Страшная тайна мистера Филмора (fb2)

Страшная тайна мистера Филмора   (скачать) - Франсуаза Бокур

Annotation

Из глаз Дороти от безысходности потекли горькие слезы. Она присела на кочку и уставшими покрасневшими глазами смотрела в том направлении, где, по ее мнению, должен находиться замок. Руками она растирала холодные промокшие ступни, пытаясь их согреть. Как жаль, что она никому в замке не сказала, куда идет. Теперь ее не скоро спохватятся. Возможно, только утром, когда она не спустится к завтраку. По всей видимости, ей предстоит провести эту ночь здесь, на болоте. Крошечная кочка хоть и не была удобной, но все же давала некую защиту.

Дороти с испугом стала ждать наступающую ночь. Со всех сторон ей слышались зловещие шорохи и звуки, кваканье лягушек казалось необычайно громким. В темной листве деревьев Дороти заметила два желтых огонька. Она не знала, кому они принадлежат: ночной птице или еще одной змее. Возможно, это только лишь игра ее усталого воображения. Утомленная, Дороти закрыла глаза на несколько минут. Она почувствовала, как холод, поднимавшийся с болота, проникает под тонкое платье…


Франсуаза Бокур


Франсуаза Бокур


Страшная тайна мистера Филмора


Из глаз Дороти от безысходности потекли горькие слезы. Она присела на кочку и уставшими покрасневшими глазами смотрела в том направлении, где, по ее мнению, должен находиться замок. Руками она растирала холодные промокшие ступни, пытаясь их согреть. Как жаль, что она никому в замке не сказала, куда идет. Теперь ее не скоро спохватятся. Возможно, только утром, когда она не спустится к завтраку. По всей видимости, ей предстоит провести эту ночь здесь, на болоте. Крошечная кочка хоть и не была удобной, но все же давала некую защиту. Дороти с испугом стала ждать наступающую ночь. Со всех сторон ей слышались зловещие шорохи и звуки, кваканье лягушек казалось необычайно громким. В темной листве деревьев Дороти заметила два желтых огонька. Она не знала, кому они принадлежат: ночной птице или еще одной змее. Возможно, это только лишь игра ее усталого воображения. Утомленная, Дороти закрыла глаза на несколько минут. Она почувствовала, как холод, поднимавшийся с болота, проникает под тонкое платье…

Дороти Тэннер опустила чемодан на землю и в нерешительности замерла перед огромными коваными воротами. Из-за высоких вековых деревьев, окружавших замок, она едва могла разглядеть сам дом. Однако то немногое, что ей удалось увидеть, произвело на девушку скорее мрачное и даже несколько гнетущее впечатление. Ей захотелось запрыгнуть обратно в машину и рвануть назад. Но было уже слишком поздно: задние огни такси, которое доставило ее с железнодорожной станции, мелькнули за дальним поворотом и скрылись из виду. Она осталась совсем одна. Дороти ничего не оставалось, кроме как доложить о своем прибытии.

Нехотя девушка подошла к старомодному домофону, расположенному с правой стороны ворот, и нажала кнопку вызова.

Долгое время ничего не происходило, и она начала уже сомневаться, что этот древний аппарат вообще работает. Она нервно мерила шагами каменную дорожку в ожидании ответа, когда, наконец, вдалеке появилась чья-то фигура.

По одежде Дороти поняла, что седовласый мужчина, который направлялся к ней через двор, служил здесь дворецким. Он был довольно стар, но спину держал ровно и производил вполне бодрое впечатление. Подойдя к воротам, он внимательно оглядел молодую симпатичную девушку.

– Чем могу вам помочь, мисс?

– Я новый секретарь, – ответила Дороти, стараясь не выдать своего волнения.

– Ах вот оно что, – на губах старика появилось подобие улыбки. – Я рад приветствовать вас здесь, мисс Тэннер.

Он открыл ворота и взял чемодан девушки.

– Вам известно мое имя? – удивилась Дороти. – Откуда?

– Конечно, известно, – кивнул дворецкий, – мистер Филмор предупредил о вашем приезде. Вот только мы ждали вас завтра утром.

– Ничего, что я приехала немного пораньше? – обеспокоенно спросила Дороти.

– Вовсе нет, мисс. Следуйте за мной, пожалуйста.

Девушка направилась следом за дворецким по дорожке. Теперь, когда старик забрал ее тяжелый чемодан, Дороти еще раз осмотрелась. Огромное здание, увитое плющом, вблизи производило прежнее мрачное впечатление.

Чувство опасности, исходившее из замка, многократно усилилось. Дороти не хотелось даже заходить внутрь. Она непроизвольно замедлила шаг и постаралась вдохнуть глубже.

Старый дворецкий, заметив, что гостья отстает, остановился и удивленно посмотрел на девушку, не понимая происходивших с ней перемен. Чтобы не выдать необъяснимого волнения, Дороти пришлось взять себя в руки и зашагать быстрее.

Широкая каменная лестница, обрамленная аккуратно подстриженными кустами роз, вела к главному входу. Дворецкий отворил дверь и жестом пригласил девушку внутрь. Его шаги эхом отдавались в огромном мраморном холле.

– Пожалуйста, мисс, подождите здесь, – вежливо попросил он и скрылся в соседней комнате, где Дороти через приоткрывшуюся дверь успела разглядеть дорогую антикварную мебель.

Девушка подошла к огромному зеркалу в золотой раме и оглядела себя. Одежда после нескольких часов поездки была слегка помята. Дороти немного поправила макияж и взбила рукой длинные светлые волосы.

Через несколько минут в вестибюле вновь появился дворецкий, на этот раз в сопровождении высокого мужчины, которому он ловко придержал дверь.

Это мог быть только Роберт Филмор, владелец огромного замка, где ей предстояло работать. Мистер Филмор оказался довольно привлекательным мужчиной лет сорока. Его виски уже слегка тронула седина, но фигура по-прежнему оставалась подтянутой и стройной. Широкоплечий, с пронзительным взглядом темно-зеленых глаз, он напомнил Дороти киноактера, известного ей по голливудским сериалам.

Мужчина подошел к девушке и протянул руку:

– Добрый день, мисс Тэннер! Надеюсь, вы хорошо доехали.

– Да, спасибо, – кивнула Дороти, очарованная его глубоким бархатным баритоном.

– Если бы я знал, что вы приедете сегодня, то сам забрал бы вас со станции, – произнес мистер Филмор, внимательно оглядывая девушку. – Разумеется, я возмещу вам затраты на такси.

– В этом нет никакой необходимости, мистер Филмор, – ответила Дороти, чувствуя себя неловко под его оценивающим взглядом.

– Что ж, – мужчина отвел взгляд, – думаю, нам лучше поговорить завтра, когда вы отдохнете. Сегодня вы слишком устали после поездки. Мистер Джонсон, – он указал на дворецкого, молча стоявшего рядом, – проводит вас в комнату. Я же искренне надеюсь, что вам понравится в этом замке.

– Благодарю вас, сэр. Я в этом не сомневаюсь.

Вскоре Дороти осталась наедине с дворецким. Она чувствовала легкую досаду из-за того, что мистер Филмор так быстро попрощался с ней. Ей отчего-то хотелось провести с ним еще немного времени.

Комната, в которой предстояло поселиться Дороти, находилась в восточном крыле замка и была обставлена со вкусом. Стильная мебель и интерьер сразу же понравились девушке. Она предположила, что здесь, должно быть, когда-то жила женщина.

И действительно, над красивым резным комодом висел портрет молодой темноволосой женщины. Картина была написана с таким мастерством, что казалось, будто женщина вот-вот сама сойдет в комнату, настолько реальной она была. Слегка приоткрытый чувственный рот, красивые горящие глаза делали незнакомку настоящей красавицей.

– Это Изабель, бывшая хозяйка замка, – пояснил дворецкий, видя, что Дороти с интересом разглядывает портрет. – Прошло уже около пятнадцати лет с момента ее смерти.

– Это была ее комната? – поинтересовалась девушка.

– Да, – кивнул старик. – Изабель была женой не так давно скончавшегося Гидеона, брата нашего мистера Филмора. Располагайтесь здесь, мисс. Я подожду вас, чтобы проводить в столовую. Наша повариха, мисс Литтл, – настоящая кудесница! Готовит так, что пальчики оближешь.Прежде чем покинуть комнату перед ужином, девушка бросила еще один взгляд на портрет. В тот момент ей показалось, что горящие глаза Изабель буквально прожигают ее взглядом, заглядывая глубоко в душу.


* * *

К ужину на кухне собрался весь персонал замка. Помимо уже знакомого девушке дворецкого Генри Джонсона, Дороти познакомилась с поварихой, мисс Амандой Литтл, личным водителем хозяина Стэном Морли, рыжеволосой и пышногрудой горничной Лорой Хиггинс и, наконец, садовником Маком Адамсом.

Мисс Литтл, толстенькая низенькая женщина с добродушным лицом, сразу же прониклась к Дороти симпатией и окружила девушку заботой.

– Кушайте, моя дорогая, не стесняйтесь. Вы… такая худенькая, – суетилась повариха.

– Хоть раз бы нам такое сказала, – пробормотал сидевший рядом с Дороти садовник, приглаживая свободной рукой черные волосы. Он бросил на новенькую девушку враждебный взгляд. – Так нет же! Стоит попросить что-то лишнее, она сразу напоминает о бюджете и о том, что нам положено, а что нет.

– Точно, точно, – вторила ему пышногрудая Лора. По выражению лица горничной было заметно, что она полностью солидарна с садовником и не испытывает особой симпатии к Дороти. – Она нас лишней ложкой сахара попрекает, не говоря уже о других продуктах.

– Вот нахалка! – воскликнула мисс Литтл, прекрасно слышавшая ее слова, и грозно потрясла пухлым кулаком. – Говоришь так, будто тебя здесь морят голодом, бесстыжая!

– Нет, – спокойно покачала головой Лора, – но и не откармливают. А лишнее мне взять неоткуда, чего не скажешь о вас…

– Вот это уже совсем наглость! – лицо мисс Литтл запылало от гнева. – С чего ты взяла, что я могу взять что-то с кухни? Ты и то можешь позволить себе больше!

– И что же, по-вашему, я могу себе позволить? – изумилась горничная, картинно изогнув бровь.

– Неужели ты думаешь, что я не замечаю, как из кладовой время от времени пропадают вещи?

– Хотите сказать, что я воровка? – вспылила Лора.

– Я ничего не хочу сказать, но думать имею право! Поэтому не нужно жаловаться, что вас в чем-то ущемляют. Я-то знаю, что никто из вас, – мисс Литтл грозно посмотрела на споривших с ней, – не обделен в этом замке.

Лора Хиггинс демонстративно отодвинула свою тарелку.

– Мне уже расхотелось есть! Кусок в горло не лезет от подобных обвинений, – нарочно громко произнесла она и сморщила нос. – Знайте, мисс Литтл, я расскажу всем, кого знаю, какая вы жадная и дотошная!

– И только-то? – повариха равнодушно пожала плечами. – Мне абсолютно безразлично, что думают обо мне люди, с которыми ты общаешься. Я их и знать не знаю.

Острый ответ уже был готов сорваться с языка Лоры, когда садовник резко схватил ее за руку и произнес:

– Не связывайся с ней, мое сокровище. Она того не стоит. В конце концов, завтра наш последний день в этом замке.

– Ты прав, Мак, – кивнула Лора. – И все же это просто издевательство, что хозяин попросил нас взять расчет, в то время как сам нанял новую секретаршу. Ужасно несправедливо!

При ее словах Генри Джонсон, дворецкий, до этого момента спокойно наблюдавший за перепалкой двух женщин, не удержался и в сердцах воскликнул:

– Мистер Филмор имеет полное право нанимать тех, кто ему нужен. Если ему в настоящее время важнее секретарь, нежели горничная, это его личное дело. И вообще, – он слегка понизил голос и многозначительно взглянул на Лору, – мисс Хиггинс, вы не такой уж незаменимый человек в этом замке. Это касается и вас, мистер Адамс.

Садовник бросил на мистера Джонсона испепеляющий взгляд и, поднявшись с места, молча вышел из кухни. Лора Хиггинс проследовала за ним.

Несколько минут после их ухода на кухне царила полная тишина.

– Не берите в голову, моя дорогая, – ласково сказала мисс Литтл, заметив смущение девушки. – С завтрашнего дня вы эту парочку больше здесь не увидите. Они еще пожалеют о своих словах, когда поймут, что им хорошо жилось в замке, даже несмотря на… некоторые обстоятельства.

– Какие обстоятельства? – поинтересовалась Дороти.

– Да ничего особенного, – быстро ответила кухарка, обменявшись взглядом с дворецким, – вы ешьте, ешьте. А мистер Филмор сам расскажет вам обо всем завтра.


* * *

После ужина Дороти уединилась в своей комнате, чтобы принять душ и распаковать чемодан. Раскладывая вещи по полочкам в большом платяном шкафу, девушка невольно задумалась, сможет ли она справиться со своими будущими обязанностями. Возможно, что Роберт Филмор возлагает на нее слишком большие надежды, и у него просто не хватит терпения ждать, когда она освоит новое дело.

Сам хозяин замка определенно произвел на Дороти приятно впечатление, хотя девушка еще не осознавала, что их встреча стала судьбоносной.

Когда Дороти искала новую работу, она наткнулась на объявление в газете о том, что в замок Чипперфилд на юге Англии требуется секретарь. Девушка лишь хотела подзаработать денег к свадьбе, которая у нее намечалась на осень. В Глостере, где она жила вместе со своими родителями, не нашлось ничего подходящего. Ее жених Рэнди, конечно, был против, но, получив обещание Дороти, что она не задержится на юге надолго, смирился.

Воздух в комнате был тяжелым. Дороти отворила окно, выходившее в парк, и глубоко вдохнула. Вечер был безветренный и очень тихий. Лишь в ветвях деревьев шелестели крыльями летучие мыши.

В одной из комнат справа от Дороти горел свет. Это, скорее всего, был кабинет мистера Филмора. Должно быть, хозяин замка вел довольно уединенный образ жизни. По крайней мере, такое впечатление сложилось у девушки после их первой встречи.

Она вздохнула и, отойдя от окна, оглядела свою комнату: все вещи уже были убраны. До того как лечь спать, у нее еще оставалось время написать письмо Рэнди.

Дороти опустилась в кресло у письменного стола и склонилась над бумагой, но сосредоточиться ей не удавалось. Раз за разом она перечеркивала написанные строки. Ей постоянно казалось, что молодая женщина с портрета внимательно наблюдает за ней.

Дороти обернулась и еще раз взглянула на картину. Определенно от Изабель исходила какая-то необъяснимая мощь и сила, которую Дороти могла чувствовать физически. Так и не закончив письмо, она переоделась ко сну и потушила свет.

Но стоило ей задремать, как ее сердце начало учащенно биться и на лбу выступили капельки пота. Дрожа от страха, Дороти вскочила с кровати и зажгла ночник. Ее взгляд непроизвольно упал на картину над комодом. Она внушала ей страх.

Черные глаза леди Изабель проникновенно смотрели прямо на Дороти. На лице, казалось, застыло недружелюбное выражение: даже красивые губы изогнулись в холодную насмешливую улыбку. Могло ли это быть на самом деле? Ведь это всего-навсего картина.

Дороти понимала, что в одной комнате с этим портретом находиться не сможет. Завтра же она попросит кого-нибудь унести картину. А пока девушка взяла покрывало, накрыла портрет и вынесла его в коридор.

Когда она вернулась в комнату, даже воздух ей показался легче, гнетущее чувство исчезло. Дороти завернулась в мягкое одеяло и через несколько минут безмятежно заснула.


* * *

Наутро Дороти обнаружила, что картины в коридоре нет. Наверное, кто-то из работников замка унес ее. Стена над комодом в ее комнате теперь выглядела немного пустой, лишь одиноко торчал гвоздь, на котором держался портрет.

– Надо придумать, чем закрыть это место, – пробормотала Дороти и побежала в душ. Она не хотела опаздывать к завтраку в свой первый же рабочий день.

Когда девушка вбежала на кухню, мисс Литтл сказала, что сэр Роберт изъявил желание позавтракать вместе с новой сотрудницей на террасе.

