Настоящий полковник (fb2)

Настоящий полковник   (скачать) - Карен Брукс

Карен Брукс
Настоящий полковник


1

Она выглядела, как чертовски смазливая бабенка: стремительная, гладкая и крутая — таких ему не часто доводилось видеть. При одном взгляде на нее сердце начинало колотиться быстрее. Даже здесь, в ангаре, с холодными моторами и застопоренными шасси она казалась воплощением скорости.

Полковник Том Уиклоу подошел к ней и дотронулся до фюзеляжа — с такой нежностью, как влюбленный касается своей возлюбленной. Темная металлическая обшивка даже на ощупь отличалась от покрытия всех ранее испытанных им самолетов. Полковник знал, что это достигнуто благодаря применению нового материала — сложнейшего сплава термопластиков, графита и армированного шелка, изобретение которого произвело революцию в авиастроении. Обшивка истребителя стала прочнее и гибче стальной, что позволит выдерживать нагрузки, немыслимые для прежних самолетов. Умом полковник все это прекрасно понимал, но сердце сбивало с толку — машина казалась слишком живой, непохожей на мертвый металл, так что вряд ли все дело было только в армированном шелке.

Обычно из-за секретности экспериментальным моделям присваивались кодовые наименования: так будущий «R-25» вначале именовался «Фаэтоном». А вот этот тактический истребитель нового поколения — «Дальним прицелом». Когда его запустят в серию, он получит какое-нибудь иное название, как, например, «R-27» —»Ястреб» или «R-27» — «Летучий Голландец».

Но для Уиклоу новая модель была просто «Крошкой». Все ее пять модификаций он называл «Крошками». Находившиеся в его подчинении пилоты жаловались, что с ними «Крошки» капризничают. Наверное, полковник объезжает их не для того, чтобы передавать другим! Уиклоу награждал их холодным взглядом, о котором на базе ходили легенды, и отвечал:

— Вот так же говорят и все мои женщины.

При этом лицо его было непроницаемо, и пилотам оставалось только гадать, шутит шеф или говорит правду… И все же они склонялись к тому, что это чистая правда.

Том Уиклоу облетал немало новых самолетов, но «Крошка» была особенной — как по конструкции, так и по вооружению. Она произвела переворот в военном самолетостроении. И еще она была по-настоящему его детищем — ведь как руководитель испытаний именно он отвечал за то, чтобы довести модель до совершенства, подготовить ее к запуску в производство. Приемная комиссия должна решить вопрос с финансированием, но генерал Джексон заверил Уиклоу, что проблем не будет.

Долгое время технология производства бесшумных двигателей препятствовала увеличению мощности истребителей при одновременном уменьшении их веса. Изобретение суперкрейсирования в значительной степени решило эту проблему. «Крошка» была бесшумной, но легкой, осевая прочность позволяла ей разворачиваться гораздо резче, и к тому же на больших скоростях, чем это делали прежние истребители.

Использование лазерного оружия поднимало вооруженность «Крошки» на качественно новый уровень. Да, похоже, недалек тот день, когда эта машина совершит революционный переворот в военном деле. Уиклоу понимал, что волею судеб вовлечен в событие исторического масштаба. Одно время лазеры использовались только для наведения на цель, теперь же впервые сам лазер использовался как оружие. Ученые дополнили эту систему сложнейшей оптикой. Датчики на шлеме пилота позволяли ему поражать ракету, цель или вражеский самолет в любом направлении. Теперь судьба вражеского самолета была решена: он не мог избежать смертоносного удара, как бы ни развернулся, какую бы скорость ни развил.

«Крошка» была настолько сложна, что к завершающей фазе испытаний были допущены только лучшие из лучших, а охрана не позволила бы и муравью беспрепятственно вползти в ангар.

— Что-нибудь сделать, сэр?

Том повернулся и увидел старшего сержанта Алана Лонгфорда по прозвищу Форди, обладателя огненно-рыжей шевелюры и щедрой россыпи золотых веснушек. Форди был гениальным механиком — его познания во всем, что имело отношение к самолетам, граничили со сверхъестественными. Форди тоже считал «Крошку» своим детищем, поэтому, если он и позволял пилотам подходить к ней, то лишь потому, что пока не мог изобрести какого-нибудь хитроумного способа, чтобы защитить ее от чужих рук.

— Нет-нет, я просто проверяю ее перед сном, — ответил Том. — А вы разве не собираетесь идти спать?

Форди вынул из заднего кармана ветошь и тщательно протер то место на фюзеляже, которого касался Том.

— Я должен кое-что проверить, — ответил он, — ведь завтра утром вы ее объезжаете, сэр?

— Да.

— Что ж, вам-то можно ее доверить. Вы по крайней мере не будете ее зря гонять и швырять, как кое-кто из этих молодцов, — проворчал Форди.

— Если вы заметите, что кто-нибудь из моих людей небрежно обращается с машиной, немедленно дайте мне знать.

— Ну… это я так сказал. Конечно, они неплохо летают… но все же не так, как вы.

— И, тем не менее, я вас прошу.

— Слушаюсь, сэр.

Том хлопнул Форди по плечу и отправился к себе. Сержант долго смотрел ему вслед. Горе тому пилоту, который проявит небрежность или неумение в обращении с любой из моделей «Дальнего прицела». Все знали, что Уиклоу требует от пилотов только первоклассной работы, но знали и то, что превыше всего он ставит безопасность своих людей. Подготовка самолета должна быть безупречной — именно поэтому Форди до сих пор торчал в ангаре. Требования полковника относились ко всем без исключения, ведь ошибка в работе на земле могла привести в воздухе к потере самолета стоимостью в восемьдесят миллионов долларов или даже к гибели пилота. Испытание боевой техники не терпит ни малейшей небрежности.

Проходя по спящей базе, Том заметил свет в одном из окон и решительно направился к металлическому сооружению. Он не разгонял своих людей по комнатам после окончания работы, но в то же время должен был быть уверен, что утром все будут на рабочих местах. В команде было несколько трудоголиков, готовых работать по восемнадцать часов в сутки.

Шаги Уиклоу были легки и бесшумны — не потому, что он хотел застать кого-то врасплох, просто он ходил только так с тех пор, как сделал первый шаг. Кроме того, его шагов в любом случае никто бы не услышал — их заглушало шуршание вентиляторов под потолком, безуспешно пытавшихся разогнать адскую июльскую жару. Цельнометаллическая казарма, казалось, впитывала весь жар беспощадного солнца.

Весь корпус был погружен во тьму, за исключением левого крыла. Эту часть занимала группа гражданских специалистов по лазерной оптике. В их обязанности входило устранение повреждений, возникающих при апробации новой системы. Том вспомнил, что как раз сегодня в эту группу прибыл новый специалист на смену работнику, свалившемуся с сердечным приступом. Парень в общем-то уже оправился, но врач, естественно, не разрешал ему приступать к работе в сорокаградусную жару — поэтому-то и потребовалась замена.

Интересно взглянуть, что представляет собой этот новый специалист — некая Эвелин Лоусон. Том слышал, как трое других членов группы обсуждали новенькую, называя ее «королевой красоты». Нельзя сказать, чтобы в их тоне слышалось восхищение. И хотя группа была гражданской, Том не намерен был допускать конфликтов в команде — это могло помешать общей работе. Если оптики не смогут уложиться, он предложит заменить новенькую. Надо побеседовать с кем-нибудь из них и выяснить, в чем там дело, почему им не по душе эта Лоусон.

Том тихо подошел к открытой двери и замер на пороге. Что ж, эта женщина и впрямь могла бы завоевать титул королевы красоты, таких он еще не встречал. А если бы встретил, то вряд ли забыл.

Он явно не зря заглянул сюда. Каждый мускул его тела напрягся. Несмотря на усталость, Том почувствовал, как кровь забурлила в жилах, а прилив адреналина обострил все реакции, почти так же, как во время сложнейших испытаний в воздухе.

На женщине была узкая прямая красная юбка гораздо выше колен. Туфли валялись на полу, — откинувшись на спинку стула, мисс Лоусон положила ноги на край стола. Естественно, никаких чулок — в этом чертовом пекле они выглядели бы весьма нелепо.

Том осторожно подался вперед и неторопливо рассмотрел выставленные на его обозрение ноги. Красивые ноги. Даже больше, чем красивые. Почти идеальные.

На животе у женщины лежала лента компьютерных данных. Она внимательно проверяла каждый пункт, то и дело сверяясь с книгой. Под ее рукой дымилась чашка бледно-зеленого чая, время от времени женщина, не глядя, протягивала к ней руку.

Ее белокурые волосы были зачесаны со лба назад и едва касались плеч. Из своего укрытия Том не мог хорошенько рассмотреть ее лицо, но сумел оценить и высокие скулы, и полные чувственные губы. Внезапно ему захотелось немедленно увидеть ее глаза, услышать ее голос.

— Пора заканчивать работу, — громко сказал он.

Со сдавленным криком женщина вскочила со стула, чай плеснулся в одну сторону, бумаги отлетели в другую, длинные стройные ноги упали на пол, стул с грохотом отъехал к стене. Женщина резко обернулась, испуганно прижав руку к груди… Безупречная грудь, подумал Том, глядя, как легкая ткань блузки, натянувшись под ее рукой, четко обрисовала волнующие формы.

Гнев сверкнул во взгляде женщины, но она быстро погасила его и изумленно округлила глаза.

— О боже, — протянула она, — кого я вижу! Да это же американский солдат!

Странная реакция, подумал Томас и сдвинул темные брови.

— Полковник американских ВВС, — сухо поправил он.

— Ну конечно! — рассмеялась она. — Настоящий полковник! — Похоже, она не слишком-то уважала его заслуги! — Одно из двух, — продолжала мисс Лоусон, — или вы решились на ужасную пластическую операцию, перекрасили волосы, загримировались под полковника и выкрали его знаки отличия, или же у нас весьма могущественный спонсор в верхах, который чутко ведет вас от звания к званию.

— А может быть, я просто чертовски хорошо исполняю свои обязанности?

— Заслуженное повышение, вы хотите сказать? — ее тон явно давал понять, что такое предположение вряд ли можно рассматривать всерьез. — Ну не-е-т.

Томас привык, что женщины воспринимают его по-разному — в диапазоне от полного восхищения до смятения, граничащего со страхом (последнее возникало после близкого знакомства). А еще он привык вызывать к себе если не симпатию, то хотя бы уважение. У Эвелин Лоусон он, похоже, не вызывал ничего подобного. Взгляд ее был холоден и пронзителен, как у снайпера. Она смотрела на него, как на врага.

Что ж, пора прекратить этот спектакль и дать ей понять, с кем она имеет дело. Он выпрямился и протянул руку.

— Полковник Томас Уиклоу, руководитель испытаний.

По служебному протоколу женщина сама решает, подавать ли руку мужчине, а офицеры-мужчины, в свою очередь, не должны первыми предлагать рукопожатие. Том подозревал, что Эвелин вряд ли позволит ему даже официальное прикосновение, — а ему очень хотелось подержать ее руку в своей.

Женщина решительно встряхнула его ладонь:

— Эвелин Лоусон, прибыла в лазерную группу на смену Барни Гудмену.

Быстрое пожатие, и она резко выдернула руку. Она все еще была босиком, поэтому Том не мог оценить ее рост — что-то около метра шестидесяти. Макушка Эвелин доставала ему до ключиц. Впрочем, ее разница в росте, кажется, вовсе не смущала, хотя ей и приходилось, разговаривая с ним, задирать голову.

Густые темные ресницы окружали темно-зеленые глаза Эвелин. Ее брови тоже были почти черными, из чего Том сделал вывод о химическом происхождении светлого золота ее волос. Он кивнул на рассыпанные бумаги.

— Почему вы сидите так поздно, тем более в первый день? Что-нибудь не так? В таком случае я должен знать, что именно?

— Нет, ничего особенного, — ответила Эвелин, нагибаясь за пачкой бумаги. — Я просто перепроверяла некоторые пункты.

— Зачем? Вас что-то насторожило?

Она нерешительно подняла глаза.

— Просто я хронический перепроверяльщик. Я всегда дважды проверяю, выключена ли плита, заперта ли дверь и выдернут ли утюг из розетки. Я дважды осматриваюсь, прежде чем перейти улицу.

— Но сейчас вы ничего не нашли?

— Нет, конечно же, нет! Я же уже сказала.

Убедившись, что с лазерами все в порядке, Томас мгновенно успокоился и с удовольствием вернулся к неторопливому постатейному изучению фигуры Эвелин Лоусон. Она вытащила из ящика стола бумажные салфетки и промокнула лужицу пролитого чая. Двигалась и наклонялась она с грациозной легкостью, и Том отметил, что выглядит это весьма сексуально. И вообще, все в ней, особенно откровенно вызывающий взгляд, — все казалось ему сексуальным. Брюки его в области паха стали вдруг тесными.

Эвелин выкинула мокрые салфетки в мусорную корзину и нашарила ногой туфли.

— Рада была познакомиться, полковник. Увидимся завтра.

— Я провожу вас.

— Спасибо, это абсолютно излишне, — немедленно отказалась она, и Том почувствовал внезапное раздражение.

— Сейчас слишком поздно, а вы одна. Я провожу вас, — повторил он.

На этот раз она подняла голову и с вызовом взглянула ему прямо в глаза.

— Я высоко ценю ваше предложение, полковник, но знайте — я не нуждаюсь в подобных услугах.

— Вы не могли бы пояснить, в каких именно?

— В таких, от которых больше вреда, чем пользы. Попробуйте войти в мое положение и представить, как это будет выглядеть со стороны. Вы здесь царь и бог, поэтому если кто-нибудь увидит, что вы провожаете меня, то на следующий же день пойдут сплетни. Будут говорить, что своим местом в группе я целиком обязана вашей любезности. Простите, но мне хотелось бы обойтись без конфликтов.

— Ага, — понимающе протянул Том, — вам уже приходилось сталкиваться с этим, не так ли? Людям казалось, что с такой внешностью вряд ли можно иметь еще и мозги?

В ее взгляде вновь вспыхнула враждебность.

— Что вы имеете в виду, когда говорите о моей внешности? Как, по-вашему, я выгляжу?

Ты колючая и дерзкая, как дикобраз, подумал Том. Он уже знал, чего хочет — обнять ее и пообещать, что с сегодняшнего дня готов отражать все ее атаки и без устали сражаться с нею — за… нее. Сейчас можно и сдержаться, ну, скажем, ограничиться несколькими уклончивыми замечаниями, но Уиклоу не для того выбрал профессию летчика-испытателя, чтобы избегать риска.

— Выглядите довольно соблазнительно, — медленно проговорил он, и взгляд его стал тяжелым и жадным.

Пушистые ресницы Эвелин затрепетали. Отступив назад, она тихо вздохнула, — и вздох этот был слабым и беспомощным.

— Вы не можете не знать, что выглядите привлекательно, — невозмутимо продолжил Том.

Она зажмурилась и быстро открыла глаза.

— Это никого не касается! Вот вы, да вы просто ходячий вербовочный плакат, но ведь это не мешает вам в вашей работе.

— Разве я сказал, что сторонник какой-либо дискриминации? Просто вы спросили, а я ответил. Вы соблазнительны.

— О! — Эвелин метнула злой взгляд в его сторону и попыталась пройти к двери.

Том остановил ее мягким прикосновением руки. Ее кожа была нежной и теплой, и он с трудом сдержал желание попробовать ее на ощупь более основательно.

— Если кто-нибудь обидит вас, мисс Лоусон, обращайтесь прямо ко мне.

Она испуганно покосилась на руку, которую он все еще держал в своей ладони.

— Да… да, конечно.

— Даже если это будет член вашей группы. Вы, конечно, люди штатские, но за испытания отвечаю я. И я могу заменить здесь любого, от кого будут исходить неприятности.

Его прикосновение явно нервировало ее, но Том нарочно долго не выпускал ее руки. Брови его снова сдвинулись.

— Вот так, — уже мягче закончил он, — обращайтесь ко мне, если у вас будут неприятности на работе. Вы не хотите, чтобы я провожал вас, но нам все равно по пути — я ведь тоже собираюсь идти спать. Итак, я даю вам тридцать секунд форы и выхожу следом, так что вместе нас никто не увидит. Идет?

— Тридцать секунд — это не очень-то много.

Он пожал плечами.

— Много-немного, но это около двадцати метров между нами. — Том проверил часы. — Идите.

Казалось, Эвелин только этого и ждала — мгновенно повернувшись, она вылетела за дверь. Именно вылетела — и тут же бросилась бежать так быстро, насколько позволяла ее узкая красная юбка. Том недоуменно поднял брови. Ровно через тридцать секунд он вышел и увидел вдали быстро удаляющуюся стройную фигурку. Ее было едва видно в темноте, но она все еще неслась прочь. Всю дорогу к себе Том с удивлением думал о том, что же могло превратить столь воинственную амазонку в насмерть перепуганную девчонку.


Эвелин ворвалась в свой номер. Заперев дверь, она бессильно прислонилась к косяку, переводя дыхание.

О господи, такое впечатление, что она только что спаслась от дикого зверя! И о чем только думают там, наверху, когда выпускают на волю таких людей? Да его нужно хорошенько запереть где-нибудь в подвалах Пентагона, пусть лучше снимают его для рекламных проектов, вместо того, чтобы подвергать смертельной опасности беззащитных американских женщин!

Но что же так напугало ее? Может быть, опасность таилась в его глазах, светлых и пронзительных, как лазерные лучи? Или в грозной, но одновременно изящной мощи его мускулистого тела? Или в этом низком бархатном голосе, в той странной интонации, с которой он сказал: «вы соблазнительны»? Или в горячем прикосновении его узкой сильной руки?.. Наверное, опасность таилась во всем этом, вместе взятом, но по-настоящему ее перепугал жадный, хищный блеск его глаз.

До этого все всегда было в порядке. Эвелин выработала отличный стиль поведения — дерзкий и одновременно холодно-отстраняющий. Это позволяло удерживать мужчин на расстоянии. Конечно, такое оружие было обоюдоострым: оно в зародыше гасило все попытки сблизиться с ней, но делало Эвелин одинокой среди коллег-мужчин. У нее никогда не возникало непринужденно-дружеских отношений с ними…

До сегодняшнего дня ей всегда удавалось успешно оградить свой покой. Но вот неожиданно все рухнуло. Одного взгляда полковника, одного его замечания оказалось достаточно, чтобы она потеряла покой и, кажется, здравый смысл. Впервые она потерпела поражение в поединке с мужчиной.

Вот что значит родиться в семье докторов философии! Родители рано заметили выдающиеся способности своего чада и сделали все возможное, чтобы дать малышке соответствующее образование. Благодаря своим способностям Эвелин не казалась самой младшей в классе — и в начальной, и в высшей школе… Впрочем, никто из одноклассников ни разу не назначил ей свидания: она казалась им странной, неловкой — еще бы, ведь в половом созревании она на целых два-три года отставала от класса. Не лучше обстояли дела и в колледже…

Эвелин поступила на первый курс в шестнадцать лет, а какой нормальный студент станет тратить время на странную девчонку, которая к тому же является несовершеннолетней, когда вокруг столько милашек, вполне доступных и готовых на все! Отверженная и одинокая, Эвелин с головой ушла в занятия и в восемнадцать лет уже заканчивала старший курс.

Вот тут-то у парней и открылись глаза — неожиданно все заметили, что зубрила Лоусон, оказывается, весьма недурна собой. Возрастной барьер больше не защищал ее… И вот, несчастная Эвелин, наивная и неопытная в свои восемнадцать лет, внезапно оказалась в окружении каких-то… осьминогов, со всех сторон тянущих к ней свои жадные щупальца. Перепуганная, расстроенная, она постаралась поглубже зарыться в книги и начала разрабатывать жесткую систему самозащиты.

И вот результат… Двадцативосьмилетняя Эвелин Лоусон, опытный специалист по световым волнам и оптике, доктор физики — стоит здесь, около двери, испуганная и трясущаяся оттого, что мужчина назвал ее «соблазнительной».

Премерзкое чувство!

По всей видимости, полковника Уиклоу вовсе не отпугнула ее враждебность, более того, он принял ее вызов. Эвелин с досадой хлопнула себя по лбу! Идиотка! Это же ясно, как день: полковник принадлежит к особой породе людей, он испытатель, для которого риск и вызов опасности стали образом жизни! Чтобы оттолкнуть его, ей нужно выбрать совсем другую линию поведения! Нужно было предстать перед ним смирной и кроткой овечкой, с примесью легкого кокетства… Да, но ведь она совершенно не умеет кокетничать! Что же, придется постигать азы сексуальной грамоты в двадцать восемь лет. Так что, возможно, еще не все потеряно! Может быть, она еще сумеет одурачить этого солдафона…

Но тогда на нее тут же обратят внимание ценители именно такого типа женщин… Черт побери, похоже, она здорово влипла… Что ж, остается лишь одно — любой ценой выдержать поединок с этим Томасом Уиклоу!


Войдя в свою комнату, Том тут же сбросил форму и нижнее белье и встал под холодный душ. Через несколько минут он снова почувствовал себя человеком. Черт бы побрал эту жарищу, она высасывает всю влагу из тела, даже глаза кажутся сухими.

И все это ради «Крошки». Она должна быть окружена самой строгой секретностью, а для этого военно-воздушная база в Розуэлле подходила как нельзя лучше. Несмотря на спартанский быт и отсутствие удобств, Том Уиклоу был доволен тем, что «Крошка» находится в безопасности, и вовсе не торопился выпускать ее в свет. Это должно произойти после того, как Конгресс утвердит финансирование. Вот тогда «Крошку» увидят многие… Несмотря на принципиально новую конструкцию, внешне она почти не отличалась от модели R-25. Это-то и давало возможность проводить испытания в Розуэлле, а не в Аламосе, штат Колорадо, где традиционно проводились подобные полеты. Любопытные искали сенсации именно там, в Аламосе, а здесь, в Розуэлле, среди множества различных самолетов, участвующих в учениях, «Крошка» оставалась никем не замеченной.

Он думал о «Крошке», но перед глазами стояла Эвелин Лоусон, и он усмехнулся, представив, как приручит эту колючку. Внезапно Том почувствовал жар — это под холодным-то душем, — быстро выключил воду и вышел из ванны. Да, если ему удастся затащить ее к себе под душ, вдвоем они наверняка сумеют превратить воду в кипяток.

Слегка вздрагивая, Том стоял под кондиционером — холодный воздух приятно обдувал обнаженное влажное тело. Однако даже эта процедура не уменьшила томление в паху. Том сердито приказал себе выбросить Эвелин из головы.

Хорошенько обсохнув, он прошел в крошечную клетушку, используемую как кухню, и сделал себе сэндвич. Разгуливая голышом по дому, он получал своеобразную разрядку. Половину своей жизни Том провел в армии. Он безупречно исполнял все правила, подчинялся запретам и постоянно носил форму, прекрасно чувствуя себя в ней на работе и дома. Однако иногда странное первобытное чувство поднималось откуда-то из глубин его души и приказывало: «Хватит!»

Он вырос на конном ранчо в Небраске, и когда появлялась возможность, возвращался туда отдохнуть. Он оставался там на неделю или даже на две, объезжал диких лошадей — и это тоже каким-то образом утоляло дикое первородное беспокойство его души. Но теперь это стало невозможным, он по горло занят испытаниями, свободного времени нет. Только и остается, что разгуливать голышом по комнате… Единственной одеждой, от которой Уиклоу никогда не хотел бы избавиться, был его летный комбинезон. Если бы он мог, он проводил бы в небе все свое время — и был бы абсолютно счастлив.

Проклятье, чем выше продвигается он по службе, тем меньше летает. Различные обязанности и бесконечная писанина отнимают все больше времени. Он согласился возглавить эти испытания только потому, что здесь ему были гарантированы регулярные полеты. Руководство не всякому могло доверить испытание новых моделей, к проекту были допущены только лучшие пилоты, но, естественно, во главе всей работы должна была стоять величина безусловная.

Что ж, полковник Томас Уиклоу до сих пор был на голову выше всех. Том не сомневался в своих способностях — он работал, как проклятый, чтобы достичь этого уровня. Конечно, умом, острым зрением и мгновенной реакцией его наградила природа, но все остальное было результатом учебы, практики и тренировок — до тех пор, пока каждое движение не стало безошибочно автоматическим. Сейчас Уиклоу было тридцать пять, но его реакция была быстрее, чем у молодых выпускников летных школ, да и зрение оставалось стопроцентным.

Да, впереди еще столько полетов… если, конечно, ему дадут такую возможность. Уиклоу слишком быстро продвигался от звания к званию, похоже, что в будущем году он уже получит и первую звезду. А тогда… тогда хорошо, если останется время хотя бы на тренировки. Он любил ВВС, не хотел оставлять их, поэтому мысль о том, чтобы навсегда приземлиться, казалась ему невыносимой. Жизнь станет серой и пресной без яростной борьбы со стихией и техникой, без пьянящего чувства смертельной опасности.

И вновь Уиклоу вспомнил Эвелин Лоусон, воинственный вызов ее пронзительных глаз. Он так ясно увидел перед собой ее глаза — темно-зеленые, с мерцающими золотистыми искорками в глубине… Он представил, как она будет смотреть на него — снизу вверх, распростертая в постели, а он будет возвышаться над нею, как Галиаф. Он приручит эту дикую лошадку, сделает ее кроткой и ласковой. Иного не дано!


2

У Эвелин были особые требования к одежде вообще и к удобству в частности, поэтому каждый день она тратила очень много времени на то, чтобы правильно одеться. Если какая-то вещь вдруг упорно не подходила, Эвелин безжалостно снимала ее и заменяла другой. Каждое утро, перед тем как выйти из дома, она садилась, наклонялась, поворачивалась, разводила руками и поднимала их над головой, чтобы убедиться, что и на сей раз она оделась так, как надо, и, стало быть, целый день ей будет легко и удобно. Не хватало еще отвлекаться от работы из-за какого-нибудь натирающего кожу шва или неудобного покроя.

Одежда вообще была ее своеобразным пунктиком. Почему большинство модельеров мужчины? Неужели никому не приходит в голову, насколько это нелепо — мужчина определяет, что следует носить женщине? Еще будучи подростком, Эвелин решила, что эти хваленые модельеры никогда не задумываются над тем, удобно ли будет женщинам в тех фасонах и моделях, которые они вводят в моду. Ведь не им же приходится часами стоять на ужасных растягивающих сухожилия высоченных каблуках, напяливать на себя синтетическое белье и выносить прочие пытки во имя очередного каприза модного кутюрье! Эвелин давно поняла, что мода — это всего-навсего глупость и помешательство в равных долях. Когда здравый смысл вернется в этот мир, люди будут носить удобную, функциональную одежду, например, джинсы, футболки и свитера… Да, конечно, она не сможет изменить мир, но уж на ее комфорт и удобство в одежде не удастся посягнуть никаким модельерам!

В это утро она оделась во все белое — пышная юбка чуть ниже колен на эластичном поясе, свободная футболка на номер больше ее размера и туфли без каблука. Талию обвивали два скрученных вместе легких шарфика, желтый и голубой. Не жарко, удобно и ничего лишнего — именно так, как ей и хотелось. Ночью Эвелин вспомнила о встрече с полковником Уиклоу. Как ему удалось смутить ее? Мужчины неоднократно пытались взять ее куда более серьезным натиском, и ей удавалось поставить их на место. Так почему же довольно невинное замечание Уиклоу, подкрепленное, правда, далеко не невинным взглядом, заставило ее потерять голову от страха?

Теперь Эвелин точно знала, что во всем виноват этот взгляд. Никогда еще она не встречала подобных глаз — бледно-голубые алмазы, поблескивающие на бронзовом лице, такие пронзительные, что, кажется, взгляд их проникает в самую душу. Эвелин сразу поняла, что обладатель этих удивительных глаз не похож ни на одного из мужчин, которых она встречала раньше.

Она чувствовала, что должна быть какая-то особая причина ее вчерашнего странного поведения. Но теперь она постарается встречаться с полковником только в присутствии других людей. Господи, ну почему вчера он не пришел пораньше, когда еще вся команда была в сборе? Если бы Эвелин увидела его тогда, она бы ни за что не засиделась допоздна за работой!

Окинув взглядом комнату, Эвелин проверила, все ли выключено, затем похлопала себя по карманам юбки — на месте ли ключи? Карманы неизменно присутствовали в ее одежде, поскольку дамские сумочки были еще одним ее пунктиком.

Кто выдумал, что женщина должна всю жизнь таскать с собой сумочку? Почему у мужчин должны быть карманы, а у женщин нет? Видите ли, господам модельерам кажется, что карманы утяжеляют линии одежды и портят силуэт. Потому что, женщина должна выглядеть хрупкой и беспомощной! Эвелин была уверена, что для раскрепощения женщин нужно не только отказаться от лифчиков, но и бросить в костер отвратительные сумочки. Ну, а потом туда же швырнуть и туфли на шпильках.

Слова у Эвелин не расходились с делом, поэтому она заранее снабдила свой рабочий стол необходимыми мелочами, которые должны быть под рукой у любой женщины. В конце концов, ненависть к сумочкам вовсе не означает, что можно обходиться без губной помады! Эвелин Лоусон твердо следовала своим собственным представлениям о хорошем вкусе.

Она раньше всех приходила на работу, не стал исключением и сегодняшний день. Эвелин вообще любила утро, но утро в пустыне было особенным — так удивительно четки и хрустальны были очертания скудного пейзажа… Днем раскаленные волны июльского воздуха размоют контуры предметов, но сейчас зрелище было великолепным.

Тихонько мурлыкая что-то себе под нос, Эвелин готовила кофе. Неважно, горячий или нет, — кофе неизменно присутствовал в ее утреннем рационе. Сорвав обертку с медовой булочки, она положила ее на тарелку. Ну вот, завтрак готов!

Эвелин уселась в кресло и погрузилась в чтение отчета о последней проверке оптической системы, рассеянно отщипывая кусочки булки.

Через полчаса в комнату вошел Фил Роджерс.

— Ты сегодня рано, — бросил он ей, направляясь прямо к кофейнику. — Я не видел тебя за завтраком.

— А я предпочитаю завтракать на рабочем месте, — дочитав, она перевернула отчет.

Из всех членов команды Фил был наиболее дружелюбным. Если честно, то он был гораздо дружелюбнее ее самой. Это был общительный малый лет тридцати, неженатый, сторонник активного образа жизни. Эвелин знала его и раньше, но только здесь они впервые встретились за совместной работой. Они работали на разные компании. Компания Эвелин занималась в основном лазерной техникой и сотрудничала с фирмой, в которой работал Фил, в вопросах создания компьютерных программ по обслуживанию лазеров.

— Вот еще один тест 0200, — сказал Фил, мелкими глотками отхлебывая горячий кофе. — Когда придут Брюс и Энтони, мы все пойдем в контрольный отсек, понаблюдаем за полетом. Сегодня летит полковник Уиклоу, он всегда после испытаний заходит узнать результаты, тогда и представлю тебя ему.

— Мы уже познакомились, — сообщила Эвелин. — Вчера вечером он застал меня здесь за работой.

— И каково твое мнение о нем?

На секунду задумавшись, Эвелин выпалила:

— Суровый тип!

Фил рассмеялся.

— Да… не хотел бы я когда-нибудь перейти дорогу этому человеку. Клянусь тебе, пилоты истребителей ни в грош не ставят никого на свете, но его они чертовски уважают и на земле, и в небе. Один из них как-то сказал, что Уиклоу самый лучший пилот в американских ВВС. Поверь мне, это говорит о многом, ведь в его команде нет ни одного слабака.

Подошли двое остальных членов группы. Самый старший, Энтони Полански, коренастый лысоватый мужчина средних лет, был руководителем их лазерной команды. Второй — Брюс Хопкинс, был для Эвелин той самой неизбежной ложкой дегтя в бочке меда. Именно Брюс, привлекательный разведенный мужчина, решительно воспротивился тому, чтобы Эвелин включили в состав команды. Когда она только начала работать в фирме, Хопкинс попытался приударить за ней, и до сих пор не мог забыть и простить Эвелин того сокрушительного отпора, который получил. Но он был прекрасным специалистом, поэтому ей приходилось терпеть его и не обращать внимания на постоянные едкие насмешки и язвительные уколы.

Вот и сейчас Брюс, не здороваясь, прошел мимо нее, а Энтони на секунду задержался возле ее стола.

— Хорошо устроилась?

— Да, спасибо. Даже успела познакомиться с Уитлоу.

Энтони усмехнулся:

— Ну и что ты о нем думаешь?

— Я уже сказала Филу — слишком суров.

— Постарайся не наделать ошибок, в противном случае ты узнаешь, насколько он суров.

— Он придирчив даже к пустякам?

— Ко всему, что касается его самолетов и его персонала.

Энтони прошел к кофейнику, а Эвелин подумала, что ее страх перед полковником, похоже, был вполне оправдан. Энтони работает над оборонными заказами уже больше двадцати лет, так что уж если Уиклоу и на него производит впечатление, значит, он действительно явление весьма неординарное.

В назначенный час они вышли на летное поле, где должны были проводиться испытания. Перед входом в контрольный отсек у них тщательно проверили удостоверения. Везде была охрана, и Эвелин подумала о том, что «Дальний прицел», наверное, не единственная новая модель, а одна из нескольких, разрабатываемых параллельно.

В Розуэлле работало много гражданских лиц, и все они были тщательно подобраны и всесторонне проверены. Уже сам факт, что она, Эвелин Лоусон, оказалась здесь, означал, что в ее прошлом не осталось ни одного белого пятна. Возможно, разведывательному управлению известно даже, какие хлопья она предпочитала в детстве на завтрак.

Контрольный отсек оказался шумным оживленным местом, комната была полностью заставлена рядами мониторов. Перед экранами сидело человек десять. Практически каждая часть «Дальнего прицела» претерпела существенные изменения по сравнению с первоначальным проектом, множество различных компаний и оборонных подрядчиков работали сообща, чтобы улучшить качество модели.

Тут же присутствовала группа пилотов, одни и летных комбинезонах, другие — в обычной военной форме. Когда Эвелин вошла в комнату, послышался восторженный гул, а один не в меру веселый пилот театрально прижал руку к сердцу.

— Я погиб! — громко объявил он собравшимся.

— Не обращайте на него внимания, мисс, — успокоил ее другой пилот, — это с ним уже третий раз за последнюю неделю, а ведь сейчас только вторник. Он такой любвеобильный — настоящий донжуан.

— Зато весьма симпатичный, — возразил веселый пилот. — Итак, что скажете, красавица? Как насчет законного брака? Мы поселимся в маленьком домике среди розовых кустов и заведем кучу очаровательных ребятишек.

— У меня аллергия на розы, — сухо ответила Эвелин.

— И на мужчин, — шепнул Брюс Хопкинс достаточно громко, чтобы она его услышала, но Эвелин сделала вид, что она глухая.

— Забудьте о розах, — великодушно разрешил шутник. Карточка на его груди гласила, что Эвелин имеет дело с майором Остином Дилом.

— Я уживчивый. И веселый. Неужели я не убедил вас, что нам будет хорошо вдвоем?

Глубокий голос прозвучал из динамика, и пилоты моментально прекратили болтовню, повернулись к мониторам. Эвелин сообразила, что камера в кабине самолета позволяет видеть на экране все, что делает и видит пилот.

— Сегодня в воздухе четыре самолета, — пояснил подполковник Патрик Фернандес. — Два «Дальних прицела» и два R-26. R-26 — единственная машина, которая обладает достаточной скоростью, чтобы тягаться с «Крошками», которые должны были провести несколько стрессовых маневров, а затем проверить систему наводки на цель.

Из динамика снова донесся голос, спокойный и внушительный, словно говорящий находился в соседней комнате, а не летел высоко над пустыней на сверхзвуковой скорости:

— Идите на предельной мощности!

Эвелин вздрогнула, и руки ее покрылись мурашками.

— Иду на предельной мощности, — ответил другой голос.

— Это все и даже больше того, что можно выжать из двигателя, — шепнул ей Фил.

Она рассеянно кивнула, все ее внимание было приковано к монитору. На экране были видны только руки Уиклоу в длинных летных перчатках и его ноги с зажатым между ними штурвалом. Она точно знала, что это именно Уиклоу, а не пилот второго «Прицела» — было что-то особенное во всех его движениях.

Пилоты подвергли машину ряду маневров, датчики показали, что нагрузка на корпус достигла стрессового уровня.

Следующее испытание было на перегрузки. В динамиках раздались судорожные вздохи — это пилоты пытались набрать побольше кислорода, чтобы не потерять сознание. Окружающие обменивались комментариями и шутками по поводу этого «хрюканья». Тренированные пилоты обычно выдерживают перегрузки до шести условных единиц, однако специальная тренировка дыхания иногда позволяет доходить и до девяти.

