.

Клэр вынуждена была с ним согласиться. Чем больше людей будет вокруг, тем меньше шансов, что убийца посмеет приблизиться к ней. Она встала и пошла за ним.

— И все это скоро закончится, — сказал Шеннон, когда они поднялись на вершину холма.

При этих словах в глазах Клэр вспыхнула такая отчаянная надежда, что Шеннону потребовалось нечеловеческое усилие, чтобы удержать свою руку, так и тянувшуюся к ее вспыхнувшей щеке.

Он вдруг понял, что готов и жизнь за нее отдать.


5

Клэр помогала матери закатывать банки с инжиром, когда Шеннон вернулся из Ок-Риджа. Она стояла за кухонным столиком и наблюдала за ним: он вылез из взятого им напрокат «лендровера», неторопливо обошел его, постучав ногой по шинам. Лицо спокойно, взгляд непроницаем, а что таилось в его глазах, можно было только догадываться. Она представила их и ощутила себя в безопасности. Сердце у нее забилось быстрее.

— Шеннон приехал, — облегченно вздохнула Салли. Поглядывая в окно, она продолжала перекладывать инжир в банки, выстроившиеся на столе. — Я теперь так нервничаю, — виновато улыбнулась она, — у меня руки так и дрожат с тех пор, как он утром сказал нам правду.

Чтобы хоть как-то успокоить мать, Клэр крепко ее обняла, и это объятие предстало перед вошедшим на кухню Шенноном. Он замер, внутри у него что-то сжалось.

Первой его присутствие почувствовала Клэр. Она опустила руки и робко ему улыбнулась. Салли негромко охнула.

Шеннону было неловко перед пожилой женщиной. Когда он сказал им правду, их словно громом поразило. Пол молча встал и отправился в сарай возиться с каким-то двигателем. А Салли засуетилась и принялась за консервирование. Шеннон понял, что дела помогают им справиться с охватившей их тревогой за дочь.

Он перевел взгляд на раскрасневшуюся Клэр. Волосы у нее были по-прежнему стянуты лентой, к влажным вискам прилипли мягкие пряди. Она была прекрасна.

— Вы были в полиции? — спросила Салли, нервно вытирая руки о передник.

— Да. Сделали копии рисунка Клэр. Найджел позвонит, когда выяснит, кто это. К делу подключили ФБР, так что, возможно, дела пойдут быстрее.

Клэр услышала тихий стон матери и, положив руку ей на плечо, успокоила взглядом: вот видишь, все хорошо.

— А-а-а, со мной все в порядке, ласточка, — отозвалась Салли, похлопав ее по руке.

Шеннон заметил, как тепло Клэр посмотрела на мать. До чего же она чуткая! Как бы ему хотелось оказаться на месте Салли. Он отвернулся, не в силах вынести завистного для него взгляда Клэр.

— Пол все еще в сарае? — резко обрезал он себя.

— Да.

— Пойду помогу ему. — И Шеннон повернулся и вышел.

Странное чувство охватило Клэр, когда она заметила, как сдержанное лицо Шеннона вдруг отразило его затаенные чувства. В его глазах была такая нескрываемая жажда… Чего? Она рассеянно продолжала помогать матери, но лицо Шеннона все еще стояло у нее перед глазами.

— Какой он странный, этот мистер Шеннон, — сказала Салли, укладывая дышащий ароматом инжир в очередную банку. — Он такой резкий, почти грубый… Но в душе он не такой. Я же чувствую. Интересно, почему он такой отчужденный? К нему не подступишься. А ведь хочется поблагодарить его за то, что он здесь.

Клэр кивнула. Шеннон действительно резкий, но… Все это напускное, чтобы держать людей на расстоянии, с досадой подумала она. Ведь всего несколько минут назад она видела настоящего Дэниэла Шеннона — мужчину, у которого есть и потребности, и желания.

Взглянув на часы, Салли протянула Клэр кувшин с лимонадом:

— Напои мужчин, солнышко, заработались ведь…

Огромный сарай был полон привычного запаха сена. В дальнем конце, где находилась мастерская, она увидела отца, занятого починкой трактора. Двигатель, подвешенный к высокой балке, повис на цепях. Шеннон стоял под ним, переглядываясь с отцом. В его руках был шланг, который они пытались продеть сверху вниз.

Шеннон был без рубашки, и его кожа блестела от пота, покрывшего мускулистый торс и руки. Прядь влажных волос упала на лоб, и он хмурился из-под нее, сосредоточенно пытаясь поймать упрямый шланг.

Клэр нерешительно остановилась. Отец отвернулся к ящику, в котором держал инструменты. Послышался какой-то резкий звук. Она подняла глаза к балке, удерживавшей двигатель, тут же переметнув взгляд на Шеннона, склонившегося над упавшим шлангом: он не заметил этого звука.

Клэр увидела, что цепь начала медленно ослабевать. В любую секунду она размотается, и тяжелый двигатель трактора рухнет на…

— Берегись, Шеннон! — вырвался из нее пронзительный крик.

Сделав резкий рывок в сторону, он опрокинулся на спину, покатившись по устланному соломой полу. Раздался металлический звук рухнувшего на подставку двигателя.

Поставив кувшин, Клэр бросилась к нему.

— Шеннон! — в отчаянии закричала она. — Шеннон? Ты цел? — Став на колени, она потянулась к нему.

— Боже! — Пол Коннэли наклонился над Шенноном: — Сынок? Как ты?

Задыхаясь, Клэр коснулась крепкого плеча Шеннона.

— Вы… вы целы? — простонала она, быстро оглядывая его тело, проверяя, нет ли на нем крови.

— Я в порядке, — хрипло проговорил Шеннон, садясь. Взглянув на нее, он застыл от неожиданности: в огромных глазах Клэр отражалось недоумение, дрожащими пальцами она ощупывала свою шею, лицо было бледным. Шеннон удивленно моргнул. Клэр заговорила! Он готов был от радости вскочить, но ее прохладная рука вновь легла на его плечо.

— Вы уверены, что не ушиблись? — взволнованно переспросила Клэр. — Вы могли погибнуть! — Она потрясенно смотрела в его улыбающееся лицо, еще не осознав смысл происшедшего.

Пол ахнул:

— Лапочка, ты заговорила!

Клэр вскрикнула и села на пятки, прижав ладони к губам. Она увидела, как отец расплылся в растерянной улыбке. Это правда! Она заговорила! О боже, простонала Клэр и прижала пальцы к горлу, все еще не веря:

— Па, ко мне вернулась речь…

Шеннон не мог оторвать глаз от Клэр, излучающую, словно солнечные лучи, такую искреннюю радость. Ее чувства передались и ему. Он вскочил на ноги. А какой у нее прелестный голос — грудной и глуховатый. Утопая в ее сияющих глазах, он подумал: вот и еще одна неожиданность — ее голос завораживал его.

Клэр переводила взгляд с отца на Шеннона и снова на отца. По щекам ее струились слезы, и она все повторяла:

— Я говорю! Я снова могу говорить!

— Ах, дрожащим шепотом отозвался Пол, — как чудесно, ласточка!

Он подошел к дочери, помог ей встать на ноги и, обхватив руками, крепко сжал, долго-долго не отпуская.

Тронутый этой сценой, Шеннон отвернулся и пошел за рубашкой. Он был взволнован и встревожен тем, насколько сильно на него подействовало происшедшее. Он старался не смотреть на Клэр. Все дело в ней. Каким-то магическим образом она проникала в самую глубину его души, хотел он этого или нет.

— Ну, ласточка, пойдем, скажем маме, — ласково проговорил Пол, обнимая дочь за плечи. Он с благодарностью посмотрел на Шеннона. — И вы с нами. Вы должны разделить нашу радость.

Шеннон пожал плечами.

— Нет… Вы идите без меня…

Клэр высвободилась из объятий отца и медленно подошла к Шеннону. Как он опасно красив! Ее чувства болезненно обострились, и она ощутила, как ей необходимо присутствие этого мужчины. Его четко очерченные губы были плотно сжаты.

— Вам не больно? — тихо прошептала она и отступила, краснея.

Пораженный ее вниманием в такие волнительные для нее минуты, Шеннон не находил слов благодарности.

— Все в порядке, — сдавленным голосом выговорил он. — Идите, поделитесь новостью с матерью…

Под его обжигающим взглядом губы Клэр полуоткрылись. Прикоснуться бы к его чувственному рту, который сейчас так плотно закрыт. Каждая клеточка ее тела откликнулась на его жаждущий взгляд. Он заставил Клэр осознать, что она — женщина. Этот взгляд не оскорблял, он только выражал страсть — к ней одной.

— Ну, доченька, — засуетившийся Пол потрепал ее по плечу, — давай поделимся доброй новостью с ма. Она ведро слез выплачет от радости.

Шеннон стоял неподвижно, чуть было не поддавшись желанию протянуть руку и прикоснуться к растрепавшимся волосам Клэр, погладить ее разгоревшиеся щеки. Он проводил взглядом отца и дочь, вместе выходивших из сарая. Их счастье разбудило его воспоминание о своем, давно потерянном. Глубоко вздохнув, Шеннон начал отцеплять концы цепи от двигателя. Его разум боролся с восставшим сердцем и неподвластным телом. Теперь Клэр может говорить и расскажет им, как все было. Его чувства были в полном смятении. Отгоняя свои рвущиеся из-под контроля мысли о ней, Шеннон медленно направился к дому. Нужно поговорить с Клэр о нападении, решил он.

Салли разливала лимонад в праздничные лиловые бокалы. Клэр почувствовала приближение Шеннона задолго до его появления. Что за странные токи возникли между ними? — озадаченно подумала она, услышав его шаги на крыльце. Слишком радостная от того, что вернулся голос, она отогнала беспокойные мысли и встретила его сияющей от радости улыбкой.

— Садись, сынок, — прогудел Пол. — Ты заработал стакан особого лимонада. Слышишь, ма!

Шеннон замялся. Он надеялся пройти к себе в комнату, принять холодный душ и хоть немного прийти в себя. Но повернувшиеся к нему лица заставили его передумать. Коротко кивнув, он уселся напротив Клэр. Ее глаза сверкали, как попавшие в луч солнца бриллианты.

Салли налила ему лимонаду. Ее лицо светилось от счастья.

— Шеннон, слава богу, что с вами все в порядке, — сказала она. — А вот чудо, которое произошло с Клэр… Для меня ее голос — все равно что ангельский глас с неба.

Шеннон жадно отпил ледяного лимонаду, словно заглушая жар вспыхивающего в его душе пламени при одном взгляде на Клэр.

— Ваша дочь спасла меня, иначе не миновать бы нескольких сломанных костей, — сконфуженно произнес он и благодарно кивнул Клэр.

Пол насмешливо фыркнул:

— Нескольких? Сынок, да у тебя спина была бы переломана, если бы наша дочка вовремя не заговорила!

Шеннон кивнул, уставившись в свой бокал. Он перебирал в уме случившееся. Ему было легко спасать жизнь другим, но никто, за исключением его напарников в Колумбии, не спасал его. И Пол прав: если бы не Клэр, у него в лучшем случае был бы перелом позвоночника. В худшем — погиб бы. Шеннон не знал, чем ответить женщине, которая спасла его никчемную жизнь. Он был тем, кто сражался рядом, приходя на помощь в трудную минуту. Подняв голову, он посмотрел на Клэр. Происшедшее все изменило — так быстро и неотвратимо. Теперь задание Найджела прибыть сюда и защищать женщину уже не висело над ним дамокловым мечом.

Водя пальцами по запотевшему бокалу, Шеннон размышлял о паутине событий, в которой он запутался. С одной стороны, Клэр заслуживает того, чтобы он защищал ее, не жалея себя. С другой, — он считал себя опасным для нее. Что же делать? Он больше не может относиться к ней как к безликому объекту охраны. Да ему это не особо удавалось и прежде…

— Очень хорошо, что к вам вернулся голос, — неловко проговорил Шеннон.

С легким смешком Клэр отозвалась:

— Не знаю, будете ли вы и дальше так думать, Дэн. Па говорит, что я болтушка.

Его голова резко вскинулась вверх, глаза пронзили ее, и Клэр почувствовала, что краснеет. Она вдруг поняла, что обратилась к нему по имени. Ясно вспомнив, что по имени его звали только мать и сестра, она стала извиняться:

— Простите, я забыла — вы привыкли, чтобы к вам обращались по фамилии.

Шеннон пожал плечами, делая вид, что не заметил ее неловкости.

— Вы спасли мне жизнь. Думаю, это дает вам право звать меня как угодно.

Глуховатый, чуть дрожащий голос Клэр заставил его сердце больно сжаться. Его имя вызвало к жизни целый сонм давно забытых чувств. В ее устах оно прозвучало будто прекрасная благодарственная молитва. Чистый взгляд этой женщины, ее обращение по имени поколебали его представления о себе: не так уж он плох. Разум требовал не быть столь податливым, но чуть ли не впервые в жизни Шеннон не стал к нему прислушиваться.

Со счастливой улыбкой Салли обняла дочь за плечи:

— Вы, молодежь, останетесь ужинать, да? Нам надо это отпраздновать!

Шеннону необходимо было спасительное одиночество. Он покачал головой:

— У меня дела, миссис Коннэли. — Стараясь не смотреть в разочарованное лицо пожилой женщины, он встал из-за стола. Клэр смотрела на него так, словно знает, что именно он делает и почему. — Большое спасибо, — пробурчал он, быстро выходя.

Его обязанность — защищать эту семью, а не становиться ее членом. Шеннон рад был уйти, гак как чувствовал неуверенность — надолго ли его хватит. Сейчас ему требовался холодный душ, чтобы вернуть себя к реальности, к которой он приучен уже так давно. И надо каким-то образом овладеть собой перед тем, как остаться с Клэр под одной крышей. Надо…


Заходящее солнце мягко освещало кухню маленького дома Клэр. Шеннон устроился за столом и смотрел, как она варит кофе. Он уверял, что не голоден, но Салли дала ему с собой тарелку еды, когда он пришел проводить Клэр домой. Ужин был простым, но сытным. Сегодня он был так напряжен, как никогда в жизни. Казалось, все его чувства восстали и вышли из-под контроля.

— Похоже, мамин пирог с вишнями вам понравился, Дэн, — поддразнила его Клэр, бросая взгляд через плечо. Шеннон сидел, балансируя на задних ножках стула, упершись подбородком в грудь. Лицо у него было хмурым и задумчивым.

— Вкусный, — рассеянно ответил он.

Засмеявшись, Клэр достала нарядные цветастые чашки и блюдца:

— Вы ели, как человек, которому редко приходится пробовать домашнюю пищу.

Шеннон, казалось, очнулся и взглянул на нее. Как всегда ее проницательность поразила его:

— Это так, — неохотно признался он.

Клэр колебалась. Ей так много надо сказать ему! Она провела пальцами по спинке стула, на котором восседал Шеннон.

— Дэн, мне надо с вами поговорить. По-настоящему поговорить. — У нее жарко запылали щеки, и, смутившись, она приложила к ним ладони. — Как бы мне хотелось не краснеть каждую минуту!

Шеннон уловил ее неловкость.

— В Ирландии вас назвали бы примулой: женщиной с лунной кожей и розовыми примулами на щеках, — мягко сказал он.

Его слова заставили Клэр изумленно воскликнуть:

— А вы поэт!

Он смущенно пробормотал.

— Считал себя холодным прозаиком.

Она заметила его легкое волнение, почувствовала, что ее смелость тревожит его.

— Почему душа мужчины так боится своей поэтичности?

Шеннон нахмурился. Он вглядывался в Клэр, пытаясь сформулировать ответ. Она повернулась и отошла к плите. Все ее движения были грациозны и каждый раз, когда она прикасалась к чему-то, ему казалось, что она прикасается к нему. Качнувшись на стуле, он попытался отогнать это наваждение — ведет себя так, словно давно не имел женщины.

Но ведь это так и есть…

Откашлявшись, Шеннон сказал:

— Я бы предпочел говорить о вас, а не о себе.

Клэр разлила кофе по чашкам и села за стол.

Она старалась выглядеть беззаботно любопытствующей собеседницей, чтобы не позволить ему замкнуться в себе:

— Вам не хотелось бы прояснить кое-что в наших отношениях?

Шеннон, не донеся чашку до рта, настороженно отозвался:

— Ну что же…

Клэр поняла, что разговор будет непростым и сбросила маску беззаботности:

— Я даже боюсь с вами разговаривать. В меня стреляли, и теперь мне страшен даже словесный выпад. Я не знаю…

— Часть вашего сознания, раненая часть, испытывает страх, — мягко перебил ее Шеннон. — Ведь это мужчина чуть не убил вас. Вполне естественно бояться всех мужчин.

— Мне кажется, вы так хорошо понимаете то, что я чувствую. — Она пристально всмотрелась в него. — Почему?

Шеннон пожал плечами:

— Опыт, наверное.

— Чей? Ваш собственный? — Клэр напомнила себе, что он — наемник, объездивший мир, и все повидавший солдат, не раз рисковавший жизнью.

— Нет… не совсем. Моя сестра, Дженни… Она была очень красива и начинала завоевывать известность как театральная актриса. Дженни была влюблена в одного американца скандинавского происхождения, они собирались пожениться. — Он откашлялся, заставив себя договорить: — Она летела в Италию на гастроли. В римском аэропорту террористы взорвали бомбу…

— О боже… — прошептала Клэр. — Она… жива?

Шеннон отчетливо вспомнил весь ужас тех дней и прикрыл глаза, с трудом проговорив:

— Да, жива. Но бомба… Она сильно изуродована. Красота потеряна, карьера закончилась. Я оплатил уже невесть сколько операций по восстановлению ее лица. — Шеннон безнадежно пожал плечами. — Дженни разорвала свою помолвку с Патриком, хоть тот предан ей до сих пор. Она не верит, что мужчина может любить такую.

— Какой ужас, — вырвалось у Клэр. Она провела рукой по его крепко сжатому кулаку. — Вам тоже пришлось тяжело.

Тронутый ее сочувствием, Шеннон старался сохранить самообладание, но это давалось так нелегко. Пальцы у нее были прохладные и мягкие, глаза полны теплоты и участия. Во рту у него пересохло, сердце забилось. Разрываясь между горькими воспоминаниями и нахлынувшими от взгляда Клэр мыслями о ней, Шеннон хрипло проговорил:

— С тех пор Дженни превратилась в тень. Она всего боится, вечно оглядывается, видит жуткие кошмары, никому не доверяет. — Он с горечью добавил: — Она насторожена даже со мной.

Ему больно было говорить о сестре, но он чувствовал: у Клэр достаточно душевных сил, чтобы услышать трагическую историю.

Клэр сжала руку Шеннона, остро переживая за него.

— Когда такое случается, страдают все. — Заставив себя разжать ладонь, Клэр взглянула на него: — Представляю, что пришлось пережить моим родителям с тех пор, как я попала в больницу. А выйдя из нее… Вы же знаете, как я поначалу не доверяла вам.

Он бросил на нее непонимающий взгляд:

— Вам надо и дальше остерегаться меня.

— Нет, — горячо отозвалась Клэр. Голос ее дрожал от волнения. — Я больше так не думаю, Дэн. Вы прикидываетесь человеком жестким, и я не сомневаюсь, что можете быть таким, но я читаю ваши мысли и чувства по вашим глазам. Я понимаю, что пережила Дженни, и вижу, как это отразилось на вас. — Она чуть улыбнулась. — Может, я родом и из захолустья, но ум у меня аналитический. Мысли у меня в порядке, глаза на месте, и сердце мое еще никогда не ошибалось.

Шеннон оторопел. Он никогда ни с кем не говорил о сестре и своих переживаниях, даже с Найджелом. И вот теперь он изливает душу перед Клэр. Он промолчал, боясь сказать слишком много и о себе, и о том, какие чувства испытывает к ней.

— Мне очень жаль вашу сестру. Она живет в Америке?

— Нет. Она живет в Ирландии, у моря, в домике, где раньше жил один рыбак с женой. Они умерли и оставили ей все свое хозяйство. Они были для Дженни как дед и бабушка, присматривали за ней, когда я уезжал на задания. Дженни не хочет никого видеть.

— Большинство не понимает, что испытывают те, кто пережил нападение, — вслух размышляла Клэр. Она поднялась, чтобы подогреть остывший кофе. — Я знаю, что после комы стала трусливая и мнительная. Если кто-то подходит ко мне сзади, я вскрикиваю. Если неожиданно вижу собственную тень, то вся покрываюсь потом. Глупо, правда?

Шеннон покачал головой:

— Ничуть. Я называю это рефлексом выживания.

Клэр ответила ему со слабой улыбкой:

— Даже сейчас мне страшно вспомнить о случившемся. У меня ладони вспотели, и сердце колотится.

— Адреналин, — тихо процедил Шеннон и, посерьезнев, обратился к Клэр: — Найджел только коротко передал мне, что с вами произошло. Решитесь рассказать мне все-таки, как это было? Вы сможете мне помочь.

