Эволюция противолодочных систем отечественных кораблей (fb2)

Эволюция противолодочных систем отечественных кораблей [Авторская версия статьи, опубликованной в журнале «Арсенал» №1, 2012]   (скачать) - Леонид Карякин

Леонид Карякин

Эволюция противолодочных систем отечественных кораблей

Леонид Карякин


Леонид Карякин, 2011 г.

Авторская версия статьи, опубликованной в журнале «Арсенал» №1, 2012 Материал предоставлен автором


Противолодочные системы отечественных кораблей после Второй Мировой войны постоянно совершенствовались, догоняя, а временами превосходя западные разработки. За 60 лет конструкторская мысль прошла путь от шточных бомбометов до современных ракетных комплексов.


В послевоенный период противолодочное оружие кораблей развивалось достаточно интенсивно, как по пути совершенствования традиционных средств, так и по пути создания принципиально новых видов оружия. В довоенное время СССР в этой области значительно отставал от крупнейших морских держав, особенно США и Великобритании. В течение Второй Мировой войны этот разрыв тем более усилился, так как союзники создавали новые более эффективные средства обнаружения и поражения подводных лодок, а в Советском Союзе по ряду причин работы в этом направлении почти не велись. Однако поставки западного вооружения в рамках «ленд-лиза» в некоторой степени компенсировали этот недостаток и в 1941-45 гг. отечественный ВМФ пополнился кораблями, имевшими на вооружение вполне современные противолодочные бомбометные установки и гидролокационные станции.


ПРОТИВОЛОДОЧНОЕ БОМБОМЕТНОЕ ОРУЖИЕ

Советский шточный бомбомет БМБ-1

На момент окончания Второй Мировой войны основным противолодочным оружием являлись глубинные бомбы (ГБ). Их применение обеспечивалось специальными бомбосбрасывателями, устанавливаемыми на корме корабля, либо с помощью специальных установок, которые выстреливали (катапультировали) глубинные бомбы в заданном направлении на несколько десятков метров. ГБ оснащались контактными или гидростатическими взрывателями с заданной глубиной подрыва, которая устанавливалась заранее. После войны на вооружении кораблей советского ВМФ состояли глубинные бомбы типа ББ-1 (масса ВВ 135 кг, глубина применения 100 м, скорость погружения 2,5 м/с) и БМ-1 (масса ВВ 25 кг, глубина применения 100 м, скорость погружения 2,3 м/с), а в 1950 г. была принята на вооружение глубинная бомба БПС с повышенной скоростью погружения (масса ВВ 96 кг, глубина применения 330 м, скорость погружения 4,2 м/с). Увеличение скорости погружения было достигнуто за счет более обтекаемой формы бомбы и установки стабилизатора. Однако простой сброс серии бомб за корму при атаке подводной лодки (ПЛ) противника приводил к потере контакта с ней, поэтому требовались специальные бомбометы, позволяющие атаковать ПЛ с любого направления (обычно по траверзу или прямо по курсу), не теряя с ней гидролокационного контакта.

До 1945 года советский флот располагал шточными бомбометами БМБ-1, разработанными знаменитым советским конструктором минометов Б.И. Шавыриным, которые по своим основным характеристикам примерно соответствовали английским установкам Mk.II. Первые образцы отечественных противолодочных бомбометов, принятые на вооружение после войны, в качестве прототипов имели западные модели: многоствольные Mk10 «Hedgehog» и рельсовые Mk20 и Mk22 «Mousetrap» (с четырьмя и восемью направляющими), показавшие неплохие практические результаты в боевых действиях на море. Однако к моменту принятия их на вооружение (конец 1940-х – начало 1950-х гг.) этот вид вооружения все же морально устарел и не обеспечивал эффективное применение глубинных бомб.


Одностволки и многостволки

Многоствольный бомбомет МБУ-200

Первая советская многоствольная бомбомётная установка МБУ-200 была принята на вооружение эсминцев, сторожевых кораблей и охотников за подводными лодками в 1949 году. Она создавалась в СКБ минометного вооружения под руководством главного конструктора Б.И.Шавырина и фактически воспроизводила британский «Hedgehog». Бомбомет имел прямоугольную платформу с 24 направляющими для глубинных бомб Б-30 разработки НИИ-24 МСХМ. Каждая направляющая имела возможность изменения фиксированного угла подъема. Дальность залповой стрельбы по подводной лодке, движущейся со скоростью до 10 узлов, составляла 185…200 метров, при этом залп укладывался в эллипс размерами 40х50 м. Имелась стабилизация по углу крена, горизонтальное наведение на цель осуществлялось поворотом корабля, стрельба велась только вперед по курсу. Глубинные бомбы Б-30 состояли из корпуса с зарядом (масса ВВ 13 кг) и контактным взрывателем, хвостовой трубы с выбрасывающим патроном и стабилизатором. Управление стрельбой бомбомета производилось из боевой рубки корабля посредством системы приборов ПУСБ-24-200 по данным гидроакустики. Основными носителями были сторожевые корабли пр.50, строившиеся большой серией в 1954-58 гг.

В 1956 году на вооружение была принята установка МБУ-600, являющаяся дальнейшим развитием МБУ-200, созданная под руководством того же конструктора. Дальность стрельбы возросла до 640 м, а эллипс рассеивания бомб в залпе составил 80?45 м. Глубинная бомба Б-30М (масса ВВ 14,4 кг) оснащалась новым контактным взрывателем КВМ. Управление осуществлялось системой приборов ПУСБ-24-600. Обе эти установки имели значительную отдачу при стрельбе, поэтому их размещение на малых кораблях было затруднительно. В частности, МБУ-600 была установлена на морском тральщике пр.264 полным водоизмещением 840 т, но на серийных кораблях пр.264А ее заменили на РБУ-1200 (см. далее).


Бесшточный бомбомет БМБ-2

В 1951 году на вооружение отечественного ВМФ принимается одноствольный бесшточный бомбомет БМБ-2, разработка которого велась в том же СКБ МВ под руководством Б.И.Шавырина. БМБ-2 был более удобен в эксплуатации по сравнению с шточным БМБ-1 военной разработки и мог выстреливать стандартные глубинные бомбы (ББ-1 или БПС) в сторону борта на фиксированную дальность 40, 80 или 120 метров с технической скорострельностью 4 выстрела за 24 секунды. Управление стрельбой велось системой приборов «Шар» или «Шар-У» по данным целеуказания собственных гидроакустических средств корабля. Эти бомбометы устанавливались на различных советских кораблях послевоенной постройки: эскадренных миноносцах пр.30бис, пр.56, сторожевых кораблях пр.42, пр.50, тральщиках пр.254, пр.265.

На этом послевоенное развитие традиционного противолодочного оружия в СССР – глубинных бомб и бомбометов – было фактически завершено. В последующем конструкция существующих глубинных бомб не менялась, разрабатывались только новые взрыватели. Но постоянное увеличение боевых возможностей подводных лодок требовало совершенствования и противолодочного оружия. Это касалось, прежде всего, увеличения дальности стрельбы, как одного из важнейших параметров. Поэтому дальнейшее развитие противолодочного оружия шло по пути создания реактивных бомбомётных установок (РБУ).