Том Уиклоу выдержал до десяти.

— Он потеряет управление, он теряет высоту! — задохнулся капитан.

Крупные капли пота выступили на лбу майора Дила.

— Не делай этого, ну ради меня! — бормотал он. — Хватит! Не надо!

— Выравниваюсь, — прозвучал невозмутимый голос, и Эвелин услышала, как по комнате пронесся вздох облегчения.

— Этот сукин сын прирожденный фокусник, — покачал головой капитан, — никто не может выдержать таких перегрузок. Сколько ему потребовалось?

— Нисколько, — ответил лейтенант, сидящий возле монитора. — Он прошел десять за четыре десятых секунды. Он проделывал это и раньше.

— Я могу выдержать только девять.

— Черт возьми, представляю, каким он был лет десять назад!

— Приблизительно таким же, как и сейчас, — ответил Дил.

Пилоты приступили к испытаниям лазерной системы, и Эвелин подошла ближе к мониторам. Она была явно взволнована и пыталась разобраться в своих чувствах. Когда ей предложили заменить Барни Гудмена, она ознакомилась со всем, что касалось реактивных самолетов, и эти сведения не оставляли сомнений в том, насколько опасны проведенные маневры. Пилот может потерять управление самолетом на таких экстремальных углах атаки или потерять сознание от перегрузок и не успеть прийти в себя, чтобы избежать сокрушительного удара о твердую землю. О том, что она нисколько не преувеличивает опасность, говорила и реакция присутствовавших в контрольном отсеке.

Брюс Хопкинс шагнул вперед, загородив Эвелин весь экран. Совершенно ясно, что он сделал это нарочно, и если она сейчас спустит ему эту выходку, то в следующий раз он зайдет еще дальше.

— Извини, Брюс, — вежливо попросила Эвелин, — но поскольку ты выше меня, то давай я встану впереди, чтобы нам обоим было видно.

Энтони взглянул на нее и улыбнулся, не заметив или сознательно проигнорировав кислое выражение на лице Брюса.

— Ну что ж. Иди вперед, Эвелин.

Испытания лазерной наводки прошли отлично.

Отрабатывали нацеливание на стационарные объекты — все было в норме. Цифры бежали по экрану, каждый пункт быстро проверяли и заносили в блокноты.

Наконец все четыре самолета благополучно приземлились — и тут напряжение спало, и атмосфера в комнате стала веселой, легкомысленной. Лазерная группа окружила подполковника Фернандеса и начала обсуждение результатов испытаний. Эвелин поразилась глубине познаний подполковника и почувствовала, что сама знает гораздо меньше. Что ж, он, как и все остальные, уже давно работает над моделью.

— У полковника Уиклоу всегда много вопросов, — закончил Фернандес, — но теперь, кажется, уже можно переходить к наводке на движущиеся объекты.

Эвелин почувствовала вдруг, как чья-то рука бесцеремонно обвила ее талию — внутри у нее все сжалось. Майор Дил одарил ее ослепительной белозубой улыбкой и еще крепче привлек к себе. Сзади него стояли остальные пилоты — и тоже улыбались. Ну просто реклама какой-нибудь новой зубной пасты!

Ей стало не по себе. Господи, вот и началось…

— Итак, красотка, где мы сегодня ужинаем? — спросил майор.

— Руки прочь, Даффи, — голос за их спиной был обманчиво-ласков, — Док Лоусон сегодня ужинает со мной.

Нельзя было ошибиться в том, кому принадлежит этот голос. Даже если бы Эвелин не узнала эти низкие бархатные нотки, она бы все поняла уже по тому, как бешено забилось ее сердце, как перехватило дыхание.

Все обернулись. Уиклоу был все еще в комбинезоне, с зажатым под мышкой шлемом. Черные волосы, влажные от пота, прилипли колбу, а глаза были красными от перегрузок, но взгляд излучал спокойствие и холодность, как всегда.

— Но я первый увидел ее! — запротестовал Дил, однако сразу убрал руку. — Черт возьми, Отец, ты же не можешь вот так просто прийти, увидеть и…

— Конечно, могу, — спокойно перебил его Уиклоу и отвернулся к Фернандесу, давая понять, что вопрос исчерпан.

Майор оглядел Эвелин, будто увидел ее впервые. Возможно, так оно и было. До этого он видел только хорошенькую мордашку, теперь в его взгляде читался более глубокий интерес.

— Отец Племени никогда еще не вел себя так, — задумчиво произнес он. — А я знаю его вот уже скоро пятнадцать лет.

— А я вообще не знаю его, — резко ответила Эвелин. — Впервые увидела вчера вечером. Он всегда такой властный?

— Отец? Властный? — Майор недовольно поджал губы.

— Деспотичный, — уточнила Эвелин. — Безапелляционный. С замашками диктатора…

— А, в этом смысле. Вы хотите спросить, всегда ли он приказывает женщинам сопровождать его на ужин?

— Вы прекрасно формулируете, майор.

— Нет. Это в первый раз. Обычно он бьет своих женщин хлыстом. А они все равно любят его до смерти. Все дело в обаянии его профессии, это своего рода приманка. Женщины обожают форму, им и невдомек, что король-то — голый…

— Даффи, — на этот раз в знакомом мягком голосе послышалось терпеливое предупреждение.

Майор выглянул из-за плеча Эвелин и расплылся в улыбке.

— Я только пел тебе дифирамбы, Уиклоу!

— Я слышал.

Полковник был теперь совсем рядом, но Эвелин не смела поднять глаза. Вчера она определенно заявила ему, что у него нет никаких шансов на ее внимание, а сегодня он только что не вешает ей на грудь табличку «Женщина Уиклоу!» Ей потребовалась вся ее выдержка, чтобы не двинуть ему кулаком в живот… Она не сделала этого по двум причинам: во-первых, гнев еще никогда не помогал в решении любых вопросов, во-вторых, полковник был руководителем испытаний, и подобный поступок вряд ли способствовал бы дальнейшей карьере Эвелин…

Кроме того, Уиклоу выглядит сделанным из прочнейшей стали, пожалуй, она только отобьет себе руку… Эвелин решила быть благоразумной и сосредоточилась на майоре Диле.

— Даффи — это что? — невинно переспросила она. — Из мультика? Из утиного семейства?

— Нет, — с мрачным удовольствием пояснил Уиклоу. — Это из семейства крестоцветных. Нечто маленькое и хорошенькое — вроде петуньи.

— Цветочный бутончик! — добавил капитан, не отрываясь от монитора.

— Да нет, кретин в полном расцвете! — подхватило еще несколько радостных голосов.

— Цветочек, — повторила Эвелин. — Петунья?.. Даффи… Дафния!

Майор злобно посмотрел на Уиклоу.

— Вообще-то я предпочитаю внушительные прозвища. Они должны быть краткими. Возбуждающими. Например, «Большой». Хорошее прозвище, не так ли? Большой Дил. Оно заставляет женщин задуматься: что это, просто прозвище или намек на что-то другое?.. Но вот эти придурки придумали имя Даффи, петунья… и эта пакость намертво приклеилась ко мне.

Уиклоу улыбнулся. Заметив это краешком глаза, Эвелин вновь почувствовала искушение как следует наподдать ему. Ее бросало то в жар, то в холод. Мурашки пробежали по спине, лицо вспыхнуло и зарделось.

— Вы не могли бы заглянуть ко мне в офис в половине первого, доктор Лоусон? — обратился к ней полковник.

Что за отвратительная манера — отдавать приказы под видом вежливой просьбы, подумала она.

Обернувшись, Эвелин ослепительно улыбнулась.

— Конечно, раз вы настаиваете, полковник!

По его глазам она увидела, что Уиклоу прекрасно понял ее намек, но это нисколько его не смутило.

— Да, настаиваю.

— Значит, в половине первого.

Когда все стали расходиться, Брюс задержался возле Эвелин.

— Ловкий ход, — в его голосе звучала откровенная враждебность. — Конечно, лучше ласково прижаться к полковнику, чем заниматься работой!

— Я занимаюсь работой.

Она не собиралась ничего объяснять этому злобному типу: ее отношения с Уиклоу его совершенно не касаются.

Это было ужасно глупо, но Эвелин поймала себя на том, что все время с волнением думает о предстоящей встрече наедине с Уиклоу в его офисе. Черт его возьми, ну уж теперь она найдет, что ему сказать!

В назначенный час Эвелин направилась к главному зданию — и с каждым шагом чувствовала все возрастающую злость на этого солдафона.

За столом в приемной сидел сержант Ковач, полный розовощекий молодой человек венгерского происхождения, который гораздо естественнее смотрелся бы на футбольном поле, чем за канцелярским столом. Он любезно приветствовал Эвелин и проводил ее в кабинет полковника.

Уиклоу успел принять душ и переоделся в летнюю форму: синяя рубашка эффектно подчеркивала светлую голубизну его глаз. Откинувшись в кресле, он спокойно рассматривал Эвелин, как будто приглашал ее первой начать поединок.

Она вдруг раздумала нападать. Это избавляло ее от напряжения. Хотя и давало дополнительные преимущества Уиклоу: он мог подумать, что ей не под силу до конца выдержать характер. Несмотря на то, что приглашения сесть не последовало, Эвелин решительно уселась и положила ногу на ногу, демонстрируя, что оставляет первый ход за противником.

— Я просмотрел ваше личное дело, — неторопливо начал полковник. — Ваши характеристики производят впечатление. Вы всегда были самой младшей — и в школе, и в колледже, куда поступили в шестнадцать лет. Первая ученая степень в восемнадцать, вторая — в девятнадцать, а докторская — в двадцать один. Фирма характеризует вас как лучшего физика страны…

Эвелин не знала, чего конкретно она ждала от этой встречи, но уж точно не перечисления своих заслуг. На всякий случай она постаралась выглядеть как можно воинственней.

— У вас, конечно же, не было времени на романы, — бесстрастно продолжал Уиклоу, и тут Эвелин насторожилась. Она села прямо и вся обратилась в слух, пытаясь понять, к чему клонит противник.

— Ни в школе, что еще понятно, учитывая ваш возраст и увлечение науками, но и в колледже тоже. Короче говоря, у вас нет никакого опыта, чтобы вы сумели самостоятельно справиться с компанией моих головорезов. Я понял это по тому, как вы испугались, когда майор Дил обнял вас.

Замерев, Эвелин завороженно смотрела на него.

— Нам приходится работать вместе, потому что нужно сделать очень многое и в короткий срок. Я не хочу вражды в команде и не хочу, чтобы вы страдали от поведения моих людей. Они мужчины, живут особой жизнью — каждый день на грани катастрофы. Они дерзкие и необузданные, им нужна разрядка — выпивка, женщины. Какой же выход мне видится из этого положения? Первый — вы будете сами защищать себя, и наша база скоро превратится в поле битвы, все будут ненавидеть вас и в конце концов откажутся с вами работать. В итоге пострадает наше общее дело. Второй путь — дать им понять, что вы уже заняты, что вы принадлежите мне…

Эвелин совсем не понравилось, как он это сказал, она не выдержала:

— Бог мой! Да это просто какой-то каменный век! Волосы встают дыбом от подобной дикости.

— Только тогда они отстанут от вас, — продолжал полковник, пропустив мимо ушей ее восклицание. — Вы будете в полной безопасности.

Эвелин вскочила и принялась нервно расхаживать по комнате.

— Я хочу лишь одного, чтобы меня оставили в покое и дали возможность спокойно работать. Неужели я прошу слишком многого? С какой стати я должна ради этого разыгрывать какой-то дурацкий спектакль?!

— По одной простой причине — никто даже не подозревает, что вы до сих пор не имели естественных для своего возраста отношений с мужчинами.

Она сердито нахмурилась при столь бестактном замечании. Ее возраст! Он сказал это так, как будто ей уже пора на пенсию!

— Моим парням не приходит в голову, что их поступки могут просто-напросто испугать вас, — объяснил Уиклоу. — Кроме того, существует вероятность, что не все их шутки будут столь же безобидны, как сегодняшняя. Я не сомневаюсь, что парочка этих орлов предпримет куда более серьезные шаги. И они будут весьма раздражены, когда вы отвергнете их. Наложение дисциплинарного взыскания на любого из моих людей вызовет раскол в команде. Я дорожу своими парнями, но я дорожу и вами. Даже если они узнают о вашей неопытности, это не помешает им попытаться задрать вам юбку. Более того, заподозрив вас в невинности, они лишь утроят свои старания. Единственный выход — дать понять, что вы заняты, а я именно тот человек, права которого никто не посмеет оспаривать.

Уиклоу помолчал, давая возможность ей усвоить сказанное, затем продолжил:

— Итак, с сегодняшнего дня — вы моя. От вас требуется лишь быть полюбезнее со мной на людях, вместо того, чтобы пытаться испепелить меня взглядом. Сегодня, например, вы смотрели на меня, как Саломея на Иоанна Крестителя, можно было подумать, что вы спите и видите, как заполучить мою голову на блюде.

— И чтобы рот ваш при этом был бы забит яблоком! — пробормотала Эвелин.

Только сейчас она до конца поняла, что он посмел сказать ей. Щеки ее вспыхнули. Господи, ну почему она не расхохоталась ему в лицо, когда он заявил, что она девственница! Теперь отрицать это было уже поздно.

Том продолжал спокойно и холодно разглядывать ее, и только в его сузившихся голубых глазах таилось какое-то странное напряжение.

Эвелин не посмела встретиться с этим проницательным взглядом. Ее смущение было невыносимым. Собрав остатки самообладания, она выдавила из себя:

— Договорились!

И уже второй раз за последние сутки не смогла справиться с безотчетным желанием броситься прочь от этого человека.


3

Прошло несколько минут после того, как Эвелин буквально вылетела из его кабинета, а Томас все еще сидел, откинувшись на спинку стула и сцепив на затылке руки. Едва заметная довольная улыбка таилась в уголках его твердо очерченного рта.

Итак, она девственница! Это была только его догадка — и надо сказать, превосходная догадка! Опытная женщина никогда не была бы так обескуражена и растеряна, что бы он ни сказал.

Бедная малышка! Несмотря на весь свой ум, она оказывалась беспомощной жалкой девчонкой всякий раз, когда дело касалось мужчин и секса. Скорее всего, еще в ранней юности ее сильно напугал какой-то озабоченный идиот, и с этих пор у девочки выработалась определенная реакция на мужские знаки внимания.

Теперь все оставят ее в покое и предоставят Томасу свободу действий. А уж он постарается использовать свои преимущества. Эвелин придется проводить свободное время с ним, она узнает его поближе, перестанет бояться… Да, пожалуй, в его жизни еще не было такой приятной миссии. Соблазнить ее, затащить к себе в постель этого ежика — это волнует даже больше, чем превышение порога выносливости при испытаниях «Крошки».


Эвелин не решилась сразу же вернуться на свое рабочее место, она знала, что все чувства ясно написаны на ее лице, и уж Брюс не упустит случая дать ей несколько вызывающих советов улаживать свои дела в свободное от работы время. Поэтому она влетела в ближайшую дамскую комнату и заперлась в кабинке.

Она вся дрожала и была готова разрыдаться. Эвелин редко плакала, потому что считала слезы бессмысленным занятием, не дающим ничего, кроме опухших глаз и заложенного носа.

Что ж, все оказалось гораздо серьезнее, чем ей казалось, — второй раз она потерпела сокрушительное поражение! Значит, пришло время посмотреть фактам в лицо.

Полковник Уиклоу не сделал ничего такого, что могло бы ее испугать. Непонятной и пугающей была ее собственная реакция на этого человека. Глупо прятать голову в песок и пытаться обмануть саму себя. Какая дерзость — она стала слишком самоуверенной и позволила себе думать, что ее острый язычок способен оградить ее от домогательств мужчины!

И вот, пожалуйста, полковника ее отпор не только не обескуражил, похоже, ему это даже понравилось… Может быть, ей так легко удавалось справиться со всеми мужчинами лишь потому, что ей просто-напросто не нравился никто из них? Да-да, прерывистое дыхание, беспричинное волнение и страх, бешеный стук сердца и странная робость — все это означает только одно — сексуальное влечение! Конечно, она далеко не глупая женщина, но в конце концов, только женщина, с присущими ей природными инстинктами…

Нет ничего странного в том, что она не поняла этого сразу, в конце концов, она впервые в жизни столкнулась с подобной проблемой. Вот, например, прежде чем научиться водить машину, нужно сначала ознакомиться с рулем…

Эвелин всегда казались забавными те уловки, которыми люди пытаются привлечь к себе внимание противоположного пола. Теперь она поняла, что кроется за этими нелепыми ужимками. Черт возьми! Поневоле будешь выглядеть глупо, когда тебя с головой выдают собственные гормоны!

И вот она по уши завязла. Эвелин чувствовала, что решение должно быть где-то близко, но воспаленный мозг совершенно отказывался работать… Еще бы, насколько ей известно, здравый смысл никогда еще не присутствовал в подобного рода романтических авантюрах!

Эвелин попыталась взять себя в руки и навести порядок в мыслях. Итак, что мы имеем? Она согласилась на игру с Уиклоу ради того, чтобы все остальные оставили ее в покое. Но разве полковник предлагает такие услуги всем женщинам на базе? Почему он выбрал именно ее? Неужели в ней есть что-то настолько разрушительное, что именно ее нужно нейтрализовывать подобным образом? Эвелин прекрасно сознавала свою привлекательность, но она знала и то, что в ней нет ничего от роковой женщины.

Пойдем дальше. Чего будет стоить ей этот спектакль? Милая болтовня с Уиклоу и ослепительные улыбки? Что ж, это она выдержит. Эвелин, правда, не умела без умолку щебетать, как пустоголовая пичужка, но ничего, научится, не так уж это сложно. Но если Уиклоу рассчитывает на объятия и поцелуи, он получит самый решительный отказ! Вся эта гормональная активность и приливы адреналина определенно вредят здоровью! И работе тоже!

Ну что ж, ситуация вовсе не так уж плоха, как ей сначала показалось. Нужно только держать себя в руках и ни на минуту, ни в чем не доверять Уиклоу — и все будет в порядке.

Приняв такое решение, Эвелин расправила плечи и вышла из своего убежища. Уши заложил рев реактивных двигателей — это шли на посадку и взлетали самолеты. Вокруг роились люди в форме, все были заняты делом, база жила своей повседневной жизнью. Эвелин почувствовала прилив сил и радостное волнение: приятно сознавать себя причастной к важнейшей работе над самым совершенным истребителем в мире.

Работа всегда была для нее панацеей от всех бед. Эвелин беззаветно любила свою работу и безумно дорожила ею — ведь только в ней она была на своем месте, только в ней добивалась одних успехов… На работе она всегда чувствовала себя комфортно, даже несмотря на то, что эта язва, Брюс Хопкинс, похоже, всерьез решил лишить ее этого удовольствия. Что ж, уж если она сможет справиться с полковником Уиклоу, ей без труда удастся поставить на место и Хопкинса.

Перед глазами Эвелин всплыло бронзовое лицо полковника с резкими ястребиными чертами — и тут же она, споткнувшись о бровку шоссе, с трудом удержалась на ногах… Да, пока что ей не слишком удается справиться с Уиклоу, но она всеми силами постарается добиться этого.

Она должна это сделать ради своего спасения!


Когда Эвелин вернулась на свое рабочее место — мокрая от пота, с прилипшими ко лбу прядями волос, — Брюс лишь презрительно оглядел ее и усмехнулся.

Поскольку лазерная программа была полностью разработана, а их маленькая группа выполняла при ней роль аварийной службы, то на сегодня работы оказалось немного. Испытания прошли отлично, поэтому можно было заняться подготовкой к следующему этапу — нацеливанию на движущиеся объекты. В этих испытаниях будут участвовать другие типы самолетов, оптика которых уже проверена и налажена в ходе регулярно проводимых профилактических осмотров, так что сегодняшняя задача состояла в проверке электроники недавно приземлившихся машин.

Эвелин, Энтони и Брюс переоделись в комбинезоны и отправились в ангар. Фил остался перепроверять компьютерные данные.

— Все специалисты, привлеченные к испытаниям, должны уметь работать вместе, сообща, — внушительно заметил Энтони по дороге к ангару. — Это самый тонкий момент в нашей работе.

— Вот и нечего навязывать нам человека, поведение которого оскорбительно для всех! — злобно пробурчал Хопкинс.

Энтони резко остановился и повернулся лицом к нему.

— Может, хватит?

— А в чем собственно дело? — взвился тот. — Я говорю только то, что есть! Ты же знаешь, какая у нее репутация — с ней невозможно работать!

— Я знаю только то, что вижу своими глазами, поэтому могу тебе сказать, что из вас двоих вовсе не Эвелин ведет себя как вздорная и упрямая ослица. Надеюсь, мне не придется напоминать вам, что полковник Уиклоу может заменить любого члена группы простым телефонным звонком. И уверяю вас, он сделает это моментально, как только почувствует, что трения между вами мешают обшей работе. Так вот, если это случится, то на этом закончится и ваше сотрудничество с фирмой, надеюсь это понятно? Сказанное касается вас обоих, коллеги.

Эвелин поглубже засунула руки в карманы комбинезона. Хотя предупреждение Полански больше относилось к Брюсу, она прекрасно понимала, что ее положение в оптической фирме «Боулинг-Уол» поколеблено последними двумя конфликтами на предыдущих работах. И один из этих конфликтов был связан именно с Хопкинсом. Возможно даже, что ей предложили работать вместе с ним в качестве своеобразного теста, от результатов которого зависит ее дальнейшая карьера.

— Я не собираюсь связываться с ней, — мрачно пробормотал Брюс, неприязненно покосившись на Эвелин, — если только она сама не будет становиться мне поперек дороги.

И он решительно зашагал вперед. Энтони вздохнул, и они с Эвелин, чуть замедлив шаг, последовали за ним.

— Постарайся игнорировать его, насколько это возможно, — посоветовал он. — Я не думал, что ваша вражда так серьезна.

— Но я не враждую с Брюсом, — удивилась Эвелин.

— А я и не имею в виду тебя, — задумчиво взглянул на нее Энтони. — Но чем объяснить его неприязнь к тебе? Между вами что-то было? В таком случае ты должна сказать мне.

Эвелин недоуменно пожала плечами.

— Здесь нет секрета. Когда я только начинала работать в компании «Боулинг-Уол», Брюс пытался приставать ко мне, а я послала его подальше. Вот и все.

— Понятно. Унизила его.

— Это было бы так, если бы мы встречались, а потом я его бросила. Но между нами никогда ничего не было…

— Правда? — скептически переспросил Энтони. — Он предложил вам встречаться, вы отказались — и больше ничего?

— Не совсем так… Он ко мне пристал…

— А ты?

Эвелин сосредоточенно глядела перед собой, чувствуя, как щеки ее снова предательски запылали.

— Он пристал ко мне очень серьезно, если ты понимаешь, что я имею в виду… Я никак не могла объяснить ему, что он меня не интересует. Я старалась быть вежливой и спокойной, но до него ничего не доходило… Он не отпускал меня… Ну вот, тогда я сказала ему, что если бы мне нравились объятия павиана, я пошла бы работать в зоопарк.

Энтони Полански рассмеялся:

— Не слишком тактично, но весьма эффектно!

На самом деле она сказала Брюсу не только это, но сейчас не имело смысла вспоминать подробности.

— Брюс принял это слишком близко к сердцу.

— Но вам придется работать вместе.

— Я понимаю. Я вообще не собираюсь ссориться с ним. Но если он попробует снова прижать меня где-нибудь, — в голосе Эвелин зазвенела угроза, — клянусь, я не сумею быть паинькой!

Энтони дотронулся до ее руки.

— Если он будет к тебе приставать, двинь ему хорошенько чем-нибудь тяжелым по башке.


Остаток дня они проверяли приборы на двух самолетах, и все обошлось без эксцессов. Команда копошилась под черным брюхом самолета, внутри и около него — как лилипуты, окружившие связанного Гулливера, подумала Эвелин.

Брюс обращался к ней только с деловыми вопросами, Эвелин чувствовала себя совершенно спокойно. Возможно, на него все-таки подействовало внушение Полански. Брюс Хопкинс был прекрасным специалистом, так что по работе у них не должно возникнуть никаких разногласий.

Уже вечерело, когда они закончили проверку обоих систем. Эвелин была рада этому, она уже давно с наслаждением думала о прохладном душе. Вернувшись в свой отдел, она не стала даже переодеваться, лишь собрала одежду и внимательно посмотрела, заперты ли ящики стола — служебная инструкция категорически запрещала оставлять хоть что-нибудь на рабочем месте.

Добравшись до своего номера, она первым делом включила кондиционер и с минуту стояла под струей холодного воздуха. У маленьких комнат есть по крайней мере одно серьезное преимущество, они быстро охлаждаются. Вообще-то ей крупно повезло, ведь ее номер был двухкомнатным.

Первая комната, площадью примерно двенадцать квадратов, служила одновременно гостиной, столовой и кухней. Она была поделена на две части — в одной стояла кособокая кушетка, такой же стул и обшарпанный кофейный столик, а вторую половину занимала крошечная кухонька размером с корабельный камбуз, там тоже стоял разбитый столик и два кресла. Преобладающим цветом этих апартаментов был казарменно-зеленый.

Отсюда вела дверь в спальню и соединенную с нею ванную комнату. Большую часть спальни занимала кровать — видимо, задуманная как двухспальная, но у ее создателей не хватило сил, чтобы воплотить свои замыслы в жизнь. Впрочем, Эвелин спала одна и могла себе позволить не обращать внимания на просчет дизайнеров. В углу спальни стоял облупленный комод. Туалет и ванная были крошечными, в ванной можно было только обливаться — душевая кабинка занимала почти все пространство, оставив место только для крошечной раковины.

В общем, здесь вполне можно было жить, но вряд ли можно было полюбить это временное пристанище.

Вселившись сюда, Эвелин первым делом вывинтила из ванной все лампочки и заменила их на более мощные. Это было совершенно необходимо для того, чтобы как следует краситься по утрам. Так что теперь у нее была самая светлая ванная на всей базе, что само по себе было весьма приятно.

Эвелин наслаждалась прохладным душем, постепенно убавляя горячую воду, так что в конце концов струя стала совершенно холодной. Разгоряченная кожа жадно впитывала влагу, и Эвелин чувствовала, как постепенно приходит в себя. Она выключила душ, досуха растерлась полотенцем и переоделась в серые шорты и бледно-зеленую футболку — все это полностью отвечало ее требованиям к комфорту.

Так, теперь надо перекусить. С первого дня Эвелин решила, что будет есть у себя, поэтому у нее на кухне всегда были необходимые продукты. Она как раз изучала содержимое холодильника, когда неожиданно раздался стук в дверь.

— Кто там? — крикнула она.

— Уиклоу.

Человеку с таким необычным голосом вовсе не обязательно называть себя, раздраженно подумала Эвелин, ему достаточно просто прогудеть что-нибудь нечленораздельное.

Она рывком распахнула дверь и тут же почувствовала, как ее обдало жаром…

— Чем могу быть вам полезна? — грубо спросила она.

Томас был без формы, в облегающих голубых джинсах, белой футболке и еще в этих неизменных солнцезащитных очках, которые так любят пилоты.

Мне это не нравится, подумала Эвелин, и, вообще, я вовсе не желаю знать, как он выглядит в свое свободное время!

Том отметил и вызывающий тон, и злобный взгляд, которым окинула его Эвелин. Значит, девочка решила придерживаться прежней тактики… Что ж, прекрасно, ее повадки не способствуют душевному покою, но зато чертовски волнуют — именно то, что нужно.

— Ужин, — коротко ответил он.

Эвелин скрестила руки на груди.

— Мне совершенно нечем угостить вас!

— И не надо — это я собираюсь угостить вас, — спокойно уточнил Том, — припоминаете? Я сказал Даффи, что сегодня вечером вы ужинаете со мной. Если вы откажетесь, об этом завтра же узнает вся база.

Черт, не так-то просто заставить свой голос звучать спокойно, да еще смотреть ей в глаза — ведь Том сразу заметил, что она без лифчика. Под тонкой футболкой ему была хорошо видна ее высокая грудь с темными пятнами сосков, и волна желания пробежала по его телу.

— Всего-навсего один гамбургер или кусок пиццы, — произнес Томас, его голос был вкрадчиво-мягок. Он всегда говорил так, когда требовалось успокоить нервных дамочек. — Вам даже нет нужды переодеваться. Просто наденьте туфли, мы выедем за территорию базы и поищем закусочную где-нибудь поближе.

Эвелин заколебалась. Предложение было весьма заманчиво, тем более что в случае отказа ей пришлось бы выбирать между двумя сортами холодных хлопьев.

— Идет, — угрюмо буркнула она. — Подождите минутку.

Влетев в спальню, Эвелин сунула ноги в туфли и быстро прошлась щеткой по волосам. Бросив взгляд в зеркало на свое только что умытое лицо, она задумалась — краситься или нет… Потом пожала плечами — гамбургер подождет!

Уже на пороге комнаты она вдруг вспомнила о лифчике и поспешно надела его. Уиклоу, конечно, ничего не заметил, но уж лучше чувствовать себя в полной безопасности!

Томас ждал у порога, он так и не вошел в комнату. Эвелин вышла в коридор, захлопнула за собой дверь, заперла ее на ключ и подергала ручку, чтобы убедиться, что все в порядке.

Во дворе их ждал небольшой черный грузовичок с пассажирской кабиной и низеньким уютным кузовом. Уиклоу открыл дверцу и жестом пригласил ее внутрь.

— Вот уж не думала, что вы водите грузовик, — заявила она, когда Том разместил под щитком приборов свои длинные ноги.

— Я вырос на конном ранчо в Небраске, — ответил он. — Всю свою жизнь водил грузовики. А какая машина, по вашему мнению, мне подходит?

— Что-нибудь низкое, красное и длинное, — выпалила Эвелин.

— Я берегу скорость для полетов, — светло-голубые глаза скользнули по ее лицу. — А что вы водите? Я знаю, что сейчас у вас арендованная машина, но это не считается.

Она откинулась на спинку сиденья, вдруг подумав, что очень здорово сидеть вот так высоко и смотреть по сторонам. Она чувствовала себя прекрасно. Возможно, все дело в грузовике — весьма занятное средство передвижения.

— А как вы думаете?

— Что-нибудь маленькое, надежное и безопасное?

— О!!

Сколько негодования в одном звуке! Том едва сдержал улыбку.

— Я ошибся?

— Разумеется!

— Так что же вы водите?

Она отвернулась и уставилась в окно.

— Нечто низкое, красное и экстравагантное.

Когда встал вопрос о покупке машины, Эвелин твердо знала одно — лучше ходить пешком, чем ездить в обыкновенной, ничем не примечательной модели. Ей нужно было ощущение мощности, скорости и уверенности в себе, поэтому она не колеблясь выложила маленькое состояние за такую машину.

— Насколько экстравагантное?

— «Корвет», — Эвелин тихонько хихикнула, мысленно сравнив его с их средством передвижения.

Он снова взглянул на нее… Бедная Эвелин Лоусон! Ее детство и юность были типичными для яйцеголовой девчонки-зубрилы, одинокой и избегаемой, но все же это не могло погасить бешеного огня, который полыхал в ее крови. Он прорывался и в бессознательной сексуальности ее движений, и в выборе одежды, и в необузданных вспышках темперамента, и даже в той экзотической машине, которую она водила.

Вот сейчас она так чинно сидит рядом с ним, но лицо ее подставлено струям обжигающего ветра, рвущегося в опущенное стекло. В ней есть что-то неукротимое, дикое — и это притягивало Тома. Он беспокойно ерзал на своем месте — его возбуждение могло стать заметным и испугать ее.

У ворот базы у них проверили документы, и Томас развернул грузовик прямо в закат, пламенеющий золотом и багрянцем. Эвелин, казалось, не чувствовала никакой необходимости в поддержании разговора, впрочем Томаса тоже вполне устраивало молчание.

Очень трудно было заставить себя не смотреть на Уиклоу, через каждые пять минут Эвелин бросала на него осторожный косой взгляд и тут же снова принималась разглядывать закатный пейзаж. Футболка оставила открытыми его сильные руки, дочерна обожженные солнцем пустыни… Слишком много мускулов, это не может не волновать. Эвелин знала, что все пилоты должны много тренироваться, ведь развитая мускулатура помогает выдерживать перегрузки, но сила Уиклоу была особенной. Это была сила дикого зверя, пантеры или волка.

Закатное солнце облило профиль Уиклоу, резко обозначив черты его лица — чистые и суровые. Такие лица Эвелин видела у античных воинов, выбитых на старинных монетах. Она смотрела на тонкий нос с горбинкой, широкий лоб, высокие скулы изящной лепки. В твердой линии его рта было что-то жестокое. Горячий ветер перебирал пряди густых черных волос, растрепав короткую военную стрижку — и Эвелин вдруг почудилось, что она видит совсем другого Уиклоу — с длинными черными волосами, падающими на обнаженные широкие плечи. Сердце ее забилось испуганными болезненными толчками, и она в панике отвела глаза. Но она продолжала мысленно видеть его: с глаз долой, оказывается, вовсе не означает из сердца вон… Поэтому Эвелин решила, что нет смысла отворачиваться и лучше уж дать глазам насытиться.

Повернув голову, она жадно скользнула взглядом по широкой сильной груди, вниз, к плоскому животу. Смутившись, она перевела взгляд на его длинные мускулистые ноги.

— Вы такой сильный, такой большой, как же вы умещаетесь в кабине истребителя? — внезапно выпалила она.

Уиклоу оторвался от дороги, посмотрел на нее, но темные очки скрывали выражение его глаз. Лучше бы он снял эти чертовы очки!

— Да, там тесно, — ответил он, и голос его был низким и хрипловатым. — Но не настолько, чтобы мне не удалось втиснуться внутрь!

Недвусмысленный эротизм этих слов прозвучал для Эвелин, как внезапный удар грома. Она была, конечно, неопытна, но уж никак не наивна — она не могла ошибиться в том, какой смысл вложил Томас в свои слова! Слава богу, что он не снял свои очки, теперь она вовсе не хотела видеть выражение его глаз!

Эвелин хотелось закрыть лицо руками, выскочить из грузовика и броситься бегом обратно, в свою комнату. Господи, да она просто сумасшедшая! Сама, по собственной воле села в этот грузовик и теперь вынуждена выслушивать эти пошлости.

Но тут она подумала, что все самое страшное заключается лишь в ее реакции на Уиклоу, а не в том, что он говорит или делает. Возможно, он вовсе и не думает ни о чем непристойном! А вот если она будет продолжать в испуге закатывать глазки, то и впрямь может заставить полковника расстегнуть джинсы…

Чем же он так растревожил ее, как ни один другой мужчина до этого? Может, всему виной мощный заряд сексуальности, тлеющий под маской вежливой холодности?

Ну что ж, остается надеяться, что Уиклоу не заметил ни ее смятения, ни пламени, которое он разбудил в ее душе.

А Том был весьма доволен, что догадался надеть темные очки — он мог спокойно разглядывать Эвелин, не боясь насторожить и отпугнуть ее.

Она все-таки нацепила лифчик, черт ее возьми! Но тонкая ткань не скрыла от его глаз каменной твердости ее сосков. Малышка явно возбуждена — и весьма расстроена. Том чувствовал ее напряжение, заметил слабую дрожь ее тела. Взгляд его снова остановился на ее груди, и он крепче сжал руль, пытаясь справиться с искушением коснуться губами этих твердых бутонов.

До чего же она восприимчива и чувственна! И даже не догадывается об этом! Если она возбудилась от такого невинного намека, то что будет, когда они наконец окажутся в постели!

Том чувствовал, что если чуть подольше посмотрит на ее соски, то джинсы его просто лопнут от натяжения. А что если прямо сейчас остановить грузовик у обочины? Нет, девочка еще не готова к этому. Чтобы не совершить ошибки, Том постарался больше не смотреть на нее до самой пиццерии.

Уиклоу припарковал машину, выключил зажигание, потом снял очки и бросил их на щиток.

— Что ты хочешь?

Лучше бы он спросил это по-другому. Эвелин наклонилась, чтобы прочитать меню, вывешенное на стенде, и, решительно сдвинув брови, попыталась сосредоточиться на выборе заказа.

В воздухе стоял тяжелый густой аромат поджаривающихся чизбургеров, лука и жареного картофеля.

Интересно, почему чем вреднее еда для желудка, тем аппетитнее ее запах?

— Большой чизбургер и коктейль.

Уиклоу нажал кнопку переговорного устройства и заказал два чизбургера. Потом повернулся к Эвелин, так что его широкие плечи упирались в стекла грузовика, и просто сказал:

— Я собираюсь поцеловать тебя, когда мы вернемся на базу.