Клэр принесла кофе. Насыпав сахар в дымящийся ароматный напиток, Шеннон поднял на нее глаза.

Она поежилась:

— Все было так глупо, Дэн. Меня одолело желание навестить Найджела и Шейлу. Я никогда никуда не ездила — только в Нашвилл, где получила диплом учителя. Друзья подшучивали надо мной, что я совсем не знаю жизни. Когда я кончила учиться, купила себе домик в Ок-Ридже, неподалеку от местной школы, где преподаю. Шейла давно звала меня к ним в гости, и я решила, что если слетаю в Нью-Йорк на самолете, то передо мной откроются новые горизонты.

Шеннон чуть улыбнулся:

— Первый раз летели?

— Да, первый. Это и правда было здорово! — Со смущенным смешком она добавила: — Ну, где вы еще найдете в наше время человека, который ни разу не летал? Я так чудесно провела время с Шейлой и ее детишками! Возвращаясь, я прилетела в Нашвилл и поехала на автобусную станцию, чтобы сделать пересадку и добраться до Ок-Риджа. — Улыбка ее померкла. — Там-то все и случилось.

— Вы были в самом помещении?

— Нет. Там под крышей стояло в ряд много автобусов, и наш — дальше всех. Я вышла из него последней. Ночь была темная, началась гроза. Дождь захлестывал под крышу, и я побыстрее пошла к станции. Тут откуда-то возник незнакомый человек и начал что-то очень быстро говорить. И в то же время он протянул руку и снял у меня с плеча сумку. Он улыбнулся и сказал, что хочет мне помочь.

— Он нервничал? — спросил Шеннон, заметив, что воспоминания заставили Клэр побледнеть.

— Тогда я этого не заметила, но теперь кажется, что да… Как вы догадались?

— Потому что он наверняка счел вас за человека, которого легко провести, чтобы воспользоваться вашими вещами. Наверное, хотел подкинуть наркотики или деньги, а потом забрать. Но продолжайте. Что было дальше?

Клэр изумило, как Шеннон легко во всем разобрался. Она с досадой вздохнула: быть такой наивной и чуть не поплатиться жизнью!

Собравшись с мыслями, она продолжала:

— Человек сказал, что отнесет мою сумку на станцию. Я не знала, что делать. Он показался таким славным: все время улыбался. Я уже начала промокать под дождем и боялась испортить свой новый наряд — так что отдала ему сумку. — Она покраснела и опустила глаза. — Знаете, что хуже всего? — прошептала она. — Мне польстило его внимание. Я решила, что просто понравилась ему…

Клэр надолго замолчала, растирая лоб. Когда она заговорила снова, голос ее чуть задрожал:

— Не успел он повесить сумку себе на плечо, как из темноты вынырнул тот, другой — и выстрелил в него. Я закричала, но было уже поздно: человек упал, а убийца побежал и, вдруг остановившись, двинулся на меня. Я кинулась прочь. Вокруг никого не было. Клэр вздрогнула и обхватила себя руками. — Он кинулся за мной. Я повернула в какой-то переулок. Помню, как я подумала, что сейчас умру. Я слышала за собой тяжелые шаги, и мне казалось, что это выстрелы…

Закрыв глаза, она вспоминала детали той страшной ночи.

— Я бежала изо всех сил и поскользнулась на мокром асфальте — сломался каблук, подвернулась нога… Было так темно, так темно… — Клэр приподняла веки и натолкнулась на негодующий взгляд Шеннона. — Я пыталась звать на помощь, — виновато отозвалась она. — Но никто не пришел. А потом что-то ударило в голову — словно обожгло…

Взглянул на Шеннона еще раз, Клэр почувствовала, что его ярость вызвало не ее простодушие, а отвращение к насилию. Голос у нее сорвался:

— Я очнулась через два месяца. Когда я пришла в себя, рядом сидела мама. Она плакала…

— Наверное, наркомафия выясняла отношения, — прорычал Шеннон. Он посмотрел на свои пальцы. Как бы ему хотелось зажать ими горло этому подонку — а он до него доберется — и отплатить за то, что он сделал с Клэр! — Вы оказались там, где не надо, и тогда, когда не надо, — сказал он, вспомнив слова Найджела. — Тот, кто с вами заговорил, возможно, оставил в камере хранения наркотики. Он попытался использовать вас как прикрытие, надеясь, что будет не замечен в окружении других. — Шеннон печально посмотрел на нее. — Жаль, что меня не было рядом.

— По крайней мере, я жива. — Она смущенно пожала плечами. — Вот вам и попытка увидеть жизнь. Я была так глупа!

— Нет, — возразил Шеннон, — не глупы. Просто не так осмотрительны, как могли бы.

Клэр медленно растирала руками предплечья.

— Дэн… Вчера, когда я проснулась?..

— Да?

— Пожалуйста, поверьте мне. За моим окном кто-то стоял. Я видела его тень…

Шеннон с укоризной покачал головой:

— Не было никаких признаков, Клэр, — под окнами ни следа, трава не примята.

Клэр никак не могла понять, откуда такая уверенность.

— Я могла бы поклясться, что он там был.

Шеннону хотелось протянуть руку и успокоить ее, но откровение чувств недопустимо сближало их. Не сказать же, что тревога о ней не покидает его так же, как малиновку, спасавшую своего птенца.

— Оставьте мне все ваши беспокойства, — сказал он. — Надо только, чтобы вы продолжали выздоравливать.

Клэр ощутила силу, таящуюся в нем. Глаза его горели гневом, но теперь она знала, что он направлен не против нее, а против неизвестного убийцы.

— Я и не думала, что этот негодяй может вернуться. Это тоже глупо с моей стороны.

— Наивно.

— Считайте как хотите, только эта беспечность могла стоить мне жизни. — Она пристально на него посмотрела. — А моих родителей он тоже убил бы?

— Не знаю, — ответил Шеннон, пытаясь ее успокоить. — В каком-то смысле вы спасаете своих родителей, не живя с ними в одном доме.

— Но если у убийцы есть мой адрес, он может решить, что я у себя в Ок-Ридже, да?

— Прежде всего он будет искать вас именно там, — согласился Шеннон, удивившись ее проницательности.

— И что же он сделает?

— Вероятно, попытается осторожно расспросить ваших соседей и узнать, где вы находитесь.

— Все знают, где я, — огорченно сказала Клэр. — А если убийца не будет знать, что я здесь, он может ворваться в дом родителей, чтобы меня найти?

Шеннон решил не скрывать нависшей над ней опасности. Стараясь не выдать свое беспокойство, он начал:

— Обычно наемный убийца не жалеет усилий на то, чтобы определить местоположение своей жертвы. Это значит, что рано или поздно он здесь появится. Чутье мне подсказывает, что он засядет где-нибудь с биноклем и попытается разобраться, как тут идет жизнь. Когда он будет точно знать, где и когда вас можно застать одну, он начнет действовать.

У нее по спине пробежала дрожь. Глаза Шеннона хищно сверкнули.

— Я и нахожусь здесь, чтобы всех вас охранять. Будьте уверены, я не допущу новой беды и постараюсь как можно быстрее покончить с этим делом.

Клэр со вздохом призналась:

— Я догадалась, кто вы. Как только отец познакомил нас, я почувствовала, что я в безопасности.

— Ну, — отрезал Шеннон, вставая, — все равно надо быть настороже, пока не станет ясно, что вы в безопасности.

— Дэн, мне страшно возвращаться в город, к себе домой. — С трудом справившись с робостью, она прошептала: — Теперь, зная, почему вы здесь, я приму ваше предложение оставаться со мной в доме. Если хотите…

Шеннон медленно поднял голову и встретился с ней взглядом. Что-то дрогнуло в нем при виде ее наполненных надеждой глаз, ее полуоткрытых губ. Он издал протяжный вздох.

Клэр приняла его молчание за отказ. Его глаза горели каким-то странным огнем.

— Ну, как решите… то есть я хотела сказать, вы не обязаны. Не подумайте, будто мне…

— Я останусь, — негромко ответил он.

Клэр встала и нервно потерла ладонями о брюки.

— Вы не оставите меня? — мучительно выдавила она.

Вид у него был почти раздраженный.

Это из-за меня? Не потеряла ли я самоуважение? Клэр почувствовала, что все у нее внутри дрожит. До той роковой ночи на автобусной станции с ней ничего подобного не бывало.

— Нет, — бросил Шеннон, направляясь к двери. — Я возьму свои вещи и вернусь.

Клэр проводила его взглядом с таким чувством, словно она в чем-то виновата. Ну почему она постоянно укоряет себя? Ее психотерапевт недаром сказал ей, что это — реакция жертвы.

— Хватит, — сурово приказала себе Клэр. — Если он сердится, спроси его почему. Не считай, что из-за твоих слов.

Отправляясь приготовить ему комнату, она твердо решила, что, когда Шеннон вернется, попытается узнать, почему он был с ней так резок.


6

— Вы на меня сердитесь? — спросила Клэр у Шеннона, который только что кинул свою сумку в комнату. Вопрос прозвучал робко, а ведь она с такой твердостью готовилась задать его.

Обернувшись, он нахмурился:

— Нет. Почему вы спрашиваете?

— Вы были недовольны, когда уходили. Я просто хотела узнать, не из-за меня ли это?

Шеннон остерегался откровения с нею и резковато проговорил:

— Мое недовольство не имело к вам никакого отношения.

— А к чему оно имело отношение?

Он поморщился, не желая отвечать.

— Я знаю, что вы не хотели брать у Найджела это задание…

Он раздосадовано пробурчал:

— Сначала не хотел.

Шеннон боялся признаться, что Клэр оказывает на него какое-то непостижимое влияние. Да и вообще он не имеет права эмоционально относиться к тому, кого охраняет.

Но Клэр не собиралась позволить Шеннону уйти от разговора:

— Я давно поняла, что не надо уходить от проблем. Может, это и по-женски, но мужчинам тоже поможет. — Она уверенно встретила его пристальный взгляд. — Меня тревожит, что вы здесь находитесь против вашей воли, Дэн. Я не хочу никому быть в тягость.

С трудом подавляя желание протянуть руку и убрать у нее со щеки непослушную прядь волос, Шеннон вздохнул:

— Вам бы надо меньше присматриваться к настроению окружающих.

— Наверное, к этому приучила моя работа. Инвалиды часто не могут говорить или не умеют общаться. Ничего не поделаешь. Так что вас беспокоит, Дэн?

— Я не привык к разговорам о себе, — натянуто ответил он и пристально посмотрел на нее: к чему она ведет?

— На это требуется мужество, — продолжала она, заставляя себя не отступать, пока не разберется, в чем дело. — Гораздо легче замкнуться и спрятаться в молчании.

Он плотно сжал губы:

— Давайте оставим эту тему.

Клэр стояла в дверях, чувствуя его опасливую настороженность. У нее пересохло во рту.

— Нет, Дэн.

Это мягкое обращение задело его.

— Я давно привык молчать, Клэр. У меня немало неприятных служебных секретов и личных тайн. Я ими не горжусь. Лучше о них не говорить.

— Я не согласна, — со вздохом проговорила она. Во взгляде Шеннона, который он поспешил отвести в сторону, она уловила тревогу. — Мои родители очень помогли мне, когда я вышла из комы. Я ведь даже плакать не могла, Дэн. Чувство беспомощности, которое я испытала, да и сейчас не избавилась от него, стало не таким сильным, потому что я могла делиться с ними всеми своими страхами. По крайней мере, кто-то был готов плакать из-за меня, когда боль была невыносимой.

Шеннон поднял голову и вгляделся в ее грустные серые глаза. Они вызывали потребность заговорить, прижать ее к себе. Но он решился лишь сухо произнести:

— В моей работе, когда все летит в тартарары, поблизости не бывает психотерапевтов. Там нет тихих приютов, Клэр. Чтобы не попасть в неприятную ситуацию, я дышу носом. А рот у меня закрыт.

Он и так сказал уже слишком много, и пора бы ему заняться своим делом. Но Клэр упрямо стояла в дверях.

— В вас столько скрытой печали, прошептала она. — Вы надеваете такую страшную маску, Дэн…

Он не выдержал:

— Отойдите, наконец!

Она вздрогнула. Его слова кольнули ее самолюбие, но присущее ей упрямство сдерживало ее. Да и в словах ли дело… Женское чутье уловило тон, с которым они сорвались. Он произнес их не в гневе, а в отчаянии — не уходите!

— Как я могу? Я чувствую, что вам неловко со мной. Почему? Мне кажется, будто я в чем-то виновата. Дэн, я не могу жить так!

Шеннон пораженно уставился на нее. Откровенность и прямота у нее в крови — такое не часто встретишь. Не смеет же он сказать ей свою затаенную тайну — что он хочет ее.

— Наверное, я слишком устал от вечных сражений, — низким шершавым голосом ответил он. — Я приучен к суровости, Клэр, а не к женской мягкости, не к дому. Быть рядом с вами для меня… мне надо приспособиться. — Чуть повысив тон, он добавил: — Я привык ночевать с мужчинами, а не с женщинами. У меня бывают кошмары.

Отразившееся на ее лице сочувствие было ему невыносимо. Он почти возненавидел ее за то, что она заставляет его говорить о своих чувствах.

— Ночь — мой враг, Клэр, — предупредил он ее. — И она враг всякому, кто может в этот момент оказаться рядом со мной.

Как Шеннону хотелось бы уберечь Клэр от этой своей мрачной стороны! Он боялся, что потеряет контроль над собой.

Клэр впервые поняла, что у Шеннона тоже есть человеческие слабости. Он — не сверхчеловек, каким она сначала представляла его себе, узнав, что он из команды Найджела. Это открытие совершенно ее ошеломило. Она впервые столкнулась с таким человеком: жестоко израненным той жизнью, о которой она ничего не знала. Умоляющий взгляд, который с этими словами бросил на нее Шеннон, заставил ее сердце болезненно сжаться. Она инстинктивно почувствовала, что ему не хватает ласки. Ему нужна тихая гавань, где он мог бы укрыться от бурь той жизни, которую себе избрал. Она может дать ему это, пока он будет жить в ее доме.

— Я понимаю, — закивала она, очнувшись от своих мыслей. — И если у вас будут кошмары, я встану и заварю вам чаю. Может быть, мы сможем поговорить о том, что вас мучает.

Он медленно поднял голову, встретившись с полными надежды глазами Клэр.

— Ваша доверчивость уже один раз чуть не стоила вам жизни. Если вы услышите ночью, что я встал, не приближайтесь ко мне, Клэр. Прошу вас.

Она неуверенно всмотрелась в него, уловив в оттаявшем взгляде страсть. Страсть к ней? Клэр этого очень хотелось бы. Но она напомнила себе, что Шеннон не стремится к семейному очагу. Жаль, конечно, но она не должна себя обманывать.

Клэр поняла, что Шеннон не расположен к дальнейшему разговору. Она растерянно отступила в коридор.

— Вы сказали, будто опасны для меня.

— Опасен.

Клэр покачала головой, тихо проговорив:

— Видно, плохо я знаю жизнь, мужчин…

У нее был такой расстроенный и печальный вид, что Шеннон не смог отмолчаться.

— Оставайтесь такой, какая вы есть, — сдержанно ответил он. — Вам ни к чему знать все то, что бывает в этой жизни.

Клэр отнюдь не была в этом уверена. Она даже не представляет, как вести себя с таким человеком, как Шеннон, и в то же время ее влекло к нему.

— Мне завтра можно соблюдать мой обычный распорядок дня? — По крайней мере, эта тема для разговора по его части, успела подумать она.

— Да, — отчужденно бросил он.

— Хорошо. Спокойной ночи, Дэн.

— Спокойной ночи.

Шеннон лег, уставившись в потолок с потрескавшейся штукатуркой. Все его чувства были по-прежнему обострены. Он настороженно замер, стараясь уловить малейшие оттенки звуков и запахов. Кругом царила тишина и, успокоившись, он погрузился в дремоту.

В этом доме было что-то, позволяющее ему чуть-чуть расслабиться. Он заставил себя закрыть глаза, глубоко вздохнул и попытался заснуть. Чуткий сон одолевал его неохотно, потому что рядом лежала беретта со снятым предохранителем.


Шеннон выбросил руку к пистолету и… проснулся. Кинув взгляд на часы, огляделся. Сквозь белые кружевные занавески в комнату лился солнечный свет. Пахло свежесваренным кофе и жарящимся беконом. Он жадно втянул в себя будоражившие запахи и спустил ноги со скрипучей кровати. Слава богу, сегодня ночь обошлась без кошмаров! Довольный, Шеннон пошел умываться. Он не только не видел этой ночью кошмаров — он проснулся очень поздно. Бывает, в течение ночи он несколько раз тревожно вскакивает и только к рассвету сон становится крепче. И все равно он всегда просыпается в шесть. А сейчас уже восемь.

Одевшись, Шеннон вышел из своей комнаты, двигаясь на аппетитные запахи. Остановившись в дверях, он залюбовался Клэр, хлопотавшей у допотопной плиты. Ее густые волосы были подобраны выше плеч, тонкую талию перепоясывал яркий передник. Увидев его, она вскинула голову и виновато улыбнулась:

— Доброе утро… Я боялась разбудить вас. — Суетясь у плиты, она ворковала: — Вот вам и жизнь по моему расписанию! Меня поднял рассвет, а вас что?

Потирая щеку, Шеннон смущенно отвел глаза:

— Я проспал, — пробормотал он.

Снимая бекон со сковородки, Клэр ответила с улыбкой заговорщика:

— Не бойтесь, я вас не выдам.

Шеннон хмыкнул и взглянул в ее глаза: о господи, — блеск родниковой воды. И столько непосредственности. Она меня не выдаст! А я ее не предам?..

— В вас-то я не сомневаюсь, — задумчиво произнес он, усаживаясь за стол.

Кофе был горячий и крепкий — как раз по его вкусу. Клэр поставила перед ним горку оладьев, ломоть бекона и бутылку с кленовым сиропом. Шеннон принялся за оладьи.

— Я давно не был в настоящем доме, где так… — начал было он, и осекся.

Она замерла над своей тарелкой, ожидая услышать не только его слова, но и то, как он их произносит. Он молчал, и ей пришлось вскинуть на него вопрошающий взгляд:

— Так значит, домашний уют все же вас привлекает?

Шеннон настороженно поднял брови.

— Я считала, — объяснила Клэр, — что вы не любите постоянства. Что вас все время тянет… путешествовать.

— Домашний уют для меня — все.

Кухонные запахи обволакивали, как когда-то в материнском доме, за открытым окном распевали птицы, подчеркивая атмосферу умиротворенности. Клэр была удивительно хороша, и Шеннон решил, что попал в рай, или настолько близко к нему, насколько это возможно для таких, как он.

Клэр отважилась взглянуть в глаза Шеннона.

— Я считаю, что домашний уют строится из любви и идеалов. Вы были счастливы?

Шеннон неловко пожал плечами.

— В моей жизни счастья было немного. Я очень рано понял, как опасно кого-то любить — у вас их отнимут.

В Клэр словно нож вонзился. Она крепко сжала тонкую чашку.

— И отняли?

Уходя от ответа, он резковато сказал:

— Это было в прошлом — нечего его ворошить. Надо жить настоящим.

Клэр было нестерпимо больно за Шеннона. Она не знала, что именно с ним произошло, но от этих слов у нее сердце оборвалось. Допив кофе, она молча встала, собрала посуду и начала перемывать ее в теплой пенной воде.

Шеннон вышел из-за стола и подошел к ней. Он снял полотенце и начал вытирать сполоснутую посуду.

— Вы чем-то расстроены, Клэр?

— Нет.

— Вы совсем не умеете лгать. Вас выдает голос, не говоря уже о ваших огромных прекрасных глазах.

Шеннон был озадачен тем, что произошло. Он только вскользь упомянул о своей трагедии. Ее сопереживание трогало, но так остро чувствовать чужую боль для нее опасно! Почему Клэр не защищает себя от него?

Стараясь не встретиться с ним взглядом, Клэр склонилась над раковиной с посудой.

— Просто… просто в вас очень много боли, — дрожащим голосом выговорила она наконец.

— Я говорил вам, что мои секреты — неприятные, — мрачно напомнил он ей.

— Да, говорили, — тихо согласилась она.

Испытывая отвращение ко всяким нравоучениям, Шеннон не удержался:

— Согласитесь, жизнь капризна и вообще дело нелегкое.

Клэр на секунду перестала мыть посуду и посмотрела прямо ему в глаза, вызывающе ответив:

— Я этому не верю. Всегда есть надежда.

Шеннон проглотил проклятие. Клэр не заслуживает того, чтобы испытывать на ней свои чувства и переживания. Он сумеет сдержать себя, а разговор этот — лишь дань вежливости. И он изрек:

— Я слово «надежда» не признаю.

— А идеалы?

— Идеалы… — Он цинично улыбнулся. — Они больше похожи на кошмары.

