Тёмная сторона дня (fb2)

Тёмная сторона дня   (скачать) - Макс Вието

Тёмная сторона дня
Cтихотворения
Макс Вието

© Макс Вието, 2014

© Макс Вието, обложка, 2014


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru


Город вечной весны

Город не помнит зла,
Не ведает о добре,
Все его дни – зола,
Камни в чужой игре.
Город не помнит лиц,
Потёрты грани монет,
Стаи холодных птиц
Тянутся на рассвет…
Я здесь родился,
Я стал сильнее,
За эти годы,
За эту вечность…
Я расплатился
И я сумею,
Глоток свободы
И – в бесконечность!
Город не знает карт,
Графиков и переправ,
Здесь постоянно март,
А мой календарь не прав.
Вечно стоит весна,
Смеется, смотрит в глаза,
Город не знает сна,
Опять – ни против, ни за…
Город не верит нам,
Не знает надежд и вер:
Лёд и соль – пополам,
Колючий памятник сфер.
Город не видит сны,
Не может уснуть, как я,
Город вечной весны,
Налитый через края.


Ультиматум

Ультиматум
Шоколадом перепачкан рот
Тёплым комом
Чёрный кофе
Пепел на живот
Синим птицам
Утром снится радостный полёт
Только зря
Январь не время
Плохо в новый год
Виртуальность
Идеально нарядила сны
Надо ждать
Приход Мессии
Будущей весны
Издеваюсь
Полагаю не вставать с утра
Жизнь проста
В просторах Рая
Дикая жара


Атака

Отступление…
Ретирада.
В наушниках шёпот:
«Так надо…». Так надо?
Секретные карты не врут,
Мы все оступаемся тут.
В мундирах
Из мятой фланели,
В пижамах.
Мы все заболели?
Или напрасно
В холодные ночи
Спрашивать,
Драться,
Пророчить?
Итог непонятен,
Но явно жесток,
Ракета,
Команда,
Свисток.
Во фляжке,
Помятой случайно,
Последние капли
Не чая.
В кармане записка,
На клетках бумаги
Слова
Безутешной отваги.
И росчерком туши
Звезда,
Из жести которая.
Та.


Полустанки

Полустанки,
Кровь из ранки,
Чтобы вытек яд
Долгих странствий
Понапрасну,
В небо
И назад…
Перестать бы
Бредить летом!
Вспоминать вино…
Прикоснуться,
Оттолкнуться,
Забываться сном.
Расставаться
Душным утром
Будущего дня,
Улыбаться
Почему-то…
Подожди меня!


Парад

Тень на стене, ангел в окне,
Старые шторы – в дешёвом вине.
Поезд на стыках
Устал,
Медленно тащит в астрал…
Чёрту мерещится сон.
Богу – случайный поклон.
Или движение
К смерти?
Кто недоволен – проверьте.
Здесь догорает свеча,
Чёрная,
Молча крича.
Это колёса стучат…
В чат или каплями в ад.
Чад или копотью яд.
Странный и жуткий
Парад…
Эхо
Вернулось назад.


Рваная песня

Ночь не учит. День не лечит.
Сумеречным светом вытираю веки.
Ниже тучи – шею в плечи.
Ищущие рыбы покидают реки…
Стали сталью, были солью,
Слёзы не всегда спасают тех, кто плачет.
Вниз – моралью, выше – болью,
А посередине – ничего не значит.
Тень не греет, сон не правит,
Видимых причин устать от жизни много.
Кто жалеет, тот не знает,
Правильной бывает не одна дорога.
Деньги тают, храмы гаснут,
Как мои лампады от избытка масла,
Я стараюсь. Пусть обманут.
Подержусь руками за края – и баста!


Буквы

Выпил – и рассыпал
Буквы
На дорогу,
Раздолбай, конечно,
И – чудак
Слегка.
Гутенберг придумал их,
Помолившись Богу,
А я растерял их
С литром коньяка.
А без литер
Этих
Не сложить мне слово,
Изменив пространство,
Время тормозя.
Не сказать о лете,
Что случится снова,
Даже о желаниях
Рассказать нельзя.


Азбука Морзе

Легко потерять ключи,
Сложнее – сломать замок…
На кончиках пальцев
Нервно стучит
Азбуки Морзе ток.
Я видел зелёный свет,
Тягучие листья ив,
В каждом движении
Новый секрет
Тает, в стекле застыв.
Где мухами в янтаре
Осталась парить мечта,
Морозное солнце
В другом декабре,
Узник немого льда.
Легко перестать смотреть,
Смеясь над чужой бедой,
Бояться заплакать,
Стесняясь взлететь,
И догореть звездой…
Не слушайте, я не прав!
Во мне бьётся нервом страх.
Виниловым диском
На рельсы упав.
Трещиной на губах.