– Поторопитесь, моя дорогая, – ласково произнесла повариха, – хозяину не понравится, если вы опоздаете.

Дороти со всех ног помчалась через главный зал к дверям, которые вели на террасу, где уже стоял накрытый к завтраку стол. Мистер Филмор, опрятно одетый и гладко выбритый, взглянул на запыхавшуюся девушку.

– Как вам спалось, мисс Тэннер? – поинтересовался он, жестом приглашая ее присесть в свободное кресло.

– Честно признаться, не очень хорошо, – смутилась Дороти.

– Мне тоже так показалось. Мистер Джонсон рассказал, что вы сняли портрет леди Изабель со стены и выставили его в коридор. Должна быть веская причина для столь решительного поступка, – сэр Роберт испытующе смотрел на девушку. – Расскажите же, мисс Тэннер, чем вам не понравилась картина.

Все еще немного смущаясь, Дороти поведала хозяину замка о своих вчерашних ощущениях и том страхе, который внушал ей портрет умершей леди Изабель. Добавив, что, возможно, сэр Роберт посчитает ее безумной, девушка опустила голову и замолчала.

– Вовсе нет, – поспешил заверить ее мужчина. – Все, что вы рассказали, очень интересно, мисс Тэннер.

– Так вы мне верите? – Дороти удивленно посмотрела на собеседника. – Верите, что именно этот портрет действительно стал причиной моей тревоги и страха?

– Определенно, – кивнул сэр Роберт и налил себе еще чашку чая. – У меня нет повода сомневаться в том, что вы говорите правду. Конечно, ваш рассказ не совсем обычен… Но я вам верю.

Он засмеялся, видя, что Дороти во все глаза уставилась на него. Подозрение, что хозяин сам немного спятил, смешалось в ее взгляде с невыразимой радостью, что ей все-таки верят. Хотя девушке уже самой казалось, что вчерашний испуг был вызван лишь ее воображением.

– Видите ли, мисс Тэннер, – пояснил сэр Роберт, – я долгое время жил и работал в Африке, где сталкивался с различными необъяснимыми феноменами и загадками. Поэтому, что касается Изабель, я скорее склонен верить вашим чувствам, чем рациональным и логичным объяснениям.

– Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду, – призналась Дороти.

– Я говорю о тех событиях, которые сложно объяснить разумом. Жена моего брата, Изабель, умерла неестественной смертью. Она совершила самоубийство. По крайней мере, такой сделали вывод…

– Вы сомневаетесь в этом?

– Иногда, – пожал плечами мистер Филмор. – Ее тело так и не было найдено. Поэтому я предполагаю, что ее дух не может найти покоя и всеми силами стремится привлечь к себе внимание…

– Вы действительно в это верите?

– Я убежден в этом, – твердо сказал мужчина. – Проведя много лет на Черном континенте, я многое повидал, в том числе и явления умерших людей. Если это происходит там, почему здесь не может?

Дороти лишь поджала губы, не зная, что ответить. Услышанное заставило ее задуматься о минувшей ночи. Неужели тот негатив и злость, которую она почувствовала от портрета, были реальными? Но если нет никаких доказательств, почему сэр Роберт вот так запросто верит ей?

Пока они беседовали, Дороти краем глаза заметила вдали Мака Адамса, садовника. Он долгое время стоял в саду, глядя на деревья и кусты, за которыми ухаживал несколько лет. Затем, бросив сердитый взгляд в сторону террасы, исчез в тени деревьев.

Сэр Роберт садовника не увидел. Закончив завтрак, хозяин откинулся на спинку плетеного кресла и зажег сигару.

– Я хотел бы обсудить ваши обязанности, мисс Тэннер, – произнес он. – Как я уже ранее объяснил вам в письме, у меня есть сильное желание написать книгу о своей жизни на африканском континенте. Я уже связался с одним издательством, где заинтересовались ее публикацией. Я пообещал отправить им первые главы, как только они будут готовы. Проблема в том, что, несмотря на весь мой талант рассказчика и писателя, я совершенно не знаю, как подготовить свои записи к печати. Вашей задачей, мисс Тэннер, будет помочь мне приготовить рукопись для того, чтобы представить ее издателю. Что скажете?

– Я сделаю все, что в моих силах, мистер Филмор, – кивнула Дороти. – Мой предыдущий опыт работы редактором позволяет надеяться, что я не разочарую вас. В любом случае, работа с вами представляется мне весьма интересной.

– В таком случае, – улыбнулся сэр Роберт, – я уверен, что мы сработаемся. Вам также нужно будет заниматься моей корреспонденцией и совершать некоторые покупки. У вас есть права, мисс Тэннер?

Дороти кивнула.

– Отлично, вы можете пользоваться моей машиной для поездок.

– Благодарю вас, мистер Филмор. В первую очередь за доверие, – Дороти замолчала, подыскивая нужные слова. – Могу ли я задать вам вопрос?

– Смелее, мисс Тэннер.

– Наверняка вы получили много заявок на вакансию. Почему вы остановили свой выбор именно на мне?

– Вы правы, – кивнул сэр Роберт, выпуская дым. – Заявок на мое объявление в газете было действительно очень много. Но мне никто не подходил.

– Боюсь, я не совсем понимаю.

– Мне бросилась в глаза ваша фотография, приложенная к резюме, – пояснил мужчина. – В таких вещах я полагаюсь на свое внутреннее чутье. Так вот ваша фотография произвела на меня самое сильное впечатление. Сильнее, чем резюме. И я, можно сказать, действовал спонтанно. Сомнений в правильности выбора у меня абсолютно нет.


* * *

После завтрака хозяин рассчитал уволенных сотрудников, и те, собрав свои вещи, покинули замок. Через окно кабинета мистера Филмора Дороти наблюдала, как троица пересекла двор, приближаясь к воротам замка.

За оградой уже стояла личная машина Стэна Морли. Очевидно, он предложил Маку Адамсу и Лоре Хиггинс подвезти их до станции. Еще раз окинув замок печальным взглядом, Стэн сел за руль автомобиля.

Лора и Мак тоже оглянулись. Их взгляды, однако, выражали нечто совершенно противоположное чувствам водителя. Их глаза горели ненавистью и злобой. Во всяком случае, Дороти, украдкой наблюдавшей за ними, показалось именно так.

Наконец машина тронулась. Когда она исчезла из виду, дворецкий запер изнутри ворота.

К обеду на улице заметно похолодало. Небо затянуло тучами. Дороти взяла дневники сэра Роберта, которые он вручил ей после завтрака, и направилась к себе в спальню, где она рассчитывала завернуться в теплое одеяло и погрузиться в увлекательное чтение о жизни и обычаях африканского континента.

Все записи были сделаны от руки, что слегка затрудняло понимание. Очевидно, сэру Роберту не всегда удавалось хранить свои рукописи в надежном месте, защищенном от сырости и влаги. Местами чернила расплылись, кое-где бумага настолько съежилась, что разобрать, что именно там было написано, не получалось.

По почерку Дороти предположила, что ее хозяин довольно решительный и энергичный человек: буквы были ровными, одна к одной. Местами, однако, проглядывались мягкие линии, что указывало на творческую личность, обладающую художественным талантом.

Чтение было весьма увлекательным. Сэр Роберт не льстил себе, называя себя талантливым рассказчиком. Чем глубже Дороти погружалась в заметки, тем интереснее они становились. Ей казалось, что она вместе с мистером Филмором путешествует по просторам Африки: каждый куст, каждая дорога были описаны так ярко и красочно, что не оставалось сомнения в том, что автор действительно там жил.

Первые годы сэр Роберт провел в Кении, где изучал мифологию африканских племен. Описанные им открытия и проведенные опыты были настолько захватывающими, что Дороти не удержалась и упомянула об этом сэру Роберту при очередной встрече за обедом, сказав, что они определенно произведут настоящий фурор среди читателей.

– Еще слишком рано делать какие-либо прогнозы, мисс Тэннер, – покачал головой мистер Филмор. – Я не хочу спешить. На данном этапе ваша задача – разобрать мои записи.

Дороти немного обидели его слова, но она решила не показывать виду. В конце концов, она согласилась работать на его условиях. После обеда она вышла прогуляться в парк.

Задумавшись, девушка брела по тропинкам и, сама того не заметив, вышла к болотам на самом краю парка. Дороти остановилась у покосившейся березы и оглядела унылый пейзаж.

Почувствовав, что рядом кто-то есть, Дороти резко обернулась. Из-за дерева вышел сэр Роберт.

– Ах, это вы! – с облегчением выдохнула девушка. – Я совсем не слышала, что вы шли сзади.

– Это мягкая земля, – неловко улыбнулся хозяин замка. – Она заглушает все шаги. Простите, если я напугал вас.

Дороти улыбнулась в ответ. Чем больше времени она проводила с мистером Филмором, тем привлекательнее она его находила. И вновь в его присутствии почувствовала себя немного неуверенно, словно маленькая девочка.

– Эти болота находятся на территории ваших владений? – спросила Дороти, чтобы поддержать разговор.

– Да, разумеется. И хотя эта земля совершенно бесполезна, – ответил сэр Роберт, – мне нравится это место.

– Да, есть в нем что-то по-своему очаровательное, – согласилась Дороти. – Идеальное место для спокойной уединенной прогулки.

– Все же здесь очень опасно, – голос мистера Филмора теперь звучал серьезно. – Я вас очень прошу, мисс Тэннер, остерегайтесь болота. Некоторые отсюда так и не вернулись.

– Вы имеете в виду жену вашего брата? – лишь задав вопрос, Дороти осознала, насколько бестактно он прозвучал.

– Да, Изабель в том числе, – задумчиво ответил он. – Когда она пропала, все решили, что она сгинула в этих болотах…

– Извините меня за бестактность. Конечно, меня это совсем не касается, – пробормотала Дороти.

– Не переживайте, – успокоил ее сэр Роберт. – В здешней округе каждый ребенок знает о моей покойной золовке. Так что рано или поздно вы бы узнали всю историю.

Дороти молча кивнула.

– Хотите еще побыть здесь?

– Нет, думаю, пора возвращаться.

– Тогда пойдемте вместе, мисс Тэннер.

Бок о бок они не спеша двинулись назад в сторону замка.

– У вас чудесный парк, – заметила девушка, оглядывая высокие вековые деревья, ухоженные кусты и цветущие клумбы.

– Согласен с вами. Но боюсь, скоро он больше не будет таким. Без садовника этот парк совсем одичает.

– Почему же тогда вы уволили его и еще двух сотрудников? – искренне удивилась Дороти.

– Мое финансовое положение сейчас не так прекрасно, как многим может показаться, – откровенно признался мистер Филмор. – Мой старший брат Гидеон настолько увлекся азартными играми, что проиграл все свое состояние, а также часть этого поместья. После его смерти у меня был выбор: вступить во владение наследством со всеми его долгами или же отказаться от него. Выбрав первый вариант, я пообещал выплатить его задолженности. Мне пришлось продать наше семейное поместье в Африке, чтобы сохранить замок здесь, в Англии.

– Должно быть, этот замок очень дорог для вас, если вы решились на такой шаг, – предположила Дороти.

– Так и есть, мисс Тэннер. Я здесь родился и провел свое детство. Я боялся, что мне никогда не удастся завладеть родовым поместьем снова. Но сейчас я сделаю все, чтобы оно навсегда осталось во владении моей семьи.

– Я уверена, что публикация ваших дневников сможет покрыть необходимые расходы, – с убеждением произнесла Дороти.

– Я также надеюсь на это, мисс Тэннер, – искренне сказал мистер Филмор. – Поэтому мне пришлось уволить часть персонала. Я не могу позволить себе оплачивать труд этих людей.

– Я понимаю вас, – кивнула Дороти, удивленная честностью и открытостью хозяина. – Вы думаете, обойдетесь без них?

– Почему нет? – пожал плечами мужчина. – Водить я могу и сам, с работой горничной прекрасно справятся дворецкий и мисс Литтл, ну а что касается сада… что ж, позволим растениям расти, как они того желают. Ведь, если задуматься, подрезать растения – значит идти против их природы.

Дороти нашла его доводы весьма убедительными. По выражению его лица она заметила, что сэр Роберт совсем не переживает о том, что теперь некоторые вещи ему придется делать самому.

– Вам, разумеется, не стоит волноваться, мисс Тэннер, – поспешил добавить мужчина. – Свою зарплату вы будете получать вовремя, как мы договорились.

– Я вовсе не переживаю об этом, сэр Роберт, – заверила его девушка. – Наоборот, я очень благодарна за предложенную мне работу.

За разговором они дошли до замка. Зайдя внутрь, Дороти увидела, что дворецкий установил огромный канделябр и зажег в нем длинные свечи. Сэр Роберт также заметил это и остановился.

– Бог ты мой, сегодня уже пятница! – громко прошептал он и кинулся вверх по лестнице, не удостоив свою спутницу взглядом.

Дороти ошеломленно смотрела ему вслед. Что могли значить его последние слова? И почему именно свечи напомнили ему об этом?


* * *

За окном постепенно темнело. Густой туман спускался все ниже, медленно пробираясь белыми лентами между деревьев.

Дороти сидела в своей комнате. Днем она нашла в библиотеке замка старинную книгу об истории Англии, которая всегда ее интересовала. Но сейчас не могла сосредоточиться: в ее голове постоянно крутились слова, сказанные мистером Филмором после ужина:

– Не пугайтесь, мисс Тэннер, если сегодня ночью услышите что-нибудь странное. С вами ничего не случится.

Что он хотел этим сказать? Сэр Роберт даже не удосужился хоть как-то объяснить свое поведение и свои слова. Он просто положил столовые приборы у тарелки и покинул комнату, где они ужинали. Больше Дороти его не видела.

Дворецкий Генри и мисс Литтл тоже выглядели странно. Они украдкой обменивались взглядами, смысл которых был непонятен Дороти. Одно она могла сказать точно: повариха была чем-то напугана, а старый дворецкий явно нервничал, что, как казалось ранее, было ему несвойственно. Одним словом, атмосфера в замке в этот пятничный вечер была необычайно напряженная.

Дороти собиралась вернуться к заметкам сэра Роберта, как вдруг глухой скрежет откуда-то из-за стены заставил ее вскочить с кресла. Она испуганно оглянулась, чувствуя, как по спине пробежал холодок, и в ужасе замерла.

Теперь Дороти могла отчетливо слышать стенания где-то совсем рядом, хотя в спальне кроме нее никого не было. Страх стальной рукой сжал ей горло. Дороти не хотела ни секундой дольше оставаться в этой комнате. Но испуг настолько парализовал ее, что еще некоторое мгновение она не смела ни вдохнуть, ни пошевелиться.

Наконец, силы вернулись к ней, и она кинулась к двери. Выбежав в коридор, Дороти опрометью бросилась вниз по лестнице. Перепрыгивая через одну, а то и через две ступени, она быстро оказалась в главном холле, где угодила прямо в объятия дворецкого Генри.

Очевидно, он тоже стал свидетелем чего-то странного, так как тот взгляд, что он бросил на Дороти, был полон сочувствия и понимания.

– Обычно по пятницам здесь происходят странные вещи, мисс Тэннер, – туманно выразился он. – Давайте-ка я отведу вас на кухню, чтобы вы не оставались в одиночестве.

Девушка охотно последовала за ним. В присутствии дворецкого она почувствовала себя немного лучше, хотя еще была бледна от пережитого страха. Она до сих пор не понимала, что именно происходит здесь по пятницам.

На кухне находилась мисс Литтл. Поварихе было явно не по себе, и она решила пригубить немного коньяка. Когда Дороти вошла на кухню, женщина поспешно спрятала бутылку в сервант. Стакан с остатками выпивки, однако, остался стоять на столе. Это не ускользнуло от внимания дворецкого.

– Аманда, вы снова пьете? – с упреком заметил он.

– Всего один глоточек, мистер Джонсон, – ловко вывернулась женщина. – Вы знаете, что иначе мое сердце не выдержит еще одной пятницы.

– Мне это известно, – снисходительно кивнул дворецкий. – Но как человеку, который давно живет в этих условиях, вам следовало бы уже привыкнуть к происходящему. Мисс Тэннер нуждается в вашей помощи, – он указал на стоявшую в недоумении девушку. – Ей лучше не оставаться одной.

