Галопом из ада (fb2)

Галопом из ада   (скачать) - Барбара Бёртон

Annotation

– Виндмур! – закричала Дженнифер лошади и потянула поводья на себя. – Это же я!

Виндмур продолжала мотать головой и недовольно фыркать. Девушка с ужасом увидела, как безумно горят ее глаза. Животное явно было объято паникой и не реагировало на команды.

«Значит, здесь на ней уже кто-то ездил, – подумала девушка. – Этот мерзавец хлестал ее плеткой и вонзал шпоры!»

– Виндмур! – закричала она опять что есть силы. – Виндмур, остановись!

Но лошадь уже не реагировала. Она неслась дальше, сначала по дороге, а потом прямо через кусты.

– Остановись! – в отчаянии кричала девушка. Она уже с трудом держалась в седле. Ветки деревьев хлестали ее по лицу, и она молила Бога, чтобы эта бешеная скачка прекратилась. Лошадь уже не удержать. То, что она сбросит наездницу, было лишь вопросом времени.

Девушка из последних сил тянула поводья. Лошадь замедлила бег, пару раз взбрыкнула и поднялась на дыбы. Дженнифер откинулась назад, зацепилась ступнями за стремена и подтянулась на вожжах. В следующий момент она опять упала в седло, а лошадь закружилась на месте. Дженнифер увидела, как какая-то тень стремительно приближается к ней. Что-то ударило ее с боку по голове, и она отключилась…


Барбара Бёртон


Барбара Бёртон


Галопом из ада


Что можно увидеть вместо своего отражения…

– Виндмур! – закричала Дженнифер лошади и потянула поводья на себя. – Это же я!

Виндмур продолжала мотать головой и недовольно фыркать. Девушка с ужасом увидела, как безумно горят ее глаза. Животное явно было объято паникой и не реагировало на команды.

«Значит, здесь на ней уже кто-то ездил, – подумала девушка. – Этот мерзавец хлестал ее плеткой и вонзал шпоры!»

– Виндмур! – закричала она опять что есть силы. – Виндмур, остановись!

Но лошадь уже не реагировала. Она неслась дальше, сначала по дороге, а потом прямо через кусты.

– Остановись! – в отчаянии кричала девушка. Она уже с трудом держалась в седле. Ветки деревьев хлестали ее по лицу, и она молила Бога, чтобы эта бешеная скачка прекратилась. Лошадь уже не удержать. То, что она сбросит наездницу, было лишь вопросом времени.

Девушка из последних сил тянула поводья. Лошадь замедлила бег, пару раз взбрыкнула и поднялась на дыбы. Дженнифер откинулась назад, зацепилась ступнями за стремена и подтянулась на вожжах. В следующий момент она опять упала в седло, а лошадь закружилась на месте. Дженнифер увидела, как какая-то тень стремительно приближается к ней. Что-то ударило ее с боку по голове, и она отключилась…

Туман рассеялся, и Дженнифер Аткинсон, сидя за рулем бегущей вперед машины, залюбовалась чудесными цветущими кустарниками, окаймлявшими узкую дорогу. Девушка опустила стекло, и автомобиль мгновенно наполнился пьянящим свежим воздухом. Склоны холмов были покрыты буйно цветущими растениями, а на их пологих вершинах покачивались на ветру причудливо изогнутые сосны. Дорога извивалась теперь между отвесными скалами и поднималась наверх к Джиллиганскому плато. Когда темно-синий автомобиль Дженнифер наконец выехал из тени скал на ярко освещенную солнцем дорогу, девушку на миг ослепило, она нажала на тормоз и остановила машину в десяти ярдах от ограждения, отделявшего дорогу от обрыва. Она вышла и стала смотреть вниз на Оранванскую долину.

Картина, открывшаяся ее взору, была прекрасна! Темным золотом сияли поля, обрамленные сочной зеленью пастбищ. Аромат пшеницы, овса и клевера чувствовался даже здесь, наверху. Горы упирались в небо, своими плоскими вершинами они напоминали пни спиленных деревьев. Вершины укутывала белая дымка, и казалось, что даже сейчас, в начале лета, на них лежит снег.

На их фоне прямо посередине долины возвышалась конусообразная гора Оррей, а на самой ее вершине стоял Оррей-кастл. Замок как бы парил над долиной, флажки на его дымоходах весело трепетали на ветру. Казалось, что они радуются приезду Дженнифер, и девушка быстро вернулась к машине. Спустившись вниз в долину, она взяла курс на север, к замку.

Оранван, плодородная долина, была настоящим раем на земле. Старинные легенды гласили, что тут когда-то была страна фей и эльфов. Может, в этом есть частичка правды?

Дженнифер сильнее нажала на газ. Ей не терпелось как можно скорее приехать домой!

Почти девять месяцев прошло с тех пор, как она в последний раз прошлась по коридорам замка. Она рада была предстоящей встрече с отцом. После смерти матери он большую часть года жил в замке и каждый раз несказанно радовался, когда Дженнифер приезжала из колледжа на каникулы домой.

В замке было еще одно существо, о котором она думала постоянно и с огромной любовью, – Виндмур, ее любимая лошадь.

Сбавив скорость, она въехала на площадку перед замком.

– Э-эй, вот и я! – радостно прокричала она, остановив машину.

Но вопреки ее ожиданиям никто ей не ответил. Казалось, что никто ее приезда не заметил. Это было очень странно.

Она поспешила к входу, нажала тяжелую ручку и толкнула дверь. Все было как раньше. Слева стояли большие чаши из кованой меди, справа висели портреты предков. Сзади, рядом с широкой мраморной лестницей, лежал золоченый щит, на котором дворецкий обычно расставлял аперитивы.

– Эй, есть кто дома? – крикнула Дженнифер еще раз и удивилась, не услышав привычного эха. Что-то в акустике изменилось. В следующее мгновенье девушка поняла, в чем дело. На полу лежали толстые ковры, они-то и приглушали звуки. Ковры были новыми. Дженнифер нахмурила лоб. Отец никогда не любил ковры, отполированный до блеска каменный пол вполне его устраивал.

– Что за черт! – потеряла терпение Дженнифер. – Здесь что, никого нет? Папа, это я!

Девушка решительно взбежала вверх по лестнице на второй этаж, где находился кабинет графа. В коридоре тоже лежали толстые ковры, поэтому она бесшумно подошла к кабинету отца и юркнула внутрь.

Джон Атчинсон, граф Трегаронский, испуганно поднял голову, но уже через пару секунд обрадованные отец и дочь заключили друг друга в объятья.

– Ты уже здесь? – удивился сэр Джон. – Добро пожаловать домой, детка! Я тебя ждал только к вечеру.

– Утром было прохладно, я решила этим воспользоваться, чтобы не ехать потом по жаре.

Граф вернулся к столу. Еще при входе Дженнифер заметила, что он сидел над конторскими книгами поместья. Сейчас же он опустился в кожаное кресло и о чем-то задумался.

– Что-нибудь случилось? – спросила она тихо.

Граф покачал головой и попытался улыбнуться. Дженнифер почуяла недоброе:

– Не обманывай меня! – энергично сказала она. – Давай выкладывай все как есть! У тебя проблемы с деревенскими жителями?

– Нет, детка, – граф перевел взгляд на свои заметки. – Дело не в них. Не беспокойся, просто рутинные хлопоты. Пойдем вниз, я помогу тебе с багажом.

Он опять поднялся с места и пошел вместе с ней к машине. Дженнифер заметила, что отец выглядит уставшим. Она надеялась провести пару веселых дней дома, но похоже, что он серьезно болен.

Девушка осторожно взяла отца под руку и нежно прижалась к нему. Когда они вышли на солнечный свет, Дженнифер испугалась еще больше. Изменения, произошедшие с отцом, стали еще заметнее. Лицо графа было покрыто глубокими морщинами, кожа стала серой, темные круги под глазами свидетельствовали о мучительной бессоннице.

Что же все-таки произошло?Дженнифер почувствовала, что вот-вот расплачется. Молча они занесли ее багаж в замок, и граф тут же удалился в кабинет. Как он сказал, у него срочные дела, не терпящие отлагательства. Дженнифер бросила взгляд на свои сумки и чемоданы. Пусть дворецкий о них позаботится! До нее донесся аппетитный запах, и девушка поспешила на кухню. Она заранее радовалась встрече с Эмили, старой кухаркой. Вот кто все ей объяснит!


* * *

Эмили была мастерицей рассказывать о таинственных женщинах в белом и других привидениях, бродящих ночами по коридорам замка. Иногда, наслушавшись таких рассказов, Дженнифер специально не ложилась спать, чтобы взглянуть на призраков. Конечно, она их не видела, но свято верила в их существование.

Дженнифер тихонько приоткрыла дверь и просунула голову в кухню. Она уже приготовилась, что сейчас раздастся радостный крик Эмили, что та бросится ей навстречу, быстро вытирая испачканные тестом руки, и крепко-накрепко обнимет ее. Но Дженнифер ждало горькое разочарование. У плиты что-то делала, гремя посудой, незнакомая женщина среднего возраста. Две девушки-помощницы чистили овощи и никак не отреагировали на скрип, который раздался, когда Дженнифер полностью открыла дверь. Эмили нигде не было.

– Добрый день, – поздоровалась девушка.

Обе помощницы вздрогнули от неожиданности, в то время как женщина у плиты лишь слегка повернула голову в ее сторону.

– Добрый день, ваша милость, – скромно и вежливо ответили девушки на приветствие Дженнифер. Женщина промолчала.

– Можно поговорить с Эмили? – спросила Дженнифер.

Женщина у плиты наконец соизволила обратить внимание на дочь графа:

– Сожалею, ваша милость. Женщины, которую вы называете Эмили, тут больше нет. Я новая кухарка. Меня зовут Вивьен Харрис.

Это было сказано таким ледяным тоном, что Дженнифер тут же испытала невероятную антипатию к этой женщине с туго завязанными на затылке волосами и холодными глазами.

– А куда ушла Эмили? – также холодно спросила она кухарку.

В ответ та пожала плечами:

– А мне откуда знать? Вероятно, ее уволили.

Сердце Дженнифер сжалось. Она сделала шаг назад. От кухонного запаха, еще несколько минут назад казавшегося ей аппетитным, ее вдруг затошнило. И хотя все кухонные принадлежности остались прежними, а от уютно потрескивающей печи исходило приятное тепло, Дженнифер показалось, что она в ледяном погребе. Эта кухня уже не была тем местом, куда она по привычке прибегала в детстве в надежде получить что-нибудь вкусненькое или спрятаться от родителей после очередной шалости.

Дженнифер резко повернулась и быстро вышла. Мельком она увидела тень какого-то человека, стоявшего в нише у лестницы и рассматривавшего что-то в открытой папке. Она хотела подняться наверх и расспросить обо всем отца, но затем передумала. Она вышла из замка и пошла через двор. На крыше все еще трепетали флажки, как будто приветствуя ее. Вдруг в одной из бойниц юго-восточной башни она заметила какое-то движение. Или ей это только показалось? Девушка остановилась и посмотрела наверх.

Но она ничего больше не увидела и решила, что ей все это почудилось.


* * *

Запах овса ударил в нос Дженнифер, еще когда она подходила к конюшне. Когда-то она получила Виндмур совсем маленьким жеребенком и любовно вырастила ее. Невольно она ускорила шаг. Как же ей хотелось быстрей прижаться лицом к шее лошади и прошептать ей в ухо нежные слова! Ей она могла без опаски доверить самые сокровенные тайны. На Виндмур она и научилась ездить верхом. Они выросли вместе – девочка-подросток и жеребенок. Кроме Дженнифер, на Виндмур не ездил никто.

Войдя в конюшню, Дженнифер слегка свистнула и прислушалась. Но в ответ не раздалось ни звука.

Девушка распахнула дверь конюшни и с наслаждением вдохнула так любимый ею запах.

– Виндмур! – крикнула она, – где ты?

В ответ раздалось фырканье многих лошадей, и лишь затем она услышала тихое, жалобное ржание.

– Виндмур!

Девушка бросилась к стойлу своей любимицы и в ужасе застыла:

– Виндм…

Ее окрик тут же оборвался. Лошадь, стоявшая в стойле, не могла быть ее любимицей! Она не имела ничего общего с тем породистым и ухоженным животным, которое Дженнифер оставила девять месяцев назад.

Это была лишь тень лошади. Голова походила на череп. Глаза потускнели, вены на лбу набрякли. Шкура выглядела так, как будто ее не чистили несколько недель.

По контрасту с головой когда-то поджарое и стройное тело лошади выглядело обрюзгшим, задние ноги опухли. Животное опять жалобно заржало.

У Дженнифер брызнули слезы. Она вошла в стойло и прижалась щекой к голове лошади.

– Виндмур, что произошло? Что они с тобой сделали? – шептала она сквозь слезы. Дженнифер вытянула руку и стала гладить лошадь по шее. Кобыла испуганно вздрогнула и забеспокоилась. Полная дурных предчувствий, Дженнифер медленно вышла из стойла, присела на тюк соломы и разрыдалась.

Прошло довольно много времени, прежде чем она успокоилась и взяла себя в руки. Она взяла щетку и начала чистить шкуру лошади. При этом беспрерывно разговаривала с животным, и вскоре Виндмур перестала ее бояться и стояла спокойно.

Отчаянье уступило место злости.

– Кто бы это ни сделал, он горько об этом пожалеет! – яростно прошипела она. – Уж я об этом позабочусь, Виндмур!

Через полчаса она закончила работу, принесла свежего овса и воды для лошади. Виндмур явно мучилась от жажды и тут же стала жадно пить. Дженнифер опять присела на тюк соломы и стала смотреть, как напившаяся Виндмур осторожно и прямо-таки недоверчиво принялась обнюхивать овес.

– Ну, давай! – подбодрила девушка лошадь. – Ешь! Это пойдет тебе на пользу!

Знакомый голос произвел должное впечатление. Кобылица начала есть, в то время как хозяйка задумчиво на нее смотрела.

Что же произошло? Где Диггинс, старый конюх, служивший семье более сорока лет? Его тоже уволили? Она поднялась, осмотрелась и поглядела на другие стойла. Все было чисто убрано, то есть какой-то конюх тут есть.

Дженнифер прошла по конюшне и обнаружила, что в ранее пустовавшей ее части теперь стояли четыре легковых машины. Они что, принадлежат новой прислуге? Сколько вообще людей теперь работает в замке?

Бросив последний печальный взгляд на свою любимую лошадь, она направилась в помещение для прислуги, горя желанием выяснить, кто теперь отвечает за лошадей и кто довел Виндмур до такого плачевного состояния. Девушка решительно распахнула дверь и вошла в узкую прихожую. Справа была столовая, слева – комната отдыха. Прямо находилась лестница на второй этаж, где располагались комнаты слуг.

– Э-эй! – громко крикнула она. – Есть здесь кто-нибудь?

Наверху кто-то хрипло кашлянул. Дженнифер остановилась и прислушалась. Больше никаких звуков не последовало, она направилась в комнату отдыха и огляделась. На стене висели портреты королевы, графа и его предков. Мебель была прежней, и Дженнифер остановилась рядом с маленькой изразцовой печкой, ее топили только зимой.

За ее спиной заскрипели доски и послышали шаркающие шаги. Девушка быстро оглянулась и увидела морщинистое лицо старика. Его серо-зеленые глаза, раньше смотревшие всегда весело и лукаво, казались теперь безжизненными.

– Диггинс! – воскликнула Дженнифер. Ком встал у нее в горле.

– Мисс Дженнифер! – пробормотал старик. – Наконец-то вы приехали! Я дождаться не мог этого дня!