Кладбище

По аллеям, не жалея,
Вспоминая все печали,
Я иду, ладони грея,
Выдыхая дым…
Сиротливо покосившись
Всё унизано крестами,
И гранит холодным эхом
Памятник живым.
Колеями перечёркнут,
Вырастает город мёртвых,
Перед взглядом одиноким,
Как немой укор.
Я иду навстречу лицам,
Фотографиям и датам,
Низким елям, чёрным птицам,
Не на разговор.
По аллеям, не жалея,
Вспоминая смех и слёзы,
Я иду в холодный ветер,
Я его должник.
А нелепые ограды,
Застилает снег песочный,
Мне сегодня очень надо
Говорить «прости»…


Зеркала

Зеркала за углами рамок
Отражают исчадие ада:
Тихий бред амстердамских лавок,
Бесконечность бредущего стада.
До стола? Ещё надо добраться.
Там лежит неразменный рубль.
С двух сторон – только решки…
В спешке, постаравшись, выброси дубль.
Зеркала отражают спины
Всех китов, захвативших берег,
Два лица – как две половины,
Фотошоп на фильтре истерик.


Совсем без названия

Мне бы к Богу!!!
Да в дверях стоят люди.
Пропусти, кричу,
Да много ли толка?
Не убил и не ограбил!
Осудят, – отвечают,
Доставая двустволку.
Мне сказать бы…
Да ответы услышать!
Ничего, мол,
Подождёшь и за дверью.
Ещё смотришь
Ты куда-то? И слышишь?!
Так, тем более.
Не майся ты хренью.
Уплетай свои котлеты
С гарниром,
Прикупи себе ты шины
С шипами…
Ограничься
Ты ванной с сортиром.
Не настаивай.
И не спорь уже
С нами.
Жил как жил?
Так таких уже – прорвы…
Они в очередь,
Как бабы за мужем.
Не выделывайся.
И – за горло
Не хватай,
Ты тут на фиг не нужен.


4 декабря

По наотмашь замёрзшим лужам
И подёрнутым льдом дорогам
Убегает, кашляя, стужа,
Обнимает, чтобы потрогать.
Ночью город похож на лагерь,
Где в бараках нервно спят люди,
Вырезанные из бумаги.
Завтра будет, оно разбудит.
Через снег крутит стрелы кранов,
Через ночь едут те, кто ищет,
Кто – ответа, а кто – обмана.
И каждый чем-то богат нищий.
А по радио свист метели,
Как условный сигнал к побегу,
Как приказ покидать постели
И молиться первому снегу.


Вчера

Небо кромкою
Режет ломтики
Из обычного
И мечты.
Тенью ломкою
Плавит кортики,
Разливает свет
Темноты…
Тонким лезвием
Чертим линии,
Узнаваемо?
Не всегда…
Ходим трезвыми
В небо синее,
А внутри у нас
Пустота…
А вчера
Всё было правильным,
Было правильным
И простым…
Может, зря
Мы всё оставили,
Всё оставили,
Мы другим?
Пальцы тонкие,
Кольца прочные,
Золотистые
Как огонь.
Песни громкие,
Фразы точные,
Обжигающие
Ладонь.
Скоро разница
Станет ясною,
Скоро скатится
Всё в песок.
Тень-проказница,
Хищной ласкою,
Мягкой пулею,
Да в висок…


Колыбельная

Плакала мечта
Горькими слезами,
Кровью залита…
Острыми зубами
Рвали мы её
И поднаторели,
Ведь порвать мечту
То, что мы хотели!
Тосковали мы,
Засыпали ямы.
На пороге тьмы
Просыпались пьяны.
Увлекали всех
В дальние походы:
Только горький смех,
Пыль из-под подводы…
Разжигали жесть,
Смаковали блюдо,
То обман, то лесть
Почитали чудом.
Жили как-нибудь,
Так же умирали,
И про жизни суть
Толком не узнали…


Невозможно

Под лестницей, ведущей в небеса,
На сундуке, обитом шкурой волка,
Росла она, не веря в чудеса,
И в платья, из раскрашенного шёлка.
Не жди её, как первую любовь,
Как поезд, на который опоздаешь,
Мы умираем, не встречая слов,
Которые нужны нам, понимаешь?
По лестнице, ведущей в небеса,
Одни бегут, не трогая ступени,
Другие – словно слышат голоса,
Отрывки из чужих стихотворений.
Не жди меня, я не вернусь сюда,
По мне не будет плакать осторожно,
Стекая в небо чёрная вода.
Я не вернусь. Ведь это – невозможно…