У нее не было доводов, чтобы бороться с его взглядом на мир — по крайней мере, пока. Она сказала еще тише:

— Ну, может, живя здесь, вы изменитесь.

— Месяц в раю перед возвращением в ад? Будьте осторожны, Клэр, не вкладывайте в меня слишком много. Я живу в аду. И не хотел бы, чтобы вы представляли его себе.

Она вздрогнула. Шеннон напоминал ей раненого зверя, от боли бросающегося на окружающих. Как бы хотелось помочь этому человеку! Но она решила не выдавать своих тягостных чувств.

— Ну, — с напускной небрежностью отозвалась она, — вы наверняка рано или поздно начнете здесь скучать. Будете более чем рады уехать.

Шеннон нахмурился, вытирая руки.

— Увидим, — только и сказал он и, досадуя на себя за то, что поделился с Клэр своей болью, резко спросил: — Что у нас на сегодня?

Клэр уже взяла себя в руки.

— Прополка. Я стараюсь заниматься этим с утра, пока еще не жарко. Надо выполоть сорняки, собрать слизней и посмотреть, нет ли других вредителей.

Что же может залечить его раны? Ее сердце подсказывало, что она сумела бы это сделать. Ведь стольким детям она помогла сбросить с себя их тяжкий крест! С помощью цвета и красок она вызволяла несчастных из их узкого мирка. Каждый год она встречалась с новыми детьми, и через месяц-другой они уже улыбались гораздо чаще, чем в первые дни учебы. Нет, у Шеннона есть свои надежды, пусть даже он не хочет в этом признаться!


Шеннон методично выдергивал сорняки, поднявшиеся в рядках брокколи, цветной капусты и помидоров. На соседней грядке работала Клэр. Со времени их утреннего разговора она была молчалива, и это его настораживало. На Шенноне как всегда была кобура с береттой. Когда он ее надевал, Клэр недовольно на него посмотрела, но ничего не сказала. И слава богу. Ни к чему все эти попытки спасти его мрачную, безнадежную душу. Пусть не забывает, кто он такой. По крайней мере, тогда она будет держаться от него подальше. Он не стоит того, чтобы его спасали.

Клэр понесла горсть слизняков к изгороди, под дерево с гнездом малиновок. Она не пользовалась инсектицидами и старалась поддерживать в своем саду природное равновесие. Малиновки скормят слизней птенцам и завершат естественный цикл.

Обычно работа ее успокаивала, но сейчас между ней и Шенноном установилось напряженное молчание, и Клэр нервничала, не зная, как его нарушить. Шеннон работал сосредоточенно и, казалось, ничто его не отвлекает. От нее не укрылось, как время от времени он осматривает местность. Ей хотелось с ним заговорить, но он окружил себя ледяной стеной, не допускающей общения.

Направляясь на кухню утолить жажду, Клэр с участием думала о том, в каком одиночестве живет Шеннон. Для него даже говорить мучение.

Она налила два больших стакана охлажденного лимонада. Шеннон вошел тихо, неожиданно для нее. Она настороженно взглянула на него. Лицо его блестело от пота, но губы уже не были бескомпромиссно сжаты, глаза посветлели. Если она правильно уловила его чувства, он был умиротворен.

— Проходите, садитесь. Вы заслужили отдых, — сказала она и протянула ему стакан.

Он залпом осушил его, кивнув в знак благодарности.

— Еще?

— Да, пожалуйста. — Сложив руки, он наблюдал за грациозными движениями Клэр. Снова кивнув, он взял наполненный стакан и медленно отпил из него. Взглянув на часы, он заметил: — А я и не думал, что прошло уже два часа.

Клэр неуверенно улыбнулась. Ища нейтральную тему для разговора, она указала на красочные рисунки, развешанные по стенам:

— Их рисовал мой последний класс. Некоторые ребятишки умственно отсталые, другие — калеки с рождения. Возраст от шести до двенадцати. Я так люблю извлекать их из их скорлупы! Они испытывают счастье, пользуясь тем, что имеют сегодня, сейчас. Я храню рисунки, потому что в них все «до и после».

— ?

— Рисунки на этой стене были сделаны, когда ребятишки впервые пришли в мой класс в сентябре. А на той — перед окончанием занятий в июне. Вы только посмотрите!

Шеннон встал и прошел вдоль стен. У одного ребенка первый рисунок был темный, полный теней, а тот, что был сделан шесть месяцев спустя, стал ярким и солнечным. На другом был нарисован безликий мальчишка в инвалидной коляске. На следующем рисунке он улыбался и махал птицам над головой. Шеннон обернулся к Клэр:

— Поразительно, да?

— Для вас, а я-то уверена, что иначе и быть не может.

Он молча рассмотрел остальные рисунки и вернулся за стол.

— У вас прямо-таки ангельское терпение.

Клэр со смехом покачала головой:

— Я просто люблю наблюдать, как дети открывают душу и радуются при этом. Некоторые — впервые в жизни. Для меня счастье видеть, как они учатся верить людям, исследовать мир, смеяться.

— Да, некоторые люди гонятся за счастьем, а другие его творят. Я завидую этим ребятишкам.

Шеннону казалось, что ее искрящиеся глаза растапливают его заледеневшее сердце. Нельзя больше задерживаться здесь, иначе он не выдержит и прижмет Клэр к сердцу. И зацелует.

Клэр так хотелось всколыхнуть в Дэне мысль, что он тоже может быть счастлив!

— Мне кажется, сегодняшняя работа доставила вам удовольствие. Я поняла это по вашим глазам. И лицо у вас смягчилось. Ведь это уже что-то, правда?

Шеннон резко встал, со стуком поставил стакан на стол и спросил громче, чем хотел бы:

— Что теперь? Может, еще что-нибудь сделать?

В досаде на себя она увидела, как лицо его снова стало холодным и замкнутым. Она была слишком напориста!

— Я… Попробуйте починить ставни в моей спальне, — нерешительно ответила она.

— А потом что?

Шеннона охватило какое-то отчаяние. Он не смеет оставаться рядом с Клэр. Чем больше он ее узнает, тем дальше проникает в мир ее сокровенных помыслов, тем труднее ему сохранять между ними дистанцию. Она слишком доверчива!

— Потом ланч. Я приготовлю что-нибудь и начну собирать горошек, чтобы заморозить.

— Хорошо.

Клэр проводила Шеннона озадаченным взглядом. Он снова весь напрягся! Она прерывисто вздохнула, понимая, что жажда в его взгляде вызвана ею, и вдруг ощутила себя зверьком в ловушке.


7

— Берегись!

Крик Шеннона разнесся по темной спальне. Он стремительно сел, автоматически схватив пистолет. Горячие потные пальцы сомкнулись на холодном металле рукоятки. Вокруг плясали тени прошлого. Дыхание его было тяжелым и прерывистым. Ему чудились автоматные очереди и рев снарядов. Из судорожно сжатых губ вырвался хриплый стон — почти рыдание.

Где он? Что это за комната? Что за страна? Колумбия? Иран? Ангола? Где он?

Шеннон быстро осмотрелся. Прошло несколько секунд, прежде чем до него дошло — он в Теннесси. Тихо чертыхнувшись, он встал. Влажная от пота пижамная пара холодила напряженное тело. Дрожь. Его сотрясает дрожь. Ну, это не новость. Часто его трясет не меньше часа. Хорошо хоть кошмар отпустил его сразу же, как он проснулся.

Положив пистолет, Шеннон потер лицо, стараясь рассеять последние видения. Что ему сейчас надо, так это контрастный душ. И еще чашка крепкого кофе. С трудом переставляя дрожащие ноги, он поплелся в ванную. Приняв душ, босиком прошлепал на кухню, обернув бедра полотенцем. Большая стрелка на наручных часах замерла на цифре 3: именно в это время и приходили кошмары. Обогнув угол, он застыл на месте.

— Я решила, что вам захочется кофе, — нерешительно прошептала Клэр. Она стояла у плиты в длинной белой ночной рубашке. — Кофе и общество?

Шеннон стоял неподвижно, все еще не в силах опомниться. Яркий лунный свет высвечивал сквозь тонкую ткань ее стройную фигуру. Кружева на вороте подчеркивали изящную линию шеи. Лицо у нее было сонное, мечтательное. Его охватило желание погрузиться в нее, горячо и глубоко. Под его жадным взглядом она не шевелилась.

В ее глазах появился страх, смешанный со страстным влечением. Шеннону до боли хотелось сделать ее своей. Но он тут же опомнился. Кого он хочет обмануть? У нее есть все, чего он лишен: надежда, вера в будущее. Даже детям она дарит способность верить!

— Сейчас не надо быть со мной рядом, — хрипло сказал он.

— Я рискну, — ответила Клэр. Никогда она еще не встречала такого сильного и страстного человека, как Шеннон.

Он стоял в дверях кухни, расправив плечи, и его мускулы четко вырисовывались под кожей. Дорожка темных волос сбегала по груди и подтянутому животу, исчезая под белым полотенцем. Но довообразить оставалось совсем немного. Клэр судорожно сглотнула.

Его жадный взгляд обжигал ее. Стараясь справиться с охватившей ее страстью, и, чувствуя, как у нее дрожат руки, она заставила себя отвести взгляд.

— Я… я услышала ваш крик. Сначала я подумала, что мне приснился страшный сон, а потом поняла, что кричала не я, а вы. Я не знала, что делать.

— Ничего не надо было делать, — нетвердым голосом ответил он. Выдвинув стул, он сел, стараясь унять дрожь в ногах. — Разве я не говорил вам, что ради меня подниматься не стоит? Посмотрите на себя. Вы дрожите!

— Ничего страшного.

Шеннон чувствовал себя отвратительно. Он испугал ее, разбудил страх, который она так недавно пережила.

— Я живу как в аду. Вы не заслуживаете того, чтобы я омрачал вашу жизнь.

Тело Шеннона подрагивало, словно он все еще был во власти кошмара. Клэр переборола боязнь и стеснение и, подойдя к нему, мягко положила руки ему на плечи.

Шеннон беззвучно застонал. Ее прикосновение так согревает, так успокаивает!

— Сидите, — ласково прошептала она. — Я разомну вам плечи. Вы так напряжены.

Он качнулся на стуле, пытаясь воспротивиться, по его остановили уверенные сильные движения ее пальцев, которые начали массировать затвердевшие мускулы. Он прикрыл глаза, постепенно расслабляясь и чувствуя, как с каждым ее движением уходила хоть доля накопившегося за долгие годы страха. В конце концов он откинулся на спинку стула. Его веки сомкнулись. Даже плотно сжатые губы немного расправились.

Клэр наслаждалась прикосновением к его стальным мускулам. Ее возбудившиеся чувства брали верх над разумом и требовали, чтобы она действовала. Податливость Шеннона, физическое ощущение его тела кружили ей голову. Ей нестерпимо хотелось наклониться и поцеловать его тронутый морщинами лоб. Сколько в душе этого человека боли!

— Два года назад, — сказала она, разглаживая его мышцы, — у меня в классе был один мальчик, Руди. Он был умственно отсталый, и служба охраны детства забрала его от родителей. Ему было всего восемь лет, и он выглядел как испуганный зверек. Мне сказали, что отец у него был алкоголик, а мать — наркоманка. И оба его били.

Шеннон открыл глаза.

— Я вам это не случайно рассказываю. — Руки Клэр замерли на его плечах. — Сначала Руди только залезал в угол и прятался. День за днем я завоевывала его доверие, уговорила рисовать. Его рисунки столько сказали мне о том, что он перенес, — одинокий и беззащитный. Не было дня, когда я из-за него не плакала бы. Руди, как никто, показал мне, что такое любовь и вера. Постепенно он оживал. За тот год, пока он был в моем классе, он научился улыбаться, смеяться. Его приемные родители искренне его любят, и это помогло ему оставить позади ужас и унижение, которые он пережил. Этот испуганный, забитый ребенок в конце концов снова поверил людям. — Клэр пригладила волосы Шеннона. — Он знал только насилие, обман и боль. Но ему хватило духа отбросить все это и потянуться к тем, кто по-настоящему его любил и принял таким, какой он есть…

Клэр продолжала поглаживать его по голове, не решаясь на что-то иное.

А Шеннона охватило щемящее предчувствие неизбежности того, чего он так избегает, сторонясь женщин. Понимает ли Клэр, что делает? Знает ли, что еще немного — и он овладеет ею, погрузившись в ее горячее тело? Желание боролось в нем с самообладанием. Он осторожно высвободился из ее рук и сел прямее.

— Почему бы нам не выпить кофе?

Слова прозвучали не слишком уверенно и с таким подтекстом, будто он просит не кофе, а предлагает разойтись по разным углам.

Клэр неторопливо прошла к плите, и он заметил, сколь безмятежно ее лицо. Как ей удается сохранять ангельское спокойствие, когда в нем так бурлит кровь?

Ее волшебное прикосновение рассеяло его кошмар, но какую же бурю чувств вызвало в его душе! Как ему справиться со своей страстью? Никогда еще он не испытывал такого влечения к женщине!

Клэр поставила перед Шенноном кофе, ощущая на себе его пристальный взгляд. Его предупреждение все еще звучало в ее ушах. Хватит ли у нее мужества оставаться рядом с ним? Она заставила себя встретиться с ним взглядом, и угадываемое по глазам переполнявшее его чувство потребности в ней заставило ее растаять. Она села рядом, твердо решив не давать ему повода снова прогнать ее. Сердце подсказывало, что сейчас ему нужен друг, с которым он мог бы поговорить.

Шеннон был в смятении: неужели Клэр настолько наивна, что не понимает, как он ее хочет? И все же она села рядом и спокойно принялась пить кофе. Сердясь и на нее, и на себя, он буркнул:

— Почему вы не ложитесь?

— Потому что я вам нужна. — Встретив его изумленно вопрошающий взгляд, Клэр добавила: Вам нужен друг, Дэн.

— Мне сейчас меньше всего хотелось бы говорить.

Ее не остановил его резкий тон.

— А что хотелось бы?

— Уходите, Клэр, пока не поздно. Оставьте попытки сблизиться со мной. Я не Руди. Я — мужчина, и потребности у меня мужские. Я опасен. Если вы останетесь, я не отвечаю за свои поступки.

В его словах звучала не угроза, а боль, и она ощутила, что нужна ему. Она выпрямилась, поставив чашку.

— Да, вы не Руди. Но ваша душа так же изранена, и вам нужна тихая гавань.

Шеннон вскочил, чуть не опрокинув стул.

— Раненые звери кусают тех, кто пытается им помочь! — Тяжело дыша, он отошел в дальний конец кухни. — Черт подери, Клэр, не приближайтесь ко мне! — Он ударил себя кулаком в грудь. — Я могу причинить вам боль. Вы этого хотите? Вы хотите, чтобы я зарылся в вас и остановил время, чтобы не было ни дня, ни ночи, и вы не знали бы ничего, кроме меня, моих рук, моего тела…

Шеннон стремительно повернулся, заскочил в свою комнату, распахнул наружную дверь и исчез в ночи. Если бы он не ушел, лежать бы ему сейчас с Клэр прямо на дощатом полу кухни. Древняя кровь бушевала в нем. Ее зов затмевал разум, крушил самообладание. Именно о такой женщине он всегда мечтал. Но реальность должна развеять мечты…

Шеннон решительно зашагал по росистой траве. Мысль о Клэр не оставляла его: надо защитить ее от себя — любой ценой. Она не заслуживает того, чтобы ее жизнь поломал такой, как он.

Постепенно он замедлил шаги, остановился. Было прохладно, но не зябко. Он с досадой подумал, что ушел без оружия. Оставив Клэр одну. А если опасность рядом? Ну что же — он и без беретты не беззащитен. Нет, он умеет укладывать наповал и без помощи оружия.

Он хмуро стоял посреди сада. В темноте метались летучие мыши, гоняясь за насекомыми, невидимыми для человеческого глаза. Дом Клэр слабо высвечивала луна, и он казался еще более старым и облупившимся. Шеннон хохотнул — сам ты похож на эту развалюху. Главное различие в том, что его шрамы в основном внутри, где их никто не видит. Никто, кроме Клэр. Почему она так не похожа на других, почему смогла заглянуть за тот фасад, который скрывал все, что за ним?

Шеннон вспомнил ее рассказ о мальчике Руди. Она окружила его любовью и заботой, сумела вытащить из скорлупы давящего страха.

Он не знал, сколько простоял так, думая об их разговоре. Посмотрев на часы — уже четыре, — Шеннон заставил себя повернуть к дому. По дороге молился, — что с ним бывало нечасто, — чтобы Клэр отправилась спать. Что делать, если она не легла и дожидается его? Он не знал.


Клэр работала в посадках роз, подкармливая их удобрением. Время приближалось к полудню, и она разгорячилась, хоть и надела широкополую соломенную шляпу, блузку без рукавов и легкие джинсы. Ее мысли и сердце занимал Шеннон…

Она легла около четырех и сразу же провалилась в глубокий, спокойный сон. Когда она поднялась, дверь его спальни была закрыта. Там ли он? Клэр не отважилась постучать.

Ее не оставляло в покое его резкое предостережение. Шеннон действительно опасен, но почему же ее захлестывает волна желания? Он проник в ее сердце и душу, затронул самые сокровенные помыслы. Непонятно, как это произошло. Ясно одно: никогда прежде ей не приходилось испытывать ничего подобного.

Взволнованная, она застыла, прижав к лицу пышную сиреневую розу. Жизнь так прекрасна! Почему Шеннон этого не видит? Ей было до боли обидно за него. Она была уверена, что могла бы открыть ему всю красоту мира. Но ведь он пробудет здесь только до тех пор, пока не поймает убийцу, поэтому и предупреждает ее, что не заслуживает любви.

Вздохнув, Клэр подошла к крану вымыть руки. Она вдруг почувствовала, что страшно проголодалась. Время ланча. Сложив инструменты, Клэр направилась к дому. Проснулся ли Шеннон? А если да, то где он, чем занят? Охватившее ее волнение не могло перебороть желания видеть его. А он — хочет ли, как встретит ее?


Услышав шаги, Шеннон резко вскинул голову. Он стоял у кухонного шкафчика, разыскивая, что бы поесть. Только что встал и, приняв обжигающе горячий душ, надел темно-синюю тенниску и джинсы. Чувствовал он себя так, словно его ночью избили.

Увидев его, Клэр замялась на пороге кухни. Шеннон бросил на нее неприветливый взгляд.

— Хотите есть? — участливо спросила она, надеясь, что волнение не выдает ее.

— Голоден как волк, — пробурчал он, отходя от шкафчика.

Клэр постаралась не подходить к нему слишком близко. Она заметила его беспокойный взгляд и, догадываясь, что Шеннона больше всего тревожит ее мягкость и отзывчивость, сухо проговорила:

— Садитесь, я приготовлю сэндвичи и салат.

Усевшись, Шеннон старался справиться с вновь охватившим его чувством неуверенности в себе при виде Клэр.

— Кофе или охлажденный чай?

— Все равно.

— По-моему, вам нужна чашка крепкого кофе. Вы всегда по утрам такой ворчун?

У Шеннона был такой несчастный вид: ссутулился, под глазами легли темные тени. Конечно, он плохо спал…

— Я же предупреждал вас, что я — недобрый человек, — перебил он ее мысли.

Она заставила себя засмеяться и стала готовить завтрак.

— А ведь это неправда, и вы это знаете. Вы просто бурчите, потому что не выспались и еще не выпили кофе.

— Может, вы и правы.

Шеннон жадно наблюдал за ней, за каждым ее движением. Ее густые волосы были перевязаны лентой, лицо излучало здоровье. Почему Клэр не прислушивается к его предостережениям? Почему она не верит, что он, как подонок, может причинить ей боль? Он этого не хочет, не должен быть причиной ее страданий!

Тихо напевая, Клэр сварила кофе, приготовила сэндвичи. Когда она обернулась, Шеннон по-прежнему неподвижно сидел за столом. Его профиль замершей тенью застыл на освещенной солнцем стене.

— Ну вот, принимайтесь за еду. Волки плохо переносят голод.

Усмехнувшись в ответ на ее поддразнивание, он потянулся за сэндвичем.

Поставив перед собой кофе, Клэр присела рядом. Ее сердце так стучало, что она боялась, как бы Шеннон не услышал его предательского стука. Она заставила себя есть, и в кухне воцарилась напряженная тишина.

— Утром я заходила к родителям, — проговорила она наконец, стараясь снять напряжение. — Они сказали, что мне звонили из школы: директор хочет, чтобы я пораньше вышла на работу. — Она нахмурилась. — Я очень скучаю по школе. Я меня новый класс, с которым я еще не встречалась. Так что я позвонила директору и сказала, что хочу вернуться.

— Когда? — встревоженно спросил он.

— В следующий понедельник. Я чувствую себя достаточно здоровой.

Шеннон испытал огромное облегчение и… разочарование. Какая-то частица его души надеялась, что Клэр останется, будет добиваться его любви.

— Значит ли это, что вы переедете в город? В ваш дом?