Она уставилась на него широко раскрытыми глазами, сердце ее бешено колотилось.

— Я хочу чизбургер с луком. И чтобы было как можно больше лука!

— Не бойся, я не собираюсь тискать тебя, — невозмутимо продолжил Том. — Один невинный поцелуй возле твоей двери, ведь там наверняка будут проходить люди, они должны увидеть нас. Я даже не стану обнимать тебя, если ты этого так не хочешь.

— Я вообще не хочу, чтобы ты целовал меня! — ответила Эвелин, отодвигаясь подальше и сердито глядя на него.

— Но мне придется это сделать. Все ждут от нас определенных действий.

— Какое мне дело до того, кто чего ждет! Я согласилась на этот балаган только для того, чтобы меня оставили в покое, а не для того, чтобы целоваться с тобой!

— Ты вообще не любишь целоваться?

Она мрачно уставилась на него. Правильным ответом было бы: нет, я люблю целоваться, но только не с тобой… Однако это было ложью, причем шитой белыми нитками. Ее сердечко трепетало, как у викторианской девственницы, при одной мысли о предстоящем поцелуе, и уж конечно, ей не удастся скрыть это от Уиклоу. Эвелин подумала, что ложь действует эффективно только, когда ее преподносит человек беспристрастный и незаинтересованный.

Но, с другой стороны, сказать правду — это самое худшее из всего, что можно сделать. Нет, нет и нет, она ненавидела все эти отвратительные слюнявые лобзания, которые доставались ей в то время как она брыкалась и царапалась, словно пантера, чтобы избежать их. Но теперь Эвелин чувствовала, что поцелуй Уиклоу заставит ее потерять голову, она боялась только одного — что ей слишком понравится это занятие.

Она так ничего и не ответила ему… Помолчав, он мягко пояснил:

— Когда мы подъедем к твоему номеру, ты откроешь дверь, потом повернешься и протянешь мне руку. Я возьму ее, наклонюсь и поцелую тебя. Это будет не долгий страстный поцелуй, но и не дружеское чмоканье, согласна? Что скажешь о трех секундах? А потом я отпущу твою руку и пожелаю тебе спокойной ночи. На нашей базе столько народу, что нас непременно кто-нибудь увидит, и на следующий день все будут знать, что между нами все очень серьезно.

Эвелин откашлялась.

— Три секунды?

Что ж, это действительно не очень долго. Может, ей удастся не выдать себя за три секунды?

— Только три секунды, — повторил Том.


4

Чизбургер и чипсы были восхитительны. Это напомнило Эвелин детство. Всего несколько раз в жизни ей разрешили погостить у брата матери и его жены. Они были лет на десять моложе ее родителей, и дядя Чарли неизменно угощал Эвелин самым огромным гамбургером, какой только она могла съесть. А потом ее ждало мороженое, еще одно запрещенное дома лакомство. Родители разрешали ей только шербет или замороженный йогурт, но никогда мороженое. Эвелин подумала, что, если бы не дядя Чарли, она выросла бы, так и не узнав прелестей дешевой еды. До сих пор эта пища казалась ей особым лакомством, которое она редко себе позволяла.

Когда с чизбургерами было покончено, Уиклоу улыбнулся и спросил:

— Ты когда-нибудь играла на деньги?

— Нет. Я ни разу не была в казино.

— Тогда просто необходимо попробовать.

Он завел мотор, и скоро они уже катили по центральной улице — вереницы неоновых огней освещали их путь. Огни мерцали, переливались и рассыпались каскадами света: бесконечно лились неоновые струи, зазывая всех и каждого хоть разок попробовать то, что они так лучисто рекламировали.

Больше всего народа толпилось возле казино, но в основном это были просто праздные зеваки, туристы. Одеты все были пестро и разнообразно, пляжные шорты и бермуды соседствовали с роскошными вечерними туалетами.

— Ты любишь рисковать? — спросила Эвелин у Томаса.

— Я никогда не рискую.

Она недовольно фыркнула.

— Глупости! Вся твоя жизнь — сплошной риск. Я была сегодня утром в контрольном отсеке, припоминаешь? Угол атаки в восемьдесят градусов и перегрузки свыше десяти — все это трудно назвать спокойной жизнью!

— Это не риск. Конструкция «Крошки» дает нам возможность идти под неограниченным углом атаки, но ведь ее возможности мертвы до тех пор, пока мы не научимся использовать их. Моя работа заключается в том, чтобы проверить, соответствует ли машина своим техническим возможностям. Естественно, что это невозможно, если делать на «Крошке» только то, что мы уже делали на R-25.

— Но другие пилоты этого не делают.

В его взгляде была невозмутимая уверенность.

— А теперь будут. Теперь они знают, что «Крошка» выдерживает такие нагрузки.

— Так, значит, ты делаешь это только для того, чтобы подать пример остальным?

— Нет. Я делаю это потому, что это моя работа.

— И потому, что тебе это нравится… — Эвелин поняла это еще утром, когда Томас вошел и контрольный отсек, усталый и потный, с покрасневшими глазами, но такой же невозмутимый и бесстрастный, как обычно… И только глаза выдавали. В них была страсть. И восторг.

Уиклоу припарковал грузовик, и они вышли на тротуар.

— Ты веришь в удачу? — спросил он.

Эвелин пожала плечами.

— Что значит удача?

— Хочешь узнать?

Она на секунду задержалась перед входом в казино, прохладный воздух вырвался из полуоткрытых дверей. За дверью тянулся ряд игровых автоматов.

Люди толпились возле автоматов, бросали жетоны в щели и изо всех сил жали на рычаги. Время от времени радостные крики возвещали об удаче, и звон монет вознаграждал терпение игрока, однако чаще всего однорукие бандиты брали гораздо больше, чем возвращали.

— Не слишком-то выгодное вложение денег, — заявила Эвелин после того, как несколько минут сосредоточенно изучала процедуру игры.

Уиклоу рассмеялся.

— Дело не в этом. Никогда не рискуй, если не можешь смириться с неудачей — вот тебе правило номер один. А правило номер два состоит в том, чтобы получать удовольствие.

— Что-то не похоже, что эти люди получают удовольствие, — недоверчиво пробормотала Эвелин.

— Возможно, они не знают второго правила, а может быть, даже и первого. Пойдем, я поставлю за тебя.

Но Эвелин не торопилась. Через несколько минут она дождалась, пока освободится один из автоматов — игроку надоело бросать в щель жетон за жетоном безо всякой отдачи, и он пошел попытать счастья в другом месте. Она решила, что по закону средних величин лучше продолжить игру на автомате, который давно не выплевывал выигрыша, чем начинать все по новой. Она уселась перед экраном и бросила четвертак в щель, чувствуя себя при этом полной идиоткой. Том стоял рядом и смеялся, когда механический бандит не выдал ей ничего.

Когда в щель безвозвратно ушло больше пяти долларов, Эвелин почувствовала себя оскорбленной. Бормоча угрозы и проклятья, она снова опустила монету — и снова проиграла.

— Вспомни правило второе, — поддразнил ее Том.

Эвелин популярно объяснила ему, куда он может немедленно отправиться со своими правилами, и он довольно засмеялся в ответ.

Пододвинув табурет поближе к автомату, она бросила в щель очередной четвертак. Поворот рычага — и картинки на экране замелькали, закружились и разложились по своим местам. Зазвенели колокольчики и четвертаки посыпались из нижней щели автомата, со звоном покатились по полу. Эвелин вскочила и изумленно уставилась на кучу серебряных монет. Вокруг нее уже сгрудились игроки, все хотели поглазеть на чужую удачу, поздравить счастливицу. Подошел и улыбающийся крупье. Она робко взглянула на Тома.

— Как же я засуну в карман такую кучу монет?

Он запрокинул голову и расхохотался. Эвелин растерянно взглянула на его крепкую загорелую шею и снова почувствовала головокружение, опять, который раз уже за этот день, проклятое неконтролируемое разумом чувство охватило ее.

Крупье, продолжая улыбаться, заверил ее, что с радостью поменяет монеты на банкноты.

Когда все было сделано, Эвелин с облегчением увидела, что выигрыш ее вовсе не такой баснословный, как ей показалось. Всего-навсего чуть больше семидесяти долларов. Она вернула Тому его деньги и спрятала выигрыш в карман.

— Тебе понравилось? — спросил он по пути к выходу.

Она задумалась:

— Кажется да, но в какой-то момент я почувствовала ненависть к этой машине. Наверное, я все-таки не слишком азартна.

— Наверное, — согласился Том и взял ее за руку, мягко отстраняя с дороги, — какой-то остолоп несся им навстречу, явно забыв дома глаза. Но пропустив его, Том почему-то так и не выпустил ее руки.

Эвелин опустила глаза и посмотрела на их сплетенные руки. Рука Тома была большой и тяжелой, с грубой мозолистой ладонью и длинными сильными пальцами, однако сейчас эта рука была бережной и нежной, как будто ее хозяин сам стеснялся ее силы. Никогда прежде ни один мужчина не держал ее за руку, и это чувство показалось Эвелин удивительно интимным.

Оказывается, страх помешал ей в свое время узнать множество приятных вещей… Но ведь она никогда раньше и не чувствовала интереса к подобным сантиментам. До этого все мужчины, пытавшиеся добиться ее близости, вызывали у Эвелин лишь скуку и брезгливое отвращение.

Нужно высвободить руку! Ситуация становится опасной. Эвелин понимала это, но не могла ничего поделать с собой. Она продолжала идти, делая вид, что ничего не происходит, а ее рука пряталась в большой и сильной мужской руке, как маленькая птичка в надежном гнезде. Это было до того восхитительно, что Эвелин спешила насладиться каждым мгновением.

Они подошли к грузовику. Пора возвращаться, с грустью подумала она. Как-никак это было ее первое свидание — и оно закончилось.

Обратный путь прошел в молчании. Неожиданно Эвелин вспомнила о предстоящем поцелуе. Ее охватил страх и странное волнение… Не слишком ли много для одного дня — первое свидание и первый поцелуй, на который она согласилась и которого, если быть откровенной, с нетерпением ждала. Она совершенно запуталась и уже не знала, как поведет себя через несколько минут — вырвется и в ужасе убежит к себе или же с готовностью бросится в объятия Уиклоу.

Прозрение наступило очень быстро. Даже слишком быстро. Он припарковал грузовик, обошел его кругом и открыл дверцу для Эвелин. Проходившие мимо люди с любопытством поглядывали на них — что ж, расчет Тома был безупречен. Вытащив ключи, она открыла входную дверь и обернулась, пристально глядя на Уиклоу — лицо ее казалось совершенно белым в мертвенном свете газового фонаря. Глаза Эвелин, взволнованные и беззащитные, встретились с холодно поблескивающими глазами Тома.

— Давай руку, — приказал он, и она послушно подчинилась. Сильная теплая рука сжала ее пальцы, и Эвелин почувствовала, как Том привлек ее к себе. Он легко коснулся ее губ, отстранился, и снова коснулся. Вот он склонил голову и крепко прижался к ее губам, и губы Эвелин послушно раскрылись.

Его поцелуй был теплым, приятным и… очень мужским. Ноги ее вдруг стали ватными. Его губы прижимались к ее губам, она почувствовала дразнящее прикосновение кончика его языка, и вдруг в памяти всплыл какой-то давно позабытый случайный поцелуй. Но сейчас все было совсем по-иному… Это было скорее соблазнение, чем принуждение, и Эвелин потеряла способность думать. Теплое блаженство разлилось по ее телу, с коротким стоном она раскрыла губы и отдала их Тому.

Какое наслаждение! Эвелин услышала свой стон и неожиданно для самой себя прижалась к Тому, запрокинув голову, чтобы ему удобнее было целовать ее, — и он тут же воспользовался этим. В его движениях была сводящая с ума сила и уверенность в извечном мужском праве лидера. Эвелин почувствовала жар во всем теле, соски ее сладко заныли, а прикосновение их к мускулистой груди Тома одновременно успокаивало и усиливало незнакомую тянущую боль. Она почувствовала томительный жар между бедер, огонь наслаждения проник в самую глубину ее тела…

Медленно, очень медленно Томас оторвался от нее, с трудом заставив себя прервать эту близость. Но разве можно было справиться с искушением и не сорвать еще несколько быстрых поцелуев с этих нежных невинных губ, так быстро потеплевших и раскрывшихся навстречу! Но вот наконец он отпустил ее руку и отступил назад. Хватит. Он ведь обещал ей. Уиклоу ясно понимал, что ему сейчас хотелось — втолкнуть Эвелин в комнату, повалить на пол и быстро, жадно овладеть ею… Однако если быть терпеливым, то в скором будущем его ждет куда более сладкая награда. Поэтому Том усмирил дыхание и попытался успокоить бешеную пляску крови в жилах.

— Всего три секунды, — сказал он.

Эвелин подняла на него заблестевшие от возбуждения глаза и слегка покачнулась.

— Да, — прошептала она. — Три секунды.

Она не двинулась с места. Том положил руку ей на плечо, легонько развернул к двери.

— Иди, Эвелин, — голос его снова был спокоен и глубок. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Она решительно шагнула внутрь, но на пороге остановилась и внимательно посмотрела через плечо на полковника Уиклоу. Глаза ее были темными и бездонными.

Поцелуй длился гораздо дольше грех секунд.

Эвелин зажгла свет, тщательно заперла дверь. Как раз когда она задвигала щеколду, раздался звук отъезжающего грузовика — значит, он не испытывал желания задержаться еще, и уж тем более не собирался стучать в ее дверь. Он просто добросовестно разыграл убедительный спектакль под названием «свидание» и спокойно удалился с чувством исполненного долга.

Она бессильно опустилась на кушетку и долго сидела, не шевелясь, пытаясь собраться с мыслями. Нужно было слишком многое обдумать сегодня, а в таких случаях Эвелин обычно старалась полностью отрешиться от всех внешних воздействий.

Уже давно Эвелин поняла, что благодаря своему характеру и специфическим условиям, в которых прошло ее детство и отрочество, она совершенно не знает мужчин, мало того, побаивается их. Впрочем, ее это не слишком беспокоило. Да и с какой стати она стала бы переживать из-за отсутствия контактов с противоположным полом, если ей до боли противны и сами представители этого пола, и сама мысль о близости с ними?

Но теперь, впервые в жизни, ей нравился мужчина, и она ужасно хотела понравиться ему. Но как это сделать? В то время, когда девчонки постигали эти премудрости, Эвелин зубрила физику. И вот теперь она была крупным специалистом по лазерной оптике, но не знала самых азов науки флирта.

Неужели нельзя было выбрать кого-нибудь менее экстравагантного, ну, скажем, одного из коллег-физиков — ведь в свое время они тоже слишком долго корпели над учебниками, а значит, тоже были белыми воронами в стае. Так нет же, она умудрилась потерять рассудок от летчика-испытателя, одного взгляда голубых глаз которого достаточно, чтобы заставить женщин с восторгом падать к его ногам! Как банально!

У него, наверное, куча женщин. Не нужно быть специалистом по поцелуям, чтобы понять это. Похоже, он и ее сумел заманить в свои сети. Он ведь всего-навсего подержал ее за руку, как и обещал, а она готова была отдаться ему прямо на пороге своего номера. Эвелин прекрасно помнила, как она прижалась к Уиклоу, да еще терлась о него, как кошка, готовая — дай только знак! — немедленно опрокинуться на спину…

Надо признать, ей было очень хорошо с ним. Он вел себя как друг, он позволил ей расслабиться и отдохнуть, и все было замечательно. Эвелин не помнила, когда последний раз наслаждалась таким бесцельным времяпрепровождением. Возможно, это случилось даже впервые в ее жизни. Честно говоря, она очень мало играла в детстве, родители вдумчиво направляли ее активность в чисто познавательное русло. Доктора философии не могли позволить ей впустую растратить свой драгоценный умственный потенциал. Нельзя сказать, чтобы ее к чему-то принуждали. Эвелин была нетерпеливым, жадным до знаний ребенком, она испытывала досаду, когда уровень поставленных задач отставал от ее любопытного, быстро впитывающего информацию интеллекта… Так что ее детство нельзя было назвать несчастливым, скорее наоборот, благодаря ему она очень рано научилась идти своим путем по жизни.

А сейчас ей приходиться прокладывать путь по незнакомой территории. Хотя Эвелин привыкла встречать любое препятствие во всеоружии знаний. Пусть пока она не умеет пользоваться оружием, которое природа вложила в руки женщины, но очень скоро полностью овладеет им — и направит на Уиклоу.

Итак, с чего мы начинаем решение любой проблемы? С четкого выделения объекта исследования. Сейчас еще довольно рано, никто не спит, поэтому можно успеть забежать к кому-нибудь из знакомых женщин, они наверняка с радостью одолжат ей несколько дамских журналов. Она почему-то была уверена, что именно в них сумеет найти ответы на свои вопросы. Кроме того, можно еще успеть провести краткое исследование интересующего ее типа мужчин — летчика-испытателя.

Эвелин владела техникой быстрого чтения, сегодня ей этот навык очень пригодился. Несколько часов она потратила на то, чтобы посмотреть журналы, предлагающие ее вниманию статьи с интригующими названиями: «Он негодяй, но я почему-то люблю его!» или «Как понравиться мужчине». Кое-какую информацию Эвелин сумела выудить. Она вооружилась знаниями о разделе имущества и недвижимости, узнала, что нужно сделать для того, чтобы открыть свое дело, и как сорвать банк — это было особенно актуально. Теперь Эвелин точно знала, как вести себя, если мужчина изменяет, и как ему отомстить, а также, где лучше провести свой летний отпуск. Любопытное чтение. Можно даже подумать о подписке.

Научное изыскание о психологии летчиков-испытателей оказалось интереснее…

На следующее утро Эвелин пришла на работу, как обычно, раньше всех, чувствуя себя великолепно в легком теннисном костюме. Одеваясь утром, она долго колебалась при выборе одежды — желание выглядеть обольстительно вступило в непримиримое противоречие с требованиями комфорта, и, как обычно, комфорт одержал полную победу. И слава богу, температура воздуха опять подскочила до сорока градусов!

Сев за рабочий стол, Эвелин взяла данные новых тестов и начала проверять их, одновременно составляя для себя список вопросов, которые необходимо задать Филу Роджерсу.

— И давно вы здесь?.. — прозвучал громкий голос над ухом.

Эвелин вскочила, с грохотом опрокинув стул. Правая рука ее взметнулась, чтобы отвесить звонкую пощечину любителю исподтишка подкрадываться к беззащитным женщинам. Том ловко перехватил ее руку в тот самый момент, когда она уже почти коснулась его щеки, а в следующую секунду вторая рука Эвелин оказалась пойманной в те же железные тиски. Что говорить, его реакция была молниеносной.

— Никогда не смей так поступать! — вскрикнула она, поднимаясь на цыпочки и воинственно вздергивая подбородок. Глаза ее все еще были расширены от страха. — Хочешь довести меня до инфаркта? С сегодняшнего дня будь любезен стучать, когда подходишь к двери!

Не говоря ни слова, Том ловко заломил ей руки за спину, при этом ее груди обозначились еще отчетливее. Эвелин полностью оказалась в его руках.

— Я не собирался пугать тебя, — мягко сказал он. — Но раз уж ты выбрала нападение способом своей защиты, ты должна научиться правильно атаковать. Иначе можешь снова оказаться вот в таком затруднительном положении…

В бездонной глубине ее темно-зеленых глаз испуг сменился заинтересованностью, и Том мысленно поздравил себя с успехом — ему удалось отвлечь ее внимание от того, что он сделал.

Эвелин пыталась вырваться, но Том держал ее крепко, не было никакой возможности высвободиться из этих железных клешей. Ударить его головой в лицо? Нет, не удастся, ведь он гораздо выше ее.

— Я могу врезать тебе ногой по лодыжке… или по коленке.

— Безусловно, но ты стоишь слишком близко ко мне, поэтому ты не сможешь вложить достаточно силы в свой удар. Ты стукнешь меня, но не настолько больно, чтобы я выпустил тебя. Так что, если бы я имел серьезные намерения, дорогая моя, тебе сейчас пришлось бы плохо.

Эвелин дернулась еще раз, проверяя, действительно ли ее положение так безвыходно… Она была стиснута твердым кольцом его рук, крепко прижата к сильной мускулистой груди. Неожиданное наслаждение заставило Эвелин задрожать. От Уиклоу пахло совершенно особенно, как ни от одного из известных ей мужчин. Это был не просто свежий, утренний аромат мыла, нет, к нему примешивался горячий, мускусный запах, едва уловимый и удивительно крепкий. Эвелин почувствовала желание уткнуться лицом в грудь Тома и насладиться этим удивительным ароматом. Реакция ее тела была мгновенной и пугающей, уже знакомая сладкая боль сдавила грудь, соски затвердели, а бедра сжались в горячем напряжении.

Необходимо немедленно сделать что-то. Глубоко вздохнув, Эвелин попыталась успокоиться. То, что она приняла решение ознакомиться наконец со всеми этими глупостями, которыми из века в век занимаются между собой мужчины и женщины, вовсе не означает, что она хочет, чтобы это случилось здесь и сейчас.

— Ну… и как же? Ты научишь меня, как нужно атаковать?

— Сначала ты должна научиться драться, — ответил Том и быстро поцеловал ее в губы.

Эвелин почувствовала, как ее губы мгновенно загорелись, и она поспешно облизнула их кончиком языка. Взгляд Тома задержался на ее губах, глаза его потемнели. Она попыталась сохранить невозмутимость — непростая задача, особенно если дрожишь с головы до ног!

— И что ты порекомендуешь для начала? — чуть слышно спросила она, высвободившись из его разжавшихся рук, потом подняла стул, поставила его на место. — Может быть, мне нужно освоить азы боевых искусств? — Она улыбнулась.

— Нет ничего лучше обычной уличной драки. Она учит самому важному — выигрывать любой ценой и играть не по правилам. Только такой опыт может научить сражаться.

— Уличная драка? Ты хочешь сказать, что я должна царапать противника ногтями и драть за волосы?

— Неважно. Главное — выжить и победить.

— Ну а ты? Неужели ты способен на такое? — Ей необходимо было сесть, и как можно скорее, чтобы скрыть дрожь в ногах, но тогда Уиклоу опять будет грозно возвышаться над нею… Эвелин пошла на компромисс и прислонилась к краю стола. — Неужели подобные методы борьбы входят в программу подготовки пилотов американских ВВС?

— Нет. Так я учился драться, когда был маленьким.

— А кто учил тебя?

— Отец.

Эвелин представила себе его отца, такого же мускулистого и сурового, как и сам Томас… А вот ее отец учил считать — это, конечно, не совсем одно и то же.

— Я изучила психологический портрет летчика-испытателя, — задумчиво начала она. — Очень интересный тип мужчины. Во многих отношениях ты являешься превосходным образчиком.

— Вот как? — Зубы его блеснули в ослепительной улыбке.

— Конечно, кое в чем ты абсолютно нетипичен. Ты бы лучше смотрелся на палубе авианосца со своим ростом. Однако психологи утверждают, что летчики-испытатели непременно умны, агрессивны, высокомерны и, самое главное, упрямы, как быки. Они во всем хотят быть первыми, любят руководить, не умеют подчиняться… — Уиклоу стоял молча, скрестив руки на груди, глаза его странно поблескивали из-под полуопущенных ресниц. — У летчиков стопроцентное зрение и мгновенная реакция. И еще одна деталь, весьма занятная… Ну в общем, у летчиков-испытателей чаще рождаются девочки, чем мальчики.

— Было бы интересно проверить, — задумчиво протянул Том.

— Ну, уж это-то ты должен знать наверняка.

Он вопросительно приподнял бровь.

— Что ты имеешь в виду?

— Просто я слышала, как тебя называют Отцом Племени… Разве это говорит не о твоих племенных качествах?

Том улыбнулся уголками рта.

— Мои способности производителя здесь совершенно ни при чем, уверяю тебя. Ребята называют меня Отцом Племени, потому что я наполовину индеец.

Эвелин растерянно уставилась на него.

— Коренной американец?

Он невозмутимо пожал плечами.

— Можно сказать и так, но я всегда называю себя индейцем. Перемена ярлыков не меняет сути, — голос его звучал бесстрастно, но глаза пристально всматривались в лицо Эвелин.

А она так же внимательно изучала его лицо… Да, у него смуглая кожа с бронзовым отливом, но до сих пор Эвелин принимала это за густой загар. Темные прямые пряди густых волос… И эти монголоидные скулы… И тонкий нос с горбинкой, и чувственный жестко очерченный рот. Да, но почему тогда у него такой странный цвет глаз?

— Почему же у тебя голубые глаза? — выпалила Эвелин. — Голубой цвет — это рецессивный ген, значит, у тебя должны быть черные глаза.

Все это время Том с тревогой ждал, как она воспримет известие о его происхождении. Теперь он облегченно улыбнулся. Ну конечно, Эвелин только так и могла отнестись к этому, она была прирожденным исследователем, прежде всего ее интересовала информация.

Она вовсе не была шокирована, как многие другие, похоже, она не была заинтригована — Уиклоу привык и к такой реакции, как привык к тому, что женщин всегда впечатляет его профессия. Но Эвелин повела себя совершенно иначе. Она с ходу четко сформулировала вопрос о генетическом происхождении его голубых глаз.

— Мои родители оба были полукровками, — терпеливо объяснил он, — генетически я наполовину индеец, наполовину белый, но рецессивный ген голубых глаз я получил в наследство от обоих родителей. Я на четверть команчи и на четверть киова — ну и, конечно, наполовину белый.

Эвелин удовлетворенно кивнула и тут же задала следующий вопрос:

— У тебя есть братья или сестры? Какого цвета у них глаза?

— Два брата и сестренка. Сводные братья и сестра, если быть точным. Мать умерла, когда я был ребенком, после ее смерти отец женился на белой женщине с голубыми глазами. Такие же глаза и у моих братьев. Отец уже отчаялся дождаться черноглазого малыша, но тут родилась моя сестренка, и его мечта сбылась.

Эвелин невольно подкупил его шутливый тон.

— А вот я единственный ребенок в семье. В детстве я всегда мечтала иметь братика или сестренку, — в голосе ее зазвучала невольная грусть.

Том поставил ногу на стул, развернув его к себе. Эвелин была так увлечена разговором, что даже не обратила внимания на это, а следовало бы, ведь теперь она оказалась заперта на своем краешке стола.

— Когда отец женился на Мэри, мне было уже шестнадцать лет, так что я не рос вместе с малышами. Зато я был уже настолько большим, что мог чему-то учить их, заботиться о них. Ты не представляешь, какая это была радость — я приезжал домой на каникулы, и тут же ко мне с визгом бросались маленькие бесенята и карабкались на меня, как на дерево. И теперь, когда я приезжаю домой, отец с Мэри обязательно берут себе выходной и оставляют детей на меня. Конечно, ребята уже совсем большие, но мы все равно очень любим побыть вместе…

Эвелин попыталась представить этого грозного великана отдыхающим дома, в окружении детей. Даже сейчас выражение его лица смягчилось и потеплело, стоило ему лишь вспомнить о доме. Когда на секунду приоткрылась его душа, Эвелин поняла, какой барьер возвел этот человек между собой и людьми. Лишь в кругу семьи суровый полковник, видимо, ослаблял железный контроль над собой и снимал маску холодной надменности.

Неожиданно Эвелин почувствовала себя одинокой и несчастной, ведь она не являлась частью теплого домашнего мира этого человека. Ей так захотелось, чтобы между ними растаял этот ледяной барьер, чтобы Том подпустил се совсем близко к себе. А в глубине души, там, где жила недавно родившаяся, но удивительно быстро вступающая в свои права женственность, там было и другое желание, наполняющее сердце сладкой болью и страхом, — чтобы Уиклоу потерял свой пугающий самоконтроль и перешел границу…

Господи, что же это она сидит и молчит, как дура? Том продолжал молча разглядывать ее, приподняв одну бровь, как будто ждал ответа. Эвелин покраснела, она совершенно не знала, что сказать. Том встал и шагнул к ней, оказавшись так близко, что его ноги коснулись ее ног.

— О чем ты думаешь, малышка?

— О тебе, — не задумываясь, ответила она.

Почему он подошел так близко? Сердце ее снова заколотилось. Да что же такое притягательное таится в этом человеке, если при его приближении мозг ее полностью отключается, а тело дрожит от возбуждения?

— И что ты думаешь обо мне?

Любая женщина в этой ситуации нашла бы достаточно многозначительный ответ на такой вопрос. Но ведь Эвелин никто никогда не учил скрывать свои чувства.

— Я ничего не знаю о мужчинах. Я не знаю, как вести себя с ними, как обратить на себя внимание.

Он усмехнулся.

— Все это тебе неплохо удается.

Что он имеет в виду? Ведь она вела себя с ним как обычно, с враждебной холодностью и насмешкой, которые неизменно отпугивали мужчин. Однако на этот раз все оказалось сложнее… Господи, да ведь у нее дрожат руки! Вот это уже по-настоящему испугало Эвелин, никогда раньше она даже не подозревала, что может оказаться не способной контролировать свои чувства.

— Вот как? Понимаешь, никогда раньше мне не хотелось привлекать к себе внимание… В каком-то смысле я много потеряла. Так вот, я прекрасно помню, зачем ты предложил мне разыгрывать этот спектакль, но… но если мне захочется сделать наши отношения более реальными, что ты на это скажешь?

— Это зависит от того, что ты понимаешь под «более реальными» отношениями, — Том не мог скрыть удивления.

И снова она не знала, что ответить.

— Ну… ну откуда же я знаю! Я знаю только одно: мне бы хотелось понравиться тебе… но я не знаю, как это сделать! Ну ты же понимаешь, нельзя впервые дать мальчишке футбольный мяч и сказать: «Держи, малыш! Иди, играй в футбол».

Том был поражен, глаза его победно блеснули, но голос остался невозмутим и спокоен.

— Возможно, ты права.

— И что же? — Эвелин беспомощно развела руками. — Каковы правила игры? Если, конечно, ты не отказываешься играть.

— Нет, отчего же? Почему бы немного не развлечься?

Эвелин растерянно подняла глаза. Почему он так говорит? Почему не отвечает прямо? Он что, смеется над ней?..

Не говоря ни слова, Том положил руки на ее бедра и поудобнее усадил Эвелин на столе. Она испуганно схватила его за плечи, впившись ногтями в могучие бицепсы. Никто никогда не касался ее бедер… за исключением одного не в меру энергичного кретина, посмевшего ущипнуть ее за ягодицу. Впрочем, она тогда здорово врезала ему, бедняга не успел опомниться, как оказался сидящим верхом на корзине для бумаг!.. Но сейчас под ее пальцами стальная броня мускулов — пожалуй, Тома не удастся так легко отпихнуть.

Он пододвинулся ближе, прижался к ее ногам — и раздвинул их. В ужасе Эвелин опустила глаза. Она слегка откинулась назад, но прежде чем успела сказать хоть слово, губы Уиклоу легко и нежно коснулись ее губ… Этот контраст между мягким невинным поцелуем и отнюдь не невинным положением, в котором она оказалась, совершенно сбил ее с толку.

Томас коснулся ладонью ее щеки, кончики его пальцев стали нежно ласкать ее шею, легко касаясь мягкой бархатистой кожи. Другой рукой он обнял ее за талию и крепко прижал к своим бедрам. Сердце Эвелин яростно забилось, она задохнулась и почувствовала, что не может сидеть прямо. Ей казалось, что вся она стала мягкой, как воск. Она почувствовала, как что-то твердое уперлось в мягкую поверхность ее бедер, и томительное желание разлилось по ее телу.

Том поцеловал ее еще раз, сейчас Эвелин ощутила настойчивый приказ в его поцелуе и беспомощно раскрыла губы. Язык его проник сквозь зубы и заскользил в том же быстром горячем ритме, в котором двигались его бедра. Эвелин почувствовала, как жесткий бугор под брюками, которым он прижимался к ней, становится все тверже…

Водоворот чувств захватил ее. Горячий язык Тома ласкал ее язык, он требовал ответной ласки… Вкус поцелуя был горячим и пьянящим. Эвелин застонала от сладкой боли в груди, но теперь она уже знала, что единственный способ утешить эту боль — еще теснее прижаться к широкой мускулистой груди Тома.

Томление ее тела становилось почти невыносимым, выход был только в том, чтобы вырваться из объятий этого мужчины, а как раз этого она никак не могла сделать, даже если бы захотела.

Она не могла, но Уиклоу смог.

Придя в себя, Эвелин поняла, что свободна. Том отпустил ее… Эвелин окинула его негодующим взглядом — черт бы побрал его выдержку! Неужели он не почувствовал хоть сотой доли того огня, который сжигает ее? Да, он возбужден, в этом у нет сомнений, но это ни на йоту не ослабило его самоконтроля… А вот она, кажется, готова совершенно потерять голову.

— Правила просты, — как ни в чем ни бывало продолжал Уиклоу. — Мы будем учиться вместе, чтобы выяснить, что тебе нравится. Мы будем двигаться медленно, шаг за шагом. Короче говоря, в семь я зайду за тобой.

Он поцеловал ее в щеку и вышел так же быстро и бесшумно, как и появился. Эвелин попыталась сесть прямо. Нужно было как-то справиться с сердцем и дыханием, успокоить сосущую боль в растревоженном теле.

Итак, она здорово попалась. Она сама начала игру, которую не в состоянии контролировать, более того, даже не сможет прекратить ее, если очень захочет. Она вообще теперь очень сомневалась в том, что способна отвечать за свои действия.

Значит, Томасу Уиклоу недостаточно роли ее покровителя. С самого начала он решил поразвлечься с ней по полной сексуальной программе. И хотя она сама хотела этого, она шла на это с открытыми глазами, прекрасно понимая, что для Уиклоу это просто рядовое приключение, одно из многих… А ведь для нее все это гораздо серьезнее… Она ведь почти влюблена в него…


5

В этот день испытания прошли успешно, и слава богу, потому что Эвелин была совершенно сбита с толку происшедшим. Даже Брюс был сегодня обескуражен — в ответ на его очередное колкое замечание Эвелин лишь рассеянно улыбнулась.

Ее пугала потеря способности концентрировать внимание, ведь раньше ей не приходилось сталкиваться с подобным, недаром еще в колледже один из профессоров уверял, что мисс Лоусон, наверное, сможет читать и во время землетрясения. Кстати говоря, он был не так уж далек от истины. Еще совсем недавно Эвелин сама не поверила бы, что сможет потерять способность работать из-за мужчины, да еще такого, для которого она ничего не значит.

Надо смотреть правде в глаза — она действительно ничего не значит для Уиклоу. Он действовал по плану: сначала поцеловал ее на виду у всех, и теперь вся база знает, что эта женщина принадлежит шефу… Он здесь неоспоримый лидер, никто и никогда не посмеет оспорить его выбор! Эвелин испугало это наглядное доказательство того, как мало изменились нравы с тех мрачных доисторических времен, когда самый сильный самец мог выбирать себе любую самку в стаде. Но, с другой стороны, ведь она сама, добровольно согласилась на его предложение!

Почему она согласилась? Потому что сочла предложение полковника разумным, или же потому, что он был неоспоримым лидером, и она испытывала подсознательную готовность подчиниться его воле?

Вздор! Она никогда не испытывала готовности — сознательной или бессознательной — подчиняться кому бы то ни было! Все намного проще — она согласилась только потому, что он сразу же, с первого взгляда понравился ей. Вот и все. И нечего искать какие-то другие, извиняющие ее обстоятельства.

Когда они вернулись в свою лабораторию после испытаний и начали подготовку электронного оборудования к завтрашним полетам, Фил Роджерс неожиданно повернулся к Эвелин.

— Ну и как прошло вчерашнее свидание с боссом?

У нее моментально затряслись руки, так что пришлось положить на стол листок бумаги, который она просматривала.

— Очень мило. А почему ты спрашиваешь?

Ее слегка удивило выражение дружеского участия в добродушных глазах Фила.

— Ну, просто я знаю, что ты раньше ни с кем не встречалась… Надеюсь, Уиклоу не выкручивал тебе руки, ты понимаешь, что я имею в виду… Ведь он действительно может здесь все, он не только возглавляет наши испытания, он имеет очень большой вес в высших кругах, даже в Пентагоне.

Эвелин тронуло его участие.

— Ты решил, что он поставил вопрос ребром — или я встречаюсь с ним, или вылетаю из команды?

— Что-то вроде этого.

— Спасибо, Фил, но все было совершенно по-другому.

— Ну и чудесно. Очень рад за тебя. Надеюсь, Брюс перестал цепляться к тебе?