Реактивные «охотники»

Бомбометная установка РБУ

Первая отечественная установка РБУ с реактивной глубинной бомбой РБМ была разработана инженерами В. А. Артемьевым и С.Ф. Фонаревым под руководством генерал-майора С.Я. Бодрова еще в 1945 году. Ее принципиальная конструкция повторяла американский бомбомет «Mousetrap» и представляла собой пусковую установку (ПУ) рельсового типа с четырьмя направляющими с постоянным углом возвышения (аналогичную реактивным минометам М-13). Две таких установки размещались в носовой части корабля параллельно диаметральной плоскости, так что их наведение осуществлялось изменением курса. Залп из восьми глубинных бомб осуществлялся на дальность 260 м прямо по курсу и укладывался в эллипс размером 40 х 85 м. Глубинная бомба РБМ имела массу ВВ 25 кг, глубину применения до 210 м, скорость погружения 3,2 м/с. Она представляла собой глубинную бомбу БМ-1 с гидростатическим взрывателем К-3, к которой пристыковывалась хвостовая часть с пороховым зарядом и стабилизаторами.

В 1953 году для установок РБУ и РБУ-1200 была принята на вооружение новая реактивная глубинная бомба РГБ-12 (масса ВВ 32 кг) с дальностью стрельбы 1200-1470 м и скоростью погружения 6…8 м/с. Она комплектовалась гидростатическим взрывателем К-3 (К-3М), а с 1954 года – контактно-дистанционным КДВ, который обеспечивал подрыв на глубинах до 330 м, или при ударе о корпус ПЛ. Эллипс рассеивания составлял 70?120 м. РБУ устанавливалась на охотниках за подводными лодками пр.122А и сторожевых кораблях пр.42, а также некоторых кораблях военной постройки после их капитального ремонта и перевооружения.


Реактивная бомбометная установка РБУ-1200

В 1955 г. на вооружение ВМФ СССР была принята первая послевоенная реактивная бомбометная установка РБУ-1200, разработки НИИ-1, входящая в систему «Ураган». Пятиствольная ПУ с дистанционным вертикальным наведением имела стабилизацию по качке и обеспечивала дальность стрельбы реактивных глубинных бомб РГБ-12 от 400 до 1450 м с эллипсом рассеивания 70 x 120 м. Для новых реактивных бомб РГБ-25 (масса ВВ 25,8 кг, скорость погружения до 11 м/с, глубина применения до 350 м) дальность стрельбы достигала 2500 м. Принципиальным отличием системы являлась возможность автоматического ввода данных о дальности до цели, ее курсе и глубине, полученные от гидролокационной станции, которые обрабатывались посредством приборов управления ПУСРБ «Ураган», а момент стрельбы определялся и производился в автоматическом режиме. Залп одной установки из пяти бомб происходил за 2 секунды. И хотя количества стволов одной РБУ было мало для полноценного залпа, это компенсировалось наличием на корабле сразу нескольких ПУ.

Несмотря на то, что наведение РБУ-1200 в горизонтальной плоскости могло производиться только поворотом корабля, а заряжание пусковой установки было ручное, благодаря своим малым размерам она стала основным противолодочным вооружением советских охотников за подводными лодками пр.122-бис послевоенной постройки, пограничных кораблей и тральщиков пр.266М. Позднее эти установки практически без доработок получили современные отечественные малые противолодочные корабли пр.12412 и пограничные пр.12412П (строились с 1977 по 1994 гг.). РБУ-1200 также поставлялась на экспорт в Китай, Северную Корею, Вьетнам, Румынию, Индию и на Кубу. Кроме того, китайцы, на базе этой установки разработали и серийно производили реактивные бомбометы Тип 62 и Тип 81 (5-ствольные), Тип 3200 (6-ствольные), FQF-2500 (12-ствольные), которыми вооружали корабли собственной постройки.

Первые отечественные РБУ можно сравнить с английским 3-ствольным бомбометом Mk10 «Limbo», который был создан по такому же принципу в 1950 году. Его стабилизированная по качке пусковая установка имела наведение по азимуту и фиксированный вертикальный угол стрельбы. Стрельба велась на дальность от 360 до 910 м по целеуказанию гидроакустической станции Тип 170, при этом система управления автоматически вырабатывала данные по наведению на цель и определяла момент выстрела. Боезапас составлял 51 глубинную бомбу калибра 300 мм и массой 180 кг. В отличие от советской РБУ-1200, английский бомбомет «Limbo» имел механизированную систему заряжания и более мощный боеприпас, а также более совершенную систему управления. Меньшее количество направляющих пусковой установки компенсировалось относительно высокой точностью стрельбы. Бомбомет состоял на вооружении ВМС Великобритании и Канады вплоть до 1980-х годов, когда был окончательно заменен самонаводящейся противолодочной торпедой Мк 44.


Реактивная бомбометная установка РБУ-2500

Следующая отечественная реактивная бомбометная установка, получившая обозначение РБУ-2500, была принята на вооружение в 1957 г. в составе противолодочной системы «Смерч» для залповой и одиночной стрельбы реактивными глубинными бомбами РГБ-25. Разработка велась коллективом НИИ-1 МСХМ (будущий Московский Институт теплотехники – МИТ) под руководством главного конструктора Н.П.Мазурова. Шестнадцатиствольная ПУ с приводами дистанционного наведения и системой стабилизации могла наводиться в двух плоскостях. Дальность стрельбы составляла от 500 до 2800 метров, управление стрельбой осуществлялось системой ПУСРБ «Смерч» с приставкой «Звук». Реактивная глубинная бомба РГБ-25 (масса ВВ 25,8 кг, скорость погружения 11 м/с, глубина применения до 350 м) снабжалась ударно-дистанционным взрывателем УДВ-25. Помимо нее в боекомплект входила бомба-ориентир «Свеча», предназначенная для обозначения места обнаружения ПЛ противника. Позднее, в 1960 году, для РГБ-25 был принят акустический неконтактный взрыватель ВБ-1М активного типа с радиусом реагирования до 6 м и глубиной применения до 400 м, что значительно повысило боевую эффективность системы в целом.

РБУ-2500 стала последней относительно легкой бомбометной установкой с ручным заряжанием. Она устанавливалась на отечественных эскадренных миноносцах пр.31, пр.41, пр.56, пр.56ПЛО, пр.56М, пр.56ЭМ, пр.56А и сторожевых кораблях пр.50ПЛО, пр.159 послевоенной постройки в дополнение к самонаводящимся противолодочным торпедам. Также эта установка поставлялась в Индию, Румынию, Сирию и Вьетнам.


Реактивная противолодочная система «Бурун»

В 1957 году на вооружение ВМФ СССР принимается реактивная противолодочная система «Бурун», разработка которой осуществлялась в той же организации под руководством главного конструктора Н.П. Мазурова. Система предназначалась для залповой стрельбы глубинными реактивными бомбами РКБ из неподвижных шестиствольных пусковых установок РКУ-36У по ПЛ противника за кормой атакующего корабля на дальность 90…114 м. Масса ВВ глубинной бомбы составляла 101 кг, скорость погружения 11,4 м/с, глубина применения 10…355 м, радиус реагирования неконтактного акустического взрывателя ВБ-1М составлял 6 м. Для управления стрельбой использовалась система приборов «Смерч-56», которая вырабатывала момент выстрела, курс и время атаки. Системой «Бурун» вооружались модернизированные эскадренные миноносцы пр. 56ПЛО – две пусковые установки РКУ устанавливалась на корме корабля вместо бомбометов БМБ-2. Однако стрельба за корму, изначально подразумевавшая потерю годролокационного контакта с атакуемой ПЛ была анахронизмом, поэтому система «Бурун» распространения не получила, а в середине 1970-х гг. ее с эсминцев сняли, заменив на РБУ-2500.