Он тяжело опустился на стул. Девушка быстро села рядом и взяла старика за руку:

– Диггинс, что происходит в Оррей-кастле? Я приезжаю домой и нахожу отца в подавленном состоянии, он даже говорить со мной не хочет. На кухне новые незнакомые люди, а моя любимая Виндмур запущенна и больна. И вы изменились! Что произошло?

Старик медленно поднял голову.

– Все меняется, мисс, – проговорил он. – Вся страна меняется. Все уже не так, как было.

– Конечно, все меняется, Диггинс. Но тут изменилось слишком многое. И слишком быстро. Что произошло? Я чувствую себя здесь чужой.

Старик поднялся, на его глазах были слезы. Не обращая более внимания на Дженнифер, он побрел через комнату к двери.

– А ваш отец? – прокряхтел он и тяжело закашлял. – Он вам ничего не рассказал?

– Нет! Что он утаил от меня?

У двери Диггинс быстро оглянулся:

– Он больше не хозяин в этом доме, мисс Дженнифер. Помогите ему! Сделайте все, чтобы этот кошмар кончился! Ступайте к отцу, поговорите с ним. Быстрее!

Затем старик вышел, и она услышала, как он поднимается по лестнице.

В смятении девушка поспешила в замок. По пути она еще раз заглянула к Виндмур и долила воды в поилку.


* * *

Не обнаружив своего багажа в холле, Дженнифер решила сначала подняться к себе на третий этаж и посмотреть, что там делается. Уже издалека она увидела, что дверь комнаты раскрыта настежь. Девушка на цыпочках подошла ближе и заглянула внутрь.

Молоденькая девушка распаковывала ее большой чемодан. Как и слуги, встреченные на кухне, девушка была ей незнакома. Она повернулась к Дженнифер и приветливо улыбнулась:

– Добрый день! Меня зовут Мэри, я ваша горничная. Не возражаете, что я уже начала распаковывать вещи?

– Нет-нет, спасибо, Мэри. Как долго вы здесь работаете?

– Неделю. До сих пор у меня было мало работы.

– Кто вас нанял, Мэри? – Дженнифер уже пожалела, что сначала не зашла в кабинет отца. Ведь, в конце концов, кто как не он должен был объяснить ей происходящее?

– Конечно, управляющий, мисс. Граф Джон не занимается такими мелочами.

– Ну, не такая уж это и мелочь, – удивилась Дженнифер. – С каких это пор у нас в замке управляющий?

– А разве ваш отец не… – начала было Мэри, но потом замолкла, увидев выражение лица Дженнифер. – Вы что, ничего не знаете?

– Нет, не знаю. А что мне нужно знать?

– Королева собирается прибыть в замок с визитом. Со всем семейством. Принц Уэльский тоже приедет.

Дженнифер стояла, как громом пораженная:

– Королева? – повторила она дрожащим голосом. – И что она будет делать в нашем захолустье?

– Я этого, к сожалению, не знаю, мисс. Спросите лучше графа. Он знает наверняка.

– Да-да, конечно, – ответила Дженнифер. – Так я и сделаю, причем сейчас же. Я ровным счетом ничего не понимаю!

– Не желаете ли сначала переодеться и немного освежиться?

– Нет-нет, Мэри. Продолжайте распаковывать вещи и все уберите в шкаф. Я переоденусь позже.

Она понеслась вниз по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, и, подбежав к кабинету отца, постучала.

Граф все еще сидел за письменным столом. Взглянув на лицо дочери, он понял, что ему предстоит пара неприятных минут.

Дженнифер встала перед столом и уперла руки в боки.

– Королева! – сказала она громко. – Что за чушь? Что здесь происходит, папа?

– Что ты так разволновалась? – спросил тихо граф. – Я думал, будет достаточно, если я все объясню тебе за ужином.

– Нет! – возразила она. – Ты должен был с самого начала все мне рассказать! У нас новые слуги, есть даже какой-то управляющий, хотя до сих пор ты всегда говорил, что тебе никакой управляющий не нужен. Диггинс, наш конюх, кажется, помешался! А Виндмур, моей лошади, не дают вовремя ни есть, ни пить. Ни одна душа за ней не ухаживает! Это что, тоже как-то связано с визитом королевы в Оррей-кастл?

Граф медленно поднялся. Вокруг рта у него появилась горькая складка, которую Дженнифер раньше не замечала.

– Виндмур? – переспросил граф и покачал головой, как будто не веря услышанному. – Что случилось с Виндмур?

Дженнифер встала перед ним, не скрывая своего гнева. Ее красивое лицо покраснело, лоб нахмурился, а глаза напряженно смотрели на отца.

– Если за Виндмур не будут следить как положено, я с этим мириться не собираюсь! – решительно произнесла она.

Граф выдвинул ящик стола, вынул оттуда сложенный лист бумаги и молча протянул его дочери. Она прочитала:

Ее Величество имеет честь посетить Ваше поместье Оррей-кастл в ознаменование торжеств, посвященных дню рождения Принца Уэльского. Королевское семейство желает во время пребывания в Уэльсе остановиться в Вашем замке.

Для того, чтобы обеспечить пребывание королевского семейства на должном уровне и не доставлять Вам лишних хлопот, мы поручаем провести все подготовительные работы управляющему, мистеру Артуру Лэнглину. Он позаботится о найме необходимого персонала и о других делах. Просим Вас по мере возможности оказывать ему содействие.

Документ был подписан лордом Декстером, администратором ее величества.

В задумчивости Дженнифер опустила письмо:

– И этот Артур Лэнглин привез с собой полк слуг? Но почему Эмили больше не работает на кухне? Ведь она готовит лучше всех королевских поваров вместе взятых.

– Это связано с мерами по обеспечению безопасности, – ответил граф. – Весь этот персонал должен помимо всего прочего играть и роль охранников. Нельзя допустить, чтобы среди слуг оказались потенциальные террористы. Ну, а ты знаешь Эмили! Она невзлюбила мистера Лэнглина с первой же минуты и ясно дала ему это понять. Они то и дело ругались, и в конце концов наша милая Эмили собрала пожитки и уехала в деревню к племяннице. Мистер Лэнглин пригласил из Лондона другую кухарку. Он же и Диггинса отправил на покой и сам теперь заботится о лошадях, – граф развел руками. – А теперь скажи мне, дочка, что мне было делать? Выгнать королевского управляющего и всю его команду?

– Нет, конечно, нет, – прошептала Дженнифер. – Но тем не менее все это ужасно! Но почему все лошади в порядке, кроме Виндмур?

– Не знаю. Но я в этом разберусь и серьезно поговорю с Лэнглином. Он все перевернул в замке с ног на голову. Везде разложили ковры, передвинули мебель. Я ощущаю себя каким-то нищим, которому вдруг оказали невероятную честь. В моем собственном замке я теперь не хозяин. Поверь, я буду рад, когда этот визит наконец закончится и все пойдет по-старому.

– Я тоже! – Дженнифер поцеловала отца в щеку. – Мне не терпится взглянуть на этого Артура Лэнглина!

Она пошла в свою комнату. Мэри уже все распаковала, разложила по шкафам и ушла. Дженнифер села в кресло и закрыла глаза. Наконец-то она узнала, что творится в родном доме. Но даже предстоящий визит королевы не мог служить оправданием тому, что произошло с Виндмур. Дженнифер твердо решила найти виновного и призвать его к ответу.

Звук выстрела прервал ход ее мыслей. Девушка вскочила и бросилась к окну. В этот момент тишину вновь разорвали звуки выстрелов. За ними последовало громкое кряканье и хлопанье крыльями. Стая диких уток взлетела с деревьев и устремилась вдаль. Пара птиц, сраженных охотником, упала на землю.

Очень странно, что кто-то стрелял в уток в непосредственной близи от замка. Насколько Дженнифер помнила, так никогда не поступали. Отец бы такого не допустил. Девушка приложила ладонь ко лбу, чтобы загородить глаза от солнца, и стала высматривать охотника. Вскоре она увидела его черную шляпу и ствол ружья, торчащий из-за спины. Мужчина шел вдоль реки и не думал даже подбирать подстреленную дичь. Вскоре он скрылся из виду. Дженнифер взяла в руки сумку. Небольшая прогулка ей не повредит, решила она.

Она вышла из замка и стала спускаться вниз в долину. Она пошла по той части парка, где только пару минут назад видела охотника. Подстреленные утки лежали в траве. Никто их не убрал.

Дженнифер остановилась и подумала, не взять ли ей птиц самой и отнести их на кухню. Но затем оставила эту мысль, вспомнив, как неприветлива была кухарка.

Она решила поговорить с отцом и об этом возмутительном происшествии. То, что сделал неизвестный стрелок, никак нельзя назвать охотой. Он просто от нечего делать пристрелил несчастных птиц, хотя они были ему совершенно не нужны.


* * *

К ужину Дженнифер тщательно оделась и причесалась, постаралась придать лицу непринужденное выражение и спустилась в столовую. Стол был уже накрыт, и старый граф как раз собирался занять свое место.

– Дженнифер! – сказал он тихо. – Ты сегодня вовремя!

– В порядке исключения! – ответила девушка и села рядом с ним. Одна из двух девушек, помогавших на кухне, разлила по тарелкам суп.

– Приятного аппетита! – пожелал дочери граф.

– Тебе также, папа!

Дженнифер съела пару ложек супа и поморщилась. Граф скосил глаза на дочь и вздохнул:

– Я так и подумал, что суп тебе не понравится.

– Он пересолен, и вкус петрушки чувствуется слишком сильно. Эта женщина не в состоянии даже нормальный суп сварить!

Граф бросил на дочь предупреждающий взгляд. Дверь в столовую почти бесшумно открылась, и вошел незнакомый Дженнифер мужчина. Он был крепко сложен и даже чем-то напоминал борца. Серые глаза на квадратном лице холодно посмотрели на стол и на двух сидящих за ним людей. Длинный крючковатый нос придавал лицу хищное выражение, густые брови смыкались над переносицей. Мужчина был одет в темный костюм. Его осанка и все движения свидетельствовали о том, что он привык командовать и всегда добиваться своего.

– Добрый вечер! – поздоровался он и направился к столу. Поклон, которым он приветствовал Дженнифер, был безупречен.

– Моя дочь Дженнифер, мистер Артур Лэнглин! – представил граф их друг другу.

– Рад познакомиться с вами, мисс Аткинсон, – сказал Лэнглин.

– Спасибо, – холодно ответила девушка.

Лэнглин посмотрел на нее удивленно, затем взял стул и сел рядом. В тот же самый момент появилась вторая помощница кухарки и принесла дополнительный прибор. Ему также налили суп, и он стал есть. При этом Дженнифер не покидало ощущение, что управляющий постоянно следит за ней. За ужином все молчали. По мнению Дженнифер, картофель был недоварен, а жаркое пригорело. Но она мужественно терпела и, ни слова не говоря, съела и плохо замешанный пудинг с множеством комков. Наконец, граф Джон поднялся и перешел в библиотеку, чтобы по старой привычке поразмыслить за рюмкой коньяка и сигарой. Дженнифер последовала за ним, в то время как управляющий направился на кухню.

– Папа! – спросила она, когда дверь за ней закрылась. – Ты поговорил с ним?

– Нет, детка! – граф слегка пожал плечами. – Мистера Лэнглина целый день не было в замке. Поэтому случай поговорить с ним не представился. Но завтра утром я приглашу его к себе и все выясню. Хочешь коньяку?

– Нет, спасибо! Как тебе это в голову пришлось? Я не люблю алкоголь.

– Ну, не знаю, – улыбнулся сэр Джон, – мало ли чему ты могла научиться в колледже!

– Да, научиться там есть чему. Ты бы очень удивился, если бы узнал. Но не буду тебе мешать. Ты, наверное, устал и хочешь отдохнуть. Спокойно ночи!

– Спокойной ночи, малышка! – граф нахмурил лоб. – А что ты будешь делать?

– Ничего особенного. Пойду немного прогуляюсь.

Она быстро вышла из замка, остановилась рядом с погребом и открыла боковую дверь рядом с входом. За ней начиналась узкая лестница, ведущая на одну из крепостных стен. Там было почти совершенно темно, но девушку это совершенно не смутило. Как и в прежние годы, она поднялась наверх, слегка касаясь рукой холодной стены. Наконец, ее пальцы уперлись в деревянную крышку люка, закрывающую выход на крепостную стену. Дженнифер осторожно подняла ее. Петли не заскрипели – наверное, кто-то отчистил их от ржавчины и смазал. Свет заходящего солнца чуть ослепил ее, и в тот же момент она услышала незнакомый голос, шедший откуда-то сверху.

– … одного не пойму, как у этого безмозглого старикана могла родиться такая клевая дочка, – донеслось до нее.

– Даже и думать о ней не смей! – предупредил другой голос, также ей незнакомый. – Слишком многое поставлено на карту!

– Ох! Да не боюсь я этого аристократишку!

– Трегароны – старинный валлийский дворянский род. С пятнадцатого века они верно служат правящему дому!

– Может, и так. Только нас это не касается. Будем делать, что хотим.

– Нам велено вести себя прилично. Иначе… нас линчуют, – мужчины рассмеялись.

– А босс-то сдержит свое слово? Что-то я его не пойму!

– Тебе и не нужно ничего понимать. Нет смысла ждать дольше. Солнце сейчас сядет!

Дженнифер услышала удаляющиеся шаги и, полностью открыв люк, вылезла наверх. Она посмотрела на башню, но ничего особенного не увидела. Окна были открыты – как и всегда летом.

Солнце опустилось за холмы, отделявшие долину от побережья.

«Вот тебе и беззаботные каникулы!» – подумала девушка. Что же принесет ей завтрашний день?

Она быстро повернулась, поспешила к лестнице и спустилась вниз. Она еще хотела успеть заглянуть к Виндмур.


* * *

Прогулка верхом после завтрака с детства была любимым занятием Дженнифер. За трапезой девушка еще раз напомнила отцу, что он должен поговорить с Лэнглином. Утром управляющий в столовую не пришел, хотя прибор для него был приготовлен.

– Ты хочешь проехаться в Форней? – спросил граф.

Дженнифер кивнула. Именно в деревню она и собралась. Утренний кофе был, на ее вкус, слишком жидким, а джем, вероятно, стоял в холодильнике в банке без крышки, и поэтому сверху у него образовалась засохшая пленка. Да и бекон в омлете был отвратителен. Но девушка промолчала, решив не расстраивать отца.

– Я хочу заглянуть к Эмили, – ответила она, – ну, и посмотреть, что творится в долине. Ведь я так давно там не была.

– Желаю тебе хорошо развлечься! – сказал граф, поднялся с места и направился к двери.

– Папа!

– Да, детка?

– Не называй меня все время деткой! Сколько человек привез Лэнглин в замок?

Граф призадумался:

– Не меньше дюжины, я думаю. Наверняка я еще не всех видел.

Дженнифер задумалась. Ей вспомнился разговор мужчин, который она слышала вечером на башне. Неужели обслуга королевской семьи может так разговаривать?

Ответа она не знала. Проглотив последний кусок булочки, она сунула в карман жакета пригоршню кусков сахара. Затем она пошла на конюшню. Виндмур встретила ее громким фырканьем, но продолжала спокойно стоять в стойле. В конюшне пахло свежим овсом и новой соломой. Везде было чисто убрано, но из прислуги никого видно не было.

Лишь кормушка Виндмур была опять пуста, и девушка, недоуменно покачав головой, покормила и напоила свою любимицу. Виндмур внимательно за ней следила, но каждый раз, когда Дженнифер трогала ее рукой или подходила слишком близко, испуганно вздрагивала. Девушка подождала, пока лошадь вдоволь наестся и напьется, а затем вывела животное из стойла.