Мисс Литтл не нужно было просить дважды.

– Вы дрожите, как осиновая веточка, – мисс Литтл озабоченно посмотрела на молоденькую секретаршу. – Присядьте, я пока заварю для вас чай.

Она решительно усадила Дороти в кресло.

Оконные створки в коридоре скрипели от резких порывов холодного ветра. За дверью кухни вновь раздался заунывный протяжный стон. Просачиваясь сквозь щели, он, казалось, проникал в каждую комнату, в каждый потаенный уголок замка.

– Что это? – с трепетом спросила Дороти.

– Призрак леди Изабель, – ответила мисс Литтл, наливая в свой стакан крепкий коньяк. – Бедняжка никак не может найти покой…

Дороти так сильно вцепилась в краешек стола, что костяшки на ее пальцах побелели. В это время повариха налила себе второй стакан и залпом осушила его. Мистер Джонсон, бледный как мел, стоял немного поодаль и наблюдал, как мерцает кухонная лампа. На всякий случай он зажег несколько свечей, чтобы не остаться в кромешной тьме, если свет вдруг погаснет.

Входная дверь неожиданно отворилась, заставив всех вздрогнуть. Молча на кухню вошел сэр Роберт.

Хозяин замка оглядел всех присутствовавших и, заметив среди них Дороти, с облегчением вздохнул.

– Я рад, что вы тоже здесь, мисс Тэннер, – произнес он. – В такое время не стоит оставаться одной. Побудьте здесь, пока все это не закончится. Надеюсь, еще недолго осталось.

– Мы все на это надеемся, – вставила мисс Литтл.

Вчетвером они слушали зловещие звуки, эхом разносившиеся по замку. Никто не мог точно сказать, откуда именно они доносились. Стоны, скрежет и гром, казалось, были повсюду. Где-то наверху, прямо над кухней, то и дело раздавались шаги и глухие мольбы, потом все стихало, чтобы через несколько минут повториться вновь.

Свет уже давно погас. И если бы не свечи, приготовленные заранее дворецким, они бы оказались в полной темноте. Сэр Роберт отворил дверь кухни: нигде в замке также не было света.

Электрический щит находился в главном холле под широкой лестницей. Не успел мистер Филмор подойти к нему, как внезапный порыв ледяного ветра погасил свечу, и зал погрузился во мрак. Мужчина удивленно оглянулся вокруг, не понимая, откуда мог подуть ветер, ведь все окна были плотно закрыты.

На ощупь он двинулся вперед по направлению к лестнице, как вдруг что-то легонько коснулось его плеча, а глаза уловили едва различимую белую тень.

– Кто здесь? – непроизвольно вырвалось у него. Он несколько раз обернулся вокруг себя, надеясь увидеть еще хоть какое-то движение, но больше ничего не увидел. Тряхнув головой, сэр Роберт пошел дальше.

Спустя несколько минут он наткнулся на лестницу. Помня, что щит находится немного в стороне, мистер Филмор с вытянутой рукой стал продвигаться вдоль перил, пока, наконец, не достиг нужного места. Нащупав рубильник, он повернул его, и вестибюль вновь озарился ярким светом. По ликующим возгласам, донесшимся из кухни, мужчина понял, что там теперь тоже светло.

– Думаю, на сегодня все закончилось, – сказал мистер Джонсон, как только загорелся свет.

– Слава небесам! – с облегчением мисс Литтл подняла руки вверх.

Дороти тоже вздохнула свободно. Она по-прежнему мало разбиралась в происходящем, но была рада, что вместе с темнотой ушел страх.

Мисс Литтл вновь потянулась за бутылочкой в надежде налить себе еще стакан.

– Теперь-то зачем пить, Аманда? – обратился к ней дворецкий. – Все уже закончилось.

– Нужно успокоить расшатавшиеся нервы, – снова нашлась повариха.

Сэр Роберт вошел на кухню и поставил подсвечник на стол.

– С электричеством, кажется, все в порядке, – коротко бросил он.

– Уму непостижимо! – не удержалась Дороти. – Как такое вообще возможно?

– Мне жаль, что вам пришлось стать свидетелем всего этого кошмара, мисс Тэннер, – искренне сказал хозяин замка. – Мне следовало предупредить вас заранее, до вашего приезда в замок. Обычно все это продолжается недолго, всего лишь несколько минут. Но я пойму, если вы сейчас решите покинуть нас…

Дороти молчала. Под внимательными взглядами всех троих ей казалось, что ей предстоит принять весьма ответственное решение, которое решит судьбы многих людей.

– На вашем месте, мисс Тэннер, – тихо произнес дворецкий, – я бы остался. Это, безусловно, странно, что в замке обитает нечистая сила, но проявляется она довольно редко. К тому же она существует здесь вот уже пятнадцать лет, но никто еще не пострадал.

Девушка молча кивнула. Ей очень хотелось остаться в этом доме. Она обвела глазами присутствовавших и заметила на их лицах облегчение, вызванное ее решением. Особенно светились глаза сэра Роберта.

– Спасибо, мисс Тэннер, за ваше мужество, – он внимательно посмотрел на нее, затем оглядел остальных. – Надеюсь, никто не станет возражать, если мы все сейчас пропустим по стаканчику. Мисс Литтл, принесите, пожалуйста, бутылку вина из погреба.


* * *

Час спустя Дороти уже жалела о своем поспешном решении остаться в замке. После того как дворецкий проводил ее до спальни, она прилегла на кровать в надежде заснуть. Но мысли по-прежнему беспокойно крутились вокруг тех странных событий, которые произошли минувшим вечером.

Сна не было ни в одном глазу, поэтому девушка просто лежала на кровати и смотрела в потолок. Вся окружающая обстановка теперь стала казаться ей враждебной. По углам мерещились чьи-то тени, за окном слышались подозрительные шорохи, усталое воображение рисовало жуткие картины, где духи умерших людей окружают ее. Дороти с напряжением прислушивалась к каждому скрипу, стараясь уловить приближение опасности.

Сейчас, когда в присутствии всех она согласилась остаться здесь, было уже слишком поздно отказываться. Сэр Роберт, скорее всего, будет очень разочарован такой переменой, да и сама она сгорит от стыда и смущения за свою робость.

Дороти протянула руку к ночному столику и взяла таблетку снотворного. Спустя несколько минут ей, наконец, удалось заснуть. Сны, однако, были очень тревожные. Дороти привиделось, будто некто, очень похожий на сэра Роберта, спорил и ругался с молодой темноволосой женщиной, чьи глаза горели огнем. Затем, потеряв терпение, мужчина схватил тяжелую статуэтку и, замахнувшись, ударил женщину по голове. Из груди бедняжки вырвался лишь хриплый стон, прежде чем она умерла.

Дороти, вся взмокшая от ночного кошмара, рывком села на кровати. Сердце неистово стучало. Темноволосой женщиной, несомненно, была леди Изабель. Девушка видела, как она упала на пол, в ее голове зияла огромная рана.

Она видела также лицо убийцы: молодое красивое лицо, так похожее на сэра Роберта. Или это был его брат Гидеон? Дороти не могла сказать наверняка.

Тем не менее она не сомневалась, что леди Изабель умерла ужасной насильственной смертью.

Девушка решила провести остаток ночи за чтением, что, как она надеялась, поможет ей избежать очередных кошмаров. Вскоре, впрочем, усталость одолела ее, и девушка погрузилась в глубокий сон, забыв выключить ночник.


* * *

Дороти проснулась еще позже, чем накануне. Поэтому ей пришлось принимать душ и собираться в считанные минуты. Ночной кошмар был настолько реальным, что по-прежнему стоял у нее перед глазами. Каждая подробность зверского убийства оживала в ее памяти, стоило ей закрыть глаза.

Девушка оглядела себя в зеркало: под глазами на фоне необычайно бледного для Дороти лица темнели круги.

Естественно, за завтраком это не ускользнуло от внимания сэра Роберта. Девушка поняла это по его внимательному оценивающему взгляду. Тем не менее он не стал ничего спрашивать, видимо, объяснив ее усталость событиями вчерашнего вечера.

– Вам стоит отдохнуть, мисс Тэннер, – лишь заметил он. – После завтрака прогуляйтесь в парке, свежий воздух пойдет вам на пользу. Обещаю, что в следующую пятницу никто не напугает вас.

Дороти хотела было рассказать ему о своем ночном кошмаре, но не решилась. Она пристально смотрела на сэра Роберта, пока тот был занят своим завтраком, пытаясь понять, мог ли он быть мужчиной из ее кошмара.

– Я хочу кое-что у вас попросить, – наконец произнесла девушка.

– Что именно? – мистер Филмор поднял на нее глаза.

– Если возможно, я бы хотела перебраться в другую комнату.

Хозяин замка удивленно посмотрел на Дороти, не ожидав услышать подобной просьбы.

– Не думайте, мистер Филмор, – попыталась объяснить девушка, – что мне не нравится моя нынешняя спальня. Даже наоборот, я нахожу ее очень милой и уютной, но… – она замялась, подбирая правильные слова, – но эта комната наводит на меня ужас.

– До сих пор? Я же убрал оттуда портрет Изабель. Вам до сих пор страшно, мисс Тэннер?

– Да, – смущенно кивнула Дороти. – Я не могу заснуть там. Меня постоянно мучают кошмары. Вот так и минувшей ночью…

– Что случилось? – забеспокоился сэр Роберт.

– Мне приснилась жена вашего брата, леди Изабель, – начала Дороти, но, смутившись, замолчала.

– Расскажите же, мисс Тэннер, – поторопил ее мужчина, живо заинтересовавшийся ее рассказом.

Дороти поведала ему свой кошмар, умолчав лишь о том, что убийца имел сходство с ним самим.

Сэр Роберт воспринял ее рассказ намного серьезнее, чем ожидала девушка. Забыв про недопитый кофе, он нахмурился и забарабанил пальцами по столу.

– Как выглядел убийца? – после некоторого раздумья спросил он.

– Я… я не уверена, что запомнила его лицо, – попыталась ускользнуть от прямого ответа Дороти.

– Вы запомнили, мисс Тэннер! – воскликнул сэр Роберт. – Я вижу, что вы что-то недоговариваете. Как выглядел убийца Изабель?

– Раз вы непременно хотите это знать, – выпалила Дороти, видя, что ей не удастся скрыть правду, – он был очень похож на вас, только моложе.

Мистер Филмор откинулся назад и достал сигару. Выражение его лица оставалось невозмутимым, но глаза метали молнии:

– Значит, похож на меня… А чем он ее убил?

– Каким-то тяжелым тупым предметом, – Дороти пожала плечами, – похожим на статуэтку или что-то вроде того.

– Откуда он взял эту статуэтку? – продолжал настойчиво расспрашивать мужчина.

– Он резко схватил ее с полки над камином и набросился на беззащитную леди Изабель.

Сэр Роберт выпустил изо рта дым. Какое-то время он молча сидел, глядя вдаль. Когда же сигаретный дым рассеялся, он вновь взглянул на Дороти:

– Как вы думаете, мисс Тэннер, если все в вашем сне соответствует реальности, могло ли убийство произойти в той самой комнате, где вы сейчас живете?

– И да и нет, – сразу же ответила Дороти, очевидно уже задававшая себе тот же самый вопрос. – С одной стороны, обстановка в комнате полностью совпадает с той, что была во сне. Но камин в моей комнате другой. Хотя это лишь мое предположение. Но знаете, мистер Филмор, я уверена, что комната леди Изабель скрывает некую тайну. Я сначала предполагала, что все дело в том портрете. Но вчера поняла, что сама комната пугает меня.

– Вы сегодня же переедете в другую, – заверил девушку сэр Роберт. – Думаю, лучше всего вам подойдет комната, где жила наша горничная, мисс Хиггинс. Она, конечно, не такая просторная и уютная, но…

– Мне все равно, мистер Филмор, – прервала его Дороти. – Мне ни к чему слишком много места, лишь бы не оставаться больше в комнате леди Изабель.

– Тогда решено. Сегодня же мистер Джонсон перенесет ваши вещи.


* * *

Роберт Филмор размышлял в своем кабинете. День клонился к вечеру, но несколько последних солнечных лучей, робко пробираясь сквозь высокие резные окна, скользили по пыльным книжным томам. Рядом с полкой стоял портрет леди Изабель. Тот самый, что Дороти сняла со стены в своей комнате. Старый дворецкий поставил его сюда, и сэр Роберт пока не нашел ему другое место.

Задумчиво мужчина взглянул на портрет. Его вовсе не беспокоила эта картина. Однако он не сомневался, что Дороти она казалась воплощением зла. Вероятно, эта девушка была слишком чувствительна к подобным вещам.

Особенно тревожил его сон девушки, о котором она рассказала ему за завтраком. Неужели Изабель действительно была убита? Возможно, именно поэтому ее призрак до сих пор бродит по замку, не находя себе покоя. Как сказал старый мистер Джонсон, за прошедшие с момента ее исчезновения пятнадцать лет никто так и не сумел объяснить, почему ее призрак не покидает этого места.

Также старик заметил, что с момента возвращения в поместье сэра Роберта призрак стал заметно сильнее, будто бы изо всех сил стараясь обратить на себя внимание хозяина дома. Мистер Филмор постоянно задавался вопросом, что же произошло тогда, несколько лет назад, когда он покинул родной дом в поисках приключений.

Когда-то, будучи молодым, он был безумно влюблен в Изабель. Иногда они встречались украдкой, наслаждаясь теми короткими мгновениями, что могли провести вместе. Вскоре, правда, Гидеон стал проявлять некоторые сомнения в верности своей супруги. Он начал внимательно следить за парочкой, пока однажды не застал их в весьма щекотливой ситуации.

Был страшный скандал, закончившийся дракой. Шрам на плече сэра Роберта до сих пор напоминал ему о том, с какой яростью брат набросился на него, стремясь поквитаться за поруганную честь.

Отношения с Изабель стали довольно натянутыми. Сталкиваясь в коридорах замка, они едва могли смотреть друг на друга. Именно в то время сэр Роберт решил покинуть дом и отправиться в Африку, где он надеялся забыть об Изабель и своих чувствах к ней.

Совсем забыть о своей большой любви ему не удалось, но все же в Африке, вдали от дома, он начал новую жизнь. Кения стала для него второй родиной, покидать которую у него не было ни намерения, ни желания. Лишь спустя несколько лет после своего прибытия на Черный континент он написал отцу и указал свой адрес. Примерно через два месяца ему пришел ответ из дома. Отец писал, что мать, пролежав долгое время в больнице, скончалась, а Изабель вскоре после отъезда Роберта бесследно исчезла. Судя по тому, что ее часто видели, гуляющей на болотах, отец предполагал, что она совершила самоубийство.

Письмо отца глубоко тронуло Роберта. Долгое время он не мог найти нужных слов, чтобы вновь написать домой. О смерти отца он узнал из письма дворецкого, Генри Джонсона. В тот момент ему казалось, что его последняя связь с домом умерла вместе с отцом. Ведь Гидеон, вероятнее всего, испытывает к брату лишь жуткую ненависть.

Но после смерти брата он стал хозяином родового поместья. С каждым днем, что сэр Роберт проводил здесь, желание узнать подробности загадочного исчезновения Изабель становилось все сильнее. Как ему узнать наверняка, что девушку действительно убили?

Сейчас, по прошествии стольких лет, вся затея ему казалась совершенно безнадежной. Тело Изабель так и не нашли. Если ее убили и кинули в болото, теперь вряд ли удастся его найти. А без тела ничего нельзя доказать.

Подозрения сэра Роберта падали на его родного брата. Вспоминая, как Гидеон быстро мог вспыхнуть, он нисколько не сомневался, что в порыве ярости брат мог напасть на Изабель и ударить ее. Словно в подтверждение его мыслей, шрам, оставленный Гидеоном пятнадцать лет назад, болезненно заныл. Что если брат в очередной раз вспылил, вспомнив об их тайном романе, только на этот раз он выместил свой гнев на бедняжке Изабель?

Поднявшись с кресла, сэр Роберт покинул кабинет и направился в западную башню замка. Отсюда открывался прекрасный вид на болота, окружавшие парк. Долгое время мужчина задумчиво смотрел вдаль, затем отвернулся от окна и окликнул дворецкого.

– Вы звали, сэр?