Ранняя старость

Все дороги пыльные, в никуда ведущие,
Кольцами свиваются – выводком гадюк.
Мы шагали радостно, годы нас не плющили
И в груди размеренно раздавался стук:
Как часы уставшие, как пружины старые…
Мы сердцами чокались, запивали страх.
Только обгоняют нас спутники поджарые,
Молодые, стройные, с пеной на губах.
Вроде, что-то с возрастом постигали-думали,
Опыт собирали мы по карманам впрок,
Только обгоняют нас резвые да юные,
Пружины наши кончились, часам подходит срок…


Тишина

Слушай
Тишину,
Наслаждайся тишиной,
Улетев
На крыльях ветра
С чёрным луком
За спиной…
За стеной
Добра и света,
Среди молний
Пустоты
Удивляйся,
До рассвета
Потеряй
Свои мечты.
Стань водой, отразись на небе,
Стань огнём, окрести мечи,
Пустотой, что пребудет с теми,
Кто в пути,
Кто ещё
В пути…
Слушай
Тишину
Удивляйся тишине,
Подари
Тяжёлым каплям
Свои мысли
Обо мне.
Думай
Не о том,
Перестань
Бояться слёз,
Лето
Завершилось
Впереди – опять
Мороз…


Лето в городе

Лето в городе: дым асфальтовый
Серым облаком… Духота.
Разлинованы распродажами
И билет купить – ни черта!
Утро сонное, солнце томное,
Не сбываются тут мечты.
Что-то странное и скоромное
Людям чудится… На винты
Намотать бы им расстояния
От бетонных стен – и на пляж…
Лето в городе потной майкою
Липнет, чешется, входит в раж.


Просьба

Напиши мне сказку
Про усталых троллей,
Про весёлых гномов,
Эльфов в их лесах…
Разгадай загадку,
Тайну приоткрой мне,
Чтобы стало легче,
Испарился страх.
Нарисуй мне лето,
Нарисуй мне солнце,
Чтобы жило это
Вместе навсегда,
Чтобы растворилась
Тень разлуки где-то,
Ровно сердце билось
И прошла беда.


Тени

Где полоски лунные
На гармошке штор
Только львы чугунные
Помнят уговор
Видишь: девы юные
Вырез декольте
Пальцами безумными
Гладят в темноте
Демоном рождённые
Узкие глаза
Губы обнажённые
Лишь на полчаса
Как заговорённые
Пьют меня до дна
Тени растворённые
Я – и тишина
Алыми рубинами
Кончики ногтей
Тёмные гостиные
Ждут своих гостей
Пахнет воздух винами
Дымом сигарет
Вечерами длинными
Там надежды нет…


Странник

В чёрной шляпе звездочёта,
С чётками в руке,
Шёл он лёгкою походкой,
Шёл он налегке,
Улыбался он прохожим
И смотрел в глаза,
Может, быстро, а, быть может,
И по полчаса
Никому на свете
Зла не причинил,
Просто по планете
Странником ходил.
Собирал он взгляды,
Сочинял стихи,
Не искал награды,
Рисовал штрихи…
Он искал кого-то долго,
Обошёл весь свет,
Нил, Миссури, Дон и Волга
Удивлялись вслед.
В чёрной шляпе звездочёта,
С чётками в руке,
Скрылся он за поворотом
Где-то вдалеке…


Нью-Йорк – Москва

Перепутаны дороги, навигатор спит,
Плавным росчерком асфальта путь вперёд летит.
Из динамиков негромко барабанит дождь,
Шорох скрипок, ноты альта, ты меня поймёшь…
Только триста миль,
А потом – полёт:
Рейс Нью-Йорк-Москва,
Белый самолёт.
Будет полный штиль
Там, на высоте.
Ты была права:
Я спешу к тебе!
Нерассказанных историй накопился том,
Про рассветы и закаты, про зарю и гром,
Как над водопадом разноцветная роса,
Какие на Земле ещё бывают чудеса!


Побег из интернета

Вымани меня
Из чата липкого,
Сорокаголового,
Ничего в нём нового
Не узнаю я,
Не скажу.
Обмани,
Пока я здесь
Посижу.
Раствори меня
Как сахар в памяти,
Медленным признанием,
Тягостным дознанием,
Не поверю я,
Но гляжу,
Раствори,
А я пока
Рассужу.


Майкл Джексон

Ультрафиолет…
Дальше дороги нет.
Я танцую в парке,
Среди бывших
Каруселей.
Видимость примет,
Солнце и браслет,
Как белая перчатка
И улыбка
Среди елей.
Как меня зовут?
И куда, когда я тут?!
Чёткий бит бумбокса,
Ноты как-то
Надоели…
Слышишь? Мне пора.
Не тяну я до утра,
Спасибо за таблетки,
Что приводят меня
К цели.