– Так, моя хорошая, – сказала она тихо и ласково потрепала лошадь по шее. – Сейчас увидишь, что будет. Я надену на тебя седло и уздечку, и мы поскачем с тобой, как раньше. Ты помнишь? Ты никому не разрешала ездить на себе, кроме меня? Может быть, как раз поэтому тебя так запустили?

Лошадь громко заржала, Дженнифер положила ей на спину подстилку, потом седло и надела уздечку. Она дала ей пару кусочков сахара и вывела лошадь во двор. Лишь при свете дня девушка увидела, насколько похудела ее любимица. Шкура в некоторых местах была покрыта болячками, как будто кто-то вонзал шпоры в ее тело.

Виндмур рыла землю копытом и нервно переступала с ноги на ногу.

– Тихо, тихо! – успокаивала ее Дженнифер. – Все хорошо. Тебе нечего бояться. Ничего я с тобой плохого не сделаю.

Девушка осторожно взялась за луку и вставила правую ногу в стремя. Лошадь повернула голову назад и бросила на Дженнифер возбужденный взгляд.

– Ну, ты же еще не старая дама! – стала уговаривать ее Дженнифер. – Или как? Тебе же мой вес нипочем?

Затем она перекинула левую ногу и села в седло. Виндмур отбросила голову назад и приготовилась встать на дыбы.

– Эй, эй, эй! – закричала Дженнифер. – Так дело не пойдет!

Лошадь послушалась, но при этом она непрерывно шевелила ушами и мотала головой из стороны в сторону. Дженнифер наблюдала за животным и поняла, что Виндмур чего-то боится.

– Ну, давай! – сказала она и натянула поводья. Виндмур сделала первый шаг и пошла через двор к воротам. Дженнифер пустила ее рысью, намереваясь выехать через открытые ворота из замка.

– Стойте! – вдруг раздался чей-то громкий голос. – Оставайтесь на месте! Слезайте с лошади, пока ничего не случилось!

Из тени башни вышел Лэнглин, в руках у него были ключи от машины.

Виндмур поднялась на дыбы, и Дженнифер лишь с большим трудом удалось успокоить испугавшееся животное.

– Что вы себе позволяете? Виндмур принадлежит мне! – вскрикнула она.

Услышав ее раздраженный тон, управляющий удивленно поднял брови.

– И тем не менее вам не следует ездить на этой лошади, мисс! – предупредил он. – Это опасно.

– Виндмур разрешает ездить на себе только мне и больше никому! Вам этого не сказали? – возразила она. – И, кстати, добрый день, мистер Лэнглин!

Управляющий поспешил к воротам, закрыл их и задвинул засов.

– Сожалею! – объявил он. – Но по-другому нельзя. Мне доверено здоровье всех обитателей замка, мисс Аткинсон. Что произошло с этой лошадью, я не знаю. Но с ней что-то не так! Прошу понять меня правильно. На этой лошади нельзя ездить!

– С чего это вдруг? Почему никто не ухаживал за лошадью в мое отсутствие? Ее не кормили и не поили!

– Как я вам уже сказал, мисс, вы сидите на лошади-убийце. На дьяволе с четырьмя копытами. Будет лучше ее отправить на бойню, прежде чем приедет королевское семейство и случится несчастье!

– Ах, вот в чем дело! – воскликнула Дженнифер. – Виндмур представляет опасность для любителя лошадей принца Чарльза! Я понимаю. Но со мной этот номер не пройдет! Я проверю, что делается в замке, и если обнаружу вещи, которые мне не понравятся, то лучше откажусь от визита королевской семьи! И вам с вашей командой придется убраться отсюда в течение четырех часов. А Вивьен Харрис можете передать, что готовит она отвратительно! Корона не может позволить себе повара приличнее?

Лэнглин вздрогнул. Он провел рукой по тонким губам и собрался что-то возразить, но затем передумал и промолчал. Управляющий повернулся и пошел к замку.

Дженнифер задумчиво посмотрела ему вслед. Она решила сделать на Виндмур пару кругов по двору, затем сняла с нее седло и отвела назад в стойло.

– Наверное, сегодня ничего не получится, – успокаивала она сама себя и лошадь, нежно поглаживая ее по ноздрям. – Но в чем-то он прав, тебе нужно время, чтобы снова привыкнуть ко мне. Я будут теперь уделять тебе значительно больше времени, чем за все эти годы.

Затем она оседлала Оверлорда, спокойного коня черной масти, и вывела его из конюшни. Лэнглина нигде видно не было. Ворота опять были открыты, Дженнифер выехала из замка и направилась вниз в долину.


* * *

Она поехала вверх вдоль русла Орана, этот путь вел прямо к деревне. Берег зарос густым кустарником, рядом тянулись посадки молодых елей. Дженнифер с удовольствием вдыхала чудесный запах хвои и радовалась пению птиц. Когда она доехала до Тарпской возвышенности, остановила коня и взглянула вниз на долину. Замок лежал перед ней как на ладони. Вдруг она заметила, как солнечный блик вспыхнул между зубцами юго-восточной башни. Вспышки повторились несколько раз, затем прекратились.

«Кто-то открывает и закрывает окна в башне, – подумала она. – Но зачем?»

Дженнифер поехала дальше. Через некоторое время она увидела мужчину, который сидел на берегу реки, свесив ноги в воду, и ловил рыбу. Неподалеку стояла его машина с неместными номерами.

Услышав стук копыт за спиной, он быстро повернул голову и приложил палец к губам. Дженнифер спешилась и привязала коня к дереву. Она тихонько подошла к мужчине и молча кивнула ему. Он улыбнулся в ответ и жестом предложил ей остаться. Она присела и стала смотреть на прозрачную воду реки. Проследив глазами за леской, она обнаружила в воде лосося, который все время плавал вокруг наживки, но никак не решался ее заглотить. Как видно, рыбаку с уловом не везло, но так как он все еще не шевелился, Дженнифер тоже решила затаиться и подождать, что будет дальше. Оверлорд пощипывал листву на кусте и время от времени поглядывал на нее.

Прошло где-то около четверти часа, пока леска, наконец, не дернулась. Незнакомец немного ослабил натяжение лески, затем медленно вытащил рыбу из воды, снял с крючка и положил в ведро с водой.

– Добрый день! – произнес он. – Спасибо за понимание. Битый час я пытался подловить эту рыбину, но никак не получалось. Вы принесли мне удачу!

– Возможно, – ответила девушка. – Меня зовут Дженнифер Аткинсон, я живу вон в том замке.

– Пол Рейнард, – представился незнакомец и протянул ей руку. – Я коммерсант и провожу тут отпуск.

Увидев, как она облегченно вздохнула, мужчина вопросительно на нее посмотрел.

– Наконец-то я встретила незнакомого человека, не имеющего никакого отношения к замку! – пояснила она. – Вы часто здесь рыбачите, мистер Рейнард?

– Через день. Однако недавно тут появились какие-то странные люди. Проверили мои документы и посоветовали убраться отсюда.

– Они не имеют права! – воскликнула девушка. – Я поговорю с управляющим!

Рейнард нацепил наживку на крючок и бросил его в воду.

– А вы не можете мне объяснить, – продолжил он разговор, – что происходит в этой долине?

– Королевское семейство собралось посетить замок.

Собственно, это была конфиденциальная информация, но девушке показалось, что Рейнарду можно доверять.

– А-а! Ну, тогда многое становится понятным. Такое дело требует особых мер безопасности. Наверное, под надзором теперь каждый уголок долины.

– Ну, мне пора! – девушка поднялась с земли. – Желаю вам удачной рыбалки, мистер Рейнард!

– Большое спасибо, мисс Аткинсон!


* * *

Деревня Форней состояла из нескольких узких переулков и одной относительно широкой дороги, пересекавшей поселение с юга на север и упиравшейся в дремучий лес. Земля тут была покрыта красноватым песком, который поскрипывал под копытами коня.

Дженнифер завернула в переулок к дому Хелен Симпсон, находившемуся в самом центре деревни. Это была маленькая старая постройка из неровных камней с облупившейся глиняной штукатуркой. Девушка привязала коня и постучала в дверь.

Ей открыла Хелен, женщина лет тридцати пяти. Она закрыла от удивления рот ладонью и схватила Дженнифер за руку.

– Мисс Дженнифер! – закричала она радостно. – Как хорошо, что вы вернулись! Заходите, пожалуйста, садитесь! Как же тетя Эмили обрадуется! Да заходите вы, смелей!

Хелен буквально втащила девушку в дом и привела в гостиную. Длинный диван с вязаными салфетками на спинке стоял под окном. Массивный дубовый стол был накрыт для чаепития. Из кухни доносился аромат свежеиспеченного пирога. Ребенком Дженнифер частенько тут бывала. С тех пор тут ничего не изменилось, то есть буквально ничего. На комоде у задней стены также тикали часы, на полу лежал все тот же красный ковер. Даже книги и семейные фотографии остались на своих прежних местах.

Хелен вернулась через пару минут с чайником и подносом, на котором лежал пирог и стоял дополнительный прибор для Дженнифер:

– Тетушка сейчас придет! – смеясь сказала она. – Знаете, она ведь такой человек, что ей просто необходимо о ком-то заботиться и что-то делать. С тех пор как она сюда переехала, она постоянно что-то варит или печет.

В этот момент в дверном проеме показалась Эмили – маленькая и толстая, улыбающаяся от счастья.

– Эмили! – закричала Дженнифер. – Как хорошо, что ты жива и здорова!

– Моя маленькая Дженнифер, я знала, что ты не забудешь свою старую Эмили! Как я рада, тебя видеть!

Они обнялись.

– Я так жалела, что не смогла встретить тебя в замке! – Эмили сделала печальную мину. – Отец наверняка сказал тебе, что произошло. Я не поладила с этим противным мистером Лэглингом.

– Его зовут Лэнглин, – нахмурилась Дженнифер. – Не хотела бы я повстречаться с ним где-нибудь на лесной дороге. Но хорошо, что ты не видела новую кухарку и ее помощниц! Они готовят отвратительно! Как королевская семья будет есть стряпню этой Вивьен Харрис, представить себе не могу! И все это якобы ради безопасности!

– М-да, – только и произнесла Эмили. Она отхлебнула чаю и, не спрашивая, положила на тарелку Дженнифер два больших куска пирога. – На, поешь хоть чуть-чуть! Этот визит когда-нибудь да кончится, и тогда все пойдет по-прежнему.

– Значит, ты вернешься?

– Твой отец не хочет меня отпускать. Он очень расстроился, когда я решила уйти! – Эмили взглянула в окно. – Ты приехала на Виндмур?

Дженнифер рассказала, что произошло с ее лошадью.

– И это за такое короткое время, представь себе! – печально сказала она. – Лошадь выглядит так, как будто ее не чистили и почти не кормили несколько месяцев. Невероятно!

– Я считаю, что этот Лэпплинг на все способен, – призналась Эмили. – Наверняка это он выжил Диггинса из конюшни. Старик ведь такой молодчина! Он бы ни за что не допустил, чтобы за какой-нибудь из наших лошадей плохо ухаживали.

– Тоже так думаю. Я уж разузнаю, что за всем этим кроется.

Эмили покосилась на Дженнифер.

– Ты что такое говоришь? – проговорила она. – Что-нибудь в замке не так?

– Даже сама не знаю. Но у меня такое чувство, что все идет не так, как должно быть, – доверительно произнесла Дженнифер. – Все чего-то темнят. Отец очень страдает от этого. А в чем дело, не пойму.

– Теперь у него есть вы, и это ему поможет, уж поверьте мне! – сказала Хелен. – Ну, а сейчас поешьте хоть чего-нибудь! Попейте чаю! У вас такой вид, будто завтра конец света!

Дженнифер печально кивнула. Действительно, на душе у нее было неважно. Она попила чаю, съела пирог и через час попрощалась. По дороге она думала о происходящем. Еще никогда за всю историю Оррей-кастла ни один член королевской семьи не приезжал в замок. Почему это вдруг должно случиться сейчас? Зачем начинать заниматься подготовкой за несколько недель? И почему организацией занят такой человек, как Артур Лэнглин? Неужели у короны не нашлось кого-нибудь более компетентного?

Дженнифер как раз подоспела к ужину. Вивьен Харрис самолично принесла поднос с посудой в столовую. Лэнглин сидел в кресле и просматривал газету, как будто искал там что-то.

– Заходите! – сказал он, заметив Дженнифер, но та демонстративно осталась стоять в дверях.

– Мне наплевать на все ваши меры безопасности! – заявила она. – Диггинс немедленно возвращается к своим обязанностям в конюшне, и никто не смеет ему сказать и слова поперек! Надеюсь, мы поняли друг друга!


* * *

На лестнице Дженнифер заметила тень, которая затем исчезла в подвале. Это был явно кто-то из людей Лэнглина. Странно было, что человек шел, слегка согнувшись и на цыпочках. Когда его шаги затихли, она незаметно последовала за ним.

Под замком находились обширные подвалы. Снаружи они были окружены двойными, а то и тройными стенами, что в свое время защищало замок от нападающих.

Спустившись за мужчиной вниз, она задержалась у лестницы и увидела, что тот включил карманный фонарь и направился в сторону южного отсека. Там находился винный погреб, заставленный высокими, но в большинстве своем пустыми бочками. Дженнифер знала подвал как свои пять пальцев, поэтому ей не составило никакого труда проследить за мужчиной и не быть при этом замеченной. Она юркнула за передний ряд бочек и пошла по узкому проходу между ними.

Что-то зашуршало, и раздался резкий писк. Крысы! Этого еще только не хватало! Дженнифер осторожно заглянула за угол.

Мужчина только что окончил осматривать соседний отсек, и она услышала, как под его подошвами заскрипел мелкий песок, покрывавший пол.

– Здесь нужно как следует убраться! – раздался глухой голос. Он напоминал голос Лэнглина, но эхо под сводами искажало звук, и поэтому Дженнифер не была в этом полностью уверена. – Это не дело, если все будут пачкать тут обувь и оставлять следы. Тревор, идите сюда. Я нашел кое-что интересное. Странно, что до сих пор мы этого не заметили!

Они подошли к небольшой дверце и сделали несколько шагов в какое-то помещение.

– Длинный коридор с несколькими маленькими камерами, – сказал Лэнглин. – Именно то, что нам надо. Все мыслимые и немыслимые меры предосторожности не имеют смысла, если у нас нет подходящего места для размещения преступников.

– Это точно! – поддакнул Тревор. Дженнифер догадалась, что он один из тех мужчин, разговор которых она слышала на башне. – Мы сделали правильный выбор. Так или иначе, время пришло. Ждать больше нечего.

– Однако помещения пусты. Нам придется что-нибудь придумать.

Мужчины собрались выходить, и Дженнифер бросилась назад в винный погреб и скрылась в узком проходе между бочками. Она услышала приближающиеся шаги, поспешила на лестницу и уже там сделала вид, что только что спустилась в подвал.

– Ах, вот это кто! – произнесла она. – А я думала, что это пищат крысы.

– Что вам здесь надо? – недовольно спросил Лэнглин. – Вам что, больше заняться нечем, как только шпионить за нами, мисс Аткинсон?

– Не хамите мне! – парировала она. – Или вы хотите сказать, что и погреб представляет опасность для королевской семьи?

– Здесь могут прятаться террористы! – ответил мужчина по имени Тревор. – Или это недостаточно веская причина, чтобы посмотреть, куда ведут эти ходы?

– Конечно! – ответил за Дженнифер Лэнглин. – Тревор, проследите, чтобы тут убрались.

– Слушаюсь, сэр!