— Наверное, я давно уже не обращала на него внимания.

Фил еще раз улыбнулся и уткнулся в свои бумаги. Эвелин нервно посмотрела на часы. До семи оставалось ровно три часа и сорок минут. Обычно работа поглощала все ее время и внимание, но сегодня она впервые не могла дождаться конца рабочего дня. Никто никогда не говорил ей, что знакомство с мужчиной способствует потере работоспособности!

Впервые в жизни Эвелин закончила работу раньше других и вышла вместе со всеми. Она поспешно бросилась в свой номер, включила кондиционер и прыгнула под душ. И только выйдя из тесной кабинки, вспомнила, что забыла спросить у Уиклоу, куда они сегодня пойдут и как ей одеться.

Можно позвонить. Она не знает его номера, но это не проблема, ей с радостью поможет коммутатор базы.

Конечно, это будет вполне естественный звонок. Самое главное — вести себя благоразумно, подумала Эвелин, садясь на постель и поспешно нажимая кнопку вызова, прежде, чем успела бы усомниться в необходимости этого звонка…


Он ответил после первого гудка.

— Уиклоу слушает.

О боже, в трубке его голос звучит еще более завораживающе… Эвелин вздохнула.

— Это я, Эвелин. Куда мы идем сегодня?

Очень хорошо сказала. Четко, по делу, без глупостей — просто обратилась за информацией.

— Надень юбку, — прозвучал в трубке сводящий с ума невозмутимый голос, ясно давая понять, что для него не осталась тайной цель ее звонка: она сама хочет, чтобы он запустил под юбку руки.

В трубке раздались короткие гудки, и Эвелин в недоумении уставилась на нее. Проклятый полковник опять смеется над ней! Сердце ее гулко забилось. Черт бы его побрал! В конце концов, это несправедливо! Она вся дрожит от предвкушения, от ожидания и страха, а проклятое сердце этого робота бьется ровно, как часы. Ничего себе. Надень юбку! Теперь всю дорогу она не сможет избавиться от ожидания того момента, когда горячие, властные руки Тома заскользят по ее бедрам! Если бы он попридержал свой язык, она, наверное, и сама надела бы юбку, просто потому, что в ней не так жарко, но теперь… Теперь это будет означать только одно — она дает Уиклоу полное право беспрепятственно лапать ее…

Не то чтобы Эвелин была решительно против этого, но просто он сам сказал, что они будут продвигаться медленно, а не в таком бешеном темпе, когда Эвелин не сможет контролировать ситуацию. Чего ей действительно хотелось, так это заставить Томаса ощутить тот же жар и волнение, которые сотрясали ее, заставить его вместе с нею подойти к той грани, за которой теряется разум!

Эвелин села на постель, сделала несколько глубоких вдохов. Возможно, монахини в чем-то глубоко правы — мужчины определенно вредны для душевного здоровья женщин!

Она надела свободные шелковые брюки и изящную блузку. С какой стати она должна идти у него на поводу?!

Ровно в семь Уиклоу постучался в дверь. Когда она предстала перед ним, он громко расхохотался:

— Что ты подумала? — со смехом спросил он. — Что огромный Серый Волк желает немедленно проглотить беззащитную Красную Шапочку?

— Честно говоря, у меня была такая мысль.

Он молча наблюдал за тем, как она дважды проверила все розетки и выключатели в своем номере, как заперла и дважды проверила замок. Удивительно осторожная женщина! Обняв Эвелин за талию, он проводил ее к своему грузовику.

— Тебе не о чем беспокоиться, — заверил он. — Я не собираюсь есть тебя. — Прошли три секунды, прежде чем он тихо шепнул: — Пока.

И тут же заметил, как Эвелин рванулась в сторону. Эта пикантная смесь неопытности и эротизма сводила его с ума. Когда он поцеловал ее, и она ответила — горячо и порывисто, Том едва не поддался желанию заняться любовью по полной программе, но в то же время он ясно чувствовал, что Эвелин готова в любой момент отступить. Больше всего она напоминала ему молодую строптивую кобылицу, к которой впервые подвели жеребца: она нервничает, готова лягаться и кусаться, но ее запах ясно говорит жеребцу, что она уже более чем готова покориться, и он звереет, пытаясь скорее добиться победы.

Что ж, Томас Уиклоу усмирил немало кобылиц. Уж кто-кто, а он знает, как это делается.

Он подсадил Эвелин в грузовичок, прежде чем она успела опомниться, обошел машину кругом и сел на свое место.

Целый день он думал о предложении, которое она сделала ему утром, уж слишком откровенно и прямолинейно оно прозвучало. Эвелин не имела понятия о кокетстве, она просто выложила карты на стол. Она совершенно не похожа на других женщин! Тому захотелось обнять ее, прижать к себе и объяснить, что она должна научиться лучше защищать себя, если не хочет попасть в беду. Она совершенно беспомощна и беззащитна, но даже не понимает этого. Что на уме, то и на языке, никаких уверток и отговорок! Никогда раньше ни одна женщина не признавалась ему столь откровенно в своем незнании мужчин и неопытности в сексе.

Он испытывал возбуждение весь день, мысленно проклиная неудобства военной формы. Сейчас он был в джинсах, но они казались еще более тесными. Том попытался изменить позу, вытянуть свои длинные ноги, чтобы почувствовать себя посвободнее. Черт возьми, ему нужно совсем другое — или совсем сбросить джинсы или вытащить наружу свой инструмент…

— Куда мы пойдем сегодня? — спросила Эвелин, убирая с лица растрепавшиеся от ветра волосы.

— Любишь мексиканскую кухню?

Ее глаза оживились.

— Такосы, — стала перечислять она, — энчиладас, сопапилас.

Уиклоу рассмеялся.

— Ты их получишь.

Глядя, как она снова отводит с лица непослушную прядь волос, он предложил:

— Закроем окно и включим кондиционер?

— Нет, мне так больше нравится. — Она помолчала и добавила: — А зато у моего «корвета» откидной верх!

Снова переключившись на дорогу, Том продолжал улыбаться. Ее следовало бы назвать Мисс Парадокс, она вся была соткана из противоречий!

Он привез Эвелин в свой любимый мексиканский ресторанчик, и вкуснейшие такосы и ледяная «Маргарита» заставили ее забыть обо всех волнениях и страхах. Во время ужина Том пил лишь воду, это показалось Эвелин забавным.

— А я думала, пилоты на отдыхе не прочь хорошенько заложить за воротник!

— Большинство из нас действительно нуждаются в алкоголе, — лениво протянул Том.

— Но не ты?

— Никогда. Есть очень четкая граница, после которой ты не должен пить, если хочешь лететь на следующий день. Но я смотрю на это еще серьезнее, мне нужен абсолютный контроль над собой и над машиной. — Он приподнял свой стакан с водой, — и не только поэтому. Я метис. Я не пью. Никогда.

Эвелин коротко кивнула, признавая мудрость его слов.

— Но если это так опасно, почему же пилоты все-таки пьют?

— Чтобы расслабиться. Когда долго находишься в таком напряжении, с бурлящим в венах адреналином, то очень тяжело спуститься с небес на землю. Наши жизни все время на грани смертельной опасности, даже во время обычных полетов. Черт возьми, что я говорю — не бывает никаких «обычных» полетов!

Эвелин открыла было рот, приготовившись спросить кое-что о «Крошке», но вовремя вспомнила, где они находятся, и решила отложить все вопросы до более подходящего момента.

После обеда она спросила:

— Что теперь? — и тут же пожалела о своем вопросе. Еще она пожалела, что пила эту «Маргариту», теперь-то она хорошо поняла слова Уиклоу о необходимости контроля над собой.

— А теперь, дорогая, мы немножко поиграем.

Когда он сказал «поиграем», он имел в виду именно то, что сказал. Через десять минут они были на площадке для мини-гольфа.

Эвелин неуверенно взвесила на руке клюшку.

— Я никогда не играла в гольф…

— Похоже, мне придется научить тебя массе вещей, — многозначительно ответил Том, но голос его снова был чересчур уж спокойным.

Эвелин нахмурилась и подняла клюшку, как крикетную биту.

— А может, и не придется!

Он вдруг поцеловал ее — так быстро, что Эвелин не успела даже опомниться, не успела заметить, как он выхватил клюшку из ее рук, она увидела только неясное стремительное движение.

— Первое правило, — объявил Уиклоу, обнимая Эвелин и поворачивая ее спиной к себе. Правильно поставив ее руки на ручку клюшки, Том показал ей, как нужно замахиваться и бить по мячу, стараясь тщательно рассчитать силу удара. — В мини-гольфе требуется не сила, а верный глаз и координация.

Том ловко положил мяч в первую лунку.

— Подумаешь! Ты умел это и раньше! — фыркнула Эвелин.

— Как и многое другое, заметь. Правило второе — каждая твоя оплошность автоматически дает мне право на пенальти.

— Отлично. Дополнительные удары означают, что игра продлится дольше.

Эвелин собиралась бросить ему мяч, но вместо этого расхохоталась и добавила Тому дополнительный удар. Правила есть правила.

К большому удивлению Эвелин, оказалось, что у нее есть и необходимый глазомер, и нужная сила, и точность удара. Она оказалась серьезным соперником, хотя играла впервые. Уиклоу же был слишком агрессивен, чтобы позволить ей выиграть хотя бы первую игру, он твердо решил победить, используя все свои преимущества. Эвелин тоже сосредоточилась на игре, поэтому оба действовали в полном молчании.

Он вынужден был признать, что они закончили вничью.

— Давай сыграем еще раз, — предложила Эвелин. — Победит тот, кто выиграет две из трех.

— Идет.

Пришлось сыграть еще пять игр, потому что две закончились вничью. Уиклоу выиграл первую партию, Эвелин вторую, следующие две прошли вничью, и наконец Том закончил пятую игру с перевесом в одно очко.

Нахмурившись, она отложила клюшку, и Том вспомнил ее лицо вчерашним вечером, когда автомат глотал ее четвертаки. Тогда ему показалось, что она готова вот-вот расколотить однорукого бандита, но тот наконец сдался и расплатился сполна… Вне всяких сомнений, Эвелин не любит проигрывать. Уиклоу прекрасно понимал ее — он и сам не любил.

На обратном пути к базе Томас неожиданно сбросил скорость, свернул с дороги и без остановки проехал полкилометра по пустыне. Остановившись, он выключил фары и мотор, ночная тишина влилась в кабину через открытые окна.

— Ты готова еще к одному уроку?

Эвелин растерялась.

— Смотря к какому?..

— К парковке.

— Спасибо, но когда я получала права, я прекрасно сдала этот экзамен.

Он усмехнулся в ответ на ее раздражение, он прекрасно понимал, что под ним Эвелин прячет свое волнение.

— Вот правила нашей новой игры. Правило первое — я не собираюсь овладевать тобой прямо здесь. Это должно произойти в постели, а не на переднем сиденье грузовика. Правило второе: мы почти не трогаем одежду, потому что в противном случае твой первый раз все же произойдет на сиденье грузовика.

Она откашлялась.

— Звучит успокаивающе.

— Именно так. Это и есть цель нашей парковки и игры.

Том засмеялся, оставил руль и привлек Эвелин к себе на колени. Еще одно движение — и вот уже он полулежал, прислонившись спиной к двери и вытянув ноги на сиденье, а Эвелин оказалась тесно прижатой к спинке сиденья. Она лежала с запрокинутым кверху лицом, и Уиклоу нежно целовал ее. Губы Тома были горячи и требовательны, они заставили Эвелин напрочь забыть о времени… Наслаждение наполнило ее тело, руки сами собой взметнулись и обвились вокруг его шеи.

Уиклоу накрыл ладонью ее грудь, и Эвелин испуганно рванулась. Он крепко сжал ее в объятиях, подавляя этот инстинктивный протест, и Эвелин осталось только жалобно пискнуть и покориться. Но вот прошел первый шок, и она начала всхлипывать от наслаждения, соски ее затвердели и набухли под легкой блузкой.

— Тебе так нравится? — прошептал Том. — Или ты хочешь, чтобы я остановился?

Ей нравилось, возможно, даже слишком нравилось, и она не хотела, чтобы он остановился. Расплавленный огонь растекся по ее телу и достиг бедер. Сильные пальцы Тома медленно мяли ее грудь, стараясь не причинить боли, вот они достигли твердого соска и стиснули его через ткань блузки. Эвелин застонала от сладкой боли и страстно изогнулась.

— Эвелин, — шепнул он, — ты хочешь, чтобы я остановился?

— Не останавливайся! — хрипло выдохнула она. — Пожалуйста, не останавливайся!

Том успокаивающе поцеловал ее.

— Не буду. Я собираюсь расстегнуть твою блузку и запустить под нее руку. Ты не против?

Как только он прошептал это, Эвелин уже знала, что хочет почувствовать его руку на своей обнаженной груди, что она больше не в силах выносить того барьера, который возвела между ними эта дурацкая блузка.

— Хорошо, — прошептала она, а рука уже расстегивала пуговицы его рубашки, стараясь не отстать от его рук.

Эвелин хотела погладить его обнаженное тело — точно так же, как он жаждал дотронуться до ее плоти.

Длинные пальцы Тома скользнули под расстегнутую блузку и обвели края лифчика, остановившись на застежке спереди.

— Как удобно устроено, — пробормотал Том, ловко расстегивая застежку.

Лифчик раскрылся, и внезапно Эвелин почувствовала себя совершенно беззащитной. Но тут он дотронулся до ее груди, и тело ее взбунтовалось. Рука Тома была груба и горяча, шероховатая поверхность его ладони слегка царапала ее возбужденные соски. Эвелин услышала свой громкий стон и уткнулась лицом в плечо мужчины.

Уиклоу повернулся на бок, уложив Эвелин спиной на сиденье. Она чувствовала себя тряпичной куклой, которую он может вертеть, как пожелает… Он еще шире распахнул ее блузку, и яркий свет звезд в ветровом стекле залил ее обнаженную грудь. В кино она много раз видела, как мужчины делают это с женщинами, и все же была абсолютно не готова к тому, что Том сделает это с ней. Он нагнулся и коснулся губами ее соска, обрисовал его круговыми движениями языка.

Эвелин дико изогнулась под ним, совершенно зайдясь от неслыханного наслаждения, захлестнувшего ее. Она поняла вдруг, что оказалась распростертой под его железным телом.

Сердце ее заколотилось часто-часто. Она едва могла дышать, крепко прижимаясь к Тому, наслаждаясь тяжестью его горячего мускулистого тела. К пугающей новизне этого положения примешивалось более простое, более глубокое ощущение того, что так все и должно быть. Движением бедер Том раздвинул ее ноги и устроился между ними.

— Вот так. Вот так мы будем лежать с тобой в постели, только снимем сначала эти дурацкие тряпки, — прошептал он, спускаясь ниже и нежно покусывая ее груди. Когда он поднял голову, соски Эвелин были твердыми и влажными, болезненно чувствительными к обдувающему их ночному ветерку.

Голос Тома был тих, как шелест ночного ветра.

— Я буду вот так же двигаться, как сейчас, пока нам обоим не станет необыкновенно хорошо…

Ей хотелось говорить, хотелось умолять Тома сделать что-нибудь для облегчения невыносимого напряжения, сотрясающего ее, но все, что она могла — это судорожно хватать воздух и еще глубже цепляться ногтями за плечи Тома, чтобы выразить этим примитивным жестом желание. И все же глубокий дикий молящий стон исторгся из груди Эвелин, она широко развела бедра и приподняла их, чтобы еще крепче сжать бедра Тома. Ударившись коленкой о руль, она на какое-то мгновение почувствовала облегчение, слабая боль несколько отвлекла ее. Но этого было совершенно недостаточно. Она извивалась под телом Тома, разгоряченная жарой и желанием.

Задержав дыхание, Томас любовался ею. Вся она сейчас была дикая красота, страсть и желание, с лицом, залитым голубым звездным сиянием. Тело ее было горячим и напряженным, ожидающим немедленного удовлетворения того неистового желания, которого она никогда не знала до этого, но жаждала все больше и больше.

Он хотел расстегнуть ее брюки, грубо сорвать их, потом снять свои джинсы, он хотел увидеть ее обнаженной, распростертой под ним на постели, содрогающейся от силы его ритмичных толчков… Кровь предков бежала в его жилах, кровь краснокожих воинов, простых, всесильных в своей простоте. Он представлял, как берет Эвелин под горячим солнцем, оно палит их обнаженные тела, а под ними нет ничего — только голая раскаленная земля. Она прижимается к нему, женщина воина, такая же страстная и жаждущая наслаждения, как и он сам. Томас знал, что она необузданна и страстна, он знал это с той самой минуты, когда впервые увидел ее…

Он вовсе не собирался заходить так далеко, но Эвелин была чистым пламенем в его руках, ее ответные реакции были стремительны и неистовы. Том чувствовал, что еще немного — и его напряжение потребует немедленного выхода, и он знал, что это произойдет совсем скоро…

Пришлось включить самоконтроль.

— Мы должны остановиться, — прошептал он хрипло, стараясь, чтобы голос его прозвучал ровно. Черт, и это оказалось не так-то просто! — Если мы этого не сделаем, ты расстанешься с невинностью прямо сейчас.

— Да! — выдохнула Эвелин, снова прижимаясь к нему. Ей было уже все равно, пусть ее первое соитие с мужчиной произойдет в грузовике! Ее тело сгорало в огне желания, она хотела только одного — чтобы Том немедленно взял ее, пусть грубо и неистово. Главное — остановить это мучительное томление плоти!

Том перехватил се руки и твердо отвел их в сторону.

— Нет. Не здесь и не сейчас.

Эвелин молча уставилась на него, в глазах ее застыло недоумение и разочарование, но тут же оно сменилось яростным гневом. Рванувшись, она высвободила руки и ноги и отодвинулась подальше от него.

— Но раз так, то как ты посмел зайти так далеко?! — зло выкрикнула она, — Ты… да ты… просто дразнил меня!

Проклятье, неужели она думает, что ему было легко остановиться?! Это уж слишком!

— Нет! Просто я тоже слишком увлекся! — огрызнулся он.

— Ну да, как же я могла не заметить! — усмехнулась Эвелин. — Ведь ты даже стал дышать чуть чаше, чем обычно!

В ярости он схватил ее руку и крепко прижал к своему паху.

— Возможно, для тебя и это выглядит неубедительно, но ты подошла слишком близко к тому, чтобы узнать, как я увлекся.

Эвелин поспешно отдернула руку, ощущение тяжелого твердого ствола под ее пальцами было невыносимо волнующе… Но сейчас она была слишком рассержена, чтобы отвлекаться.

— Я ведь не говорила «нет», не правда ли? — сердито продолжала она. — Что плохого в том, если это произойдет здесь и сейчас?!

Том стиснул зубы, яростно борясь с раздражением и немедленно вспыхнувшим желанием. Черт возьми, он сделал большую ошибку, позволив ей положить туда руку.

— Здесь не постель, и сейчас не время! Когда я овладею тобой, то сделаю это по-другому, я хочу делать это долго…

Скрестив на груди руки, Эвелин мрачно смотрела в окно. Том тоже замолчал, ему удалось наконец справиться с голосом и восстановить свое ледяное спокойствие.

Черт возьми, как быстро ей удалось заставить его потерять голову, он не помнил, чтобы с ним случалось подобное с тех пор, как он расстался с юностью. Том был взбешен — чего-чего, а такого он не мог себе позволить. Эвелин удалось каким-то образом сломать все барьеры, и его инстинкты чуть ли не вышли из-под контроля. И что самое поразительное, она сделала это совершенно бессознательно, не ставя себе такой цели.

Томас Уиклоу всегда в отношениях с женщинами устанавливал такую степень близости, которая ему требовалась. Он всегда первый прекращал любые связи. Когда он впервые увидел Эвелин, думал, что с ней будет точно так же…

— Я живу в казарме для старших офицеров, — очень спокойно сообщил он после долгого молчания. — Я не могу привести тебя туда. Мы не можем запереться у тебя в номере. Завтра пятница, и я свободен на весь уик-энд. Мы поедем в Санта-Фэ и снимем номер в гостинице…

Как он уверен в том, что я все еще безумно хочу его, раздраженно подумала Эвелин. И тут же почувствовала неприязнь к себе за то, что действительно безумно хотела Тома. Этот человек во всем хочет навязать ей свои правила игры!

— Как скажешь, — процедила она сквозь зубы.

Обратный путь прошел в гробовом молчании, похоже было, что в машине ехали два заклятых врага, а не два человека, желавших доставить друг другу удовольствие. Когда грузовик притормозил возле номера Эвелин, она вскочила, открыла дверь и приготовилась ринуться прочь.

Он заглушил мотор, схватил ее за руку и резко развернул лицом к себе.

— Мой прощальный поцелуй, — напомнил он, грубо прижимая к себе Эвелин.

Если кто-нибудь и видел их, он ни за что не подумал бы, что это дружеский поцелуй или просто хорошо разыгранный спектакль. Сильные руки заставили Эвелин прижаться к нему всем телом, голова ее запрокинулась назад. Горячие настойчивые губы Томаса быстро заставили ее признать свое поражение. Несколько секунд она честно пыталась оттолкнуть его — и вдруг беспомощно уступила, еще крепче прижалась к Уиклоу, принимая его агрессивность и приветствуя ее ответной страстью.

Том резко отпустил ее и отступил, глаза его блеснули.

— Завтра тебе не понадобится ночная сорочка, — процедил он.

Эвелин молча смотрела, как он подошел к грузовичку и сел за руль.

— Я и не собиралась ее брать, — бросила она ему вслед.


6

А на следующее утро Эвелин не смогла найти свою личную карточку.

Она перерыла весь туалетный столик, на который обычно клала ее, посмотрела на кухонном столе, под мебелью, в корзине с грязным бельем, куда она побросала вчерашнюю одежду, искала даже в помойном ведре — все безрезультатно.

Эвелин попыталась вспомнить, куда она могла засунуть карточку, ведь вчера она точно была при ней, но ничего не прояснилось. Том так затуманил ей голову, что она могла преспокойно съесть свой пропуск и не заметить…

Без карточки она не сможет попасть на работу, ведь на ней был особый код, который проверялся электронным вахтером при входе. Если кто-то пытался проникнуть в помещение без пропуска, то немедленно включался сигнал тревоги, и появлялась охрана с оружием наготове.

Как же ее угораздило потерять карточку?! Секретность на базе была очень строгой. В случае потери пропуска требовалось написать миллион заявлений и объяснений в четырех экземплярах каждое, чтобы получить разрешение на замену. Возможно, потребуется даже подпись самого командира базы, генерала Джексона.

Господи, но ведь она прекрасно помнит, что еще вчера пропуск был на месте — ведь без него она не могла бы пройти на работу!.. Пропуск был просто приколот скрепкой, мог ли он незаметно соскользнуть и упасть?.. Возможно. Том и его поцелуи совершенно вскружили ей голову, вчера она, словно одержимая, думала о предстоящей встрече с ним.

Да, но если пропуск упал где-то в лаборатории, то, возможно, он где-то там и лежит…

У Эвелин голова пошла кругом. Позвонить в службу безопасности и попросить их поискать пропуск? Но это неизбежно повлечет за собой объяснительные рапорты, а ведь именно этого ей и хотелось избежать…

А что если позвонить Филу и попросить его об этой услуге? Если он ничего не найдет, тогда придется заявить о пропаже и приготовиться к большим неприятностям.

Фил долго не отвечал, потребовалось несколько долгих звонков, прежде чем в трубке раздался сонный голос:

— Да.

— Фил, это я, Эвелин. Прости, что разбудила тебя, но кажется, я забыла в лаборатории свой пропуск. Ты не мог бы поискать его, прежде чем я заявлю о пропаже?

Он непонимающе хрюкнул в трубку и пробормотал:

— Что?.. Эвелин, это ты?

— Да, я. Ты проснулся? Ты понимаешь, о чем я говорю?

— Да… Да. Я проснулся, — он громко зевнул. — Поискать твою карточку? Черт возьми, как тебя угораздило потерять ее?

— Мне кажется, что я выронила ее из папки.

— Мой тебе совет — вешай ее себе на шею!

Только принимая во внимание особые обстоятельства, Эвелин пропустила мимо ушей это грубое замечание… Возможно, Фрейд счел бы это комплексом, но Эвелин ненавидела носить цепи, пусть даже они называются ожерельями. Так что на шею она карточку ни за что не повесит, она просто внесет ее в список вещей, которые нужно проверять дважды.

— Сколько тебе потребуется, чтобы одеться? — деловито поинтересовалась Эвелин.

— Дай мне хоть пять минут, — Фил снова зевнул. — А, кстати, сколько сейчас времени?

Она взглянула на часы.

— Пять сорок пять.

Фил тяжело вздохнул:

— Ладно. Я уже собираюсь. С сегодняшнего дня ты у меня в неоплатном долгу. Ни для кого другого я бы ни за что не сделал бы этого.

— Спасибо! — с жаром воскликнула Эвелин.

Ровно через пять минут они встретились возле входа. Небритый, всклокоченный Фил встретил Эвелин мутным сонным взглядом.

Широко зевая, он вошел в дверь, а она осталась ждать его у входа. Не прошло и трех минут, как Фил появился снова, неся в руке пропуск, который и вручил рассыпавшейся в благодарностях Эвелин.

— Она валялась у тебя под столом, — пояснил он, сладко зевнув. — Ты из-за пропуска поднялась в такую рань?

— Да нет, я всегда встаю в это время, — недоуменно пожала плечами Эвелин. Она была уверена, что все уже знают о ее привычках.

Фил лукаво усмехнулся.

— Полковник Уиклоу сильно упал в моих глазах, так и знай. Я вижу, он не очень-то утомляет тебя по вечерам!

Эвелин изобразила предельное удивление.

— Неужели ты мог подумать, что Уиклоу может делать что-то в ущерб работе?! Признайся, что ты пошутил!

— Разумеется. Ну, развлекайся, как умеешь. Что же касается меня, то я удаляюсь к себе — мыться, бриться и пить кофе, чтобы снова почувствовать себя человеком. Сегодня у нас испытания по наводке на движущиеся объекты, мы должны быть на высоте!

Эвелин чмокнула его в колючую небритую щеку.

— Спасибо, Фил. Мне пришлось бы вылезти вон из кожи, чтобы заново получить пропуск, чего стоят одни рапорты!


Ровно в семь, когда Эвелин уже внимательно проглядывала данные предстоящих испытаний, в коридоре раздался тихий мелодичный свист. Она подняла голову, и через две секунды Томас Уиклоу шумно нарисовался в дверном проеме. Он был в летном комбинезоне, хотя и не при полной амуниции. Внезапно Эвелин почувствовала укол страха. Никогда прежде полеты и испытания не могли заставить ее нервничать — так почему же сейчас она так боится предстоящего полета?

Просто раньше она смотрела на все чисто теоретически, ей не за кого было волноваться…

Профессия военного летчика требует от людей особых качеств, еще более это справедливо в отношении летчиков-испытателей. До сих пор эта профессия остается преимущественно мужской, хотя в последнее время и женщин стали допускать к полетам. Психологи установили, что женщины-летчики имеют большинство из присущих этой профессии качеств — сдержанную холодность и трезвый расчет ситуации, но уверенности в себе им явно не хватает. А ведь летчик-испытатель должен быть уверен в себе на все сто процентов! Только тогда он сможет не просто сесть за штурвал и с грохотом рассекать небо на сверхзвуковой скорости, но, самое главное, будет непоколебимо убежден в том, что всегда справиться не только с машиной, но и со всем на свете, и живым и невредимым вернется на аэродром.

Эвелин смотрела в глаза Уиклоу и замечала в них не только ледяную самоуверенность, но и стремление покорить эту страшную машину, которую он ласково называл «Крошкой». Он ни на секунду не сомневался в том, что заставит ее сделать все, что нужно, и мягко посадит на землю.

Непроницаемая аура окружала его — аура античных героев, полных уверенности в своих силах.

Но несмотря на все свое мастерство и упрямство, он все-таки был обыкновенным мужчиной, человеком из плоти и крови. А человек может погибнуть…

— Ты летишь сегодня? — проговорила Эвелин, с трудом выдавливая каждое слово.

Он вопросительно приподнял бровь.

— Лечу, — ответил он. — Ну и что с того?

Что могла она ответить? Что насмерть перепугана, потому что он избрал себе одно из самых опасных дел на свете? Но разве она имеет право на страх за него? Между ними нет ничего, кроме взаимной договоренности развлечь друг друга… Томас Уиклоу не виноват в том, что она чувствует к нему. И даже если бы он мог разделить ее чувство, Эвелин не посмела бы признаться ему о своем страхе. Она не смеет волновать его тогда, когда он должен полностью сконцентрироваться на своем задании.

Поэтому Эвелин постаралась взять себя в руки.

— Ты слишком… м-мм, как бы это сказать… слишком непобедимый в своем комбинезоне. А что у тебя под ним?

Сработало! Ей удалось отвлечь его внимание от своих неосторожных слов. Том внимательно взглянул на нее, глаза его округлились от удивления.

— Футболка и трусы. А ты думала, что я абсолютно голый?

— Ну, не знаю… Я никогда раньше не думала об этом. — Эвелин махнула рукой, выпроваживая Томаса. — А теперь уходи. Ты мешаешь мне работать. Я и так не могу сосредоточиться после вчерашнего! Так что не смей подходить ко мне сегодня.

Она еще не закончила говорить, когда поняла, что наделала. Есть вещи, о которых ей не следовало бы забывать. Глаза Томаса зажглись холодным вызовом, и он шагнул ей навстречу. Она сама спровоцировала его, и теперь он должен был наглядно продемонстрировать ей, за кем остается последнее слово.

Наклонившись, он уперся в ручки кресла — и Эвелин не успела опомниться, как оказалась в кольце его рук. Томас поцеловал ее, и она капитулировала моментально, ответив на его поцелуй с обезоруживающей готовностью и страстью.

Внезапно Том вздрогнул и резко выпрямился, взгляд его был тяжелым и жаждущим.

— Что ты наденешь сегодня вечером?

— Не знаю… А разве это имеет какое-то значение?

Она никогда не думала, что его глаза могут быть бездонными.

— Абсолютно никакого. Потому что через пять минут после того, как мы запремся в номере, я немедленно раздену тебя.

Впечатление от его слов было оглушительным. Когда Эвелин снова открыла глаза, в комнате уже никого не было.

Если он увлечен ею хотя бы наполовину того, как она увлечена им, он не сможет лететь сегодня на своем чертовом самолете.

Страх тошнотворным комком подкатил к горлу. Эвелин потребовалась вся ее воля, чтобы справиться с собой, и ей удалось сделать это только потому, что в глубине души она знала: когда дело касается полетов, жесткий самоконтроль помогает Уиклоу выкинуть прочь любые мысли и чувства, не относящиеся к самолетам — единственной привязанности в его жизни. Это была горькая правда, она причиняла боль, но одновременно несла и успокоение — ведь это означало, что с полковником Уиклоу все будет в порядке. А это было главное.

Фил взял за правило приходить на работу раньше Брюса, но сегодня Эвелин сбила его распорядок дня, поэтому ей пришлось встретить Брюса в гордом одиночестве. Он вошел, окинул ее холодным неприязненным взглядом, налил себе кофе и молча сел за свой стол.

Последнее время Эвелин почти не обращала на него внимания, а сегодня была так взвинчена, что едва заметила его присутствие. Она сидела за столом, разрываясь между страхом и предвкушением упоительной близости с Томом. Часть сознания упорно перебирала опасности, грозящие ему во время полета, в то время как другая часть рисовала сладострастные картины предстоящей ночи. Она действительно с трепетом ждала того, что должно было произойти этой ночью, и даже мысль о боли, которая неизбежно ждала ее во время предстоящего соития не могла остудить лихорадочного волнения.

Она хотела Томаса, он был нужен ей как воздух, и это было главным. Так что на фоне всесокрушающего желания страх боли уносился прочь, как песчинка в водовороте.

Но сначала нужно пережить сегодняшние полеты…

— Мечтаешь о верном дружке?

Эвелин рассеянно заморгала.

— Что?.. Прости меня, ты что-то сказал?

— Ничего особенного, просто поинтересовался твоими амурными делишками. Надо сказать, ты меня слегка удивила, ведь раньше ты, кажется, бежала от мужчин, как от огня? Захотелось разнообразия в интимной сфере?

Неопытность вовсе не означает неосведомленность, поэтому Эвелин прекрасно поняла, на что намекает Брюс. Она смерила его холодным взглядом, предвкушая открытый честный поединок, безо всяких недомолвок и эмоций.

— Знаешь, Брюс, в школе я всегда была намного младше своих одноклассников, и только в колледже доросла до того момента, когда мальчики наконец обратили на меня внимание.

На красивом лице Брюса явно читалось недоумение.

— Ну и что из этого?

— А то, что они приставали ко мне, потные, разгоряченные, уверенные в том, что я знакома с правилами игры, а ведь я не знала ничего о мужчинах и отношениях с ними! Я почти никогда не общалась с детьми своего возраста. Меня никто никогда не целовал, не приглашал на свидания, не учил всем необходимым премудростям, которые девчонки постигают на вечеринках и прогулках под луной! Поэтому, когда парни начали приставать ко мне, я ужасно испугалась, а поэтому научилась говорить и вести себя так, чтобы отшить их всех. Ну, теперь до тебя дошло?

Брюс долго непонимающе молчал, но когда смысл только что услышанного наконец дошел до него, пробившись через броню враждебности, он в изумлении уставился на Эвелин.

— Неужели ты хочешь сказать, что боялась меня?

— Ну да! А что, по-твоему, я должна была испытывать? Ты ведь прижал меня и не хотел ничего слышать!

— Ой, ради бога, не надо — я кто угодно, только не насильник! — фыркнул Брюс.

— Откуда же я могла знать? — Она вскочила, взмахнула рукой. — Если бы ты не был так уверен в своей неотразимости, в том, что ни одна женщина не сможет устоять перед твоими чарами, то ты бы заметил, как я перепугалась.

— По тому, как ты себя вела, я бы этого не сказал…

— А я всегда нападаю, когда до смерти пугаюсь, — теперь она стояла над ним, яростно сверкая глазами. — К твоему сведению, полковник Уиклоу оказался первым мужчиной, который сумел увидеть, что на самом деле я обычная слабая женщина! И он первый не набросился на меня, как голодный волк…

Конечно, он этого не делал. Он всего-навсего поставил перед собой цель — переспать с ней. Хладнокровно и со знанием дела, он просто-напросто лишил ее покоя и сна, оставаясь при этом невозмутимым и равнодушным. Но Брюса все это совершенно не касается.

— Так вот, Брюс! Я устала от твоих идиотских шуточек, ты понял?

Удивление испарилось с лица Брюса, во взгляде его вспыхнула прежняя враждебность.

— Уж не вообразила ли ты себе, что я теперь буду мучиться угрызениями совести из-за того, что тебя в свое время обделили мужским вниманием? Представь себе, не только у тебя могут быть проблемы! Я совсем недавно прошел через прелестную процедуру развода, жена бросила меня из-за хорька, который заколачивает вдвое больше меня. Поэтому мне жизненно необходимо немного эгоизма, чтобы зализать раны. Так что нечего упрекать меня в том, что я не сумел оценить твою тонкую душу! Заруби себе на носу, мне нет никакого дела до всего этого, мне совершенно наплевать и на тебя, и на твои проблемы!

— Взаимно, — подытожила Эвелин. — А теперь отвяжись от меня!

— С превеликим удовольствием.

Она вернулась на свое рабочее место и плюхнулась на стул. Ровно через тридцать секунд она оторвалась от изучения первого подвернувшегося под руку листа и тихо обронила:

— Мне очень жаль, что твоя жена так поступила с тобой.

— Бывшая жена.

— Я думаю, что она несчастна.

Брюс откинулся на спинку стула и нахмурился.

— Прости, что напугал тебя. Я не хотел.

Эвелин нашла в себе силы миролюбиво пробурчать:

— Все в порядке.

Брюс хмыкнул и отвернулся.

Эвелин позволила дать выход своему раздражению только потому, что надеялась отвлечься от терзающей душу тревоги… Так оно и получилось, но вот стычка закончена, и вновь вернулось беспокойство.

В комнату вошли Фил и Энтони. Все еще сонный и всклокоченный, Фил заговорщицки подмигнул Эвелин и улыбнулся. Потом они все отправились в контрольный отсек наблюдать за испытаниями. Пилоты все еще были там, в полной амуниции — со стропами, кислородными масками, в облегающих тело комбинезонах.