– Да, Генри, я хотел кое-что спросить у вас, – сказал сэр Роберт. – Это касается леди Изабель. Вы видели ее в день исчезновения?

– Да, сэр, здесь, в замке, – сразу же ответил дворецкий. – Во время обеда она была в большой столовой. Больше не видел. Вторая половина дня у меня была свободной – мне дали выходной день. Я вернулся в замок уже ближе к полуночи.

– Вы не заметили ничего необычного тогда?

– Насколько я помню, нет. Все было спокойно. Вернувшись, я сразу же направился в свою комнату. По пути никого не встретил, а об исчезновении леди Изабель я узнал лишь на следующее утро.

– От моего брата?

– Да, – кивнул мистер Джонсон, – от сэра Гидеона. Ваш отец как раз в то время уехал в соседнее поместье на охоту.

Мистер Филмор на мгновение задумался, затем вопросительно взглянул на слугу и продолжил:

– Мисс Литтл тоже тогда была в отпуске, правильно? У вас был выходной. Получается, сейчас в замке нет никого, кто мог бы рассказать о том вечере, когда Изабель исчезла…

– Все верно, сэр, – подтвердил дворецкий. – Вряд ли вам удастся отыскать тех служащих, что работали здесь пятнадцать лет назад.

– Тогда позвольте я задам вам еще один вопрос, Генри. Как вел себя мой брат, когда сообщил вам об исчезновении жены? Был ли он расстроен или взволнован, или, быть может, в ярости? Как вам показалось?

– Сэр Гидеон был скорее встревожен. Я еще припоминаю, что он был пьян.

– Больше чем обычно? – осведомился сэр Роберт.

– Намного больше. Он едва стоял на ногах.

– А что еще он сказал кроме того, что Изабель исчезла?

– Он говорил, что накануне они поругались, и леди Изабель даже угрожала себя убить. Нигде не найдя ее, он решил, что в гневе она, должно быть, покинула замок.

– Когда вы искали ее у болот, вы заметили какие-либо следы ее пребывания там?

– Нет, сэр, мы ничего не обнаружили.

– Спасибо, Генри, – кивнул сэр Роберт и вновь устремил взгляд вдаль.

Дворецкий озабоченно посмотрел на хозяина и покинул башню.


* * *

Дороти прочитала дневники сэра Роберта очень быстро: настолько увлекательным было чтение. Теперь у нее возникли сомнения в том, что ей будет по силам отобрать материал так, чтобы уместить его в одной книге.

Мистер Филмор, словно догадываясь о ее тревогах, за ужином обратился к девушке:

– Мисс Тэннер, я полагаю, что вы уже ознакомились с частью моих записей. Какое у вас сложилось мнение? Возможно ли будет составить приличную книгу?

– Я прочитала все от корки до корки, – ответили Дороти. – Ваши рукописи настолько увлекли меня, что было невозможно оторваться. Но вам нужны не комплименты сейчас, а мое объективное мнение, не так ли?

– Все верно, – кивнул сэр Роберт. – Прежде всего, мне хотелось бы обсудить, как представить мои заметки в наиболее выгодном свете: одной книгой или же публиковать несколько книг по темам.

– Я больше склоняюсь к второму варианту, – поразмыслив, ответила Дороти. – Ведь те события, которые вы описываете в своих заметках, настолько тесно связаны друг с другом, что нельзя просто отбросить часть за ненадобностью. Поэтому несколько книг помогут вам передать читателю весь тот опыт, который вы получили, будучи в Кении. Обязательно стоит рассказать в одной из книг, как вы поучаствовали в африканском обряде, а в другой можно написать, как вы ездили на сафари и чудом спаслись от разъяренного носорога. А следующая будет…

– Экзамен вы сдали, – смеясь, прервал увлекшуюся девушку сэр Роберт.

– Не понимаю вас, сэр, – Дороти в недоумении посмотрела на хозяина.

– Я немного вас проверил, но зато теперь абсолютно уверен, что вы прочитали мои записи, – улыбаясь, пояснил мужчина. – Собственно говоря, я тоже склонялся к тому, чтобы публиковать несколько книг, такой своеобразный сериал. Я рад, что наши с вами мнения по этому поводу совпали. Думаю, успех нам гарантирован. Сегодня же вечером приступлю к работе. Тогда уже завтра утром вы сможете просмотреть первые страницы и подправить, что сочтете нужным.

Дороти внимательно слушала, как сэр Роберт рассказывал ей о своих дальнейших планах по поводу книг. Вскоре, однако, девушка поймала себя на мысли, что она не столько вслушивается в его слова, сколько наслаждается тембром его бархатного голоса. Она тонула в его глазах, которые, казалось, волшебным образом гипнотизируют ее.

Что же с ней происходит? Этот мужчина был намного старше ее. Почему же в его присутствии сердце Дороти билось сильнее, а щеки заливались румянцем? В конце концов, у нее уже есть парень, за которого она собирается замуж.

Появление в столовой дворецкого вернуло Дороти к реальности.

– Прошу прощения, сэр, что вынужден прервать вашу беседу, – обратился мистер Джонсон к хозяину, – но я только что был в вашем кабинете. Я не заметил, что портрет леди Изабель лежит на полу, и в темноте… наступил на него, сильно повредив раму.

– Вы хотите сказать, что не заметили как уронили его? – с долей сарказма уточнил сэр Роберт.

– Нет, сэр, портрет уже лежал на полу, – твердо ответил дворецкий.

Мистер Филмор удивленно поднял брови:

– Это невозможно! Мы же с вами сами поставили картину так, что упасть она не могла!

– Не знаю, сэр, как такое могло случиться, – покачал головой старик. – Но теперь ценная резная рама сильно повреждена.

– Ничего страшного, мистер Джонсон, – махнул рукой хозяин. – Я отдам ее на реставрацию, когда появится возможность.

Дворецкий, опустив голову, покинул столовую. Мистер Филмор задумчиво смотрел ему вслед. Казалось, он уже забыл, что несколько минут назад с упоением рассказывал Дороти о своих размышлениях по поводу публикации заметок.

– Нет, это действительно невозможно, – тихо пробормотал он.

– Вы имеете в виду картину? – поинтересовалась Дороти, видя перемену в его настроении.

– Да, – кивнул сэр Роберт. – Изабель сама это сделала! Больше никто не мог!

У Дороти внезапно пропал аппетит. Отодвинув тарелку с десертом, она вопросительно посмотрела на мистера Филмора:

– Скажите, сэр, какой женщиной была Изабель? Злой, склочной или же, наоборот, добросердечной?

– Злость была ей чужда, – сразу же ответил мужчина. – Изабель была очень жизнерадостной и веселой девушкой, но очень темпераментной. Часто ее поступки были необдуманными, но они никогда не были жестокими. Почему вы спрашиваете?

– Просто то, что она творит сейчас, будучи… будучи призраком, выглядит довольно безумно и даже пугает, – ответила Дороти, с содроганием вспоминая вечер пятницы. – Своими завываниями и стонами она мешает тем, кто живет в этом замке.

– Не думаю, что она стремится запугать кого-то до смерти. Скорее всего, она преследует другую цель.

– Какую именно? – спросила Дороти.

– Мне кажется, она хочет показать нам, что с ней случилось, – сэр Роберт внимательно посмотрел на сотрудницу. – Вы уже знаете, мисс Тэннер, что обстоятельства ее исчезновения были весьма загадочными. Сейчас она хочет, чтобы те люди, которые живут в замке, то есть мы с вами, нашли ее тело и похоронили по христианскому обычаю.

– Возможно, – кивнула Дороти, – но что если, найдя ее тело, станет ясно, что леди Изабель вовсе не совершала самоубийства, а была зверски убита?

– Убита? Но кем? – сэр Роберт вызывающе посмотрел на девушку. – Вы имеете в виду моего брата, не так ли?

– Да, – кивнула Дороти.

– Вы правы, мисс Тэннер, – уже спокойнее кивнул хозяин. – Гидеон действительно имел мотив. Но мне сложно представить себе, что он способен на убийство.

– Он внешне походил на вас?

– Да, нас порой даже путали. Подождите здесь, я принесу вам фотографию, – с этими словами сэр Роберт поднялся и вышел из столовой.

Вернулся он через несколько минут, держа в руках старую фотографию, которую положил на стол перед Дороти.

– Вот, мисс Тэннер, взгляните сами, – он внимательно наблюдал за реакцией девушки на снимок. От его внимания не ускользнуло то, как она побледнела, увидев молодое красивое лицо его брата. – Вы этого человека видели во сне?

Дороти, подняв испуганные глаза на мистера Филмора, лишь едва кивнула.


* * *

После ужина сэр Роберт намеренно избегал любых разговоров, которые касались леди Изабель. Дороти понимала его состояние и продолжать разговор о загадочной смерти женщины считала совершенно бестактным. Вот уже несколько дней с тех пор, как она перебралась в другую спальню, девушка каждую ночь спала крепко и безмятежно. Ее новая комната была намного меньше предыдущей и обставлена не так роскошно, но она давала ей чувство покоя и защищенности от ночных кошмаров и тревог. Без потусторонних проявлений жизнь в этом огромном замке постепенно начинала казаться Дороти очень привлекательной.

С сэром Робертом отношения складывались неоднозначно. Настроение хозяина замка менялось несколько раз на день. Обычно вежливый и любезный, он вдруг становился раздражительным, мог нагрубить и оскорбить девушку. Часто он замыкался в себе, и Дороти не знала, как до него достучаться.

Сэр Роберт, как одержимый, работал над своими рукописями. Он зачастую засиживался глубоко за полночь в своем кабинете. Тогда Дороти, слегка высунувшись из окна своей спальни, могла слышать частый стук клавиш его печатной машинки.

Каждое утро за завтраком мистер Филмор отдавал Дороти готовые страницы с небольшими комментариями от себя. Они коротко обсуждали некоторые спорные моменты, после чего Дороти вычитывала и редактировала новые главы. Она также разбирала почту, которая приходила на имя Роберта.

– Я хотел бы, чтобы вы съездили сегодня на станцию, – обратился к Дороти хозяин дома однажды утром. – Нужно купить кое-что в канцелярском магазине, и еще у меня почти закончились сигары.

– Хорошо, – охотно кивнула девушка, в душе радуясь некоторому разнообразию предстоящего дня. – Я поеду сразу после завтрака. Наверное, мне стоит спросить у мисс Литтл, не нужно ли и ей чего-нибудь купить из продуктов.

– Это уже решайте сами, – коротко ответил сэр Роберт. – Главное, чтобы вы до обеда вернулись.

После завтрака, взяв машину хозяина, Дороти направилась к станции. Дорога от замка круто вилась меж гор, поэтому ей приходилось вести очень осторожно.

Маленький городок, через который проходила железная дорога, был окутан густым туманом. Старые здания викторианской эпохи казались серыми и нежилыми, людей на улицах Дороти не заметила. Одним словом, это местечко ранним утром выглядело совсем недружелюбно.

Припарковавшись неподалеку от станции, Дороти поспешила в канцелярский магазин со списком тех вещей, что ей поручил купить мистер Филмор. Добросовестно выполнив поручение хозяина, она заглянула на почту, где ее уже ждало письмо от Рэнди Белфорда, ее жениха.

Радостная, Дороти поспешила обратно к парковке, когда, проходя мимо бара, ее окликнул насмешливый мужской голос:

– Глазам не верю! Это же новенькая секретарша мистера Филмора собственной персоной! Ну, мисс, как вам нравится жить в замке?

Повернувшись на голос, Дороти увидела Мака Адамса, бывшего садовника. Не окликни он ее сам, вряд ли она обратила бы на него внимание. Несмотря на столь ранний час, мужчина уже был навеселе.

Дороти проигнорировала его расспросы и поспешила дальше по улице. За спиной она услышала еще один язвительный смешок.

– Слишком гордая, да? – не унимался садовник. – Что же, беги, беги, а то опоздаешь на очередное представление Изабель и пропустишь…

Остальные его слова Дороти уже не слышала. Возмущенная неприятной встречей, она поспешила сесть в машину. Только там она открыла, наконец, полученное от Рэнди письмо.

Парень писал, что очень соскучился и собирается навестить ее в следующие выходные. Он попросил узнать, сможет ли он остановиться вместе с ней или ему стоит поискать место в гостинице. Дороти, сама истосковавшаяся по жениху, была обрадована новостью о его возможном скором приезде. Она завела мотор и направилась обратно в замок. Первым делом нужно было узнать у мистера Филмора, даст ли он ей выходные на следующей неделе.

Однако, зайдя в кабинет сэра Роберта, Дороти не могла собраться с духом, чтобы задать волновавший ее вопрос. Он, казалось, пребывал не в лучшем настроении. Довольно сухо поблагодарив ее за покупки, мужчина вновь уткнулся в свои рукописи.

Потоптавшись на пороге, Дороти вышла в коридор. Ей очень хотелось узнать причину такого поведения. Было очевидно, что хозяина что-то беспокоит, но что именно, она не могла понять.

Дороти прошла в свою спальню и принялась за готовую рукопись. Сосредоточиться, впрочем, ей никак не удавалось: в голове постоянно крутилась неожиданная встреча с мистером Адамсом. Она напомнила девушке, что сегодня пятница! Теперь, вспомнив об этом, она чувствовала, что в ней зарождается новый страх.


* * *

День выдался пасмурным. Туман, опустившийся с утра, по-прежнему толстым белым покрывалом накрывал деревья и кусты в парке. Даже в замке ощущалась его прохлада, хотя все окна и двери были плотно закрыты.

Дворецкий уже поставил большой канделябр в главном вестибюле, а мисс Литтл ближе к вечеру зажгла свечи и у себя на кухне.

– Зачем вы делаете это? – поинтересовалась Дороти. Как только начало смеркаться, она спустилась вниз к мисс Литтл.

– Просто старая привычка, – пожала плечами женщина. – Вот уже больше года каждую пятницу я зажигаю здесь свечи.

Дороти поняла, что мисс Литтл ставит эти свечи ради души леди Изабель, которая уже пятнадцать лет мечется по замку. Повариха, очевидно, полагала, что эта христианская традиция – зажигать свечи ради умерших – поможет бедняжке наконец-то найти покой.

– Я хотела спросить, мисс Литтл, – осторожно спросила Дороти, – вы не станете возражать, если этим вечером я посижу с вами на кухне?

– Девочка моя, – всплеснула руками женщина, – с чего бы мне возражать? Наоборот, я буду рада, если ты останешься. Вдвоем нам будет не так страшно, – заметив удивленный взгляд Дороти, мисс Литтл продолжила: – Если ты думаешь, что за все годы, проведенные здесь, я привыкла к этим пятничным кошмарам, ты сильно ошибаешься. Мне по-прежнему страшно, хотя я уже примерно знаю, чего ждать от призрака.

– Спасибо, – обрадованная ее согласием, Дороти слабо улыбнулась. – Я тогда возьму свои бумаги и скоро вернусь.

Она побежала по лестнице в спальню, где схватила страницы, которые ей предстояло прочитать, и поспешила обратно.

На ступенях ее оглушил громкий крик, заставив девушку испуганно замереть на месте. За криком последовал жуткий грохот, доносившийся со всех сторон. Неужели призрак проявил себя раньше, чем все они ожидали?

Еще один пронзительный вопль разорвал недолгую тишину. От неожиданности Дороти выронила бумаги, и те вихрем разлетелись по ступеням. Дрожа от страха, девушка наклонилась, но успела поднять только книгу, так как вслед за воплем внезапно во всем замке погас свет. Девушка, сжавшись в комочек, от ужаса не могла дышать. Настороженно она прислушивалась к зловещим скрипам вокруг.

Дороти не могла решить, что лучше сделать: подняться к себе и запереть дверь или все же спуститься вниз. Но, представив себя в одиночестве в своей спальне, Дороти невольно вздрогнула. Нет, ей определенно лучше спуститься на кухню и провести эти жуткие мгновения рядом с мисс Литтл.