Тревор быстро поднялся по лестнице, Дженнифер думала, что и Лэнглин за ним последует. Однако тот остался на месте и скрестил руки на груди.

– Осмотреть все входит в мои обязанности, мисс Аткинсон, – сказал он. На этот раз его голос звучал более приветливо и вежливо. – Я убедился в том, что граф Джон владеет очень хорошим винным погребом. Кроме того, тут можно хранить съестные припасы.

– Конечно! Королева будет в восторге!

– Рад, что хотя бы в этом вы меня понимаете! – управляющий сунул руки в карманы. – Вы действительно из-за крыс спустились в подвал?

– Да! – прошипела Дженнифер почти как кошка. – Я люблю разговаривать с крысами и пауками, знаете ли!

Разговор, который она подслушала, подтвердил ее подозрения. Что-то во всем этом деле было не так. Нужно немедленно поговорить с отцом. Однако никаких доказательств у нее не было, только интуиция и пара двусмысленных слов Лэнглина и Тревора.

В задумчивости она поднялась на двор. И как всегда, когда чувствовала себя одинокой, она пошла в конюшню, к Виндмур.


* * *

Почему она опять поднялась на крепостную стену, Дженнифер не знала. Вечерело. Изматывающая жара несколько спала. Отсюда, с восточной стороны замка, открывался чудесный вид на долину, на реку и горы.

Вдруг ее ослепила какая-то вспышка, девушка недоуменно посмотрела на небо. Вспышка повторилась, и, наконец, Дженнифер поняла, что солнечные блики идут из одного из окон юго-восточной башни. Они повторились несколько раз подряд и, должно быть, были хорошо видны из долины. Кто-то подавал световые сигналы, чуть позже девушка увидела, что и из долины на них ответили.

Люди из команды Лэнглина посылали тайные сигналы – в этом Дженнифер не сомневалась. Это открытие делало картину происходящего в замке еще более запутанной и неясной. Дженнифер продвинулась еще немного вперед в надежде увидеть того, кто посылал сигналы из окна башни. При этом она легла на живот на одну из каменных плит, которыми был выложен парапет, придерживаясь руками за зубцы стены.

Вдруг она почувствовала, как плита под ней начала сдвигаться! Девушка покрылась холодным потом. Она хотела закричать и позвать на помощь, но смогла лишь сдавленно прохрипеть. Дженнифер попыталась отползти назад, но этим только ускорила скольжение плиты.

И тогда ей пришла спасительная мысль. Сложив ноги вместе, она зацепилась ступнями, как крючками, за один из зубцов и, сгибая ноги в коленях и руки в локтях, стала тянуть тело назад. Оказавшись на середине плиты, она резким рывком откинулась назад и упала в проход. В тот же момент плита окончательно съехала со стены, полетела вниз и с грохотом разбилась о скалы.

Тяжело дыша, Дженнифер встала на ноги. Она еще до конца не поняла, что с ней произошло. Все ее тело дрожало от напряжения и страха. Покачиваясь, она облокотилась о парапет и закрыла глаза. А что если кто-то специально ослабил плиту? Нет, это немыслимо.

Понадобилось несколько минут, прежде чем девушка хоть немного успокоилась и смогла спуститься вниз. Она решила тут же пойти к отцу и рассказать ему о своих наблюдениях.

Граф немало удивился, когда Дженнифер ворвалась к нему в кабинет и упала в кресло.

– Что случилось? – спросил он недоуменно. – Ты вся испачкалась. Что-нибудь с Виндмур?

– Папа, тут дело нечисто! – перебила его дочь и на одном дыхании рассказала ему все, что она услышала и увидела сегодня вечером.

– Ты уверена, что все это не плоды твоей фантазии? – тихо спросил граф.

Дженнифер возмутилась:

– Ты можешь все это перепроверить! Ты считаешь, что у меня мания преследования? А может, ты с этими людьми заодно?

– Дженнифер!

Девушка вскочила и обняла отца:

– Папа, прости! Я не хотела тебя обидеть!

– Ладно, ладно. Но то, о чем ты рассказала, очень подозрительно. Я поговорю об этом с Лэнглином.

– Ни в коем случае! – взмолилась Дженнифер. – Если за всем этим стоит он, то он поймет, что мы кое-что знаем… – она замолчала и опустила голову. – Согласна, папа. Я уже заранее исхожу из того, что он преступник. Но разве мы ничего не можем сделать, видя, как он и его сотрудники бесстыдно пользуются своим положением для каких-то темных делишек?

– Нет, не можем, пока они не вредят замку или нам. Ну, сама подумай, Дженнифер. Я должен позвать полицию и выгнать всех этих людей за порог? Королева мне никогда этого не простит! Нет, придется сжать зубы и потерпеть. Через три недели все кончится.

– А как ты думаешь, королева точно знает, что будет гостить у нас в замке? Меня так и подмывает поехать в Лондон и спросить ее об этом!

– Детка, у тебя слишком хорошо работает фантазия! Я при случае поговорю с мистером Лэнглином. Но только при случае. Он сообщил мне, что сегодня начнется подготовка комнат в западном крыле.

– Уж я прослежу за этим! Соблюдая меры предосторожности, конечно! Посмотрю, что там происходит.

– Да. Пожалуйста, займись этим. Вот увидишь, для всего рано или поздно найдется очень простое объяснение. Даже для световых сигналов!


* * *

Приглушенные голоса, шум передвигаемой мебели, топот ног доносились и до комнаты Дженнифер. Наконец, она не выдержала и направилась в западное крыло замка. Взбежав по лестнице, она оказалась на третьем этаже, откуда и раздавался шум. Она увидела Вивьен Харрис и ее помощниц, которые переносили вазы и другие мелкие предметы по коридору из одной комнаты в другую. Все двери были открыты настежь, везде работали мужчины. Всего их Дженнифер насчитала восемь. Лэнглина и Тревора среди них не было.

Девушке все происходящее казалось очень странным. Она внимательно наблюдала за мужчинами и женщинами и сделала при этом удивительное открытие. Несмотря на шутки, смех, ворчание и ругань, они действовали очень слаженно, так, будто весь переезд был заранее продуман и отработан до мельчайших деталей. Дженнифер их работа напомнила передвижение декораций в театре. Если сложить все эти странности воедино, то возникало ощущение, что тут действительно разыгрывалась какая-то театральная постановка.

Четверо мужчин несли тяжелый старинный письменный стол к лестнице. Девушка преградила им дорогу.

– Стоп! – громко сказала она. – Куда вы собираетесь нести этот стол?

– Куда-нибудь в подвал, мисс.

– Об этом не может быть и речи! За этим столом работал Кромвель! Это одна из самых ценных и старинных вещей в замке. Стол останется здесь, в сухом помещении, сырой подвал ему противопоказан.

Мужчины поставили тяжеленный стол на пол.

– Ну, коли так, то вы правы, – ответил один из них. – Будет жаль, если королева не увидит этот стол. Давайте отнесем назад!


* * *

В окно Дженнифер увидела, как Лэнглин сел в машину и уехал из замка. Она наспех переоделась, облачившись в узкие коричневые брюки и голубую блузку, и натянула на ноги сапоги для верховой езды. После этого она поспешила в конюшню, где Виндмур приветствовала ее появление радостным ржанием.

– Здравствуй, моя красавица! – задорно прокричала Дженнифер. – Сегодня нам никто не помешает. Уж мы покажем этому управляющему, на что способны!

Кобыла нервно перебирала ногами, когда ее хозяйка подошла к ней с седлом и уздечкой. Дженнифер успокаивала ее и ласково трепала по шее. Виндмур успокоилась и дала себя оседлать. Дженнифер надела на нее уздечку и вывела из стойла. Лошадь фыркала и трясла головой, с недоверием поглядывая на наездницу.

– Ну, будь умницей, – уговаривала ее Дженнифер. – Никто тебе не сделает больно. Мы совсем одни, и никто нам не помешает!

– Не так быстро, не так быстро, мисс! Иду на подмогу! – вдруг раздался голос за ее спиной.

– Диггинс! – радостно закричала девушка. – Лэнглин вернул вас на конюшню?

– Да, мисс. Он сказал, что я опять должен заниматься лошадьми, но только ими!

– Как же я рада, Диггинс! Теперь я буду знать, что Виндмур в надежных руках.

– Будьте осторожны с ней! – предупредил старый конюх. – Я осмотрел вашу лошадку. Кто-то ее избил.

– Я знаю, Диггинс. Уж я выясню, кто это сделал!

Дженнифер вывела лошадь на двор, провела ее несколько раз по кругу, а затем осторожно оседлала. Кобыла все это приняла совершено спокойно, и девушка направила ее за ворота. Виндмур радостно заржала и сама пошла рысью. Они спустились по серпантину вниз и скоро оказались в долине. Дженнифер тихо прищелкнула языком, и лошадь тут же отреагировала на давно знакомую ей команду – перешла на широкий галоп.

Виндмур хорошо знала дорогу, ведь они ездили по ней уже много лет. Дженнифер засмеялась от счастья. В седле она чувствовала себя невероятно свободной.

Вдруг кобыла стала брыкаться.

– Виндмур! – закричала Дженнифер и потянула поводья на себя. – Это же я!

Виндмур продолжала мотать головой и недовольно фыркать. Девушка с ужасом увидела, как безумно горят глаза лошади. Животное явно было объято паникой и не реагировало на команды.

«Значит, здесь на ней уже кто-то ездил, – подумала девушка. – Этот мерзавец хлестал ее плеткой и вонзал шпоры!»

– Виндмур! – закричала она опять что есть силы. – Виндмур, остановись!

Но лошадь уже не реагировала. Она неслась дальше, сначала по дороге, а потом прямо через кусты.

– Остановись! – в отчаянии кричала девушка. Она уже с трудом держалась в седле. Ветки деревьев хлестали ее по лицу, и она молила Бога, чтобы эта бешеная скачка прекратилась. Лошадь уже не удержать. То, что она сбросит наездницу, было лишь вопросом времени.

Девушка что есть силы потянула поводья. Лошадь замедлила бег, пару раз взбрыкнула и поднялась на дыбы. Дженнифер откинулась назад, зацепилась ступнями за стремена и подтянулась на вожжах. В следующий момент она опять упала в седло, а лошадь закружилась на месте. Дженнифер увидела, как какая-то тень стремительно приближается к ней. Что-то ударило ее с боку по голове, и она отключилась…


* * *

Она увидела чье-то лицо. В глазах у нее все расплывалось.

– Спокойно! Лежите тихо! – слова с трудом проникали в ее сознание. – Все хорошо. Вы приходите в себя.

Что-то влажное и холодное легло на ее голову. Дженнифер благодарно закрыла глаза и постаралась дышать глубоко и равномерно. Как долго она тут лежит, девушка сказать не могла. Через какое-то время она вновь открыла глаза и обнаружила, что видит теперь четко и ясно. Над ней были ветки деревьев, пряно пахло травой, на которой она лежала.

– Мистер Рейнард! – прошептала она. – Как вы здесь оказались?

Тут она догадалась, что он, наверное, ловил поблизости рыбу и стал свидетелем ее падения.

– Виндмур! – выдохнула она. – Где Виндмур?

Рейнард успокаивающе улыбнулся и обновил холодный компресс. Дженнифер поморщилась, когда он прикоснулся к ее голове. Там, как выяснилось, образовалась большая шишка.

– Если вы имеете в виду ту лошадь, которая сбросила вас, то она стоит вон там, в кустах, и делает вид, что она тут ни при чем. Стоп! Не двигайтесь! Лежите спокойно! Вы в первый раз сели на эту лошадь?

– Да вы что! Виндмур – моя любимая лошадь. Она выросла вместе со мной. Я единственный человек, которому она разрешает на себя садиться.

– Тогда, скорее всего, с ней что-то произошло. Возможно, неправильно обращались в ваше отсутствие, – сделал вывод мужчина.

Дженнифер закрыла глаза и лежала какое-то время молча.

Пол сел рядом с ней и рассказал, что он видел в долине в последнее время. Оказывается, люди Лэнглина прочесывают лес в окрестностях Форнея и водохранилища. Девушка осторожно приподняла голову и оперлась на локти. Ее зрение полностью восстановилось, и теперь она увидела за кустами хвост Виндмур. Кобыла щипала травку. Она была спокойной и показывала всем своим видом, что и мухи не обидит.

– Виндмур! – крикнула Дженнифер. Лошадь никак не отреагировала, но по движению хвоста было ясно, что кобыла услышала и узнала ее голос.

– Я же правда могла свернуть себе шею, – прошептала Дженнифер. – Мистер Рейнард, вас не затруднит отвезти меня в замок?

– Конечно, нет, мисс Аткинсон. Давайте я помогу вам встать и отведу вас к машине.

Пол довел Дженнифер до машины и усадил ее на сиденье. Затем он достал из багажника длинный канат и направился к Виндмур.

– Ну, ну! – стал он подзывать животное. – Виндмур, умница! Сейчас мы совершим небольшую пробежку.

К удивлению девушки, лошадь подпустила к себе Рейнарда, и он сумел протянуть канат через поводья.

– Ну, давай, пошли! – он потянул за канат, и Виндмур нехотя пошла за ним. Он подвел лошадь к машине и привязал канат к заднему бамперу, затем сел за руль.

– А вы умеете обращаться с лошадьми, мистер Рейнард, – улыбнулась Дженнифер.

– У моего дяди конюшня скаковых лошадей в Аскоте. На каникулах я частенько у него подрабатывал и кое-чему научился. Виндмур – породистая лошадь. Наверное, ваш отец выложил за нее кучу денег. Или вы сами разводите лошадей?

– Нет, Виндмур мне подарили на шестнадцатый день рождения. Она была очаровательным маленьким жеребенком. С первого дня я кормила ее с рук, и поэтому она так привязана ко мне. Она признавала и других членов семьи, но седлать ее могла только я.

– Этот подлец, наверное, не знал этого и попытался силой усмирить лошадь. Вы правда не догадываетесь, кто бы это мог быть?

– У меня есть кое-какие подозрения, но нет доказательств. Это, должно быть, тот же самый человек, который от нечего делать стреляет уток, а потом даже не подбирает их.

– И которого вы не знаете!

– Нет, не знаю!

Дженнифер повернула голову и внимательно посмотрела на Пола. А не мог он быть тем мужчиной в охотничьем костюме? Нет, этого не может быть! Пол Рейнард был стройным и высоким, а тот с ружьем – приземистым. Кроме того, новый знакомый был ей очень симпатичен, она сразу почувствовала, что ему можно доверять. А тот факт, что он еще и в лошадях разбирается, принес ему еще пару плюсов в глазах Дженнифер.

– Ну, поехали, – сказал он и завел мотор. Виндмур послушно бежала рысцой за машиной, и вскоре они уже прибыли в замок. Там Пол отвязал канат и отвел лошадь в конюшню. Об остальном позаботился Диггинс, который так и не понял, что произошло.

– Я бесконечно благодарна вам, мистер Рейнард. Уверена, мой отец будет рад с вами познакомиться.

Дженнифер так настойчиво на него смотрела, что он не мог не улыбнуться.

– Вы так любезны! – ответил он тихо, – Я тоже был бы этому очень рад.

– Когда бы вы смогли прийти к нам?

– Может быть, завтра вечером?

– Отлично! Тогда мы ждем вас завтра к ужину. Семь часов вас устроит?

– Конечно.

Дженнифер протянула ему руку, Пол задержал ее в своей руке несколько дольше, чем было необходимо.


* * *

Дженнифер проспала около часа. Ее разбудил отец.

– Кухарка сказала, что тебя в замок доставил какой-то мужчина, тебя и лошадь! – сказал он взволнованно. – Что случилось, детка?