Томас был собран и сосредоточен на выполнении своей задачи, и Эвелин знала, что он выполнит эту задачу что бы ни стало. Комок страха в горле постепенно растаял, теперь она уже могла смотреть и видеть…

Она честно пыталась не смотреть только на Тома, но это оказалось выше ее сил. Уиклоу притягивал ее, как магнит, она уже чуть ли не боготворила его. Да, она восхищалась и силой его мускулистого тела, и скульптурным совершенством резких черт его лица, и той особой аурой, которая окружала этого человека.

Томас Уиклоу был воином — холодным, неумолимым и беспощадным в своей бесстрастной суровости. Кровь многих поколений индейских воинов текла в его жилах, его инстинкты были отшлифованы в древних войнах, в беспощадных кровавых битвах. Эти же инстинкты, возможно, были присущи и другим пилотам, но именно в Томе Уиклоу они нашли свое самое яркое воплощение, он нес в себе идеальный сплав силы, ума и способностей. И все остальные чувствовали и признавали его превосходство. Эвелин видела это по тому, как остальные пилоты смотрели на Уиклоу, с каким безотчетным уважением относились к нему. Дело было не в том, что он был полковником и руководителем испытаний, хотя, конечно, его звание и заслуги требовали определенного почтения. Это было глубокое уважение к пилоту высшего класса и сильному мужчине.

Всегда есть люди, которые на голову превосходят окружающих — Том Уиклоу был одним из них. Он никогда не смог бы быть бизнесменом, юристом или доктором. Он выбрал профессию, которая позволяла ему полностью реализовать свою силу и жажду риска.

Он был воином. Он был ее мужчиной!

Эвелин вдруг задохнулась от подобной мысли. Ей показалось, что она потеряла способность воспринимать окружающее, все вокруг стало зыбким и призрачным.

Пора прекратить обманывать саму себя. Эвелин предполагала, что может слишком увлечься Уиклоу, но никак не ожидала, что это произойдет так стремительно. Она предостерегала себя от опасности влюбиться в него, она волновалась, думая о том, что может потерять голову, но это была лишь жалкая боязнь взглянуть правде в лицо.

Она больше не властна над своей душой, точно так же, как она давно уже потеряла власть над своим телом… Впрочем, идти на попятную уже поздно. Да, прозрение пришло слишком поздно, но ведь ей это простительно: любовь пришла к ней впервые в жизни, и она не сразу сумела узнать ее…

Эвелин не посмела поднять голову, когда Уиклоу и трое других пилотов вышли из комнаты. Чувства, обуревавшие ее, были ясно написаны на ее лице, и Томас моментально прочел бы их, а сейчас этого нельзя было допустить.

Четыре самолета поднялись в воздух, специалисты сгрудились у пультов, записывая показания датчиков.

Самолеты кружили в воздухе, а радиоуправляемые машины — движущиеся объекты давали им возможность нацелиться на них. Эвелин боялась какого-либо сбоя. Она знала, что новые системы никогда не работают на практике так же безупречно, как в теории. Однако раньше испытания проходили отлично, а это позволяло с оптимизмом смотреть в будущее и надеяться на то, что возможные неполадки будут не слишком серьезны.

Однако в этот день судьба, похоже, вознамерилась опровергнуть любые оптимистические прогнозы. Системы наводки отказались нацеливаться на самолеты, несмотря на то, что накануне испытания проходили успешно. Еще два самолета поднялись в воздух, однако все оказалось безрезультатным, и совершенно взбешенный руководитель испытаний приказал прекратить полеты и вернуться на базу, чтобы полностью еще раз проверить электронику.

Томас ничем не показал своего раздражения, но когда он вошел в контрольный отсек — усталый, с мокрыми от пота волосами, — на лице его было написано крайнее неудовольствие.

— Самолеты в ангаре, — холодно объявил он, и гнев его относился к Эвелин точно так же, как ко всем остальным членам группы. — В вашем распоряжении остаток сегодняшнего дня для того, чтобы найти причину неполадок и устранить ее.

Он резко повернулся и вышел. Фил тихонько присвистнул. Энтони вздохнул.

— Итак, господа, облачаемся в комбинезоны и отправляемся в ангар. Придется изрядно попотеть.

Эвелин мысленно оценила возможные причины сбоя. Лазерная наводка не отличалась принципиальной новизной. Причина могла состоять в неисправности датчиков на шлемах пилотов. Поразительно было то, что наводка отказала одновременно на обоих самолетах, это могло указывать на кардинальную ошибку в исполнении или даже в самом проекте.

Она посмотрела на Фила. Тот нахмурился и погрузился в размышления, наверное, думал, что причина одновременного идентичного сбоя может корениться в ошибке при программировании или же в бортовых электронных устройствах.

С самого начала этот день не задался… Если и дальше все будет развиваться по тому же сценарию, подумала Эвелин, то нечего удивляться, если в постели я окажусь фригидной!

Они работали без перерыва на ланч, изучили все показания датчиков, пытаясь обнаружить ошибку, — но все оказалось тщетным. С виду все было в полном порядке! Они просмотрели результаты полетов трех предыдущих самолетов, у которых не было никаких отклонений, сравнили их с сегодняшними. Все совпадало.

Было уже поздно, жара в ангаре стала совершенно невыносимой, несмотря на мощные кондиционеры. Но тут Фил, в сотый раз просматривавший характеристики одного из узлов комплексного механизма стрельбы, неожиданно нашел зацепку. Черт знает по какой причине они не заметили этого раньше, возможно, все дело в кознях злого Гремлина, гнома, приносящего несчастья летчикам! Так или иначе, но на этот раз удалось выявить небольшое нарушение в электронной системе спускового механизма.

Все они были раздражены и взвинчены — надо же было провозиться целый день, пропустить ланч, свернуть себе мозги набекрень, чтобы в конце концов найти эту чепуховую поломку и устранить ее меньше чем за час!

Черт побери, я в отличной форме, как раз для романтического приключения, зло подумала Эвелин. Усталая, голодная и издерганная до предела! Нахмурившись, она раздраженно покосилась на личную карточку — на месте ли, — затем вышла из здания и направилась к себе.

После холодного душа она почувствовала себя немного лучше. Эвелин мрачно побросала в дорожную сумку первые попавшиеся вещи и туалетные принадлежности.

Ей было необходимо поесть — и немедленно. Тогда она перестанет чувствовать себя такой выжатой и измочаленной. Том будет прав, если откажется от поездки!

Впрочем, он обманывала сама себя, отлично сознавая, что хочет быть с Томом гораздо больше, чем хочет есть, гораздо больше, чем вообще чего-нибудь хочет.

Было всего шесть, когда Том постучал в дверь. Эвелин была уже одета, но с мокрыми волосами и жутко голодная.

— Мы работали без перерыва на обед! — сердито выпалила она, рывком распахнув дверь. — Мы закончили, — быстрый взгляд на часы, — ровно тридцать пять минут назад. Оказалось, ничего особенного — всего-навсего поломка в спусковом механизме! Мы чуть не свихнулись, прежде чем нашли ее, и все потому, что от голода не могли сосредоточиться!

Том оперся о косяк и внимательно посмотрел на нее.

— Ты всегда заводишься, когда голодна?

— Естественно. По-моему, все так делают.

— Нет. У подавляющего большинства нет такой зависимости. — Том протянул ей руку. — Пошли, я тебя угощу.

— У меня мокрые волосы.

— Ничего, они моментально высохнут на солнце. Ты готова?

Эвелин взяла сумку и быстро проверила, все ли выключено. Том взял сумку у нее из рук, выпроводил Эвелин из комнаты и щелкнул замком. Она не двигалась с места и выразительно смотрела на дверь — до тех пор, пока Том с покорным вздохом не подергал ручку, показывая, что дверь крепко заперта. Только тогда Эвелин кивнула и направилась к грузовику.

Сегодня на ней было открытое летнее платье в горошек с пышной короткой юбкой. Одеваясь, Эвелин решила, что смешно запрещать ему совать руки ей под юбку, если сегодня ночью она собирается позволить ему гораздо больше. Так она думала у себя в комнате, но когда горячая шершавая рука скользнула под легкую ткань платья и стиснула обнаженное бедро, Эвелин сразу же захлестнула горячая волна желания.

Моментально улетучились все мысли о еде. Она смотрела на сидящего рядом с ней мужчину, чувствуя, как совершенно другой голод переполняет ее, внезапно потемневшие глаза и прерывистое дыхание выдавали ее желание. Том легко провел кончиками пальцев по внутренней поверхности ее бедер и заставил себя отдернуть руку.

— Все-таки сначала я покормлю тебя, — пробормотал он…


7

В тот вечер они могли есть опилки, и Эвелин не обратила бы на это никакого внимания. В ресторане было прохладно и полутемно, а сухое вино приятно бодрило кровь. Том сидел напротив нее, огромный и сильный, опасный огонек поблескивал в его серо-голубых глазах. Он тоже думал о предстоящей ночи, и эти мысли были ясно написаны на его лице. Его взгляд то и дело задерживался на груди Эвелин, а в глубоком низком голосе явно чувствовалось желание.

Они явно засиделись за столиком. Ожидание выматывало нервы, одежда тяготила ее, Эвелин уже чувствовала болезненный зуд в груди…

— Чего мы ждем? — не выдержала она.

— Я хочу, чтобы ты отдохнула и успокоилась, — тихо проговорил он, — чтобы совсем стемнело, и ты почувствовала себя более уверенно.

— Мне все равно. — Она встала. — Я полностью полагаюсь на тебя.

Том тоже поднялся и встал рядом с ней, лицо его потемнело от обуревавшего его вожделения. Не говоря ни слова, он оплатил счет, и они вышли на улицу. Удушливая жара стояла в воздухе, солнце огромным красным диском клонилось к горизонту, заливая мир прощальным багровым сиянием.

Тревожные отсветы заката плясали на скульптурных чертах Уиклоу, сейчас он был больше всего похож на своих суровых предков, и его ярко-красная футболка и широкие брюки стального цвета не снижали этого впечатления. Том Уиклоу был рожден для другой одежды и другой эпохи, он бы великолепно смотрелся в кожаных штанах и мокасинах, обнаженный по пояс, с длинными волосами, ниспадающими на широкие плечи. Эвелин вспомнила о том, какой ужас охватил ее сегодня утром при одной мысли о том, что этот человек может погибнуть…

Они подъехали к небольшому отелю, в молчании поднялись на лифте на верхний, четвертый этаж. Посыльный нес за ними две небольшие дорожные сумки.

Вошли в снятый Томом двухкомнатный номер. Посыльный внес вещи, деловито поднял шторы, впустив в комнату яростно пламенеющее закатное сияние, и на этом закончил исполнение своих профессиональных обязанностей. Том вложил ему в руку пятидолларовый билет — дверь за посыльным закрылась.

Эвелин стояла неподвижно, стараясь не смотреть на огромную двуспальную кровать. Она слышала, как Том запер дверь и набросил для верности цепочку, но не смогла даже пошевелиться. Он вошел в спальню, неторопливо опустил шторы. Комната погрузилась во мрак, и только через открытую дверь в другую комнату проливался слабый вечерний свет. Казалось, сам воздух в спальне был пронизан напряжением. Том открыл свою сумку и выложил на тумбочку упаковку презервативов.

— Что это? — хрипло спросила Эвелин, не узнавая своего голоса. Впрочем, ответа ей не требовалось. И так ясно.

Том подошел сзади и принялся расстегивать ее платье.

Внезапно Эвелин испуганно задрожала — ведь под платьем у нее были только узкие полупрозрачные трусики. Никакого лифчика, никакой нижней юбки. Платье упало к ее ногам. Эвелин оказалась почти обнаженной.

Том подхватил ее на руки, туфли соскользнули с ног и упали на пол. Опершись коленом о край постели, он осторожно снял с нее трусики.

Только теперь она почувствовала, насколько необходим, оказывается, был ей этот клочок ткани, какой беззащитной она оказалась, лишившись его… Издав протестующий крик, Эвелин попыталась сесть — ведь это несправедливо, почему она должна быть совершенно голой, когда Том все еще одет, — но он легко повалил ее на спину, яростный огонь в его глазах заставил ее прекратить сопротивление.

Том помедлил, удовлетворенно разглядывая распростертое перед ним обнаженное женское тело. Он добился своего, он уложил ее в свою постель, и теперь вся она в его власти. Том уже видел, как возбуждение охватывает ее тело, он заметил и потемневшие твердые бутоны сосков и слабый трепет стройных бедер, судорожно сжатых в стыдливом желании спрятать приютившуюся между ними восхитительно чувственную сокровенную плоть. Светлые завитки покрывали нежный холмик. Том припомнил свои сомнения по поводу цвета волос Эвелин, и легкая улыбка тронула уголки его рта. Да, она блондинка, если, конечно, верить собственным глазам. Однако эти светлые завитки слишком соблазнительны, чтобы довольствоваться лишь их созерцанием!

Эвелин почувствовала, как сильная рука коснулась ее груди, мягко сжала ее, смяла, жесткие пальцы закружились вокруг соска, заставив его затвердеть. Дыхание ее сразу же участилось. С той же мягкой настойчивостью другая рука Тома коснулась ее живота, скользнула между стиснутых бедер и достигла шелковистого лона. Мерцающий огонь вспыхнул в глазах Эвелин, она судорожно приподняла бедра. Длинные пальцы Томаса были восхитительно грубы, когда дотрагивались до сосков, но лишь теперь она сполна ощутила их шероховатую твердость, когда они достигли плоти столь чувствительной, что малейшее прикосновение к ней заставляло трепетать все ее тело.

Ощущение было невыносимо сладостным. Эвелин вырвалась из рук Тома и, тяжело дыша, вскочила на колени, грудь ее возбужденно вздымалась. Том поднялся с постели и начал не спеша расстегивать рубашку.

Когда он сбросил ее, глазам Эвелин предстал могучий бронзовый торс. Мягкие темные завитки образовывали широкий ромб на груди Тома и шелковистой дорожкой сбегали вниз, к животу. Два маленьких соска темнели на его атлетической груди. Том снял ботинки, расстегнул ремень на брюках и рванул вниз молнию. Одним движением он снял их вместе с белоснежными трусами. При этом он ни на секунду не отвел глаз от обнаженного тела, распростертого перед ним на постели. Но вот он выпрямился, полностью обнаженный, как и Эвелин.

Откровенная мощь его мускул истого тела была почти пугающей. Если бы он только захотел, подумала она, он смял бы меня без малейшего усилия… Железные бугры мускулов вздымались на широкой груди Тома, окаймляли плоский живот, прочерчивали узкие крепкие бедра. Эвелин взглянула на его мужское естество внушительных размеров и почувствовала, как кровь горячо забурлила в венах. Но именно сейчас она впервые усомнилась в том, что у них что-то получится. Слабый испуганный стон вырвался из ее груди.

— Т-сс, тише, детка, — успокоил ее Том. — Не надо волноваться.

Тяжелые руки опустились ей на плечи, Эвелин вновь оказалась лежащей на спине, а Том уже возлежал рядом с ней, опаляя ее жаром своего сильного бронзового тела. Его нагота ошеломляла Эвелин, силу его желания больше не сковывала никакая одежда. Он продолжал успокаивать ее горячим тихим шепотом, в котором слова были не важны, а руки его ласкали ее тело, медленно разжигая в нем ответный огонь.

Эвелин прижималась к Тому, совершенно растерянная внезапным поворотом событий. До сего момента ей казалось, что с помощью Тома она уже прочно освоилась в империи чувств, но, оказывается, все это время она только беспомощно топталась на пороге… Если бы не разливающееся по телу блаженство, она, наверное, вскочила бы и попыталась убежать… Но это чувство, это наслаждение, ах, оно было всесильным.

Трепет пробежал по стройному телу Эвелин, и оно вновь напряглось, как до отказа натянутая тетива… Томас Уиклоу не был бы настоящим мужчиной, если бы не сумел моментально заметить, что это напряжение вызвано уже отнюдь не страхом. И руки его еще быстрее заскользили по ее телу, уверенно и умело раздувая разгорающийся пожар страсти.

Его губы превратили ее соски в средоточие сладостных мук. Эвелин изгибалась в его объятиях, бедра ее вздымались и опускались в древнейшем ритуальном танце любви. Пальцы Тома наконец раздвинули нежные створки ее влажного лона, и указательный палец его проник внутрь. Бедра ее инстинктивно раскрылись, представляя Тому полную свободу действий. Она застонала от желания… Том почувствовал, что не может больше ждать ни секунды. Но он должен думать не только о себе, он обязан разжечь ее страсть настолько, чтобы она с готовностью приняла неизбежную боль, связанную с потерей невинности. Он боялся причинить ей боль, хотя прекрасно понимал, что сойдет с ума, если немедленно не ворвется в эти желанные врата.

Сладкая пытка все длилась и длилась… Голова Эвелин металась по постели в светлом месиве легких волос. Руки ее стискивали Тома со все возрастающей силой. И вот наконец протяжно застонав, она вонзила ногти в его широкую грудь.

— Я хочу тебя, — хрипло выдохнула она. — Возьми меня, возьми немедленно.

Он и сам не мог больше сдерживаться. Широко раздвинув ноги Эвелин, Том тяжело навалился па нее, готовясь войти в ее горячее влажное лоно, податливо раскрывшееся под его напором. Но в самый ответственный момент какое-то тревожное ощущение вернуло Тома к действительности. С усилием он оторвался от Эвелин и, протянув руку к тумбочке, достал из пачки маленький блестящий пакетик, надорвал его зубами.

— Нет! — закричала она, отталкивая его руку.

Не сейчас, только не в первый раз! Я хочу чувствовать тебя всего, понимаешь? Хочу!

Затуманенные страстью глаза с мольбой смотрели на него, ее разгоряченное страстью тело звало его самым простым первобытным зовом… Сейчас она была как настоящая Валькирия — страстная язычница, с широко разведенными ногами, готовая принять мужское естество, которое лишит се девственности. Она жаждала мужской власти, мужского тела и готова была стать плодородной почвой на этом древнейшем празднике урожая…

Томас Уиклоу не был новичком в сексе, в отличие от Эвелин он имел богатый опыт и представлял степень риска, на который они идут, но сегодня он тоже хотел чувствовать ее полностью, чтобы не было никакой преграды между ними.

Эвелин мгновенно затихла, как только почувствовала первую попытку Тома войти в нее. Он вошел глубже, желваки заиграли на его лице. Эвелин почувствовала острую боль, но не сделала ни единого движения, чтобы отстранить его. Она безумно хотела его, жаждала отдаться ему со страстью, превращающей боль в ничто… И вот хриплый стон наслаждения вырвался из его груди.

— Да, — тяжело выдохнул он, — все хорошо, детка, теперь ты можешь принять меня. Давай. Еще. Еще раз…

Горячие слезы брызнули из глаз Эвелин. Раздирающее, переполняющее ощущение его твердости было невыносимо, но она терпела, терпела потому, что единственной альтернативой было остановиться, а это было уже невозможно. Она была слишком возбуждена, чтобы думать об осторожности, слишком распалена, чтобы отдалить неизбежное… Ее грудь была распластана под железными мускулами его груди, руки Тома скользнули вниз и яростно, до боли стиснули ее ягодицы, резким рывком он вздернул тело Эвелин вверх, навстречу своим ритмичным ударам — и неожиданно острое наслаждение захлестнуло ее. Судорожно прижимаясь лицом к его курчавой груди, она всхлипывала, стонала, слабо вскрикивала… Наконец она перестала изгибаться, неистовое напряжение покинуло ее тело, и оно облегченно обмякло в руках Томаса. Тихий шелестящий звук сорвался с ее губ.

— Томас, — шепнула она, и томная нега ее голоса едва не лишила его рассудка.

— Сейчас, еще немного — глухо прорычал он. Настал его час, и он едва мог контролировать свирепую жажду своего тела. Приподняв ноги Эвелин, Томас наклонился вперед, опираясь на локти. Теперь эта женщина была полностью в его власти, поверженная, она больше никак не могла ограничить силу его ударов. Блаженство затопило его, безоглядное, сумасшедшее… Сила оргазма сотрясла его тело, хриплый крик вырвался из его груди, и он сжал ее в объятиях с неистовой силой…

Том затих. Но вместо того чтобы освободиться от его тяжести, Эвелин еще крепче прижалась к нему, наслаждаясь ощущением могучего мужского тела, вдавившего ее в постель. Она едва могла дышать, едва могла пошевелиться — и в этом было блаженство. Тело ее изнывало от боли, но несмотря на все это, глубочайшее наслаждение переполняло каждую клеточку, и по сравнению с этим боль казалась несущественной.

Глаза ее закрывались… Все произошло именно так, как она мечтала — грубо и яростно. Это было бы еще прекраснее, если бы Томас мог хотя бы на мгновение потерять свою невыносимую выдержку. Лишь на какое-то время немного ослаб его железный самоконтроль, вот и все, в то время как она оказалась абсолютно не способной сдержать дикую страсть, неожиданно для нее самой проснувшуюся в ней.

— Эвелин, — шепнул Том, накрывая губами ее губы.

Эвелин поняла, что задремала. Теперь он смотрел на нее, приподнявшись на локте и опираясь головой на руку. Она немедленно ответила на его сладостный поцелуй.

Только через несколько минут Том заставил себя оторваться от ее рта и осторожно разъединить их все еще спаянные воедино тела. Эвелин осталась лежать, раскинувшись на постели, а Том зашел в ванную и тут же вернулся, неся в руках влажную губку.

Наверное, ей следовало бы застыдиться, когда Том принялся осторожно обтирать ее тело, но она почему-то не почувствовала ничего подобного. Когда Том закончил, она только сладко зевнула, как сонная кошка, и перекатилась на другой бок.

— Много крови, — спросила она с рассеянным любопытством.

— Совсем чуть-чуть.

Том был страшно доволен тем, что эта женщина так полно отдала ему всю себя. Эвелин не отступила ни на шаг, она ни на секунду не позволила боли и страху помешать ей безудержно броситься навстречу наслаждению. Никто и никогда не хотел его так страстно, и сам он ни одну женщину не желал так, как эту — безудержно, яростно и неистово. Любая другая испугалась бы жестокой силы его желания, но Эвелин лишь упивалась ею. Никогда прежде Томас не был столь неистовым в постели, никогда не позволял своим инстинктам вырваться на свободу… Свой темперамент он всегда подавлял железной волей, и только сегодня он дал ему свободу…

Странное дело, при мысли об этом Том не испытал ни беспокойства, ни досады. Удовольствие было столь велико, что в душе не осталось места для сожаления. Удивительная картина возникла в его воображении: Эвелин, располневшая, беременная его ребенком… И сердце его сладко замерло.

Эвелин спала. Он бережно укрыл ее простыней, она сонно заворчала, а когда он лег рядом с ней — доверчиво прижалась к нему в бессознательном поиске уютного тепла. Том обнял ее за талию, крепко прижал к себе и заснул так же спокойно и умиротворенно, как и она.

Когда он проснулся, то понял, что прошло около двух часов. Том ощутил прилив мужской силы, и когда его ласки разбудили Эвелин — она была уже так же горяча, как и он. На сей раз Том заставил себя предохраняться, хотя впервые в жизни почувствовал досаду на то, что этот ничтожный барьер станет препятствовать полному слиянию их тел.

Эвелин не смогла сдержать болезненного стона, когда Том вошел в нее, но снова, как и в первый раз, даже не попросила его быть осторожнее. Время для нежностей еще не наступило, сейчас было только одно — безумная горячка желания, требующая немедленного удовлетворения.

Потом они снова уснули. Ночью Том просыпался еще три раза, и каждый раз тянулся к Эвелин, каждый раз брал ее. Оставалось только гадать, ослабеет ли когда-нибудь эта ненасытная жажда…

Было уже около девяти часов, когда Том окончательно проснулся и увидел, что яркое утреннее солнце храбро пытается пробиться сквозь тяжелые шторы. В комнате царил полумрак, а кондиционеры веселым жужжанием охлаждали разгоряченный воздух… Все тело болело и ныло после безудержных ночных баталий.

Эвелин спала, свернувшись клубочком, отвернувшись от него, и в течение нескольких минут он восхищенно любовался изысканным изгибом ее спины. Как могло такое нежное, такое хрупкое тело выдержать его неистовый натиск?..


8

Эвелин с головой погрузилась в море чувственности, и это длилось до конца уик-энда. Две комнаты безликого стандартного номера стали обжитыми и домашними, наполненными интимнейшей аурой. Они с Томом так ни разу и не вышли из номера, переложив на персонал отеля задачу своевременного снабжения их пищей, ни разу не оделись, разве что в халаты.

Как любовник Том Уиклоу полностью соответствовал силе ее страсти. Эвелин никогда ничего не делала вполсилы — она была неистова в своей девственности, а теперь с тем же неистовством отдавала себя мужчине. А Том, никогда раньше не дававший воли своим безудержным желаниям, только с Эвелин, впервые мог позволить себе все. Он брал ее, любил, насыщался и не мог насытиться. Безумное желание обладать этой необыкновенной женщиной возвращалось к нему снова и снова.

Больше не существовало никаких границ. Сильный, земной, могущественный Том увлекал Эвелин за собой, он показывал ей самые разнообразные способы, приемы и позиции, которых оказалось гораздо больше, чем Эвелин могла себе даже представить. Ни разу в жизни Эвелин не была так надолго и так полно связана с другим человеком — настолько, чтобы забыть обо всем на свете. Она не думала о работе, она ни разу не вспомнила о книжке, которую зачем-то взяла с собой… Она наслаждалась.

Утром в воскресенье, когда первоначальный безумный голод был наконец утолен, их игры стали более неторопливыми, у обоих появилось терпение, чтобы сдерживать возбуждение и как можно дольше продлевать наслаждение.

После того как час изысканных чувственных игр на какое-то время успокоил их обоих, Том заказал ланч. А потом они сидели в гостиной, забравшись с ногами в кресла и расслабленно слушая теленовости. Эвелин откинулась на спинку кресла и умиротворенно прикрыла глаза.

Том приподнял светлую прядь ее волос и отвел назад — солнечный луч вспыхнул в золотых нитях, заискрился сверкающими брызгами…

— Где твои родители? — рассеянно спросил он, хотя сейчас его гораздо больше занимала игра солнечного света в ее золотистых прядях, чем ответ на собственный вопрос.

— Вообще, или конкретно сейчас? — Ее голос был таким же лениво-расслабленным.

— И то и другое.

— Вообще они живут в Южной Каролине, там, где преподают. А сейчас уехали в Италию, в летнее турне, вернутся где-то в конце сентября.

— Ты была очень одинока в детстве?

— Я тогда не понимала этого. Я очень хотела учиться, — пояснила она, — и никогда не могла насытиться знаниями… Как я сейчас понимаю, такой ребенок тоже не подарок для родителей. Если бы у меня была другая семья, я бы наверное совершенно свихнулась, но папа с мамой помогли мне — они никогда не ограничивали мою жадность к знаниям.

— Ты была ужасным ребенком, — равнодушно обронил Том.

— Возможно, — согласилась Эвелин. — Ну а ты?

Он помедлил с ответом, и крошечное тревожное облачко бросило тень на ее умиротворенное спокойствие. Том охотно говорил с ней о работе, о самолетах, но строго охранял свою личную жизнь от постороннего вмешательства. Лишь однажды он ненадолго приоткрыл броню, когда рассказал о своем происхождении, о том, что дома у него двое братьев и сестренка… И все. Том не рассказывал ей ничего о детстве, он не позволял ей ни на шаг приблизиться к своей душе. Эвелин прекрасно понимала сложность взаимоотношений, ведь в принципе они совсем не знают друг друга, они знакомы меньше недели. Скорость развития событий вскружила ей голову, ей уже стало казаться, что целая вечность прошла с того дня, когда она впервые увидела Тома.

— Нет, я не был ужасным ребенком, — помолчав, ответил Томас.

Эвелин ясно почувствовала отчуждение в его голосе.

— А твои братья и сестры?

Сидя вплотную к нему, она сразу почувствовала, как он внутренне расслабился.

— Пожалуй, это можно сказать о сестренке… Не то, чтобы она была очень вредная или избалованная, просто она слишком стремится идти по жизни своим путем…

По его голосу Эвелин поняла, как сильно он любит свою семью. Она ласково погладила его по щеке, пытаясь заставить его продолжать.

— А сколько лет твоим младшим? И как их зовут?

— Питеру восемнадцать. Он только что закончил высшую школу, и через месяц поступает в колледж. Он всерьез увлечен скотоводством, возможно, после окончания колледжа откроет свое дело. Джонатану шестнадцать, он самый добрый малый в семье, но настоящий сорви-голова — точно такой же, как я в его годы. Черт возьми, парень надумал стать морским летчиком! Ну и наконец Диана. Ей всего одиннадцать, но эти одиннадцать стоят ста! Маленькая для своего возраста, хрупкая — ветром носит, но она обладает несокрушимой волей и характером.

— А что представляет из себя твоя мачеха?

— Глэдис… Она еще ниже тебя!

Эвелин резко выпрямилась.

— Не такая уж я маленькая! — Она воинственно вздернула подбородок.

— Ну, скажем, не слишком высокая. Ниже среднего роста, я ведь на добрых тридцать сантиметров выше тебя. — Он прижал ее к спинке дивана и поцеловал. — Ты будешь слушать про Глэдис?

— Продолжай, — недовольно буркнула Эвелин, и Томас успокаивающе коснулся ее лба.

— Глэдис — женщина что надо! Добрая, искренняя, преисполненная любви ко всему на свете. Если уж она вобьет что-нибудь себе в голову, — ее ничем не остановишь. Это она натаскивала меня перед Академией — так что своим зачислением я полностью обязан ей.

— Значит, ты не возражал, когда твой отец женился второй раз?

— Возражал?! — Он рассмеялся. — Да я просто лез из кожи вон, чтобы свести их вместе. Это было непросто… Отец вел себя с ней, как робкий юнец.

— А твой отец? Какой он?

— Довольно суровый. Лучший в мире отец. Когда я был мальчишкой, я твердо знал — отец будет защитой и опорой всегда, до самой смерти.

Весьма странная характеристика любимого отца, подумала Эвелин, хотя, глядя на Тома, нетрудно поверить в то, что его отец действительно суровый… Наверное, отец и сын были очень похожи друг на друга.

— Ну, довольно обо мне, — заявил Том, хотя все это время он меньше всего говорил о себе. Эвелин опять почувствовала его отчуждение, как будто слегка приоткрывшаяся тяжелая дверь, охранявшая самые сокровенные мысли и чувства этого человека, вновь с грохотом захлопнулась перед ней.

Он усадил ее к себе на колени, распахнул полы ее пушистого халата и положил руки на обнаженную грудь.

— Теперь я хочу узнать тебя.

Слегка вздрагивая, Эвелин опустила глаза, глядя на сильные бронзовые руки, накрывшие мягкие белоснежные холмики.

— Все это уже не ново для тебя…

— Возможно. — Голубизна его глаз сменилась синевой. Нетерпеливая рука скользнула вниз, к мягкой складочке между стройных ног.

— Это так, но теперь ты волнуешь меня еще больше, чем раньше. Раньше я только представлял себе твой вкус, а теперь… — Эвелин задрожала от острого, горячего наслаждения.

Том распахнул свой халат… Сейчас он был похож на возбужденного жеребца, ноздри его раздувались, вдыхая аромат женщины. Не убирая руки с ее лона, он развернул Эвелин к себе лицом и устроился поудобнее. Она опустилась на него с диким, сдавленным криком.

— Теперь я знаю, какая ты сладкая, — шептал он, — и как славно ты дрожишь подо мной, и как чудесно ты ласкаешь меня своими нежными руками…

Она начала двигаться, сгорая от желания, стремясь к освобождению, которое было уже совсем близко… Руки Тома стиснули ее бедра, как если бы он хотел задержать ее движения, Эвелин жалобно всхлипнула, и вдруг он вцепился в ее ягодицы и принялся поднимать и опускать на себя нежное женское тело.

Это совсем не было похоже на предыдущие нежные игры, это было быстрое, грубое и жадное соитие. В поисках равновесия Эвелин ухватилась за бронзовые от загара плечи Тома — и тут сладкая судорога сотрясла ее тело. Он отстал от нее всего на мгновение…

Восстановление сил заняло гораздо больше времени, чем их яростная отдача. Эвелин обессиленно затихла на груди Тома. Бережно убрав спутанные пряди волос с ее лица, он крепко прижал к себе свою женщину.

— Я не слишком-то забочусь о тебе, — тихо шепнул он. — Это уже второй раз.

— В чем дело? — пробормотала она.

— Я опять взял тебя, не предохраняясь.

— Но я ведь сама так хотела. Я хотела знать, хотела чувствовать только тебя.

— В первый раз да. Но сейчас я обязан был вспомнить. Нет никакого оправдания тому, что это произошло во второй раз!

Почувствовав резкость в его тоне, Эвелин села и прямо посмотрела в лицо Тома.

— Я не ребенок и не идиотка. Я не хуже тебя представляю себе степень риска — и ровно половина ответственности за него лежит на мне. Я ведь могла сказать, — нет, но не сказала. Не стоит преувеличивать опасность. В детстве и ранней юности я интересовалась практически всем, в том числе и этим. Я знаю все о циклах и безопасных днях и уверяю тебя — у нас нет никаких оснований для тревоги.

— Все это не дает стопроцентной гарантии, Эвелин.

— Тебя это действительно так беспокоит? — спокойно спросила она.

— А тебя нет?

— Нисколько, — голос ее был спокоен и тверд.

Том пытливо оглядел ее. Эвелин ждала, что он спросит почему, но вместо этого он сказал:

— Я требую, чтобы ты немедленно сообщила мне, если у тебя будет задержка хотя бы на один день.

Это был явный приказ, поэтому, лихо отсалютовав, Эвелин выпалила:

— Есть, сэр!

Иногда он был слишком уж военным…

Том рассмеялся и легонько шлепнул ее по мягкому месту, ссаживая с колен. Эвелин встала и запахнулась в халат.

— Когда мы уезжаем?

— Я договорился, что мы оставим номер попозже. Около шести.

Итак, им осталось провести здесь, в замкнутом пространстве гостиничного уединения, точно отсчитанное и неумолимо уменьшающееся количество часов. Поразительно, как быстро она привыкла к этому номеру. Возможно, это уединение стало бы утомительным, продлись оно, скажем, неделю, но как бы она хотела провести такую неделю… Только ее никогда не будет. Завтра они оба вернутся к работе, она на земле, он — в небе. Завтра ей предстоит вновь пройти через страх, потому что ее любимый мужчина будет опять совершать свою опасную работу, чему она не сможет помешать, чего не сможет предотвратить. Бесполезно даже пытаться… Есть мужчины орлиной породы, и Том Уиклоу был одним из них — только смерть или старость вернут его на землю. Эвелин с радостью разделила бы с ним его судьбу, если бы только он позволил ей это.

Впрочем, что бы ни ждало ее в будущем, сейчас она не хотела терять ни минуты счастья. Бог знает, что значил этот уик-энд для Томаса Уиклоу, может быть, очередное развлечение, но для Эвелин часы, проведенные с ним, перевернули все ее представления о жизни, выпустили на свободу необузданную страстность ее натуры.

Эвелин чувствовала себя полностью переродившейся, освобожденной, уверенной в себе. Как будто до этого она смотрела на жизнь сквозь тусклую серую вуаль, но вот пелена отброшена прочь, и мир засверкал перед ее глазами переливами радужных красок. И Эвелин не была больше лишней в этом мире — она стала его частью. Пришел конец ее одиночеству, одиночеству, длившемуся с того самого момента, когда рано проснувшаяся тяга к знаниям отделила ее от толпы сверстников.

Отдавая себя Тому, она приобретала гораздо больше, чем теряла, — ведь теперь этого нового, полученного от него, у нее уже никто никогда не отнимет. Том подарил ей воспоминания, он вооружил ее опытом… опытом исступленной страсти. А еще… Это было невероятно, нелепо, это противоречило здравому смыслу, но Эвелин чувствовала, что очень хочет, чтобы календарь подвел ее, чтобы она зачала ребенка… ребенка Тома.

— В чем дело? — он вопросительно приподнял черную бровь.

Черт возьми, оказывается, она так погрузилась в собственные мысли, что позабыла обо всем, даже о том, что стоит тут, как столб, и пялится на Тома черт знает сколько времени! Лукавая улыбка осветила ее лицо.

— Я просто подумала, — серьезно поделилась она, — сколько женщин можно было бы завербовать в наши доблестные вооруженные силы, если бы ты согласился позировать для рекламы плакатов в обнаженном виде.

В первую секунду Том озадаченно смотрел на нее, потом громко расхохотался, вскочил с дивана и поймал Эвелин за длинную полу халата.

— Так значит, ты готова делить меня с сотней-другой американских женщин?

— Ни за что на свете!

Юркнув под его полураскрытый халат, Эвелин крепко прижалась к обнаженному телу Тома.