Решив так, Дороти медленно выпрямилась и, держась за перила, осторожно двинулась вниз по ступеням. Вдруг вместо гладкой деревянной поверхности перил ее ладонь наткнулась на нечто холодное, как лед, и живое: чужая рука лежала на перилах! Дороти вскрикнула и отпрянула назад. Теперь она уже не думала об осторожности: страх с двойной силой гнал ее вниз по ступеням. Позади ей слышался истеричный визг. Дороти казалось, что призрак мчится за ней по пятам. Потеряв от страха контроль, девушка споткнулась и покатилась вниз. У подножия лестницы она ударилась головой об одну из ступеней и потеряла сознание.


* * *

Открыв глаза, Дороти медленно огляделась вокруг: место было ей незнакомо. Она лежала на широком мягком диване, над ней на потолке покачивалась хрустальная люстра. Когда голова перестала кружиться, девушка заметила движение рядом с собой. Над ней склонилось знакомое лицо, полное отчаяния и заботы. Увидев, что девушка пришла в себя, мистер Филмор с облегчением улыбнулся. Тревога в его глазах сменилась радостной надеждой.

– Что со мной произошло? – голос Дороти был еще слаб.

– Вы упали с лестницы, мисс Тэннер, – сказал сэр Роберт. – Я сначала услышал ваш крик, потом грохот и поспешил в холл. Там я нашел вас без сознания и принес сюда…

Дороти невольно покраснела. Вот почему она не узнала это место: должно быть, мистер Филмор на руках принес ее в свою спальню.

– Мне, жаль, что доставила вам столько хлопот, – девушка виновато улыбнулась.

– Не говорите глупостей, мисс Тэннер, – прервал ее сэр Роберт. – Это моя вина, что вы находитесь в этом жутком доме. Надеюсь, вы ничего себе не сломали.

– Кажется, нет, – заверила его Дороти, но, попытавшись встать, почувствовала резкую боль в левом плече.

– Давайте я вас отвезу в город к врачу, – заботливо предложил хозяин замка, когда Дороти непроизвольно схватилась за плечо.

– Нет необходимости, – отказалась девушка, медленно поднимаясь с дивана.

– Вы можете двигать рукой, мисс Тэннер?

Дороти подняла левую руку вверх, затем отвела в сторону и с облегчением кивнула:

– Скорее всего, просто ушиб. Ничего серьезного, мистер Филмор.

– Очень надеюсь, – ответил сэр Роберт. – Но все же ваше плечо нужно растереть спиртом. Если вы не хотите, чтобы это делал я, давайте обратимся к мисс Литтл.

Дороти повернулась спиной в мистеру Филмору и, расстегнув верхнюю пуговицу на блузке, открыла плечо.

– Думаю, ничего страшного, если это сделаете вы, сэр Роберт.

Он внимательно осмотрел место ушиба. Его мягкие пальцы скользили по нежной коже Дороти, пробуждая в ней приятные ощущения.

– Здесь будет большой синяк, – раздался его бархатный голос прямо у нее над ухом. – Но, в принципе, ничего страшного. После такого падения все могло оказаться гораздо хуже.

Мужчина отошел к книжному шкафу и достал с полочки пузырек со спиртом. Слегка смочив ладони, он вновь коснулся плеча Дороти и мягкими вращательными движениями начал втирать спирт в больное место. Его прикосновения были настолько аккуратны и нежны, что Дороти неосознанно закрыла глаза. Она была готова застонать от наслаждения.

– Ну вот, мисс Тэннер, – нарушил тишину сэр Роберт, – надеюсь, ваше плечо уже очень скоро будет в порядке.

Жалея, что приятная процедура так быстро закончилась, Дороти нехотя подняла рукав рубашки и застегнула пуговицу.

– Спасибо, – повернувшись к мужчине, произнесла она.

– Не за что, – улыбаясь, ответил тот и протянул ей темную бутылочку со спиртом. – Возьмите себе, завтра еще раз разотрите больное плечо.

Все время, пока он говорил, он смотрел Дороти прямо в глаза. Девушка опять осознала, как гипнотизирует его взгляд. Ей казалось, она буквально растворялась в нем, не в силах противостоять его очарованию.

Тихий стук в дверь вернул ее к реальности. На пороге стоял Генри Джонсон.

– Простите, сэр Роберт, – волнуясь, сказал дворецкий, – но мы нигде не можем найти мисс Тэннер. Я…

В это время старик заметил Дороти, его озабоченное хмурое лицо озарилось улыбкой.

– Слава богу, вы в порядке, мисс Тэннер! – воскликнул он. – Я уже обыскался вас. Мисс Литтл сказала, что вы собирались эти жуткие часы провести вместе с ней на кухне, но куда-то пропали.

– Мисс Тэннер попала в небольшую переделку, – уклончиво ответил сэр Роберт, – но теперь все в полном порядке.

– Рад это слышать, – кивнул дворецкий.

Дороти спохватилась, что и так уже долго задержалась в спальне мистера Филмора:

– Думаю, я тоже пойду к себе.

– Сегодня призрак уже успокоился, так что вы можете не волноваться, мисс Тэннер, – сэр Роберт открыл ей дверь. – Впереди у нас еще одна спокойная неделя.

Дороти кивнула и, пожелав доброй ночи, вышла в коридор. В руках она сжимала стеклянную бутылочку, что дал ей владелец замка.

В замке наступила желанная тишина.


* * *

На следующий день на небе появилось долгожданное солнце. В теплых солнечных лучах казавшийся ранее мрачным замок словно ожил. Красная черепица стала ярче, а старые обвитые плющом стены казались поистине сказочными. В парке вовсю жужжали и стрекотали различные насекомые, а цветы манили своим душистым запахом.

За завтраком на террасе Дороти обсуждала с мистером Филмором его дальнейшие планы относительно рукописей. Ей не все сразу стало понятно, но сегодня у хозяина замка было вдоволь терпения, чтобы объяснить все еще раз.

– Теперь все ясно, сэр Роберт, – кивнула Дороти, сделав последние пометки в своем ежедневнике.

– Отлично. Тогда оставим эту тему, мисс Тэннер. Сегодняшний день слишком прекрасен для того, чтобы переутомлять мозг заботами о работе, – он с упоением вдохнул прекрасный цветочный аромат. – Вам удалось отдохнуть после вчерашнего происшествия? Как ваше плечо?

– Боли я практически не чувствую, хотя, – Дороти засмеялась, – вы оказались правы: синяк действительно огромный.

– Иначе и быть не могло, – улыбнулся ей в ответ сэр Роберт. – Но я уверен, меньше чем через неделю он совсем сойдет.

Дороти посмотрела на уток, что резвились в пруду. В лучах солнца вода ослепительно блестела, отбрасывая блики на листву растущих вокруг деревьев.

– Насколько глубок этот пруд? – неожиданно спросила Дороти.

– Метра два, может, чуть глубже. Почему вы спрашиваете?

– Просто так, – девушка пожала плечами.

Мистер Филмор внимательно посмотрел на Дороти. Ее равнодушный жест совсем ему не понравился. Девушка определенно думала о чем-то, что могло навести ее на столь внезапный вопрос.

– Вы думаете, в пруду может быть тело? – мужчина решил не ходить вокруг да около и, расценив молчание собеседницы как согласие, продолжил: – Нет. Я могу вам точно сказать, что если бы Изабель сама утопилась здесь или ее тело скинули в этот пруд, его бы точно нашли!

– Но если у нее камень на шее?

– Вы, мисс Тэннер, начитались детективных романов, – мистер Филмор неодобрительно покачал головой. – Если это убийство, зачем же прятать тело так близко от замка. Это же просто нелепо.

– В этом вы правы, – кивнула Дороти. – Впрочем, оставим эту тему.

– Я собираюсь прогуляться вокруг замка. Вы со мной, мисс Тэннер, или останетесь здесь?

Дороти последовала за ним. В молчании они шли вдоль западной стены, когда услышали громкие голоса, доносящиеся из приоткрытых окон кухни.

– Читайте свои газеты в другом месте, мистер Джонсон, если вам так не нравится луковый запах. У меня и так забот по горло! Не хватало еще выслушивать от вас! Пора бы вам за столько лет это понять! – Дороти узнала голос мисс Литтл.

– Значит, вы меня выгоняете? – ответил дворецкий.

– Вовсе нет, – громко ответила повариха. – Оставайтесь, но в таком случае прошу не совать свой нос в мои кастрюли!

Что ответил на ее гневное замечание дворецкий, Дороти уже не слышала, так как они с сэром Робертом миновали кухонные окна и пошли дальше.

– Они часто ругаются? – поинтересовалась девушка.

– Почти каждый день, – усмехнулся мужчина. – Но не воспринимайте их перебранки всерьез, мисс Тэннер. Эти двое уже так давно живут и работают под одной крышей, что не упускают возможности тем или иным образом поддеть друг друга. Их связывает много воспоминаний…

– Каких именно?

– Когда-то мисс Литтл испытывала такую сильную и, надо признать, взаимную симпатию к старику Джонсону, что готова была стать его женой. Но он так и не решился сделать ей предложение. Думаю, она до сих пор не может простить его.

– Почему же он не решился?

– Наверное, он боялся оказаться у нее под каблуком, – весело улыбнулся сэр Роберт. – Эта женщина чересчур заботлива, а мистеру Джонсону, очевидно, было важно, чувствовать себя свободным. Но, кто знает, может быть, когда-нибудь он все-таки решится. Время у них еще есть. Только слепой не видит, как эти двое привязаны друг к другу.

Они остановились недалеко от главного входа в замок. Только сейчас Дороти почувствовала, наконец, в себе смелость, чтобы задать хозяину вопрос, мучивший ее со вчерашнего дня.

– Мистер Филмор, – начала девушка, – могу ли я следующие выходные провести в городе? Дело в том, что мой жених приезжает…

– Жених? У вас есть жених? – изумился сэр Роберт. Дороти на мгновение показалось, что в его глазах мелькнула досада.

– Да, его зовут Рэнди. Он хочет навестить меня, но совершенно не знает эту местность. Поэтому я бы хотела провести время с ним и заодно подыскать ему приличную гостиницу на пару ночей.

– Ваш жених мог бы остановиться в замке, – остановил девушку мистер Филмор. – Тогда вам не придется тратить деньги на гостиницу.

– Мне как-то неловко… – начала Дороти, но мужчина вновь прервал ее, любезно предложив:

– Ваш жених – мой гость, так что пусть останавливается здесь.

– Я вам очень благодарна, – Дороти была рада такому повороту событий.

– Никаких проблем, мисс Тэннер. У нас в замке пустует много комнат, ваш жених может занять любую из них. Я попрошу мистера Джонсона привести в порядок ту, где раньше жил садовник, – с этими словами мистер Филмор резко повернулся и, оставив Дороти одну, направился в дом.


* * *

Уже издалека Дороти безошибочно узнала спортивный автомобиль своего жениха, петляющий по крутым горным дорогам, и вприпрыжку двинулась ему навстречу. Из последнего письма она знала, что парень приедет в пятницу днем.

Грациозно Рэнди прошел поворот и лихо затормозил рядом с Дороти.

Симпатичный, лет двадцати семи парень выскочил из машины и закружил девушку в объятиях. Его открытое лицо было слегка загорелым, а темно-русая челка, упрямо падающая на лоб, придавала ему толику озорства.

– Дороти, малышка моя! – он поцеловал ее в губы.

– Рэнди, – прошептала Дороти, отвечая на его поцелуй, – как же я рада видеть тебя!

Наконец, Рэнди опустил невесту на землю и ладонями обхватил ее лицо. Долго он вглядывался в ее глаза, словно никак не мог насмотреться после долгой разлуки.

– Надеюсь, ты ни в кого не влюбился, пока меня не было, – шутливо спросила Дороти.

– Мое сердце уже занято тобой, – с чувством произнес Рэнди. – А ты?

– А я тут кое в кого влюбилась, – пошутила Дороти.

– Ну-ка, поподробнее, – Рэнди многозначительно поднял брови. – И с кем же мне предстоит сегодня серьезно поговорить? Кто этот парень?

– Я шучу, – Дороти прильнула к парню.

Рэнди закрыл глаза, наслаждаясь ее прикосновениями.

– Поехали, – Дороти потянула его за руку. – Нас уже заждались в замке. Я познакомлю тебя с хозяином. Уверена, вы с мистером Филмором найдете общий язык.

Она прыгнула на пассажирское сидение и пристегнулась. Рэнди сел за руль. До замка оставалась всего несколько километров.

– Обитателей замка всего четверо, включая меня, – щебетала Дороти по дороге. – Пустых комнат полно, поэтому сэр Роберт с радостью предложил тебе поселиться у него.

Рэнди лишь улыбался, слушая ее милую болтовню. Он так скучал по девушке, что сейчас наслаждался звуком ее голоса, ароматом ее тела и волос, нежностью ее прикосновений.

Вскоре за поворотом показалась высокая крыша замка Чипперфилд, куда они и направлялись. Ворота Дороти, уходя, предусмотрительно оставила открытыми, поэтому они без лишних забот въехали на территорию замка.

Рэнди припарковался перед центральным входом и вышел из машины. На крыльце их уже ждал дворецкий. Сумка Рэнди была легкой, и он нес ее сам, мистер Джонсон же просто проводил их внутрь.

Через несколько минут появился и сам хозяин поместья. Дружески поприветствовав молодого человека, Роберт крепко пожал протянутую ему руку и вежливо предложил поставить машину в гараж.

– Я хочу, чтобы вы чувствовали себя здесь как дома, мистер Бэлфорд, – любезно сказал сэр Роберт. – С любыми просьбами и пожеланиями обращайтесь к нашему дворецкому, мистеру Генри Джонсону. Также в вашем распоряжении будет библиотека, если вы любите читать.

– Благодарю вас, мистер Филмор, – Рэнди широко улыбнулся. – Это очень великодушно с вашей стороны.

В просторной столовой уже был накрыт к ужину стол. Перед трапезой сэр Роберт нашел момент остаться наедине с Дороти, пока Рэнди поднялся к себе, чтобы ополоснуть лицо и освежиться.

– Сегодня пятница, – быстро прошептал мистер Филмор. – Вы уже решили, как поступите?

– Я думала о том, как рассказать все Рэнди…

– Вы еще не говорили с ним?

Дороти отрицательно покачала головой.

– Тогда, возможно, лучше всего будет не упоминать о здешнем призраке, – задумчиво произнес сэр Роберт. – Отправляйтесь вдвоем погулять или поезжайте в город, и возвращайтесь, когда все закончится. Обычно Изабель успокаивается после девяти. Если вы будете далеко от этого места, ваш жених даже не узнает о том, какие жуткие вещи здесь происходят по пятницам.

– Вы думаете, так будет для него лучше?

– Для него и для вас, мисс Тэннер, – кивнул мужчина. – Зачем вам лишний раз все эти переживания и страхи? Послушайтесь моего совета: проведите хоть один пятничный вечер спокойно, со своим женихом.

После ужина Дороти, решив последовать совету сэра Роберта, предложила Рэнди прогуляться в парке.

Рука об руку они неторопливо шли по заросшим дорожкам, наслаждаясь теплым вечером.

– Здесь великолепный парк, – не переставал восхищаться Рэнди. – Ты в своих письмах никогда не упоминала об этом. Мистер Филмор – настоящий счастливчик, раз владеет таким раем!

– Что ты думаешь, кстати, о хозяине? – с любопытством спросила Дороти.

– Он интересный и видный мужчина, – высказался Рэнди. – Думаю, многие могли бы позавидовать той жизни, что он ведет.

– Не знаю, – протянула Дороти. – Мне не кажется, что его жизнь так уж богата счастливыми моментами.

– Возможно, ему нужна женщина, которая разделит с ним его печали и радости, – после некоторого раздумья сказал Рэнди.

– Может быть, – согласилась Дороти. – Мне кажется, что он вовсе не горит желанием связывать свою жизнь с кем-то.

– Вполне возможно. Но какая нам, собственно говоря, разница? У нас и своих дел полно, – с этими словами Рэнди остановился и привлек девушку к себе. – Ты скучала по мне?

– Я же тебе уже говорила, – смеясь, пробормотала Дороти. Его дыхание легонько щекотало ее лицо, так близко он наклонился к ней.

– Знаю, но хочу услышать еще раз.

– Очень, очень скучала, Рэнди. Теперь ты доволен? – Дороти огляделась вокруг, будто ища кого-то глазами.

– Ты думаешь, что за нами подглядывают? – усмехнулся Рэнди. – Может быть, старый дворецкий незаметно подкрался меж деревьев?