Всё на свете ложь

Упрекая бога света, мудрецом не стать
Снова жарко, снова лето, плавится асфальт
Не проси моих советов: каждому свой путь
На ребре стоит монета, видно, в этом суть…
Упрекая свои мысли в праведных словах
Мы в тумане, мы зависли, нами правит страх
Водит тёмными путями, не даёт воды
Тянет время новостями про полёт звезды
Упрекаю всех напрасно, их тут нет вины
Что известно – то неясно, остальное сны
Из поломанной и смятой сигареты – дым
Я в предчувствии расплаты становлюсь иным
Не печалься,
Не старайся,
Не проснуться,
Не успеть,
Не зови
И не пугайся
Мне пора лететь
Мы уже
Проспали ветер,
Прозевали дождь
Кто-нибудь
Тебе ответит
Ты потом поймёшь:
Всё на свете – ложь.


В метре от креста

Растеряли по подвалам
Маков алый цвет
Режет лезвие по жалам
Да надежды нет
Уронили сон и память
На сырой песок
Не понять и не исправить
Выстрелив в висок
Распустили ткань оправы
От семи зеркал
Те, кто правят, но не правы
Снова ставят бал
Раскололи все орехи
О ночной гранит
Всё забудем и навеки
Нас не мучит стыд
Успокой свою собаку
Шерсть её пригладь
Нам не лезть сегодня в драку
Не спешить, не знать
Не сорваться с колокольни
В метре от креста
Нам с тобой уже не больно
Наша жизнь проста


Видения

Ангелы ссорятся…
Тише, не падайте!
Крыльями в воздухе,
Нимбами в слякоти.
Делят по-прежнему
Души пропащие,
Хоть и невзрачные,
Но – настоящие.
Желчно ругаются,
Тихо толкаются,
Раз матернёшься —
Они затыкаются,
Возятся молча,
Сопя и без устали,
Словно змею
Затравили мангустами,
Словно слона
Испугали мышатами,
Возятся ангелы,
Черти проклятые…


Кубики

было белым – стало сталью
поиграй со мной словами…
задуши меня моралью,
удивляйся, что не с нами
пролетело это лето.
заморозил нас сентябрь.
у меня всего три цвета:
светофор. Ты едешь где-то?
Нажимай все три педали,
энергично, не пугайся,
нам ещё не всё отдали,
что звучало в ритме вальса,
что обещано – то будет,
что предсказано – случится,
Бог – он есть, он не забудет.
холодно… и ветер злится.


Скальпель

Нас разорвёт
На две половины,
Спешащий,
Сочащийся
Алым надрез,
И не поймёт,
Что мы были едины,
Пропащие
Люди, здесь
Мёртвые без
Слитых в одно
Сердец…


Человек дождя

Я – человек дождя,
Ты – моя вода, я – твоё дыханье,
Ночь, ветер и земля
Белая земля цвета расставанья
Я – человек дождя,
Я его любовь, он – моё призванье,
Соль тающего льда,
Алая заря нового желанья
Я – человек дождя,
Скоро будет день, это будет праздник,
Ложь – слёзы сентября,
Золото огня мы дарили наспех…
Я – человек дождя,
Тихие слова порваны на части,
Шаг ровен и тяжёл,
Помнят обо мне, позабыв о страсти…


Инь и немного ян

Осколком лета пахнет день,
Зимою близкой – ночь.
Я замерзаю, падая во тьму…
В основе света вижу тень
На лунном диске… Прочь!
Я поднимаюсь, зная почему.
Невыносимо быть собой:
Нет воли стать сильней…
Я открываю двери тишине.
Мой голос слабою струной
Звучит в толпе людей,
Застывших пылью в янтаре.


Без изысков

скорчился закат: видимо, болеет
или поистратился на шубы облакам
он спешит алеть, но только – не успеет
дождь ему ударит прямо по рукам
осень будет знать, как его объятья
разорвать легко, уничтожить прочь
город будет ждать и шептать заклятья
только всё напрасно…
наступает ночь.

Оглавление

  • Город вечной весны
  • Ультиматум
  • Атака
  • Полустанки
  • Парад
  • Рваная песня
  • Буквы
  • Азбука Морзе
  • Кладбище
  • Зеркала
  • Совсем без названия
  • 4 декабря
  • Вчера
  • Колыбельная
  • Невозможно
  • Ранняя старость
  • Тишина
  • Лето в городе
  • Просьба
  • Тени
  • Странник
  • Нью-Йорк – Москва
  • Побег из интернета
  • Майкл Джексон
  • Всё на свете ложь
  • В метре от креста
  • Видения
  • Кубики
  • Скальпель
  • Человек дождя
  • Инь и немного ян
  • Без изысков