Девушка в нескольких словах рассказала ему о несчастном случае. Граф только покачал головой:

– Я уже попросил Лэнглина объясниться. Он был не в курсе, но согласился со мной, что кто-то из его людей ответственен за состояние лошади. Он сказал также, что предупреждал тебя и сделал все возможное, чтобы сохранить твою жизнь и здоровье.

– Это правда, он меня предупреждал. И сделал это в крайне невежливой форме!

– Давай я пошлю за доктором Дуганом! – предложил граф, но дочь его остановила.

– Со мной ничего особенного не случилось! Я не ранена. У меня только шишка на голове и немножко голова болит. Мне нужно немножко отдохнуть. Пусть Мэри принесет мне ужин сюда.

– Я скажу ей об этом. Дженнифер, а кто был тот человек, который привез тебя в замок?

– Его зовут Пол Рейнард, он коммерсант. Проводит отпуск в долине и, видимо, снял комнату в деревне. Больше я ничего о нем не знаю, только то, что он неплохо разбирается в лошадях. И что завтра он придет к нам на ужин!

– Это не понравится мистеру Лэнглину, но ничего, пусть потерпит!

– Этого еще только не хватало! – возмущенно вскрикнула Дженнифер. – Если нам нельзя приглашать гостей, тогда уж лучше мы не пригласим королеву!

– Ты слишком молода и сразу начинаешь кипятиться! – попытался утихомирить дочь граф. – Но коли уж мы согласились на это дело, то должны кое с чем мириться. Визит и связанная с ним суматоха быстро закончатся, мы и оглянуться не успеем. Ну, а немножко пиара нам не повредит, не так ли?

– А что это ты вдруг изменил свое мнение, папа? Когда я приехала, ты показался мне таким подавленным и озабоченным. Теперь у тебя настроение улучшилось!

Граф обнял дочь и прижал ее к себе:

– Это потому что ты здесь, детка! С тех пор как ты приехала, я опять спокойно сплю. Да и мистер Лэнглин стал более любезным. По-моему, он все это тоже делает впервые.

– Ты уверен в этом, папа? А вот у меня такое впечатление, что этот управляющий – опытный тип, на котором пробу ставить негде.

– Успокойся и отдыхай, – сказал граф. – Я зайду к Мэри и распоряжусь насчет ужина.

Граф ушел, и Дженнифер закрыла глаза. Ее разбудила Мэри, которая принесла ужин. Девушка поела без аппетита, убедившись лишний раз, что все приготовленное новой кухаркой одинаково невкусно. Она злорадно улыбнулась, представив себе лица членов королевского семейства, после того как они отведают подобную стряпню.

После ужина горничная убрала посуду, а Дженнифер опять залезла под одеяло и предалась тяготившим ее мыслям. Она решила немедленно начать собственное расследование и не полагаться больше на объяснения Лэнглина. Потом она опять заснула, и когда проснулась, за окном уже было темно. Дженнифер чувствовала себя посвежевшей и отдохнувшей. Голова больше не болела, девушка встала с постели и отправилась в ванную. Приведя себя в порядок, она нашла в шкафу темные брюки и пуловер. Она повязала голову синим платком, надела кроссовки и вынула из ящика письменного стола карманный фонарь. Затем она тихо вышла в коридор.

Дженнифер спустилась на первый этаж. Дверь в салон была открыта, девушка осторожно заглянула и увидела кухарку. Миссис Харрис сидела в отцовском кресле, курила сигарету и читала газету. В облегающем черном костюме, она была похожа на хозяйку замка, а не на кухарку.

Девушка через столовую прошла на кухню, а оттуда в проход, соединяющий главное здание с западным крылом. Дверь в конце прохода годами была закрыта, ее можно было открыть только специальными ключами. А они были только у двух людей – у графа и его дочери.

Тем не менее Дженнифер с удивлением обнаружила, что дверь не заперта. Вероятно, таким образом кто-то хотел обеспечить слугам свободный доступ к западному крылу, в котором должны были разместиться высокие гости. Дженнифер вошла в коридор и огляделась. Тут горела одна-единственная лампочка, и в ее свете девушка увидела две винтовки, которые были прислонены к стене недалеко от выхода во двор.

Она прокралась к лестничной клетке и посмотрела вверх. Там стояли двое мужчин, охраняя проход. Дженнифер подошла к двери и увидела, что они направились к помещению для прислуги, вошли в него и прошлись по комнатам. Они везде зажгли свет и затем стали разговаривать с Диггинсом.

Дженнифер быстро пересекла двор и юркнула через открытую дверь в людскую. В какой-то момент под ней скрипнула половица. Девушка испугалась и рванула к выходу. По дороге она задела полку с посудой. Кастрюли звякнули, и девушка услышала, что мужчины идут в ее сторону. Она быстро выскользнула во двор и спряталась за клумбой.

Вооруженные мужчины появились в дверях и осмотрелись.

– Наверное, это кошка, – услышала Дженнифер слова одного из мужчин. – Спокойной ночи, Диггинс. Заприте как следует дверь!

– Хорошо, хорошо! Спокойной ночи! – раздался голос старого конюха.

Мужчины пошли через двор к воротам.

– А что если сюда проник кто-то чужой? – спросил одних них.

– Тогда он должен быть альпинистом, – ответил другой. – Квентин дежурит у ворот, а трое наших патрулируют проход на крепостной стене. Никто не проникнет незамеченным в замок и не выйдет из него. Оррей-кастл превратился к крепость, и граф об этом даже не догадывается! Но так оно и лучше, это только бы взволновало его.

– Так и шеф распорядился. Пойдем доиграем нашу партию в шахматы! Сейчас мой ход.

Оба охранника исчезли в западном крыле и закрыли за собой дверь. Дженнифер подождала пару минут, а затем быстро пошла через двор к главному зданию. Она нажала на ручку двери и облегченно вздохнула – дверь была не заперта. Свет в салоне был потушен, кухарка ушла.

Дженнифер окончательно убедилась в том, что все происходящее в Оррей-кастле не имеет ничего общего с обычным визитом королевской семьи, даже если бумага, скрепленная подписью и печатью лорда-администратора, была подлинной.


* * *

Когда на следующее утро после завтрака Дженнифер шла через холл, дорогу ей преградил Лэнглин.

– Доброе утро, мисс Аткинсон, – поздоровался он. – Вы, случайно, ночью не слышали подозрительных звуков?

– Нет, мистер Лэнглин. Сожалею, я была в своей комнате и спала.

– Относительно лошади я вас предупреждал. Мне жаль, что вы пострадали.

– Физическую боль можно вынести. Душевная боль намного страшнее. Вам это известно?

– Конечно, мисс.

Девушка поднялась по лестнице и остановилась на последней ступеньке. В окно она увидела, что во двор въехали три небольших грузовика. Они были с лондонскими номерами, и за лобовым стеклом одного из них она увидела королевский герб.

Дженнифер быстро спустилась и подошла к одному из водителей.

– Добро пожаловать в Оррей-кастл! – поприветствовала она мужчину, протянув ему руку. – Я дочь владельца замка.

– Приветствую вас, мисс, – ответил шофер. – Вообще-то мы рассчитывали на менее торжественный прием.

– Ну что вы, сэр! Вы наверняка привезли все недостающее для мероприятия.

– Да, как было обговорено с миссис Харрис!

– То есть кухонные принадлежности и продукты? У нас есть холодный подвал, где все должно поместиться.

Мужчина растерянно оглянулся. Он увидел Лэнглина, который показался в дверях и поспешил к нему навстречу.

– Сэр! – крикнул водитель. – Куда нам сгружать вещи?

– Минуту! – ответил управляющий. Он направился прямо к Дженнифер. – Что вы хотите? Помешать нам?

– Нет! Убедиться, что все делается на высшем уровне. Иначе королевская семья будет недовольна вашей работой. Вы же готовитесь к визиту ее величества впервые?

Лэнглин помрачнел. Он скривил рот и уставился на водителей грузовиков.

– Вам-то какое дело, мисс? Занимайтесь своим делами, а я займусь своими. А у меня их предостаточно, кроме всего прочего я еще должен разыскивать человека, который издевался над вашей лошадью!

Решимость, с которой он все это произнес, немного смягчила Дженнифер.

– Пожалуйста, делайте то, что считаете нужным, – ответила она. – Но учтите, что в замке живут люди, а не лакеи…

– Хватит! – прервал он ее. – Я понял вас достаточно ясно, мисс Аткинсон!

Дженнифер вернулась к себе и из окна стала наблюдать за разгрузкой грузовиков. Она решила сегодня же выяснить, что в привезенных ящиках.


* * *

– Доброе утро, мисс Дженнифер!

Диггинс вышел из конюшни и приветливо помахал ей.

– Доброе! Как себе чувствует Виндмур?

– Кобыла ночью была спокойна, мисс, – ответил конюх. – Она нормально ест, чуть позже я проведу ее пару раз по двору.

– Нет. Я сама это сделаю!

Вместе с Диггинсом она вошла в конюшню и направилась к стойлу своей любимицы.

– Виндмур! – тихо позвала она ее. Кобыла радостно заржала, но глаза ее нервно блестели. Девушка осторожно вывела лошадь из стойла во двор. Там она сделала с ней двадцать кругов и вернула в стойло.

– Мисс! – позвал ее конюх. – Я тут нашел одну вещь, хочу вам показать.

Диггинс раскрыл ладонь, и девушка увидела какой-то металлический предмет, похожий на острый шип, сделанный, скорее всего, из чугуна. Это был зубец от шпоры!

– Диггинс! – воскликнула Дженнифер. – Это же улика! Но почему никто не видел, кто ездил на Виндмур?

– Потому что некому было. Меня Лэнглин из конюшни прогнал. Но вы правы, нам нужно пересмотреть все шпоры и найти те, на которых отсутствует зубец.

– Так я и поступлю, Диггинс!

Отломанный зубец она спрятала в самом нижнем отделении своей шкатулки для украшений. Затем она решила посмотреть, куда мужчины сложили привезенные ящики.

Лэнглин распорядился отнести их в восточное крыло. Но не в подвал, как сначала предположила Дженнифер, а на второй этаж. Это было странно – в этой части замка никто не жил, помещения в нем не отапливались, в них было сыро и холодно. Она улучила момент, когда ее никто не видит, быстро пересекла двор и юркнула в боковую дверь рядом с входом в подвал. Оттуда по узкой лестнице она поднялась на крепостную стену, намереваясь пройти по ней до южной башни, в которой находилась дверь, ведущая в потайной ход.

Оказавшись на стене, она со страхом взглянула на то место, где лежала злополучная плита, сорвавшаяся вниз. Вдруг над ней что-то блеснуло, и девушка быстро спряталась между выступами.

Кто-то опять подавал световые сигналы с башни, на них ответили из долины, но не с прежнего места, а немного левее и выше по течению Орана.

Наверху раздался какой-то шум, Дженнифер вздрогнула. Одно из окон башни захлопнулось, затем раздался стук, и наступила тишина. И тут в башне что-то грохнуло, было похоже, что на пол упал мешок с чем-то тяжелым. Затем по полу что-то протащили и раздались какие-то голоса. Потом все замолкло. Дженнифер подошла к двери и осторожно ее открыла. За ней находился проход между крепостными стенами – внешней и внутренней. В проходе она обнаружила аккумуляторный фонарь. Его света вполне хватило, чтобы осветить Дженнифер путь. Она обошла башню до западной стороны.

Дженнифер подошла к одной из потайных дверей и заглянула внутрь. Помещение было пустым, так, во всяком случае, показалось девушке. Дверь на лестницу и окна были закрыты. В воздухе пахло табачным дымом.

И вдруг она увидела мужчину. Он лежал рядом с комодом в темной луже. Девушка в ужасе застыла. Через несколько бесконечно долгих секунд она на ватных ногах подошла к лежащему. Это был мужчина, которого Лэнглин называл Тревором. На его голове была смертельная рана.

Дженнифер в панике помчалась в кабинет отца.

Услышав рассказ дочери, граф посмотрел на нее с таким удивлением, как будто сомневался в ее рассудке. Тем не менее он отправился с ней в башню. Дочь привела отца наверх и указала на то место, где только что видела тело.

Но там ничего не было. Мертвец исчез, пол был чист.

– Кто-то его унес, – проговорила Дженнифер, чуть дыша. – Поверь, он лежал вон там!

Граф покачал головой.

– Тебе нужно лечь в постель! – тихо сказал он. – Падение с лошади все еще дает о себе знать!

Возмущенная до глубины души, Дженнифер выбежала вон. Мысль о том, что мертвеца унесли через потайной ход, дверь в который она оставила открытой, пришла ей в голову лишь потом…


* * *

Чуть позже она нашла следы крови между стенами башни, но потом и их кто-то стер. Затем через чердак она попала на второй этаж, где были складированы в несколько рядов ящики Лэнглина. То, что она в них увидела, почему-то не очень ее удивило. Аккуратно завернутые в промасленную бумагу там лежали пистолеты и глушители. Ими ящик был заполнен доверху. Дженнифер закрыла первый ящик и открыла следующий. В нем оказались винтовки – пара дюжин как минимум!

Она отправилась прямо к отцу и все ему рассказала.

Сначала граф не мог поверить в услышанное.

– Ты уверена, что сотрясение мозга у тебе прошло и ты трезво оцениваешь обстановку? – спросил он.

Дженнифер ничего не ответила, а только выразительно посмотрела на отца.

– Ладно, ладно, – сказал он примирительно и поднялся. – Пойдем, взглянем на оружие!

– Этого только не хватало! Если нас кто-нибудь заметит, то нам конец! Мы должны сообщить обо всем в полицию, в Скотланд-Ярд!

Граф опустил голову и задумался.

– Я знаю, где спрятано тело! – внезапно воскликнула девушка. – Пойдем, папа! Я почти уверена!

Она провела отца по потайному ходу в восточное крыло, а оттуда – в подвал. И они обнаружили то, что искала Дженнифер! В одной из камер под куском пленки лежало тело мужчины. Граф вздрогнул, увидев мертвеца.

– Ты была права, прости! – прошептал он, горло у него перехватило. – Теперь и я понимаю, что тут происходит что-то, о чем мы не должны знать. Я завтра еду к Питтсбургам и заеду в Абрерон, в полицию. Пусть сюда приедут их люди и разберутся во всем. И ни слова Лэнглину! – предупредил он дочь. – Я приглашу его сегодня к ужину.


* * *

Дженнифер увидела знакомую машину, еще когда она только подъезжала к замку. Она поспешила вниз. Увидев там двух людей Лэнглина, она задержалась в тени нового штабеля ящиков, которого не было еще два часа назад. Девушка точно не расслышала, о чем разговаривали мужчины, она поняла только слово «машина» и догадалась, что они имеют в виду автомобиль, приближающийся к замку.

Машина остановилась перед воротами замка, потому что мужчины преградили ей дорогу.

– Добрый день, – услышала она голос человека, привыкшего отдавать приказы. – Куда вы направляетесь?

– Меня зовут Пол Рейнард, я приглашен на ужин к графу.

– Нам ничего об этом неизвестно. Пожалуйста, поворачивайте назад! Тут вам делать нечего!

Пол высунул голову из окна машины:

– Я не ослышался? Вы кто, охрана графа?

– Вас это не касается!

– Еще как касается! – вскричала Дженнифер. Если вы сейчас же не уберетесь, я приведу сюда полицию!

– Мы делаем только то, что нам приказывают, – пробормотал один из мужчин. – Просим прощения, мисс Аткинсон!

– Хорошо. А теперь освободите дорогу!

Охранники отошли в сторону, и Дженнифер подала Полу знак рукой, чтобы он въезжал во двор.

Она подошла к машине, и когда молодой человек выходил из автомобиля, подала ему руку.