— Я… я не знаю. Мне очень не хватает моих ребятишек, Дэн. Но я не уверена, что готова быть одна. Вы меня понимаете?

Он кивнул, опуская глаза:

— Да, мне понятно, что вы хотите сказать.

— Я все обдумала и решила начать работать полный день. Если будет трудно, можно разделить класс пополам и какое-то время работать только по полдня, пока я не втянусь.

— Для вас достаточно и половины дня.

Клэр пожала плечами: она не была уверена в том, что он прав.

— Клэр, вы еще только начали выздоравливать!

Тогда вторую половину дня ей придется проводить здесь, в обществе Шеннона, и постоянно мучиться, что он ей нужен как мужчина, как возлюбленный. Она чуть слышно сказала:

— Не знаю.

— Вы еще к этому не готовы! Не торопите себя. Последствия комы непредсказуемы. А что, если у вас начнутся видения? Головокружения? При нагрузке такое может случиться. А работа — это сильное напряжение, стресс.

Клэр всмотрелась в него, ощутив его порывистость, заботу.

— Находиться рядом с вами — тоже стресс, Дэн.

Он до боли в руках сжал чашку:

— Наверное. Я человек тяжелый. Я начал говорить с вами — и видите, к чему это привело.

Губы ее чуть разошлись в нежной улыбке, и, наклонившись вперед, она положила пальцы ему на руку:

— Дэн, не все стрессы плохие. Мне нравится говорить с вами, быть с вами рядом. Я не считаю это дурным или вредным. По-моему, замыкаться в себе гораздо хуже.

Еще чего, подумал Шеннон, уловив свою неискренность. Одного прикосновения ее прохладных пальцев было достаточно, чтобы его захлестнуло желание.

— Всем нужен кто-то близкий, — продолжала Клэр. — У вас такие же потребности, как и у всех людей.

— Не ошибитесь.

— Готова спорить, что вы не такой страшный, как хотите показать.

— Да? И с Руди тоже так было?

Клэр опустила руки.

— Сначала, когда я к нему приближалась, он колотил меня.

— И что вы делали?

— Я поддавалась, делая вид, что он прав в своем отчаянии.

Шеннон прикрыл глаза:

— Я не могу вас понять, Клэр. Зачем человеку подставляться, показывать кому-то, что его больше волнует чужая беда? — Открыв глаза, он пытливо посмотрел на нее.

— Я считаю, что мы все — целители, Дэн. У нас есть не только способность исцеляться самим, но и исцелять других. То же самое было у Руди. С каждым моим приближением он колотил меня, словно выбивал свою боль из себя, и, наконец, однажды сам протянул мне руки. Это было так прекрасно, так трогательно!

— Он поверил вам, — взволнованно проговорил Шеннон.

— Нет, Дэн, он поверил в то…

— Что такие, как вы, меняют мир вокруг себя…

— Так нельзя, Дэн, вы же все понимаете…

Шеннону не хотелось верить услышанному: она думает не о себе, уже приговоренной.

— Итак, в понедельник вы начнете занятия в школе и будете в ней целый день?

— Да.

— Хорошо, я отвезу вас в школу и похожу там, если вы не возражаете. Мне надо знать расположение всех окон и выходов — на всякий случай.

Она подняла на него встревоженный взгляд:

— Вы считаете, что мне угрожает именно эта опасность?

— Пока не будет определенности, — раздраженно проговорил Шеннон, — я должен быть готов к тому, что вас поджидает убийца. Вы не поняли еще, что заказное убийство может произойти в любой момент, в любом месте. Убийце все равно, где на вас напасть. Ему заплатили, чтобы он выполнил работу, и он ее выполняет. Ему не важно, если при этом пострадают окружающие.

Его жестокая откровенность заставила Клэр похолодеть.

— А как же дети? Они в опасности?

Шеннон пожал плечами:

— Не знаю, Клэр. Все кончается одним чистым выстрелом. Эти подонки не любят сложных ситуаций. — Он увидел, как она бледнеет, и поспешил успокоить ее: — Послушайте, предоставьте мне об этом беспокоиться, ладно? Я знаю, на что обратить внимание, как они обычно действуют. Вы будете в безопасности. И ваши ребятишки тоже.

— Я… я просто не осознала, Дэн…

— И не надо было. Здесь, на ферме, вас охранять нетрудно. Но как только вы начнете ездить на работу, за покупками и вообще вести обычную жизнь, на вас будет легче напасть.

От этих слов ее бросило в дрожь.

— Я не могу жить в страхе, Дэн.

— Тогда вам придется платить по другой цене. Вы должны забыть о школе и оставаться на ферме. Поймать здесь убийцу будет проще, но, наверное, потребуется больше времени.

Клэр решительно тряхнула головой:

— Нет, если мне что-то угрожает, узнайте же скорее — что. Я хочу со всем этим покончить.

Шеннон прекрасно ее понимал.

— Вы очень смелая.

— Нет, — возразила Клэр дрожащим голосом, — я перепугана до смерти. Но я беспокоюсь о ребятишках. Я не могу жить в вечной тревоге.

Шеннон медленно встал и, сжав зубы, проговорил:

— Ладно. В понедельник выходите на работу, но я буду вашей тенью, Клэр. Куда бы вы ни шли, я буду с вами. Если я объясню вашему директору, в чем дело, он не позволит вам выходить на работу.

— Я и не выйду, — прошептала Клэр. — Я не хочу подвергать опасности детей. Они ни в чем не виноваты.

Он повернулся к ней, положив руки на ее ссутулившиеся плечи, и хрипло проговорил:

— Вы тоже.


8

Шеннон беспокойно шагал по пустынным холлам начальной школы Голдсмита, расположенной на окраине городка Ок-Ридж. Все дети находились на уроках, стеклянные двери классов были закрыты, учителя работали со своими подопечными. Мысли Шеннона были с Клэр, которая приступила к работе.

Встреча с директором прошла хорошо. Шеннон был убежден, что директор откажется допустить Клэр к работе, когда узнает об угрожающей ей опасности. Но он, видимо, не поверил, что за одной из учительниц его школы охотится наемный убийца. И Клэр тоже не верила. Они просто не хотели этому верить, мрачно решил Шеннон, неслышно ступая по натертому до блеска полу.

Он уже был в классе Клэр. Ее десяти ученикам-инвалидам было от семи до двенадцати. Он не задержался там, хотя ему было интересно понаблюдать за ними: сейчас куда важнее верно оценить обстановку, чтобы по возможности избежать смертельные сюрпризы, преподносимые его профессией.

Он планировал встретиться с Клэр и ее классом во время ланча. Чтобы как-то объяснить присутствие Шеннона, было объявлено, что он приехал из Алабамы знакомиться с методами преподавания, потому что в его школе хотят обучать детей по такой же программе. Все без вопросов приняли Шеннона: к Клэр время от времени приезжали учителя других школ, потому что в результате ее уроков дети развивались быстрее.

Звонок раздался, когда Шеннон заканчивал отмечать на плане школы те места, где мог бы скрыться убийца. К счастью, их оказалось немного. Шеннон уже успел соскучиться по Клэр и надеялся встретиться с ней по дороге в буфет.

Когда Клэр увидела, что Шеннон медленно пробирается сквозь толпу смеющихся и болтающих детей, заполнивших холл, сердце ее забилось сильнее. Его глаза, встретив ее взгляд, просветлели, и девушка улыбнулась.

Шеннон наконец добрался до нее.

— Привет! — взволнованно произнесла Клэр.

Теплый взгляд девушки коснулся сердца Шеннона. Как она трогает его одной только улыбкой.

— Как у вас дела? — Шеннон зашагал рядом.

— Прекрасно! Так приятно снова вернуться на работу, Дэн! Мне кажется, что моя жизнь наконец начала налаживаться. — Клэр нежно посмотрела на мальчика, страдающего болезнью Дауна, который крепко сжимал ее руку. — Я так скучала по моим ребятишкам!

Шеннон не разделял оптимизма Клэр по поводу ее возвращения на работу, он промолчал. Дети смотрели на учительницу с обожанием. Теперь Шеннону стало понятно, почему Клэр так любит этих детей. Эмоционально они совершенно полноценны и делятся своими чувствами с необыкновенной щедростью.

— Вы закончили осматривать школу? — поинтересовалась Клэр.

Двери буфета открылись, и она провела своих подопечных вниз.

— Да. Я могу чем-то помочь?

Она улыбнулась и указала на длинные столы:

— Спасибо, я справлюсь. Возьмите себе что-нибудь и подождите меня там. Я скоро присоединюсь к вам.

Шеннон сел спиной к стене. Хорошо, что буфет расположен в подвале, где нет окон. Он не ощущал вкуса еды, пристально наблюдая за Клэр. Как всегда она была воплощением женственности. И было совершенно ясно, что все дети без исключения ее обожают и буквально вспыхивают радостью, когда она одаривает их улыбкой, прикосновением или легким поцелуем.

— Ну, наконец-то! Клэр уселась рядом, водрузив поднос на стол. Заправив пряди волос за уши, она ласково улыбнулась Шеннону.

— Хлопот у вас полон рот, — заметил он. На ланч отводилось сорок пять минут, из них почти полчаса Клэр помогала детям. Теперь ей придется поспешить.

— Я их обожаю! Ничего другого мне не надо! Вы нашли, что искали?

— Я определил возможные позиции, — ответил Шеннон, не желая вдаваться в подробности, чтобы не испугать окружавших их ребятишек. — Я поговорю с вами об этом дома.

Вздохнув, Клэр улыбнулась.

— Дома. Так приятно это от вас слышать.

Шеннон отвел взгляд. Быть дома вместе с Клэр — это воплощение мечты. Каждая проведенная рядом с ней секунда была драгоценной каплей счастья, которому — он понимал это — скоро придет конец. И как путник, плутающий по пустыне, он жадно ловил эти капли.


— Вы измучились, — сказал Шеннон Клэр, когда они готовили на кухне ужин. Он взял на себя салат, а она жарила бифштексы.

— Нет, все в порядке. В первый день всегда так. Втянусь.

Ловко нарезая помидор, он хмуро взглянул на Клэр, хлопотавшую у плиты.

— Может, вам пока перейти на половину рабочего дня?

— Нет… Все будет в порядке, Дэн. Просто первые дни бывают… утомительные. Дети должны поверить, что я их не брошу. Инвалиды очень чувствительны к потерям людей, на которых они полагаются. Они живут в своем маленьком мире, который должен быть надежным. Если учитель или близкие внезапно исчезают, это травмирует.

— Так что вы целый день «наклеивали пластыри»?

Она улыбнулась:

— Да, можно и так выразиться. У вас тоже немного усталый вид.

Пожав плечами, Шеннон поставил салатницу рядом с приборами.

— Немного, — солгал он — почти всю ночь Шеннон не спал.

— В школе действительно может быть совершено покушение? — спросила она, перекладывая бифштексы на тарелки. Голос ее предательски дрогнул.

Усаживаясь, Шеннон ответил:

— Тут есть «за» и «против». Вы совершенно не защищены, когда садитесь в школьный автобус. Спортзал напротив — идеальное место, где может спрятаться преступник.

Стараясь сохранить спокойствие, Клэр налила кофе и села.

— Это так страшно, Дэн.

— Понимаю.

Она отрезала кусок бифштекса и искоса взглянула на собеседника:

— Эти люди работают быстро?

— Что вы хотите сказать?

— Ну, если кому-то заказали убийство, он попробует это сразу или будет ждать месяцы?

— Они любят деньги и постараются скорее получить расчет.

Клэр ковыряла в тарелке:

— А полиция не смогла установить личность человека, которого я описала?

— Пока нет. Я жду звонка от Найджела или из Нашвилла. Если повезет, мы получим ответ не позже завтрашнего дня.

— А если вы выясните, кто убийца, вы узнаете, работает ли он на наркомафию?

— Да.

Клэр со вздохом заставила себя есть.

— Как бы мне хотелось, чтобы все это уже закончилось!

— Чтобы я ушел из вашей жизни.

Она нежно на него посмотрела:

— Встреча с вами — это… это самое хорошее, Дэн. Я бы не хотела потерять вас.

Чтобы скрыть смущение, он рявкнул:

— А надо бы хотеть!

Клэр осторожно перевела разговор в другое русло:

— Ваша сестра обращалась к психотерапевту, чтобы он помог ей справиться с травмой?

— Да, но как-то неохотно. Патрик, ее жених, хотел бы снова быть с ней, но Дженни этого боится.

Клэр снова увидела муку в его глазах. Сколь велика его любовь к сестре, и как остра боль за нее! Отрадно, что теперь Шеннон настолько доверяет ей, что может не скрывать свои истинные чувства. Но она знала, что должна быть осторожна, иначе Дэн снова замкнется в себе. Почему он так переменился? Может, из-за того, что побывал сегодня в ее школе?

— Патрик по-прежнему ее любит?

— И никогда не переставал.

— Вы говорите так, словно вас это удивляет. Почему?

— Потому, что даже спустя столько лет Патрик позволяет любви терзать ему сердце. Он не хочет забыть Дженни. Он отказывается ее забыть.

— Любовь не уходит только из-за того, что произошла трагедия, — мягко объяснила она.

— Я бы сказал, что любовь — это особый вид пытки. Патрик так и ждет, чтобы Дженни снова впустила его.

— Он так сильно любит ее, что готов ждать. — Клэр заметила, что у Шеннона заходили желваки. Он отрубил:

— Любовь — это боль. Жизнь научила меня. Я же вижу, как страдает Патрик. Игра не стоит свеч.

— Игра? Любовь?

— Да.

Осторожно она спросила:

— А Дженни разрешает Патрику быть рядом?

— Нет, только мне. Она больше никому не доверяет.

— Почему она не позволяет Патрику помочь ей выздороветь?

— Потому что она искалечена. Она урод по сравнению с тем, какой была прежде.

— Она думает, что если Патрик ее увидит, то бросит ее?

— Да, наверное. Но Патрик знает, что она теперь некрасива, и ему это неважно. Я пытался доказать это Дженни, но она не хочет ничего слышать.

— Может, Патрику надо встретиться с Дженни и самому поговорить об этом?

Фыркнув, Шеннон покачал головой:

— Давайте скажем так: наша семья — то, что от нее осталось, — это я и сестра, а мы с ней — люди упрямые.

— Это не упрямство, — тихо сказала Клэр. — Дженни просто зарыла голову в песок и делает вид, что его чувства теперь не волнуют ее.

Шеннон заерзал на стуле, пробормотав:

— Иногда лучше всего бежать.

Клэр посмотрела на него в упор.

— Я не согласна. Всегда лучше откровенно поговорить с человеком. Вам надо посоветовать Патрику поехать к Дженни и поговорить начистоту.

— Если бы он знал, где она, то давно так и сделал бы.

— И вы не говорите ему, где она?

— Как я могу? Дженни молит меня не говорить. Не могу же я нарушить свое слово!

— Но, — слабо возразила Клэр, — ведь это помогло бы залечить ее раны, Дэн. И Патрик не страдал бы, и сестра не была бы одинока.

Уязвленный ее справедливым упреком, Шеннон уставился в тарелку. Есть ему окончательно расхотелось.

— Вы уже не школьница, Клэр. И сами немало пострадали. Вы пережили то же, что и наша семья. Почему же ваши эмоции сильнее трезвого взгляда на жизнь? Где же ваш аналитический ум? Помните, что вы мне говорили? Мысли в порядке, глаза на месте, и сердце не ошибается…

Она почувствовала его настроение и прошептала:

— Я знаю, что наивна, и все-таки…

— От жизни устаешь. Попробуйте натыкаться на стену снова и снова — и посмотрите, захочется ли вам еще раз упереться в нее. Снова станете к ней рваться? Будь Патрик поумнее, он забыл бы Дженни.

Клэр испугало то, как твердо Шеннон произнес каждое слово. Бегство и уход от трудной ситуации? Нет, она не верит ему. За фразой потаенная надежда. А без нее разве жизнь?.. Огорчившись, она только и сказала:

— На месте Патрика я бы встретилась с Дженни. Моей любви хватило бы, чтобы отыскать ее без вашей помощи.

Шеннон увидел, как упрямо сверкнули ее глаза. Он невесело улыбнулся:

— Идеализму в нашей жизни не место, и надежде тоже. У вас этого слишком много, Клэр. И в конце концов вам из-за этого придется нелегко.


К ночи, около десяти, Клэр как раз собралась принять ванну, когда зазвонил телефон. Шеннон, сидевший в гостиной с газетой, резко вскинул голову. Клэр заставила себя снять трубку и, услышав знакомый голос, воскликнула:

— Найджел! Как дела?

— О'кей. Скажи лучше, как у тебя отношения с Шенноном?

Она вспыхнула и отвела взгляд от насторожившегося Дэна.

— Хорошо, — прошептала она. — Очень хорошо.

— Прекрасно. Слушай, мне надо поговорить с ним. Можешь позвать его?

Клэр протянула телефонную трубку Шеннону:

— Это Найджел. Он хочет поговорить с вами.

Мимолетного прикосновения пальцев Шеннона, когда он брал у нее трубку, было достаточно, чтобы в ней запульсировало желание. Почувствовав, что он хотел бы разговаривать с Найджелом без свидетелей, Клэр тактично удалилась в ванную комнату.

Шеннон дождался, когда за ней закроется дверь.

— Найджел?

— Да. Ну, как?

— Ничего, — негромко проговорил Шеннон. Ему не хотелось, чтобы Клэр слышала их разговор. — Что слышно?

— Мы получили идентификацию от ФБР. Его зовут Берни Мэдвиг, он работает на Хуана Мартинеса. Так что я не ошибся. Человек, которого он убил, принадлежал к другой организации, пытавшейся захватить территорию Мартинеса.

Шеннон негромко чертыхнулся. Клэр в опасности.

— Вы передали эти сведения полиции Нашвилла?

— Да. А они оповестили шерифа, на территории которого находится и ферма Коннэли.

Шеннон мрачно оглядел комнату.

— Этот подонок явится, чтобы избавиться от свидетеля?

— Рано или поздно, — послышался вздох Найджела. — Ну еще бы: Хуан Мартинес!

— Мне придется поговорить с ней. Она должна знать, что ей грозит. Она уже вышла на работу, а при таких обстоятельствах ей нельзя там появляться.

— Да, — отозвался Найджел. — Мы знаем, что Мартинес ни перед чем не остановится. Его людям наплевать, что там дети. Пусть она остается дома, Шеннон. Так будет безопаснее.

Хмурясь, Шеннон повесил трубку. Какая чертовская ирония: Клэр всюду грозит опасность — в том числе и от него!


Клэр не спалось. Она уже давно легла и все ворочалась на своей древней кровати. Часы показывали два часа ночи. Этот звонок Найджела лишил ее сна.

Бессонница заставила ее встать. Надо постараться не разбудить Дэна. Она тихо прошлепала на кухню. Может, чашка чая с ромашкой поможет ей заснуть.

Пригладив растрепанные волосы, она достала из шкафчика чашку с блюдцем. Шорох заставил ее резко обернуться. В дверях кухни стоял Шеннон. Глаза еще не отошли от сна, темные волосы надо лбом спутались. Клэр облегченно вздохнула:

— Это вы? Я так испугалась…

— Извините, — пробормотал он. Остатки сна улетучились, когда он разглядел ее в лунном свете, ласкавшем тело сквозь тонкую ночную рубашку.

— Мне… мне не спалось. — Она указала на чайник на плите. — Я решила заварить чаю с ромашкой.

— Вас расстроил звонок Найджела? — догадался спросить Шеннон.

— Да.

Он прошел в кухню и уселся за стол. Разум приказывал ему отправляться в постель, но сердце требовало остаться.

— Заварите и на мою долю, ладно?

— Конечно. — Клэр прошла к плите, стараясь справиться с волнением. Шеннон такой мускулистый и подтянутый! Она хотела бы оказаться в его объятиях, ощутить его поцелуй…

Клэр поворачивалась от плиты, когда окно с треском разбилось, усеяв весь пол осколками.

— Ложись! — крикнул Шеннон. Метнувшись со стула, он прикрыл Клэр, бросившуюся на пол, своим телом. Еще одно стекло раскололось, осыпав их радужными осколками.

Клэр застонала под телом Шеннона, не в силах прийти в себя от потрясения. Она чувствовала его хриплое дыхание, слышала, как он чертыхнулся. И почти сразу же он сильными руками поднял ее и посадил у шкафчика.

— Убийца! — проскрежетал он.

Проклятие! Он оставил пистолет в спальне. На правой руке Клэр он заметил кровоточащие царапины.

— Но… как? — услышал он ее стон.

Шеннон замотал головой, приложив палец к губам. Сейчас необходимо молчать. Убийца стоит на крыльце. Но какого черта он его прозевал? Почему не заметил его присутствия? Ему необходимо добраться до пистолета, иначе она погибла.

Сжав запястье Клэр, Шеннон потянул ее за собой. Если они не доберутся до его спальни, все кончено. Надо действовать.