– Ну что ты?! Конечно, нет, – Дороти ловко увернулась от его поцелуя. – Но давай пойдем дальше, Рэнди. Мне совсем не хочется здесь стоять.

В молчании они двинулись по тропинке, пока не оказались далеко от поместья. Там Дороти предложила посидеть в беседке, увитой плющом. Девушка склонила голову на плечо Рэнди и задумалась о том, что же сейчас происходит в замке. Должно быть, привидение как раз начало свое представление, смущая и пугая жителей дома. Она постаралась увести Рэнди как можно дальше, чтобы парень не слышал ни воплей, ни криков беспокойного призрака, если таковые последуют.

Знай Рэнди о бесчинствах этого потустороннего существа, они бы уже направлялись обратно в Глостер. Он бы даже не стал слушать ее возражения.

Снова его голова склонилась к девушке, и теплые губы коснулись ее щеки. Дороти теснее прижалась к парню, охотно отвечая на его ласку.

На улице заметно похолодало. С болот начал подниматься туман, постепенно обволакивая ближайшие деревья и кусты. Словно маленькие привидения, его белые клубы стелились вдоль земли.

– Ты совсем замерзла, – сказал Рэнди. – Может, вернемся назад?

– Давай еще немножко посидим, – поспешно ответила Дороти. – Так хорошо здесь вдвоем.

– У нас еще вся ночь впереди, – многозначительно намекнул Рэнди.

– Думаю, ради приличия нам лучше спать в разных комнатах, чтобы не дать повода к слухам.

– Слухам? Но мы же обручены, солнышко, – возразил парень. – Разве кто-то будет против того, что жених и невеста спят вместе?

– Все же, мне кажется, лучше будет спать отдельно, – упрямилась Дороти. – Пойми меня, Рэнди, я бы с удовольствием провела ночь с тобой, но мы же гости в этом доме. Поверь, через несколько месяцев мы все наверстаем.

Ее слова стали слабым утешением для Рэнди.

– Если бы я знал, что ты так решишь, то лучше бы снял номер в городе, – мрачно пробормотал парень, отстраняясь от невесты. – Тогда бы тебя не волновало, что подумают другие.

– Будет тебе, Рэнди, – Дороти примирительно взяла его под руку. – Не хватало нам еще поссориться из-за этого.

Но парень все равно выглядел очень расстроенным. Он не понимал, почему Дороти решила спать отдельно. Видя, что никакие уговоры и ласки уже не исправят ему настроение, Дороти поднялась со скамьи и предложила вернуться назад.

Долгое время они шли в молчании, каждый погруженный в свои мысли. Дороти надеялась, что уже прошло достаточно времени с момента их ухода и призрак леди Изабель исчез. Но едва из-за деревьев показались стены замка, девушка увидела, что все комнаты были погружены в кромешную тьму. Очевидно, опять перебои с электричеством, а значит, призрак все еще хозяйничает внутри.

– Давай, пройдемся к пруду, – поспешно Дороти потянула Рэнди за руку. – Хоть уже темно, но там должно быть очень красиво.

Парень был настолько расстроен их разговором, что даже не заметил отсутствие света в замке. Опустив голову, он покорно двинулся за девушкой.

Едва показалась тихая гладь пруда, они услышали звон бьющегося стекла, донесшийся из часовни, что находилась неподалеку от замка. Влюбленные замерли на месте.

– Что это было? – Рэнди вопросительно посмотрел на Дороти.

– Что-то упало, наверное, – с деланным безразличием девушка пожала плечами и крепче сжала руку парня.

– Это может быть грабитель! Подожди меня здесь! – Рэнди рванул назад.

– Нет! Рэнди! Ты не знаешь, я тебе еще не успела сказать… – крикнула ему вслед Дороти, стараясь удержать парня, но Рэнди уже со всех ног мчался к замку.

Единственное, о чем он думал в тот момент – как поймать преступника с поличным. Рэнди не боялся опасности и не думал об осторожности. Он снизил скорость и осмотрелся, лишь когда уже почти вплотную подбежал к часовне.

Неизвестный выбил одно из высоких окон. Подкравшись на цыпочках поближе, Рэнди заглянул внутрь. Должно быть, грабитель внутри, хотя Рэнди никого не видел.

Не решаясь зайти, парень стоял у разбитого окна и напряженно прислушивался. Однако шум, который он, наконец, услышал, донесся не из часовни, а непосредственно позади него. Рэнди понял это слишком поздно. Он хотел было обернуться, но сильный удар чем-то очень тяжелым по затылку мгновенно оглушил его. Рэнди охнул и, потеряв сознание, рухнул на влажную землю.


* * *

Дороти нервно переминалась с ноги на ногу в ожидании Рэнди. Конечно, ей следовало побежать за ним и остановить. Нет, правильнее всего было бы рассказать ему правду с самого начала, однако она прекрасно понимала, почему не сделала этого.

Девушка была уверена, что никакого вора в часовне нет. Это лишь очередные козни Изабель. Правда, до этого дня она появлялась только в замке, но разве она не могла устроить свое представление в любом другом месте.

Почему же Рэнди все никак не возвращается?

Дороти, собравшись с духом, медленно направилась к темной часовне. Она была уже совсем близко, как вдруг ей навстречу кинулось нечто темное и неясное и сбило девушку с ног. Из груди Дороти непроизвольно вырвался крик.

Падая, девушка успела разглядеть мужскую тень, убегавшую прочь. Со спины Дороти не могла сказать, кто именно это был. Она понимала, что, скорее всего, этот человек напал на Рэнди. За долю секунды темный силуэт скрылся между деревьев и пропал из виду.

– Рэнди! – громко позвала Дороти. Ее отчаянный крик разорвал ночную тишину, окутавшую замок. Она чувствовала, что с парнем случилась беда. – Где ты, Рэнди?

В замке зажегся свет, и вскоре на гравиевой дорожке, ведущей к часовне, послышались торопливые шаги. Дороти увидела, как по воздуху к ней приближаются два огонька. Секунду спустя она разглядела сэра Роберта и дворецкого, спешащих к ней с фонарями в руках.

– Боже мой, что с вами стряслось? – уже издалека спросил мистер Филмор, заметив, что девушка сидит на земле.

Подойдя ближе, они помогли ей встать, и Дороти поведала, что произошло.

Сэр Роберт тут же бросился к часовне, где у разбитого окна увидел лежащего без сознания молодого человека с огромной шишкой на голове. Неподалеку валялась крепкая деревянная палка, которой, должно быть, преступник ударил Рэнди, а затем за ненадобностью выбросил и сбежал.

Генри и Дороти подбежали следом. Как и сэр Роберт, они сразу поняли, что здесь хозяйничал не призрак, а настоящий человек. Видимо, он задумал проникнуть в часовню с целью похитить ценности, которые там хранились. Но неожиданно появился Рэнди и нарушил все его планы. Вору пришлось оглушить парня и сбежать с пустыми руками.

– Куда побежал тот, кто вас толкнул? – сэр Роберт обратился к девушке.

– В тут сторону, – Дороти указала направление.

– Может быть, он все еще прячется там, – предположил мистер Филмор и кинулся в сторону леса. Вскоре он пропал в темноте.

В это время Рэнди начал приходить в себя. Он слабо застонал и открыл глаза. Осторожно ощупал место удара.

Дворецкий вместе с Дороти помог парню подняться на ноги, подхватил его под руки, и не спеша все двинулись к замку. Рэнди шел словно в тумане. Ноги заплетались и не слушались его.

В дверях их уже ждала мисс Литтл с фонарем в руках. Ее круглое и обычно слегка розоватое лицо сейчас казалось очень бледным и напуганным.

– Боже мой, мисс Тэннер, – воскликнула женщина, завидев подходящих к крыльцу. – У вашего жениха вся голова в крови!

Втроем они завели Рэнди на кухню и промыли рану. Когда парень немного пришел в себя, мистер Джонсон подал ему стакан виски.

– Выпейте, мистер Белфорд, – сказал он. – Это придаст вам сил.

Рэнди послушно осушил стакан. Алкоголь теплом растекся по его телу, приятно обволакивая мышцы и унимая боль.

– У тебя здесь огромная шишка, – Дороти тщательно осматривала его голову. – Нужно ее чем-то продезинфицировать.

Дворецкий достал из аптечки йод и ватным диском смазал рану. Рэнди прикусил нижнюю губу, чтобы не вскрикнуть от боли: так сильно щипало.

В этот момент на кухню вошел запыхавшийся сэр Роберт.

– Мерзавец убежал от меня, – доложил он. – Я не смог за ним угнаться. Но он кое-что обронил, – с этими словами сэр Роберт положил на кухонный стол маленький ломик. – Он использовал это, чтобы сделать дыру в заборе. К сожалению, в темноте я не сразу разглядел, где именно он вышел. Когда же я наконец нашел лазейку, было уже слишком поздно.

– Все же этот мерзавец не мог уйти далеко, – задумчиво, словно что-то просчитывая, сказал дворецкий. – Он определенно из города, а значит, должен вернуться туда. Вот только по какой дороге?

Старик был прав: из замка в город вело всего две дороги. Одна, короткая, использовалась исключительно пешеходами. Но если кто-то приезжал на автомобиле, ему приходилось выбирать другой, более извилистый путь, ведущий меж гор.

Мистер Филмор сразу понял, о чем толкует дворецкий, и со всех ног помчался на башню. Оттуда открывался прекрасный вид на окрестности, и он мог без труда увидеть огни машины, если преступник приехал на авто.

Никаких машин на дороге не было. Это могло означать, что преступник выключил фары или шел пешком. Был также и третий вариант: грабитель затаился где-то в лесу и выжидает время.

Хозяин замка спустился вниз и сказал, что хочет проехать на машине по дороге. Вдруг ему повезет, и он заметит что-то, указывающее на преступника.

– Вам нужен врач? – спросил он у Рэнди, который все еще полулежал на диване. – Я могу доехать до города и привезти его.

Парень отрицательно покачал головой. Сэр Роберт, кивнув, выскочил на улицу. Несколько секунд спустя во дворе раздался шорох шин его автомобиля.

Никто не хотел ложиться спать до приезда мистера Филмора. Времени для разговоров было предостаточно. Рэнди, видимо, чувствовавший себя по-прежнему неважно, охотно согласился еще на стаканчик виски.

Сэр Роберт вернулся час спустя. Обнаружить преступника ему, к сожалению, не удалось. Поэтому он потратил некоторое время, чтобы заскочить в полицейский участок и доложить о нападении и попытке ограбления.

– Инспектор пообещал заняться нашим случаем, – хозяин замка повернулся к Рэнди. – Значит, вам придется ответить на несколько вопросов, мистер Белфорд. Мне очень жаль.

– Все в порядке, мистер Филмор, – махнул рукой Рэнди. – Я буду рад помочь следствию.

– Что ж, тогда, думаю, я поднимусь к себе. Всем доброй ночи.

– Мистер Филмор, – обратилась к нему Дороти, – так как Рэнди себя не очень хорошо чувствует, вы не станете возражать, если я останусь с ним на ночь?

– Ради бога, мисс Тэннер, – усмехнулся мужчина, – это ваше личное дело.

Когда они остались вдвоем в комнате Дороти, Рэнди притянул ее к себе и начал нежно целовать.

– Мне пришлось рисковать своей жизнью, чтобы получить право провести эту ночь с тобой, – пошутил он. Девушке были неприятны его слова, но она не стала сопротивляться, когда он начал расстегивать пуговицы на ее платье.

Через несколько минут они, уже полностью раздетые, лежали в кровати. Рэнди с трудом сдерживал себя: он прерывисто дышал, взгляд его помутился. Но когда его руки ласкали ее тело, она думала о ком-то другом. Это было ужасно!

– Я хочу тебя, детка! Как же я тебя хочу, – простонал парень. Он собирался взять свою невесту прямо сейчас, но внезапно она его решительно отстранила:

– Нет, Рэнди, не сегодня! Давай спать.


* * *

Главный инспектор полиции вместе со своим коллегой прибыл в замок в первой половине следующего дня. Сам инспектор оказался толстеньким остроумным мужчиной лет сорока – сорока пяти. Все его движения были размеренны и неторопливы. Другой полицейский, сухой, худощавый мужчина, казался чуть моложе и по поведению был полной противоположностью инспектору – энергичный холериком.

В сопровождении мистера Филмора, Дороти и Рэнди оба полицейских прошли до часовни, чтобы своими глазами увидеть место преступления и поискать необходимые улики. Находки, однако, оказались весьма скудными: не было даже отпечатков пальцев: то ли грабитель ничего не касался, то ли на нем были перчатки.

Осмотрев место преступления, все вернулись в замок, где инспектор дотошно допросил каждого, чем порядком утомил мисс Литтл.

– Лично я догадываюсь, – не выдержала долгих расспросов повариха, – кто мог совершить это нападение!

– И кто же? – с интересом посмотрел на нее главный инспектор.

– Мак Адамс, бывший садовник, – не задумываясь ни на секунду, выпалила женщина.

– Мисс Литтл, я думаю, вы торопитесь с выводами, – в голосе сэра Роберта звучал откровенный упрек. – У вас нет совершенно никаких доказательств, чтобы вот так обвинять человека.

– Может, доказательств и нет, – не унималась мисс Литтл, – но я нутром чую, что он в этом замешан.

– Почему вы так думаете? – спокойно спросил инспектор Коллинз, обменявшись со своим коллегой быстрыми взглядами.

– Во-первых, нападавший должен был знать, что в часовне имеются ценные вещи. Только тот, кто жил в замке, мог быть так хорошо осведомлен, – объяснила свою позицию мисс Литтл. – Во-вторых, он специально выбрал вечер пятницы, так как знал, что в замке неспокойно в это время.

– О том, что в этом доме появляется призрак, знает каждый ребенок в городе, – отмахнулся инспектор. – Мне самому приходилось бывать в замке несколько раз за последние годы, чтобы разобраться, что именно здесь происходит.

– Я ничего не знал о ваших визитах, – перебил его сэр Роберт.

– Вы долгое время жили за границей, мистер Филмор, – пожал плечами инспектор. – Видимо, ваш дворецкий не счел нужным докладывать о моих посещениях. Да, я так и не обнаружил ничего, что могло бы объяснить странности, которые здесь происходят. Но вернемся к нашему преступнику, – он снова повернулся к мисс Литтл. – Как я уже сказал, каждый знает о странностях этого дома. Поэтому вовсе не обязательно, что преступником окажется уволенный сотрудник.

– Знать-то знают, – возразила повариха, – но в общих чертах. Никому, кто сам не жил в замке, не известно, что неспокойно здесь только по пятницам. Видимо, преступник ждал, пока призрак появится, прежде чем разбить стекло часовни. Когда же в замке раздался вой и шум, он решил, что никто не услышит, если он разобьет окно и проникнет в часовню. Но ребята оказались поблизости. И кстати… – мисс Литтл немного смутилась, но тем не менее продолжила. – Он тот еще пьяница. Адамс же по уши в долгах! Неудивительно, что его привлекли предметы старины. Они оцениваются в целое состояние!

– Мак Адамс способен на воровство? – инспектор делал заметки в своей записной книжке.

– Каждый здесь может это подтвердить! – воскликнула женщина.

– Мисс Литтл, – примирительно сказал сэр Роберт, – мне кажется, вы все-таки немного торопитесь с обвинениями.

– Мистер Филмор, неужели вы думаете, что все то время, что он работал здесь, он жил честно и не воровал? – женщина приложила руку к груди. – Клянусь вам, что он утаивал часть денег, полученных с продажи овощей и фруктов. Мистер Джонсон может это подтвердить!

Все в ожидании обернулись в дворецкому.

– Да, было такое, – старику было, очевидно, неловко под взглядами окружающих. – Порой я тоже замечал, что мистер Адамс не всегда честно отдавал вырученные деньги хозяину. В то время вы еще были в Африке, сэр, а вашему брату было все равно.

– Вот видите! – торжествовала мисс Литтл. – Работа в замке приносила ему не только основной заработок, но и случайные деньги. Когда же вы его уволили, он лишился и того и другого.

– Хорошо, – после некоторого молчания ответил инспектор Коллинз, – мы проверим, есть ли у мистера Адамса алиби.