– Ничего себе прием! – улыбнулся Пол. – Спасибо, что заступились за меня.

– Служащие Лэнглина слишком много себе позволяют! Прошу вас, мистер Рейнард. Мой отец будет очень рад с вами познакомиться.

Дженнифер провела гостя в холл, а затем в салон. Граф подошел к молодому человеку и пожал ему руку.

– Вы спаситель моей дочери! – сказал он. – Рад приветствовать вас в моем скромном жилище. Хотите коньяку или, может быть, сигару?

– Спасибо, ограничусь коньяком.

Рейнард сел в кресло и спросил:

– Уже нашли того, кто издевался над лошадью?

– Увы, нет! Мы стараемся его найти, но, скорее всего, злоумышленник никогда не будет обнаружен, потому что его наверняка уже нет в замке, – граф посмотрел на дверь. – Как я вижу, ужин уже готов. Пойдемте в столовую!

В столовой Дженнифер села напротив Пола. Дверь вновь отворилась, и вошел Артур Лэнглин. Управляющий сделал удивленное лицо, увидев в столовой незнакомца, или же изобразил удивление.

Но девушка лишь мельком посмотрела на него, так как не спускала глаз с Пола. И по тому, как едва заметно напряглось его лицо и изменилось выражение глаз, она поняла, что и ему Лэнглин не понравился с первого взгляда.

– Заходите, мистер Лэнглин, – сказал граф. – Спасибо, что согласились поужинать с нами. Разрешите представить вам мистера Рейнарда! Он проводит в наших местах отпуск.

Управляющий подошел ближе, слега поклонился, а затем подал Рейнарду руку.

– Прошу прощения за поведение моих людей, – произнес он. – К сожалению, я не всегда имею возможность лично подбирать персонал.

– Да, мы уже заметили, – согласился с ним хозяин замка. – То, что миссис Харрис отвратительно готовит, вы уже и сами поняли. Мне стыдно, что королевской семье будут подавать подобную стряпню. И неприятно, что из-за вашей организации и мой дом, и моя семья предстанут в дурном свете.

При слове «организация» Лэнглин едва заметно вздрогнул. Никто, кроме Дженнифер, этого не заметил.

После ужина граф пригласил всех в салон выпить виски. Когда Лэнглин удалился, а отец отошел в библиотеку, девушка спросила у Пола:

– Не хотите прогуляться в саду?

– Охотно, мисс Аткинсон.

Они вышли на улицу.

– Мистер Рейнард, – произнесла Дженнифер.

– Да?

– Вы знаете, мы с вами видимся всего в третий раз, а у меня такое чувство, будто я знаю вас полжизни!

– У меня такое же чувство, мисс.

– Неужели?

– Именно так!

Дженнифер радостно рассмеялась.

– Вы не против, если мы перейдем на ты?

– Конечно, нет! С огромным удовольствием, дорогая Дженнифер! Как поживает твоя шишка на голове?

– Она почти не болит. Меня больше беспокоит не она. Но в замке мне не хотелось бы говорить об этом. Давай поедем вниз в долину!

Они доехали на машине до берега реки и дальше пошли пешком. Дженнифер время от времени оборачивалась, и это не ускользнуло от внимания Пола:

– В чем дело? Еще в замке я заметил, что дело неладно.

И тут девушка рассказала ему все, что пережила с момента своего возвращения. Она нашла человека, которому могла полностью доверять.

Пол внимательно ее слушал.

– Все это крайне подозрительно, – согласился он. – Твой отец и ты уверены, что это действительно служащие королевского дома? Возможно, что документ подлинный, но эти люди его попросту украли, настоящих служащих выключили из игры и теперь занимаются в замке темными делишками. Думаю, нужно сообщить в полицию.

– Ты думаешь так же, как и мы! Я тебе не рассказала еще нечто очень важное. Одного из этих мужчин убили! Его труп лежит в подвале. Уверена, Лэнглин знает об этом!

– Ему ни слова! Он будет все отрицать. Не исключено, что он уже избавился от тела. Наверняка он ключевое лицо во всем этом деле. Может быть, стоит поехать в Лондон и в Букингемском дворце спросить, действительно ли планируется визит королевы в Оррей-кастл?

– Но это с тем же успехом может сделать и полиция. Завтра отец собирается поехать в Абрерон и сообщить властям обо всем.

– Ну, тогда я спокоен. Что бы ни планировали эти люди, они опасны для вас. Если они поймут, что вы их разоблачили, то попытаются избавиться от вас, как избавились от своего сообщника.

Молодой человек повернулся к девушке, обнял ее за талию и притянул к себе.

– Я не переживу, если с вами что-нибудь случится! – нежно прошептал он.

Дженнифер закрыла глаза. Ей казалось, что она знает этого мужчину уже целую вечность. Пол излучал спокойствие и надежность. Она открыла глаза, радостно улыбнулась и прижалась к нему:

– Но я не хочу впутывать тебя в это дело!

– Я уже втянут, Дженнифер. Эти ребята теперь с меня глаз не будут спускать. Пойдем, уже темнеет!


* * *

Машина графа выехала со двора, Дженнифер провожала ее взглядом, пока та не исчезла за поворотом. Она направилась в салон. Дверь была приоткрыта, что ее удивило. Она тихонько подошла и заглянула внутрь. В салоне был Лэнглин, он склонился над глобусом, держа в руках бокал с виски.

– Мистер Лэнглин! – тихо произнесла она. Управляющий вздрогнул, обернулся, удивленно на нее посмотрел и лишь затем натянуто улыбнулся.

– Доброе утро! – сказал он. – Рад вас видеть, мисс Аткинсон.

– Да что вы! Хотите сигару?

– Нет, спасибо.

– Когда приедут наши высокие гости?

– На следующей неделе! Вы, наверное, понимаете, что более точной информации я предоставить не могу.

– Из соображений безопасности?

– Нет, потому что я сам ничего не знаю – из соображений безопасности. Я лишь маленький винтик в громадной машине.

– Так любит говорить Лестер Холликот.

Лэнглин нахмурил лоб:

– Лестер Холликот? Хм… Вы знаете, кто это?

– Конечно. Чиновник. Он мастер давать интервью и при этом толком ничего не сказать. Фраза о винтике в большой машине звучит из его уст особенно часто, когда речь идет о спецслужбах.

– Вы часто смотрите телевизор?

– Ну, случается.

– А вы не догадываетесь, почему такие люди, как Холликот, так сдержанны в общении со средствами массовой информации?

– Догадываюсь! Из соображений безопасности. Ведь и вы здесь из-за тех же самых соображений, не так ли?

Она старалась не смотреть на него. Зато ее взгляд упал на ножку настольной лампы. Кто-то ее раскручивал, но не собрал обратно.

– Вы все верно понимаете, мисс Аткинсон! – ответил Лэнглин.

– Тем не менее думаю, что с моей стороны не будет невежливо, если я попрошу вас покинуть личные покои нашей семьи.

– Пожалуйста, пожалуйста! Не буду вам мешать! – управляющий поднялся и двинулся к выходу.

– И еще кое-что! – крикнула ему Дженнифер вдогонку. – Передайте вашей наглой кухарке, что ей тем более нечего делать в нашем салоне. Особенно курить! Кстати, вам удалось найти мучителя Виндмур?

Лэнглин был почти уже в дверях, но вдруг резко повернулся.

– Мне некогда заниматься подобными вещами! – вскипел он. – Скорее всего, это был кто-то из ваших конюхов, которые больше тут не работают. За своих парней я ручаюсь. Никто из них этого сделать не мог!

– А вы уверены, что это не дело рук Тревора?

– Мое почтение! – прорычал Лэнглин и вышел, хлопнув дверью. Дженнифер поняла, что сказала управляющему слишком много.

Она подошла к лампе и раскрутила ножку. Из нее она достала маленький предмет, похожий на толстую монетку. Закрутив ножку вновь, она сунула «монету» в карман и направилась прямиком в конюшню, оседлала коня и выехала из замка.


* * *

– Пол!

Пол Рейнард был занят тем, что укладывал удочки в машину. Он вздрогнул, но, увидев Дженнифер, просиял.

– Дженнифер! – воскликнул он. – Мы же хотели встретиться только вечером… – он замолчал, увидев озабоченное лицо девушки. – Что случилось?

– Нужно поговорить! Но только не здесь! – ответила Дженнифер и спешилась. Она подошла к молодому человеку и поцеловала его в щеку. – Давай пройдем к реке!

– Хорошо.

Выйдя на тенистую, поросшую мягкой травой лужайку, молодые люди решили присесть. Дженнифер привязала лошадь к кусту, села рядом с Полом, достала из кармана странную «монетку» и протянула ему:

– Как ты думаешь, что это? По-моему, «жучок»!

Пол взял «монету» двумя пальцами, утвердительно кивнул, приложил палец к губам и встал. Молча он подошел к кромке воды, размахнулся и швырнул «монету» далеко в воду.

– Да, это «жучок»! – подтвердил он. – Я не знаю его мощность. Но думаю, что твои слова могли быть услышаны в замке. Дело становится все более запутанным, – признал он.

Девушка рассказала ему о своем разговоре с Лэнглином.

– Лэнглин – хитрая бестия. Теперь он наверняка уверен, что ты знаешь больше, чем говоришь. То, что ты обнаружила «жучок», заставит его действовать решительно.

– Что же мне делать?

– Да ничего ты не можешь сделать! Лучше тебе не возвращаться в замок или, в крайнем случае, покинуть его, как только вернется твой отец.

– Ты думаешь, что мы в опасности?

– Пока я не знаю, что на уме у этого Лэнглина.

Дженнифер положила голову на плечо Полу и закрыла глаза. Рядом с ним она чувствовала себя защищенной. Это было очень приятное чувство, и чем глубже она заглядывала себе в душу, тем яснее понимала, что испытывает к молодому человеку больше чем симпатию. Она была на пороге к тому, чтобы влюбиться в Пола по уши.

Пол явно отвечал на ее чувства. Он наклонился, и их губы сами собой сомкнулись в долгом поцелуе. Дженнифер хотелось, чтобы это мгновенье не кончалось никогда.

После полудня молодые люди расстались. Пол не хотел ее отпускать, но в конце концов она настояла на своем и поскакала к замку.


* * *

На улице окончательно стемнело, а граф все еще не вернулся. Дженнифер вышла в холл. Здесь все было так же, как и в день ее приезда. Она отворила дверь, ведущую в сад. Выйдя на улицу, она увидела, что в западном крыле мелькают огни. Она подошла к двери в кухню и обнаружила, что та заперта. Она бросилась к двери в главное здание. Но и та оказалась запертой. Девушка приложила к ней ухо и прислушалась.

Внутри было тихо, но огни в окнах западного крыла продолжали мелькать.

«Они за мной наблюдают, – сказала себе Дженнифер. – Они следят, куда я иду. Нужно срочно отсюда выбираться».

Ворота также были заперты. Дженнифер поняла: она в плену в собственном доме. Лэнглину нужен заложник, в этом девушка не сомневалась.

Она направилась в конюшню, положила пару тюков соломы на тачку и повезла их к западному крылу. Там она открыла входную дверь, подожгла солому и быстро вернулась к лошадям. Сухая солома мгновенно вспыхнула. Люди Лэнглина тут же заметили огонь и бросились его тушить. В этом время Дженнифер вошла в стойло к своей любимой лошади. Если кто-то и мог осуществить задуманное девушкой, то только Виндмур.

– Ну, покажи, на что ты способна! – прошептала Дженнифер, седлая лошадь.

Она вывела животное из конюшни и осторожно оглянулась. Наверху стены никого не было, охранники, вероятно, ушли. Из внутреннего двора до Дженнифер доносились крики мужчин. Им удалось погасить пламя, и теперь они искали ее.

Дженнифер подошла вплотную к стене и нащупала крошечное углубление во мху. Она нашла маленькую кнопку и надавила на нее. Раздался тихий скрежет, и в стене отворилась потайная дверца.

Девушка вошла внутрь и втянула за собой Виндмур. Дверца за ней закрылась сама собой.

Она оказалась в темном коридоре, ведущем вниз. Девушка прошла под второй крепостной стеной и оказалась перед внешней стеной замка. Там находилась вторая потайная дверь. Открыв ее, Дженнифер оказалась над обрывом.

– Пошли! – прошептала она. – Не подведи меня!

Осторожно Дженнифер пошла по узкой тропинке вниз. Из замка до нее долетали громкие крики. Везде был зажжен свет. Мужчины и женщины искали ее, но найти не могли.

– Лэнглин, ты дал маху, посчитав, что знаешь все тайны Оррей-кастла! – зло проговорила Дженнифер.

Когда она спустилась в долину, на дороге из замка показались первые машины их преследователей.

Девушка села на лошадь и поскакала вперед. Вскоре они достигли опушки леса и нырнули в темноту, в то время как машины рассредоточились по подъездной дороге к замку и обшаривали поля фарами.

Дженнифер злорадно рассмеялась.

– Не тут-то было! – сказала она вполголоса. – Вы не знаете, с кем связались!


* * *

Было непросто найти правильную дорогу в темноте. Несколько раз ей пришлось разворачиваться и скакать назад, потому что они оказывались в тупике или Виндмур не могла пробраться сквозь густой кустарник. Когда, наконец, они добрались до Джиллиганского плато, Дженнифер услышала внизу шум моторов.

– Ну, хорошая моя! Поторапливайся! – шепнула она лошади на ухо и направила ее к конезаводу. В доме Питтсбурга, управляющего заводом, еще горел свет. Дженнифер привязала лошадь к перилам лестницы, взбежала на крыльцо и постучала в дверь.

– Кто там?

– Дженнифер Аткинсон.

Управляющий открыл дверь и удивленно на нее посмотрел.

– Мой отец все еще у вас?

– Нет, мисс Дженнифер! Добрый вечер, заходите!

– Спасибо, мне некогда. Когда отец от вас уехал?

– Милорд сегодня не приезжал. Он что, собирался ко мне?

– Конечно!

– Странно! Машину вашего отца я не мог не заметить.

– Что ж, спасибо, мистер Питтсбург! – она махнула ему рукой на прощанье. Вскоре девушка уже скакала по направлению к Джиллигану. На душе у нее было неспокойно. Где же отец?

Ей ничего не стоило поехать в Абрерон, хотя это и было довольно далеко. Но что ей это даст? Единственное, что можно сделать, это съездить к их адвокату. Дженнифер решительно развернулась и направила лошадь по направлению к Абрерону.

Незадолго до полуночи девушка добралась до Сент-Элмс-стрит, где находилась контора и квартира сэра Томаса. На третьем этаже еще горел свет. Дженнифер подошла к двери и нажала на кнопку звонка.

Дверь открыл адвокат.

– Мисс Дженнифер? – спросил он удивленно, – Что случилось?

– Отец пропал, сэр Томас! – сообщила она и рассказала, что произошло в их замке с момента ее приезда на каникулы.

– Это очень плохо, Дженнифер! – сказал адвокат. – Вы уверены, что граф собирался ко мне сегодня?

– Он хотел поговорить и сообщить обо всем полиции.

– Ну, последнее лишнее. У меня достаточно связей при дворе, завтра же утром я позвоню своим знакомым и все разузнаю.

– Да, пожалуйста, сделайте это и сообщите обо всем здешней полиции, прошу вас. Пусть они пришлют пару полицейских в Оррей-кастл. Там сейчас находится по меньшей мере дюжина странных людей, а уж оружия – на целую армию!

– Обещаю, мисс Дженнифер!

Адвокат проводил ее до дверей и протянул на прощание руку.

– Еще раз большое вам спасибо, сэр Томас!