Клэр выбралась из кухни на четвереньках. В темном коридоре Шеннон заставил ее выпрямиться и увлек в свою комнату. Он тут же толкнул ее на пол и сделал знак забраться под кровать.

Он нащупал беретту. Прикосновение к прохладному металлу успокоило. Теперь у них есть надежда. Прищурившись, он осмотрел окно и полуоткрытую дверь.

— Не вставайте, — прошипел он. — Что бы ни случилось, не вылезайте отсюда! Не двигайтесь!

Шеннон дернул одеяло так, чтобы оно свесилось вниз и прикрыло белое пятно — рубашку Клэр. Стремительно повернувшись, он двинулся к двери, держа пистолет наготове.

Шеннон проклинал себя, что потерял бдительность из-за своего увлечения Клэр. Он вжался в стену и прислушался. Чутким носом он пытался уловить чужие запахи. Его чувства, обострявшиеся в трудную минуту, снискали ему прозвище Адского пса и не раз спасали ему жизнь. Сегодня его навыки нужны ему, чтобы спасти Клэр.

Прокравшись в коридор, Шеннон никого не обнаружил. Скрип половицы заставил его насторожиться. Вот он! В кухне!

Теперь Шеннон услышал хруст стекла. Насколько тот близко к двери? Шеннон бесшумно двинулся в направлении кухни, сосредоточившись на противнике — убийце Клэр. Осталось всего два фута — и он сможет заглянуть в темные недра кухни.

Снова хрустнуло стекло. Звук позволил Шеннону определить, где убийца. Он ринулся вперед, держа беретту обеими руками. Увидев темный силуэт, он сделал два выстрела подряд. Проклятие! Он промахнулся!

Убийца ответно выстрелил, из-за глушителя выстрелы показались чуть слышными хлопками. Шеннон откатился налево, спрятавшись за дверью. Пули противника расщепляли дерево. Шеннон считал выстрелы: пять… шесть… Скорее всего, у подонка девять пуль в обойме. Потом ему придется перезаряжать пистолет.

Стекло снова захрустело. Шеннон не поднимался. Он с ужасом осознал, что спальня, в которой прячется Клэр, расположена за спиной убийцы. Если Шеннон выстрелит, его пули могут пробить стену и попасть в нее. Проклятие!

Тяжело дыша, он схватил щепку и кинул ее в кухню. Раздались еще два выстрела. Прекрасно! Еще один — и убийце придется потратить драгоценные секунды на перезарядку.

В эти секунды, ожидая последнего выстрела, Шеннон понял, что любит Клэр. Держа беретту наготове, он приподнялся на одно колено, готовясь стрелять.

На кухне послышался шорох. Не успел Шеннон выстрелить, как убийца опрокинул стол, сбив Шеннону прицел. Темная фигура вырвалась через заднюю дверь на улицу. Послышался топот.

Шеннон перескочил через стол. Сукин сын! Выбежав на крыльцо, он увидел, как убийца бежит по дороге, где должна стоять его машина. Стрелять в него? Нет, поймать! Нужен не он, а те, кто за ним стоит.

Шеннон бросился к дороге, успев рассмотреть темного цвета автомобиль. Убийца распахнул дверцу, прыгнул в машину и газанул. «Порше» рванул вперед, но Шеннон успел запомнить его номер. Он кинулся к дому, чтобы сообщить обо всем шерифу и позвонить Найджелу.

Клэр не знала, сколько пролежала в оцепенении. Сердце ее колотилось, пальцы впились в доски пола. Дэн! Что с ним? Цел ли он? Уже минут пятнадцать ничего не было слышно. Перед глазами вставали самые ужасные картины. Может, Шеннон истекает кровью на кухне, нуждается в помощи? Выйти из убежища? Или надо оставаться на месте?

Сами собой покатились слезы. Не может быть, чтобы Дэн погиб! Этого просто не может быть! Теперь она знала совершенно точно: она его побит. Она прижала руки по лбу. Дэн приказал ей не двигаться. Ни в коем случае. Но как она может здесь оставаться? Если он лежит где-то раненый, надо помочь ему! И тут же услышала голос:

— Клэр?

— Дэн!

— Да. Я цел, солнышко. Все в порядке. Ну-ка, вылезай оттуда. Убийца скрылся.

Попытавшись подняться на ноги, Клэр почувствовала, что вся дрожит. Шеннон стиснул ее ладони.

— Я… я не могу стоять, — прошептала она, глядя в его лицо.

— Я и сам не слишком твердо стою, — внезапно осевшим голосом проговорил он, притягивая ее к себе. Их соприкосновение потрясло его. Когда она прижалась к нему и обняла, Шеннон застонал и стиснул ее с такой силой, что испугался, не сделал ли ей больно. Запах девичьей кожи, напоминающий аромат сирени, обволок его. Ни о чем больше не думая, он приник к губам Клэр. Они приоткрылись, обжигая его очищающим огнем. Время остановило свой бег. Шеннон ощущал только ее, хотел только ее. Прижавшиеся к нему мягкие груди Клэр, ее нежное тело заставили его потерять последние крохи самообладания.

Он жадно целовал ее губы, наслаждаясь ее теплом, ее женственностью. Она ответила на его поцелуй, и у него сбилось дыхание. Запутавшись пальцами в шелковистых волосах, он попал в плен, чувствуя ее каждой клеточкой.

Клэр застонала, но это был стон наслаждения. Сильное тело Шеннона оказалось рядом с ней на кровати. Столкновение со смертью, страх потерять Шеннона потрясли ее, и она стремилась доказать себе, что жива, любимый цел и невредим. В объятиях Дэна было безопасно — и она страстно ответила на его первый поцелуй.

— Хочу тебя, хочу тебя, — хрипло прошептал Шеннон в ее мягкие губы.

Он почувствовал, как она выгнулась под ним, без слов дав ему желанный ответ. Он чуть не потерял Клэр! Скользнув дрожащей рукой под ее рубашку, он отыскал тонкую талию, потом двинулся вверх. Как только его ладонь легла на упругую грудь девушки, она вскрикнула от наслаждения. Этот приглушенный звук огнем отозвался в его теле. Никогда еще он так не желал женщины. Никогда не любил так, как любит Клэр.

Яростная буря чувств разрушила железное самообладание Шеннона. Руки девушки лишили его воли: они скользнули по его спине и плечам, пока он стягивал с нее рубашку. Через секунду его пижамные брюки тоже оказались на полу. Ее пальцы судорожно сжались на его плечах, когда он склонился над ней и настойчивыми губами поймал ее напрягшийся сосок. Клэр вдруг стала жадной, необузданной и умоляла Шеннона войти в нее.

Жар его крови стал еще сильнее, когда он почувствовал, как она открывается навстречу ему. Он хотел любить ее медленно, чтобы доставить ей наслаждение, и бурлящая страсть не оставила в нем ничего, кроме жадной потребности погрузиться в ее плоть и кровь, стать кусочком ее жизни, забыв о смерти, которая только что стояла рядом.

Взяв лицо Клэр в ладони, Шеннон всмотрелся в ее ослепленные негой блестящие глаза и медленно начал движение, которое их соединит. Он хотел бы навсегда запечатлеть ее лицо в своем сердце. Оказавшись в ее жарком лоне, он издал звук, похожий на рычание. Ничто не смогло бы сейчас остановить его. Это жадное горячее соединение с Клэр копилось в нем, как гроза.

Ее страсть охватила его, взяла в плен, лишила рассудка. Не существовало ничего, кроме этого калейдоскопа чувств, мощных, неудержимых. Когда Клэр приподняла бедра, втянув его еще глубже, у Шеннона перехватило дыхание. Никогда еще он не испытывал подобного блаженства, наслаждаясь вкусом ее губ, погружаясь в роскошные глубины ее трепетного тела.

Не осталось ничего, кроме их тел, атласного и стального. Клэр была нежная, щедрая и со сладкой готовностью встречала его желания. Шеннон был жаден и требователен, он врывался и брал. Аромат сирени окружал его, когда он зарывался лицом в ее разметавшиеся волосы. Слишком скоро его подхватила волна невыносимого блаженства, так что он, ахнув, застыл неподвижно. Когда она качнула бедрами, Шеннон не смог удержать себя — так же как дождь не мог бы не пролиться на плодородное тело земли.

А потом время остановилось, и Шеннон долго лежал, позабыв обо всем. Приподняв голову, он заметил, что пальцы его по-прежнему запутаны в волосах Клэр. Он должен был чувствовать ее — боялся, что она ускользнет от него, что все это только сон, который развеется, стоит лишь открыть глаза. Ресницы девушки затрепетали — и он утонул в бездне ее серых глаз.

— Я словно в раю, — прошептал он, — или так близко к нему, как только возможно: потому что мне уготован ад.

— Ты и есть рай, — с трудом проговорила Клэр, наслаждаясь его силой и мужественностью.

Шеннон осторожно освободил пальцы и дотронулся до ее опухших губ:

— Извини, солнышко. Я не хотел причинить тебе боль.

Клэр поцеловала его испещренные шрамами пальцы:

— Все в порядке. Как ты мог причинить мне боль?

Он нежно провел рукой по ее гладкому лбу и дугам бровей.

— Это может случиться и помимо воли.

Клэр с нежной улыбкой взяла его лицо в ладони. Теперь перед ней был не суровый мужчина — она видела нового, ранимого Шеннона. И почувствовала торжество — ей удалось заставить его показать себя настоящего.

Шеннон осторожно подвинулся и обнял Клэр. Ее рука легла на грудь Шеннона, стройная длинная нога обвилась вокруг его бедра. Рядом с Клэр он не мог ни о чем думать.

— Ты — воплощенная мечта, — чуть слышно сказал он, целуя ее в щеку, а потом поцеловав открывшиеся навстречу ему губы.

Клэр наслаждалась тем, как его пальцы скользят по ее плечу, руке, бедру… Он гладил ее, как кошку. Она чувствовала себя такой и, кажется, готова была замурлыкать.

Постепенно разум Шеннона начал брать верх над горячей лавой чувств. Во рту появился горький привкус. Клэр так доверчиво расположилась в его объятиях и смотрит на него с таким обожанием, что в горле встает ком. Она ничего не знает ни о его ужасном прошлом, ни о том, что его преследуют призраки.

— Мне не следовало этого делать, — нахмурился он. И все же Шеннон не мог отпустить ее, не мог не прикасаться к ее атласному телу.

— Нет! — Клэр приподнялась на локте, положив руку ему на сердце. — Мы оба хотели этого, Дэн. Оба!

— Это не должно было случиться, — еще резче сказал он.

— Вот как, заговорила непорочная совесть? — не удержалась от сарказма Клэр и сразу же пожалела о своей несдержанности.

Отведя взгляд, он покачал головой и отбросил одеяло:

— Я должен был охранять тебя, Клэр!

— А любить — это не значит охранять?

Он заставил себя встать с кровати. Если он останется рядом, то снова захочет ее любить, так же неистово.

— Черт подери, мне платят за то, чтобы я тебя охранял! вспылил он.

Выдернув ящик комода, он достал рубашку и джинсы. Клэр почувствовала себя покинутой. Ей вдруг стало холодно. Шеннон натянул плавки и брюки. Лицо его снова стало замкнутым, губы плотно сжались.

— Дэн, что случилось? Мы только что были вместе — нам было хорошо. Почему ты рассердился?

— Приведите себя в порядок, Клэр. Примите душ и оденьтесь. Шериф пришлет патрульную машину проверить, что здесь произошло. Полиция будет здесь примерно через полчаса.

Заставив себя встать, Клэр подошла к нему, схватила за руку:

— Полиция подождет. Мы — не можем ждать.

Шеннон поспешно выдернул руку:

— Никаких «мы» не существует. Посмотрите на себя! Вы и сейчас не можете защититься от таких, как я! Это не должно было случиться. Я виноват. Я… я так хотел вас… — Он нервно провел пальцами по волосам. — Я нарушил основное правило: никогда не вступать в близкие отношения с человеком, которого охраняешь. Извините. Мне очень жаль, что так случилось.


9

Когда Клэр вышла из душа, патрульная машина уже приехала. Она надела темно-зеленые хлопчатые брюки и белую блузку с короткими рукавами. Все еще влажные волосы заплела в косу, закрепив конец резинкой. Руки у нее дрожали.

Пережитый ужас боролся в ее душе с обидой на Шеннона. Она вспоминала их разговор и ничего не понимала. Почему он жалеет, что любил ее? Она ведь не жалеет! Бросив взгляд в зеркало, Клэр увидела бледное лицо и потемневшие широко распахнутые глаза. А ее губы… Боже мой!

Войдя на кухню, Клэр застала последствия нападения. Битое стекло, опрокинутые стулья… Шеннон поднял стол и теперь с двумя помощниками шерифа мрачно восседал за ним.

Шеннон поднял голову — Клэр настороженно застыла на пороге. Стараясь сладить с непокорными чувствами, он встал.

— Проходите и садитесь. Полиция поймала типа, который пытался вас убить.

Ахнув, Клэр подалась вперед:

— Неужели?

— Да, мэм, — подтвердил один из помощников шерифа. — Благодаря тому, что мистер Шеннон сразу же с нами связался, мы поймали его на выезде из Ок-Риджа.

Шеннон придвинул Клэр стул. Она умудрилась побледнеть еще больше, а ведь все страхи уже позади.

— Кофе? — предложил он. Черт возьми, почему он всегда разговаривает с Клэр так резко? Шеннон злился на себя за неумение держать себя в руках. Ведь он был инициатором их отношений, зашедших так далеко!

— Да, пожалуйста. — Клэр старалась не смотреть на Шеннона, но все равно остро ощущала его присутствие. Она обратилась к помощнику шерифа, на значке которого была выбита его фамилия: — Мистер Кроуф, что вы можете сказать об этом убийце?

— Пока мало. Мы его допрашиваем. Но я точно знаю, что его посадят за решетку. Судья будет слушать дело о его аресте не раньше девяти утра.

Клэр взглянула на часы — три часа ночи. Она была как-то болезненно возбуждена. А Дэн? Он всегда так себя чувствует? Может ли наемник хоть иногда позволить себе расслабиться? Клэр ощутила его напряженность.

— Чем я могу вам помочь?

— Просто дайте нам показания, мисс Коннэли. Ваш ангел-хранитель сегодня не дремал.

Клэр натянуто улыбнулась. Взгляд Шеннона был недобрый. Чем она вызвала его немилость? Несмотря ни на что, она надеялась, что, когда полицейские уедут, они с Дэном сядут и все обсудят.


Шеннон беспокойно расхаживал по кухне. Было уже четыре утра, когда помощники шерифа закончили работу. Вид у Клэр был измученный, под глазами легли темные круги.

— Мы скоро с вами свяжемся, — пообещал Кроуф, когда полицейские стали прощаться.

— Спасибо, — устало, но искренне поблагодарила их Клэр.

Шеннон вышел на крыльцо проводить их, и они вполголоса что-то обсуждали. Она встала, чувствуя себя так, словно не спала несколько ночей. Клэр очень хотелось бы дождаться Дэна и выяснить, что за преграда вдруг встала между ними, но она чувствовала, что на это не хватит сил. Придется подождать.

В спальне Клэр завела будильник на семь часов, чтобы успеть позвонить директору и сообщить, что она не сможет выйти на работу. Она легла, не в силах даже раздеться, и мгновенно заснула. Во сне она снова была с Шенноном, и он страстно любил ее.


Шеннон закончил складывать вещи. Клэр теперь в безопасности. Он судорожно сжал пальцы на ручке дорожной сумки. Сильно потертая, она знавала лучшие дни. Как и я, устало подумал Шеннон.

Наступил самый тяжелый момент в его жизни. Никогда еще он так не страдал, не испытывал подобной боли. Всей душой он рвался хотя бы попрощаться с Клэр. Но если он еще раз увидит ее, наверное, больше не сможет притворяться.

На глазах у него выступили слезы, но Шеннон справился с ними. Нет, он не смеет прощаться с Клэр.

Быстро нацарапав записку, он прошел на кухню и положил ее на стол, туда, где она ее сразу увидит. В последний раз осмотрел обшарпанную комнату. Этот дом надолго — нет, навсегда! — сохранится в его израненном сердце.

Клэр внезапно проснулась — у нее тревожно колотилось сердце. Который час? С трудом открыв глаза, она взглянула на часы. Полдень! Клэр смутно помнила, что вставала в семь позвонить директору, а потом снова заснула.

С минуту она пыталась вспомнить все случившееся. Может, вчерашняя ночь — это странная комбинация кошмара и волшебных грез? Ей вспомнились слова Шеннона о рае и аде. Именно такой и была для нее эта ночь, включившая в себя обе крайности. Любовь Дэна была раем. А ад был раньше — когда убийца пытался отнять у нее жизнь. Клэр помассировала виски, почувствовав приближение мигрени. Боль в сердце была бы естественнее. Почему Дэн жалел, что был с нею?

Выйдя на кухню, Клэр увидела, что там все прибрано. Не хватало только стекла в окне. Осколки были выметены, пол вымыт, кухонные столики вытерты. Расщепленный пулями дверной косяк снят. Или Шеннон, или ее отец занят ремонтом.

И тут она заметила на столе записку. Рядом с ней в стакане стояла свежесрезанная роза. Нахмурившись, Клэр подошла, опустилась на стул и неуверенно развернула записку:


«Дорогая Клэр!

Вы в безопасности — это самое главное. Когда вы получите эту записку, я уже уеду. Извините, что не попрощался. Рядом с вами я узнал рай, Клэр. Л для человека, которому суждено быть в аду, это невыносимо. Трусость бывает разная — у меня не хватило храбрости сказать вам «до свидания». Вы заслуживаете большего, чем я могу вам дать. Я вам об этом не раз говорил.

Вы были моим солнышком. Я никогда не думал, что такому, как я, доведется увидеть — а тем более узнать — такую женщину. Вы заслуживаете всего самого лучшего, Клэр. Я не привык молиться, но я буду просить Бога о вашем счастье. Вы его заслужили.

Шеннон».


У Клэр вырвалось рыдание. Она смотрела на записку, и слова расплывались в слезах, застилавших глаза, струившихся по щекам. Она еще и еще раз перечитала записку. Какое странное послание! Его писал не грубый наемник. Нет, за этим фасадом скрывается нежный, ранимый человек.

Все еще плача, Клэр отложила записку и спрятала лицо в ладонях. Школа предоставила ей еще месяц отпуска, чтобы прийти в себя после покушения. Она вскинула голову и вытерла глаза. У нее целый месяц…

Клэр приняла решение увидеться с Найджелом и поговорить о Дэне. Со стороны может показаться, что Шеннон ведет себя как человек неискренний, но тогда не написал бы, что она — солнышко.

Клэр постаралась взять себя в руки. Она столько пережила за последнее время! Она не верила письму Шеннона. Клэр никогда не испытывала таких сильных чувств. Она влюблялась и прежде, но ни с кем еще не чувствовала такой близости, никому еще не удавалось разбудить все ее существо. Она, наверное, раньше и не понимала, что такое настоящая любовь. А ее любовь к Дэну — настоящая? Клэр не знала, но была твердо намерена это выяснить.

Она придвинула к себе стакан с розой. Касаясь нежных лепестков, окутанная сладким ароматом, Клэр поняла, что за суровой оболочкой Шеннон прятал хрупкую душу, нежную, как роза, оставленная им.

Эта мысль вселила в Клэр надежду. Она поговорит с Найджелом и попробует разузнать о мире Дэна, который он назвал адом. Он не просто так оставил ее. Наверняка случилось что-то, о чем он ей не мог рассказать. Теперь Дэну надо будет привыкнуть к мысли, что не все в его жизни должно быть адом. И не от любого можно убегать, когда вздумается — какова бы ни была причина, заставляющая его так поступить.


10

Стоя на коленях у клумбы, Шеннон мрачно смотрел на ярко-желтый ноготок. Оранжевые, красные и желтые цветы наполняли воздух горьковатым запахом. Он одинок, как этот цветок, окруженный влажной плодородной почвой. Одинок и полон горечи.

Он приготовил ямку и посадил туда ноготок. Работа в саду всегда его успокаивала. Раньше.

Шеннон перевел взгляд на искрящуюся гладь океана, синевшего в ста метрах от участка.

Аккуратно подстриженный газон прекрасно гармонировал с зеркальной водой. Бледно-бирюзовое небо было усеяно пушистыми белыми облаками. Лето в провинции было его любимым временем года. К счастью, сбережений хватило на то, чтобы купить этот коттедж в английском стиле, когда прежние владельцы выставили его на продажу.

Клэр. Ее имя снова всплыло в памяти, когда он прикоснулся к пушистым лепесткам ноготка цвета тусклого золота. Этот цвет напомнил ему надежду, которая всегда светилась в ее глазах. Надежда. У Шеннона ее нет. Это чувство было давно выжжено в его душе. Закрыв глаза, он продолжал стоять на коленях, встревоженный печальными криками чаек, беспрестанно облетавших берег. Изредка доносилась перебранка морских львов.