Ее рука скользнула вниз, к его паху, и Том снова почувствовал прилив желания, несмотря на только что опустошившую их любовную схватку.

— Даю тебе два дня на то, чтобы взять себя в руки, а потом вызываю полицию.

— У нас нет двух дней, — уточнила Эвелин, взглянув на часы. В нашем распоряжении осталось всего восемь часов.

— Ну раз так, то черт меня возьми, если я упущу хоть минуту! — поклялся Том, подхватывая се на руки. Он решил, что для долгой игры сейчас лучше всего подойдет постель. Когда он проносил ее через дверь спальни, Эвелин еще крепче прижалась к его мускулистой груди, мечтая о том, чтобы время остановило свой бег.

Как ни странно и непривычно было вылезать на свет из этого интимного кокона, но уже в шесть тридцать они пустились в обратный путь на базу. Эвелин молча сидела на своем месте, пытаясь заставить себя смириться с неизбежным окончанием их уик-энда. Она будет спать одна сегодня и завтра, и все последующие ночи до следующих выходных.

Если, впрочем, Том захочет продолжения. Он ничего не сказал даже о завтрашнем вечере, не говоря уж об уик-энде.

Она посмотрела на Тома. Перемена была едва уловима, но чем ближе они подъезжали к базе, тем меньше он был ее мужчиной, тем больше превращался в полковника Уиклоу. Он думал о «Дальнем прицеле», о своих «Крошках», гладких, смертоносных и прекрасных, о том, как они, наверное, стосковались по его умелым рукам.

Возможно, он любит «Крошек» гораздо больше, чем ее. Они летали с ним, дарили ему такую скорость и такую высоту, которую она не способна ему дать… Ну и пусть, она готова смириться с этим, и хочет лишь одного — чтобы стальные птицы сберегли ее возлюбленного и невредимым вернули его к ней…

Уиклоу проводил Эвелин до двери гораздо раньше, чем она была готова расстаться с ним. Он возвышался над ней, пожирая ее жадными очами.

— Сегодня я не буду целовать тебя на прощание, — сказал он. — Боюсь, не сумею остановиться. Я слишком привык обладать тобою.

— Тогда… спокойной ночи.

Она хотела подать ему руку, но внезапно резко отдернула ее и спрятала за спину. Нет, она не сможет просто пожать ему руку. Это будет слишком тяжело после безумной близости этих дней, слишком возбуждающе… Лишь грубо напомнит о том, что сегодня они будут спать отдельно.

— Спокойной ночи. — Он резко повернулся и зашагал к машине. Эвелин сразу же захлопнула дверь, не желая смотреть, как он отъезжает.

Крошечный номер, кстати, роскошный в сравнении с большинством остальных на этой базе, показался ей тюремной камерой, мрачной и душной. Эвелин включила кондиционер, но ничто не могло заполнить пустоту, поселившуюся в ее душе.

Она очень плохо спала этой ночью. Ей нужен был Том, она тосковала по его мускулистому телу, к которому прижималась две ночи подряд. Ее тело, лишенное чувственных наслаждений, к которым уже успело привыкнуть, изнывало от вожделения.

Проснувшись задолго до рассвета, Эвелин почувствовала, что больше не уснет. Работа всегда была для нее панацеей, возможно, поможет и сегодня. В конце концов, ее пригласили сюда работать, а не крутить роман с руководителем испытаний…


Помогло. Ей удалось отвлечься, погрузившись в подготовку к полетам. Том не появлялся и, как ни странно, Эвелин была благодарна ему за это. Она только-только справилась с собой, но одного его прикосновения будет достаточно, чтобы снова потерять голову… Он-то, наверное, сумел бы совладать с искушением, а вот за себя Эвелин не отвечала.

Как обычно, Фил Роджерс пришел первым.

— Где провела уик-энд? — полюбопытствовал он. — Я пару раз звонил тебе, хотел пригласить в кино.

— В Санта-Фэ, — кратко ответила она. — Провела там два дня…

— Я должен был догадаться. Неплохой городишко, верно?

Рассмеявшись смущенно, Фил налил себе кофе.

— На твоем месте я бы немного поостерегся, — посоветовал он. — Слишком сильные переживания старят.

Если бы это было правдой, она постарела бы лет на сто после уик-энда… Но она никогда еще не чувствовала себя столь мудрой и полной сил.

Когда они вошли в контрольный отсек, Томаса там не было — все пилоты уже сидели в своих машинах. Пилот Джефф Коллинз и Том — на «Дальних прицелах», Энди Уильямс и Питер О'Тул — на R-25.

Все участники испытаний окружили пульты управления и приготовились следить за полетом.

Самолеты поднялись в воздух. Все шло прекрасно, лазеры точно нацеливались на радиоуправляемые самолеты — именно так, как надо. Эвелин с облегчением перевела дух. Конечно, было бы глупо предполагать, что решены уже все проблемы, но по крайней мере здесь все было в порядке. Самолеты продолжили испытания на скорость и дальность полета. Энтони довольно улыбался.

Возвращаясь на базу, О'Тул летел рядом с Томом, а Уильямс шел за ними, перед Джеффом Коллинзом. Эвелин продолжала рассеянно смотреть на свой пульт, когда внезапно вспыхнул сигнал наводки у самолета Коллинза.

— Он включил наводку? — громко спросила она.

Энтони и Брюс повернулись к экрану, на их лицах было недоумение. И тут же на экране появилась красная вспышка, грохот выстрела ворвался из динамиков в контрольный отсек.

— Я сбит, я сбит! — закричал Уильямс.

И тут же раздался вопль Джеффа Коллинза:

— В чем дело?! Почему включилась эта чертова дрянь?!

— Что случилось? — это был голос Тома, ледяной, властный, моментально заставивший всех умолкнуть.

— Контроль потерян, моя гидравлика пробита… Я не в состоянии управлять машиной! — заорал Уильямс.

— Прыгай! — заорал Коллинз. — Выходи из винта, Энди. Ты не сможешь вернуться.

Голоса перекрикивали друг друга, контрольный отсек утонул в реве и грохоте.

Вновь ворвался голос Томаса, проревевший в микрофон:

— Прыгай! Выбрасывайся немедленно!

Железной властности этого голоса Уильямс не мог не подчиниться…

И тут динамики взорвались страшным грохотом — это R-25 с ревом вонзился в землю…


9

Уиклоу был в ярости.

Когда он вошел в контрольный отсек, лицо его было серым от гнева — страшного, холодного гнева. Голубой лед его глаз опалил четверых членов лазерной команды.

— Что, черт возьми, произошло? — слова его были резки, как удар хлыста. — Насколько мне известно, лазерное оружие не должно нацеливаться, а тем более, стрелять само по себе.

Все потерянно молчали… Вся электроника была самым тщательным образом проверена в пятницу.

— Ну? — холодным щелчком затвора прозвучало это коротенькое слово. — Я едва не потерял человека. Обломки самолета, стоимостью в сто миллионов долларов, разбросаны по пустыне в радиусе целой мили. Я спрашиваю, знает ли кто-нибудь из вас, что вы, черт побери, наделали?

Мертвая тишина воцарилась в комнате, все ждали ответа, хоть какого-нибудь ответа.

— Мы не знаем, что произошло, — тихо ответил Энтони Полански. — Но мы выясним, обязательно выясним.

— Вот здесь вы правы, вам придется это сделать. Через тридцать шесть часов доклад о том, что произошло, и что вы сделали для того, чтобы предотвратить подобное в будущем, должен лежать на моем столе. Все полеты прекращаются до тех пор, пока я не узнаю причину и не буду на сто процентов уверен в том, что она навсегда устранена.

И, даже не взглянув на Эвелин, Томас повернулся и вышел, взбешенный до предела, как и несколько минут назад, когда входил сюда.

Кто-то тихонько присвистнул. Лицо Энтони было мрачным.

— Мы не уйдем спать, пока не выявим причину катастрофы, — просто сказал он.


Потеря самолета сама по себе была очень серьезным происшествием, но сегодня едва не погиб пилот, — а это было главным для Уиклоу. Сам Энди ничего не мог сообщить, он катапультировался слишком поздно, и его парашют не успел полностью раскрыться, поэтому приземление прошло неудачно. С переломами левой ноги он был отправлен в госпиталь.

Совершенно потрясенный Коллинз клялся всеми святыми, что не касался ни наводки, ни гашетки — и у Томаса не было оснований не верить ему. Коллинз был слишком хорошим пилотом, искусным и осторожным, чтобы допустить такое, следовательно, чертов лазер каким-то образом нацелился и выстрелил автоматически. Лазерное оружие не должно активизироваться само по себе, но это случилось. И если была бы использована максимальная энергия оружия, R-25 был бы уничтожен в воздухе, и Энди уже ничто бы не спасло.

Томас ясно видел, что сегодняшняя трагедия была тесно связана с неполадками, обнаружившимися в пятницу, и это усиливало его гнев. Эвелин тогда сказала, что причина в поломке электроники, и что она полностью устранена. А теперь оказалось, что все гораздо серьезнее, ни о каком устранении причины неполадок нет и речи — сегодня едва не погиб человек.

Уиклоу был в бешенстве, и это бешенство распространялось на Эвелин точно так же, как и на остальных членов лазерной команды. Их личные отношения абсолютно ничего не меняли. Они не давали ей никакой надежды на его снисхождение.

Не одним лазерщикам придется сегодня работать допоздна. Потеря R-25 и ранение пилота были не тем событием, на которое руководство ВВС могло бы посмотреть сквозь пальцы. Придется писать рапорты в Пентагон и командиру базы, генералу Джексону. Более того, ему не простят этого происшествия, потому что оно стряслось как раз накануне голосования в Конгрессе по вопросу финансирования проекта «Дальний прицел». Полковнику Уиклоу было поручено провести испытания и довести модель до полного совершенства. Финансирование проекта напрямую зависело от того, насколько хорошо полковник выполнит свою работу и как скоро он сумеет продемонстрировать надежность и качество самолетов.

Звонок генерала Джексона только усилил тревогу Томаса.

— Вы должны выяснить, что случилось с лазерами, и сделать все, чтобы это не повторилось, — сухо сказал генерал и только тот, кто знал Джексона, мог понять, что скрывалось за этим тоном, — Голосование в конгрессе будет слишком скоро, чтобы мы могли позволить себе такие проколы. Какой смысл иметь новейшее в мире оружие, если оно неуправляемо? А мы должны иметь его, Томас. Не мне тебе объяснять, как важен этот проект.

— Да, сэр, — ответил Уиклоу.

Он знал, как это важно. Летчик, сидящий за штурвалом этого самолета, будет иметь больше шансов вернуться живым. «Дальний прицел» дает огромные преимущества пилотам — для Томаса это значило спасение жизни американских парней и выигранные войны. Томасу Уиклоу было всего тридцать пять, но он уже прошел Корею и Вьетнам…

— Есть какие-нибудь признаки диверсии? — спросил Джексон.

— Никаких тревожных сигналов, но я попросил службу безопасности тщательно проанализировать ситуацию и выявить любые подозрительные моменты.

— А что подсказывает твой внутренний голос? — генерал полностью доверял интуиции Уиклоу.

Томас помедлил с ответом.

— Катастрофическая ситуация возникла совершенно неожиданно. Мы пока еще не знаем точно, в чем дело: только в наводке, или что-то с самолетом в целом. Но ясно одно — это или базовый сбой всей системы, или результат чьего-то намеренного вмешательства. Шансы примерно пятьдесят на пятьдесят, поэтому, конечно, я не могу игнорировать возможность диверсии. Я буду знать больше, когда получу данные ЭВМ.

— Немедленно сообщите мне, как только узнаете что-нибудь.

— Да, сэр, безусловно.

Том откинулся на спинку кресла и задумался. Диверсия… Никто не хотел даже думать об этом, но он, руководитель испытаний, не может сбрасывать со счетов и эту возможность. Служба безопасности делает все, чтобы сохранить секретность, именно поэтому все входы в здание, двери, окна снабжены датчиками, которые подключены к центральной системе сигнализации. Ангары охранялись день и ночь, никто не мог приблизиться к самолетам без тщательного выяснения личности. Но если это действительно диверсия, то тот, кто ее организовал, несомненно, имеет доступ ко всем объектам.

В лучшем случае лазерная команда найдет причину, и это будет что-нибудь техническое, устранимое… Ну а если нет, пусть служба безопасности перероет и перетряхнет все и всех.

Проклятье! Если это не выяснится немедленно, он и сегодня вечером не увидит Эвелин. Черт, еще одна ночь без нее — невыносимая пытка. Он слишком быстро привязался к ней, как силен теперь голод… голод по ее восхитительному телу.

Ни одну женщину он никогда не хотел так, как Эвелин. Это был какой-то непрерывный пожар, который он не в силах был усмирить. Ни одна женщина не дарила ему такого наслаждения — безграничного и беспредельного. Эвелин была наэлектризована страстью, она предавалась любви с той же искренностью и исступлением, которыми отличались все его мысли и поступки…


Сколько они не возились, им так и не удалось выяснить, как мог лазер активизироваться без вмешательства пилота.

Специальностью Эвелин были лазерные установки, а не механизм наводки на цель, что как раз относилось к компетенции Брюса. Если выяснится, что инцидент произошел по его вине, ему грозило немедленное отстранение от работы или даже увольнение. Естественно, что он тут же попытался сорвать свое раздражение на Эвелин.

— Это ты принесла несчастье, — хмуро бормотал он, в панике перепроверяя каждую деталь наводки. — Все было отлично до твоего появления в группе, ну, может быть, пара мелких неполадок… Как только ты появилась — все пошло кувырком!

— Но я не работала над системой, — сухо заметила Эвелин.

Она не хотела затевать склоку, поэтому не сказала ничего больше, но Брюс принял ее замечание как указание на то, что во всем виноват он один.

— Прекратите препираться! — прикрикнул на них Энтони. — Фил, ну что показывают датчики?

Фил выглядел совершенно измученным, глаза его покраснели от многочасового сидения перед экраном.

Он покачал головой:

— То же самое, что на бумаге.

Они стояли возле лазерной пушки под брюхом самолета Коллинза. Эвелин обдумывала только что пришедшую ей на ум мысль. Проверка не показала ровным счетом ничего, лазер работал отлично, то же самое можно было сказать и о спусковом механизме. Однако все знали, что сегодня произошло: каким-то невероятным образом оружие нацелилось на самолет Уильямса и выстрелило. Но что привело механизм в действие? Показания приборов совершенно однозначно указывали на то, что Коллинз не прикасался к гашетке, следовательно, прицел и запуск включились автоматически… чего просто не могло быть. Лазер не мог активизироваться сам по себе.

Итак, что мы имеем? Трагическая цепь состояла из трех последовательных этапов: активизация лазера, автоматическое нацеливание на самолет Уильямса и выстрел. Теоретически ни один из элементов этой цепи не должен был произойти, но то, что случилось все одновременно, было совершенно невероятно. Этого не могло быть, потому, что этого не могло быть никогда.

Эвелин чувствовала, что здесь может быть только одно объяснение — и оно было весьма неприятным. Раз катастрофа не была случайной, значит, она была кем-то спланирована.

Активизировать лазер можно, послав ряд определенных команд при помощи компьютера. Если не считать службу безопасности, такая возможность была только у членов лазерной группы… Значит, все это было делом рук одного из них.

Эвелин не верила во внезапные озарения. Ее всегда отличала взвешенная точность и аккуратность выводов. Прежде чем поверить в то, что сегодняшняя катастрофа была делом рук одного из ее коллег, она должна на сто процентов исключить все остальные варианты.

В век вычислительной техники существуют специальные системы защиты программ и прочие меры предосторожности. Да, есть вещи очень сложные, практически невозможные, но нет ничего невозможного абсолютно. Поэтому кто-то посторонний мог найти доступ к программам, войти в них и использовать в своих целях. А после остаются сущие пустяки — просто добавить дополнительные команды в программу и с их помощью, минуя пилота, привести вооружение в полную боеготовность, когда другой самолет окажется на нужном расстоянии.

Эвелин не замечала, что Полански вот уже несколько минут внимательно смотрит на нее. Она отсутствующе смотрела на лазерную пушку, полностью погрузившись в свои размышления. Энтони уже получил результаты, значительно сузившие возможности обнаружения причины инцидента.

— Ну что? — наконец не выдержал он. — Сколько можно томиться в неизвестности? Есть идеи?

Рассеянно поморгав, Эвелин повернулась к Энтони.

— Мне кажется, нужно проверить программу, — предложила она. — Если дело не в электронике значит — в программе.

Фил выглядел совершенно изможденным:

— Да ты знаешь, сколько времени потребуется на полную проверку?! — выдохнул он. — Это просто немыслимо! Это вообще самая сложная программа, с которой я когда-нибудь работал!

— А что если попробовать? — пробормотала Эвелин.

— Затребовать генеральный компьютер, — переспросил Полански, мысленно представив связанные с этим сложности. — Чертовски дорого!

— Не так дорого, как полная остановка испытаний.

— На это потребуется масса времени… Если, конечно, Пентагон не продлит эти сроки.

— Отличная идея! — нетерпеливо воскликнул Брюс. — Но, коллеги, вы, кажется, забыли, что Том Уиклоу дал нам всего тридцать шесть часов на поиски неисправности. Десять уже прошло. Не думаю, чтобы он удовлетворился одними предположениями.

— Но больше нам ничего не остается. У тебя что, есть идея получше?

Ничего не ответив, он уставился на Эвелин. Это правда, за десять часов они не пришли ни к чему…

Эвелин ни словом не обмолвилась о своих подозрениях. В любом случае генеральный компьютер покажет, что это — базовая ошибка в программировании или же чья-то преступная воля. Сравнив рабочую программу с оригиналом, машина сразу определит, были ли в нее внесены хоть малейшие изменения. Если нет, придется снова искать ошибку в технике, а если программа изменена, то остается найти виновника диверсии.

— Ну, черт вас возьми, что будем делать? — спросил Фил, протирая глаза. — Кончайте пялиться и решайте — мы перепроверяем программу, и будем торчать здесь всю ночь, продолжая поиски сами не знаем чего?

Эвелин улыбнулась — неожиданно для самой себя.

— Чувствую, ты не хочешь работать всю ночь!

Фил криво ухмыльнулся.

— И тебя это удручает, не так ли? В молодости я мог пьянствовать всю ночь, с утра отправляться на работу, а вечером снова продолжать пирушку. То, что ты видишь сейчас, — лишь бледная немощная тень бывшего Фила Роджерса.

— Как приятно, что вы оба находите ситуацию забавной, — невесело сострил Брюс.

— Кончаем работу! — резко приказал обычно всегда сдержанный Полански. И это было неудивительно — все они были взвинчены до предела. — Я говорю серьезно, — продолжал он уже спокойнее. — Мы все равно ничего не добьемся, только вымотаемся еще больше. Пошли спать. Мы проверили и исключили все возможные варианты, кроме ошибки в программе, по это уже следующий этап, и сегодня мы на него не способны. Что касается меня, то я собираюсь принять душ и хорошенько поесть, только после этого буду разговаривать с полковником Уиклоу. На сегодня все!


— У нас есть очень серьезные подозрения, сэр, — без обиняков заявил капитан Тимоти Стоун, руководитель службы безопасности.

Суровое лицо Тома осталось бесстрастным, хотя в душе он очень надеялся, что ничего серьезного не обнаружено. Каменный взгляд генерала Джексона стал еще тверже. Как командир базы, он лично отвечал за все происходящее на ней, поэтому его интересовали любые подробности о катастрофе с R-25.

— Что вам удалось обнаружить?

Капитан взял увесистую папку и, положив ее перед Томом, открыл на нужной странице.

— Вот, — он указал на начало листа, жирно отчеркнутое красным фломастером. — Это досье Эвелин Лоусон, члена лазерной группы. Она прибыла в прошлый вторник на смену заболевшего сотрудника.

Том почувствовал, что внутри у него все напряглось, как струна, но продолжал невозмутимо смотреть па капитана, ожидая его объяснений.

— О мисс Лоусон известно, что она первая приходит на работу и последняя уходит… — продолжал капитан.

Том немного расслабился. Эвелин законченный трудоголик… Черт возьми, ведь он несколько раз заставал ее врасплох за работой, но никогда она не делала ничего подозрительного… Хотя, как же, однажды, когда он вошел, Эвелин поспешно погасила экран пульта… Он тогда еще удивился, но потом забыл об этом.

— Впрочем, у вас, полковник, тоже есть такая привычка, — обратился к нему капитан. — Конечно, само по себе это ни о чем не говорит, — он открыл еще одну отмеченную страницу, — но вот, смотрите, в четверг ночью приборы зафиксировали появление мисс Лоусон в лазерной лаборатории чуть раньше двадцати четырех часов, и оставалась она там до четырех утра. Все это время она была одна в лаборатории. Потом она ушла и вернулась в шесть утра, уже в свое обычное время. Этим же утром произошел первый инцидент с лазерами, ведь так?

Глаза Тома подернулись льдом.

— Да.

— В тот день мисс Лоусон покинула здание поздно, вместе со всеми членами группы и не появлялась до воскресенья. В воскресенье она вошла в лазерную лабораторию после двадцати четырех часов и опять оставалась там одна. В половине пятого она вышла и вернулась в шесть утра. В этот день был сбит самолет майора Уильямса… Согласитесь, эти ночные появления на рабочем месте весьма подозрительны, тем более что за ними сразу же следовали инциденты с оружием. Складывается очень неприятная картина. — Поколебавшись, капитан взглянул на Тома. Черт возьми, глаза полковника заставят заколебаться любого здравомыслящего человека, а Тимоти Стоун всегда считал себя именно таковым. И все же он должен сказать:

— Я понимаю… у вас особые отношения с мисс Лоусон…

— Да, мы встречались несколько раз… — И делали еще много чего, очень даже много, с яростью подумал Том. Она отдавалась мне так безраздельно, так неистово, что стерла в моей памяти воспоминания обо всех других женщинах. А после возвращения из Санта-Фэ она прошла в лазерную лабораторию и тайком активизировала лазер на самолете Коллинза… А на моем? Неужели то же самое она могла сотворить и с моим самолетом?

Капитан Стоун был в явном замешательстве.

— Когда вы оставались с ней наедине, она говорила что-нибудь о работе? Расспрашивала о «Дальнем прицеле»?

— Нет, — в этом Том был абсолютно уверен. О работе они говорили только в самых общих чертах. Но, черт возьми, ей и не надо было ничего спрашивать у него!

— Она могла узнать все, что ей необходимо, не обращаясь ни к кому, достаточно знания программы.

— Действительно. Но может быть, она говорила что-нибудь такое, что в нынешних обстоятельствах можно истолковать, как желание сорвать испытания? Она обладала для этого не только необходимыми данными, но и доступом к секретным кодам.

— Нет! У мисс Лоусон действительно были знания и возможность сделать это, — услышал Том издалека свой голос. — У вас есть на нее какой-то компромат? Возможные мотивы, подозрительные страницы в прошлом, денежные затруднения?

— Ее прошлое безупречно, — протянул капитан. — Но мы тщательно перепроверим все, чтобы убедиться, что в ее личном деле нет намеренных фальсификаций. Впрочем, это только предположение. Каждый допущенный к испытаниям досконально проверен, только что не просвечен рентгеном.

— Объясните мне теперь, — вмешался генерал Джексон. — Неужели она могла активизировать лазеры, не выходя за пределы лаборатории, не соприкасаясь с самолетами? Ведь ангары охраняются двадцать четыре часа в сутки!

— Да, сэр, — ответил капитан, — она бы смогла сделать это через компьютер. У мисс Лоусон докторская степень по физике, а кроме этого она специалист по программированию. Причем специалист высочайшего класса.

— Понимаю, — вздохнул генерал. — Какие будут ваши предложения?

— Мы не можем предъявить ей формальных обвинений, сэр. Нам нужно найти неопровержимые доказательства, а это станет возможно только после того, как мы убедимся, что в программу действительно были внесены изменения. А до этого остается надежда, что все дело в простой технической неполадке.

— Но сами вы так не думаете?

— Нет, сэр. Проблемы начались только с прибытием Эвелин Лоусон, и каждый раз инциденты происходили после того, как она наносила ночные визиты в лабораторию. Она штатская. Поэтому я рекомендую поставить в известность ФБР. Что же касается самой мисс Лоусон, то будет лучше, если мы не будем торопиться с ее арестом, а просто запретим ей покидать территорию базы. Кроме того, я настаиваю, чтобы до выяснения всех обстоятельств лазерная группа в полном составе была отстранена от работы.

— Но какой в этом смысл?

— Простая предосторожность. Может оказаться так, что в дело замешана не одна лишь Лоусон.

— Но ведь больше никто не нарушал режима секретности?

— Это совсем не значит, что у нее не было сообщника. Думаю, полковник Уиклоу поддержит меня. Отложить испытания на несколько дней гораздо дешевле, чем потерять еще один самолет.

— Да, — хрипло ответил Томас. — Вы собираетесь допросить мисс Лоусон?

— Да, сэр.

— Я хотел бы присутствовать.

— Конечно, сэр, — капитан Стоун подумал, что полковнику Уиклоу не нужны никакие разрешения. Он самолично решал все вопросы, относящиеся к испытаниям, и считался только с генералом Джексоном.

— Когда?

— Я прикажу моим людям немедленно доставить ее сюда, если вы не возражаете.

— Отлично.

Генерал Джексон поднялся со своего места.

— Господа, я во всем полагаюсь на вас. Надеюсь, вы будете иметь веские доказательства, прежде чем предъявите какие-либо обвинения. Постарайтесь выяснить все обстоятельства дела и помните — наши испытания имеют слишком большое значение.

Когда он вышел, капитан Стоун посмотрел на телефон:

— С вашего разрешения, сэр?

Том коротко кивнул. Капитан поднял трубку и набрал номер.

— Доставьте мисс Эвелин Лоусон в офис полковника Уиклоу.

Капитан повесил трубку и обернулся к Томасу:

— Через десять минут она будет здесь, — сказал он.


10

Никогда в жизни Эвелин не чувствовала себя такой маленькой, беззащитной и испуганной. Она сидела перед столом в кабинете Томаса и с мольбой искала его глаза. Но Томас не смотрел на нее. Вернее, нет, он смотрел, еще как смотрел, но это был холодный официальный взгляд, как будто он разглядывал какое-то неизвестное науке насекомое. Он не видел ее, Эвелин. И его каменное лицо пугало ее больше всего.

— Нет, я не входила в лабораторию в это время, — в сотый раз беспомощно твердила Эвелин.

— Но датчики зарегистрировали ваше появление и на входе и на выходе, мисс Эвелин.

Капитан Стоун, руководитель службы безопасности, имел профессиональное терпение и тоже мог повторять одно и то же по сто раз.

— Значит, они неисправны!

— Нет, они абсолютно исправны. Абсолютно.

Глубокий вздох, говорят, помогает успокоить нервы… Эвелин чувствовала себя загнанной в кем-то подстроенную ловушку.

— Я потеряла свою личную карточку в четверг и обнаружила пропажу только утром в пятницу, когда одевалась.

— Значит, вы продолжаете настаивать на этом. Я еще раз повторяю вам — приборы не зафиксировали этой так называемой «потери». Любое подобное происшествие — ЧП для базы. Попробуйте еще раз объяснить, что произошло.

— Я помнила, что цепляла карточку на папку в четверг, и подумала, что она упала. Я не поставила в известность службу безопасности только потому, что не хотела иметь лишних неприятностей, ведь я была уверена, что карточка лежит где-то в лаборатории.

— Но датчики показывают, что в четверг вы вышли из здания вместе со всеми членами вашей группы, следовательно, ваша карточка была при вас. Уверяю вас, мисс Лоусон, система безопасности работает и на вход и на выход. И если бы вы вышли без пропуска, немедленно прозвучал бы сигнал тревоги.

— Поэтому я и говорю вам, что датчики не в порядке. Когда я обнаружила пропажу карточки, я позвонила Филу Роджерсу и попросила его поискать ее в лаборатории. Там он и нашел ее, карточка валялась под столом. Фил вынес мне ее и пошел к себе, а я приступила к работе. Вам просто нужно спросить у Фила, вот и все!..

— Мистеру Роджерсу будут заданы все необходимые вопросы. Однако датчики показывают совсем другое: вы вошли в здание вместе, и через две минуты вышли — тоже вместе. После этого вы снова вошли внутрь, а мистер Роджерс вернулся только через час.

— Но это невозможно! Я же не могла войти, пока Фил не принес карточку!!! И неужели ваши датчики не показали, что через две минуты из здания вынесли две карточки, но вышло лишь одно физическое тело?!

Проигнорировав ее слегка ироничное замечание, капитан что-то быстро пометил в своем блокноте.

— А в воскресенье ночью вы тоже потеряли свою карточку?

— Нет. Я не входила в здание в воскресенье ночью.

Она снова бросила умоляющий взгляд на Тома. Ведь не может же он подозревать ее в диверсии?!

— Вот как? А наши абсолютно исправные точные датчики показали, что вы входили. И вы сами утверждаете, что карточка была при вас.

— Когда я одевалась сегодня утром, карточка была там же, где я оставила ее в пятницу.

— И вы не трогали ее во время всего уик-энда?

— Я провела уик-энд в Санта-Фэ…

— А карточку оставили на базе?

— А вы, капитан, разве никогда не снимаете ее — даже когда уезжаете с базы или идете под душ, — огрызнулась Эвелин.

— Должен напомнить вам, что вовсе не я нахожусь под подозрением, — коротко ответил Стоун.

— В чем вы меня подозреваете? Говорите конкретно! — потребовала ответа Эвелин.

Но капитан не спешил раскрывать карты.

— Вы утверждаете, что провели уик-энд в Санта-Фэ, то есть не возвращались на базу ни в пятницу, ни в субботу?

— Совершенно верно.

— Где вы останавливались в Санта-Фэ?

— В «Хилтоне».

— Но их несколько… Ну ладно, мы проверим.

— Мисс Лоусон провела уик-энд со мной, — впервые вмешался Томас. — Я могу подтвердить все, что она делала с вечера пятницы до девятнадцати часов воскресенья.

— Отлично, — лицо капитана осталось бесстрастным, а Эвелин густо покраснела. На этот раз она не посмела поднять глаза на Тома.

— Итак, ваша карточка все это время была заперта в вашей комнате?

Эвелин еще раз глубоко вздохнула… Что-то не похоже, чтобы это ее успокаивало. — Да.

— Вы уверены в том, что дверь была заперта?

— Да. Я всегда дважды проверяю замок.

Капитан бросил на нее скептический взгляд:

— «Всегда» — это очень точное определение, оно ко многому обязывает. Это значит: абсолютно. Вы никогда не забываете дважды проверить замок?

— В этот раз полковник Уиклоу сам при мне запер дверь.

Капитан вопросительно взглянул на Томаса, тот кивнул. Глаза Уиклоу были полуприкрыты, и Эвелин никак не могла понять их выражения.

— Значит, вы утверждаете, что карточка была при вас. По показаниям приборов вы пришли на свое рабочее место ровно, — он сверился с документами, — в 22.30.

— В это время я находилась в постели.

— Одна? — бесстрастно спросил капитан.

— Да!

— Это значит, что никто не сможет подтвердить ваших слов. Вы говорите, что были в постели, а приборы показывают совершенно другое.

— Ну поговорите же наконец с Филом Роджерсом! — раздраженно воскликнула Эвелин. — Просто спросите у него и убедитесь, что я не лгу!

И тут раздался голос Томаса:

— В четверг утром, мисс Лоусон, когда я зашел в лазерную лабораторию, вы быстро очистили экран и выключили пульт. Что вы хотели скрыть от меня?

Оглушенная, она молча смотрела на Томаса. Неужели он так же уверен в ее вине, как и капитан Стоун? Но ведь он же знает… Эвелин попыталась вспомнить, о чем он спрашивает. Утром в четверг?.. Он страшно напугал ее тогда. Да-да, она попыталась инстинктивно ударить его, а он схватил ее за руки. Она помнила, что что-то набирала на пульте — просто так, чтобы хоть чем-то занять себя и справиться со странной реакцией на появление этого человека. Но вот над чем она тогда работала? Господи, она совершенно ничего не помнит!

— Я не помню! — устало ответила она.

— Да бросьте, — усмехнулся Томас. — Вы все помните, у вас феноменальная память!

— Я не помню, — повторила она, глядя прямо ему в глаза. И с ужасом прочла в них презрение. Даже больше — ненависть. Да, ненависть, причем совершенно особую. Холодную ледяную ненависть, и это было ужасно. Он смотрел так, как будто готов был без всякого сожаления разорвать ее в клочья.

Он не верил ей!

Чудовищность этого открытия совершенно парализовала Эвелин. Она едва могла дышать, судорожный ком сжал горло, а сердце билось так медленно, что, казалось, вот-вот остановится.

Как он может… Окажись она на его месте, то безоговорочно, без малейших колебаний встала бы на его защиту, даже если бы он действительно оказался диверсантом. А он? Эвелин всегда мыслила четко и логично, но сейчас не ум, а инстинкт безошибочно подсказал ответ: она поверила бы Тому уже потому, что любит его, а вот для него их отношения не значат ничего! Он не любит ее…

Ее лицо стало спокойным и безжизненным, а взгляд, устремленный на Тома, был прозрачен, как стекло. Она не покажет ему своего отчаяния!

— Над чем вы тут работали? — повторил Уиклоу.

— Я не помню, — голос прозвучал ровно и бесцветно. Эвелин так усердно подавила все свои чувства, что ни одно из них теперь не могло выдать ее состояния. Так же спокойно она спросила: — Насколько я понимаю, вы подозреваете меня в совершении диверсии?

— Мы этого не говорили, — ответил Стоун.

— Вы не сказали и обратного, а наша беседа гораздо больше похожа на допрос. — Эвелин с вызовом смотрела на капитана, совершенно игнорируя Тома. Наверное, она больше никогда не захочет смотреть ему в глаза. Позже, когда они позволят ей остаться одной, она все обдумает и переоценит, но сейчас Эвелин казалось, что она не выдержит и сорвется, стоит ей только поднять глаза на Уиклоу. Слишком велика была боль, причиненная им, и если с ней нельзя справиться, то лучше постараться хотя бы не усиливать ее…

— Мы не нашли никакой поломки в лазерном оружии самолета капитана Коллинза, — еле заметная нотка гордости звучала в ее безжизненном голосе, ровном, как электрокардиограмма трупа. — Мы проверили абсолютно все. Энтони Полански, руководитель нашей группы, собирался доложить сегодня полковнику Уиклоу о том, что, по нашему мнению, вся причина инцидента — в программе.

Терпеливый интерес появился в глазах капитана.

— А можно поконкретнее?

— Этого мы пока не знаем. Мы собираемся сравнить действующую программу с оригиналом и выяснить, были ли внесены какие-либо изменения.

— А если выяснится, что были?

— Тогда нужно установить, какие именно.

— Кому принадлежит идея проверить программу?

— Мне.

— А почему вы решили сделать именно это?

— Методом исключения. Программа — единственное, что осталось непроверенным. Следовательно, причина кроется в ней.

— Однако эта программа превосходно работала до вашего приезда. Надеетесь заработать лишние очки, не так ли, мисс Лоусон?

Эвелин сидела, словно каменная. И все же она нашла в себе силы ответить:

— Поскольку я не имею никакого отношения к организации диверсии, я буду иметь все основания гордиться собой, если сумею выяснить причину сбоя программы.

— Я вовсе не думал лишить вас этого права. Просто мне любопытно, насколько повысятся ваши акции, если вы сумеете найти ошибку в проекте государственного масштаба?

— У меня и так отличная профессиональная репутация, капитан. Именно поэтому я здесь.

— Но ведь вас пригласили в команду не в первом составе, значит, есть специалисты и более высокого класса. Вам не было обидно, что вас не пригласили с самого начала?

— Я ничего не знала об этом, поэтому не могла обижаться. А кроме того, у меня была другая работа. Проект «Дальнего прицела» был уже в полном разгаре, когда я закончила ее. Я освободилась всего месяц назад, вы легко можете это проверить.

— Х-мм, — на этот раз капитан изучал свои бумаги несколько дольше, потом и слегка улыбнулся — одними губами:

— Что ж, я полагаю, мы можем закончить на сегодня, мисс Лоусон. Можете идти. Ах, да, чуть не забыл — вы не должны покидать пределов базы. Согласитесь, будет весьма неприятно, если мы поймаем вас при попытке сбежать?

— Телефонные разговоры мне позволены?

— А вам нужно кому-то позвонить? — ответил он вопросом на вопрос. — Наверняка, своему адвокату?

— Вы считаете, я в нем уже нуждаюсь?

Вместо ответа капитан снова недобро улыбнулся.