* * *

Дороти и Рэнди провели оставшиеся выходные вместе, хотя их отношения уже не были такими, как прежде. Оба старались не придавать этому значения, но между ними словно выросла непробиваемая стена непонимания и недоверия. Дороти все больше замыкалась в себе, о чем-то молча размышляла. Рэнди, не получая от нее никаких вразумительных ответов на свои вопросы и не видя взаимности, начинал ревновать и становился просто невыносимым.

– Что происходит? – не выдержал Рэнди, когда Дороти как бы ненароком в очередной раз уклонилась от его поцелуя. – Ты ведешь себя как-то странно в последнее время!

– Что ты имеешь в виду? – удивилась Дороти. Она стояла перед зеркалом и расчесывала волосы.

– Я не чувствую с твоей стороны никакой взаимности! – вспылил Рэнди, пораженный ее спокойствием. – Ты стала какой-то холодной и чужой. Может быть, конечно, мне все это просто кажется, но я так больше не могу.

Дороти молчала. Она не знала, что ему ответить. Лгать ей не хотелось.

– Это… это так? У тебя больше нет ко мне чувств? – прошептал Рэнди, расценив ее молчание как согласие.

– Я… я не знаю, – Дороти опустила голову, не смея посмотреть ему в глаза. – Я скучала по тебе, думала, что люблю больше всего на свете, но теперь… теперь я не уверена, – она беспомощно пожала плечами.

Рэнди подошел ближе и обхватил ладонями ее лицо.

– Не отводи взгляд, Дороти, – попросил парень. Он очень внимательно посмотрел ей в глаза, затем произнес: – Это все он, мистер Филмор!

– Что ты хочешь этим сказать? – воскликнула Дороти, пораженная его выводами.

– Этот мужчина вскружил тебе голову! – выпалил Рэнди. – Неужели ты думала, что я не заметил, как ты постоянно на него смотришь?

– И как же я, по-твоему, на него смотрю? – Дороти старалась говорить спокойно, но чувствовала, как краска заливает ее лицо.

– Будто по уши в него влюблена!

– Чепуха!

– Ах, чепуха! – Рэнди продолжал вглядываться в ее лицо.

– Я уважаю его как человека, но не влюблена в него! – возразила Дороти. – Так что оставь свои нелепые подозрения!

Ее слова и реакция, казалось, немного успокоили Рэнди. Он разжал руки и отошел от девушки. Первая половина воскресного дня пролетела незаметно. Наступило время для Рэнди собираться обратно домой, так как в понедельник ему предстояло выйти на работу.

Прощание влюбленных было коротким. Они дали слово писать другу другу, а Дороти, помимо этого, пришлось также пообещать хранить свое сердце для Рэнди.

Когда машина парня скрылась за поворотом, Дороти поднялась к себе в спальню и, наконец, оставшись одна, горько заплакала. Она понимала, что, не будучи до конца искренней с женихом, она лишь лжет самой себе.


* * *

В понедельник инспектор Коллинз сообщил, что Маку Адамсу невозможно предъявить какие-либо обвинения, потому что Лора Хиггинс, бывшая горничная, заявила, что в то время, когда было совершено нападение, Мак был у нее. И хотя ее словам мало кто верил, так как они с мистером Адамсом могли заранее обо всем договориться, тем не менее, они гарантировали ему надежное алиби. Таким образом, полицейские остались без единой зацепки по этому делу.

Дороти никак не могла сосредоточиться на работе. Слова, сказанные Рэнди накануне, постоянно вертелись у нее в голове. Неужели ее увлечение мистером Филмором было настолько очевидным? Она сама старалась не придавать внезапно возникшим чувствам большого значения. Ей определенно следовало быть более откровенной с Рэнди и не давать обещаний, которые она не в состоянии будет выполнить.

Теперь Дороти ясно понимала, что Рэнди – не тот мужчина, с которым ей бы хотелось быть вместе. Все его ласки, прикосновения и поцелуи стали для нее лишней обузой. Да и сам Рэнди теперь ей казался слишком молодым, чтобы связать с ним свою жизнь. В одном он был прав: ее чувства к нему действительно изменились. Дороти поняла, что больше не скучает по нему.

С другой стороны, их так много связывало. Дороти с улыбкой вспомнила их первые свидания. Неужели все это было ошибкой? Почему вдруг Рэнди перестал для нее так много значить?

Возможно, как сказал парень, все дело было в мистере Филморе. Ей нравилось просто быть рядом с ним, тонуть в его бездонных глазах, слушать его бархатный голос. Вряд ли Дороти рассталась бы со своим женихом, не повстречай она сэра Роберта.

На второй день после отъезда Рэнди девушка впервые вышла в парк. Ей хотелось прогуляться и обо всем подумать еще раз. Стоял чудесный теплый день, но Дороти все-таки взяла платок, на случай если ей захочется пробыть на улице подольше.

Несмотря на предупреждение сэра Роберта не приближаться к болотам, Дороти, не заметив ничего, что могло бы угрожать ее безопасности, направилась прямо туда.

Ее мысли возвращались к Рэнди и к мистеру Филмору. Однако через несколько минут она со смущением осознала, что все меньше думает о своем женихе и все больше о хозяине замка. Она вновь и вновь вспоминала его нежные прикосновения, когда он заботливо растирал ее ушибленное плечо. Почему она, как глупенькая девчонка, мечтает о мужчине намного старше себя? Возможно ли, что она действительно влюблена в сэра Роберта?

От этой мысли Дороти стало очень грустно. Неужели она правда думает, что такой мужчина, как мистер Филмор, когда-нибудь обратит на нее внимание? Человек его положения и статуса может запросто получить любую женщину, какую только пожелает, зачем ему молодая несмышленая Дороти? Скорее всего, он видит в ней лишь секретаря.

И по возрасту мистер Филмор ей в отцы годится, а не в любовники. Рассудив так, Дороти твердо решила выкинуть сэра Роберта из головы, пока мечты не завели ее слишком далеко.

Внезапно тихое шипение оторвало ее от мыслей. Дороти почувствовала, как по спине побежали мурашки. Погруженная в свои мысли, девушка не заметила, что недалеко от места, где она остановилась, лежала змея. Очевидно, ее шаги потревожили змею, так как та выгнулась и шипела. Дороти не знала, какая именно это была змея, но подозревала, что ядовитая.

Как зачарованная Дороти стояла, глядя на змею и не смея шелохнуться. Даже дышать она стала намного реже, лишь бы не спровоцировать гадюку. Время, казалось, будто застыло. Но спустя всего лишь несколько секунд змея лениво опустилась на землю и исчезла в зарослях кустарника.

Дороти с облегчением вздохнула, но сдвинуться с места по-прежнему не решалась. Она все еще боялась, что змея могла быть где-то поблизости и при малейшем движении нападет на нее. Подождав еще немного, девушка сделала осторожный шаг назад, затем еще один. Змея не появлялась. Тогда, обогнув дерево, Дороти поспешила покинуть опасное место.

Успокоилась она, лишь когда очутилась на узенькой тропинке метрах в пятнадцати, как она думала, от болота. Дороти посмотрела на часы: она гуляет уже больше часа. Пора поворачивать назад, к замку.

Но спешить ей не хотелось. Дороти медленно шла по тропе, время от времени поглядывая на кусты: ей совсем не хотелось встретиться еще с одной гадюкой. Вскоре она успокоилась и вновь погрузилась в свои думы, но место вдруг показалось ей знакомым, как будто она только что здесь проходила. Действительно, вот тот самый куст, где лежала змея. Дороти попыталась успокоиться, убеждая себя, что все кусты в лесу кажутся похожими. Но нет, увлекшись мечтами, она вновь очутилась на болотах, почва под ногами была вязкой и немного топкой. Ничего не оставалось, кроме как повернуть назад.

Через несколько минут Дороти стояла на твердой земле, но в какую же сторону идти, чтобы выйти к замку? Девушка внимательно осмотрелась: место было ей незнакомо. Она двинулась наугад, стараясь обращать внимание на окружающие ее кусты и деревья, чтобы не заблудиться, как вдруг протоптанная тропинка вновь сменилась болотными кочками. Дороти запаниковала. Она бросалась то в одном направлении, то в другом, но так и не могла вновь выйти на твердую поверхность.

Она почувствовала, как ее ноги постепенно погружаются в болото. С каждым шагом она проваливалась все глубже, пока вода не достигла лодыжек.

Только теперь Дороти поняла, о какой опасности предупреждал сэр Роберт, и горько пожалела о том, что не послушалась его. Но нельзя было терять времени. Стараясь рассуждать хладнокровно, Дороти вспомнила, что замок находится к востоку от болот. Она взглянула на уже заходящее солнце и стала двигаться в противоположном от него направлении.

Так, продвигаясь на восток, она вновь вышла к тому кусту, где встретилась со змеей. Должно быть, тогда, огибая дерево, она уклонилась от правильного курса и заблудилась. Но теперь она будет двигаться строго на восток, никуда не сворачивая. Дороти взглянула вперед: перед ней лежала покрытая камышом и редкими березами трясина. Не слишком ли опасно идти напрямик?

Другого пути Дороти не видела. Помедлив секунду, девушка сделала осторожный шаг вперед. Земля была мягкой и напоминала губку. Несколько лягушек торопливо отпрыгнули в стороны, немного напугав ее. Она увидела впереди большую кочку и решила двигаться к ней. Через несколько шагов земля начала плавно оседать прямо под ее ногами. Испуганная девушка быстро переставляла ноги, не сводя глаз с кочки, но та по-прежнему казалась такой далекой.

Дороти почувствовала, как левый ботинок соскользнул с ноги и остался в трясине, но времени подбирать его не было. Из последних сил она бежала к спасительной кочке. Наконец, девушка почувствовала под ногами крохотный кусочек твердой земли. Она остановилась перевести дух и осмотрелась вокруг. Она надеялась, что сможет преодолеть болото, перебегая от одной кочки к другой, но теперь поняла, что сильно ошибалась. Она стояла посреди трясины, до следующей кочки ей будет не по силам добраться.

Где-то в лесу послышалась трель дрозда. Крохотная птичка словно посмеивалась над наивностью бедной девушки. Солнце уже практически скрылось за горизонтом. Через двадцать-тридцать минут и совсем ничего не будет видно.

Из глаз Дороти от безысходности потекли горькие слезы. Она присела на кочку и уставшими покрасневшими глазами смотрела в том направлении, где, по ее мнению, должен находиться замок. Руками она растирала холодные промокшие ступни, пытаясь их согреть. Как жаль, что она никому в замке не сказала, куда идет. Теперь ее не скоро спохватятся. Возможно, только утром, когда она не спустится к завтраку. По всей видимости, ей предстоит провести эту ночь здесь, на болоте. Крошечная кочка хоть и не была удобной, но все же давала некую защиту.

Поджав колени, Дороти с испугом стала ждать наступающую ночь. Со всех сторон ей слышались зловещие шорохи и звуки, кваканье лягушек казалось необычайно громким. В темной листве деревьев Дороти заметила два желтых огонька. Она не знала, кому они принадлежат: ночной птице или еще одной змее. Возможно, это только лишь игра ее усталого воображения. Утомленная, Дороти закрыла глаза на несколько минут. Она почувствовала, как холод, поднимавшийся с болота, проникает под тонкое платье, и, вздрогнув, открыла глаза: желтые огоньки по-прежнему мерцали впереди, но теперь уже несколько ярче.

Дороти показалось, что она слышит человеческие голоса. Она напряженно прислушалась. Где-то вдалеке заухал сыч, листва деревьев шелестела от редких порывов ветра, лягушки не умолкали ни на секунду. Среди всех этих ночных звуков Дороти вновь услышала чей-то голос, выкрикивающий ее имя.

Ее ищут!

Отчаяние сразу же сменилось надеждой и радостным возбуждением.

– Я здесь! – что было сил крикнула она и поднялась во весь рост.

– Мы идем! – раздался в ответ знакомый бархатный голос. – Оставайтесь там, где стоите. Мы вас найдем.

Даже при всем желании Дороти не могла бы сдвинуться с места. Она топталась на кочке и вглядывалась в темноту леса, когда из-за деревьев показались два мужских силуэта с фонарями в руках. Вскоре Дороти увидела, что первым идет сэр Роберт, следом за ним – дворецкий, мистер Джонсон.

– Слава богу, – с облегчением выдохнул сэр Роберт. – Мы ищем вас здесь уже около двух часов. Ради всего святого, мисс Тэннер, как вы оказались посреди болота?

Дожидаться ее ответа он не стал. Видимо, где-то посреди этого болота все-таки была твердая тропа, потому что мужчина осторожно двинулся вперед, тщательно продумывая каждый следующий шаг. Наконец, он оказался практически рядом с Дороти.

– Как вы очутились здесь? – снова повторил он, ласково глядя на девушку.

Дороти не успела ответить. Ее колени подогнулись, и она без сил рухнула прямо ему на руки.


* * *

Сэр Роберт донес девушку на руках до замка. Мисс Литтл, несмотря на довольно позднее время, не спала. Слезы радости градом покатились из ее покрасневших глаз, когда она увидела, что пропавшую девушку нашли.

– Аманда, будьте добры, приготовьте чай. Дороти совсем замерзла, – распорядился хозяин замка, поднимаясь по главной лестнице на второй этаж. Он собирался отнести девушку в ее спальню, где она сможет переодеться и отдохнуть.

– Я весь вечер держу чайник на огне, – отозвалась повариха и живо побежала на кухню. Взяв с плиты горячий чайник, она поспешила в спальню Дороти.

– Пейте, моя дорогая, – ласково обратилась мисс Литтл к уставшей девушке. – Сейчас я вам приготовлю теплую грелку, и завтра вы будете себя прекрасно чувствовать.

Дороти послушно выпила приготовленный травяной чай и, согревшись его теплом, сама не заметила, как заснула. Она уже не чувствовала, как заботливые руки мисс Литтл подоткнули ей одеяло и положили у ног грелку с горячей водой, и не знала, что сэр Роберт то и дело беспокойно заглядывал к ней в комнату, проверяя ее состояние.

На следующее утро по распоряжению мистера Филмора дворецкий принес завтрак ей в постель.

– Сэр Роберт настаивает, чтобы вы сегодня оставались в кровати, – передал старик пожелание хозяина. – Вам нужно как следует отдохнуть.

– Но в этом нет необходимости, – попыталась возразить Дороти.

– Мисс Тэннер, хозяин настаивает, – еще раз повторил дворецкий непреклонным тоном. – Не стоит оспаривать его приказы.

Дороти не стала спорить. У нее было достаточно книг и журналов, чтобы скоротать время до обеда, который ей принесла мисс Литтл. Женщина оставалась в комнате до тех пор, пока не убедилась, что Дороти с аппетитом поела и чувствует себя намного лучше. После чего повариха удалилась.

Дороти вновь погрузилась в чтение, как вдруг раздался стук в дверь. Несмотря на то, что она никого больше не ждала, девушка поняла, кто будет ее гостем на этот раз. Краска мгновенно залила ее лицо. Слегка поправив волосы и отложив журнал, Дороти пригласила стучавшего войти.

Когда дверь отворилась, на пороге появился сэр Роберт. По его приветливому лицу Дороти поняла, что он не станет упрекать ее в бездарно проведенном дне.

Не спеша мистер Филмор подошел к кровати, где лежала девушка, и придвинул стул.

– Как вы себя чувствуете, Дороти? – улыбаясь, спросил он.

– Намного лучше, спасибо, сэр. Я очень рада, что вы нашли меня вчера, – ответила Дороти и подробно рассказала ему о своих злоключениях на болоте минувшим вечером.

Когда сэр Роберт удалился к себе, Дороти еще долго смотрела на закрывшуюся за ним дверь. Она поняла, что сегодня хозяин замка впервые обратился к ней по имени.

Девушка поднялась с кровати и подошла к окну: сэр Роберт вышел на улицу и медленно направлялся к пруду. Сама не понимая почему, Дороти начала поспешно одеваться.

Через несколько минут она спустилась вниз и, стараясь оставаться незаметной для персонала, прошмыгнула через главный холл и вышла во двор. Сэра Роберта девушка догнала уже неподалеку от пруда. Мужчина заметил ее, только когда она вежливо кашлянула за его спиной.