Шеннон снова открыл глаза. Прежде он никогда так остро не ощущал свое одиночество. Он задумчиво осмотрелся. Его окружала хрупкая красота тщательно ухоженных цветочных клумб, созданных его руками. От переливов многоцветия захватывало дух. Но Шеннона оно перестало радовать. Только Клэр могла заставить его чувствовать красоту.

Остановившись у розария, окруженного невысокой кирпичной кладкой, Шеннон нежно коснулся кончиками пальцев сиреневой розы. Клэр. Он больше не будет стараться о ней забыть. Он вошел в дом, и тут же звонок в дверь оторвал его от невеселых мыслей. Кто бы это мог быть? Его домоправительница миссис Бессет уехала за покупками на следующую неделю и не вернется до завтрашнего утра.

Шеннон насторожился. Хотя его адрес и телефон известны только Дженни и Найджелу, он не может быть уверенным, что недруги его не выследят. Как бы тщательно Шеннон ни заметал следы, на этот счет он все же не обольщался. Рано или поздно какой-нибудь особо терпеливый и мстительный враг сможет обнаружить его убежище.

Пройдя по устланному коврами полу, Шеннон остановился у двери. Клэр! Сердце его отчаянно забилось. Как она сюда попала? Может, он грезит? Поворачивая бронзовую ручку, Шеннон ощутил прилив радости. Но столь же стремительно он подавил ее.

Дверь распахнулась, и нежданная гостья оказалась нос к носу с Шенноном. Как всегда, лицо его было непроницаемо, но глаза выдали его чувства. Она приготовилась выслушать его отповедь.

— Что ты здесь делаешь? — холодно осведомился Шеннон. Он осмотрелся. Улица заканчивалась тупиком, и он знал всех соседей и их машины. Оранжевый «фордик» перед его домом, видимо, взят напрокат Клэр.

— У нас осталось незаконченное дело, — прошептала девушка. Как трудно сохранять спокойствие, когда больше всего на свете хочется упасть в объятия любимого! По его глазам она поняла, что ему так же нелегко, как и ей.

— Заходи. — Он посторонился, пропуская гостью.

Клэр приняла приглашение. Пол в прихожей и гостиной был устлан тускло-розовым ковром, немногочисленная мебель расставлена рационально и уютно. Стеллажи с книгами высились до потолка. Похоже, хозяин дома — заядлый читатель.

Ей столько хотелось бы запомнить, рассмотреть. С каждой секундой она все больше узнавала о Шенноне. Но у нее не было времени. Каждое слово, каждый жест будут значить так много! Он захлопнул дверь, и Клэр повернулась к нему. Суровое выражение его лица заставило ее похолодеть.

— Как ты меня нашла?

— Я слетала в Нью-Йорк и поговорила с Найджелом. Он сообщил мне твой адрес.

Шеннон отступил на шаг. Если бы он этого не сделал, то не выдержал бы и обнял Клэр. А потом отнес бы ее в свою спальню и там жадно любил ее до тех пор, пока оба не обессилели бы.

Он посмотрел в ее открытое лицо. Глаза Клэр светились надеждой, он же никогда не смел и надеяться.

— Ну, так что же происходит… с тобой?

— Не только со мной, но и с тобой. — Клэр снедал страх, но она не позволяла сейчас поддаться слабости. Ей показалось, что взгляд Шеннона немного смягчился, поджатые губы расслабились. — Почему ты решил, что можешь вот так уйти? Мы были близки, Дэн. Я думала… я думала, что мы что-то друг для друга значим. — Она заставила себя не отводить глаз. — Ты сбежал, лишив меня возможности поговорить с тобой. Я приехала, чтобы закончить то, что мы начали. — И она с трудом добавила: — Иначе я не могу.

Шеннон был ошеломлен и не сразу нашелся, что ответить. Наконец он выдавил:

— Я уже говорил, что не хотел причинять тебе боль. Я решил, что такое расставание будет легче.

У Клэр округлились глаза. Возмущение придало ей сил:

— Легче?! Не могу сказать, что такое прощание причинило мне меньше боли!

Шеннон сунул руки в карманы.

— Я извиняюсь, Клэр. За все.

— И за то, что любил меня?

Шеннон уставился в пол. Он услышал в ее голосе боль. Как он рад видеть ее, рад, что она приехала!

— Нет, — признался он, — я извиняюсь за боль, которую невольно тебе причинил.

— Знаешь, какой ужас я испытала, когда обнаружила, что ты уехал? Знаешь, что я винила себя? Все думала: в чем же я виновата? Что-то не так сделала? Сказала? Я плохо знаю жизнь, но сердцу своему я доверяю, Дэн. Ты не имел права так уехать. Это несправедливо по отношению ко мне и по отношению к тебе тоже.

Ему хотелось бы положить руки ей на плечи, но он не смел.

— Это я был виноват, а не ты.

Клэр заметила, что Шеннон смягчается. Может быть, ему нужна сильная женщина, чтобы он не боялся перед ней открыться? Может, рядом с ним еще никогда не было такой женщины? Если это так, то неудивительно, что он замыкался в себе. Это открытие обрадовало ее — и испугало. Она только начала оправляться после травмы. Хватит ли у нее сил? Она не знала, но готова была попробовать.

— Я надеюсь, что у тебя найдется комната для гостей?

Он только удивленно моргнул.

Клэр возмутилась:

— Дэн, дело в том, что, по-моему, там, в Теннесси, мы много друг для друга значили. А потом ты исчез. Я не знаю, что заставило тебя бежать, но я приехала именно для того, чтобы это выяснить. И я намерена остаться здесь, как бы ты ни был неприветлив, до тех пор, пока мы вместе не доберемся до причины.

Шеннон ужаснулся. Никто еще не бросал ему вызова!

— Ты сама не знаешь, что говоришь, — предостерег он ее.

— Это я-то не знаю! Не делай из меня дурочку, Дэн. Я работаю с больными детьми. Мне требуется немало проницательности, чтобы расположить их к себе.

Шеннон отступил еще на шаг: настороженность боролась в нем с любовью к Клэр.

— Ты берешь на себя слишком много. Ты не знаешь, на что идешь!

Упрямо вздернув подбородок, Клэр возразила:

— Нет, знаю!

— Послушай, — тихо начал он, — я не хочу причинять тебе боль, Клэр. Если ты здесь останешься, это неминуемо. Не надо ради меня рисковать. Я этого не стою.

У Клэр защипало глаза, но она сдержала слезы. Шеннон воспримет их как слабость.

— Это неправда. Ты — хороший человек, Дэн. Тебе пришлось нелегко, и теперь ты прячешься. Я приехала доказать тебе, что нет поводов все время убегать от себя. И смеяться тебе можно. И плакать. Когда ты в последний раз себе это позволил?

Шеннон шагнул вперед и схватил ее за руку.

— Черт подери, убирайся отсюда, пока можешь, Клэр! Я чудовище. Чудовище! — Он ткнул себя пальцем в грудь. — Он здесь, мой ад. Он вырывается наружу и берет надо мной власть, и я причиняю боль тому, кто оказывается рядом! Ты должна это понять!

Она твердо встретила его пылающий взгляд, увидела пережитый кошмар, отразившийся в его глазах, услышала страдание в его голосе.

— Нет, я тебя не боюсь. И твое чудовище тоже. Впервые в жизни, Дэн, ты будешь честен не только с самим собой, но и с другим человеком — со мной.

Шеннон отшатнулся, как от пощечины:

— Остаешься на свой страх и риск. Поняла?

— Да.

Он сделал еще одну попытку.

— Ты молода и идеалистична. Я причиню тебе такую боль, о которой ты даже не подозреваешь! Я сделаю это не нарочно, Клэр, но это произойдет. — Он вдруг почувствовал себя опустошенным. — Бог свидетель, я не хочу причинить тебе зла.

Она проглотила вставший в горле ком и тихо сказала:

— Я знаю…

— Это безнадежно, — прошептал Шеннон, глядя в окно па цветники и океан. — Я безнадежен.

Клэр с трудом подавила желание обнять любимого. Только не сейчас. Он чувствует себя настолько неуверенно, что может сказать что-нибудь обидное из-за страха снова получить удар судьбы.

— Ты не безнадежен, — мягко сказала она. — А теперь покажи мне комнату для гостей, я хочу распаковать вещи.

— Первая дверь направо по коридору, — пробормотал ошарашенный Шеннон, резко повернулся и ушел.

Дрожащими руками Клэр распаковала приготовленные на неделю вещи. Сердце ее по-прежнему колотилось, но внутри крепло какое-то чувство, похожее на победу. Она надеялась, что отчаянное сопротивление Шеннона свидетельствует о том, как сильно он к ней привязался. Может быть, он все-таки любит? Только это поможет им пережить все бури, их ожидающие. Более слабое чувство убьет ее — и снова ранит Шеннона.

Ну, Клэр, держись, подбодрила она себя. Хочется спрятаться в этой комнате и никуда не выходить, но это было бы бессмысленно. Нет, ей надо стать частью замкнутого мира Шеннона — хочет он того или нет. Ее сердце подсказывало, что она ему нужна. Она сильно рискует. Но она любит Шеннона и готова пойти на риск. Он все время жертвует жизнью ради других — пора, чтобы кто-то рискнул собой ради него.


Шеннон заглянул в просторную, современно оборудованную кухню. Клэр трудилась там уже три часа. Почти все это время он провел в гараже, где отводил душу резьбой по дереву, но ароматы, исходившие из кухни, невозможно было не уловить. Ему захотелось есть. Мучил его и другой голод — по Клэр, — с ним он продолжал безуспешно бороться.

— Что на ужин? — хмуро поинтересовался он.

Клэр вытерла руки о темно-зеленый фартук.

— Жаркое со сметанной подливкой и бисквит. Южане любят подливки и бисквит, — с гордостью сказала она.

— Пристойно. А на десерт?

— Нахальничаешь, а?

Он хотел улыбнуться, но не смог:

— Наверное, да.

— Я сюда приехала не в качестве домработницы, чтобы готовить три раза в день и убираться, — предупредила Клэр, приглашая жестом садиться. — За ужин придется платить.

— Вот как?

Шеннон уселся, раздумывая, как себя вести. Клэр в его кухне была словно дома, ее присутствие грело его, как солнце.

Клэр поставила на стол мясо, соусницу и тарелку с бисквитами. На его вопросительный взгляд заметила:

— Мы с родителями всегда после ужина любим поговорить. Одна из самых главных вещей, которым они меня обучили, — общение.

— Я не привык разговаривать, и ты это знаешь.

— Ну, так будешь учиться, — жизнерадостно пообещала она. При этом внутри у нее все дрожало. Аппетита не было совершенно, но она заставила себя есть. Присутствие Шеннона превращало ее лицо в предателя. Когда он, пусть невесело, но улыбался, она таяла. Клэр помнила, как он целовал ее — жадно и щедро. Никогда еще ей так не хотелось кого-то целовать! Однако она знала, что если уступит своему желанию, то проиграет не только сражение, но и всю задуманную ею кампанию.

— Ладно, — неуверенно произнес он, — ты хочешь, чтобы я говорил? — Он положил себе несколько толстых ломтей жаркого, щедро сдобрив все подливкой. — А о чем?

— О себе.

— О чем угодно, кроме этого.

Пожав плечами, Клэр согласилась.

— Хорошо. Начинай с чего хочешь.

Еда оказалась превосходной. Уписывая сочное мясо, Шеннон в который раз удивился упорству Клэр.

— Я не думал, что ты такая настойчивая.

— Это что-то изменило бы? — улыбнулась она.

Тень улыбки коснулась его губ, и эта нерешительная попытка обдала Клэр жаром. Она глубоко вздохнула:

— Я хочу знать о тебе, о твоем прошлом, Дэн. По-моему, я прошу не слишком много. Тогда я смогу понять тебя и, возможно, себя, а также то, что испытываю к тебе.

И снова ее прямота потрясла Шеннона. Он заметил, что у нее дрожат руки. Она нервничает — может быть, даже сильнее, чем он. Но сердце его переполняла радость ее присутствия, заглушая другие чувства.

— И если я буду откровенен, ты дашь мне десерт?

Клэр рассмеялась, впервые почувствовав надежду. Ей показалось, что Шеннон испытывает ее, проверяет, действительно ли она сильная духом, ему под стать.

— Кокосовый пирог пропадет, если ты будешь упрямиться, Дэн.

Ее смех солнечным лучом пронзил его мрачный внутренний мир. В эту минуту Шеннону мучительно хотелось любить ее, чтобы она прогнала тьму своим смехом, теплом. В нем затеплилась надежда, и это потрясло его. Он никогда не знал этого чувства! Никогда. Бросив на нее раздраженный взгляд, он пробормотал:

— Лучше я буду говорить о моих цветниках и о розах.

— Хватит о розах. — Клэр встала, чтобы убрать посуду. Она увидела, что глаза его сразу же потемнели. Открыв холодильник, она достала пирог и отрезала два кусочка. — Расскажи мне о своем детстве.

Шеннон мрачно откинулся на спинку стула, не спуская с нее глаз.

— Невеселая история, — только и сказал он.

Она дала ему тарелку с пирогом и вилочку и уселась напротив:

— Рассказывай.

Вздохнув, Шеннон пожал плечами и взялся за вилку.

— Я был коротышкой. Всегда схватывался со старшими ребятами, которые задирали Дженни. — Он указал на свой искривленный нос. — Мне его три раза ломали в школе.

— А тебя кто-нибудь жалел?

— Шалуны не кидаются со слезами к мамам, — усмехнулся Шеннон.

— Твоя мать жива?

Внутри у него все сжалось, и он уставился на пирог, к которому так и не прикоснулся:

— Мы остались с сестрой одни, когда мне было четырнадцать.

— От чего она умерла? — тихо спросила Клэр.

— Погибла во время грабежа.

Она услышала нарастающую боль в голосе Шеннона.

— Расскажи мне об этом.

— Нечего рассказывать. Когда мне было тринадцать, родители эмигрировали в Америку. Они открыли бакалейный магазинчик в пригороде Нью-Йорка. Год спустя в лавку вошли двое парней, чтобы ограбить. Они забрали деньги и убили моих родителей.

Шеннон опустил голову, почувствовав, как к глазам подступают горькие слезы. И ощутил, что рука Клэр легко легла ему на плечо. Этот незамысловатый жест сочувствия чуть было не разрушил стену отчуждения, которую он так тщательно возводил вокруг себя.

Стараясь не потерять самообладания, Клэр попыталась представить, что должен был испытать четырнадцатилетний мальчик, оказавшийся один на один со своей бедой в чужой стране.

— А Дженни была младше?

— Да, на год.

Клэр чувствовала его страдание.

— И что ты сделал?

Шеннон боролся с желанием положить руку поверх ее пальцев, лежащих у него на плече. Ведь тогда он уткнется лицом ей в грудь и зарыдает. У него в горле стоял ком. Его раздирали разноречивые чувства. Зарычав, он отшатнулся от стола, уронив стул на кафельный пол.

— Ты не имеешь права устраивать мне допрос! Никакого! — крикнул он, с треском водрузив стул на место.

Клэр сидела неподвижно, стараясь, чтобы на ее лице ничего не отразилось. Она боролась со слезами и молила бога, чтобы Шеннон этого не заметил. Он был бледен, глаза пронизывали ее.

— Если ты не дура, — резко бросил он, — ты уедешь прямо сейчас, Клэр.

Она упрямо покачала головой:

— Я остаюсь.

— О, проклятие!

Она закрыла глаза:

— Тебе меня не прогнать.

— Тогда хорошенько запри сегодня ночью дверь спальни, — посоветовал он. — Я так сильно тебя хочу, что чувствую вкус желания. Твой вкус. Продолжай настаивать на своем — и я не знаю, что случится. Со мной ты в опасности. Разве ты этого не понимаешь?

Клэр мягко ответила:

— Ты и сам в опасности, Дэн.

Он стремительно вышел из дома. Может быть, если он пройдется — далеко и очень быстро, — то это немного успокоит его.

Он любит Клэр, но боится, что причинит ей зло. Никому еще не удавалось вывести его из равновесия. Он зашагал через сад к пляжу, ничего не замечая вокруг себя.


11

Клэр стала готовиться ко сну. Шеннон еще не вернулся, хотя было уже около одиннадцати. Нервы у нее были натянуты до предела.

«Хорошенько запри дверь».

Хочет ли она ее запирать? Сможет ли она отказать Шеннону, если он зайдет в спальню? Где кончается бегство от реальности? И где начинается свобода выбора — для них обоих? Возможно, она родится в жаре их взаимного чувства… Дрожащими руками Клэр стянула с кровати покрывало. В комнате уже было темно. Клинья лунного света пробивались сквозь занавески, слабым сиянием освещая комнату.

«Хорошенько запри дверь».

Клэр провела щеткой по волосам, силясь разобраться в своих чувствах. Что, если сейчас сюда войдет Дэн? Она посмотрела на замок. Дверь не заперта — пока. Следует ли это сделать? Почему она колеблется: из-за себя или из-за Дэна?

«Хорошенько запри дверь».

Вспоминая время, когда Шеннон жил с ней в старом доме на ферме, Клэр поняла, что даже не знает, если не считать той ночи, спал ли он вообще, мучили ли его кошмары… С возгласом досады она бросила черепаховую щетку на туалетный столик. Нет, она должна оставить дверь незапертой. Если она ее запрет, это будет свидетельствовать о том, что она не доверяет ему… или себе. Глубоко вздохнув, она скользнула в прохладную постель. Устроившись поудобнее, она положила руки под голову и долго лежала… и ждала. Просто ждала.

Шеннон бродил по дому как призрак. Все лампы были погашены, но лунного света было достаточно, чтобы уверенно двигаться. Он устал, пройдя много миль по берегу океана, стараясь освободиться от бури чувств, раздиравших его душу. Быстрая ходьба утомила его, но не помогла справиться с собой.

Клэр.

Шеннон застыл в коридоре, окончательно осознав, что любит ее. Дрожащей рукой он прикоснулся ко лбу. Когда это случилось? Наверное, в самую первую минуту, как только увидел ее. Да, он в своей жизни знал немало женщин, но еще никогда ему так не хотелось по-настоящему любить. Клэр он хотел бы дарить счастье, видеть в ее глазах бархатную поволоку, мягкий изгиб губ в ответ на его ласки, на любовь, которая сплавила бы их воедино.

Шеннон решил принять холодный душ. Но оказавшись у двери в комнату Клэр, он остановился. Послушалась ли она, заперла ли от него дверь? Рука невольно потянулась к дверной ручке, лоб покрылся испариной. На мгновение пальцы его застыли. В глубине души он все же надеялся, что дверь окажется запертой. Он не хотел бы причинить Клэр боль, не хотел пользоваться ее расположением, ничего не дав взамен. Да и что он может ей дать?

Стиснув зубы, Шеннон схватился за ручку и чуть повернул ее. Дверь была открыта! Он застыл на месте, охваченный ужасом и надеждой, тоской и страстью. Клэр доверяет ему. Она уверена, что он поступит так, как будет лучше для обоих. Так же бесшумно он убрал руку.

Клэр почувствовала, что Шеннон стоит у ее двери. Она лежала, вцепившись в одеяло и, широко распахнув глаза, наблюдала, как ручка двери медленно поворачивается. Она не знала, как поступить, если он войдет к ней. Сердце приказывало любить его, обнять, подарить ему себя. Клэр твердо знала, что любовь целительна. Но разум предупреждал, что Шеннон может переломить себя и отвернуться от нее.

Секунды шли, и Клэр увидела, как ручка поворачивается обратно. Теперь Шеннон знает, что она здесь, что она открыта ему, и он может взять все, что захочет. Эта мысль и пугала, и радовала ее.

Поняв, что дверь не откроется, она прерывисто вздохнула и постепенно успокоилась. По крайней мере, Шеннон дома. Она тревожилась, не зная, где он и вернется ли. Заставив себя закрыть глаза, она почувствовала, как спадает напряжение. Спать. Ей надо спать. Завтра утром ее снова ждет трудное сражение с Шенноном за его душу.

Вскоре она уже сладко уткнулась в подушку — почти сразу же ей начал сниться Дэн, их разговор за обедом и его охваченные болью глаза.


Клэр внезапно проснулась. Ей это приснилось? Или она слышала крик? Или, может, это был вопль какого-то животного? Тревожно озираясь, она сбросила с себя одеяло. Сон или же… явь? Вскочив, она наткнулась на туалетный столик.

Охнув от боли, Клэр протерла глаза. Откинув назад рассыпавшиеся волосы, взглянула на часы: три часа ночи. Луна сильно продвинулась по небу, и в комнате стало намного темнее. Схватив халатик, Клэр быстро накинула его.

Она вышла в коридор, но там ее встретила тишина. Комната Шеннона была в другом конце коридора. Клэр заставила себя пойти туда.