Против лодок и торпед

Появление в составе ВМС западных стран атомных подводных лодок, превосходивших дизель-электрические ПЛ по своим боевым возможностям на несколько порядков, привело к быстрому моральному устареванию всех видов неуправляемого противолодочного оружия. Ситуация кардинально изменилась – теперь надводный корабль почти не имел возможности сблизится с атакуемой атомной субмариной для применения глубинных бомб, так как за счет наличия мощной гидроакустики и высокой скорости подводного хода ПЛ противника могла заранее уклониться от атакующего корабля. Теперь требовалось не только обнаружить подводную лодку, но и поразить ее на большой дальности с высокой вероятностью. Такую задачу мог решить лишь принципиально новый вид оружия – управляемые противолодочные ракеты (ПЛУР), разработка которых велась, как у нас, так и за рубежом с конца 1950-х годов.

Реактивная бомбометная установка РБУ-6000

Однако, несмотря на это, реактивно-бомбометное вооружение также продолжало совершенствоваться. Это объяснялось просто: противолодочные ракеты имели значительную мертвую зону, а гидроакустические средства обнаружения надводных кораблей были еще далеки от совершенства и в зависимости от гидрологии моря также имели многочисленные «теневые» зоны в пределах дальности обнаружения. Кроме того, противолодочные торпеды и ракеты практически невозможно было использовать на малых глубинах. Реактивные бомбометы могли вполне эффективно решать свои задачи в этой области, к тому же они имели малое время реакции и являлись потенциальным средством противоторпедной защиты (ПТЗ).

Согласно постановлению Совета Министров СССР от 13 октября 1960 года в НИИ-1 под руководством главного конструктора В.А.Масталыгина были начаты разработкой сразу два новых реактивно-бомбометных комплекса залповой и одиночной стрельбы: «Смерч-2» с установкой РБУ-6000 и реактивной глубинной бомбой РГБ-60 и «Смерч-3» с РБУ-1000 и РГБ-10. Помимо уничтожения подводных лодок они также решали задачи по борьбе с идущими на корабль торпедами. Обе установки были лишены главного недостатка предыдущих образцов – ручного заряжания, для чего были оснащены автоматическим заряжающим устройством для механизированной подачи боезапаса из погреба на пусковую установку (и обратно). РБУ-1000 и РБУ-6000 были приняты на вооружение ВМФ СССР в 1961 году.

Стрельба из РБУ-6000

Система «Смерч-2» состояла из двенадцатиствольной стабилизированной и наводящейся в двух плоскостях установки РБУ-6000, заряжающего устройства, реактивных глубинных бомб РГБ-60 с дальностью стрельбы от 300 до 5800 м и приборов управления стрельбой ПУСБ «Буря» с приставкой «Зуммер». Обеспечивалось дистанционное управление огнем одновременно до четырех установок, значение глубины подрыва вводилось по команде с ГКП, время реакции с момента обнаружения подводной лодки до начала стрельбы составляло 1…2 минуты. Целеуказание осуществлялось от корабельных гидроакустических станций (ГАС) или системы «Дозор-Тюльпан». Электрические силовые приводы наводили пусковую установку по непрерывно выработанным углам и удерживали их на этих углах при стрельбе. Глубинная бомба РГБ-60 имела массу ВВ 23 кг, скорость погружения 11,6 м/с, глубину применения 450 м и оснащалась ударно-дистанционным взрывателем УДВ-60. Взрыв одной бомбы вызывал срабатывание взрывателей бомб залпа в радиусе до 50 м. В 1966 году для оснащения РГБ-60 был разработан и принят на вооружение акустический неконтактный взрыватель активного типа ВБ-2 с радиусом реагирования до 6 м. В 1980-х годах в боекомплект РБУ-6000 ввели, так называемые, глубинные бомбы-отводители «Магнетит», предназначенные для срыва наведения акустических торпед, идущих на корабль.

Реактивная бомбометная установка РБУ-1000

В состав системы «Смерч-3» входила шестиствольная стабилизированная пусковая установка РБУ-1000, аналогичная по конструкции РБУ-6000, заряжающее устройство, реактивные глубинные бомбы РГБ-10 с дальностью стрельбы от 100 до 1000 м и унифицированная система приборов управления «Буря». РГБ-10 была намного мощнее РГБ-60, снабжалась ударно-дистанционным взрывателем УДВ-60, и имела значительную массу ВВ – 97 кг. Взрыв одной бомбы вызывал срабатывание взрывателей бомб залпа в радиусе до 100 м Основным предназначением РБУ-1000, в отличие от РБУ-6000, была противоторпедная защита.

Обе реактивные бомбометные установки получили самое широкое распространение в ВМФ СССР в качестве противолодочного и противоторпедного средства ближнего действия в дополнение к самонаводящимся торпедам и противолодочным ракетам (ракето-торпедам). Так, системой «Смерч-2» оснащались корабли самых разных классов: малые противолодочные пр.1124, пр.1124М, пр.1331М и пр.204, сторожевые пр.159А, пр.35, пр.1135 и пр.1135М, пр.11661К, пограничные пр.1124П, пр.11351, эсминцы пр.56У, пр.56А, пр.57А, большие противолодочные пр.61, пр.61М и МП, пр.1134, пр.1134А и Б, пр.1155, ракетные крейсеры пр.58, пр.1164, пр.1144, авианесущие корабли пр.1123, пр.1143 и другие, а также корабли, поставляемые на экспорт (пр.1159, пр.61МЭ) и построенные за рубежом (Алжир, Болгария, Куба, Индия, Ливия, Польша, Югославия). Системой «Смерч-3» вооружались надводные боевые корабли пр.61, пр.1134, пр.1134А и Б, пр.956, 1144 и корабль комплексного снабжения пр.1833.

В этот же период за рубежом большой серией производился 375-мм реактивный бомбомет шведской фирмы «Bofors», принятый на вооружение в 1954 году. Он имел несколько модификаций, отличающихся количеством направляющих пусковых установок, и поставлялся в различные страны: 2-ствольный вариант – в Бразилию, Египет, Испанию, Индонезию, Малайзию, Марокко, Нигерию; 4-ствольный состоял на вооружении Японии под обозначением Тип 71; 6-ствольный – производился по лицензии французской фирмой «Крезо-Луар» и поставлялся во флоты Бельгии, Франции и Турции. Заряжание производилось специальным механизмом из боеукладки под палубой, боезапас в зависимости от модификации составлял от 12 до 36 реактивных глубинных бомб. Сами бомбы оснащались контактным и неконтактным взрывателями. Стрельба велась на дальность от 300 до 3600 метров по данным гидроакустической станции корабля через автономную систему управления. По сравнению с большинством советских РБУ, шведская установка имела более мощные боеприпасы (масса бомбы 250 кг, масса ВВ – 100 кг.), но значительно уступала в количестве бомб в залпе и имела очень ограниченные возможности по противоторпедной защите.