— Пока мы не предъявили вам никаких обвинений.

На нее не произвело впечатления это подчеркнутое «пока».

— Вы не предъявили мне обвинений, но запретили покидать базу. Позвольте напомнить вам, капитан Стоун, что я лицо гражданское и не нахожусь под юрисдикцией военных уставов.

— В свою очередь позвольте и мне напомнить вам кое-что, мисс Лоусон. Вы работаете на военной базе. Так что если потребуется, мы можем подержать вас и на гауптвахте без предъявления каких-либо обвинений — и столько, сколько нам потребуется. Надеюсь, наши подозрения беспочвенны. Мы это проверим. Но сейчас, если вам вдруг захочется посидеть за решеткой, — мы с радостью пойдем вам навстречу.

— Вы все сказали?

— Полагаю, что да.

Эвелин поднялась. Убедившись, что ноги не подгибаются и слушаются ее, она приказала им побыстрее убираться восвояси. Она так и не взглянула на Томаса, не удостоила взглядом и сержанта Ковача, дежурившего в приемной. Очевидно, бравый сержант покидал пост только вслед за своим полковником.

Они поговорят с Филом, и он, разумеется, подтвердит каждое ее слово. Тогда они сами убедятся в том, что их хваленые датчики барахлят. Может быть, это просто осечка, и две карточки получили одинаковый секретный код, А может быть, кто-то проник в здание при помощи дубликата ее карточки… Они спросят Фила и убедятся в том, что она здесь ни при чем!

Эвелин не очень испугалась угроз капитана, хотя его вопросы сами по себе были, конечно, серьезным испытанием. Самым ужасным было другое — выражение глаз Тома, убедившее ее в том, что он не доверяет ей, напротив, верит в то, что она, Эвелин, способна на диверсию.

Господи, какой же дурой она была! Поверила, что занятия любовью с мужчиной к чему-то его обязывают. Нет, занятия любовью — это слишком романтично, просто голый секс! Для мужчин важнее всего удовлетворить физические потребности, что-то вроде еды. И никаких эмоций. Это она вместе со своим телом отдавала ему душу, а Том просто занимался сексом. А она, зачарованная, думала, что способна на большее… Конечно же, она ни на секунду не думала, что Том любит ее, но ей казалось, что он хотя бы чуть-чуть привязался к ней…

Когда Том узнает всю правду, он, наверное, попытается оправдаться, захочет продолжить их отношения как ни в чем не бывало. Эвелин попыталась представить, как она поведет себя тогда, но, как назло, в голове было совершенно пусто.

Она не сможет больше работать здесь, не сможет видеть его каждый день. Как она была права, что избегала общения с мужчинами! Первая же попытка привела к катастрофе и разочарованию. Теперь ей остается лишь поставить крест на своей карьере и просить освободить ее от участия в испытаниях!

Но это уж слишком! Работа, наоборот, должна стать для нее всем в жизни, и было бы чертовски глупо пустить псу под хвост свою репутацию из-за мужчины, даже если этот мужчина не кто иной, как полковник Уиклоу. Пусть от нее требуются гигантские усилия, но она закончит эти проклятые испытания!

Она будет разговаривать с Томом только в работе. Она даже попытается быть вежливой. Но ни за что на свете не позволит себе раскрыть свое сердце. Новой боли ей уже не выдержать…

— Фил Роджерс категорически отрицает, что находил ее карточку под столом, — сказал Томасу капитан Стоун. Было уже далеко за полночь, но, естественно, о сне не могло быть и речи. — Он утверждает, что мисс Лоусон позвонила ему в пятницу утром и попросила проводить ее до работы, потому что неизвестный якобы шел за ней накануне и действовал ей на нервы. Мистер Роджерс подтверждает, что зашел в здание вместе с мисс Лоусон, чтобы проверить, нет ли там чего подозрительного, а потом вернулся к себе — побриться и принять душ.

Лицо Тома окаменело. Он и не надеялся, что Роджерс подтвердит слова Эвелин — показания датчиков четко свидетельствовали против нее, а уж они-то абсолютно не могли ошибиться.

— Но зачем тогда она рьяно убеждала нас расспросить его? Ведь ей было известно, что он ничего не подтвердит?

— Возможно, что и нет. Все знают, что они были хорошими приятелями с мистером Роджерсом. А может быть, у нее была старая связь с ним, и она надеялась на то, что он выгородит ее?

— Нет!

Уж в этом-то Том был уверен. У Эвелин не было мужчины до него. И прежде чем Тимоти Стоун задал ему следующий вопрос, Том спросил:

— А Полански? Он согласен с тем, что ошибка может таиться в программе?

— Да. Здесь она говорит правду. Полански подтвердил, что эта идея принадлежала мисс Лоусон. Он также категорически отрицает возможность того, что она могла организовать диверсию из соображений тщеславия, чтобы прославиться спасением судьбы испытаний. Точно так же он уверен, что она не могла сделать это ради денег.

— А он не сказал, кто из членов команды, по его мнению, мог сделать это из тщеславия или ради денег?

Стоун отрицательно покачал головой.

— Когда будут проверены все остальные?

— На это потребуется время, но в целом все они вне подозрений. Мисс Лоусон тоже никто не заподозрил бы, если бы приборы не зафиксировали ее ночные появления в лаборатории.

Естественно… Он и сам никогда не заподозрил бы ее… впрочем, он просто не мог отделаться от навязчивого желания обладать ею. Он думал только о том, чтобы повалить ее в постель и упиться ее нежным, сладким телом. Неужели она была так расчетлива, что пожертвовала ради своей цели невинностью? Или же… О боже, но что еще могло двигать ею, кроме желания?! Нет, нет и нет — она отдалась ему явно не для того, чтобы выудить какую-то дополнительную информацию о программе «Дальний прицел». Все-таки он был симпатичен ей!

Эвелин прекрасно могла получить секретные сведения без его помощи. Она не законченная идиотка, чтобы надеяться на то, что он станет ее сообщником только потому, что они переспали. Даже если он не верит ей больше ни в чем, в этом она не лгала.

Что же теперь делать? Том еще никогда не испытывал такой ярости и такой боли. Он едва мог перенести ее — внутри у него все будто оборвалось и рассыпалось. Ни к кому еще он так не прикипал телом и душой, как к Эвелин с ее необузданной страстностью.

Нужно собраться с духом и посмотреть со стороны на все случившееся — посмотреть спокойно, без эмоций. Но почему-то он не мог этого сделать.

Ни один самолет не был ему так дорог, как «Дальний прицел». Его «Крошка» была особенной. Она была его машиной.

Однако Эвелин тоже была его — его женщиной.

Но если бы пришлось выбирать между Эвелин и «Крошкой», он выбрал бы Эвелин. Презирая и проклиная себя за это, он все-таки выбрал бы ее. Он не мог допустить мысли, чтобы с ней хоть что-нибудь случилось. Здесь не было выбора. Не могло быть, несмотря на всю страстность и порывистость Эвелин, она была такой хрупкой и беззащитной, а на допросе была такой испуганной.

Стоп, стоп, стоп… Томас нахмурился. Эвелин совсем не похожа на злодея, таящегося во мраке. Возможно, он не слишком хорошо знает ее, но готов поклясться, что в ее душе нет места лжи и притворству.

Он должен увидеть ее. Задать ей несколько вопросов наедине, без свидетелей. Он заставит ее сказать правду!


11

Том направился было к Эвелин, но на полпути остановился и вернулся к себе, в казарму для старших офицеров. Он был слишком раздосадован, чтобы предстать сейчас перед ней. Кроме того, в здании для гражданских всегда полно посторонних, а они не должны ничего знать о том, что происходит.

Еще никогда Томаса не терзали столь противоречивые чувства. Но ведь и никогда еще его так не предавали! Черт ее возьми, как она могла пойти на такое?! Скорее всего, здесь замешаны деньги, но Томас Уиклоу не понимал людей, идущих на измену ради обогащения.

Измена. Короткое слово опалило его мозг. Если Эвелин будет обвинена и осуждена, ей придется провести в тюрьме лет двадцать, не меньше, без всякой надежды на досрочное освобождение. И он никогда больше не сможет держать ее в своих объятиях… Эта мысль привела его в ярость, и Том принялся возбужденно мерить шагами крошечную комнату. Всего один уик-энд… Как мало! Черт возьми, даже тысяча уик-эндов вряд ли заставила бы его охладеть к ней!

Кроме того, нельзя забывать, что два раза они сделали это без предохранения. Эвелин уверяла, что опасность абсолютно исключена, но ведь календарь не дает стопроцентной гарантии.

Черт возьми, ну и дела… А если она и вправду беременна? Если она уже носит под сердцем его ребенка? Ведь он все равно не сможет спасти ее от тюрьмы!

Эвелин вела себя с ним, как с чужим. Едва переступив порог его кабинета, она отказывалась даже смотреть на него. Он разглядывал ее, пытаясь прочесть ее реакцию. Внезапно она как-то потухла… Это произошло прямо у него на глазах. Как будто погас источник ее внутреннего света, и сразу куда-то исчезла вся ее жизнерадостность и брызжущая через край энергия… Перед Томом сидела механическая кукла, монотонно отвечающая на вопросы. И глаза ее были пусты.

Это было ужасно. Ему хотелось сорвать ее со стула и хорошенько встряхнуть, заставить ее взорваться, выплеснуть наружу свою ярость… Но он не сделал ничего подобного, иначе он раз и навсегда потерял бы контроль над собой, а этого он ни за что не мог себе позволить. Больше всего на свете он хотел сейчас одного: ворваться в комнату к Эвелин, повалить ее на пол и взять грубо, так, чтобы она наконец поняла, что отныне принадлежит только ему. Возможно, это не решит ровным счетом ничего, но он почувствовал бы себя лучше. Но и это невозможно! Одного взгляда на Эвелин будет достаточно, чтобы рухнул последний бастион, за которыми Том запер свою душу, — и тогда неуправляемый поток чувств захлестнет и поглотит его.


Эвелин лежала поверх покрывала на своей узкой кровати, не в силах заставить себя расстелить постель и лечь под одеяло. Это было выше ее сил. Она уже приняла душ и даже переоделась для сна, но почему-то не могла сделать больше ни одного движения.

Единственное, на что она была способна — это молча лежать в ночной тиши и смотреть в потолок. Эвелин слышала стук своего сердца, чувствовала, как вздымается и опускается ее грудь. Это говорило о том, что она все еще жива. Но ведь она умерла. Или нет?.. Она чувствовала себя оцепеневшей, мертвой.

Вот сейчас они, наверное, уже поговорили с Филом, который подтвердил правоту ее слов. Том поймет, как ошибался… Но почему мысль об этом не приносит ей никакого утешения? И все же она ждала телефонного звонка от него или от капитана Стоуна, ждала, что в трубке раздастся:

— Извините, мы ошиблись.

Хотя они даже и не подумают о том, что она ждет звонка, наверное, сообщат ей обо всем только завтра утром…

Если, конечно, Фил не солгал им.

Эвелин не исключала и такой возможности. Эта мысль впервые пришла ей в голову уже после того, как она легла. Если бы она не была такой дурой, то давно бы подумала об этом. Ведь это всего лишь логическое продолжение мысли, которая пришла ей в голову еще вечером, в ангаре.

Фил был программистом от бога. Ведь именно он нашел ту крошечную неисправность в пятницу. Нашел, кстати, только тогда, когда Эвелин встала рядом с его пультом. В тот момент она ни о чем таком не подумала, а он прекрасно знал о ее втором образовании, она неоднократно заявляла об этом.

А еще… оба раза — и в пятницу, и сегодня, то есть уже вчера, ведь сейчас уже далеко за полночь, — Фил выглядел очень усталым и озабоченным. Отчего? Уж не от ночной ли работы? Ведь обычно Фила просто распирало от избытка энергии, он прыгал, как резиновый мячик…

Фил Роджерс — единственный, кто касался ее личной карточки. Может быть, он подобрал ее в четверг, когда карточка упала, а потом они вышли вместе со всеми — и датчики показали, что количество карточек соответствует количеству выходящих. Эвелин до сегодняшнего дня не подозревала, что приборы отмечают как входящих, так и выходящих, но Фил-то это знает, ведь он работает здесь с самого начала и вполне мог поинтересоваться такими деталями.

Да, но даже если он воспользовался ее карточкой в четверг вечером, то уж в воскресенье-то он никак не мог этого сделать!

Ну а если он изготовил дубликат? Для этого, правда, нужно покинуть базу, но это вполне реально. Датчики зафиксировали, что она, Эвелин, снова вошла в лабораторию в полночь, значит, у Фила были в распоряжении несколько часов для того, чтобы скопировать карточку.

А в пятницу утром она сама позвонила ему и попросила о помощи. Тем самым дала прекрасную возможность вернуть ей пропуск и избежать заявления в службу безопасности, ведь в этом случае Фил уже не смог бы вторично воспользоваться ее удостоверением — старый код был бы навсегда стерт из памяти вычислительной машины.

Эвелин потерла лоб, пытаясь сосредоточиться. Но ведь ее звонок Филу был чистой случайностью! Значит, у него не было причины делать дубликат… Неужели он все подстроил так, чтобы она неизбежно обратилась к нему? Что ж, надо отдать ему должное — это был хороший расчет. Эвелин не могла позвонить Энтони Полански и, уж конечно, не стала бы тратить время на звонок Брюсу… Ясно, что она хотела избежать разбирательств со службой безопасности.

Но если Фил действительно виновен, то что он предпримет теперь? Ведь если он изменил программу, он не может не знать, что это неизбежно вскроется. Что же он сделает? Попробует снова войти в программу и скрыть следы внесенных изменений? Или же будет стараться еще больше опорочить ее, Эвелин?

Надо смотреть правде в лицо — скорее всего Фил предпочтет последнее. Пока все улики против нее, пока все уверены в ее виновности, он сделает все, чтобы так оно и оставалось.

Сердце Эвелин бешено заколотилось. Если Фил и в самом деле виновен, если он намеревается сделать что-то еще, то он должен сделать это сегодня ночью, пока ситуация не усложнилась. Скорее всего, он должен воспользоваться последней возможностью.

Фил знает, что лазерная команда отстранена от испытаний, ей запрещено появляться на рабочем месте… Но успела ли служба безопасности стереть коды их карточек из памяти генерального компьютера? Военная база работает как большой офис, все дела здесь делаются в рабочее время. Приказ об отстранении лазерщиков был отдан этой ночью. Успел ли капитан Стоун распорядиться внести изменения в компьютер, или же отложил это до утра? Не нужно быть тонким психологом, чтобы предположить последнее. Кроме того, по их мнению, под подозрением находится только она, Эвелин, а уж за ней-то они наверняка поспешили установить наблюдение!

Охваченная страшным предчувствием, Эвелин поднялась с кровати и тихо подошла к маленькому окошку, расположенному высоко под потолком ее кухоньки. Чтобы выглянуть на улицу, ей пришлось взобраться па стул. Ну, точно, патрульная машина припаркована на другой стороне улицы! В свете уличного фонаря она прекрасно видела двоих на переднем сиденье. Они и не пытались скрыть своего присутствия — да и с какой стати они стали бы это делать? Это же не тайное наблюдение, а охрана…

Другой двери не было.

Было, правда, еще одно узенькое окошко в спальне. Осторожно продвигаясь в темноте, Эвелин вошла в спальню и, задрав голову, уставилась на маленький светлый прямоугольник. Мужчина ни за что не протиснулся бы в него. Да и сама Эвелин сильно сомневалась в успехе. Забравшись на кровать, она выглянула в окно — с этой стороны здания улица была пуста.

Черт возьми, у нее действительно будут крупные неприятности, если Фил сейчас преспокойно спит в своей постели. Возможно, он ни в чем не виновен, более того, может, уже давно полностью подтвердил ее слова…

Свет зажигать нельзя, иначе эти два соглядатая сразу поймут, что она не спит. Придется набирать номер Фила на ощупь. Лучший способ убедиться, на месте ли человек, — позвонить ему. Телефоны в комнатах расположены возле кроватей, чтобы в экстренном случае можно было разбудить среди ночи любого — двадцать звонков прогонят даже самый крепкий сон.

Фил не подошел к телефону. Эвелин в ярости стиснула зубы. Негодяй! Она думала, что он друг, она симпатизировала ему… Сначала Том, теперь Фил. Эвелин заставила себя не думать о Томе, слишком велика была боль, которую он причинил ей.

Еще один взгляд на окно. Летняя жара в пустыне просто невыносима, поэтому жалюзи полностью закрывали два узких длинных стекла, спасая комнату от перегрева. Чудесная перспектива — сначала в полной темноте разбирать всю эту чертову конструкцию, а потом, вполне возможно, не суметь даже протиснуться в проем. Впрочем, этого нельзя выяснить, не попробовав.

Если работаешь с электронной техникой, поневоле научишься обращаться с инструментами. Эвелин никогда не ездила в командировки без маленького рабочего набора отверток и плоскогубцев. Вытащив футляр из стенного шкафа, Эвелин высыпала инструменты на постель. Но, к сожалению, в темноте абсолютно ничего не было видно.

Ах, да, у нее ведь есть фонарик! Крошечный фонарик, не больше карандаша! Вполне можно рискнуть — маловероятно, что слабенький лучик света будет замечен с улицы. Забравшись на постель, Эвелин включила фонарик на самую слабую мощность. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы разглядеть болты, которыми крепилась конструкция. Все ясно, нужна крестовидная отвертка! Через пять минут оба оконных запора и жалюзи в разобранном виде лежали на постели… Но это пока самая легкая часть ее плана. Пролезть в окно будет гораздо труднее!

Эвелин критически оценила свои возможности. Плечи, конечно, можно сгорбить, а вот с бедрами будет посложнее. Но в первую очередь надо попытаться просунуть голову — тогда сразу будет ясно, есть ли смысл пробовать дальше. Было бы слишком обидно вылезти в окно ногами вперед и остаться висеть на раме с застрявшей в комнате головой!

Но сначала нужно переодеться и обуться. Эвелин осторожно осветила фонариком недра стенного шкафа. Для такого случая лучше всего подошло бы что-нибудь темное, практичное, но ведь она не брала с собой в командировку ничего подобного — кому придет в голову одеваться в темное в августовском пекле! Она не предвидела, что ей придется красться в ночной темноте через двор военной базы! А все эти светлые тряпки будут заметны за версту… Черт возьми, но что же делать?! Придется уповать на то, что в столь поздний час все спят, и никто ее не заметит.

Эвелин натянула белые брюки и футболку, потом сунула в карман личную карточку. Поразмыслив, положила в карман и ключи — вряд ли удастся влезть обратно через окно. Хотя, если она сумеет поймать Фила, ей уже не придется бояться охраны.

Эвелин влезла на постель. Минутный критический анализ ситуации убедил ее в том, что прыгать придется с гораздо большей высоты, чем она предполагала.

Сначала одна рука и плечо, потом повернуть голову и протиснуться между рамами. Отлично, голова протиснулась с незначительным затруднением. Эвелин развернулась, вылезла из окна по пояс и судорожно вцепилась в стену под окном. Положение было не из приятных. Ясно было одно — как только ей удастся протиснуть в окошко бедра, центр тяжести мгновенно переместится вперед, и она полетит вниз головой. Конечно, здесь не очень высоко, но все же… Эвелин зацепилась ступнями за стену комнаты и слегка продвинулась вперед. С некоторыми усилиями ей все же удалось протиснуть бедра в узкую оконную щель. Тут же все тело с силой рванулось вниз и удержалось только благодаря тому, что ноги продолжали цепляться за подоконник. Эвелин испуганно посмотрела в ту сторону, где стояла патрульная машина… Слава богу, отсюда ее не видно!

Прошла еще минута, прежде чем она осознала, что осуществить приземление без потерь ей не удастся — синяки и ссадины неизбежны. Впрочем, и путь назад был уже отрезан.

Ноги дрожали от напряжения… Тогда, не давая себе больше ни секунды на трусливые размышления, Эвелин выпрямила ноги и одновременно выбросила вперед руки. Она успела перевернуться в воздухе, стремясь спасти от удара голову, и, к счастью, ей это удалось.

Удар о землю оказался сильнее, чем она предполагала, учитывая сравнительно небольшое расстояние. Эвелин расцарапала шею и висок о рыхлый гравий, сбила в кровь обе коленки и левый локоть и вдобавок сильно ушибла плечо.

Но сейчас еще не время зализывать раны. Она заставила себя подняться и быстро двинулась прочь от дома. Только отойдя на сотню шагов и не услышав предупредительного выстрела, она остановилась, чтобы перевести дух. И тут же, как по команде, тело наполнилось болью. Пришлось нагнуться, потереть ноющие колени, покрутить плечом, чтобы убедиться, что оно не сломано. Только после этого Эвелин дотронулась до лица. Крови не было, но ссадины горели огнем.

Эвелин двинулась дальше. Больше она не тратила силы на маскировку, решив, что чем больше она будет стараться быть незаметной, тем скорее ее заметят. А если вести себя как ни в чем не бывало, то никому и в голову не придет обратить на нее внимание.


Том сел на постели и решительно сбросил простыню. Изрыгая тихие проклятия, он поднялся и начал натягивать джинсы. Форма сейчас ни к чему — он идет не на работу. Беспокойные часы, проведенные в пустой — слишком пустой — постели, совершенно истощили его терпение.

Итак, только два часа ночи. Значит, он пролежал всего-навсего около двух часов, а кажется, что прошло не меньше пяти. Плевать, это не имеет никакого значения, ясно одно — он не может спать, пока не поговорит с Эвелин.

Он должен услышать ее объяснения, должен узнать, как она могла решиться на такое. Он больше не позволит ей прятать глаза, как в его кабинете.

Том чувствовал, что готов взорваться в любую минуту. Последний раз такое случилось с ним, когда ему было десять лет, и с тех пор он дал себе клятву, что подобное никогда не повторится.

Но Эвелин, кажется, вознамерилась подвергнуть серьезному испытанию его железные нервы. Не пройдя и полукилометра, Том заметил стройную фигурку, метрах в тридцати впереди себя. Первой мыслью было, что это галлюцинация, бред взвинченных нервов. Он остановился и отступил в тень, присев на колено за мусорным контейнером. Сомнений не было — это была Эвелин: в свете фонаря вспыхнули светлые волосы. Ее стремительную походку он изучил так же хорошо, как и ее лицо. Эти решительно вздернутые плечи, этот изгиб округлых бедер!

Может, она идет к нему? Сердце его дико заколотилось, но тут же, как холодной водой, его окатила трезвая мысль — как могла она так легко пройти мимо охраны? Том отлично знал, что охрана должна следить за каждым ее шагом, ведь он сам предложил Стоуну сделать это, и тот согласился. Том прекрасно слышал, как капитан отдал распоряжение.

И, несмотря на это, Эвелин гуляет по базе в два часа ночи, а охрана бездействует… Пропустив ее вперед, Уиклоу осторожно вылез из своего укрытия и пошел следом. Между ними всего каких-нибудь двадцать метров, но шаги Тома, как всегда, были осторожны и бесшумны. Если Эвелин повернет к офицерской казарме, он легко догонит ее. Но она даже не остановилась возле казармы, и Том почувствовал вновь вскипающее бешенство. Она шла прямо к лазерной лаборатории, черт бы побрал ее маленькое, вероломное сердечко!

Ладони его зачесались от непреодолимого желания догнать Эвелин, схватить ее и как следует потрясти.

Черт возьми, неужели она не понимает, насколько плохи ее дела?! Естественно, понимает. И этим поступком она полностью подтверждает свою вину.

Уиклоу решил предупредить службу безопасности, но потом передумал — нельзя выпускать Эвелин из поля зрения. Если она попытается предпринять что-нибудь серьезное, например, захочет поджечь здание, он сумеет схватить ее и держать до прихода полиции… Да, он с удовольствием сделает это. Пожалуй, он даже успеет хорошенько выпороть ее до их прихода.

Эвелин остановилась, вынула что-то из кармана и прикрепила к футболке. Личную карточку! Почему Тимоти Стоун не отобрал у нее пропуск?! Скорее всего, он не видел особой необходимости в этом, ведь на ночь возле дверей Эвелин была выставлена охрана, а утром код ее карточки сотрут из памяти генерального компьютера.

Томас вновь разозлился — на сей раз на себя и на Стоуна. Какая непозволительная небрежность! Запретили этой шпионке покидать базу и оставили возможность творить разрушения в её пределах! Они слишком положились на технику при соблюдении режима секретности… Да, многое нужно менять, и кое-что немедленно.

В здании уже кто-то находился — слабый, едва заметный луч света пробивался сквозь одно из окон. Эвелин тоже заметила это, Томас видел, как она, запрокинув голову, посмотрела на светящееся окно, а затем решительно вошла в дверь и проскользнула внутрь, молчаливая и бесшумная, как призрак.

Через двадцать секунд Том последовал за ней. Он был без карточки, значит, сигнал тревоги немедленно будет передан в центральную службу безопасности. В самом конце длинного коридора он увидел Эвелин. Вот она вошла в кабинет и повернула выключатель — яркий свет озарил ее фигуру.

— Ну что, опять пользовался моей карточкой?! — в бешенстве выкрикнула она, обращаясь к кому-то, находящемуся внутри. — Компьютер чуть не свихнулся, когда зарегистрировал Эвелин Лоусон, дважды подряд входящую в здание! Это ты устроил диверсию, негодяй!

И тут Том понял все… Слишком запоздалая догадка обожгла его мозг, и он с ужасом увидел, как Эвелин скрылась в кабинете. Глупая маленькая дурочка! Ей даже не пришло в голову позаботиться хотя бы о минимальной осторожности! Она выпалила в лицо негодяю свои обвинения, даже не подумав о том, насколько он может быть опасен!

Том бросился бежать по длинному полутемному коридору. Он бежал и молил бога не дать ему услышать звук выстрела, который положит конец безрассудной храбрости этой женщины.

Он уловил внезапное движение, услышал вздох, глухой слабый звук и ворвался в открытую дверь как раз в тот момент, когда тело Эвелин безжизненно скользнуло на пол.

Фил Роджерс стоял возле светящегося пульта управления, и лицо его было белым, как мел. Слишком поздно Том понял, что смотрит Фил не на него, а за его спину. Внимание Тома было поглощено исключительно страхом за жизнь любимой женщины.

Прежде чем он успел что-то предпринять, какой-то тяжелый предмет обрушился ему на голову и мир рассыпался на тысячу огненных осколков. Потом наступила темнота.


12

Эвелин пришла в себя. Сначала она почувствовала пульсирующую боль, от которой, раскалывалась голова и которая притупляла все остальные чувства. Затем дали знать о себе поврежденное плечо и руки… И только потом до слуха донеслись чьи-то голоса. Значит, она не одна — кто-то еще был здесь, рядом. Странно, но почему она не помнит самого главного — кто она? Где?

Один из голосов показался ей знакомым — и внезапно Эвелин вспомнила все. Фил! Это его голос. Теперь Эвелин поняла, где она — в какой-то машине, похожей на фургон. И она связана, да еще и с кляпом во рту! Проклятье! Она попыталась приоткрыть глаза, и тут же вновь закрыла их — такой болью отозвался свет, промелькнувший в окнах машины. Она услышала звук мотора — какая-то другая машина пронеслась мимо них по шоссе. Эвелин попробовала открыть глаза еще раз, лишь чуть-чуть приподняв веки, чтобы привыкнуть к боли.

Рядом с ней кто-то лежал. На этот раз Эвелин зажмурилась уже от страха. Острое чувство собственной беспомощности охватило ее. О боже, неужели они собираются насиловать ее?!

Но человек не шевелился. Эвелин осторожно приоткрыла глаза — и прямо перед собой увидела светлые бешеные глаза Томаса Уиклоу.

Даже если бы рот ее не был забит кляпом, Эвелин все равно не смогла бы вымолвить ни слова, — так потрясло ее увиденное. Как они затащили его сюда? Она прекрасно знала, как сама оказалась здесь — все из-за того, что сдуру бросилась разоблачать Фила Роджерса, не убедившись предварительно, один ли он в лаборатории. Но как здесь оказался Томас? Невыразимый ужас охватил ее — ему тоже грозит смертельная опасность.

— Мы должны послать все к чертовой матери и бежать из страны, — лихорадочно убеждал кого-то Фил. — Все кончено! Я не могу сделать больше! Они собираются проверить всю программу, а значит, узнают все!

— Я уже предупредил остальных, что ты самый обычный трус, — злобно ответил ему чей-то голос.

Эвелин попыталась повернуть голову, чтобы видеть, что происходит впереди. Фил сидел за рулем, а рядом с ним — еще какой-то человек. Она не знала его, но голос показался ей смутно знакомым.

— Но мы ничего не говорили об убийстве! — Фил был в ярости.

— Вот как? А я полагаю, если бы пилот сбитого вчера самолета погиб — это произошло бы по твоей вине.

— Это совсем другое дело! — ответил Фил, но в голосе его уже не было прежней уверенности. — То была бы случайность! Но хладнокровное убийство?! Нет, я не могу пойти на это!

— Никто и не просит тебя идти на убийство! — прорычал второй человек. — У тебя все равно не хватит духа. Мы сами позаботимся обо всем.

Если бы руки не были связаны, Эвелин непременно бросилась бы на этого негодяя! Человек говорил об их убийстве столь небрежным тоном, будто речь шла о том, чтобы прихлопнуть комара!

В это время Том стукнул ее носком ботинка по колену, которое и так было ободрано. Эвелин повернула голову — Том протестующе покачал головой, сморщился от боли.

Они находились в фургоне, явно предназначенном для перевозки грузов, а не людей, поскольку на полу не было никакого покрытия, только голый металл. На каждом повороте фургон вздрагивал, трясся и подскакивал, добавляя новые страдания измученному телу. Эвелин лежала на разбитом плече, и скрученные за спиной руки делали боль невыносимой.

Она попыталась выяснить, чем ее связали, похоже, это было что-то вроде капронового шнура. А вот рот заткнули ее же газовым шарфиком. Ключи были на месте, в кармане брюк. Если бы удалось вытащить их, то можно попытаться перетереть веревки бороздкой ключа. Она довольно твердая. Карманы Тома, наверное, обшарили в поисках оружия, но никто не предполагает, что и женщина может таскать что-нибудь острое в карманах. Поэтому Фил и его сообщник просмотрели ключи.

— Нет никакого смысла убивать их, — твердил Роджерс. — Все кончено. Нам и так едва удалось улизнуть, прежде чем служба безопасности принялась обшаривать окрестности базы. Впрочем, сейчас им уже известно о моем исчезновении, у них записан номер фургона. Когда выяснится, что Эвелин Лоусон и полковник пропали, причем одновременно, они без труда установят связь между этими происшествиями. И по нашему следу моментально пустится военно-воздушная полиция! Если мы убьем их, то сами станем покойниками!

Что касается Эвелин, ей аргументы Роджерса показались вполне убедительными. Однако на его сообщника они почему-то не произвели абсолютно никакого впечатления. Он даже не потрудился ответить.

Иногда Эвелин даже жалела о том, что природа наградила ее железной логикой. Она не могла перестать размышлять, даже когда вплотную подходила к вещам, о которых ей лучше было вовсе не знать. Итак, если этого мерзавца не убеждают доводы Фила, значит, он уверен, что его лично никто не сможет заподозрить в причастности к диверсии. Об участии Фила уже известно на базе, об этом он сам сказал. Выходит, сообщник может чувствовать себя в безопасности только в том случае, если его ничто не будет связывать с Филом. Значит, он спасется лишь в том случае, если и Фила не будет в живых!

Эвелин попыталась освободиться от кляпа. Том свирепо посмотрел на нее, но Эвелин проигнорировала его взгляд. Зато ее судорожные движения привлекли внимание неизвестного, и он повернул голову:

— Счастливого пробуждения, Мисс Лоусон, — голос его был преисполнен самого сердечного доброжелательства. — Надеюсь, головная боль не слишком вас беспокоит?

Том снова закрыл глаза, сделав вид, что сознание не вернулось к нему. Эвелин же дергала ногами, извиваясь всем телом, — все для того, чтобы избавиться от кляпа.

— Вам не удастся освободиться, дорогая, вы только затягиваете веревки!

Пробормотав про себя несколько непечатных проклятий в адрес мерзавца, Эвелин решила не сдаваться. От толчка автомобиля она оказалась совсем рядом с Томом и уткнулась лицом в его плечо. Прижимаясь к его рубашке и яростно мотая головой во все стороны, она наконец сумела выплюнуть кляп.

Том не шелохнулся, глаза его были закрыты.

Человек на переднем сиденье нахмурился, видя, что Эвелин пытается встать на колени и развернуться.

— Ты, ублюдок, ты убил его!!! — закричала Эвелин, пытаясь вложить в свой голос как можно больше ненависти, хотя язык почти не слушался ее.

Фургон резко накренился, это Фил испуганно дернул за руль, обернувшись назад. Его сообщник едва удержал равновесие.

— Следи за дорогой! — заорал он на Роджерса.

— Но ты же заверил меня, что он просто без сознания!

— Да жив он, черт возьми! Просто я двинул ему чуть сильнее, чем ей. Если бы он очнулся прежде, чем мы перетащили его в фургон и связали, у нас были бы крупные неприятности!

— Фил, он же убьет тебя вслед за мной! — крикнула Эвелин. — Ведь он хочет все свалить на тебя!

Неизвестный бросился на нее со своего места, пытаясь схватить за горло. Быстро, как кошка, она изогнулась и вцепилась зубами в его руку. Взвыв от боли, тот попытался отшвырнуть ее, но Эвелин только крепче стискивала челюсти.

Фургон швыряло из стороны в сторону. Неожиданно неизвестный изловчился и с размаху ударил Эвелин кулаком по голове.

Искры брызнули из ее глаз, челюсти сами собой разжались. Эвелин не потеряла сознания, хотя новый удар был довольно сильным. Голова чуть не раскололась от боли.

Теперь Фил и неизвестный боролись на переднем сиденье, фургон угрожающе накренился. Когда Фил резко нажал на тормоз, машина почти завалилась на один бок и съехала в кювет.

От сильного толчка Эвелин кинуло к Томасу. И тут едва различимый шепот достиг ее уха:

— Нож лежит в правом ботинке.

Интересно, все полковники носят ножи в своей обуви?

Фил и незнакомец продолжали бороться, и Эвелин заметила, как в руках у последнего блеснуло что-то металлическое.

Это был пистолет.

Фил ухитрился открыть дверь и выпрыгнуть наружу. Скорее всего, он трезво оценил свои более чем скромные шансы на победу над вооруженным противником в тесном салоне фургона. Злобно выругавшись, его сообщник распахнул дверь со своей стороны и бросился в погоню.

Эвелин перекатилась к ногам Тома, пытаясь на ощупь найти его правый ботинок. Засучив его штанину, она добралась до ножа. Все это заняло чуть больше минуты.

Том протянул свои связанные руки. Оказалось, не просто орудовать ножом, держа его за спиной. Эвелин ведь не видела, во что врезается лезвие — в веревки или в руки Тома. Но, наверное, он сам даст ей понять, если она полоснет его ножом по коже. Через несколько секунд веревка поддалась, и Эвелин почувствовала, как Том выхватил лезвие из ее онемевших рук. Он перевернулся, сел и наклонился, чтобы освободить ноги.

Быстрый рывок — и ее руки наконец-то стали свободными. Прежде чем она успела облегченно пошевелить ими, Том нагнулся и полоснул ножом по капроновому шнуру, связывавшему ее ноги.

Где-то совсем близко прогремел выстрел.

— Оставайся здесь, — коротко прикачни Уиклоу, перегнувшись вперед и усаживаясь за руль.

Мотор все еще работал. Он включил передачу и нажал на газ. Колеса крутанулись вхолостую. Том с проклятьями вернул рычаг в нейтральное положение и снова дал газ. Привыкнув к своему грузовичку, он вначале не рассчитал, что здесь требуется иная тяга. Колеса завертелись, перемешивая грязь, но все-таки фургон подался назад.

В свете передних фар Том увидел человека, бегущего прямо к ним. Это был не Роджерс.

Том включил первую скорость — тут же за его плечом вынырнула голова Эвелин. Сообщник Фила остановился и поднял пистолет. Молниеносным движением Том пихнул Эвелин в сторону, а сам пригнулся — как раз в тот момент, когда прозвучал первый выстрел. Ветровое стекло треснуло, разбрызгав осколки по всему фургону.

Не поднимая головы, Том продолжал давить на газ. Фургон ожил, тронулся с места. Когда колеса его коснулись асфальта, машину опять занесло в сторону.

Прогремело еще два выстрела. Один за другим. Одна из фар погасла. Человек на шоссе прицелился в светящуюся фару и отскочил в сторону, прямо из-под колес фургона.