Уже почти у самой двери она услышала глухой стук, доносившийся из другой части дома. Изумившись, она повернулась и пошла на шум. В центре темной гостиной она остановилась, прислушалась и поняла, что стук доносится из гаража. Снова раздались удары. Клэр обуял страх. Она знала, что там Шеннон. Она должна идти туда. Должна говорить с ним. Теперь она знает, что испытывает укротитель, входя в клетку к диким животным.

Клэр повернула дверную ручку. Вырвавшийся из гаража поток света на минуту ослепил ее, и она остановилась в дверях, заслоняя глаза рукой.

Шеннон, услышав звук открывающейся двери, стремительно обернулся. Он надеялся, что Клэр не проснется от его крика, но вот она рядом, сонная и испуганная одновременно. По его лицу струился пот.

— Я говорил тебе: убирайся отсюда! — Эти слова, прозвучавшие скорее как мольба, а не угроза, невольно вырвались у него. — Уходи! Беги!

Клэр была ошарашена. Крик Шеннона гулко разнесся по огромному помещению. Испуг не помешал ей заметить великолепно выполненные деревянные фигуры: дети, женщины с детьми, летящие птицы… Некоторые были сбиты с подставок и разбросаны по цементному полу. Клэр посмотрела на Шеннона. На нем были только пижамные брюки. Его торс блестел от пота в ярком свете ламп, волосы взмокли и растрепались. Но больше всего Клэр поразило злобное выражение его потемневших страдальческих глаз.

Прошептав его имя, она шагнула вперед.

— Нет! — взмолился Шеннон, пятясь. — Не подходи ко мне! Черт подери, не смей!

Клэр упрямо помотала головой, простирая к нему руки.

— Нет! — негромко воскликнула она. — Ты не причинишь мне боли! Нет…

И она решительно двинулась вперед: любовь и сострадание дали ей силы справиться со страхом.

Шеннон, отступая, налетел спиной на шкафчики. Дальше отступать было некуда. Лицо Клэр то и дело заслоняли кошмары, постоянно преследующие его. Вот его противник приближается к нему, угрожая ножом. А теперь палач надвигается на него с удавкой. Он замотал головой, и с его плотно сжатых губ сорвался стон. Он отчаянно цеплялся за реальность, и ею стало присутствие Клэр. Он слышал ее мягкий, глуховатый голос, заглушивший проклятия бросающихся на него врагов.

Клэр наткнулась на безумный взгляд Шеннона и протянула руку, чтобы дотронуться до него. Лицо его застыло бесстрастной маской, прищуренные глаза пристально смотрели куда-то мимо нее. В ней поднялась волна страха, но она знала, что должна победить его, подчинить себе — и дотронуться до Шеннона, затронуть его душу.

Когда она прикоснулась к нему, он застонал. Расширившимися от ужаса глазами, словно в замедленной съемке, она увидела, как он начал заносить руку для удара.

— Дэн, нет! — Она вцепилась в него, стараясь остановить. — Не надо!

Где он? Он слышал крик Клэр. Где? Кошмар медленно отступал, и Шеннон понял, что девушка держит его за руку.

— Нет! — прохрипел он, высвобождаясь. — Господи!.. Извини. — Рот наполнился горечью, он тяжело вздохнул. — Я мог причинить тебе боль. Боже, я чуть было не…

— Ничего. Я в порядке, и ты тоже, — прошептала Клэр.

У нее кружилась голова. Она стояла неподвижно. Он протянул к ней руку, пальцы его дрожали. Клэр хотелось плакать. В его взгляде была такая мука! Он прикоснулся к ее волосам, словно не веря, что все это наяву. Собрав остатки мужества, Клэр поймала его руку.

— Это был просто сон. — Голос ее дрожал.

— Тебе не следовало оставаться тут. — Он нежно взял в ладони ее лицо и заглянул в полные слез глаза. — Я так боюсь, Клэр!

Девушка доверчиво прижалась к нему. Хрипло вздохнув, он зарылся лицом в ее волосы, сжав в стальных объятиях. Ей было трудно дышать, но она терпела, понимая, как ему нужна сейчас ее близость.

— Я люблю тебя, — прошептала она, гладя его по голове. — Люблю…

Эти слова проникли в душу Шеннона. Без колебаний он нашел ее губы. Они были сладкие, щедрые, и он жадно взял все, что они обещали. Он задыхался. Поцелуй Клэр, ее руки, успокаивающе поглаживавшие его плечи, прогнали кошмар. Она застонала от наслаждения.

Ее губы раскрылись: теплые, сладкие, страстные… Шеннон до боли хотел ее. Оторвавшись от ее губ, он заглянул в темные, сияющие радостью глаза Клэр.

— Все будет хорошо, — пообещал он, — все будет хорошо. Пойдем…

Обнимая Клэр за плечи, он провел ее через затихший дом. В гостиной он подвел ее к дивану и уселся рядом. Колени их соприкоснулись, он взял ее руки в свои.

— Я меньше всего на свете хотел бы сделать тебе больно…

— Знаю.

— Черт подери, Клэр, почему ты не убежала? Почему ты меня не оставила?

Она медленно подняла глаза.

— Потому что я люблю тебя, Дэн. Никто не уходит от любимого, если ему плохо, оставляя страдать, как страдал ты.

Шеннон закрыл глаза и прижал ее к себе. Горячие слезы переполнили его глаза и потекли по щекам. Уткнувшись в ее плечо, он дал волю раздирающим сердце рыданиям. Девушка обняла его.

— Хорошо, — прошептала Клэр, тоже плача. — Плачь, Дэн. Плачь обо всем, что тебе пришлось увидеть и сделать для того, чтобы выжить. Плачь. Я от тебя не уйду. Я буду с тобой…

Время остановилось. Клэр слышала только страшные рыдания, сотрясавшие Шеннона. Он цеплялся за нее, словно боясь потерять навсегда. Клэр прекрасно его понимала. Она покрепче обняла его, шепча нежные слова любви.

Клэр забыла о своей боли. То, что он доверился ей, дал волю очищающим слезам, которые носил в себе так долго, наполняло ее чувством торжества.

Постепенно Шеннон затих. Клэр нежно водила пальцем по его волосам, плечам, спине.

— У тебя все будет хорошо, — прошептала Клэр, касаясь губами его виска. — Просто прекрасно.

Она вздохнула и прижалась к нему лбом, внезапно почувствовав, как сильно устала.

Шеннон гладил ее спину. Никогда он не чувствовал себя таким умиротворенным — и таким любимым. От нежного прикосновения ее губ к виску на глазах снова навернулись слезы. Он погрузил лицо в ее волосы, целуя шею и ушко…

Шеннон не находил слов, чтобы выразить, что с ним происходит. С каждой минутой боль становилась все глуше. Аромат тела Клэр обволок его, и он цеплялся за ее хрупкую фигурку, вбирая силу, которую она дарила ему своим прикосновением и голосом.

Клэр было больно, когда Шеннон так внезапно, не объяснившись, исчез из ее жизни, но сейчас она была сильной, а он еще никогда не был так слаб. Ее пальцы дрожали в его волосах, и он медленно поднял голову. Она подарила ему нежную улыбку, а взгляд ее переполняли сострадание и любовь.

Любовь. Она была в выражении лица Клэр, в том, как ее ладонь легла ему на щеку… Как такая женщина может его любить?

Когда Клэр вытерла с его лица последние слезы, ему стало стыдно за свою слабость, и Шеннон опустил глаза.

— Слезы — это чудесно, — прерывающимся шепотом успокоила его Клэр. — Мама всегда говорила, что это жидкий хрусталь. Мне всегда нравилось это сравнение. Она говорила, что слезы — дорожка к сердцу, и я уверена, что это правда. — Она нежно улыбнулась. — У тебя хватило мужества сделать самый трудный шаг, дорогой.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты смог доверить другому свои чувства.

— Слезы — это слабость.

— Кто тебе это сказал?

— Отец. Мужчины не плачут.

— И не чувствуют, наверное. Ах, Дэн… — она нежно погладила его по щеке, — у мужчин тоже есть сердце! Сердце, которое имеет право на такие же сильные чувства, что и женское.

Он коснулся ее щеки.

— Я боялся, что, если мои кошмары вернутся, когда ты будешь рядом, я причиню тебе боль. Я еще никогда так сильно не любил, Клэр. Это старые страхи заставили меня уехать, чтобы защитить тебя от того, что может произойти однажды ночью. Боже, я не перенесу, если такое случится! Сегодня это чуть не произошло.

— Могло, но не случилось. Какая-то клеточка твоего разума понимала, что это я, Дэн. Это тебя и остановило, дорогой.

Он опустил глаза и взволнованно объяснил:

— Мне… мне приснилась Колумбия, одно из заданий. Нас с Брэдли поймали и пытали в усадьбе кокаинового короля. Остальным пришлось устраивать налет, чтобы нас выручить. Это было в прошлом году. Слишком мало времени прошло — вот почему меня преследуют кошмары, видения…

— И у тебя сегодня были видения, когда ты проснулся? — догадалась Клэр.

— Да… — Он прерывисто вздохнул. — Приступ начался в спальне, и я ушел в гараж — всегда так поступаю в этих случаях. Я надеялся, что ты не проснешься. В гараже безопаснее. Я чувствую себя диким зверем в клетке, — с горечью добавил Шеннон.

— Раненый, но не дикий, — прошептала она, снова прикасаясь к его щеке. — Раны надо врачевать, чтобы они зажили, Дэн.

— И чего это будет стоить целителю?

— Если ты готов к лечению, готов к неизбежным переменам, я могу остаться с тобой, если, конечно, ты захочешь.

Шеннон повернулся к ней.

— Посмотри на себя. Посмотри, чего это уже тебе стоило!

Клэр кивнула:

— Мне себя не жалко, Дэн. Для тебя. Разве ты этого не понимаешь?

— Я не знаю, какое чудо сработало, когда ты потянулась ко мне. — Шеннон показал ей свои руки. — Я убивал ими, Клэр. И когда я хочу защитить себя, я защищаюсь. Противник в живых не остается.

Похолодев, Клэр смотрела на его сильные мозолистые руки. С трудом сглотнув, она прошептала:

— Ты знал, что я — не враг, Дэн.

Он хотел было сказать: «Я тебя люблю, вот почему», — но остановился. Одного взгляда на ее бледное измученное лицо было достаточно, чтобы решить не подвергать ее опасности, пусть даже у него душа извелась от желания быть с ней.

— Ты — прекрасная идеалистка, — тихо проговорил он. — Я тебя недостоин — и никогда не буду достоин.

— Это мне решать.

Он странно посмотрел на нее, но не возразил. Немного помолчав, прошептал:

— Давай-ка укладывайся. Тебе надо отдохнуть.

— А тебе?

Он пожал плечами:

— Я не засну.

— Ты спал, как ребенок, после того как мы любили друг друга. — Протянув руку, Клэр поймала его пальцы.

— Наверное.

Клэр заглянула в его несчастные глаза:

— Тогда ложись со мной и сейчас.

Шеннон молчал, у него перехватило дыхание.

— Пойдем, — прошептала она. — Пойдем, ты ляжешь рядом со мной.


12

Шеннон глубоко вздохнул, почувствовав, как Клэр устраивается рядом. В спальне было почти совсем темно. Несмотря на то, что он так сильно напугал Клэр, она положила голову ему на плечо, приникнув к нему всем телом. Рука легла ему на грудь, и девушка чуть слышно вздохнула. Шеннон с тревогой почувствовал, что Клэр слегка дрожит. Он понял, что она все еще не оправилась от пережитого.

— Это просто рай земной, — прошептал он, уткнувшись ей в волосы.

— Да, — вздохнула Клэр, водя рукой по его груди, наслаждаясь прикосновением к его шелковистым волосам. Его стон прозвучал для нее музыкой. Приподняв голову, Клэр приникла к его плотно сжатым губам. Шеннон жарко ответил на ее поцелуй. Она отдалась огню, охватывавшему их всякий раз, когда они прикасались друг к другу.

Дэн должен знать, что какой бы ужас ни жил в нем, ее любовь — и, как она надеялась, его любовь к ней — рассеют его. Но эта мысль сразу же потонула в океане страсти, разбуженной его жадным поцелуем. Все тело ее пылало. Утонув пальцами в ее густых волосах, Шеннон бережно положил ее на спину.

— Любовь освобождает. — Она притянула его к себе. Ощущение близости его сильного тела заставляло сердце петь.

Шеннон осторожно снял с нее ночную рубашку. Белый хлопок сугробом упал на пол рядом с его пижамными брюками. Вытягиваясь рядом, Шеннон легко поцеловал ее в щеку.

— Ты такая храбрая. Такая храбрая!..

И это действительно было так — Шеннон никогда прежде не встречал таких женщин. Это позволило ему любить ее так, как ему снилось только в самых смелых снах. Скользнув пальцами к ее груди, он почувствовал, как она замерла в предвкушении ласки. Сейчас Клэр должна получить от него все, на что он способен.

Ее доверчивость тронула его. Клэр не была пассивна. Нет, она отвечала ему, обнаружив страсть, подобную его собственной. Когда ее руки скользнули вниз по торсу, лаская его, он задрожал. Самообладание начало покидать его под прикосновением ее жарких губ и нежных рук. Он отдался женщине, которая любила его с ослепляющей силой, только теперь ставшей ему понятной.

Он приподнял ее ноги — и Клэр закрыла глаза, крепко сжав пальцы на его напряженных плечах. Весь мир превратился в пульсирующий огонь, наполнивший ее таким острым томлением, что, когда Шеннон секунду помедлил, она, протестуя, чуть слышно простонала. Огонь обжигал ее болью. Ни о чем не думая, вся во власти желания, Клэр двигалась в такт древним ритмам. Их тела превратились в живые, вспыхивающие жарким пламенем от соприкосновения.

Яростно ворвавшись в нее, Шеннон сжал возлюбленную в объятиях, словно она одна привязывала его к жизни. В эти головокружительные минуты, когда они дарили себя друг другу, он впервые за многие годы познал надежду. Наслаждаясь крепнущей любовью к Клэр, Дэн опустился рядом с ней, все еще тяжело дыша.

Он нежно отвел пряди с ее влажного лба. Когда она открыла глаза и смятенно взглянула на него, он ответил робкой улыбкой. Есть ли у него право говорить Клэр, что он любит ее? Смеет ли он надеяться, что она сможет выдержать преследующие его ночь за ночью кошмары? Не требует ли он от нее слишком много — пусть даже она сама готова попробовать?

Снова приникнув к ее нежным губам, Шеннон задрожал. Он не мог ответить на эти вопросы, как бы ему этого ни хотелось! Ему так много надо было сказать Клэр! Он снова отдался во власть страсти, не желая сейчас заглядывать в будущее.

Шеннон еще крепче обнял ее:

— Ты — солнышко, — прошептал он, — солнышко и надежда, сотканные в волшебную ткань жизни.

Эти слова заставила Клэр затрепетать. Дэн держал ее так крепко, словно боялся, что она, подобно солнцу, исчезнет, и вновь наступит преследующая его тьма. Она закрыла глаза и прижалась к нему всем телом. Он произнес слово «надежда»! Это уже много. Слово «любовь» еще никогда не слетало с его губ. Но ей надо быть терпеливой и ждать, чтобы Дэн сам сказал о своей любви, если он действительно ее любит. Клэр не хотела обманывать себя: если они познали гармонию физической близости, это еще не значит, что Дэн пришел к ней с искренней любовью. Она прошептала:

— Я так устала…

— Спи, солнышко, спи, — отозвался он.

Ему хочется снова любить ее, без слов сказать ей, как она ему дорога, но он знает, что ей надо спать. Одного ее присутствия рядом с ним достаточно.

Закрыв глаза и крепко обняв Клэр, Шеннон провалился в глубокий сон. Он не спал так с того дня, как стал бойцом Иностранного легиона.


Шеннон проснулся. Клэр? Он приподнял голову и осмотрелся. Она исчезла! Сквозь кремовые занавески в комнату врывалось солнце — ослепительное, радостное сияние, заставившее его зажмуриться. Он стремительно сел. Часы на туалетном столике показывали одиннадцать. Не может быть!

Недоверчиво ахнув, Шеннон вскочил. Неужели уже так поздно?

Страх сковал его сердце. Клэр. Где она? Может, она уехала? Поняв, какой обузой он для нее станет?

Он вернулся к себе в комнату. Винить ее нельзя. Какая женщина в здравом уме захочет остаться с таким, как он? Шеннон поспешно принял обжигающе горячий душ и оделся. Быстро пройдя по коридору, он заметил, что окна гостиной не только не занавешены тяжелыми шторами, но и открыты. Напоенный сладкими ароматами ветерок наполнял дом.

Шеннон заглянул в гостиную: никого. Из кухни не доносилось никаких звуков, но он все равно прошел туда. Каждый удар сердца повторял ему: «Клэр нет». Сердце щемило от тоски.

На кухне все было в полном порядке. Но Клэр и там не было. Шеннон тяжело облокотился на стол. Она уехала! Это открытие потрясло его до глубины души.

До него не сразу дошло, что он слышит женский смех. Шеннон повернулся к окну: на дорожке, ведущей к берегу океана, Клэр разговаривала с его домоправительницей, миссис Бессет.

Шеннон не сразу пришел в себя. Клэр не уехала! Она осталась! Он застыл на месте, не сводя глаз со смеющихся женщин. На Клэр была простая белая блузка, джинсы и удобные коричневые туфли. Ее роскошные волосы, заплетенные в косу, спускались ниже лопаток.

Шеннон не подозревал, что чувство облегчения может быть таким болезненно острым. Он опустил голову, потрясенный всколыхнувшимися в нем чувствами. Он любит Клэр. Любит! И понял, что ему надо о многом поговорить с ней. Как она это примет? Он расскажет ей правду, и она должна его выслушать. Что потом? Шеннон не знал, как Клэр отнесется к тому, что узнает от него. Одно он знал точно: он хотел бы каждое утро просыпаться рядом с этой женщиной, до конца своих дней. Но может ли он этого от нее потребовать?


Клэр помахала миссис Бессет, собравшейся уходить, и направилась к двери аккуратного коттеджа. В гостиной она изумленно остановилась.

— Дэн!

Он стоял у дивана. Ее удивление переросло в тревогу. Шеннон настойчиво искал на ее лице признаки того, что со вчерашней ночи ее отношение к нему переменилось.

— Когда я встал, тебя не было. Я подумал, что ты уехала.

Клэр увидела боль в его потемневших глазах.

— Уехала? — удивленно переспросила она, подходя к нему.

— Угу, навсегда. Но разве я мог бы тебя за это винить…

Остановившись перед ним, Клэр нежно улыбнулась. Шеннон сбросил с себя маску и полностью открылся ей. Ощутив его неуверенность, она нежно коснулась его небритой щеки.

— Я с тобою надолго, — пообещала она, глядя ему в глаза, — если ты мне разрешишь, Дэн.

Прерывисто вздохнув, он сжал ей руки:

— Тогда нам надо сесть и серьезно поговорить, Клэр.

— Хорошо.

Когда он сел, она устроилась на диване рядышком с ним, поджав под себя ноги. Коленки ее уперлись ему в бедро. Лицо его было искажено болью, веки все еще припухшие после сна.

Шеннон заговорил, чувствуя, что слезы по-прежнему где-то очень близко:

— Когда родителей убили, нас с Дженни определили к приемным родителям. У нас не осталось родных, и Служба эмиграции разрешила нам остаться. Приемные родители хорошо к нам относились. Дженни расцвела от их любви и заботы.

— А ты?

Дэн пожал плечами:

— Я почти все время ходил мрачный. Мне хотелось уничтожить тех двух парней, которые убили моих родителей. Учился я плохо. По правде говоря, я почти все время прогуливал и проводил время с компанией. А Дженни училась хорошо. Она начала играть еще в школе, и у нее проявился талант. Настоящий талант.

Клэр видела, что Дэну больно говорить. В его глазах отчетливо читались все чувства. Протянув руку, она накрыла ладонью его пальцы.

— А как ты попал в Иностранный легион?

— Я поступил в него, когда мне было семнадцать, убежав из дома. Во мне было столько ненависти, Клэр, и никакой возможности от нее освободиться. Я все время дрался с другими ребятами. Я видел, каково из-за моего поведения приемным родителям и Дженни, и решил им не мешать. Легион суров, Клэр. Чертовски суров. Он убивает тех, кто не ожесточается, и тех, кто не может подчиняться жесткой дисциплине. К тому времени, когда начальство узнало, сколько мне на самом деле лет, я прослужил уже год и выжил, так что они меня не выкинули. К тому времени из меня выбили уже почти всю злость. Остальная растратилась в боевых заданиях, которые нам приходилось выполнять. Вскоре нас направили в Африку подавлять беспорядки. Я не стану вдаваться в кровавые детали, но это было ужасно. Племена воевали друг с другом, а нам надо было вмешаться и восстановить мир. В течение трех лет я жил в кровавой бане. Я видел такую бесчеловечность! Я считал, что знаю, что такое насилие: ведь я рос в Северной Ирландии, где оно повсюду, но в Африке все оказалось в сто раз страшнее.