Стрельба комплекса РПК-8 «Запад» (РБУ-6000)

В связи со стремительным ростом боевых характеристик подводных лодок в конце 1980-х гг. была проведена глубокая модернизация системы «Смерч-2» с оснащением управляемыми боеприпасами для повышения вероятности поражения ПЛ в 8…10 раз по сравнению с обычными глубинными бомбами. Разработка нового противолодочного комплекса, получившего название РПК-8 «Запад», осуществлялась в НПО «Сплав». В целях максимальной унификации пусковая установка РБУ-6000, устройство заряжания и подачи, а также приборы ПУСБ были оставлены прежними. Основным нововведением стала противолодочная ракета 90Р с отделяемым после приводнения гравитационным подводным снарядом, оснащенным миниатюрной гидроакустической системой самонаведения активного типа с дальностью обнаружения ПЛ до 130 м. Дальность стрельбы противолодочной ракетой 90Р составляет от 600 до 4300 м, глубина применения – около 1000 м, масса ВВ – 19,5 кг. Залпом одной пусковой установки обеспечивается поражение подводных лодок всех типов с вероятностью до 80% в пределах указанной дальности и глубины. Помимо этого, РПК-8 имеет также повышенную вероятность поражения идущих на корабль торпед. Управление стрельбой производится с пульта посредством приборов ПУСБ при получении целеуказания от гидроакустических средств обнаружения корабля, время реагирования с момента обнаружения цели составляет 15 с.

Первыми комплекс «Запад» получили сторожевые корабли пр.11540, а на вооружение он был принят приказом министра обороны от 26 ноября 1991 года, то есть уже в новой России. Экспортный вариант РПК-8Э поставлялся в Индию и устанавливался, в частности, на фрегатах типа «Shivalik». В 2004 году ГУП ГНПП «Сплав» разработало модернизированный вариант противолодочной ракеты 90Р1 с улучшенными характеристиками.


Пусковая установка РПК-5 «Ливень»

С конца 1970-х гг. в МИТ МОП (бывший НИИ-1 ГКОТ) под руководством главного конструктора Н.П. Мазурова для флота велась разработка перспективного противолодочного комплекса РПК-5 «Ливень» (также имел обозначение РБУ-10000), сочетающего в себе достоинства неуправляемого и управляемого вооружения. В нем использовалась шестиствольная стабилизированная пусковая установка с автоматическим заряжанием, по конструкции аналогичная РБУ-6000 и РБУ-1000, а в качестве боеприпасов использовались подводные гравитационные снаряды с акустической системой самонаведения активного типа. Движение в воде осуществлялось путем управляемого планирования снаряда под действием силы тяжести, а управление – за счет выдвижных стабилизаторов и рулей по командам системы самонаведения. Испытания комплекса РПК-5 проводились в 1980 году на малом противолодочном корабле МПК-5 пр.1124 и показали его достаточно высокую эффективность. Но, несмотря на все это, «Ливень» так и не был принят в серийное производство, хотя его технические решения были в дальнейшем реализованы в комплексе РПК-8.


Противоторпедный комплекс РКПТЗ-1 «Удав-1»

Так как эффективность существовавших РБУ в борьбе с торпедами в ближней зоне не вполне удовлетворяла ВМФ, почти параллельно с вышеупомянутой разработкой с середины 1970-х гг. в НПО «Сплав» проектировался специализированный противоторпедный комплекс РКПТЗ-1 «Удав-1» (имел также обозначение РБУ-12000). Он состоял из десятиствольной стабилизированной пусковой установки КТ-153М, приборов управления стрельбой 111ПМ, устройства заряжания и подачи конвейерного типа 111УПМ и имел в боекомплекте три вида боеприпасов: снаряд-отводитель 111СО, снаряд-заградитель 111СЗ и глубинный снаряд 111СГ (масса ВВ 80 кг). Дальность стрельбы составляла от 100 до 3000 м, глубина применения – до 600 м. По расчетам, одним залпом комплекса с вероятностью 0,9 обеспечивается срыв атаки прямоидущей торпеды и с вероятностью 0,76 – самонаводящейся торпеды. Помимо противоторпедной защиты «Удав-1» также мог использоваться для уничтожения подводных лодок и подводных диверсионных сил и средств противника. После длительной разработки его приняли на вооружение ВМФ согласно постановлению СМ СССР от 27 декабря 1986 года.

Стоит отметить, что практический опыт учений к тому времени показал, что на эффективность противоторпедной защиты наибольшее влияние оказывают не характеристики огневых средств поражения, а точность и своевременность выдачи целеуказания, то есть основным звеном в этой цепочке являются системы обнаружения. Зарубежные специалисты давно придерживались именно такого взгляда, поэтому в иностранных флотах, как правило, в ПТЗ предпочитались средства гидроакустического противодействия, эффективность которых не зависит от средств обнаружения. Тем не менее, такие средства, представленные созданием различных помех и отвлекающих ловушек, малоэффективны против торпед с системами наведения на кильватерную струю, поэтому само по себе создание в СССР комплексов активной ПТЗ являлось крупным научным достижением, до сих пор не превзойденным в мировой практике.

Комплекс «Удав-1» получили на вооружение атомные ракетные крейсеры пр.11442, большой противолодочный корабль пр.11551, авианесущий крейсер пр.11435 (а также планировалось установить его на последующие, так и не достроенные, проекты 11436 и 11437). Работа комплекса обеспечивается гидроакустической станцией обнаружения торпед и построена на принципе постановки на пути следования атакующей торпеды нескольких «дрейфующих завес» различных типов. Так, «завеса» из реактивных снарядов-отводителей создает гидроакустическую ложную цель, воздействующую на систему самонаведения торпеды, «завеса» из снарядов-заградителей применяется для дистанционного минирования водного участка на пути движения торпеды с ее подрывом, а при прорыве торпедой указанных двух завес производится стрельба глубинными снарядами на поражение. 2 ноября 2001 года согласно приказу Главкома ВМФ России на вооружение был принят модернизированный комплекс «Удав-1М». Для него вместо глубинного снаряда и снаряда-заградителя был разработан единый универсальный заградительно-глубинный снаряд 111СЗГ, выполняющий одну из двух задач в зависимости от способа применения, а также новый снаряд-отводитель 111СО2.


Специальный «Пакет»

Стрельба комплекса «Пакет-НК»

Малогабаритная торпеда МТТ

Дальнейшее развитие отечественных противоторпедных систем вылилось в создание принципиально нового комплекса «Пакет-НК», разработанного ГНПП «Регион» совместно НИИ «Мортеплотехники». В его основе лежит опыт создания авиационных реактивных торпед, то есть эволюция классических РБУ как средства ПЛО и ПТЗ к настоящему времени фактически завершилась.