Дженнифер выехала из Абрерона и направилась назад в Оранван.

Когда она добралась до долины, начала искать взглядом машину отца. Вероятно, она не заметила бы его лимузин, если бы Виндмур вдруг не вздрогнула. Ужас объял девушку.

– Только не это! – вскричала она. – Только не это, Виндмур!

Она испугалась, что лошадь опять понесет. Но та лишь подала в сторону и остановилась. И тут Дженнифер заметила лунные блики на крыше машины. Она спрыгнула на землю и поспешила к лимузину.

Водительская дверь была открыта, Дженнифер заглянула внутрь. Она увидела, что ключ торчит в замке зажигания. Она посмотрела в отделение для перчаток – все бумаги на машину были на месте.

– Папа? – тихо спросила она. – Где ты?

Она потрогала капот – он был холодный. То есть машина стояла тут уже несколько часов. Девушка взглянула на часы – без малого два часа ночи! Путь назад в Абрерон лошадь не осилит. Она села в седло и направилась к замку.


* * *

Где-то прошуршал гравий под ногами человека. В этот момент Дженнифер поняла, что совершила ошибку. Ей нельзя было идти по тропе, ведущей к воротам замка. Она сделала пару шагов вперед, зацепилась за какой-то предмет, тут же что-то зазвенело и задребезжало, и в ту же секунду над ее головой загорелся фонарь.

Девушка поняла: эти люди поставили ей ловушку. Значит, они похитили ее отца и, вероятно, держат его под замком в собственном замке. Они знали, что у Дженнифер нет другого выхода, как вернуться домой.

Позади нее послышались шаги нескольких человек. Дженнифер легла на живот и прижалась к земле, но это не помогло. Спрятаться ей было не за чем, и когда луна через минуту показалась из-за горы, дело было предрешено.

Луч фонаря прошел по ней, метнулся было дальше, но затем вернулся и осветил ее. Дженнифер закрыла глаза. Через пару секунд подоспели ее преследователи.

– Вставайте! – услышала она голос Лэнглина. – Ну! Пошевеливайтесь!

Девушка встала и смерила лжеуправляющего взглядом.

– Что за игру вы затеяли? – спросила она, стараясь говорить как можно презрительнее.

– Это вас не касается!

В луче фонаря показалась женщина. Это была Вивьен Харрис.

– Еще как касается! – прошипела Дженнифер. «Кухарка» выразительно посмотрела на Лэнглина, и девушке стало ясно, что именно эта женщина и есть главарь гангстеров.

– Что вы сделали с моим отцом?

– Не беспокойтесь, мисс, – сказал один из мужчин. – С ним все в порядке. Он в замке. У него есть все, что необходимо, и тревоги он не поднимет.

– Я уже подняла тревогу! – сказала она. – Полиция в курсе, что здесь происходит!

В ответ мужчины и миссис Харрис громко расхохотались.

– Так, так! Значит, полиция? – спросила «кухарка». – Деточка, полиции нет никакого дела до того, чем мы тут заняты!

Лэнглин взял Дженнифер за локоть и подтолкнул в сторону замка.

– Пойдемте! – попросил он. – С вами ничего плохого не случится. И с вашим отцом тоже. Правда, вам придется пару дней посидеть взаперти.

Что-то в его тоне показалось Дженнифер странным. Она почувствовала, что этот мужчина, которому она доверяла меньше других, сказал правду. Странно, но эти люди не вели себя, как бандиты.

– Я подам на вас в суд за незаконное лишение свободы!

– Да ради бога! – ответила миссис Харрис и затянулась сигаретой. – Но подождите, пока мы завершим нашу операцию!

– Я сама знаю, когда и что мне делать! Я удивляюсь, почему вы так спокойны! Вы уже нашли связного? – решилась на блеф Дженнифер.

«Кухарка» резко остановилась.

– Вы о чем? – прошипел Лэнглин.

– О Треворе! Он посылал световые сигналы, и на них кто-то отвечал из долины. То есть существует еще и второй человек! Тревор мертв. Я видела его труп, – Дженнифер понимала, что, возможно, говорит лишнее, но если уж блефовать, то до конца. – Как минимум трое видели мертвеца в подвале. И вам, вероятно, известно, что я нашла его труп еще в башне, на том самом месте, где он был убит. А убийство – это преступление, за которое положено пожизненное лишение свободы. Вам это ясно? В Англии нет срока давности за убийство. Вас могут осудить за него и через пятьдесят лет, Лэнглин!

– Почему вы думаете, что это он? – проговорила сквозь зубы миссис Харрис.

– А, может быть, это были вы? – парировала Дженнифер.

Где-то неподалеку просигналила машина. Мужчины и «кухарка» вздрогнули. Дженнифер подумала и сказала:

– Нет, это не связной. Это Пол. Он понял, что за игра тут ведется. Он будет свидетелем того, как вы задержали моего отца и меня.

– Вы имеете в виду этого Рейнарда? Туриста? – пробормотала Харрис. – Он нам навредить не может. Он сейчас же отправится домой и больше тут не появится.

– Он никогда этого не сделает! Он все знает. Он сообщит обо всем в полицию, и, может быть, даже раньше, чем сэр Томас.

– Какой сэр Томас?

– Адвокат моего отца. Я говорила с ним этой ночью. Он обо всем позаботится!

– Вот черт! – выругался Лэнглин.

Тут Дженнифер рванула вперед и побежала к открытым воротам замка. Мужчины устремились за ней и непременно догнали бы, но она первой вбежала в ворота и захлопнула их перед преследователями. Задвижку в темноте она не нашла, но зато выиграла драгоценные секунды. Девушка добежала до восточного крыла, побежала вверх по лестнице на крепостную стену.

Она откинула дверцу люка и выбежала в проход в стене. Оттуда она бросилась к башне. На ощупь прошла вперед и нашла потайную дверь. Затем сбежала по лестнице вниз, прошмыгнула в конюшню, а оттуда в помещение для прислуги и постучала в дверь комнаты Диггинса. Старик открыл ей, она вошла и обнаружила, что здесь ее уже ждет Лэнглин.

– Сожалею, – поприветствовал он ее. – Было только два варианта: или ваша комната, или комната единственного человека в Оррей-кастле, которому вы доверяете, – с этими словами Лэнглин отодвинул ее в сторону и закрыл дверь.

– Сэр Томас? Так вы сказали? Что ж, к такому повороту мы не были готовы, но придется заняться им.

– Все делают ошибки, мистер Лэнглин, – сказала девушка. – Вот и вы наделали уже целую кучу. Сделайте теперь то, что, возможно, спасет вашу голову. Расскажите мне, что здесь происходит.

– А вы сами не догадываетесь?

– Возможно. Но я хочу узнать все из ваших уст.

– От меня вы не узнаете ничего! Я выполняю приказы своего начальства.

– Приказы бездарной поварихи! Я вам скажу, это была идиотская идея, выдать за кухарку женщину, совершенно не умеющую готовить!

– Миссис Харрис только лишь руководит нашей операцией. А приказы мы получаем сверху!

– Ах, вот как! Становится все интереснее. В итоге окажется, что никто не отвечает за то, что здесь происходит или еще произойдет!

– Ну, хватит! Следуйте за мной! Если вы не подчинитесь, мне придется применить силу!

Дженнифер встала и пожала плечами.

– Вы еще не видите петлю на своей шее, Лэнглин? – спросила она. – А я вот вижу. Джеймс Бонд из вас никудышный! Он был галантным кавалером и знал, как вести себя с дамами.

Управляющий подтолкнул ее к двери:

– Здесь вам не кино, мисс Аткинсон. И если я посажу под замок вас и вашего отца, то только для вашей же безопасности. Вы оба можете сорвать операцию и подвергнуть опасности ваши собственные жизни и жизни других людей. Я надеялся, что все пройдет без сучка и задоринки, как и было запланировано. Ни вы, ни ваш отец вообще ничего бы не заметили.


* * *

Металлическая дверь за ее спиной со скрежетом захлопнулась. В свете тусклой электрической лампочки она увидела человека, сидящего за столом. Граф поднялся и поспешил к дочери.

– Как я был глуп! – пробормотал он.

– Не расстраивайся, папа. Мы можем гордиться, что нам удалось разоблачить игру, которую затеяли миссис Харрис и ее помощники. Конечно, нас провели, как последних дураков!

– Дженнифер! Я не понимаю, что, собственно, происходит. Чего эти люди хотят от нас?

– Как они говорят, они защищают нашу жизнь. И я им верю. Мы не должны были замечать, что тут происходит. И я бы ничего не заметила, если бы не история с Виндмур.

– Но кто они?

– МИ-5 или МИ-6! – Дженнифер рассмеялась. – Секретные службы! Они запланировали какую-то операцию. И для нее они выбрали наш замок. Никто не должен был узнать, что происходит за этими стенами и в долине, особенно пресса. Поэтому они попытались испортить Полу отпуск, надеясь, что он уедет. Они не могли знать, что у него появится уважительная причина, чтобы остаться здесь!

Тут граф улыбнулся.

– Так, так! – произнес он. – Значит, с нами ничего плохого не случится. Мы только не должны мешать этим ребятам.

– Кое-что в операции пошло не так, – возразила Дженнифер. – Прежде всего, история с этим Тревором. Вероятно, он работал на противника, был двойным агентом или, как это там называется… Его убили, а его напарник, с которым он обменивался световыми сигналами, удрал. Противник знает о ситуации в Оррей-кастле и попытается извлечь из этого пользу.

– А что планировали делать миссис Харрис и ее люди?

– Вероятно, они затеяли обмен пойманными агентами или какими-то важнейшими материалами. Другая сторона – это, скорее всего, люди из России. Я знаю со слов Харрис, что полиция вмешиваться не будет. Об этом позаботились на самом верху. Но почему Харрис так забеспокоилась, когда узнала, что сэр Томас наш адвокат и что он свяжется с полицией?

– Она действительно так отреагировала?

– Да. У меня создалось впечатление, что из-за этого весь ее план летит к черту!

– Сэр Томас работал во время и после войны на военную разведку, имеет в этом деле такие большие заслуги, что королева даже пожаловала ему дворянство. Его влияние еще и сегодня достаточно велико, чтобы добиться отмены такой операции!

– А если он так и поступит, или если Харрис решит, что он так поступит, что будет с нами?

– С нами ничего не случится, конечно, если противник не займет замок. Мы ничего не должны говорить противнику, поняла? – горячо сказал он ей. – Мы ничего не знаем. Якобы люди Лэнглина и Харрис проникли к нам под предлогом, что в замок с визитом собирается королевская семья. И вдруг однажды они нас схватили и заперли тут, не объяснив почему.

Дженнифер согласно кивнула:

– Будем надеяться, что это сработает!

Вдруг она вскрикнула:

– Виндмур! Я совершенно забыла о лошади! Она осталась внизу в долине!

Девушка вскочила, бросилась к двери и забарабанила кулаками в железную дверь.

– О лошади кто-нибудь позаботится! – стал успокаивать ее отец. – Однако думаю, что им будет непросто ее поймать. Ей ведь досталось от одного из этих людей.

– Ты все еще думаешь, что это был Тревор? – Дженнифер вернулась к столу.

– Да, я думаю, что в этом он виноват. Настоящий англичанин такого бы не сделал. Или ты знаешь хоть одного англичанина, который бы не умел обращаться с лошадьми?


* * *

Грохот, который, очевидно, издавала строительная техника, оторвал Дженнифер от тревожных мыслей. Граф поднял голову и вскочил с места. Он подошел к стене и приложил к ней ладони. Граф подождал, но ничего не происходило.

– Странно, – пробурчал он. – Они же не могут ничего знать о водопадах.

– Водопадах? Ты имеешь в виду водопады у Форнея?

– Да. Их же можно отключить. Мой отец рассказывал мне, что рев на весь Оррей указывает на то, что вода из водохранилища устремилась к этой горе.

– Как это?

– Видишь ли, гора Оррей внутри полая. В ней есть жерло, которое сохранилось еще с тех времен, когда гора была действующим вулканом. Наши предки пробили подземную штольню в каменной породе долины, соединив ее с жерлом. Так как водохранилище в Форнее лежит выше замка, то вода может подняться по жерлу вплоть до высоты воротной башни, выйдет из нее через бойницы и начнет поступать на внутренний двор. Двор и первые два этажа построек могут быть затоплены на глубину в четыре ярда. И в конце концов напор воды достигнет такой силы, что вода разорвет крепостные стены и весь замок. Наши предки устроили все это на случай, если кому-то все-таки удастся захватить замок – в бою или из-за предательства. В то же время был устроен и путь для побега в расщелине скал, который ты знаешь. По нему обитатели замка могли спастись бегством, прежде чем вода его разрушит.

От мысли о том, что гигантская волна может смыть ее и отца вместе со стенами, у Дженнифер побежали мурашки по телу.

– Но то, что грохот вдруг прекратился, говорит о том, что штольню у водохранилища не открывали. Это было что-то другое… Может быть, динамит?

– Ты думаешь, что противник пытается с помощью взрывов пробиться в замок?

– Возможно, детка. Но одно я знаю точно: нашему правительству придется выложить кругленькую сумму, чтобы восстановить Оррей-кастл!

Граф опять сел за стол и посмотрел на часы. Было шесть часов утра, ночью он не сомкнул глаз. Дженнифер тоже не спала, и сейчас глаза у нее слипались. Она сложила руки на столе, положила на них голову и заснула. Когда пару часов спустя она проснулась, то почувствовала себя совершенно разбитой. Отец лежал рядом со столом на полу и тихо похрапывал. Она решила его не беспокоить, но тут опять раздался шум. Он был похож на выстрел. Дженнифер опустилась на колени рядом с отцом и потрясла его за плечо.

– Просыпайся! – сказала она. – Происходит что-то странное! Думаю, что Харрис и Лэнглин здорово просчитались. Вот опять! Это выстрел, папа. В замке стреляют!

Граф встал и подошел к двери.

– Я ничего не слышу, – признался он. – Может, тебе показалось?

Дженнифер нервно заходила по камере туда-сюда. Лампа на потолке мигала и грозила вот-вот погаснуть.

– А ты заметил, что тут нет недостатка кислорода? – спросила она. – Ведь, по идее, воздуха должно становиться меньше. Мы должны страдать от недостатка кислорода – стать вялыми и в какой-то момент потерять сознание. Но я дышу совершенно нормально, как у себя в комнате. Сюда есть постоянный доступ воздуха! А стало быть, есть и какое-то отверстие, которое ведет на улицу!

Девушка послюнявила палец и обследовала все стены и стыки на полу. В нескольких местах она обнаружила легкое дуновение, но его было недостаточно, чтобы снабдить все помещение свежим воздухом. Она попыталась сдвинуть с места плиты на полу, но безуспешно.

– Оставь, это бессмысленно! – сказал отец. – Из этих камер не убежишь.

– Не уверена в этом, папа.

Она остервенело работала дальше, исследовала каждый сантиметр пола, а затем и стен. Но и там она не нашла ничего, что хотя бы отдаленно напоминало потайную дверь. Она опустила руки и посмотрела на свои обломанные ногти.

– Просто не могу поверить! – пробормотала она. – Ведь столетия назад люди придумывали удивительные технические чудеса, чтобы защитить замок. Не может быть, чтобы у графа, владельца замка, не было возможности убежать, если его заперли в его собственной камере. Это просто нелогично, папа!

Она выдвинула стол на середину камеры и влезла на него. Теперь она стала ощупывать потолок и нажимать на отдельные сегменты, из которых он состоял. Время от времени она слезала вниз, передвигала стол на новое место и пробовала все снова и снова.

– Помоги мне, – попросила она отца. – Эти плиты такие тяжелые!