— Эвелин! — крикнул Томас, испытывая страх за ее жизнь.

— Что?! — закричала она в ответ.

— Не высовывайся, он стреляет!

И пули тут же вновь застучали по фургону, выбив все задние стекла.

— Эвелин!!! — снова заорал Уиклоу.

— Что?! — свирепо прорычала она, и Том облегченно рассмеялся. Если она пребывает в такой ярости, значит, с ней все в порядке.

Но это облегчение длилось недолго. Мимолетного взгляда на приборы было достаточно, чтобы понять, что одна из пуль пробила радиатор. Они сейчас находились посреди пустыни, вокруг не было никаких признаков жилья. Единственным источником света были звезды. Им не отъехать далеко, прежде чем мотор окончательно заглохнет, но Том старался выжать из двигателя все до последнего. Каждый метр был дорог, ибо увеличивал отрыв от вооруженного сообщника Фила Роджерса.

Температура поднялась уже выше предельной отметки, но Том продолжал давить на газ.

Наконец мотор заглох окончательно.


Эвелин послушно отодвинула раздвижную дверь фургона и вышла в холодную пустынную ночь.

— Ну и что дальше?

— А теперь мы прогуляемся. Надеюсь, у тебя удобная обувь?

Эвелин неопределенно пожала плечами. На ней были мокасины — это хуже, чем ботинки, но лучше, чем босоножки. Она же одевалась не для такого приключения! Но теперь какое это имело значение? Все равно придется идти, даже если бы она была босиком.

— И куда мы направимся?

— Туда, откуда приехали.

— Но ведь там этот тип! Мы можем встретить его по дороге!

— Вполне возможно, но не наверняка. Он вообще мог дать деру, вместо того чтобы разыскивать нас. Но поскольку мы в этом не уверены, надо вести себя как можно осторожнее.

Эвелин пристроилась возле Тома, и они двинулись по пустыне. По шоссе идти было опасно, поэтому они шли параллельно ему, — не слишком близко от дороги, чтобы не быть легко обнаруженными, но и не слишком далеко, чтобы не сбиться с пути.

Тело болело так сильно и во стольких местах сразу, что Эвелин могла уже не утруждать себя беспокойством об отдельных ранах. Надо идти — она и шла. Вот и все.

— У тебя есть часы? — спросила она Томаса. — Сколько времени?

Томас взглянул на светящийся циферблат.

— Половина пятого, скоро рассвет. Если предположить, что они затащили нас в фургон и отъехали немедленно, прежде чем служба безопасности перекрыла все входы и выходы, то мы находимся на расстоянии примерно ста километров от базы.

Мысль о том, что придется пройти пешком по пустыне сто километров, казалась безумной. А что им еще оставалось!

— Тут могут быть другие машины, — предположила Эвелин. — Может быть, совсем рядом. Они могли бы подобрать нас. Впрочем, мы не можем голосовать, поскольку не знаем, что это за машины.

— Правильно соображаешь, — пробурчал Том.

— Стало быть, рассчитывать надо только на свои ноги…

— Да, если только мы не встретим патрульную машину. Когда встанет солнце, я соображу, где мы находимся.

В любом случае, слишком далеко оттого места, где ей хотелось бы быть. Эвелин умолкла. На это было по меньшей мере две причины. Во-первых, звук голоса далеко разносился по пустыне, а ей вовсе не хотелось привлекать к себе внимание. Во-вторых, разговор отнимал силы… Она и так чувствовала страшную усталость.

Голова раскалывалась от боли. Наверное, и Том чувствовал себя не лучше, но его все же ударили только один раз! А вот она сначала грохнулась из окна, потом ее ударили — наверное, рукояткой пистолета, затем этот мерзавец треснул ее кулаком по голове, и напоследок она приложилась спиной о металлическую стенку фургона — это уже когда Том оттолкнул ее. Удивительно, что она вообще еще держится на ногах!

Дважды Том швырял ее на землю, когда какой-то звук настораживал его. Эвелин не замечала ничего подозрительного, но у Тома было особое зрение, поэтому она полностью положилась на него, с жадностью хватаясь за малейшую возможность отдохнуть. Когда Том решал, что можно двигаться дальше, он неумолимо поднимал ее за локоть, и Эвелин шла.

Рассвет тронул розовым левый край неба, и стало ясно: их везли на север, а сейчас они движутся на юг, к базе. Эвелин почувствовала некоторое облегчение, все-таки хорошо, когда есть ориентиры.

— Уже совсем рассвело, — угрюмо произнес Том. — Кто угодно может заметить нас с дороги. А кроме того, сейчас начнется такая жара! Нужно искать убежище на день.

Эта идея ей не понравилась. Да, конечно, безопаснее всего идти ночью, а днем прятаться и отсыпаться. Но это значит, что они будут добираться до базы бог знает сколько времени. Если бы Эвелин не была так измучена, она непременно возразила бы Томасу. Но она чувствовала, что не в состоянии сделать ни шагу.

Том резко повернул от дороги и зашагал вглубь пустыни. В серых предрассветных сумерках уже можно было разглядеть смутные очертания какой-то скалы. Не было никаких сомнений — Том держал путь на нее. Эвелин оценила отделявшее их от горы расстояние… и решительно стиснула зубы.

Когда они наконец добрались до своей цели, Эвелин села и облегченно прислонилась к огромному валуну.

— Что теперь? — выдохнула она.

— Сиди здесь!

И он скрылся в скалах. Эвелин легла на песок. В висках пульсировала боль… Ей показалось, что не прошло и нескольких секунд, когда Том вновь безжалостно поднял ее на ноги.

— Вставай!

Том повел ее в расщелину между скал, прохладная тень окружила их. До этого Эвелин даже не понимала, как быстро наступила жара. В прохладном сыром убежище вполне хватало места для двоих.

— Будь осторожной, — произнес Том и сунул ей в руки палку. — Если вдруг увидишь змею, отгони ее! Я пойду поищу воду.

Ее пальцы стиснули палку. Она до смерти боялась змей, но сейчас у нее не осталось сил на страх. Есть гораздо более важные вещи, — например, сон… Она прилегла на песок и… моментально задремала. Том грустно смотрел на нее сверху вниз. Левая щека Эвелин в кровоподтеках, грязная одежда изорвана… Неужели это Эвелин — всегда такая красивая и подтянутая, спит сейчас у его ног на голой земле? Кулаки Тома сжались от злости.

Фил Роджерс, скорее всего, убит, но и второй негодяй заслуживает смерти, — за все, что они сделали с Эвелин. Он был зол и на самого себя — за то, что не сумел уберечь ее. Напротив, поверил в ее виновность!

Эвелин спала, свернувшись клубочком. Сейчас она казалась такой беззащитной, но Томас знал, что она совсем не такая. Он вспомнил, с каким бешенством Эвелин боролась с кляпом, чтобы предупредить Роджерса о том, что напарник собирается убить его, — ведь это она вызвала потасовку между мерзавцами, а значит, именно она спасла от смерти и себя, и его. И теперь он обязан сделать все, чтобы она осталась живой и невредимой.

Сейчас им нужна вода. Они смогут хоть немного взбодриться, если организм получит необходимую влагу: Конечно, до того как наступит обезвоживание организма, Том попытается что-нибудь предпринять.

Опытным глазом Том оглядел скудную растительность, покрывающую землю возле скал. Он вглядывался в причудливый травяной узор, выбирая растения, казавшиеся чуть более сочными, чем их чахлые соседи, потом побрел обратно.

Эвелин не шелохнулась, она дышала ровно и глубоко, сон ее был крепок. Тому показалось, что прошла целая вечность с того уик-энда, когда они наслаждались близостью друг друга. Чувствую себя бесконечно усталым, он лег рядом с ней, обнял ее и уложил ее голову себе на плечо. Эвелин вздохнула, чуть шевельнула рукой, но не проснулась.

Черт ее возьми, почему она не позвонила ему, не сказала о том, что подозревает Роджерса? Она кинулась навстречу опасности, даже не удосужившись поднять трубку — и предупредить его или Стоуна! Ведь нынешней ситуации вполне можно было избежать, если бы Эвелин позвала их на помощь!

Вот это он и выяснит в первую очередь, как только она проснется. Какого черта она не доверилась ему, Томасу? Вспомнив леденящий ужас, который охватил его, когда Эвелин влетела в кабинет и накинулась на Фила, Том почувствовал свирепое желание схватить ее за плечи и хорошенько встряхнуть — так, чтобы зубы застучали.

Но вместо этого он еще крепче обнял любимую, осторожно отвел прядь волос с ее измученного лица. Ее сердце билось рядом с его сердцем — и сейчас это было главным. Они вместе! Том заснул так же мгновенно, как и Эвелин, — просто закрыл глаза и усталость накрыла его, как волна…


13

Эвелин разбудила жара.

Она почувствовала себя отдохнувшей, головная боль утихла. Она приподнялась и села, глядя на ослепительный раскаленный пейзаж, расстилавшийся перед ней в дрожащих волнах палящего зноя. В каждом оттенке — многообразие красных, желтых, коричневых, песочных цветов. Крошечными зелеными вкраплениями давала о себе знать скудная пустынная растительность.

Возможно, что где-то в этой пустыне нашел свою смерть Фил Роджерс. Несмотря на все, что он сделал, при мысли о нем Эвелин чувствовала лишь скорбь. Ведь он не хотел причинить им вреда. Да, он изменник, но не убийца, хотя его действия могли повлечь за собой чью-то смерть. Бедняга Фил!

Она вытерла лицо краем футболки. Если бы не эта ниша в скале, жара была бы невыносима. Эвелин коснулась ладонью каменной стены — она была прохладной. Но если бы солнечные лучи достали и ее, то можно было бы смело жарить яичницу на этой каменной сковородке.

Тома не было рядом, но Эвелин не чувствовала тревоги. Она смутно помнила, что он лежал возле нее, об этом же говорил и отпечаток на песке. Может быть, он потревожил ее, когда вставал, и это позволило жаре окончательно разбудить ее?

С трудом она поднялась на ноги, поеживаясь от боли во всем теле, и сразу же увидела Тома. Он стоял, подпирая спиной скалу, и выглядел таким уверенным. В его пронзительных глазах читалась спокойная сила, даже одежда казалась не такой грязной, как у нее. Естественно, джинсы и рубашка цвета хаки оказались куда более практичными, чем белые брюки и свободная белая футболка! Почувствовав себя жалкой и беспомощной, старательно избегая взгляда Тома, Эвелин опять влезла в нишу и уселась в тени. Том стиснул зубы. Ему казалось, что он уже вполне справился с собой, но сейчас он опять был близок к срыву. Она сторонится его! Это же просто невыносимо!

Том выровнял дыхание, заставил расслабиться руки и разжал зубы. Эвелин играет с огнем, не подозревая, что подошла слишком близко к тому, чтобы сполна отведать его гнева.

— Нам нужно найти воду, — прорычал он. — Пошли!

Она моментально поднялась, не проронив ни слова, и поплелась вслед за ним.

Им не пришлось далеко идти, потому что Том заранее приглядел место, где может быть вода. Подойдя к зарослям колючего кустарника и опустившись на колени, он начал разбрасывать руками песок, становящийся все более влажным. Вынув нож из ботинка, он стал копать глубже — до тех пор, пока грязная вода не начала скапливаться в вырытой им ямке. Затем Том достал платок, расстелил его над лужицей, чтобы отфильтровать влагу, и небрежно бросил Эвелин:

— Пей!

Эвелин сделала вид, что не обратила внимания на его раздраженный тон. Он добыл воду, а это сейчас главное. Ей было плевать на то, что придется встать на четвереньки, по-собачьи лакать грязную воду. Вода сейчас — самое ценное. Ради нее Эвелин с удовольствием встала бы на голову.

Она с жадностью хлебала тепловатую жидкость, и это было восхитительно. Наконец она заставила себя остановиться, гораздо раньше, чем ее жажда была утолена.

Она оторвалась от крошечной лужицы и кивнула Тому:

— Твоя очередь.

Ведь она не знает, сколько здесь воды, возможно, ее едва хватит всего на несколько глотков для каждого.

Вытянувшись на песке во весь рост, Томас припал к лужице. А так гораздо удобнее, подумала Эвелин. Могла и сама додуматься до этого, но раньше ей никогда не приходилось пить из лужи. Что ж, учтем на будущее…

Наконец он поднялся с земли:

— Ты хочешь еще пить?

— О! Да, спасибо!

На этот раз она растянулась на песке и припала к лужице. Она лакала воду, пока не почувствовала, что больше не может.

— Ты напился или будешь еще? — спросила она, оторвавшись.

— Мне хватит, — ответил Томас.

Эвелин хорошенько намочила платок и протерла раны.

— Мы подождем в скалах до заката, — объявил Томас.

Эвелин послушно кивнула. Не говоря ни слова, она повернулась и пошла обратно.

Проклятье, она относится к нему, как к случайному прохожему! Нет, еще хуже, для незнакомца у нее нашлось бы несколько слов! Она даже не смотрит на него…

Стиснув руки в кулаки, Том двинулся следом за Эвелин. Пришло время поговорить начистоту. Когда он залез в пещеру, Эвелин сидела на земле, обхватив руками колени. Том подполз к ней так близко, что его колени уперлись в ее туфли, но Эвелин безучастно продолжала буравить глазами землю.

— Какого черта ты не позвонила мне прошлой ночью, вместо того чтобы в одиночку идти выводить Роджерса на чистую воду? — тихо и спокойно спросил он. Так спокойно, что только очень чуткое ухо различило бы тихую ярость, с которой он выговаривал каждое слово. Эвелин прекрасно поняла его состояние, но только равнодушно пожала плечами.

— Я не подумала об этом. Да и вообще — с какой стати?!

— Я бы сам разобрался с ним! А ты избежала бы смертельной опасности.

— Я в тот момент не думала об опасности. Кстати, а как ты оказался в лаборатории?

— Я шел за тобой.

— Ах вот оно что! — Она язвительно улыбнулась. — Хотел застигнуть меня на месте преступления, угадала? И какой неприятный сюрприз — шпионом оказался кое-кто другой!

— Черт возьми, Эвелин, я никак не ожидал подобной глупости от такой разумницы, как ты. Ты должна была позвонить мне сразу, как только заподозрила Роджерса.

— Ну да, как же! Стоило тратить время, — презрительно фыркнула она. — Я уже успела убедиться в том, как ты мне доверяешь. Да я скорее позвонила бы Брюсу Хопкинсу, чем тебе, а он, да будет тебе известно, до смерти ненавидит меня!

Воздух со свистом вырвался сквозь стиснутые зубы Томаса, он грубо схватил Эвелин за запястья.

— Если тебе когда-нибудь впредь понадобиться помощь, — проговорил он, еще тщательнее выговаривая каждое слово, — ты позвонишь только мне. Моя женщина не может обращаться к кому-то еще!

Эвелин рванулась, пытаясь освободить руки, но Том лишь крепче стиснул ее запястья.

— Весьма занятно, — огрызнулась она. — Сперва найди ее, эту свою женщину, а потом приказывай ей!

Багровый туман поплыл перед глазами Томаса.

— Не смей отталкивать меня, — донесся до него его собственный хриплый голос. — Ты моя, что бы ты ни говорила. Только моя!

Она снова попыталась освободиться, ее зеленые глаза метали яростные молнии. Если ему кажется, что, причинив ей боль, он успокоит ее, то глубоко заблуждается! Эвелин хотела заорать на него, но сдержалась и лишь ядовито заметила:

— Мы с тобой провели пылкий уик-энд в постели — и что с того? Это не дает тебе никаких прав на меня! Я прекрасно знала, что ты не любишь меня, но даже и не предполагала, что сможешь поверить, будто я способна на предательство! Что ж, это был хороший урок и теперь…

— Замолчи! — сдавленно крикнул он.

— Не смей затыкать мне рот! — в бешенстве заорала Эвелин. — В следующий раз, когда я лягу в постель с мужчиной, я сначала…

— Ты никогда не ляжешь в постель ни с кем, кроме меня!

Он тряс ее за плечи — так сильно, что голова Эвелин болталась из стороны в сторону. Мысль о том, что она может лечь в постель с другим мужчиной, взорвала последние остатки его самообладания, и бешенство выплеснулось наружу, как лава — раскаленная и расплавленная. Эвелин принадлежит только ему, и он никогда не отпустит ее от себя!

Томас накрыл губами ее губы, руки его сомкнулись в шелке волос на ее затылке. Он почувствовал вкус крови на губах — своей или ее, он не знал, — но этот солоноватый привкус пробудил в нем первобытные инстинкты. Он хотел заклеймить эту женщину клеймом собственника, опалить ее плоть своей плотью, чтобы она никогда не смогла освободиться от него. Прилив желания охватил его. Ему захотелось как можно быстрее ощутить под собой это мягкое нежное тело. Он сдернул с нее брюки, затем трусики…

Эвелин лежала неподвижно, зачарованно следя за его действиями. Она всегда чувствовала железный контроль, которым Томас сковал свою душу, она обижалась на него за это, но внезапно плотина прорвалась — сила и ярость его чувств стали почти пугающими. Она видела блеск его глаз, чувствовала несдерживаемую силу его рук, когда они срывали с нее одежду, — и его неистовство разжигало в ней ответную страсть, готовую вот-вот выплеснуться и соединиться с его бешенством. Она услышала свой безумный крик, а потом ее руки запутались в густых черных волосах Тома, изо всех сил прижимая его к себе.

Том рванул молнию джинсов и сильным толчком вошел в нее — и она снова закричала, а потом забросила ноги на бедра Тома, чуть ли не теряя сознание от безумного наслаждения, которое дарил ей этот необыкновенный мужчина.

Он брал ее грубо, полный безумного желания бесповоротно слить их плоти в единое целое. Никогда еще Том не чувствовал себя таким могущественным и диким, он отбросил весь свой самоконтроль, он брал Эвелин как голодный самец, который больше всего на свете хочет сейчас одного — любить свою самку.

Эвелин еще выше подняла бедра, чтобы полностью отдаться его тяжелым толчкам. И вот наслаждение взорвалось в ней, безумное, яростное. Она вцепилась в волосы Тома, ее тело изогнулось, прижимаясь к телу мужчины. Ритмичные волны оргазма сотрясали ее тело и с криком вырвались на свободу…

Она была удовлетворена, теперь настала очередь Тома. Он содрогался всем телом, чувствуя, что уже полностью опустошен, но ощущение блаженства не кончалось, и, казалось, оно будет длиться вечно — такого состояния он не испытывал никогда в жизни.

О, как нужна ему эта женщина, нужна на всю жизнь! Том любил полеты, любил страстно, и эта страсть заглушала интерес к женщинам. Но Эвелин явно не из тех женщин, которую легко выбросить из головы, даже садясь за штурвал. Конечно, она никогда не будет удобной женой, но, черт возьми, ведь если бы он хотел от жизни только комфорта и безмятежности, он не выбрал бы профессию летчика-испытателя.

Ни один самолет не давал ему того, что давала Эвелин. Она дарила наслаждение и одновременно бросала вызов, на силу его страсти отвечала с такой же силой. Томас по своей природе был воином, но и она была так же яростна, как и он, с тем же преобладанием чувств над разумом — и этим все сказано. Живи они во времена их прадедов, Эвелин сражалась бы рядом с ним, плечом к плечу, сжимая в руке рукоятку меча. Том был покорен силой ее духа.

— Я люблю тебя! — Том и сам не понял, откуда взялись эти слова, но они не удивили его. С неизвестно откуда взявшейся силой он приподнялся на локтях и сурово взглянул на Эвелин, слегка прищурив свои блестящие глаза. — Ты моя женщина! Никогда не забывай об этом.

Глаза Эвелин вспыхнули, расширившиеся зрачки превратились в огромные черные круги.

— Что ты сказал? — переспросила она.

— Я сказал, что люблю тебя. И ты моя, Эвелин Лоусон! Навсегда! До самой смерти и за гробом!

— «В болезни и в здравии», — процитировала она шепотом, и внезапно слезы хлынули из ее глаз.

Том бережно сжал ее щеки в своих ладонях и осторожно слизнул эти слезы кончиком языка. Сердце его наполнилось нестерпимой нежностью. Он впервые видел плачущей эту сильную женщину — и это оказалось выше его сил.

— Почему ты плачешь? — пробормотал он, осыпая поцелуями ее лицо и шею. — Я обидел тебя?

— Ты чуть не убил меня, — ответила она, — когда не поверил мне.

Она сжала пальцы в кулак и ударила его по голове, месту, до которого могла достать. Это был довольно слабый удар, ведь она не могла вложить в него достаточно силы. Однако Том крякнул от неожиданности — к большому удовольствию Эвелин.

— Какого черта ты это сделала?

— Потому что ты это заслужил! — прошептала она и сморгнула еще одну слезинку.

— Прости меня, — выдохнул Том, целуя уголки ее рта. — Я виноват. Я был слепым тупоголовым ослом. Меня бросила в дрожь одна только мысль о том, что ты могла предать меня… Я как раз шел к тебе, чтобы объясниться, когда увидел, как ты бежишь в сторону вычислительного центра. И это в то время, когда ты должна была сидеть под замком! — Бровь его взлетела вверх и, нахмурившись, он выпалил: — Кстати, как тебе удалось улизнуть из номера?

— Я вытащила стекла из окна спальни…

Том был потрясен.

— Как ты сумела протиснуться в окошко, оно ведь такое узкое?!

— Ха! Я отделалась несколькими царапинами и еще ушибла плечо, когда упала на землю. — Помолчав, Эвелин рассудительно добавила: — Хотя я не думаю, что тебе удалось бы пролезть в это окно, даже если бы ты с ног до головы вымазался вазелином.

— Точно так же, как и любой другой мужчина на базе, — сухо ответил Том.

— Что ж, времена меняются, — заключила Эвелин. — Служба безопасности должна понять, что женщины давно уже стали неотъемлемой частью ВВС, они даже участвуют в боевых вылетах наравне с мужчинами. Так что вам придется считаться с нашим образом мыслей!

Типичная для Эвелин назидательность — ведь не преминула указать на ошибки службы безопасности, позволившие ей ускользнуть. Пусть лучше адресует эти упреки Тимоти Стоуну.

Эвелин очаровательно по-кошачьи зевнула, ее зеленые глаза были сонными.

С минуту Том нежно ласкал ее гибкую спину, но неожиданно рука его напряглась, он приподнял Эвелин и пристально заглянул в ее глаза.

— Ну а ты? — резко спросил он. — Ты-то любишь меня?

— Да, господин полковник, — пробормотала она в ответ на его командирский тон. — Я люблю вас, полковник. Это ужасно глупо, не правда ли, влюбиться в мужчину, который не даст мне ничего, кроме секса, в мужчину, чувства которого закрыты от меня? Ты стал на этой работе фанатиком самоконтроля, — с упреком прошептала наконец Эвелин, чуть не плача.

Кожа на его скулах натянулась, резко обозначив скульптурные черты его лица. Том был явно озадачен ее словами. Неожиданно он рассмеялся.

— Милая, я же летчик-испытатель. Моя жизнь зависит от самоконтроля и выдержки. Так что это не только особенность характера, но и плод усиленных тренировок…

Эвелин уткнулась лицом в его потную грудь.

— Возможно, но я вовсе не собираюсь с этим считаться.

— Вот как? — удивился Том. — Так ты нарочно отпихивала меня, ты хотела, чтобы я сорвался? Что ж, леди, вы добились своего. Довольны? — Его голос был серьезен. — Я мог сделать тебе больно, милая.

Сейчас Эвелин была похожа на кошку, которой наконец-то дали полкило сметаны вместо маленького блюдечка.

— Это было восхитительно, — промурлыкала она. — И я вовсе не испугалась. Ты не можешь сделать мне больно, если действительно любишь меня. Единственная боль, которую ты можешь причинить мне, — это перестать любить меня!

Его руки обвились вокруг ее обнаженной талии еще крепче.

— Тогда ты в полной безопасности до конца своих дней.

Том тесно прижимал ее к себе и чувствовал, как внутри у него что-то расслабилось… Наконец он отпустил ее, наградив ободряющим шлепком по голому заду.

— Одевайся, женщина. Солнце садится, и нам пора идти!


14

Когда с наступлением сумерек Томас и Эвелин наконец вышли на дорогу и увидели медленно приближающуюся к ним машину, освещающую прожекторами обе стороны дороги, Эвелин со сдавленным криком начала оседать на землю. Том железной хваткой стиснул ее руку и рванул вверх. Профессиональным взглядом летчика-испытателя он различил то, чего она не сумела разглядеть в темноте, — ряд сигнальных фар на крыше машины.

Буквально волоча за собой упирающуюся Эвелин, он вышел на шоссе. Машина остановилась. Прожектор, поколебавшись, уставился на Тома.

— Я — полковник Томас Уиклоу из Розуэлла, — заявил он, и в его глубоком голосе слышался непреклонный приказ. — Вы должны как можно скорее помочь нам вернуться на базу.

Патрульный выключил прожектор и вылез из машины.

— Мы разыскиваем вас, сэр, — почтительно ответил он. Было что-то такое в Томасе Уиклоу, что с первого взгляда вызывало к нему уважение у всех — и у военных и у штатских. — Как вы, надеюсь, не ранены? Мы нашли фургон…

— Мы были в этом фургоне, — коротко ответил Томас.

— У нас приказ коменданта оказывать всестороннюю помощь войскам в поисках вас. С утра мы прочесываем шоссе…

Том обнял Эвелин и помог ей взобраться на заднее сиденье, сам же сел впереди. Эвелин недоуменно уставилась сквозь железную решетку на его затылок.

— Эй! — негодующе крикнула она, — Я что, арестована?

Том обернулся и расхохотался.

— Ну наконец-то, — радостно заявил он. — Наконец-то я придумал, как держать тебя под контролем!


— Датчики взбесились, — рассказывал капитан Стоун. — Сначала они показали, что Эвелин Лоусон вошла в лабораторию — и это после того, как, по их же данным, она давно уже была там. Ну а потом и вы, полковник, вошли без карточки. Уже через пять минут прибыла охрана, но в здании было пусто. Мы отправились в комнату мисс Лоусон и обнаружили, что она исчезла. Поразительно, я не знаю никого, кто мог бы протиснуться в столь крошечное окошечко…

— Просто я не такая толстая, как некоторые, — холодно заметила Эвелин.

Стоун поперхнулся, заглянув ей в глаза.

— Я хотел предупредить вас, полковник, но обнаружил, что вы тоже исчезли, хотя не было никаких отметок о том, что вы покинули территорию базы. Не было отмечено и никаких попыток сбежать со стороны мисс Лоусон. Однако был зарегистрирован отъезд мистера Роджерса — сразу же после сигнала тревоги.

— Его сообщник, скорее всего, лежал на полу фургона, вместе с нами, — пояснил Томас.

— Но кто это был? — спросила Эвелин. — Его лицо показалось мне знакомым…

Капитан заглянул в свою неизменную папку.

— Это некто Джек Мелвилл. Он состоял в команде гражданских лиц, обслуживающих радары, так что вы вполне могли видеть его в контрольном отсеке.

— Но как Роджерс вошел в контакт с ним? — спросил Томас. — И на кого они работали? Вы выяснили что-нибудь?

Разговор происходил в кабинете Уиклоу. Перед этим его и Эвелин тщательно осмотрели врачи и нашли обоих абсолютно здоровыми, за исключением царапин и ссадин. Одежда Эвелин была столь грязной, что добрые сестры от чистого сердца предложили ей мешковатый, завязывающийся на спине больничный халат, который ей чем-то приглянулся. Она и сейчас была в нем, и надо сказать, он сидел на ней очень лихо.

— Очевидно, Роджерс был завербован сразу же после того, как начал работать у нас, — объяснил Стоун. — Мелвилл, как выяснилось, принадлежал к одной из радикальных группировок, которые борются против государственных ассигнований на оборону. Думаю, вам известен этот тип людей — им якобы нужны деньги на гуманитарные программы, причем они готовы идти на все, вплоть до убийства, чтобы добыть эти деньги. Хорош гуманизм!

— Но как же тогда он мог пройти проверку служб безопасности? — довольно язвительно спросила Эвелин.

Стоун поморщился.

— Мы сейчас как раз выясняем это. Но у него не было допуска в лазерную лабораторию. Пока непонятно, почему не включился сигнал тревоги, когда он прошел внутрь. Но мы это сейчас выясняем.

Эвелин презрительно фыркнула.

— Почему? Да потому, что в этой программе допущен кардинальный просчет! Тревога включается, когда физическое тело проникает внутрь или выходит без карточки. Но она молчит, когда карточка «проходит» внутрь или «выходит» одна.

У Стоуна были слишком короткие волосы, чтобы их можно было рвать от досады, поэтому он просто нервно пробежался обеими руками по армейскому ежику.

— Что?! — почти вскрикнул он.

— Но это же очевидно. Естественно, я не могла войти в здание вместе с Филом в тот день, когда он якобы искал там мою карточку. Но компьютер утверждал, что я поступила именно так. Это означает лишь одно: Фил пронес с собой мою карточку, и датчики зарегистрировали ее. Этим он одновременно бросал тень на все мои последующие показания и заметал следы, доказывая, что никогда не входил в лабораторию один. Фил вычислил этот просчет сразу же, как приступил к работе. Наверное, он проверил свою догадку, просовывая карточку под дверь на нитке или что-то в этом роде. Видимо, он подобрал мою карточку, когда я уронила ее, и вышел из здания вместе со мною, чтобы датчики не включили сигнал тревоги. Затем Фил вынес карточку за территорию базы и сделал дубликат, а на следующее утро вернул мне оригинал, чтобы не было рапорта о потере. А в ту ночь, когда их накрыли… — Эвелин смущенно замялась, — когда же это было — неужели только прошлой ночью?

— Действительно, кажется, что прошло гораздо больше времени… — усмехнулся Томас.

— В любом случае Фил вошел в лабораторию, потом просунул дубликат моей карточки под дверь Мелвиллу, и тот вошел вслед за ним. Если вы проверите записи, то увидите — вход, выход и снова вход с интервалом в несколько секунд. А если бы у вас была голова на плечах, капитан Стоун, вы бы немедленно стерли код моей карточки из компьютерной памяти, вместо того, чтобы надеяться на охрану под моими окнами!

Стоун побагровел от смущения.

— Да, мэм, — лишь пробормотал он.

— А также, раз уж вы напали на след, вы должны были запретить покидать пределы базы всем членам лазерной группы.

— Да, мэм.

— Необходимо переписать всю программу сигнального устройства. Ведь это просто оскорбительно — сложнейшую охранную систему перехитрили два преступника, передав друг другу карточку под дверью. Как в детской игре!

— Да, мэм.

Том прикрыл рот рукой, пытаясь скрыть смех, но его голубые глаза сияли. Бедняга Стоун! Так ему и надо! Он все же решил вмешаться, пока Эвелин не разбудила в капитане комплекс неполноценности.

— Почему вы говорите о Мелвилле в прошедшем времени? Он мертв?

— Покончил с собой. Если Роджерсу было плевать на любую идеологию, и он пошел на все ради денег, то Мелвилл был твердо убежден в том, что проект «Дальний прицел» должен быть свернут. Замысел состоял в том, чтобы создать как можно больше инцидентов во время испытаний, — тогда в финансировании проекта будет бесповоротно отказано.

Эвелин зевнула. Она чувствовала ужасную усталость, несмотря на то, что проспала целый день, — слишком уж многое произошло за эти двадцать четыре часа. Том наблюдал за ней, откинувшись на спинку кресла и сцепив руки за головой. Он чувствовал себя совершенно умиротворенным.

— Вы первым должны узнать одну новость, Стоун, — медленно проговорил он. — Мы с мисс Лоусон собираемся пожениться.

К его удовольствию, лицо капитана удивленно вытянулось. Он смотрел на Эвелин с большой опаской, как смотрят на дикого зверя, внезапно вырвавшегося на свободу из клетки: черт его знает, что делать — то ли бежать со всех ног, то ли застыть на месте?..

— Ну… желаю вам удачи, полковник, — выдавил Стоун из себя. — То есть я хотел сказать — мои поздравления…

— Спасибо. Удача мне явно не помешает.


Через две недели Эвелин кружилась в вальсе в сильных объятиях своего мужа. Огромный бальный зал в Вашингтоне сверкал поддельными и настоящими драгоценностями, гудел веселой болтовней и деловыми разговорами.

Резким контрастом с официальными черными, серыми и небесно-голубыми смокингами гражданских смотрелись роскошные парадные формы военных различных родов войск.

Том в своей форме был просто неотразим. Эвелин заметила не одну пару внимательных женских глаз, провожавших восхищенными взглядами ее избранника.

— Мы должны были подождать, — сказала Эвелин своему мужу.

— С чем? — рука Томаса крепче стиснула талию жены.

— Со свадебным торжеством.

— Но ради чего?

— Ради твоей семьи.

— Отец все понимает, — расхохотался Том. — Когда он решил жениться на Глэдис, то обстряпал это дельце ровно в два дня. Мне потребовалась неделя.

— Генерал Джексон казался обрадованным, — заметила Эвелин.

— Так оно и есть. В руководстве ВВС приветствуют браки своих офицеров.

За день до этого проект «Дальний прицел» был утвержден в Конгрессе подавляющим большинством голосов. Томас должен был доложить комиссии о результатах испытаний, поэтому его присутствие в Вашингтоне было обязательным. А так как он категорически отказался ехать без молодой жены, то, следовательно, и ее присутствие тоже было обязательным.

Томас нежно погладил жену по спине, она подняла на него глаза и ясно прочла желание в сияющей голубизне его глаз.

— Ты мне нравишься в белом, — шепнул он.

— Тебе повезло. У меня много белых вещей. — И сейчас ее бальное платье было цвета чистейшего первого снега.

— Том, — зардевшись, проговорила она.

— Что?..

Он как вкопанный остановился посреди бального зала.

— Я хотела тебе сказать, что…

Она топталась на месте, не обращая внимания на удивленные взгляды, которые бросали на них танцующие.

— Что? Ты беременна?

— Возможно, — с сияющей улыбкой протянула она. — Вообще-то во время нашего первого уик-энда у меня был безопасный период, но какое это имеет значение? Как будто ты хоть раз предохранялся после этого!..

Ему показалось, что он не может дышать… Возможно, она беременна! Господи, какое счастье!

— Было бы интересно узнать, — продолжила она, — кто у тебя получаются лучше — мальчики или девочки?

Улыбка тронула уголки его резко очерченного рта.

— Пока не знаю! Поживем — увидим!


Эпилог

Ричард Уиклоу — три килограмма восемьсот граммов — появился на свет точно в срок. Он был копией отца: об этом говорили и густые черные волосики, и голубые глаза, и прямые черные бровки.

Эвелин спала, а Томас дремал в кресле возле ее кровати, прижав к груди тихонько попискивающего сына. Проснувшись, Эвелин протянула руку, коснувшись сначала мужа, а потом маленькой ручонки, выглядывавшей из пеленок.

Том открыл глаза.

— Привет, — нежно сказал он.

— Привет, — ответила она.

Он выглядит таким домашним, с нежностью подумала она о муже. Неумытый и растрепанный…

— Поцелуй меня.

Он жадно впился в ее губы:

— Через несколько недель я подарю тебе гораздо больше…

— М-мм. Я не могу ждать.

Сердце Эвелин взволнованно забилось. Рассмеявшись, она взяла задремавшего малыша у него из рук.

— Ты не должен говорить при нем такие вещи! Он еще слишком мал!

— Ничего принципиально нового он не услышал, солнышко.

Эвелин опустила глаза на крошечное серьезное личико и почувствовала, как сердце ее, расцветая и переполняясь нежностью, становится таким огромным, что едва умещается в груди. Невероятно…

Это волшебное маленькое создание было чудом. Родители Эвелин, последний год жившие в Италии, должны были вот-вот приехать, но перелет был таким долгим, что их ждали не раньше, чем через день. Зато отец Томаса вместе с Глэдис умудрились приехать еще до рождения маленького Ричарда, так что они успели неоднократно подержать на руках своего внука.

Эвелин с нежностью провела кончиком пальца по пухлой щечке. К ее удивлению, маленький Ричард повернул головку и приоткрыл крошечный ротик.

— Это не то, что ты ищешь, сынок, — рассмеялся Томас. — Тебе нужно немного скорректировать наводку.

Малыш недовольно закряхтел. Эвелин распахнула халат, и сын с жадностью ухватился за материнский сосок и довольно зачмокал.

— Типичный Уиклоу, — пробормотала Эвелин.

Глаза ее встретились с глазами Томаса, и в них она прочла столько любви и обожания, сколько не надеялась увидеть. Нет, в этом мужчине не было ничего типичного!

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • Эпилог