Комплекс «Пакет-НК» предназначен для уничтожения подводных лодок и торпед в ближней зоне и состоит из автоматизированной системы управления, гидроакустической станции целеуказания «Пакет-А», пусковых установок и малогабаритных торпед двух типов. Тепловая малогабаритная торпеда МТТ калибра 324 мм с двухплоскостной акустической системой самонаведения предназначена для уничтожения подводных лодок на глубинах до 600 м, имеет дальность хода до 20 км, скорость до 50 узлов (в режиме поиска 30 узлов) и массу ВВ 60 кг. Реактивная противоторпеда АТ такого же калибра предназначена для уничтожения торпед, атакующих корабль на дальностях до 1400 м и глубинах до 800 м. Она имеет скорость хода 50 уз, массу ВВ боевой части 80 кг и оснащена акустической системой самонаведения на конечном участке и инерциальной на начальном. Унифицированная пусковая установка СМ-588 модульного типа имеет наведение по азимуту и может комплектоваться одной, двумя, четырьмя или восемью пусковыми трубами. Обнаружение, классификация и определение параметров движения атакующих корабль торпед и подводных лодок, а также выработка целеуказания по данным корабельных гидроакустических средств, предстартовая подготовка, ввод данных в бортовую систему МТТ и АТ, управление пусковыми установками производится комплексом автоматически. Выстрел производится пороховым аккумулятором давления.

В 2010 году комплекс «Пакет-НК» был принят на вооружение ВМФ России и к 2011-2012 гг. ожидается его серийная поставка для оснащения перспективных эсминцев пр.20380 и фрегатов пр.22350.



ПРОТИВОЛОДОЧНЫЕ РАКЕТНЫЕ КОМПЛЕКСЫ

Как уже упоминалось, с появлением в 1950-х годах атомных подводных лодок потребовались новые системы вооружения, способные поражать подводные цели на большой дальности. В СССР работы в этом направлении были начаты согласно постановлению Совета Министров от 13 октября 1960 года, которое, помимо всего прочего, предусматривало создание новых управляемых ракетных комплексов для вооружения надводных кораблей и ПЛ. Особую тревогу у советского руководства вызывали американские атомные подводные лодки, вооруженные баллистическими ракетами «Поларис А-1», способные наносить из-под воды удары по промышленным и военным объектам на территории СССР. Это заставило серьезно задуматься об организации противолодочной обороны (ПЛО), на что были брошены значительные средства.

Надо сказать, что этот период совпал с переменой взглядов руководства на роль Военно-Морского флота: из строя начали активно выводиться крупные артиллерийские корабли, а взамен строились оснащенные первыми противокорабельными и зенитными управляемыми ракетами эсминцы, а также противолодочные вертолетоносцы и большие противолодочные корабли. Последние предназначались специально для слежения в Мировом океане за ракетными подводными лодками ВМС западных стран для их последующего уничтожения в случае войны. Оснащение таких кораблей противолодочными ракетными комплексами позволяло не только увеличить досягаемость огневого воздействия, но и значительно сократить время доставки боеприпаса в район подводной цели по сравнению с противолодочными торпедами, имеющими значительно меньшую скорость и дальность хода.

Первое поколение отечественных противолодочных ракетных комплексов (ПЛРК) создавалось с учетом активного внедрения во все виды вооруженных сил ядерного оружия, то есть в качестве боевой части предусматривался только «специальный» боеприпас – ядерная боевая часть (ЯБЧ). Исключение составлял малогабаритный комплекс «Пурга» с дальностью всего 8…9 км, разработка которого велась в ГСКБ-47 и НИИ-1, но в декабре 1964 года все работы по нему были прекращены.


Ракета со «спецбоеприпасом»

Пусковая установка РПК-1 «Вихрь»

Первым ПЛРК, созданным для надводных кораблей под руководством Н.П. Мазурова, стал комплекс РПК-1 «Вихрь», принятый на вооружение в 1968 году. Головным разработчиком был НИИ-1 ГКОТ (с 1966 г. – МИТ), помимо которого в создании комплекса принимали участие еще несколько организаций: НИИ-6, НИИ-9, НИИ-2, ЦКБ-209 и другие. РПК-1 включал баллистическую неуправляемую твердотопливную ракету 82Р с ядерной боевой частью, двухбалочную наводящуюся пусковую установку МС-18, устройство хранения и подачи боезапаса барабанного типа на 8 ракет и систему управления ПУСТБ-1123 «Спрут». В качестве носителей комплекса были выбраны противолодочные вертолетоносцы пр.1123, постройка которых началась с 1962 года.

Одиночная или залповая стрельба по ПЛ ракетами 82Р предусматривалась по целеуказанию от гидроакустического комплекса корабля или от внешних источников – палубных вертолетов, оснащенных ГАС, гидроакустических буев или других кораблей. Приборы системы управления (СУ) обрабатывали полученные данные и выдавали команды на наведение пусковой установки по азимуту и углу места. Дальность стрельбы составляла от 10 до 25 км, взрыв боевой части происходил после приводнения на глубине от 0 до 200 м, при этом подводная лодка уничтожалась на всех реальных глубинах погружения. При стрельбе на максимальную дальность расчетное круговое вероятное отклонение составляло 1200 метров, но это компенсировалось большим радиусом действия ядерного заряда. При необходимости стрельбу можно было вести и по надводным целям.

Серийное производство противолодочных ракет 82Р было начато в 1964 году, тогда же проходил и первый этап Государственных испытаний на полигоне с наземной пусковой установки и специально переоборудованном сторожевом корабле СКР-1 проекта 159 на Черном море. Второй этап Государственных испытаний проводился уже на противолодочном крейсере «Москва» (головном пр.1123) с 1967 года, а через год комплекс «Вихрь» официально приняли на вооружение. Помимо двух кораблей пр.1123 его также получили три тяжелых авианесущих крейсера пр.1143, основная задача которых считалась борьба с подводными лодками в океанской зоне.

Если сравнивать боевые возможности РПК-1 с его американским аналогом того же времени «Asroc» (1961 г.), то советский комплекс имел преимущество по дальности (25 км против 10). Но это справедливо только для варианта с ядерной БЧ, а если сравнивать с модификацией ПЛРК «Asroc», имевшей в качестве боевой части противолодочную малогабаритную торпеду (МГТ), здесь значительное преимущество оставалось за американцами, так как это уже было управляемое оружие. Советский же комплекс, по сути, представлял собой этакую «гигантскую ядерную РБУ», так как его ракета в полете не управлялась, а боевая часть была свободнопадающей. Именно поэтому РПК-1 широкого распространения не получил, хотя полезная нагрузка ракеты позволяла оснастить ее МГТ, и в дальнейшем даже велись попытки разработать такой комплекс под шифром «Вихрь-М», но к тому времени появились ПЛРК нового поколения.


Торпеды над волнами

Твердотопливная ракета 81Р комплекса РПК-2 «Вьюга»

Первым отечественным ПЛРК для оснащения подводных лодок стал РПК-2 «Вьюга», разработка которого велась под руководством Л.В. Люльева в свердловском ОКБ-8 (впоследствии – МКБ «Новатор») с июля 1964 года, хотя первоначально головным разработчиком было ОКБ-9. По основным техническим решениям РПК-2 повторял РПК-1. В состав комплекса входила твердотопливная ракета 81Р, выстреливаемая из торпедного аппарата ПЛ, и система приборов управления стрельбой. Первоначально предусматривалось создание ракеты в двух вариантах для стрельбы из торпедных аппаратов разного калибра: 533-мм (длина 8,2 м, БЧ – ядерная) и 650-мм (длина 11,3 м, БЧ – малогабаритная торпеда с дальностью хода 8…10 км). Государственные испытания 533-мм ракет планировались в IV квартале 1965 года, а 650-мм – в 1966 году, но решением ВПК от 4 марта 1964 года было решено работы по 650-мм ракете прекратить, а испытания 533-мм были продолжены, правда, со значительным отставанием от графика.