– Дороти? – он удивленно обернулся. – Что вы здесь делаете? Я велел вам оставаться в кровати.

– У меня нет причины проводить там весь день, сэр Роберт, – смущенно ответила девушка. – К тому же я не чувствую себя больной, а свежий воздух будет мне на пользу.

– Вы удивительно упрямый человек, – шутливо произнес мистер Филмор и вновь повернулся к пруду.

Дороти увидела, как вода начала медленно убывать, обнажая илистое дно.

– Я собирался почистить пруд, – пояснил сэр Роберт. – Он уже совсем зарос.

В душе Дороти понимала, что это лишь отговорка. Видимо, ее слова не давали ему покоя, и мужчина все-таки решил проверить, не утонула ли Изабель именно здесь. Когда вся вода сойдет, они будут знать это наверняка.

Когда вода была спущена, сэр Роберт тщательно исследовал дно водоема. Кроме ила и некоторых предметов, которые люди бросали в воду в течение всех этих лет, ничего найти не удалось. Значит, тело леди Изабель было выброшено не здесь, и ее судьба по-прежнему оставалась неизвестной.

Сэр Роберт молча выбрался наверх и снова пустил воду.


* * *

Следующие дни были полностью посвящены работе. Мистер Филмор не поднимая головы трудился над своими рукописями, делая перерыв лишь на еду и на сон. Дороти же приходилось вычитывать огромное количество напечатанного материала. Порой она ложилась спать уже далеко за полночь. Тем не менее она была настроена очень оптимистично. Книгам сэра Роберта, по ее мнению, был гарантирован успех.

Они очень много времени проводили вместе, обсуждая ее исправления и последующие главы книг. За долгие годы его замкнутое сердце истосковалось в одиночестве, и в присутствии этой девушки оно вновь наполнялось теплотой и нежностью.

Дороти, в свою очередь, осознавала, что с каждым днем она все больше и больше влюбляется в хозяина замка. Она старалась держать свои чувства при себе, так чтобы ее отношение к нему выглядело сугубо деловым. Лишь украдкой она бросала на него ласковые взгляды, понимая в душе, что в нем еще сильны чувства к умершей Изабель. Себя же Дороти считала неспособной соревноваться с призраком.

Девушка знала, что, когда работа над книгой закончится, ей придется покинуть этот замок и вернуться домой. И нужно будет начинать все с чистого листа, так как к Рэнди она возвращаться не собиралась.

С момента его отъезда она уже получила от парня письмо и, собравшись с духом, написала ему, что между ними все кончено. Она просила у него прощения за то, что так долго не могла разобраться в себе. Дороти знала, что ее письмо расстроит бывшего жениха, но продолжать обманывать его и себя не было смысла. Пусть лучше он побыстрее ее забудет и повстречает ту, которая будет по-настоящему его любить.

За всеми этими делами и заботами незаметно наступила очередная пятница.


* * *

Вечером сэр Роберт и Дороти находились в гостиной. Они были увлечены работой над книгой, когда призрак леди Изабель вновь напомнил о себе. Тоскливые вздохи и стенания умершей женщины то и дело сменялись жутким скрежетом и грохотом. Дороти непроизвольно прижалась к сэру Роберту, а тот открыл свои объятия, словно защищая от всех бед и тревог грядущего вечера.

Растворяясь в его объятиях, девушка совсем позабыла о том, что в комнате кроме них присутствовали также мисс Литтл и мистер Джонсон. Повариха от страха сразу же пошла пятнами. Дворецкий с окаменевшим лицом прислушивался к зловещим звукам, доносящимся со всех сторон.

Когда грохот стал совсем невыносимым, будто рушилась одна из могучих стен замка, дворецкий задумчиво произнес:

– Сегодня она слишком разошлась…

Хрустальная люстра несколько раз мигнула и погасла. Теперь гостиную освещали лишь свечи на столе. Сэр Роберт поднял голову и начал принюхиваться. В тот же момент он отпустил руку Дороти и вскочил с дивана.

– Что-то горит! – вскрикнул он.

Остальные тоже почувствовали запах гари. Сэр Роберт, схватив зажженную свечу, первым выбежал в темный коридор.

Оказавшись в главном холле, в тусклом свете свечей все четверо сразу заметили, что дым идет со второго этажа. Не мешкая, они устремились вверх по лестнице так быстро, как могли.

Наверху дым был намного гуще. Казалось, источник возгорания находился где-то в западном крыле, где располагались кабинет сэра Роберта и спальня леди Изабель. В последней было выбито стекло, но никто не знал, как давно и почему. Возможно, его выбило порывом ветра, так как в теплое время года, какой выдалась нынешняя осень, окно было всегда приоткрыто.

Теперь отсутствие стекла способствовало быстрому распространению пламени. Сэр Роберт бежавший впереди всех, увидел, что огонь уже охватил занавески и гардину и был готов переметнуться на близстоящую мебель.

– Несите воду! – крикнул он остальным и не медля ни секунды сам бросился к окну. Он сорвал горящие занавески, бросил их на пол и начал затаптывать пламя.

Первое ведро принес дворецкий. Мистер Филмор выхватил его из рук старика и выплеснул воду на огонь. Белый удушающий дым с шипением поднялся в воздух, но пламя продолжало буйствовать.

Сэр Роберт, понимая, что своими силами полностью погасить огонь не удастся, велел мисс Литтл вызвать пожарных. Женщина кинулась к телефону, в то время как остальные продолжали носить воду и выливать ее на охваченную пламенем мебель.

Пожарные отозвались быстро: вскоре обитатели замка услышали ревущие вдали сирены двух машин, мчавшихся по извилистой горной дороге из города.

В темноте водитель второй машины не сразу разглядел одинокого велосипедиста, направлявшегося им навстречу. Опознавательных знаков или отражателей на нем не было, и он полностью слился с высокими темными кустами, растущими вдоль дороги.

Лишь в последнюю секунду фары пожарной машины уловили движение на дороге. Водитель изо всех сил крутанул руль, но было уже слишком поздно: от удара велосипедиста отбросило на обочину.

Напуганный, проклиная все на свете, водитель выпрыгнул из кабины и кинулся к пострадавшему. Его напарник – следом за ним. Первым они заметили покореженный велосипед, затем увидели лежащего в стороне потерпевшего и склонились над ним. В свете фар они отчетливо видели его лицо.

– Это же Мак Адамс! – воскликнул водитель, осматривая лицо бывшего садовника замка. – Мне кажется, он когда-то работал на мистера Филмора. Интересно, что он здесь делает в такой поздний час.

Но времени рассуждать не было. Им надо было доставить шланги для тушения к месту пожара. Первая машина, в которой находилась основная пожарная команда, уже, должно быть, подъезжала к замку.

Вызвав по внутренней рации скорую, двое пожарных положили тело все еще находящегося без сознания мистера Адамса в кабину и тронулись с места.

Несмотря на все усилия сэра Роберта и других обитателей замка, им не удавалось сдержать натиск пламени. По оконным рамам огонь уже перекинулся в соседнюю комнату, кабинет мистера Филмора. Его письменный стол, стоявший прямо у окна, был охвачен пламенем. К счастью, пожарные подоспели вовремя. В комнату леди Изабель уже невозможно было зайти, настолько сильным было задымление. Несколько человек в масках тушили ее изнутри, остальные пожарные направляли струи воды снаружи.

Понимая, что они будут только мешать работе пожарных, сэр Роберт вывел всех обитателей на улицу. От одного из спасателей они узнали, что подъехавшая скорая помощь только что увезла Мака Адамса, сбитого по дороге.

Озадаченный появлением бывшего садовника, сэр Роберт оглядел всех. Лицо мисс Литтл приняло торжествующий вид, как бы говоря: «А вы меня не слушали!». Дворецкий лишь покачал головой. В это время Дороти сорвалась с места и кинулась обратно в замок так быстро, что никто не успел ее задержать. Мистер Филмор бросился было за ней, но в густом дыму и среди снующих туда-сюда пожарных он не мог точно сказать, куда именно побежала девушка.

Спустя примерно пять минут Дороти, сильно кашляя, вышла на улицу. В руках у нее были страницы рукописи.

– Мне удалось достать некоторые дневники, – сказала она, подходя к сэру Роберту. – К счастью, большая их часть лежала не на вашем письменном столе.

Мистер Филмор ласково обнял ее за плечи и поцеловал в щеку.


* * *

К сожалению, врачам не удалось спасти Мака Адамса. От полученных травм он скончался в больнице на следующий вечер. Полицейским, прибывшим к нему рано утром, он успел признаться, что пожар в замке – его рук дело. Мак знал, что в пятницу вечером там хозяйничает призрак, и решил, что никто не станет расследовать причину возгорания, приписав это проделкам потустороннего существа.

На следующий день обитатели замка осматривал ущерб, причиненный пожаром, и повреждения от мощных потоков воды. Конечно, больше всего пострадала спальня леди Изабель. Практически вся мебель сгорела полностью, стены были покрыты густым слоем сажи.

Дороти не стояла в стороне. Вместе с сэром Робертом и стариком дворецким она выносила оставшиеся куски мебели.

Подойдя к стене, Дороти схватила краешек обгоревших обоев и потянула на себя. Вместе с почерневшей бумагой отошел огромный пласт штукатурки. Дороти внимательно взглянула на открывшуюся кирпичную стену: прямо по центру шла тоненькая трещина.

– Что здесь было раньше? – громко спросила она, повернувшись к остальным.

– Выглядит, будто кто-то наспех заделывал дыру, – нахмурившись, произнес подошедший сзади сэр Роберт и провел пальцами по стене. – Я помню, что здесь когда-то была ниша. Мать использовала ее как платяной шкаф. После приезда, заходя в эту комнату, я никогда не обращал внимания, что ниши больше нет. Интересно, почему.

С этими словами мужчина сорвал остатки обоев и ударил ногой по стене. Рядом с первой трещиной сразу же побежала вторая. Но когда упало несколько кирпичей, все увидели, что сразу за ними была вторая кладка намного крепче первой. Очевидно, эту нишу было не так-то просто сломать.

Сэр Роберт отошел в раздумьях, не говоря ни слова. Но Дороти видела и чувствовала, что эта ниша не дает ему покоя. Уходя, он оглянулся на стену еще раз, словно что-то задумав.


* * *

Дороти читала, лежа в кровати. Она взглянула на часы: было уже давно за полночь. Девушка хотела было погасить свет, как вдруг отчетливо услышала тихий стук молотка.

Ее рука замерла у ночной лампы. Дороти прислушалась. Кто бы это мог быть в столь поздний час?

Стук не прекращался, поэтому она тихонько вылезла из кровати и выглянула наружу. В одной из комнат далеко по коридору дверь была чуть приоткрыта, и через образовавшуюся щель оттуда проникал свет. Дороти на цыпочках подошла ближе к двери и заглянула внутрь: сэр Роберт с молотком в одной руке и долотом в другой стоял у кирпичной стены.

– Что вы делаете? – непроизвольно вырвалось у Дороти.

Мужчина резко повернулся. Его взгляд, однако, не был сердитым.

– Простите, что разбудил вас, – спокойно сказал он. – Но эта стена не дает мне покоя. Я хочу знать, что скрыто в нише, почему ее замуровали.

Он вновь отвернулся к стене и установил долото в трещину между кирпичами.

Любопытство заставило Дороти остаться. Она зашла в комнату и затворила за собой дверь. Долго ждать ей не пришлось: еще пара ударов – и щель стала намного шире. Влажный затхлый воздух вырвался наружу. Сэр Роберт резко отпрянул.

– Что там? – не выдержала Дороти.

– Я… я не знаю, – ответил мистер Филмор. Ему показалось, будто густые клубы холодного дыма один за другим выскальзывали из образовавшейся трещины. – Меня словно что-то коснулось…

– Ломайте дальше, – Дороти переминалась с ноги на ногу. Ей не терпелось узнать, что же скрывает эта стена.

Еще несколько кирпичей вывалилось наружу, и трещина стала достаточно широкой, чтобы туда можно было заглянуть. Сэр Роберт положил инструменты на пол и взял лежащий неподалеку фонарик.

Осторожно он осветил кирпичную нишу. Когда луч фонаря упал на пол, его рука дрогнула и из груди вырвался слабый стон. Дороти, заглянув ему через плечо, не смогла сдержать крик: на полу в стенной нише лежал человеческий скелет. По красному платью Дороти поняла, что это была женщина.

Теперь сэр Роберт знал наверняка, что случилось с женой его брата.

– Невероятно, – прошептал он, схватившись за голову. – Гидеон просто замуровал ее здесь.

Сбив ногой низкие кирпичи, сэр Роберт присел рядом с мертвой женщиной. По пятнам крови на ее одежде было ясно, что она умерла насильственной смертью. Здесь, в тайном захоронении, за прошедшие с момента ее исчезновения пятнадцать лет тело женщины практически полностью разложилось.

Дороти вздрогнула, вспомнив, что провела несколько ночей в этой комнате, где всего лишь одна стена отделяла ее от убитой хозяйки замка.


* * *

Уже на следующее утро в замок вместе с полицией прибыли криминалисты для расследования происшествия. Судебный эксперт, осмотрев доставленные в морг останки, заключил, что женщина умерла от травмы головы. Очевидно, удар был нанесен неким тупым предметом. Каким именно, сказать было трудно. Все следы уже давно стерло время.

Неясным осталось и то, было ли это преднамеренное убийство или все же несчастный случай. Большинство людей, знавших Гидеона как человека вспыльчивого и агрессивного, склонялись к тому, что после ссоры с женой он, будучи пьян, ударил ее, а затем спрятал тело в стенной нише, а сам объявил Изабель пропавшей без вести.

Теперь, когда его самого уже не было в живых, привлекать к ответственности было некого.

Двумя днями позже Изабель была похоронена в семейном склепе на городском кладбище. Наконец-то ее дух обрел покой. И хотя все обитатели замка с трепетом ждали окончания недели, очередной пятничный вечер прошел непривычно тихо.

В субботу сэр Роберт предложил Дороти съездить с ним на прогулку в горы. Они только что позавтракали и теперь наслаждались прекрасным солнечным утром. Сэр Роберт подошел к Дороти, стоявшей на краю террасы, и бережно положил руки ей на плечи. Дороти вздрогнула от его прикосновения и обернулась.

Удивленная его неожиданным предложением девушка молча согласилась.

– Последнее время мы были заняты моими книгами, – пояснил сэр Роберт, видимо, заметив ее недоуменный взгляд. – Потом эта жуткая… находка в шкафу. Думаю, самое время нам сменить обстановку.

Мужчина ласково посмотрел на нее и наклонился к ее губам. От такой внезапной нежности у Дороти закружилась голова. Ей нравилось чувствовать тепло его тела рядом с собой и его нежные руки, скользящие по спине. Она охотно ответила на его поцелуй.

– Я понял, что влюблен в тебя в первый же день твоего приезда, – прошептал сэр Роберт, оторвавшись от ее губ. – Но потом узнал, что у тебя есть жених, и решил не вставать между вами…

– А как же Изабель? – осторожно спросила Дороти. Ей не хотелось вновь поднимать эту тему, но отношение сэра Роберта к этой женщине тревожило бы ее постоянно. – Ее призрак не будет стоять между нами?

– Нет, – твердо произнес мужчина, лаская тыльной стороной ладони ее щеку. – Теперь, когда ее дух свободен, мои чувства к ней остались далеко в прошлом.

Дороти радостно прильнула к нему, уносясь в мечтах в будущее, которое они проведут вместе.

Читайте в следующем номере


Орландина Колман

Смертельные чары

Девушка нажала на тормоз.

Лиса оскалилась, обнажив два ряда острых зубов, затем оттолкнулась от земли и прыгнула прямо на закричавшую от ужаса Кейси. Заблокированное заднее колесо мотоцикла начертило на асфальте жирный черный след.

Девушка инстинктивно вскинула руки вверх и мгновенно потеряла контроль над мотоциклом. Лиса ударилась всем телом о Кейси. Передние лапы животного попали на ее плечи, когти впились в кожаную куртку. Лиса разинула пасть и попыталась укусить девушку.

Кейси видела, как острые зубы животного скользят по защитному стеклу ее шлема, оставляя на плексигласе глубокие царапины.

В следующее мгновенье мотоцикл ударился о заграждение…


...