— И в сто раз труднее забывается?

Ее негромкие слова ворвались в воспоминания, переполнявшие его отвращением. Она вложила свою руку в его, и он сжал ее пальцы.

— Да. Оттуда большая часть моих кошмаров. Легион не знает ни сердца, ни чувств, Клэр. У нас никто не мог спокойно спать ночами: всех преследовали кошмары. Чтобы бороться с ними, найти отдушину, я начал заниматься каратэ. А на деле я просто научился еще одному способу убивать! У меня оказался талант, и, когда мой капитан это заметил, меня сделали инструктором. Только тяжелые физические нагрузки позволяли мне немного забыться.

В это время к нам перевели лейтенанта Найджела Ньюмена. У него тоже была масса проблем, и мы немного сблизились. Наша дружба давала нам утешение. Найджел вынашивал планы по организации частной компании из таких наемников, как мы, после того как истечет срок контракта с Легионом.

Мне эта мысль понравилась. Я ненавидел Легион, его жестокую дисциплину. Некоторым нужна такая суровость, но я не из их числа. Я решил уйти, когда истекут мои шесть лет, так что и я начал строить планы на будущее. Я сказал Найджелу, что поступлю в его компанию, если он решится на ее создание.

Он был благодарен Клэр, что она так внимательно, не перебивая, слушает его.

— Потом в Африке снова начались беспорядки, и нас высадили десантом. Все повторилось сначала, только названия у племен переменились. Но на этот раз оба племени повернули штыки против нас и попытались уничтожить.

Клэр ахнула, судорожно сжав руку Шеннона.

— Найджел уже один раз был в такой ситуации во Вьетнаме. У нас было восемьдесят процентов погибших, Клэр. Это был настоящий ад. Я думал, мы все погибнем, но Найджел сумел нас вывести. Я спас ему жизнь. Только в самый последний момент за нами послали вертолет. Мы все были ранены, кто-то тяжелее, кто-то легче. — И с горечью он добавил: — Все остальные, отважные парни, остались там.

— Какой ужас!..

— Вчера, когда я засыпал, обнимая тебя, я снова вспомнил мою жизнь. Я родился среди насилия, солнышко. И вся жизнь моя была полна борьбой. В прошлом году Найджел отправил трех своих сотрудников в распоряжение полиции Колумбии для ликвидации кокаинового картеля. Брэдли, мой напарник, попал в плен к мафии. Я пытался его выручить — и дело кончилось тем, что тоже попался.

— И что случилось?

— Кокаиновый босс был знатоком своего дела. — Шеннон больше ничего не стал говорить. Ему по-прежнему хотелось хоть немного оградить Клэр от своего страшного мира. — Он держал нас почти месяц, пока Френсис, наш третий товарищ, не помог нам. Брэдли был едва жив, да и я был немногим лучше. Нас переправили на самолете в Штаты и лечили в военном госпитале. Когда Брэдли пришел в сознание, он сказал Найджелу, что больше у него не работает: не хочет быть наемником.

Горько рассмеявшись, Шеннон добавил:

— Я, помню, подумал тогда, что Брэдли потерял то, что помогает нам выживать. Но меня восхитило, что он не побоялся сказать Найджелу: «Все!». Найджел не стал называть его трусом, напротив, позаботился о том, чтобы Брэдли получил работу на таможне.

Покачав головой, Шеннон прошептал:

— Мне тоже хотелось последовать его примеру, но я боялся, что меня сочтут трусом.

В глазах Клэр вспыхнула надежда, и она не удержалась от вопроса:

— Ты хочешь уйти?

— Не могу. Часть моих денег уходит на оплату дорогостоящего лечения сестры. Но…

— Что?

Он сжал ее руки, удивляясь, как ей удается быть одновременно такой хрупкой и такой сильной.

— Во мне все перепуталось, Клэр. Может, я слишком долго был наемником и больше ни на что не способен. Но прошлой ночью я понял, что мне нужна помощь — врачебная помощь, — чтобы справиться с этим кошмаром, который изматывает меня. Я дал клятву, что ты больше никогда не подвергнешься такой опасности.

Негромко вскрикнув, Клэр обняла Шеннона.

— Я так люблю тебя, — прошептала она. — У тебя все будет хорошо, Дэн, я уверена.

Он покачал головой и глухо проговорил:

— Не знаю, Клэр.

Она чуть отодвинулась, чтобы снова заглянуть ему в лицо:

— Я буду с тобой, если хочешь…

— Не знаю… — Ему так хотелось сказать ей о своей любви, но он не смел. — Мне надо во всем разобраться.

— Ты хочешь, чтобы я уехала? — Ей больно было задавать этот вопрос, но она не могла избежать его — и ждала ответа, затаив дыхание.

— Я… Нет, не хочу. — Он крепко сжал ее руку. — Это говорит мой эгоизм. Но эти кошмары… Тебе лучше бы ночевать поблизости, в гостинице — на всякий случай.

Клэр была уверена, что Шеннон никогда не причинит ей боль, какой бы кошмар ему ни привиделся, но она знала, что решать не ей.

— У меня еще три недели свободны, Дэн. Директор дал мне отпуск, решив, что после покушения мне нужно время, чтобы прийти в себя.

С забившимся сердцем Шеннон поднял голову:

— Три недели?

Ее глаза сияли такой любовью, что надежда, зародившаяся в нем этой ночью, немного окрепла.

— Да…

Он посмотрел на ее изящные пальцы. Ногти она стрижет коротко, потому что работает в саду. У Клэр врачующие руки, они черпают силу у природы — и их прикосновение целительно.

— Я отвезу тебя в отель. Мне хотелось бы, чтобы ты пожила там эти три недели, Клэр, и была всегда рядом.

Клэр неуверенно поинтересовалась:

— Ты сегодня спал без кошмаров?

Шеннон кивнул:

— Я впервые спал так крепко. И не просыпался. — В его голосе прозвучала радость.

Клэр нежно ему улыбнулась:

— Это потому, что подсознательно ты себе доверял. Тебе необходимо быть уверенным в том, что обстоятельства изменились.

Ее слова ободряли. Еще какая-то доля напряжения спала.

— Я хочу жить сейчас, в настоящем, — сказал он, поймав ее руки. — Я хочу пригласить тебя покататься на яхте, если ты захочешь. — Он махнул рукой в сторону деревянного причала. — У меня небольшая яхта, которой я посвятил последние годы — между заданиями. Мне всегда легко давалась работа с деревом, так что я начал строить ее, чтобы было чем заняться.

— Потому что не можешь спать? — У Клэр болело за него сердце.

— Отчасти. — Ему удалось улыбнуться. — Потом я посадил у дома розы. Я убедился, что домашние дела помогают мне не вспоминать прошлое.

— Тогда поедем. Я никогда еще не плавала на яхте, но готова попробовать.


Солнце отражалось от темно-синей поверхности океана. «Альбатрос» легко скользил по невысоким волнам. Клэр сидела с Шенноном на корме. Он гордо держал руль, следя за надувающимся парусом. Когда яхта в первый раз накренилась, Клэр испуганно вскрикнула, думая, что они перевернутся. Но Шеннон успокоил ее, объяснив, что яхта не переворачивается. В следующие два часа Клэр совсем освоилась и теперь наслаждалась обществом любимого мужчины, ярким солнцем и свежим ветерком.

Они бросили якорь в небольшой бухточке. Клэр, в восторге от того, что день прошел чудесно, помогла Дэну убрать парус. Темно-синий залив окружали вечнозеленые деревья. Огромная серая цапля охотилась на лягушек и рыбок на мелководье и взлетела, когда их якорь с плеском упал в воду.

Клэр восхищенно наблюдала за величественной птицей, пролетевшей над самой мачтой. Она обернулась, чтобы убедиться, что Шеннон тоже видел цаплю.

— Просто дух захватывает! — ахнула она, останавливаясь у камбуза. Шеннон пообещал накормить ее — она уже проголодалась.

Дэн кивнул.

— У меня тоже дух захватывает, — пробормотал он, притянув ее к себе. Клэр радостно приникла к нему, закрыла глаза и наслаждалась его сильным телом. Его низкий голос заставил ее снова почувствовать страстное томление.

Шеннон старался запомнить прикосновение Клэр, аромат ее тела, блестящие волосы…

— Я чувствую себя вором, — пробормотал он ей на ухо. — Мне кажется, я краду у тебя счастье — и вскоре меня снова бросит в прежнюю жизнь.

Мягко отстранившись, чтобы видеть его глаза, Клэр улыбнулась. Она так сильно любит его, что даже такое признание ее не пугает.

— Я помню, как несколько раз отношения моих родителей становились сложными, — призналась она. — Они любят друг друга, Дэн, но мама не раз говорила мне, что в трудные периоды любовь удерживала их вместе. Это не значит, что они не боялись потерять друг друга. Но они старались не забывать, что их связывает любовь.

Он положил подбородок ей на макушку, вслушиваясь в ее слова.

— Я никогда так не воспринимал любовь.

— Вспомни своих родителей. Они были счастливы вместе?

Он кивнул:

— Очень.

— Но время от времени они ссорились?

— Часто! — вдруг засмеялся он, вспомнив, как это было. — Моя мама рыжеволосая, и характер у нее был под стать волосам — огненный. А отец был темноволосый и замкнутый. Когда она предложила, чтобы мы эмигрировали, отец уперся. Моя мать была из породы первопроходцев, готовых на риск.

— А отец не хотел уезжать?

Шеннон кивнул, прикоснувшись губами к ее разгоревшейся щеке. Сверкающие глаза Клэр говорили ему больше всяких слов, как она его любит.

— Да. Но в конце концов мать все же перевезла нас в Америку. Ей не сразу удалось воплотить в жизнь свою мечту, но она этого добилась.

Клэр серьезно спросила:

— Ты не винишь мать за то, что случилось год спустя после вашего приезда?

— Нет. Я хотел уехать из Ирландии не меньше ее.

— Ты больше похож на мать?

— Да.

— Готов рисковать?

— Наверное.

Клэр встретилась с его серьезным взглядом. У нее было такое чувство, что Шеннон взвешивает то, что они сказали о своих родителях и проецирует на их отношения. Любит ли он ее? Он не говорил ей о своих чувствах, но ей казалось, что он способен любить.

— А как ты представляешь свою жизнь? — тихо спросил он.

Она пожала плечами и чуть улыбнулась.

— Я думаю, что всегда буду учить детей-инвалидов. Наверное, благодаря тому, что со мной произошло за эти последние месяцы, я поняла, как драгоценна жизнь. Раньше я принимала ее бездумно. Я мечтала преподавать, встретить в один прекрасный день человека, который меня полюбит и выйти за него замуж. Я хотела бы иметь детей, но не сразу. Я считаю, мои родители поступили мудро, не спеша обзаводиться детьми. Когда появился Эдвард, они были морально готовы стать родителями. Когда появилась я, они были более чем готовы. — Она благодарно улыбнулась. — У меня было очень счастливое детство, Дэн. По-моему, отчасти из-за того, что родители были в более зрелом возрасте, чем обычно.

— В твоей жизни всегда было равновесие, — задумчиво проговорил он.

— Я никогда об этом не думала. Но, конечно, надо будет сохранять его между любимой работой и семьей, когда мы оба будем готовы ее увеличить.

— Ты принесла равновесие в мою жизнь, — признался Шеннон и увидел, как в ее глазах вспыхнуло удивление, а затем радость. — Я поначалу сопротивлялся.

— Потому что боялся.

— Я и сейчас боюсь. — Он виновато отстранился.

Клэр прошла следом за ним в крошечный камбуз, где был столик с полукруглым диваном. Она уселась и стала наблюдать, как он готовит ланч.

— Я боялась ехать к тебе, — призналась она.

Он обернулся:

— А я глазам своим не поверил, когда увидел тебя, Клэр.

— Разум не поверил, или сердце?

Вопрос еще раз убедил его, что она хорошо понимает его. Он закончил приготовление сэндвичей, положил их на тарелку, достал пакет картофельных чипсов…

— Разум.

Клэр наблюдала, как он достает из крошечного холодильника две бутылки минеральной воды. Лицо его было умиротворенным, на нем не было и следа обычной напряженности. Даже губы, прежде всегда плотно сжатые, смягчились.

— А сердце? — шепотом спросила она, когда он уселся рядом.

— А сердце, — вздохнул он, — почему-то ожидало тебя. — Он встретился с ней взглядом. — Оказывается, говорить о своих чувствах не так уж трудно!

С легким смешком Клэр отозвалась:

— Все мужчины злоупотребляют молчанием. Общество внушило вам, что вы не должны переживать, не должны плакать, не должны говорить о своих чувствах. Это — искусственное, Дэн, и это можно изменить.

— С тобой легко разговаривать. — Шеннон ощутил, как растворяются остатки страха. — Дело в тебе. Что-то в тебе есть особенное.

Чувствуя, что тает под его пристальным взглядом, Клэр заставила себя есть. Неужели Дэн не отступит от своего решения отправить ее на ночь в гостиницу? Или у него хватит мужества разрешить ей остаться? Сердце подсказывало Клэр, что если Дэн позволит ей остаться с ним, будет достаточно верить в нее и в себя, то его борьба с кошмарами быстро закончится победой.

Клэр напомнила себе, что такие вещи в один день не делаются. Но жизнь требует решительных шагов, если стремишься к исцелению. Если Дэн сможет довериться ее любви — пусть он даже не любит ее с такой же силой, как она, — он сможет опереться на нее, исцеляясь от своего прошлого.

Сегодняшняя ночь покажет, чего им ожидать. Она сама была жертвой насилия и знает, что значат мгновения, часы, дни. Она примет каждую минуту с Дэном как дар и не будет забегать вперед и гадать, какое он примет решение.

Когда они вошли в дом, телефон надрывался. Шеннон поспешно взял трубку.

— Алло? Дженни?!

Дэн взглянул на Клэр, которая остановилась на пороге гостиной. Она улыбнулась и ушла. Ей необязательно было исчезать, но окликать было уже поздно. Удивившись неожиданному звонку сестры, Шеннон сосредоточился на разговоре.

Клэр сочла, что лучше уйти из гостиной. Поднявшись к себе в спальню, она стала укладывать дорожную сумку. Она заметила, что Шеннон не ожидал звонка Дженни. Неужели они редко разговаривают? У нее душа не лежала к укладыванию вещей, к переселению в гостиницу. Постель, на которой они спали, на которой любили друг друга, все еще была смята. Клэр мучительно хотелось бы остаться на ночь, доказать Дэну, что они вдвоем могли бы справиться с его проблемой, а не осложнить ее…

Шеннон выходил из комнаты, когда Клэр ставила свою дорожную сумку у двери. Он сунул руки в карманы и двинулся к ней.

Выпрямившись. Клэр смотрела, как он подходит к ней. Сердце ее отчаянно колотилось. Лицо у него было загадочное: она поняла, что произошло что-то очень важное.

— Как странно! — пробормотал он, остановившись. — Звонила Дженни. Мне все не верится.

— Чему не верится?

— Дженни говорит, что разговаривала с Патриком. Она попросила его приехать повидаться с ней.

— Великолепно! — захлопала Клэр в ладоши. — Просто великолепно!

— Да… правда…

— Почему она передумала?

— Она говорит, он как-то узнал ее адрес и написал ей длинное письмо. Он сказал, что его любовь достаточно сильна, чтобы помочь им пережить это тяжелое время. Дженни не переставала любить Патрика, но боялась, что он отвернется от нее, когда увидит, как она изуродована. — Шеннон помотал головой. — Произошло невероятное! Я очень рад за нее. И за Патрика. Они оба страдали не по своей вине.

Клэр осторожно прикоснулась к его руке:

— То же самое можно сказать и о тебе. О нас, Дэн.

Он застыл.

Решившись все поставить на карту, Клэр прошептала:

— Дэн, ты можешь отгородиться от меня — так же, как Дженни отгородилась от Патрика. Только ты будешь отгораживаться от меня на ночь, которую ты боишься. А она отгородилась от любимого на несколько лет. В какой-то мере, — дрожащим голосом договорила она, — ты поступаешь по отношению ко мне так же.

Сжав его руку, она встала рядом с ним.

— Я знаю, что ты не причинишь мне боли, даже если ты сам в этом не уверен. По крайней мере, пока не уверен. Но если тебе нужны доказательства, Дэн, вспомни вчерашнюю ночь. У тебя не было кошмаров, когда мы заснули рядом, правда?

— Нет…

Он стоял неподвижно, вникая в смысл сказанного ею. Дэн не сомневался в ее чувстве — он сомневался в том, что может любить ее вопреки своему прошлому. И, приняв решение, он нерешительно попросил:

— Останься сегодня здесь, Клэр. Пожалуйста!

У нее радостно дрогнуло сердце, но она не шелохнулась.

— Да, я хотела бы этого, любимый. Больше всего на свете…

Шеннон со стоном привлек ее к себе.

— Я люблю тебя, Клэр. Я полюбил тебя с первой минуты, но был слишком глуп и слишком напуган, чтобы признаться в этом себе и тебе…

Эти слова прозвучали для Клэр музыкой. Шепча его имя, она стала искать его губы. Отважившись признаться в своей любви, он сделал самый важный шаг. Слезы катились из-под ее опущенных ресниц, оставляя на щеках влажные дорожки.

Прервав поцелуй, Шеннон вытер ее счастливые слезы. У него тоже повлажнели глаза от переполнявшего его счастья.

— Я буду пробовать, — пообещал он, любуясь обращенным к нему лицом. — Это будет нелегко.

— Да, — дрожащим голосом согласилась Клэр, — нелегко. Но наша любовь победит, потому что будет только крепнуть!

— Я боюсь сегодняшней ночи, солнышко.

— Мы будем бояться вместе. Мы обнимем друг друга. Мы будем разговаривать. Мы сделаем все, чтобы победить, Дэн.

Она была права.

— День за днем. Ночь за ночью.

Для Шеннона ничего еще не имело такого значения. Он никогда не любил женщин. Отвага Клэр, ее вера в него дали ему силы рискнуть.

— Будут хорошие ночи и будут плохие, — предостерегала его Клэр. — Мы не можем ждать чудес.

Он расплылся в улыбке.

— Ты — мое чудо! Я готов на все, лишь бы ты осталась со мной.

Она даже не надеялась услышать от него такие слова. Отважный шаг Дженни, решившейся покончить с прошлым, помог ее брату по-другому посмотреть на свою жизнь.

— Достаточно, чтобы ты пытался, а я помогу, — просто сказала Клэр.


Эпилог

Клэр совсем не хотелось складывать вещи. Три недели с Шенноном пролетели как одно мгновение. Помогая ей вынимать одежду из шкафа, Дэн был молчалив. Клэр чувствовала, что он обдумывает что-то важное.

Их дни были чередой радостных открытий и приключений. Ночи — калейдоскопом хорошего и плохого. Вдвоем им удалось одержать первые победы в борьбе с кошмарами Шеннона.

Дэн был твердо уверен, что для окончательной победы ему нужна профессиональная помощь. Обсудив это, они пришли к решению, что Клэр не следует быть главным лекарством для его исцеления. Дэн ждет от нее любви и поддержки, но исцелять его — не ее задача. Это он должен сделать сам.

Уложив последние вещи, Клэр заперла замки. Когда она повернулась к Шеннону, он притянул ее к себе.

— Мне надо кое-кому позвонить, а потом я отвезу тебя в аэропорт.

— Хорошо.

День за днем, напомнила себе Клэр. Дэн не говорил о том, что будет, когда закончатся эти три недели. И как бы сильно Клэр ни хотелось знать, включена ли она в его дальнейшие планы, она заставила себя ни о чем не спрашивать.

— Я хочу, чтобы ты была рядом, когда я буду звонить.

Она заглянула в его лицо.

— С кем ты собираешься говорить?

— С Найджелом.

У нее дрогнуло сердце.

— С Найджелом?

— Да.

— О чем?

Шеннон обхватил ее лицо ладонями и заглянул в переполненные любовью глаза.

— О том, что прошу давать мне задания только в США. И еще о том, что мне нужны такие поручения, которые не связаны с насилием. Таких у него тоже хватает. Мы не только солдаты. Иногда требуются лишь наши глаза и уши. Я собираюсь ему сказать, что мне нужны только краткосрочные задания с невысокой степенью риска. — Он неуверенно улыбнулся. — Тогда я мог бы поселиться в Ок-Ридже и дальше строить нашу жизнь.

У Клэр на глазах выступили слезы, она бросилась к нему в объятия:

— Ах, Дэн!

— Это будет нелегко, — сурово предупредил он ее.

— Вместе мы справимся, — прошептала Клэр.

Шеннон знал, как это будет нелегко, но твердая поддержка Клэр, ее любовь помогли ему принять решение.

Он крепко обнял ее:

— Мы вместе. Навсегда.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • Пролог
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • Эпилог