Дальность стрельбы комплекса «Вьюга» составляла от 10 до 40 км. Ракета выстреливалась из торпедного аппарата ПЛ с глубины приблизительно 50 м, после чего раскрывались решетчатые стабилизаторы, происходил разворот на подводном участке траектории и следовал выход из воды. Полет проходил по баллистической траектории с управлением от бортовой автономной инерциальной системой, которая осуществляла стабилизацию и в зависимости от требуемой дальности полета, определенной перед запуском системой управления комплекса, определяла момент включения двигателя. В качестве боевой части использовался ядерный заряд, позволявший уничтожать подводные лодки противника на всех существующих глубинах погружения. Кроме того, имелась возможность стрельбы и по надводным целям, как у РПК-1.

В 1969 году комплекс РПК-2 «Вьюга» был принят на вооружение советского ВМФ. Его получили атомные торпедные подводные лодки пр.671РТ, 705 и 671РТМ. По своим характеристикам и боевым возможностям ПЛРК «Вьюга» был близок американскому «Subroc» (1965 г.), который также имел ядерную БЧ, но несколько уступал ему в дальности стрельбы (40 км против 55).


Пуск ракеты комплекса УРПК-3 «Метель»

Крылатая ракета 85Р комплекса УРПК-3 «Метель»

Следующее поколение советских противолодочных комплексов создавалось уже с учетом того, что вероятность всеобщего ядерного конфликта между сверхдержавами, который некоторыми считался неизбежным, снижалась и предпочтение отдавалось средствам поражения с обычными неядерными боевыми частями. Это предопределило оснащение новых противолодочных ракет малогабаритными самонаводящимися торпедами, которые могли уничтожать подводные лодки противника с высокой вероятностью на всех глубинах, особенно с учетом их залповой стрельбы. На этот раз в качестве средств доставки МГТ были выбраны не баллистические, а крылатые ракеты, позволявшие значительно увеличить дальность полета. Появился даже новый термин – ракето-торпеда.

Первый отечественный ПЛРК второго поколения, получивший название УРПК-3 «Метель» с управляемой крылатой ракетой 85Р, был начат разработкой согласно постановлению Правительства от 30 апреля 1965 года. Головным разработчиком комплекса определялся ВНИИ радиоэлектроники (будущий ВНИИ «Альтаир» МСП) с главным конструктором Г.Н.Волгиным, ракету проектировало МКБ «Радуга» под руководством А.Я.Березняка, а самонаводящуюся торпеду АТ-2УМ – НИИ «Гидроприбор» МСП (бывшее НИИ-400 КГС) под руководством B.C. Осипова. Так как УРПК-3 изначально предполагалось устанавливать на большие противолодочные корабли пр.1134А, вооруженные зенитным ракетным комплексом М-11 «Шторм», то было принято решение о доработке его системы управления «Гром» для обеспечения стрельбы двумя видами боезапаса – зенитными и противолодочными ракетами. Для кораблей, не имеющих ЗРК «Шторм» параллельно создавалась модификация УРПК-4 с автономной системой управления «Муссон» под руководством Ю.М. Бабкина. В обоих вариантах использовалась одна и та же управляемая твердотопливная крылатая ракета 85Р с бортовой аппаратурой «Гравюра-МТ», к которой снизу в обтекаемом контейнере подвешивалась противолодочная торпеда.

Запуск ракет комплекса УРПК-3 осуществлялся из неподвижных четырехконтейнерных пусковых установок КТ-100, расположенных на корабле побортно. Для УРПК-4 была создана наводящаяся ПУ КТ-106 с четырьмя контейнерами, расположенными в одной плоскости, а позже специально для атомного ракетного крейсера пр.1144 разработали двухконтейнерную ПУ с системой перезаряжания и хранения дополнительного боезапаса.

Применение комплекса «Метель» осуществлялась по данным целеуказания от собственного гидроакустического комплекса корабля или внешних источников (надводные корабли, вертолеты, гидроакустические буи) на дальностях от 6 до 50 км. Система управления «Гром-М» (или «Муссон») вырабатывала текущие координаты и параметры движения подводной цели, осуществляла предстартовую подготовку, а после запуска производила управление ракетой в полете и коррекцию траектории. По команде корабельной СУ самонаводящаяся торпеда АТ-2УМ отделялась от ракеты в расчетной точке и приводнялась на парашюте в предполагаемом месте нахождения цели. После достижения заданной глубины торпеда осуществляла циркуляционный поиск цели акустической двухплоскостной системой самонаведения (радиус реагирования 1000 м по активному каналу), наводилась на цель и поражала ее. Электрическая торпеда АТ-2УМ могла применяться на глубинах до 400 м, имела скорость 40 узлов (23 узла в режиме поиска), дальность хода 8 км, массу заряда ВВ – 100 кг.

Испытания системы управления комплекса «Метель» начались в 1968 г. на черноморском полигоне, а через год с береговой стартовой позиции были проведены летно-конструкторские испытания ракеты. В 1970-71 гг. комплекс успешно прошел Государственные испытания на головном корабле пр.1134А «Кронштадт» на Черном море в объеме 10 пусков, а 28 апреля 1973 года согласно постановлению Правительства СССР комплексы УРПК-3 (с СУ «Гром-М») и УРПК-4 (с СУ «Муссон») были приняты на вооружение ВМФ. Ими оснащались большие противолодочные корабли пр.1134А и 1134Б, сторожевые корабли пр.1135, 1135М и головной атомный ракетный крейсер «Киров» пр.1144. По сравнению с БПК пр.61, оснащенными в качестве противолодочного вооружения лишь торпедами и РБУ, новые корабли получили значительное преимущество в борьбе с ПЛ противника. Серийное производство ракет 85Р велось с 1970 года.

Комплекс «Метель» можно сравнить с зарубежными аналогами, использующими для доставки МГТ крылатую ракету: «Ikara» (Англия-Автралия, 1963 г.) с дальностью 24 км и «Malafon» (Франция, 1965 г.) с дальностью 18 км. По основным параметрам – дальность стрельбы, скорость полета, точность системы управления, отечественный ПЛРК их превосходит, а по характеристикам противолодочных торпед они примерно равны.


Пусковая установка универсального комплекса УРК-5 «Раструб»

С 1978 года ВНИИ «Альтаир» во главе с В.К.Новиковым совместно с МКБ «Радуга» на базе ПЛРК «Метель» вело разработку универсального комплекса УРК-5 «Раструб». Основным его отличием от УРПК-3/4 стала возможность нанесения ударов как по подводным, так и по надводным целям. Для этого модернизированная крылатая ракета 85РУ оснащалась тепловой головкой самонаведения «Дрофа-МТ» и дополнительной боевой частью, которую разместили в носовой части подфюзеляжного контейнера для МГТ. После изготовления первых образцов и проведения летно-конструкторских испытаний модернизированных комплексов в 1987 году на вооружение советского ВМФ были приняты комплексы УРК-5 «Раструб-А» (на базе СУ «Гром-М») и «Раструб-Б» (на базе СУ «Муссон»). Помимо уже существующих кораблей с ПЛРК «Метель», которые перевооружили на УРК-5, новым комплексом также оснастили большие противолодочные корабли нового поколения пр.1155, строившиеся в 1980-91 гг.