Граф тоже залез на стол. Он был на голову выше дочери и должен был наклониться, так его плечи оказались на уровне потолка. Граф тоже стал нажимать на плиты.

– Ничего не получается! – произнес он через некоторое время. – Мы, вероятно, попали в одну из камер, откуда действительно убежать невозможно!

– Вот только этот угол проверим! – Дженнифер подвинула стол дальше и опять вскарабкалась на него. Через некоторое время она радостно воскликнула. – Вот! Я так и знала!

Девушка спрыгнула вниз, уступив место на столе отцу. Согнув ноги в коленях, он уперся обеими руками и плечом в плиту и сдал двигать ее в сторону. Раздался скрежет, плита полностью отодвинулась и обнажила отверстие в потолке.

– Н-да… – сказала Дженнифер. – Или наши предки были тонкими, как щепки, или эта камера предназначалась исключительно для женщин. Ты в эту дыру не пролезешь, папа!

– Да я уж вижу! – проворчал граф. – Но у тебя должно получиться. Ты невысокая, стройная и гибкая. Давай не будем терять времени!

Дженнифер взобралась к отцу на стол, граф слегка согнул ноги в коленях, положил на них скрещенные руки ладонями вверх, сделав тем самым что-то вроде опоры для дочери. Девушка встала одной ногой на его руки, оттолкнулась от плеч, выпрямилась и просунула голову в отверстие. Затем она схватилась руками за края люка, подтянулась, насколько могла, согнула свободную ногу в колене и втянула ее в люк.

– Подтолкни меня снизу, папа! – прокряхтела она. Граф подтолкнул ее, девушка повернулась боком, вошла всем корпусом в люк и легла на спину. Затем она расставила руки и подтянула обе ноги.

– Все, ты там? – донесся снизу голос графа.

– Да, – ответила она, тяжело дыша.

Дженнифер перекатилась набок и медленно встала. Сделав пару шагов, она наткнулась на стену. Ощупав ее в темноте, она обнаружила, что находится между двумя высокими стенами. Она вернулась к люку, наклонилась и сказала отцу:

– Тут потайной ход. Я не знаю, куда он ведет. Но я попытаюсь как можно быстрее добраться до подвала.

– Не исключено, что ты в одном из водных каналов. Будь осторожна, Дженнифер! Не торопись. Мы же не знаем, с кем имеем дело.

– Я буду осторожной!

– Удачи!

Дженнифер выпрямилась и задумалась, в какую сторону пойти. Интуиция подсказывала ей, что внутренний двор справа, а внешняя стена замка слева. Поэтому она повернула направо. Шаг за шагом она стала продвигаться вперед. Пару раз кто-то пробежал по ее обуви. Это были убегающие от нее крысы.

Дженнифер считала шаги. Она сделала их семнадцать, пока не наткнулась на стену. Узкий проход кончился. Поиски какого-нибудь механизма или потайной двери заняли у нее четверть часа. Здесь наверху кислорода не хватало, и она чувствовала, как голова ее постепенно туманится и концентрация внимания ослабевает.

Прошло долгих пятнадцать минут, прежде чем пальцы нащупали маленькую выпуклость, которая оказалась металлическим штырем, открывающим потайную дверь. Раздался скрежет, часть стены отодвинулась в сторону, и Дженнифер увидела приглушенный свет: потайная дверь выводила во въездную башню и находилась всего в трех ярдах от ворот!

Дженнифер быстро оглянулась. Вокруг не было ни души, и она осторожно выскользнула на улицу. Свежий воздух подействовал на нее живительно, все ее чувства прояснились. Она затворила за собой потайную дверь и поспешила вдоль стены во внутренний двор.

И тут никого не было. Казалось, что замок вымер.

Какое-то мгновенье она раздумывала, что делать дальше. Вход в восточное крыло был перед ней, всего в каких-то двадцати ярдах. Но чтобы туда попасть, ей нужно было пересечь двор, а на нем она как на ладони, ее могли заметить из любого окна. Но сколько она ни вглядывалась, не заметила в окнах никакого движения.

Дженнифер сжала губы и рванула вперед. Она бежала вдоль стены ко входу и обдумывала, стоит ли ей подняться по лестнице наверх стены или просто пройти на чердак.

Откуда вдруг появился этот человек, она не поняла. Казалось, что прыгнул сверху из окна прямо над ней. Она успела только оглянуться. Огромная ручища зажала ей рот. Мужчина, которого она никогда раньше не видела, потащил ее в сторону входа в замок.

– Дуреха! – пробормотал он, и по акценту Дженнифер поняла, что он славянин. – Чего ты здесь забыла, куда ты лезешь!

Он толкнул ее ко входу. Тут рядом с Дженнифер что-то просвистело. Мужчина мгновенно ослабил хватку. Дженнифер рванула вперед ко входу, споткнулась и упала.

Это спасло ей жизнь. Над ее головой две пули вонзились в стену. Они были выпущены из западного крыла или из главного здания. Дженнифер прыгнула вперед, вбежала внутрь здания и бросилась к лестнице. Мужчина, схвативший ее, лежал на земле и не двигался.

Дрожа всем телом, Дженнифер остановилась.

«Иди дальше, – говорила она самой себе. – Нельзя останавливаться!»

Она стала взбираться по ступеням к дверце люка. Та оказалась открытой, но и здесь никого не было, кто бы мог быть опасен. Девушка взглянула на башню, все окна были закрыты.

Дженнифер понимала, что шансы быть замеченной возрастали, если она будет оставаться на месте. Наклонившись, она побежала под прикрытием парапета к башне. Путь через башню на чердак она преодолела несколько медленнее. Девушка старалась двигаться бесшумно, в какой-то момент она взглянула через слуховое окно на подъездную дорогу. В лучах утреннего солнца что-то блеснуло. Приглядевшись повнимательней, она поняла, что это была пуговица на форме полицейского, который стоял, прижавшись к крепостной стене, держа в левой руке переговорное устройство, а в правой – пистолет.

Дженнифер вдруг поняла, что ей нужно делать. Ей нужно спуститься в подвал и при этом не дать себя поймать. Издалека до нее доносились голоса людей, говорящих на непонятном языке. Чужаки находились в одной из комнат второго этажа. Чем ближе она к ним приближалась, тем больше было ее волнение. Вот она уже у полуприкрытой двери, за которой разговаривали незнакомые мужчины. Она быстро прошмыгнула мимо.

Незамеченная, она добралась до лестницы в подвал и исчезла в темноте. Внизу она прекрасно ориентировалась, и свет ей был не нужен. Она тут же разыскала металлическую дверь в углу и юркнула в проход. Тут и находилась камера, в которой был заперт ее отец. Девушка резко отодвинула засов.

Граф сидел за столом и удивленно посмотрел на дочь:

– Быстро ты! У тебя такое лицо… Что там происходит наверху?

– Люди противника в замке! Они заняли восточное и, вероятно, все жилое крыло. Лэнглина, Харрис и их команды и след простыл. Скорее всего, они забаррикадировались в западном крыле. А теперь мне нужно еще раз подняться наверх!

Граф посмотрел на дочь так, как будто она не в своем уме. Она быстро ввела его в курс дела и покинула подвал тем же путем, по которому и пришла. Оказавшись во внутреннем дворе, она поспешила к воротам. Из главного крыла ее могли заметить, если бы смотрели внимательно.

Стараясь действовать как можно быстрее, Дженнифер сняла тяжелые балки, запирающие ворота, и отодвинула железную задвижку. Открыв одну створку ворот, она тут же увидела направленные на нее дула трех пистолетов и четырех автоматов.

– Поторопитесь! – прошипела она. – Не пройдет и минуты, как нас заметят!

Полицейские, к счастью, действовали быстро и решительно. Один из них сказал что-то по рации, и через полминуты раздался шум подъезжающей машины. Ее поставили заранее поблизости от замка. Теперь с ревом она въехала во внутренний двор замка. Это была бронированная военная машина, как Дженнифер успела заметить.

– Пойдемте отсюда! – один из полицейских попытался потащить ее за собой.

– Мой отец внизу, в подвале! – закричала девушка.

– Там он в безопасности. Сейчас нам нужно выкурить эту публику. Бегите отсюда и побыстрее!

Когда тропа повернула в сторону, а ворота и стены замка уже не были видны, девушка замедлила шаг. Навстречу ей выехала машина, ей предложили в нее сесть, а затем автомобиль двинулся назад в долину. Первое, что Дженнифер там увидела, была Виндмур. Лошадь щипала траву и радостно заржала, когда девушка вылезла из машины и поспешила к ней.

– Виндмур! – закричала она. – Хорошая моя! Ты не убежала?

Он стала гладить животное, кобыла ласково терлась головой о ее плечо. Дженнифер достала кусок сахара и сунула его лошади.

– Подойдите сюда, мисс Аткинсон! – подозвал ее один из полицейских. – Мы должны вам кое-что показать.

Он повел ее в сторону через фруктовый сад. Там на земле лежало тело, накрытое куском ткани. Когда Дженнифер подошла ближе, полицейский откину ткань в сторону.

– Лэнглин! – ужаснулась Дженнифер. – Боже мой!

Полицейский опять накрыл тело.

– Кобыла, вероятно, лягнула его и проломила ему череп. Он умер на месте! – сказал он.

Дженнифер закрыла лицо ладонями. Вид мертвого Лэнглина потряс ее.

– Так, значит, это был все-таки он, – прошептала она дрожащим голосом. – А как он изображал из себя невинную овечку! Это он мучил Виндмур и для потехи стрелял по уткам!

– Да, это был он. Лошадь отомстила ему.

Дженнифер резко повернулась, чтобы посмотреть, кто это сказал.

– Пол! – вскрикнула она. – Слава богу, что с тобой все в порядке!

– Ты этому правда так рада?

Пол обнял ее и прижал к себе.

– А как ты думаешь? Ради бога, скажи, что здесь происходит?

Из замка доносились звуки одиночных выстрелов и очередей многочисленных автоматов. Шум продолжался несколько минут, в это время Пол отвел Дженнифер к полицейским грузовикам, припаркованным за деревьями. Там их встретил старый адвокат.

– Сэр Томас! – обрадовалась Дженнифер. – Я так вам благодарна! Но я боюсь за отца, он же там, наверху!

– Не надо бояться! Мы в курсе дела, у нас постоянная связь с замком. Наши люди пришли на помощь миссис Харрис, – он вздохнул. – Плохо, что дело приняло такой оборот. Вот и пришлось мне, старику, опять взяться за дело, о котором я стал в силу возраста уже забывать. А почему? Да потому что пара идиотов из спецслужб придумала эту «гениальную» идею! А людям из спецподразделения приходится теперь эту кашу расхлебывать. Ну сколько можно! Раньше все было по-другому. Тогда подобные операции придумывали действующие командиры, а ни какие-то там офисные писаки, которые сами никогда пороха не нюхали!

– Сэр Томас и я обратились в полицию почти одновременно, – стал рассказывать Пол. – Сэр Томас сразу получил полномочия от министерства и взял на себя командование спецподразделением. В пять утра два грузовика с солдатами выехали из Кардигана, одновременно приехали и полицейские из Абрерона. Ну а остальное ты знаешь. Но как получилось, что ты открыла полицейским ворота?

Дженнифер рассказала Полу о том, что с ней случилось после того, как они расстались. Сэр Томас стоял рядом и удовлетворенно кивал головой, слушая ее рассказ.

– Ваш отец может гордиться вами, мисс Аткинсон, – сказал он, когда Дженнифер закончила говорить. – Вы действовали осторожно и умно, чего я не могу сказать о членах нашей особой группы.

– Было чистой воды идиотизмом под предлогом визита королевы и с фальшивым письмом явиться в замок и разыгрывать перед его обитателями комедию, – заметил Пол и поцеловал Дженнифер.

– Слушайте! – вдруг сказал сэр Томас.

Шум наверху в замке прекратился. Наступила полная тишина, чуть позже несколько машин съехали в долину. Один из полицейских подошел к сэру Томасу и шепнул ему что-то на ухо.

– Все кончено! – сказал адвокат. – Противник капитулировал и сдался!

– Что теперь с ними будет?

– Их обвинят во вторжении в частное жилище, причинении вреда здоровью людей и так далее, посадят в тюрьму и когда-нибудь обменяют на агентов, работавших на нас, – сэр Томас многозначительно улыбнулся. – Весь сыр-бор был затеян для обмена двумя большими группами агентов. Но ничего из этого не получилось. Обмен будет произведен где-нибудь в другом месте. Ну а в некоторых отделах наших спецслужб нужно ожидать выговоры и понижения в звании. В остальном же все останется по-старому.

– Как все это противно! – Пол поморщился. – Жизнь стольких людей была поставлена на карту, потому что какой-то кретин выдумал весь этот план и посчитал его идеей века!

– Что верно то верно, молодой человек! – сэр Томас похлопал его по плечу. – Ну, и что сделать с этим кретином? С позором выгнать со службы? Так можно быть уверенным, что следующие тридцать лет он будет работать на противника. Ведь как-то он должен кормить свою семью!

Старик вздохнул и нахмурился.

Полицейские привели агентов вражеских спецслужб и распределили их по машинам. «Служащие королевского дома» их охраняли, Дженнифер увидела и Вивьен Харрис с автоматом наперевес и как всегда с сигаретой во рту.

– Надеюсь, что вы уберете все «жучки» из нашего замка! – крикнула ей девушка. – И если когда-нибудь вам опять придется поселиться в замке типа нашего, то никогда не курите в салоне сигареты, как будто вы хозяйка дома. Королевская кухарка никогда бы себе такого не позволила!

В это мгновение подъехала еще одна машина. Из нее вышел граф Джон. Дженнифер бросилась к нему и вне себя от радости обняла отца.

– Наконец-то кончился весь этот кошмар! – сказала она. – Как я рада, что ты цел и невредим!

– Да, я хорошо спрятался в подвале, – пошутил граф. Затем он подошел к сэру Томасу и Полу и пожал им руки. – Без вашего участия в замке могло вполне произойти кровопролитие. Огромное вам спасибо!

– Поблагодарите лучше провидение в лице вашей дочери, Джон, – сказал адвокат. – Если бы она той ночью не приехала на лошади в Абрерон…

Пол притянул Дженнифер к себе.

– Послушай, – прошептал он ей на ухо, – когда-нибудь я назову тебя уэльской Жанной д’Арк.

– Этого еще не хватало! – Дженнифер легонько поцеловала его в губы.

Граф шутливо погрозил молодым людям пальцем.

– Ох уж эта молодежь! – засмеялся он. – Не можете подождать, когда останетесь наедине? Как вы думаете, мистер Рейнард, вам удастся помочь моей дочери как можно быстрее забыть всю эту историю?

– Вполне, сэр! И если вы не против, я начну прямо сейчас! – выпалил молодой человек, обнял Дженнифер и стал долго и страстно целовать ее.

Читайте в следующую среду, 11 декабря


Тина Ларсен

И не надо слез…

Любовь между жизнью и смертью

Садист, державший в страхе весь поселок, вошел во вкус. Жизнь в Нью-Эдеме превратилась в настоящий кошмар. Ужасное происшествие случилось в ночь со вторника на среду, когда перед окном миссис Энтони возникло привидение. Во всяком случае, она утверждала, что это было привидение, так как ни у одного живого существа нет светящегося лица, которое, то расплывается, то вновь обретает четкий контур. И это не могло быть галлюцинацией: женщина, хоть и была прикована к постели, но болезненными фантазиями не страдала… Без сомнения, визит миссис Энтони нанес не феномен из потустороннего мира, а кто-то здешний, очень злой и подлый, намеренно испугал тяжелобольную женщину, доведя ее до инфаркта.