В 1982 году во ВНИИ «Альтаир» под руководством главного конструктора В.П. Линькова проводились работы по теме «Плёс» с модернизацией бортовой системы управления ракеты с целью обеспечения автономного (без телеуправления) наведения. В результате был создан комплекс УРК-5УТТХ с ракетой 85РУМ, который прошел успешные летно-конструкторские и Государственные испытания на двух кораблях пр.1135 в 1987 году. Основным достоинством этого комплекса является возможность автономного наведения запущенных ракет в условиях сильного радиоэлектронного противодействия или при выходе из строя бортовых радиолокационных средств корабля.


Из-под воды – под воду

Ракета 83Р комплекса РПК-6 «Водопад»

В декабре 1969 года вышло постановление Совета Министров о создании противолодочного ракетного комплекса РПК-6 «Водопад» с ракетами 83Р (МГТ в качестве боевой части) и 84Р (с ядерной БЧ) для оснащения подводных лодок. Головным разработчиком было принято свердловское ОКБ «Новатор» под руководством главного конструктора В.Л. Люльева, а противолодочную малогабаритную торпеду УМГТ-1 создавало НПО «Уран» МСП во главе с главным конструктором В.А. Левиным. Поскольку разработчики находились в очень жестких габаритных ограничениях стандартного 533-мм торпедного аппарата, фактически пришлось развивать уже имеющуюся ракету 81Р комплекса «Вихрь», ограничив дальность стрельбы 40 километрами.

Стрельба ракетами 83Р осуществлялась из-под воды по данным целеуказания собственных гидроакустических средств подводной лодки. После выстрела раскрывались стабилизаторы и ракета осуществляла выход на поверхность, после чего запускался маршевый двигатель и происходил полет по баллистической траектории. В расчетной точке МГТ отделялась от ракеты и приводнялась на парашюте, а затем осуществляла на заданной глубине циркуляционный поиск цели с помощью двухплоскостной акустической активно-пассивной системы самонаведения (дальность 1500 м). Электрическая торпеда УМГТ-1 имела глубину применения до 500 м, дальность хода 8 км, скорость хода 41 узел, массу ВВ боевой части 60 кг.

Ракета 86Р комплекса РПК-7 «Ветер»

После продолжительной разработки и испытаний РПК-6 был принят на вооружение в 1981 году и им стали оснащать практически все серийные атомные подводные лодки того времени. Если сравнивать советский комплекс «Водопад» с его зарубежным аналогом – американским «Subroc», то сразу будет видно преимущество первого, так как переоснащение «Subroc» с ядерной боевой частью на МГТ так и не состоялось. Правда здесь главную роль сыграл разный подход к вопросам применения противолодочного оружия.

В 1984 году на вооружение ВМФ СССР поступил противолодочный комплекс РПК-7 «Ветер», созданный в ОКБ «Новатор» под руководством того же главного конструктора. По своей конструкции и техническим решениям он был аналогичен РПК-6, но имел более мощные ракеты 86Р (с МГТ) и 88Р (с ЯБЧ), которые запускались из 650-мм торпедных аппаратов подводных лодок. Дальность стрельбы этого ПЛРК возросла до 80 км, а в качестве БЧ использовалась унифицированная противолодочная торпеда УМГТ-1 или ядерный заряд.


Новое поколение

Надо сказать, что отказ ВМФ СССР от относительно компактных противолодочных комплексов на базе баллистических ракет для надводных кораблей оказался ошибочным, так как в дальнейшем выяснилось, что даже при значительном уровне развития гидроакустики конца 1980-х годов, дальность стрельбы ПЛРК, разработанных в 1960-х гг. не могла реализоваться в полном объеме. Кроме того, довольно крупногабаритные крылатые ракеты и пусковые установки для них не позволяли разместить на кораблях другое вооружение. Таким образом, от уже отработанных корабельных комплексов «Метель» и «Раструб» пришлось возвращаться к менее габаритным и менее дальнобойным баллистическим ракетам. Поскольку время уже было упущено, для ускорения работ было решено приспособить на надводных кораблях противолодочные ракеты комплекса «Водопад», поручив эту работу тому же ОКБ «Новатор»

Пуск ракеты 83РН комплекса «Водопад-НК»

В состав корабельного противолодочного ракетного комплекса, получившего название «Водопад-НК», помимо модифицированных торпед 83РН (с МГТ) и 84РН (с ЯБЧ) и системы управления стрельбой входит также универсальная пусковая установка, предназначенная для стрельбы как противолодочными ракетами, так и 533-мм самонаводящимися торпедами. Так как доработка ракеты была минимальная, то при запуске из ПУ она сначала приводняется и, проходя под водой некоторое расстояние, выходит на поверхность, после чего запускается маршевый двигатель и далее полет происходит так же, как и у комплекса «Водопад» с последующим приводнением противолодочной торпеды в заданной точке.

ПЛРК «Водопад-НК» получили на вооружение атомные ракетные крейсеры пр.11442, сторожевые корабли пр.11540 и большой противолодочный корабль пр.11551. Более широкому распространению помешал развал СССР в 1991 году. За рубежом подобные комплексы не создавались, так что «Водопад» является уникальным в своем роде. Но здесь нужно отметить, что еще с 1970-х гг. в других странах мира (в том числе и в США) новые ПЛРК вообще не разрабатывались, а те, что уже были, хотя и проходили модернизации, имели небольшую дальность стрельбы (в пределах 10…20 км). Это объяснялось тем, что зарубежные специалисты считали нерациональным кардинально повышать характеристики (а значит и габариты) корабельных гидроакустических станций (ГАС), в то время как небольшие ГАС имеют небольшую дальность обнаружения. Таким образом, дальность стрельбы противолодочного оружия должна обеспечиваться собственными средствами целеуказания, то есть должна быть небольшой – соответствующей дальности действия ГАС. А в дальней зоне противолодочные задачи должны решать вертолёты и самолёты (как палубные, так и берегового базирования). Даже если зарубежные корабли и оснащались мощными ГАС, то подход к этому вопросу оставался прежним, так как там считали что для достижения необходимой для стрельбы точности затраты на разработку и производство таких станций были бы неприемлемыми. К тому же после принятия на вооружение дальноходных телеуправляемых торпед от развития ПЛРК для подводных лодок за рубежом также отказались, так как считалось, что обеспечить высокую вероятность поражения ПЛ противника дальнобойной ракетой без ядерного заряда было невозможно. При запуске же противолодочной ракеты с МГТ стреляющая ПЛ демаскируется, а значит цель успеет вовремя уклониться и поставить помехи. В отличие от ракеты телеуправляемая торпеда обладает возможностью постоянно отслеживать маневры атакуемой цели, поэтому уклониться от нее значительно сложнее.


Ракета 87Р комплекса РПК-9 «Медведка»

Пуск ракеты комплекса «Медведка»

Тем не менее, по постановлению Правительства от 5 июня 1981 года в Московском институте теплотехники под руководством главного конструктора Н.П. Мазурова, а затем – В.Н. Агафонова, была начата разработка малогабаритного ПЛРК РПК-9 «Медведка» с противолодочной ракетой 87Р. Стрельба должна была осуществляться из наводимой по азимуту нестабилизированной пусковой установки с фиксированным углом старта на дальность от 1,6 до 20,5 км. Особенностью комплекса было то, что его можно было размещать на надводных кораблях водоизмещением от 350 тонн (в том числе и кораблях с динамическими принципами поддержания). В качестве боевой части применялась малогабаритная самонаводящаяся торпеда МПТ-1У, разработанная в ЦНИИ «Гидроприбор». Помимо твердотопливной противолодочной ракеты и четырехконтейнерной пусковой установки, разработанной в КБМ, в состав комплекса входит система управления стрельбой, загрузочное устройство и комплект учебно-тренировочных средств.

Твёрдотопливная ракета 87Р оснащена устройством обнуления тяги, позволяющим регулировать дальность, обеспечивая отсутствие «мертвых зон» при стрельбе на малые дистанции. Аэродинамическая устойчивость в полете обеспечивается раскрывающимися при выходе из пусковой установки стабилизаторами. Противолодочная торпеда МПТ-1У расположена под обтекателем головной части ракеты. После запуска ракеты и достижения ею заданной точки траектории, торпеда отделяется от ракеты и приводняется на парашюте. Она обеспечивает поражение подводных целей на глубинах от 15 до 500 м. Масса ВВ боевой части составляет 80 кг, система самонаведения – двухплоскостная акустическая, активно-пассивная.

Первые испытания комплекса проходили на Черном море на феодосийском полигоне с берега, а затем и борта корабля на подводных крыльях пр.1141. При отработке подтвердились изначально заложенные высокие тактико-технические характеристики комплекса. Вскоре распался СССР и ввиду полного отсутствия финансирования испытания прекратились. В 1990-х года корабль пр.1141 был списан, а летом 2000 года демонтированный с него комплекс «Медведка» был размещён на берегу. Но, по-видимому, дальнейшая его отработка была приостановлена, хотя первоначально комплексом РПК-9 (или его улучшенной модификацией) предполагалось оснастить так и не достроенный перспективный корабль пр.12441. Кроме того, начиная с 1993 года «Медведку» предлагали на экспорт инозаказчикам, но покупателей за рубежом так и не нашлось.


Конкурентный «Калибр»

В 1990 году в США был принята на вооружение очередная модификация ПЛРК, получившая название Asroc-VLA. Его основным отличием стала модернизированная ракета RUM-139, предназначенная для вертикального запуска из универсальных ПУ Мк41 современных и перспективных кораблей. Также при модернизации комплекса значительное внимание было уделено повышению его боевой эффективности, снижению времени реакции и комплексированию с современными системами боевого управления. Дальность стрельбы составила от 900 м до 14 км, в качестве боевой части используется новая противолодочная МГТ Мк46 мод.5А, целеуказание обеспечивается бортовыми корабельными ГАС или через вертолетную систему LAMPS.

Противолодочная ракета 91РЭ1 комплекса «Калибр»

Противолодочная ракета 91РЭТ2 комплекса «Калибр»

Установка вертикального пуска 3С14

В новой России, не смотря на небывалый кризис, разразившийся в стране, в конце 1990-х также приступили к работам над перспективным ПЛРК с вертикальным стартом. Противолодочный ракетный комплекс последнего поколения создавался екатеринбургским ОКБ «Новатор». Для него были разработаны две унифицированные противолодочные управляемые ракеты: 91РЭТ2 для надводных кораблей и 91РЭ1 для ПЛ, входящие в состав многоцелевого комплекса «Калибр» (экспортное название «Club»). Для размещения на надводных кораблях предназначается комплекс «Калибр-НК», а на подводных лодках – «Калибр-ПЛ». Впервые в отечественной практике в состав одного комплекса были включены ракеты различного назначения (для поражения наземных, надводных и подводных целей) и единая универсальная система управления 3Р14Н. Помимо ракет и СУ в состав комплекса «Калибр» входят установки вертикального пуска 3С14У(УК) на 4 или 8 ракет (для НК), комплект средств погрузки и универсальный комплекс наземного оборудования. Универсальная ПУ и приборы системы управления интегрированы в единый универсальный корабельный стрельбовый комплекс 3Р14УКСК, который может устанавливаться на боевые корабли различных классов – от корвета до крейсера.

Разработка осуществлялось с учетом богатого опыта по проектированию ПЛРК «Вьюга» и «Водопад». Первоначально новая противолодочная двухступенчатая ракета 91РЭ, оснащенная в качестве БЧ малогабаритной торпедой АПР-3М или МПТ-1УМ, рассматривалась самостоятельно в противолодочном ракето-торпедном комплексе для перспективных дизельных подводных лодок пр.636М и пр.677. Но сейчас она входит в состав комплекса «Калибр» как унифицированная для вооружения надводных кораблей и подводных лодок. Основное отличие 91РЭТ2 от 91РЭ1 состоит в конструкции стартово-разгонной ступени, так как первая запускается из 533-мм торпедного аппарата ПЛ, а вторая – из корабельной установки вертикального пуска. Дальность стрельбы составляет от 5 до 40 км для надводных кораблей, а для подводных лодок – 35…50 км (в зависимости от глубины запуска).

Пуск ракеты 91РЭ1 происходит с глубины до 150 м при скорости подводной лодки до 15 узлов. Твердотопливный двигатель первой ступени обеспечивает движение на подводном участке траектории, выход из-под воды и набор высоты, после чего он отделяется и запускается двигатель второй ступени, который обеспечивает управляемый полет ракеты в расчетную точку, определенную системой управления перед запуском по данным средств целеуказания. В этой точке происходит отделение и приводнение противолодочной торпеды АПР-3М (с реактивным двигателем) или МПТ-1УМ (электрическая винтовая), которая производит самостоятельный поиск, наведение на цель и ее поражение. Надо сказать, что в экспортной версии комплекса предусмотрено применение МГТ западного производства. Применение ракеты 91РЭТ2 аналогичное, только запуск осуществляется вертикально с надводного корабля с последующим доворотом в сторону цели.

Испытания ракет комплекса «Калибр-ПЛ» проводились в 2000 году с борта подводных лодок Северного и Балтийского флотов. Первыми серийными кораблями, оснащенными экспортной модификацией «Club-N» стали индийские фрегаты типа «Talwar» пр.11356 российской постройки, оснащенные унифицированными пусковыми установками для ПКР и ПЛУР. Комплексом «Club-S» оснастили индийские дизель-электрические подводные лодки пр.877ЭКМ российской постройки во время их планового ремонта, а также поставленные в Китай, Алжир и Вьетнам российские ПЛ проекта 636М. В ближайшем будущем комплексом «Калибр-НК» планируется оснастить перспективные российские фрегаты проектов 22350 и 11356, подводные лодки пр.677, а также перспективные эсминцы пр.20380, закладка которых намечена на 2012 год.




Оглавление

  • ПРОТИВОЛОДОЧНОЕ БОМБОМЕТНОЕ ОРУЖИЕ
  • Одностволки и многостволки
  • Реактивные «охотники»
  • Против лодок и торпед
  • Специальный «Пакет»
  • ПРОТИВОЛОДОЧНЫЕ РАКЕТНЫЕ КОМПЛЕКСЫ
  • Ракета со «спецбоеприпасом»
  • Торпеды над волнами
  • Из-под воды – под воду
  • Новое поколение
  • Конкурентный «Калибр»